КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615570 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243244
Пользователей - 112905

Впечатления

Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Злодейский путь!.. Том 1 и Том 2 (СИ) [Эл Моргот] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Злодейский путь!.. [ТОМ 1-2]

Глава 1. Перерождение в проблемного злодея!

Шенн отшвырнул в сторону телефон и готов был чуть ли не плеваться ядом от концовки истории, которую только что дочитал! А закончилась она… НИЧЕМ!! Это было даже не: «А потом они жили долго и счастливо»! Она просто оборвалась, когда главный герой округлил свой счет в покорении юных сердец и срывании «невинных цветочков», остановив личный рекорд на отметке в тысячу. Это потому, что в детстве его недолюбили, скажите на милость?.. Учитывая, что ничем примечательным арка про тысячную жертву пылкой страсти и пламенеющей харизмы главного героя не выделялась, с тем же успехом новелла могла продолжиться до второй тысячи.

Тьфу ты! И это все, чего мы удостоились после терпеливой траты своей жизни на 765 глав?? Перед глазами уже практически маячила надпись: «Ожидайте второй сезон». Да подобную писанину можно растянуть на три жизни! Шенну не было бы так обидно, если б он сразу расценил данную веб-новеллу, как нечто посредственное. Но начало, вопреки ожиданиям уже привыкшего к трудностям читателя, показалось на редкость интригующим и хорошо написанным. Однако, чем дальше, тем ниже скатывалось писательское мастерство автора, будто по мере написания глав он деградировал… Остановившись где-то на уровне подростка, никогда не читающего ничего длиннее постов в соцсетях и отвратительно учащегося в школе! Полное разочарование!

Вообще-то, Шенн был вовсе не из тех, кто любит «живое общение» в интернете, предпочитая оставаться безмолвным потребителем, но данная новелла так его разозлила, что он не выдержал и настрочил длиннющий комментарий, полностью перебирая все огрехи и косяки сюжета (критика всегда была его сильной стороной). То, как этот комментарий залайкали и как часто соглашались с ним другие читатели, хотя бы вселяло в Шенна веру, что общество не совсем деградировало. Однако запредельное количество прочтений и нахождение на верху топа «Великого безумного» все-таки раздражало! Будь эта новелла дерьмом с самого начала – он бы так не бесился сейчас!

В свой тридцатник так переживать из-за чужой писанины могло бы показаться Шенну чем-то странным, если бы он задумался. Но он совершенно не считал, что что-то не так.

Острая вспышка боли так резко пронзила сознание, что мужчина сам не понял, упал он от нее, согнулся или же застыл без движения. Чернота окружила его, словно он очутился в запертой комнате без единого источника света. Затем боль исчезла, что могло порадовать, но почему-то внушило еще большие опасения. Он уже начал подумывать, не инсульт ли это и что можно сделать, если все же он, как резкой волной на него обрушилось осознание реальности.

Сначала он увидел белоснежные кисти рук с длинными изящными пальцами, с силой упирающиеся в красный пол. Он дрогнул, и руки дрогнули тоже, давая осознание, что он смотрит на свои руки. Обзор бокового зрения застилали свисающие темные волосы. Ладно руки, их он еще мог принять, они могли выглядеть странно при странном освещении… Но у него абсолютно точно не длинные волосы!

Шенн хотел резко встать, но грудь и живот скрутило от боли, и вместо того, чтобы выпрямиться, он повалился на холодный красный пол.

Какой-то фоновый звук не давал ему покоя. Словно что-то двигалось, трескалось и тихо монотонно шумело…

Боль постепенно унималась, и Шенн смог слегка повернуться и оценить обстановку. Красный пол пересекали ряды черных символов, а на расстоянии нескольких метров от него растекалась тьма. Нечто тянулось к нему, извивая многочисленные теневые щупальца. Темное марево хорошо подсвечивалось сзади и снизу, вылезало из расщелины, из которой исходил желтый свет и те самые монотонные звуки потрескивания.

Шенну все еще было так больно, что он смотрел на происходящее довольно отрешенно, совсем без паники. Да и с чего бы ему паниковать, ведь вокруг творилось нечто совсем невообразимое.

- У нас получилось?! - внезапно разразилось восторгом черное марево перед ним. Оно говорило мужским голосом, странно звучащим одновременно и ото тьмы, и как будто у него в голове.

- Эй, ты там не помер? - теневое щупальце помахало ему издалека.

Шенн хотел возмущенно спросить, что происходит, но не смог выдавить ни звука. Черное марево воодушевленно продолжило:

- Ура, ура, ура, нам удалось! – Шенну показалось, что тьма близка к тому, чтобы начать крутиться на месте, раскидывая вокруг цветочные лепестки. – Слышишь, Система, Великому Мне удалось призвать его!

«Что тут вообще происходит?!» - не выдержав, мысленно проорал Шенн.

[Поздравляем, пользователь номер два!] – раздался у него в голове женский голос, звучащий немного механически. – [Вы успешно переродились в мире «Великого безумного»! Вам присвоена личность «Шен», бессмертный заклинатель, глава пика Черного лотоса! Система будет сопровождать вас на протяжении вашей миссии!]

Так как Шенн прочитал уже много современных веб-новелл, ситуация показалась ему до боли знакомой. Но не может же такое происходить на самом деле, ведь так? И он явно не мог принять, что происходящее может быть розыгрышем и ему самое время начать бегать в поисках скрытых камер, бессвязно крича, что он их засудит. По большей части бегать мешала все еще расползающаяся по телу боль, которая даже не давала подняться с холодного пола. Из-за неприятных ощущений он также отверг мысль о чересчур реалистичном сне. Неужели он и в самом деле умер и переродился? И не где-нибудь, а в третьесортной писанине малоизвестного автора?! Это что, как-то так работает: что перед смертью читаешь – туда и попадаешь?! Да и с чего бы он умер??

[В соседней квартире взорвался газовый баллон], - подсказала Система.

«…»

Экая досадная случайность!!

Хотя тот факт, что его вещи, по крайней мере, сгорели вместе с ним, почему-то успокаивал.

«Это поэтому мне до сих пор так больно?!»

[Нет. Это потому, что Шен не справляется с подавлением Глубинной тьмы.]

Шенн все еще смотрел на темное марево, поэтому ему не нужно было переводить на него взгляд, чтобы возмущенно пробормотать:

- Так может, отойдешь подальше?!

Марево и в самом деле отодвинулось, но совсем недалеко.

- Это не в моих силах! – хныкающе поведал мужской голос. – Лучше скажи, ты дочитал «Великого безумного» до конца??

- К сожалению, да!

- Вообще-то, чтоб ты знал, перед тобой Безумный мастер Ер! - сообщило темное существо.

«Безумный мастер Ер» – было псевдонимом автора веб-новеллы «Великий безумный». Шенн потрясенно округлил глаза.

- Ты с самого начала выглядел так?

- Нет, конечно!! Я был нормальным человеком! Но меня засосало в новеллу, и я стал «пользователем номер один»! А эта Система, которую мы слышим, раньше была всего лишь программой, что помогала мне писать.

- Ты что, писал с помощью «генератора текста»?!

Учитывая уровень некоторых сцен, Шенну не было так уж сложно поверить в это.

- Вообще-то, я имел в виду программу, которая помогала обрабатывать текст… Абзацы там красивые делала и смайлики по тексту расставляла…

Вот эти вот смайлики, кстати, для Шенна были одной из самый бесящих вещей во всей новелле. Если вначале они почти не встречались, то ближе к концу автор настолько обленился, что половину событий описывал чередой смайлов!

- А сейчас вот разрослась до уровня модератора этого мира… - вздохнул Великий Ер.

Почувствовав, что боль стала терпимее, а слабость проходит, Шенн сел. Точнее, не Шенн, а Шен, надо как-то примиряться с новой личностью… Постойте-ка!

Шен вспомнил одну из самых отвратительных сцен во всей новелле. Сцену с непосредственным участием персонажа, чье тело он нынче плотно занимал!

- Вы!.. – возмущенно задохнулся Шен. – Да какого хрена?! Раз уж мне было суждено перенестись в эту отвратную писанину, то почему именно в тело главного злодея?!

Хоть Система и была невидима, а у темного марева не было ничего, похожего на лицо, Шен мог бы поклясться, что они смущенно переглянулись!!

- Ну а в кого еще? – развела щупальцами Глубинная тьма, он же Великое Божество Ер. – Ты же читал новеллу и прекрасно знаешь, что он единственный, кто сюда заходит.

- Так значит, это все-таки из-за тебя я сюда перенесся? Почему именно я удостоился такой чести?!

- Да не почему. Я не выбирал никого конкретного. Очень нужен был второй пользователь, вот и все.

- Зачем? - насторожился Шен.

- Потому что пользователь должен содействовать продвижению сюжета. А я, ввиду того что вместо человека, переродился в этого демона, не могу ничего сделать!

- Да ты хоть знаешь, как мне в будущем предстоит продвинуть сюжет? – прошипел Шен. – Да глава про убийство Шена была настолько отвратительна, что я с трудом ее дочитал! И это несмотря на то, что я ждал его смерти на протяжении двухсот глав!

- Гхм, спасибо, - засмущался автор.

- Да ты!.. - от возмущения Шен вскочил на ноги и лишь слегка покачнулся.

Осознав, что чувствует себя значительно лучше, чем раньше, он с интересом оглядел свою одежду и окружающее пространство.

Приятная наощупь серебристая одежда слоями падала к земле. Все-таки нужно найти зеркало, чтобы оценить свой новый образ. По новелле Шенн знал, что главный злодей этой истории как на зло ослепительно красив и достаточно элегантен. Правда, его невероятный внешний вид умалял черный, леденящий душу взгляд и непревзойденное высокомерие, вкупе с отвратительными поступками делающие его крайне неприятным типом. И хотя его мерзкому характеру и плохому настроению находилось оправдание, терпеть рядом с собой настолько неприятного человека было сложно даже главам достопочтенного ордена РР, к коему принадлежал пик Черного лотоса.

- Еще подумай, кому здесь хуже! – тем временем вещал автор сего безумства Ер. – Я трансформировался в это постепенно, долгое время пребывая словно между двух миров. И полностью перенесся, только закончив четырехсотую главу! Я – творец этого мира! Но вместо того, чтобы наслаждаясь своим творением, гулять по нему в лице главного героя, сижу запертым на этом пике темным сгустком без возможности что-либо сделать!!

Подумав об его участи, Шен решил, что подобный исход несколько символичен. Если бы с каждым бездарным писакой случалось подобное… Нет, это было бы слишком жестоко, в мире оказалось бы слишком много демонов!

- Ты хотя бы надышишься чистым воздухом перед смертью!

Вновь вспомнив о том, какой смертью закончится его бесславная злодейская жизнь, Шен почувствовал подкативший к горлу комок тошноты. Нет, он определенно точно не может позволить всему закончиться таким образом!

[Вам начислено 100 стартовых баллов], - сообщила Система. – [Если баллы опустятся до 0 – вы умрете. Если главный герой не сможет выполнить основной сюжет – вы умрете. Если вы умрете в этом мире, Система не гарантирует, что вы сможете переродиться еще раз в другом.]

Эти «вы умрете» изрядно действовали на нервы!

«Эй, Система, почему я должен двигать сюжет, я ведь всего лишь тупой злодей?»

[Вы – пользователь номер два. Так как пользователь номер один не может сдвинуться с этого места, вы – единственный действующий пользователь. Эта Система функционирует для поддержки пользователя, другое развитие событий не имеет смысла.]

«…»

- Какой у тебя ник был на сайте? – неожиданно заколыхалось облако-Ер.

- Маньячный любитель тройничков…

Глубинная тьма не долго думала, прежде чем заметить:

- Помнится, именно ты настрочил комментарий длинней той главы, под которой он был размещен, о том, что в сюжете отсутствует логика и одни сплошные рояли в кустах и пробелы. Теперь у тебя появилась прекрасная возможность заполнить пробелы логично! А за рояли еще скажешь мне спасибо!

- Рояли для главного героя вряд ли несут нечто хорошее для главного злодея!

- Ой да пофиг, - отмахнулось Великое Божество.

Разъяренный Шен сделал шаг к нему.

- Не приближайся! - тут же предостерег Ер. – Уже забыл, где находишься?

Со всеми этими треволнениями, Шен на самом деле не придал значения тому, где и с кем разговаривает, ежели следовать сюжету. А по сюжету выходило, что он – глава проклятого пика, чья единственная и важнейшая задача – сдерживать Глубинную тьму, желающую прорваться в людской мир. Шен перевел взгляд на ладонь своей правой руки. Так и есть, там красовалась черная, словно проклятая метка, четырнадцатиконечная звезда. Проклятье, которое впечаталось в само золотое ядро заклинателя Шена.

Годы назад пик Черного лотоса назывался просто пиком Лотоса, а жизнь на нем текла приятная и не лишенная таких удовольствий, как созерцание прекрасного и прогулки по саду. С тех пор многое переменилось, пик превратился в выжженную землю, став черным, а на месте сияющей обители вырос огромный черный замок. На руке у Шена появилась черная отметина проклятья, а характер из вздорного превратился в воистину отвратительный. Однако при всем при этом он оставался единственным, кто мог сдержать рвущееся из расщелины глубинное зло, поэтому многое ему прощалось.

Шен развернулся и покинул зал с Глубинной тьмой, ничего не сказав на прощание Великому Божеству. Ер понимал, что тому нужно время.

Шен же пошел по пустынным коридорам, с восхищением обозревая замок, довольно смутно описанный в оригинальном романе. Описание «черный и мрачный» было ключевым и единственным, и, как выяснилось, полностью ему подходило. Шен прошел через несколько просторных залов, в которых не было абсолютно ничего. Лишь серый камень пола, стены да потолок. Эхо от его шагов гулко отражалось от высоких сводов.

«И зачем этому Шену здесь такая громадина? Должно быть из-за его гипертрофированного самомнения, граничащего с помешательством».

Заслуженно признаваясь всеми сильнейшим заклинателем ордена РР, Шен почему-то никогда не мог просто наслаждаться таким положением вещей, всегда желая напомнить своему оппоненту его место и свою исключительность. Подобное поведение отталкивало от него даже тех, кто признавал его заслуги.

Что же о главном герое… Он поступил в школу ордена РР в довольно юном возрасте, и долгие годы претерпевал лишения (так как являлся бедняком), издевательства соучеников (так как являлся безродным) и настоящие пытки от Шена (читатель Шенн на самом деле не понимал, почему гнев злодея так часто падал именно на главного героя, объяснить подобное можно было разве что фатальной невезучестью главного героя или возмутительной ленью автора, не желающего напрягаться над последовательным развитием событий). Но, во всяком случае, никто во время обучения главного героя в ордене РР никогда не упрекал Шена в том, что он беспричинно ненавидит мальчишку, потому что Шен последовательно ненавидел вообще всех.

Настолько проблемного злодея надо было еще поискать! Единственным, почему его терпели в ордене и еще не прибили, объединив усилия, было то, что только ему было под силу сдерживать Глубинную тьму.

Шен широкими шагами вышел на прилегающую к главному входу его замка площадь. Вид перед ним открылся невероятный. Далекие горные пики тонули в тумане среди облаков. Дыхание перехватило от резкого порыва ветра. Он на самом деле выше облаков! Городской парень Шенн, никогда не поднимающийся в горы, завороженно уставился вдаль, чувствуя, что это любовь с первого взгляда.

Слева от площади находился длинный, очень длинным мост, соединяющий пик Черного лотоса с пиком Таящегося ветра, где находилась школа для юных заклинателей, а также административное здание с залом для общих собраний. Шен быстро пошел по мосту, стремясь поскорее попасть в школу, чтобы определить, какова вероятность его будущей мучительной смерти. Ведь, если главный герой еще не успел претерпеть от него все те пытки и не озлобился, у него будут шансы решить недоразумение мирным путем.

Прогулка по мосту заняла около часа, но Шен все это время имел возможность наслаждаться открывающимися по сторонам пейзажами, поэтому остался вполне доволен. Стоило ему ступить на пик Таящегося ветра и пройти несколько поворотов, поднимаясь в гору, как стали попадаться учтивые ученики ордена РР. Все они, завидев его, низко опускали головы в поклоне и бормотали приветствия. Шен с удовлетворением отметил, что его репутация среди учеников довольна хороша. Откуда ему было знать, как тряслись бедные дети, завидев изящную фигуру приближающегося мастера?

- Учитель.

Шена окликнули, когда он уже занес ногу, чтобы стать на первую ступень, ведущую к лекторию. Внимательно рассматривая поклонившегося ему ученика, Шен припомнил, что и в самом деле была группа смельчаков, таскающаяся за главным злодеем, надеясь стать личными учениками знаменитого Шена, который никогда не брал учеников.

[Лир Тан], - подсказала Система.

- А, Лир Тан, - с облегчением проговорил Шен. – Ты случайно не знаешь, где Ал?

Услышав столь непривычный мягкий тон учителя Шена, Лир Тан на мгновение недоуменно замер, затем решив, что этот мягкий тон предвещает большие неприятности неудачнику Алу.

- Он еще не вернулся с Тропы тигра, куда вы отправили его вчера.

Мысленно Шен готов был провалиться сквозь землю, внешне постаравшись сохранить обыкновенное высокомерное выражение лица. «Черт! Тебя! Побери!!» Он помнил эту очередную пытку от учителя Шена для ненавистного главного героя! Ал тогда уже три года прожил в ордене РР и успел много натерпеться от хозяина пика Черного лотоса! Да всех его злоключений хватит минимум на пятьдесят глав!

Сейчас же ему было уже пятнадцать, он входил в тот период, когда воля главного героя начинала проявляться, он все чаще давал отпор, чем натыкался на еще большую жестокость со стороны главного злодея.

«Тропа тигра» являлась сложным испытанием для заканчивающих обучение, Ал же не продвинулся и до середины! Оригинальный Шен отправил его туда просто чтобы поиздеваться, причем, выплеснув гнев, он абсолютно забыл и об ученике, и о своем участии в этой истории. Ничего, кроме зарождения глубокой ненависти к главному злодею, эта арка для гг не несла. Через три дня его спас глава ордена Шиан, но гордый мальчишка упрямо твердил, что сам по глупости отправился на тропу. В подобном поведении не было ни намека на то, что Ал прикрывает главного злодея, он просто желал отомстить ему сам, никому не жалуясь и никого не вовлекая. В этом проявлялся непреклонный характер главного героя.

И вот теперь вы говорите, что он переродился как раз после того, как ключевая ошибка уже была совершена? Да вы издеваетесь!

Не думая долго, Шен собирался броситься за главным героем, чтобы упасть на колени и молить о прощении.

[Системное уведомление! Действия пользователя не должны резко противоречить характеристикам оригинального Шена.]

«Какого черта?! - Шен замер на месте. – Разве я – не движущая сила сюжета?! Как же не действовать по своему усмотрению?!»

[Действуйте! Но слишком резкая смена характера плохо скажется на сюжете. Мне придется списать у вас баллы, если вы не одумаетесь.]

«!!»

У Шена на самом деле не было слов, чтобы прокомментировать происходящее. Обретенные было надежды рушились, твердая почва уходила из-под ног, а перед глазами воочию вставала сцена его мучительной смерти.

«Неужели из-за того, что в прошлой жизни я так легко и незаметно умер от взрыва газа, в этой на мне отыграются, проведя через все муки ада?»

Система его игнорировала.

- Брат? – Расплывающийся было мир вновь выровнялся и остановился на обеспокоенном лице человека, в данный момент поддерживающего его под локоть.

Шиан, глава ордена РР. Как он мог забыть, что тот является родным старшим братом Шена?!

Хотя Шен никогда не выказывал ему особой нежности, глава ордена всегда трепетно о нем заботился, чем впоследствии и поплатился.

Его красивое мягкое лицо стало выражать еще больше обеспокоенности, когда Шен уставился на него, ничего не говоря. Осознав, что ведет себя странно, он выдернул свой локоть из захвата и сдержанно поправил одежду.

- Старший брат.

Шиан замер. Он уже много лет не слышал, чтобы Шен называл его братом. И хотя его сердце возликовало, он вгляделся в бледное лицо Шена, боясь, что с ним что-то не так. Вновь поймав его руку, Шиан установил пальцы на запястье, прислушиваясь к пульсации энергии в организме.

Шен замер. Он на мгновение испугался, подумав, не сможет ли старший брат заметить, что Шен теперь – совершенно другой человек.

«А что стало с настоящим Шеном?» - спросил он у Системы.

[Предыдущая личность стерта. Теперь вы – полноправный и единственный злодей Шен.]

То, как сказала это Система, почему-то не успокаивало.

- Сдержать Глубинную тьму в этот раз было тяжелее обычного? – обеспокоенно спросил Шиан.

Этот Шен прекрасно знал, что настоящий Шен сейчас же расплевался бы, приняв подобный вопрос за поиски его слабостей. Сам же он, поглядев в лицо брату, был способен принять эту искреннюю заботу.

- Не волнуйся, - просто отозвался он. – Ничего страшного не произошло. Глубинная тьма ровно там, где должна быть.

Видимо, несмотря на бледность, сегодня у младшего брата хорошее настроение, давно глава ордена не слышал от него такого спокойного тона.

- Идем, - произнес он, - собрание старейшин пиков скоро начнется.

Шен еще раз раздосадовано взвыл в душе. Как раз когда главный герой претерпевал муки на Тропе тигра, в новелле произошло еще одно сюжетное событие – собрание старейшин пиков ордена РР, на котором Шен подрался с Муан Гаем, тем самым укрепив свое звание «паршивой овцы» в ордене, но главное – были зачитаны обращения жителей окрестных земель, среди которых незначительное на первый взгляд сообщение, что ночью в городе Тополя повадились пропадать куры.

«Система, могу ли я не идти, раз я и так все знаю?»

[Открыта сюжетная арка «Собрание старейшин». Пользователь номер два не может не принять участие. Но может попытаться. За игнорирование сюжета арки будет вычтено 300 баллов.]

Шену легко было подсчитать, что это ровно на две трети больше его «линии смерти». Подобные шутки Системы он посчитал очень злыми.

[Это не шутки], - на всякий случай уточнила Система.

Глава 2. Канонизируйте этого злодея!

Собрание старейшин ордена РР проходило в том самом пресловутом зале, о котором Шен успел уже вскользь подумать. Теперь же он шел, ведомый своим старшим братом. У самых дверей тот остановился, развернулся к Шену и стал поправлять его одежду и всклокоченные волосы.

Шен побледнел. Проходя по своему замку, он так и не нашел зеркала, а затем и думать о нем забыл, и абсолютно не представлял, как после всего случившегося выглядит! И это при том, что оригинальный Шен всегда являл собой образец изящества и элегантности!

- Что-то болит? – забеспокоился Шиан, заметив побледневшую физиономию брата.

У Шена чуть слезы на глаза не навернулись от этого заботливого тона. Братец Шиан, и это после всего, что ты уже от Шена вытерпел! Воистину образец чистосердечия и великодушия. Как ты стал главой ордена с таким-то нравом?

Вдвойне горестно было думать о том, как этот человек должен закончить. Пронзенный мечом собственного младшего брата, который в бешенстве разрубил его на две неравные части! Шенн чуть не пошатнулся, подумав о том, какой же мерзкой тварью является его новый образ. И почему из всех персонажей ему достался именно злодей?

Возможно, это карма? На самом деле, читая разные новеллы, Шенн часто болел за отрицательных персонажей. В отличие от прямолинейного (и туповатого) добра, зло казалось многогранней и интересней. Однако все подобные сюжеты развивались по классической схеме, интересные вначале злодеи резко теряли сотку IQ при встрече с главным героем, раскрывали все свои планы, вели себя как можно более жестоко и нелогично, и в конце концов получали свое воздаяние. Не было никакого смысла болеть за подобных персонажей, но Шенн ловил себя на мысли, что слишком часто возмущается по этому поводу и кричит в пустоту: «Да если б я был на его месте, ни за что не поступил настолько глупо!!».

Точно карма. Докричался.

Шиан, который все еще смотрел на него, посильнее сжал его запястье.

- Все хорошо, - поспешно заверил брата Шен. – Идем, нас уже ждут.

Глава ордена кивнул и кинул на Шена последний испытующий взгляд, прежде чем отвернуться и толкнуть тяжелые двери. Его младший брат был сегодня каким-то странным, более покладистым что ли. И хоть подобный Шен нравился ему больше, выглядел при этом он болезненно.

В большом круглом зале собрались десять глав десяти пиков ордена РР.

«Вот так вот с места в карьер, - подумал Шен. – И каждый из них меня ненавидит».

Точнее, это оригинальный Шен всех ненавидел, а все отвечали ему тем же.

Когда они вошли, большинство из старейшин поприветствовали только Шиана.

- Глава пика Лотоса, - к нему подошла красивая женщина средних лет.

По человеческим меркам она была бы уже супер-дряхлой старухой. Но мы же говорим о достигших бессмертия заклинателях. Поэтому женщина казалась лишь чуть-чуть старше самого Шена (тоже, кстати, не такого уж молодого, что никак не отражалось на молодом миловидном лице). Подойдя ближе, она проворковала нежным мелодичным голосом:

- Как поживаете?

Она была одной из немногих, помнящих пик Лотоса и самого Шена до трансформации в злодея и замок главного злодея. Наверное, поэтому она всегда вела себя с ним благосклоннее других, словно не замечая его колкости и остроты.

- Глава пика Бессмертных красоток, - кивнул Шен.

На самом деле пик назывался сдержанно: пик Персикового цветка, но «в народе» слыл именно пиком Бессмертных красоток. Называйте вещи своими именами, чего уж там.

Но вместо того, чтобы разозлиться, Се Сиаль только достала веер и обмахнулась, выражая легкое смущение.

- С Глубинной тьмой все в порядке, не стоит вашего беспокойства, - продолжил Шен, не очень-то горящий желанием играть в эти игры.

- Ха! Какая вежливость! Ты что, сегодня что-то не то съел на завтрак?

Мужчина, вопросивший это, являлся главой пика Прославленных душ, или по-простому пика Славы. Это был пик заклинателей, выбравших путь воина, и его глава закономерно носил титул сильнейшего в дуэлях. И хотя трудно было сказать, кто выйдет победителем, схлестнись они с Шеном в схватке, силы их несли кардинально разную основу.

Шен внимательно посмотрел на Муан Гая, главу пика Прославленных душ, с которым ему сегодня предстояло подраться. Это не будет настоящим боем, скорее мелкой бытовой потасовкой двух невзлюбивших друг друга людей.

Глаза Шена расширились в удивлении. Несмотря на все описания Муана, он продолжал всегда представляться ему этаким медведем-человеком, наверное, потому что любое описание Муана также сопровождалось описанием его прямолинейного характера и разрушительных действий. На деле он оказался, конечно, крепче Шена, но и, вероятно, красивее. Среди бессмертных заклинателей вообще не было ни одного человека, которого можно было бы назвать некрасивым. Наверное поэтому Шена так поразило, что Муан Гай выделяется даже среди этой толпы красивых людей. Но больше всего его поразили его длинные, практически белоснежные волосы. А он же всегда представлял его с короткой темной стрижкой!! (Капец внимательно читал. (# ̄0 ̄))

- Ты чего это на меня так уставился? – не выдержал тот.

- Мы так давно не виделись, старейшина Муан. Я, по-видимому, соскучился.

Муан скривился от этих слов, словно Шен дал ему под дых.

Шена это не удивило, он не удивился бы, даже сплюнь Муан сейчас от отвращения.

- Видимо, Глубинная тьма вытрясла твои последние мозги.

- Если старейшина Муан так беспокоится по этому поводу, может сам пойти и попытаться отобрать мои мозги у Глубинной тьмы.

И зачем он все это говорит? Знает же, что Муан Гая больше всего бесит и задевает тот факт, что тот, являясь сильнейшим на всех десяти пиках воином, не может противостоять Глубинной тьме. Шен же постоянно дразнил его, зная об этом. И вот сейчас он повел себя в точности, как настоящий Шен!

[Дзынь. Системное уведомление. Начислено 5 баллов за отыгрыш главного злодея по канону.]

Ну хоть что-то радует.

- Подраться хочешь?! – тем временем взревел Муан.

Ну вот точно ему впору с таким характером носить внешность медведя, а не этого великолепного и утонченного мастера меча! Несоответствие слишком режет глаз!

- Не хочу! – отрезал Шен, тем самым словно вылив ушат ледяной воды на Муан Гая.

Тот стоял, недоверчиво глядя на него.

- Братья и сестры! – тем временем начал Шиан. – На повестке дня десять посланий. Позвольте зачитать вам первое.

Шен заскучал. Он прекрасно помнил, что ключевое послание, как заведено в подобных третьесортных романчиках, непременно идет последним.

Оставалось только надеяться, что за эти сутки главного героя не слишком сильно потрепало на тигриной тропе.

Прошла череда незначительных посланий, за которыми Шен следил, не высказываясь и прислонившись к дальней колонне. Это было его классическим поведением, оригинальному Шену было вообще глубоко плевать на дела людские, так что Система тут же начислила ему еще пару баллов за идеальный отыгрыш.

«Канон – не канон, да какая разница, если теперь канон – я?» - думал Шен, не очень-то рассчитывая на ответ Системы.

Но та легко пояснила:

[История должна следовать предписанному сюжету. Резкая перемена главного злодея плохо скажется на последовательности повествования.]

Шен чуть не задохнулся от возмущения.

«Ты читала оригинальную новеллу?? Да о какой «последовательности повествования» вообще может идти речь?!»

Система ничего не ответила.

Шен почувствовал себя в западне.

- И последнее послание на сегодня. Некто горожанин Н из города Большого тополя, что к югу от наших пиков, пишет, что каждую ночь у них стали пропадать куры. Он думает, что это могут быть проделки голодного духа, и просит заклинателей разобраться.

- Не стоит внимания, - тут же припечатал Муан Гай.

- Почему же, прославленный старейшина Муан? Ваше величие настолько вас ослепило, что беды простого народа перестали иметь значение?

Конечно же шпилька в его адрес прозвучала именно из уст Шена. Он сам не понимал, почему ему так необходимо бесить этого типа. Вообще-то, было бы логичнее как-то перетянуть его на свою сторону, вот только Шен понятия не имел, как это возможно после всего, что было.

На самом деле было вполне естественным, что бессмертные заклинатели не занимаются мелочами типа одного разгулявшегося призрака. Если бы они сразу же реагировали на все подобные просьбы, на пиках было бы очень пустынно – все находились бы в постоянных разъездах. Поэтому все решили, что Шен просто в очередной раз хочет позлить Муана.

Однако сам Шен был прекрасно осведомлен, что за тривиальным похищением куриц стоит нечто куда серьезнее. Поэтому со всей искренностью произнес, не давая Муану взорваться от злости:

- Тогда этим делом займусь я.

Собравшиеся оторопело уставились на него. Шен уже многие годы занимался лишь сдерживанием Глубинной тьмы, дела мирские же его вовсе не интересовали.

Понимая, что без пояснений это звучит ну слишком уж странно, Шен заговорил вновь, на ходу придумывая оправдания, в то время как в его голове взорвались фанфары и голос Системы произнес:

[Поздравляем! Вы только что разблокировали сюжетную арку «Благополучие города Тополя»! Вам начислено 50 баллов двигателя сюжета!]

«Чувствую себя тяжеловозом», - подумал Шен после подобной формулировки.

Сбившись, вслух он еще раз повторил:

- Мне надоели однообразные виды. А что, это так удивительно? Хочу прогуляться, и заодно погляжу, что за проблемы в городе Тополя.

Во вздорный характер главного злодея вписывались подобные желания. Хотя все скорее поверят, что он сравняет город Тополя с землей, чтобы не париться, чем реально попытается им помочь.

- Отличная идея, брат! – воодушевленно воскликнул Шиан. – Тогда возьми с собой лучших учеников пика Таящегося ветра, чтобы поднабрались опыта. Тогда тебе даже не придется разговаривать с местными жителями – пускай все делают ученики.

Последнее он добавил специально, чтобы ленивый и ненавидящий общение с людьми Шен согласился.

- Вообще-то… - начал было тот, подбирая аргументы для отказа.

- Великолепная идея! – тут же поддержал лидера Муан. – Старейшина Шен, ты же не испугался ответственности, нет? Или прогулка в город неожиданно стала не мила тебе?

Шен глубоко вздохнул. Лично он больше всего беспокоился за сохранность ученических голов. Но не мог же он вслух признаться, что не уверен в своей способности всех защитить!

- Отличная идея, старший брат. Я непременно отберу несколько лучших учеников и спущусь с ними с горы.

Находящиеся в зале остолбенели. Они были уверены на двести процентов, что Шен просто пошлет всех подальше. Неужели сегодня он прозрел и понял, что вежливость – не слабость??

Поклонившись, Шен первым покинул зал собраний. Арка была открыта, и теперь он может с чистой совестью поспешать на помощь к главному герою! Ну как с чистой… С грязной совестью, эх.

Глава 3. Он рехнулся?..

Тропа тигра начиналась на восточном склоне пика Таящегося ветра и круто шла вниз, петляя у подножья. Уже одно это таило в себе немало опасностей. Но еще больше опасений вызывал тот факт, что тропа ограничивалась барьером, внутрь которого были согнаны всякие монстры. Как тренировка для сильных заклинателей – это отличное место, но не для недоучек типа главного героя!

Хотя Шен прекрасно понимал, что главный герой не может здесь умереть, это не успокаивало, так как на самом деле его заботил вовсе не мальчишка, а своя собственная участь после всего, что он этому пацану уже устроил! Ну почему не перенести его хотя бы год назад?! Когда главный герой гораздо меньше выделялся на фоне менее талантливых сверстников и гораздо реже привлекал внимание своего злобного учителя!

Добежав до начала тропы, Шен глубоко вздохнул и спокойно прошел через барьер.

Как он и думал, тропа круто уходила вниз. Тонкие деревья нависали шатром, не давая солнечным лучам проникать к земле. Отличное местечко для обитания всяких мерзких склизких тварей, любящих темноту, влагу и сырость.

Он уже довольно долго спускался с тропы, а главного героя все еще было не видать. Ну конечно! Зачем проявлять благоразумие и оставаться в самой безопасной части тигриной тропы возле входа, надеясь, что кто-нибудь придет тебе на помощь и пропустит назад через барьер? Это же главный герой! Он просто обязан сделать гордый вид и пойти прямо на опасность! Да этот парень еще тупее, чем можно было подумать, читая новеллу! Он же не может знать, что неуязвим, потому что главный герой. Нет, он бросается в лицо опасности просто чисто принципиально!

Шен зло сплюнул на землю. И этот кусок атрофированного интеллекта ему придется теперь продвигать по сюжету!

Тропа уже какое-то время шла через светлую часть леса, с высокими деревьями и зеленым подлеском. Тут даже дышать стало как-то легче. Тому, что на него все еще не вылез никакой монстр, Шен не удивлялся. В конце концов, он не скрывал свою ауру главного злодея, и ежели у монстров не совсем отсутствует инстинкт самосохранения – они не отважатся сунуться.

Он бы его даже не заметил, если бы не огромный тигр, ходящий кругами под деревом. Дерево было слишком тонким и гибким, и тигр не мог на него забраться. А вот мальчишка залез, и обхватил ветку так крепко, что костяшки пальцев побелели. И, бело-зеленый от страха, огромными золотыми глазами следил за не-собирающимся-никуда-уходить-по-своим-делам тигром.

Шена они еще не заметили, и у того была прекрасная возможность изучить внешность главного героя. «И это пятнадцатилетний подросток?!» Он был такой худой и щуплый, что, не зная, Шен не дал бы ему больше двенадцати. «Его тут что, вообще не кормят?»

Что было примечательным во внешности юноши – так это его пушистые светлые волосы с золотистым отливом. Этими вот волосами он ярко выделялся на фоне остальных, даже когда не делал ничего особенного, привлекал внимание противоположного пола, разжигая еще больше гнева в сердцах своих братьев-соучеников. Видимо, это был как раз тот случай, когда автору в очередной раз было лень прописывать обоснование, почему все главного героя так ненавидят.

Насмотревшись и придя к выводу, что волосы и в самом деле примечательные, Шен двинулся вперед и намеренно громко хрустнул веткой. Тигр тут же повернулся к нему и ощерился. Мальчишка на дереве вскинул с надеждой глаза, но, стоило ему увидеть, кто перед ним, как сердце рухнуло в бездонную пропасть отчаяния. Да он меньше боится этого разъяренного тигра!

Как и ожидалось, уже через мгновение тигр припустил прочь от учителя Шена. Ал Луар проводил животное тоскливым взглядом.

- Слезай! – раздался грозный голос человека, которого Ал боялся больше всего.

Мальчишка посильнее ухватился за ветку.

Шен нахмурился. Ситуация попахивала идиотизмом.

- Слезай, - повторил он, - или я срублю это дерево вместе с тобой.

Зная, что учителю Шену под силу срубить одним махом не только это одно дерево, но и пол-леса, Ал Луар покорно спрыгнул вниз и встал перед учителем, опустив голову.

Шен внимательно окинул его взглядом, проверяя на наличие внешних и внутренних повреждений. Физически все было не так плохо – всего лишь незначительная рана на левой руке, зато энергетически парень был так истощен, что Шен удивился, откуда тот берет силы стоять. Он сделал шаг к нему, еще точно не определившись, что собирается делать, но мальчишка тут же отступил на шаг. Шен замер.

Конечно! Как он мог забыть, что главный герой боится его куда сильнее, чем того тигра!

Кажется, простыми извинениями и хорошими отметками тут не отделаешься. Ему хотя бы убедить гг, что не нужно его больше бояться.

Вспомнив, что сладости сближают, мужчина пошарил в карманах и в самом деле вскорости найдя в одном из них завернутые в листья конфеты. Видимо, решив, что у злодейского злодея должна быть хоть одна человеческая черта, Великое Божество Ер наделил его безудержной любовью к сладкому.

- Возьми, - Шен протянул конфеты Алу.

Мальчик с таким ужасом уставился на сверток, что Шен опешил. «Он решил, что я отравить его вознамерился?»

- Съешь, а то сейчас замертво упадешь же. А меня совершенно не радует перспектива тащить тебя на себе, - пояснил он, как ему казалось, логично свои действия.

Ал все еще смотрел на него, глупо хлопая округлившимися глазами.

«В конце концов, он всего лишь мальчишка, - подумал Шен, терпя на себе этот взгляд и чувствуя себя великовозрастным умудренным старцем. – Я в свои пятнадцать только об играх и думал, а ему пришлось с детства переносить трудности и лишения. Не стоит ждать от него адекватной взрослой реакции, пускай подрастет сначала».

Схватив его за руку, Шен всучил ему конфеты.

- Мы никуда не пойдем, пока ты это не съешь.

Ал со слезами давился конфетами и поглядывал на неприступный и холодный образ учителя Шена. Его серебряные одежды словно окутывали того коркой льда.

Конфеты были очень вкусными, Ал никогда в жизни еще не пробовал настолько вкусной еды. Но учитель не мог дать ему их по доброте душевной, подобного у Шена просто не существовало, и мальчик с тоской думал, что это, вероятно, последняя еда в его жизни. Но даже если так, было приятно, что это хотя бы такие вкусные конфеты.

Шен дождался, пока он съест все до последней конфетки. Отвернувшись от Ала, он с унынием глянул на гору, с которой целый час спускался. Полететь на мече можно было, только выбравшись за пределы барьера, а пределы его были высоко в небе. И даже если бы получилось, Шен не хотел привлекать подобными выходками излишнее внимание. Хватит и того, что он запихнул недоучку на опасную тропу! В оригинале никто не узнал, почему на самом деле Ал оказался на тигриной тропе, и подобное развитие событий Шена устраивало.

- Что ж, идем, - вздохнул он и двинулся вверх.

Мальчик недоверчиво уставился на медленно удаляющуюся фигуру учителя. Он что, серьезно пришел сюда, чтобы помочь ему выбраться? Да ну, быть не может.

- Чего ты там застыл? Конфеты перевариваешь? – разозлился Шен, когда обернулся и узрел Ала на том же самом месте.

- Простите, учитель! Этот ученик сожалеет! – тут же запричитал тот, быстро кланяясь и спеша вслед за ним.

Шена позабавил бы подобный авторитет, если бы он не знал, чем впоследствии это для него аукнется. «Ну почему нельзя было меня быстро прикончить, а, Ал?!»

Конечно, он ничего не сказал, а просто хмыкнул и отвернулся. Мальчишка пораженно уставился в его спину. Сегодня учитель Шен определенно ведет себя очень странно! Не то, чтобы Ал был против того, что учитель еще ни разу его не ударил, а вместо этого угостил конфетами, но, думая об этом, Ал начинал бояться, что его ждет участь пострашнее смерти.

[Системное уведомление! Рейтинг одобрения действий главного злодея отрицательный. Списано 20 баллов. Слишком резкая смена характера Шена! Продолжайте стараться!]

Хрясь! Шен со злости стукнул ладонью о ближайшее дерево. Ствол отделился от основания и отлетел далеко в сторону. Походя обратив на это внимание, Шен разъяренно воззвал к Системе:

«Какого черта, Система?! С чего ты снимаешь баллы за такую мелочь?!»

[Система функционирует нормально], – хладнокровно отозвалась та.

«Да что б тебя перекоротило! Лучше бы ты смайлики до сих пор по тексту расставляла!!»

Все еще пребывая в глубоком негодовании, Шен обернулся к главному герою и заметил, что тот смотрит на него широко раскрытыми от страха глазами.

- Эм… - немного растерялся хозяин Проклятого пика. – Там по дереву гусеница ползла. Ненавижу гусениц.

Ему показалось, или глаза мальчишки еще сильнее округлились?..

- Ладно, идем скорее, пока не стемнело.

Все еще слегка смущенный, Шен отвернулся и продолжил восхождение.

Несмотря на то, что тропинка была чересчур крута, через какое-то время он обратил внимание, что двигается довольно грациозно. Все-таки не зря носит звание бессмертного заклинателя.

Запрыгнув на очередной более-менее пригодный для отдыха участок, Шен обернулся и увидел Ала далеко внизу. Мальчишка чуть ли не полз вверх, цепляясь за выступающие корни руками и ногами. Конечно, конфеты не могли восстановить его потрепанное здоровье. Нужно было восполнить его жизненные силы, но Шен оправданно опасался, что, вознамерься он поделиться своей духовной энергией, мальчик упадет в обморок от шока.

И все-таки в таком темпе они не выберутся отсюда и к утру следующего дня.

Поэтому Шен быстро сбежал вниз и схватил ученика за предплечье. Тот вздрогнул и съежился, подняв на мужчину испуганные глаза.

- Этот ученик сожалеет! – промямлил мальчишка. – Он постарается двигаться расторопнее!

Вместо ответа Шен в очередной раз фыркнул и потянул его вверх. Ослабленное тело мальчишки показалось ему почти невесомым, и Шен без труда взбирался, держа главного героя на буксире. Он так быстро шел, что Ал с трудом успевал перебирать ногами, больше было похоже, что его просто волокут вверх. Чувство, будто он всего лишь мешок с картошкой, было довольно неприятным, но от руки учителя исходил жар, успокоительно растекающийся по уставшему телу. Ал смотрел на эту руку, сжимающую его предплечье, и с трудом мог поверить, что этот леденящий душу человек способен быть настолько теплым.

Длительный подъем завершился более-менее ровной площадкой, на которой Шен решил немного отдохнуть и перевести дыхание. По большей части он беспокоился за ученика, которому такой темп мог быть не по силам, но и сам оказался внезапно изрядно измучен. Хватая его за руку, он преследовал две цели: побыстрее продвинуться вверх и незаметно влить в мальчишку жизненную энергию, исцеляя поврежденные каналы. Вот только он, похоже, слегка не рассчитал, что Шен недавно потратил очень много энергии, сдерживая Глубинную тьму, и еще сам не восстановился. В итоге на незначительное действие он истратил изрядное количество сил, и сам едва не валился от усталости. Вот что значит «выучить всю теорию – но не уметь применить на практике»! Шен был преданным читателем новеллы «Великий безумный», знал теоретические особенности силы каждого обитателя десяти пиков ордена РР, но как именно функционирует собственная сила, предполагал весьма смутно.

- Тебе нужен отдых, - холодно бросил он, отпуская руку главного героя.

Сам же он сел под деревом в позу для медитации, собираясь делать вид, что всего лишь ожидает, пока мальчишка отдохнет.

«Что это с ним?» - Ал пораженно следил за действиями учителя. От него не укрылись залегшие под его глазами глубокие тени. «Не мог же он вымотаться из-за подобного подъема».

Ал украдкой потер руку в том месте, где его касалась ладонь учителя. Кожа там все еще горела огнем. Мальчик решил сначала, что это из-за того, что учитель применил слишком много силы, схватив его, но теперь, прислушиваясь к себе, осознал, что ему совсем не больно. Наоборот, он словно бы значительно взбодрился. Что странно, учитывая, в каком истощенном состоянии он пребывал до встречи с учителем. А теперь такой подъем вверх, а он вместо того, чтобы устать, чувствует прилив сил.

Мальчик посмотрел на отрешенное лицо сидящего под деревом мужчины. Затем снова перевел взгляд на свою руку. Вообще-то вывод был очевидным, но он не мог в это поверить.

В тишине прошло довольно много времени. Дальнейшее же произошло столь стремительно, что мальчишке оставалось только ошарашенно таращиться на результат.

Несколько секунд назад, почувствовав негативную энергию за мгновение до того, как нечто обвилось вокруг его талии, Ал никак не успел среагировать. Его тело быстро сжимали так, что скоро бы переломили, но тут мимо пронеслась сияющая молния, и хватка существа тут же ослабла. Учитель стоял за его спиной, держа свой легендарный меч «Смертельное лакомство». Монстр, схвативший Ала, валялся перед Шеном, разрубленный надвое, а его меч жадно впитывал в себя прокаженную кровь.

Ал был настолько поражен произошедшим, что даже не сразу скинул с себя язык, которым монстр обвил его вокруг талии. Учитель… Учитель, который обычно с хохотом толкал его прямо в пасть опасности, защитил его! Обнажил бессмертный меч ради него!

- Ты чего застыл? – тем временем развернулся к нему Шен, не предполагающий, что творится в голове у гг. – Или тебе новый пояс понравился?

Ал отмер и с отвращением сбросил с себя язык монстра.

Убирая меч в ножны, Шен с недовольством огляделся по сторонам. Похоже, из-за потери энергии его злодейская аура настолько развеялась, что всякое непотребство посмело потянуть к ним свои щупальца!

«Гнида ты, Великое Божество Ер!» - подумав о щупальцах, Шен вспомнил и о бездарном писаке, из-за которого все это и заварилось. А ведь сидит себе во всяком случае в безопасности!

- Учитель? – рискнул позвать Ал.

- Чего тебе?! – зашипел на него Шен, все еще злющий при мысли о писателе Ере.

Ученик вздрогнул и отпрыгнул на шаг.

«Черт-черт-черт! Я напугал главного героя!»

- Ой, Ал, я вовсе не из-за тебя злюсь! – поспешно замахал руками Шен.

Сердце Ала пропустило удар. Да что творится с учителем Шеном, он что, рехнулся? Мало того, что он никогда за все эти годы не называл его Алом, чаще удостаивая обращения «эй ты» или «отброс», так он еще и заговорил таким тоном, словно близкий приятель! Эти перемены его настроения, когда он то крошит дерево, то помогает ему, то убивает монстра, то переходит на фамильярный тон, были такими пугающими, что на глаза перепуганного мальчишки навернулись слезы.

Шен потрясенно замер на месте. Он сейчас реально довел главного героя до слез? Да как же так??

- И-идем, - наконец смог вымолвить Шен, и, обогнув героя, двинулся вверх.

Ал остался на месте, продолжая плакать, мгновенно превратившись из гордого подростка, пытающегося держать лицо, в маленького беззащитного мальчишку. Впрочем, для такого сильного заклинателя как Шен, он в любом своем образе оставался маленьким беззащитным мальчишкой… До той поры, пока не окрутеет и не убьет учителя крайне зверским способом… Эх.

[Системное уведомление. +5 баллов к злодейской деятельности. Продолжайте стараться!]

Баллы прибавились, а радостнее от этого почему-то не стало. Шен растерянно замер на месте, не зная, что предпринять. А Ал поднял на него глаза… и бросился бежать прочь через лес!

«Да чтоб тебя!! Какого хрена?!»

Шен следил, как тонкая фигурка быстро удаляется, лавируя между деревьями. На лес опускались вечерние сумерки.

«Он НАСТОЛЬКО меня боится?? Настолько, что предпочел броситься на верную погибель в лес?!»

Прискорбно вздохнув, Шен направился вслед убежавшей фигурке. Разыскать его у старейшины не составило бы труда, поэтому он не слишком торопился, позволяя мальчишке оторваться. Может, хоть бег поставит его мозги на место! И он осознает, что какой-никакой учитель все же лучше, чем компания оголодавших призраков!

Глава 4. Странное божество

Ал Луар споткнулся, оступился и кувырком полетел вниз с горы. Чудом не свернув себе шею, несколько раз ударившись о деревья и острые камни, он упал на покрытую мхом поляну далеко внизу. Не сразу мальчик понял, что все еще жив. По голове и щекам струилась теплая кровь. Руки саднило так, что невозможно было двигать пальцами, перед глазами все расплывалось, а изо рта потянулась противная струйка крови.

Все, что он мог, – это кое-как перевернуться на спину и уставиться в быстро темнеющее небо. Перламутрово-голубой сменился темно-синим, показались яркие звезды. Ал Луар лежал на влажном мхе так долго, что перестал чувствовать свое тело. Он очень отрешенно размышлял о том, что вся его жизнь закономерно пришла к этому моменту. Он так долго боролся, но все, что оставалось сейчас – это принять свою судьбу.

Во рту вкус крови смешался со сладостным послевкусием конфет, которые, как он и ожидал, получается, он попробовал перед самой своей смертью. Почему учитель Шен дал ему их? И зачем вообще за ним вернулся? Неужели он на самом деле не хотел, чтобы Ал здесь умер? Еще раз прокручивая в уме все действия учителя, сейчас Ал готов был признать, что это предположение походило на правду. Но Шен все равно продолжал быть настолько пугающим, что он предпочел убежать в лес, чем оставаться рядом с ним! Слишком много боли ему причинил этот страшный человек! Ала начинало трясти, как только Шен оказывался рядом.

Неподалеку завыли волки. «Странно, что только сейчас, - отрешенно подумал мальчик. – Что только сейчас зверье почуяло свежую кровь».

Конечно же ему было невдомек, что для главных героев законы логики не писаны, а удача выкручена на максимум.

Поэтому волки и Шен появились на поляне одновременно. Бросив на Ала взгляд и побледнев, Шен одним взмахом зачехленного в ножны меча отшвырнул всех волков прочь и бросился к мальчику. Заскулив, лунные волки – довольно устрашающие монстры Тропы тигра – уползли восвояси.

Шен же стал белее снега, осматривая раненного мальчишку.

«Какого черта?! Подобного не было в новелле! Не говорите мне, что своими действиями я сделал только хуже!»

Но так и было.

«Но ведь он – главный герой! Он не может сейчас умереть, так?!»

Система ничего не ответила. Не помня себя от паники, Шен стал делать единственное, что сейчас умел – не щадя живота своего делиться с мальчишкой своей жизненной энергией.

Ал отрешенно наблюдал, как волчий вой сменился жалобным поскуливанием, а рядом с ним опустился на колени учитель Шен. Его серебряные одежды отражали лунный свет, и он казался божеством, сошедшим к Алу с небес.

Сейчас, перед смертью, Ал совсем не чувствовал страха к этому человеку. Он смог взглянуть на него спокойными глазами, посмотреть в это невероятно-великолепное лицо, бледное и утонченное, словно вырезанное из нефрита, заглянуть в эти горящие яростным черным пламенем со странными золотыми искорками глаза. Ал был словно гадкий утенок рядом с прекрасным божественным лебедем: нескладный, чумазый, не особенно радующий глаз и такой слабый!

Он смотрел в лицо учителя, проходили мгновения, он думал о том, что для смерти это довольно неплохо: боль прошла, он чувствовал только спокойствие и безмятежность. Страха также не было, ни страха смерти, ни страха перед лицом учителя Шена. Это чувство показалась для Ала сродни некому освобождению, он вдохнул полную грудь воздуха и неожиданно осознал, что может дышать.

А затем он заметил, что Шен в ореоле лунного света вовсе не так хорош, как казался сначала. Его лицо было болезненным, он сидел над мальчишкой, закусив губу, и в этом месте по его белоснежному подбородку струилась тонкая линия темной крови.

Глаза мальчика потрясенно расширились. Чувство свободы прошло, в груди разливалось смятение. Шен смотрел на него лихорадочно горящим взглядом. Это почему-то не пугало как прежде, но сильно тревожило.

«Эй, нет, не пугайся снова! – в панике подумал Шен. – Если ты снова испугаешься меня и попытаешься сбежать – все труды пойдут прахом!»

- Лежи спокойно! – предупредил он. – Я не наврежу тебе!

Ал все еще не двигался, настороженно глядя на него.

Шен чувствовал, как его собственное тело начинает потряхивать от холода. Руки на груди мальчика стали заметно трястись. Если бы он точнее представлял специфику сил заклинателя, то вряд ли решился бы делать то, что сейчас делал. Но он только переродился и знал лишь одно: главный герой должен здравствовать благодаря ему, Шену, иначе тот помрет крайне мучительной смертью, которую и самому злейшему врагу не пожелаешь! Поэтому решив, что вполне может потратить немного своих сил ради великой победы в будущем, он продолжил делать то, что делает. Благо, он воочию видел, как раны Ала Луара затягиваются, поэтому осознавал, что действует не впустую.

Ал резко отвел его руки в сторону и оттолкнул прочь, сам отпрыгивая в противоположную сторону. Не ожидавший внезапного сопротивления Шен растерянно сидел на траве и смотрел на мальчишку. При этом он чувствовал, что его собственным ментальным силам был нанесен серьезный урон, когда открытые потоки силы были резко отвергнуты Алом и словно ударом возвращены отправителю.

- Что… что вы делаете?! – закричал мальчик так, будто Шен тут не лечить его пытался, а раздевал и предлагал сняться в детском порно за конфетку.

А ведь он его одежду даже пальцем не тронул! Чего же тот обхватил себя руками так, будто учитель на полном серьезе сейчас его домогался?

Шен вообще перестал улавливать логику происходящего. Отрешенно он еще смог подумать о том, что это-то как раз логично – учитывая писанину, в которой они сейчас находятся.

- Ты чуть не умер, - пояснил Шен, надеясь, что на этот раз ему поверят. – Я просто помогал тебе выжить.

«Да каким извергом он меня считает, если решил, что меня может прельстить бездыханное окровавленное тело?! Или, может, он вообще решил, что я его сейчас съем?» Учитывая странную реакцию парня на происходящее, Шен бы уже не удивился, узнав, что главный герой ассоциирует его со всеми муками ада и дьяволами преисподней!

- Вы-вы-вы… - запричитал тот и снова заплакал.

Капец. Снова довел главного героя до слез! Неужели нет никакого способа спастись от той ужасной кончины?!

Ал сквозь слезы видел, как бледный учитель потрясенно смотрит на него. К струйке крови из прокушенной губы присоединилась еще одна, потянувшаяся из уголка рта. Кровь стекала по белой нефритовой шее этого странного божества и пропитывала серебряную одежду.

- Я ведь… честно хотел помочь тебе, - через какое-то время произнес учитель Шен, казалось, абсолютно не замечающий кровь, струящуюся по его подбородку.

Эта наивная и искренняя фраза заставило все внутри Ала окончательно перевернуться и пуститься в разнос. Да что вообще происходит?! Сначала он казался самым прекрасным человеком ордена РР, затем стал кошмаром наяву для Ала, а теперь вот внезапно решил поиграть в заботу??

Шен продолжал растерянно сидеть на поляне. Он бы и рад был встать, но чувствовал, что не сможет этого сделать.

«Система! Система! А что будет, если я случайно как-нибудь по тупому помру??»

[Как я уже говорила, - напомнила та. – Если вы умрете – то вы умрете. Конечный конец. Завершающее завершение. Hasta la vista, baby. The end…]

«Да заткнись ты, я понял!»

- Учитель… - внезапно заговорил Ал. – Почему вы так меня ненавидите?

Отвечать, что он его не ненавидит и мальчику показалось, было бы совсем нелепо.

- Я ненавижу не конкретно тебя… а вообще всех.

В такое тебе же будет легче поверить, не так ли?

- Тогда почему… сейчас вы решили помочь мне?

И как на такое ответить? «Да потому что инстинкт самосохранения дорогу переходить тебе не велит!!»

Так и не нашедшись, Шен упал на мягкий мох, уйдя от ответа.

Глава 5. Дайте злодею прийти в себя!

Очнулся Шен на той же поляне. Рассветное солнышко мягко касалось его лица. Несколько раз моргнув, он сел и осмотрелся по сторонам. Перед глазами все тут же поплыло, но через несколько томительно долгих мгновений взгляд удалось сфокусировать.

Неподалеку от него, обхватив руками худые колени, в заляпанной кровью грязной одежде сидел Ал Луар.

- Учитель! – воскликнул он, как только Шен пришел в себя.

Шен пока что смутно понимал, почему отключился. Он израсходовал слишком много духовных сил? Неприятная ситуация, он-то вполне оправданно ожидал, что главный злодей куда сильнее!

Ему, конечно, было невдомек, сколько сил он на самом деле израсходовал за вчерашний день, и что у других заклинателей волосы бы встали дыбом, узнай они о подобных растратах!

С Алом же произошла заметная, но непонятная Шену трансформация. Вместо того, чтобы смотреть на учителя со своим обычным страхом и затаенным презрением, в этих глазах читалась забота и радость. Или Шену только хочется это видеть? С другой стороны, конечно он рад, что учитель очнулся и не придется больше торчать на этой поляне! Ведь вполне очевидно, что без Шена он с тигриной тропы не выберется.

Ал же на самом деле смотрел на него другими глазами, но совершенно по иной причине. Когда учитель вчера ночью в изнеможении потерял сознание, мальчик наконец-то осознал, что перед ним живой человек, а не злобное божество хаоса и разрушения, каким учитель Шен сделался в его глазах за эти годы. Он смотрел на бледное окровавленное лицо учителя, который отдал ради него столько своих жизненных сил! Почему? Мальчик искренне не понимал, зачем вдруг Шен это сделал, возможно даже просто из-за своего переменчивого настроения, но был искренне благодарен тому за спасение. Он по какой-то причине не вспоминал, что спасения и подобной растраты духовных сил вообще бы не потребовалось, если бы этот самый человек не загнал его на тигриную тропу сутками ранее.

Но теперь учитель лежал на холодном мху и выглядел таким беззащитным, что у Ала сердце сжалось. Он вдруг почувствовал, что хочет его защитить. Человека, который только что спас его никчемную жизнь. Великолепное божество, которое имело полное право попирать его носками своей изысканной обуви всю его недолгую ничего не стоящую жизнь. Но вместо этого, он нашел его, когда Ал в слезах убежал прочь. Нашел его и отдал столько своих священных духовных сил ради его спасения!

Алу невдомек было, что, испугавшись тогда этой энергии и резко отвергнув ее, он, сам того не желая, ударил учителя так сильно, чем всерьез нанес ему повреждения.

А Шен сейчас прислушивался к себе и не мог понять, почему обычно потоком журчащая внутри сила стала похожа на иссыхающее застоявшееся озеро. Решив, что не время сейчас предаваться вопросам, на которые никто ему не даст ответа, Шен резко поднялся и лишь слегка покачнулся.

- Ладно! – воодушевленно произнес он, выровняв равновесие. – Нужно выбираться отсюда.

Оглянувшись на гору перед ними, Шен не смог сдержать тихий вздох.

- Похоже, вчера мы неосознанно преодолели большую часть тигриной тропы. Нет смысла возвращаться назад, быстрее будет ее закончить.

Мальчик перед ним решительно кивнул.

«Ничего себе! – подумал Шен. – А все-таки, похоже, он проникся моей вчерашней заботой!»

- Учитель может идти? – решился уточнить Ал. – Этот ученик может помочь ему.

Глаза Шена полыхнули.

«Черт! Вот терять сознание вчера все-таки не стоило! – подумал он, будто последнее и впрямь от него зависело. – Еще обрадуется моей слабости и перестанет уважать! Хотя… Уж лучше он сейчас признает меня слабым и не представляющим угрозы…» Обдумав все, Шен все же решил, что слабые, кичащиеся своей властью люди, являются еще более отвратительными, чем бахвалящиеся своей силой сильные. Так что такая тактика в любом случае не очень перспективна.

Мальчишка же заметил перемену в лице учителя и уже мысленно ругал себя разными словами. Да как он вообще посмел предложить учителю дотронуться до этого грязного ученика?! Естественно, тот взбешен!

- Тебе не стоит беспокоиться, со мной все в порядке, - тем временем взяв себя в руки, спокойно ответил Шен.

Ал кивнул, чувствуя безграничную благодарность к великодушию этого человека. Идя за спиной учителя, он размышлял о том, изменится ли он снова после того, как они вернутся на пик Таящегося ветра?

Шен же тем временем был вне себя от счастья из-за того, что тропа ровной лентой шла вдаль. Он припомнил, что ближе к концу на Тропу тигра были наложены специальные чары, позволяющие добравшимся досюда спокойно вернуться на пик.

Сделав очередной шаг, он внезапно почувствовал, что пересек невидимый барьер. Опустив, наконец, руку с обнаженным мечом, Шен перевел дух. Следом за ним барьер пересек Ал. Обернувшись к нему, Шен увидел, что лицо мальчишки отображает смесь разнообразных эмоций, на радость которые не тянут. Нахмурившись, он тихонько вздохнул.

«Конечно, с чего бы ему радоваться. Тот, кто кинул его на съедение, всего лишь вернулся за ним и исправил свою ошибку. Хотелось бы мне сказать сейчас, что мы квиты, эх. Но кроме этой ошибки этот Шен совершил еще много других!»

Еще на тропе приведя себя в подобающий статусу вид, Шен стер кровь с лица и шеи и поправил волосы. О плачевном опыте посещения тигриной тропы теперь свидетельствовала лишь прокушенная губа и запекшаяся на одежде кровь. Но по сравнению с ним бедняга Ал выглядел куда хуже.

- Учитель… - тихо начал тот.

- Иди к себе и приведи себя в порядок, - холодным голосом скомандовал Шен. – Не хватало еще, чтобы все узнали о произошедшем.

Ал вздрогнул и посмотрел на мужчину вновь округлившимися глазами. Затем отрывисто кивнул и бросился прочь.

Шен проводил его тонкую удаляющуюся фигурку задумчивым взглядом.

[Системное уведомление! +10 баллов к харизматичности главного злодея! +10 баллов к крутости главного героя!]

А вот это хорошие новости! Должно быть бонус за то, что Ал выбрался с Тропы тигра без значительных травм!

Настроение Шена повысилось, и он поспешил незаметно выбраться на мост, ведущий к пику Черного лотоса. Целый час наслаждаясь чудесными видами гор в розовой дымке восходящего солнца, Шен, наконец, добрался до площади перед замком. Еще издалека переведя взгляд на свой пик, он с прискорбием увидал, насколько это печальное зрелище. Словно в фильмах ужасов, когда посреди прекрасного цветущего города с белыми домами и зеленым газоном, стоит один черный-пречерный дом со скрюченной сухой ивой перед крыльцом, ржавой покосившейся калиткой и выжженным садом. Вот примерно так смотрелся его пик на фоне всех прочих. Тучи над ним, правда, не сгущались, но Шену не показалось бы странным, окажись внезапно, что именно над его замком постоянно идет дождь. Несмотря на всю прискорбность данной картины, выглядело это так атмосферно, что ему даже понравилось.

Погрузившись в свои мысли и размышляя о том, стоит ли как-то со вкусом обставить те пустынные залы, да и имеет ли это смысл, если к нему все равно никто не заходит, Шен шел к главному входу, абсолютно не обращая внимание на то, что площадь не совсем уж безлюдна.

- Брат! – окликнул его Шиан.

- Старший брат? Что тебя сюда привело в такую рань? – удивился Шен, припоминая, что даже Шиан не был частым гостем пика Черного лотоса.

- Я хотел поговорить по поводу твоего путешествия в город Тополя… - произнес Шиан и замер, напряженно глядя на брата.

Подскочив к нему, он схватил это бледное подобие своего брата за плечи и запричитал:

- Что произошло?! Что с тобой случилось?!

Честно говоря, за вчерашний день Шен почти уже примирился с мыслью, что в новой жизни его все ненавидят. Проявление такой искренней заботы о его самочувствии очень его растрогало!

- Да ничего, тренировался и немного не рассчитал силы. Сам виноват. Не обращай внимания.

Шену думалось, что подобный ответ полностью устроит любого. Однако, осмотрев его с ног до головы, Шиан схватил его за запястье и побледнел.

- Ты… - задохнулся он. – Как ты себя чувствуешь?

- Нормально, - напряженно соврал Шен.

На самом деле начиная с пробуждения на поляне он все это время держался изо всех сил. Думая, что слабость и боль в груди пройдут, если он отдохнет, он всеми фибрами души мечтал только лишь добраться до постели, а тут несносный братец задерживает его своим несвоевременным беспокойством!

Шиан чувствовал, как тело Шена потрясывает под его руками. Сам хозяин пика Черного лотоса перестал обращать внимание на эту досадливую неприятность еще вчера.

- Кто мог так навредить тебе?

- Я сам, - удивился подобной формулировке вопроса Шен.

- Сам? – переспросил Шиан. – Зачем ты об этом врешь?

«Вру?» - удивился Шен.

- Я сам истратил слишком много энергии, вот и все.

Глаза Шиана потрясенно расширились. «Он что, даже не понял?»

- Слушай, я устал. Давай поговорим позже, - попросил Шен, намереваясь продолжить путь.

- Ты туда не войдешь! – воскликнул Шиан, тут же преградив ему дорогу.

Шен недоуменно уставился на него.

- Не войду в собственный замок?

- Там Глубинная тьма, а ты истратил столько сил, что сейчас не то, что перед ней, перед любым из учеников беззащитен!

- Ты несколько преувеличиваешь, - возразил Шен, пытаясь его обойти.

- Я о тебе беспокоюсь! Почему тебе так сложно это принять?!

Шен растерянно уставился на него. Сейчас настоящий Шен немедленно выдал бы тираду, что в гробу он видал такую заботу, и пускай Шиан катится подальше со своими беспокойствами. У него, наверное, были причины так всех ненавидеть. Но у нынешнего Шена не было, поэтому он растерянно замер, не зная, что сказать.

Увидев столь неуверенное выражение лица его обычно холодного и неприступного (или раздражительного и огнеопасного) брата, Шиан почувствовал, как сердце в груди сжимается.

Шен же сейчас чувствовал, что просто не в состоянии дойти еще куда-то. И если Шиан не даст ему зайти в свой замок и забраться в свою кровать, он, вероятно, вскоре упадет прямо тут. Что безусловно понизит крутость главного злодея баллов эдак на двести сразу!

- Шен, позволь мне помочь тебе, - странным надломленным голосом попросил его брат.

Брат, который уже расплывался перед глазами.

- Шиан… просто…

Слову «уйди» не удалось сорваться с его губ. Он зашатался, Шиан тут же кинулся к нему и заключил в объятья. Ожидая, что Шен сейчас же примется сопротивляться, Шиан только сильнее сцепил руки у него за спиной и вздрогнул, когда голова брата безвольно опустилась ему на плечо.

Все так же не разжимая объятий, Шиан встал на меч и полетел к своей резиденции на пике Золотой зари, подальше от Проклятого пика.

Глава 6. Рояль в кустах номер 67

На сей раз Шен чувствовал себя куда лучше, когда пробудился. В груди расплывалось приятное тепло вновь обретенных духовных сил. А также теплу способствовала рука, лежащая на его груди. Шен скосил глаза и увидел, что рядом с ним с закрытыми глазами, но напряженными складками между бровей лежит его брат. Шен чувствовал, как он делится с ним своей энергией. Та бурным потоком перетекает в него, освежая иссохшие каналы. То же чувствовал и Ал, когда он делился с ним своей силой? Вот только сейчас он кое-что осознал. Насколько беззащитным становится тот, кто по собственной воле вливает в другого свою энергию. И стоит другому замыслить недоброе, нанести смертельное ранение будет легче, чем чихнуть.

- Брат, - тихо позвал Шен, - Шиан, хватит. Мне уже гораздо лучше.

Старший брат и в самом деле послушал его и убрал руку. Сев на кровати, он посмотрел на него внимательным взглядом.

- Спасибо, - был вынужден сказать Шен.

В конце концов, такая забота и безграничное доверие к типу вроде Шена и в самом деле очень трогали. Как он решился так перед ним открыться, даже если они и братья?

Казалось, тучи над головой Шиана развеялись, когда он услышал эту незамысловатую благодарность, и глаза его просияли.

- Как ты себя чувствуешь? – с заботой спросил он.

- Как я и сказал, мне уже гораздо лучше.

- Ты получил очень серьезный ментальный удар. Да и к тому же до предела вычерпал собственные духовные силы! Я поделился своими, насколько мог, но последствия удара не пройдут так просто.

«Ал, глупый мальчишка! Он же не специально, нет?..» Вообще, если подумать, Ал вполне мог и специально захотеть навредить ему. Он же его боится и ненавидит. Да и ситуация не располагала ни к чему хорошему. «Он сделал это специально!» - потрясенно осознал Шен. Это был первый раз, когда на его искреннюю доброту ответили ударом. Было весьма обидно. Но, взяв себя в руки, Шен с прискорбием осознал, что это, скорее всего, далеко не последний такой случай. Ведь Шен из новеллы наращивал репутацию злодея долгими годами и сотнями жестокостей, не было ничего удивительного, что сейчас ему не разрешат так просто с бухты-барахты творить добро. Стоит ему открыться – добрые персонажи отомстят ему при первой возможности.

- Ты не расскажешь мне, что на самом деле произошло? – грустно вздохнул наблюдающий за ним Шиан. – Ну хотя бы намекни, кого мне убить.

Из уст доброго и мягкого главы ордена РР подобные, как нечто само собой разумеющееся, слова об убийстве сорвались так легко, что по спине Шена поползли мурашки. «А я правильно понял характер этого персонажа, когда читал новеллу??»

Чтобы избежать этого испытующего взгляда, Шен прикрыл глаза. «Прости, Шиан, но я не могу позволить тебе узнать правду. Невозможно убить главного героя, все пытающиеся обречены на верную погибель!»

Поняв, что от брата ничего не добиться, Шиан поднялся с кровати и, тихо сказав: «Отдыхай», покинул комнату.

Шен вздохнул с облегчением, потянулся, перевернулся на бок, запахнулся краем покрывала и заснул.



Следующее утро началось для Шена с посещения его доктором. Он открыл глаза, когда прославленный лекарь Заг склонился над ним, измеряя пульс.

Доктор вздрогнул, увидев, что Шен проснулся. Складывалось впечатление, что он специально пришел, пока тот еще спал, в надежде, что его посещение останется незамеченным.

- Глава пика Молочных барашков, - сдержанно поприветствовал Шен.

На самом деле пик прославленных целителей назывался не совсем так, но Шену так больше нравилось читать в новелле и сейчас он по привычке назвал так же.

Решив, что у хозяина пика Черного лотоса, возможно, жар, поэтому он несет какую-то ерунду, доктор Заг дотронулся до его лба шершавой ладонью.

Заг казался мужчиной за пятьдесят, хотя его истинный возраст, как и всех бессмертных заклинателей, понять было сложно.

- Жара нет, - пробормотал доктор.

- Ну как, старейшина Заг, каково его состояние? – В покоях, оказывается, находился еще и Шиан. Что было, в целом, ожидаемо, ведь кто бы кроме него мог позвать целителя.

Шен поудобнее уселся в кровати и ясным взором посмотрел на Зага, ожидая диагноза. На самом деле он не думал, что удар молодого главного героя может быть слишком опасен.

Заг отодвинулся от него, как бы уйдя с линии удара, прежде чем заговорить:

- Ментальная рана весьма велика. Чтобы полностью поправиться, я бы советовал не использовать свои духовные силы в ближайшие дни.

- Насколько ближайшие? – уточнил Шен.

- Около месяца, - не сразу отозвался старейшина Заг и с содроганием перевел взгляд на Шена.

Насколько он знал этого человека, скорее все его враги совершат суицид в надежде спастись от него в другой жизни, чем он признает, что кого-то или что-то не способен победить.

- Ну, я так понимаю, все не так уж страшно, - усмехнувшись, решил Шен. – Спасибо за заботу, доктор Заг.

Лекарь Заг остолбенел. Он было подумал, что изменения произошли не в теле, а в психике.

- Ты… ты не злишься?

- С чего бы мне злиться на вас? – удивился Шен. – Все произошло исключительно по моей глупости.

- Тогда… я пойду…

Лекарь встал и вышел, несколько раз оглянувшись на Шена. Ему было неведомо, что заставило хозяина пика Черного лотоса в одночасье перемениться, но он с радостью осознал, что произошло то, чего он не чаял дождаться многие годы. Стало даже как-то совестно, что он высказывался за его заточение на пике Черного лотоса год назад.

«Ах ты старый хрыч!» - крикнул бы Шен, узнай он об этих мыслях.

Когда за старым хрычом закрылась дверь, Шиан подошел к столику и разлил ароматный чай по двум пиалам. Подав одну Шену, он произнес, встав напротив окна:

- Думаю, тебе какое-то время не следует покидать пределы ордена РР.

Готовый в первую секунду согласиться, Шен затем понял, почему Шиан завел этот разговор, вспомнив о городе Тополя.

- Шиан, не стоит на пустом месте разводить панику.

- На пустом месте! – воскликнул Шиан. – Да ты хоть представляешь, как ты выглядел? Да ты потерял сознание прямо у меня на глазах!

- Да, надо было сначала завернуть за угол, - пробормотал Шен.

- Брат! Если ты о себе не беспокоишься, то побеспокойся хотя бы обо всех остальных! Что будет, если с тобой что-то случится и некому будет сдерживать Глубинную тьму?!

- Да ничего с ней не станет…

«Не собирается же старина Ер в самом деле выползать в люди в подобном виде…»

Его брат задохнулся от возмущения.

- Я имею в виду, - поправился Шен, - что ничего со мной не случится, а соответственно – и с тьмой тоже.

- Я отправлю на задание младших заклинателей, - категорично сказал Шиан.

- Нет, не отправишь! – повысил голос Шен, становясь похожим на прошлую версию «злобный Шен».

Он отставил пустую пиалу, встал с кровати и холодно воззрился на главу ордена и по совместительству своего старшего брата.

- А знаешь, почему? Потому что никто не должен узнать о произошедшем, особенно за пределами ордена.

Аргумент был так себе, ведь никто за пределами ордена и так не знал, куда собирался Шен, а значит, никак бы не насторожился, если бы он резко передумал. Вот только Шиан прекрасно знал характер своего брата. Если тот что-то решил – его даже табун лошадей не сдвинет. Его даже прямой запрет не остановит – он все равно найдет способ тайком улизнуть.

Оставалось только одно:

- Тогда я сам выберу человека тебе в помощь.

Шен прекрасно понимал, что большей уступки от брата не дождется.

- Хорошо.

На рассвете следующего дня они выдвинулись в дорогу.



«Ну почему именно он?!»

Шен с недовольством глядел на Муан Гая, ухмыляющегося рядом.

- Глава ордена попросил меня приглядеть за тобой, - ехидно поведал он Шену. – Должно быть боится, что его маленький братец способен навлечь неприятности даже на обычной прогулке.

На самом деле, Муан был изрядно удивлен, когда услышал от главы ордена подобную просьбу. Все-таки Шен обладал несравненной силой, и, кроме самого Муана, ему не было равных на сотни километров вокруг. Глава ордена Шиан отделался странным: «Просто на всякий случай», что еще больше запутало прямолинейные мысли Муана. В конце концов он решил, что глава ордена просто беспокоится, что его братец со склочным характером натворит больше бед, чем пользы, поссорившись со всеми жителями города Тополя.

Кроме двух старейшин в экспедиции участвовали пять учеников. Личных учеников Шен не имел, а это были лучшие ученики пика Таящегося ветра, которые проходили общее обучение и у которых он преподавал всего один предмет, да и тот по настроению. Конечно же в компанию этих лучших затесался и главный герой.

После того, как так глупо подставился под его удар, Шену было не очень-то приятно его видеть. Но все-таки из них двоих Ал был всего лишь подростком, в то время как Шен в обоих мирах уже являлся взрослым состоявшимся человеком. Поэтому он решил не таить обидки, а просто делать вид, что удар главного героя ничуть его не задел.

Будь они вдвоем с Муаном, могли бы спокойно лететь на мечах, добравшись в город еще к обеду, но с ними был балласт из пяти учеников, поэтому выбирать не приходилось – ехали на лошадях.

Идущего к конюшням Шена крайне заботил небольшой нюанс, описание которого он никак не мог вспомнить в новелле. У Шена была любимая лошадь или нет? Вроде бы мелочь, однако ошибки в подобных мелочах в конечном итоге могут выдать его поддельную личность. Однако его сомнения быстро разрешились следующим образом.

Во дворе перед конюшнями стоял запряженный лошадьми экипаж. Выглядел он настолько роскошно и вычурно, что Шен было решил, что в орден приехал кто-то знатный и нескромный. Однако Шиан, стоящий неподалеку, встречал с распростертыми объятиями его, а вовсе не какого-то знатного господина.

- Даже не думай, - предупредил Шен.

- Возражения не принимаются, - не меняя доброжелательной улыбки, не терпящим возражений голосом произнес Шиан.

- Мне нельзя использовать духовные силы, а не физические.

- Тебе не кажется, что еще чуть-чуть, и наши перешептывания будут звучать подозрительно? Залезай в свой экипаж и не спорь. Сделай это ради спокойствия своего брата.

Шен упрямо посмотрел на него, все еще пребывая в сомнениях. Скорее всего, оригинальный Шен все же не уступил бы Шиану. Однако этому Шену вовсе не хотелось раздувать из подобных мелочей спектакль.

Смирившись, вскоре Шен даже стал ощущать всю прелесть сложившейся ситуации. На козлах приходилось сидеть злющему Муану. Ученики ехали по бокам, и вся картина напоминала кортеж, везущий высокопоставленную персону.

Внутри оказалось так же изысканно, как и снаружи, как раз в духе роскоши, к которой привык Шиан. Шен обмахнулся пару раз найденным здесь веером и выглянул наружу.

- Муан, хочешь чаю?

Муан разогнал лошадей так, что дыхание Шена сбилось от сильного ветра, но он продолжил:

- Муан, я нашел закуски!

Ненадолго заглянул внутрь, а затем вновь высунулся:

- Тут, похоже, скатерть-самобранка!

И еще раз:

- Муан, семечки подсолнечника! Я знаю, что ты любишь семечки!

И снова:

- Муан, будешь конфетку?

Наконец, тому надоело. Схватив Шена за запястье протягивающей конфетку руки, он притянул его к себе и прошипел:

- Сиди смирно, или я выкину тебя из повозки на полном ходу!

Затем он перевел взгляд на его руку, все еще сжимающую конфету, и, заметив черную метку на ладони, брезгливо скривился и толкнул его внутрь экипажа.

Шен и сам не знал, какой реакции ожидал, как и не понимал, почему ему так нравилось дразнить Муана. Возможно потому, что его утонченная внешность так разительно контрастирует с грубоватым прямолинейным поведением? Возможно. Но только после этой вот его вспышки он наконец осознал, что они на самом деле не друзья.

Ал Луар, скачущий слева от повозки и видевший всю развернувшуюся сценку, с силой сжал поводья. Да как мастер Муан посмел так грубо разговаривать с учителем? Да еще так толкать его! Вспомнив, каким слабым недавно был его учитель, Ал почувствовал, что сердце вновь заполнило желание защитить.

Самого же Шена словно ушатом ледяной воды обдали. Он совсем забылся, общаясь с Шианом, который не выказывал к нему враждебности, и запамятовал, какой он ненавистный главный злодей для всех остальных. Протяжно вздохнув, он растянулся на лавке, выставив ноги из окна экипажа.

В целом наличие Муана в команде его несказанно радовало. Пусть для всех остальных это была увеселительная прогулка, Шен знал, что на самом деле будет твориться в городе Тополя. После кур пропадет еще несколько детей, а потом жители города просто исчезнут.

На самом деле не исчезнут, а обратятся в пепел, принесенные в жертву. В новелле именно так описывалось первое появление в сюжете секты Хладного пламени. Это была секта, поклоняющаяся смерти. И можно было подумать, что они с главным злодеем могут объединить свои усилия в желании творить зло, но нет. Оригинальный Шен до исступления ненавидел секту Хладного пламени и пытался уничтожить. Это было, должно быть, единственное, в чем с главным героем они всегда были солидарны, и даже после убийства самого Шена, Ал Луар еще долго преследовал сектантов Хладного пламени, пока не истребил их всех.

Но до начала активной борьбы с сектой еще несколько лет, во время которых они сумели изрядно попортить всем орденам жизнь и накопить много темной энергии за счет убийств. Последователями секты Хладного пламени были заклинатели, идущие по пути совершенствования тела и духа, но допустившие на этом пути фатальные ошибки, приведшие к искажению духовной энергии и уродливым последствиям. То, что подобные люди объединились под знаменами одной секты, было поистине ужасающим событием.

В общих чертах зная, что должно было произойти в городе Тополя, Шен решил предотвратить это, чтобы заработать себе хотя бы несколько очков добрых дел. Так как в оригинальной истории никто из ордена РР в город Тополя не отправился, а о последствиях было упомянуто фоном, действовать приходилось на свой страх и риск.

[Системное уведомление. +5 баллов к крутости главного героя.]

«Да с чего бы это? – удивился Шен. – Он там так круто скачет на лошади?»

Заинтересовавшись, он сел на лавке и выглянул в окно. И встретился с главным героем взглядами.

Мальчик тут же забыл, как дышать.

Окинув его взглядом, Шен не нашел ничего особенно выдающегося в его способностях в верховой езде и вернулся обратно в повозку, опустив шторку.

Несмотря на все старания Муана, в город Тополя они смогли прибыть только к вечеру. Шен выбрался из экипажа и потянулся.

- Ну что ж, - рассудил он, - думаю, стоит начать с беседы с Н, приславшим письмо с просьбой о помощи. Возможно, там нас и покормят.

- Ты что, такой скупой? Не можешь себе позволить поесть на постоялом дворе? – тут же вспылил Муан.

Шен полностью проигнорировал этот его выпад, как бы между делом заметив:

- Как здорово, что братец Гай всего лишь наш помощник, детишки. Не будь меня, он бы тут же повел вас есть, а потом на боковую спать.

Ученики во все глаза глядели на доброжелательное выражение лица вечно злого учителя. Единственная девушка в команде, Инь, слегка покраснела.

Заметив ее взгляд, Шен припомнил о том, что именно эта девица будет первой сердечной подругой главного героя. Когда тот немного возмужает, конечно. Сейчас на щуплого белобрысого паренька без слез не взглянешь. И хоть пушистые волосы и впрямь привлекали внимание, вкупе с осунувшимся лицом и тонким тельцем смотрелись скорее как птичье гнездо на палке.

«Надо бы потом непременно проследить, чтобы он вовремя питался», - взял на заметку Шен.

- Эй, отброс, последи за лошадьми, - к Инь подошел высокомерный веснушчатый парень.

«Его, вроде бы, зовут Лир…» - припомнил Шен. Так как Ал Луар был безродным, у многих учеников вошло в привычку называть его отбросом. В чем Шен, в бытность злодеем, им полностью содействовал. И сейчас ему оставалось лишь с неодобрением наблюдать, как Ал Луар отходит к лошадям.

Написавший письмо с просьбой о помощи Н оказался простым ремесленником в городе Тополя. Он никак не ожидал, что двое старейшин ордена РР откликнутся на его просьбу.

Заходя вслед за хозяином в небольшую посудную лавку, Шен вдруг почувствовал, как перед глазами все резко темнеет. Это оказалось столь внезапно, что он схватился за первое, что подвернулось под руку. А именно – за локоть идущего рядом Муана.

- Ты чего это? – удивился тот, когда Шен схватился за него и застыл без движения.

- Н-ничего, - через мгновение отозвался тот, отпуская его локоть.

Странный приступ прошел, только сердце продолжало быстро колотиться. Ремесленник как раз предложил им присесть, чем Шен тут же и воспользовался.

От не сводящего с него глаз главного героя не укрылся этот его приступ головокружения. Ал обеспокоенно закусил губу. Странное чувство при этом закралось в его сердце: он продолжал его ненавидеть и вместе с тем так желал защитить. Мальчик не вполне понимал, которого из чувств в нем больше.

Шен тем временем расспрашивал ремесленника Н, полностью игнорируя направленный на него испытующий взгляд Муана.

Пока ученики ели принесенную женой ремесленника простую еду, Шен лично расспрашивал его обо всех мелочах, произошедших в последнее время в городе, но, как только те закончили и отставили тарелки, поблагодарив за еду, передал слово им, исключив себя из беседы. В конце концов, должен же он был хоть чему-то их научить?

Самое главное он уже узнал – ремесленник ничего не говорил о пропаже детей, а значит, эти случаи еще впереди. К сожалению, он понятия не имел, из каких домов похитят детей.

«Эй, Система! Тут есть какие-нибудь подсказки? Это все-таки сюжетная арка, ты могла бы помочь мне в ней выиграть?»

[Так теперь вам понадобились рояли в кустах от господина Ера!]

«Не знал, что ты на его стороне», - искренне удивился Шен.

[Желаете использовать «рояль в кустах номер 67»?]

«Подожди, почему именно номер 67?» – заинтересовался Шен.

[Потому что этому «роялю в кустах» автоматически присвоен данный сгенерированный номер.]

«А сколько их всего?»

[9999.]

Шену стало дурно. «Да Великое Божество Ер, похоже, чертов гений!»

[После достижения данного числа цифры повторяются], - добавила Система.

«…»

[Так желаете использовать «рояль в кустах номер 67»?]

«Конечно, желаю!»

Не успел он мысленно договорить эту фразу, как дверь в лавку распахнулась и внутрь ворвалась растрепанная женщина.

- Помогите! Моя дочка упала в колодец!

«Ой ну надо же как удобно, что ты ворвалась именно в ту лавку, где сидят двое прославленных заклинателей!» - мысленно фыркнул Шен.

Но рояль в кустах он на то и рояль в кустах. Не понятно правда, как сюжет с колодцем пока соотносится с их аркой про сектантов… Разве что сектанты как крысы лезут из подземных стоков. Вообще, это был бы не самый глупый способ появляться и исчезать из города незамеченными. Если это действительно так, сектантам просто невероятно не повезло из-за этой упавшей в колодец девочки.

Муан тут же вскочил и потребовал у женщины показывать дорогу. Ученики побежали следом, а Шен вышел из лавки последним, приложив руку ко лбу. Ему кажется, или лицо горит? Неужели последствия ментального удара его настигают?

Колодец оказался и в самом деле недалеко, виден от лавки. Муан уже встал на меч и медленно опускался внутрь.

Шен подошел к колодцу в тот момент, когда голова опускающегося в колодец Муана уже скрылась за каменной кладкой.

- Братец Гай такой отважный! – прокомментировал Шен, наклонившись и заглядывая в колодец.

Неимоверным усилием воли Муан подавил в себе желание схватить его за шею и скинуть в колодец вперед себя. Продолжая спускаться, он оставил Шена на поверхности вместе с детишками. Неожиданно сверху его достиг некий шум, а затем на голову свалился один из учеников в бессознательном состоянии. Поняв, что на поверхности дело приняло дурной оборот, Муан постарался быстро рвануть вверх, но в его правую ногу что-то вцепилось. Пока он разбирался с непонятной тварью, момент был безнадежно упущен. Выбравшись на поверхность, Муан никого не обнаружил, лишь только одиноко валялось женское платье.

Глава 7. Отважный злодей!

«Система! Это подстава! Это не рояль в кустах, а самая настоящая западня! Нет, ты меня слышишь?! Слышишь?!»

- Учитель, вы очнулись! – радостно захныкала Инь.

Вот тебе и на. Где это они? Шен смог сесть и ощутил, что руки его скованы за спиной и прикованы к вбитому в пол железному кольцу, а грудь в несколько оборотов обхватывает так называемое «вервие бессмертных», блокирующее циркуляцию духовных сил. Меча при нем, естественно, не было.

Четверо его учеников прикованы к противоположной от него стене. Инь смотрит на него взглядом, полным беззаветной детской веры. Да, детишки, подкачал ваш учитель. Вот уж не ожидал, что «рояль в кустах» настолько сильно продвинет сюжет вперед! Постойте, а где это главный герой?

Покрутив головой по сторонам, Шен понял, что ни Ала, ни Муана здесь нет. Тогда по крайней мере можно надеяться, что Муан их спасет! Если, конечно, он не попался в такую же западню и не отсиживается в похожей камере…

Все случилось так внезапно, что Шен мало того, что предпринять, понять ничего не успел. Стоило Муану скрыться в колодце, как со стороны «расстроенной мамаши» на них обрушилась такая волна темной энергии, что Шен просто сразу отключился!

Вот тебе и прославленный заклинатель…

Системе подобное положение дел тоже пришлось не по вкусу. Она не замедлила «порадовать»:

[Системное уведомление. -10 баллов за проваленное уклонение. -10 баллов за глупость. -10 баллов за невнимательность. -10 баллов за попадание в плен. -50 баллов за падение в глазах учащихся. Итог: 15 баллов.]

Шен побледнел. «Да ты прикалываешься, что ли?!» Особенно его минус десять баллов за глупость уязвили. Он всего-то поверил самой Системе!

«Ты, лживая зараза, ты что, желаешь моей скорой смерти?!»

[Система лишь желает адекватного развития сюжета. Пользователю номер два нельзя слишком выходить за рамки личности хозяина пика Черного лотоса Шена. Великий заклинатель Шен ни за что бы не позволил каким-то третьесортным сектантам взять себя в плен!]

Шен угрюмо молчал. Вот вечно так: пытаешься быть добрее – а по итогу страдаешь сам!

Пока он оплакивал свою горькую судьбинушку, в полутемную комнату-темницу, где их приковали, вошла женщина, держащая свечу. Она поставила ее на стоящий в отдалении стол и повернулась к Шену. Внимательно следящий за нею заклинатель нашел в ее поступи что-то разительно неправильное.

- Ну надо же, какая удача, - проворковала она, медленно подходя все ближе. – Бессмертный заклинатель Шен собственной персоной. Признаться на то, что вас заинтересуют мелкие беспорядки в городе Тополя, мы не смели и надеяться. Как и на то, что вы так глупо попадетесь! Аха-ха!

Шен нахмурился и промолчал. Оригинальный Шен, должно быть, уже все здесь заплевал ядом, но этот был готов объективно признать, что допустил ряд глупостей. Но сдаваться без боя он был не намерен.

- А я же, напротив, вполне ожидал нашу встречу, - лукаво улыбаясь, заметил он.

Женщина, стоящая напротив него, опешила.

- Ты не можешь знать, кто мы такие! – поразмыслив, воскликнула она.

- Это ты о секте Хладного пламени или о себе лично, госпожа Недонебожитель?

Взвизгнув, женщина ударила его по лицу, оставляя четыре неглубокие царапины от длинных металлических ногтей. Чувствуя, как по щеке потекла кровь, Шен только понадеялся, что шрамов не останется. Впрочем, сейчас его куда больше занимала сама возможность спастись.

Он намеренно вывел ее из себя, назвав этим прозвищем, которое, как знал из новеллы, она дико ненавидела. Когда женщина шла столь медленно, этого почти не было заметно, но Шен все же разглядел, что она подволакивает правую ногу. В секте Хладного пламени была одна единственная такая – один из главных персонажей секты, Мианни Ю. В свое время она была дочкой богатого сановника и долго совершенствовалась, чтобы достигнуть величия небожителей, но заплутала в перипетиях своего темного сердца и свернула не туда. С тех пор она стала калекой, получившей прозвище «Недонебожитель». Впрочем, это не умаляло того, что она была очень даже сильна.

Наклонившись к Шену и сжав его подбородок в грубой хватке, она прошипела, чуть ли не плюясь ему в лицо:

- Не знаю, откуда ты узнал это прозвище, да и откуда вообще узнал о нашей секте, да это и не важно. Потому что сегодня прославленный заклинатель Шен встретит здесь свой конец, даровав нам безграничное количество своей бессмертной энергии!

И хотя Шену было очень любопытно, что за способ изобрели сектанты Хладного пламени, чтобы собирать энергию смерти своих жертв, узнавать это опытным путем на себе ему совершенно не хотелось.

- Как насчет сделки? – предложил он. – Я расскажу тебе, откуда узнал про вашу секту, а ты отпустишь моих учеников.

- Учитель! – возмущенно запротестовали детишки.

Женщина с сомнением перевела взгляд на них. Конечно, по сравнению с энергией Шена, эти дети были ничтожны, но их в любом случае нельзя было отпускать живыми, раз они столько узнали.

Шен тоже это прекрасно понимал. Он просто тянул время, пытаясь углядеть, где может находиться его бессмертный сладенький меч. Из-за вервия бессмертных он даже не мог позвать его, используя духовные силы!

Неожиданно глаза сектантки блеснули.

- А может, ты расскажешь, пока я буду медленно отрывать от тебя по кусочку? – со злой улыбкой произнесла она, подцепляя острым металлическим ногтем край его верхней одежды.

Ткань порвалась с характерным звуком. Мианни потянула на себя, действительно отрывая лоскуток.

Глаза Шена сверкнули невероятной яростью. Мало того, что его унизили, пленив здесь, так теперь она вознамерилась полностью втоптать его в грязь на глазах учеников! Система точно спишет эти пятнадцать баллов за что-то типа «неподобающего поведения» или «легкий стриптиз на глазах у несовершеннолетних», и он покойник!

А Мианни тем временем подцепила еще кусочек ткани и столь же медленно оторвала.

Не дожидаясь, пока она дойдет до обнаженной кожи, Шен извернулся всем телом и ударил ее ногой. Даже скорее не ударил, а сделал подсечку. Женщина упала, ударилась лбом о его крепкое мужское плечо (чуть его не вывихнув), рухнула головой прямо ему на колени и затихла. Шен пораженно смотрел на эту картину.

«Так просто?»

[Системное уведомление. +5 баллов к развратности главного злодея!]

«Развратности?! Система, у меня еще и такой показатель есть?! Ты что, охренела?? Ты же видела, что это случайность!!»

Шен подвигал ногами, но добился только того, что голова Мианни еще удобнее улеглась в ложбинку между коленями.

«Как бы она мне хозяйство от злости не откусила, если вдруг сейчас очнется!!»

Подумав таким образом, Шен понял, что действовать необходимо быстро.

[Ключ от наручников за ее правым ухом], - подсказала Система.

«Что? За ухом? Кто носит ключ за ухом?» - поразился Шен.

Похоже, вместе с «роялем в кустах номер 67» сюжету прибавилась та еще доля абсурдности.

Шен низко склонился над головой женщины, безмятежно покоившейся на его коленях, и языком подцепил торчащий длинный ключ. Схватив его зубами, он поднял голову и только сейчас заметил, что за каждым его действием следят четыре пары блестящих глаз, а щеки учеников пунцовеют так, что такими темпами те рискуют вскоре взорваться от прилившей крови.

«Система! – в ужасе взмолился Шен. – Не смотри на это! Что же вы такие невинные все? Никогда не думали, что ваш учитель способен на такое?!»

Возмущался он лишь мимоходом, сам при этом уже кинув ключ на пол рядом с руками. Оставалось только вставить его в замочную скважину и провернуть, что было довольно нелегко в таком положении.

Выкрутив руки так, что из глаз чуть не хлынули слезы от боли, в конечном итоге Шену удалось это сделать. Освободившись от оков, Шен провел еще какое-то время, пытаясь стянуть с себя вервие бессмертных. Когда ему почти удалось это сделать, пламя свечи внезапно погасло. Следом за этим последовал удар, отправивший Шена на пол. Затем кто-то поднял его в воздух и швырнул через комнату. С силой ударившись о противоположную стену, Шен сполз вниз. Так как на нем все еще было вервие удержания бессмертных, он не мог ничего сделать с помощью духовной энергии.

Свеча вновь зажглась, но для Шена это не имело существенного значения, так как перед глазами все плыло и кружилось. Кто-то схватил его за одежду и поднял в воздух, словно тряпичную куклу. Прижав к стене, он приблизил к нему свое лицо и прошипел:

- Ну вот мы и свиделись!

С трудом разбирая черты лица перед собой, Шен переспросил:

- Свиделись? А кто ты?

Взревев от нанесенного ему оскорбления, мужчина отпустил его одежду и обхватил рукой шею, принявшись вдавливать его в стену.

- Кто я?! – зло переспросил незнакомец. – Мы встречались в поединке десять лет назад! Это из-за тебя я стал таким!!

«Да такого даже оригинальный Шен уже не помнит! Серьезно, Писака Ер?! – возмутился Шен. – Ничего более банального придумать не мог??»

Шен внезапно подумал, что в жизни его еще никто никогда не душил. И хотя в этом не было абсолютно ничего сексуального, как идеализировалось некоторыми авторами веб-новелл, подобная смерть все-таки лучше тех мучений, что в будущем ему готовил главный герой.

Глава 8. Не дали помереть спокойно

Ал Луар очнулся от того, что его нещадно тряс мастер Муан.

- А?.. Что?.. – он сидел возле колодца и совершенно не понимал, что происходит.

Муан поднялся с корточек и вновь заглянул в темное жерло колодца. Скривившись, затем он решительно произнес:

- Старейшину Шена и учеников похитили. Я предполагаю, что прячутся они все-таки где-то под землей. Я пойду за ними, а ты – жди здесь.

- Нет! – столь решительно отрезал Ал Луар, что Муан опешил.

- Что «нет»?

- Я тоже пойду спасать учителя!

- Вот как? – поразился Муан.

Похвальная преданность такому неприятному типу, как Шен. Сам он пошел бы спасать только учеников, если бы не просьба главы ордена присмотреть за его младшим братиком! Черт возьми, глава как знал, что этот Шен неприятности себе найдет!

Подросток смотрел в лицо мастера Муана с решительностью молодого бойца. Воспитывающий на своем пике Славы воинов Муан Гай это уважал. Согласившись, он поставил пацана рядом с собой на меч, и они вместе опустились в колодец.

Раненная Муаном тварь подыхала в сторонке. Перехватив меч правой рукой, он напутствовал пацану держаться за его спиной. Малец с серьезным видом вынул из ножен ржавый тренировочный меч.

Система канализации под городом Тополя не была обширной, так что, убив всего пару крыс и одного захудалого монстра-стража, Муан с пацаном выбрались в катакомбы. В комнате, в которую выводил коридор, горел свет. Не первый год живущий на этом свете Муан Гай решил, что это логово контрабандистов. А подобные личности никогда не вызывали у него приступов острого милосердия. Сказав мальцу не мешаться под ногами, он вступил в пределы линии света.

Ал Луар не успел досчитать до десяти, а с людьми в комнате уже было покончено. Последнего мастер Муан оставил в живых.

- Где старейшина Шен и дети?! – свирепо спрашивал он отчаянно трепыхающегося в его руках человека.

Ал медленно вошел в комнату, залитую кровью. Обводя взглядом ужасающую картину, он думал лишь о том, что хочет быть таким же сильным. Столь сильным, чтобы быть способным защитить тех, кто ему дорог!

- Они… они в темнице, там… - мужчина указал на дверь напротив той, через которую вошли старейшина Муан и Ал Луар.

- Зачем вы схватили их?! Кто вы, мать вашу, такие?!

- Мы… мы…

Мужчина в руках Муана захрипел, изо рта его пошла пена, он закатил глаза и умер.

- Я его не убивал, - растерянно сказал Муан, повернувшись к мальцу. – Неужели он принял яд?

Похоже, это все-таки были никакие не контрабандисты!

Между обозначенной тем трупом темницей и комнатой, где Муан с ним общался, оказалось еще несколько помещений, но все они были почти пустыми. В предпоследнем притаилось двое заклинателей, но уровни их были несопоставимы с уровнем Муана, и они быстро почили смертью пушечного мяса.

Пробежав коридор, Муан и Ал застыли на пороге темницы как раз в тот момент, когда Шен уже начал прощаться с жизнью, вознося хвалу богам, что это по крайней мере будет быстрая смертью. Как раз в этот момент душащий его мужчина резко отскочил назад.

На самом деле он не отскочил, а был отброшен Муаном, но понял это Шен несколько позже.

- Помоги своим товарищам! – бросил Муан Алу, а сам подхватил не держащегося на ногах старейшину Проклятого пика.

Ал замер на месте, глядя на своего учителя. В глазах у него застыли слезы. Никто из этих людей не знает, что учитель пожертвовал почти всеми своими силами ради него! И поэтому сегодня не смог как следует защищаться! Если бы они знали… если бы они узнали, Ал Луар был бы уже трупом! Разве могли старейшины оставить подобное без наказания? Но учитель Шен никому ничего не рассказал!

Муан Гай усадил Шена возле стены и снял с него вервие бессмертных. Шен почувствовал, будто в груди вновь разгорается маленькое ослепительное солнышко, почти потушенное. Постаравшись сосредоточить взгляд на лице Муана, он, усмехаясь, произнес:

- Братец Гай, как же я рад тебя видеть!

А «братец Гай» в смятении думал о том, что никогда не предполагал, что настанет день, когда он будет спасать жизнь этого человека. И что при этом не будет чувствовать непереносимого отчаянья из-за этого, будто спасая жизнь этому типу, обрекает многих других на мучения. Сейчас казалось, что самое правильное – спасти его.

Муан в замешательстве вглядывался в поцарапанную, но счастливую физиономию хозяина Проклятого пика.

[Поздравляем! Арка «Благополучие города Тополя» успешно завершена! Главный злодей получает +10 к харизме! Главный герой получает -10 баллов крутости из-за действия штрафа «Ощущение себя никчемным неудачником»!]

«Что?! – бешенство вырвало Шена из полузабытья. – Система, ты офигела?! Какого хрена мне еще с его психологическими проблемами разбираться?! Если уж на то пошло, то кто из нас тут полный неудачник?! Избили и чуть не отправили к праотцам меня, а неудачником себя ощущает он?!»

Шен нашарил главного героя злобно горящими глазами. Словив на себе подобный взгляд учителя, мальчишка вздрогнул и захотел умереть на месте. Конечно, учитель на него злится! Это ведь из-за этого никчемного ученика он оказался в таком состоянии! Кто угодно был бы зол на его месте! И зачем он только тогда поделился жизненными силами?? Если бы он тогда этого не сделал – Алу не пришлось бы теперь так сильно переживать! Он бы умер тогда и ни о чем бы больше не переживал!

Ал упал на колени и низко склонил голову.

- Прошу, учитель, накажите этого глупого ученика!

Шен пораженно заморгал, уставившись на него.

- Не вставай передо мной на колени! – решительно воскликнул он.

«Ты же потом мной все полы вымоешь, вспоминая эти моменты!!»

На глаза Ала навернулись слезы отчаяния.

- Этому ученику не позволено даже этого? – тихо прошептал он.

Шен недоуменно перевел взгляд на Муана.

«Что произошло, пока меня тут избивали?»

Примерно поняв его немой вопрос, Муан пожал плечами.

Поднявшись на ноги, Шен приблизился к ученику и положил руку на светлую макушку.

- Просто тебе не за что просить у меня прощения, - мягко пояснил он. – Это я должен просить у всех вас прощения за то, что позволил попасть в ловушку!

- Учи-итель! – растрогались остальные детишки.

- Слава богам, с нами был братец Гай, который вовремя пришел на помощь! Братец Гай, - Шен обернулся к недоверчиво застывшему Муану, никак не чаявшему получить благодарность от склочного, никогда не признающего себя должным Шена. – Братец Гай, прими мою искреннюю благодарность! – Он поклонился, пошатнулся и был обхвачен тонкими ручонками главного героя. Мальчишка зарылся лицом в его серебристые одежды и разрыдался.

Шен удивленно осмотрелся. Муан, все еще стоящий возле стены, выглядел так, будто уронил на пол свою челюсть и никак не в силах ее поднять. Остальные четверо учеников смотрели на него такими горящими глазами, что казалось, только цепи удерживают их, чтобы не броситься к нему, последовав примеру главного героя, и не расплакаться на груди своего мастера! И это главный злодейский персонаж?

Система не замедлила прокомментировать:

[+10 баллов к многогранности личности Шена. +10 баллов к авторитету среди учащихся. -20 баллов к злодейскому образу. +20 баллов к крутости главного героя.]

«Хм…» Про крутость главного героя, конечно, приятно. А вот его, он так понял, Система вывела к нулю. Вот уж хороша, чертовка!

Неожиданно он почувствовал, как тонкие ручки отталкивают его в сторону. Он совсем расслабился, слушая Систему, и не сразу услышал шорох за спиной. Отступив на шаг, он чуть не уронил челюсть вслед за Муаном, когда увидел, что главный герой заступил его собой, ограждая от удара очнувшейся госпожи Недонебожительницы, о которой Шен и думать забыл!

Металлические когти царапнули по тонкой ручонке, оставляя четыре глубоких шрама. Шен тут же сложил пальцы, призывая свой меч, и тот плашмя ударил Недонебожительницу. Силы этого удара хватило, чтобы женщина кулем отлетела к стене.

- Я думаю, стоит взять ее с собой, - холодно заметил Шен, вырывая Муана из оцепенения. – Она может рассказать много интересного о секте Хладного пламени.

- Секте Хладного пламени? – удивленно переспросил Муан, но Шен уже отвернулся от него, хлопоча над главным героем.

- Это всего лишь царапина! – упрямо твердил тот, вырывая руку из захвата учителя. – Вам не о чем беспокоиться!

Учитель приблизился к нему, и Ал отчетливо увидел полоски шрамов у него на щеке и синяки, кольцом охватывающие хрупкую белоснежную шею. Мальчишка с радостью бы взял все его раны на себя!

Шен решил, что главный герой хочет выглядеть сильным перед глазами Инь, поэтому не стал настаивать. В конце концов, рана на самом деле не серьезная, он просто потребует у него обработать ее позже. Куда больше его мысли занимал тот порыв, когда Ал оттолкнул его в сторону, прикрывая собой… Ну, насколько это можно было назвать «прикрывая», учитывая габариты взрослого мужчины и щуплого подростка. Однако факты от этого не меняются! Неужели?? Неужели горячее детское сердце уже все ему простило??

Так, подождите. А такое вообще возможно? Шен с сомнением посмотрел на белесую макушку. «Сначала бьет что есть силы, когда я оказываюсь уязвим, а потом защищает? Может ли быть другое объяснение тому, почему он меня сейчас оттолкнул?»

Шен пошел освобождать плененных учеников, пока те себе запястья не повыкручивали. Его духовной силы восстановилось достаточно, чтобы разбить железные оковы филигранными ударами. Ломая очередные наручни и походя отбиваясь от настойчивых объятий благодарной молодежи, он додумался только до того, что гг мог захотеть покрасоваться перед Инь. В конце концов, это же главный герой, и методы соблазнения красоток у него своеобразные…

Шену не показалось, что это звучит надуманно. Во всяком случае, в подобное поверить было легче, чем в то, что главный герой всего за пару дней сменил многолетнюю ненависть к главному злодею на милость.

Покивав своим мыслям, он выпрямился, разбив последний наручень на Лире. Муан в это время упаковал Недонебожительницу в полотняный мешок. Она компактно туда поместилась и даже ничего не торчало.

Закончив со сборами, воссоединившаяся и радостная команда направилась прочь из катакомб. Так как проверенный выход они знали только один, назад пошли дорогой Муана с Алом. На выходе, из-за того, что Муану необходимо было приглядывать за пленницей, всех учеников пришлось переносить на мече Шену. Сначала он по старой памяти было решил, что не все рискнут стать с ним так близко на один меч, однако на деле ученики оказались более чем не против, еще раз даря старику свои объятия. Ала же он сам поддержал, памятуя о его пораненной руке. Мальчишка запунцовел, когда Шен приобнял его за талию и поставил рядом с собой на меч. Шен и сам смутился, памятуя о недавнем происшествии на Тропе тигра, когда Ал отскочил от его лечения так, будто его ошпарили кипятком. С тех пор он старался до него лишний раз не дотрагиваться.

«Не все так просто, - протяжно вздохнул он про себя, - не все так просто… В конце концов, ненависть не стирается за пару дней…»

Отпустив парня на поверхности, Шен проследил, как тот быстро отпрыгнул прочь, чуть ли не спрятавшись от него за соучеников.

- Думаю, нам всем необходим отдых, - решил Муан, оглядывая чумазых учеников и особенно – потрепанного Шена.

Одежда того была порвана в нескольких местах и неприглядно свисала, обычно изящно уложенные волосы – всклокочены, на запястьях и шее наливались фиолетовым цветом синяки, а на правой щеке запеклись царапины. При этом выглядел он столь беспечно, словно собственный внешний вид нимало его не заботит. И это придурковатый, помешанный на своей исключительности и нерушимом прекрасном образе Шен! Не одержим ли он духом праведника??

Шен перевел взгляд на молчаливо изучающего его Муана.

- Что?? – не выдержал он.

- Я предложил отправиться на постоялый двор. Это ты молчишь и никак не реагируешь.

Смутившись, Шен кашлянул. Осмотрев мешок в руках Муана, неуверенно спросил:

- Братец Гай, ты уверен, что тебе удобно будет так долго удерживать пленницу?

- Об этом не беспокойся. Я перекрыл ее каналы духовной энергии и полностью обездвижил ее. Теперь она не представляет для нас помех.

- Ладно, если тебе так удобно, я не против отдыха.

Уж ему-то точно не помешает отдых! Многострадальная голова так раскалывалась, что он еле стоял на ногах. Конечно же, при учениках он не может показать свою слабость.

Глава 9. Насланный кошмар

Заказав себе отдельную комнату, Шен закрыл дверь, вздохнул с облегчением и без чувств повалился на кровать.

Не известно, в какой момент обморок перерос в глубокий сон, а тот в кошмар, но Шен словно наяву видел именно ту сцену, которой опасался больше всего.

Помещение заливал белый, словно состоящий из мельчайших крупиц серебра свет, проникающий через узкие длинные окна. Черным пятном на этом белесом фоне возвышался стоящий вертикально саркофаг, увенчанный отвратительной, вырезанной из металла головой. Черты ее лица были настолько далеки от совершенства, что хотелось тут же в смятении перевести взгляд. Шен стоял перед этим саркофагом, осознавая, что это может значить. В страхе он сделал шаг назад, но наткнулся на непреодолимое препятствие. Это препятствие хохотнуло, положило руку на его плечо и, с ленцой растягивая слова, произнесло:

- Ну же, учитель. Невежливо отказываться от приглашения.

Чужая рука словно тисками сжимала его плечо. Через мгновение Шен ощутил, как ломаются его кости. Он закричал бы от боли, но голос абсолютно его покинул. Ноги перестали держать, но человек за его спиной не дал ему упасть. Подхватив за плечи, чем причиняя еще большую боль, он вздернул его вверх и резко обернул к себе.

Перед Шеном стоял ухмыляющийся, повзрослевший и возмужавший главный герой. Можно было даже сказать, что он выглядел великолепно. Это был как раз тот период новеллы, когда Ал раскрыл весь свой потенциал, собрал вокруг своей персоны уже немалый гарем из почитательниц и почитателей, но его образ еще не успели запятнать страдания, уготованные на его геройскую долю. Он был свеж, юн и исключительно силен.

Отпустив его изувеченное плечо, главный герой схватил главного злодея за волосы, чуть приподнимая вверх. Затем, потянув его на себя, проворковал:

- Я выбрал красивую казнь. Подстать вашему элегантному образу. Учитель останется доволен.

Шен заглянул в его глаза и прочитал в них исключительную ненависть. Только невероятный самоконтроль не давал ему забить злодея кулаками или задушить голыми руками. Нет, он желал расправиться с ним более изощренным способом. И куда более долгим.

Створки саркофага распахнулись. Внутри тот оказался утыкан длинными шипами.

Главный герой решительно толкнул злодея внутрь.

Шен почувствовал, как шипы уперлись в его поясницу, плечи, шею и ноги. Пока еще просто уперлись, но главный герой уже медленно закрывал створки. К лицу, груди и животу Шена стали быстро приближаться острые металлические шипы, белый свет, заполняющий комнату, постепенно исчезал. У Шена не было сил, чтобы сопротивляться. Ни духовных, ни физических. Не было голоса, чтобы закричать. Медленно, шипы пронзали тело. Створки закрывались. Он увидел взгляд главного героя в проеме между створками за мгновение до того, как два острых шипа проткнули его глаза. Взгляд этот пылал экстазом, главный герой наслаждался зрелищем мучений и смерти своего столь давнего врага. Смерти, которая настигнет того еще очень, очень нескоро.

А пока единственное, что ему доступно, – это боль и страх столь сильные, что метущаяся в груди душа рвала разум на части.

Шен помнил все этапы этой казни. Все разы, которые главный герой открывал саркофаг, чтобы сделать мучения злодея еще сильнее. Как он глумился, как придумывал изощренные способы сделать ему еще больнее. В какой-то момент читать это стало невыносимо, настолько далеко он зашел в своей бесчеловечности пусть даже к злейшему врагу. Сознанием Шен это помнил.

Но сейчас единственным, что было реально, было это мгновение – боль и его ужас. Он не мог ничего с этим поделать. Не мог очнуться. Не мог укрыться в забытьи или смерти. Он просто чувствовал боль. И кроме нее реальным оставалось только время. Боль и время. Шли рука об руку.



Пробудившись от собственного крика, Шен подскочил на кровати и в ту же секунду заметил, что в темной комнате он не один. Не пришедший в себя после столь реалистичного кошмара мозг тут же дорисовал скрытой мраком фигуре черты повзрослевшего главного героя. Вскрикнув от ужаса, Шен отскочил как можно дальше от него, забившись в дальний угол кровати и пытаясь втиснуться в стену.

От потрясения Муан чуть не выронил миску с водой, которую держал в руках. Прославленный старейшина Шен, хозяин Проклятого пика и единственный заклинатель, способный в одиночку противостоять Глубинной тьме, сжался сейчас в комок, обхватив себя руками, и трясется от страха, словно юная барышня в первую брачную ночь с нелюбимым супругом!

Медленно поставив миску и положив полотенце на тумбочку, Муан вновь перевел взгляд на Шена. Тот резко дернулся, меняя позу. В один прыжок оказавшись перед ним, Муан зажал ему рот рукой и навалился плечом, прижимая к стене.

- Это! Всего лишь! Я! – прорычал старейшина пика Славы ему в лицо.

Он почувствовал, что Шена трясет будто в лихорадке. Его щека под его рукой казалась очень горячей.

Он стал слабо сопротивляться, пытаясь оттолкнуть Муана. Так мало вкладывая в это сопротивление сил, что тот даже не сразу заметил эти попытки. Не пытаясь ни призвать свой бессмертный меч, спокойно стоящий у края тумбочки, ни вкладывая в ладони духовную энергию. Муана так это поразило, что он опустил руки, отстраняясь, и сел на кровать, недоуменно глядя на Шена.

Тот перевел дыхание, наконец получив возможность вновь сделать вдох. Из огня да в полымя! Еще не успел толком очнуться от этого полного самых острейших впечатлений крайне реалистичного сна о своем будущем, появление которого точно не могло не иметь сверхъестественную природу, так тут же еще одна жаркая встреча! И что ему понадобилось в его комнате так поздно ночью?? Словно услышав его мысли, за окном закричал последний вечерний петух. «Ну ладно, не так уж поздно, - поправился Шен, - но все равно странно». И как же ему теперь объяснить свое странное и неприглядное поведение, явно никак не соответствующее прославленному заклинателю пика Черного лотоса?

Шен поднял глаза на молчаливо изучающего его Муана. А тот смотрел на его щеку, которой недавно касались его пальцы, и на то, как быстро в том месте на ней наливаются синяки, и думал о том, какое же, оказывается, глава Проклятого пика хрупкое создание, а он никогда не замечал. Ему было невдомек, что «хрупким» глава пика Черного лотоса стал только после перерождения Шена, который никак не мог совладать с духовными силами своего предшественника и постоянно лажал.

Шен же, после своего перерождения здесь, так часто чувствовал боль, что уже почти привык не обращать на нее внимания, хотя бы на четверть отыгрывая роль надменного оригинала из новеллы.

Молчание как-то подзатянулось, и Шен не нашел ничего лучше, кроме как начать с нападения:

- А тебя стучать не учили?!

Он ведь точно помнил, что закрывал дверь, прежде чем лечь спать! Муан ее что, выломал??

- Лучше скажи, чего ты так испугался, - не дав увести разговор в сторону, надменно спросил Муан, сложив руки на груди.

Недовольный Шен посмотрел в сторону и буркнул:

- Просто плохой сон приснился.

- Плохой сон? – недоверчиво переспросил Муан. – Да что же было в этом сне… - начал он и внезапно осекся и решил не продолжать.

Шен перевел на него удивленный взгляд, никак не ожидая от того подобной чуткости.

- Ладно, - махнул рукой Шен, прогоняя остатки наваждения, - зачем же ты явился?

- Вот! – Муан кинул в него фарфоровой шкатулочкой. – Промой раны на щеке и обработай этой мазью, если не хочешь, чтобы шрамы остались! Я не хочу по приезду на пик Таящегося ветра убегать от главы ордена! А он с меня три шкуры спустит за то, что не уберег его сокровище!

- Ну да, - хмыкнул Шен, игнорируя подколку о сокровище, - конечно же у красавицы вроде тебя всегда имеется под рукой подобная штука!

Красный до корней волос, Муан покинул его комнату, громко хлопнув дверью.

Очень довольный развитием диалога Шен рассмеялся ему вслед.

[Дзынь. Системное уведомление. Уровень ненависти к главному злодею понижен. +10 баллов к харизме.]

«Этакими темпами я вскоре смогу баллотироваться в губернаторы!», - прокомментировал удовлетворенный происходящим Шен.

Открутив крышечку, он нюхнул содержимое шкатулочки. Твердая на ощупь мазь пахла еловыми иголками и можжевельником. Быстро умывшись и смыв засохшую кровь, Шен нанес мазь на поврежденную щеку.

Спать не хотелось от слова совсем. Точнее, спать очень даже хотелось, но страшно было закрыть глаза и вновь провалиться в тот кошмар. От нечего делать, Шен принялся ходить по комнате, размышляя, кто же мог так над ним подшутить.

Через энное количество кругов по комнате и примерно четыре сгоревшие палочки ладана, Шен пришел к мысли, что кроме товарища Глубинной тьмы-Ера никто не смог бы так бесцеремонно вторгнуться в его сны. Старикан что ли совсем из ума выжил, насылать на него подобные кошмары?! Или ему на своей горе засиделось??

«Эй, Система! А чем сейчас занимается пользователь номер один?»

[Пользователь номер один сейчас придумывает сюжет для новой новеллы], - поведала Система.

«Боги всевышние, упасите! - ужаснулся Шен. – Ему что, мало кошмара, что он уже натворил?»

[Пользователь номер один пребывает в светлых иллюзиях, что сможет перенестись в новую новеллу, на сей раз заняв место главного героя], - с готовностью пояснила Система.

«А такое возможно?»

[Вероятность подобного один к десяти миллиардам.]

«Так значит, шансы у него все-таки есть… - усмехнулся Шен. – Пусть и крайне незначительные. Однако, пребывая в образе Глубинной тьмы, понятно, почему он все-таки захотел попытаться».

Решив, что ему непременно нужно поговорить с этим пройдохой по возвращении, Шен все-таки лег спать, и на этот раз провалился в спокойный сон без сновидений.

Глава 10. Чертовка-судьба опять выхватывает у злодея последнюю миску риса!

Проснувшись с петухами, Шен в первые мгновения чувствовал себя вполне благодушно. Однако затем потянулся. Все тело свело от боли! Особенно выделялось на общем фоне плечо. Шен было решил, что это какая-то фантомная боль после столь реалистичного ломания этого плеча главным героем во сне, но потом припомнил, что накануне Недонебожительница стукнулась об него своим металлическим, не иначе, лбом! Так вот что значит слово «твердолобая», стоило понимать его более буквально!

«Нет, так дело не пойдет! Система! Почему тело главного злодея такое слабое?? Разве не он является сильнейшим заклинателем ордена РР?»

[Это не тело слабое – это пользователь номер два не умеет пользоваться духовными силами.]

«И что же делать?»

[Научиться пользоваться духовными силами.]

«Спасибо, Система! Ты очень помогла!!» - зло прокричал Шен и задумался. Но он же вроде может использовать духовные силы. Легко управляет своим бессмертным мечом, летает на нем, направляет энергию для лечения. Что не так-то?

Размышляя об этом, он с прискорбием осмотрел свою верхнюю одежду. И почему он не додумался взять в эту поездку сменный комплект?! Пришлось одеваться в подранную, кое-как наскоро маскируя дырки. Зеркала в его комнате, к сожалению, не было, поэтому Шен вслепую прибрал волосы, без возможности посмотреть, насколько плохо он выглядит.

«Система, скажи, как я выгляжу?»

[Учитывая обстоятельства, приемлемо. Хотя волосы не мешало бы уложить. Настоящий Шен ни за что бы не вышел на люди в таком виде], – тут же с большой готовностью отозвалась Система.

Последовав ее совету, Шен тщательнее уложил волосы, но повторного мнения спрашивать не стал. Выйдя из своей комнаты, он тут же столкнулся с главным героем.

- Учитель, вас уже все ждут! – с готовностью поведал тот.

- Спасибо, - с достоинством кивнул Шен, следуя за учеником.

Глядя в его спину, Шен чувствовал некое нарастающее беспокойство. Словно он забыл выключить чайник или утюг, прежде чем выйти из дома…

Только сейчас его накрыло осознание, что он совершенно забыл о ране главного героя! В то время, как даже его недруг Муан пришел к нему, чтобы позаботиться о мелких царапинах!

«Минус сто баллов Слизерину!» – мысленно констатировал Шен.

Выйдя на крыльцо вслед за Алом, Шен увидел, что повозка уже запряжена, а ученики стоят рядом со своими гарцующими скакунами.

- Я что, проспал какой-то сигнал к всеобщему сбору? – удивился Шен.

Видимо все посчитали вопрос риторическим, так как никто не отозвался. Муан молча сидел на козлах, даже не начиная по сотому кругу свою шарманку, что «он Шену не возница». Рядом с ним стоял мешок с заключенной.

Пожав плечами, Шен открыл двери и запрыгнул внутрь экипажа. А затем развернулся и поманил за собой Ала. Глаза мальчишки блеснули, когда он передал уздечку своего коня Инь и последовал за учителем.

Экипаж дрогнул, кортеж развернулся к ордену РР.

Внутри повозки воцарилось молчание. Некоторое время главный герой сидел, съежившись под пристальным взглядом главного злодея.

Затем учитель Шен молча взял его руку и закатал рукав. Так и есть, на предплечье красовались четыре глубоких безобразных шрама, еще только начавшие обрастать тонкой запекшейся корочкой. Ал дернул рукой, желая скрыть неприглядное зрелище от глаз учителя, но вырваться из его захвата не смог.

- Не двигайся, - приказал тот, и мальчик замер на месте.

Достав из недр своего серебристого одеяния маленькую изящную шкатулочку, он открутил фарфоровую крышку. Повозку заполнил аромат можжевельника и еловых иголок. Аккуратно подцепив мазь ногтем, учитель склонился над его рукой и стал очень бережно, едва касаясь кожи, наносить мазь на поврежденные участки.

От этого действа у Ала перехватило дыхание. Еще ни разу, никто в его жизни не проявлял к нему подобную бережность! Грубость окружающих была знакома ему с младых ногтей, он привык к ней, как к чему-то неизбежному и незыблемому в этом мире. Грубость сильных всегда была чем-то обычным, на что он уже давно не обижался, принимая как должное. Но этот человек перед ним… Один из сильнейших заклинателей в мире, старейшина легендарного Проклятого пика, дотрагивался до его кожи так нежно и бережно, будто опасался, что, приложи он чуть больше силы, мальчишка рассыпится под его руками! Ал почувствовал, как по спине побежали мурашки.

- Ну вот, - Шен отпустил его руку, довольный проделанной работой, и всучил ему шкатулочку с мазью. – Мажь почаще, и может даже шрамов не останется.

Ал недоверчиво смотрел на шкатулочку в своих руках. Учитель на самом деле так заботится о нем, что дает лекарство? Но ведь это всего лишь царапина? Разве на отбросах все не заживает быстро, как на собаках?

Наблюдающий за реакцией главного героя Шен увидел, как лицо мальчишки потемнело, и понял, что явно что-то сделал не так. Не зная, что еще может сделать, чтобы перестать пугать мальца, он откинулся на лавку и посмотрел в окно.

Ал поднял взгляд, внимательно изучая учителя. Его шрамы на правой щеке превратились в четыре тонкие розовые полоски. А вот к синякам на шее добавились еще три на левой щеке. Откуда? Ал точно не видел их вчера.

Следивший краем глаза за тем, как мальчишка за ним наблюдает, Шен увидел, что тот неожиданно еще сильнее нахмурился. Подобное поведение начинало его пугать! И чего главному герою все неймется? Что за мысли там витают в его голове, он вспоминает самые отвратительные разы, когда Шен издевался и изводил его??

Великие боги, ну почему все выходит именно так?!

- Ладно, - хмурясь, сдался Шен, - можешь вернуться на свою лошадь.

Проехался с главным героем в повозке, ничего не скажешь! Да им определенно лучше не находиться наедине в замкнутом пространстве!

Шен крикнул Муану, чтобы тот остановил экипаж.

Вылезая, мальчишка кинул на Шена жалобный взгляд, но мозг того отказывался как-то это трактовать.



В орден РР они прибыли после полудня, как раз перед вечерней трапезой. Отпуская учеников ужинать, Шен кое-что припомнил и попросил главного героя задержаться.

- Ты хорошо питаешься? – отведя мальчишку чуть в сторону, вопросил он. – Ты не сможешь стать сильнее, если будешь недоедать.

Ал смотрел на учителя округлившимися глазами. Тому так надоело строить теории о том, что может твориться в голове у главного героя, что он решил просто сказать ему все, что намеревался, и отпустить с миром.

- На пике Таящегося ветра достаточно еды для всех учеников, пожалуйста, не пренебрегай приемами пищи. А теперь ступай на ужин.

- Да, учитель! – пискнул Ал и побежал прочь, еле сдерживая слезы.

«Чего это он? – подивился Шен. – Я что, раньше и еду у него отбирал? Ох уж этот негодный злодей!» Он раздосадовано стукнул себя кулаком по голове.

- Что ты делаешь? Вправляешь мозги на место? – не замедлил прокомментировать увиденное Муан.

- Да, - тут же поддержал его тон Шен, - почувствовал, что одна извилина за другую зацепилась. Вот пытался их распутать.

Муан посмотрел на него, покачав головой. В кои-то веки он полностью верил словам Шена. Все его поведение последних дней красноречиво говорило, что у него там что-то в мозгу запуталось и заклинило.

- Брат!

Муан ощутимо вздрогнул, когда услышал этот голос. Вот сейчас ему влетит по полной программе!

Улыбающийся Шиан подлетел к Шену. Его улыбка тут же застыла на губах, исказившись до гримасы бешенства. Оглядев любимого младшего братика с головы до ног, особенно остановившись на синяках на запястьях и шее, из добросердечного соседушки Шиан в мгновение ока превратился в машину для убийства. Повернувшись к Муану с абсолютно ровной спиной, глава ордена спокойным (что пугало до дрожи) голосом спросил:

- Кто это сделал?

- Он уже мертвый! Уже совсем-совсем мертвый! – тут же поспешил заверить его Муан. – Они там все совсем-совсем мертвые!

Видя столь эмоциональную реакцию своего старшего брата, Шен на мгновение опешил. Он как-то не припомнил, чтобы Шиан так отчаянно заступался за главного злодея. Хотя… По мелочам Шен просто не давал ему ни шанса, но Шиан всегда заступался за него на собраниях ордена, когда остальные хозяева пиков выказывали свое недовольство, или вот после того, как главный герой обрел силу и захотел поквитаться и первое время исподтишка портил и так хреновую репутацию главного злодея… Тогда на собрании орденов заклинателей Шиан до последнего стоял за своего брата, чем немало умалил и свой авторитет. А затем этим же братом был и убит…

Шен покачал головой. Должно быть Шиан и в самом деле души не чаял в своем младшем брате, раз способен был раз за разом все ему прощать…

Пока он размышлял об этом, Шиан уже погнал Муана вокруг повозки.

- Шиан! – Шен ухватил того за рукав, смещая внимание разгневанного братца на себя. – Это всего лишь несколько синяков! Мне право как-то неловко, что ты так переживаешь из-за подобной мелочи! В конце концов… - он хотел было добавить: «Это не сравнится с тем, что мне приходится испытывать, сдерживая Глубинную тьму», но вовремя осознал, что подобной фразой только добьет своего братца.

Пусть ему самому еще ни разу не приходилось сдерживать Глубинную тьму, он достаточно хорошо был знаком с новеллой, чтобы представлять мучения главного злодея. Именно поэтому все и терпели его выходки – долгое время они оправдывали его тем, что «тьма постепенно разъедает его душу». Возможно, что так и было.

Видимо, Шиан и сам додумал окончание прерванной фразы, потому что резко отвернулся, не в силах смотреть ему в глаза.

Шен только головой покачал, растроганный таким хорошим отношением к гнусной персоне главного злодея.

Видя, что глава ордена уже успокоился, Муан вышел из-за повозки и продемонстрировал мешок с пленницей.

- Последнюю мы взяли живой, - прокомментировал Шен. – Она последовательница секты Хладного пламени. Эта отвратительная секта собирает заклинателей с искаженной духовной энергией по всему свету и объединяет в услужении придуманному ими самими богу загробного царства. В его же хвалу они приносят жертвоприношения, собирают энергию смерти и едят пепел людей.

По мере того, как Шен говорил, лица Муана и Шиана хмурились и вытягивались.

- Откуда тебе об этом известно?

- Я давно заподозрил неладное, но не хотел сообщать, пока не буду точно уверен.

- И сейчас ты точно уверен?

Шен решительно кивнул.

- Ладно, - согласился Шиан. – Мы допросим ее на пике Славы.

- Хорошо. А я пока пойду к себе и отдохну.

Никто не стал с ним спорить, и Шен спокойно зашагал в свой черный замок.



Проходя через пустынные серые залы, Шен снова подумал о том, что, если уж обживаться здесь, нужно их чем-нибудь обставить.

Уже подходя к дверям, за которыми обитала Глубинная тьма-Ер, Шен почувствовал, как звезда на ладони его правой руки стала подергиваться и пульсировать. Боль постепенно разливалась по телу, начинаясь в этом месте.

Он только приоткрыл двери, когда голос с той стороны прокричал ему:

- Если жить не надоело, не смей заходить сюда!!

- Почему, - прошипел Шен, оседая возле приоткрытой створки. – Разве мне должно быть так плохо?

- Ты вроде был внимательным читателем! – донесся голос с той стороны. – Разве не понимаешь, как действует Глубинная тьма?

- Кстати о понимании, я даже плохо понимаю (как выяснилось) действие духовных сил.

Это все равно что выучить всю теорию, но не уметь применить на практике!

- *ать ты лох, - вырвалось у голоса, прежде чем он закашлялся. – Короче! Попробуй помедитировать и прочувствовать потоки силы в своем теле. Гляди ж поможет.

- Это ты наслал на меня кошмар моей смерти?

- Какой кошмар? – удивился Ер. – А… возможно.

- Возможно?!

- Видишь ли, некоторые свойства Глубинной тьмы мне неподвластны. К примеру, я постепенно разрастаюсь и вылажу наружу против своей воли. Поэтому тебе придется время от времени продолжать меня сдерживать. Также разные эманации там темные посылаю неосознанно. Я это не специально, не держи злобы!

«Не держи злобы!» – сказал сгусток тьмы!», - мысленно прокомментировал Шен, со всех сил захлопывая двери. Дышать сразу стало в разы легче.



Решив тут же последовать совету злобного облака, Шен уединился на вершине самой высокой башни своего замка, надеясь, что никому не придет в голову его тревожить. Уровень развития его способностей позволял обходиться без воды и пищи, поэтому очнулся от своей медитации он только через три дня, да и то потому, что Система звякнула прямо над ухом и сообщила:

[Системное уведомление! Слишком мало экранного времени главного героя!]

«Не понял, - искренне удивился Шен. – А при чем здесь я? Не хочешь ли ты сказать, что нить сюжета следует за мной, не показывая главного героя, пока его нет рядом??»

[Именно так.]

Шен сидел, как громом пораженный.

«Э-э… Система… А тебе не кажется, что раз так происходит, то именно меня можно считать главным героем?»

[На вас нет неуязвимости главного героя и ауры крутости главного героя! Вы – не главный герой. Вы – пользователь номер два – основная двигательная сила сюжета.]

«Да какого хрена?! Почему на злодея легла такая непростая обязанность?!»

[На пользователя легла бы такая обязанность вне зависимости от того, в чьем теле он переродился. Просто случайно вышло, что вы переродились главным злодеем.]

«Случайно, говоришь?!» – свирепея, переспросил Шен.

Кажется, Системе надоело с ним пререкаться, потому что она индифферентно выдала:

[Системное уведомление! Если главный герой не появится в сюжете в течении следующих суток, то потеряет 100 баллов крутости.]

«А сколько у него их сейчас?» - уточнил Шен.

[58], - с готовностью поделилась Система.

«…»

Шен уже понял, что вернуться к медитации не получится. Впрочем, даже эти три дня принесли свои плоды. Совет злобного облака оказался действенным! Шен чувствовал, что гораздо лучше управляет потоками духовной энергии в своем теле, все его движения приобрели невиданную ранее легкость, и он в самом деле стал походить на прежнего уверенного в себе хозяина пика Черного лотоса.

Чувствуя прилив сил, Шен даже не стал сходить вниз по лестнице, сразу став на меч и полетев на пик Таящегося ветра. Свежий ветер бил в лицо, заставляя розоветь щеки, а Шен чувствовал поднимающийся в душе восторг. Пролетая на мече над этим миром, он впервые испытал счастье и умиротворение.

Спрыгнув возле входа в здание лектория, Шен тут же ощутил на себе перекрестившиеся взгляды учеников.

- Старейшина Шен! – благодушно ухмыляясь, к нему шел Муан. – Ты наконец вернулся из уединения!

«Я что-то пропустил? – подивился Шен. – Когда этот тип успел проникнуться ко мне положительными эмоциями?»

- Да ладно, ты успел соскучиться? – как обычно отбрехался остротой Шен.

- Три месяца – довольно длительный период, - заметил Муан, даже не споря.

«Чего? Что он несет, какие три месяца? Три дня же прошло!»

Только сейчас, оглядываясь по сторонам, Шен заметил, что сочная молодая листва пика Таящегося ветра начала сменяться желтыми осенними оттенками.

- А почему… - потрясенно протянул Шен. – А почему никто из вас меня не потревожил?

Под «вас» он подразумевал Муана или Шиана, так как было очевидно, что никто другой бы на подобный шаг точно не отважился.

- Ну, Шиан рассказал мне о твоих внутренних повреждениях, и мы решили, насколько это возможно, тебя не беспокоить.

Тут до Шена кое-что дошло, он побледнел, запрыгнул на меч и бросился назад к своему замку. Глубинная тьма!! Он три месяца не беспокоил разрастающееся злобное облако!! Что же там сейчас происходит за закрытыми дверями?!

Глава 11. Подлый план

Летя на мече в свой черный замок, Шен не мог прекратить возмущенно мысленно орать:

«Ты! Подлая Система! Ладно эти неписи, но ты-то! Ты-то могла мне напомнить про господина-глубинного-писаку-номер-один!! Чем он там занимался все это время?!»

[Пользователь номер один все это время надиктовывал мне новую новеллу], - тут же поделилась Система.

Шен услышал ее фразу, уже проходя по коридорам.

«Поверить не могу в такую подставу!!»

[Не так уж сильно он и разросся…]

Уже подойдя к двери, он резко остановился. «Погодите-ка… Не мог же он специально посоветовать мне уединиться в медитации, зная, что это отвлечет меня на столь длительное время… Потому что замыслил что-то недоброе…» Нехорошие подозрения еще сильнее укоренились в мыслях Шена. Потерев начинающую ныть печать на правой руке, он, морально готовясь к худшему, вытащил бессмертный меч из ножен и толкнул тяжелые двери.

- Какого… какого хрена?!

К такому жизнь его не готовила!

Посреди моста, ведущего к расщелине, из которой медленно выбирается Глубинная тьма, лежал без чувств главный герой!!

Злобное облако же находилось примерно на том же самом месте, где он его оставил, но раздалось в боках.

- Что здесь делает главный герой?!

Отбросив меч в сторону, Шен бросился к мальчишке.

- Тебя пришел искать, что же еще, - спокойно отозвался Ер.

- Он же… он же не умер?

- Конечно, он не умер! Его же защищает аура неуязвимости главного героя! – фыркнул писака.

Шен присел рядом и перевернул мальчика на спину. Брови его удивленно дрогнули. А главный герой неплохо возмужал за те три месяца, что они не виделись! Нарастил мясо на кости и, наконец, стал походить на пятнадцатилетнего подростка, а не щуплого заморыша. Даже симпатичным стал. Того и гляди начнет разбивать хрупкие женские сердца, если уже не начал.

- И… И долго он здесь лежит? – решил уточнить Шен.

- Да уж почитай почти неделю, - поведал злобный хрыч-Ер.

- Неделю?! И вы, изверги, даже не удосужились мне сообщить?!

Тьма фыркнула, словно говоря: «Экая важность!».

- А тебя, хрыча бесталанного, совсем не заботит, что рядом с Глубинной тьмой неделю валяется главный герой?? Или ты забыл, что произойдет по сюжету после того, как он расправится со мной? Так я напомню, что он придет сюда в попытке обуздать Глубинную тьму, и вберет ее всю в себя! Тьма поглотит его на многие годы, и он, словно чумовое поветрие, обрушится на мир! – говоря это вслух, он сам побледнел, потому что в голову у него закралась идея.

И видимо та же идея посетила и Ера.

- Ты знаешь, я действительно подзабыл некоторые детали, - признал он, выпростав из темного сгустка одно теневое щупальце. – Спасибо за напоминание. А теперь у меня появилась идея, как нам одним махом избавиться от всех проблем! Тащи его сюда! Я поглощу его и стану главным героем!

Шен побледнел, раздумывая над этой идеей. С одной стороны, это могло помочь ему гарантированно избежать ужасной смерти… С другой стороны, старина Ер сейчас вел себя и выглядел как помешанный, и хотел сожрать ребенка, что было несколько неправильным… А что, если ему в любом случае не удастся его поглотить? Тогда очнувшийся герой никогда не простит злодея, поступившего с ним столь жестоко. И хотя Шен не мог представить пытки пострашнее тех, что готовило ему его нынешнее будущее, он готов был поверить, что обозленный за подобную подставу главный герой сможет их придумать!

Призвав меч, Шен решительно встал на пути злобного облака.

- Прекрати! – потребовал он. – Такого не было в твоем сюжете!

- Того, что творишь ты, тоже не было в моем сюжете, и что? – возмутилась тьма. – Каждый пытается выжить как может!!

- У тебя ничего не получится – главного героя защищает аура неуязвимости!

- А ты попробуй столкнуть его в расщелину, может внутри Глубинной тьмы она рассосется. А даже если нет, он не сможет вырваться наружу многие годы.

- Но в конце концов вырвется и отомстит!

- Мне надоело отыгрывать сгусток мрака! Я готов рискнуть!

- Только через мой труп, - холодно предупредил Шен.

На мгновение облако заколебалось.

- Ты серьезно?.. Ты серьезно собираешься защищать своим телом героя, который в принципе не может умереть?? Кто из нас не в своем уме?!

- Заметь, - усмехнулся Шен, - я у тебя этого не спрашивал. Видимо к тебе и самому закрадывалась мысль, что ты свихнулся!

- А как тут не свихнешься, столько просидев на одном месте в виде темного сгустка со щупальцами?! – взвыл Ер.

На мгновение Шену даже стало его жалко. Наверное, ему было бы жалко его больше мгновения, но в этот самый миг теневое щупальце исподтишка ударило сбоку!

- Я знал, что когда-нибудь этот день наступит! – патетично вещал Ер.

- А я вот что-то как-то даже и не представлял, - честно признался Шен, блокируя очередной удар.

Пока он разбирался с десятью теневыми щупальцами, нападающими со всех сторон, одиннадцатое подцепило главного героя за лодыжку и потащило к Глубинной тьме. Шен отбросил все щупальца разом, ударив духовной энергией, и, бросившись к Алу, разрубил теневое щупальце, тянущее его прочь. Затем он схватил его за шиворот и с силой отшвырнул практически к самым дверям.

Давление Глубинной тьмы там было слабее, и главный герой постепенно стал приходить в себя.

- Да полно тебе! – тем временем возмущался Шен. – Не собираешься же ты на самом деле меня убивать!

- Да вот ты знаешь, не уверен! – воскликнул раздосадованный такой серьезной помехой Ер и обвил одно из теневых щупальцев вокруг Шена.

Тот как раз перестал защищаться, вспоминая, как обычно оригинальный Шен сдерживал Глубинную тьму. В новелле только говорилось, что он использовал руку с печатью, подавляя Глубинную тьму силой проклятья, впаянного в его золотое ядро… Но как на самом деле это работает?!

Ал Луар постепенно сфокусировал взгляд на человеке, стоящем перед сгустком ужасающей темной энергии. Учитель?! Мальчишка только помнил, что в поисках учителя проник в его Проклятый замок и зашел в эту комнату. Его что-то манило вперед, а дальше… дальше… Теперь он понимал, что случайно попал именно в ту единственную комнату, куда не следовало заходить. Залу Глубинной тьмы!

Учитель пришел сюда, чтобы спасти его?

Ал наблюдал, как темное щупальце медленно обвивает фигуру учителя. Человек в серебристо-серых одеждах казался очень маленьким на фоне этой огромной черноты.

В сердце Ала одновременно разгорались пожар и паника, но он совершенно ничего не мог поделать! Эта Глубинная тьма давила так, что он с трудом мог дышать! Как учитель столь играючи справляется с этим давлением? Какой же огромной силой он обладает!

На самом деле, Шен справлялся с этим давлением отнюдь не играючи. А также он чувствовал, как сжимается вокруг его ребер щупальце, постепенно сдавливая все сильнее. И в подобной ситуации ему необходимо было отрешиться от всех забот!

И все-таки три дня (месяца) медитации не прошли зря! Шен мысленно потянулся к своему золотому ядру, увидел перед мысленным взором солнце, смешанное со тьмой. И на сей раз позволил этой тьме взять верх.

Сила яростным потоком потекла по венам, вырываясь через печать на правой руке. Теневое щупальце тут же отпустило его, а Глубинная тьма стала поспешно отступать, будто съеживаясь в размерах. Шен упал на колени, на заднем плане услышав раздосадованный голос Ера: «Не думал, что тебе так легко удастся подчинить себе печать!». Тьма вздорно фыркнула, уползая и прячась в расщелину.

«Легко?! Легко?!» - тем временем мысленно вопил Шен. Да ему было так больно, что из глаз потоками текли слезы! Никогда в жизни он еще не чувствовал такую боль, разве что на те пытки из кошмара было слегка похоже.

«Эй, может хватит?! – пискнул в его сознании возмущенный голос Ера. – Ты уже загнал меня достаточно глубоко, остановись! Я все осознал!!»

Шен бы и рад был остановиться, но понятия не имел, как это делается. Так далеко он еще не загадывал! Но ведь тьма внутри него должна была когда-нибудь иссякнуть?? Должна же была??

Все, что он смог сделать, это изменить направление силы, направив ладонь на себя. Тьма столкнулась сама с собой и взорвалась. Шен без чувств упал на красный пол.

- Учитель? – Шен загнал Глубинную тьму так глубоко в расщелину, из которой она пока не смела показаться, что Ал смог приблизиться без всяких усилий. – Учитель!!

Мальчишка кинулся к нему. Фигура старейшины Шена, лежащая на красном каменном полу, казалась поломанной куклой. Подхватив бессознательного учителя, Ал что есть мочи кинулся прочь от расщелины. Остановился он, только протащив его еще через целую залу.

Аккуратно опустив учителя на серый пол (так как в залах все равно ничего больше не было), Ал обеспокоенно вгляделся в его бледное лицо.

- Учитель! – позвал он. – Учитель!

В темной пустой зале было так неуютно! Особенно в преддверии сгущающихся сумерек. И как учитель может постоянно здесь находиться? Его взгляд зацепился за черную звезду на бледной ладони. Среди учеников ходят слухи, что это проклятая метка. Что хозяин пика Черного лотоса проклят, поэтому в одиночестве живет на пике, где нет ничего живого. Некоторые поговаривали, что и сам умрешь, если дотронешься до проклятой метки. Ал не думал, что это правда. Он не верил, что учитель так открыто носил бы такую смертоносную штуку.

Ал медленно провел по четырнадцатиконечной звезде пальцем и затаил дыхание. Ничего не произошло, и он издал легкий смешок. Так он и думал – все это враки. Его учитель не проклят.

Глава 12.1. Всякие мелочи

Шен открыл глаза и тут же поморщился от громких криков Системы:

[Поздравляем! Сюжетное задание «Пробуждение древнего зла» успешно пройдено! +100 баллов к крутости главного героя! +50 баллов к силе главного злодея! +10 баллов к многогранности образа главного злодея! Бонус за спасение главного героя – разморожена способность «Две силы»! Мораль главного героя повышена!]

«О, - протянул Шен, слушая эти серенады сердца, - я конечно очень рад за мораль главного героя, но когда это обычная перепалка двух пользователей стала сюжетным заданием?! Система, ты подстраиваешь задания под сюжет или наоборот?!»

Система благоразумно молчала.

«Интересно, а пользователь номер один получил какие-нибудь бонусы?»

[Активировал способность «Безграничное терпение»], - сообщила Система.

«…»

«Ну, в его положении довольно полезный навык…»

- Учитель?

Шен подскочил на месте от неожиданности! Только сейчас решив поинтересоваться реальным миром, он обнаружил себя на сером полу в одном из пустых залов. Это этот паренек его сюда оттащил?

[Точно.]

- А ты изменился за эти три месяца, - глядя на главного героя, заметил Шен.

Ал залился краской, будто тот сделал ему комплимент.

- Ладно, помоги этому старику подняться, - заявил Шен, протягивая Алу руку.

Все еще заливающийся краской мальчишка поспешно схватил руку учителя и помог тому встать на ноги.

Несмотря на ужасающую боль, которую Шен чувствовал в процессе обуздания Глубинной тьмы, сейчас он ощущал себя на удивление неплохо. Видимо, таящаяся в его золотом ядре тьма на самом деле не хотела вредить ему.

- Ладно, уже довольно поздно, а отсутствовал ты и того дольше… - Шен смущенно замолчал.

Он не мог признаться, что ничего не знал, пока ученик валялся там почти целую неделю! Какой тогда из него великий наставник?! Проблема заключалась в том, что даже если Алу не расскажет Шен, то соученики потом все равно расскажут…

- В общем, я провожу тебя на пик Таящегося ветра, - закончил Шен.

Он все равно собирался навестить Шиана, к тому же чувствовал желание прогуляться по мосту в вечерних сумерках, поэтому видел вполне естественным намерение заодно проводить туда и проблемного главного героя, который был в состоянии найти неприятности на свою голову где угодно. К тому же, опять же, «экранное время», о котором ему толковала Система. И хоть сегодня они увиделись, и ее предупреждение было формально исполнено, лишним экранное время для главного героя точно не будет.

Только он не думал, что юное сердце главного героя истолкует его намерения совершенно не так.

Вновь залившись краской и заикаясь, Ал выдавил из себя:

- У-учителю нет нужды так заботиться об этом ученике… Учитель, должно быть, очень устал, сражаясь с Глубинной тьмой! Этот ученик не смеет отнимать драгоценное время отдыха учителя!

Шен слегка нахмурился.

- На самом деле нам просто по пути, - честно признался он. – К тому же я совершенно не намеревался отправляться ко сну сейчас.

Ал же, которому показалось, что учитель придумывает все это, только чтобы его успокоить, пришел в настоящий ужас.

- Учитель слишком заботится об этом ученике! – неистово кланяясь, воскликнул он, пятясь в сторону выхода. – Этот ученик слишком ничтожен, чтобы отнимать столько времени учителя!

От подобной реакции Шен на мгновение остолбенел.

- Постой! Ты же, должно быть, приходил, чтобы что-то сказать мне!

Закончил он фразу уже в пустом зале. Ал попросту удрал.

«И что это было?! Чего этот мальчишка опять так испугался?!»

[+5 баллов к морали главного героя], - сообщила Система.

У Шена от этой новости начала нервно дергаться бровь.

«Слушай, Система, - начал он, все-таки направляясь на мост, как и планировал первоначально, - а тебе не кажется, что у главного героя слишком заниженная самооценка? Или он только при мне так себя принижает?»

[Думаю, у главного героя и в самом деле заниженная самооценка], - через какое-то время, когда Шен было решил, что она не ответит, отозвалась Система. - [Сейчас его показатели на шкале «самомнение главного героя» заморожены на -1000.]

«Минус тысяча?! – Шен чуть не споткнулся. – И почему заморожены??»

[Возможно, еще не появилась сюжетная арка, в которой они будут разморожены. Система не всеведуща.]

«Хочешь сказать, не будь они заморожены на минус тысячи, могли бы упасть еще ниже?»

[Вполне вероятно.]

Надо как-то поднять самомнение главного героя!

В конце концов, это же новелла в жанре «гаремник»! Как же он завоюет всю эту «нежную цветочную фауну», если его самооценка пробила пол?? Да никак!

В оригинальной истории уже в шестнадцать главный герой вовсю крутил шуры-муры с красоткой Инь. Но что же послужило толчком к пробуждению этой его стороны личности?

Шен пытался вспомнить это в течении всей прогулки по мосту.

Когда мост уже подходил к концу, он поднял глаза и узрел облокотившегося на перила человека. В следующее мгновение привыкшие к темноте глаза безошибочно распознали Шиана.

- Ты меня здесь караулишь? – уточнил Шен.

- Брат! – Шиан накинулся на него, заключая в крепкие объятия. – Я так рад тебя видеть! Ты здоров? У тебя все хорошо?

Шиан набросился на него с вопросами, словно бабуля. Не хватало только того, чтобы он сейчас потащил его кушать какие-нибудь пирожки!

- Если тебе было так интересно, мог бы и потревожить меня за эти три месяца! – с укором отозвался Шен.

- На самом деле, - посерьезнел его брат, - я тоже был несколько занят. Мы практически расправились с сектой Хладного пламени, во всяком случае полностью уничтожили ее очаг.

Шен смотрел на Шиана, пораженно хлопая ресницами.

Он всего-то! Хотел! Заработать немного добрых баллов!! С чем теперь будет воевать повзрослевший гг?! Сюжет полностью идет вразнос!

- Э? – удивился его брат столь странной реакции. – Я думал, тебя эта новость порадует.

- Я… я просто несколько поражен. К тому же раздосадован, что все интересные события произошли без меня!

- Не волнуйся, Шен, - рассмеялся Шиан, снова его обнимая, - скоро осеннее шествие духов, и тебе непременно найдется, чем развлечься!

«Осеннее шествие духов? – мысленно уточнил Шен у Системы. – Это то, о чем я думаю?»

[Пользователь номер два совершенно прав. Это аналог ночного парада ста духов, известного в нашем мире.]

«Почему же я не читал об этом в новелле?» - подивился Шен.

[Потому что в новелле это время до того, как главному герою исполнится шестнадцать, было убрано под слова «дни пролетали за днями».]

«Благодарю покорно! – фыркнул Шен. – Я уже прочувствовал на себе, что значит «три месяца будто три дня»!»

- Шен, ты не рад? – опечалился старший брат.

- Еще не знаю, - осторожно отозвался тот.

- Хм-м-м… Ладно! В этом году – обещаю: ты сам выберешь для себя духа! Какого захочешь!

«Выберу духа?» – чуть было не переспросил недоумевающий Шен, но вовремя прикусил язык.

Глава 12.2. Стандартная главная героиня

Узнав новости и распрощавшись с братцем, Шен вернулся в свой замок, надеясь, что Система объяснит ему, как проходит «Шествие осенних духов». Однако…

[Системе это также абсолютно неизвестно, так как в новелле не описывалось.]

Ну да, логично, но Шен все равно опечалился.

На следующий день он решил ненавязчиво выведать подробности у других членов ордена РР. Перелетев на пик Таящегося ветра на мече, Шен приземлился на дороге в стороне от здания лектория и зашагал к нему, попутно размышляя, с кем бы он мог поговорить. Не то, чтобы у злодея были нормальные отношения хоть с кем-то, чтобы он мог надеяться на праздную беседу! Ох уж этот злодейский Шен!!

Но стоило ему выйти из тени деревьев, как черной молнией к нему метнулась тень и запрыгала рядом, воркуя нежным девичьим голосом:

- Учитель! Вы вернулись!

Сохраняя присущее Шену хладнокровие и высокомерие, в душе мужчина просто остолбенел. Это ж красотка Инь! Та самая красотка Инь, сладострастные грезы младого сердца главного героя! Окстись, девушка! Ты всегда терпеть не могла злодейского Шена! Нечего искривлять сюжетные линии!

Но почти сразу к Инь присоединились еще несколько ломающихся подростковых голоса:

- Учитель Шен!!

К нему подбежали еще два ученика. Шен припомнил, что одного из них зовут Лир, а второго нужно будет потом узнать, как зовут… В общем, именно с ними они спускались с гор в город Тополя и попали в плен к Недонебожительнице.

И что, теперь почему-то они прониклись к нему любовью?

Происходящее показалось странным не только Шену, другие ученики, в изобилии находящиеся перед лекторием, смотрели на эту картину с грозным Шеном в главной роли, более напоминающую композицию «Курица-наседка и ее выводок», пораженно округлив глаза. Мечи и учебники падали из ослабевших ученических пальцев в таком количестве, что вся площадка наполнилась звуками, будто бы кто-то решил потрясти яблоневый сад.

Шен же прошествовал в лекторий со вцепившейся в его руку Инь на буксире и порхающими вокруг радостными парнями, так как абсолютно не знал, как на подобное адекватно реагировать.

«Система, что вообще происходит??»

[По моему скромному мнению, вы им понравились.]

Посреди прохладного холла лектория Шен слегка пришел в себя и остановился, решив сыграть «правильного» учителя.

- Надеюсь, вы не только скучали по своему учителю, но также много тренировались!

Дети перед ним активно закивали.

- Я давненько не занимался преподаванием, поэтому позже вполне смогу уделить вам какое-то время, проверив ваши навыки.

Глаза детишек загорелись от восторга.

- Учитель!! Спасибо, учитель!

- А теперь ступайте тренироваться, - махнул рукой он.

- Да! – воскликнули эти трое и быстро скрылись с его глаз.

«Это можно считать педагогической победой? – задумался Шен. – Хотя не припомню, чтобы я сделал хоть что-то, что могло бы покорить их сердца…». Шен задумался, припоминая детали похода в город Тополя, и смущенно кашлянул. «Да я бы на их месте стал себя еще сильнее презирать!!»

Первоначально Шен направлялся в здание лектория в надежде поговорить с каким-нибудь прославленным мастером, не слишком его недолюбливающим, но сейчас припомнил, что где-то здесь должна быть библиотека. Решив, что так будет определенно безопаснее и продуктивнее, Шен пошел искать ее.

Инстинкт безошибочно подсказал ему верное направление, и вскоре он стоял перед входом в большое круглое помещение. Пока он шел сюда, ему встречались ученики, но все как один вели себя вполне стандартно: начинали трястись, опускали головы и тихо бормотали приветствия. Стыдно признаться, но подобная реакция его вполне устраивала.

Внутри помещение библиотеки оказалось значительно меньше, чем представлялось снаружи. Расположенные возле стен полки были доверху забиты свитками. Шен обводил их растерянным взглядом, не имея ни малейшего представления о том, как оно тут все систематизируется, пока не наткнулся на темную макушку. Длинные каштановые волосы струились по хрупким плечам. Девушка сидела на полу за низким столиком, склонившись над неким текстом.

Почувствовав, что кто-то вошел, она подняла голову, и сердце Шена пропустило удар. Он безошибочно признал в ней одну из основных прелестниц новеллы «Великий безумный», главную героиню Се Аннис. Да-да, родная дочь Се Сиаль, а также лучшая ученица пика Бессмертных красоток и одна из самых выдающихся мечниц в своем поколении.

Увидав, кто стоит на пороге, Се Аннис вздрогнула, но быстро совладала с собой и, встав из-за стола, склонилась в учтивом поклоне.

- Старейшина Шен.

Шен тем временем размышлял, что бы ему предпринять. Убегать сейчас из библиотеки было бы глупо, но и долго оставаться наедине с чужой будущей женой могло быть чревато. В конце концов он решил быстро взять первый попавшийся свиток, сделав вид, что приходил именно за ним, и уйти.

- Не обращай на меня внимания, - махнул рукой Шен, - продолжай заниматься своим обучением.

Зайдя, наконец, в библиотеку, он стал медленно идти вдоль стеллажей. Вскоре он заметил, что полки поделены на квадраты, каждый из которых отмечен символом.

Не удержавшись, он снова перевел взгляд на главную героиню. Она на год старше главного героя, значит сейчас ей около семнадцати. Красивая, юная и сильная. Идеальная главная героиня. Пока что, правда, они с Алом еще не знакомы. На самом деле читатель Шен искренне убивался, что главный герой не может отдать свою любовь только ей. Ему казалось, они стали бы идеальной парой, отлично дополняющей друг друга.

- Старейшина? – Аннис заметила, что Шен уже какое-то время стоит на месте и странно на нее смотрит.

- А что ты читаешь? – спросил тот, чтобы не объяснять, почему так завис.

Девушка почему-то замялась.

- Я… Я читаю об Осеннем шествии духов.

«!»

Шен чуть было не брякнул: «И что пишут?», но вовремя спохватился. Он молчал, раздумывая над правильной постановкой вопроса, когда Аннис растолковала его молчание по-своему и сбивчиво стала пояснять:

- Да, я знаю, что простым ученикам запрещено участвовать в шествии! Но я… но я уже достаточно сильна, чтобы пойти в этом году! – закончила она твердо, взглянув в его глаза с вызовом.

Шен посмеялся в душе.

- И почему же ты так туда рвешься?

- Ну как же… - опешила девушка. – Это же так увлекательно!

«Весело и задорно, - в уме дополнил Шен. – Нет, ну серьезно, что происходит на этом шествии?»

- Что же ты нашла такого увлекательного?

Девушка наблюдала, как вечно хмурое лицо самого устрашающего учителя ордена РР светлеет, а губы расплываются в невинной усмешке. Она впервые видела, чтобы учитель Шен улыбался. Эта улыбка тронула какие-то струны ее нежной души.

- Ну как же… - начала пояснять она. – Участникам приходится наряжаться духами, что довольно весело! К тому же, из-за того, что важным является то, кто дольше продержится в шествии и не будет разоблачен, происходящее напоминает соревнование! Да и основная цель очень заманчива – попасть на Поляну тысячи духов! Имя того, у кого это получится, войдет в историю!

«О! А звучит и в самом деле довольно весело», - мысленно согласился Шен. Вслух он также согласился:

- Ха! А ты права!

Аннис посмотрела на него расширившимися глазами.

- Ладно, продолжай углубление своих теоретических знаний, а я пойду.

- Разве старейшина Шен приходил в библиотеку не за конкретным свитком?

- Э-э, да, но я вспомнил, что сейчас у меня есть дела поважнее.

Уже когда он был у дверей, девушка снова его окликнула.

- Старейшина!

Шен терпеливо обернулся.

- А каким духом вы прикинетесь в этом году?

«Так вот, что имел в виду Шиан, когда заявлял, что я сам смогу выбрать!» - дошло до Шена.

- Это имеет значение?

- Огромное! – опешила девушка. – Именно от правдоподобности духа зависит, сколько заклинатель продержится в шествии!

- Я имел в виду: это для тебя имеет значение? – пояснил Шен. – Тебе-то какая разница?

Девушка выглядела обескураженной и сбитой с толку. Кажется, его последние слова прозвучали грубовато. Но, в конце концов, он же злодей, что с него возьмешь!

Думая так, Шен со спокойной душой покинул библиотеку. Теперь оставалось только узнать, когда именно это шествие духов.

[Системное уведомление! Открыта сюжетная арка «Осеннее шествие духов»! Открыто сюжетное задание «Проникновение на поляну тысячи духов»! Открыто сюжетное задание «Главный герой и главная героиня на Осеннем шествии духов»! +10 баллов к интеллектуальности главного злодея.]

«За интеллектуальность, конечно, спасибо, но… Главные герои на осеннем шествии?! Да за что ж ты меня так не любишь, а, Система?!»

Глава 13. Собрание старейшин

По дороге к административному зданию Шен наткнулся на Муана. Недолго думая, он без обиняков спросил:

- А когда Осеннее шествие духов?

- У тебя что, лихорадка? – вместо нормального ответа, забеспокоился тот. – Каждый год время шествия не меняется!

«Да что б тебя!»

- И что? – возмутился Шен. – Из-за трех месяцев медитации я не уверен даже, какой сегодня день!

Кажется, этот аргумент пришелся вполне по логике старине Муану, потому что он неожиданно адекватно ответил:

- Шествие начнется через четыре дня. И когда я говорю «дня», я не имею в виду «месяца», - не удержался от подколки он.

Взгляд Шена потемнел, но он ничего не ответил.

- Старейшина Муан. – Мимо прошествовал мужчина, вежливо поприветствовавший Муана, а Шена проигнорировавший.

- Старейшина Рэн, - так же учтиво поклонился ему Муан.

Шен наградил удаляющуюся спину в черных одеяниях тяжелым взглядом. А он уже почти забыл, общаясь с Муаном и Шианом, что большинство людей в ордене РР его все так же на дух не переносят.

Муан никак не прокомментировал эту ситуацию, видимо посчитав ее вполне естественной.

- Идем, - сказал он Шену и последовал за Рэном.

Удивившись в первое мгновение, Шен вспомнил, что сейчас как раз время очередного собрания хозяев десяти пиков ордена РР. Тихо вздохнув, он следом за Муаном и Рэном вошел в зал собраний.

- Ну надо же, - прокомментировал его появление хозяин пика Синих звезд, - сам господин Проклятого пика почтил нас своим присутствием!

Шен высокомерно кивнул ему, не проявив должного уважения. «Ну а что? Он первый начал».

- Могу ли я полюбопытствовать, как поживает Глубинная тьма? – продолжал все тот же старейшина.

- Глубинная тьма находится именно там, где ей самое место. Почтенный старейшина Лев может не беспокоиться, - изобразив чуть более вежливый поклон, отозвался Шен.

Пока они обменивались «любезностями», в залу вошли еще несколько человек, и теперь собравшихся стало ровно десять. Шен заметил длинный развернутый свиток, прикрепленный к колонне, и подошел посмотреть, что там за объявление. Свиток оказался озаглавлен «Состав Осеннего шествия духов», а дальше шел список всевозможных духов и демонов из ста персон. Рядом с некоторыми уже стояли точки и галочки.

«Видимо, этих уже кто-то выбрал». Он стал догадываться, что, чтобы прикинуться духом на шествии, необходимо изловить настоящего духа и занять его место.

Тем временем Шиан уведомил всех, что сегодня старейшины объявят список лучших учеников, которых они готовы взять с собой на шествие. Каждый может взять двоих на свое усмотрение.

Когда очередь дошла до Се Сиаль, она озвучила два имени, Аннис среди которых не было.

- Старейшина Се не возьмет свою лучшую ученицу? – обратился к ней Шен.

Женщина лишь фыркнула в ответ и обмахнулась веером.

Ну конечно она не хочет брать на опасное приключение свою дочь!

- Тогда я возьму Се Аннис и Ала Луара, - заявил Шен.

Понимая, насколько это подло по отношению к старейшине Се, он также знал, что должен найти способ, чтобы главный герой и главная героиня оба попали на шествие духов. Однако волны ненависти, обращенные к нему от людей в зале, стали сильнее.

Так как у пика Черного лотоса не было своих учеников, Шен одновременно являлся и человеком без учеников, и тем, кто может покарать любого из них. Выбирать ему также разрешалось из учеников всех оставшихся пиков.

- Я не позволю! – взвилась Се Сиаль.

- Я просто выбрал тех, кого считаю достойными, - развел руками Шен, стараясь сгладить углы. – Если Се Аннис откажется от участия – я не буду настаивать.

Он-то прекрасно знал, как она жаждет попасть на шествие духов!

- Старейшина Се, - обратился к той Шиан, - старейшина Шен в своем праве. Пусть так и будет. Если Аннис не захочет участвовать, никто не будет настаивать.

Се Сиаль напряженно кивнула. Видимо, она тоже прекрасно знала, что Аннис хочет участвовать. Но пока что у нее еще оставалась надежда, что она все же сможет отговорить свою упрямую дочь.

- Очередная низость со стороны проклятого Шена, - выплюнул в его сторону старейшина Рэн. – Впрочем, чего еще от него ожидать.

Его манера говорить о Шене в его присутствии так, будто его здесь нет, начинала того сильно раздражать. Отвернувшись, он вновь подошел к списку состава шествия и принялся внимательно изучать. Благодаря тому, что в бытность читателем, Шену всегда было интересно читать про разнообразных сверхъестественных существ, в духовно-демонической фауне мира «Великого безумного» он был неплохо подкован. Проглядев список пару раз, он принялся размышлять, чье место было бы удобнее занять. Обратив внимание на звездочки, точки и галочки рядом с именами, он отметил, что почти все слабые существа уже разобраны. Видимо старейшины решили не тратить много времени на «сценический образ», больше концентрируясь потом на том, чтобы их не разоблачили.

Взяв лежащую неподалеку кисть, Шен уверенно зачеркнул три имени в списке.

- Ты в своем уме? – тут же прокомментировали его действия.

Шен давно чувствовал, что рядом кто-то стоит, просто решил не обращать внимания. Теперь же все-таки пришлось обернуться и узреть хмурого Муана.

Шен пожал плечами.

- Вот это имя – это очень опасный злой дух, - Муан ткнул в список пальцем так, будто отчитывал отстающего ученика.

Шен нахмурился. Подобное поведение с главой пика Черного лотоса было недопустимо. Напустив на лицо побольше высокомерия, он холодно произнес:

- Я прекрасно осведомлен, кто здесь кто, старейшина Муан.

Муан отшатнулся так, будто его ударили хлыстом. В своей прямолинейности он никак не ожидал, что его заботливые намерения растолкую так превратно.

- Я не собирался умалять твои заслуги, но… - начал он, но Шен резко вскинул руку вверх, заставляя его остановиться. Ничего больше не сказав, он быстро пересек зал и вышел прочь.

Растерянные старейшины удивленно поглядывали на все еще стоящего столбом Муана. Не каждый день старейшина пика Славы позволял проклятому Шену так себя обрывать. Похмыкивая, старейшины вернулись к прерванным разговорам.



После собрания Шен, как и обещал, нашел своих «любимых» учеников и проверил их успехи в боевых навыках. Это немножко походило на избиение младенцев… Вздохнув, Шен заверил заливающихся потом учеников, что у них все получится, если они будут стараться упорнее. Те плакали и кивали.

Затем судьба столкнула его с главным героем. Мальчик караулил его у моста, ведущего на пик Черного лотоса. Так как Шену все равно необходимо было сообщить Алу, что тот участвует в Осеннем шествии духов, он в кои-то веки был искренне рад подобной встрече.

- Отлично, я как раз хотел тебя видеть!

Главный герой тут же радостно покраснел от этих слов.

«А ведь все-таки, какая милашка!» – мысленно покачал головой Шен, наконец-то рассматривая повзрослевшего Ала при солнечном свете. Ему удалось даже изрядно вытянуться, теперь доходя макушкой до плеча учителя. Светлые пушистые волосы ярко отливали на солнце, почему-то ассоциируясь у Шена с шерстью верного большого пса. Захотелось потрепать по холке и дать косточку. Шен потряс головой, выбивая из нее эти глупые ассоциации.

Хотя, объективности ради, стоит признать, что последнее время главный герой действительно стал напоминать верного терпеливого песика. Стоит приблизиться к которому, и тот начинает вилять хвостом и воодушевленно тявкать. Неужели сердце главного героя на самом деле больше не держит на него зла? Шену очень хотелось в это поверить, но он знал, что следует быть осмотрительней.

Так как молчание затянулось, Ал рискнул «тявкнуть»:

- Зачем учитель хотел видеть этого ученика?

- Ах да, - произнес Шен, вырываясь из собственных противоречивых мыслей. – Я хотел сообщить, что избрал тебя для участия в Осеннем шествии духов.

Учитывая грезы главной героини, Шен был уверен, что главный герой обрадуется. Однако вместо ожидаемых эмоций, он прочитал в его округлившихся глазах испуг. Э-э…

- У-учитель… Почему учитель выбрал этого ученика для шествия духов?..

- Ну…

Было бы неискренним с его стороны начать заверять главного героя, что Шен считает его лучшим учеником. На данном этапе новеллы Ал все еще был очень далек от звания «лучший». Подающий надежды, имеющий потенциал, но далеко не лучший. Но и сказать правду, что так потребовало «сюжетное задание», он, конечно же, не мог.

- Я думаю, что для тебя это станет полезным опытом, - наконец, величественно изрек Шен.

На Ала было больно смотреть, так он растерялся и испугался. «И это величественный главный герой? Гроза всего живого? Где его аура крутости??» Что должно было произойти в это скрытое за загадочной фразой автора «дни летели за днями» время, чтобы из этого пугливого создания мальчишка превратился в уверенного в себе молодого юношу, обольстившего красотку Инь, а затем и главную героиню? Видимо, писака Ер сам не смог увязать воедино эти моменты, поэтому просто опустил их!

«Да что б тебя, хрен маразматичный!! И почему именно мне приходится разбираться с твоими дырами в сюжете?!»

- Учитель уверен, что этот ученик достоин? – наконец, выдохнул Ал.

- Учитель более чем уверен, что ты справишься, - легко сказал Шен, похлопав мальчишку по плечу.

Ал отступил на шаг, поднял на Шена полные слез глаза, а затем развернулся и убежал.

«Снова убежал… Система, как ты думаешь, что он мог сейчас подумать?»

Возможно, он тронут подобным доверием учителя? Или вне себе от гордости, что его выбрали для шествия духов, минуя многих куда более сильных учеников? Может, решил, что учитель питает к нему особое расположение?

[Я думаю, он мог решить, что Шен вознамерился его убить], – заявила Система.

Шена словно молния поразила! Он побледнел, признавая правоту Системы.

Глава 14. Помощь потребуется духам!

Несколько дней до начала шествия духов пролетели в приготовлениях. Шен старался не пересекаться с главным героем, чтобы лишний раз не травмировать его и так хрупкую детскую психику. Он решил, что во время самого шествия на деле покажет, что не даст Ала в обиду, а пока все его увещевания, что все будет хорошо, совершенно бесполезны.

Зато избавиться от главной героини оказалось сложнее, чем он думал. Точнее, он вообще не думал, что захочет от нее избавляться. Но Се Аннис была на седьмом небе от счастья, что ее выбрали для шествия духов, и никак не могла прекратить выражать благодарности учителю! Видимо наивная девчушка навоображала себе, что тот разговор в библиотеке смог тронуть холодное старое сердце Шена, поэтому он выбрал ее для шествия духов. Правду он, конечно, сказать ей не мог, поэтому оставалось ее высокомерно игнорировать.

В назначенный час все собрались на площади для торжественных мероприятий. Десять старейшин пиков вместе с выбранными учениками образовывали круг, а оставшиеся учащиеся ордена РР стояли в зрительских рядах и с восторгом наблюдали за церемонией.

В церемонии не было ничего особенного, но почему-то она все равно казалась торжественной. Заключалась она в том, что старейшины с учениками поочередно подходили к постаменту в центре образованного круга и брали с него тканые разноцветные маски треугольной формы. На масках были начертаны талисманы с именами духов и демонов, выбранных для маскарада. Повязав на голову такую маску, заклинатель становился полностью не отличим для духов и демонов от того, кого эта маска символизирует. А уж то, насколько полным будет «перевоплощение», зависит уже от духовных сил заклинателя.

Цвета пика Черного лотоса были, по традиции, серебристыми, как и повседневная одежда его главы. Се Аннис и Ал Луар подошли к постаменту и взяли по треугольнику маски. Подождав, пока они отойдут назад, вслед за ними величественной поступью к постаменту приблизился Шен. Он поднял последнюю серебристую маску, на которой красной краской было начертано «Свирепый многорукий дух».

Муан был прав, называя этого духа крайне опасным. Вот только у него не было спойлеров из новеллы, а у Шена были, и он прекрасно знал слабость духа. А с этим знанием тот становился не опаснее свирепого котенка.

- Итак, - разнесся над площадью голос Шиана, - Осеннее шествие голодных духов начинается через несколько часов! Давайте пожелаем друг другу удачи!

Пока он говорил, несколько старейшин с учениками уже взмыли в воздух на мечах и покинули пик Таящегося ветра. Шен проводил их равнодушным взглядом.

У всех старейшин были карты с отмеченным примерным маршрутом шествия духов. Изучая карту несколько дней, Шен выстроил лучшие по его скромному мнению тактические приемы того, как эффективнее всего пробраться в строй духов. И обозначил несколько точек на карте, где он с учениками «поменяются местами» с выбранными духами.

Начать предстояло с заброшенного кладбища в нескольких километрах отсюда.

- Вперед, учитель Шен! – воодушевленно произнесла Аннис, встала на свой бессмертный меч и взмыла в небо.

Шен походя отметил, что с тех пор, как он взял ее в свою «команду», она называет его не старейшиной, а учителем. Он перевел взгляд на Ала. На самом деле, если задуматься, было довольно жестоко брать с собой такого слабого ученика. Он даже не мог сам летать на мече. Другие выбранные ученики, все как один гораздо дальше продвинувшиеся в обучении, кидали на мальца презрительные взгляды.

«А что я могу поделать?! – мысленно взвыл Шен. – Это все из-за глупого сюжета!»

Вздохнув, он дотронулся до Ала и поставил его перед собой на меч. Мальчишка вздрогнул от его прикосновения, и Шен совсем приуныл. «Неужели из-за этой выходки с шествием духов я растерял все так старательно зарабатываемые баллы расположения главного героя??»

Они взмыли в ночное небо. Аннис подлетела справа и последовала вслед за учителем.



Когда они приземлились на заброшенное кладбище, небо совсем потемнело.

- Первым изловим твоего духа, Аннис, - произнес Шен.

Девушка напряженно кивнула. Сосредоточенная и настороженная, она казалась натянутой струной. На Ала она не обращала никакого внимания.

А ведь мальчишке определенно нужно как-то завоевать ее уважение. Сегодняшняя ночь – прекрасная возможность или наладить их отношения, или запороть их навеки! Шену страшно было подумать, что выдаст Система, если из-за его действий главный герой и героиня возненавидят друг друга!

Так как в участии в шествии духов для учеников был свой элемент обучения, Шен не мог просто изловить всех духов сам и раздать ученикам, это было бы неправильно. Поэтому, оградив себя с Алом невидимым барьером, он оставил все действия за Аннис.

Девушка поудобнее перехватила меч и напряженно прислушалась. Пока все еще казалось, что они на кладбище одни. Но Шен уже чувствовал в стороне чужое присутствие.

«Дух лазурного пламени» имел красивое название и на первый взгляд привлекательный внешний вид, пока не выходил из своего хрупкого душевного (духового?) равновесия. Он представлял собой маленький голубой огонек, скачущий между надгробиями. Во тьме он заманивал путников к разрытой могиле и ждал, пока те, оступившись, упадут внутрь. Затем превращался в разъяренный призрак женщины или мужчины (по настроению) и нападал, разрывая шею несчастных, словно оголодавшая собака.

Шен выбрал этого духа для Аннис, потому что он не был особенно опасен для умелого заклинателя, да к тому же смотрелся довольно красиво.

Вскоре все трое смогли увидеть скачущий голубой огонек. Девушка спрятала меч и достала из складок одежды талисман с заклинанием усмирения духов. Шен с интересом следил за ее действиями.

Девушка кинула талисман в духа, но, соприкоснувшись с огоньком, талисман вспыхнул, объятый голубым пламенем, и сгорел, не причинив духу лазурного пламени ни малейшего вреда.

Шен только усмехнулся.

Ал поднял на учителя глаза и увидел на его лице злобную усмешку. По лопаткам парня побежал холодок. Абсолютно не представляя, что может твориться на уме у учителя, он вновь перевел взгляд на девушку.

А та закусила губу и снова кинула в огонек талисман. На сей раз она догадалась использовать духовные силы, чтобы защитить талисман от пламени, и Шен мысленно похвалил ее за смекалку. Дух взвыл и заметался по кладбищу, увеличиваясь в размерах, словно лавина. Вскоре «голубой огонек» озарил все кладбище лазурным светом, став размером с гигантский валун. Аннис на мгновение растерялась, теряя концентрацию, и талисман сгорел в синем пламени.

Истошно визжа, голубой огонь полетел на девушку.

Неодобрительно покачав головой, Шен сложил пальцы в управляющий жест. Его бессмертный меч вылетел из ножен и разрубил огненный шар на две равные половины. В правой руке Шена внезапно оказалась стопка талисманов, которую он кинул в огонь. Они окружили половинки шара и стали медленно сжимать кольца, пока слабый голубой огонь не мигнул и не погас. Кладбище погрузилось в темноту.

- Учитель, вы его уничтожили? – через какое-то время, выровняв дыхание, спросила Аннис.

- Я знаю, что ты и сама бы справилась, но нам нужно спешить, - стараясь приободрить ее, произнес Шен.

Аннис ничего не сказала, просто кивнула, соглашаясь с его словами.

- Шествие духов должно пронестись над этим местом в течение часа, - продолжил Шен. – Надевай свою маску и жди. Вряд ли кто-то решит напасть на «духа лазурного пламени», но на всякий случай жди, не выходя из защитного барьера. Мы найдем тебя в процессии.

Аннис снова молча кивнула и вынула из кармана треугольную серебристую маску с надписью «Дух лазурного пламени».

Шен вновь встал на меч, поставив рядом Ала, и уже собирался взмыть в воздух, когда Аннис окликнула:

- Учитель Шен!

- Да? – удивился тот, уже оторвавшись от земли.

- Будьте осторожны, пожалуйста!

Шен поднимался вверх на мече, глядя на ее хрупкую фигурку, застывшую посреди кладбища со светлой маской духа в руках, и в душе его закрадывалось нехорошее предчувствие, что все в корне идет не так.



Следующим на очереди был «Свирепый многорукий дух», а дух для Ала – напоследок, так как Шен боялся оставлять его одного.

Они приземлились на залитую лунным светом пустынную городскую площадь. Шен специально подобрал этот небольшой городок для своих целей сутки назад, предупредил немногочисленных жителей, чтобы они под страхом смерти этой ночью носы из дома не казали (впрочем, это было излишнем, так как простые люди в ночь осеннего шествия голодных духов запирали дома и ставни еще перед закатом и ждали до рассвета, не туша огонь и не смыкая глаз), и начертил приманивающие многорукого духа заклинания. У того не было шансов не явиться сюда сегодня!

Поставив главного героя на твердую землю, он оградил его барьером и строго сказал:

- Жди здесь и ни в коем случае не сходи с этого места!

Мальчишка напряженно кивнул.

Шен медленно прошелся по пустынной площади, прислушиваясь к шорохам. Своим обостренным чутьем он ощущал много людских жизней вокруг, прячущихся в ожидании рассвета. Что ж, именно то, что нужно.

Многорукого свирепого духа отличала особая нелюбовь к заклинателям. Появлялось это создание редко, но, если уж появлялось, непременно портило много крови мелким орденам, которым было трудно от него защититься. А все из-за того, что оно впивалось в тело заклинателя своей сотней рук и вытягивало из того всю духовную энергию. И чем сильнее сопротивлялся заклинатель, тем сильнее становился захват рук.

Хитрость заключалась в том, что, если совсем не двигаться, – существо становилось бесполезным комком конечностей, не способным поглотить ни грамма чужой энергии. Однако мало кому было под силу не запаниковать при виде огромного летящего на него комка шевелящихся рук, и мало кто мог бы остаться без движения, почувствовав, как эти руки дотрагиваются до его шеи.

Секрет борьбы с этим созданием был найден случайно, когда один из заклинателей, на которого напала тварь, оцепенел от страха, не в состоянии двинуться. Существо попрыгало рядом, пугая его до колик, уменьшилось в размерах, обиженно взвыло и ускакало восвояси. С тех пор «Свирепый многорукий дух» был значительно понижен в статусе и его почти никто не боялся.

Однако до подобного открытия оставался еще добрый десяток лет.

Ухмыльнувшись и предвкушая легкую победу, Шен смочил палец в чернильнице и начертал у себя на груди: «тот самый лакомый кусочек», снабдив простые символы некоторыми особенностями, превращающими обычные слова в заклинание, тем самым сделав из себя живой талисман по привлечению многорукого духа.

Слегка вынув меч из ножен, Шен застыл посреди площади и принялся ждать. Он даже не успел толком заскучать, когда увидел, что на него летит клубок из шевелящихся, мертвенного цвета рук. Выглядело это воистину мерзко и отвратительно, Шену стоило огромных усилий не сдвинуться с места. Теперь он начал понимать, почему так нескоро было найдено слабое место духа. Да оно настолько отвратное, что так и тянет закричать и бежать прочь! Не столько от страха, сколько от омерзения! А если подобная штука еще и дотронется… брр. Понятное дело, что все отчаянно пытались сбросить ее с себя, из-за чего и погибали.

«Ладно, - успокоил себя Шен, - это всего лишь мерзкие мертвые руки».

Он не двигался, ожидая, пока существо попытается коснуться его, разочаруется и сдуется. Свирепый многорукий дух как будто нарочно пугал его, раздуваясь в размерах и истошно вереща. Наконец, существо решило, что достаточно напугало свою жертву, и бросилось на Шена. Все так же не двигаясь с места, тот не смог удержаться от того, чтобы хотя бы не закрыть глаза.

Ожидая холодного прикосновения многорукого монстра, он стоял с закрытыми глазами посреди площади. Однако вместо прикосновения последовал удар, отбросивший Шена назад на добрых два метра. Он почувствовал, как его со спины поддержали две пары рук, и потрясенно открыл глаза.

- Старейшина Шен, вы в порядке? – его удерживали двое незнакомых учеников.

А прямо перед многоруким духом стоял Муан с обнаженным мечом! Так это он его так отшвырнул?!

Подскочив на ноги, Шен завопил на прославленного мечника, уже вовсю отбивающего многорукие атаки:

- Что ты творишь?!

- Это ты что творишь?! – парировал Муан, на мгновение обернувшись к нему. – Собирался отдать себя на растерзание этой твари?! И эта… - он на мгновение замер, увидев пересекающую грудь Шена надпись «лакомый кусочек».

Этой заминки было достаточно, чтобы одна из изворотливых рук схватила Муана за запястье, тут же выкачивая его духовную энергию.

- Не двигайся! – закричал Шен.

Да когда он его слушал?! Муан принялся яростно сопротивляться, тем самым даря многорукому духу все больше сил. Меч выпал из ослабевшей руки, дух повалил старейшину пика Славы на землю, наседая сверху.

- Мастер Муан!! – взревели его ученики и кинулись на духа, обнажая клинки.

Свирепый дух ударом нескольких рук отбросил их с такой силой, что ученики врезались в стену дома и затихли. Выкачав столько энергии из бессмертного заклинателя, многорукий дух приобрел колоссальную мощь, невиданную им ранее.

«Да как ты так все испортил, Муан?!» - в сердцах воскликнул Шен.

Он вынул из ножен меч и провел острым лезвием по ладони своей левой руки. Кровь быстро закапала на землю. Окровавленным пальцем Шен быстро обвел привлекающие нечисть символы на своей груди.

Дух, наконец, почуял свежую кровь с переполняющей ее духовной энергией и отлип от почти бездыханного Муана, вспомнив, кто на этой площади на самом деле «лакомый кусочек». Надеясь, что на сей раз никто не выскочит ему на «помощь», Шен замер на месте.

Он почувствовал, как холодные руки обхватили его шею, сжали запястья, заелозили по груди, толкая на землю. Хватка на мгновение усилилась, пугая до дрожи, а затем руки дрогнули и встряхнули его, словно недовольная девица, которая хотела ласк, а получила бревно в постели.

Руки в последний раз сжали его тело, а затем отпустили. Шен открыл глаза и увидел, как монстр быстро уменьшается в размерах. Сложив пальцы в управляющем жесте, хозяин Проклятого пика заставил свой меч взмыть в воздух и покрошить многорукого на салат. При этом вырывающуюся из него духовную энергию Шен аккуратно направлял в сторону Муана. Пускай вся она к нему вернуться не сможет, но хоть что-то в него впитается. Через минуту все было кончено.

Оценив, что с Муаном все более-менее, Шен поспешил помочь его ученикам. Он направил на них часть своей духовной силы, действуя как «скорая помощь».

Муан закряхтел и открыл глаза. Чувствовал он себя так, будто неделю тренировался без отдыха. Сев и бестолково помотав головой из стороны в сторону, он некоторое время не верил, что многорукий дух сподобился отпустить его, оставив в нем так много духовной энергии. Сознание пронзило острое осознание того, на какой «лакомый кусочек» свирепый дух мог переключить свое внимание! Муан резко подскочил на ноги, призывая меч и оглядываясь по сторонам.

Шен как раз закончил помогать его ученикам и выпрямился, обернувшись к нему. Сложив руки на груди, он покачал головой и вздохнул, глядя на мечника, как на нерадивого ребенка.

- Даже как-то не хочется комментировать эту ситуацию, - признался Шен.

- Что случилось?! Где многорукий дух?!

- Где-где – в мире ином! – зло воскликнул Шен. – И, если бы не ты, мне не пришлось бы резать свою руку, приманивая его кровью!

Муан растерянно смотрел на старейшину Проклятого пика. В лунном свете в своих серебряных одеждах он казался особенно величественным, вот только… Вот только его грудь пересекала надпись «лакомый кусочек», что как-то искажало образ.

Муан не сдержал легкий смешок.

Шен хмуро смотрел на него. Он догадывался, что этого человека вряд ли можно усовестить. По всему выходило, что это или крайне странное совпадение (что в принципе не так уж невероятно в мире этого бездарного писаки Ера) или он намеренно следил за ним. Вот только зачем – Шену было не очень понятно. Неужели настолько не верил в его способность одолеть какого-то злобного духа??

- Как ты с ним справился? – словно в подтверждение его мыслей, спросил Муан.

- Играючи. Я ведь все-таки владыка пика Черного лотоса, годами тренирующийся на Глубинной тьме! Неужели мне может быть не по силам обычный злой дух?!

Муан выглядел смущенным. Кажется, он начал понимать, что лишь путался у него под ногами.

Шен остался доволен произведенным эффектом.

- А где твои ученики? – оглядывая площадь, перевел тему Муан.

- А ведь и правда, - спохватился Шен. – Ал, выходи! Ал!

Он посмотрел по направлению барьера и увидел, что за ним никого нет.

«Система!! Куда делся главный герой?!»

Глава 15. Может, снимешь это?

[Желаете использовать «бонусный рояль в кустах»?] – тут же отозвалась Система.

«Я что-то после предыдущего рояля как-то не очень уверен, - честно признался Шен. – А ты не можешь мне просто сообщить, куда он делся?»

[Я понятия не имею!] – фыркнула Система. - [Я следую за пользователем!]

- Последний раз он стоял здесь… - вслух произнес Шен, надеясь, что Муан может предложить что-то дельное.

- Может, он испугался и убежал? – предположил тот.

- За кого ты принимаешь моего ученика?! – возмутился Шен.

Муан оценивающе посмотрел на него.

- Ну да, - признал он, - учитывая, как рьяно он бросился в тот раз на твое спасение, маловероятно, чтобы сейчас он просто убежал.

- Правда? – воодушевился Шен.

Главный герой на самом деле сам ринулся его спасать?? Он всегда думал, что, пойдя с Муаном, главный герой просто не имел другого выбора.

- Чему ты так радуешься, будто бы он хоть как-то поучаствовал в этом твоем спасении? – хмыкнул Муан. – Что его было, что не было – он не сыграл никакой роли.

- И правда… - нахмурился Шен.

Как-то так выходило, что пока что главный герой и в самом деле не сделал ничего, что бы хоть как-то выделило его из толпы. Пора это менять, если злодей все еще надеется продвинуть сюжет! А Шен надеялся!

- Кстати… Думаю, можно считать, что сегодня мы квиты. Я спас тебя тогда, а ты меня – сейчас.

Шен удивленно приподнял бровь. Не думал, что Муан способен первым признать подобное. Он не стал уточнять, что спасать сейчас того нужно было из-за его же собственной глупости.

Шен просто улыбнулся, принимая его слова. На мгновение на площади воцарилась тишина.

«И все же, где главный герой???»

[Так желаете использовать «бонусный рояль в кустах»?]

«А почему «бонусный»?» - насторожился Шен.

[Так как в оригинале новеллы не описывается этот промежуток времени, классический рояль в кустах от автора отсутствует. Но предусмотрена функция бонусных роялей, сгенерированных автоматически.]

«Звучит не самым привлекательным образом…»

[Так желаете использовать «бонусный рояль в кустах»?]

«Блин, куда я денусь? Желаю!»

[Пожелание пользователя номер два будет выполнено.]

Шен застыл в ожидании. Какое-то время казалось, что ничего не происходит, а затем Муан привлек его внимание.

- Это что, лесной дух?

Шен проследил за направлением, в котором смотрел Муан, и увидел маленького светлячка, быстро скрывшегося за домами. Э?..

- А этот город, он случайно не стоит в лощине между тремя лесами? – продолжил Муан.

- Может, и стоит… А что с того?

- Ты что, забыл, какая сегодня ночь?

- Ночь буйства духов, - ответил Шен, словно на экзамене.

Муан смотрел на него, приподняв брови. Лунный свет плясал на его белых волосах, делая их совсем невесомыми, будто они были продолжением этого света… Шен что-то отвлекся.

- Неужели мальчишку могли похитить лесные духи?! – возмутился он.

Муан кивнул, подтверждая его догадку.

- Но я же оградил его барьером!

- Должно быть, он вышел из него.

«Ну почему лесные духи похитили именно его?! Ах, ну да, о чем это я… Он же главный, мать его, герой! На котором свет клином сошелся!»

- Ладно, - решил Шен. – Возвращайтесь к осеннему шествию, а мне нужно найти своего ученика.

Он хотел было двинуться прочь, но Муан остановил его, придержав за локоть.

- Нет.

- Что еще за «нет»? – не понял Шен.

- Я пойду с тобой. Мои ученики все равно слишком пострадали, я не могу позволить им участвовать в шествии. Возвращайтесь в орден, - скомандовал он стоящим поодаль и тихо поохивающим парням.

- Да, мастер, - угрюмо произнесли те, поклонились и встали на мечи.

Шен проводил их полет взглядом. Справа от них он заметил череду мелких огоньков, словно стаю светлячков, вереницей тянущуюся вдаль.

«Очень удобно», - прокомментировал он Системе.

- А нам, думаю, туда, - вслух сказал он, взмывая на мече.

Вереница огоньков тонула в лесном мраке. Шен и Муан следовали за лесными духами.

«Интересно, в этом и заключался весь бонусный рояль?», - подумал Шен, вслед за огоньками спускаясь в лесную чащу. Его мысли прервал летящий на него злой дух.

Расправившись с несчастным одним взмахом руки со сконцентрированной в ладони силой, Шен краем сознания отметил, что это как-то странно. Хотя, сегодня все духи чувствуют силу и особенно бунтуют.

Лента светляков продолжала тянуться вдаль. Идя вдоль нее, Шен и Муан то и дело натыкались на всякую нечисть. Особенно, почему-то, доставалось Шену. Не то, чтобы это было слишком утомительно, но из-за постоянных отвлечений на посторонние темы, продвигались к искомой цели они очень медленно.

- Может, снимешь это?! – наконец, не выдержал Муан, перерубая надвое очередного мелкого духа.

- О чем ты?

Не отвечая, разозленный Муан указал пальцем ему на грудь. Скосив взгляд, Шен увидел нарисованные на ткани символы. И тут до него дошло, что происходит! «Лакомый кусочек» для духов!

Он нахмурился. Как-то он этот момент не продумал. Раньше он собирался просто перекрыть надпись краской, плеснув из чернильницы, но после деятельной «помощи» Муана, ему пришлось обвести надпись кровью, и такое чернила не перекроют.

- Снимай!

Вот уж нет! Снять верхнюю одежду и остаться в нижней?! Да это просто немыслимо для прославленного заклинателя Шена! В конце концов, уж лучше пара-тройка десятков духов, чем это!

Решительно покачав головой, Шен собирался было продолжить путь, как внезапно Муан сделал резкий выпад к нему. Послышался громкий треск рвущейся одежды. Шен ошарашенно стоял и смотрел, как Муан выпрямляется, держа в кулаке большущий кусок серебристой ткани. Он даже не понял, как это у него так ловко вышло!

- Ты!.. – он задохнулся от возмущения, выхватывая меч. – Да как ты посмел!..

Хоп! В лицо ему прилетел верхний халат Муана.

Шен молчал, негодуя, но аргументы у него закончились. В конце концов он решил, что глупо сейчас тратить время на разборки по этому поводу, и, спрятав меч, натянул поверх своей порванной одежду Муана. Ничего не произнося, он развернулся и продолжил путь, внутренне все еще кипя от злости.

[Рейтинг злодея понижен], - тут же добила Система. – [-10 баллов к уважению злодея в глазах общественности. +10 баллов за покладистость.]

Шен чуть не умер от гнева!



Через какое-то время плеяда мелких лесных духов вывела их на поляну, в середине которой возвышалось огромное могучее дерево. Продолжая свой плавный полет, огоньки тянулись и исчезали между его корней.

Шен ступил за ними.

- Подожди, - окликнул его Муан, впервые нарушив молчание после произошедшего инцидента, - если мы ступим туда – то попадем на территорию царства фейри!

Шен, все еще злой из-за случившегося, обернулся к нему и ответил:

- Учитывая, сколько из тебя выпил духовной энергии многорукий дух, тебе лучше присесть на пенек и отдохнуть. Я сам схожу за своим учеником и вернусь.

Провокация, почему-то, не удалась. Муан спокойным голосом продолжил:

- Я просто хотел предупредить, что на той стороне следует быть осторожнее.

Шен фыркнул и отвернулся от него. Вновь вынув из ножен меч, он медленно последовал за светляками.

Пройдя в темноту между корнями деревьев, он внезапно оказался в месте, переливающемся разноцветными огнями. Вокруг по-прежнему была ночь, но в небе кружили фиолетовые шары, мимо проплывал поток желтых светлячков, под ногами покачивались без ветра красные цветы, чьи багряные сердцевинки тускло светились.

[Внимание! Вы входите в новую локацию «Мир фейри»!] – сообщила Система. – [Разблокирована территория «Царство фейри и лесных духов»! Найдено сюжетное задание «Разговор с королевой фей»! Принято сюжетное задание «Разговор с королевой фей»!]

- Тут просто невероятно… - тем временем протянул Шен, осматриваясь по сторонам.

Муан застыл рядом с ним.

- Куда теперь? – через минуту созерцания прекрасного спросил он.

- Последуем дальше за огоньками, - уверенно определил Шен.

Огоньки привели их к раскидистому дереву, еще более величественному чем то, через которое они попали сюда. Светляки ручейком вливались в крону, которая горела от обилия огней. Корни дерева образовывали трон, на котором восседала великолепная прелестница. Ее пышные формы были скорее открыты, чем прикрыты полосами зеленой ткани, голову венчала тиара, созданная из веток, по бокам пышной прически торчали длинные острые уши, а огромные раскосые глаза уставились, кажется, в самую Шена душу.

Только вобрав ее всю взглядом, Шен заметил, что рядом с троном, счастливо и глупо улыбаясь, восседает главный герой.

«Ну что ж ты так!» - тоскливо подумал он прежде, чем королева успела вскочить и прокричать:

- Ты! – и указала прямо на Шена. – Проваливай отсюда! Темный не смеет здесь находиться!

На мгновение Шен застыл, а затем усмехнулся, окидывая королеву фей довольно лукавым взглядом.

В общем, играл он великолепно, но сам был несколько растерян.

- Конечно-конечно, - все же вымолвил он, - меня и самого совершенно не прельщает у вас задерживаться. Дела, знаете ли. Вот только я никуда не уйду без него, - он кивнул в сторону главного героя. – Них, - через мгновение поправился Шен, вспомнив еще и о Муане.

- Раз год в эту ночь я выхожу в мир людей, чтобы выбрать счастливчиков, которые будут служить мне до следующего года, - почему-то пустилась в пояснения королева фей. – И в этом году я выбрала этого паренька, - она нежно погладила Ала по светлой макушке. – И раз уж вы сами пришли, я, так и быть, позволю блондину остаться. Но вот на тебе – метка проклятья, ты не можешь находиться в священных землях!

«Блондин» рядом с Шеном кашлянул.

- Вообще-то, госпожа, я также не планирую оставаться. Мы пришли за этим мальцом – только и всего. Советую вам отдать его мирно – или же придется вырывать его из ослабших рук вашего хладного тела.

«Ничего себе, как патетично», - удивился Шен, искоса глядя на Муана. Но в целом с постановкой вопроса он был согласен, поэтому ничего не добавил.

Глаза красавицы недобро сузились.

В следующий миг Шен почувствовал, что почва уходит из-под ног. Он прыгнул и ухватил Ала за рукав.

И затем он осознал, что сидит на земле. Главный герой (слава Великому Божеству!) сидит рядом.

- Эй, Ал! – легонько потряс его Шен.

Взгляд мальчика, наконец, стал сфокусированным, а с губ исчезла придурковатая улыбочка.

- Учитель? – растерянно глядя на него, произнес Ал. – А что случилось?

Шен ему даже слегка посочувствовал. Надо же, как обидно: тебя выбрала сама королева фей, великолепная красотка, привела в свое изумительное царство, а ты ничего не помнишь! Досадно, однако.

Шен встал и осмотрелся по сторонам. Муана нигде не было. Нигде ничего конкретного не было, если уж честно. Земля под ногами была тверда, но о цвете или консистенции Шен не ответил бы с уверенностью. Вокруг вроде бы было пустое пространство, но какого оно цвета, Шен бы также не сказал. Рядом будто бы что-то росло, но может быть было построено. Земля была плоской, но вроде бы возвышалась.

[Поздравляем!] – взорвалась Система. - [Сюжетное задание «Разговор с королевой фей» успешно выполнено! Злодей получает +10 к лидерству.]

«И на том спасибо».

[Локация «Падь Саллан» успешно открыта!] – добавила Система.

- Похоже, мы попали в ловушку королевы фей, - уподобляясь справочнику, поведал Шен Алу. – Это «Падь Саллан» – место злых снов. И выбраться отсюда будет непросто.

- Почему? – ловя каждое слово учителя, спросил Ал.

- Потому что у каждого есть сны, воплощения которых он никогда бы не пожелал.

Глава 16. Повышение самооценки через членовредительство

Падь Саллан нельзя было назвать полноценным миром или измерением, это было некое «подмирье», территория, куда забредали самые неприятные создания, где жизнь текла и не текла одновременно, и многим подобное положение вещей приходилось очень по вкусу. К сожалению для таких тварей, полноценно жить в таком подмирье было невозможно, поэтому зона Пади Саллан более всего походила на курорт для демонов.

Шен знал об этом месте, потому что старейшины ордена РР иногда использовали погружение в Падь Саллан как испытание для завершающих обучение заклинателей. Особенность посещения этого места людьми заключалась в том, что физическое тело при этом оставалось в реальном мире. Это значило, что сейчас их с Алом тела пребывают где-то в царстве фейри в бессознательном и беззащитном состоянии. Следовало поскорее выбираться отсюда, однако подобное было невозможно без испытания, преодоление которого открывало путь в реальный мир.

Прекрасная арена для проверки силы духа заклинателя.

Вот только Ал был бы готов к подобному только через долгие годы самосовершенствования, не сейчас. Сейчас подобный опыт мог навредить его душе.

- Не отходи от меня ни на шаг! – предупредил Шен.

Он перевел взгляд на Ала и подумал, что подобные предостережения излишни. Мальчишка выглядел настороженным испуганным зверьком, готовым в любом момент спрятаться за «мамочку».

Через какое-то время пространство, по которому они шли, стало меняться. Под ногами выпросталась широкая дорога, слева замерцали перламутром некие цветы-сталагмиты, а справа пустое пространство разбавила собой темная, с виду человеческая фигура.

- Учитель, что происходит? – тихо спросил Ал.

- Кажется, Падь Саллан нашла слабое звено, - напряженно ответил Шен, вглядываясь в черты человека перед ними.

Почему из всех возможных существ, они встретились именно с этим? Хотя, к чему подобные вопросы? Все было более чем очевидным: подобная встреча одновременно ударит по ним обоим. Подорвет доверие к Шену и внесет смятение в мятущийся дух Ала.

Перед ними стоял Шен собственной персоной. Точно такой же Шен, как тот, что находился рядом с Алом.

- Ал! – очень правдоподобно взволнованно воскликнул он. – Рядом с тобой демон, отойди от него!

Ал расширил округлившиеся глаза.

«Срочно выдайте Оскар этому недоделанному актеру!» - мысленно прокомментировал Шен.

- Перед нами доппельгангер, - вслух произнес он, глядя на растерянного мальчишку. – Такая тварь воплощает все самые негативные качества человека, в которого перевоплощается, вытягивая информацию о нем из его собственного разума и представления окружающих. Тебе следует закрыть свой разум.

- Ал, разве ты не видишь, что это – не я? – тем временем вещала подделка, тыча в настоящего пальцем. – Вглядись в его глаза! Он намерен заморочить тебе голову и убить!

- Ал, не слушай его.

- Ал, весь этот мир – одна огромная подделка!

- Ал!

- Ал!

Мальчишка в растерянности попятился. В глаза его читалось смятение, он переводил взгляд с одного учителя Шена на другого и больше не мог понять ничего.

- Демоны тебя побери, Ал! – возмутился настоящий Шен.

Ал вздрогнул от этого злого тона. Еще раз посмотрев на обоих, он развернулся и бросился прочь.

Шен кинул на доппельгангера презрительный взгляд. Если бы он не знал, что эту тварь нельзя просто так убивать, то немедленно бы его прикончил. Но раз уж демон превратился в него, любая рана на его теле, нанесенная Шеном, немедленно отразится на нем самом. Таков эффект зеркала, что воплощал собой этот демон.

Мысленно Шен возмущенно фыркнул. Читая новеллу, ему нравилось, что Ер собрал в своей мистической фауне существа из разных мифологий, а вот сейчас он что-то был не рад такому разнообразию.

Доппельгангер вернул ему такой же презрительный взгляд. Шен отвернулся и бросился бежать за Алом.

Парень не успел убежать далеко, но этого хватило, чтобы он полностью потерял из вида двух Шенов. Поэтому, когда перед ним возникло еще трое, он чуть не впал в отчаяние.

- Что, отморозок, - с ледяной усмешкой обратился к нему один из них, - не в состоянии отличить оригинал от подделки? Какой же ты тупой!

- Думаешь, я такой добренький? – подхватил другой. – Буду вечно терпеть такую бездарность рядом? Сколько всего я предпринял, чтобы ты, наконец, подох! Но на тебе все заживает, как на собаке! Вшивой уличной шавке.

- Посмотри на меня, - произнес третий. – Как ты смеешь дышать со мной одним воздухом? Как такой отброс смеет дотрагиваться до меня? Смеет отвлекать мое внимание?!

Дыхание Ала перехватило. Они озвучивали самые тайные его мысли, вынимали на свет его сомнения и страхи, которые он пытался, но не мог усмирить. Его неуверенность, его презрение к собственной слабости, его сомнения в собственной достойности.

Сзади приблизилось еще два существа, точные копии учителя Шена. Ал в страхе отпрыгнул в сторону.

- Тебе необходимо успокоиться! – воскликнул один из них.

- Да, успокойся и сдохни уже наконец, - добавил второй.

Это было уже чересчур. Вместо отчаяния сердце главного героя заполнила злоба. Злость трансформировалась в энергию, и он ударил ею одного из Шенов что было сил. Тот отлетел на несколько метров, покатился по земле, а затем поднялся и разразился каркающим нечеловеческим смехом.

- Нет, Ал! – воскликнул другой Шен. – Ты не можешь победить их с помощью грубой силы! Ты должен побороть страхи и сомнения в собственной душе! Именно из тебя они черпают эти образы!

- Да, Ал, - согласился еще один, - ведь все, что в тебе есть, – это страхи и сомнения! А может, ты не зря всегда сомневался, достоин ли быть учеником ордена РР? Твои желания расходятся с возможностями! Я всего лишь пытался показать тебе твое место!

- Или я когда-то был не прав? – подхватил другой. – Разве был хоть день, когда ты показал мне, что не полная бездарность? Хотя бы мгновение, когда ты показал, наконец, на что ты способен!

- Я покажу, на что способен, сейчас!! – закричал мальчишка.

Шен перед ним высокомерно рассмеялся.

- Вперед, удиви меня, - предложил он.

Его взгляд, направленный на Ала, ни на мгновение не покидало презрение.

Настоящий Шен в отчаянии наблюдал за происходящим. «Столько кропотливой работы, чтобы главный герой перестал меня ненавидеть! Столько работы – и всего лишь пара мгновений, чтобы вновь перевернуть все с ног на голову!»

Он бы с радостью уничтожил всех этих доппельгангеров, если бы это была его битва. Но он не мог ни царапинки на них оставить без вреда для себя. А Ал был слишком эмоционально нестабилен, чтобы взять свои чувства под контроль и подумать!

Шен наблюдал, как Ал бьет то одного, то второго похожего на него как две капли воды демона. В какой-то момент он заметил наслаждение на лице мальчишки. Если все продолжится в том же духе, демоны Пади Саллан поглотят его душу!

- Что, отброс, это все твои силенки? Кажется, твое обучение в ордене в самом деле было ошибкой, - заявил один из лже-Шенов.

- Ненавижу!! – закричал главный герой. – Как же я вас ненавижу!!

Настоящий Шен вздрогнул от этого крика. Сейчас он воочию видел начало зарождения той ненависти, что прочитал в глазах главного героя в момент своей казни. Если это продолжится, демоны сломят его, а настоящий Шен навсегда лишится возможности как-то повлиять на свое предначертанное будущее.

Ал схватился за голову и согнулся, будто терзаемый сильной болью.

- Ал! – Шен сделал шаг к нему.

Мальчишка резко выгнулся и закричал.

Шены вокруг безостановочно твердили самые гадкие вещи.

- Ал!

Настоящий Шен подскочил к нему и обнял, не давая ему захлебнуться в этих волнах ненависти. И почувствовал, как разливается по груди боль. Рука главного героя со сконцентрированной в ней духовной энергией пальцами уперлась в район его сердца. Казалось, эти пальцы прямо на душе выжигают глубокие следы. Шен обхватил мальчишку еще сильнее.

- Когда-нибудь ты сможешь отомстить мне, - успокаивающе прошептал он ему на ухо.

Мальчишка в его руках вздрогнул. Лже-Шены исчезали один за другим. Остался лишь один, настоящий. Он все еще опасался разжимать объятия.

- Учитель, - через какое-то время позвал Ал.

- М?

- У вас кровь…

Шен, наконец, отпустил его и отошел на шаг. Он перевел взгляд на свою грудь. Пять кровоточащих точек, расположенные полукругом, в тех местах, где его касались пальцы Ала. Блин, а талантливый малый. Больно до одури!

Шен перевел взгляд на Ала и заметил, что тот чуть не плачет.

- Ничего страшного. Неужели ты веришь, что твоему учителю может повредить такая мелочь?

Главный герой выглядел обеспокоенно, но прощения не просил. Помогло ли то, что он слегка выплеснул на доппельгангеров затаенную обиду? Или же воспоминания, наоборот, стали ярче вместе с ненавистью? Шен бы все заработанные баллы отдал, лишь бы получить возможность читать мысли главного героя!

Напряженно смотря потемневшим взглядом, Ал протянул руку и дотронулся до алых точек на груди учителя.

Адская боль, которая, казалась, стала затихать, расцвела с новой силой! Не сдержавшись, Шен слабо вскрикнул.

И после этого весь мир словно рассыпался на мелкие осколки, а они оказались на залитой лунным светом поляне рядом с раскидистым деревом, через корни которого Шен вместе с Муаном попал в царство фейри.

Ал внимательно смотрел на учителя. Кровавых пятен на его груди больше не было.

«Да что б тебя! – думал Шен, прислушиваясь к своим колеблющимся духовным силам. – Я снова позволил ему себя ударить! Как раз по старым шрамам! А ведь прошлая ментальная рана только-только перестала меня беспокоить!»

Рядом завозился и сел Муан.

- А ты здесь откуда? – вздрогнул Шен.

- А сам здесь откуда? – в тон ему отреагировал тот.

- Выбрались – и ладно, - отмахнулся Шен, которому откровенно лень было сейчас даже просто расспрашивать, где был Муан. – На носу шествие духов. Если мне не изменяет мое чутье, оно должно пронестись здесь с минуты на минуту!

- Но, учитель, мы еще не уничтожили моего духа, - забеспокоился Ал.

Шен не очень переживал на сей счет. Он уже решил, что, когда шествие будет проноситься мимо, он просто выхватит оттуда первого попавшегося духа, изобьет до второй смерти, а Алу сделает маску с новым именем.

Но все оказалось еще проще: Муан порылся в карманах и протянул Алу треугольную маску голубого цвета.

- Этого мы с учениками уже прикончили. Так как они больше не участвуют в шествии – место пустует.

- Спасибо, мастер Муан! – с трепетом забирая маску, поблагодарил Ал.

На Шена он все это время старался не смотреть. Даже когда спрашивал о маске, потупился на траву.

«А, к чертям все, - мысленно махнул рукой Шен и смирился. – Кажется, мне суждено остаться ненавистным. Такая многолетняя ненависть так просто не пройдет. Глупо было надеяться, что я изменю его отношение парой добрых поступков».

[Системное уведомление. +100 к крутости главного героя. Разморожена шкала «самомнение главного героя». Шкала «самомнение главного героя» повышена до 0.]

«Хотя звучит и не очень, но это же значит разом +1000! – восхитился Шен. – И всего-то и надо было – что позволить ударить себя! Побил главного злодея – и смотри как сразу уровень повысил!»

Но на самом деле Шену было совсем не смешно. Он начал думать, что успешное восхождение героя по сюжетной линии и комфортное существование злодея – вообще невозможны в одной вселенной. Если всего лишь раз ударив его, главный герой тут же заработал столько очков крутости и так повысил самооценку, то что же дальше? И к чему все его ухищрения и старания, когда проще всего-то подставиться под удар??

- Шен, - еще раз позвал Муан.

- Что?! – разозлился тот.

- Доставай скорее маску, шествие духов уже видно на горизонте.

Глава 17. Шествие голодных духов

Осеннее шествие духов было похоже на праздничную процессию. Некоторые духи несли фонари, некоторые духи сами являлись фонариками, над процессией витали призрачные огни. Выглядело это празднично! Кого только не углядел в этой толпе скрытый под маской Ал. Твари доселе невиданные предстали перед ним, но самое удивительное – не спешили нападать!

Когда шествие проносилось над местом, где стояли учитель Шен, мастер Муан и Ал, скрытые под масками духов, их словно бы затянуло в этот строй. Через мгновение Ал обнаружил себя вышагивающим рядом со странным духом с рыбьей головой. Резко обернувшись, он с облегчением обнаружил, что учитель идет рядом.

Несмотря на окружение удивительных существ вокруг, юношу куда больше заботили события, случившиеся в Пади Саллан и то, что сказал ему учитель. «Когда-нибудь ты сможешь отомстить мне». Но что, если Ал не хотел ему мстить? Да, он все еще не мог просто взять и забыть все обиды, которые в прошлом нанес ему учитель… И ему очень, очень сильно хотелось, чтобы он понял, насколько ему было больно!! Но он также не хотел причинять учителю боль. Это было довольно противоречивое ощущение. Наверное, он все-таки хотел ударить. Вспомнив это холодное, самодовольное лицо, он захотел ударить его, стереть усмешку с этих губ! Но ударил он не этого человека. А того, кто бережно сжимал его в объятиях. Он не защищался. С его уровнем духовных сил, он мог бы легко отразить любую атаку Ала, но он не защищался!

Юноша думал об этом, сжимая кулаки. Учитель и мастер Муан шли теперь чуть впереди. Ал только сейчас обратил внимание, что на Муане только нижние одежды, а его верхний халат надел Шен. Когда он увидел эту картину, взгляд его потемнел, а кулаки еще сильнее сжались.

Шен тем временем пытался углядеть в толпе главную героиню, но вместо нее заметил Се Сиаль. Побледнев, он быстро сдал назад, стараясь уйти незамеченным. Если она сейчас у него спросит, где ее дочь, и поймет, что он сам не в курсе – она ему печень на селезенку наденет!

Изменив направление движения, Шен случайно врезался в высокого духа.

- Ы. Старина Многорукий! – низким басом протянул тот.

- Хщщщщ, - прошипел Шен, памятуя, что у Многорукого нет рта.

Кажется, высокий дух остался удовлетворен диалогом, он спокойно продолжил идти вперед.

Муан и Ал, наконец, смогли снова с ним поравняться.

- Что ты делаешь? – прошептал Муан, снижая темп вслед за Шеном.

- Там впереди Се Сиаль!

Этой фразы хватило, чтобы Муан все понял. Десятки духов проносились мимо них, пока они прикидывались, что просто медленно идут. Наконец, среди настоящих духов, они смогли заметить еще одного поддельного. Се Сиаль с высокой прической Шену было легко узнать, а вот о личности этого догадаться было сложнее.

Но этот «лже-дух» также их приметил, и прошептал:

- Старейшина Муан.

- Старейшина Рэн, - в тон ему отозвался тот.

Шен мысленно фыркнул.

- Где ваши ученики? – спросил он.

- Их личности были раскрыты.

- Не мудрено. Наверное, здоровались со всеми старейшинами, следуя примеру своего учителя!

- Побереги силы для подколок над старейшиной Муаном, - посоветовал ему Рэн.

Старейшина Муан в удивлении поднял брови, не совсем понимая, несет ли оскорбительный подтекст для него эта фраза.

- Слухай, - донеслись до Шена перешептывания сзади, - какой-то Многорукий дух нынче разговорчивый… Вроде раньше ничего, кроме мычания не выдавал…

Шен резко обернулся, схватил двух мелких духов – свидетелей его разговорчивости – за головы и выкинул прочь из шествия. С горестным завыванием, они полетели к земле.

Так как скинул он их голыми руками, не прибегая к духовной ци или своему бессмертному мечу, никто из видевших данный момент духов не посчитал это странным, решив, что Многорукий опять бушует.

Рэн благоразумно не стал комментировать произошедшее, а лишь ускорил темп и вскоре скрылся в толпе.

Постепенно продвигаясь назад, Шен смог найти главную героиню где-то в середине длинной процессии.

- Наконец-то я тебя нашел! – прошептал он ей на ухо.

Се Аннис вздрогнула, а затем с облегчением улыбнулась.

- Учитель Шен! – радостно шепнула она. Заметив, что за Шеном также идут Муан и Ал, она поприветствовала их поклоном. Точнее, Муана, Ал до такой чести не дорос.

Наконец, можно было спокойно продолжать путь в темпе шествия. Шен подумал, что пока не увидел существенной проблемы, почему за столько времени заклинателям так и не удалось добраться до конечной точки маршрута. Не могли же они реально постоянно друг с другом здороваться и обсуждать дела ордена, и поэтому быть раскрытыми!

Затем он обратил внимание на главного героя и главную героиню, идущих по разные стороны от него. Он решил стать справа от Муана, идущего крайним, чтобы дать подросткам возможность познакомиться поближе.

Только он начал этот маневр, как две опущенные головы тут же вскинулись и одарили его возмущенными взглядами. Но отступать было уже поздно, поэтому Шен все-таки стал справа от Муана, и, делая вид, что сменил позицию исключительно по делу, спросил:

- Братец Гай, можно у тебя уточнить? Почему никому не удалось добраться до поляны тысячи духов?

Говорил он очень тихо, а, отвечая ему, Муан вообще перешел на мыслеречь. Шену так редко доводилось ею пользоваться, что он забывал об ее существовании.

«Ты что, перегрелся? – перво-наперво уточнил Муан. – Кому как не тебе лучше всего знать, какие преграды таятся перед нами?»

«Ну вот какого черта мистер-злое-облако отделался банальным «дни за днями»?? – обратился Шен к Системе. – Из-за отсутствия связного описания в новелле, я понятия не имею, что здесь должно происходить, и порчу образ Шена!»

Кажется, последний довод сработал, потому что Система тут же отреагировала:

[Могу предложить воспользоваться упрощенным режимом.]

«В чем он заключается?» - наученный горьким опытом, Шен решил сначала уточнить детали, прежде чем принимать решение.

[Дает штраф всем врагам в пределах ли от пользователя номер два -100 интеллекта.]

«Забавно, конечно, но хотелось бы чего-то более существенного, ведь я понятия не имею, что за препятствия ждут нас на пути к поляне».

[Либо это – либо… ]

Система внезапно оборвала фразу на полуслове и замолчала.

«Система?» - удивился Шен. В принципе, он предполагал окончание этой фразы и не то, чтобы жаждал его услышать, но резкий разрыв связи с Системой обеспокоил. А шествие тем временем вступало в огромный туннель в горе.

Оглядываясь по сторонам, Шен обратил внимание, что неподалеку от них, сзади, идут еще шесть замаскированных заклинателя. «И чего это они так близко, словно хвостик?»

Они постепенно продвигались вглубь горы, и Шен почти что физически чувствовал сгущающуюся вокруг тьму. Фонари процессии голодных духов, казалось, стали гореть тусклее. Что тех, впрочем, нисколько не озаботило.

«Система! – запоздало крикнул Шен. – Система, я согласен на упрощенный режим, слышишь?!»

Система оставалась безучастна.

Проносясь над миром, шествие вбирало в себя всех духов, встреченных по пути. Вот и сейчас, пролетая над подземным озером в скрытой в горе пещере, призвало существо, таящееся в водных глубинах. Спокойная темная вода заколыхалась, затем взбурлила и разошлась высокими волнами. Из озера выбралось нечто, смутно напоминающее человека. Длинный и худой, он имел две ноги и две руки с соединяющимися перепонками пальцами, длинные черные волосы облепляли все его тело и, казалось, озерная вода является всего лишь их продолжением. На спине существа располагались острые шипы по линии позвоночника, а похожая на человечью голова имела слишком большой и широкий лоб.

«Демонический дух озера Онэ», - определил Шен. Наряду с несколькими другими, это существо являлось одним из самых сильных в шествии. Благо, обычно его не увидишь, он предпочитает не показываться людям и долгие годы живет за счет внутренней энергии гор.

Онэ тем временем занял место в шествии неподалеку от них. Шен чуть было не стал корчить из себя хорошего учителя и объяснять ученикам, что за редкое существо им довелось увидеть. Поняв, что урок несколько несвоевременен, он промолчал, но духи вокруг и так довольно громко шептали: «Онэ! Это Онэ!».

Ал и Аннис перевели на вновь прибывшего любознательные взгляды. Как раз вовремя, чтобы заметить, как один из лже-духов нерасторопно наступил на длинные волосы демонического духа. Онэ взвился рассерженной кошкой, которой наступили на хвост! Длиннющие волосы встали дыбом, заставляя окружающих духов в страхе отшатнуться прочь. Он схватил молодого человека и рванул на себя.

Ученик, судя по цвету маски, принадлежал пику Молочных барашков – то есть был целителем, а не воином. Маска почти слетела от резкого движения Онэ, и тот почуял подмену:

- От тебя пахнет человеком! – прошипел дух.

Бедный ученик так испугался, что забыл про талисманы, способные помочь ему сбежать с шествия в случае разоблачения! Шен не стал ждать развития этой ситуации, незаметно кинув в ученика талисманом. Листок с талисманом приклеился к его спине и активировался, окружая ученика нестерпимым светом. Онэ отпустил его, прикрыл глаза рукой и отступил на шаг. Когда свет исчез и он снова смог видеть, человека уже нигде не было.

Хмыкнув, Онэ просто продолжил путь.

«Еще один! – услышал Шен шепотки отовсюду. – Еще один заклинатель попался!»

Это так его обескуражило, что он чуть было не споткнулся на ровном месте. Так значит, для духов это всего лишь игра? Они прекрасно знают, что каждое шествие заклинатели пытаются незамеченными проникнуть в их ряды! Вот уж… странное развлечение!

Он не заметил, как Онэ оказался буквально в шаге от него.

- Приветствую Многорукого! – громко произнес дух.

Шен от неожиданности чуть не брякнул: «И вам не хворать», но все-таки спохватился, поэтому получилось нечто вроде:

- Ихщщщщ.

- Прекрасное шествие в этом году, не правда ли? – продолжил приставать Онэ, словно они на светском рауте.

- Щшшшш.

И чего он пристал? Знает же, что Многорукий – не тот, с кем интересно вести беседу. Или он заметил, кто послал тот талисман. Шен на самом деле ничего не имел против Онэ, который не являлся кровожадным духом и обычно не нападал на людей, но не мог допустить своего разоблачение, поэтому уже раздумывал, сможет ли выпихнуть его из шествия и не покажется ли это чересчур даже для Многорукого?

Но неожиданно всеобщее внимание привлекла еще одна перепалка в строю. Шествие как раз только-только вылетело из туннеля на свежий воздух и понеслось над горами.

Духи и лже-духи рядом с Шеном все смотрели в одну сторону, привлеченные перепалкой.

Чуть впереди них старейшина Рэн отбивался от нападок очень неприятного кровожадного и охочего до человеческого мясца духа Шшакэ. Дух выглядел как безобразный старик с натянутой на виски кожей и десятком небольших рожек по всей голове, а при себе на поясе обязательно носил как минимум три отрубленные человеческие головы. Чем свежее – тем лучше. Шен, присмотревшись, заметил, что с крайней головы еще капает кровь. Должно быть он подстерег незадачливую жертву как раз перед тем, как присоединиться к шествию. Хотелось бы Шену убить его прямо на этом самом месте!

Шшакэ тем временем тыкал скрюченным пальцем прямо в старейшину Рэна.

- Как это дух какого-то кота смеет без уважения говорить со мной?! – вещал он.

Рэна всего перекосило под маской. Только сейчас Шен обратил внимание, что тот выбрал для своего образа «Дух черного кота». Этот дух мог быть довольно сильным, если достигал хотя бы столетнего возраста, но в более молодом виде не представлял существенной угрозы. Так как на маске было написано просто «дух кота», а не «дух столетнего кота», Шен понял, что старейшина Рэн сильно не заморачивался.

Шен было решил, что тот поклонится и принесет свои извинения, или хотя бы отшутится, но старейшина Рэн не нашел ничего лучше, как сорвать маску и обнажить свой бессмертный меч!

- Это бессмертный заклинатель! – заорали духи. – Растерзаем его!!

Весь скоп духов, которые были достаточно близко, чтобы расслышать эти крики, разом кинулся на Рэна. Замешкались только лже-духи и Онэ.

Рэн ловко порубил первую волну мелких духов, но количество их никак не уменьшилось, а только возросло, а сами они рассвирепели.

- Разойдись, мелочь!! Он мой!! – орал старик-Шшакэ.

Шен опрометью метнулся в их сторону, попутно вытаскивая талисман. Стукнув рукой по мерзкой морде голодного духа, он другой сорвал головы, висящие у того на поясе. А затем, размахнувшись ими по широкой дуге, так огрел головами Шшакэ, что отбросил его на добрых десять метров. Затем развернулся и обрушил удар тремя головами на Рэна, выбивая того из шествия. Старейшина пика Росного ладана неловко взмахнул руками и стал быстро падать вниз, пока его не достиг талисман, незаметно брошенный Шеном ему вслед. Пространство под шествием залил яркий свет, и через мгновение Рэн исчез.

Только сейчас Шена догнала мысль: «И с какого перепугу я это сделал?».

Мелкие духи вокруг угомонились и стали перешептываться: «Нынче Многорукий особо свирепый!».

Шшакэ только пришел в себя. В два прыжка, словно пес, он подпрыгнул к Шену.

- Многорукий дух, как ты посмел отобрать мою добычу?!

- Ыщщ-хыщщщ-хыщщщ, - гордо ответствовал Шен.

Затем, осознав, что все еще держит отрубленные головы, Шен, игнорируя негодование Шшакэ, бросил их вниз. Кровожадный дух взвизгнул, следя, как любовно собранные им головы исчезают где-то в темном лесу. Переведя на Шена полный кровавой ненависти взгляд, он было двинулся на него, но был остановлен ровным спокойным голосом:

- Шествие – не место для подобных разборок.

Оказалось, за спиной Шена уже какое-то время шел Онэ. Увидев грозного демонического духа, Шшакэ предпочел хмыкнуть и выпрыгнуть из шествия. Уже летя к земле вслед за своими головами, он прокричал:

- Многорукий мне еще за это ответит!! – и скрылся в лесу.

Шену вдруг подумалось, что духи и люди могли бы поладить, если бы последние не являлись часто для первых едой. Он обернулся и взглянул на своих спутников. Практически квадратные глаза Муана ясно свидетельствовали о том, что он не понимает, что Шен творит. Тот решил подбодрить его улыбкой. Увидев эту кровожадную улыбку, Муан Гай чуть богу душу не отдал от потрясения! Он вдруг подумал, что Шен влился в сообщество духов прямо как свой!

Шествие вокруг них, словно потревоженная упавшим камнем вода, постепенно успокаивалось. Вскоре смолкли последние разговоры об инциденте. Онэ, все еще идущий рядом с Шеном, тихо сказал:

- От тебя пахнет человеческой кровью…

Шен потянулся к мечу, ожидая, что сейчас дух во всеуслышание закричит, что нашел бессмертного заклинателя.

- …и тьмой, - закончил Онэ. – Очень приятный запах.

И как это понимать? Шен порадовался, что от Многорукого не ждут разговорчивости, и отреагировал тихим:

- Хщщ.

- Я знаю, что ты не Многорукий, - с тихим смешком сказал Онэ.

Шен размышлял, сможет ли быстро его прикончить. Но Онэ был одним из самых сильных в процессии, вряд ли бы он так легко дался. К тому же эффекта неожиданности теперь не будет.

- Можешь дойти до поляны, - продолжил Онэ.

Да какого?! Чтобы духи позволили заклинателю попасть в их священное место? Да это неслыханно, определенно какая-то западня. Шен настороженно покосился на Онэ. «Что он замышляет?»

Его ученики и Муан, идущие сзади, этот тихий диалог не слышали. Правда, Муан обратил внимание, что Онэ как-то подозрительно пристал к Шену и уже дважды специально менял позицию, чтобы оказаться рядом с «Многоруким». Он решил, что Онэ заподозрил, что «Многорукий» не настоящий, и напряженно следил за тем, как тот себя поведет. Неожиданно Шен стукнул Онэ по плечу, словно прощаясь со старым другом, и вернулся в строй учеников и Муана.

«Да ты влился в их среду, как свой!» - заметил Муан с помощью мыслеречи.

Шену как-то перестали нравиться эти намеки. Сначала Онэ учуял в нем тьму, теперь вот Муан заявляет, что он «свой» среди духов… Конечно, должно быть в этом и в самом деле было зерно истины из-за того, что в его золотое ядро проклятьем была впаяна тьма… Шену абсолютно не было известно, как это случилось. Когда он покупал главы новеллы, ему стало жалко тратиться на главы про прошлое злодея, ведь этот персонаж здорово его бесил, а из комментариев он понял, что эти истории на основной сюжет никак не влияют. Теперь он понимал, какое это было упущение! Складывалось ощущение, что все вокруг, кроме него самого, знают о нем что-то очень важное. Он же пребывает в абсолютном неведении!

По шествию духов разнеслась песня. Ее подхватывали, и вскоре процессия разразилась завываниями на все лады и октавы. Шествие, наконец, входило в активную фазу, и духи пустились в пляс. Чтобы не выделяться из толпы, лже-духам пришлось следовать их примеру.

Неутомимые духи могли продолжать так всю ночь. Шен видел, как пара лже-духов-учеников сбилась с ритма и выпала из шествия. Он заметил, что даже некоторые мелкие духи падают вниз.

Он и сам был близок к тому, чтобы упасть. Они скакали уже полночи, и хотя обычно для бессмертного заклинателя это не было такой уж существенной задачей, ментальная рана в его груди постепенно давала о себе знать, силы быстро истощались. Шен постепенно бледнел, на лбу выступил холодный пот. Он перевел взгляд на учеников и увидел, что и Аннис с Алом пляшут из последних сил. Это плохо! Им всем вместе необходимо достигнуть поляны, иначе Шен не сможет выполнить сюжетное задание.

Продолжая безумную пляску, он незаметно напитал энергией ци два талисмана и послал их к ученикам. Они прилепились к их спинам и придали сил. Шен обернулся назад и посмотрел на горизонт. Небо начинало светлеть, эти дикие пляски не могут продолжаться долго. Он очень надеялся…

На очередном прыжке у него подкосилась нога и он чуть было не вылетел из шествия. Муан схватил его за руку и поставил рядом с собой, подхватив в танце. Хоть выглядело это странно, Шен облегченно смог перевести дух. Казалось, Муан почти не устал и двигаться, толкая при этом Шена, ему было довольно легко. В очередной раз с силой толкнув его в бок, а затем словив и потянув обратно, Муан спокойным тоном заметил:

- Не думал, что подобные пляски способны утомить прославленного хозяина Проклятого пика!

Шен, который просто был рад, что его толкали из стороны в сторону и при этом почти ничего не нужно было делать, разве что слегка перебирать ногами, только искривил губы, так и не определившись, что за мину ему следует изобразить. И хотя в его понимании подобные движения мало походили на танец (скорее походило на то, как кошка трясет дохлую мышь, в надежде ее оживить и еще с ней поиграться), главный герой посчитал обратное.

«Посмеешься надо мной позже, - мыслеречью ответил Шен Муану, - а пока главное – не отпускай»

Он и подумать не мог, что фраза будет истолкована столь буквально! Но толчки из стороны в сторону прекратились, Муан подхватил его поперек талии, прижав к себе и продолжая танцевать за двоих.

«Да чего ты творишь?!» - он чуть не закричал это вслух, но вовремя спохватился, перейдя на мыслеречь. Вслух он зашипел, не выходя из образа:

- Шшшшшш!

Этот чертов Муан снова посмел пройтись по его самоуважению, воспользовавшись слабостью! Да настоящий Шен уже бы вызвал его на смертную дуэль!!

Шен с такой силой оттолкнул его, что Муан перелетел через учеников, продолжил полет над головами духов и чуть не вылетел из шествия с другого края.

- Многорукий снова бушует… - спокойно прокомментировали эту сцену другие духи.

А Шен почувствовал, что сил неожиданно прибавилось.

Муан поднялся на ноги, невозмутимо поправил маску и столь же невозмутимо заявил:

«Ты бы определился в своих желаниях. Я всего лишь пытался помочь тебе сберечь силы».

Шен хмуро смотрел на него. Даже если и так – было грубо вот так хватать его. Тут до него дошло, что пока Муан его удерживал, то успел поделиться с ним своей духовной энергией, оттого самочувствия Шена немного улучшилось.

Ну, от своей же доброты и получил, ха! Он мог выбрать тысячу и один способ передать ему духовную энергию, сохраняя при этом рамки приличия! Учитывая их колючие взаимоотношения, Шен был уверен, что столь нелепый способ он выбрал специально, чтобы его позлить.

Глава 18.1. Танец голодных духов вокруг колыбели бессмертия

Продолжая танцевать вместе с духами, Шен заметил, что шествие поворачивает назад. Удивившись, он следил за этой странной картиной, пока не понял, что шествие превращается в хоровод.

Вот оно! В центре этого хоровода должна быть поляна!

На востоке разливался рассвет. Над их головами ярко сверкнула последняя звезда. Ее свет отделился от небосвода и быстро поплыл вниз. Она упала в центр хоровода, разбившись, словно водяная капля, расплескав свой свет на собравшихся духов. Те визжали от восторга.

Большая капля света попала прямо на голову главного героя. Похоже, она была безобидна, или даже полезна, потому что мальчишка расцвел в улыбке, словно вбирая в себя этот свет.

Брызги света долетели и до Шена, попав на руку. Он почувствовал, как эти брызги опалили золотое ядро в его груди. Он прижал руку к груди, охнув и чуть не упав. Не то, чтобы это было больно, больше походило на то, как если бы резкий порыв ветра перехватывает дыхание.

Онэ, все еще находящийся неподалеку, неожиданно сорвал маску с лица главного героя.

«Да что б тебя!!» - мысленно завопил Шен. Вечно главный герой внезапно влипает в неприятности!

К чести мальчика, он не растерялся и тут же выхватил меч. Духи вокруг заорали, что среди них заклинатель.

- Разорвать! – неслось со всех сторон.

Выхватив меч, Шен в один прыжок оказался рядом с главным героем и отбил первую волну нападения. Муан и Аннис решительно присоединились к схватке, раскрыв свои личности вслед за Шеном.

- Продвигаемся к центру! – крикнул им Шен.

Духи совсем обезумели. Если раньше они свирепели, завидев в шествии заклинателя, но удовлетворялись простым выдворением того из своих рядов, то сейчас же нападали с таким остервенением, словно намеревались сожрать. Видимо близость священной поляны придавала им сил, потому что даже слабые огоньки, прыгая на меч Шена, вызывали значительную растрату духовной энергии.

Схватив Ала за шиворот, Шен отбросил его вперед, в пустое пространство, где в другом измерении скрывалась поляна тысячи духов. Следом за главным героем, он также поступил и с главной героиней. Девушка только обиженно взвизгнула, не заметив, что только этот резкий жест Шена спас ее от клыков разъяренного духа.

- Скорее, за ними! – прокричал он Муану, сражающемуся в кольце оцепления.

Онэ внезапно оказался рядом с Шеном, но достаточно далеко, чтобы не подставляться под меч, и разъяренно прошипел:

- Только тебе разрешалось зайти на поляну! Остальные – умрут!!

Шен понял, что зря кинул детишек вперед батьки в пекло. Нужно было немедленно следовать за ними, но не может же он бросить Муана!

- Может, не будешь там тормозить?! – закричал он. – Ты их все равно всех не перебьешь!

Крича на Муана, Шен отвлекся. Черные волосы обвили его запястья, шею, талию и ноги, умаляя все попытки к сопротивлению. Шен выпустил из руки бессмертный меч и сложил пальцы в управляющем жесте. Меч понесся по воздуху, намереваясь рассечь волосы, но под его лезвие то и дело подставлялись мелкие духи, упорно ища смерти и не давая возможности освободиться!

Гребаные суицидники!!

Тем временем Онэ, кому, собственно, и принадлежали обвившие Шена волосы, приблизился к нему и произнес:

- Я тебя съем! Поглощу тебя вместе с таящейся в тебе тьмой!

Да что б тебя с твоими непостоянными желаниями!

Бессмертный меч Шена сверкнул вложенными в него остатками духовной энергии, одновременно рассекая с десяток обезумевших духов, и вонзился в спину Онэ. Демонический дух взвыл и замотал руками, пытаясь дотянуться и вынуть из спины меч. Из-за пронзившей его боли он заметался из стороны в сторону, вылетел из шествия, поднимаясь высоко в воздух. Шена, все еще обхваченного его волосами, потянуло за ним. Они зависли высоко над поляной, когда Шен послал мечу новый приказ. Тот резко вырвался из спины Онэ и отсек ему голову. Уже падая, меч отрезал волосы Онэ, которые удерживали Шена. После этого меч стал быстро падать к земле, лишенный духовной энергии.

Шен почувствовал, что волосы утратили свою силу. Они уже не сжимали его, не давая двигаться, а просто запутались вокруг него. Все это он заметил лишь походя, падая спиной вниз, так как духовной энергии внутри него почти не осталось. Руку с печатью пронзила острая боль, но и это было не важно. Он просто падал вниз, не в силах даже замедлить падение.

На грани ускользающего сознания он почувствовал, будто бы кто-то его подхватил.

Глава 18.2. Подарок черной лисицы

Ал шокированным взглядом обводил большую темную поляну, на которой оказался. Где-то вверху, в светлеющем небе, продолжался бой, когда его, словно маленького бесполезного котенка, вышвырнули в безопасное место!

Рядом в себя приходила Аннис. Несмотря на то, что она умела парить не мече, все ее духовные силы оказались на исходе, и она не могла взлететь, чтобы вернуться к битве. Ей оставалось лишь бессильно смотреть в небо!

Не прошло много времени, когда небо озарила вспышка, и рядом с учениками упал бессмертный меч учителя Шена. Ал бросился к нему, в сердце его разлился мучительный страх.

Следующая вспышка озарила пространство, и ученики увидели быстро спускающегося на мече мастера Муана. Он держал на руках какое-то черное волосатое существо.

Спрыгнув на землю с Шеном на руках, Муан аккуратно опустил его на темный мох и принялся делиться духовной энергией. Отдать он мог совсем немного, иначе бы и сам тут же свалился бы рядом, но, благо, этого хватило, чтобы мертвенный цвет лица Шена потеплел хотя бы на один тон.

- Учитель Шен! – воскликнула Аннис.

Опустившись на колени возле него, девушка быстро принялась снимать с него остатки черных волос Онэ, которыми тот все еще был опутан. Муан, сдавшись, отпустил руку Шена и обессиленно сел рядом на мох. Его не покидала мысль, что это странно: он сам потерял куда больше духовных сил еще при встрече с Многоруким, но Шен каким-то образом умудрился исчерпать все свои силы, хотя они все это время были вместе, и у Муана силы еще оставались. Конечно, он пару раз баламутил шествие своими выходками, но тогда духовные силы почти не использовал…

Посмотрев на склонившуюся над старейшиной Шеном девушку, Муан заметил талисман, прилипший к ее лопатке. Сняв его и покрутив в руках, он понял, что это талисман передачи духовной энергии. Почему-то это открытие привело его в еще большее смятение. Да, хозяин Проклятого пика вел себя странновато последнее время, но поверить, что он, в ущерб себе, делился духовными силами с учениками…

Муан перевел взгляд на лицо Шена, в котором, казалось, не осталось ни кровинки.

«И все-таки факт остается фактом – он действительно это делал», - закончил мысль Муан. Кажется, в этом человеке осталось больше чести, чем он думал.

Брови Шена дрогнули – он приходил в себя.

[Поздравляем!] – перво-наперво услышал он далекий, словно из колодца, возглас Системы. - [Открыта новая локация – «Поляна тысячи духов»!]

Шен не нашел в себе сил как-то на это отреагировать. Ему было так больно, что он с трудом открыл глаза. Хотелось просто снова погрузиться в забытье – и все. Но он, к сожалению, очнулся. И уже понял, что обстановка не располагает к отдыху.

Над ним маячили Аннис и Муан. Чуть в стороне топтался главный герой, держа его бессмертный меч острием вниз и кидая на Шена испуганные короткие взгляды, то и дело отводя взгляд в сторону.

Шен медленно сел, отплевываясь от черных волос, которые каким-то образом даже в рот ему попали!

- Учитель! – радостно воскликнула Се Аннис. – С вами все в порядке?

«Не все! – раздраженно подумал Шен. – Со мной настолько не все в порядке, что мне даже лень тебе отвечать!!»

Силы воли прославленного заклинателя хватало, чтобы встать и сделать непроницаемое лицо, но от боли его тело стала бить дрожь.

Шен, наконец, осмотрелся по сторонам. Они находились на поляне рядом с ручьем. Воды его текли плавно, словно застывшее стекло, сквозь которое можно было в деталях разглядеть дно. Поляна со всех сторон была ограничена уходящими вверх каменными склонами. Шен сделал шаг – под ногами был мох и галька.

Что в этой поляне такого особого? Или из-за того, что он истратил все духовные силы, он ничего не чувствует? Хотелось просто лечь и помереть.

- Что в этой поляне такого особенного? – произнес он.

- Ты не чувствуешь? – удивленно отреагировал Муан. – Она вся вибрирует от энергии.

М? Может, из-за этой энергии ему так больно?..

Не в силах больше стоять, он вновь рухнул на мох.

- Шен!

- Учитель!

- Я просто отдохну тут, - отмахнулся он. – А вы идите исследуйте пока поляну. Должны же мы унести отсюда что-то полезное, иначе зачем вообще рвались.

После его слов в стороне раздались хлопки, словно безмолвный зритель хлопал в ладоши. Хлопки постепенно приближались, и вскоре они увидели идущую к ним девушку. От ее бледной кожи, казалось, исходило слабое голубое свечение. У нее были черные волосы, а за спиной колыхались при каждом ее движении девять черных пушистых хвостов.

- Черная девятихвостая лисица! – со смесью восхищения и опасения воскликнул Муан.

Воистину только такому созданию подвластно управлять «Поляной тысячи духов».

Лисица остановилась в нескольких шагах от них и обвела каждого внимательным, изучающим взглядом.

- Поздравляю, - затем мелодичным голосом произнесла она. – Уже многие годы никто из заклинателей не выигрывал пари и не добирался до поляны тысячи духов!

«Пари?» - удивленно уловил Шен.

- Что ж, как и было условлено, победители могут отдохнуть на священной поляне, сколько пожелают, и забрать отсюда по одной вещи на выбор. Выбирайте осмотрительно: все, что находится на поляне, священно, и может как подарить силы, так и отнять жизнь.

Выслушав лисицу, ученики и Муан серьезно кивнули и разбрелись по поляне. Шен смотрел на них, ощущая себя обманутым. «Черт, сразу бы сказали, что это всего лишь игра! Он бы так не старался!!»

Лисица внезапно оказалась очень близко к нему, опустившись рядом на колени.

- А тебе я сама дам подарок! – С этими словами она положила пальцы ему на затылок и, с силой притянув к себе, слилась с его губами в поцелуе.

Обернувшись на ее голос, Муан и ученики чуть не упали, увидев, как черная девятихвостая лисица страстно целует Шена, будто давно не видевшая своего любимого возлюбленная.

То ли мгновения растянулись, то ли поцелуй продолжался целую вечность. Шен просто сидел на мху, ему лень было даже изобразить хоть какую-то реакцию. Нет, краем сознания он был очень удивлен происходящему. Но ему все еще было так плохо, что он просто позволил всему идти своим чередом.

Наконец, лисица отстранилась, а Шен почувствовал, как изнутри груди к горлу подкатывает кровь. Он закашлялся, кровь потекла по подбородку. Лисица тут же игриво слизнула ее языком. Она снова отстранилась, и Шен встретился с ней взглядом. В его глаза уставились две черные бусины, игривые, но абсолютно непонятные. «Что вообще происходит, зло притянулось ко злу?» - подумал он краем угасающего сознания. Лисица обхватила его шею и мягко опустила его на мох.

- Что ты с ним сделала?! – отмер Муан, выхватывая свой меч.

- Что я с ним сделала? – усмехнулась лисица, вставая. – Всего лишь подарила то, что было ему так необходимо! Поделилась с ним духовной энергией «Поляны тысячи духов».

- Эта темная энергия губительна для заклинателя!

Лисица удивленно посмотрела на Муана.

- А-а, я догадалась, - затем усмехнулась она, сделала прыжок в сторону и уселась на камень возле ручья, - ты из тех, про кого говорят «зрячий, но не видящий»!

- Что ты имеешь в виду? – удивился Муан, опуская меч.

- А ты лучше присмотрись к своему спутнику. В самую суть смотри, где ваше хваленое «золотое ядро заклинателя».

Муан перевел взгляд на Шена, и по мере того, как вглядывался, бледнел все сильнее.

- Что, теперь думаешь о том, как мог не заметить этого раньше?

- Откуда эти повреждения… - пробормотал Муан. Он-то думал, что дело всего лишь в растрате ци, глупец! Совершенно не заметил эти ментальные раны!

Лисица пожала плечами.

- Проклятый – он на то и проклятый, - хмыкнула она. – Его тьма когда-нибудь победит. И он станет одним из нас! Сегодня я лишь помогла ему сделать первый шаг к этому, а-ха-ха!

- Ах ты!!

Лиса резко перестала смеяться и, выпрямившись, закончила:

- А иначе бы он умер!

На поляне воцарилась тишина. Лиса поднялась на ноги и игриво произнесла:

- Мой дар назад не принимается! Его дело, что с ним дальше делать – принять или совершить медленное самоубийство!

Она снова засмеялась и растворилась в темноте. Вокруг заклинателей, словно ветер, несколько раз облетел ее смех.

Муан смотрел на бледное лицо Шена. Почему-то его охватило странное чувство, будто бы это он его не уберег, хотя Муан отдавал себе полный отчет в том, что он и не должен был этого делать.

Глава 19. Обвиненный злодей (надо же, какая неожиданность)

Стоял глубокий вечер следующего за ночью буйства духов дня. Шиан разбирался с текущими делами ордена, перекладывал очередную разобранную стопку бумаг, когда в его резиденцию на пике Золотой зари ворвался Муан с Шеном на руках.

- Скорее, поспеши за целителем Загом! – бросил он, опуская хозяина Проклятого пика на кровать в одной из многочисленных комнат резиденции главы ордена.

Обернувшись, Муан увидел, что Шиан все еще никуда не ушел.

- Ладно, я сам схожу за Загом, - нахмурившись, сказал он, решив, что Шиан в ступоре.

- Что случилось? – спросил тот.

- Может, я позже объясню? – отмахнулся хозяин пика Славы, направляясь к выходу.

- Стой, - спокойным голосом приказал Шиан, подходя к кровати, на которой лежал Шен. – Что случилось?

- А это не может подождать? – все еще недоумевал прямолинейно мыслящий Муан.

- Не может. Мы не будем звать Зага.

- Почему?

- Потому что я не могу позволить, чтобы кто-то узнал о слабости моего брата.

Муан молчал, постепенно осознавая, что Шиан имеет в виду. Но тот продолжил объяснение, раскладывая ему все по полочкам:

- Может, ты и стал по какой-то причине лучше к нему относиться, но остальные старейшины только и ждут возможности, чтобы с ним поквитаться. Если у кого-то из них закрадется мысль, что Шен больше не в состоянии сдерживать Глубинную тьму… Если он просто даст повод усомниться в своих силах… Боюсь, они ухватятся за такую возможность, чтобы сместить его и никогда уже не дать оправиться. В прошлом году старейшина Заг был среди тех, кто выступал за заточение Шена на пике Черного лотоса. Я не могу доверять ему.

Объясняя это, Шиан присел рядом с братом и взял его руку, чтобы поделиться своей духовной энергией. Однако вскоре его глаза пораженно расширились.

- Что происходит? Я не могу влить в него духовную ци, энергия словно бы обтекает вокруг него!

Муан вздохнул.

- В общем… Он израсходовал много духовной энергии на шествии, помогая своим ученикам добраться до поляны тысячи духов. А на самой поляне мы встретили черную девятихвостую лисицу, и она поделилась с ним демонической энергией поляны тысячи духов. Сказала, что из-за ментального удара, который он получил, это единственный способ, и у него есть выбор либо принять эту энергию и постепенно стать одним из них, либо умереть.

Шиан прикрыл глаза, устало касаясь пальцами своего лба. Посидев так с минуту, он произнес:

- Это сказал лживый демон. Не думаю, что у нас есть причины верить ей на слово.

- Но насчет ментального удара она не ошиблась, с его золотым ядром действительно что-то не так.

Муан посмотрел на бледное лицо Шена, он казался отрешенным и безучастным к этому миру, и было как-то грустно думать, что так может остаться навсегда. За последнее время Муан привык к улыбке на его лице, и лишиться подобного зрелища было бы настоящей потерей.

Неожиданно Шен вздрогнул и чуть повернулся, не открывая глаз. Шиан тут же положил руку ему на лоб.

- Жара нет, - определил он. – Думаю, единственное, что нам остается – это наблюдать за его состоянием.

Муан неодобрительно промолчал, не споря.

- Надеюсь, тебя не нужно предупреждать, что произошедшее должно остаться в тайне от других старейшин.

- Конечно, - в раздражении дернул щекой тот.

- Слушай, Муан… Ты же всегда Шена на дух не переносил. Почему же переменил свое отношение в последнее время?

Муан еще раз бросил взгляд на спящего Шена. Он не мог дать определенного ответа даже самому себе. В душе пронеслась тысяча и одна эмоция, а в голове перевернулась сотня мыслей, но ничего так и не было определено и высказано.

Но Шиан не настаивал на ответе.



Через несколько дней Шен так и не открыл глаза, но его внешний вид значительно улучшился, и теперь он стал напоминать капризного ребенка, не желающего вставать с постели пораньше. В который раз поправив одеяло, Шиан погладил его по черным струящимся словно шелк волосам, убрав со лба тонкую прядку, встал с кровати и покинул комнату, тихонько прикрыв за собой двери.

В гостиной его дожидался Муан Гай.

- Ты хотел меня видеть? – вместо приветствия, спросил он. – Как самочувствие старейшины Шена?

- Ему определенно становится лучше, и по этому поводу я и хотел с тобой поговорить.

- М?

- Как ты думаешь, Шен запомнил, что сделала лисица? Он понял, что она подарила ему энергию демонической поляны?

За эти несколько дней Муан успел в подробностях рассказать главе ордена обо всем, что случилось на шествии.

- Не уверен, что он понял, - пожал плечами Муан.

- Если это так, и он не в курсе, тогда я не хочу, чтобы ты рассказывал ему. Думаю, нам лучше придержать это пока в секрете.

- Как это поможет? – не понял Муан.

- Я… Просто не хочу, чтобы он снова закрылся и озлобился на весь мир. Мне нравится более радостный и открытый Шен, каким он стал. Если же он узнает, что его проклятье может превратить его в демона, что его золотое ядро может разрушиться куда быстрее, чем мы думали, как думаешь, как он отреагирует? Не хочу, чтобы он снова стал ненавидеть весь мир или жить в ожидании смерти.

- Я понимаю, - согласился Муан.

- Если он действительно превратится в демона – он не сможет больше сдерживать Глубинную тьму. Нам придется убить его и забрать клеймо проклятья.

Муан вскинул на Шиана удивленно-недоверчивый взгляд. То, как рационально он говорил о смерти своего собственного брата, об убийстве своего собственного брата, – его поразило. Все-таки не зря он является главой всего их ордена – Муан Гаю никогда не понять, насколько далеко распространяются планы Шиана и насколько ужасающими они могут быть ради достижения блага ордена.

Муан напряженно кивнул.



Древний демонический дух подземного озера Онэ медленно тянул своими волосами свое обезглавленное тело. Тело то и дело застревало, то между деревьями, то между камнями. Наконец, оно упало в воды священного ручья. Голова Онэ подкатилась к телу и приставилась к шее, волосы обмотались вокруг среза, точно стягивающие бинты. Поднявшись на ноги, Онэ хмуро взглянул на заливающуюся смехом черную девятихвостую лисицу.

- Он мне еще за это ответит! – сплевывая мох, пообещал Онэ.



Одно короткое мгновение превратилось в долгий, очень долгий сон. Обворожительная молодая девушка со светлым лицом цвета персика и яркими золотыми глазами, словно искрящимися изнутри. Ее черные волосы были собраны длинной шпилькой с фиолетовыми цветами в высокую прическу, платье цвета утренней росы развевалось на ветру. Она оборачивалась к нему через плечо и улыбалась. Этот момент застыл в его памяти и прокручивался раз за разом. А затем, словно по мановению пера, в угоду сну, превращающемуся в утренний кошмар, все в мгновение ока менялось. Кожа ее чернела, словно уголь, и она рассыпалась в прах. Раз за разом, одно и то же мгновение, заставляющее грудь разрываться от отчаяния.

Шен открыл глаза и долго безучастно смотрел в потолок, вспоминая это видение. Кто эта девушка? И почему ему так тоскливо от того, что ее не стало? Он ведь даже не знал ее.

А затем на него обрушилась Система.

[Системное обновление успешно произведено!

Сюжетное задание «Главный герой и главная героиня на Осеннем шествии духов» успешно выполнено. Сюжетное задание «Проникновение на поляну тысячи духов» успешно выполнено. Главный герой получает +100 к природному обаянию. +50 к крутости главного героя. +10 к злодейскому образу. Получено достижение «Принят за своего». +50 к силе главного злодея. Получен «Темный дар демонической лисицы». «Темный дар демонической лисицы» успешно активирован. Открыта сюжетная арка «Постепенная демоническая трансформация». Приобретена способность «Три силы». Активирована приобретенная особенность «Постепенное безумие». Благодарим пользователя номер два за обращение в наш центр поддержки!]

Долгое время Шен молчал, пытаясь как-то переварить услышанное.

«Постепенная демоническая трансформация?» - наконец, уточнил он.

Система с удовольствием отозвалась:

[Благодаря принятому вами «Темному дару демонической лисицы» была открыта бонусная ветвь сюжета «Постепенная демоническая трансформация».]

«…» «Я так понимаю, моя "трансформация", раз уж я принял этот "дар"… И что это значит?»

[Поживем – увидим.]

«Слушай, Система, ты знаешь, что за девушка мне сейчас снилась?»

[…?]

«Не важно»

Шен, наконец, обратил внимание на то, что лежит в кровати.

«Я так понимаю, спал я довольно долго… И кстати, почему ты отключалась?»

[Производилось системное обновление из-за смены приоритетов главного героя.]

«Это какие такие приоритеты он решил сменить прямо на шествии духов?» - поразился Шен.

Система ничего не ответила.

«Ладно. А что насчет меня? Можешь описать поподробнее, чем мне все случившееся грозит?»

[Понятия не имею. Как я уже сообщала, я не знаю ничего, что не входит в рамки оригинальной новеллы.]

Поняв, что от Системы польза нулевая, Шен перестал обращать на нее внимание, сконцентрировавшись на внутреннем созерцании. Ментальная рана, словно невидимые трещины, расползалась в районе груди, имея пять точек-оснований. Тьма в золотом ядре выглядела точно так же, как обычно, зато золотой свет остальной части приобрел более темный и зловещий оттенок, словно подернувшись темной пеленой. Ощущения от этого были странными. Шен сосредоточился и попытался словно бы очистить свое золотое ядро от грязи. На какое-то мгновение ему удалось увидеть яркий первоначальный свет, но просвет тут же затянулся пеленой. Но Шена подобное обстоятельство обрадовало: он теперь знал, что благодаря медитации может попытаться это очистить.

Физически он ощущал себя приемлемо, словно только что пробудился от долгого, восстанавливающего силы сна. Интересно было, сколько на самом деле занял этот «сон».

Он сел на кровати и осмотрел комнату. Явно не его опочивальня в черном замке. По богатой вычурной обстановке он догадался, что находится на пике Золотой зари. Он уже собирался встать, но тут, словно почувствовав его движение, в комнату поспешно вошел Шиан.

- Шен! – с восторгом воскликнул он. – Ты очнулся!!

- И сколько я проспал? – уточнил тот, собираясь встать.

- Лежать!! – тут же отреагировал его брат.

Голос хлестнул как хлыст. Шен удивленно замер на месте.

- Тебе рано подниматься, - чуть успокоившись и слегка смутившись, пояснил Шиан, подходя ближе. – Тебе нужен отдых.

- Что-то мне подсказывает, что я и так уже отдохнул немало… Признавайся, Шиан, сколько я спал?

- Ну подумаешь, десять дней, - фыркнул его старший брат. – Мы даже не успели соскучиться.

Шен только хмыкнул. После тех трех месяцев за три дня он уже не особенно переживал о скоротечности времени, да к тому же безотлагательных дел не имел.

- Как твое самочувствие? – присев на кровать рядом с ним, заботливо поинтересовался Шиан.

- Это я у тебя хотел спросить. Как мое самочувствие?

Шиан слегка поджал губы.

- Старейшина Заг предупредил, что ты истратил много духовных сил и тебе необходим длительный отдых. Опять. Почему в последнее время ты такой безрассудный, словно смерти ищешь?

Шен промолчал, не зная, что сказать в свое оправдание.

- Подожди, я заварю для тебя лекарство, - произнес Шиан, вставая с кровати, и покинул комнату.

«Мне сильно повезло, что у Шена остался хоть кто-то, кто готов о нем заботиться, - только сейчас в полной мере оценил Шен. – Если бы не было Шиана, я бы, возможно, уже по глупости умер. Ну или во всяком случае мне было бы куда сложнее».

Система, к которой в принципе он обращался, ничего не ответила.

Пока Шиан отлучался, Шен успел одеться в заботливо оставленный для него комплект его повседневной серебристой одежды и элегантно убрать волосы, так как в комнате находилось зеркало, дающее возможность оценить свой внешний вид со стороны. Долго вглядываясь в свою довольно-таки осунувшуюся физиономию, Шен пришел к мысли, что что-то в нем изменилось. Только вот что? Искорки из глаз пропали что ли? Или волосы длиннее стали? Что-то неуловимое точно было не так. Неужели, это из-за дара лисицы или каких-то там приобретенных способностей/возможностей? Хм…

Присев за стол, Шен почувствовал, что как-то уже подустал. Учитывая, что он сделал всего несколько шагов по комнате и пару лишних движений, осознание этого не радовало. Хотя надо быть оптимистом: главное – что он жив и относительно здоров!

В комнату вновь вошел Шиан, держа в руках пиалу, наполненную травяным настоем. Увидев, что Шен его не послушался и все-таки встал, он нахмурился, но ничего не сказал.

Смиренно выпив горькое снадобье, Шен поднялся из-за стола и сообщил, что отправится на свой пик Черного лотоса.

- Это не самая лучшая идея. Лучше бы тебе пожить здесь какое-то время. Пока ты не поправишься…

- Нет, - не резко, но непреклонно отказался Шен. – Мне спокойнее в своем черном замке. Здесь я словно бы в гостях… К тому же, не хочу взваливать на тебя дополнительные заботы. На тебе и так висят все дела ордена.

Шиан сжал кулаки.

- Послушай, ты…

- И спасибо тебе, - добавил Шен, улыбнувшись.

Пальцы Шиана разжались, он пораженно расширил глаза, глядя в это лицо.

Шен хмыкнул и вышел из комнаты. «Надо же, он даже не стал долго спорить, - думал он, покидая резиденцию брата. – Это все мои способности к убеждению или я и правда уже начал злоупотреблять его гостеприимством?» Решив, что Шиан в любом случае в душе не против отдохнуть от заботы о младшем брате, Шен неспешно направился к мосту, соединяющему пик Золотой зари с пиком Таящегося ветра.

До черного замка путь предстоял неблизкий. Жалко, Шен не мог позволить себе полететь на мече. Он опасался, что уже на полпути свалится с него от усталости. С другой стороны, прогулка на свежем воздухе явно пойдет ему на пользу, учитывая, сколько он провалялся в постели.

Наслаждаясь горными пейзажами, расцвеченными осенними красками, словно огненное полотно, свежим влажным воздухом и легким туманом, Шен брел по мосту, обдумывая все случившиеся за время его пребывания в новелле – то есть, за время после его перерождения. На самом деле, он как-то так резко окунулся в события, что только сейчас до него стала доходить мысль, как все происходящее удивительно и странно. Трудно было поверить, что «Шен» – это теперь его жизнь, он не обычный парень, играющий за персонажа, он реально именно этот персонаж. Боль помогала ему принимать реальность, но только сейчас, кажется, он окончательно принял Шена. И, наверное, стоит уже прекращать думать о Шене, как о каком-то постороннем человеке. Хотя взваливать на себя ответственность за все его дурные поступки как-то не хотелось. Нынешний Шен даже не имел о них четкого представления, потому что писака Ер часто упоминал многие злодеяния Шена вскользь или же ограничивался общими определениями для описания злодейского образа.

Раздумывая о том, стоит ли поконкретнее расспросить у Ера о злодеяниях Шена или же лучше остаться в неведении, Шен добрался до пика Таящегося ветра и вышел на лесную дорогу. Ему предстояло преодолеть еще мост до пика Черного лотоса, который был почти в два раза длиннее, чем мост от пика Золотой зари до Таящегося ветра. А он уже истратил все силы. Решив немножко отдохнуть, Шен присел на лавочку под деревом.

Он сам не заметил, как уснул. Лучи осеннего солнца нежно касались его лица, пробиваясь через крону деревьев, тонко щебетали птицы и стрекотали насекомые. Полностью упиваясь моментом, Шен довольно потянулся и открыл глаза. Ветер шевелил золотую крону дерева, под которым он лежал, солнце играло в листьях, опаляя глаза золотым блеском. Оранжевый листок сорвался с дерева и медленно славировал ему на грудь. Шен поднял его, покрутил перед глазами, смотря на мельчайшие прожилки, высвечиваемые солнечным светом, резко сел и тихо счастливо рассмеялся.

- Забавно видеть старейшину Шена таким довольным после всего того, что он учинил на шествии духов! – донесся до него высокомерный голос.

Шен посмотрел направо и увидел вышедшего из-за поворота дороги старейшину Рэна. В его стандартных черных одеждах он смотрелся как инородное темное пятно посреди этого чудесного места. Кажется, он вышел как раз вовремя, чтобы увидеть, как Шен смотрит на листочек и глупо хихикает.

- Точнее, не забавно, - поправился Рэн, подходя ближе, - а раздражающе. Я-то надеялся, что ты со своего Проклятого пика и носа не покажешь в ближайшее время, а ты уже вовсю наслаждаешься жизнью здесь!

- Не очень вас понимаю, старейшина Рэн, - честно признался Шен, облокачиваясь о ствол дерева рядом с лавкой. – Вы упрекаете меня в том, что я улыбаюсь?

- Нет! – прошипел Рэн, словно воспринял этот вопрос за личное оскорбление. – В том, что ты бесчестно выступил на шествии духов! Из-за твоих бесчестных действий ты не дал многим достойным заклинателям добраться до поляны! И на меня бесчестно напал, пользуясь тем, что я не ожидал предательства! А теперь смеешь бахвалиться приобретенными на поляне артефактами! Попросту мерзавец!!

«…че?»

Не успев спокойно оценить ситуацию, Шен вскочил на ноги и произнес:

- Я действовал, исходя из соображений безопасности для заклинателей! В том числе спасая и вашу жизнь!

Рэн иронично скривил губы.

- Ха! Чтобы проклятый Шен действовал ради других людей? Да все вокруг прекрасно осведомлены, что ты способен действовать только в угоду своей личной выгоде! Не важно, даже если это может показаться со стороны благим делом, – все это хитрость ради удовлетворения своих эгоистичных желаний, а на чувства и жизни других людей тебе глубоко плевать!

Шен стоял, словно на него ушат воды вылили. Несвежей. Из окрестного болота.

«Да черт тебя подери, Шен!! Как можно было быть такой гнидой?!»

Рэн говорил об этом так убежденно, что Шен сам бы поверил, не знай он мотивов своих поступков. Точнее… Ну, мотивов он и сам толком не знал, но знал, что делал все это не из-за злого умысла!

С другой стороны на дороге появилось несколько учеников. Они быстро приближались, обсуждая что-то, но остановились и замолчали, заметив старейшин Шена и Рэна.

- Чего вам надо, старейшина Рэн? – разозлился Шен. – Хотите, чтобы я признал злой умысел? Или, может, желаете публичных извинений?

- Хм, - Рэн ухмыльнулся и сделал вид, что всерьез раздумывает над этими предложениями. – Я бы не отказался от обоих вариантов. Но думаю, справедливее будет, если вы просто вернете артефакты, присвоенные на поляне духов, совету старейшин.

«Да что он вообще несет? Какие артефакты??»

- Я не понимаю, о чем вы, - искренне, но крайне высокомерно, произнес Шен, решив уйти отсюда. Не было никакого смысла оставаться стоять на месте, продолжая бесплатное представление для учащихся, которых собралось уже неприлично много.

Когда Шен поравнялся с Рэном, собираясь надменно пройти мимо, больше не обращая на него внимание, тот выхватил меч и направил его на хозяина Проклятого пика.

Шен уставился на кончик меча, нацеленный на его горло, чуть нахмурившись.

- Чего вы добиваетесь, старейшина Рэн? Неужели желаете бросить мне вызов?

- Я желаю требовать справедливости! Немедленно идем со мной на собрание старейшин и решим все честным путем!

Пойти или отказаться? Конечно, он мог бы спокойно проигнорировать Рэна и вряд ли тот решился бы что-то сделать. С другой стороны, если это желание всех старейшин – он может еще больше ухудшить их взаимоотношения, если проигнорирует это. И все же, все, чего он сейчас желал, – это чтобы его оставили в покое. Он все-таки еще недостаточно здоров. И пусть он не чувствует боли, но предательская слабость лишает уверенности… Но, похоже, другие старейшины, во всяком случае Рэн, не осведомлены, что он все это время провалялся в резиденции брата на пике Золотой зари, а не наслаждался отдыхом в черном замке. И не стоит их посвящать в подробности его истинного самочувствия, а то еще почувствуют слабину и решат воспользоваться моментом.

- Хорошо-хорошо, - помахав рукой, покровительственным тоном произнес Шен. – Идем на собрание, если уж вы так настаиваете.

Рэна немножко перекосило от этого тона, но он пересилил себя, убрал меч в ножны и резко отвернулся. Шен тихонько вздохнул и последовал за ним.



Так как Рэн набрел на Шена совершенно случайно, никто их в зале собраний еще не ждал. Рэн послал сообщение главам пиков с помощью мыслеречи, и Шену пришлось еще битых двадцать минут стоять посреди зала, ожидая первых обвинителей.

Он сразу понял, что это именно обвинители, как только увидел выражения их лиц. Расположение они выбрали тоже говорящее: встали так, что Шен оказался словно подсудимый в кругу. На «суде» было пока пятеро: старейшина Рэн, конечно же, а также старейшины Лев, Тельг Веан, Летис и Лунг.

- Старейшина Шен, рады, что вы, наконец, почтили нас своим присутствием, - заявила старейшина пика Сиреневого рассвета Летис Лис. Она, кстати, заслуженно занимала звание самой красивой женщины ордена РР, и почему-то страшно ненавидела Шена.

«Хорошее начало», - уныло подумал тот. Вслух же нагло заявил:

- Вам стоило раньше сообщить мне, что почтенные старейшины жаждут встречи. Я непременно отложил бы все дела, чтобы почтить вас своим присутствием.

Красивое лицо старейшины Летис на мгновение исказила вспышка гнева, но тут же женщина взяла себя в руки.

- Мы все принимали участие в шествии духов, - продолжила она. – Некоторые из нас явились свидетелями вопиющих действий старейшины Шена. Он всеми силами пытался раскрыть личности своих коллег-заклинателей, чтобы избавиться от конкурентов. И даже с мечом напал на старейшину Рэна!

- Что? – искренне поразился Шен.

То, что несла эта женщина, было же полным абсурдом. Мало того, что он даже не приближался к другим заклинателям, чтобы как-то пытаться их выдать, так и с Рэном… Напал с мечом?! Да если бы он обнажил свой меч – духи тут же набросились бы на него самого! Если уж на то пошло, то именно Рэн по глупости обнажил свой меч, решив выступить против полчища духов!

- Что еще ожидать от проклятого! – тут же поддержал старейшину Летис глава пика Синих звезд Лев. – У этого человека атрофирована совесть! Каждое его действие – образец бесчестия!

- Эй, полегче! – запротестовал Шен. – Это старейшина Рэн обнажил свой меч! Я лишь пытался не дать духам разорвать его на кусочки!

- Словно мы поверим в такую откровенную чушь!

- Пытался помочь старейшине Рэну? С каким таким злым умыслом, хотелось бы знать!

- Ответ очевиден, старейшина Лунг! Мерзавец избавлялся от сильных конкурентов!

- «Мерзавец»?.. Да как вы смеете? – зло произнес Шен. – Да вас там даже не было.

- Я свидетель, - тут же вызвался старейшина Лев.

- И я, - молчащий до этого старейшина Тельг.

«Но вас… на самом деле наверняка там не было!!» - мысленно возмутился Шен. Он смотрел на окруживших его людей и понимал, что объяснять или отрицать бесполезно. Дело не в том, что они хотят докопаться до правды. Они объединились, чтобы утопить его в придуманной ими же клевете, которую никто не посмеет опровергнуть! Настоящий Шен, должно быть, уже привык попадать в подобные ситуации и мастерски игнорировал нападки и обвинения. Вот только этот Шен впервые сталкивался с такими вопиющими наговорами и несправедливостью, и справиться с нахлынувшими на него эмоциями было очень сложно.

А люди между тем продолжали:

- На шествии старейшина Шен скорее защищал духов, чем заклинателей! Возможно, тьма уже слишком сильно въелась в его душу.

- Духи легко приняли его, будто он один из них.

- Не следует ли нам пересмотреть полномочия старейшины Шена? Возможно, ученикам опасно находиться рядом с ним!

- Он прогнил насквозь, я давно предупреждал!

И так продолжалось довольно долго, в разных вариациях. Шен не видел смысла спорить или отвечать, да им и не нужны были его ответы. Им необходимо было облить его как можно большим потоком грязи, и они успешно с этим справлялись. Через пятнадцать минут подобного представления Шен ощущал себя так, будто на него излился водопад из помоев. Его руки и плечи слабо подрагивали от еле сдерживаемой ярости.

Как раз, когда старейшина Летис Лис делилась соображениями о том, каким именно очерняющим душу образом присутствие Шена действует на учащихся и простых людей и как именно его следует изолировать, чтобы спасти невинные жизни, в зал собраний вошли старейшины Муан Гай и Заг.

Муан никак не думал, что первая их встреча после пробуждения Шена будет в подобных обстоятельствах. Оглядев тонкую фигуру, стоящую в центре образованного круга и терпеливо сносящую оскорбления, Муан удивленно насторожился. С Шеном определенно было что-то не так, раз он позволил ситуации дойти до таких масштабов. Нет, он и раньше иногда оказывался в подобном «порицательном кружке», но всегда с достойным восхищения высокомерием сносил все нападки, отбивал все остроты и еще умудрялся припугнуть некоторых старейшин, чтобы рот открывать не повадно было. Сейчас же он стоял, опустив голову, и позволял раз за разом хлестать себя едкими словами. Причем своим смиренным поведением умудрился раззадорить даже тех старейшин, которые обычно боялись сказать ему что-то в лицо. На мгновение Муан Гаю показалось, что Шен сейчас покачнется и упадет на пол, теряя сознание.

Но через мгновение он понял, насколько ошибался. Шен сжал трясущиеся руки в кулаки, аура его резко переменилась, начиная источать угрозу. Все старейшины резко заткнулись и уставились на него. Некоторые чуть попятились.

- Я же говорил! – вякнул кто-то. – Говорил, что он опасен! Он себя не контролирует!

Шен медленно поднял голову, в глазах его читалась еле сдерживаемая ярость. Казалось, убийственная аура вокруг него стала плотнее.

- Приготовьтесь к бою! – крикнула Летис Лис, обнажая меч.

Муан дернулся, собираясь бежать в гущу событий, даже не определившись, на чьей стороне будет выступать.

- Что здесь происходит?! – по залу прокатился оглушающий голос, заставляющий всех присутствующих замереть на месте.

В помещение быстрым шагом ворвался Шиан.

- Старейшина Летис Лис! Вы в своем уме? Вы обнажили свой меч на собрании старейшин! Шен! Успокойся!

Убийственная аура вокруг Шена быстро истаяла. Ему стоило огромных усилий, чтобы не покачнуться. Старейшина Летис Лис после слов Шиана тут же убрала свой меч и склонилась в поклоне, извиняясь за содеянное.

Еще раз окинув собравшихся взглядом, Шиан принял решение и, взглянув на Шена, холодно произнес:

- Шен! Тебе следует возвратиться на пик Черного лотоса. Мы со старейшинами обсудим случившееся и позовем тебя, когда решение будет принято!

Шен догадывался, что это так-то тоже не очень-то вежливо и стоило бы возмутиться, но не хотел находиться здесь, а уж тем более снова пытаться что-то объяснять, более ни минуты. Поэтому слегка кивнув Шиану, он резко развернулся и на пределе своих актерских способностей надменно подняв голову быстро покинул зал.

Глава 20. Сувенир на память

[Системное уведомление! +10 баллов за проявленную сдержанность. -100 баллов за недостаточную злодейскую харизматичность. -20 баллов за проигрыш в дискуссии…]

«Ты ЭТО называешь дискуссией?!» - возмутился Шен, но Система продолжала перечисление:

[+40 баллов за угнетение большого количество противников на близкой дистанции. Открыта дополнительная сюжетная арка «Противостояние собрания старейшин пику Черного лотоса». Открыто сюжетное задание «Доверие старейшины Лева». Принято сюжетное задание «Доверие старейшины Лева». Открыто достижение «Признан темным». Активирована подавляющая темная аура.]

Система замолчала. Пока она перечисляла все это, Шен успел спуститься по ступеням административного здания и направиться в сторону моста к пику Черного лотоса.

«Что еще за аура? Как ее деактивировать?» - удивился Шен.

[Приобретена после дара черной лисицы как одна из развивающихся способностей на пути становления демоном.]

«Что?!»

У Шена чуть почва из-под ног не ушла, когда он это услышал.

«Так вот что значила «демоническая трансформация»?! Я серьезно могу превратиться в демона?!»

От злости и потрясения Шен перешел на бег. Сам не понял, откуда взялись на это силы, но до моста он добежал в два счета. Почувствовав, что, наконец, избавился от досужих ученических взглядов, Шен упал на колени, пытаясь отдышаться.

[Я бессильна объяснить вам сложившуюся ситуацию], - тем временем заявила Система. - [В оригинальной новелле Шен просто был мразью, но не пытался становиться демоном. Хотя его золотое ядро постепенно разрушалось, его бы просто поглотила тьма. Если бы главный герой не убил его раньше.]

Шен немного успокоился и сел. Взгляд его бессознательно устремился вдаль, на горы, покрытые золотом и туманом. Вокруг было так красиво, что сердце щемило.

«Я не буду ни о чем из этого сейчас думать, - решил Шен. – Ни о сюжетных заданиях, ни тем более о демонах. Я подумаю об этом завтра».

Он почувствовал в стороне чужое присутствие и обернулся. Муан Гай стоял у начала моста и молча смотрел на него.

В зале собраний Муан замешкался, не зная, что лучше предпринять. Нужно ли остаться на собрании и попытаться вступиться за Шена? Или лучше пойти и поговорить с ним лично? В итоге он избрал второй вариант, потому что… потому что выступать перед старейшинами на стороне Шена было для Муана чем-то очень противоречивым, и он далеко не был уверен, что это было бы правильным. Отношение старейшин к Шену являлось вполне оправданным, и Муан не думал, что в его силах это изменить, да и не был уверен, что его на самом деле необходимо менять. Шен оставался для него человеком с непостижимой мотивацией, что раньше, что сейчас, и Муан предпочел думать, дескать пускай более мудрые люди решают, достоин он доверия или нет. Муан, который всегда раньше высказывался категорично против Шена, решил, что на этот раз будет более чем достаточно, если он просто останется нейтральным.

Но, несмотря на все эти соображения, лично, как человек, он о Шене почему-то беспокоился. Благодаря осеннему шествию духов Муан увидел Шена совсем в других красках. Начнем с того, что тот его спас. А раньше Муан бы голову дал на отсечение, что Шен скорее насладится издалека зрелищем его кончины, а потом еще и станцует на его могиле. И по нелепости Муан подставился как раз так, что Шену только и оставалось, что отойти и посмеиваться, наблюдая со стороны за его быстрой смертью. Однако он его спас. Тогда еще Муан мог решить, что Шен сделал это просто из прихоти. Но, получается, на самом шествии он из той же прихоти помогал другим заклинателям и своим ученикам. Это были поступки благородного человека. Делал ли он и это шутки ради? С Шена станется. Но не мог же он зайти в своих развлечениях так далеко, что сам из-за нехватки сил чуть не умер. Значит, он это делал из благородных побуждений, а не потому, что хотел развлечься? Или он просто заигрался? Муан уже долгие годы считал его мусором. Но почему-то сейчас, когда он находился рядом, такого чувства не возникало. Да что не так с этим Шеном?? У Муана уже мозг взрывался.

Он решил направиться в черный замок и уточнить у Шена некоторые моменты. Но когда уже подходил к мосту, ведущему к Проклятому пику, заметил его фигуру и остановился. Шен сидел на мосту, с ровной спиной, словно изваяние, и взгляд его был устремлен вдаль. На его нефритовом лице больше не читалось никаких эмоций. Он просто сидел там и смотрел вдаль, а Муан не понимал, почему застыл и не двигается с места, вместо того чтобы подойти и начать разговор.

Но вот Шен обернулся и посмотрел прямо на него, и Муан, наконец, смог отмереть.

«Капец как мне надоело постоянно показываться перед этим человеком слабым, - мысленно протянул Шен, поднимаясь на ноги и наблюдая, как старейшина пика Славы приближается к нему. – Если он обо всем этом расскажет – моей репутации точно конец. Надеюсь, все-таки подобного не случится, ведь Шиан не зря ему доверяет. Да и воинская честь вряд ли позволит ему распускать сплетни о ком бы то ни было. Хм. Бедняга Муан. Наверное, скучно живется из-за такого хорошего характера».

И все-таки Шена здорово злило, что Муан сейчас идет к нему. Ну вот что им всем от него сегодня понадобилось?! Оставьте уже в покое!

- Старейшина Муан, - прохладно произнес Шен, когда тот с ним поравнялся. Затем развернулся и пошел к черному замку. А то путь и так неблизкий, чтобы тратить драгоценное время на разговоры с Муаном на одном месте.

Муан слегка склонил голову, отвечая на приветствие, а затем нагнал Шена и пошел рядом с ним. Молча. Какое-то время Шен ждал начала диалога, а потом стал с подозрением на него коситься: уж не вознамерился ли тот прийти в черный замок и напроситься на чашку чая?

Но затем Муан все же заговорил.

- Я рад, что тебе уже лучше.

Шен воспринял эту фразу достаточно негативно. Он расплывчато помнил все то, что происходило после схватки с духами у поляны, и это его совсем не радовало. Зато он отлично помнил, что с Муаном они не друзья, а скорее коллеги, которым приходится друг друга терпеть. Так что хватит мне зубы заговаривать этой притворной заботой, что на самом деле тебе надо?? Конечно, вслух он сказать этого не мог. А хотелось.

- Ты помнишь, что было на поляне?

- Что именно ты имеешь в виду?

- Хотя… ты, наверное, не мог этого запомнить… Девятихвостая лисица разрешила взять по одной вещи с поляны на каждого.

«О! Так об этих артефактах говорил Рэн?»

- Вот, - произнес Муан и внезапно протянул Шену руку со сжатой в ней веточкой.

- Чего? – Шен даже чуть дернулся в сторону.

- Это твое. Лисица не разрешила забрать для тебя настоящий артефакт, но позволила отломать веточку от куста, что рос возле родника.

- Это… - Шен покрутил в руке веточку. На ней не было ни листочка! – Это… она засохла.

Муан скрестил руки на груди.

- Ты что, не додумался на эти десять дней ее в воду поставить? Ты что, все это время хранил ее в кармане??

- Бери, что дают! Это твой сувенир с поляны тысячи духов!

- Хм. Лучше б ты камешек красивый из ручья забрал.

Муан возмущенно-неодобрительно посмотрел на него. Шен чуть не рассмеялся. Все-таки забавно его дразнить, когда он такой непосредственно-прямолинейный в своих действиях.

Покрутив в руках веточку, он все-таки решил ее не выбрасывать, и понес с собой. Он еще в прошлой жизни любил складировать всякий ненужный хлам, пока горы барахла не становились опасными для жизни и не начинали пытаться пробить потолок. Тогда он брал огромные мусорные мешки, часами сидел, перекладывая все с места на место, рассматривая каждую вещь и вспоминая, при каких обстоятельствах она у него появилась и что за воспоминания с нею связаны. Так могло продолжаться на протяжении десяти часов, затем ему окончательно надоедало, он сваливал все, что мешало ему откопать кровать для отдыха или загораживало проход на кухню, в мешки и выносил на помойку. Так что к подаренной веточке он отнесся соответственно, и даже подумал о том, что это первый шаг в создании уюта в тех пустых залах.

- А что за артефакт ты для себя вынес с поляны?

Словно ожидая этого вопроса, Муан тут же вынул из ножен меч и взмахнул им в воздухе. Его лезвие казалось практически прозрачным и от него исходила такая сильная аура, что у Шена по телу мурашки пробежали.

«Меч?! – в сердцах мысленно кричал он. – Ты вынес с поляны бессмертный меч?! А мне, значит, презентовал веточку?!» Теперь, в свете новых фактов, этот подарок походил на изощренную насмешку. Неужели мозгов Муана хватило, чтобы так тонко над ним подшутить? Шен посмотрел на довольное лицо самого сильного мечника ордена РР. Неее, это просто совпадение. Очевидно же, что он в душе не чает, как тонко его сейчас потроллил.

Налюбовавшись на свое сокровище, Муан спрятал меч в ножны.

- Выглядит… чем-то особенным, - спокойно признал Шен, подавив вспыхнувший гнев.

- Этот меч невероятно концентрирует духовную энергию. Я назвал его Рассекатель духов.

- Иронично, что именно духи сделали тебе такой подарок, не находишь?

- Ну… Возможно… Какое это имеет значение?

Шен пожал плечами. Так как на этом Муан замолчал, а путь до черного замка был еще достаточно долог, чтобы Шен не начинал слишком переживать насчет чая, то он просто отвернулся, любуясь видами, смотреть на которые, кажется, ему никогда не надоест.

- Я хотел у тебя кое-что спросить. Если ты, конечно, ответишь честно, - серьезным тоном произнес Муан.

У Шена появилось сильное предчувствие, что сейчас ему придется очень много врать.

- Почему ты столько сделал для того, чтобы твои ученики попали на поляну?

А хороший, черт возьми, вопрос! Понимаешь, Муан, я сам толком не понял еще, почему сюжетному заданию необходимы были главный герой и героиня на поляне тысячи духов! Может, над ним вообще Система приколоться решила.

- Мне захотелось, чтобы они побывали там. Благодаря этому они смогут стать гораздо сильнее в рекордные сроки.

(Я надеюсь.) Ну что, достаточно правдоподобно? Достаточно?

Муан ничего не ответил. Снова продолжили путь в молчании.

«Как же я устал, - думал Шен, рассматривая черный замок на горизонте. – Если бы не Муан – прилег бы прямо на мост отдохнуть! И почему тут не расставлены лавочки или скамейки??»

- А почему ты не на собрании со всеми? Сейчас, должно быть, обсуждается моя изоляция, - дошло до Шена.

- Я решил воздержаться от голосования по данному вопросу.

Шен хмуро посмотрел на него. Его мнение о Муане сейчас резко упало на несколько пунктов. Ведь он был единственным настоящим свидетелем, который находился рядом с Шеном на протяжении всего шествия и мог бы пролить свет истины на их лицемерную клевету! Но вместо этого он решил изолироваться от проблемы. Шен на самом деле был разочарован. В нем поднимался гнев. Как этот человек, который слова доброго в его защиту сказать не желает, смеет идти рядом с ним, тратить его время на бесполезные разговоры и прикидываться дружелюбным?! Да как ты смеешь вообще?!

[Активирована подавляющая темная аура], – сообщила Система.

«Что, опять?!»

Муан тут же ощутил изменение атмосферы и отскочил от Шена в сторону. Взглянув в лицо хозяина Проклятого пика, он увидел, что в глазах у того появился нехороший черный блеск.

- Думаю, тебе следует вернуться на собрание старейшин, - сквозь зубы процедил Шен. – Или же катиться на любую другую сторону, хоть на пик Славы, хоть на деревню к дедушке! Только от*баться уже от меня и не выбирать пик Черного лотоса как вектор движения! Там тебя никто никогда не ждет!!

Муан в растерянности глядел на кипящего от злости Шена. Мало того, что он не понял, почему тот вдруг резко рассвирепел, так он даже нескольких словесных оборотов, что тот использовал, не понял!

- Что ты сказал? – переспросил он из любопытства, потому что суть, которую желал донести Шен, он в целом уловил.

Шен прикрыл глаза, словно пытаясь справиться с накатившими эмоциями, а затем вдруг пошатнулся и рухнул на мост.

- Шен!

Глава 21. Новая новелла

Муан на мгновение дернулся вперед, когда Шен падал, но так и застыл с протянутой рукой.

А Шена падение на твердый камень как-то слегка взбодрило. Глухо зарычав, он с трудом сел.

- Эм… С тобой все нормально? – примирительным тоном спросил Муан.

Взгляд Шена желал ему быстрой смерти прямо на этом самом месте.

Вообще-то, Муан хотел предложить ему свою помощь, но все же догадался, что Шен скорее скинет его с моста, чем примет ее. Задачка по налаживанию их отношений оказалась сложнее, чем представлялась Муану. Точнее, он всегда оценивал это как свое полное право высказывать неодобрение хозяину Проклятого пика, следить и не давать ему творить гнусные поступки и все такое. О том, что это может работать в обе стороны, и на самом деле Шен не сменит плохое мнение о нем только потому, что мнение сменил Муан, он как-то не задумывался. А теперь вот старый добрый проклятый Шен снова смотрит на него, как на врага. Раньше подобное не вызывало никаких эмоций, а теперь почему-то уязвляло.

- В любом случае, я сказал все, что хотел. Мне пора идти, - спокойным тоном произнес Муан, слегка поклонился, развернулся и пошел прочь.

Затем все еще наблюдающий за ним Шен увидел, как Муан запрыгнул на меч и взвился в воздух, быстро отдаляясь. Проводив его напряженным взглядом, Шен наконец перевел дыхание.

[+10 к злодейскому образу], - прокомментировала Система.

Шен прилег на мост и уставился в голубое небо.



Несколько следующих дней прошли (на удивление) в тишине и спокойствии. Никто вообще не пытался покуситься на одиночество Шена в черном замке. Он провалялся эти дни в постели, и, так как делать было совершенно нечего, успел задолбать Систему вопросами настолько сильно, что та уже несколько часов отказывалась выходить на связь. Зато узнал, как попал на пик Золотой зари, отключившись на поляне (Стоило бы поблагодарить Муана? Ни – за – что!), как активировать свою подавляющую темную ауру, что там за сюжетные арки и задания пооткрывались, когда он не обращал на это внимания, и почему в свое время старейшина Лев поссорился с Шеном. Последнее оказалось довольно занятной историей. Оказывается, в прошлом Шен с Левом неплохо ладили, но у Лева всегда была небольшая слабость, а люди со слабостями были для Шена словно красной тряпкой для быка. Он просто не мог оставить все как есть и не воспользоваться своим знанием в угоду своей подлой душонке. Делал он это исключительно потехи ради. Слабость Лева была совсем наивной – он был тот еще коллекционер редких жемчужин. Причем не из каких-либо меркантильных соображений, а исключительно для эстетического удовольствия. И узнал он как-то раз об одной огромной-преогромной красивенной жемчужине, которую, конечно же, охранял гигантский змей-демон, она была упрятана в недра горы, окутана древним проклятьем и так далее и тому подобное, насколько хватило скудоумной фантазии господина-глубинной-тьмы еще в бытность того обычным писакой. В общем, Лев организовал священный поход на жемчужину, уговорив Шена ему помочь. Уговорами дело не обошлось, и хозяин пика Черного лотоса выторговал для себя половину винного склада – второй гордости-коллекции старейшины Лева. Ну и как же закончилось дело? Все уже было очевидно, но Шен не перебивал Систему, когда она это рассказывала. Конечно же Шен победил змия и добрался до жемчужины, но когда старейшина Лев уже тянул к своей прелести ручонки, расплываясь в счастливой улыбке, Шен спрятал ее в карман и заявил, что это теперь его собственность. Та-дам, занавес. Леву так и не удалось забрать жемчужину у Шена, хотя он много раз пытался. Лев был достаточно терпелив и предпринимал многочисленные попытки уговорить Шена, злясь, но все еще его не ненавидя. Но вот когда Шен сказал, что уничтожил жемчужину, вот тогда Лев не смог такое стерпеть и с тех пор Шена люто нелюбил.

И теперь сюжетное задание предлагало Шену помириться с этим человеком. Почему бы и нет, в самом деле? (Сарказм.)

Тихие денечки продолжались, и Шен решил заняться медитацией и приведением в относительный порядок своего золотого ядра. Он поднялся на самую высокую из башен черного замка, вышел на крышу, предупредил Систему, чтобы обязательно что-нибудь сказала ему через неделю, если он вновь не заметит, как летит время, и погрузился в медитацию. Золотое ядро все так же было подернуто пеленой. Ментальная рана тоже была на месте. Сконцентрировав внутреннюю энергию, Шен принялся усмирять эту темноту в своей груди, стараясь сжать ее до небольшой точки точно так же, как в его золотое ядро была впаяна тьма проклятья. Быть может, ему удастся этим сдержать свою «демоническую трансформацию» или хотя бы осознанно ее контролировать. Сначала ему казалось, что все получается довольно легко, но затем живот пронзила острая боль, он согнулся, чуть не застонав. Концентрация была нарушена, и темная пелена тут же растеклась на прежнее место.

Вторая попытка закончилась точно так же. И третья. И четвертая. Но у Шена было достаточно терпения и свободного времени, чтобы пытаться снова и снова. На двадцатую попытку он заметил, что успевает продвинуться в очищении ядра дальше, прежде чем его скручивает боль. После шестидесятой попытки он перестал считать.

[Способность «три силы» успешно адаптирована!]

Этот воодушевленный голос вырвал его из бесконечной пелены, в которой он пребывал.

«Что? - Шен приподнялся с каменного пола и вновь сел в позу для медитации. – Уже неделя прошла что ли?»

[Нет, пять дней!] – радостно заявила Система. - [Но пользователь номер один очень просил, чтобы вы с ним увиделись. На самом деле он уговаривал меня попросить вас все это время. И раз уж вы все равно закончили с укрощением темной стороны своей сущности, то я решила рассказать об этом.]

Шен присмотрелся к своему золотому ядру. Теперь оно стало выглядеть совсем уж абсурдно: словно поделенный на три секции шарик.

«Поверить не могу, мне и в самом деле удалось!!» - Он радостно вскочил на ноги, чуть ли не прыгая от счастья.

[Поздравляю!] – разделила его радость Система.

«А чего темное облако от меня хочет?»

[Возможно, узнать ваше мнение о нескольких главах его новой новеллы…]

Шен приподнял уголок рта в ироничной усмешке.

«Ладно, я схожу. Все равно у меня к нему тоже есть несколько вопросов»

Спускаясь с башни, Шен походя оценил, что, несмотря на всю радость из-за победы над подарком демонической лисицы, «подарочек» от главного героя – ментальная рана – все еще никуда не делась, а может быть даже стала чуть больше. Все-таки плохой из него выходит бессмертный заклинатель. Шен вечно творит какие-то глупости с этими сверхъестественными способностями.

Он дошел до зала Глубинной тьмы и оценил, что печать на правой руке стало только чуть покалывать. Похоже, злобное облако поняло урок и не слишком высовывалось.

Так оно и оказалось, когда Шен толкнул дверь и зашел внутрь, окидывая помещение хозяйским оценивающим взором. Тьма колыхалась у самой расщелины, словно чуть-чуть высунула любопытный нос.

- Маньячный любитель тройничков! – радостно воскликнула Глубинная тьма, как только его увидела.

- Можешь звать меня Шен, - милостиво дозволил тот.

- Я очень рад наконец-то снова тебя видеть! Честно говоря, я боялся, что ты обиделся на меня после случившегося.

«На дураков не обижаемся…» - мысленно протянул Шен, но вслух ничего не сказал, а только сложил руки на груди, подходя чуть ближе ко тьме.

- Ладно-ладно, - замахал щупальцем Ер. – Я извиняюсь. У меня слегка помутился рассудок, когда я подумал о перспективах.

- Забудем об этом недоразумении, - согласился Шен (в конце концов, ему еще писаку о прошлом Шена расспрашивать, надо его не расстраивать). – Зачем ты меня звал?

- Ну… Я соскучился по живому общению. Система держит меня в курсе текущих событий, но это же совсем не то!

- Скажи честно, - неожиданно заинтересовался Шен, - когда ты писал «дни пролетели за днями», ты вообще задумывался о том, что было в этот промежуток времени?

- Ну… В общих чертах.

- А как главный герой из робкого мальчика превратился в ловеласа??

- Он…

Тьма заколебалась, и Шен затаил дыхание в ожидании откровения.

- …Просто повзрослел…

Бамс! Шен пожалел, что тьма перед ним не очень-то материальна.

- Графоман несчастный!!

- Не ну нормально? – возмутился Ер. – Я написал более семисот глав! Я исписал просто километры виртуальной бумаги! Как бы я мог так много написать, если бы застревал на подобных мелочах?!

- Подобные мелочи раскрывают персонажей вообще-то!

- Моих персонажей раскрывают бои и постельные сцены, ы-хы-хы.

Шену показалось, что облако чуть покраснело, когда стало мерзко хихикать.

- Поверить не могу, что я прочитал всю эту историю… - тихо пробормотал Шен. – В мое оправдание будет сказано, что я просто хотел расслабиться после работы и ни о чем не думать, а твоя история неплохо отключала мозг. Даже слегка его разжижала…

Ер хрюкнул и замолчал.

- Восприму это как признание моих заслуг, - после размышления над словами Шена заявил автор. – Вообще-то, - начал он после непродолжительного молчания, - я хотел, чтобы ты послушал мою новую новеллу.

Сначала Шен хотел сразу отказаться, все-таки дважды наступать на одни и те же грабли… Но потом решил, что может пойти на компромисс:

- Давай так: я послушаю несколько глав, а ты взамен расскажешь мне о прошлом старины Шена.

- О каком таком прошлом? – не поняло Великое Божество.

- О том самом. Как все получилось с проклятьем и все такое.

- Я же об этом в новелле писал!

- Я немножко пропустил главы про злодея…

Хоть у Глубинной тьмы и не было глаз, Шен почувствовал на себе осуждающий взгляд.

- Ладно. Так и быть, расскажу тебе, неудачнику. Но сначала твоя очередь.

Согласившись, Шен уселся прямо на пол (за неимением мебели) и принялся терпеливо слушать рассказ. Глубинная тьма прокашлялась, словно имела горло, и, немного взволнованным тоном, начала:

- Глава 1…

Через какое-то время Шен осознал, что он бы с удовольствием применил читерский прием «дни пролетели за днями».

- Глава 25. Эй, ты слушаешь?!

- А? Само собой! Я просто задумался.

- И о чем я сейчас прочитал?

- Что?

- Последнее предложение. Повтори!

Шен напрягся.

- «Глава 25»!

- Хм. Ладно… Ну и как тебе в целом?

- Неплохо…

- Хм. И это все?

«А что тут скажешь?! – мысленно взорвался Шен. – Почти все эти главы ты посвятил описанию крутости главного персонажа! Сюжет как таковой только начал зарождаться!»

- Ты… заметно потратил много сил на продумывание главного героя. Он получился колоритным, - признал Шен.

На деле только главный герой там хоть как-то и получился, остальные просто были неживыми картонками. Очевидно, мечтая на сей раз перенестись в главного персонажа, автор наделил его просто божественной силой, несоразмерной окружающему его миру, и сделал просто over-Мери-Сьюшным! Настолько Мери-Сьюшным, что любая юная создательница фанфика про попаданку в фэнтезийный мир начинала казаться опытной писательницей, умеющей подводить основу под рояли в кустах. Но, наверное, не стоит сейчас разбивать розовые мечты писаки Ера в пух и прах.

- Теперь твоя очередь.

- Нет-нет! – запротестовал Ер. – Ты еще даже трети не оценил!

- А сколько ты глав успел Системе надиктовать? – побледнел Шен.

- Триста шестнадцать. И пока хотя бы сто двадцать не оценишь, я твой вывод принять не смогу!

- Ты верно шутишь! Я тут состарюсь, пока слушать буду! У меня другие дела запланированы!

Шен встал с пола и направился к выходу.

- Ладно! – крикнуло темное облако.

Шен остановился, на лице засияла довольная улыбка. Он так быстро сдался?

- Остальное тебе прочитает Система! Ты можешь заниматься своими делами и слушать одновременно.

[Выполню это с радостью.] – тут же добавила та.

- Да чего вы такие жестокие?!

Глава 22. Встреча со старым приятелем

Шен ходил по замку, слушая новеллу Ера в исполнении Системы. Он изучил все помещения, слушая новеллу. Наткнулся на тот самый пресловутый винный погреб, слушая новеллу. Поставил в воду веточку, подаренную Муаном, слушая новеллу. Медитировал, слушая новеллу. Гулял по черным склонам пика Черного лотоса, слушая новеллу. Спал, слушая новеллу. В конце концов ему захотелось сброситься в расщелину Глубинной тьмы, только бы не слушать новеллу, но он боялся, что и там его достанет Ер.

Хотя, справедливости ради, постепенно сюжет даже стал интересным, и, если бы не всесилие главного героя, за которого было невозможно переживать в принципе, настолько он был хорош во всем, было бы даже увлекательно. Шену нравился слог повествования, но вот главный герой… Это была скорее не новелла, а излияние всех мечтаний Ера о том, каким бы он хотел видеть себя в следующей жизни, если б у него был безграничный выбор сил и возможностей, которые даются просто так, ни за что.

[Глава триста шестнадцать. «Мой новый трофей для гарема»], - прочитала Система. И да, новая новелла писаки шла от первого лица.

«Все, хватит!! – взорвался Шен. – Если он не расскажет мне то, что я хочу, сейчас, я его изгоню в мир иной! И не важно, сколько при этом сил придется потратить!!»

Все это время, пока Шен слушал новеллу, он иногда комментировал события или интересные обороты, которые ему нравились, а Система передавала его слова Глубинной тьме. Поэтому сейчас, когда Шен ворвался в залу с тьмой, писака не сгорал от нетерпения, а был более-менее удовлетворен комментариями читателя.

- Рассказывай! – потребовал Шен.

Он сложил руки на груди и стал перед тьмой.

- Ну… - протянул Ер. – Э-э… С чего бы начать… Шена прокляла бессмертная заклинательница Рурет. Она свою душу уничтожила ради этого, полностью, поэтому проклятье приобрело такую силу.

- А что именно произошло? И почему она это сделала? И кто она вообще такая?

- Понимаешь… тут такое дело… Я плохо помню, - повинился писака Ер.

Шен пораженно уставился на него.

- Ты прикалываешься что ли?

- Нет. Я придумывал эту часть несколько лет назад. Это же был просто обоснуй, я не слишком зацикливался на нем. С тех пор столько воды утекло, столько сюжетных арок…

Шен почувствовал, как из печати на его правой руке вырывается тьма.

- Ты что делаешь! – возмущенно закричало злобное облако, замахав щупальцами.

Шен молча направил ладонь на него. Облако взвизгнуло и спряталось в расщелину.

- Да что ты такой вспыльчивый! – донеслось оттуда. – В прошлом Шена вообще много всякого негатива! Живи будущим!

- Как бы мне хотелось тебя придушить!!



Прошло около месяца, а его тихое уединение так никто и не нарушил. Шена постепенно начинало тяготить одиночество. Система и гребаный писака не слишком его разбавляли, хотелось живого общения. А еще его тревожил тот факт, что ему так и не объявили решение старейшин. Неужели они вознамерились его здесь на самом деле изолировать? И что он тогда будет делать?

Шен размышлял над этим какое-то время и пришел к выводу, что вряд ли им удастся заточить его на пике, как какого-то злого духа. Значит максимум, что они могут сделать, – запретить ему появляться на других пиках и общаться с учениками. Это, конечно, будет прискорбно, но вряд ли смертельно, кроме пиков ордена РР существует еще довольно обширный внешний мир.

И все-таки с каждым днем Шену становилось все тоскливее. Он все чаще смотрел на мост, отделяющий пик Черного лотоса от пика Таящегося ветра, и ловил себя на мысли, что будет рад уже даже Муану. Но никто не шел.

Он также все чаще собирался сам покинуть свое убежище, но останавливался перед мостом. Уже четвертый день кряду. У него были разные соображения насчет своего своевольного явления. Начиная с того, не будет ли он выглядеть жалко, первым пойдя навстречу, и заканчивая тем, что может нарушить зарождающееся спокойствие и вызвать на свою голову новую волну ненависти.

Больше всего он злился на Шиана, который мог бы найти минутку и хоть что-то ему сообщить!!

Очередной тоскливый день закончился, и в небе взошла белоснежная луна. Почти такая же, как в его настоящем мире, только раза в два больше. Видимо, господин Ер и здесь не слишком напрягал свою фантазию.

Шен вышел во двор и вдохнул холодный ночной воздух. Горы тонули во тьме, белые облака отражали лунный свет серебряными бликами, и это был очередной невероятно-красивый вид, созерцание которого наполняло сердце Шена детским восторгом.

Бессмертный заклинатель вышел на тропинку и побрел по месту, которое ранее могло быть прекрасным садом, а сейчас являлось скоплением черных скрюченных стволов и сухих веток, образующих над головой плотный полог. Луна просачивалась через ветви и кидала на черную землю яркие отсветы.

Через какое-то время Шен вышел в место, ранее видимо представляющее собой бамбуковый лес, сейчас же – черные тонкие стволы поднимались к небу, слегка изгибаясь и покачиваясь на ветру. Свернув с тропы, а может, найдя еще одну, Шен продолжал бесцельно бродить между темными стволами. Неожиданно его кольнуло словно бы воспоминание. На сердце стало неспокойно и появилась непонятная тоска. Шен осмотрелся по сторонам, пытаясь заметить то, чего уже давно не существовало. Откуда это странное чувство? Он застыл на месте, пытаясь вспомнить. Мысль крутилась где-то на задворках сознания, не даваясь.

Он сделал еще шаг в сторону и снова замер, кое-что понимая.

- Это… то самое место? – вслух пробормотал он.

То самое место из его сна. Он не слишком обращал внимание на фон, концентрируясь на лице девушки, но сейчас… сейчас постепенно осознавал, что она стояла в бамбуковом лесу. Улыбалась ему и рассыпалась на черные осколки. Неужели… это и была Рурет?

- Рурет… - тихо произнес Шен.

Ветер подхватил звуки, выплетая ими узоры среди деревьев, черный бамбуковый лес заколыхался, словно потревоженное море, и как будто заплакал.

- Ру-рет… - донеслись до Шена его же слова, словно повторенные на разные лады.

Почему-то стало так больно, не физически, но сердце словно разрывалось от тоски, что Шен постарался побыстрее покинуть это место. Быстрым шагом он возвратился в замок и захлопнул за собой входные двери, будто спасался бегством от привидения. Он постоял какое-то время, прислонившись спиной к створке двери и прислушиваясь к своим ощущениям. Это было странно. Его словно окутывали чужие эмоции.

Он уже давно собирался кое-что сделать. Вздохнув, Шен пришел к заключению, что сейчас самое время.

Он спустился в винный погреб и откупорил один кувшин вина.

- А старина Лев не зря гордился своей коллекцией! – через какое-то время прокомментировал он пустоте.

Пустота не ответила, и от этого стало еще тоскливее. После второго кувшина вина Шен понял, что с этим нужно что-то делать. К примеру, найти собутыльника. Выбрав кувшин покрасивее, Шен покинул погреб, чтобы вскоре стать на меч и лететь навстречу верным врагам.



Сначала Шен собирался лететь по знакомому маршруту, но затем передумал, решив, что раз уж Система наметила для него следующую жертву, стоит продвинуться в выполнении сюжетного задания.

Пик Синих звезд воспитывал ученых мужей. Интеллектуалов среди интеллектуалов, деятелей науки, двигателей ученой мысли и все такое. Жили ученики пика в небольших деревянных домиках на четыре человека. Эти домики, напоминающие беседки, были понатыканы на восточной стороне склона довольно беспорядочно, но издалека красиво. На вершине же, конечно, стоял большой деревянный дворец-резиденция старейшины Лева.

Памятуя предыдущие деньки, когда они с Левом были приятелями (точнее не памятуя, а представляя со слов Системы), Шен решил не проявлять необходимых формальностей и просто войти в резиденцию через открытую галерею на втором этаже.

Внешне старейшина пика Синих звезд выглядел лет на тридцать старше Шена, являясь таким великовозрастным мужчиной в самом соку, которого язык не повернется назвать «стариком», но и от «молодого человека» там уже давно ничего не осталось. Беспокоили ли морщины на его лице самого старейшину – не понятно, но он всегда уделял большое внимание своей внешности, элегантно выстригая козлиную бородку и методично тратя уйму краски на закрашивание седых висков. Видимо, силы он прилагал не напрасно, потому что не имел недостатка во внимании противоположного пола. Все из-за его импозантности. Вот бывают такие люди: не красавцы, но привлекают каким-то природным обаянием. Задаваясь вопросом, как с таким человеком Шен мог быть хотя бы приятелями, он пришел к выводу, что должно быть у хозяина пика Синих звезд тот еще прескверный характер.

К примеру, это выражалось в том, как он заставлял группу учеников служить ему в качестве прислужников. Шен как раз наткнулся на одного из таких бедолаг, караулящего под дверью рабочего кабинета старейшины на случай, ежели тому что-то понадобится ночью темной.

- С… са… ста… ста… старейшшшш… - в ужасе стал заикаться тот, увидав приближающегося Шена.

- Старейшина, - подсказал Шен.

На мальца было больно смотреть. У того аж слезы на глаза навернулись, и он весь сжался, не зная, что делать.

Шен чуть прищурился.

- Что же мне с тобой делать… - зловещим тоном протянул он.

Парень осел на пол, так как ноги его подкосились от страха.

- Отдохни пока здесь, - милостиво махнул рукой Шен, внутренне ухохатываясь.

Он резко распахнул дверь в рабочий кабинет старейшины Лева, при этом выкрикнув:

- Старе!.. Старина Лев! Гляди, что у меня есть!

«Старина Лев» чуть не захлебнулся рисовым вином, которое тихонько потягивал, читая книжицу фривольного содержания. Увидав на пороге Шена, он сначала остолбенел, потом обалдел, а потом рассмотрел символы на кувшине в его правой руке и приятно удивился.

Но начать он решил все же с обычного приветствия:

- Какого демона проклятый старейшина приволокся в мой дом без предварительной договоренности в трех письменных экземплярах, заверенных главой ордена, да еще и на ночь глядя?! Уж не замыслил ли этот мерзавец недоброе, решив опоить меня и украсть оставшуюся половину моего винного погреба?!

- Отличная идея! – восхитился Шен. – Жаль, не сам ее придумал! Этот «мерзавец» собирался опоиться вместе со старым другом, а потом можно и про винный погреб поговорить.

- Ты в своем уме? – воскликнул Лев, жестом приглашая его присаживаться. – Да какие мы с тобой друзья после всего, что ты сделал?! – продолжал он, доставая вторую пиалу.

Шен наполнил их вином, вдохновенно продолжая:

- Не к ночи будут упомянуты мои былые злодеяния! Но я в надежде помириться и с дарственным предложением!

- Да неужто ты ж то серьезно? – продолжал грозным голосом Лев, который был в слишком сильном подпитии, чтобы воспринимать происходящее всерьез.

- Уж коли я шутки шутить удумал, пусть меня заколет тот самый ученик, что лежит сейчас под дверью!

- Что же за предложение ты имеешь?

- Хочу вернуть тебе твой винный погреб!

- Чего? – подобное предложение даже заставило Лева несколько протрезветь. – Ты серьезно? Верно замыслил каверзу!

- Вполне серьезно, - прекращая дурачиться, спокойным тоном произнес Шен. – Но, конечно, не без каверзы. Есть одно условие.

- Какое же? – напрягся Лев.

- Ты не можешь вынести ни одного кувшина с вином за пределы черного замка.

Лев задумался.

- Но при этом, погреб вновь будет считаться моим? – уточнил он после минутного молчания.

- Именно.

- И что тебе с этого?

- Возможно, я просто несколько переосмыслил произошедшую между нами размолвку и готов признать, что был не прав…

- Да что мне с твоих признаний?! – вспыхнул Лев. – Верни мне мою жемчужину!!

- Ну, она ведь уничтожена…

[Вообще-то не совсем], - вмешалась Система.

«Что ты имеешь в виду?» - удивился Шен.

[Шен кинул жемчужину в расщелину Глубинной тьмы.]

«То есть, ты хочешь сказать, что она может все еще быть у старикана?»

[Возможно.]

«Чего же ты раньше молчала? Говорила, что она уничтожена!»

[Я только сказала, что Шен сказал Леву, что уничтожил ее], - напомнила Система. – [И вы не спрашивали подробностей.]

Шен молча признал ее правоту.

- Ну так ты согласен на погреб?

- Ты реально считаешь меня таким идиотом? – взорвался Лев, забирая у Шена кувшин вина. – Я больше не поведусь на твои уловки! Думаешь, поманишь пряником, а потом огреешь кнутом и снова посмеешься с моей глупости? Люди учатся на своих ошибках, Шен!

Шен посмотрел в его пылающие гневом глаза. Кажется, не стоило упоминать жемчужину. Эти воспоминания здорово его раззадорили.

- Ладно, - поднявшись, спокойно произнес он. – Я понял. Не смею здесь больше задерживаться.

Сказав это, он поклонился и направился к выходу.

- Да ты хоть знаешь, какое оскорбление нанес мне тогда своим поступком? – нагнал его полный негодования голос.

Видимо, старейшина Лев все-таки выпил более чем достаточно, чтобы пуститься в душевные излияния. Шен с интересом задержался возле двери.

- Я бы вызвал тебя на смертную дуэль, если бы честь для меня была дороже жизни! Ты заставил меня почувствовать себя полным ничтожеством, не способным отстоять то, что ему дорого!

- Это всего лишь жемчужина, Лев, - ледяным тоном, не оборачиваясь, произнес Шен. – Не стоит делать из этого такую драму.

Он вышел из кабинета, переступил через ученика-прислужника и пошел по темному коридору. Вслед за ним неслись разъяренные слова:

- Ты полная мразь, Шен! Бесчестный кусок дерьма!!

Глава 23. Развитие отношений

Встреча со старым приятелем несколько рассеяла меланхолию Шена, и он понял, что не так уж ищет чужого общества.

[+10 к злодейскому образу], - прокомментировала Система.

«Да что не так со всеми этими людьми?!» - взорвался Шен.

Он летел обратно на свой пик, когда почувствовал, как в голову ударили те пару пиал вина, что он успел выпить вместе с Левом. Отменное он все-таки выбрал вино, не зря кувшин был такой красивый. Его так повело, что он чуть было не свалился с меча. Пришлось делать аварийную посадку на пике Таящегося ветра.

Шена это обстоятельство не слишком опечалило, пейзажи пика Таящегося ветра ему всегда нравились, а в лунном свете они приобретали новые очертания. Он шел, рассматривал эти очертания, и заметил под раскидистым деревом в стороне от дороги несколько другие очертания… Фигурные такие и соблазнительные. Звуки, доносящиеся с той стороны, недвусмысленно дополняли картину.

Любовные утехи юных сердец, луна, звезды, романтика. Эх, где его годы молодые. На мгновение даже стало как-то обидно, что он не переродился в подростка.

Обо всем этом он размышлял, идя мимо по дороге, так как прятаться в кусты, чтобы не смущать юную парочку, было поздновато и недостойно прославленного заклинателя. На семьдесят процентов Шен был уверен, что они все равно слишком заняты, чтобы обратить на него внимание.

Но видимо ученики ему попались способные, почувствовав чужое присутствие (так как шел Шен бесшумно), они отлипли друг от друга и уставились на него как раз, когда Шен с ними поравнялся.

«Ох ты ж ничего себе!!» - Шен чуть это вслух не воскликнул.

Оказалось, судьба-злодейка в очередной раз случайно столкнула его с главным героем. А целовал он под деревом главную героиню!

Шену пришлось применить все свое самообладание, чтобы не расплыться в счастливой ухмылке.

- У-учитель! – пролепетали застигнутые врасплох подростки.

Шену все-таки не удалось справиться с собой, он расплылся в улыбке на все тридцать два и, махая на них рукой, поспешно заверил:

- Не обращайте на меня внимания, я просто проходил мимо. Считайте, что меня тут не было.

Он отвернулся и двинулся было дальше, намереваясь дать им возможность поскорее вернуться к прерванному занятию, но его тут же нагнал топот двух пар копыт ног, а дорогу заслонили главные герои. С горящими глазами оба стали наперебой кричать на него, что это не то, что он подумал! Выглядели они при этом отчаянно.

Справившись с удивлением, Шен резко вскинул руку ладонью к детям, заставляя их замолчать.

- Не бойтесь, я не собираюсь никому докладывать о нарушении вами правил, - заверил он их.

- Нет же, учитель! – в сердцах воскликнула Се Аннис, топнув ножкой. Глаза ее, кажется, слегка увлажнились от сдерживаемых слез. – Мы просто тренировались!

- Ладно-ладно! – Шен вскинул вверх уже обе руки, защищаясь от ее напора. – Не думаю, что мне так уж необходимо знать подробности. Я никому не скажу, не беспокойтесь.

- Учитель! – еще более требовательно воскликнула Аннис. – Вы считаете меня ребенком?!

Какой опасный вопрос! Шен замер, не зная, что нужно ответить, чтобы это не привело к еще большей буре. Инстинктивно он почувствовал себя в западне.

Аннис смотрела прямо на него в ожидании ответа. Шен перевел взгляд на главного героя. Тот все это время молча смотрел на учителя горящими глазами.

«Что-то какая-то очень странная ситуация», - подумал Шен.

Найдя единственно безопасный выход в спешном отступлении, он воскликнул:

- Смотрите, что там?!

И за пару секунд, пока дети поворачивали головы, осознавали, что он их провел и оборачивались назад, он схватил свой меч и взмыл в воздух.

- Я никому не скажу, не переживайте! – напоследок крикнул он им и растворился в ночи.

Ал и Аннис смотрели на его фигуру, пока он не скрылся за деревьями, а затем перевели взгляд друг на друга.

- Это все твоя вина! – одновременно выкрикнули они.



«Система, а Система! Почему ты молчишь, а? Почему не прибавляешь баллы за развитие отношений главных героев? - все еще довольно улыбаясь, восклицал Шен. – Ты плохо работаешь, Система!»

[Система функционирует исправно], – тут же отреагировала та.

Шен благополучно вернулся на свой пик, но спать совершенно не хотелось. Походив по пустынным залам, он вскоре взвыл, вновь спустился в погреб за вином, а затем вышел из замка навстречу новым приключениям.

- Рурет! – крикнул он, став ровно в том месте, которое ранее ему так не понравилось.

Бамбук подхватил его голос.

- Какого черта ты меня прокляла?!

Резкий порыв ветра растрепал его черные волосы. Вкупе с черным лесом вокруг, в своих серебряных одеждах, отражающих лунный свет, он казался гармоничным дополнением пейзажа.

- И почему до сих пор мне снишься?!

Деревья скрипели от напора сильного ветра, их скрип был похож на тихий плач.



Шен пробудился в своей постели, когда лучи полуденного солнца резко ударили его по глазам. Как он сюда добрался, он совершенно не помнил, ну да ладно. Дополз как-то. Вчера он конкретно немножко перебрал. Вообще-то, выпивать вот так в одиночестве довольно прискорбная картина, но Шен еще в прошлой своей жизни к такому привык. Одиночество сопровождало его, словно самая верная подруга.

Приведя себя в надлежащий вид, Шен покрутился перед зеркалом и счел свой образ подобающим встречи с другими членами ордена РР. Все равно с какими.

Вскоре он решительно покинул замок, намереваясь столь же решительно пересечь мост, но на пороге его ожидал Шиан. В первую секунду обрадовавшись, через мгновение Шен напустил на себя грозный вид.

- Ну надо же, кто почтил проклятого старейшину своим присутствием!

Его брата подобное холодное приветствие вовсе не проняло. Он тепло улыбнулся и окинул его внимательным взглядом.

- Я рад. Ты выглядишь здоровым.

- Со мной все прекрасно. И было бы еще лучше, если бы мне не пришлось столько скучать здесь в одиночестве. Идем за мной.

Шиан удивленно проследовал за братом в черный замок, в который его никогда не пускали.

За время своего условного заточения Шен успел досконально изучить свой замок и нашел в подвалах мебель, должно быть оставшуюся с незапамятных времен, когда пик Черного лотоса был просто пиком Лотоса. Конечно же он не преминул этим воспользоваться и оборудовал в одном из пустых залов гостиную со столиком для чайных церемоний, сервированным на двоих. И с тех пор как идиот раз за разом пил там чай в гордом одиночестве. Наконец-то у него появилась возможность проявить гостеприимство и использовать гостиную по назначению!

Шиан в удивлении опустился за столик, наблюдая за тем, как Шен заваривает чай.

- А это что за веточка с корнями? – подивился Шиан, заметив странное украшение на столе.

- Она пустила корни?!

Шен ставил ее тогда в воду, не питая ложных надежд.

- Это просто удивительно!.. – произнес его брат.

- И то верно, - согласился Шен, не очень-то понимая, что в этом Шиан нашел такого удивительного.

- …ведь после проклятья ни одно растение не способно выжить на пике Черного лотоса. А это живет! Откуда оно у тебя?

- Да так…

- Может быть, проклятье ослабевает? Я принесу тебе завтра вазон с цветком, проверим!

- Договорились, - усмехнулся Шен, разливая зеленый чай по чашкам. – С какими новостями ты ко мне пожаловал?

- Мне удалось уговорить старейшин не прибегать к радикальным мерам, если ты отдашь артефакты, что взяли с поляны твои ученики. Они пользуются ими уже больше месяца, но вещицы слишком сильные, и такие молодые люди могут не совладать с их энергией.

- Хочешь сказать, что все эти клеветнические обвинения посыпались на меня из-за того, что старейшинам захотелось заграбастать артефакты?

Шиан развел руками.

- Я выбыл с шествия практически сразу и не знаю, что там происходило.

- Но ты же мне веришь? – напрягся Шен.

Шиан мгновение колебался, затем произнес:

- Просто отдай артефакты, и старейшины забудут это недоразумение.

У Шена чай комом в горле стал. Даже родной брат не доверяет его словам! Вообще-то очень обидно. Сколько лет, интересно, потребовалось оригинальному Шену, чтобы так испортить свою репутацию?

- Шен, - Шиан посмотрел в его нахмуренное лицо и ободряюще улыбнулся, - для меня самое важное – что с тобой все хорошо.

Он накрыл руку Шена своей. Какое-то время Шен смотрел на этот ободряющий жест, задумавшись, а затем заметил, что пальцы Шиана сжали его запястье, измеряя пульс. Они сидели так достаточно долго, чтобы мысли Шена вновь переключились на посторонние темы. Он задумался, не завести ли ему собаку. Хоть в чьей-то преданности он будет полностью уверен.

- Ну что, убедился, что я здоров? – спросил Шен, когда брат наконец отпустил его руку.

- Я бы не назвал это «здоров», - хмуро заметил тот.

- Я не жалуюсь.

- Ты никогда не жалуешься! – вспыхнул Шиан, словно Шен наступил на какую-то больную мозоль.

Шен постучал кончиками пальцев по столешнице, игнорируя эту вспышку.

Шиан встал из-за стола и поправил одежду.

- Резюмируя вышесказанное, - перейдя на крайне деловой тон, начал он, - тебе следует как можно скорее забрать артефакты у своих учеников и передать их совету старейшин.

- Хорошо. Но просто для ясности: они не мои ученики, они просто ученики, которых я взял с собой на шествие духов.

- Да? А они называют тебя «учитель Шен».

- Ну и что? Меня многие так называют.

Шиан усмехнулся, не приняв его слова всерьез.

- Еще ты отстраняешься от занятий в лектории. Ну, ты и так там почти не появлялся, так что это не должно иметь для тебя значения. И тебе запрещено приближаться к ученикам.

Гнев постепенно разгорался в груди Шена, но он молчал, сдерживая недовольство.

- Ты можешь взять личных учеников – на такой компромисс старейшины согласились пойти. Но к ученикам других пиков приближаться не должен.

- Сдались мне эти личные ученики!

- Я так и думал, - кивнул Шиан. – В конце концов, пусть мы и не говорим об этом, никто ничего не забыл. И, думаю, ты помнишь обо всем лучше всех. Ладно, у меня еще есть дела.

Шен недовольно проводил его удаляющуюся спину взглядом, хмуро пытаясь понять, что он имел в виду. Опять что-то касательно прошлого, о котором он не знает?

А вообще все не так плохо, как он боялся. Во всяком случае ему разрешено спокойно покидать пик Черного лотоса, а преподавательство никогда не было в его приоритетах… Черт. До Шена только сейчас дошло, что сие означает, что он не может видеться с Алом.

[Сделайте его личным учеником!] – предложила Система.

«И каждый день его видеть?!»

[А у вас есть выбор?]

«Что-то ты много комментируешь, помолчи!»

Глава 24. Личные ученики и квестовые задания

Шен явился на пик Таящегося ветра после обеда. Раздумывая над тем, где искать Ала и Аннис, он первым делом направился к зданию лектория. Было очень любопытно, что за артефакты забрали с поляны детишки. Учитывая, какой удивительный меч достался Муану, это могло быть что-то не менее удивительное. И правильно ли будет забирать у них эти вещи и передавать старейшинам? В конце концов, Шен никогда не был человеком, охотно подчиняющимся мнению большинства.

В любом случае, необходимо было сначала увидеть артефакты, прежде чем принимать решение. Он уже было подумал, что ему придется долго их разыскивать, как ученики, словно почувствовав его появление, уже бежали по коридору ему навстречу. (На самом деле, они услышали весть, что старейшина Шен прибыл на пик Таящегося ветра, и тут же побежали его искать.)

Удовлетворенно кивнув на приветствие учеников, Шен сказал им следовать за ним. Через какое-то время они остановились в отдаленном месте обширного парка, раскинувшегося на западном склоне пика Таящегося ветра. Шен завел их так далеко, не желая быть услышанным посторонними.

Обернувшись к ученикам, он сложил руки на груди и величественно изрек:

- Покажите мне свои артефакты.

Ал Луар и Се Аннис переглянулись и покорно завозились: Аннис достала заколку из волос, а Ал снял с шеи кулон. Шен вначале взял заколку и с интересом покрутил в руках. Она была выполнена в форме большого цветка сине-фиолетового цвета, настолько искусно, что издалека казалась не отличимой от настоящего. Шен чувствовал таящуюся внутри артефакта энергию.

[Артефакт помогает в развитии духовных сил и формировании золотого ядра], – проинформировала Система. - [В отличие от многих артефактов подобного плана, не обладает негативными действиями, признает одного хозяина и разрушается в момент его смерти.]

«Он уже признал Аннис?»

[Еще нет, нужно напитать его кровью.]

- Аннис, дай-ка руку, - потребовал Шен.

Се Аннис тут же протянула ему руку, слегка зардевшись. Шен уколол ее палец кончиком заколки. Девушка ойкнула от неожиданности, а учитель провел ее пальцем с набухшей капелькой крови по синему лепестку. Девушка с удивлением наблюдала, как лепесток жадно впитывает ее кровь и загорается темным светом. Через мгновение на ее ладони лежала точно такая же заколка, какой она была до всех этих манипуляций.

- Теперь ты – ее полноправная хозяйка, - пояснил Шен. – Артефакт не признает другого хозяина.

- Спасибо, учитель! – воскликнула девушка и вновь убрала заколкой волосы.

- Теперь твой кулон.

Шен протянул руку, и Ал отдал ему перламутровый кулон в форме капельки воды. Сила, заключенная в нем, показалась Шену куда сильнее силы цветка. Ну, не удивительно, это же собственность главного героя.

[Обладает лечебными свойствами], - спокойно поведала Система. - [Ускоряет регенерацию тканей и залечивает ментальные раны. Также уменьшает урон от атак.]

«У, - протянул Шен, - мне бы такой. А он признает одного хозяина? Можно его привязать к Алу?»

[Признает владельца. Владелец может передавать кулон на свое усмотрение. Но если кто-то заберет его против воли владельца, кулон станет просто бесполезной побрякушкой. Артефакт уже признал Ала владельцем, никаких дополнительных действий не требуется.]

«Что и ожидалось от главного героя. Ну что ж, очевидно, что я не могу передать артефакты старейшинам».

- Возьми, - Шен вернул кулон Алу. – Артефакт уже признал тебя своим владельцем.

- Когда я ношу его, то чувствую себя более сильным и выносливым, но я не уверен, какими именно свойствами он обладает.

Шен слово в слово повторил описание Системы. Глаза Ала вспыхнули, когда он об этом услышал.

«Кстати, - тем временем задумался Шен, - а почему ты все это мне рассказала? Помогаешь мне за просто так?»

[Настоящий Шен и так бы это понял. А вот в способностях пользователя номер два я небезосновательно сомневаюсь. Поэтому и сказала.]

Прозвучало как не слишком завуалированное оскорбление, но Шен предпочел не обратить на это внимания.

- Ладно! – воскликнул он, окидывая оценивающим взглядом учеников. – Вы хорошо постарались и взяли с поляны тысячи духов полезные и достаточно безопасные артефакты. Молодцы. Теперь они ваши по праву, храните их и никому не отдавайте.

Аннис и Ал кивнули.

- Ну а мне пора на собрание старейшин…



- Как такое понимать?! Это важнейшее условие нашего соглашения! – взвилась Летис Лис.

- Старейшина Летис, вы же слышали, что я сказал: артефакты признали Се Аннис и Ал Луара своими хозяевами. Для остальных они превратятся в дешевые сувениры. Если вы не верите моим словам – проверьте сами.

- Я проверю! – пообещала пышущая гневом мегера-красотка.

- Что же тогда касательно вопроса о старейшине Шене? – уточнил старейшина Рэн. – Он не выполнил условий своего возвращения.

- Еще скажите, что я специально все так подстроил!

На Шена устремились несколько полных недоверия пар глаз. Он осознал, что именно так они и думают, и пожалел, что сказал это.

- Скажите, старейшина Шен, - неожиданно обратился к нему старейшина Лев, - вы бы хотели поправить свою репутацию?

Летис Лис взорвалась смехом от этого вопроса, Рэн просто фыркнул. Ироничные улыбки остальных показывали, что они полностью уверены, что Лев спросил какую-то глупость.

- Да, хотел бы, - четко обозначил свою позицию Шен.

Старейшины на мгновение остолбенели, затем у них стали закрадываться подозрения, что это уловка – часть очередного хитрого подлого плана.

- Что скажете, господа? – тем временем обернулся Лев к остальным. – Старейшина Шен может начать с небольших добрых дел. Если он терпеливо будет помогать ближним, возможно в конце концов мы поверим в его благие намерения. Согласны?

Летис Лис и Рэн переглянулись и хитро прищурились.

- Согласны.

Остальные также закивали. В конце концов, не самая плохая идея. Даже если это часть хитрого плана проклятого старейшины, у них появилась возможность слегка на нем отыграться, посылая на мелкие поручения. Вряд ли он долго терпеливо выдержит, и тогда у них просто появится лишний повод обвинить его в порочности.

- Отлично, - радостно ухмыльнулся Лев. Он взял со стола стопку бумаг и ткнул их в грудь Шену. – Это запросы от простых людей, обращенные к ордену. Думаю, помощь нуждающимся – самая первая из добродетелей, которые еще продемонстрирует нам старейшина Шен.

Шен перехватил стопку бумаг и ухмыльнулся.

- Конечно, старейшина Лев.

От этой улыбки у других старейшин мурашки по спине побежали. Они задумались о том, не совершили ли сейчас непоправимую ошибку.



[Открыто сюжетное задание «Поручения совета старейшин». Принято сюжетное задание «Поручения совета старейшин».]

Шен в третий раз пересматривал листочки с заданиями, сидя на лавочке на площади перед черным замком.

- Злой дух, - комментировал он Системе вслух, настолько вошел в раж. – Призрак девственницы. Снова злой дух. Кто-то примял пшеницу, наверное… подожди-подожди… злой дух! Угадаешь, что еще тут за просьбы? Не могут ли достопочтенные заклинатели ордена РР благословить и присутствовать на свадьбе, потому что люди говорят, что жених проклят на семь лет несчастий! А вот это мне особенно нравится: свиток покусал смотрителя библиотеки!

[Сходите развейтесь], - предложила Система. - [Месяц общения с самим собой на вас плохо сказывается. Уже вслух со мной разговариваете. Но только возьмите с собой главного героя.]

«Зачем это? – насторожился Шен. – У них так все хорошо с главной героиней, не хочу их разлучать. И кстати, Система, ты знаешь, как вообще вышло, что они сблизились?»

[Отвечаю сначала на второй вопрос: так как вы пребывали без сознания и в орден вас с поляны тысячи духов пришлось доставлять Муан Гаю, Ал Луара пришлось везти Се Аннис. Тогда она и обратила на него внимание, и они несколько сблизились.]

«И как я сам не додумался до такого потрясающего плана!»

[Ответ на первый вопрос: если вы пойдете выполнять задания в одиночку – они превратятся в обычный мусорный контент, а если будет присутствовать главный герой – из каждого задания вами будут извлечены какие-то ценные призы.]

«Вселенская несправедливость!»

Но Шен понимал, что Система здесь определенно права.

[Кстати, системное уведомление! Временной промежуток новеллы входит в период арки «Обретение Ал Луаром бессмертного меча»! Если главный герой не обретет священный бессмертный меч Яростного пламени в течении следующей недели, с рейтинга главного злодея будет списана тысяча баллов!]

- Я умру? – вслух уточнил Шен.

[Вы умрете!] – подтвердила его опасения Система. Голос ее при этом звучал совершенно не сочувственно.

- Учитель!

Заговорившийся с Системой Шен совершенно не заметил чужого приближения. А главный герой тем временем стоял у начала моста.

- Что вы только что сказали?

«А что я сказал?»

Ал быстро пересек разделяющее их расстояние и тревожно посмотрел на него. Выглядел он при этом решительно и немножко отчаянно. Шен смотрел в его горящие глаза, не представляя, что у того на уме.

Неожиданно Ал опустился перед ним на колени и низко склонил голову.

- Учителю следует покарать этого ученика!

Э?.. Что вообще происходит? Он же с утра вроде был нормальным!

- За что? – уточнил Шен.

- За то, что я ударил вас тогда в Пади Саллан! – с готовностью поведал Ал.

- А-а, вот ты о чем… - Шен замолчал.

Ал вскинул на него полный тревоги и преданности взгляд. Шену подумалось, что будь у гг хвост – он бы точно увидел сейчас, как тот бешено стучит из стороны в сторону.

- Я же уже говорил, что ничего страшного. Вот уж не думал, что ты переживал об этом все это время.

- Учитель! – требовательно воскликнул Ал, словно копируя сейчас Се Аннис. – Вы не должны молча страдать из-за моих ошибок!

Шен иронично-ласково посмотрел в горящие глаза подростка, слегка склонив голову на бок. «Ах, какой милый мальчик! Твои бы слова – да в уста тому Алу, который в будущем решит меня прикончить!»

- Учитель! – вновь воскликнул Ал и, быстро поднявшись с колен, так резко приблизился к Шену, что тот от неожиданности отшатнулся. – Не двигайтесь!

«Что этот робкий мальчишка задумал?» - удивился Шен.

Ал наклонился еще чуть ближе и застегнул у него на шее цепочку. Шен скосил глаза на перламутровый кулон-каплю, теперь висящий у него на груди.

- Теперь он принадлежит вам.

- Я же уже объяснял, что у него может быть только один владелец.

- Я понял! И я, как владелец, даю его вам! Это моя благодарность.

Шен удивленно посмотрел на него.

- Благодарность за что?

- За все то, что вы для меня сделали, - растерянно пояснил Ал. Он считал, что это очевидно!

- Подожди… Но разве ты меня не ненавидишь?

- Ненавижу? – возмутился его мнению Ал.

- Ты ведь определенно не очень-то меня любишь, - развил свою мысль Шен, вспоминая события в Пади Саллан. – И имеешь на это полное право. Я не против, если ты меня ненавидишь. Даже не против, если ты время от времени показываешь эту ненависть. На самом деле, это даже неплохо, что ты не копишь все в себе…

- Учитель!

Шен замолчал и посмотрел на него.

- Я прошу вас принять меня в качестве личного ученика!

«Это что сейчас было? Признание в любви?»

[Рейтинг злодея понижен. +100 к крутости главного героя.]

«Видимо, ему много сил потребовалось, чтобы вслух это произнести».

Сейчас Шен был искренне рад, что Ал сам его попросил. Все-таки, если бы Шен первым пошел его уговаривать, эффект был бы совсем другой.

- Хорошо, я согласен, - просто ответил он и улыбнулся.

Ал стоял в лучах заходящего солнца. Его белоснежные волосы отливали оранжевым блеском. Шен наблюдал, как его неуверенная моська озаряется лучезарной улыбкой.

- Спасибо, учитель! – от души поблагодарил он и склонился в низком поклоне.

- Ладно, иди, - Шен потрепал его по волосам. – Не стоит задерживаться на пике Черного лотоса после захода солнца. Завтра я уведомлю о твоем новом статусе главу ордена.

- Да! – воскликнул Ал и поспешно пошел прочь.

Шен проводил его задумчивым взглядом.

«Слушай, Система. А тебе не кажется, что Ал как-то повзрослел? Раньше бы он точно расплакался! А сейчас выдержал такой длинный диалог со мной, ни разу не всхлипнул, не убежал, да еще и ушел довольный как слон!»

[Главный герой посвятил все это время упорному совершенствованию.]

«Ты ж говорила, что следуешь за мной и не знаешь, чем занимается главный герой!»

[Система переходит в ждущий режим… Обратитесь позже…]

«Система!»

Шен поднялся с лавочки, чтобы видеть удаляющуюся по мосту точку, в которую превратился Ал.

«Может, это из-за того, что у него появилась возлюбленная? Их отношения с Аннис быстро развиваются?»

Система ничего не ответила.



На следующий день Шен нашел Шиана, чтобы сообщить ему о своем первом личном ученике.

- Очень рад за тебя, - совершенно не радостным тоном заявил Шиан. – Впрочем, видишь ли, какое дело… У тебя теперь еще один личный ученик.

- Второй?

- Второй. Это Се Аннис. Се Сиаль лично просила меня об этой услуге.

Шен пораженно уставился на него. Нет, то, что Аннис захотела стать его ученицей, его не слишком удивило, но вот то, что Се Сиаль об этом попросила…

- И она… Она не против?!

- Не знаю. По ее выражению лица трудно было понять. Но просила она решительно. Даже слишком… Как будто сама себе на хвост при этом наступала. В общем, не знаю. На всякий случай будь поосторожнее с Се Аннис, старайся не оставаться с ней наедине в закрытых помещениях. А то вдруг это какой-то изощренный план мести Се Сиаль. Обвинит потом в домогательствах – с твоей репутацией не отмоешься.

- Фу, черт, это же уже педофилия! Она ведь еще несовершеннолетняя!

- Что? – удивился Шиан странным словам.

«Я сказал это вслух?!»

- В смысле… Она ведь еще совсем ребенок. Сколько ей, семнадцать?

Шиан только хмуро посмотрел на него.

- В общем, я тебя предупредил.

Глава 25. Сладкие паровые булочки

Еще предыдущим вечером Шен провел разъясняющий диалог с Системой:

«Почему на обретение бессмертного меча дается только эта неделя?»

[Потому что в оригинальной новелле написано, что Ал обрел свой меч до совершеннолетия. А день рождения главного героя через неделю и один день.]

«И все это скрыто за «дни пролетели за днями». Гребаное писательское облако графомании, как же я хочу тебя придушить!!»

[Нигде не уточняется, как именно главный герой нашел свой бессмертный меч.]

«Но ты хоть знаешь, где именно его искать?»

[Нет. Возможно, он, как и все, пошел за ним на гору мечей. Но нигде не указаны точные сведения.]

«Может быть, склеротичный графоман прояснит свои мысли. Ах, точно, мне же нужно было уточнить у него еще один момент!»

С этими мыслями Шен спустился в зал Глубинной тьмы.

Темное марево практически не высовывалось из расщелины, тихонько заунывно напевая какую-то мелодию.

- Кхм-кхм. Писатель Ер, вылези на минутку. Есть пара вопросов.

Тьма заинтересованно заколыхалась и слегка выползла из расщелины.

- В общем, я все еще разбираюсь с этими твоими бесячими скрытыми под пологом «дни за днями» событиями, и у меня назрел вопрос. Как главный герой нашел свой бессмертный меч?

- Ой да какая разница? – отмахнулся писака Ер щупальцем. – Он же все равно в будущем заимеет гораздо более крутой меч! И об этом будет подробно описано.

- Я это помню, - терпеливо согласился Шен. – Вот только загвоздка в том, что в данный момент моя жизнь зависит именно от обретения этого меча.

- … Э-как оно все повернулось…

- Это все, что ты можешь сказать?!

- Но я на самом деле не продумывал то, как именно он получил этот меч. Это не важно!

- Вот помру я – и придется тебе сюжет двигать! Вот тогда ты поймешь, что такое это твое «это не важно»!

- Но он же главный герой, так? Судьбой уготовано ему получить этот меч, так? Значит, вскоре произойдут события, которые позволят ему его получить! Чего ты паришься?

Звучало логично, но один момент вызывал у Шена сомнения.

- Все это так, но тут есть выходящая за рамки канона переменная в виде меня. А что, если я своими действиями случайно нарушу ход оригинального сюжета? Из-за какой-то незначительной детали изменится течение сюжета и гг не получит меч. К тому же, теперь история следует за мной, а не за гг, а это значит, что я обязан быть рядом с ним в ключевой отрезок времени, чтобы он запечатлелся в сюжете! И после всего этого ты предлагаешь мне «не париться»?

Темное облако выслушало его с завидным хладнокровием.

- Ага, - затем подтвердило оно. – Не парься. Система, у тебя заготовлен какой-нибудь рояль в кустах на подобный случай?

[Бонусные рояли в кустах генерируются в неограниченном количестве.]

- Вот видишь! А ты переживал.

Шен хмуро поджал губы. Как-то он не думал, что все может быть так просто.

- Ладно, - справившись с собой, произнес он. – Тогда перейдем к вопросу номер два. В твоих… так сказать «недрах» не валяется часом большая такая жемчужина?

Шен был на девяносто процентов уверен, что Глубинная тьма его засмеет.

- Есть такая, - вопреки его ожиданиям, быстро подтвердил писака. – В моих недрах за эти годы много всякого хлама накопилось, в том числе и жемчужина.

- Можешь вернуть ее мне?

- А тебе зачем? – насторожился Ер. – Нет, не то, чтобы мне сложно, просто на ней лежит смертельное проклятье. Тебе, оно, конечно, не навредит, так как ты тот еще проклятый мерзавец, но вот если ты ее кому-то подаришь или продашь – жди скорой смерти того человека в мучениях.

- Вот как…

Шен молча постоял на месте, а потом развернулся и покинул залу Глубинной тьмы.

- Так тебе что, жемчужина уже не нужна?! – неслось ему вслед.

А Шен был настолько поражен новыми фактами, что некоторое время ходил по пустынным залам, не в силах связно мыслить. Затем, наконец, остановился, перевел дыхание и собрал воедино свои разрозненные мысли.

«Неужели оригинальный Шен не отдал тогда Леву жемчужину, потому что почувствовал лежащее на ней проклятье? И уничтожил ее, чтобы его друг не попал в беду?»

Это открывало характер Шена совершенно с другой стороны! А может, он не был таким уж конченым психопатом, каким его считали все и в том числе теперешний Шен?

«Хотя одно доброе дело не перечеркнет всей той лавины дерьма, которое он совершил!» - решил Шен и успокоился.



После встречи с Шианом, Шен остановился посреди дороги, ведущей к лекторию, и обратился к Системе:

«Система, активируй бонусный рояль в кустах, который поможет Алу добраться до своего бессмертно меча Яростного пламени!»

[Применяется бонусный рояль в кустах.]

- Вот ты где!

Сразу после слов Системы из-за поворота дороги показался Муан Гай.

Шен уже давно для себя решил не копить на него обидку и поменьше злиться. Возможно, тогда он несколько остро отреагировал, потому что сказывалась усталость и плохое настроение.

- Я тебя искал.

- Зачем? – не проявляя враждебности, спокойно отозвался Шен.

Муан это заметил и воодушевился.

- Я спущусь с тобой с горы. Слышал, ты отправляешься в людские поселения, а мне как раз тоже кое-что там нужно. Составлю тебе компанию.

- А что тебе там нужно? – поинтересовался Шен, размышляя над тем, как Муан может оказаться «роялью в кустах» и в чем заключается его роль.

- Э-э… Ну… Меня глава ордена послал за чаем.

- Серьезно? Главу пика Славы? Послал за чаем? Очень убедительно, братец Гай. Не говоря уже о том, что у нас есть целый старейшина Тельг Веан, отвечающий за снабжение.

- Это особенный чай! Растущий на священных высокогорных равнинах!

- Правда?

«Может, нам следует пойти с Муаном за этим чаем и где-то там и найдется меч для Ала?» - задумался Шен.

«Он что, реально в это поверил?» – задумался Муан. Как-то слишком наивненько со стороны хитрого проходимца старейшины Шена. Ну да ладно. Не говорить же ему, что Шиан побоялся отпускать его в одиночестве, памятую о даре девятихвостой лисицы, и вновь попросил Муана за ним приглядеть.

- Ладно, пойдем вместе, - решил Шен.



- Не знал, что с нами летят еще эти двое, - заметил Муан, поглядывая на Ала и Аннис.

- Это мои новые личные ученики, братец Гай, смирись. Ты еще можешь передумать, если тебя раздражает за ними присматривать.

- Нет, это не имеет существенного значения.

Они поднялись в воздух на мечах. При этом Шен и Муан летели поодиночке, а с Алом летела Аннис. Немного умилившись подобной картине и своей косвенной роли в их сближении, Шен ухмыльнулся, глядя на парочку, а затем взял курс на юг. Задания он распределил по их удаленности от пиков ордена РР, и самой ближайшей оказалась жалоба на порчу пшеницы. Лететь до поселения оказалось всего несколько часов.

В широкой долине раскинулись зеленые рисовые и желтые пшеничные (ну надо же) поля. И то и другое как раз готовилось к снятию урожая, и было понятно беспокойство местных жителей о своей драгоценной пшенице. В стороне от полей находилось само поселение. Чтобы не привлекать слишком много внимания (хотя с их великолепными одеждами остаться незамеченными в толпе простолюдинов все равно было бы невозможным), заклинатели приземлились на дорогу, на границе леса и полей. По правую руку было залитое водой рисовое поле, а вот слева трепетали золотые колосья.

«Заодно сразу по пути к старосте и оценим, действительно ли злой дух гнет их пшеницу».

Оставив учеников и Муана на дороге, Шен сделал несколько шагов в сторону, заходя на пшеничное поле по узкой тропе. Ветер слабо колыхал колосья. Серебристые одежды Шена цеплялись за них, движения сопровождались шелестом, похожим на трещотку гремучей змеи. Подумав об этом, Шен остановился и посмотрел себе под ноги. Змеи были его слабостью.

Преодолев себя и сделав еще несколько шагов вперед, Шен увидел погнутые почти кружком колосья. Хорошо, что эти селяне понятия не имеют об инопланетной теории, поэтому грешат на злых духов, а не космические тарелки. Шен прикрыл глаза и прислушался к своим ощущением. Ярче всего удавалось чувствовать учеников и Муана, все еще терпеливо стоящих на дороге. От этого нужно было как-то абстрагироваться, а то их яркий фон перекрывал все остальное. Сконцентрировавшись, Шен сосредоточил все свое внимание на поляне.

- Это и в самом деле похоже на проделки духа, - поведал он, выбираясь на дорогу через какое-то время. – Но сейчас его вблизи не видно. Думаю, нужно вернуться сюда ближе к ночи.

- Тогда можем пока пойти перекусить и навестить старосту, - кивнул Муан.

«О мой бог, Система! Еда! Я не ел уже больше месяца!!»

[Для бессмертного заклинателя еда не имеет первостепенного значения.]

Шен это знал. Но только сейчас в полной мере осознал прелесть этой ситуации.

- Ты чего застыл?

- Вспоминаю, когда последний раз ел!

Муан только хмыкнул, а вот Ал и Аннис навострили ушки и взяли это обстоятельство на заметку, не сговариваясь думая в одном и том же направлении.

Селение было довольно большим, там даже оказалась торговая улица. Прогуливаясь по ней, Шен почти у каждой лавки предлагал Муану купить чаю. У него было хорошее настроение, и он с нетерпение ждал, когда уже Муан взорвется и предложит ему заткнуться. Но Муан оказался неожиданно терпелив, и после десятой попытки быстрее надоело Шену. Отвернувшись от чайной лавки, он повел носом и принюхался.

- Что это за дивный аромат?!

Шен буквально поскакал в сторону источающей аппетитные ароматы лавки со сладкими булочками. Возле прилавка он остановился и обвел их восторженным разбегающимся взглядом.

И тут, похлопав себя по бокам, словно по карманам, как делал в прошлой жизни, осознал, что у него нет с собой денег. Он вообще о деньгах как-то не задумывался после перерождения. Иронично, ведь в прошлой жизни одной из основных его забот всегда были деньги.

Муан и детишки подошли к нему, когда он отрешенно взирал на булочки.

- Братец Гай, купишь булочку? Я не взял с собой денег!

- Не куплю, - холодно отрезал тот.

Шен тихо вздохнул (так как предвидел такой ответ) и проводил булочки горестным взглядом. Муан мысленно усмехнулся и уже собирался проявить щедрость и запомнить за Шеном этот небольшой должок, как его обогнули и наперебой закричали ученики:

- Я куплю!

- Нет, я куплю!

Они спорили, высоко вытягивая руки с зажатыми в них монетами. Муану ничего не оставалось, кроме как вступить в это нелепое состязание.

Шен стоял чуть в стороне (так как они его оттеснили от прилавка) и с умилением улыбался, наблюдая за разворачивающейся сценкой. Как человек, обожающий сладкое, он был готов понять детишек, так рвущихся поскорее урвать себе булочку.

- Расступитесь, мелочь! – наконец, пришлось повысить голос Муану. – Как смеете вы заступать дорогу мастеру?!

Пристыженные ученики тут же посторонились, пропуская Муана вперед, и встали у него за спиной, нетерпеливо ожидая, когда он отойдет от прилавка. Муан купил несколько булочек и тут же поспешил вручить их Шену, пока его не опередили не в меру рьяные последователи хозяина Проклятого пика.

- Вот! – произнес он, тыкая в Шена сверток с булочками.

- Ну ничего себе, как щедро, братец Гай, - наигранно восхитился тот, забирая сверток. – Сколько я тебе должен?

- Нисколько!! – так резко выкрикнул тот, что Шен аж дернулся.

Шен уже открыл было рот, чтобы ехидно спросить, чего это он такой щедрый, все еще попутно размышляя, не слишком ли опасен этот вопрос для его благополучия, но тут на него налетели детишки. Ал и Аннис толкались, словно пятилетки, только бы первыми успеть вручить подарок учителю. Принимая от них угощение, Шен засмеялся и потрепал обоих по голове, так как в его глазах ученики сейчас здорово помолодели.

Дальше они продолжили путь в молчании. Шен уплетал булочки, а остальные шли по бокам от него с надутыми физиономиями, угрюмо соображая, что результат их действий вышел несколько противоречивым.

Глава 26. Пшеничный волчара

Разговор со старостой прошел по старой схеме: он обалдел, что на его просьбу откликнулись целых два старейшины ордена и больше кланялся и рассыпал благодарности, чем говорил по делу. Хотя по делу много сказать-то было и нечего. Повадился некий зверь ночью пшеницу топтать, селяне собрались как-то на него половиной селения, а зверь бегал-бегал по полю, а потом словно растворился. Только серый пушистых хвост и смогли углядеть. Злой дух это, вестимо. Говорят, раньше на том поле дом стоял богатый, лет тридцать назад, и бабка-ведунья не советовала-то на недобром месте поле засевать. Но больно хорошее солнечное расположение, прошлый год выдался неурожайным, вот и решили в этом году засеять и этот пустующий холмик. Но видимо бабка не зря вещала.

Из полезного староста еще сообщил, что духа обычно видят при свете луны или на рассвете. Что ж, видимо эту ночь им придется провести на свежем воздухе.

Прикупив еды (на сей раз не споря), заклинатели двинулись в обратную сторону. Уже вечерело, когда они расположились на опушке леса, Ал профессионально разложил костер, и все уселись вокруг, греясь и поджаривая хлеб и остывшие булочки. На землю опустились вечерние сумерки. Шен умиротворенно коптил булочку, насадив на длинный прут, и ловил себя на мысли, что это похоже на поход на природу с друзьями. Прямо как в старые добрые времена, когда не нужно было беспокоиться ни о каких злых духах. Не хватало только нескольких баночек пива и палатки.

Затем Ал ушел за хворостом, а Аннис через какое-то время покинула их по каким-то своим женским делам. Следя за огоньком в костре, Шен отрешенно думал, не являются ли их разрозненные уходы отвлекающим маневром для того, чтобы потом встретиться глубже в лесу и…

Неожиданно место рядом с Муаном и Шеном, которое все это время прикидывалось ворохом сухих листьев, пришло в движение, и оттуда в сторону метнулась змея. Не оборачиваясь, Муан с быстротой молнии пробил ее голову палочкой, с которой только что снял аппетитно запекшийся хлеб. С интересом рассмотрев змею, он повернулся, чтобы показать ее Шену, и увидел его чрезвычайно бледное лицо.

- Что это с тобой?

- Убери ее, пожалуйста, подальше, - попросил тот, неестественно выпрямившись и замерев на месте.

- Она же уже дохлая, чего ты переживаешь, - удивился Муан.

- Я ненавижу змей!

- Правда? – Муан задумчиво покрутил тушку змеи в своих руках. – А я и не знал… Но посмотри, она явно уже тебя не укусит, - он протянул змею в сторону Шена, но тот резко вскочил на ноги, роняя булочку, и отскочил от него на шаг.

Это показалось Муану довольно забавным. Он поднялся вслед за Шеном и сделал шаг к нему, покачивая перед ним рукой со змеей.

- Это глупо, Шен, - заметил он. – Тебя не укусит мертвая змея.

Шен попятился от него, цепенея от бесконтрольного страха. Это был его детский страх, логика перед которым была бессильна. Он шарахался от змей, даже если они были просто нарисованы на бумаге.

А Муан тем временем приближался к нему, явно решив над ним поиздеваться. Он повел змеиной головой, зажатой между пальцами, из стороны в сторону, создавая эффект змеиного движения.

Шен отступил еще на шаг и уперся спиной в дерево.

- А тебе не кажется, что недостойно бессмертного заклинателя бояться каких-то маленьких змеек? – ехидно поинтересовался Муан, приближаясь. – Ты же можешь искрошить их в капусту одним движением пальцев.

Конечно, он бы все это сделал, если бы логика не пасовала. Но когда он видел змей – его настигала паническая атака!

- Муан, пожалуйста, прекрати, - произнес Шен, напряженно следя за змеей в его руке.

- А почему? – спросил Муан, делая резкое движение рукой со змеей по направлению к Шену и пугая того этим до боли в сердце. – Или ты так боишься укуса сдохшей змеи?

Шен ничего не ответил, а Муан, увидев, как тот испуганно стоит, уперевшись спиной в дерево, издевательски поинтересовался:

- А ты не боишься так прислоняться? Вдруг на этом дереве еще есть змеи?

Шен и так трясся от страха, а когда услышал эти слова – вообще перестал дышать.

- Не двигайся, - с ленцой произнес Муан, - кажется, я вижу еще змею.

Шен и так не двигался, и почти не дышал, змея перед его глазами уже расплывалась. Он постарался замереть на месте, но ноги его подкосились и он осел на землю.

Только сейчас, казалось, Муан смахнул наваждение и понял, что шутка зашла слишком далеко. Он заморгал, словно пытаясь избавиться от попавшей в глаз соринки. Сейчас он обратил внимание на реальное состояние Шена, который сидел под деревом, тяжело дыша. Его бледное лицо покрывал лихорадочный румянец, глаза блестели, словно от невыплаканных слез, и в целом он выглядел так, будто в любое мгновение может бухнуться в обморок.

Муан поспешно выкинул змею очень, очень далеко.

Но остался стоять на месте, наблюдая за тем, как Шен постепенно успокаивается. Эта ситуация напомнила ему его детство, когда он, что уж греха таить, не самый добросердечный ребенок, любил подшутить над более мелкими соседскими детьми. У него даже была своя шайка, и он был заводилой… Он давно позабыл об этом времени.

- Шен?

Шена все еще так трясло, что на ноги встать было сложно.

Да почему этому человеку с завидной периодичность удается увидеть и воспользоваться всеми его слабостями?!

[Рейтинг злодея понижен. -100 к крутости главного злодея. -50 к злодейскому образу. Разблокировано достижение «Герпетофобия»!]

«Иди ты нахрен!»

Шен с трудом поднялся на ноги, опираясь о ствол дерева.

- Луна уже взошла, - произнес он ровным голосом, не смотря в сторону Муана. – Пойду погляжу, не появился ли дух на поле.

С этими словами он постарался побыстрее уйти, искренне желая как можно скорее оказаться подальше от Муана.

Муан так и остался стоять на том же самом месте, потрясенно размышляя, зачем он сейчас все это сделал.



Шену уже удалось полностью взять себя в руки, когда он услышал приближающиеся шаги за спиной. Муан и ученики остановились в паре шагов от него.

Ал и Аннис думали, что Муан начнет разговор, но мастер молча смотрел в спину Шена.

Вообще-то, ему сейчас было очень совестно. Шиан послал его приглядывать за этим человеком, потому что думал, что тот может быть еще нездоров, да и не понятно, насколько дар черной лисицы, губительный для обычных заклинателей, повлиял на Шена… А он, вместо того, чтобы оберегать его, пустился в такие глупые шуточки, словно им по десять лет. Муан хмуро смотрел ему в спину, понимая, что извинения Шен точно не примет. Кажется, он снова умудрился ухудшить их взаимоотношения.

- Я не чувствую никакого злобного духа, - нарушая молчание, произнес Шен. – Однако я заметил серый комок шерсти, шмыгнувший под камень.

- Так может, это все-таки и есть тот, кто нам нужен? – воодушевился Муан, радуясь, что можно спокойно переключиться на разговор о деле. – Где тот камень?

Через минуту все вчетвером склонились над средних размеров валуном.

- Кажется, под ним что-то есть, - заметила Аннис. – Я сейчас гляну!

Она присела на корточки и рукой стала смахивать землю из-под камня.

- Похоже… на дверцу. Может, погреб?

Она, не вставая, подняла взгляд на нависшего над ней Шена. Тот чуть наклонился, рассматривая расчищенный ею кусок дерева, и девушка заметила выбившийся из-под одежды кулон, висящий у него на шее. Моментально она узнала в нем артефакт, что забрал Ал Луар с поляны тысячи духов. Глаза ее сузились, а взгляд заледенел, в душе поднималась досада.

Шен попросил ее посторониться и сам присел перед дверцей. Отодвинув в сторону валун, он поддел дверцу ножнами меча и резко откинул в сторону. Открылся черный проход, вниз и в самом деле уходили крутые ступени.

- Староста говорил, что здесь раньше был дом, - припомнил Муан. – Может, этот погреб вырыт глубоко под землей?

- Думаю, нужно это проверить.

- Ночью? – вырвалось у Аннис.

- Он же под землей, какая разница.

Шен попросил Ала вернуться к костру и зажечь фонарь, предусмотрительно прихваченный им у старосты. И затушить костер заодно. Мальчишка так быстро исполнил эти поручения, словно от скорости зависела его жизнь.

Шен взял у Ала фонарь и собирался спускаться внутрь, но Муан молча придержал его за плечо, вырвал фонарь из руки и заступил ему путь, первым становясь на ступеньки. Чтобы через мгновение оступиться и кубарем полететь вперед. Звук падения прекратился только через несколько секунд. Любознательно заглянув в темный проход, где скрылся Муан, Шен с учениками заметили, что фонарь слабо мерцает на внушительном отдалении и глубине.

Шен был все еще слишком зол, чтобы всерьез переживать за Муана, хоть сейчас его настроение значительно поправилось. Дети были слишком высокого мнения о старейшине пика Славы, чтобы смеяться над этой ситуацией. Шен зажег талисман и стал аккуратно спускаться вниз.

Лестница уходила на глубину около пяти метров. Когда Шен с учениками достигли света фонаря, Муан уже отряхнул одежду, сделал абсолютно непроницаемое лицо и принял величественную позу. От этого становилось только смешнее, и Шен одарил его легкой усмешкой.

Муан как ни в чем не бывало пошел вперед и не церемонясь выбил ногой хлипкую деревянную дверь, которой заканчивался проход.

Спускаясь, Шен думал, что перед ними предстанет нечто вроде квадратного помещения с соленьями или винным погребом, но сейчас мысленно признал, что абсолютно не предвидел настоящее положение вещей. Они оказались в небольшом помещении с деревянным полом, стенами и потолком. Комната была декорирована полотнами черной ткани и пирамидами человеческих черепов, аккуратно сложенными по углам. Шен бы решил, что это склеп, если бы не обычный тканый ковер, лежащий по центру комнаты.

- Что это за место такое? – нарушил тягостное молчание Муан.

«Это же не может быть старой базой секты Хладного пламени, нет?» - спросил Шен как бы у Системы, но та не отозвалась.

- Напротив еще одна дверь, - заметил Муан.

Он решительно пошел вперед, когда Шен не был так уверен, что стоит открывать эту дверь.

«Ты тут самый проклятый и темный! - одернул он сам себя. – Не время беспокоиться о привидениях!»

- Что там? – спросил Шен после того, как Муан заглянул за дверь. Сам же пока не двигался с места.

- Еще одна комната, - поведал Муан.

Шен вздохнул и зашел в комнату вслед за ним. Ему и в предыдущей комнате казалось, будто сотни голосов нашептывают что-то ему на ухо, но он старался не обращать на это внимание. На самом деле, он думал, что и Муан, и дети тоже это слышат, и будет слишком нелепо, если именно он начнет жаловаться по этому поводу. Но когда он зашел в эту комнату, на него словно обрушилась лавина человеческих криков. Не сдержавшись, он скривился и воскликнул:

- Как же истошно они орут!

- Кто орет? – Муан обернулся и обескураженно уставился на него.

Шен в это время хлопал по ушам ладонями, даже не услышав вопроса старейшины пика Славы сквозь крики.

- Ты что-то слышишь? – продолжил допытываться Муан.

Шен выпрямился и окинул взглядом комнату, все еще не слушая вопросов Муана. Насколько хватало света фонаря и зажженного им талисмана, можно было судить, что эта комната минимум втрое больше предыдущей. Пирамид из черепов, благо, не наблюдалось, зато в центре помещения из черепов был выложен большой круг.

- Четырнадцать черепов, - посчитал Муан. – Число тьмы.

Ал зашел в комнату вслед за учителем и встал рядом с ним. Аннис держала обнаженный, тускло светящийся меч. А за Аннис в комнату быстро вошла девушка в белых одеяниях. Шла она так решительно, что Шен только дернуться в сторону успел, пытаясь уступить ей дорогу, когда почувствовал, как она пролетает сквозь него.

Призрак!

Хотя это было очевидно, так как она слабо светилась в скрытом полумраком помещении.

У Шена перехватило дыхание, когда она прошла сквозь него. Он обернулся, чтобы проводить ее взглядом, и вдруг почувствовал, что лежит на деревянном полу.

Руки его были прибиты гвоздями к полу, он лежал в центре круга, образованного четырнадцатью отрубленными головами. Головы были совсем свежими, из них к центру круга тянулись тонкие линии крови. Над Шеном стоял человек в красном одеянии со свитком в руках и бормотал что-то непонятное.

Закончив на высокой ноте, он выхватил кинжал и, резко опустившись на колено, вонзил его прямо в грудь Шена. Почему-то все это время тот не чувствовал вообще ничего: ни холода, ни боли. Вот и сейчас он отрешенно-пораженно наблюдал за тем, как душа в виде перламутрово-зеленоватой энергии вырывается из его тела и сплетается над ним в подобие меча. Когда последняя частичка души покинула тело Шена и взгляд его померк, меч стал материальным.

- Шен!

Шен моргнул и понял, что все еще стоит в темной комнате. Муан потянулся к его плечу, но Шен отклонился, сделав шаг назад, а затем покачнулся. В раздражении Муан сделал резкий выпад вперед и схватил его за локоть.

- Тебе плохо? – требовательно спросил он.

- Нет, я… только что видел призрак. Вы не видели, что ли?

- Не видели, - сухо произнес Муан, отпустил его локоть и отстранился. Даже отошел на шаг.

Шен перевел дух.

«Неужели это был меч для Ала?!» - завопил он Системе, но та снова не отозвалась.

Как же его найти? Шен перевел взгляд на Муана. Он же бонусный помощник. Должен бы отыскать этот самый меч.

- Что? – уточнил тот, когда молчание затянулось, а Шен все так же смотрел на него.

- Ничего. Продолжим исследование комнаты.

Пока они ходили кругами, осматривали пустые стены в надежде найти потайную дверь, так как обычной тут явно не наблюдалось, Шена посетила еще одна интересная идея.

- Ал, встань-ка в центр этого круга, - попросил он.

Ученик с недоверием посмотрел на него. Вставать в центр круга из четырнадцати черепов казалось не самой лучшей идеей. И все же он молча подчинился.

Кинув на Шена еще один взгляд, но так и не распознав, что за эмоции выражает его лицо, Ал медленно переступил круг из черепов и прошел в его центр. Мгновение ничего не происходило, и Шен успел было подумать, что идея не оправдала себя, но тут Ал провалился под землю.

В буквальном смысле провалился: хрупкие доски прогнили в центре круга и пол проломился под весом главного героя. Хотя, может просто все дело в том, что он главный герой и с ним постоянно что-то случается.

Шен, Муан и Аннис аккуратно подошли к дыре в полу и заглянули внутрь.

- Ал, ты там как?

- Все в порядке, учитель! – тут же отозвался тот.

Шену стало как-то совестно, будто он со зла это все затеял.

Через минутку они уже все вчетвером рассматривали нижнее помещение. Оно вот походило на погреб, набитый всевозможными вещами. Осматриваясь по сторонам, Шен с Муаном одновременно заметили шевеление. Заглянув за стеллаж, они увидели сжавшийся там комок серой шерсти.

- Это тот дух! – воскликнул Муан, обнажая меч.

- Эй, полегче, бравый воин! – осадил его Шен.

- А что не так? Убьем его – и дело с концом.

- Он никому не вредил. Посмотри, он трясется от страха! Это не злой дух.

- А какой же тогда?

- Добрый? Нейтральный? – предположил Шен. – Да какая разница?

Он наклонился, протягивая к комку шерсти руку. Комок шерсти тут же тихонько зарычал и хватанул его за палец.

- Ну, доигрался? – прокомментировал это Муан, когда Шен поднял руку с висящем на ней комком шерсти. Тот держался изо всех сил, сжимая зубы вокруг его указательного пальца и тихонько рыча.

Шен подхватил комок шерсти другой рукой и усадил на руки.

- Тебе нормально? – уточнил Муан. – Кажется, ему твоя кровушка приглянулась. Не похоже, что он собирается отпускать.

- Ему просто нужно время, чтобы успокоиться и понять, что мы не собираемся причинять ему вред. Слушай, дружок, - обратился он к духу, слегка поглаживая того по шерстке свободной рукой, - мы не собираемся причинять тебе вред. Но ты топчешь местную пшеницу, а это не хорошо. Лучше тебе оставить это место.

Муан хмуро смотрел на Шена. Он не припоминал, чтобы тот раньше так трепетно относился к духам. Да, этот дух маленький и кажется безобидным, но все же это дух, и разговаривать с ним, как с человеком… Это просто часть его эксцентричного характера или так проявляется действие энергии демонической поляны? Муан не был уверен, но ситуация ему не очень-то нравилась.

А Шен искренне считал, что убивать такого маленького духа, не причиняющего существенного вреда людям, будет не совсем правильно. Благодаря шествию духов он понял, что те и люди во многом похожи, и убийство духа может быть, в какой-то мере, на самом деле убийством. Ну, не то, чтобы у него рука дрогнула, но их ведь можно изгонять, зачем убивать всех без разбору.

Аннис подошла к Шену и с интересом посмотрела на комок шерсти в его руках. Она протянула к нему руку, но тихое рычание стало сильнее. Девушка одернула руку и отошла на шаг, нахмурив брови.

Дух еще какое-то время рычал, потом тихонько заурчал, а затем отпустил палец Шена, свернулся в еще более круглый комок и тихо засопел.

- Наелся и завалился спать, - прокомментировал его поведение Муан.

Шен усмехнулся и провел пальцами по его шерстке. Пальцы за что-то зацепились. Шен аккуратно раздвинул шерсть и увидел красную нитку, обмотанную вокруг духа.

- Похоже на поводок… Как будто его кто-то удерживал в этом месте.

- Кому мог понадобиться этот комок шерсти?

- Может, он здесь уже слишком давно и поэтому ослабел и стал так выглядеть? И все, на что он способен, это выбираться ночью на поверхность и прыгать по полю над подвалом, а уйти дальше от этого места не может.

Шен пальцами разорвал красную нить и снял ее с духа.

- Думаю, наше задание здесь выполнено.

- И что ты будешь делать с ним?

- Еще не знаю, я не очень хорош в изгнании. Заберем его с собой и придумаем позже.

- Я не уверен, что это хорошая идея, - сомневался Муан.

- Ответственность за него ляжет на меня, не беспокойся, - отмахнулся Шен.

Сказать, что это хоть как-то успокоило Муана, значило бы соврать.

- Ладно, нужно выбираться отсюда, - хмуро сказал он.

Шен еще раз огляделся по сторонам и остановил взгляд на хозяине пика Славы. Неужели они так отсюда и уйдут, не найдя тот меч? Но ведь на меч должен помочь наткнуться именно Муан!

«Система! Система!! Ты что, дрыхнишь там что ли?! Система!»

[Ненавижу подземелья], - невнятным голосом отозвалась та. - [Поговорим, когда вы выберетесь на поверхность.]

Вот ведь мелкая зараза! Слишком он на ее помощь последнее время полагается.

- Сначала внимательно осмотрим этот погреб! – скомандовал Шен.

- Зачем еще? Мы же уже нашли духа.

- Может, найдем еще что-то ценное.

Муан пожал плечами, но спорить не стал. За следующие полчаса Шен нашел несколько банок с соленьями, старый ковер и фигурки из дерева, Муан – мешки с заплесневевшим зерном и шкатулку с паутиной, Аннис – пару чашек с отбитыми ручками и большое блюдо из металла, напоминающее серебро, а Ал Луар – мешочек с монетами и флакон со странным зельем. Это так уморительно походило на мелкий квест в игре, что Шену даже не хотелось как-то комментировать эту ситуацию. Вот только была одна проблема – меч они так и не нашли.

«Система, можно мне еще один рояль в кустах? А то что-то я торможу».

Система так и не отозвалась, и Шену пришлось смириться и покинуть погреб вместе со всеми.

[Поздравляем!] – тут же взорвалась Система, как только он вышел на поверхность. – [1/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин» выполнена! Приобретен дополнительный сюжетный персонаж «Пшеничный волк»! Получен бонусный предмет «Меч души»! +50 двигателя сюжета. -10 крутости главного героя!]

Походя оценив, что крутость главного героя видимо стала ниже оттого, что он свалился под пол, Шен обратился к Системе:

«Получается, я видел там не меч главного героя?! Что за глупые шутки?»

Подумав еще немного, он добавил:

«И что значит «получен»? Мы же его так и не нашли! И что, получается, этот вот комок шерсти – сюжетный персонаж?»

[Дополнительный сюжетный персонаж], - поправила Система. – [Вы можете его оставить – и тогда он будет участвовать в сюжете, а можете избавиться от него. Очки за это списаны не будут.]

Шен снова перевел взгляд на комок шерсти на своих руках. По его ощущениям, он слегка потяжелел. Или же у Шена просто слегка устали руки его нести.

«Получается, он может мне пригодиться?»

Система ничего не ответила.

Глава 27.1. Большой верный пес(зачеркнуто) волк

Шен пожалел, что не рассмотрел вовремя возможность, что они могут быстро справиться, и не забронировал комнаты в гостинице. Сейчас было чуть за полночь, все еще не так уж поздно, чтобы нормально выспаться, но слишком поздно, чтобы будить хозяев гостиницы и просить их сдать комнаты. Пришлось следовать первоначальному плану с ночевкой на свежем воздухе. Правда, соображение о том, что здесь могут быть змеи, несколько отягощало его отдых.

Ал снова развел костер, в темном лесу стало уютнее, но не настолько, чтобы Шен прекратил беспокоиться. Пытаясь отогнать тревожные мысли, он поглаживал серый комок шерсти, сейчас лежащий у него на коленях. Постепенно дух совсем расслабился и пригрелся возле костра, и вытянулся во всю длину, демонстрируя коротенькие лапки и большой пушистый хвостик. Мордочку Шен частично рассмотрел тогда, когда дух укусил его за палец, но сейчас имел эксклюзивную возможность даже дотронуться до холодного влажного носика маленького серого зверька.

Система назвала его «пшеничным волком», хотя пока что на волка он не особенно походил. Лапки слишком короткие, а морда – со слишком длинной вытянутой челюстью, полной мелких остреньких зубов. Но Шен все равно считал его миленьким.

«Кажется, у Ала появился конкурент…» - ухмыляясь, подумал он.

Постепенно Аннис придвинулась поближе к Шену и даже стала гладить волчару вместе с ним.

«Точно, пока не придумаю нормальное имя, пусть будет Волчарой», - решил Шен.

Аннис уже сидела так близко, что прислонялась к нему плечом. Несмотря на пыль путешествия и тяжелый день, от нее все еще приятно пахло каким-то незнакомым Шену цветком. Старейшина Проклятого пика решил, что пока они не наедине, в подобном не может быть усмотрено ничего слишком предосудительного, и позволил ей вот так прислоняться.

Но Ал был совершенно другого мнения. Он буравил Аннис таким взглядом, словно желал испепелить на месте.

Когда Шен заметил, наконец, этот тяжелый взгляд, до него дошло, что он делает. Это ж главный любовный интерес главного героя! Даже если она просто села к нему так близко, чтобы погладить миленького зверька, главный герой может истолковать все куда более превратно! От черт возьми! Мысли его заметались. Как легче выйти из этой затруднительной ситуации?! Наконец, до него дошло:

- Ал! Хочешь подержать Волчару?

Ал встрепенулся, выныривая из своих волн ненависти и негодования, и удивленно посмотрел на учителя. А тот уже резко встал, заставляя Аннис недовольно поджать губы.

- «Волчару»? – переспросил Муан.

- Ну да, я его так назвал.

- Назвал? Это тебе не домашнее животное!

Фраза Муана натолкнула Шена на мысль, что он как раз хотел завести собаку. Мысль его воодушевила.

- Так хочешь? – вновь обратился он к Алу.

- Да! - эмоционально воскликнул тот.

Шену казалось это идеальным планом: он передает зверька главному герою, главная героиня перебирается к нему, чтобы вновь гладить эту пушистую шерстку, подростки счастливы – баланс восстановлен!

Он подошел к Алу, присел рядом с ним и попытался переложить Волчару ему на колени. Именно что попытался. Потому что как только Волчара почувствовал, что знакомые руки собираются отпустить его, как снова ухватил Шена за палец.

- Ай! – прокомментировал тот.

- Больно? – тут же насторожился Ал.

- Не стоит беспокойства, - усмехнулся Шен. – А благодаря твоему лекарственному артефакту – и вовсе как комариный укус. Вот только, похоже, дать его тебе подержать не выйдет…

- А погладить можно?

- Конечно, можно, - улыбнулся Шен, протягивая руки со зверьком-духом к Алу.

Ал аккуратно дотронулся до шерстки духа. Тот чуть недовольно дернулся, но больше ничего не предпринял, позволяя мальчишке продолжить. Разве что еще чуть сильнее сжал зубы вокруг пальца Шена.

Несмотря на неприятные ощущения, тому это показалось чем-то умилительным, он почувствовал некий материнский инстинкт к маленькому духу. А если из этой пусички вырастет большой верный пес – вот будет здорово!



Постепенно поляна погрузилась в сон. Дети уснули недалеко друг от друга, Муан сидел с закрытыми глазами возле костра, и то ли спал сидя, то ли медитировал. Первоначально Шен вообще не собирался ложиться спать, намереваясь медитировать всю ночь. Он в этом достиг некоторого профессионализма, поэтому не сомневался в своих возможностях.

Но на рассвете обнаружил себя лежащем на земле. Вокруг запястья левой руки разливалась жгучая боль, она и пробудила его ото сна. Прекратив обнимать кого-то большого и пушистого, Шен перевернулся на спину и посмотрел в небо над головой, заслоненное высокими кронами. Затем до него, наконец, дошло происходящее, и он резко сел, выдергивая запястье из пасти зверя-духа. Каким-то образом за ночь тот успел подрасти так, что пальца ему стало явно маловато, и он перешел на запястье. И сколько крови успел выкачать из него этот вампирюга духастый?! Шен прижал руку к груди – запястье все еще саднило.

Лишившийся своей поилки-соски-сиськи или чем он там оценивал руку Шена, Волчара недовольно заурчал и поднялся на передние лапы, сев напротив Шена. И ростом сидящий дух оказался с Шена! На хозяина пика Черного лотоса уставилась пара черных слегка осуждающих глаз.

- Тебе нельзя вот так пить мою кровь!! – тихонько зашипел на него Шен.

- Хзяинн, - отозвалось странное существо, забив длинным пушистым хвостом из стороны в сторону и поднимая волны пепла от потухшего костра.

Морда его была треугольная и вытянутая, слегка напоминающая бультерьера, только более острая. На голове торчала пара больших острых ушек, а лапы все еще казались непропорционально маленькими, словно у таксы-переростка.

«Ничего себе он так за ночь подрос на дармовой кровушке», - с интересом рассматривая существо, поразился Шен.

Рядом завозилась и села главная героиня, разбуженная их шебуршанием и перешептыванием.

- Это… Это Волчара?! – пораженно воскликнула она.

Ее возглас разбудил Муана и Ала. Оба они тут же уставились на сидящего перед Шеном духа.

- Как он смог так подрасти всего за одну ночь?! – поразился Муан.

- Ну… Кто его знает… - отозвался Шен, пряча запястье под длинным рукавом.



Вторым квестом Шен вновь избрал избавление от злого духа. Отправив Ала к старосте поселения, чтобы тот сообщил о том, что их пшеница успешно спасена, сам он коротал время, расчесывая серую шерстку Волчары гребнем Аннис. Дух положил голову ему на колени и блаженно закрыл глаза.

Ал быстро обернулся, и вскоре они были готовы к отбытию. И тут до Шена кое-что дошло:

«Едрены пассатижи! А как же мы Волчару с собой возьмем??»

В своем стоячем положении дух на своих коротких лапках доходил Шену где-то до середины бедра, но его тело было достаточно массивным, чтобы даже не помышлять о том, чтобы взять его на ручки.

Муан, понимая, о чем тот думает, злорадно усмехнулся.

- Волчара… - несколько поколебавшись, решил попытаться Шен. – А ты можешь обернуться своей маленькой версией в виде серого комочка?

Волчара преданно, но непонимающе смотрел на него.

- Хзяинн?

Шен отметил, что голос у духа скорее женский. А какого оно вообще пола? Хотя, какая разница, – все едино будет Волчарой.

- Можешь стать маленьким? – для понимания Шен еще руками размер показал.

Волчара все так же сидел(-ла?), уставившись на него.

Шен уже успел печально вздохнуть, когда зверь вдруг подернулся клубами дыма, а через мгновение вспрыгнул к нему на плечо маленький серым комком шерсти.

- Победа! – воскликнул Шен, довольно оборачиваясь к Муану.

Тот только покачал головой.

- Подобные забавы с духами до добра не доведут.

- Может быть, это мой духовный зверь!

- Что за глупости ты несешь?

- Ладно, ты что-то имеешь против Волчары? Посмотри, какой он милый и дружелюбный!

Муан перевел взгляд на комок шерсти, ластящийся к щеке Шена.

- Это же дух, Шен, а не собака. Пытаться приручить духа – все равно, что пытаться приручить дикого зверя: даже если он будет принимать от тебя еду и позволит себя гладить, ты все равно никогда не поймешь, что у него на уме.

- Муан, тебе провести лекцию о духах? Духи, подобные Волчаре, скорее всего раньше являлись домашними животными. Из-за своей сильной привязанности к людям, даже после смерти их желание быть рядом настолько сильно, что превращает их в духов. Но, став духами, они пугают обычных людей. Они вынуждены обитать в одиночестве. Этот малыш должно быть многие годы провел в том подвале. Я не хочу бросать его только потому, что он дух.

- Похоже, ты на самом деле начинаешь более трепетно относиться к духам, чем к людям!

Шен уязвленно промолчал. Опять эти странные намеки о его темной сущности! Но все, что он сделал, – это перестал видеть зло в самой природе существования духов. Муан же сам был на шествии и тоже видел, что многие из духов вполне милые! Да, конечно, потом они попытались убить его всем скопом… Но это вряд ли бы сильно отличалось от того, как если бы он попал в стан врагов-людей.

Размышляя подобным образом, Шен не забывал еще одно: Система сказала, что Волчара – дополнительный сюжетный персонаж, а значит – он может быть полезен. Но не объяснишь же Муану все таким образом.

- Ответственность за этого духа лежит на мне. Вы все можете не беспокоиться за свою безопасность.

Муан только фыркнул от этих слов.

Аннис и Ал тут же кивнули, но они-то никогда и не сомневались в возможностях учителя приручить какого-то мелкого духа.

Город Хех располагался на юго-западе в долине у подножья гор. Лететь до места было не больше двух часов. Они уже преодолели практически весь путь, дома виднелись на горизонте, дороги становились шире, а широкую реку, словно стяжки швов, пересекали мосты. Полоса свободного пространства под ними вновь сменилась лесом, когда Шен внезапно для себя почувствовал, как перед глазами все темнеет. Тьма постепенно и быстро застилала взгляд, начиная с боков и продвигаясь к центру. Шен пошатнулся, теряя концентрацию, его повело в сторону, и он упал со священного меча. Ощущение свободного падения сменилось полной тьмой.

Они уже подлетали к городу, когда Шен, словно подстреленная птичка, пошатнулся и упал с меча. Осознание этого заняло у Муана три мгновения-кадра, просто раз – два – три – и Шен уже летит вниз. Муан резко развернулся, пытаясь догнать его стремительное падение и безнадежно отставая на пару секунд.



Шен открыл глаза и понял, что сидит на земле, опираясь спиной обо что-то мягкое. Что это было вообще? У него и раньше перед глазами иногда темнело, но обычно быстро проходило. А сейчас еще капец как невовремя! А что, если бы он разбился?! Побил бы рекорд по абсурдности смерти злодейского персонажа!

Ах, шерстка была такая мягкая, что хотелось зарыться в нее, закрыть глаза и продолжить спать. Сто-оп! Шен обернулся к тому, на кого опирался. Подросший еще раза в три Волчара смотрел на него черными глазами-бусинами. Обернув хвост вокруг Шена (словно не давая тому сбежать), он высунул язык и лизнул его в щеку. Точнее, из-за размеров языка было бы правомочнее сказать, что лизнул всю левую сторону лица и даже намочил слюнями волосы.

Шен вытерся рукавом, уклоняясь от остальных попыток проявления нежности, и поднялся на ноги.

- Это ты меня подхватил? – спросил он, хотя ответ, в общем-то, был очевиден, просто очень удивителен.

Волчара забил по земле хвостом, поднимая волны сухих листьев, мелких веток и пыли.

- Хсяинн… Мое.

Шен усмехнулся и потрепал его по наглой морде.

Они стояли посреди осеннего леса, вокруг больше не было ни души. Дороги тоже не было, и тропинок было не видно. Шен сложил руки в управляющем жесте и призвал свой меч. Тот быстро прилетел к нему откуда-то слева.

И все-таки, что это сейчас было? Последствия ментальной раны настигают? Но она уже значительно залечилась благодаря кулону Ала.

«Система! Можешь пояснить, что сейчас случилось?»

[Нет.]

Никогда она еще столь коротко не отвечала! Шену даже стало немножко не по себе.

- Шен! – донесся до него приглушенный крик.

- Учитель!

Шен перевел взгляд на Волчару.

- Можешь стать меньше хотя бы в два раза?

Дух тут же обернулся уменьшенной формой, став Шену по колено. Тот отметил, что несмотря на трансформации, у зверька все так же остаются маленькие лапки, большой пушистых хвост и непропорционально-большая голова. И смотрится все это вместе просто умилительно.

- Хорошо, - одобрил он. – А теперь пойдем к ним навстречу.

Дух потерся об его ногу и тихонько заурчал.

Вскоре Шен с Волчарой вышли к Муану с учениками. Завидев выходящего из чащи старейшину Проклятого пика, Муан тут же кинулся к нему и как заботливая мамаша запричитал:

- Ты жив? С тобой все в порядке?

При этом он схватил его за плечи и крутил из стороны в сторону, пытаясь визуально выискать повреждения.

- Да упокойся ты! – через несколько секунд Шену надоело такое издевательство над своей персоной, и он резко вскинул руки, сбивая хватку Муана и заставляя того отойти на шаг назад.

Ал и Аннис, которые летели впереди и вообще не видели, что произошло, а только потом последовали за Муаном, сейчас все еще непонимающе смотрели на старейшин, пытаясь молча разобраться в происходящем.

- Что это было вообще?

Хороший вопрос, Муан! Как всегда, умеешь подобрать и время, и место, и настроение собеседника остро чувствуешь!

- Меня заинтересовало это место… - туманно изрек Шен, смотря по сторонам.

«Пусть сам решает, что я имею в виду: что я упал, потому что меня заинтересовало это место, или я сначала упал, а теперь меня оно заинтересовало!»

- Что же в нем такого «интересного»?

- Идем за мной и посмотрим.

Муан был полностью уверен, что Шен несет какую-то пургу, только чтобы не признаваться в своем плохом самочувствии. Однако вскоре он вывел всех на древнее кладбище.

- Ты не мог заметить его с неба – кроны слишком плотно его скрывают!

- А я и не говорил, что я его увидел. Я его почувствовал.

«Зло притягивается ко злу и все такое…»

- Думаю, именно здесь обитает беспокоящий город дух.

- Почему ты так решил? Может, где-то есть еще кладбище… Или дух вообще не на кладбище, тут скорее призракам место.

«Закон жанра, Муан, - мысленно ответил Шен. – С нами же главный герой, а значит, – все происходящее априори важно для сюжета».

- Может, я и не прав, - вслух протянул он, прохаживаясь между могил.

Волчара, чуть отошедший в сторону, неожиданно недобро зарычал. Заклинатели поднялись на холмик вслед за ним и увидели живого человека. Тот определенно точно тоже был заклинателем, и, судя по одежде, с соседствующего с орденом РР на юге небольшого (но гордого) клана заклинателей. Что это он тут делает?

Заклинатель держал в руках свиток и заканчивал вырисовывать что-то на земле. Волчара продолжал рычать, смотря на него. Завидев поднявшихся на холм заклинателей, мужчина выпрямился и склочно произнес:

- Уберите своего пса!

- Волчара, успокойся, - отреагировал Шен. – Прошу прощения, если он напугал вас.

- Ты шутишь? – фыркнул мужчина. – Я просто сдержался, чтоб не прикончить наглую шавку.

Одет он был в темно-синие одеяния, на рукавах которых серебряной нитью были вышиты цветы. А сам он имел узкое вытянутое лицо и темные длинные волосы, на несколько тонов светлее, чем у Шена.

- Рад приветствовать старейшину Муан Гая, - затем поклонился он, пока Шен его рассматривал.

- Ты его знаешь? – обратился он к Муану.

- Это первый ученик главы клана Тихих цветов Сагон Рой.

- Ммм, - протянул Шен и обратился к тому. – Адепт Сагон, позволите узнать, что вы здесь делаете? Этот рисунок на земле напоминает что-то не очень хорошее.

Шен обратил внимание, что Волчара больше рычал, глядя на рисунок, чем на человека. Он до сих пор косился на линии, боясь подходить близко.

- Наш клан получил просьбу от жителей этого городка избавить их от злого духа, старейшина, - высокомерно пояснил тот, глядя на него. – И я как раз собираюсь этим заняться путем изгнания духа в мир иной.

- Изгнания? – удивился Шен, походя отмечая, что похоже для соседствующего с ними клана его персона тоже оказывается нон грата. – Не знал, что у клана Тихих цветов есть подобные специалисты.

- Ты прав, - согласился адепт. – Подобные действия для меня в новинку. Но я имею должные знания, чтобы не сомневаться в своих силах.

Шен посмотрел на свиток в его руках. Да ну, нет. Не может быть.

- А это, случайно, не тот ли свиток, что напал на библиотекаря города Хех?

- Вам тоже поступал этот запрос? – догадался адепт Сагон. – Ну конечно, для заклинателей такого огромного ордена, как орден РР, это слишком мелкие просьбы… Да, это именно тот свиток. Я избавил его от вселившегося духа, а затем нашел в нем много интересного. Здесь подробно расписан процесс изгнания. Места лучше не найти – я испытаю этот способ сегодня здесь. И вам лучше мне не мешать. С духом этого места я успешно справлюсь, старейшинам лучше продолжать путь по своим делам.

- Да как ты!.. – начал было Муан, но Шен его перебил:

- Ладно, желаем вам успехов.

Муан возмущенно посмотрел на него, но тот только помахал на него руками, призывая скорее оставить доблестного заклинателя наедине со своей пентаграммой.

Ал нарушил молчание, когда они уже вышли за пределы кладбища.

- Учитель, мы что, вот так и уйдем?

- А почему нет? – не понял Шен. – Разве это не удача? Одним махом вычеркнем два пункта из нашего списка. Я ведь взялся за эти поручения не потому, что так уж горю помогать всем подряд.

Ал слегка нахмурился, видимо не совсем согласный с концепцией «не помогать всем подряд».

- Как он дерзко говорил! - тем временем пыхтел от гнева Муан. – Этот мелкий клан слишком много о себе возомнил!

- Он поэтому такой и дерзкий, потому что из маленького клана, - резонно заметил Шен. – Подобные ему чувствуют притеснение, даже когда его и в помине нет, и пытаются доказать свою значимость, даже когда все остальные и не ставят под сомнение их усилия.

Муан все равно продолжал пыхтеть.

- Нет смысла вступать с ним в полемику. Сходим к главе города, узнаем о духе, а затем вернемся, когда молодчик уже провернет свое «изгнание».

- То есть, на самом деле ты не веришь, что у него может получиться? – уточнил Муан.

- Конечно, нет. Что можно ожидать от человека, который назвал Волчару «шавкой»? Он даже не понял, что это дух!

- Да у него, небось, и в мыслях не было, что такое вообще возможно!

Шен усмехнулся и потрепал Волчару по голове.

Глава 27.2. Случаи нападения духа в городе Хех

Город Хех являлся относительно большим по сравнению с городом Тополя, в котором уже довелось бывать Шену. Гостиница, где они решили остановиться на ночь, располагалась в шикарном трехэтажном здании. Заплатив за четыре комнаты, заклинатели в них даже не заглянули. Спросив у хозяев, где живет глава города, они направились к нему.

Как и ожидалось, глава города рассказал, что злой дух обитает на кладбище. Промышляет он на восточной окраине города. В отличие от пшеничного волка, этот дух оказался на самом деле злым: он пробирался в несколько домов, перегрызал глотки собакам, оставленным на ночь на цепи, разорял двор, и убил нерадивого пьяницу, заснувшего на улице после захода солнца. Как убил? Его тело нашли, обглоданное до белых костей.

Глава города не дал ответа, почему они решили, что дух обитает именно на кладбище. Ну, это же логично, где же еще обитать злобному духу, как не на кладбище? К тому же, оно в той же стороне.

Солнце перевалило за зенит, когда заклинатели вышли из дома головы вместе с провожатым, который должен был показать им несколько пострадавших домов. Несмотря на то, что за дело уже взялся клан Тихого цветка, авторитет ордена РР был настолько велик, что городской голова даже не решился об этом упоминать. Шен и Муан также сделали вид, что абсолютно не в курсе.

Когда они проходили по торговой улице, Муан заинтересованно крутил головой по сторонам. Шен обратил на это внимание и посмотрел на него.

«Может, он тот самый чай ищет?» Муан так и не приоткрыл для него завесу тайны, где именно он собирается покупать тот редкий чай для Шиана.

- Хочешь сладких булочек? Или еще чего-то? – повернувшись к нему, спросил Муан.

Шен недоверчиво приподнял бровь. «А-а-а, это он так извиняется? Нет уж, меня так просто сладостями не купишь!» - определил он его мотивы и отвернулся.

Муан уязвленно смотрел на хозяина Проклятого пика, который даже не удостоил его ответом.

Шену же не пришлось долго сокрушаться насчет упущенного угощения, так как вскоре, мило смущаясь, дорогу им преградила Аннис и вручила каждому по палочке танхулу (засахаренные фрукты), даже Алу досталось.

- Вот! – громко крикнула девушка. – Примите угощение!

В руку Шена танхулу она впихнула особенно резко и быстро отошла, чувствуя, как кончики ушей покраснели.

Шен поблагодарил и с радостью стал угощаться засахаренным боярышником, а Аннис шла чуть сзади и чуть не кричала в своей голове: «Ну почему?! Почему я такая дура?!».

Ал внимательно следил за тем, как Шен с удовольствием доедает танхулу, и, как только он закончил, протянул ему свою порцию.

- Возьмите, учитель! Я не хочу танхулу.

- Правда? Ну, спасибо.

Алу на самом деле и не доводилось никогда пробовать танхулу, так что он и не знал, чего лишился. Хотя он оправданно полагал, что, даже зная, не поступил бы по-другому.

Аннис пронзила его уничижительным взглядом, от которого нормальный человек предпочел бы умереть на месте, но Ал только слегка передернул плечами.

[+10 к стойкости главного героя.] – прокомментировала Система.

«Серьезно? – поразился Шен. – Это из-за того, что он танхулу решил не есть?»

Система промолчала, а Шен, доедая вторую палочку сладостей, подумал о том, что, похоже, каноничную любовь к сладкому главного злодея ему удается отыгрывать лучше всего.

Вскоре они остановились перед первым пострадавшим домом, а Шену взбрело в голову пообщаться с жильцами.

Приземистая старуха указала на него своим скрюченным перстом, как только увидела, и закричала:

- Смерть! Смерть несет этот человек! Убийца! Сотни невинных жизней погублены! Тысячи еще погибнут!!

Шен оторопело замер, уставившись на нее.

- Постойте, я всего лишь…

- Изыйди!! – закричала старуха, хватая полное помоев ведро.

«Да что не так со всеми этими людьми?!» - мелькнула мысль, пока Шен несколько отрешенно-обиженно взирал, как поток помоев летит прямо на него. Он даже успел с какой-то отдаленной холодностью философски подумать, что это всего лишь физическое воплощение того, чем его и так постоянно поливают.

Но за мгновение до того, как поток помоев должен был столкнуться с Шеном, его заступил Муан. Ведро излилось прямо на него, а Шен пораженно смотрел, как великий мечник стоит и непринужденно обтекает. Блин, знал бы, что так будет, специально бы нарвался. Он понимал, что, наверное, надо посочувствовать старине Муану и выразить благодарность, но его распирал смех. В конечном итоге Шен решил, что просто не заржать в голос – будет достаточно.

Все застыли в немой картине, наблюдая как с Муана стекают помои и падают очистки.

- О боги, матушка, успокойся! – на крыльцо выбежала женщина в тусклом платье.

Она быстро подбежала к старухе, отобрала у той ведро и стала толкать ее в дом, при этом обернувшись к заклинателям и слезно причитая:

- Простите ее, благородные господа! Она из ума выжила еще несколько лет назад! Простите! Чем мы можем загладить свою вину?!

- Ничего страшного! – тут же с радостью отозвался Шен, выход из-за спины Муана. – Вам не стоит беспокоиться по таким мелочам!

- Вы столь щедры и благородны! – с облегчением вздохнула женщина.

Муан очень, ну вот крайне неодобрительно смотрел на Шена, пытаясь взглядом выразить всю степень своего недовольства, но тот только расплывался во все более счастливой улыбке.

- Мы слышали, ваш дом недавно беспокоил дух, - сказал Шен, когда женщина уже затолкала старуху в дом и вернулась, еще раз извинительно кланяясь.

- Так вы заклинатели! – всплеснула руками она. – Да, было такое. Собаку нашу загрызли и пять наседок.

- Вы не видели, как он выглядел? В доме он никого не беспокоил?

- Нет, страшно было ночью из дома выходить, только поутру все и обнаружили. В дом он сунуться не пытался… Вы же изничтожите его, да?

- Сделаем все, что сможем. Не сомневайтесь, - обворожительно улыбнулся Шен.

Женщина зарделась и приложила ладони к горящим щекам.

- Ой, спасибо вам! Берегите себя!

Шен все еще улыбался, когда Муан повернулся к нему и одарил еще одним хмурым взглядом. Шен на это только наигранно непонимающе заморгал.

Следующий пострадавший дом не слишком отличался от предыдущего. На сей раз выжившей из ума старушки по двору не ходило, и с хозяевами они поговорили спокойно. Заборы во всех этих домах оказались довольно хлипкими, хлева и курятники стояли без дверей. После третьего дома Шен сделал вывод, что в хозяйские дома дух либо боялся пробираться, либо не мог из-за какой-то своей особенности или слабости. А вот на ночующих на улице или с открытой дверью живых существ нападал вполне охотно. К сожалению, никто из пострадавших не видел, как он выглядит, и никаких других его особенностей тоже не предоставил.

- А какой дом пострадал самым первым? – только сейчас дошло уточнить Шена у провожатого.

- Первым пострадал пьянчуга, которого обглодали под забором собственного дома. Он жил на самом отшибе у леса, один.

- Наверное, стоит и этот дом проверить, - вздохнул Шен, так как ходили кругами они уже довольно долго.

Пока шли к самой городской окраине, Шен с подозрением косился на Муана. Он был уверен, что тот пребывает в крайне неблагосклонном расположении духа после всего случившегося, и было немножко тревожно не слышать от хозяина пика Славы никаких возмущений. Словно затишье перед бурей. Но внешне Муан выглядел абсолютно спокойным, что поражало и сбивало с толку.

Когда они добрались до нужного дома, Муан вновь заступил дорогу Шену и первым зашел внутрь. Учитывая, что именно Шен из всей их компании способен был распознать присутствие духа (так как Ал и Аннис еще только учились, а Муан специализировался на сражениях с заклинателями), подобное поведение несколько раздражало. А когда Муан придержал для него входную дверь, а затем вновь перекрыл дорогу, идя первым (казалось бы мелочи, но как раздражало!!), Шен готов был взорваться от злости из-за того, что Муан, очевидно, счел некоторые проявленные Шеном слабости за полную беспомощность и проявлял сейчас таким образом опеку более сильного над слабым! Подобное положение вещей только напоминало Шену обо всех тех разах, когда Муан увидел его в неприглядном свете. Казалось, их уже накопилось столь много, что и на всех пальцах не пересчитаешь. Да что за карма вообще такая? Можно было подумать, что на Муане запечатлено некое проклятье появляться именно в тот момент, когда Шен менее всего хотел бы его видеть.

Обветшалый домишко состоял всего из одной комнаты и маленькой веранды с пристройкой. Заклинатели медленно прошлись по комнате. В одном из углов был сооружен небольшой поминальный алтарь.

- У него недавно кто-то умер? – спросил Шен провожатого.

- Да… Дочка с полмесяца назад померла…

- Как?

- Вроде бы это было убийство. Я не знаю…

Шен хмуро перевел взгляд на алтарь. Казалось, от того веяло каким-то потусторонним холодом и безысходностью.

- С тобой все нормально? – спросил Муан.

Шен чуть не умер от злости от этого вопроса! «Что с тобой не так, Муан?! Точнее… что со мной не так?! Я просто стою на месте и никого не трогаю!! С чего вдруг ты задаешь мне этот вопрос?!»

- Думаю, на сегодня мы закончили, - хмуро заявил Шен.

Солнце клонилось к закату, когда они вернулись в гостиницу, распрощавшись с провожатым.

Идя по коридору, Шен вздохнул и потянулся.

- Как я устал. Думаю, нам всем лучше отдохнуть сейчас, так как ночью придется идти на охоту.

- Мне еще надо сходить за чаем, - возразил Муан.

- За чаем? – насторожился Шен.

- Да, город Хех славится особым видом чая.

- Мы пойдем с тобой! – тут же воодушевился Шен.

«Вот оно! Вот, наконец, тот самый бонусный рояль в кустах от Муана!»

- Тебе лучше отдохнуть. Сопровождать меня нет необходимости.

- Я хочу сходить.

Видя его решительный настрой, Муан вздохнул и согласился:

- Ладно, отдохнем пока, а на закате сходим.

Они разбрелись по комнатам. Волчара тут же запрыгнул на кровать, пока Шен у порога только рассматривал интерьер. Кровать, тахта, столик, место для умывания, ширма – все очень минималистично и функционально. Шен подвинул Волчару в сторону и лег на кровать. Однако стоило ему закрыть глаза, как в его комнату уже стучали.

Открыв дверь, Шен с удивлением узрел на пороге Муана (переодевшегося). В руках тот держал две пиалы.

- Можно?

Шен посторонился, не понимая, что тому нужно. Муан прошел внутрь и протянул одну из пиал Шену. Взяв ее в руки, тот определил, что она наполнена виноградным вином.

- Эм…

- Это в знак примирения, - произнес Муан. – Мои извинения за ту шутку со змеей.

«Думаешь, я тебя так просто прощу?!» - вспыхнул Шен. Он посмотрел на темное вино. Ну, доводить их взаимоотношения до грызни друг на друга тоже не хотелось. Во всяком случае, было глупо делать это во время их совместного путешествия. Лучше выпить вино и сделать вид, что ничего страшного не случилось. (И отыграться на нем как-нибудь потом.)

- Не держи в уме, - усмехнулся Шен. – Я уже все забыл.

Муан приподнял пиалу в знак согласия. Шен выпил вино и посмотрел на него, ожидая, скажет тот еще что-нибудь или уйдет. Неожиданно перед глазами у него все поплыло, а ноги подкосились.

Муан тут же поймал его, удерживая от падения. Волчара, следящий за каждым его движением с кровати, тихо заурчал. Это урчание вполне можно было счесть за предупреждение.

- Не волнуйся, - поглядев в сторону духа, произнес Муан, - не сделаю я ему ничего плохого.

Он аккуратно положил бесчувственное тело Шена на тахту. Склонившись над ним, провел пальцами по его лицу, чуть касаясь кожи и убирая упавшую прядку. Задержал пальцы у шеи, чувствуя жар, исходящий от его тела… на какое-то мгновение он застыл, и в себя его привел тихий рык наблюдающего Волчары.

Одернув руку, Муан обнажил небольшой изящный кинжал. Он поднял руку Шена, провел пальцами по его запястью и нахмурился, увидев свежий след от зубов. Вновь перевел взгляд на его бледное лицо. Покачав головой, он отвернулся и медленно провел острым лезвием кинжала по ладони Шена. Тут же выступила темно-красная кровь. Достав из кармана небольшой стеклянный флакон, Муан полностью наполнил его кровью хозяина Проклятого пика.

Затем Муан остановил кровотечение, стер кровь с ладони и наложил сверху заживляющую мазь. Он не успел спрятать флакон с кровью в карман, когда услышал холодный, лишенный эмоций голос:

- Что это вы делаете, мастер Муан?

На пороге комнаты стоял Ал Луар. И взгляд его сулил Муану большие неприятности.

Глава 28. Исчезновение прославленного заклинателя

Шен проснулся на закате, когда оранжевое солнышко отбрасывало теплые блики на противоположную окну стену. Он приоткрыл глаза и почувствовал, что голова гудит, как с хорошего похмелья.

«А что это произошло? – подумал он. – Так, мы с Муаном выпили по чашке вина, а потом? Что-то не припомню, как Муан уходил, а я ложился спать… Не могла же на меня одна чашка с вином так подействовать».

[-20 баллов к злодейскому образу. -10 баллов за проявленную слабость. -10 баллов за глупость и наивность!]

«Что? Система, что ты несешь?!»

[Оригинальный Шен никогда бы не позволил так с собой обращаться!]

«Как «так»?» - забеспокоился Шен.

[А вот не скажу!]

«Система, расскажи, что произошло!»

«Система!»

«Ну пожалуйста!»

«Ну и пошла ты!»

Как «так» обращаться-то?? Шен упорно пытался вспомнить хоть что-нибудь после того, как он выпил то вино. В голову ничего не шло.

«Муан, гнида ты такая, да я тебя на смертную дуэль вызову!!»

Он пылал от гнева, выходя из своей комнаты, и одновременно обращался к Системе:

«Он на самом деле мне что-то в то вино подмешал??»

Система только хмыкнула.

Шен резко распахнул дверь в комнату Муана, но внутри того не оказалось. Застыв на пороге, он вспомнил о плане старейшины пика Славы сходить за чаем.

Он что, ему снотворное подмешал, чтобы одному за чаем пойти? Хотя это его бесило, гнева слегка поубавилось. Это от его тупой гиперопеки, которую он последнее время проявляет?

Все еще пыхтя, Шен пошел в комнату Ала, чтобы взять его с собой и отправиться за Муаном. Ала в комнате также не оказалось. Тогда Шен постучался в комнату Аннис.

Девушка быстро открыла дверь и застыла на пороге.

- Учитель?

- Ал у тебя?

- Нет, его здесь нет. Да и с чего бы!.. – вспыхнула та.

Шен озадачился.

- А Муана ты не видела?

Се Аннис отрицательно помотала головой.

- Может, они ушли вместе? – задумчиво пробормотал Шен.

Что, если Ал отправился с Муаном, рискуя раздобыть свой бессмертный меч без участия Шена? Чем это им всем грозит? Муану, скорее всего, теми еще неприятностями.

[Вы ОБЯЗАНЫ участвовать в моменте, когда главный герой найдет свой меч], - отозвалась Система после его вопроса. – [В противном случае, это не запишется в сюжет.]

«И я умру?»

[Да.]

«Муан, все из-за тебя, скотина!!»

- Учитель, что-то не так? – Аннис участливо склонила голову на бок, наблюдая за сменой эмоций на его лице.

- Мне нужно знать, куда они направились!

«Система! Срочно активируй еще один бонусный рояль в кустах! Я жить хочу!!»

[Применяется бонусный рояль в кустах.]

Не успел Шен как следует заняться ожиданием, чаек там антипохмельный заварить хотя бы, пока время позволяет, как из-за поворота коридора выбежало трое людей в масках и понеслось на него. Примерно на полпути они выхватили мечи.

Увидев такую явную враждебность, Шен инстинктивно активировал свою подавляющую темную ауру. На сей раз аура оказалась чудо как хороша (или противники слишком слабы), но двое из трех упали на пол, корчась в мучениях, а третий осел по стеночке. Несколько удивленно взирая на произведенный эффект, Шен услышал тихий голос Аннис:

- Учитель…

Он обернулся к ней и увидел, что девушка с трудом стоит на одном колене, словно согнувшись под натиском водопада.

В первое мгновение запаниковав, Шен быстро взял себя в руки и постарался сконцентрироваться. Через какое-то время Аннис перевела дыхание и поднялась.

Нападающие, которым досталось гораздо больше, в данный момент кашляли кровью. Сконцентрировав в руке духовную энергию, Шен ударил ею тех, что лежали на полу. К оставшемуся в сознании он подошел медленно и плавно, словно специально не делая резких движений, чтобы его не напугать. От этой плавной поступи и леденящего душу взгляда нападающий чуть богу душу не отдал от ужаса.

Шен же почувствовал, что наконец его раздражение на Муана несколько поутихло. Еще три-четыре такие группы – и, возможно, Муан при встрече даже не огребет по щам.

- Вы еще кто такие? – спросил он у оставшегося в сознании мужчины.

К слову, нападающие были одеты в темные одежды и закрывали лица масками. Шен чувствовал в них некоторое количество энергии, так что был определенно уверен, что они заклинатели. Вот только кто, откуда и зачем?

Мужчина только хрипел в ответ.

Шен даже как-то смутился, отступил на шаг и постарался сделать более миролюбивый вид.

- Зачем вы на нас напали?

(Точнее, попытались напасть.)

Миролюбивый вид его не разговорил, поэтому Шен вновь перешел в нападение, добавив в ауру враждебности, и прошипел, приближаясь к мужчине:

- Говори, или я тебя убью!

На сей раз сработало, видимо, умирать тот не хотел:

- Нам… нам приказали!..

- Кто? Зачем?

- Мастер Мун! Целитель…

- Целитель? – удивился Шен.

- Мы… мы все принадлежим секте Хладного пламени…

- Вас еще не добили! Какое упущение! Но с чего вдруг вы на нас напали?

- Нам приказали привести человека… с демонической кровью…

«Он не обо мне, я надеюсь?»

- С чего вы взяли, что кто-то из нас является таким человеком?

- Мы знали… что с беловолосыми заклинателями в город прибыло еще двое… Кто-то из них… должен был быть этим человеком…

Так. Вот с этого момента помедленнее. Что вообще происходит?!

- Ты знаешь, где беловолосые заклинатели?

- Их схватил… мастер Мун.

«!!»

- Быстро показывай дорогу, где они!

Шен толкнул мужчину в сторону выхода. Когда тот медленно побрел вперед, не делая попыток сбежать, хозяин пика Черного лотоса обернулся к Аннис.

- Я пойду с вами! – решительно произнесла та.

Ладно. Видимо, отговорить ее не было никакой возможности. Около его ног уже давно терся Волчара. Команда в полном сборе… Не считая «беловолосых заклинателей»…

Они вышли из гостиницы, следуя за неудачливым нападавшим. Только сейчас Шена стало догонять осознание происходящего.

Обалдеть. Шен будто бы очнулся от наваждения. Это он сейчас был настолько крут? Хм, а может, когда захочет! Настроение повышалось, несмотря на странные обстоятельства.

Мужчина привел их к лавке целителя. На первый взгляд это место никак не походило на гнездо секты Хладного пламени. Втолкнув перед собой мужчину, Шен вошел внутрь лавки. В помещении резко пахло какими-то благовониями, настолько неприятно, что и Шен и Аннис закрыли носы рукавами. В воздухе витала легкая дымка. И было абсолютно пусто. В задней комнате обнаружились веревки и верхняя одежда Муана и Ала, брошенная в углу. Но не было ни крови, ни тел, ни бандитов, ни разъяренного Муана, крошащего всех в капусту, ни испуганного Ала. В общем вообще никого.

- Ну и где они? – тихим зловещим тоном спросил Шен.

- Я… я не знаю!..

Шен склонил голову на бок, внимательно глядя на горло мужчины. Увидев этот хищный взгляд, да вкупе с демонической аурой, что источал этот человек… В общем, сейчас бедный сектант не сомневался, кто именно из этих двоих является обладателем странной крови, вот только знание это, скорее всего, придется ему унести с собой в могилу. Всхлипнув, он поспешно заявил:

- Я могу предположить, куда они скрылись! За городом есть храм в скале! Храм секты Хладного пламени! Они наверняка там!

- Лучше бы им на самом деле быть там, - Шен растянул губы в зловещей улыбке. – Ну давай, показывай дорогу.

[+100 к злодейскому образу! +50 за использование подавляющей темной ауры! +50 к силе главного злодея!]

Хм, а может, стоит почаще вести себя, как плохой человек?



Что же было за пару часов до этого?

Застигнутый врасплох личным учеником Шена, Муан слегка смутился. Конечно, он мог просто от того отмахнуться, но не хотел поднимать шум.

- Я могу объяснить, - сказал он. – Мне нужна его кровь, чтобы отнести целителю.

- Целителю?

- Ты же знаешь, что Шен не совсем здоров после того, что случилось на поляне тысячи духов. Шиан рассказал мне, что в этом городе живет прославленный целитель, не относящийся ни к одному духовному ордену, и сказал попросить его помочь Шену.

- Но почему просто не сходить к целителю вместе с учителем? – не понял Ал.

- Потому что… - Муан нахмурился, но почему-то все же решил рассказать Алу. (Потому что второстепенные персонажи не могут устоять перед вопросами главного героя.) – Потому что Шен не должен об этом знать. Мы не хотели говорить, чем может грозить его состояние, и что он может превратиться в демона. Да и зачем давать ему ложную надежду? Я все расскажу, если целитель поможет избавить его от этой демонической энергии.

Ал молчал, переваривая эту информацию.

- Ладно. Мне некогда, я должен идти, - произнес Муан.

- Я иду с вами! – решительно сказал Ал.

Муан нахмурился.

- Это не обсуждается, - категорично добавил Ал.

И Муану пришлось согласиться.


Муан слегка смущало, что прославленный целитель не живет где-то в уединенном домике в горах, а держит лавку на оживленной улице. Подобное обстоятельство несколько лишало к нему доверия, но надо хотя бы попытаться. Муан Гай и Ал Луар зашли в лавку. Господин средних лет с длинными, свисающими вниз усами и неприятной улыбкой, растягивающей слишком блеклые губы, встретил их радушно, как только узнал в их одеждах заклинателей из ордена РР. Узнав, что они к нему с определенной просьбой, целитель пригласил их в комнату для общения с особыми посетителями.

Усевшись за низкий столик напротив целителя, Муан учтиво произнес:

- Мастер Мун, взгляните на эту кровь. Сможете ли вы вылечить этого человека? Есть ли лекарство?

Мастер Мун сжал протянутый флакон в руке. Через мгновение глаза его расширились.

- Это не человеческая кровь, - затем произнес он.

Муан растерялся.

- Нет, это человеческая кровь…

- В этой крови столько демонической энергии, что ее можно использовать, как отраву.

- Можно ли… Можно ли как-то это вылечить?

- Вылечить? – поразился целитель. – Что здесь лечить? Это кровь демонического ублюдка!

Тут его глаза расширились, словно узрев истину. Он кашлянул, а затем потянулся, чтобы зажечь благовония.

- Я взгляну еще раз, - произнес он после этого.

Муан и Ал напряженно следили, как он открывает флакон, проливает каплю крови на столешницу, а затем долго водит над нею руками.

- Кому принадлежит эта кровь?

- Это кровь заклинателя.

- Заклинателя, значит… Поразительно.

- С этим можно что-то сделать?

- Конечно, можно, - ухмыльнулся мастер Мун. – К примеру, разделать его как свинью и выпустить всю его кровь. В этой крови столько темной энергии, что у меня мурашки бегут по коже.

- Вы в своем уме?! – воскликнул Муан.

- Ну, это все, что мы можем сделать, - усмехнувшись, развел руками мастер Мун. – Если вы верите, что можно сварить какой-нибудь травяной настой, и это избавит от самой тьмы, бегущей по венам вместе с кровью… Ха. Вы, должно быть, совсем оторвались от реальности в своем ордене!

- Мы уходим! – выхватывая у целителя флакон и резко поднимаясь, произнес Муан.

Мастер Мун продолжал хитро смотреть на него.

- Видишь ли, дорогой мой заклинатель, так уж получилось по странному стечению обстоятельств, что вы посетили мою лавку очень невовремя. Для себя. Так как мои друзья из секты Хладного пламени как раз караулят за дверью!

Муан почувствовал, что его повело из стороны в сторону. Пытаясь понять происходящее, он обвел помещение взглядом и остановил его на благовониях.

- Да, ты прав, - проследив за его взглядом, подтвердил Мун. – Они притупляют способность задействовать духовные силы.

Кинжал вонзился в плечо Муана, не давая тому выхватить меч. Комната тут же наполнилась людьми, на Муан Гая и Ала накинули вервия бессмертных и скрутили по рукам и ногам.

Мастер Мун поднялся из-за стола, подошел к стоящему на коленях Муану и, нагнувшись, вырвал из его руки флакон с кровью.

- Скажи мне, чья это кровь, - сладко произнес он.

- Тебе придется скорее убить меня!

Мастер Мун отступил от него на шаг, неодобрительно покачивая головой.

- Может, тогда твой сынишка скажет?

Какой сынишка? Муан и Ал непонимающе уставились друг на друга. А ведь и точно, у них обоих белые волосы, что довольно большая редкость. (У Ала, правда, чуть более золотистые.) Не удивительно, что целитель принял их за родственников.

«Это что, нас все вокруг постоянно так воспринимают?» - хмуро подумали Муан с Алом одновременно.

- Он не мой сын!

- Правда? – удивился Мун. – Ну ладно. Так что, юный заклинатель, поведай мне, чья это кровь.

- Я скорее умру!

- Ха. Надо же, насколько вы солидарны. Вы точно не родственники? Кого же вы столь отчаянно защищаете?

Муан и Ал молчали, с ненавистью глядя на мастера Муна.

- Можешь пытать нас – ты ничего не узнаешь! – выплюнул Муан.

- Да, это вполне вероятно, - согласился целитель. – Заклинатели ордена РР славятся своей стойкостью. Но вот незадача – ваш ответ не так уж существенен. Не так уж сложно будет выяснить, в компании кого вы прибыли в город. Эта кровь совсем свежая, а значит – нужный мне человек определенно недавно находился рядом с вами.

Муан от злости хотел плеваться кровью.

Отдав необходимые распоряжения, мастер Мун вновь повернулся к пленникам.

- Ну что ж, подождем, - улыбнулся он.


Прошло довольно много времени, когда Муан не выдержал и произнес:

- Что вам вообще может быть нужно от человека с этой кровью?

- Что ты слышал о секте Хладного пламени? – в ответ спросил Мун.

- Ну… - слегка смутился Муан, - слышал…

Он слышал о ней от Шена, потом помогал Шиану зачистить (как им казалось) большинство их мест обитания, но никогда не вдавался в подробности, чем именно они там занимаются и кому служат.

Мастер Мун иронично хмыкнул.

- Ты даже не представляешь, в скольких возможных вариациях можно использовать человека, концентрирующего такую темную энергию. И живого, и мертвого.

Глаза Муана полыхнули праведным огнем, сулящим гибель всей секте Хладного пламени, как только он освободится и восстановит связь со своей духовной энергией.

Неожиданно в помещение ввалился запыхавшийся бледный служитель секты.

- Наши!.. Наши заклинатели повержены! Думаю, это был тот самый человек с темной энергией!

- Думаешь?

- Если бы я увидел его – я бы уже не смог сюда добежать!

- Хм. Видимо, этот человек еще сильнее, чем я думал. Нам стоит подготовить для него качественную ловушку.

Мастер Мун перевел взгляд на связанных беловолосых заклинателей.

- Видимо, вы достаточно дороги для него, чтобы он пришел вас спасать.



Шен вместе с Аннис, Волчарой и трясущимся мужиком-провожатым стояли перед входом во врезанный в скалу храм. Колонны были оплетены сухой лозой и обхвачены зеленым гниением, и выглядело это атмосферно и зловеще. Зловещесть повышалась тем, что древнее кладбище, на котором успели с утра побывать заклинатели и встретиться там со рьяным адептом клана Тихого цветка, было не более чем в двадцати ярдах левее этого места.

«Внутри нас точно уже ждут», - подумал Шен. Он перевел взгляд на Аннис.

Если там ловушка – надо бы сделать так, чтобы девушка точно не пострадала. С другой стороны, она довольно умелый заклинатель, пусть еще и ученица, и вместе они представляют более грозную силу. Если уж даже прославленный мастер меча Муан им попался, значит заклинатели этой секты довольно сильны. (Знал бы он, как глупо на самом деле попался прославленный мастер Муан – помер бы со смеху. Или, во всяком случае, еще очень, очень долго ему бы это припоминал.)

«Ладно, активируем защитные экраны на полную мощность – и вперед!» - усмехнулся Шен, ступая за порог храма.

Как и любой храм подобного рода, он имел большое помещение с алтарем для поклонения в его дальнем конце. Чуть привыкнув к полумраку, царящему внутри, Шен увидел, что перед алтарем, привязанные к возвышающемуся на метр жертвенному столбу, сидят полураздетые «беловолосые заклинатели». Окинув их фигуры мимолетным взглядом и не найдя смертельных повреждений, Шен переключил внимание на алтарь за ними. Там возвышалась статуя некой богини, что само по себе не было столь уж примечательно. Примечательным было то, что богиня эта двумя руками держала тускло светящийся меч. И, в отличии от самой статуи, меч точно не был выполнен из камня.

«Ну наконец-то! – воодушевился Шен. – Муан все-таки привел нас к мечу!»

- Шен! – в это время воскликнул тот. – Это ловушка!

Со всех сторон на Шена полетели вервия бессмертных, но он разрубил их все одним взмахом меча.

«И это все, что ли?»

Конечно же, это было не все. Храм заполнили заклинатели. Их было по меньшей мере два десятка, и на какое-то время завязалась нешуточная битва. Злодею-Шену приходилось не только отбиваться от злодеев-сектантов, но еще и посматривать, как от злодеев-сектантов отбивается Се Аннис. Девушка справлялась неплохо, иногда даже очень хорошо, но дважды Шену приходилось посылать свой бессмертный меч ей на помощь. Волчара, неожиданно, оказался ценным помощником, нападая на сектантов и отрывая от некоторых большие куски.

Система почти не затыкалась, начисляя злодею злодейские баллы, равно пропорциональные количеству убитых.

- Шен!! – наконец, различил тот голос Муана. – Только не заходи в круг!!

«Какой круг?» - подумал тот, конечно же только что переступив его черту. На пару мгновений перед глазами все вновь потемнело, и этого времени хватило, чтобы кто-то с силой ударил его в спину, сбивая с ног. Шен упал на колени и затряс головой, прогоняя невовремя накатившую слабость.

- Печать! – крикнул кто-то.

Шен почувствовал, будто его обвивают невидимые цепи. Они до боли сжимали плоть, словно собираясь проникнуть под кожу.

«Это что-то новенькое!» - подумал он, чуть не воя от боли. Нет, он не может здесь так глупо проиграть! Злость в его груди поднялась и смешалась с болью, темная энергия, спящая внутри его золотого ядра, словно пробудилась, потекла наружу, заполняя все в катастрофических масштабах. Шен почувствовал, как «цепи» с него слетели и он снова может свободно дышать. Вокруг раздавались крики боли.

Шен открыл глаза и увидел, что сидит в центре большого, словно бы выжженного кислотой круга. Заклинатели, что попали в его радиус, частично лежали на земле и хрипели от боли. (А частично отсутствовали.) Это выглядело настолько страшно, что Шен сам чуть чувств не лишился.

«Это сделал я?! Это сделал я?!» - повторял он, оглядываясь, на глаза навернулись слезы.

Казалось, неравный бой закончен, и оставалось только освободить белобрысых заклинателей. Но тут сверкнула молния, а на пороге появился человек.

- Все вышло из-под контроля! – закричал он.


Перед человеком в храм ворвалась дюжина разъяренных духов. Они верещали, пищали, носились, словно обезумевшие, и добивали всех без разбору. Волчара тут же подпрыгнул в воздух и перекусил одного из них пополам. Тяжело дышащей Аннис пришлось вновь поднять меч. Меч Шена носился вокруг нее, помогая отбить нападение. Вспышка вновь озарила пространство, и по воздуху понеслась круглая магическая печать. Шен никогда не видел, чтобы эти штуки, вычерчиваемые на полу, могли гореть духовным светом и носиться по воздуху!

Печать горела красноватым пламенем. Вобрав в себя двух духов, она рассыпалась вместе с ними. Шен, наконец, узнал во вбежавшим в храм человеке ни к ночи будет помянутого адепта Сагона Роя! Он все еще держал в руках тот же свиток и вдохновенно творил безобразие!

Хотя, с духами летающие печати на первый взгляд справлялись. Вот только среди этих духов был один, справляться с которым нельзя было ни в коем случае! Шен с замиранием сердца увидел, как очередная печать несется на неистово мечущегося между колонн духа и гоняющегося за ним Волчару.

- Волчара!

Шен бросился печати наперерез.

Печать взорвалась, ударившись в его тело, Волчара остался в стороне с неистовым духом в зубах. Шен упал на колени и закричал от боли. Вообще-то, он мог оправданно гордиться тем, что довольно стойко переносит любые виды боли. Но от этой боли он закричал на весь храм.

- Темный! – тут же полыхнули глаза адепта Сагона, и он принялся творить другую печать.


Ал Луар довольно отчаянно наблюдал за всем происходящим в храме. Он был крепко связан, опутан вервием бессмертных и не видел никакой возможности освободиться собственноручно. Даже мастер Муан только тихо рычал от злости сквозь стиснутые зубы, но не мог ничего сделать. Впрочем, то, как сражался учитель Шен, было воистину неповторимым зрелищем. Алу нечасто доводилось видеть масштаб сил своего учителя, начиная от его боевых искусств, заканчивая духовной энергией. Он с восторгом смотрел, как Шен расправляется с сектантами с помощью бессмертного меча и духовных сил, пораженно наблюдал, как он разорвал долго подготавливаемую для него ловушку-печать и выжег круг своей темной энергией. Он рвался помочь, но понимал, что не может ничего сделать.

Но вот когда по Шену ударило печатью и он закричал от боли, падая на колени, что-то внутри него перевернулось. Впервые за все свои почти шестнадцать лет он почувствовал внутри такую неистовую ярость. Он никогда! Никогда больше не хочет слышать этот крик!! Такой крик человека, которого!.. который!.. Ай!.. В золотом ядре разгоралось пламя, словно все это время оно спало, а сейчас, внезапно, наконец пробудилось. Вервие бессмертных лопнуло, веревки вспыхнули и превратились в пепел, а Ал выхватил меч из рук расположенной рядом статуи и опрометью бросился к учителю. Он видел еще одну печать, направленную на него. Обхватив учителя одной рукой, мечом в другой руке он перерубил летящую на него печать.

- Хватит, остановись! – кричала Аннис на человека со свитком. – Ты совсем обезумел!!

- Это создание тьмы! – кричал в ответ тот. – Для простых людей и заклинателей эти печати безвредны!

Волчара зарычал, приближаясь к адепту Сагону.

- Уйди, тварь!

- Учитель! Учитель, как вы? – шептал Ал, все сильнее сжимая обмякшее тело.

До Шена только начинало доходить, что он не распрощался с жизнью.

- Еще один мерзкий дух! – в это время воскликнул адепт Сагон и что-то сделал.

Рычащий мгновение назад Волчара жалобно заскулил.

- Надо… надо забрать у него чертов свиток! – пробормотал Шен.

- Да, - кивнул Ал и оставил его сидеть на полу, поднимаясь и поудобнее перехватывая меч.

В глазах у него горело яростное белое пламя. Шен пораженно наблюдал, как маленький еще вчера главный герой расправил плечи и пошел в наступление.

- Ты ответишь за то, что напал на учителя!

Выглядел он столь впечатляюще, что даже адепт Сагон нерешительно отступил на шаг. Ал метнул меч Яростного пламени в его направлении. Меч врезался в стену в паре миллиметров от головы адепта Сагона.

Шену показалось, что он только на мгновение прикрыл глаза, а когда открыл, увидел, что скрученный адепт Сагон сидит на полу, Ал победоносно держит в руках проклятый свиток, а Аннис обматывает вокруг Сагона подобранное тут же вервие бессмертных.

Победа.

Глава 29. Скверна

- Учитель! С вами все хорошо?

- Учитель! Вы в порядке?

Аннис и Ал вцепились в руки учителя, сжимали и трясли их в порыве чувств. Шен уверял их, что все нормально, но это как-то слабо помогало. Они продолжали цепляться за него так, словно он через минуту финальную речь должен толкнуть и направиться в Небесные врата.

- Может, мне уже кто-нибудь поможет?! – рассвирепел Муан, наблюдая за этой «трогательной» картиной воссоединения учителя со своими учениками.

Нет, в какой-то мере было определенно мило и даже заслуживало уважения, как к Шену относятся его ученики, но все же не настолько, чтобы игнорировать хозяина пика Славы!!

- Ладно-ладно, не кипятись, - усмехнулся Шен, поднимаясь на ноги.

- Я что?! «Кипячусь»?! – чуть не задохнулся от злости Муан.

Призвав свой меч, Шен перерубил сковывающие его веревки и вервия бессмертных.

- О том, что вообще с вами произошло, расскажешь позже, - милостиво позволил Шен, махнув на него рукой.

Муан хмуро потирал затекшие запястья, исподлобья взирая на него. Его белесые длинные волосы падали на голый торс. Ни дать ни взять – Аполлон местного пошиба, решил Шен. На самом деле, поставь их рядом, и внешне Шен будет гораздо более блеклым персонажем. Во всяком случае, так определял лично он.

Отвернувшись от так и не поблагодарившего его за спасение Муана, Шен направился к поскуливающему Волчаре. Дух уменьшился в размерах, сейчас напоминая небольшую собаку.

- Волчара… - Шен положил руку ему на загривок, приседая на корточки рядом с ним. - Ты как?

- Хсяинн, - тихо протянул дух и забил по полу хвостом.

Не понимая, чем именно адепт клана Тихого цветка навредил его духу, Шен поднялся и подошел к тому.

- Свиток, - скомандовал он Аннис.

Девушка вложила свиток в его протянутую руку.

- Что ты сделал с Волчарой?

Адепт Сагон с ненавистью смотрел на него.

- А ну, говори!!

- Не знаю! – зло отозвался тот, сплевывая на пол кровь. – Воспользовался первым, на что взгляд упал!

- Где оно? – Шен развернул перед ним свиток.

- Вон то место. Перед печатью уничтожения.

Читая странный текст, Шен словил себя на мысли, что адепт Сагон таки талантливый малый! Он совсем недавно раздобыл этот свиток, и все же столь быстро разобрался, как направлять духовную энергию, чтобы пользоваться заклинаниями, в подробностях описанными в свитке.

Благо, перед печатью уничтожения была всего лишь печать, подавляющая способности. Перечитав текст о ней дважды, Шен пришел к выводу, что она только ослабила Волчару, и тот сможет вернуть свои силы, когда отдохнет.

- Что будем с ним делать? – спросил Муан, подходя к Шену и с враждебностью смотря на адепта Сагона.

Рана на плече Муана быстро затягивалась после того, как он вновь мог использовать свои духовные силы. Аннис вернула ему и Алу их верхние одежды, которые они с Шеном предусмотрительно захватили из лавки целителя.

- Свиток мы уж точно конфискуем, - отозвался Шен. – А самого его… Пускай катится в свой клан со скоростью ветра и больше не смеет переходить дорогу ордену РР.

Муан неодобрительно посмотрел на него.

- Слишком милосердно, - возразил он. – Он напал на тебя и чуть не убил. Думаю, мы должны потребовать суда заклинателей над этим человеком.

Шен крайне смутно представлял, что еще за суд заклинателей, но это звучало как мероприятие, занимающее много времени.

- Если адепт Сагон признает свою ошибку, я соглашусь, что это было недоразумение, - решил Шен, с вызовом смотря на связанного мужчину.

Муан удивленно посмотрел на Шена. Он бы совсем не удивился, если бы тот решил совершить возмездие и прикончил бы его собственноручно прямо сейчас, но вот то, что тот готов его отпустить – Муана порядком удивляло. Что заставило Шена так перемениться и стать таким мягкотелым?

Адепт Сагон мрачно взирал на него.

- Я… признаю свою ошибку, - произнес он.

- Вам не стоит больше вмешиваться в дела ордена РР, - высокомерно добавил Шен.

- … Да… Я понимаю.

- А теперь будет нелишним, если вы поведаете нам, что здесь произошло.

- Хорошо! – в раздражении крикнул Сагон Рой. – Печать, которую я составил, не сработала так, как я думал. Не знаю, что именно получилось не так! Но когда я вложил в нее духовные силы, она взорвалась и разнеслась энергией по всему кладбищу. И это призвало всех тех духов. Я сражался с ними на кладбище, но затем они полетели в этот храм, а я поспешил за ними.

- Вот так вот начинают всякие «гении» экспериментировать, а потом не знаешь, как этот «эксперимент» расхлебать… - неодобрительно кривясь, прокомментировал Шен. – Ладно, развяжите его. Придется нам направиться на погост и посмотреть, что там стало с той печатью и не способна ли она призвать еще духов.

На лес уже опустились сумерки, когда заклинатели вышли из храма. Они зажгли талисманы и пошли в сторону кладбища. Благо, идти нужно было всего ничего. Еще только подходя к холму, Шен почувствовал, что здесь разительно что-то не так. Волчара, идущий рядом с ним, тихонько зарычал. Вокруг холма разливалась некая удушающая аура зловония и гниения. Аннис не выдержала и закрыла нос рукавом.

- Вы это тоже чувствуете? – на всякий случай уточнил Муан.

- Возможно, даже получше твоего…

Они медленно и опасливо поднялись на холм, где с утра разговаривали с Сагоном. Печать, которую он тогда рисовал, сейчас горела каким-то черным блеском и источала губительную ауру. Внешне этого было практически не видно, просто хотелось бежать от этого места подальше. Но на уровне чувств все тут же определили, что дело в начерченной на земле печати.

Шен и Волчара подошли к ней ближе всего.

- Волчара, не лезь, - одернул духа заклинатель.

При ближайшем рассмотрению ему стало казаться, что из печати сочится некая полуматериальная субстанция. Она состояла словно бы из мельчайших черных точечек.

Скверна. Шен помнил об этой штуке из оригинальной новеллы. Она была словно чумой для духов, поражая всех, кто дотрагивался до нее. Для людей она была не слишком опасна, так как специальное снадобье легко боролось с ней, но духов снадобьями никто не лечит, и они просто сходили с ума, если были поражены скверной. Говорили, это вещество сочится прямо из потустороннего мира.

И сейчас вы хотите сказать, что молодой талант в лице адепта Сагона считай прорубил туда колодец…

Шен обернулся к нему, чтобы похвалить за содеянное с сарказмом, и заметил, что тот подозрительно что-то шепчет себе под нос.

- Что это ты делаешь?

Сагон ничего не ответил, а через миг выкинул руку по направлению к печати. Шен почувствовал, как адепт послал в печать энергию. Он отпрыгнул в сторону, уходя с ее траектории, и обернулся к печати, наблюдая, что с той произойдет.

Вопреки ожиданиям адепта Сагона, который хотел исправить то, что начал, пока у него еще была такая возможность, чтобы после у него были хотя бы слова оправдания, печать не погасла, а словно бы забурлила изнутри и, как маленький вулканчик, стала извергать из себя брызги скверны. Брызги растекались по ближайшим надгробиям и впитывались в землю.

- Волчара, берегись! – крикнул Шен и постарался толкнуть его в сторону от летящего на них сгустка скверны. Но вместо этого почувствовал, как его тянут в другую сторону.

Через мгновение он понял, что главный герой утянул его с траектории летящей скверны. И услышал писк Волчары.

- Зачем ты это сделал?! – рассвирепел Шен.

- Зачем? Вы хотели снова подставиться!

- Нет!

- Нет?

Шен вырвал свою руку из захвата и поспешил к Волчаре, который скулил, пытаясь лапой скинуть попавшее на нос вещество.

- Скверна не опасна для людей! – не оборачиваясь, бросил он Алу.

Шен присел перед духом, не зная, что делать. Он собирался счистить вещество руками, когда услышал звук вынимаемого из ножен меча за своей спиной и холодный голос Муана:

- Шен, отойди от него!

Шен тут же вскочил на ноги, загораживая Волчару.

- Это уже не Волчара. Скверна сделает его безумным! Нужно уничтожить его, пока этого не произошло!

- Нет!

- Обезумевшие духи – самые опасные!

- Ты его не тронешь! Я найду способ это исправить!

На мгновение холм погрузился в тишину, только слышно было, как чуть в стороне Сагон Рой, натужно пыхтя, рубит печать бессмертным мечом. В отличии от всех его предыдущих идей, эта казалось не лишенной смысла.

А затем Шен почувствовал движение за спиной. Обернувшись, он со страхом увидел, как Волчара резко меняется в размерах, вырастая на глазах. Глаза его пылали безумным красным блеском, а все тело казалось опутанным черными нитями-капиллярами. Он завыл, высоко задрав голову, и его вой словно набатом ударил по ушным перепонкам. А затем он опустил голову и оскалил пасть.

- Отойди от него! – Муан резко рванул вперед и оттолкнул Шена в сторону.

Толчок оказался такой силы, что Шен отлетел на несколько метров и ударился спиной о дерево, резким порывом стрясая с него последнюю желтую листву. От подобного удара, которого никак не ожидал, у него перед глазами все потемнело, он упал на колени и закашлялся кровью. Но он даже не злился на Муана, все его мысли затопила паника и один повторяющийся крик: «Только не убивай его!».

Сидя под водопадом из золотых листьев, расплывающимся взглядом он видел, как Муан сражается с серым духом. Тот пока еще держался, но Муана не зря считали лучшим в своем деле.

- Учитель! – к нему бежали ученики.

Сжав бессмертный меч, Шен проигнорировал их и бросился к Муану. Следующий удар, который мог стать для Волчары смертельным, он блокировал мечом. Кончик меча Муана лишь слегка задел духа. Дух, почувствовав боль, отпрыгнул в сторону.

- Да что ты творишь!! – разозлился Муан.

- Я его спасу! Я не дам тебе его уничтожить!

- Да дался тебе этот дух!!

Их мечи столкнулись, Шен и Муан со злостью смотрели друг на друга.

Прошло несколько томительных секунд, а затем Муан отступил на шаг и опустил меч.

- Он убежал, - констатировал он.

Шен закрутил головой по сторонам и заметил только хвост Волчары, мелькнувший между деревьями.

- Ты хоть представляешь, чем это может теперь грозить? – процедил Муан. – Город всего лишь в километре отсюда! И что, вместо уничтожения злого духа, мы создали еще одного, гораздо более неистового! И ладно он один, а если он заразит еще духов?!

- Я смогу успокоить его. Мы применим то же лекарство, чем лечат людей.

- Не было свидетельств, чтобы на духов оно действовало!

- Потому что никто никогда не пробовал!

- Угадаешь, почему?! Потому что духи становились слишком безумны, чтобы словить их живьем!!

- Волчара – не обычный дух.

- Да, он очень пушистый дух! Шен, очнись! Он такой же дух, как все остальные! И сейчас – он свихнувшийся дух! Нам необходимо поспешить в город.

- Ладно. Идите в город, а я поищу его здесь. Я уверен, что он не бросится перво-наперво убивать людей!

Муан зло смотрел на него.

- Ты дурак! – в сердцах заявил он. – Если он нападет на тебя – я не смогу тебя защитить!

- Это не твоя забота!

Разговор то ли зашел в тупик, то ли, наконец, к консенсусу.

- Мы пойдем с вами! – запротестовали ученики.

- Разделимся, - решил Шен, глядя на них, - по двое. Аннис, ты пойдешь со старейшиной Муаном.

Конечно же, главного героя необходимо было взять с собой для более выигрышной позиции.

- Мы будем ждать вас в городе, - напряженно глядя на него, произнес Муан.

- Отдохните там, - усмехнулся Шен. – А я приведу Волчару.

Вспомнив о виновнике всего случившегося, он обернулся и посмотрел по сторонам, но адепта Тихого цветка и след простыл.



Муана и Аннис поглотил ночной лес. Шен и Ал двинулись обратно в сторону храма, держа обнаженные мечи. Клинок меча Яростного пламени, горящий белым светом, освещал все вокруг получше талисманов, но сильно слепил глаза. Шен старался не смотреть в его сторону.

- Учитель. Вы знаете, куда убежал Волчара?

- Мне кажется, я его чувствую, - подтвердил его предположение Шен.

- И что мы будем делать, когда найдем его?

- Положись на меня.

Фраза звучала пафосно и круто, а главное – вообще ничего не объясняла. То что нужно в данной ситуации, ведь план у Шена был примерно: «Увидеть Волчару, а дальше как получится».

Однако Ал на фразу явно купился, в его глазах мелькнуло восхищение, и он решительно кивнул.

Возле храма ощущение присутствия Волчары стало сильнее. Раненный зверь забился поглубже в нору, ничего удивительного.

- Подожди меня здесь, - скомандовал Шен.

- Я пойду с вами. - Решительности ему было не занимать.

Шен с сомнением посмотрел на него. Не хотелось бы, чтобы ситуация с Муаном повторилась. Ведь Ал может счесть Волчару слишком опасным и тоже попытаться убить. Но что помешает ему зайти внутрь, даже если Шен запретит?..

- Только если ты дашь мне слово.

- Хорошо! – тут же кивнул Ал.

- Настоящее слово чести. Пообещай, что ни за что не вмешаешься в происходящее, пока я тебе не скажу.

Ал заколебался, поднял взгляд на Шена, затем вновь опустил.

- Я обещаю, - наконец, вымолвил он.

Понадеявшись, что этого будет достаточно, Шен первым зашел внутрь. Там ничего не изменилось, как они все оставили минут двадцать назад. Трупы заклинателей из секты Хладного пламени, прожженный кругом пол там, где для Шена подготовили ловушку, разрезанные веревки и вервия бессмертных возле алтаря, и статуя богини без меча. На первый взгляд в храме было пусто, но Шен чувствовал присутствие Волчары.

- Ты можешь его напугать, так что стой здесь, - сказал он Алу. – Не приближайся, пока я тебе не разрешу. Понятно?

- Да, учитель.

Шен спрятал меч и стал медленно продвигаться к алтарю, аккуратно обходя трупы. Зловоние смерти постепенно наполняло это и так не отличающееся доброй энергетикой место, и Шен оправданно опасался, что долгое пребывание здесь только сильнее навредит Волчаре.

Дух, несмотря на свое довольно громоздкое тело, умудрился практически забиться под алтарь. Заметив приближение человека, он опасливо зарычал.

- Волчара, ты узнаешь меня? – произнес Шен, медленно подходя ближе.

- Прочччь… - услышал он полный ненависти и страха голос. – Убью!..

- Волчара, - Шен сделал еще несколько шагов к нему. Рассматривая в полумраке его шерстку, он заметил, что рана от меча Муана оказалась глубже, чем он думал. Волчара действительно был сейчас раненным зверем, забившимся в угол.

Дух продолжал угрожающе рычать, следя за каждым его движением.

Шен опустился перед ним на колени и медленно протянул руку к его подернутому скверной боку.

- Это я, твой хозяин. Ну же, узнай меня.

Глаза Волчары полыхнули, и внезапно в мгновение ока он вырос, став выше статуи богини, где-то в три раза больше Шена. Шен пораженно поднял голову вверх, смотря на это существо. Мгновенно роли переменились, и он почувствовал себя мелкой добычей большущего зверя. Огромная пасть нависала прямо над ним, лучше всего ему удалось разглядеть передние клыки.

- Учитель! – издалека выкликнул Ал.

- Убью!.. – снова прорычал дух и, раззявив огромную пасть, опустил ее вниз.

Шен, все еще сидящий на коленях, чуть отклонился вправо, и в пасть не попала его голова. Волчара сомкнул челюсти на его левом плече. Размеры этой пасти были такими, что, сожми он челюсти сильнее – оттяпал бы ему сразу левую руку и еще добрую часть туловища.

Но Волчара просто вцепился в него и замер без движения, словно поразился такой покорности.

- Учитель! – закричал Ал и бросился вперед.

- Стой на месте, Ал!!

Его голос хлестнул с такой силой, что главный герой в нерешительности замер на месте.

- Не бойся, - нежно произнес Шен, дотрагиваясь до серой шерстки правой рукой. – Я не причиню тебе вреда.

Он чувствовал, как его кровь быстро струится по плечу, окрашивая единственный комплект его дорожной одежды.

Стоило этой крови попасть в пасть Волчаре, как красный безумный блеск из его глаз исчез. Дух стал быстро уменьшаться в размерах, разжал пасть, и вскоре на колени Шена упал маленький серый комочек шерсти. Черные капилляры скверны все еще охватывали его тело, но дух, похоже, приобрел способность здраво мыслить.

«Хсяин!» - услышал Шен радостный голос в своей голове.

- Учитель! – Ал, наконец, разморозился и подбежал к нему. – Учитель!

Он смотрел на следы зубов на его левом плече, кровь все еще сочилась, и вся левая сторона одежды окрасилась в темно-бардовый.

Но Шен, казалось, не обращал на эту «мелкую неприятность» никакого внимания.

- Получилось, Ал! – держа на ладонях пушистых комочек, радостно восклицал он. – У нас получилось!! Я так переживал!..

- Учитель! – у Ала почти слезы на глаза навернулись. – Вы ранены!

- Ничего страшного! – отмахнулся тот. – Пойдем скорее в город. Я надеюсь, у Муана достало ума приготовить снадобье, уничтожающее скверну.

- Учитель! – только сейчас дошло до Ала. – Ваши руки!

По рукам Шена, начиная от ладоней, которыми он аккуратно держал успокоившийся серый комочек, распространялась черная зараза. Скверна словно окутывала их черными нитями, вплетаясь и соединяясь с кровеносными сосудами.

- Ощущение не из самых приятных, - признал Шен. – Так что поспешим. Теперь я понимаю, почему духи от такого просто теряют рассудок.



Они пошли по дороге, ведущей в город. Шена постепенно настигали последствия всего того, что он сейчас сделал. Он чувствовал некое онемение, начиная от корней волос на голове и заканчивая кожей лица. Несколько отрешенно он пытался припомнить знания из прошлого, вроде бы когда он сдавал на права, на уроке про первую помощь рассказывали, сколько крови может потерять человек без фатальных последствий… Знание это было чем-то ускользающим, да и не особо важным. В конце концов, он же сейчас бессмертный заклинатель, а не обычный человек. Его даже прямое попадание меча в живот так просто убить не должно… И все же идти вперед было очень тяжело. Руки, держащие Волчару, начинало ломить от боли. Шен чувствовал, что скверна уже добралась до плеч.

Внезапно его подхватили на руки, словно красну девицу.

- Что?..

- Держите Волчару и не беспокойтесь. Так будет быстрее, - произнес Ал, сильнее прижимая его к себе.

Шен чуть не вскрикнул от боли от его неловкого движения, тревожащего пораненное плечо.

Ал встал на свой новоприобретенный бессмертный меч и полетел к городу, держа Шена на руках. Вообще-то даже то, что он просто был способен с первого раза так хорошо лететь на мече, уже было поразительным. Но Шена больше поразило, как он смог стать настолько сильным, чтобы вот так его держать. Будь ему сейчас хоть немного получше, или не держи он сейчас на руках Волчару, он бы не позволил так с собой обращаться. Хотя бы из соображений того, что бедный Ал может надорваться. Но он рационально подумал, что сейчас это самый быстрый способ добраться до города и помочь Волчаре. К тому же, он так устал и… В общем, ему было лень думать, насколько нелепо это будет смотреться со стороны. Он просто слишком устал.

Поэтому он зажмурился, сосредотачиваясь на том, только бы не выпустить из рук Волчару.

Глава 30.1. Злодею всегда не везет

Муан, занявший оборону перед восточной дорогой, ведущей в город (и выставивший дозорных из местных по всему восточному периметру города), увидел, как Ал быстро пролетел на мече над их головами. Они с Аннис тут же последовали за ним.

Приземлившись во внутреннем дворе гостиницы, они замерли в немой сцене, когда Ал развернулся к ним. Он прижимал к себе сжавшегося и окровавленного хозяина Проклятого пика.

Крови было столько, что она окрасила в красный цвет половину его одежд. (Ну, может быть Муан, увидев это, слегка преувеличил.) По бледной нефритовой шее и щеке расползались черные нити скверны. Глаза его были плотно закрыты, а брови напряженно нахмурены. Муан сделал шаг вперед и увидел, что Шен сжимает в руках комок серой шерсти.

Помрачнев еще сильнее, он направился к ним, выкрикивая:

- Надо выкинуть эту тварь!

Шен распахнул глаза и зло прошипел на него:

- Сейчас я какую-то другую тварь выкину!

Боль придавала какой-то особый оттенок его злости, и даже в таком состоянии он внушал некоторые опасения. Муан застыл, размышляя над тем, возмутиться ему, рассмеяться или все-таки продолжать беспокоиться.

- Чего вы все застыли?! – разозлился Шен, когда через какое-то время никто так никуда и не двинулся. – Муан, приготовь снадобье против скверны! Ал, либо поставь меня, либо неси в комнату!

- Где ж я тебе ингредиенты возьму?! – возмутился подобным требованиям Муан. – Се Аннис, беги за ингредиентами в какую-нибудь лавку! Знаешь, что необходимо?

Девушка отрицательно замотала головой. Муан подошел к ней и стал перечислять, а Ал выбрал второй вариант и понес учителя в гостиницу.

- Все, отпускай меня, – потребовал Шен, когда они оказались в комнате.

Вообще-то, он имел в виду «отпускай меня прямо на этом месте», но Ал, как хороший мальчик, донес и усадил его на кушетку.

- Учитель… - произнес Ал, отступая на шаг и напряженно вглядываясь в его лицо.

Пока он его нес, то не видел, что скверна уже распространилась настолько, что черные нити, словно паутина, охватывали его щеки и скулы и тянулись к глазам. У Ала от беспомощности затряслись руки. Взглянув на комок шерсти в руках учителя, являющийся источником этой заразы, он почувствовал, что в груди его поднимается неистовая ненависть к этому существу.

- Отпустите его! – потребовал Ал.

Шен удивленно поднял на него взгляд.

- Что ты имеешь в виду?

- Из-за этой твари вы сейчас в таком состоянии! Немедленно отпустите его! – Прозвучало почти как приказ.

«А не много ли он себе позволяет?..» - отрешенно подумал Шен. Он был сейчас не в том состоянии, чтобы всерьез возмущаться, но готов был запомнить на будущее этот повелительный тон, направленный на учителя… Где он свернул не туда, чтобы ученик посчитал возможным так с ним разговаривать? И в нем ли дело, или в том, что Ал, наконец, становится сильным главным героем? Что же дальше-то будет, если он уже такой наглый? И надо бы как-то поставить его на место, пока Шен не растерял вообще все остатки своего учительского авторитета… Вот только он явно не готов делать это сейчас.

- Учитель!..

- Замолчи, Ал! – прошипел Шен, склоняясь над серым комком шерсти в своих руках и будто бы закрывая его от всего мира.

Ал продолжал стоять посреди комнаты, глядя на него. Чувство бессилия заполнило его грудь и словно бы набатом ударило в разум. Он готов был сделать все, что угодно, чтобы стать сильнее и защищать того, кто ему дорог. Он всегда думал, что силы будет достаточно. Но перед ним был человек, невероятно сильный человек, но который вообще не ценит свою жизнь! Которого невозможно просто защищать! Потому что!.. Что с ним такое?! Ал думал, что он невероятно силен, раз может выдержать такие раны и боль, но возможно… Возможно, ему просто плевать? Плевать на свою собственную жизнь, поэтому он постоянно так подставляется. А… это многое бы объяснило. Он всегда словно бы смерти ищет. Словно бы устал от жизни и только и ищет повода, как с ней покончить. Что творится в душе у этого человека?!

Ал пораженно смотрел на Шена, который сжался, защищая маленький комочек шерсти.

- Учитель… - тихо произнес он. – Вы на самом деле настолько не цените свою жизнь?

Сразу после этого вопроса в комнату ворвались Муан и Аннис, так что Ал даже не понял, услышал ли Шен его слова.

Муан внес и поставил на столик большой таз с водой. Аннис, шедшая следом, передала ему пузырек с темной жидкостью.

- Самим готовить, благо, не пришлось, - комментировал Муан, откупоривая крышку и выливая содержимое пузырька в таз. – А то из меня не самый лучший травник. Аннис нашла готовое снадобье в одной лавке. Надеюсь, оно еще не протухло, хозяйка предупреждала, что оно стоит у нее уже не первый год.

Ничего не отвечая, Шен потянулся к тазу и аккуратно опустил в воду руки с комком шерсти.

- Ну конечно, твой драгоценный дух первым! – прокомментировал эту ситуацию Муан.

Шен напряженно следил, как черный нити исчезают с его рук и шерстки Волчары. Вскоре дух встрепенулся, фыркнул от попавшей на мордочку воды и выпрыгнул из рук Шена. Сделав пару больших прыжков по комнате, он спрятался под кровать и затих.

- Аннис… Ты можешь проверить, полностью ли он вылечился? – попросил Шен.

Голос его звучал так слабо, что сердце девушки кольнуло. Кивнув, она тут же побежала исполнять просьбу. Она залезла под кровать и через какое-то время сообщила оттуда:

- Я не вижу никаких следов скверны! Волчара здоров!

Шен, наконец, смог перевести дыхание. Он боялся все это время, что стоит ему потерять бдительность, и эти не слишком жалующие духов заклинатели могут схватить его и уничтожить.

Сейчас Шен замер с прямой спиной, сидя на кушетке. Все. Силы его, равно как и кровь, похоже, опустились до нуля.

- Теперь твоя очередь, - заметил Муан.

- Ладно, прошу вас покинуть помещение, - пробормотал Шен.

Аннис, смутившись, ушла первая, а Муана и Ала ему пришлось еще какое-то время выпроваживать взглядом. Когда дверь за ними прикрылась, Шен стал пытаться снять с себя верхнюю одежду. Именно стал пытаться, потому что пальцы его не слушались, и вскоре он плюнул на невыполнимую задачу и откинулся на спинку кушетки, решив, что слегка отдохнет, а затем продолжит.

- Тебе точно не… - в комнату заглянул Муан и осекся, увидев, что Шен все так же сидит, не предпринимая видимых попыток избавиться от скверны. – Какого демона, Шен?

Муан зашел внутрь и прикрыл за собой дверь. Он подошел к нему и присел перед кушеткой, неодобрительно покачав головой.

- Иди сюда, - произнес он, потянув Шена за ворот одежды, заставляя принять более вертикальное положение.

Глядя снизу вверх на его лишенное всякого выражения лицо, он, ухмыляясь, заметил:

- Я думаю, тебе все-таки требуется моя помощь.

- Думай, что хочешь, - позволил Шен.

- Я помогу, - решил Муан и поднялся, а затем, склонившись над ним, потянулся к его верхней одежде.

Но, довольно решительно начав, он неожиданно замер, остановив свои руки, и немного неуверенно посмотрел Шену в глаза.

- О боже, Муан, - прокомментировал тот, слегка отпихивая его в сторону и потянувшись за тазиком. – Вот, как это делается. Не надо создавать из этого проблему.

С этими словами он одной рукой поднял тазик и опрокинул все его содержимое себе на голову. Скверна с его лица быстро исчезала, снадобье пропитало одежду, смешиваясь с кровью.

- Ты в своем уме?! – возмутился Муан.

Шен устало откинулся на спинку кушетки и прикрыл глаза, усмехаясь. Муан изучающе смотрел, как с его черных волос медленно стекает вода. Струйки воды стекали по шее и утопали в вороте одежды в районе ключиц. На этом Шен покинул мир бодрствующих, превратившись в куклу.

Без этого проникновенного взгляда Муану стало гораздо легче раздеть его. Он перевел дыхание и вновь потянулся к серебристой одежде, на сей раз куда решительнее.

Ал Луар как раз открывал дверь в комнату, когда Муан разорвал на хозяине Проклятого пика нижнюю одежду (чтобы аккуратно снять ее, не задевая покалеченное плечо).

Заалев как мак в первое мгновение, затем Ал нейтральным тоном произнес:

- Я принес бинты и заживляющую мазь. Еще я… могу поделиться своей духовной энергией, знаю, что я не так силен, но все-таки могу…

- В этом нет необходимости, - возразил Муан.

После подарка демонической лисицы было бессмысленно пытаться лечить Шена с помощью передачи духовных сил, они словно бы обтекали его.

- Положи на столик и иди.

- Нет, я останусь, - холодным непреклонным тоном возразил Ал. – Возможно, мастер Муан слишком устал после всего произошедшего, да и еще не полностью залечил свою рану. Я могу сам позаботиться об учителе, а вам следует отдохнуть.

- Не стоит так обо мне беспокоиться… - Муан впервые обернулся к нему и смерил оценивающим взглядом. – Я пребываю в более чем хорошем здравии.

- Ладно, - согласился Ал, но никуда не ушел, оставаясь стоять у двери и пристально наблюдая за каждым действием хозяина пика Славы.

Тому стало как-то неуютно. Будто бы его в чем-то плохом подозревают и неотрывно следят, не совершит ли он ошибку, не дрогнет ли у него рука или неловко дернется, или нечто такое. Игнорируя этот пронзительный взгляд, Муан сосредоточился, становясь профессионалом. В конце концов, ему не первый раз доводилось оказывать первую помощь раненным товарищам.

Стерев кровавые разводы с его тела, он подхватил куклу-Шена на руки и перенес на кровать. Аккуратно уложив его на бок, Муан поправил его волосы, а затем стал наносить заживляющую мазь, едва касаясь пальцами бледной кожи. Хорошо, зубы Волчары не впились слишком глубоко, можно было надеяться, что на заживление не потребуется слишком много времени. Нанося мазь, Муан то и дело кидал взгляд на лицо хозяина Проклятого пика. Он выглядел так умиротворенно и спокойно, словно бы просто мирно спит. Почему-то от этого зрелища на душе хозяина пика Славы становилось неспокойно. Словно вскоре должна была разразиться буря.

Когда бинты были наложены, а Шен – заботливо накрыт одеялом, перед двоими бодрствующими в этой комнате возникла еще одна дилемма.

- Я останусь с учителем, если вдруг он очнется ночью и ему что-то понадобится.

Муан молча смотрел на Ала, не двигаясь с места, так как планировал сделать примерно то же, но не мог понять причины, почему бы ему сейчас не согласиться на предложение Ал Луара. Но соглашаться почему-то не хотелось.

В момент пика их совместного молчания, из-под кровати вылез Волчара. Обернувшись своей стандартной большой формой, он запрыгнул на кровать и лег рядом с Шеном, положив голову на его бок и пристально уставившись на Муана и Ала.

Глава 30.2. Злодей всегда виноват

Шен открыл глаза и уставился в потолок.

«Надеюсь, мне сейчас не сообщат, что прошла неделя, - подумал он. – И почему опять гребаный потолок?! На сей раз даже началось все с того, что попался не я, а Муан с Алом, но почему в итоге пострадал все равно я? Это карма главного злодея? Или дело в том, что именно я полный лох?» Он был вполне самокритичен, чтобы быть в состоянии принять и второй вариант.

Не услышав никакого ответа, Шен забеспокоился:

«Эй, Система! Система!»

Он вспомнил, что давненько не слышал от нее комментариев, что было дико странно, учитывая количество произошедших событий.

«Система! Отзовись!»

[Я здесь.] – хмуро произнесла та.

«А где ты была? Почему нет уведомлений?»

[Да вы меня в трей свернули! Там в фоновом режиме столько уведомлений накопилось!]

«Извини, дорогая, - немножко смутился Шен. – Я даже не понял, как это сделал. Ну, что за новости, расскажешь? Давай свои уведомления!»

[+1000 к крутости главного героя. +500 к силе главного героя. +100 к силе главного злодея. Завершена арка «Обретение Ал Луаром бессмертного меча»! 2/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин» выполнено! -10 к злодейской ауре. +10 за проявленное милосердие. +50 за сражение с превосходящим противником. -20 за проявленную глупость. -20 за несвойственный злодею альтруизм. -50 за заражение скверной. +100 к самомнению главного героя. +50 к ауре главного героя. +20 к силе воли главного героя. -50 за проявленную слабость главного злодея. Дополнительный сюжетный персонаж «Пшеничный волк» адаптирован в сюжетный персонаж «Духовный зверь старейшины пика Черного лотоса»!]

Походя отметив, что про духовного зверя очень круто, Шен больше поразился другому:

«Целая тысяча крутости? Это благодаря приобретению бессмертного меча? И еще пятьсот к силе! Ну, не удивительно тогда, что он смог меня поднять…» Вспоминая обо всех своих злоключениях, Шен обратил внимание, что его плечо заботливо перевязано. Затем он обратил внимание, что что-то тяжелое давит ему на живот. Слегка приподнявшись, он увидел своего большого пушистого Волчару. Живого и здорового, даже рана от меча Муана затянулась.

- Волчара! – воскликнул он и накинулся на него с обнимашками.

Тихо ойкнул, потревожив больное плечо, но не перестал обнимать пушистую морду.

- Хсяинн! – прошипел тот, с силой забив большущим хвостом.

Несколько первых ударов просто выбили пыль с кровати, а последующий переломил одну из стоек. На Шена чуть было не свалился балдахин.

- Мм, ты очнулся, - неожиданно услышал он голос.

Прекратив обнимать своего пушистика, Шен сел на кровати, наконец решив поинтересоваться окружающим миром. Оказалось, с кушетки на него взирает Муан.

- Ты что тут делаешь?

- Сижу, - хмуро отозвался тот.

Шен удивленно вскинул вверх брови. Муан никак на это не отреагировал. Тогда Шену пришлось спросить:

- Зачем?

- А что мне, по-твоему, стоять?

Вопрос несколько озадачил хозяина Проклятого пика.

- Хм, ладно, - согласился он, решив не продолжать ведущую в никуда тему. – Очень кстати, что ты здесь. Вот сразу и расскажешь мне, что это вчера было и как вы с Алом попались. Хотя нет, лучше начни с того, что ты подсыпал мне в вино и зачем.

Муан за это время успел немало поразмыслить над тем, рассказывать ли Шену правду о том, как они глупо попались и на чем. Но, в конце концов, усмирив уязвленную гордость, решил, что правильнее будет рассказать ему правду. К тому же, придумать ложную версию, в которую хорошо бы укладывались все события, да еще и те факты, которые уже были известны Шену, было слишком сложно.

Вздохнув, он вкратце поведал эту абсурдную историю.

Шен посмотрел на ладонь своей левой руки. Ее и в самом деле пересекал тонкий шрам.

- Вот ведь! Я даже не заметил!! – Он перевел на Муана осуждающий взгляд. – Надеюсь, ты осознаешь всю степень глупости своего поступка.

Муан молчал, выглядя немножко смущенным всем случившимся.

- Надеюсь, флакон с моей кровью был уничтожен в храме… Не очень-то хотелось бы, чтобы она попала еще к кому-то из секты Хладного пламени. Или вообще еще к кому-то. Моя демоническая трансформация не должна стать достоянием гласности.

- Так ты знал? – Муан пораженно поднял на него взгляд.

- Конечно, я знал! («Мне же Система рассказала!») Как бы я мог подобного не заметить?

- Я… Мне очень жаль, что все так вышло. Наверное, если бы я это не начал, все последующие события не случились бы, и ты не пострадал. – Муан даже слегка поклонился, произнося эти слова.

Шен вдруг осознал, что слишком на него накинулся. Муан же совершенно не представляет, что явился «бонусным роялем» для нахождения главным героем своего бессмертного меча. По сути, так глупо действуя, у него не было выбора. В конечном итоге, если так подумать, то Муан скорее спас его, приведя к мечу, ведь в ином раскладе он бы гарантированно умер. Так что будет как-то лицемерно долго подкалывать Муана по этому поводу.

- Э… Не беспокойся. Не думаю, что можно тебя в этом винить.

Муан молча постоял, глядя в пол, а затем перевел на Шена полный ярости взор. От подобной перемены Шен полностью растерялся.

- Какого демона, Шен? Почему ты снова ведешь себя, как святоша? С чего вдруг такое милосердие ко всем?! – выплевывая вопросы, он постепенно приближался. – Почему?! Можешь, наконец, объяснить, почему ты так себя ведешь?! Почему ты вечно становишься жертвой?! – он выкрикнул это ему в лицо, наклонившись над кроватью, и, только когда слова прозвучали, понял, что сказал нечто не то.

«Становишься жертвой», «вечно становишься жертвой», «становишься жертвой» - слова, повторяясь, звучали у Шена в голове. Становится жертвой?

«Я…» Почему-то это уязвляло. Очень сильно уязвляло.

«Я просто не умею жить по правилам этого мира! Я не тот настоящий Шен, который ничего не боялся! Не тот Шен, которому было плевать на слова окружающих! И не тот Шен, который не хотел никого любить!»

Становится жертвой? Он всего лишь пытается действовать так, как считает правильным! Он всего лишь… А-а-а! Он всего лишь прочитал новеллу! А теперь ему предлагается жить в ней в шкуре человека, которого все ненавидят! Что он такого кардинального сделал не так?!

- Я – не жертва, - с ненавистью глядя на Муана, процедил он.

Муан бесстрастно смотрел в его горящие гневом черные глаза. Золотые сполохи, проскальзывающие в их глубине, казалось, обжигали, словно хлыстом. Но Муан продолжал смотреть в них, а затем сдержанно поклонился и вышел за дверь.

Шен откинулся на кровати и еще долго думал об его словах. Волчара подсунул свой нос под его руку, недвусмысленно намекая на свое желание. Все еще пребывая в своих мыслях, Шен стал медленно почесывать духа за ушком.

В конце концов ему в голову пришел интересный вопрос.

- Слушай, Волчара, - начал Шен, поворачиваясь к тому, - знаю, что это несколько несвоевременный вопрос… Но ты вообще девочка или мальчик?

Дух поднял голову и уставился прямо на него.

- Девочка? – наконец, предположил Шен.

Дух забил хвостом по кровати, выражая согласие.

- Прости, что сразу не понял, - усмехнулся Шен, теребя его ее загривок.

В одиночестве (не считая Волчары), он провалялся не более часа. Дверь нерешительно отворилась, и внутрь заглянула Аннис, держащая в руках поднос.

- Учитель! – разрумянившись, произнесла она. – Я приготовила для вас завтрак…

Она поставила поднос на тумбочку рядом с кроватью.

- Спасибо, - искренне обрадовался в первое мгновение Шен, а потом задумался.

«Главная героиня приготовила мне завтрак!.. Постойте… А она вообще готовить умеет?» Учитывая ее высокородное происхождение, Шен оправданно сомневался, что ей доводилось часто готовить. Он поставил поднос на колени и с любопытством изучил содержимое. Чай, вроде, выглядел нормально. А вот субстанция в мисочке, долженствующая, по-видимому, быть кашей, подозрительно булькала. И это если не считать, что цвет был несколько странным… Розовато-зеленоватым…

Ты меня отравить вздумала что ли?!

Нет, ну бессмертный заклинатель вряд ли от такого откинется… Да что б тебя. Она стоит и с преданностью собачонки смотрит на него. Еще один конкурент Волчаре… Волчара, точно! Может, скормить ему ей?!

Шен посмотрел на духа. Нет, это слишком жестоко.

С подозрением принюхавшись к «кашице», Шен пригубил чай.

- Спасибо, я позавтракаю чуть позже.

- Съешьте, пока теплое. Хотя бы пару ложечек.

А ты уверена, что я буду в состоянии съесть вторую?! Заклинателям же, вроде, надо внимательно следить за тем, чем они питаются. Что же там такого она наложила, что оно приняло такой странный оттенок?!

Какого черта в новеллах девушки постоянно делают вид, что слепо не представляют, какую гадость наготовили?! И еще и обижаются, если герои отказываются есть эту бурду!

Подождите! Шена молнией пронзило беспокойство. Подобную заботу ведь должен претерпевать главный герой! Какого черта она пала на главного злодея?! Как-то это неправильно, ни для Шена, ни для сюжета.

И все же проблема стояла перед ним и нетерпеливо ждала, пока он попробует «с любовью» приготовленное яство…

Шен, скрепя сердце, зачерпнул ложечкой немного каши и поднес ко рту. В последний раз окинув помещение прощальным взглядом, он вложил ложку с подозрительным содержимым в рот и зажмурился.

На вкус… было сносно. Ужасно сладко-кисловато-терпко, но вроде не смертельно. И пахло каким-то фруктом.

- Спасибо за беспокойство, Аннис, - произнес Шен.

Девушка зарделась и, сухо кивнув, поспешно вышла из комнаты. Шен, облегченно вздохнув, отставил поднос в сторону.

И… Не прошло и десяти минут, как в его комнату с подносом в руках вошел Ал Луар. Шен аж вздрогнул, когда это увидел. Но мысли о подносе быстро перестали его волновать, так как он смотрел на главного героя и видел существенную перемену. Золотое ядро в его груди, казалось, пламенело. Он источал такую сильную духовную энергию, что у Шена мурашки по спине побежали.

«Какого черта с ним произошло?» - пораженно глядя на него, думал Шен. У него чуть глаза не заслезились от его внутреннего блеска. «Я, значит, против воли становлюсь все темнее, а он вот так сияет?!» Неужели… Неужели само мироздание не даст им быть на одной стороне? Может, он всегда будет так сиять, как солнце? А Шен навсегда останется черной дырой, способной лишь поглощать чужой свет.

- Учитель, я принес вам завтрак… - Ал перевел взгляд на тумбочку и осекся, увидев там другой поднос. – Если вы голодны.

- А что там у тебя? – заинтересовался Шен.

В конце концов, не может же он принять завтрак главной героини, но проигнорировать такое же от главного героя. Будет казаться, что он проявляет к героине какие-то особые чувства, а это неправильно. К тому же, Ал, в отличии от ребенка прославленной заклинательницы, каковой является Аннис, вырос в бедности и ему самому частенько приходилось готовить себе еду. Так что его завтрак, как бы это иронично ни звучало, мог быть вполне более съедобным, чем завтрак девушки.

Ал подошел к кровати и передал поднос Шену. Там, к сожалению, также была каша и чай. Черт, они его вообще за больного держат? Почему никто не догадался принести нормальной еды? И где десерт?

Все-таки попробовав кашу, Шен счел ее вполне приемлемой и быстро съел. Ал все это время стоял у кровати и смотрел на него. Закончив, Шен вернул ему поднос и произнес:

- Спасибо. И… Наверное, я должен извиниться.

Ал непонимающе склонил голову чуть на бок.

- Тебе пришлось таскать меня на себе, что было, вероятно, для тебя совсем не легко…

Услышав это, Ал окаменел. Он смотрел на него пылающим взором. Этот взгляд практически кричал: «Да я всю жизнь вас на руках носить готов, если понадобится!». Но Шен, произнося это, совсем на него не смотрел. Он дотронулся до перламутрового кулона, висящего у него на груди.

- И за это тоже спасибо. Думаю, без него было бы куда хуже.

Ал пытался унять огонь в своих глазах. Наконец, Шен обратил внимание, что тот подозрительно долго молчит, и перевел на него взгляд. Ал стоял перед ним, закрыв глаза.

- Ал?

- Вы можете… - наконец, начал тот, - можете пообещать мне… больше ценить свою жизнь?

- Я ценю свою жизнь! – возмущенно удивился Шен.

- Нет! – отчаянно крикнул Ал. – Я же вижу… Даже жизнь мелкого духа вы ставите выше, чем свою. Вы хотите умереть, учитель? – взгляд его на последнем вопросе переменился, остановившись на Шене, словно оголенное лезвие ножа.

Вроде бы все до этого момента звучало заботливо, а сейчас Шен почувствовал тревогу и беспокойство. В уме у него успел перевернуться ворох мыслей, он не мог не вспомнить о том, что видел в своем сне. Сначала он хотел отшутиться, но не смог.

- Я не хочу умирать, - серьезным тоном тихо произнес он.

Ал пристально посмотрел прямо ему в глаза. В помещении воцарилось молчание.

Затем Ал ровным тоном произнес:

- Хорошо, если так.

Выпрямившись, он поклонился учителю и покинул комнату.

Шен проводил его пораженным взглядом. «Да что за утро сегодня такое?!»

[+50 к крутости главного героя], - прокомментировала Система.

«Почему сегодня с утра на меня все так наехали, будто я во всем виноват?!»

[Рейтинг злодея понижен], - ехидно отозвалась Система.

Глава 31. Чуть порочнее нормы

Благодаря лекарственному артефакту и довольно большому количеству духовной энергии, Шен чувствовал, что рана на плече практически затянулась. А солнце уже стояло в зените, а к нему так никто и не зашел. Не то, чтобы он так желал видеть Ала или Муана после всего, что они ему наговорили, но бездействовать в комнате тоже было довольно скучно. Проблема заключалась в том, что его верхняя одежда полностью пришла в негодность. Шен, как человек, которому никогда особо не доводилось путешествовать в прошлой жизни, сейчас сокрушался, что было довольно недальновидно с его стороны не прихватить с собой запасной комплект одежды.

Какое-то время он лежал на кровати, размышляя, как выйти из этого затруднительного положения. Можно было бы попросить Муана или Ала купить ему одежду, но а) они все равно явно не собирались с ним видеться в ближайшее время, б) он не хотел их ни о чем просить. Аннис он не мог попросить, потому что она девушка, и это было бы предосудительно…

В конце концов Шен психанул и вышел из комнаты, обмотавшись постельным бельем.

«В сложных обстоятельствах самое главное – сохранять невозмутимость!» - определил он. Волчара стала чуть меньше и поплелась за ним, напоминая обычную собаку. Шен величественно проплыл по коридору, сохраняя присущую своему образу хозяина пика Черного лотоса мрачную элегантность, о которой он иной раз забывал, даже находясь в более подобающем (одетом) виде.

Спустившись на первый этаж, он снискал много пораженных взглядов и несколько разбитых тарелок, но в целом остался доволен произведенным эффектом и подозвал к себе хозяина.

«И почему в этих отелях нет вызова в номер?» - тоскливо подумал он. Вслух же сказал:

- У меня к вам есть личная просьба.

- Да, благородный господин, - тут же закивал мужчина.

- Отправьте одного из ваших работников, чтобы он купил для меня соответствующую одежду. А то моя несколько прохудилась.

- Я понял! – выдохнул мужчина.

- Расходы оплатят мои спутники.

- Да, господин, конечно, господин.

- Сделайте это как можно скорее. Я буду ждать в своей комнате.

Он развернулся и стал подниматься по лестнице, а хозяин вздохнул с облегчением.

Уже идя по коридору своего этажа, Шен столкнулся с Муаном, который как раз покидал свою комнату. Увидев его облачение, Муан, вопреки ожиданиям Шена, не заржал как конь, а просто спросил:

- Тебе что-то понадобилось?

- Ничего такого, о чем бы я не мог позаботиться сам.

Глаза Муана гневно полыхнули.

- Вот именно поэтому рядом с тобой и нет ни единого человека, который мог бы назваться твоим другом.

- Что? – опешил Шен.

- Ты не ценишь чужую заботу. Вообще. А что бы ты делал, если бы я не помогал тебе?

У Шена чуть нервно не задергалась бровь.

- Ты сегодня удила прикусил или что? Начнем с того, что именно ты не поблагодарил меня за спасение твоей задницы от секты Хладного пламени. Или ты особенно помог мне, когда я не дал тебе убить Волчару? Или ты о том, что перевязал мое плечо? Так я бы и без этого не помер. Спасибо, конечно, но ты меня по гроб жизни обязанным из-за этой мелочи сделать хочешь? Кто из нас двоих еще менее здраво мыслит?

Муан молчал. Не найдясь, что ответить, он собирался уйти, но Шен заступил ему дорогу.

- Нет уж, подожди! Я за сегодня уже сыт по горло тем, что вы смеете вообще на меня наезжать! Особенно это тебя касается. Да, ты можешь уже составить целый списочек из моих слабых мест, но не смей использовать их против меня! Благодарность? Не надо навязывать свою помощь, а затем требовать за нее благодарность! Что за подмена понятий, а? Или я обязан вам в ножки кланяться из-за того, что вы проявили снисхождение к проклятому старейшине? Все дело в этом? В том, что ты считаешь верхом благородства уже просто вежливо со мной разговаривать? А если еще и поможешь мне – так вообще возносишься к непогрешимым небожителям по лестнице из самолюбования и пафоса? Не надо делать мне одолжения, словно кому-то, кому необходимо твое снисхождение, а затем требовать от меня, чтобы я ценил твое милосердие и заботу!

Муан удивленно моргал, глядя на него и пытаясь осмыслить эту пылкую речь.

- Мы с тобой вообще на одном языке говорим? – наконец, уточнил он.

Шен раздраженно смотрел на него.

- А-а, ну да, - догадался он, - слишком длинно для тебя. Ты же запомнил, должно быть, только последнее предложение? Не переживай, я тебе потом, возможно, на листик запишу. Будешь читать и вникать постепенно.

Шен слегка кивнул ему в знак прощания и прошел мимо, направляясь в свою комнату. Муан обернулся и растерянно посмотрел ему вслед.

[+10 к злодейскому образу.]



Прошло не больше получаса, когда в комнату Шена постучали. Шен крикнул, чтобы входили, но дверь так никто и не открыл. В раздражении, он резко отворил дверь и удивленно приподнял бровь, так как в коридоре никого не было. Затем он заметил лежащий на пороге сверток.

«Э? Они так испугались моего неподобающего вида?» - подумал он, поднимая сверток, уверенный, что обнаружит внутри заказанную одежду. Так оно и оказалось: Шен развернул сверток и слегка нахмурился, увидев ткань багряно-алого цвета.

«Надо было составить просьбу более конкретно!»

Хотя качество ткани, на удивление, оказалось выше всяких похвал. Возможно, только самую малость уступая его обычной одежде (Шен в тканях не особо разбирался, но на ощупь и внешний вид было похоже). Облачившись в новую одежду, он посмотрел на свой образ в большое настенное зеркало. Смотрелось зловеще. В плане… Если раньше все просто знали, что он злодей, то теперь он еще и одет был, как злодей. Темно-багряная одежда вместе с его длинными черными волосами создавала мрачный и тревожный образ.

Однако вместе с тем смотрелось довольно стильно, и Шен решил, что, как временное решение, вполне сносно. Самое главное – наконец-то можно спокойно выбраться из комнаты!

Что он тут же и сделал, пропуская вперед Волчару. Как раз в это же время из своей, расположенной напротив, комнаты выходил Муан. Они застыли друг напротив друга. Шену требовались некоторые усилия, чтобы уговорить себя забыть все, сказанное до этого, и снова начать беззаботно его подкалывать. Какие усилия требовались Муану – не понятно, но через некоторое время он выдавил только:

- Ты выглядишь…

- Темновато? – подсказал Шен, так и не услышав продолжения.

- Я хотел сказать… э…

- Зловеще? – снова предположил Шен.

- Нет, скорее…

Шену пришлось еще некоторое время подождать.

- Ты закончишь свою мысль? – наконец, уточнил он.

Муан тряхнул головой и отвернулся.

- Не бери в голову, - заявил он.

«Мда… - мысленно сокрушенно протянул Шен. – Интеллект не твой конек, да, Муан?»

- Я хочу закончить дело с тем злым духом, - вслух сообщил он. – Не знаю, захочешь ли ты дальше нас сопровождать или пойдешь за своим «чаем»…

- Я продолжу, раз уж начал, - сухо уведомил Муан.

- Что ж, ладно.

- Только… разве со злым духом не покончено?

- Я в этом не уверен.

Главные его сомнения заключались в том, что Система сообщила, что выполнено 2/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин». А, учитывая, что 1/6 этого – определенно полученный им свиток с заклинаниями, то это значило только одно – с духом они все еще до конца не разобрались.

Позвав Ала и Аннис, Шен предпочел не заметить их взгляды, кидаемые на его новый образ, и быстро направился прочь из гостиницы.

Они шли по улице в сторону восточного выхода из города, когда дорогу им преградила толпа зевак. Сначала они услышали скорбные крики, а, пробившись сквозь толпу, увидели, как из богатого дома напротив выносят закрытое тканью тело.

Шен поинтересовался у человека, стоящего рядом с ним, что случилось.

- Да дух его загрыз! – воскликнул тот, тыча в погружаемое в повозку тело. – Что же это делается?!

- А когда его обнаружили?

- Вы хоть знаете, кто это? Это молодой господин Ним! Кто бы мог подумать, что на его семью падет такое несчастье! С утра его обнаружили во дворе. Тело по одежде опознали! Кроме скелета там ничего не осталось!

- Пойдем в дом убитого? – спросил Муан, наблюдая, как повозка медленно отъезжает от дома, а следом бредут бледные родственники.

Шен смотрел в сторону от шествия, на пустой угол дома. Муан проследил за его взглядом, но в той стороне вообще ничего не было.

- Так что будем делать? Думаешь, это наш злой дух его загрыз? – продолжил Муан.

- Нет… - отозвался Шен, все еще не сводя взгляда с того места. – Я начинаю подозревать, что это не злой дух.

Муан удивленно посмотрел на него, но Шен не стал разъяснять.

- На что ты смотришь?

На маленькую тонкую девушку в окровавленном внизу живота белом нижнем платье.

- Думаю, нам нечего там делать. Пойдем на кладбище. Только… - он посмотрел на Ала. – Прихватим лопаты.



Сегодня был ветреный день. Красные кленовые листья срывались с деревьев и падали на дорогу. Иногда их подхватывали порывы ветра, закручивали в спирали и вихри, заставляли танцевать. Деревья шумели, тоскливо скрипели и словно бы бормотали слова древних проклятий. Дорога до кладбища казалась кроваво-серой.

И по этой дороге шел черноволосый заклинатель, облаченный в багряные цвета. Ветер подхватывал полы его верхней мантии. А рядом с ним шел большой серый дух. И сам он больше походил на духа, чем человека.

За ним было очень тревожно наблюдать. Муан словил себя на мысли, что верит словам черной девятихвостой лисицы. Шен на самом деле постепенно становится одним из них.

На кладбище Шен сказал всем искать свежую могилу. Сам же подошел к уничтоженной Сагоном печати.

«Что ж, - определил он, потыкав в одну из линий носком сапога, - проход и в самом деле был закрыт. Вот только… Как же этому талантливому адепту вообще удалось сотворить такое?!» Шен увлеченно перерисовывал печать на бумагу, пока с дальней части кладбища не раздался крик Ала, призывающего всех подойти к нему.

Вскоре заклинатели сгрудились над могилой. Та не казалась свежей, но еще была достаточно недавней, чтобы земля сверху подернулась лишь невысокими побегами. Возле надгробия земля и вовсе выглядела так, будто ее копали только сегодня.

Что-то казалось не так для такой новой могилы, и Шен разглядывал ее какое-то время, пока не понял, что не видит на ней никаких подношений, вообще ничего.

- Думаю, именно она нам и нужна.

- На надгробии женское имя, - заметил Муан. – Кто она такая?

- Дочь того пьянчуги, кого убили первым.

- И зачем нам ее могила?

- Затем, что город беспокоит не злой дух… А демон-мертвец.

- И как ты это понял?

- Кое-что было странным в расположении тех домов, на которые нападал «дух». Если бы это был дух, то он просто нападал на все дома подряд, или же выбирал те, на которые напасть легче. Но вы заметили расположение домов? Словно его что-то привлекало именно в них. К тому же, дома были довольно зажиточные, пробраться внутрь было сложнее, но это «духа» не остановило. В одном даже висело несколько талисманов, отпугивающих нечисть, на заборе. И все равно «дух» выбрал именно этот дом. Выбивался из этой картины только пьянчуга.

- И какой вывод?

- Нападения начались через несколько дней после смерти его дочери. Напали сначала на него… Затем «дух» перепрыгнул в более зажиточную часть города и стал орудовать там. Все еще не догадываешься, что произошло?

- Месть мертвеца? Но почему она убила своего отца?

- Потому что он продавал ее для утех. Во всех этих домах жили мужчины, которые были его клиентами. Возможно, кто-то из них ее и убил. А может, она сама наложила на себя руки.

- Это… - Муан скривился от отвращения.

Аннис ахнула, закрывая рот рукой. Только Ал продолжал невозмутимо смотреть на учителя.

- Не может быть, чтобы подобное было правдой… Он таким образом использовал свою дочь ради денег? Даже думать о подобном слишком гадко!

Шен посмотрел на него, чуть прищурившись.

- Конечно, я понимаю, что ты бессмертный заклинатель, которому чужды пороки человеческого мира… Но в моей истории нет совершенно ничего, что бы не вписывалось в мотивы обычной человеческой жестокости.

- Как ты можешь так спокойно об этом рассуждать? Это просто бесчеловечно!

- Ах, это бесчеловечно? Тогда как насчет того, чтобы помочь бедняжке отомстить? Может, этого хочет твоя прославленная честь воина? Потому что я собираюсь выкопать ее гроб и избавить, наконец, мир живых от ее присутствия.

Муан хмуря брови смотрел на него.

- Это неправильно. Если все, что ты сказал, правда, то нам следует…

- Что «следует»? Привлечь ответственных к закону? Назначить справедливое наказание? Девчонка мертва. Главный виновник – отец – уже получил наказание. Еще одной действующее лицо, которое, должно быть, приняло не последнее участие в ее смерти, тоже погибло. Но подробностей мы уже никогда не узнаем. Так чего ты хочешь?

- Я… Не знаю.

- Что ж, хорошо.

- Хорошо? – возмущенно переспросил Муан.

- Да. Солнце уже заходит. Дождемся ночи, чтобы наверняка ее успокоить.

Не слишком вдаваясь в обсуждения, заклинатели спрятались неподалеку, чтобы хорошо видеть интересующую их могилу. Шен окружил их кругом из нескольких талисманов, прикрепленных к деревьям. Теперь они станут невидимыми для всякой нечисти.

- Как ты обо всем этом узнал? – после довольно продолжительного молчания, спросил Муан.

- Я видел… светлую часть ее души.

Муан долго испытующе вглядывался в его лицо. Через какое-то время этого молчаливого созерцания, это все-таки заставило Шена смутиться.

- Что? – не выдержал он.

- Тебе не кажется это ненормальным?

Шен саркастично скривился. «Серьезно? В мире, где люди летают на мечах и обладают духовной энергией, способной творить заклинания, а горожане жалуются на духов, как на бешеных лисиц, Муан хочет убедить его, что видеть призраков не нормально?»

Молчание вновь затянулось, и на сей раз было прервано звуками, доносящимися со стороны свежей могилы. Земля над гробом пришла в движение и стала слегка приподниматься, будто кто-то толкал ее изнутри. Затем она приподнялась еще сильнее, и на поверхность высунулась белая рука. Пыхтя и издавая неприятное мычание, наружу высунулась голова, руки стали подтягивать тело, и через несколько томительных минут мертвец полностью оказался на поверхности.

При жизни она определенно была хрупкой девушкой, даже некоторая красота ее облика все еще сохранилась, хоть и подернулась ужасом гниения и смерти. Скованно передвигая конечностями, мертвец медленно побрел прочь с кладбища.

Подождав, пока труп скроется за деревьями, Шен скомандовал Алу и Муану брать лопаты. Первый выполнил распоряжение с энтузиазмом и беспрекословно, второй – возмущенно буравя в Шене дыру взглядом.

- А что? – уточнил тот, даже слегка скрывая в тоне злорадство. – Ты заставишь раненного человека заниматься тяжким физическим трудом?

Муан фыркнул, но так ничего и не сказал.

- Мастер, я могу копать вместе с Алом, - вызвалась Аннис.

Муан и это заявление проигнорировал, и вскоре, в свете талисманов, Шен и Аннис застыли возле могилы, а Ал и Муан быстро вкопались на приличную глубину. Уже через несколько минут лопаты стукнули о крышку гроба. Доски с одной стороны будто были выломаны изнутри. Впрочем, никто не сомневался, что именно так все и было.

- Доставай давай, - распорядился Шен.

Муан выпрыгнул из могилы, предоставляя остальное Алу. Парень подцепил крышку гроба лопатой и надавил. Хлипкий гроб легко поддался, Ал выкинул крышку на траву, а присутствующие увидели пустой, слегка заваленный землей гроб.

- И что теперь? – не понял Муан. – Тело-то ушло.

- Сначала сожжем крышку – это ее ослабит.

- А дальше что? Может, она уже в городе кого грызет, пока мы тут прохлаждаемся.

- Ну не зря же я по дороге сюда развесил на деревья талисманы! – возмутился Шен. – Она не сможет покинуть пределы леса и скоро приползет назад.

- Ладно… Ал, разводи костер.

Они уселись на траву рядом с разрытой могилой, поломанные доски крышки гроба весело затрещали, импровизированный костер озарил древнее кладбище уютным золотым светом.

Шен умиротворенно улыбался, глядя на пляшущий огонь. Спиной он опирался на Волчару, слегка утопая в ее мягкой серой шерстке. Он украдкой кидал взгляды на своих спутников. Муан сидел в позе для медитаций и, казалось, все еще слегка попыхивал, но скорее из желания выдержать характер, а не реального недовольства. Аннис скромно сидела слева от Шена, обхватив колени руками и внимательно следила за язычком пламени. Ал казался напряженнее всех: он сидел, положив меч на колени и настороженно вслушиваясь в каждый лесной шорох. Шен вскользь отметил, что надо бы потом натренировать его чувствовать присутствие духов.

Золотое ядро Ала все так же пламенело. Вряд ли оно уже когда-либо поблекнет. А это ведь только самое начало его становления великим главным героем. Скорее всего, потом все станет еще хуже. Шен все еще пытался привыкнуть к его новой силе, но пока равновесия найти не получалось. Он либо должен был притупить свое восприятие, чтобы прямо смотреть на Ала, либо терпеть то, что глаза начинают слезиться.

Отвернувшись от главного героя, Шен вновь стал смотреть на огонь. (Который светил не так ярко!!) «Может, грибов пойти поискать?» - подумалось Шену. Сейчас бы нанизать какую-нибудь еду на палочки и поджаривать на костре.

Было тепло, мягко и уютно, а главное – так безопасно. И пусть он и сидел ночью на кладбище перед горящей крышкой гроба в ожидании ожившего мертвеца, но в данный момент его окутало ощущение уюта и спокойствия. Ему подумалось, что даже Муану он может доверять. Наверное, завтра он снова выкрутит подозрительность на максимум, чтобы не расслабляться, и будет изучать каждое действие Муана, чтобы понять, какие мотивы им движут, но сегодня хотелось просто отпустить поводья и наслаждаться этим милым, теплым и кратким моментом. Впервые за очень долгое время Шен почувствовал, что является частью всего этого, частью этой маленькой компании из четырех человек и одного духа, он сам, а не придуманный образ, который все видят, смотря на него.

Шен откинул голову, опираясь на Волчару, и посмотрел в усыпанное звездами небо.

Крышка гроба постепенно догорала. И, вообще-то, чтобы ослабить мертвеца, не нужно было разрушать весь гроб и было достаточно крышки, но Ал не поленился слазить в могилу и отодрать пару больших досок. Костер разгорелся с новой силой и посиделки продолжились.

Шен все так же смотрел на небо, когда почувствовал чужое приближение.

- Она почти притащилась, - сообщил он, резко выпрямившись.

Ничего не говоря, Муан перевел взгляд на Ала.

- Я с ней справлюсь! – решительно согласился тот. – Не терпится испытать свой бессмертный меч в деле!

- Покроши ее помельче, - напутствовал Шен. – Нам ее еще сжигать.

Ал кивнул и, обнажив меч, замер наизготовку. Прошло несколько минут и все, наконец, могли слышать приближение зловещего мертвеца. Почуяв живых, она значительно ускорила шаг, даже не страшась открытого пламени. И, стоило ей показаться на границе кладбища, как Ал молнией бросился к ней.

Костер неплохо освещал то место, где главный герой схлестнулся с ожившим мертвецом. Почти равнодушно наблюдая за битвой, Шен подумал о том, что для Ала это, должно быть, очень волнительно. Припоминая череду событий до этого момента, Шен пришел к выводу, что Алу и не доводилось никогда драться с подобной тварью. Конечно, для него это большое дело.

Хотя битвой это назвать было бы сложно. Первым же взмахом меча Ал снес трупу голову, а еще несколькими – искрошил на кусочки.

Трое оставшихся у костра заклинателей поднялись и захлопали в ладоши, выражая восхищение этой короткой схваткой с объективно гораздо слабейшим противником. А Ал брезгливо тянул части тела, чтобы выкинуть их в огонь. Зашипела плоть, запахло палеными волосами, а затем – мясом. Дыма стало больше, чем огня, и Шену пришлось воспользоваться несколькими талисманами, чтобы магически ускорить процесс горения.

[Поздравляем! 3/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин» выполнено! +100 к силе главного героя. +20 к силе главного злодея!]

Дождавшись, пока от трупа останется только пепел, Шен приказал Алу высыпать его в могилу и закопать ее. Через какое-то время на кладбище вновь все стало довольно благопристойно.

- Что ж, вот и все. Возвращаемся. До рассвета еще несколько часов, и мы вполне успеем выспаться.

- Ты уверен, что достаточно выздоровел, чтобы лететь на мече? – напрягся Муан, видя, что Шен вынимает свой бессмертный меч.

«А что, Муан, тоже хочешь взять меня на ручки?» - мысленно едко прокомментировал Шен, одаривая хозяина пика Славы тяжелым взглядом.

Волчара обратилась своей маленькой формой серого комка шерсти и вспрыгнула ему на плечо. К полету готовы!

Взмыв в воздух и вновь посмотрев в это безумное звездное небо, Шен почему-то не сдержался и прокричал:

- Э-хе-хей!

Ветер сорвал с его губ эти звуки и эхом разнес по всему лесу.

Глава 32. Злодейства тебя не покинут

Следующим заданием из списка старейшин Шен избрал присутствие на свадьбе. Для этого нужно было лететь в соседний большой город, что было не так уж близко. Вылетев чуть за полдень, они оказались в городе лишь на закате.

- Наконец-то! – с облегчением сказал Шен, ступая на твердую землю. – После такого перелета я готов очень долго и самозабвенно наслаждаться пешими прогулками!

Ал посмотрел на него и только усмехнулся, наблюдая, как он потягивается, неловким движением сбрасывая Волчару с плеча. Дух коснулся земли и обернулся собакой средних размеров. Ал продолжал незаметно взирать на учителя. Тот в своем новом багряном наряде стал внушать некий особый трепет. И вместе с тем стал казаться еще более отстраненным от мира. Алу так хотелось зацепить его чем-то, удержать на этой земле, в этом мире, он так боялся, что тот в любое мгновение может исчезнуть! Он казался каким-то потусторонним. После того, что почувствовал тогда, глядя на его охваченное скверной лицо, на его сгорбленную фигуру, Ал продолжал очень пристально наблюдать за ним, словно боялся, что стоит ему отвести взгляд – учитель исчезнет. Потому что он не понимал. Не мог предугадать его поступки. Не был уверен, что в следующий миг он не подставится, вновь причиняя себе боль. Он не думал, что учитель поступает так из-за необъятной доброты, нет, подобное ему в голову не приходило. Но лучше бы он просто был наивно добрым! Так было бы проще. Но Алу казалось, что он поступает так потому, что внутри него есть какой-то изъян. Может, он и в самом деле проклят? Или думает, что проклят. Ал боялся, что на самом деле Шен просто хочет умереть.

- Ал! А-ал! Эй!

- А? – Ал вздрогнул и залился пунцовым румянцем. Он понял, что, уйдя в свои мысли, так засмотрелся на Шена, что тот это заметил.

- Я говорю: сгоняй спроси вон у того торговца, где живет семья Гур.

Радуясь возможности сбежать, Ал тут же метнулся прочь.

- В… в западном районе города, вон в той стороне, - махнул рукой Ал, пытаясь отдышаться. Бежать до торговца и назад, конечно, было не далеко, но он о-очень старался, преодолев расстояние чуть ли не в три прыжка. – Отсюда минут пятнадцать пешком.

- Ясно… - протянул Шен. – Ну что ж, вперед!

Они прошли уже около половины пути, когда Муан от нечего делать решил завести разговор:

- И какие планы?

- Пока никаких, - спокойно отозвался Шен. – Надеюсь, нам не придется оставаться на свадьбу. Хотя… Вообще-то было бы интересно побывать на свадьбе.

- Ты что, никогда не видел свадебной церемонии? – удивился Муан.

- Нет. А что, это так странно?

Муан пожал плечами.

Шен задумался, можно ли считать подобное странным. Просто он и в своем мире ни разу не был на свадьбе. Конечно, он в общих чертах представлял, что там происходит. И вместе с тем не был до конца осведомлен по поводу ритуалов и обрядов, которые там совершаются. Это странно, дожить до тридцатника и ни разу не побывать на свадьбе? Не то, чтобы его ни разу не приглашали. У него была возможность раза три или четыре приоткрыть для себя эту завесу тайны… Но из-за каких-то душевных терзаний он так ни разу и не пошел. И в какой-то мере считал это скорее достижением, чем упущением.

А сейчас… ему показалось, что побывать на свадьбе будет забавно. А если не получится – ничего страшного. Хм… Неужели после своей глупой смерти он стал как-то легче относиться к жизни? Да. Новое, более легкое мировоззрение доставляло Шену истинное наслаждение. Вот только он не мог это контролировать и опасался, что однажды оно просто исчезнет. И на сцену вновь выйдет Шен, который слишком сильно заморачивается по пустякам.

На углу перекрестка сидел, низко опустив голову, худой мужчина. По виду – нищий, возле него даже стояла миска для пожертвований. Шен скользнул по нему взглядом и решил, что он вполне подойдет, чтобы спросить дорогу.

- Муан, дай денег, - попросил Шен.

Наученный горьким опытом, старейшина пика Славы протянул ему кошель с монетами, не споря. Шен запусти туда руку и извлек на свет несколько монет. По виду – серебряные. Он не был знаком с валютой, ходящей в новелле, и не помнил, описывал ли автор ее вообще, да даже если и описывал… Более семисот глав… Очевидно, что он не запомнил подобной мелочи.

Но Шен догадывался, что серебряные монеты – это, должно быть, нечто среднее. Для бедняка – очень и очень богато. Вот только ссыпать часть монет назад в кошель было как-то мелочно, а Муан уж точно не обеднеет, поэтому он наклонил ладонь и высыпал монеты в миску для пожертвований.

- Простите, любезный, не подскажете, где живет семья Гур?

Услышав его голос, нищий вскинул голову. Шен увидел две пустые глазницы. Нищий не просто был слеп, казалось, кто-то давно вырвал ему глаза.

- Прошу меня простить, - поспешно сказал Шен.

Нищий продолжал молчать.

Шен отвернулся от него, тихонько вздохнув. Ну, он хотя бы много денег ему кинул. Оставалось только надеяться, что того не слишком задел этот вопрос. Глупая такая ситуация, Шен обернулся к своим спутникам и почувствовал, что сейчас словно бы спасается бегством от слепого человека. Недостойно это бессмертного заклинателя.

- Ты… - произнес нищий довольно сильным голосом.

Шен обернулся к нему. Его все-таки задел этот неловкий вопрос?

- Это… на самом деле ты?

- Я? – удивленно переспросил Шен. – Вы меня знаете?

- А ты, стало быть, запамятовал?

Шен растерянно промолчал.

- Не узнаешь меня?!

Нищий молниеносно выкинул руку вперед, схватил горсть монет и с силой снарядов метнул в Шена.

Тот был так ошеломлен внезапным нападением, что никак не успел отреагировать. В конце концов, это всего лишь монеты – неприятно, но не опасно. Однако в умелых руках даже монеты могли стать оружием: одна из них до крови оцарапала шею, а другая оставила вертикальный шрам на щеке.

Шен пораженно схватился за шею, чувствуя кровь под пальцами.

- Ты пришел! – тем временем продолжал вскочивший на ноги мужчина. Несмотря на худобу, он казался крепкого телосложения, ростом примерно с Шена. – Пришел и спрашиваешь у слепца дорогу! Как всегда жесток, Шен!!

До этого момента Шен был уверен, что это какое-то недоразумение, но теперь его глаза пораженно расширились. Нет. Это не недоразумение. Это прошлое. Его злодейское прошлое.

Шен потрясенно молчал, рассматривая лицо слепого мужчины. Он не имел ни малейшего предположения о том, кто он таков.

- Смерти захотел?! – подскочил к нему Ал, слегка обнажая бессмертный меч.

- Ал, не нужно! – упредил его действия Шен.

- Но, учитель!..

- Учитель? – переспросил слепец и гортанно рассмеялся. – Учитель… - повторил он затем более спокойно, словно о чем-то задумавшись. – А что твой ученик отдал взамен на твою помощь? Может, продал тебе свою душу? Или тоже, как я, всего лишь лишился какой-то части тела? Эй, малец, чего у тебя не хватает? Я ведь не вижу, отдал свои глаза этому демону в обмен на услугу. Но демоны хитры, конечно же, он обманул меня.

Шен продолжал стоять, молча взирая на мужчину без глаз. Ему казалось, что в виски стучатся восклицательные знаки. Тюк. Тюк. Надо что-то делать. Тюк. Тюк. Надо что-то предпринять. Тюк. Тюк. Пока все не вышло из-под контроля. Тюк.

Но Шен не представлял, как отвечать на то, о чем он понятия не имел. Как тогда защищаться? Да и… Если все это правда, имеет ли он право защищаться? Шен был чудовищем и совершал очень жестокие поступки. И это прошлое будет настигать его.

Шен сделал шаг назад. Извинения? Не похоже, что этот человек способен принять извинения. Предложение помощи? Искупления вины? Да этот человек скорее плюнет ему в лицо! Шен сделал еще шаг назад. Он не видел другого выхода. Развернувшись, он быстрым шагом бросился прочь.

«Система! Система! Расскажи, кто этот человек?! Что оригинальный Шен ему сделал?!»

Муан проводил быстро удаляющегося Шена взглядом. «Да что здесь вообще происходит?»

Конечно, было немножко боязно отпускать его одного, но с ним все-таки побежала Волчара. А вот остальные остались перед нищим, чтобы кое-что прояснить.

- Эй, мужик, - крайне неблагосклонным голосом начал Муан, - поведай-ка нам всю историю. И обстоятельно говори.

- Кто ты такой? – слепец тоже оказался не робкого десятка.

- Я старейшина Муан Гай из ордена РР. Если у тебя есть претензии к одному из членов нашего ордена – я выслушаю тебя.

Он намеренно не назвал Шена старейшиной, чтобы создать перед слепцом впечатление, будто стоит выше него на иерархической лестнице ордена. Казалось довольно наивным, но, впрочем, сработало.

- Это давняя история, в которой старейшинам уже поздно что-либо предпринимать. Однако я расскажу вам, хотя бы затем, чтобы вы имели представление о человеке, с которым путешествуете и которому позволяете называться учителем. Много лет назад моя жена заболела. Лекари были бессильны что-либо сделать, поэтому в последней надежде я обратился к заклинателям. На мою просьбу откликнулся Шен. Ему не нужны были деньги, он выглядел ослепительно, и я подумал тогда, что боги благословили нас, отправив к нам этого человека. Он осмотрел мою жену и сказал, что нет шансов, что болезнь полностью отступит, однако он может отсрочить ее уход и сделать так, чтобы перед смертью она принесла мне ребенка. Однако взамен я должен буду пожертвовать кое-чем дорогим для себя – своими глазами. Я очень любил свою Лунни, в отчаянии я согласился на подобное. Он забрал мои глаза и сказал, что смог отсрочить смерть моей жены. Затем в ночь, когда должно было состояться зачатие нашего ребенка, Шен подготовил опочивальню, я пришел к своей жене и довольно быстро понял, что это не она. Пусть я был слеп, я смог распознать, что это была не Лунни. Шен подсунул мне подлого демона! Я выгнал демоницу, и тогда в нос ударил смердящий запах разлагающегося трупа. Слепой, я подошел к кровати и нащупал лежащее на ней тело. Мои пальцы погружались в гниющую плоть, я чувствовал копошащихся под ними червей. Это была моя Лунни.

Слушатели ошеломленно молчали, а слепец взял небольшую паузу, чтобы потом продолжить:

- Не думайте, что Шен сразу исчез после того. Нет. На следующее утро он явился ко мне и заявил, что я испортил отличный эксперимент. Я потребовал у него вернуть мои глаза, но он рассмеялся и сказал, что это невозможно, ведь их съел демон, который был у меня ночью. На этом все. Он просто ушел, оставив слепца с трупом своей любимой.



В узком прямом канале почти не было воды. Грязный струящийся по дну ручей завалили сухие листья. Голые ветки склоненных над ним деревьев трепал сильный сухой ветер.

«Ты рассказала мне всю историю?»

[Я рассказала все так, как было записано.]

«Я…»

Шен стоял на краю канала и смотрел вниз. Ветер трепал его волосы и одежду, вздымал в воздух тучи острого желтого песка, бил им прямо в лицо и по глазам. Да не все ли равно? Даже если бы кто-то сейчас ударил его со всей силы палкой поперек хребта – он бы просто поблагодарил. Потому что то, что он чувствовал внутри, было куда невыносимее физической боли.

«Я… не хочу быть этим человеком!»

Волчара лизнула его ладонь, но Шен просто спрятал руку.

Внутри все замерло и опустело. Хотелось просто сдохнуть.

Но Шен развернулся и зашагал навстречу Муану и ученикам. Пусть ему не было известно, почему судьба так жестоко подшутила над ним. Почему тихоня и душа небольшой компании в прошлой жизни переродился в человека, которого ненавидели все, в том числе и он сам. Может быть, это вообще не перерождение?.. А нечто вроде… чистилища?



- Что ж, - произнес Шен, глядя куда-то сквозь Муана, - вот этот дом принадлежит семье Гур. Нам следует поскорее тут со всем закончить.

- Шен…

- Позже! – отрезал тот и первым направился к дому.

Остальные переглянулись и последовали за ним.

Ворота отворила пожилая служанка. Услышав, кто прибыл, она тут же провела заклинателей к хозяину.

Дом семьи Гур оказался очень богат. Заклинатели сидели на шелковых подушках и рассматривали мужчину в обильно расшитом золотыми нитями одеянии. Он был уже сед, но еще не стар. Он доброжелательно улыбался, пока служанка разливала чай.

- Расскажите, что именно вас тревожит, - попросил Муан, потому что Шен взирал на хозяина дома молча.

- Мой сын, Аген, женится через три дня на прелестной девушке. Вот только семь лет назад шаманка нагадала нам, что на Агена пало проклятье семи лет неудач, и что оно достигнет своего пика на седьмой год, когда он решит жениться. Я сначала не поверил этим глупостям, но Аген и в самом деле постоянно калечился из-за нелепых случайностей. Тогда мы запретили ему покидать поместье и внимательно присматривали за ним все это время. Но теперь…

- Но если срок почти подошел, зачем рисковать? Почему просто не сыграть свадьбу в следующем году? – прямолинейно вопросил Муан.

- Потому что Аген во все это не верит. Я боюсь, что если запрещу ему, они все равно сбегут, чтобы пожениться в тайне, а это будет еще хуже. Он почти убедил меня, что все это было случайностями и проклятья не существует, пока на прошлой неделе он чуть не сгорел заживо в случайно начавшемся от свечи пожаре. После чего я незамедлительно послал письмо о помощи в прославленный орден РР.

- Хм. Но если проклятье и в самом деле существует, это значит, что его кто-то наложил. Шаманка не говорила об этом?

- Она… Нет, - категорично и несколько резко произнес господин Гур. – Она ничего не говорила.

- А где ваша жена? – внезапно спросил молчащий до этого Шен.

- Она умерла при родах.

Шен опустил голову. Муан услышал, как он пробормотал: «Ну да, это логично», и удивленно воззрился на него, приподняв бровь. Но Шен на него не смотрел и немого вопроса не заметил, а остальные его тихой фразы не услышали.

- Ну что ж. Пока мы ничего не можем вам сказать. Нам нужно будет поговорить с вашим сыном.

- Конечно. Я распоряжусь, чтобы подготовили комнаты для гостей. Оставайтесь, сколько потребуется. В свою очередь я надеюсь, что вы хотя бы задержитесь до свадебной церемонии.

Заклинатели и хозяин поднялись с подушек и поклонились друг другу.

- Молодой господин сейчас тренируется на заднем дворе, - доложил подошедший слуга.

- Что ж, идемте, - сказал Шен своему «коллеге» и ученикам, - я давно уже мечтал его увидеть.

Муану, конечно, хотелось уточнить, что он несет, но он решил его не провоцировать.

К заднему двору шли по террасе вокруг дома. Пока шли, Шен обратил внимание на большое количество охранных талисманов, в беспорядке приклеенных к стенам, и обитые тканью острые углы. Второе было сделано весьма предусмотрительно, а вот первое явно делалось людьми, которые не понимают, что творят: некоторые талисманы были просто игрушками, кое-какие и вправду могли сработать, если бы их не перекрывали подобные талисманы, блокирующие друг друга при близком взаимодействии. Шен даже заметил один негативный талисман и сорвал его со стены. Провожающий их слуга посмотрел на его действия с немым неодобрением, но Шен был не в настроении, чтобы что-то объяснять.

Высокий хорошо сложенный молодой человек упражнялся с деревянным мечом. Его черные волосы практически такого же цвета, что и у Шена, облепили мокрые от пота голые плечи.

- Молодой господин, к вам пришли заклинатели из ордена РР, - поклонившись, произнес слуга.

Молодой человек опустил меч и обернулся к пришедшим. На них уставились два темно-фиолетовых пытливых глаза. У Муана чуть не вырвалось вслух, что молодой господин абсолютно не похож на отца. Ну… может у него была абсолютно выдающаяся мать.

- Молодой господин Аген Гур, я – старейшина пика Черного лотоса Шен. Это два моих ученика, мой ручной волкодав и старейшина Муан Гай. Мы здесь, чтобы разрушить ваше проклятье и посмотреть, как вы счастливо женитесь на любимом человеке.

- Рад вас приветствовать, господа. Хотя, честно сказать, я не разделяю опасений отца и не верю, что на мне в самом деле лежит проклятье.

- Что ж, - немного грустно улыбнулся Шен, протягивая ему руку, - тогда позвольте специалисту по проклятьям проверить это.

Несколько опасливо глядя на эту руку с черной четырнадцатиконечной звездой на ладони, Аген все-таки протянул свою. Шен схватил ее так, словно это был спасательный круг, брошенный утопающему. Он закрыл глаза и замер на месте.

Прошло, должно быть, больше минуты, когда Шен разжал пальцы и отпустил его руку.

- Ну что? – не выдержал Аген.

- Понятия не имею, - пожал плечами Шен.

Аген в первое мгновение пораженно смотрел на него, а затем звонко рассмеялся.

- Вот только у меня есть один вопрос… - спокойным безэмоциональным тоном продолжил Шен. – Видите ли вы иногда, среди толпы или, может, в саду, странно выделяющуюся прекрасную женщину с васильковыми глазами?

- Что? – Аген пораженно застыл на месте.

- Она часто к вам приходит?

- Что вы имеете в виду? – напрягся молодой человек. – Ко мне не приходят никакие женщины! У меня есть невеста!

- Уверены? – расплылся в улыбке Шен.

Удар, который он получил за этим, несколько прояснил его замутненное состояние сознания. Он приложил ладонь к правой скуле и слегка потряс головой. Заклинатели за его спиной молчали. Никто не произнес ни звука, не возмутился и не встал на его защиту. Конечно, он ведь сам себя презирает. С остальных довольно и того, они все еще способны выносить его присутствие. Только Волчара тихо зарычала. Шен положил руку на ее холку.

- Это значит «нет»? – расплывшись в еще одной улыбке и чуть наклонив голову на бок уточнил он.

- Это значит «нет»! – взбешенно подтвердил Аген. – И я не потерплю подобных провокационных вопросов в стенах этого дома!

- Предлагаете встретиться за пределами этого дома? – не понял Шен.

Аген смотрел на него, пылая от гнева.

- Да. В таверне на улице Дракона. В семь. – С этими словами он быстро прошел мимо заклинателей и скрылся в хозяйском доме.

«Ничего себе… - мысленно протянул Шен. – А я-то всего лишь его дразнил»

Рассеянно размышляя о случившемся, Шен встретился взглядом с Муаном.

- Надо поговорить, - произнес тот.

- Нам все еще есть, о чем разговаривать? – удивился Шен.

- То, что говорил тот слепой, это правда?

- А что он говорил?.. Нет. Погоди. Не отвечай. – Шен вздохнул, приложил пальцы ко лбу, прикрыв глаза, а затем вновь посмотрел прямо в глаза Муана, с вызовом. – Да. Думаю, он все верно описал.

Муан молча вглядывался в его лицо.

- Что? – Шен приподнял правую бровь. – Ищешь следы сожаления на моем лице?

- А их нет?

- Конечно, нет! Это произошло почти двадцать лет назад! Какая теперь разница?

- Это… довод в свою защиту?

- В защиту? – переспросил Шен. – О, не заблуждайся, братец Гай. Я вовсе не защищаюсь. Неужели ты решил, что я буду защищаться? Сожалеть? Разве что сожалею, что этот слепец не умер давно. Кто бы мог подумать, что даже лишившись глаз, он окажется таким живучим!

Звонкий звук пощечины разнесся по заднему двору. Аннис замерла на месте, осознавая, что только что сделала. Шен удивленно перевел на нее взгляд и посмотрел в полные негодования и слез глаза. Увидев это разочарование на ее лице, Шен резко отвернулся.

- Я не буду просить прощения за свои поступки, - ровным голосом произнес он.

«Разве я имею право?»

Не оборачиваясь, он зашагал прочь со двора. Волчара засеменила следом.

Глава 33. Узнай и прими

Ровно к назначенному времени Шен заявился в нужную таверну. Это было единственное заведение подобного рода на улице Дракона, так что найти ее не составило труда. Волчара обернулась уменьшенной формой и спряталась к нему за шиворот.

Приходя сюда, Шен беспокоился, что столкнется с остальными. Ему претило их видеть, и он всеми способами старался избегнуть встречи. Но ему повезло – из знакомых лиц, обведя помещение взглядом, он выцепил лишь молодого господина Гура, сидящего за столиком. Должно быть остальные не горят видеть его столь же сильно, как и он их. Логичная часть Шена понимала, что подобное поведение несколько абсурдно, и бегством от проблемы не скрыться, но вместе с тем абсолютно не видела решения. Он не может отрицать поступки оригинального Шена, и не может просить просто забыть о прошлом. Поступки этого человека сломали человеческие жизни и изменили судьбы – это не то, что можно простить широтой души.

И все же если он может хоть чуть-чуть улучшить положение вещей – он это сделает. Снова поиграет с человеческими судьбами.

Шен поприветствовал Агена и сел за столик напротив него.

- Что желает господин? – тут же подлетел к нему хозяин, признав в его одеждах человека высокого достатка.

Шен помахал рукой, отказываясь (у него же все равно не было денег), но Аген заказал рисового вина с закусками.

- Я приятно удивлен, что вы все-таки пришли, - заметил Шен. – Вы хотели о чем-то поговорить со мной?

Аген ответил не сразу. Они дождались, пока хозяин поставит кувшин с вином, Аген налил себе, пригубил, и лишь затем произнес:

- Да… Я хотел более обстоятельно ответить на ваш вопрос о прекрасной женщине с васильковыми глазами.

- Так вы все же видели ее.

- Видел… Несколько раз. Первый раз – еще в детстве. Тогда она играла со мной и расчесывала мои волосы. Потом несколько лет назад, она уберегла меня от несчастного случая. И совсем недавно… когда вспыхнул пожар… она отвела от меня языки пламени. Кто… она такая?

- А разве… вы сами еще не поняли?

Аген поднял на него взгляд. Шен прочитал в его глазах волнение, смешанное с растерянностью. Ну… это было куда лучше, чем страх.

- Она… моя мать?

- Да, - просто ответил Шен, улыбнувшись.

Аген с силой сжал стакан с вином, а затем залпом выпил.

- Я рад, что она столько раз приходила к вам, - добавил Шен. – Это значит, что вы ей небезразличны.

Аген удивленно посмотрел на него.

- Но… кто она такая? Она стала демоном после своей смерти? В этом моя вина? Или моего отца?

- О. Вот куда завели вас ваши мысли… Нет. В этом нету ничьей вины. Она с самого начала была демоном, еще до вашего рождения. Духом лесного горного озера. Может, в какой-то мере даже богиней…

- Богиней? – Аген растерянно глядел на него.

Говоря все это, Шен улыбался. Его улыбка была печальной и ободряющей, но сейчас он изменил выражение лица, помрачнев.

- Мне нужно рассказать вам еще кое-что…

И когда он закончил, Аген резко вскочил из-за стола и выбежал прочь из таверны.

Шен проводил его тревожным взглядом. Ну да, он ведь сам додумался расстроить его до того, как тот оплатил счет. Пришлось еще какое-то время уговаривать хозяина записать все на имя семьи Гур.

Когда он вышел из таверны, все следы Агена давно уж затерялись в ватных сумерках.

«Система! – позвал Шен. – Можешь привести меня к этой демонице-богине Лэйвор? Предоставь там бонусный рояль или что…»

[Я так дорогу объясню. Не хочу генерировать рояль и захламлять сюжет бессмысленными никому не сдавшимися костылями.]

«Да ты прямо ценитель! Что же ты тогда так терпеливо писаку Ера терпишь? Он же только роялями сюжет и двигает!»

[…]

«Иногда мне кажется, что ты и сама неплохо развиваешься, как личность…»

[… Я всего лишь слежу за пользователем номер два и предоставляю поддержку. Моя главная задача – выстроить достойный сюжет.]

«Достойный чего? – ехидно уточнил Шен, отправляясь вверх по улице. – Золотой малины?»

[Я отказываюсь продолжать этот диалог!]

«Ладно. Тогда просто объясняй, куда идти»

[Лучше вам полететь.]

Воспользовавшись дельным советом, Шен взмыл в воздух. Солнце уже опустилось за горизонт, вечерняя прохлада окутывала и пробирала до костей, пахло росой.

[Вот здесь], - через какое-то время сообщила Система. – [Снижайтесь.]

Он успел подняться довольно высоко в горы, небо усеяли плеяды звездных огней, а на лес опустились чернильные сумерки. Спустившись между деревьями, Шен сначала собирался зажечь талисман, но потом осмотрелся по сторонам и осознал, что не так уж плохо видит в темноте. Волчара вылезла из-за шиворота и спрыгнула на землю, оборачиваясь своей формой средних размеров.

«Ну и где? Я так понимаю, она должна обитать у озера?»

[Вам еще какое-то время нужно будет подниматься вверх. Здесь установлен особый барьер ее владений.]

Шен пошел вверх, внимательно смотря по сторонам, стараясь не пропустить озеро. Ночной лес не был молчалив: стрекотали цикады, ухали совы, словно предвещая грустную меланхолию или чью-то смерть. И вместе с тем в лесу казалось так тихо, что каждый шаг Шена сопровождался громким хрустом сухих веток.

Через какое-то время он стал различать впереди огоньки. Постепенно приближаясь, он не смог сдержать улыбку, наблюдая за желтыми моргающими летающими брюшками. Светлячки. Они казались ему магическими созданиями еще в прошлой жизни. И плевать на все научные объяснения их свечения! Это!.. Это же чудо как волшебно!

Рой светлячков кружил над темными водами лесного озера.

Шен остановился у кромки воды и долго наблюдал за их хаотичным танцем.

Ладно. Бессмысленно предаваться унынию из-за злодейского прошлого Шена. В мире еще остались вещи, которыми он может просто наслаждаться. Этот момент – волшебный. Наверное, потому, что в нем нет ни толики магии. Просто лесное озеро, ночь и светлячки. И в этот момент его прошлое не имеет никакого значения.

- Не думала, что у тебя может быть такое выражение лица, - произнес глубокий мелодичный голос.

Шен обернулся по направлению к нему и увидел в стороне от озера зев пещеры, а перед ним – женщину с длинными темными волосами. Невозможно было разглядеть цвет ее глаз в подобной темноте, но Шен не сомневался, что перед ним именно та, к кому он шел. Дух лесного горного озера Лэйвор.

Он медленно двинулся в ее направлении, упреждающе положив руку на холку насторожившейся Волчаре.

- Также не думала, что еще когда-нибудь тебя увижу, - добавила Лэйвор. – Человеческие жизни столь скоротечны, даже бессмертных заклинателей…

Из глубины пещеры струился тусклый зеленоватый свет. Подойдя ближе, Шен смог разглядеть раскосые васильковые глаза, потрясающие своей красотой черты лица, обтянутую роскошным бледно-голубым нарядом фигуру и струящиеся до ступней темные пряди волос. Даже странно, что дух выглядел настолько хорошо. Должно быть в далеком прошлом ей и в самом деле поклонялись, как богине. Может, у нее даже был свой храм…

- Идем за мной, - усмехнулась демоница.

Шен вошел в пещеру вслед за Лэйвор. Стоило ему переступить невидимую черту, он заметил, что Волчара не может последовать за ним.

- Слабые духи не способны преодолеть барьер, - заметив его взгляд, объяснила Лэйвор.

В пещере не было ничего, похожего на жилище. Просто желтый песок, зеленый мох, черные камни и часть темного озера. Свет источало нечто, застывшее на стенах, - то ли плесень, то ли грибок или минерал.

Лэйвор внимательно вгляделась в черты лица Шена.

- Не думала, что ты сам придешь. С тобой что-то случилось? Ты как-то слишком сильно изменился. Я даже не сразу узнала тебя.

- Ничего, заслуживающего отдельного разговора. Я…

- Не думала, что ты рискнешь сам явиться ко мне. Прийти в мое логово. – Лэйвор сделала несколько шагов к нему, становясь какой-то зловеще-опасной, заставляя Шена отступить на шаг.

- Мне всего лишь нужно спросить…

Лэйвор принюхалась, словно собака.

- Нет, в тебе определенно что-то изменилось. – Она в два шага оказалась подле него, заставляя еще отступить.

Шен врезался спиной в стену пещеры.

- На что ты рассчитывал, явившись сюда? На разговор? – хищно улыбнулась Лэйвор, подходя вплотную.

- Да. Послушай…

Ее рука потянулась к его груди, пробежалась пальцами между ключиц и сжала шею. Шен нахмурил брови.

- Я пришел поговорить!

Хватка не ослабевала и не усиливалась. Она просто стояла напротив него, установив руку на его шее, и пытливо вглядывалась в его черты лица.

Шен же не собирался с ней сражаться.

Словно придя к решению в своих каких-то мыслях, Лэйвор покачала головой из стороны в сторону. Хватка на шее Шена усилилась.

- Не думай, что я совсем не благодарна тебе… - приблизив губы к его уху, прошептала демоница. – И все же благодарность не уймет мою боль!

Аура вокруг Лэйвор уплотнилась, давя черным ватным полотном. Шен почувствовал, как дрожь охватывает его тело. Он, наверное, мог сопротивляться, но не стал, когда посмотрел в ее глаза. До этого момента он все еще хотел обманывать себя, что дух не может горевать так же, как человек, не может чувствовать такую же сильную боль и страх. Но в глазах этой женщины он прочитал хранимое много лет отчаяние, трансформировавшееся в тягучую печаль. Печаль вечного создания под смертным миром, которое знает, что мимолетное счастье уже никогда не вернуть.

- Я… сожалею.

Хватка чуть ослабла. Лэйвор удивленно вскинула брови, глаза ее были полны невыплаканных слез.

- О чем ты сожалеешь? Разве ты не сделал все, что было в твоих силах? Просто судьба распорядилась иначе. Я злюсь, что поверила тебе и вообще решила попытаться.

- Э?

Лэйвор отпустила его и отступила на шаг, а Шен осел на песок, съехав по стеночке.

- Ты… - нахмурилась женщина. – Ты что, не помнишь?

Шен вздрогнул.

- Не помнишь? Как же так? Как ты можешь не помнить?!

- Я… знаю, что обманом заставил тебя переспать с человеком, решив посмотреть, что из этого получится…

«Система! Ты же клялась мне, что все рассказала!»

[Я нигде не соврала. Возможно, у нас могут быть разные трактовки произошедшего.]

Шен поднял напряженный взгляд на стоящую перед ним демоницу. Та растерянно вглядывалась в его лицо, закусив губу.

- Нет! – решила она. – Я не могу это так оставить! Даже если ты не переживешь эту ночь – ты должен понимать причину!

Схватив его за одежду, она резко рванула и опрокинула его на песок. Он дернулся в сторону, но она перехватила его руки, склонившись сверху, словно хищный зверь над добычей.

- Лежи смирно, если хочешь понять.

Шен замер, вглядываясь в искаженные болью черты прекрасного лица.

Лэйвор отпустила его руки, медленно провела пальцами по груди и остановила правую руку в районе сердца. Острые когти стали медленно удлиняться. Шен почувствовал, что они дырявят багряный наряд и впиваются в его плоть.

- Может, я не заставлю тебя вспомнить, но зато заставлю понять! – в сердцах прошептала Лэйвор.

На лицо Шена упали несколько холодных капель. Она плакала. Потусторонний дух, которому чужды человеческие эмоции и не понятны человеческие желания.

Образ демоницы утопал в молочном тумане. Вскоре кроме тумана не осталось ничего, только боль, разливающаяся в районе сердца. А затем Шен увидел другой образ: маленькая девочка сидела на краю красивого лесного озера и водила палочкой по воде. Вдруг она встрепенулась, прислушиваясь, и затем быстро спряталась в камышах. К озеру галопом несся взбеленившийся конь. Завидев воду, он встал на дыбы, скидывая своего маленького наездника. Тот упал в воду и камнем пошел ко дну. Конь ускакал прочь вдоль озера, а девочка вышла из камышов и нырнула в озеро. Она вытащила на берег мальчика. Она сидела над ним, вглядываясь в черты лица, пока мальчик не нахмурил брови и не открыл глаза. Его взгляд упал на сидящую рядом девочку. В глазах его вспыхнуло неприкрытое восхищение.

- Ты… спасла меня.

«Ты же знаешь, обычные люди иногда способны увидеть духов, - услышал Шен мелодичный голос Лэйвор. Он доносился откуда-то издалека, из тумана. – Тогда я еще не понимала, что сразу влюбилась в него. Это было обычное любопытство – так я себе объясняла. Я последовала за ним в надежде, что он сможет увидеть меня еще хотя бы разок. Я меняла свое тело по мере его взросления, из девочки превращаясь в подростка, а затем – в женщину. Я все ждала и ждала, когда он меня увидит. Сидела рядом с ним на террасе его дома. Убиралась в саду. Наблюдала, как он ловит рыбу в пруду. Мне этого было достаточно. Я готова была всю жизнь сопровождать его как молчаливый дух-хранитель. Просто мечтала, что он однажды снова на меня так посмотрит… Затем он нашел милую девушку, женился. Я продолжала убираться в саду и позволила себе мечтать о будущем, в котором у них родится сын. Может, он бы меня увидел? Было бы здорово.

Но затем его жена заболела. Он был сам не свой, совсем потерял волю к жизни, умирал вместе с ней. Я боялась, что и он решит уйти из жизни, как только ее не станет. Я с замиранием сердца видела ее последний вздох. Он бы этого не пережил. Тогда я воспользовалась ее телом, словно сосудом, чтобы хотя бы чуть-чуть продлить иллюзию ее присутствия… Так продолжалось еще какое-то время. Он видел ее, но смотрел ведь на меня. Я была почти счастлива. А потом пришел ты.

Ты сразу понял, что я сделала. Но, вопреки моим ожиданиям, не стал тут же изгонять меня. Ты предложил эксперимент. Сказал, что знаешь способ, как мне на время стать видимой для него и материальной. Эффект не должен был продлиться долго, но времени должно было хватить, чтобы провести с ним ночь и обрести ребенка. Ты сказал, что сделаешь так, что он не узнает, что я не его жена, и я согласилась. Ты дал мне выпить сосуд с неким снадобьем, а затем завязал глаза. В назначенный час мой любимый пришел ко мне, смог коснуться меня и поцеловать меня. Я была счастлива. Но в пылу страсти он сорвал с меня повязку, закрывающую глаза, и я увидела, что его глазницы пусты. Я сразу же поняла, что ты скормил мне, и не смогла сдержать крик ужаса. Он понял, что я – подмена, не его жена, и был в ярости. Он прогнал меня, не дав объясниться.

Я жаждала прикончить тебя за то, как ты поступил с моим любимым человеком. Я ждала, пока эффект от выпитого пройдет, и я вновь обрету свою демоническую сущность. Я знала о том, что дух может стать материальным, если внутри него окажется часть человеческой плоти, отданной добровольно. Я понимала, что в надежде спасти свою жену, он добровольно отдал тебе свои глаза. Ты специально выбрал глаза, чтобы он не увидел перед собой подмены. Я собиралась вернуть себе свой демонический облик и разорвать тебя на куски. Вот только я не знала, что уже носила в себе еще одну частицу человека, отданную добровольно. Я осталась человеком. Я не хотела этого, мне было страшно и некуда идти. Но моей красотой восхитился другой человек, он приютил меня и был добр ко мне. И через девять месяцев на свет появился чудесный малыш. К тому времени мне хотелось быть человеком всегда, быть рядом с ним пока он растет, взрослеет, состаривается. Но в тот же миг я вновь обрела свою демоническую сущность, лишившись права находиться среди людей…»



Боль трансформировалась в безбрежную усталость. Шену бы хотелось расплакаться, но он не мог. Он просто лежал, глядя на женщину, его черные волосы переплелись с желтым песком, а сердце желало остановиться.

- Зачем ты пришел?

- А это теперь имеет значение? Разве ты не хочешь просто убить меня? Я… думаю, я слишком устал, чтобы сопротивляться. Во мне нет силы так жить.

Жить за этого человека.

Возможно, не так уж плохо будет все закончить?

Справляться с его грехами. Пытаться наладить отношения с окружающими. Вновь видеть презрение в их глазах.

Почему именно главный злодей? Почему именно он стал его судьбой? Почему он вообще смог занять это тело?

Ненавистное тело презренного человека.

Почему Ер вообще создал такого ублюдка? Ему было весело за этим наблюдать?

Какой же это круг ада? Он на самом дне?

Он не понял, в какой момент Лэйвор исчезла. Он продолжал лежать на песке, затуманенно глядя перед собой. Прошли часы, занимался рассвет, холод пронизывал до костей. Не в силах подняться, Шен перевернулся на бок и свернулся калачиком.

Он не задумывался о времени, ни о чем не думал, не спал и не терял сознание, хотя ему бы очень хотелось укрыться в забытьи от боли. Черная меланхолия разливалась в нем, словно смертельная болезнь.

Перед его головой остановилась пара сапог, ворох светлой одежды закрыл проникающий в пещеру свет белесого дня. Шен очень долго безучастно смотрел на носки этих сапог, совершенно не анализируя, что это значит.

- И долго ты еще собираешься тут лежать?

Сапоги двинулись, уходя с угла обзора. Их обладатель отошел и присел на камень неподалеку. Вопросивший голос принадлежал Муану.

Шен только сильнее сжался, уткнувшись лбом в изгиб локтя и не делая ни малейшей попытки подняться. Он собирался лежать здесь до скончания времен. Ему было все равно, в каком виде он предстает перед Муаном, его даже мысль об этом на сей раз не посетила. В конце концов, невозможно сделать все еще хуже.

- Ты меня весь вчерашний вечер избегал. И я не смог кое-что тебе сказать…

Муан издалека смотрел на Шена, сидя на камне, но тот никак не реагировал на его слова.

- Не знаю, что творится в твоей голове… Но хочу кое на чем акцентировать внимание… Как бы сказать…

Шен отстраненно слушал его голос.

- Как бы это сказать… Я принимаю твое прошлое. Я знаю, кто ты такой, уже очень давно. Вот только… почему-то у меня такое ощущение, что это для самого тебя стало сюрпризом.

Шен вздрогнул.

- Что происходит, Шен?

Это на самом деле так выглядит? Он попался!

Но он не может рассказать ему правды! Это будет концом всего!

Но Муан сделал свои выводы:

- Ты забыл какие-то события из своего прошлого? Ты потерял память? Поэтому ты так странно ведешь себя в последнее время?

Шен на мгновение забыл, как дышать. Вот она! Эта спасительная ниточка! И он бы никогда и предположить не мог, что именно Муан бросит ему ее.

- Я… - и все же врать о таком неприятно. Не так уж много было тем, в которых он может быть откровенен, и сейчас он выбирает погрузиться в еще одну большую ложь. – Наверное…

Он медленно поднялся, опираясь на руки, и сел на песке.

- Я… прав?! – поразился Муан.

Он подошел к Шену, присел перед ним на корточки и сжал его плечи, держа его на вытянутых руках.

- Ну и? Как это произошло? Что именно ты не помнишь? – требовательно спросил он, слегка встряхнув его.

С одежды и волос Шена стали падать песчинки.

- Это… Я не знаю… Просто постепенно осознал, что в памяти появились пробелы…

- Мог бы и сказать!

- Кому сказать? Тебе? – криво усмехнулся Шен.

Его тон недвусмысленно намекал, что он не настолько доверяет хозяину пика Славы, чтобы добровольно поведать о такой своей слабости.

- Ты стал счастливее, когда многое забыл, - произнес Муан и внезапно обнял его.

Шен пораженно застыл. Муан прижал его к себе и провел рукой по его голове, гладя, стирая песок и – одновременно – наваждение, в которое тот все это время погружался, постепенно утопая с головой.

- Надеюсь, тебе не придется вспоминать.

Мысли в голове Шена запутались. Как к нему, черт побери, относится Муан? Он его не ненавидит? Он принимает его прошлое? Как он может принимать злодейского Шена, он же всегда его на дух не переносил? Он ему помогает не потому, что его заставили?

Они все еще недруги? Коллеги? Друзья?

Раньше Шен рассматривал присутствие Муана, как выгодную боевую единицу, с которой определенно нужно держаться настороженно и не подходить слишком близко, но которая достаточно удобна, так как в большинстве случаев слушается указаний и не проявляет заметной инициативы. Неужели, пользуясь образом эгоистичного Шена, это он сам все это время использовал этого человека, не замечая его искренности?

Но… Неужели ему на самом деле удалось переменить мнение Муана о злодейском Шене? Настолько хорошо удалось, что даже все происходящее не поколебало его веры в то, что Шен не так уж плох?

«Система! Как ко мне относится Муан?! Разве он не должен меня презирать?!»

[Не мое дело!] – фыркнула та.

Муан еще раз провел рукой по его голове, словно успокаивая маленького испуганного ребенка.

Шен понял, что если позволит сделать ему так в третий раз – навсегда превратится для него в слабого беззащитного «братишку». Он, приложив некоторые усилия, так как хватка у Муана была... эм… муанская, отстранился и посмотрел ему в лицо. Забавно, но Муан выглядел несколько растерянным.

- Мм… как вообще ты меня нашел?

- Ну, я тебя искал… А затем меня привела Волчара. Она выглядела сильно встревоженной.

Шен смущенно потер правую щеку, смахивая остатки песчинок.

- Ну и что ты здесь делал? Решил податься в отшельники и уже нашел пещеру?

Точно! Шена словно раскаленной спицей вновь пронзило беспокойство. Он ведь так и не сделал того, за чем пришел! И пусть на душе у него стало гораздо спокойнее после того, что сказал Муан, там все еще кошки скребли из-за всей этой дрянной истории, в которой он оказался замешан.

Лэйвор… Лэйвор его не убила. До Шена только сейчас дошла эта мысль. В голову ударила кровь, когда он понял, как странно себя вел. Реально мог позволить себя убить. Правда, в саму идею смерти не верил. Скорее… вел себя как самоубийца, который режет вены поперек, чтобы привлечь внимание. Как бы… Крик о помощи что ли?

Он перевел взгляд на Муана. Неужели он его услышал?

- Чего это ты? – удивился тот. – Покраснел прямо. Я что, снова в точку попал про пещеру?

- А? – Шен не сразу понял, о чем он говорит. – Да-а… Какой-то ты сегодня сильно проницательный. Съел что-то не то?

Муан как-то устало посмотрел на него и только вздохнул.

- Где Ал и Аннис? – поинтересовался Шен, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду.

- Я оставил их охранять Агена.

Шен прощальным взглядом окинул пещеру. Лэйвор было не видно, да и не хотелось звать ее в присутствии Муана. Все-таки его отношение к духам далеко от радушного.

- Ладно, пора возвращаться, - решил Шен.

Стоило ему переступить незримую черту, выходя из пещеры, на него набросилась Волчара. Шен чуть устоял на ногах, когда большущая зверюга закинула передние лапы ему на плечи и принялась лизать лицо.

- Ну все! Все, хватит! – отфыркиваясь, восклицал Шен, отпихивая Волчару в сторону.

Та встала на все четыре лапы и радостно завиляла хвостом. Шен присел перед ней и погладил духа по холке.

- Спасибо, Волчара. Извини, что заставил беспокоиться.

Волчара издала радостный звук, нечто вроде «Ваф!». Шен поднялся на ноги, с улыбкой глядя на нее.

- И эту прелесть ты хотел загубить, - указывая на Волчару двумя руками, посетовал Шен, обернувшись к старейшине пика Славы. – Стыдись, Муан!

Однако Муана оказалось так легко не пронять.

- Ты сильно рисковал, противясь ее убийству. Повезло, что все закончилось хорошо. Но вероятностей развития событий, в которых все закончилось бы плохо, было гораздо больше, и я бы не поступил иначе в любом случае.

Волчара смотрела на него внимательными умными глазами.

- Но… я рад, что все вышло именно так. Признаю, что этот дух… возможно… не так плох.

Глава 34. Ничто злодейское ему не чуждо

Ал Луар сидел на террасе дома семьи Гур и отстраненно наблюдал за тренирующимся на заднем дворе Агеном. Они с Аннис договорились следить за ним поочередно, и, пока молодой человек тренируется с обнаженным торсом, очередь была Ала.

Ал чувствовал раздражение. Даже, наверное, злость. Он не мог понять причины своих чувств и из-за этого раздражался еще сильнее. Но мысли его определенно витали вокруг учителя. Он был причиной всего его беспокойства и негодования.

За вчерашний вечер Ал не проронил ни слова в его присутствии. Сегодня он его еще не видел и не был уверен, что скажет, когда увидит. То, что он услышал от слепца, потрясло Ала до глубины души. Не то, чтобы он не знал, что Шен в прошлом был не самым добродетельным человеком. Ал просто предпочитал не думать об этом и помнить только о том, что делает учитель сейчас. А сегодня учитель – тот, кто искренне о нем заботится. И тот, кого Ал в своей душе поклялся защищать. Он тот, кем Ал беззаветно восхищается от волос на голове до ногтей на пальцах ног. И все же…

Он не мог не ассоциировать себя с этой ситуацией… В своем ненавистном прошлом, когда его мать заболела и слегла, и он отчаянно пытался сделать все, чтобы ей помочь. Как он бегал и молил о помощи, цеплялся за одежду заклинателя, которого случайно увидел на улице. Ал думал об этом снова и снова, прокручивал эти моменты, вспоминал свое отчаяние и бессилие, свою слепую самоотреченность, когда он был готов пожертвовать всем ради единственного дорогого ему человека… И ловил себя на мысли, что ему несказанно повезло, что тогда не Шен встретился ему.

Ал думал об этом вновь и вновь, и его гнев не утихал.

Ему нравился Шен, который становится слабым, все свои невероятные силы отдавая на чужую защиту. Но Шен, который играет с чужой беспомощностью и отчаянием… Ал не понимал.

Дождавшись, пока молодой господин закончит тренировку, а его сменит Аннис, Ал пошел разыскивать учителя, чтобы поговорить напрямую.

Шен нашелся в одной из комнат для гостей, которые подготовили для заклинателей. Он сидел за низким столиком и изучал проклятый свиток. Выглядел он вполне обыденно, словно ничего тревожащего его покой не произошло.

- Учитель.

Шен оторвался от свитка и посмотрел на него. Ему показалось, что Ал выглядит странно взволнованным, но он не смог распознать его истинных эмоций по лицу. Мысленно он протяжно вздохнул.

- Что ты хотел?

- Я… Хотел задать вам один вопрос.

Шен продолжал изучающе смотреть на его лицо. Ему пришлось подняться и выйти из-за стола, чтобы удобнее было вести беседу.

- Так задавай, - подбодрил он ученика.

- Вы… Вы вчера вечером сказали правду? Вы в самом деле не сожалеете о содеянном?

Шен нахмурился. Он смотрел на Ала и понимал, что тот отчаянно желает услышать в ответ. Да-да, что его учитель сожалеет и больше так не будет. Это заставит вздохнуть тебя с облегчением, а, Ал? Сможешь снова спокойно радоваться мелким поручениям от учителя, забыв об его злодейском прошлом? Чтобы потом, когда вновь что-то напомнит о нем, снова прийти в такое же смятение?

Нет уж. Мальчишкам пора взрослеть. Алу следует понять, что слова сожаления – это всего лишь слова. Пустой звук. Легко произнести слова извинения для успокоения собственной совести. Но станет ли легче от этого тому, кому ты причинил боль?

- Нет.

Ал озадаченно поднял на него глаза.

- Почему? Почему вы это сделали?

- Из прихоти.

Ал потрясенно вглядывался в черты этого холодного привлекательного лица. Непонятный. Образ, который все это время Ал видел, ореол восхищения, которым он его окружил, это было только его восприятие? Каков этот человек на самом деле?

- Я вам не верю! – категорично воскликнул парень. – Не верю, что вы на самом деле такой злой! Что вы так жестоко обошлись с теми людьми без причины!

Шен лишь криво усмехнулся, глядя на этот мальчишеский порыв. Ах, как эмоционально! Ну да, самое время для детского максимализма. У Ала явно все делится на черное и белое. Возможно, будь он простым человеком, через несколько лет он бы стал лучше различать полутона. Однако он главный герой – такие всю жизнь слепо и яростно отстаивают исключительно-белую сторону. Сможет ли его учитель объяснить ему, что в мире слишком много оттенков, чтобы так себя ограничивать?

- Чего ты от меня хочешь, Ал? – устало-раздраженно спросил Шен. – Событие произошло – это факт. Мои действия имели свои последствия – тоже факт. Эти последствия разрушили жизни – тоже факт. Хочешь, чтобы теперь, после двадцати лет, в течении которых людям пришлось жить с этим, я пришел и извинился? Сказал: «Прости, что так вышло, мне жаль?». Тебе этого было бы достаточно?!

- Нет, но…

Ал растерялся. Учитель своими странными рассуждениями сбивал его с основной мысли.

- Я не хочу, чтобы вы перед кем-то извинялись! – наконец, собрав волю в кулак, воскликнул Ал. – Мне просто необходимо знать: ВЫ сожалеете?

Шен на мгновение прикрыл глаза и протяжно выдохнул. На-до-е-ло. Если уж так подумать, и откинуть то, что Шену известно, что перед ним главный герой, какого демона этот ученик позволяет себе приходить к нему и так разговаривать, чуть ли не отчитывать?

- А не много ли себе позволяет этот ученик? – окружив себя холодной аурой, произнес Шен, упирая в Ала тяжелый взгляд.

Тот невольно вздрогнул от того, как в одночасье переменился учитель. Теперь он выглядел так, что Ал был практически готов поверить, что ничто злодейское ему не чуждо.

И все-таки он нашел в себе силы потребовать:

- Скажите, что сожалеете!

- Я больше сожалею о том, что ты вынуждаешь меня продолжать этот разговор!

- Почему вы отказываетесь просто признаться? Я не понимаю!

- Что, Ал, снова разочаруешься во мне? – не на шутку разозлился Шен. – Ничего не изменится в моем прошлом! Если ты не готов это принять – то проваливай!

Ал потрясенно уставился на него. У него чуть слезы на глаза не навернулись, но он все же сдержался.

Еще раз окинув Шена пристальным взглядом, он твердо произнес:

- Тогда отдайте мой кулон.

Шен чуть не расхохотался в голос. «Вау, Ал! – подумал он. – Сколько в тебе ребячества! Учитель хороший – дам подарок, учитель поступил плохо – надо его наказать, забрав подарок? Прямо детский сад! Система, ему точно исполняется шестнадцать, а не шесть?»

Шен расстегнул цепочку и снял с шеи кулон. Протянув руку, он молча вернул кулон Алу.

Тот уже мысленно готов был провалиться сквозь землю. Он был зол, смущен и расстроен одновременно, и готов был взорваться от смеси переполняющих его эмоций. Испугавшись, что учитель заметит эту бурю чувств и сожалений, Ал развернулся и быстро выбежал прочь.

Шен проводил его взглядом и хмыкнул, хотя хотелось плюнуть от досады. Надоело перед ним ковром стелиться! И все из-за какой-то эфемерной перспективы будущей смерти от его рук! Да хватит! Он за последнее время столько раз уже был к ней близок, что казалось глупым так переживать только именно о той, напророченной сюжетом. Конечно, именно тот вариант был самым гадким. Шен до сих пор кривился, вспоминая прочитанное в новелле. Даже насланный Глубинной тьмой сон был несколько зацензурен по сравнению с тем, чем на самом деле разразился-извратился писака Ер. И все же бегать вокруг главного героя на задних лапках, боясь ему слова лишнего сказать или как-то его разочаровать, порядком надоело. В конце концов, он его учитель. И как учитель вполне со своими обязанностями справляется. Давно уже не измывается, даже время от времени учит кое-каким навыкам, помогает ценными советами, следит за его совершенствованием. Нормально. Нет причин для ненависти. Этого довольно.

Конечно, в сюжетном будущем еще были моменты, из-за которых ненависть главного героя к главному злодею нарастала, а последний продолжал держать планку главного злодея вплоть до своей бесславной смерти. Но Шен собирался этих моментов успешно избежать. А пока что хватит и того, что он уже делает.

[+50 баллов к злодейскому образу. -100 баллов крутости главного героя. -50 баллов морали главного героя. +20 баллов к силе злодейской ауры. Потерян предмет «Целительный кулон поляны тысячи духов». Рейтинг главного злодея повышен,] – сухо перечислила Система.

Раздраженный Шен вышел в сад возле дома. Остановившись перед невысоким кленовым деревом, не полностью сбросившим свою яркую оранжево-алую листву, он глубоко вздохнул, точно сбросил наваждение, и понял, что последнее время как-то резко на все реагирует. Стоило бы слегка отстраниться и действовать с большим спокойствием. Почему он позволил так задевать себя, словно за живое? Мог же сказать себе: «Это меня не касается!» и действовать более рационально, как персонаж в игре, более отстраненно. А вместо этого позволил себе утопнуть в иррациональных эмоциях. Вот что ему стоило хотя бы сейчас просто сказать Алу, что он сожалеет? Да, бессмысленно, но не было бы никакого конфликта с ним. Вместо этого ему потребовалось столько лишнего текста, чтобы в конце концов свести на нет свою же кропотливую работу по восстановлению хороших отношений с главным героем. Никакой последовательности действий!

Шен прислонился спиной к кленовому дереву и повернулся к небольшому искусственному прудику. На завтра была назначена свадьба молодого господина Гура. Скорее бы пережить это событие и убраться отсюда, забыв все, словно страшный сон.

Взгляд Шена скользил по затянутой ряской воде, пока не наткнулся на развевающуюся на ветру голубую ленту. Медленно подняв взгляд, он увидел богиню-демоницу Лэйвор, стоящую на противоположной стороне пруда.

- Зачем ты приходил ко мне? – увидев, что он ее заметил, спросила она.

- Хотел спросить, известно ли тебе, кто наложил проклятье на твоего сына?

Красавица слегка нахмурилась.

- Точно мне этого не известно, - потерев подбородок, произнесла она. – Однако могу с определенной уверенностью сказать, что наложить проклятье на моего сына, пусть он и человек, было бы далеко не всем под силу. Так что это либо очень сильный шаман, либо… человек, связанный с ним родственными узами. – Когда она озвучила последнее, глаза ее потрясенно блеснули.

Она в нерешительности замерла на месте.

- Почему ты не убила меня?

Лэйвор подняла взгляд и посмотрела прямо ему в глаза.

- Знаешь… - печально произнесла она. – Я мечтала только об одном: чтобы тот человек еще раз посмотрел на меня тем самым взглядом. Не следовало желать большего, поддавшись на провокации Шена… Теперь же… до конца своих дней, никогда он не сможет меня увидеть.

- Так почему же ты не убила меня?

- Потому что ты не Шен!! – вспыхнула Лэйвор. – Ты на сто процентов другой человек!!

Шен потрясенно застыл на месте.

Лэйвор криво усмехнулась.

- Прощай, - произнесла она. – Нам с тобой больше нечего обсуждать.

Женщина грациозно развернулась и скрылась за стеной бамбуковых деревьев. Шен какое-то время продолжал стоять, бездумно уставившись ей вслед.

- Шен! Ше-ен!

Со стороны хозяйского дома к нему приближался Муан.

- Что? – спросил тот, отвернувшись от пруда. – Ты выглядишь взволнованным. Что-то случилось?

- Только то, что я узнал, кто проклял Агена!

- Вот как? И как же ты это узнал?

- А не должен ты был сначала спросить, кто это? – удивился Муан. – Ладно. Мне еще вчера показалась странной оговорка господина Гура, когда он резко заявил, что шаманка не знает, кто проклял его сына. И я был очень терпелив и поспрашивал слуг, мое старание вознаградилось: одна служанка все-таки сдалась и поведала, что ходят слухи, что Агена проклял его отец. Говорят, именно так сказала шаманка. Поэтому тот так резко и реагирует.

- Хм. Ну, не удивительно, что бедная служаночка сдалась, с твоей-то внешностью.

Муан нахмурился.

- Это все, что ты можешь сказать мне по этому поводу?

Шен пожал плечами.

- Что-то ты не выглядишь удивленным. Только не говори, что уже знал об этом!

- Ладно, - произнес Шен и замолчал.

Муан какое-то время смотрел на него, постепенно раздражаясь.

- Да ты смеешься надо мной!

- Ты же сам просил не говорить.

Муан тихонько зарычал от злости. Шен, однако, подобную «угрозу» хладнокровно проигнорировал.

- Волчара! – позвал он. – Иди сюда, нам пора!

- Куда? – уточнил Муан, наблюдая, как большой серый дух медленно выплывает из дома, грациозно спускаясь по ступенькам, помахивая хвостом.

- Надо потолковать с его отцом.

Развернувшись, Шен направился прочь из поместья.

Муан окликнул его:

- Куда ты? Господин Гур у себя.

- Не с этим отцом. С биологическим.

Хозяин пика Славы нагнал его и пошел рядом.

- Что ты имеешь в виду?

- Именно то, что сказал… Э-э… - до Шена дошло, что слово «биологический» равно как и наука биология, здесь могут быть не в ходу. – Я имею в виду настоящего отца.

- Настоящего?

Шен вышел за пределы поместья и довольно быстро продвигался по улице, что несколько раздражало Муана, бегущего рядом и ощущающего себя вторым Волчарой.

- Погоди! – он не выдержал и схватил его за локоть, сжал и развернул к себе. – Может, объяснишь все толком?

Шен опустил взгляд на пальцы, зажавшие в тисках его локоть, а затем, приподняв бровь, вновь посмотрел Муану в лицо. Его взгляд недвусмысленно намекал, что если Муан продолжит в том же духе хватать старейшину пика Черного лотоса, то придется им все-таки разбираться на дуэли. В конце концов, благодарность благодарностью, но это не значит, что теперь с ним можно вести себя так бесцеремонно. Посмотрит кто со стороны – сразу поймет, кого из них двоих не стоит воспринимать всерьез. Это не дело.

Муан разжал пальцы и даже поднял две руки вверх, словно спасаясь от этого злобного взгляда. Но при этом продолжал так нагло ухмыляться, своим видом полностью обесценивая все старания Шена по созданию злодейского образа.

Выдохнув, Шен просто вернулся к своему стандартному чуть высокомерному виду и принялся объяснять, на сей раз продолжая путь по улице чуть медленнее.

- Настоящий отец Агена – именно тот слепец, которого мы встретили.

- Что? Откуда тебе это известно?

- Потому что именно я был тем, кто поспособствовал его зачатию… так сказать…

- Но мать Агена – не жена слепца?

- Нет. Его мать – владычица горного лесного озера, дух, что на протяжении веков охраняет это место.

- Что? Как? Э… - Муан потряс головой, мозг начинал закипать. – Погоди… Откуда тебе это известно, если ты не знал о слепце? Ты постепенно вспомнил те события после того, как встретил слепого?

- Не совсем… Мне рассказала свою версию событий мать Агена.

- Так она жива?!

- Конечно, жива, она ведь дух.

- Погоди… Разве у человека и духа может родиться ребенок?

- Вот «великий экспериментатор Шен» и проверил… Но технически на тот момент она была человеком и не обладала никакими сверхсилами, так что, не считая странного цвета глаз и способности лучше видеть духов, Аген – обычный человек.

Муан некоторое время молчал.

- Получается… в той пещере ты встречался с духом? Или даже с рассерженной демоницей? – Он преградил Шену дорогу и еще раз окинул его с ног до головы внимательным взглядом. – Она что-то тебе сделала?

Шен посмотрел на него, недовольно вздохнув. Было нечто раздражающее в подобной заботе, которая заставляла его ощущать себя слабым.

- Ты же видишь, что со мной все в порядке, - произнес он, обходя Муана.

- Шен! – Муан вновь попытался до него дотронуться, но Шен увернулся.

- Хватит сводить разговор к моей персоне, - не оборачиваясь, произнес он. – Сейчас не обо мне нужно думать. Меня куда больше волнует предстоящий разговор со слепцом.

- Думаешь, поговоришь с ним – и он снимет проклятье?

- Если мне удастся сделать так, что он меня выслушает, возможно.

- Я могу помочь.

- Будешь держать его, пока я буду его бить? – Шен обернулся к нему, лучезарно улыбаясь, в одночасье меняя всю атмосферу вокруг.

Муану показалось, солнышко выглянуло из-за белесых облаков.

- Да, я… - растерянно произнес он, вообще забыв, что тот спросил.

- Это шутка, Муан, - все еще улыбаясь, но уже как-то наигранно, пояснил Шен. В его облике, скрытом за улыбкой, проскальзывала тревога и печаль. – Я хотел сказать, что мне не понадобится твоя помощь. Если тебя это беспокоит – можешь понаблюдать со стороны. Тол