КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615526 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243228
Пользователей - 112892

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Мишенька [Алексей Фёдорович Ярушников] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алексей Ярушников Мишенька



БОЛЬШОЙ И МАЛЕНЬКИЙ



Жил на свете медвежонок Мишенька.

Мишенька боролся с маминой лапой, прыгал через лужи и ручьи и далеко от мамы не отходил.

Погнался раз медвежонок за бабочкой. Бабочка вспорхнула с валежины и куда-то пропала, а Мишенька увидел за валежиной огромного чёрного глухаря и замер.

Бородатый петух-глухарь показался Мишеньке сначала горой. Только гора эта двигалась, подпрыгивала и щёлкала, будто кто деревяшкой о деревяшку колотил: «тк-тк-тк…» А потом щелчки слились в сплошной скрипучий захлёб.

Токует петух-глухарь, весеннюю песню свою поёт. Шея у глухаря выгнута, брови красные, крылья растопорщены, приспущены и шеборчат рядом с валежиной по земле, разбрызгивают серые остатки рыхлого снега, а хвост веером стоит. И опять глухарь щёлкает: «тк-тк-тк…»

Не поздоровится, пожалуй, если петух-глухарь зацепит нечаянно крылом или клювом долбанёт. Дрогнуло Мишенькино сердце, попятился он от валежины на животе.

Дополз Мишенька до мамы, спрятался за её лапами и неожиданно заплакал:

— Мама!.. А поч-ч-чему я такой маленький у тебя?..

Улыбнулась мама, прижала Мишеньку к себе и погладила:

— Не расстраивайся, сынок… Глухарь много лет живёт на земле, а ты недавно родился и только-только начал расти.

— Значит, и я вырасту большим? — спросил Мишенька.

И мама сказала:

— Обязательно, сынок.

Обрадовался Мишенька маминым словам, и с этого дня не терпелось ему вырасти скорее большим.



ВЕРХОЛАЗ



Впервые медвежонок залез на дерево от страха.

Играл Мишенька на сухом прибрежном бугре, кувыркался среди весёлых жёлтых цветов мать-и-мачехи — и вдруг загрохотало, загудело на реке.

Бросился было Мишенька в лес, да упал. И на ближнюю сосну вмиг забрался.

Это напугали медвежонка катера. Они всю зиму в ледовой запани простояли, соскучились по весне и теперь резво бежали руслом разлившейся реки. Спешить надо катерам, пока большая вода. Упустишь время, оголятся перекаты, тогда людям продукты и снаряжение в верховья не завезти. Целый караван мимо медвежонка промчался: рубки белые, на поручнях спасательные круги, красные флаги развеваются, музыка гремит. А Мишенька ни жив ни мёртв на дереве сидит и глаз не смеет открыть.



Отгрохотали моторы катеров, утихла музыка, и опять стеклянное позванивание осыпающихся льдин можно услышать: «динь-дили-дили-динь». Тают последние льдины, оставленные вчерашним паводком на откосах берегов. И чёрный петух-глухарь снова завёл свою весеннюю песню невдалеке: быстро защёлкал, заскрипел. Привычно зашелестела белка на ближней сосне.

Едва Мишенька успокоился после катеров. Но с этого дня полюбилось ему лазить по деревьям.

Залезет медвежонок на берёзу, ухватится за самую вершину лапами и вниз летит, как на парашюте. Дугой дерево согнётся, опустит мягко медвежонка на землю и снова вверх. А Мишенька опять лезет на берёзу, от удовольствия рычит и говорит маме:

— Здорово я умею, да?.. Теперь я, значит, совсем большой вырос у тебя?..

Мама улыбалась:

— Большой, да не очень. Тебе ещё много увидеть предстоит.

Насторожился Мишенька:

— Что, мама, увидеть?..

— Людей, например… Вон ты какой шустрый у меня, лазишь-бегаешь теперь далеко. Об одном, Мишенька, прошу: увидишь — особенно не пугайся, но и поосторожнее будь.

— Мама, а какие они — люди? — спрашивал Мишенька.

— Обыкновенные. Ходят на двух ногах, дома строят из брёвен и кирпичей, еду на жарком огне готовят.

Медвежонок вздыхал. Её, маменькина, правда: не видел пока Мишенька людей. Честно говоря, медвежонку не очень-то хотелось встречаться с людьми. Разве только для того, чтобы увидеть и поскорее сделаться большим.



РЫБАЛКА



Мишенька очень любил рыбу.

Вытащит медведица рыбу из воды и отдаст Мишеньке. Медвежонок урчит, чавкает, потом съест, каждую чешуинку с земли и лап вылижет и снова просит:

— Ещё хочется!..

Медведица старается для Мишеньки. Только рыба почему-то не всегда ловится.

Однажды медведица просидела на перекате до зари. Вся вымокла, замёрзла, а рыбу поймать так и не смогла.

Мишеньке стало жалко маму.

— Ладно, — сказал он себе, — пускай я не до конца большой, но я всё-таки уже и не маленький. Я сам попробую выловить рыбу из реки.

Пригрелась медведица на солнечной поляне, задремала после неудачной рыбалки, и Мишенька умчался на берег.

Попробовал он, как мама, перебраться по камням на перекат — не получилось. Смыло медвежонка с первого же камня течением, потащило по реке. Насилу Мишенька прибился к песчаной косе. Вылез на берег, отряхнулся и позавидовал чайкам:

— Чайкам хорошо, у них крылья. Летают свободно над водой, увидят рыбу сверху — и падают камнем на неё. Вот бы и мне так!

Забрался Мишенька на обрыв, вгляделся в тёмную глубину омута и увидел огромную рыбу. Рыба стояла на одном месте. Она раздувала жабры, пошевеливала плавниками и хвостом.

Совсем рядом, за излучиной реки, в бревенчатом доме на яру жил лесник Фёдор Иванович с семьёй. В омуте у лесника Фёдора Ивановича стояла сеть, и рыба, которую увидел медвежонок, запуталась в сети. Только ничего этого Мишенька не знал.

Упал он с обрыва, как чайка, схватил рыбу и тоже запутался в сети. Хотел Мишенька на берег плыть, а сеть не пускает: держит крепкими нитями в воде. Попробовал Мишенька сеть разорвать, да только ещё больше на лапы и голову намотал.

Спеленала медвежонка лесникова сеть. Закричал маму малыш — не услышала она. Тут сеть потянула Мишеньку на дно тяжёлыми кольцами грузил, и малыш захлебнулся.



ЛЮДИ



Когда лесник Фёдор Иванович приплыл на лодке за рыбой, вытащил сеть и увидел неподвижного медвежонка, — оторопел.

— Их ты!.. Беда-то какая!.. Да как же это угораздило тебя!.. Быстро выпутав Мишеньку из сети, лесник ухватил незадачливого рыбака за шиворот и крепко встряхнул — и медвежонок будто потянулся, застонал. Может, почудилась Фёдору Ивановичу жизнь в медвежонке?.. Прижался лесник ухом к Мишенькиной груди. Нет, не почудилась… Опять вздохнул медвежонок, и слабо, с перебоями, как старые, изношенные часы, готовые в любое мгновение остановиться, постукивало его сердце.

Принёс лесник Мишеньку домой и передал с рук на руки жене Анне Максимовне:

— Вот… В реке уходился… Но вроде пока живой.

Девочка Наташа, дочь лесника, и Анна Максимовна, её мама, устроили возле печки на полу тёплую мягкую постель для медвежонка. Они пытались накормить малыша, а Мишенька не мог поднять головы. Мишенька слышал голоса, хотел вырваться и удрать в лес, но у него не было сил даже открыть глаза и зарычать.



Фёдор Иванович привёз из деревни на мотоцикле врача. Врач осмотрел больного, прослушал, сделал укол и сказал:

— Застудился косолапый. Худо дело.

Наташа очень хотела, чтобы медвежонок выжил, поэтому заплакала. А врач добавил:

— Впрочем, будем надеяться на лучшее.

Наташа не отходила от Мишенькиной постели. Девочка грела молоко с мёдом и маслом, наливала в бутылку, надевала на бутылку соску, проталкивала соску больному между зубов и поила медвежонка.

Неделю выхаживали в бревенчатом доме у реки незадачливого рыбака.

Однажды Мишенька открыл глаза и увидел большую красную бабочку. Бабочка порхала, присаживалась медвежонку на нос, на ухо. Мишенька долго её терпел, наконец изловчился, шлёпнул бабочку лапой. Бабочка и не думала улетать. Взвилась над медвежонком, описала дугу и снова прилепилась Мишеньке на лоб. Зарычал медвежонок грозно на бабочку, да вдруг увидел над собой чьи-то огромные глаза и от страха зажмурился и замер.

Не бабочка это порхала над медвежонком, а шёлковый бант на русой косе лесниковой дочери Наташи. Девочка сидела рядом и смотрела на медвежонка.

Обрадовалась девочка выздоровлению Мишеньки.

— Мама! Папа! — закричала Наташа. — Наш медвежонок проснулся! Он выздоровел! Он уже играет со мной!

Мишеньке было, конечно, не до игры. Бросился косолапый бежать от девочки, в один угол ткнулся, в другой, выхода из дома не нашёл и забился под кровать.

Мёдом пытались выманить медвежонка, свежую рыбу положили — щетинится Мишенька, рычит, из тёмного угла вылезать не собирается.

Всю ночь Мишенька под кроватью просидел, а утром так жалобно заплакал-заскулил, что Наташа забеспокоилась:

— Он у нас с голоду умрёт!

— Умрёт, пожалуй, — согласился Фёдор Иванович и добавил — Делать нечего, придётся косолапого в лес отпускать.



В лес медвежонка повезли на мотоцикле. Чтобы косолапый с перепугу не кусался и не царапался, его в большой плетёный пестерь посадили, а пестерь мешковиной обвязали и в люльку поставили. Наташа придерживала пестерь и за Мишеньку волновалась:

— Найдёт ли мамку свою?.. Не заплутался бы!..

Фёдор Иванович только посмеивался:

— Медведям в лесу плутать по штату не положено. А мамку он мигом сыщет — лишь бы жива была.

Фёдор Иванович говорил правду. Вытряхнули медвежонка из пестеря на обрыве у омута, где косолапый в сеть угодил, и Мишенька сразу учуял мамкины следы. Она весь берег истоптала, а медвежонка так и не нашла. Зато теперь Мишенька по мамкиным следам, как по дороге, побежал.

— Счастья тебе, Мишенька! — закричала Наташа.

А медвежонок уже в лес умчался.

Нашёл он маму, вихрем налетел на неё.

Смешная мама у медвежонка. Радоваться надо, а она прижала Мишеньку к себе и заревела. Слёзы тёплым дождём медвежонку загривок вымочили. Соскучился Мишенька по маме. Его и в доме лесника никто не обидел, даже уговаривали ещё немножко пожить, только с мамой всё равно лучше.

Долго Мишенька рассказывал маме, что увидел и услышал в доме Фёдора Ивановича. Целый день от мамы не отходил, а потом опять за своё:

— Мама! Я людей видел! Я рыбу ловил, в сеть попал, у лесника Фёдора Ивановича в семье жил!.. Теперь я, значит, совсем-совсем большой вырос.

Проплакалась мама, улыбнулась Мишенькиным словам:

— Вырос, сынок, да не совсем. У нас с тобой, Мишенька, ещё ягодная пора впереди.



ПРЕДСТАВЛЕНИЕ



С Фёдором Ивановичем, его женой Анной Максимовной и девочкой Наташей Мишенька встречался не раз. А однажды устроил настоящее представление семье лесника.

Фёдор Иванович ухаживал за лесом, расчищал просеки, сажал на вырубках молодняк.

Анна Максимовна тоже работала в лесу: добывала сосновую смолу — живицу. Она день-деньской ходила от сосны к сосне и резцом делала наклонные бороздки к желобку. Анна Максимовна будто ёлочки вырезала на стволах. Смола переполняла бороздки, сочилась в жёлоб и по жёлобу скатывалась в прибитую воронку или пакет. Потом живицу собирали в бочки и вывозили из леса на завод.

У Анны Максимовны в лесу несколько участков, на каждом участке бочки под живицу стоят.

С некоторых пор с пустыми бочками стало приключаться непонятное: то в болоте Анна Максимовна бочку обнаружит, то в кустах. Не удержалась, спросила Фёдора Ивановича:

— Ты, что ли, бочки по всему лесу разбросал?

Фёдор Иванович даже обиделся:

— Напраслину возводишь, жена.

На дальнем участке Анны Максимовны стоял домик на тракторных санях. Такой домик трактор мог куда угодно отвезти. И печка в домике, и окно, на широких лавках спать можно. Здесь Анна Максимовна отдыхала, обедала и от непогоды укрывалась. Домик стоял на взгорке под соснами. Рядом пустые бочки для живицы приготовлены. Бочки Фёдор Иванович пирамидой сложил. А вокруг черничник необъятный.

Неделю Анна Максимовна на дальнем участке не была, пришла и ахнула — почернела у домика земля. Это выспели, налились сладким соком ягоды черники в лесу.

Привела Анна Максимовна Наташу на ягоды. Весь день Наташа чернику брала, пока мама работала, а вечером приехал Фёдор Иванович на мотоцикле за семьёй.

Только уселись в домике «на дорожку» горячего чаю из термоса попить, стукнуло что-то за порогом. Выглянула Наташа в окно — а там Мишенька. Стоит и смотрит на домик. Увидел медвежонок девочку в окне, испуганно присел, потом подпрыгнул мячиком вверх, перевернулся в воздухе через голову, на все четыре лапы приземлился и задал такого стрекача, что мигом скрылся за соснами.

Наташа подумала было, что Мишенька не вернётся больше под окно, а медвежонок обежал вокруг дома и на пирамиду пустых бочек забрался. От первого Мишенькиного испуга не осталось и следа; в глазах озорные искорки горят. Столкнул Мишенька самую верхнюю бочку с пирамиды на землю и прыгнул на бочку. Наташе показалось, не бочку — резвого коня медвежонок оседлал. Ходуном бочка заходила под лапами медвежонка. Да ловок Мишенька, удержался. Стоит на бочке, лапами перебирает, а деревянный конь в обручах катится под ним. На склоне деревянный конь барабаном загремел. И катить под горку не надо, сам, подскакивая, бежит. Конь подскакивает — и Мишенька взлетает над деревянной спиной. Конь катится — и ноги Мишеньки едва успевают удержать его шаткую спину под собой.



Скатился Мишенька под взгорок, спрыгнул с бочки и снова к пирамиде припустил. Но грохот реактивного самолёта настиг шалуна на полпути, и Мишенька удрал в лес. Был — и не стало, точно тяжёлая волна грома смыла Мишеньку и унесла.



Растаял звук самолёта над соснами в заоблачных небесах, и Наташа рассмеялась. Засмеялись Анна Максимовна и Фёдор Иванович. Все довольны: и с Мишенькой повидались, и узнали, наконец, кто бочки раскатывал по болотам и кустам.

А Мишенька доволен тем более: на бочке покатался и до ягодной поры, как мама предсказывала, дожил. Примчался медвежонок к маме и сказал:

— Мама, в лесу черника поспела, теперь я, значит, совсем большой у тебя!

Улыбнулась мама и опять Мишеньку не обрадовала.

— Черника — только начало. Ягодная пора ещё вся впереди, — вот так мама говорит.



ГОСТИ



За черникой поспели в лесу малина, смородина, голубика. Ярко-красным цветом зажглись брусничники солнечных полян.

Пасётся Мишенька на ягодах и никак не может наесться. Вкусные, конечно. Хоть сколько ешь, а всё равно хочется ещё. И спать ляжет — опять стоят перед закрытыми глазами облепленные ягодами кусты. Поэтому Мишенька облизывается и хочет ягод даже во сне.

За ягодами в лес множество людей понаехало. С утра до вечера аукаются, кричат.

Но разные в лесу бывают гости.

Вот на дальнем участке Анны Максимовны тоже гости-ягодники поселились. Их Фёдор Иванович в домик пустил:

— Пожалуйста… Не жалко. Сколько понадобится, столько и живите.

Гости на ягодах бок о бок с Мишенькой паслись. Они Мишеньку конфетами и сгущённым молоком угощали. Положат к бочкам и глядят, как медвежонок из леса за угощением придёт и на бочке перед ними покатается.

А потом прилетел вертолёт. Вертолёт уселся на прибрежный песок, и гости стали выносить из домика сушёные, варёные и мочёные ягоды. Уложили тяжёлые пестери, баки, корзины и рюкзаки в похожую на огромную стрекозу машину, а улетать не спешат.

Вернулись к домику, насыпали возле бочек конфет и в бочку с выбитым верхним дном и откидной крышкой тоже конфет положили.

Привык Мишенька к гостям и угощениям. Он живо за конфетами примчался, подобрал с земли и к бочке с откинутой крышкой подошёл. Только Мишенька забрался в бочку, гости дёрнули за верёвку — и крышка захлопнулась. Мишенька от неожиданности притих, ни жив ни мёртв в бочке лежит.

Выскочили гости из домика, примотали крышку покрепче верёвкой, на две палки бочку положили и потащили медвежонка из леса.

Не понравилось медвежонку в бочке. Торкнулся Мишенька в крышку головой, загривок ощетинил, зубы белые острые оголил и змеёй зашипел.

Засмеялись гости, а один и говорит:

— Не волнуйся, косолапый. Привезём тебя в город, будешь телевизор смотреть, радио слушать и гулять по улицам на поводке. К зиме определим тебя в зоопарк. Там, если, конечно, повезёт, и в артисты угодишь!

Выслушал медвежонок гостя и заверещал, точно кто пароходную сирену включил:

— Не согласен!.. Не буду!.. Не хочу!.. Мама!..

Услышала мама отчаянный вопль Мишеньки, выбежала из леса и тоже не захотела, чтобы её сынок смотрел телевизор, слушал радио, ходил по улицам города на поводке, а потом из зоопарка в артисты угодил. Поднялась мама на задние лапы, зарычала и пошла медвежонка выручать.

Не посмели гости ссориться с разъярённой медведицей. Бросили они бочку с Мишенькой, попрыгали в вертолёт и улетели.

Мишенькина мама в сердцах, пожалуй, могла и вертолёт поломать. Сына из бочки она мигом освободила. Ударила разок лапой — лопнули железные обручи и дощечками рассыпалась бочка на песке. Вот какая сильная у Мишеньки мама!

Убежал Мишенька за мамой с берега и спросил:

— Мама, а когда я буду такой же сильный, как ты? Заворчала мама на медвежонка:

— Ты бы поосторожнее, сынок. Так недолго и до беды.

Не унимается Мишенька:

— Нет, ты мне скажи, когда я вырасту совсем-совсем большим?

Вздохнула мама:

— Теперь скоро, сынок. Только сначала надо до клюквы-ягоды дожить.



КЛЮКВА-ЯГОДА



Дожили и до клюквы.

Увела мама Мишеньку по первым заморозкам на остров среди болот. На острове спокойнее, только лесник Фёдор Иванович и Мишенькина мама знают туда дорогу.

Крупная нетронутая клюква у острова лежит. Под ягодами мхов не видно. Красным-красно от клюквы вокруг, ступить некуда. На таких ягодах одно удовольствие пастись.

— Какая ягода самая поздняя? — спрашивает мама у Мишеньки. И сама же отвечает: — Клюква, конечно… Давно опала малина, кончилась пора смородины, увяли, осыпаются на землю черника, голубика и брусника, а клюква только-только вызрела и налилась.

Ест Мишенька ягоды, пригоршнями набивает рот и маму слушает.

— Какая ягода самая ранняя? — спрашивает опять мама. И сама снова отвечает — Клюква, конечно… Падут снега, пролежат зиму глубокими сугробами, весной растают — а на болотных проталинах клюква румянится-лежит. Да слаще прежнего. Настоящее объеденье! Жевать не надо, сама тает на языке.

Рядом с Мишенькой и его мамой лесник Фёдор Иванович с семьёй ягоды берёт. Отборными, чистыми, точно рубины, ягодами наполняются холщовые мешки. Зимой клюква свежая всегда, а в пирогах, морсах и киселях больно хороша.

Наташа старается. Ей скоро в школу-интернат. Учёба в школе уже началась. Но папа отпросил девочку на неделю у директора, чтобы Наташа клюквы набрала для ребят. Редко у кого возле дома такая ягода растёт, поэтому девочке, понятно, больше хочется увезти клюквы в интернат. Приятно зимой чай с клюквой попивать. За окном метель воет, а ребята сидят в тёплой комнате, пьют чай и про лето вспоминают. Кто где бывал да кто что видал. Про Мишеньку Наташа расскажет обязательно. Вон какой кругленький на ягодах стал, за тугой загривок теперь, пожалуй, не ухватить.

Колобком Мишенька катается между кочек. Нет-нет — да поднимется на задние лапы, чтобы на людей посмотреть. Увидит Фёдора Ивановича, Анну Максимовну и Наташу и опять ягоды ест, порыкивает от удовольствия.



БЕРЛОГА



«Уф, кажется, наелся».

— Мама, ещё до какой поры надо дожить, чтобы я сделался совсем-совсем большой? — спросил Мишенька.

— До весенней клюквы, сынок, — грустные у мамы глаза и печаль в голосе её. — Но сначала надо, Мишенька, одному в берлоге перезимовать.

Насторожился медвежонок:

— А когда в берлогу ложиться?

— Хоть сейчас, Мишенька… Мне тоже, сынок, пора! — сказала и пошла.

— Мама! — закричал вдогонку медвежонок.

Обернулась мама. Жалко ей Мишеньку и себя, расставаться не хочется, да что поделаешь, такая уж медвежья судьба.

— До свиданья, Мишенька! Будь счастлив, родной!..

— Мама!.. Можно я с тобой в берлоге перезимую?! — закричал опять медвежонок.

Ушла мама, не ответила, и Мишенька вздохнул:

— Значит, нельзя…

И снег уже сыплет. Запорошил снег мамины следы, разгладил, выбелил болотную ширь — зима колючим холодом пятки стала Мишеньке прижигать. И Фёдор Иванович с семьёй давно с острова ушли.

Заскучал Мишенька в оснеженных кочках, запозёвывал. Хотел было на острове залечь, да студёный ветер мелколесье, как решето, продувает. И на реке ветер, куда Мишенька с острова пришёл. И на дальнем участке Анны Максимовны Мишенька не задержался.

Зато яма под вывороченной елью на опушке возле дома лесника Фёдора Ивановича сразу пришлась медвежонку по душе. Насыпала берёза в яму подстилку жёлтого листа, выворотень корни над ямой распростёр, как крышу, на корни ветром сугробную шапку намело — настоящая берлога получилась.

Залез Мишенька в берлогу, свернулся калачиком и вдруг спохватился: «Как же я узнаю, когда наступит весна? И мама ничего не сказала, и я забыл об этом маму спросить, — заволновался Мишенька. — Надо бы маму разыскать…» Но уже слиплись его глаза, уснул медвежонок.

Теперь до весны. На улице мороз, а у Мишеньки в берлоге темно, сухо и тепло. Анна Максимовна печь топит, а сладкими пирогами пахнет и в Мишенькином жилье.

Приедет Наташа на каникулы домой, лесник Фёдор Иванович обязательно девочку к берлоге приведёт, покажет, где Мишенька устроился.

Весной хлынет в берлогу талая вода, разбудит Мишеньку, а Мишенька будет уже большой и сильный, как мама.




Оглавление

  • БОЛЬШОЙ И МАЛЕНЬКИЙ
  • ВЕРХОЛАЗ
  • РЫБАЛКА
  • ЛЮДИ
  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ
  • ГОСТИ
  • КЛЮКВА-ЯГОДА
  • БЕРЛОГА