КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615586 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243252
Пользователей - 112924

Впечатления

медвежонок про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Да, такие книжки надо выкладывать сразу после написания, пока не началось. Спасибо тебе, Варвара Краса. Ну и Кощиенко молодец.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Леккор: Бои в застое (Альтернативная история)

Скучная муть

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Плетеный человек [Антон Чернов КиберЪ Рассвет; Cyberdawn] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Плетёный человек

1. Прогулка в парке

Разбудило меня падение с кровати. Не успел я понять, почему пол, на котором я оказался, под ощутимым углом, как по глазам нестерпимо больно резанула вспышка света, СКВОЗЬ плотные закрытые жалюзи. А потом, сквозь звон в ушах пробился продолжительный низкий гул, дом затрясло…

И я просто скорчился на дрожащем полу. В пустой голове болталось ощущение боли, и одинокая мысль: “вот и всё”.

Сколько я так провалялся — не знаю. Болела голова, уши, по щекам текли струйки крови — явно повредились перепонки. Открывать глаза я боялся до ужаса — режущая вспышка могла меня и ослепить, а это пугало сильнее смерти. Хоть и глупо.

Так что скрюченная темнота приютила меня на какое-то время. А после, я начал ощущать сквозняк, постукивание и позвякивание. И, с немалым опасением, открыл глаза.

К счастью — не ослеп. Сквозь колышащиеся жалюзи пробивался серый рассветный свет. А вот ощущение перекошенного пола подтвердилось: комната была под углом, градусов в десять-пятнадцать, барахло валялось в беспорядке, комп накрылся…

Впрочем, вот о чём-чём, а о железке беспокоиться точно не стоит. И запах, тянущий из явно разбитого окна, напрягал. Озон, бетонная пыль и гарь.

Так, не психуем, а глянем, решил я, аккуратно подбираясь к жалюзи, стараясь не порезаться об осколки.

— А вот теперь — психуем, — прохрипел я вслух, с ощущением сворачивающихся в комок внутренностей. — Это пиздец…

Потому что между жалюзи я увидел, вместо домов родного города и пригорода… руины. Соседние дома были просто разрушены. Лес невдалеке — чадил чёрным дымом, которым был затянут и горизонт.

А мне… ни черта не повезло, дошло до меня. Мозг отошёл от шока, начав выдавать обработанную информацию. Это — бомбардировка, ракетный удар, как угодно можно называть. И вспышка, меня ослепившая — из пригорода. Что творится в городе, хоть не видно, но понятно. А наш дом, видно, строили на совесть, даже капитальный ремонт последнего года, с пожарами, потопами, отключениями электричества на дюжину часов — не сломили старичка. Стоит, хоть покосился, а вокруг руины…

Не о том думаю. Взрывы, ядерные или термоядерные. Надо… ждать костлявой, дошло до меня. Я чуть не ослеп от взрыва. А значит: количество греев во мне явно повыше пятнадцати. А это смерть, гарантированная. И мучительная, прикинул я известное мне. И “бежать и что-то делать” — поздно. И опять же, куда идти? Руины, пожары, центру явно досталось посильнее пригорода, но бомбили и пригород.

Интересно, им ответили? Или это ОНИ нам ответили? Вот чёрт знает, как ни неприятно — последнее равновероятно. Впрочем, это уже и неважно. Родного города нет. А скоро не будет и меня.

Интересно, кто-то на Земле выживет, стал думать я, повалившись на кровать. И… надо будет самоубиться, дошло до меня, когда я закурил. Умирать я буду мучительно: у меня гарантированная лучевая болезнь, мои клетки уже сейчас просто разрушаются. По-дурацки как всё… Или помучиться? Полюбоваться на мёртвый Мир, будучи последним человеком? Боль терпеть я умею, так что… впрочем, посмотрим.

Посмотрел, чтоб его! Через совсем немного времени кожу стало нестерпимо жечь, на фильтре невесть какой по счёту сигареты, на колёсике зажигалки — оставались полоски окровавленной кожи. Видеть начинал всё хуже, в общем…

— Нет, это для мазохистов, — хрипло произнёс я в пустоту.

Вкус крови во рту подтверждал сказанное, а значит — надо добраться до кухни или ванны. Вот только… далеко от кровати я не ушёл. Точнее, даже не уполз. Сразу было надо, а теперь я просто не доберусь, отметил я кровавый след на полу. Впрочем то, что кожа отходит — к лучшему. Возможно, кровопотеря мне поможет. Вот уж никогда не думал, что буду рассуждать, как быстрее сдохнуть в мёртвом мире!

И принялся я мучительно умирать. Совершенно дурацкое, крайне неприятное занятие, но вариантов избежать этого не было. Сознание мутилось, боль накатывала волнами, хотя ослабела — слезающая с тела кожа и кровотечение, очевидно, ослабляли ощущения. Этак, возможно, сознание потеряю, с надеждой подумалось мне.

И тут, очевидно, разрушения затронули мозг. Зрение стало совсем неважным, я с трудом различал узор обоев, но увиденное… стена квартиры втянулась воронкой, перекрутилась, осыпалась бетонной крошкой. А обнажившаяся арматура стала сплетаться в антропоморфную фигуру с горящими белым светом глазами.

Довольно занятная галлюцинация, да и от боли отвлекает. Жаль, видно плохо. Какой-то дурацкий глюк: я его не глазами вижу, чтоб его, а всё равно размытый!

Тем временем, галлюцинация полностью сформировала своё тело. Ажурное, с сияющими белым глазами и просвечивающим сквозь сплетения "тела" и разрушенную стену дневным светом.

— ВОЗРАДУЙСЯ, СМЕРТНЫЙ, — не слишком громко, но вполне слышимо, пролязгал очень “металлический” голос.

Точно галлюцинация, хотя и сомнений не было. Просто слух ко мне так и не вернулся, всеми звуками, после протяжного раската взрыва, что я слышал — было тихое