КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614716 томов
Объем библиотеки - 953 Гб.
Всего авторов - 242981
Пользователей - 112779

Впечатления

Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Кот: Статус: Попаданец (Попаданцы)

Понос слов. Меня хватило на 5 минут чтение. Да и сам автор с первых слов ГГ предупреждает об этом в самооценке. Хочется сразу заткнуть ГГ и больше его не слушать. Лучший способ, не читать!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Шкенёв: Личный колдун президента (СИ) (Фэнтези: прочее)

Неожиданно прочитала с большим удовольствием. Не знаю, как жанр называется (фэнтези замешанное на сюрреализме?), но было увлекательно. И местами не то что смеялась, а ржала, как говорят на сленге

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Пруссия. Королевство Гогенцоллернов [Максим Вахминцев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Максим Вахминцев Пруссия. Королевство Гогенцоллернов

Вместо предисловия. Сравнение исторических путей России и Пруссии

Версия о германско-христианской миссии Пруссии, разработанная немецкими историками и идеологами в 19 веке, напоминает русскую версию о Москве как о Третьем Риме. Пруссия стала германской Московией, поскольку в 18-19 веках сюда сходились все, кто жаждал защиты от внешних врагов и был недоволен политикой мелких немецких князей.

Но нельзя, конечно, питать иллюзии насчёт того, что Пруссия и Московское княжество изначально стремились к объединению Германии и России соответственно. На первых порах, на стадии своего зарождения они представляли собой крошечные государства, окруженные со всех сторон более сильными соседями. Москва была окружена Тверью, Владимиром, Рязанью, Новгородом, Литвой и находилась не так далеко от владений Золотой Орды. Бранденбург-Пруссию же сжимали со всех сторон Швеция, Речь Посполитая, Дания, Саксония и другие мелкие германские государства. В таких условиях и Москва и Пруссия думали, в первую очередь, о собственном выживании. Они были готовы идти на любые хитрости ради расширения своих территорий и всеми силами укрепляли армию и центральную власть.

Пруссия стала духовным центром германского протестантизма, принимая у себя единоверцев как из католических государств империи, так и со всей Европы. Москва же в 14 веке стала духовным центром русского православия, окончательно заменив Киев в данной роли. Таким образом, если Москва стала европейско-азиатским плавильным котлом, то Пруссия стала плавильным котлом Северной и Центральной Европы – тем самым обе державы сыграли колоссальную цивилизационную роль.

Но были и серьёзные отличия. Москва находилась на пересечении торговых путей и была окружена лесами, труднопроходимыми для вражеских армий. Расположенные же на равнинах Бранденбург и Пруссия были со всех сторон уязвимы, из-за чего пострадали в годы Тридцатилетней, Семилетней и Наполеоновских войн. Память об их разрушительных последствиях отразилась на доктрине прусской и германской армий – после 1815 года они вели сугубо наступательные войны, стремясь решать политические вопросы на землях противника. Россия, в свою очередь, вела наступление на Востоке, но была вынуждена почти все время обороняться на Западе. Большим облегчением для последней стало присоединение в конце 18 века земель Польши, которая была для нее, как и для Пруссии, кровным врагом.

На формировании объединительной имперской идеологии сказалось не только наличие у Пруссии и Москвы религиозного авторитета. Этому поспособствовали и внешние враги – если Москва начала восприниматься как центр будущего объединения Руси после Куликовской битвы, то полноценное становление прусского национализма началось после Освободительной войны с Наполеоном 1813-1815 гг. Период монголо-татарской экспансии оказал немалое влияние на становление русского политического организма; так и демократические учреждения Наполеона определили переход Пруссии и Германской империи от абсолютизма к консервативно-парламентской форме правления. Одним словом, если Рюриковичи и Аскании заложили фундамент будущих империй, то Романовы и Гогенцоллерны возвели их фасад.

По понятным причинам, в России все еще распространено много стереотипов о Пруссии как о рассаднике германского милитаризма, сыгравшего решающую роль в развязывании обеих мировых войн. Вместе с тем, сторонники данной точки зрения игнорируют еще одну сторону прусской государственности, заключавшую в себе черты, достойные подражания: эффективная судебная система, неподкупное чиновничество, духовная дисциплина, скромность и простота образа жизни прусских королей, развитая промышленность, передовая система образования и другие.

Сей труд не планировался как сугубо научное произведение или учебное пособие. При его написании я сознательно не заострял внимания на военной составляющей истории Пруссии, дабы избежать «перегруза» информации. В большей степени здесь раскрывается ход политического развития Прусского королевства. Составляя материал для данной книги, я обращался как к российским, так и к германским источникам, стремясь обрисовать максимально объективную, насколько это возможно, картину прусской истории.

На мой взгляд, актуальность нашего нынешнего исследования заключается в том, что без понимания истории Пруссии невозможно понять историю Германии. Без понимания германской истории, в свою очередь, невозможно понять мировую историю. Основываясь на фактах и данных из авторитетных источников, ваш покорный слуга делает гипотезы и высказывает идеи, которые приглашают всех желающих к исторической полемике, содействующей изучению истории Пруссии и Германии.


Наследие тевтонских рыцарей и Великого курфюрста. Рождение Прусского королевства

По выражению великого Вольтера, Пруссия – это «армия, у которой есть государство». Действительно, милитаристские традиции здесь укоренились еще во времена покорения тевтонскими рыцарями земель пруссов. Новая нация рождалась в условиях бесконечных войн, что прямо отразилось на ее менталитете. Немецкие колонисты, прибывавшие в Пруссию со всех уголков империи, раздираемой внутренними войнами, не могли здесь выжить без забвения личных интересов ради общего блага, без отваги и склонности к авантюризму. Вера пруссаков была глубокой, фундаментальной и, в то же время, воинственной – в этом можно убедиться, посмотрев на возводимые рыцарями замки и соборы.


Тевтонский орден

Предшественником Прусского королевства был Тевтонский орден, учрежденный еще во времена крестовых походов на Ближний Восток. Орден формально подчинялся как папе Римскому, так и императору, его ряды пополняли исключительно немцы. Изначально венгерский король предоставил рыцарям земли в Трансильвании, где те построили ряд замков. Однако из-за неприязни венгерских дворян крестоносцам пришлось уйти в Восточную Пруссию, где те с благословения Рима начали постепенное завоевание прусских язычников.

Поражение при Грюнвальде едва не погубило Тевтонский орден, но рыцари выстояли, хоть никогда больше и не смогли вернуть былую мощь. В 1525 году Альбрехт Гогенцоллерн, магистр Тевтонского ордена сделал пусть и банальный, но правильный вывод – времена Средневековья давно прошли и орден теперь не занимается, как в прежние места, христианским миссионерством. Монахи, на словах клявшиеся отречься от мирской жизни, на деле и не думали с ней расставаться.

Учение Мартина Лютера ставило, мягко скажем, под сомнение авторитет светской власти римских пап: немецкий монах считал, что церковь должна заниматься своими непосредственными обязанностями и не лезть в политику – удел государей. Такие идеи были близки как всем скандинавским монархам и английскому королю Генри 8, так и самому Альбрехту. Тем более, что влияние католической церкви в Северной Европе на фоне усиления власти светских правителей и так слабело год от года.

В том же 1525-м Альбрехт упразднил орденское государство, конфисковал имущество церкви, принял лютеранство и принес вассальную присягу польскому королю. Так новорожденное Прусское герцогство, располагавшееся на периферии европейского континента, было спасено от кровавых религиозных войн и получило шанс на мирное государственное строительство. Принятое герцогом решение изменило историю не только Пруссии, но и всей Германии, а возможно и всей Европы.

Альбрехт взялся за свое дело с энтузиазмом. Он покровительствовал культуре, учредил Кенигсбергский университет Альбертину, где, между прочим, учился сам Иммануил Кант, открывал школы и гимназии. Преемники первого герцога Пруссии не смогли достойно продолжить его начинания, а в 1618 году прямая ветвь прусских Гогенцоллернов пресеклась. Если бы Пруссия тогда вошла в состав Польши, история всей Германии пошла бы совершенно другим путем.


Маркграфство Бранденбург

В этот судьбоносный момент власть над Пруссией перешла в руки маркграфов Бранденбурга, происходивших из той же династии Гогенцоллернов. Бранденбургом они правили с 15 века, когда бургграф Нюрнберга Фридрих получил власть над маркграфством из рук императора Сигизмунда. Последний рассчитывал на помощь Фридриха в крестовых походах против мятежных чешских гуситов. С этого времени Гогенцоллерны стали традиционными союзниками империи, благодаря чему постепенно укрепляли свой авторитет в Северной Германии.

Династия Асканиев сыграла ключевую роль в превращении маркграфства Бранденбург в сильное централизованное государство. Местные епископы подчинялись не императору, а маркграфу, в то время как в остальных германских землях князья-епископы имели широкую автономию и правили лучшими землями. Тому есть объяснение: Бранденбург был создан рыцарями-колонистами, сражавшимися со славянскими племенами. Подобно Тевтонскому ордену, чьи владения лежали рядом на востоке, Бранденбург изначально являлся военным государством.

Заслуга в завоевании одерских земель целиком и полностью принадлежала маркграфам, потому они чувствовали себя полноправными властителями своей страны. Опорой власти бранденбургских маркграфов было многочисленное мелкое дворянство – потомки колонистов. Его представители, наряду с потомками тевтонских рыцарей, позднее составят основу прусского офицерского корпуса и будут передавать военные традиции, традиции верности правящему дому Гогенцоллернов, из поколения в поколение.


Бранденбург-Пруссия

Главным строителем Бранденбург-Пруссии, как известно, стал Фридрих Великий Курфюрст. Страна тяжело перенесла последствия Тридцатилетней войны и едва не оказалась на грани вымирания. Фридрих мобилизовал все оставшиеся людские силы на восстановление Бранденбург-Пруссии; потом и кровью заработанные деньги он вкладывал в строительство инфраструктуры и развитие армии. Более того, наряду с Вильгельмом 2 курфюрст был единственным Гогенцоллерном, реально верившим в возможность создания колоний и инвестировавшим в строительство военно-морского и торгового флотов.

Помимо упорядочения сбора налогов, Фридрих учредил в апреле 1655 года Генеральный военный комиссариат, который взял на себя управление делами армии. Постепенно он приобрел ключевую роль в администрации Бранденбург-Пруссии и начал также контролировать мануфактурную промышленность. Подобно Жан-Батисту Кольберу, Великий Курфюрст создал такую систему, в которой органы военного и экономического управления тесно взаимодействовали друг с другом. 1

Именно Фридрих Великий Курфюрст положил начало ставшей для Гогенцоллернов традиционной политики веротерпимости. Как и Нидерланды, Бранденбург-Пруссия принимала у себя протестантов со всей Европы, в особенности из Франции. Приток ценных кадров и специалистов еще сильнее ускорял развитие экономики страны. А Велауское соглашение 1657 года окончательно избавило Прусское герцогство от вассальной зависимости от Польши и сделало его личным владением Гогенцоллернов.

В войнах со Швецией и Польшей бранденбургская армия приобретала боевой опыт, осваивала новейшие тактические приемы и постепенно превращалась в грозную силу по европейским меркам. К началу 18 века Бранденбург-Пруссия превратилась в одно из самых милитаризованных государств Европы. Выражалось это не только в наличии довольно крупной относительно численности населения страны армии – при назначении на высшие административные должности предпочтение отдавалось военным, а не гражданским служащим. Дворяне считали службу в армии не только способом обогатиться, но и возможностью преумножить славу своего рода и снискать личную славу. Все это в совокупности приводило к постепенному формированию в прусском обществе военной культуры.


Как Пруссия стала королевством

Фридрих Великий Курфюрст приложил титанические усилия для возрождения Бранденбург-Пруссии. По его собственному признанию, на первых порах он работал больше своего секретаря. Своему наследнику Фридриху Великий Курфюрст оставил динамично развивающееся государство с эффективной экономикой и системой управления. Несмотря на это, Бранденбург-Пруссия все еще оставалась в политическом отношении крайне раздробленной страной, а ее жители довольно слабо сознавали свою связь с правящей династией.

Новому правителю практически сразу же пришлось бороться за власть со своими многочисленными родственниками. Утвердившись на троне, Фридрих, видя рост мощи Бранденбург-Пруссии, пожелал превратить свою страну в королевство. Гогенцоллерны традиционно были союзниками Габсбургов и, когда те начали готовиться к войне за испанское наследство, курфюрст Фридрих предложил императору Леопольду 1 военную помощь. Взамен он много не потребовал – всего лишь королевскую корону…

С одной стороны, ход Фридриха был чересчур рискованным. С давних времен в Священной Римской империи был только один король – король Германии. Был еще, правда, титул короля римлян, но данный титул носили, как правило, наследники престола, потому он носил сугубо символический характер. В Вене и без того внимательно следили за развитием событий в Бранденбург-Пруссии и с подозрением относились к усилению Гогенцоллернов.

С другой стороны, на кону стояла судьба не только самой Испании, но и ее латиноамериканских колоний. Леопольд до того железным кулаком удерживал единство империи, борясь почти что одновременно с османами в Венгрии и французами в Западной Германии. Грядущая же война прямо повлияла бы на всю дальнейшую мировую политику – если бы Габсбурги сумели сохранить ускользавший из их рук испанский трон и колонии в Новом Свете, они смогли бы восстановить свое могущество в Европе, а Леопольд получил бы возможность оттянуть время распада Священной Римской империи.

Ставки были чересчур высоки, потому кайзер согласился с требованиями Фридриха. Договорились, правда, о том, что последний будет носить титул «король в Пруссии», поскольку если с 1657 года Прусское герцогство было непосредственным владением Гогенцоллернов, то вот курфюршество Бранденбург все еще входило в состав империи и Германского королевства, правителем коих был сам Леопольд. В любом случае, манипуляции с титулом не отменяли главного – усиления политических позиций Гогенцоллернов.

18 января 1701 года в Кенигсберге Фридрих короновал себя и свою супругу Софию Шарлотту королевскими коронами, чем официально начал новую эпоху единого Прусского королевства. Столь пышная коронация обошлась Пруссии немного-немало в 6 млн талеров – сумму, бывшую для 18 века просто астрономической. Сбор королевского налога принес в казну лишь 500 тыс. талеров, чего не хватило даже на украшение королевских корон. При всем при этом годовой доход страны, как пишет германский историк К. Кларк, составлял лишь 3 млн талеров.

Однако Фридрих руководствовался при разработке ритуала коронации не только соображениями эстетики. Сама форма королевской короны должна была символизировать наличие у короля не только светской, но и церковной власти и то, что он отвечает за свои действия исключительно перед Богом. Степень стремления Фридриха к абсолютной власти демонстрирует тот факт, что до декабря 1700 года прусские сословия даже не были в курсе о предстоящей коронации.2

История отвела ему всего лишь 12 лет правления в качестве короля, но за это время Фридрих успел изрядно растратить казну на содержание большого двора, где господствовала французская мода и культура. В то же самое время король учредил Академии художеств и наук, а также построил Королевский дворец в Берлине и, специально для жены, дворец в Шарлоттенбурге. Делалось это все с одной целью – Фридрих желал продемонстрировать притязания Пруссии на статус главного культурного и политического конкурента Австрии.

Участие в войнах с Францией и Швецией, а также роскошная жизнь королевского двора больно били по прусской казне. Вся тяжесть полевых работ и налоговая нагрузка ложилась на низшие сословия, особенно крестьянство. В данном смысле Пруссия никак не отличалась от тех же Франции и России, но, в отличие от них обоих, она сама и близко не располагала схожими экономическими резервами. Для столь маленькой страны расточительное правление Фридриха 1 могло обернуться губительными последствиями.

Первый король Пруссии скончался в 1713 году, оставив после себя безусловное противоречивое наследие. Ясно было одно: начатое им дело непременно требовалось продолжать, но страна притом нуждалась в более грамотной экономической политике. К счастью для Пруссии, любителю роскоши и пышных церемоний Фридриху наследовал его сын Фридрих Вильгельм – человек с абсолютно иной ментальностью. Скупой на траты и религиозный, он получит репутацию мужицкого, «солдатского» короля. Но несмотря на свой образ, который многим мог бы показаться непривлекательным, Фридрих Вильгельм за свое 27-летнее правление фактически создал фундамент нового Прусского государства и по праву вошел в историю как один из лучших германских правителей.


Суровый аскетизм короля-солдата. Прусские добродетели


Подготовка к правлению

Талант Фридриха Вильгельма к администрированию был результатом того опыта, что он получил еще в детстве. В 9 лет он получил в управление имение Вустерхаузен к юго-востоку от Берлина и на удивление грамотно вел его дела. Уже тогда кронпринц убедился в важной роли торговли, обеспечивавшей рост всей экономики Пруссии. В 13 лет он присутствовал на заседаниях Тайного совета и постепенно обрел контакт с руководителями основных ведомств страны. Благодаря этому Фридрих Вильгельм еще до вступления на трон имел более чем ясную картину неудовлетворительного состояния финансов и системы государственного управления Пруссии.3

Фридрих 1 желал, чтобы его наследник прошел максимально полную подготовку к управлению страной. Вместе с тем кронпринц Фридрих Вильгельм обладал крайне сложным характером, из-за чего, как пишет К. Кларк, буквально доводил своих учителей до исступления. Повзрослев, он принялся активно критиковать работу министерств, но, вместе с тем, сохранял как прусский офицер почтительное отношение к отцу. В последние годы жизни Фридрих постепенно наделял своего сына все большей властью и сделал того своим соправителем. 4


Экономическая и административная политика

Едва придя к власти в 1712 году, новый король Пруссии сразу же отказался от церемонии коронации. Фридрих Вильгельм ненавидел роскошь и пышность церемоний при дворе своего отца – став же королем, он практически моментально урезал содержание двора в несколько раз, собственноручно вычеркивая избыточные статьи расходов. Накопленные Фридрихом 1 драгоценности, роскошные столовые сервизы, запасы вин, мебель и кареты продавались по самой высокой цене, дабы пополнить королевскую казну. Львы из королевского зверинца были подарены королю Польши и курфюрсту Саксонии Августу.

Как пишет К. Кларк, новый король уволил 2/3 прислуги, включая шоколатье, виолончелистов, композиторов и органных мастеров; зарплата оставшихся работников была сокращена на 75 процентов. Многие скульпторы, которые работали на прошлого короля, были шокированы новыми условиями работы и поспешили покинуть Пруссию. Из-за всего этого среди придворных началась настоящая паника.5

Вслед за этим последовала масштабная административная реформа, проведенная в духе Фридриха Великого Курфюрста. В 1716 году Фридрих Вильгельм приступил к ликвидации органов местного самоуправления, сосредоточив всю власть в провинциях в руках королевских чиновников. Были учреждены палаты, управляемые штадт-президентами и директорами, принимавшими коллегиальные решения; местные ландраты подчинялись палатам. Палаты занимались как военным управлением, так и решением финансовых вопросов.

Созданная королем на основе Генерального финансового совета6 Генерал-директория отвечала за проведение в жизнь основополагающего принципа его политики «Контроль и экономия». По сути Фридрих Вильгельм создал первый в истории Пруссии полноценный кабинет министров – 4 министра отвечали за состояние финансов, почтовое и монетное дело, пограничную службу и вопросы северогерманской политики Берлина. На всех заседаниях обязательно присутствовал стул короля, что должно было напоминать министрам о его незримом присутствии и руководстве. Уже при сыне короля-солдата, Фридрихе 2, был учрежден Кабинет-министериум – аналог министерства иностранных дел 7.

Король-солдат требовал от своих чиновников железной дисциплины и полной самоотдачи ради государства, «железным кулаком» подавлял коррупцию и часто лично проверял работу всех ведомств. Протекционистская политика короля, направленная на защиту прусских производителей, позволила сохранить в стране достаточный объем сукна и шерсти, которые шли на пошив униформы для разраставшейся армии. Результатом всех этих усилий стала ежегодная прибыль почти в 7 млн талеров.


Военные реформы

Король-солдат вкладывал львиную долю казенных средств в развитие армии. Фридрих Вильгельм увеличил ее практически вдвое не столько путем привлечения наемников, сколько благодаря созданию системы кантонов8 – предшественницы сегодняшних российских военкоматов. Теперь каждый полковой командир получал в свое подчинение округ, жители которого состояли на его учете и проходили 2-хлетнюю военную службу, после чего записывались в запас и привлекались каждый год к военным сборам.

При Фридрихе Вильгельме служба дворян в армии стала обязательной. Дворяне теперь подвергались жесткой муштре и дисциплине, при этом офицерский корпус состоял только из них. Король-солдат стремился, таким образом, превратить прусское офицерство в элиту не только армии, но и государства – ту же политику затем продолжит и его сын Фридрих Великий. В войсках проходили регулярные учения и постоянно велась маршевая подготовка – собственно именно оттуда берет свое происхождение знаменитый прусский «гусиный шаг». Как таковых казарм в Пруссии не было, поскольку каждый прусский подданный обязан был предоставлять солдатам на время войны или учений свободные комнаты в своем доме.

Особую страсть Фридрих Вильгельм питал к солдатам высокого роста, гренадерам, считая их наиболее выносливыми и боеспособными9. Был даже случай, когда прусский король и русский царь Петр 1, находившиеся в очень дружеских отношениях, обменялись подарками – Петр подарил Фридриху Вильгельму полк рослых солдат, а тот, в свою очередь, подарил Петру Янтарную комнату, которая позднее станет одной из главных достопримечательностей Царского села. В годы Великой Отечественной войны комната, как известно, была безвозвратно утрачена. Что же касается 6-го пехотного полка, получившего прозвище «Потсдамские великаны», то он был расформирован в 1806 году после того, как сдался войскам Наполеона у Эрфурта.

Вместе с тем военная служба не пользовалась популярностью ни среди дворян, ни среди крестьян. Нередкими были случаи, когда молодых дворян арестовывали и направляли в Берлин за уклонение от призыва. В свою очередь землевладельцы, рисковавшие потерять свою рабочую силу, помогали своим крестьянам жениться на женщинах, которые рожали тем незаконнорожденных детей. Таким образом они получали статус кормильцев семьи, который, согласно закону, освобождал их от военной службы. Весьма частыми становились жалобы на произвол офицеров-вербовщиков, которым крестьяне, стремившиеся уклониться от призыва, были вынуждены давать большие взятки10.


Прусские добродетели. Отношения с семьей

Личность Фридриха Вильгельма 1 была крайне противоречивой. С одной стороны, он стал автором перечня «прусских добродетелей», где он привел те качества, коими, по его мнению, должны были обладать настоящие пруссаки. Сюда входили, в частности, религиозность, скромность, готовность к самопожертвованию, умеренность в расходах, немногословность, дисциплина, искренность, честность и другие добродетели. Сформулированный королем-солдатом принцип сдержанности – «Будь больше, чем ты кажешься» – станет затем основополагающим для офицеров Генерального штаба Пруссии, сыгравшего в германской истории одну из центральных и определяющих ролей.

С другой стороны, по своему характеру Фридрих Вильгельм напоминал своего большого друга – русского царя Петра 1. Они оба воспринимали свои народы как непутевых детей, за которыми постоянно нужен глаз да глаз. Их реформы носили соответствующий характер и нередко проводились, в буквальном смысле, силовыми методами. Как и Петр, введший у себя дворянские ассамблеи, Фридрих Вильгельм учредил «Табак-коллегию», на которой в дружеской обстановке собирались высшие чиновники, дипломаты, офицеры и литераторы. Стиль общения был, мягко говоря, совершенно неформальным – выпивая пиво и закуривая табак, собравшиеся обсуждали самые разные темы начиная от Библии и кончая женщинами и сплетнями. Периодически на таких «пьяных посиделках» случались ожесточенные споры, даже доходившие до драк, что доставляло Фридриху Вильгельму особое веселье11.

Подобно все тому же Петру, прусский король имел крайне напряженные отношения со своим сыном – кронпринцем Фридрихом. В свое время последний едва не сбежал в Британию вместе с другом лейтенантом Катте – настолько невыносимой была атмосфера в семье короля. Фридрих Вильгельм держал своих домочадцев «в ежовых рукавицах», навязывая тем религиозность и нередко избивая за те или иные, как он сам считал, проступки. Вольнолюбивому Фридриху, который обожал играть на флейте, читать философов и изъясняться по-французски, нередко доставалось от сварливого батюшки. Вполне возможно, что именно из-за этого будущий король вырос довольно закрытым и холодным человеком, а также обрел довольно скептическое отношение к религии и браку.

Но если царь Петр казнил своего сына Алексея по спорному обвинению в государственной измене, то Фридрих Вильгельм в итоге по достоинству оценил задатки своего наследника. Обретя покой и уверенность в светлом будущем Пруссии, король-солдат скончался 31 мая 1740 года в Берлине в окружении своей семьи.


Просвещенная монархия Фридриха Великого. Философия Канта

Фридрих Вильгельм 1 оставил своему наследнику достаточно сильное государство с эффективной финансовой системой и боеспособной армией. В то же время оно, по сравнению с Пруссией Фридриха 1, носило своего рода аскетический характер. Новый король Фридрих 2 стремился уравновесить крайности обоих своих предшественников – тягу к роскоши и сильную заботу о внешнем престиже своего деда с одной стороны и стремление к простоте вкупе с гораздо большим вниманием к внутренним делам своего отца. Помимо этого, перед Фридрихом стояла теперь задача «округлить» территорию Пруссии и обеспечить ее более «удобными», с точки зрения обороны, границами.


Захват Силезии

По итогам войны за испанское наследство император Священной Римской империи Карл 6 утвердил Прагматическую санкцию, которая постепенно получила признание ведущих европейских государств. Сия санкция, вопреки веками действовавшему в германских государствах салическому закону, передавала власть в наследственных землях Габсбургов после смерти Карла его дочери Марии Терезии.

В отличие от остальных государств империи, Бавария отказалась признавать действие Прагматической санкции и готовилась оспорить права Марии Терезии на престол. Как пишет К. Кларк, баварский курфюрст Карл Альбрехт зашел в своих амбициях настолько далеко, что подделал австро-баварский брачный договор 16 века. Согласно сделанной им подделке, в случае прекращения мужской линии Габсбургов их наследственные земли должны были перейти во владение баварских Виттельсбахов.

Масштабные планы курфюрста поддерживала Франция, которая намеревалась получить в его лице зависимого от себя императора и, таким образом, укрепить свою гегемонию в Западной Европе. Окончательно симпатии Франции склонились к Карлу Альбрехту после того, как тот пообещал ей по Нимфенбургскому договору уступить территорию Австрийских Нидерландов (современной Бельгии).

В течение 1720-30-хх годов отношения Пруссии и Австрии стали заметно ухудшаться. Фридрих Вильгельм 1 позиционировал себя как имперский патриот и сторонник Габсбургов, однако те со все большим подозрением и огорчением наблюдали за ростом мощи прусского государства. Несмотря на то, что король-солдат, желая ускорить эмиграцию зальцбургских протестантов в Восточную Пруссию, формально признал Прагматическую санкцию, между Берлином и Веной начались споры по поводу принадлежности нижнерейнского герцогства Берг, а также Силезии, до того несколько столетий входившей в состав чешских коронных земель.

Контроль над последней имел важное стратегическое значение, поскольку позволил бы Пруссии отодвинуть австрийские границы от Берлина. Кроме того, Силезия была центром текстильной промышленности и была наиболее экономически развитым регионом империи Габсбургов. Если ранее Пруссия контролировала лишь среднее и нижнее течение Одера, то благодаря присоединению Силезии она получила бы в свое распоряжение весь Одерский торговый путь12.

Прусским войскам следовало занять ее территорию как можно быстрее. Фридрих Август, правивший Саксонией и Речью Посполитой, хотел установить сухопутную связь между своими владениями. Он выразил готовность признать Марию Терезию как законную правительницу Австрии, Чехии и Венгрии, попросив в качестве компенсации именно Силезию. Как пишет К. Кларк, если бы этот план удался, то Саксония смогла бы охватить Бранденбург с юга и востока, чем сделала бы себя на долгие годы главным врагом Пруссии13.

Первая Силезская война, она же война за австрийское наследство, началась для Габсбургов хуже некуда. Французы и баварцы быстро захватили Прагу и приблизились к Вене, одновременно пруссаки под началом молодого короля Фридриха без серьезного сопротивления заняли Силезию. Как писал Ф. Кони, местное население видело в нем «не врага, а спасителя своих прав, веры и достояния»14. После победы при Мольвице Фридрих издал 7 ноября 1741 года манифест, в котором простил крестьянам долги, приказал выдать им хлеб для посева, раздал деньги самым бедным семьям, даровал дворянам новые чины, а также гарантировал католическому духовенству право на свободное строительство церквей и проведение богослужений15.

Австрийские войска к тому времени находились в состоянии полной дезорганизации и являли собой противоположность отлаженной прусской военной машине. Дело даже доходило до того, что не все солдаты многонациональной армии понимали команды австрийских офицеров, отдававшиеся, разумеется, на немецком. Имелась и другая проблема – венгры относились к австрийцам с ненавистью и презрением, считая тех оккупантами. Чтобы добиться от них военной помощи, Марии Терезии пришлось ехать на сейм в Прессбург (нынешняя Братислава) и буквально умолять венгерских дворян, обещая взамен дать Венгрии политическую автономию.

Не сумев отбить Силезию, эрцгерцогиня заключила с Фридрихом перемирие, которое позволило австрийцам перейти в мощное контрнаступление в Южной Германии. Заняв Баварию, габсбургские войска почти что на марше форсировали Рейн и ворвались в Эльзас, создавая реальную угрозу вторжения во Францию. Ситуацию пришлось спасать Фридриху, который нанес австрийцам ряд поражений, в частности в битве при Гогенфридберге.

Проблемы со здоровьем не позволили Карлу Альбрехту отстоять императорскую корону. Он умер 20 января 1745 года и в том же году Австрия и Пруссия заключили мир, закрепленный затем на Ахенском конгрессе 1748 года. Австрия уступила Пруссии Силезию в обмен на признание Фридрихом Франца Стефана императором Священной Римской империи. Что же касается России, то Елизавета Петровна ограничилась лишь дипломатической поддержкой Австрии на позднем этапе войны – в 1741 году она сама пришла к власти не без помощи Франции, которая тогда была союзницей Пруссии.


Семилетняя война

Силезские войны положили начало длительному периоду австро-прусского дуализма в Германии. Если в начале 18 века Австрия воспринимала усиление Бранденбурга всего лишь с подозрением, то теперь она относилась к Пруссии как к главной своей сопернице. Мария Терезия восприняла захват Фридрихом Силезии как предательство, ведь до этого Гогенцоллерны были традиционными союзниками империи. Пока граф Гаугвиц проводил внутренние реформы в Австрии и занимался восстановлением армии, канцлер императрицы Венцель Антон фон Кауниц искал союзников для будущей войны с Пруссией и стремился поставить Фридриха в режим дипломатической изоляции. Не последнюю роль в «Дипломатической революции» середины 18 века сыграла также Франция, не желавшая допустить выхода прусской армии к Рейну.

Русская императрица Елизавета Петровна рассчитывала, помимо защиты Курляндии от угрозы распространения прусского влияния, отодвинуть границы России как можно дальше на запад, продемонстрировать свою страну как гаранта европейской безопасности и стабильности и, вместе с тем, умножить боевую славу своего отца Петра Великого. Оппозиционеры, считавшие, что не стоит воевать с одной из сильнейших армий Европы во имя чужих австрийских интересов, оказались в меньшинстве. Мнение петербургских политиков основывалось на докладных записках графа Генриха фон Брюля – первого министра короля Польши и курфюрста Саксонии Августа 3 – и российского канцлера Бестужева, воспринимавших Фридриха как опасного агрессора16.

На мой взгляд распространенная и по сей день в Германии точка зрения о том, что Семилетняя война была со стороны Пруссии оборонительной, имеет под собой основания. Австрийцы давно вынашивали планы по ослаблению и даже разделу монархии Гогенцоллернов, стремясь усмирить непокорного вассала. Заняв Силезию, Фридрих устранил опасную близость австрийской границы к Берлину, а также сам получил плацдарм для вторжения в австрийскую Богемию. Кроме того, контроль над Силезией позволил прусскому королю охватить располагавшуюся в опасной близости Саксонию и опередить Августа 3, который, как мы уже о том говорили, сам стремился охватить Пруссию с юга (Саксония) и востока (Речь Посполитая).

Когда же Фридрих получил информацию о том, что австрийцы готовятся к наступлению на Силезию, а также о сосредоточении русских войск в Прибалтике и французских у Рейна, он решил нанести упреждающий удар и занять Саксонию. Войска Франции, России и Австрии насчитывали в общей сложности более 240 тыс. человек. Противостояние такой армаде требовало от Пруссии максимального напряжения сил. Ее союзницей была только Британия, опасавшаяся французской оккупации Ганновера. Ради того, чтобы Пруссия имела силы сражаться на 3 фронта, Лондон был готов не жалеть средства: так с 1758 по 1761 годы она получила 3,35 млн талеров, что составило 1/5 от всех расходов Пруссии в годы Семилетней войны17.

После взятия Саксонии в конце августа 1756 года Фридрих начал наступление на Богемию, откуда намеревался двигаться к Вене. Однако поражение от австрийских войск возле Колина сорвало прусские планы блицкрига. Возникшая со стороны Тюрингии угроза наступления франко-имперских войск заставила Фридриха отступить в Саксонию. Чуть позже прусская армия потерпела поражение от русских войск при Гросс-Егерсдорфе.

Перехватив инициативу, австрийцы начали наступление и заняли Силезию, после чего генерал Хадик совершил свой знаменитый рейд на Берлин. Комендант столицы генерал Рохов бежал, оставив город на произвол судьбы. Однако надолго Хадик в Берлине не задержался, поскольку имел слишком малые силы для его удержания от наступавших прусских войск. В итоге австрийцы ограничились лишь грабежами и взятием контрибуции. Вскоре Фридрих, разбивший французов у Росбаха, нанес австрийцам ответное поражение у Лейтена и, таким образом, восстановил контроль над Силезией.

Получив известия о болезни императрицы, командующий русскими войсками Апраксин начал их отвод в Курляндию, что было истолковано Елизаветой как подготовка марша на Петербург с целью участия в перевороте. Выздоровев, царица отправила фельдмаршала в тюрьму, где тот умер спустя год, а на его место назначила генерала Фермора. Тот продолжил движение к Берлину, осадил Кюстрин и вскоре вступил в схватку с Фридрихом при Цорндорфе. Сражение фактически закончилось вничью и, как и параллельно шедшая битва с австрийцами при Хохкирхе, не повлекло для пруссаков за собой существенных последствий. Куда успешнее они действовали против французов, разбив их при Рейнберге, Крефельде и Мере.

Разгром от русских войск при Кунерсдорфе, казалось, должен было стать финалом в истории прусского государства. Даже Фридрих, стоически переносивший до того горечь поражений, утратил веру в возможность сражаться дальше. Его самые преданные генералы и лучшие друзья погибли, а от армии – армии, которая с таким трудом создавалась прадедом Фридриха Великим Курфюрстом и его отцом, королем-солдатом, – теперь почти ничего не осталось, иссякли даже резервы…

Но в тот самый момент, когда казалось, что Пруссия стоит на краю гибели, между ее врагами начался раздор. Выяснилось, что на деле Франция, Австрия и Россия настолько боятся друг друга, что никто из них не хочет уничтожать монархию Гогенцоллернов. Они не знали, как заменить Пруссию в образовавшейся пентархии великих держав Европы. В итоге волей Провидения Пруссия получила шанс на дальнейшую борьбу за свою честь и свое существование.

Несмотря на то, что Фридрих успел к началу 1760 года восстановить свою армию, уже в октябре он вновь едва не потерял столицу. Летучий отряд саксонца Тотлебена, служившего под русскими знаменами, занял Берлин, но, как и в свое время Хадик, был вынужден из-за своей малочисленности срочно ретироваться. Через месяц, 3 ноября 1760 года, состоялась последняя действительно крупная битва Семилетней войны – сражение при Торгау. Прусские и австрийские немцы ожесточенно проливали кровь друг друга, инициатива в этой схватке постоянно переходила из рук в руки. Даун, подобно Наполеону при Бородино, уже успел примерить на себя лавры победителя, но атаки Цитена и Фридриха с севера и юга привели к разгрому австрийцев. Впрочем, эта битва едва не уничтожила саму прусскую армию: за всего лишь 1 день она потеряла 40 % своего состава.

В 1761 году Россия предприняла последнюю попытку разгрома Пруссии. Войска Румянцева заняли Кольберг, откуда готовились наступать на Берлин. Истощенная Пруссия больше не могла сражаться и пыталась вести переговоры о мире. Но Елизавета, дочь Петра Великого, была исполнена решимости победить любой ценой и утвердить славу русского оружия в Европе. Смерть императрицы стала для Фридриха «вторым чудом Бранденбургского дома» – наследник Елизаветы Петр Федорович, он же принц Карл Петер Ульрих Гольштейнский, не собирался воевать против своего кумира. Более того, вскоре он заключил мир с Фридрихом и вернул ему все земли, завоеванные русской армией.

Возмущению русского офицерского корпуса не было предела. Россия, потерявшая на полях Пруссии 138 тысяч своих сынов, не получила по итогам войны никакой компенсации – выходило, что все жертвы были принесены напрасно. Такая антинациональная политика, обусловленная понятным, но все же слепым обожанием Фридриха, в итоге погубила Петра. Прусская принцесса София Фредерика, она же великая княжна Екатерина Алексеевна, воспользовалась настроениями дворянства и свергла нелюбимого мужа. Но даже она не стала продолжать войну с Фридрихом, которая теперь уже не имела никакого смысла. Что же касается самого прусского короля, то он по мирному договору, заключенному в Губертусбурге гарантировал свои права на Силезию, взамен обязавшись поддержать на выборах императора СРИ сына Марии Терезии эрцгерцога Иосифа.


Внутренняя политика Фридриха Великого

Государство Фридриха Вильгельма 1 имело абсолютистско-полицейский характер. Король-солдат привык лично следить за тем, чтобы отданные им распоряжении соблюдались везде и в полном объеме. Известны даже случаи, когда Фридрих Вильгельм, прогуливаясь по Берлину, избивал тростью горожан, которые, по его мнению, бездельничали. Впрочем, это и не удивительно, если вспомнить, какой у короля был характер и в какой строгости он воспитывал своих детей.

Фридрих 2 начал свое правление с отмены пыток. Действуя согласно идеям Монтескье, он отделил судебную власть от исполнительной, а в 1749 году издал «Свод законов Фридриха». Стремясь несколько демократизировать прусское общество, король отменил цензуру для неполитических газет18. После того, как прусские войска заняли территорию Силезии, Фридрих заменил местных чиновников, на произвол которых жаловалось население, на избранных самими силезцами19.

Что же касается традиционной для Гогенцоллернов веротерпимости, то по этой части король-философ умудрился превзойти всех своих предшественников. Он объявил, что Пруссия принимает у себя всех «честных людей» независимо от вероисповедания, будь те мусульмане, иудеи, католики или даже язычники. Живым воплощением такой политики Фридриха стал собор святой Ядвиги в Берлине – первый католический собор в столице Пруссии, создававшейся изначально как протестантское государство.

Фридрих развивал создававшуюся его отцом фискальную систему. Финансовые чиновники получили право в любое время дня и ночи обыскивать частные дома, дабы ни один товар ни ушел от налогообложения. Стремясь наполнить королевскую казну, он вводил налоги на товары первой необходимости, такие как мясо, пиво и водка. В результате этого цены на них стали расти, что привело к нападкам на короля и постепенному падению его популярности на закате правления20.

Фридрих предоставлял дворянам большие земли и именно из них комплектовал офицерский корпус; вместе с тем он строго следил за тем, чтобы дворяне не занимались торговлей и не чинили произвол в отношении собственных крестьян. Преступления дворян карались гораздо суровее, чем проступки крестьян. Фридрих добивался того, чтобы дворяне, желающие улучшить свое благосостояние, занимались своими поместьями и с уважением относились к тяжелому труду крестьян21. Таким образом, он стремился дисциплинировать элиту прусского государства, развить в ее представителях чувство долга и чести.

Король-философ заботился также и о введении всеобщего начального образования. Согласно Генеральному земельному школьному регламенту от 12 августа 1763 года, в Пруссии вводилось общеобязательное школьное обучение детей в возрасте 5-14 лет. Создавались система экзаменов, учебные журналы, расписывался регламент занятий. Использование учебников, не признанных таковыми государством, запрещалось; как правило, для обучения чтению и письму использовались церковные книги. Плата за обучение варьировалась от 6 до 9 пфеннигов. Учителям запрещалось заниматься любой порочащей их социальный статус деятельностью22.


Отдельного упоминания заслуживает история с тем, как Фридрих положил начало разведению в Пруссии картофеля. Изначально сей южноамериканский плод не пользовался большой популярностью среди пруссаков – отношение к нему было примерно, как в России, где картофель называли «чертовым яблоком». Люди понятия не имели, что картофель надо варить и жарить и ели его сырым, от чего, разумеется, заболевали.

Фридрих понял, что законы, повелевающие сажать картофель, не работают, и тогда решил сменить стратегию. Картофель объявили королевской собственностью и стали сажать только в личных садах Фридриха, приставив к нему охрану. По замыслу короля, в буквальном смысле запретный плод должен был возбудить любопытство людей – караулу было приказано стоять исключительно для вида. И это сработало: крестьяне стали беспрепятственно залезать в королевский огород и красть картофель, после чего сажать его у себя.

В годы Силезских и Семилетней войн в Пруссии крестьяне могли питаться исключительно картошкой, поскольку запасов пшеницы в стране попросту не осталось. Фактически своей хитростью король-философ спас пруссаков от голода и способствовал распространению картофеля по всей Германии. Благодарные немцы до сих пор кладут на могилу Фридриха в Потсдаме картошку.

На восстановление прусской экономики после окончания Семилетней войны, по тем цифрам, что приводит Ф. А. Кони, суммарно ушло почти 25 млн талеров. Причем все эти деньги составляли военные контрибуции, средства самого короля и частные пожертвования – государственная казна осталась практически нетронутой. Для восстановления сельского хозяйства Фридрих освободил из армии 40000 крестьян. Кроме того, он временно отменил налогообложение ряда провинций, выделял крестьянам запасы зерна из армейского провианта (42 тыс. четвертей), а также ассигновал средства на выкуп заложенных имений и ремонт разрушенных заводов и мануфактур23.

Нельзя, наконец, не отметить заслуги Фридриха по изменению архитектурного облика Берлина. Именно в годы его правления в прусской столице были построены Королевская библиотека, дворец принца Генриха и Государственный оперный театр. Кроме того, король-философ восстановил Академию наук, находившуюся в период правления его отца в упадке; одним из ее членов, кстати говоря, был всемирно известный кенигсбергский философ Имманиул Кант. Также Фридрих активно покровительствовал искусству и музыке, поддерживал талантливого композитора Иоганна Себастьяна Баха и его сына Карла Филиппа.


Внешняя политика Пруссии после Семилетней войны

Сближение Австрии и Франции, а также ухудшение отношений Пруссии и Британии заставило Фридриха обратить свой взор на Россию, дабы избежать грозившей ему международной изоляции. С этого момента польский вопрос вновь обрел актуальность: политика Станислава Понятовского, направленная на централизацию Речи Посполитой, вызывала недовольство Берлина и Петербурга. Перед Веной, в свою очередь, также открылась возможность за счет присоединения Галиции компенсировать крайне болезненную потерю Силезии. Таким образом, раздел польско-литовского государства стал лишь вопросом времени.

По итогам Первого раздела Речи Посполитой в 1772 году Пруссия получила сухопутный коридор к Кенигсбергу – таким образом, Гогенцоллерны наконец-то установили территориальное единство своих восточных территорий. Присоединение польской провинции Королевская Пруссия – так назывались земли Западной Пруссии, входившие в состав Речи Посполитой, – позволило Фридриху наконец-то принять титул «король Пруссии» вместо использовавшегося с 1701 года титула «король в Пруссии».

Конфликт с Австрией из-за баварского престолонаследия укрепил авторитет Пруссии в Германии. Фридрих показал себя защитником прав и свобод германских государств, дав решительный отпор Иосифу. Последний стремился спасти власть и авторитет Габсбургов в Священной Римской империи, потому пожелал уравновесить усилившиеся позиции Гогенцоллернов территориальными приобретениями.

Бавария находилась ближе всех германских государств к Австрии, а австрийцы и баварцы, по сути, говорят на одном южнонемецком диалекте. Кроме того, Бавария еще с начала 18 века пользовалась серьезной дипломатической поддержкой Франции, что позволяло той влиять на внутренние дела империи. Если бы австрийские войска сумели аннексировать Баварию, чей правящий род Виттельсбахов пресекся накануне, то вполне возможно вся история Германии пошла бы совершенно другим путем.

Однако прусский король Фридрих заявил о своих намерениях защищать суверенитет германских государств, а также создать систему коллективной безопасности, которая была явно направленна против Австрии. Иосиф 2 сам выставил себя в роли агрессора и в конце концов оказался в дипломатической изоляции, поскольку ни Франция, ни Россия не стали поддерживать его амбиции.

Мария Терезия настолько противилась милитаризму своего сына, что провела за его спиной тайные переговоры с Фридрихом. В итоге войну за баварское наследство удалось завершить довольно быстро – строго говоря, она войной-то даже не была, поскольку солдаты враждебных армий истребляли больше свеклы и картошки, чем своих противников. Тешенский договор 1779 года определил Францию и Россию как гарантов мира и имперской конституции24, что стало подтверждением неспособности Священной Римской империи самостоятельно преодолеть внутреннюю раздробленность. В данном смысле слова Вольтера о том, что «Священная Римская империя не была ни Священной, ни Римской, ни тем более империей», получили очередное наглядное подтверждение.

Однако Иосиф, желавший стяжать военную славу подобно своему кумиру Фридриху, все никак не унимался. После смерти сдерживавшей его матери Марии Терезии он предпринял очередную попытку присоединить Баварию. Император отправил ее курфюрсту Карлу Теодору на первый взгляд заманчивое предложение обменять Баварию на Австрийские Нидерланды, обещая также предоставить тем статус королевства. В случае отказа Иосиф угрожал военным вмешательством, что испортило в итоге все дело. Фридрих сумел доказать Екатерине необоснованность притязаний императора, после чего Россия дала понять, что не потерпит применения Австрией силы. В конце концов из-за угрозы оказаться в международной изоляции Иосиф был вынужден уступить25.

В войне за Баварское наследство Фридрих показал, что действует исключительно против Габсбургов, нарушающих имперскую конституцию и права суверенных княжеств; ради обеспечения защиты последних он создал антиавстрийский Княжеский союз. Фактически, именно из-за действий прусского короля Австрия начала терять свой авторитет в Германии. Реформы, которые пытался проводить император Иосиф, не принесли существенных результатов из-за революции в Бельгии, протестов в Венгрии против введения немецкого языка и постоянных внешнеполитических неприятностей. Таким образом, Фридрих 2 способствовал провалу последней попытки Габсбургов централизовать Священную Римскую империю германской нации и, тем самым, предотвратить ее крах.


Личность Фридриха

Как пишет Б. Бонвеч26, Фридрих обладал большим и острым умом, а также холодным рассудком, позволявшим ему сохранять самообладание даже в самых критических ситуациях, пусть и с огромным трудом. Так во время взятия русскими войсками Берлина, когда казалось, что Пруссия обречена, король изъявлял желание покончить с собой, однако брал себя в руки и всякий раз собирал новую армию.

Обратной стороной стоицизма короля-философа была его неспособность к состраданию и проявлению своих чувств – таков был результат деспотичного воспитания его отца, Фридриха Вильгельма. Король-солдат, как мы о том уже упоминали, подавлял склонность Фридриха к изучению латыни и игре на флейте, муштруя того в жестком протестантском духе. В итоге даже те развлечения, которые Фридрих себе позволял, уже будучи королем, никак не избавляли его среди европейских монархов от репутации стоика и аскета. До конца своей жизни он оставался мизантропом и чувствовал себя одиноким человеком27.

Король-философ, желая отгородиться от бурной политической жизни Берлина, мешавшей ему сосредоточиться на чтении любимых философов, писательстве и занятии музыкой, построил в Потсдаме загородную резиденцию Сан-Суси. С французского название прямо так и переводится – «без забот». «Старый Фриц» предпочитал французскую литературу немецкой, а в свободное время в основном говорил по-французски. Фридрих, как и впоследствии Гитлер, стремился к единоличному правлению государством и практически никак не взаимодействовал с кабинетом министров. Со временем он становился, как и многие другие правители, все более консервативными боялся роста в Пруссии, подобно Франции, революционных настроений на почве идей Просвещения.

Фридриху часто приписывают пристрастия к гомосексуализму, пытаясь объяснить тем самым его прохладные отношения с супругой Елизаветой. Королева была внешне вполне привлекательной женщиной, но она не могла в силу своего интеллектуального развития разделять интересы мужа. Однако несмотря на то, что Фридрих в целом питал антипатию к женщинам, он был способен по достоинству оценить их ум. Король-философ имел очень теплые отношения со своей сестрой Вильгельминой – они оба имели большую страсть к музыке и науке.

Даже к своей главной сопернице – «королеве с сердцем короля» Марии Терезии – Фридрих относился с искренним уважением. Вообще же противостояние этих двух самых могущественных германских правителей 18 века вышло вполне символичным. Они оба как стояли по разные стороны политических баррикад, так и имели совершенно отличные друг от друга образы жизни. Фридрих, как мы о том говорили чуть выше, был близок к атеизму, имел закрытый характер, будучи в то же время весьма разносторонним в интеллектуальном плане человеком и был вынужден часто вести политику при помощи военной силы.

В свою очередь Мария Терезия была ревностной католичкой и любящей супругой, сумевшей, в отличие от Фридриха, познать семейное счастье. Она не обладала таким большим кругозором и выдающимся умом, как прусский король, но по-матерински заботилась о благе своих подданных и доверяла проведение реформ своей команде профессионалов. Во внешней политике Мария Терезия прибегала не к военной силе, а к искусству дипломатии, всеми силами стремясь поддерживать мир в Германии и Центральной Европе.


Философия Канта

Одной из центральных фигур европейской философии 18 столетия стал Иммануил Кант, уроженец Кенигсберга. В своих философских взглядах Кант отводил Богу важную роль гаранта свободы воли и бессмертия человеческой души. Однако в то же время он настаивал на том, что свобода мысли невозможна без критического переосмысления религиозных догм, называемых истинами.


Учение Иммануила Канта об этике долга стало на следующие почти что 100 лет духовным руководством прусского и германского офицерства. Философ считал, что нормы поведения формируются на основе воли, происходящей из практического разума – источника всего морального поведения. Следовательно, без свободы воли последнее будет невозможным, ибо человека нельзя научить добродетелям при помощи грубой силы. Долг, по Канту, представляет собой необходимость действия из уважения к нравственному закону – категорическому императиву. Вместе с тем философ отнюдь не настаивал на том, чтобы все время идти ради исполнения долга вопреки естественным желаниям, в первую очередь стремлению к счастью и любви.


Кант призывал людей вести себя так, как будто все моральные и общественные законы соответствуют их образу действий. Другими словами, это можно было сказать так: «Если хочешь, чтобы люди вокруг тебя были порядочными, сам веди себя достойно». Человек, согласно взглядам философа, является не средством, а самоцелью и заслуживает к себе соответствующее обращение. Другой вопрос, что для соблюдения общественного порядка ему нужно подавлять свой эгоизм и представлять свое «я» не как весь мир, а как часть мира, в котором живут и другие люди, другие личности. Философия Канта противоречила либерализму в том смысле, что тот считал целью государства не счастье отдельного человека, а реализацию общей нравственной идеи28.


Король Фридрих, в свою очередь, также стремился развивать в своих офицерах свободу воли и мышления. Он предоставлял своим военачальникам как ответственность за исполнение долга, так и свободу принятия решений исходя из личного понимания текущей обстановки. Благодаря этому прусская армия сохраняла наступательный дух и маневрировала гораздо лучше, чем ее противники. Прусские офицеры проникались преданностью к своему королю, потому что тот доверял им – как итог армия Фридриха часто доказывала свою силу на поле боя и со временем обрела славу непобедимой.


Фридрих Вильгельм 2. Король-лентяй


Внутренняя и внешняя политика

Преемником великого «старого Фрица» на прусском троне стал его племянник Фридрих Вильгельм 2. Он стал ярким наглядным примером известного выражения «Гора родила мышь». Если Фридрих посвящал практически все свое время управлению государством, не вылезая из рабочего кабинета или же постоянно разъезжая по стране, то его наследник не проявлял ни малейшего интереса к государственным делам. В данном случае Пруссия столкнулась с явлением, характерным для любых государств: великим правителям часто наследуют посредственные бездари, прожигающие наследие своих августейших отцов.

Едва вступив на трон, Фридрих Вильгельм отменил наиболее тяжелые налоги, введенные его предшественником, из-за чего пруссаки радостно вздохнули с облегчением. Помимо этого, он отправил обратно во Францию главу фискальной службы месье де Лонэ, получавшего при Фридрихе 2 15 тысяч талеров в год, и упразднил ненавистную пруссакам монополию на кофе и табак29. Казалось бы, молодой король начинает обретать популярность, но вскоре выяснилось, что он не только не способен, но и не проявляет желания к управлению государством. Фридрих Вильгельм 2 решительно отказался от облегчения крестьянских повинностей и продолжал сверх меры расширять привилегии дворянства30.

Кроме того, он не озаботился сменой военных и политических кадров, находившихся на своих постах еще со времен «старого Фрица». Эти пожилые люди уже не могли успеть за временем и новыми идеями, вдохновляемыми Великой Французской революцией, такими как конституция и призывная армия. Так Пруссия, сама когда-то подававшая всей Европе пример военного и политического устройства, постепенно стала превращаться в оплот консервативной реакции.

Деградация коснулась и внешней политики Пруссии. Фридрих Вильгельм не стал продлевать союз с русской императрицей Екатериной, а также отказался от активного участия в антиимперском Княжеском союзе, созданном Фридрихом Великим для охраны суверенитета германских государств. Еще одним крайне неоднозначным шагом со стороны Фридриха Вильгельма 2 стало присоединение польских земель во время Второго и Третьего разделов Речи Посполитой. Еще с 1772 года Пруссия владела необходимым ей сухопутным коридором к Кенигсбергу. Фридрих 2 не проводил дальнейшей экспансии вглубь Польши, дабы не провоцировать этническую напряженность и не нарушать своей концепции строительства Пруссии как сугубо немецкого национального государства.

Фридрих Вильгельм проигнорировал эти соображения и, на мой взгляд, у него было на то, как минимум, две причины. Во-первых, он хотел хоть как-то оставить свое бездарное правление в истории Пруссии и не желал упускать возможность мирно присоединить земли соседней державы, находившейся в состоянии агонии. Во-вторых – и это, пожалуй, самое главное -, прусская экономика находилась в кризисе из-за провальных войн с Францией и отчаянно нуждалась в новых налоговых поступлениях. Как пишет Карл фон Клаузевиц, Фридрих Вильгельм за 11 лет своего царствования успел потратить 70-80 млн талеров из казны, а также накопить еще 30 млн государственного долга31. Однако в целом присоединение древних польских земель не принесло Пруссии больших выгод. В 1807 году Наполеон отобрал их у нее и вернул в состав Великого герцогства Варшавского.

Пожалуй, единственное, за что немцы могут сказать Фридриху Вильгельму 2 «danke» – это возведение Бранденбургских ворот в 1789-1791 гг. Квадрига, украшающая ворота, стала одним из национальных символов Пруссии и Германской империи, наряду, пожалуй, с Железным крестом. Ворота были возведены в память об успешной экспедиции прусских войск в Республику Соединенных Провинций, где, под влиянием революции во Франции, также начались протестные движения против власти штатгальтера. Бранденбургские ворота получили второе название «Ворота мира», но тогда в Пруссии мало кто мог подумать о том, что этот самый мир продержится совсем недолго…


Личная жизнь короля

На самом деле Фридрих Вильгельм 2 был глубоко несчастным человеком. Его воспитанием занимался сам великий Фридрих, но будучи, как мы уже о том говорили, по натуре своей черствым и холодным человеком, он не мог дать племяннику той отцовской любви, которая формирует характер и ограждает от дурного влияния. Первая жена наследника престола изменяла ему направо и налево; лишь вторая супруга Фридерика сумела родить Фридриху Вильгельму сына, о котором более подробно мы поговорим далее. Но по-настоящему его любила только одна женщина: Вильгельмина Энке, графиня фон Лихтенау.

Вильгельмина была дочерью музыканта и именно любовь к музыке сблизила ее изначально с Фридрихом Вильгельмом. В то время ей было всего 12 лет, и она стала преданной ученицей наследника трона. Романтик по своей природе, он вложил в образование девушки всю свою душу, обучив ее истории, географии и философии. В Париже она освоила, помимо танцевальных навыков, еще одно искусство – искусство любви.

Впоследствии ее называли «прусской мадам Помпадур», но Вильгельмина не обладала схожими со знаменитой французской куртизанкой циничностью, расточительностью и склонностью к интригам. Она действительно любила и любила страстно. Уже в глубокой старости Вильгельмина с гордостью демонстрировала шрам от раны, который она оставила, написав кровью вместо чернил клятву любви к Фридриху Вильгельму32.


Войны с Францией и прусские реформы


Революционные войны. Крах Священной Римской империи

1789 год стал одним из самых судьбоносных в европейской истории. Революция во Франции привела к свержению Старого порядка и установлению конституционной монархии – отныне Луи 16 провозглашался королем не только «Божией милостью», но и «волей Национального собрания». Луи первое время пытался заигрывать с революционерами, одновременно готовясь к бегству из страны. Он рассчитывал, что его «братья по крови владыческой» Фридрих Вильгельм 2 и Леопольд 2 помогут ему вернуть трон силой австрийских и прусских штыков. План побега, как известно, провалился, но союзные войска все равно начали вторжение во Францию.

На первых порах они одерживали победы, поскольку революционная армия была слабо вооружена и деморализована. Еще бы: Франция избавилась от королевской тирании, но теперь в стране не было совершенно никакой власти и никакого порядка. В манифесте, изданном от имени герцога Брауншвейгского, было написано, что если французы хоть пальцем тронут своего ненавистного короля Луи 16, то Париж будет сожжен дотла. Вероятнее всего, столь радикальный текст был написан мстительными французскими эмигрантами, примкнувшими к австро-прусской армии33. Сам же Карл Вильгельм был человеком крайне осторожным и вряд ли мог бы допустить публикацию манифеста, если бы заранее знал его содержание.

Такое отношение герцога оказалось вполне обоснованным. Разозленные на Старый порядок французы не только не испугались, но и стали сражаться с еще большим остервенением за завоевания революции 1789 года. Победа при Вальми остановила продвижение союзных войск к Парижу – на следующий день, 21 сентября 1792 года, во Франции была провозглашена республика. Луи 16, которого союзные войска пытались спасти, превратился в гражданина Луи Капета, предстал перед судом Конвента по обвинению в государственной измене и был казнен 21 января 1793 года…

Возвращаясь к Габсбургам, нельзя не отметить, что Великая Французская революция окончательно запустила процесс распада Священной Римской империи. Они никак не могли остановить распространения в Германии революционных идей – французские войска стремились установить «естественные границы» своей страны по Рейну и одновременно несли республиканский дух жителям древних имперских городов Майнца, Кельна, Кайзерслаутерна и Ахена. Мирные договоры с Пруссией в Базеле, а также с Австрией в Леобене, Кампо-Формио и Люневиле закрепили господство Франции в Нидерландах, Бельгии, Западной Германии и Северной Италии. Таким образом, Гогенцоллерны утратили свое былое влияние в германских государствах и передовые позиции в Священной Римской империи.

Бавария, бывшая давней союзницей Франции, после вторжения в 1795 и 1801 гг. войск Жана Виктора Моро была вынуждена склониться к союзу с Парижем. Мюнхенские политики рассчитывали извлечь выгоду из намечавшейся медиатизации Священной Римской империи и в итоге, в обмен на заключение альянса с Францией, потребовали расширения территории Баварии за счет ряда соседних епископств. В войне Третьей коалиции Бавария, наряду с Вюртембергом, выступили на стороне Франции, за что после 1805 года получили статус королевств. Баварии, к тому же, достались новые земли в Тироле и Форарльберге, принадлежавших ранее Австрии.

Таким образом, к 1805-1806 гг. Германия оказалась для Габсбургов уже фактически потеряна. Реальная власть здесь принадлежала Наполеону и имперскому эрцканцлеру Карлу Теодору фон Дальбергу – под их руководством был создан лояльный Франции Рейнский союз, представлявший собой конфедерацию малых германских государств. Будучи объединенными, они теперь могли бы гораздо эффективнее, особенно с французской помощью, противостоять Австрии и Пруссии, которых Наполеон стремился отодвинуть на периферию германской политики.

6 августа 1806 года состоялось историческое признание Францем 2 краха Священной Римской империи германской нации. В этот день он выпустил манифест о роспуске империи, в котором освободил все сословия и чины от данной ему присяги, а также отрекся от короны Карла Великого, которую до него германские кайзеры носили без малого тысячу лет. С карты Европы исчезло последнее государство, сохранявшее почти что средневековое политическое устройство и, пусть и давно уже номинально, но все же претендовавшее на звание главной державы западно-христианского мира. Что же касается Пруссии, то ее короли избавились от титула курфюрстов Бранденбурга, таким образом ликвидировав даже формальную свою подчиненность Габсбургам.


Как Пруссия пришла к катастрофе 1806 года

Пришедший к власти в 1797 году внучатый племянник «старого Фрица» Фридрих Вильгельм 3 был по своему характеру совершенно не похож на своего легкомысленного отца. Новый король был религиозным, осторожным и немногословным человеком, его тяготила та роскошь, к которой прусский двор привык за время правления его отца. По словам Карла фон Клаузевица34:

«Фридрих Вильгельм III, с юношеских лет отличавшийся серьезностью и строгостью своих принципов, слишком недоверчиво относился к собственным силам и силам других людей, слишком был проникнут тем северным, холодным духом сомнения, который подрывает всякую предприимчивость, охлаждает энтузиазм и затрудняет всякое творчество.»

Новый король начал постепенное омоложение командного состава прусской армии, в частности пригласил молодого подполковника Герхарда фон Шарнхорста. Вместе с Августом фон Гнейзенау, Германом фон Бойеном и Кристианом фон Массенбахом Шарнхорст настаивал на введении французской военной системы, на деле показавшей свою эффективность. Все они предлагали расширить полномочия Генерального штаба – наследника Квартирмейстерской службы -, и превратить его в центральный орган военного планирования прусской армии.

Во внешней политике король старался лавировать между Россией, Британией и Австрией с одной стороны, и Францией с другой. Наполеон заключил с ним военный союз, уступив взамен Ганновер. Последний был связан личной унией с Британией, но был оккупирован французскими войсками – таким образом, император пытался «вбить клин» в отношения Лондона и Берлина и оставить Пруссию без сильных союзников, поставить ее в режим дипломатической изоляции35. Русский царь Александр пытался заставить Фридриха Вильгельма примкнуть к коалиции, угрожая даже в противном случае нападением на Пруссию. Вместе с тем прусский король не поддался давлению и дал понять Александру, что его страна будет сопротивляться любому, кто посмеет покушаться на ее нейтралитет36.

Создание антипрусского по своей направленности Рейнского союза заставило Фридриха Вильгельма в конце концов начать сближение с противниками Франции. Дальше прусский король совершил одну из самых своих критических ошибок, предъявив в начале октября 1806 года Наполеону ультиматум с требованием покинуть все германские земли до Рейна. Прусская армия стала готовиться к наступлению на Баварию с целью застать французские корпуса врасплох и заставить Наполеона отступить за Рейн37. Однако его войска сами быстро отрезали пруссакам пути отхода. Поражение при Заальфельде заставило тех отступать к Веймару и Йене, генеральное сражение предполагалось дать возле рек Заале и Эльбы. Но французы постоянно шли вслед за отступающими пруссаками.

Заняв Йену 13 октября, Наполеон на следующий день атаковал позиции ничего не подозревавшего Гогенлоэ. Пруссаки не смогли оказать организованного сопротивления, а фланговая атака Сульта, Ланна и Ожеро заставила их начать паническое бегство. Одновременно Даву продавил прусскую оборону, возглавляемую королем Фридрихом Вильгельмом, возле Ауэрштедта. Пруссакам не оставалось больше ничего иного, кроме как отступать; при этом пути на Берлин уже были перекрыты французами38.

Моральный эффект от поражения оказался столь сильным, что уже к январю 1807 года Наполеону без сопротивления сдались все оставшиеся прусские крепости. В возможность сопротивления Франции на тот момент уже не верил никто. По признанию самого Наполеона, Пруссия сохранила свой суверенитет лишь благодаря заступничеству русского царя Александра 1. Вместе с тем на страну была наложена большая контрибуция, а земли, присоединенные по итогам Второго и Третьего разделов Речи Посполитой, были возвращены в состав Великого герцогства Варшавского – восточного сателлита Французской империи.


Реформы прусской армии

Катастрофа при Йене и Ауэрштедте стала подтверждением духовного кризиса прусского общества и символом краха прежнего феодально-абсолютистского государства. Война с Наполеоном отличалась от «кабинетных войн» 18 века тем, что речь в ней шла о выживании нации. Если в 1760-м Пруссия спаслась во многом за счет противоречий в стане ее противников, намерения всех великих держав Европы использовать ее в своих интересах, то теперь наполеоновская Франция господствовала в Старом Свете и попирала принципы Вестфальской международной системы. Теперь всем стало ясно, что если Пруссия хочет освободиться от ига, то она должна это сделать, в первую очередь, своими силами. Война с Наполеоном стала для пруссаков войной отечественной…

Реформы коснулись практически всех сфер жизни прусского общества. Начнем наш обзор с армии. Нельзя не признать, что реформы рейхсвера после проигранной Германией Первой мировой войны во многом базировались на историческом опыте реформ 1807-1812 гг. В 1807-м, как впоследствии и в 1919-м, Франция наложила ограничение на численность прусской армии – она должна была составлять не более 40 тыс. человек. Шарнхорст, который теперь получил все полномочия для проведения военной реформы, принялся создавать многочисленный обученный резерв – проходившие действительную службу солдаты отпускались сразу же, как только получали сколь-нибудь серьезную боевую подготовку.

Одновременно в Пруссии шло создание нового Генерального штаба. Шарнхорст учел опыт Главного штаба Наполеона, чей начальник маршал Бертье фактически занимался лишь адъютантскими обязанностями, подписывая оперативные распоряжения императора. Деятельность французского Генштаба была целиком и полностью завязана на персоне Наполеона – пруссаки же хотели создать многофункциональный Генеральный штаб, не столь зависимый от личности своего начальника.

К 1786 году прусская армия, насчитывавшая 195 тысяч человек, на 110 тысяч состояла из «иностранцев» – в данном случае выходцев из других германских государств. Считалась, что преимуществом такой армии является то, что устраняется негативное влияние милитаризации на экономику государства39: данная политика позволяла сберегать самих пруссаков, необходимых для пополнения рабочей силы. Собственно, моральный дух и эффективность такой армии наглядно проявились 20 лет спустя на полях Йены и Ауэрштедта…

Основываясь на таком печальном опыте, Шарнхорст стремился к созданию настоящей народной армии, воюющей не только за Пруссию и короля, но и ценности свободы и равенства. Генерал отменил наказания, унижавшие человеческое достоинство, а также последовательно проводил наполеоновский принцип меритократии – повышения в звании давались теперь исключительно на основе образования и личных заслуг, а не происхождения или продолжительного пребывания на тех или иных должностях.


Реформы управления и образования. Решение крестьянского вопроса

Два выдающихся политических реформатора Пруссии – Генрих фон Штейн и Карл Август фон Гарденберг – хоть и действовали в общем направлении и преследовали общие цели, но имели о них слишком разные представления. Если Штейн боролся против излишней бюрократизации, настаивал на расширении автономии провинций и городов, то Гарденберг напротив стремился к централизации власти. Он проводил свои реформы после Штейна, отправленного Фридрихом Вильгельмом в отставку из-за конфликта того с правительством.

Генрих фон Штейн добивался того, чтобы министры имели возможность напрямую контактировать с королем, а не через посредников, как это было во времена Фридриха Великого. Взамен созданной еще Фридрихом Вильгельмом 1 Генеральной директории были учреждены новые министерства, а высшим законосовещательным органом страны стал, как и в России, Государственный совет. В 1808 году Пруссия была разделена на округа, управляемые обер-президентами. Тогда же был принят закон, восстановивший самоуправление в городах; правда, из-за высокого имущественного ценза, решающую роль в нем играли представители буржуазии40.

Не обошлось, само собой, и без социально-экономических реформ. С 1806 по 1810 годы государственный долг Пруссии вырос с 35 до 66 млн талеров, а обесценивание монетных денег, усиленный выпуск бумажных ассигнаций и получение новых займов под высокие процентные ставки лишь усугубляли инфляцию41. Прусское правительство теперь отстаивало принцип равенства всех перед законом, а также равной для всех, в том числе дворян, обязанности платить налоги. Уже после победы над Наполеоном, в 1818 году, в Пруссии были отменены внутренние таможенные барьеры. Наряду с отменой монопольных и цеховых ограничений это позволило создать в стране режим свободной рыночной конкуренции, что значительно ускорило рост экономики42.

После Йенской катастрофы прусская экономика нуждалась в модернизации, для чего необходимо было создание правового государства и повышение качества образования. Соответствующая реформа проводилась под руководством Вильгельма фон Гумбольдта – брата известного географа Александра фон Гумбольдта. Как и Кант, он считал, что развитие индивидуальности невозможно при доминировании государственной власти в жизни общества. Гумбольдт стремился создать либеральную систему образования, рассчитанную не столько на подготовку узкопрофильных специалистов, сколько на всестороннее воспитание учеников и студентов.

Усилиями Гумбольдта в Пруссии появились учебные планы, экзамены по окончании обучения, а также обязательные курсы подготовки учителей. Начальное и среднее образование теперь осуществлялось в народных школах и гимназиях. Для контроля за осуществлением реформы в 1817-м году было учреждено министерство образования43.

День 9 октября 1807 года в прусской истории сопоставим по своей значимости с днем 19 февраля 1861 года в истории России. В этот день прусское правительство объявило о предоставлении личной свободы государственным и наследственным крестьянам; первые теперь могли либо сразу, либо же в рассрочку выкупать свои земли. Крестьяне, принадлежавшие помещикам, на несколько лет получили статус временно обязанных. Ликвидация крестьянских общин в Пруссии началась сразу же после манифеста об освобождении крестьян44.

Фактически реформы Штейна, Гарденберга, Шарнхорста и Гумбольдта можно сравнить с реформами Александра 2 в 1860-1870-х годах. Что в Пруссии, что в России произошла попытка замены самодержавно-абсолютистской модели более либеральной системой управления. Нельзя не признать, что реформы проводились вопреки консерватизму Фридриха Вильгельма и политических элит, из-за чего оказались незавершенными. К примеру, прусский король несколько раз обещал ввести конституцию и местное представительство, однако так и не сдержал свое слово. Но даже несмотря на все это, проведенные преобразования существенно укрепили Пруссию и позволили ей вновь стать одним из сильнейших германских государств.


Подъем пруссаков на борьбу с оккупантами

Накануне 1806 года Фридрих Вильгельм стремился балансировать между Россией и Францией, о чем мы уже говорили выше. Имея слабую армию и огромное количество внутренних проблем, Пруссия едва ли теперь могла вести политику с позиции силы. Создание Рейнского союза и последовавшая за прусским ультиматумом Наполеону Йенская катастрофа обозначили поворот внешней политики Пруссии в сторону союза с Россией. Многие прусские генералы теперь переходили на русскую службу – среди них, в частности, был будущий полный кавалер Георгиевского креста и русский генерал-фельдмаршал Иван Иванович Дибич-Забалканский, имевший при рождении имя Ханса Карла фон Дибича.

После поражения Великой армии прусский генерал Людвиг Йорк и все тот же русский генерал Дибич заключили соглашение о взаимном нейтралитете обеих армий. Нейтралитет должен был соблюдаться вплоть до официального заключения союза России и Пруссии. Узнав о соглашении, Фридрих Вильгельм направил своего посланника в Париж с официальными заявлениями, чем желал усыпить бдительность Наполеона. Одновременно он начал переговоры с Веной и Петербургом о формировании новой антифранцузской коалиции.

Переговоры с Россией несколько затянулись из-за вопроса насчет будущего Польши. Фридрих Вильгельм стремился возвратить те земли, что Наполеон в 1807 году изъял у Пруссии в пользу Варшавского герцогства. Александр, в свою очередь, намеревался включить земли Польши в состав России, обещая взамен прусскому королю территориальные компенсации в Саксонии. В конце февраля 1813 года Россия и Пруссия подписали Калишский договор, после которого началось формирование союзной армии.

17 марта Фридрих Вильгельм впервые обратился к своему народу с призывом начать освободительную борьбу против Наполеона. В тот же день Пруссия, на чьей территории уже находились союзные русские войска, объявила Франции войну. Через 3 дня текст манифеста «К моему народу» («An meinem Volk») был распространен по всей стране. В нем король призывал пруссаков к сплочению и борьбе за свободу родины.

Чуть раньше, 10 марта, Фридрих Вильгельм учредил в память о своей покойной жене Луизе Железный крест, по своей форме напоминавший крест Тевтонского ордена. Он стал первой в прусской истории военной наградой, которая могла вручаться всем военнослужащим вне зависимости от их званий. Впоследствии Железный крест станет одним из символов прусско-германской государственности, а также украсит копье древнеримской богини Виктории на квадриге Бранденбургских ворот в Берлине.


Освободительная война и свержение Наполеона

На начальном этапе кампании 1813 года союзные войска потерпели два болезненных поражения от Наполеона при Лютцене и Бауцене. В битве при Лютцене Шарнхорст, занимавший пост начальника штаба Силезской армии Блюхера, получил тяжелое ранение. Несмотря на это, он поспешил в Вену для заключения договора с Австрией, но в конце июня 1813 года скончался от последствий раны. Место Шарнхорста занял его близкий друг и соратник генерал Август фон Гнейзенау.

В целом стоит признать, что патриотическое движение в 1813 году охватывало лишь саму Пруссию, что не позволяет говорить об общегерманском восстании против Наполеона. Если в государствах Рейнского союза жители сохраняли лояльность Франции и боялись прихода прусских войск, то Австрия и вовсе не желала сражаться с Наполеоном. Франц 1 рассчитывал за счет противостояния Франции и России поддерживать выгодный Австрии баланс сил в Европе.

В июне 1813-го представители Австрии, Пруссии и России потребовали от Наполеона отказаться от Варшавского герцогства, вернуть Пруссии Данциг, оставить города Гамбург и Любек, а также возвратить Австрии Иллирию. В то время как Гарденберг настаивал на том, чтобы французский император отказался и от протектората над Рейнским союзом, устранившись таким образом от вмешательства в германские дела, Меттерних, желавший как можно быстрее вывести Австрию из войны, проигнорировал предложение прусского министра45.

Но несмотря на всю готовность Габсбургов пойти на уступки, нанесенный Наполеону австрийским канцлером визит закончился ничем – император французов ожидаемо отказался идти на какие-либо уступки. В итоге Австрия, очень сильно нехотя, но все же присоединилась к антинаполеоновской коалиции. Интересно, что в феврале 1814-го Наполеону был вновь предложен мир с условием возврата Франции к границам 1792 года и отказа от европейских завоеваний. Однако тот и слышать не хотел об этом, считая, что его империя должна непременно господствовать над всем континентом46.

К августу 1813-го Наполеон успел создать сеть оборонительных пунктов в Саксонии, рассчитывая таким образом растянуть силы союзников и затем разбить их по частям. 25 числа те предприняли провальный штурм Дрездена, после чего стали отступать в Богемию. Если бы корпус Вандама сумел запереть русско-прусско-австрийские войска у Кульма, Наполеон сумел бы гарантировать себе победу в войне. Однако стойкость русских солдат спасла союзные силы от поражения. Остаток августа и сентября император провел в бесплодных попытках развить успех Дрезденского сражения; за это время его армия существенно ослабла.

После поражения в битве при Лейпциге, известной также как Битва народов, Наполеон был вынужден оставить Германию и отступить за Рейн. Только теперь государства Рейнского союза решились разорвать союз с Францией и присоединиться к коалиции – они справедливо опасались того, что по окончании войны могут потерять свои территории и даже суверенитет. Император, что интересно, так и не призвал французов вступать в ополчение. Да и те, судя по всему, уже успели устать от бесконечных войн, которые Франция вела уже почти 22 года.

С другой стороны, в кампании 1814 года Наполеон, по сути, не потерпел ни одного поражения. Более того, своими победами он едва не заставил союзные войска в панике отступать за Рейн. Однако имея ограниченные силы, император не мог защитить Париж, чем в итоге коалиция и воспользовалась. 31 марта 1814 года прусские, русские и австрийские солдаты вошли в столицу Франции. Узнав о потере Парижа, Наполеон уже было двинулся освобождать его, но собственные маршалы стали убеждать Бонапарта в бесполезности дальнейшего сопротивления.

Подписав отречение, Наполеон отправился по воле держав-победительниц на остров Эльба, но в 1815-м вновь вернулся во Францию и бескровно возвратил себе власть. Непопулярные Бурбоны бежали из страны, но, как оказалось, и сам Бонапарт был уже совсем не так силен, как раньше. Разумеется, на него ополчились все соседние страны, прежде всего Британия и Пруссия. Битва у Линьи стала последней победой Наполеона – прусские же войска, в свою очередь, едва не оказались на грани уничтожения. Однако во время сражения при Ватерлоо солдаты Блюхера сумели отвлечь силы Груши, которые были нужны императору на главном участке фронта. Последовавшая затем фланговая атака Блюхера стала решающей в разгроме французов. Наполеон был вновь арестован и направлен на остров Святой Елены, где и скончался 5 мая 1821 года.

Известным выражением времен Венского конгресса была поговорка, приведем ее укороченную версию: «русский царь любит за всех, австрийский император платит за всех, прусский король думает за всех». И ведь было о чем думать: на кону стояли судьба всей Германии, которая с 1806 года даже формально не была единым государством, а также будущее Пруссии в ее новой политической структуре.

Ни Британия, ни Россия, ни Франция не были заинтересованы в том, чтобы воссоединять страну, чья раздробленность веками влияла на всю европейскую политику. Германия считалась буферной зоной между великими державами: эту же роль они отводили ей и теперь. Оставалось только определиться с тем, какое эта конфедерация будет иметь название.

Восстановление Священной Римской империи все посчитали бессмысленным шагом. Да, законность самой процедуры ее ликвидации в августе 1806 года вызывала и до сих пор вызывает среди историков споры и дискуссии. Однако, как бы то ни было, роспуск империи Францем 2 стал лишь формальным свидетельством ее давнего падения, о чем мы говорили выше. Реалии политики 19 века уже не предполагали борьбу европейских держав за звание преемницы Римской империи, да и владение Вечным городом никак не позволяло рассчитывать на господство во всей Европе. С другой стороны, Германия уже никак не могла претендовать на лидерство в христианском мире, давно уже успевшем расколоться на католичество, православие и протестантизм.

Габсбурги, что также интересно, не проявили большого желания к восстановлению империи, чей трон они занимали практически более трех столетий. Когда Франц 1 создавал в 1804 году Австрийскую империю, он в первую очередь заботился об укреплении и централизации наследственных земель Габсбургов. Его влияние в Германии, что называется, таяло на глазах, а австрийский эрцгерцог едва ли мог бы пользоваться таким же авторитетом в Чехии, Хорватии, Галиции и Венгрии как, например, император.

Несмотря на это, полностью игнорировать германские дела Вена не собиралась. Своими задачами она видела предотвращение роста влияния Баварии и Пруссии, а также борьбу с либеральным национализмом. Габсбурги понимали, что рост пангерманизма спровоцирует аналогичное движение в Венгрии, а отделение последней, в свою очередь, приведет к окончательному падению Австрии как империи. В итоге собравшиеся в Вене дипломаты договорились о создании Германского союза. Австрийскому императору отводилась в нем роль председателя, своего рода «первого среди равных». Второй сильнейшей германской державой становилась Пруссия, наряду с Австрией имевшая наибольшее число голосов в Бундестаге.

Саксония – четвертая держава Германского союза после Австрии, Пруссии и Баварии – за свою поддержку Наполеона поплатилась территориями: 40 % ее земель отошли в 1815 г. к Пруссии. Одно время речь шла даже о полном вхождении королевства в состав последней, однако заступничество Талейрана позволило Саксонии сохранить суверенитет. Чуть позже Британия и Австрия предложили Пруссии полностью оккупировать территорию Саксонии, в обмен на что та должна была воспрепятствовать русской оккупации Польши – то есть, фактически, предать Россию.

Хорошенько поразмыслив, Фридрих Вильгельм решил этого не делать. Он справедливо опасался того, что бывший министр Наполеона Талейран, внезапно ставший сторонником европейского легитимизма, вместе с Россией поставит Пруссию в положение дипломатической изоляции47. Перспектива войны на два фронта с Францией и Россией, как видно, пугала Гогенцоллернов еще в 1814-м.

Прусские земли в Польше и Восточной Пруссии остались за формальными границами Германского союза. С другой стороны, страна получила территории бывших рейнских государств, в частности архиепископств Кельна и Трира. Рейнланд стал важным центром прусской промышленности, однако его территория была отделена от Пруссии землями других мелких государств Германского союза. Необходимость преодоления этой чересполосицы и установления сухопутного сообщения с Рейнской областью станет вскоре одной из главных целей внешней политики Пруссии.


Священный союз

Священный союз, сформированный по инициативе русского царя Александра 1, виделся прусскому и австрийскому монархам скорее как инструмент влияния России на дела Германии и Восточной Европы, чем следствие христианского мистицизма Александра, потому они изначально восприняли идею его создания в высшей степени скептически. Союз был крайне консервативным по своей направленности и имел целью предотвращать революционные выступления в любом уголке Европы – таким образом, его члены стремились защищать стабильность Венской международной системы.

Если сначала Священный союз создавался как блок исключительно восточноевропейских государств, то позднее к нему присоединились все великие державы Европы. Не вошли в его состав только Турция и Рим, а также Британия, которая традиционно предпочитала себя не связывать никакими договорами. Принцип легитимизма, выдвинутый Талейраном и Меттернихом48, мог бы связать британскую политику, направленную на поддержку национального движения в Польше. С его помощью Лондон пытался отодвинуть границы России от Центральной Европы. Ради осуществления данной цели Британия заключила партнерство с Испанией, Португалией и Францией. С принятием, кстати говоря, последней по итогам Ахенского конгресса 1818 года в Священный союз, в Европе была восстановлена «пентархия» великих держав, управлявшая политикой континента в предыдущем 18-м столетии49.

Что касается того же польского вопроса, то Пруссия и Австрия без восторга восприняли желание Александра учредить для Царства Польского свою конституцию. По мнению Берлина и Вены, наличие конституции в русской Польше вызвало бы волнения в австрийской Галиции и в польских землях Пруссии, которая вела особенно жесткий курс германизации и преследования поляков. Другими словами, Франц 1 и Фридрих Вильгельм 3 боялись того, что Россия получит в лице более либерального Царства Польского рычаг политического давления на Австрию и Пруссию соответственно50.


Возврат к реакции и революция 1848-1849 годов

После Йенской катастрофы Фридрих Вильгельм 3 осознал, что только встав во главе национального движения он сумеет избавиться от клейма слуги Франции и вернуть Пруссии ее законное место в пантеоне великих держав Европы51. Но, как оказалось впоследствии, национальная идея была для прусского короля только средством и ни в коем случае не целью. Специфика прусских реформ 1807-1813 гг. заключалась в том, что их авторы придерживались разного понимания национального патриотизма. Если Гарденберг считал себя в большей степени прусским патриотом, то Фихте, соратники Шарнхорста генералы Гнейзенау, Бойен, Грольман и предшественник Гарденберга на посту прусского премьера Штейн были германскими националистами и сторонниками создания единого государства52.

На фоне взрыва ненависти к Наполеону Пруссия постепенно превращалась в центр распространения пангерманских и республиканских настроений, что, конечно же, не могло не пугать Фридриха Вильгельма 3. Вернув себе власть в стране в 1813-1814 годах, он продолжил, насколько то было возможно, вести реакционно-консервативную политику. Прежде всего удар был нанесен по образованию – учебные программы в школах и университетах стали более консервативными, а либерально настроенные профессора были уволены. Вместо поощрения самостоятельности в мышлении теперь учителя стали навязывать ученикам принципы безусловной верности власти и государству. Такая политика стала следствием Карлсбадских указов от 20 сентября 1819 года. Решающую роль в их подписании сыграл главный консерватор Германского союза – министр иностранных дел Австрии Клеменс фон Меттерних.

Несмотря на то, что Карлсбадские указы были призваны укрепить влияние Австрии в Германском союзе, в экономическом плане она постепенно стала уступать Пруссии. Последняя быстро осваивала новые промышленные технологии благодаря основанию в 1821 году в Берлине Королевского технического института. Если изначально Пруссия заказывала машины в Британии, Франции и Бельгии, то со временем стала создавать их сама. В 1834 году под прусской эгидой был учрежден Германский таможенный союз, в который вошли Бавария, Саксония, Вюртемберг, государства Тюрингии и Гессен. Его участники отменили взаимные таможенные барьеры и создали зону свободной торговли, а строительство железных дорог только ускорило экономическую интеграцию данных государств.

Сельское хозяйство в Пруссии развивалось по особому «прусскому» пути. Фактически он представлял собой компромисс между традиционными методами ведения хозяйства и новыми тенденциями капитализма. Помещики-юнкеры продолжали оставаться наиболее влиятельным классом прусского общества и являлись самыми убежденными сторонниками консервативной политики правительства. Несмотря на рост влияния буржуазии к середине 19 века, ведущие политические позиции в Пруссии, как и в России, продолжали принадлежать дворянству53.

Александр 1 и Николай 1, наряду с прусскими консерваторами, неоднократно призывали Фридриха Вильгельма 3 ликвидировать ландвер. Народное ополчение, ставшее одним из главных результатов военной реформы Шарнхорста, теперь воспринималось как рассадник революционных настроений и угроза государственному строю Пруссии. И, стоит признать, у консерваторов были все основания опасаться ландвера, поскольку тот разделял идеалы буржуазии и поддерживал объединение Германии на либерально-демократической основе54.

В 1840-м году новым королем Пруссии Фридрих Вильгельм 4 – любитель архитектуры, сыгравший существенную роль в восстановлении Кельнского собора и родового замка Гогенцоллернов в Хехингене. Он прекратил преследования религиозных меньшинств, но в целом проводил ту же консервативную политику, отклонив требование ландтага о принятии конституции. В марте 1848-го либералы предложили прусскому королю корону германского императора, поскольку авторитет Габсбургов в Германии постепенно падал. Взамен они лишь требовали согласиться с принятием конституции, ограничивавшей абсолютную власть короля.

Во время работы Франкфуртского Предпарламента, шедшей с 31 марта по 3 апреля 1848 года, обнаружились существенные разногласия между либералами и демократами. Если либералы выступали за сохранение монархии как гаранта стабильности буржуазно-бесклассового общества и правового национального государства, то демократы предлагали создать федеративную республику по образцу Соединенных Штатов Америки с сильным парламентом и всеобщим избирательным правом55.

Русский царь Николай 1 категорически не желал допустить появления в Германии единого либерального государства и, таким образом, потерять влияние на немецкие дела56. Он настойчиво отговаривал Фридриха Вильгельма отклонить конституцию и прекратить шедшую с Данией войну за Шлезвиг и Гольштейн. В конце концов, Фридрих Вильгельм отказался сотрудничать с революционерами, а федеральные войска под прусским командованием ликвидировали либеральную «Германскую империю» и ее парламент во Франкфурте.

Несмотря на все усилия короля и его правительства сохранить режим абсолютизма, Пруссия сделала большой шаг в сторону становления конституционной монархии. Ее основной закон теперь гарантировал ряд гражданских свобод и неприкосновенность частной собственности, однако вместе с тем сохранял в руках короля большую власть и вводил трехклассовую избирательную систему57.

Такой баланс политических сил соответствовал доктрине «христианского государства», разработанной профессором права Фридрихом Шталем. Согласно ней, монарх должен быть отцом нации и заботиться о нравственности подданных. В отличие от многих консервативных монархистов, Шталь приветствовал наличие конституции, но полагал, что она должна быть монархической по своему духу. Парламент, по его мнению, должен являться не местом политической борьбы, а гарантом народных прав и конституции58.


Провал попытки мирного объединения Германии.

Предпосылки глобальной европейской войны начали созревать ближе ко второй половине 19 века. Великобритания и Франция боролись друг с другом за колонии, в то же время дружно предпринимая усилия по изоляции России в Чёрном море. Австрийская империя Габсбургов, бывшая лидером Германского союза, слабела под ударами внутренних восстаний и, в то же время, стремилась вытеснить Россию с Балкан. Франция же жаждала реванша, возвращения господства в Западной Европе и "естественных границ" по Рейну, закрепленных за ней в 1801 году.

Германский союз, бывший опорой всей неустойчивой политической конструкции Европы, слабел также из-за усиления Пруссии. Весной 1849 года, в разгар революционных событий в Германии, прусские дипломаты выступили с предложением создания альтернативного Германскому союзу консервативного объединения немецких государств. Инициативу Пруссии в итоге поддержали лишь Баден, Мекленбург-Шверин, Ольденбург и мелкие государства Тюрингии. В это же время Австрия, Бавария, Саксония и Вюртемберг сформировали Союз четырех королей, направленный на укрепление позиций Габсбургов в Германии.

Создавая Эрфуртский союз, Пруссия рассчитывала присвоить в нем себе всю исполнительную власть59, что уже напрямую противоречило праву Австрии председательствовать в Германском союзе. В конце концов последняя, вместе с Россией, заставила Пруссию отказаться от противодействия Габсбургам и признать по Ольмюцскому договору восстановление Германского союза в полном объеме. Для Пруссии его подписание оказалось столь тяжким и позорным, что в немецкой прессе данное событие получило название «Ольмюцского унижения». Почти одновременно с этим она проиграла войну с Данией за Шлезвиг и Гольштейн, но мирный договор с ней, что интересно, был подписан в обход позиции Национального собрания. Таким образом, Пруссия показала последнему реальный объем его влияния на германские дела 60.

Несмотря на то, что в 1850 году брату Фридриха Вильгельма 4 принцу Вильгельму так и не удалось склонить русского царя Николая к поддержке национальных планов Пруссии, та все еще желала заручиться благожелательной позицией России по германскому вопросу. Через 3 года, когда ведущие европейские страны образовали антироссийскую коалицию, что привело к началу Крымской войны, Пруссия сохранила благожелательный нейтралитет.

В это же время Австрия двинула свои войска в Дунайские княжества, которые Россия традиционно считала своей сферой влияния. Николай изначально не учел факта пересечения сфер интересов России и Австрии на Балканах, потому данный шаг Вены стал для него тем более неожиданным и предательским. Тем самым молодой император Франц Иосиф сразу же испортил отношения с некогда ключевым союзником в Восточной Европе – сын Николая Александр 2 уже куда более благосклонно относился к объединительным планам Гогенцоллернов.


Бисмарк и объединение Германии


Внутреннее положение Пруссии в начале 1860-х годов

Главным, пожалуй, качеством, которое Фридрих Вильгельм 4 унаследовал от своего отца, была нерешительность. От деда же, Фридриха Вильгельма 2, ему досталась склонность к мистицизму и романтизму61. В целом прусский король справедливо напрашивается на сравнения со знаменитым королем Баварии Людвигом 2. В годы правления Фридриха Вильгельма Пруссия познала как внутренние, так и внешние унижения – подавление либеральной оппозиции и подписание Ольмюцского договора способствовали существенному ослаблению позиций Пруссии в Германии.

Последствия такой политики могли привести к тому, что Гогенцоллерны опять, как и в 1807 году, оказались бы «вышвырнуты» на периферию германской политики и обрели бы положение заурядных местных князей. Одним словом, Пруссии, если та хотела сохранить статус значимой европейской державы, требовалась трансформация как внутренней, так и внешней политики.

2 января 1861 года на прусский престол вступил Вильгельм 1 – младший брат Фридриха Вильгельма 4. На тот момент ему исполнилось уже 64 года – для 19 века возраст весьма солидный. Солдат-догматик, Вильгельм всем сердцем ненавидел Францию и Наполеона. 10-летним ребенком он стал свидетелем краха прусского государства под ударами Великой армии, безвольной сдачи прусских крепостей перед саблями французской кавалерии. Позор 1807 года навсегда остался в памяти юного принца, но уже вскоре он получил шанс для мести – Вильгельм, в чине лейтенанта, сражался в битве при Бар-сюр-Обе и участвовал во взятии Парижа 31 марта 1814 года.

Подобно русскому царю Николаю 1, Вильгельм изначально не готовился к управлению страной – вместо этого он целиком и полностью посвятил себя военной карьере, дослужившись до звания генерал-полковника. Как и все прусские офицеры, он до некоторого времени не сильно вникал в политические вопросы, сосредотачивая свое внимание на службе. Лишь болезнь старшего брата Фридриха Вильгельма 4, лишившая того дееспособности, заставила Вильгельма принять на себя обязанности принца-регента и, тем самым, открыла ему дорогу к власти.

Впрочем, начало официального правления выдалось крайне тяжелым. В 1862-м попытки короля убедить прусский ландтаг, в котором в то время доминировали либералы, в необходимости увеличения военного бюджета провалились. Ситуация усугублялась тем, что в семье самого Вильгельма также намечался политический раскол – кронпринц Фридрих, женатый на дочери британской королевы Виктории, придерживался либеральных взглядов и считал, что Пруссия должна объединить Германию на демократической, а не военной основе. Несчастный Вильгельм, чувствовавший себя покинутым всеми, уже был готов подписать составленный текст отречения от трона, но тут военный министр Пруссии генерал Альбрехт фон Роон убедил короля обратить внимание на Отто фон Бисмарка, служившего послом во Франции и России.

Вильгельм оказался не готов нарушить принципы легитимизма и бросить вызов Венской системе, поставив тем самым на карту будущее самой Пруссии. В отличие от националистов из числа студентов и молодых офицеров, он не чувствовал своего грандиозного предназначения объединить Германию и считал себя исключительно прусским королем, не более. Сильная армия ему была нужна только для обеспечения обороноспособности страны от возможного вторжения Франции или Австрии.

Пожилой король был живым воплощением консерватизма Гогенцоллернов, "старой доброй Пруссии", однако ему требовался человек, способный разъяснить меняющуюся политическую обстановку и дать понять, что Пруссия больше не может сидеть сложа руки и наблюдать за немецкими делами со стороны. Бисмарк убеждал Вильгельма, что объединение Германии неизбежно и Пруссии, если та хочет сохраниться как великая держава, необходимо ее возглавить62. Притом, в отличии от либерального кронпринца Фридриха, Бисмарк, будучи твердым консерватором, считал, что данный исторический вопрос может теперь быть разрешен лишь «железом и кровью». Сие выражение он, кстати, позаимствовал из стихотворения поэта фон Шенкендорфа, написавшего его в годы войны с Наполеоном.

Бисмарк уговорил Вильгельма не отрекаться от трона в сей важнейший для истории Пруссии момент. Он взывал к офицерской чести и чувству долга короля, призывал того до конца защищать свою власть63:

«Ваше величество стоите перед необходимостью бороться, вы не можете капитулировать, вы должны воспротивиться насилию, хотя бы это и было сопряжено с опасностью для жизни».

Затем князь, при поддержке Роона, продавил принятие военного бюджета, воспользовавшись правом министра-президента объявить о роспуске парламента. Конституционный кризис продлился в итоге аж до 1866 года, когда под влиянием побед прусской армии над датчанами и австрийцами ландтаг наконец-то одобрил все военные расходы правительства. Позднее Вильгельм честно признавался, что не понимает до конца все решения Бисмарка, но в то же время не может без него обойтись. Как говорил прусский король своему премьеру: «Я не могу, как вы, имея всего две руки, разом подкидывать и ловить пять шаров»64.

Если бы в тот момент прусская внешняя и внутренняя политика пошли по пути либерализма, то объединение Германии затянулось бы на многие десятилетия и вся история страны пошла бы иным путем. Однако проявленная Вильгельмом и Бисмарком твердость в конфликте с либералами, вкупе с победами прусской армии над Данией и Австрией, спасли Пруссию от революции и позволили Гогенцоллернам сохранить власть.


Внешнеполитическая обстановка перед объединением Германии

К началу 1860-х годов, на фоне восстания в Польше, внешнеполитическая обстановка для Пруссии стала существенно улучшаться. По Альвенслебенской конвенции, подписанной русским канцлером А. М. Горчаковым и прусским генералом Альвенслебеном 8 февраля 1863 года, прусские войска получили возможность преследовать повстанцев на российской территории, а русские войска на территории Пруссии. В целом новый русский царь Александр 2 крайне благожелательно относился к ней, как и к ее королю Вильгельму, который приходился самому Александру дядей по материнской линии.

Вместе с тем между тем же Горчаковым и Бисмарком параллельно шла, своего рода, холодная война. Прусского премьера раздражало то, с каким подозрением российский канцлер относился к его словам и действиям. Огорченный Бисмарк не стеснялся обвинять Горчакова в том, что тот «стремился отдалить Россию от Германии»65. Российский канцлер сознавал, что объединение Германии вокруг Пруссии приведет к трансформации всей европейской системы66, а рост немецкого милитаризма может привести к неблагоприятным для самой России политическим последствиям. Как показал дальнейший ход истории, опасения Александра Михайловича были не напрасны…

С другой стороны, Британия и Франция, которые могли бы вместе с Россией выступить против объединительной политики Пруссии, испортили свои взаимные отношения из-за разногласий касаемо польского восстания67. Лондон был готов пойти до конца и даже объявить войну России из-за ее отказа предоставить полякам автономию. Франция, в свою очередь, предпочла не воевать с ней из-за Польши и предложила обсудить судьбу последней на конгрессе. А ради того, чтобы Россия была более сговорчивой, Наполеон 3 был даже готов отказаться от статей 11 и 13 Парижского мира, запрещавших той иметь флот на Черном море68.

В октябре 1862 года во Франкфурте был создан Немецкий союз реформ, чьи проекты преобразований в основном соответствовали интересам малых государств «третьей Германии». В то же время члены объединения настаивали на сохранении Австрии в составе Германского союза69. Его правительством должна была стать Директория, состоящая из представителей восьми крупнейших государств Германии. В то же время от идеи создания союзного суда члены Союза реформ отказались как от «нецелесообразной»70.

Франц Иосиф попытался продвинуть реализацию данных предложений на Франкфуртском съезде князей 7 августа 1863 года. Бисмарк категорически отговорил прусского короля Вильгельма ехать туда, поскольку справедливо опасался того, что князья во главе с императором Австрии надавят на него и заставят отказаться от малогерманской политики Пруссии. Как того и ожидал Бисмарк, немецкие государи отказались одобрить проекты реформ в обход последней и заявили, что готовы и без помощи Австрии начать новые переговоры с Пруссией71.


Война с Данией

Для подготовки прусского общественного мнения к объединению Германии Бисмарку требовалась «маленькая победоносная» война. Подходящим соперником была Дания, с которой у Пруссии еще имелись неразрешенные противоречия по вопросу принадлежности Шлезвига и Гольштейна. Обе провинции уже почти 15 лет находились под датской юрисдикцией, что категорически не устраивало немецких националистов.

Формальный повод для конфликта нашелся, когда вместо умершего короля Фредерика 7 его престол занял принц Кристиан. Наследование шло по женской линии, в то время как германские герцогства Шлезвиг и Гольштейн признавали передачу власти только по мужской линии. Чтобы обезопасить Шлезвиг, Дания в ноябре 1863 года провозгласила его по новой конституции частью своей территории.

Это окончательно спровоцировало Германский союз на военное вмешательство весной 1864 года. Не желая повторить неудачный опыт 15-летней давности, на сей раз Бисмарк договорился о совместных военных действиях против Дании с Австрией. На то у него было две причины: во-первых, прусский премьер рассчитывал рассеять подозрения европейских держав, в том числе и Австрии, в том, что Пруссия сама стремится захватить всю территорию Шлезвига и Гольштейна. Во-вторых, он полагал, что Британия, Франция и Россия не решатся выступить одновременно против Австрии и Пруссии и не станут развязывать из-за маленькой Дании масштабную европейскую войну72.

Датчане, движимые духом древних викингов, не собирались без боя отдавать то, что, как они сами считали, принадлежит им по праву. Они предполагали задержать австро-прусские войска возле Даневирке, после чего вести маневренную оборону у Фредерисии и Дюппеля. Однако под давлением немцев они были вскоре вынуждены оставить эти крепости, что сделало Ютландию беззащитной перед австро-прусскими войсками. Опасаясь дипломатических осложнений – ни Британия, ни Россия не были заинтересованы в полном падении Дании – Бисмарк согласился на перемирие с 12 мая по 26 июня. В это время начальником штаба союзных сил стал будущий фельдмаршал Хельмут фон Мольтке.

К середине июля союзные войска заняли Ютландию, чем вынудили датчан капитулировать. В октябре был подписан Венский мир, определивший статус Шлезвига и Гольштейна как австро-прусского кондоминиума. Для совместного управления им Пруссия и Австрия заключили Гаштейнскую конвенцию, которая не только не сняла вопросы касаемо статуса герцогств, но и добавила новые проблемы и противоречия в австро-прусские отношения. Когда Франц Иосиф выразил готовность обменять далекий Гольштейн на небольшую территорию на австро-прусской границе, Бисмарк ответил категорическим отказом.

Австрийский император сразу понял причину отказа и призвал государства Германского союза к мобилизации против Пруссии. Это позволило князю представить Австрию агрессором и врагом германского единства и, тем самым, оправдать непопулярную среди прусского общества войну. Де-факто развязанная Пруссией война была гражданской – в Германии она и сегодня именуется не иначе как «Deutscher Krieg».

Вообще, как признавался сам Бисмарк, изначально ему стоило больших усилий убедить Вильгельма не только в праве, но и в необходимости аннексии Шлезвига и Гольштейна. В то время король находился под сильным влиянием своей супруги Августы, которая сочувствовала либералам и, мягко говоря, негативно относилась к самому Бисмарку73. Однако, по свидетельству прусского премьера, победа над Данией и заключение Гаштейнского договора способствовали «психологическому перелому» в настроении Вильгельма. Король еще не был готов к прямой схватке с Австрией за лидерство в Германии, но уже «начал находить вкус в завоеваниях»74.


Австро-прусская война

Прусский министр-президент полагал, что: «сохранить желательную для проведения нашей политики связь с Россией легче, действуя против Австрии, нежели заодно с Австрией» 75. В 1865 году он предпринял попытку добиться от Наполеона 3 гарантии нейтралитета Франции во время назревавшей войны между Австрией и Пруссией. Французский император недвусмысленно дал понять, что в обмен на нейтралитет рассчитывает заполучить Люксембург и Бельгию. Наполеон полагал, что эти германские державы увязнут в долгой кровопролитной войне. Это позволило бы тем временем французским войскам выйти к Рейну и, тем самым, захватить важные промышленные районы Пруссии76.

Бисмарку стало окончательно ясно: чтобы исключить вмешательство Франции в австро-прусский конфликт, прусская армия должна одержать быструю победу над Австрией и также быстро перебросить войска к Рейну. Генерал фон Мольтке предложил довольно рискованный план: сосредоточить основные силы возле Богемии, оставив у Рейна лишь войска прикрытия – на серьезное сопротивление Ганновера и Баварии никто не рассчитывал. Чтобы как можно быстрее закончить войну, Бисмарк стремился привлечь к войне с Австрией Италию, а также не предлагать Габсбургам слишком тяжелые условия мира77.

Бисмарк утверждал, что Пруссия могла гарантировать безопасность своих западных границ только при условии благожелательных отношений с Ганновером и Гессенским курфюршеством. В январе 1866 года Бисмарк и граф Платен договорились о браке ганноверской принцессы Фридерики с прусским принцем Альбрехтом. Однако пол влиянием Австрии уже в марте-апреле Ганновер начал призыв резервистов якобы для проведения запланированных на осень военных учений.

Наследник престола Кургессена Фридрих Вильгельм тянул время, рассчитывая в случае победы Австрии заполучить прусские территории. После свидания 14 июня с Бисмарком он на прощание сказал князю:

«Мы с вами, вероятно, еще свидимся как-нибудь в этом мире, а 800 тысяч доброго австрийского войска тоже еще скажут свое слово»78.

В отличие от войны с Данией, теперь Пруссия ставила на карту действительно все. В случае поражения она бы оказалась в полной международной изоляции и, возможно, повторила бы катастрофу 1807 года. Несмотря на это, тот же фон Мольтке не сомневался в победе – благодаря расширению им же роли Генерального штаба в системе прусского военного управления и армейской реформе Роона, обеспечившей эффективное проведение мобилизации, Пруссия оказалась значительно лучше подготовлена к предстоящей войне, чем Австрия.

Генералы Франца Иосифа не питали иллюзии насчет силы австрийской армии79. Последнюю раздирали национальные противоречия, солдаты были вооружены устаревшими дульнозарядными ружьями, Генеральный штаб не давал свободы инициативы военачальникам, а те, в свою очередь, использовали такие же устаревшие со времен Наполеона тактические приемы.

На самом деле цифра в 800 тысяч подготовленных солдат, приводимая австрийскими политиками, была несколько преувеличена. Против Пруссии, сосредоточившей у границы с Богемией 254-тысячную группировку, австрийский генштаб сумел направить лишь 245 тысяч человек. Стоит также упомянуть о том, что еще 100 тысяч солдат Австрии пришлось перебросить на юго-запад, к границе с Италией80.

Итальянцы давно стремились присоединить Венецию, некогда бывшую центром одной из сильнейших морских республик Европы, а с 1815 года пребывавшую в составе империи Габсбургов. Бисмарк воспользовался ростом итальянского национального движения и политической мощи Сардинии и договорился с Виктором Эммануилом об открытии итальянскими войсками второго фронта в Альпах. Эрцгерцог Альбрехт, под предлогом того, что «нельзя ставить престиж династии под удар», направился на итальянский фронт. В то же время Северную армию возглавил генерал Людвиг фон Бенедек – ветеран войны с Сардинией, не имевший ни малейшего представления о богемском театре военных действий.

Австрийские войска двигались в больших колоннах, скученно, что затрудняло свободу маневра в бою. Прусская же армия маршировала рассредоточено, концентрируя свои силы только непосредственно на самом участке боя81. Благо, что густая железнодорожная сеть позволяла теперь это делать гораздо быстрее. Кроме того, прусские солдаты использовали новые казнозарядные ружья, которые продемонстрировали свою высокую эффективность в параллельно шедшей гражданской войне в США.

Федеральная армия Германского союза насчитывала суммарно 150 тысяч солдат. Однако реальной боевой ценности она почти не представляла, поскольку федеральные корпуса не имели единой системы командования, а малые германские государства во главе с Баварией, имевшей 65-тысячную армию, не особо спешили выступать на стороне Австрии. Они не были уверены в ее победе и не желали нарушать конституцию союза, запрещавшую ее членам решать свои разногласия при помощи военной силы. Лишь Саксония не побоялась направить свой контингент в состав австрийской Северной армии Бенедека82.

Несмотря на поражение от ганноверской армии в битве при Лангезальце, быстрый разгром федеральных войск позволил Пруссии обезопасить с запада свои основные силы, сосредоточенные в Богемии. Исход всей войны фактически решился в одном сражении – битве при Кенигграце. Мольтке зажал силы Бенедека в «клещи», после чего войска последнего, рисковавшие попасть в полное окружение, начали отходить к Вене. Австрийская столица, которая еще имела тогда крепостные стены, стала готовиться к осаде.

Бисмарк признавался, что ему стоило огромных душевных усилий убедить короля прекратить войну. 23 июля, во время военного совета в Никольсбурге, прусский премьер стал единственным, кто высказался за прекращение боевых действий и подписание мирного договора. Он утверждал, что Пруссия на данный момент достигла всех поставленных целей, а продолжение войны могло бы спровоцировать вмешательство Наполеона 3 и губительную для Пруссии войну на несколько фронтов. Возмущенные генералы требовали у Бисмарка не отнимать у прусских солдат славу победителей и не лишать тех возможности пройти триумфальным маршем по австрийской столице. Когда Вильгельм принял позицию большинства, Бисмарк удалился к себе и, рыдая, написал прошение об отставке.

На следующий день он отправился на доклад к Вильгельму. В приемной короля он застал двух полковников с донесениями о распространении среди войск эпидемии холеры. Она могла усугубиться в случае продолжения наступления прусской армии на Венгрию. Обратив внимание на данное обстоятельство, Бисмарк также развил мысль о том, что в случае продолжения войны и распада империи Габсбургов на ее территории мог бы возникнуть, помимо независимой Венгрии, целый ряд славянских государств, чьи революционные настроения несли бы угрозу уже самой Пруссии. Присоединение же земель германской Австрии, по мнению прусского премьера, повлекло бы за собой целый ряд стратегических неудобств, поскольку «Веной нельзя было бы управлять из Берлина как его придатком».

Вильгельм в целом согласился с тезисами Бисмарка, но посчитал необходимым наказать Австрию и малые немецкие княжества за их антипрусскую политику. Князь возразил, отметив, что при вхождении последних в состав единого германского государства те мало или поздно захотели бы, пусть и с посторонней помощью, вернуть те земли, что принадлежали им изначально. Такие союзники a priori не могли бы считаться надежными, все политическое устройство империи стало бы крайне неустойчивым. Как сказал сам Бисмарк:

«Не судейские обязанности должны мы выполнять, но делать германскую политику; борьба и соперничество Австрии с нами заслуживает нисколько не большего наказания, чем наша борьба с Австрией; наша задача заключается в том, чтобы создать или подготовить германское национальное единство под главенством короля прусского».

Чувствуя, что Вильгельм по-прежнему непреклонен, премьер удалился в свою комнату. По его собственным словам, «я был в таком настроении, что мне пришло на ум, не лучше ли броситься из открытого окна четвертого этажа.». Однако в этот момент в комнату вошел кронпринц Фридрих. Будучи, как мы уже о том говорили, сторонником либералов и политическим противником Бисмарка, в этот тяжелый момент он тем не менее выразил тому свою поддержку и пообещал убедить отца в необходимости окончания войны.

Через полчаса Фридрих вышел из приемной Вильгельма с бумагой, где тот согласился «принять столь постыдный мир» 83. В итоге заключенный 23 августа 1866 года Пражский мирный договор ликвидировал Германский союз – один из столпов Венской системы – и завершил период австро-прусского дуализма, длившийся без малого 165 лет.


Северогерманский союз

К концу 1866 года Пруссия наконец-то осуществила свои давние геополитические цели. Страна «округлила» собственные земли, преодолев навязанную ей в 1815 году территориальную чересполосицу, установила сухопутное сообщение с промышленным Рейнландом и получила более удобные для собственной обороны границы. По настоянию короля Вильгельма84, территории Ганновера, Гессен-Касселя, Нассау, вольного города Франкфурта, а также тех самых Шлезвига и Гольштейна были включены в состав самой Пруссии. Остальные государства Северной и Центральной Германии, в частности Саксония, Брауншвейг, Гамбург, Любек, Бремен и Мекленбург-Шверин, вошли в состав учрежденного 1 января 1867 года Северогерманского союза. Кроме того, на жителей Франкфурта, бывшего 51 год столицей стеснявшего Пруссию Германского союза, была наложена контрибуция в 25 миллионов гульденов85.

То, что не удалось сделать прусским политикам в 1849-м в Эрфурте, удалось почти что 20 лет спустя графу Бисмарку. Канцлер предоставил Пруссии всю исполнительную власть в союзе, а федеральная армия перешла под прусское командование. Бавария, Гессен-Дармштадт, Вюртемберг и Баден хоть и сохранили независимость, но заключили военные договоры с Северогерманским союзом и провели реформы своих армий в соответствии с прусским образцом. При создании единого парламента и законодательства союза Бисмарк руководствовался убеждением, что прусская конституция «в своем основном принципе разумна». По собственному признанию канцлера, он не считал абсолютизм подходящей для Германии формой правления и в целом приветствовал идею разделения законодательной власти между королем и парламентом. Основной закон Пруссии 1850 года и без того подчеркивал центральную роль короля в политической системе страны, так что декларируемое Бисмарком стремление к конституционализму открывало путь к примирению Вильгельма с, мягко говоря, сомневавшейся в нем либеральной оппозицией86.

После победы при Кенигграце прусские либералы пережили серьезный политический раскол. Одна их часть выразила готовность поддержать объединительную политику Бисмарка, другая же по-прежнему обращала внимание на авторитарный стиль правления «железного канцлера» и была серьезно обеспокоена его скептическим отношением к конституции. Разделение постигло и консерваторов, поскольку их легитимистское крыло посчитало аннексию Пруссией ряда княжеств и королевства Ганновер незаконным. В то же время национал-консерваторы, как и национал-либералы, поддержали объединительную политику Пруссии 87.

В связи со всем этим возникает еще один любопытный вопрос: почему же Пруссия, которая одержала достаточно убедительную победу над Австрией, не перешла сразу же за Майн и не захватила Баварию, Баден, Гессен-Дармштадт и Вюртемберг? Ведь Австро-Венгрия и Франция с 1868 года как раз стремились создать Южногерманский союз в роли альтернативы возглавляемого Пруссией Северогерманского союза, чем могли бы восстановить австро-прусский дуализм88.

Не стоит забывать, что как военная, так и политическая интеграция государств Южной Германии заняла бы много времени и отняла бы силы, которые Бисмарк рассчитывал сосредоточить на создании федеральной конституции и органов власти Северогерманского союза. Канцлер рассчитывал привлечь их на свою сторону именно политическим путем, то есть как заключением военных и экономических договоров, так и созданием образа внешнего врага. Однако Люксембургский кризис 1867 года, когда Наполеон, отчаявшись присоединить Бельгию, попытался приобрести соседний Люксембург у Нидерландов, вызвал широкий резонанс в Пруссии, но не произвел в государствах Южной Германии почти никакой реакции.

Более того, на тот момент в южногерманских государствах существовала радикальная антипрусская оппозиция. О. Клопп в своей статье «Кто истинный враг Германии» от 1868 года писал:

«И когда нас открыто спрашивают: чего вы желаете? – мы также открыто отвечаем: войны против государства Гогенцоллернов, войны против отвратительного принципа, который создал это государство и который продолжает оставаться его сущностью.


<…> Мы, немцы, не боимся объединить свои усилия с Францией против государства Гогенцоллернов, поскольку именно это государство разъединило и разрушило наше немецкое отечество, растоптало наше национальное чувство и нашу самобытность, чтобы взамен навязать нам свою униформу. Мы видим в династии Гогенцоллернов и в принципах, посредством которых она сколачивала свое государство, противоположность истинной немецкой сущности, противоположность мирному и свободному развитию, одним словом, династия Гогенцоллернов является единственным и настоящим врагом Германии.»


Правда в то же самое время автор отмечал, что:


«…мы <…> не [поддержим] войну, которая имеет целью территориальные приобретения в немецких землях в пользу Франции». 89


В сложившейся ситуации Бисмарк по его собственному признанию, внешне ведя переговоры с северогерманскими государствами, на деле выяснял позиции и настроения иностранных держав. Канцлер сознавал как неустойчивое внутреннее положение самой Пруссии, так и то, что в случае перехода прусской армии на южный берег Майна Франция не останется в стороне и обязательно постарается нанести упреждающий удар. Как писал сам Бисмарк:


«Я исходил из того, что единая Германия – лишь вопрос времени и что Северогерманский союз только первый этап на пути к его разрешению, но что вместе с тем не следует слишком рано пытаться вводить в надлежащие рамки враждебное отношение Франции и, быть может, России, стремление Австрии к реваншу за 1866 г. и прусско-династический партикуляризм короля.


Я не сомневался, что германо-французскую войну придется вести до того, как осуществится построение единой Германии. Отсрочить эту войну до того момента, когда наша армия окрепнет в результате распространения прусского военного законодательства не только на Ганновер, Гессен и Гольштейн, но и на южногерманские государства, как я тогда уже мог рассчитывать на основании связей с ними – эта мысль владела мною в то время. <…> Каждый год отсрочки войны увеличивал нашу армию более чем на 100 тысяч обученных солдат.» 90


Франко-прусская война

Подготовка германского общественного мнения к войне с Францией заняла почти 3 года. К тому времени она уже считалась лишь вопросом времени – Бисмарк стремился устранить последнее препятствие на пути к объединению Германии, в то время как Франция желала любой ценой его остановить и, в идеале, вернуть свои «естественные границы» по Рейну 1801 года.

Да, Наполеон только теперь начал понимать, что упустил усиление Пруссии. Мексиканская авантюра отняла у Франции много сил и ресурсов, да и сам режим Наполеона 3 постепенно терял свой авторитет среди французов. Имперское правительство продолжало проводить социальную политику и приняло новую, более либеральную конституцию. Однако стареющему Наполеону дипломатические интриги давались теперь все тяжелее.

Если Люксембургский кризис стал следствием недальновидности Наполеона, то кризис с испанским престолонаследием был спровоцирован исключительно самой Пруссией. Она воспользовалась страхом французов вновь оказаться зажатыми с двух сторон державами, управляемыми одной германской династией – в 16-17 веках таковой были Габсбурги – и выдвинула кандидатуру принца Леопольда Гогенцоллерна на испанский трон. Париж повелся на сию провокацию и потребовал от Пруссии не только прекратить поддержку притязаний Леопольда (которых у него самого, строго говоря, и не было), но и в целом «больше никогда не покушаться на достоинство Франции»91.

Сия формулировка была в высшей степени оскорбительной и в каком-то смысле напрашивалась на аналогии с Ольмюцским договором с Австрией, ставшим для Пруссии в свое время крайне унизительным. Вильгельм ответил Бенедетти, что не может принять этот, по сути, французский ультиматум. Когда посол 13 июля 1870 года изложил королю на вокзале Эмса новые требования Наполеона, тот дал ему понять, что готов продолжить обсуждение данного вопроса в Берлине.

Депеша с беседой Бенедетти и Вильгельма легла на стол Бисмарка, который в это время ужинал с генералами Рооном и Мольтке. Канцлер был расстроен тем, что престарелый король всячески стремится разрешить конфликт миром, что ломало все его планы на то, чтобы спровоцировать Францию на войну. Тогда Бисмарку пришла в голову судьбоносная идея: он изменил текст депеши и теперь получалось, что Вильгельм совершенно отказывался от дальнейшего общения с Бенедетти.

Роон сказал: «Старый бог еще жив и не даст нам осрамиться». Восторженный Мольтке заметил: «Так-то звучит совсем иначе; прежде она звучала сигналом к отступлению, теперь – фанфарой, отвечающей на вызов». Канцлер же пояснил:

«Если, во исполнение высочайшего повеления, я сейчас же сообщу этот текст, в котором ничего не изменено и не добавлено по сравнению с телеграммой, в газеты и телеграфно во все наши миссии, то еще до полуночи он будет известен в Париже и не только своим содержанием, но и способом его распространения произведет там на галльского быка впечатление красной тряпки.

Драться мы должны, если не хотим принять на себя роль побежденного без боя. Но успех зависит во многом от тех впечатлений, какие вызовет у нас и у других происхождение войны; важно, чтобы мы были теми, на кого напали, и галльское высокомерие и обидчивость помогут нам в этом, если мы заявим со всей европейской гласностью, поскольку это возможно, не прибегая к рупору рейхстага, что встречаем явные угрозы Франции безбоязненно»92.

Расчет канцлера оправдался на все сто процентов. Опубликованный в Париже текст Эмской депеши произвел эффект взорвавшей бомбы и вызвал массовое возмущение. Генералы во всю убеждали Наполеона в том, что армия полностью готова к войне93, хотя после указа о мобилизации выяснилось, что дело обстоит совершенно обратным образом. Мольтке94 отмечал, что штаб Наполеона готовился к наступлению с целью отрезать войска Северогерманского союза от южногерманских государств. Такой план требовал крайне быстрой мобилизации и быстрого развертывания, однако французы были к ним совершенно не готовы.

Во-первых, на французских железных дорогах сразу же образовались заторы, из-за чего пополнение и снабжение просто не успевали подходить. Во-вторых, войскам катастрофически не хватало магазинов, госпиталей и административного персонала. В-третьих, французские офицеры получили лишь карты Германии, а не собственной территории – вероятность того, что Франции придется вести оборонительную войну, даже не рассматривалась. Одним словом, военное министерство Франции проявило в вопросе организации армии преступную халатность95.

С самого начала военных действий французская армия была вынуждена отступать под напором германских войск. Мольтке, который теперь пользовался при составлении оперативных планов полной свободой действий, стремился прижать основные французские силы к границам нейтральной Бельгии и, тем самым, очистить для немецких войск путь на Париж. 1 сентября 1870 года французскую армию постигла Седанская катастрофа. Император Наполеон попал в плен к прусским войскам, а на следующий день, когда это новость дошла до Парижа, во Франции началась революция и к власти пришло правительство национальной обороны.

Россия заняла в том конфликте позицию благожелательного для Пруссии нейтралитета. В Петербурге еще прекрасно помнили унижение 1856 года, когда России запретили иметь флот на Черном море. Устранение режима Наполеона 3, который, собственно, и навязал ей позорный Парижский мир, было на руку Петербургу. Когда же выяснилось, что император Австро-Венгрии Франц Иосиф намеревается вступить в войну на стороне Франции, Россия пригрозила тому войной. Вместе с тем последней было не выгодно чрезмерное ослабление Франции, потому после битвы при Седане канцлер Горчаков и Александр стали просить Вильгельма как можно быстрее заключить мир96.

Если войны с Данией и Австрией воспринимались пруссаками как, в большей степени, политические, то франко-прусская война с самого начала обрела для обеих сторон характер народной, отечественной. К концу 1870 года к германским войскам, ведшим осаду Парижа, подошли существенные резервы, но и французская армия продолжала расти за счет массового прихода добровольцев. Карательные акции германских войск возбудили среди французов ненависть к оккупантам. Они считали, что борются за свое право на свободу, демократию и собственную цивилизацию против прусского абсолютизма и военщины. Немцы же, в свою очередь, желали отомстить не только за позор Йены и Ауэрштедта, не только за пятилетнюю оккупацию Пруссии французской армией, но и за унижения времен раздробленной Священной Римской империи, когда Франция благодаря слабости Германии доминировала в Западной Европе.


Франкфуртский мир. Провозглашение Германской империи

19 февраля 1871 года президентом Франции был избран Адольф Тьер, который изначально протестовал против поспешного вступления своей страны в войну. В начале марта германские войска вступили в Париж, а 10 мая во Франкфурте был подписано соглашение, подтвердившее условия Версальского прелиминарного мирного договора от 26 февраля. Согласно последнему, Франция уступала провинции Эльзас и Лотарингия Германии (ст. 1), а также выплачивала в течение следующих 4-х лет контрибуцию в 5 млрд франков (ст. 2). Кроме того, в течение этого срока на территории Франции размещались германские оккупационные войска с целью выполнения той условий договора (ст. 3)97.

Справедливости ради стоит отметить, что Эльзас и Лотарингия издавна принадлежали Германскому королевству и Священной Римской империи – таким образом, имела место быть не их аннексия, а возвращение Германией. Вместе с тем потеря этих провинций стала для французов символом национального позора, свидетельством слабости не только их армии, но и монархической государственности в целом. После сентябрьской революции 1870 года Франция навсегда отказалась от монархии и взяла твердый курс на строительство демократии под девизом Великой Французской революции «Свобода, равенство, братство».

Вильгельм, даже несмотря на 3 победные войны с Данией, Австрией и Францией, по-прежнему не чувствовал своей глубокой связи с германским национальным движением. Он все также считал себя скорее пруссаком, чем немцем, и ставил свой наследственный титул короля Пруссии выше конституционного титула императора. Вильгельм прямо заявил Бисмарку, что согласен на принятие лишь титула «императора Германии» (Kaiser von Deutschland).

Канцлеру пришлось долго и мучительно отговаривать Вильгельма, объясняя тому, что южногерманские правители не потерпят такой формулировки. Единственно возможным вариантом было принятие титула «германского императора» (Deutscher Kaiser), который подчеркнул бы положение Вильгельма как «первого среди равных» германских монархов. Как пишет Бисмарк, дело в конце концов дошло до того, что 18 января 1871 года на торжественной церемонии в Зеркальной галерее Версальского дворца великий герцог Баденский воздал хвалу не «императору Германии», и даже не «германскому императору», а «кайзеру Вильгельму». Возмущенный Вильгельм после провозглашения прошел мимо Бисмарка и отказался даже пожать тому руку98.

Впрочем, сей конфуз никак не мог омрачить момент национального триумфа и, вместе с тем, кульминации исторической миссии Пруссии. Фактически с того дня немцы взяли свою судьбу в свои руки. Их страна наконец-то перестала быть буфером между великими державами, а сама стала таковой. Германская империя теперь простиралась, как поется в одной известной песне, «от Мааса до Мемеля, от Эчи (Адидже) до Бельта».

Да, немцам теперь предстояла большая работа по устройству своего государства, созданию единой армии и системы альянсов. Однако тогда, 18 января 1871-го, немцы испытывали гордость за свою страну и счастье от того, что они наконец-то оказались в едином государстве. Прусский король Вильгельм, Бисмарк, Роон и Мольтке стали национальными героями Германии и заслуженно обрели всенародную любовь.


Эпилог

Сегодня среди историков весьма популярен следующий вопрос: Германская империя привела к закату Пруссии или, по сути, сама стала Великой Пруссией, унаследовав от нее прусский порядок и традиции милитаризма? На наш субъективный взгляд, все-таки не Пруссия оказалась поглощена Германией, а Германия стала «большой Пруссией». По крайней мере так было до 1918 года, пока в стране существовала монархия, а военное сословие считалось самым влиятельным и привилегированным.

Пруссия стала фундаментом, на котором зиждилась германская имперская идея. После 1871 года главным носителем ее ценностей стал офицерский корпус; пока он существовал, существовала и Пруссия. Именно благодаря своим офицерам она выжила даже после Ноябрьской революции 1918 года, а семью годами спустя прусский фельдмаршал Пауль фон Гинденбург стал президентом Германии.

Веймарская республика являла собой попытку сочетания прусских военно-консервативных традиций со стремлением к политической либерализации. На деле же получилось противостояние, превосходство в котором со временем получила третья сторона – консервативные революционеры. Нацистам Пруссия с ее вековыми традициями была неинтересна – они взяли от нее лишь милитаризм и привлекательные для народа образцы "отцов нации" Фридриха и Бисмарка. Само же государство было ликвидировано Гитлером в 1935 году; 12 лет спустя это решение будет признано Международной контрольной комиссией держав-победительниц во Второй мировой войне.

История Пруссии многогранна и сложна. По справедливому выражению одного немецкого историка, она напоминает собой древнеримского бога Януса, поскольку имеет две взаимообратные стороны, две души – душу воина и душу философа, художника. Другими словами, Пруссия была одновременно германской Спартой и германскими Афинами, сочетая в себе как стремление к военной мощи и идеальному государственному управлению, так и стремление к культурному и духовному просвещению.

Да, она никогда не была полностью демократическим государством, в ней не было господства парламентаризма и действительно народной власти. Но такова была цена за ту политику, которую проводила Пруссия. Вначале ей приходилось постепенно консолидировать свои небольшие силы и строить государственность в условиях частых войн со своими соседями – в таких условиях размышлять о какой-либо германской миссии даже не приходилось. Лишь победы над Наполеоном и революционным движением, а также установление лидерства в Северной Германии позволили Гогенцоллернам сделать то, что не смогли и не пожелали сделать Габсбурги – возглавить объединение страны.

Пруссаки отличались идеалами верности Богу, королю и отечеству: на их знаменитых пикельхельмах красовался девиз, аналогичный нашему «За Веру, Царя и Отечество – «Mit Gott fur Konig und Vaterland». Искренность, прямота, доверчивость, сосредоточенность, трудолюбие – эти и другие добродетели, сформулированные еще королем-солдатом Фридрихом Вильгельмом 1, прямо повлияли на становление национального характера пруссаков и появления самого понятия «прусский дух».

Пруссия стала родиной таких выдающихся личностей, как Фридрих Великий, Иммануил Кант, Вильгельм Гумбольдт, Карл Фридрих Шинкель, Герхард фон Шарнхорст, Отто фон Бисмарк, Хельмут фон Мольтке и других. Они оказали колоссальное влияние как на становление европейской философии и искусства, так и на развитие военной науки. Благодаря всему этому Пруссия однозначно заслужила одну из центральных ролей не только в германской, но и в мировой истории.


Список

литературы

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. – 896 S.

Preußens Krieg und Frieden: Der Weg ins Deutsche Reich. München: Knaur, 1981. – 365 S.

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания [Текст]: [в 3 т.] / О. Бисмарк; пер. с нем. под ред. проф. А. С. Ерусалимского. – Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 1 / [вступ. ст. А. Ерусалимского]. – 1940. – XLVIII, 334 с.

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания [Текст]: [в 3 т.] / О. Бисмарк; пер. с нем. под ред. проф. А. С. Ерусалимского. – Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. – 1940. – 288 с.

Гайм, Рудольф. Вильгельм фон Гумбольдт: описание его жизни и характеристика: пер. с нем. / Р. Гайм. – Изд. второе, [репр.]. – М.: УРСС, 2004 (Тип. ООО Рохос). – 529 с.

Гоrенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. – 304 с.

Ненахов Ю. Ю. Войны и кампании Фридриха Великого / Под общ. ред. Л. Е. Тараса. – Мн.: Харвест, 2002. – 816 с.

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. / Под общ. ред. Б. Бонвеча, Ю. В. Галактионова. – М.: КДУ, 2008. – Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи / Л. П. Белковец, С. А. Васютин, Е. П. Глушанин и др.; отв. ред. С. А. Васютин и Е. П. Глушанин; сост. науч.-справ, аппарата А. А. Мить. – М.: КДУ, 2008. – 544 с.

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. / Под общ. ред. Б. Бонвеча, Ю. В. Галактионова. – М.: КДУ, 2008. – Т. 3: Документы и материалы / Отв. ред. С. А. Васютин, Ю. В. Галактионов, Л. Н. Корнева. – М.: КДУ, 2008. – 592 с.

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. – 566 с.

Клаузевиц К. 1806 год. – М.: Госвоениздат, 1937. – 196 с.

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. – 507 с.: ил.

Кривогуз И.М., Коган М.А., Мнухин Р.С., Ковалев И.В. Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 г. М.: Учпедгиз, 1959. – 360 с.

Мольтке Г. История германо-французской войны 1870–1871 гг. – М.: Воениздат, 1937. – 357 с.

Нарский И. С. Иммануил Кант. – М. Мысль, 1976. – 208 с.

Ротштейн Ф.А. Из истории прусско-германской империи. – М.; Л., 1948. – 242 с.

Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II. – М.-Л.: Военгиз, 1928. – 619 с.

Тарле Е. В. Сочинения в двенадцати томах. Том VII. – М.: Издательство АН СССР, 1959. – 866 с.


Контакты


Связаться с автором, выразить свои замечания и предложения вы можете, написав в личные сообщения Вконтакте: https://vk.com/maximvakhmintsev или на почтовый ящик: mv2001usa@gmail.com.


Моя группа Вконтакте Историческая империя: https://vk.com/empire_of_history


Мой Ютуб-канал Историческая империя: https://www.youtube.com/channel/UCqd-bshoaV0-ZJaxYCa28YA


Notes

[

←1

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 113.

[

←2

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 94-96.

[

←3

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 114.

[

←4

]

Там же. S. 131-132.

[

←5

]

Там же. S. 107.

[

←6

]

Там же. S. 115.

[

←7

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. – М.: КДУ, 2008. С. 336-337.

[

←8

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. – М.: КДУ, 2008. С. 338.

[

←9

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 124.

[

←10

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 128-129.

[

←11

]

Там же. S. 108

[

←12

]

Гогенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. С. 36.

[

←13

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 228-233.

[

←14

]

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. С. 118.

[

←15

]

Там же. С. 141.

[

←16

]

Ненахов Ю. Ю. Войны и кампании Фридриха Великого / Под общ. ред. Л. Е. Тараса. – Мн.: Харвест, 2002. С. 347.

[

←17

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 239-240.

[

←18

]

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. С. 107-108.

[

←19

]

Там же. С. 156-158.

[

←20

]

Гогенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. С. 37-38.

[

←21

]

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. С. 463-464.

[

←22

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 3: Документы и материалы. М.: КДУ, 2008. С. 182-195.

[

←23

]

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. С. 418-422.

[

←24

]

Кони Ф. А. История Фридриха Великого / Рисунки Адольфа Менцеля. М.: Алгоритм, 1997. С. 455.

[

←25

]

Там же. С. 458.

[

←26

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 381.

[

←27

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 227.

[

←28

]

См.: Preußens Krieg und Frieden: Der Weg ins Deutsche Reich. München: Knaur, 1981. S. 32-33; Нарский И. С. Иммануил Кант. – М. Мысль, 1976. C. 126-129, 136-139, 150-154.

[

←29

]

Preußens Krieg und Frieden: Der Weg ins Deutsche Reich. München: Knaur, 1981. S. 18.

[

←30

]

Гогенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. С. 48-49.

[

←31

]

Клаузевиц К. 1806 год. – М.: Госвоениздат, 1937.

[

←32

]

Preußens Krieg und Frieden: Der Weg ins Deutsche Reich. München: Knaur, 1981. S. 20-22.

[

←33

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 337.

[

←34

]

Клаузевиц К. 1806 год. – М.: Госвоениздат, 1937.

[

←35

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 366.

[

←36

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 365.

[

←37

]

Клаузевиц К. 1806 год. – М.: Госвоениздат, 1937.

[

←38

]

Тарле Е. В. Сочинения в двенадцати томах. Том VII. – М.: Издательство АН СССР, 1959. С. 170-171.

[

←39

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 358.

[

←40

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 434.

[

←41

]

Там же. S. 388-389.

[

←42

]

Кривогуз И.М., Коган М.А., Мнухин Р.С., Ковалев И.В. Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 г. С. 140.

[

←43

]

Гайм, Рудольф. Вильгельм фон Гумбольдт: описание его жизни и характеристика: пер. с нем. / Р. Гайм. – Изд. второе, [репр.]. – М.: УРСС, 2004 (Тип. ООО Рохос). С. 223-233.

[

←44

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 425-426.

[

←45

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 374.

[

←46

]

Там же, С. 375.

[

←47

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 380.

[

←48

]

Там же. С. 378-379.

[

←49

]

Там же. С. 386.

[

←50

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 386. С. 379-380.

[

←51

]

Гогенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. С. 63-64.

[

←52

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 446.

[

←53

]

Кривогуз И.М., Коган М.А., Мнухин Р.С., Ковалев И.В. Очерки истории Германии с древнейших времен до 1918 г. С. 141.

[

←54

]

Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II. – М.-Л.: Военгиз, 1928. С. 177-178.

[

←55

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 458.

[

←56

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 428.

[

←57

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 455.

[

←58

]

Там же, С. 442.

[

←59

]

согласно статье 3 пункту 1 союзного договора Пруссии, Саксонии и Ганновера от 26 мая 1849 года. Отрывок договора приведен в: Dokumenten zum deutsche Verfassungsgeschichte/Hrsg. von Ernst Rudolf Huber. Stuttgart, 1972. Bd 1. Deutsche Verfassungdokumente 1830-1850. S. 540-543. Перевод О. М. Шепелова. Также отрывок представлен в: История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 3: Документы и материалы. М.: КДУ, 2008. С. 234-235.

[

←60

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 463.

[

←61

]

Гогенцоллерны: Характеристика личностей и обзор политической деятельности. В. Н. Перцев. – Мн.: Харвест, 2003. С. 87-88.

[

←62

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 481-482.

[

←63

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 1. С. 207-208.

[

←64

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 483.

[

←65

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. С. 99.

[

←66

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 497.

[

←67

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 489.

[

←68

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 486-488.

[

←69

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 473.

[

←70

]

из Программы Германского Союза реформ, октябрь 1862 года. Отрывок программы взят из: Dokumenten zum deutsche Verfassungsgeschichte/Hrsg. von Ernst Rudolf Huber. Stuttgart, 1972. Bd 2. Deutsche Verfassungdokumente 1830-1850. S. 109-110. Перевод О. М. Шепелова. Также отрывок представлен в: История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 3: Документы и материалы. М.: КДУ, 2008. С. 239.

[

←71

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 1. С. 249.

[

←72

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 492.

[

←73

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. – 1940. С. 10.

[

←74

]

Там же, С. 15.

[

←75

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 1. С. 172.

[

←76

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 498-499.

[

←77

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 499.

[

←78

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. С. 19-20.

[

←79

]

Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II. – М.-Л.: Военгиз, 1928. С. 142.

[

←80

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 611-612.

[

←81

]

Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II. – М.-Л.: Военгиз, 1928. С. 250-251.

[

←82

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 612-614.

[

←83

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. – 1940. С. 41-44.

[

←84

]

Там же, С. 64.

[

←85

]

Clark C. Preußen: Aufstieg und Niedergang. 1600-1947. München: Deutsche Verlags-Anstalt, 2007. S. 620.

[

←86

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. – 1940. С. 62-63.

[

←87

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 477.

[

←88

]

История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 1: С древнейших времен до создания Германской империи. М.: КДУ, 2008. С. 478.

[

←89

]

Quellen zum politischen Denken der Deutschen im 19. und 20. Jahrhundert. Darmstadt, 1977. Bd. VII: Der Weg zum Reichsgrundung: 1850-1870/Hrsg. von Hans Fenske. S. 388-389. Перевод Е. В. Уфимской. Отрывок приведен в: История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Т. 3: Документы и материалы. М.: КДУ, 2008. С. 245.

[

←90

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. С. 50-51.

[

←91

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 515.

[

←92

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. С. 86.

[

←93

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 514.

[

←94

]

Мольтке Г. История германо-французской войны 1870–1871 гг. – М.: Воениздат, 1937. С. 8.

[

←95

]

Там же, с. 9.

[

←96

]

История дипломатии. В 3-х тт. Под ред. В.П. Потемкина. Том 1. [XV в. до н.э.-1871 г.] М., 1941. С. 519-520.

[

←97

]

Ротштейн Ф.А. Из истории прусско-германской империи. – М.; Л., 1948. С. 183 – 185.

[

←98

]

Бисмарк, Отто фон. Мысли и воспоминания. Москва: Гос. соц.-экон. изд., 1940-1941. Т. 2. – 1940. С. 107-112.