КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614360 томов
Объем библиотеки - 951 Гб.
Всего авторов - 242846
Пользователей - 112735

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Я стану Императором. Книга VI (СИ) [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Я стану Императором. Книга VI

Пролог

176 лет назад

8848 год от основания Империи

Система Альтарес

Спорная территория: Незаконно оккупирована Содружеством Свободных Миров

В бескрайней пустоте космоса молчаливо болтались останки огромного флота, еще недавно бывшего сводным флотом трёх мятежных Линий, выступивших против Империи и Императора в тщетной попытке получить независимость.

О чём они, вообще, думали? Как могут несколько, хоть и мощных Линий диктовать условия Самому Императору?!! Да, безусловно, их подготовка впечатляла. Почти сто лет, под пристальным надзором Имперской Инквизиции, двенадцать Линий смогли накопить силы, достаточные (по их разумению), чтобы Империя просто «отпустила» их в свободное плавание.

Наивные!!! Как будто Император мог себе это позволить! Как будто он мог проявить слабину, позволив создать прецендент, который впишется в историю и на который смогут ссылаться другие, «свободолюбивые» Линии.

Да, сейчас Империя была «уже не та». Слишком она расползлась по Галактике, слишком много сил и средств приходилось тратить просто на то, чтобы она не «посыпалась» сама по себе, слишком много свободы получили некоторые вольнодумцы...

Момент был выбран идеально. Уже второй десяток лет гремели битвы на противоположном рукаве Галактике, где неистовые фанатики древней земной религии, не считаясь с потерями отстаивали свою независимость, предпочитая попасть в свой «еретически рай», нежели продолжать существовать под гнетом тирана. Карающая Длань Имперской Инквизиции выжигала целые планеты, превращая их в мертвый скалы, без жизни и, даже атмосферы. Но, фанатики всё равно не сдавались.

Это был самый крупный конфликт за последние тысячу лет и на том фронте находилось большинство боеспособных подразделений Военно-Космических Сил Империи. И коварные Линии выступили именно в этот момент, фактически, ударили в спину, разметав несколько имперских гарнизонов и объявив Содружество Свободных Миров.

Но Император не отступил. Несколько резервных флотов были передислоцировано на новый фронт. Они завязли в тяжелых затяжных боях, где на стороне противника был перевес в «коротком плече снабжения» и «родной, знакомой территории».

Этим своим поступком, они сами не понимая (либо же сделав это осознанно), обрекли религиозных фанатиков на фактический геноцид. Дабы быстрее освободить силы для нового фронта, Имперский Флот перешел на полную «тактику выжженной земли». Но даже для этой варварской операции по уничтожению, по сути, своих подданных, нужно было время. А время сейчас играло не на стороне Империи.

Дабы хоть как-то потянуть время, Император обратился к «верным» подданым за помощью. Неудивительно, но большинство Линий так или иначе, прямо не отказываясь, затягивало своё выступление на стороне своего законного сюзерена, фактически соблюдая нейтралитет и наблюдая за происходящим со стороны.

Пришлось Императору, скрепя сердцем обратиться к «изгоям и отребью» — именно такое отношение было благородных Одарённых к наёмничьим подразделениям. И «отребье» откликнулось, предварительно слупив с Империи «звонкую монету».

Воевали они по-разному. Честно говоря, толку от большинства из них было немного. Да что говорить, многие взяли предоплату и затаились, пережидая конфликт.

Но наёмное подразделение «Неожиданный Сюрприз» было не из таких. Ведомое благородным Одарённым, более того — сыном Старейшины благородной Линии Меньшиковых, Сергеем Иванцовым, оно имело кристально чистую репутацию и впечатляющий послужной список.

Сергей отличался своеобразным чувством юмора, что отразилось в названии подразделения и жёсткими и эффективными методами ведения боевых действий, что отразилось в составе подразделения. «Неожиданный Сюрприз» по личному составу и его опыту не уступал регулярным Имперским ВКС, хотя последние, конечно же, этого никогда не признали бы.

Однако, везение, так свойственное Иванцову, кажется, подошло к концу. Эта шальная мысль посетила всех наёмников в это злосчастное утро, когда выйдя из Подпространства, вместо рейдовой группы Содружества, перед ними возник полноценный ударный флот, в разы превышающий их как по качеству, так и по количеству.

Пути отступления были отрезаны, и наёмники ввязались в жестокую битву, теряя корабли один за одним, когда произошло ЭТО.

В раздолбанной рубке флагмана — эскадренного миноносца «Мэри», царило гробовое молчание. Эсминец чудом не развалился на части, после бортового залпа вражеского крейсера, но теперь крейсера не было... Как и всех остальных вражеских войск.

Красивая молодая девушка, именем которой и был назван флагман наёмников, стояла на коленях перед супругом и пыталась привести его в чувство. Слёзы текли по милому личику одной из сильнейших Одарённых современности, ведь её драгоценный супруг, без видимых повреждений не подавал признаков жизни.

— Милый! Очнись! Я тебя умоляю! Всё хорошо! Я не знаю, что ты сделал, но мы победили! И теперь Императору ничего не останется, кроме как разрешить тебе организовать новую Линию! Дорогой! Ну очнись! Ну, пожалуйста! Ведь именно этого мы и хотели! И об этом мечтали! И да! Я согласна! Я согласна рожать тебе детей! Ты победил! Только очнись, не бросай меня! Пожалуйста!

Тело на палубе вздрогнуло, и хриплый чужой голос произнес.

— Что я наделал?!

Открылись глаза, и все присутствующие отпрянули. Вместо голубых зрачков, в которых постоянно мелькали веселые бесенята, на окружающих соратников кровавым взглядом взглянула сама Бездна...

Глава I

Надо признать, что это было... Эффективно и даже красиво. Имперский флот, попутно уничтожив зачумлённый крейсер, прорвался к планете. Причём, если верить словам Дюрера, сделал он это легко и непринуждённо, как будто отмахнувшись от назойливой мухи.

Залп батарей Боевой Корабля Космодесанта «Ужас Еретиков» не оставил от судна хаоситов даже запчастей, уничтожив его полностью.

Первыми в атмосферу зашли аэрокосмические истребители, те самые «Пираньи-18ш», которым я и мои ребята когда-то устроили весёлую жизнь. А сейчас они не церемонились, накрывая площадями стада одержимых?

А затем на столбах пламени на планету спустился Имперский Космодесант. Я первый раз наблюдал работу хвалёных супер воинов Империи вблизи. Множество десантных ботов, большинство из которых по регламенту было пустым — они использовались как ложные цели, ринулись к земле.

Я слегка усмехнулся. При отсутствии у врага батарей ПВО, имперские вояки всё равно следовали регламенту, выжигая тонны топлива и гоняя пустую технику. Но за это я их винить не мог. Каждый космодесантник обходился Империи в дюжину этих самых десантных ботов, не говоря уже о простолюдинах, которых по всей империи можно было набрать даром.

Огромный бронированный «Кречет» — новейшая разработка имперской военно-научной мысли, приземлился в полукилометре от меня, смяв своим тяжёлым корпусом гражданское здание.

Открылась аппарель и с тяжёлой поступью вышли три огромные фигуры, тут же вступившие в бой. Засверкали лазерные лучи, раздался громкий грохот тяжёлых автоматических орудий. В ход пошли силовые мечи и топоры.

Рядовых одержимых они, кажется, даже не замечали, прорубаясь сквозь них и кладя десятками. Толстая броня делала из космодесанта практически неуязвимого робота. Пробить её способно было далеко не всё, даже тяжёлое, человеческое оружие. Усиленные Хаосом когти одержимых, кажется, даже не оставляли следов на ярких бело-голубых доспехах, выкрашенных в цвета Легиона.

Собственно, нам оставалось только держать фронт.

Через несколько часов вниз посыпалась гвардейская пехота, «прибирая» за ударным кулакомкосмодесанта.

Дюрер, от греха, подальше отвёл израненный «Араганор» ко второй луне Соланы-2 и наблюдал оттуда, периодически комментируя.

Я грустно усмехнулся, вспоминая свои метания по поводу ценности человеческой жизни после того, как Дюрер доложил, что Имперский Линкор полным бортовым залпом накрыл самый крупный город западного континента, оставив на его месте глубокую воронку.

Ну, я слышал, что «Каратели» имели своеобразную репутацию даже среди своих, отличаясь повышенным фанатизмом и нетерпимостью к Ереси. Но выжигать целые города?

Дюрер так же доложил состав прибывшего флота. Это был уже знакомый мне БКК "Ужас Еретиков«,линкор, два крейсера, дюжина фрегатов и пять Большик Десантных Кораблей, способных вместить десять полноценных гвардейских полков со всем необходимым оборудованием и техникой. Фактически это был ударный флот, способный очистить любую систему, ну, или уничтожить её же.

В голове у меня проскальзывала шальная мысль уйти с планеты до прибытия на поверхность космодесанта, но наши силы держали центр столицы, где плотно, как шпроты в банке, скопились перепуганные жители, в большинстве своём дети и женщины. Уйти сейчас значило уничтожить всё то, ради чего мы сражались последние сутки.

Ну а когда началась зачистка, линейный корабль вышел из общего ордера и нагло устроился напротив моего эсминца, держа открытыми порты орудий.

Что же, видимо ине не избежать разговора с легатом! И да, я себя сильно похвалил, за мое решение отправить Хрума и сотоварищи вместе абордажной командой на захваченном авианосце. Обьяснить фанатичному космодесантнику, что это «свои» ксеносы, было бы практически нереально.

Что вызывало уважение — у космодесанта каждый его член являлся бойцом, работающим, как и все, на острие атаки, будь ты хоть легат, хоть рядовой. Собственно, космодесантник, потерявший боеспособность хотя бы на долю процента относительно высочайших требований, списывался на пенсию, в основном, когда от него, точнее от его настоящего тела уже мало что оставалось. Так-то мутировавший организм жил примерно в полтора раза дольше обычных людей. Где-то до ста лет это был боец в полном рассвете сил.

Два дня продолжалась зачистка и все эти два дня легат рубился на переднем крае в самой гуще событий. А самая «гуща», находилась на другой стороне планеты, где Хаусу удалось «рпзгуляться». Тысячи людей были «изменены», превратившись в отродья Хаоса.

Накрыв большие скопления врага, космодесант начал охоту на Демонов. Мне было немного обидно, что я не увижу этого воочию. Противостояние космодеснтника и Пенетратора! Что может быть эпичней?

Гвардейские имперские полки быстро взяли под контроль столицу, выкуривая хаоситов из всех щелей. Что было здорово, что вместе с имперскими войсками, на планету спустились военные медики, тут же развернув полевые госпитали. Это спасло много жизней, в том числе и жизней моих людей.

От 113-го имперского осталось, дай Император, треть от первоначального состава. Среди «Детей Императора» потери были горздо скромнее, но, тем не менее, мы потеряли около пятнадцати процентов личного состава, бывшего на планете. Хвала небесам, никто из офицеров не пострадал... Ну, не пострадал серьезно. У тарнавского было рассечение на голове, когда Одержимый, сбив с него каску чуть не снял с бывшего прайма скальп. И Дагору отрвали его кибернетическую руку, когда у ветерана закончился Эссенс, он забылся и бросился в ближний бой.

Райли уложили в регенерационный саркофаг, специально разработанный для космодесанта, с учетом их «околоодарённой» природы. Пожилой врач уверил нас, что жизни нашей подруги ничего не угрожает, но ей нужно отлежаться пару дней, а дальше могучий организм Одарённой «подхватит» процесс выздоровления.

Я отловил Рафаэля, который, как оказалось, несмотря на возраст является высококлассным снайпером. Честно говоря, я начал смотреть на своего казначея другими глазами, когда вместо того, чтобы укрыться в тылу, эта старая, как я думал «тыловая крыса», раздобыл снайперку и, я скажу, мало чем уступил нашему лучшему снайперу — Тени ван Дасссел Кройфу. И показал на это чудо медицинской техники, потребовав раздобыть такой же! На что Гирш удивил меня еще раз, сказав, чтто у меня УЖЕ есть такой «саркофаг», а вообще-то целых пять, на захваченном авианосце. И когда он только успел это выяснить?

Визит легата застал меня на удивление в целой губернаторский резиденции. Сюда одержимые не дошли. Лебеди, как ни в чём не бывало плавали в прудах, пели птички и о происходящем вокруг намекали только далёкие столбы дыма, и непрекращающиеся, также далекие, взрывы.

Губернатор Али ибн Юсуф был плох. Являясь, в принципе, талантливым энергетиком, он слишком близко подпустил к себе Проводника. Его юный помощник прикончил тварь, но губернатор при этом сильно пострадал. Жизнерадостный хитрожопый коротышка, кажется, даже поуменьшился в размерах, лёжа на кровати и подключённый к системе жизнеобеспечения.

Я даже молился всем несуществующим богам и существующему Императору, чтобы губер дожил до встречи с легатом.

Был небольшой шанс уйти от заслуженной ответственности, и заключался он в имперских законах. Солана всё-таки являлась, «по документам», имперским миром. Губернатор являлся имперским служащим высшего звена. При отсутствии к нему прямых претензий со стороны Империи и Инквизиции, по факту, он являлся на планете царём и богом. Именно его слово было решающим. Честно говоря, я рассчитывал на его поддержку, учитывая, что в общем то он оказался нормальным человеком. И да, он был мне должен. Не говоря о жизнях его людей, как минимум он был обязан своей жизнью.

В коридоре послышалось какое-то шевеление и в дверной проём с трудом протиснулся благородный Легат 5-го Имперского Легиона «Каратели» Люций Аргентум, в полной штурмовой броне, лишь сняв шлем.

Трудно понять по космодесантнику сколько ему лет. После проведённых генетических манипуляций и хирургических улучшений, которые происходили обычно в достаточно молодом возрасте, они выглядели одинаково, с двадцати-тридцати лет и до самой смерти.

Короткий седой ёжик волос. Несколько шрамов на лице, неизвестно как и когда появившиеся, учитывая толщину их шлемов. Шея была до подбородка покрыта старым ожогом, что немного забирался на подбородок и касался нижней губы, что создавало впечатление постоянного недовольства.

— Губернатор? — уточнил пришелец глубоким басом, игнорируя приличия.

— Так точно.

Аура космодесантника внушала. Даже полумёртвый губернатор попытался принять сидячее положение, но скривился и, потерпев неудачу, снова откинулся на подушку.

— Хорошо, — безэмоционально кивнул космодесантник и перевёл взгляд на меня.

И мне очень не понравился его взгляд. Моя рука привычно легла на рукоять меча, что также не ускользнуло от его взгляда. Он просто стоял и молча на меня смотрел.

Я смотрел ему прямо в глаза, не отводя взора и тоже молчал.

Остатки моих войск заняли позицию по периметру губернаторского особняка, изображая отдых, но будучи в полной боевой готовности. Мои товарищи Одарённые тоже были неподалёку, контролируя ситуацию.

Собирался ли я оказывать сопротивление? Без понятия. Нет, я понимал, что нас просто сотрут в порошок. Ведь против нас потенциально были специальные люди, разработанные для борьбы с Одарёнными. И было их не одна сотня. Вряд ли сюда припёрся весь Легион, но присутствие Легата намекало на то, что пара полков здесь точно было, а это две-три сотни самых свирепых воинов Империи.

— Антон Ноунэйм, — медленно, как бы нехотя, проговорил громила. — Безродный одарённый, бывший курсант имперской Академии имени маршала Шавацкого. Самый молодой Рыцарь в истории Инквизиции. Первый рыцарь, не состоящий в этой самой Инквизиции. Ныне командир наёмного подразделения «Дети Императора». Как, к Хаосу, можно было так назвать подразделение? — скривился он, первый раз проявив эмоции. — Именем Императора объявленный в розыск и уничтоживший много хороших моих парней. Я ничего не забыл?

Мне внезапно стало смешно. Ну, я за собой такое замечал — в момент стресса у меня было две реакции: либо инфернальный гнев, охватывающий моё существо, либо полный пофигизм, причём что из этого придёт в данный конкретный момент я понятия не имел.

— А ещё я красавец-мужчина в полном рассвете сил, — хмыкнул я и сразу после этого немного напрягся.

Эти слова были любимой поговоркой Смирнова при знакомстве с очередной девушкой, но вряд ли были уместны в данной ситуации.

Меч я предусмотрительно не отпускал и держал наготове Пузырь. Без понятия, как он отразится на этих,только частично, людях.

Как-то не было у меня прецендентов до этого. Я давно понял ещё по «своим» космодесантникам, что в Лимбе они светились ярче простых людей, но тусклее Одарённых. Я не знаю, что проделали человеческие генетики, хотя как я уже знал, большая заслуга в этом была ксеносов, но их свечение, при отсутствии Сущности,выглядело чем-то вроде свечения у хаоситов. Они, как будто сами являлись частью Подпространства.

— А ещё я посмотрю, что ты чрезвычайно дерзкий, — дёрнулся край губы легата на удивление вверх. Это что, к Хаосу, улыбка??? — Отличная работа, парень. Вы справились!

Я с удивлением увидел огромную металлическую лапу, протянутую мне для рукопожатия.

Глава II

С мостика «Араганора» я наблюдал как две огромные верфи-платформы уходят в Подпространство, держа путь в систему Сальватор.

Губернатор всё-таки не умер и выполнил нашу сделку. Экипажи корветов, точнее их выжившая часть, мы подобрали к себе на эсминец. А раздолбанный «Кабальеро» в ближайшее время точно не сможет не то, что воевать, а даже самостоятельно передвигаться. Изрубленный корпус подтянули к орбитальной станции Сальваторе-3 и оставили там до лучших времён. Мнение Дюрера было, что проще сдать его на металлолом, чем пытаться починить, но это решение должен был принять президент Звёздной Федерации. По факту, были уничтожены самые боеспособные корабли Федерации и в этом, косвенно, был замешан я.

И я готов понести ответственность, хотя пока не знал, как я выйду из этой ситуации.

Губернатор, чьё состояние было тяжёлое, но стабильное, вкратце описал Легату произошедшее, особо напирая на нашу роль в организации сопротивления. Единственное, о чём он умолчал, это о ксеносах. Подозреваю, что они находились у него на территории не просто так и оказались чем-то полезными старому лису. Более того, он рассчитывал что-то получить в дальнейшем и не в его интересах было сдавать имперцам, чтобы на них объявили охоту.

А вот легат меня удивил. Сильно удивил.

Начнём с того, что в системе они оказались абсолютно случайно, следуя на зачистку очередного прорыва, когда корабельные ментаты услышали отчаянный призыв о помощи, исходящий с Соланы. Так они оказались здесь.

В Империи же было введено военное положение, накладывающее на граждан как некоторые ограничения, так и некоторые послабления. Одним из этих послаблений была частичная амнистия тех граждан, кто предпочитает заслуженному наказанию героическую гибель на поле боя.

После визита губернатора мы вышли из имения под напряжёнными взглядами моих ребят, прошли по мощённым дорожкам мимо красивых прудов, болтая как старые приятели, ну, точнее так это, наверное, выглядело со стороны. А вообще было забавно — в своей броне космодесантник превышал меня практически в полтора раза, а по весу снаряжения, я думаю, его масса приближалось к полутонне. Тихо взвизгивали сервоприводы при каждом его шаге. Модная гранитная плитка местами трескалась, когда на неё опускался тяжёлый металлический сапог.

— Почему меня объявили в розыск, Легат?

Удивлённый взгляд голубых глаз был мне ответом.

— А ты не знаешь?

Я усмехнулся.

— Предполагаю самое страшное — предательство интересов Империи и Императора?

Послышался тихий смешок, со стороны выглядевший как будто спускают пар высокого давления.

— Нет, Ноунейм. Если бы объявление было именно таким, сейчас бы ты сидел в карцере моего корабля. Ну, либо был бы мёртв, если бы попытался оказать сопротивление. Такое обвинение равносильно смертному приговору. Да ты должен и сам знать, если в Академии не только за тёлками гонялся.

Я кивнул. Это действительно было так. Предательство интересов Империи и Императора — это был однозначный смертный приговор.

— Тогда что?

Громила снова хмыкнул.

— Да занятно на самом деле, — его толстый палец указал на мой меч. — Фактически, являясь Рыцарем, ты не являясь Инквизитором. Ты, вообще знаешь, что ты — огромный юридический прецендент в рамках Империи?

— Догадываюсь, — кивнул я.

— Дело в том, что ты автоматом становишься Инквизитором, получив звание Рыцаря. Хотя думаю, тебя уже об этом просветили.

— Ну да, только ленивый не сказал об этом странном совпадении.

— А Инквизиторами, как также, наверное, известно, занимается Орден Очищения. Этим святошам в страшном сне не приснится, чтобы кто-то из наших протянул руку к их так обожаемым тайнам.

В голосе космодесантника звучало лёгкое презрение, что было для меня новостью. Я-то считал, что Инквизицию почитают и боятся абсолютно все граждане империи. Хотя... Я косо взглянул на своего спутника. Мне кажется, слово «бояться» и слово «космодесант» вообще антонимы. Ну а с уважением что-то не задалось.

— Так зачем же вы хотели захватить меня на Балте? И что... Что произшло с губернатором Казарским и его людьми?

Видит Император, не хотел я поднимать эту тему. Но уж слишком я хотел разобраться в ситуации. И да, был еще один момент. Алиса. Девушка была в ярости. На планете были виновники гибели её семьи, и она хотела отомстить. Мне сумасшедших усилий стоило уговорить её не пороть горячу.

— Вот на Балте было как раз «Предательство интересов Империи и Императора», просто и без затей ответил космодесантник. И всё. Совсем всё. Нет больше Казарских, ну кроме Алисы.

— На тот момент мне было известно, что кто ты или что ты. Я просто хотел остановить бегство мятежников, — хмыкнул космодесантник. — Была информация, что с планеты улетает взбунтовавшийся Одарённый, которого, цитирую, «необходимо доставить в ближайшую крепость инквизиции и передать для проведения процессуальных действий».

— Так вы не конкретно за мной в тот момент гонялись?

На этот раз космодесантник не выдержал и гулко засмеялся.

Да, смех у него был ещё тот. Спокойно плывущие неподалёку лебеди подхватились и яростно хлопая крыльями забились в камыши.

— Ты, конечно, парень необычный, но уж слишком у тебя раздутое самомнение.

— Нормальное у меня самомнение. Я просто уточнил. И знаешь, что, Легат? Наверное, я рад, что ошибся.

— Не советую, сынок, вставать у меня на пути. Это смертный приговр, уж поверь мне, — покачал головой здоровяк.

— Вставать у вас на пути? Ещё раз? — не удержался я, уж слишком проблемы с самомнением были как-раз у этого грозного космодесантника.

— Не стоит так шутить, — сразу же веселье исчезло из голоса Легата и в нём зазвенел металл. — Не подходящая я цель для шуток.

— Извините, я не хотел, — слова вырвались быстрее, чем я подумал.

Всё-таки этот старый космодесантник внушал. Да и чего греха таить, мне реально не хотелось с ними сражаться. Сколько в этом было оттого, что мы на одной стороне, а сколько из-за потенциальных проблем, что несла эта битва, прямо сейчас я сказать не мог. Но то, что драться с ними было глупо — это несомненно.

— Раз уж мы с вами так мило беседуем, позвольте задать вопрос.

Легат хмыкнул и посмотрел.

— С чего такая вежливость, Ноунейм?

— Хорошее воспитание, — не остался в долгу я. — Что сейчас творится в Империи, насколько силён Хаос? Мы его сдерживаем?

Легат замолчал, обдумывая ответ, и некоторое время мы шли лишь под звуки топанья тяжёлых металлических сапог и треска несчастной декоративной плитки. Я уж было хотел попросить космодесантника сойти на обочину, дабы сберечь нервы хозяев, но, кажется, в ближайшее время местному правительству будет не до красивых декоративных дорожек. Навскидку, потеряно до 50% населения планеты. А самое главное — разрушены самые крупные города и вся сопутствующая инфраструктура. Учитывая, что от Империи помощи они вряд ли дождутся, этим ребятам нужно искать пути эвакуации, ну, или готовиться откатываться в средневековье.

— На этот вопрос у меня нет ответа, — наконец подобрал слова Легат. — Частично из-за того, что я не могу раскрывать планы, а частично из-за того, что сам не знаю. Я солдат, Антон. Большой, чертовски эффективный, но всё же солдат. Моё призвание — уничтожать врагов Империи и Императора. И с этим я и мои братья справляемся отлично. Там, — он ткнул большим пальцем в небо. — Есть кому принимать решение. А наше дело эти приказы выполнять. Если понадобится, огнем и мечом, — он снова покосился на меня, — И кому-то следовало бы этому научиться.

Я улыбнулся.

— Я же не являюсь ни имперским служащим, ни имперским военным.

— Неужели? — приподнял подпаленную бровь космодесантник, — А у меня другие сведения. По крайней мере, ты и твои товарищи, ну, кроме этой раненой спецназерши, являетесь до сих пор курсантами Академии. Вам всё так же начисляется жалование, как и вашим Теням.

— Меня это к чему-то обязывает?

— Обязывает? Нет, — покачал головой громила. — Но даёт возможности. Сейчас тяжёлое время, Антон. Каждый хороший боец на счету, а как я убедился, ты и твои ребята — очень хорошие бойцы. Империи и императору требуется твой помощь, Ноунейм. Выбор за тобой.

— Звучит так, как будто вы меня вербуете в космодесант.

Снова раздался грохот, что на самом деле являлся смехом космодесантника, и очередные лебеди в ужасе забились в камыш.

— Сохрани, император, от таких подчинённых, как ты, Ноунейм, — весело проговорил Легат. — Ты же как часовая бомба со скрытым таблом обратного отсчёта, неизвестно когда и где взорвёшься. А ведь может так случиться, что это произойдёт в рядах своих.

— Аналогия понятная, но абсолютно ко мне не относящаяся, — тем не менее улыбнулся я.

На что космодесантник ещё пару раз хмыкнул, но успокоился.

— Нет, Антон, я имел ввиду, что ты можешь полететь в ближайший Имперский Центр Комплектования и Распределения и получить под своё командование, — тут он задумался. — В нынешних условиях, возможно, сразу полк. Я даже могу дать тебе рекомендацию.

— Спасибо, Легат, — улыбнулся я. — Но мне... — я прервал свой категорический отказ и немножко его перефразировал, — Мне нужно подумать.

— Понимаю, — кивнул он.

Мы дошли до конца парка и вышли на посадочную площадку, где стояли мой «Ястреб» и «Кречет» Легата с эмблемой легиона.

— Антон Ноунейм, от имени Империи и Императора, я выражаю Вам благодарность, — перешёл на официальный тон Легат, — Вы можете быть свободны. Дальше мы сами.

Я не сдержался. Ведь у меня есть Рафаэль и Смирнов, которые душу из меня вытрясут, расскажи я им об этой ситуации и о том, что я просто отпустил одного из самых могущественных людей в Империи.

— А эта самая благодарность может выражаться как-то материально?

— Например? — чуть наклонил голову набок Легат, чем ввёл меня в смущение.

В его голубых глазах появилось презрение. Ну да, космодесант воюет не за деньги, а за идею. Ну, я не космодесант и надеюсь никогда им не стану.

— Эсминец, Легат, мой эсминец, — теперь я ткнул пальцем в небо. — Он фактически не боеспособен. Боезапас исчерпан, охладители на лучевой батарее все использованы. Ну, сами понимаете, что с получением таких запчастей здесь возникли определенные трудности. А мне ещё отсюда улетать. А как вы сами говорили — перспективный имперский офицер, который может из меня получиться, может не долететь, когда вокруг творится такое, — развёл руками я, показывая на дымный горизонт.

Взгляд Легата смягчился.

— Я дам распоряжение.

— И нет, мне не надо денег, — вырвалось у меня в конце почему-то.

— Пусть твои люди свяжутся с моими. Вам выдадут всё необходимое.

Он на секунду замолчал, перехватив мой взгляд, которым я смотрел на его мощный «Кречет».

— Нет, Ноунэйм, технологии космодесанта никогда не попадут в другие воинские подразделения.

Я про себя улыбнулся. Зная моих пенсионеров-космодесантников, в данный момент они как-раз наверняка занимаются адаптированием технологий космодесанта к нуждам тех самых «других войсковых подразделений»

* * *

Перелёт на Сальватор прошёл без приключений. Внезапно оказалось, что я недооценил ценность мобильных верфей, рассчитывая на них только как на доноров для моей «Глыбы». Да, у этого астероида появилось название. Не знаю, кто из моих это придумал, но «Глыба» — звучало мощно и коротко.

Легат меня удивил еще раз, когда перед отлётом из системы Солана, недоумевающий Рафаэль показал мне на крупную сумму, появившуюся на счету моего подразделения.

Я ухмыльнулся. Всё-таки прав был я, когда не попросил напрямую денег. Этот странный фанатичный вояка со своеобразным кодексом чести, видимо, терзался в метаниях, перед тем как осуществить этот перевод. Обострённое чувство справедливости не позволяло оставить нас без награды. Хотя формально контракта Империи с нами заключено не было. Поэтому, в поле отправителя платежа было написано: «Резервный Фонд 5-го Легиона Имперского Космодесанта «Каратели», а в назначении платежа стояло: «Благодарю за службу!». Справедливый Легат, похоже, залез в кубышку Легиона, чтобы отплатить нам за помощь.

А ещё радисты приняли ещё один файл с обещанной рекомендацией, как для меня лично, так и для всего подразделения в целом. Честно говоря, это впечатляло. Я, как любой Одарённый, до недавнего времени скептически относился к наёмникам, особо не вникая. Но в последнее время волей-неволей пришлось поднимать многочисленные законы кодекса и прочую юридическую лабуду, дабы не совершить ничего противоправного. Только вот эти самые рекомендации от нанимателей были важной частью презентации любого подразделения. Чем крупнее заказчик, тем больше веры подразделению. Особо ценились официальные благодарности от благородных Линий, получить которые считалось практически невозможно, зная снобизм этих ребят. Ну, а рекомендации Легата Имперского Космодесанта, — про такое я вообще никогда не слышал.

Так вот, пристыковавшись к астероиду, цепко присоединившись к нему и опутав строительными лесами, с другой стороны, мы поставили трофейный авианосец, который также требовал капитального ремонта. Отбуксировав «Глыбу» к Сальватору-3, мы подвесили всю эту конструкцию на орбиту планеты. Даже без маршевых двигателей, кторые мы переставим на астероид, верфи останутся работоспособными. С помощью манёвровых двигателей они смогут удержаться на орбите и оставаться полностью работоспособными.

Как мне уже потом рассказал Рафаэль, полная стоимость одной такой верфи превышала всякие разумные пределы. Нашим спасением было хорошее расположение к нам губернатора и походу списанное давным-давно оборудование.

Как-то незаметно я начал рассматривать Сальватор как опорную точку для своего подразделения. Вот уже и судоремонтным подразделением обзавелись.

Во весь рост встали две проблемы. Первая — комплектование и запасные части для кораблей и техники. И конкретно эту проблему с трудом, но можно было решить. Для этого Гирш, предварительно задолбав ментата до чёрных кругов под глазами, провёл с кем-то переговоры, а затем усвистел на арендованном мной у Звёздной Федерации грузовозе, пообещав достать требуемое. А «требуемым» был огромный перечень. Если «Араганор» уже был в удовлетворительном боевом состоянии, то авианосец, практически без авиации, выглядел бледно. На его лётных палубах и в ангарах нашлось двенадцать «Громовержцев», из которых можно было собрать восемь боеспособных. Капля в море, при полной боевой загрузки в 98 машин.

Понадобилось две недели, чтобы полностью очистить корабль от одержимых. С нашим появлением это прошло быстрее, ведь мы видели их отблески в Лимбе, где бы они не прятались.

Основной проблемой, которую я пока не понимал, как решить, — это был личный состав: квалифицированные боевые пилоты, квалифицированные специалисты для обслуживания многочисленных систем авианосца. Учитывая специфичность профессий на «аграрном» Сальваторе такого персонала не было и в помине. Тем более, что лучших специалистов мы уже себе предварительно забрали.

И вот тут в дело вступил Дюрер и, как не удивительно, несколько ветеранов спецподразделений, что мы надёргали на Дарнабаре. Результатом этого мозгового штурма, когда ментат, ещё не отошедший от эксплуатации Гиршем, взмолился о пощаде, была ощутимая сумма денег со счёта «Детей Императора», которые разлетелись мелкими платёжными поручениями в разные части Галактики, в основном, для оплаты проездных билетов в транспортные компании. Ну а с Сальватора-2 стартовал очередной грузовик, из-за отсутствия у нас пассажирских лайнеров, наспех переоборудованный в таковой, чтобы забрать рекрутов с узловой планеты, учитывая отдалённость Сальватора от оживлённых торговых путей.

А мне нужно было решить, как нам действовать дальше...

Глава III

Империя разрывалась от воплей о помощи.

Имперская армия при всей своей мощи не была рассчитана на полномасштабные действия по всей территории империи. Это была мощная структура, способная поставить на место любую взбунтовавшуюся планету, систему, или даже Линию. Но никак никто и в страшном сне не ожидал, что прорывы Хаоса могут возникнуть неожиданно в любой точке огромного пространства.

В Империи, как мне уже было известно, было введено военное положение, и Император потребовал от своих вассалов полноценного участия. Вот только у вассалов, а именно Линий, были свои проблемы, ничуть не меньшие, чем у Императора. В ход пошли юридические лазейки про форс-мажор и прочую чушь. Но по факту это действительно был форс-мажор. Военное положение в понимании Империи — это была война против понятного врага, где флоты Линий шли вместе с Императорской Гвардией, оставив свои незащищённые Крепости в глубоком тылу. В данной же ситуации отойти от дома, в котором в любой момент может случиться прорыв, значило подставить свои семьи и своих подданных под прямой удар.

В галактике сложилась дурацкая ситуация, когда самые мощные флоты висели над самыми защищёнными планетами Империи, в то время как их присутствие требовалось в других мирах, где собственных сил было явно недостаточно. И вот армады боевых кораблей висели в условной безопасности. Корабельные ментаты ежечасно принимали мольбы о помощи от менее удачливых сограждан.

Началась тотальная неконтролируемая миграция. Все, у кого были средства и возможности, ринулись на защищённые планеты, дабы спасти свою жизнь и жизнь своих родственников. В Империи наступил хаос. Нет, это не тот Хаос, который уничтожал человечество. Внезапно вспомнилось, что это слово несёт и другое значение. Которое означало, в обыденном смысле — беспорядок, неразбериху, смешение. Всё это происходило прямо сейчас повсеместно.

Начались проблемы со снабжением и продовольствием. Некоторые миры ввели карантин, запрещая несчастным мигрантам спускаться на планету. Доходило до вооружённых конфликтов. Были известия, что в приступе ярости или раздражения были расстреляны беззащитные транспортники, отказавшиеся покидать систему, так как у них заканчивалось продовольствие и топливо. Отчаянные люди шли на штурм спасительных миров. Это выглядело ужасно.

Деньги резко потеряли свою ценность. Цены на продовольствие взлетели до небес. Повсеместно происходила расконсервация старой списанной техники, вплоть до космических свалок, где полуразобранные корабли наспех комплектовались, дабы возвратить минимальную боеспособность, а в некоторых случаях просто возможность передвижения. И всё это на фоне тотального дефицита Эссенса.

Фактически, даже имея корабль и, возможно, выдернутого с почётного отдыха пенсионера-Навигатора для того, чтобы корабль смог двигаться между звёздами, нужен был Эссенс, которого становилось всё меньше и меньше. Похоже, всё это выглядело как конец для Империи, в том шатком виде, который существовал до сих пор.

Я возносил хвалу небесам, неизвестным мне богам, что дали мне получить в своё распоряжение Друзу на Глыбе. Она чувствовала себя прекрасно. Специально обученные люди, поставленные Рафаэлем, следили, проводили замеры и писали отчёты, подсчитывая всё вплоть до миллиграмма. В результате чего была обнаружена ещё одна закономерность. Рост Друзы происходил не от минимально полезной массы, а от общей массы в каждый конкретный момент. Простыми словами, — если постоянно не очищать драгоценный порошок с тела друзы, а дать ей немного «подрасти», то скорость её увеличения росла прямо пропорционально новой массе. Посовещавшись с Гиршем, мы решили оставить её в покое. Учитывая, что на текущие расходы Эссенс у нас пока был, исключив ежедневный «сбор урожая».

Наличие у меня этого сокровища всё ещё держалось в тайне. Охрана и подразделение «по уходу за друзой» добровольно-принудительно находились в полной изоляции. Я не мог допустить, чтобы информация распространилась за пределы системы Сальватора, и далее по Империи. Ведь в этом случае здесь будет не протолкнуться от желающих получить данное сокровище. А ещё уверен, что большинство визитёров захочет сделать это силой.

Вернулся грузовик с Гиршем, привёзший необходимые запчасти для ремонта. Что касаемо «Араганора», он восстановил полную боеспособность, загруженный правдами и неправдами доставленными в систему «Гарпунами».

Касаемо авианосца, который получил гордое название «Александр Казарский» — в честь человека, кто пожертвовал собой ради свободы и справедливости от кого я получил бесценный подарок, всё было намного печальней. В условиях тотальной войны получить нормальные пустотные истребители стало практически невозможно. Каким-то образом Гирш достал две дюжины «Ф-1117» — аэрокосмических штурмовиков «линейной» сборки. Учитывая императорский запрет для Линий на наличие авианосцев, «москитный флот» Линий был минимален. Один-два десятка, в зависимости от величины ангарной палубы, могли нести некоторые крейсера, используя эти летательные аппараты в основном для быстрой нейтрализации безоружных судов в операциях по захвату/патрулированию. Даже древние «Громовержцы-33М», которые достались нам в «наследство» от Хаоса в количестве восьми боеспособных бортов, превосходили по бронированию и боевой эффективности лучшие образцы полугражданских «поделок» Линий. Но, на безрыбье и это пойдёт.

К моему глубочайшему изумлению, моя вторая проблема, а именно проблема с квалифицированным персоналом, решалась гораздо проще. В условиях войны и неопределённости, желающих получить хоть какую-то защищённость было пруд пруди. Не обошлось конечно же без нюансов, когда некоторые воины соглашались подписать контракт исключительно при условии перемещения и своей семьи. Опять же, они готовы были потерять в жаловании, но сделать всё что угодно, чтобы забрать с собой родных и близких. Как посчитал Гирш, в среднем на каждого рекрута приходилось плюс два-три гражданских. Тут уж шла в расчёт полезность данного конкретного человека, а иногда и полезность членов его семьи.

И первыми, без малейших колебаний с моей стороны, были перевезены семьи моих действующих офицеров. Так как система Дарнобара, где я проводил свой первый и пока единственный рекрутинг, была более-менее защищена, но защищена не так основательно. Президент Эстебан даже выделил лично мне небольшой анклав на Сальваторе-2, куда мы компактно размещали прибывшие семьи специалистов. Это ещё больше привязывало меня к Сальватору. Это понимал и президент. Поэтому, когда я заикнулся о плате за аренду, он просто замахал руками, отказываясь. Кстати, новость о потере корветов была воспринята им на удивление спокойно. Он просто махнул рукой, выплатил компенсацию семьям погибших и сказал, широко улыбнувшись:

— Ну, у меня же есть «Дети Императора»!

На это я даже ничего не ответил. А зачем? Посвящать его в свои планы? Ну так у меня их пока не было. Напрягать пока лояльное правительство проблемами, которые могут и не возникнуть — было глупо. Так что я просто улыбнулся в ответ и похлопал президента по плечу.

Как я уже сказал, в условиях войны стоимость продовольствия взлетела до небес, так же, как и военная техника. Мой казначей держал нос по ветру и уже разрабатывал схемы бартера. Продавать зерно за имперские реалы, чтобы потом попытаться купить недостающую технику и запчасти было глупо. А вот напрямую поменять продовольствие на необходимое нам, — вполне ещё было можно.

Переполненные планеты «внутренней» Империи всё-таки имели достаточно ёмкие арсеналы. А вот где брать пищу, когда планета представляет собой один сплошной город, а мигранты всё пребывают — вот это была проблема.

Да, у меня всегда был план «Б», а именно Эссенс. Но разбрасываться налево и направо — значило рано или поздно привлечь к себе внимание. Да и «разбрасываться» — это звучало громко. В общем, быт на Сальваторе налаживался.

Ещё одной проблемой, которая выросла в полный рост, стала проблема пиратства. В горниле войны всегда найдутся мерзкие люди, решившие на этом заработать. Это кроме тех несчастных, которые встали на эту скользкую дорожку от безысходности. Учитывая войну с Хаосом, у Империи не было ни времени, ни средств на борьбу с отморозками, чем они пользовались вовсю. Пришлось гонять «Араганор» в качестве конвоя с грузовыми караванами, перевозящими зерно. И это оправдалось в первый же рейс, когда два неопознанных корвета побоялись сунуться к вооружённому конвою. Вот в таких условиях и существовала сейчас Империя. Хотя, возможно, это уже слишком громкое слово для тех хаотичных островков стабильности, что оставалась на её месте.

Да, у меня теперь был космодесант, как бы странно это не звучало. Троица пенсионеров тщательно исследовала авианосец, а в особенности отсеки, принадлежащие космодесанту. Я сам сходил туда на экскурсию. Огромная переборка с гербом 4-го Имперского Легиона Космодесанта «Защитники», отрубала часть отсеков от общего доступа. Туда имели доступ исключительно космодесантники, как обычно и было это принято в Империи.

Внутри находились мастерские, лазарет и склад. Всё это было в ужасном состоянии, ведь прошло более двухсот лет с момента захвата корабля Хаосом. Но, учитывая законсервированные ремкомплекты, которыми хаоситам не хватило ума воспользоваться, всё оказалось совсем неплохо.

Учитывая, что комплект брони на одного космодесантника стоил дороже аэрокосмического истребителя, запас был не сильно щедрым. А именно — половинный запас от имеющихся на борту космодесантников в количестве одного отделения плюс, старший по кораблю, итого тринадцатьэлитных бойцов. То есть было семь запасных комплектов брони.

Тринадцать доспехов мы сняли с трупов и одиннадцать из них починили, используя запасные части. Кроме этого, удалось привести в порядок три запасных, разобрав на комплектующие остальной запас брони. В этом очень помогла оборудованная мастерская, куда удалось подобрать нужных специалистов. Моя тройка не вылазила оттуда днём и ночью, руководя процессом, практически сами превратившись в ремонтников. В итоге, у нас было четырнадцать рабочих доспехов и пять непригодных к использованию.

Золотисто-зеленый фирменный окрас «Защитников» был перекрашен в нейтральный тёмно-синий, хотя мои ребята ворчали, что «Детям Императора» пора бы озаботиться о своих фирменных цветах и гербе. Но, как по мне, это было рановато.

Пришла в голову шальная мысль одеть в броню моих орков, но тут появилась засада — в процессе мутации и модификации космодесанта внутрь их тела вживлялись встроенные разъёмы для прямого сопряжения с доспехом, что позволяло управлять им на уровне мозговых импульсов и который становился для них буквально второй кожей.

Но «полумеры» были предприняты. Оставалось пять доспехов без начинки, использованных в качестве «доноров» для восстановления действующих.

На местном показе мод мне был представлен Хрум, наряжённый в переделанный под его тело доспех. И получилось, надо сказать, неплохо. Если в обычной броне часть усилий брали на себя сервоприводы, то доспех орка был своего рода «мёртвым доспехом», несущим исключительно защитную функцию. Но ведь и Орк был не человеком. Его потрясающей мощи и силы хватало, чтобы тащить на себе эту груду железа, бегать, и даже прыгать. Если он и отставал по скорости рефлексов от космодесанта, то совсем ненамного. А учитывая природную прочность его родной кожи, имеющую энергетическую природу Подпространства, я даже не представляю, что сможет его вывести из строя. Тактический ядерный взрыв, возможно.

Но самой главной валютой «во все времена» оставалась человеческая жизнь. Собственно, она вроде как считалась бесценной, но в реалиях Империи всё имело свою цену, конечно же, когда это не касается конкретно твоей жизни.

Так что зерно — это хорошо. Эссенс — это ещё лучше. Но когда под угрозой стоит жизнь и благополучие твоей семьи, ты можешь заплатить любую цену.

В данный момент Империя переживала бум на услуги наёмников. Количество контрактов превышало количество способных выполнить их подразделений в разы. Цены на услуги постоянно росли, причём росли в режиме реального времени.

Как рассказывал Гирш, посетивший по моей просьбе биржу наёмников на Дарнобаре, просто глядя на экран компьютера было видно, как отчаявшиеся заказчики каждую минуту увеличивают стоимость вознаграждения, только бы лишь быть на первых страницах наиболее выгодных контрактов. Опять же, деньги меня волновали мало. Но умница Рафаэль нашёл подходящий контракт, в результате которого мы получим сто двадцать «Пираний». Конечно же, не модифицированных под входы в космодесант «Пираньи — 18ш», а чуть более простая, но тем не менее имперская модель «Пиранья-17», однако и она всё еще являлась новейшей разработкой имперских яйцеголовых, стоявшие на вооружении Имперского Военно-Космического флота. Более того, конкретно эти корабли были выпущены в всего пять лет назад и ни разу не участвовали ни в одном из сражений, оставаясь частично законсервированными.

Откуда это богатство? Из соседнего сектора, где находилась «планета-близнец» Сальватора, что должна была стать форпостом Имперской экспансии, а по факту оставшись забытым людьми и Императором миром. Да ещё, в отличии от Сальватора, атмосфера была на ней не пригодна не то, что для земледелия, а даже и для жизни.

Оставшихся на ней почти сто тысяч людей умоляли об эвакуации, поэтому контракт был с подвохом. За что такая большая цена, в смысле вознаграждение? Этих людей нужно было не только забрать с планеты, но и договориться об их принятии на той планете, куда мы их повезём. А еще, в соседней системе с Приорой — так называлась эта система, уже появился Хаос.

Действовать нужно очень быстро, награда была чрезвычайно велика, поэтому действовать нужно было быстро. Вот только Хаос не дремлет и решил слегка прощупать и нашу систему...

Глава IV

Правда на этот раз у Хаоса пошло что-то явно не так. Прорыв совершился в открытом космосе около второго спутника Сальватора-2, там, где размещалась сейчас наша судоремонтная верфь. Такое ощущение, что их целью была «Глыба», скорее всего как-то помеченная у них, потому что они длительное время ею «владели». Может там был какой-то маячок или что-то похожее. Нужно будет разобраться попозже.

Но вот, кажется, их полководец с той стороны немного не рассчитал то ли наши физические законы, а именно орбитальное движение конструкций, то ли сама методика определения выхода была так себе. Но прямо посреди космоса, вне зоны действия слабой гравитации спутника вывалилось несколько тысяч одержимых. Честно говоря, разведка и диспетчера не сразу поняли, что это такое. А когда поняли, врубили на всякий случай тревогу.

Подлетевшие к месту события системные патрульные корабли, на всякий случай выжгли эти копошащиеся тела, которые даже при абсолютном нуле в космосе чувствовали себя вполне живыми, вяло шевеля конечностями. Не хватало чтобы они долетели до планеты, там разморозились и устроили нам неприятности.

Я же запрыгнул в «Ястреб» и полетел к точке прорыва. Одна мысль не давала мне покоя, с отлёта ещё с системы Соланы. Я на себя немного злился, но списывал всё это на стресс и на усталость. Сейчас, зависнув в пустом пространстве, я наблюдал за энергетической «пуповиной», которая не собиралась никуда деваться. Кстати, на Солане, после третьего выхода, она рассосалась самостоятельно, после выполнения своей «миссии». Мы проверяли специально, после того как Космодесант и Имперская Гвардия начали зачистку планеты. Любит ли Хаос троицу или это какая-то другая причина, — выяснять мне совершенно не хотелось. Как и не хотелось ждать второго выхода.

У хаоситов было много минусов и плюсов.

Из плюсов был: захват людей, использование их навыков, укрепление их тел и потрясающая жизнеспособность.

Из минусов: знания людей использовались ограниченно. Техника изнашивалась, и я не видел, чтобы они производили хоть какой-то минимальный ремонт. На том же «Казарском», бывшем «Герцогиня Давосская», брошенные «Громовержцы» имели минимальные повреждения, точнее даже незначительные технические сбои некоторых систем, которые грамотный механик смог бы устранить менее чем за сутки. А этих самых механиков, которых можно было узнать по комбинезону, я видел в толпе одержимых, которые противостояли нам при абордаже, то есть тупо использовались как пушечное мясо.

Поэтому эффективность боевых судов Хаоса желала лучшего. Возможно, только это и позволяло Империи кое-как сдерживать хаоситов. Проблемы начинались, когда Прорыв был непосредственно на планете, когда нельзя было быстро купировать место выхода хаоситов и он разрастался подобно раковой опухоли. В случае же противостояния в космосе, при двух однотипных и примерно одинаковых флотов по количеству и качеству, в 90% случаев победителем выходил Имперский Флот.

Была у меня одна мысль, которую я всячески запихивал в глубины подсознания. Этот очевидный прокол, точнее слабость в космических сражениях не мог не заметить военачальник Хаоса. И я подозреваю, что в ближайшем будущем нас ждёт сюрприз. Но видит Император как я хочу ошибаться!

В общем, висел я сейчас около «пуповины» и готовился осуществить свой замечательный замысел. А именно- Пузырём я хотел порвать эту хрень. Для начала я попробовал шарахнуть по нему обычным Пузырём, используя только внутренние резервы, попросив пилота подлететь как можно ближе. Моего запаса не хватило. Часть «пуповины» растеклась, её незыблемая энергетическая структура слегка «надорвалась», но потом самовосстановилась, подтянув энергии из каких-то резервов в глубине Подпространсва, и заколыхалась, как будто почувствовав боль или растерянность.

Я попробовал второй раз, подтянув чуть больше энергии из меча. Получилось чуть лучше, но разрушить энергетический канал снова не удалось. И тут «пуповина» яростно завибрировала, как будто подавая сигнал. А в следующий момент я увидел знакомое утолщение, которое пёрло в наш мир со страшной скоростью. Скажу честно, я испугался.

Положив руку на меч, я потянул всё, что у него было. Судорожно прикинув мои предыдущие попытки, я понял, что остатка, что находился в мече, мне точно бы хватило на обычную и весьма длительную битву, но точно не хватит на мою задумку. Поэтому я, недолго думая, вытащил из кармана тубус, что хранился у меня за ненадобностью ещё с самого Фокстрота и просто опустошил его в рот, до того момента, как меня схватили — за одну руку Пашка, а за другую Инесса. Мне удалось сожрать шесть таблеток. Ровно в три раза больше максимально разрешённой единичной порции, опасной для разума и жизни.

— Какого Хаоса ты творишь?! — послышался далёкий голос Пашки.

Мне же было хорошо. Я внезапно стал Богом. Моё зрение, чувства, обоняние расширились далеко за пределы корабля и даже системы. Я мог видеть мельчайшие частицы, крутящиеся во вроде как пустом космосе. Я мог слышать космический ветер. Я с умилением глянул на жёлтую звезду Сальватор, которая деловито перемалывала внутри себя газы, создавая термоядерные процессы, дабы обогреть эту несчастную систему и напоить её лучами света. Это было так мило!

Тут по моему божественному величеству, а конкретно — лучезарному лику, какая-то тварь вмазала пощечину. Потом это повторилось ещё раз. Я вернулся от наблюдения за милой звёздочкой в маленькую и корявую металлическую коробочку, которую придумали белковые люди, для того чтобы укрывать свои жалкие тела от всеобъемлющей красоты космоса.

Удары продолжались. Поморгал глазами и увидел, что странная блондинка шарашит меня по лицу, уже ни мало не смущаясь и не сдерживаясь, так, что моя голова дёргается влево и вправо.

Как Хаоса она творит?!

УПС!

Внезапно мне вспомнилось кто я и что я.

Послышались далёкие крики.

— Зачумлённый корабль!!! Этой чёртов Дредноут!!!

Что здесь творится? Я заглянул снова в Лимб и увидел, что из утолщения «пуповины» прямо в данный момент что-то «рожалось» в нашем мире. Этого, кажется, не нужно было допустить! По крайней мере, именно такой план у меня был, но это не точно!

К чёрту сомнения! Я собрался с силами и шарахнул Пузырём по «пуповине». И меня отрубило.

* * *

— Просыпайся, герой, — кто-то снова похлопывал меня по щекам и тряс за плечо. На этот раз более нежно, чем в прошлый раз, хотя кожа всё ещё зудела.

Я открыл сначала один глаз, затем другой. Вокруг было просторно. Ярко светили большие светильники на высоком потолке. О, похоже я уже не на «Ястребе»!

— Ты дурак?! — осведомилась Инесса, яростно сверкая голубыми глазами.

— Ни в коем случае, — отрицательно покачал головой я.

— А я вот в этом не уверена, — набычилась девушка, закусив губу.

— Что произошло-то? — у меня оставались обрывки воспоминаний о моих божественных приключениях. Но вообще трудно быть Богом, как я погляжу. Точнее быть Богом и оставаться при этом в здравом уме!

— Ты чуть не сжёг себе мозг, к Хаосу!!!

Пашка изо всех сил пытался изобразить серьёзность, но я видел, что его распирает от смеха.

— Ну, не сжёг и хорошо. А ты что хотел сказать?

— Смирнов! — возмутилась Инесса. — Выйди отсюда! Доктор сказал, только мне зайти можно.

— Доктор сказал... Я между прочим, официальный заместитель командира, — засмеялся Пашка. — Принёс ему важную и благую весть о нашей сокрушительной победе над Хаосом!

— Чего? — продолжал тупить я.

— Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, — он достал планшет и включил его.

Похоже, это были записи с камер наблюдения «Араганора», потому что в углу экрана я увидел луну Сальватора-2, а вон в космическом пространстве ещё барахтается парочка замороженных одержимых из первого неудачного раша.

И тут на экране из Подпространства показался нос хорошо знакомого мне Дредноут класса «Имперское Великолепие». Его легко было отличить по плавным обводам. Старый корабль, самый крупный боевой корабль Имперского флота, чаще всего использующийся в пропаганде Имперских ВКС и их потрясающей мощи. Реально красивый и смертоносный корабль, в разработке дизайна которого, как говорили, принимал участие сам Император. Корабль величаво выходил из Подпространства и внутри у меня всё сжалось. Каким образом мы ещё живы? Его одного бортового залпа хватит, чтобы снести столицу Сальватора к Хаосу!

Я открыл рот, в ужасе попытавшись спросить: «Какого Хаоса?», когда на экране, внезапно, по космической пустоте прокатились молнии и как будто какой-то огромный нож срезал переднюю четверть огромного корпуса, тут же начавшего неконтролируемо вертеться. Ну да, ясен пень, энергетические установки находились в середине и корме корабля. Его нос был максимально бронирован и минимально энергооборудован. Так, несколько двигателей на механизмы башен главного калибра. Да и то, без главной энергетической установки они вряд ли долго протянут.

— Что это было? — уточнил я.

— Ну это всё, что пришло в наш мир, после того как ты Пузырём закрыл «пуповину», — улыбнулся Пашка.

— Охренеть, — только и мог сказать я, по-другому и не скажешь, — И что с этим?

Я махнул на экран, где запись закончилась, зафиксировав удаляющийся кусок металлолома.

— А с этим очень даже прикольно получилось, — хмыкнул Пашка. — После того, как ты отрубился...

— Сколько я пробыл без сознания?

— Трое суток, — вмешалась Инесса. — И доктор говорит это очень короткий срок. Спасибо «саркофагу», — она похлопала по борту медкапсулы.

И тут я только сейчас понял, что лежу в медицинском комплексе, похожем на тот, в котором привёл Райли в порядок.

— Это я на «Казарском», что ли?

— Ну да, восстановили медотсек и запихали тебя в него... в качестве эксперимента.

Тут я огляделся и понял, что она права. Вокруг было чисто, но некоторые моменты, такие как облупившаяся краска или частичная ржавчина, показывали, что это был медотсек старого корабля. Я поставил задачу навести идеальный порядок, но для того, чтобы «вылизать» такую огромную дуру требовалось достаточно много времени.

— Так вот, разрешите мне продолжить, — обиженно сказал Пашка. — Как только тебя отрубило, я принял решение взять этот кусок на абордаж!

— Мы приняли решение, — скривилась Инесса.

— Ну, хорошо, мы, — улыбнулся Пашка. — Тем более, что Дрэппер, Полев и Пейн били копытами, страстно желая опробовать свою новую броню.

— Только не говори мне, что они втроём зачистили ЭТО, — я махнул рукой на экран. — Дредноут типа «Имперское Великолепие», если меня не подводит память, несёт около ста тысяч просто экипажа. Учитывая, что отпилили боевую четверть, думаю, что тысяч двадцать одержимых там было!

— Ну, почему же втроем? — хмыкнул Пашка. — Ещё, конечно же, сходил туда я и Тадаси. Райли ещё рановато воевать.

— А Инесса?

— Могла бы доломать то, что ещё не доломал ты, — заржал друг. — А ещё туда пошла неполная сотня Хрума.

И тут он откровенно заржал.

— Чего ржёшь то? — уточнил я.

— Да зелёный как увидел, что ты упал в обморок, он просто рассвирепел. Мне кажется, что он был готов выпрыгнуть в шлюз и догрести до твоего обидчика просто так, без скафандра. Пришлось взять их с собой.

— Подождите, я, наверное, ещё немножко туплю. Три космодесантника, не очень умелый, но очень борзый боевой ментат, — на этом месте Пашка недовольно хрюкнул, — неплохой физик, — тут Пашка хрюкнул ещё раз, потому что нашего друга я похвалил больше, — И неполная сотня зелёных раскатали двадцать тысяч одержимых???

— Ну, не было там их двадцать тысяч, скажу я тебе открыто. Большую часть после разгерметизации выкинуло в космос. Но, на вскидку, тысяч семь я насчитал.

— И вы их зачистили?!

— Практически полностью, — не скрывая самодовольную улыбку покачал головой друг.

— За три дня? — уточнил я.

— За два с половиной, — мне кажется, что у товарища сейчас треснет харя от его довольной улыбки. — Ещё пол дня я сижу здесь с тобой и развлекаю твою подругу, объясняя ей, что никто не в состоянии выжечь твой мозг.

— Это почему это? — продолжал тупить я.

— Да потому что у тебя его нет! Ха-ха-ха, — Смирнов чуть не упал со стула.

Шуточки так себе, но он заставил меня улыбнуться. Даже Инесса сменила гнев на милость.

— Ой не могу, повёлся!

Иногда мне кажется, что если у Смирнова забрать возможность шутить, то он просто зачахнет. А так как я немного покривил душой, сказав, что он не очень обученный ментат, то его потеря для меня будет ощутима. На самом деле он был просто «зверем». Я понимаю за что повсеместно ненавидели и боялись его «коллег». Никакое оружие не поможет против такого врага, если он просто перед этим отключит вам мозг. Хорошо, что он на нашей стороне!

— Знаешь, что самое клёвое? — никак не мог угомониться Пашка.

— Что?

— Что три орудия главного калибра, «Марк-115м», оказались на этом куске металлолома. Я ещё не говорю о многочисленных орудиях ПВО, которые также нам достались. Арчи в восторге, он задолбал всех наших, не спит и не ест, мастерит!

— Мастерит что? — нахмурился я, — Каким хером можно поставить эти циклопические мегапушки на наш эсминец?

— А почему на эсминец? После небольшой доработки мы поставим их на «Глыбу».

— Упс, об этом я как-то не подумал!

Кажется, «Глыба» начинает из хранилища драгоценного Эссенса потихоньку превращаться в полноценное боевое судно. Я читал, что на заре времён на Земле морские корабли из бетона делались. А у меня будет каменный корабль! И попробуйте его разломать!

Сказано — сделано.

На «Глыбе» начались самые настоящие горнопроходческие работы.

Под три огромные башни требовалось нехилое такое основание, а «Глыба» не была обычным кораблём. На котором можно было разрезать наружный корпус и болтами и сваркой прикрепить на рёбра жёсткости. В «Глыбе» надо было долбить саму глыбу камня. В этом нам помогли жители Сальватора, подогнав нам пару шахтёрских кораблей, которые колупались в бедном астероидном поле этой системы. Навскидку нужно было пару недель, для того чтобы закончить монтаж, превратив мою каменную крепость в очень зубастую каменную крепость.

Пару дней я приходил в себя, уже без помощи Эссенса, просто восстанавливая силы. До того, как Аристарх сказал, что я в принципе готов. Мой меч был высосан почти досуха, но кое-что осталось. Поэтому под надзором врача я осторожно потянул из него Энергию. Было физически больно, но боль была терпимая. По крайней мере, циркуляция энергии снова происходила в организме, а значит пришла пора действовать.

Контракт «горел». Честно говоря, я не хотел, но... Это была не моя вина, но получилось так, как получилось. Дело в том, что в соседней системе с нашей целью — системой Прора, появились хаоситы и паника распространилась уже повсеместно.

Абсолютно без нашего участия и, видимо, посчитав, что мы колеблемся, в качестве награды люди Приоры предложили нам два новеньких фрегата, также находящихся у них на консервации. Вместе с этим пришла очередная мольба о помощи с уверениями о том, что у них не осталось вообще ничего и что вся надежда исключительно на нас.

Это было неожиданно и не очень удобно. Я почти было отказался от незаслуженной награды, но меня чуть не прибил Гирш, а Пашка чуть не помог ему в этом. Аргументы у них были убойные. Два новых военных корабля, которыми гражданские похоже даже не могу управлять, максимум, что они смогут — это вернуться за ними и продать их кому-то. Скорее же всего, эти два корабля останутся в этой системе и будут захвачены Хаосом, перейдя на сторону наших врагов.

Так что, запихав поглубже совесть, я начал ощутимо торопиться, опять же, учитывая, что Хаос был совсем рядом с системой. В итоге, в поход выступили «Араганор», «Казарский», который хоть и не был полностью укомплектован, но смог забрать, если хорошо уплотнить, почти половину беженцев, и четыре грузовоза, два из которых были переделаны в пассажирские, а два запасливый Гирш захватил со словами:

— Ну не верю я, что, если у них есть сто двадцать «Пираний» и два новых фрегата, что у них не осталось каких-нибудь запчастей и складов боезапаса. Если я не выжму из них всё, что только можно, мои предки проклянут меня навеки, и я никогда не присоединюсь к ним на небесах!

Да, именно так он всё и сказал. И это ещё один человек, которого лучше иметь на своей стороне в случае деловых переговоров.

Когда мы, через восемь дней вышли в системы Приоры, я даже не удивился. Ведь Хаос опять пришел в мирную систему раньше нас...

Глава V

Системы голубых гигантов редко радовали планетами. Жар от голубого гиганта настолько силён, что выжигает все небесные тела, рискнувшие забраться в зону этой адской печки. Однако планета Приора каким-то чудесным образом зацепилась на дальней орбите, выжженная, но целая.

Выбор этой системы в качестве форпоста для экспансии империи был «выбором без выбора». Просто не было рядом чего-то более подходящего. Но предполагалось, что Приора станет развитой логистической базой Империи, которая в случае продолжения экспансии, не будет нуждаться ни в чём.

Вышло с точностью наоборот.

Фактически находясь под протекторатом Империи, система Приора была забыта уже давно, ещё до вторжения Хаоса. Гарнизоны были отозваны, планета держалась только за счёт редкоземельных элементов, которые в адской жаре добывались на поверхности, представляющей собой сплошной сплавленный камня.

Большинство людей уже давно покинули эту негостеприимную планету. Но порядка ста тысяч самых отчаянных или жадных всё ещё оставались здесь. И в принципе этому было объяснение. Местные аборигены научились справляться с местными условиями, а стоимость добытых полезных ископаемых с лихвой компенсировала их бытовой дискомфорт.

Однако с приходом Хаоса ожидаемо наступила окончательная трагедия. Последние корабли, отправленные с грузом на продажу, просто-напросто не вернулись в систему, оставив живших здесь людей с очень ограниченным запасом пищи и кислорода.

Фактически основная жизнь была на орбитальной станции, которая проектировалась как причальная «стенка» для боевых кораблей Империи с о всей необходимой инфраструктурой для перезарядки и заправки.

Как я успел полистать открытую информацию, планировалось подвесить ещё две похожие станции, чтобы справиться с возросшим грузопотоком. Но конечно же планы не были исполнены. Частично собранный каркас второй станции болтался на орбите, безжизненный и заброшенный.

Первое, что я услышал, появившись в системе:

— Слава Императору, вы пришли!

На счастье беззащитной системы, прорыв Хаоса произошёл на планете и осуществлялся без корабельной поддержки, которая смогла бы в кратчайшие сроки снести беззащитную станцию.

Связавшись с губернатором, я оценил ситуацию. Практически восемьдесят тысяч из ста сейчас теснились на станции, в буквальном смысле экономя каждый глоток воздуха и воды. А порядка двадцати тысяч остались на планете. В попытках эвакуации всех граждан был потерян практически весь флот челноков «космос-земля». И, даже если бы нашлись отчаянные рискнувшие сунуться в пасть Хаосу, они не смогли бы это осуществить чисто физически.

Через четыре часа «Александр Казарский» пристыковался на орбитальную платформу, предварительно выпустив всю имеющуюся авиацию. Длинный поток исхудавших и оголодавших людей потянулся в гостеприимно распахнутые шлюзы.

Моему авиационному крылу же предстояло решить другие задачи.

Нанятые мной на службу ветераны реально потрясали своими знаниями и навыками. В это тяжёлое для Империи время не только я озаботился пополнением личного состава. Повсеместно из запаса выдёргивались обученные офицеры. Но у меня было значительное преимущество, ведь перед заслуженным офицером стоял выбор — идти служить в Имперскую армию, да, с повышенным денежным содержанием, но оставив за спиной всех своих родных, иногда на планетах, не имевших элементарной защиты от простых пиратов, что уж говорить об ордах Хаоса.

И был второй выбор — забрать всё своё семейство и перебраться на Сальватор, где финансовый заработок был минимальным, зато безопасность семьи была гарантирована. Выбор был очевиден. Кроме самых оголтелых патриотов, бросивших всё и побежавших защищать империю, старые опытные бойцы выбрали вариант с миграцией на Сальватор. И если изначально я боялся недоукомплектовать подразделение, то затем возникла другая проблема — желающих было слишком много.

Я потратил несколько дней, совещаясь со своим «мозговым центром» и принял решение, что больше — не меньше. Сальватор была слабо заселённая планета с отличным климатом и переизбытком продовольствия. Так что, я дал добро нанимать всех подходящих под наши критерии, что ребята и сделали.

Дюрер ворчал, что я фактически назначил его начальником рекрутерской фирмы. Но это больше было от природного скверного характера. На самом деле он радовался, что может спасти от смерти своих старых товарищей.

Сложилось интересная ситуация. К примеру, мой москитный флот, состоящий из восьми «Громовержцев» и двадцати четырёх «Ф-1117», пилотировали опытнейшие пилоты, самые низкоранговые из которых были в чинах капитанов. Да-да, неодарённые пилоты, упёршиеся «в потолок» Имперских званий.

Командовал же флотом целый «однозвёздочный» бригадный генерал Алекс Кинг, которого правдами и неправдами удалось удержать, чтобы он не запрыгнул в рубку «Громовержца». Бывший командир авиационной группы 224-го Имперского флота, в подчинении которого была дюжина авиаполков. Большой друг Дюрера, с какой-то мутной историей, в которой кто-то кому-то спас жизнь. Тем не менее, имя Кинга было первым в списки Максимилиан, после того как у нас появился авианосец.

Не по рангу было разбрасываться таким специалистом, поэтому его определили на «Казарский» командиром авиационной группы.

Интересная ситуация возникла с комсоставом моего нового авианосца. Дюрер наотрез отказался покидать мостик «Араганора», аргументируя это тем, что на корабль ниже крейсера он не перейдёт. А Гаусс так и вообще фыркнул, выразив своё мнение о «большой коробке с маленькими самолётиками, у которой даже пушки нормальной нету». Учитывая, что авианосцы были в Империи редкостью, найти именно бывшего капитана авианосца нам не удалось, поэтому им стал бывший командир Имперского Крейсера «Граф Амбрози», коммандер в отставке Эрик Бауэр — старый товарищ Дюрера, который тоже любил большие пушки, но его опыта с лихвой хватало на управление авианосцем. Собственно, всё равно основной ударной силой авианосца был москитный флот. А лётный генерал в отставке этот вопрос полностью закрывал.

По прибытию на орбитальную станцию, Гирш организовал кипучую деятельность по инвентаризации. Для этого пришлось немного надавить на губернатора, который испытывал опасение, что мы просто ограбим его, используя преимущество в силе и бросим на произвол судьбы. Он был близок к истерике и вёл себя неадекватно. Поэтому мне пришлось схитрить, чем я особо не горжусь.

Пашка вправил ему мозги, оставив «соображалку» на месте, но полностью перетащив его на нашу сторону. Я в очередной раз убедился, какое опасное оружие представляет мой мозгокрут. Но это было необходимо. Меньше всего мне сейчас нужен был истеричный губернатор, паника от которого распространится и на его людей, и так перепуганных до смерти.

Быстрый осмотр показал, что первые «Пираньи» начнут возвращаться в строй уже через сутки. С фрегатами была несколько иная ситуация. Пломбы на дверях были сорваны и оттуда вытащены все регенерационные патроны с кислородных установок. Мне трудно было винить задыхающихся в тесной станции людей и если это решение спасло сколько-то жизней, то я был только рад. В итоге во фрегатах можно было работать исключительно в скафандрах. Что сильно тормозило работы. А типы систем воздухообеспечения не совпадали, как с «Араганором», так и с «Казарским». Просто чтобы перегнать их на Сальватор, необходимо было около семи суток.

Разведка же показала следующую ситуацию.

На планете существовало три горнодобывающих комплекса. Руда залегала глубоко под земной корой, что как оказалось, в рамке пылающей поверхности было скорее преимуществом. Ведь в глубоких шахтах легче было поддерживать нормальную температуру, нежели тратить кучу энергии, чтобы опустить шкалу термометра до приемлемой на поверхности. Поэтому даже большинство складов и административных помещений так же находилось под землёй. Именно это и спасло шахтёров, забаррикадировавшихся внутри.

Один из комплексов был безвозвратно потерян, когда хаоситы ворвались внутрь. А вот остальные два ещё держались, пока что сохраняя жизнь тысячам перепуганных шахтёров.

Кадры видеосъёмки показывали множество одержимых, бесцельно бродящих среди брошенной техники и разломанных помещений. Особенно активных в районе шлюзов. При ближайшем рассмотрении было видно, что они медленно, но неуклонно разрывают металл голыми руками. К счастью, в прорыве не участвовали черви, иначе к нашему приходу вся планета была бы захвачена. Орбитальная бомбардировка исключалась, ведь торпеды могли повредить герметичные шлюзы шахты, а убивать людей, которых ты должен был спасти, было как-то неловко. Поэтому мы без затей устроили одержимым их собственный «персональный ад на Земле, точнее на Приоре», утюжа их с помощью штурмовиков. И вот тут ветераны уже показали себя во всей красе. Видеозаписи показывали ошмётки изменённых тел, летящие во все стороны, разорванные автоматическими пушками и разрезанные лазерами.

Я, в очередной раз, порадовался предусмотрительности Гирша, который запасся авиабомбами, бессмысленными в космосе, но так незаменимыми на земле. Хотя на тот момент я был недоволен тратой на бесполезные боеприпасы, на что Гирш как всегда мило улыбаясь похлопал меня по плечу и сказал:

— Не переживайте, молодой человек, это всё мне на сдачу досталось.

Ну, сейчас я наблюдал, как эта «сдача» разрывает толпы одержимых.

Оставшиеся одержимые забились в щели и использование авиации стало нецелесообразным. Оставив несколько звеньев барражировать для прикрытия, я спустил на планету свою Гвардию. Да-да, именно так, теперь и у меня была Гвардия. Дабы не придумывать велосипед, мы взяли за идею Имперский Гвардейский полк. На момент отбытия нами из Сальватора, новые рекруты всё ещё пребывали, но два полноценных батальона примерно по 300 бойцов в каждом, сформировать уже удалось. Пока без техники, но как сказал трудяга Гирш:

— Я работаю над этим!

А пока у меня было два комбата: Савельев и Тарнавский, и исполняющий обязанности комполка Дагор. Смирнов протестовал против этого, ссылаясь на то, что Марк делает успехи в развитии своего дара. Но я был непреклонен. Марк оказался хорош в управлении полком, что он продемонстрировал на Солане. Ну, а боевой ментат в командирах полка? Зная Марка, он обязательно полезет на передовую и устроит нашему врагу неожиданный, но очень неприятный сюрприз.

Райли отошла от ранения, хотя слегка исхудала и выглядела измождённой. Как пошутил Пашка: «Странное дело, но у тебя похудело всё, кроме твоих сисек», за что получил подзатыльник от Тадаси и весёлый смех от всех присутствующих.

Мои Одарённые также участвовали в эвакуации на случай неожиданных неприятностей, но прорыв, слава Императору, был слабенький. Слабенький для нас, но никак не для бедных жителей Приоры. Среди хаоситов даже не было Проводников. Видимо их в армии Хаоса тоже ограниченное количество. И этот несчастный кусок камня военачальники Хаоса посчитали за лёгкую добычу.

За три дня мы вскрыли сначала одну шахту, а затем и вторую. Челноки курсировали день и ночь, забирая перепуганных, но воодушевлённых людей на орбиту.

Я же с удовлетворением наблюдал за моей новой авиацией. Пилоты обкатывали расконсервированные «Пираньи», тестируя их во всех режимах, дабы техники тут же могли устранить выявленные неисправности, при наличии таковых.

Гирша я потерял полностью. Он оккупировал главную компьютерную систему станции, копаясь в архивах и периодически с восторженными криками выбегая оттуда с бригадой помощников и стаей грави-тележек, чтобы затащить в бездонные недра двух огромных грузовозов очередное награбленное... то есть добытое честным трудом.

Жизнь налаживалась.

Когда на радарах возник странный сигнал.

— Чужие корабли в системе!

— Имперские?

— Нет.

— Зачумлённые?

— Не уверен.

— Что значит не уверен?

— Командир, я никогда не видел таких кораблей.

Изображение приблизилось. Это не могло быть человеческим творением. Вся конструкция этого огромного монстра, который вылез из подпространства выглядела насквозь чужеродной.

Что это за творение неведомого разума? Надеюсь, оно так же работает через пень-колоду, как весь остальной вражеский металлолом.

В тот же момент на экране возникли вспышки. Несколько шахтёрских кораблей, забиравших последних товарищей с астероидного поля, исчезли во облаках взрывов без всяких видимых выстрелов со стороны пришельца.

— Пожри меня Хаос! — только и смог сказать Дюрер, — Я такого в жизни не видел!!!

Глава VI

Корабль, на самом деле был один. И слава... всем богам! Размерами он походил на лёгкий имперский крейсер, но это если прикидывать по общему тоннажу. Его силуэт полностью отличался от вытянутых и стремительных линий боевых кораблей человечества. Ближе всего его форма была к яйцу или семечке или, да Хаос его знает к чему...

Отблеск голубоватого металла и странное переплетение волокон больше напоминали куколку, сплетённую из металлического троса. Трудно предложить аналогию в человеческом языке, когда передо мной было явно не творение человеческого мозга.

Корабль приближался, а Дюрер раз за разом прокручивал на экране момент уничтожения кораблей шахтёров. Он замедлял, ускорял и переключал спектры, но так и не понял, как было применено это оружие. Корабли просто рассыпались изнутри, остальные смялись.

— Знаешь, что больше всего мне это напомнило? — задал риторический вопрос старый капитан.

— Конечно не знаю, но ты мне сейчас скажешь.

— Больше всего это похоже на Дар твоей девушки, — он ткнул пальцем в смятый корабль. — Особенно вот этот, один в один. Вот только если Инесса могла частично смять истребитель, то я даже не представляю какая сила должна быть у человека или механизма, который разломал «шахтёра».

Ну да, я его понимал. Шахтёрский корабль, при том, что это был планетарный корабль без прыжковых двигателей, тем не менее представлял собой сам корпус с механизмами и экипажем, размерами сопоставимый с корветом. А съёмный бункер для минералов, в котором он и таскал добычу, делал всю конструкцию по объему уже ближе к нашему эсминцу. И вот всё это было смято в считанные секунды.

— Я не знаю, чем он стрелял, — снова подал голос Дюрер, — Но я понимаю, что подпустить его к нам близко — это будет самоубийство.

— Что будем делать?

Дюрер задумчиво почесал бороду.

— Ну, у нас есть москитный флот, не так ли?

Я нахмурился и перевёл взгляд на экран.

— Сколько из них долетит?

— Я не знаю, — развёл руками Дюрер, — Но я знаю, если ОН долетит до сюда, то скорее всего не будет ни «Араганора», ни станции, ни эвакуации.

— Сколько у нас времени?

— Ну, передвигается он вполне с нашей скоростью, так что думаю, с три-четыре часа у нас есть. Если же, конечно, он не может пулять своим чудо-оружием через всю систему. Надеюсь, что это не так.

* * *

Полётный ангар «Казарского» был полон. Я стоял рядом с генералом и смотрел на лица стоящих передо мной пилотов. Всем им было за сорок. Возраст, в котором ты либо переходишь на штабную должность, либо уходишь из действующей авиации, где ценятся рефлексы и крепкое здоровье. Дурацкий, как по мне, обычай. В сорок лет опытный пилот только раскрывает свои качества, и там, где молодёжь берёт рефлексами, опытный воин возьмёт как-раз хитростью и опытом. Но у Империи было другое видение.

Лётные учебные заведения клепали молодых пилотов быстрее, чем Империя строила истребители и авианосцы. Поэтому девиз «Дорогу молодым!» несомненно ударил по боеспособности флота.

— Господа! — повысил я голос и тут же поправился, — И дамы.

Да, среди пилотов было несколько женщин. Их количество составляло меньше десятка, но тем не менее на старых, но чистых комбинезонах женщин я видел нашивками капитанов и майоров. Одна подтянутая женщина была даже подполковником. Фактически, если разбавить всех стоящих передо мной нормальной молодёжью, то можно было бы укомплектовать десять таких авианосцев. Ну, о чём говорить, у меня не было столько. Слава Императору, мы успели расконсервировать «Пираньи».

— Дамы и господа, — поправился я, — Мы столкнулись сегодня с неизвестным противником.

Я показал на большой экран, установленный прямо на ангарной палубе именно для таких случаев, когда нет времени собирать всех в конференц-зале, а задания на вылет проводились около боевых машин.

— Мы не знаем, как действует это оружие, мы не знаем на каком расстоянии оно действует. Диспозицию и план сражения вам расскажет генерал Кинг, он более осведомлён в этих вещах. Я скажу одно — не рискуйте! По крайней мере, пока этот корабль не подойдёт в опасную зону для поражения станции и скопления людей. По прикидкам, — я участвовал в совещании Дюрера, Кинга и Бауэра и примерно владел ситуацией, — У вас будет минимум две попытки, когда вы сможете выпустить ракеты и торпеды с дальнего расстояния. А если не получится, тогда придётся идти в клинч. Мне не нужно говорить, что храбрость каждого из вас не подлежит сомнению. Что в случае, если кто-то из вас погибнет, мы позаботимся о ваших семьях столько, сколько потребуется. Но сейчас на этот корабль грузятся чьи-то другие семьи. Почти сто тысяч человек, которые, судя по всему, могут быть уничтожены вместе с вашими товарищами и членами экипажа. Поэтому я желаю вам удачи! Да прибудет с нами... — словом «император» застряло у меня, как кость в горле. Я не смог его выплюнуть, замявшись.

Не знаю, что со мной происходит, но нет уже у меня веры в Императора. Обосновано ли это? Хаос знает, за что сражаются эти люди. За наёмное подразделение «Дети Императора»? Теоретически, да. Фактически же они сражаются за свои семьи и за всё человечество. Поэтому я улыбнулся и посмотрел на генерала.

— Как звучит ваш девиз? «Трудные задачи выполняем немедленно, невозможные — чуть позже?»

— Так точно, — удивленно улыбнулся ветеран.

— Так, вот, сегодня у нас это «чуть позже», — покачал головой я.

— Ну, тогда у нас есть и другой девиз, — Кинг вскинул руку. — Летай, сражайся и побеждай!

— ДА-А-А!!! — разразились криками пилоты.

Я улыбнулся.

— Всё, полковник, я вас оставляю.

Стоя на мостике на «Араганоре», мы напряжённо смотрели как наши летуны подлетают в сторону приближающегося противника. Волна мелких зелёных точек отделилась от более крупных и полетела в сторону приближающегося неведомого корабля.

Первая волна была укомплектована всеми типами оружия, которые у нас были в наличии. «Пираньи» несли по две противокорабельные торпеды, либо восемь ракет, рассчитанные на более мелкие суда, часть из которых — ЭМИ-ракеты, рассчитаны на пробитие поля. Ещё часть несла мины, раскидав их после того, как мелкие судёнышки легли на обратный курс.

И вот тут наступил момент истины.

Максимальное приближение показало, как посреди пустого космоса, опять же без всяких предварительных спецэффектов, начали сминаться летящие торпеды, частично детонируя, а частично просто теряя боеголовки и рассыпаясь на части.

Более быстрые ракеты подошли ближе и корпус корабля окутался зеленоватым сиянием, показывая невидимое глазу защитное поле. Несколько голубоватых вспышек ракет ЭМИ колыхнули защитный барьер и идущие у них в кильватере ракеты с обычной боеголовкой достигли корпуса врага.

Вспыхнули взрывы.

Когда пламя опало, было видно, что кое-какие повреждения корпусу были нанесены. Не критические, но тем не менее.

— Ну, по крайней мере, он не полностью неуязвим, — выдохнул Дюрер.

Посыпались строчки анализа, выходящие из более мощного компьютера «Казарского». Расчёт траектории, предположительный радиус действия оружия пришельца, его приоритетные цели. В принципе, получалось так, что более медленные торпеды были в приоритете. Восемьдесят процентов из них было уничтожено. До цели дошла лишь пятая часть. А вот ракеты прошли дальше, хотя и нанесли меньше повреждений.

— Что думаешь? — сказал я Дюреру, который сосредоточенно таскал на экране иконки нового судна и «Араганора», пытаясь что-то совместить.

— А думаю я то, что наш лучевик теоретически сможет ему врезать, до того момента, как он сам подойдёт в зону поражения. Но для этого нам нужно отойти от станции как можно дальше, чтобы в случае чего не подставлять других.

— А ещё он ускорился, — кивнул Дюрер, — И у нас не будет ещё двух волн истребителей. Максимум одна. И я настаиваю, чтобы атаку «Араганора» синхронизировать с москитным флотом.

— Так и поступим, — кивнул я.

— А ещё я настаиваю на том, чтобы вы покинули мой корабль.

— Чего? — нахмурился я.

— Антон, — устало вздохнул Дюрер, — Да, ты командир, решать тебе. Но есть Устав Космического Флота, написанный кровью и потом. Согласно ему, командующий никогда не находится в первых рядах, потому что при его гибели боеспособность всего флота рушится в преисподнюю, точно также, как и боевой дух.

— Ну так на самом деле у нас ты командующий нашим флотом, — нахмурился я.

— Так и есть. А ещё я капитан боевого судна. Если бы у меня был кто-то, кому я смог бы доверить «Араганор», или у меня был ещё один Арни, поверь мне, я без колебаний бы сделал это. Но сделать это сможем только мы. А вот твоё нахождение на мостике, во-первых, нецелесообразно, а во-вторых, глупо.

Я задумался. А ведь он был прав. Находясь на мостике, я ничем не смогу помочь в этой битве. А погибнуть сам... Хаос меня пожри! Я ненавижу Дюрера за его правоту!

— Хорошо, капитан. Мы покидаем корабль.

— И да, вот список народа, который пойдёт с вами.

Он дал, первым в списке был Навигатор, вторым доктор и ещё кое-какие люди.

— Это вы к чему?

— Эти люди не нужны мне во внутрисистемном сражении, а риск слишком велик. Поэтому забирай этих ребят.

— А зачем вы убираете врача с корабля? — удивился я.

— Да потому что мы либо погибнем, либо доживём до стационарного медотсека. А если погибнем, то сам ты видел, что Аристарх суперкомпетентный врач, который вам поможет в будущем.

— Мне кажется, все эти люди будут против.

Дюрер весело рассмеялся.

— Ты знаешь, единственная моя проблема была убрать с корабля тебя. Если же кто-то из этого списка будет против, то я его просто упакую и выброшу за борт. Так что за это можешь не волноваться.

Я улыбнулся и протянул руку.

— Удачи, капитан! Надеюсь, вы знаете, что вы делаете.

Дюрер улыбнулся мне в ответ.

— Никто в этой Галактике не знает, что именно делать с этой дурой. Но у меня есть опыт и у меня есть верные люди. И то, и другое поможет нам победить. Так что да, мы сделаем всё, что можно, — он улыбнулся. — А теперь, со всем уважением, брысь с моего корабля!

* * *

Перелетев на «Казарский», который держался в сторонке, я не успел толкнуть вторую речь. Да, собственно, у меня и не было в этом необходимости. В моём подразделении были опытные ветераны, а не юные новички, которых нужно было накачивать мотивацией, дабы притушить страх. Все боялись, и это нормально. Но также, как и я, люди видели, что их оружие достигло цели и нанесло повреждение вражескому кораблю, что не могло не радовать.

С учётом корректировки скорости противника, вторая волна должна была стать последней. Или враг будет уничтожен, или будет уничтожен весь наш флот. Нормальной артиллерией отличались только старые тяжёлые «Громовержцы», сделанные ещё в те времена, когда в космосе устраивались задорные дуэли между пилотами истребителей. «Пираньи» же были продуктом новой эпохи, больше упирающей на ракетные подвесы, но тем не менее тяжёлый лазер был установлен и на них. Полугражданские же «Ф-1117» так и оставались «ни рыба, ни мясо». С их бронёй и щитами вступать в ближний бой было подобно самоубийству. Поэтому мы нацепили на них торпеды, ради того, чтобы они просто увеличили массу залпа.

Когда я подлетал к авианосцу, москитный флот перезаряжённый и заправленный, как-раз покидал ангар. Пилот «Ястреба» отвёл бот в сторону, пропуская боевые суда. Я видел, как вылетавшие хаотично корабли немного отлетев в сторону выстраиваются в звенья и далее в боевую формацию. А затем по чёткой команде вся эта масса выдвигается в сторону противника, а следом за ним обманчиво неторопливо, но неуклонно набирая скорость, стартанул «Араганор», укомплектованный минимумом экипажа и максимумом боезапаса.

Я бегом влетел на мостик, где бывший генерал стоял над большим тактическим экраном. Это коммутационное оборудование было «бонусом» авианосца. В отличии от обычных кораблей, мощность радарных установок и массивы собираемой информации были в разы больше, ведь кораблю приходилось следить не только за своим положением, но и отслеживать выпущенные им корабли, что делало авианосец практически идеальным командным центром, уступавшим разве что звёздным дредноутам, на которых спецом располагалось подобное или более мощное оборудование для трёхзвёздочных адмиралов, командующих целыми флотами.

На этот раз большинство пустотных истребителей было вооружено именно ракетами. По крайней мере, первый эшелон был большей частью загружен ЭМИ-ракеты, перезагружавшие защитное поле.

Если верить Дюреру и то, что расчёты он провёл верно, то у «Араганора» будет только один выстрел. Он просто не успеет погасить инерцию, развернуться и ускориться до тех пор, пока идущий прямо на него корабль не применит своё страшное оружие.

Первый эшелон выпустил ракеты, и я с замершим сердцем наблюдал за ними. Вот начали возникать участки смятия, которых я так боялся. Часть ракет уничтожалось на подходе. Это выглядело странно. Никаких «ловушек», лазерных лучей и залпов противоракет — всего того, из чего состояла противоракетная оборона наших кораблей. Просто куски пространстве «сминались» вместе с летящими к кораблю боеголовками.

Но, большая часть ракет, всё-таки достигла цели. Щит вспыхнул, перезагружаясь и тут же вражеский корабли и мой эсминец соединил ослепительно белый луч Лучевого Орудия эсминца. И броня врага вспучилась!!!

Вокруг раздались радостные крики, утихшие после того, как вражеский корабль продолжил своё движение.

— «Араганор» это Штаб-Один! Отходи!

— Мы успеем врезать еще раз! Вы видели? Его броня поддаётся!

— Макс! Уходи оттуда! — заорал я.

— У нас не будет другого шанса, парень, так что нет! В конце концов, именно я пока еще флотоводец! — послышался неестественно веселый голос Дюрера.

Москитный флот выпустил весь навесной боезапас и сблизился на расстояние ближнего боя. И тут я увидел, как один за одним начали взрываться мои корабли. Пилоты умирали, но не отступали. Запоздавшие «Гарпуны» с эсминца добрались до ксеноса и во второй раз ударил белый луч лучевика. Внезапно прервавшийся, потому что нос «Араганора» начала сминать невидимая гигантская рука...

Глава VII

— Внимание, говорит Орёл-Один! Всем бортам, огонь! Внимание!!! Выпускайте всё, что у вас есть! Повторяю, огонь из всех стволов!

Я оторвался от ужасающей картины сминаемого «Араганора» и повернулся к генералу, который твёрдым голосом диктовал приказы.

— Но... — начал я.

— Посмотри, — ткнул он пальцем. — Второй удар «Араганора» пробил броню и, похоже, у него упали щиты.

Я посмотрел на приближенное изображение. На вражеском корабле реально была видна большая трещина с прожжённой дырой, что проходила насквозь через переплетённую голубоватую броню.

Штурмовики перегруппировались и ринулись в бой. Однако враг не потерял боеспособность.

Я видел, как один, а затем и второй истребитель исчезли с радаров, а экран показал их смятие. Но, что удивительно — ни один пилот не свернул с боевого курса! Оставшись практически без ракет и торпед, мой москитный флот волнами накатывался на затормозившегося ксеноса, стараясь добить его в уязвимое место.

— А ну-ка, мальчики, подвиньтесь. Сейчас я вам покажу как нужно воевать! — раздался хрипловатый женский голос.

— Это что такое? — удивился я.

На что увидел улыбку, появившуюся на лице у Кинга

— Гюрза, старая перечница, — хмыкнул он, показывая на экран. «Громовержцы» чуть задержались, не обладая скоростью «Пираний», но зато у них полный боезапас.

Я увидел, как восьмёрка зелёных точек присоединилась к общей массе и от них оторвались мелкие зелёные точки, обозначающие торпеды.

— Что за Гюрза? — удивился я.

— Подполковник Юлия Касаткина, бывший командир тринадцатой гвардейской авиационной дивизии Его Императорского Высочества, отправленная в отставку за неподобающее поведение.

— Неподобающее поведение? — нахмурился я.

— Никогда не следовала Уставу, — ухмыльнулся генерал. — И посылала в жопу всех тех, кто заставлял её оставаться в штабе. Представляешь, целый командир дивизии и всегда водила своих пилотов в бой лично. Её любимая поговорка была: «В тот момент, когда я не смогу сесть за штурвал истребителя, будет означать только одно — что я мертва».

На экране множественный залп торпед, выпущенный практически в упор, попал чётко в израненный бок ксеноса.

Мы с замиранием сердца вперились в экран, ожидая результата, и он последовал незамедлительно — враг исчез в яркой вспышке.

От пришельца не осталось ничего. Что-то внутри странного корабля сдетонировало, непонятно что именно, но на экране я не видел даже малейших осколков.

— Не благодарите, — раздался тот же хриплый голос и эфир тут же наполнился смешками и шутками.

У пилотов спадало напряжение — цель была уничтожена и можно было немного расслабиться.

Рядом со мной штатный радист тщетно вызывал рубку «Араганора», с которым не было никакой связи. На экране было видно, что передняя треть эсминца превратилась в непонятную металлическую кашу. Да, капитанский мостик находился в середине, но я визуально не мог понять, — дошло ли до него смятие и, не дай бог, разгерметизация, или нет.

— Ордо-Один вызывает Араганор, приём! Ордо-Один вызывает Араганор, приём! — бесконечно голосил радист в эфир.

И тут раздалось шипение и такой знакомый голос Дюрера произнёс:

— Что вы разорались?! Цел я! Вот только эсминцу кирдык. Кажется, Ордо-Один, мне пора, наконец, ловить тебя на слове. Мне нужен корабль побольше! И пушки побольше!

— Арни? — уточнил я рефлекторно.

Да, ясно, что были жертвы. Но, честно говоря, два конкретных человека меня интересовали больше всех.

— Арни рыдает, — добавил Дюрер. — У него была одна большая пушка и та сошла на нет. Так что, он солидарен с моим требованием.

— Будут вам большие пушки, — облегчённо сказал я и отдал приказ эвакуировать оставшихся и подсчитать потери.

Честно говоря, с потерями моей истребительной авиации всё оказалось лучше, чем я думал. Пилоты маневрировали и было потеряно всего восемь бортов. Из них восемь неповоротливых «Ф-117», и всего две «Пираньи», что подошли слишком близки. Ну а «опоздавшие» «Громовержцы» сохранились в полном составе.

А вот с эсминцем была беда. Фактически, нанесённые повреждения невозможно было отремонтировать. Требовался капитальный ремонт, который обычно выглядел так — отпиливались, к Хаосу, пострадавшие отсеки и фактически собирался новый корпус. Ни сил, ни средств на это у нас не было. Но из плюсов — эсминец сохранил мобильность, что позволило нам оттащить его на Сальватор до лучших времён. Но как на боевой корабль — на нем можно было поставить крест.

Что ж, зато у меня теперь были фрегаты. А ещё, наконец, пропало моё внутреннее «неудобство» от разграбления Гиршем арсенала Приоры По сравнению с фактическим уничтожением боевой единицы в виде эсминца, все эти крохи, подобранные со складов... теперь я считал, что мы имеем на них полное право.

Загрузив всех беженцев, наш флот разделился.

«Казарский» с двумя пассажирскими кораблями выдвинулся чтобы доставить беженцев в оговорённое место выгрузки. И да, нам пришлось приплатить, чтобы губернатор одной из планет согласился принять такое количество беженцев. Ну, мы в накладе не остались. В смысле, не остались бы, если б сохранили «Араганор». Ну а так, если переводить на деньги, мы всё равно были в небольшом плюсе. Но вот что касается боеспособности, — тут возникали большие вопросы.

Два полученных фрегата были имперской постройки, типа «Эдем». Это были чисто конвойные фрегаты противокосмической обороны, как нельзя лучше подходящие к имеющемуся эскортному авианосцу, способные прикрыть его от ракетно-торпедного оружия на дальних подступах. Вот только у меня не осталось действительно ударных кораблей, которые могли бы противостоять чему-то крупному. И это нужно было исправить.

К слову говоря, в «Араганоре», среди экипажа, также обошлось без больших потерь. Такое ощущение, что оружие врага не сработало на полную мощность, либо прекратило своё воздействие на середине, успев деформировать конструкции корпуса, разгерметизировать корабль. Но находящиеся внутри, согласно боевому расписанию, в скафандрах люди практически полностью выжили. Так что, покалеченный «Араганор» с фрегатами и два под завязку забитых грузовика перелетели в Сальватор, где были встречены расстроенной делегацией во главе с президентом. Его можно было понять. Наши силы, а по совместительству силы обороны системы, таяли на глазах. Но, с другой стороны, это уже была моя проблема, не так ли?

Исследование места взрыва корабля пришельцев оказалось малорезультативным, но тем не менее. Нашли несколько фрагментов корпуса и оборудования, которые мы тщательно собрали для дальнейшего исследования. Это подтвердило наши предположения, что корабль не из нашего мира. Осколки имели отблески в Лимбе точно так же, как материал «Глыбы». Кажется, нас ждёт полноценное вторжение из глубин Подпространства.

А ещё меня терзал другой вопрос: был ли как-то этот корабль связан с Хаосом?

Честно говоря, стремительное уничтожение им наших шахтёрских кораблей не оставило нам выбора кроме как оказать сопротивление. Но, возможно, следовало бы устроить переговоры. Однако, риск был слишком велик. За время переговоров корабль достиг бы нашей станции. Да и на каком языке было с ними разговаривать?

Все эти мысли прокрутились у меня в голове, как обычно в качестве разбора происшедших событий. Я пришёл к выводу, что всё сделал правильно. Однако на будущее, когда за спиной не будет беззащитных гражданских, возможно, стоит попытаться завязать диалог.

* * *

Практически полтора месяца нам потребовался на то чтобы отремонтировать поломанное и привести в рабочее состояние неработающее, а еще как-то организовать логистику.

Два фрегата, получившие старые названия героических корветов — «Кабальеро» и «Эсперанса», — отличались от старых лишь одним — это, при всём уважении к Звёздной Федерации, была моя собственность, а не собственность ВКС Федерации. А еще, Гарсия и Мендоза — «капитаны поневоле» были назначены на фрегаты старпомами. Их доблесть не подлежала сомнению, но вот с опытом были проблемы. Два отставных лейтенант-коммандера, назначенные командирами кораблей превосходили их в знаниях и умениях, примерно... раз в сто? Но, из молодых ребят вырастут достойные капитаны!

Я даже предложил президенту неустойки за погибшие корветы, на что тот сказал, что:

— Отдашь корветами, когда-нибудь, и вопрос этот поднимешь, когда «Дети Императора» соберутся уходить из этой системы, — и добавил, что: — Надеюсь, этого не случится никогда.

На что я ухмыльнулся и тоже промолчал.

Собственно, фрегаты сейчас были задействованы в зерновых конвоях. Пару раз, когда собирался уж слишком большой флот, то их сопровождал сам «Казарский».

Сальватор неожиданно оказался островком стабильности. В этом секторе Галактики в него начали стремиться многие жители соседних систем. Президент держал оборону, не позволяя устроить неконтролируемую миграцию. Но вот опытных гражданских специалистов, да ещё и вместе со своей техникой, а иногда и с целыми кораблями, Федерация после тщательной фильтрации принимала с распростёртыми объятиями.

Кажется, жизнь налаживалась.

Гирш выполнил своё обещание и достал боевую технику для нашей Гвардии. С учётом прибывших ветеранов, которых потихоньку начала разбавлять молодёжь, достигшая призывного возраста и прибывшая сюда вместе с родителями, у меня получился полноценный гвардейский полк.

Состав батальонов был расширен до тысячи человек. Прибыла боевая техника и артиллерия, на которую у нас тоже были готовые специалисты. Получились полноценные пять тысяч хорошо обученных, высокомотивированных и отлично укомплектованных бойцов.

В небольшой пустыне на экваторе Сальватора устроили учебный лагерь, где ветераны вспоминали навыки, а молодёжь их нарабатывала, поднимая тучи песка под гусеницами новенькой техники.

Всё это я делал по привычке и заранее оформленному плану, который подразумевал создание собственной Линии на пути к Императорскому Трону. Вот только было одно «НО»: ценность Линий в текущем времени сильно упала.

Сейчас Императору вряд ли будет до создания новых Линий, ему бы собрать «разбежавшиеся» старые.

И тут прозвенел ещё один «звоночек», когда Гирш принёс мне очередной Список Комплектации потенциальных рекрутв и среди них оказались Одарённые. Честно говоря, в начале я ошалел, предполагая подвох. Но когда Рафаэль развернул информацию, я увидел, что бедственное положение сейчас не только у простых людей, но и у некоторых Линий. Уже пара десятков слабейших Линий прекратили своё существование. Их планеты-крепости были захвачены или разрушены, а оставшиеся члены погибших родов искали новую тихую гавань. Именно эти люди были в списке.

Но вот что было по-настоящему ожидаемо, что если «бездомных» Одарённых с радостью бы приняли большинство Линий, и за них ещё нужно будет побороться, то настоящая катастрофа ожидала людей «на Эссенсе», как правило, высококвалифицированных и супер обученных спецов, на содержание которых закончился драгоценный материал. И вот тут Гирш буквально подпрыгивал в восторге, тыкая пальцем и описывая будущие перспективы. Ведь фактически это был полноценный Одарённый. Единственное, что для его поддержания нужен был драгоценный Эссенс, которого в Империи практически не осталось, а у нас, абсолютно случайно, «немножко было».

И, на закуску, в один прекрасный день меня ждал ещё один приятный сюрприз, когда меня буквально похитил из нашей «совещательной» — просторного коттеджа в нашем анклаве на Сальваторе, майор Пейн, чья чёрная гладкая кожа, казалось, сейчас треснет от широкой улыбки.

— Куда ты меня тащишь? — беззлобно буркнул я, когда меня реально практически без усилий взяв под плечо здоровяк тянул по коридору наружу.

За мной еле успевал Эрик, который тоже загадочно улыбался.

— Сюрприз, Антон.

Я повернулся к своему лысому товарищу.

— Ты, походу, в курсе?

На что получил пожатие плечами и такую же улыбку.

Пройдя до нашего «местного космодрома», а точнее, ввзлётной площадки, способной принимать орбитальный челноки, мы подошли к одному из ангаров. Увидев улыбающихся Дрэппера и Полева, ожидающих меня около закрытой двери, я уже примерно понял, что к чему. Когда дверь открылась, я просто восхищённо присвистнул.

Зрелище было достойно анатомического музея, но оно того стоило.

Пятнадцать ветеранов космодесанта выстроились в линию и, скажу честно, человеческой плоти в этих пятнадцати не хватило бы и на половину! Отсутствовали руки, ноги, части черепа, металлические пластины закрывали грудь. Передо мной стояла «выбраковка» Имперского Космодесанта.

Я улыбнулся ещё шире.

— Немного Эссенса, — я взглянул на пышущих здоровьем «моих» космодесов, — И всё будет в порядке.

Проблема Империи была, как всегда, в одном — они не заботились о «старых ресурсах», предпочитая заменять их новыми. И это большая, ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ ОШИБКА.

Я вернулся в комнату совещания и некоторое время молчал, собираясь с мыслями, а потом, приняв решение, поднял голову.

— Капитан Дюрер!

— Слушаю вас, командир, — заинтересованно взглянул на меня седой ветеран.

— Ты просил большие пушки? Кажется, я знаю где их раздобыть!

Глава VIII

— Ты уверен, что привёл нас в правильное место? — кажется уже в пятый раз терзал я бедного Миуру.

— Да, уверен, — так же в очередной раз огрызался он, тыкая пальцем в бортовой компьютер, куда он сгрузил данные со своего индивидуального планшета. — Вот здесь мы встретили его в прошлый раз, и я зафиксировал его скорость, траекторию, и даже учёл дрейф. Он должен быть где-то здесь, я уверен!

— Ну и где же он? — уточнил я.

— Да откуда я, к Хаосу, знаю! — взорвался Навигатор.

— Антон, спокойно, — Инесса положила мне на плечо руку.

Я вздохнул пару раз и выдохнул, нормализуя дыхание и работу сердца. Действительно, что-то я стал нервный в последнее время. Да и как не быть нервным, если весь мой флот болтался сейчас чёрт знает где, оставив Сальватор фактически беззащитным, и уже третьи сутки мы рыскаем в межзвёздном пространстве, пытаясь нащупать радарами нашу цель.

Да, «по душу» линейного крейсера, который, как мне уже кажется, я вообще встретил в прошлой жизни, так много времени прошло и так сильно всё поменялось.

У меня был огромный расчёт на то, что «зачумленный» крейсер будет небоеспособным. В принципе, на это намекало отсутствие его активных действий в прошлый раз. Но на всякий случай я перестраховался и взял всё, что у меня было. Полностью укомплектованный «Казарский» и оба фрегата сейчас осторожно исследовали окружающее пространство, плюс истребители-штурмовики были разосланы во всех направлениях.

Радиус поиска расширялся, но всё ещё не давал никаких результатов.

Четверо суток занимал путь от Сальватора до сюда. И если, не дай Император, там что-нибудь случится, ещё четверо суток мы будем плестись обратно. А в условиях прорыва Хаоса — это охренеть сколько времени!

Честно говоря, уже очень хотелось плюнуть и вернуться обратно. Но уж слишком заманчивым был этот приз.

— Штаб, это Гюрза! Мамочка нашла вашу пропажу.

Рядом заржал бригадный генерал Кинг.

— Вот вообще не удивлён!

— Штаб, передаю телеметрию, — послышался голос ветерана.

На экране возник огромный силуэт линейного крейсера. Побежала точка идентификации. Да, именно так, "Адмирал Шеер" собственной персоной. Мы нашли его.

Линейный тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер»

Проект: «Меркурий»

Принадлежность: Линия Хайзенберг

Статус: Пропал без вести ... Последнее место дислокации ... Последний пункт назначения ...

— Гюрза, держитесь на безопасной позиции. Сопровождайте его и не предпринимайте агрессивных действий.

— Принято, Штаб!

Я увидел, как восьмёрка «Громовержцев» сбавила скорость и рядом с ними на радаре проявилось большое красное пятно, обозначавшее нашу цель.

Я повернулся к Дюреру, который оставшись «безлошадным», присоединился к нашему штабу и глянул на капитана авианосца Бауэра и отставного лётного генерала. Собственно, как бы я не хотел, но именно эти люди являются профессионалами, именно на их мнение мне нужно полагаться. Хотя последнее слово будет всё равно за мной.

— Ну что, господа, как действуем?

* * *

Вот это я понимаю абордажная команда. Пятнадцать космодесантников в полном боевом снаряжении стояли передо мной в ангаре, расслабленно держа в руках огромные пушки. К сожалению, не хватило буквально трёх рабочих доспехов, чтобы укомплектовать всех имеющихся. Но это дело наживное. Итак, из пяти нерабочих, проявив чудо смекалки, технари собрали один «полурабочий», чтобы образовать привычные тройки. В доспехе частично не работали приводы и его торжественно вручили майору Пейну — «суперсолдату среди суперсолдатов». Его дефект в виде «Астральной Течи» становился преимуществом после «подзарядки» Эссенсом. И уж тогда получался реальный суперсолдат!

Вторая часть моей абордажной группы выглядела ещё забавнее — орки, чья броня была собрана по образу и подобию доспеха космодесанта, отличаясь от неё крепостью, ведь таких уникальных сплавов у меня не было. Четыре комплекта «переделанной» космодесантной брони надел Хрум и три его помощника. Остальных, используя всё что только можно, за полтора месяца непрерывной работы, мы так же нарядили во что-то похожее. Тем более, что анатомия орков немного, но отличалась от космодесантников.

Итак, пяттнадцать космодесов, две дюжины орков и пять Одарённых.

Да, Инесса снова осталась на корабле. Её ужасающий Дар нам пока не был нужен, ведь наша цель была — захватить корабль, а не разрушить.

Итого: пары ван Дассел-Накамуро, Казарская-Смирнов.

Если первая была чисто ударная двойка, то во второй Алиса должна была прикрыть нежную задницу ментата, что последнему совсем не нравилось.

Ну и я.

А ещё сотня спецуры, основной задачей которой было держать тылы и подчищать за нашими ударными группами.

Кстати, это было неожиданным нововведением с моей стороны. Пафосный космодесант всегда шёл в бой в одиночку и не всегда это приводило к нужному результату.

Я уделил время тактике и стратегии космодесанта, переговорив со старыми и новыми ребятами.

К слову, среди «новичков» было всего два рядовых бойца. Все остальные были, как минимум, командирами отделений, что в очередной раз заставило меня усомниться в стратегии комплектования персонала подразделений Империи.

По аналогии с основными флотскими офицерами, восемнадцать космодесантников, при наличии рядовых, можно было развернуть в полноценный полк. Мечты-мечты... Где же мне найти столько космодесанта?

Так вот, предполагалось, что космодесант будет действовать в такой обстановке, где очень сложно действовать обычным бойцам, без оглядки на возможные дружественные потери. Это означало, что космодесант мог фактически кинуть гранату себе под ноги, расчищая пространство и рассчитывая на свою толстую броню. Но такое действие могло бы повредить мало защищённым бойцам-простолюдинам.

После того, как это услышал, множественные повреждения, а точнее отсутствующие конечности у ветеранов, мне стали более понятны. Хотя я сдержался и не спросил: сколько конкретно рук и ног они оторвали по собственной инициативе. И если в условиях абордажа и узких корабельных территориях это было оправдано, то на открытой территории суровым имперским воякам часто прилетало в спину из засад. А ведь это можно было избежать, если бы за ними шла группа зачистки и контролировала пройдённый путь. На это у меня и был расчёт. И да, я попросил ребят из космодесанта на всякий случай не швырять гранаты себе под ноги.

Мы несколько раз попытались связаться с крейсером, пытаясь выяснить обстановку. На этот раз нас не удостоили даже демоническим рёвом, что раздался в прошлый раз. Осторожно подтянутые истребители не встретил ни один выстрел из, внешне целых, батарей ПКО. Фрегаты, которые так же осторожно попытались спровоцировать корабль, также безнаказанно к нему приблизились.

Ну что же, тогда абордаж.

Одновременно с «Казарского» было запущено несколько обманок, в гуще которого шёл наш десант, беспрепятственно добравшись до гостеприимно открытых взлётных палуб. Да, линейный крейсер был не авианосцем, но тем не менее авиакрыло у него было.

Высыпавшись из «Ястребов», я увидел стоящих вокруг таких знакомых «Громовержцев», которые Империя уже давно списала, но в опытных руках таких пилотов, как Гюрза, эти мощные бронированные корабли оказались тем ещё оружием. Надеюсь, их можно будет восстановить.

И да, как показал анализатор, на крейсере частично осталась атмосфера. Содержание кислорода было пониженным, но им вполне можно было дышать. Это показывало то, что источник питания в норме и регенерационная воздушная система работает.

Уже на взлётной палубе были найдены полуистлевшие трупы. Кажется, здесь был нешуточный бой. Интересно, сколько в итоге демонов осталось на корабле?

Собственно, алгоритм стандартного абордажа, согласно Устава ВКС Империи, если он устроен не для грабежа, а для захвата, был один и тот же — захват рубки и машинного отделения. Мы не стали придумывать велосипед и сделали так же, разделившись на две группы, оставив третью на всякий случай прикрывать место посадки. В случае неприятностей и нашего поспешного отступления, они должны были прикрыть его.

Первый иссохший одержимый в робе техника встретился нам в коридоре. Он стоял и долбился головой об переборку. Увидев нас, он оживился и побежал, яростно размахивая лапами, которые заблестели, напитываясь энергией. Ну, конечно же, он не добежал. Выстрел из монструозной винтовки космодеса разнёс не только его голову, но и верхнюю часть тела. Я с уважением посмотрел на Костю Полева. Это реально ходячий танк какой-то, с соответствующей толщиной брони и нездоровым калибром!

— Ордо-Три, это Ордо-Один, как у вас?

— Пока чисто, — ответила Райли, чья группа шла к двигательному отсеку.

Самое странное, что, тестируя Лимб, я не видел ярких отсветов, характерных для сильных демонов, лишь несколько блеклых точек одержимых. Неужели я зря потратил всё это время? И нужно было прийти сюда значительно раньше? Ещё никакой защиты на этом корабле нет.

Мы практически подошли к рубке, когда на плечо мне легла рука Пашки.

— Стой, подожди!

— Стоять! — рявкнул я, затормозив свои порядки и повернулся к Смирнову. — Что такое?

— За перегородкой что-то странное.

Я заглянул в Лимб и увидел три блеклых пятна, означающих полудохлых одержимых.

— Я ничего не вижу.

— Да я и сам ничего не вижу. Это-то и смущает!

За бронестеклом скафандра я увидел нахмуренный взгляд друга, так не свойственный его обычному оптимизму.

— Я кое-что чувствую, но не могу это идентифицировать.

— Так, давай, что конкретно ты чувствуешь?

— Там кто-то есть, определённо кто-то есть, — он ткнул пальцем в сторону отсека. — Такое ощущение, что оно то ли пребывает в спячке, то ли прикрывается ментальным полем. Хотя какое же это ментальное? — тут же поправился он.

Ну да, я понял его мысль. Что это за поле такое, которое может прикрыть ярчайшие отблески демонов в Лимбе.

— Угу, — только и сказал Пашка.

— И что нам делать? — нахмурился я.

На что увидел изумлённый взгляд друга.

— Да не, это риторический вопрос, — отмахнулся я. — Мысли вслух, так сказать.

Я окинул взглядом свою маленькую армию.

— Ордо-Три, это Ордо-Один, — перво-наперво вызвал я Райли.

— Слушаю.

— Притормозите пока. Ордо-Два кое-что прочувствовал, но не может объяснить, что. Мы сначала проверим, а потом вам доложим.

— Слушаюсь, — без пререканий и сомнений донёсся до меня голос ван Дассел.

— Итак, — я посмотрел на большую дверь в шлюзовую, которая отсекала командную секцию от остального корабля.

Нет, это не значило, что сразу за дверью находился мостик. Это значило, что мы просто заходим во внутреннюю секцию корабля, построенную, бронированную и оборудованную вокруг командного мостика. Меня всегда веселили старые фильмы и мультики, где на огромном линкоре капитан находился в носовой части корабля и от пустоты космоса и злобных врагов его отделяло лишь тонкое бронированное стекло, и как эти кораблики лихо пёрли на другие линкоры в лобовую атаку и почему-то именно в командную рубку никто никогда не попадал. В реальности командный пост был одним из самых защищённых мест на корабле, и это правильно. Он являлся фактически мозгом, а без мозга, как известно, человек может существовать, но может существовать очень плохо.

Я подошёл к панели открытия дверей. До этого момента все двери открывались без всяких кодов и защит, что было удивительно. Как будто враг хотел, чтобы мы беспрепятственно шли вперёд.

Я повернулся к бывшему комбату Полеву, который возглавил три звена космодесанта «доставшихся» моей группе.

— Ну что, Костя? Никто кроме вас? — усмехнулся я.

— Так точно, — прогудел здоровяк. — Давай уже, открывай эту дверь и дай нам повеселиться!

Он махнул на переборку.

Я улыбнулся и хлопнул по кнопке.

Дверь медленно поползла вверх. Космодесант, не дожидаясь открытия, закатил внутрь несколько светошумовых гранат и сунулся вслед.

И тут же вылетел обратно, вынесенный сильным взрывом и потоком огня.

Хорошо, что все остальные стояли вдоль стенок.

— Живы?! — с тревогой спросил я, глядя как ошеломлённые космодесантники медленно поднимаются на ноги.

Краска у них полностью на доспехах выгорела, однако доспех вроде был цел.

— Какого Хаоса?! — находящаяся рядом Алиса быстро засунула внутрь голову и отпрыгнула. — Я боюсь ошибиться, но кажется там Титаны Хаоса.

Я просто хлопнул по кнопке закрытия и дверь поползла вниз.

Как только она захлопнулась, с другой стороны, в дверь вломилось огромное тело, и двойная створка из почти сантиметровой брони прогнулась внутрь.

— Ты в своём уме?! — спросил я ошеломлённо у Алисы.

Та развела руками.

— Это всё, что я могу предположить.

Титаны Хаоса — детская сказка, которая рассказывала про древние битвы имперских героев, которые проходили на территории Хаоса, куда отважные герои древности ходили в рейды, дабы превентивно ударить по врагу. Это были полумифические монстры, которым нужно было длительное время, чтобы «созреть». Фактически это сплав плоти, душ и сознания других живых существ. Собирая их вместе, требовалось время чтобы из многих отдельных индивидов получилось одно нечто ужасающее и предельно мощное.

— Ну тогда, в принципе, логично — почему здесь на корабле изменённых раз-два и обчёлся, — хмыкнул Пашка под тяжёлые удары с той стороны.

Кажется, эта дверь продержится недолго.

Ошеломлённый космодесант встал на ноги. Доспехи проводили самодиагностику.

— Как вы? — спросил я у Полева, чья тройка первая вошла и попала под удар.

— Пару сломанных рёбер, но это ерунда, — скривился старый солдат. — Но вообще сила удара потрясает.

— Что там видели?

— Честно говоря, это было быстро. Доставай планшет, — кивнул он мне.

Ну да, доспех космодесанта был оборудован камерами для фиксации их действий.

Запись заняла ровно две секунды. Вот спадает отблеск от наших светошумовых гранат и вот три тени, похожие... я даже не знаю на что они похожи... на переплетение костей, как будто комок трупов ломился вперёд. И вот в этом комке трупов возникла щель, откуда вылетел этот высокотемпературный огонь, очень близкий к плазме. Подозреваю, что если бы впереди шли мы в наших обычных боевых пехотных скафандрах, то одними переломами рёбер мы бы не отделались.

— Загляни в Лимб! — крикнул Пашка.

Я заглянул и увидел, что ранее те блеклые три пятна медленно разгораются.

— Они реально были в спячке! — прокомментировал Смирнов. — А вот сейчас уже начинают притягивать Энергию и в наших интересах не дать им раскочегариться на полную.

— Согласен, — кивнул я.

Быстро проинструктировал Райли держать оборону и не идти пока вперед, которая без капли эмоций в голосе подтвердила получение приказа.

Я посмотрел на дверь, которая держалась уже из последних сил. Бесполезно хлопать по кнопке, она настолько деформирована, что механизм её просто не поднимет. Осталось только подождать, когда твари с той стороны выломают её самостоятельно.

— Занять оборону! — сказал я.

По краям коридора было несколько отсеков, куда мы загнали всех поддерживающих десантников, оставив на переднем крае лишь космодесант и орков. Сами мы заняли также «лучшие» места, наполовину спрятавшись, чтобы в случае чего нырнуть внутрь и уйти от волны пламени.

— Я, кажется, могу нащупать их мозг, и кое-что попробовать, — неуверенно сказал Смирнов.

— Кое-что? — уточнил я.

— Так, не отвлекай! — крикнул Пашка.

Ещё несколько ударов и дверь отлетела в сторону, повиснув, скомканная и изодранная, «на соплях».

Первое, что оттуда вылетело — это был снова поток пламени, от которого все мы укрылись. И тут я увидел воочию, как вперёд выступили два кошмарных создания. Я даже, честно говоря, не понимал, где у них что. Это не было в полном понимании аналогом реальной жизни. У него было ни рук, ни ног, он сам являлся этим всем по отдельности. Что-то в виде суставчатых лап, переплетённых из человеческих костяков, такое же тело. Да я даже не понимал, как оно двигается!

И тут произошло самое интересное.

Титанов было трое. Все они были разных размеров, как будто напитавшись тем, что успели подтянуть. Ну, то есть, кто сколько людей «на переплавку» успел ухватить, то столько и собрали.

Впереди шли два помельче, сзади шёл совсем здоровый. И вот этот здоровый внезапно пыхнул огнём, натурально поджаривая задницы своих собратьев.

— Твою ж мать! — услышал я тихий голос и обернувшись увидел, как Пашка оседает на пол, подхваченный под подмышки Михаилом.

Вот это зверюга! — оценил я содеянное. Это не Пашка Смирнов! Я вырастил монстра!

Передние твари завизжали, часть их плоти горела. Они заметались по коридору, пытаясь разобраться в чём дело.

Самое время вступать нам.

— Огонь!

Тут разверзся ад в отдельно взятом месте, а именно — на подступах к рубке бывшей гордости благородной Линии - линейного крейсера «Адмирал Шеер».

Ребята действительно палили со всех сторон, из всего, что можно, надвигаясь вперёд.

Зелёные тени метнулись вперёд.

— Охота! — заорал Хрум, гоня вперед своих соплеменников.

Орки набежали на расстреливаемую первую пару и быстро пеербежали к отставшему. Их здоровенные топоры заработали, отсекая целые пласты «спёкшейся плоти» и не давая врагу как-то противодействовать.

И тут получился следующий сюрприз: враг ментально завизжал и от его тела, оказавшегося эпицентром, во все стороны разошлась ударная волна, раскидав орков.

То есть, он не просто может огнём плеваться!

Следующий «финт» чудовища был ещё более удивительный. Из его тела, как шипы дикобраза полетели заострённые костяные копья. И нет, это не была просто кость. Я видел, как светилась каждая из этих кусков, напитанная энергией подпространства. Послышались недовольные рёвы орков, которые они всегда издавали вместо криков боли.

Зелёные тут же попытались, вместо того чтобы пойти в укрытие, просто и без затей вновь броситься на врага.

Да что же такое происходит?!

Я матюгнулся и ломанулся вперёд, буквально пробежав под ногами у двух искалеченных, но никак не собиравшихся сдохнуть Титанов.

Подобравшись на нужное расстояние, я без затей хлопнул Пузырём. И, кажется, успел вовремя. Напитавшиеся силами куски костей, уже буквально оторвавшись от тела, погасли и всё тело как будто немного осело под своей тяжестью на пол. Это было чертовски вовремя, ведь разлёт «зачарованных» копий вынес бы большинство зелёных, что сейчас так яростно рубили здоровенное тело.

Ну, я решил присоединиться к общему веселью и прыгнул вперёд, занося взвывший от восторга меч высоко над головой...

Глава IX

Среднего размера астероид разлетелся в клочья в яркой вспышке.

В эфире раздался радостный возглас:

— Да!!! Да, детка!!! Это, конечно же не мой старый дредноут, но уже что-то похожее на правду!

— Кажется, Арни доволен, — предположил я, сидя в вычищенном и вылизанном кресле в большой и просторной рубке моего нового линейного крейсера.

Только что новоявленный «Араганор» произвёл свой первый бортовой залп и это впечатляло. Много факторов сыграло в нашу пользу. Первое, что крейсер «потерялся» не так давно, а всего-навсего двенадцать лет назад. Второе, что хаоситы не лезли своими шаловливыми ручонками в системы корабля и не бродили гниющими толпами по всем его отсекам, сконцентрировавшись на рождении Титанов. Всё это в комплексе сильно облегчило нам его восстановление, ограничившись в основном заменой расходников, таких как фильтры, аккумуляторы и прочая лабуда, что не сильно повлияло на наш бюджет.

И да, двадцать семь «Громовержцев» — двадцать четыре из боевого крыла, и три запасных, в полной боевой готовности также находились на ангарной палубе «нового» «Араганора».

Гюрза, с благословения Кинга, перебралась сюда и взяла управление этим небольшим, но очень «зубастым» флотом в свои совсем не женские руки. Ну, компетенции у неё более чем достаточно было. Единственным её условием, фактически ультиматумом, было то, что «своих ребят» она ведёт в бой сама. Опять же, я был готов к этому и просто развёл руками, соглашаясь.

На «зачумлённом» крейсере было «всего» пять Титанов. То ли не хватило «сырья», то ли они рождались по какой-то своим непонятным человеческому разуму принципам.

Четвёртая тварь как раз сидела в машинном отделении, но предупреждённая Райли выманила её оттуда, дабы не повредить оборудовании и механизмы. И её группа просто «раскатала» Титана в коридоре.

Пятый Титан зачем-то сидел в столовой. Уже объединившись, мы также разобрали его на «запчасти» без особых проблем. Страшнейший противник для обычных людей, для моей команды он хоть и оказался достойным противником, но тем не менее всё было не так страшно, как в старых легендах. Или они не до конца «созрели», ну или мы достигли... гхм... достойного уровня.

Собственно, проблема была только с тем здоровенным уродом в командной рубке, который даже после моего Пузыря пытался показать ещё пару «фокусов». Но когда в рубку, вслед за мной и орками, ворвался мой космодесант, то добили мы его уже очень быстро.

Из безвозвратных потерь было два орка, попавших под первый «костяной залп». И лёгкие, в основном компрессионные травмы у тройки Полева, что приняла на себя первый удар.

Зато я стал свидетелем оркских похорон. Когда, после прочтения непонятных молитв на непонятном языке, два тела погибших воинов чудесным образом вспыхнули и пропали из нашего мира, не оставив даже пеплаСмирнов, следящий за происходящим в Лимбе, просто недоуменно развел руками.

А ещё большим отличием от наших похорон, было то, что орки реально праздновали и веселились, что их сородичи ушли в мир «вечной охоты». Это было чем-то похоже на древнюю скандинавскую религию, ну либо мусульманскую, когда воины, верные своему пути при жизни, уходили в лучший мир.

Чего точно не было у Хрума, так это сожаления. А ещё он сводил меня в выделенные специально для зелёной братии просторные отсеки «Глыбы», где подростки орков уже вовсю тренировались, чтобы пополнить ряды моей уникальной Зелёной Гвардии. Как я понял из доклада своих научников (да, у меня теперь был научный отдел и часть из них изучала орков), то взросление этих зелёных здоровяков шло сильно быстрее. Скорее всего это было связано с их иномирной природой. Постоянная подпитка Энергией Подпространства, то ли локально ускоряла время, то ли просто «бустила» их тела. Новорождённые орки уже через 2 недели бодро топали на своих двоих и устраивали яростные зарубы. Доходило до того, что их матерям приходилось оттаскивать наиболее активных. Самое смешное при этом было, что эти самые активные буквально «брались на карандаш» старейшинами. Как сказал Хрум — настоящего воина видно с самого детства.

Теперь мой флот уже вполне напоминал флот какой-нибудь слабой Линии. А учитывая, что авианосцы и линейные крейсера были даже не у каждой десятой, то мне было чем гордиться.

Бывшие Имперские праймы закончили боевое слаживание и наша Гвардия так же уже была крепкой и очень эффективной боевой единицей. Да что там говорить, даже «Глыба», увенчанная тремя башнями от древнего дредноута, могла вжарить по врагу так, что тому мало не покажется. Но у моего астероида был один нюанс. Он являлся бесценным хранилищем бесценного вещества, и таскать куда-либо его в битвы, — это последнее, что я хотел. Но по крайней мере, находясь в системе Сальватора, она представляла собой высокомобильную орбитальную станцию, которая в случае смертельной опасности, в отличие от той же станции, сможет самостоятельно покинуть систему. Казалось бы, можно немного выдохнуть.

Однако, во всей это нужной суете, что творилась в последнее время, я осознал для себя одну мысль. Очень неприятную мысль. Фактически, я находился в тупике. Да, у меня была своя «карманная» Федерация. При желании, я мог стать местным царьком или даже гордо обозвать себя Императором, и править здесь весело и счастливо... ну, примерно до того момента, как Хаос задавит человечество и явится сюда всеми силами.

При хорошем раскладе это случится не при моей жизни, учитывая огромное расстояние и площадь галактики и самой Империи. Однако, моим детям или внукам, которых я непременно хотел иметь, обязательно «прилетит» и прилетит незаслуженно, лишь за то, что их отец отстранился от общей политики, спрятавшись в «картонном» домике. Поэтому, хотел я этого или не хотел, но мне придётся участвовать в галактической войне. Вот только как это сделать правильно? Мой мощный по «местечковым» меркам флот мог быть разнесён в считанные часы любым из флотов Империи, не говоря уже об огромной орде Хаоса. И ввязываться в «большую войну» мне явно не хватало бы силёнок. Отсюда напрашивался вопрос — что конкретно могу сделать я, дабы кардинально увеличить шансы на успех?

Было два пути. Один понятный, но небыстрый. А второй непонятный и... да-да, снова непонятный.

Первый заключался в постепенном наращивании сил и средств. Поток рекрутов на Сальватор не ослабевал. По-хорошему, уже можно было укомплектовать еще два-три боевых судна. Если бы у меня были... Да и ещё «резерв гвардии» так же присоединился на учебном полигоне к моему «линейному» Гвардейскому Полку. Это из понятного.

Из непонятного же мне, я чётко понимал, что есть... (или была?) сила в этой вселенной, что успешно противостояла Хаосу. И эта сила — это Серые Предтечи. У меня была информация, переданный Серым мне сразу в мозг, но я никак не мог им воспользоваться. Я долго размышлял над его фразой.

Ты всё поймешь, со временем! Покажи это Проводникам! Не все поймут, и, еще меньше тех, кто сможет, но ты продолжай поиски! Они приведут тебя... туда, где ты найдешь ответы!

И даже решил попробовать.

Даже при содействии Пашки, лучшего из нас в обращении с человеческим разумом, мы не смогли перенести мои знания в мозг «подопытного кролика», которым добровольно-принудительно был назначен навигатор Уильям Миура. Более того, в качестве эксперимента мы даже попытались совместно войти в Лимб и так же совместно переговорить с безмолвным Проводником. Вначале всё шло хорошо. Опытный Миура смог «уговорить» Проводника, выторговав условия для обеспечения перехода, и тот даже аккуратно залез мне в мозг, ища нужную информацию.

Но вот дальше было неожиданно. Его ментальные щупальца резко отдёрнулись, и он мгновенно пропал, нырнув так глубоко в Подпространство, что его невозможно было идентифицировать. Мы попытались ещё раз и ещё. Уильям недоумевал. На его памяти такое было в первый раз. Сущности Проводников даже не объясняли своё поведение, они просто исчезали. Такое ощущение, что они чего-то боялись. Ну, или кого-то.

В конце концов, и Смирнов, и Миура подняли руки, признав, что их знаний явно не хватает, чтобы осуществить задуманное. И отсюда вытекал следующий шаг: помощь либо Инквизиции, либо уважаемой древней Линии Навигаторов, которые успели забыть о путешествиях в Подпространстве больше, чем Миура выучил в своей. Так как поход к Инквизиции, учитывая мои сложные с ними отношения, я решил отложить на второй этап. Поэтому первым мы решили выйти на Навигаторов. Но тут тоже была проблема. Эта информация в моей голове была просто бесценна. Как ей воспользуется чужая Линия? Отпустят ли они нас живыми, поняв, ЧТО они получили. Вопросы, вопросы... И да, я знал одну уважаемую Линию Навигаторов. Линию Кеннеди. Но, боюсь, что после «странной» смерти Дерека Нортона путь туда мне заказан.

В итоге, махнув рукой, я попросил помощи у своих ребят. Они окончательно сбросили с себя личины инкогнито и «воскресли из мёртвых», связавшись со своими Старейшинами.

Результат был очень разный.

Невозмутимые Минамото восприняли весть о воскрешении блудного сына с самурайским спокойствием, немедленно потребовав вернуть его в ряды Линии, чтобы усилить их армию для противостояния Хаосу. Получив его твёрдый отказ, они несколько «зависли». Это было объяснимо. В рамках жёсткой иерархии и полувоенного воспитания, у Старейшин произошёл разрыв шаблона, когда их сородич прямо отказался следовать их приказу. Кажется, такого на их памяти не было никогда в жизни. Пока они взяли паузу и переваривали услышанное.

С Инессой была похожая история. Представители Линии Аренберг сейчас были нарасхват, изо всех сил отбиваясь от многочисленных призывов Императора. Ведь ответь на все призывы и весь род разлетится по Галактике, оставив свой дом без защиты. Всем известно, что один представитель этой благородной Линии заменял собой фактически артиллерийский корпус на поле битвы. Так же последовало требование примерно следующего содержания: «вернись, я всё прощу» и «вернись немедленно!». Их также озадачил отказ Инессы, хотя отнеслись они к нему более благосклонно, чем гордые самураи. В итоге, они в принципе были готовы встретиться с нами, дабы обговорить дальнейшие действия.

А вот с ван Дассел даже не захотели разговаривать, обозвав её предательницей Линии, Империи иИмператора. У Райли были предположения по поводу предстоящего разговора, ведь Линия Де Крой являлась одной из немногих патриотично настроенных Линий по-отношению к Императору и Империи. Последовало лишь одно предложение — искупить кровью и немедленно восстановиться на службе в Империи. И когда Райли сказала, что нет, последовал ритуальный ответ, подразумевающий изгнание из рода. Девушка не показывала, но похоже это известие её немного надломило. Всё-таки даже оставаясь вне закона, ребята знали, что где-то у них есть родственники, где-то у них есть семья. Теперь же единственной семьёй оказались мы, что тоже неплохо, но ей нужно было смириться с этой мыслью.

Интереснее всех получилось у Смирнова. Похоже его Старейшины даже не удивились, что он жив и здоров. Возможно, в рамках своей могущественной ментальной паутины, они знали и предполагали, что он жив. А возможно вся линия Воронцовых отличалась свойственному его отпрыскам пофигизму. После у него не возникло вообще никаких проблем. Уже после разговора Пашке пришла в голову мысль, что любимая тётушка не сдержала язык за зубами, за что её трудно винить. И вот как-раз Воронцовы были готовы принять нас в любой момент. Особенно после того, что Пашка рассказал, что именно наша группа сейчас из себя представляет. Была ли корысть или твёрдый расчёт — сказать сложно. Но, пожалуй, именно с Воронцовых мы и начнём свой маленький квест. Опять же, плюсом является то, что все они являлись сильными ментатами, во многих поколениях наполняя своими родичами имперскую инквизицию. И, совершенно случайно, «тётушка» сейчас также находилась в Остроге — планете-крепости Линии Воронцовых.

Осталось грамотно «собраться» на встречу с Благородной Линией так, чтобы в случае неприятностей, мы смогли унести оттуда ноги. Ненавижу политику...

Глава X

— Слушай, друг мой, не могу тебя не спросить. Почему ты связаться с Линиями, вместо того чтобы выйти на связь с Организацией? Насколько я помню, ты рассказывал, что Принц обещал содействие в развитии твоего Дара. Предполагаю... да я практически уверен, что у них найдутся специалисты и по нашей проблеме, — Пашка постучал себя указательным пальцем по голове, намекая на наши неудавшиеся опыты с Проводниками.

— Честно говоря, я думал об этом, — кивнул я. — И думал серьёзно. Знаешь, что мне не понравилось?

— Ну, кроме заносчивого Принца? — хмыкнул Пашка.

— Да, кроме заносчивого Принца, — улыбнулся я. — Мне не понравился весь их подход. Честно говоря, впервые услышав об Организации от Волкова, я проникся к ней некоторым уважением. Тем более, что моя судьба была фактически определена этим сообществом. Но чем дальше распутывался клубок, тем меньше я понимал этих людей и соответственно меньше желания было безоговорочно им верить и содействовать.

— Что ты имеешь ввиду? — нахмурился друг.

— Адмирал Ланге отзывался о них несколько пренебрежительно. Если ты помнишь, то Командор Ласло из Ордена Войны также упоминал о них мимоходом, как о необходимом зле. Потом твоя тётушка... кстати, её случайность нахождения на Остроге меня ни хрена не радует.

— Тоже хотел сказать об этом, — добавил Пашка. — Зная тётушку, что как бы не она была инициатором нашей встречи.

— Так вот, — продолжил я, — Тётушка отправила нас к эмииссару. Эмиссаром оказался целый, Хаос меня пожри, Имперский Принц! Избалованная сволочь, ненавидящая простолюдинов, и чертовски далёкая от реальной жизни.

— Кажется, среди нас завёлся еретик? — улыбнулся Пашка.

— Очень смешно, — сказал я. — Так вот именно от этого человека, который входит фактически в десятку самых влиятельных людей Империи, наряду со своими братьями, я услышал... ничего? Просто детский лепет про какую-то древнюю Организацию, старше чем сама Империя, которая боролась с Одарёнными. А сейчас хочет построить демократию? А Принц с ними только на то, чтобы в переходный период побыть деспотом и тираном? Ну детский сад какой-то, право дело. У меня сразу же возникает миллион вопросов. Изначально эта Организация боролась с повышением значимости Одарённых в Империи. Что это значит? Что они сами либо не Одарённые, и тогда мне вообще непонятен весь этот замысел. Загнать обратно всех «суперов» в клетки, надеть ошейник со взрывчаткой, чтобы контролировать каждый шаг и использовать как бойцовых псов? Ну не знаю. Ну, или второй вариант — они тоже Одарённые. И тогда их так называемая «борьба» с нами превращается вообще в какой-то фарс. Из этого тогда следует, что ребятки просто хотят перетащить на себя одеяло и захватить власть в Империи. Если ты понимаешь о чём я.

— Ха-ха, — сказал Пашка. — Не тупее некоторых.

— Ну так вот, — ещё раз продолжил я. — Принц мне оставил данные для следующей встречи. Я их посмотрел. Нужно отослать запрос о встрече и предположительно нам назначат аудиенцию на трёх планетах на выбор. И все эти планеты чертовски далеки от Сальватора, и чертовски близки к планетам-крепостям трёх могущественных Линий. И нет, это не ваши Линии.

— Интересно девки пляшут, — почесал затылок Пашка. — То есть, ты думаешь...

— Именно так я и думаю, — перебил его я. — Нас хотели уговорить, задавить авторитетом, но теперь, подозреваю, хотят просто захватить. Ну, в смысле не нас, а меня.

— Да нормально ты оговорился, — успокоил меня Пашка.

— Честно говоря, в последнее время я совсем не разделяю слова «я» и «мы». Я реально ценю это, дружище, искренне, — похлопал по плечам я.

— Ну, правильно, цени, — улыбнулся. — А то, кто ты без нас?

— Вот я даже не буду продолжать, — засмеялся я. — Я не поведусь на твой троллинг.

— Ха-ха, такую шутку обломал, — заржал Смирнов. — Кстати, зная мою тётушку, скорее всего у неё к тебе будет очередное послание от Организации.

— Да я это понимаю, — кивнул я. — И на это, кстати, тоже немного рассчитываю. Мне интересен их следующий шаг. Особенно, когда этот шаг от более-менее дружественного к нам человека, а не под дулами боевых кораблей в самой гуще враждебных Линий.

— Ну, тебе напомнить нашу прошлую встречу с тётей Варей и то, как она тебя развела как пацана? — хмыкнул Пашка.

— Да нет, не стоит. Я всё прекрасно помню. Единственное, на что я рассчитываю, что они всё-таки не захотят убивать тебя. Как выразилась тётечка, ведь ты её «жирненький пупсичек».

— Ой, иди в жопу! — скривился Смирнов. — Мы вместе с тобой изучали Линии в Академии, их стратегию и их резоны. Так вот, моя Линия ничем не отличается от других. Ради общей цели СВОЕЙ Линии, они пожертвуют своим родичем и даже глазом не моргнут. Да и опять же, нет у нас никаких Линий. А если ты будешь об этом вспоминать, то я тебе дам в нос, хотя бы ради Райли.

Я вздохнул. Ну да, собственно, ребята сильно поддержали ван Дассел, и это было... трогательно? Фактически, они объявили, что то, что они вышли на связь со своими Старейшинами — это ничего не значит и в Линии свои они возвращаться не собираются. Собственно, Алисе некуда было возвращаться, а у меня не было никакой Линии. Так что посыл исходил от Смирнова и от Накамура, парня самой Райли. Эти мысли витали в воздухе, но словами они были озвучены в первый раз, когда мы все впятером согласились, что единственная семья или род, который у нас есть — это мы сами.

Все, кроме Инессы.

Когда Пашка в шутку обратил на это внимание, девушка немного замялась и отшутилась, прямо не подтвердив своё желание выйти из родной Линии и вступить в нашу «семью».

Это могло бы быть странным, если бы не некоторые события, происшедшие между нами, в последнее время. Я не могу объяснить как, но мы, как высокопарно писали в старых любовных романах — «немного охладели друг к другу». Единственное, что у нас было на высоте — так это наш бурный и продолжительный секс, когда два молодых здоровых тела наслаждаются друг другом практически до исступления.

Да, я испытывал к ней чувства. Да, я готов умереть за неё, так же, как и она за меня. Но дело в том, что тоже самое я был готов сделать для всех своих ребят. Пропало вот то внезапное чувство, охватившее нас в самом начале. Хотя, я уже сомневаюсь, была ли это любовь. Влюблённость — определённо да! Любовь? Не уверен.

Заметила это также и Инесса. Собственно, тут не было никакой трагедии. Когда чувства ослабевают у одного, а второй становится жертвой, беззаветно любя «охладевшего». Инесса была дочкой своих родителей, ослепительно красивой девушкой, знающей себе цену. Она как будто молчаливо приняла правила игры «парень-девушка» и строго соблюдала эти правила, не выходя ни влево, ни вправо. И, что самое дурацкое, это устраивало нас обоих, и мы ни разу не сели и не поговорили серьёзно. Хотя разговор напрашивался уже давно.

Пашка в конце неудачно пошутил, что пора придумывать имя для нового рода, хитро глядя на меня. На что я сказал, что давайте пока ограничимся «Детьми Императора». И да, у меня в планах ничего не поменялось — моя Линия у меня будет, с благословения Императора, или без. В полушутку я предложил ребятам подумать над её названием, а также выбрать герб и цвета, и еле сбежал оттуда, когда Смирнов начал фонтанировать идеями. Хотя фаворитом у него являлся розовый цвет — цвет первого Императора, запрещённый уже тысячу лет. Нет, мне так-то не нравился розовый, что я девушка что ли, да и идея разозлить Императора не была такой уж гениальной. Но, Хаос меня пожри, что-то в этом было!

* * *

— Хаос меня пожри, Ноунэйм! Линейный крейсер, серьёзно?! — княгиня Варвара Фёдорова встретила нас в свойственной ей простовато-нагловатой манере.

— Завидуйте молча, Ваше Высочество, — хмыкнул я.

И да. мы не полетели на Острог. Это замечательное решение принял именно Пашка, который в очередной раз подтвердил мои предположения, что никакой Линии верить нельзя. Поэтому мы выбрали нейтральную планету, примерно посередине между Острогом и Сальватором, куда прибыли делегации Воронцовых.

Собственно, мне было немного неудобно. Старейшина почтенной Линии прилетел на быстром эсминце в сопровождении двух корветов. А я же припёрся на целом линейном крейсере. Но, с другой стороны, как говорит тот же Смирнов, — «лучше перебздеть».

— Ты где его взял, безродный? — из уст Варвары даже это не выглядело как оскорбление.

Честно говоря, я предполагаю, что изгнанная за порочащие благородного связи, она по своему менталитету была гораздо ближе к простому народу, хоть тщательно это и скрывала за красивой одеждой и светскими манерами. Вот только порой вырывалось у неё что-то этакое, за панибратское.

— Вам лучше не знать, — еще раз попытался отшутиться я, но, конечно же, безуспешно.

— Я серьезно, Антон, где ты подобрал этого монстра? — она на секунду наклонила голову. Только это выдало её наличие маленького микрофона в ухе, видимо, соединяющего с мостиком одного из их кораблей. — «Адмирал Шеер», Линия Хайзенберг? Ну ни хрена себе! — совсем неподобающе женщине хмыкнула она. — У меня только два вопроса: где вы его взяли, учитывая, что он... — она снова замолчала, видимо ожидая суфлёра, — болтался непонятно где двенадцать лет. А второй вопрос — знает ли об этом Линия Хайзенберг.

— Эм-м-м, — задумался я.

Если бы не текущая ситуация, я бы реально хлопнул себя по лбу ладонью. Юридический аспект этого мероприятия несколько ускользнул из моего поля зрения, хотя я припоминаю, что вездесущий Гирш поднимал этот вопрос сразу после захвата. Но затем он усвистел в очередной вояж по накоплению ништяков для Деток Императора, а в моём окружении все остальные были чистые воины, далёкие от юридических вопросов и политики. Подозреваю, что Президент и Ко Звёздной Федерации имели такое понимание, но вот они были последние, кто будет задавать мне дурацкие вопросы. Они почему-то искренне верили в то, что у меня всё под контролем. И да, переименование то в «Араганора» было исключительно на словах и Дюрер тогда ещё хмыкнул и сказал, что «как бы не возникло сложностей с постановкой корабля на учёт», хотя я тогда отмахнулся. На учёт я его ставить не мог, ведь крейсер — прерогатива Линий и «Дети Императора» по-любому не могли взять его на баланс. Но вот о чём я совсем забыл, что просто замылить этот вопрос не удастся, ведь официально у этого крейсера есть хозяин.

— Нет, не знает, — покачал головой я. — И надеюсь, если они и узнают, то не от вас.

На это Варвара мило наклонила свою очаровательную головку набок.

— С этими снобами — да никогда в жизни! Хотя, подозреваю, они очень расстроятся. Ведь это была реально их гордость. И если мне не изменяет память, — тут она снова замолчала, что означало, что использует она сейчас не память, а снова всё того же невидимого суфлёра, — Что они добивались этой привилегии ни один десяток лет. А постройка этого монстра им обошлась в немаленькую сумму. Так что да, Антон, я не думаю — я уверена, что у тебя будут проблемы. И да, будешь мне должен, Ноунэйм!

Я в ответ хмыкнул, а она повернулась к спутнику.

— Слышь, братик! Смотри, безродный смог, а у вас духу не хватило попытаться воспользоваться лазейками в законе. Наш хвалёный флагман, которым мы так гордимся, я думаю вряд ли долго продержится в противостоянии с этим, — она махнула в широкое окно коридора станции, где они встречали нас, прилетев первыми, а мы только что вышли со шлюза.

— Варвара, заткнись! — прошипел пожилой мужчина, неуловимо смахивающий на моего друга, правда на моего друга годичной давности. Такой же круглый, гладкий и слегка расслабленный.

— Здравствуй, отец, — подтвердил мои предположения Паша. Князь Алексей Смирнов, Старейшина Линии Воронцовых, собственной персоной.

Выглядел мой друг непривычно смущённым, каким я его видел очень редко. Всё-таки уважение к старшим в Линиях прививалось с самого детства. Кроме этого, его отец являлся одним из Старейшин.

— Здравствуй, сын, — нахмурился мужчина, всячески изображая недовольство. — Знай, что Линия очень недовольна твоим поведением и, честно говоря, я не знаю каковым будет наказание.

— Позволь предположить, — к Пашке постепенно возвращалось душевное равновесие. — Никаким?

— О чём ты говоришь, сын?

— Я говорю о том, о чём говорил по ментальной связи. Я не вернусь в Линию. Всё, точка!

Старейшина вздохнул и, как мне показалось, вздохнул с некоторым облегчением.

— Ну и хер с тобой! — и хитро посмотрел из-под бровей. — Иди сюда!

Он протянул руку и Пашка с улыбкой обнял отца.

Я усмехнулся. Что там Пашка говорил о пафосах Линий и их угрюмом и фанатичным действиям по отношению ко всему нарушающему интересы Линии? Кажется, это касалось всех Линий, кроме Воронцовых. Ну, по крайней мере, откуда у Пашки такой характер, я теперь понял точно.

— Ой, можно подумать, как трогательно, — ухмыльнулась Варвара. — Обнял бы уже что ли свою тётю. Я по крайней мере приятнее на ощупь, чем этот старый дурак.

Она была, как и в прошлый раз, очаровательна. Единственное, что в прошлый раз я видел её в выходном платье на своей территории, в этот же раз она была в походном брючном костюме, но очень интересно переделанном брючном костюме, — больше открывающем, чем скрывающим.

Пашка оторвался и осторожно чмокнул свою тётю в щёчку.

— Ах ты мой пупсик! — с восторгом сказала Варвара, нежно потрепав его за щёки и тут же расстроенно добавила. — Ну вот, уже и ухватить не за что.

Я, честно говоря, немного утомился этим показным дружелюбиям. Если бы это не были родственники Пашки, я бы уже задал любимый вопрос Смирновской Тени — дяди Миши, который звучал как «Какого хера?» Так вот — Какого хера тут происходит? Это что за показательные выступления?.

— Здесь на станции есть одна унылая забегаловка, — нахмурила свой милый носик княгиня. — Где бы мы могли посидеть и в спокойной обстановке обсудить сложившиеся события.

* * *

Как бы не хотелось вскрывать свои карты, но пришлось выложить практически всё. Вот именно «практически». Мы донесли до наших собеседников, что у меня в голове есть координаты определённой планеты, куда мне просто необходимо попасть. И примерно рассказали, что мы проделали чтобы этого достичь, ну и соответственно потерпели неудачу. На этом моменте отец Пашки взглянул на него с нескрываемым уважением и хмыкнул. Я даже прервался, чтобы уточнить причину. Оказалось, что даже его неудачная попытка слияния трёх разумов с сущностью, которую он координировал, недоступна многим опытным ментатам. А то, что удалось это вчерашнему курсанту, выглядело весьма впечатляюще.

На прямой вопрос — что за планета, я уклончиво ответил, что у меня у есть свои интересы. На следующий ожидаемый вопрос — как я получил этот пакет информации, я так же сказал, что это не их дело. На этом моменте наши переговоры чуть не закончились, когда вмешалась Варвара и в присущей ей манере не посетовала на «слишком борзых детишек, которые требуют помощи, не рассказывая о том, куда это может завести конкретно их и всю Линию».

А ещё, то ли случайно в момент её возбуждения, то ли намеренно, я почувствовал, что кто-то осторожно пытается влезть мне в мозг. Честно говоря, я уже хотел было шарахнуть Пузырём для профилактики, но следом удивился ещё больше. Возникшее ощущение было примерно таким: кто-то тянет руку мне в голову, но потом возникает вторая рука, которая хватает первую и резко отдёргивает. Все промолчали, но судя по округлившимся глазам Варвары, которая посмотрела на своего племянника, я понял, что Пашка не «спит», а бдит нашу безопасность. Тётушка ничего не сказала, а лишь пригубила коктейль. Однако по тому, что она опустошила его за глоток примерно на треть, было видно, что она... впечатлена.

— Давай расскажу тебе, Антон, как обстоят дела, — взялся вести разговор князь Смирнов. — То, что ты описал — в принципе, возможно. Сможем ли мы тебе помочь? Не очевидно, но также возможно. Буду ли это я, или моя непутёвая сестрица?

Тётушка на удивление довольно ухмыльнулась.

— Точно нет. У нас немного другая специфика. Но ты можешь судить об этом по моему сыну. Здесь требуется специалист другого профиля. И этот специалист, не буду скрывать, у нас есть в единственном экземпляре. И мы весьма им гордимся.

— Ты про дядю Ваню? — нахмурился Пашка.

— Кто такой дядя Ваня? — нахмурился уже я.

— Это человек, пославший на хер и Инквизицию, и Императора, — хмыкнул Пашка.

— Да ладно? — удивился я.

— Ну, не всё прямо точно так, — улыбнулся в ответ старший Смирнов, ни мало не смущаясь, как это было бы ожидаемо от верного слуги Императора и Империи, поставленного у руля Линии. — Но скажем так, он прервал свою службу в Инквизиции. А как вы знаете, понятия «пенсия» у Инквизиции нет.

— И ему сошло это с рук? — ещё больше удивился я.

— Это долгая история, — покачал головой отец. — Не всё так просто. Линия кое-что потеряла, и кое-что ещё должна, но как оказалось — всё, что ни делается, всё к лучшему. В такие времена как сейчас, иметь Ивана на своей стороне — это большое счастье.

— Да что же за Иван-то такой? — негодовал я. — Внебрачный сын Императора? — попытался неловко пошутить я.

— Ты будешь смеяться, но почти, — покачал головой Николай. — Иван Воронцов, бывший Командор Ордена Очищения.

— Командор?! — в два рта удивились мы.

— Вот видишь, даже мой сын не знал всей правды.

Когда первое изумление прошло, я задал давно терзающий вопрос:

— Это всё хорошо. Но что мы будем должны вам за это?

— А я тебе говорила, что пацан не промах, — толкнула локтем брата Варвара.

— Да, я уже понял, — в ответ улыбнулся старейшина Линии.

— И учитывая, что мы не видим среди вас этого знаменитого «дядю Ваню», я так полагаю нам нужно будет с ним где-то встретиться? — сразу же задал второй вопрос я.

— Ну, Иван парень резкий и никогда не сидит на месте. Но это уже следующий вопрос. Позволь я сначала отвечу на твой первый. Что я от вас хочу...

Глава XI

Задача для нас, поставленная Старейшиной, была одновременно и простая, и сложная. Требование, после выполнения которого, мы получим полное содействие Линии Воронцовых, заключалось в просьбе «прикрыть» три их системы в момент эвакуации оттуда, как он выразился, «наиболее ценных жителей и оборудования». Фактически это означало, что будут вывезены самые полезные люди. Ну, и такое же полезное оборудование. Полезные, в первую очередь, для Линии.

Флот же Линии Воронцовых сейчас был раскидан по всей Галактике, частично защищая свои интересы, частично интересы Империи. Как выяснилось из разговора, Линий, которые прямо отказались следовать зову Императора, оказалось не так уж и много, по одной простой причине — несмотря на недостаток сил и средств, Император выделил несколько флотов, которые показательно сожгли планеты-крепости таких натурально отмороженных Линий. И сделал он это примером для всех остальных. И надо сказать, что при всей жестокости и бесчеловечности содеянного — это принесло свои плоды. Линии несколько «пришли в себя» и флоты и флотилии потянулись на передовую, поддерживая Империю и Императора. Конечно же, в ущерб собственным интересам.

Обычно системы Линий располагались компактно, создавая своего рода небольшие государства в государстве, но даже в «хорошие времена» для Империи, им нужно было куда-то расширяться. Линия Воронцовых была одной из самых старых Линий. Их анклав находился внутри Империи, ограниченный со всех сторон имперскими мирами и системами других Линий. Соответственно, для того чтобы расширяться, нужно было смотреть вдаль.

В период расцвета Империи Линии давали своего рода заявку на вновь открытые миры, которая одобрялась общим Имперским Советом. Таким образом, возникли своего рода метрополии в самих Линиях — одна или несколько систем в районе фронтира.

Да, с упадком Империи многие миры деколлонизировались или оставались полностью на откуп местным аборигенам. Более-менее удачным примером как-раз была «моя» система Сальватор. Некоторые миры впадали в депрессию, вымирали сами, либо же скатывались до средневекового уровня. Однако некоторые планеты силами Линий поддерживались, так-как они были ценны для конкретного рода, там могли быть агроресурсы, полезные ресурсы, да много чего. Так вот, именно такой был анклав незатейливо названный «Анклав Трёх Миров Воронцовых». Там две системы были ресурсными, а одна агропромышленной. Сделано это было так, чтобы они в принципе могли «вариться» друг с другом, помогая и закрывая необходимые для жизни и работы ресурсы. Ну а излишек отправлялся в метрополию, в крепость Линии Воронцовых — Острог и его окрестных систем.

Сейчас, учитывая удалённость анклава и недостаток ресурсов, было принято решение эвакуировать «лучшую часть» этих систем. Пока Хаос там не был замечен, но было что-то (Старейшина не распространялся конкретно что), чем Линия не готова была жертвовать. Плохого в этом было только одно, что для эвакуации трёх систем навскидку нужен был месяц и всё это время мой и так небольшой флот должен был находиться вдали от Звёздной Федерации, что вызвало лёгкую панику у её Президента.

Гирш постарался, хорошо «зарядив» оставшиеся орбитальные станции. Да и «Глыба» была серьёзным противником для любого космического флота. Опять же, пришлось оставить свою гвардию на планете, чтобы немного расслабить жителей Сальватора, защитив от непосредственного Прорыва на поверхности планеты.

Я взвешивал «ЗА» и «ПРОТИВ» и тут сильно помог Пашка, который самым наглым образом попросил «кое-что прибавить». Смирнов-старший возмутился, обвинив сына в неблагодарности и непатриотичности, но похоже Пашка нарастил уже толстую шкуру, потому что он пёр до конца. Каждый боевой корабль сейчас был на вес золота, поэтому об этом даже речь не шла. Но был один нюанс. Воронцовы не располагали собственными судостроительными верфями. У них была несколько другая специализация, поэтому все заказы они отдавали на сторону. И, в данный момент, на знаменитой судостроительной верфи Линии Круппа у них были, в разной степени «недостройки» состоянии несколько судов.

Всё, что на момент войны было готово более чем на 90%, — быстро достраивали и вводили в строй, а вот строительство «менее готовых» кораблей было заморожено. А верфи перекинули все свои силы на расконсервацию старых, списанных, но тем не менее, боеспособных кораблей. Задача была одна — собрать всё, что можно и ввести в строй в кратчайшие сроки.

Два рейд-крейсера «линейного проекта», то есть — военные корабли для Линий, были построены, соответственно, на 78 и 84%, отбуксированы в сторону, дабы не мешались и законсервированы до лучших времён.

Рейд-крейсера класса «Элементаль», представляли собой новейшую разработку для флота Линий, уже мало отличающейся от кораблей имперской постройки. Если сравнивать с печально знакомым нам рейд-крейсером «Малькольм Карнеги», где мы, невольно, поспособствовали казни экипажа, то имперский рейд-крейсер класса «Своенравие» уступал «Элементалю», в скорости и огневой мощи, превосходя лишь в защите.

Как мне было известно, рейд-крейсера были переходным звеном между лёгкими и обычными крейсерами, где конструкторы пожертвовали мощью орудий в обмен на скорость, манёвренность и автономность. Основной задачей рейд-крейсеров были разведывательные и патрульные миссии.

Будучи улучшенным вариантом легкого крейсера, рейд-крейсера обладали солидной огневой мощью, способной, в составе флота, рассеивать пиратские эскадры и мятежные флота, и достаточным запасом топлива и припасов, чтобы многие месяцы оставаться вдали от родных баз. Будучи многоцелевым, корабль является одним из самых массово строящихся кораблей флота.

Самое то для разведки и конвоев, а еще, как ни крути — это были крейсера!

Именно это было бонусом и своего рода «предоплатой». Связавшись с Сальватором, с трудом «дозвонившись» до Гирша, как всегда, чем-то занятым, я отдал распоряжение, которое кратко можно было охарактеризовать одним словом: «ФАС!».

Через неделю Гирш с одной из наших верфей уже находился в системе Линий, где после недолгой волокиты ему отдали оба судна. Однако его задачей была несколько пошире. По моему же распоряжению с ним прилетели несколько грузовиков с зерном. У Рафаэля был полный контроль над нашим не очень большим банковским счётом. Ну и в качестве последнего аргумента, он притащил с собой немного Эссенса. Основной задачей было получить все необходимые комплектующие, чтобы мы смогли самостоятельно собрать этот «конструктор», а именно два новеньких крейсера.

Я в очередной раз порадовался своим ребятам. У меня не было ни малейшего сомнения, что Гирш так или иначе выполнит поставленную задачу. И любой из моих ребят точно так же всегда отрабатывал на сто процентов. Хорошая у меня команда!

Одна из орбитальных верфей «чудом» была не разукомплектована, опять же, по совету того же Гирша, ведь изначально я хотел переставить все двигатели на «Глыбу». Но, как оказалось, это было несколько излишним. Четыре двигателя с одной из платформ вполне могли переносить «Глыбу» в Подпространство. А работоспособная орбитальная верфь, как сказал Рафаэль: «обязательно пригодится нам, молодой человек». И он как в воду глядел — пригодилась.

* * *

Я сидел в рубке «Араганора» и откровенно скучал. На экранах было суетливое перемещение орбитальных челноков, сновавших туда-сюда и забивавших эвакуационные корабли под завязку. Это была уже вторая из трёх систем, где проводилась эвакуация и, честно говоря, меня немножко напрягло увиденное в первой.

Первой мы прилетели в производственную систему, имеющую наибольшее значение из этих трёх. В принципе, там располагался судоремонтный завод, построенный изначально с тем же расчётом для способствования экспансии Империи дальше. Да и сама планета была богата полезными ископаемыми. Пригодных для жизни планет не было и население орбитальной станции и наземных заводов было небольшим. Но тем не менее, даже при этом, больше половины людей бросали на произвол судьбы.

Не обошлось без эксцессов, когда люди попытались взять эвакуационные корабли штурмом, но были безжалостно уничтожены гвардейцами Линии. Это было... очень печально. Я сто раз прокрутил в голове варианты как я могу помочь. Собственно, «Араганор» и «Казарский» были достаточно вместительными кораблями, но наш договор имел один пункт: ни в коем случае не вмешиваться в действия Линий по эвакуации. Наша задача была предотвратить враждебные действия третьей стороны, будь это Хаос или кто-либо другой. Всё, точка.

Так что, когда мы покидали систему, в эфире всё ещё раздавались проклятия брошенных людей, оставленных на себя.

Здесь же было ещё хуже, потому что планета была аграрная, пригодная для жизни и население её исчислялось двумя миллиардами, а план эвакуации был рассчитан на два миллиона. Один из тысячи человек улетал в спокойный внутренний мир, а девятьсот девяносто девять оставались сами по себе.

И сейчас на планете было жарко. Фактически, космодром находился в кольце гвардейцев Линии, которые держали оборону против своих же мирных людей. Все наземные пути были перекрыты, а оставшихся эвакуантов повыдёргивала летающая техника. Были случаи сбития челноков. На планете творился реальный хаос.

— На что же мы подписались, друг мой? — грустно спросил я у Смирнова, который не просыхал уже третий день.

Именно он чувствовал ответственность за то, что втянул меня в это. А ещё на его глазах рушились идеалы, привитые ему с детства.

— Но по крайней мере они попытались, — я уже пожалел о своих мыслях, произнесенных вслух, и постарался я сгладить расстройство друга.

В принципе, это был аргумент, ведь таких планет как Приора, откуда в один момент снимали весь флот, оставив людей на растерзание Хаосу, было гораздо больше. Здесь же Воронцовы попытались вытащить «лучшее». Делали они это для собственной выгоды? Несомненно. Но факт оставался фактом — сколько-то людей было эвакуировано.

Пашка угрюмо кивнул головой, отхлебнул из стакана с толстым дном коричневую жидкость и икнул. Я протянул руку и буквально выдрал у него стакан из руки, второй рукой отобрав бутылку.

— Эй, ты чё? — возмутился друг, глядя на меня осоловелыми глазами.

— Всё, запой окончен, — сказал я. — Хватит жалеть себя. Ты уже не член своей Линии и то, что делают эти люди, — я ткнул в экран, — Никак к тебе не относится. Ты сделал свой выбор.

Тут моя рука дрогнула, попытавшись вернуть стакан товарищу против моей воли. Ну нихера себе! Я без раздумий шарахнул друга Пузырём, что, как я знаю, вызывало очень неприятные последствия. Я только успел схватить его за шкирку и оттащить к прикрученной к полу урне, куда его буквально вывернуло всем выпитым за последние сутки.

— Антон, сука! — прохрипел мой друг. — Нафига...

— Да потому, что ты немножко охерел, — твёрдо сказал я, придерживая его, чтобы он не рухнул головой в эту урну. — Мало того, что ты бухаешь, так ты мне ещё в башку залезть решил? Мне кажется, твоё последнее времяпровождение ведёт тебя к деградации. Всё? — уточнил я, когда несколько спазмов уже ничего не выдавили у него из желудка.

— Да вроде...

— Миша! — подозвал я напрягшуюся Тень Смирнова, который напряжённо смотрел на происходящее, хотя в глазах у него сквозило одобрение. Конечно, его Одарённый был для него царь и бог, но похоже мои воспитательные мероприятия пришлись старому вояке по душе. — Проводите господина Смирнова в его каюту и проследите, чтобы он принял душ. Очень холодный душ.

— Сделаю, — хмыкнул Кожедуб, аккуратно подхватывая своего питомца/господина под руку.

— Я сам дойду, — попытался сказать Пашка и тут же споткнулся.

— Эрик, — я махнул своей Тени. — Помоги Мише. А то вдруг у него рука дрогнет, и вода будет недостаточно холодной.

— Ну что вы начинаете, — нахмурился Михаил.

На что Эрик заржал и хмыкнул:

— Непременно проконтролирую.

И схватил Пашку под вторую руку.

— И уложите его спать, — отдал последнее распоряжение я, глядя как моего перспективного Одарённого уводят из рубки под «белы рученьки».

В принципе, моё участие в этой спасательной операции было необязательно, но я просто не мог оставить всё без контроля. Пашка увязался за мной, как своего рода посредник. Но все остальные остались на Сальваторе. Наземных боёв не предполагалось, а Одарённые действовали успокаивающе на жителей Звёздной Федерации.

Ещё несколько часов потребовалось, чтобы полностью загрузить эвакуационный транспорт, и мы все двинулись к выходу. Военные корабли шли на малом ходу, дабы дать гражданским прыгнуть первыми. Учитывая количество эвакуационных кораблей, это заняло долгое время. Оставался ещё десяток грузовиков, когда послышался тревожный сигнал, и Дюрер потребовал доклада. Я же начал считать появляющиеся точки: один, два, семь... нифига себе — почти два десятка точек, мгновенно окрасившись в красный цвет, появились в системе с другой стороны.

— Кого это принесло? — задал риторический вопрос я, видя, что Дюрер уже разбирается.

Он нахмурился, нажал несколько кнопок и по экрану потекли строчки идентификации.

— Пираты, Антон. Грёбаные пираты!

— И какого Хаоса они здесь забыли? — нахмурился я.

— У пиратов тоже не всё хорошо, им тоже нужно кушать. Вот они и решили немножко пополнить свои запасы за счёт местных.

— Соедини меня со «Сметливым».

«Сметливый» — это был корвет Воронцовых. Один из двух, переданный в моё распоряжение. Для координации в нём находился командующий экспедицией от имени Линии барон Громов.

— Барон, вы видите? — я включил передачу данных с «Казарского».

Оборудование корветов и близко не стояло рядом с моим авианосцем, поэтому они могли их даже не заметить, учитывая, что пиратские корабли появились с другой стороны системы.

— Так точно, вижу, — донёсся сухой ответ.

— И... — начал я, — Предлагаю скоординировать действия. Капитан Дюрер берёт командование, — начал я реализовывать заранее оговоренный план, так как действительно в случае возникновения боя эти корветы поступали в моё предложение. Точнее, капитана Дюрера.

— Ответ негативный, Ноунейм, — ответил барон. — Мы не ввязываемся в бой, а продолжаем эвакуацию.

— Как это не ввязываемся? Не понял, — удивился я.

— Эвакуация идёт по плану. Наша задача охранять конвой.

— Хм, — нахмурился я, — До полного выхода конвоя ещё, — я посмотрел вопросительно на Дюрера. Тот показал мне двумя взмахами три и потом четыре пальца, — Три-четыре часа. За это время пираты смогут подойти ближе к орбите. Лучше отлавливать их на подступах.

— Вы меня не поняли, наёмник, — послышался холодный голос барона. — Мы вообще не будем ввязываться туда. После того, как последний эвакуационный корабль покинет систему, мы проследуем в третью систему, что прописана у ВАС в контракте.

Последние слова он выделил голосом. Это вогнало меня в некоторый ступор. Я ещё раз посмотрел на экран, где несколько больших нелепых кораблей, скорее всего содержащих в себе целую ораву отморозков, следуют к беззащитной планете, с которой, как я видел, даже частично были демонтированы и вывезены системы ПКО.

— Барон, вы в своём уме? — вкрадчиво спросил я.

— Следите за речью, наёмник. Я — командующий экспедицией.

— А я командующий на случай боевого столкновения.

— Этот случайный эксцесс никак не затрагивает основную цель нашей операции, так что мой ответ — нет. Это не боевое столкновение.

Я вспомнил контракт. Я посмотрел на покидающих систему счастливцев, которые попали в список спасаемых, обернулся на беззащитную планету и ораву кораблей, стремящихся к ней. Барон был прав, всё в рамках контракта.

Но ведь кроме контракта есть ещё совесть?

Глава XII

— Кэп, что мы там имеем? — обратился я к Дюреру, кивая на красные точки на радаре, а в ответ получил лукавый взгляд из-под седых бровей.

— Не живётся тебе спокойно на этом свете, Антон?

— Осуждаешь? — ответил я вопросом на вопрос.

— Да нет. Ты же знаешь, — рассмеялся ветеран. — Одобряю.

— И это говорит кровожадный имперский офицер? — не удержался я.

— Отставной имперский офицер, — «принял игру» Дюрер. — Да и кровожадность Империи сильно преувеличена.

— Да-да, так я и поверил, — покачал головой я. — Мне Воронцовы рассказали, как они Линии к порядку призвали.

— Никто не любит трусов и дезертиров, — пожал плечами Дюрер.

— А вот тут трудно не согласиться, — вздохнул я. — Итак, что там у нас?

Костяк пиратского флота состоял из тринадцати грузовых кораблей разных типов и размеров, судя по изображению, гражданских кораблей, варварски переоборудованных под военные транспорты. При ближайшем рассмотрении были видны даже какие-то батареи ПКО, выставленные на корпус. От серьёзных ударов они не спасут, но всякую мелочь, наверное, распугают.

Боевых кораблей было меньше, да и они особо не впечатляли: два старых эсминца, пять фрегатов и три корвета также выглядели, как будто их достали из мусорного ведра и слегка прошлись по поверхности щёткой, частично снимая с них слой мусора. Никогда я не понимал такого отношения к боевой технике. Ладно Хаос, при захвате корабля по нему лазали безмозглые твари, которым было похрен на комфорт. Но пираты всё-таки оставались живыми людьми.

Да, в большинстве своём отбросами, но тем не менее. А их боевые суда и их флот был их домом. Как правило разыскиваемые на множестве миров, максимум куда могла ступить их нога, кроме тесной металлической коробки «родного» корабля — это немногочисленные пиратские станции, расположенные в «серой зоне», обычно на фронтире. И каким-то чудом, то ли платя взятки, то ли сотрудничая с имперскими спецслужбами, но оставались целыми и невредимыми, ведя свой незаконный бизнес, а именно скупая за гроши награбленное и перепродавая дальше с хорошим профитом.

В общем, жизнь пирата была, как правило, недолгой и ни хрена не весёлой. Все эти романтические бредни о «береговом братстве», — название, которое они взяли со старой Земли, где понятие «берег» имело смысл, давно не вдохновляли молодёжь на новые подвиги.

Подозреваю, что и раньше пиратов романтизировали, чтобы в хорошие сытые времена простые обыватели могли пощекотать себе нервы рассказами о славных героях и весёлом времяпровождении. По сути, эти люди были ублюдками и насильниками во все времена. И шли туда абсолютно отчаявшиеся индивиды, которым ни при каком раскладе не грозило прощение и возвращение гражданских прав. Учитывая мизерные цены, получаемые ими от жадных перекупов за свою грязную работу, их нельзя было назвать особо опасным противникам, так как им с трудом хватало на пропитание. Но был ещё один нюанс — этим людям было нечего терять. Обычно они не сдавались и если им не удавалось сбежать от превосходящих сил противника, то они дрались до конца, цепляясь зубами за каждую возможность, идя на самоубийственные абордажи и даже тараны. В общем, неприятный противник.

— Что думаешь? — спросил я своего главного космического стратега. — Справимся?

На что Дюрер усмехнулся.

— Обязательно справимся. Вопрос, как сильно нас при этом потрепает.

— А могут? — уточнил я.

— Ну, вот это два фрегата и оба эсминца, — он отметил точки на карте, — Как-раз должны нести противокорабельные торпеды, попадание которых мы почувствуем даже на «Араганоре». Остальные так, сборная солянка, которая может доставить неприятности, но это будет терпимо.

— Какие у них шансы? — всё-таки настаивал я.

— Я снова боюсь показаться неоригинальным, — хмыкнул капитан. — Но, как и в сражении с Хаосом, я отвечу то же самое: будь это регулярный имперский флот с опытным командованием, то эти ребята могли бы нас крепко потрепать. Что у них творится на борту, и кто у них командир, — он развёл руками. — Можно только догадываться.

— Итак, какой наш план?

* * *

План был прост. Как я заметил, в космических боях лишнее усложнение ведёт к лишним потерям. Поэтому, когда мы выдвинулись в сторону противника под негодование и возмущённые вопли барона, который грозил нам разрывом контракта и всяческими штрафами, то идея боя в нас уже созрела.

— Наёмное подразделение «Дети Императора» вызывает неопознанные пиратские корабли, — Дюрер настоял на том, чтобы провести переговоры. Без особой надежды, но это было своего рода знаком приличия.

Я особо не ожидал на ответ и удивился, когда услышал в ответ:

— Наёмники? — в голосе скользило удивление. — Зачем вам эти неприятности? Оставьте систему и уходите, — послышался вполне разумный довод.

Я-то ожидал угроз и «быкования». Хотя линейный крейсер кому угодно внушит уважение.

— Это так не работает, — хмыкнул я в эфир. — В ответ предлагаю развернуться вам и валить от этой системы к Хаосу.

— Мы не можем. Пищи на кораблях не осталось, мои люди умирают от голода. А воды осталось на три дня.

— Почему это должно быть проблемой этой несчастной системы?

— Нам нужно лишь пополнить запасы, и мы полетим дальше. У нас есть деньги.

Этот пират удивлял меня всё больше и больше. Однако я не тешил себя иллюзией. Не будь в системе моего флота, и риторика пирата была бы совсем другой.

— Что думаешь? — я повернулся к Дюреру, который всё ещё напряжённо что-то изучал на экране компьютера.

Лишний раз рисковать жизнью своих людей мне тоже не хотелось. Да и смерть от голода — не лучшая смерть в мире, если смерть вообще может быть хорошей.

— Посмотри сюда, — вместо ответа кивнул Дюрер.

Я глянул — бортовой компьютер идентифицировал, наконец, пиратские корабли. Это была группировка «Костяной Меч», ниже которой побежали строки:

«Преступления, совершённые пиратской группировкой „Костяной Меч“: уничтожение собственности Империи, работорговля, геноцид...»

Всё это повторялось много-много раз. Эти парни явно не были «зайками». В конце списка стояла приятная сумма, назначенная Империей за их уничтожение. Да, это была своеобразная мотивация. Данные по пиратским кораблям находились в открытом доступе и любой, кто чувствовал в себе силы, мог таким образом немного подзаработать.

Я прокрутил чуть вверх, где было описано руководство.

— Капитан Шумахер, как я полагаю? — задал я вопрос в эфир.

В ответ послышался нервный смешок.

— О, похоже вы наконец-то заглянули в наше досье.

— Верно. И оно мне ни хрена не понравилось. Вы знаете, я передумал вас отпускать. С таким послужным списком вы непременно вернётесь. Ну, те из вас, кто не сдохнет от голода.

Рядом скривился Дюрер. У меня же в голове всё сложилось. Передо мной были не люди, передо мной были нелюди. Свора животных, живущих без каких-либо законов. И единственное, чего они были достойны — это смерти. Единственное, что я мог для них сделать, — чтобы их смерть была не такая мучительная.

— Ну что ж, наёмник, похоже ты никогда не сталкивался с голодным волком, — последовал мне ответ.

— С голодным волком? Ха-ха, — невольно засмеялся я. — Пока я перед собой вижу тощую и трусливую крысу. Переговоры окончены.

Я нажал отбой и кивнул Дюреру.

— Действуйте, капитан.

Колокола громкого боя, уже такие привычные, оповестили о начале сражения.

«Араганор» держался чуть впереди, а на тактической карте были выделены приоритетные цели. Это были три фрегата противокосмической обороны, те суда, которые смогли бы нанести наибольшие повреждения моему москитному флоту.

— Арни, старый хрен, готов? — раздался традиционный посыл Дюрера. — Посмотрим, не пропил ли ты своё мастерство, а то ты так сильно хотел большие пушки, что как бы ты не облажался перед молодым командиром.

— За собой смотри, старый пердун, — тут же раздался голос нашего главного артиллериста. — И ставь корабль так, как я тебя прошу!

Дюрер усмехнулся. Их обязательный ритуал перед боем был закончен. Учитывая, что он повторялся каждый раз и зная, их флотские суеверия, которые они категорически отрицали, я думаю, что эта перебранка была не случайна.

«Араганор» развернулся боком, дабы осуществить полный бортовой залп. Шесть башен главного калибра, кроме потрясающей мощности, имели ещё солидную дальнобойность.

— Первая, вторая башня — огонь! — послышалось в эфире.

Крейсер вздрогнул, когда пристрелочные выстрелы послали заряды в гущу врага. Нет, отставной имперский коммандер Арнольд Гаусс не пропил своё мастерство даже близко, потому что от одного из пристрелочных выстрелов фрегат ПКО пиратов отбросило в сторону, сбив щиты и, похоже, частично повредив корпус.

Я молча показал Дюреру большой палец, на что тот довольно ухмыльнулся.

Следом последовал залп оставшихся четырёх башен, что добили израненный фрегат и опасно близко разорвались возле двух оставшихся. В рядах пиратов возникло смятение. Корабли хаотично меняли свои курсы. Некоторые из векторов не были похожи на манёвры уклонения, они больше напоминали разворот и бегство. Представляю, что сейчас творится у них в эфире.

— Внимание, зафиксирован множественный залп торпед! Цель — Араганор! — послышался доклад офицера ПКО.

— Кабальеро, Эсперанса — вперёд! — скомандовал Дюрер и два наших новеньких фрегата выдвинулись между нами и пиратской армадой, чтобы первыми встретить смертоносный груз, посланный в моего флагмана.

«Араганор» тем временем произвёл ещё два залпа, которые уничтожили второй из трёх фрегатов ПКО и сильно повредили третий, у капитана которого не выдержали нервы, и он поковылял в противоположную сторону от поля боя.

Всё-таки фрегаты и корветы не могут противостоять линейному флоту. Вот эсминцы могут попытаться, но и для них у нас есть сюрприз.

— Внимание, Казарский, время! — бросил Дюрер в эфир и тут же щёлкнул внутреннюю связь, — Гюрза, девочка моя, время повеселиться!

В ответ раздался хриплый смех:

— Да, мой капитан, так и сделаем!

Странные всё-таки шутки у этих ребят. Хотя сорокапятилетняя Гюрза по меркам семидесятилетнего Дюрера вполне себе девочка. Более того, в последнее время я заметил, что они часто обедают вдвоём в просторной офицерской столовой «Араганора». Любви все возрасты покорны, особенно если немного приостановить старение при помощи Эссенса. Да, у моих высших офицеров, самых ценных бойцов, было специфическое меню: раз в неделю они получали строго рассчитанную дозу Эссенса. Прошло всего несколько месяцев, но Дюрер и прочие уже не напоминали тех стариков, которых я впервые встретил в таверне захудалой планеты. С натяжкой им можно было дать пятьдесят, а то и сорок. Ну а остроте их разума могли бы позавидовать и двадцатилетние.

— И это... Не геройствуй! — подтвердил мои предположения Дюрер, тихо добавив эти слова в эфир, и бросил на меня немного стыдливый взгляд, понимая, что он накосячил.

Я в это время смотрел в сторону и сделал вид, что не заметил. Собственно, и в моих интересах было, чтобы Гюрза и её ребята выжили. Ну а мой «железный» Дюрер оказывается не такой уж и железный.

А дальше закрутилась дикая карусель. Изначальные планы не подразумевали тупого навала, и боя на короткой дистанции, свойственный имперцам, когда с кличем «За Империю и Императора!» штурмовики входили в клинч, не считаясь с потерями.

Мои пустотные истребители выпускали ракеты и торпеды практически с максимального расстояния, не подставляясь. Да, в нынешнем мире не существовал дефицит припасов, а существовал он у тех, у кого не было Рафаэля Гирша. У меня же он был, поэтому я лучше потрачу лишние торпеды, но сберегу таких ценных людей и их истребители.

«Араганор» трясся от многочисленных очередей турелей ПКО, тех, что сбивали пропущенные нашими фрегатами ракеты и торпеды. Кое-что сбить не удалось, но это был линейный крейсер с крепкими щитами, поэтому ничего более критичного, чем выхода из строя от перегруза некоторого оборудования, у нас не происходило.

А вот пиратский флот редел. Их капитан и командир попытался на ходу перестроить тактику, увидев, что большинство боеголовок, предназначенных для «Араганора» сбивались на подходе «Эсперанса» и «Кабальеро», и решил раздавить в первую очередь эти кораблики.

Но опытные капитаны фрегатов были наготове. Как только ПКО-шники зафиксировали запуск торпед в их сторону, корабли без затей развернулись и на полной скорости стали удаляться, увеличив время схождения с торпедами и отрабатывая по ним из кормовых турелей, плавно обогнули «Араганор» и «Казарский» и сдвинулись еще дальше. Теперь уже авианосец и крейсер открыли заградительный огонь, оберегая свои фрегаты и пару раз специально подставившись под недобитые боеголовки. Нам это стоило лишних процентов щита, а вот догони они хрупкие фрегаты, могли возникнуть проблемы.

— Кто молодец?! Гюрза молодец!!!

И к этим выкрикам в бою я уже успел привыкнуть. Вызывали они лишь добрую улыбку. Ну Гюрза была хороша, до Хаоса хороша, и знала это.

Слитный залп «Громовержцев» превратил, уже повреждённый эсминец, в огненное облако. Судя по всему, именно там находился командир пиратского подразделения, потому что тут же последовал вызов на всех каналах:

— Внимание, наёмники, прекратите огонь! Мы сдаёмся! Повторяю, мы сдаёмся!

— Всем кораблям заглушить двигатели и остановиться! Повторяю, всем кораблям заглушить двигатели и остановиться. Если не выполнит хоть один борт, будут уничтожены все. Поверьте, вы от нас не сбежите! — крикнул я в эфир.

Разбегающиеся корабли дёрнулись, но один за одним начали останавливаться, увидев, как наши фрегаты развернулись и на всех парах двинулись в их сторону. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что от быстрых фрегатов не уйдёт никто. Они приняли правильное решение.

Дюрер на меня внимательно посмотрел.

— Так, я не понял, ты хочешь их пощадить?

Я посмотрел на него и улыбнулся.

— Пощадить? Ни в коем случае. Но вон там, — я ткнул на брошенную планету. — Два миллиарда людей. А вот здесь, — я ткнул на застывшие корабли пиратов, — место для нескольких миллионов. Давай добавим в эту Вселенную немного добра. Мне кажется, что в последнее время ей его сильно не хватает...

Глава XIII

Президент Хулио Эстебан не выглядел счастливым. Странно, я-то думал, что три корвета вместо потерянных двух приведут его в восторг. Да, их нужно «побелить-покрасить», но всё-таки это три полноценных боевых корабля, что снова сделает военно-космические силы Звёздной Федерации небольшой, но всё-таки силой.

Мне пришлось задержаться, дабы зачистить корабли от экипажа, а затем фактически повторить весь этот печальный цирк с выборочной эвакуацией. Хотя, у меня был небольшой плюс — тринадцать грузовиков я безвозмездно отдал правительству планеты, так что, вывезя первую волную эвакуации, эти корабли оставались у них в распоряжении, дабы продолжить перевозку людей в безопасные места. Это несколько сгладило напряжённость.

Тем более, что, связавшись с Сальватором, я получил перечень специалистов необходимых Звёздной Федерации. Это было просто, ведь планета была так же аграрной, как и Сальватор, а хорошие специалисты были всегда в цене. Нарастить объёмы выпускаемой продукции — это только в плюс.

Так что первый караван отправился именно к Сальватору, где, выгрузив людей, на борт взойдут уже люди Звёздной Федерации и проконтролируют последующий набор нужных сотрудников. Фрегаты мы выбили все. Один эсминец был уничтожен полностью, второй был непоправимо поврежден, а вот три корвета своевременно удрали и остались целыми и невредимыми.

Ну а пираты... тут я дал слабину, но меня можно понять — выкинуть около полумиллиона людей в открытый космос, это нужно иметь своеобразный склад характера. Нет, показательные казни конечно же были произведены, но основную массу испуганных отощавших бедолаг мы выгрузили на старую станцию около второй планеты, предварительно обеспечив их едой и водой, но полностью лишив их транспорта. Не знаю какая будет их дальнейшая судьба, но выбраться самостоятельно они оттуда вряд ли смогут и принести вред. Ну а дальше, это уже точно не мои проблемы.

— Президент, я вам обещал корветы? И вот я вам их возместил, причём на один больше.

— Я вам благодарен, Антон, честно, — смутился Эстебан. — Но ведь я вас не торопил, и мы договорились сделать это перед вашим уходом. Это означает, что вы нас покидаете?

Я улыбнулся. В его глазах был реальный страх.

— Пока не планирую. Если вы не против, мы немного у вас ещё задержимся.

Президент не смог сдержать того огромного облегчения, что появилось у него на лице.

— Оставайтесь сколько угодно! Вам здесь всегда рады! И зря вы отказываетесь от гражданства, — снова закинул он удочку.

— Ну почётными гражданами вы нас назначили и без нашего ведома, — улыбнулся я. — А все эти формальности... я считаю, они ни к чему, — махнул рукой я.

Нет, я не сразу полетел на Сальватор. После задержки с эвакуантами я прыгнул в третью контрактную систему, где выслушал много брюзжания от «брошенного» барона. Но, на наше счастье, в системе было чисто, и мы некоторое время потелепались там, пока дождались эвакуационного флота, выгрузившего беженцев и вернувшись за новой «порцией». Так что в принципе, хоть я формально и нарушил контракт, но по факту основную функцию его я выполнил — обеспечил безопасность.

После того, как последний транспорт, забитый счастливчиками, ушёл в Подпространство под многоголосый вой брошенных людей, я и вернулся на Сальватор. Связавшись по ментат-связи со Смирновым-Воронцовым, я смиренно выслушал его претензии, которые в общем то были обоснованы. Но надо отдать должное Старейшине — контракт он засчитал выполненным с пометкой, что «вам повезло, что ничего не случилось». Ну, везение неотъемлемая часть жизни любого человека, так или иначе связавшего свою жизнь с войной. Без удачи этот человек рано или поздно становится мёртвым.

Самое главное, что Смрнов-старший организовал мне встречу с их легендарным сородичем. Однако мне снова предстояло путешествовать. Иван находился на задании в очередном анклаве Воронцовых, похоже, так же занятый процессом эвакуации.

И да, на Сальваторе меня ждало одно чрезвычайно неприятное известие — нас покинула Инесса, оставив лишь записку для меня. В ней было написано:

«Антон, спасибо за всё, но я выбираю свою Линию. Твои тайны так и останутся тайнами, в этом можешь быть уверен. Я по-прежнему тебя люблю, но я выбираю другой путь. Надеюсь, ты меня поймёшь».

И подпись: «Инесса Фон Таубе-Аренберг» намекала неоднозначно на то, что она вернулась в свой прославленный род.

Честно говоря, я испытывал двойственные чувства. Я однозначно не воспринимал это как предательство. Все мои люди находились со мной по доброй воле. Держать кого-то силой, тем более могущественную Одарённую, было просто глупо, да и не реально. Сожалел ли я? Однозначно сожалел. Но вот чего в этом сожалении было больше — потеря прекрасного бойца или своей девушки? С грустью я понял, что первого. Не сложились у нас отношения, бывает. Инессе с её характером необходимо было внимание и обожание, которое в последних событиях я вряд ли смог дать ей достаточно. Нет, это не рефлексия, это констатация факта.

Я крутил в руках флешку с её идентификационным номером, по которой я всегда могу до неё «дозвониться» и совершенно не испытывал желания делать это прямо сейчас. Как говорил старый инквизитор Хокус: «Умерла, так умерла». Всегда проще рубануть руку один раз по живому, чем отпиливать её по кусочку. Что ж, дерьмо случается, едем дальше.

По-моему, мои ребята переживали из-за этого больше, чем я. Пришлось даже поговорить с ними на эту тему. Алиса неохотно призналась, что такие мысли были у Инессы уже давно. Они с ней достаточно сблизились, чтобы делиться такой информацией. Даже она была в лёгком шоке, считая всё это обычными девичьими капризами.

Мы разобрались с текущими делами и нам оставалось лишь ждать прибытия княгини Фёдоровой. Да-да, такое было условие, выдвинутое Смирновым-старшим. Любимая тётушка Пашки изъявила желание сопровождать нас. Единственное, что я сделал, так это перегнал «Глыбу» подальше к Сальватору-3, хотя конкретно о её существовании наверняка уже знали в Империи. Торговые корабли курсировали туда-сюда, а не заметить такую «дуру» в системе было сложно. Ну, надеюсь, что все знали об её существовании, но не знали о существовании её ценного содержимого. А что касается Инессы, мне оставалось только рассчитывать на её порядочность.

* * *

— Ахах, Ноунэйм, в своём репертуаре, — в своём стиле вместо приветствия сказала любезная «тётушка». — Ты ещё и авианосец где-то подмутил? Имперский? Спешиал эдишн? Только для космодесанта? Не боишься, что тебе за это прилетит?

Конечно же, появившись в системе, её фрегат идентифицировал находящиеся здесь корабли. И да, «Казарского» было трудно здесь не заметить.

— Два новеньких фрегата, которые сейчас должны находиться на консервации, являясь собственностью Импреии. А ещё, что это у тебя там на верфях — два рейд-крейсера? Откуда дровишки, сынок?

Я улыбнулся.

— Всё то вам нужно знать, Ваша Светлость. Не только у женщин должны быть загадки. Так что я оставлю этот вопрос без ответа. А что касается — не боюсь ли, — нет, не боюсь. Что-нибудь придумаю.

— Он всегда что-нибудь придумывает, — наконец ввязался в разговор Пашка, целуя княгиню в подставленную щёку. — Рад видеть вас, тётушка!

— И я тебя, мой дорогой племянник, — лучезарно улыбнулась Фёдорова, одетая как всегда эффектно. У неё был талант превратить любую одежду в нечто откровенно сексуальное. Хотя, если приглядеться, её простой флотский комбинезон явно отличался, ну кроме покроя, ещё и качеством материала, явно пошитым на заказ из дорогой ткани. Ну и конечно же молния комбеза была спущена гораздо ниже её обычного положения, что открывало вид на шикарную грудь.

Я погнал от себя эти мысли, напоминая себе её возраст. Хотя, конечно же, внешне это было и близко не заметно. Просто очень сексапильная тридцатилетняя женщина. Спишем это всё на длительное воздержание, которое я хотел прервать с прибытием на Сальватор, но где получил облом с исчезновением Инессы.

— Позвольте поинтересоваться, для чего такого занятого человека — губернатора целой планеты, направили к нам в сопровождение? — спросил я.

— Ну, во-первых, твоя информация устарела. Я уже не губернатор. Скажем так, меня снова вернули в семью. Ну а на вопрос — для чего, подойдёт ответ- потому что я так захотела?

Я улыбнулся.

— Ну, учитывая, что другого ответа, я так понимаю, не получу, то принимается.

— Ха-ха, я всегда знала, что ты не только красивый, но и умный мальчик.

Твою же мать! Она что, со мной флиртует? Хотя, учитывая её репутацию, это как раз-таки понятно.

— Итак, наши действия?

— Наши действия? Без понятия! — подняла изумлённо бровь княгиня.— Ну, лично мои действия — принять нормальный душ, поесть что-нибудь кроме флотского рациона. А ещё я надеялась на экскурсию, мы ведь вроде как партнёры, не так ли?

Я сдержанно кивнул. Не нравилось мне всё это.

— Ну, партнёры — это слишком сильное слово для нашей коллаборации, — улыбнулся я.

— Ой, Ноунэйм, не начинай. А то я сменю своё мнение о тебе и переведу в разряд скучных, — закатила глазки княгиня.

А она ещё так актриса. Я про себя вздохнул.

— Добро пожаловать, княгиня Фёдорова, на скромную планету Сальватор, столицу Звёздной Федерации.

— Вот, — сразу же сменила гнев на милость женщина. — Это совсем другое дело.

Она бесцеремонно взяла меня за руку.

— Давай показывай, где тут у вас лучшая гостиница. А потом я рассчитываю посетить лучший ресторан этого захолустья.

* * *

Больше всего внезапное посещение скромного мира испугало президента Эстебана. Когда мы заселили княжну в отель и уселись в кафешке внизу, он тут же нарисовался с расспросами — ничем ли это не грозит их скромному миру? Я успокоил его, сказав, что это частный визит к наёмному подразделению «Дети Императора» и никак не затрагивает планету. Единственное, вскользь упомянув о том, что княгиня изволила откушать.

После чего тот схватил телефон и начал яростно названивать. Кажется, он поставил задачу за час притарабанить свежайшие деликатесы в лучший ресторан города. Учитывая, что все выходцы Сальватора были с Южной Америки старой Земли, что отразилось в названии планеты, то и кухня здесь была специфическая, как по мне чересчур островатая. Ведь колонисты привезли с собой, кроме «общеимперских» культур, свои ядрёные специи.

По представлению президента желудок такой высокородной особы может не справиться с излишне острыми блюдами местной кухни. И я даже где-то разделял его убеждения. Поэтому прямо сейчас президент по телефону формировал новое меню, и откуда-то выдёргивал поваров, дабы к нашему приходу сотворить что-то невероятное. И это за один час. Я смотрел на это с улыбкой, мне как бы было всё равно. Но в целом, идею я одобрял. Возможно, завтра после опробования нового стихийного меню, утром я не буду испытывать дискомфорт, сидя на толчке. Ведь старая шутка местных жителей гласила, что острый перец доставляет тебе дискомфорт два раза.

Президент, который яростно матюкал кого-то на другой стороне трубки внезапно замолчал и челюсть его отвисла. Я сидел спиной к лестнице и повернулся в его сторону. Ну да, зрелище того стоило. По мраморным ступеням неспешно спускалась на высоченных каблуках шикарнейшая женщина, одетая как... хмм... вряд ли в этом она могла выйти в своей привычной среде. Хотя, уже немного зная её, возможно это бы её не смутило. В общем, при формальном наличии платья, даже особо не приглядываясь, можно было разглядеть все прелести её фигуры и там, я вам скажу, было на что посмотреть.

Сбоку раздался звон стекла. Официант тоже засмотрелся, споткнулся об стол и вся посуда посыпалась на пол. Президент вскочил и вытянулся по стойке смирно. Нет, я понимаю, что пиетет перед одарёнными у простолюдинов с детства, но это же целый президент. Хотя Хулио, бывший капитан грузового судна, так к этому и не привык.

— Позвольте представить, — со вздохом поднялся я, — Президент Звёздной Федерации — Хулио Эстебан, княгиня Варвара Фёдорова-Воронцова.

— Очень приятно, господин президент, — кивнула женщина и тут же потеряла к нему интерес. — Ну что, Антон, ты уже придумал, куда поведёшь даму на свидание?

Рядом хрюкнуло сразу несколько человек, включая президента и Смирнова, который стыдливо прикрыл глаза руками, понимая к чему это всё ведёт. Я же просто улыбнулся.

— Да, конечно. Столик для нас уже заказан, — я покосился в сторону президента. — Хотя, подозреваю, что для нас заказан целый ресторан.

— Очень хорошо, — особо не впечатлилась женщина, видимо, считавшая искренне, что так и должно быть.

Снова взяла меня за плечо и наклонилась близко к уху, так, что её шикарная грива защекотало мне шею и меня обдала смесь запахов здорового чистого тела с дорогими духами, прошептав:

— Я такая голодная!

Интонация, которой это было произнесено, не оставляла вообще никаких сомнений. Да, к Хаосу! Это даже не выглядело как намек!

Что ж, так тому и быть. И да, приятная компания и горячая женщина — я всё это могу позволить. Единственное, что меня смущало, так это Смирнов, который непременно будет хохмить с утра пораньше. Но, это я как-нибудь переживу. Да и Хаос с ним!

Я покосился на свою спутницу. Живём один раз. Но это не точно.

* * *

Ресторан «Каса де Тереза» меня впечатлил. Во-первых тем, что он был полностью пустой, чего не бывало ни в какое время суток. Мы сюда периодически захаживали. Была пара блюд, которых можно было без риска для жизни здесь съесть. А ещё меня поразила огромная толпа, стоявшая за полицейским ограждением. Молва о прибытии целой княгини быстро разлетелась по столице. К нам местные уже привыкли, но вот дочь Старейшины древнего рода — это было совсем другое.

Я с интересом посмотрел на их реакцию. Подозреваю, что образ княгини у них ассоциировался несколько с другим внешним видом. Толпа сначала замолчала, а потом оттуда послышались выкрики и восхищённые свисты. Меня то здесь все знали в лицо и среди выкриков я даже расслышал запанибратское: «Ну Антон, ну молодчага!».

При этом ни один мускул не дрогнул на благородном лице Фёдоровой. Подозреваю, что за её долгую жизнь она насмотрелась всякого. Если бы я не знал, что меню ресторана было переделано за один час, я бы не заметил подвоха. Всё та же тиснёная кожаная папка, всё те же красивые буквы на дорогой бумаге. Единственное, я подозреваю, что это меню существовало в природе в двух экземплярах — тех, которые были розданы мне и Фёдоровой. Да, все мои друзья под разными предлогами отказались составить нам компанию, и это было почему-то совсем не удивительно.

В общем, ужин удался.

«Умеют же, когда захотят», — подумал я, разрезая сочный стейк, от которого не текли слёзы из глаз сразу же после того, как положишь его кусочек в рот.

Мне даже пришлось немного выпить, чтобы не расстраивать княгиню. Сама же она приговорила две бутылочки сухого и была «ни в одном глазу». Лишь глаза стали чуточку блестеть. Ну а дальше... Дальше всё случилось как-то очень органично. Мы оказались в номере княгини и это был... восхитительный опыт. Всё-таки, как говорил дядя Миша: «опыт не пропьёшь».

При долгом существовании на земле люди накапливают не только лишь боевой опыт. Кое о чём я даже не догадывался. Ну а гибкости тела княжны могла позавидовать любая юная гимнастка. В общем, это была восхитительная ночь! Единственное, что я ни хрена не поспал. Но оно того, определенно, стоило...

Глава XIV

— Да давай, говори уже, — не выдержал я насмешливого взгляда Смирнова, что смотрел на меня многозначительно, всё время, пока мы завтракали.

Под утро я всё-таки сбежал от ненасытной княгини, полностью удовлетворённый и слегка... затраханный. Во-первых, я предпочитал спать в одиночку, а во-вторых, что-то мне подсказывало, что утром последует бурное продолжение, к которому я пока что не готов. В итоге, пару часов сна я всё-таки перехватил, а когда спустился на завтрак, то застал уже там задумчивого Смирнова, жующего овсянку и мгновенно возбудившегося при моём виде. И сейчас, когда я тоже приступил к еде, он всё это время молчал, только поглядывал на меня и хмыкал. Это, честно говоря, раздражало.

— О чём поговорим? — невинно поинтересовался Пашка.

— Смирнов, блин, не беси меня! — отложил я ложку. — Есть что говорить — говори. Нет — заткнись.

— Так я вроде и молчу! — захлопал глазами друг.

Мне захотелось треснуть по лбу его своей ложкой. Но он наконец сжалился, видимо увидев у меня по лицу, что достиг желаемого эффекта и радостно рассмеялся.

— Да не ссы ты, нормально всё! Это же не моя мама!

Тут я, принявшийся за еду, аж подавился.

— Чего? — вылупился я на него.

— Нет, моя-то матушка ещё тоже женщина огонь. Но я был бы против, случись у вас с ней такое же. Как минимум, из-за бати! — он ткнул ложкой наверх в потолок, где выше располагались номера.

Я просто покачал головой, не зная, как это комментировать.

— Ну а тётушка... Я же тебе рассказывал о её похождениях. Да, честно говоря, она была предметом вожделения всей нашей аристократической ребятни.

— Да ладно, — снова удивился я.

Тут Пашка смутился.

— Ну, не будем об этом. Короче, я надеюсь, что тебе понравилось, — увидев моё лицо, он снова заржал. — О да, вижу, что понравилось!

— Всё, шутки закончились? — осведомился я, — Или тебе ещё есть что сказать?

— Поверь мне, друг мой, у меня ещё есть много, что тебе сказать. Но, пожалуй, я на этом остановлюсь. Ведь ты же взрослый мальчик. Но это не точно, — снова захихикал друг.

Нет, я всё-таки запущу в него ложку.

— Зачем, как ты думаешь, она сюда прилетела?

— Ну, кроме того, что подцепить тебя?

— Так, стоп! — я стукнул кулаком по столу. — Отставить шутеечки! Я серьёзно.

За что я любил друга — он всегда чувствовал тонкую грань между шутками и реальными проблемами. И всегда мог переключиться... ну, или почти всегда.

— Я уверен, что они что-то затеяли.

— Они? — удивился я.

— Ну, не умоляя умственных талантов тётушки, а она поверь один из умнейших людей в Империи, я думаю, что это всё-таки коллегиальное решение и направилось оно сюда Советом Старейшин.

— А Совету Старейшин не похер на какое-то крохотное наёмное подразделение? — нахмурился я.

— Ну, как тебе сказать, — опять начал умничать Пашка. — Если учесть, что его возглавляет единственный известный за последнюю сотню лет Негатор, то, думаю, это достойный повод для сбора Совета.

Я задумался.

— Думаешь, дело в этом?

— Нет, блин, дело в том, чтобы трахнуть молодого дурачка! — не выдержал Пашка.

Но я пропустил это мимо ушей, ведь Смирнов как линкор — если он разгонится, то остановиться сможет не сразу.

— Хорошо. Но какой у них может быть план?

— Ну не знаю, — Пашка облизал ложку. Всё-таки местные продукты были натуральными, а повара опытными и от пищи мы, в кои-то века, поистине получали удовольствие. Но опять же, если это не местные блюда.

Он подтащил поближе к себе тарелку с яблочным пирогом, отломал кусок вилкой, засунул себе в рот и блаженно зажмурился, несколько секунд пережёвывая. Проглотив, он продолжил.

— Вот что я знаю про дядю Ивана. А знаю я немного, как ты уже понял. Ведь я не знал, что он был Командором Ордена, и не какого-то, а Ордена Очищения, который, по слухам, в том числе ищет ересь среди своих братьев. А это значит что? Это значит, что в этом Ордене собираются лучшие Одарённые Империи. Так вот, он фактически стал героем при жизни. Инквизиция никогда не распространялась о своих деяниях, оставаясь в тени. Но по слухам, он натворил такого, что содрогнулось пол Империи. И зачем он ушёл? Ну опять же ходят разные слухи. И один из них вполне себе еретический, — он понизил голос и наклонился ближе ко мне, — Что он разочаровался в Империи и Императоре. Прикинь?

Я только покачал головой.

— Ну, слухи они везде слухи. Меня же интересуют факты.

— Да я его и видел то всего пару раз. Он редкий гость на Остроге. В основном мотается по Империи, защищая интересы Линии.

— У него дар Воронцовых? Боевой ментат? — уточнил я.

— Ну, вот тут несколько сложнее, — развёл руками Пашка. — Официально — да. Учитывая, чего он достиг и как его уважают, тут можно только догадываться. Но не знаю за всех остальных, но что касаемо моей Линии, то если кто и сможет тебе помочь, то именно он.

— Так, ну с этим разобрались, — кивнул я. — Встретиться с ним необходимо. Но вот чем мы при этом рискуем?

— Ну, тебя могут пленить или убить, как обычно, — хмыкнул Пашка, продолжая разделывать пирог.

— А тебя? — спросил я.

— Ну, убивать меня вряд ли будут. Да и какая будет тебе разница, если ты уже будешь мёртв.

Я нахмурился.

— Ну вообще то жизнь для тебя не заканчивается.

Пашка тяжело вздохнул, оставляя недоеденным пирог. Собственно, это уже была третья порция, и он уже просто жадничал. Он откинулся на спинку стула и посмотрел на меня непривычно серьёзно.

— Ты знаешь, Тоха, не буду врать, я думал об этом. Что случится, если ты погибнешь. И скажу тебе как на духу — нет у меня ответа. Я постоянно отгоняю эту мысль, потому что, если погибнешь ты, из этой вселенной уйдёт что-то светлое по имени «надежда», — в конце он грустно улыбнулся.

— Нифига себе ты закрутил, — попытался я перевести это в шутку. — К чему этот пафос?

Но это не вызвало улыбку у Смирнова.

— Ты знаешь, мы же проходили в Академии, что иногда то, как видится предмет наблюдения зависит от позиции наблюдающего. Так вот наблюдать за Империей из уютной Линии — это одно, из имперской Академии — другое. А связавшись с тобой, у меня появился шанс посмотреть на всё это немного с другого ракурса. И то, что увидел — мне чертовски не понравилось. Ты прав, Империи нужны перемены. Я подозреваю, что Хаос сейчас возник не просто так. Он ждал и дождался момента, когда Империя наименее сильна. Ну и пытается сейчас воспользоваться этим. Так что, всё, что я сейчас могу сказать — пожалуйста не сдохни.

Я улыбнулся и у меня по телу разлилось тепло. Всё-таки есть у меня настоящие друзья и один из них именно Пашка. Да, я помню его толстым карапузом, которого метелили все, кому не попадя. Он воспринимал это с аристократическим пофигизмом. Именно ему я в первый раз озвучил свою мечту, настороженно и с опаской, готовый при любом его смешке тут же дать ему в нос. К моему удивлению, он только пожал плечами и сказал:

— Ну, наверное, в этом нелёгком пути тебе понадобятся соратники.

И это был семилетний парень. Собственно, после этого и началась наша настоящая дружба.

Я снова сидел спиной к лестнице и снова первым ухмыльнулся Пашка.

— Вон, твоя идёт.

— Блин, почему моя? — обернулся я.

По ступенькам так же величественно спускалась княгиня. Да, она не была сейчас в своём экстрасексуальном платье. Она снова одела свой комбез, но выглядела от этого не менее привлекательно. Ну, возможно, чуть-чуть, учитывая то, что я сегодня ночью спустил пар.

Пашка поднялся из-за стола и буркнул:

— Пойду я, пожалуй. У меня там в номере... рыбки не кормлены.

И быстро усвистел попутно чмокнув родственницу в щёчку.

Я же вздохнул и встал, чтобы учтиво отодвинуть даме стул.

* * *

Кажется, я обидел благородную княжну, отказавшись воспользоваться её гостеприимством и полететь в место аудиенции на её фрегате. Но это был бы исключительно глупый поступок.

При всём нашем сотрудничестве, я постоянно держал в голове, что интересы Линии превыше всего. Фрегат Фёдоровой мог свернуть «не туда». Это вполне могла быть ловушка. Мне не хотелось в это верить, ведь в Галактике и так чертовски много враждебных сил и хотелось бы иметь верного союзника. Но ещё не время ставить на Воронцовых такое клеймо.

Опять же был выбор на чём лететь мне самому и в каком составе. Ребята настаивали взять весь флот. Ну, настаивали все, кроме Смирнова, который хмуро заметил, что это, во-первых, будет выглядеть как неуважение и проявление недоверия, а во-вторых, у Воронцовых было две сотни крейсеров, не считая другой мелочи, и если уж они решат устроить нам ловушку, то будь у нас один корвет или весь наш «мощный» флот, — его сожрут и даже не подавятся.

Я был вынужден с ним согласиться. Это, своего рода, «прыжок веры». Поэтому я решил отправиться туда на фрегате «Кабальеро», взяв с собой исключительно боевую группу на случай неприятностей в Подпространстве. Да, я постоянно держал в голове частые визиты Хаоса, что посещали меня в начале моего пути. И чем больше было безопасных перелётов, тем сильнее я напрягался. Не может быть такого, чтобы меня оставили в покое.

В итоге я даже оставил Дюрера, который хотел лететь со мной. Это было неразумно. Тем более, что отставной коммандер Изотов был экстра квалифицированным капитаном, которого сам же Дюрер и выбрал. На мой прямой вопрос — справится ли текущий экипаж с этой задачей и есть ли у него в этом сомнения, — Дюрер развёл руками и сказал, что абсолютно уверен практически в каждом из своих людей. На этом, собственно, разговор был и закончен.

Из экипажа фрегата я поменял только Навигатора, взяв с собой Миуру, как самого опытного и доверенного мне, ведь именно с ним я планировал провернуть этот фокус с Проводником.

Следующий мой «бой» я выдержал со своими друзьями Одарёнными, которые так же хотели всей гурьбой лететь со мной. Их предложения я так же отклонил, всё из тех же соображений. Если захотят нас захватить или убить, им это ничем не помешает, а терять всех было бы глупо. Пашка хоть и не ответил на вопрос, — что он планирует делать после моей смерти, — но, надеюсь, они примут правильное решение. Конечно же, в том случае, если останутся живы.

И всё же как раз Пашку я решил взять с собой, из тех же соображений, что и Миуру. Если была возможность научиться чему-то новому, то этому должен научиться мой самый мощный ментат. Ну и наличие отпрыска Воронцовых на корабле возможно, но не обязательно заставит подумать благородных аристократов, в случае если они захотят шарахнуть по нам главным калибром.

Переход занял четыре дня, и мы появились в системе раньше фрегата Фёдоровой. Собственно, этот момент оговаривался. Каждый корабль в Подпространстве шёл с разным проводником и разной дорогой, поэтому разбег по времени прибытия всегда был. Это доставляло определённые сложности для реализации боевых операций с большим количеством кораблей. В этом случае просто выходили подальше от нужной системы, ну или делали два прыжка. Чем короче плечо — тем меньше разбег, так мне объяснял Миура.

В системе Сибирь было тихо. Насколько я понял из рассказа княжны, здесь не было такой эвакуации, в которой участвовали мы. Анклав из нескольких систем располагался очень компактно. Системы были хорошо развиты и в случае набега Хаоса вполне могли оказать друг-другу поддержку. Так что Воронцовы с эвакуацией здесь решили не торопиться. Ну, а Иван Воронцов прыгнул сюда после очередного боя для перегруппировки и небольшого отдыха. Первое, что мы получили при появлении в системе — это запрос с орбитальной крепости Воронцовых. Вот ещё одно отличие от второстепенных систем. Орбитальными крепостями называли орбитальные станции, сделанные для обороны, предназначенные для того, чтобы даже при отсутствии достаточного флота сдержать силы врага до прибытия подкрепления. Такой себе дредноут на орбите. И как я посмотрел — крепость была не одна, а целых три вертелись над голубой планетой Сибирь-1.

Мы отправили пакет данных, переданных нам княгиней, что полностью удовлетворило местных и они потеряли к нам интерес. Ну а мы просканировали систему, чтобы понимать к чему готовиться. Ловушки не было, но имеющийся флот впечатлял.

Тяжёлый крейсер «Справедливость» идентифицировался как собственность Линии Воронцовых и Пашка подтвердил, что именно он является флагманом Ивана.

Кроме «Справедливости» в системе было ещё два тяжёлых крейсера, двенадцать эсминцев и восемь фрегатов — вполне себе многофункциональный и мощный флот, способный решать множество боевых задач. И да, два десятка больших десантных кораблей подтверждали, что решать вопросы этот флот может не только в космосе, но и на планетах. Эти корабли идентифицировались как Седьмой Гвардейский Флот Линии Воронцовых. Кроме этого, здесь ещё было до полусотни кораблей, в том числе и боевых, видимо, относящихся к флоту обороны системы. В общем, здесь было оживлённо.

Фрегат Фёдоровой вышел через два с половиной часа. После быстрых переговоров оба наших корабля направились в сторону планеты. Путь до неё занял ещё три часа. И вот у нас уже получено разрешение на стыковку к орбитальной крепости.

* * *

Иван Воронцов внушал. Нет, он не был каких-то исполинских размеров. Его пропорции были сходны с моими. Ну, разве что на пол головы пониже и в плечах пошире. Неопределённого возраста, как и все сильные Одарённые в расцвете сил.

Но тем не менее исходило из него ощущение неимоверной мощи. Всего несколько людей в моей короткой жизни вызывали такие ощущения. Я уже начал подозревать, что в какой-то момент при достижении определённых сил Одарённые обретают какую-то ауру. Но это были только мои придумки. Однако определённо эта «аура» действовала не только на меня.

— Здравствуй, Иван, — кивнула головой княжна.

И это изумило меня в первую очередь. Не «привет, братишка!» или что-то в этом роде. А ведь она подобным образом общалась со Старейшиной своей Линии, при том, что, насколько я знаю, Иван старейшиной не являлся.

— Здравствуйте, дядя, — Пашка справа от меня так же почтительно склонил голову.

Воронцов же, не реагируя на их приветствия, смотрел только меня, смотря мне прямо в глаза. И я чуть было не врубил Пузырь, решив, что он залазит мне в голову. В последний момент я одумался, поняв, что не было никакого ментального воздействия. Просто сам взгляд этого человека обладал поистине сокрушающей силой. Большого усилия мне потребовалось, чтобы не отвести взгляд. Но я справился. В конце концов, его губы тронула сначала лёгкая, а затем всё более широкая усмешка.

Приветливо улыбаясь, он кивнул.

— Ну, здравствуй, брат!

И демонстративно положил руку на рукоять своего меча. Такого знакомого меча с белёсым камнем в гарде...

Глава XV

Я думал, что Пашка сияет в Лимбе ослепительно-белым, но это было ровно до того момента, как я не увидел отблеск Ивана. Я даже не знаю, как это правильно назвать. Идеально-белый? Звучит глупо... Но других эпитетов у меня не было.

Его сияние в Лимбе озаряло всё вокруг на большое расстояние. Он как белое солнце светил заблудшему путнику. На него даже смотреть было сложно.

Зато сразу исчезли вопросы по поводу его странной ауры в обычном мире. Этой мощи наверняка тесно в Лимбе, и она требует вырваться наружу, вот и достаётся собеседникам Воронцова частичка его силы.

Иван согласился сразу же. Не было долгих разговоров, торгов, чего я ожидал, уже немножко понимая политику Линий. Почему-то мне казалось, что, заслужив право встретиться с ним от Воронцовых, мне нужно будет выполнить ещё один квест лично от него. Но нет, всё оказалось проще.

Собственно, весь наш приветственный разговор занял меньше минуты. Обозначив своё почтение к Рыцарю-Инквизитору, даже оставшемуся без Ордена, то есть мне, мы сразу перешли к делу. Кстати, оказывается не я один Рыцарь вне инквизиции. Передо мной был точно такой же меченосец, покинувший её ряды.

— Разговоры потом, сначала дело, — только и сказал Иван, бесцеремонно выгнав, как ни странно, не возмущающуюся Фёдорову из комнаты.

А ещё он сказал, что Навигатор нам тоже не нужен. Вот это мне уже было странно. На мой вопрос:

— Кто же сведет нас с Проводником и запомнит информацию?

Он лишь загадочно улыбнулся и ответил:

— Всё увидишь.

Ну, что ж, наблюдая перед собой одного из самых могущественных одарённых в Империи, мне не с руки было с ним спорить. Поэтому он просто усадил нас с Пашкой на кресло и уточнил:

— Готовы?

— Так точно, — сказал я.

— Да, — ответил Пашка.

— Ну, тогда поехали.

Не было ни пения, ни молитв, он даже не прикасался к нашим телам. Ощущение было такое, что наше сознание кто-то мягко схватил за шкирку и потихоньку потянул в нужную сторону. Почему-то у меня возникла аналогия с сукой, которая таскала в зубах своих щенков. Примерно такая была разница в силах между тащившим и нами.

Оказавшись в Лимбе, я приготовился к тому, что Иван начнёт призывать Проводников, как это делал Миура, и это займёт некоторое время, когда появится первый из них. Подготовка корабля к прыжку занимала от нескольких минут до нескольких часов — это зависело от способности навигаторов «договариваться». Уильям был опытным навигатором и убалтывал Проводников примерно за час.

Но Иван в очередной раз меня удивил. Один за другим из глубин подпространства начали выныривать не один и не два, а несколько десятков Проводников, которые окружили его кругом, а он потихоньку пошёл мимо них, как будто ведя незримую беседу. Те, мимо кого он проходил, тут же исчезали обратно и на их месте образовывались новые. От нечего делать я начал считать. Он прошёл два с половиной круга и «переговорил» почти с пятью десятками сущностей. Около некоторых он задерживался, но также проходил мимо. Наконец, около одного он задержался подольше и после примерно минуты мысленного разговора он поднял руку. Все остальные Проводники тут же исчезли, как собаки, которых хозяин отпустил с поводка.

А дальше он поманил нас к себе. Подойдя ближе, я ждал сигнал или намёк, что мне нужно было делать. Но и в этот раз Иван справился сам. Сначала я почувствовал лёгкий дискомфорт, сравнимый с дуновением ветра. Потом он усиливался, как будто у меня с головы начинает течь какой-то ручеёк, усиливаясь и утолщаясь в горную реку. Я с тревогой глянул на Ивана, который жестом показал мне, что всё нормально. Да, боли не было. Было просто... странно. Похоже, какой-то пакет информации перетекал в проводника, а он с ним как-то работал.

Наконец, информация прервалась, как будто кто-то просто перекрыл кран. Я поднял голову. Проводник мерцал, как будто вот-вот скроется в Подпространстве. Он боялся. Боялся или переживал, но однозначно хотел отсюда уйти. Единственное, что его держало — это воля Воронцова.

Странно было наблюдать за всей этой постановкой в беззвучном Лимбе, где практически не было звуков, лишь далёкие отголоски нашего мира.

Проводник трепыхался несколько минут и в голове у меня снова возникло напряжение, но на этот раз туда «что-то осторожно затекало». И это «что-то» воспринималось мной, как одинокие зелёные звёзды среди миллиардов обычных белых. Эти зелёные звёзды имели какой-то скрытый смысл. Я точно знал это. А ещё я теперь знал, как до них добраться.

Поток информации закончился. Я ожидал, что Иван отпустит Проводника, но не тут-то было. Сверкнул зелёной молнией меч. Я так привык к его сиянию в своих руках, что странно было видеть его у кого-то другого. Брат-близнец моего меча мгновенно раскрошил Сущность проводника на несколько кусков, которые тут же втянулись в лезвие. По какой-то причине, известной только ему одному, Фёдоров таким образом «наградил» сущность за помощь.

И тут он перевёл взгляд на нас, меч всё ещё был у него в руке, и этот взгляд мне очень не понравился. Воронцов получил информацию. И он уже понял, ЧТО это за информация. И, кажется, прямо сейчас он размышлял не остаться ли ему её единственным владельцем.

Похоже, это ощущение было не только у меня. Стоявший рядом Пашка отшатнулся. Я положил руку на меч и тут неуловимым движением убрав меч в ножны, Иван хлопнул в ладоши.

И этот звук от хлопка я услышал уже в реальном мире, открыв глаза и обнаружив себя всё так же сидящим на стуле. А ещё кто-то смеялся. Я поднял глаза и увидел, как несокрушимый великий Одарённый ржёт так, что вытирает с глаз слёзы. Я недоумевающе глянул на Пашку, который тоже начал улыбаться.

— Вы... вы... думали, что я вас там порешу? — с перерывами между смехом выдавил из себя Иван.

— Была такая мысль, не отрицаю, — осторожно ответил я, не зная присоединиться ли к его смеху или бежать отсюда со всех ног.

— Да я вообще чуть не обоссался! — так же серьёзно сказал Смирнов.

— Ну значит... значит... — всё ещё не мог остановиться бывший Командор Ордена Очищения. — Шутка удалась!

Я чуть не стукнул себя по лбу. Ну да, Воронцовы. Я думал хоть один из них серьёзный.

Осторожно начал улыбаться уже Пашка, предварительно пожав плечами.

— Железный командор, держащий железным кулаком всех еретиков в Империи? Примерно так обо мне рассказали? — Воронцов наконец перестал смеяться и пристально глянул на меня.

Эта сила... никуда не делась. Я видел, что он сделал в Лимбе. Я примерно представлял, что он сможет сделать с другими людьми. Но это, как ни странно, не мешало ему веселиться.

— Ну, примерно я так и думал, да, — кивнул головой он. — Знаешь, как трудно поддерживать этот образ? Труднее этого только служить в Инквизиции. Хотя я думаю, ты об этом знаешь, — он кивнул на мой меч.

— Ну, моя служба, — я посмотрел на Пашку и поправился, — Точее, наша служба была очень недолгой.

— И это тоже не удивительно. Ласло хороший мужик, но он слишком серьёзно ко всему относится, — мимоходом упомянул он могущественного командора Ордена Войны.

— Ладно, успеем мы ещё посмеяться, — он снова стал серьёзным, взглянув на меня. — Если мы придём к соглашению, конечно же. А пока поговорим о том, что только что произошло. Моё первое требование — никто не должен знать, что конкретно здесь произошло.

— Не совсем вас понял, — нахмурился я. — О чём конкретно вы говорите?

— Ноунейм, не прикидывайся дураком. Я навёл справки, ты не такой. Ничего странного не увидел?

— Призванные вами сущности Проводников?

— Именно. А кто может призывать эти сущности?

— Навигаторы.

— А я тогда кто? — ласково, как с ребёнком разговаривал мужик.

— Эмм... Боевой ментат? — предположил я.

— Никаких разночтений не видишь? — всё также терпеливо поинтересовался Воронцов.

Я открыл рот сказать, что вряд ли как-то ему может повредить знание о том, что он владеет даром Навигатора. Очень важным, но совсем не боевым даром. А потом до меня как ДОШЛО! Это у него как минимум два Дара в одном теле. И что-то мне подсказывает, что этим всё не ограничивается. А ещё, насколько я знаю, официально по версии Империи и Инквизиции — одно тело, один Дар.

Да кто же он такой, чёрт побери?!

— Так, по глазам вижу, что дошло, — видимо пронаблюдав мою работу мыслей на лице, кивнул Иван. — Возражения есть?

— Никак нет, — кивнул я.

— Тогда поехали дальше. Понимаешь, что за информация теперь у нас в головах?

— Догадываюсь, — кивнул я, размышляя что сказать этому человеку, а что нет. Хотя под его взглядом трудно было что-то скрывать. — Предположительно координаты планет Предтечей, где мы можем найти остатки их, кхм, цивилизации.

Я всё-таки не стал вслух проговаривать «хренову тучу имбовых мечей».

— Я тоже так думаю, — согласно кивнул Иван. — Я немного расширю вам кругозор. За все тысячи лет, с тех пор как люди первый раз наткнулись на планету Предтечей, все, я повторяю, все без исключения, разы мы находили это случайно. Получить координаты их планет — это главное желание всей Империи. У Инквизиции даже есть специальный, как вы понимаете, сильно финансируемый орден, который вы знаете как Орден Поиска. Чем вам в ваших академиях рассказывали он занимается?

— Ну, — протянул Пашка, — Поиском внеземной жизни новых планет и изучением вселенной.

— Да-да, всё верно, — кивнул Иван, — Но вам не показалось странным, что для этого это подразделение создали в составе Инквизиции? Ведь что такого — найти новые планетки, изучить новую жизнь... вполне себе справится разведка ВКС Империи.

Я смутился. Честно говоря, мне в голову не приходило. Про этот Орден вообще было известно мало. Единственное, чем он был известен — это в силу своей специфики большим количеством обычных неодарённых специалистов. И да, информация была минимальной, детали скрывали.

— Так вот, целый Орден создан для поиска артефактов Предтеч. Потому что все понимают — иметь такое оружие, — он аккуратно снял ножны и положил меч перед нами на столе, как бы демонстрируя свои слова, — мечта любого одарённого. Я думаю, в этом ты со мной согласишься, — глянул он на меня.

Я сдержанно кивнул. Трудно не согласиться.

— Ну вот, а ведь это всего лишь их оружие. Люди нашли множество артефактов, лишь малому количеству из которых нашли применение. Предтечи обладали, — тут он поправился. — Или обладают невиданными силами. А учитывая их вечную войну с Хаосом, все эти силы нам очень бы пригодились.

Он вздохнул, ласково погладив свой меч, почти как любимую женщину.

— Я не буду спрашивать, как ты нашёл эту информацию. Есть у меня предположения, но даже я их не буду озвучивать. Это твоя тайна. Но вот эта, — он постучал себя по голове, — Что мы получили только что — это не может быть ТОЛЬКО твоей тайной.

Увидев моё напряжение, он примиряюще поднял руку.

— Я неправильно сформулировал. Эта тайна не может быть твоей вечно. Вот так, моё решение. Я пальцем не пошевелю ровно земной год, начиная с этого дня. Всё, что ты сможешь сделать за это время, будет твоим достижением и твоей наградой. Но ровно через год я начну действовать. И поверь мне, привлеку все доступные связи, а они далеко простираются за границы Линии. Это, — он снова стукнул пальцем себе по лбу, — Слишком серьёзное оружие. И слишком большое подспорье в борьбе с Хаосом. Так что, думаю, это будет честно. Что скажешь?

А что я мог сказать? Ну, скажу ему, что его предложение было неожиданно... щедрым, что ожидал совсем другого. В худшем случае, меня тут же прибьют. Поэтому его шутка в Лимбе особенно удалась. Ну, или сразу же после нашей «беседы» на все координаты планеты разлетятся корабли Воронцовых. А с их возможностями это означало, что мне бы досталось от общего пирога чуть меньше, чем ничего. На самом деле это было очень щедрое предложение.

— Я рад, что ты это понял, — улыбнулся Иван.

Я что, сказал последнюю фразу вслух?

— Нет, не говорил, — в один голос сказали Пашка и Иван.

И эту фразу я тоже не говорил вслух. Кажется, они просто самым наглым образом читают мои мысли. Самое ужасно в этом то, что я этого даже не заметил, находясь в задумчивости. Шарахнуть по ним пузырём что ли, для профилактики?

— Спасибо, не нужно, — пробурчал Пашка.

— А давай! — неожиданно с юношеским задором сказал старый Одарённый. — Всегда хотел понять, как это.

— Вы уверены? — уточнил я, на этот раз уже вслух.

— Конечно уверен, сынок. Жги!

Он откинулся на кресло и посмотрел на меня внимательно. Среди веселья, плескавшегося в его карих глазах, я всё-таки увидел нотку беспокойства. Ну да, мощнейший Одарённый беспокоился за свою безмерную силу.

Я пожал плечами и врубил Пузырь. Аура мощности, исходящая от Воронцова, сразу прекратилась. Он скривился, хоть и не издал ни звука, и как будто даже слегка состарился. И всё это за доли секунды, которой я накрывал его Пузырём. Я много раз видел это и, честно говоря, применил его сейчас с некоторой опаской. Я видел мощь этого Одарённого. Я беспокоился о том, что Пузырь не сработает, ведь у меня уже были проколы с этим. Хотя исключительно на нижних слоях Подпространства и в противодействии с сильнейшими Демонами.

— Ну, нехило так! — почесал переносицу Иван, после того, как я убрал Пузырь, и он снова «засветился». — Ты знаешь, Антон, теперь я понимаю Императора, который не хочет, чтобы Негаторы свободно бегали среди нас и... него.

Под его взглядом мне стало неуютно. Предполагаю, что сегодня во второй раз за день размышляет — не пойти ли ему против совести.

— Ну что ж, — он громко хлопнул в ладоши. От этого громкого хлопка мы с Пашкой чуть было не подпрыгнули в креслах. — А сейчас предлагаю немного выпить и повеселиться.

Он привстал, перегнулся через стол и хлопнул меня своей ладонью по плечу. Вроде как легко, но удар чуть не снёс меня с кресла. В его глазах снова заиграли весёлые бесенята. Кажется, он таким детским образом отомстил за своё минутное бессилие.

— Встреча двух братьев вполне себе повод, а тут ещё и родственничек подъехал, — в первый раз за всю нашу беседу он обратил внимание на Пашку. — Да, я слышал о тебе, малыш. И то, что я слышал — очень сильно отличается от того, что я вижу. Примерно на порядок. А ещё ты мне должен объяснить — какого Хаоса в тебе две Сущности?

Обращение Автора

Автор обещал вам новый цикл? Автор сдержал слово. Точнее, автор и еще один странный чувак. Если вы почему-то не подписаны на мой профиль, или пропустили обновление, то милости просим:

https://author.today/work/216859

Глава XVI

Голова у меня нещадно раскалывалась. Во рту творилось чёрт знает что. И мир выглядел унылым и безрадостным.

Это всё последствия «братской» попойки с моим новым «другом» Иваном Воронцовым. Ох и крепок был этот старик! Ну, старик в общепринятом понимании, но никак не в рамках Одарённых. Ему было больше ста лет. Насколько больше, он умолчал.

Вообще, Иван оказался очень необычным собеседником. У него было множество интересных историй одновременно обо всём и ни о чём. Описывались места, люди, события, но сложить их в кучку и получить какую-то информацию не представлялось возможным. Совпадение? Не думаю. Прямых вопросов он избегал, а никаких пояснений по самым злободневным для меня вопросам я не получил. А вопросы были — «Почему ушёл с Инквизиции?», «Какими дарами владеете?», «Как получил меч?», ну и прочее, что я, немного осмелев от непривычной дозы алкоголя, попытался выразить у благородного Одарённого. Всё без толку.

На планету мы так и не спустились. На станции «достойного» заведения не было, поэтому «вечеринка» проходила на борту флагмана Воронцова. Видно было, что корабль являлся душой и гордостью Ивана, а ещё его постоянным домом — всё было внутри устроено как-то, уютно что ли. Учитывая слухи о том, что он провёл на нём большую часть своей жизни — это было неудивительно. Даже офицерская кают-компания, в которой мы выпивали, больше походила на салон какого-то дорогого ресторана, с соответствующими кухней и винной картой.

Собственно, в «вечеринке» принимали участие лишь четыре человека: я, Пашка, Фёдорова и сам Воронцов. Если и были ещё Одарённые в его флоте, а они как я уверен непременно были, то их не пригласили. К слову сказать, Ивана абсолютно не интересовали наши тайны. Не было ни намёка, ни прямых вопросов. Мы просто беседовали, наслаждаясь едой и компанией.

Посиделки плавно закончились в выделенной мне каюте. Ну, как мне... Княжна Фёдорова своё не упустила. Кажется, я был на высоте, но это не точно.

Утром же, немного приведя себя в порядок, когда мы с Пашкой уныло ковыряли яичницу, заставляя хоть что-то отправить себе в рот, мы увидели оскорбительно прекрасно выглядевшего Воронцова, по лицу которого нельзя было понять, что вчера он выпил едва ли не в три раза больше, чем каждый из нас.

— Родич, пользуясь моментом, пошли разбираться с твоей проблемой. Ведь её можно превратить в возможность, — бодро сказал он, надкусывая яблоко ослепительно белыми зубами и запивая его из большой кружки кофе.

Единственное, что вчера его интересовало — это что случилось с Пашкиной аурой, в которой зримо наблюдались прожилки красного цвета от давно погибшего Инквизитора. Ну, мы и рассказали ему всё как на духу. Вчера он просто кивнул и ничего не ответил, а вот сегодня собрался действовать.

Это действие происходило уже больше двух часов. В основном это выглядело так — они молча сидели друг напротив друга в позе лотоса и чем-то занимались в Лимбе. Я пару раз заглянул в Лимб, но конечно же ничего не понял. Там тоже ничего не происходило. Честно говоря, даже неудобное кресло спортзала показалось мне достаточно удобным, и я благополучно задремал, набирая те часы сна, которые я не добрал с пылкой княгиней.

А проснулся я от звона мечей и не сразу понял, что я вижу.

Наш «тюфяк» Пашка сражался с Иваном с невиданной доселе скоростью и энтузиазмом. Краем сознания я отметил, что Воронцов работает, кажется, в сильном эконом-режиме. Было видно, как он неимоверным усилием заставляет себя тормозить. Но даже в этом состоянии это выглядело... круто.

А вот Пашка крутился так, как никогда в жизни он не крутился. Я потряс головой и присмотрелся. Ну да, тело его покрывала лёгкая дымка, свойственная физикам.

Откуда, Хаос меня пожри?! Как он это сделал?

Мгновенно заглянув в Лимб, я увидел странную картину. В его ауре всё ещё было больше белого цвета, но эти красные «прожилки» разрослись, и он напоминал какого-то чёртового красно-белого гепарда. Вернув зрение в Лимб, я действительно понял, что это так. Особенно когда тренировочный меч, в принципе тупой, но в умелых руках Одарённого способный нанести серьёзные травмы, пробив защиту Смирнова изо всех сил вонзился тому в район живота.

Пашку подкинуло и отбросило в сторону. И вот тут был ещё один удивительный момент. Бедняга выблевал весь завтрак, держался за пузо и тяжело дышал. Но я видел этот удар, — даже этот тупой меч должен был проткнуть его насквозь. У него же не было ни капли крови. Это означало только одно — тело было усилено сущностью физика.

— Господин Воронцов, какого хрена? — прохрипел Пашка, опустошая желудок окончательно.

— Ну, как-то так, — развёл руками улыбающийся Иван. — И да, пожалуйста! — улыбнулся он, подходя к моему другу и протягивая руку, чтобы помочь ему подняться.

Я наконец встал со стула и подошёл к ним.

— Что это я только что наблюдал?

— Кажется, почтенный господин Воронцов научил меня новым приёмчикам, — слабо улыбнулся поднявшийся на ноги Пашка. — Возможно, я даже смогу наказать нашего несносного самурая, — он взглянул на меня, — А возможно, даже тебя.

— Мечтай-мечтай, — хмыкнул я и повернулся к Воронцову. — Как это может быть? Нас же учили...

Я задумался как продолжить фразу, но за меня продолжил Воронцов:

— Да, вас учили. Одно тело, один Дар. Правильно?

Я кивнул.

— Ну так вот, я хотел бы сказать, что они были не правы, но это неправильный эпитет. Вам осознанно лгали. У человеческого духа возможности куда больше, чем жить всю жизнь с одним Даром.

— То есть, — я нахмурился, — Это всё в порядке вещей?

Я кивнул на Пашку.

— Ну, я совру, если скажу, что это легко. Да, это тяжело. К Хаосу, это чертовски тяжело! — покачал головой Воронцов. — Но это возможно.

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

— И нет, я не скажу сколько Даров у меня, если ты об этом.

— Да даже не думал, — покачал головой я.

На что он усмехнулся и постучал себя по лбу.

— Конечно же думал, я же вижу.

Чёрт, перед мной же ментат. Я опять задумался о Пузыре.

— Не-не, — поднял руки Иван. — Мне вчера хватило. Я удаляюсь из твоего мозга.

— Спасибо большое, — буркнул я и кивнул на друга. — То есть, теперь он самостоятельно сможет это делать?

— Точно, — кивнул он.

— А у меня есть ещё один такой друг, — внезапно вспомнил я про Тадаси. — Пашка сможет «разбудить», или как это называется, у него второй Дар?

Иван нахмурился и почесал переносицу.

— Ну, не скажу, что я в этом уверен. Но я думаю, что это возможно. Ты же всё понял, что я делал? — обратился он уже к Смирнову.

— Неа, — покачал головой тот. — Далеко не всё. Но я попробую с этим разобраться. По крайней мере, я знаю куда смотреть.

— Молодец! — хлопнул его по плечу Иван, от чего Пашка скривился и немного присел, — Горжусь таким родичем. А то, честно говоря, я боялся, что поизмельчали Воронцовы.

Эти он вызвал унылую улыбку Пашки, который тем не менее промолчал.

— А сейчас господа, если вы не против, то вас доставят на свой корабль. А у меня, уж извините, дела.

— Да, я понимаю, — кивнул я. — Спасибо вам большое!

Я протянул руку. Воронцов её пожал и, не отпуская, пристально на меня посмотрел. Абсолютно всё веселье исчезло из его глаз, когда он проговорил:

— Один год. Уже без вот одного дня. Хорошенько это запомни!

— Хорошо, господин Воронцов, — подобрался я, как будто на параде. Всё-таки этот Одарённый внушал.

— Всё, бывайте, — кивнул он. — И да, офицер, который доставит вас к вам на корабль, передаст ключ-карту для связи со мной. Если потребуется моя консультация, — тут он широко улыбнулся, — Для этого не обязательно дёргать Старейшин. Вы сможете найти меня самостоятельно.

А вот это действительно сюрприз! Иметь возможность получить... консультацию от такого человека — это ценнее денег.

— Ещё раз благодарю вас.

— Да, забирай этого блевуна, — он кивнул на Смирнова. — И валите уже. И это, — он немножко задержался, — Тренируйте желудки, парни. Стыдно быть такими слабаками.

Его гулкий смех долго не затихал в коридоре, когда он покинул спортзал, удалившись в неизвестном направлении.

После я имел ещё не очень приятный разговор с княжной, которая почему-то решила, что она вполне может влиться в наш дружный коллектив. На прямой вопрос — чья это инициатива, её или её Линии, — она не ответила, а попыталась надавить на то, что она ценный и опытный Одарённый, которая точно не будет лишней «Детям Императора», и вообще это величайшая честь и всё такое. Со всем этим, кроме «величайшей чести», я согласился, но стоял на своём.

Окончательно меня добила фраза «А как же мы, Антоша?», которая вызвала у меня просто дичайший смех. Даже княжна поняла, что перегнула. Ясное дело, что она сама так не думала. Просто по привычке решила включить своё женское оружие.

В общем, отсмеявшись, я её поблагодарил за помощь и сказал, что с большим удовольствием встречусь с ней ещё раз. Я даже не соврал при этом. Наши встречи были хоть и изнурительны, но тем не менее великолепны. Но вот держать её всё время рядом — на это я не готов. К чести княжны, она восприняла мой отказ, как само собой разумеющееся. Подозреваю, что она предполагала такое развитие событий, но должна была попытаться.

Поэтому два фрегата — наш и Фёдоровой, — обменявшись прощальными радиопередачами, практически синхронно ушли в Подпространство, вот только следовали мы в разные стороны. Мой путь лежал на Сальватор, где мне нужно осознать и переварить всю полученную информацию, а главное понять, что же мне делать дальше.

* * *

Сальватор встретил меня несколько обновлённой «аурой».

Первый поток беженцев со «спасённой» мной планеты уже разместился на Сальваторе, а опустошённые грузовики отправились в следующий рейс. Новые люди как будто привезли какое-то новое веяние. Ощущение, что жизнь не заканчивается, а только начинается, и что Звёздная Федерация в состоянии противостоять кому угодно. Возможно, этому способствовал выход на ходовые испытания двух собранных рейд-крейсеров, частично укомплектованных, но уже вполне боеспособных.

Вот тут, кстати, проявилась первая проблема — закончились индивидуальные «приглашения» моих офицеров. Они уже выгребли всех друзей и знакомых и для полной комплектации двух полноценных крейсеров, этих спецов явно не хватало. Включилось сарафанное радио, приглашали «друга друга друга», поэтому качество должно было неумолимо падать. Отправив несколько сотен таких специалистов в обратную дорогу, Рафаэль взял несколько доверенных специалистов и летал уже с ними, дабы не тратить время на перевозку ненужных нам специалистов туда-сюда.

Такая себе выездная рекрутерская группа. Так что, проблема была в принципе решена, но прямо сейчас двух крейсеров у меня не было. Ну, к слову сказать, им требовалась кое-какая «доделка», которая должна была занять по прикидкам ещё около месяца. Но это уже были полноценные боевые единицы и мой флот выглядел уже как именно флот, а не непонятная солянка.

Тут же потрепал мне нервы Дюрер, объяснив, что наш флот всё-таки является «недофлотом». Три крейсера и авианосец — это конечно хорошо, но двух имеющихся фрегатов явно не хватает для прикрытия. В случае противостояния с грамотным противником, как он выразился, нас «просто растащат на кусочки вражеские фрегаты и эсминцы». Не зря в уставе прописано чёткое количество кораблей каждом флоте, в зависимости от его применения, исходя из типа и количества.

Так вот, нам навскидку не хватало ни много, ни мало двух десятков кораблей поменьше. На это я почесал затылок и всё, что я мог сказать, что я надеюсь, что нам не придётся вступать в бой с «грамотным» противником. Потому что где найти два десятка эсминцев, фрегатов и корветов, я даже близко не представлял.

Дюрера конечно же мой ответ не удовлетворил, но я видел, что Гирш что-то записывает в свой неизменный консервативный бумажный блокнотик. Что-то мне подсказывало, что через некоторое время у меня появятся кое-какие варианты.

Да, за время перелёта на Сальватор, я пообщался с Миурой, ведь мои новые знания были примерно такие, как если дикарю ткнуть в небо и показать звезду, а после этого сказать, что вот она нужна тебе, добирайся. Я знал куда, но не знал как. А ещё меня смущало огромное количество этих точек, ведь когда Серый оставлял мне информацию, кажется, речь шла всего об Изначальном. «Изначального» не может быть так много! Хотя, уже немного увидев Подпространство, я ничему не удивлюсь.

Пришлось надолго закрыться с Миурой, который был освобождён от навигаторства в этом рейсе, переложив всё на голову и дух помощника. дабы попытаться разобраться и выглядел он озадаченным.

В первую очередь он не мог считать координаты у меня в голове, для этого ему нужен был посредник в виде Проводника. Происходило это так — он вызывал Проводника, я ему озвучивал информацию, Миура её оценивал. И вот тут начались сложности. Безрезультатно перебрав два десятка сущностей и потратив на это примерно сутки, ведь у Уильяма не было способности Воронцова и на каждый вызов сущности, у него всё ещё уходило около часа. Мы вывалились наружу обессиленные и недовольные.

— Они не могут нас провести по этим координатам, — скривился Миура.

— Почему это?

— Насколько я понял, они «слишком далеки», но я могу ошибаться в терминах.

— Что значит, «слишком далеки»?

— Похоже, часть из них не в нашей Галактике. А ещё часть вообще не в нашей Вселенной.

— Как это? — развёл руками я.

— Подпространство, друг мой, — улыбнулся Навигатор, — Ты помнишь об этом? Не все миры находятся в нашей реальности.

— Фига себе! — удивился я. — Это что же, они раскиданы не только в нашем пространстве, но и в других?

— Подозреваю, что ещё немножко во времени, — нахмурился Навигатор, — Потому что на что-то из твоих запросов, мне ответили, что эта планета УЖЕ не существует, а на другой сказали, что её ЕЩЁ не существует.

— Охренеть, — только и смог сказать я. — И как же нам быть?

— Я не знаю, — развёл руками Навигатор. — Пока приходит только одно в голову — перебирать. Сколько у тебя их? — он постучал себя по лбу, — В голове.

— Несколько тысяч, — нахмурился я.

— Да, это будет долго, — вздохнул Уильям.

Промучавшись двое суток, я проклял всё и вся. Тут же не к месту вспомнил Ивана Воронцова, у которого все эти несколько тысяч прошерстили бы за считанные часы специально обученные люди. Но я решил не давать слабину. Должен же быть какой-то другой путь.

Позвав в помощь Пашку, у которого в голове была такая же карта, как пошутил Иван — в качестве резервного накопителя, нам пришла идея «наложить» их друг на друга. Находясь в Лимбе мы повторили эксперимент, когда Пашка «синхронизировал» Сознания, ведь они был чёртов ментат.

И о чудо, две точки на «синхронизации» загорелись ярче остальных. Интересно, знал ли об этом Воронцов, когда дублировал карту нам обоим в мозг. А если знал, то почему не сказал? Тут я улыбнулся сам своим мыслям. Подозреваю, что сделал он это не со злого умысла, а ради того, чтобы мы «включили» голову. Этот странный Одарённый показался мне человеком, который с большим трепетом относится к человечеству в целом и к своему роду в частности. У меня даже было такое чувство, что он хочет сделать каждого встречного человека лучше. А чтобы сделать человека лучше — сам человек должен работать над этим. Запутанно несколько, но Хаос его знает, как оно есть на самом деле.

Однако факт остался фактом — вызванный Проводник подтвердил свою готовность направить корабль по нужным координатам.

Это оказалась планета за пределами Империи, далеко за фронтиром, но тем не менее до неё можно было долететь примерно за две недели полёта. Осталось только сформировать экспедиционный флот.

Глава XVII

И снова мне пришлось выдержать своеобразную битву, когда абсолютно все мои друзья и подчинённые объясняли мне почему я не должен был это сделать. Но командная «мышца», как оказалось, тоже тренируется. С каждым разом мне удавалось это всё легче и легче.

Дюрер остался на Сальваторе, потому что он фактически командующий моими ВКС. Все остальные Одарённые также остались из тех соображений, что моя миссия слишком рискованная. Пашка так это вообще запасной источник информации о предтечах и подвергать риску две «живые карты» было просто не рационально. Опять же, отправить кого-то вместо себя тоже не вариант, как и брать весь флот на разведку, а это была именно разведка, я так же посчитал нерациональным.

Моя хвалёная интуиция подсказывала, что с наскоку такие дела не делаются. Уж слишком хорошо Хаос знает силу Серых и вряд ли отдаст их секреты просто так. Поэтому в разведывательный рейс полетели только два фрегата — «Эсперанса» и «Кабальеро». Но, как всегда, с небольшой поправкой. Миуру я снял с «Араганора», взяв в качестве Навигатора. Всё-таки доверить такую тайну другому Навигатору я был пока не готов, а самостоятельно договариваться с проводниками я всё ещё не научился. Но я видел, как это делал Иван и понимал, что это вполне достижимо в будущем.

Две недели полёта снова прошли без происшествий. Хаос опять не трогал меня в Подпространстве. Следовательно вероятность встретить его в следующем прыжке ещё ненамного увеличивалась.

Вышли мы вне предела нужной нам системы, перестраховавшись настолько насколько это было возможно. Красный безымянный карлик доживал свои последние миллионы лет, потихоньку угасая и давая всё меньше света и тепла своим планетам, которых, к слову, было целых семь: три газовых гиганта, четыре планеты с твёрдой поверхностью. И наша цель была очевидна, не пришлось даже делать разведку. Дело в том, что над третьей планетой, которая, судя по спектральному анализу, всё ещё обладала остатками кислородной атмосферы, висела огромная конструкция, явно сделанная разумным существом. Это была помесь «Глыбы» с орбитальными станциями человечества, где камень и металл были слиты воедино, вливаясь и дополняя друг друга.

Судя по показанию и повышенной температуры, внутри этой конструкции находился реактор, ведь её температура отличалась от окружающего абсолютного нуля. Означала это только одно — на этом непонятном куске камня и железа что-то было. А вот что — нам как-раз предстояло узнать.

— Есть предположения, капитан? — спросил я у старого ветерана, бывшего коммандера имперских ВКС Стива Кармайкла, очередного друга Дюрера.

— Разбираемся, сэр, — кивнул вояка, стоя за спиной у своего старпома — Валерии Гарсиа-Мендозы, что хорошо проявила себя, вынужденная командовать корветом Звёздной Федерации, но которой всё ещё не хватало опыта, чтобы водить самостоятельно звёздный корабль. Недавно они сыграли свадьбу с Питом Гарсия — старпомом «Эсперанса», молодым лейтенантом, который также набирался опыта у более опытного товарища.

Я невольно улыбнулся, вспоминая это событие. Выходцы из Южной Америки умели веселиться. Текила текла рекой, и никто не ушёл обиженным. Что же, я только «за». Хотя, иметь в супругах боевого офицера — слишком большой риск на долгую счастливую жизнь. Ребята это понимали и пытались ухватить то недолгое время счастливой жизни, что у них есть.

— Есть частичный отклик, — сказала Валерия.

Неизвестный объект приблизился на экране и начал вращаться комьютером, а на нём появились отметки, возле которых побежали строчки идентификатора:

— Носовая часть крейсера Тип...

— Грузовой отсек контейнеровоза Тип...

— Радарная установка линкора Тип...

Оказывается, часть металлолома при конструкции этой станции принадлежала человеческим кораблям. Очень небольшая часть, к тому же.

— А дай-ка мне подробности по этим судам, — сказал я.

Понятно, конкретное судно без маячка опознать было невозможно, но хотя бы я узнаю примерный возраст этих серий.

С большой задержкой компьютер выдал ответ на мой вопрос.

Ну да, ожидаемо:

...4145 лет назад снят с производства...

...7256 лет назад снят с производства...

...5345 лет назад...

Давненько бултыхается здесь эта станция, при том учитывая, что куски человеческих кораблей были сверху. Сам размер постройки внушал. Трудно даже представить, насколько древнее остальное её содержимое и как давно она была построена.

— Что будем делать, сэр? — обратился ко мне капитан.

— Есть другие рукотворные объекты в системе?

После небольшой задержки, за которую производилось дополнительное сканирование, последовал ответ:

— Никак нет, сэр.

— Ну, значит, нам нужно взобраться поближе и разобраться что к чему.

— Так точно, сэр.

— Кабальеро вызывает Эсперанса. Выдвигайтесь вперёд малым ходом и будьте осторожны, ребята.

Я открыл рот, чтобы возразить, на что старый коммандер улыбнулся.

— Нет, сэр, мы не пойдём впереди. И да, это из-за вас!

Я захлопнул рот, ничего не сказав. Трудно переть против логики. Отправлять на разведку флагманский корабль было глупо. Доказывать что-либо моим людям? Ну, они и так знали, что их командир сражается в первых рядах. И если у них есть возможность уберечь его от смерти, они так и сделают.

Поэтому нам осталось лишь наблюдать.

— Курс... Координаты... — тут же выдал капитан. — По достижению координат, всем машинам стоп! Мощность не опускать, быть готовым к уходу в Подпространство.

Я нахмурился, ожидая пояснение.

— Точка входа в Подпространство, сэр. На всяких случай, сэр.

Ясно, перестраховка.

В рубку зашёл Миура с набитым ртом, который что-то жевал. Две недели в навигаторском «саркофаге» не сахар, хоть Империя и сделала всё, чтобы сохранять функционал неподвижного человека, включая стимуляцию мышц и даже внутренних органов.

Приказ капитана есть приказ. Если у корабля объявлена готовность к прыжку, то навигатор должен быть на месте. Миура с подносом устроился в сторонке, торопливо набивал желудок твёрдой пищей. На экране же «Эсперанса» медленно подходил к планете.

— Записывайте всю телеметрию. Мне нужны данные с точностью до метра. Любой энергетический всплеск объекта также должен быть зафиксирован, — отдавал приказания капитан.

Логично, разведка потому и называется разведкой, что мы планировали узнать всё, что можно о корабле.

Тактическая карта окрасилась разноцветными кругами, в центре которых находился неизвестный объект.

— Что это? — уточнил я.

— Визуальная прикидка, сэр, — охотно пояснил капитан. — Внешний красный круг максимальная дальность «Гарпунов». Жёлтый круг максимальное расстояние работы главного калибра «Араганора». В районе зелёного круга наш флот уже может ударить всем, что у него есть.

— Толково, — покачал головой я, чем вызвал у капитана снисходительную улыбку.

Ну, так-то да — вчерашний курсант хвалил опытного космического волка, который в три раза старше этого парня.

Потянулись напряжённые часы ожидания.

Фрегат «Эсперанса» вошёл в красную сферу. Реакция объекта была нулевая.

Корабль подошёл к жёлтой сфере. Я тревожно взглянул на оператора РЛС. Все были на боевом посту, и все были собраны, но реакции от объекта так же не было.

Наш фрегат медленно продвигался к зелёной зоне, когда внезапно раздались тревожные голоса:

— Энергетический всплеск, сэр! Один, два... восемь раз! Восемь мест!

— Сэр, температура повышается! Идёт накопление энергии.

— Эсперанса! Разворачивайтесь и валите оттуда, — тревожно крикнул капитан, но было уже поздно.

Без визуальных эффектов фрегат смяло и вдалеке расцвёл огненный цветок. В таком взрыве возможности выжить не было ни у кого.

— Пожри меня Хаос!.. — прошептали мы с капитаном в один голос.

— Старпом, доклад! — крикнул ветеран.

— Энергия продолжает накачиваться, сэр! Но мы всё так же не видим никаких внешних проявлений.

— Уходим, сэр? — повернулся ко мне капитан.

Что сказать... Я был в некотором замешательстве. Я не мог оторвать взгляд от Валерии, по лицу которой ручьём текли слёзы. Девушка кусала губы, стараясь не разрыдаться, но твёрдые пальцы всё так же бегали по клавишам. Боец продолжала выполнять свой долг.

Что мы узнали? Мы узнали примерное расстояние действия оружия, принцип которого оставался неизвестным. Мы знали, что за мгновение этим оружием может быть уничтожен целый фрегат. А ещё я потерял людей, много хороших людей.

— Сэр, возмущение пространства, сэр! Координаты, — последовал перечень цифр и после каждой этой фразы на карте появлялись точки чертовски близко около нашего фрегата.

И через мгновение оттуда стали выходить корабли. Раз, два, три... восемь кораблей, размерами, сильно превышающими нашу пустотную авиацию, но меньшие, чем человеческие корветы. Что-то типа системных патрульных катеров, что были в ходу в Империи. Но вот только такого типа я не знал. Да и пламя из дюз было зелёного цвета, отличающееся от бело-голубого сияния человеческих кораблей. Эти пришельцы были явно настроены не дружелюбно.

— Боевая тревога! Экипажу занять боевые посты! — тут же среагировал капитан. — Начать разгон для ухода в Подпространство.

Загремел поднос, упавший на палубу вместе с остатками еды. Миура ловко запрыгнул в саркофаг, его крышка с лёгким шипением опустилась.

Можно было сказать, что последний приказ был отдан без согласования со мной, но я с ним был полностью согласен. Слишком много сюрпризов для одной разведки. Неприятных сюрпризов. Единственное...

— Скорость неизвестных объектов? — наклонился я к старпому.

Слёзы у Сандры прекратились, она включилась в боевой режим. Знаю такое состояние, её накроет попозже. Очень сильно накроет. И хорошо бы чтобы рядом с ней находился друг.

— Ориентировочное время перехвата пятнадцать минут до нашего входа в Подпространство!

— Успеем уйти, кэп? — уточнил я у отставного командора.

— Без понятия, сэр. Я не знаю, чем они вооружены.

— Ещё множественные возмущения, — снова оживились дежурные офицеры.

В черноте космоса образовалось ещё два десятка непонятных судов и решение убегать уже не казалось таким поспешным. Ведь буквально через несколько минут количество кораблей удвоилось. Такое ощущение, что их выкидывало из подпространства порциями и с каждым разом эта «порция» увеличивалась.

«Кабальеро» затрясся, когда его щит поглотил зелёный луч, идущий с первого из кораблей.

— Энергетики, доклад! — напрягся капитан.

— Падение щита на шесть процентов мощности.

Я прямо услышал, как облегчённо выдохнул старый космолётчик. Наконец-то что-то понятно. Энергетическое оружие, какая-то разновидность лазеров. Тем не менее, теперь понятно, что делать.

Ещё два толчка показали, что ещё два вражеских корабля подошли в зону действия их оружия. Краем глаза заметил, что телеметрия отписалась, собирая информацию о скорости, мощности и дальности действия оружия непонятных кораблей.

А вот корабли уже зашли в зону действия нашего ПКО. Лёгкое подрагивание корпуса на этот раз оповестило о массовом запуске ракет, о начале работы орудийных башен.

Да, у фрегата не было крупного калибра, в отличии от эсминца, у него даже не было носового лучевого оружия. Но зато лучше всего он мог противодействовать именно небольшим кораблям. Специально для этого он и был разработан. Надеюсь, что этого хватит.

Все, как один, прилипли к экранам. Замерцал зелёным какой-то силовой щит ближайшего противника, а затем погас и на корпусе его расцвели цветки взрывов. Через несколько секунд он взорвался таким же странным зеленоватым цветом.

— Слава Императору! — выдавил капитан.

И я его понимал. Стало окончательно ясно, что врага можно убить. А это лучшая новость для любого полководца, и лучше всего повышает боевой дух его войск.

Сразу после вздоха Кармайкла, после которого взорвался ещё один вражеский корабль, из еще двух, подошедших совсем близко, вырвалось два сгустка зелёного пламени, летевшего до Хаоса быстро, но всё-таки несравнимое по скорости с зелёными лучами.

— Это что такое?!

Батареи ПКО попытались отработать по невиданному оружию, но это им не удалось. Это было больше всего похоже на сгусток плазмы, а стрелять по плазме из лазера — дело абсолютно бесперспективное.

И вот две этих «торпеды» достигли нашего щита. Сразу же завыла аварийная сирена.

— Сэр, критическое падение щита! Остаток энергии двенадцать процентов. Ещё одно такое попадание и мы всё примем на корпус!

— Хаос меня пожри! Канониры! — рявкнул капитан, — Выпускайте всё, что у нас есть, но не дайте им прорваться на дистанцию выстрела! Упредительный огонь из всего!

В космосе передо мной вспыхнуло натуральное огненное сияние, когда управляемые дистанционно ракеты и торпеды начали подрываться заранее, не стараясь подойти на критическое для противника расстояние, а просто создавая заградительную завесу из огня, в надежде, что она повредит что-то важное.

И эта затея увенчалась успехом. Два корабля было сбито, а ещё один прошёл сквозь завесу, но хаотично кувыркался, похоже, потеряв управление.

Первых же двух слишком близко подошедших к фрегату врагов, что «угостили» нас плазмой, за считанные мгновения разорвали на части.

— Кэп! — внезапно мне пришла в голову идея.

— Да, сэр?

— Корабль! — я ткнул пальцем в экран и несколько переусердствовал — по нему пошла сетка трещин. — Какое время до подхода второй волны?

— Один час тридцать две минуты, сэр.

— Командир, нам надо забрать этого подранка.

— ЧТО?!

— Притормозите немного, кэп. Нам надо его забрать!

Чем мне нравились имперские ветераны — они не задавали дурацких вопросов «как?», «зачем?» и «для чего?».

— Машина — средний ход. Экипажам «Ястребов» старт! «Пираньи», старт! — тут же послышалась череда команд.

При этом он косо смотрел на меня, предполагаю, хотев задать вопрос «Вы точно в этом уверены?».

— Да, кэп, я точно в этом уверен, — буркнул я и увидел, как брови капитана поползли вверх.

— Извините, сэр, я не хотел произносить это вслух.

— Да ты вроде и не произносил, — нахмурился я, но тут же переключился на окружающую действительность.

Да, в космосе были специальные буксиры, которые в условиях мирного времени таскали корабли с места на место. Но иногда во время космической операции возникала необходимость перетащить израненный корабль из точки А в точку Б. И вот тогда для этого использовались малые корабли, которые были оборудованы лебёдками с магнитными захватами. Навык был специфический, в принципе каждый пилот проходил подобное обучение, даже если за всю свою карьеру он ни разу не пользовался этим, он обязан был это знать. У меня же все были ветеранами. Так что я увидел, как полетели тросы с кораблей, цепляя подбитого ксеноса и осторожно подтаскивая его к фрегату.

— Быстрее, быстрее, быстрее!

Даже у ветеранов есть нервы, но коммандер Кармайкл шептал эти слова, как заклинания, пока наши корабли буксировали захваченного врага к нашему шлюзу. При том, что «Кабальеро» сильно сбавил ход, а следующая волна была уже совсем близко.

Слава Императору или кому-нибудь из неизвестных богов, но мы успели. Тут возникла ещё одна проблема. Заведённый в ангар корабль почти в притирку лёг на палубу и если первые наши корабли успели залететь внутрь, то несколько остались снаружи. Садиться им было некуда. Всё-таки фрегат — это не авианосец и даже не эсминец, у которого есть две и больше взлётные палубы.

— Пускай они катапультируются, — ляпнул я первое, что пришло в голову.

— Слишком большая скорость, мы их всё равно не подберём, — покачал головой капитан и наклонился к микрофону, — Господа, это была честь — служить с вами.

На удивление в эфире раздался весёлый смешок:

— Аналогично, сэр! Позаботьтесь о наших семьях.

Две штатные «Пираньи» и три практически безоружных «Ястреба» без тени сомнений развернулись в сторону надвигающегося врага, колоссально превосходящего их в численности.

Последнее, что я услышал, когда «Кабальеро» уходил в Подпространство, был весёлый крик одного из пилотов:

— Получай, сука!! Нравится?!

Что ж, сегодня умерло много хороших людей и надеюсь, что это было не зря.

— Пэйн!

— Да, сэр?

— Выдвигай своё звено к ангарному отсеку. Дождитесь меня! Вскроем эту консервную банку и посмотрим, что у неё внутри...

Глава XVIII

— При всём уважении, командир, но мы первые, — голос Пэйна сквозь внешние динамики боевого костюма прогремел гулко. — На то мы и космодесант!

Возразить было нечего. Переться вперёд них — идея смелая, но глупая. Самое главное — для чего, если космодесант был специально придуман как орудие прорыва? Всего чего можно и невозможно!

Вражеский корабль молчал. Его корпус был частично пробит осколками торпед, но сохранил общую целостность. Не найдя никаких кнопок и дверей, техники прикатили мощный резак, который также взял в руки космодесантник из звена Пейна.

— Поберегись! — гулко крикнул он, отбрасывая в сторону резак и хватаясь за свой автомат, когда разрезанная плита, которую, к слову, пришлось резать почти два часа, под действием гравитации вывалилась на палубу фрегата.

Странно, но нас никто не встречал. Предварительно просканировав корабль в Лимбе, я увидел всего два слабых отсвета. За эти два часа у меня было время просканировать всё тщательно. Кроме этих двух слабых отблесков на корабле, похоже, не находилось ни одной живой (скорее неживой) души. Очень странно.

— Пошли!

Пэйн ступил первым, по бокам от него пошла его тройка.

— Осторожно — турель! — отпрянул здоровяк Бенсон. Не успев войти, его ребята укрылись за бортом корабля, но никакой реакции изнутри не последовало.

Осторожно выглянув, он ткнул пальцем.

— Посмотрите, сэр!

Я так же осторожно заглянул в прорезь и увидел висящее под потолком оружие странного вида, но несомненно это было оружие. А его ствол был безвольно развёрнут в другую сторону.

— Мне её снести? — спросил космодесантник.

— Держите на мушке и идите вперёд. Чем меньше мы нанесём повреждений, тем больше обрадуются наши научники.

Космодесантники прошли дальше без реакции со стороны охранного механизма.

Пару минут ничего не происходило, когда вдалеке раздался шум.

— Что случилось? — оживился я.

— Одержимый, сэр! Чуть не поджарил Кейна, но мы его сняли.

Я заглянул в Лимб. Так точно, одна точка погасла. Осталась ещё одна.

— Следующая цель, вторая дверь направо. Пэйн, он там!

— Спасибо, сэр, — прогремел здоровяк.

Через несколько секунд снова раздался звук выстрела.

— Чисто, сэр! Подождите, мы проверим всё.

Примерно полчаса понадобилось космодесанту, чтобы обойти все отсеки, но больше они ничего не заметили.

На всякий случай Эрик прихватил огромный штурмовой щит, который он сам с трудом поднимал, но мужественно попёрся впереди меня, на всякий случай прикрывая меня от всё ещё неподвижной турели.

Конструкция корабля была странной. В несколько отсеков космодесантники не попали, и я понял почему. Коридоры, если это можно было назвать коридорами, напоминали трубу диаметром чуть больше метра и мои ребята туда просто не пролезли. Вообще корабль не походил на корабль, предназначенный для живых существ.

Дойдя до места первого боестолкновения, я увидел иссохшее тело одержимого, пробитый и распылённый комбинезон имперских ВКС, и то его можно было различить только по сохранившейся молнии с имперским орлом на ней.

Долго же Хаос не позволял телу человеку в рай или куда там уходят человеческие души.

— Хорошая штука, — хмыкнул Пэйн, вертя в руках странное оружие, больше всего напоминающее вытянутую металлическую дыню.

— Это что такое? — уточнил я.

— А из этого он шмальнул по Кейну, — он кивнул на нашего космодеса, у которого грудная броня ощутимо поплыла.

— Ни хрена себе мощность! Небось зелёного цвета была?

— Верно, — кивнул космодесантник, — Но второго шанса мы ему не дали.

— Молодцы, — кивнул я.

Мои спецназовцы расползались по кораблю туда, куда не смог пройти космодесант, и один за другим подтверждали, что корабль безлюден.

Найдя что-то типа корабельной рубки, я удивился в очередной раз. Ни кресел, ни экранов. Фактически это просто был центр управления кораблём. В центре этой комнаты просто стоял зеленоватый куб, подозрительно безжизненный.

Я попытался почесать затылок, но помешал шлем.

— Что это было? — задал я риторический вопрос.

— Предполагаю, боевая электроника, сэр, — сзади подошёл космодесантник Кейн.

Он, как и все остальные, был возрастом далеко за пятьдесят. Фактически Пэйна поставили командиром звена только из-за его физических кондиций. Так-то любой космодес в моём распоряжении был на порядок опытнее.

— Видел я что-то похожее, — продолжил Кейн — Когда имперские яйцеголовые пытались обмануть Подпространство и протащить сквозь него боевую электронику.

Я покачал головой. Выглядело это правдоподобно.

Управляемые дроны, суперкомпьютеры существовали в Империи, но существовали в единственных экземплярах, только в тех системах, где хватало производственных мощностей их собрать. И да, никуда они за пределы системы выбраться не могли.

Это что же получается? Все эти корабли, вся эта станция — изначально были в этой системе? Два дохлых одержимых были скорее всего из экипажа тех имперских кораблей, что я видел на изображении. Для чего они запихнуты на полностью роботизированный корабль? Да Хаос его знает! Это подтвердило теорию, что Хаос к этому причастен, а то я уже начал подозревать чёрте что, — что это просто новый вид ксеносов. Имеет ли он какое-то отношение к тому кораблю, который устроил нам нехилую трёпку? Я снова огляделся. Скорее всего нет. Обводы корабля отличались, да и тот был сделан из голубоватого металла, а здесь сплав больше отдаёт зелёным. Хотя кто их, ксеносов, знает... До последнего времени Империя вообще отрицала их существование.

— Кэп? — вызвал я капитана.

— Да, сэр?

— Отправь сюда технарей пограмотней, из тех кто не нужен на вахте. Возможно, за две недели в Подпространстве, он смогут, что-нибудь разобрать. Всяко лучше, чем сидеть без дела. Да и научникам будут в радость!

— Слушаюсь, сэр!

— И еще. Сообщение прошло? Успели?

— Так точно! Успели!

Связистов-ментатов позволяли себе лишь флагманские корабли имперских ВКС. Уж слишком много они потребляют Эссенса при отправке сообщений.

Однако отправляясь на разведку, мы захватили с собой нужного специалиста. И передали послание на Сальватор, перед тем, как мы отправились в Подпространство.

* * *

— Они ответили? — сразу же после приветствия спросил я у Дюрера, когда мы появились в системе Сальватор.

— Не только ответили, но и прилетели. С прибытием, сэр!

— Спасибо, Макс, — кивнул я.

Получив данные с «Казарского», я увидел далеко в стороне россыпь точек, подсвеченных голубым цветом, как нейтральные.

Я не знаю, есть ли у расы Кхарков свои корабли и используют ли они их, но весь их флот состоял исключительно из наших человеческих судов, и выглядел он не сильно впечатляюще. Пассажирские корабли, несколько грузовозов и ни одного военного корабля. Как они живы то до сих пор, в наши неспокойные времена?!

— Дай связь, — кивнул я коммандеру, чтобы не терять время. — Мастер Ксарс, приветствую вас! — увидел я на экране знакомое мохнатое лицо.

— Здравствуй, Антон, — кивнул мне мохнатик. — Как ты видишь, мы приняли твоё предложение.

— Да, вижу, — улыбнулся я. — А почему вы ещё не на планете? Дюрер сказал, что вы пять дней здесь болтаетесь.

Мне показалось или мохнатый долгожитель немного смутился?

— Ну, вначале я хотел бы обсудить наш статус. Учитывая..., — он замялся.

— Учитывая, что вы позорно сбежали, бросив нас одних на растерзание демонам? — улыбнулся я. Глаза ксеноса полыхнули огнём. Похоже, я перегнул палку. — Шучу я, шучу! Есть у людей такая особенность — чувство юмора называется.

— Отвратительная особенность, — покачал головой мохнатый, хоть было видно, что гнев его поутих.

— Ваша защитная сфера нам очень помогла, — кивнул я. — Да и действовали вы согласно нашей договорённости. Так что, в чём-либо упрекать вас я не имею ни права, ни желания. Всё, о чём мы говорили — в силе. Губернатор подготовил для вас большой остров, где мы можете быть в безопасности. Ну, насколько все мы сейчас в безопасности, — развёл я руками.

— Спасибо, Антон. Тогда мы выдвигаемся.

— Встретимся на Сальваторе, Мастер, — кивнул я и наш фрегат так же направился в сторону голубой планеты.

* * *

«Кабальеро» пристыковали к орбитальной верфи, где набежавшие фанатики от науки тут же выдернули у нас из ангара ценный артефакт. Я еле успел попросить их не разбирать его на запчасти, а если уж они на это решаться, то пусть будут добрыми собрать его обратно. А лучше ещё как-то продублировать. Меня очень сильно интересовало неизвестное оружие врага. Флотские техники успели вдоволь поковыряться в нём и, в принципе, нашли ОТКУДА это стреляло. Но без энергии они не понимали, КАК это стреляло. Надеюсь, что в стационарных условиях местные «высоколобые» решат эту задачу.

Мы же вылетели на Сальватор, прямиком на остров Рокас,, находящийся совсем недалеко от побережья, отделённый проливом всего в сотню километров, скорее всего когда-то составлявший часть этого континента.

Сальватор-2 был практически «пустой», по меркам высоко заселённых имперских миров. Поэтому места на нём было достаточно. Конкретно на этом острове была пара рыбацких посёлков и один большой порт.

Подозреваю, что местные жители не были сильно довольны, когда их сгоняли с мест. Но президент полностью освободил остров для заселения мохнатых пришельцев.

Старый Мастер выглядел плохо, откровенно плохо. Видеосвязь не давала всё это отобразить. Но вот, увидев его лично, я несколько оторопел.

Старый мохнатик сидел в кресле, попытался встать на ноги, чтобы меня поприветствовать, но даже этого у него не получилось.

— Что случилось, Мастер?

— Возраст, молодой человек. Чёртов возраст, — улыбнулся ксенос.

— Расскажите ему, о Почтеннейший, — рыкнул стоящий за его спиной верный телохранитель. Кажется это был Герс.

Я его начал различать по белому пятну шерсти на шее.

— Герс, помолчи, — раздражённо отмахнулся старичок.

— Я не буду молчать! — внезапно прорычал здоровяк. — Это было неразумно, так сильно перенапрягаться!

— Младший, заткнись! — в голосе старичка, несмотря на его вид, прозвучала сталь.

Огромный мохнатый ксенос, который, подозреваю, способен вручную схватиться с космодесантником в боевой броне, покорно склонил голову и отошёл назад.

— О чём вы..., — и тут до меня дошло. — Энергетическая сфера? Это вы, типа, надорвались?

Старичок снова смутился.

— Не будем об этом. Говорю же, старый я стал. В молодости такое по несколько раз в день делать мог.

Мне почему-то стало чертовски неудобно. Похоже, этот маленький мохнатый комочек чуть не сдох, прикрыв нас энергетической сферой, что скорее всего спасла нам жизнь, ведь эти последние сутки были критическими.

Все мои остатки недовольства мгновенно растворились. Я подошёл вперёд и встал перед стариком на одно колено, осторожно взяв в руку его мохнатую лапку. Размером она была как ручка ребёнка. Сложно соотнести его внешний вид и ту великую силу, что в нём находится.

— Я благодарен вам, Мастер Ксарс. Я лично, а также, уверен, все люди, что были на Приоре. Вы спасли много миллионов человеческих жизней, уважаемый.

— Ой, да ладно, — отмахнулся старик, выдёргивая лапу. — Вернёмся к нашему вопросу. Подозреваю, что вы не просто так нас вызвали. И да, встань наконец с колен, ты меня смущаешь.

Я улыбнулся и поднялся. Ну, может быть, тело и выглядит дряхлым, но дух был всё ещё не сгибаем, а голос ироничен.

Я достал из кармана и показал инфокристалл с записью нашей разведки.

— Я хочу, чтобы вы вот это посмотрели.

Я огляделся. Учитывая, что мохнатики заселились в человеческие жилища, на стене был голый экран с разъёмом для подключения.

Я быстро подключил носитель информации и включил запись. Как только на экране появилась старая орбитальная конструкция, старый ксенос поднял руку.

— Прекрати на секунду, мне нужно позвать это кое-кому ещё.

Он кивнул телохранителю.

Тот вышел и через несколько секунд зашли три молодых существа, судя по всему относящиеся к виду старейшины. Я не был экспертом по ксеносам и конкретно по этой расе, но пока я видел два типа существ из их расы, как здоровяк Клык и сам Мастер. Похоже, это были его родичи. Однако, в отличии от Ксарса, они выглядели молодыми. Два индивида с чёрной шерстью и один с рыжей. Хотя, я могу ошибаться, но кажется рыжая была самка. Опять же, я не специалист по инопланетным расам, но что-то в её поведении и повадках, в её взгляде, выдавали женщину.

Все они глубоко поклонились старику, и он махнул рукой:

— Присаживайтесь. Помните, дети мои, я рассказывал вам о предтечах, что жили задолго до нас и будут жить после нас, которые вечно сражались с Хаосом, не давая ему прорываться в другие миры?

— Да, отец, — кивнула Рыжая.

Надо же, отец!

— Так вот, кажется, этот милый молодой человек нашёл одну из их колоний. Вот только охраняет эту колонию...

Глава XIX

— Мучаешься, что фрегат за зря угробил с экипажем? — пристально посмотрел на меня Мастер, когда мы закончили просмотр.

— Есть такое, — честно кивнул я. — Мучаюсь.

— А вот и зря, — покачал головой мохнатый старик.

— Надо было всем флотом идти, — не согласился я; — Думаю, отбились бы мы. И хороших ребят не потеряли.

— И в этом тоже ты не прав, — не согласился со мной Мастер.

— Почему это? — удивился я.

— Сколько кораблей вышло, чтобы не пустить вас в Подпространство?

— Сорок три корабля, — быстро ответил я.

Эту цифру я знал и посчитал. И да, пребывая в подпространство я подумал, что сорок три, хоть и сильных корабля, с помощью одного «Казарского» мы размотали бы «на ура».

— Боюсь огорчить тебя, молодой человек, но если бы ты пошёл всем флотом, то к вам бы послали не сорок три, а четыреста три, а возможно и четыре тысячи три таких кораблей. И вот скажи, вы бы с ними справились?

— Сильно сомневаюсь, — покачал головой я. — А откуда вы это знаете? — я ткнул на застывшую картинку странного сооружения на экране, — Там что, завод по производству этих машин?

— Нет, не завод, — покачал головой кхарк. — Там портал, который напрямую выдёргивает корабли со «своего» уровня Подпространств.

— Подождите, — недоумевал я. — А как же они остаются боеспособными? Ведь пройдя через Подпространство, вся боевая электроника приходит в негодность.

— Ты это точно знаешь? — улыбнулся старичок.

— Ну, я как бы проверил, — продолжал недоумевать я.

— Вы многого не знаете, молодой человек. Я говорю не конкретно про тебя, а про всё человечество. Существует, — он замялся, — несколько другой принцип перехода между слоями Подпространства, никак не связанный с Сущностями, которые, как бы так сказать, и «ломают» боевые компьютерные системы. Так вот, механоидам он доступен.

— Механоидам? — скривился я.

— Да, так мы называем эту кибернетическую расу. Точнее говоря, это наиболее близкий перевод с нашего языка на человеческий. Честно говоря, — он скривился, — мы думали, что они закрылись у себя в своём измерении, оградив свою Вселенную от всяких контактов. Но оказалось, что нет. Но больше всего меня тревожит другой момент — чем Хаос перетянул их на свою сторону.

— Есть предположения? — сразу же спросил я.

— Нет, кроме одного, — покачал головой старичок. — Возможно, Хаос здесь и не причём.

— Но одержимые, которые были на судне, — возразил я.

— Не факт, что они оказались по доброй воле. Возможно, Хаос когда-то пытался штурмовать эту планету.

— Зачумлённые корабли? — тут же сообразил я.

— Именно, — кивнул мохнатик, — Их остатки мы видим, вплавленные в тело орбитального сооружения. Ну, а их миньоны просто разбрелись по кораблям.

— Это звучит странно, — покачал головой я.

— Ну, так и есть, — ответил мохнатик, — Механоиды, они вообще странные. Видел бы ты их планеты.

— Где они уничтожили всё живое? — спросил я.

— Да в том то и дело, что нет. Несмотря на то, что они доминирующая сила в своей Вселенной, они трепетно относятся к белковой жизни. Они всего лишь лишают аборигенов доступа в космос и не вмешиваются в их дела на планете, создавая что-то вроде резерваций.

— Или зоопарков, — хмыкнул я, на что мохнатик развёл руками.

— Тем не менее, факт остаётся фактом. Похоже, они решили, что эта планета теперь их резервация, — он посмотрел на меня и улыбнулся. — Или зоопарк. Просто охраняют её от посягательств извне.

— А что они забыли в нашем измерении, если вы говорите, что они заперты там?

— Вот этого я точно не знаю, — развёл руками Мастер.

— Может быть они враждовали с Серыми?

Тут я услышал тихое фырканье, которое издавал Мастер — так он смеялся.

— Никто в здравом уме не будет враждовать с предтечами. Это примерно, как пытаться мечом заколоть звезду. Хотя ты должен понимать это. Предтечи были и будут всегда и единственный их враг — Хаос.

— Подождите, — мне пришла в голову мысль. — То есть, на этой планете вряд ли есть колония Серых?

— Ну, я бы сказал, что если бы они там были, то вот этой, как вы любите выражаться, «хрени», — он снова ткнул в экран, — на орбите бы не было. Но опять же, я могу только предполагать.

Я почесал голову и наконец обратил более пристальное внимание на трёх мохнатиков, что молча внимали старшему.

— А это что за милые создания? — улыбнулся я.

— От «создания» слышу, — тут же окрысилась рыжая.

— Ну-ну, девочка моя, — ухмыльнулся Мастер. — Антон согласился нас приютить, негоже так разговаривать с гостеприимным хозяином.

— Мы сами себе хозяева, отец! Ты всегда так говорил.

— Да, говорил, — кивнул седой пришелец, — Но ситуация в Галактике сейчас напряжённая и для победы над Хаосом и выживания вида я готов заключить союз с кем угодно. Ну, почти с кем угодно, — улыбнулся он. — А эти, как ты выразился, «создания», — кивнул он на молодых мохнатиков, — Гордость и надежда нашей расы. Последние Иоты из мне известных.

— Иоты? — снова затупил я.

— Да, переводя на ваш человеческий язык — это, типа, «энергетики». А вот это, — он кивнул на стоящего за его спиной телохранителя, — Горы, или, по-вашему, Физики.

— Я примерно так и предполагал, — покачал головой я. — Но почему этих... вас... Иотов так мало?

Старик посмурнел.

— Мне сложно это объяснить. Иоты рождаются с одобрения Природы. А в последнее время мы, видимо, сильно провинились. И Великая Природа не балует нас новыми родичами. И да, Ссарне — девяносто два года, Псату и Тассеку — семьдесят шесть. Они близнецы.

— А сколько вас всего? Я ещё не успел ознакомиться с данными разведки.

На что Мастер усмехнулся.

— Ну, думаю, вы и так посчитаете. На данный момент нас всего сорок три тысячи двести сорок пять.

— И всего четыре Иота? — нахмурился я.

— Вообще шесть. Но два ещё слишком малы, чтобы показывать их чужеземцам, при всём уважении к тебе, Антон.

— Да я без претензий, — поднял руки я. — А что ваша молодёжь может? Они сопоставимы вам по силе?

— Если бы это было так, — грустно улыбнулся Мастер. — Они только входят в свою силу. Надеюсь, Природа даст мне ещё немного времени, чтобы достойно подготовить смену.

— Если вы не будете бездумно расходовать ваши силы, отец, — нахмурилась рыжая.

В отличие от телохранителя, Мастер не был с ней резок. Он лишь усмехнулся и потрепал её по рыжей шёрстке.

— Ты всё поймёшь, малая. Ты всё поймёшь со временем. Иногда у нас нет выбора — делать что-то или не делать. И это понимание тоже приходит с опытом.

— Есть ли у них какие-то слабые стороны? — свернул я разговор в нужное мне русло, кивая на экран.

Мохнатик нахмурился, как будто что-то вспоминал.

— Лично я не сталкивался с ними, лишь слышал рассказы от других Мастеров. Внутри станции есть компьютер, который определяет угрозу. Подозреваю, что ваш фрегат он оценил как угрозу, включился и начал сканировать пространство. В данный момент, я думаю, он снова перешёл в спящий режим. По слухам, акцентирую твоё внимание — именно по слухам, небольшие невооружённые корабли могут подобраться ближе и даже высадиться на эту структуру без активизации защитного протокола.

— То есть, мы можем отвезти туда несколько бомб и просто взорвать?

— Не всё так просто, — покачал головой Мастер, — У неё несколько уровень защит. И внутри находятся... Как вы их называете — «роботы»? Да, именно роботы, которые защищают саму станцию. Я имел ввиду, что маленькие корабли не активизируют защиту околокосмического пространства, но никто не даст вам свободно разгуливать внутри станции.

Это была ценная информация. Я лихорадочно думал, как её использовать.

— Так может возможно этим самым мелким кораблям пролететь мимо неё на планету? Нам же не нужно с ними сражаться, нам нужно исследовать саму планету.

— Боюсь, что так не получится. Раз эта станция висит с планетой, они считают её своей планетой и тщательно следят за воздушным пространством, не допуская ни как попадания внутрь, так и изнутри. Так что мой ответ — нет. Не справившись со станцией, не попадёте на планету.

* * *

Мы сидели в ресторане «Каса де Тереза», где по моей персональной просьбе шеф-повар оставил меню «на один день», которое было сделано для приезда княгини, навечно. Наконец-то на этой без сомнения чудесной планете появилось место, где можно нормально поесть, не рыдая при этом в три ручья.

Компанию мне составили Смирнов, Дюрер и Гирш, которые попутно проводили мне политинформацию и рассказывали о наших свершениях и проблемах.

Что касаемо Империи, — дела были откровенно плохи. За неполный год вторжения было потеряно больше десяти процентов площади. На мой вопрос — «Как такое может быть? Ведь космос всё ещё контролировали имперские ВКС?», — был дан ответ, что Хаос, не считаясь с потерями, пробивается на планеты, а уж попав туда, выколупать его обратно чертовски трудно.

Не было в имперской армии достаточного количества сил и средств для того, чтобы противостоять Хаосу. Зато у хаоситов любой захваченный или даже мёртвый человек становился солдатом, присоединялся к общей орде.

Имперцы уже разрабатывал план последней обороны, когда у Империи останется меньше 50% территории, но которую они смогут защитить. Пока что защитить. Я не сомневаюсь, что Хаос не будет стоять на месте.

Корабли начали в разы чаще пропадать в Подпространстве, входя в него, но не появляясь в расчётное время в точке выхода. Хаосу не нужны были пушки и линкоры, чтобы противостоять имперским силам в космосе. Они просто отбирали эти самые пушки и линкоры, когда корабль погружался в их вотчину. И противопоставить им было практически ничего нельзя. Несколько кораблей успешно пережили это нападение, но они были «по самые уши» укомплектованы контрабордажной командой. Ну, либо Хаос имел глупость попытаться захватить корабль космодесанта.

Конкретно наши дела были получше. Два рейд-крейсера, пока ещё безымянных, были достроены и укомплектованы экипажем более чем на 90%. Через пару недель они могли уже решать любые боевые задачи, поставленные перед их экипажем.

Планета предтечей не выходила у меня из головы, но я, хоть убей, не знал, как к ней правильно подступиться. А учитывая, что живых Серых там скорее всего нет, то максимум, что я смогу там получить, ну кроме откровенного геморроя, — это несколько мечей. Уникальное оружие, вот только владеть им могут только Одарённые. А у меня этих Одарённых уже стало на одну меньше. Я поморщился, вспомнив о покинувшей нас Инессе, от которой с тех пор не было ни одного сообщения.

Дюрер положил передо мной планшет.

— Посмотри.

— На что посмотреть? — заинтересовался я, откладывая вилку.

— Мы тут посовещались, пока тебя не было и проанализировали возможные наши дальнейшие действия. Там, — он кивнул на планшет, — полистай влево-вправо, два контракта.

Я листнул сначала влево.

— Имперский контракт?

— Да, в нашем рукаве Галактики, 144-й Имперский флот попал в переделку. Империя перебрасывает туда наёмников и, судя по тому, что они предлагают в качестве награды, дела у этого флота откровенно плохи.

— А что они предлагают? — отхлебнул я кофе.

— Ну, это тебе старина Гирш расскажет, — улыбнулся Дюрер.

— Я-таки имел наглость отвергнуть предложенное денежное вознаграждение, прописанное в контракте, и попросил взять техникой.

Я рассмеялся.

— Никогда в тебе не сомневался, Рафаэль. И что они готовы предложить?

— Два эсминца класса «Эгрегор» и четыре фрегата класса «Чайка».

Я присвистнул.

— Нифига себе! Так щедро?!

— Ну, не прямо это всё. Но нам предлагался выбор.

Я почесал голову.

— А что нам нужно сделать, чтобы получить их все?

И тут уже рассмеялся Гирш.

— Мне нравится ход твоих мыслей, мальчик мой. Но для этого, подозреваю, нужно самостоятельно снять блокаду с трёх систем.

— Подозреваю, что это сложно?

— Посмотри внизу примерные силы врага.

Я пролистал и снова присвистнул.

— Да, непросто! Но, как говорит мой товарищ: «нет ничего невозможного для человека с интеллектом», — я кивнул на подозрительно молчавшего Пашку.

Тот хмыкнул и продолжал молчать.

— А теперь листни вправо.

Я проделал.

— Линия Фафнира? Никогда не слышал о них.

— Это выходцы из Скандинавии. Считают себя потомками викингов. Поклоняются великому Дракону Фанфиру и не сильно общаются с остальными Линиями. Живут чёрти где, и поэтому сейчас их планета-крепость под осадой. А учитывая их общее недружелюбие, никто не готов прийти к ним на помощь.

— Физики? — уточнил я.

— Да, причём одни из сильнейших, — кивнул Дюрер. — Так что, именно за планету я в принципе спокоен. Но у них скоро закончится флот на орбите и тогда Хаос просто расхреначит планету к чертям.

— У них тоже есть фрегаты и эсминцы? — посмотрел я на Гирша.

— Нет, нету. Они предлагают кое-что другое.

— Что именно?

— Вассальную вековую клятву.

— Ух ты! — удивился я, — Давно про такое не слышал.

— А такого давно и не было, я уж и не припомню, когда кто-то давал вассальную клятву кому-то, кроме Императора. Похоже, эти гордые потомки дракона в отчаянии.

Я ещё раз отхлебнул остывший кофе и скривился.

Корабли или люди? Люди или корабли?

По-моему, вывод очевиден!

Глава ХХ

Корабли — безусловно нужная вещь, но это же всего лишь кусок железа, от которых толку совсем немного если ими не управляют обученные люди. Да и получить в своё распоряжение Одарённых — мечта любого полководца... ха-ха, полководца. Это были слова Дюрера, и они меня неимоверно повеселили.

Слишком быстро летели события в последнее время и периодически по утрам я просыпался с ощущением, что мне пора идти на очередной урок в Академии, и пара секунд мне требовалось на то, чтобы осознать и принять существующую реальность. Слишком быстрым был «прыжок» из мирной жизни в непрекращающуюся войну.

Я навёл справки о Линии Фафнира. В принципе, всё оказалось так, как описывал «всезнайка» Гирш. Четыре системы принадлежали этой Линии и все они находились на границе Империи на фронтире.

Жили они себе, не тужили, выступая больше в роли наёмников, так как основная их идея была в укреплении тела и духа. Ну что ещё можно ожидать от туповатых физиков, — это тоже было не моё мнение, это было общее отношение «высших» энергетиков к физикам, последних, так получилось, что было примерно в три-четыре раза больше. Не знаю, шутка ли это «Природы», той самой Природы, которую так боготворили мои новые мохнатые друзья, или случайность, но так оно и было.

В данный момент три системы из четырёх были потеряны. Пока ещё держалась планета-крепость Хедебю, но, судя по всему, и у них дела шли отвратительно. Битва за планету продолжалась уже более полугода. Судя по историям контрактов, последние безумцы купившиеся на обещания большой награды, сунулись туда месяц назад. С тех пор дураков не нашлось. И вот совсем недавно в графе «награды» поменялась, между прочим, очень большая сумма твёрдых имперских реалов на эту самую вассальную клятву. Невиданную за последние сотни лет награду, что являлась фактически отчаянным криком о помощи.

Кстати, откровенно плохое положение дел в Империи подтверждало ещё и то, что ни одна Линия не откликнулась на такое заманчивое предложение. А ведь будь в Империи поспокойней, в систему уже неслись бы наперегонки несколько ударных флотов Линий. Всё-таки высшей ценностью в Империи оставались именно Одарённые.

В итоге размышляли мы недолго. Примерно неделю ударными темпами проходило доукомплектование и доделка рейд-крейсеров. Народ работал круглосуточно. И поставленную задачу они выполнили.

Новенькие рейд-крейсера «Хокус» и «Аранд» вошли в состав моего флота. Два инквизитора Ордена Войны, которых уже нет в живых и оба, в своё время, сильно помогли мне, второй — даже после своей смерти.

Возник небольшой диспут по поводу экспедиционного корпуса, ведь судя по полученным данным основная проблема у Фанфиров была именно в космосе. Учитывая, что Хаос частично пробился на планету, уничтожив 3 из 5 орбитальных крепостей, подозреваю, что и помощь на земле не будет лишней. Поэтому мы также укомплектовали второй пехотный полк, без затей обозвав их Первым и Вторым Гвардейским.

Ох уж эта приставка «гвардейский». Этим названием награждались лучшие полки Империи и служить за них было честью любого гражданина Империи. И это было настолько сильно прописано у них в подкорке, что развернулась нешуточная битва за присвоение этого почётного, но на мой взгляд бесполезного эпитета. Хотя я в конце концов уступил, не сильно напрягаясь. Ну, хотят ребята такую приставку, пусть её получат. Тем более, что составлены оба полка были практически на 70% из ветеранов, многие из которых действительно служили в гвардии. Им не нужно было доказывать свою компетенцию.

Подозреваю, что следующей идеей, с которой они подкатят ко мне, будет присвоение каждому полку имени собственного. Это уже была следующая ступень за гвардейским, когда, проявив себя в какой-либо битве, полки получали уникальное название, отличавшее их от всех остальных. Ну, и это я как-то переживу, лишь бы все остались живы и здоровы.

Был небольшой напряг с техникой. Гирш и так сделал невозможное, полностью укомплектовав Первый Гвардейский, а вот к спешному формированию второго он не был готов. К слову сказать, никто не был готов. Но тем не менее, поскребя по сусекам, которых у него было великое множество, худо-бедно мы обеспечили его артой. Оставалась проблема с бронетехникой. Ну, на прорыв пускай идёт Первый, если что.

Честно говоря, командиром полка я хотел поставить или Тарнавского, или Савельева. Но тут на удивление взъерепенились они. Дагор оставался командиром Первого, но он проявил себя как умелый командир и заслужил любовь и уважение подчинённых. Но вот что касаемого Второго, у нас появились гораздо более компетентные командиры.

В итоге командиром мы поставили отставного майора Илью Харитонова, с интересным послужным списком. Он в своё время был начштаба в 311-м гвардейском императорском пехотном полку и после гибели командира командовал им почти полгода, удержав плацдарм. Но Империя всегда остаётся Империей и, вместо повышения, майора заменил Одарённый подпол из резерва. Учитывая, что Харитонов притащил с собой половину штаба своего бывшего полка, показывало, что он не только умелый воин, но и хороший руководитель, которому верят и доверяют. Что же, посмотрим.

Зараза же Тарнавский вместе с Савельевым не хотели расти и идти в штаб, так что первый и второй батальон первого полка остались за ними, и их это полностью устраивало. Фактически майорские должности в регулярной армии занимали два отставных прайма, а я всё ещё думал над званиями для своих людей. В этом мне ни хрена не помогали бывшие отставники, которые пилили мне мозг, что так «положено».

Да, помню, что Линиям было не хрен делать, и они придумывали всяческие звания для своих офицеров с учётом их национальных традиций. Но мне было откровенно пофиг. В конце концов я сдался, — присвоил Дагору звание полковника, а Тарнавскому и Савельеву дал майоров. Зря я это сделал, потому что в Империи есть ещё одна традиция — обмывать звёздочки. А тут ребята перескочили сразу через ступень. А Дагор так вообще прыгнул выше неба. А учитывая, что и майор Харитонов получил полковника, то желающих обмыть новое звание была целая куча и отказы не принимались.

Это была очень тяжёлая ночь. Надеюсь, она сплотила коллектив, а не осталась только в памяти сумасшедшей болью в голове и неимоверным сушняком.

А ещё я Дюрера назначил адмиралом флота. Вот он противостоял яростно, но тут уж я был неумолим. Он больше всех ныл мне за регламент, поэтому пусть получает. Прикольно было наблюдать целого адмирала, выпивавшего с новоиспечёнными полковниками.

Конечно же дело чуть не обошлось без драки. Взаимная иррациональная епрязнь флотских к пехоте впиталась за долгие годы службы, но тут уж решительно вмешался я. Честно говоря, я сам не помню, но мне говорят, что я произнёс пылкую речь о братстве, взаимовыручки, и даже семье, в которой мы все являемся равноценными членами, что бить морду другу только из-за того, что у него погоны другого цвета — абсолютно неприемлемо. Надеюсь, я был убедителен, потому что я этого не очень помню.

Снова самым грустным человеком на свете был президент Звёздной Федерации. Ведь войска покидали систему Сальватор, оставив только «Глыбу». Этот астероид для меня был как чемодан без ручки. В принципе, он мог быть эффективной боевой единицей, слегка уступая по боевой мощности имперскому дредноуту, но сильно превосходя его в прочности из-за своей структуры. Такой себе танк в космосе. Вот только его содержимое не давало мне права кидать его безрассудно в бой.

Хотя Друза внутри радовала своим ростом. Когда закончились все запасённые таблетки эссенса, нам всё-таки пришлось снимать «урожай», но делали мы это исключительно аккуратно, забирая столько сколько нужно. В итоге она толстела и радовала «папочку» Гирша, который собственноручно подписывал ордеры на новый «урожай».

Честно говоря, я не знаю, что бы мы делали без этого сокровища. И да, это я не про Гирша, если что.

* * *

Подлётное время к системе Драконов составляло четверо суток. Снова по моему приказу мы выходили на задворках системы. Не имея связи в Подпространстве, мы предварительно связались с Драконами и выяснили примерный состав вражеских сил.

Навигаторы справились, и мы появились в прямой видимости от десантного флота Хаоса, который стоял в стороне, ожидая пока ударные корабли окончательно обрушат остатки флота Линии на планету.

Что ж, это была знатная мясорубка. Полсотни гражданских кораблей разных типов и возрастов находились под прикрытием трёх фрегатов и одного эсминца Хаоса.

Я улыбнулся. Перефразируя старую пословицу с родины Смирнова, — «можно бесконечно смотреть как течёт вода, горит огонь и работают люди», так вот ещё каждый раз я с удовольствием смотрел «как работают бортовые батареи моего линейного крейсера», под чутким руководством, уже снова официального, коммандера Арнольда Гаусса.

Эсминец, кажется, даже не успел врубить силовую установку, получив несколько прямых попаданий и развалившись на части. Фрегаты по обычаю войск Хаоса тупо развернулись и попёрли в лоб. Но пёрли они не долго. Новенькие рейд-крейсера смяли их на подступах, а затем «Казарский» выпустил свою авиацию. Это походило на избиение младенца, но в данном случае это меня безумно радовало. Группа грузовиков, под завязку забитых армией одержимых, пыталась рассыпаться в стороны. Мой же флот напоминал стаю волков, которые грамотно сбивают испуганных овец в кучу, чтобы выбрать самую жирную из них. Единственным отличием было то, что нам нужны были все эти «овцы».

И тут меня снова удивил Хаос. Что бы сделал имперский флотоводец, видя, что его тыловые части рвут на части? Снял бы часть войск, дабы попытаться прекратить это избиение и спасть хоть кого-то. Хаоситы же, как ни в чём не бывало, продолжали бой около планеты. Ну, нам это только на руку.

И всё было бы хорошо, если бы на наших глазах не обрушилась в атмосферу планеты предпоследняя из орбитальных крепостей. Судя по данным телеметрии, не все десантные корабли Хаоса были в этой толпе перед нами. Часть из них сейчас сбрасывала десант на незащищённую часть планеты.

— «Дети Императора» вызывают Линию Фафнира.

— Наёмники? — послышался скептический голос. Я даже успел напрячься, — Спасибо, что пришли, парни, — следовал дальше вполне адекватный разговор. — Мы наблюдаем, что вы там творите, но если вы не поторопитесь, то вам некого будет спасать.

— Принято, выдвигаемся! — бросил я и посмотрел на Дюрера. Я ещё видел, что грузовики всё-таки расползаются. Требуется всё больше и больше времени, чтобы их уничтожить, — Есть идеи, Макс?

— Так точно! Оставим «Кабальеро» погонять это стадо, да и наши истребители успеют здесь порезвиться и догонят нас где-то на полпути. Да, абсолютно всех мы не уничтожим, но думаю основная проблема сейчас там.

Он кивнул на синий диск осаждённой планеты.

— Принимается, — кивнул я.

Дюрер начал раздавать соответствующие приказы. Я же наконец попытался ознакомиться с составом флота вторжения, и он мне откровенно не понравился. Два линкора, шесть крейсеров и около двадцати кораблей поменьше — это только боевое ядро войск хаоситов. Сколько же их было до этого, если они умудрились сбить четыре орбитальные крепости и покрошить весь флот Линии. Подозреваю, что хоть Линия Фафнира и «слабая», по меркам Империи, но космический флот у них тоже был на уровне. Сейчас же я не увидел ни одной голубой точки нейтральных войск, кроме едва державшейся орбитальной крепости. С ней как-раз затеяли дуэль линкоры Хаоса, имея сопоставимые по дальности калибры. Вражеские крейсера также подходили на ближнюю дистанцию, паля со всех стволов.

— Ну надо же, это интересно, — улыбнулся Дюрер.

— Что именно? — нахмурился я.

— Обрати внимание, они работают исключительно артой.

— Что это значит? — всё ещё недоумевал я.

— Это значит, что у них закончились ракеты и торпеды. Сколько они здесь? Месяц-два. Похоже, что у Хаоса логистика налажена ещё хуже, чем в Империи. А я думал, что хуже уже невозможно, — хмыкнул новоявленный адмирал.

— И что это значит для нас? — я уже начал потихоньку понимать к чему он ведёт, но всё-таки решил уточнить.

— А это значит, что Гюрза и компания сегодня хорошо повеселятся, не рискуя быть сбитыми шальной противоракетой, — и он широко и добро улыбнулся.

Его улыбка была заразительна своим предвкушением кровожадности.

* * *

Это была странная ситуация. Мы долбили хаоситов с тыла, они продолжали долбить орбитальную крепость с каким-то невероятным фанатизмом. И самое главное, я не понимал смысла этого действия.

Мы минуснули уже два крейсера и один из линкоров полностью потерял боеспособность, но упорные хаоситы всё продолжали долбить станцию. Представляю, какой ад там творится. Но тем не менее, крепость огрызалась и оказалось крепкой. Мне внезапно захотелось, чтобы она сохранилась, и её мужественные защитники также выжили, просто из-за того, что они этого достойны.

— Адмирал, как думаете, сколько ещё продержится крепость?

На что Дюрер покачал головой.

— Трудно сказать. Я не знаю, где они её достали, но это имперский тип «Монолит», что охраняет саму Землю. Остальные то поплоше были. А эту расковырять чертовски трудно.

— Так может быть нам поднажать?

В ответ я увидел недовольный взгляд.

— Всегда можно поднажать, но это значит увеличить наши собственные потери. Ты к этому готов?

Я снова посмотрел на обороняющуюся крепость. Без обид ребята, но вы пока не свои.

— Нет, не готов.

— Ну, тогда надейся на конструкторов старой Земли и на мастерство этих ребят, — хмыкнул Дюрер, кивая на периодически вспыхивающую от попаданий орбитальную крепость, — Хотя... — через некоторое время протянул он, — Есть одна мысль.

Я даже не успел вникнуть, когда он начал раздавать приказы. По векторам атаки я понял, что все перестроились на последний линкор хаоситов. Почти полтора часа потребовалось, чтобы его взорвать.

И вот тут Хаос «поплыл».

Оставшиеся крейсера всё-таки развернулись в нашу сторону. Дюрер быстро отдёрнул нашу мелочь, чтобы не попасть под противокорабельные орудия, хоть старых и полурабочих, но всё-таки крейсеров. Да и наши корабли начали слегка оттягиваться, высыпая из своих люков и стволов всё, что у нас есть.

— Внимание! Боевых судов Хаоса в окружающем пространстве не обнаружено! — наконец раздался голос офицера.

— Наши потери? — тут же спросил я.

— У «Хокуса» снесло часть корпуса, неудачно он подставился под залп линкора. Кажется, с его капитаном у меня намечается серьёзный разговор. Ну и нам вынесли по мелочи, — пожал плечами он.

Собственно, я видел — пару раз щит «Араганора» продавливался до критического, ведь именно линейный крейсер стоял впереди, принимая немногочисленные, но всё же залпы врага.

— Что по истребителям?

Дюрер взглянул на экран.

— Двенадцать бортов потеряно, из них четыре безвозвратно. Восемь спаскапсул где-то болтаются и надо бы их подобрать.

— Это похоже на чёртово чудо! — нахмурился я, не веря своим ушам.

— Так это оно и есть, — улыбнулся старый адмирал. — Вот только это чудо имеет много составляющих, таких как хорошие корабли и опытные люди. И то, и другое у нас есть.

— И опытный флотоводец, — хмыкнул я.

— Эй, ты не зазнавайся!— в ответ усмехнулся Дюрер.

— Да я не про себя, друг мой, — улыбнулся я, — Я как-раз имел ввиду тебя.

Старого вояку трудно было чем-то смутить, но сейчас он определённо потупил глаза и даже, кажется, покраснел.

Я подлил масла в огонь:

— И да, мне кажется, нам надо придумать собственные награды. А то у тебя что-то их маловато, — кивнул я на его грудь, на которой не было живого места от орденских планок. — Но это всё потом. Вызывай Фафниров, нам предстоит самое сложное — планетарный бой. И я очень надеюсь, что запас чудес на сегодня Природа еще не исчерпала...

Глава XXI

Хуго Йохансон уже попрощался с жизнью во имя Великого Дракона, каждый из его мужчин и женщин был готов пожертвовать жизнью. Хотя, в последнее время Хуго терзала мысль о бесперспективности их обороны, но он гнал от себя эти упаднические мысли, ведь Великий Дракон не может оставить своих верных детей.

Весь флот полёг больше месяца назад, отбивая атаки флота Хаоса, а затем одна за другим начали рушиться на планету орбитальные станции, где также находилось много его товарищей. Последней каплей был уход со станции всех Одарённых. Он понимал, что это правильное решение, ведь сгореть в атмосфере для мощного физика было бы чрезвычайно глупо, а на планете противостояние с демонами «глаза в глаза» они смогут продлить... агонию. Что ж, Хуго уже несколько лет был командующим самой мощной орбитальной крепости Детей Дракона и он точно не побежит отсюда. Что такое жизнь тысяч людей по сравнению с миллионами, находящихся на планете?!

Сводки из штаба из Крепости Драконов говорили о попытках Линии вызвать подкрепление. Лёгкая надежда появилась месяц назад, когда появились известия о том, что кто-то из огромной Империи откликнулся. Когда же он понял, что это обычные наёмники, вся радость от сообщения исчезла. Здесь мог бы помочь имперский ВКС. Что могут сделать шайка отщепенцев?

Однако наёмники смогли удивить и даже воодушевить гарнизон крепости, когда, появившись, с ювелирной точностью, рядом с основным десантным флота Хаоса, они начали его безжалостно уничтожать.

Что ж, грустно подумал тогда Хуго, по крайней мере, когда его крепость рухнет на родную планету, ребятам внизу будет полегче.

Но дальше он удивился ещё больше. Наёмники бросили, не добив, разбегающиеся десантные суда и на всех парах рванули к планете. Приказ держаться до конца первый раз за долгие месяцы дал надежду, что конец будет не таким уж и трагичным. Похоже, эти парни знают, что делают.

С каждой минутой Хуго удивлялся всё больше. Линейный крейсер? Эскортный авианосец? А это точно наёмники?!

Он не верил своим глазам, пока бортовой залп линейного крейсера, идентифицированного как бывший крейсер одной из Линий «Адмирал Шеер», пропавшей много лет назад, буквально развалил один из крейсеров Хаоса.

А потом началось вообще странное. С авианосца, опять же по данным из общей базы Империи, принадлежащего ни много, ни мало, но Ордену Космодесанта, также пропавшего некоторое время назад, — вылетели новейшие «Пираньи» и небольшая группа тяжелых «Громовержцев», что стали колошматить врагов с яростью и потрясающей точностью.

Да кто они такие, Хаос их пожри?! Верные сыны Императора, что вернулись с того света, чтобы отдать последний долг Империи?

Вокруг царило оживление. Голодные, усталые люди даже двигаться начали как-то бодрее. И самое главное, в глазах у них появилась ОНА — Надежда.

Когда первый из линкоров Хаоса закувыркался в черноте космоса безжизненным куском металла, остальные силы врага наконец развернулись в сторону дерзких нападавших.

Наступила непривычная тишина. Несколько месяцев станция вздрагивала от попаданий, истошно верещали компьютеры, оповещая о новых повреждениях, бригады техников практически не спали, латая дыры. И вот сейчас орбитальную крепость «Дракон-1» лишь изредка сотрясали собственные залпы оставшихся батарей.

Хуго Йохансон не верил своим глазам, когда сначала взорвался последний линкор, а потом, по одиночке, наёмники добили крейсера. А их корабли двинулись к планете под прикрытием своей пустотной авиации.

Зашипел вызов рации.

— Полковник Йохансон, слушаю вас, — осторожно спросил он.

— Здарова, полковник! Это Гюрза. Готовьте поляну, вы теперь наши должники. Ха-ха, — раздался хриплый женский голос.

Он даже не нашёлся, что сказать, когда женщина продолжила:

— Не скучайте, мальчики. Но поляна с вас, иначе я обижусь. И да, я предпочитаю крепкие напитки! Конец связи.

— Откуда шла передача? — поднял полковник лицо на усталого радиста.

— Ведущий Громовержец, сэр.

Генри глянул на экран. Тяжёлый Громовержец помахал крыльями и заложил глубокий вираж. За ним последовала вся группа, и «пустотники» ушли перепахивать планету.

* * *

Ульрих стоял над телом тяжело раненого бойца. Ему было всего 20 лет. Но Великий Дракон дал ему родиться Одарённым, поэтому в свои 20 лет он уже был опытным воином, побывавшим в нескольких сражениях. Но не таким опытным, как его отец, который сейчас умирал у него на руках.

Это было их решение — остаться и защищать город. Старейшины не могли требовать их отойти, понимая, что их семьи находятся здесь. Они могли лишь просить. Но их просьба была вежливо отклонена. Было ли это глупо? Возможно. Ведь над столицей планеты — Крепости Драконов, ещё висела орбитальная крепость «Дракон-1». На их стороне планеты уже две недели как рухнула крепость «Дракон-3», что защищала их с воздуха. Теперь на родной город Ульриха безостановочно нападали войска Хаоса. Сейчас возникла небольшая передышка, ведь его отец смог завалить настоящего Демона, командующего последним штурмом.

Практически ценой своей жизни и жизнями двух десятков хороших ребят, которые, не будучи Одарёнными, пошли за своим командиром, зная, что за спиной остаются их беззащитные семьи. Кажется, он вот-вот потеряет отца, а следом за ним свой город и свой род. Пусть Великий Дракон поможет Старейшинам и оставшимся бойцам в столице. Они, по крайней мере, оттянули на себя большое количество врага, всё ещё надеясь на помощь.

— Ульрих, смотри, — тронул его за руку старый Элиас, его тень, который каким-то чудом остался жив.

Здоровяк с сединой на висках и с перебитой рукой на повязке, указывал пальцем в небо, где в атмосферу, ярко сияя, заходили множество точек.

Кажется, хаоситы прислали подкрепление. Но вот череда взрывов, разметавшая скопление одержимых, что группировались для новой атаки, была для него неожиданностью.

— Это «Пираньи», пожри меня Хаос!

— Это наши! — не веря своим глазам, проговорил старый воин.

В первый раз, с тех пор как он помнил себя, а Элиас взял его на воспитание в пять лет, как только проявился его Дар, он наблюдал подобную реакцию у соей Тени. Да, по законам Империи, Тень назначалась позже. Но у Драконов были свои обычаи. Так вот, в первый раз за всю жизнь он увидел в глазах старого вояки слёзы.

— А вот и «Громовержцы»!

— Это точно наши!

А следом случилось уж совсем невероятное: на расчищенное взрывами место перед городскими стенами и внутри них стали опускаться «Ястребы». Оттуда выбегали люди, тут же открывая огонь по одержимым.

Ульрих всегда отличался острым зрением, но он не мог понять, кто это такие. Снаряжение вроде имперское, а вроде нет. Такая себе «сборная солянка». Вот только эта самая «солянка» была лучшего качества, чем та, которой комплектовалась имперская пехота. Можно было сказать, что это спецназ, но уж слишком много их в одном месте.

Когда с аппарели тяжелого модифицированного «Ястреба-15мт», рыкнув, начали выкатываться тяжёлые танки «Гепард», Ульрих поднял глаза в небо и прошептал:

— Спасибо!!!

А дальше было, вообще, невероятно! Пара «Кречетов», что состояли на вооружении Имперского Космодесанта, осторожно, чтобы ничего не повредить, села на площадь. Откинулась аппарель и оттуда действительно вышла звено космодесанта! А за ними молодой парень, от которого веером пошла волна силы, не оставляя никаких сомнений, что перед ним мощный боевой ментат.

Мгновенно просканировав мысли окружающих, парень поднял забрало боевого шлема. Под ним видны умные карие глаза, в которых плескалось... веселье?

Быстрым шагом он подошёл к Ульриху, идентифицировав его как Одарённого и протянул руку.

— Зам командира наемного подразделения «Дети Императора», Павел Смирнов. Рад, что кто-то ещё жив, — широко улыбнулся он.

Ульрих осторожно протянул руку, ответив на приветствие, и тут молодой Одарённый перевёл взгляд на умирающего могучего воина. Взгляд его мгновенно посерьёзнел. Он упал на одно колено, двумя пальцами руки сильно нажал на челюсти, заставив их открыться. В другой руке откуда-то появился тубус и две таблетки эссенса, одна за другой, упали в рот израненного Дракона. Мощная волна энергии прокатилась по телу. Могучий воин вздрогнул и в первый раз за последние два часа глубоко вздохнул.

— Медика, срочно! — крикнул Одарённый, поднимаясь на ноги, — Всё в порядке, он выживет, — хлопнул он по плечу Ульриха и оглядел его с ног до головы. — А ты, я смотрю, вроде цел. Если ещё способен держать в руках оружие, то ты нам пригодишься. Пора смешать эту нечисть с землёй!

* * *

Ущелье Призраков всегда славилось своей отвратительной погодой. А ещё давным-давно здесь была построена крепость, находящаяся выше любого другого искусственного сооружения на планете.

Горная гряда, что называлась Крылом Дракона, полукругом охватывала столицу с севера, это ущелье было единственным проходимым местом. Всё, что было за ней — прикрывалось орбитальной крепостью «Дракон-1», висевшей на геостационарной орбите над столицей.

И крепость пока держалась. Но это не мешало Хаосу выкинуть десант за пределами горной гряды. И сейчас вся эта толпа одержимых узким ручейком вливалась в ущелье, день за днём, месяц за месяцем.

Орбитальный удар по ущелью был невозможен, ведь рядом находилось огромное высокогорное озеро. Повредив его, водяной поток смоет все близлежащие городки. Поэтому работать могла только истребительная авиация.

Но вся авиация была давно уничтожена неизвестным оружием Хаоса. Летательные аппараты просто рассыпались, когда лётчики заходили для штурма такой привлекательной цели, как узкое ущелье, полностью забитое одержимыми.

Судя по последним данным, в космосе что-то творится. Но командиру гарнизона полковнику Густавсону было не до того. Он сдерживал одержимых, дабы не пропустить их через горы, где они заполонят собой всю долину, сметая на пути оставшихся мирных жителей.

— Сэр, авиация, сэр! — доложил его ординарец.

Полковник тяжело вздохнул.

— Снова десант одержимых?

— Нет, они идут с нашей стороны.

— Почему их не сбила крепость?

— Это «Ястребы», сэр!

— «Ястребы»? Откуда тут, к Хаосу, «Ястребы»?!

Тут его пробил холодный пот. Если это так сильно ожидаемая подмога, то они летят в ловушку. Вражеское «ПВО» всё ещё где-то там.

— Связь мне, немедленно! Внимание неизвестным кораблям: координаты... это крайняя безопасная точка, дальше Хаос каким-то образом сбивает корабли.

— Поняла, приняла, — послышался в ответ молодой женский голос. — И это, освободите главную площадь, чтобы мы там ноги не поломали.

— О чём они говорят? — нахмурился его помощник.

— Я без понятия.

«Ястребы» на миг зависли над крохотной крепостью. Люки открылись и оттуда сиганули люди.

Старый служака скривился, увидев, когда их гравипарашюты срабатывают около поверхности, убирая ускорение. Он сам служил в имперской армии. Как-то раз спецура уговорила его воспользоваться гравипарашютом. Несмотря на всю свою закалкуь, он блевал после этого два часа безостановочно.

Один, два, десять... около пяти десятков вооружённых до зубов людей падали на площадь, ловко вскочив на ноги. На вид — чисто спецподразделение Империи. Неужели Император откликнулся на зов?

Полковник вышел вперёд, обозначая себя, и поднял руку. Тут же к нему двинулись две фигуры: ослепительно красивая брюнетка и крепкий высокий азиат. Сомнения не было — Одарённые. Ну надо же, Император послал им не только спецподразделение, но и даже Одарённых!

«Прости Великий Дракон, но слава Императору», — успел подумать полковник, до того, как девушка вскинула руку в обычном армейском приветствии.

— Райли ван Дассел, наёмное подразделение Дети Императора. Рада видеть, что вы ещё живы! А теперь, дайте мне координаты этого самого «ПВО». Мне кажется, что оно здесь лишнее!

* * *

Трудно воевать против противника, который абсолютно не считается со своими потерями. Крепость Дракона была самым укреплённым местом на планете. Вдобавок, над ней висела орбитальная крепость класса «Монолит», которую его предки правдами и неправдами смогли достать для своей главной планеты. Слава Дракону, что у них это получилось! До некоторого времени орбитальная крепость успешно контролировала воздушное пространство, но в последнюю неделю завязла в жестоких боях с превосходящими силами противника. И десант хаоситов начал понемногу появляться в окрестностях.

Старейшина Улле Лундгрен был стар. Оставался всего месяц до его сто тридцатого года. Другие Старейшины, помоложе, яростно отбивались от врага по всей планете. Его же оставили координировать действия. Но, подозреваю, они просто позаботились о своём «старике».

Когда-то он был великим воином. Возможно, величайшим за последние несколько сотен лет в гордой Линии Фафнира. Но годы взяли своё и свой Дар он не применял уже больше двух десятков лет. Нет, в нём ещё сохранились силы, и он мог бы кое-чему научить этих молодых дракончиков, но рисковать и обратиться к Хаосу он точно не хотел.

Хотя, он ласково погладил свою огромную секиру, на лезвии которой, несмотря на её неимоверную прочность, было несколько зазубрин. Каждое из них он знал по имени. Вот эта появилась в битве с Линией Чай Фу, предавшей Императора, куда Линий Фафнира была направлена волей Его. Вот эта появилась, когда он пробивался к штабу мятежников на Задире, вырезав практически в одиночку всё их командование. Вот эту... Старый воин глубоко вздохнул. Когда у него не останется выбора, он возьмёт свою старую секиру и призовёт свой Дар. Возможно, в последний раз. Но он умрёт достойно!

— Старейшина, — глубоко поклонился молодой помощник. — «Дети Императора», Старейшина. Они в системе.

Старик привычным шагом поднялся со своего кресла в зале Старейшин и перешёл в оперативный центр, где несколько часов с удивлением наблюдал за происходящим.

Сначала скоротечная, но яростая битва в космосе, где наёмники, обладающие кораблями, что никак не могли у них быть, в яростной схватке уничтожили большую часть флота Хаоса. А потом они уведомили, что идут на планету...

Он только успевал давать распоряжения и смотреть как орудия крейсеров и ракеты с пустотной авиации бьют по полученным координатам, уничтожая скопления одержимых. Вот пошла высадка наёмников, что оказались, по докладам, отлично укомплектованными и обученными силами, численностью до двух имперских полков. Сначала линейный крейсер и авианосец! Потом два целых полка!

Старик нахмурился и проверил информацию. «Дети Императора» возникли несколько месяцев назад и имеют на вооружение лишь один старый эсминец — «Араганор». Откуда всё это?!

— Старейшина, вас вызывают.

— Старейшина Улле Лундгрен! Слушаю! — наклонился он к микрофону.

— Говорит Антон Ноунэйм, командир наёмного подразделения «Дети Императора». Старейшина, мне нужна вся ваша аналитика. Где находится эпицентр вторжения?

— Северные шахты, — уверенно сказал Старейшина, без лишних вопросов доверившись этому молодому воину и кивнув своим людям, чтобы они отправили координаты.

— Это туда, куда мы отработали первым делом? — снова уточнил незримый собеседник.

— Верно. Так что надеюсь вы положили их, ублюдков.

— Не тешьте себя иллюзиями, Старейшина. Эти гады так быстро не помирают. Забрались скорее всего под землю, они это любят. Конец связи, Старейшина. Увидимся позже. Кажется, мне снова нужно спуститься под землю!

В конце Старейшина, не поверив своим ушам, услышал короткий смешок. Этот молодой наёмник — или безумец, или отчаянный храбрец.

Дай, Великий Дракон, чтобы это оказалось второе.

— Удачи тебе... Антон Ноунэйм!

Глава XXII

— Ну, что скажешь?

Я стоял перед полуразрушенным входом в шахту. Мои ВКС знатно потрудились, сначала обрушив сюда мощь орбитального удара, а затем пустотная авиация точечно добивала оставшиеся скопления одержимых.

До Хаоса приятно, как оказалось, иметь мощные военно-космические силы. Всё вокруг было в воронках. Перемолотые трупы одержимых валялись тут и там. С грустью я заметил, что среди них были, как «старые» иссохшие тела, так и, судя по валяющимся повсюду кишкам и пятнам крови, свежие. Хаос как обычно с удовольствием захватывал человеческие тела, опустошая их души. То есть Поводыри здесь как минимум должны быть. Был ли здесь кто-то посерьёзней? Скорее всего. Ведь именно в этом месте осуществлялись основные высадки и отсюда шло распространение одержимых по планете. И место было выбрано удобно — вне действия орбитальной крепости, с той стороны горной гряды от столицы. Прямо на её крае, откуда одержимые сплошным потоком вливались в долину, где находилась Крепость Дракона.

Стоящая рядом Алиса пожала плечами.

— Вижу тройку Поводырей, примерно в двадцати метрах под поверхностью. Больше ярких возмущений Сущностей я в Лимбе не наблюдаю.

Я молча кивнул. Я видел тоже самое.

Да, по-хорошему надо было брать с собой Пашку. Вот только в узких пещерах, куда нам предстояло забраться, толку гораздо больше именно от Алисы. Но, а Пашка защищал сейчас города на той стороне континента со Вторым гвардейским и, судя по всему, дела у них шли неплохо.

Опять же, прелесть Алисы, ну кроме её внешних данных, являлся её Дар, который позволял сильно экономить на Эссенсе. Те же самые Райли и Тадаси при длительных битвах нет-нет, да и употребляли Эссенс, чтобы оставаться в кондиции. Нет, мне не жалко, но неизвестно на сколько мы застрянем в этих туннелях. А они, судя по карте, были поистине бездонными. Эти шахты разрабатывались уже не одну сотню лет. Чтобы доставать нужные минералы нужно было опускаться всё глубже и глубже и штреки шли на несколько километров вниз. Да тут можно на год застрять!

Очень мне хотелось подогнать сюда «Араганор» и устроить огромную воронку, которую сверху засыпать землёй. Но зная этих тварей, они выкопаются. Не сейчас, так через год или через десять. И ладно это были бы обычные одержимые, но где-то там находился их предводитель, которого ни я, ни Алиса пока не видели. Ну что ж, у меня есть, что им противопоставить.

Я хмыкнул и обернулся на свою личную гвардию.

Космодесант решал задачи в других местах планеты, идя тараном и принимая первый удар на себя, дабы обычные люди выжили и могли работать на вторых ролях.

Сейчас же со мной была моя «зелёная» гвардия, как шутливо называл её Смирнов. Однако, надо отдать ему должное, эти слова произносились с уважением. Всё-таки орки — очень ценный и всё ещё сложно восполняемый живой «ресурс», несмотря на их быстрый рост. Да, они имели недостижимую для нашего мира прочность кожи и стойкость к повреждениям, но и мы приложили к этому руки.

Собственно, Хрум и его четвёрка были одеты в выпотрошенные доспехи космодесанта, из которого они убрали всю ненужную начинку, оставив только пластины брони, производство которой держался в Империи под огромным секретом. Остальных мы тоже «одоспешили», использовав самый лучший материал, до которого мы смогли дотянуться. Так что моя Зелёная Гвардия выглядела устрашающе. Броня их была выкрашена в чёрный цвет с небольшими доработками. Я не знаю, как это случилось, но подозреваю, что к этому приложил руку Смирнов, открыв для орков «еретический розовый», что запрещался в Империи указом Императора, почему-то считаясь прерогативой только Императорского Дома, хотя в данный момент они его не использовали. Это была своего рода честь первому Императору.

В общем, на чёрной броне были нанесены розовым цветом оркские иероглифы, как мне сказал Хрум, добавляющие силы и храбрости его воинам. Собственно, я был не против, но выглядело это... забавно.

Чёрно-розовые громилы были вооружены исключительно холодным оружием. Это был ещё один бзик Зелёной Гвардии. Они категорически отказывались брать в руки дистанционное оружие, считая это позором. Ну, я особо и не настаивал. А ещё они, ранее вооружённые неуклюжими дубинами, открыли для себя топоры. Мечи они считали смешной человеческой игрушкой, поэтому сейчас 50/50 они держали в руках огромные молоты и секиры, либо двуручные, либо в каждой лапе по одному.

В понятии орка хорошее оружие — большое оружие. Но тут уж пришлось вмешаться мне, когда я увидел секиру в полтора раза превышающую орка размером, которую тот он, радостно скалясь, с трудом таскал на плече, хвастаясь своим большим оружием.

В итоге гигантоманию орков пришлось немного «подрезать», но, собственно, и сейчас их оружие устрашало. И да, я видел, как они прорубали листы стальной брони. Подозреваю, что они и с топорами в руках смогут остановить танковый прорыв, но проверять это я конечно же не собираюсь.

Я ещё раз задумчиво подвигал на планшете карту коммуникаций северных шахт, что подбросили мне гостеприимные хозяева. Идти одной толпой — значило потерять потенциал. В узких туннелях смогут сражаться всего несколько бойцов. Распылять силы — значило ослабить силы. Мне необходим был компромисс.

В итоге, оставив человеческих воинов на поверхности следить за выходами, я разделил группу надвое. К Алисе я приставил Хрума, а себе взял вторую половину орчьего войска.

Мы проверили связь и вошли внутрь. Раз я не видел никого, кроме мелких демонов, значит что-то покрупнее должно быть глубже. Раздав указания, я разделил группу и отправил её параллельными коридорами по направлению к главному стволу шахты.

По пути тут и там попадались недобитые одержимые, которые не приносили нам какого-либо дискомфорта.

Через час все видимые Поводыри были ликвидированы, а я даже не достал свой меч, когда зелёная гвардия прорубилась через скопившихся вокруг младших демонов одержимых и в две секунды нарезала их на несколько кусков. Кажется, в этом мире появляются новая сила!

* * *

А дальше возникли уже чисто технические сложности. Ясное дело, что в обычное дело и в обычном режиме передвижение по шахтам осуществлялось на лифтах. Сейчас всё было обесточено. Да и я в здравом уме не сел бы в металлическую коробку.

В толще скалы были прорублены своего рода вентиляционные и эвакуационные проходы, но их было чертовски мало, и они были очень узкие.

Мы уже спустились больше чем на 30 метров под землю, и я с опаской ощущал всю эту массу камня над головой. В отличии от одержимых, если нас зацепит, то вряд ли когда-нибудь выкопаемся. Но Хаос должен быть уничтожен, и мы пошли ниже.

Плотность Поводырей увеличивалась, как и количество пушечного мяса, что они слали нам на встречу. Пока это не составляло особого труда, просто по моей команде ведущие четыре воина через некоторое время менялись. Надо заметить, менялись с большой неохотой, восстанавливая силы в арьергарде.

И вот наконец послышался доклад от Алисы:

— Ордо-Один, это Ордо-Шесть! Я, кажется, кого-то нашла.

Каждый раз, когда я слышал позывной Алисы, закреплённый за ней уже давно, то с некоторой грустью понимал, что нас уже не шестеро, а пятеро. Но позывной Инессы «Ордо-Четыре» всё ещё пустовал, как будто я оставил ей лазейку для возвращения... дурацкие мысли, лезут не вовремя.

— Кто там? — вернулся я в реальность.

— По отблескам похоже на Пенетраторов. И их тут четыре.

— Ну да, — согласился я. — Авангард в одиночку не ходит. А ведь там могут быть и Энергетики Хаоса, которым нечего терять и которые вполне способны обрушить своды. — Где вы находитесь?

— Шахта... — доложила она координаты, быстро сверившись с картой.

Я взглянул. Нас разделяло около двух километров, которые в этом лабиринте пройти будет сложновато.

— А откуда идут отблески?

— Координаты... — снова чётко доложила она.

Я взглянул — ещё на километр ниже. Можно подойти, соединиться с нашими и спуститься вместе. Либо же зайти в место обитания демонов с двух сторон, благо шахты это позволяли. Координаты нахождения демонов представляли собой, судя по карте, перевалочный склад, в который доставлялась руда из нескольких штреков, а дальше выгружалась в большой грузовой лифт для поднятия на поверхность.

Первое, что мне пришло в голову — попросить ребят сверху скинуть в штольню что-нибудь большое и разрушительное. Но сверив карту, я понял, что это не получится. Наверху было ещё два перегрузочных узла, так что прямая доставка боеприпаса на голову тварям была проблематична.

— Держим связь, выдвигаемся. Твой северный вход, мой южный. И не вздумайте заходить внутрь без нас.

— Принято! — сказала Алиса и мы пошли в нужном нам направлении. Судя по отметкам, мы спустились уже больше, чем на полтора километра. Я никогда не страдал клаустрофобией, но всё это мне сильно не нравилось.

* * *

Почти два часа потребовалось нам, чтобы добраться до нужного места, петляя по коридорам, часть из которых оказалась засыпана, видимо от мощного удара нашего флота.

В итоге, по моей команде, две наших группы зашли в зал. Ничего особенного, просто огромное вырезанное в скале помещение, с дырами в полу от лифтов и большой погрузочной площадкой посередине. По сторонам всё ещё лежали груды добытой руды. Так же застыла погрузочная техника.

Внутри не было ни одного обычного одержимого. Просто в центре зала стояли четыре Пенетратора, как будто находясь в каком-то летаргическом сне. Что ж, это сильные демоны, но мы с ними уже встречались. Ну и в принципе, я знаю, что делать. Самое главное — уберечь орков.

По-хорошему, надо было встать в защиту и принять врага на щиты. Но была ещё одна проблема — у нас не было щитов. Так же, как и с огнестрельным оружием, ни один зелёный не согласился взять в руки это такое нужное приспособление, способное спасти ему жизнь. И если огнестрел я им простил «просто», то со щитами я попытался немного пободаться. Но, к сожалению, также безрезультатно. Что ж, чужие обычаи нужно исполнять, даже такие самоубийственные.

Я махнул рукой, и мы медленно приблизились к стоящим впереди тварям, которые уже «ожили» и смотрели на нас яростно вращая глазами. Из раскрытой пасти, способной перекусить любого из орков, несмотря на их броню, пополам, капала слюна. Вот только они почему-то не нападали.

Примерно на полпути я поднял руку.

— Стоять! — передал в эфир.

Подходящая с той стороны группа также остановилась. Рядом недовольно загомонили мои воины. Их логика проста — противник вот он, рядом, сильный противник. Почему им не дают его уничтожить?

А я лихорадочно соображал, что здесь не так, поочерёдно, то заглядывая в Лимб, то оглядываясь по сторонам.

Мы ждали, хаоситы ждали. Никто не двигался с места уже несколько минут. Как пенял мне много раз Хокус, — «если не знаешь, что делать, не делай ничего». Я всегда считал это дурацкой поговоркой. Но именно сейчас у меня в голове всплыла эта мудрость, и я реально не мог придумать ничего лучшего, чем не делать ничего. Уж слишком странной была эта ситуация.

И Хаос не выдержал первым.

— Антон, они идут! — голос Алисы, также напряжённо отслеживающей Лимб, совпал с моментом, когда я сам увидел возмущение в нескольких частях склада и в туннеле позади нас.

— Перегруппироваться! Противник сзади и сбоку! Круговая оборона! Ты, ты и ты — закрыть коридор!

Орки ощетинились оружием и юный Харт, сын Хрума, что являлся командиром моей группы, совсем неделикатно задвинул меня своей лапой внутрь круга. Чёрно-розовая стена передо мной сомкнулась, практически полностью лишая меня обозрения.

Ну, собственно, всё основное происходило в Лимбе. Из Подпространства открывались порталы в наш мир. Хорошо, что они появились не синхронно.

Первый Энергетик Хаоса успел возникнуть неподалёку от моих бойцов и между рук у него начало разгораться пламя. Вот только четыре секиры оборвали и каст и саму «недожизнь» этой твари.

Тут и там начали появляться новые демоны — Энергетики вперемешку с Пенетраторами. И тут уже мы все вступили в бой.

Это был сильный соперник. Я видел, как отлетают в сторону храбрые, я бы даже сказал безрассудные, мои воины от тяжёлых лап Пенетраторов. Повсюду раздавался звон оружия, треск доспехов и подвывания врагов. Тут и там виднелись вспышки от применяемых заклятий.

Я сам вступил в бой, отрубив сначала лапу, а потом и голову Пенетратору, предварительно обработав его Пузырём, который теснил моих передовых воинов.

— Антон, осторожно! — и снова Алиса заметила странность одновременно со мной.

Очень быстро и очень мощно кто-то открыл портал в наш мир. В ярком сиянии я смог разобрать только огромный силуэт. И прямо в меня полетело разорванное напополам тело одного из орков...

Глава XXIII

Огромная четырёхметровая фигура быстро проявилась в нашей реальности. У неё было четыре руки и здоровенная башка, из которой торчали четыре рога. Глаза её пылали багрянцем, а из оскаленной пасти капала тягучая слюна...

Вот ещё один орк, разорванный пополам, обагрил пол своей зелёной кровью. Эдак у меня и от гвардии ничего не останется.

А ещё я увидел, как Алиса, ловко укоротив энергетика на целую голову, бежит к вновь появившейся твари сзади.

— СТОЯТЬ!!! — рявкнул я.

Неожиданно крик получился очень громкий, остановилась не только Алиса, но и все орки рядом со мной.

— ОН МОЙ!!! — прорычал я, чувствуя, как меня охватывает багровая ярость.

По сравнению с этой тварью я выглядел лилипутом. И Хаос меня пожри, если я не позволю получить хоть какое-то преимущество. Пусть это будет этим потусторонним непонятным чувством, мне сейчас нужны все мои силы.

Орки стоящие впереди почтительно склонили головы, пропуская вперёд. Я сделал шаг, второй и ускорился, пытавшись как можно быстрее разорвать расстояние.

На пути стоял Пенетратор. Я уже замахнулся мечом, чтобы отрубить ему его любопытную лапу, но тут случилась следующая странность: здоровенный демон убрал руки за себя и отпрыгнул от меня в сторону, как будто от огня, освобождая прямой проход к своему боссу.

Принц-Демон. Откуда я это знал? Без понятия, но этот образ у меня в голове отпечатался очень сильно. Я просто знал это и всё. А ещё я знал, что он пришёл сюда по мою душу, и что стоило это ему очень больших сил. Даже могущественные демоны не могут просто так скакать по времени и пространству. Здесь был рядовой рейд, но в какой-то момент он превратился в смертельную ловушку. Ловушку для меня. А эти четверо Пенетраторов, идущие в Авангарде, видимо служили своего рода якорем, чтобы призвать своего господина. Ну что ж, он пришёл. Вот только это мой мир и мои правила.

Я шарахнул Пузырём. Меч у меня в руке превратился в копию копья Алисы, только зелёного цвета. И я, притормозив, вложил всю силу в бросок. Копьё вонзилось в грудь твари, заставив её зареветь. Рука её непроизвольно дёрнулась, дабы вытащить оружие из груди, но я уже призвать его обратно. Оно просто исчезло и снова возникло у меня в руке.

Я сделал второй бросок. На этот раз враг среагировал, пытаясь отбить копьё, летящее в него в воздухе. И вот тут я в первый раз использовал трюк, подсмотренный мной в эпической битве Серого. Прямо в воздухе копьё превратилось в большую острую звезду, которая отсекла демону кисть и вонзилась ему в плечо. Демон заорал ещё сильнее.

— Не нравится, падла?! — прохрипел я.

Я чувствовал радость и восторг. Мне хотелось прорваться к этой сволочи поближе и вцепиться ему в горло зубами. То, что он превышал меня в два с лишним раза по росту и раз в десять по размеру, — да кого это волнует? Большой шкаф громче падает!

Снова звезда вернулась обратно ко мне в качестве меча. Я подошёл совсем близко и начал свой танец, непрерывно поддерживая Пузырь и превратив меч в подобие алебарды, ведь мечом я максимум достану его до пояса.

Тварь выла и размахивала всеми четырьмя лапами, также пытаясь пнуть меня ногой. Но не тут-то было. Пузырь почему-то работал с перебоями. Да, я помню, как мне обнулили его в глубинах Подпространства. Но сейчас был мой мир. И всё-таки этот демон был силён, очень силён, если он может даже пытаться нивелировать мой абсолютный Дар сейчас.

Вызвать Пузырь требовало больше сил, чем его поддерживать. Каждый раз, когда демон «сбивал» моё умение, мне приходилось щедрой рукой черпать энергию изнутри себя, чтобы вызывать Пузырь снова. Враг же, в краткие перерывы между работой Пузыря, пытался то включить регенерацию, то использовать какую-то магию. И делал он это чертовски быстро и умело.

Шар огня пролетел у меня над головой и врубился в зазевавшегося Пенетратора. Кинетический удар попытался сбить меня с ног, отправив меня в небольшой полёт. У врага даже дёрнулась ладонь, попытавшись отрастить отрубленные пальцы.

В какой-то момент я понял, что если я не удержу Пузырь, то мне будет конец. Уж слишком мощными и разноплановыми умениями владела стоящая передо мной эта тварь!

Передо мной шлёпнулась отрубленная кисть демона, из которой потекла тёмно-красная, почти чёрная кровь, и я поймал себя на мысли, что я плотоядно облизнулся. В этой крови столько силы... Что я творю?!! Нет уж!

В очередной раз увернувшись от удара сначала ногой, а потом рукой, я разорвал дистанцию и достал тубус, который так долго лежал у меня без дела. Пальцем большой руки откинул крышку и всадил в себя столько таблеток, сколько выкатилось за один приём, а выкатилось их четыре.

Мир вокруг меня взорвался. Мне стало тесно в моём теле. У меня возникло ощущение, что я увеличился в размерах. Но это увеличилось не моё тело, это увеличился мой дух.

Я на мгновение потерял контроль над Пузырём и увидел, как между ладонями демона разгорается пламя. Я шарахнул Пузырём так сильно, насколько хватило сил.

Пламя в руке погасло. Враг даже упал на одно колено. Такое ощущение, что Сущность на мгновение покинула это тело. Огромная башка невидяще пялилась сквозь меня непонимающе и тупо. Кажется, это мой шанс!

Первым прыжком я запрыгнул на колено врага, оттолкнулся и взлетел вверх, прямо к оскаленной пасти. Схватившись левой рукой за витиеватый рог, а правой я увеличил меч до невероятных размеров. Это был первый раз, когда оружие превратилось во что-то, что я не видел и не держал в руках. Это было похоже на меч, вот только лезвие его было примерно полметра шириной и в больше двух длиной. Огромное сияющее зелёным цветом. При этом я абсолютно не чувствовал тяжести, а ведь меч такого размера должен весить больше сотни килограмм.

С размаху рубанув по шее, я изобразил того самого персонажа из поговорки Смирнова: «человека, который рубанул сук, на котором сидел». Я вообще то на этом «сучке» висел, но суть не в этом. Голова отделилась, и я начал падать вниз. Вот только меч радостно взвыл, впитывая в себя, а затем в меня, прорву дармовой энергии. Я даже успел краем сознания немного испугаться. Мне казалось, что это меня сейчас просто разорвёт. Время как будто замедлилось. Сначала пола пещеры коснулись мои ноги, затем рядом плюхнулась отрубленная голова. А затем безголовое тело начало падать набок, фонтанируя чёрной кровью из перебитых артерий.

Я медленно осмотрел пещеру. Время всё ещё оставалось статичным. В причудливых позах застыли орки, схватившиеся с демонами. Алиса прокалывала какую-то очередную тварь. Тут и там лежали остатки моей Зелёной Гвардии. Я потерял сегодня много орков. Непозволительно много для такой малочисленной расы. Слева и справа сияли порталы, из которых всё ещё выходили адские твари.

Да, я чувствовал себя подобно Богу. Но вот только смогу ли я действовать дальше, когда этот поток энергии схлынет? И нет, я не хочу дальше терять своих соратников.

— ПРОЧЬ!!! — прошептал я, и время включилось в своё привычное русло.

И да, это показалось мне, что я прошептал. Этот шёпот подобно урагану пронёсся по пещере, захлопывая так и не открывшиеся порталы и вышвыривая демонов... обратно в подпространство.

Буквально через секунду в нашем мире не осталось ни одного живого демона. Каким-то образом я смотрел одновременно и в наш мир, и в лимб, и даже глубже. И видел, как улепётывают недобитки... улепётывают в стразе.

— Антон? — донеслось как будто из далека.

Я повернул голову, и Алиса отпрянула, выставив перед собой копьё.

— Твои глаза!!!

— Да, мои глаза, — попытался улыбнуться я. — Наверное, они красные...

— МОЛОДЕЦ! — раздался у меня в голове знакомый голос знакомого демона.

И тут меня накрыло волной беспамятства.

* * *

Яркий свет мешал мне спать.

Я открыл один глаз, затем второй. Похоже, медицинская палата. И нет, это не лазарет моего корабля.

Справа были широкие окна. Сквозь них пробивался солнечный свет. Вдали виднелись снежные шапки вершин. Похоже, я на планете. Облепленный датчиками с ног до головы, голый под тонкой простынкой, но кажется целый.

Повернул голову, услышав знакомый храп. Сбоку в глубоком кресле, откинув голову назад, бесстыдно дрых Смирнов.

— Рота, подъём!!! — рявкнул я.

На что Пашка испуганно подпрыгнул, и я скривился от лёгкого ментального дискомфорта. Слава Императору, он мог контролировать силы, но, наверное, эти наши шуточки из курсантского прошлого надо прекращать. Не дай бог, мозги мне выжжет.

— Ноунейм, падла! — нахмурился друг, но тут же снова улыбнулся, — Очухался?

— Как видишь, — кивнул я. — А ты теперь моя мамашка? — улыбнулся я в ответ.

— Ага, ещё и папашка, — подтвердил товарищ. — Отлично устроился! Валяешься тут, медсестрички тебя аппетитные щупают. А нам хаоситов добивать.

— Ну-ну. Наверное, про медсестричек ты загнул, — хмыкнул я. — Да и с хаоситами, я думаю, вы справились, раз ты возлегаешь здесь рядом со мной, а не находишься на передовой. Ведь так?

— Не-не, медсестрички здесь зачёт! Я... гхм... уже проверил. А с Хаосом... Ну, собственно, да. Тоже так мелочь всякая осталась, Драконы её сейчас по планете гоняют.

— Сколько я здесь?

— Да почти неделю.

— Пожри меня Хаос! — удивился я, — И ты всё это время здесь сидишь?

— Угу, делать мне больше не хрен! — улыбнулся Пашка, — Так, прихожу к тебе, поспать.

Он загадочно улыбнулся.

— Или к медсестричкам? — улыбнулся в ответ я.

— Ну, или так, — развёл руками Пашка, — Я рад, что я здесь, пока ты проснулся. Алиса жива и здорова. Но несколько... — он задумался, подбирая слова, — озадачена. Ты что там устроил? — заинтересованно глянул он на меня.

— Да как обычно, — пожал плечами я. — Делал свою работу.

— Ага! Алиса рассказала, какую работу ты там делал! Я не поленился спуститься в эти гадские подземелья и посмотреть КОГО ты там «уработал».

— Ну и как, — хмыкнул я. — Впечатляет?

— Не то слово. Я такой твари вживую не видел! Да и не слышал, если честно.

— Принц Хаоса, — пожал плечами я скромно.

— Пожри меня Хаос, что?! — Пашка вскочил со стула.

— Ну, я так думаю, — немножко смутился я от его реакции.

— Он так думает... — Пашка обратно уселся в кресло, откинувшись. — Ты говоришь, что ты в одиночку завалил Принца Хаоса? Если мне не изменяет память, то последнего из них Орден Войны неделю гонял. А ещё я помню, что часть Инквизиторов не дожила до конца боя.

Я снова развёл руками.

— Без понятия. Это моя интуиция.

Пашка задумчиво почесал переносицу.

— Ну, ты знаешь, возможно, ты и прав. Даже по тем остаткам силы, что там осталась — очень похоже. Надеюсь, немножко ситуацию прояснит Лундгрен.

— Кто?

— Ну, главный старейшина — Улле Лундгрен. Он эту башку рогатую зачем-то к себе в Крепость утащил, предварительно спросив — можно ли. Ну я сказал — можно. Ты же не собирался её на «Араганоре» в командной рубке подвесить?

— Хм, а классная идея! — почесал голову я.

— Блин, зачем я это сказал, — стукнул себя по лицу Пашка. — Ну, короче, ты как? Руки, ноги работают?

Я пошевелил руками и ногами.

— Да вроде всё нормально.

— Герда!!! — громко крикнул Пашка и в палату впорхнула юное и... очень сексапильное создание.

Нет, никаких суперкоротких халатиков и глубоких декольте. Вполне обычная медсестричка. Только выглядела она очень мило и как-то странно улыбалась, глядя на Смирнова. Что-то мне подсказывало, что именно к ней Смирнов ходил «высыпаться».

— Ваш новый повелитель проснулся, — указал на меня Пашка, на что девушка слегка нахмурилась.

Я же нахмурился сильнее.

— Ты что несёшь?

— Как что? Вся планета ждёт, чтобы принести тебе вассальную клятву. Как тебя назвать, если не повелителем? Разве что Тёмный Властелин?

— Почему тёмный? — я ещё не очень хорошо соображал и Пашкины шуточки не доходили до меня до конца.

— Если я тебя назову светлым, то Алиса после произошедшего будет точно против, — заржал друг.

Я вздохнул.

— Опять ты со своим тупым юмором!

— Но-но, нормальный у меня юмор, — хмыкнул Смирнов. — Герда, солнышко, принеси... гхм, господину Антону его одежду.

— Сию минуту!

Она выпорхнула и буквально через две минуты притащила мой чистый и выглаженный комбез.

Вместе с ней пришёл доктор, точнее два доктора. Местный высокий седой мужчина и мой Аристарх, корабельный врач сначала «Араганора» — эсминца, а теперь «Араганора» — линейного крейсера. Ну да, зная этого человека, он вряд ли бы оставил меня без присмотра.

— Как вы себя чувствуете? — нахмурился незнакомый врач.

— Да отлично он себя чувствует, — одного взгляда Аристарху, который знал меня от и до... и ещё немного внутри. — С возвращением, командир!

Он протянул мне руку.

— Спасибо, Аристарх. Ты, как всегда, на высоте. Что со мной было?

— Да как обычно, — пожал плечами врач. — Сначала вы чуть не сгорели от переизбытка энергии, но потом она куда-то почти в полном составе выплеснулась, и вы чуть не сдохли... извините, не умерли от истощения. Ну, мы немного вам помогли. Организм сильный, сам справился. Ну, пришлось вот недельку поваляться, пока он мобилизует все ресурсы.

Тут мне пришло в голову — всё ли со мной в порядке? Я сначала заглянул в Лимб, затем организовал маленький Пузырь, только вокруг себя. Это заметил только Пашка, инстинктивно одёрнувшись в сторону. Всё работало, и всё работало без проблем.

— Так, тебя хочет видеть Совет Старейшин, — Пашка поднёс руку к уху, в котором торчал микрофон.

Я кивнул Аристарху.

— Спасибо, ещё раз.

А тот протянул руку незнакомому врачу.

— Спасибо за помощь, коллега. Бывайте. Мне здесь делать больше нечего.

Мы спустились вниз, пройдя сначала по коридору, а затем в лифте. Обычная суета, свойственная больницам, превращалась в гробовое молчание, когда мы проходили мимо. Все как один высокие, здоровые белые люди, в большинстве своём блондины, прерывали все свои дела, чтобы рассмотреть меня получше.

Спустились вниз. Выйдя из холла, я втянул морозный воздух. Кажется, на планете поздняя осень уже переходила в зиму. Снега ещё не было в долине, он только покрыл верхушки хребта Крыло Дракона, но, думаю, скоро доберётся и сюда.

— Где наши? — спросил я, подходя к флаеру.

— Гоняют демонов по пещерам. В принципе, это уже не нужно, но они так развлекаются, — хмыкнул Пашка. — Ну или стрессуют. Как, между прочим, и я, думая — вернётся ли наш командир в сознание или нет.

Он внезапно крепко сжал мне предплечье.

— Я чертовски рад, Тоха, что ты снова с нами!

Глава XXIV

Короткий полёт и мы уже садимся во внутреннем дворе большого замка родовой крепости Линии Фафнира.

Я не знаю, откуда пошла мода, и что было первое — построены здания-крепости на планетах и сами планеты начали называться «крепостями», или наоборот. Но все столичные планеты, которые носили название «планеты-крепости» так же имели в столице самую натуральную крепость, построенную в соответствии с представлениями Линии, и как правило отображающие их бывшую земную национальность.

Столичная планета Хедебю не была исключением. Суровые скандинавы из Линии Фафнира и крепость соорудили соответствующую. Без всяких изысков, построенная из чёрного вулканического камня из грубо отёсанных огромных блоков, пригнанных один к одному, — она смотрелась впечатляюще. Учитывая то, что она находилась на холме и господствовала над остальным городом, выглядела она несколько инородно, но вполне в духе и пафосе, так свойственных благородным Линиям.

Нас встретили гвардейцы в чёрно-синих цветах Линии, одетые в церемониальную броню с гербом дракона на них. Командовал почётным караулом молодой Одарённый, которого я без труда идентифицировал, как физика. После официального приветствия, на удивление, они вполне по-дружески пожали с Пашкой друг другу руки.

— Антон, это Ульрих Фальк, — представил он мне молодого великана.

Да, размеры Ульриха впечатляли. Он был на пол головы выше меня и шире в плечах, Пашку же он превосходил практически на голову. Светлые длинные волосы собраны в хвост, аккуратная борода и усы. Голубые глаза смотрят уверенно. Похоже, он является хорошим бойцом.

Это тут же подтвердил Пашка:

— Ты бы видел этого молодого дракона в бою! Честно говоря, мне было бы интересно посмотреть их спарринг в Тадаси или Райли. Ты знаешь, я даже не уверен, что я поставил бы на наших.

Я хмыкнул, глядя на Пашку, но тот вроде не шутил. Значит действительно парень силён.

— Большая честь приветствовать вас на нашей планете. Позвольте я провожу вас к Старейшинам.

Я протянул руку, которую Ульрих с некоторым удивлением тоже пожал.

— Давай на «ты», — предложил я. — Возраста мы с тобой одного, а учитывая, что ты уже повоевал с нами плечом к плечу, я думаю, это будет вполне достаточно.

Молодой дракон внимательно посмотрел мне в глаза, кивнул, соглашаясь, и повёл нас ко входу в центральное здание замкового комплекса. Откуда-то сбоку подошли мои остальные члены команды, и я тепло поприветствовал ребят, поинтересовавшись:

— Все одержимые на планете убиты или вам надоело махать мечами?

На это Райли хмыкнула.

— Да что там добивать, если самое вкусное досталось тебе. Такое веселье пропустили, — покачала она головой. — Мне будет трудно тебе это простить.

Я засмеялся.

— Несмотря на то, что я очнулся несколько часов назад, но даже до меня дошли слухи о шальной голландке и японце, которые чуть ли не вдвоём ушатали Пенетраторов в ущелье. И ты ещё жалуешься?

— Ну, что было, то было, — скромно пожала плечами девушка.

Тадаси, как всегда, хмурился и молчал. Ну что ж, самурай такой самурай.

— Привет, командир, — подошла Алиса, которая на меня странно смотрела, осторожно протягивая руку.

Я засмеялся, схватил её за руку, подтянул к себе и обнял.

— Привет, подруга! Спасибо, что вытащила меня оттуда. Надеюсь, ты не будешь шарахаться от меня, как от прокажённого.

Я почувствовал, как напряжённые плечи девушки расслабились, она отстранилась и наконец улыбнулась.

— Я совру, если не скажу, что на мгновение меня посетила такая мысль. Честно говоря, я даже подумала, что ты сам стал одержимым. И конечно же в тот же момент я попрощалась с жизнью.

— Красные глаза? — заржал весело Пашка.

Алиса посмотрела на него нахмурившись.

— Добро пожаловать в наш клуб! — смеялся Смирнов, — Это у него ещё когти и рога не вылезли.

Улыбка сошла с лица девушки.

— Так он ещё и изменяется?

Тут уж грянули смехом все мы четверо.

— Вот дураки, — обиделась Алиса.

Но больше всего охреневал Ульрих, который наблюдал за нашей командой со смесью восторга и озабоченности. Озабоченности в нашем психическом состоянии, скорее всего. Ну, я бы на его месте испытывал примерно те же эмоции, — прилетели пятеро молодых Одарённых и фактически единолично освободили планету от Хаоса. Тут уж не знаю, что думать, — что мы в сговоре с Хаосом или Линия Фафнира наблюдает рождение новых богов, которых, согласно Инквизиции, не существует.

Длинные коридоры, где для освещения использовались факела, вместо электричества. И вот мы заходим в большой зал, где гвардейцы выстроились, организуя живой коридор. А в конце находятся так же нарядно одетые одарённые. Да, это были одарённые. Взгляд в Лимб позволил это определить. Помимо Ульриха, их было сто пятьдесят семь человек, причем две трети из них были женщинами — всё, что осталось от не самой сильной, но гордой Линии Драконов.

Вперёд выступил старый, но мощный мужчина, размерами превышающий даже высокого Ульриха. Лет ему, похоже, было далеко за сто. Но готов поспорить, что в бою он был ещё сильным соперником.

— Главный старейшина Улле Лундгрен, — представился он.

— Антон Ноунэйм, — протянул я руку.

Даже его ладонь превышала мою раза в полтора. Его габариты были почти такие, как у космодесов, притом, что он точно являлся человеком.

— От лица Линии Фафнира, я приношу наши благодарности подразделению Дети Императора и вам лично...

Его «спич», наполненный пафосом, неторопливо продолжался несколько минут. Мы же терпеливо выслушали всё не прерывая. Традиции есть традиции. Даже если я их недолюбливаю, то обижать хозяев высказыванием неблагодарности, я посчитал неприемлемым.

— Мы готовы принести вассальную клятву, как договаривались, — нахмурился старейшина. — Как только вы будете готовы.

Я вздохнул. Честно говоря, была у меня мысль гордым Драконам свободу. Была ровно до того момента, как я не высказал это вслух, находясь ещё на мостике «Араганора», перед спуском на планету. По реакциям, которые последовали от моих ребят, я понял, что не прав. Сильно не прав.

Самое лестное слово было — это слово «идиот», полученное от Пашки. Все остальные выбирали выражения, но в общем то убедили меня в том, что мои идейные соображения я могу засунуть себе... ясно куда.

Для себя я решил, что ничто не мешает мне освободить от клятвы в любой момент. А иметь вассальную линию — это отличное увеличение мощи моего маленького подразделения.

Клятву я принял немедленно, чтобы не затягивать. И тут возникли, так сказать, юридические проблемы. Официально вассальная клятва должна была зарегистрирована в имперской сети. Вот только никогда в истории благородная Линия не приносила вассальную клятву наёмному подразделению. Такого просто не могло быть и, учитывая это, — это не могло быть оформлено юридически.

Наших хозяев это не смутило. Слово клятвы было произнесено и по их словам этого было достаточно.

Примерно понимая, с кем я связался, я был склонен этому поверить. Слишком много среди Линий было завязано на обычаях и ритуалах. Линия Фафнира изъявила свою волю и о ней узнала вся Империя. Ну а то, что это невозможно юридически? Что значит бумажка по сравнению со словом Одарённого?

Ну, а потом Драконы устроили для нас торжественный пир. Мне усадили рядом с Главным Старейшиной и через некоторое время его интерес прорвался наружу бурным потоком. Он хотел узнать о нас всё. Собственно, согласно вассальной клятве, положение Линии Фафнира было близко к положению рабов. Да, именно так это и трактовалось. Обычно такие клятвы приносили побеждённые Линии, обязующиеся на определённый срок служить победителям. При этом все они являлись вассалами Императора. Но именно взаимоотношения между двумя линиями «вассал — сюзерен», было несколько другим.

Что ж, я раскрыл карты, в очередной раз удивившись, что «Негатор» уже не так вгоняет в ступор людей, как раньше. Судя по всему, у Старейшины было время навести о нас справки. Ну, слухами земля полнится. Официального подтверждения в имперской сети по моему поводу не было. Но такое утаить невозможно. Так что после моего признания Старейшина просто кивнул головой, видимо удовлетворённый подтверждением информации.

Я вкратце рассказал, «что мы, где мы и как мы». Особенно его интересовало происхождение наших кораблей.

Потом настало время мне задавать вопросы. Ситуация была печальной. В живых осталось чуть больше миллиарда из почти семи миллиардов населявших столичную планету. Флот был уничтожен на 100%, личный состав на 80%. 20% смогли спастись на спаскапсулах. Единственная орбитальная крепость «Дракон-1» каким-то чудом выстояла, но, чтобы вернуть её в строй, требовались большие вложения в необходимые запчасти. Минусом было то, что были потеряны все остальные планетные системы, а было их не много, не мало, а именно двенадцать.

За тысячи лет в анклаве Драконов каждая планета выполняла свою роль, будучи сбалансированной единицей в рамках отлично отлаженного механизма. И вот теперь это всё рухнуло. Да, денег на счету Линии было много, вот только в нынешние времена деньги стоили гораздо меньше, чем хороший корабль или обученный боец.

Но всё же имперский реал хоть и обесценился, но тем не менее использовался, так что нужно просто найти то, что нужно нам и тех, кому нужны деньги. За это я не очень сильно беспокоился, ведь у меня есть Гирш.

Также из хорошего было то, что не весь флот хаоситов мы покрошили в пыль. По оценкам техников моего флота, сложно, но возможно восстановить один из линкоров хаоситов, три крейсера и два эсминца. Более мелкие корабли как раз разлетелись в ту самую космическую пыль. Да и на то, чтобы привести в порядок вышеперечисленное, требовалось время, деньги и запчасти. Ну, при наличии всего выше требуемого — это заняло бы несколько месяцев. Но оно того стоило.

На Сальватор было отправлено сообщение. Наши орбитальные верфи стартанули в эту сторону, собрав всё доступное по списку, что у нас было в наличии. Ну а Рафаэль радостно принял новый бесконечный перечень того, что нужно было нам по результатам визуальной дефектовки. Конечно, этот список увеличится, когда корабли встанут в доки. Чем меня радовал Гирш, что чем более невыполнимую задачу я ставил, тем больше он радовался. Кажется, он соревновался сам с собой или со всем космосом и для него не было слово «невозможно». В который раз я подумал, что иметь такого «тыловика» бесценно.

Также с Сальватора вышло несколько кораблей с продовольствием. Жизнь в столице нужно было налаживать. Для начало хорошо было бы просто всех накормить.

Мне дико не нравилась существующая обстановка.

Собственно, зря меня друзья обвиняли в том, что я добровольно отказываюсь от вассалов. Дело было совсем не в этом. Я просто понимал, что я с трудом держу под контролем одну систему, а сейчас появляется ещё одна. Вариант собрать всех боеспособных воинов и Одаренных, отправить на Сальватор и бросить всех остальных на погибель — не рассматривался. Хотя вассальная клятва это подразумевала. Мы свой договор выполнили. Теперь они фактически наша собственность. Так-то представляю их настроение и как бы они мне служили, зная, что бросили на погибель их родственников. Да, опять же скажу, служили бы они мне на совесть. Вот только слишком много «но». Я предполагал, что придётся растягивать силы. Силы, которых у меня до Хаоса мало. И как всё это делать я не имел ни малейшего представления.

Купившись на «вассалитет» Линии и потенциальных бойцов-Одарённых, я плохо продумал эти последствия. Что ж, придётся думать об этом сейчас. А ещё остро стоял вопрос — что делать дальше? Я имею беззащитный Сальватор, разорённую и умирающую крепость Драконов и неопределённое будущее, в котором от моих поступков зависят миллионы человеческих жизней.

Что ж, надеюсь я готов...

Глава XXV

— Антон, похоже у нас проблемы!

Именно таким было моё утро на Хедебю. Третье утро с момента, как Линия Фафнира стала моим вассалом. Воспользовавшись предложением хозяев, мы задержались здесь ненадолго, дабы утрясти основные моменты, связанные в основном с коммуникацией. Слишком много нужно было обговорить и осознать. А еще о большем нужно было позаботиться. Да и в это время слегка поредевший Первый и Второй Гвардейские всё ещё гоняли одержимых на западном континенте.

Судя по сообщениям ментатов, на Сальваторе всё было спокойно, и я мог себе позволить немного задержаться, дабы очистить столицу Линии Фафнира от одержимых как можно тщательнее.

Собственно, сдерживал меня от личного участия в боях только мой врач Аристарх, который, кажется, невольно стал специалистом по Одарённым. Он просил меня хотя бы несколько дней не использовать Дар, несмотря на то что я в этом проблемы не видел. Но оставшиеся в живых медики Драконов подтвердили его диагноз, а главный старейшина намекнул, что стоило бы их послушаться. И в общем-то, кроме моей неугомонной натуры, чисто моё физическое нахождение где-то на континенте не требовалось. Практически все более-менее сильные демоны были уничтожены, производилась зачистка «старых» и «новых» одержимых.

Вот и сейчас роскошные покои, выделенные мне в Крепости Драконов, были снабжены радиопередатчиком, напрямую связанным с мостиком «Араганора». И таким образом Дюрер пожелал мне доброго утра.

— Что у нас, кэп? — напрягся я.

Спросонья что только не приходило мне в голову: о карающей руке Инквизиции, которая добралась наконец-то до Негатора; или повсеместном выходе демонического флота; а возможно неизвестные ксеносы также решили отловить Антона Ноунейма и ликвидировать его из этой реальности.

— Имперский конвой, сэр, — доложил Дюрер.

Я хмыкнул.

— И-и-и.... что они хотят? В чём проблема то?

— Проблема в его составе, сэр, — официально, как обычно в момент напряжения, ответил мой новоявленный адмирал.

— А что не так с его составом?

— Посмотрите на планшет, я перевёл вам данные.

Я взял свой командный планшет, взглянул и присвистнул. Три грузовика сопровождали один линкор, восемь крейсеров, два авианосца и двадцать два боевых корабля поменьше.

— Они что, императорскую семью перевозят? — первое, что пришло мне в голову.

— Да нет, посмотрите на грузовики.

Я глянул. Это были даже не пассажирские, это были обычные грузовики-контейнеровозы, рассчитанные именно под перевозку обычных контейнеров.

— И что они хотят? — спросил я.

— Хотят пополнить кое-какие припасы на Хедебю.

— Макс, побудь на связи некоторое время!

Ситуация была для меня абсолютно непонятная. Я быстро оделся и вышел наружу. Около моей двери стоял абсолютно для меня незаслуженный, но тем не менее, предоставленный караул из двух гвардейцев Линии.

— Я бы хотел увидеть ваших Старейшин.

— Да, они вас уже ждут, — кивнул один из гвардейцев, в ухе у которого я увидел радиопередатчик.

Через несколько минут меня провели в зал совещаний, в котором, несмотря на такое утреннее время, присутствовали Старейшины в полном составе.

— Здравствуйте, господа, — кивнул я.

Не дождавшись ответного приветствия, я тут же перешёл к делу.

— Вот этот караван, — я кивнул на экран, на котором как-раз собрание рассматривало нашу «проблему», — Это нормально, так всегда было?

— Нет, не нормально, — покачал головой Старейшина Олаф Фальк, отец Ульриха, которого фактически спас Смирнов, вовремя прибыв на помощь. Сейчас Олаф являлся командующим Вооружённых Сил Драконов, вместо погибшего в бою с Хаосом прошлого. Ну, тех, что осталось... А осталось очень немного. Выглядел он неважно, перемотанный с ног до головы. Когда мне его представили, он вообще стоять на ногах не мог. В тот момент я прочувствовал некоторое уважение, когда узнал, что его предшественник, с которым я не имел чести быть знакомым, самостоятельно водил войска в атаку и там героически погиб. Понимаю, что это не от хорошей жизни, но тем не менее мужчина достоин был уважения.

Сейчас Олаф с трудом поднялся, скривившись от боли, и нажал несколько кнопок. Изображение поменялось на карту сектора.

— Обычно такие гости к нам не забредают. Их путь пролегает в этой стороне, — он ткнул указкой в сектор, выкрашенный в красный цвет. — Как вы видите, все системы там захвачены Хаосом, поэтому они решили сделать крюк, — он снова показал указкой и крюк получился немаленький. — Я не сомневаюсь, что им требуется пополнить запасы, как еды, так и топлива.

— Откуда и куда они летят?

— Куда — мы представляем, — карта поменялась по его желанию и показала не много, не мало — Землю. — А вот откуда...

Карта снова сдвинулась, показав пустую чёрную карту с редкими системами, не отмеченную ни красным, как захваченную Хаосом, ни голубым, как территорию Империи.

Я прикинул — находилась это область примерно в неделе прыжка от ближайшей планеты Империи. Даже той, которые сейчас уже были потеряны. Для того, чтобы долететь к нам, им пришлось потратить не меньше трёх недель, а то и месяц.

— А что там?

Внезапно Старейшины замялись, переглядываясь друг с другом. А Главный Старейшина прокашлялся, привлекая к себе внимание.

— Эссенс, Антон. Они везут Эссенс.

— Эссенс? — нахмурился я, — Как, откуда??

Старик снова глубоко вздохнул.

— Планета Парадайз не была единственной, Антон. Она была единственной известной широкой публике в Империи. Это её и погубило. Существует несколько планет, на которых добывается Эссенс. Нам достоверно известно только об этой.

Он встал, аккуратно помог присесть своему вояке на стул, и взял у него из рук указку.

— В какой-то из этих систем, — Улле ткнул указкой, а сидящий сбоку секретарь тут же подсветил их зелёным, — Находится планета, на которой добывается Эссенс. Без понятия, на какой конкретно. Вся эта зона является бесполётной зоной. При появлении любого корабля в этих системах, он тут же сбивается Имперскими Военно-Космическими Силами.

Я задумался, глубоко задумался. Честно говоря, меня и раньше терзали сомнения, что одна планета могла обеспечивать целую Империю на протяжении тысяч лет. А когда я точно узнал природу Эссенса, получив друзу от Казарских, то моё сомнение ещё больше усилилось. Д

а, моё невиданное по нынешним временам богатство было неплохо для маленького наёмного подразделения, которое могло с помощью этого волшебного вещества быть потрясающе эффективным. Но сейчас, вольно или невольно, но мои владения, или правильно сказать — союзнические территории, расширяются. И с присоединением Хедебю — всего одной планеты и Линии Дракона, я понимаю, что нам будет уже тупо не хватать просто для обеспечения Навигаторов, не говоря уже о том, чтобы сделать какой-то запас на будущее. Это становилось реальной проблемой. При том, что у меня было всего две системы. Что тогда говорить обо всей остальной Империи. А тут вон оно оказывается как.

— И многие об этом знают? — нахмурился я.

— Ну, я думаю, что любая уважающая себя Линия, точнее её Старейшины это знают. Давно уже посчитаны расход и требуемый запас просто для функционирования Империи в мирное время. Что уж говорить о полноценных ведениях боевых действий. Знают ли в Линиях сколько этих планет? Уверен, не знает никто, кроме Императора. Где они находятся? Ну лично вот об этой системе знали мы и ещё две Линии. Это я знаю достоверно. Но эти две Линии находились здесь, — он снова указал на красную зону. — И сейчас ушли в небытие.

— То есть в этих трёх грузовиках? — начал я.

— Да, я думаю они под завязку забиты Эссенсом.

Я почесал затылок. В нынешних реалиях при таком грузе, я уже не находил состав вооруженного эскорта конвоя избыточным. Да к Хаосу, как бы он не был недостаточным! Три грузовика с Эссенсом, сколько же сейчас на них этого драгоценного порошка?!

— А в чём заключается проблема? Дюрер, ты здесь? — уточнил я, хотя попросил включить его на громкую связь.

— Проблема заключается в твоих кораблях, — ответил за Дюрера Главком Драконов.

— Не понял? — поднял брови я.

— Два рейд-крейсера, линейный крейсер и авианосец, я ничего не забыл? — раненный Дракон с гримасой на лице сменил позу в кресле. — Как показывает существующая и всё ещё действующая фаза Империи, цитирую — линейный крейсер «Адмирал Шеер» принадлежит Линии Хазенберг... Эскортный авианосец «Герцогиня Давосская», принадлежность: 4-й Легион Имперского Космодесанта «Защитники»... Рейд-крейсера класса «Элементаль», идентификационные номера... в стадии строительства... заказчик Линия Хай Чо. Именно это видит сейчас имперский ВКС и требует объяснений.

— Чем нам это грозит? — я сразу перешёл к сути.

— Подозреваю, что конфискацией, — хмыкнул Дюрер.

Я перевёл глаза на Старейшин, который всё-таки были более осведомлены в подобных вопросах.

Снова старейшина развёл руками.

— Ваш адмирал прав, Антон. Есть чёткий регламент — наёмникам не позволено иметь никаких военных кораблей классом выше эсминца.

— А Линиям? — тут же нахмурился я, хотя ответ знал.

— Да, Линиям крейсера иметь разрешено, но вот авианосцы нет, — ответил Фальк то, что я и так знал.

Собственно, вопрос я задал просто как мысли вслух.

— Если ты думаешь о том, чтобы быстро передать корабли на баланс нашей Линии, — вмешался Лундгрен. — То я тебя тут тоже огорчу. Так быстро это не делается. По-хорошему, согласно Имперскому Закону номер... пункт... — старик подсматривал к себе на планшет, куда видимо его помощники выдавали нужную информацию. — Найденные в космосе брошенные корабли не являются собственностью того, кто нашёл. Их дальнейшая судьба сильно зависит от того, какого они типа и кому они принадлежали. Если с пропавшими кораблями Линий можно всё было как-то решить путём переговоров, то относительно найденных имперских боевых кораблей, независимо от типа, эти корабли обязаны, я подчёркиваю ОБЯЗАНЫ сначала быть переданы в руки Империи, ну а затем после проведения расследования и дефектовки, людям или организации, нашедшим этот корабль выплачивается вознаграждение, которое также рассчитывается имперцами. Тут без вариантов, Антон.

— Я уверен, что за долгое время были преценденты.

— Да, — старейшина снова посмотрел себе в планшет, подслеповато щурясь. Видимо помощники кидали ему новую информацию. — Вот только этот же Имперский Закон, согласно пункту... подразумевает в лучшем случае штраф, а в худшем случае арест с конфискацией имущества.

— И мы сейчас... — начал я.

На что Главный Старейшина кивнул:

— Попадаем под этот закон.

— Адмирал! — позвал я вслух невидимого собеседника.

Молчание.

— Адмирал Дюрер!!!

— А-а-а, здесь, — послышался смешок старика, — Всё никак не привыкну к новому званию.

Сидящие вокруг старейшины понимающе заулыбались.

— Что мы можем им противопоставить?

— Ну, я думаю, что один из грузовиков мы точно сможем уничтожить, до того, как от нас ещё хоть что-то останется...

Дюрер абсолютно будничным голосом продолжал вещать. С лиц сидевших Старейшин сначала исчезли улыбки, потом их лица посмурнели, они нахмурились. В конце, когда адмирал обсуждал, что скорее всего придётся пойти на таран, чтобы взорвать реактор и уничтожить как можно больше врагов, их взгляды стали совсем растерянными.

— Примерно так я вижу предстоящий бой, — как ни в чём не бывало закончил Дюрер.

Я кивнул, не обращая внимания на окончательно охреневших Старейшин. Собственно, я склонен верить Дюреру. А если ему верить, то уничтожив один грузовик и пару-тройку судов противника, мы полностью потеряем весь мой флот. А это несколько десятков тысяч обученных и преданных мне людей. Такой вариант абсолютно меня не устраивал.

Я посмотрел на хмурящегося главного старейшину.

— Господин Лундгрен, возможно, учитывая ваш опыт в имперской политике, вы сможете предложить какой-то выход.

Старый скандинав улыбнулся.

— Ты сильно преувеличиваешь мои познания в политике. Линия Фафнира всегда старалась не лезть в большую политику, предпочитая зарабатывать честным трудом и честной войной.

Эти слова вызвали одобрительный гул собравшихся.

— Мы не сильны в юридических лазейках, чем так любят заниматься «внутренние» Линии. Но я тебе скажу так — если ты скажешь сопротивляться, то мы не нарушим свои клятвы, несмотря на то что у нас есть обязанности перед Империей и императором, ведь именно они нас бросили в трудный момент, а вы пришли на помощь. Так что думаю это будет справедливо.

Снова одобрительный кивки от Старейшин. А я покачал головой.

Пожри меня Хаос! Ну и что я добился? Кроме того, что погибнут мои корабли с персоналом, так ещё и гордая Линия Драконов прекратит своё существование? Где логика, где смысл?!

— Хотя... — подал голос старый Лундгрен. — Есть у меня одна мысль, но боюсь, что тебе она не понравится...

Глава XXVI

Главный Старейшина предложил не много и не мало — объявить независимость Хедебю и её выход из состава Империи. Старик говорил это с тяжёлым сердцем, вздохнув при этом, что всю жизнь он сражался с мятежниками, а на старости лет, похоже, ему придётся самому стать мятежником, ну и послать имперский конвой к Хаосу.

Идея была смелая. А впрочем, что ещё ожидать от безрассудных Драконов, привыкших всё решать силой. Впрочем, это показывало их готовность следовать своей клятве до конца. Вот только потерять вассалов сразу после того, как их получить, мне совсем не улыбалось.

И да, я был согласен с выводом как своих командиров, так и аналитиков Линии, что конкретно этот флот в бой не полезет. Находись мы где-то на фронтире, да хотя бы в том же Сальваторе, я мог бы мог позволить Лундгрену это сделать, понадеявшись на то, что Империи в данный момент совсем не до мятежников. Но, судя по всему, система Хедебю оставалась последним коридором, через которую в Империю шёл Эссенс с неизвестной системы. И если я попытаюсь перерезать эту пуповину, то тут уж Империя найдёт силы и средства, дабы поставить на место выскочку. Так что идею старого дракона я с благодарностью, но отверг, в итоге сам связавшись с командиром конвоя.

— Командир наёмного подразделения Дети Императора, Антон Ноунейм, слушаю вас, — произнёс я в микрофон.

— Говорит контрадмирал Отто Штольц. Что вы себе позволяете, наёмник?! Почему ваши корабли ещё не заглушили двигатели и не готовы к принятию абордажных команд? — Почему...

— Адмирал заткнитесь, — устало сказал я, задолбавшись слушать этот пафосный «спич».

Собеседник на той стороне ненадолго замолк, как снова начал:

— Какого Хаоса ты себе позволяешь?!

— Я сказал заткнитесь!! — сильно повысил голос я, — Если вы хоть что-то ещё вякните, то вы не получите ни грамма продуктов и ни капли топлива. Это я вам обещаю. Данная система недавно подписала вассальный договор со мной. Так что по факту — это моя система!

На этот раз на той стороне прошло в молчании больше времени, однако голос адмирала стал чуть более спокойным, хотя он всё ещё с трудом держал себя в руках.

— Этот договор не имеет юридической силы! Неслыханное дело — как может благородна Линия давать вассальную клятву наёмникам?

— Разреши? — отодвинул меня старый Улле, — Я — Улле Лундгрен, Главный Старейшина Линии Фафнира, подтверждаю данную нами клятву и считаю её действующей.

— Мы разнесём ваши корыта в клочья, именем Императора! — снова начал заводиться адмирал.

— Ещё слово и вы точно не получите вообще ничего, — добавил я. — Если вам нужны припасы, а я вижу, что они вам нужны, то давайте закончим с угрозами и перейдём к торгу.

— К торгу?! — адмирал так удивился, что, похоже, даже его гнев несколько поутих. — В Империи военное положение! Вы обязаны отдать требуемое нам бесплатно!

— Мы не будем это делать, — теперь этого адмирала перебил Старейшина. — Либо вы покупаете то, что вам нужно, либо летите дальше.

— Да мы вас!..

Да что ж такое! Адмирал явно не владел собой.

— Уничтожите? — хмыкнул я. — Возможно, даже скорее всего. Вот только ваш ценный груз, боюсь, пострадает. Да и многие из вас умрут во славу Империи и Императора.

— Еретик! — завизжал адмирал.

— Никак нет, — покачал головой я. — Верный слуга Империи и Императора, поставленный в трудное положение этой самой Империей и Императором. Итак, наши условия — присылайте список требуемого вам, а я вам дам ценник. И да, оплата применяется исключительно Эссенсом.

— Что-о-о-о?! — похоже, собеседник тоже начал закипать.

— У вас час на размышления, — сказал я и отключил эфир.

Лундгрен задумчиво смотрел на меня и качал головой.

— Без обид, Антон, но ты либо самый большой идиот из всех, кого я видел, либо чёртов гений. Ты так уверен, что они не пойдут в атаку?

— Ну, не совсем я. Это информация от адмирала Дюрера. А ему доложил один из бывших старпомов, служащих в одном из таких «спецконвоев». У них очень чёткая инструкция — максимально избегать боестолкновения. Более того, они даже не могут оставить здесь часть флота, когда грузовики последуют дальше. Такой же жёсткий приказ — ни в коем случае без смертельной опасности для конвоя не разбивать ордер, а смертельной опасности, как вы видите, для них здесь пока не существует. Так что у имперцев есть два выбора — либо они соглашаются на наши условия, либо пытаются найти другую планету или систему для пополнения запасов. Кстати, у них есть такая?

Лундгрен взглянул на своих офицеров-аналитиков, что присутствовали здесь же. Молодой майор встал и покачал головой.

— Есть такая вероятность, в трёх неделях от нас есть система, принадлежащая Линии Токайдо. Вот только по нашим оценкам, у мелких кораблей топлива не хватит. Крейсера и грузовики должны дотянуть, но такого запаса топлива фрегаты и эсминцы с собой не несут.

— Что ж, будем ждать вестей.

Через сорок девять минут ожила на удивление не рация, а ментат-связист, что сидел неподалёку.

— Сэр, у нас вызов.

— Откуда?

— С Земли, сэр.

— Ну давай.

Глаза ментата закатились, в данный момент осуществлялась самая быстрая связь во вселенной — ментальная, когда два человека с нужными навыками, используя сущности, соединялись через подпространство, осуществляя мгновенную коммуникацию. Причём «платил» за это всегда вызывающий. В зависимости от расстояния, платил очень много. Это была дорогая, но чертовски эффективная штука. Подсоединённый шлем превращал разговор в обычные радиопереговоры. Ментат выступал здесь просто как живой передатчик.

— Говорит Имперский Советник 3-го ранга Сестерций Лекас. Что, во имя Императора, вы там творите?!

В помещении наступило гробовое молчание. Я, честно говоря, ожидал кого-то подобного, но не настолько. Чтобы сам член Имперского Совета вмешался в обычные переговоры? Похоже, этот конвой был им действительно нужен.

— Здравствуйте советник, я Антон Ноунейм, а имперский конвой хочет пополнить припасы в моей системе. Но мы никак не можем прийти к согласию по поводу справедливой оплаты товаров.

— Вы там с ума все сошли? Представляете, чем это вам грозит?

— Представляю — ничем, — кивнул я.

— Вы обязаны предоставить требуемое конвою!

— Не совсем так. В рамках закона о военном положении, — я подвинул планшет, куда мне перекинули нужную статью, — Говорится о том, что мы беспрекословно обязаны подчиниться имперскому командиру. Но тут есть несколько поправок. И одна из них — при наличии требуемого, если это не несёт опасности для жизни граждан Империи. Так вот, официально заявляю, отдав нужное, погибнет много законопослушных граждан Империи.

— То есть, отдать вы не можете, а продать можете?

— Именно! Ведь на вырученные средства мы обеспечим граждан Империи всем необходимым.

— Что за чушь вы несёте, наёмник?!

— И ещё... — пропустив мимо ушей яростный выкрик, продолжил я, — Как я понимаю, учитываянынешнее положение вещей, Хедебю необходима Империи для транспортного коридора. Поэтому, что-то мне подсказывает, что такие конфликты будут возникать и дальше, если мы не решим их прямо здесь и сейчас.

— Да мы просто пошлём флот и захватим вашу систему!

— Поправ права и обязанности Линии, которые дадены им Императором?

— Тяжёлые времена требуют тяжёлых решений.

— Даже если это будет так, — согласился я, — Как долго и в каком составе вы сможете удерживать здесь флот для защиты? Вы ведь знаете, что все окрестные системы захвачены Хаосом? И мы каким-то чудом отбили атаку Хаоса в этой системе совсем недавно? А оставив эту систему беззащитной, очередной конвой с, безусловно ценным для вас, грузом рискует попасть прямо в лапы Хаоса. А потеряв единственный коридор поставки, я не знаю как вы будете действовать дальше.

Теперь замолчал советник. Я решил не тянуть кота за хвост, а обозначить свою позицию.

— Я готов заключить с Империей контракт на охрану этой системы любой ценой.

— Какой самоуверенный наёмник, — хмыкнул имперский чиновник. — Ты думаешь, что вы справитесь?

— Я не думаю, я в этом уверен. Хаос может прийти завтра, послезавтра или уже сегодня. Так вот, у меня уже есть силы, достаточные для защиты. А в ближайшее время их будет здесь ещё больше. Сколько нужно вам для передислокации флота, который ещё нужно где-то найти? Прикиньте, плюсы и минусы, советник. Мне кажется, я предлагаю вас хороший выход.

— И ты хочешь получать оплату Эссенсом?

— Именно, — подтвердил я. — А что здесь такого? Эссенс всегда использовался в качестве альтернативной валюты.

— Вот только не в нынешние времена, — ответил собеседник. Он, в отличии от импульсивного военного был абсолютно спокоен и настроен по-деловому. Что меня несказанно радовало.

— Ну, такова моя цена. Я готов поторговаться по объёму, но имперские реалы я в оплату не возьму.

— Ты понимаешь, наёмник, что война рано или поздно закончится? Мы загоним Хаос в то адское пекло, откуда он вылез, и мы припомним тебе этот разговор?

— В последнее время мне так часто угрожали разные люди, что у меня появился некоторый иммунитет на подобные угрозы.

— Ждите, — коротко бросил советник. — Но я тебя запомнил.

— Да на здоровье, — хмыкнул я, после того как собеседник «бросил трубку».

Рядом шумно выдохнули сразу несколько человек.

— Ну что ж, следующий сигнал должен идти от конвоя, я уверен. Как вы думаете, это будет сообщение о согласии или бортовые залпы главного калибра?

— Ни хрена не смешно, Тоха, — подал голос Пашка, который уже приперся «на огонек», и открывший рот первый раз за всё это время.

— А похоже на то, что смешно мне? — повернул я к нему свой напряжённый взгляд.

Да, я пошёл ва-банк. Альтернативы были ещё хуже. Скорее всего, нам бы просто дали уйти, не ввязываясь в погоню. А что потом? Возвращаться сюда и каждый раз убегать при прибытии имперского конвоя, безропотно отдавая ценные ресурсы. Боюсь, первыми кто на меня косо посмотрит — это мои новые гордые вассалы. Сейчас они смотрели на меня несколько «настороженно», но вот что-что, а вот презрения в их взгляде точно не было.

Зашикал огонёк вызова.

— Вызов с головного крейсера конвоя.

— Давай, — махнул я.

— Говорит адмирал Штольц. Мы согласны. Готовы обсуждать цены и условия обмена. С вами свяжется мой заместитель.

После того, как он отключился, ещё один вздох прокатился по комнате. С облегчением ещё явно слышалась откровенная радость. Кто-то от переизбытка чувств хлопнул в ладоши, кто-то хлопнул другого по плечу. Напряжение спадало.

Старый Лундгрен посмотрел на меня новым взглядом.

— Парень, тебе говорили, что у тебя стальные яйца?

Тут уж не выдержал и засмеялся Смирнов.

— Примерно так же часто, как и угрожали.

— И да, обычно это говорили после того, как сначала угрожали, — не выдержал и улыбнулся я.

Кажется, проблему с дефицитом Эссенса я слегка решил. Понятное дело, что продукты и топливо стоят реальные копейки. Но по крайней мере, эти «копейки» я получу в виде Эссенса.

Кажется, на имперском рынке его уже нельзя было купить за реалы. За любые суммы.

* * *

Контракт был подписан. Конвой мы снабдили всем необходимым и он проследовал дальше по маршруту.

А я себя ещё глубже загнал в ту яму, из которой не видел выхода. Если у меня ещё оставались мысли постепенно перевести всех людей из Хедебю на Сальватора и уговорить в этом гордых Драконов, то сейчас этого я не мог себе позволить. Наоборот, это Сальватор находился ещё в принципе в окружении имперских миров, а вот вокруг Хедебю на многие световые годы царило уже царство Хаоса.

Контракт был заключён именно на «охрану системы.» Потому что что-то мне подсказывает, что заключи я контракт именно на продажу топлива/продуктов, то состав конвоя в следующий раз расширится как минимум на несколько танкеров и грузовых кораблей с продуктами, что зарубит мой бизнес-план на корню. Так что всё, что я мог — это поторговаться об охране системы.

Но, Империя пошла на это, видимо посчитав, что оно того стоит. Ведь дополнительные гражданские корабли — это дополнительные суда сопровождения, в которых и так был дефицит на настоящий момент. Так что они просто ограничились штрафными санкциями и наличие нужного товара для конвоев в необходимых количествах, возлагалось уже на мои плечи. Думаю, справлюсь...

Мы сидели в небольшом уютном ресторане, что сохранился в Крепости Драконов после вторжения Хаоса. Надо сказать, что как-раз столица особо не пострадала, — до неё войска одержимых так и не дошли. С продуктами было напряжно, но запасы ещё были, особенно учитывая то, что население после вторжения врагастремительно уменьшилось. Кроме того, сюда уже летели грузовозы с Сальватора, чтобы пополнить запасы. Еда была простая, но вкусная. Я собрал всех своих доверенных лиц, дабы обсудить всю сложившуюся ситуацию.

Дюрер с парой штабных офицеров, командиры пехотных полков с избранными комбатами, точнее самыми наглыми, ну и конечно же мои одарённые друзья. Не хватало только Рафаэля, который решал наши финансовые вопросы где-то далеко.

— То есть, у тебя нет ни малейшего представления что делать дальше? — уточнил Пашка, после моего короткого объяснения.

— Есть пара предположений. У меня всегда есть план, как ты знаешь, — улыбнулся я, — Но я хотел бы послушать, что на это скажете вы.

— Напрашивается передислокация всех сил сюда на Хедебю, — нахмурился Дагор.

— И оставить Сальватор без защиты? — покачал головой я.

Дюрер скривился.

— Не прикидывайся, Антон, я уверен, что ты рассматриваешь и этот вариант.

Я кивнул.

— Рассматриваю.

— Ну вот. То есть, ты давно прикинул, что Сальватор сейчас в относительной безопасности, в отличии от Хедебю. А нынешние наши силы, в ближайшее я не знаю какое время, будут привязаны к этой системе, если мы не придумаем чего-то экстраординарного.

— Сидеть здесь и охранять планету, во имя Империи и Императора? — усмехнулся я, — У меня были несколько другие планы. Единственное радует, что попутно с этим мы защищаем своих вассалов. Ну и плата в Эссенсе также хороша. Вот только с подписанием этого договора мы практически полностью потеряли свободу действий. А если мы будем здесь сидеть безвылазно, то рано или поздно Хаос пришлёт такой флот, с которым мы не справимся.

У меня в ухе запищал сигнал вызова. Судя по лицам офицеров — у них произошло тоже самое.

— Внимание! В систему входят неопознанные корабли...

Глава XXVII

— Говорит профессор Альберт Энгельс, экспедиция Ордена Поиска! Просим разрешения пополнить запасы, у нас критическая ситуация на борту!

Орден Поиска? Я не сразу понял про что он. А потом до меня дошло. Это тот самый орден Инквизиции, про который говорил Иван Воронцов, который исследует Галактику в поиске остатков Предтеч. Орден с очень большим количеством неодарённых яйцеголовых, которые пытаются собрать по крупицам данные ушедших цивилизаций, дабы максимально усилить Империю. И похоже одна из этих экспедиций оказалась как-раз здесь.

— Это Антон Ноунэйм, командир наёмного подразделения Дети «Императора». Профессор, а вы за старшего?

— Получается так, — несколько растерянно ответил собеседник. — Мы потеряли инквизиторов. Последний инквизитор — Брат Тирен был на эсминце, который не вышел из подпространства два прыжка назад. Получается я старший в экспедиции...

У меня на планшете как-раз стали появляться данные возникшего флота. Все корабли не несли идентификаторов. Именно поэтому разведчики не смогли их опознать. Ну, я не удивлён. Инквизиция не всегда заполняет общедоступные базы о принадлежащих им активам и людям.

Из того, что я видел на экране — сейчас в систему вошли четыре гражданских судна, один из которых был гибридным танкером. Это такие узкоспециализированные суда, которые сопровождают небольшие группы или конвои, когда важен каждый лишний корабль и нет смысла таскать два узкоспециализированных судна — танкер и транспортник. Это судно совмещало и ту, и другую роль. Одновременно очень дорогое и очень редкое судно. Два судна были помечены как грузопассажирские, а четвёртое так и называлось — научное судно № 197х-23, спущено со стапелей триста пятьдесят лет назад. И да, ни на одном из суден не было идентификатора собственника.

— Минуту, профессор, — я повернулся к Дюреру, который на своём планшете смотрел всю ту же информацию, что была и у меня. — Что думаешь, адмирал?

Дюрер не торопился отвечать, что-то тыкая у себя в планшете.

— Ну, если на них нету спрятанного полка космодесанта, то думаю, что никаких проблем они нам не доставят. Эти корабли гражданские, как ты видишь. Но вот с десантом я бы всё-таки поосторожничал. Времена нынче суровые.

— Согласен с тобой, — кивнул я. — Профессор, — вернулся я к переговорам, — Приближайтесь на расстояние, — я передал координаты. — Извините, но нам необходимо произвести досмотр, прежде чем мы обеспечим вас всем необходимым.

— Да-да, конечно, спасибо, — зачастил профессор, — Мы ждём.

* * *

Я лично отправился на корабль научников, чтобы вживую увидеть их и пообщаться. Обошлось без неожиданностей. Я имею ввиду неожиданности в плане какой-либо агрессии в нашу сторону. Это был действительно большой научный корабль, которым управляли и «населяли» гражданские люди.

А вот рассказ профессора был интересен. Они год назад стартанули в двухгодичную экспедицию, целью которой было несколько систем и планет, вычисленных и заинтересовавших их коллег. Полгода прошло без приключений, а вот дальше у них начались проблемы. В процессе перехода через Подпространство у них начали пропадать корабли, причём вначале — исключительно боевые корабли конвоя. Если первое, да даже второе исчезновение, можно было списать на досадную случайность, то, когда потерялся командующий экспедицией Брат Раден на целом крейсере, вот тут уже оставшиеся забили тревогу.

Экспедиция прервала свою миссию и направилась обратно на территорию Империи, всё так же теряя корабли. Последний Инквизитор находился на последнем пропавшем эсминце, вместе с ним находился и последний Связист-Ментат экспедиции. Они уже знали из предыдущих сеансов связи, что в Империю вторгся Хаос. А ещё они понимали ситуацию на окраинах, что с каждым днём в том направлении, куда они следовали, оставалось всё меньше и меньше контролируемых человечеством систем. Эсминец с Братом Тиреном пропал два прыжка назад, и оставшиеся понятия не имели, является ли Хедебю человеческим миром или его уже захватил Хаос. Но это была единственная система, куда они могли безопасно прыгнуть, чтобы двинуться дальше внутрь Империи.

Также они потеряли оба танкера и три корабля снабжения. Оставшийся гибрид был предназначен для небольших экспедиций в стороны от разбитого «основного» лагеря и рассчитан был по своей ёмкости далеко не на весь флот. После потери последнего танкера, экспедиции перед последним прыжком пришлось бросить ещё два корабля, которым просто не хватало топлива и уплотниться в оставшиеся четыре. К счастью, последний прыжок прошёл без потерь и вот они здесь. Практически без запасов еды и воды, полностью без запасов топлива, дезориентированные и растерянные.

Но вот чего у них было в достатке, так это Эссенса, который экспедиция брала с запасом, рассчитывая на использование Навигаторов. Ну и частично для некоторых научных специалистов, что являлись людьми на-Эсссенсе. Именно этим они и предлагали расплатиться. А ещё они просили дать им связаться с Орденом.

Если в вопросах кормежки и обеспечения людей у меня не возникало никаких сомнений, — люди были напоены, накормлены и часть из них даже спустились на планету, то вот предоставлять им услуги ментат-связи я не торопился. Было у меня странное чувство, что я могу использовать этих людей и эту технику в своих интересах. Оставалось только выяснить чего мне это будет стоит.

Поэтому я пригласил профессора в наш ресторан, где он со сдержанным достоинством, но с огромным аппетитом приступил к трапезе. Я с улыбкой наблюдал за ним, давая насытиться. Я прекрасно знал, что такое военные пайки и витаминизированная паста, которая не давала сдохнуть с голоду, давала все витамины и минералы, но на вкус была не сказать, что отвратительная, но после месяца её питания уже реально не хотелось смотреть в ту сторону.

— Спасибо, — сказал профессор, отставляя тарелку. — Я всё-таки хотел бы уточнить один момент, молодой человек.

Учитывая, что профессору было за сто, то он вполне мог называть меня молодым человеком. Он был Одарённым из Линии Эйнштейн и имел свойственный этой великой Линии Дар Гениальности. Вот так просто и без затей носители Дара назвали его и, при этом, не сильно и преувеличивали. Люди с этим Даром имели мозг подобный самым сложным вычислительным машинам, феноменальную память и скорость принятия решений. Конечно же, подавляющее большинство этих одарённых служили непосредственно Империи, ведь область применения их Дара была, поистине огромной! Чрезвычайно умный человек!

— Поясните почему вы не даёте связаться с Орденом и доложить о статусе экспедиции?

— Я делаю это умышленно, профессор, — улыбнулся я.

— Ну, это то я понял. Но в чём ваш умысел? Взять с нас нечего, как вы видите.

— За кого вы меня принимаете, профессор? — засмеялся я.

— Знаете, молодой человек, я долго пожил в этом мире, и я понимаю нынешнюю ситуацию. Я безумно благодарен, что продукты, топливо и всё необходимое для моих людей вы продали по вполне себе рыночному курсу, не назначая грабительских цен и не воспользовались нашей безвыходной ситуацией. И вот это меня удивляет ещё больше. Пока, без обид, вы ведёте себя как порядочный человек. Что же вам нужно ещё?

— Профессор, вы мне уже говорили, когда я был у вас на корабле с инспекцией, что ваша экспедиция строго засекречена и её результаты категорически запрещается передавать третьим лицам. Ну и ещё кое-какие суровые слова были произнесены.

Профессор кивнул.

— Да, это так. Вы же понимаете, что такое имперская Инквизиция?

— Прекрасно понимаю, — улыбнулся я. — Вот только смотрите какой момент — вы же являетесь, я так понимаю, специалистом по Ксеносам?

— Верно, — аж выпрямился старик и немного надул щёки. — Между прочим, одно из самых известнейших в Империи этому подтверждение — несколько моих научных трудов...

— Я верю вам, верю, — мягко перебил собеседника я. — Дело в том, что мне не помешали бы ваши услуги. Ваши оплачиваемые услуги.

— Что вы имеете ввиду? Я работаю на Инквизицию! — тут же напрягся старик.

— Мы с вами оба понимает, что в нынешней ситуации Империи и Инквизиции не до исследований. Вас в лучшем случае отправят домой. Ну, что скорее всего, вас посадят где-то в большом институте в центре Империи, где вы сможете с удовольствием выдавать ваши теоретические изыскания.

Честно говоря, я немножко лукавил, когда прикидывался незнающим. Аналитики по моему запросу прошерстили имперскую сеть и нашли всё, что могли про этого профессора. В том числе некоторые его работы, находившиеся в открытом доступе. Профессор не врал. Он действительно считался одним из лучших в Галактике по инопланетным расам. А ещё было несколько сплетен, что давным-давно ему предлагали заведовать, не много не мало Имперской Академией Наук на Земле. Вот только он несколько раз отказывался, предпочитая практику теории. На этом я и хотел сыграть.

— Профессор, у меня есть кое-какие моменты, которые я хотел бы, чтобы вы уточнили. И поверьте, это не один, не два, и всё это напрямую связано с вашей работой.

— Что именно?! — тут же заинтересовался учёный.

— Инопланетные технологии. И ещё кое-что.

— Кое-что — это что?

Я улыбнулся и крикнул:

— Хрум, заходи!

Когда через дверь, которая была маловата для его размеров, в ресторан зашёл зелёный орк, профессор вцепился в подлокотники стула так, что у него побелели пальцы.

Я отвернулся на улыбающегося орка, поэтому не сразу понял, что произошло, услышав сзади грохот.

— Спасайтесь!!! Харлаки!!!

Я растерянно повернулся и увидел, как профессор заползает под стол. За этим с интересом наблюдали и официанты, которые в отличие от бедолаги уже привыкли к Хруму и его зелёным собратьям, зачастившим сюда. Оркский метаболизм был схож с человеческим, несмотря на их инородную природу. Даже не так, орки могли есть всё то, что едят люди, а еще они едят то, что люди есть не могут. Орки, сотнями лет закрытые на астероидах в глубинах космоса, с интересом изучали новые открытые пространства. К примеру, я видел, как один из них с удовольствием грыз отломанную ветку дерева, а другой с блаженством перемалывал крепкими зубами кусок какого-то камня!

Но особо им полюбился местный эль, который здесь на Хедебю делали по старым рецептам. Проблема была в одном — для того, чтобы напиться одному орку, уходил небольшой бочонок этого самого эля. Местные за их освобождение и свободу изначально предложили кормить нас бесплатно, но через некоторое время я поймал сокрушённый взгляд владельца, который тащил на тележке очередную бочку для компании орков. Всё-таки это заведение не было государственным. Мне кажется, что я вгонял владельца в убытки, поэтому я предложил всё-таки оплачивать похождения своей зелёной гвардии, на что тот для вида повозражав, но с видимым облегчением согласился.

— Познакомьтесь, проф, это Хрум. Хрум, это проф.

— Здравствуй, проф! — прогудел зелёный.

— Оно разговаривает?! — тут же появилась из-под стола заинтересованная седая голова.

— Я бы не стал называть Хрума «оно». Он мужчина и вождь орочьего народа.

— Орочьего?

— Ну, это я так называю эту расу.

— То есть, он не в единственном экземпляре?

— Нет, у меня есть целая колония.

— Инте-е-ере-е-е-сно, — протянул профессор, забираясь обратно на стул.

У него, как у истинного человека науки, любопытство мгновенно пересилило страх.

— А где вы их нашли?

— Это долгая история, проф. Но, скажем так, достались они вместе со своим домом.

— Что-о-о? — снова седые брови полезли на лоб.

— Вы хотите сказать, что у вас есть ИОРС?

— Это что такое?

— Это место обитания подобных индивидов. Иномирное Обиталище Разумных Существ или сокращенно ИОРС.

— Ну да, — пожал плечами я.

— А как же вы?.. — начал проф и буквально засыпал меня информацией.

Оказалось, что человечество уже неоднократно встречалось с орками, ну или «харлаками», как они назвали эту расу. Вот только все эти «встречи» заканчивались одним и тем же. Смертью одной из сторон. Пару раз люди брали вверх и поэтому захватывали эти самые ИОРСы для исследования, но наладить контакт не получалось никогда.

Я еще не успел рассказать про мохнатиков, планету Серых и странный корабль, который мы с большим трудом размотали, когда у меня загорелся вызов.

— Сэр! Передача с Сальватора! Президент сообщает, что к Звёздной Федерации выдвинулись Инквизиторы, сэр! Он срочно просит вас связать с ним, для получения инструкций!

Глава XXVIII

— Твои успехи впечатляют, как и методы достижения их, — криво улыбнулся мой собеседник в ослепительно белой робе.

Я пожал плечами.

— Это не только моя заслуга. У меня подобралась хорошая команда.

— И про команду твою мы тоже наслышаны, — также не очень радостно сказал Инквизитор. — Ты же понимаешь, что единственная причина почему ты всё ещё на свободе — это силы Хаоса, что вторглись в Империю.

На этот раз криво улыбнулся я и покачал отрицательно головой.

— Нет, брат Дексус, я вас не понимаю. Да я, вообще, не понимаю ни вас, ни Императора ни ваш безумный Орден Очищения! Какого Хаоса вам от меня нужно?!

— Не богохульствуй, — нахмурился Инквизитор и от него в мою сторону поползли ментальные щупальца.

Я не стал сдерживаться и, коротко призвав Пузырь, обрубил их, заставив Инквизитора физически отшатнуться. Глаза его яростно блеснули.

— Вот именно поэтому, Ноунейм! Именно поэтому тебе нет места в нашей реальности!

Я тяжело вздохнул.

— Вы фанатик, Инквизитор. Это ожидаемо от вашего Ордена, но, с другой стороны, я уже несколько сложил о вас своё впечатление. Так вот, вы сейчас переигрываете. Зачем вы прилетели на Сальватор? Чтобы сказать как мной недовольно Империя и Император? Ну, если бы вы хотели до меня это донести, то надо было озаботиться флотом побольше! Да вы вообще никакого флота не взяли, а прилетели сюда на яхте. Если верить вашим же словам и моей, так сказать, репутации, то не боитесь вы никогда и никуда отсюда не вернуться?

В первый раз за наш разговор улыбка у Инквизитора вышла вполне искренней.

— Нет, не боюсь. Ты мог бы это сделать ещё в прошлую нашу встречу. Ты этого не сделал. Почему-то мне кажется, что ты не сделаешь это и сейчас.

Я согласно кивнул.

— Да, у меня есть кое-какие принципы. Основной из них — это не трогать союзников, пока у нас есть общий враг. А у нас ведь общий враг, не так ли?

— Совершенно верно, — кивнул человек в белом. — Частично из-за этого я прилетел, чтобы повидать тебя. Император даёт тебе шанс.

— Ого! — мои брови поползли вверх, — Неужели сам Император?

— Не смейся, мальчишка! — периодически верного слугу Империи и Императора всё-таки клинило. — Да, весть о твоём появлении дошла до ушей Императора. И он требует тебя явиться к нему во дворец.

— Требует? — улыбнулся я, — Без обид, брат Дексус, и со всем уважением, но нет. Я никуда с вами не полечу.

— Почему? — задал удивительно тупой вопрос Инквизитор.

— Вы можете гарантировать, что после беседы с Императором меня отпустят на все четыре стороны?

— Нет, не могу, — всё-таки Инквизиторы, как правило, были людьми честными. — Более того, я уверен, что вы потеряете полную свободу действий. Такая сила, как у тебя должна быть под контролем!

— Во-о-от! — протянул я, поднимая палец вверх. — Так зачем же мне это делать?

— Во славу Империи и Императора! — снова затянул свою заунывную агитацию «белорубашник».

— Бросьте, Инквизитор, — покачал головой я. — Это даже не смешно. У меня гораздо меньше информации, но вся, которая до меня доходит, что все Негаторы, что попадали к Императору, пропадали с концами.

— Да, из той информации, что есть в открытом доступе, всё выглядит именно так. Но поверь, Антон, это всё на самом деле по-другому.

— По-другому? Ну расскажите мне.

— Я не могу это сделать.

Я развёл руками.

— У нас патовая ситуация, Ваше Святейшество. Вы не можете заставить меня, я же не хочу по доброй воле выполнять требуемое.

— Видит свет, я этого не хотел, — Инквизитор поднялся со стула, и я несколько напрягся.

Но встал он неторопливо и не предпринимал никаких угрожающих действий.

— Именем Империи и Императора, я объявляю вас, Антон Ноунэйм, личным врагом Империи и Императора!

— Вот как? — мои брови поползли вверх.

Личный враг Императора. Честно говоря, я не думал, что до этого дойдёт. Ведь человек с таким клеймом не может посетить ни одну из планет Империи. Его должны или захватить, или же убить. И за то, и за другое сделавшему это будет положена награда. Более того, любой оказавший содействие, да что там содействие, просто не попытавшийся любой ценой осуществить первое или второе по закону, автоматически сам становился врагом Императора, со всеми вытекающими последствиями.

Жёстко, жёстко...

— Я не договорил, — монотонно пробубнил брат Дексус. — Отсрочка до вступления в силу данного Приказа составляет ровно сто пятьдесят земных суток. Время... — он посмотрел себе на часы. — Пошло!

После чего ткнул себе в планшет, скорее всего запуская таймер.

— Император великодушен. И несмотря на все твои прегрешения перед Империей, он даёт тебе ещё один шанс. Последний шанс.

Я пожал плечами.

— Сейчас я должен сказать спасибо?

— Ты опять богохульствуешь? — снова понесло Инквизитора.

— Да нет, — я пожал плечами. — Я сейчас абсолютно искренен. Это щедрая отсрочка, которую я могу использовать... по-разному.

Инквизитор не отрывал от меня взгляда, явно почувствовав двойной смысл в моих словах.

— Надеюсь, что ты примешь правильное решение, Антон.

— Оно однозначно будет правильным, — не удержался я. — Вот только для кого-то одного. Прощайте, Инквизитор. Вас проводят к вашему челноку.

Инквизитор продолжал на меня пристально смотреть, как будто собираясь ещё что-то сказать, но в конце концов просто коротко махнул головой и вышел вон.

«Приехали!» — как бы сказал Смирнов.

* * *

«Кречет» аккуратно сел на ровную посадочную площадку. Пилот откинул аппарель, и я вышел наружу, щурясь от яркого солнца.

— Дядя Антон прилетел! Дядя Антон прилетел!

Разноцветная толпа маленьких... гхм,.. существ ломанулась ко севшему десантному боту. Как шутил Пашка — это был интернациональный детский сад.

Катрин и Кевин, сначала, по моему желанию и распоряжению просто жили на Сальваторе обычной детской жизнью, привыкая к нормальному общению с детьми, и даже пошли в школу. К счастью, их психика была крепкой и их похищение и жизнь с культистом прошли для детской психики бесследно.

Некоторое время они еще жили на Глыбе после того, как от меня и Хрума узнали, что существуют ещё маленькие Орки. Ну а после появления поселения Кхарков весь сборный детский сад отправился сюда.

Мохнатые не были против, даже наоборот. Вообще они представляли из себя законченных пацифистов. Мне неудивительно, почему их осталось так мало. Я не был против. Большинство орков не хотело покидать Глыбу. Но ничто не стоит на месте, и ассимиляция народов должна была произойти. И лучше всего это начать с кого? Правильно — с детей, которым легче всего влиться в новое общество. Поэтому вся зелёная ребятня под охраной нескольких воинов и нянек сгрузили в поселение к Кхаркам.

Честно говоря, для меня это было удобней. Удобней в плане того, чтобы обеспечить охрану в одном месте. В принципе, примерно понимая способности Мастера, я думал, что они продержаться и сами в случае неприятности, но лучше перестраховаться. Поэтому этот большой остров был разбит на несколько участков с повышенной охраной. А так это был вполне райский уголок.

— Дядя Антон, дядя Антон, что ты нам принёс? — Катюха вцепилась мне в руку, увидела рядом со мной незнакомца и осеклась. — Извините! Здравствуйте, дяденька, а вы кто?

Профессор наконец захлопнул рот от увиденного. Я специально не стал описывать подробности, когда после отбытия Инквизитора в систему прилетел научный корабль.

Да, профессор согласился на моё предложение. У него чуть не случилась истерика, когда сенсоры научного корабля, в сотни раз превышающие даже обычного, обнаружили по появлению в системе, Глыбу на задворках Сальватора. Он уже рвался туда, но первую экскурсию я решил провести здесь.

По периметру посадочной площадки дружелюбно скалились Кхарки, Физики, здоровенные зелёные громилы, таскавшие, несмотря на жару, свою массивную чёрно-розовую броню.

Профессор подобрал отпавшую челюсть, взял себя в руки и присел на корточки.

— Меня зовут дядя Альберт, а тебя?

— Я Катрин, — важно протянула руку девушка. — Друзья зовут меня Катей. А это мой брат Кевин, — она кивнула на паренька, которого наконец покинули замкнутость и страх, и который наконец стал похож на нормального ребёнка.

Учитывая то, что всё-таки ребёнок он был не очень нормальный, а Одарённый, то это не мешало ему устраивать спарринги со своими новыми зелёными друзьями, некоторые из которых были на пару голов выше него.

Кевин протянул руку, посмотрел на неё, отдёрнул и вытер об замызганный комбинезон. Да, мальчишки любой расы — мальчишки. Выглядели они все немного грязновато. Подав уже, типа, чистую руку, он с достоинством пожал её профессору.

— Приятно познакомиться, ребята, — профессор, не вставая поднял глаз на меня, — Ну, Антон, ну удивил!

— То ли ещё будет, проф, — кивнул я. — Пойдёмте. Только секунду!

Я кивнул Эрику и тот протянул детишкам два больших пакета с выпечкой, что делали по моей просьбе в одной кондитерской в столице. Я сам туда зачастил, уж очень вкусно там готовили. Ну, и не упускал случая порадовать малышню, при визите к ним.

— Ур-р-ра! Вкусняшки!!!— захлопала в ладоши Катюша. И тут же настороженно на меня посмотрела. — Ты же поиграешь с нами перед отлетом?

— Обязательно, поиграю! — улыбнулся я, потрепал по голове, маленькое сокровище и мы пошли через селения к домику, что стоял немного на отшибе. Мне срочно нужен был совет умного человека. Я хотел сказать — умного разумного существа.

Два здоровенных мохнатых на входе посторонились, пропуская нас внутрь.

Мы зашли, где в потёмках, чтобы не беспокоить старые глаза старого Мастера ярким светом, в кресле сидел глава всех Кхарков на этой планете.

— Здравствуйте, Мастер Ксарс! — кивнул я.

Профессор же меня удивил — он сложил странным образом пальцы, поклонился ниже меня и пробормотал какую-то абракадабру.

Старый мохнатик удивился, но пробормотал что-то похожее.

Речь у Кхарков была странная. Она перемежалась с рычанием и отрывистым гавканьем. Профессор ответил. Я удивился, что человеческая гортань может изображать такое.

Ещё две-три реплики и мохнатик широко улыбнулся.

— Я впечатлён, профессор. У вас отличное произношение. Не ожидал такого от человека. Где вы выучили наш язык?

— Я имел честь два месяца жить с Мастером Псахсом.

Мохнатик нахмурился.

— Когда это было?

— Сорок три года и двести сорок пять земных дней назад, — без запинки ответил профессор.

Я постепенно перестал удивляться его потрясающей точности. У него действительно в голове чёртов компьютер.

— И что с ним случилось?

— Не имею ни малейшего понятия, к сожалению, — покачал головой профессор. — Именно в это время назад я с ним и простился. Корабли как-раз покидали Империю со стороны сектора Таурус.

— Покидали, я так понимаю, не по своей воле? — нахмурился мохнатик.

— Да. К сожалению, про них узнала Инквизиция.

— Как вы умудрились с ними наладить контакт? Вы же сам представитель Инквизиции? — удивился я.

— Наука превыше всего, — пожал плечами профессор. — У меня были определённые связи. Всё время нахождения среди благородных Кхарков, я был не на службе. Это был своего рода отпуск за свой счёт.

— Что ж, — вздохнул седой ксенос. — Только услышав это, я могу сказать, Антон, что ваш товарищ достойный человек. Зная Мастера Псахса — он бы не подпустил к себе никого другого.

— А что с ним случилось? — мне было интересно и глава Кхарков тут же посмурнел.

— Мы потеряли связь больше двадцати пяти лет назад.

— Их достала Инквизиция?

— Не думаю. Они просто ушли вне предела нашей, так сказать, зоны общения.

— То есть возможно ваша колония не последняя? — я чуть не стукнул себя по лбу. Эта очевидная мысль пришла мне только что.

— Я бы сказал, что вероятность этого близка к ста процентам, — покачал головой Мастер. — Вот только я пока не могу ни с кем из них связать, но это не значит, что они погибли.

Он встряхнулся, сделал вдох и выдох, как будто сбросил с себя неприятные воспоминания и думы.

— Итак, Антон, я рад тебя видеть. Что привело тебя в моё скромное жилище?

Я притащил с собой флешку, которую вставил в разъем видеоэкрана.

— Я бы хотел, чтобы вы это увидели, профессор. Ну а вам, уважаемый Мастер, просто освежить память.

— Хорошая шутка, — хмыкнул Альберт.

— Вы о чём? — спросил я, запуская изображение.

— Насчёт «освежить память» Мастера Ксарса. Если вы думаете, что у меня мозг уникален, то мой мозг по сравнению с уважаемым Мастером, это примерно, как деревянная дубина и боевой лазер.

Я перевёл изумлённый взгляд на мохнатика, на что тот тихо засмеялся.

— Профессор мне льстит. У нас нет такого большого различия. Эта аналогия относится больше ко мне и, скажем, к тебе, Антон, — он снова залился счастливым смехом, который иногда переходил в тявканье. — Мозг профессора в этой аналогии — хорошая штурмовая винтовка.

Я улыбнулся в ответ.

— Ладно, теперь, когда вы закончили унижать меня и мои мысленные способности, возможно мы перейдём к делу.

На экране завертелись странные корабли, что встретили мы на планете Предтечей. Основная часть съёмки была посвящена станции, что успели снять мой погибший фрегат. Смотрели мы молча и, после того как запись закончилась, молчание продолжалось ещё дальше, пока рядом не прокашлялся профессор.

— Это то, что я думаю?

— А что вы думаете?

— Это же планета Предтеч!!! — он ткнул пальцем в потухший экран, — Я не верю глазам!!!

— Ну, вы правы, это она и есть.

— Нам нужно срочно доложить Императору!!! Немедленно!!! — вскочил он в неимоверном возбуждении.

— С Императором у меня после недавних событий с Империей сложные отношения. Поэтому я предпочитаю самостоятельно решить этот вопрос.

— Но это же... Это же... Это же величайшее за последнию тысячу лет открытие! О нём должна узнать вся Империя! Это может перевернуть саму войну с Хаосом!

— Именно на это я и рассчитываю, — улыбнулся я. — А теперь, сядьте, выпейте воды и успокойтесь.

Когда он выполнил требуемое, я продолжил.

— Профессор, вот сейчас мы поговорим серьёзно, и я объявлю вам именно ту причину, из-за которой я в вас так вцепился. Наш многоуважаемый Мастер и его соплеменники, мои зелёные Орки и их «Глыба» — всё будет в вашем распоряжении. Но мне в первую очередь нужно знать всё, что вы знаете об этом, — кивнул я на замершую планету Предтечей. — Если вы действительно один из главных специалистов в Империи по Ксеносам, то я думаю, что у вас есть что сказать. А вам, — я повернулся к улыбающемуся Кхарку, — Я дал достаточно времени на подумать? Вы же не думали, что я оставлю вас в покое? — широко улыбнулся я.

— Нет, Антон, — продолжал потешаться Мастер. — Ты хоть и «дубина», продолжая мысль нашего уважаемого профессора, но ты чертовски опасная и упрямая дубина, недооценив которую прямо сейчас огребают и «штурмовые винтовки» и даже «боевые лазеры». Так что да, я готов тебе помочь. И всё моё племя готово тебе помочь, всем чем сможет.

— Что ж, — удовлетворённо кивнул я, — Ну тогда давайте разработаем план — как мне пробраться на эту чёртову планету. Здесь у меня действительно проблема. Я чётко понимаю — где взять людей и технику. Но, хоть убей меня, — я не понимаю, как мне пробраться вот сюда. Но вы оба понимаете, что армия, вооружённая таким оружием, будет просто несокрушима...

Глава XXIX

— Как ты думаешь, им удастся уйти? — я напряжённо вглядывался в экран, где мой фрегат на всех парах уносился прочь от планеты, преследуемый неизвестными кораблями.

— Думаю, да. Не зря технари над ним поработали, — кивнула Райли, что выступала сегодня пилотом нашего десантного «Кречета».

Тщательно изучив записи, мы примерно поняли скоростные характеристики кораблей Механоидов. Наш «Кабальеро», и так самый быстроходный корабль во флоте, подвергся ещё одной нехилой модернизации. Фактически он оставался безоружным, все энергетические контуры были замкнуты на двигатель, над которым тоже неплохо поработали. После произведённой модернизации, я могу сказать, что это получился один из самых быстрых кораблей в Империи.

И вот он час назад выкинул наш «Кречет», который сейчас с выключенными двигателями в минимальном режиме энергоотдачи летел в сторону планеты Предтечей.

Неделя была потрачена на модернизацию, и вся эта неделя проходила в планировании операции. Учитывая, что на верфях сейчас восстанавливали часть флота, захваченного нами у одержимых Хедебю, а именно, целый линкор, три крейсера и два эсминца. то вопрос пополнения флота кораблями стоял уже не так остро. Хотя, при остром дефиците запчастей, ремонт замет от трех месяцев до полугода — всё зависит от того, будут ли найдены нужные комплектующие и материалы.

Учитывая состав нового флота, наоборот, резко встал вопрос комплектации. Хорошо, что Рафаэль уже отработал схему рекрутинга. При окончании одного списка желающих, он просто доставал следующий. И всё это время его рекрутёры искали по всей Империи новых людей, готовых присоединиться к нам. В нынешней ситуации это было очень легко. Достаточно пообещать новым людям защиту для них и их семей, как от желающих отбоя не было.

Внутри Империи была реальная демографическая катастрофа. Часть транспортов, ушедших с фронтира глубь Империи, просто разворачивали, не давая им высадиться на планету. Внутренние Миры были переполнены. Ходили слухи о расстрелянных транспортах тех отчаявшихся, кто шёл на прорыв, когда на борту заканчивалось продовольствие и топливо. Так что кроме рекрутов, мы получили абсолютно бесплатно еще несколько грузо-пассажирских кораблей.

Флот пришлось разделить. Часть висела на Хедебю, ожидая ремонта и комплектования новых кораблей. Часть же оставалась на Сальваторе, дабы в случае появления врага отбить нашу, можно сказать, ключевую планету.

Однако за неделю ничего не случилось. И мы смогли стартовать в сторону планеты Предтечей. Не зря я обратился за помощью к Кхаркам, да и привлечь профессора Энгельса, как оказалось, было хорошей идеей. На научном корабле, который, кстати, назывался «Академик Гарднер», были уникальные транспортные челноки, без затей построенные на базе имперских «Кречетов». Но упор то был как-раз на технологию малозаметности. Как рассказал профессор, иногда экспедиции важно было сохранить инкогнито. Поэтому и сам корабль, и его десантные боты были оборудованы такой технологией. Рисковать уникальным научным кораблём я не хотел, а вот один из ботов я с удовольствием взял на «Кабальеро».

Но всё же мы перестраховались. Перестраховались дважды. Во-первых, на борту была внучка Мастера Ксарса — рыжая Ссарна, которая добавляла нашему кораблю этой самой незаметности. Кхарки выдавали информацию о себе очень неохотно. Но насколько я понял, их способности прятать корабли от чужих радаров сильно поспособствовали выживанию расы во враждебном человеческом обществе. Внучка Мастера была наиболее подготовлена, с его слов. Вообще, он хотел полететь сам, но этот вопрос я даже не обсуждал. Да, я знаю, что он в разы сильнее любого Одарённого, да и других Иотов, но также, как и научный корабль, Мастер был у меня в единственном экземпляре и рисковать главой маленького исчезающего племени я точно не собирался.

Ну и третий штрих операции заключался в том, что фрегат должен был выкинуть наш челнок, как снаряд из пушки, дабы он в свободном полёте, без включения маршевых двигателей, опустился в атмосферу планеты, где из-за атмосферных явлений уже можно было хоть как-то скрыться.

В принципе, профессор убеждал меня, что технологии самого корабля, плюс наличие на корабле маленькой Кхарки — этого достаточно. И это было не голословное заявление. На испытании «Кречет», выдавая полную мощность маршевых двигателя, с работающей системой невидимости и активированной способностью мелкой Иотки, не отражался ни на одном из наших радаров. И даже визуально было практически невозможно его рассмотреть. Но мы решили перестраховаться. Потому что конкретно, что могут эти непонятные Механоиды — не знал никто.

Захваченный корабль Механоидов всё еще изучали. Мёртвая электроника корабля этому не способствовала, однако кое-что интересное удалось понять. В первую очередь — принцип работы их «зеленого» оружия. Научники клялись, что смогут его скопировать, как только разберутся с нужными для этого материалами.

Короткая вспышка вдали показала, что Кабальеро благополучно ушёл в Подпространство. Преследующие его корабли заметались вокруг, как собаки потерявшие цель и начали постепенно расползаться в стороны.

На нас всё ещё никто не обратил ни малейшего внимания. Пока что наш план сработал. Капитан «Кабальеро», Став Кармайкл отработал на пять с плюсом и через пять часов свободного полёта мы вошли в плотные слои атмосферы. Я несколько раз с тревогой поглядывал на маленькую мохнатую девочку, которая с закрытыми глазами поддерживала защитное поле. Я мало разбираюсь в анатомии Ксеносов, но вроде бы всё у неё было под контролем.

Остальные участники рейда занимались кто чем. Да, кстати, это была ещё одна, к сожалению, уже обычная проблема. И проблема звучала примерно так: «Какого хрена ты не берёшь меня с собой?» Но я к этому уже немного привык и ни один из последних рейдов не обходился без того, что я в раздражении стукал по столу, заканчивая фразу: «Я так сказал!». Помогло и в этот раз.

Состав рейда был следующим...

Кроме профессора Энгельса, которого я не очень-то хотел брать, также из-за его уникальности, но уж слишком много было неизвестных на планете, поэтому скрепя сердце я согласился на его присутствие, тем более что он всё-таки был Одарённым с соответствующим воспитанием и знал с какой стороны браться за меч или лазерную винтовку.

Вторым обязательным членом была как-раз маленькая Ссарна. Никак не привыкну, что она более чем в четыре раза старше меня!

А вот дальше были определенные трудности.

Понятно, что все хотели полететь со мной. И вот тут пришлось выбирать уже мне. После моего выбора и Смирнов, и Алиса остались «за бортом». Смирнову я мог доверить общее командование в моё отсутствие. Главный дар Алисы тянуть энергию из Одарённых в текущей битве был сомнителен. Сомневаюсь, что там попались бы либо Хаоситы, либо другие Одарённые.

А вот два крепких физика в лице Райли и Тадаси мне точно не помешают. Тем более, из всех нас Райли была самым квалифицированным пилотом.

Хрум с ещё двумя зелёными также полетели с нами. Была у меня на них одна задумка...

Ну и конечно же три наших Тени, которых по-хорошему надо было бы оставить. Но Эрик серьёзно заявил, что он прицепится на внешний корпус корабля в скафандре, но всё равно полетит туда. Ну, это было ожидаемо. Учитывая, что Теням после гибели их Одарённых остаётся недолгая и полная боли и страданий жизнь, то их понять было легко. Кстати, проблема была и в том, что даже длительное нахождение в стороне от своего Одарённого может, привести к тому же печальному результату.

Так что теперь нас одиннадцать человек. Вместе с припасами, «Кречет» был забит под завязку.

Райли частично включила силовые поля, дабы нивелировать воздействие атмосферы на падающий корабль и потихоньку дала мощности на двигатель, чтобы начинать торможение. Рассчитали мы наш подход так, что сама планета закрывала на данный момент от станции Механоидов. Уверен, что у них натыканы спутники со всех сторон. Мимо парочки мы как-раз пролетели. Ну, будем надеяться, что предпринятой предосторожности нам хватит.

Ещё у этого «Кречета» была сильно улучшенная РЛС. Собственно, она была сопоставима с тем же имперским фрегатом, поэтому Проф сканировал окружающую обстановку, пытаясь разобраться куда нас занесло. Я подошёл к нему. Корабль терпимо потряхивало. У нас не было времени летать над планетой, выбирая место посадки. Каждая лишняя секунда в воздухе — это повышение шанса быть обнаруженным. Решение нужно было принимать практически мгновенно. И в этом нам должен был помочь нечеловечески быстрый мозг профессора. Я увидел, как он с неимоверной скоростью ставит пометки на карте, отмечая заинтересовавшие его объекты.

— Садимся здесь, — принял решение он, ткнув пальцем координаты, которые мгновенно передались Райли.

— Принято! — решила она.

Корабль немного довернул и пошёл на посадку. Коснулся земли и Райли выключила двигатель.

— Включаю маскировочное поле, — донеслось от неё.

Да, ещё один ништяк от научников, который работал исключительно на неподвижном корабле на твёрдой поверхности.

— Готово.

Я аккуратно дотронулся до плеча маленькой девочки.

— Ссарна, выключай Дар.

Она открыла один глаз.

— Ты уверен? — уточнила она.

— Уверен, уверен, отключай.

Девочка на глазах расслабилась, пару раз глубоко вздохнула. Было видно, что всё-таки это было для неё непросто.

Потянулись минуты ожидания. Это была самая неизвестная, «тонкая» часть моего плана. В случае нашего обнаружения, мы должны были снова взлететь, покинуть атмосферу и, включив все режимы маскировки, постараться улететь прочь из системы в заранее договорённое место, откуда через два дня нас должен был забрать вернувшийся «Кабальеро». Или, если бы он погиб, то какой-то другой из наших кораблей.

Прошло ещё три часа и над нами невидимая отсюда, но видимая на приборах показалась станция Механоидов. Это был момент истины. В течение следующих пяти часов, она прокатилась над горизонтом, скрывшись за диском планеты. Вот теперь можно было точно сказать, что наша высадка удалась.

Это время мы не теряли зря. Анализ атмосферы показал её полное соответствие земной, с чуть повышенным содержанием кислорода. Я вдоволь насмотрелся на окружающую местность. Вокруг была каменистая пустыня с множественными скалами и редкой растительностью.

Райли удалось притулить «Кречет» к одной из выступающих скал, частично слившись с ней, что повысило нашу незаметность. У профессора было время рассказать, что и где он пометил.

А пометил он ни много ни мало два посёлка поблизости от места посадки и одну большую каменную пирамиду чуть дальше. Судя по всем фотографиям, которые он умудрился снять при посадке, по посёлку бродили зелёные соплеменники нашего Хрума.

Интуиция меня не подвела...

Глава XXX

Быстро прикинув координаты, мы выдвинулись к ближайшему посёлку, до которого было около пять километров, оставив для охраны корабля наших Теней. Мне пришлось ещё раз выслушать гневные упрёки, но тут уж я был неумолим — на корабле должен был кто-то остаться. И этот человек должен быть не один. Кто-то должен следить за периметром и опасностью, да и вообще в случае чего «Кречет» должен нам помочь. Ну, по крайней мере я на это надеюсь. Профессора я тоже хотел оставить, но тут уж было сложнее. Всё-таки он знал больше всех нас о Предтечах, да и язык хелёных он, как оказывается, знал, хоть лично с ними не встречался, но изучил по записям. Лишним не будет.

Пять километров по ровной поверхности мы дошли меньше, чем за час. Красное солнце припекало сверху, но сумасшедшей жары не было, так градусов около сорока. Я смотрел на орков в их массивных доспехах, но как-раз им горячая погода, я так понимаю, была более комфортна, и они наслаждались, подставляя улыбающиеся морды в сторону местного светила.

Профессор потащил на себе компактный переносной радар, который показывал живых существ и странные аномалии поблизости. Пару раз мелькнули каки-то маленькие мохнатые существа. Присмотревшись, я увидел, что это небольшие местные формы жизни, что-то вроде кроликов-переростков, которые при нашем появлении тут же ныряли в норы под землю. Небогатая здесь была флора и фауна. Сложно сказать, как выживали здесь зелёные, учитывая их зверский аппетит.

— Впереди три больших точки, — предупредил профессор, заглядывая в планшет.

— Хрум! — я подозвал Орка. — Ваши?

Три зелёных больших тела осторожно приподнялись из-за камня и сделали пару неуверенных шагов к нам.

— Да. Подожди, — кивнул мне орк и пошёл вперёд, что-то прорычав.

— Он приветствует своих братьев, — перевёл мне проф.

С той стороны также послышалось рыканье. Профессор включил «суфлирование онлайн»:

— Кто ты такой, брат без Чести?

— Я прилетел со звёзд. Я тоже не вижу Чести у своего брата.

— О какой чести они говорят? — перебил я своего переводчика.

— Мне кажется, они имеют ввиду их оружие. Не простое оружие, а оружие Отцов. С этим всегда были некоторые недопонимания. Были видеоматериалы, которые мне достались и всё никак не могли понять о чём идёт речь. Это точно не то обычное оружие, которое они таскают.

У меня в голове щёлкнуло. Я вспомнил ту картину, когда Серый вручал Зелёным маленькие копии моего меча. Скорее всего речь шла именно об этом.

Орки продолжали перерыкиваться и я снова повернулся к переводчику. Судя по тому, что встречающие вышли из-за камня — диалог удалось наладить.

Выглядели они неважно. Более худые, нежели мои орки, одетые в какое-то тряпьё, в руках они держали копья и луки. Единственным украшением были ожерелья, то ли из костей, то ли из зубов, отсюда я не сильно видел.

— Что привело тебя на нашу планету, брат?

— Я хотел увидеть свой народ, — сказал Хрум.

— Как ты смог пробраться мимо Железной Смерти?

— Со мной был наш новый вождь.

— Новый вождь? Я вижу ещё два наших брата и множество розовых обезьян. Кто из них ваш вождь?

— Антон! — повернулся ко мне Хрум и махнул рукой.

Я хмыкнул.

— Розовых обезьян?

— Это самый близкий эпитет, — смущенно сказал Альберт.

— Идём со мной! — кивнул я и пошёл вперёд. Собственно, опасности не было. Навряд ли эти здоровяки могли мне что-нибудь сделать.

— Покажи, — как всегда односложно кивнул Хрум на меч.

Я достал его, поднял над головой. Меч, почувствовав мои мысли, засветился зелёным. Троица без разговоров упала на колени, скрестив руки на груди и глубоко поклонившись.

— Бог услышал наши молитвы! — начал, судя по всему предводитель патруля, который был чуть впереди, и тут же тревожно задрал голову вверх, — Пойдёмте же быстрее в посёлок! Мы успеем порадоваться за то небольшое время, которое осталось нам на этом свете.

— Что он имеет ввиду? — нахмурился я, глядя на Хрума.

— Что угрожает вам, брат? — спросил Хрум.

— Честь Отцов, — указал большим зелёным пальцем орк на мой меч и перевёл палец вверх в небо. — Железная Смерть всё видит. Железная Смерть прилетит и отберёт.

Твою ж мать!

Я заозирался, нажал кнопку связи.

— Эрик!

— Да? На связи.

— Следи за воздухом. Возможно, у нас будут гости!

— Нам вас забрать?

— Ни в коем случае! Маскировку не отключать. Сидите и не дёргайтесь. Пошли посмотрим, — кивнул я, хотя интуиция моя вопила бежать отсюда как можно быстрее.

Мы дошли до посёлка и весь ритуал повторился с точностью. Я достал меч, и жители плюхнулись на землю. Посёлок был небольшой, около сотни орков. Причём я не заметил их младших зелёных собратьев.

— Почему здесь нет гоблинов? — спросил я у Хрума.

Тот уже понял наше обозначение и лишь пожал плечами.

— Плохой год, всех съели.

Я посмотрел на него изумлённо, на что орк ещё раз пожал плечами.

Ну ни хрена себе! Бедные зелёные ублюдки.

Я попытался выяснить что здесь произошло. Получилось это с большим трудом. Отвечал нам большой старый орк, у которого даже зелёная кожа местами посерела. Он рассказал невнятные сказки о том, как в один прекрасный момент их Отцы увели их с гибнувшей планеты, приведя их сюда, в новый мир. После чего, вскоре их покинули. Орки всё время ждали, молились и надеялись, что Отцы вернуться. Но вместо них пришла Железная Смерть. Они спустились вниз и потребовали отдать им свою Честь. Все, кто воспротивился, их безжалостно убили, таким образом убив почти всё мужское население планеты. Силой отобрали оружие и улетели наверх. С тех прошло много-много времени, как дословно выразился старейшина. Они были предоставлены себе и ждали, что всё-таки Отцы вернутся.

— Что он имел ввиду, когда говорил, что «увидят и заберут»?

Старик почему-то улыбнулся.

— Железная Смерть всё видит и чувствует Честь Отцов. Наверное, они уже летят сюда, чтобы отобрать.

Как-раз тут раздался голос Эрика.

— Внимание! К вам движется один корабль. Мне подняться в воздух и сбить его?

— Да успокойся ты уже! — в сердцах сказал я. — Сидите и не высовывайтесь. Мы сами.

— К оружию! Защитим посланника Отцов! — завопил старик и все орки достали всё имеющееся с собой очень бледно выглядящее оружие.

— Что представляют собой враги? — быстро попросил я перевести старейшине.

— Слухи говорят, что это железные люди, которых невозможно убить нашим оружием. Но мы всё равно попробуем, потому что с нами Честь Отцов, — сказал старейшина.

— Нет, мы сделаем по-другому. Женщины, дети — уйдите из посёлка. Мужчины прячьтесь в дальние юрты, — махнул я.

— Но мы будем сражаться! — сказал старейшина.

— Хрум, скажи, что это приказ. А если он не послушается, ты дай ему по башке.

Хрум перевёл, на что старейшина поклонился и Зелёные стали разбегаться во все стороны.

— Так, и вы прячьтесь в дома, — сказал я своим.

— Ты уверен? — спросила Райли.

— Уверен. А я посижу здесь.

Я уселся на одно из брёвен, которые были разложены вокруг большого костровища в центре лагеря. Уже знакомый корабль Механоидов, которому мы противостояли в космосе уселся неподалёку, стараясь не зацепить огнём выхлопа зацепить поселение. Что там рассказывал старый Кхарк о Механоидах? Что они без причины не трогают жителей своего зоопарка. Надеюсь, это так.

Дверь в корабле поехала в сторону и на землю спрыгнули один за одним три натуральных робота. Ростом они были в районе двух метров, имели гуманоидные пропорции — две нижние конечности, две руки, голова. Только по человеческим меркам они были худоваты, как будто передо мной были скелеты. Металлические скелеты. В руках они держали уже знакомые «дыни», что мы встретили у них на корабле — неприятные штуки, что-то вроде плазменного ружья, которые совсем не нужно было, чтобы в меня попадали. Они огляделись и направились прямиком ко мне. Я же продолжал сидеть как ни в чём не бывало. Подойдя ближе, они прорычали что-то на орочьем.

— Я вас не понимаю, — развёл руками я.

Металлический человек что-то снова проговорил и ткнул пальцем в мой меч.

— Отдать мой меч? Пожалуйста.

Я взял за ножны одной рукой и протянул его металлическому человеку. Тот сделал два шага назад и протянул руку, чтобы его взять.

— Работаем! — крикнул я, выхватывая второй рукой меч, изо всех сил рубя им в район талии врага.

Меч не подвёл. Сначала блеснули зелёные искры, обозначая скорее всего пробитое силовое поле. А затем я просто перерубил урода пополам. Верхняя часть ещё падала на пол, а железный болван направлял на меня своё оружие. Поэтому возвратным движением я срубил ему руку вместе с этой оружейной «дыней». И кувырком назад ушёл за брёвна. Вовремя! Удар зелёной плазмы разметал бревно и тут уж в бой вступили мои бойцы.

Я увидел, как поворачивается орудие, которое стояло наверху вражеского судна.

Вокруг двух оставшихся роботов замерцал воздух, точнее силовое поле, удерживая пули от штурмовых винтовок. С рёвом вперёд бросились орки. Один из них словил выстрел зелёной плазмы в грудь. Его это откинуло в сторону. Он тут же подорвался, встряхнул головой, как побитая собака, и снова бросился вперёд.

Меньше чем за минуту от врагов остался металлолом.

— Чисто! — кивнула Райли, показавшаяся из люка вражеского судна, — Но мне пришлось разломать им центральный компьютер.

Да, Райли, воспользовавшись своей способностью, проскользнула на борт судна, дабы убить пилота. Похоже, пилота не было — там был просто «куб» компьютера.

Девушка подошла ко мне.

— Что будем делать дальше? Уходим?

— Сколько времени до прохода станции Механоидов над нами?

— Восемь часов.

— Ну, думаю, оттуда уже летят птички.

— Попытаемся прорваться? — нахмурилась Райли.

— Похоже, это единственный шанс. Эрик, забирай нас.

— Слушаюсь.

— Неудачно мы прилетели. Очень неудачно, — покачал головой я.

— Антон! Они летят!!!

— Что?!

— Двенадцать вражеских кораблей летят.

— Твою мать! — выразился я, — Эрик, уходите без нас!

— Что?! Мы вас не бросим!

— Уходите, к чёрту! Вы не успеете!

Я судорожно огляделся.

— Ты что задумал? — спросила Райли.

— Он прибудет сюда и заберёт нас, аккурат к подходу Механоидов. И нас просто расстреляют на взлёте. Сколько до пирамиды, проф?

— Два километра, триста сорок три метра.

— Скажи старейшине, чтобы не высовывались, — сказал я Хруму. — Возможно, они выживут. Нам нужен проводник, мы пойдём к этой пирамиде, — пытался объяснить на пальцах я Хруму, который тут же перевёл.

— Храм Отцов? Да-да, я дам вам проводника, — махнул старый орк.

К нам пришла, судя по всему, та же тройка патрульных, что нас сопровождала.

— Бегом! — закричал я, — Эрик, уходите! Мы скроемся в пирамиде.

— И там сдохните?!

— Там будет хоть какой-то шанс. Если мы, конечно, туда добежим.

Мы бежали так быстро, как ещё никогда не бегали. Хрум, по моему приказу, подхватил на руки маленькую Ссарну, что точно не успела бы со своими короткими ножками. Я поднял голову, вражеские корабли уже были видны невооружённым взглядом.

— Добежите, сэр! — подчёркнуто небрежно сказал Эрик.

— Твою мать, ты что задумал?!

Я увидел, как «Кречет», шедший к нам на посадку, внезапно моргнул выхлопом двигателя и начал набирать высоту, идя в сторону двенадцати боевых кораблей Механоидов. Импульсные пушки открыли огонь, и передний враг загорелся и рухнул на землю.

— Они шли без щитов? — попутно удивился я, машинально «отщёлкивая» все непонятные моменты.

«Кречет» успел сбить ещё один, когда огонь уже враги перенесли на него. В отличии от врагов, щиты на «Кречете» были подняты. Но что такое щит десантного бота, хоть и лучшего бота Империи, против оружия рассчитанного на уничтожение космических кораблей. Первое же попадание закрутило наш бот в сторону. Из хорошего я увидел, что все эти, уже десять, врагов отвлеклись на него. До пирамиды оставалось ещё полкилометра.

— Эрик! Уходи, Эрик!!! — заорал я.

— Будем жи-и-ить, Тоха!!!

Я остановился как вкопанный, наблюдая как повреждённый десантный бот идёт на таран и врубается в ведущий корабль Механоидов. Вспыхивает огромное огненное облако и осколки в свободном падении медленно, горящими каплями, опускаются опускаются на землю. В себя меня привела Райли.

— Бежим, Антон!

Судя по её бледному лицу, Кройф ей также был небезразличен. Когда с борта приближающегося Механоида сорвалось первое зелёное пламя выстрела, бегущий замыкающим Тадаси как-раз вбежал в нутро огромной каменной пирамиды.

Широкий коридор и огромный зал, весь заставленный зеленоватыми кубами. Прямо как в моём видении. Вот только одно не соответствовало с моими видениями — в кубах отсутствовали мечи...

* * *

Я с трудом стоял на ногах. Прошло двенадцать часов, как металлические уроды сплошным потоком, не считаясь с потерями, прорывались внутрь пирамиды, где мы держали оборону.

Сначала у нас закончились боеприпасы для дистанционного оружия. Мы сделали пару вылазок, дабы захватить «дыни» Механоидов. Во второй такой вылазке мы чуть не потеряли Тадаси. Его обожжённое тело оттащили в сторону.

Затем, у врага появилось подкрепление, потому что вперёд выдвинулись более крупные версии роботов с четырьмя руками, в которых они держали щиты и мечи, и попытались проломить нашу оборону. В этот раз мы потеряли двух орков. А ещё Райли вспороли грудину, как у цыплёнка. Её чудом успел отдёрнуть Хрум, бросая себе за спину и перехватывая удар врага, который должен был стать для девушки последним.

Неожиданно хорошо показал себя Энгельс, стрелявший с точностью боевого компьютера до тех пор, пока ему шальным выстрелом не оторвало левую руку. А без маленькой Ссарны мы бы не продержались и часа. Её неизвестное силовое поле прикрывало нас всё это время, пока, около часа назад она не упала в обморок от истощения, а по рыжей шёрстке не потекла алая кровь из ужей и носа.

Сейчас враги взяли передышку. Не думаю, что роботы отдыхают. Скорее всего, они ждут очередное подкрепление, которое уже сомнёт нас окончательно. На ногах оставался я и Хрум. Причём орк, похоже, держался на морально-волевых. На нём не было живого места. Его броня была частично сбита, частично пробита. Но он лишь только счастливо улыбался, ожидая следующей, скорее всего последней, битвы.

Хуже всего было то, что мой супер-дар, дар Негатора, которого боялся сам Император, был абсолютно бесполезен против тупой физической силы. Выручали меня лишь мои навыки, умения, ну и немного Эссенса, который я закидывал в себя в процессе битвы, дабы не упасть в обморок от усталости.

— Идут! — проревел Хрум, тяжело поднимаясь на ноги.

Я вздохнул и тоже встал.

На что я рассчитывал, когда сюда летел?! Как бездарно проиграл, самонадеянный Антон Ноунэйм, который всего то что хотел, так это стать Императором...

— Антон, — раздался слабый голос Райли.

— Да, я тоже был рад с тобой сражаться, — криво усмехнулся я.

— Иди сюда, быстро!!! — требовательно закричала девушка.

— Не время сейчас.

— Это срочно!!!

— Хрум, секунду.

Никогда Райли не была замечена ни в истерике, ни в тупых идеях. Если она говорит срочно, то скорее так оно и есть.

Я бегом подбежал к девушке, что была полностью замотана бинтами, сквозь которые сочилась алая кровь. И она и Тадаси и Энгельс держались только на Эссенсе.

— Смотри, — она слабо кивнула мне на арку.

Ну да, времени рассмотреть и ознакомиться с местным интерьером у нас не было, ведь буквально на плечах за нами вошли Механоиды. А вот у профессора, отправленного в «тыл» время на это сейчас появилось. Я увидел иероглифы.

Профессор, который показал себя как настоящий боец, мы ему еле остановили кровь после того, как ему оторвало левую руку, хмурясь, смотрел на стену и водил пальцем оставшейся руки по выемкам иероглифов.

— Что у вас?

— Извини, — прохрипел профессор, — Я не могу говорить громко.

— Да я уже понял, — кивнул я. — Что здесь?

— Это вязь, — он показал на странные иероглифы, обрамляющие большую арку. — Я не совсем понял, что это, но кажется это портал.

— Портал? Куда?

— Если бы я только знал!

Сзади всё усиливался шум. К нам подходили Механоиды.

Профессор ткнул уцелевшей рукой в узкую щель, которая была рядом.

— Вставь сюда меч.

— Что?

— Быстрей, — только и смог выдавить профессор. Кажется, он сейчас упадёт в обморок, но его потрясающий разум работал чётко и быстро.

Где наша не пропадала... Я вставил меч внутрь. Лёгкое покалывание, похожее на слабые удары тока прокатились по моему телу, а в мой мозг пробралось что-то... большое и древнее.

— ПРОХОДИ!!! — раздался в голове у меня громовой голос.

Под сводами огромного зала раздалась громкая сирена и пятно портала, которое выходило на простую каменную кладку, внезапно поплыло и заполнилось зелёным маревом.

— Пожри меня Хаос! — только и смог сказать я.

А дальше внутри моего разума что-то щёлкнуло. Я просто махнул рукой вперёд.

— Но Антон... — начал профессор, но тут уж я никого не слушал.

Первым я закинул туда однорукого профессора. Дальше приподнял и с трудом запихнул Райли, которая в последний момент тянула руку к бессознательному Тадаси.

— Помню я про твоего японца, — буркнул я и отправил бесчувственного самурая следом. — Хрум, за мной!

— Я их задержу! — послышался боевитый крик орка.

— Хер там! — решил я и побежал к нему, отцепляя последнюю из оставшихся гранат.

Не знаю, зачем я её оставил. В плен меня брать никто не собирался, но привычка есть привычка. И я её катнул в сторону надвигавшейся волны Механоидов. Впереди шли четырёхрукие с щитами. Убить я их вряд ли смогу, но возможно немного задержу.

Я поднял руку и схватил Хрума за основание шлема, буквально затянув за собой, как быка за кольцо в носу.

— Хватай мелкую! — орк подхватил бесчувственное мохнатое тельце маленькой Иотки.

Я кивнул на портал.

— Вперёд!

Надо сказать, что орк без разговоров туда прыгнул. Я оглянулся и увидел толпу Механодидов, что бежало ко мне. Оставлять им открытый портал я не собирался, мои друзья, где бы они ни были, будут в безопасности! Я выдернул меч из паза. Что ж, по крайней мере я умру достойно!

Однако, к моему удивлению, портал мгновенно не потух. Он начал часто моргать, как будто проводя последний отсчёт.

Ну что ж, значит ещё повоюем! Не знаю где, и не знаю с кем, но Антон Ноунейм сегодня не сдохнет.

Я показал средний палец надвигающимся металлическим кастрюлям и шагнул внутрь зелёного марева...

Обращение Автора

Что ж, друзья, вот и 6-я книга подошла к концу. Надеюсь, вам всё еще интересно читать данное произведение также, как мне его писать. Я всё еще не знаю будет ли следующая книга последней, у меня ощущение, что этот цикл я могу писать всю жизнь, но!

Я возьму паузу и перечитаю все предыдущие книги, мне нужно выписать все «ружья» и собрать логику в «кучку». Иначе, я начну косячить, мир оказался сильно сложней, чем я задумывал изначально.

В общем, можете написать мне что-то приятное или не очень, тем, кто дошел до 6-й книги позволено всё)


Оглавление

  • Пролог
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава ХХ
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Глава XXVI
  • Глава XXVII
  • Глава XXVIII
  • Глава XXIX
  • Глава XXX