КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604293 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239554
Пользователей - 109466

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Я стану Императором. Книга V [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Я стану Императором. Книга V (а.с. Император может быть только один -5) 803 Кб, 237с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юрий Винокуров

Настройки текста:



Пролог

Настоящее время

9024 год от основания Империи

Планета: Земля

Принадлежность: Империя

Потолок тронного зала скрывался во мгле. Императорский Дворец был самым высоким сооружением не только в имперской Столице, но и, вообще, на всей планете. Технологии Старой Земли позволили построить такое монументальное сооружение, что шпили Дворца не всегда можно было рассмотреть даже в безоблачную погоду.

Это было не просто здание, это было полностью автономное сооружение, показывающее каждому человеку мощь Императора, подавляющее волю и вызывающее благоговейный восторг. Собственная система рециркуляции и обновления воздуха внутри Дворца позволяла находиться внутри без защитных масок, что было невозможно на остальной поверхности умирающей планеты.

Прошли тысячелетия с тех пор, как прародина человечества могла обеспечить своим детям приемлемое существование. По-хорошему, эту планету давно нужно было бросить и забыть, как дряхлого родителя, выпустившего своих детей в «свободное плавание».

Безжалостная эксплуатация «матери» Земли, многочисленные войны и бесчисленные климатические катастрофы, глобальное потепление, последующий ледниковый период — изменили привычные линии континентов, сделав их неузнаваемыми.

Некогда голубая планета, сейчас, потеряв 90 процентов воды и атмосферы, выглядела из космоса «близнецом» Марса — безжизненные земли, по которым прокатывались пылевые бури и полное отсутствие флоры и фауны вне защищенных периметров немногочисленных городов.

Несколько попыток терраформирования не привели к нужному результату и, в один момент, люди сдались, а планета осталась частично обитаемой исключительно из-за прихоти Императора, который считал Землю неким талисманом, без которой Империи никогда бы не возникло.

Была ли это блажь правителя или просто дань уважения дряхлой «Матери», но такова была воля Императора. И теперь огромные силы и средства ежедневно тратились только на поддержание жизнеспособности оставшихся человеческих поселений.

Фактически, кроме Императорского Дворца, на Земле остались лишь резиденции самых влиятельных Линий, которые располагались географически в местах бывших столиц их прародителей. Такова была воля Императора, с которым никто не смел спорить.

Маркус Клей, советник 2-го ранга был уже очень старым человеком. Когда-то, мощный «энергетик», нёсший Слово Императора по всей Империи, уже более десяти лет не применял свой Дар, чтобы не быть сожранным Хаосом. Однако, хоть его и подводило, иногда, его дряхлое тело, ум его был также остр и быстр, как в молодости. Поэтому, он по праву занимал своё место в совете Императора.

Заседание Совета подходило к концу. Сотня Советников, сидящих за огромным полукруглым столом, один за одним закончили свои доклады. Тронный Зал был построен таким образом, что любой, произнёсший слова обычным голосом — был слышен из любой точки огромного зала. Всё это было сделано с одной целью — чтобы говоривших мог услышать Император.

— Доклад закончил, — произнёс его коллега, Советник 3-го ранга Сестерций Лекас и все взгляды упёрлись в Председателя Совета.

Главный Советник, кажется задремал, ведь Совет длился около восьми часов, а возраст Главного Советника, поговаривали, приближался к двумста годам и, в последние годы, его главным врагом стало его же тело, которое уже просто требовало сдаться и отпустить душу.

Один из многочисленных молодых помощников, окружающих Главного Советника и стенографирующих каждое слово и каждый звук любого совещания, осторожно дотронулся до плеча своего господина.

— Да-да! Спасибо, господа! Совещание закончено! — вскинулся смущенный старик.

— НЕТ, НЕ ЗАКОНЧЕНО!!! — раздался громовой голос и Маркус, вместе с другими советниками, мгновенно упали со стульев ниц, согнувшись в глубоком поклоне в направлении Трона. Не сделал этого только Главный Советник, он просто одеревенел сидя в своем кресле, побледнел и пошел пятнами.

Это было… неожиданно. Последний раз все слышали Голос Императора почти два года назад, когда он отдал прямой приказ об уничтожении Парадайза. С тех пор, скрытый в тени Трон был безмолвен, многие были даже не уверены, что в момент Совета, Император там присутствовал. Хотя, это была несомненно, Ересь, так как ничего не могло ускользнуть от взора Императора.

А вживую Императора, вообще, никто не видел за последние сотню лет. Поговаривали, что «доступ к телу» имеет только Главный Инквизитор, но он сам молчал об этом, а задать ему прямой вопрос никто решался.

Тем не менее, всё это время, приказы Императора передавали его безмолвные слуги-телохранители — Личная Гвардия Императора «Бессмертные». Опять же, ходили слухи, что модифицированные гиганты, каждый из которых был на голову выше, и так не маленьких космодесов, не способны говорить, а общаются исключительно мысленно, получив эту способность в результате направленных мутаций. Но, подтвердить так ли это, никто не мог. Если ты встречал Бессмертного вне Тронного Зала, это означало лишь одно, что ты уйдёшь с ним, чтобы никогда не вернуться.

— УБЕРИТЕ ЭТОГО НЕМОЩНОГО С ГЛАЗ ДОЛОЙ! — прогремел очередной приказ.

Тут же два Бессмертных молча подхватили Главного Советника под мышки, выдернув того из удобного кресла и утащили в полумрак тронного зала.

— МАРКУС КЛЕЙ! ТЫ, ОТНЫНЕ, ГЛАВНЫЙ СОВЕТНИК! — прогремел голос.

Маркус удивленно поднял голову, но рефлексы сработали быстрее мыслей: «Почему я?» в голове и ноги его быстро понесли во главу стола ко всё ещё тёплому месту Главного Советника. Осторожно опустившись в кресло, Маркус склонил голову и громко произнес.

— На всё воля Императора нашего!

Появившийся из ниоткуда Бессмертный, заставил биться сердце Маркуса сильнее, чем обычно, но молчаливый воин, лицо которого было скрыто под боевым шлемом лишь протянул огромную лапу, и небрежно бросил на стол медальон Главы Совета. Дождался, когда Маркус наденет его себе на шею и также тихо удалился.

— ИНКВИЗИЦИЯ НАШЛА НЕГАТОРА, КОТОРОГО ВЫ ПОТЕРЯЛИ ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД! ОКАЗЫВАЕТСЯ, НЕ ВСЕ ПОТОМКИ ПРЕДАТЕЛЯ БЫЛИ УНИЧТОЖЕНЫ. ВЫ ВРАЛИ МНЕ ВСЕ ЭТИ ГОДЫ. ПОКА, Я ВОЗЛАГАЮ ВИНУ ЗА ЭТОТ ПРОСТУПОК НА ГЛАВНОГО СОВЕТНИКА… БЫВШЕГО ГЛАВНОГО СОВЕТНИКА. НО, ЕСЛИ ВЫ НЕ СПРАВИТЕСЬ И НА ЭТОТ РАЗ — ВЫ ВСЕ БУДЕТЕ НАКАЗАНЫ! ЭТО ЯСНО?!

— Да, мой Император! — послышался слаженный гул из девяносто девяти глоток.

— НЕГАТОР — ЭТО УГРОЗА ВСЕМУ СУЩЕСТВОВАНИЮ ИМПЕРИИ И ОДАРЁННЫМ! ЕГО ЖАЛКИЙ ДАР «ОБРУБАТЬ» СВЯЗЬ С ПОДПРОСТРАНСТВОМ — НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОБЛЕМОЙ! ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ОДИН ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ ЦЕЛОЙ ИМПЕРИИ?! ОПАСНОСТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ДРУГОЕ. ХАОС НЕ ДРЕМЛЕТ! И НЕГАТОР ЭТИМ, НЕПРЕМЕННО, ВОСПОЛЬЗУЕТСЯ! КАК БЫЛО МНОГО РАЗ ДО ЭТОГО! НЕГАТОР И ЕСТЬ ПОРОЖДЕНИЕ ХАОСА, ПОСЛАННОЕ В НАШ МИР, ЧТОБЫ СОКРУШИТЬ САМО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО! И Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА С ХАОСОМ УЖЕ СКОРО!!! МАРКУС!

— Да, мой Император! — вскочил новый Главный Советник.

— РАЗБЕРИСЬ С ЭТИМ! И, КАК МОЖНО БЫСТРЕЙ!

— Будет исполнено, мой Император!

Наступило молчание, звенящая тишина окружила со всех сторон, когда замолкло эхо от последнего приказа Императора. Он прекратил общение, как обычно, в тот момент, когда посчитал нужным, просто умолкнув.

Выждав положенные по регламенту десять минут, Маркус махнул рукой, и все заняли свои места.

— Что ж, Господа, — начал он. — Вот, что мы будем делать…

Глава I

Брата Дексуса в бессознательном состоянии, запихали внутрь его корабля и вытолкнули из шлюза. Пусть летит к Хаосу! Моё решение нашло понимание среди большинства из моих соратников. Связываться с Инквизицией никто не хотел, слишком глубоко внутри всех нас сидел тот благоговейный ужас, что впитывали мы с юных лет перед Карающей Дланью Императорской.

Хотя сам я сделал это с тяжелым сердцем. Инквизитор явно услышал моё общение с демоном, так что я уверен, что он приложит все силы, дабы найти меня и покарать. Во-славу Империи и Императора, конечно же.

Однако, я всё-таки совершил тот самый «прыжок веры», который постоянно требовали от нас всю жизнь. Правда, требовали безоговорочно верить в Империю и Императора, но у меня были на этот счёт свои соображения. Так получилось, что Агаранор, как минимум один раз спас мне жизнь явно, и я понятия не имел — сколько раз неявно. Немного познакомившись с ним, я понимал, что делал он это исключительно из каких-то своих демонических соображений. Но, факт остается фактом. Он был заинтересован во мне, и не желал моей смерти. Возможно, это временно, но это так.

Мною было принято решение, несмотря на скепсис Пашки, слетать на аудиенцию с эмиссаром Организации. Да, честно говоря, это был единственный понятный для меня план на ближайшее время. Потому, что лично мне делать в существующих реалиях, я понятия не имел.

И Орден Войны, с которым я сотрудничал, по словам «беляша» от меня «открестился», признав, что я вышел из-под контроля. Линии у меня своей не было. Что делать дальше — я понятия не имел. Оставалось, следовать своему глобальному плану. Тем более что, по словам Агаранора, ближайшее время Империю ожидает знатное потрясение.

Хотя, лететь было достаточно далеко.

Почти три недели полёта завершились в системе Сальватор, что находилась также как и система Танакс, во фронтире империи. Не нужно было углубляться далеко в звёздное государство, рискуя встретить Инквизицию, либо других заинтересованных в моей поимке индивидов и организации, и это меня также устраивало.

Звёздная система Сальватор представляла собой жёлтую звезду, практически двойника Солнца, вокруг которой крутились шесть планет, две из которых были обитаемыми.

Одна из них была исключительно ресурсной планетой, без пригодной для жизни атмосферы, но богатая ископаемыми ресурсами. Вторая же, имела много воды и много солнца, что позволяло выращивать на ней широкую линейку агропродуктов, которых хватало на обеспечение продовольствием всех жителей системы и ещё оставалось для экспорта в старые имперские миры, уже давно не способные прокормить себя сами.

На удивление, в этой системе не было протектората ни Линий, ни Империи. Выглядело это странно, ведь по общим меркам Империи — система хоть и находилась в «жопе мира», но была самодостаточным и вполне себе лакомым кусочком.

Жившие здесь люди, образовали маленькое государство с очень громким названием — Звёздная Федерация. То, что в «федерацию» входило всего одна система, местных жителей особо не беспокоило.

В эту сторону, с имперской территории уже давно не велась, и так затухающая, экспансия, поэтому «левых» кораблей в системе практически не было. У местных ребят был свой небольшой флот грузовиков, с помощью которого они таскали продукты на продажу.

Сейчас в системе висело более двух десятков бортов этих самых грузовиков, несколько старых системных «сторожевиков», подозреваю больше для порядка, чем для защиты от кого-либо и целых два старых корвета, корпоративной постройки, которым, по-хорошему, давно пора быть на свалке.

Судя по всему, местные жители жили в мире и спокойствии, особо непуганые криминальными индивидами, что периодически совершали налёты на беззащитная системы.

Приближаясь планете, я обратил внимание что помимо небольшого флота, местные ребята притащили откуда-то дюжину орбитальных станций, которые в хаотическом порядке развешали на орбитах двух своих обитаемых планет. Эти станции имели такой же жалкий вид, и их пара, находящихся в системе, корветов, однако, в отличие от боевых кораблей у этих станций были сильно меньшие требования к их содержанию. По-хорошему, эти орбитальные структуры должны были в состоянии поднять силовой щит (но это не обязательно), и выстрелить во врага, при обнаружении (а вот это — желательно).

Да, линкор или даже крейсер мог вполне расстрелять эти, так называемые защитные сооружения, задолго до входа в их зону поражения, но от того хлама, а на чем летали местные пираты, они вполне были в состоянии отбиться самостоятельно.

В общем, ничем не примечательный периферийный мир, который, судя потому что он все ещё функционировал, был вполне в состоянии постоять за себя, несмотря на первое впечатление.

Я прямо слышал скрежет старых пушек орбитальных станций, которые разворачивались в нашу сторону, при нашем приближении к планете, пытаясь удержать нас в зоне поражения. И где-то, я понимал хозяев планеты. Мой эсминец, который и среди одноклассников не был чем-то особо сильным, для местных ребят мог, при желании, создать определённые трудности.

Связавшись с диспетчером, мы назвали себя и обозначили свои, исключительно мирные намерения. Нашей «легендой» являлась дозаправка и пополнение запасов, для «дальнейшего изучения необитаемого космоса за пределами Империи». Звучало это несколько наигранно, но, тем не менее, это вполне могло бы быть действительно так.

После недолгих переговоров, нам дали добро причалить к одной из станций, совершенно случайным образом расположенной с самой защищенной стороны планеты, так как вокруг неё, перекрывая зоны огня друг друга, находились ещё три станции. Ну, перестраховаться хозяевам я посчитал вполне разумным ходом. В случае нашего пассивного поведения — мы ничем не рискуем, а в случае наших агрессивных действий у местных будет небольшой шанс уничтожить «Араганор».

В шлюзе нас встретил сам начальник орбитальной станции, в окружении охранников и таможенников.

— Здравствуйте господа! — широко улыбаясь, приветствовал вас мужчина средних лет с небольшим лишним весом, однако при его небольшом росте выглядело это «кругло» и забавно. — Я начальник орбитальной станции «Звезда Федерации» и рад приветствовать уважаемый гостей в нашей системе. Не скрою, у нас редко бывают чужаки… Гхм… — он сбился, смутившись. — Я хотел сказать — гости, прошу меня простить за оговорку. Так что вот решил лично поприветствовать вас.

— Здравствуйте начальник? — замолчал я, ожидая представления.

— Хуан Перес, — тут же засуетился толстячок. — Простите за мою невежливость, но я действительно уже давно не видел… гостей.

— Антон Ноунейм, командир наемного подразделения «Дети Императора», — представился я в ответ. — Мы бы хотели заправиться, пополнить запасы продовольствия и воды, и, возможно, немного взглянуть на вашу планету. Мои парни давно болтаются в космосе, и будут рады почувствовать под ногами твёрдую землю, вдохнуть нормальный воздух и ощутить на лице свежий ветер.

— Да-да, безусловно, — снова зачастил начальник станции. — Все это у нас есть, лучшая в Империи еда и чистейший воздух, — тут он странно на меня посмотрел. — Хотя, для отдыха вы выбрали не самое лучшее время.

— Что вы имеете ввиду? — уточнил я

— Сколько вы находились в Подпространстве? — задал встречный вопрос Перес.

— Полёт был долгим, — честно сказал я. — Путешествие заняло почти три недели.

— Тогда вы не знаете последних новостей! — утвердительно сказал толстяк.

— Нет, не знаю, — покачал головой я. — Но, вы же мне о них расскажете, верно?

— Безусловно-безусловно! — аж подпрыгнул бодрый чиновник, открыто радуясь возможности посплетничать. — В настоящее время, во многих мирах Империи, в разных местах, практически одновременно, происходят Прорывы Хаоса. Люди в ужасе! Они не видят закономерности, и не понимают, какая планета может быть следующей. Кажется, настало то время, когда каждый сам за себя. Войска Линий возвращаются на свои родовые планеты-крепости, Имперские войска, рассыпанные по всей Галактике, следуют к ближайшему Прорыву, а такие как мы, бедные фермеры и рабочие, молимся Императору нашему, дабы Хаос не обратил свой адский взор на наши планеты

Я обернулся и многозначительно посмотрел на товарищей. Практически все из них кивнули, соглашаясь. Араганор не соврал. Хаос пришел за Человечеством. А его слова о моем выборе какой-либо стороны уже не казалось таким бредом.

— Как долго вы планируете пробыть на нашей планете? — официальным тоном спросил толстяк.

— Ну, изначально, мы рассчитывали задержаться у вас на срок примерно в неделю, однако после ваших неожиданных новостей, нам возможно придётся подкорректировать этот срок в ту или иную сторону. А сейчас, не будете ли вы так любезны чтобы подсказать моему казначею, уважаемому казначею Рафаэлю Гиршу, места, где мы сможем начинать закупку всего требуемого нам.

— Да-да, конечно! — снова засуетился толстячок. — Всё сделаем в лучшем виде, однако… — он немного замялся. — Не будите ли вы так любезны посетить нашего президента?

— Вашего президента? — удивился я

— Ну, у нас нет губернатора, так как мы свободные люди и сами решаем свою судьбу, — гордо подбоченился кругляш, что выглядело очень забавным со стороны. — Но у нас есть народно избранный президент, который в свете последних неблагоприятных событий, беспокоится о своем народе. Возможно, он сможет вам предложить контракт. Вы же наемники? У вас же нет текущего контракта?

— Я бы не хотел обсуждать это с вами, при всем уважении, — улыбнулся я. — А с вашим президентом я обязательно встречусь.

— Отлично! Это более чем достаточно, — снова оживился Перес. — Когда вы будете готовы последовать на аудиенцию?

И снова я улыбнулся своим мыслям. Этому забавному коротышу палец в рот не клади. При своей внешней беззаботности, он чётко пытается отправить меня по нужному ему пути.

— Извините, начальник станции, но я бы хотел немного отдохнуть после долгого перелёта. Как насчёт, скажем, послезавтра?

— Отлично, — заулыбался Перс. — Но, было бы лучше, если бы это случилось завтра!

Я покачал головой.

— При всем уважении к вам, и к вашему президенту, я буду настаивать на своем. Послезавтра.

Первый раз толстячок на совладал со своими эмоциями, недовольно скривившись, но я не собирался ему уступать.

— Хорошо, послезавтра в 8 утра, по местному времени, вас заберёт экипаж… Кстати, а где вы планируете остановиться?

— Не знаю, — разведу руками я. — Вы нам подскажите.

— Да-да! Конечно же подскажу! Отель «Свободная Федерация», пять звёзд, великолепный выбор для отдыха! А ещё, он находится в пяти минутах от президентского дворца.

Тут я откровенно засмеялся.

— Вы никак не угомонитесь, начальник. А какова вероятность того, что президент сам заглянет к нам «на огонёк» прямо посреди нашего… отдыха?

— Что вы, что вы! — протестующе замахал руками толстяк. — Мистер Гевара очень занятой человек!

Да-да, именно так я и подумал. Очень занятой человек спит и видит, как бы побыстрее переговорить со мной. Подозреваю, что речь пойдёт о патрульном контракте, в котором я вообще не заинтересован. Болтаться в захолустной системе, неопределенное время, в ожидании прихода сил Хаоса?

Похоже, они не представляют всей серьезности происходящего ныне. Прорывы Хаоса бывают разными, Император их сохрани, от чего-то подобного, что случилось на Фокстроте.

— Проживание вас и ваших офицеров за наш счёт! — попытался вбить последний гвоздь толстяк.

— А, ладно, принимается, — кивнул я, соглашаясь. — А сейчас, извините меня, мне нужно отдать необходимые распоряжения до того, как команда сойдёт на планету. А вы, пока, можете пообщаться с Рафаэлем. Кстати, проверять корабль будете?

Начальник станции Перес немного смутился.

— Таковы правила, извините, — развёл он руками.

— Хорошо, тогда по этому вопросу, обращайтесь к капитану Дюреру. А сейчас с вашего позволения, я всё-таки откланяюсь.

Проходя мимо Макса, я остановился и тихо произнёс.

— Осторожнее с этими жизнерадостными толстячками. Подозреваю, что они захотят засунуть свой любопытный нос во все дыры корабля, чтобы оценить наши текущие возможности.

— Мы могли бы запретить им это делать, — нахмурился ветеран.

— Да могли бы. Могли бы сослаться на «транзит», но тогда команда осталась бы на борту. А учитывая некоторую неопределённость, возникшую в последнее время в Империи, то я не знаю когда у ребят будет следующая возможность спуститься на планету, тем более — такую красивую планету, — я кивнул на большой телевизор на стене станции, где транслировались пейзажные виды Сальватора-1.

— Соглашусь, — кивнул седой головой капитан. — Это будет хорошим приемом для поднятия духа экипажа.

— Вот-вот, — хлопнул я его по плечу. — Как только закончите с этими ребятами, распишите вахты, чтобы всегда оставался минимальный экипаж и готовая к старту малая штурмовая группа, в случае непредвиденных осложнений.

— Есть, сэр!

* * *
«Неожиданно», эмиссар Организации ждал нас именно в той же гостинице, что так любезно предложил нам для проживания начальник Перес. Уточнив, где мы можем увидеть «господина Иванова» на рецепции, я, с другими Одарёнными проследовал в небольшой ресторанчик, расположенный в холле гостиницы.

На планете, несмотря на видимую демократию, было запрещено ношение огнестрельного оружия, поэтому каждый вооружился «холодным» оружием, хотя… зачем Одарённым оружие?

А вот наши Тени, расположившиеся за дальним столиком, чтобы не мешать переговорам, чувствовали себя «не в своей тарелке» без своих пушек. Ну, ничего, переживут, локальную войну мы, пока, развязывать не собирались, а «светить» свой статус «одарённых», позволяющий Имперским Кодексом иметь вооруженных Теней практически в любой ситуации, мы тоже, пока, не хотели.

Заказав напитки, мы, неимоверным усилием воли, отложили заказ основных блюд, мельком ознакомившись с меню. А тут было где разгуляться! Натуральные продукты, по смешным, для «внутренних миров» ценам манили заказать всё, особенно, после приторных военных рационов на борту.

Открылась дверь, и мы увидели входящих людей. Десять человек. С виду — очень уверенных в себе людей. «Сканирование» Лимба показало пять Одарённых с, похоже, их Тенями. Подтверждая мои предположение, пятеро «обычных» свернули за ближайший от входных дверей столик, а пятеро Одарённых проследовали к нам.

— Сознания полностью закрыты, среди них сильный ментат, — тихо прошептал Пашка.

Я кивнул, рассматривая направляющуюся к нам пятерку. Неброская одежда сильно контрастировала с их вооружением. Силовые клинки, чертовски дорогое оружие, висели на бёдрах каждого из них, а у двух, идущих впереди, клинков было по два. Вероятно, «физики».

Наш контакт я определил еще издалека. От шедшего в середине строя Одарённого, во все стороны буквально пёрла аура Величия. Мужчина средних лет, по меркам Одарённых мог иметь возраст от тридцати до восьмидесяти лет. Волевое бледное лицо, обрамленное длинными, как для военного, волосами, карие жёсткие глаза и нос горбинкой… Привлекательное лицо, прирожденного лидера.

— Господин Иванов? Я Антон, — поприветствовал я подошедших, вставая из-за стола.

— Зовите меня Иван, — усмехнулся Одарённый, останавливаясь и оценивающее меня разглядывая.

Внезапно, вперёд выступила Инесса.

— Вы знаете, господин Иванов, — особо выделила он интонацией фамилию нашего гостя. — Около пяти лет назад, во время моих летних каникул, меня и моих братьев возили на экскурсию в планету-крепость нашей Линии — Мюнхен. И, вот какая неожиданность, ведь именно в это время на планете, с визитом присутствовала делегация императорской семьи, возглавляемая принцем Герхардом Каролинг-Терра.

Я ощутил, как вокруг меня мгновенно начало уплотняться пространство, подавая сигналы о том, что стоящие передо мной Одарённые собираются применять свои Дары. Хаос меня подери, я ожидал что-то подобное, но принц?!!

— Спокойно, Ваше Императорское Высочество! — я, с трудом, оторвал руку от меча вместо того, чтобы выхватить его из ножен. — Я сожалею, что ваше инкогнито раскрылось, но, поверьте, это не в моих интересах применять против вас силу!

— Применять силу против МЕНЯ? — внезапно, принц звонко рассмеялся. Кажется, обстановка разряжалась…

Глава II

— Давай с тобой пройдем за вон тот столик, — махнул принц.

Увидев моё скептическое выражение лица, он добавил.

— Да-да, знаю, точнее предполагаю, что у тебя нет никаких секретов от твоих друзей. Но они есть у меня. Я бы не хотел, чтобы их знало слишком много народу. Я ещё понимаю, что существуют ненулевая вероятность, что ты расскажешь обо всём своим товарищем после нашего с тобой разговора. Однако есть моменты, которые ты, возможно, не захочешь рассказывать. На это и расчёт.

Я кивнул.

— Хорошо, ну раз уж вы здесь, то пусть мои ребята уже начнут завтракать.

Принц усмехнулся и развёл руками

— Да-да конечно! Всё за мой счёт!

— Какие-то здесь все подозрительно добрые, — скривился Пашка, но осёкся под холодным взглядом принца. Всё-таки воспитание никуда не денешь. Особа императорской крови была совсем близко к уровню Бога, существование которого в Империи отрицали.

Смирнов стушевался и буркнул.

— Спасибо, Ваше Императорское Высочество, но мы в состоянии заплатить за себя сами.

— Да я не настаиваю, — бросил принц и пошёл впереди меня, в дальний угол ресторана. Часть его спутников с усмешкой уселись на свободные места за столик к моим друзьям, остальные за соседний.

— Будьте так любезны, пересядьте куда-нибудь в… другое место, — без присутствия принца, к Пашке вернулось его неизменное ЧСВ. — Вы не способствуйте поднятию аппетита!

Двое оставшихся Одарённых из свиты принца переглянулись и один из них, тот что помоложе, усмехнулся.

— Сомневаюсь, что вам сейчас кусок в горло полезет, но всё же мы выполним вашу просьбу, — они встали и пересели за другой столик к своим, ровно между моей группой и столиком, где планировали сесть мы с принцем.

Я по привычке посмотрел вокруг. Один вход из холла, один выход на террасы, большие окна. В случае, если что-то пойдёт не так, подозреваю, что от этой гостиницы мало что останется.

Мы присели за выбранный принцем столик, и я начал разговор первым.

— Как вы умудрились попасть сюда, не засветив свою фамилию? Я думал, что особы императорской крови всегда перемещаются с большой помпой и большим вооруженным эскортом.

— Да что ты знаешь об имперских традициях… — запнулся принц.

— Безродный? Вы наверно хотели сказать: «Что ты знаешь об имперских традициях безродный»? — усмехнулся я. — Так не выбирайте выражения, Ваше Императорское Высочество, я к этому делу привык.

Принц пристально посмотрел на меня, но ничего не ответил, он просто продолжил диалог дальше.

— Отвечая на твой вопрос, прибыли мы в качестве руководства одно из корпораций. Реально существующей корпорации, которая принадлежит мне. С целью наладить цепь поставок продовольствия в нужные мне миры. Так что все прошло гладко. Местный президент — жадная скотина, — скривился принц, — поэтому, когда он увидел количество нулей на контракте, то все его вопросы, если они были, застряли в его жадной глотке.

— Никто не понял, что вы Одарённые? — скептически усмехнулся я.

— На этой планете, и вокруг неё, нет ни одного Одарённого, — это было одно из условий нейтралитета, вытребованное Имперским Советом за независимость этой мерзкой системки. У них есть только «эссенсозависимые» Навигаторы, которых они берегут как зеницу ока, тратя кучу денег на Эссенс. Воспринимают их, как необходимое зло, ведь без Навигаторов не будет торговли, а без торговли — они сами могут жрать свое паршивое зерно, которая они здесь выращивают.

— Как-то вы не очень любите местных жителей, Ваше Императорское Высочество, — смеясь покачал головой я.

Принц посмотрел на меня внимательно и также усмехнулся.

— Я, вообще, не люблю простолюдинов, — прямо признался он. — Издержки воспитания, знаешь ли. А ещё я нервничаю, когда путешествую без своего линкора. Но, сейчас, это была не прихоть, а необходимость.

— Простолюдины составляют большинство вашей Империи, — не согласился я.

— И что? — принц подкурил сигарету и затянулся. — Будешь?

— Нет. — покачал головой я. — Я курю, когда нервничаю. А сейчас я не нервничаю.

— Ну надо же! — выпустил кольцо дыма Герхард.

— Наши Тени — тоже из простолюдинов, — резонно заметил я.

— И что? Тени — это всего лишь инструмент. У меня, к примеру — уже пятая, — он скривился. — Дохнут, как мухи. А простолюдины — простое пушечное мясо.

— Кажется, у нас непримиримые противоречия, по отношению к простым людям, — покачал головой я.

— А это — издержки уже твоего воспитания, — заметил принц.

— Итак я здесь, — прищурился я. — Давайте поговорим о цели нашей встречи. Я не буду скрывать, я удивился, увидев именно вас здесь. Хотя я и предполагал, что так долго Организация не может существовать без влиятельных покровителей, — я всё-таки не выдержал и выплеснул эмоции. — Но целый принц, пожри меня Хаос!

Герхард тихонько засмеялся.

— Ты многого не знаешь, Ноунейм. И многого не будешь знать даже после нашей встречи. И все это произойдёт не из-за того, что я что-то буду утаивать. Многого я сам не знаю. Да-да, не смотри на меня так. Принц — не главный человек в нашей Организации. Есть люди, как ни прискорбно об этом говорить, поумнее меня. Ты знаешь сколько ей лет?

— Без понятия, — честно кивнул я.

— Она старше Империи, скажу так. Изначально, это были осколки прежнего государства, которые боролись против возвышения Одарённых. Со временем, поняв, что доминация Одарённых над простолюдинами неизбежна, Организация несколько сменила свой вектор. Он переместился с борьбы против всех Одарённых на борьбу против конкретного существующего имперского строя. Это было не сложно, так как Одарённым могут противостоять только такие же Одарённые. Ну, это ты уже понял.

Принц отпил воды из стакана, чтобы прополоскать горло, затушил сигарету и тут же закурил новую.

— Как ты понимаешь, любое революционное движение сильно в те моменты, когда общее количество недовольных граждан сильно превышает количество поддерживающих и одобряющих существующий государственный строй. А императорская семья, я подозреваю, не больше, чем красивая витрина, которую предъявляют народу, чтобы показать силу и мощь Империи и преданность Императора интересам простого народа.

Он щелчком подозвал официанта и показал ему пустой стакан.

— За последнюю тысячу лет, в период правления последнего Императора, сложился самый благополучный момент для переворота.

— Подождите. Вы имеете в виду что нынешнему Императору более тысячи лет? — изумился я.

— Может больше, может меньше, — флегматично пожал плечами принц. — Ты думаешь в Империи существует престолонаследие? Как бы не так. Моё звание принца — всего-навсего дает мне некоторые привилегии, которые заключаются в шикарном образе жизни и участия в некоторых «витринных» мероприятиях. Я даже не до конца уверен в том, что моя мать является сестрой Императора. Ведь ей стукнуло всего девяносто лет в прошлом году. А, учитывая разницу в её возрасте и возрасте Императора, я сомневаюсь что у них общие родители. Вся структура Империи… полностью прогнила.

Мы замолчали, я переваривал услышанное.

— То есть, ты никогда не видел Императора — твоего родного дядю? — уточнил я.

— Видел, — скривился принц. — В церемониальной броне, с закрытым забралом. Не только я, но и моя мать не видели его когда-нибудь без брони.

— Я всё-таки не понял. Так какая цель Организации? Свергнуть нынешнего Императора и заменить его новым? — спросил я.

— Нет, — покачал головой принц. — Империя изжила себя. Мы хотим построить демократическое государство.

— Это будет сложно, при вашей нелюбви к простым людям, — скептически улыбнулся я.

— Ну, повторюсь, я далеко не одинок, в любом случае, будет переходный период, когда понадобится, если называть вещи своими именами — жёсткий диктатор, чтобы всё не развалилось окончательно.

— И этим диктатором будете вы? — уточнил я.

— Не уверен, — покачал головой Герхард. — Как я сказал, есть в Организации люди поумнее меня.

Он усмехнулся.

— Которые любят простых людей!

— Хорошо, — кивнул я. — А какой план у Организации и какую роль вы готовили для меня?

— Вот тут всё сложно, — недовольно скривился принц. — Цели Организации разносторонни и разноплановы. Силой разрушить Империю не получиться. Даже если собрать вооруженные силы всех Линий — вряд ли они выдержат прямое противостояние против Имперского ВКФ. Хотя, и среди имперских военных есть много сочувствующих.

— Понятно, что ничего не понятно, — кивнул я головой.

Революционеры долбанные. Или они просто «играют в заговоры», теша своё самолюбие и получая адреналин, или принц, действительно «мелкая сошка», несмотря на свой нынешний статус. План смены власти не выдерживал никакой критики, это даже если не учитывать, что, как такого, реального плана, я вообще, не услышал.

— А что, насчёт меня? — спросил я.

— Что ты знаешь о Негаторах? — задал встречный вопрос принц.

Я усмехнулся.

— Что они… то есть я, могу «отрубить» любого человека от Энергии Подпространств.

— И это всё, что ты умеешь? — прищурился принц.

— Хмм… Ну есть еще пара навыков, но я, пока, их не освоил в полной мере.

— «Пара навыков», — передразнил меня Герхард. — Негатор — уникальный Дар. Его обладатель не имеет связи с Сущностью, что считается его слабостью. А знаешь, почему так?

— Нет, — честно ответил я.

— Нет достоверных сведений, ведь, как ты и сам знаешь, последнее время с Негаторами некоторая… напряженка. Но, есть предположение, что Негатор, в отличии от нас, «простых» Одарённых, сам является, своего рода Сущностью, каким-то образом, обрётшей материальное тело. И это даёт тебе такие возможности, о которых мы и мечтать не можем. А самое главное — Негатор может «приглашать» Сущности в наш мир. По своему выбору и желанию. Вот настоящий Дар Негатора, а способность «рубить связь» — так, побочная, но такая удачная, случайность. И именно эта способность вызывает беспокойство у Императора. И именно из-за этого на Негаторов объявлена «охота». Вы — прямое порождение Подпространства, а значит — потенциальные проводники Хаоса в наш мир!

Он пристально смотрел на меня, ожидая реакции, а я думал. Серьезно думал. Пазл потихоньку складывался. Мои видения до Инициализации, багровые тени, что я видел еще в детстве, задолго до Инициализации… Да интерес Агаранора ко мне, наконец, стал понятен! Этот хитрожопый демон пытается использовать меня как «врата».

— Зачем я нужен Организации? — спросил я.

— Хотели провести диверсию. Таков был изначальный план. Ввести тебя в мою свиту, приблизить ко двору, обучить и прокачать. И устроить прорыв Хаоса непосредственно в Императорском Дворце.

Надо же! Чёртовы бомбисты!

— Но, уничтожение Парадайза всё изменило. Кажется, Император нащупал предательство. «Наш» Инквизитор, который должен был Инициировать тебя и забрать из Академии, бесследно пропал во время путешествия на Калипсо… — продолжил принц.

— И вы справились без меня? Но, что-то, как я понимаю, пошло не так? — уточнил я.

— Ты о чём? — нахмурился Герхард.

— Ну, участившиеся прорывы Хаоса и нынешнее, как я понимаю, полноценное вторжение — ваших рук дело?

— Да как ты смеешь! — побагровел принц. — Ты, действительно думаешь, что мы бы поставили под угрозу существование всего Человечества?!!

— А что сейчас происходит? — я даже не вздрогнул от внезапной ярости принца, кажется, в последнее время, у меня выработался иммунитет ко всякого рода, благородным собеседникам.

— Не имею ни малейшего понятия, — немного успокоился принц, и закурил очередную сигарету. — После уничтожения Парадайза всё пошло кувырком!

— Революция откладывается? — поддел я своего высокопоставленного собеседника.

— Очень смешно, — покачал головой тот. — Но, можно сказать и так. Сейчас речь идет о выживании всего человечества!

— Ну и что, в свете последних событий, вам нужно от меня?

— У нас есть люди, которые… могут развить твой Дар, дабы использовать его не «за», а против Хаоса, — после секундной заминки сказал принц.

— А что с этого мне? — улыбнулся я.

— Ты… Ты шутишь? — непонимающе уставился на меня Герхард.

— Нет, не шучу, — покачал головой я. — Я не хочу способствовать возвышению непонятных мне людей, цели которых кажутся мне сомнительными. Я не хочу лететь с вами к каким-то «людям», имея шанс стать «подопытным кроликом», как Одарённые на заре своего существования. И, вообще, у меня собственные планы на мою жизнь!

— Чего ты хочешь? — выдохнул изумленный принц.

— Пока, я еще не знаю, — покачал головой я. — Мне нужно время, чтобы оценить обстановку и принять решение, лучшее решение, для меня и моей команды.

— Ты не можешь отказать МНЕ, — принц начал закипать.

— Я «отказал» целому Легиону Космодесанта, а у них, в отличие от вас был целый БКК, однако я не нашёл этот аргумент достаточно убедительным. Вы же, при всём уважении, Ваше Императорское Высочество, и ваши товарищи, не выглядите достаточной угрозой для меня!

— Ты забываешься, безродный! — почти закричал принц.

— Спокойно! — повысил голос и я, увидев, как все присутствующие отвлеклись от дел и зыркают на противостоящие группировки, явно готовясь к бою. — Нам нечего делить! Пока! И точно нам не нужно сейчас враждовать! Я сказал! Я подумаю!

Тут я увидел быстро приближающегося ко мне Эрика, тащившего ранец с рацией дальнего действия.

— Господин, вас вызывает капитан! Говорит, что это чрезвычайно срочно!

Я машинально посмотрел на принца, как будто ожидая одобрения, и тот, так же по привычке, благосклонно кивнул.

— Капитан? — я включил передатчик.

— Сэр! У нас гости!

— Имперцы? Инквизиция? — нахмурился я.

— Нет, сэр. Похоже, это «зачумлённый» корабль!

Ну вот… Хаос пришёл за мной… Почему я не удивлен?

Глава III

— Что за корабль, капитан? — сосредоточился я на новых проблемах.

— Корабли, сэр, — напряженно сказал Дюрер. — Два фрегата, и… какая-то непонятная хрень.

— Непонятная хрень? — нахмурился я.

— Да, сэр, выглядит как кусок астероида, но эта каменюка достаточно бодро следует к нам.

— Принц, — обратился я молчащему собеседнику. — У вас какой корабль?

— Прогулочная яхта, — развёл руками Герхард. — Очень быстрая, но совсем невооруженная. Если хотите, на борту найдётся место для вас, и, положим, пары десятков ваших людей.

— То есть вы не собираетесь помочь защитить планету?

— Защитить планету? — принц выглядел по-настоящему ошарашенных. — Ноунейм, вы в своем уме? Кого тут, к Хаосу, защищать? Этот сброд?

— То есть вы просто сбежите? — вопросительно-утвердительно спросил я

— Конечно же! — кивнул принц. — Причём, сделаю это немедленно. И вам советую поступить точно также. Не хотите воспользоваться моим любезным предложением? Постарайтесь свалить отсюда на вашем корыте. И да, моё предложение в силе. Вот здесь инструкции, на случае вашего согласия.

Он протянул мне чип-карту и резко встал.

— За сим откланиваюсь! Хотел бы сказать, что приятно было с вами познакомиться. Но… Вы меня несколько разочаровали, Ноунейм. В нашем жестоком мире — не место для идеалистов.

— И вам всего доброго, — буркнул я, не вставая из-за стола. Принц усмехнулся, отметив явное неуважение, неодобрительно покачал головой, но быстро пошёл к выходу, попутно собирая своих людей.

Я тоже встал и проследовал за столик моих друзей. Надо признать, Одарённый из свиты принца был прав. Заказанные блюда, стоящие перед друзьями, давно остыли и выглядели нетронутыми.

— Что там? — конечно же, первым полюбопытствовал Пашка.

— «Зачумленные» корабли прибыли в систему, — сказал я, раздумывая над нашими дальнейшими действиями.

— А этот? — он кивнул на исчезающего за входной дверью принца.

— Принц, в данный момент, следует к себе на яхту, чтобы лететь отсюда как можно подальше и как можно быстрее!

— А он весь благоразумен, — усмехнулся Пашка и посмотрел на меня с иронией. — Мне кажется, он благоразумнее некоторых из моих друзей.

— Наши действия? Антон? — просто сказала Райли.

— Мне кажется, если позволить хаоситам высадиться на планету, справиться с ними будет гораздо труднее.

— Справиться? — особо не удивился Пашка. — Я тебя правильно понимаю? Решил немного повоевать?

— А у меня есть выбор?

— Конечно же есть! — воодушевился Смирнов. — Мы можем также, как и Его Императорское Высочество, сесть на корабль и свалить в противоположную сторону от приближающегося к нам Хаоса!

— Да, можем, — кивнул я. — И что дальше?

— При всём уважении, дружище, но это тупой вопрос, — скривился Смирнов. — Что дальше? А дальше у нас будет будущее, в котором мы будем живы, а вот ввязываясь в бой с Хаосом, слово «живы» в нашем будущем станет совсем неочевидным!

— Я редко соглашаюсь с этим балаболом, Антон, — но сейчас он прав — поддержала Пашу ван Дассел. Нам незачем, да и нечем, защищать эту планету. Сейчас, по всей Империи похожая ситуация, насколько я понимаю. Так что первым делом, что нам необходимо сделать — это выжить и укрепиться.

В логике моим ребятам не откажешь. Подумаешь, две обитаемые планеты, всего два миллиарда живых людей?! А еще, возможно, они сами отобьются. Три корабля против целой системы? Выглядит, так как будто у местных ребят есть шанс. Также заметил, что я начал уговаривать сам себя. Не уверен, что хоть кто-то из местных жителей когда-нибудь видел «одержимого» или, тем более, живого Демона. Во всей системе, сейчас, только мы имели подобный опыт. А учитывая умение хаоситов выдёргивать из Подпространства подмогу и захватывать тела людей, подозреваю, что блицкриг на несчастных планетах организуется очень быстро.

— На выход, — кивнул я, максимально отодвигая момент принятия решения. Все равно нужно было вернуться на эсминец. Бежать или сражаться, всё равно нам нужно быть на корабле, нет не так, мы необходимы на этом корабле, ведь последнее сражение с космодесантом показало, что некоторые из нас полезны и в открытом космосе.

Выйдя на улицу, я увидел некоторое оживление. Принца и его свиту, остановила группа народу, причем, судя по его лицу, он этому был абсолютно не рад. Смуглый, невысокий человечек, приятной округлости (похоже, у местных это локальный бодипозитивный тренд) размахивал руками и что-то громко кричал. Я заинтересовался, и подошел ближе, чтобы услышать их разговор

— Господин Иванов, вы просто обязаны забрать меня с собой! Со мной будет всего-навсего 50 человек. Это самые ценные кадры нашей системы. Мы будем правительством в изгнании. А вернувшись, мы восстановим всё заново. Все контракты будут вашими. Абсолютно все! Я вам обещаю!

Выглядело это, честно говоря, жалко. Кажется, местные вряд ли в состоянии за себя постоять. По крайней мере, их верховный «главнокомандующий» — точно отчаянный трус!

Принц, похоже устал выслушивать истерику толстяка и коротко кивнул. Я не заметил, кто конкретно из Одарённых применил Дар, но окружающие люди с криками боли попадали на землю, держать за голову.

В буквальном смысле переступив через тело просителя, принц и его сопровождающие двинулись дальше к космопорту.

— Что это было? — повернулся я к ребятам.

— Что-то похоже на «Ужас и Боль», — задумчиво почесал затылок Пашка. — Сила Дара и его скорость были весьма впечатляющие. Подозреваю, что я ещё не готов оперировать Энергией на таком уровне.

— Ну, это ожидаемо, — присоединилась к разговору Инесса. — В императорскую семью принимают на службу самых сильных Одарённый, из существующих в Империи. Так что да, согласна со Смирновым. Хорошо, что нам не пришлось с ним драться…

— Пока, — раздался короткий возглас.

Мы все повернулись сторону невозмутимого Накамуро.

— Что ты сказал, друг мой? — уточнил я.

— Хорошо, что нам не пришлось с ними драться. ПОКА, — невозмутимо сказал японец. И, через секунду добавил. — Всю свою жизнь прилежно учись. Каждый день становись более искусным, чем ты был за день до этого, а на следующий день — более искусным, чем сегодня. Совершенствование не имеет конца.

— Здравое замечание, — похвалил я «самурая».

В этот момент, ближайшие люди, со стонами начали подниматься на ноги. Толстячок, как только его взгляд стал осмысленным, тут же сфокусировал его на нас и бросился ко мне в ноги. В буквальном смысле этого слова. Похоже, его двигательные функции не вполне еще восстановились, поэтому он прополз на коленях и, добравшись до меня, бессильно оперся руками в грязную поверхность улицы.

— Вы же наемники? Верно? Я президент Гевара, мы с вами должны были завтра встретиться. Умоляю, заберите меня и моих людей с собой!

— Куда «заберите»? — уточнил я.

— Как куда? — удивился толстяк. — Куда угодно прочь с этой планеты! Вы что, не знаете? К планете приближается Армада Хаоса!

— А как же мирные жители? — поинтересовался я. — Которые, как я понимаю, голосовали за избрание вас своим президентом. Подозреваю, что в ваши обязанности входит также руководство защитой планеты на случай ведения боевых действий?

— Я не военный! Я администратор! — затараторил президент. — Воевать с Хаосом? Я всего лишь мирный человек!

— Поэтому «мирный человек» хочет сбежать и бросить на растерзание Хаоса весь свой народ, который поверил в него и поставил над собой?

— Я все исправлю, — закивал головой президент. — Я все-все исправлю. Когда вернусь из ссылки! В том-то и дело, что я не могу позволить погибнуть избранному народом президенту! Я вернусь и восстановлю планету из пепла и наш мир станет снова цвести и процветать!

Кажется, я понял, чем он «зацепил» местных жителей. Балабол он ещё тот.

— Восстановить из пепла? — скептически улыбнулся я. — Что вы знаете о Хаосе? Боюсь, нечего будет восстанавливать. После «одержимых» останется мёртвая планета… Если, вообще, она останется.

— Заберите нас отсюда! — кажется, президент собирался расплакаться. — Вы же наемники? Вы же работаете ради денег? Я предлагаю вам контракт на эвакуацию. Скажите сколько вам нужно! Любую сумму! И мы договоримся!

— Контракт на эвакуацию? — внимательно посмотрел на него я. — Я согласен, если на борт поднимутся только женщины и дети.

— Да-да, непременно, это будут только женщины и дети! Я все мужчины останутся здесь, чтобы защищать планету. Но мне самому, с превеликим сожалением придётся покинуть ее, так как я просто незаменим, а оставаться здесь просто опасно!

Я оглядел стоящих вокруг него охранников и приспешников, которые нахмурились, и в руках у некоторых дёрнулось оружие. Кажется, они не готовы были к такому развитию событий.

— Ты просто трусливая скотина! — выдал я своё заключение. — Или ты думаешь, что можно всех купить за деньги? Купить их честь, совесть, и заставить людей пойти против собственных принципов?

— Но, вы же наемники… — растерянно начал губернатор. — У вас же нет… принципов… Извините!

Тут я не выдержал и рассмеялся, повернувшись к своим ребятам.

— Не в бровь, а в глаз! Кажется, этот слизняк нас раскусил! К черту принципы, забираем деньги и полетели отсюда?

Ребята потупили взгляд, даже Пашка выглядел смущенным.

— Вот как так может быть? — покачал головой я. — Улететь отсюда — это самое здравое решение! А улететь отсюда с большими деньгами — решение ещё лучше. Что делать, когда твоя совесть восстает против такого разумного решения?

— Следовать своей совести, — во второй раз за целый день открыл рот Тадаси. — Когда приходит время, размышлять некогда. И если ты не успел обдумать всё заранее, скорее всего ты опозоришь себя!

— Кажется, сегодня у меня передоз самурайских мудростей, — покачал головой я.

— То есть вы нас всё-таки заберёте отсюда? — не терял надежды президент.

— Нет, — покачал головой я. — Мы вас отсюда не заберём.

Я сделал паузу и с некоторым садистским удовольствием наблюдал за отчаяньем, проступившем на лице труса.

— Мы попробуем отбить атаку Хаоса.

— Вы с ума сошли? От изумления, в голосе толстяка пропал страх. — Сражаться с Хаосом? Это же самоубийство!

— Самоубийство для Хаоса — да, — взоржал Пашка, который, кажется, принял для себя неизбежное и вернул себе нормальное расположении духа.

— Дело в том, что я и мои товарищи, — я обвёл руками стоящих рядом друзей. — Одарённые. А ещё нам, по случайному, но счастливому совпадению, приходилось иметь дело с хаоситами. И по тому, что мы стоим перед вами, вы можете понять, что это противостояние мы выиграли.

Президент хмурился, пытаясь разобраться в своих мыслях, но на лице у него уже проступала робкая надежда.

— Но у меня два условия, нет — три.

— Все что угодно! — кажется, он переварил полученную информацию, выглядел он уже немного более воодушевленным.

— Первое. Вы передаёте командование вашими Силами Обороны мне, точнее моему человеку.

Я замолчал, президент блымкал глазами и смотрел на меня растерянно.

— Моя фраза подразумевает ваше подтверждение. Да, или нет?

— Да-да, конечно Господин Одарённый, — похоже, «волшебная аура» одарённых начала действовать.

— Второе. Вы нам заплатите. И заплатите очень много. Но, только в том случае, если атака Хаоса будет отбита.

Я снова замолчал, на этот раз президент сориентировался быстрее.

— Да-да конечно! Сколько скажете!

— Третье. После всего этого, вы, добровольно, уйдёте с поста президента, иначе, я лично пристрелю вас, как бешеную собаку! Это тоже понятно?

На этот раз, я своим чувствительным слухом уловил одобрительное ворчание собравшихся вокруг людей.

— Но, у нас демократия! Это так не работает! — даже в такой ситуации, этот мерзкий человечишка цеплялся за ускользающую из его жирных рук власть. Хмм… Похоже, меня начинает «накрывать».

— Знаешь что, я передумал! — Я аккуратно вытащил меч из ножен, и приставил лезвие к его горлу. — Пожалуй, я казню тебе прямо сейчас! За предательство интересов вашей Федерации!

Я поднял голову и обвел взглядом присутствующих граждан.

— Есть возражения?

Большинство промолчало, а некоторые даже одобрительно закивали.

— Стойте! Я согласен! — завопил толстяк.

— Вот и хорошо, — убрал я негодующий меч обратно в ножны. — А теперь нам пора. И я повторяю. Немедленно дайте связь на капитанский мостик «Агаранора» и переведите всю координацию обороны на капитана Дюрера!

— А вы точно не улетите? — проблеял президент.

Я покачал головой, разговаривать с этой «плесенью» мне уже просто не хотелось, поэтому я махнул ребятам, и мы бегом побежали к стартовой площадке, где нас ждал орбитальный челнок.

* * *
— Что мы имеем? — спросил я Макса, когда мы добрались до эсминца.

— Командовать всей операцией? — не удержался от бурчания старый вояка. — Неожиданно, но приятно!

— Как будто ты раньше не занимался чем-то подобным? — хмыкнул я.

— Не буду скрывать, я водил флотилии в бой, что вызывало забавный скрежет у благородных военачальников, — тепло усмехнулся старым воспоминания Дюрер. — Но, это были боевые регулярные военно-космические силы Империи! А не вот это вот всё!

Он махнул рукой на тактический экран.

— Оба корвета, в первую минуту, сдрыстнули на противоположную, от направления вторжения, сторону планеты. Судя по снующим туда-сюда челнокам, их экипажи забирают с поверхности планеты родственников и собираются отсюда валить. Все, я повторяю, все (!) грузовые суда, отстыковались от причалов и рванули прочь. На орбитальных станциях паника. Кажется, они, вообще, не знают, что им делать. Часть из экипажа бежит вниз. Другие — бегут вверх, надеясь, что в пустоте космоса их не тронут. Полнейший бардак, если позволите высказать свое мнение.

— Ясно, капитан, но нам просто необходимо их «приземлить» до того, как они доберутся до поверхности планеты. Кстати, какую планету они выбрали в качестве своей первой цели?

— Они идут на Сальватор-2, — он указал на промышленную планету системы. — Она ближе к ним. Вдобавок, менее защищена.

— Как вы думаете что они будут делать?

— При всём уважении, Антон, — Максимилиан покачал головой. — Когда я сказал, что я руководил космическими сражениями, то я имел в виду, что воевал против таких людей как я и вы. Как поведёт себя в космическом сражении Хаос, я понятия не имею. Так получилось, что сейчас здесь, именно вы главный эксперт по космическому бою с хаоситами. Хотя ваши навыки я считаю… гхм… несколько слабоватыми, — не упустил момент слегка поддеть меня старый юморист.

— Я вижу, что фрегаты сильно вырвались вперёд? — перешёл я к сути дела.

— Так точно, — тут же посерьезнел капитан, включаясь в работу. — Этот кусок камня, хоть и способен самостоятельно передвигаться, но делает он это не очень умело, поэтому эти двое прут напролом. Что несколько странно, для меня как для, флотоводца.

— Это — первый урок ведения космического боя против Хаоса, капитан, — нахмурился я. — Они не боятся умереть, потому что они просто не могут умереть. Да, они ценят полученные человеческие тела, возможно, будут их несколько оберегать. Но у них есть основная задача — получить больше тел для своих собратьев. Они стремятся выполнить её как можно быстрее!

Я задумался, обдумывая и подбирая дальнейшие слова.

— Подозреваю, но это не точно, что вести космические сражения хаоситы могут не лучше, чем я. Согласно опыту человечества, внедренная Враждебная Сущность использует знания и опыт тела-носителя. Однако, далеко не все человеческие тела, к счастью для нас и к их сожалению, рассчитаны на принятие внутрь себя Сущности. Да, к Хаосу, подавляющее большинство тел не готово! Поэтому, и получаются тупые «одержимые», не имеющие собственной воли, и следующие исключительно приказам своих, более «умных» командиров, которых, как правило, не так уж и много.

— То есть всех хаоситы тупые? — подал голос молодой помощник Навигатора, которого Миура нашел себе «на вырост», для дальнейшего воспитания.

Я рассмеялся.

— Вы знаете старую земную байку про носорога?

— Нет сэр! — помощник Навигатора сам офигел от собственный наглости, и несколько стушевался

— Носорог от природы почти слепой, но с его массой, разве это его проблема? Хаоситы давят массой! Я знаю, что среди них есть отличные военачальники… Имел… Гхм… Возможность убедиться в этом лично. Вопрос в другом. Есть ли нормальные командиры на этих корытах? — ткнул я пальцем, в рвущиеся к мирной планете корабли. — Раз они здесь, один есть точно!

Я повернулся к, внимательно слушающему меня, Дюреру.

— Ты что там с обороной планет и какие наши действия? Забудьте про Хаос! Действуйте так, будто против вас выступает лучший военачальник, которого вы знаете!

— Есть, сэр! — кивнул Макс. — Корветы не выходят на связь. Похоже, действительно, решили сбежать. Станции потихоньку оживает — у них нет другого выхода. И они готовятся к бою. Вот только станций на Сальваторе два, всего три штуки. И только одна из них расположена со стороны приближающегося врага.

— Кстати, я могу ошибаться, но орбитальные станции, даже такие старые, рассчитаны на ведение боя против целых флотов? В том числе, и против линейных кораблей?

— Теоретически, это так, — ответил капитан. — А вот практически… Антон, посмотри на эти станции! Мне кажется, через некоторое время, они сами, без чьей-то помощи просто осыпятся на планету. Это просто, с трудом функционирующий, хлам. Насколько я понял за ракетно-торпедными боеприпасами не следили должным образом, не обновляли и у их боевых частей давно вышел срок годности. Я удивлюсь, если в сторону врага полетит хоть одна торпеда. А их лучшее оружие? Надеюсь, что генератор не сдохнет после первого же залпа!

Всё так плохо, капитан? — нахмурился я.

— Все гораздо хуже. чем ты думаешь сынок… Простите, сэр!

Я кивнул.

— Ну, значит, мы можем рассчитывать только на себя… Как, впрочем, и всегда! Объявляйте боевую тревогу, капитан! Покажем этим тварям, кто настоящий венец Эволюции!!!

Обращение Автора

Спасибо всем откликнувшимся на редактирование. Не обижайтесь, если не ответил, я всё прочитал. Сейчас, попробую отдать некоторым ребятам — вместе глянем на результат.

И это. Может отдохнёте от прод на выходных?)

Глава IV

— Сэр, — раздался озадаченный голос связиста. — Нас вызывает один из корветов. Будете отвечать?

— Конечно же, — заинтересовался я.

— Корвет Земной Федерации «Кабальеро» вызывает эсминец «Араганор»! Повторяю, корвет «Кабальеро» вызывает «Араганор»… — послышался монотонный голос из динамика.

Я наклонился к микрофону.

— «Араганор» слушает. Кто на связи?

Зажегся экран, показав пожилого смуглого мужчину с пышными усами и усталым выражением лица. Судя по повязке, пропитанной кровью, он только что побывал в бою.

— Сэр! Я старший чиф Родригес. Экипаж полностью взял под контроль корвет, мы готовы выполнять ваши приказы. Вы же собираетесь защитить нашу планету? — с надеждой уточнил старшина.

— Да, старший чиф, именно так мы и собираемся поступить! Что у вас случилось?

— Ну, мы повязали офицеров, кое-кого пришлось пристрелить. Но, корабль более-менее боеспособный. Мы не побежим, сэр! Вся команда на борту готова к выполнению боевой задачи!

— Вы служили старший чиф? — подключился к разговору Дюрер.

— Так точно сэр! 10-й имперский флот, тяжелый крейсер «Его Императорское Высочество Принц Конрад», сэр!

— Командующим флотом был адмирал флота Серегин, если я не ошибаюсь? — уточнил Максимилиан.

— Так точно, сэр! Храни Император его душу! — просветлел лицом усач.

— Хороший флот, боевой, и адмирал — толковый командир… Был… — одобрительно кивнул мой капитан. — А что со вторым корветом, Родригес?

— Ребята работают над этим, — не успел произнести старший чиф, как на панели замерцал огонёк параллельного вызова.

— Лейтенант Гарсия, сэр! Корвет «Эсперанса» также в вашем распоряжении! Нам нужно десять минут, чтобы отправить гражданских обратно на планету.

— Отличные новости! — повеселел Максимилиан. — Все боевые посты достаточно укомплектованы?

— Офицеров практически не осталось, вот только лейтенант принял нашу сторону. Но, большинство рядового состава знают своё дело! Вы только покажите нам цель, сэр! — ответил за обоих Родригес.

— Обязательно покажу, — Дюрер посмотрел на часы. — Итак, через пятнадцать минут вы двигаетесь к координатам… Ордер… Всё ясно?!

— Так точно, сэр!

— Отбой связи, — сказал ветеран и отключился.

— А жизнь, кажется, налаживается? — улыбнулся я.

— На флоте всегда так, — пожал плечами старый капитан. — Офицеры часто недооценивают личный состав. Если в Имперском флоте, как правило, угроза наказания неотвратима, то в некоторых таких… гхм… демократических… — скривился Макс. — образованиях, это иногда играет на руку. Хотя, в данном случае, явно не на руку их командирам.

— Никто не любит трусов, — покачал головой я.

— Согласен, — кивнул капитан. — А сейчас, Антон, с твоего позволения, я займу делом.

И Дюрер занялся «делом». Корветы, быстро скинув с себя мне ненужный «балласт», ускорились и рванули в указанное место встречи. Оба корвета были класса «Гром», имперской постройки, но с абсолютно запредельным годом выпуска. Только благодаря имперским технологиям они, до сих пор, оставались на ходу. А видя общее состояние с военной техникой в этой системе, подозреваю, что не всё на их борту функционировало, как нужно. Это были артиллерийские корветы, основной целью которых являлась борьба с системными кораблями внутри звёздных систем. Они могли успешно отстреливать пиратов, контрабандистов и прочую нечисть, рассчитанные больше для патрульной службы, нежели для активных боевых действий в составе больших флотских соединений. Но, имеем то, что имеем.

Быстро ревизия «Араганора» не очень порадовала. На Балте не было возможности пополнить запас противокорабельных торпед, поэтому у нас оставалось два полных залпа, чего, в свете размеров странного корабля хаоситов, было явно недостаточно.

Я отошел в сторону, став за спиной оператора РЛС, откуда удобно было следить за предстоящем боем, и где я не мешал работе капитана.

Дюрер яростно ругался с начальником орбитальной станции, курс на которую, сейчас держал флот Хаоса. Судя по звучащим словам: «сраные трусы» и «жалкие бабы», капитан мотивировал испуганный персонал станции в свойственной ему жёсткой манере.

Тем не менее, это привело к результату. На экране добавилось, помимо двух корветов, телеметрия, транслируемая со станции «Звёздная Пыль». Максимилиан очередной раз оказался правым. Всё было хуже, чем я думал. Ракетно-торпедное оружие было законсервировано, боезапас отсутствовал напрочь. Из двенадцати орудий главного калибра, функционировало только восемь. В настоящий момент, они спешно заряжали изношенные конденсаторы для того, чтобы произвести залп.

Я не выдержал, и подошел капитану.

— Какой план капитан?

— Я очень беспокоюсь о состоянии станции, — честно сказал Макс. — Судя по полученным данным диагностики, у них возникнет отказ всех систем после первого же залпа. Поэтому, с фрегатами мы попытаемся разобраться самостоятельно, оставив сюрприз для их «каменюки». И да, эти фрегаты совершенно не обращают внимание на нас, что нам несомненно на руку.

Он кинул взгляд на тактический экран и недовольно скривился.

— Кажется, корветы не успевают. Они выдают, едва ли, половину своей нормальной скорости. Похоже, что эти, в нормальном состоянии очень быстроходные корабли, сейчас находятся в отвратительном порядке. Ну что ж, значит нам придётся вступить в бой первыми!

— Носовые аппараты товсь! — скомандовал Дюрер, — Дадим шанс Арни проявить себя, — бросил он мне короткое пояснение. — Мостик вызывает БЧ пять, Арни! Ты как там старый хрен, постреляешь по «воробышкам»?

— Цели мелковаты — согласен, — буркнул артиллерист. — Но, если ты, старый хрыч, выполнишь то, что я от тебя потребую, то одного «воробушка» мы точно поджарим.

Капитан выполнил пожелания Гаусса, чётко, как обычно. К сожалению, луч ударил по касательной, хотя, выполнил свою задачу. Щиты были сняты полностью, а часть брони испарилась вместе с навешенным на корпусе оборудованием и вооружением. Повреждённый корабль резко сбавил скорость и сбился с траектории движения.

— Чтоб ты понимал Антон, — хмыкнул Дюрер. — Даже сейчас, в действующем Имперском флоте, таких артиллеристов, как Арни практически нет. И скоро совсем не будет!

— Да-да, я это уже понял, — улыбнулся я. — И да, я понял, как мне с вами повезло.

Макс усмехнулся.

— То ли ещё будет! Мне бы мой старый линкор, ну или хотя бы крейсер, — мечтательно вздохнул ветеран.

— Ну, где брать линкор я без понятия, а вот один линейный крейсер есть у меня в загашнике, — невозмутимо ответил я, наблюдая за реакцией собеседника.

— Ты сейчас шутишь? — Несмотря на скорый и неотвратимый бой, Дюрер очень заинтересовался.

— Ну пошутил я только в одном. Что он припрятан «у меня», — задумчиво почесал переносицу я. — Но он, скажем так, в почти свободном доступе.

— Мне непременно нужно будет поговорить с тобой на эту тему. — улыбнулся капитан. — После боя, конечно.

— Разумеется, капитан, — кивнул я и снова отошёл в сторону от Максимилиана.

Второй фрегат полностью игнорировал подбитого собрата и, не снижая скорости, чесал к станции.

— Аппараты пли! — скомандовал капитан. Эсминец привычно вздрогнул, выпуская смертоносные гостиницы. В нутре боевого корабля с гулом зашевелились зарядные механизмы, загружающие следующую партию торпед.

— Ну посмотрим, на что способны эти ублюдки, — недобро ухмыльнулся старый капитан.

На такую явную угрозу, как четыре «Гарпуна», несущихся ему вслед, фрегат отреагировал манёвром уклонение и беспорядочной стрельбой орудий ПКО. Однако, «Гарпуны» были на редкость живучим оружием уничтожения. Они даже имели, в отличие от многих других, более дешёвых типов торпед, индивидуальный фронтальный шит, который позволял минимизировать повреждения от заградительного огня.

Оба фрегата окутались вспышками от запусков противоракет. Их было до Хаоса много! Две торпеды были сбиты на подлёте, третья почти долетела, но ей, похоже, прямым попаданием, отрубило двигатели, так как боеголовка не активировалась, а сама она отлетела в сторону мёртвым куском металла. А вот четвёртая торпеда достигла цели, осуществив подрыв боеголовки вблизи от фрегата.

Противокорабельная торпеда «Гарпун», прямым попаданием пробивала корпус крейсера, а, с большой вероятностью и линкора. Такой близкий подрыв изрешетил небольшой фрегат, кажется лишив его управления. Похоже, мы его вывели из строя.

Однако, я ошибался. Маршевые двигатели фрегата снова вспыхнули огнём, с перебоями и рывками, но тем не менее, фрегат продолжил двигаться к планете.

— Мы на позиции! — раздался доклад временных капитанов корветов.

— Добейте «подранка», — приказал Дюрер. — Только осторожно! Работайте орудиями с максимально возможного расстояния. Пусть лучше вы просто промахнетесь, чем получите подарок от ублюдка. Судя по показаниям, торпеды запускать он уже не в состоянии, а вот ракеты еще может. Ваши орудия в норме?

— Частично, — за двоих, немного смущено, ответил лейтенант. — Но ваш приказ мы выполним любой ценой!

— Молодцы, — одобрительно кивнул Максимилиан, и, уже отключившись, добавил мне. — Возможно из пацана выйдет толк, если он не сдохнет в скором времени.

— Внимание!!! Торпедная атака! — выкрикнул оператор РЛС.

Первый повреждённый фрегат развернулся к нам, и выпустил две торпеды в нашем направлении.

— Арни, ты видишь? — связался капитан с артиллеристом.

— Так точно, вижу! — тут же ответил Гаусс. — Не ссы, кэп! Судя по показаниям это что-то очень древнее, и очень медленное. Всё сделаем в лучшем виде!

И снова Арни оказался на высоте — обе торпеды были сбиты еще на дальней дистанции.

— Орудие готово, готов продолжить охоту, — раздался невозмутимый голос пушкаря через пятнадцать, в течение которых мы осторожно подходили к вражескому фрегату.

— Если сделаешь его этим выстрелом, с меня коньяк, дружище! — «замотивировал» капитан главного артиллериста.

— Тот «Курвуазье», что ты ныкаешь от меня уже второй год? — хмыкнул Арни. — Заметано! А теперь, наблюдай за работой профессионала.

Не знаю, было ли это случайность или совпадение, или Гаусс так сильно хотел добраться до запасов Дюрера, но выстрел из главного калибра, совпал с моментом запуска следующих торпед вражеским фрегатом. Они дружно сдетонировали, и корабль просто разорвало на части.

— Ну всё, сегодня бухаем! — самодовольство в голосе артиллериста сочилось через край.

— Пора помочь ребятам, — задумчиво сказал Макс и, в этот же момент, второй фрегат хаоситов рассыпался на куски от яростного огня союзных корветов, которые поправ приказ и здравый смысл, буквально вступили в клинч с противником.

— Эй молодёжь! Я же приказал стрелять с дальней дистанции! — нахмурился Дюрер. — Вы, конечно, молодцы и всё такое, но приказы нужно исполнять!

— Извините сэр, — снова вышел на связь лейтенант. — Но, у нас нет таких потрясающих оружейников, как у вас, да и орудия слабоваты. Единственным правильным решением в данной ситуации было сблизиться с врагом, это моя вина сэр. Готов понести наказание!

— Победителей не судят, — покачал головой Максимилиан. — Слыхал о таком, сынок?

Судя по заблестевшим глазам лейтенанта, он о таком «слыхал». Однако, он ничего не ответил, лишь коротко махнул головой.

— Служил на флоте сынок? — поинтересовался капитан.

— Никак нет, сэр! Не взяли, сэр! Не признали достойным, для службы в ВКС Империи.

— Ну, это они погорячились, и я сейчас не пытаюсь тебе льстить, уж поверь моему опыту, — хмыкнул Дюрер, увидев гордо задранный нос и загоревшемся взоре юнца, и добавил, — Но ты не расслабляйся, пацан, сейчас нас ждёт кое-что посерьезней, чем два ржавых корыта.

Он отключился и посмотрел на меня.

— Стыдно признаться, но я понятия не имею что делать с этой дурой. Судя по всему, это цельный кусок скалы. Если долбить его нашим оружием, то, скорее всего, мы все умрём от старости прежде, чем раздолбаем его. Есть одно предположение. Это его двигатели. Но, в этом ракурсе я пока не вижу, как они расположены и как хорошо защищены. Вряд ли мы его уничтожим, но по крайней мере обездвижим.

— Действуйте капитан!

Пальцы первого помощника запорхали по клавиатуре, переводя приказы капитана в цифры и изображения. На карте, над зелёными точками союзных корветов появились названия «Флаг-2» и «Флаг-3», а над «Араганором» — «Флаг-1». Тут же нарисовались вектора движения, направления маневра, пути отхода и прогнозируемые действия.

На моих глазах «Флаг-2» и «Флаг-3» разделились и, сильно забирая, соответственно влево и вправо, начали обходить вражеский корабль с флангов, держась от него подальше. «Араганор» потихоньку оттягивался к планете и станции, также сохраняя безопасную дистанцию.

— Надеюсь, что корветы покажутся ему слишком маленькой целью, чтобы он обратил на них внимания. Жалко будет пацанов, — задумчиво произнёс капитан, следя за обстановкой на экране.

Эти тактические манёвры заняли почти час. «Каменный корабль» не стал отвлекаться на корветы, продолжая упорно переть к планете.

— Есть картинка, сэр! — раздался голос старшего чифа.

Дюрер наклонился над монитором, чтобы разглядеть всё подробнее и сокрушенно покачал головой.

— Проклятые твари! Смотри Антон, — он показал на картинку, передаваемую с внешней камеры «Кабальеро». Сплошная скальная порода, из четырёх отверстий которой, вырывались выхлопы двигателя. — Они спрятаны глубоко. Слишком глубоко для нашего оружия. Мне нужен новый план!

Я задумался, бросив взгляд в сторону орбитальной станции, на борту которой сейчас, наверняка, находится много испуганных людей.

— Кэп, я не хочу умничать, но насколько я понимаю, калибр орудий на «орбиталке» сильно больше нашего, не так ли?

Дюрер непонимающе на меня посмотрел, а потом в глазах у него появилось понимание.

— Зря я на тебя наговорил сынок… Сэр… Возможно, из тебя ещё вырастет флотоводец! Да, одновременный залп из всех орудий достанет двигатели этого гада. Вот только, у артиллеристов должны быть для этого «прямые руки», а эта сволочь должна повернуться к нему жопой.

— Сэр! Посмотрите! — отвлек нас оклик оператора РЛС.

— Странно, — нахмурился Максимилиан. Он указал пальцем на пять, нейтрально-голубых точек, которые приближались к нам. Он нажал кнопку вызова.

— Внимание! Говорит эсминец «Араганор». Наёмное подразделение «Дети Императора». Назовите себя и обозначьте ваши намерения!

За помехами последовал ответ, без визуального контакта.

— Сэр не стреляйте! Это капитан Эстебан. Зерновоз «Кончита», «Грузовой компании № 1» Звёздной Федерации. У нас нет вооружения на борту, сэр

— Тогда, за каким Хаосом вы летите сейчас сюда? — нахмурил брови капитан.

— Все наши семьи на Сальваторе-2, сэр! Мы готовы поступить в ваше полное распоряжение, если это как-то поможет и даст нашим детям шанс выжить!

Максимилиан, на секунду, отпустил кнопку микрофона.

— Первое впечатление об этой системе, надо признать, было обманчивым. Среди местных жителей, всё-таки, есть отважные люди! — он снова вернулся к переговорам. — Что у вас на борту?

— Трюмы полностью забиты зерном, сэр! А кроме экипажа, есть ещё некоторое количество народа, который готов сражаться!

Дюрер замолчал, переводя взгляд туда-сюда на тактической карте с одного сектора на другой, после чего хмыкнул и повернулся ко мне. — Знаешь, Антон? Возможно, у нас получится. И нет, Арни не сможет стрелять отсюда. Слишком ювелирную работу ему придётся произвести.

— Ждите дальнейших указаний, капитан! — произнёс Макс в эфир, адресовав послание подходящим грузовикам и переключился на внутреннюю связь.

— Арни, старая ты перечница! Ты не забыл, как выглядит главный линейный калибр?

— Вряд ли такое можно забыть, — тут же ответил артиллерист. — Это же, как лучший в твоей жизни секс, который тебе уже, в силу возраста, сейчас не доступен.

Дюрер добродушно рассмеялся.

— Ну, тогда тебе повезло, потому что я обеспечу тебя, как ты выразился, лучшим сексом в твоей жизни прямо сейчас! Бегом в ангарный отсек и захвати с собой своих лучших наводчиков! Но оставь кого-то, кто может, по крайней мере, один раз стрельнуть торпедами. Лучевик уже не понадобится, так что можешь оставить кого-то не очень толкового.

— Принято, бегу! — Арни отключился, а я в очередной раз поразился выучке и дисциплине старых вояк. Это смотрелось немного странно на фоне их неуставных подколок прямо во время боя, но это было так. Не возникло вопросов «зачем», «почему», «куда» — приказ капитана святое и заслуженный ветеран бросился своего исполнять.

— Вы хотите отправить Арни на станцию? — уточнил я.

— Точно. Ему опять придётся сделать невозможное. У него будет всего один залп, и у меня нет желания рисковать нашим единственным шансом.

Он снова вызвал зерновозы.

— Капитан, на что вы готовы пойти, ради своей семьи и народа?

— На все, сэр, — тут же раздался ответ.

— Даже умереть за них?

Следующий ответ пришел с небольшой задержкой.

— Так точно сэр. Но… Не хотелось бы, сэр! У меня крестины у младшей дочки на следующей неделе!

— Я тебя понимаю капитан. Я постараюсь сделать так чтобы ты увидел свою жену и не пропустил крестины. Но, дело рискованное, поэтому случится может всякое. Итак, слушай приказ…

Обращение Автора

Ну всё, шашлык замаринован, «розовенькая» в морозилке. Адрес даже не спрашивайте. Ушёл восстанавливать психику, чего и вам желаю! Хороших выходных!

Глава V

Всё-таки мозг имперского ветерана работал несколько по-другому. Для него люди, как и техника, были, в первую очередь, инструментом, во-вторую очередь — ресурсом. Бескрайняя Империя могла позволить себе достаточное количество кораблей и людей, способных выполнять любые поставленные перед ними задачи.

Там, где в малых государствах (или Линиях) командир заботился о своих людях, и дорогой технике, воспринимая их как ценный, или, в случае с людьми — невосполнимый ресурс, имперский командующий относился к этому, как к простым цифрам. Достаточно сил и средств чтобы достигнуть поставленной цели, либо их недостаточно. Во втором случае, он всегда мог затребовать новый ресурс. Да слово «ресурс», применяемое к живым людям, выглядело несколько, по моему мнению, цинично, однако, с Именем Императора на устах, имперские войска шли в атаку. И умирали в бою.

Не знаю, смог бы лично я принять такое решение, какое принял отставной капитан имперских ВКС, но что касается эффективности — это было лучшее решение, на данный момент.

Всем пяти грузовозам был отдан приказ идти на сближение с «каменным кораблём» хаоситов. Да нет, к Хаосу, им было приказано идти на таран! Причём, сделать это одновременно и в определённой точке траектории, дабы весь дальнейший план мог осуществится. Я видел, как часть челноков с некоторым количеством экипажа, отходят от грузовиков, направляясь на станцию.

Лишние жертвы были, по словам Дюрера «бессмысленны и нерациональны», поэтому на кораблях остались две категории людей. Первые — нужные, для минимального функционирования судна, и вторые — отважные или отчаявшиеся, кто оценил свою жизнь меньше, чем жизнь своих родных и своего народа.

Арнольд Гаусс доложил о прибытии и взятии под контроль орудийных систем орбитальной станции «Звёздная Пыль», вся его речь перемежалась крепкими словами. Он не стеснялся в выражениях, выплескивая свои чувства. Как он витиевато загнул: «старый хрен Дюрер его откровенно нае… гхм… обманул, предлагая повторить лучший сексуальный опыт в его жизни. По его словам, ему досталась дешёвая шалава из подворотни, которую, если уж совсем невтерпеж, то для того, чтобы „попользовать“, нужно было длительное время отмывать и лечить.»

На что Максимилиан, ничуть не смущаясь, резонно ответил артиллеристу, что другой «шалавы» в обозримом пространстве нет, времени, чтобы привести «её» в порядок тоже нет, поэтому Арни придётся сжать зубы и превозмогать.

Оба корвета и «Араганор» вышли на заданные позиции, чтобы в случае неуспеха миссии «камикадзе», всё-таки попытаться развернуть осколок камня нашим жалким оружием. Свой корабль я подставлять под удар точно не стану, а вот, судя по переговорам с новыми командирами корветов, воодушевленных последним успехом с фрегатами хаоситов, их экипажи были готовы идти до конца. Учитывая разницу в тоннаже между зерновозами и корветами, это представлялось, как бесполезная трата «ресурсов», однако храбрые экипажи были готовы идти до конца. По крайней мере, ни один человек не сошел с борта маленьких корветов.

Одиннадцать точек появились на радаре, идя с нами на сближение. Связавшись с их капитанами, мы выяснили что на место боя подтягиваются системные сторожевые корабли Противокосмической Обороны Звёздный Федерации. Кажется, люди поверили, что они смогут победить в этой битве. По крайней мере, на «сторожевиках» бунта не было, и «революционным матросам» не пришлось захватывать корабли, так как их капитаны приняли решение вступить в бой самостоятельно.

По большому счёту, «сторожевики» представляли собой небольшие кораблики, не оборудованные под пространственным двигателем, который позволил бы путешествовать между звёздными системами. Они, в большей степени, были полицейскими кораблями, а также выполняли функции спасателей, в случае необходимости, внутри системы.

И вооружение у них было соответствующее. Маломощное оружие, работающее на близких дистанциях, способно было напугать невооруженный транспорт, однако вступать в боестолкновение с любым из боевых кораблей было подобно самоубийству.

Дюрер очень скептически отнесся к новым членам своей «мощной флотилии», но, после небольшого раздумья буркнул что «дареному коню в зубы не смотрят», «и эти на что-то сгодятся» и раздал приказы капитанам системных кораблей, обозначая их дальнейшие действия.

Немного успокаивало одно. Судя по телеметрии, на «каменном корабле» хаоситов оружие имелось в минимальном количестве. Учитывая его толстую шкуру, это было понятно — астероидов он не боялся, да и немногие корабли в Галактике могли нанести ему какой-либо серьезный ущерб, не говоря уже о летальном.

Уверен, трансляция происходящего боя передавалась на все планеты и станции системы Сальватор, и, в данный момент, два миллиарда людей прилипли к экранам, наблюдая за битвой, в которой решалась их судьба.

Наконец, грузовики отправили лишних людей в безопасное место и легли на нужный курс. И тут случилось неожиданное. На бугристой, изъеденной временем, поверхности астероида открылись невидимые до этого шахты, из которых полетели ракеты и торпеды в сторону приближающихся «смертников».

— Уничтожить! — скомандовал Дюрер, а я в очередной раз посмотрел на старого капитана уважительно. Похоже, для всех нас это было неожиданностью, кроме капитана, который, как я понял только сейчас, изначально расположил корветы и сторожевики по курсу следования наших грузовых кораблей, где они имели возможность прикрыть беззащитные большие корабли огнём своих батарей ПКО.

В данный момент, двум корветам и одиннадцати сторожевикам, а также «Араганору», предстояло выступить в качестве кораблей противокосмической обороны, к слову сказать, ни один из наших кораблей на это не был заточен. Но, в очередной раз скажу — имеем что имеем.

Летящие в сторону зерновозов боеприпасы, при ближайшем рассмотрении, выглядели как сборная солянка, с непонятными тактико-техническими свойствами и, похоже, собранными с разных кораблей разных эпох и поколений. Вместо скученного облака контролируемого запуска, когда боеприпасы выпускались группой, в чётком ордере, здесь, из-за разности типов вооружения, «облако» растянулось в «длинную линию», впереди шли более быстроходные ракеты и торпеды, за ними не поспевали их более тихоходные «товарищи».

Ну что ж, хоть в этом нам повезло. Наши корабли открыли плотный заградительный огонь, стараясь минимизировать потенциальный урон, наших «камикадзе». Получалось очень по-разному. Невооруженным глазом был виден низкий уровень подготовки экипажей и недостаточность вооружения на союзных кораблях для выполнения этой задачи. Однако, летящие в зерновозы торпеды и ракеты частично сбивались, «Араганор» ускорился и, буквально ворвался в ордер тихоходных грузовиков, подключаясь к работе по прорвавшимся боеголовкам.

— Мне, до Хаоса, не нравится нынешняя ситуация, — сообщил я Дюреру, понимая что мы сейчас находимся в большой опасности в самом авангарде нашей группы смертников.

— Не поверишь Антон, мне это тоже до Хаоса не нравится! — улыбнулся Дюрер. — Но если мы хотим, чтобы наш план сработал — нам придётся прикрыть этих смелых ребят.

Вторая волна ракетно-торпедного оружия вышла из нутра «астероида», и через секунду стало понятно, что приоритетные цели для боеголовок изменены

— Отходите! — закричал Дюрер, как всегда первым разобравшись в ситуации. Вторая волна боеголовок была нацелена на нашу группу прикрытия. Среагировали не все. Точнее, среагировали все, но вот скорость реакции у всех сильно отличалась. Два сторожевика получили прямые попадания и были уничтожены. «Эсперансе» удалось увернутся, отстрелив все подходящие к нему боеголовки, а вот «Кабальеро» не смог сориентироваться так быстро, и близкий разрыв торпеды снял с него щиты и, кажется, повредил двигатели. К счастью, не критично — потому что корвет заковылял в сторону, убегая из зоны поражения. Ну, по крайней мере, он остался целым и частично боеспособным.

— А лейтенант молодец, — удовлетворённо кивнул Дюрер. — Я не знаю, где он этому нахватался, учитывая, что он не служил, но его противоторпедный манёвр был исполнен на пять с плюсом!

Максимилиан кивнул на невредимый «Эсперанса», который, выйдя из зоны поражения, развернулся, готовый снова вступить в бой и ожидая нового приказа.

Третий залп врага был также направлен в группу прикрытия. Однако, к этому моменту, наши корабли рассыпались по большой территории, и, в большинстве своем, остались невредимыми. Два сторожевика повредило близкими разрывами, а по-настоящему не повезло только одному — который получил сразу два попадания от быстрой ракеты, сбившей его с курса и близким подрывом торпеды, который уничтожил корабль полностью.

Дюрер скривился.

— Следующий залп снова по нам, а учитывая, что раннего прикрытия наши союзники уже не смогут обеспечить, ввиду их отсутствия на позициях, то мы получим всё на полную катушку!

— Мы останемся в ордере? — осторожно уточнил я.

— Ну мы можем отвалить, — усмехнулся капитан. — Но тогда весь наш план полетит к Хаосу! Однако, окончательный выбор за тобой.

— Мы остаемся, — принял решение я, заслужив одобрительный кивок от ветерана.

— Судя по расчётному времени, в качестве небольшого успокоения, Антон, я скажу, что этот залп с «каменюки» будет последним. Судя по всему, они не успеют выстрелить ещё раз, да и видно, что каждый следующий залп становится всё меньше по совокупной массе. Видимо, не только у наших «системных друзей» проблема с техническим состоянием вооружения и количеством боеприпасов. Посмотри внимательно: часть ракет и торпед так и остались висеть в космосе, у некоторых закончилось топливо, у каких-то вообще не включились двигатели так что не всё так страшно!

— Храни нас Император! — по привычке сказал я и тут же скривился, осознав сказанное мной.

— Ни чья сейчас помощь лишней не будет, — хлопнул меня по плечу старый капитан.

Третий залп врага, действительно, был более «унылым», чем два предыдущих, однако перехватить летящее в нас смертельное оружие, на этот раз успевали только мы — все выжившие соратники были слишком далеко, разбежавшись на дальние расстояния.

— Жалко, что я Арни отпустил, все наши лучшие наводчики сейчас на этой грёбаной станции. Одна надежда на нашу уникальную противоракетную оборону! — улыбнулся капитан, глядя на напряженную Инессу, которая сейчас нервно крутила в руках тубус с Эссенсем.

Да, прошлый бой с космодесантом показал, что одна молодая девочка может заменить собой целую батарею противокосмической обороны огромного боевого корабля. Вот только опыта применения своего Дара против быстролетящих боеголовок у моей подруги было явно недостаточно, однако я в неё верю, да и, по сути, другого выбора у нас не было.

— Открыть заградительный огонь! — скомандовал Дюрер. Эсминец мелко затрясся, выпуская остатки противоракет за раз. Смысла экономить не было. Или мы уничтожим летящие в нас торпеды и ракеты, или бесславно погибнем. Противо-космические орудия коротко захлопали, создавая заградительную завесу на пути несущейся к нам смерти.

Зря наговаривал капитан на оставшихся наводчиков. Хотя, сделал он это, скорее всего, просто по своей вредной старческой привычке. На «Агараноре», в принципе, не было плохих специалистов, поэтому я с удовлетворением наблюдал как гаснут, одна за другой, маленькие красные точки, обозначающие летящие в нас торпеды и ракеты.

— Инесса! — позвал девушку капитан. Та быстро встала и подошла к нему. — Смотри сюда! Вот эти, эти и эти точно пройдут! Возможно, за ними пройдут вот эти и вот эти, — быстро тыкал пальцем в экран Максимилиан, попутно маркируя цели для нашего «живого» ПКО. Я внимательно слушал, стоя рядом.

— Придётся применить Дар, без отката, точно два, возможно и три раза, потянешь? — оценил я ситуацию.

Инесса посмотрела на меня серьезным взглядом и, неожиданно, улыбнулась.

— Я бы сказала, что ради тебя я потяну всё, что угодно, но ты ещё не дорос до такого доверия!

Я улыбнулся в ответ, крепко прижал к себе девушку и коротко поцеловал в губы.

— Я дорасту… И обязательно отработаю, только снести всю эту хрень к Хаосу!

— Ловлю на слове, — последний раз улыбнулась фон Таубе и отстранилась от меня, глядя на экран.

Одна таблетка отправилась в рот и стало визуально видно, как волна удовольствия прокатилась по телу девушки. С небольшой задержкой, после короткого раздумья, вслед за ней отправилась вторая таблетка. Дюрер жестом согнал оператора РЛС с его кресла и уселся в него сам, лично контролируя обстановку.

После боя с космодесантом, капитан с Инессой провели длительную беседу, в которой Макс, с присущей ему щепетильностью, досконально выяснил ТТХ Дара «Искажения Пространства» в условиях космического боя. Поэтому, сейчас именно он взял на себя координацию нашего «живого оружия».

— Внимание, Инесса! Первая группа, я их выделил жёлтым цветом, на подходе. Десятисекундная готовность, применение Дара по моей команде! Десять… Два… Один… Пли!!!

Сразу две таблетки Эссенса — это увеличение запаса Энергии далеко не в два раза, скорее в двадцать, и я, честно говоря, немного волновался за свою подругу. Принять такое количество Энергии во «внутренний аккумулятор» одномоментно способен далеко не каждый Одарённый. Зато сейчас этот аккумулятор разряжался со страшной силой. Температура внутри помещения упала разом градусов на десять, а жёлтые пятна на радаре одновременно исчезли почти все. Удар, потрясший корабль, оповестил нас о том, что всё-таки не все из боеголовок были уничтожены.

Приборные панели замерцали, сигнализируя о повреждениях, краем глаза я взглянул на них, но, насколько понял, повреждения были незначительными.

— Извините, — смущенно буркнула Инесса, выпадая на секунду из транса.

— Ты просто умничка, не переживай! — поддержал девушку капитан. — У тебя получилось гораздо лучше, чем я ожидал! Не отвлекайся — следующая часть на подходе!

Он снова выделил нужные цели и снова начал обратный отсчёт.

После того, как следующая часть точек исчезла, нас достиг еще один сильный удар тут же ожила рация.

— В нас попали! В нас попали!!!

Макс нахмурился и бросил в эфир.

— Молчать! Не ссать! Держать строй!

Инесса выпала из Подпространства, она тяжело дышала и выглядела чрезмерно утомленной.

— Они слишком рассыпались, я не смогла захватить их все!

— Всё хорошо, девочка, всё хорошо, — успокаивающе проговорил капитан. — Я всё видел! Ты и так, почти в полтора раза, взяла большую площадь, чем та, что мы с тобой обговаривали! Три попадания в грузовики, но все не критичны, они держат строй и полностью работоспособны! Но, тебе придётся сработать ещё, это будет последний раз. Вот эти пять торпед, похоже, наши не успевают сбить.

Инесса неуверенно посмотрела на тубус. Я, в два шага, оказался рядом с ней.

— Милая, ты сама оценивай свои силы, но если есть шанс сработать без третьей таблетки, то сделай это. Мне кажется, переутомление будет меньшим злом, чем перенасыщение!

Инесса посмотрела на меня мутным взором, затем понимание мелькнуло в её глазах и она решительно положила в карман тубус.

— Я готова, капитан!

— Отлично, — Макс отнёсся к ситуации с присущим ему рационализмом. «Оружие» готово к бою? Готово! Этого достаточно. С последствиями применения, будем разбираться после победы — Итак, отсчёт пошёл… Десять… Три… Два… Один… Пли!!!

Пропадания жёлтых точек на экране совпало с тем моментом, когда у Инессы закатились глаза и она начала падать на палубу. Я стоял рядом и был готов к этому, поэтому подхватил девушку на руки и аккуратно посадил её в капитанское кресло.

Я внутренне сжался, в ожидании удара, но его не последовало.

Рядом задумчиво хмыкнул Дюрер.

— А девчонка-то молодец! — покачал головой он. — На этот раз она превысила свои первичные показатели в два раза. Береги её Антон, ведь она не только красивая и милая девушка, но ещё и смертельное оружие!

— Непременно буду, — буркнул я, проверяя пульс. Пульс присутствовал, хотя несколько замедленный, дыхание было ровным. Похоже, что она просто вырубилась от переутомления.

Я подозвал неподалёку стоящих Теней.

— Эрик! Ганс! Отнесите её в лазарет, док знает, что делать!

Тени быстро подхватили бесчувственное тело и выбежали из отсека, я же подошёл к капитану.

— А вот сейчас отваливаем! — Макс наклонился к рации. — Удачи господа! Вы знаете, что делать! В любом случае — ваши семьи будут вами гордиться!

— Есть сэр! И… спасибо сэр! — голос капитана зерновоза дрожал, как бы он ни пытался это скрыть. Это было неудивительно, всё-таки это были мирные люди, вставшие на защиту своей Родины по велению совести.

Узнав голос, Дюрер хмыкнул.

— Капитан Эстебан, ты там особо не геройствуй! Я бы хотел посмотреть на ваш еретический обряд крещения. Вы же католики, верно?

— Так точно! — подтвердил капитан, немного успокаиваясь, так как разговор зашёл о понятном и приятном ему самому. — Считайте, что уже пригласил, сэр!

— Вот и ладненько! За язык я тебя не тянул, поэтому будь добр выжить и выполнить свои обещания! Всё! Мы вас покидаем, господа!

И снова Дюрер оказался прав. Пятого залпа не последовало, зерновозы уверенно шли на сближение в точку «встречи», помеченную на карте. С такой гигантской массой, «каменный корабль» точно не успевал отвернуть, вот только…

— Что ты делаешь?! Слишком рано!! — от крика Дюрера я вздрогнул.

Я не сразу понял, что он имел в виду, но потом заметил, что один из зерновозов выпускает спасательные капсулы. Команда эвакуировалась, не желая погибать вместе с кораблём. Да, это было запланировано нами, но кажется экипаж данного судна слишком поторопился, хотя я вряд ли вправе их осуждать. Они и так долго держались!

Однако, глядя на вектор движения, становилось ясно, «каменюка» очень минимально, но пыталась изменить свою траекторию пролета, просчитав наши действия. И неуправляемый грузовик не попадал на «встречу».

Оставшиеся четыре, слегка скорректировали курс, чтобы не избегнуть столкновения. В последний момент, из них также посыпались спасательные капсулы. Но, оставшиеся четыре экипажа, выполнили свой долг до конца.

Светофильтры обзорного экрана включились, чтобы компенсировать яркость огня, от возникшей вспышки гигантского взрыва.

Наступил самый важный момент сражения! Сейчас, станет ясно, удалось ли нами задуманное, всё-таки масса «астероида» на порядок превосходила массу четырех, хоть и под завязку забитых зерном грузовиков.

Корабль хаоситов медленно закрутился вокруг своей оси, и тут я заметил, что появился небольшой крутящий момент, разворачивающий корабль в нужную нам сторону. Зерновозы врезались в него, под чётко вычисленным углом, чтобы не только раскрутить, но и «перевернуть» его двигателями под пушки орбитальной станции.

— Арни! — закричал Максимилиан, в первый раз за все сражение я услышал в голосе, обычно невозмутимого капитана, какие-то эмоции. И это был… азарт! Старый капитан наслаждался как охотник на охоте перед тем, как спустить крючок, выцеливая трофей. — Пришло твоё время! Не пролюби свой шанс!

— Не дождётесь! — заржал Арнольд. Второй ветеран, похоже, также наслаждался моментом. — И не надо так орать! Связки порвешь, а они даже коньяком не восстанавливаются!

«Астероид» разворачивался, мы все застыли в ожидании, и тут «Звёздная Пыль» выдала полный залп из всех стволов. Нет, я уже понял, на что способен Гаусс, но точность попадания впечатляла! Разрывы окутали ограниченную площадь в районе дюз странного корабля, весь залп чётко попал в нужное место

— Носовые аппараты, пли! — скомандовал Дюрер. Подготовленные, на случай неудачи Арнольда, «Гарпуны», рванули вперёд. Лишними они точно не будут! Не успела разлететься пыль с обломками после попадания со станции, как в это же место врубились торпеды с «Араганора».

Когда облако пыли рассеялась мы увидели что огонь в дюзах погас, а «каменюка» превратилась в то, чем была до этого — безжизненный кусок скалы, который продолжал вертеться, забирая сильно вправо от нужного ему курса.

— Что там происходит, Хаос их дери?! — нахмурился капитан, настраивая максимальное приближение.

Новые, более широкие люки, открывались в «астероиде», и оттуда начали вылетать десантные корабли…

Обращение Автора

Я сильно сомневаюсь, что кто-то из вас, мои дорогие читатели, не знаете о моей другой серии «Вечная Война», но вдруг) И это, там скидка сегодня. Если вы её всё-таки читали, не поленитесь, плиз, напишите там что-то хорошее!

https://author.today/work/109298

Глава VI

Вылетевшие из астероида корабли были под стать самому «астероиду». Маленькие, нелепые и не слишком быстрые. Их идентификация провалилась, в базе данных «Араганора» не нашлось данных о типе этих кораблей.

Но их было много, до Хаоса много! Я предполагал наличие транспорта на кораблях хаоситов, ведь иначе как они планировали высаживаться на планете, но их оказалось несколько больше, чем я думал.

Единственное, что радовало, так это то, что сейчас десант выпускается в явной спешке и вряд ли в соответствии с первоначальным планом. Судя по «рысканью» и неуверенному тихому ходу эти корабли, как и сам «летающий камень» не были рассчитаны на длительные космические перемещения. Похоже, их задача была свалиться с орбиты на головы беззащитному человечеству.

Ну что ж, время пострелять по удобным мишеням и Дюрер своего не упустит. Громкая команда: «Уничтожить вражеский транспорт! Вести огонь по готовности!» и все оставшиеся боеспособными союзные корабли на предельном ускорении выдвинулись к скоплению десантных кораблей противника.

«Араганор» был ближе всех, поэтому добрался до вражеского десанта первым, безжалостно отстреливая беззащитные цели. Несколько из них, было, дёрнулись в направлении нашего эсминца, но им было далеко до имперских абордажных кораблей, не хватало ни скорости, не манёвра. Наш корабль легко ушел в сторону, и попутно расстрелял смельчаков.

Но, всё же вражеской десантной «мелочи» было слишком много, поэтому часть из них достигла своей цели. Целью же их являлась орбитальная станция «Звёздная Пыль», на которой нами им была заготовлена горячая встреча.

— Внимание! Группа Ордо! Говорит Араганор! Встречайте гостей! — бросил я в эфир.

— Ждём с нетерпением! — раздался голос Пашки, который, как обычно, плевал на субординацию. Ведь старшим в нашей контрабордажной группе, находящейся сейчас на орбитальной станции, я назначил Райли, как самую опытную из нас. Точнее, самую опытную из молодых Одарённых. Вместе с ней были по-настоящему опытные бойцы. Три космодесантника, всё ещё страдающие от отсутствия нормального снаряжения, тем не менее, «на коленке» собрали себе броню и взяли лучшее из того оружия, до чего смогли дотянуться. Звено космодесанта, состоящее из таких многоопытных бойцов, определенно внушало! И да, хорошую броню я им также пообещал, по своему обыкновению имея весьма отдалённые представления о том, где достать такое уникальное снаряжение.

На «Араганоре», изначально, оставались только я Инесса, учитывая, что врагами у нас сегодня были хаоситы, Пашку я тоже отправил с ребятами — там от него предполагалось больше толку. Честно говоря, основной моей задумкой было сохранить ребят, в случае неудачного космического боя, однако я им об этом прямо не говорил. Хотя, судя по кривой улыбке Смирнова, этот чёртов мозгокрут и так все понял. Ну или прочитал, что в принципе одно и тоже.

Я и сам хотел лететь с ними, но, после здравого размышления понял, что, во-первых, не хочу оставлять Инессу одну. А, во-вторых, командир должен быть на переднем крае. Ну, я так думаю. Однако, сейчас мне необходимо быть вместе с моими ребятами.

— Кэп, ты за старшего! — крикнул я, и улыбнулся. — Ну, ты и так был за старшего, но теперь за самого старшего!

— Антон, может не стоит? — осторожно возразил старина Макс. — Тебе, во-первых, нужно долететь живым и невредимым, а во-вторых, еще добраться до наших, пробившись через очаги сопротивления. Судя по всему, кто бы ни был внутри этих капсул, скоро они будут везде по станции.

— Мы своих не бросаем, — махнул я. — И это не обсуждается. Давай, кэп, постарайся чтобы как можно меньше этого сброда попало на станцию, этим ты нам очень сильно поможешь!

— Принято! Удачи сэр, — серьёзно проговорил Дюрер, а я побежал в ангар, где меня ждал освободившейся Эрик и часть команды Андерсона.

Ради своей ценой «тушки» я не стал оставлять все подразделение «спецуры», отправив самого Андерсона вместе с ребятами — потому что командир должен быть на месте. Себе же я оставил двенадцать спецназеров из «новеньких» по времени пребывания в «Детях Императора», но очень опытных сами по себе.

Крепкие сорокалетние «плюс» мужики, отобранные по возрастному цензу Андерсоном, сейчас выглядели абсолютно спокойно и расслабленно. Кто-то проверял оружие, кто-то закурил сигарету, стоя около вытяжки, а кто-то даже подремывал, экономя силы. Набирая «спецуру» из того, что было доступно, Томас собрал «сборную солянку», и если его основным костяком были «зеленые береты», специализирующиеся на наземных боях и диверсиях, то в условиях ограниченного выбора он собрал всех толковых, до кого смог дотянуться. Как-то так получилось, что находящейся здесь сейчас были все бывшими отставными флотскими, поголовно с опытом работы в контрабордажных группах.

Вообще, космический абордаж в современных реалиях был очень рискованным мероприятием. Как правило, абордажные группы высаживались на полностью обездвиженных и обезоруженных кораблях и станциях, дабы свести их потери на подлете к минимуму. Ну, кроме космодесантников, конечно же. Которые вполне могли переть на полностью боеспособный линкор, если на то была Воля Императора.

Хотя у космодесов и техника была получше. Да и они могли выдерживать такие перегрузки, от которых обычный человек скончался бы на подлете. А вот практика контрабордажных подразделений в Военно-Космическом Флоте Империи имела место.

На любом большом корабле, начиная от крейсера, были такие группы. Объяснялось это тем, что любой корабль, классом ниже крейсера, либо не был интересным для абордажа, либо был настолько хрупок, что в современном космическом бою его разносили в щепки. А вот крейсера и линкоры редко уничтожались полностью из-за своей невероятной крепости и, чего скрывать, ценности. Многие такие корабли, за время своей службы, много раз переходили из рук в руки, именно благодаря абордажу.

В общем, выделенные мне бойцы имели опыт и знания для сражений в ограниченных пространствах космических кораблей и сооружений, что меня было, сейчас, определенно на руку.

Седой мужчина, подозрительно выглядевший за те самые пятьдесят, старше которых я запретил набирать бойцов Андерсона, увидев меня, вскочил на ноги и гаркнул.

— Смирно! — все побросали свои дела и вытянулись в струнку. — Мастер чиф Тейзер, сэр! Группа построена и ждет ваших приказов!

— Вольно, — автоматически бросил я, но не сдержался. — Сколько вам лет мастер чиф?

— Сорок девять с половиной, — не моргнув, соврал ветеран.

— А если честно? — прищурился я

— А если честно — то пятьдесят шесть, — нимало не смущаясь, ответил мастер чиф.

— И чем вы так понравились Андерсону? Что он решил похерить мой прямой приказ?

— Капитан Андерсон не причём сэр! — замотал головой штурмовик. — Он просто не переспрашивал вот этот ваш вопрос: «А если честно?». Да и квалификация и опыт у меня на уровне, и, как вы сами видите, с моими физическими кондициями всё в полном порядке!

— Квалификация? — уточнил я.

— Тридцать восемь лет в абордажной группе! Последнее место службы — рейд-крейсер «Славное Наследие», сэр! Более двухста успешных абордажей, многочисленные награды и поощрения! Если вас интересует — могу рассказать подробно.

— Меня интересует, почему вам всем не сиделось на тёплый планете? И за каким Хаосом вы попёрлись снова воевать? — буркнул я.

В ответ, все двенадцать человек, как один, радостно засмеялись.

— Мы достаточно прогрели свои косточки, — ответил за всех ветеран. — А в один прекрасный момент, проведя всю свою предыдущую жизнь в боях, ты внезапно понимаешь, что сдохнуть в мягкой постели тебе абсолютно не хочется!

— В итоге, вы присоединились ко мне, с прицелом гарантированно сдохнуть в бою? Зачем мне нужны самоубийцы? — нахмурился я.

Смех смолк, мастер чиф нахмурился и снова вытянулся по стойке смирно.

— Никак нет! Я не это имел в виду, сэр!

Тут уже не выдержал я и улыбнулся, хлопнув ветерана, по плечу.

— Да я шучу, мастер чиф. Связавшись со мной, вам всё ещё грозит смерть в постели от старости. Единственное, что может произойти, что в кроватках будут не все части вашего тела!

Бойцы сдержанно посмеялись над шуткой командира, а я махнул рукой.

— Выдвигаемся!

Мой эсминец, всё-таки, был небольшим боевым кораблём, созданный для максимального нанесения урона кораблям противника с помощью имеющегося бортового оружия. Его небольшой ангар мог вместить двенадцать стандартным десантных ботов, либо шесть аэрокосмических штурмовиков. Истребительной авиации у меня не было, да и десантные боты мне достались в наследство от наемников «Чёрной Смерти», вместе с кораблем. Нормальных бортов не было ни на одной из посещенных нами, за последнее время, планете, поэтому сейчас в моём распоряжении было пять «Кречетов» — стандартных десантных ботов рассчитанных на высадку людей на поверхность, а не на использование их во время абордажа. Четыре из них уже отвезли моих ребят и артиллеристов на «Звёздную Пыль», мы же загрузились в оставшийся и пилот, запустив двигатели, вывел корабль из ангарного отсека.

— «Араганор», это Ордо-Один, мы выдвинулись, расчистите нам дорогу, если вам не сложно! — выдал в рацию.

— Сделаем, — донёсся до меня голос Дюрера, — Рекомендую проследовать на ангарную палубу номер четыре, с той стороны практически нет проникновения врагов и вам будет гораздо сподручней добраться до эпицентра боя. Карта станции скинута вам на планшет.

— Спасибо, капитан!

Пилот, следуя указаниям с эсминца, заложил широкую дугу, увеличивая время подхода, но уменьшая риски столкновения с врагами в космосе. Как-то, не видно чтобы их корабли были оснащены каким-либо оружием, но рисковать не хотелось.

— Вам нужно на это посмотреть, сэр! — позвал меня пилот. Я отстегнулся от кресла и зашёл в кабину.

Существующая тактика абордажа предполагала несколько вариантов. Самый простой из них состоял в том, что цель сдавалась и гостеприимно «распахивала» ворота для принятия, уже больше «трофейной», чем абордажной команды.

Вторым способом было проникновение через проломы и пробоины, предварительно сделанные «материнским кораблём», в случае, когда враг не хочет капитулировать.

И третий, самый жёсткий, как раз чаще всего используемый имперским космодесантом — когда капсулы или корабли идут на абсолютно целый или мало повреждённый вражеский корабль, у которого все наружные шлюзы захлопнуты, а сама обшивка ещё не продырявлена настолько, чтобы через неё можно было попасть внутрь. В этом случае, десантуре самостоятельно нужно было пробраться на борт и, в зависимости от типа корабля, они либо тупо пробивали оболочку за счёт кинетической энергии своего транспортного средства используя повышенное бронирование десантных кораблей, либо предварительно ослабляли броню с помощью имеющего специального бортового вооружения.

Четвёртый вариант — когда корабль примагничивается к корпусу цели. Выставлялись подрывные заряды и через некоторое время абордажная команда спокойно проникала внутрь. Но этот вариант занимал слишком много времени, которого, в условиях космического боя, как правило не хватало от слово «совсем».

То, что я видел сейчас представляло «гибрид» второго и третьего способа. Некоторые корабли хаоситов просто воткнулись в переборки станции, причём не у всех это получилось. Всё-таки космическая станция — это достаточно крепкий объект с толстым внешним корпусом, наваренным на мощный каркас. Некоторые из вторженцев попали в рёбра жёсткости, отскочили в сторону и кувыркались сейчас поблизости, пытаясь восстановить управление. А вот несколько штук явно примагнитились на внешний корпус. И сейчас, с помощью какого-то зелёного луча, вырезали себе проход. Таких технологий я не знал — это ж какой мощности должен быть лазер, чтобы так быстро прорезать толстенную броню?

В это время мы уже подходили к нужному ангару, и здоровенная туша станции закрыла от меня ту её часть, которая сейчас подвергалась атаке. Считав код «свой-чужой», бронированная дверь ангара открылась, запуская нас внутрь.

На палубе нас встретили два десятка кое-как вооруженных и снаряжённых людей, которые с надеждой и благоговением смотрели на нас.

— Здравия желаю сэр! — неумело отдал воинский салют молодой парень. — Техник второго класса Рамирес в вашем распоряжении, сэр!

Я окинул взглядом моё новое пополнение и хотел было уже отослать их прочь, когда увидел то, что я сильно уважаю в людях — помимо настороженности и отчаянья, в их глазах присутствовала смелость и решительность. Эти люди точно готовы защищать свой дом и отослать их — будет значить только то, что они все ввяжутся в бой, но воевать будут так, как умеют, точнее, так как не умеют. Со мной же… Уверен, что будет больше шансов, ну по-крайней мере, они смогут отсидеться у нас за спиной. А ещё, мне не помешает проводник — передвигаться и вести бой, пялясь на карту в планшете, так себе идея.

— Рамирес, вы хорошо знаете станцию?

— Так точно, сэр!

Я в последний раз посмотрел на, уже не нужный планшет, отобразив куда нам нужно и убрал девайс в рюкзак.

— Нам нужно ко второй ангарной палубе!

— Так точно сэр! — серьёзно махнул парень.

Я обернулся к его «воинству».

— Вы все не геройствуйте! Держитесь позади нас, следите за тылом и за боковыми коридорами. Ваша задача — не допустить прорыва противника в тыл группы! Всё ясно?

«Да, конечно», «понятно», «Всё сделаем» — были разрозненными ответами, что посыпались от моего «пополнения».

— Ну, тогда пошли! Ведите, техник!

— Что-то со связью? — спросил я у нашего провожатого, когда мы бежали по длинному коридору станции до нужного нам места. Я уже три раза пытался вызвать своих ребят, но ответа так не получил. Конечно, могло случиться самое страшное — все они могли бы быть мёртвыми, но об этом я предпочитал не думать. Также отсутствовала связь с «Агаранором», что подтверждало моё предположение о проблемах со связью.

— Свойства местных стен, — немного смущенно ответил техник. — Эта станция была закуплена в системе Тореадор, где она была пенитенциарным заведением, и в для большей безопасности, все стены и переборки экранированы от радиосвязи. Общение внутри осуществляется исключительно по проводам.

— Это что, тюрьма, что ли, была? — хмыкнул я.

— Ну да, — виновато развёл руками парень. — Звёздная Федерация — не самое богатое государство, поэтому покупали все, на что у нас могло хватить нашего небольшого бюджета.

— Контакт!!! — закричали шедшие впереди спецназовцы, тут же открывая огонь.

Я про себя матюкнулся, ругая за то, что не следил за обстановкой, отвлекшись на беседу с техником и быстро просканировал Лимб. И снова, я увидел что-то странное. Обычно в лимбе отражались серые тени обычных людей, либо светящиеся — в слиянии с Сущностями, либо захваченные враждебными Сущностями. Тут же я увидел странные зеленоватые ореолы и не Сущностей и не людей. Как будто существа за поворотом одновременно существовали в нескольких измерениях.

— Осторожно! Отходим! Наше оружие неэффективно! — прокричал мастер чиф, аккуратно отступая вместе с авангардом, держа при этом строй.

Я же сначала услышал яростный рёв, а затем из-за поворота выскочило что-то невообразимое…

Глава VII

Представшее передо мной существо выглядело… Внушительно. Ростом он достигал наших космодесантников, при этом был раза в полтора их шире, при том, что космодесы сами выглядели как в гора мышц. Серовато-зеленая кожа

покрывала мощную мускулатуру полуголого тела, одетого в подобие какой-то набедренной повязки.

Издалека это существо можно было принять за очень крупного человека, но при ближайшем рассмотрении было видно, что это точно не человек. Широкий подбородок под выдвинутой вперед челюстью, из-под которой торчали клыки, большой сплющенный нос и жёлтые глаза. Дополняла картинку жёсткая шевелюра, собранная в высокий хвост на затылке, перехваченный тряпичной лентой.

Это существо орудовало огромной дубиной, что выглядело нелепо в мире современных технологий, если бы не одно «но». Я видел, как лучи лазганов, вместо того чтобы прожигать плоть и кости насквозь, лишь слегка поджаривали кожу, оставляя небольшой ожог, а пули, максимум что оставляли на коже синяки, но это тоже было не точно.

От могучих взмахов дубинки спецназеры еле успевали уворачиваться, избегая ближнего боя, а один успел пострадать. Он попытался поставить блок винтовкой, но оружие было выбито далеко в сторону, и судя по тому, что ухватился за плечо — рука была то ли сломана, то ли вывихнута. В глазах ветеранов появилось недоумение, моё же новое пополнение было в откровенном ужасе!

Превентивно включив Пузырь, я рявкнул.

— Огонь! — Бойцы выполнили приказ, однако особой разницы в эффекте я не заметил, что было странно на фоне моего предыдущего опыта ведения боя с Одарёнными и одержимыми. Но, походу, эта странность, которую заметил в Лимбе не была «странностью» — существо действительно находилось в нескольких слоях пространства одновременно, и ему не была нужна Сущность чтобы подпитываться Энергией Подпространства, кажется, он сам по себе был своеобразной материальной Сущностью.

Что ж! Настало время мне вступить в ближний бой! Короткий разбег, прыжок и дубина врезается в меня, отбрасывая к переборке. Для такой массивной туши, враг оказалась на редкость быстрым! Броня смягчила удар, возможно, я даже ребра не поломал.

Времени на раздумья не было, враг замахнулся, желая размазать меня по палубе… Перекат вбок, дубина врезается в пол, я достаю меч, лёжа, из неудобной позиции, тем не менее вскакиваю на ноги и с размаху ударяю по шее.

Яркая вспышка в моем мозге ошеломила меня. Прямо посередине боя меня затянуло в Подпространство. Всё вокруг закувыркалось в уже знакомой мне чехарде миров и временных слоёв..

Ощущение вне пространства и вне времени и «отсутствие присутствия» дало мне понять, что перемещается не мой реальный дух, а я окунулся в воспоминания, которые кто-то или что-то хочет мне показать.

Жёлтая планета приблизилась мгновенно, притянув меня к её поверхности. Как всегда, картинки мелькали очень быстро, но я успел заметить небольшое количество каких-то то ли шалашей, то ли хибар, расположенных вокруг оазиса в бескрайней пустыне.

Всё население оазиса, в данный момент, сидело на корточках, внимая оратору. Сидевшие были из породы моего нынешнего врага. Судя по их разнообразным размерам, здесь были как мужчины, так и женщины. Отдельной кучкой в стороне сгрудились дети. Все они сидели в странной позе скрестив руки на груди и раскачиваюсь в такт какой-то странной музыки, источник которой я пока не мог определить.

А вот оратором был… уже знакомый мне Серый. Он держал в руках маленькое зелёное существо — видимо новорождённого представители странной расы ксеносов.

Серый произнёс непонятные мне слова, и я увидел, что стоящий рядом здоровенный зелёный, с благоговением принимает малыша на руки. Кажется, я наблюдал что-то вроде ритуала инициации или посвящения. Серый пришелец снял с пояса и протянул небольшой кинжал, который осторожно принял в руки «отец». Присмотревшись, я с удивлением узнал в нём практически полную копию моего меча, уменьшенного в несколько раз. Уже зная куда смотреть, я осмотрел слушателей — у всех из них, и у мужчин, и у женщин, на поясе было по такому кинжалу. Размерами чуть больше, полученного сейчас, но всё еще не дотягивающие до моего оружия.

Счастливый «отец», подозреваю что это всё-таки был именно он, высоко поднял над головой младенца и громко закричал. Все присутствующие повскакивали с места и присоединились к рёву. Похоже, ритуал был окончен.

Вереница слушателей потянулась к Серому, глубоко кланяясь ему в ноги, а тот покровительственным жестом дотрагивался до их голов, то ли благословляя, то ли, таким образом общаясь.

«Благословив» всех присутствующих, Серый сам глубоко поклонился и отошёл к блестящей арке, что стояла возле поселка, разительно отличаясь от местных строений своей явной технологичностью. Предтеч взмахнул рукой и пространство внутри Арки подёрнулось радужной плёнкой. Серый практически вступил внутрь, но запнулся и повернулся, глядя мне прямо в глаза.

Мысли оформились у меня в голове в посыл:

«ДЕТИ. ОБМАНУТЫЕ ДЕТИ. НЕ ВРАГИ.»

Прежде, чем я успел понять, что тут творится — меня снова потянуло вверх, вернув ровно в то же мгновение, из которого я был так бесцеремонно выдернут.

Это был момент касания меча мощной шеи зелёного противника. Я бы, при всём желании, уже не успел отдернуть руку, уж слишком хорош был размах. Внутри я сжался, ожидая как после встречи с волшебным оружием в сторону отлетит большая голова ксеноса, но этого не случилось. Такое ощущение, что меч разом потерял свои чудесные свойства, превратившись в обычную палку, которой я просто стукнул по «бронированной» коже пришельце, не доставив тому особых неприятностей.

За мгновение у меня в голове пронеслась куча мыслей, одной из которых было — что меч «поломался», но тут из-за угла выскочил полуистлевший человеческий труп, захваченный враждебной Сущностью, и я, особо не раздумывая, отмахнулся от него мечом. И все сработало, как надо — башка одержимого отлетела в сторону, гнилое тело рассыпалась на кусочки. Значит, дело не в мече, а в его отношении к этому существу.

Разорвав дистанцию, я принял оборонительную стойку, судорожно соображая, как продолжать бой дальше. Обычное оружие его не берет, меч отказывается повиноваться, Пузырь на него не действует! Как мне справиться с этим несокрушимым гигантом?

Однако, враг не собирался продолжать сражение. Он замер, а его взгляд был неотрывно прикован к моему мечу, завороженно следя за моими движениями. В его жёлтых глазах смешалось недоумение и надежда. Отбросив палку, он рухнул на колени, сложил лапы на груди крест-накрест и глубоко наклонился, подставив мне беззащитную шею.

Выбежавшие ещё два одержимых были расстреляны спецназовцами, поблизости врагов больше не было и я осторожно подошел к склонившемуся исполину.

— Ты кто такой, Хаос тебя подери? — спросил я.

Зелёный здоровяк что-то невнятно пробурчал, не поднимая головы.

— Поднимайся я тебя не обижу, — повторил попытку я, но также без толку.

Как-то сама собой, моя рука легла на затылок пришельца, на меня снова нахлынули видения, кажется, я услышал мысли, чувства и воспоминания существа.

Умирающая планета, где песок захватывал все пригодные для жизни места. Отцы пропали, забыв своих детей в тот, момент, когда им так нужна была помощь. Порталы закрылись раз и навсегда, отрезав их от собратьев в других Мирах.

Враждующие племена обреченной планеты объединились в едином порыве, собрав все доступные технологии, что оставались у немногочисленных племен.

Я видел, как на орбите они переоборудовали астероиды в межпланетные корабли, способные унести их прочь от, практически мёртвой планеты. Скорее всего, среди этих осколков камня, находился тот самый «астероид», который напал сейчас на нашу систему.

Потом я увидел зеленого великана, идущего по широким коридорам «корабля-камня», в окружении каких-то маленьких зелёных существ, не похожих на их детей, а выглядевших как вполне взрослые индивиды, только маленького, чуть менее полуметрового роста.

Целая вечность блуждания в космосе, потеря товарищей, уныние и отчаяние и, наконец, неисправность двигателя, вынесшего корабль в иную реальность.

Захват корабля, когда странные, но сильные враги полностью лишили их воли, отобрав самое ценное, что у них было — Оружие Отцов.

Ходячие трупы, которые появились на корабле которые отвратительно воняли и мешались под ногами. Перемещение корабля из одного слоя пространства в другое. Нескончаемые бои, по приказу новых хозяев, бесконечный ремонт корабля и постоянная его переделка из кусков и остатков уничтоженного врага. Маленькие зелёные помощники, как могли, собирали остатки оружия в других разломанных кораблях, пытаясь продлить ресурс «астероида».

Обещание свободы, которое посулил багровый «мёртвый» пришелец, всё время откладывалось. Их новый хозяин имел Меч Отцов, но не был похож на них, а от него разило «смертью». Каждый бой должен был стать «последним», но это было не так. Уже не понимая, где они находятся, со временем, зеленые ксеносы смирились, просто идя в бой по приказу хозяина. Численность их стремительно уменьшалось, новые дети практически не рождались, и, рано или, поздно, умрет последний из древней расы…

После ментального контакта, здоровяк встал, подобрал дубину, после чего я немного напрягся, но он преданно заглянул мне сверху-вниз в глаза, ожидая приказа.

— Как тебя зовут, боец? — не нашел я ничего умнее.

Здоровяк стукнул себя по плечу и выдал что-то вроде «Хрмурымрррыммррй…»

— Извини, такое я произнести не в состоянии, поэтому будешь… Хрум! — после ментального сеанса я безоговорочно поверил в то, что теперь этот здоровяк со мной до конца, ну или возможно до следующего Рыцаря. Я пока не понял, как конкретно они реагируют на мечи предтеч, которых они зовут своими Отцами, но против них они сражаться точно не будут.

— Двинули! — опомнился, я представив, как трудно сейчас приходится моим друзьям, против таких мощных противников.

Хрум пошёл впереди, доказывая свою преданность, разметав бегущих навстречу одержимых. Он оказался отличным приобретением в нашей команде — здоровенный, непробиваемый и быстрый, он, прокладывал нам дорогу, когда, совсем немного не дойдя до нашей цели, из бокового коридора с воплем выскочил собрат «нашего» зеленого, который с ревом понёсся в нашу сторону.

Однако, Хрум ухватил брата за плечо, останавливая его и что-то прорычал ему в ухо, кивнув на меня. Я, дабы помочь своему новому товарищу, вытащил из ножен и продемонстрировал меч вновь прибывшему.

Повторилась та же картина — здоровяк бухнулся на колени, я коснулся рукой его лохматой башки, на этот раз особо не задерживая руку. Сейчас мне была не интересна картинка их прошлого, мне нужно было быстрее добраться до своих друзей!

— Антон, где ты?! Осторожно! Этих тварей не берёт обычное оружие! — внезапно пробился до меня голос Пашки. Видимо, я уже был совсем близко и радио начало работать

— Где вы? — спросил я.

— Застряли на второй палубе!

— Держитесь, мы идём! — я повернулся в технику. — Вторая ангарная палуба! Самый короткий путь!

Ворвавшись в ангарный отсек номер два, я увидел, что тут идет яростное сражение. Большинство обычных одержимых валялись грязными кучками истлевшей одежды и плоти, среди них я, с удивлением и некоторым сожалением я увидел двух мёртвых зелёных гигантов. Как ребята смогли их завалить, я понятия не имел!

В данный момент Райли, Тадаси и Алиса орудовали мечами, отбиваясь от превосходящих как численностью, так и размерами зеленых врагов. Рядом с ними, плечом к плечу, отбросив стрелковое оружие, орудовали топорами три наших космодеса, помогая Одарённым сдерживать противника.

Судя по тому как откровенно «фонили» их ореолы в Лимбе, ребятам крепко досталось! Алиса была на подхвате, вполне достойно орудуя длинным копьем, не подпуская врагов к нашему ментату. Сам же Пашка, кажется, пытался воздействовать на врагов ментально, что получалось у него не очень хорошо. Враги не крошили друг друга в приступах неконтролируемой ярости, не падали в обморок, они просто бросали оружие, ошарашено тряся головой, как будто пытались оттуда выгнать что-то чужеродное. По крайней мере, в этом состоянии они не могли участвовать в бою. Пашке удавалось таким образом одновременно сдерживать целых четыре зеленых гиганта. Похоже, он сейчас работал «на износ».

— Хрум, останови их! — заорал я.

Громкий крик раздался под сводами огромного зала станции и зелёные тут же прекратили сражение и обернулись к нам.

— Стойте! Не трогайте их! — хватился я, заметив, как оживились мои ребята, почувствовав, что враг ослабил напор. Я успел вовремя, потому что мои бойцы просто разорвали дистанцию, прижавшись к Металлисту, приняв оборонительные стойки, в ожидании продолжения.

Меч как будто почувствовал моё желание, и ответственность момента — его чёрные руны на клинке ярко засияли зеленым огнём.

Зелёные дружно бухнулись на колени, покорно сложив на груди руки и отбросив оружие и склонив к земле головы.

Я прошелся, быстро касаясь голов новых рекрутов. Их было двенадцать.

Мои спецназеры рассосались по ангару, помогая своим раненым товарищам, и добивая еще живых одержимых.

— Что это было? — ошарашенно спросил Смирнов.

— Есть одно предположение, — честно сказал я. — Но, я пока не готов его озвучить.

— Как ты это сделал? — не успокаивался друг, всё ещё находясь в перевозбуждении от битвы.

— Разговоры потом, сейчас нужно доделать дело! Рассасывается по кораблю группами, одержимых мочим, зелёных оттягиваем ко мне! Увидев меня, они примут нашу сторону. С каждой группы пойдёт зелёный. Я без понятия, сможет ли он уговорить своих сородичей прекратить сопротивление без «предъявления» меня, — я запнулся и повернулся к Хруму. — Твои сородичи прекратят бойню, не увидев меня вживую?

Хром, вполне человеческим жестом, покрутил ладонью, что было универсальным знаком «всё может быть». Такой ответ меня не очень устраивал.

— Сможешь сказать своим, чтобы они сопровождали моих ребят? — Спросил я Хрума, на что тот утвердительно кивнул.

— Что ж! Значит, диспозиция такая! Своих они, скорее всего, сходу валить не будут! Ваша задача просто собрать всех зеленых и тащить сюда! — я повернулся к оторопевшему технику. — Я правильно понимаю, мы сейчас в центре проникновения абордажных команд?

— Так точно сэр! — кивнул тот.

— Ну вот и хорошо! — принял окончательное решение я. — Демонов я не заметил, одержимые дохнут, как обычно, похоже, расчёт был на зелёных дуболомов!

— Так это же Орки! — махнул на зелёных рукой Пашка.

— Кто? — удивился я.

— Орки! Ты что, в детстве мультиков не смотрел?

— Не было у него детства, в отличие от нас! — подал голос Тадаси.

Уже принявшие обычную форму мои «физики» выглядели отвратительно. Уже при мне, они заглотнули по таблетке Эссенса, но всё равно выглядели сильно потрёпанными. Я понятия не имел, как им удалось завалить двух зелёных. Жалко, конечно, бедолаг, но своих друзей мне было «жальче».

— Это народ такой воинственный из сказок, — пояснил мне Пашка. — Кожа у них зелёная, торчащие клыки и боевая раскраска ещё должна быть. Но у этих, видимо, краска закончилась!

— Ну Орки, так Орки. Надо же их хоть как-то называть, — сказал я. — Итак, вперёд!

Полная зачистка заняла около шести часов. Некоторые группы, возглавляемые зелёными великанами, прорвались глубоко внутрь станции, откуда их пришлось долго выковыривать. К сожалению, не обошлось без потерь. Любая человеческая жизнь бесценна, особенно, если это жизнь твоего подчиненного. Мы потеряли шесть человек безвозвратно и еще восемнадцать, после лечения буду возвращены в строй. Потери защитников станции составляли более сотни человек.

К слову сказать, больше никому не удалось завалить ни одного Орка, которых в общей сложности мы подобрали, кроме уже присоединившихся, было восемьдесят два индивида. Учитывая, что их общее количество было сильно меньше, чем количество прорвавшихся капсул, то было понятно, что зелёных великанов осталось не так уж и много. Итого, моих новых зеленых последователей было сто один Орк.

Когда был убит последний одержимый и остановлен последний зеленый великан, я связался с «Араганором».

— Как там «астероид» поживает? Я тут познакомился с его хозяевами! — не удержался я.

— Не понимаю, о чем ты! — буркнул напряженный Дюрер. — А «Каменный корабль» потихоньку себе летит прочь из системы и примерно через миллион лет лет он, возможно, достигнет следующей звёздной системы!

Я посмотрел на усталых и потрёпанных друзей.

— Я понимаю, что все устали! Но нужно посетить этот подбитый «камень». Кажется, на нём остался виновник всего этого беспредела!

Глава VIII

— Значит так! Со мной полетят только Одарённые, по крайней, мере в первых рядах!

Недовольный гул был мне ответом.

— Командир не дури, мы пригодимся! — не выдержал Пейн.

Я посмотрел на него и усмехнулся. Да, я знал, что это тройка умудрилась завалить одного несчастного Орка. Но, и сами получили нехило! У Френка была поломана рука, после того как он вошёл в клинч с одним из Орков, у самого Пейна полностью заплыл левый глаз, а вся его левая сторона лица представляла собой один сплошной синяк после того, как дубина орков сбила с него шлем, чудом не размозжив голову. Невредимым оставался лишь третий. Константин. Однако, сила космодесантников была именно в командном взаимодействии в составе звена. Нет, против обычных людей и один космодес — страшная сила, легко справляющаяся с целой толпой, однако против таких противников, как Орк? У меня были большие сомнения на этот счёт!

Также я сомневался в том, что Орки, на самом корабле, поведут себя также миролюбиво, как и здесь на станции. Что, имея под боком своего странного хозяина, они не будут сопротивляться до последнего.

Про обычных людей разговора, вообще, не шло, хотя там же будут одержимые…

Я окликнул Андерсона. Живого и невредимого, который все ещё сильно переживал потерю своих бойцов.

— Берёшь два десятка самых «свежих» своих людей, идёшь с нами. Чисто на зачистку одержимых! Увидев зелёных — бегите. Быстро бегите. Хватит потерь на сегодня.

Я посмотрел на Хрума.

— Полетишь со мной! — остальные твои сородичи останутся здесь. — Но, если ты попрёшь против меня, — я развёл руками. — Не обессудь. Я буду защищаться. Ну это же не случится?

Я внимательно посмотрела на зелёного здоровяка и тот беспомощно развёл руками.

— Я так и думал, — кивнул я, — Но ты всё равно пойдёшь с нами. Если есть шанс обойтись без кровопролития, я его не упущу!

Я взглянул на «физиков».

— Потянете? — на всякий случай уточнил я, не сомневаюсь в их в ответе

— Так точно! — ответил Тадаси, глаза которого неестественно блестели от переизбытка Эссенса в крови. Они потратили много сил в бою, хотя физически, практически, не пострадали, а вот их разум, похоже, был досуха выжат, и без поддержки Эссенса, сейчас бы они валялись без сил на палубе, а не готовились к новому бою. Да я сомневаюсь, что без «допинга» они, вообще. могли закончить предыдущий бой!

То есть, как бы это не было очевидно, но моей команде Одарённых Эссенс жизненно необходим. Без его применения, в тех ситуациях, в какие мы попадаем в последнее время, выжить было бы проблематично.

— Мы готовы, — просто кивнула Райли.

Алиса и Пашка пострадали меньше, хотя тоже были не в лучшей форме. Я оглядел свою команду ещё раз и буркнул.

— Выдвигаемся!

* * *
«Каменный корабль» выглядел безжизненным, вращаясь одновременно в трёх векторах, медленно уплывая из системы в черноту беззвёздного космоса. Наш «Кречет», ведомый твердой рукой Эрика, осторожно забрался во все ещё открытый шлюз, из которого ранее вылетали десантные корабли Орков. Похоже, двери открывались в ручном режиме, без достаточного количества энергии на борту, после уничтожения двигателей. Однако, залетев внутрь я с удивлением обнаружил, что гравитация присутствовала, атмосфера была слегка более насыщенной кислородом, но также была в наличии.

В огромном каменном ангаре стояло несколько десантных кораблей Орков, которые, то ли были неисправны, то ли на них уже не хватало воинов.

Подозрительный шорох в дальнем углу заставил нас направить в ту стороны винтовки. Из-за груды металлических ящиков и разнообразного хлама показалось зелёное существо.

Ростом полтора метра, худое с большой головой и большими ушами, оно мелко тряслось, от страха зажмурив глаза и высоко подняв руки

— Не стрелять! — скомандовал я и повернулся к Хруму. — Это ваша миньоны? Не опасно?

Ну что Орк отрицательно покачал головой, подошел к мелкому и врезал ему крепкий подзатыльник, от чего тот растянулся на палубе. Дальнейшая его реакция была несколько необычная. Мелкий вскочил, радостно заверещал и обхватив руками обхватил мощное бедро Орка, тесно прижавшись к нему, как будто ища защиты.

Хрум поднял мелкого зеленого за шкирку, оторвав от себя, как нашкодившего котёнка, что-то ему рыкнул ему в ухо и небрежно отшвырнул в сторону. Ударившись о переборку, малой сполз на палубу, тут же вскочил и что-то заверещал. При этом, тем не менее, он выглядел практически счастливым.

Со всех сторон из разных щелей вылезли новые зеленые уродцы, громко загомонили и, через мгновение, метнулись в боковые коридоры.

— Ты куда их отправил? — задал я вопрос, особо не рассчитывая на ответ.

Хрум взглянул на меня и два раза стукнул кулаком себе по груди. У нас так приветствовали Императора, а что этот жест означает на языке зелёной братвы — я понятия не имел. Ну, надеюсь, что что-то хорошее.

Как раз в ангар залетел второй «Кречет», следовавший за нами, из которого тут же высыпали спецназовцы, полностью готовые к бою.

— Мне нужен твой «мёртвый» хозяин! — внимательно посмотрел я в глазах Хруму. — Веди нас к нему!

Орк сосредоточенно посмотрел на меня и кивнул, соглашаясь, как будто с неохотой или все ещё размышляя о правильности своего поступка. Тем не менее, он кивнул в направлении одного из коридоров, и мы пошли за ним.

— Держите тыл! — отдал я приказ спецназерам, на что Андерсон улыбнулся и улыбнулся и поднял большой палец. Ну да, кого-кого, а его учить не нужно.

И двинулись мы по длинным коридорам, не встречая по пути ни одной живой души. Судя по посторонним звукам и шевелению, в соседних отсеках находились живые особи, но ни один из них не вышел не поприветствовать нас, ни сражаться с нами.

В принципе, меня это устраивало, главное, чтобы потом все они не выскочили и не навалились на нас сзади, зажав в тиски.

Я дотронулся до плеча впереди идущего Орка и кинул на ближайшие закрытые двери отсека, откуда явно доносились какие-то звуки. На это Хрум отрицательно покачал головой, повторил жест с ударом кулаком по груди и снова кивнул вперёд, предлагая продолжить движение.

Я знал этого зелёного меньше суток, но почему-то доверял ему. Глупо? Возможно. Но, интуиция говорила довериться ему, поэтому я так и сделал.

Мы двинулись дальше, попутно я сканировал Лимб и видел, что в боковых отсеках находятся собратья Хрума, неподвижно застывшие на месте. Отблесков одержимых, или их демонических хозяев я пока не видел.

А вот пройдя по коридорам минут тридцать, я увидел вдали большое красное пятно, обозначающие скопление одержимых и, возможно, их хозяев. В таком плотном «облаке» переплетающихся между собой аур, я не мог различить отдельные, с более сильной эманацией, всё просто выглядело как одно багрово-красное пятно. Кажется, местный «хозяин», поняв что с зелёными что-то пошло не так, собрал своих верных слуг вокруг себя, собираясь защищаться. Ну, это меня устраивало!

Я снова остановил Хрума и попытался, медленно проговаривая слова и помогая себе жестами, выяснить, что нас ждет впереди.

Используя нож, рисуя его лезвием на грязной палубе, я выяснил что впереди находится большой зал, насколько я понял — что-то вроде капища или святилища зеленого народа, захваченного новым хозяином. И в этом помещении, прямо в середине астероида, сейчас и собрались все одержимые, защищая своих хозяев. Хрум не очень дружил с математикой, это видел я по его неуверенному объяснению, но, судя по всему, одержимых там должно быть не более сотни — похоже, большинство улетело на абордаж.

Зал представлял собой большое помещение прямо в сердце астероида и имел несколько входов-выходов. Ширина прохода позволяла зайти внутрь одновременно двум-трём людям, толпиться у входа у меня не было ни одной причины.

Прикинув расстояние, я разделил группы выбрав четыре входа. Учитывая, что пещера была огромной, входы располагались на разных ярусах, а не на одном уровне. Наверх я отправил недовольно ворчащих Теней и лучших стрелков среди спецназеров Андерсона, здраво заметив, что в ближнем бою в этой ситуации толку от них не будет. Они будут только мешать, а возможно подставившись, подвергнут риску всю операцию. Но, Томас всё-таки всучил мне двух своих людей, клятвенно заверив, что это для прикрытия, и они будут держаться позади.

Рация работала, но мы предпочитали хранить радиомолчание. Я понятия не имел, сможет ли подслушивать нас враг. Поэтому мы просто синхронизировали часы на примерное время выхода на позицию всех групп. Я взял с собой только Хрума. Здоровяк, сам по себе, заменял маленькую армию, он уверил меня, что против «мёртвых людей», то есть одержимых он будет сражаться точно, ну а с демонами, если они там есть, я как-нибудь справлюсь сам.

Секундная стрелка старого хронометра подошла к нужному делению и по моей команде Хром закрутил рычаги, в ручном режиме приподнимая большую дверь. Она ещё не успела открыться даже на треть, как снизу начали лезть одержимые. Но против этих тварей мой меч сражался с нескрываемым удовольствием. Они не успевали пролезть в коридор, когда остались без голов и конечностей. Два бойца открыли заградительный огонь, стоя на некотором отдалении сзади, чтобы не мешаться.

Дверь, наконец-то, открылась, но проход внутрь был заблокирован толпой одержимых. И тут в дело вступил Хрум, оставив механизм двери в покое. От его дубины одержимые разлетались в стороны как бильярдные шары от кия. Судя по раздавшимся выстрелам, я понял, что остальные группы также на месте и также приступили к делу.

Я заметил у парочки одержимых огнестрельное оружие, отсутствующее у тех, что поперли на орбитальную станцию, где они тупо бросались в рукопашную. Один из одержимых яростно нажимал на спусковой крючок ржавой винтовки, но оружие молчало. Кажется, в этом мне повезло. Останки людей, в которых вселились враждебные сущности и их снаряжение, похоже, пережили не один век, полностью придя в негодность. Когти одержимых, в которые превратились человеческие руки всё ещё были для меня опасны, а вот моего зелёного товарища они, похоже, беспокоили так же мало, как пули и лазерные лучи.

Наконец, мы расчистили «пробку» из одержимых, которые собрались около нашего входа и смогли зайти внутрь. Огромный каменный зал с высоким сводом освещался коптящими факелами, которые со страшной силой пожирали кислород внутри станции и зачем-то понадобились местному хозяину. Возможно, для антуража, возможно для чего-то другого.

Посередине огромного зала-пещеры, прямо из пола было высечено что-то вроде местной «церкви» зеленых. Под слоем грязи, покрывавшим здесь практически всё, на высоких постаментах по бокам от входа, я увидел две фигуры Серых, искусно вырезанных, также, из цельного каменного массива. У одного отсутствовала голова, отвалившаяся то ли от времени, то ли от вандализма, а вот второй смотрел на нас грустным взглядом, в котором сквозили любовь и лёгкое сожаление. Это была работа, несомненно, мастера!

Кажется, это ритуальная структура, была построена задолго до захвата корабля зелёных Хаосом, который просто использует его для своих целей.

Местного «хозяина» я почувствовал прежде, чем смог разглядеть. Меня просто накрыло волной ужаса. Здоровенный бесстрашный Орк упал на колени, сжался в позе эмбриона и закрыл голову руками. То ли на него этот «ужас» действовал сильнее, то ли это была привычная реакция, в ожидании более серьезного наказания. Чтобы это не было, но похоже он вышел из боя, по крайней мере, на время. Ну, хотя бы против меня не пошел — и то дело!

Судя, по практически смолкшей стрельбе, я понял, что эта волна ужаса достигла и остальных моих соратников. Две светящиеся фигуры спикировали вниз метров с десяти, перекатились и вскочили на ноги, оставшись невредимыми. Физики в боевой форме присоединились к «банкету». Я озирался, пытаясь понять, где Пашка или Алиса, превозмогая охватившую меня слабость и апатию.

Пузырь принёс лишь временное облегчение, так как он не освободил меня от враждебного воздействия полностью. А я не мог воздействовать на эпицентр, точнее, на виновника этого ужаса, которого я все ещё не видел. Только Пузырь спал — ужас тут же вернулся в полной мере. Мои физики пошатывались, как будто были пьяны, с трудом держались на ногах и всячески пытались противостоять ментальному воздействию. Бойцы, похоже, из них, сейчас, тоже никакие. Сил их хватало только чтобы отмахиваться от немногочисленных оставшихся одержимых, а вот в их способность вести серьезный бой я сильно сомневался.

К черту радиомолчание!

— Пашка где эта тварь? Можешь что-нибудь сделать?!

— Он, точнее они, внутри! — донёсся до меня напряженный голос Смирнова. Он, похоже, тоже был не в лучшей своей кондиции.

— Они?! — похолодел внутри я.

— Да, их там трое. Один работает ментально, а два других используются в качестве трансляторов-усилителей. По крайней мере я так это вижу!

— Ты можешь что-то сделать? — давление увеличивалось, враг не только не терял силы, кажется, он каким-то образом их набирал.

— Я могу попробовать отвлечь одного «ретранслятора». Но, это будет ненадолго, если вообще получится, — сообщил Пашка.

— Сколько у нас будет времени?

— Без понятия, я первый раз такое вижу и такое делаю!

— Действуй! — отдал приказ я.

— Хорошо, тогда на счёт «три»! Раз… Два… Три… Начали!!!

Давление на мозг мгновенно уменьшилось, по ощущениям не на треть, а гораздо больше, кажется, выведения одного «транслятора» вызвало временный сбой во всей системе ментального оружия неизвестно врага. Не будем терять времени!

Я бросился внутрь «капища», ко мне присоединились физики, из бокового коридора вихрем вынеслась «потерянная» Алиса, по ходу она сбила своим длинным копьем подвернувшихся на пути нерадивых одержимых.

Каменные двери «храма» были полуоткрыты. Одна створка оставалось на месте, а вторая валялась на полу разбитая на куски. Походу, это здания брали штурмом еще до нас, и я предполагаю, кто это мог быть.

Внутри «святилища» было одно большое помещении посередине которого, в тусклом свете тех же факелов, стояли три… существа. Один стоял на ногах, второй перед ним на коленях, а вот третий валялся на полу, извиваясь, похоже именно его «контролил» Пашка.

Стоящая фигура подняла голову, и я с изумлением понял, что грязная рваная тряпка, которая покрывало его тело когда-то была красным плащом инквизитора Ордена Войны. Однако, под ним находился уже не человек. Искаженные черты лица, впалые щеки и острые зубы, пустые глазницы, в которых яростно разгорался багровый цвет.

Тонкие сухие губы, растянулись в усмешке.

— Ты не должен сражаться с нами! Мы — твое спасение и твой шанс! Шанс возвыситься над всем человечеством, став его Императором! Тебе просто нужно примкнуть к нам!!!

Не знаю, собирался ли он тянуть время, или просто ошеломлён от того, что кто-то пытается с ним сражаться, но вести разговоры с этой тварью я точно не собирался. Тем более, «примыкать» к этому живому трупу!

— Сдохни, тварь! — буркнул я и побежал в наступление.

Демон раздражённо что-то прорычал, одновременно начав увеличиваться в размерах. На моих глазах происходила какая-то трансформация бывшего человеческого тела. Остатки красного плаща, принадлежащего раньше святому Рыцарю Инквизиции, падали лоскутами с огромного багрового тела. Он сделал шаг, другой ко мне и вытащил из ножен такое знакомое мне оружие — «брата-близнеца» моего меча, удивив меня еще раз. Меч заколебался в воздухе, приняв форму здоровенной алебарды! Это именно то, что я видел в видении, в котором Серый сражался с Армией Хаоса, в мгновении ока изменяя своё необычное оружие под новые реалии происходящей битвы.

Я честно пытался разобраться, как это «работает», но мой меч упорно хранил свой секрет, не реагируя на мои мысленные просьбы или голосовые команды. А вот этой твари, похоже, удалось!

Я взмахнул рукой, останавливая дёрнувшихся было физиков. Они непонимающе взглянули на меня, а потом до них дошла суть моего запрета. Мы проводили «полные спарринги», в результате чего выяснилось, что ни одно оружие не выдерживало столкновение с моим клинком. Да и тела Одарённых, оказалось, мой меч разрубал с такой же лёгкостью, как горячий нож — масло.

Я махнул рукой в сторону поднимающихся с пола миньонов адской твари. Я понятия не имел, что сейчас можно от них ожидать. А дать хоть какой-то шанс на усиление твари, в процессе боя, я не мог себе позволить.

Я помогу! — внезапно закричала Алиса, воткнув своё копье в каменный пол и прикрыв рукой глаза, сосредотачиваясь.

И тут я увидел, как демон вздрогнул, прекратив рост, кажется, он даже немножко уменьшился в размере — похожа эта девочка кое-что умеет!

А ещё стало понятно, как сильно она разозлила тварь. Оружие демона, в очередной раз трансформировалось, превратившись в крутящийся диск, который полетел в сторону замершей Алисы. Я, в последний момент, рванулся на перехват, и отбил диск в сторону. Он, по идее должен был врезаться в стену, но на полпути просто исчез, чтобы в то же мгновение снова возникнуть в руке демона в виде огромное секиры. Да как, вообще, сражаться с таким противником?!

Всё, что я мог сделать — это держаться между Алисой и этим чудовищем, чтобы в случае чего, оградить девушку от атаки. Тварь взмахнула секирой, нанося удар сверху-вниз, и я поставил блок мечом…

При касании нашего оружия, раздался громкий горестный ВОПЛЬ, пробравший меня до костей! В нём слышались, переплетаясь ноты отчаянья и ужаса, складывалось впечатление, что брат пошёл на брата, а кричит их безутешная мать, одинаково любящая их обоих.

На моих глазах, огромная секира вернулась к своему первоначальному состоянию «меча» и этот, достаточно большой меч для человеческой руки, сейчас, в огромной лапе чудовища выглядел, как зубочистка. На обоих клинках мгновенно погасли руны, а сами мечи превратились в безжизненное железо. Кажется, они не собирались сражаться друг против друга. Фактически, я остался против здоровенной твари с пустыми руками и немного растерялся.

Чудовище сориентировалось быстрее, отбросив ставший бесполезным меч в сторону и взмахнуло когтистой лапой. Я рефлекторно поставил блок своим мечом, но он, походу, в ближайшее время не собирался «включаться». Вместо того, чтобы отлетели в сторону срезанные пальцы твари, в сторону отлетел мой меч, выбитый из рук сильным ударом.

И вот уже вторая лапа летит по направлению к моей шее. Я упал на пол, уходя от удара и призвал Пузырь, вложив в него всю оставшуюся Энергию, практически без остатка.

Чудовище, потерявшее связь с Подпространством, мгновенно «сдулось» почти вполовину, сейчас ненамного превышая меня в размерах, кажется даже красный блеск в его глазах немного подугас!

У меня из оружия оставался только пистолет, заботливо подсунутый мне Эриком в последний момент с присказкой «пусть будет!» и шесть гранат на разгрузке, также буквально насильно переданных мне моей «наседкой».

Я откатился ещё дальше и вытащил оружие из кобуры и выпустил всю обойму, кучно положив пули в центр мощной груди врага, без особого видимого эффекта.

Но, зато, мои соратники восприняли это как призыв к действию. Через мгновение тело демона буквально взорвалось от множественных попаданий разрывных пуль, которые полетели в него со всех сторон. Выстрелы «слонобоя» Кройфа особенно выделялись своим гулким звуком, вырывая целые куски плоти из тела демона. Однако, эта тварь и не думала подыхать! Разорванная, искалеченная с перебитыми суставами, она упала на пол, но упорно ползла ко мне, протягивая свои лапы.

— Тебе всё равно не убежать от своей судьбы! — прохрипела демоническая тварь.

— Это мы ещё увидим! — не согласился я, сорвав вместе с разгрузкой связку гранат, попутно выдергивая из них чеку и бросил прямо в морду подползающей твари.

— Граната!

Я прыгнул назад и сбил с ног всё ещё «замороженную» Алису, прикрывая её своим телом. Всё это время, я «держал» Пузырь, используя все внутренние резервы организма и даже больше, только бы не дать демону подпитаться энергией, при этом чувствовал я себя как в тумане, сознание, кажется, собиралось меня покинуть…

Сзади раздался оглушительный взрыв, я нащупал и выдернул из камня копье Алисы, собираясь добить тварь, но добивать там было уже нечего — физическое тело разлетелось на куски а враждебная сущность свалила в Преисподнюю.

— Ты как? — наклонился я над девушкой.

— В порядке! — кивнула она.

Я похлопал её по плечу.

— Ты молодец! — и поковылял к останкам демона, среди которых я разглядел тусклый чёрный жетон Инквизитора.

— Антон! — услышал я голос Райли, которые «закончили» со своими целями. — Смотри!

«Соображалка» у меня работала туговато, и я не сразу понял, на что она указывает. Но, на каменном «пьедестале» находились, варварски выскобленные остатки… друзы. Я неверяще заглянул в Лимб. Так и есть! От «пьедестала», вглубь Подпространства тянулось что-то типа Энергетического канала или «пуповины», соединяющий наш мир и иной… «Эту» друзу уже было не спасти, она была полностью использована врагом, но, кажется, я нашёл «благодатную» почву для «своей»…

Глава IX

С большим волнением я смотрел, как «устанавливается» на постамент моя друза. «Араганор» пристыковался к астероиду, а мы, с невероятной аккуратностью перенесли драгоценный груз на, временно нелетающий, камень.

Это выглядело как чудо. Только полусфера Эссенса была поставлена на пьедестал, как как она, как будто «пустила корни» не только в камень, на который мы её поставили, но также и внутрь Подпространства, «прицепившись» за энергетический канал и идущие из глубин иной реальности. Сама друза засветилась ярким светом, как в реальном мире, так и в Лимбе. Кажется, ей «понравилось» здесь. Обмерив, с помощью высокоточного инструмента её размеры, щепетильный Рафаэль занёс все данные, до микрона.

Приживётся ли друза, и как быстро она будет расти, я понятия не имел, но, судя по всему, ей здесь было «хорошо». Боюсь сглазить, но похоже я случайно раскрыл секрет, над которым бились лучшие умы всей Империи все это время. Хотя, нельзя сказать, что это полностью моя заслуга. Мне, просто, повезло. Ну, поживём увидим.

Приведение в порядок астероида заняло целую неделю. Причем зачистка от оставшихся врагов-одержимых — всего несколько часов. Это было благодаря тому, что практически все одержимые были созваны на «последнюю битву» своим хозяином, где благополучно и скончались. Несколько живых трупов, застрявших в хитросплетении коридоров были нами без труда выявлены и безжалостно ликвидированы.

Больше усилий пришлось приложить при очистке помещений от мусора и всяческого «говна», которого оказалось, до Хауса, много! Именно это заняло львиную долю всего времени.

И да, похоже у меня прибавились новые «подчиненные». Пересчет зелёного населения все ещё продолжался, особенно сложно было это сделать среди неугомонных «гоблинов» — так Пашка окрестил мелких зелёных, снова сославшись на какую-то земную мифологию.

Сто пятьдесят семь боеспособных Орков составляли «боевой костяк» зелёного населения — это были остатки многотысячного племени, которое когда-то отправилось к звёздам, убегая из умирающего мира в поисках своих Отцов. Попав под власть Хаоса, они бесконечно сражались, и выжили только они.

К сто одному Орку, подобранному мной на орбитальной станции, присоединились найденные живыми Орки в, не до конца уничтоженных их десантных кораблях. Поняв, что каждый зеленый «на счету» в умирающем племени, я не поленился устроить спасательную операцию, в результате которой были подобраны не критически поврежденные десантные корабли, внутри которых нашлось еще пятьдесят шесть живых здоровяков.

С другой стороны, на корабле было более тысячи их женщин — худых, зелёных существ, поменьше размерами и выглядевших сами, как ходячие призраки. Я не знаю, чем руководствовались их бывшие демонические хозяева, но все поголовно выглядели, как жертвы, долгого голода. По сути, так оно и было. Львиная доля скудного рациона доставалась воинам задачей же их женщин была — беспрерывно рожать новый воинов, при этом о «племенных самках» прошлый хозяин, похоже, особо не заботился. Было еще где-то около полутысячи детей Орков, ещё не достигших возраста «воина», также чрезвычайно худых и озлобленных.

Гоблинов же было несколько тысяч. Они, как раз, выполняли все работы по обслуживанию астероида: ремонт механизмов, уборку (которой, судя по состоянию помещений, скорее всего не было) и выращивание грибов на грибных фермах в специальных влажных пещерах астероида. Эти грибы составляли единственный источник пищи местного населения. Причём, в качестве удобрения использовались умершие, в большинстве своем от голода, несчастные зелёные.

Первое, что я сделал, еще до «уборки» — это подогнал к астероиду заполненный зерновоз — тот, который «промахнулся» мимо каменюки, мы его позже «отловили» в космосе, и выдал всё зерно голодающим зеленым. Я никогда не видел таких благодарных глаз и такого жадного пиршества. Они накинулись на сырое зерно как голодные собаки на добычу. Опасаясь за их самочувствие после долгой голодовки, мне пришлось их практически силой отогнать от запасов, пока мой корабельный кок, используя их здоровенные чаны, которые пришлось отмывать от нагара несколько часов, сварил что-то вроде каши, чтобы моё новое зелёное воинство не ополовинилось, померев от заворота кишок.

Два дня зелёные ели и спали. На третий день они окончательно пришли в себя и в них проснулась тяга к жизни. Делегация зелёных, во главе с Хрумом пришла ко мне чтобы выразить свою бесконечную благодарность и пообещать безусловную преданность и готовность выполнять все мои приказы и распоряжения.

Хрума зеленые выбрали своим новым вождём, вместо погибшего старого, который не долетел до «Звёздной Пыли», уничтоженный защитным огнём с «Араганора». Скорее всего, главной причиной было мое особое отношение к зеленому громиле, хотя он и визуально был одним из самых здоровых представителей своего племени, что в условиях Оркского общества, ценящего силу и мощь, было также важным аргументом.

Все силы мелких зеленых были брошены мной на наведение порядка. Ненавижу бардак, а «камень» был в отвратительном состоянии. Целую неделю подкормленные гоблины наводили порядок и выкидывали мусор. Посетившие разгромленный двигательный отсек мои механики, развели руками. Сработали мы на «отлично», полностью разбив маршевые двигатели. Хорошо, что внутри астероида были резервные генераторы, которые поддерживали гравитацию и атмосферу внутри «каменного корабля», но передвигаться самостоятельно астероид пока не мог. Пришлось потратить кучу усилий и сжечь огромное количество топлива, чтобы с помощью всех имеющихся кораблей и буксировочных тросов просто его затормозить. Мои «спецы» сказали, что двигатели, для того чтобы эта здоровенная дура снова могла летать, в Империи существовали, но в ближайшем доступе их не было. Так что, пока «каменный корабль» снова вернулся к своему первоначальному состоянию — неуправляемого астероида, который болтался в черноте космоса.

И вот тут возникла неожиданная проблема. Он стал, практически бесценным активом, после того как «принял» друзу. Забрать его с собой у меня не получалось ни при каком раскладе, поэтому надо было что-то решать с этой системой, пока здесь находится столь ценный для меня объект.

Старый президент оказался, ожидаемо, тем еще мудаком. После нашей победы он начал юлить, не отказываясь от выплаты денег, но отказавшись от своего обещания добровольно покинуть свой пост. Он даже имел дурость нам угрожать!

Объявил, что в случае насильного свержения его драгоценной народно избранной особы, он и его верные войска будут оказывать сопротивление! И что, если мы спустимся на планету, то нам не поздоровится. Подозреваю, что он просто накидался от стресса и отчаянья и потерял связь с реальностью. Угрожать Одаренным?!!

В общем, я решил не нагнетать и сказал, что дураков спускаться к нему нет, и вместо меня к нему спустится «Гарпун», который снесет к Хаосу весь его загородный особняк, в котором он забаррикадировался — благо, он находился на отшибе, в стороне от населенных районов. И случится это, если через пять минут он не выйдет из своей резиденции с поднятыми руками, так, чтобы я смог разглядеть его с орбиты.

К счастью, моё послание слышал не только он, но и люди, которых он незадолго до этого хотел оставить в качестве жертвы Хаосу. Поэтому, ровно через три минуты, при сильном приближении, я увидел, как его же телохранители вытащили спеленатого президента во двор и яростно замахали руками привлекая наше внимание.

Высадившись вниз, я честно хотел казнить его прямо на месте, но потом вспомнил, что это вроде как демократическое государство, а передо мной избранный народом президент и, по-хорошему, его нужно судить. Закинул до поры до времени до времени труса в карцер и попытался разобраться с местными делами.

Имеющиеся кандидатуры его лизоблюдов меня категорически не устроили. В плане выбора мне помог Пашка, который отоспавшись после боя с Демонами бессовестно использовался мной в качестве живого детектора лжи. Большинство оказавшихся передо мной «кандидатов» откровенно боялись судьбы опального президента, но прочитав их бэкграунд, я понял, что большинство из них не сильно отличались от своего патрона. Передо мной сидели прожженные политиканы, воры и коррупционеры. А еще я попутно узнал, что больше половины официального ВВП планеты, состоящего, в основном из экспорта зерна, оседало в карманах небольшой кучки чиновников вместо того, чтобы идти на благо планеты и народа Звёздной Федерации. Вот тебе и демократия!

Пока я пребывал в раздумьях, приходя в себя морально и физически, случилось невероятное. Экипажи кораблей, участвовавших вместе со мной в бою, и обслуживающий персонал станции «Звёздная Пыль» вернулись на Сальватор-1, рассказав всем своим родственникам и знакомым, так сказать, из первых рук.

Через несколько дней около гостиницы, в которой уже привычно обосновались мы, собралась целая толпа народу. Поначалу я решил, что они просто хотят прогнать самозванцев, то есть нас, но потом разобрал что скандировала толпа. И это был дружный вопль: «Антона в президенты!» Я бы не сказал, что это было неожиданно, в свете последних происшедших событий, ведь у Звёздной Федерации как не было достаточно сил для самостоятельного сражения с Хаосом, так и сейчас нет. А мы подарили им надежду на то, что их звездное государство сможет существовать и дальше.

Стоя рядом с окном, я услышу насмешливый возглас возникшего тут как тут Пашки.

— Ну, не Император, конечно, но давай рассматривать пост президента, как первую ступень в долгом пути!

— Очень смешно, — ответил я. — Может ты хочешь стать президентом?

— Нет, я не вариант. Допрошенные уже рассказали обо мне, и информация распространилась дальше. Никто не любит боевых ментатов. Боятся? Да! Любят? Без вариантов! Это что за начальник такой, который знает все твои сокровенные мысли?

Я хмыкнул.

— А то, что ты постоянно находишься при мне — не показатель?

Пашка заржал.

— Нет, это другое! Добрый президент и его злая сторожевая собака, как бы унизительно для меня это не звучало!

— Вообще, то ты не прав, — покачал головой я. — В данном случае, президентская ступенька для меня — хуже некуда. Ввязавшись в эту авантюру, мы потеряем свободу манёвра. И будем барахтаться здесь ровно до того момента, когда хаоситов не прилетит действительно много — в достаточном количестве, чтобы разнести здесь всё к Хаосу! А это непременно случится, я это просто знаю! А ведь могут ещё и имперцы прилететь! Нас как бы не очень любят в Империи, ты забыл?

— Нет не забыл, — согласился Пашка. — И да, наверное, ты прав. Так что будем делать?

— Если бы не друза Эссенса и не мобильный астероид, то я, честно говоря, забрал бы деньги, помахал местным ребятам ручкой и свалил бы отсюда в чёртовой бабушке. Но недвижимый астероид, внутри которого находится наше главное сокровище и, возможно наше будущее — это серьезный аргумент, чтобы рассмотреть, по крайней мере на время, эту звёздную систему как временную базу.

— То есть ты не будешь президентом? — уточнил Пашка.

— Нет, — покачал я головой. — Но у меня есть кандидаты.

— Я сказал, что не пойду, — возмутился Смирнов.

А теперь рассмеялся я.

— Ну у тебя и самомнение, друг мой! Ты реально думаешь, что весь мир крутится исключительно вокруг тебя?

— Ну, не весь мир, но часть из него — точно, — хмыкнул Пашка и заинтересованно на меня посмотрел. — А кто тогда?

— А кто рисковал жизнью ради своего народа? — вопросом на вопрос ответил я.

Лицо у Пашки просветлело.

— Ты хочешь поставить кого-то из местных капитанов?

— Точно, — согласился я. — Осталось выбрать, кого именно.

К народу пришлось всё-таки выйти, и если бы не благоговейное почитание Одаренных простым народом, меня, скорее всего, качали бы на руках, а так просто собрались вокруг на безопасном расстоянии, испуганно косясь на стоящего рядом Пашку и кричали от счастья лицезреть мой светлый лик.

Хорошо, что рядом оказался Гирш. В отличие от меня, он чётко представлял, что делать в нашем положении. Представившись моим экономическим и политическим советником, Рафаэль поблагодарил всех за доверие и сказал, что решение будет принято в кратчайшие сроки. Что все они непременно будут довольны принятым решением, а еще он сообщил, что бывший президент предал свой народ и предложил выбрать меру наказания для него.

Возбужденная толпа, за короткое время перешедшая от отчаяния и безнадёги до счастья и радости, раскачанная эмоционально, ожидаемо потребовала разорвать предателя на куски. На что Раф, виртуозно заставив всех замолчать, сказал, что эта воля народа также будет учтена и рассмотрена.

— Хлеба и зрелищ! — сказал мне старый хитрец после того, как стихийная демонстрация рассосалась. — Ничего не поменялось в людях за тысячи лет. Хлеб, к счастью, у них есть свой, а вот зрелищ явно не хватает. Поэтому нам придётся им это предоставить.

Я пригласил на встречу капитанов воевавших со мной кораблей. В присутствии Рафаэля и, конечно, Пашки я предложил им рассмотреть вариант их быстрого карьерного взлёта. Честно говоря, выглядели они смышлеными, несомненно, смелыми, при этом, мне понравилось, что как писал один древний мудрец: «Лучший правитель тот, кто не жаждет власти!»

Ссылаясь на отсутствие опыта, они всячески отказывались, на что я привел им железный аргумент. Если они не согласятся — я поставлю на пост старых бюрократов и свалю из этой системы к Хаосу, а они останутся наедине со своими старыми и новыми проблемами. Откровенно говоря, я слукавил, они не знали, что астероид не может передвигаться самостоятельно, на его борт я не пустил никого из «чужаков». Поэтому, что там творится внутри — для них до сих пор оставалось загадкой. Они только знали, что «зеленые монстры» каким-то чудесным образом присягнули мне в верности, что только добавляло разных сплетен.

Из всех приглашенных удивил меня только молодой лейтенант Гарсия. Он, с некоторым достоинством, но очень искренне попросил избавить его от административных функций и принять его в ряды «Детей Императора». Честно говоря, он меня опередил, так как я сам хотел ем это предложить. Дюрер мне все уши прожужжал по поводу молодого лейтенанта: отличные кадры на дороге не валяются, и нечего оставлять этого перспективного пацана прозябать в этой унылой системе, где он погибнет в первом же бою из-за идиотского руководства.

В итоге на должность президента я выбрал бывшего капитана зерновоза Эстебана, «прикрепив» к нему старшего чифа Родригеса в качестве министра обороны. Как ни крути, но лояльное мне руководство государством было в моих интересах. У меня язык не поворачивается назвать их «марионетками», но думаю, что ко мне они будут точно прислушиваться. Пока что, на начальном этапе, до того, как власть развратит их окончательно. Хотя, я склонен верить в людей и надеялся на лучшее. При этом я был реалистом и помнил, что «человеческая плоть — слаба», и мне придется присматривать за ними, чтобы уберечь их от искушения. Пока Рафаэль изъявил желание провести аудит экономики Федерации, чтобы помочь её новым правителям выбрать правильные пути развития. Да уж, чего скрывать, при этом хотелось бы нам самим разобраться, что делать с этим для меня неожиданно приобретённым активом в виде дружественного государства.

Основной проблемой сейчас, по моему личному мнению было то, что вся оборона планеты не стоит и выеденного яйца. Я наблюдал за качеством имеющихся судов во время боя. Как техническим состоянием, стремящемуся к нулю, так и их отвратительными боевыми навыками. Да что говорить — после первого и единственного залпа «Звёздной Пыли», в строю из восьми орудий осталось всего два. Ремкомплекта, запчастей и боеприпасов, конечно же не было. Все нужно было где-то доставать и покупать, чтобы быть хотя бы немного быть уверенным в том, что отлучившись из системы ненадолго, по возвращению застать всё ещё живое человеческое общество.

В процессе этих размышлений и анализа, меня неоднократно посещали малодушные мысли — в первую очередь, раздобыть любым способом двигатели для астероида и всё-таки свалить, оставив местных самостоятельно разгребать свои проблемы. Но, Пашка был прав. Тот, кто хочет стать Императором Человечества не должен выбирать какая его часть «хорошая», а какая — «плохая». Доля Императора именно в том, чтобы заботиться о всех своих детях. И неизвестно, как Судьба, предоставившая мне такую «проверку», хорошо или плохо отреагирует на то что я не воспользовался этим шансом, точнее откровенно его просрал.

Был ещё один момент, который требовал моего личного участия. Оружие одержимого инквизитора. Кстати я нашел его жетон и очистив от грязи прочитал выбитое на нём имя. Брат Аранд. Имя мне ни о чём не говорило, хотя учитывая скрытность Инквизиции — это было нормально. Даже если за этим покойным Братом-Рыцарем имелись какие-то славные подвиги в прошлом, в общем доступе были отображены совсем другие герои, несомненно, великие имперские воины, но точно не принадлежащие к Инквизиции.

Инквизиции не нужна была Слава, Инквизиции нужна была Власть.

Мой меч «ожил» через некоторое время после боя, я даже не успел по-настоящему попереживать. Но вот что делать с оставшимся от врага, и превратившимся просто в кусок мёртвого железа, я понятия не имел. Точнее, что с ним делать я, конечно же предполагал — отдать его кому-то из своих, а вот как вернуть его «к жизни» не знал. Сейчас, разбираясь с текущими делами, мне было немножко не до того. Все это время я хотел «пообщаться» с ним поближе, но времени катастрофически не оставалось.

Назначение нового президента было воспринято народом сдержанно-одобрительно, тем более, что я клятвенно пообещал Федерации свой «патронаж», на что толпа восторженно отреагировала. Вот только заявление о «патронате» неполной тысячи наемников над двумя миллиардами людей выглядела несколько… нелепо. Но, народ поверил в меня, возможно, что другой альтернативы для них просто не наблюдалось. Что ж… Я взвалил на свои плечи еще и эту ношу, и мне придётся её как-то нести.

Глава X

Я получил доступ к государственной ментал-связи, объединённой в общеимперскую, и изучил последние новости. Хотя и здесь были проблемы. Запаса Эссенса для двух менто-операторов, — единственных людей на Эссенсе (кроме Навигаторов) в системе Звёздной Федерации было критически мало. Либо, мне придётся их «подкармливать» из своих запасов, либо потерять связь с внешним миром.

Так вот, новости были неутешительными. За неполный месяц Империя потеряла практически десять процентов своей территории. Что творилось на фронтире её владений — я понятия не имел, но, подозревал, что дела там обстояли если не точно также, а скорее всего, и того хуже. Такие выводы я сделал на основе «своей» Звёздной Федерации. Противостоять войскам Хаоса обычные люди были просто не в состоянии.

Из множества звёздных систем доносились отчаянные крики о помощи, которые не получали ответа и, через некоторое время, прекращались. Скорее всего, из-за того, что операторы покидали наш бренный мир вместе с остальными собратьями.

В этом был несомненный плюс для меня — вряд ли Антон Ноунейм оставался главным преступником в Империи, но, несомненно, это было плохо для всего остального человечества. Я не мог нормально ни спать, ни есть, в ожидании, что система подвергнется новой атаке в любую секунду, и всё-таки поставил себе в приоритет восстановить мобильность астероида, с такой важной для меня «начинкой».

По словам технарей, разрушенные нами, в результате удачной атаки, его маршевые двигатели, использовали неизвестные человечеству технологии, явно отсутствующие в нашей реальности. Сам астероид, как и населявшие его зелёные явно был «продуктом» другой реальности, дающий огромный потенциал для его изучения, правда в том случае, если бы у меня было кем этот потенциал изучать.

Из «работающего», непонятно как, но все же ещё работающего — были «резаки» на оставшихся целыми, десантных кораблях Орков. Те самые резаки, которые с лёгкостью прорезали толстую обшивку орбитальной станции. Существующие человеческие образцы не дотягивали до их мощности, при их малом размере, очень сильно. По утверждению спецов — они могли переставить эти девайсы на наши десантные корабли, так как сами оркские челноки не выдерживали никакой критики.

Странно было наблюдать за смесью культуры «каменного века» и таких технологий, о которых человечество могло только мечтать. Складывалось впечатление, что это не было родным изобретением зеленой расы, а они просто использовали изобретения другой, более высокоразвитой цивилизации. Предполагаю, что «этой» расой были Серые — так называемые их «Отцы», которых у нас в мире знали как «предтечей».

В общем, приоритеты я расставил, осталось выполнить задуманное. По уверениям Гирша, который тщательно изучил запросы техников, похожие человеческие двигатели, способные не быстро, но уверенно передвигать подобную массу, в том числе и в Подпространстве, стояли на мобильных верфях — циклопических сооружений, которые имперский военно-космический флот таскал за собой, собираясь вести боевые действия за пределами дружественных систем.

Всё тот же Рафаэль сказал, что две такие технологические платформы «отстаивались» неподалёку отсюда, в имперском мире Солана, оставшиеся там после почти пятидесятилетней давности рейда Империи на подавление мятежа.

Связи с этим миром, в настоящий момент не было, это могло быть как из-за дефицита Эссенса, так и из-за захвата системы хаоситами. Что ж, находилась эта система «недалеко» по звёздным меркам, всего в 4-х днях лёту, поэтому лучшее что я мог сделать, это проверить всё лично.

Две недели, с матюками и прибаутками, технические специалисты приводили в боеспособное состояние корветы Звёздной Федерации, которые я планировал забрать с собой во временное пользование. Казалось бы, их можно было оставить в системе для обороны, но я веско прикинул, что толку от них здесь чуть менее чем ноль. А мне они, возможно, пригодятся. Надо только обернутся быстрее.

А ещё я развернул широкую программу по набору воинов, пилотов и специалистов в «детей Императора». Это было наиболее успешное моё мероприятие, ведь среди двух миллиардов людей вероятность найти нужных мне была велика!

Плохой новостью было то, что большинство из них состояло либо из пожилых ветеранов, либо из необученной молодёжи, но, собственно, глупо было рассчитывать на что-то другое, учитывая "фронтирный «статус планеты и вообще её миролюбие. К слову сказать, своих Навигаторов на корветах не было, последний раз они покидали систему никогда, после того как их пригнали сюда их немножко «подшаманили». Но так как они не покидали пределов системы, соответственно, навигаторы были им ни к чему.

Пришлось нанять Навигаторов зерновозов. После повреждения астероида целых четыре экипажа остались «безлошадным». Тем более, что эти люди уже прошли некую проверку, подтвердившую, как минимум, их твёрдый дух и безусловную храбрость. А навыки — дело времени.

Молодого лейтенанта Гарсиа я утвердил на должность капитана «Эсперансы», а вот командовать «Кабальеро», вместо повышенного старшего чифа, я поставил бывшего капитана погибшего грузовоза. Необычно, но это была девушка. Валерия Мендоза, была однокурсницей Гарсии в лётной школе и также грезила боевыми судами с самого детства, но также как и лейтенант, не смогла пройти барьер высоких имперских критериев, необходимых для поступления. И, в отличие от друга детства, ей не нашлось место на корвете, из-за шовинистических настроений, процветавших на Сальваторе. Зато она быстро сделала карьеру в грузовом флоте.

Небольшая ремонтная платформа, висящая над Сальватором-1, давно не слышала столько матов. Ветераны, наши старые и новые, которыми мы заменили неблагонадёжных членов команды корветов, яростно матюкались, пытаясь привести корабли в более-менее боеспособное состояние.

Пострадавший «Кабальеро» требовал к себе больше внимания, корпус залатали, щит худо-бедно заработал, но вот часть батарей ПКО, разбитых в бою, восстановить не удалось из-за отсутствия нужных материалов и запчастей.

Поковырявшись в астероиде, техники нашли вооружение имперского происхождения, похоже, собранном предыдущими хозяевами после боёв в нашей реальности, однако ничего из найденного, не подходило на маленький корвет. Судя по всему, зелёным удалось расколошматить парочку крейсеров или, даже, линкор, так как всё имеющиеся вооружение было рассчитано на корпус побольше.

Артиллерийские корветы были слабыми специфическими кораблями, но тем не менее на что-то они были способны, что показал, в том числе, прошедший бой. Кое-какую помощь в бою они оказать в состоянии, поэтому я, скрепя сердцем согласился выждать две недели, необходимых на то, чтобы привести их в божеский вид.

Конечно же «Гарпунов» в системе не было, пришлось довольствоваться старым хламом, но тем не менее, торпедные аппараты «Араганора» были заряжены и, в случае чего, могли хотя бы напугать врага фактом своего выстрела.

В ожидании завершения ремонта, я выбрал время, чтобы разобраться с трофейным мечом. Я потратил несколько дней, пробовал и так и эдак, заходил в Подпространство, где существующий во всех реальностях одновременно, меч, всё также светился мёртвым серым светом во всех слоях Подпространства. Мои прикосновения не вызывали у него никакого отклика и я понятия не имел, что с ним делать.

Опыт общения с этим оружием у меня ограничивался моим мечом, который медленно и неторопливо подсовывал мне Хокус, еще с юного возраста. И оружие, на тот момент, уже было «активировано», а что делать сейчас с этим мёртвым куском металла я никак не мог догадаться.

Ясное дело что на артефакт «облизывались» все мои ребята. В приоритете были, конечно, же физики, ведь именно для них холодное оружие являлось основным. Коллегиальным решением решили предоставить меч японцу, ведь Райли использовала двуручную технику, а вот Тадаси, как раз, орудовал своей семейной катаной. Ну, в те моменты, когда он не пребывал в боевой форме и не воевал своими изменёнными конечностями.

В общем, немного отчаявшись, мне пришла в голову гениальная мысль — я просто всучил меч японцу и сказал «не расставаться с ним ни на минуту». Щепетильный Накамуро понял моё поручение буквально. Через день, ржущая Райли «по секрету» рассказала Инессе, что, немного увлекшись совместным принятием душе, и перейдя к приятным сексуальным процедурам, она едва не проткнула себе бок с этим «грёбаным артефактом», который исполнительный Тадаси притащил с собой в душ.

Я не надеялся на быстрый результат, да и в своем решении я был не до конца уверен, действуя чисто интуитивно, но это произошло. Причём, произошло это как всегда очень неожиданно.

Посередине ночи я проснулся от грохота. Кто-то вынес дверь в наш номер, не дожидаясь пока мы проснёмся, и внутрь влетела взъерошенная и голая ван Дассел.

— Антон, просыпайся! С Тадаси происходит что-то плохое!

Мы мгновенно подорвались, и, в чём мать родила, вскочили с кровати и бросить за Райли. Я, правда, успел захватить свой меч, на всякий случай. Пробегая мимо номера Пашки я кивнул.

— Его тоже с собой, — на что Райли кивнула и, без затей, с ноги вынесла дверь к Хаосу.

Тут же раздались испуганные женские крики. В отличие от нас, суровых Одарённых, прибывших с таким ситуациям, две симпатичные куколки, которые согревали Смирнову постель этой ночью, явно не привыкли к такому обращению. Ну, а сам Пашка, также полностью голый, через мгновение выскочил в коридор и проследовал за нами.

Забежав в номер почти семейной пары физиков, я увидел странную картину. Тадаси явно находился без сознания, лёжа на кровати его трясло и кидало, при этом он сжимал рукоятку мёртвой хваткой.

— Пашка, ты идёшь со мной! — я наклонился к бессознательному другу, с которым творилось что-то страшное.

Умница Пашка явно понял куда «идти», я неумело положил ладонь на голову другу, пытаясь повторить сделанное со мной Командором Ордена Войны при «привязке» моего меча, страстно желая желая помочь другу.

Это принесло результат, я практически сразу провалился…куда-то. В какой-то момент, я уже перестал гадать что есть Подпространство. Всё, что я понял — что это абсолютно разные Миры, которые живут в «своем» времени, никак не связанном друг с другом. Причём Подпространству абсолютно нет никакой разницы — будь это огромная вселенная с мириадами звёзд или внутренний мир одного индивида — она охватывала всё и вся и «заботилась» о каждом из своих Миров, как умела.

На этот раз я, похоже попал в реальность, созданную мечом, который хотел показать свою историю своему потенциальному хозяину. Как будто специально для меня, меч устроил мне краткий «просмотр предыдущих серий»

Перед глазами пронеслась история меча, начиная от Серых, до того, как он попал в руки первого Инквизитора и далее всеми последующими, которые владели им. Все было хорошо пока видения не дошли до последнего хозяина. Меч честно показывали всю свою жизнь, как в моем случае, немного притормозив скорость воспроизведения в конце.

Я видел, как отчаянно сражался незнакомый Рыцарь Ордена Войны, оставшись в одиночку против демонов Хаоса, в каком-то далёком неизвестном мире. Его соратники полегли, и он сражался в одиночку против демонических созданий, превышавших его количеством, массой и ростом. Похоже этот рыцарь познал секрет реликтового оружия, потому что в его руках меч менялся, подчиняясь воле хозяина и трансформировался в различные формы. Рыцарь был хорош! До Хаоса хорош!

В какой-то момент, мне показалось, что он сможет сдержать весь этот нескончаемый поток чудовищ, который надвигался на него, но вдруг он упал на колено, схватившись за голову. Капюшон откинулся, и я увидел удивительно молодое лицо, особенно для такого мастерского обращения с оружием. Его красивое мужественное лицо перекосила гримаса боли, чувства, переданные мне в сильно уменьшенном виде, тем не менее, причиняли мне настоящую физическую боль. Представляю, что творилось у него в голове! Кто-то, или что-то пыталось взять Рыцаря под контроль.

Битва разумов продолжалось, как бы не дольше, чем физическое сражение! Инквизитор отчаянно цеплялся за свою личность. Оставшиеся в живых демоны, зависли над ним, угрожающе подрагивая в нетерпении, но не пытаясь ему навредить, видимо, следуя приказам своего хозяина.

Через секунду, совершенно неожиданно, без предупреждения, как «любило» делать Подпространство, меня занесло в голову сражающемуся Рыцарю.

Невероятная боль… Накатывающее волнами Отчаяние… Горечь от потери друзей… Тяжесть невыполненного задания… Хаос, неожиданно, оказался очень силён! И он всех подвёл… Потому что, вряд ли, переживёт эту битву и не сможет сообщить Командорам Ордена, что Хаос накапливает силы в этой части Галактики…

Всё еще, находясь в «голове», я видел, как «мои» глаза, с трудом, открылись и увидел, как расступаются демоны. В образовавшемся живом коридоре шла огромная Тварь, о существовании которого ходили лишь слухи. Это был Высший Демон, или Принц Демонов, как называли поклонявшиеся ему Еретики.

Чем ближе приближался Высший, тем сильнее было давление, и «слабее» мысли обречённого Рыцаря. В какой-то момент, я понял, что он осознал, что ещё мгновение и его сознание будет захвачено! И сделал единственное, что он мог сделать в этой ситуации — развернул меч лезвием к себе, и упал на него вперед грудью.

Горестный плач меча заглушил все посторонние крики. Оружие отчаянно горевало о потере хозяина. Служивших десятилетия верой и правдой меч оказался, сейчас, причиной смерти своего владельца. Но, последнюю волю хозяина он выполнил, и с лёгкостью разрубил мужественное сердце.

Вот только храбрец не добился своего. Встретилась ему необычная тварь, для которой не было разницы какое тело ему захватывать: живое или мёртвое. Главное, что это тело могло вместить в себя сущность и сделать Хаос сильнее. Кого именно «подсадили» в тело мёртвого Инквизитора, меч умолчал…

А вот дальше, пошли те картины, чувства и эмоции из которых, передавались прямо сейчас моему другу. Это было то, чего не являлось ни одному здоровому человеку в самых страшных кошмарах. И я никогда не хотел бы это видеть!

Аура моего друга сейчас выглядела странно и страшно. Кажется его Сущность, в настоящий момент, пыталась вырваться из тела. Проекция друга, мерцающая голубоватым свечением, на моих глазах истончалась, «рвалась» от чрезмерной нагрузки, без каких-либо видимых причин. «Куски» внутреннего тела открываюсь и отлетали в стороны, как хлопья снега.

Кажется, для «привязки» меч обязан показать весь путь своих предыдущих хозяев, но вот выдержит ли этот «просмотр» Тадаси — было большим вопросом. Все что я мог сделать, это взять за руку своего виртуального друга и попытаться поделиться с ним своей Энергией. Но от моего прикосновения он забился еще сильнее.

И тут рядом образовалась ослепительно белая проекция Пашки, который жестом показал мне придерживать тело, а сам взялся за голову нашего страдающего товарища. Я выполнил требуемое, и Пашка что-то начал делать. Волны белой энергии стекали у него с рук, перемешивать с голубым цветом сущности Накамуро. Кажется, он делился не только энергией, но своей частью с агонизирующим другом.

Выглядело это устрашающе… Похоже, сегодня я лишусь сразу двух своих друзей…

Мой взгляд зацепился за безжизненную проекцию чужого оружия — виновника всего происходящего, и я не придумал ничего умнее чем схватить и мысленно закричать:

— Отпусти их! Мы оставим тебя в покое, только отпусти их!

Второй рукой я продолжал сжимать свой меч и как будто искра проскользнула через моё тело, как через проводник из одного оружия в другое.

Из ниоткуда рядом возникла красная тень. Причём, этот красный цвет не был цветом Хаоса, нет, это был насыщенный красный, свойственный аурам Инквизиторов Ордена Войны. Она колыхалась рядом, как будто не понимая, где она и что здесь делает. От безысходности и от ужаса возможной потери друзей, я снова мысленно закричал, обращаясь к безмолвному гостю.

— Помогите им!

Тень дёрнулась, как будто приходя в себя, разбуженная моим криком и осторожно опустилась, сначала, на колени, а потом легла сверху охватывая проекции моих друзей, и через секунду растворилась внутри них, добавить в чисто белое и чисто голубое мерцание красноватые прожилки.

Я не знаю, столько всё это продолжалось, как обычно, внутри Подпространства это могло длиться как мгновение, так и долгие годы субъективного времени. Но через некоторое время конвульсии друзей закончились и обессиленно замерли.

Я вывалился в обычный мир и видел ужасающую картину. Оба моих друга лежали без чувств, причём и в реальном мире, Пашка лежал сверху на Тадаси, как будто закрывая товарища своим телом.

— Они живы?!! — первое что я спросил у Райли, которая судорожно пыталась нащупать пульс у ребят.

— Не уверена, — подняла ко мне бледное лицо, обычно бесстрашная воительница и из больших красивых глаз у неё потекли слёзы.

Мой взгляд привлёк меч, который всё ещё сжимал бессознательный Накамуро. По выбитым на лезвии древнего оружия, чернёным рунам, неторопливо, как бы нехотя прокатилась одинокая зеленая искра…

Обращение Автора

Так, камрады. Запал, как говорится, иссяк, мне нужно тщательно продумать дальнейший сюжет, чтобы вы не кидались в меня какашками.

Но, самое главное — я обещал вам в июне новую серию, на которую я благополучно забил, погрузившись в «Императора». А я стараюсь держать свои обещания, чтобы не выглядеть пиз… пустословом, да.

В общем новые главы «импи» — буду кидать по готовности, но далеко не каждый день, как и предупреждал раньше, эта серия надолго, не хочу «перегореть».

Ну а 30 июня постараюсь порадовать вас новой книгой. Такие дела.

Глава XI

Честно говоря, такая ситуация для меня была в новинку. Два моих друга находились в коме, а вытащить их оттуда не помогала консервативная медицинская помощь. Мы даже накормили их таблетками Эссенса, которые запихали в бесчувственные тела, надеясь на то, что они придут в порядок. Ребята были живы, но признаков жизни, кроме прерывистого дыхания и редкого сердцебиения у них не наблюдалось.

«Жадность фраера сгубила» — так говорил иногда, Пашка. Похоже, эта старая русская пословица лучше всего отражала текущую ситуацию. Позарившись на артефактный меч, мне в голову не пришло то, что это приведёт к такой ситуации. При том, я-то точно знал, как происходит «привязка» меча, и мне в голову не пришло подумать, что о длительном владении мечом инквизитора, после поражения его Хаосом. Я был в ярости от своей неудачи, остальные молчали, хотя в глазах Райли, и, особенно, Михаила и Хироки — Теней бессознательных ребят, было все что угодно, кроме одобрения.

Самым плохим было то, что мне не у кого было спросить совета. Лететь к Командору Ордена Войны за помощью было верхом неразумности. учитывая последние сложные события в моей жизни, в том числе, в общении с представителями Святой Инквизиции. Искать специалистов среди Одарённых из Линий — не было смысла. Прерогатива владение мечом предтечей предоставлялась исключительно имперской Инквизиции, и они, насколько я уже понял, относились к этому очень ревностно! Рассчитывать на свои силы? Похоже, только это мне и остается.

Прошло два дня, и в состоянии ребят не было замечено никакого улучшения, а если верить медицинским приборам, то скорее, происходило ухудшение. Они «высыхали» на глазах, как будто кто-то тянул из них Энергию в Подпространство. Этим «кто-то» вряд ли был меч, который бодро перемигивался зелёными огоньками, активировавшись и терпеливо ожидающий, когда очнется его новый хозяин. Скорее всего, как всегда, во всём был виноват Хаос!

Два дня я неотлучно находился с ребятами, погружаясь в Лимб, пытаясь найти причину их коматоза. На астральном уровне они выглядели странно. Их бывшие «чистые» ауры, перемежались сейчас красными сиянием, доставшимся им от сущности захваченного инквизитора. Я такого никогда в жизни не видел, и более того, не слышал. Считалось, что иметь две Сущности человек не мог. А здесь, судя по всему, у каждого было примерно по полторы Сущности, что вообще никак не постигалось моим мозгом.

В итоге, на третий день, поедая себя поедом, я выгнал всех лишних из лазарета «Араганора», где лежали, подключённые к системе жизнеобеспечения, ребята и немножко психанул.

Ухватился за оба меча одновременно, я провалился в Подпространство так далеко как я смог это сделать. При том, что если «мой» меч относиться к этому с «пониманием и одобрением», то «чужой», для начала, ощутимо долбанул меня током, и всячески сопротивлялся моему бесцеремонному вторжению в его «личную жизнь».

Но выбора у меня не было, и я пытался провалиться как можно глубже туда, куда уходила почти невидимая нить от Сущностей моих друзей. Это давалось очень сложно. С первого раза ничего не получилось. Я вынырнул обратно и закинул внутрь сразу две таблетки Эссенса.

Мозг «взорвался», я почувствовал себя практически богом! Чтобы не терять времени, я снова сиганул «вниз» как безрассудной охотник за жемчугом идёт на опасную глубину, видя глубоко внизу «перспективную» раковину. Миры завихрились вокруг, временные потоки крутились, дезориентируя и завлекая, но я упорно следовал за путеводной нитью, которая и привела меня в очередной «серый мир».

И вот тут-то и началось что-то странное. Пять багровых сущностей, явно отличных от обычных «блуждающих», сидели кругом, колыхаясь на некотором расстоянии от смазанной серой поверхности, а прямо посередине, внутри «круга», находился шар Энергии, которые они, судя по всему, ментальными усилиями удерживали здесь насильно.

Присмотревшись, я понял что этот шар примерно напоминает известный еретический символ «Инь-Янь», только вместо белого и чёрного, он состоял из белого и голубого. Поверхность этого шара, висящего в воздухе, покрывала красная «прослойка», от которой периодически отслаивался кусок и отлетал в сторону, мысленно удовлетворенно взрыкивающей багровой Сущности. Кажется, это красный слой, который сейчас скоропостижно истончался, пытался прикрыть собой моих ребят точно также, как он прикрыл их в Лимбе.

Багровые Твари выглядели сосредоточенно и полностью «ушедшими в себя», похоже они ощущали себя в полной безопасности на этих нижних слоях Подпространства. Вести с ними переговоры, видя и понимая, что сейчас происходит с моими товарищами, я не имел никакого желания, а вот воспользоваться эффектом неожиданности я как раз и собирался.

Всё это пролетело у меня в мгновение, в момент, когда я рывком бросился к «кругу» и взмахнул мечом, рассекая ближайшую Сущность пополам.

Радостная кровожадной песнь моего меча слилась с криком боли и ужаса исчезающей Сущности, которая свалила в свою Преисподнюю, оставив часть своего тела в виде Энергии, внутри моего меча.

Четверо остальных мгновенно пришли в себя и набросились на меня со всех сторон. Отражая их атаки, я понял, что мой «меч» ведёт себя несколько по-другому, нежели «чужой», хотя последний, кажется испытывал больше ненависти к Хаосу, чем неприязни ко мне, так как вполне себе исполнял свои функции.

Без особой надежды, я вызвал Пузырь, но ожидаемо ни одна Сущность даже не вздрогнула. Кажется, мой главный козырь после того, как меня раскрыл Агаранор, стал известен всем его собратьям и уже не представлял для них угрозы в глубинах Подпространства. Возможно, это я что-то не так делаю, но время разбираться в этом сейчас не было. Сейчас, нужно было справиться с врагами, а поразмышлять над тем, «кто виноват и что делать?» можно и потом, главное, чтобы было это «потом».

Сражающиеся со мной сущности отличались от всех виденных мной ранее. Они явно не дотягивали размерами и свирепостю до чудовищ из Авангарда, были помельче и более ловкими. Похоже, это были аналог наших «энергетиков», если считать, что в Авангарде сражались «физики».

Как только я об этом подумал, так тут же отлетел сторону, при том, что меня не коснулась ни одна из Тварей физически. Кто-то из них применил что-то вроде телекинеза, отбросив меня в сторону. И тут началось! Похоже, они пришли в себя, так как начался действительно серьезный бой. Мозг взрывался от боли и ужаса, посылаемого непосредственно внутрь него. В меня летели сгустки то ли плазмы, то ли перегретой энергии, невидимые руки дёргали меня во все стороны, мешая и не давая сконцентрироваться.

От ментального воздействия помог «локальный» Пузырь, приведя меня в чувство, а с физическими воздействиями очень выручили мечи, которые я мог использовать в качестве щита или бейсбольной биты, которыми я отражал летящие в меня смертоносные «подарки».

Единственное, что я твёрдо понимал сейчас — что если я быстро как-то не повлияю на ситуацию, то жить мне останется, до Хаоса, мало!

Оставшиеся четыре твари, тем временем, били чертовски сильно, сменив быстро, но заметно летящий энергетические шары на разряды молнии, от которых увернуться или отбить-защититься точно не было никакой возможности. Силы мои таяли с каждым мгновением, мой меч, похоже, выдал мне почти все свои запасы Энергии, что собрал ранее. Я уже перешёл в глухую защиту, даже не помышляя о нападении…

Твари окружили меня со всех и готовы были меня добить, единственной мыслью, вертевшейся внутри моей больной головы, было мысль, как мне избежать смерти, при этом, как это сделать, не оставив души друзей, ради которых я сюда пришел?

Эх, была не была! Я извернулся и прокатился около ног подступавших ко мне противников, оказавшись около шара. При ближайшем рассмотрении, было видно что существовали «нити» уходящие «вверх», к моим друзьям, а были еще четыре, что тянулись в сторону врагов, как будто якорной цепью, держась за «дно».

Я помолился одновременно и Хаосу и Императору и, без затей, просто рубанул своим мечом по этим нитям, искренне желая разрубить эту порочную связь. Внешне, нематериальные, они оказали определенное сопротивление, когда меч перерубал эти прозрачные «каналы». Было полное ощущение, что я рубил что-то материальное и, при этом, достаточно крепкое, что сопротивлялось неимоверной остроте моего уникального меча.

Меч перерезал с одного удара три из четырех, мне пришлось взмахнуть ещё раз, но в этот момент опомнившиеся Твари откинули меня в сторону телекинезом. Шар держался на одной нити, подрагивал, как будто предвкушая свободу, но не мог вырваться.

Между мной и им уже находилось четыре разъярённых твари, которым я помешал провести какой-то свой, зловещий ритуал. И я снова совершил неожиданный для себя поступок. Мне просто пришла эта мысль в голову, вместе с уверенностью в правильности поступка и я просто кинул свой меч в сторону нити, страстно желая, чтобы он перерезал эту проклятую нить и освободил моих друзей

Я мысленно представил как у меч превращается в метательное оружие, которое своими острыми краями рассекает эта чёртово препятствие! И меч послушался превратился в звезду… Острую звезду, которую когда-то в детстве в Академии мне показывал, в книжках Тадаси, где рассказывалось про битвы древности, где благородные самураи отбивались от коварных ниндзя — подлых убийц, не способных сражаться честно. И вот у этих убийц были такие звёздочки. Помнится, пробравшись в мастерскую, мы уговорили слесаря выпилить и заточить для нас несколько экземпляров и даже немного потренировались метать их в деревянный щит. Потом это баловство забылось, но образ этих «звёздочек», видимо, остался у меня в голове. И сейчас меч превратился в эту огромную остроконечную четырехлучевую звезду, которая без малейших трудностей разрезала оставшуюся нить.

Шар вздрогнул, как будто ожил, наливаясь яркими цветами, и тут же рванулся «вверх» и мгновенно исчез в «небесах». Надеюсь, что он отбыл по назначению, а именно, в тела моих товарищей, чтобы вернуть их к жизни.

Ну, полдела сделано! Осталось теперь мне убраться отсюда. Очередной шар «плазмы» полетел ко мне с правой стороны, со стороны, теперь, пустой руки, и я, инстинктивно, поднял её вверх, собираясь защититься. И тут произошло второе чудо — меч возник из ниоткуда прямо у меня в руке, ловко отбив это угрозу.

В яростных хрипах Сущностей появились недоумённые нотки, я же решил воспользоваться их заминкой. Перехватив второй меч поудобнее, я отбил один за другим, два шара, пропустил молнию, скривившись от боли и швырнул свой меч, мысленно умоляя его повторить «чудо превращения». Тот меня не подвёл, и звезда снесла голову еще одной Сущности, и тут же, уже привычно, снова оказавшись у меня в руках в своей изначальной форме.

Кажется, я их напугал. Теперь главное не дать им опомниться — снова бросок, от которого тварь увернулась, ещё один — снова уворот, а вот третий бросок — отсёк часть сущности, хотя большая часть осталась целой. Враг заорал от боли, меня же оглушило и дезориентировало какой-то способностью, по памяти, откатившись в сторону от врагов я снова вскочил на ноги собираясь продолжать сопротивление.

Но драться было не с кем. Твари сбежали, оставив поле боя за мной. Я посмотрел на мечи в моих руках я попытался поменять их форму. Не получалось ничего из мной придуманного. А потом я вспомнил копье Алисы, которое много раз держал в руках, поражаясь её необычному выбору. Девушка мне тогда объяснила, что будучи «недофизиком», с основной способностью вытягивания энергии, в её интересах было держать врага на расстоянии, ослабляя и нервируя его. Именно этим объяснялся ее выбор в качества основного оружия — копья.

Так вот, помню его массу и вес, остроту наконечника и размер древка, я представил его в своей руке и меч медленно, словно нехотя вытянулся и принял нужную форму. У меня получилось!

Когда я, удовлетворённо хмыкнув, попытался проделать то же самое со вторым мечом, то получил ощутимый энергетический удар, как будто недовольный меч сообщил мне, что драться против Хаоса — это дело одно, а вот подчиняться воле своего «нехозяина» — это совсем другое и на это он не подписывался!

Я хмыкнул ещё раз и мысленно оттолкнувшись от «дна», пожелал вернуться обратно в наш мир.

Снова свистопляска в глазах, кручение непонятных картинок и мест, и вот я снова в своём теле, в лазарете эсминца, стою на карачках, не выпуская из рук оба меча и яростно пытаюсь вдохнуть.

—… в порядке? Алё, отзовись!!! — долетели до меня звуки голосов и две пары сильных рук рывком забросили меня на кровать.

В глазах было ещё достаточно мутно, разлепив их, я увидел встревоженные лица друзей, которые смотрели на меня сверху вниз с нескрываемой озабоченностью.

— Очнулись, болезные? — вяло улыбнулся я. — Напугали меня, до усрачки. Не делайте так больше никогда!

— Не будем, — пообещал Пашка, а Тадаси аккуратно вытащил «свой» меч у меня из руки.

— Без обид, друг мой, — сказал он, — Но у меня чувство, что он не хочет, чтоб ты к нему прикасался.

— Да ради Императора! — махнул я. — Забирай его, к Хаосу, он и так пару раз меня шарахнул, гад такой. Владейте и наслаждайтесь в свое удовольствие.

Я увидел задумчивое лицо Пашки.

— Ну-ка, дай-к мне его на секунду, — Смирнов протянул руку, на что японец тут же беспрекословно отдал требуемое.

Получив в руки меч, Пашка пару раз взмахнул им. Так-то он был далёк от фехтования, хотя был достаточно подготовлен — гораздо лучше, чем среднестатистический простолюдин, однако фехтование его мало интересовало, он больше полагался на свой разум.

Удивительным было то, что меч полностью подчинялся ему, не пытались отрубить ему ногу или шарахнуть током.

— Очень странно, — поговорил Пашка, возвращая меч обратно Накамуро. — Так-то, он тебе нужнее, но похоже он не против подчиняться и мне.

— Действительно, странно, — нахмурился немногословный японец. — Ну, если что я могу уступить!

— Твоя самурайская добродетель тебя когда-нибудь погубит, — усмехнулся Пашка. — Тут без вариантов Он тебе явно нужнее, у тебя от него будет больше толку, а вот что происходит — я понятия не имею.

— А вы на свою ауру в Лимбе давно смотрели? — осторожно поинтересовался я.

— А что с ней не так.? — навострил уши Пашка

— Да лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Только это… не паникуйте, если что.

Глаза ребят, на секунду, закатились, когда они ушли в Лимб и тут же в них снова вернулся разум, правда выглядели они… ошарашено!

— Это что за красная хрень? Нас что, захватил Хаос?! — первый раз в жизни я услышал в голосе всегда оптимистичного друга нотки паники.

— Никакой это не Хаос! — помахал головой я. — Насколько я понял, это Сущность инквизитора, владевшего мечём до вас. Я так понял, что в критический момент его призвало оружие и он помог вам закончить «привязку», вот только сделал это как-то странно, как будто слившись с вами.

— Чужая Сущность слилась с нами? — нахмурился Пашка. — Это не может быть, потому что не может быть никогда!

— Да, я тоже так думал до недавнего времени, — кивнул я. — Только я своими глазами видел его на «привязке», а также потом… ну, в одном месте. И там и там эта сущность заботилась о ваших бессознательных задницах!

— Ничего не понимаю, — затряс головой Пашка. — Что произошло, конкретно?

— Что вы вообще помните?

Ребята переглянулись.

— Были видения… очень мрачные и мерзкие… которые бы мне хотелось никогда не видеть! — начал более разговорчивый Пашка. — Было ощущение что сейчас из меня вылетит душа и бросит безумный пустой кусок плоти в этом мире. Брррр… Это было реально мерзко! И да… страшно!

— Я испытал похожие ощущения, — поддержал друга Тадаси. — Ну а что это было на самом деле?

Они оба смотрели на меня, ожидая пояснения.

— Долго история! — на меня навалилась сильная слабость. — Которую я вам, возможно, расскажу, но точно не сегодня. А сегодня я, с вашего позволения, воспользуюсь вашими удобными кроватками и немножко отдохну!

И мгновенно отрубился.

* * *
Проснувшись, первое, что я увидел, было красивое задумчивое лицо Инессы, которая о чём-то размышляла, сидя рядом со мной в кресле.

— Здравствуй милая, как дела? — улыбнулся я.

— Пока не родила! — надула губки фон Таубе, даже не делая попытки дотронуться до меня, всячески изображая негодование. — Какого Хаоса ты устроил? Что тут, вообще, произошло?

— Ну, я пытался помочь, — развёл руками. — И, кажется, помог!

— При этом сам чуть не погибнув?! — нахмурила очаровательный носик моя девушка.

— Таков путь настоящего лидера, — улыбнулся я. — Заботиться о своих подчинённых, друзьях и, иногда, о своих девушках.

Недовольство на лице Инессы поменялось на зарождающуюся ярость.

— «Своих», «девушКАХ»? — особенно выделила она окончание второго слова. — Ноунейм, да кем ты себя возомнил?!

Она вскочила со стула и начала расхаживать по лазарету, избегая ко мне приближаться.

— Ну, а чья? — изумился я.

— Своя! — остановилась девушка, скрестив руки на груди. — Ещё немножко мамина и папина, но это уже не точно!

— Нет не так, — покачал головой. — Ты моя, и я буду о тебе заботиться! Не будет никаких «девушЕК». Ты у меня одна-единственная и любимая!

— Правда-правда? — сменила гнев на милость моя подруга.

— Правда-правда! — улыбнулся я. — А теперь, иди сюда, но сначала проверь, заблокирована ли дверь.

— Заблокирована! — хитро улыбнулась девушка, подходя к кровати и, неожиданно, запрыгивая на меня сверху.

— Только ты сегодня будешь наказан, жестоко наказан, поэтому я буду сверху!

— Ну уж нет, — извернулся я и, ловким приемом, поменял позицию, подмяв Инессу под себя.

Она для вида повырывалась, а потом расслабилась, отвечая на мой поцелуй… Похоже, она не сильно расстроилась, что ее план, в очередной раз, не увенчался успехом…

Глава XII

И снова у меня не было времени разбираться со странностями случившимися со мной и с моими ребятами за последнее время. События шли такой волной, что отойти «в сторонку» немножко подумать или, хотя бы, спланировать что-либо тщательно не было никакой возможности.

Пашка и Тадаси всё, что могли сделать сейчас — это прислушиваться к своим ощущениям, которые, по их мнению, ничем не отличалась от обычных. Но, «смешанные» ауры как бы прямо говорили о том, что это не так. Одна из самых плохих вещей в этом мире — это неопределённость. Это «смешение» когда-нибудь обязательно проявит себя, в этом я был почему-то уверен, не думаю, что это может просто «рассосаться». А вот когда и, главное, как? Вот это большой вопрос.

«Всё хорошо, что хорошо кончается». Именно так Пашка характеризовал всё происшедшее с нами, с интересом наблюдая за моими тренировками по применению моей новой способности. Да, теперь я мог трансформировать меч в реальной жизни, вот только ожидаемой ИМБы не получилось. Уникальный меч, при трансформации, «сосал» энергию как не в себя. Практически, если раньше он работал «батарейкой» подпитывая меня, то сейчас, особенно возвращаясь в руку после броска, он забирал часть энергии у меня.

Причём, все было логично, битва Серого воина в моих видениях не противоречила физике процесса, учитывая с кем сражался Древний. Подозреваю, что после каждого его удара или броска, меч подпитывался «по самые уши», при этом успевая подпитывать и своего хозяина.

Отсюда напрашивался вывод. Длительное сражение возможно либо против Хаоса, либо против Одарённых. Против обычных людей особо меч не покидаешь, ну разве что подкармливая себя Эссенсем, что выглядит очень нерационально. Ещё было неприятно то, что я потренироваться толком не успевал, ведь трансформация очень быстро вытягивала накопленные суточные запасы энергии, а тратить Эссенс на тренировку было, как минимум, глупо. Но я удачно повторил копье и звезду, уже испытанные мной в Подпространстве.

Да, в моём видении, Серый использовал какое-то запредельно количество форм, отличающиеся как размерами, так и применением. Кажется, я видел даже что-то вроде сияющего кнута, который оторвал голову одному из демонов после того, как его конец обвил шею врага. Ну, как по мне — это слишком экзотическое оружие, да и навык обращения с каждым из этих форм-трансформаций явно отличается от простой техники фехтования. Так что мне, на первое время точно хватит. С этими мыслями я и прекратил выдавливать из себя последней капли энергии.

— Вот смотрю на тебя Тоха, — начал Пашка, который вместе со всеми присутствовал при моей тренировке. Он и Тадаси были явно заинтересованы в моих успехах, дабы попытаться повторить тоже самое, хотя у них пока не получалось. Райли пришла, чтобы понять новые возможности напарника и друга, а Инесса и Алиса явились просто потусить. Тени сидели в сторонке, больше никого на «тренировку» я не допускал. Те, кому можно это видеть — увидят потом, посвящать же всех в свои новые возможности я не собирался.

— Вот смотрю на тебя, — продолжил Пашка. — И понимаю, что, наверное, я немножко недооценил это оружие. Мне определённо бы хотелось иметь что-то подобное.

Он похлопал по плечу напрягшегося рядом Накамуро.

— Не очкуй мой друг, солдат ребёнка не обидит! Я не заберу у тебя меч, Воронцовы своё слово держат. Вот только глядя на цирковые упражнения нашего командира, я понял, что меч это не только оружие, но и чёртова батарейка. Как-то этот очевидный вывод прошёл мимо меня. Я, к примеру, могу трансформировать его в магический посох, держать его пафосно и унижать врагов со всей пролетарской ненавистью, точнее заставлять их унижать друг друга самостоятельно. Ха-ха!

Я подобрал чистое полотенце и вытер с лица пот, устав больше психологически, от физических упражнений и согласно махнул.

— По-хорошему, всем вам нужно иметь такое оружие!

— Осталось понять, где его взять? — хмыкнул Пашка.

Я задумался, решив, что пришло время поделиться своими воспоминаниями и видением. Я уже понял, что наставника или учителя в этом мире у меня уже не будет, а полагаться только на свой разум, интуицию и опыт глупо. Ребята — далеко не дураки, возможно, они что-то подскажут.

Я им рассказал про свое видение, возникшее при «привязке» меча. Про планету Серых с каменными надгробиями, количество которых я даже примерно не смог посчитать. И в каждом из них торчал такой меч.

А ещё были ножи Орков, про которые я, конечно же, как только нашёл время, тут же переговорил с Хрумом. На мой вопрос, орк мне объяснил, что кинжалы были забраны сразу же после захвата астероида Хаосом. Это был первый факт унижения и подчинения зелёных. На всём астероиде меч оставался только у их бывшего «мёртвого хозяина». Хаос, несомненно, понимал, насколько для них страшно это оружие. Уверен, что в прямом противостоянии, без благословенного «меча Отцов» у одержимого Инквизитора, при сопротивлении орков, вряд ли удалось бы захватить зелёных так просто.

Все кинжалы были отобраны и увезены с каменного корабля. Случилось это задолго до выхода астероида в нашу реальность. В то время они долго блуждали в иных мирах, разыскивая Отцов. Остались ли другие их сородичи в других мирах Подпространства и времени или выскочили «к нам» — Хрум понятия не имел.

Всего только с их умирающего мира стартовало более тысячи переделанных астероидов, на каждом из которых на борту было порядка ста тысяч зеленых индивидов. Где они сейчас — представить было сложно. Возможно, остальные соплеменники Хрума не поддались влиянию Хаоса и до сих пор летают где-то в поисках своих Отцов. Но, это были только мои предположения.

Меня тут же засыпали вопросами о моих видениях, на что у меня не было внятного ответа. Возможно, будь я Навигатором, я бы больше представлял как все устроено в Подпространстве. И да, вряд ли смогу повторить этот путь в физическом теле. Да к Хаосу! Я даже не был уверен, что этот мир всё ещё существует в нашей реальности? Он мог давно исчезнуть, также как и его обитатели, а мог ещё и не возникнуть в этой реальности! С этим Подпространством я, вообще. не понимал, где и когда всё происходит.

Единственное, что я откуда-то знал, что могу повторить этот путь в своем сознании ещё раз. Получив определённые знания и умения, возможно, я разберусь куда конкретно меня тащит. Это не решало вопрос «времени», которое могло не совпадать с нашим, но по крайней мере я мог попытаться! Пока, выводы были неутешительными — «что-то» «где-то» и «когда-то» существует или существовало. Планета, которую я видел в видениях, несомненно, существовала, и часть Серых на ней всё ещё были живы. Почему же их никто не встречал в последнее время? Почему они не помогают человечеству биться с Хаосом? Или они проиграли Последнюю Битву и именно поэтому у Хаоса, сейчас, развязались руки? Одни вопросы без ответов… Что с этим делать? Пока не знаю. Остаётся только предполагать…

— Откуда же тогда мечи у Инквизиторов? — резонно спросила Райли. — Да, я понимаю, что их до Хаоса мало, но где-то же они всё-таки их находили?

— В том-то и дело, что осталось только предполагать, — почесал затылок Пашка. — Нет, можно конечно взять Командора Ордена Войны в заложники, зверски пытать и попытаться вытащить у него насильно нужную нам инфу…

— Я бы с интересом на это посмотрела, — хмыкнула Алиса. — Ты с обычной железячкой справиться не можешь! Командиру твою жопу пришлось спасать, а ты говоришь про Командора Ордена Войны?

Пашка нахмурился и задумался. Я с улыбкой наблюдал за этими двумя. Алиса — единственная из всех нас, кто вызывал у Пашки некоторые затруднения в поисках ответа на её подколки. Что в этом было из «брачных игр», а что просто от природной вредности характера, я понять не мог. По крайней мере, внизу на Сальваторе-1, Пашка пустился во все тяжкие с девушками не очень тяжелого поведения, предпочитая, по привычке, не расходовать своё обаяние на вредную девку. А может быть это я себе что-то придумал. И между ними не может возникнуть вообще ничего. Так-то, лично для меня, это было бы складно, ведь постоянные перелёты утомляли, а тут хоть какая-то физиологическая разгрузка. Тем более, на фоне двух довольных пар: меня с Инессой, и ван Дассел с Накамуро. Насильно мил не будешь, оставалось за этими двумя «голубками» просто наблюдать.

— Завидуешь, вот и бесишься! — выдал Пашка, после размышлений.

— Чему это я завидую? — удивилась девушка.

— Что у меня есть меч, а у тебя — нет!

— Можно подумать! — рассмеялась Алиса. — Меч есть не у тебя, а у Тадаси! И это правильно! Потому что фехтовальщик из тебя, как из говна пуля!

Пашка нахмурился, и Алиса ойкнула.

— Ах ты ж засранец! В голову мне залез! Ну, получай!

Её глаза налились красным светом и Пашка судорожно задышал, мгновенно, покрывшись испариной.

— Хватит!!! — рявкнул я, готовясь призвать Пузырь, в случае неподчинения.

Однако хулиганы меня послушались, сейчас, тяжело дыша и метая друг в друга гневные взгляды.

— Что вы, как дети малые? — покачал головой я. — Мы — одна команда! Не хватало ссор друг с другом! Потрахайтесь уже, что ли! Может полегчает!

— С кем?! С ним?! — удивилась Алиса. — Да никогда в жизни!

— Вот-вот! — поддержал её Пашка. — Даже если она будет последней девушкой в Галактике, я лучше сдохну от спермотоксикоза!

— Точно, между ними что-то есть! — хмыкнула Инесса. — Иначе бы так не психовали!

Рассмеялись все, кроме «сладкой парочки», которые демонстративно сделали обиженные лица и не смотрели друг на друга.

* * *
На двенадцатый день оба корвета были приведены в удовлетворительное состояние, «Агаранор» также прошёл мелкий ремонт, частично было проведено снабжение (исходя из скудных военных запасов), экипажи были переформированы и укомплектованы. Осталось только слетать за так необходимыми мне двигателями.

Наша экспедиционная группа состояла, соответственно, из «Аграранора», «Эсперанса» и «Кабальеро» и двух грузовых судов. Грузовики были необходимы для перевозки купленного вооружения и оборудования, также на них были запасные экипажи для мобильных верфей. Что-то мне подсказывало, что просто двигатели нам не продадут, придётся забирать всю верфь в сборе. Это, если вообще продадут. Однако у меня было то, что может их заинтересовать.

Небольшой мешочек с пылью Эссенса, который мы аккуратно соскребли с друзы перед нашим отлётом. Она действительно прижилась и начала расти. Щепетильный Рафаэль не отлипал от неё ни на шаг. Он проводил рядом с ней все свободное время, ненадолго отлучаясь для консультации нового правительства.

Двенадцать дней — срок, конечно, небольшой, но прогресс был уже виден. Если переводить собранный порошок в понятные нам таблетки, то за двенадцать дней мы получили около примерно 47 штук. Шикарный результат, как по мне! Особенно, в условиях тотального дефицита данного вещества!

Это помимо солидного куша имперских реалов, которые я заслуженно получил за защиту планет. Я взял только своё, и не реалом больше, хотя новые правители пытались всучить мне «бонус».

Мне настоятельно рекомендовал это не делать Рафаэль, когда разобрался с экономикой Звёздной Федерации. А экономика дышала на ладан. Предположительно, в ближайшее время, спрос на основной товар Федерации — агропродукты, упадёт до нуля. Нет, пища всегда востребована, но может оказаться её основные потребители — люди, исчезнут с планет основных торговых маршрутов, вследствии удара Хаоса.

А имеющихся резервов хватит планете максимум на полгода. С голоду они, скорее всего не умрут, но слишком много в экономике завязано на импорт запчастей для технологического оборудования, используемых в тех же аграрных машинах для обработки земли и сбора урожая. Обрабатывать землю можно и вручную, но очень надеюсь, что до этого не дойдет. Так-то, через полгода проблемы только начинались, до полноценного кризиса пройдёт не один и не два года. Вот только чем дальше запустить это, тем больше сил и средств нужно будет потратить, чтобы откатить обратно.

Самое интересное, что жители планеты почему-то решили, что именно я смогу решить их проблемы. Об этом прямо сказал новый президент Эстебан. Что они «продолжают рассчитывать, как на защиту, так и на решение их внутренних проблем!» Потому что! И да, они всегда готовы в качестве оплаты предложить бартер на запасы зерна, которого у них ещё много. На мой резонный вопрос: «А где „обналичить“ это зерно?» — они тут пожимали плечами… «Ну… Где-нибудь!»

В общем, похоже, просто так меня эта система не отпустит. Так что сейчас, я вёз с собой еще часть денег, скрупулёзно выделенных Федерацией под присмотром Гирша, на которые мы должны были найти запчасти и боеприпасы для орбитальных станций. Чтобы они смогли оказать хоть какое-то сопротивление, в случае нашего отсутствия. Да и в случае нашего присутствия — отбиваться от врагов всяко легче, если за спиной у тебя пусть не орбитальные крепости, но хотя бы вооруженные станции.

— Антон! — голая Инесса вломилась в крохотный душ, который был привилегией избранных на боевом корабле. Индивидуальная душевая кабинка было только в трёх каютах — у меня, у капитана и у Навигатора. Остальные пользовались общими, хотя Инесса милостиво запускала к нам своих подруг. Именно так я, абсолютно случайно, оценил прелести Алисы когда вернулся в каюту, а Инесса куда-то вышла. Но я сделал это не специально!

Получилось неудобно, когда я, быстро раздевшись, залетел в душ в полной боевой готовности с криком «Сюрприз!». Еще и Инесса как раз в этот момент вернулась… Хотя, конечно, фигурка у Алисы была что надо!

— Тебя вызывают на мостик! Срочно! Кажется у них что-то не так!

Я матюкнулся, и быстро натянул чистый комбинезон на мокрое тело. И пулей выскочил в коридор. Добежав до командного мостика, я уже примерно понимал, что происходит. Как-то долго мы путешествовали в Подпространстве без эксцессов, подозреваю, «сладкая жизнь» закончилась.

Поэтому, я совсем не удивился, когда вбежав в командную рубку, увидел столпившихся вокруг саркофага офицеров, которые наблюдали за конвульсиями Навигатора внутри его ложа.

Я тут же нырнул в Лимб, увидев там Миуру, из которого три враждебные сущности насильно вытаскивали Проводника. Сущности-Проводники всегда отличались трусостью и слабым характером, если эти человеческие эпитеты можно применить к жителям астрального мира. Именно такое описание давал Уильям и другие Навигаторы, с которыми я общался. Эти Сущности были настолько слабы сами по себе, что даже не пытались выбраться «на постоянку» в наш мир, они рыскали по Лимбу в поисках Навигаторов, которые за плату могли дать им иллюзию существования.

Вот и сейчас израненная Сущность Проводника выскользнула наружу, пробралась между ногами у врагов и с воплем боли и ужаса сгинула в глубине Подпространства. А один из врагов, по-хозяйски оглядев чужое тело, на моих глазах начал забираться внутрь тела моего Навигатора.

Ну уж нет, только не в мою смену! Я врубил Пузырь, от чего Сущности завопили, но вместо того, чтобы убраться, просто прыгнули в сторону. От выпадов моего меча они ушли. Танец продолжался недолго, ровно до тех пор, пока я не вспомнил про новые обретенные способности. Превращённый в звезду меч разрубил одну из Сущностей пополам, заставив двух других бежать прочь. Странно что они также не ушли «вниз». Они явно оставались где-то рядом.

Глядя на затухающую ауру Навигатора, я понял, что он возвращается в наш мир. Напоследок оглядевшись и не заметив угрозы, я также вышел обратно.

В рубке царил переполох, орала сирена, по громкому связи транслировались сообщения.

— Внимание! Аварийный выход из Подпространства! Всем оставаться на местах! Немедленно пристегнитесь!

Мельтешение на обзорном экране говорило о том, что реальный мир пытается ворваться к нам в рубку. Тряска продолжалась еще несколько секунд, и закончилась после того, как мы выпали в «наш» космос. К счастью, не внутри звезды!

Саркофаг открылся, Миура рывком уселся, глядя на меня ошалевшими глазами.

— Ноунейм, я на это не подписывался! Те сволочи сказали, что пришли за тобой, и что не отстанут от тебя до тех пор, пока ты не подчинишься!

Я успокаивающе потрепал Навигатора по плечу.

— Извини друг, но говно случается!

Уильям усмехнулся, стараясь расслабиться. Первый страх прошел, и он приходил в себя.

— Да случается, но не так часто, как это случается рядом с тобой!

— Хочешь выйти? — приподнял бровь я.

— Не в этой жизни, — отрицательно покачал головой Навигатор. — Ты же мне корабль побольше обещал.

— Будет тебе корабль побольше! — улыбнулся я.

— Прошу прощения что отвлекаю, — раздался встревоженный голос Дюрера. — Ты имел в виду вот этот корабль?

А я перевёл взгляд сначала на экран, а потом на панели идентификации, где высветилась надпись.

Эскортный авианосец «Герцогиня Давосская», принадлежность: 4-й Легион Имперского Космодесанта «Защитники»

И, ожидаемая приписка снизу.

Пропал без вести в 8808 году от основания Империи…

Двести шестнадцать лет назад — быстро прикинул я в голове.

— Нет, не этот, — покачал головой я, приближая к себе изображение и рассматривая корпус корабля, побитый метеоритами и звёздным мусором за столетия нахождения в открытом космосе без обслуживания. Сомнений не было. Это определённо был «зачумленный корабль». Как они, всё-таки меня находят?

— Боевая тревога! — закричал капитан, отдавая приказы по боевым частям.

Как же они меня постоянно находят? Эта мысль крутилась у меня в голове, когда я заметил, что старый корабль начал выпускать «птичек»…

Обращение Автора

Завтра выходит первая книга нового, надеюсь цикла, «Вечный Герой».

Конечно же, я не успел написать нужный запас текста и буду, как обычно превозмогать. Приглашаю вас всех, друзья, заглянуть «на огонёк». Думаю, вы будете немного удивлены)

Ссылки пока нет, так как книга еще не опубликована, так что вы можете просто подписаться на мой профиль, чтобы не пропустить. Будет весело!

Глава XIII

— Кэп, какие характеристики у этого корабля? — обратился я к своей ходячей энциклопедии военно-космических сил Империи.

— Ну, смотри. Эскортный авианосец тип «Индиго». Маловато таких уже осталось, я их вообще в живую, до этого момента, не видел. Идиотская затея, пришедшая в голову имперским конструкторам. Он не дотягивает до размеров нормального авианосца, а еще — слишком дорогой в постройке и бесполезный сам по себе, в одиночку, без флота. Делался этот корабль по заказу Легионов Космодесанта, соответственно, исключительно, находился на их вооружении. Но, это не удивительно — ты же видел их боевой корабль космодесанта?

— Да приходилось, — кивнул я, помня как БКК «Ужас Еретиков», Легиона «Каратели», так и «зачумленный» «Имперский Гнев» «Демоноборцев». От истребителей первого мы еле смотались, а второй чуть нас, вообще, не уничтожил!

— Вот и скажи мне — зачем, вообще, им какое-то сопровождение? Они же, по факту, универсальные летающие крепости! А вот это чудо, — он кивнул на экран. — Космодесы придумали специально, чтобы впивать в своих основных «монстров» как можно больше десантных капсул и техники, без оглядки на прикрытие. Когда же они шли на действительно крупные операции, то эскортные авианосцы осуществляли, в основном, воздушное прикрытие в зоне высадки.

— То есть этот корабль не рассчитан на космические бои? — уточнил я.

— Ну, смотря чем он вооружен, — пожал плечами капитан. И снова кивнул на экран. — Как ты видишь, это не быстрые «Пираньи», что встречались нам в последнем бою. Это старые, тяжелые «Громовержцы» — вполне универсальные корабли, которые могут действовать как в атмосфере, так и в пустоте.

— Сколько их? — вернулся я в реалии предстоящего боя.

— По штату их должно быть около сотни, сейчас я вижу тридцать три — это даже не кратно звеньям. Похоже, что их лётный парк слегка поизносился.

Я повернулся к трём своим космодесантникам, прибывшим по моему приказу на мостик для «консультации».

— Господа, есть что добавить к сказанному кэпом? Есть пожелания, предложения, замечания?

У Френка Дрэппера тихо зажужжал масштабируемый визор, заменявший правый глаз, концентрируясь на картинке. Так получилось, что Пейн уступил лидерство более опытным товарищам. Сам-то он успел только до «звеньевого» дослужиться, а оба этих «киборга» командовали целыми батальонами — по 4сорок восемь настоящих космодесантников в каждом! Эх! Мне бы набрать «рядовых» для этих монстров — вот веселье-то было! Мечты-мечты…

И именно Френк был выбран командиром в их «ветеранском» звене.

— Капитан верно сказал, — немного растягивая слова из-за того, что половина черепа у него было протезировано, начал он. — «Эскортник» — интересная, но дорогая игрушка. Нет, для какой-нибудь Линии это было бы шикарное приобретение, но дело в том, что такой корабль никогда в жизни не попал бы в Линию. Это, так сказать, визитная карточка Легионов Космодесанта… Одна из многих. После Большого Корабля Космодесанта, конечно!

Тут пришлось верить коллегам на слово. Если про ограничения по наличию во флотах Линий линкоров я знал, то что творится с авианосцами — я уже только догадывался. Уж слишком редким был этот тип кораблей!

Флот Империи стремился во всём к универсальности. Это выражалось в том, что любой корабль, оставшись в одиночестве должен был «постоять за себя». Сделано это было не от хорошей жизни. Слишком велика была Империя и слишком мал был её флот для контроля за такой территорией. Поэтому, любой одиночный корабль ВКС Империи мог быть отправлен на задание, а то и на локальную войну в одиночку. Приходилось чем-то жертвовать.

На старушке Земле, тотальная доминация авианосцев в море закончилась с выходом человечества в космос. В то время, когда самолёты, несущие дальнобойное вооружение, бессовестно уничтожали огромных монстров, типа линкоров, без малейшей угрозы для своего корабля «матки», ушли в прошлое.

Бои на воде и в космосе сильно отличались, особенно после того, как у космических кораблей появился силовой щит. Чем крупнее корабль и чем мощнее его источники питания, тем более крепкий защитный щит он нёс на себе. Линкоры могли, без проблем, выдержать массированной налёт пустотной авиации противника. На аэрокосмические истребители просто физически не могли навешать достаточно мощное оружие для того, чтобы с ними справиться. Поэтому, в современных битвах доминировали огромные линейные корабли, ведущие артиллерийские дуэли на дальних расстояниях.

Аэрокосмические истребители, как правило, использовались именно для наземных операций, где, как планетарные бомбардировщики, они были эффективными. В космических же боях, их основной задачей была борьба с корветами и фрегатами, которые, в свою очередь, отстреливали корабельные торпеды крупного калибра, способные повредить линейные корабли. Такая себе игра «камень, ножницы, бумага» в большом космосе!

Так вот как раз наш эсминец был не очень удобным противником для пустотной авиации — крепкий, с хорошей противо-космической обороной, тем не менее, уязвимый для противокорабельных торпед, что несли к нам древние истребители, которые сейчас, на полном ходу, приближались к нам. Нет, «Араганор», он же эсминец типа «Эфир» был, всё-таки, противокорабельной модификацией своего класса, а не специализированным «конвойным эсминцем», что специализировались, как раз, на защите линейных кораблей в составе флота, но и он против мелочи был хорош.

— А космодесантники на таком корабле бывают? — уточнил я у ребят. — Ведь, насколько я знаю — пилотировать истребители их не заставляют.

— Обязательно есть, — ввязался в разговор Константин Полев. — На любом корабле Космодесанта присутствует космодесант. Такова традиция — обычных людей не ставят на командные должности. Обязательно на корабле Легиона главный — космодес! И все внимают его приказам.

— Ты что задумал, дружище? — встрял, молчавший до этого, Пашка, который слишком хорошо меня знал, на что я просто ухмыльнулся.

— Ты хочешь захватить этот корабль? — не сдавался друг.

Я снова его проигнорировал и вернулся к разговору с космодесантниками.

— Какое там может быть количество космодесов?

Здоровяки слышали наш разговор и сейчас выглядели, одновременно, озадаченно и возбужденно.

— Ну в соответствии с его рангом, на авианосце должно быть не меньше отделения. Так-то этот корабль у нас… Гхм… точнее, у них не штурмовой, поэтому вряд ли там разместят батальон — у них просто нет возможностей по быстрой высадке такого количества космодесов, — задумчиво проговорил Френк. — Да, я так думаю — двенадцать бойцов на борту должно присутствовать. Фактически, на кораблях Легионов есть капитан корабля и командир корабля. На обычном боевом корабле Имперских ВКС это один и тот же человек, а вот на кораблях Легионов — это два разных. Обычный, немодифицированный человек — это капитан, который пилотирует и командует в целом, в том числе, и в бою, но за командиром-космодесантником всегда остается «последнее слово».

— А вы давно ходили на абордаж, господа? — улыбнулся я, оглядев здоровяков. В ответ, лица у всех троих расползлись в широкой улыбке. Всё-таки, я предполагаю, что космодесантникам вместе с генетическими изменениями, как-то «рихтуют» психику. У нормального человека, при слове «абордаж» должно возникать только одно чувство — страх и ужас за свою жизнь. Этим же, похоже подобное «развлечение» только в радость.

— Антон, я позволю себе напомнить тебе о трёх десятках истребителей, которые летят в нашу сторону, прямо сейчас! — прокашлялся Дюрер.

— Я помню, но у меня же есть ты и Арчи, — хлопнул я капитана по плечу. — А ещё, живая «контрбатарея» полностью в вашем распоряжении!

Я махнул на присутствующих Пашку и Инесса, последняя показала мне язык.

— Хорошо, — Максимилиан, по привычке, не спорил — он просто действовал. — Так, господа! Вы знаете, что делать. Господин Смирнов — действуйте по вашему усмотрению, госпожа фон Таубе, вы не против поработать со мной в тандеме как в прошлый раз?

— Конечно же, с превеликим удовольствием, — улыбнулась моя девушка.

Капитан вызвал БЧ-5.

— Арчи, старый мешок с костями, ты на месте?

— Куда ж я денусь, дедуган? — хмыкнул в ответ артиллерист.

— Цели видишь? Сколько уничтожишь гарантированно?

— Треть точно не долетит — это я тебе гарантирую, — быстро ответил Гаусс, который уже давно все прочитал в своей седой голове. — Еще треть — с вероятностью процентов шестьдесят-семьдесят. «Громовержец» — машина старая, медленная, но до Хаоса, крепкая! Поэтому, за большее поручиться не могу.

— Этого достаточно, — ответил Дюрер.

Я согласно кивнул и кэп продолжил.

— Не думаю, что они будут пытаться нас уничтожить. Во-первых, силенок маловато, а во-вторых, разыскивать нас по всей Галактике, выдёргивать из Подпространства просто для того, чтобы прибить? Очень сильно сомневаюсь.

Я посмотрел на экран.

— Соглашусь! Тем более, что авианосец вместо того, чтобы держаться поодаль — стартанул к нам на полном ходу. Думаю, они сами решили взять нас на абордаж!

— А мы им это позволим? — уточнил Дюрер.

— Пока не знаю, пока думаю, — нахмурился я. — Как говорит Пашка: «Дома и стены помогают». Так что думаю да, предпочту встретить их у нас дома, а вот потом уже пойти в гости. Кстати, какой экипаж и в какой пропорции на кораблях данного типа?

— Ну, это в первую очередь, летающий аэродром — поэтому много обслуживающего персонала. Техников и рабочих в мастерских корабле должно быть не меньше двух-трёх тысяч. Еще пилотов и их лётных командиров полторы-две сотни, и если верить нашим большим друзьям, то еще отделение космодесов.

— То есть, как таковой, контр-абордажной команды, как на крейсерах и линкорах у них нет? — уточнил я.

— У них есть отделение космодесанта, Антон! — засмеялся Макс. — Какая, к Хаосу, контр-абордажная команда? Кто, в здравом уме, полезет на косомодесантников?

— Ну, тоже верно, — согласился я. — В общем, капитан, я на тебя рассчитываю, а мы пошли готовиться к обороне.

Я повернулся к Пашке и Инессе.

— Если вы не будете выжаты «досуха», то присоединяйтесь к нам! Но, без фанатизма!

— Есть, сэр! — отдал шутливый салют Пашка. — Все сделаем в лучшем виде, командир!

— Капитан! — выдал я последнее распоряжение. — Когда эта дура подойдёт к нам, сделайте так, чтобы они пришвартовались к нашему левому борту. Думаю, в первую очередь, они попытаются пробраться через шлюз, предлагаю даже открыть двери, чтобы они нам выстрелами не попортили обшивку. По опыту работы с одержимыми, могу предположить, что настоящую опасность представлюет всего несколько существ на всём этом корабле. И я сильно сомневаюсь, что они сами поползут к нам на борт. Поэтому, основная битва будет на вражеской территории. Сейчас же наша задача вытянуть как можно больше «мяса» и хорошенько его проредить.

Сирена боевой тревоги не замолкала, весь экипаж находился на боевых постах, и точно знал, что ему делать, а нужные мне бойцы уже стягивались к точке сбора, куда я бежал, слушая размеренный топот огромных космодесов за спиной.

Бой с пустотными истребителям Хаоса я слушал, в режиме онлайн, по рации. В ангаре мы отодвинули подальше наши «Ястребы» и заняли первую, и, я надеюсь, последнюю линию обороны. Глядя сейчас на наши десантные корабли, я вспомнил, что хотел было взять себе хотя бы звено истребителей. Но, здраво поразмыслив, я подумал, что вряд ли буду проверять грузовики на предмет контрабанды, а на большее, кроме как напугать мирных торгашей — звено истребителей способно не было.

Даже если бы они у меня были сейчас — отправлять парней на верную смерть было бы глупо. Лучше переждать атаку за толстой броней и крепким щитом «Араганора». Экипаж у меня — один из лучших в Империи, а техника одержимых, точнее, захваченная техника Империи, как всегда, стара и ненадёжна. Так что думаю, что прорвемся, хотя адреналина в кровь выплеснулось предостаточно.

Особенно в тот момент, когда прорвавшиеся шесть «Громовержцев» в упор выпустили торпеды. Собственно, после того, как был расстрелян последний из нападавших, «Араганор» имел многочисленные пробития щита, местами поврежденный корпус и уничтоженные несколько пушек ПКО. Подозреваю, что капитан Дюрер просто не хотел меня пугать. По характерам повреждения — это было далеко не простой бой, в котором он меня старательно убеждал. Снова я поблагодарил всевышнего за тот счастливый случай, в результате которого я набрал лучшую команда, я так подозреваю, во всей Галактике.

— Авианосец входит в клинч, — доложил мне Максимилиан и одновременно с этим, к нам присоединились Пашка и Инесса, бледные, но решительные.

— Рад видеть вас в добром здравии, — хмыкнул я. — Вы выглядите гораздо лучше, чем в прошлый раз! Вас даже не нужно откачивать!

— Арни сделал большую часть работы, — охотно пояснил Пашка. — Живые пилоты против пилотов одержимых сильно отличаются в качестве ведения боя. Я не понимаю, как Хаос собирается воевать в космосе с Империей, используя нашу старую технику и наши мёртвые тела, — пожал плечами друг. — Если только они не готовит для нас сюрприз!

— Типа этого! — махнул я на Хрума, который с двумя десятками соплеменников расположился рядом со мной.

Орки сильно сопротивлялись, когда я попытался их грамотно снарядить. Собственно, зная их естественную крепость кожи, я понимал, что любое имеющееся у нас снаряжение будет им только мешать. Снаряд танковой пушки, который их всё же пробьёт, никакая пехотная снаряга также не остановит. Уникальная броня космодесанта, с их индивидуальным щитом, могла бы помочь, но у меня её тоже не было. Пока не было…

Максимум, на что согласились зелёные, это поменять свои уродливые дубинки на технологичное оружие, которое каждый из них выбрал себе по вкусу. К примеру, Хрум выбрал себе огромный обоюдоострый топор, тренируясь с которым, он разломал много манекенов на Сальваторе-1.

Я окинул взглядом свои защитные порядки. Два десятка орков, вооруженных исключительно оружием ближнего боя. Сотня «спецуры», наоборот, все как один с дальнобойным вооружением. Космодесы, слепившие себе броню «из того, что было» вооружились тяжелым вооружением, не забыв, про рукопашку.

Ну, и моя «Элита» — Тадаси, Райли, Алиса и, вот теперь, и Смирнов с фон Таубе прибыли для участия в битве.

Хорошая у меня команда — сильная! Да, я понимал, что численностью одержимые нас сильно превосходят, но у меня внутри уже сформировалась железобетонная уверенность в мощи новорожденных «Детей Императора». Трудные времена — требуют трудных решений! Мне нужен был этот корабль!

Сильный толчок ознаменовал начало абордажа, когда превосходящий в два раз в размерах авианосец Хаоса, используя магнитные захваты, притянул к себе наш эсминец. «Ворота» были гостеприимно распахнуты и через мгновение в ангар закатилась волна одержимых.

Их мы встретили плотным огнём, пока, не покидая своих позиций. Одержимых рвали на куски очереди из тяжелых пулеметов и резали на части лучи лазеров. В такую скученную толпу просто невозможно было промахнуться! Это походило на бойню, да она ей и была! Ровно до тех пор, пока из дыма и огня не показались высокие и широкие фигуры, закованные в силовую броню, под многочисленными пятнами ржавчины на которой, еще можно было разглядеть позолоту и зелень «фирменных» цветов Имперского Легиона Космодесанта № 2 «Защитники».

Вот только под глухими забралами их шлемов, сейчас, находились иссохшие трупы бывших гордых воинов Империи, а управляли ими враждебные сущности, пробившие ментальную «защиту» лучших воинов Императора.

— Ну, что? Кто там хотел себе нормальную броню?! — громко закричал я, чтобы перекричать звуки боя. — Вот вам! Забирайте! Только выковыряйте из неё этих уродов!

Глава XIV

Мы уже встречались одержимым космодесантом, правда в меньшем количестве. Правда, и мы были значительно слабее, чем сегодня. А еще нас стало больше. Значительно больше.

Но, одержимый космодесантник всё равно остается страшным противником, несмотря на то, что он теперь мертвый, в основном благодаря своей уникальной броне, не сильно уступающей танковой, о со своим защитным полем — даже превосходящей.

Поэтому сейчас, из натурального филиала Ада, который мы устроили в данном конкретном ангарном отсеке эсминца «Араганор», выступили вперед три закопченные и повреждённые, но тем не менее, целые громадные фигуры. Если обычные одержимые погибали сразу же после проникновения на наш корабль от плотного огня, то эти здоровенные хаоситы чувствовали себя вполне комфортно. Космодесантники были и так ребята не из пугливых, а эти, давно мёртвые и захваченные Хаосом, в прошлом верные сыны Императора, точно ничего не боялись.

— Отсекаете их огнём! — скомандовал я. — И поосторожнее! Нас не зацепите!

Выдал я бестолковое, в общем-то указание. Здесь собрались исключительно профессионалы, которые знакомы с понятием «дружественный огонь» и вряд ли захотят причинить проблемы своему, надеюсь, любимому командиру. Огонь сразу сместился за спины мёртвых космодесов. Учитывая, что мы располагались полукругом, охватывая наступающих врагов, это было несложно. Звено космодесанта Хаоса вышло в середину ангара, а за их спинами продолжал твориться сущий кошмар.

— Работаем! — крикнул я своим ребятам. Всё было оговорено заранее, поэтому каждый из них знал, что делать. Один космодесантных упал на колено, держась за голову — уже привычная картина, когда в ментальный бой вступает Пашка. Второй споткнулся, движения его стали вялыми и неуверенными — Алиса «подключилась» к нему и с улыбкой в покрасневших глазах с удовольствием вытягивала у него дармовую Энергию.

Ну а третьего я полностью взял на себя. Накрыв Пузырем, который мгновенно отобрал у него кучу сил, настолько много, что ему его собственная броня, сейчас, приходилась в тягость. Прыжок, перекат, хоть космодесы были ошеломлены, но оружие них в руках продолжало действовать. Пули из тяжелого пулемёта просвистели у меня над головой, а огромный силовой клинок раздробил палубу в том месте, где я был всего мгновение назад.

Еще одним перекатом оказавшись за спиной громилы, я, в прыжке, вонзил меч в основание шлема, ощущая, как хрустнули иссохшие за столетия позвонки. Меч радостно заурчал, поделившись со мной переизбытком высосанной Энергии, а хаосит осел, коленные суставы его брони заклинило, и он неподвижно замер. С опущенными руками он выглядел как большая поломанная кукла.

Я огляделся слева и справа. Райли и Тадаси, в паре, раскатали космодеса, что безуспешно пытался удержать в себе Энергию, что тянула из него Алиса. А третьего, что пытался справиться у себя в голове с виртуальным Смирновым, азартно лупили мои космодесантники. Ни к месту, с улыбкой, я заметил, что ребята старались как можно меньше повредить вражескую броню. Всё заняло меньше тридцати секунд. Нет, одержимые всё еще лезли в ангар, бесславно погибая под пулями и лучами лазеров. Но, вот одна мысль не давала мне покоя. Фрэнк говорил, что на корабле должно быть отделение. А отделение космодесанта — это двенадцать машин для убийств! Вопрос, где остальные?

Сколько раз уже подмечал, что стоило мне мысленно задать себе вопрос в неподходящий момент, и мне немедленно приходил ответ! Обычно, совсем не такой, как бы мне хотелось!

Вторая тройка одержимых космодесов появилась в тот момент, когда под ударами Пейна, рухнул последний хаосит из первой тройки. И они сразу открыли огонь по нам, находившимся фактически, на открытом пространстве.

Тяжелая пуля из пистолета-пулемёта попала мне в голову, слава Императору — по касательной. Но, тем не менее она разбила мой шлем, сорвав его с моей головы и откинула меня на приличное расстояние. Грохнувшись на палубу, я практически потерял сознание, однако умный меч вкатил в меня изрядную дозу Энергии. Перед глазами заплясали разноцветные огоньки, но, получив энергетический «допинг», моё сознания передумало покидать моё бренное тело.

Ну вот, мой косяк. Ломанулись на приманку и чуть было не полегли!

Я встревоженно бросил взгляд на поле боя. Лицо заливало кровь, голова гудела… Досталась не мне одному. Фрэнк, то ли инстинктивно, то ли случайно, поставил свою кибернетизированную правую часть тела и, сейчас, протез его правой руки был практически перебит. Он искрил и безвольно висел, заставив космодесантника крепко матюкаться.

Тадаси «словил» две пули, но в его боевой форме физика это было не критично. Голубоватая фигура с красными прожилками пару раз дёрнулась, над местами попаданий возникла лёгкая дымка, когда в местах пробоин начала испаряться Энергии.

А вот ван Дассел вместо того, чтобы отступать — переместилась сразу в гущу новых врагов, яростно орудуя своими парными клинками. Беда в том, её любимое высокотехнологичное оружие, венец творения имперских научных светил, разработанное эксклюзивно для флотского спецназа, всё-таки не было рассчитано на пробитие брони космодесантников. Каких-либо критических повреждений она нанести не могла, в то же время, ей приходилось постоянно изворачиваться, дабы не быть застреленной или зарубленной самими хаоситами.

Ну, а у меня в голове, после удара, мысли роились, стучались друг друга и никак не собирались в кучку, дабы позволить мне выдать понятный приказ. Поэтому, ребята начали действовать самостоятельно.

— Райли! В сторону!!! — раздался крик Инессы. Ван Дассел, мгновенно, не думая, пропала из виду, чтобы тут же оказаться в углу ангара, потрёпанная, злая и тяжело дышащая.

Быстрое падение температуры в отсеке, и бедные шлюзовые ворота нашего эсминца, вместе с палубой и потолком, а также подступающими одержимыми, начал комкать невидимый кулак. Инесса сильно продвинулась в использовании своего природного Дара. Во-первых, она его научилась использовать очень локально, а во-вторых, скорость его применения стала близка к мгновенной.

Неохотно заскрипел металл доспехов космодесантников, когда они попали под Искажение Пространства. Однако, их доспехи оказались крепче, чем броня аэрокосмических истребителей. Я только увидел одну вывихнутую руку и одну подломанную ногу. Раздавить этих больших «жуков» в крепких «панцирях», Инессе не удалось. Зато, удалось отвлечь их внимание. Они перестали стрелять и этим воспользовались остальные ребята. Один из космодесов Хаоса неуверенно поднял свою огромную пушку и нажал на спусковой крючок, разряжая своё монструозное оружие в одержимого товарища.

Ну надо же, только подумал об Инессе, а тут уже Пашка чудеса творит! Чёрная тень метнулась вперёд — это Алиса выбежала из задних рядов, решив перейти к активным действиям. Скорость, помноженная на силу, и её копье воткнулось в середину груди космодесантника. Силы проткнуть его насквозь не хватило, но уже то, что она пробила мощный нагрудник показывало то, что девочка тоже «в порядке».

Я всё еще не пришел в себя после ранения, а, слегка «пробитый» Накамуро уже снова вступил в бой, продемонстрировав уникальные свойства своего артефакта, которому было абсолютно всё равно, что резать или пронзать.

И тут вступило в битву моё новое секретное, и очень зеленое, оружие. Увидев, что их новый командир-хозяин лежит на палубе и истекает кровью, орки, которых я предварительно попросил, пока, не ввязываться в бой, бросились на мою защиту. Я вам скажу это было занятное зрелище! Два орка оттащили меня за баррикаду, а остальные просто разделали оставшихся одержимых космодесов!

Глядя на их работу, я, в очередной раз с благодарностью подумал о том, что судьба подкинула мне действительно стоящее оружия. Под их безумным натиском, ломалась броня и рвалась иссохшая плоть мёртвого космодесанта.

— Хрум, стоять! — закричал я.

Орки вошли в «боевое безумие», свойственное их расе, и кажется, планировали бежать на авианосец, чтобы захватить его в одиночку. На моё счастье, оклик подействовал. С видимым сожалением, добив оставшихся обычных одержимых, зеленые бойцы втянулись обратно внутрь ангара, расположившись около дверей, возбужденно порыкивая и настороженно поглядывая в сторону выхода.

— Ты как дорогой? — рядом «нарисовалась» Инесса с беспокойством в больших голубых глазах.

— Череп, вроде, цел, — скривился я, проведя пальпацию. Скальп немного пострадал, кусок кожи, вместе с волосами откинулся в сторону и сильно кровоточил, но черепная коробка выдержала. Всё-таки, мы, Одарённые — крепкие ребята!

— Тебе надо в лазарте! — нахмурилась блондинка, глядя на болтающийся кусок кожи у меня на голове.

— Надо, — согласился я. А когда она с изумлением на меня посмотрела, не ожидая такого ответа, я улыбнулся и продолжил. — Но, не сейчас! Сейчас, ради Императора, замотайте мне башку!

Тут же рядом появился доктор Коллинз со своим медицинским чемоданчиком.

— Док, а вы чего здесь делаете? — удивился я.

— Ну, а где мне еще быть? — невнятно пробормотал Билл, одновременно поливая меня антисептиком и зубами разрывая упаковку стерильного бинта, который он уже достал из саквояжа. — В лазарете пока раненых нет, так что на переднем крае я более полезен.

— Потери?! — повысив голос, я задал вопрос.

— Пять «трёхсотых», вместе с тобой, командир! Причём из них — ты самый тяжелый! — раздался веселый голос Тарнавского.

Мои пехотные командиры и слушать не хотели о том, чтобы отсиживаться на планете. Да, война в космосе немножко не их профиль, но, пока, пехотного полка у меня не было, ребята отказались оставаться в тылу.

Савельев и Тарнавский, скрепя гордыми сердцами, вступили в спецназ Андерсона. Учитывая его боевой опыт и навыки, с прицелом, научиться кое чему новому.

Дагор же, всё ещё ждал нормального протезирования, тем не менее, вполне свободно передвигался, используя имеющиеся железные ноги. А еще он часами тренировался. С появлением друзы, точнее с появлением урожая от неё, у меня появился резерв Эссенса, который я мог позволить тратить на обучение и «прокачку» команды.

Пашка, при наличии свободного времени, тренировал своего юного «падавана». Это слово было из какого-то древнего земного фильма, в котором человечество, ещё будучи «наземниками», уже мечтало о звёздных войнах. Ну, она их получило! Марк на прозвище не обижался, он, как нормальный гвардейский офицер, впитывал все знания и умения, что давал ему Смирнов. Кажется, через некоторое время у меня будет два полноценных Боевых Металлиста. Роскошь, которую себе может позволить, даже не одно воинское подразделение, а, зачастую, целая Линия!

Я окинул взглядом поле боя. Практически, пострадала только моя группа, вступившая в ближний бой по моему дурацкому приказу, с целью нанести как можно меньше повреждений нашему будущему трофейному снаряжению. Я снова вспомнил пословицу Пашки про «жадность» и «фраера». И неодобрительно покачал головой, злясь на самого себя. Ведь, всё могло обойтись гораздо хуже! Всё-таки смелость и отвага сильно проигрывают, иногда, опыту. Ну что же, наверстаем.

— Фрэнк! — окликнул я космодеса. — Держите строй на случай, если атака повториться!

Фрэнк согласно кивнул, он как раз рассматривал огромный меч поверженного одержимого космодесантника, пытаясь разобраться с его балансировкой. Нет, так-то по размеру здоровенный меч с полутораметровым лезвием был рассчитан на дополнительные сервоприводы брони. Сами космодесантники были ребятами не хлипкими. Единственное, что орудовать этим оружием без доспехов он бы смог двумя руками, в отличии от одиночного хвата, практикуемого полностью снаряженным космодесом. А вторая рука его, точнее киберпротез был нерабочим, что делало это невозможным. Потеряв боеспособность, один космодесантник, фактически, «разваливал» своё звено. Так что брать их на бой с хаоситами было нецелесообразно — пусть держат позиции здесь, в ангаре.

Рядом разочарованно хмыкнул Полев, вертя в руках ржавый пистолет пулемёт. Размеры его калибра были сопоставимы с орудием БТРа и размерами, он не очень ему уступал. Опять же, для нормальной с ним работы, ребятам нужно влезть в силовую броню.

— Это ж надо так все! — ворчал ветеран.

— Ничего страшного! — рядом согласно кивнул Пейн, который также пытался присмотреть себе что-то «по руке». — И да, не думаю, что это можно использовать прямо сейчас. Откажет в самый неподходящий момент! А после боя, мы всё разберём и хорошенько почистим! И тогда мы покажем, что такое Имперский Космодесант!

Лица всех трёх космодесантников озарили довольные улыбки и они, как один, понимающе кивнули, в предвкушении. Трудно было с ними не согласиться. Если эти полудохлые твари творили такое, в ржавых, необслуженных доспехах, тогда что сможет сделать настоящий космодесантник в полноценной снаряге!

— Слушаюсь, командир! — голосом подтвердил Дрэппер полученный приказ. Он был опытным ветераном и сам понимал, что сейчас они не смогут действовать в полную силу, а значит не могут действовать эффективно. Жаль, я хотел прихватить их с собой.

— Как вы, ребята? — уточнил я подошедшим Одарённым.

— Надо с этим что-то делать! — Райли была расстроена и зла. Она, со свистом, покрутила в воздухе двумя своими голубоватыми клинками, которыми она, до недавнего времени, так гордилась. — Я не смогла проткнуть ни одного из этих сволочей! Мне нужно другое оружие!

Пашка, несмотря на серьезность момента, заржал.

— Ну, ты можешь попытаться отжать меч у своего парня. Если сможешь, конечно!

— Очень смешно, — продолжала хмуриться ван Дассел.

Подошла Алиса, которая уже выдрала своё копье из трупа поверженного космодеса. Она была бодра и весела, что не удивительно, учитывая сколько дармовой Энергии она умудрилась вытащить из хаоситов. Так-то получается, что у меня ещё двое соратников имеют практически неограниченный запас сил. Накамуро — через уметь, а Казарская — из-за своего уникального Дара. Осталось снарядить ещё трёх и будет совсем хорошо! Особенно, это касается Инессы. Расход Энергия при использовании её Дара реально зашкаливает. Работать постоянно, на гране обморока — я считаю совсем неразумным. И дело совсем не в том, что она моя девушка, хотя это тоже. В разгар боя потерять боевую единицу — это поступок совсем нерадивого командира!

К тому же, как я заметил из собственного опыта, меч, в отличие от таблетки Эссенса не вкидывает тебе в мозг сразу море Энергии, перегружая мозговые рецепторы, он, как будто, сам понимает, что и когда делать, выдавая Энергию дозированно. Глядя на Тадаси, у которого уже даже не текла кровь, особенно на его умиротворённое лицо, я понял, что мой друг также оценил преимущество владения оружием предтеч.

— Кэп, как обстановка? Есть ещё зоны проникновения? — связался я с мостиком.

— Постоянно мониторю, — тут же отозвался Дюрер. — Визуально никого не вижу, но есть подозрительное копошение в районе двигательного отсека. Кажется, они идут туда через аварийный шлюз. Пожри меня Хаос!!! Они режут корпус прямо у меня на мостике!!!

Ну всё становится на свои места. Похоже, я «нашёл» два оставшихся звена одержимых космодесов.

— Райли, за старшую! Бери всех Одарённых и бегом к машинному отделению! — тут же среагировал я. А затем повернулся к Инессе. — Милая, ты за старшую здесь! Если нужно — добавь наступающим немножечко своего Дара!

— Ты всех отправляешь, а как же сам? — удивился Пашка.

— А сам я возьму вот этих ребята, — я кивнул на, всё ещё возбуждённых от вкуса битвы, орков. — Не думаю, что разделять их хорошая идея, да и два десятка этих парней, я думаю, заменит мне маленькую армию!

— Согласен! — кивнул Смирнов, после небольшого раздумья.

— Двинули! — скомандовал я.

— Тоха, возьми! — рядом возник, как чёрт из табакерки, Эрик, протягивая мне свой шлем.

— А ты? — еще раз попытался я, глядя на его лысый череп.

— Ой, не начинай! — заржал Картер.

Я хмыкнул.

— За мной! — махнул я зеленым и мы бегом побежали к мостику, судя по встревоженным воплям старого капитана, у них там становилось жарковато…

Глава XV

Я прекрасно помню свой первый абордаж, когда на борт рейд-крейсера «Малькольм Карнеги» также поползли одержимые. А ещё я запомнил, что самое большое количество жертв было среди экипажа, пытавшегося оказать сопротивление. Да даже пехотинцев, находившихся на борту, сильно «проредили», ведь не проходили они обучение для боев в пустоте.

Поэтому сейчас, все члены экипажа находились на своих боевых постах с крепко задраенными дверьми. Весь немногочисленные обслуживающий персонал также сидел в своих каютах с оружием наготове, имея прямой приказ не покидать отсек либо до окончания боевой тревоги, либо… ну если до них доберётся Хаос!

Поэтому коридоры, по которым мы продвигались, были свободны никто не мешал нашему движению. Учитывая, что дистанционное оружие было только у Картера — даже я оставил винтовку в ангаре, поняв абсолютную бесперспективность огенестрела против мощных доспехов одержимого космодесанта, шли мы плотной группой. Причём, похоже, в обычаях орков, в отличие от человеческих командиров, вождю необходимо было обязательным находиться в авангарде своего племени или орды. Подозреваю, из-за этого тоже их вожди так долго не жили. Зато, смелости у них было не отнять!

С двумя собратьями Хрум шёл впереди, практически занимая весь проход узкого коридора своими здоровенными телами. Я же с Эриком шли сразу за ними, в принципе, видно мне было всё, что происходит впереди, и одновременно я был прикрыт от внезапной атаки с фронта.

Дверь в командный отсек была открыта. Внутри мы увидели занявших оборону флотских офицеров, доставших личное оружие и с напряжением смотрящих на искры из расширяющейся на глазах, щели в потолке.

— Капитан! Приказываю всем покинуть мости! — крикнул я

— Но Антон… — попытался возразить Дюрер.

— Да я знаю, что капитан покидает корабль последним, но я не прошу вас покинуть корабль — просто пойдите вон! — махнул я рукой в сторону выхода. — При всём уважении, вы будете только мешать!

Капитан недовольна нахмурился, тем не менее кивнул, и вахта покинула мостик, оставив нас одних. А я оглядел ходовую трубка — мозг всего корабля. Очень плохое место для проведения боя. Нет, на любом боевом корабле есть резервный мостик, но все же хотелось бы не застрять куском безжизненного металла в межзвёздном пространстве, навсегда лишившись возможности отсюда улететь.

— Маски надеть! Эрик! — персонально обратился я к Тени.

Тот с видимым неудовольствием пристегнул шлем и опустил забрало, загерметизировавшись внутри брони.

И вот кусок обшивки провалился вниз, притянутый корабельной гравитацией.

При этом, весь воздух вырвался наружу, весь ходовой мостик остался без атмосферы, вплоть до задраенной двери в коридор. Орки надели дыхательные маски с неохотой, как я уже понял, их суперкожа позволяла находиться даже в открытом космосе практически при нулевых температурах. Не уверен, насколько долго они смогли бы там находиться, но когда мы захватывали астероид, то некоторые отсеки оказались разгерметизированы и мы нашли там зелёных, впавших, в своего рода «спячку», из которой они благополучно вышли, когда вокруг снова появился воздух и поднялась температура. Интересные создания!

В пролом тут же, как зерно из дырявого мешка, посыпались одержимые. Они, сначала, бестолково разбежались в разные стороны, но быстро сориентировались и бросившись уже на нас. Орки заработали своим оружием. Выглядело это красиво — я заметил, как одним ударом, Хрум разрубил два гнилых тела одновременно!

А затем, с тяжелым стуком, на палубу приземлился первый одержимый космодес. Он даже не успел открыть огонь, как оказался повержен несколькими мощными ударами. Зелёные сгрудились вокруг, с азартом продолжая колотить массивную, но такую беспомощную сейчас тушу.

Надо что-то делать с боевым азартом или, скорее, безумием зеленой братвы, подумалось мне, когда второй космодесантник абсолютно безнаказанно зашёл внутрь и открыл огонь в сгрудившихся зелёных, которые были не в силах оторваться от избиения первого хаосита.

Пришлось вмешаться мне лично. Видя, как тяжелые пули с трудом, но пробивают толстенную зелёную кожу моих орков, я в первый раз за битву трансформировал меч, метнув его в противника. Мерцающая зелёная звезда обрубила руку космодесантнику по локоть, тут же исчезнув из мира, чтобы вновь оказаться в изначальный форме у меня в руки. Чертовски удобно, хоть и энергозатратно!

Оркам сильно не понравилось, что в них стреляли, поэтому они развернулись и разорвали однорукого космодесантника просто на части, используя как оружие, так и голые руки. Мощь зеленых воинов была потрясающей!

— Внимание! — заорал я, увидел что хаосит перестал трепыхаться. Я показал на вход, орки рычали, но послушно стали в кружочек, поэтому третий десантник, прыгнувший прямо в середину круга зеленых друзей, также прожил недолго. Некоторое время еще сыпались одержимые, которых радостно и без затей, уничтожали всякими разнообразными способами орки. Они рубили, душили, ударяли и разрывали хлипкие тела, не отвлекаясь на острые когти хаоситов. Кажется, этим парням их времяпровождение очень нравилось!

— Райли! Что у вас!? — вспомнил я о своей второй группе в момент передышки.

— Только что закончили! — послышался доклад ван Дассел. — Минус три космодеса, у нас без потерь!

— Инесса! У вас что?

— Подозрительно тихо! Похоже, что у них запал иссяк! — хмыкнула моя девушка в эфир.

И, странное дело, авианосец всё также висел рядом, но поток одержимых к нам на борт прекратился. При этом, сам корабль не пытался отстыковаться и не принимал никаких-либо враждебных действий.

— Кажется, нас приглашают внутрь! — предположил я, выждав около получаса, и не увидев за это время ни одного нового врага.

— Тоха, а нам это точно надо? — осторожно уточнил Эрик.

— А ты сам как ты думаешь? — ответил вопросом на вопрос я.

— Я думаю, что авианосец лишним точно не будет, но вот помереть, почём зря, тоже не хочется. Слишком это похоже на ловушку, — Картер кивнул на громаду авианосца за бортом. — Ну сколько мы уничтожили? Тысячу? Так их там внутри в несколько раз больше!

— И всё-таки я рискну, — усмехнулся я.

— Андерсен! Два десятка бойцов в рубку и столько же в «машину». Места прорыва нужно прикрыть! — вызвал я капитана.

— Принято! — раздалось в ответ. — Выдвигаются! Ждите!

— Кэп! Тут в рубке сейчас не очень комфортно, ремонтников до конца боя посылать не нужно. так что идите-ка вы в резервный центр управления! — проинструктировал я Дюрера.

— Принято! — услышал я голос капитана.

Прибывшие спецназовцы деловито расставили защитные щиты-ограждения полукругом, вокруг дыры и сами расположились за ними, готовые к любой неожиданности. Мы же направились в ангар, всё также гостеприимно открытый с той стороны. Я дождался всех и начал инструктаж, подозвав к себе командиров.

— Итак, план такой, — я достал планшет, на который, предварительно, Макс перекинул схему авианосца. — Ходовая рубка здесь. Машина здесь. И я понятия не имею, где их будет их командир! В принципе, логично предположить, что на мостике, так как именно туда сходятся изображения всех камер наблюдения, если они, конечно, ещё работают на этом древнем корабле. Отделение десантуры мы покрошили, вот только подозреваю, что главный демон вряд ли будет там в одиночку — то есть это по меньшей мере, три одержимых, один из которых должен быть явно посильнее этих, — кинул я кивнул на уже частично «разобранные» трупы одержимых космодесантников. Мои ребята не вытерпели и начали потихоньку их распаковывать, присматриваясь что к чему.

— К сожалению, зелёных мы взять не сможем, внутри атмосфера отсутствует, температура близка к абсолютному нулю и неизвестно сколько мы будем работать. Так что вы, мои зелёные братья, долго там не протянете! Остаетесь здесь!

Хрум раздраженно стукнул себя кулаком в грубь и указал пальцем на маску дыхательного аппарата.

— Нет, мой зелёный друг, воздуха тебе может и хватит, но даже ваш зверский метаболизм не выдержит час работы в абсолютном нуле. А вот когда придумаем для вас доспехи — тогда я буду вас брать. Да-да! Ваша «одоспешивание» неминуемо, иначе будете сидеть на планете и делать ребятишек с целью повышения популяции!

Хруму эта идея не понравилось, он рыкнул, но покорно махнул головой и отошел в сторону.

— Итак Андерсон! — подозвал я капитана поближе. — Похоже, что нам понадобится твои ребята. Патронов, не жалейте, берите побольше. Одержимых, как вы видите, валить достаточно просто. А в случае появления чего-то большего — сразу отступайте! Не ждите! Ясно?

— Предельно! — махнул мой командир спецназа.

— Ну вот и хорошо, — хлопнул я его по плечу и повернулся к стоящей рядом ван Дассел — лучшему эксперту по пустотному бою у меня в команде, ну после космодесов, конечно, но они на сегодня «выпали из обоймы». — Райли, следи за мыслью и поправь меня если что. Так коридоры на авианосце пошире, чем у нас на эсминце, впереди пойдут восемь человек, двумя рядами, чтобы не закрывать друг другу обзор, дальше — Одарённые и их Тени, остальные прикрывают нас и смотрят по сторонам. Не забывайте поглядывает вверх и вниз — Хаоса знает, откуда они полезут! Принимается план?

— Так точно! — улыбался Андерсен и девушка согласно кивнула.

— Я бы лучше и не сказала, — кивнула подруга, глядя на меня с небольшим уважением, повернулась к Томасу и нахмурилась. — Только берите с собой «пустотников». У них глаза на затылке и шея без костей. Оставь «беретов» для копошения в грязи на поверхности, — старую неприязнь между флотом и армией было невозможно полностью устранить даже долгими и дружескими отношениям.

Андерсен хмыкнул, но ничего не сказал, потому что Райли была, в принципе, права. Люди, обученные сражаться в пустоте космоса, и узких коридорах космических кораблей сильно превосходили по навыкам разведгруппы, привыкшие работать на открытой местности на планетах.

— Первая цель — ходовой мостик, — продолжил я. — Идём не торопясь, на развилках, здесь… здесь… и здесь, остаются посты, которые поддерживают постоянную связь и докладывают в случае, опасности для основной группы.

Сгруппировавшись, мы пошли. Первое же серьезное сопротивление мы встретили уже, сразу, в огромном ангаре авианосца, где среди нескольких древних «Громовержцев» затаилась основная масса одержимых, которая навалилась на нас со всех сторон.

Оценив количество врага, я скомандовал отступать. Мы забежали обратно в «Араганор», безмозглые твари ломанулись за нами, нарвавшись на стационарные огневые точки оставшихся в тылу космодесов и «беретов», практически завалив проход трупами. Я повторил этот манёвр два раза и собрал большую часть «засадного полка» одержимых. С третьего раза, даже до них дошло, что они просто идут в ловушку, да и осталось их не так много, поэтому мы уже пошли вперёд, отстреливая немногих оставшихся.

Мы продвигались вглубь вражеского корабля. Я постоянно сканировал Лимб. Однако, кроме тускло-красного отражение одержимых — давно мёртвого экипажа авианосца, в округе не было сильных Сущностей.

— Пашка! Видишь что-то? — последнее время, я все больше и больше полагался на своего Ментата. Друг делал успехи и, как минимум, зона его обнаружения было сильно больше моей.

— Вижу четыре сильных Сущности! — тут же отозвался Смирнов. — Три в рубке и один… А ну-ка, покажи мне карту! — попросил он у меня.

Сверившись, со схемой корабля он уверенно сказал.

— Один на камбузе, судя по всему. Интересно, что он там делает?

Я смотрел на карту. Камбуз находился на полпути к мостику, как и примыкающая к нему большая столовая для рядового состава. Оставлять сильную Сущность за спиной я не хотел, поэтому мы сделали небольшой крюк в сторону от прямого коридора, ведущего на капитанский мостик напрямую, которым мы шли изначально.

Через некоторое время, я уже сам смог увидеть в Лимбе, кто там притаился. Сияние было уровня Проводника, ничего сверхъестественного, но даже они сильные твари.

Добравшись до нужной двери, стукнул по кнопке открытия и, со скрежетом, дверь начала подниматься вверх. Кое-что на этом корабле ещё работало. Светили некоторые лампы, хотя большинство из них давно перегорели, всё электроснабжение работало с перебоями, но корабль, тем не менее, продолжал функционировать. За что мне так нравилось имперская техника, так это за её надёжность. Сотни лет жёсткой эксплуатации безмозглыми тварями, а гляди-ка — всё работает, стреляет и функционирует!

Когда дверь открылась, я сразу понял, что принял правильное решение. За дверью неровными рядами, плотной толпой, стояли одержимые, готовые к атаке. Походу, всю эту толпу они действительно хотели загнать нам в тыл!

По тому, как они синхронно бросились к нам, я понял, что с Проводником я угадал — в глубине отсека точно находилась умная тварь, которая направляла своих миньонов и указывала им цели. Но, так просто нас не взять!

Сейчас мы находились не на борту «Араганора», к которому я испытывал тёплые чувства, поэтому слева и справа от меня раздались хлопки РПГ и в плотную толпу врага полетели разрывные гранаты. Бахнуло знатно! Куски костей из иссохших тел полетели во все стороны. Мой приказ: не жалеть боеприпасов — применялся во всю. До входа добегали считанные единицы. Несколько неуверенных выстрелов с той стороны показали мне, что ручное оружие у них явно в недостатке, да и как я понял из прошлых сражений — Проводник надеется на острые когти своих тварей гораздо больше, чем на ненадёжное оружие людей.

Вот только мы не собирались давать им шанс применить это оружие. Грохот и огонь мешал мне рассмотреть, что творится внутри, однако я сразу понял, что Проводник перешел к решительным действиям, так как мелькнувшая в дыму тень отличалась как размерами, так и быстротой. Кроме этого, пули не нанесли ей значительного урона, даже не сбив её с ритма. А ещё было удивительно, что бросился Проводник не на нас, а свернул в сторону, в параллельный коридор, избегая контакта.

Я удивился. В первый раз я увидел среди хаоситов… проявление трусости? Вряд ли это чувство им доступно, по крайней мере, «низшим» из них. Так что, скорее это была осторожность. Вот эта тварь поняла, что против нас она не затащит и побежала за подмогой. Заглянул в Лимб, увидел что хаосит действительно бежит параллельными коридорами в сторону рубки, к своим товарищам.

Потратив ещё десять минут, мы зачастили помещение столовой и камбуза. Немного с грустью, я подумал, что в случае успешного захвата авианосца, здесь придётся делать капитальный ремонт — принимать пищу надо будет где-нибудь другом месте, мене похожем на кладбище, по которому прошлись вандалы-сектанты.

Сверившись с картой, я махнул в нужно сторону. Дальше мы шли с небольшими задержками, тщательно проверяя боковые ответвления и отсеки, в которых находились группы одержимых, своим тупым мозгом пытающихся сделать нам такого рода засады. Ясно, что весь корабль нам, сейчас, не зачистить, но кого сможем — положим!

Неожиданность настигла нас у самого ходового мостика.

В коридоре, подобно пробке, просто стояли плечом к плечу собранные со всего корабля одержимые. Мы открыли огонь, но всё, что мы могли — просто выкашивать передние ряды, часть из которых, лишенные конечностей, но с целой головой, продолжали ползти к нам, старяюсь добраться до тёплого мяса. Заглянув в Лимб, я увидел, что такая ситуация и во всех остальных коридорах. Более того, одержимые в соседних коридора, поняв, что с той стороны нас не будет, тонкими ручейками потянулись в нашу сторону, пытаясь зайти со всех сторон одновременно.

— Отходим! — приказал я. Спецназовцы посмотрели на меня удивлённо, а вот Одарённые отслеживали ситуацию вокруг в Лимбе, поэтому поняли всё без лишних слов. Мы откатились назад, в центральный коридор, ожидая, что сейчас со всех сторон, за нами, хлынут враги и мы сможем здесь их с комфортом завалить.

Однако, ни один живой труп не показался у нас перед глазами. Как будто упершись в невидимую стену, хаоситы отхлынули назад, снова восстановив подобие бутылочной пробки, в узком горлышке коридоров.

— Приплыли, — хмыкнул Пашка.

— Ордо! Это Араганор! — послышался встревоженный голос Максимилиана. — Авианосец пытается от нас отстыковаться! Свои магнитные захваты он отключил, пытаемся удержаться на своих, но в случае набора скорости и резкого маневра, он нас просто стряхнет!

— Это что получается, нас решили куда-то прокатить? — немного нервно заржал Пашка. — Только я не курсистка, чтобы садиться к незнакомцам в большую и красивую машину!

Назад вернуться мы не успеем, а снова идти вперёд, чтобы захватить управление кораблём? Не вижу я, как можно это сделать. Какая-то патовая ситуация получается… Что же делать?

Глава XVI

Напрашивался прыжок через Лимб на ходовой мостик, но я не чувствовал в себе достаточно сил, чтобы провернуть это. К тому же, опыт такого перемещения есть только у меня, и частично, у Райли.

Я, кстати, пытался проконсультироваться у девушки по поводу ее Дара и, как выяснилось он немного отличался от того, что смог сделать я. Сущность, используемая ван Дассел, была «локальной». Помесь физика и энергетика, которая одновременно усиливала тело и могла «перетаскивать» это же тело через Лимб, на небольшие расстояния.

Для перемещения тела на большие, космические, расстояния, использовался метод, близкий к Сущностям-Проводникам, которые использовали Навигаторы.

Если у Райли, Сущность «работала» на границе Реальность/Лимб, то космические корабли Проводник водил на границе Лимб/Подпространство. Это делало возможном быстрое перемещения кораблей на огромные расстояния, ведь в Подпространстве и время и пространство не подчинялось законам нашего мира.

После этого я поговорил с Миурой, выясняя мог бы он, без корабля, путешествовать по Галактике, на что получил интересный ответ. Теоретически — да, но практически Подпространственные двигатели кораблей выполняли всего одну функцию — «погрузить» корабль в Подпространство, а затем его же оттуда «выдернуть».

Движение же корабля в Подпространстве осуществилось за счет энергетических возмущений или, по аналогии с нашим миром — «течений». Фактически, корабль в «прыжке» не тратил топливо или энергию — работали только генераторы и механизмы, поддерживающие жизнеспособность самого корабля и его обитателей. А перемещался он полностью «по воле» Подпространства.

Так вот проблема, обозначенная Уильямом, была в том, что Одарённые, за исключением горстки «избранных», не могли погружать свое тело в Подпространство. Сущность-Проводник, «ведущая» корабль, делала это уже с перемещенным за грань реальность судном, она никак не влияло и не помогало входу/выходу корабля.

В общем, Райли могла бы в несколько перемещений пробраться в рубку, я, думаю, также мог бы там оказаться, потеряв кучу сил, а вот остальным членам моей команды эта способность была недоступна. Сам авианосец, разгоняющийся в неизвестном направлении также не прибавлял спокойствия. Ясно было, что его одержимый капитан собирался нас утащить куда-то, в нужное им место, чтобы… Я даже не хотел об этом думать.

Была одна идея — астральная битва, в которую я ввязался на Рапсодии. Но, там мне помог Араганор, протащивший «на себе» вглубь, а затем давший силу противостоять демонам в «глубине», вернув мне способность использования Пузыря.

У меня с ним были сложные отношения, не уверен, что он сможет или, даже, захочет помочь мне сейчас. Да я до сих пор не понял — следит ли он за мной постоянно или приходит только в нужные моменты?

«Багровую ярость» внутри себя у меня, также, последнее время, не всегда получалось вызывать по моему желанию. Подозреваю, что всё это очень непросто, но особого выбора у меня, сейчас, не было.

— Итак! Вперед мы не пройдем! — собрал я вокруг себя Одарённых.

— Я могу перемешать их металлом! — предложила Инесса.

— И таким образом, просто заткнуть этот проход навсегда, соорудив пробку" из металла из костей, — продолжил я, на что девушка пожала плечами. — Их реально, слишком много. Всё, что ты сможешь сделать, это закрыть один из путей к нашей цели! А потом нам что? Ломами и лопатами путь расчищать?

Я повернулся як Смирнову.

— Пашка! Ты можешь их прогнать, напугать, заставить поубивать друг друга?

— Я уже пробовал, — сокрушенно потряс головой друг. — Локально, я могу взять контроль, но на «моих» тут же набрасываются «чужие». Кажется, они отслеживают сознание своих миньонов, а соотношение четыре к одному, немного не в мою пользу… Так что мой ответ — нет, пока их кукловоды с ними связаны.

— Я могу пройти в рубку! — встряла Райли. — Да и ты же сможешь! Мы же тренировались!

— Да, смогу, — подтвердил я. — Вот только что мы там с тобой будем делать? Я вижу три мощные ауры, это не говоря об обычных одержимых, которых там, Хаос знает сколько! Шансы на успех, близки к нулю — меня это не устраивает, геройски погибнуть, не в моих планах!

— Можно выйти на обшивку, сэр! — подал голос уже знакомый мне ветеран — мастер чиф Тейзер, который, благодаря своему опыту, вошёл в нашу группу. — И попытаться забраться уже в нужном нам месте! Как хаоситы сделали с «Араганором»!

— Во-первых, на это нет времени, — покачал головой я, — Во-вторых, колупаться мы будем долго, и демонам ничего не стоит самим убраться с мостика, оставив вместо себя очередную толпу одержимых. Вы разве не поняли? Они особо не хотят с нами сражаться! Им достаточно нас куда-то увезти. И будут просто тянуть время.

— Какой будет приказ, Антон? — подал голос, до этого молчащий Накамуро.

Я посмотрел на него и — мыкнул.

— А ты почему не предложил прорубаться сквозь строй до победного конца?

Накамуро слегка улыбнулся.

— Можно поучиться кое-чему у бури. Когда попадаешь под внезапный проливной дождь, ты пытаешься прикрыться, чтобы не промокнуть, и добежать как можно скорее до нужного места. Однако, пытаясь скрыться под карнизами крыш, ты все равно намокнешь. Когда ты решителен с самого начала, ты не растеряешься, хотя все равно промокнешь. Понимание этого даст тебе ключ к любой двери!

— Очень… поэтично, — согласился я.

Тут корабль тряхнуло и в наушнике послышался голос Дюрера.

— Араганор вызывает Ордо! Прием!

— Ордо-один, слушаю!

— Нас стряхнули! Какие будут приказы? Арни говорит, что может попытаться вывести их маршевые из строя! Но при этом есть определенный риск!

— Принял, Араганор! Пока, ничего не предпринимайте, следуйте за нами и оставайтесь на связи! Отбой!

Раскурочить авианосец — это не то, что мне нужно сейчас. Вся моя отчаянная затея была направлена на приобретение нового мощного корабля. Превратить его в безжизненный кусок металла, даже если Арни, в очередной раз, совершит чудо? А дальше что? Как его отсюда транспортировать? В общем, не вариант!

Я обернулся к ребятам.

— Итак, пойду я и Тадаси!

Одарённые тут же загомонили, протестуя, но я просто поднял руку, призывая к тишине.

— Мы не будем выбираться в реальный мир, мы попробуем сразиться в Лимбе… Но, что-то мне подсказывает, что этим тоже дело не ограничится. Чем «глубже» в Подпространстве, тем сильнее Сущности и тем слабее мы. Я вам рассказывал, что даже мой Пузырь не работает «внизу». А уж ваши Дары, при всём уважении, потеряют всю свою силу уже на первых слоях!

— Так, за каким Хаосом вы туда полезете? — нахмурился Пашка.

— Их мечи, — догадалась Райли.

— Молодец! — кинул я. — Да, мечи. Вот им абсолютно всё равно, где они находятся: в реальности, Лимбе или в любом слое Подпространства. Они «работают» везде и всегда. И вот это нам сейчас и нужно.

Ребята промолчали, а Тадаси согласно кивнул.

— А как мы попадем в «глубину»?

— Вот тут я снова рассчитываю на них, — я похлопал рукой по рукоятке меча. — Я до конца еще не разобрался, но эти… ребята, — я невольно очеловечил оружие, — настолько ненавидят Хаос, что готовы идти за ним куда угодно! Знаю, что у тебя нет опыта и пойму, если ты откажешься! Но, я тогда пойду один! Это не обсуждается!

— Нет, я тебя не оставлю! — нахмурился друг.

— Я так и думал, — улыбнулся я. — Ну что ж! Присмотрите за нашими тушками!

Я уселся на палубу, прислонившись спиной к переборке.

— Следи за их сознаниями, — кивнул я в сторону ждущих впереди одержимых, обращаясь к Пашке. — Если всё пойдет так, как я задумал, то «кукловоды» начнут убегать. И потеряют контроль над миньонами. Надеюсь, что эта толпа просто превратится в безмозглое стадо и тогда наступит ваше время. Бегите в рубку и тормозите корабль!

Пашка сосредоточенно кивнул.

— Я бы дал вам какие-нибудь инструкции на случай, если мы не вернемся, но… — я развел руками. — Вам тогда, трынцец, ребята!

Несмелые улыбки появились на лицах остававшихся Одарённых. Пашка хмыкнул, Райли нахмурилась, Инесса прикусила губу, переживая.

— Всё! Времени нет! Мы пошли!

Лимб в космосе ничем не отличался от Лимба на планете. Всё та же проекция реального мира со. Слегка видоизменёнными физическими свойствами. Палуба имела достаточную «прочность» чтобы по ней передвигаться, а переборки «продавливались» при незначительном усилии, с ощущением небольшого препятствия, как движение сквозь воду.

Это дальше «вниз» в Подпространство, реальный мир размывался и переставал «отсвечивать». Мы обошли стороной скопление одержимых, столпившихся в коридоре, сквозь металл корпуса, чтобы лишний раз не потревожить красную «паутину», соединяющую мозг каждого одержимого с «кукловодами».

Очень быстро мы дошли до командной рубки. На подходе, я попытался идентифицировать тварей по ауре, походе, всё-таки трое из них — поводыри. А четвертый — кто-то явно посильней. Ну это если не считать многочисленной «мелочи», бродившей в округе.

Как я заметил, высшие демоны отличались умом и сообразительностью и наверняка, сейчас были настороже, наблюдая за нашим приближением.

Поэтому, только показавшись в пределах рубки, я метнул меч, трансформировав его в звезду, в ближайшего поводыря. Внезапность и быстрота себя оправдала. Тело врага, разделилось пополам, распалось на части и исчезло с воплем боли.

Тадаси, так и не научившийся трансформировать оружие, рванулся вперед, разрывая дистанцию, но не успел. Ожидаемо, оставшиеся три врага просто сиганули на нижние слои, прочь из Лимба.

Голубоватая фигура Тадаси растерянно застыла — так далеко он еще никогда не заходил. Я взглянул на свой меч, подошел к другу и взял его за руку, мысленно отдав приказ своему мечу: «Фас!»

Мы провалились «вниз». Знакомое мельтешение миров и пространств. Я пару раз пытался спуститься сюда по доброй воле, но кроме сумасшедшего перерасхода Энергии это мне ничего не дало. Я был как ребенок, выпущенный в Большой Мир без подготовки. Вокруг были невероятные возможности, новые миры, но я понятия не имел, что это. И как мне туда попасть. Собственно, все мои перемещения до этого направлялись чужой волей — будь то воля Инквизитора, своего меча или погоня за хаоситами. Что ж, когда-нибудь я познаю и этот мир, а пока, как любил шутить Пашка: «нужно расслабиться и получать удовольствие».

Мы стремительно неслись в кой-то из «серых» миров, следуя по пятам за вражескими сущностями. Сам «спуск» в нужный мир занял считанные мгновения, но то, что я успел разглядеть, мне ОЧЕНЬ не понравилось!

Два выживших поводыря стояли в сторонке, их предводитель же, напротив, сделал шаг вперед. Я оглянулся, Мы приземлились внутри пятиконечной звезды, нарисованной линиями энергий на сером мареве. На остриях её стояли, уже знакомые тощие хаоситы-энергетики.

Не отпуская руки Тадаси, я решил рвануться назад, предполагая, что шансов в реальности, у меня побольше, но не тут-то было! Как будто кто-то пережал артерию, или захлопнул за нами дверь — ощущения были похожие, но идея одна и та же: это Мир оказался полностью изолирован от всего остального Подпространства с нами внутри. И виной этому были, скорее всего, эти сволочи-энергетики! Очень грамотная засада, рассчитанная на безрассудного и зарвавшегося юнца!

Главный Демон остановился, благоразумно не приближаясь ко мне слишком близко и мысленно заговорил со мной.

— Ничему тебя жизнь не учит человек! Всё также ты считаешь себя у нее нас — бессмертных существ, находящихся в этом мире вечно! Рано или поздно это должно было случится! Мы заберем твою душу, и ты будешь вечно служить Хаосу!

За его спиной возникли мощные фигуры Пенетраторов — физиков-хаоситов. Они тут же рассыпались по сторонам, охватывая нас в кольцо. Похоже, эта тварь отлично подготовилась! Мы, невольно стали спиной к спине, чтобы не упустить никого из врагов из вида!

— Араганор ошибся в тебе! И был за это наказан! Он уже не придёт тебе на помощь, коварно ударив нам в спину! Его целеустремленность и беспринципность, несомненно, похвальны! Но он не достиг цели, чем вызвал гнев Хозяина! А ты — тупица! Сохранив Сознание, ты мог в полной мере разделить с нами радость нашей неизбежной победы! Теперь же, мы заберем твою душу, а твоё Сознание бесследно растворится в Подпространстве!

Он величественно махнул в нашу сторону.

Отберите у них Анимариумы!

Анимариумы? Он явно указывал на наши мечи! Что это, к Хаосу, значит?!

Когда к нам, следуя приказу, рванулись Демоны, я сразу понял — мы проиграем. Ударили по нам со всех сторон: физически, энергетически и, даже, ментально. Если от последнего я мог прикрыться своим локальным Пузырем, то Тадаси это было недоступно. Непрекращающиеся вопли в голове туманили Сознание и мешали эффективно сражаться.

Время, как всегда, в Подпространстве жило своей жизнью. Через секунду, или через сто лет, я обнаружил, что стою над поверженным Накамуро, всё еще сжимавшим меч, но оказавшимся не в силах справиться с ментальным натиском.

Да и досталось ему сильнее! Если со мной хаоситы осторожничали, пытаясь, захватить, не допустив растворения Сущности, то с Тадаси такой задачи перед ним не стояло. Несколько попаданий энергетическими заклинаниями, два-три удара физических, беспрерывное «давление» на ментальном уровне и вот уже мой товарищ лежит на «земле», а я прикрываю его сверху, проклиная своё решение тащить сюда, заведомо слабого друга.

Меч мой был полон сил и, как всегда — желания сражаться с Хаосом, но врагов было слишком много. Я смог «убить» лишь одного Пенетратора и повредить еще двух энергетиков, отправив меч в виде звезды, в полёт… Правда, за то время, что он летел к цели возвращался обратно, я чуть было не проиграл, оставшись безоружным.

Поэтому сейчас я превратил его в копье, хоть таким образом пытаясь держать врагов на расстоянии и отбивая сыпавшиеся на меня со всех сторон удары. Попутно я попытался вызвать свою «багровую ярость» и, впервые за долгое время никто не откликнулся. Что-то шевельнулось глубоко-глубоко, оформившись в мысленное послание, которое состояло из одного единственного слова: «Прости».

Перед «глазами» всё плыло, удары потихоньку начали достигать цели, вырывая у меня из «плоти» куски, в какой-то момент я упал на колено и машинально схватил с пола второй меч, который подставил под когти Пенетратора, тянувшегося, чтобы добить Тадаси.

— ВРЕМЯ ПРИШЛО! ОСВОБОДИ НАС! — раздалось у меня в голове.

Подпространство снова сыграло со мной свою любимую шутку, время вокруг замерло, и я смог определить, откуда идет призыв. Он шёл из второго меча. Прямо изнутри. Я ничего не понимал. До этого я считывал эмоции меча, но никогда не слышал его голоса.

— РАЗБЕЙ АНИМАРИУМ! МЫ ГОТОВЫ ПРИНЯТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ СМЕРТЬ!!! — снова произнёс «меч». В голове вихрем пронеслось понимание. Самый крепкий предмет во Вселенной — меч-анимариум мог быть разрушен только… своим собратом.

Вторым пониманием было то, что остановка времени — не навсегда и времени у меня действительно нет! Больше не думая, я взмахнул «своим» клинком, ударяя по второму. С замиранием сердца я заметил, как неразрушимый ранее, меч, разлетелся на мелкие осколки и в пространстве проявилась, как джин из бутылки… серо-зеленая тень, которая тут же, без промедления вступила в бой.

Если бы существовали где-то на небесах Боги Войны, то Серый, или предтеч, а это было именно он, или его отражение, точно могли претендовать на эту роль. Мои попытки трансформации, что я проворачивал с оружием древних, выглядели жалко, на фоне того, что сейчас творил пришелец. Пенетраторы разлетелись в стороны кусками эфирной плоти, на глазах превратившейся в туман, хаоситы-энергетики были сметены Серым еще за пару секунд.

— Вечный Враг?!! Ка-а-а-к?!! — успел завопить предводитель Демонов до того, как был разрублен на несколько кусков… я даже не смог понять ЧЕМ!

Поле боя опустело. Серый повернулся ко мне и уставился глубокими зелеными глазами. Казалось, он заглянул мне прямо в душу.

— Наше время давно ушло. Вам придётся справляться без нас. Наше появление сегодня стоило окончательной смерти многим моим собратьям… Надеюсь, оно того стоило… Найди Изначальное! Там все знания по Хаосу… и не только! Если ты думаешь, что во всём виноват Хаос, то это не так. Но, не справившись с ним, вы не сможете сделать ничего другого!

— Кто ты? — выдавил из себя я.

Ты всё поймешь, со временем! — Серый воин скользнул ко мне и положил руку мне на «голову». — Покажи это Проводникам! Не все из них поймут что это, и, еще меньше тех, кто сможет тебя привести к цели, но ты продолжай поиски! Они приведут тебя… туда, где ты найдешь ответы!

Вопрос, что «это» застрял у меня в горле, я откуда-то понял, что «это» координаты чего-то в Подпространстве.

Прощай! Наше время вышло! — я не успел даже его поблагодарить, как тело Серого ярко вспыхнуло и грудой пепла осыпалось наземь. Где-то вдалеке, вне времени и материи, завыло пространство и рассыпалось несколько каменных кубов из зеленоватого камня, вместе с воткнутыми в них мечами превратившись в НИЧТО…

Обращение Автора

Просто хотел сказать вам спасибо за то, что вы всё еще со мной! Надеюсь, что вам всё еще интересно. С каждой новой главой, что я рожаю в муках, мне кажется, что похождения Антохи будут длиться вечно.

Пы. Сы. Нет, я не жалуюсь, я сам от себя офигеваю, это какая-то… очень странная серия, которая я не могу писать в ЛЮБОЕ время, она пишется исключительно, после установления связи автора с космосом, как бы по-идотски это не звучало.

Но, если я начну нести чушь, вы же мне об этом скажете, правда?)

Глава XVII

I

Вернувшись в реальность, и открыв глаза, первое, то я увидел — было обеспокоенное лицо Эрика. Конечно же, кто-кто, а Тень точно не покинет своего господина. Рядом с Тадаси также находился его Тень. Хироки склонился над своим бесчувственным Одаренным, пытаясь привести того в чувство.

— Антон, ты в порядке? — поинтересовался Картер, напряжено заглядывая мне в глаза, и рефлекторное проводя пальпацию моего тела, как будто ожидая наличие физических ранений.

— В порядке, — прохрипел я, как всегда после похода в Подпространства горло сильно пересыхало. Я повел плечами — с телом действительно было всё в порядке, вот тольеко разум был еще замутнен, после происшедшего в иной реальности.

Но, судя по выстрелам и взрывам — бой продолжался, и нужно было держать себя в тонусе.

— Что с ним? — подал голос Сакаи, беспомощно глядя на меня и поддерживая безвольную голову хозяина. Я склонился над другом. Не везёт Накамуро в последнее время! Лицо бледное, дыхание медленное и прерывисто, очень похоже на Энергетическое Истощение, главное, чтобы ничего серьезного, как при привязке меча.

Удивительно, кстати. почему его оружие, не напитывает хозяина энергией! Тут мы взгляд переместился на меч, за рукоятку которого Тадаси все еще продолжал держаться. Нет, на на первый взгляд с артефактом ничего не случилось, вот только он был «мёртв» и на этот раз окончательно. Потемневшее лезвие лишилось «живых» искр, а белый камень в гарде отсутствовал!

— Что произошло, пока нас на было? Были ли какие-то странности? — спросил я у Теней.

— Да как обычно, ты находился в коматозе, как и Тадаси, — доложил Картер. — Вот только, через некоторое время, внезапно, кристалл на его меча вспыхнул и исчез, как будто сгорев. И после этого ты, практически сразу же, пришел в себя.

— Ясно, — кивнул я. Убрав в сторону сложное соотношение времени в других мирах с нашим, похоже древний меч, после «выхода» из него Серого… ну, или его духа… потерял свои силы. И окончательно превратился в кусок железа, красивый, но бесполезный. Очень чувствительная потеря, сказал бы я, если бы не состояние друга. Вот его потеря — будет Трагедией!

Собственно, я сделал то единственное, что мог сделать сейчас. Достал тубус, отщелкнул таблетку Эссенса и запихала её в рот бессознательного друга. Сознание это ему не вернуло, но щеки его слегка порозовели, а дыхание чуть выровнялось, вроде, помирать он прямо сейчас не собирался. Да и из того что я видел в Подпространстве — подрали его, конечно знатно, но критическую массу он не потерял.

Слегка успокоившись за друга, я окинул взглядом присутствующих. Рядом, настороже была дюжина спецназовцев Андерсона, который, как всегда перестраховался, оставил слишком много охраны для своего молодого, но любимого командира.

— Сколько мы «отсутствовали»? — задал я Эрику еще один вопрос.

— Да примерно час, — он взглянул на часы. — А точнее, пятьдесят восемь минут!

— Наши пошли?

— Как приказал, сразу после того, как одержимые «отупели»! Уже… — он снова смерился с хронометром. — Пятьдесят четыре минуты как«

— Ордо-Три это Ордо-Один один доложите обстановку! — вызвал я ван Дассел.

— Это Ордо-Три! — отозвалась Райли. — Зашли в комндный отсек. Сопротивление подавлено, демонов не наблюдается! Перехватываем управление!

— Принято! Двигаемся к вам!

— Возьмите его! — махнул я на Тадаси. — Да не бойтесь, ничего у него не поломано! Только не уроните, а то он очнется и уронит вас!

Тень и подбежавший боец подхватили за подмышки и ноги подняли бесчувственное тело Одаренного.

— Держите сзади! Идем в рубку!

Мы быстро прошли пустой коридор и свернули в ответвление, непосредственно ведущее к нашей цели. Я слышал выражение: «горы трупов», но первый раз увидел это вживую. Реально, остатки одержимых лежали кучами, высотой примерно по пояс, а иногда и выше. Ощущение было, как будто их провернули через гигантскую мясорубку, разбросав по сторонам. Судя по деформированным переборкам, тут поработала тяжелая артиллерия в лице хрупкой девушки Инессы.

В ответвлениях слева и справа продолжалась, заглянув в Лимб, я обнаружил по «отсветам», что там ещё остались содержимые, которые, скорее всего расстреливают мои бойцы. Из предпоследнего коридора показалось лицо бойца, который кому-то криктнул и тут же нарисовался Савельев, весь засыпанный «трухой» от мертвых тел.

— Жив? Здоров? — быстро кивнул он.

— Да, всё в порядке! У тебя как? — поинтересовался я.

— Дохера их, но мы справляемся… С боеприпасами туго!

Я повернулся к своему «почётному караулу».

— Отдайте лишний боекомплект Савельеву, оставьте себе по две обоймы! Сержант! — позвал я незнакомого ветерана. — Вы и еще пять человек поступаете в распоряжение прайм-лейтенанта!

Бойцы кивнули и быстро обошли остававшихся со мной, забирая боеприпас.

— Спасибо! — искренне поблагодарил бывший пехотный прайм. Пора бы, кстати, ввести какую-то иерархию в подразделении. Я слышал, что наемники изгалялись кто на что горазд, называя свои подразделения и воинские чины, используя культурное наследие своих народов, либо же придумывая свою личную иерархию. Иногда это звучало дико, но это было необходимо, чтобы, как минимум, правильно укомплектовать подразделения «детей Императора». Пока, мы использовали старые имперские звания, благо, практически весь мой личный состав был из ветеранов именно Армии Империи.

— Там впереди и направо Лёха сражается, — добавил Сергей. — У него тоже с припасами беда. Да и подмога также не помешает. Там дальше уже капитанский мостик, тебе ничего не грозит!

— Принято! Пошли! — мы добрались до нужного ответвления, Эрик перехватил Накамуро, а оставшиеся бойцы свернули направо, чтобы присоединиться к другой нашей сражашейся части группы.

Мы же дошли до рубки, вход в которую был распахнут. На страже стояли два бойца, которые мне приветственно махнули.

В рубку я снова увидел «перемолотых» одержимых, хот тут мои ребята старались действовать поаккуратней, чтобы уберечь навигационное оборудование. Четыре, уже обезглавленных тела демона выделялись на фоне иссохших, давно мёртвых тел бывших имперских флотских. Три прооводыря и огромная туша, закованная в доспех космодесанта.

Учитывая, что когда демонические сущности покидали захваченные тела, те не умирали окончательно, какой-то остаток то ли души, то ли разума внутри тела внутри сохранялся и они продолжали сражаться: сильно, мощно, но уже, как правило бестолково!

Три мёртвых тела моих бойцов и несколько раненных были тому подтверждением. Причем, одно из тел было разорвано пополам, а два других — просто располосовано вдоль. От чего произошла смерть от физических причин или от баротравмы при разгерметизации?

Судя по их разорванно броне, как раз кроме физических повреждений у них был шанс умереть без воздуха. Я снова, с раздражением подумал, что скафандры, которые мы использовали, были, по сути, гражданскими-ремонтными, для технических работ в отсеках без воздуха, на которые сверху мы нацепили обычные бронежилеты и бронезащиту пехотных подразделений.

Не говоря о чуде имперской научной и военной мысли — боевых доспехах космодесанта, даже для нормальных контрабордажных групп имперских команд, на линейных имперских кораблях, имелись образцы своего рода боевых экзоскелетов, которые выдерживали попадания многих видов оружия, удерживая герметичность и сохраняя, своё такое хрупкое содержимое!

Мне непременно нужна такая броня и Гирш её уже искал! Вот только абордаж случился гораздо быстрее, чем я рассчитывал. Надеюсь, оно того стоило! И да, что-то мне подсказывает что бои в пустоте у меня ещё будут!

Четыре флотских офицера, захваченные нами с собой как раз на случай удачного абордажа, разбежались по рубке, заняв боевые посты и разбираясь в управлении.

— Как успехи? — спросил я у Райли, предварительно удостоверившись, что Одарённые в порядке.

— Всё по плану, — ответила девушка, неотрывно глядя на бесчувственного Тадаси. — Что с ним?

— Истощение, скорее всего, — сказал я. — Думаю, он отдохнет и всё с ним будет в порядке!

— Почему корабль не тормозит? — спросил я у старпома «Араганора», откомандированного сюда Дюрером — также имперского ветерана, ушедшего в отставку в чине коммандера, на что получил откровенно недоуменный взгляд.

— Так это же не автомобиль, чтобы по нажатию тормоза останавливаться! Тут целая команда механиков в БЧ-5, к которой у меня, к сожалению, доступа нет!

Мне стало даже немного стыдно — ведь я знал всё это, в рамках общих курсов по структуре боевых кораблей Империи, хоть и не планировал посещать специальные курсы судовождения.

— То есть мы всё еще можем улететь куда-то к Хаосу? — осторожно уточнил я, и меня такая перспектива совсем «не грела».

— Нет, этого точно уже не произойдет! — офицер кивнул на, варварски вскрытый извне, и немного развороченный Саркофаг Навигатора. Внутри него лежало, уже мало напоминающее человеческое, мёртвое тело одержимого Навигатора. — В Подпространство нас затащить уже некому, но и полного контроля за кораблем у меня нет. Надо бы «машину» захватить!

— Связь уже работает? — спросил я.

— Так точно!

— Соедините меня с эсминцем!

— Сделано! — я склонился над грязным и пыльным пультом, больше по по привычке, ведь в безвоздушном пространстве я всё равно общался через внутреннюю связь скафандра, на которую вывели сигнал с центральной радиостанции авианосца.

— Ордо-Один вызывает Араганор! Прием!

Тут же отозвался одновременно удивленный и радостный голос старого капитана.

— Слава Императору! Судя по каналу, вы на мостике?

— Так точно! Ты сможешь пристыковаться заново? Резких движений уже не будет, а вот затормозить мы пока не можем!

— Нужен доступ в «машину»? — догадался опытный капитан.

— Да! Но, сначала, нужно зачистить путь и сам машинный отсек от одержимых! Произведите стыковку и пусть никто не дёргается, до моего прихода! Мы выдвигаемся к ангару!

Собственно, дальше был рутинный, но необходимый процесс зачистки авианосца, который, если бы мы «чистили» его тщательно, затянулся бы на несколько дней. Вот только столько времени у меня не было.

Весь мой небольшой флот двигался сейчас в систему Соланы, где были так необходимые мне мобильные верфи ВКС Империи. Скоро он уже должен был вынырнуть в системе. Да, у них были чёткие указания, что в случае, если мы не выходим вместе с ними, то они должны были трое суток ждать нашего появления, после чего улетать обратно на Сальватор.

Чтобы уложиться в этот срок, учитывая межзвездную навигацию, нам следовало поторопиться. Поэтому мы просто «тараном» пробились в двигательный отсек, заведя туда механиков, которые забаррикадировались внутри, обеспеченные продуктами питания, водой и кислородом. Их охраняли выделенные мной спецназовцы.

Точно также мы поступили с корабельной рубкой. Кроме старпома, Дюрер отдал почти всю свою «первую» вахту — лучших специалистов, что у нас были. Он пояснил, что кроме того, что авианосец на два ранга превышал эсминец, всё его оборудование едва работало и, чтобы добраться до «дома», управлять им должны лучшие спецы. Он убедил меня6 что ребята справиться. С этой же целью — перевести на авианосец лучших, туда же отправился Миура, который от этого был далеко не в восторге провести несколько дней в безвоздушной коробке древнего корабля с толпой одержимых за дверью, но конечно же подчинился приказу.

Будь на корабле живые люди, в качестве противников — такой был фокус не удался. Выжившие обязательно бы провели ряд диверсий, повреждая коммуникации, организовали бы осмысленное сопротивление… Одержимым же, оставшись без поводырей, напрочь отключило мозги. Единственное, что могли, это пытаться добраться до живой плоти и растерзать её во славу Хаоса! Но, двери были толстые, охрана оставлена, команда опытная.

Я обратился к старпому, точнее, уже капитану.

— Отведите его на Сальватор и не приближайтесь к планете, ни в коем случае! На случай, если ваш дохлый зоопарк поумнеет и решить смыться, оповестите президента, пусть высылает «системники» на перехват!

— Принято! — отсалютовал командир.

На всякий случай, на авианосце я оставил своих космодесантников, которые потеряли боеспособность как звено, но всё еще мог положить толпу одержимых в одиночку. Ребята, забрали с собой поврежденные доспехи и очистили отсек космодесанта на авианосце, где располагались и мастерские, необходимые для текущего ремонта оружия и снаряжения. Вот они выглядели счастливыми, рассчитывая потратить время с пользой.

Вернув на «Араганор», где саркофаг навигатора занял молодой воспитанник Миуры, я немного опасался за перелет. Но, парень справился!

Через сутки пришел в себя Накамуро, сильно расстроившись от «потери» своего оружия. Точнее, его исключительных способностей. И я его понимал! Лично я относился к оружию предтеч, как к живому существу. Причем из виденного недавно — это было недалеко от истины. Похоже, в каждом мече находилась частичка души Серого. Не зря же демоны назвали их Анимариумами!

Надеюсь, древний воин сейчас в лучшем из миров, а Тадаси, за короткий срок, не успел сильно привязаться к оружию. Однако потеря боеспособности отрада была очень значительной!

Когда через четверо суток мы вышли в системе Соланы, встревоженный голос капитана Гарсиа доложил.

— Слава Императору вы здесь! У нас проблемы, командир!

Глава XVIII

В голосе молодого Гарсиа смешивались радость и облегчение.

— Что случилось, лейт… — я сбился и тут же поправился, командир любого корабля — капитан, какое-бы звание он не носил «по жизни». - Капитан?

— Командир! Местные послали запрос о цели нашего визита, сразу после нашего прибытия!

— И? — уточнил я.

— Кажется, они чересчур напряжены!

— Это не удивительно, что ты им ответил?

— Правду! Что мы прибыли для торговли, их это удовлетворило, но на вторые сутки они начали нервничать. Даже пытались наш пришвартовать или досмотреть!

— Хмм… А что ты?

— Действовал согласно правилам. Если мы не входим в гелиосферу системы, то фактически, мы находимся вне системы и не можем быть подвергнуты досмотру! Три часа назад они поставили ультиматум — или мы уберёмся или они откроют огонь!

— Экие, шустрые! — хмыкнул я. — А силенок-то хватит?

— Да посмотрите сами, — Дюрер вывел данные на экран.

Один старый фрегат и двенадцать системных патрульных кораблей — вот, похоже, весь флот этой колонии. И если с двумя корветами, они, теоретически могли справиться, то появление «Араганора» сместило чашу весов в нашу пользу. Вон, они даже в сторону дёрнулись при нашем появлении — и я их не виню!

Хотя, это очень странно, Ведь Солана — имперский «логистический формост», используемый в свое время очень активно. Я предполагал, что и по сей день защита у системы будет более серьезной.

— Платформы на месте? — задал я больше всего интересующий меня вопрос.

Гарсия просто кинул снимки, с удачного ракурса, что удалось рассмотреть за время его пребывания здесь. Здоровые уникальные конструкции сложно было не заметить. Обе верфи болтались они на низкой орбите одной из лун планеты Солана-2, что была единственной обитаемой планетой в системе, а по совместительству — резиденцией губернатора. Вообще, в системе Солана, вокруг жёлто-белого карлика спектральной классификации F4V, вращалось всего три планеты. Солана-1 была раскаленной каменной скалой, Солана-2 — земноподобной планетой, с чуть более отдаленной орбитой, нежели Земля из-за повышенной температуры звезды, и Солана-3 — кусок льда, неизвестно каким образом удерживающийся практически на границе поле притяжения звезды.

— Дайте мне связь! — попросил я Дюрера.

Тут же в эфир понеслось.

— Внимание! Наёмное подразделения «Дети Императора» вызывает имперский патруль! Внимание…

— Говорит коммандер Райдер! Наёмное подразделение «Дети Императора»! Назовите цель вашего визита!

— Он издевается? — уточнил я у Дюрера.

На что капитан отрицательно покачал головой.

— Он действует по процедуре. Новый корабль, новый запрос.

— Ясно, — кивнул я. — Давайте я…

— Говорит командир Антон Ноунейм! Коммандер, прошу разрешения выйти на орбиту соланы-2. Мы прибыли исключительно с мирными намерениями, с торговыми целями!

— Не торопитесь… наемник. Приказываю заглушить двигатели и принять на борт досмотровые команды!

— Снова процедура? — уточнил я у Максимилиана, на что тот кивнул.

— Имеет право!

Ну, нам скрывать было нечего, досмотр несколько замедлит наше путешествие, но делать нечего. Через два часа системные патрульные корабли пристыковались к нашим, а коммандер Райдер, также по процедуре, находился на безопасном расстоянии, с которого он, как мог открыть огонь, так и безопасно сбежать.

Таможенники с инфо планшетами и сканерами быстро прошлись по кораблю, ожидаемо, не обнаружив никакого криминала. Хотя, они особо не старались, их больше интересовало, почему это корветы Звёздной Федерации — их давнего соседа, прибыли под условным командованием какого-то наемника. В принципе, моё сообщение о нападении Хаоса их удовлетворило, тем более что они о нём слышали.

Посетили и сами корветы, их капитаны подтвердили свои и мои полномочия и напряженность несколько спала.

— Что конкретно вас интересует? — задал вопрос командир патруля после того, как таможня закончила свой визит.

— Я бы хотел поговорить лично с губернатором по вопросу, который вряд ли в состоянии будет решить ваш торговый отдел, — терпеливо продолжил я. — При всём уважении, этот вопрос не находится в ведении командира патруля.

— Я являюсь командиром планетарной обороны системы Солана, — кажется командир решил напустить важности.

Я вздохнул, мне уже надоел этот цирк.

— Коммандер Райдер! Просто, будьте так добры, устройте мне аудиенцию с губернатором! И да, сообщите ему что его желают видеть Одарённые!

— Вот как? — удивился командир патруля, по совместительству — командующий ПКО. — Попытаюсь!

Я знал, что делать, точнее мне подсказал идею Гирш. В обычное, мирное время, даже не подумал бы встретиться с командиром наёмного подразделения — не тот уровень! В текущей же ситуации, такая возможность уже отличалась от ненулевой. А Одарённых я упомянул для того, что согласно существующего кодекс поведения, независимо от титула, если один Одарённый просит его выслушать, то второй обязан, если не встретиться, то хотя бы выслушать его. По обычным пустякам такие встречи не назначались.

Предположение сработала, экран моргнул и вот на нём появилось лицо смуглое губернатора.

— Говорит паша Али ибн Юсуф! С кем имею честь?

Я нахмурился, Рафаэль рядом присвистнул. Да, губернатор был из Линии Салах ал-Дин, своеобразных фанатиков даже среди Одарённых, выступавших за величие Одарённых над простолюдинами. А вот титул «паша» был у них внутренним, тут же он официально представлял Империю и Императора и должен был представляться «губернатором». Что же тут творится?

Я подпихнул вперед Пашу. Сделал я это с целью избежать дурных вопросов, связанных с замашками Одарённых, ведь следующий же вопрос после моего предсталения будет «Из какой вы Линии?». Объяснять же, что я я «безродный», означало тратить лишнее время.

— Павел Смирнов, Ваше Превосходительство! Линия Воронцовых! — обратившись официальным «губернаторским» обращением, не зная его титула, Пашка вызвал мимолетную досаду на лице губернатора. Но поправлять Смирнова он не решился.

— Странно, коммандер назвал мне другое имя!

— Я заместитель командира подразделения! Командир сейчас… отошёл… Возникли непредвиденные трудности!

— Это что же? В одном наёмном подразделении целых два Одарённых?

Пашка хмыкнул и развёл руками, особо не углубляясь.

— Вообще-то, чуть больше! — не сдержался, чтобы не поколоть Смирнов.

Губернатор поменялся в лице, задумавшись — скрывать от него наличие Одарённых смысла не, было, любой Одарённый мог определить другого за читанные мгновения.

— Ясно, — почесал аккуратную бородку губернатор. — Ну, что же вы хотите?

Я отодвинул Пашку и всунулся в зону действия голопроектора.

— Извините, Губернатор. При всем уважении, я хотел бы это обсудить лично, не находясь на задворках вашей системы. Да, и мой типаж хотел бы немного отдохнуть — путешествие было долгим и непростым.

— Да-да, конечно, — бе особого энтузиазма, тем не мнее, замотал головой губернатор. — Я жду вас на Солане-ц… Вот только… — он замялся. — Оставьте ваши военные корабли на орбите Соланы-3, будьте так добры! Мы сможем вас доставить в мой дворец или у вас есть свои транспортные средства?

— Справимся сами, спасибо! — кивну я. А в предусмотрительности ему не откажешь. Получить над головой потенциальную боевую группу, способную на орбитальный удар, губернатор не хотел! И в дело снова вступил имперский свод правил.

— Так, ты уже засветился, полетишь со мной! — кивнул я Пашке. — Понятное дело, Рафаэль ты тоже! Ну и подразделение в качестве почётного караула для солидности — не будем обманывать ожидания гордого паши!

— Надо бы надеть что-то нарядное на аудиенцию! — задумчиво сказал Смирнов. — А то первое впечатление о нас у губернатора будет безвозвратно испорчено!

Он был прав, вот только нарядной одежды я так и не обзавёлся, а ребята — свою потеряли после бегства с Академии.

— Могу предложить парадный мундир! — неожиданно подключился Дюрер.

— Спасибо, но нет! — улыбнулся я. — Не хотелось бы отрывать ваши многочисленные знаки различия и орденские планки! Боюсь, после этого он будет выглядеть… убого!

— Как хочешь! — пожал плечами капитан.

— Чистых комбинезонов будет достаточно, — кивнул я.

— Может инквизиторскую робу? — улыбнулся Пашка.

— Очень смешно, — но, я тем не менее улыбнулся, представив их реакцию. Вот только я не был уверен, что еще имею право носить эту, весьма уважаемую, одежду.

Четыре часа мы добирались на орбиту, затем еще столько же на «ястребах» до Сальватора-2. Фрегат остался неподалёку от нашей «стоянке», нас же в качестве почетного караула сопровождали два «системника».

Планета Солана-2, представляла собой землеподобную планету, с минимальными отклонениями гравитации в меньшую сторону, и практически такой же средней температурой. Идеальная планета для колонизации, если бы не одно «но» — слишком далеко она находилась от центра Империи, приглядывать за ней было достаточно сложно.

В те далекие времена, когда Империя бесконтрольно расширялась, колонизируя или захватывая новые миры, людям казалось, что так будет вечно. Что в один прекрасный момент, человечество захватит всю планету. Но никуда не делись проблемы логистики, подчинения и свободолюбия некоторых индивидов. Во все времена, во всех государствах, чем дальше провинция находилась от столицы, тем больше вольностей позволяли себе ставленники правителя. Кто-то считал, что ему мало платят, кто-то считал, что его мало ценят. Кто-то же вообще думал, что он в состоянии организовать свое государство. И это при том, что на имперские миры как правило, Линии не нападали. Здраво понимая, что это будет похоже на самоубийство. Всякие отморозки вроде пиратов и бандитов, иногда совершали кратковременные набеги на имперские миры. Но им терять было нечего. Большинству из них и так светила смертная казнь.

Так вот, опять же, чем дальше находилась колония от центра, тем дольше была реакция на изменения, происходящие в звёздной системе. В лучшие времена, Солана была перспективным граничным миром, с перспективой оказаться «прикрытой» малыми системными образованиями, сдвигавшими фронтир от нее еще дальше. Но Империя уже начинала коллапсировать, и Солана сама оказалась фронтиром. Без поддержки метрополии, оставленные сами по себе, всё еще оставаясь перевалочной базой Имперского Флота. Именно такая была задача, при обустройстве баз в системе и колонизации Соланы-2.

Теперь, система могла похвастаться только пустыми складами, заброшенными и такими же, практически недееспособными предприятиями и орбитальными структурами, заточенными под обслуживание несуществующего нынче флота.

Что касается губернатора Али ибн Юсуф, что уже показал свое «лицо» на переговорах… Я уже давно понял, что любой, практически любой имперский служащий, в первую очередь остаётся верным сыном своей Линии. Поэтому, даже не удивился, повстречав здесь над губернаторским дворцом, построенном в «восточном стиле» два флага: имперский орел и, тоже орёл, чёрно-жёлтое знамя Линии Салах ад-Дин. Причем, если мне не изменяет зрение, имперский флаг реял чуть пониже стяга Линии. Да и встретили нас не имперские солдаты, в нейтральных темно-синих доспехах, а гвардейцы Линии в вычурной чёрно-жёлтой броне. Мои познания в геополитике были далеки от идеала(вот честное слово, не до этого мне было в Академии, я изучал прикладные боевые навыки), но мои одаренные друзья подсказали, что планеты Линии находятся от сюда далеко, фактически на другой стороне Империи.

Это, видимо, было единственной причиной, почему до сих пор над планетой оставался еще имперский флаг. Самое интересное, что это не было, по сути, предательством. Коллапсирующая Империя с удовольствием передавала планеты, которые уже была не в состоянии содержать, заинтересованным Линиям. Здесь же, похоже, хитросделаный губернатор продолжал доить имперский бюджет, тем не менее, установив свои родовые порядки.

Сколько таких хитрожопых чиновников рассыпано по огромной Империи? Сколько средств Империя бездарно тратит в интересах своих потенциальных, если не противников, то саботажников?

— Господа! — нас поприветствовал, чуть более нарядный гвардеец, с непонятными лычками на рукаве в виде многолистных цветков, которых было аж четыре штуки… Некоторые Линии считали, что придуманные ими звания, или заимствованные из прошлого, лучше соответствуют их духу. Поэтому, четыре «цветка» на плече гвардейца, могло значить все что угодно. При том что у его подчиненных, были вполне понятные лычки, схожие на имперские знаки отличия, правда в виде полукруга, а не треугольника. Ну, хозяин барин.

— Губернатор ждет вас, — кивнул он.

Не знаю, сколько вытянул губернатор из имперского бюджета, чтобы сотворить подобное великолепие. Ровно выкошенные газоны, земные деревья и пруд с живыми лебедями, стоили, подозреваю, баснословные суммы. Он даже переплюнул любимую тётушку Смирнова. По крайней мере, та довольствовалась особняком в три этажа. Здесь же, из земли, торчал целый замок, состоящий и з множества башенок, с вычурными куполами. Множество обслуги, копошащейся вокруг, совсем не соответствовало статусу загнивающей планеты, которой она по факту была. Ведь с орбиты было явно видна обстановка на планете.

Как любая землеподобная планета — это был своего рода, «джек-пот» для местных жителей. Ведь, в случае блокады или разрыва с метрополией, они по крайней мере не умирали с голода. Чего нельзя было сказать о промышленных планетах, с непригодной для обитания человека атмосферой. Из архивов, перед полетом сюда, я как раз выяснил, что последние сто лет, осознав, что экспансии Империи больше не будет, Солана попыталась пойти по пути Сальватора, попытавшись превратиться в аграрную планету. Но, в отличии от Сальватора, которая была хоть и вассальным, но автономным образованием, Солана оставалась имперской планетой. А имперские бюрократы перестраивались очень долго. В их толстых книгах, наверняка была все еще пометка — «логистический форпост ВКС». Какие, к Хаосу, сельскохозяйственные машины? Так что жители Соланы-2 надеялись только на себя и едва сводили концы с концами. То есть, с голоду они не помирали, но вот никакого экспорта излишков продуктов у них не было, в связи с отсутствием таковых.

В большом холле гвардеец обратился к нам:

— Вам необходимо сдать оружие!

Предполагая такой поворот событий и зная обычаи аристократии, я заранее ничего не взял, кроме меча. Поэтому я удивленно поднял бровь и поинтересовался.

— Какое оружие вы имеете в виду?

— Ваш меч, — он некультурно ткнул пальцем.

— Это церемониальное оружие! — возразил я.

— Но, он совсем не выглядит декоративным! — нахмурился гвардеец.

— Слушай парень, — разозлился я. — Ты кто вообще такой, и какого Хаоса от меня хочешь? Меч я тебе не отдам, точка! Твои дальнейшие действия?

Гвардеец замялся, его рука даже слегка дернулась к оружию.

— Извините господа! — сверху сбежал молодой человек. — Саван Алени немного переусердствовал, прошу простить его великодушно! Конечно же, вы можете оставить при себе ваше оружие!

Сбоку хыкнул Пашка:

— А что за дрыщ? — тихо, чтоб бы никто не услышал, проговорил он.

Тут уже усмехнулся я. «Дрыщю», навскидку, было лет тридцать. Учитывая, что нам еще не исполнилось и девятнадцати, это было действительно смешно. Но, он правда выглядел как дрыщ, при том, что он являлся Одаренным! Это я успел первым делом посмотреть в Лимбе, как только услышал голос нового визитёра. Слишком худой, слишком нескладный, с короткой бородкой и аккуратно зализанными чёрными волосами.

— Позвольте представиться, бей Аз Захир-Ази, заместитель па.. губернатора! Его Превосходительство ожидает вас! — тут он застыл, наконец, разглядев мой меч поближе.

Ну да, если гвардеец мог и не знать, что это такое, то любой Одаренный в Империи, во-первых, знает, как выглядит меч Рыцаря-Инквизитора, а, во-вторых, непременно почувствует! Это выглядело смешно: хлыщ застыл с открытым ртом, в глазах его виднелась работа мысли. Он судорожно пытался сообразить, что ему сейчас делать. Честно говоря, я ожидал такую реакцию. Это действительно было неразумно. Но оставить сой меч где-то? Такого я себе не мог даже представить! Это было похоже, если бы я оставил свою, даже не руку, а голову. Дрыщеватый Одарённый, тем временем, взял себя в руки, вернул на лицо неестественную улыбку и махнул рукой на лестницу, ведущую на верх.

— Поднимайтесь, я вас догоню! — кивнул он.

Дождавшись, когда мы поднялись на половину пролёта, он что-то быстро зашептал своему гвардейцу. Подозреваю, что сейчас сюда слетится весь цвет гвардии губернатора.

Почти бегом он догнал нас, извиняющее пожал плечами:

— Извините, нужно было дать инструкции по поводу торжественного ужина!

— Ну да, ну да! — хмыкнул Пашка. Поймав недоуменный взгляд бея, он хмыкнул. — Званый ужин, серьезное мероприятие, согласен!

Кажется, Одарённый уловил иронию в его голосе, но снова благоразумно промолчал.

Мраморная лестница перешла в блестящий, начищенный до блеска, деревянный паркет, который покрывал большой холл, в конце которого находились огромные двери. Два охранника стоящие рядом, отсалютовали и по кивку барона, распахнули двери, пуская нас внутрь.

Я не сразу разглядел хозяина кабинета, все здесь внутри просто кричало о роскоши. Огромные картины на стенах, тяжелая деревянная, явно антикварная, мебель. В огромном кресле утопал небольшой человечек — местный губернатор, которого я уже видел. А вот за его спиной…

Обращение Автора

Тут обложку дорисовали)

https://author.today/work/199730

Глава IXX

За спиной мелкого губернатора стоял… нет, если прошлый индивид, которого я встретил на Фокстроте в незаконной лаборатории корпов был похож на волка, то этот… Я даже затрудняюсь сказать! На смесь человека с быком? Ну удивлюсь, если под его густой гривой на голове скрываются обрубки рогов, которые мешали шлем надевать.

Маленькие глазки смотрели на меня в то время, как он что-то шептал на ухо губернатору, склонившись для этого почти пополам. Всю, как и раньше — часть от животного, часть от человека. От животного была удлинённая морда с большим носом, купированные, для удобства, уши, торчащие вбок. От человека — мощное тело и глаза. Всё-таки, глаза были человеческими.

Совсем плохо здесь с имперскими законами, судя по всему! Ведь вмешательство в ген человека было запрещено! А наказание — казнь! Это наглядно продемонстрировал губернатор Хань, который, будучи «линейным» а не «имперским» правителем, осознавал всю угрозу! Хотя… Не факт, что полученные образцы попадут в руки имперских учёных. Кажется, Линии уже давно «отбились» от рук. Тем более, на таких отдалённых планетах!

Рука непроизвольно потянулась к ножнам, я вспомнил свой бой с этими дьявольскими отродьями, хоть разум и убеждал в том, что сейчас — всё под контролем, инстинкты было никуда не деть. При этом, просканировал Лимб. Одарённых было двое — губернатор, и юный Аз Захир-Ази. Четыре присутствующих человека отсвечивали «остаточным» сияниям, являясь людьми на Эссенсе. И человекозверь светился, как новогодняя ёлка… И в соседнем помещении, судя по свечению находилась еще пара таких… гхм… существ.

Кажется, губернатор находился в явном замешательстве. Человекозверь был приглашен явно с целью продемонстрировать свою силу и возможности, дабы наёмникам в голову не пришло предпринять что-то неблагоразумное. Тем более, что наёмники были Одарёнными.

А вот то, что один из нас оказался Рыцарем — меняло всё на корню. Инквизиция не простит «игры» Линии с мутантами ни под каким предлогом. Я же, по понятным причинам также не ожидал встретить тут такого вопиющего игнорирования имперских «ценностей». Создалась очень щекотливая ситуация, в которой губернатор, похоже, пытался принять решение — убить нас сразу или, сначала поговорить?

Напряжение не просто витало в воздухе, оно чувствовалось физически, как невидимый вязкий кисель, в котором находилось сейчас моё тело. От моего взгляда не укрылось, что «люди на Эссенсе», уже не скрывая, сжимают в ладонях отщёлкнутые из тубуса таблетки с Эссенсем. На лицах «гражданских», видимо приглашенных на встречу еще до того, как идентифицировали моё оружие, был откровенный страх — последнее, что хотели простые люди — это оказаться в эпицентре разборок Одарённых.

Мозг заработал быстро и сосредоточенно. Линия Салах ад-Дин — физики с уклоном в скорость, очень неприятные соперники. Эта груда мышц за спиной губера — скорее всего будет давить силой, хот ловкость «волка» на Фокстроте была поразительной. Парочка «на Эссенсе» — скорее всего энергетики, логично предположить, что своего рода, группа поддержки. Хотя… сам губернатор был мелковат для физика — так что он, видимо, «погрешность» в виде энергетика.

Все эти мысли у меня пробежали в голове еще до того, как кто-то открыл рот. Мир замер, но губернатор, всё-таки оказался здравым человеком.

— Здравствуйте господа, проходите, присаживайтесь! — махнул он, даже не делая попытки поднять свою задницу из огромного кресла.

Губернатор сидел за Т-образным столом, по обеим сторонам длинной части которого сидели остальные люди. Их было шесть человек — два, предположительно, энергетика и четыре «гражданских». Мутант, молодой Одарённый аристократ и сам губернатор — итого девять человек в огромном кабинете.

Перед столом находилось что-то вроде мягкого уголка с низким столиком перед ним. Именно на него указывал нам губернатор. Собственно, выбора у нас особого не было, усугблять ситуацию недоверием значило, спровоцировать конфликт, в котором наше даже не победа, а выживание, были под большим вопросом. Наше Тени остались, даже не в приемной, а снаружи здания, так как толку от них внутри без оружия я не видел. Ну, а Гирш явно не боец.

Я хмыкнул, мы подошли к указанному месту, осторожно усевшись в мягкие кресла. Тут же сзади открылась дверь и нарисовалась секретарша, длина ног которой могла посоперничать только с размером её груди. Выглядело это конечно забавно. Барышня явно перестаралась с улучшайзингом, но о вкусах не спорят.

— Что желаете господа? Могу предложить настоящий кофе, чай. Извините, алкоголь у нас под запретом!

— Чай, пожалуйста, — кивнул я, видя, на что Пашка поднял два пальца, поддерживая.

— А мне, просто воды, милочка, — улыбнулся Рафаэль, который единственный выглядел безмятежно, и, это не от недостатка наблюдательности, у старого лиса был потрясающий нюх. Просто он умел владеть собой.

— Я рад приветствовать вас на имперской планете Солана-2, — он намеренно подчеркнул статус системы, наблюдая за нашей реакцией. — Рад, что в это непростое время, вы добрались до нас в целостности и сохранности. И мне хотелось бы поинтересоваться целью вашего визита!

— Командир, позвольте, — посмотрел на меня Рафаэль.

— Да, конечно, — кивнул я.

— Позвольте представиться, меня зовут Рафаэль Гирш, я казначей наёмного подразделения «Дети Императора». Действуем мы с согласия и по поручению руководства Звёздной Федерации. Со всем уважением, мы хотели бы поинтересоваться приобретением у вас зерна.

В этот момент я подавился чаем, недоуменно взглянув на Рафаэля, который незаметно мне подмигнул.

— Зерном? — удивился губернатор, при этом с него слетело часть напряженности, вед запрос был, действительно, странным. — Вы летели так далеко, из Сальватора, который сам славится своим аграрным сектором? А что случилось? Обычно мы закупаем у Сальватора, а не он у нас.

— Тяжёлые времена, Ваше Превосходительство, — развел руками Гирш. — Недавний набег Хаоса опустошил планету, которую мы представляем. Её население на грани голода!

У меня невольно глаза поползли вверх — вот это заливает!

— Да, я слышал о набеге Хаоса к вам в систему. Но мне казалось, что вы её успешно отбили! — продолжал недоумевать губернатор.

— Понимаете губернатор, не в наших интересах кричать на всю Галактику о нашем бедственном положении. Поэтому была отправлена слегка подкорректированная информация… скажем так, в лучшую сторону.

— Понимаю, — кивнул губернатор. — Но, вынужден вас огорчить, зерна на продажу у нас совсем нет. Так что, скорее всего, вы зря сюда прилетели.

— Я вас понимаю, губернатор. Тогда у меня возникает другой вопрос. Мы, честно говоря, распродали уже практически всё ненужное оборудование, что у нас было, возможно, мы сможем что-то выменять у вас? Чтобы в дальнейшем уже обменять на нужное нам продовольствие, в других секторах?

Губернатор хмыкнул, посмотрел на гражданского, который в отличии от сидящих рядом с ним мордоворотов, выглядел как гражданский.

— Ахмед, что мы можем предложить нашим гостям?

Дальше последовал очень, нам мой неискушенный взгляд, странный разговор, когда в дело вступили два торговца. Секретарша два раза успела сменить нам напитки — чай, кстати, оказался очень вкусным, а все присутствующие — немного расслабиться.

Мы не тыкали, с порога, инквизиторские жетоны и не орали: «Сдохните, во имя Императора нашего!», а просто молча сидели и наслаждались чаепитием. Губернатор же, в свою очередь, также не хотел делать первого шага. Хотя, по шуму за стеной и по отблескам в Лимбе, дополнительные «простые» силы к губернаторскому замку были подтянуты. Подозреваю, что немаловажным фактом в «спокойствии» губернатора сыграл «Араганор», который занял спорную позицию вне зоны действия единственной орбитальной базы Сальватора-3, и, абсолютно случайно, расположившись в прямой зоне «работы» своего оружия по местному фрегату.

Я честно пытался вникнуть во все хитросплетения «торгового дела», но не мог сосредоточится по той простой причине, что держал Пузырь наготове, просчитывая траектории и вероятные угрозы. Пашка тоже дул чай как коньяк, а глаза его лихорадочно бегали, выбирая цели для мозгового штурма в плохом смысле этого слова. В плохом для того, чей мозг Смирнов собирался штурмовать, конечно же…

Губернатор также сидел как на иголках, сначала пытаясь учувствовать в разговоре, но вскор «потерявшись». По нему было видно, что его также мало интересовали торговые дела и больше интересовала своя «задница».

— Господин Ноунейм! — бесцеремонно прервал он переговорщиков примерно минут через пятнадцать.

— Да, Ваше Превосходительство?

— Я могу вас попросить составить мне компанию на балконе? Хотелось бы перекурить! Наедине!

— Да, конечно! — кивнул я, глядя на Пашку. Тому ничего не оставалось делать, как медленно моргнуть, показывая, что он наготове и понимает все риски.

Я встал и прошёл за губернатором на широкий балкон, вход на который был сразу из кабинета. Губернатор Али ибн Юсуф ростом не доставал мне и до плеча — очень редкий физический параметр, как для Одарённого. Природа, обычно, «лепила» нас здоровее «среднего» простолюдина.

На широком балконе стояли четыре кресла вокруг маленького столика и губер махнул на одно из них, быстро опускаясь в ближайшее. Похоже, он стеснялся своего роста, а в сидячем положении этот недостаток был не так сильно различим.

— Курите? — протянул он мне золотой портсигар. — Натуральный земной табак! Без всяких примесей!

Я хотел было отказаться, не курил я уже со своей «практике», с которой прошло, казалось бы, тысячу лет, хотя реально, не прошло и года. Но, нервы нужно было успокаивать. Пускай и таким негуманным для организма способом.

— Благодарю вас! — я взял одну папиросу. Губернатор щелкнул массивной зажигалкой я подкурил, затянулся и тут же закашлялся. Это сильно отличалось от «имперских особых» — стандартного курева гвардейского офицерья! Кроме отсутствия фильтра, сам табак был ароматней и намного крепче! Это были еще не сигары, но уже, точно, не сигареты!

— Мы сами выращиваем этот сорт и сами делаем папиросы! — с гордостью сказал губер. — Но, к ним нужно привыкнуть!

Я откашлялся, кивнул и продолжил уже не так рьяно, дозируя количество дыма, попадаемого в лёгкие.

— Итак, господин Ноунейм… — начал губернатор. — Или мне нужно обращаться к вам Ваше Святейшество?

— Можно просто Антон, — улыбнулся я.

Али ибн Юсуф вопросительно приподнял бровь, безмолвно требуя объяснения, я же скрутил крышку со стоявшей на столе бутылки минеральной воды и, с удовольствием пригубил прямо из горла, чем вызвал непроизвольное искривление лица оппонента.

— Хорошо… Антон, — губернатор вздохнул и продолжил дальше, не дождавшись ответа, когда я отставил бутылку и продолжил пускать дым. — Давайте не будем ходить вокруг да около. Вы инквизитор?

— Нет, — покачал головой я.

— Как объяснить тогда ваш меч?

— Я — Рыцарь! — слегка пожал плечами я.

— Как это возможно одно без другого?

Я снова пожал плечами.

— Как видите — возможно!

— Позвольте мне вам не поверить! — слегка повысил голос губернатор, начиная раздражаться.

Я усмехнулся и затушил окурок в массивной золотой пепельнице. Фетиш у губернатора на золото что ли?

— Вы хотите правду?

— Да!!! — почти выкрикнул местный паша.

— Мы прибыли сюда не из-за ваших… гхм… экспериментов с мутантами! — начал я с самого животрепещущего.

— Мы называем их «измененные»! — возразил губернатор. — Тут всё очень сложно, уж поверьте мне… Антон!

— Что может быть проще прямого указа Императора о прямом запрете опытов с геном человека? Он вполне однозначно трактуется, не так ли, Ваше Превосходительство?

Кажется, губернатора сейчас хватит удар. Его, от природы смуглое лицо налилось багрянцем.

— Я еще раз повторю. Мы не имеем никакого отношения к Инквизиции. А меч? Скажем так, подарок старого друга!

— Так не бывает! — возразил губер.

— К сожалению, другого ответа у меня для вас нет. Вы можете или поверить мне, или… можете попытаться нас уничтожить! — развёл я руками.

— С чего вы взяли6 что я этого хочу? — нахмурился Али ибн Юсуф, тем не менее не отрицая очевидного.

— Мутанты! — я кивнул головой в сторону кабинета, где остался человекозверь. — Вы… немного опасаетесь за ваш статус… да и за свою жизнь! Солана очень далеко от Империи, но вы сами понимаете, что всему есть предел. Одно дело — напугать дурачка-Одарённого, глупого или тупого настолько, чтобы податься в наемники, а другое — встретить, предположительно, Инквизитора! Так вот. Вы ошиблись дважды. Я не богатый дурачок-романтик, сбежавший из-под присмотра своей Линии, и я не Инквизитор.

Губернатор, без остановки, подкурил прямо от папиросы, уже третью, и глубоко затянулся тренированными лёгкими.

— То есть вы утверждаете, что вы обычный наёмник, который по какой-то причине работает на Звёздную Федерацию?

— Именно! — я не стал поправлять его в вопросе: «Кто на кого работает».

— И зачем вам это?

— Я преследую кое-какие собственные интересы, которые, при всём уважении, никак не относятся к моему визиту на Солану.

Губернатор молчал и думал. Думал и молчал. Я решил немного простимулировать его мысленный процесс.

— Вы же понимаете, что в случае моей смерти, мой эсминец не оставит камня на камне от вашей столицы, предварительно уничтожив ваш… гхм… флот! — произнес я с милой улыбкой.

Губернатор снова побагровел.

— Вы нападёте на имперскую планету?!

— Ну надо же! Как удобно! — делано удивился я. — Как нарушать законы Империи, разводя мутантов — так это нормально, а как получит заслуженное возмездие — так вы прикрываетесь Империей!

— Вы мне не нравитесь, Антон! — неожиданно произнес губернатор. — Очень не нравитесь!

— Это взаимно, — кивнул я. — Но ничего не мешает нам, убрать в сторону личное и заняться бизнесом. А потом снова разбежаться по разным концам Галактики.

— Какие у меня гарантии, что вы не сообщите в Инквизицию сразу после того, как стартуете с планеты?

— Зачем мне это? — сделал изумленный вид я. — У меня на Звёздную Федерацию… гхм… некоторые планы, в которые не входит конфликт с её ближайшим соседом.

Губернатор ёрзал пятой точкой, как на горячей сковородке, никак не определившись с решением.

— Опять же, мут… извините, измененные, как я вижу, вполне в вашей власти, а с приходом Хаоса… точнее, с его неизбежным приходом — любая помощь будет кстати. В том числе, и подмога от доброго соседа — Звёздной Федерации и лояльно настроенной к ней группе наёмников с названием «Дети Императора», — улыбнулся я. — Если мне не изменяет память, то Империи нет дела до Соланы, а ваша Линия находится слишком далеко и, опять же по слухам, в том секторе Галактики также проявился Хаос.

Губернатор оказался не дурак. Да он был жадный и наглый бессовестный мудак, поставивший свои личные интересы превыше имперских. Но, он был не дурак и трезво оценивал происходящие события. Набег Хаоса на Сальватор — это первая «ласточка». Опять же, на руку мне сыграла жёсткая и бескомпромиссная репутация Инквизиции. Инквизиции не устраивает интриги. Инквизиция вызывает Космодесант, который сравнивает с землёй всех еретиков. Ну а меч? Даже самым могущественным Линиям неведомы все тайны Имперской Инквизиции!

В общем, немного пообщавшись, я убедил, что живой, здоровый и удовлетворённый «я» гораздо полезнее для его планеты и самого губернатора лично, нежели прямое противостояние с непредсказуемым результатом. И это было хорошо.

Вернувшись снова к народу внутри, губернатор быстро включился в разговор, выхватывая самую суть. Сделка была заключена. Причем, лёгкость, с которой губернатор распродавал имперское имущество, в очередной раз убедило меня, что здесь от Империи осталось только название и бюджет, растворяемый в карманах местного правительства. Мне даже не пришлось тратить Эссенс, денег хватило и так. Я бы предположил, что это заслуга Гирша, но интуиция мне подсказывала, что это «жест доброй воли» губернатора. Что-то ему было от меня нужно.

Когда мы уже прощались, то мои ожидания подтвердились, когда мы пожимали руки.

— В честь наших дорогих гостей мы хотели бы устроить званный ужин! И было бы очень приятно увидеть здесь всех ваших товарищей! — он придержал мою руку. — У меня есть пару вопросов, которые я хотел бы с вами обсудить. Тем более, на оформление нашей сделки нужно время.

Если перевести его посыл, это значило: «Я попрошу у тебя кое-что и если ты согласишься, тогда сделка будет заключена, иначе — нет». Опять эти интриги!

— Непременно будем! — улыбнулся я. — Спасибо за приглашение!

— Бей Аз Захир-Ази, всё организует! — кивнул он на своего заместителя.

Только выйдя из резиденции, пройдя до взлётной площадки и забравшись в «Ястреб», я позволил себе выдохнуть. К Хаосу такие ситуации! Мне легче врубиться в строй демонов, чем, разруливать подобные ситуации! Но, чтобы осуществить свою мечту, мне придётся заниматься и подобным. Подозреваю, что чем выше я буду забираться, тем меньше будет решать верный меч, и больше — моё слово…

Глава XX

Я всегда был далёк от официоза и всех этих пафосных мероприятий, которые так любили аристократы из Линии. Но, это я!

Мои же спутники, являясь благородными представителями своих знатных родов, выросли в этой атмосфере и, чего уж греха таить, уверен, люто скучали. Это я, будучи безродным, проводил каникулы в Академии, от нечего делать, листая старые книги и занимаясь физической подготовкой.

Ребята же, уезжая на каникулы, отрывались на всю. Кроме патриотического воспитания, на благо Линии, что включала в себя изучение истории Линии, Старейшины практиковали и применяли тот самый «пряник», который заключался вот в чём: служить Империи было почётно, служить своей Линии, ну кроме того же патриотизма, было выгодно. И если в огромной Империи Одарённых воспринимали как ценный, но тем не менее, взаимозаменяемый расходный ресурс, то в Линиях, которые были фактически государством в государстве, каждый Одарённый был неповторимым и уникальным.

В Империи, само собой, царил феодальный строй. Внутри Линий также была выстроена подобная структура, где каждый Одрённый был, мам по себе, верхом «пищевой цепочки». Но, опять же, если в рамках Империи борьба за власть на среднем и высшем уровне мало чем отличалась от кровавых войн, нередко переходящих в физические расправы, то внутри Линий конкуренция отсутствовала, строго подчиняясь регламенту, обозначенному Старейшинами. Представители Линий, поступая на службу Империи всегда и во всём были обязаны оказывать поддержку своим родичам.

При всём при этом, у Линий не было особого выбора во внешней политике. Вариться внутри себя — это значило рано или поздно зачахнуть, а для развития требовалось влияние. Имперское влияние. Его можно было получить исключительно через имперскую службу. Ну а какой карьерный старт может быть лучшим, чем курсант Имперской Академии имени маршала Шавацкого (или подобных заведений)?

И вот, воспользовавшись квотой, или же заплатив взятку, и всунув своего представителя в эту Академию, следующей задачей Старейшин было, чтобы после её окончания курсант, превратившийся в полноценного имперского офицера или чиновника, не забывал о своих корнях. Нужно было чтобы он всегда помнил кто его породил, и кто способствовал его возвышению. И чтобы «питомец» не испытывал иллюзий, и рано или поздно Линия потребует вернуть долг. Поэтому вся «красивая жизнь» на короткий срок каникул была придумана именно для того, чтобы в мозгу молодого одарённого чётко расставить жизненные приоритеты, а лучше выжечь их на подкорке.

По возвращению на «Араганор» я поделился ситуацией на планете. Собственно, сообщение о мутантах ожидаемо напрягло всех, но ещё раз проговорив плюсы и минусы и «страховку», мы решили, что прямое противостояние вряд ли будет. Всё-таки я имею подавляющее превосходство в космосе, которое при моём желании тут же перейдёт в превосходство на земле.

А вот сообщение о званном ужине породило двойственную реакцию. Тадаси высокомерно хмыкнул. Ну, что ожидать от самурая? Перефразируя старую шутку Пашки, можно сказать, что «самураи не танцуют». Хотя, хрен его знает, японец полон неожиданностей!

Пашка же, неизбалованный женским обществом настолько, что при расставании что-то нашептал на ушко секретарше губернатора, был двумя руками «за». Ну ещё бы, ведь на званном ужине будет алкоголь и много красивых женщин. Учитывая страдания Смирнова, его молодой организм требовал разгрузки.

Алиса, Инесса и Райли также отреагировали по-разному.

Моя девушка всегда любила пафос и веселье, и она никогда этого не скрывала, периодически подкалывая меня вопросами: «Что я нашла в безродном?». У меня было несколько заготовленных на это ответов, так что в последнее время она задавала этот дурацкий вопрос всё реже и реже.

Алиса наоборот была не избалована светской жизнью на своей далёкой планете под жёсткой опекой отца. И она, всё ещё, не до конца отошла от смерти всей своей семьи. Но уверен, что развеяться ей не помешает.

Ван Дассел в первую очередь была офицером и всячески пыталась это показать. Но при этом она была красивой молодой женщиной, чьё нутро, как бы она это не скрывала, вырывалось наружу.

Собственно, вопрос был решён. Я с сожалением сказал капитану Дюреру, что он и Арчи вряд ли смогут пойти с нами. Всё-таки эсминец на орбите — это наш «страховой полис». А боевой корабль без капитана и главного артиллериста уже был не очень боевым. На что Дюрер философски пожал плечами, сказал, что они своё уже отгуляли и ещё раз настойчиво предложил свой парадный мундир. И, честно говоря, на этом также настаивал Рафаэль. Одно дело — сходить на переговоры, а другое дело — сходить на званный ужин. Древние традиции Линий нужно уважать и если мы припрёмся туда в рабочих комбинезонах, то это может быть воспринято как неуважение, что нам совсем не нужно.

Мне пришлось согласиться и уверить Гирша, что да, я возьму мундир у капитана. Для Пашки с Тадаси так же нашлась офицерская парадка. А еще Рафаэль подошёл к девчонкам и о чём-то с ними зашептался.

За два часа до назначенного времени банкета я топтался в ангарном отсеке «Арагонора», испытывая острое желание покурить. Да, я нервничал. Странное дело, но вступить в схватку с Хаосом, порубить несколько демонов в капусту — для меня было в разы легче, чем сходить на этот дурацкий бал. А ещё форма была мне несколько маловата, хотя и сидела пристойно. На удивление у Дюрера нашёлся второй комплект и мне достался не дырявый мундир, с которого вытащили все его многочисленные знаки отличия и награды, а просто мундир старшего офицера Империи без опознавательных знаков. Я себя чувствовал ещё более дурацки, потому что Тадаси и Пашка, так же нарядно одетые, чувствовали себя вполне комфортно. Строгие чёрные флотские мундиры сидели на них, как влитые. При том, что с точными размерами у них, понятное дело, тоже не угадали, но их выправка говорила сама за себя.

Я вздохнул и поправил слишком узкий воротник, когда раздался весёлый возглас:

— Привет мальчики, готовы повеселиться?

Я обернулся и немножко обомлел. Теперь я понял о чём секретничал Раф с девушками. Я видел Инессу в разных образах — в курсантской форме, в легкомысленном платьице, в боевой броне, но я никогда не видел её в бальном платье. Длинное платье струилось фиолетовыми волнами до самой палубы. Открытые плечи и умеренное декольте подчёркивали белую гладкую кожу Одарённой. И она даже умудрилась сделать какое-то подобие причёски, вместо своего обычного длинного хвоста, и это выглядело необычно и очень сексуально.

Райли я видел исключительно либо в форме, либо, ну да, пару раз без, но это не моя вина. Поэтому, гражданская одежда на ней для меня была так же сюрпризом. К слову, главный женский «боевик» держалась как королева — абсолютно свободно и высокомерно. Тёмно-синее платье также было до пола, узкий корсет буквально выдавливал большую грудь наружу, которая, приподнявшись, выглядела ещё более вызывающе. Тёмное каре, чуть отросшее за время наших приключений сверх имперских норм, мягко касалась голых плечей. Зелёные глаза смотрели одновременно настороженно и насмешливо.

А вот Алиса меня удивила, потому что цвет её платья был тёмно-красный, ближе к бордовому. Весь образ интересно смотрелися с её рыжими кучеряшками, собранными в высокую причёску. Девушка смотрела на нас притворно безразлично, хотя я отметил, что она пыталась поймать взгляд Смирнова, который, к моему удивлению, молчал.

Повернув голову, я увидел, что не на одного меня наши девушки произвели впечатление. Пашка стоял с открытым ртом и, кажется, из уголка рта у него вот-вот потечёт слюна. Даже Накамуро сдержанно улыбался, осматривая свою подругу.

— Рот закрой, — прошептал я Пашке, что привело его в чувство.

Он выполнил требование и расплылся в широкой улыбке.

— Наши милые дамы! Прошу вас на борт этой шикарной круизной яхты, — он кивнул на наш потрёпанный десантный «Ястреб». — К сожалению, мы не знали, что нас посетят столь высокие гости и не подготовили горячительных напитков на борту. Но, по прибытию на место, всё будет в ажуре!

Он быстро метнулся к девушкам и галантно подсунул локоть Алисе. Та сначала нахмурилась, но затем хмыкнула и цепко схватила кавалера под руку.

Я отдуплился и проделал то же самое с Инессой, как и Тадаси с Райли.

А вот кто не привык к парадам ещё больше, чем я, так это были наши Тени, которые тоже где-то раздобыли мундиры, что явно им были не по душе. Здоровяки маялись, но терпели, ведь не пойти с нами варианта не было, а снаряжаться в броню приличия не позволяли.

— Хорошо повеселиться, злодеи! — конечно же Тарнавский не мог такое пропустить и сейчас стоял в сторонке откровенно страдая.

Вместе с ним припёрся Андерсон. Оба они были в боевом снаряжении, на случай если что-то пойдёт не так.

— Завидуйте молча, — важно провозгласил Смирнов, проходя мимо них.

Я же чувствовал себя немного неудобно, отправляясь веселиться, притом, что по кораблям была фактически объявлена боевая тревога.

— Буду должен, — буркнул я, проходя мимо ребят, на что те довольно засмеялись.

— Прихвати там что-нибудь с градусом побольше и длительным сроком выдержки. Причём, если этот срок будет меньше двадцати лет, то я буду считать, что ты мне всё ещё должен, — хмыкнул Алексей глядя на меня.

— Непременно утащу бутылку в трусах, — ответил я бывшему прайму, на что тот одобрительно показал большой палец.

— Не ссы, Антоха. Развлекайтесь, мы прикроем!

Я кивнул, и мы наконец погрузились в Ястреб.

Шутки-шутками, но губернатор предлагал нам свой челнок, в котором были и напитки, да и сидения были покомфортнее, не из твёрдого десантного пластика. Но лучше перебдеть.

Кроме нас, в качестве приглашенных был Рафаэль, которому нужно было еще кое-что «перетереть» за будущую сделку. Я подсел к нему поближе и десантный бот стартовал.

— Всё хотел у тебя спросить. Что за комедию «с зерном» ты там устроил? — спросил я у Гирша.

— Эх, Антон! Вот хороший ты молодой человек, умный, но ничего ты не смыслишь в психологии и бизнесе!

Рядом одобрительно хмыкнул Пашка.

— Идея у меня оформилась еще перед встречей, — продолжил Рафаэль. — Но, думал я её с другой мыслью — чтобы «замылить» наш интерес к этим платформам. Иначе бы они нас без штанов оставили. Но, не факт, что я бы воспользовался этим приемом. Увидев же, как началась встреча, а началась, я вам скажу она откровенно ужасно, я понял, что «отвлекающий маневр» нужен больше не для денег, хотя это, поверь старому еврею, очень важно! Но, нужно было успокоить хозяев, переключив их внимание в «мирное русло»! И у меня, таки, получилось!

— Слушай дядю Рафа и учись, — хмыкнул Пашка. — Когда-нибудь и ты сможешь понять ценность денег!

— Тогда и тебе бы не помешало взять пару мастерклассов, — не остался в долгу я. — Если я не знаю их цены из-за перманентного отсутствия, то тебя слишком баловали в детстве!

— Молодые люди, я вас умоляю! — прервал нас Рафаэль. — Я вам, таки, преподам пару уроков бизнеса и после них мне будет не стыдно отпустить вас в приличное общество!

Мы рассмеялись и откинулись на жёсткие спинки противоперегрузочных десантных кресел. В итоге, «Ястреб» опустился на площадку для ВИП-гостей, которая находилась немножко в сторонке от основной парковки.

Спустившись по аппарели, я почувствовал на себе сотни любопытных взглядов. Оглядевшись, я увидел, что здесь реально присутствуют сотни людей, пришедших посмотреть на необычных наёмников.

Уже знакомый бей Аз Захир-Ази встречал нас, стоя на безопасном расстоянии. Но после того, как челнок заглушил двигатели, он пошёл к нам навстречу, широко улыбаясь. Подозреваю, при этом он непрерывно сканировал нас в Лимбе, потому что его улыбка через мгновение сделалась неестественной и больше похожей на гримасу, когда он идентифицировал нас ВСЕХ.

Нет, я сказал, что нас будет шестеро, кроме Рафа — три пары, но я не стал уточнять, что все шестеро являются Одарёнными и, кажется, это оказалось большим сюрпризом для наших хозяев. Я увидел, как непроизвольно дёрнулся кадык, когда барон сглотнул и быстро огляделся. Подозреваю, что прямо сейчас произведётся перераспределение так называемого «почётного караула». Один Одарённый — это сумасшедшая непредсказуемая сила. А целых четыре неучтённых Одарённых — это, я бы сказал, катастрофа для неподготовленного противника. Считают ли они нас противниками? Безусловно, как и я их. Наши переговоры, которые в принципе завершились успешно, не стоят ровно ничего до тех пор, пока я не поговорю с губернатором, чего он так искренне желал.

— Я приветствую вас, дамы и господа, — слегка поклонился вернувший самообладание барон. — Антон, вы не говорили, что у вас такие очаровательные спутницы.

— Завидуйте молча, — высокомерно улыбнулся Пашка. — Итак, где здесь у вас напитки? Эти очаровательные дамы, уверен, испытывают жажду.

Модный молодой бей слегка нахмурился, но снова вернул доброжелательность на лицо. Кажется, ему нужно еще поработать над самообладанием. Перепады его настроения видны на лице, как на ладони, что для высокопоставленного аристократа недопустимо.

— Надеюсь, сегодня у нас не будет проблем с… церемониальным оружием, — я кивнул на свой меч.

Все остальные были не вооружены. «Мёртвый» меч Тадаси он оставил себе, выкидывать такую вещь будет только безумец. Сможем ли мы когда-нибудь «оживить» древнее оружие? Судя по тому, что я видел — вряд ли. Но, как минимум, пусть он останется как память по безымянному Серому, что спас нам жизнь.

— Да, конечно, — улыбнулся чуть шире Одарённый. — Никаких проблем.

Ну да, никаких проблем. Ещё я предполагаю, что прямо сейчас где-то в главном аналитическом центре лучшие умы планеты судорожно пытаются просчитать угрозы, вычислить по косвенным признакам наши Дары и рассчитать, исходя из этого, возможное противодействие. Ну, удачи!

Достоверно они знали только личность Пашки и его Линию и понимали, что с таким Даром, Смирнов будет чрезвычайно неприятный противником!

— Прошу вас, дамы и господа! — ещё раз галантно произнёс Аз Захир-Ази, указав на подходную дорожку к резиденции губернатора.

Ну мы и пошли. По краям дороги натурально образовался живой коридор, который окаймляли нарядные гвардейцы Линии Салах ал-Дин. Под их пристальным вниманием я чувствовал себя некомфортно. Взглянув в сторону, я увидел, что у Пашки скатилась капля пота по виску, при этом он не переставал улыбаться и нашёптывать что-то дурацкое своей даме. Я точно знал, что он мониторит мозги окружающих в поисках угрозы. Мы это обсудили, но не могли предположить количество этих самых «мозгов», которое реально впечатляло.

Зайдя в холл, нам на встречу вышел губернатор в окружении семи женщин.

— Добро пожаловать, благородные господа и дамы! Я губернатор Али ибн Юсуф — Салах ал-Дин! — представился он для моих спутников, кто с ним еще не встречался. — А это мои жёны, — махнул он на семь женщин и девушек рядом с ним.

Честно говоря, из того, что я читал про Линию Салах ал-Дин, я ожидал, что жёны у губернатора будут в парандже. Но нет, лица у них были открыты, хотя платья и были предельно строги и оставляли открытыми только кисти рук и лица. Все они, как одна, укоризненно смотрели на наших спутниц, особенно задерживая взгляд на внушительных достоинствах ван Дассел. Я не смог сдержать улыбку, потому что видел, что не только жёны впечатлены. Сам коротышка-губернатор также изо всех сил пытается сфокусироваться у меня на лице, а не на глубоких декольте наших девушек. Кажется, с самообладанием у всей Лини проблемы, что мне было конечно же на руку.

После этих слов, без представления жён поименно, все они синхронно кивнули и тут же растворились среди слуг и гостей, как бы обозначая местные порядки.

— Прошу вас во внутренний двор, — губернатор повёл нас внутрь.

Если Пашка мониторил мозги, то я мониторил Лимб. Уверен, что остальные также были настороже.

Настоящих Одарённых здесь было трое — уже знакомый губернатор, молодой бей и ещё одна яркая точка светилась неподалёку, причём не в глубине двора, оформленного под шикарный пикник, а внутри резиденции, на втором этаже. Так же я видел отблески двух десятков людей на Эссенсе. А ещё вокруг шлялась, скрываясь от людей за стенами, дюжина изменённых. Да, губернатор, похоже, подготовился!

Посредине зелёной лужайки, в окружении аккуратно постриженных кустов и деревьев, на берегу искусственного пруда с неизменными лебедями был выстроен помост, где накрытый белоснежными скатертями был установлен небольшой, если сравнивать с количеством приглашённых, стол.

Оглядевшись, я понял, что таких беседок с убранством чуть попроще, — здесь целое множество. Видимо, для разных категорий гостей — разный сервис и обслуживание.

Нас провели к самому шикарному шатру и предложили сесть. Кроме нас, за стол село ещё с десяток гостей вместе с губернатором. Причём, его жёны уселись в соседней палатке, за столом, полностью состоящим из женщин.

Первое, что меня смутило — это наличие кучи ножей и вилок около моей тарелки.

Инесса, знавшая меня как облупленного, тихонько сжала мне руку и хмыкнула мне на ухо:

— Не ссы, я тебе всё подскажу.

Нас быстро представили. За столом находились самые высокие чины планеты. Ничего особенного, я даже не пытался запомнить их имена.

Губернатор огласил тост, и все подняли бокалы. Я удивился, заметив спиртное. Честно говоря, я был уверен, что оно припасено у них для гостей, но хозяева так же держали в руках бокалы с шампанским и чем-то покрепче.

Подбежавший слуга предложил мне целую батарею напитков, на что я кивнул на шампанское, чтобы не расстраивать хозяев. Я так и не прочувствовал прелесть алкоголя. Пиво мне нравилось своим вкусом, некоторое вино так же, а вот крепких напитков я не понимал вообще — что они дают кроме потери контроля и поведения, за которое на утро часто бывает стыдно?

Пашка же намётанным глазом ткнул пальцем в неприметную бутылочку, на мой взгляд — грязную и невзрачную, находящуюся в середине подноса.

— У вас потрясающий вкус, господин одарённый! — сделал комплимент официант, наливая в широкий бокал с толстым дном янтарную жидкость, — Лёд, господин?

— С ума сошёл? — буркнул Пашка. — Портить такую прелесть.

Он взял бокал, посмотрел его на свет, немного поболтал и принюхался, блаженно зажмурившись.

— Вот всё в тебе хорошо, Тоха. Но как можно не бухать? Это же такой кайф! На, понюхай, — сунул он мне под нос свой бокал.

Я дисциплинированно понюхал. Ну, пахло спиртом и чем-то ещё. Если верить уверениям Пашки, то это должны быть дубово-кофейные нотки. Увидев моё невпечатлённое лицо, Пашка сокрушённо махнул.

— Да что с тобой разговаривать… Это же настоящий коньяк с Земли, и выдержки в нём более сотни лет!

Зачем мариновать спирт в деревянных бочках в течение ста лет — я тоже не мог понять, но на всякий случай придержал своё мнение при себе, чтобы не нервировать друга.

Губернатор произнёс еще один тост, и все снова выпили. Вереницей потянулись слуги, подносящие угощения. Тут у меня глаза разбежались.

Ну а половину блюд я не знал, — что это и из чего это. Хотя вот это, похоже те самые лебеди, что вольготно плавали в прудах, не подозревая о своём ужасном конце. По обыкновению, чтобы не промахнуться, я просто выбирал то мясо, что лежало кусками. Посмотрев не меня, Инесса улыбнулась и взяла инициативу в свои руки, накидав мне каких-то салатиков и аккуратно указав на нужную вилку.

Я благодарно кивнул и принялся за еду. Это было очень вкусно! Да к Хаосу, это было чертовски вкусно! Последний раз нормальную еду я ел на Калипсо. Всё остальное время перебивались корабельным рационом, либо ели сытную и здоровую пищу в общепитах. Я не то чтобы жаловался, ведь еда придумана для того, чтобы функционировало тело. Но сегодня был какой-то праздник для моих вкусовых рецепторов.

Губернатор произнёс второй тост. Ну а третий он предложил произнести нам. Честно говоря, Пашка меня предупреждал о такой традиции, она мне была тоже непонятна, и я, чтобы не заморачиваться, назначил его ответственным.

То, что поднялся Пашка, а не я — восприняли нормально. Хотя кое-какое недовольство в глазах хозяев я всё-таки увидел. Ну, переживут. Учитывая, что я никогда в жизни не говорил тостов, а у Смирнова это было любимое времяпровождение, пусть будет так.

В середине десятиминутного тоста все присутствующие уже сидели с открытым ртом неотрывно прислушиваясь к оратору. Пашка, учитывая обстановку, на удивление произнёс тост без сексуального подтекста, но тем не менее с присущим ему юмором. В итоге, после слов «Будем!» грянул радостный смех, и кто-то даже зааплодировал тостующему. Бокалы были опустошены в третий раз, и губернатор поднялся со стула. Пашка ткнул меня в бок, и я приподнял задницу, так как это нужно было по этикету, при том, что девушкам было позволено сидеть.

— Сидите, сидите, — добродушно сказал губернатор. — Отдыхайте, веселитесь. А я, с вашего позволения, похищу вашего командира.

Он подошёл ко мне прежде, чем я успел обратно уронить вою пятую точку обратно на мягкое кресло.

— Антон, пойдёмте переговорим.

Я кивнул и встал.

Мы направились к губернаторской резиденции, и я практически без удивления обратил внимание, когда мы вступили на лестницу и поднялись на второй этаж, что движемся мы к той самой яркой точке третьего неопознанного Одарённого.

Глава XXI

Мы прошли по короткому коридору и подошли к массивной деревянной двери. Губернатор замялся.

— Заходи, Антон, тебя там ждут.

— Не понял, губернатор, — удивился я, одновременно сканируя пространство за дверью более тщательно.

Хаос меня пожри! Кроме яркой точки Одарённого там была вся эта дюжина зверолюдей, которая при нашем появлении, была рассыпана по всему дому. А сейчас они все собрались в той комнате.

— Что там, Ваше Первосходительство? — кивнул я на дверь, машинально кладя руку на рукоятку меча.

От коротышки губернатора не ускользнуло моё движение, и он грустно улыбнулся.

— Не волнуйся, тебе не грозит там опасность. С тобой просто хотят поговорить.

Он сделал шаг, три раза постучал в дверь и почтительно отошёл в сторону, будто он находился не в своём дворце на своей планете, а в гостях у кого-то высокопоставленного очень уважаемого… возможно, даже, опасного.

Заглянув напоследок в Лимб, я увидел, что мои ребята покинули «губернаторский» столик. Не знаю под какими предлогами, но сейчас их пятна перемещались всё ближе к зданию. Я даже прочувствовал успокаивающие мысли от Пашки, это выглядело, будто большая тёплая рука погладила меня по голове, передавая сообщение, что «всё в порядке, мы рядом». И это было супер ценно — иметь таких друзей и такую поддержку. Я точно знаю, что в случае чего, за пару секунд мир снаружи превратится в ад и сделают это четыре молодых человека.

С той стороны заскрипел засов и дверь отворилась. Внутри царил полумрак. Я сделал зашёл внутрь, проходя мимо двух здоровых мутантов. В большой зале портьеры были задёрнуты и царил полумрак. Несколько мохнатых стояло вдоль стен. Собственно, если бы у меня не было встроенного энергетического «компаса», я бы даже не знал куда смотреть. Это яркое пятно было отчётливо видно в Лимбе, а вот в реальном мире в тёмном углу было просто пятно мрака.

— Здравствуй, Рыцарь, — послышалось оттуда.

Я прищурился и пару раз поморгал, пытаясь привыкнуть к полумраку. Это особенно не помогло.

— И тебе здравствуй, кто бы ты ни был. Если ты покажешься на свет, нам будет гораздо удобнее разговаривать.

— Без страха и упрёка? — раздался тихий вопрос из угла и существо проявилось.

Это тоже был мутант или изменённый, но таких я ещё не видел. Начнём с того, что основной характеристикой изменённых была запредельная сила и мощь, которая достигалась соответственно с помощью больших размеров. Появившееся же существо было размером с наших гоблинов, примерно метр сорок — метр пятьдесят ростом. Хотя кроме роста сходство с гоблинами заканчивалось. Это было несомненно очень старое существо. Чёрно-белый мех был покрыт островками седины. Голова была седой почти полностью. Отдалённо он напоминал земных котов, только прямоходящих котов.

Существо сделало ещё пару шагов вперёд и тут уже я увидел его глаза, и мне стало неудобно за мысленное применение слова «существ». Глаза у… индивида были абсолютно человеческие, в них скользили ум, мудрость и… сила.

Похоже, этот изменённый был чрезвычайно силён. Причём, я понятия не имел в чём выражалась его сила, я просто это чувствовал. Мощность свечения в Лимбе это подтверждало, а сила во взгляде это дополняла.

— Позвольте представиться, молодой человек, меня зовут Мастер Ксарс, этот набор звуков ближе всего к вашему языку и я хотел бы с вами поговорить.

— Ну, мы сейчас разговариваем, — улыбнулся я, попытавшись разрядить обстановку и попутно разжать побелевшие пальцы, что вцепились в рукоятку меча.

Угрозы я не чувствовал, а вот некоторую нервозность и смущение в разговоре с этим, я непременно ощущал.

— Присаживайтесь, — кивнул он на глубокое кресло.

— Спасибо, но я постою, — не очень вежливо ответил я, чем вызвал понимающую улыбку у собеседника. Его, такое чужое лицо, под слоем меха, на удивление очень точно передавала человеческие эмоции.

— Вы вправе чувствовать себя неуютно в присутствии мутанта. Я вас даже не осуждаю.

Я удивлённо приподнял бровь. «Мутанты» были презрительным прозвищем изменённых, а тут он сам себя так назвал. Возможно, это был сарказм или ему действительно было всё равно. Возможно — и то, и другое.

— А я с вашего позволения присяду, — сказал старый человекозверь и уселся в кресло, забравшись туда с ногами как ребёнок. — Что вы знаете об изменённых?

— Что я знаю? — задумчиво протянул я, — Я знаю, что работа по скрещиванию генов человека с животными приравнивается к преступлению против Империи и Императора, и у этого преступления есть одно наказание — смерть всех виновных.

— Угу, — кивнул старый коточел, продолжая улыбаться, — А вы уверены, что изменённых создали люди?

Я удивился.

— А кто, если не мы?

На что послышался тихий смех, прервавшийся кашлем.

— Извините меня, молодой человек. Захворал я что-то… Боюсь не доживу я до своего пятивекового юбилея.

Тут я немного охренел. Если он не врёт, а врать ему вроде незачем, то он старше любого из самых известных старых Одарённых почти в три-четыре раза.

— Да-да, молодой человек, мы живём больше вас. И да, я узнаю непомерное человеческое самомнение. И нет, нас создали не вы. Сами ваши учёные всего лишь попытались повторить. И повторили они, скажу я вам, абсолютно бездарно. Герс! — окликнул он.

Рядом с ним тут же нарисовался здоровяк, что стоял за плечом у губернатора на нашей встрече.

— Вот скажите, молодой человек, кого вы видите перед собой?

— Ну, это несомненно му… извините, изменённый. Судя по размеру, он физик. Его отблеск в Лимбе не позволяет мне определить в нём Одарённого, но также я не слышу остаточного следа проявления Эссенса, я не понимаю как он связан с Сущностью, — это всё я говорил вслух, пытаясь рассуждать логично.

И тут меня озарило. Я вспомнил Хрума и его соплеменников.

— Пожри меня Хаос! — прошептал я, — Так вы не мутанты! Вы просто не из нашего мира!

Старик снова счастливо засмеялся, на этот раз обойдясь без кашля.

— У тебя острый ум, юноша. Именно так, наша раса называется Кхарки. Опять же, это говоря вашим языком, точнее, вашими звуками. И мы освоили космос задолго до того, как человечество слезло с деревьев у себя на родной планете. Хотя, время относительно. Происходило это, как ты правильно сказал, в другом измерении. Так что меряться первенством в подпространстве — дело неблагодарное.

— Как вы оказались у нас? И что вам нужно?

Изменённый нахмурился, в раз потерявший игривое настроение.

— Хаос, молодой человек. Хаос добрался до нашего измерения. И… — тут он глянул на меня. — Предтечи или Серые, как вы их называете, не смогли защитить наш мир.

— Что вы знаете о Серых?

Собственно, меня эта внезапная информация заинтересовала больше всего. Гораздо больше, чем какая-то мохнатая раса из сбежавшего разрушенного измерения.

— Терпение, молодой человек, — он развёл своими мохнатыми лапами. — Нас осталось не много и мне особенно нечего вам предложить, кроме одного — информации.

— Что вы хотите взамен? — спросил я.

— Местный губернатор был так благороден, что согласился приютить нас на время. Однако, статус временного гостя нас несколько напрягает. Нет, мы могли бы захватить эту планету очень быстро, но это не в нашем стиле. Собственно, губернатор получил то, что хотел. Да и мы тоже. Но нам нужно несколько большее.

— Что же я могу вам предложить? — развёл я руками, — Я бедный наёмник, далеко не самый богатый в Галактике.

Старичок снова рассмеялся.

— Ну, как минимум, ты отличаешся от большинства своих сородичей скромностью, Рыцарь с даром Негатора. Я не думаю, что в этой Галактике есть хотя бы ещё один такой же.

А вот тут я напрягся.

— Как вы узнали?

— Опыт, молодой человек, — он постучал себя по мохнатому лбу. — Я могу идентифицировать Сущности, с которыми вы взаимодействуете. К примеру, среди твоих друзей очень сильный Боевой Ментат, два высокоуровневых физика и одна самка… прости, никак не привыкну… девушка с большой разрушительной силой. Кажется, вы называете это «Искажение пространства».

Тут я напрягся ещё больше. Я не слышал про такую способность, как идентифицирование чужого Дара. Это могла делать Инквизиция, но для этого человек должен быть жёстко «зафиксирован» и с ним проведена определённая работа, очень травматичная для сознания этого человека. А вот так, мимоходом, идентифицировать всех нас — о таком я никогда не слышал.

— Хорошо, уважаемый, чего вы от нас хотите?

— Мы всего-навсего хотели жить в мире и покое, — нахмурился собеседник. — Но вы не давали нам этого делать. Ваша Инквизиция, — он посмотрел на моё нахмуренное лицо, — да-да, именно ваша Инквизиция гонялась за нами по всей галактике, как за шелудивыми псами. При этом, тщательно скрывая наше происхождение и наши силы, многие наши братья были захвачены в плен и подвержены страшным опытам. Да, молодой человек, мутанты действительно существуют. Препарировав наших сородичей, ваши мясники, называющие себя учёными, смогли повторить последовательность генов, чтобы переделать плоть, но не смогли повторить одного — сохранить при этом чистый разум. Эти гибриды были очень нестабильные и несли угрозу своим создателям. И не зря за их создание положено такое жестокое наказание. Единственный ваш успех, — тут он грустно ухмыльнулся. — Ваш космодесант. Но опять же, ты думаешь, что это ваши гении придумали?

— Да, я думаю именно так, — кивнул я. — Не понимаю о чём разговор, это всем известно.

Мохнатый засмеялся.

— Вы бы никогда не придумали ваш космодесант без нашей помощи. Устав бегать, мы попытались заключить соглашение вашим Императором. Мы помогаем вам сделать космодесантников, а вы оставляете нас в покое. Как ты думаешь, что произошло?

Я развёл руками. Хотя мысли в голове у меня крутились и эти мысли мне ужасно не нравились.

— Я не знаю. Но учитывая, что наш космодесант существует уже тысячи лет, то очевидно, что мы свою сторону сделки выполнили. Опять же, основываясь на существующем законе о мутантах, как ты думаешь — выполнил ли Император свою сторону сделки?

Собственно, это был риторический вопрос, прямого ответа не требовалось. Я лишь задал другой интересующий меня вопрос:

— Но почему?

Старик снова закашлялся и грустно улыбнулся.

— Этот вопрос я задаю себе на протяжение всей жизни и изучаю историю. Мой прямой предок, а именно он помог Империи создать имперский космодесант, не вернулся домой сначала будучи оставленным в качестве наблюдателя, а затем заложника. Ну а после, — он развёл руками, — Никаких сведений не было, но думаю исход понятен. Фактически, мы сами вложили его в руки Империи, оружие против нас. Инквизиция и космодесант не оставили нам вообще никаких шансов. И так из немногочисленных беженцев остались жалкие крохи. Инквизиторы, сс упорством, достойным другого применения, вырезали почти все наши поселения по всей Галактике.

— Но почему? — повторил я вопрос, затем сбился и немножко его расширил, — Зачем было это сделано?

— И снова я повторюсь — я не знаю. Что-то произошло, — он нахмурился.

— Произошло с чем? — поторопил я его.

— Скорее — с кем, — поправил меня собеседник. — Мы же не просто так пошли навстречу вашему правителю. Мы понимали, что космодесант — это серьёзное оружие против нас. Мы слишком долго прожили на этом свете и понимаем ценность жизни. Но, в вашем ищмерении начал появляться Хаос, и мы не могли остаться безучастными. Собственно, это была наша инициатива. Кроме помощи с выведением новых людей, мы предложили нашу помощь и опыт по борьбе с Хаосом.

Он снова замолчал, глядя куда-то вдаль. У меня чесался язык поторопить его, однако я предполагал, что некоторые воспоминания доставляют ему сильную боль.

— Что-то произошло, молодой человек. Что-то произошло у вас на Земле. И нет, я не знаю, что конкретно. Внешне всё осталось как было. Вот только, — он посмотрел внимательно на меня, — Что ты знаешь о вашем последнем Императоре?

—Император — наш свет путеводный. Хоть служим Ему, Он наш величайший слуга. И склоняясь пред ним, знаем — он думает только о нас… — оттарабанил я заученную фразу.

— Я не об этом, — перебил меня собеседник. — Сколько лет вашему Императору?

И вот тут я задумался. Император, несомненно, смертен. Это очень сильный Одарённый, но тем не менее мы изучали историю, и я знал про первого Императора, второго… особо отличились 7-й и 12-й… гхм…

Судя по хронологии, Императоры каким-то образом жили дольше, чем обычные одарённые. Но вот последнее упоминание… Чем ближе подходила хронология к нашим дням, тем более размытой она становилась. Исчезали имена Императоров, оставалось лишь имя собственное — Император. И сейчас, задумавшись, я не смог точно вспомнить последнего из Императоров, до того, как это стало именем нарицательным.

— Я не знаю, — развёл я руками.

— Этого никто не знает, — развёл руками собеседник. — Человек ли он вообще?

— Ересь! — воспылал праведным гневом я, хватаясь за меч и тут же чувствуя себя дураком.

Всё-таки некоторые привычки трудно искоренить. Не существовало никакой религии в империи, ну кроме старых земных предрассудков, свойственных некоторым этническим группам. Император не считался богом. Обвинение его в неблаговидных поступках по старой привычке называли «ересью». Получалась странная ситуация — если на «бумаге» император богом не считался, то фактически в поучениях инквизиции он им был.

— Что вы хотите сказать? — удивился я.

— Всё, что хотел, я сказал, — кивнул мохнатый. — Мы не уверены, что вами правит тот самый Император, что взошёл на трон 1453 года назад, — медленно проговорил он, наблюдая за моей реакцией.

— Вы знаете возраст?

— Да, — кивнул старик. — Именно этот год последней задокументированной передачи власти. Но и этой информации уже нет в свободном доступе в Империи. Мы знаем это, скажем так, по своим каналам.

— Но люди столько не живут! — возразил я.

— Я тебе скажу больше, — посмеялся собеседник. — Даже мы столько не живём.

— Но кто тогда он? — удивился я.

— Не знаю, и знать не хочу.

— Что значит «знать не хочу»? Вы не хотите нам помочь?

— Помочь вам? — это снова вызвало безудержное веселье у мохнатого. — Зачем нам помогать вам? Мы это уже один раз сделали. И, неблагодарные вы, с помощью собственных нами созданий, чуть не уничтожили нас полностью!

— А что же вы хотите?

— Мы хотим, чтобы нас оставили в покое! — внезапно сменилось настроение, и он наклонился вперёд и хлопнул мохнатым кулачком по столику.

От него разлилась такая мощь, что я ощутил даже физическое давление. И даже засомневался, что пятеро таких мощных Одарённых, как мы, сможем что-то противопоставить этому мохнатому карлику.

— Извини, — тут же буркнул он и окружающая реальность как будто облегчённо выдохнула, возвращаясь в привычное русло.

Он повторил более спокойным голосом:

— Да, мы просто хотим, чтобы нас оставили в покое.

— Что же вы хотите от меня?

— Нам нужна, скажем так, защита.

— Защита? — сказать, что я офигел, это ничего не сказать.

— Местный губернатор хороший человек. Ну, насколько человек может быть хорошим. У него есть один большой минус — он пытается усидеть попой на двух стульях. Кажется, так звучит ваша поговорка? Это ему пока удаётся, но думаю это ненадолго. Нам нужно более спокойное прибежище и более свободный в своих решениях человек.

— Вам нужна планета? — удивился я.

— В идеале — да, — сказал мохнатый. — Но, учитывая сколько нас осталось, — горько улыбнулся он, — Достаточно будет небольшого острова, для начала. Надеюсь, через тысячу лет наша раса возродится. Хотя, с приходом Хаоса, это становится всё более и более сомнительно.

— Я думаю, я смогу вам в этом помочь, — неожиданно для себя выдал я.

— У тебя есть подобные полномочия? У тебя есть планета? — улыбнулся старик, как бы меня подкалывая, но в тоже время, кажется, он не сомневался в моём положительном ответе.

— Да, — кивнул я, — Я смогу вам это обеспечить.

В моём собственном ответе больше всего меня поразила лично моя непонятная вера в этого маленького мохнатого ксенокса.

Я как-то сразу ему поверил. При том, что, как говорил Пашка, я был одним из самых недоверчивых и мнительных людей в галактике.

— Что мы должны делать? — спросил я, на что мохнатый улыбнулся.

— Как минимум, поторопиться. Ровно через четверо суток на эту планету придёт Хаос!

Глава XXII

— Что? — удивился я. — Как вы можете это знать?

— Молодой человек, — улыбнулся старый Кхарк. — Вы многого не знаете о природе Хаоса. И сейчас под понятием «Вы» я не имею понятия тебя, я имею ввиду всё человечество. Эманации Хаоса присутствуют вокруг нас, — он обвёл мохнатой рукой вокруг себя. — Вы просто не знаете куда смотреть и как смотреть.

Он замолчал, ненадолго подвиснув. Похоже, это что-то старческое. Я уже понял, что собеседник не теряет нить разговора. Складывалось такое ощущение, что он просто устаёт. Да, устаёт от простого разговора.

Я ждал продолжения, но на этот раз мохнатый подвис надолго.

— Что конкретно вы можете сказать? — не выдержал я.

— А? Что? — всполошился собеседник.

— Вы сказали, через четыре дня на планету придёт Хаос. Что конкретно вы имели ввиду — силы, средства, векторы атаки?

Старичок тихо рассмеялся.

— Нет, я, конечно, могу предсказать с определённой погрешностью, когда Он придёт, но вот всё что ты перечислил — извини, таких сил у меня нет. Хотя… — он снова задумался. — Это случится не в космосе. Они появятся на планете.

— Уже хорошо! На планете где? — не отставал я, на что седой ксенос перестал смеяться и изумлённо посмотрел на меня.

— А какая вам, собственно, разница, юноша? Нас же в это время здесь не будет, не так ли?

Я скривился, понимая его правоту. Мне и так прилетало от соратников, а «рыцарь без страха и упрёка» скоро станет моим прозвищем. Ну, или как шутил Пашка, эпитафией на могильном камне.

— Постойте, — нахмурился старичок, наблюдая за моей реакцией. — Вы хотите остаться здесь и противостоять Хаосу силами пусть сильных, но пяти Одарённых?

Именно это я и собирался, по крайней мере у себя в голове. Но вот вслух это звучало действительно слегка… гхм… бесшабашно.

— Я думаю, вы нам поможете, — закинул удочку я.

— Ни в коем случае, — закачал головой, — Мы слишком многое потеряли. И потеряли, в том числе, из-за безрассудства. Так вот, сражаться с неизвестным противником на неизвестной территории — это то самое безрассудство.

— И что же вы предпочтете сделать?

— Переждём на орбите, — твёрдо сказал старичок.

Тут уж я не выдержал и почему-то начал злиться, притом понимал, что повода для гнева у меня особого не было. Старик, чья раса так сильно пострадала от человечества, просто хочет выжить. А его резон защищать убийц своего соплеменника находится даже ниже, чем на нулевой отметке. Но я всё равно злился. Глаза заволокла красная пелена…

— Ожидать на орбите чего?

— Что это? — удивился Мастер, мгновенно подобравшись. Я физически почувствовал напряжение в голове.

— Вы о чём? — удивился я. Гнев ушел, как отрезало! Я начал мыслить нормально.

— Это… — настороженно проговорил ксенос. — Это… Наверное, показалось…

Он слегка расслабился и мой мозг очистился от чужого любопытного внимания.

— Итак, вернемся к разговору. Мы будем ожидать, пока вы одумаетесь и присоединитесь к нам. И мы сможем направиться по ранее оговорённому плану нашей почти заключённой сделки.

— Вот именно — почти заключённой, — выдал я, особо выделив последние слова. Знаете что, уважаемый? Я думаю, наша сделка так и останется не заключённой, ведь я не планирую покидать эту планету. Ну, по крайней мере, пока я не пойму полную бесперспективность сопротивления, — поправился я, так как мой здравый смысл буквально бился в истерике.

Собственно эта оговорка была логичной. Вероятность того, что пять Одарённых умрут в первый час нападения Хаоса близка к нулю, а улететь мы всегда успеем. Но вот если я даже не попробую, за это я себя никогда не прощу.

— Так вот, — продолжил я. — Что бы ни случилось на планете, ваше пассивное отношение я понимаю, но не принимаю, уж извините. Как бы сильно мне ни хотелось получить от вас информацию, боюсь при таком раскладе сделки не будет.

— Это очень, очень неблагоразумно, молодой человек, — покачал головой старичок.

— Вы знаете, что самое смешное? — первый раз за напряжённый разговор улыбнулся я. — Что я сам полностью понимаю, что вы — полностью правы. Но я не могу с собой ничего поделать. Это мой народ, это человеческая планета. Я ненавижу Хаос, — на этом месте я слегка сбился, поймам себя на мысли, что слово «ненавижу» несёт уж слишком сильный оттенок моему чувству. Тревожный звоночек!

— Хорошо. Я вас правильно понимаю, если мы будем ждать на орбите, то что бы здесь ни приключилось, помощи мне от вас не ждать и сделки не будет? — грамотно расставил «точки над i» Мастер Ксарс.

Я открыл рот, но «ДА» застряло у меня в глотке. Передо мной сидел кладезь информации, который я могу в любой момент потерять. И самое смешное, что это не было каким-либо принципиальным вопросом. Никто никого не пытался продавить. Старый Кхарк просто оберегал себя и своих немногочисленных соплеменников. А вот я сейчас откровенно «козлил», как выразился бы Пашка.

Вместо ответа я вздохнул раз, второй, третий, собираясь с мыслями.

— Вы правы, уважаемый. Иногда эмоции пересиливают мой здравый смысл. Хочу ли я полностью обрубить с вами отношения? Нет. Хочу ли я вашей помощи? Да. Поэтому попрошу ещё раз: помогите нам разобраться в ситуации. Просто останьтесь на планете. Вы можете сидеть в «разогретом» десантном боте, который в любую секунду будет готов стартовать на орбиту, если что-то пойдёт не так. Я не собираюсь здесь погибать, — я сбился. — Точнее, погибать за зря. В случае, если ситуация будет бесперспективная, я сяду с вами в корабль и улечу вместе с вами. И наша сделка останется в силе.

Старик задумался.

— Вполне здравая речь, молодой человек. Я согласен. Так и поступим.

Я облегчённо вздохнул. Маленькая, но победа. Я не знаю всех его способностей, но интуиция мне подсказывает, что этот маленький, с виду такой хрупкий мохнатый ксенос-старичок, может нам сильно помочь.

— Итак, юноша, раз уж я согласился помочь, то давайте обсудим некоторые моменты взаимодействия.

* * *
Четыре дня пролетели как один час. Мы говорили с Мастером ещё два часа, причём на вторую половину разговора с его одобрения я пригласил своих ребят, дабы не было «испорченного телефона». Затем мы вышли наружу и всё рассказали губернатору. Его реакция меня порадовала. Честно говоря, учитывая его врождённую хитрожопость я ожидал чего угодно, вплоть до поспешного бегства высших чиновников. Губернатор поступил как мужчина. Первое, что он сделал — это объявил военное положение, попутно запретив кому-либо покидать поверхность планеты без согласования с военными.

Солана-2 была мирной планетой, без военных крепостей и мощных гарнизонов. Тем не менее один пехотный полк дислоцировался в казармах на окраине столицы. В крупных городах планеты находились силы планетной обороны. Мне пришлось частично раскрыть карты, дабы нас допустили к планированию операции. Собственно, как уже стало привычным за последнее время, мы являлись единственными, кто противостоял Хаосу когда-либо. А учитывая, что мы были до сих пор живы, то противостоял успешно.

Ко двору пришлись Тарнавский, Савельев и Дагор, которых утвердили в качестве советников для имперской пехоты, по факту оговорив их неограниченные полномочия. Командир полка майор Сейлор, неодарённый из благородной Линии был очень недоволен таким решением вопроса. Пришлось в качестве парламентёра отправить к нему Смирнова. Удивительно, но после общения с Пашкой майор стал настолько покладистым, что буквально потребовал передать кому-то свои полномочия.

Я не хотел влезать в отношения бывших праймов, и что-то им советовать. Поэтому я просто поставил задачу и попросил решить их этот вопрос самостоятельно. Мужики не подвели. Командиром полка они поставили Дагора, которому мы всё ещё не обеспечили достойное боевые протезирования — не попадалось нам настолько развитое медицинское учреждение. Точнее, учреждения были, но сами «боевые протезы» были уникальным оборудованием, собираемым в далёких мирах, под индивидуальный заказ.

Но зато Марк делал огромные успехи в осваивании своего нового ментального дара. Сколько здесь было заслуги Пашки, как преподавателя, а сколько железного упорства покалеченного офицера, я не знал. Но факт оставался фактом. Дагор был отличным тактиком, а теперь ещё и перспективным Одарённым-на-Эссенсе.

Тарновский и Савельев, соответственно, забрали себе по батальону. Андерсон покривился, но привёл сто и одну причину почему командиру спецназа опасно доверять линейную пехоту. И он-таки меня убедил. Я оставил его группу цельной, тем более что они понадобятся мне самому. Поэтому третий и четвёртый батальон остались со старыми командирами.

Вообще боеспособность Имперского пехотного полка № 113К-85 была чрезвычайно низкой. Я уже не говорю о том, что он не был гвардейским. За всё своё существование, а это без малого две сотни лет, сто тринадцатый полк не участвовал ни в одной битве, являясь фактически гарнизонным или полицейским, и кочевавшим с планеты на планету в рамках обязательной имперской ротации.

Провести боевое слаживание расслабившихся и разленившихся солдат — это был реальный вызов. Но бывших праймов это не смутило. Наконец-то у них были понятные подчинённые с понятной техникой и такими же понятными задачами. Ну, а то, что им противостоит Хаос, а не обычные люди, — ну так это уже проходили. Нужно просто действовать немножко по-другому.

Получается столица планеты являлась на данный момент наиболее защищённым местом. И было логично и ожидаемо, что люди потянулись сюда со всех окрестных городов и деревень, создав сумасшедшее столпотворение. Столичным гражданам пришлось потесниться. Под места проживания были приведены мало-мальски пригодные к обитанию помещения, будь то склады, ангары, школы или административные здания. А народ всё шёл и шёл и остановить его был не в силах.

Была идея не говорить людям, что конкретно их ожидает. Но эта идея не выдержала никакой критики. Сто тринадцатый имперский необходимо было обучать нюансам противостояния хаоситам. Среди пяти тысяч голов обязательно найдётся ни один десяток балаболов, кто разнесёт эту весть по родственникам и друзьям. Пришлось объявить реальное положение вещей, что вызвало конкретную панику.

Посчитав воздушные средства доставки, мы прикинули, что если враг появится не около столицы, а на противоположной стороне планеты, то воздухом мы сможем быстро перекинуть порядка тысячи человек в течение восьми-десяти часов. А восемь-десять часов в условиях полноценного Прорыва Хаоса — означало кратное увеличение противостоящих нам противников за счёт одержимых жителей.

Расклад был так себе, но у меня был козырь. Наш военный флот. «Араганор», как наиболее приспособленный в плане орбитального огневого воздействия корабль, я разместил с другой стороны планеты над вторым континентом, так как столица была более-менее защищена, а противоположная сторона Соланы-2 — фактически беззащитна. Корветы я расставил по полюсам, а фрегат вечно недовольного коммандера Райдера завис на геостационарной орбите над столицей. Столицу прикрывали мы, а Дюрер был адекватным капитаном и командиром и он сможет нивелировать последствия долгой транспортировки наших войск до поля боя в случае открытия Прорыва под нашим эсминцем.

* * *
Это были тяжелые три дня, но мы справились. Наконец настал четвертый день, день прихода Хаоса. Точного часа и минуты Мастер Ксарс сказать не смог, но он был уверен, что это произойдёт именно сегодня.

Накануне ночью пришлось применить силу, отогнав недошедших беженцев подальше от столицы. Всем жителям было строго-настрого запрещено покидать свои жилища. Все предприятия были остановлены и закрыты. Над городом повисла напряженное ожидание…

Четыре батальона были раскиданы по периметру столицы, в наскоро вырытых укреплениях. Ствольная артиллерии заряжена. Двигатели боевой техники разогреты. В воздухе барражировали немногочисленные боевые самолёты противокосмической обороны планеты.

Самое странное было то, что при сумасшедшей напряжённости, царившей вокруг, день был прекрасен. Ярко светила жёлтая звезда. Было свежее летнее утро, когда жара ещё не подступила и можно было лёгкими черпать вкусный прозрачный воздух. Бетонные плиты космодрома ещё не успели нагреться, их поверхность покрывала утренняя роса, что переливалась под лучами звезды, всеми цветами радуги.

Я сидел на откинутой аппарели нашего Ястреба и задумчиво пил, уже четвёртую за этот предрассветный час, кружку кофе, когда у меня в ухе зашипела рация и послышался твёрдый голос Дагора. Сидящий рядом Картер, пружинисто вскочил на ноги. Началось!!!

Глава XXIII

Хаос ударил сразу и по всей планете.

Двенадцать точек прорыва зафиксировала разведка и спутники.

Я первый раз видел воочию тот самый Прорыв Хаоса, про который ходило множество слухов и легенд и который до чёртиков боялось всё человечество.

Инквизиция сделала многое, чтобы перевести это в раздел слухов. Вся документация и видео регистрация была тщательно засекречена. К чему это привело? А привело это к тому, что когда сейчас Хаос наконец-то начал прорываться повсеместно, то тактика противостояния человеческих подразделений хаоситам была практически неизвестна.

Я без понятия, что сейчас творится в Империи и Инквизиции. Возможно, именно сейчас Инквизиторы разлетаются по всей империи, дабы попытаться сдержать Хаос своим опытом и своими небольшими по галактическим меркам силами. Скорее всего, это так и есть, но ручаться за это я не буду.

Не было никаких «адских врат» или «порталов». Просто в один момент из пустого пространства высыпалась толпа одержимых. Высыпалась, как показывала видео регистрация, хаотично. Некоторые падали с различной высоты, часть появлялась прямо на земле и в зданиях.

Для неподготовленного человека, подозреваю, это выглядело ужасно. Просто из ниоткда появляется полутруп и вцепляется тебе в горло. Именно такое произошло с одним из полицейских, чей видеорегистратор успел запечатлеть появление измененных до того, как был забрызган кровью владельца.

Я, как Одарённый, прекрасно видел, как это происходит, во многомерном пространстве. Ведь один из двенадцати прорывов случился рядом со столицей.

На свою беду и наше счастье, «высадка» одержимых произошла за пределами города. Заглянув в Лимб, я увидел, как образовывается и набухает своеобразная энергетическая «пуповина», связывавшая нашу реальность с более глубокими слоями Подпространства. А затем, по ней прокатывается, своего рода «глоток» — утолщение, содержащие в себе орду измеренных, что выпадает уже в наш мир. А энергетическая «кишка» ослабевает, сдувается, но не исчезает.

По куче одержимых, выбежавших из ниоткуда, тут же отработала артиллерия сто тринадцатого. Да и оказались они напротив позиций первого батальона под командованием прайма Савельева, наиболее боеспособного подразделения полка. Ни одна тварь даже не дошла до городской черты. Более того, никто не прорвался даже на дистанцию рукопашной атаки. Это было странно, потому что, судя по ошмёткам, оставшимся от вражеских войск, среди них не то, что ни одного Демона, не было даже ни одного Поводыря. А лишь тупое стадо изменённых.

Наиболее опасный прорыв случился в семистах километров от столицы. Там одержимые высыпались прямо в центре небольшого города. И вот там сейчас творился натуральный ад.

Доклад об уничтожении одержимых около столицы я уже получил, будучи в десантном отсеке «Ястреба», который перемещался в этот городок с именем Харта.

Судя по оценкам разведки, каждый прорыв состоял примерно из тысячи голов. Двенадцать тысяч в рамках планеты — это было ни о чём. И это напрягало меня ещё больше. Я помнил далёкую холодную планету, где чуть было не облажались несколько гвардейских имперских полков под командованием старого опытного скандинава. Причем там на орбите висели полноценные ударные линейные корабли, а не наши смехотворные ВКС. Подозреваю, что и тут не всё так просто с Хаосом…

Через три часа мы уже приземлились возле Харты, подлетев с северной стороны, объявленной по городской связи — направлением для эвакуации. Именно в эту сторону бежали обезумевшие гражданские. Ну, а мы должны были изобразить живой щит. Мы — это я и Алиса, при поддержке полутора сотен моих личных ветеранов-штурмовиков с «Араганора».

Пашку и Инессу, как наиболее ценных Одарённых, работающих по площади, я оставил на космодроме. Учитывая наличие предстоящих уличных боёв, Инесса с её даром может навредить гражданским, ну а без Пашки с этими обезумевшими чучелами мы и так справимся.

Райли и Тадаси также находились на космодроме. Собственно, по здравому разумению я нарезал новые двойки именно на этот конфликт по принципу физик-энергетик. Запредельная эффективность слаженной от пары ван Дассел-Накамуро в данный момент не требовалось, а вот прикрыть на всякий случай энергетиков было разумным поступком. Поэтому Райли следила за фон Таубе, а Тадаси невозмутимо кивнув, присоединившись к Смирнову.

Я же взял Алису, чтобы всё-таки пара Тадаси-Райли была рядом на случай прорыва внутрь столицы чего-нибудь действительно мерзкого. Алиса же, помимо меня, была единственным бойцом, благодаря своему Дару способным длительное время действовать автономно. Ну, при условии, что ей будут противостоять враги, использующие Энергию Подпространства, конечно. В данный момент так оно и было. Собственно, мне даже не пришлось повышать голос, когда моя «мобильная группа» была утверждена именно в таком составе.

Нет ничего более страшного и неконтролируемого, чем паническая толпа людей. В момент паники у человечества отключаются практически все чувства. Остаётся только одно — чувство самосохранения. Человек может затоптать своего хорошего соседа, подставить вместо себя девочку с соседнего двора, лишь бы сохранить собственную жизнь.

Трудно спрашивать с мирных людей мужества и хладнокровия, свойственных профессиональным военным. Ведь если бы они хотел быть военными — они бы ими были. Однако, два десятка «Ястребов», которых мы посадили на окраине городка, послужили для человеческой толпы своего рода магнитами. Людской поток разделился и гражданские ломанулись к десантным боттам с криками о помощи и умоляя спасти их и их детей. Пришлось громко объявить об их неправоте. Слова не помогали, пришлось выстрелить перед ногами, чтобы сохранившееся чувство самосохранения донесло до затуманенного мозга информацию, что здесь ещё хуже, чем «там».

Мои спецназовцы махали руками указывая путь. Безопасным местом на данный момент являлось голое поле за нашими спинами. Первый мой порыв был ворваться в город, зачищая одну за одной улицы. Однако, сто пятьдесят человек не смогут полностью нейтрализовать ловких одержимых, а главное — сделать это быстро. Да и стационарные турели на «Ястребах» превращали эти бронированные корабли в своего рода огневые точки.

Люди были предупреждены, большинство бежало в нужную сторону. Ну, а те, кто не разобрался или заблудился, чтож… пусть «помогают себе сами».

Я сделал несколько шагов в бок, по направлению к людскому потоку и схватил за руку изодранного местного жителя в форме местной войск планетарной обороны, который бежал так же, как и всё, при том, что у него не было в руках оружия.

— Стоять! — гаркнул я.

Человек совсем не хотел выполнять требуемое. Он даже замахнулся, чтобы оттолкнуть меня в сторону. Пришлось влепить ему вполсилы пощёчину, чтобы он смог нормально разговаривать.

— Где твоё подразделение, боец? Почему покинул позиции?

— Нету никакого подразделения! И позиций нету! Командир сбежал первым, и мы побежали, — истерически завопил смуглый человек.

Собственно, чего я и боялся, когда при подсчёте доступных сил и средств, почти 80 000 местной «армии» я посчитал ненадёжными войсками. По моему небольшому боевому опыту при боестолкновении Хаоса с неподготовленными людьми, всего один человеческий боец из десяти находит в себе достаточно мужества, чтобы противостоять адским отродьям.

Я разжал руку, и ошалевший ополченец побежал дальше. Внутри нет организованной обороны, которых нужно выручать, а как бы цинично это не звучало — рисковать жизнью ради трусов я не собирался.

Рядом ухнула крупнокалиберная снайперская винтовка. Среди спецназовцев было небольшое количество снайперов, и я постарался выдать им лучшее вооружение, до которого смог дотянуться. Сейчас они находились на крышах «Ястребов», заняв удобные позиции для обстрела. Сразу за этим выстрелом захлопали остальные.

Повернув голову в сторону города, я увидел то тут, то там мелькающие тела одержимых. Их было легко заметить по иссохшей коже и странным резким движениям. Прикинув наши позиции, я с сожалением отметил, что лазерные орудия ястребов сейчас бесполезны — поток людей из города всё ещё не прекращался и удары тяжелых лазеров уложат больше мирного населения, чем врагов.

А вот одержимых становилось всё больше. Они напирали на отступающих, калеча и убивая их. Наблюдать за этим мне не хватало сил.

— Говорит Ордо-Один, вперёд! — выдал я командирам отделения по рации. — Движемся осторожно, в город не входим. Алиса, держись рядом, — добавил я, уже отключив микрофон.

Мы быстрым шагом пошли вперёд, под вопли обезумевшей толпы и громкие щелчки наших снайперов. Первый одержимый появился в зоне поражения. Он сидел верхом на уже полу-разорванном женском теле, яростно орудуя своими огромными когтями, просто разрывал её на куски. Нажатие на спусковой крючок и разрывная пуля взрывает голову хаосита. Во все стороны летят иссохшей плоти, мозгов и старых костей. Противостоявшие нам сейчас одержимые, кажется, были очередной «консервой» Хаоса. Погибшие и захваченные, Император знает сколько лет назад, люди. И да, есть один плюс от отсутствия Демонов и Поводырей — прямо сейчас не захватываются обычные люди и не увеличивают армию Хаоса. Вот только, надолго ли?

По этому же принципу, учитывая вводные — старые тела врагов, все были вооружены огнестрелом. Лично у меня была новая имперская штурмовая винтовка АГС-404, укороченная модификация для спецподразделений. Редкая, но очень убойная штука! Груз этого оружия достал нам Рафаэль, как всегда, таинственно улыбнувшись на вопрос «где он это взял?» и оставив его, конечно же, без ответа.

Рядом захлопала винтовка Алисы. Мне с большим трудом удалось всучить ей огнестрел, уж очень она любила своё копьё. Но, как и любой Одарённый, умело справлялась с дистанционным оружием. Сейчас её копьё находилось в специальном зажиме на спине и да, несмотря на это, воевать с двухметровой «палкой» за спиной было неудобно.

Тут уже выстрелы раздались повсеместно, и мы сбавили шаг, тщательно выцеливая одержимых.

— Стоять, держать позиции! — рявкнул я, когда до ближайших домов осталось не больше пятнадцати метров.

Бойцы замерли, продолжая отстреливать поредевших одержимых.

Очень хотелось зайти внутрь, но я не торопился. И через пять минут я похвалил себя за это. С крыш домов посыпалось одновременно сразу пару сотен одержимых, которые, видимо, забрались сюда заранее, ожидая, что мы зайдём в узкие переулки, чтобы посыпаться нам на голову. Не дождавшись, они видимо потеряли терпение, если эти человеческие чувства есть хоть у кого-то из этих тварей. Но факт остаётся фактом, — они ломанулись к нам плотным потоком, падая с десятиметровой высоты, ломая кости, поднимаясь и всё равно бросаясь в атаку.

— А вот теперь — ближний бой, — хмыкнул я Алисе. — Ты налево, я направо.

Девушка с облегчением выматерившись бросила винтовку, сорвала копьё и ринулась в атаку.

Я же выхватил меч и последовал её примеру.

Два человека против двух сотен изменённых. Безрассудство это или тупость? Ни то, ни другое. Я уже точно знал, как справляться с этими ходячими мешками с когтями. Знала это и Алиса. Были ли это самонадеянно? Ну, возможно самую малость. Но шанс нанести повреждения моим бойцам при подходе врагов в рукопашную, был гораздо выше, нежели вероятность того, что мы пострадаем сами. Так что, скорее всего, это был холодный расчёт. Да и штурмовики мои никуда не делись и не зевали, переведя оружие в режим автоматической стрельбы. Наш переход «в клинч» был обговорён заранее.

Я ворвался в визжащую толпу инфернальных тварей, как ангел возмездия, размахивая мечом налево и направо.

О, этот упоительный миг битвы! Меч буквально пел, кромсая ненавистную хаосятину, подпитываясь хоть небольшим, но тем не менее энергетическим импульсом, тут же перебрасывая его напрямую мне, что вызывало у меня чувство радости и эйфории.

С хрустом в стороны летели конечности! Каждая мышца работала как надо, подчиняясь приказам мозга, вошедшего в боевой режим. Я упивался боем, не замечая, что постепенно отрываюсь от арьергарда…

Сзади матюкался Эрик, который с одним из отделений также выдвинулся вперёд, на безопасном расстоянии добивая тех, кого не убил я и снимая очевидные угрозы у меня с флангов.

Справа в такой же формации действовала Алиса, за которой шла её Тень, так же с отделением бойцов.

Поток одержимых выдохся через считанные минуты.

— Зачищайте! — махнул я спецназовцам, вытирая пот со лба.

Всё-таки было жарковато. Время приближалось к полудню и солнце жарило нестерпимо.

Рядом нарисовался Эрик, блестя своей лысиной на солнце, и протянул мне флягу с водой. Я с благодарностью кивнул и отхлебнул, осматриваясь.

В городе раздавались ещё крики. Понятно, что не все изменённые шли сплошной волной. Кто-то остался внутри, чтобы насладиться своей добычей, но это было уже не наше дело.

Взрыкивая двигателями к городу приближались организованные подразделения полиции и планетарной обороны из соседних городов. Именно они должны были закончить зачистку.

Из переднего броневика с надписью «Полицейское спецподразделение» выскочил мужчина средних лет, пытаясь сориентироваться кто здесь за главного.

Я поднял руку.

— Майор, сюда!

На вскидку в городе осталось не больше сотни одержимых. Милиционеров прибыло почти две тысячи, справятся.

— Какие будут указания, сэр? — козырнул сухощавый спец, подбегая ко мне. Я невольно усмехнулся. Этот человек, не говоря про звание, был раза в два меня старше, но привычка командовать уже впиталась в меня и я воспринимал всё происходящее, как само собой разумеющееся. Есть я, есть мой «ближний круг» и есть… все остальные.

— Эрик, проинструктируй, — кивнул я Картеру, а сам направился в свой «Ястреб».

— Внимание! Вызываю Штаб-Один! Говорит Ордо-Один. Как обстановка? — задал я вопрос, вызвав Дагора, добравшись до стационарной рации десантного бота. — Где хуже всего?

— Работаем! Всё по плану! — тут же ответил Марк. — Жарче всего… город Сандра, двести километров от вас на север! Одержимые вошли в город!

— Принято, летим! Загружаемся! — бросил я в эфир.

Кажется, сегодня будет очень долгий день…

Глава XXIV

Мы зачищали уже третий городок, точнее местность рядом с городом. Тут, слава Императору, прорыв Хаоса случился в чистом поле. Но, учитывая что это случилось неподалёку от моей «мобильной группы», я отдал приказ переместиться сюда, дабы минимизировать потери среди гражданских. Этот прорыв, к сожалению, не был достаточно «безопасен» для отработки по нему с орбиты. А ведь две торпеды с «Араганора» нашли свои цели, раскидав хаоситов, которые, к своему несчастью, возникли вдалеке от человеческих поселений на втором континенте.

Именно здесь, около небольшой деревушки Лурк, враги возникли среди многочисленных ферм, окружавших этот аграрный поселок. Занятые вырезанием немногочисленных фермеров, они немножко задержались, что дало нам время прийти на помощь. А вот тут уже «Ястребы» не дали ни единого шанса этим упырям, сначала расстреляв их, пройдя над толпой на бреющем, а затем опустившись на землю на пути следования адской орды и развернув стволу в сторону набегающих тварей. Фактически до нас добежала разрозненная и потрёпанная жалкая сотня.

Прорыв был закрыт.

Я посмотрел на небо. Солнце уже скрылось за горизонтом и сам небосвод постепенно темнел в подступающих сумерках. Со всех сторон раздавались редкие выстрелы. Мои люди добивали ещё дёргающихся врагов, но в принципе населению Лурка больше нечего было бояться.

Я отложил в сторону шлем, а заботливый Эрик экономно полил мне на руки из канистры, чтобы я смог умыться.

— Как парни? — спросил я здоровяка, вытираясь несвежим полотенцем, которое он где-то умудрился раздобыть.

— Лучше всех! — хмыкнул Картер.

— А если серьезно? — покачал головой я. — Людям нужен отдых?

Эрик, как всегда, был мои «глаза и уши» среди рядового состава. Используя своё феноменальное обаяние, он был «своим парнем» в любой солдатской среде. Собственно поэтому, я бессовестно использовал его как живой «индикатор настроения» в войсках.

— Да всё в порядке, Тоха! — Тень, как фокусник, вытащил из-за спины две плитки армейского витаминного концентрата и, с улыбкой осведомился. — С клубникой или с малиной?

Я же взял первую попавшуюся плитку, разорвал обертку и откусил, пережевывая. Не понимаю, зачем придумали эти вкусы? Ведь, по своему обыкновению, армия делала всё «в одном» котле и на вкус они были одинаковы — как картон. Но, организм насыщали и ладно.

— Ребята в порядке, подустали конечно, но боевой дух на высоте, — продолжил рассказ-доклад Картер. — Три легкораненых, а при такой плотности врага это похоже не чудо. Так, что боевой дух в порядке.

— Хорошо, — кивнул я и снова посмотрел на быстро темнеющее небо.

В данный момент мы находились в семистах километрах от столицы на краю главного материка. Можно было вернуться в космопорт столицы, но это пять часов лёту. А можно было остаться здесь, чтобы сократить время реагирования на случай следующих прорывов.

Я запихал остаток безвкусного рациона в рот и Картер тут же подал свою флягу. Я сделал глоток и благодарно постучал по плечу товарища, направившись в «Ястреб», на ходу дожёвывая пищу.

— Ордо-Один вызывает Штаб, приём! — уселся я в кресло второго пилота и врубив связь. — Как обстановка?

Дагор немедленно ответил.

— Прорывы локализованы. До сих пор не уничтожены лишь три прорыва.

— Помощь нужна?

— Нет. Местное ополчение и полиция справляются, да и штурмовики там всё уже перепахали. Что планируешь делать?

— Есть у меня подозрение, — задумчиво сказал я, наблюдая эфирным зрением за «успокоившейся пуповиной», — Что полезут они снова в этих же местах. Ордо-Два здесь? — уточнил я на всякий случай, хотя предварительно попросил всех ребят присоединиться к разговору.

— Здесь, куда ж я денусь! — послышался насмешливый голос Пашки.

— Что думаете?

— Вынужден с тобой согласиться. Эта червоточина даже близко не собирается исчезать, — задумчиво проговорил Смирнов. — Подозреваю, что в скором времени нас ждёт ещё один сюрприз.

— А что говорит Мастер Ксарс? — спросил я о, на данный момент, главном эксперте по Хаосу.

— А он ничего не говорит! — раздражённо бросил Пашка, — Он за всё это время даже из десантного бота не вышел. Лишь его мохнатые собратья расположились вокруг. Сидят себе, щурятся на солнышке, кажется, медитируют.

— Меня это не устраивает, — нахмурился я. — У меня был договор о взаимопомощи, и я хочу, чтобы он его выполнил.

Я повернулся к пилоту моего челнока.

— Дай мне связь с «Ястребом», куда мы посадили ксеноса.

— Минутку, сэр.

— Борт «Двести Тридцать Пять», слушаю! — послышалось в эфире.

— Привет, боец. Это Ордо-Один, дай мне, пожалуйста, своего пассажира.

— Он… — замялся собеседник, — Медитирует, сэр!

— Так разбуди его, к Хаосу! — разозлился я, — Если что, пни его ногой. Пусть трубку возьмёт, сволочь!

Надо что-то делать со своим гневом и раздражительностью. Я устало потёр глаза. День выдался не простой, но вот так вспыхивать при подчинённых — совсем не дело.

— Он не реагирует, сэр!

Я вздохнул.

— Давай так, поднеси рацию к его уху.

— Сделано, сэр.

— Алло, уважаемый! — заорал я, — Вы мне нужны, срочно!

В ответ мне было молчание.

— Ты точно к уху приставил? — поинтересовался я.

Раздался далёкий голос пилота. Видимо, микрофон от него был далековато, и он действительно был около уха мохнатого.

— Мастер…

— Не кричите, юноша. Я вас прекрасно слышу, — раздался спокойный голос кхарка.

— Вашу ж мать! — выдохнул я.

— Не нужно ругаться, — поучительно сказал голос мохнатого старца. — Есть дела поважнее.

— Поважнее прорыва Хаоса и гибели людей на этой планете? — не выдержал я и услышал в ответ глубокий вздох.

— Вам не понять. Противостояние с Хаосом происходит на разных планах. Эта данная конкретная планета лишь краткая яркая вспышка в Вечной Войне.

Я сделал три вдоха и выдоха, успокаиваясь. Как сложно с этим мохнатым философом…

— Уважаемый, я бы хотел услышать ваш прогноз. Что с вторжением Хаоса? Оно будет или нет? Если будет, то, когда следующее?

В ответ было молчание.

— Эй, вы тут?!

— Да, я здесь, молодой человек, — проговорил усталый голос и ксенос закашлялся. — Извините… Дело в том, что я не знаю, как правильно сформулировать вам ответ, какое «новое» нападение Хаоса? Прорыв продолжается прямо сейчас, Хаос и не думал останавливаться.

— Что значит «продолжается»? В этих трёх недобитых группах?

Снова раздался глубокий вздох.

— Мне сложно оперировать вашими понятиями. Продолжается — это значит, что врата открыты и два мира всё ещё связаны. А кого имеете ввиду вы, я не знаю. Но вот прямо сейчас я чувствую три больших скопления Хаоса в радиусе двухсот ваших километров от места моего нахождения.

— Что?! — завопил я, — Пашка, ты что-то чувствуешь??? Данные разведки, срочно!

Далее раздалось шипение и в разговор ввязался Дагор.

— В радиусах тысячи километров от столицы нет ни одного живого одержимого. Я не понимаю, о чём говорит этот Мастер.

— Энергетическая сопля, как висела, так и висит, — подтвердил Пашка. — Я не вижу ничего.

— Мастер, вы тут? — снова позвал я.

И снова раздался беззаботный голос:

— Да, я слушаю.

— О каких скоплениях вы ведёте речь? Где они находятся?

— Где они находятся? Да везде, — раздался флегматичный голос.

И тут же раздались крики:

— Вашу мать! Черви!!!

Тут же, с небольшой задержкой, посыпались доклады.

Из-под земли полезли старые знакомые, как мы их называли — «Черви Хаоса», что несли внутри себя десант одержимых.

Судя по докладам, на этот раз среди них уже были Проводники.

Я открыл рот скомандовать передислокацию, но напоследок заглянул в Лимб. Интуиция не подвела. На моих глазах пуповина набухла и двумя толчками, один за одним, вытолкнула очередную орущую толпу одержимых прямо на уже опустошённые фермерские поля.

— Внимание, всем бортам! Открыть огонь на поражение!

Я чертыхнулся, разрываясь между желанием выскочить и вступить в бой, и участием в стратегическом планировании.

Взглянув на экран, я увидел, что выстрелы из «Ястребов» разрывают толпу на этот раз, состоящую из более, чем двух тысяч голов. Кажется, они справятся.

— Штаб, доклад! — бросил я в рацию.

— Ордо-Один, разбираемся, — раздался невозмутимый голос Дагора.

Похоже, выбор его командующим наземной операцией был грамотной идеей. Покалеченного в прайма не покидало свойственная ему невозмутимость.

— Араганор, — переключил я канал, — Это Ордо-Один. Что вы видите?

— Араганор на связи, — раздался голос Дюрера на фоне колоколов громкого боя, что означало, что эсминец снова находится в режиме боевой тревоги. — Восемь выходов в моейзоне ответственности. Произведено четыре запуска торпед, два по прежнему месту выхода, два по новым. Все места выхода находятся вне людских поселений. Всё остальное, к сожалению, критически близко к населённым пунктам. Корветы спустились в атмосферу и точечно обстреливают одержимых, но их мощности явно не хватает. Не рассчитаны эти корабли на орбитальную бомбардировку. Эх, нам бы пару линкоров.

— Держи меня в курсе, — бросил я. — Штаб, что с Хартой? — внезапно вспомнил я о городе, в котором прорыв осуществился прямо внутри.

— Нету больше Харты, — ответил мне Марк. — Новая волна заполонила весь город, разбив остатки сопротивления, а заодно и подмогу из соседних городов. Наши оставшиеся войска бегут к своим населённым пунктам, контроль над ними полностью потерян.

— Что у вас в столице?

— Два червя. Один в двадцати километрах, за городом. Второй в западном районе города. Сейчас второй и третий батальоны пытаются его сдержать. Первый батальон работает по старому месту с новой волной, там без проблем.

— Ордо-Два! Вызывает Ордо-Один!

В ответ мне раздался смущённый голос радиста:

— Господин Смирнов и госпожа фон Таубе покинули место дислокации, дабы оказать помощь нашим войскам в западном районе города.

— Твою мать! — выругался я, — Соедините меня кто-нибудь со стационарной рацией. Среди них присутствует радист?

— Минуту, сэр.

— Сержант Хорхе, слушаю! — раздался незнакомый голос.

— Дай мне Смирнова, немедленно! — гаркнул я, особо не разбираясь.

— Да, сэр.

— Кто это?! — раздался раздражённый голос Пашки.

— Конь в пальто это! — выдал я, — Что у вас творится?!

— Небольшое недоразумение, — хмыкнул друг. — Но мы контролируем ситуацию. Много людских жертв среди гражданских. Но очаг вторжения удаётся локализовать. Райли и Тадаси вырезают Проводников, с мелочью справляются солдаты.

— Как мы могли их не заметить? — задал я риторический вопрос.

— Без понятия, — послышался расстроенный голос друга. — Их не было в Лимбе, до последнего момента не было. Я мониторил ситуацию.

— Я тебе верю, — хмыкнул я. — Отбой.

Во второй волне, что вышла на нас, так же были исключительно тупые обычные изменённые, которые бестолково пёрли на пушки. С другой стороны, их было настолько много, что более часа потребовалось на то, чтобы устранить их всех. У меня было большое желание стартовать, но совесть мне этого не позволила. Небольшая деревушка без нас бы погибла. Учитывая массовость нападения, подозреваю, что это лишь отсрочит их гибель, но просто так бросить их я не мог.

Всё это время я пытался разобраться в тактической обстановке. Двенадцать старых выходов и двадцать четыре новых красными пятнами были разбросаны на дисплее на карте, что транслировалась мне из штаба. И, судя по всему, многие города мы уже потеряли или потеряем в самое ближайшее время.

Передо мной во весь рост встала дилемма. У меня есть космические силы, но применять я их без ущерба для мирного населения не могу. А если я не отреагирую быстро, то всё это мирное население превратится в новую армию Хаоса и придётся всё равно по ним отстреляться, вот только станет их в разы больше.

— Ордо-Один вызывает Штаб, приём!

— Слушаю, Ордо-Один.

— Справляетесь?

— Так точно.

— Где нужна наша помощь?

— Да везде, — Дагор замолчал. — И одновременно нигде. В двадцать одной точке наше сопротивление подавлено. Враг зашёл в города. В семи местах прорывы локализованы местными. И ещё восемь мы успели выжить с орбиты. Думаю, через несколько дней в захваченных городах хаоситы пополнившись… гхм… новобранцами, расползутся по округе. Что будешь делать?

— Пока думать. Отбой.

А думать было над чем. Собственно, началось полноценное планетарное вторжение. При том, что враг быстро наращивал свою численность, в то время как у нас становилось всё меньше боеспособных войск. Кто-то разбегался, самые отчаянные погибали. А из регулярных войск как был один полк — сто тринадцатый, так он и остался. Подкрепления ждать неоткуда. Лучший вариант — собраться в столице и эвакуировать людей. Вот только, как и на Фокстроте — не было достаточного количества транспорта, дабы его эвакуировать и не было достаточных сил, чтобы вычистить всех одержимых.

Шах и мат.

Даже запершись в столице, враг задавит нас числом. Придётся совершить невозможное.

— Внимание, заканчивайте зачистку и грузитесь на «Ястребы»! Пилот, координаты… Пятнадцать минут на сборы и взлетаем!

Похоже, этот день никогда не кончится…

* * *
Следующие несколько дней мы прыгали по континенту, безжалостно отстреливая появившихся врагов. Авиация наша так же не спала, отсекая хаоситов от идущих со всех сторон беженцев, которых как магнитом тянуло в самое защищённое место на планете — столицу.

«Араганор» с подтянувшимися корветами просто защищал второй континент по моему приказу, который со скрипом, но приняло местное руководство, особо не заботясь о безопасности мирных. А приказ мой был прост. Наносить удары по хаоситам, по возможности избегая жертв среди мирного населения. Вот это «по возможности» далось мне очень непросто.

Взрыв корабельной торпеды «космос-земля» по факту, напоминал слабый термоядерный взрыв, от последнего он отличался только отсутствием поражающего фактора в виде радиации. Зона полных разрушений составляла около 5 км, дальше — меньше, но угроза для хрупких человеческих тел всё еще существовала.

Дюрер молча выслушал приказ и коротко подтвердил его получение: «Есть, сэр!»

Фактически, на западном континенте осталось две зоны сопротивления вокруг двух самых больших городов, куда стянулись остатки местного ополчения, над каждым из которых завис корвет.

И вот тут начались проблемы со снабжением. У «Араганора» закончились торпеды «космос»-земля. А садить дорогущими противокорабельными «Гарпунами» было, во-первых, не эффективно, а во-вторых, тупо. Лучевое оружие осталось единственным средством атаки. Вот только ресурс у него был не бесконечный, а расход топлива повышался в разы. Если с топливом вопрос решили, — губернатор на безоплатной основе гонял танкеры к нашим судами, то вот когда у нас заклинит главный калибр, — этого никто не знал. Лучевая пушка была мощным орудием, но использовалась она исключительно в космических сражениях. Из-за своей скорости перезарядки в любом бою она успевала сделать максимум десяток выстрелов. Далее, проводилось обязательное техобслуживание и замена охладителей, что выходили из строя. Кроме того, что это стоило денег, это были дефицитные запчасти, как правило, полностью отсутствующие на периферии, где мы как раза находились. Да и мощность луча, прошедшего через атмосферу, сильно падала…

Для орбитальных бомбардировок использовались либо торпеды, либо главный калибр линейных кораблей. Сейчас же я рисковал «покалечить» свой единственный боеспособный корабль. Лишить половины, или практически половины его боеспособности. Скрипя сердцем, после доклада о выходе из строя очередной батареи охладителей, на место которых были поставлены предпоследние запасные, я отдал приказ прекратить. «Араганор» вышел из боя…

У корветов как-раз были малые разгонники — «младшие братья» артбатарей линкоров. Вот только боеприпасы у них также подходили к концу, а достать их в этой системе было негде.

Лучше всего себя «чувствовал» местный фрегат, так как под его торпедные аппараты боеприпасов было запасено не то, что много, но достаточно. Вот только, как всегда, из-за местного головотяпства, лежало оно на складах давно и необслуженное. Я был свидетелем, как торпеды просто втыкаются в землю, без взрыва боеголовки. Однако, с фрегатом также возникла засада. По категорическому приказу губернатора, фрегат не отходил за пределы континента, отрабатывая по местным целям, но всё-таки держась в районе столицы. Собственно, на всё соглашаясь, именно в этом моменте губернатор категорически не шёл на уступки. На наше логичное заявление, что фрегат нужен на другой стороне планеты, губернатор отвечал, что это его планета, его народ, и он сам решит, кто в приоритете.

Ещё день-два и западный континент полностью решится орбитальной поддержки и сможет рассчитывать только на наземные силы.

Мы как раз зачистили очередную местность от хаоситов и передислоцировались к новой позиции. Толком отдохнуть не удавалось, поэтому все использовали перелеты между боями, чтобы поспать или подкрепиться. Есть мне не хотелось, поэтому я вполглаза подремывал в жёстком десантном кресле.

— Сэр, вас вызывает борт «Двести Тридцать Пять»! — вырвал меня из сна голос пилота.

— Двести тридцать пятый? — не сразу понял я спросонья.

— Мастер Ксарс, сэр! — пояснил лётчик.

— А… Соединяй! — я протер глаза, в которые, по ощущениям, кто-то насыпал песка.

— Антон, — после первого же слова я напрягся. Невозмутимый голос мохнатого старейшины Кхарков звучал очень встревоженно. — Хаос напирает. И уже не только на планете.

— Что? — нахмурился я. — Что ты имеешь ввиду?

— Хаос, Антон, Хаос. Я не знаю, что произошло. Я вижу такое в первый раз, но кажется, кто-то с той стороны внёс коррективы в план нападения.

— Что это значит?

— Это значит, что прямо сейчас…

— Ордо-Один! Вызывает Араганор! — раздался громкий вопль Дюрера, — Чужие корабли в системе! Антон, это зачумлённые корабли!!!

Глава XXV

— Пожри меня Хаос! Кого там принесло? — устало выдохнул я. Не было уже не злости ни, тем более, отчаянья. Была просто смертельная усталость. И это при том, что меня постоянно подпитывал меч. Приходилось для этого вступать в рукопашку, дабы сам меч мог «подзаредиться», но оно того стоило.

А вот обычным людям приходилось тяжело. Даже Эрик похрапывал рядом, при том, что сон у него был чуткий. Только Алиса появилась в проходе в пилотскую рубку и молча смотрела на меня зелеными глазами. Ну, у неё тоже был маленький «секрет», поддерживающий в ней силы.

— Внимание, всем-всем, прошу помощи! Они движутся на меня! Что мне делать?!

— Это что за истеричка? — уточнил я в эфир, настолько изумившись, что даже забыл про этикет.

— Фрегат местный истерит, — раздался напряжённый голос Дюрера. — Наверное, я бы на их месте тоже обосрался, но нет, — хмыкнул старый вояка.

— Посчитал пришельцев?

— Два фрегата тип «Сфирот»… Ого, их уже лет пятьсот как с вооружения сняли! И крейсер. Вот крейсер посвежее. Тип «Элегия». Такие корабли ещё где-то на периферии в строю находится.

— К Хаосу подробности! — прорычал я. — Справитесь?

— Были бы эти имперские корабли, я бы сказал, что однозначно нет. Но учитывая состояние зачумлённых кораблей, что я в последнее время видел, скажу так — шансы есть. Главное эту истеричку в себя привести.

— Странное поведение для имперского офицера, не находишь?

Сразу после истерик в эфире, я переключился, и мы сейчас говорили по закрытому каналу, я отключился от общего эфира, поэтому мог разговаривать свободно.

— Да какой он имперский офицер?! — в голосе ветерана послышалось презрение, — Эта лоханка не вылазит из системы уже вторую сотню лет. Если Империя кое-как устраивает ротацию наземных войск в этой Императором забытой системе, то на её «сверхмощный космический флот», — в голосе Марка послышался сарказм, — точно руки не доходят. По-моему, они даже про экипаж забыли. Фактически, весь нынешний экипаж, по факту, корабля Имперского Военно-Космического Флота, вольнонаёмные, а их командир кажется родственник губера.

— Странное отношение к самому сильному кораблю в системе.

— Согласен, — был ответ Дюрера. — Но Линии — они такие Линии. Вот что происходит, когда нет нормального единоначалия. Вот в наше время…

Я перебил увлёкшегося капитана.

— Твоя задача — не подпустить их к планете, но в случае чего не рискуй, а отходи.

— То есть, эвакуироваться прямо сейчас ты не будешь? — уточнил у меня капитан.

— Нет, мы ещё пободаемся. И это… — я задумался, как бы помягче это сказать, — Не рискуй собой и «Араганором». Фрегат — да, корветы — возможно. Но, не дай Хаосу себя уничтожить!

После непродолжительного молчания раздался задумчивый голос капитана.

— Взрослеешь, Антон. Трудное решение, но я так и поступлю. Отбой!

У меня тут же перед глазами возник молодой Гарсия и его подруга Мендоза — капитан второго корвета флота Звёздной Федерации. Хочу ли я чтобы они погибли? Определённо нет. Если будет выбор погибнуть им или команде «Араганора», то тогда — определённо да. Эти сложные решения последнее время мне приходится принимать всё чаще и мне одно интересно — когда уже моя совесть окончательно отключится, дабы я мог мыслить холодным разумом, а не сердцем. Я хмыкнул. Что-то мне подсказывает, что никогда.

— Тоха, Демоны! — послышался знакомый голос Пашки с такими незнакомыми интонациями.

Кажется, мой боевой ментат был в панике.

— Спокойно! Что там?!

— Походу третья волна, дружище. И на этот раз оттуда полезли Демоны. Тадаси говорит, что они очень похожи на тех тварей, что вы видели в Подпространстве, когда у него «умер» меч.

— Пожри меня Хаос! Пенетраторы?! — только и смог выдавать я.

Кажется, Авангард Хаоса пожаловал на весёлую пирушку. Что там говорил мохнатый Мастер? Кто-то корректирует нападение с той стороны? И, кажется, эта «коррекция» подразумевает привлечение самых свирепых зверюг Хаоса.

Я устало потёр переносицу и положил руку на меч, мысленно требуя «допинга». Меч, как всегда, откликнулся и перегнал в меня энергию, мгновенно взбодрив. Сон исчез как не бывало. Сейчас мне нужно было принять трудное решение.

— Что с прорывами по планете?! Штаб, я к тебе обращаюсь!!

Кажется, Марк подвис. Ну да, он так же, как и мы не спал уже три дня. Вот только он был хоть и «человеком на Эссенсе», всё-таки оставался при этом человеком.

— Работаю, Ордо-Один, — ответил мне исполняющий обязанности командующего. — Учитывая, что наш флот ввязался в бой и не в состоянии наблюдать за поверхностью, данные идут только с гражданских спутников. А местные спутники в большинстве своём коммутационные и погодные, так что сам понимаешь достоверность полученной с них информации. Но из того, что я вижу, всё те же двенадцать плюс двадцать четыре прежних выхода. Не всё попадает в зону слежения, но прогнозирую, что это так. А ещё пять новых выходов, из них — три непосредственно около столицы. И именно оттуда выходят Демоны.

— А два остальных? — на всякий случай спросил я, как будто нам мало было ближайших.

— Два остальных на другом континенте, около двух оставшихся очагов сопротивления, — он на секунду замолчал. — Собственно, уже нет, сопротивление подавлено, враг зашёл в города. Западный континент потерян полностью.

— Держитесь, мы летим, — я повернулся к пилоту. — Сколько до столицы?

— Два часа, сэр.

— А если поторопиться?

Он на меня странно посмотрел.

— Выжимай всё, что можно.

— Думаю, полтора.

— Ясно. Ждите, и держитесь там. Отбой!

Я выглянул в окно. Прямо сейчас мы пролетали мимо очередного «выхода» одержимых, которые высыпались из пространства и задрали головы вверх, провожая взглядом наши «Ястребы». Увидев, что мы летим мимо, они развернулись и дружной толпой побежали на восток, где на горизонте горели мирные огни маленького человеческого города… обречённого человеческого города.

Я заскрипел зубами. Послышался треск. Я с удивлением увидел, что оторвал подлокотник из сверхпрочного сплава.

— Извините, — почему-то буркнул, глядя на пилота.

Тот молча пожал плечами и вернулся к управлению.

«Ястреб» поднимался, выходя в более разреженные слои атмосферы, которые позволят увеличить скорость и уменьшить время нашего прибытия. Разобравшись с управлением, дабы не отвлекать пилота, я защёлкал тумблерами, ловя связь нашего флота. Там творилось что-то невообразимое.

Коммандер Райдер продолжал истерить. Спокойный голос Дюрера пытался вернуть ему самообладание. Гарсия и Мендоза рапортовали о прибытии на расчётные точки. Это было неожиданно приятно. Я подозревал, что молодые капитаны покинут систему, ведь по факту они ничего не должны были Солане, а являлись военно-космическим флотом Звёздной Федерации.

Где-то на краю сознания у меня пробежала совестливая мысль о том, что я фактически списал их со счетов, разрешив Дюреру использовать в качестве приманки. Но она как возникла, так и тут же пропала. Рефлексия дело полезное, но только не в разгар битвы.

Я открыл рот уточнить обстановку, как замигал новый значок вызова. Нажав кнопку, я услышал голос:

— Борт двести тридцать пятый вызывает Ордо-Один! Приём!

— Слушаю.

— С вами хотят поговорить, сэр.

— Соединяй.

Мастер Ксарс проснулся. Что этому ещё надо?

— Антон, — без прелюдий начал древний ксенос. — Мы покидаем планету, — просто и без затей сказал он. Я открыл рот что-то возразить, но тут же захлопнул. Собственно, похоже настал тот самый час «Ч», про который мы оговаривали, когда сопротивление становится бессмысленным и опасным. — Когда вы присоединитесь ко мне?

— Присоединимся где? — несмотря на прилив сил, я всё ещё тупил.

— На орбите. Ситуация критическая. Мы должны покинуть планету, пока корабли Хаоса не подошли слишком близко, и эвакуация станет невозможной.

И снова мне нечего было сказать, кроме того, что я не хотел покидать умирающую планету. Мой здравый смысл буквально вопил не делать этого, но сердце отказывалось воспринимать этот посыл. А ещё моя интуиция говорила держаться. Я криво усмехнулся. Держаться за что? За призрачную надежду? За мир во всём мире? Что мы сможем продлить агонию? Победить несколько миллионов одержимых практически невозможно. Да, их сейчас десятки тысяч, но через месяц, через два, да какое там — через пару недель их счёт уже пойдёт на миллион.

— Хорошо, Мастер, — принял решение я. — Вы можете быть свободны. Я считаю, что вашу часть сделки вы полностью выполнили. Буду рад видеть вас вновь.

— Как быстро? — уточнил мохнатый.

— Как только мы очистим эту планету от Хаоса, — произнёс я и сам не поверил в то, что сказал.

Это реально бред какой-то. Примерно так воспринял и мой собеседник, потому что надолго замолчал. Однако, мудрый ксенос был действительно мудрым. Ни уговоров, ни возражений не последовало. Последовал лишь тихий вздох и короткий ответ.

— Оставляю вам ключ для связи. И да, надеемся, что мы увидимся. И небольшой подарок. У вас будут сутки. Прощайте, Антон.

— У нас для этого есть другое слово, Мастер — «до свидания», — улыбнулся я.

В ответ раздался тихий смешок.

— Хорошо, Антон. До свидания!

Я уже практически хотел положить «трубку», но вспомнил одну вещь.

— Мастер. Приём, Мастер!

— Сэр, он потерял сознание, сэр! Мне кажется, он умер. Сэр?

— Отойди, — послышался голос рядом.

То ли голос, то ли рык.

— Какого чёрта происходит?!

— Его окутало сияние, и он рухнул без сознания, сэр!

— Там кто-то из его мохнатых?

— Так точно, сэр.

— Дай трубку кому-нибудь!

— Минутку… Они не хотят с вами разговаривать, сэр.

— Вашу мать! Включи громкую связь.

— Сделано!

— Герс! Герс, мохнатая ты скотина, ответь мне, немедленно! Ты должен мне ответить!!!

— Я тебе ничего не должен, человек, — раздался угрюмый голос здоровяка, первого телохранителя мохнатого старейшины.

— Что там случилось? Что с Мастером?!

— Он покинул нас, человек.

— Покинул?! Какого Хаоса?! Умер?

— Нет, покинул. Я не знаю, как это на вашем языке.

— Что случилось? Зачем?

Тут раздалось фырканье, похожее на собачье, которое видимо изображало грустный смех.

— А вот этого я не знаю и не понимаю. Я не знаю, зачем он это сделал для вас, человеки.

— Сделал? Что сделал?!

— Отбой, — послышался голос куда-то в сторону. — Человек, если ты сейчас же не отключишь связь, то я убью тебя и мы взлетим без тебя.

— Извините, сэр, — буркнул пилот и связь отключилась.

— Штаб, что происходит?!

— Антоха, ты бы это видел, — это был не штаб, это был Смирнов.

— Что именно?!

— Я первый раз такое вижу! Огромное силовое поле невозможного радиуса накрыло всю столицу! Пожри меня Хаос, ВСЮ СТОЛИЦУ!!! И, судя по свечению в Лимбе, оно охватывает нас сферой, прикрывая и под землей.

— Поле? Сфера? — я не мог понять.

— Да, это что-то типа избирательного защитного поля. Я реально такое никогда не видел. Хаоситы не могут его пройти, а вот люди и техника проходят спокойно. Что это такое?

— Подозреваю, прощальный подарок от Мастера, — скривился я.

Если всё так, как говорит Пашка, то я не знаю не то, что Одарённого, я не знаю ни одного случая в истории человечества, когда объединённые силы Одарённых могли изобразить что-то похожее. Да, у некоторых Линий был Дар защиты, как правило он защищал самого носителя, ну или двух-трёх человек рядом с ним. Объединив разумы, группа таких Одарённых могли защитить целый космический корабль. А целый город, да ещё и в одиночку… Надеюсь, старый хрен, ты выживешь и сможешь ответить на мои вопросы!

— Как долго он продержится? — задал вопрос мне Пашка.

— Старик что-то сказал про сутки, — припомнил я, — Так что воспользуемся ими на полную.

— Так точно.

— Отбой.

Я снова защёлкал тумблерами, возвращаясь к космическому сражению.

— В нас попали! В нас попали! — снова раздался неприемлемый для имперского офицера тембр голоса коммандера Райдера.

— Араганор, что там?

— Сраный урод! Да я его сам взорву!!!

Ну вот, и мой невозмутимый капитан уже начал нервничать. Это чем же так его довёл недо-коммандер?

— Эти уроды даже заградительный огонь толком вести не могут.

— У него какие-то повреждения?

— Да если бы! Близкий разрыв торпеды, сняло-то щитов процентов двадцать, а истерика как будто он падает!

— Как вы?

— Минус фрегат у хаоситов и они отошли.

— Слава Императору, — выдохнул я.

— А у нас минус «Эсперанса».

— Твою мать! — тут же скакнуло настроение у меня совсем в другую сторону.

Молодой смуглолицый лейтенант, который так хотел стать капитаном.

— Гарсия? — спросил я без определённой надежды.

— Лейтёхе удалось покинуть корабль на спасательных капсулах с частью экипажа. Вот же мелкий засранец! Возомнил из себя непонятно что. Знаешь, что он мне сказал? «Капитан покидает корабль последний!» Да где он, Хаос пожри, такое прочитал? — раздалось бурчание ветерана.

Я невольно улыбнулся, почувствовав облегчение.

— Ну, ты ему вставил мозги?

— А то! — самодовольство возникло в голосе отставного имперского офицера. — Чем можно пронять молодого романтика? Только тем, что его смерть будет не только напрасна, но и позорна. Я пообещал, что если он сдохнет, то Сальватор заклеймит его как труса и предателя, не выполнившего прямой приказ командира.

— Ты же сам понимаешь, что это бред? — хмыкнул я.

— Я понимаю, и ты понимаешь, а у него не было времени понимать. Может он осознает это потом, но по крайней мере сейчас он жив, — возникла небольшая пауза. — Так, заболтался я с тобой. Хаоситы оттянулись, но походу собираются на второй круг. И да, я поставил последний комплект охладителей. Но думаю надолго лучевика не хватит.

— Что с торпедами?

— Фрегат мы точно завалим, а вот крейсер… — он задумался, — А впрочем, какая разница. Ты сказал не допустить корабли к планете, и я этот приказ выполню. Отбой.

— Стой! Араганор, стоять! — кричал я уже в пустоту.

Вот старый дурак!

Я снова защёлкал тумблерами и тут раздался равнодушный металлический голос:

— Эсминец Араганор в данный момент находится в бою и отключил возможность радиосообщения.

— Сожри меня Хаос!

Снова хруст и я оторвал второй подлокотник. На этот раз я не извинялся, мне хотелось этот подлокотник запулить куда-нибудь, например, в седую башку гордого ветерана.

— Всё так плохо? — наконец подала голос Алиса, всё это время стоящая в проходе у меня за спиной.

— Хуже некуда, — сказал я.

— Я уверена, мы справимся, — хмыкнула девушка.

Я удивлённо на неё посмотрел.

— То есть, эвакуация с планеты тебе в голову не приходит?

Алиса взмахнула рыжими кудрями, закинула голову и жизнерадостно посмеялась.

— Антон Ноунейм решил сбежать от врага? Если я доживу до этого дня, то я первое устрою это… как это наш японец называет. Сипуку?

— Сэппуку, — я улыбнулся в ответ. — Дух самурая заразителен, вот и тебя накрыло.

— Не ссы, командир, — стукнула она меня по плечу. — И да, делай что хочешь, но я пошла досыпать.

* * *
Ровно через сутки барьер упал, запуская внутрь орду одержимых, которую всё это время мы безнаказанно расстреливали. На этот раз ими управляли разумные представители Хаоса, поэтому поняв, что пройти внутрь они не могут, все ценные экземпляры изменённых были оттянуты в сторону. Лишь мелкими группками передвигались рядовые хаоситы трепля нам нервы.

Два Демона уничтожили мы с Алисой. И да, это были именно эти здоровенные физики по версии Хаоса, что назывались «Пенетраторами». Честно говоря, нам повезло. При подлёте к столице я увидел в Лимбе две большие светящиеся точки Демонов и четыре поменьше малых Демонов-Проводников. «Ястребы» произвели несколько выстрелов, ну и мы с Алисой сиганули вниз на грави-парашютах. Быстрое и эффективное, но идиотское изобретение. Никак не привыкну! Причём, наши Тени под угрозу расстрела и отлучения от наших одарённых тел были оставлены на «Ястребах».

Лазерные пушки десантных ботов разметали всю мелочь, даже повредив пару Проводников и ошеломив демонов Авангарда. Не могу сказать, что это было просто, но, когда мой меч радостно запел после того, как голова второго рогатого существа откатилась от тела, я испытывал некоторое облегчение.

Тут же послышался тревожный голос Дагора, на чём свет матюкавший меня за самонадеянность, а ещё обозначая угрозы. Хаоситы разозлённые потерей командиров, ломились со всех сторон. Ну, на сегодня подвигов достаточно. Тем более, ошеломить врагов один раз — это неожиданность, а второй раз — это скорее всего провал.

Быстро запрыгнув на «Ястреб», мы полетели дальше к столице.

Судя по лицу Эрика, он долго не будет со мной разговаривать. Ну, это такое, перетопчется.

Космическое сражение складывалось печально для обеих сторон. «Кабальеро» был подбит, хотя и не уничтожен. Но он полностью потерял боеспособность.

Второй фрегат хаоситов был уничтожен точно так же, как и фрегат ВКС Империи, который в последний момент, приняв на борт капсулы с поверхности, попытался выйти на разгонную траекторию для бегства. Но вместо этого поймал залп главного калибра от крейсера и пару торпед от фрегата. Именно этот манёвр трусливого идиота позволил «Араганору» добить второй фрегат и тремя последними «Гарпунами» повредить маршевые двигатели у крейсера.

Дюрер наконец вышел на связь, получив уже ворох ругательств от меня, на что добродушно хмыкнул и сказал, что «Ваш приказ частично выполнен». На вопрос «Почему частично?», было сказано, что крейсер полностью ход не потерял и доберётся до планеты в ближайшие пару суток. А вот «Араганору», кроме как идти на сомнительный таран, воевать было нечем. Лучевик окончательно вышел из строя, торпеды закончились. Из оружия были только малокалиберные башни противоракетной обороны.

Наши дерзкие вылазки в течение условно-безопасных суток ни к чему не привели.

Командиры хаоситов закопались под землю в тоннели, прорытые червями, а соваться туда было сродни самоубийству. Да, мы напихали внутрь бомб, засыпав входы. Но зная скорость и мощь червей, час два, и они снова появятся на поверхности. Тешить себя иллюзией, что мы смогли этой нелепой бомбардировкой завалить кого-то серьёзного, я не хотел.

В итоге, нашим успехом было ещё восемь Проводников, который мы подловили на поверхности, и бесчисленное множество рядовых одержимых.

Самое плохое было то, что по показаниям спутников со всех сторон из захваченных городов шла толпа «свежих» одержимых и первая их волна должна достигнуть столицы аккурат к падению волшебного барьера.

За час до его исчезновения я собрал совещание. На нём присутствовали губернатор и его дрищеватый помощник, к которым я за это короткое время успел проникнуться уважением.

Честно говоря, когда я услышал о бегущих с поверхности челноках, я был твёрдо уверен, что губернатор попытался сбежать. И в тот момент как раз не было с ним связи. В итоге выяснилось, что он с молодым Аз Захир-Ази вышел со своей гвардией за пределы купола, дабы встретить организованную колонну немногочисленных беженцев. В такие моменты я слегка менял свои мнения о бесполезности и своенравии Линий и об их хвалёном пофигизме во всём, что касается не их интересов.

Совещание получилось сумбурным. Каждый знал, что делать. Все запасы, склады оружия были опустошены и розданы добровольцам. Все дети и женщины были заперты в наиболее защищённых зданиях и сооружениях. Столица была готова к обороне. Даже мои друзья испытывали скорее чувство лёгкого возбуждения перед настоящей зарубой, нежели какое-либо беспокойство или тем более страх. Возможно, в этом было что-то от истерики, но я по крайне мере не заметил. Ребята шутили и улыбались, как будто через час нам не обрушатся на голову потоки Хаоса, а мы пойдём на весёлый пикник.

И да, мы продержались ещё полтора суток, во время которых хаоситы медленно заходили внутрь столицы. Однако, ни один дом, ни один перекрёсток не был сдан без боя. Мои Одарённые вертелись как могли. Часть кварталов было сметено ужасающим Даром моей девушки. Множество одержимых перерезало друг друга самостоятельно. Ментальному напору боевого ментата Смирнова не смогли противостоять уже даже Проводники. Даже Дагор, залитый по уши Эссенсом, включился в схватку на переднем плане.

Ленивые безынициативные имперские пехотинцы в прошлой жизни, сейчас творили чудеса героизма, захватывая с собой по несколько одержимых. Единичные случаи самопожертвования превратились в сплошной поток. Когда раненый пехотинец подрывал себя вместе с подходящими врагами. Или же группа имперцев жертвовала собой, чтобы обеспечить эвакуацию беспомощных детей и женщин. При том, что у людей не было понимания как они выйдут из этой ситуации, им просто хотелось выжить.

У меня также было не без потерь. Я перестал принимать перечень погибших ветеранов, пошедших за мной. Тадаси, матюкаясь, оттащил в тыл тяжело раненую Райли, после того как их двойка завалила двух Демонов. Всё, что мы смогли — это накормить подругу ударной дозой Эссенса. Медик же пожал плечами, не имея ни малейшего представления об её перспективах.

Медленно, но неуклонно, нас додавливали силы Хаоса…

— Пожри меня Хаос! — раздался удивленный голос Дюрера, что отвлек меня от «разделки» очередного Проводника.

И тут же в ушах загремел суровый голос Идеального Солдата Империи.

— Внимание!!! Всем подданым Империи в системе Солана!!! Говорит Легат 5-го Легиона Имперского Космодесанта Каратели!!! Держитесь!!! В бой вступает Имперский Космодесант!!!

Обращение Автора

Тут уже ждет вас следующая книга:

https://author.today/work/215035

Не потеряйтесь в пути)

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/199730


Оглавление

  • Пролог
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава IXX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Nota bene