КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615524 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243225
Пользователей - 112885

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).

Гарем стервозных мажорок 4 [Руслан Иванович Аристов] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Гарем стервозных мажорок 4

Глава 1

Посидев ещё некоторое время за компьютером, Виктор решил собираться на встречу. Он открыл правую створку большого шкафа — именно туда Анжелика повесила купленные перед поездкой на ипподром костюмы, и остановил свой выбор на легком светло-бежевом летнем костюме с рубашкой в тон и туфлями из комплекта.

Он сходил умыться и освежиться — водичка была ледяная и очень бодрила, потом вернулся в комнату, оделся и мягко разбудил девушку.

Брюнетка была очень недовольна и попыталась наехать в плане того, что она против его прогулки, но парень её осадил.

— Я погуляю с Лизой, это очень важно, — пару минут спокойно объяснял он ей.

— Милый, мне это совсем не нравится, и эта твоя Лиза — тоже не нравится, она меня избила, если ты не забыл, — стоя возле двери в своём халатике, недовольно говорила Анжелика — она была сонная. — Я этого не забыла и не простила!

— Не совсем так, а вернее — совсем не так было дело, но да ладно — отдыхай, милая, и не вздумай никуда срываться. Сидишь дома и отдыхаешь, ты поняла? — строго произнес парень.

Анжелика умильно вздохнула, наклонила голову и покивала. Виктор поцеловал её в губы, провел рукой по волосам и поправив чехол-сумку, вышел из квартиры и пошёл вниз.

На улице он вызвал такси через приложение и чуть менее, чем за десять минут, почти доехал до «Триумфатора». Отдав таксистке полтинник без сдачи, парень вышел на тротуаре и пройдя к небольшой аллее, углубился в парк, направившись к ресторану.

«Красиво сделано — кусты сирени, каштаны, зеленый круг получается, к которому ведут четыре аллеи, и много скамеек. Тут и притиснуть можно кого-нибудь, буквально отойдя три шага в зеленку», — снова его порадовало расположение ресторана, сделанное по уму.

Слева от лестницы играл оркестр — семеро музыкантов в черно-красных костюмах исполняли классические мелодии, и стоящие рядом небольшие прожекторы с цветомузыкой ещё больше дополняли атмосферу. Людей было много, в основном молодежи — как в марковской форме, так и вполне фривольно одетых.

Виктор, неспешно подойдя к левой лестнице, осматривался по сторонам и слушал музыку — до встречи оставалось пять минут.

«Классно играют, очень хорошее место в плане культурного вечернего отдыха, не считая цен», — думал он, рассматривая людей — было много и марковских юнкеров, и просто хорошо одетой молодёжи — все лавочки были заполнены.

— Ух ты, братец — классный костюмчик! — вскоре услышал Виктор немного правее и сзади себя голос-колокольчик.

Он обернулся — Лиза была одета в легкое шифоновое платье до колен, белое с цветочными узорами, туфельки на каблуках, и улыбалась, очень мило зажав сумочку впереди себя.

«У неё великолепные ножки — такие спортивные, сочные и точеные, и вообще у неё фигурка классная и улыбка полностью обезоруживающая».

— Привет, солнышко! — парень расплылся в улыбке. — Ты так шикарно выглядишь в платье, что я даже и забыл об этом. Смутно помню наше поместье и тебя в шортиках и платьицах, а потом видел тебя только в форме.

— Форма мне не идёт? — кокетливо нахмурилась Лиза, чуть набок наклонив голову.

— Тебе всё идёт — ты красотулька! Я скучал, сестрица, — Виктор чуть подошёл и поцеловал шатеночку-милаху в щеку — от её нежно-персикового парфюма у него чуть не закружилась голова.

— Тебе тоже очень идёт аристократическая одежда — ты такой элегантный и представительный, братец, — чуточку покраснев, ответила Лиза, глядя ему в глаза.

— Поймал немного удачи за хвост в эти дни — очень много всего произошло, зая, — усмехнулся парень.

— Я вижу по тебе, что ты немного напряженный и грустный, — девчушка на мгновение дотронулась кончиками пальцев до его ладони.

— Так заметно? — вздохнул Виктор.

— Ага, — кивнула шатенка. — Надо тебя мороженым с миндалём накормить — это точно поднимет настроение!

Оркестр после минуты молчания заиграл бравурно-ритмичную мелодию, которая отдалённо напомнила Виктору не самые лучшие хиты из восьмидесятых его мира.

— Пойдём, радость моя — может, ещё и столик найдём свободный, — кивнул он на ресторан. — А то живая музыка слишком громкая.

— Точно найдём — я же забронировала, — взмахнула бровками Лиза.

«Малая — чудо! Если бы она не была моя двоюродная сестра, я бы без вариантов на ней женился. Хотя многие аристократы даже в моём мире женились на кузинах», — взяв девушку за ладонь и поднимаясь с ней по лестнице, раздумывал он. — «И в аристократическом прикиде ходить во всех отношениях проще и выгоднее — реально меньше внимания от девиц», — к его легкому удивлению, начиная от парковых аллей и заканчивая нахождением здесь, девушки-юнкеры кидали на него значительно меньше взглядов, чем обычно.

Поднявшись на открытую площадку «Триумфатора», заставленную столиками и забитую посетителями, направились ко входу, при этом Лиза кому-то за дальним столиком помахала ладошкой.

Уже знакомый парню швейцар в золочёной ливрее с улыбкой и легким поклоном открыл им дверь. Две больших люстры внутри светили на полную.

— Добрый вечер, госпожа Пепеляева — ваш столик готов! — подошла к ним женщина-официантка. — Рады вас приветствовать, господин… — улыбнулась она и Виктору.

— Иволгин, — ответила Лиза.

— Прошу вас! — одетая в черно-золотистую форму заведения женщина показала рукой на крайний слева кабинет.

— Пожалуйста — фирменное мороженое на двоих и два кофе по-турецки, — попросила Лиза, когда официантка проводила их к кабинету и отодвинула портьеру.

— Будет исполнено! — улыбнулась женщина.

«Хорошее здесь обслуживание, ненавязчивое и солидное, не как в „Неаполе“. Очень уютное место, подходит и молодежи днём, и солидным людям вечером».

— Как твои дела и учёба? — поинтересовался он у Лизы, когда они сели за стол.

— Учёба сложная, надоела мне уже, а сейчас начинается месяц зачётов и экзаменов, — вздохнула девчушка. — А так всё нормально, особенно после того, как снова тебя нашла, — многозначительно улыбнулась она.

— Помогла не сильно гуманным способом найти мне самого себя, — улыбнулся Виктор, поудобнее откидываясь на спинке диванчика.

— Вит, я правда не хотела, извини, — шатеночка опустила взгляд.

«Блин, её же очень легко засмущать — надо выбирать слова».

— Солнышко, я не это имел ввиду — не переживай про парализатор, так было надо. Я в общем и целом очень рад.

— Правда? — взглянув исподлобья, застенчиво улыбнулась девчушка.

— Да. И я очень рад, что именно ты оказалась моей сестрицей — я это чувствовал сердцем, когда увидел тебя тогда, в «Эскрайме».

— Да, очень неудобно получилось перед этой твоей злой барышней, — умилительно нахмурилась Лиза.

— Ха-ха, ты серьёзно, милая? — Виктора её реплика крайне позабавила. — Она же полностью сама виновата.

— Ну, всё равно получилось жёстко. И раз теперь ты с ней в близких отношениях, я за тебя переживаю — мало ли что ей в голову придёт.

Виктор хотел перевести всё в шутку, но вдруг задумался — Лиза по сути была права.

— Имеешь ввиду, что характер у неё взрывной? Насколько я знаю, это у всех одарённых магичек так, а ещё влияют курение и, эмм, другие факторы, — Виктор вовремя осекся на слове «недотрах».

— Мне она показалось злой сама по себе.

— Она не злая, поверь, просто очень вспыльчивая и избалованная. Конечно, мне бы хотелось вас получше познакомить и помирить, но пока что об этом говорить рано.

В дверь постучали, и Лиза разрешила войти — официантка принесла заказ.

«Кофе на весь парк пахнет, наверно», — Виктор заценил обалденный аромат кофе и огромную вазу с мороженым.

Официантка расставила приборы — поднос с большой вазой, кофе на блюдцах, две вазочки поменьше, серебряные ложечки, салфетки.

— Приятного аппетита! — улыбнулась женщина и чуть поклонившись, удалилась.

Лиза насыпала себе из большой вазы мороженое и изящно скушав ложечку, запила глоточком кофе — удовольствие на её лице было ярче любых слов.

Парень сделал тоже самое — вкус был изумительный.

— Класс, вкуснота! — расплылся он в улыбке.

— А то, — хихикнула Лиза. — А чем тебя кормит эта твоя девица?

— Анжелика?! Да обычными закусками, в основном готовое, — немного удивился Виктор.

— Анжелика, — вздохнула шатенка. — Расскажи о ней — я просто хочу быть спокойна за тебя, братец.

«Такая деликатная хитринка — малая шикарный дипломат», — отдал он должное подходу кузины.

Виктор начал рассказывать, долго и подробно — начиная от знакомства в «Марков-плаза» и вечера дуэли до поездки на ипподром и сегодняшних приключений. Кофе и больше половины вазы мороженого как раз и разошлись под это дело.

— Но Лиза, милая — об этом вообще никому ни слова, понимаешь? Ни Ире, вообще никому! — выразительно посмотрел он девчушке в глаза.

— Угу, полное молчание, — пораженно покивала она — в её глазах парень увидел беспокойство. — Ты слишком глубоко в это всё погрузился. Хуанг этот, тест странный, все эти дела с Марковыми.

— А ты ничего не хочешь мне сказать?

— Хочу, — вздохнула Лиза и как-то печально посмотрела ему в глаза.

— Мисаки?!

— Да, братец — я сама в шоке! Вот чего-чего, а такого я точно не ожидала, — вздохнула девчушка. — Я даже не слышала, что она приехала в Москву.

— Расскажи о ней — я вообще ничего не помню на этот счёт.

Чуть нервно съев ложечку мороженого и немного покраснев, Лиза начала говорить:

— Твой отец ещё три года назад договорился с влиятельным японским кланом Фукуда, которые почти что контролируют тамошнее правительство, про династический брак представителя нашего клана с одной из их дочерей. Ты совсем ничего не помнишь?

— Неа, — развел ладонями парень.

— Короче говоря — Мисаки прошлым летом гостила у вас в поместье, вы с ней гуляли, общались, она пыталась тебя учить основам обращения с мечом. Ты мне говорил, что она тебе очень нравится, — вздохнула девчушка.

— Лиза, вообще ничего такого не помню, понимаешь?

— Я представляю, мой дорогой.

Пару минут сидели молча — как видел парень, сестрица явно расстроилась.

— Как думаешь, почему она в Москве? Это может быть совпадением или она как-то про меня узнала?

— Не знаю, — на лице шатенки появилось чуть виноватое выражение. — Мне кажется, она старалась тебя найти, а может, твоя мать дала ей наводку — я считаю, что это было бы правильным поступком.

— А ты с ней часто тогда общалась?

— Раза три было дело, она довольно приятная и даже просила помочь меня в изучении нашего языка, — немного улыбнулась Лиза.

— Так она моя невеста официально или как? — парень всё ещё не понимал толком.

— Я правда не знаю, это тебе у родителей надо спрашивать, Вит, — развела руками девчушка. — Ты мне тогда толком ничего не говорил насчёт того, была помолвка или нет.

«В общем, яснее не стало, но хотя я точно с ней знаком в прошлом, уже проще», — решил Виктор.

— Спросишь у них, — усмехнулся он. — А Аня Иволгина — знакома тебе такая барышня-блондинка?

— Конечно. Она твоя троюродная сестра по матери, я с ней лично не общалась лет пять, но слышала, что она прогневила родителей и её выгнали в корниловский корпус учиться, что странно.

— Выгнали? — слегка прибалдел Виктор. — А за что?

— Не знаю, в нашем большом клане много такого происходит, о чём лучше не знать. А почему ты спросил?

Виктор вздохнул и рассказал про знакомство с вахмистром Иволгиной.

— Офигеть — совпадение, — прокомментировала Лиза его с Аней знакомство возле палатки. — Нарочно не придумаешь. Она молодец, раз уже унтер-офицер. Я об этом не знала, — на лице девчушки отражалось сильное удивление. — Вит, а она тебе что сказала, когда увидела?

— Ровным счётом ничего, просто смотрела загадочно.

— Странно это, конечно. Может быть, она застеснялась?

— А чего стесняться, если мы знакомы?

— Ну не знаю, мало ли. Надо бы с ней увидеться и пообщаться, как думаешь?

— Можно будет, если она захочет, — чуть нахмурился парень. — А с Мисаки хочешь увидеться?

— Да, очень интересно послушать её историю, — покивала Лиза.

Пару минут кушали мороженое, потом девчушка заказала ещё кофе. Виктор тем временем поинтересовался у неё про Ирину и вообще про новости в их казарме. Когда официантка принесла кофе и ушла, Лиза рассказала, что Ира пока что на полигоне в Кубинке, а её подруга Вика — почти сразу же вернулась оттуда.

— А, встречал я эту Вику, когда мы со старшей сестрицей Энджи обедали в «Полисе», — не без удовольствия вспомнил Виктор. — Острая на язык барышня.

— Ну да, она веселая, а ещё она — любовница Иры, наверно, — чуть покраснев, произнесла шатенка.

— Ого! Ты уверена?

— Почти уверена — они ведь живут в одной комнате, ну и это немного заметно.

— Заметно в каком плане?

— Мне кажется, что эта Вика ревнует Иру ко мне, — проговорив это, Лиза отвела взгляд.

Виктор ухмыльнулся.

— Так-так, сестрица! Разве к этому есть серьезные основания?

— Ну ты же знаешь, что мы иногда целовались, — вспыхнула девчушка.

«Так, спокойно, а то она и расплакаться может — не надо её нервировать», — подумал Виктор, поднялся и пересел на её диванчик.

— Лиза, милая, — он взял её за ладонь, — ты успокойся — я ведь не осуждаю. Я всё понимаю, время такое, ты не обижайся, ладно?

«Как же она нежно и классно пахнет, голова прямо кружится», — нахождение рядом с Лизой волновало парня, и это всё его беспокоило. — «Хотя саудовские принцы женятся на кузинах».

— Не буду, — покивала шатенка. — А ты правда не осуждаешь? — неуверенно спросила она.

— Правда, милая! Ты очень хорошая и я вполне допускаю, что эти Ира с Викой просто тебя соблазнили, ну и время вообще такое, парни хороших девушек не ценят, — Виктор чуть сжал её мягкую, нежную ладошку.

— Вит, только не кричи, ладно? Вопрос есть.

— В смысле? — улыбнулся парень. — Не буду кричать.

— Ну, а ты б женился на мне, ну если бы мы не двоюродные были?

— Да, — ответил Виктор без колебаний, — только на тебе я бы и женился, солнышко!

Девчушка счастливо засмеялась и положила голову ему на плечо — парень ощущал нежный кайф и умиротворение.

— Мне очень-очень хорошо с тобой, радость моя, — прошептал он ей на ушко.

Лиза ещё теснее прижалась к нему, и он ощутил тепло её упругого тела.

«Это уже слишком откровенно, не надо злоупотреблять, хотя рядом с ней так кайфово. Целовал бы её и тискал, такую лапочку ароматную», — парень ощутил, как его накрыла сентиментальная нежность — такого с ним давно не было, разве что при их первом знакомстве.

— Может, поцелуешь меня? — тихим голоском спросила Лиза минут через пять такого безмолвного релакса.

— Я бы хотел, но не стоит этого делать.

— Почему? — Лиза чуть потянулась всем телом.

— Потому что я не удержусь и сама понимаешь, что будет, а мы не имеем на это права, моя дорогая кузина!

— А может я этого и хочу с тобой, Вит, — в голоске сестрицы парень уловил неприкрытое кокетство.

«Даже не знаю, что и ответить», — Виктор немного растерялся, а теплое и упругое тело девушки почти в его объятиях ясности мысли не способствовали.

— Ты ещё маленькая для этого, моя милая. С этим не надо спешить.

— Кто бы говорил, — негромко засмеялась Лиза и провела ногтиком по его ладони. — Тебе нравится эта твоя Анжелика, ну, в постели?

— Как тебе сказать — пока что всё очень непросто, — качнул головой парень, вдыхая аромат волос шатеночки.

— Со мной будет легче?

«Вот какая хитрая, как тему красиво переводит», — восхитился Виктор. — «Прирожденная кокетка, но без вульгарности, нежная».

— Ох и Лизка… — он хлопнул её по ладошке, она засмеялась.

— Надо мороженое доесть, а то потом неделю будет некогда.

— Доедай и пойдем, зая, я провожу тебя до казарм, а потом возьму такси и поеду в свой новый дом — у меня просто дофигища аналитической работы. Кстати, — вспомнил он, — тебе ничего не говорит прозвище Осьминог?

Лиза осторожно высвободилась из его объятий, отпила глоток кофе, заела мороженым и нахмурилась.

— Говорит. Если я не ошибаюсь, то и твой, и мой отец с ним частенько встречались — я лично видела его раза четыре в нашем поместье. Дядя Степан его зовут, и твоя мама говорила, что если мне что-то нужно будет, то у него офис фирмы есть в Москве, можно типа обратиться, он сейчас здесь часто бывает, — повернула она голову и посмотрела парню в глаза.

— Ого, ничего себе! — Виктор даже приосанился. — Это весьма интересно — я многое о нём читал, да и вообще про нашу семейку.

— Я представляю, — на личике Лизы появилось кислое выражение.

— Ты тоже читала?

— И читала, и от отца наслышана — всякие там махинации, афёры, уклонение от налогов, всё как у всех, короче говоря. Это неправильно, я считаю, — с грустью произнесла Лиза.

— Да, хорошего очень мало, но живем так, как живём, — согласился Виктор.

— Думаешь, это нельзя изменить? Жить честно?

— Не знаю. Я бы хотел, но не мы устанавливаем все эти правила, и вряд ли мы в силах их поменять, — грустно усмехнулся Виктор.

— Мы молодые, и мы это сделаем, — толкнула его Лиза кулачком в плечо — в её глазах появился озорной огонёк.

«Наивная она ещё очень, хотя помыслы у неё чистые и правильные».

— Будешь меня вдохновлять, договорились?

— Да, — кивнула девчушка. — С чего начнём?

— Как ты смотришь на то, чтобы встретиться с Анжеликой и помириться?

Через несколько секунд у Лизы стало такое выражение лица, будто она ребенок и полезла к варенью на полке, пока никто не видит, но её увидели и чуть не дали ремня.

— Не думала об этом вообще, — произнесла она неуверенно.

— Сестрица, я тебя не заставляю, это дело в принципе такое, что может пригодиться нам на будущее, нам всем. Тем более она не такая прям негодяйка, как ты о ней думаешь. Это не срочно, но такой вариант может понадобиться.

— Я должна буду перед ней извиниться? — глубоко вздохнула шатенка.

— Нет, милая, с чего бы? — Виктор взял её за ладонь. — Она тебя спровоцировала, и она будет извиняться первой — это я тебе гарантирую, это справедливо. А дальше ты посмотришь на её поведение и тоже можешь извиниться за тот впечатляющий приём. Подругами вы не станете, но вражды станет меньше — разве это плохо?

— Наверно, хорошо, — вздохнула Лиза и придвинулась к нему. — А ты меня за это поцелуешь сейчас, ну чтобы я была настроена конкретно подумать об этом?

Глава 2

«Ох и Лизка — лапочка-паинька, однако переговоры вести умеет», — улыбнулся ей Виктор — настроение у него стало совсем хорошее. — «Поцеловать её, что ли? Разок можно, в конце концов это всего лишь поцелуй».

— Только раз и без того продолжения, о котором ты можешь подумать. Просто дружеский поцелуйчик, и потом пойдём тебя провожать.

— Хорошо. Только закрой глаза, не шевелись и доверься мне, ладно? Я сама скажу, когда всё, — в голоске Лизы появилось восторженное озорство, а во взгляде — хитринка.

— Хорошо, — усмехнулся парень.

— И будь любезен, Вит — облокотись на спинку, расслабься и положи руки на диван.

«Как в прошлый раз не будет, надеюсь?» — парень так и сделал — подмигнув девчушке, он закрыл глаза.

С улицы было слышно игру оркестра. Несколько секунд ничего не происходило, потом Виктор почувствовал легчайшие прикосновения пальцев к своей правой кисти и тихий смешок кузины. Почти сразу она легко и нежно прикоснулась к его волосам, секунд десять его нежно гладила по голове, и после этого положила вторую ладошку ему на щеку, придвинувшись очень близко — парень ощутил касание её сисечек-двоек к своему правому плечу.

— Раз ты не открываешь глаза — тебе нравится, — прошептала Лиза ему в ухо, потом взяла его правую ладонь и положила на что-то теплое — секунд через пять Виктор понял, что это её бедро.

— Милая, уже не по правилам, — улыбнулся он.

— Не шевелись, сейчас ты мой пленник, — услышал он горячий шепот в ухо и почти в этот же момент руки девчушки обвили его шею, а сама она явно присела сверху на его бедра — глаза он не открыл и ощущал это именно так.

«Ловкая и упругая, как нежно всё провернула», — парень чувствовал дыхание кузины на своей шее.

Её ладошки взяли его кисти — девушка положила их себе на бедра, и Виктор уже хотел открыть глаза, но услышал её шепот:

— Вот теперь мы готовы!

— Зая, это уже не дружеский поцелуй, знаешь ли, — прошептал парень, однако руки с её бедёр не убрал, а провел чуть вверх, к талии.

— Я же говорила, что тебе понравится, — довольно томно ответила Лиза.

Виктор хотел ответить, но ощутил, как кончик языка прошелся по его щеке, а сама девушка чуть вздрогнула всем телом. Он ослабил свои ладони на её талии.

«Не надо её так дразнить», — совершенно ясно понимал он, но останавливать её ему не хотелось.

После этого девушка начала медленно и легонько целовать его от левого уха к подбородку и потом к другому уху — всё это было очень нежно, и парень ощутил легкое возбуждение.

— Зая! — прошептал он очень тихо.

Вместо ответа Лиза дотронулась кончиками губ до его губ — это было очень нежно, а через несколько секунд впилась в губы довольно настойчивым поцелуем — Виктор этого не ожидал и сжал губы.

— Расслабься, или будет незачёт, — хихикнула девчушка.

— Лиза… — она перебила его поцелуем, и в этот раз парень ответил, чуть сжав её талию.

Целовались минуту или даже больше, после этого девчушка томно вздохнула, но чуть отстранилась.

— Это так классно, такие ощущения, Вит, — прошептала она. — Я хочу только с тобой.

Виктор открыл глаза и увидел её милое личико очень близко — она смотрела на него, и в её красивых светло-карих глазах была нежность.

— Да, не буду отрицать — ощущения и эмоции очень нежные, — он чуть сжал ею талию и потом убрал руки.

— Ты такой сладкий…

— Лиза, солнце, это был дружеский поцелуй, — постарался он произнести весело. — Встаём-встаём, — он чуть хлопнул её по бедру, прикрытому платьем.

— Ну-у-у, — помотала головой девчушка.

— Малыш, уже пора по домам, — нежно, но настойчиво произнёс парень.

Шатенка вздохнула, стрельнула глазками и неожиданно чмокнула его в щёку возле губ, и после этого только слезла с него. Виктор с легким трепетом смотрел, как она подошла к двери и расправляет платье — её фигурка очень ему нравилась.

— Ой, что? — девушка вдруг замерла с очень милой позе, взглянув ему в глаза.

— Ты красавица, Елизавета!

— Ах, спасибо, Вит, — шатенка чуть зарделась, вздохнула-выдохнула и подошла к звоночку на столе и нажала три раза: — Пора домой, да?

Парень покивал.

Официантка вскоре принесла счёт — девчушка достала из сумочки бумажник и отдала триста рублей, включая чаевые.

Когда они вышли из ресторана, людей на открытой площадке было уже меньше, но оркестр продолжал играть и три парочки танцевали — свободное пространство позволяло. Виктор подал кузине руку и они спустились по лестнице.

— Какой прекрасный вечер, такая хорошая погода, не жарко ещё, — вздохнула и улыбнулась Лиза. — Потанцевать бы сейчас.

— Сестрица, давай мне свою нежную ладошку и пойдём вон по той аллее, — кивнул Виктор в сторону очертания «Марков-Плаза», огни которого виднелись из-за деревьев.

Лиза умильно нахмурилась, постояла несколько секунд, но потом вполне послушно подошла и протянула ладошку — Виктор с улыбкой взял её и они медленно пошли к одной из четырёх боковых аллей.

Сначала шли молча, посматривая друг на друга, но потом девушка начала рассказывать за учёбу, сокурсников, будущие экзамены и всё такое.

— Лиза, а что вы, ну в смысле ваши юнкеры, делаете с этими облигациями, которые вам выдают как часть стипендии? — как раз вспомнил он про это дело, когда они прошли половину пути к «Плаза».

— А кто как — кто-то оставляет на год, до погашения, кто-то пытается их впихнуть студентам из твоего университета, — это слово девушка сказала с иронией, — из спортивного интереса, а некоторые продают за три четверти от номинала одному из старших курс-юнкеров в первом учебном батальоне.

— Вот как? — удивился парень. — А зачем они ему?

— Не представляю, Вит, но я ему свои продала — денежки на кофе всегда нужны.

— Зая, напомнишь мне, чтобы я тебе отдал те, которые есть у меня — твои марковские друзья мне их успели несколько штук впарить!

— Хах, впарить, — залилась искренним смехом Лиза. — Прямо молодцы, я бы посмотрела на это.

Виктор тоже посмеялся, а девчушка тем временем взяла его под руку и чуть ли не повисла на нём.

— Так, на ногах держимся, милая. Реально люди без комплексов у вас там учатся, — пока шли, он начал рассказывать истории получения облигаций, ещё больше рассмешив шатеночку.

— Блин, узнаю тебя прежнего — с тобой всегда весело, братец, — сказала Лиза, когда они проходили недалеко от здания «Марков-Плаза» — уже было довольно темно и светились там всего лишь несколько окон.

— С тобой тоже нормально, — Виктор не удержался и легонько дернул малую за косичку, вызвав её притворно-недовольный крик.

На скамейках большой аллеи стали попадаться компании юнкеров — они сидели, курили, смеялись. Через пару минут впереди показалось массивно-мрачное здание Марковских Казарм.

— Кстати, Лизка, чуть не забыл — задание тебе есть, я сам не успеваю всё делать, — заявил он, когда они почти подошли к Флотскому бульвару.

— Ого, звучит как угроза, — усмехнулась шатенка. — И что же надо делать?

— Помнишь, когда ты в меня зарядила парализатором… — при этих словах парня Лиза бросила его ладонь и закрыв личико, прыснула от смеха.

— Ой, извини, я не это имела ввиду, — ещё смеясь, помотала она головой.

— Я понял, — с иронией ответил Виктор — ему нравилась, что у девчонки хорошее настроение. — Так вот, задание.

— Угу, — Лиза чуть сжала губы, сдерживая улыбку, и взглянула ему в глаза.

— Когда я пил тот дорогой коньяк, ты мне потом говорила про блокаторы, стабилизаторы, легальные и тому подобное — ты можешь составить мне список всех этих вещей? Какие дефицитные, кому и как подходят по стихии и магокэфу, то есть сможешь систематизировать?

— Ого, а ты реально так и не вспомнил? В поместье были книги и журналы на этот счёт, — удивилась Лиза.

— Некогда было, но в уме держал — мне эти знания нужны, а как подступить и где искать, я толком и не знаю.

Как раз подошли к пешеходному переходу на бульваре и Виктор приостановился.

— Хорошо, я постараюсь сделать — как бы это не такая простая задача, потому что многие данные есть в библиотеке, а там нужен допуск. А когда тебе надо? — Лиза умилительно нахмурилась, став напротив него.

— Сестрица — когда у тебя получится, чтобы без ущерба для твоей учёбы.

— Хорошо, я сделаю, — чуть втянув нижнюю губу, покивала девушка и усмехнулась. — Мне и самой не помешает все эти знания систематизировать.

— Ты у меня умничка, — улыбнулся ей Виктор. — Ещё — помнишь в «Эскрайме» возле входа шторка и там знак?

Зрачки у Лизы расширились, она пристально смотрела ему в глаза.

— Да, меня он нервирует — квадрат, круг и треугольник странных цветов, — произнесла она секунд через пять. — Парадокс Блаженства, так его все называют, — в её взгляде появилась тревога.

Виктор взял её ладони своими и успокаивающе сжал.

— Ты что-нибудь знаешь вообще, что это такое и почему этот знак там вообще висит?

— Наверно, хозяева «Эскрайма» повесили, а вообще девочки говорили, что это какое-то религиозно-философское, — Лиза чуть наморщилась, — учение-течение, что ли. Что-то вот такое, связанное с местами силами и метафизикой магии.

— Где бы побольше про это всё узнать? — задумался Виктор.

— В интернете вряд ли найдёшь. Я поспрашиваю у сокурсников.

— Пока не надо, милая — мало ли что это может быть, — парень ощутил, как чуйка запротестовала после её слов.

— Не надо?

— Не надо. У тебя хватит работы с моим заданием, — улыбнулся он и чуть приобнял девушку. — Тебе пора, вон уже твои юнкеры идут целыми стайками к воротам.

— Ах, стайками, — засмеялась Лиза. — Закажи такси, а я пока с тобой постою.

Виктор так и сделал — достав свой планшет, он со второго раза смог заказать такси — свободных машин было мало.

— Как твои игровые успехи? — улыбнулась девчушка, глядя на девайс.

— О чём ты? — не совсем понял парень.

— Про этот твой тест и ту фирму, что ты говорил — ты когда мне рассказал про твоё знакомство с этой твоей, — Лиза поморщилась, — Анжеликой, я подумала, что всё это очень странно.

Виктор вздохнул и многозначительно посмотрел на кузину — она стояла, держа сумочку перед собой, и чуть-чуть наклонила голову вбок, глядя на него.

— Да, это всё очень странно — тут не поспоришь. Понимаешь, милая, ты когда вернула мне частично память, — Виктор улыбнулся краем губ, — то за эти три дня события повалили просто валом — из простого и нищего студента я вдруг себя почувствовал человеком, от которого всё что-то хотят — эта фирма, девушки-аристократки — Энджи, Ира, Мисаки, и даже я сам. Поэтому я всё это ещё осмысливаю.

— Я тебя верю, братец, — Лиза улыбнулась, сделала шаг к нему и игриво провела ладошкой по щеке. — А с Мисаки я хочу встретиться. А ещё я подумала — с этой твоей зазнобой тоже можно будет, и ты прав — я первая не должна и не буду извиняться, — в голосе девчушки послышалась решительность.

— Вот! — парень довольно улыбнулся и поднял указательный палец. — Такой ты мне ещё больше нравишься, малыш — ты должна научиться защищать свои законные интересы и не пасовать ни перед кем, не сдавать позиций. Я хочу защитить и тебя, и Энджи, но в вашей с ней ситуации Энджи совершенно была не права, и правда на твоей стороне!

— Ну если она тоже захочет, то мы можем встретиться и расставить точки в этом вопросе, — покивала Лиза. — Но если надо будет — я буду готова к дуэли.

— Замётано, дорогая, — довольно улыбнулся Виктор. — Дуэль не понадобится, я надеюсь.

— Наверно, твоя машинка едет, — показала девушка в сторону парка — Виктор обернулся и увидел фары. — Обнимешь меня?

— Легко и с удовольствием, — парень стиснул милаху-шатеночку в объятиях, но нежно.

«Классный у неё аромат, и вообще — успокаивает она меня очень».

— Я пойду?

— Да, солнышко, иди отдыхай, и будем на связи — я буду держать тебя в курсе событий!

Лиза засмеялась, дотронулась до его плеча и развернувшись, пошла через переход в сторону здания казармы. Виктор проводил её взглядом — походка у неё была легкая и волнующая, и когда девушка была уже у ворот казармы, возле него остановилась машина.

«Интересный гибрид „Жигулей“ и „Ситроена“, надо будет почитать про здешний автопром — тут явно превалируют тренды семидесятых», — автомобиль был явно бюджетный и массовый.

— Добрый день! — открыл он дверь.

— Вечер, скорее уже, — улыбнулся таксист — полный мужичок лет пятидесяти.

— Да, однозначно, — Виктор сел в машину — настроение у него было очень хорошее.

— Едем на Балтийский переулок, значит? — таксист начал лихой разворот, ибо движения по обе стороны бульвара не было.

— Ну да, — покивал Виктор.

— Хороший там район построили, но очень дорогой, для самых аристократов и милицейских чинов, — начал рассказывать водитель, набирая скорость. — Вы тоже аристократ, я вижу?

— Да нет, так, — пожал плечами Виктор.

— Отхватили себе хорошую барышню? Вот это дело — у меня племянника тоже как-то срезали эти черненькие аристократки, ну и завертелось, — засмеялся водитель. — Но сначала уперся и ни в какую — говорит, в тюрьму пойду, и похер мне на этот брачный закон.

— И что? — Виктора слегка заинтересовался.

— Да мы его всей семьей уговаривали, да и девица там нормальная, отличница — три месяца встречаются. Скоро она получит офицерское звание и уедет он с ней в Баку на службу — ну чем плохо? Хотя говорит — стервозничает часто. Но он её тоже взял в оборот — слюбятся, я считаю, магички — они такие, что тут поделаешь, — водитель в своей лихой манере вывернул на шоссе и начал набирать скорость.

— То есть она получит распределение в Баку, и ему с ней надо будет ехать? — уточнил Виктор.

— Ну а как иначе? Военная карьера, что тут поделаешь. Зато и девка хорошая, симпатичная, обеспеченная, и он не будет тут шляться со своей шантропой — повезло пацану, я считаю, он у нас тот ещё раздолбай. Она как получит погоны, свадьбу сыграют — и вперёд, во взрослую жизнь. Учиться потом пойдёт, детишек наделают — что ещё для счастья надо?!

— Да, очень повезло, — покивал Виктор, скептически ухмыльнувшись.

Дальше водитель начал затирать про политические новости — его волновали возможные досрочные выборы и медленный, но стабильный рост цен на хлеб, гречку, макароны, пиво и водку, но Виктор слушал постольку-поскольку и отвечал односложно, думая о Лизе и о её нежно-успокоительном на него воздействии.

Когда проехали «Полис» и подъезжали к переулку, парень попросил остановится недалеко от поворота. Он дал водителю четыре двадцатки без сдачи и решил чуток прогуляться — на улице было темно и прохладно.

— Счастливо! — пожелал ему довольный таксист.

Виктор кивнул, закрыл дверь и вздохнув пару раз полной грудью, неспешно пошёл к повороту.

«Лизку надо понемногу тренировать в плане выдержки, потому что её легко вывести из себя, а это никуда не годится. Сегодня она очень хороша была в этом плане», — парень повернул в переулок, освещённый довольно слабенько для престижного района.

Шагов за десять в отблесках дальнего фонаря он увидел машину, которой здесь точно не было, когда он уходил — легковушка стояла сзади машины Анжелики.

«Так, „Steyr-Wagenbau“, таких я ещё не видел — это явно немец, и довольно дорогой», — подойдя и немного рассмотрев машину, он пошёл к подъезду.

Оставалось шагов пять, однако дверь подъезда чуть приоткрылась и оттуда показалась Арина в халатике — Виктор буквально опешил, но почти сразу пришёл в себя:

— Алё, рыжая! Тебе кто из квартиры разрешил выходить? Ты куда это собралась в халате?

К его удивлению — Арина особо не смутилась и вышла на улицу, а сразу за ней вышла ещё одна девица — очень симпатичная брюнетка в насыщенно-синей, как показалось парню в полутемноте, военной форме.

— Это ещё что за придурок? — вопросила она. — Ты кто такой, парнишка? Ты знаешь вообще, к кому обращаешься — захотел крупных неприятностей? Съебал с дороги, пока цел и пока я добрая.

— Ты чё, кобыла, охерела… — начал говорить весьма прибалдевший Виктор, но Арина громко его перебила, подняв ладони:

— Спокойно, всё хорошо! Это моя старшая сестричка, Элина, она к нам неожиданно заехала сегодня, — в голосе рыжей парень уловил напряжение. — А это Виктор, дорогая, всё нормально!

— А-а, так этот тот самый Виктор, о котором вы мне все уши сейчас прожужжали? — прикрыв дверь подъезда, усмехнулась брюнетка, чуть надменно откинув голову. — Наглый и невоспитанный тип. Я совсем не удивлена вашему с Анжеликой выбору.

«Так, спокойно», — Виктор считал до пяти, глядя в очень красивые холодно-голубые глаза брюнетки — ещё его впечатлил пирсинг над её левой бровью, в носу и губах.

— Я оставлю без комментариев вот это всё хамство, — очень сдерживаясь, процедил Виктор, — и надо предупреждать о подобных визитах.

— Вот только тебя забыла спросить. Ладно, я поехала, — эта Элина чмокнула в щеку рыжую и холодно взглянув на Виктора, пошла мимо него, обдав ароматом парфюма — к той самой немецкой машине.

— Пока-пока, приезжай завтра, пойдём гулять, — слегка неуверенно пропищала Арина, с опаской взглянув на парня.

— Пока, малая — вы там не пасуйте перед этим хамом, — уже открывая дверь машина, громко заявила барышня. — Я проконтролирую.

Виктор хотел послать её на три буквы, но сдержался. Машина очень резво отъехала — девица явно любила быструю езду.

— Пошли, — показал он головой Арине на дверь подъезда.

— Элишечка — офицер на дипломатической службе, приехала в Москву получить погоны капитана, ну и навестила меня — я прямо не ожидала, — пролепетала рыжая, когда Виктор в упор посмотрел на неё.

«Стервишечка», — промолчал раздраженный Виктор и показал рукой, чтобы рыжая заходила в подъезд. — «Форма, очевидно, парадная дроздовская», — понял он, поднимаясь по лестнице.

— С Элей я давно не виделась, — говорила Арина, которая шла впереди, — Она час назад заехала, как снег на голову — такая вот она по жизни.

— Избавь меня от пояснений, рыжая, — с легким раздражением ответил он — весь позитив от встречи с Лизой понемногу начал улетучиваться.

Когда подошли к квартире, дверь была открыта — они вошли. С кухни послышался веселый голос Анжелики:

— Ты уже проводила Элю, рыжушка сисястая? Теперь давай готовить сюрприз нашему милому, где его только хрен носит!

Глава 3

Виктор посмотрел на Арину и приложил палец к губам — она даже ротик не успела открыть.

— Иди на кухню и не говори, что я дома — ты поняла? — прошептал он. — Будет взаимный сюрприз.

Рыжая охотно покивала и улыбнулась, явно сдерживаясь, чтобы не засмеяться — её глаза загорелись интригой. Виктор погладил её по попке и легонько шлепнул, направляя в сторону кухни.

— Так позвони ему, — идя по коридору, демонстративно громко ответила она Анжелике. — Долго мы ждать должны?

— Я уважаю его право на приватность, знаешь ли, — послышался веселый голос брюнетки. — А вот он мог бы и позвонить.

«Это нечто новенькое», — приятно удивился Виктор, тихонько разуваясь.

Он постоял примерно минуту — по голосам из кухни было слышно, что Арина начала давать какие-то непрошенные советы, а Анжелика начала с ней спорить, но голоса были веселые.

Виктор тихо пробрался через коридор и вошёл в кухню, как ни в чём не бывало — Анжелика, увидев его, чуть не выронила поварёшку, которая была у неё в правой руке:

— Ты откуда взялся?!

— Ну ничего себе — вот это зрелище! — парень расплылся в улыбке — Анжелика стояла в фартушке и с поварёшкой возле плиты с кипящей кастрюлей.

— Блин, любимый мой — напугал! Ты уже дома? — брюнетка смотрела на него с изумлением, потом перевела взгляд на Арину: — Ах вы гады, совсем не смешно!

— Очень даже смешно, — сложилась от смеха Арина и увалилась задницей на диванчик — ей было весело, и Виктор мимоходом отметил, что в хорошем настроении рыжая была очень даже привлекательна — её лицо от улыбки становилось ещё более миловидным.

— Вот это сюрприз — ты готовить, что ли, умеешь? — парень с интересом посмотрел на брюнетку, которая в легком халатике, фартушке и без макияжа выглядела невероятно мило.

— А ты как думал, милый мой? Я вообще много всего умею, — заявила Анжелика. — Это вот сейчас прозвучало обидно, — она чуть надула губки.

Виктор развёл руки и с улыбкой подошёл к девушке, осторожно и нежно её приобнял за плечи и поцеловал в щечку возле губ.

— А что мы готовим, моя лапочка? — поинтересовался он — запах из кастрюли доносился весьма аппетитный.

— Моё фирменное блюдо — походный корниловский суп, — чуть опустив взгляд, ответила явно очень довольная Анжелика. — Уже скоро будет готов.

— Энджи, зая — ты меня очень приятно удивила. Я тогда пойду переодеваться, а вы тут с рыжей продолжайте — сюрприз очень классный, — Виктор провёл ладонью по волосам брюнетки.

— Хорошо, — заулыбалась Анжелика. — Как там твоя встреча? — спросила она, когда парень уже выходил с кухни.

— Да нормально посидели, поболтали, — обернулся Виктор. — Надо будет вас с Лизой получше познакомить — нет причин для вражды, вы даже могли бы подружиться.

— У-эм, — мило поморщилась Анжелика. — Давай пока так далеко не загадывать.

— Ладно, я в душ. Пахнет приятно — я давно домашний супчик не ел, — улыбнулся парень и пошёл в комнату — переодеваться.

«Кто бы мог подумать, что Энджи умеет и способна приготовить что-то сложнее бутербродов и колбасно-сырной нарезки. Совсем не ожидал от неё», — Виктор был весьма приятно удивлён.

В комнате парень повесил в шкаф свой костюм, положил сумку с планшетом на стул, одел один из легких халатов и пошёл в ванную. Освежившись, он взглянул на себя в зеркало — выражение лица было веселым и удовлетворённым. Он пошёл на кухню.

Арина сидела на диване в полураскрытом халате, и закинув ногу на ногу, давала советы, указывая при этом пальцем.

— Сейчас сама будешь тут стоять и готовить, — повернулась к ней Анжелика, пока Виктор усаживался рядом с Ариной.

— Рыжая разве умеет готовить что-то сложнее вареных яиц? — положив ладонь на ей бедро, поинтересовался парень у Анжелики — та засмеялась.

— Спасибо, что ты такого обо мне мнения, — язвительно промолвила Арина, однако руку Виктора со своего бедра убирать не стала.

— Рыжая, ты барышня загадочная — красивая, сисястая, но очень эмоциональная и капризная. Тебя нелегко бывает понять, — откинувшись на спинку дивана, парень смотрел на Арину.

Девушка немного покраснела и взглянула на Анжелику.

— Он дело говорит, — повела бровью брюнетка и начала помешивать суп — запах по кухне разносился изумительный.

— Я не люблю, когда меня обижают, — чуть стушевавшись, произнесла Арина.

— А кто тебя обижает? Мы? — улыбнувшись, Виктор обвел рукой брюнетку и себя. — Наоборот, — рукой он начал вести от бедра к животику девицы, — нам с тобой весело, ты девушка очень умная…

— Ну спасибо, — зарделась Арина и попыталась слабенько откинуть руку парня.

— Кстати, а кто эта дамочка была, что мы сейчас встретили? — громко вопросил Виктор, обращаясь конкретно к Анжелике.

— Эй, какая дамочка? Это моя сестра старшая, — с легкой капризностью ответила Арина и мило нахмурилась. — Ты ведь уже это знаешь, мальчик.

— Довольно приятная у тебя сеструха, точно попроще моей, — усмехнулась Анжелика. — В таком возрасте быть военным атташе в Хельсинки — очень солидное достижение.

— Ого, вот прям реально военный атташе? А сколько ей лет? — заинтересовался Виктор, ещё чуть ближе придвинувшись к рыжей — та явно засмущалась.

— Двадцать пять, она закончила Дроздовский Офицерский Корпус в Екатеринодаре и пошла по дипломатической линии, отец договорился и завертелось — Эля всегда любила историю и мечтала много путешествовать, ей языки хорошо даются, — пояснила Арина, вяло при этом пытаясь не давать ладони Виктора добраться до её груди.

— Ты явно не такая стерва, как она, рыженькая зая, — нежно прошептал Виктор, одной рукой сжав ладонь девушки, а второй начав гладить её шикарные сиськи.

— Эй, что ты делаешь, — вздохнула Арина, её зрачки расширились. — Она не стерва, просто ты повёл себя плохо.

— Что это я слышу? А ну рассказывайте, — послышался полный любопытства голос Анжелики.

— Увидел возле подъезда рыжую в халате, проявил беспокойство, а на меня наехали, — заявил Виктор, глядя Арине в глаза. — Так?

— Ну, как-то да, — вымученно улыбнулась Арина — дышала она уже тяжеловато. — Но ты не прав был, и моя сестра не любит наглых парней.

— Так она феминистка? — Виктор подмигнул Анжелике, которая с интересом смотрела на них.

— Да, — явно сглотнула комок в горле Арина.

— А ты, рыжая, тоже скрытая феминистка, да? Говори как есть, — глядя в серо-зеленые глаза Арины, говорил Виктор чуть низким голосом — он видел по её глазам, что она начинает плыть. — Нам здесь с милой такие кадры не нужны.

— Я, я нет, нет… — помотала рыжая головой. — Я хочу в комнату, — уже почти пропищала она, опустив взгляд.

— Тебе не нравится моя ладонь? — со страстной нежностью спросил Виктор.

— Я, я… Не знаю. Нравится, не знаю, — вздохнула девица полной грудью и Виктор нежно примял одну из них.

«Сиськи просто умопомрачительные — одна сплошная эстетика», — он ощущал изысканно-приятное возбуждение.

— Поцелуйтесь, — со смешком сказала Анжелика.

— Мы так и сделаем, — Виктор взял рыжую за подбородок и повернул её голову к себе, заставив посмотреть в глаза — во взгляде девушки он увидел просто море смущения.

Парень чуть притянул её к себе и легонько поцеловал в губы, чуть поиграв языком с её немного пухленькой нижней губой.

— Мне надо в комнату, — сдавленно произнесла Арина, уже довольно красная — она резво поднялась с дивана и выбежала в коридор.

— Тапочки надень, рыжая, ну что ты, — крикнул ей вслед Виктор.

Анжелика несколько секунд смеялась, одновременно помешивая суп.

— Вообще не знаю, как тебе это удаётся, но малая в твоём присутствии напрочь теряет голову, — заявила она, чуть наклонив влево голову. — Вообще сама по себе — она та ещё язвочка и кровь пить умеет.

— В первую нашу встречу я бы не назвал её скромняшкой, — откинулся парень на диване. — Зарядила вообще без всяких сомнений по мне.

— Ты ей нравишься, вот она и смущается, — усмехнувшись, весьма прямо сказала Анжелика. — Тебе с нами повезло.

— Я разве спорю? — Виктор любовался брюнеткой — она была великолепна в полурасстегнутом синем халате и фартушке.

— Сейчас поедим супчика и можем заняться кое-чем интересным, — каре-зеленые глаза Анжелики блеснули.

— Да-а? И чем же? — улыбался по полной Виктор, не отводя взгляд.

— Я готова продолжить наши интимные уроки, — она кокетливо сжала свои прекрасные губы.

— Я вот только за, милая. А у тебя там, — он показал ладонью на животик, — всё уже нормально, не болит?

— Уже всё вполне хорошо, лекарства помогли, наверно. Так что? — Анжелика довольно страстно смотрела на него.

— Ночь — наша, будем осваивать новую позу — на твой выбор, — Виктор закинул ногу за ногу.

Анжелика улыбнулась и охотно покивала.

Глава 4

Несколько секунд Виктор с интересом смотрел в её глаза — Анжелика снова мило засмеялась и отвела взгляд.

— А суп скоро?

— Через пару минут выключу и дам настояться — здесь обогащенный воздухом сельдерей, молодая картошечка, зеленый лук и морковь из теплиц, индюшиный балык, сушеная зелень и несколько перепелиных яиц, — улыбаясь, ответила брюнетка.

— Уже слюнки текут, — искренне заявил Виктор. — Подашь вина, милая? — кивнул он в сторону подоконника.

— Малыш, а надо ли ещё пить? — нахмурилась Анжелика.

— По бокалу, за твои кулинарные способности.

— Ну ладно, — вздохнула девушка, пошла к ящикам и достала оттуда бутылку вина. — Я не открою, — она взяла штопор, который так и валялся на столе, и направилась к парню.

Виктор открыл вино очень быстро и слегка хлопнул Анжелику по попке, велев принести бокалы. Однако она пошла к плите, помешала суп, потом на несколько секунд включила конфорку на полную, выключила, накрыла крышкой и укутала полотенцем — парень с удовольствием смотрел за её действиями. Только после этого она взяла два бокала и направилась к нему.

— Ох ты какая хозяюшка, оказывается, — потрепал её за волосы парень, когда она присела рядом.

— Да, а ты думал, я просто криворукая стерва? — в голосе Анжелики была яркая ирония.

Виктор неопределённо мотнул головой и налил ей и себе вино.

— За тебя, моя дорогая — за классную хозяйку! — вполне серьёзно произнёс он, глядя ей в глаза.

Чокнулись и немного выпили — Анжелика придвинулась к парню, он её приобнял.

— Знаешь я пообщалась с этой Элей и думаю, что военная карьера — совсем не такой и плохой вариант, как мне казалось пару лет назад. Я уже даже жалею, что бросила корниловское училище.

— Даже так? — Виктор игрался с её ароматными волосами. — Можешь в этом году восстановиться, есть такой вариант?

— Наверно. Ты тоже так считаешь? — брюнетка отхлебнула глоток вина. — Я много думала об этом.

— Погоны офицера — это семейная традиция в наших родах, плюс знания и дисциплина — всё это никак не помешает для жизни. Элина эта — уже целый атташе, Стелла — военный медик, Вельцева — каэр, то есть училище — отличный старт для карьеры. Что тебе по-настоящему нравится, солнце, какие направления?

— Вот даже не знаю. А ты поможешь мне определиться со специализацией? — Анжелика заёрзала, поворачиваясь к парню всем телом.

— Конечно помогу, — Виктор провёл пальцами по её щеке и поцеловал в губы — легонько.

— Ты такой у меня классный, это реально судьба, — чуть ли не пропищала девчонка.

— Всё может быть, — кивнул Виктор — он и сам уже склонялся к такому умозаключению.

— Вот только ребенок, — вздохнула девушка.

— Да, это осложнит учёбу, — через несколько секунд покивал Виктор — он про это немного подзабыл.

Анжелика прижалась к нему, и они так сидели несколько минут, попивая вино.

— Ты кушать хочешь? Давай я тебе налью тарелку супа, и пойдём отдыхать, — предложила брюнетка.

— Ты тоже поешь, давай, — Виктор чуть погладил её по плечу.

Анжелика с умильным вздохом встала и пошла к полкам — достала тарелки и начала наливать суп.

Виктор решил порезать хлеб, потом подошёл к холодильнику и достал оттуда какое-то новое мясцо — целую тарелку нарезки.

Суп оказался наваристый, вкусный и ароматный, всего лишь чуточку пересоленный — он не стал на этом акцентировать внимание.

— Зая, очень вкусно, — отдал он должное. — Когда вы успеваете покупать все эти вкусняшки? — кивнул он на мясо. — Холодильник всегда полон.

— Я заказываю доставку, или домработница приносит — я пока что дала ей небольшой отпуск. Ты просто этого не застаёшь.

— Доставку? — удивился Виктор, отхлебывая горячий суп. — Это такое себе дело в нашей опасной ситуации.

— Милый, ты преувеличиваешь, — сдвинула брови девушка. — Я ж не первый раз использую этот сервис.

— За тебя, зая, — парень улыбнулся и поднял бокал.

Анжелика заулыбалась.

«Какой хороший супец — самое оно для моего желудка, измученного алкоголем и сухомяткой», — с удовлетворением думал Виктор, доедая ещё полтарелки добавки. — «Малая заслужила на секс, но сначала пусть они мне сделают массаж в четыре руки».

— Я пошёл умываться и в комнату — жду тебя, моя муза, — улыбнулся он Анжелике.

— Ого, уже муза! — усмехнулась она. — Так ты мне и замуж добровольно предложишь.

Виктор засмеялся и покивал, направляясь в ванную.

«Кстати, может и предложу — Энджи с каждым днём всё больше и больше меня приятно удивляет, не считая той ночи с зачатием, конечно», — он с удовольствием умылся прохладной водой.

— Я пошёл в кроватку, — громко заявил Виктор, поскольку слышал, что брюнетка шумит посудой на кухне.

«Завтра — первый день лета. Умопомрачительные четыре денька, в моей жизни такого точно не было», — зайдя в темную комнату, Виктор направился к кровати.

Само собой, за занавеской лежала Арина — она что-то читала в телефоне.

— Сколько твой телефон стоит? — поинтересовался парень, укладываясь посередине траходрома и расстегивая халат — было чуть жарковато.

— Четыре двести или пятьсот, самый новый «Амазунг», а что?

— Да так, хочу себе тоже взять. А ты супчика не хочешь?

— Хочу, но потом, после всего этого дела, — загадочно ответила рыжая и Виктор повернул к ней голову и положил ладонь на ляжку.

— Так вы меня тут соблазнить задумали, да?

— А как ты хотел, — засмеялась Арина. — Изволь исполнять супружеские обязанности, мальчик.

Виктор вздохнул — звучало это не слишком романтично.

В комнате зажегся свет — вошла Анжелика. Сквозь занавеску парень видел, как она снимает халат и остаётся полностью обнаженной, даже без трусиков.

— Вот и лапуля, — хихикнула Арина. — Ну вот как в неё не влюбиться?

— Вообще без вариантов, — выдохнул парень, наблюдая за прекрасным силуэтом брюнетки, который было хорошо видно через занавеску.

Анжелика довольно резким движением отдернула занавесочку.

— Ого, какая красота, — чуть ли не присвистнул Виктор — такое зрелище не могло надоесть, даже если смотреть тысячу лет.

— Хочешь меня, любимый? — томным голосом вопросила девчонка, сексуально поставив правую ножку на край кровати.

— Конечно хочу, любимая — и прямо сейчас!

— Нет, прямо сейчас не получится — Арина, завяжи ему глаза!

Виктор не успел опомниться, как рыжая достала из-под подушки черную повязку.

— Закрой глаза, — попросила она.

— Ладно, — чуть сглотнул парень и прикрыл глаза — Арина повязала ему повязку. Как он слышал, Анжелика быстренько побежала выключить свет и вскоре забралась на кровать.

— А теперь будет основное блюдо, — услышал он шепот Арины на ухо.

— Массаж? — предположил Виктор, которого это всё начинало дико возбуждать.

— Не только, — раздался шепот Анжелики — через пару секунд она провела руками по его бедрам.

— Даже интересно… — только начал говорить он, но его перебили поцелуем в губы — по запаху волос парень понял, что это была Арина.

Виктор нащупал ладонью бедро рыжей и начал гладить — послышался томный стон.

«С повязкой на глазах — это очень возбуждает», — заценил парень всю романтичность момента.

Рыжая ещё сильнее начала его засасывать и начала водить ладонями по груди и животу — Виктор кайфовал и старался дышать носом. Через пару секунд он ощутил касания на своих бедрах, возле паха — это явно была Анжелика.

— Ухх, — вздохнул он, когда Арина оторвалась от его губ, а Анжелика ладошками начала гладить его уже почти каменное достоинство.

— Тебе нравится, малыш? — в голосе брюнетки была страсть, а касания её тела к ногам были очень кайфовыми для него.

— Да, крошка — продолжай, — прохрипел Виктор. — Ай, — через несколько секунд он ощутил, как его левый сосок сначала облизали, потом чуть укусили.

Послышался смех Арины.

— Рыжая, — выдохнул Виктор. — Продолжай…

Арина начала целовать его в шею, при этом его рука лапала её бедра и попку, а Анжелика начала гладить ладонями и целовать его живот, медленно спускаясь ниже.

Член уже стоял, будто штык, однако Анжелика не спешила им заняться — Виктор ощущал истому по всему телу. Арина гладила его грудь и целовала в шею и уши — кончик её языка оказался очень проворным.

— Девчонки, языком поработайте, — простонал Виктор.

— Ага, не всё коту масленица, — послышался смех Анжелики — она продолжила баловаться языком и ладонями внизу живота, и парень уже начал изнемогать.

Девчонки о чём-то пошептались, засмеялись, и через пару секунд Виктор ощутил, как Арина кладёт его ладони себе на грудь — Виктор её сиськи ни с чем бы не спутал, а Анжелика начинает тереться своим сладким, горячим и уже очень мокрым местом о его стержень, который начал пульсировать и требовать разрядки.

— Теперь трахни его, лапочка, — услышал он реплику Арины.

— Давай, Энджи, последуй этому совету, — чуть ли не прорычал Виктор — его руки были на сиськах Арины.

Через несколько секунд он ощутил, как что-то жаркое и влажное начинает окутывать его железный стояк — в этот же момент послышался сладостный стон Анжелики, в котором было и немного боли.

— О-о-да-а, — простонала брюнетка, — насадившись на член Виктора.

— Рыжая, сними повязку, — потребовал он.

— Да, да, сними, — выдохнула Анжелика.

Арина сделала это, и Виктор не сразу всё увидел, но через несколько секунд обалденный силуэт Анжелики был уже ясно виден. Виктор положил ладони на её бедра — полностью голая брюнетка сидела на его члене в позе наездницы, чуть откинув голову.

Арина пахла капризной нежностью, Анжелика — неудовлетворенной страстью.

— Давай, моя любимая, начинай двигать попкой, — нежно произнёс Виктор — писечка брюнетки была всё ещё узенькая, хотя и очень мокрая, и девчонка медлила.

— Мне так хорошо, но немножечко больно, — слегка неуверенно прошептала Анжелика.

— Давай, зая, медленно, — парень похлопал её по бедрами и облапал за талию.

Брюнетка с громким стоном начала насаживаться, и Виктор сразу ощутил, как его напряженный член входит в мокренькую и горячую вульвочку — девчонка откинула голову назад, но двигалась медленно.

— О-о, мне так приятно, милый, — простонала она.

— Давай, солнышко, активнее насаживайся — я хочу растрахать твою штучку, — прошептал Виктор, облапав и чуточку смяв идеальные сисечки Анжелики — она вздрогнула всем телом.

— Ты такой ненасытный, — хихикнула Арина и привстав на колени, подвинулась к Анжелике — она начала гладить её плечи и шею.

— А-а-ах, как же классно, — негромко вскрикнула брюнетка, понемногу набирая темп.

Виктор хлопнул по заднице Арину — она так и была в халатике, и начал гладить бедра и талию Анжелики, чуть двигая тазом вверх — девушка откинула голову назад и тихонько постанывала, уже явно от удовольствия.

— Давай, моя девочка, двигайся, ты такая узенькая и сладкая, я тебя обожаю, — прорычал Виктор, немного сжав бедра брюнетки.

Ответом был её страстный стон и всё более широкая амплитуда её движения — Анжелика явно вошла во вкус и уже контролировала темп.

Виктор положил руки ей на талию и не давал замедлиться — он ощущал, что скоро разрядиться ей внутрь, настолько она была горячая и узенькая.

Брюнетка всё более ускоряла темп, Виктор ощущал эманации страсти, исходящие от её прекрасного, сексуального тела.

— А, а, о-ой, — минутки через три болезненно-страстно вскрикнула Анжелика и чуть ли не вонзила ногти Виктору в бедра. — А-а-а, да-а…

Виктор тоже глухо застонал и начал кончать — он ощущал каждой клеточкой члена, что Анжелику накрыл оргазм.

— Да, это охуенно, зая, — парень гладил бедра и талию девушки — её голова была ещё запрокинута, а тело немного обмякло. Дышала она часто и неглубоко.

— Это был оргазм, моя дорогая, — восторженно объявила Арина и неожиданно для Виктора шлепнула его по груди ладонью — было довольно ощутимо.

— Эй, — удивился он, голова кружилась.

— Ты милую до оргазма довёл, — произнесла Арина и поцеловала Анжелику в полностью открытую спереди шею.

— Да, я такого никогда ещё не испытывала, — подала через несколько секунд голос и брюнетка. — Дайте мне лечь, — девушка слегка неуклюже освободилась от уже полурасслабленного члена парня и легла на него сверху.

Арина хлопнула её по попке, чем вызвала сладостно-недовольный стон.

— Ну как? — прошептал ей на ушко Виктор.

— Пиздец какой кайф, это стоило нашей первой ночи. Теперь я так каждый день хочу, — счастливо засмеялась брюнетка и начала целовать Виктора мелкими и быстрыми поцелуями в лицо и шею.

«Она реально каждый день и захочет», — с отстранённым кайфом подумал парень, поглаживая её ладонями по спине.

— Я прямо смотрю на вас и хочу расстаться с девственностью, — послышался чуть сбоку голос Арины.

— Рыжая, давай не спешить, — вздохнул Виктор. — Вы там хотели в конце лета…

— Я тоже хочу оргазмы, — парень видел, как произнося это, она снимает халат.

Через несколько секунд рыжая своими сиськами прильнула к правому плечу Анжелики.

— Вы мне массаж обещали, мадемуазели, — через полминуты обжиманий и поцелуев заявил парень.

— Обещали — будет, — Анжелика слегка укусила его за мочку уха. — Ложись на живот, будет тебе массаж эротический.

Виктор сначала сжал её упругие ягодицы, потом хлопнул по ним — Анжелика вскрикнула, но с него слезла. Он снял свой и так расстегнутый халат, повернулся на живот и обнял подушку. Почти сразу же он ощутил касание ладоней у себя на плечах и на ягодицах — через минуту девчонки явно разошлись и нежно хихикая, начали довольно интенсивно, но нежно гладить и массировать его плечи, спину и ноги.

Виктор даже и не понял, когда вырубился от всего этого удовольствия.

Глава 5

Проснулся Виктор от легких прикосновений к его плечам и милого шепота на ушко — как оказалось, это одетая в довольно прозрачный пеньюар Анжелика приглашала его таким образом пить кофе.

— Вставай, соня, уже десять утра — спишь как суслик, — она подогнула ножку, уселась и нежно смотрела на парня.

— Доброе утро, милая, — потянулся Виктор, который чувствовал себя отлично, хотя голова была немного тяжеловатой. — Прикольный пеньаюр, — он погладил её по бедру.

— Надо тебе тоже прикупить разной домашней одежды, — брюнетка изящно потянулась и чуть откинула голову назад, поправляя свои роскошные волосы.

— Не помешает, — согласился Виктор, любуясь девушкой. — А где рыжая?

— Салатик нарезает, — улыбнулась Анжелика. — Давай, малыш, приходи на кухню, только оденься, — она провела рукой по его животу и чмокнула в губы.

«Я так и спал голый, что ли?» — приподнявшись на подушке, оглядел себя парень. — «Так, пора в душ — сегодня первое июня, первый день лета и понедельник, кстати. Пожалуй, займусь я сегодня моим загранпаспортом — покачу в городское управление милиции», — он поднялся, присел на край и ещё раз потянулся.

Вчерашнего халатика на кровати не было, поэтому он махнул рукой и решил идти голый — стесняться было некого. Голоса девушек доносились с кухни, Виктор зашёл в ванную и начал чистить зубы, после этого решил принять прохладный душ — это его очень взбодрило.

«Сегодня пить не буду, а то всё это начинает походить на легкий запой», — обтираясь, он смотрел на себя в зеркало — синяк на груди от первой встречи с Анжеликой практически сошёл, и в целом вид был бодрый.

Накинув на себя халат, он вошёл на кухню — одетые в пеньюары девушки действительно занимались готовкой — на столе была пиала салата, нарезка из колбас и мяса, бутерброды с маслом, а на плите стояла турка.

— Доброе утро, прекрасные леди! — улыбнулся Виктор обеим девушкам. — Классно вчера было, я прямо заснул от избытка впечатлений.

— И оставил меня без сладенького, — хихикнула Арина.

— Маленькая ты ещё для таких дел, — потянулся парень и сел за стол. — Давайте кушать.

Обе девицы засмеялись. Немного посуетившись на кухне и разлив кофе по чашкам для всех троих, они тоже сели.

— Шикарный кофе, но сначала надо поесть салат, — объявил парень, насыпая себе порцию.

— Почему? — удивилась Арина.

— Основы правильного питания, — подал плечами парень — салатик из помидоров, зеленого лука и тепличных огурцов с вареными яйцами оказался очень недурственный.

— Что-то новое, — реально удивилась рыжая.

— Не знаю, я что-то слышала такое, — произнесла Анжелика с набитым ртом.

— Это факт — для пищеварения полезна сначала зелень, а потом уже более тяжелые блюда, — Виктор начал понемногу рассказывать про правильное питание, которым очень увлекалась первая жена в его мире.

Минут двадцать так и ели — настроение у всех было хорошее, утреннее.

— Кстати, сегодня первый день лета, — допив кофе, потянулась Анжелика, демонстрируя Виктору свою прекрасную грудь. — Куда бы нам сходить?

— Вообще-то вы с Ариной — под домашним арестом, если называть вещи своими именами — пока Стелла не даст отмашку, — твёрдо ответил Виктор.

— Эй, милый, ты серьёзно? Я так не хочу, это несправедливо! — в голосе брюнетки послышалась капризное неудовольствие.

— А я вообще каким боком? — встряла и Арина.

— Так, девочки — всё, что мы вчера обсуждали — это не шутки, надо пока посидеть дома, чтобы не повторилась ситуация на ипподроме, — парень пристально смотрел в глаза хозяйке квартиры.

— Вит, я гулять хочу в парке, сегодня много разных мероприятий, — скрестила руки на груди Анжелика.

— Каких это?

— В центральном парке ярмарка, возле библиотеки памятник Колчаку открывать будут, вечером концерт в «Эскрайме».

— Ого, откуда ты это знаешь? — хмыкнул Виктор.

— Афишу читала, — улыбнулась брюнетка.

— Я тоже хочу гулять, Элина после четырех часов приедет, — вымолвила Арина.

«И что мне с ними делать — держать тут на привязи? Этим служба охраны должна заниматься», — Виктор раздумывал, допивая свой кофе. — «Мне надо с паспортом решить, а их одних не бросишь — они тупо пойдут где-то шароёбиться».

— Мне и самому не хочется вас здесь держать, — объявил Виктор и девушки заулыбались, — и у меня тоже есть дела, поэтому Энджи — бери телефон и звони Стелле, и ставь на громкую.

— Зачем это? — вскинула брови брюнетка.

— Затем, что так надо, раз вы хотите гулять! Кстати, а что ты про памятник Колчаку говорила?

— В три часа дня возле центральной городской библиотеки будет открытие и парковые гуляния, — взмахнула кистью Анжелика.

Виктор смутно припомнил, что когда он весной в ипостаси студента ходил туда по своей студенческой льготе, там велись какие-то работы за ограждением. Сама библиотека была большим и современным зданием, расположенным недалеко от парка.

— Звучит многообещающе. Хорошо, звони сестрице, — кивнул Виктор на телефон брюнетки, который лежал на соседнем столе.

— Э-мм, может не надо? — чуть поморщилась Анжелика.

— Надо, малая — это не шутки!

— Ну-у ла-а-адно, — чуть капризно протянула брюнетка, встала и взяв в руки телефон, начала звонок.

Она включила его на громкую и положила на стол возле Виктора, а сама стала чуть сбоку и положила ладонь ему на плечо.

— Алло! — раздался голос Стеллы после нескольких секунд ожидания.

— При-ивет, это я. Как делишки? — Виктор смотрел, как брюнетка умильно улыбается, тоже глядя на него.

— Что-то случилось или тебе делать нечего, младшая? — в голосе Стеллы особой приветливости не было.

— Эй, ты на громкой связи, сестрица!

— Да, привет, — усмехнулся Виктор.

— О, блин! Говорите, в чём дело — я на работе вообще-то и занята, — заявила Стелла.

— Мы хотим сегодня погулять в парке и пойти вечером в «Эскрайм», — сказала брюнетка, погладив при этом плечо Виктора.

— Об этом и речи быть не может — сидишь с рыжей сучкой дома, ясно? — отрезала Стелла.

— Эй, так нечестно, — капризно вымолвила Анжелика. — Милый, ну скажи ей.

— Стелла, ещё раз привет, — вмешался Виктор. — Они будут со мной и со старшей сестрой рыжей, она дипломат-военная — может, у тебя получится организовать пару человек негласной охраны? Плюс кулон у Энджи, всё не так и опасно.

Несколько секунд Стелла негромко дышала в трубку — на заднем плане слышался какой-то шумовой фон.

— Сестра рыжей — это не Элина, случайно? — весьма неожиданно для Виктора спросила она.

— Да, это она — а откуда ты знаешь? — поразилась брюнетка.

— Да, Эличка приехала ненадолго, — громко сказала и Арина.

— Я с ней знакома, скажем так — по рабочим делам. В отличие от рыжей — она человек вменяемый и ответственный. Ладно, если такие дела, я позвоню Геннадию Антоновичу и попрошу организовать вам человека три для прикрытия. До этого момента — сидеть тихо и не отсвечивать, понятно? — в голосе Стеллы была присущая ей властность.

— Да, всё понятно, спасибочки! А ты пойдешь с нами гулять? — в голосе Анжелики был восторг.

— Тебе только гулять, малая — у меня работа и куча дел, в отличие от тебя, — недовольно ответила Стелла. — Ждите моего звонка.

— Ясно, — вздохнула Анжелика, и раздались гудки отбоя.

Несколько секунд все пораженно молчали, Виктор наблюдал за выражением лица и полными изумления глазами Арины.

— Откуда она Элю вообще знает? — пораженно вымолвила рыжая, глядя на брюнетку.

— А откуда я тебя знаю? Познакомились где-то, наверно, — ответила Анжелика и наклонилась к Виктору — поцеловать его в щеку. — Ты у меня молодец, я бы сама не стала ей звонить.

— Ты слишком зациклена на ваших плохих отношениях, зая — твоя сестрица не такая мегера, как может показаться. К ней подход нужен, — парень похлопал девчонку по бедру. — Кто такой Геннадий Антонович?

— Начальник личной охраны отца, он же курирует и безопасность всей семьи, — ответила Анжелика, присаживаясь на своё место за столом.

«Тогда сегодня за паспортом не поеду — останусь с ними. И за компом посижу, почитаю текущие новости», — решил Виктор.

— Тогда ждём звонка твой сестры и твоей, — Виктор повернул голову к Арине, — а я пока посижу за компом и попрошу мне не мешать.

— Может, закажем одежду как раз? — мило вскинула бровь брюнетка.

— Да, можно будет — давай, — согласился Виктор.

— Ладно, рыжая — ты убирай со стола, а мы пойдём полазим в магазинах, — заулыбалась Анжелика.

— Эй, а ты не охренела, дорогуша? Чего это я должна убирать? Я что, служанка? — явно прибалдела рыжая, которая сидела с чашкой кофе в руке. — Я и так салат нарезала.

По её интонации Виктор ясно понял — она искренне считает, что перетрудилась.

— Лучше гораздо — ты моя рыжая прелесть, — засмеялась Анжелика. — Быстро работать! — она встала и явно забыв забрать телефон, пошла в коридор.

Арина недоумённо посмотрела на Виктора, но он улыбнулся и пожал плечами, вставая из-за стола.

— Так нечестно, — услышал он её голос с нотками обиды.

— У тебя получится, милая, а потом иди к нам, купим тебе коньки на зиму, — улыбнулся Виктор на выходе их кухни.

— Я не катаюсь на коньках, — удивилась Арина.

— Ну так научишься, — усмехнулся парень.

«Да, рыжая жжёт — она очень мила в своей непосредственности», — парень зашёл умыться в ванную, потом пошёл в комнату.

Анжелика уже сидела за компьютером, закинув одну свою классную ножку на другую — на несколько секунд Виктор остановился, чтобы полюбоваться ею.

— О, Вит, долго же ты идешь — я уже в магазин успела зайти, — повернула она голову к нему и кивнула на монитор.

— Ты красотка, — улыбнулся Виктор, потом подошёл к ней и погрузил пальцы в её волосы.

— Ты такой нежный, — промурчала она. — И сейчас, и вчера — я до сих пор ощущаю буйство бабочек внизу животика.

— Намекаешь на добавку? — прошептал парень ей на ухо. — Пока Арина не видит?

Анжелика тихонько засмеялась и покивала.

Виктор взял её за руку — она встала очень охотно, подвёл к кровати и аккуратно бросил на край. Расстегнув свой халат, он сбросил его сзади на пол, потом чуть задрал пеньаюр брюнетки — как оказалось, она была без трусиков.

— А поцеловаться? — чуть дрожащим голосом спросила Анжелика, откинув немного голову.

— Это потом, — Виктор начал играть пальцами между её ног — там уже было мокро, а через несколько секунд стало ещё мокрее, при этом его член налился эрекцией.

— Ах, — вздохнула полной грудью девушка.

Виктор взял её красивые ножки и положил себе на плечи — было немного неудобно, но момент требовал разрядки. Взяв член, он головкой нащупал губы и начал по ним водить, растирая смазку, и через несколько секунд начал проникновение — Анжелика затрепетала всем телом и глухо застонала.

— Ты уже намокла, как водопад, зая, — прошептал ей парень, двигаясь медленно.

Несколько фрикций были медленным и неглубокими, но Виктор понемногу начал набирать темп, ощущая сильное возбуждение. Анжелика сжала ладошками прокрывало и тихонечко постанывала — парень брал её минуты четыре и под конец ещё быстрее увеличил движения, проникая на полную в её тугенькую вульву. Скоро он начал изливаться в неё с тихим рычанием.

— А, а, так приятно, — дышала брюнетка, её глаза были закрыты. — Кайфово…

Виктор тоже отдышался и присел на край траходрома, погладив свою пассию по бёдрам и животику — секс получился быстрым и спонтанным.

— Арише не говори, — промурчала девушка.

— Чего?

— А просто, — засмеялась Анжелика. — Так, пора за компьютер, но сначала трусики одену.

Лениво встав и потянувшись, брюнетка бросила страстный взгляд на парня, подошла к шкафу, достала трусики и снова стрельнув глазками, начала их одевать, стоя к нему боком — Виктор оценил зрелище как весьма возбуждающее.

— Вот теперь полный порядок! — взмахнув бровями, объявила она — её красивое личико было немного покрасневшим. — Теперь давай тебя приоденем.

— Давай, — зевнул парень и присел на край кровати, одевая обратно халат.

Анжелика начала что-то печатать, откинувшись на стуле. Послышались шаги в коридоре и в комнату вошла Арина — на её лице было недовольство.

— Я посуду помыла, — объявила она таким тоном, будто мир спасла.

— Что?! Что ты сделала? — полуразвернулась к ней Анжелика. — О, это такой подвиг! Я горжусь тобой, моя милая рыжая — получишь официальную грамоту! — в её голосе было море сарказма.

— Ой, спасибо бы хоть сказала, — скривила губки Арина. — Что вы там уже купили? — подошла она к компу.

Виктор наблюдал за рыжей — в пеньюаре её фигурка — попа и грудь, особенно впечатляли.

«Да, хорошо иметь двух таких лапушек под рукой — что ещё надо для счастья?» — он залюбовался обеими.

— Вот, выбираем футболки, шорты, шлепанцы и все такое прочее, — ответила Анжелика.

— Хм, а чем вы тут занимались? — нахмурилась Арина. — Развратом, наверно?

— С чего ты взяла? — деланно удивилась Анжелика.

— По глазам твоим блудливым вижу, — с легкой обидой в голосе произнесла рыжая.

Анжелика засмеялась, замотав головой, Виктору тоже было весело. Он встал и подошёл к девушкам, ощутимо хлопнув рыжую по попке.

— Эй, руки! — отошла она от него к другой стороне стола.

Виктор посмотрел на монитор — магазин был непривычным, фотографии одежды были в плохом разрешении, но в целом всё, что надо, было видно.

— Дорогая, мне нужны легкие спортивные костюмы — пара-тройка серых и светлых, две-три пары кед и кроссовок, штук пять разных футболок, шорты и шлепанцы, и сандалии — не всегда удобно рассекать по городу в аристократическом прикиде.

— И что в этом может быть неудобного? — поразилась Арина, вытаращившись на него.

— Разные бывают обстоятельства, моя дорогая рыжая, вот как вчера, например, — решил пояснить ей очевидные вещи Виктор.

— Милый прав, надо иметь одежду и обувь на все случаи жизни. О, смотрите, тут даже в продаже комплекты корниловской полевой формы, и дроздовской тоже, прикинь, — удивленно воскликнула Анжелика, пролистав немного вниз.

— Ого, шесть сотен стоит, — покачал головой Виктор.

— Будем брать? — повернула к нему голову Анжелика.

— Мне или тебе?

— Ну, тебе, милый, — хмыкнула брюнетка. — У меня есть моя парадная.

— Я тоже хочу обновки, — заявила Арина, — мне носить вообще нечего!

— Так, короче — берите мне вот это, это и это, — Виктор взял мышку из руки брюнетки и отметил интересующие его позиции по размеру и цвету, сумма в итоге получилась приличная. — А себе — что хотите берите. Если есть лишние деньги, можете взять и форму, она всегда пригодится.

«Это тот самый магазин в „Астории“, очень удобно. Но что-то я у них не видел в тот день формы, может новинка?! Хит, так сказать, сезона».

— Лишних денег не бывает, но наличность имеется, мой дорогой — со мной не пропадёшь, — засмеялась Анжелика.

— А форма красиво будет на мне смотреться? — усомнилась Арина, обращаясь к Анжелике. — Где в ней ходить?

— Так, вы пока оформляйте заказ и доставку, я пойду воды попью, — решил Виктор не загружать себя девичьим щебетом и пошёл в коридор — ему хотелось чуть освежиться после секса.

Сначала решив помыть только хозяйство, он целиком залез в душ. Быстро освежившись, он начал вытираться и услышал глухой мелодичный перелив с кухни — накинув халат, он вышёл из ванной на звук телефона — это был девайс Анжелики.

Звонила Стелла — на дисплее была её фотка в корниловской форме.

«Как можно телефон на кухне оставлять?» — удивился парень, взяв аппарат и направившись в комнату. — «А медяхе идёт форма, солидно выглядит».

Зайдя в комнату, он увидел, как Арина гладит его пассию по плечам, а та сидит на стуле, закинув ногу на ногу, и показывает пальцем на монитор.

— …вот это будет писк сезона осенью, я тебе гарантирую, — услышал Виктор окончание фразы.

— Зая, тебе сестра звонила — телефон надо с собой брать!

— Ой, спасибо. Я вроде брала, — взмахнула кистью брюнетка. — Сейчас перезвоню, — взяв девайс, она нажала на пропущенный.

— Трубку почему не берёшь? — раздался голос Стеллы — брюнетка поставила на громкую.

— Заняты были. Ну так что, ты решила вопрос?

— После двух часов можете идти гулять — за вами присмотрят. Кулон тоже возьми.

— Ой, благодарствую! С нами пойдешь вечером? — довольным голосом поинтересовалась Анжелика.

— Посмотрим. Пока, — Стелла сбросила вызов.

«Всё это немного странно для такого ценного объекта, как Энджи. Может, её как приманку используют?» — предположил Виктор.

— Класс, покатим сегодня гулять, а вечером затусим в «Эскрайме», — объявила Анжелика. — Так, как раз к двум часам и заказ должны привести.

— Я хочу посидеть за компом, зая — идите пока отдохните, — кивнул Виктор на кровать.

— Мы не устали, — ответила Арина.

— Говорю — свободны, барышни, — улыбнулся Виктор.

Анжелика засмеялась, забрала телефон и схватив за ладонь Арину, направилась в коридор, рыжая за ней, естественно. Парень сел за компьютер.

Глава 6

Девчонки занимались своими делами — бегали по квартире, смеялись и Виктора особо не трогали, поэтому некоторое время он лазил по форумам разного уровня доступа и информативности — парень зацепился на одном из них за реплику про «Парадокс Блаженства» в одной очень старой теме, и дальнейшие поиски на этом же форуме — «Тайны седой древности», вывели его на интересные следы — как оказалось, символ был тесно связан с храмом Святой Софии в Стамбуле-Константинополе, и связь эта была довольно своеобразная и совершенно невидимая для непосвященных.

«Вот это неожиданное познание всей глубины наших глубин», — откинувшись на стуле, Виктор крепко раздумывал над прочитанным, поскольку поразмыслить было над чем. — «Очень это всё загадочно, странно и не вяжется одно с одним».

Он продолжил читать — сам знаменитый купол храма Святой Софии был если не новаторским, то удивительным и сложным с инженерной точки зрения сооружением того времени, как и сам храм, построенный по велению императора Юстиниана — строительство обошлось в три годовых бюджета Византийской, или же Ромейской, Империи, и было предметом восторга горожан и паломников: высота купола — более пятидесяти метров, диаметр — около тридцати, роскошные и поражающие воображения убранства из самых дорогих материалов, свезенных со всех концов империи.

Купол будто «изолирован» от основной части сооружения, и наблюдающим со стороны кажется, что он просто встроен на вершину собора — такой эффект объясняется архитектурной хитростью, очень новаторской для того времени — массивные опорные колонны сливаются со стенами и как бы прикрыты колоннадой. По преданию, послы князя Владимира в десятом веке были настолько поражены необычайной красотой храма, что сообщили князю, будто побывали не в храме, а в раю. Возможно, в дальнейшем это и определило выбор князем именно православия в качестве религии для Руси. Подобное впечатление и было задумано строителями: интерьер Святой Софии должен был служить земным отражением небес, поэтому многие современники, описывая внешнюю легкость и невесомость огромного купола и свет из многочисленных окон внутри собора, говорили, что купол будто «подвешен на цепи к небесам».

«Получается, что знак Парадокса неявно связан именно с Софией и приехал к нам конкретно оттуда — символически взят квадрат из четырех несущих стен с полукруглой вершиной, на которую установлен круг купола, всё это закреплено четырьмя треугольниками, которые встроены на стыках между ними и которые отлично распределяют давление купола на несущую конструкцию и придают ей устойчивость, в том числе сейсмическую, и вот этот вот знак, как пишется в этой статье, зародился несколько лет назад именно там, в Стамбуле, в группе магов-эзотериков, про которых толком ничего неизвестно, кроме этих общих фраз», — Виктор ощутил ускоренное сердцебиение. — «Тогда возникает вопрос — каким образом древняя София вообще может иметь отношение к магии, которая появилась в середине прошлого века буквально из космоса? Что это всё может значить — просто случайный символизм увлечённых людей или некие тайные знания, известные только им? Как видно из нескольких косвенных фраз, группа эта — международная, а значит и всё это учение-течение — тоже», — прочитанное на форуме седьмого уровня оставляло очень много вопросов, поскольку тема была давняя и явно каким-то чудом не снесённая, в отличии от аккаунтов писавших там.

Виктор решил попить воды, встал из-за компа и пошёл в коридор, где на него чуть не налетела рыжая, которая убегала от Анжелики — девушки дурачились.

— Эй, рыжая, с ног ведь собьёшь, — Виктор довольно крепко приобнял её, поскольку она чуть не сбила его с ног.

Анжелика подбежала к ней и хлопнула её по лопатке — обе смеялись.

— Что за шум? — полюбопытствовал парень.

— Решили поиграть в догонялки, — сообщила брюнетка, глубоко дыша.

Виктор совершенно ясно понял, что спрашивать у них обеих что-нибудь про знак Парадокса — дело сейчас безнадёжное. Он решил спросить потом у Стеллы или Кати, или у кого-нибудь в «Эскрайме» вечером, если они туда пойдут.

— Вы б готовились к прогулке, красавицы — скоро и одежда подъедет, и можно будет катить в центр, — сказал парень.

Арина осторожно высвободилась из его объятий и шлепнула Анжелику ладонью по заднице — это вызвало новый всплеск побегушек по коридору и веселых воплей.

«Здоровые кобылки, пусть энергию сбросят», — парень пошёл на кухню. — «Опять сегодня Алина в пролёте, но сам звонить ей не буду — захочет, позвонит», — попив воды, он вспомнил про одну из близняшек.

— Любимый, тебе кто-то названивает! — стоя возле холодильника и открывая бутыль минералки, услышал парень веселый выкрик Анжелики.

Ему пришлось идти в комнату — девушки успокоились и в живописных позах лежали на диване, свесив ноги и помахивая ими — ляжки рыжей парня впечатлили. Он достал планшет и посмотрел пропущенный — это была как раз Алина.

— Кто звонит? — лениво поинтересовалась брюнетка. — Дашь мне водички?

— Ага, держи, — Виктор сделал несколько шагов к траходрому и отдал девчонке полбутылки прохладной воды.

— Хорошо как, — сделав несколько глотков, произнесла Анжелика.

— Гулять хочу — в центре побродить, мороженце схарчить, лимонад, — зевнула Арина.

— Скоро поедем. Скупаться бы надо, — брюнетка помахивала своей красивой ножкой, допивая воду.

Виктор забрал у неё пустую бутылку и улыбнувшись обеим, снова пошёл на кухню. Там он набрал Алину.

— Алё, чего не отвечаешь? — без всяких приветствий вопросила она.

— Занят был. Короче, сегодня у меня гуляния, поэтому встретимся в другой день, — без обиняков заявил он.

— Вот оно как, хех, — протянула Алина. — Вообще-то я тоже звонила сказать, что сегодня буду занята, но мне даже интересно — с кем это ты и где гулять собрался?

Виктор уловил в её голосе нотки ревнивого любопытства, что совсем его не позабавило.

— Ты думаешь, мне не с кем?! — усмехнулся он. — Когда ты свободна будешь?

— Четверг и суббота после пяти вечера. Будь готов, я позвоню, и никаких отмазок принимать не буду, — заявила девица. — Пока!

— Давай, — парень сбросил вызов.

В коридоре раздался шум и гам — как понял Виктор, обе барышни направились принимать душ, причём вместе.

— Можешь с нами, — подмигнула Анжелика, когда он вышёл в кухонный проём.

— Вы не закрывайтесь, я спинку зайду потереть, может быть, — улыбнулся парень.

Раздался приятный звонок, идущий со стороны входной двери.

— Кто-то приехал, — Анжелика быстро прошлепала босиком ко входу и сняла трубку домофона.

— Вещички приехали, надо же!

— Я купаться, а вы тут всё сделайте, — объявила Арина и помахала ей ладошкой — обе засмеялись.

Через пару минут раздался звонок в дверь — брюнетка открыла и через несколько секунд сделала кому-то знак рукой — Виктор, облокотившийся на косяк, смотрел, как парень и девушка в симпатичных комбинезонах в лейблами магазина из «Астории» вносят две большие коробки в прихожую.

— Прошу туда, — показала Анжелика в комнату.

— В коридоре ещё две, — заявил парень-курьер.

Виктор вышел в прихожую — курьеры переносили вторые коробки в комнату.

— С вас три тысячи восемьсот сорок рублей, уважаемая леди, — заявил курьер, достав из папки на поясе накладную.

— Сейчас, момент, — подняла пальчик Анжелика и подмигнув Виктору, пошла в комнату.

«Коробки сто на семьдесят каждая, не меньше. Сколько же там барахла», — на глаз прикинул Виктор размеры довольно чистых картонных коробок с различными лейблами.

«Служба доставки здесь нормально развита, хотя это явно премиальный сегмент, но всё равно — приятно».

Анжелика принесла деньги и протянула курьеру:

— Спасибо, сдачи не надо!

— И вам спасибо, уважаемая леди — хорошего дня! — улыбнулся курьер, легонько поклонился Виктору и они с напарницей вышли из квартиры.

— Теперь можно и приодеться, — широко улыбнулась Анжелика и раскрыв объятия, подошла к парню — он обнял её и похлопал по спинке.

— Ты у меня умница! Теперь — быстро купаться, скоро покатим к библиотеке!

— Да-а! — девушка провела ладонями по его щекам, он освободил ей проход и хлопнул по заднице. — А чего к библиотеке? — уже возле ванной повернулась она.

— Там открытие памятника — разве такое можно пропустить? — усмехнулся Виктор. — Во сколько это будет, помнишь?

— Хм, в три вроде бы, — мило нахмурилась Анжелика и раскрыла дверь в ванную: — О, ты уже даже сиськи намылила, — реплика была обращена к Арине, и парень улыбнулся.

«Надо на это посмотреть», — решил он.

Подойдя к ванной, он немного приоткрыл дверь — Арина стояла голая и вся в мыле, натирая мочалочкой свою роскошную грудь, Анжелика уже скинула пеньюар и готовилась зайти в ванну, сверкая своей упругой попкой.

— Эй, не подглядывай, — немного смыв мыло с лица, капризно заявила Арина.

— А я разрешаю, — заявила Анжелика и полуобернувшись, улыбнулась.

— Вы очень красивые, барышни, — усмехнулся Виктор, который ощутил сейчас эстетическое возбуждение — зрелище было шикарное.

— Я стесняюсь, когда на меня так глазеют, — заявила Арина.

— Какая ты скромница у меня, — грациозно войдя в ванну, Анжелика потрепала её за сосок, подмигнув при этом парню.

— Я его сейчас из душа оболью, если он не уйдёт, — промолвила Арина.

Виктор ещё несколько секунд полюбовался обнаженными девушками и не стал себя искушать дальше — он прикрыл дверь и пошёл в комнату.

Коробки были сложены возле шкафа — он нашёл на одной из них марку мужской одежды, которую они заказывали, и вскрыл — внутри оказались два серых спортивных костюма, коробочки с обувью и пара шорт, ещё в одной коробке — остальные заказанные костюмы, ещё шорты и шлепанцы.

«Теперь с гардеробом проблем нет — хоть прикид аристократа, хоть просто хороший средний класс, вот этот — просто отличный, легкий весенний», — парень рассматривал серый трикотажный костюм с красивыми цветными вставками, очень стильный. — «Его и надену в город».

В других коробках оказалась одежда для девчонок и для него тоже — три комплекта корниловской полевой формы, совершенно новенькой, футболки, и одежда девчонок — там было немало нового, в том числе легкая обувь.

Девушки вышли из душа в четверть третьего — они пришли в комнату, замотанные в полотенца и раскрасневшиеся.

— А что это вы такие красные, чем вы там без меня занимались? — приподнял бровь Виктор, глядя на Арину.

— Что ты такое несешь, Вит — совсем мозги отсохли?! — крайне нервно ответила рыжая, отводя взгляд.

— Ничего такого, легкий массаж, — засмеялась Анжелика.

— Барышни — вытираемся и одеваемся, уже пора ехать! — заявил парень.

— Я не буду одеваться, когда на меня смотрят, — с капризами в голосе вымолвила Арина, чуть откинув голову и отвернувшись.

— Ох и рыжая. Водички хотите?

— Да, милый, принеси нам холодной минералки, — усмехнулась Анжелика и кинула многозначительный взгляд на рыжую.

Виктор, проходя в коридор, погладил её по плечу. Побыв на кухне минут пять, он отнёс им два стакана воды — девицы уже активно примеряли одежду.

— Спасибо, милый, — покивала Анжелика.

— Так, одеваемся и едем — уже пора. Одевайтесь попроще, вот в эти обновки, — кивнул парень на коробки.

Процесс одевания и макияжа занял ещё минут пятнадцать у девчонок — Виктор, одевшийся в серый новенький костюм и легкие кроссовки, стилизованные под туфли, их поторапливал, поскольку очень не хотел опоздать на открытие памятника.

— Быстрее, красавицы — ты же сама говорила, что церемония на три часа назначена, — слегка волновался парень, когда они запирали квартиру и спускались вниз.

— Успеем, мой дорогой, здесь минут двадцать ехать, — уверила его брюнетка, когда они вышли из подъезда и подошли к её «Daimler-Benz».

Девушки оделись в легкие женские костюмы — серые с темно-фиолетовыми вставками, довольно стильные и подчеркивающие прелести фигурок. Пока Анжелика открывала машину, а Арина чуть недовольно щурилась от солнышка, Виктор огляделся — метрах в тридцати в сторону шоссе он увидел псевдо-«Волгу» черного цвета.

«Видимо, это и есть наше прикрытие — это хорошо», — на душе у него стало спокойнее.

— По коням, народ, — объявила Анжелика, садясь в свою «фемку».

— Я впереди и ничего не хочу слышать, — с легкими нотками обиды в голосе заявила Арина, но в глаза парню не посмотрела.

«Вот же наглая капризуля — характер у неё просто пиздецовый, её так легко вывести из эмоционального равновесия», — Виктор отнёсся к закидонам рыжей со стоическим пониманием, поэтому улыбнулся ей и весьма галантно открыл переднюю дверь, и она даже благодарно кивнула.

Виктор по-царски расположился сзади. Анжелика завела машину и тронулась вперёд.

— Поедем через нижний переулок, потом через квартал вывернем на шоссе и покатим в центр, — чуть повернув голову, пояснила она Виктору.

— Не вопрос. Что ты, рыжая, позвонила своей сестрице? — поинтересовался Виктор, одновременно оборачиваясь — черная машина ехала за ними.

— А куда мы едем, собственно? — в голосе рыжей было легкое недовольство.

— На открытие памятника адмиралу Колчаку, это возле библиотеки центральной, — ответил Виктор.

— Хех, вот ещё, — ответила рыжая.

— Слышишь, Арина — тебе что-то не нравится? Что-то имеешь против моего великого предка? — слегка обалдел Виктор.

— Нет, я не это хотела сказать… — вымолвила она.

— Замолкни и звони уже Элине — там можем и встретиться, и посидеть, пусть туда и приезжает, — властно перебила её Анжелика.

— Вот вы скучные. Ладно! — Арина начала рыться в своей сумочке.

Тем временем Виктор рассматривал пейзаж — район действительно был престижный, судя по новым домам — как богатым двухэтажкам с заборами на улице, на которую они сейчас свернули, так и многоэтажкам, которые виднелись чуть дальше. Было много небольших магазинов, киосков и даже пара аптек, много пожилых людей гуляли с собачками и сидели на скамейках.

— Привет, Эличка! — услышал Виктор голос рыжей — он откинулся на сиденье и смотрел в окно. — Мы едем к центральной библиотеке, на открытие памятника Колчаку — приезжай туда.

Машина притормозила на светофоре.

— Хорошо, моя дорогая, до встречи, — произнесла Арина и явно сбросила вызов.

— Ну что? — поинтересовался парень.

— Элина сказала, что не против такого варианта и уже находится там. Пожалуйста, не надо ей хамить — она у меня строгая и твоего дурацкого юмора может и не понять, — довольно напыщенно сказала Арина.

— Что?! Ты что сейчас брякнула, рыжая? Совсем уже берега потеряла? — поразился Виктор такому закидону.

— Нет, Вит, я ничего такого, — Арина полуобернулась к нему, — но просто хочу предупредить. Короче, Элина — она как Стелла, но добрее, но тоже не подарок, и может не понять всех нюансов, как и твоя сестра, — немного путано пояснила она, повернувшись к Анжелике.

— Рыжая, ты прям Цицерон — всё умеешь чётко и ясно пояснить, — с холодным сарказмом ответила брюнетка. — Завидую тебе.

Виктор усмехнулся.

— Ладно, Арина, не переживай — я буду скромным и тихим, — произнес он.

— Спасибо, — уже улыбнулась Арина.

— Не за что. Кстати, рыжая, — вспомнил вдруг Виктор, — а ты где вообще училась, в дроздовском?

Арина даже закашлялась.

— А почему ты спрашиваешь? — повернулась она через несколько секунд.

— Интересно. Энджи вон училась, а ты?

— Расскажи, — произнесла брюнетка с иронией в голосе.

— Я пыталась поступать год назад, но не получилось, — очень скромно и с милой улыбкой произнесла Арина, снова повернувшись к парню.

«Это ж какой надо быть одарённой, чтобы не поступить в фамильное училище? Или всё не так просто?» — изумился Виктор, но сдержанно улыбнулся.

— Значит, будешь поступать в этом?

— Вит, что ты от меня хочешь? — нахмурилась рыжая красавица. — Я что, похожа на военную? Я вообще хочу свой салон красоты или магазин одежды, нафиг мне сдался этот корпус?!

— Как сестра — дипломатом будешь, — пожал плечами парень.

— Это не моё. Мы с милой — девушки простые… — не успела договорить рыжая, как Виктор заржал.

— Да, очень простые, — покивал он, отдышавшись.

— Знаешь — вообще не смешно, — явно обиделась Арина и фыркнув, отвернулась от него.

— Любимый, не будь такой язвой, — произнесла Анжелика.

— Я чисто поинтересовался. В этом году вы обе можете поступить!

Обе девушки переглянулись, как видел Виктор, и засмеялись.

— Хочешь от нас избавиться, милый? — Анжелика на миг повернулась к нему.

Глава 7

Виктор искренне посмеялся с такого смелого предположения.

— Избавишься от вас, мои красотки — не в моём случае, — произнёс он, рассматривая в окно окружающую действительность.

Анжелика засмеялась, Арина хмыкнула.

Дальше ехали молча — движение было достаточно плотным.

«Да, количество населения здесь однозначно поменьше, это реально заметно. Архитектура — более изящная, нет этой советской тяжеловесной серости. И автопром занятный — легковухи в основной массе мощные, клиренс высокий у многих, как у нас в шестидесятых и семидесятых», — парень рассматривал машины, дома и улицы.

— Я вот думаю — припарковаться возле парка или сразу к библиотеке ехать, но в объезд? — нарушила молчание брюнетка, когда притормозила на светофоре большого перекрёстка.

Виктор хотел ответить, но откуда-то слева услышал гулкий и одновременно звонкий шум, который быстро нарастал — через несколько секунд из-за угловой трехэтажки, которая закрывала обзор, на большой скорости вынырнул красно-белый трамвай.

«Ого, трамваев я точно ещё не видел. Солидно выглядит, будто из старых фильмов», — поразился парень мощной элегантности вагона, который показался ему гибридом послевоенных моделей с налетом современности.

Анжелика свернула вправо, как раз в ту сторону, куда проехал трамвай — сейчас он виднелся далеко впереди, на остановке.

«Так, а где это мы? Проспект, кто бы мог подумать, Корнилова», — Виктор достал из чехла свой планшет и зайдя в карту, прочитал название этой улицы с восемью полосами и отдельной полосой посредине для трамваев.

— В Корниловский парк сейчас полгорода съедется, наверное, — произнесла Анжелика, которая ехала медленно — дорога была забита машинами.

— В центральный? — переспросил Виктор.

— Конечно центральный, он же — имени Корнилова, — засмеялась брюнетка. — Зато библиотека — уже в честь твоего предка.

— Ага, зато в честь моих — по пальцам одной руки пересчитать в Москве, — вмешалась Арина.

— Да, рыжая, мы тебе крепко сочувствуем, — заявила Анжелика — и она, и Виктор засмеялись.

Парень смотрел по карте, что проспект этот тянется через весь центральный район на юго-запад, однако километра через два должен быть поворот непосредственно в парк, а оттуда можно было пройти и к зданию библиотеки.

— Энджи, милая, мы как поедем — станем на парковой стоянке и пойдём пешочком или объедем парк сразу к библиотеке? — поинтересовался через минуту парень.

— Станем здесь — я хочу в парке прогуляться, мы же для этого приехали, так?! — на секунду повернувшись к нему, усмехнулась Анжелика.

— Эй-эй, алё! Я не хочу ноги сбивать, давайте сделаем круг и сразу к библиотеке, — капризно заявила рыжая, глядя на Анжелику.

— Ну ты и лентяйка, Ариша! Два голоса против одного — пойдём пешком через парк, — весело сказал парень. — Ты вроде мороженое хотела, нет?!

— Ты тоже хочешь пешком таскаться? — явно удивленная рыжая повернулась к нему.

— А мы зачем сюда приехали? Развлекаться, рыжая, — мотнул головой парень. — Вы такие стильные девушки, на вас все будут смотреть, — он повёл бровью.

— Ну ладно, можно и пешком пройтись, — улыбнувшись краем губ, согласилась рыжая.

В сторону парка свернули через несколько минут — у парня было такое ощущение, что туда решили запереться вообще все. Парковались довольно далеко — мест уже было мало, и улица была забита плотно.

— Вперёд, дамы! — Виктор подал руку Арине, которая вышла из машины и недовольно оглядывала пейзаж.

— И где тут мороженое? — вскинув бровь, спросила она у Виктора.

— Сейчас дойдём и будет, — пожал он плечами, наблюдая, как Анжелика запирает машину.

— Двигаем! — с улыбкой взмахнула она кистью в сторону входа на большую аллею, куда как раз стекалась толпа народа.

Не доходя полсотни метров до входа в парк уже слышалась разная музыка — и явно живая, наяривал баян, как понял Виктор, и записи какого-то бодрого попа. Парень шёл посередине, взяв обеих девушек под руки.

«Прям целый гарем, в моём мире это выглядело бы очень впечатляюще, хотя здесь тоже нормально выглядит», — он жадно осматривал толпу — по сравнению со всеми одеты они были весьма стильно.

Когда вошли в парк, то сходу увидели несколько ларьков, возле которых толпился народ. Кроме звуков баяна оттуда же послышались и частушки:

«На окошке сидит кошка,

С рыжими котятами!

Как не стыдно тебе, Дашка,

Бегать за ребятами?» — баян выдал выдал аккорд, и Виктор засмеялся.

— Что такое? — полюбопытствовала Анжелика, которая с улыбкой осматривалась.

— Про рыжую песенка, — ответил Виктор.

Арина резко начала вырываться:

— Про какую рыжую? Там про кошку, про Дашку, — заявила она обиженно. — Что сразу рыжая?

— Блин, милая, он прикалывается, ну что ты как девочка, — засмеялась Анжелика, подмигнув парню.

— А то, — покивал Виктор.

Пока подходили к ближайшему киоску, баянист выдал ещё одну частушку — Виктор расценил её как достаточно похабную, а девушки засмеялись.

— Вот это явно про тебя — как ты за кое-кем бегаешь, — не удержалась Арина.

— Ой-ой, кто бы говорил, — улыбнулась брюнетка и подмигнула парню — она была явно в очень хорошем настроении.

Киоск был полуоткрытого типа, там были две аккуратно одетые продавщицы, которые с улыбочками и шуточками отпускали товар. Постояв немного в очереди, все трое решили остановить свой выбор на двойных эскимо, при этом Арина пожелала себе ещё и колу.

Виктор заплатил пятнадцать рублей за всё это дело, и смеясь, они двинулись в глубину парка — аллеи расходились, и на каждой из них виднелись различные развлечения — от покатушек на пони до батутов и тира.

Большие, многолетние деревья нежно шелестели листвой, поддаваясь легкому ветерку.

— Предлагаю зайти в тир! — предложил парень, когда они прошли метров сто — вокруг играла веселёнькая гитарная музыка.

— Мы так можем не успеть на твой памятник — идти ещё с километр, не меньше, — ответила Анжелика, с явным удовольствием доедая мороженое.

— Ну ладно, тогда на обратном пути постреляем, — решил парень. — Рыжая, может на пони хочешь прокатиться? — повернул он голову вправо.

— Пожалей животину, она ж не выдержит такого веса… — заржала Анжелика.

— Ну вы видели такую язву? Я тебе это припомню, — чуть надув губы, вымолвила рыжая и попыталась улыбнуться.

— О, я вон вижу экипаж и двойку лошадок — можем проехаться до библиотеки, — показала брюнетка куда-то налево, на одну из боковых аллей. — Блин, забыла, как эта хрень называется.

— Коляска? Фаэтон? — вспомнил Виктор, тоже увидев коляску с двойкой лошадей.

— Точно. Едем?

— Да, идёмте, пока его никто не увёл, — кивнул Виктор и увлёк обеих девушек туда.

Как пояснил им кучер, молодой парень в красивом фраке, десятиминутная поездка стоила семьдесят рублей, что как бы и не мало было для основной массы народа, но Виктор махнул рукой, приглашая девушек залезать.

— Едем в сторону библиотеки! — сказал он кучеру.

— Как скажете, — покивал тот, и когда Виктор сел, тронул свою двойку.

Лошади медленно шли к главной аллее, но там немного ускорились, хотя толпа и была достаточно плотной.

«Нормальные развлекухи здесь — в принципе есть всё, чтобы зависнуть здесь на полдня и чисто отдохнуть», — Виктор рассматривал кафешки, киоски, разные спортплощадки.

— Аришка, а у вас недалеко от поместья вроде же есть конезавод, да? — поинтересовалась Анжелика, лениво откинувшись в коляске.

— Ага, — покивала рыжая, начав зевать. — Только там не скаковые, а кавалерийские лошади, дядька сохраняет породу.

— Во как? — удивилась Анжелика. — А на хрена?

— Откуда я знаю? Любит он этих лошадей, вот и разводит, в Европу продаёт — довольно выгодное дело, кстати, хозяйство не бедствует, — чуть удивленно ответила Арина. — Я там была года полтора назад последний раз, каталась — такие кони, что и зашибут.

Следующие минут пять Арина начала лениво перечислять клички и породы лошадей, на которых она за пару лет успела покататься.

— Так тебе на скачках надо выступать, дурочка! — заявила Анжелика. — А ты мне затирала — лошадей боюсь, падать не хочу, — усмехнулась она, многозначительно взглянув на Виктора — он сидел напротив них.

— Блин, какие скачки? Я ж не больная на голову, как некоторые, — хмыкнула рыжая.

— На что намекаешь? — Анжелика подмигнула Виктору и повернула голову к ней.

— Скачки — это неоправданный риск, и я их не одобряю, ты это прекрасно знаешь! Взгляни на Ингу, она вон в больнице, — твёрдо произнесла Арина.

Виктор уселся чуть поудобнее и рассматривал гуляющий народ, лениво слушая разговор девушек — Анжелика начала агитировать Арину на выступления, но та её довольно эффектно отсекала.

— Арина, дорогая моя, — произнёс Виктор, глядя на рыжую — она вспыхнула и чуть покраснела. — Ты подумай хорошо!

— О чём?!

— Анжелика дело говорит. Скачки — спорт для элиты, удовольствие дорогое и не для каждого.

— Вит, ну не прикалывайся хоть ты, какие скачки? Я не по этим делам, — вымученно улыбнулась Арина.

— Вот так, значит? А твой папа, министр экономики и внешней торговли, разве не любит хорошие заезды? — Виктор коварно улыбнулся, глядя на Арину — краем глаза он увидел, как Анжелика тоже хитренько улыбнулась.

— А… А откуда ты об этом знаешь? — поразилась рыжая, широко раскрыв глаза.

— Про папу или про скачки?

— Про всё!

— Новости смотрю. А про скачки — догадался, раз у вас там целый семейный конезавод.

— Хм, ну в общем ты прав, — Арина ощутимо зарделась. — Но говорю же вам, — она повернула голову к Анжелике, — это не моё и вообще меня не интересует. А после того, что произошло с Ингой — и подавно!

— Бедная Ингуличка, — протянула брюнетка. — Враги за это ответят.

— Аришка-рыжишка, а что твой папа тебе говорит по поводу того, что ты живешь у Анжелики? — негромко поинтересовался Виктор.

Арина закрыла ладошками лицо, а Анжелика усмехнулась, тряхнув головой.

— Ничего не говорит — он особо не в курсе, — с патетикой в голосе заявила Арина.

— Ого как, — протянул Виктор. — А ты вообще часто с ним видишься? Чем ты вообще мотивируешь своё нахождение в Москве, рыжушка?

Арина растерянно смотрела на него, потом перевела взгляд на Анжелику — та сделала очень серьёзное лицо и тоже вопросительно смотрела на неё.

— А чего я должна это делать? Я — девушка свободная, а здесь — готовлюсь к учёбе, посещаю библиотеки, — чуть срывающимся голосом вымолвила рыжая.

— Ах, вот как — библиотеки, значит. Как сегодня? — Виктор с трудом сохранял серьёзное выражение лица.

— А ещё — аэропорты, — произнесла Анжелика тоже вполне серьёзно.

— Знаете что — иди-ка вы нахер! — выкрикнула Арина, надулась и отвернулась.

Люди начали глазеть на их коляску. Виктор и Анжелика негромко засмеялись, понимающе глядя друг на друга.

Через пару минут за деревьями показался силуэт здания. Девушки молчали, отвернувшись друг от друга.

— Прошу, дамы и господа — прибыли! — объявил через минуту кучер, тормозя коляску.

Виктор помог обеим девицам выйти из фаэтона — каждой он подал руку и улыбнулся, потом отдал деньги кучеру и поблагодарил его.

Они оказались на сравнительно небольшой площадке, от которой уходили разные стороны четыре аллеи, одна из которых вела в сторону массивного здания, которое виднелось метрах в ста пятидесяти за деревьями.

Через пару секунд Виктор уловил музыку, доносящуюся оттуда — что-то очень знакомое. Много людей неспешно шли в ту сторону.

— Пойдёмте, красавицы, — улыбнулся парень обеим девушкам — Арина недовольно смотрела на Анжелику.

— Надо поторопиться — скоро будут играть гимн, — заявила брюнетка, улыбаясь парню.

— Тем более, чего ждём?! Вперёд, — Виктор взял Анжелику под руку, потом тоже это же продела с Ариной — та ещё дулась.

Они пошли, влившись в поток людей.

— Ариша, милая — улыбнусь поскорее, что такое? — прошептал на ухо рыжей Виктор.

— Я на вас обиделась, — ответила она.

— На обиженных воду возят. Быстро улыбнись, — парень чуть сжал её локоть, и она кое-как улыбнулась.

«Рыжушка совсем без чувства юмора — надо будет её немного потренировать в этом плане», — решил Виктор, когда они прошли половину аллеи и впереди показалась большая площадка перед зданием библиотеки — там было огромное количество людей, и глаз парня выхватил несколько черных рядов.

Через несколько шагов Виктор вздрогнул — мощно, громко и неожиданно заиграл оркестр где-то не очень далеко. Музыка была очень пафосной и очень ему знакомой — парень различил литавры, трубы, тромбоны, виолончели, скрипки. Играли красиво, слаженно и впечатляюще.

— Наша Республика, свободная и сильная… — тихонько запела Анжелика, вцепившись в руку парня.

Он с удивлением взглянул на неё.

— Что такое — тебе гимн не нравится? — в её взгляде было неприкрытое изумление.

— Очень нравится, — нашёлся Виктор, — а ещё больше — твой голос, милая!

— А, спасибо, — расплылась в улыбке брюнетка — они уже подходили к концу аллеи.

«Это же „Патриотическая мелодия“ Глинки, вот зуб даю на выбивание», — вслушавшись в мелодию, определил Виктор — это его впечатлило ещё больше. — «Точно — это же гимн РКДР», — окончательно вспомнил он.

— Ой, мне плохо, спасите! — капризно заявила Анжелика, демонстративно схватившись за сердце, когда они вышли на площадь перед зданием, чуть протолкавшись вперёд сквозь толпу.

Виктор хмыкнул — вся площадь слева от них была забита, если можно так выразиться, стройными черными рядами.

«Марковцы, кто бы мог подумать. Кстати, на вид — молодые, вероятно, что младшие курсы привлекли сюда. В касках — довольно красиво, блестят на солнце», — парень бегло рассмотрел стоящих в красивом, выверенном строю марковских юнкеров и облаченных в плоские, отполированные до блеска каски французского образца. — «Не меньше батальона навскидку».

— Помаши ручкой своим друзьям, — подколол он брюнетку.

— Я если бы знала — вообще бы сюда не пошла! — Анжелика страдальчески вскинула брови. — В афише этого не было, знаете ли.

— Ой, не драматизируй, — засмеялась Арина. — Лучше посмотри, насколько красиво стоят — они всегда считались лучшими среди именных частей по выправке.

Оркестр продолжил играть гимн — Виктор нашёл подобную живую музыку крайне впечатляющей. На краях построения марковцев развевались флаги, ещё дальше за ними, ближе к самой библиотеке, виднелась большая трибуна, явно сделанная на скорую руку, но солидно — там стояла группа людей. За трибуной виднелась статуя, накрытая брезентом, стоящая ровнехонько напротив центрального входа в библиотеку, метрах в пятидесяти от неё. С правой стороны, напротив марковских рядов, играл оркестр — одетые в бело-серые вицмундиры музыканты. Ещё ближе был поставлен большой телевизионный экран.

Когда отыграл гимн, толпа одобрительно захлопала. На трибуне, которая находилась метрах в ста пятидесяти от них, началось шевеление — это было хорошо видно на экране, там шла трансляция происходящего.

— Мать моя женщина, а вот об этом я не знала, — громко и потрясённо вымолвила Арина, когда на трибуну вышла девушка в парадном дроздовском мундире.

Виктор пораженно повернулся к Анжелике, она тоже взглянула на него — в её взгляде было потрясение, потом она перевела взгляд на рыжую:

— А что это твоя сеструха делает на трибуне? Что вообще за дела, Арина?

— Милая, я правда не знаю, — даже побледнела рыжая. — Сама в шоке. Я не знаю ничего, правда не знаю!

Тем временем раздались аплодисменты, а строй марковских юнкеров по команде щелкнул каблуками и взял «на караул», флаги при этом чуть приопустились — всё это смотрелось очень впечатляюще и завораживающе, и Виктор не мог оторвать взгляда.

«Первые три ряда — девочки, потом парни, и потом девочки-парни, смешанные через один», — насчитал он двенадцать рядов.

— Добрый день, уважаемые дамы и господа! — изящно дотронувшись рукой до микрофона, произнесла с трибуны Элина Дроздовская — а это была именно она, как ясно понял Виктор, поскольку глаза его определённо не обманывали. — Сегодня мне выпала огромная честь — присутствовать на открытии памятника выдающемуся государственному деятелю, флотоводцу и ученому-исследователю, первому президенту нашей Республики — адмиралу Александру Васильевичу Колчаку, — при этих словах раздались громкие аплодисменты в толпе. — От лица как молодых военных, так и дипломатов нового поколения я хочу сказать всем здесь присутствующим, — барышня обвела рукой стоящий строй марковцев, — равняйтесь на адмирала, равняйтесь во всём, и вы славно послужите нашей стране! — раздались аплодисменты, а строй марковцев трижды выкрикнул: «Слава!»

«Флотоводцу? Что-то не припомню так сразу, кроме Черноморского. Учёный — да, и учёный выдающийся», — задумался на несколько мгновений Виктор над услышанным.

— Что же на самом деле делает твоя сестрица в Москве? — совершенно без улыбки спросила Анжелика у Арины.

— Отшпились от меня — я не знаю! — раздраженно ответила ей рыжая и прижалась к Виктору — он их разделял.

«Странно всё это», — подумал он.

— Дорогие друзья, а теперь я имею честь передать слово господину Витольду Валентиновичу Слащёву, премьер-министру нашей свободной Республики, — грациозно поклонившись в сторону седого, высокого и немного сутулого человека в черном костюме и в затемнённых очках-авиаторах, начала аплодировать Элина.

Раздались мощные аплодисменты, приветственный свист.

«А вообще нихрена себе — выступить в роли ведущей такого мероприятия, это явно дорогого стоит», — окончательно впечатлился Виктор — он перестал что-либо понимать.

Глава 8

Премьер-министр говорил размеренно и явно нацелился на долгую речь — он начал с экскурсов в дальнюю историю. Примерно на пятой минуте его речи Анжелика, взявшись обеими ладонями за руку Виктора, заявила:

— Мне это всё не нравится, одна нудятина и скукота. Давай пойдём туда и узнаем, что это вообще за дела. Идём, Вит? — она головой показала в сторону оркестра.

— В смысле, милая, куда пойдём и зачем?

— К трибуне!

— А кто нас туда пропустит? — удивился парень.

— А кто посмеет меня, — брюнетка подчеркнула это слово, — куда-то не пропустить? Эй, рыжая — хочешь к сестре? — обратилась она и к Арине.

— Да, хочу, мне здесь надоело, я не люблю толпу, — покивала та.

— Ну пошли, раз такое дело, — Виктора заинтересовала перспектива подойти поближе.

— Так, нам вот туда, надо обойти оркестр, — показала Анжелика рукой вправо.

— Хорошо, идём, — парень взял её за руку и мягко подтолкнул Арину вперёд, в сторону более-менее свободного от людей пространства.

Пробираться к оркестру им пришлось минуты три, хотя идти было близко. Выступающий с трибуны тем временем перешёл на проблемы текущего политического момента, при этом Виктор ясно понял, что талант политиков говорить много и без конкретики — здесь не менее яркий, чем в его мире, а может даже и более.

Позади оркестра, куда они не без труда протиснулись, было оцепление милиции и стояло заграждение. Сначала их не хотели пропускать, но Анжелика достала из сумочки паспорт и показала его милиционеру, молодому унтер-офицеру с тонкими усиками.

— Извините, госпожа Корнилова, я должен спросить у начальника, — раскрыв глаза, ответил милиционер.

— Так спрашивайте скорее, — Анжелика в нетерпении сжала губы. — И скажите, что госпожа Дроздовская-младшая тоже здесь.

Унтер-офицер снял с пояса рацию и смущённо поглядывая на девушек и Виктора, чуть отошёл и вскоре начал докладывать ответившему, почти сразу же вытянувшись по стойке.

— Так точно, господин майор! — громко сказал он в конце разговора.

Сбросив вызов, он отодвинул секцию заграждения.

— Проходите. Вы можете пройти даже к трибуне, господин майор Головин дал добро! — он показал жестом, что можно проходить. — Господин майор находится на посту возле трибуны.

— Спасибо большое, офицер, — благосклонно кивнула ему Анжелика.

Арина тоже ему улыбнулась, Виктор пропустил её и прошёл за ней — они оказались в свободной зоне между густыми кустарниками справа, вдоль которых стояли несколько метов, и стоящим к ним спиной оркестром — метрах в пятнадцати слева.

Проходя позади оркестра, они направились к трибуне, правая часть которой отлично была видна. На самой трибуне сидели с пару десятков человек, но Виктор рассмотрел свободные места в первом ряду. Несколько операторов с камерой снимали выступление премьера, и вот это парню не понравилось.

— Милая, а нам обязательно попадать в объективы камер? Я бы предпочёл не светиться лишний раз, — чуть приостановил он Анжелику, которая шла на шаг впереди.

— Я как бы и сама не хочу лишнего внимания, но думаю, что ничего страшного не будет — кто нас там увидит, милый, — улыбнулась и подмигнула она в ответ.

— А я хотела бы попозировать, пусть меня покажут по телеку, — заявила Арина, обхватив Виктора под руку справа. — Я вообще хотела бы стать ведущей, или моделью, чтобы меня везде показывали, чтобы девушки красили волосы в огненно-рыжий цвет, — мечтательно добавила она.

— Ого, рыжая — не ожидал от тебя таких амбиций, — удивленно покивал Виктор и на пару секунд приобнял её за талию.

— Амбициями я называю другие стремления, — чуть повернула к ним голову Анжелика, — однако для рыжей — это нормальный предел мечтаний, милый.

— Ха, и что это ты хочешь сказать, Корка? — с подозрением в голосе ответила Арина. — Говори лучше за себя!

Они уже подходили к трибуне — проход к ней тоже был огражден, внизу стояли несколько гражданских и милиционеров, недалеко от самой лестницы — два парня и три девушки в строгих черных костюмах, вооруженные пистолетами-пулеметами неизвестной Виктору модели.

«Так, что мы имеем — видимо пресса и личная охрана премьера. Нормально мы так попали, вот уж не ожидал», — оценил парень диспозицию.

Премьер тем временем перешёл в своей речи на международные проблемы и начал обличать козни Финно-Эстонского режима — в его голосе начало проявляться благородное недовольство, толпа тоже реагировала с праведным гневом.

— Хочу сказать, Птичка моя, что ведущей мы тебя хоть завтра можем сделать, только вот потянешь ли ты такую ответственную работу? — в голосе брюнетки Виктор уловил присущую ей ироничную язвительность.

— Кто бы говорил, — фыркнула Арина, чуть сжав руку парня. — Спортсменка ты наша, выдающаяся гонщица на колесницах…

— На колесницах? — перебил её пораженный Виктор.

— Да, а ты не знал? — расплылась в улыбке Арина.

— Энджи мне не говорила. А вообще вы — те ещё язвы, барышни, — усмехнулся он.

— А как иначе? Приходится жить с разными, — хихикнула Анжелика, — рыжими…

— Бе-бе-бе, — передразнила её Арина, и они обе засмеялись.

«У меня с ними мозг когда-нибудь закипит, от этих их пикировок», — вздохнул Виктор, когда они подошли к трибунному ограждению.

— Милые, давайте серьёзнее отнесемся к нашему мероприятию — мы на людях, если вы не забыли, — негромко произнёс Виктор, когда они были шагах в пяти от поста охраны.

— Здравствуйте! Вы Анжелика Корнилова? — поинтересовался у брюнетки хмурый милиционер в парадной форме и лет сорока на вид, который ещё с двумя людьми в такой же форме стоял у секции прохода.

— Да, вот мой паспорт, — девушка достала из сумочки документ и вручила ему.

«Это и есть тот майор, видимо», — они с Ариной стояли в паре шагов сзади, под пристальным вниманием людей вооруженных людей в костюмах.

— Если не верите, пригласите госпожу Дроздовскую — она там, на трибуне, — небрежным жестом Анжелика взмахнула в сторону премьер-министра, худощавая и чуть сутулая фигура которого виднелась левее от них, метрах в двадцати на втором ярусе.

— Я так и сделаю, леди, — без особой радости ответил майор. — Подождите здесь, пожалуйста!

— Хорошо, легко, — ответила Анжелика, и Виктор услышал в её голосе легкое нетерпение.

Майор, внимательно оглядев парня и Арину, развернулся и пройдя несколько шагов, сказал что-то блондинке в костюме и затемненных очках. Она окинула всех троих взглядом, что-то ответила майору и начала быстро подниматься по лестнице, ведущей на трибуну.

Примерно через минуту Виктор увидел, как с трибуны спускается уже знакомая ему Элина в своей парадной форме — пройдя половину ступенек, она помахала им ладонью. Блондинка-охранница спускалась следом за ней.

— Вот и Эля, — радостно прошептала Арина, обхватив Виктора за руку.

— Добрый день, вот уже не ожидала вас так рано увидеть, — улыбнулась им всем барышня с пирсингом на лице. — Это — дочь президента, это — моя сестра, — повернувшись к майору, показала она на Арину, а это, э-эм… — посмотрела она на Виктора и запнулась.

— Виктор Антонович Иволгин, правнук адмирала по материнской линии, — объявила Анжелика, улыбнувшись майору, ей и блондинке-охраннице.

— Попрошу предъявить ваши документы, дамы и господа, — заявила блондинка. Все трое показали ей свои паспорта, при этом охранница долго и с подозрением разглядывала Виктора.

— Мы можем подняться на трибуну? Во втором ряду есть свободные места, — произнесла Элина.

— Только после досмотра, — ответила блондинка, поправив пистолет-пулемёт.

— Мы всё понимаем и согласны — порядок есть порядок, — очень спокойно и с улыбкой заявила Анжелика.

Досмотр занял минуты три — их всех проверили металлоискателем и портативным лимбоспектрометром, после этого блондинка подошла к столику и выписала пропуска и аккредитации, вручив каждому по две плотных, цветных бумажки с печатями.

— Прошу, дамы и господа.

— Спасибо, — солидно покивала Анжелика. — Я, между прочим, лично знакома с Витольдом Валентиновичем, — заявила она охраннице.

Та скептически улыбнулась и покивала, жестом показав, что они могут подняться на трибуну.

Элина и Арина пошли первыми, о чём-то тихо беседуя и посмеиваясь, Виктор подал руку Анжелике и они пошли следом.

«Отличная задница, крепкая и спортивная», — несколько секунд он смотрел на попку Элины.

— Когда же ты с ним успела познакомиться? — поинтересовался он, оглядывая с лестницы площадь с толпой, оркестром и марковцами — смотрелось всё очень красиво.

— На скачках пару лет назад — он акционер одного из крупнейших клубов, даже предлагал выступать под его флагом, но я тогда отказалась, у меня с Пашкой всё отлично шло! — пояснила брюнетка.

— Ничего себе, дела, — улыбнулся ей Виктор, когда они зашли на трибуну.

— Нам туда, — обернулась к ним Элина, показывая на стулья во втором ряду.

Виктор оглядел сидящих в первом ряду людей, которых не особо было видно снизу, из толпы — явно много чиновников в строгих костюмах, какие-то расфуфыренные дамы в возрасте, несколько военных, и ещё пара человек из охраны, стоящие в дальнем углу.

«А эта Элина — красивая, при свете дня и в форме она выглядит гораздо более выигрышно даже с этим пирсингом, да и фигура у неё нормальная», — оглядел он старшую сестру рыжей, когда они прошли к свободным стульям.

Садясь, Виктор прислушался к выступающему, который теперь находился метрах в пятнадцати спереди и правее, и стоял спиной к ним — премьер-министр уверенным голосом решил пройтись катком по европейской политике Германии, Австрии и Югославии, которые своими противоречиями создают опасную напряженность на Балканах и в Греции — для парня это было новинкой.

«Надо увлечься политикой — тут это очень перспективное дело, и я могу куда-нибудь пристроиться по этому профилю», — подумал он, ухаживая за Анжеликой — он чуть отодвинул стул и помог ей присесть.

Она элегантно протянула ему руку, и он сел рядом с ней.

— Элина, а как ты здесь вообще оказалась? Вчера ты нам и полслова не сказала! — повернулась она голову вправо — старшая сестра рыжей сидела рядом с ней.

Виктор тоже решил прислушаться к их разговору, параллельно оглядывая присутствующих на этой большой трибуне, которая легко бы сгодилась для концерта «Queen» или «Led Zeppelin».

Элина с улыбкой повернула к ним голову, окинув при этом парня быстрым, изучающим взглядом.

— Это отец устроил — он предложил мою кандидатуру в канцелярию премьера, и Витольд Валентинович утвердил — они с отцом приятели, а я и офицер, и на дипломатической службе — полное бинго для такого мероприятия.

— Блин, а почему ты нам не сказала? — с любопытством спросила Анжелика.

— А захотела посмотрела на вашу с малой реакцию, — она широко улыбнулась. — Вообще официальная часть до четырёх, но явно затянется значительно дольше — ещё будут выступающие, поэтому сидим, ждём, отдыхаем. Зря вы сюда пошли — лучше бы в парке погуляли.

— Я тоже так считаю, — послышался скучающий голос Арины — она сидела правее сестры.

— А вы и своего невоспитанного кавалера решили взять? — иронично вопросила Элина, чуть наклонившись и поглядев на Виктора.

Анжелика положила ему ладонь на бедро и чуть сжала.

— Вы, дамочка, выражения выбирайте, будьте любезны, — сдержанно, сквозь зубы ответил ей парень.

— Какой он у вас обидчивый, — тихо засмеялась она, откидываясь на спинке стула.

— Я её сейчас пошлю в далекий и светлый путь — подобную хуйню я терпеть не намерен, — с раздражением прошептал Виктор на ухо Анжелике.

— Милый, не парься — вспомни про Стеллу, — столь же тихо ответила ему брюнетка.

— В смысле?

— Ну, такая у них манера общения, у старших сестёр, просто не нервничай, ладно? — Анжелика провела ладонью по его сжатым в замочек рукам. — Они все — просто стервы!

«Что-то милая слишком рассудительно говорит — совсем на неё не похоже», — поразился Виктор, однако её слова были верными по сути.

Было достаточно душновато, и парень недовольно смотрел на часть толпы, которая была немного видна ему с этого места. Минут через пять раздались аплодисменты и приветственные выкрики — премьер закончил свою речь и передал слово директору Центральной городской Библиотеки имени адмирала Колчака. Из первого ряда поднялась дородная пергидрольная блондинка в строгом синем платье и подошла к кафедре с микрофоном.

Со стороны площади послышалась музыка — оркестр заиграл «Прощание славянки».

«Ну и духовка», — поразился парень размерам задницы этой дамы лет пятидесяти или больше, для которой и двух стульев было маловато.

— Всё это похоже на предвыборную кампанию, — прошептал он на ухо своей пассии, которая сидела со скучающим видом.

— Это она и есть, милый — в партии сейчас происходят разные внутренне интриги, и осенью будут вроде как выборы и даже раскол — я довольно много уже об этом слышала.

— Не знал, что ты политикой интересуешься, — удивился Виктор.

— Приходится следить, милый, — хихикнула брюнетка и резко повернула голову правее — премьер, проходя к своему стулу на правом краю первого ряда, явно её заметил и приветственно кивнул, потом подал знак кому-то возле лестницы — Виктор не стал поворачивать голову.

— Знаешь, что я сделаю? — прошептала через несколько секунд Анжелика.

— И близко не представляю, милая, — на миг дотронулся до её бедра парень.

— Закончится эта нудятина и я постараюсь выцепить премьера, хочу с ним перекинуться парой слов.

— По поводу? — удивленно прошептал Виктор чуть ли не в ухо ей.

— Про Пашкину ситуацию поговорить хочу. У правительства гораздо больше полномочий в сфере экономики, чем у президента, поэтому здесь можно решить вопрос быстрее.

— В принципе — хорошее дело. Так и сделай, милая — ты умница, — покивал Виктор.

«Она пробивная и решительная — этого не отнять», — ему понравился деловой настрой девушки.

Минуты через полторы довольно унылой и верноподданнической речи библиотекарши к ним со стороны лестницы подошёл молодой человек в стильном костюме — он улыбнулся и чуть наклонился к ним, обдав ароматом мускусного парфюма.

«Пресс-служба правительства», — прочитал Виктор надпись на его сине-красном бейдже.

— Анжелика Георгиевна, премьер-министр приглашает вас пообщаться — пожалуйста, пройдите к нему, стул слева от Витольда Валентиновича свободен.

— Оу, спасибо вам большое, молодой человек — я так и сделаю, — с улыбкой ответила ему Анжелика и повернулась к Виктору: — Это оно милый, оно — отличный шанс. Как же я рада, что мы поехали сегодня гулять, — глаза девушки светились радостью и как понял парень, она еле сдерживается, чтобы прямо сейчас не захлопать в ладоши.

Анжелика грациозно встала и победно улыбаясь, осторожно начала идти направо, в конец ряда.

— А что такое, что случилось? — чуть наклонилась к Виктору удивленная Арина — они с сестрой всё это время болтали.

— Премьер пригласил её пообщаться, — многозначительно вскинул брови парень.

— Ничего себе, серьёзное дело. Сам пригласил? — повернула голову Элина — на её лице была легкая зависть и любопытство.

— Да. Вы разве не слышали?

— Мы увлеклись разговором. Садись поближе, — Элина хлопнула по стулу Анжелики, — что ты как не родной?!

Виктор мотнул головой и засмеялся — девица определённо была забавная в своей наглости.

— Милый, садись, Эличка не кусается, — вмешалась и Арина.

Парень пересел, сразу уловив легкий, остаточный аромат парфюма Элины — дивную смесь какого-то одеколона с медово-цветочными запахами, которая в итоге давала немного опьяняющий аромат.

— Ты симпатяшный. Ну рассказывай, как тебе с моей умницей-сестрой в одной постели? — чуть придвинувшись к нему, прошептала Элина.

— Эй, полегче — ты его засмущаешь, и меня тоже, — запротестовала рыжая.

— Не могу сказать — мы с ней ещё не делали того, о чём ты сейчас думаешь, — сдерживая улыбку, ответил Виктор.

— Тебе не нравится моя красавица-сестра — так, значит? — нахмурилась Элина, прищурив свои красивые глаза.

Виктор сейчас не понял — она это серьёзно или так прикалывается — дамочка была явно непредсказуемая.

— Очень нравится, я рыжую обожаю — она умница, добрая очень, — натянуто улыбнувшись, ответил Виктор, глядя ей в глаза.

— Вит очень хороший, — Арина с другой стороны взяла её за руку.

— Это я лично проверю — сегодня вечером приедешь ко мне в отель, там и узнаем — хороший ты или так, непонятно вообще что, — заявила она без тени улыбки.

— В каком это смысле? — поразился Виктор.

«Она что, охуела? Я ей кто, мальчик по вызову?»

— В том самом — приедешь и узнаешь.

— Я не мальчик по вызову. Знаете ли, барышня, — процедил он сквозь зубы, — я не люблю феминисток, особенно таких наглых, как вы.

— Меня это не волнует, полюбишь, — отрезала Элина и повернула голову в сторону Анжелики, откинувшись на спинку стула.

— Эль, может не надо? — пропищала рыжая.

— Я обязана за тобой присматривать, а тем более в таких моментах, — ответила ей Дроздовская-старшая.

— Твоя сестра явно на приколе, рыжая. Юмор у неё отменный, — чуть наклонившись вперёд, натянуто улыбнулся парень Арине — он ощутил легкую растерянность.

— Поверь, я не шучу, — холодно произнесла Элина. — Ты не притронешься к моей маленькой принцессе, пока я лично всё не проконтролирую!

В этот момент Виктор взглянул на Анжелику — она очень активно общалась с премьер-министром и через пару секунд повернула голову в его сторону — их взгляды встретились. Премьер тоже лениво повернулся к нему на пару секунд — у парня неприятно засосало под ложечкой.

Глава 9

Анжелика вернулась минут через десять, её лицо сияло — как видел Виктор, разговор с высокопоставленным собеседником ей явно удался.

— О чём говорили? — поинтересовалась Элина.

— О разном, о делах, — улыбнулась ей брюнетка. — Я рассказала Витольду Валентиновичу про твою ситуацию, и он сказал, что ты можешь произнести речь от лица семьи, милый, если хочешь, — посмотрела она на парня.

И Виктор, и обе сестрицы вытаращились на Анжелику.

— Милая, ты серьезно? Зачем? — поразился Виктор. — Зачем мне попадать в кадр и привлекать ненужное внимание? В чём смысл?

— Наоборот, милый — пусть все знают, что ты парень из влиятельного рода, а не кто попало! — чуть сжала губы Анжелика и повернулась к Арине и Элине: — Вы как считаете?

Арина, как видел Виктор, развела руками — на её лице было замешательство, а Элина вскинула бровь:

— Пусть этот ваш наглец скажет что-нибудь умное. А вечером я им займусь.

— Что? — голос Анжелики даже на секунду сел.

— Приедет ко мне в отель, хочу с ним пообщаться поближе, — усмехнувшись, заявила Элина.

«Заебали эти наглые стервы», — со злостью подумал Виктор. — «Зачем Энджи всё это придумала — она с головой дружит вообще?»

— Эй, я не согласна! — в голосе брюнетки парень услышал обиду.

— Дорогая, меня он не интересует в качестве партнера — сугубо тест, не переживай, — взмахнула рукой Элина, стрельнув глазами в Виктора. — Я и за сестру беспокоюсь, и за тебя. Все нормальные старшие сестры так делают.

— Я даже не знаю, — нахмурилась Анжелика. — Не думала об этом.

«Бля, о чём вообще речь? Они не шутят?!» — Виктор, глядя на свою пассию, ощутил, что начинает немного задыхаться от удивления.

— Дамы, а вы не охренели, если говорить культурно? Я вам что, вещь? — сдерживая гнев, спросил он.

— Ты всё не так понял — так надо! — пожав плечами, сделала удивленно-невинное выражение лица Элина.

— Я в целом не против — пусть лучше с тобой, чем со Стеллой, — через несколько секунд заявила Анжелика, но на него не взглянула.

— Милая, ты в своём уме? — Виктор сжал её ладонь. — Что вы такое говорите?

— Лучше пусть Эля, чем Стелла, — ответила ему Анжелика — в её взгляде было смущение и смирение.

«Что тут вообще происходит? Куда я попал — что это вообще такое?! Я что, должен ещё и со старшими сестрам спать?» — Виктор ощутил такое же сильное потрясение, как в первые часы в этом мире.

— А… Э-э… А ты что, не будешь ревновать? — сглотнул ком в горле парень.

— Это не имеет значения, — сжав губы, ответила Анжелика.

Пару минут Виктор молчал, переваривая всю эту ситуацию — в голове это не укладывалось.

— Так что, хочешь сказать речь? — чуть прижалась к нему Анжелика.

— В каком статусе? — поразился Виктор.

— Правнук адмирала, но под своей фамилией в паспорте. Классная возможность, милый.

— Но зачем? Здесь же телевидение — меня увидят потом все, кому не лень, — парень слегка ошалело смотрел на неё.

— Ну и пусть! Пусть все знают, что ты — это ты, а не кто попало, и пускай твоя семейка тоже это знает, — пылко прошептала Анжелика. — Может, они возьмутся за ум и вернут тебе память и способности!

«Всё это неожиданно. Может, они это спланировали? Надо ли это мне или нет?» — лихорадочно раздумывал парень. — «Что это даст? С одной стороны — мощная публичная заявка о себе, с другой — неожиданные последствия и для меня, и для девочек, и для моей семейки».

— Вы с Ариной это спланировали, да? — с подозрением в голосе спросил он.

— Нет, ты смеешься? Откуда я могла знать, что смогу пообщаться с премьером? — в глазах Анжелики парень увидел искреннее недоумение.

— Милая, а как тебе пришла идея про меня и речь? Для чего?

— Вит, любимый — это обалденная возможность засветиться на высшем уровне. Пусть все знают, что ты — это ты! Может тогда твоя семейка одумается?! — проговорила Анжелика, глядя парню в глаза.

— Вит, милая права — это потрясающий шанс, — вмешалась Арина — она всё это время с интересом следила за разговором.

«Интересно, а почему на этом мероприятии нет никого от моего семейства — что это может означать?» — задумался об этом факте Виктор.

Тем временем тётка-библиотекарша явно заканчивала речь, а к ним подошёл уже знакомый сотрудник пресс-службы правительства в стильном костюме.

— Вы готовы выступать, молодой человек? — посмотрел он на Виктора. — У вас двадцать секунд на решение — премьер-министр дал согласие.

Виктор сглотнул — это всё было слишком неожиданно для него. Он с сомнением посмотрел на Анжелику — девушка ободряюще улыбнулась ему и покивала.

— Давай, Вит — ты сможешь, — произнесла Арина.

«Вот маленькие стервозинки — как же они умеют манипулировать», — пронеслась у Виктора молниеносная мысль с нотками легкого восхищения. — «Но это действительно классный шанс для меня — шанс или резко возвыситься, или столь же резко огрести на свою голову ещё большие неприятности», — он всё ещё колебался.

— И что мне говорить? — он вопросительно посмотрел на парня в костюме.

— Вот утвержденные тезисы для мероприятия, — тот достал из внутреннего кармана сложенный вдвое листок и протянул Виктору.

— Хорошо, я согласен, — неуверенно произнес Виктор, забирая двумя пальцами листок. — У меня нет опыта публичных выступлений такого уровня.

— Этот будет первым, значит, — улыбнулся ему представитель пресс-службы.

— Давай, милый — я в тебя верю! — нежно толкнула его в плечо Анжелика.

Виктор недовольно посмотрел на неё и поднялся со своего места.

— Хорошо, я выступлю, — сквозь зубы объявил он парню в костюме.

— Пройдите туда, — тот показал ему в сторону трибуны, — скоро я вас представлю.

«Удружила милая», — Виктор ощущал, как его накрывает, что называется, спортивная злость.

Пройдя в сторону премьер-министра, который вальяжно сидел на своём стуле, парень буквально спиной ощущал взгляды девушек — выйдя из ряда, он посмотрел в их сторону — все три смотрели на него. Другие сидящие тоже смотрели на него, и в этих взглядах было много чего — и интерес, и зависть, и равнодушие.

После этого Виктор краем глаза заметил, как премьер переводит взгляд на него — он повернул к нему голову и улыбнувшись, легонько поклонился. После этого он развернул лист и просмотрел тезисы — чистейший официоз, довольно нудный.

«Стоило ли светиться ради таких банальностей?!» — подумал он, ощутив при этом, что его накрывает боевой настрой.

— А сейчас выступит Виктор Антонович Иволгин — родной правнук великого адмирала! — раздался через громкоговоритель голос того самого парня в костюме. — Поприветствуйте его, дорогие друзья!

«Бля, мать моя женщина — зачем я вообще на это всё подписался?» — Виктор ощутил, как кровь ударила в его виски, и он только сейчас начал осознавать всю палитру красок этой ситуации. — «Я же никогда не выступал публично, если не считать защиты диплома, речей на паре-тройке дней рождения в главке и песенок в караоке», — он несколько раз глубоко вздохнул, и повернул голову к Анжелике — она напряженно смотрела на него, и когда их глаза встретились, она улыбнулась и показала в сторону трибуны.

Его взгляд скользнул по рядам и он увидел премьера, который с ленивым интересом смотрел на него. Вздохнув, парень ощутил слабость в ногах, однако взял себя в руки и пошёл к трибуне-кафедре — в висках пульсировала кровь.

«Сколько же здесь народа», — подойдя к трибуне и облокотившись руками на края, он окинул взглядом площадку перед всей этой двухъярусной сценой-трибуной.

Слева и снизу от него был оркестр, прямо, но чуть дальше — огромная толпа народа, которая была больше, чем он думал, когда они были в толпе, справа — марковское построение с блестящими на солнце касками. Телевизионную камеру он увидел впереди, закрепленную на станины, и ещё одну — далеко слева, ближе к лестнице на трибуну.

Виктор ощутил на себе множество взглядов. Сглотнув, он поправил микрофон — слегка дрожащей рукой он нажал кнопку, переведя её в положение «включено», и она загорелась зеленым цветом.

— Добрый день, уважаемые граждане! — произнес парень — он сразу же поразился тому, как глухо и слабенько прозвучал его голос.

«Так, надо взять себя в руки — я уже здесь, на трибуне, уже выступаю перед толпищей народа», — его накрыл легкий мандраж, переходящий в головокружение и чувство какого-то очень обостренного восприятия происходящего — несколько секунд ощущение было очень острым.

Раздались жиденькие аплодисменты со стороны толпы.

— Меня зовут Виктор, я правнук адмирала, и для меня было очень неожиданным оказаться сейчас на этой трибуне, перед вами, — проговорил он более уверенно, потому что терять было уже нечего. — Мне восемнадцать лет, я студент, как многие из вас, — он показал правой рукой на строй марковцев, — и я ещё многого не знаю о великих свершениях и подвигах моего предка. Но я почти каждый день хожу в эту замечательную библиотеку и набираюсь знаний, потому что я, как и вы, отношусь к прогрессивной молодежи, которая переживает за судьбу страны! — он вздохнул, обводя взглядом толпу.

«А это очень своеобразное ощущение — выступать перед таким количеством людей. Они даже хлопают», — Виктора начали вдохновлять хоть небольшие, но аплодисменты.

Он раскрыл и положил перед собой листок с тезисами — «выдающийся вклад адмирала в восстановление государственности», «восстановление экономического процветания», «демократия, конституция, парламент, выборы» и так далее.

— Витольд Валентинович, наш уважаемый премьер-министр, уже много и правильно сказал про моего предка и про его роль в истории нашей страны, поэтому я хочу сказать таким же молодым людям, как и я — учитесь и развивайте себя настолько сильно, насколько это возможно! Взять, например, меня — я никогда не был особо старательным, любил пьянки, гулянки, веселье, игры, и считал это обычным делом, да и сейчас так считаю, — при этих словах толпа явно оживилась, а по строю марковцев пошла легкая рябь. — Однако всё это привело меня к тому неприятному положению, в котором я сейчас нахожусь, — Виктор многозначительно замолчал, оглядывая толпу.

Послышались легкие аплодисменты и подбадривающий свист, а многие стоящие по стойке «смирно» марковцы-юнкеры повернули к нему головы.

— Многим гражданам с высоким коэффициентом знакомо такое понятие, как запрещённый ритуал, — через несколько секунд произнес Виктор уверенным, сильным голосом. — Большего я сказать не могу, но я знаю, что очень многие про это знают, а ещё знают, что особенно от этого страдают младшие дети известных и не очень аристократических семейств. Лично я считаю это несправедливой и жестокой практикой, и никому такого не пожелаю ощутить на собственной шкуре! — парень ощутил прилив эмоций, в его голосе проявился надрыв.

Раздались уже более сильные аплодисменты, приветственные выкрики и свист. Виктор смотрел на марковских юнкеров — их строй чуточку дрогнул, совсем незначительно. Сбоку их построения забегал кто-то из старших. На секунду ему показалось, что он различил во втором ряду лица и близняшек, и Лизы, но присмотревшись, точно он определить не смог из-за бликов солнца.

— Друзья, я уверен, что адмирал Колчак не одобрил бы такие методы, и я хочу пожелать всем вам, чтобы вас минула такая участь, а вашим родителям хочу пожелать благоразумия — младшие дети тоже имеют полное право на полноценную жизнь без давления и страха!

Даже многие марковцы зааплодировали.

«Блин, нарушилось такое красивое построение. Это скандал — зачем, зачем я это всё выдал?!» — Виктор с волнением смотрел, как вдоль построения забегали старшие юнкеры, и ему показалось, что он узнал Ирину — похожая на неё девушка уверенно шла вдоль первого ряда, что-то говоря юнкерам. — «Она это или нет? Или Вика? Не видно из-за солнца. Надо перевести тему».

— Уважаемые друзья, я абсолютно уверен, что памятник получился великолепный и он будет украшать эту площадь перед библиотекой и вдохновлять нас и следующие поколения на свершения в учебе и труде. Поэтому хочу закончить свою речь благодарностью как премьер-министру нашей Республики — Витольду Валентиновичу Слащёву, — Виктор полуобернулся к премьеру, который сидел с задумчиво-скептическим выражением лица, закинув ногу на ногу, — так и городским властям, и руководству Центральной Библиотеки — от лица своей семьи хочу выразить вам всем сердечную благодарность!

На площади зааплодировали, сзади Виктора — тоже.

Парень поднял ладонь.

— Напоследок хочу сказать, что премьер-министр затронул в своей речи очень важные вещи — обострение в европейских странах, и мне на ум приходят слова из песни, которую я когда-то и где-то слышал, очень давно, а может быть — даже во сне, — обведя взглядом площадь, Виктор остановился на марковцах и набрав полную грудь, начал то ли произносить, то ли петь: — И две тысячи лет — война, война без особых причин. Война — дело молодых, лекарство против морщин. И мы знаем, что так было всегда, что судьбою больше любим,кто живет по законам другим и кому умирать молодым. Он не помнит слово «да» и слово «нет», он не помнит ни чинов, ни имен. И способен дотянуться до звезд, не считая, что это сон, — слова из песни Цоя он решил существенно сократить. — Так вот, я хочу пожелать нам всем мира и чтобы нам с вами не довелось испытать на себе последствия тех событий, которые сейчас происходят возле наших границ и в Европе. Спасибо за внимание.

Когда он закончил и замолчал, то ощутил прилив крови к лицу, в висках стучало. Площадь после нескольких секунд абсолютно глухого молчания разразилась аплодисментами и криками, даже некоторые юнкеры опять захлопали.

Оркестр секунд через сорок заиграл веселый, бравурно-пафосный приветственный марш, незнакомый Виктору.

На автомате взяв листок, он развернулся — сидящие на стульях люди смотрели на него, и во взглядах было много всего разного. Премьер смотрел на него пристально. Сдержанно улыбнувшись ему, Виктор пошёл в свой ряд и уже через пару минут добрался до своего стула.

Девушки встретили его изумленными взглядами.

— Да, ты даже более интересный мальчик, чем я думала, — язвительно прокомментировала Элина, с усмешкой взглянув на него. — Выдал так выдал — праздник однозначно удался!

— Милый, это что сейчас было? — прошипела ему в ухо Анжелика и взяла его за руку. — Ты что там нёс такое вообще? Ты укурился обогащенной дурью или бухой совсем?! Ты же не пил вроде и не пьяный!

— Сказал то, что думал, — пожал Виктор плечами.

— Блядь, это пиздец — ты представляешь, милый, какой будет скандал, когда это покажут по телеку и напишут в газетах?! — Анжелика смотрела на него со злостью, но в её взгляде было и восхищение.

— Посмотрим. Ты сама этого хотела, моя зая — я же не просил меня выталкивать на трибуну, — краем губ улыбнулся он.

Анжелика фыркнула и отвернула голову.

— А что это за песенку ты такую пел? Я такую никогда не слышала, — чуть наклонившись, с любопытством произнесла Арина.

— Это стихи, скорее — не помню уже, чьи и откуда, — подмигнул ей парень.

— Слова интересные, цепляют прямо, — в глазах Арины было задумчивое любопытство. — Никогда такого не слышала.

«Вот и выясним заодно, откуда эти слова из песни Цоя знает Хельга Вальдек», — подумал Виктор — он вспомнил, что толком так и не узнал ничего про эстраду и популярные хиты этого мира, да и вопрос с Хельгой оставался открытым.

Тем временем на трибуну пригласили последнего выступающего — архитектора.

— Сейчас уже будут убирать брезент и официально откроют — мне уже надоело здесь сидеть, — вымолвила Анжелика, кинув тяжелый взгляд на парня.

— В чём дело, Энджи? — требовательно спросил он и взял её за руку.

— Ты понимаешь вообще, что ты учудил? Тебе надо было прочитать тезисы с листочка своими словами и помахать всем рукой, а ты начал гнать про ритуал и политику. Зачем, вот скажи?

— Затем, что я — пострадавший от всей этой херни, и привлечь внимание к этому безобразию — уже большое дело, особенно на таком уровне, — сжав губы, ответил ей парень.

— Получилось довольно весело — мальчик явно не промах. Ему в парламент баллотироваться надо, — послышался ироничный голос Элины.

Виктор повернулся к ней, Анжелика тоже.

— Хоть ты не прикалывайся, — произнесла она с глухим раздражением.

— Я серьёзно — мальчик получил такую рекламу, которая никому и не снилась, и буквально на ровном месте и бесплатно, — Элина чуть наклонилась и смотрела на парня. — Ты из ничего создал политический скандал — все об этом знали, но вслух не произносили, а ты взял и выдал публично, вот тебе и реальная политика. Теперь за тобой девочки в черной форме бегать будут, ха-ха.

— Не преувеличивай, — ответил Виктор, ощущая, что в горле у него немного пересохло.

Вскоре к ним подошёл парень в костюме.

— Дамы и господа, Витольд Валентинович после окончания мероприятия желает побеседовать с вами, а особенно — с вами, Виктор Антонович, — посмотрел он в глаза Виктору. — После окончания церемонии ожидайте внизу, пожалуйста.

— Хорошо, спасибо, — покивала Анжелика.

Когда представитель пресс-службы отошёл, брюнетка покачала головой:

— Вот теперь точно мой с Пашкой вопрос решён никогда не будет, — она снова со злостью посмотрела на Виктора.

— Спокойно, милая — прорвёмся, — парень улыбнулся и сжал её ладонь.

Последние двадцать минут церемонии Анжелика сидела злая, она заламывала пальцы и недовольно посматривала на Виктора. Когда памятник открыли, снова заиграл оркестр, и все находящиеся на трибуне начали постепенно спускаться вниз.

Виктор посмотрел в сторону премьера — тот раздавал интервью прессе.

Глава 10

Пока ожидали внизу, прошло некоторое время, и девушки начали легкую словесную пикировку — Анжелика ещё больше разозлилась на довольно остроумные подколки Элины, Арина пыталась всё это сгладить.

Виктор стоял рядом и участия в разговоре не принимал — он разглядывал, как расходится оркестр и строй юнкеров — им дали команду «вольно», и несколько старших начали бегать вдоль рядов, показывая куда-то в сторону библиотеки, которую ему не было видно из-за закрывающей вид сцены.

«Наверно, их на автобусы гонят», — парень наблюдал, как толпа черных неспешно, но довольно организованно двигается в противоположную от них сторону — их было много.

Потом он увидел метрах в семидесяти левее от сцены, за кустами, силуэты двух автомобилей представительского класса — черные лимузин и джип, которые явно были премьерские.

— Так куда вы там вечером собираетесь? — тем временем полюбопытствовала Элина.

— В «Эскрайм», там сегодня вечеринка будет и дискотека. Ты пойдешь с нами, дорогая? — ответила рыжая.

— Вообще-то я планировала провести время наедине с этим дерзким мальчиком — ради вашей же пользы, мои ласточки, — Элина взглянула на Виктора.

— Это можно перенести и на другой день, — пожал он плечами. — Раз в «Эскрайме» интересная программа — я хочу сходить!

Элина весело фыркнула и засмеялась, Арина тоже, Анжелика — гораздо более натянуто.

Раздался звонок — Виктор ощутил вибрацию в чехле.

— Я отойду, мне звонят, — объявил он девушкам и отошел на несколько шагов к ограждению, но в сторону от милицейского майора, который был на посту.

Звонила Лиза.

— Алло, привет! — Виктор ответил на звонок, постаравшись улыбнуться.

— Вит, братец, это был ты, да? Это же тебя я сейчас видела на открытии памятника? — раздался в трубке взволнованный голос Лизы.

— Да, дорогая — это был я, — выдохнул через нос парень.

— Вит, а как ты туда вообще попал?! Ты такое сказал, что все наши — в полном шоке, все тебе аплодировали, — голос девчушки был восхищенным, но и взволнованным. — Такое никто не решается озвучить, а ты вот так взял и сказал.

— Честно говоря, это всё получилось случайно — и наша прогулка, и моё попадание на верхний ярус, и тем более выступление. Если честно — это была импровизация, полнейшая.

— Это было сильно, конечно. Я стояла в строю и чуть в обморок не упала, когда тебя увидела — я своим глазам не поверила сначала. Ты очень смелый, Вит! — проговорила Лиза.

— Спасибо, солнышко. Теперь меня наши увидят по телевизору, скорее всего…

— Да, и я не знаю, что будет, — вздохнула девчушка. — А ты сейчас со своей мегерой, да? Где вы?

— Недалеко от сцены, ждём премьер-министра.

— Ого, вот оно даже как, — восхитилась Лиза. — А зачем?

— Будет разговор, — ухмыльнулся парень. — Приятный или нет — не знаю.

— Ну тогда удачи тебе, мой милый и храбрый братец. Я просто в шоке, как и многие наши — всех поразило твоё выступление, особенно те слова в конце. Ты теперь знаменит, — хихикнула девушка. — Всё, я в автобус, вечерком ещё позвоню! Тебе привет от Иры!

— Спасибо. Она была с вами?

— Да, её вызвали, как и всех старших. Ты её видел, может? Она была с левого края построения.

— Может и видел. До связи, солнышко, — улыбнулся Виктор и сбросил вызов.

«Что и следовало доказать — моя речь попала в сердца таких же младших детишек, как и я, и это очень хорошо».

Парень вернулся к тройке девиц, думая о том, что глаза его не подвели — он видел и Лизу, и Ирину, и скорее всего — близняшек тоже. По лестнице тем временем спускались чиновники и военные — Виктор увидел здесь мундиры всех так называемых «цветных частей» бывшей Белой Армии — корниловцев, марковцев, дроздовцев, алексеевцев и каппелевцев. Чиновники и военные кто с интересом, кто с осуждением поглядывал на него и девчонок.

Через пару минут премьер-министр в сопровождении своих помощников начал спускаться по лестнице. И Виктор, и девушки слегка подтянулись — они стояли шагах в четырех-пяти от лестницы, чуть правее и недалеко от блондинки-охранницы с оружием.

Премьер-министр сделал знак рукой своим сопровождающим, подошёл к ним и непринужденно, с достоинством улыбнулся девушкам.

— Витольд Валентинович — моя младшая сестра Арина, — представила Элина рыжую.

— Очень рад, — политик протянул руку Арине, которая зарделась и неуверенно пожала её.

После этого он посмотрел на парня:

— Анжелика рассказал мне о вашей ситуации — всё это очень прискорбно, Виктор Антонович, — заявил он довольно доброжелательно, протянув руку парню.

Виктор осторожно её пожал — сейчас он испытывал волнение, смешанное с легким чувством вины.

— Для меня было большой неожиданностью выйти на эту высокую трибуну, — легонько кивнув, ответил парень, посмотрев в глаза премьеру. — Я волновался.

«Типичный политик по своей манере общения. Высокий, чуть сутулый, седой, стильный — даже в таком возрасте у таких типажей от женщин нет отбоя. Это по его глазам видно — он явно тот ещё ходок», — почему-то подумал Виктор — от премьер-министра веяло аурой уверенного обаяния.

— Вы, значит, собираетесь пожениться? — посмотрел премьер на Анжелику, потом снова на него.

— Да, мы обязательно поженимся, — охотно покивала Анжелика.

— Определённо так и будет, — кивнул и парень.

— Конечно, Виктор, такую болезненную для нашего высшего общества тему вы подняли весьма резко и неожиданно, и теперь все скажут, что это подстроил я, но тем не менее — вы поступили смело, — заявил нейтральным тоном Слащёв, внимательно глядя на парня. — Я не ожидал подобных заявлений на таком торжественном мероприятии.

Виктор чуть кашлянул — он толком не знал, что сейчас говорить.

— Для меня самого это было неожиданно, Витольд Валентинович. Надеюсь, я никому не доставлю неприятностей своей речью, — ответил он обтекаемо.

— Уже поздно об этом говорить, но когда вас покажут в вечернем выпуске новостей, вы станете знаменитым, молодой человек, — загадочно улыбнулся премьер. — Дело в том, что мы с вашим батюшкой, Анжелика Георгиевна, — он взглянул на брюнетку, которая напряженно смотрела на него, — выступаем категорически против подобных ритуалов — всё это очень вредит нашей аристократической молодежи, пусть даже менее одарённой, чем хотелось бы их родителям. Вот поэтому моим правительством в самое ближайшее время будет внесен законопроект о механизмах недопущения подобных вещей — это надо жестко пресекать, иначе пострадает ещё множество детей. Мы этого не имеем права допустить!

Виктор уловил в словах политика серьёзный пафос.

— Я ощущаю на себе все эти негативные последствия, все эти месяцы я жил как во сне, — ответил он премьеру.

— Знаете, Виктор, я хорошо знаком с вашим батюшкой — я был в его первом правительстве министром инноваций и наукоёмких маготехнологий, и мне очень тяжело поверить, что именно Антон Ярославович мог так поступить со своим родным сыном, — на лице Слащёва отразилось глубокое сочувствие. — Всё это очень прискорбно, но я рад, Виктор, — поднял палец премьер, — что вы не потеряли волю к борьбе и готовы отстаивать свои права. Такие люди нужны в новом парламенте — молодые, смелые, активные, целеустремлённые!

— В парламенте? — пораженно вымолвила Анжелика и посмотрела на парня, потом снова на премьера.

— Конечно. Для вас всех явно не секрет, — премьер обвёл взглядом девушек, — что у нас в партии происходят довольно тяжелые и знаковые события, возможен даже раскол на два списка, поэтому мы с вашим батюшкой, Анжелика, уже формируем предварительный список достойных людей, которых будем выдвигать по округам.

— Я не знала об этом, — потрясённо вымолвила Анжелика. — Неужели всё зашло так далеко в партии?!

Виктор взглянул на Элину — она с напряженным вниманием смотрела на премьера.

— Противоречия между основными группами столь велики, что уже нельзя говорить о единой партии — если в основополагающих моментах мы стоим на единой политической платформе, то в вопросах развития, внутренней политики и международного сотрудничества ведущие политические фракции расходятся кардинально, и без новых выборов эти противоречия решить не представляется возможным, — заявил премьер уверенным тоном.

— А между кем противоречия? — спросила Элина.

Премьер-министр снова обвёл их всех взглядом, потом улыбнулся краем губ:

— Я могу говорить с вами откровенно, молодые люди?

— Конечно, да, да, — разноголосо ответили парень и все девушки.

— Основной возмутитель спокойствия — марковская группа и её союзники из региональных семейств. Ваши родственники, Элина, придерживаются нейтралитета — они сотрудничают со всеми, а вот семьи, — Слащёв произнес это очень многозначительно, взглянув на Виктора, — Корниловых и Колчаков сейчас нашли точки соприкосновения и готовы действовать вместе, поэтому группировку Марковых и их сателлитов можно будет остановить на выборах, после чего мы сформируем новый кабинет, нацеленный на большую независимость от Великобритании и ФСША в вопросах внешней политики и торговли. Моя семья, Красновы, Мамонтовы хоть и не так влиятельны, как четыре основных, но мы выступаем фактором баланса, поэтому я, с согласия Георгия Георгиевича, возглавлю общереспубликанский партийный список на досрочных выборах, и победа будет за нами, — премьер-министр явно увлёкся, как понял Виктор.

— Ого, вот всё как серьёзно, — промолвила задумчиво Анжелика. — Витольд Валентинович, а вы сможете до выборов решить вопрос по финансированию «Мосэнерго»? Это очень важно и для нашей семьи, и для предприятия.

— Конечно, Анжелика, в этом вопросе вы и господин Зворыкин можете рассчитывать на моё глубокое понимание, — с легкой улыбкой ответил премьер, потом посмотрел на Виктора: — Вы готовы баллотироваться в Думу по одному из московских округов, молодой человек?

Для парня вопрос был неожиданным — он буквально вытаращился на собеседника.

— Уверен, с вашим семейством вопрос вашей тяжелой ситуации решится довольно быстро, особенно после сегодняшнего вашего выступления и двадцать второго июня, — многозначительно и загадочно произнес Слащёв, — поэтому я готов рискнуть и выставить вас кандидатом по девятому округу.

Виктор сглотнул — он не нашелся, что ответить.

— А что это за округ? — полюбопытствовала Анжелика.

— Район Марковских Казарм и парка «Дружба». Вы недалеко живете, насколько я знаю, Анжелика, — ответил премьер.

— Да, в десяти минутах, — покивала она.

— То есть мне надо будет выиграть выборы на территории марковского клана? — поразился Виктор, слегка ошалело глядя на политика.

— Мне нравится ваша прямолинейность, Виктор, — немного театрально взмахнул тот рукой. — В политической среде не является хорошим тоном называть уважаемые аристократические семейства кланами, но по факту это так и есть. Так что да, вам придется играть на их поле, но, — поднял палец премьер, — в вашем распоряжении будут медийные и организационные возможности нашей городской парторганизации.

«Ну и дела — кто бы мог подумать ещё утром, что я окажусь сейчас в такой ситуации», — Виктора не отпускало изумление. — «И что теперь делать? Зачем мне это всё? Энджи красава — взяла и всё растрепала ему».

Парень неуверенно смотрел на собеседника, потом взглянул на Анжелику — брюнетка тоже выглядела задумчивой.

— Я даже не знаю, — ответил он.

— Виктор Антонович, вот моя визитка — там личный номер мой и моего помощника по организационным вопросам, — Слащёв полез во внутренний карман пиджака и достал бордовую визитку из плотной бумаги, протянув её парню. — Вы подумайте и ничего не бойтесь — марковская группа не рискнет делать откровенно криминальные шаги в этом выборном цикле, и кроме того, говорю вам по секрету — весь марковский клан на будущем съезде рискует быть исключенным из партии, если не примет условий большинства партийных фракций, а значит, им придётся формировать новую партию, которую они уже начали готовить, и борьба будет очень конкурентная.

«То есть меня хотят кинуть в качестве тарана на округ, который марковцы возьмут как родной чисто за счёт админресурса и казарм? Хе-хе, охуенно заманчивая перспектива», — сделал вывод Виктор.

— И каковы же шансы на успех в этом деле? Что будет, если все узнают про мою ситуацию с подставной личностью — это ведь ударит очень сильно по репутации моего семейства, — проговорил парень.

— Вы правильно мыслите, Виктор — как и у батюшки вашего, у вас отличное политическое чутьё и трезвая оценка ситуации, — усмехнулся премьер. — Эти вопросы мы с вами обсудим после двадцать второго числа, когда утрясется известная ситуация, — сказал он многозначительно и взглянул на Анжелику.

— Хорошо, так и сделаем, Витольд Валентинович, — покивал Виктор.

— Всего хорошего, друзья мои — очень рад был познакомиться со столь смелыми молодыми людьми, как вы, — политик последовательно пожал руки парню и всем девушкам. — Анжелика — всё будет хорошо, вопрос будем решать, энергетика — приоритет нашего кабинета!

— Большое вам спасибо, — довольно улыбнулась брюнетка.

Когда премьер-министр в сопровождении охраны и помощников направился к тем самым машинам, которые заметил Виктор за кустами, Анжелика выдохнула:

— Ну нихера себе погуляли — вот это дела!

— Да, вы интересная парочка, — с иронией ответила ей Элина. — Наворотили такого на ровном месте, что лично премьер вынужден всё это теперь разгребать.

— Что ты хочешь сказать, уважаемая леди? — повернувшись к ней, недовольно спросил Виктор.

— После твоих речей я бы на месте премьера огрела тебя чем-нибудь тяжелым, а он видишь был какой вежливый и дипломатичный, — с сарказмом ответила Дроздовская-старшая. — Даже место по округу тебе предложил, хотя тебя выпороть надо за твою выходку.

— Не драматизируй только, — поморщился парень. — Ты явно ничего не смыслишь в политике.

«Порщица херова, чисто завидует, ведь не ей досталось внимание», — его накрыл легкий гнев.

— Я вполне серьёзно — ты выдал такое, что все ещё долго будут обсуждать и смаковать, — иронично улыбнулась Элина, пристально глядя ему в глаза. — Сейчас этот вопрос может стать очень болезненным для многих, и считай, что ты разворошил осиное гнездо. И сам теперь будешь объектом внимания всех, кому не лень.

— В каком плане? — нахмурился Виктор.

— Начиная от желтой прессы и заканчивая разными больными на голову девицами.

— Кого ты имеешь в виду?

— Да кого угодно, — засмеялась Элина, подмигнула ему и повернула голову к Анжелике: — Куда теперь — на карусели или в кафе посидим?

Не успела ответить брюнетка, как реплику вставила Арина:

— И менты должны будут им заинтересоваться — все эти ритуалы запрещены же. Подкинул ты нам проблем, Вит, — она мило сдвинула брови и почесала подбородок.

— Рыжая, тихонько, — без настроения ответил парень — про ментов он и сам подумал первым делом.

— А что это ты мою младшую рыжей называешь, мальчик? — хмыкнула Элина.

— А как мне её называть, розовая? — удивленно поднял глаза Виктор — Арина при этом засмеялась.

— Называй её Арина Павловна, — приподняла бровь дамочка.

Виктор вдохнул и уже готовился послать на три буквы наглую девицу, но Анжелика схватила его за ладонь:

— Эля, это наше дело, давай ты не будешь вмешиваться, ладно? Мне Стеллы хватает для головняка, ты в этих делах совсем лишняя, — твердо сказала она.

Элина засмеялась — в её глазах были искорки веселья.

«Вот же сучка — любит всех подъебывать», — Виктор таких людей недолюбливал.

— Так куда идём? — с улыбкой спросила она.

— Мороженое кушать и кофе пить — мне все эти речи уже в печенках сидят, — чуть капризно проговорила Арина.

— Тогда вперёд — на первом этаже библиотеки есть отличное кафе, — показала Анжелика куда-то за трибуну. — Заодно и памятник глянем, что там вылепили.

— Вылепили? — сжал губы Виктор и вопросительно посмотрел на пассию — ему такой тон в отношении его великого предка не понравился.

— Любимый, я не так выразилась, — явно поняв его настроение, с легкой натяжкой улыбнулась брюнетка.

— Ладно, пойдёмте в библиотеку и в кафе, красавицы! — окончательно взяв себя в руки, предложил Виктор и приобнял Анжелику за талию.

Толпа уже довольно ощутимо рассосалась, поэтому он и девушки обошли трибуну и направились в сторону помпезного здания Центральной библиотеки, по пути рассматривая величественную статую адмирала Колчака высотой с трехэтажный дом.

Глава 11

Ирина Маркова, примерно в это же время, Москва.

Ирина и Даша получили приказ вернуться в казармы поздно вечером — намечалось торжественное мероприятие, и они срочно потребовались в городе.

Встали в шесть утра.

— Вот так всегда — не успеешь привыкнуть к полевым условиям, как тебя начинают дергать непонятно куда, — недовольно проговорила Дарья Маевская, усаживаясь сзади Ирины на её мотоцикл.

— Тебе здесь разве нравится? Вот бы не подумала, — скептически хмыкнула Ирина, надевая шлем.

— Мы ведь будущие офицеры, а не кто попало — должны знать боевую технику, а особенно вот эту новую.

— На твоём веку, моя дорогая, ещё столько этой техники будет — и французская, и английская — мы от этого никуда не денемся. А торжественное построение в парадной форме — далеко не каждый месяц бывает, — ответила ей Ирина. — Будет очень интересно, а ещё я соскучилась по Вике и другим девчонкам.

Из Кубинки выехали рано утром и до казарм добрались за полтора часа, к половине восьмого — Ирина ехала осторожно, потому что прекрасно знала, что Даша не любит быструю езду.

В казармах был полнейший переполох — приказ на торжественное построение младших курсов поступил не то чтобы неожиданно, но довольно запоздало, всего пару дней назад — к этому никто особо не готовился.

Когда Ирина и Дарья вошли в свою комнату, Виктория Образцова с недовольством на лице полировала свою каску.

— Я так рада вас видеть, девочки, — повернулась она к ним без особой радости на лице.

— Да, это всё очень неожиданно, — согласилась Ирина, подошла к подруге и нежно её обняла — она действительно очень рада была её видеть.

Целоваться не стали.

— Сколько у нас времени, чтобы проверить и подготовить младших? — поинтересовалась Дарья.

— В половине третьего мы должны быть перед центральной библиотекой — по две роты из второго и пятого батальонов, — ответила Вика. — На открытии памятника будет выступать премьер-министр Слащёв. Ответственные курс-юнкеры — вот эти счастливицы, то есть мы все, и все остальные взводные тоже, — она обвела рукой себя и подруг.

— Не в первый раз такая засада, — вздохнула Ира. — Ладно, сделаем так, — она взглянула на рыжую подругу: — Даша, ты отвечаешь за внешний вид — отполировать каски, парадная форма, начищенные ботинки — чтобы всё было красиво и по уставу. Моей тоже займись, кстати. Вика — за тобой списочный состав и построение на месте, я на тебя надеюсь — строимся по росту и полу. Я займусь организацией транспорта и доставкой нас всех туда и обратно, и надеюсь, что успеем провести репетицию. Всё, я пошла сейчас к дяде.

— Не забудь ему напомнить, что каски есть далеко не у всех и надо отпирать хранилище, — чуть скривилась Даша. — Полировочная паста тоже понадобится.

— Девочки — времени у нас вполне достаточно, полных шесть часов — больше оптимизма, — Ирина посмотрела в глаза подругам. — На нас, марковцев, возлагают особые надежды — и мы не подведем!

— Марковцы — лучшие! Марковцы — гвардия! — сжали кулаки и приложили их к груди Вика и Даша, произнеся слоган.

— Остаётся организовать автобусы, — вздохнула Ирина. — А пока определяйте самых лучших из второго и пятого, нам нужно пятьсот человек, полные четыре роты. Работаем, милые, — она хлопнула в ладоши.

Переодевшись в повседневную форму, она кивнула подругам и пошла на шестой этаж, к ректору Марковского Корпуса и своему дяде, генерал-лейтенанту Маркову-Пятому.

На этаже и перед самой приёмной было обычное для утра движение преподавателей и юнкеров. Ирина решила, что в общей очереди ей ждать не улыбается — поздоровавшись с многочисленными знакомыми, она открыла красивую дубовую дверь и зашла в приёмную.

Там сидели трое юнкеров с папками в ожидании приёма. Ира, окинув их взглядом, подошла к секретарю ректора, сидевшую за своим столом — поручику Коноваловой.

— Здравствуйте, Анна Игоревна! Мне нужно срочно к ректору… — начала она говорить, но секретарь, дама-шатенка, перебила её:

— Степан Григорьевич велел пропустить вас, как только вы появитесь, Ирина Андреевна. Вы вернулись недавно?

— Да, десять минут назад, и времени очень мало в связи с предстоящими делами, — покивала Ирина.

— Подождите минутку — ректор закончит приём и я сразу вас пропущу!

Ирине пришлось подождать минуты три — открылась светлая дубовая дверь и оттуда вышли преподавательница магофизики и трое юнкеров, а из глубины кабинета она услышала громкий, недовольный голос дяди:

— И чтобы я больше такого безобразия не видел, иначе всех отчислю с волчьим билетом!

«Дядюшка как всегда — распекает младших», — усмехнулась Ирина и взглянула на секретаря — та показала, что можно войти.

Ирина вошла, осторожно затворила за собой дверь и огляделась — знакомый ей кабинет был просторный, в немного мрачных тонах — марковская расцветка способствовала такому восприятию. Кроме марковских флагов и вымпелов здесь были флаг РКДР в правом углу, несколько массивных шкафов с книгами, несколько кресел, телевизор, статуи античных полководцев и персидский ковер, который поистрепался за последние пару лет.

— Господин генерал-лейтенант, по вашему приказанию старший курс-юнкер Маркова прибыла! — тем временем вытянулась по стойке «смирно» девушка и доложила четким и громким голосом — дядюшка очень трепетно относился к внешним проявлениям субординации.

— Проходи и садись, Маркова, — показал сидящий в кресле генерал на один из стульев перед своим массивным столом — он закуривал сигару.

«Дядюшка ещё больше растолстел за весну», — садясь на стул и выпрямив спину, отметила Ира — тучный и седой, генерал производил на неё впечатление царского министра с давних карикатур, однако внешность была довольно обманчива — характер у него был жесткий и он уверенно управлял вверенным ему учебным заведением. — «Кубинские сигары, это явно Девятка ему подгоняет, хотя его дела в голове не укладываются», — генерал выпустил клубы ароматного дыма, а мысли девушки на несколько секунд сосредоточились вокруг Маркова-Девятого и его художеств.

— Что, Ира, опять отца расстраиваешь, да? — пробасил Марков-Пятый, взглянув на племянницу.

— Никак нет! — Ира ощутила прилив крови к лицу и немного растерялась.

— Думаешь — получишь погоны и свободна, как птица? Ошибаешься — офицерская доля легкой не будет. Но я тебя не хочу отпускать, ты мне здесь нужна.

— Извините, дядюшка, о чём речь? — удивилась девушка, переводя разговор в более неформальное русло.

— Хочу оставить тебя здесь — сначала помощником инструктора по подготовке, а потом инструктором и преподавателем. У тебя явный педагогический талант, все преподаватели хорошо о тебе отзываются, и это никакая не лесть.

Ирина не нашлась, что ответить — для неё это было очень неожиданно, хотя и не сказать, что неприятно.

— Я польщена, дядя, спасибо. Мне можно будет подумать?

— Конечно, я же тебя не принуждаю. Посуди сама — останешься в Москве, а не будешь мыкаться по разным гарнизонам ближайшие пять лет, на Кубинке будешь оттачивать свои и магические, и технические навыки, и подружек своих можешь тоже оставить — они хорошие курс-юнкеры, хорошая смена подрастает.

«Вот это уже интереснее», — даже заулыбалась Ира.

— Спасибо, дядюшка — я им сегодня предложу.

— Ты, Ира, девочка умная, но иногда бываешь безответственной — это всё юношеское и со временем пройдёт, — веско произнес генерал, помахав зажженной сигарой — Ирина снова немного смутилась и даже опустила взгляд.

Марков-Пятый замолчал и начал доставать какую-то папку из стопки своих многочисленных бумаг на столе.

— Так, значит вот что мы имеем — командовать торжественным построением будет капитан Авксентьев, а ты, Маевская, Образцова и все остальные подчиняетесь непосредственно ему и помогаете во всех вопросах. Там будет выступать премьер, поэтому мы должны себя показать во всей красе — списки участвующих юнкеров можешь корректировать, если понадобится. Задача ясна?

— Так точно, господин генерал-лейтенант. Именно поэтому я и пришла — есть несколько неотложных вопросов, которые требуют вашего одобрения… — Ирина последовательно и четко изложила вопросы, с которыми пришла.

Генерал черкнул несколько записок и вручил их девушке со словами, что остальное будет организовано не позднее, чем через четыре часа.

— Свободна, Маркова — начинай работу. И отца больше не расстраивай, ясно? — отеческим тоном проговорил генерал.

— Так точно! Разрешите идти?

— Свободна, — генерал отпустил её жестом руки.

В свою комнату девушка вернулась в легком смятении — предложение от дядюшки было неожиданным, но довольно интересным, поскольку в глубине души она и сама задумывалась о том, чтобы остаться в корпусе — с некоторыми из девочек ей расставаться совсем не хотелось.

«Потом им расскажу — Дашка вряд ли захочет, а вот Вика может и останется, будем молодняк тренировать».

— Девочки, планы одобрены и распоряжения получены — начинаем работу. Командовать будет Авксентьев, — зайдя в комнату, Ирина объявила новости подругам.

— Он такой педант занудный, всю душу из нас вытряхнет, — поморщилась Даша — она достала из шкафа свою парадную форму и скептически её оглядывала.

— Ладно, за дело, — вздохнув, решительным голосом объявила Ирина.

Следующие часы прошли буквально в мыле — начиная от беспомощности некоторых младших с первых курсов и заканчивая полировкой касок и репетицией построения по росту — первые ряды более низкорослые, следующие — повыше, при этом ещё пришлось соблюдать раздельную пропорцию по полам. Задачка в итоге вышла не из легких.

Уже к двум часам Ирина ощущала себя вымотанной, а ещё и капитан Авксентьев — худощавый и надменный франт, портил ей настроение своими придирками, взвалив на неё и остальных курс-юнкеров всю черновую работу.

— Вы лучшая из старших курс-юнкеров, Маркова, вот извольте соответствовать и оправдать эту высокую честь, — заявил он ей ещё в девять утра, холодно глядя сквозь пенсне и помахивая стеком.

«Кофе пошёл пить и флиртовать с официантками», — недовольно подумала она, поскольку капитан выдал ей устные распоряжения, а сам пошёл по своим делам.

Автобусы из ближайшего депо коммунального транспорта подали даже раньше графика, и загрузиться удалось без особых проблем, повзводно. Доехали относительно быстро и без проблем — их сопровождала милиция.

— Это так неожиданно — почему нам не говорили об этом раньше, а сказали только позавчера? — тихо спросила у неё в автобусе Лиза Пепеляева, которая явно волновалась.

— Вообще-то об этом говорили ещё месяц назад, и ректор заготовил план действий — видишь, как мы хорошо справились?! Даже каски отполировали.

— Я ноготок чуть не сломала.

— Всё будет отлично — станешь в первом ряду и будешь блистать выправкой и формой, — улыбнулась ей Ирина — они ехали на переднем сиденье.

— Я стесняюсь — не люблю толпу, — совсем тихо ответила шатеночка.

Ирина вздохнула и на пару секунд дотронулась до её ладони — Лиза благодарно взглянула на неё.

Выгрузка прошла четко и организованно метрах в ста пятидесяти от парка и библиотеки — юнкеры в основной массе явно преисполнились торжественным настроением и вели себя очень дисциплинированно. Ирина, выйдя из автобуса, огляделась — сцена-трибуна была ещё пуста, а большой памятник слева от неё, ближе к помпезному семиэтажному зданию библиотеки, был накрыт брезентом.

— Начинайте построение вдоль бордюра, старший курс-юнкер, — подошёл к ней капитан и показал стеком на ближнюю от них часть парковой площади, — а я пойду пообщаюсь с дирижером, — кивнул он в сторону стоящих группами музыкантов оркестра на другой стороне площади — там уже устанавливали флаги и телевизионное оборудование.

— Так точно, господин капитан! — сдерживая раздражение, вытянулась Ирина.

— Строиться в двенадцать рядов по тридцать человек согласно роста и пола — от низких к высоким, как на репетиции, — скомандовала она остальным курс-юнкерам, которых считая её и подруг было двенадцать человек.

Построение заняло минут двадцать — некоторые юнкеры оказались довольно бестолковыми, но в целом уже к половине третьего построение было идеальным — оставалось только ждать.

Ирина стояла слева от построения, и стоять пришлось долго. Понемногу толпа левее от них становилось всё больше, а минут через сорок и на трибуне началось шевеление — Ирине было плохо видно находящихся там.

«Хорошо стоим, красиво и чётко», — девушку распирала гордость за своих юнкеров, которые показали себя молодцами и выглядели великолепно.

От речей, шума толпы, живой и громкой музыки оркестра у неё начала немного болеть голова, а ещё припекало солнце, и ещё минут через сорок Ирина ощутила, что начали затекать ноги — она вспомнила, что с утра толком ничего не ела. На трибуне в это время выступала толстая дамочка, директор библиотеки, и Ирина уже надеялась, что это последняя или предпоследняя речь.

— А сейчас выступит Виктор Антонович Иволгин, родной правнук великого адмирала! — услышала она объявление по громкоговорителю.

«Что ещё за правнуки, когда это закончится? Уже и так перебираем время», — подумала она и через пару секунд глубоко вздохнула: — «Что? Иволгин Виктор? Это он, здесь на трибуне?! Что происходит?» — вдруг дошло до неё, однако повернуть голову она не могла, а большой телеэкран находился почти под прямым углом к ней, боком.

Голос оказался того самого Виктора — сначала неуверенный и тихий, потом всё более решительный. Ирина с напряжением вслушивалась, раздумывая о том, как Виктор, её воображаемый будущий жених, вообще туда попал.

«Ничего себе речь, вот это он задвинул», — поразилась Ирина и после этого по строю юнкеров прошла рябь, он немного нарушился.

Ирина с тревогой взглянула влево — юнкеры в первых рядах нарушили построение, некоторые даже зааплодировали.

— Стоять смирно и не двигаться, — выкрикнула девушка, одновременно вслушиваясь в слова Виктора.

«Сильно сказал», — его слова тоже её зацепили.

Несколько секунд поколебавшись, Ирина сделала два шага вперёд, чтоб выйти за линию строя — первый ряд стоял уже более чем вольно. Девушка взяла себя в руки и строевым шагом пошла к правой стороне построения, в сторону трибуны, шикая на юнкеров и поглядывая на трибуну — Виктор произнёс то ли какие-то стихи, то ли песню, и многие юнкеры начали аплодировать.

«Вот это подстава — никакой дисциплины, вот так и привлекай первые курсы на такие мероприятия», — её накрыли и злость, и стыд.

— Стоять смирно и не дергаться, юнкеры, — громко говорила она, проходя вдоль первого ряда. — Соблюдать строй!

Виктор уже закончил свою речь и оркестр заиграл один из походных маршей. Ирине за пару минут удалось восстановить порядок. Последние пятнадцать минут она стояла справа, на пять шагов спереди Образцовой, ощущая прилив крови к лицу и раздумывая о Викторе, его словах с трибуны и о том, как он вообще там оказался.

«Наверняка эта сука его окончательно захомутала — иначе это никак не объяснить», — Ира ощущала острые уколы ревности.

Через десять минут после окончания последней речи и открытия памятника под торжественную музыку капитан дал команду разойтись и грузиться в автобусы повзводно.

— И как вы это объясните, старший курс-юнкер Маркова? — надменно спросил у неё капитан, когда юнкеры начали медленно расходиться.

— Не могу знать, господин капитан — этот выступающий явно говорил то, что волнует сейчас многих, — стоя вольно, пожала она плечами.

— Это нас не оправдывает. Вы понимаете, что это позор для нашего Корпуса? Марковцы — лучшие в армии строевики, что теперь скажут остальные?

«Блядь, я почём знаю? Пристал же», — у Ирины и так было плохое настроение и ей остро хотелось подойти к Пепеляевой, которая задумчиво брела в сторону автобусов.

— Пусть для начала победят нас на соревнованиях, чтобы что-нибудь говорить, господин капитан, — ответила девушка. — Разрешите проконтролировать посадку в автобусы?

— Да, занимайтесь, — раздраженно кивнул офицер, доставая пачку сигарет.

Ирина отдала команды ближайшим к ней курс-юнкерам, потом быстро подошла к Лизе, которая шла чуть правее основной толпы и тронула её рукой за плечо.

Девчушка обернулась, в её глазах было задумчивое потрясение.

— Что думаешь об этом, Лиза?

— Госпожа старший курс-юнкер, у меня просто нет слов — такого я от своего кузена не ожидала. Я вообще не понимаю, как он там оказался, на этой высокой трибуне, и кто ему позволил выступать. Ведь из нашего клана на это мероприятие никого не пригласили на уровне правительства, потому родители Виктора и мои решили принципиально не ехать. А Вит этого не знал и знать не мог, и что теперь будет, я даже не представляю, — чуть дрожащим голосом-колокольчиком пояснила девчушка.

— А что может быть? — полюбопытствовала Ира.

— Что угодно — ему могут как вернуть способности, так и вообще изгнать из рода. Я не знаю, чего ждать от его отца, — покачала головой шатенка.

— Это ему ты собралась звонить? — кивнула Ирина на зажатый в руке Лизы смартфон. — Передавай от меня привет.

— Хорошо.

Пока подходили к автобусу, Лиза успела позвонить Виктору и поговорить с ним. Ирина услышала несколько фраз, которые ещё больше её поразили.

— Я сегодня вечером в «Эскрайм» — там вечеринка, хочу оторваться. Пойдешь с нами, первый курс? — улыбнулась Ира, дружески хлопнув девчушку по плечу — они стояли возле автобуса, к ним подошла Вика и вопросительно смотрела на них.

— Да, я бы потанцевала, особенно после сегодняшнего, — покивала шатенка.

— Договорились! Можешь взять пару подруг, если хочешь — пойдём большой кампанией.

Когда все загрузились, Ира и Вика ещё стояли возле первого автобуса, ожидая отмашки капитана, который беседовал с милицейским офицером и явно никуда не спешил.

— Непростой оказался этот твой тип, — констатировала Виктория и рассказала, как недавно видела его в «Полисе» с медноволосой стервой.

— Вот ещё номер, спасибо за информацию, — удивилась Ирина, ощущая ревность и смятение.

«Я просто так не сдамся — он должен принадлежать мне, а не этой тупой, избалованной суке. Что же делать?» — уже в автобусе размышляла Ира. — «У неё сейчас преимущество и наверняка они даже трахаются, но это надо менять».

Глава 12

Статую очень изысканной работы, а правильнее сказать, памятник, Виктор и девушки рассматривали минут пять: адмирал был изображен достаточно молодым, в парадной форме и с биноклем в левой руке — каждая деталь была сделана великолепно. Надпись позолоченным славянским шрифтом на постаменте гласила — «Адмирал А.В. Колчак, 1874 — 1936. Верховный Правитель и Первый Президент, спаситель государства Российского, великий исследователь и ученый. Навсегда в сердцах благодарных потомков».

— Красивая и величественная работа, отличный памятник. Прадед действительно великий ученый — его полярные исследования до сих пор актуальны, — заявил Виктор девушкам.

— Это какие такие? — удивилась Арина и с детской непосредственностью повернулась к парню.

— В смысле — какие? — поразился Виктор. — Ты что, даже школьный учебник не читала?

— Ха, я читала больше тебя, милый наш, но мне интересен твой взгляд, — слегка высокомерно ответила рыжая и посмотрела на сестру.

«Рыжая осмелела в присутствии Элины — такие умонастроения надо пресекать, иначе она опять что-нибудь откинет», — подумал парень, глядя на неё.

Он усмехнулся, потом посмотрел на Анжелику и Элину — они явно заскучали и посматривали в сторону библиотеки.

— Барышни, вам рассказать подробно или хватит общих сведений? Мою рыжую заю надо просвещать — я вижу в этом свою первостепенную миссию, — иронично промолвил Виктор — в его памяти за эти дни уже скопилось много разных сведений — частью отрывочных, частью довольно систематизированных, и сейчас он чувствовал себя уверенно.

— Твою рыжую? Ха-ха, а ты дерзкий мальчик, — усмехнулась Элина. — Я тебе прав на свою сестру ещё не давала — ты испытание не прошёл.

— Надо будет — я и сам возьму то, что мне и так полагается, леди, — парировал парень, взглянув на неё.

— Знаете, мне всё это очень не нравится, но это будет только один раз, ясно? — решительно заявила Анжелика, недовольно глядя на Элину.

— Мне больше и не надо — я за сестру беспокоюсь, — пожала плечами Дроздовская-старшая. — Я вообще больше по девочкам и особо это не скрываю.

При этих словах Виктор чуть не поперхнулся.

— Эй, а меня вы не забыли спросить? Может, я против, — надув губки, вымолвила Арина — она стояла слева от парня и обняла его за руку.

Элина подняла указательный палец и предостерегающе им помахала — рыжая отвела взгляд, ещё более прижавшись к Виктору — он успокаивающе приобнял её за плечи на пару секунд.

«Ох и сестры, ох и язвы — как же хорошо быть мужиком, даже древние иудеи это ясно и четко понимали», — Виктор вспомнил одну из еврейских молитв, которая прямо провозглашала благодарность Всевышнему за то, что он не сотворил конкретного молящегося женщиной.

— Пора в кафе — нас ждут пирожные и кофе, — провозгласил он через минуту и они всей компанией направились к библиотеке, которая находилась в сотне шагов от них.

«Очень много людей сегодня, мы там хоть сядем где-нибудь?» — Виктор, держа под руку Арину, рассматривал монументальное здание библиотеки, облицованное бежевой плиткой, и кое-что вспоминал из своей студенческой жизни в ипостаси беспамятного изгоя.

— Давненько я здесь не была — даже соскучилась за знаниями, — мечтательно произнесла Анжелика, когда они прошли вдоль центрального входа и направились к правой части здания — там было подвальное кафе.

— Что ты хочешь сказать — ты вообще здесь когда-то была? Не ожидала от тебя, — искренне удивилась Арина.

Анжелика взглянула на неё таким взглядом, что парню захотелось прикрыть её собой.

— Тебе бы тоже не помешало ходить сюда каждый день, младшая, — произнесла Элина, которая всё это время что-то набирала в телефоне.

— Ой, я не хочу быть ни офицером, ни дипломатом — мне это даром не нужно, — капризно заявила Арина. — Правильно, милый? — неожиданно для парня она поцеловала его в щёку.

— Определённо. Ты и так умная, — чуть не засмеялся Виктор — ему было приятно.

— Вот значит как, спелись голубки? — хищно улыбнулась Элина, глядя и на него, и на сестру. — Ну хорошо, сейчас я вам устрою экзамен.

— В смысле? — голос у рыжей даже чуть сел.

— Увидите, — Элина подмигнула почему-то Анжелике. — Пара неожиданных вопросов.

«Больше трех девушек наедине со мной — такие ситуации нельзя допускать, надо взять это за правило», — промелькнула у Виктора мысль, когда они подошли ко входу в знакомое ему кафе — здесь он бывал иногда, а сейчас уловил запах свежей выпечки и кофейный аромат.

Возле входа несколько человек курили — в самом кафе курить запрещалось. Они вытаращились на них, особенно на Элину — она подошла открыть дверь и очень эффектно смотрелась в своем парадном мундире.

— Вперед, дамочки — нас ждёт кофе с мороженым, — он хлопнул по упругой заднице Арину, которая явно приуныла после слов сестры.

Лестница была достаточно крутая, но всё было обставлено красиво — широкие ступени, изящные перила и светильники с матовыми лампочками на грубо побеленной стене.

— Такое ощущение, что мы спускаемся в пыточный подвал, — подала голос Арина, которая шла впереди Виктора, но сзади обеих брюнеток.

— Ты права — сейчас я буду тебя пытать интеллектуально, младшенькая, — ответила ей Элина.

Виктор успокоительно погладил рыжую по плечу и по волосам — он предвкушал отдых и легкое веселье.

Внутри кафе было просторным, как оценил его сейчас Виктор по памяти прежних посещений — «советская столовая премиум-класса с нормальными ценами»: тридцать столиков в три ряда с резными скамейками с обеих сторон, за каждым столиком вполне спокойно можно было сесть вшестером. Стоял легкий гам — люди разговаривали и смеялись, играла очень тихая классическая музыка. Стойка выдачи заказов находилась слева от входа, там было самообслуживание — подходишь к одной из касс, делаешь заказ, получаешь.

— Садитесь вон туда, к правой стене, — Виктор показал на один из немногих свободных столиков, — а я закажу нам чего-нибудь перекусить.

— Что угодно, кроме салатов, — ответила Элина. — Кофе тут совсем плохой или всё-таки можно не отравиться?

— Нормальный кофе, — усмехнулся парень.

— Тогда мне кофе с мороженым, — улыбнулась Анжелика.

— Мне тоже, — Арина недовольно оглядывала помещение, отделанное в стиле студенческого минимализма, однако довольно комфортное для работы с конспектами и для чтения книг.

Виктору пришлось постоять минуты три в очереди — он взял четыре больших чашки кофе, ватрушки, слойки с вареньем и четыре порции миндального мороженого — всё это обошлось в шестьдесят три рубля. Краем глаза он заметил, что в кафе вошли две спортивного вида девицы и мордоворот — в довольно дорогих полуспортивных костюмах.

«Надеюсь, это наша охрана», — подумал он, хотя ему стало немного не по себе.

Поднос оказался заставлен, и ему пришлось очень аккуратно идти сквозь проход между столами, чтобы это всё не перевернуть на кого-нибудь.

— Ух ты, выглядит даже съедобно, — скептически посмотрела Элина на поднос, который парень поставил на стол.

— Всё тут нормально, обычная еда, за которую мы переплачиваем в заведениях типа «Эскрайма» или «Триумфатора», — сказал он.

Девушки засмеялись, Элина чуть откинула голову и иронично посмотрела на него.

— Ты такой интересный аристократ, что и не скажешь прямо, что ты из числа высших семей, — сказав это, Элина взяла с подноса одну из чашек с кофе и вазочку с мороженым.

Виктор обратил внимание, что обе брюнетки почему-то сели на одну скамейку, а рыжая — напротив них. Это ему показалось и забавным, и слегка тревожным. Он сел возле Арины.

— Я не знаю — тебе девочки рассказывали вчера про мою ситуацию?

— Да. Очень прискорбно, и я вполне понимаю, почему ты выдал сегодня с трибуны то, что выдал — тебя сложно за это обвинять, — довольно невинным тоном вымолвила Элина.

«Вот так значит — милые и невинные подъебочки, сказанные с улыбкой? Ну хорошо, учту», — Виктор за эти дни уже привык к манере общения разных девушек-магичек — отличительной особенностью, которая их всех объединяла, было давление на собеседника, явное или скрытое.

— Не всем же так повезло с родителями. Если бы сложилось по-другому, может быть и тебя бы подвергли такому ритуалу — не задумывалась об этом, Элина? — с милой улыбкой произнес парень, отпивая кофе.

Улыбка исчезла с её лица, Анжелика тоже немного нахмурилась.

— Наверное, я не настолько бездарна в магическом плане, как ты, мальчик!

— Хм, кто знает, — пожал плечами Виктор. — Я о твоих талантах не наслышан.

— Поверь, они есть — в различных сферах, в одной из которых я тебя серьёзно проэкзаменую, — глядя ему в глаза, вымолвила Элина.

— Это если я соглашусь, — ответил Виктор.

— Можешь не соглашаться, но если ты хоть пальцем тронешь мою наивную и скромную сестричку — очень пожалеешь! Хотя я думаю, что ты уже распускал свои лапы.

Виктор взглянул на рыжую — она неуверенно ему улыбнулась.

— Арина мне нравится, не скрою.

— Ну вот, ты сам ответил, — взмахнула ложечкой Элина.

— Это никого ни к чему не обязывает, — с напряжением в голосе произнесла Анжелика — она в это время ела мороженое.

— Конечно не обязывает, — охотно подтвердила Дроздовская-старшая. — Жарковато здесь, не находите? — она расстегнула верхние пуговицы своего кителя и вздохнула полной грудью.

«Хорошие буфера. Наглая девка, но не такая, как Стелла — та вспыльчивая и отходчивая, а эта — нагловато-прямая и хитрая, любит поиграться, по глазам её видно».

— Тебе нравится твоя работа? — спросил у неё через минуту Виктор — девушки молча ели мороженое и сладости.

— Да, дипломатическая служба оказалась очень насыщенная и требующая очень высоких коммуникативных навыков — я за последние три года выучила немецкий на хорошем среднем уровне и финский — тоже более-менее средненько.

— Какой ужас, — повернула к ней голову Анжелика. — Ради чего такие жертвы?

— Ха, я амбициозная — хочу сделать великолепную карьеру не только благодаря семейным связям, но и собственными усилиями и талантами — меня, знаете ли, волнует, что думают обо мне коллеги и окружающие. В отличие от вас, — Элина обвела взглядом всех троих.

— Ты так плохо о нас думаешь?! — удивилась Анжелика.

— Да, мы очень хорошие, — покивала Арина.

— Особенно ты, младшая — только и привыкла бухать и распиздяйничать! — уставилась Элина на рыжую.

Виктор усмехнулся и тоже посмотрел на неё — она покраснела и отвела взгляд.

— Она не бухает, — вступилась за неё Анжелика. — Мы не этим не увлекаемся.

— Да-а?! — ирония в голосе старшей била ключом. — А чем же вы увлекаетесь? Вином и сигаретами?

Анжелика и Арина переглянулись.

— Девочки готовятся поступать в корниловское, — решил сказать Виктор, чтобы нарушить неловкое молчание.

— Да, именно, — покивала Анжелика. — Это мы и делаем круглыми сутками напролёт. А ещё тренируемся контролировать и восполнять эндейс, осваиваем приёмы спортивного фехтования, бегаем и занимаемся гимнастикой по утрам, соблюдаем фруктово-овощную диету четыре дня из семи каждую неделю вот уже полгода.

«Да, не краснеет милая», — отметил Виктор факт столь наглой лапши на уши.

— Вот оно как? — язвительно улыбаясь, оглядела их Элина. — Ну, как минимум слова ты эти знаешь, Анжелочка, а вот младшая — как воды в рот набрала, — она резко уставилась на Арину, которая застыла в ватрушкой в руке — она не успела её надкусить.

— Мы книжки читаем, — немного глухо промолвила рыжая и всё-таки откусила ватрушку.

— Какие? — Элина откинулась на спинку скамейки и расстегнула остальные пуговицы на кителе — под ним была форменная рубашка.

— Разные, — ещё более тихо ответила Арина с набитым ртом.

— Хорошо, тогда ты должна знать — когда началась русско-японская война? По каким причинам? — Элина не особо дружелюбно смотрела на сестру.

Арина аккуратно положила ватрушку на поднос и немного ошалело посмотрела на Виктора — он ясно понял, что она и слов таких не знает.

— Про причины — это ты загнула, прекрасная леди, — улыбнувшись, посмотрел он на Элину. — А год она знает — девятьсот пятый.

— Уверена, что узнала она об этом только сейчас, — Элина потерла ладони. — Кстати, год неправильный.

Виктор задумчиво посмотрел на неё и вопросительно развел пальцы.

— Ты назвал год окончания, началась она на год раньше.

«Точно, ошибочка», — слегка удивился парень и покивал.

— Остальные вопросы и задавать нет смысла — младшая, ты меня очень разочаровала! — секунд через двадцать молчания заявила Элина.

Виктор краем глаза увидел, что у рыжей немного дрожат руки — она положила их на колени.

«Рыжая стервулечка сестру если не боится, то явно уважает. Ей стыдно, что бывает довольно нечасто. Но и боится тоже, скорее всего».

— Элина… — попыталась она сказать, но старшая подняла ладонь — Виктору жест показался очень надменным.

— Придётся принимать меры — урезать тебе содержание, отдавать в частную подготовительную школу. Иначе дела с тебя не будет!

— Эля, ну что ты такое говоришь, — голос Арины начал срываться на слёзы. — Какая школа?!

— Прекрасная леди, а что ты к ней пристала вообще? Она — взрослый человек и имеет право жить так, как хочет, — вмешался Виктор после многозначительного взгляда Анжелики — она сидела молча.

— Вот теперь я понимаю, почему ты попал под семейный ритуал — с такой философией ты далеко не уедешь, — веско проговорила Дроздовская-старшая, переведя на него взгляд.

— Изволь пояснить, — Виктор откинулся на спинку — его это задело.

— Семья и род — прежде всего, а вы — молодые и ленивые эгоисты, совсем забываете о таких важных ценностях, — с уверенностью в своей правоте сказала Элина. — Вы забили на всё и на всех, тупое поколение бездарей.

Анжелика закашлялась, стрельнув взглядом в парня.

— Ты глубоко ошибаешься, леди, — вздохнув, ответил он. — Не суди о том, чего не знаешь.

— Я уже сделала некоторые выводы — вы обычные лентяи и бездари. Я не хочу, чтобы моя сестра стала такой, — Элина выразительно посмотрела на рыжую.

«Как-то у нас разговор ушёл вообще не туда — сели отдохнуть, посмеяться, а получилась какая-то драма. Хотя Элина со своей стороны права — вон она чего уже достигла, а рыжая — реально ноет и бухает. Хотя я тоже бухаю, пока молод и здоров».

Арина была красная, как рак — Виктор её никогда такой не видел.

— Ты засмущала сестру, Элина. Я думаю, ты к ней несправедлива, — произнес он.

— Почему ты её защищаешь?

Виктор несколько секунд смотрел в глаза Элине, потом взглянул на Анжелику — в ней ощущалось напряжение, и она помалкивала, что само по себе было необычно.

— Она мне нравится. Предлагаю пари, или игру, если тебе угодно, Элина! — парень наклонил чуть влево голову.

— Хм, какую же? — вскинула она бровь.

— Для начала уточню — ты ещё долго будешь в Москве?

— До воскресенья.

— Отлично. Тогда в четверг ты приедешь к нам и устроишь экзамен Арине по трём темам, — с легким азартом в голосе произнес Виктор.

— Эй, милый, что ты такое говоришь?! — пропищала рыжая.

— Тихо! — сказала ей Элина. — По каким темам? — перевела она взгляд на парня — в её глазах была заинтересованность.

— По каким-нибудь историческим. Темы ты выбери сама — в пределах школьной программы, а мы с девочками подумаем, что потребуем от тебя в случае нашей победы, — Виктор ощутил легкое вдохновение.

— Победы?! Ха-ха, ну ты и ушлый парнишка — теперь понимаю, почему малые на тебя запали, — она обвела ладонью девчонок, которые сидели с недоуменными лицами. — Хорошо, свои условия я оглашу завтра, а сегодня поедешь со мной в отель.

— Нет, не сегодня, — покачал головой Виктор. — Сегодня мы будем заняты. Завтра или послезавтра.

Элина несколько секунд думала, чуть закусив нижнюю губу и глядя на Виктора.

— Хорошо, сегодня до полуночи я дам свой ответ по темам и моим условиям.

— Мы тоже придумаем свои, — ответил Виктор.

Некоторое время молча доедали сладости — рыжая упорола две ватрушки и слойку.

— Может, пройдёмся по парку и домой? — предложила Анжелика немного мрачным голосом, доев слойку.

— Да, так и сделаем и будем расходиться — сегодня я хочу с твоей сестрой посидеть где-нибудь в хорошем месте, поболтать, — элегантно вытерев салфеткой губы, насмешливо промолвила Элина.

— Зачем это?! — поразилась Анжелика.

— Дело к ней есть.

— Насчёт моей ситуации? А вы что, настолько хорошо знакомы? — продолжила допытываться Корнилова-младшая.

«Они вчера посвятили её во все наши дела, что ли?» — не очень понял Виктор.

— Мы знакомы, — отрезала Элина. — О тебе с Ариной!

— Но зачем? — поразилась Анжелика.

— Узнаешь! Идёмте в парк, — объявила не терпящим возражений тоном Дроздовская-старшая.

Анжелика и Арина вышли из кафе задумчивыми, при этом Элина отпустила пару шуточек на лестнице по поводу их макияжа — Виктору они показались язвительно-остроумными.

«Если Стелла их умеет подавлять прямыми наездами и угрозами, то талант этой — в язвительно-мягком словесном воздействии, есть у неё аура скрытой опасности», — сделал он окончательное сравнение между Стеллой и Элиной.

Глава 13

Когда они вышли, в нескольких шагах слева, ближе к углу здания, стояли четверо в марковской форме — увидев Элину, они вытянулись и отдали честь. Она откозыряла им в ответ.

«Старшие курсы, явно на патрулировании», — понял Виктор по их головным уборам и выражению лиц.

В парке гуляли часа полтора — девчонки заметно расслабились, а Элина вела себя спокойно и даже пару раз обняла рыжую — на каруселях и когда подходили к тиру.

— Я считаю, что воинскую подготовку надо вводить уже с восьмого класса — вся страна должна иметь базовые навыки в использовании стрелкового оружия, — доказывала Элина парню свою позицию — у них разгорелся спор, когда они купили квас и пошли в сторону тира.

— Во-первых, она и так есть в последнем классе любой школы, во-вторых, а ты не боишься событий столетней давности, когда вооруженный народ, управляемый и направляемый частью элиты, вышел из-под контроля? — поинтересовался у неё Виктор — они стали сзади очереди в тир и несколько человек было впереди них.

— Ха, много ты знаешь про то время? — в глазах Элины вспыхнул огонёк интереса.

— Читал кое-что, и если ты не забыла — я правнук адмирала, который спас государство! — парировал парень.

— Не только твой предок спасал, любимый — ты немного поскромнее будь, — вставила реплику Анжелика.

— Солнце, ты прекрасно понимаешь, о чём я, — улыбнулся ей Виктор. — Всё равно у нас армия наполовину контрактная, и призывают сейчас на два года с правом гарантированного поступления в любое заведение по профильной военной специальности — довольно хорошие условия для народа из провинции, — сказал он Элине.

— Я считаю, что пока ты не отслужил — учиться не должен. Так было в пятидесятых и шестидесятых — и это было правильно, — ответила она.

— Нет, Элина, я с тобой не согласен, — покачал головой Виктор.

Их очередь в тир приближалась. В парке играла музыка, бегали дети — народ веселился, квас и пиво текли рекой. Из тира доносились звуки выстрелов из пневматики и победные или разочарованные выкрики.

— Ты не согласен из-за возраста — сейчас ты не учился бы, а бегал бы где-то в учебке, в кирзачах, — усмехнулась она.

— Вроде это — что-то хорошее?! — удивился парень. — Ты сама служила срочку?

Элина скептически улыбнулась.

— Я так и думал — ты училась в дроздовском корпусе, а потом родственники устроили тебе карьеру.

— Если бы я ничего не показала в процессе учёбы и ничего бы не умела — не было бы никакой карьеры, — холодно заявила она, глядя на парня.

«Конечно, кто бы сомневался — каждый видит бревно в чужих глазах, но себя считает самым талантливым. И рассуждает, как типичная милитаристка».

Подошла их очередь.

— Как желаете стрелять, дамы и господа? Обычный пакет или призовой? — спросил у них сотрудник тира, седой дедок.

— А в чём разница? — поинтересовался парень.

— Обычная стрельба — просто для удовольствия, по десять копеек за пульку, призовая — по пятьдесят копеек, но если вы за определённое время или за количество выстрелов сможете выбить семьдесят очков, то получаете приз на выбор — деньги, билеты или игрушки.

— Как интересно. Конечно, мы берём призовой пакет. Жаль, посоревноваться не с кем, — мечтательно вздохнула Элина и оглядела парня и девушек.

— Я стрелять не умею — меня дома не учили, — ухмыльнулась Арина.

— Я тоже не любительница — мне жаль мои нежные ручки, небось ружье грязное и старое, — с легкой брезгливостью на лице ответила Анжелика, поглядев на стойку с ружьями и пистолетами.

— Я могу. Только на что соревноваться будем, если я против тебя? — Виктор посмотрел в глаза старшей Дроздовской.

— А ты умеешь стрелять? — в её улыбке была издевка.

— Если не умею, то сейчас научусь.

Элина засмеялась и повернулась к дедку:

— Мы будем стрелять по очереди — на время и на количество выстрелов.

— Отлично. На время — две минуты без ограничения выстрелов, сорок очков или больше, на выстрелы — семьдесят очков и десять выстрелов, но без спешки, — пояснил он ей правила. — Стрелять из ружья.

— Отлично — нам оба пакета на двоих, — Элина достала бумажник, расплатилась и отошла от стойки обратно к ним.

— А на что спорите? — поинтересовалась Анжелика.

— Если я выиграю — мальчик будет делать всё, что я пожелаю, когда мы будем наедине, — негромко сказала Элина, посмотрев на Виктора и Анжелику, — а если нет — экзамен будете сдавать по двум темам, а не по трём.

— Ого, это так нагло с твоей стороны, — вспыхнула Анжелика.

— Потише говорите — народ вокруг, — сказал Виктор — его это всё начало смущать.

«Она реально извращенка — мало ли что она пожелает. Надо сосредоточиться и выиграть», — в лапы Элины на положении проигравшего ему попадать совсем не хотелось.

— Ну так что, играем или тонка кишка у молодежи? — насмешливо произнесла Элина.

— По рукам. Ты стреляешь первая! — кивнул Виктор.

— Почему?

— Ты предложила, значит, я имею право выбора по дуэльным правилам и уступаю первенство тебе, — с улыбкой ответил Виктор.

— Что ж, идёт! — Элина кивнула, расстегнула и сняла китель, отдав его Арине.

«Хороший у неё бюст, и фигура крепкая, спортивная», — Виктору хорошо было видно общие очертания сквозь рубашку.

Сначала стреляли без ограничения времени — Элина, взглянув на Виктора, взяла пневматическое ружье, зарядила, стала в стойку и чуть выгнулась, демонстрируя Виктору, который стоял чуть сзади, свою попку.

«Нормальная девица — пожалуй, надо её трахнуть, что я от этого теряю? Ничего, да и Анжелика особо не против, хотя явно ревнует», — он скользнул взглядом по своей пассии — она стояла со скептической ухмылкой возле Арины в паре шагов сзади.

Мишеней было несколько, с разными диаметрами кружков — стрелять надо было слева направо. Первые пару выстрелов у Элины ушли в семерки, но потом она явно приловчилась и кроме того, что быстро перезаряжала, ложила пульки не ниже восьмерки. Отстрелялась она за четыре минуты, выбив семьдесят три очка.

— Поздравляю, приз ваш! — покивал дедок.

— Вперёд, Виктор, — театральным жестом показала она на стойку, развернувшись к парню.

— Легко, — усмехнулся он, подошёл к стойке и осмотрел ружья — преломив каждое из пяти имеющихся, он выбрал наиболее плавное.

Первые три выстрела ушли у него в шестерки и семерки, и Виктор вздохнул, сосредотачиваясь.

«Не спешить, сейчас можно не спешить», — повторял он мысленно перед каждым выстрелом, тщательно прицеливаясь.

В итоге он управился за пять минут, выбив семьдесят шесть очков из десяти выстрелов.

— Поздравляю, молодой человек, приз ваш! — кивнул ему дед.

— Я выиграл, Элина! — повернулся парень к своим спутницам.

Анжелика захлопала, Арина заулыбалась.

— Да, стреляешь ты хорошо. Где научился, интересно? — с легким удивлением смотрела на него старшая сестра.

— Дома, ещё до этих всех делов — рефлексы остались.

— Теперь стреляем на время — ты так же долго будешь целиться? — на лице Элины появилось предвкушение.

— Посмотрим. Прошу, — Виктор уступил ей место за стойкой.

— Зарядить можно после начала отсчёта, — сказал дед, показывая на секундомер в руке. — Готовы? Старт!

Виктор внимательно наблюдал за Элиной — после поспешного первого выстрела в семерку она начала действовать более спокойно, но и не затягивала — с пяти выстрелов она выбила тридцать семь очков, но вложилась по времени.

— Увы, до приза вы не дотянули, леди! — покивал дедок.

Элина фыркнула и отошла к Арине.

Анжелика подошла к парню и поцеловала его в щеку.

— Давай, милый, — прошептала она.

— Постараюсь, — Виктор подошёл к стойке, рассчитывая закрыть спор в свою пользу.

Дедок дал старт, и он начал заряжать знакомое ружье — первая пулька выпала, а время шло.

«Блин, не заладилось», — первые два выстрела ушли в шестерки. — «А ограничение времени давит на психику», — понял он, когда отстрелялся.

— Тридцать пять очков, молодой человек, увы — без приза, — объявил дед.

— Ха-ха, один-один, — послышался довольный голос Элины. — Как быть?

— Позвольте предложить вам стрельбу из пистолетов, призовой пакет на десять выстрелов до восьмидесяти пяти очков, — заявил дедок, который прекрасно слышал весь разговор. — Полминуты на выстрел.

— Отлично — идёт, — согласилась Элина и подозвала жестом рыжую, чтобы достать бумажник.

«Раз здесь почти что не на время, то можно», — вздохнул парень.

— Стреляй, леди — твоя очередь, — Виктор посмотрел на Элину — она явно загорелась идеей победы и уже выбирала себе пистолет.

Дед включил секундомер — Элина стала в стойку и зарядила пистолет. Стреляла она без спешки, тщательно прицеливаясь.

— Восемьдесят два очка, леди — прекрасный результат, но без приза, к сожалению, — объявил дедок.

— Давай, превзойди, — заявила она, взглянув на Виктора.

Он развел руки, подошёл к стойке и взял тот же пистолет, из которого стреляла она. Когда дед дал старт, Виктор зарядил его и прицелился в первую мишень — первый выстрел дал ему девять очков.

Стрелял он в такой же манере, как и его соперница — стараясь не спешить, тридцати секунд для этого вполне хватало. На последних двух выстрелах решалось всё — Виктор затаил дыхание и выбил девять и десять, резко и с облегчением положив на стойку пистолет.

— Восемьдесят семь очков, молодой человек — великолепно, — похлопал ему дедок.

— Вот так, Элина, — повернулся он к ней — Дроздовская-старшая недовольно закусила нижнюю губу.

— Да, неожиданно, — кивнула она через несколько секунд. — Что ж, всё честно.

В качестве призов забрали трехмесячный абонемент в библиотеку — стоимостью в пятнадцать рублей, и две маленьких игрушки — серого зайчика Виктор вручил Анжелике, рыжего котенка — Арине. Обе заулыбались.

К машине шли почти молча — Элина перекинулась парой фраз с сестрой, Анжелика что-то напевала себе под нос, взяв Виктора под руку.

— Подбросите меня в «Савойю»? — спросила Элина возле машины.

— Конечно. Это кварталах в трех отсюда, если я не ошибаюсь? — ответила Анжелика.

— Да. Хочу отдохнуть — можете поужинать со мной, там отличный ресторан.

— Не, пасиб — домой хотим, — покачала головой Анжелика.

Виктор сел спереди, Элина и Арина — сзади. Машин перед парком было уже меньше — народ понемногу разъезжался, хотя гуляния были анонсированы до ночи.

— Так что экзамен у нас будет по двум темам? — произнес не без удовольствия Виктор, когда они поехали обратным путём, обогнав трамвай.

— Я тебя недооценила, мальчик, поэтому всё получилось забавно, — послышался с заднего сиденья голос Элины. — Но я бы на твоём месте беспокоилась о твоём экзамене — в первом случае всё было бы легче, но теперь я буду более придирчивой, знаешь ли.

— Милый очень хорош в любви — можешь не сомневаться, — ответила Анжелика уже чуть более весело.

— Хотела я бы на это посмотреть, — послышался голос Арины.

Анжелика и Виктор переглянулись и засмеялись.

— Мала ты ещё, малая, — ответила ей брюнетка, которая довольно лихо вела машину — она свернула куда-то направо, в переулок.

Атмосфера разрядилась, немного пошутили, и через пять минут Анжелика вывернула на одну из довольно старинных улиц с красивыми, явно дореволюционными домами. В полукилометре от них виднелась пятиэтажка, блиставшая неоновыми огнями.

— Вот и приехали, — объявила Элина.

Виктор повернулся — она как раз приобняла рыжую и чмокнула её в щечку.

— Всё, спасибо. Рада была пообщаться — с вами не соскучишься, — протянула она руку сначала Анжелике, потом Виктору.

— С вами тоже, — засмеялась Анжелика. — Ждём твоего звоночка.

— Не сомневайтесь, — улыбнувшись, Элина вышла из машины.

Виктор проследил взглядом, как она прошла к дверям и швейцар в ливрее с легким поклоном открыл ей дверь.

— Бля, Вит, ну ты даёшь! — когда машина развернулась, громко сказала Арина.

— В смысле? — он повернул голову к ней.

— Вот нафига ты в кафе рот свой открывал, а?

— Рыжая, а ты не охренела, а? — в свою очередь, удивился парень. — Ничего, что я тебя спас и защищал, пока ты там блеяла?!

— Ну, за это спасибо, но какой нафиг экзамен? — в голосе Арины появилась легкая паника. — Ты вообще понимаешь, что она может позвонить матери, та пожалуется отцу, и меня реально упекут в какую-нибудь закрытую школу на всё лето — оно мне надо?

— Ха, я то думал, что ты тут живешь и бухаешь на законном основании обычной золотой молодёжи, а оно вон как обстоят дела, — не удержался от легкой подколки Виктор. — Читать научишься, арифметику освоишь, чем плохо?

— Да иди ты… — обиделась рыжая.

— Любимый, полегче — у меня тоже не всё так легко с этим делом, если ты не в курсе, — вставила реплику Анжелика — ехала она довольно быстро и потому молчала.

— Мне уже весь мозг выклевали этой учебой родихоны и сестры. Не хочу я учиться, я хочу свой салон красоты! — капризно промолвила Арина. — Нахер всю эту военную приблуду и боевую магию, даром не надо. Не хочу стоять, как те дураки и дуры в касках сегодня.

«Да, новые проблемы требуют новых решений», — почесал подбородок парень, когда они выехали на знакомую ему улицу.

— Хорошо, а если тебе поступить в гражданский университет? В чём проблема? — снова повернулся он к рыжей.

— Блядь, Вит, ты глухой?! Я не хочу учиться, — в голосе Арины появилась слезливая патетика.

— Бля, рыжая — я тоже не хочу, но надо! А как иначе?! — удивился он. — Подумай о том, что тебе нравится и к чему стремишься, и учись в этом направлении.

— Я сказала — салон красоты хочу!

— Вот и учись на что-нибудь стилистическое или парикмахерское, я ебу, — усмехнулся Виктор.

«Так, уже скоро дома — вот двухэтажки знакомые», — рассмотрел он пейзаж.

Минуту в машине стояла тишина, прерываемая легкими, приятными потрескиваниями поворотов.

— Я не думала об этом варианте, — неожиданно подала голос Арина, когда парень на несколько секунд прикрыл глаза.

— Ни секунды в этом не сомневался, — ответил он лениво.

— Это может быть хорошей идеей, — продолжила говорить рыжая будто сама себе.

— Приедем и поищем вариант, — вмешалась и Анжелика.

— Только я без тебя поступать не буду — вместе поступим, — заявила Арина.

— Посмотрим, — усмехнулась Анжелика и взглянула на Виктора — он хмыкнул.

Дома были через пять минут — брюнетка заявила, что пойдёт купаться первой.

— Идите хоть до ночи — но сначала я умоюсь, а потом пойду на кухню, — попридержал её пыл Виктор — он схватил её за талию и прижал к себе, она весело запищала.

К ванной прорвалась Арина, которая уже успела разуться.

— Эй, стоять, — выкрикнул парень.

Подурачились минуты три, потом посмеялись. Умывшись, Виктор пошёл делать кофе, а девушки решили сполоснуться.

Достав бразильский кофе и насыпав его в турочку, он начал делать бутерброды, отметив, что холодильник снова забит разнообразной едой, а на кухне как-то стало более прибрано и уютнее.

«Конечно, экспромт я выдал сильный — речь получилась скандальная, судя по всему. А потом это предложение премьера идти на выборы — неужели моя семейка вообще никак не отреагирует? Вот как всё это понимать? Что делать дальше с этим бета-тестом и этой Хельгой?» — раздумывал он, наблюдая за тем, чтобы кофе не сбежал — приятнейший аромат растекся по всей кухне. — «Сегодня я сильно заявил о себе, и чём это всё закончится — вообще непонятно теперь».

Со стороны подоконника, куда он уже традиционно складывал свой чехол с планшетом, послышалась вибрация — заходя в квартиру, он выставил этот режим.

Звонила Стелла.

— Привет, — снял трубку Виктор.

— Привет и тебе, — послышался не очень довольный голос Корниловой-старшей. — Угадай, кто мне звонил.

— Некая леди по имени Элина Дроздовская, слегка стервозная и наглая? — предположил парень.

— Именно. Мы с ней пообщались, она рассказала мне о твоих проделках.

— Так, подожди, — голос Виктора на секунду сорвался, потому что он еле успел подбежать и убрать с конфорки кофе. — Ты о чём, о сексе или о моей речи?

— О каком сексе? — удивилась Стелла.

— Значит, об этом она не сказала? — засмеялся Виктор. — Она хочет со мной переспать на том основании, что я положил глаз на Арину.

— Имеет право — я тоже с тобой переспала таким образом, но неофициально, чтобы малую не нервировать, — улыбнулась Стелла — парень это ощутил.

— Вот оно что, значит, — протянул он. — А я то думал, что это просто симпатия и красивый романтический порыв.

— Это именно оно и было, и есть, — уже явно засмеялась Стелла, — но ведь одно другому не мешает, верно?

— Угу.

— Я могу и официально объявить Анжелике о своём желании тебя протестировать — только будут вопли, слёзы и скандал, ты же понимаешь это?!

— Хм, посмотрим, — немного прибалдел Виктор от этой информации. — Так что с Элиной, она реально имеет право? — всё ещё не укладывались у него в голове такие тесты.

— Имеет, только право это неписанное — это такая милая аристократическая традиция последних лет, разве ты не знаешь?

— Нет, не знаю или не помню.

— Ах да, память, — в голосе Стеллы он услышал сарказм. — А что там за речь, говоришь, сильно скандальная?

— Долго объяснять — в новостях посмотри, может покажут, или у Элины расспроси — она с тобой встретиться хотела. Мы отлично провели время, а скоро покатим в «Эскрайм».

— Ну, охрана с вами, так что катите. А с Элиной я сегодня ужинаю в «Савойе» — расспрошу обо всём. Кстати, чего звоню — Катя вроде как вышла на след Кубинца, есть какие-то подвижки, так что через пару дней возможна будет ещё командировка, — Стелла произнесла это многозначительно.

— Хорошо, всё в наших руках — это дело мы уладим, раз уж начали, — вздохнул Виктор.

— Всё, на связи — отвечаешь за малую, понял?

— А то! Пока, — парень сбросил вызов.

«Вот как обстоят дела на самом деле. Бедная Анжелика — ревновать же будет», — подумал он о том, что будет, когда и Стелла открыто захочет с ним переспать. — «Элька хотя бы уедет скоро, а Стелла будет постоянным фактором в наших отношениях — сомнительное веселье на долгосрок».

Девушки вышли из ванной раскрасневшиеся и замотанные в халаты.

— Как вкусно пахнет, — произнесла Арина.

— Мы ничего такого не делали, — ответила Анжелика на вопросительно-пристальный взгляд Виктора.

— Только спинки друг другу потерли, и больше ничего, — покивала рыжая.

— Я как бы не осуждаю, — легонько улыбнулся Виктор.

— Нет, милый — я люблю и сама всё знать, и чтобы ты всё знал. Мы с Птичкой всё делаем открыто, — Анжелика подмигнула ему.

«Просто сказала или намекает на что-то? С неё станется».

— Так, давайте легкий ужин, потом поищем универ для рыжей, — объявил парень, показывая на бутерброды.

— Потом поищем — нам надо в «Эскрайм» собираться, — надула губки Арина.

— Потом мы забудем, сделаем сейчас, и тогда будете собираться, ещё семи часов даже нет.

— Ну-у ладно, как скажешь, — подняла руки Арина и потянулась к бутербродам.

По пути в комнату Виктор уточнил у Анжелики насчёт новой еды в холодильнике — она подтвердила его догадку о том, что приходила домработница.

Первый из подходящих вузов нашли через десять минут поиска, семь из которых заняли капризы Арины и игривый настрой Анжелики — она прижималась к парню и закрывала ему глаза ладошками, когда он присел за комп.

— В «Эскрайм» хочу, на танцы, — всё это время не переставала капризничать рыжая.

Глава 14

Стелла Корнилова, примерно в это же время, Москва.

Рабочий понедельник выдался нервным, но продуктивным — Стелла только сегодня окончательно согласовала у директора своего научно-исследовательского магомедицинского института полную и окончательную смету проекта, с помощью которого она планировала защитить диссертацию, разработать новый продукт и стать доктором магомедицинских наук — в глубине души она надеялась, что когда-нибудь станет министром.

«Анненкова я должна прожать на подпись — дед мне ещё спасибо скажет через пару лет», — немного волновалась она, поднимаясь на седьмой этаж, в приёмную директора.

— Стелла, душечка, наши бюджеты вот уже второй год очень ограничены, вы прямо из меня всю душу рвёте, — говорил ей престарелый директор — профессор и знаменитый ученый.

— Вениамин Андреевич, я три месяца готовила этот проект, и теперь вы хотите меня снять с моей законной очереди? Вы считаете, что новое лекарство против бесплодия, отечественное, эффективное и доступное широкому кругу людей — это никому не нужно сейчас и проблема сама рассосётся? Такого вы мнения обо мне и моих исследованиях? — сидя напротив директора, обиженно ответила Стелла и сделала расстроенное лицо.

— Вы знаете, Стеллочка, что я так не считаю, — доброжелательно ответил профессор Анненков, — но где мне взять бюджет на такой амбициозный проект? Весной мы попали под секвестр, как вы знаете — министерство нам обрезало ассигнования, — развёл он руками.

— Если я решу этот вопрос там, — Стелла подняла указательный палец, показывая на потолок, — тогда вы подпишете?

— Стелла, не хотелось бы злоупотреблять вашими возможностями, но иного выхода я не вижу. Как только мне позвонят из казначейства, я сразу же подпишу ваш проект и вы сможете начать работу в полную силу и по всем правилам — я подпишу вам все допуски высшего уровня секретности.

— Отлично, Вениамин Андреевич! Я могу рассчитывать, что вы будете моим научным руководителем? — медноволосая довольно улыбнулась, глядя на тщедушного ученого.

— Несомненно, Стеллочка, несомненно!

«Кто молодец? Стелла Корнилова молодец — всё правильно рассчитала и добилась желаемого! Ну вот и всё — теперь осталось подключить папеньку или маменьку, они нагнут казначейство и министра на полтора миллиона, и вуаля — начинаю работать над докторской. Это лекарство решит проблемы рождаемости и сделает меня очень богатой, особенно в тандеме с Анненковым — его имя послужит гарантией качества для европейских фармкорпораций. Остаётся только добиться этого качества — года за два управлюсь, и потом начнём клинические испытания!» — переодевшись и попрощавшись с коллегами, ликовала Стелла, выходя к своей машине. — «Хотя нельзя исключать, что старый интриган меня развёл — для племянницы у него нашлись средства, для Ирки Юденич с её дурацкой вакциной — нашлись, а для меня — так сразу дыра в бюджете», — эта мысль особо не поколебала её хорошего настроения, хотя нечто такое она давно предполагала.

Престижных машин на стоянке института было не менее двух десятков, и ещё больше машин бюджетных, но её «Дюзенберг» выделялся среди них, как жемчужное ожерелье на немытой два года шее — это тешило её самолюбие. В кармане завибрировал телефон — окинув взглядом мрачно-сероватое здание института, Стелла ответила на звонок.

— Привет, дорогая! — ответила она Екатерине — звонила именно она.

— Привет, как твой проект, утвердили? Я держала кулачки, — заинтригованно спросила Вельцева.

— Остаётся найти бабки, и я начну работу — от перспектив у меня дух захватывает, лапуля моя, — приподнято-довольным голосом ответила Стелла.

— Я в тебя верю — ты классный специалист, — томно выдохнула в трубку Катя. — У меня тоже новости — Кубинца менты засекли в губернии, тормознули проверить документы — судя по их сводке, на грузовике он ездит по своим точкам и что-то собирает. Попробую решить вопрос с наружным наблюдением, но это будет сложно. Либо через пару дней нам надо будет выдвигаться к Малоярославцу — у них там ещё один склад.

— Да, здесь главное не слить информацию кому не надо, — задумчиво произнесла Стелла, открывая машину. — Почему они его не взяли?

— Официально он не в розыске, и мой вчерашний ордер ментов не касается, да и не действует уже.

— Ну и дела. Ты сегодня приедешь ко мне?

— Вряд ли — меня твой кузен так облапал вчера своими клешнями грубыми, что я вся в синяках — медведь криволапый, — засмеялась Катя. — Может, дать ему шанс?

— Решай сама, милая, — засмеялась Стелла. — Я тебя ещё наберу позже, может передумаешь — я бы тебе медовый массажик сделала, знаешь ли.

— Я ещё на работе и пока не знаю, когда освобожусь, но очень подумаю об этом. Целую, — Вельцева сбросила вызов.

«Интересные новости — видимо, придётся выдвигаться своими силами, вообще не вариант привлекать официалов, тем более из марковского ведомства. Бедная Катюшик — ей там приходится лавировать среди этих акул, она рискует ради нас», — открыла дверь машины Стелла и только хотела убрать телефон в сумочку, как раздался звонок с незнакомого номера. — «Хм, это у нас кто?!»

Несколько секунд поколебавшись, Стелла ответила на вызов:

— Алло, кто это? — сказала она не слишком приветливо.

— Оу, узнаю ваш решительный подход к делам и разговорам, Стелла Георгиевна, — услышала она в трубке довольно веселый и язвительный голос, очень смутно ей знакомый.

— Я не настроена шутить, — довольно холодно ответила Стелла.

— А кто шутит? Разве что твоя младшая сестра с моей? — раздался язвительный смешок.

— А… Э-э…

— Да, это Элина — слух тебя не подводит, — окончательно развеселилась собеседница.

«Элина Дроздовская, что ли? Но как, откуда у неё мой номер? Сколько лет прошло», — поразилась Стелла, её сердце забилось чуть быстрее от нахлынувших воспоминаний.

— Элина, ну блин, не ожидала. Откуда мой номер? — немного растерянно произнесла медноволосая.

— Это проблемы для меня не составило, а вот другие проблемы встают в полный рост, и касаются они и наших младших, и того забавного симпатяшки с трудной биографией, которого они пригрели.

— О чём речь? — Стелла села в машину.

Элина кратко ей рассказала про дневные события на открытии памятника и речь Виктора — для неё это стало открытием.

— Я в «Савойе», приехала на недельку из Хельсинки — может, заскочишь? — предложила Дроздовская.

«Сколько лет не общались, а она такая фамильярная, будто вчера кофе пили или в теннис играли — некоторые люди совсем не меняются», — отметила про себя Стелла очень непринужденную, панибратскую манеру общения собеседницы.

— Я только вышла с работы, — ответила медноволосая с сомнением в голосе.

— О, так великолепно — приезжай в «Савойю», тут отличная итальянская кухня, посидим, вспомним учёбу, — непринужденно предложила Элина. — Поверь, мы найдём много тем для интересной беседы.

Несколько секунд Стелла колебалась — она хотела поехать домой, принять ванну и потом поехать на теннис или в «Эскрайм» на вечеринку, однако слова Элины её заинтриговали.

— Хорошо, я минут через пятнадцать-двадцать приеду — встретишь меня, — решительно ответила она.

— Замётано, Монетка, — засмеялась Элина и сбросила вызов.

«Вот язва — с годами она лучше не стала, очевидно. Какая я ей Монетка, откуда она это помнит?! Охренела совсем», — Стелла раздраженно ударила левой рукой по рулю — она прекрасно вспомнила те учебно-полевые соревнования именных военных учебных заведений недалеко от Питера много лет назад, когда была старшим курс-юнкером — там они и познакомились, да и потом несколько раз пересекались в разных тусовках.

Через несколько секунд она набрала Виктора, и разговор с ним заинтриговал её ещё больше — как оказалось, Элина решила воспользоваться правами старшей сестры и переспать с потенциальным кавалером своей младшей, то есть с ним. А ещё он и девочки собирались в «Эскрайм».

«Наверное, поеду на теннис — не хочу в толпе малолеток тусить», — решила она, выруливая на проспект. — «Вит не пропадёт — мальчик очень своенравный и хитрый, хотя умело прикидывается валенком и теленком. Надо с ним ещё переспать, уже официально, и поглядеть на реакцию малой — много ли будет воплей или она понемногу начнёт браться за ум и учиться сдержанности?!»

На двух развязках ей пришлось постоять в пробках, при этом кто-то ей сзади упорно сигналил — Стелла с трудом сдержалась, чтобы не выйти из машины прямо среди дороги и не нахлобучить этого идиота на ведре с болтами, которое стоит дешевле, чем её сумочка.

«Ёбаная деревенщина — понакупят своих „Балтийцев“ и не видят, кому они сигналят и что они вообще хотят от жизни», — больше всего Стелла опасалась, что когда-нибудь кто-то подобный въедет ей в зад на «Балтийце» или «Аксае», и у такого бедолаги не хватит никакого имущества, чтобы покрыть даже покраску багажника.

К гостинице «Савойя» она доехала минут за двадцать пять, и уже метров за пятьдесят увидела женскую фигуру в военной форме, нетерпеливо прохаживающуюся по тротуару напротив сияющего огнями входа.

Стелла припарковалась напротив гостиницы, вышла из машины и несколько секунд постояла, пропуская легковушку слева. Когда она переходила дорогу, Элина — а это была она, смотрела на неё, чуть наклонив голову.

— Стеллочка, моя дорогая — как же ты похорошела! — приветливо развела она руки и расплылась в улыбке, когда медноволосая была в пяти шагах.

«Обнимашек только не хватало — к чему это всё?» — слегка разозлилась Стелла, однако заставила себя улыбнуться и расцеловалась с Элиной.

— Ты тоже очень хорошо выглядишь — форма тебе очень к лицу, — приветливо произнесла Стелла и замолчала — её поразил пирсинг на красивом лице девушки.

— Нравятся мои украшения, да? — иронично вздернула бровь Элина.

— Очень оригинально, — выдохнула Стелла, постаравшись не засмеяться.

«Это просто пиздец — как такое можно с собой делать? Только папуасы увлекаются всеми этими татуировками, пирсингом и прочей шелухой для умственно-отсталых», — пронеслась у неё мысль, пока они изучающе смотрели друг на друга несколько секунд.

— Знаешь, я тут уже замерзла стоять — пошли выпьем кофе? — произнесла Элина, кивнув на гостиницу.

«Замерзла она — вот же сучка. Типа намекает, что я опоздала? Что ей от меня надо?» — сдержанно кивнула Стелла и они пошли ко входу.

Швейцар открыл им двери, Элина показала, что надо идти налево.

Интерьеры «Савойи», оформленные в итальянском стиле начала прошлого века, понравились Стелле. Они прошли вестибюль, небольшой коридор и оказались в не очень большом, но великолепно отделанном помещении с десятком столиков и двумя яркими люстрами.

— Вот наш столик, я заказала нам кофе, — Элина показала рукой на стол возле окна.

Стелла молча села на двухместный диванчик, Элина села напротив неё и чуть наклонив голову, посмотрела ей в глаза, после этого повернулась в сторону бара и подала знак.

К ним подошёл одетый во фрак седой официант с подносом и поставил перед каждой серебряные чашечки с ароматным кофе. Удалился он так же молча и с поклоном.

«Хорошее обслуживание — без лишних слов и телодвижений», — оценила Стелла.

— Итак, Стелла — я очень рада тебя видеть, — отпив глоточек кофе, произнесла Элина.

— Взаимно, Элина, — пожала плечами Стелла, вопросительно глядя на неё. — Ты говорила про наших младших — так что же тебя беспокоит?

— Очень многое — начиная от влияния твоей сестры на мою наивную младшую и заканчивая подозрительным типом в их спальне, который якобы сын сенатора Колчака.

«Нихера себе заход», — чуть не поперхнулась от такого заявления Стелла.

— Знаешь, тут ещё очень большой вопрос — кто на кого пагубно влияет. Это твоя Арина поселилась с моей доверчивой младшей и пудрит ей мозги, — сдержанно ответила она.

Элина, вопреки её ожиданиям, засмеялась.

— Монетка, дорогая моя — я разве не знаю, что моя младшая — бестолочь? Уверена, свою ты тоже держишь в тонусе, разве нет?

— Ну, допустим, — краем губ улыбнулась Стелла.

— Я сама по девочкам, никого не осуждаю, но они слишком молоды и глупы для таких отношений. Моей учиться надо, иначе дела с неё не будет.

Стелла вспомнила ситуацию на кухне, когда Арина перепутала Ленина с кем-то, и сдержанно ухмыльнулась.

— Мне не нравится Арина — у неё ветер в голове и она дурно влияет на Анжелику, у которой и так проблем хватает, — улыбнувшись и глядя в глаза собеседнице, сказала медноволосая.

— Хм, ценю твою откровенность. Вот поэтому я и захотела с тобой увидеться, хотя после того лагеря мы с тобой не очень…

— Проехали! — подняла ладонь Стелла. — Я не желаю вспоминать те соревнования, иначе мы поссоримся.

— Хочешь сказать, мы победили несправедливо? — язвительно улыбнулась Элина, но почти сразу же осеклась, увидев раскаленную медь во взгляде Стеллы. — Ладно, не в этом дело, — примирительно взмахнула она кистью.

— Я ничего не хочу говорить, — холодно процедила Стелла — она ощущала, что начинает выходить из себя — тот проигрыш дроздовцам много лет назад был очень для неё болезненным воспоминанием.

— Всё, извини — не будем о прошлом, — мягко произнесла Элина. — Позволишь тебя угостить? Ты наверняка ещё не ужинала после работы?

«О как заговорила. Хм, позволю, тем более есть хочу», — пару раз вздохнув, решила Стелла и покивала.

Элина повернулась и сделала жест официанту, который стоял возле бара — кроме них, в ресторане больше никого сейчас не было.

— Какое у вас фирменное блюдо? — спросила брюнетка у него, когда тот подошёл.

— Картофельные клецки в растопленном сыре с копчеными колбасками и белым «Нураге» урожая тринадцатого года, леди, — спокойным голосом знатока ответил официант.

— Что скажешь? — Элина посмотрела на медноволосую.

Стелла улыбнулась и кивнула — вино она пить всё равно не собиралась.

— Где здесь дамская комната? — спросила она у брюнетки, когда ушёл официант.

— Вон там, бордовая дверь, — головой показала Элина левее барной стойки.

Стелла пошла в туалет, раздумывая о том, что вся эта встреча — пустая трата времени и зря она согласилась. Вернулась она минут через пять — на столе уже стояло вино в ведерке со льдом и две больших серебряных тарелки.

— Выглядит вкусно, — улыбнулась медноволосая, присаживаясь.

— Расслабься, Монетка — сейчас выпьем вина и всё будет отлично, — фамильярно улыбнулась ей Элина, будто они какие-то закадычные подруги.

«Хм, „Nuraghe Vino Nobile 2013“ — давненько я не пила итальянское», — обратила внимание на этикетку Стелла, когда брюнетка достала откупоренную бутылку и потянулась к её бокалу.

— Тебя не смущает, что я за рулём вообще-то? — медноволосая уже не сдержала раздражение в голосе. — И не называй меня Монетка, будь добра!

— Ты такая нервная, Стеллочка, — деланно удивилась Элина, тем не менее наливая вино в её бокал. — Неужели не хочешь выпить за встречу? Мы ведь лет шесть не виделись, не меньше. А я часто думала о тебе.

«Блядь, и вот что ей сказать?» — пораженно смотрела на неё Стелла, стараясь сдержать нарастающий гнев. — «Она точно как моя младшая — с первого раза не понимает, и со второго, зачастую, тоже».

— Я за рулём, — холодно отчеканила Стелла.

— Пфф, и что? Один бокал — это не смертельно. Ну давай — за встречу и всё хорошее, Стеллочка, и за то, чтобы наши младшие взялись за ум! — поднимая бокал, с пафосом в голосе произнесла Элина, глядя ей в глаза.

Стелла, повинуясь внезапному порыву, взяла бокал, чокнулась с Элиной и отпила глоток — она вдруг поняла, что ей очень хотелось пить. А через несколько секунд она поняла, что это было такое себе самооправдание.

— Ну вот, — широко улыбнулась Элина, откидываясь на диване. — А то сидим, как не родные!

«Бля, это Арина номер два, только та тупая и делает свои глупости в основном ненарочно, а эта — умная и делает на зло и осознанно. Генетика, тут не попляшешь», — Стелла выдохнула — она окончательно совладала с эмоциями и решила быть сдержанной.

— Элина, а ты умеешь задрочить собеседника, извини за мой французский. Ты и в дипломатии такая же прямоугольная? — наколов вилкой аппетитную клецку в застывшем плавленном сыре, поинтересовалась Стелла.

«Сейчас обидится», — ожидала она, однако Элина залилась смехом, потом отпила добрых полбокала вина.

— А ты всё такая же язва, как и в молодости, и этим ты мне нравилась тогда и нравишься сейчас! — ответила брюнетка, отсмеявшись.

— Ха, я смотрю, что тебя не пронять, — качнула головой Стелла и непроизвольно улыбнулась.

— Знаешь, я люблю общаться прямо и откровенно, и поэтому скажу — только мы можем помочь нашим младшим, иначе они загубят свой потенциал, а для этого я готова стерпеть нападки и оскорбления.

— Я тебя не оскорбляла, — хмыкнула Стелла, запивая вином очередную клецку — аппетит у неё разыгрался, и еда была очень вкусная.

— Я не о тебе — я ведь помню, какая ты вспыльчивая, — пожала плечами Элина и допила свой бокал. — Повторим?

— Да, — вздохнула Стелла — она вдруг ощутила себя уставшей от работы, семьи, странной личной жизни, политических интриг.

«Так, не раскисать, она только и ждёт этого», — через несколько секунд взяла она себя в руки.

Бутылку прикончили через десять минут и Элина заказала ещё одну. Разговор о сестрах пошёл более непринужденно.

— Я хочу, чтобы малая поступила в дроздовское уже в этом году, но я к ним вчера заезжала и видела, что они привязаны друг к другу, и это надо учитывать. Поэтому я совсем не возражаю, чтобы они обе поступили в корниловское — с родителями я утрясу этот момент, — начала озвучивать планы Элина.

«Хорошее винцо, мягкое — бодрит», — Стелла ощущала себя более веселее, да и Элина ей уже не казалась невоспитанной плебейкой.

— Это большая жертва со стороны вашей семьи, — осторожно ответила она. — И в чём подвох?

— Подвоха нет, — глаза Элины даже расширились. — Что-то есть хочу, просто ужас. Закажем ещё вкусняшек?

— Закажи, — согласилась Стелла — она окончательно расслабилась.

Элина подозвала официанта:

— Нам мясца, сыра и какой-нибудь салатик!

— Будет исполнено, леди! — официант солидно покивал и быстро ушёл за барную стойку.

— Так что ты, или твоя семья, захотите взамен? — спросила Стелла через несколько секунд.

— Сказать честно?

— Да, — Стелла была заинтригована.

— Отец не верит в младшую и в её потенциал, поэтому ему в принципе по барабану, куда она пойдёт учиться — многого от неё никто у нас не ждёт. Она, как бы это сказать… — запнулась Элина.

— Тупая? — подсказала ей медноволосая и сделала добрый глоток вина.

— Ну, есть немного, — иронично улыбнулась Элина, потом махнула головой и засмеялась.

— Я бы сказала, что много, — засмеялась и Стелла.

Официант принес тушеное мясо в подливе, сырную нарезку и овощной салат довольно скоро.

— Блин, вкусно, — с набитым ртом произнесла Элина, запивая мясо вином. — А где они нашли этого паренька, который вроде как Колчак под запрещённым ритуалом?

— Там сложная история. Насколько я знаю, Алла, наша старшая, подкинула ей наводку, а вот откуда она узнала — я без понятия, — прожевав вкуснейшее мясо, Стелла окончательно махнула рукой на то, что она за рулём, и тоже приложилась к бокалу.

— Хочу с ним переспать и понять, что он из себя представляет, — заявила Элина.

— Кхм, — чуть не поперхнулась Стелла. — Нормальный парень, в этом деле очень хорош, — ответила она и почти сразу же пожалела, что разоткровенничалась.

— Ого, так ты уже использовала свои права? — заинтригованно вытаращилась на неё Элина.

— Не совсем. Это было случайно. И об этом никто не знает, ясно? — веско произнесла Стелла.

— Полная тайна, — взмахнула кистью брюнетка и засмеялась. — А я помню палатку на берегу озера — там, с тобой, был мой первый поцелуй. У тебя тоже, да? — она пристально посмотрела в глаза Стелле.

«Опять воспоминания пошли», — медноволосая закашлялась и отвела взгляд.

— Нет? Дай угадаю, та блондинка, которая у вас была лучший стрелок, да? — протянула Элина. — Это от неё я услышала твоё прозвище — очень меткое, как я погляжу.

— Да, я на тот момент начинала отношения с Катей, — выдохнув и ощущая, что она краснеет, ответила Стелла.

— Точно, Катя, фамилию не помню. Знаешь, лучше бы ты встречалась со мной, Монетка.

«Блин, я как девочка краснею», — поразилась Стелла, которая ощутила себя вдруг в роли добычи. — «Нет, это мне кажется — вино дало по мозгам».

— Да с чего бы это? — ответила она уверенным тоном, взяв себя в руки. — Где вы, дроздовцы, и где мы? Питер и Екатеринодар — очень располагает к отношениям.

— А ты язвочка, — засмеялась Элина. — Ведь это ты меня тогда соблазнила, между прочим.

— Да что ты говоришь? — нахмурилась Стелла и показала рукой на бутылку: — Налей, будь любезна.

— Да, так и было, — протянув руку к вину, начала говорить Элина. — После шестого этапа соревнований корниловцы шли первые, мы отставали от вас на четыре очка перед решающим этапом, за нами шли алексеевцы — ты разве забыла? — налив вино, непринужденно пустилась она в воспоминания.

— Будем здоровы, — Стелла довольно небрежно чокнулась с ней — брюнетка толком не успела поднять свой бокал, и отпила — эти воспоминания её раздражали.

«Как же так получилось, что они смогли нас обойти на два очка в итоге? В чём была причина — предвзятость главного судьи или действительно моя ошибка на последнем отрезке дистанции?» — воспоминания об упущенной победе в тех соревнованиях до сих пор тяготили её — Стелла сейчас это совершенно ясно осознала.

— Знаешь, я считаю, что ты сделала всё, что смогла — у вас была великолепная команда, но и мы выложились изо всех сил, — вывел её из раздумий сочувственный голос Элины.

— Да? — встрепенулась медноволосая.

«Опять я много выпила, а сама ещё младшую ругаю — какой я пример ей подаю?» — Стелле на миг стало очень стыдно.

— А вообще кайфовое было время — и сам лагерь, и соревнования, и дискотеки, и стрельба по бутылкам вечером, как же охуенно было, я только сейчас понимаю, — облокотившись подбородком на ладонь, с ностальгией произнесла Элина.

— Давай, подруга — за нас! — расчувствовалась Стелла.

Доедая мясо с сыром, вспоминали танцы, посмеялись — Стелла окончательно расслабилась.

«А ведь она не такая сука, как мне казалась — хорошая девчонка», — глядя на пирсинг Элины, поняла она.

— Блин, Монетка, а ты уже того, набралась. Пойдём ко мне в номер, отдохнешь часок, а потом я тебе такси вызову, — предложила Элина заплетающимся голосом.

— Нет, это лишнее, — покачала головой медноволосая. — Я Кате позвоню, она приедет, заберёт меня.

— Стеллочка, будь умницей — не надо никому звонить, — загадочно произнесла Элина. — Идём в номер, идём.

— Ладно, — вытерев салфеткой губы и сделав пару вдохов, согласилась Стелла — ей захотелось прилечь.

Из ресторана к лифту вышли, смеясь и держа друг друга под руку — Стелла даже не заметила, как Элина умудрилась это сделать.

Жила она в номере на четвертом этаже — свернув вправо от лифта, Элина увлекла её за собой. Приложив магнитную карту, она открыла дверь — они буквально ввалились в номер.

— Ты как?

— Нормально. Ведь не хотела я ехать, как чувствовала, — произнесла Стелла, ощущая головокружение.

«Завтра утром выпью аспирин. Лучше бы я работала не над лекарством от бесплодия, а над лекарством от пьянства или похмелья», — подумала она, и это её развеселило.

— Садись вот в кресло и глубоко подыши, а я пойду умоюсь, — сказала ей на ухо Элина и подвела к комфортабельному креслу, в котором спокойно можно было утонуть.

Стелла с удовольствием бросила сумочку на пол, плюхнулась, закрыла глаза и расслабилась, ощущая, как пульсируют виски.

«Через часик всё пройдёт — с Катькой и Валиком мы более серьезно наебенились, а здесь по бутылке на лицо всего», — эта мысль её успокоила, да и по ощущениям именно так и было. — «Но надо заканчивать так часто бухать», — погрузилась она в приятную дремоту.

Из полудрёмы её вывели мягкие касания за плечо и голос Элины:

— Стеллочка, дорогая, с тобой всё хорошо?

— Да, всё отлично, — открыла глаза медноволосая, и её взгляд сразу же уперся в не очень прикрытую халатом грудь Элины. — Подремала десять минут.

— Десять минут? Ты полтора часа была в отключке, — засмеялась Элина. — Я и скупаться успела, и новости посмотреть.

— Серьёзно? — удивилась Стелла, садясь в менее расслабленную позу. — Который час?

— Половина десятого.

— Блин, засиделись. Мне домой пора. Сейчас умоюсь и вызову такси, — Стелла поднялась, но ощутила, что её пошатывает.

«Приехала, напилась, толком ничего не решила», — немного разозлилась она сама на себя.

— Эй, да тебя шатает, — Элина поддержала её под руку. — Давай-ка я наберу тебе ванну с пеной, ты полежишь, придёшь в себя и потом поедешь.

— Нет, ну ты что, Эля, мне и так неудобно, — запротестовала Стелла. — Я вообще собиралась сегодня на теннис поехать, размяться.

— Отдохнула немного по-другому, — засмеялась Элина. — Я тоже хочу где-то развеяться, младшая мне говорила, что в каком-то вашем «Эскрайме» сегодня вечеринка. Нормальный клуб или так?

— Лучший магоклуб во всей Москве — ты там не была, что ли? — удивилась медноволосая, высвобождая руку и чуть отстраняясь от Элины, которая слишком прижалась к ней с правого бока.

— Пойдём в душ, я тебя проведу, — мягко ответила брюнетка. — Представь, что я там не была.

«Поехать в „Эскрайм“, что ли? Там вроде программа сегодня хорошая», — подумала Стелла.

— Слушай, так может давай съездим вдвоём? — предложила она.

— Ты на ногах еле стоишь, — усмехнулась Дроздовская.

— Ладно, я сейчас полежу в ванной и буду как стеклышко через полчаса, — заявила Стелла. — Так что, покатим?

— Ну, я как бы не против, если ты будешь в тонусе, — заливисто засмеялась Элина. — Давай я помогу тебе раздеться?

— Давай, — покивала Стелла.

Оставшись в нижнем белье, она взглянула на Элину более пристально, однако на её лице было веселое и безмятежное выражение.

— Я пока музон послушаю, соскучилась за нашей эстрадой, — кивнула Элина на телевизор и пошла к двухместной кровати.

— Угу, — кивнула Стелла и зашла в ванную.

Ванная ей понравилась — она побывала во множестве разных отелей за всю жизнь и ей было, с чем сравнить. Расстегнув свой черный лифчик и стянув с себя трусики, она начала набирать ванну, оглядывая косметику — выбор остановила на какой-то итальянской пене.

«Хорошо как, наконец-то горячая ванна», — расположившись, Стелла прикрыла глаза и и начала медленно водить ладонями по бедрам и груди, чтобы не заснуть.

Сколько прошло времени, она не знала — просто лежала и кайфовала, но вода явно начала остывать, а её голова — понемногу проясняться.

— Эй, ты там живая? — послышался стук в дверь и немного обеспокоенный голос Элины.

— Да, всё зашибись, сейчас выхожу. Сколько там времени?

— Почти половина одиннадцатого.

«Ого! Пора вставать, а то совсем расслабилась», — поразилась Стелла, согнула ноги и аккуратно встала — голова уже не кружилась, осталось только приятное винное послевкусие в голове, легкий хмель.

Ополоснувшись под душем, она взяла один из халатов, висевших на крючке, и вышла в комнату — свет был приглушен, с телевизора лилась тихая мелодия, а Элина сидела в полурасстегнутом халате, закинув ногу на ногу и глядя на неё.

«Какие у неё бедра сочные, как у Катечки», — непроизвольно подумала она и оглянулась в поиске своей одежды.

Её вещи были аккуратно сложены на красивом стуле, туфли стояли рядом.

— Надо заехать домой… — повернулась она к Элине, однако та порывисто поднялась и быстро подошла к ней, проведя ладонью по щеке.

Несколько секунд они стояли друг напротив друга, глядя в глаза, и Элина снова провела пальцами по её лицу.

— Эй, ты что… — запротестовала Стелла.

— Ты же знала, что этим кончится, — немного севшим голосом ответила брюнетка. — Знаешь, я всегда хотела продолжить тот поцелуй и узнать, чем всё закончиться — и сейчас я это сделаю!

— Эй, постой… — начала мотать головой Стелла и попробовала отступить на шаг, но уперлась в стену.

Элина подошла к ней, взяла за плечи и поцеловала взасос.

«Так нельзя, как же Катя? Нет, нет», — пульсировала мысль в голове Стеллы, но ощущения от поцелуя ей очень нравились.

— Знаешь, я люблю послушных девочек, — прошептала Элина и прижалась к ней.

— Вот это точно не по меня, — выдохнув, ответила Стелла и улыбнулась. — Поэтому ничего не получится.

— Я могу и сменить роль, — засмеялась Элина и распахнула халат — он упал на пол, а она взяла ладони Стеллы и положила их на свою грудь.

— Ого, — медноволосая ощутила, как у неё разливается тепло внизу живота. — Вообще-то у меня есть отношения…

— Я умею хранить тайну, — улыбнулась брюнетка и взяв её за руку, увлекла на кровать.

«Будь что будет — я ведь тоже тогда её хотела утешить, когда они должны были проиграть, и вот через десять лет этот момент настал», — проносились мысли в голове Стеллы.

Она сняла свой халат, толкнула Элину на кровать и став коленом на край, начала мять её грудь — брюнетка томно задышала.

— Двигайся, — томным голосом с властными нотками велела Стелла, и когда партнерша послушалась, она легла рядом и буквально набросилась на неё, начав целовать взасос и покрывать поцелуями её шею и грудь. Руки Элины ласкали гладили её спину.

— Теперь будешь делать мне массаж — сначала ладошками и пальчиками, потом языком. Посмотрим, на что ты способна, — страстно простонала Стелла, ощущая дикое возбуждение — ей кружил голову аромат волос брюнетки.

— Слушаюсь, моя госпожа, — нежно-шутливо прошептала Элина и начала кончиками пальцев гладить её тело, которое остро реагировало на эти нежные касания.

«Я уже вся мокрая, с Катей у меня по-другому, а с ней — какая-то дикая страсть. Может, я всегда этого хотела именно с Элей, и потому приехала?» — путано думала Стелла, наслаждаясь сначала пальцами Элины, а потом её губами и языком на каждой точке своего холёного тела, а особенно ниже пояса.

Оторвались они друг от друга в половину первого ночи — губы Элины распухли, а Стелла уже не могла кончать.

— Ты такая сладкая и сочная, моя царица, — нежно шептала ей Элина, поглаживая ладонью её груди.

— Да, ты права — я всегда хотела переспать с тобой, и не знаю, зачем тянула столько лет — мы ведь могли и на тех вечеринках по молодости, — вздохнула Стелла, когда они пришли в себя и отдышались.

«Перед Катюшей стыдно как, я ей так и не позвонила», — это её сейчас очень смущало. — «Нет, не буду говорить — она расстроится. Это просто романтический порыв, ностальгия. Забавный у неё пирсинг, оказывается».

— Тебя сдерживала память о тех соревнованиях, я это поняла в тот самый день, когда увидела тебя возле палатки — на тебе не было лица, ты всё очень приняла близко к сердцу.

— Конечно, я ведь не люблю проигрывать, — согласилась Стелла и поцеловала партнершу.

Они ещё немного полежали, поглаживая друг друга, и болтали о сестрах и Викторе.

— Так что ты не против, что я с ним пересплю?

— Ему от этого будет только польза — ты такая лапочка страстная, — погладила Стелла её лицо.

Брюнетка счастливо засмеялась, уткнувшись ей в плечо.

— Ну так что, поедем тусить? Я соскучилась по нормальным вечерним развлечениям, — произнесла она через несколько минут, потягиваясь всем телом.

— Да, пойдём умываться и вызовем такси — как раз приедем на самый угар, — Стелла хлопнула её по упругой попке, поднимаясь с кровати.

Глава 15

За компом посидели ещё минут десять, но с выбором учебного заведения подробно сейчас заморачиваться не стали, а начали читать новости — к удивлению Виктора, именно Анжелика ткнула в заголовок:

— А что это там пишут?

Оказалось, что в Веймарской Германии не утихали беспорядки и по сообщениям полиции, они перекинулись на город Цинновиц на балтийском побережье — там была входная точка трубопровода «Балтийская энерголавина».

— Огромная толпа протестующих блокировала и атаковала огромный комплекс «Verbundnetz ReichsGas AG». Это наземные станции в конечной точке «Балтийской энерголавины», где с помощью обогащенных компонентов поступающий по трубопроводу природный газ частично сжижается, и частично магообогащается перед поставкой промышленным потребителям, — с удивлением и тревогой в голосе прочитала Анжелика. — «Рейтерс» сообщает, что подразделения полиции и рейхсвера открыли огонь на поражение по протестующим. Канцелярия рейхспрезидента планирует ввести военное положение в регионе сроком на месяц. В канцелярии рейхсканцлера призывают к мирному решению проблемы и конструктивной дискуссии. Польские власти призывают немедленно прекратить насилие. Продолжаем следить за ситуацией, — выдохнула девушка. — Нихуя себе они там фестивалят, придурки — в этот проект вложены циклопические бабки и со стороны Центральной Европы, да и с нашей тоже, только поляки против и ставят палки в колёса. А прикинь, если они его повредят, а там ещё пять ниток достраивается, — нервно хихикнула она.

— Вот это точно пизда будет, — пораженно вымолвила Арина и подошла ближе.

— Да, всё это туманно выглядит — похоже на какой-то странный мятеж непонятно кого против кого, — покивал Виктор, глядя на несколько фоток толпы в разных ракурсах и пожаров на заднем фоне.

«Надо будет разобраться в вопросе».

— Это же немцы, там должен быть порядок! — уверенно заявила Арина. — Войска их просто перебьют.

— Хм, а если эти толпы что-то там повредят? — спросил через несколько секунд Виктор.

— Ну, сейчас там идёт газ по трём ниткам — и обычный, и частично обогащённый для дальнейшей переработки под нужную стихию. Если всё это станет к херам — будет какой-то лютый пиздец, наверно, — с тревогой произнесла брюнетка. — Надо будет у Пашки спросить, что там да как, он же энергетик.

— Он ведь не газовик, — хмыкнула Арина.

— Пофиг, он умный, — Анжелика чуть нервно сжала плечи Виктора.

«Энджи этим проектом интересовалась, что ли? А рыжая откуда знает про такие различия — газовик, нефтяник, энергетик?» — на секунду пронеслась у парня мысль.

— Ладно, ну его нахер, мы веселиться собрались, а не всякие ужастики читать, — через несколько секунд слегка капризно сказала Арина.

Заинтригованный Виктор выключил компьютер, и они начали собираться — только после этого Арина начала улыбаться.

«Вот же наглая плакса, умеет давить на слезки и обидки», — в очередной раз поразился Виктор кокетливой капризности, свойственной Арине — она очень успешно брала всех своим нытьём.

Как понял Виктор, девушки почему-то решили облачиться в те самые костюмы, в которых они пришли на дуэль в самый первый день знакомства с ним: Анжелика — в свой элегантный черный полуспортивный костюм с серебристым шитьём в виде корней дерева на рукавах и груди, Арина — в примерно такого же кроя костюм, но иссиня-черный и с какими-то цветочными узорами по типу эдельвейса, как показалось Виктору. Костюмы эти были ещё два дня назад выстираны, выглажены и сейчас висели в шкафу, из которого брюнетка их сейчас извлекла.

«Возможны какие-то эксцессы на дискаче? Это же костюмы магического усиления, с узорами», — Виктора это удивило.

— Анжелика! — нежно, но веско произнес парень, глядя на свою красавицу, которая сексапильно изгибала талию и ножки, надевая штаны. — Почему именно этот костюм? Это ведь тот самый, дуэльный?!

И Анжелика, и Арина — она как раз сняла халат и осталась в черном нижнем белье, переглянулись и засмеялись.

— Ну ладно, ты прав, Вит — вдруг нам с милой захочется потренироваться в магозале, вот я и оделась так — это же «Эскрайм», место тусовки для магов, а не просто клубешник, — с легкой улыбочкой пояснила брюнетка. — Надо быть готовым к чему угодно — я думаю, что сегодня там будет много чернышей, а у меня может обостриться аллергия на них.

— Хочешь сказать — ты настроена на хорошую драку, если что? — улыбнулся Виктор.

«Слишком у неё решительное выражение лица. Напомню ей о беремонности чуть позже, если будет задирать кого-нибудь».

— Я всегда готова постоять за свою честь и честь моей великой семьи, — ответила она с нотками пафоса.

— Хм, а почему ты тогда свои очки не берешь? Ты утверждала, что они очень ценные, — чуть нахмурился парень, с интересом глядя на брюнетку.

— Блин, кстати! — подняла палец она. — Я их уже починила, когда сидела тут взаперти. Надо их взять — эти очки стабилизируют мой эндейс, когда я использую его в сложных заклинаниях — какой ты молодец, любимый, что напомнил мне, — Анжелика в восторге похлопала в ладоши, потом подошла к парню и поцеловала его.

Несколько секунд они страстно целовались.

— Это как вообще происходит — эндейс, очки, заклинания, костюмы эти? — положив руки ей на талию, поинтересовался Виктор, глядя ей в глаза.

— Какой ты малообразованный, Вит, — послышалась реплика Арины, которая сидела на краю кровати и натягивала штаны на свои ляжки.

— Молчать там, — спокойно ответил ей парень. — Ну и? — прижал он к себе брюнетку.

— Я всех подробностей не знаю, это всё-таки сложная и секретная родовая магия, но когда я в очках и в этом костюме, то мой эндейс расходуется более плавно и нежно, если можно так сказать, ну то есть нету неприятных скачков и чувства резкой тяжести или пустоты после заклинания, — пояснила Анжелика. — Я и так плохо владею даже самыми базовыми заклинаниями и техниками…

— Это я понял тогда, на этаже, — засмеялся Виктор.

Анжелика тоже не сдержалась и залилась тихим смехом.

— Тогда вообще получился анекдот, но всё это не смешно — я разволновалась, потом испугалась — ты выглядел злобно, ну и слила весь свой недельный эндейс к херам моржовым, представь себе. Знаешь, как потом неприятно это ощущать?!

— Не особо, — мотнул головой парень, облапав её упругую задницу.

— Надеюсь, что твои способности тебе вернёт твоя семейка и тогда узнаешь. Я сутки ходила злая и опустошенная, — вздохнула она.

— Я заметил, — с иронией произнес парень.

— Но ты придавал мне сил и я держалась на морально-волевых — видишь, как благотворно влияет на меня любовь?

«Ох и Анжелика — чётко гнёт свою линию», — отметил Виктор.

— Конечно!

Он снова её поцеловал.

— Кхе-кхе, голубки, я как бы здесь, — послышался голос Арины. — Как я вам?

— Нормально, штаны в обтяжечку, отличная жопень, но надо худеть, — повернулась к ней Анжелика.

— Чья бы корова мычала, — с улыбочкой ответила рыжая. — Так, Вит наш милый, а ты так и поедешь в халате?

— Чтобы тебе такое подобрать, дорогой? — задумалась Анжелика.

Виктор пожал плечами — одежды было уже много, на самые разные случаи и моменты, потому он развёл руками и велел: — Выбирайте, но чтобы красиво!

— Надо подумать и подобрать тебе костюм, чтобы был в тон нашим, но чтобы и выглядел стильно и солидно, — очень мило нахмурилась брюнетка.

— Ну так и выбирайте — полагаюсь на ваш вкус, мои сладкие. Я пока пойду умоюсь, — заявил Виктор и хлопнул брюнетку по заднице.

Он умылся, минут за десять привёл себя в порядок и вернулся в комнату — девицы уже выбрали ему костюм, а ещё они успели сделать себе легкий макияж.

— Вот, бордовая рубашечка с золотистыми узорами на воротнике и черный, легкий аристократический костюм — в нём танцевать красиво и удобно, — торжественным голосом объявила Анжелика.

«Это из того, что мы заказали? Бомбезный прикид», — приятно удивившись, заценил Виктор.

— Отлично смотрится. Теперь будете моими стилистами, прекрасные леди, — улыбнулся он.

Девушки весело засмеялись.

Туфли они тоже подобрали в тему — легкие и удобные.

— Пора ехать, уже почти восемь, — Анжелика с довольным лицом оглядела Виктора — в её глазах он увидел влюбленность и удовлетворение.

— Ты поведешь или такси возьмём? Мы же едем бухать, — заявила Арина.

— Мы не бухать едем, а культурно отдыхать — куда вам бухать после всех этих событий? — поднял бровь парень.

— Всего понемногу, любимый, не переживай, — слегка натянуто улыбнулась Анжелика. — Возьмём «Пирамиду», я не хочу сегодня за руль.

— Дело ваше, — Виктор, который уже оделся к тому времени и смотрел на себя в зеркало, пожал плечами.

«Отпадно выгляжу, почему я дома так не одевался? Черное с бордовым — очень стильное сочетание», — он очень себе сейчас нравился. — «Здесь стиль одежды немного другой, с упором на середину века, что даёт свой лоск, а ещё эти аристократические покрои».

Анжелика через приложение премиум-такси «Пирамида» вызвала машину. Поколебавшись, парень решил не брать с собой планшет — он смотрелся абсолютно не в тему при таком прикиде.

«Надо срочно купить себе нормальную трубу», — напомнил он себе.

Девчонки надушились — Виктор слегка поморщился от таких сильных ароматов, они закрыли квартиру и спустились вниз. Машина премиум-такси уже стояла напротив подъезда.

— Добрый вечер, дамы и господа! Прошу, — улыбнулась им стоявшая на тротуаре девушка-блондинка, открывая заднюю дверь.

«Я её знаю — это та девка, которая привозила бухую Арину в мой первый день здесь», — вспомнил Виктор, глядя на девушку-водителя.

Арина и Анжелика сели на заднее сиденье, и девушка открыла ему переднюю дверь темно-синего «Даймлер-Бенца» среднего бюджетного уровня:

— Прошу вас, — как показалось парню, посмотрела она на него пристально.

«Как же её зовут?» — попытался он вспомнить, усаживаясь спереди.

Когда тронулись, Арина спросила недовольным голосом:

— Вы нас заберетё обратно?

— Именно так, леди — вы заказали полную премиальную доставку, поэтому обратно я привезу вас в любом состоянии, — ответила водитель.

Медленно развернулись, пропуская две легковушки.

— Как в прошлый раз?! — негромко произнёс Виктор через минуту.

— Верно, — взглянула она на него, когда они как раз вырулили на шоссе.

— Я вас помню, это ведь вы четыре дня назад привезли нашу радость? — Виктор чуть иронично кивнул в сторону заднего сиденья.

— Да, вы правы, молодой человек, — сдержанно улыбнулась водитель.

«Лада!» — парень вспомнил её имя. — «Это именно она тогда мне прозрачно намекнула, что я совсем не плебей, а наоборот — вполне себе аристократ».

К «Золотому полису» доехали за пять минут — шоссе было практически свободным. Свернули направо и поехали по знакомой Виктору дороге — к «Эскрайму».

«Интересно, хоть сегодня мы расслабимся без происшествий?» — он внутренне собрался, поскольку костюмы девчонок его слегка встревожили.

Не доезжая примерно полукилометра до «Эскрайма», уперлись в пробку — машин туда ехало много. Минут через пять послышался голос Анжелики сзади:

— Знаете, вы припаркуйтесь потом, где сможете и ждите нас, а мы выйдем здесь и пройдёмся.

— Эй, не хочу я ходить, — капризно запротестовала Арина.

— Милая права, — Виктор повернулся к ним, — мы здесь минут десять будем стоять, пока заедем на стоянку.

— Лучше стоять, чем ходить, — вздохнула Арина. — Мы вроде куда-то спешим?

— Ты ведь спешила танцевать, — иронично улыбнулся парень.

— Не хочу я ходить, — с обидой в голосе сказала рыжая.

— Ладно, тогда сидим и ждём, — Виктор подмигнул Анжелике.

— Тоже не пойдешь? — удивилась она.

— Нам ещё танцевать полночи, милая, — парень улыбнулся ей и откинулся на спинку, краем глаза поглядывая на водителя — у неё оказался красивый профиль, который напомнил ему о Лизе.

На стоянку вырулили минут через семь, таксистка начала парковаться почти с краю — мест оставалось очень мало.

— Сегодня целый аншлаг, наверно, дискач будет в большом зале, — с предвкушением в голосе произнесла Анжелика.

— Черных много — хоть бы переоделись, паршивцы, — Арина прильнула к окну, в её голосе было легкое раздражение.

— Дамы и господа, в случае чего пишите в чат приложения или звоните мне — я буду ждать вас, — сказала девушка-таксист, когда они остановились.

— Так и сделаем, спасибо, — ответила Анжелика, нетерпеливо открывая дверь.

— Спасибо, Лада, — поблагодарил водителя Виктор.

— К вашим услугам, — она улыбнулась и учтиво кивнула.

«Непыльная работа — катайся, сиди, жди, деньги капают», — подумал парень, открывая дверь.

Он помог выбраться Арине — и она, и брюнетка были обуты в стилизованные под туфельки кроссовки из крокодиловой кожи.

— Спасибо, милый, — Арина элегантно оперлась на его руку. — Как народу много, — слегка прибалдела она, оглядев стоянку.

— Главное — у нас своя ложа, так что нам по барабану все эти толпы, — весело заметила Анжелика, подхватив Виктора под руку с другого бока.

— Ну, вперёд! — увлекая девушек, он двинулся вдоль машин — и дорогих на вид, и средненьких.

Здание было в пятидесяти метрах от стоянки, оттуда слышалась веселая музыка, но им пришлось немного поблуждать среди машин, пока они вышли на одну из мощёных дорожек, засаженную липами. Шагов через пятнадцать показались знакомые Виктору очертания здания в итальянском стиле — блекло-зеленый фасад, с небольшими колоннами по бокам, с лепниной, а ещё с и прожекторами по углам, которые настраивали на карнавально-романтическое настроение.

— Двенадцать прожекторов, — объявил парень, когда они прошли по дорожке и вышли к зданию.

— Да, очень красиво. Такой приятный вечер, — с придыханием в голосе согласилась Арина.

— Приятная атмосфера, как и в прошлый раз, — улыбнулся Виктор.

— Сегодня повод нормальный, а не как тогда, — засмеялась Анжелика.

— Сколько ты платишь за абонемент? — решил уточнить Виктор, когда они остановились метрах в пятнадцати от здания — народа перед входом было прилично, толпа гомонела.

— Девять штук в месяц, и это довольно накладно, скажу я тебе, милый, но надо держать марку, — брюнетка поправила свою сумочку и начала осматривать людей.

«Да, за несколько посещений в месяц — довольно дорого».

Музыка сменилась — заиграл какой-то канкан, стилизованный под попсу — Виктор нашёл такое звучание оригинальным, хотя и давящим на уши.

— Ух ты, классная песенка, — через несколько секунд отпустила руку Виктора рыжая. — Съем ванильку, мяу-мяу, вечерком сбегу гулять… — начала она подпевать в такт музыке.

Виктор посмотрел на неё с изумлением, потом повернулся к Анжелике — та улыбнулась и пожала плечами:

— Японский хит, у нас переведён и адаптирован по лицензии, насколько я слышала. Весь март и апрель с каждого угла его крутили.

— Хит? — негромко засмеялся парень. — Я не слышал, прошло мимо меня.

— Ага, хит — «Мяу-мяу-мороженое», — подмигнула ему брюнетка и показала головой на рыжую — та улыбалась и хлопала в ладоши, тихо подпевая.

«Охренеть, музычка — начало нулевых в нашей попсовой эстраде, только более пиздецовое в плане мелодичности и аранжировки», — Виктор сходу и не нашёл, с чем из своего мира можно сравнить это исполнение, и продолжил рассматривать контингент. — «Много черных, много черных в гражданском, судя по повадкам, в общем молодёжь до тридцати в основном. Интересно, заведение вместит столько людей?»

Он присмотрелся ко входной двери — хотя она и была раскрыта, но все входящие прикладывали ключ к уже знакомому ему черному кругу слева от дверей.

— Блин, блин, ну вот совсем не в тему, вот совсем, — разочарованно заявила Анжелика, когда закончилась песня и они двинулись в конец очереди. — Говорила же — давай лучше пройдёмся!

— Что такое? — с любопытством спросила Арина.

— Это ведь она, да? — Анжелика дернула Виктора за рукав и показала вперёд, в сторону правого угла.

Парень на фоне прожекторов рассмотрел две фигуры, которые тоже двигались ко входу.

— Кто она? — посмотрел он на брюнетку.

— Ну кто, Мисаки же! — нетерпеливо ответила Анжелика.

Через несколько шагов две девушки вошли в тень здания и Виктор их рассмотрел — это действительно была Мисаки с ещё какой-то японкой, одетые в очень стильные зеленовато-серебристые полуспортивные костюмы. Они шли в их сторону и с секунду на секунду должны были их заметить — это и случилось.

— А кто это? — вытаращилась на них Арина.

— Стой молча, рыжая, говорить буду я, тебе понятно? — властно произнесла Анжелика и вцепилась в руку Виктора.

Мисаки Фукуда, а это была она, театрально сложила ладони домиком и потом развела их, приближаясь к ним — за пять шагов она и её спутница остановились и церемонно поклонились.

Анжелика в ответ учтиво кивнула, Виктор и Арина сделали то же самое.

— О, досточтимая госпожа Анжелика-сан, о, как же я рада и счастлива видеть вас этим прекрасным вечером! (О, досиечтимый гаёспожа, о, как ш я радьа и счасльиво виидьеть вас этьим прьекреасной виечьер!) — улыбнувшись, со своим непередаваемым акцентом произнесла Мисаки, приложив к груди руки. — Какая великолепная встреча!

— Моя дорогая леди Мисаки, боже, какая приятнейшая неожиданность — как же я рада вас встретить сегодня! — полным нежного пафоса голосом ответила Анжелика, подошла к японке и они улыбаясь, смотрели друг другу в глаза и пожимали руки битую минуту.

«Мне бы такие актёрские таланты», — позавидовал Виктор — брюнетка его не переставала удивлять в некоторых моментах.

— Леди Мисаки, дорогая, моего жениха Виктора вы уже знаете, — повернулась к ним Анжелика, — позвольте представить вам мою дорогую и близкую подругу — госпожу Арину Дроздовскую! — полным сахара и патоки голосом промолвила Анжелика и показала широким жестом на рыжую.

Как заметил краем глаза Виктор, рыжая стояла со слегка ошалелым выражением на лице. Японка подошла к ней и протянула ладони — Арина с явной опаской их пожала.

— Очень, очень рада знакомству, — промолвила Мисаки и посмотрев на Виктора, учтиво кивнула ему.

— Мне тоже очень приятно, — пролепетала Арина.

— Позвольте представить вам мою дорогую кузину, виконтессу Хикэри Асано-Монтоку, — в свою очередь представила им свою спутницу Мисаки.

Вторая японка элегантно поклонилась.

«Очень похожа на Мисаки, только волосы орехового цвета, черты лица более мягкие и чуть более худенькое телосложение — очень милая барышня, как цветок на горном склоне», — рассмотрел вторую японку Виктор. — «Асано — что-то знакомое название или фамилия, где я его слышал?!»

И девушки, и он по очереди подходили ко второй японке и с улыбкой жали ей руки. Оказалось, что по-русски она говорит даже немного лучше, чем Мисаки.

— У вас такие великолепные костюмы, — восхитилась Анжелика.

— О, это наши родовые — мы с кузиной сочли уместным надеть их сегодня, — расплылась в улыбке Мисаки.

— Здесь так красиво, такая романтическая атмосфера, — очень приятным и мягким голосом произнесла Хикэри — её акцент сразу очаровал Виктора.

— Дорогие леди, позволите вас пригласить в мою ложу? — предложила Анжелика.

— О, это так мило, — всплеснула руками Мисаки. — Мы уже и не рассчитывали на столик, просто пришли потанцевать, повеселиться. Для нас будет большой честью провести этот вечер с вами, достопочтимая Анжелика.

«Она сегодня без оружия на поясе, но костюм тоже родовой — что же это всё может значить вообще? Энджи, Арина, она — все в магоусиливающей одежде, хм», — отметил парень.

— Предлагаю перейти на ты и общаться более неформально — здесь все свои, не так ли? — чуть севшим голосом предложил он, поглядев на Анжелику и Мисаки.

— Конечно, конечно, — все четверо девушек похлопали в ладоши, чем удивили парня.

«Наверно, какие-то аристократические манеры, которых я не помню, или чисто девичьи приколы», — решил он.

— Вперёд, веселиться? — нарочито весело предложила Анжелика, хотя Виктор услышал нотки напряжения в её голосе.

Они двинулись ко входу — очередь уже стала меньше.

«Опять именная ложа и Мисаки — надеюсь, такой херни, как на ипподроме, не случится — здесь хрен убежишь по-быстрому. Наверно, Энджи просто не могла её не пригласить к нам».

Глава 16

Стоя в конце очереди рядом с Анжеликой, парень посматривал и на японок, и на окружающую публику — было много людей примерно их возраста, и солидно одетых парочек лет до тридцати тоже хватало.

«Девушек больше процентов на тридцать, а вообще толпа очень приличная — где они все там поместятся?» — он был заинтригован, поскольку здание «Эскрайма» не казалось ему особо подходящим для такого количества людей.

Очередь продвигалась довольно бодренько, и уже через пять минут брюнетка приложила к черному кругу слева от дверей свой ключ-пропуск, при этом мигнул зеленый датчик. Виктор пропустил всех девиц вперед, вошёл последним в уже знакомый узкий вестибюль и бросил взгляд на алую штору с бахромой — она была плотно закрыта и украшена по бокам начищенными медным бляхами-застежками в виде креста в круге — солнечного колеса.

«Плотно и надёжно зашторено, к чему бы это?»

— Милый, сегодня нам туда, — показала Анжелика в правый от входа коридор.

Оттуда доносилась довольно громкая музыка.

— Если ресторан там, — Виктор кивнул влево, — то что там?

— А сейчас увидишь, — загадочно улыбнулась брюнетка и повернула голову к японкам: — У меня ложа в танцевальном зале, леди — нас ждёт прекрасный вечер, — показала она рукой в сторону двери в конце коридора — там стоял человек в ливрее заведения.

— Здесь так мило, — произнесла Хикэри.

«Что она здесь милого увидела вообще, в этом мрачноватом коридоре?» — хмыкнул про себя парень.

Они двинулись по коридору, который был очень ярко освещён — Виктор рассматривал психоделические узоры на темно-золотистых обоях, и сейчас они давили ему на психику совсем не так сильно, как в прошлый раз. Сменилась мелодия — заиграл какой-то бодрый джаз.

Швейцар, смутно знакомый Виктору молодой человек, с легким поклоном распахнул правую створку резной, дубовой двери.

— О, давненько я здесь не была, — когда они зашли, с нотками восторга сказала Арина.

Виктор понял причины её радости с первого взгляда — они попали в очень просторное помещение со стильным и радующим взгляд интерьером, с очень удобной планировкой.

«Так-так, индивидуальные ложи по обеим сторонам, как в соседнем зале, длинная барная стойка, танцпол, трибуна для живых выступлений, а ещё вон второй ярус с такой же планировкой — типичный такой дорогой клуб для пьянок и танцев богемы, только в стиле моих тридцатых годов. Уютненько и атмосферно», — осмотрелся он, и антураж его приятно впечатлил.

Возле барной стойки толпились люди, на сцене стояли музыкальные инструменты и ходили две некие девицы в латексном фиолетовом одеянии и в таких же масках, на танцполе десятка три пар танцевали — музыка лилась из мощных колонок по бокам от сцены, которая была налево от входной двери, в самом конце этого огромного зала.

Они прошли немного левее и стали возле лестницы с серебристыми перилами, ведущей на второй ярус.

— Твоя ложа на втором этаже, наверно? — усмехнувшись, спросил он у Анжелики и посмотрел на японок — они с интересом осматривались, их лица выражали легкий восторг.

— Откуда ты знаешь? — улыбнулась брюнетка.

— Догадался, — Виктор взял её за талию и поцеловал в щечку. — Веди!

— А танцевать? — удивилась Арина.

— Прям сейчас, рыжая? Хе! — удивленно посмотрела на неё Анжелика.

— Да, я пришла танцевать! — ответила Арина.

— Так иди давай, я тебя что, держу?! — взмахнула ладонью Анжелика.

Арина нахмурилась.

— Здесь такой приятный стиль, — произнесла Мисаки. — Я никогда здесь не была и мне говорили, что это заведение в классическом русском стиле.

— Так и есть, дорогая леди Мисаки — это послереволюционный стиль первых лет республики, классика наших интерьеров и дизайна, — с радостной улыбкой просветила её Анжелика. — Скромно, красиво и поднимает настроение.

«Скромно?! Ох и Энджи», — чуть не засмеялся Виктор.

— Тебе надо учиться на дизайнера, — усмехнулся он.

— О, вы дизайнер, госпожа? — раскрыла от удивления глаза вторая японка. — Это так неожиданно, я слышала, что все русские аристократки — военные!

Виктор усмехнулся, Анжелика и Арина переглянулись и сдержанно засмеялись.

— К счастью, дорогая леди, далеко не все, но очень многие, — ответила брюнетка. — Мы понемногу меняем эту традицию.

— Мы все на ты — разве вы забыли, дамы? — вмешался Виктор. — Не стесняемся и отдыхаем — вечер обещает быть прекрасным судя по тому, что я вижу на сцене.

Все четверо девушек засмеялись — на сцене девицы в фиолетовом обтягивающем латексе настраивали свою музыкальную аппаратуру.

— Это группа «Иголки в сердце», по-моему так они называются. Мы с кузиной увидели афишу и специально приехали сюда на них посмотреть, — произнесла Мисаки. — Говорят, что это самые радикальные феминистки во всей России, но я точно не знаю, так ли это на самом деле.

«Бля, знал бы — ноги бы моей здесь не было», — Виктор понял почти все её слова и еле сдержался от реплики.

— Мисаки, Хикэру — давайте мы поднимемся в ложу, сделаем заказ и будем отдыхать, вы не возражаете? — очень мило обратилась Анжелика к японкам. — Танцевать ещё рано, пока ещё только разогрев, вся нормальная музыка будет дальше.

Японки переглянулись и покивали.

— А я хочу танцевать! — с упрямством в голосе снова заявила Арина.

— Так иди, рыжая, — показала Анжелика на танцпол.

— Мне одной скучно, я без тебя не хочу, — надула губы Арина. — Если бы меня кто-то пригласил… — она выразительно посмотрела на парня.

— Потом, Арина — мы здесь на полночи зависнем, — качнул головой Виктор — ему сейчас не улыбалось идти на танцпол, поскольку он уже поймал на себе несколько любопытных взглядов проходящих мимо него людей, а особенно девиц в марковской форме.

— Народ, давайте наверх — нам ещё заказ надо сделать, — легонько хлопнула в ладоши Анжелика и начала подниматься по лестнице.

Виктор показал жестом Арине, чтобы она шла за ней — рыжая после секундного колебания так и сделала, и потом парень с улыбкой пропустил японок и пошёл следом, рассматривая фигурку Хикэри и её плавную, мягкую походку пантеры.

«Человек сто пятьдесят здесь, никак не меньше», — поднимаясь, он смотрел на стойку, танцпол и противоположные от них ярусы с ложами — там был движняк, у многих портьеры были не задернуты.

— Вот она, моя ложа, — показала Анжелика и резким движением отшторила светло-бежевую портьеру с золотистой бахромой.

Ложа находилась ровно посередине над танцполом и напротив барной стойки, сцена была слева от них и прекрасно видна — огляделся Виктор.

Его взгляд уперся в пораженное лицо Анжелики и остальных девушек.

— А что это здесь происходит? — потрясенно вымолвила брюнетка, глядя внутрь ложи.

Парню не было видно и он подошел, тоже слегка обалдев от зрелища — на одном из диванов сидели две девицы их возраста в светло-зеленых, стильных костюмах и с марковскими эмблемами-значками на груди — у одной блузка была расстегнута, и руки второй лежали на её груди, ещё скрытой лифчиком.

— А, э-эм, а вы ещё кто? — тоненьким голосом спросила девица с расстегнутой блузой.

— А ну быстро сошли отсюда, это моя ложа, — потрясённо вымолвила Анжелика и повернула голову к Виктору.

— На выход, девушки, — Виктор показал рукой, приглашая их выходить.

— Я же говорила, что кто-то придёт, — с досадой в голосе заявила вторая девица первой. — У нас нет ложи, мы не успели забронировать! — повернулась она к Виктору и Анжелике.

— А я здесь каким боком?! Не волнует, быстро скрылись, пока я добрая, — явно сдерживая себя, промолвила брюнетка — Виктор отдал должное её культуре общения.

Обе девицы, недовольно глядя на них, менее чем за минуту собрались, забрали свои сумочки и вышли — на их лицах была обида и следы поцелуев на губах.

— У вас даже более свободные нравы в стране, чем у нас, — с иронией произнесла Хикэру.

— В каком смысле? — с подозрением взглянула на неё Анжелика.

— Многие наши девушки на людях всё ещё стесняются проявлять чувства, хотя реформы нашего правительства дают очень хорошие плоды в этом направлении.

— Какие-то марковские девки решили позажиматься, и это не совсем на людях, — чуть поморщилась Анжелика. — Теперь здесь надо делать дезинфекцию.

К удивлению Виктора — обе японки заливисто засмеялись и взглянув на Анжелику — та им кивнула, вошли в ложу. Девушки и он вошли за ними.

Ложа оказалась вполне просторной и удобной — вдоль трех стен стояли кожаные темно-коричневые диваны — примерно такие, как диванчик на их кухне, посредине — стол.

Когда все расселись — японки сели слева, Арина прошла и подвинулась на диван напротив портьеры, Виктор и Анжелика сели справа, то Мисаки спросила:

— А почему вы думаете, что они — марковские девушки?

— У них были значки на груди — это какие-то младшие юнкеры, прохода от них нет, — вздохнула Анжелика.

— Как ваше самочувствие после того прискорбного случая на ипподроме? — продолжила Мисаки, переводя взгляд своих красивых раскосых глаз с Виктора на Анжелику.

— О, всё нормально, я уже пришла в себя. А как вы себя чувствуете?

— Только благодаря господину Виктору я осталась целой и невредимой, — приложив руку к груди, благодарно наклонила голову Мисаки.

— Давайте заказ делать или так и будем сидеть? — через несколько секунд вмешалась в разговор Арина.

— Да, давайте, — кивнула Анжелика. — Милый — трубка вон там, кнопочку нажми справа, — показала она Виктору на висящую слева от них черную трубку. — Пусть принесут меню и лимонад сразу.

Виктор иронично усмехнулся, но поскольку он сидел с краю, то встал и подошёл туда, к телефонной трубке старого дизайна — такие он видел в кино про дореволюционное время. Он снял её и нажал черную кнопку.

— Добрый вечер! — раздался голос.

— Принесите меню и лимонад на пятерых в ложу…

— Будет исполнено, господин — одну минутку!

Связь пропала, и парень, с легким недоумением повертев трубку в руке, повесил её.

— Вы не против, если я закурю? — через несколько секунд поинтересовалась Анжелика у японок. — Я бросаю, но иногда хочется.

— Конечно, курите — мы не против, — переглянувшись с кузиной, ответила Хикэру. — Я и сама почти бросила, иногда балуюсь, совсем редко.

Анжелика достала из сумочки пачку сигарет, при этом Виктор недовольно посмотрел на неё и она пожала плечами, достала зажигалку и с явным наслаждением закурила.

— Простите, а можно и мне? — через пару затяжек произнесла Хикэру.

Виктор видел, как Мисаки столь же недовольно посмотрела на неё.

— Конечно, — Анжелика положила на середину стола пачку и зажигалку — Хикэру изящно их взяла и поглядывая почему-то на Виктора, достала сигарету и подкурила.

На танцполе заиграла ритмичная музыка, в ложе на некоторое время воцарилось молчание, которое нарушилось появлением официантки с ещё одной дамой.

— О, дорогая моя, драгоценная Анжелика Георгиевна, — довольно бесцеремонно отодвинув портьеру, в ложу вошла уже знакомая парню администратор этого заведения, одетая в строгий черный костюм с серебристым шитьём. Сзади неё стояла официантка с большим подносом. — Как же я рада видеть вас сегодня здесь, — в пафосным надрывом заявила она, всплеснув руками.

— Привет, Светочка, я тоже рада! — улыбнувшись, взмахнула сигаретой брюнетка. — А что у меня в ложе за девки какие-то зажимались?

Администратор Светлана нахмурилась и развела руками:

— Не могу знать! Но мы их найдём и выгоним взашей, дорогая Анжелика Георгиевна!

— Не надо никого выгонять, — Виктор продвинулся левее и встал из-за стола. — Девчонки, делайте заказ, а я перекинусь парой слов со Светланой… — он взглянул на администраторшу — улыбка пропала с её лица.

Парень взял её под локоть и вывел за портьеру, к массивным серебристым перилам.

— Итак, тетя Света, как вас там по батюшке — вы знаете, кто я? — спросил он строго.

Администратор, нервно улыбнувшись и глядя на него слегка ошалело, покивала.

— То есть вы и в прошлый раз знали, кто я, но не слова мне не сказали, так? — продолжил он немного угрожающе.

— Виктор Антонович, дорогой мой, хрустальный, — через несколько секунд пришла в себя дама, — ну вы же понимаете, что это не моего ума дело?

— Вот как? — парень сдвинул брови.

— Я краем, краешком, буквально кончиком уха что-то такое слышала про вас, но когда вы пришли с Анжеликой Георгиевной, — администратор сделала восторженно-умильное лицо при этих словах, — то я никак не могла лезть не в своё дело, вы же понимаете?

— Не очень, — сказал Виктор строго, стараясь сохранить такое же выражение лица.

— Наше заведение строго хранит конфиденциальность частной жизни наших клиентов. Поскольку вы были с нашей драгоценной Анжеликой, я подумала, что это не моего ума дело. Дорогой Виктор Антонович, я ведь человек маленький, вы же понимаете?

Парень тяжело вздохнул, хотя его тянуло засмеяться — что-то иное от неё ожидать было наивно, потому она и занимала свою должность.

«Типичная заведующая кабака — и нашим, и вашим за копейку спляшем. Такие покроют любую аферу», — подумал он, вспомнив на миг какое-то советское кино.

— Ладно, — заявил он, недовольно глядя на тётку. — Сколько сегодня здесь людей и что вообще за контингент?

Тётя явно хотела уйти от ответа, но Виктор сжал её локоть и тяжело смотрел в глаза.

— Сегодня у нас сто восемьдесят три дорогих гостя — лучшая молодёжь нашего города из уважаемых семей, и к полуночи ожидается ещё около сотни — такой прекрасный концерт, такие танцы, программа, мы так готовились к этому дню… — сделала она восторженное лицо.

— У вас, Светлана, есть только один шанс заслужить моё прощение, — выдохнув через нос, заявил Виктор.

— Какой? — тётка слегка испуганно посмотрела на него.

— Я скажу, когда это потребуется. А сейчас организуйте нам всё в лучшем виде.

— Сию же минуту, дорогой мой Виктор Антонович, — охотно покивала Светлана и отодвинувшись вдоль перил от Виктора, быстро пошла к лестнице.

Парень вернулся в ложу, зашторив портьеру. Девушки смеялись и попивали лимонад — запотевший графин стоял среди стола.

— А что это ты там делал с ней? — поинтересовалась Арина.

Остальные девушки с любопытством глядели на него.

— Да так, пообщался — веселая дамочка админ этого замечательного кабака.

Анжелика засмеялась, следом за ней сдержанно засмеялись и японки.

Виктор налил себе лимонад — он оказался очень вкусным, натуральным.

— Потанцуем, милая? — обратился он к брюнетке.

— Нет, я пока хочу посидеть и поболтать. — Вон, Ариша жаждет, — кивнула она на рыжую.

— Я без тебя не пойду, — покачала та головой.

«О, блин, опять капризы — то хочет, то не хочет», — Виктор перевёл взгляд на японок.

— Я бы потанцевала, — стрельнула в него глазками Хикэру.

— В таком случае, позвольте вас пригласить, леди, — Виктор встал и протянул руку японке.

Она сидела с краю и элегантно протянула ему свою ладонь.

Выйдя в проход и задернув портьеру, Виктор улыбнулся японке — она чуть исподлобья игриво посмотрела на него.

— Вы…

— Ты, — перебила она его.

— Да, точно. Хикэру, откуда ты так хорошо знаешь русский язык? — они стали возле перил, пропуская несколько человек, идущих к лестнице.

— Я дипломат по профессии, и два года стажировалась в нашем консульстве во Владивостоке, а до этого несколько лет изучала вашу культуру и язык — он очень сложный, но красивый, — рассказала со своим непередаваемым акцентом Хикэру. — Бизнес моей семьи связан с вашей Сибирью, — она чуть наморщилась, выговаривая это слово.

— Как интересно. А что ты делаешь в Москве?

— Недавно меня отозвали обратно в Токио — ждать новое назначение. У меня отпуск, я прилетела проведать кузину, вместе мы и вернемся, наверно.

— Вон оно что, — улыбнулся Виктор. — Пойдём танцевать — ты отлично выглядишь в своём костюме.

Хикэру довольно засмеялась, он взял её ладонь и увлёк к лестнице — заиграла красивая мелодия, которая напомнила ему какой-то медлячок из девяностых его мира.

Глава 17

Играла очень лирическая мелодия, как определил парень — что-то среднее между романсом и советской эстрадой из семидесятых.

«Неплохой музон, но не особо дискотечный», — однако выбирать не приходилось, поскольку эстраду он ещё не изучал толком, да и не горел особым желанием.

На танцполе было человек сорок, в том числе чисто женские парочки. Виктор стал ближе к левым ярусам с таким расчётом, чтобы их не было видно сверху, если не выходить из ложи в проход.

— Леди Хикэру, — улыбнулся он японке, деликатно беря её за талию и за руку.

— Оставьте эти условности, Виктор, — с очаровательным акцентом произнесла девушка — она положила ему свою руку на плечо.

«Парам-па-рарам, па-рара-ра-парам-па-рарам», — отбивалось в мозгу у парня мелодия, лирическая и пафосная — он через минуту более-менее приспособился вести в этом танце партнершу под этот ритм. — «Надо вспоминать танцевальные навыки, не ударим в грязь лицом!»

— О, ха-ха, — довольно усмехнулась японка после второго пируэта, — ты интересно танцуешь, очень так решительно.

Виктор на особо пафосном моменте притянул её к себе, на миг они застыли и смотрели друг другу в глаза — красивые светло-карие глаза Хикэру разбудили в нём охотничьи инстинкты.

— Виконтесса и дипломат, — произнёс он низковатым голосом. — Какой ты стихии?

— Вода, или как у вас говорят, водичка или водочка, — улыбнулась японка — в её взгляде были веселые искорки.

— Немного разные вещи, — Виктор снова сделал весьма ловкий пируэт. — Можно заказать водочки, тогда и почувствуешь разницу.

— Думаешь, я не пила? — иронично хмыкнула Хикэру.

— Не знаю. Увижу — поверю, — парень чуть сжал её ладонь, мягкую и очень теплую.

«Надо её раскрутить на разговор, особенно под выпивку. Девочка явно любит светские развлечения, а здесь такая классная атмосфера сегодня», — придумал он небольшой план.

— Вот ты какой мальчик, значит?!

— Какой? — улыбнулся Виктор.

— Недоверчивый, — на секунду их лица сблизились.

Они так и застыли на несколько секунд — мелодия закончилась пафосным аккордом. Виктор провел ладонью чуточку ниже, коснувшись самого края ягодиц японки.

— К тому есть много причин, — ответил он, глядя ей в глаза.

Неожиданно японка поцеловала его — буквально на миг она коснулась своими губами его нижней губы, чуть её оттянув.

— На счастье, — хихикнув, она отвела взгляд.

«Ну ничего себе флирт», — слегка поразился Виктор — такого он всё-таки не ожидал.

— Мы ничего никому не скажем, ведь так? — она весело и хитро посмотрела ему в глаза.

— Да, не скажем, — покивал парень, не убирая руку с её талии.

Со стороны сцены раздалась не слишком приятная барабанная дробь, и потом через несколько секунд огромная портьера сцены начала закрываться.

— Скоро начнется выступление этой группы — это должно быть очень интересно, — повернув туда голову, произнесла виконтесса.

— Ты радикальная феминистка?

— Нет.

— Просто феминистка?

— Виктор, в наше время все девушки — немного феминистки, хотят ли они того или нет, — улыбнулась девушка. — Я смотрю, что ты их не любишь.

— А за что мне их любить? — парень положил и вторую ладонь на талию японке — они смотрели друг другу в глаза.

Заиграла классная музыка — саксофон и виолончель.

— О, это же немецкий джаз! — восторженно сказала Хикэру. — Из последнего альбома Вернера Вальдека, он в апреле приезжал в Токио и там был великолепный концерт, а я не попала!

— Значит, танцуем, — Виктор начал медленно вести её, не убирая рук с талии, при этом её руки были у него на плечах.

«Вернер Вальдек? Неужели какой-то родственник Хельги? Слишком много этих Вальдеков вокруг меня», — на несколько секунд ему стало чуть тревожно.

— Если это он играет на саксофоне — то саксофонист он отличный, — через пару минут отдал должное Виктор — танец и романтическая атмосфера немного кружили ему голову.

— Да, играет именно он, — подтвердила японка. — Ты разве не любишь его альбомы и концерты, Виктор?

«Не то что не люблю — даже не слышал о таком», — подумал парень, но просто улыбнулся.

Музыка действительно была легкая и красивая. Танцуя, они смотрели друг другу в глаза, и Виктор понял, что с ней ему очень легко, будто знакомы они много лет.

— Ты хочешь меня очаровать, Хикэру? — когда закончилась мелодия, спросил он у девушки.

— Может, и хочу, но не буду этого делать — и твоя леди Анжелика, и моя кузина Мисаки — они к тебе неравнодушны, поэтому я буду лишняя в этом водовороте страстей, — произнесла она своим приятным, мягким голосом.

— Да, есть такой момент, — вздохнул Виктор. — Знаешь, мне очень легко с тобой общаться.

— Мне тоже. Поверь, мне бывает очень сложно сближаться с людьми, но с тобой этого нет, — девушка чуть взмахнула бровью. — Знаешь, нам пора вернуться, но потом я буду рада с тобой ещё потанцевать.

— Договорились, прекрасная леди! — улыбнулся Виктор, взял девушку за ладонь и они пошли к лестнице.

«Теперь надо пригласить Мисаки и подробненько с ней пообщаться — момента лучше просто не придумаешь», — пропустив вперёд виконтессу, Виктор оглядел зал и на миг ему показалось, что он увидел знакомое лицо напротив, правее от барной стойки, возле одной из приоткрытых портьер на первом ярусе.

Парень немного отодвинул портьеру, пропуская японку в их ложу.

— О, а вот и вы, — прокомментировала их появление Арина — она откинулась на диване с бокалом вина в руке.

Еду и выпивку уже принесли — весь стол был забит блюдами, тарелками и бутылками.

— Мы решили вас не ждать и выпили за приятную встречу, — повернувшись, с набитым ртом промолвила Анжелика — она ела какое-то тушеное мясо. Мисаки деликатно ела рисовый салат.

— Мы так классно потанцевали, господин Виктор так умело ведёт в танце, — в восторгом в голосе заявила Хикэру, обведя всех взглядом.

— Давайте выпьем за отличный вечер, — улыбнулся парень, подошёл к столу и налил себе красного вина, потом долил в бокалы девушкам.

— За классный вечер, друзья! — подняла бокал Анжелика, и все чокнулись.

Выпив, парень насыпал себе рисовый салат с кукурузой, яйцами и вяленым мясом, заправленный майонезом и украшенный зеленым луком.

— Вкусно, — объявила через пару минут под общие смешки Хикэру — она насыпала себе этот же салат. — У нас в Японии рис так не готовят.

— А вы и правда едите только один рис каждый день? — с искренним любопытством поинтересовалась Арина, глядя на японок.

Они переглянулись и засмеялись, Анжелика тоже заулыбалась.

— Нет, леди Арина, — улыбнувшись и стрельнув глазами в парня, начала говорить Мисаки. — У нас очень много разных блюд и рис в последние десятилетия не является главным в рационе, хотя и очень важен.

— А какое ваше любимое блюдо, Мисаки? — спросил у неё Виктор.

— Э-м, — на миг задумалась японка, чуть сдвинула брови и поправила свою иссиня-черную челку. — Сашими из рыбы фугу — моё самое любимое блюдо, хотя я не так часто его кушаю, как бы мне хотелось — удовольствие нельзя делать ежедневной банальностью.

— Ничего себе, кузина, — с легким удивлением посмотрела на неё Хикэру.

— Я слышала, что это ядовитая рыба, — произнесла Анжелика, которая изящно работала ножом и вилкой, управляясь с мясом.

— Да, это иглобрюхая, очень ядовитая рыба, но если её приготовить по всем правилам — изумительный вкус сочетается с волнующим ощущением — ведь ты никогда не знаешь, ошибся повар или нет, — загадочно глядя на Виктора, ответила Мисаки.

«Девочка любит острые ощущения», — понял он.

— Ради чего такой риск? — пораженно спросила Арина — полупустой бокал с вином застыл на полпути к её губам.

— Это не риск, дорогая Арина, — чуть резко повернула к ней голову Мисаки. — Это как первый тренировочный бой на мечах — сначала, когда ты облачаешься в броню, тебе не по себе, но когда ты выходишь на площадку, сжимаешь меч и видишь противника, тебе надо в считанные секунды овладеть своим страхом и направить его на достижение полного самоконтроля, и тогда ты преодолеешь себя! — довольно пылко произнесла она. — Так и блюда из фугу — вкусно, полезно и очень щекочет нервы.

Виктор с интересом смотрел на японку и её очень симпатичное, выразительное лицо — когда она говорила про мечи, в её карих глазах был огонь уверенности. Краем глаза он увидел, как Анжелика перестала жевать и чуть приоткрыла рот, а Хикэру недовольно смотрит на кузину.

— Вы оказывается, философ, Мисаки, — промолвила брюнетка. — Но я вас очень хорошо понимаю.

— Вот как, Анжелика?! — взмахнула бровями Мисаки. — Расскажете нам свою историю?!

Виктор, взяв бокал с вином, откинулся на диване, закинул ногу на ногу и повернул голову к брюнетке — его начал забавлять этот диалог.

— Ну, я стесняюсь, дорогие леди, — заявила Анжелика, но Виктор явственно различил в её голосе знакомые манипулятивные нотки.

— Пожалуйста, Анжелика-тян — вы нас очень заинтриговали, — мягко произнесла Хикэру.

«Анжелика-тян», — чуть не засмеялся Виктор. — «Буду её так подкалывать».

— Да, милая, давай, — подначила её и Арина.

— Хорошо. Когда я выступала на скачках, я настраивала себя на заезд очень просто — в раздевалке я проговаривала вслух свои страхи — упасть с лошади, плохо выглядеть в глазах толпы зрителей, прийти последней или вообще сойти с дистанции, и вот когда приходило время старта, я ощущала спокойствие и спортивный настрой, и эти страхи не мешали мне, хотя нельзя сказать, что я полностью от них избавлялась.

— Тоже очень интересная методика, — через несколько секунд сказала Хикэру. — Вы профессиональный жокей, Анжелика?

— К сожалению, уже нет — семейные обстоятельства повлияли на мою карьеру. Возможно, когда-нибудь я снова выступлю на каком-нибудь кубке, — вздохнула Анжелика.

«Только этого не хватало», — подумал Виктор, но промолчал.

— Я тоже очень люблю лошадей, но случай на ипподроме поразил меня до глубины души — там всегда бывают такие страсти? — с деликатной иронией вопросила Мисаки, поглядев на Анжелику и парня.

— Нет, нет, что вы! — мотнула головой брюнетка. — Это вопиющий случай, который произошёл из-за недосмотра нашей милиции и каких-то интриг хозяев ипподрома. Такое безобразие случается раз в три или пять лет, и я, и вы, дорогая моя, просто оказались как раз в такой момент!

— Ещё раз хочу выразить свою благодарность вам, Виктор-кун — ваши смелые действия спасли меня! — подняла бокал Мисаки, глядя на парня. — Кампай!

«Виктор-кун», — парень чуть не лёг на диван от веселья, но еле-еле сдержался.

— Кампай! — весело сказала Хикэру.

Всё чокнулись и выпили. Виктор по глазам девушек и их расслабленным лицам видел, что первое напряжение и неловкость уже ушли, все сейчас расслабились и компания окончательно сложилась.

— Кстати, про ипподром — вы очень смело сдерживали атаку этих четверых негодяев, Мисаки, и ваш удар в голову ногой с разворота меня очень впечатлил — великолепное исполнение! — промолвил Виктор, когда они немного покушали.

— Удар ногой с разворота? — с восторгом спросила Хикэру.

Виктор покивал.

— Мы с кузиной ещё с детства тренировали такие приёмы каратэ — этот приём крайне сложный, требует координации и называется Уширо Ура. Я горжусь тобой, дорогая! — Хикэру поцеловала Мисаки в щеку.

— Леди Мисаки вам не рассказывала об этом? — удивился Виктор.

— Нет. Она рассказала, как вы и Анжелика-тян спасли её от толпы варваров, — восторженно поведала Хикэру.

— Кузина, прошу тебя… — Мисаки чуть зарделась.

— Нет, что вы — Мисаки очень смело сражалась, — вмешалась и Анжелика, с улыбочкой глядя на японок.

— Вы каратистки, значит? — поинтересовалась Арина, которая явно скучала на своём диване.

— Мы только в начале познания всех тайн этого боевого искусства, — расплывчато ответила Мисаки.

«Про Хикэ и не подумаешь — она такая стройненькая, хрупкая и няшная, однако внешность обманчива», — констатировал Виктор.

— В соседнем крыле есть тренировочно-дуэльный зал, — непонятно к чему сказала Арина.

— Рыжая, ты не путай дискотеку и спорт, ладно? — повернулась к ней Анжелика с легким недовольством на лице.

— Я и пришла танцевать, да вот не с кем, — капризно ответила рыжая и выразительно посмотрела на Виктора.

Он немного сжал губы — сейчас ему было лень танцевать с рыжей, поскольку играла весьма драйвовая музыка.

— Если хотите, я с удовольствием потанцую с вами, Арина-тян, — через несколько секунд жизнерадостно предложила Хикэру.

— Да?! — заулыбалась Арина. — Хочу!

Глядя, как рыжая и шатенка выбираются из-за стола и выходят за портьеру, Виктор поймал себя на мысли, что неясно, кого и к кому он сейчас больше ревнует — Хикэру к Арине или Арину к Хикэру — утонченная виконтесса, как он ясно понимал, очень легко могла вскружить голову рыжей.

— Кузина очень любит светские развлечения, — насыпав себе овощной салат, прокомментировала Мисаки. — Хотя я бы тоже потанцевала.

Виктор, смотревший на японку, краем глаза увидел, как Анжелика смотрит на него — он повернул к ней голову и она глазами показала на неё.

«Типа, пригласить её, что ли?» — он не был уверен, что правильно понял жест. — «Остался с двумя брюнетками — хоть желание загадывай».

Парень насыпал себе куриное филе в подливе и неспеша прожевал несколько кусочков под винцо. Анжелика чуть толкнула его по бедру ладонью и снова показала глазами на японку, которая деликатно ела салат.

— Позвольте пригласить вас, Мисаки! — не очень уверенно произнёс он.

— Конечно, с удовольствием, — улыбнулась японка, — если Анжелика-тян не возражает, — она посмотрела на брюнетку.

— Я совершенно не возражаю — мы ведь здесь все свои, верно? Я тоже хочу спуститься в бар и в дамскую комнату.

— Тогда мы успеем к следующей мелодии. Кстати, а когда начнут выступать эти «Иглы»? — поинтересовался парень.

— За час до полуночи, насколько я знаю, — ответила ему Анжелика.

— И это что-то стоящее или можно сразу уходить? — Виктор оглядел девушек — обе засмеялись.

— Мы с кузиной и пришли узнать, но насколько я слышала пару их записей — музыка тяжелая, не танцевальная, — вставая, сообщила Мисаки. — Говорят, в их текстах большой и великий смысл, истинная поэзия настоящего феминизма.

«Страшно даже представить», — Виктор поднялся и подал руку Анжелике, потом приоткрыл портьеру, пропуская девушек. Они подошли к перилам.

— О, а рыжая вон как отплясывает, — показала брюнетка на середину танцпола — рыжая и виконтесса довольно бодро двигали попками под драйвовую мелодию, держась за руки на расстоянии. Виктору это напомнило танцы середины века или раньше, что-то очень похожее на буги-вуги.

— Возьми её за руку, — услышал он еле слышный шепот и понял, что ему это говорила Анжелика.

— Мисаки, позвольте вашу руку, — повернулся он к японке.

Та с улыбкой протянула ему ладонь.

— Сейчас пошёл драйв, медлячки будут не скоро, — усмехнулась Анжелика. — Поэтому я пока пас — неохота так выплясывать.

Японка посмотрела на неё и с интересом и улыбнулась, из чего парень сделал вывод, что поняла она не всё.

«Интересно, а зачем это Энджи меня подталкивает к Мисаки? Просто вежливость или какой-то её очередной расчёт? В таком активном танце сильно поговорить и не получится».

Они пропустили несколько человек, идущих в свои ложи, и пошли к лестнице — Виктор с японкой впереди, Анжелика чуть сзади них.

Когда они спустились, открылась входная дверь со стороны коридора, которая была недалеко от лестницы, и в зал вошли несколько человек — кто в марковской форме, кто в аристократических костюмах. Виктор, который уже хотел поворачивать на танцпол, увидел знакомое лицо.

«Вот только её не хватало здесь», — неприятно поразился он. — «Где одна, там и остальные».

Виктория Образцова — а это была именно она, одетая в сине-черный костюм с серебристыми узорами на рукавах, тоже их заметила. Поскольку их разделяло менее десяти шагов, не было смысла делать вид, что они незнакомы, ясно понял Виктор.

— Добрый вечер, дамы и господа! — подойдя к ним, поздоровалась девушка, поскольку ей пройти мимо них было никак невозможно.

— Добрый, — сдержанно кивнул Виктор.

Анжелика, которая смотрела на танцпол, обернулась — она явно не ожидала её увидеть.

— Ха, здрасьте, — слега удивленно произнесла она. — Знакомое лицо.

— К сожалению, да, — краем губ улыбнулась Виктория.

На несколько секунд воцарилось неловкая пауза. Виктор смотрел, как эта девица несколько секунд смотрит на японку, и повернул голову к ней, чтобы её представить, хотя это было никому и не нужно по сути, но выражение лица японки его озадачило — он предположил, что они уже знакомы.

— Рада вас видеть, Виктория-тян! — произнесла Мисаки, чем окончательно поразила парня.

— Мисаки-тян, взаимно! Вы сегодня не одна? — скептически оглядела она Виктора и Анжелику.

— Да, мы сегодня вместе, поэтому рады вас были видеть и всё такое, — чуть скривилась Анжелика.

— Хорошего вечера, — холодно взглянув на Виктора, заявила девица, улыбнулась японке и небрежно кивнув Анжелике, пошла в сторону бара.

— Блядь, ни шагу без них не ступишь, — вздохнула Анжелика и сжала рукой край перил.

Виктор с японкой сделали пару шагов к ней.

— Что случилось, Анжелика? — участливо спросила Мисаки.

— Да так, знакомая, которую я не хотела сегодня встречать, — качнув головой, ответила брюнетка. — Ладно, вы танцуйте, а я пойду в бар и в дамскую комнату.

Так и сделали — она пошла в сторону бара, а Виктор снова взял японку за руку и кивком показал ей на танцпол.

«Откуда же они знакомы вообще?» — ещё одна загадка заинтриговала и озадачила парня.

Глава 18

Пока Виктор и Мисаки, пробираясь сквозь танцующих, вышли почти на средину танцпола — а там было немного больше места, танец уже завершился, парочки довольно хлопали. Они стали относительно недалеко от Арины с Хикэру — парень видел, что обе девицы довольные и разгоряченные.

«Откуда она эту Вику знает?»

Заиграла музыка — нечто среднее между фокстротом и танго, хотя Виктор не особо разбирался в музыке, и тем более в местной.

— Леди Мисаки, — улыбнулся он японке, протягивая ей обе ладони.

— Мы на ты, Виктор, разве забыл? — загадочно улыбнулась девушка, изящным движением протягивая ему руки.

Саксофон играл бодренько, зажигательно, и Виктор, полагаясь больше на инстинкты, чем реальные умения, начал двигать телом в такт музыке, поглядев, как это делают другие. Танец заключался в том, чтобы держать партнера за обе ладони, сохранять прямой корпус и работать ногами.

«Весело», — он начал ощущать кураж. — «Но так с ней толком не поговоришь, нужен медляк», — он смотрел на японку, которая смотрела на него и очень пластично двигалась.

Танцующие отплясывали, одобрительно кричали — атмосфера кружила голову. На пару минут парень буквально отключился от текущих проблем и отдался танцу.

— Ты хорошо танцуешь, — сказала Мисаки по окончанию мелодии, когда все на танцполе поаплодировали неизвестному исполнителю.

— Я особо не умею.

— Умеешь, мой дорогой — ты разве забыл, как мы с тобой танцевали на берегу озера недалеко от вашего поместья?

— Мисаки, я не помню этого, — немного нахмурился Виктор. — Прости.

— Ты не виноват… — её слова приглушила следующая мелодия, уже более похожая на медляк.

Виктор протянул японке руку и потом взял за талию.

— Расслабься и двигайся медленно, мы ведь никуда не спешим, — произнёс он, глядя ей в глаза.

— Как скажешь, — покивала она.

Минуту они танцевали молча и медленно, хотя вокруг многие отплясывали более задорно, но не все.

— Я правда ничего о нас не помню, — продолжил он разговор.

— Виктор, я очень рада, что смогла тебя найти в этом городе — это был чудесный случай, понимаешь? У меня было мало зацепок, в основном от твоей кузины, — с грустной улыбкой ответила японка.

«Она такая печально-нежная, спокойная», — поразился парень выражению её лица и глаз.

— От Лизы? Она…

— Нет, не от Лизы, — перебила Мисаки. — Я пока обещала не говорить — это какие-то ваши очень странные семейные дела, и ты попал в самый круговорот всех этих интриг, и наше с тобой будущее тоже.

— Значит, у меня ещё есть кузина, которая замешана в том, что со мной случилось? — нахмурился парень и чуть сжал мягкую и теплую ладонь японки.

— Вит, дорогой, я не имею права ничего говорить — она ближе, чем ты думаешь, и она всё это время наблюдала за тобой и за Лизой, наверно.

— Наблюдала? — Виктору стало немного не по себе.

— Она из контрразведки, насколько я знаю. Давай сменим тему, я не ожидала тебя здесь сегодня встретить, — отвернула голову Мисаки.

«Ну ничего себе, не ожидала она! Заинтриговала, навела туману, а теперь начала играть в молчанку, как типичная японка», — поразился Виктор. — «Неужели Вельцева — эта таинственная кузина? Вот это будет поворот, хотя это многое может объяснить, очень многое», — прикидывал он, испытав резкое желание глотнуть чего-нибудь крепкого. — «Но ведь я её совсем не помню».

— Да, наша встреча была неожиданной, — согласился он.

— Ты и правда женишься на Анжелике? — уже под конец танца спросила со вздохом японка.

— Я не знаю, понимаешь? Пока я не избавлюсь от последствий этого ритуала, я ничего не могу предполагать и планировать, совсем ничего. Я будто в полусне, понимаешь? — произнёс парень довольно пылко, и танец закончился.

Мисаки что-то хотела ответить, но к ним подошли Арина и Хикэру — они держались за руки и улыбались.

— Кайф, да? — рыжая непринужденно толкнула Виктора кулачком в плечо. — Говорят, что у этих феминисток музыка вообще будет чумовая, вот это мы натанцуемся, — с довольной улыбкой и повышенным тоном сказала она.

— А вы разве не увлекаетесь их творчеством, леди Арина? — повернулась к ней японка.

Виктор уже отпустил её руку и стал чуть сбоку.

— Нет, даже не слышала никогда, но скоро послушаю, — засмеялась Арина, и следом за ней Хикэру. — Пойдёмте в ложу? Там нас ждёт ви-и-ино! — вскинула руку Арина и улыбнулась.

«Что-то рыжая уже веселая и довольная, мне бы так», — слегка позавидовал ей парень.

— Мы пошли наверх, вы с нами? — вопросила Хикэру.

— Да, скоро подойдём, — кивнул Виктор, и обе девицы, смеясь, побежали к лестнице.

— Да, неожиданно они подружились, — проводил их взглядом Виктор.

— Арина тоже твоя любовница? — довольно неожиданно спросила Мисаки и развернулась к нему корпусом.

— Пока ещё нет, мне одной Анжелики хватает выше крыши, — пожал он плечами.

— Выше крыши… — нахмурилась Мисаки и вопросительно посмотрела на него.

— Ну, такое выражение. За последние четверо суток Анжелики стало в моей жизни очень много, и мы с ней очень сблизились, — улыбнулся Виктор и кивнул в сторону барной стойки, к которой он стоял лицом: — А вон и она, кстати!

— Да, она крепко в тебя вцепилась, в таком умении ей не откажешь, — очаровательно путая падежи, произнесла Мисаки. — Пойдём к ней.

Виктор, выдохнув и улыбнувшись, снова подумал о том, зачем Анжелика собственными руками толкнула его к Мисаки: «Неужели она уже настолько уверовала в себя и в то, что я теперь с ней? Вполне может быть», — решил он.

— Что грустишь, Энджи? — улыбнулся Виктор, когда они подошли к барной стойке — брюнетка облокотилась спиной и локтем на её край и оглядывала танцпол.

— Не, я не грущу, — она докуривала сигарету. — Меня эти черные раздражают — вот чего они сегодня приперлись? — на лице Анжелики было искреннее недоумение.

— Я знакома с Викторией-тян, — осторожно сказала Мисаки и коснулась пальцами ладони брюнетки, — она — очень приятный человек.

Анжелика, несколько секунд посмотрев на неё, иронично засмеялась, мотнув пару раз головой от удивления.

— Дорогая Мисаки, вот поверьте мне на слово — вы её очень плохо знаете, иначе бы вы так не говорили!

Виктор видел, что Мисаки чуть сжала губы и промолчала, но явно была не согласна с ней.

— Потанцуем, милая? — предложил он.

— Мм, потом, — брюнетка провела пальцами по его щеке, а в её глазах Виктор увидел легкие признаки раздражения.

— Тогда пойдёмте наверх, леди, — он протянул ладони обеим девушкам.

Они прошли вдоль барной стойки, потом вдоль стены к лестнице — там стояли несколько марковцев, девушек было больше.

— Опять черные, — негромко прошипела Анжелика и сжала ладонь парня.

— Ой, а это вы сегодня выступали с трибуны, молодой человек? — когда они хотели пройти мимо них, дорогу им перегородила довольно спортивного вида девица-юнкер, смутно знакомая Виктору.

— С дороги уйди, — с недовольством в голосе заявила Анжелика.

— Слышишь, я не с вами разговариваю, и прошу на вы, я с вами не пила, — ответила юнкер.

Виктор чуть сжал ладонь брюнетки и многозначительно взглянул на неё, и она явно поняла по его взгляду, что не стоит обострять. Японка стояла левее с олимпийским спокойствием на лице.

— Да, это был я, — кивнул он.

— Знаете, с вашей стороны это было очень смело! — заявила юнкер. — Позвольте пожать вам руку?

Виктор, немного поколебавшись, пожал протянутую руку, остальные юнкеры, стоящие чуть правее лестницы, поаплодировали.

Девица-юнкер кивнула Виктору и оглядев Анжелику, отошла с пути.

— Надо было её послать, — промолвила Анжелика уже на втором ярусе, возле ложи.

— За что? — полюбопытствовала Мисаки.

— Мисаки, ты разве не знаешь, что было сегодня днем? — повернулась к ней брюнетка.

Японка, взглянув на Виктора, развела ладони, всем своим видом показывая, как она заинтригована. В это время из ложи донесся буквально ржач.

— Пойдемте к Арине, моя дорогая, — я вам там всё расскажу! — брюнетка отодвинула портьеру.

Их взору предстали Хикэру и Арина, которые сидели на левом диване в полуобнимку и глушили вино, дико смеясь с чего-то.

— У вас тут веселье, я смотрю, — с сарказмом произнесла Анжелика, заходя внутрь.

— А для чего мы сюда пришли? — заулыбалась Арина. — Хики такая классная, такая веселая, мы с ней…

— По-одружились! — немного пьяным голосом вымолвила виконтесса.

«Короче говоря, веселье цветёт махровым цветом, улыбаемся и машем», — понял Виктор, садясь возле Анжелики. — «Рыжая плохо влияет на виконтессу».

— Подвинься, рыжая, не видишь, что леди Мисаки негде из-за тебя сесть? — заявила Анжелика, наливая себе вино.

Арина показала ей язык и немного подвинулась, чем вызвала очередной приступ смеха у Хикэру и улыбку у Мисаки. Виктор тоже негромко засмеялся.

«С ними не соскучишься, но и не расслабишься — от каждой из четырех можно ожидать чего угодно. А я у них сегодня в роли няньки, по сути», — Виктор насыпал себе тушеный картофель с мясом в подливе.

— Вы заметили, что сегодня здесь вся черная казарма? — чуть пьяно вопросила Арина, поправляя свои волосы.

— Да, мы заметили, — уже не скрывая раздражения, бросила на стол вилку Анжелика и уставилась на рыжую.

— Спокойно, милая, — Виктор положил ей ладонь на плечо.

— Может, ты не увидела… — улыбка пропала с лица Арины.

— Я увидела! — фыркнула Анжелика.

— Не ссорьтесь, успокоились! — властно произнёс парень.

— Давайте выпьём за этот классный вечер! — предложила Хикэру. — Я уже с нетерпением жду выступление «Иголок».

Девушки начали болтать о танцах и через пару минут обстановка разрядилась, Виктор посматривал на Мисаки, которая слегка отстраненно пила вино и тоже изредка стреляла в него глазками.

«И с этой Викой она знакома, и про какую-то мою кузину что-то знает, о чём я даже не подозреваю, но ничего большего не говорит», — Виктор в очередной раз был ею заинтригован.

— Так что же случилось сегодня днём? — через пару минут Мисаки переключила разговор с танцев.

— А что случилось? — повернулась к ним Хикэру, которая о чём-то шепталась с Ариной.

Анжелика, которая сидела на диване, закинув ногу на ногу и покуривая очередную сигарету, взглянула на Виктора и улыбнулась.

— Мой дорогой жених, — сказала она, глядя на японок, — сегодня имел честь выступить с речью на открытии памятника адмиралу Колчаку!

— О да, — кивнула Мисаки, — я слышала об этом событии, но не смогла присутствовать.

— Ты мало что потеряла, было скучненько, — со смехом вмешалась в разговор Арина.

Виктор недовольно и выразительно посмотрел на неё.

— Всё получилось спонтанно, — ответил он, глядя японке в глаза.

— Мы прошли на трибуну чисто случайно, — вмешалась Анжелика, — там выступал премьер-министр, я с ним пообщалась — он мой давний друг, — на лицах японок проявилось любопытство при этих словах, — ну и Виктору представилась возможность выступить как представителю семьи Колчак.

Обе японки переглянулись, и улыбки на их лицах парню особо не понравились.

— Но ведь насколько я слышала, ваша семья, Виктор-кун, вот уже три месяца бойкотирует столичные мероприятия из каких-то политических соображений, — сказала Мисаки.

Виктор чуть не закашлялся, отпил вино и посмотрел на Анжелику — их взгляды встретились, она тоже немного обалдела, как он понял.

— Я об этом не знаю ничего, — ответил парень. — А откуда вы слышали это?

— Из источников в посольстве… — произнесла Мисаки, но её перебила Хикэру:

— Мы ослеживаем общую политическую обстановку, — заявила она, но потом резко запнулась и замолчала на несколько секунд.

— И что же? — посмотрел на неё Виктор.

— И по информации наших источников, ваша семья отказалась посещать официальные мероприятия в столице до тех пор, пока не решится какой-то вопрос.

— Какой вопрос, леди Хикэру? — Виктор пристально смотрел на японку, она начала краснеть.

«Такая милая шпионка, или просто слишком разговорчивый дипломат».

— Этого я не знаю, — отвернула она взгляд.

— Нам это неизвестно, — произнесла Мисаки, — но вам явно не стоило выступать, Виктор-кун.

— Ничего страшного не будет, подумаешь! — слегка натянуто улыбнулась Анжелика. — Мы хотели как лучше.

— Ага, но получилось вообще хорошо, — вполне серьёзно сказала Арина — она довольно внимательно слушала разговор. — Давайте выпьем за наши любимые семьи! — потянулась она к бокалу.

Так и сделали — встали, чокнулись, выпили. Виктор насчитал возле стола уже три пустых винных бутылки.

— Но речь была классная, смелая, — снова сказала Арина, когда все начали кушать.

— Как интересно, — повернулась к ней Хикэру.

— Я заинтригована! — Мисаки с улыбкой посмотрела на Виктора и Анжелику.

Парень взглянул на брюнетку, кивнув в сторону японок — мол, сама рассказывай.

— Если вам интересно, я расскажу — да, милый? — она обхватила его за руку.

— Да, — разрешил он.

«Арина всегда открывает рот не в тему — это тупость или нарочно?» — не то чтобы он хотел это скрыть, но всё равно ему было слегка не по себе после слов Мисаки про некую кузину, которая присматривает за ним.

На лицах японок было искреннее любопытство, и Анжелика начала рассказывать общие тезисы из речи Виктора и реакцию публики на это, и потом существенно переврала слова из песни Цоя — явно ненарочно.

— Именно поэтому к нам подошла та чернышка — наверняка она стояла в построении сегодня и узнала Виктора, — заключила Анжелика.

Несколько секунд японки молча смотрели на парня — в их взглядах была смесь одобрения и осуждения.

— Да, будет интересно узнать, что скажет вам ваша семья, Виктор-кун, — нарушила молчание Мисаки.

— Мне и самому интересно, знаете ли! — пожал он плечами. — Анжелика, пойдём потанцуем, — повернулся он к брюнетке.

— Я сейчас не хочу…

— Пойдём танцевать, — уже чуть более властно сказал Виктор и взял её за ладонь.

Она недовольно посмотрела на него, но встала из-за стола и улыбнулась остальным:

— Немного потанцуем!

Выйдя из ложи, Виктор задвинул портьеру, провёл Анжелику чуть ближе к лестнице и обернулся к ней возле перил:

— Что у вас за разговоры такие? К чему это всё, а? — он ощущал легкое раздражение и тревогу.

— Обычная болтовня, чего ты злишься, милый? — попыталась улыбнуться Анжелика.

— Не играй со мной, Энджи!

Девушка глубоко вздохнула и топнула ногой:

— Я что, виновата, что мы их встретили? Не ори на меня!

— Я на тебя не ору, — обалдел Виктор. — Слишком откровенные разговоры, мне это не нравится. Поведение Арины мне не нравится.

— Я ведь дочь президента, она — дочь посла, я вынуждена была её пригласить, иначе это было бы грубейшим нарушением этикета, понимаешь? И ты, как мой кавалер, тоже должен их развлекать, хотя мне это очень и не нравится, — весьма быстро и пылко проговорила Анжелика. — Знаешь, я ведь тоже сдерживаю ревность!

Со стороны сцены донеслась барабанная дробь и послышалось объявление:

— Уважаемые гости нашего заведения! Выступление группы «Иголки в сердце» начнется через пятнадцать минут — не пропустите ваши любимые хиты! А сейчас — два лирических джаз-хита в исполнении Вернера Вальдека!

— Пошли потанцуем, пока эта хрень не начала выступать, — Виктор взял брюнетку за руку и повёл вниз.

— Почему это хрень? — удивилась она. — Ты против феминизма?

— Да, я против! — в самом низу лестницы Виктор развернулся к девушке и посмотрел ей в глаза. — Уяснила?

— Какой-то ты злой, милый, — слегка настороженно посмотрела на него Анжелика.

— Ну или туда, или сюда, — послышался немного пьяный голос и смех.

Парень полуобернулся — сзади подошла небольшая группа молодежи. Он взял Анжелику за ладонь и немного отошёл правее, полностью освобождая проход.

— Так вы дадите пройти? — вытаращился на них модно одетый тип с шевелюрой, будто у Элвиса Пресли — под руки его держали две девушки в светлых платьях.

— Проходите, пожалуйста, — как на идиота, посмотрел на него Виктор.

«Они что, удолбились?»

— Так ты не даёшь, — тип стал левой ногой на первую ступень лестницы, высбоводив при этом руки.

— Ты в глаза долбишься, приятель?

— Иди уже давай, — вмешалась и Анжелика.

— Ты нам не тыкай, а то плохо будет, — пропищала девица-блондинка слева от типа и начала размахивать ладонями.

«Блядь, вечер перестаёт быть томным», — Виктор выдохнул, отпустил руку Анжелики и чётким, уверенным движением двинул типу в ухо с левой, сильно.

Тот явно этого не ожидал, потерял равновесие и упершись спиной в перила, сполз на первые ступени всем телом.

Обе девки начали верещать.

— А ну рот закрыли, — рявкнул на них уже порядком раздраженный Виктор. — Так удобнее идти?

— Ну, козёл, ты пожалеешь об этом, — прохрипел тип, и девицы бросили его поднимать.

— Съебал с моих глаз, — ответил парень, взял Анжелику за руку и показал ей головой на танцпол.

Заиграла очередная джазово-лирическая мелодия — Виктор взял Анжелику за талию и чуть притянул к себе, они начали медленно танцевать.

— Иногда ты не перестаёшь меня поражать, любимый, — с блеском в глазах произнесла брюнетка.

— Иногда?

— Да, каждый наш день, — засмеялась она. — Кстати, этого придурка я вроде как знаю, знакомое лицо, — вскинула она брови на миг.

— Вспомнишь, тогда и скажешь, — Виктор поцеловал её.

За первым танцем пошёл сразу и второй — он смотрел в прекрасные глаза Анжелики, в которых видел искренние чувства, и это его воспламеняло.

— А теперь, дамы и господа, встречайте — «Иго-о-о-лки в сердце-е-е-е», — послышалось залихватское объявление, будто речь шла о боксёрах, и сцена начала открываться.

Глава 19

В зале начался шум — очень многие орали, свистели и аплодировали.

— Не понимаю я этих восторгов — какие-то швабры в латексе, — пожал плечами Виктор.

— Милый, ну ты явно не ценитель творчества феминисток, — засмеялась Анжелика.

Под бодрый, ритмичный барабанный бой портьера начала медленно открываться, и чем больше она открывалась, чем дробь становилась быстрее.

«Ударник или кто это там у них — дело знает, но это явно запись», — заценил Виктор.

Когда сцена полностью открылась — при этом на танцполе и верхнем ярусе не прекращался шум и приветственный свист, пятеро исполнительниц, стоя прямо и держа ноги на ширине плеч, вскинули левые кулаки вверх.

— Веее-сее-лии-м-м-сяя-я! — прокричала в микрофон самая высокая, красивая и фигуристая из них, весьма развязная девица в золотистом латексе с алыми блёстками, в таких же перчатках и с короткими волосами розово-тошнотного цвета.

«Бля, ну и прикид — глаза просто кровоточат», — Виктор оглядывал исполнительниц — различные оттенки латекса сочетались у них с дичайшими цветами волос, при этом повторяющихся не было. — «Все цвета радуги».

Толпа реально начала заводиться, и Виктор, хоть и ощущал этот ночной клубный адреналин, всё-таки до конца не мог понять причин, по которым их так приветственно встречают. Даже Анжелика, как он видел, улыбалась и аплодировала.

— Классно, да? — повернула она к нему своё улыбающееся и довольное личико.

— Что классно? — поразился Виктор. — Ты о чём, милая?

— Ну, вообще, — чуть стушевалась брюнетка и отвернула голову к сцене.

Он уже ясно ощутил смену собственного настроения — клубный релакс уступал место глухому раздражению.

— Дорогие девочки и все остальные здесь присутствующие особи — позвольте представить этих сильных, независимых, ярких женщин, выступающих вместе со мной! — прокричала лидер в микрофон под нарастающий гул в зале. — Ба-а-рабанщица — Вики Алексеева… — показала она на девицу в оранжевом латексе с пепельными волосами.

«Алексеева? Они чего, ещё и магички?» — пока раздавались приветственные аплодисменты и свист, окончательно начал впадать в ступор парень — такого он решительно не ожидал. — «Особи, блядь?» — Виктор ощутил, что начинает в прямом и очень плохом смысле этого слова охуевать.

— Кла-а-вишные — Раско Савинкова, — названная девица, немного полненькая, приветственно помахала.

— Раско, блядь? — промолвил Виктор.

— Блин, милый — Прасковья же, — засмеялась Анжелика, которая активно аплодировала.

— Да ну нахер!

— Бас-гита-а-ра — Алекс Черно-о-ва, — названная брюнетка в салатном латексе приветственно взмахнула ладонью.

— Гита-ара и бэк-во-окал — Эллис Три-и-дцаточка, — симпатичная русо-малиновая девица в черном латексе приложила руки к груди.

— Чего, блин? — прибалдел Виктор, хотя дальше было уже некуда.

— Маркова же, — процедила Анжелика. — Нигде без них.

— И наконец й-й-я-а, ваша лю-ю-бимая и неповторимая вока-а-ли-и-стка, императрица русско-о-го феминизма, царица борьбы за пра-а-ва женщин, ко-о-роле-ева постели и сце-е-ны — Элизабет Кере-е-нска-а-я! — взмахнула кулаком лидер.

Зал зашелся в каких-то нездоровых судорогах аплодисментов, выкриков и свистов.

«Голос у неё как у Земфиры, похож очень… Это какой-то ебучий сюр!» — через несколько секунд пришёл в себя Виктор, уже более отстранённо наблюдая за мельтешением дикого сочетания оттенков на сцене. — «Они чего так хлопают и орут? Может, им подмешали чего в еду, или в воздухе чё-нить распыляют, или все резко чем-то удолбились?» — реакцию публики парень оценивал как сугубо нездоровую.

— Нашу первую песню мы посвящаем вашей гра-а-жданской решительности! — сжав кулак на уровне груди, заявила лидер группы.

Все остальные исполнительницы копировали её движения очень синхронно — выглядело это впечатляюще.

— Да-а, давай! — раздались многочисленные выкрики и свист.

— Я достаточно сильна, чтобы послать тебя, козёл! — объявила вокалистка, и девицы в латексе кто сели, а кто стали на свои места на сцене. — Я написала эту песню двенадцать лет назад в знак протеста против проявлений сексизма в автогонках! С тех самых пор я не прекращаю свою борьбу за всех нас, свободных женщин!

Виктор ощутил, что ему становится вообще нехорошо.

— Ты какой-то бледный, дорогой, — услышал он через несколько секунд обеспокоенный голос Анжелики.

— Знаешь, милая, я пойду в ложу, — сказал он.

— Вит, не прикалывайся — песня же начинается, — чуть скривилась Анжелика.

— Тебе это и правда нравится? — спросил парень, и почти в этот момент заиграла музыка — громкий, мощный и крайне тяжелый рок по своей сути.

Уши у Виктора начали заворачиваться — музыка представляла из себя помесь самого тяжелейшего металла, который он вообще когда-либо слышал, да ещё и с какими-то околорусскими мотивами, разве что без балалайки.

— Ка-азёл, ты никогда меня не це-енил, ты ма-а-шины мне не дарил… — раздался со сцены голос вокалистки.

— Пошли в ложу, — Виктор дернул брюнетку за руку, но она непонимающе посмотрела на него и показала пальцем на ухо — слышимость была нулевая.

Парень показал вверх, на ложу, Анжелика отрицательно помотала головой.

— Ну и оставайся, раз тебе делать нехер! — прокричал Виктор, развернулся и начал протискивать сквозь толпу в сторону лестницы и выходы. Толпа явно балдела, судя по лицам танцующим — что наиболее поразило Виктора, так это парни, которые в большинстве своём вполне нормально всё это воспринимали.

Виктор не особо вслушивался в слова, там были явно личные претензии исполнительницы к какому-то неизвестному — машину не купил, ожерелья не дарил и так далее.

Японки и Арина стояли недалеко от лестницы и смотрели на сцену.

Виктор подошёл к ним — здесь музыка орала чуть тише.

— Я туда, — показал он наверх.

Арина развела руками, японки просто улыбнулись. Виктор показал рукой им всем — или наверх, или на улицу. Арина мотнула головой в сторону улицы, японки показали на сцену — мол, слушают.

Он взял рыжую за руку, толкнул входную дверь и они вышли в коридор.

«Со звуком они перестарались», — Виктор не особо представлял, как можно выдержать хотя бы час такой музыки и не сойти с ума.

На выходе из «Эскрайма» — обе створки были настежь открыты, он снова столкнулся с модным типом, которому недавно вломил. Тот был со своими девахами и тремя юнкерами, двое из которых были парни.

— Опа, а вот и ты, дятел! — расплылся в недоброй улыбке тип.

— С дороги, — рявкнул Виктор и вышел на улицу, держа Арину за руку.

Он повёл её в сторону аллеи. На улице было прохладно и гораздо тише, но отголоски музыки доносились и сюда.

— Ты их знаешь? — оглянулась туда Арина.

— Нет, — повернулся и Виктор — тип и юнкеры шли к ним.

— Эй ты, козлина, а ты знаешь, что я — Олег Марков, — заявил он, подойдя ближе. — Понимаешь, что тебе пиздец?

Виктор стал чуть впереди Арины и прикрыл её собой.

— Я рад за тебя. Теперь можешь идти на х*й, Олежка!

Тип непроизвольно поправил свою шевелюру и посмотрел на двух парней-юнкеров.

— Ну ты сейчас ответишь за свои слова, да, пацаны?

Юнкеры нехотя помахали — все трое явно были подшофе.

— Арина, отойди назад, — на миг повернулся Виктор к рыжей.

— Хорошо, — пискнула она.

Виктор тоже отступил на полшага и сжал-разжал кулаки, ощущая, как накатывает тяжелая злость. Они были на аллее, и хотя она была сравнительно просторная, против троих здесь не разгуляешься.

Первым на него пошёл коренастый брюнет-юнкер, он довольно профессионально стал в стойку и ощутимо двинул Виктору в левое плечо.

— Ах ты ж сука! — начал злиться парень, ощущая тяжелый и холодный ком в груди.

Ещё один юнкер стал обходить его слева, а тип с шевелюрой попытался зайти сзади.

— Трое на одного, козляры? — прорычал Виктор и стал отходить спиной к ближайшей скамейке.

Юнкер-брюнет бросился на него с замахом, но Виктор сдержал его блоком — было неприятно.

— А ну дай мне, — крикнул второй юнкер, и Виктор улучил миг и зарядил в лицо первому, который на секунду-другую отвлекся.

— Блядь, — вскрикнул тот и отступил на шаг, чуть пошатнувшись.

Виктор хотел его добить, но на него напал второй и зарядил ему в левое ухо.

«Бля, не упасть бы», — у парня закружилась голова.

Раздался визг Арины откуда-то сзади:

— А ну оставьте его, подонки!

— Заткнись, сука! — бросил ей Олег Марков и сразу же наскочил на Виктора — он с огромным трудом блокировал его удар.

«Этот самый пьяный, его надо первого рубить», — Марков был в полутора шагах и явно рассчитывал на своих друзей, которые уже опять подходили.

Виктор улучил момент и двинул типа в плечо, тот чуть пошатнулся, и Виктор, вздохнув и вложив все силы в удар, двинул ему с локтя в голову. Марков начал терять равновесие, и в этот же момент на Виктора набросился второй юнкер, чуть не свалив с ног, но слегка промахнулся и упал сам по инерции.

«Суки, костюм испортят же», — волны раздражения, ненависти и злости окончательно захлестнули парня и полностью затуманили ему глаза — он представил этих троих лежащими на траве и раскиданными, ему хотелось их раздавить, как бешеных собак.

Через несколько секунд под сердцем у него полыхнуло огнём и далее взорвалось что-то холодом, потом он уже краем уха услышал вопль Арины.

Пришёл в себя он на скамейке. Рядом была рыжая, которая полуобняла его и держала за руку.

— Вит, милый мой, тебе уже лучше? Ты их сделал, в тебе проснулась магия, проснулась, — шептала она взволнованно и уткнулась головой ему в плечо.

— Что? Магия?! — не понял Виктор — голова болела, руки болели, под сердцем ощущалась давящая пустота. — Где они?

— Да вон же валяются — ты применил ударную воздушную волну, их раскидало как котят, даже я чуть не упала, — нервно засмеялась Арина и показала рукой куда-то в сторону ближайшего дерева.

Виктор присмотрелся — там шевелился, пытаясь сесть на задницу, тот самый модный тип Олежка.

«Магия?» — он тупо смотрел на лежащих и стонущих противников.

Через несколько секунд к ним прибежали девки — спутницы Маркова, и девица-юнкер.

— Ах ты урод ёбаный, ты как вообще посмел применить боевое заклинание? Мы тебя теперь засудим, козлина, — с воплями накинулись на него девахи, а юнкер пошла помогать встать брюнету, который в живописной позе лежал животом на бордюре.

— Идите вы на х*й, дуры, — тяжело ворочая языком, прохрипел Виктор. — Какое боевое ещё…

— Сука, ты за это ответишь, — верещала девка, вторая побежала к Олежке.

— Пошли отсюда в ложу, Вит, — прошептала ему Арина.

— Ага, пошли, — согласился он.

Ему пришлось опереться на Арину — чувствовал он себя, как деревянная кукла на ватных ногах.

— Какое боевое, что за хрень?

— Круговая ударная волна — это учебно-боевое, его нельзя применять просто так в обычной жизни, это статья, — сказала Арина, когда они подходили ко входу.

— Я и не применял, — неуверенно ответил Виктор.

— Видишь, применил, — захихикала Арина нервно.

Они вошли в «Эскрайм», на них таращились вышедшие покурить. Уже в коридоре музыка начала снова давить парню на уши.

Стоящий у двери сотрудник подозрительно посмотрел на них, но дверь на танцпол открыл.

— Ты посчитал меня шлю-ю-хой, ты не ценил мою ду-у-шу, и вот теперь ты ответишь… — раздавались уже менее тяжелые вопли со сцены, да и музыка была относительно легче. — Ответи-и-шь! — барабан взял сильную дробь и песня завершилась, сразу вызвав шквал аплодисментов.

«Какой-то очередной хит, наверно», — вскользь подумал Виктор — голова снова начала ломить от этой дурацкой музыки, хотя сейчас воцарилась относительная тишина.

Оказалось, что японки так и стояли недалеко от лестницы, однако стояли они не одни, а вели беседу с двумя русоволосыми девушками в сине-черных узорчатых костюмах — узоры различались, костюмы были похожи.

«Этого не хватало только», — настроение у Виктора упало окончательно, поскольку лицом к нему стояла Вика Образцова, а полубоком — Ирина Маркова.

— О, это она, та сучка?! — пораженно прошептала и Арина.

Образцова кивнула в его сторону, Ира резко повернулась к ним и на миг приоткрыла рот от удивления.

— Виктор, здравствуйте! Что с вами? — взяла она себя в руки — в её глазах парень увидел тревогу.

— Здравствуйте, Ирина! Всё хорошо, вот, — он показал головой на Арину, — отдыхаем, гуляем.

— Отдыхаете? — Ирина смотрела на него во все глаза. — По вам не скажешь…

— Всё нормально, Ирина, спасибо, — прохрипел парень и показал головой на лестницу, обращаясь к Арине: — В ложу быстрее.

— Вам плохо, мы вам поможем, — посмотрев на Образцову, заявила Ирина.

— Угу, — та кивнула, они обе подошли к нему и взяли под руки, бесцеремонно оттеснив Арину.

— Эй, понежнее! — прошипела она.

Японки удивленно переглянулись.

Со сцены раздались аккорды легкой и тихой музыки, через секунды вмещался барабан и понеслось.

— Уебаны-футболисты, долбоёбы на трибунах! Этот конченый тандем заебал уже нас всех! — в своей обычной манере объявила вокалистка следующую песню. — Написано после беспорядков на стадионе Марковского армейского спортивного клуба четыре года назад, когда агрессивные х*еносцы сожгли сорок семь легковых машин на прилегающих к стадиону улицах из-за проигрыша не меньших идиотов на поле таким же бесполезным дуракам из Омска…

Образцова и Маркова довольно быстро провели Виктора до ложи.

— Эта, — показал он.

Следом зашли Арина и японки. Девушки-юнкеры осторожно посадили его на диван.

— Спасибо, дамы, — с трудом посмотрел на них Виктор — ему хотелось заткнуть уши и вообще оказаться где-нибудь подальше отсюда.

— Виктор-кун, вы такой бледный, — взволнованно проговорила Хикэру и села рядом. — Надо вызвать врача.

— Не надо! — твёрдо ответила Арина.

— Лучше бы заткнуть эти вопли на сцене, — сказав это, Виктор увалился на диван, и прикрыл глаза.

Через несколько секунд звук стал уходить из ушей, и парень ощутил себя погружающимся в спокойную морскую гладь, теплое блаженство окутало его. Неясно, сколь это продолжалось, но ощутил он себя себя лучше, исчезло ощущение ватности и боли в сердце. Через несколько секунд он раскрыл глаза, ощущая, что кто-то нежно хлопает его по щекам.

— Виктор, Виктор, не засыпайте, нельзя, — мягко говорила Хикэру — именно её лицо он увидел.

— Это последствия применения боевой магии, — услышал он голос Ирины где-то рядом.

— Не говорите вслух подобных глупостей, уважаемая, — активно возражала ей Арина.

Выдохнув, парень сел — ему помогла Хикэру, сидящая на краешке дивана, положил руки на стол и повернул голову к спорящим — Мисаки, Арина, Ира и Вика стояли недалеко от портьеры и спорили, глядя на него.

«Музыки этой поганой нет», — обратил он внимание.

— Что такое? — вопросительно их оглядев, спросил он.

— Виктор, вы применяли боевую магию, ведь так? — произнесла Ирина, выразительно глядя на него.

— Нет, я не маг — ритуал блокировал мои способности, — заявил он значительно более твердым голосом. — К чему эти вопросы, Ирина?

Маркова переглянулась с Образцовой.

— Боевую магию нельзя применять в обычной жизни, это незаконно, — мягко ответила Ира. — Я вас не обвиняю, но…

— Никто ничего не применял, — топнула ногой Арина — она враждебно смотрела на обеих русоволосых.

— Давайте сохранять спокойствие, друзья, — властно сказала Мисаки и подняла ладони.

— Ага, точно, — покивал Виктор. — Садитесь, выпьем за встречу, — показал он на места напротив себя.

— Милый, ну куда ещё пить? — всплеснула руками Арина.

— Милый?! — посмотрела на неё Ирина.

— Да, милый! — повысила голос рыжая. — Что-то не нравится?

Несколько секунд Арина и Ира смотрели в глаза друг другу.

«А она смелая, когда надо», — отметил Виктор.

— Это мы ещё посмотрим! — с напряжением в голосе ответила ей Ирина.

— Девушки, я прошу вас не ссориться, садитесь — выпьём! — Виктор хлопнул ладонью по столу.

— Вы такой решительный, — услышал он шепот Хикэру — на пару секунд она прижалась к нему.

— Да, выпить стоит, — к Ире и Арине подошла Мисаки, став спиной к парню. — Присаживайтесь, леди!

Девушки, поглядывая друг на друга, начали усаживаться за стол. Виктор уже ощущал себя значительно бодрее, хотя вялость и легкое головокружение ещё давали о себе знать. Он привстал и разлил вино по бокалам — где были чьи, понять уже было нельзя.

— За что пьём? — скептически повертев бокал в руке, спросила Вика.

— За этот вечер, который был нормальным до появления этих конченых идиоток на сцене, — отчеканил парень.

Хикэру и Арина засмеялись, остальное улыбнулись. Чокнулись и выпили — Виктор ощутил, как живительный напиток освежает горло.

— Очень даже интересно поют, — пожала плечами Ирина через несколько секунд, внимательно взглянув на парня. — Разве вам не нравится исполнение?

— Ты издеваешься, Ира?! — настолько поразился Виктор, что перешёл на «ты». — Это же совершенно безумная музыка по форме и отвратительная — по содержанию. Концентрированная пакость!

— Вы знакомы, что ли? — удивленно посмотрела на них обоих Мисаки.

— Да, и не только с ним, а ещё и с… — повернулась к ней Ирина, и в этот момент портьера зашевелилась и в ложу зашла Анжелика.

Она остановилась на входе — радостная улыбка на её лице очень быстро сменилась глубоким непониманием, через несколько секунд она машинально прикусила нижнюю губу и побледнела. На неё устремились взоры сидящих за столом.

«Николай Васильевич Гоголь, „Ревизор“ — немая сцена», — отметил Виктор. — «Хотя нет! Картина Репина „Приплыли — всю ночь гребли, а лодку отвязать забыли“, скорее», — глядя на свою пассию и непередаваемую гамму эмоций на её прекрасном лице, он окончательно пришёл в себя морально, хотя голова, плечи и ноги побаливали.

— А, там перерыв… — еле взмахнула рукой брюнетка в сторону сцены и помолчав несколько секунд, выкрикнула: — Что здесь вообще происходит?!

Глава 20

На несколько секунд в ложе воцарилась тишина.

— Дорогая, на нас напали и Виктор защищался, — жалобным голосом произнесла через несколько секунд Арина.

— Что? Напали?! Они? — глядя на Виктора и скривившись, будто от боли, показала рукой на русоволосых девиц Анжелика.

— Нет, милая, не они! — Виктор мягко отодвинув Хикэру, встал и быстро подошел к Анжелике: — Солнышко, спокойно, всё нормально! — прошептал он ей и положил руку на плечо.

— Анжелика, не ожидала вас здесь сегодня увидеть! — спокойно, но с максимальной ядовитой иронией произнесла Ирина.

— Конечно, — вспыхнула брюнетка, — ведь кое-кто хотел меня…

— Тихо! — прошипел ей на ухо Виктор и повернулся к остальным: — Уважаемые леди, я надеюсь, что все здесь будут вести себя спокойно и выдержанно, ведь так?

Ирина усмехнулась и развела руками, Образцова откинулась на спинку и на её лице было написано скептическое ожидание.

— Но что они тут…

— Тихо! Садись рядом, — чуть сжал ладонь своей пассии Виктор. — Идём!

Виконтесса, не дожидаясь приглашения, подвинулась на третий диван, к Арине.

Виктор и Анжелика сели на свои места. Ирина, напряженно сжав губы, смотрела на них обоих.

— Значит так, дамы! — веско произнёс Виктор, глядя на Ирину. — Вопрос с дурацкой дуэлью закрыт, понятно? Говорю это серьёзно!

— Дурацкой? — усмехнулась Ирина. — Я не отказываюсь!

— Что за дуэль? — с любопытством в голосе вмешалась Хикэру. — Мы чего-то не знаем?

Арина посмотрела на неё, потом на Анжелику.

— Не томите меня, — сжала ладошки виконтесса, в её глазах были восторг и любопытство. — Это дуэль между вами, — она посмотрела на Ирину, — и вами? — повернулась она к Анжелике. — Как интересно!

Арина подвинулась к ней и несколько секунд что-то шептала на ухо, в конце японка прикрыла рот ладошками — на её лице был детский восторг.

— Это так романтично! — сказала она через несколько секунд, оглядев всех сидящих за столом.

— Очень, — горько усмехнулась Анжелика.

— Кое-кто, — чуть наклонив голову и глядя на брюнетку, произнесла Ирина, — хотел кое-кого насадить на бутылку… Можем найти бутылку и попробовать.

«Лиза таки рассказала ей подробности», — не удивился Виктор.

Он взглянул на Анжелику — та начала заливаться краской, её руки задрожали.

— Ирина! Пожалуйста, давай не сейчас?! Всё это уже не имеет значения! — холодно, с легкой хрипотцой заявил Виктор, глядя на девушку-юнкера.

— Если надо будет, я готова к дуэли, — чуть срывающимся голосом сказала вдруг Анжелика.

«Блядь, как же они меня заколебали! Энджи, ну вот что у неё в голове вообще?!»

— Ты же беременна, бестолочь! — прижав её к себе, очень тихо прошептал ей на ухо парень.

Анжелика вздохнула и посмотрела на него — в этом взгляде было многое. Потом она кивнула.

— Но на самом деле уже нет причин для вражды, — вздохнув, через несколько секунд добавила она вялым голосом и опустила голову.

Ирина внимательно смотрела на неё.

— Это так — выбор делаю я! — властно заявил Виктор.

— А если выбор — ошибочный? — сжав бокал и взглянув ему в глаза, спросила Ирина.

— Посмотрим! — отрезал Виктор. — Ничего идеального не бывает!

— Анжелика идеальна, — с легкой капризностью, но вполне серьёзно заявила Арина.

— Идеальная — вы! — через пару секунд ответила Хикэру, глядя на рыжую.

Они обе засмеялись, не отрывая взгляда друг от друга.

Виктор вдруг ощутил, что у него начинает неиллюзорно срывать колпак от всех этих треугольников, женских интриг и ужимок — вообще от всей этой поебени в широком смысле слова.

— А я бы посмотрела на хорошую дуэль! — потянулась Образцова.

— Виктория, не советую провоцировать! — со злостью глянул на неё парень.

— А то что? — в красивых глазах Виктории была ирония и скрытый вызов.

— Ничего хорошего, — хмыкнул он. — Давайте лучше выпьем, раз мы все здесь и в такой вечер, который мог быть нормальным…

— Шикарно тусим! — перебив его, засмеялась Арина.

— Тогда наливай! — велел ей Виктор.

Бокалов на всех не хватило.

Арина и Хикэру, переглянувшись, подвинули свои юнкерам.

— За необычную встречу и мирное разрешение всех споров! — Виктор встал и подняв бокал, оглядел всех девушек.

Юнкеры, скептически переглянувшись, отсалютовали в ответ. Все выпили.

— А Лизка тут, с вами или… — начал говорить Виктор, но из зала послышался шум и свист, потом громкий звук жутко фонящего микрофона.

— Про-о-должаем наш вечер… — послышался знакомый голос вокалистки.

«Я ей этот микрофон засуну куда-нибудь, куда и думать не хочется», — подумал вдруг он, но вздохнул, постаравшись успокоиться.

Виктор молча поставил пустой бокал, раздраженно встал из-за стола и подошёл к телефону.

— Слушаем вас! — раздался голос в трубке.

— Принесите ещё десяток бокалов, красное вино, сыр и мясо, короче покушать, — громко сказал он, стараясь перекричать шум из зала. — И администратора сюда — живо!

— Будет исполнено!

После этого он подошёл к столу:

— Найди бы уволить этого идиота, которых этих конченых выпустил здесь на сцену!

— Нормальная музыка, милый! — пожала плечами Анжелика.

— Очень глубокая поэзия, Виктор-кун, — засмеялась Хикэру. — Это так ярко, так необычно!

— Тебе не нравится феминизм, что ли? — посмотрела на него Вика.

— А чем он мне должен нравиться? — Виктор вытаращился на обеих девиц-юнкеров. — Вы это вот серьёзно?

— Надо идти в ногу со временем! — взмахнула ладонью Ирина.

— Странные вы, дорогие девушки! — поразился Виктор. — Парней и так не хватает, так вы и остальных гнобите. На что вы рассчитываете?

— Это не гнобление, а борьба за права… — начала Образцова, но осеклась, натолкнувшись на гневный взгляд парня.

— Баланс нарушен везде, в каждой из жизненных сфер. Сейчас время перемен и тяжелых решений. Это не зависит от нас, остаётся только принимать оттенки новой реальности с честью и стойкостью, — через пару секунд немного мрачно произнесла Мисаки, которая молча сидела всё это время.

— Что вы хотите этим сказать, дорогая Мисаки? — пораженно спросила Анжелика.

Японка, которая сидела по бокам от обеих юнкеров и Арины с Хикэру, то есть посередине между ними всеми, оглядела всех, потом остановила свой взгляд на Викторе.

«Она пьяна или что?» — взгляд японки потряс парня, в нём было нечто непостижимое, глубокое и странное, как и сам этот вечер.

Мисаки встала, взяла почти пустую бутылку со стола, вытянула левую руку и плеснула остатки вина себе на ладонь, растопырив пальчики — Виктор наблюдал за ней с тревогой, поскольку резко пропала улыбка с лица Хикэру.

— Человечество существует тысячи лет! Вот, всего лишь сто лет назад разве такое было возможно? — спокойно произнесла японка, прикрыла глаза и взмахнула пальцами правой руки над левой кистью — через секунду та загорелась.

Все ахнули — кто восхищенно, кто испуганно.

— Мисаки, хватит! — через несколько секунд истерично выкрикнула Анжелика и закрыла лицо ладонями. — Вам же больно!

— Хватит! — закричала Образцова, на её лице был благоговейный ужас.

Синеватое пламя, похожее на горящий газ, охватило всю левую кисть японки — она стояла с закрытыми глазами, на её лице было спокойствие.

— Yamero! Anata wa watashitachi o kowagara sete imas! (Прекрати! Ты всех нас пугаешь!) — выкрикнула по-японски Хикэру.

— Мисаки! — выкрикнул Виктор.

Японка открыла глаза, улыбнулась краем губ, нарочито медленно провела правой рукой над огнем — всё через несколько секунд погасло.

После этого она очень задумчивым взглядом поглядела на Виктора:

— Теперь вы понимаете? Магия изменила нашу жизнь — это дар и наказание! Больше ничего нельзя мерить старыми понятиями!

— О Господи, Мисаки! Вам же больно! — чуть ли не простонала Анжелика.

— Мне не больно, дорогая Анжелика, не переживайте! — неожиданно улыбнулась японка. — Это очень сложное заклинание, оно требует высокой концентрации, но я ведь владею стихией огня, у меня получилось! Вы все меня вдохновили, дорогие мои, — оглядела она девушек.

— Кузина, так нельзя! — недовольно и испуганно сказала ей Хикэру.

— Охереть, — пропищала Арина.

— Простите меня, простите! — Мисаки снова церемонно встала и приложила руки к груди, наклонив голову. — Я просто хотела подтвердить свои слова — ваша дискуссия, Виктория-тян и Виктор-кун, — посмотрела она на парня, — очень глубокая и интересная, и вы оба глубоко правы по-своему!

«Ну и позёрка», — Виктор не нашелся, что сказать — он обалдел от увиденного. — «Понтовщицы, каждая по-своему рисуется, но Мисаки всех уделала одним махом, конкретно отколола!»

— Оба не могут быть правы, — вздохнув, ответил через несколько секунд Виктор. — Только пожалуйста, не надо повторять эту демонстрацию…

— Не буду, простите! — Мисаки негромко засмеялась, взмахнула ладонью и села. — Я не хотела никого напугать, но согласитесь — было эффектно!

Все девушки молча покивали — даже на лице Ирины было легкое потрясение.

Только парень хотел сесть, как в ложу вошли двое официантов с подносами, а следом за ними — администратор Светлана.

— Добрый вечер, дорогие гости! Так неожиданно видеть вас вместе, — оглядев сидящих, медовым голосом заявила она, но её слова перебивались монологом вокалистки со сцены.

Когда официанты забрали старые приборы, расставили новые и вышли, Виктор посмотрел на администратора:

— Вот это нам мешает! — он показал пальцем в сторону сцены.

— Ничего нам не мешает! — заявила Образцова.

— Мешает, я говорю, — на миг повернулся к ней Виктор, потом обратно к управляющей: — Светлана, э-э…

— Андреевна! — умильно улыбнулась дамочка, но в её глазах был страх.

— Да. Так вот — прикрутите звук этой херни. Вы вообще слышите, о чём там поют и какую дичь несут со сцены? Это оскорбительно!

Светлана сложила ладони на уровне груди и улыбнулась:

— Если вам мешает, дорогие мои леди, я попрошу Лизочку сделать звук тише, но у нас всё оговорено в контракте на выступление…

— Лизочку?! — начал обалдевать Виктор. — Быстро прикрутить или вообще выгнать их нахер ссаными тряпками отсюда, этих блядюжек малахольных в латексе! Футболисты им, блядь, не нравятся!

— Не надо ничего прикручивать, — встала Образцова. — И не надо оскорблять великих поэтесс феминизма!

«Заебала уже встрявать!» — юнкер Вика начала конкретно раздражать парня.

— Всем нашим гостям очень нравится, ни одной жалобы не было, — слащаво улыбаясь, произнесла администратор.

— Давайте поставим вопрос на голосование! — предложила вдруг Мисаки.

— Да, да, точно, — раздались голоса.

— Кто за то, чтобы прикрутить звук на половину — поднимите руки? — улыбнувшись, объявила Мисаки.

Виктор поднял сразу. Несколько секунд он так и стоял, потом тяжело посмотрел на Анжелику — та нехотя подняла, потом на Арину — та посмотрела на Хикэру и тоже лениво подняла.

— Предложение отклоняется, — через несколько секунд развела руками японка.

— Я пойду, хорошего вам вечера, — услышал он сзади голос администратора и повернулся к ней:

— Советую прикрутить! Меня тошнит от этой мерзости!

— Виктор Антонович, может давайте мы вам вызовем такси? — осторожно ответила Светлана. — Мы ведь не можем в ущерб всем остальным гостям выполнить ваше желание, ведь так?

Виктор ощутил прилив крови к лицу и голове.

— Вы свободны! — скривив губы, прошипел он.

Администратор неуверенно покивала, попятилась и вышла из ложи.

— Значит, вам всем нравится та дичь, которую поют со сцены эти оборзевшие суки? — подойдя к столу и опершись на кулаки, оглядел Виктор всех девушек.

— Любимый, ты слишком взволнован, — негромко ответила Анжелика, но глаза не подняла.

— А вы? — он повернулся к русоволосым. — Вам нравится, значит, вся та мерзость, что несется из грязных ртов этих кобыл в латексе?

Ирина и Вика переглянулись и нахмурились.

— Мы не придаём этому какого-то большого значения, — ответила недовольно Ирина. — Моя троюродная сестра там выступает, она очень хороший человек.

Виктор тяжело вздохнул — на танцполе снова начался свист и опять заиграла музыка, такая же неприятная, как и прошлые композиции.

— Блядь! — ударил он кулаком по столу. — Вы что, вообще ничего не понимаете, каждая из вас?

Все девушки напряженно смотрели на него. Парень ощущал, как злость снова закипает внутри.

«Надо выпить — вот кто меня окружает, оказывается!» — он молча взял бутылку и штопор.

— За ваше трогательное единение, дорогие мои феминистки! — язвительно произнёс он, разлив вино в бокалы и оглядев девушек.

— Зря ты так, милый, — попыталась усмехнуться Арина, когда выпили. — Ну концерт себе и концерт.

— Не придавайте этому значению, дорогой Виктор-кун, — нежно улыбнулась Хикэру. — Это очень необычная поэзия, интересный взгляд на мир.

Виктор сдержался, криво улыбнулся, налил вино, потом сел и насыпал себе рис с мясом. Музыка играла всё громче, девушки начали улыбаться и смеяться очередным пассажам со сцены, которые ему показались крайне оскорбительными.

— Я пойду танцевать! — объявила Арина.

— Да, пойдёмте, — закивали все девушки, кроме Мисаки и Анжелики.

— Приятно провести время, — хрипло пожелал Виктор — у него не получилось вложить в голос всю ту ядовитую иронию, которую он хотел.

Ирина, Вика, Арина и Хикэру вышли из ложи.

— Хорошо, что вы не поссорились с ней, — снова налив себе полный бокал вина взамен выпитого, заявил Виктор брюнетке.

— Ну, надеюсь, она не замешена в том, что было на ипподроме, — тихо ответила девушка.

— Простите, о чём речь? — поинтересовалась Мисаки.

— О событиях на ипподроме, — отпив добротный глоток, ответил Виктор.

— Не понимаю, — мило улыбнулась Мисаки.

«И не надо», — подумал Виктор, промолчал и снова налил себе вино — бутылка опустела.

В зале раздался свист и аплодисменты, одобрительные выкрики.

— Надеру тебе задницу, сволочь! — раздался громкий голос вокалистки, заиграла очередная ужасающая мелодия, Виктор чуть не поперхнулся.

«Что-то тошнит», — посидев несколько секунд недвижимо, понял он. — «Не хотелось бы облевать ложу — это не очень романтично и совсем некультурно», — судорожно думал он.

— Что такое, милый? Ты очень побледнел! — с тревогой спросила Анжелика и положила ему руку на плечо.

Это и стало последней каплей — Виктор вскочил, и еле сдерживаясь, выскочил из ложи в темный коридор. Схватившись за перила, он выдал кислейшую струю, потом ещё одну — его тошнило всем съеденным и выпитым.

Всё полетело вниз, на танцпол под их ярусом — оттуда послышались возмущённые вопли, визги и маты, приглушаемые музыкой. От бликов цветомузыки и происходящего на сцене Виктора снова охватил спазм, но вырвал он немного, желчью.

«Хорошо как, бля-я!» — вздохнул он через несколько секунд, ощутив себя почти счастливым.

Внизу тем временем происходило какое-то движение, и он счёл разумным вернуться в ложу.

— Вы бледный, Виктор! — произнесла Мисаки.

— Милый, ты как мел белый — что случилось? — на лице Анжелики были тревога и страх, она зажала в руке и вилку и напряженно смотрела на него.

— Чайку бы попить, — улыбнулся парень, садясь на диван. — У меня от этой музыки голова побаливает.

— Может, поедем домой? — брюнетка положила руку ему на плечо, потом погладила по голове.

— Нет, нормально! Сейчас выйду на воздух, и гуляем дальше — я добьюсь, чтобы звук прикрутили! Я это сделаю! — сжав зубы, заявил Виктор. — Сколько сейчас времени?

— Десять минут второго. Поедем домой, может?

— Нет, отдыхаем! — поднял ладонь Виктор — он вдруг ощутил прилив энергии, бешеный огонёк энтузиазма где-то глубоко внутри себя.

— Я бы покурила на улице, — вздохнула Анжелика. — Надоело мне тут.

Очередная песня была спета, снова раздались аплодисменты, потом объявление о приостановке выступления на десять минут.

— Движения твои очень скоро станут плавными, походка и жесты — осторожны и легки, — тихо произнёс Виктор слова знакомой песни — в голове у него резко возник план.

— Что, милый? Что ты говоришь? — удивилась Анжелика.

— Идёмте на улицу? — предложил он девушкам.

Встав, он подал руку сначала брюнетке, потом японке. Когда они вышли из ложи, и в проходе, и на танцполе наблюдалось нездоровое движение.

— Чего это они какие-то грязные? — удивилась Анжелика, оглядев двух проходящих мимо девиц со злыми лицами и потекшим макияжем — их костюмы были мокрые и в пятнах, волосы тоже влажные.

Такие они были не одни — внизу было ещё несколько подобных парней и девушек, а под их ярусом трое человек со швабрами что-то терли.

Судя по голосам, концерт ненадолго приостановили именно из-за этого.

«Лишь бы меня не вычислили — было темно, только цветомузыка», — на несколько секунд Виктора охватил бодрящий страх, смешанный с азартом ожидания. — «Не должны бы, тем более от этой еды только свинья бы не обрыгалась».

— Ой, Тошка, ты тоже сегодня тут? — радостно вскрикнула Анжелика — в коридоре, почти возле выхода, они встретили Гумилёва.

— Привет, Анжелика! — одетый в костюм парень улыбнулся и поклонился. — А как же?!

— Привет, — протянул ему руку Виктор. — Пойдёмте наружу, поболтаем!

— Да я только вот покурил… — немного растерялся Гумилёв.

— Пойдём, — улыбнулся Виктор, — познакомим вас с нашей уважаемой гостьей, — показал он ладонью на Мисаки, скромно стоящую чуть сбоку.

Вышли на улицу — на площадку перед входом было много народа, в том числе юнкеров. Было темно, светила луна и фонари на аллее и здесь, около входа.

Они стали левее входа. Анжелика представила Мисаки и Гумилёва друг другу, потом достала сигареты и предложила японке — та деликатно отказалась.

— Народу дофига, парней много, юнкеров, — Виктор оглядел стоящих небольшими группами молодых людей, среди которых около половины было парней.

— Ну и что? — хмыкнула Анжелика.

— Вот вы, Антон, как относитесь к тому, что сейчас поётся, — сказал с презрением это слово Виктор, — со сцены?

Гумилёв поморщился.

— Дрянь, конечно, но раз уж их пригласили и люди раскупили билеты — видимо, все в порядке.

— А те, у кого абонемент? — продолжил Виктор. — Их ведь не спрашивали.

— Скажу честно, мне это не заходит — слишком грубо и вульгарно они поют, специфическая поэзия! — провел пальцами по подбородку Антон. — Музыка вообще чудовищная.

— Вот и я об этом! Это не поэзия — это очко в сельском туалете! — поднял палец Виктор. — Вы, я — нам это чушь не нравится, и мы такие здесь явно не одни.

— Что ты хочешь этим сказать, милый? — Анжелика выдохнула ароматный дым прямо на него и засмеялась.

— Блин, милая! — замахал парень рукой и закашлялся.

— Извини, — она мило улыбнулась.

— Так вот — не нравятся эти профуры латексе почти всем здесь, но нас заставляют их слушать!

— Это слишком грубо вы сказали, Виктор, но в целом правы, конечно, — нахмурился Гумилёв.

— А они что, нежно поют?! Антон, давай на ты? — Виктор протянул ему руку.

— Хорошо, — улыбнулся тот и пожал её.

— Виктор-кун, вы хорошо себя чувствуете? — спокойно, но с легким подколом, как показалось Виктору, спросила вдруг Мисаки.

— Великолепно, Мисаки-тян!

Она недоверчиво сжала губы на миг, но промолчала.

— Вот, сейчас просто постойте здесь и посмотрите! — поднял руку Виктор и сжал кулак. — Просто смотрите!

— Ты о чём, милый? — нахмурилась Анжелика и бросила окурок на асфальт.

Виктор, ощущая прилив вдохновения, повернулся и выбрал одну из наиболее многочисленных групп — человек около двадцати, в том числе в форме юнкеров — там смеялись и курили. Он подошёл к ним:

— Доброй ночи, господа!

— Хм, доброй, — ответила одна из девиц-юнкеров.

— О, а я тебя знаю — это ты сегодня на открытии памятника выступал? — сказал какой-то из парней в гражданском.

— Да, именно! — приложив руку к груди, кивнул Виктор.

— Было прикольно, смело сказал!

— Спасибо! Господа, у меня к вам вопрос — вам нравится то, что сегодня происходит на сцене?

— Нравится! — пискнула какая-то девчонка.

— Вопрос был к господам, а не дамам, — твёрдо заявил Виктор, резко взглянув на неё.

— Мне не нравится, — пожал плечами один из парней.

Раздалось ещё три голоса в его поддержку.

— Хорошо, а вот если бы я попробовал прекратить это безобразие, вы подержали бы меня, ну, гипотетически? — улыбнулся Виктор.

Парни и девушки переглянулись и засмеялись.

— Намечается драка? — спросил тот парень, что узнал Виктора.

— Спасение вечера от того бреда, что здесь творится! Тупые бляди должны быть наказаны за свои гнилые слова! Или вам плевать на МСКА?

— Мы не против, — покивали парни. — За МСКА должны ответить суки, ты прав!

— Если что, скажите своим, чтобы не вмешивались, ладно? — попросил Виктор. — Расскажите всем, кого увидите, на мнение девок пофиг.

— Замётано! — засмеялись парни под неодобрительные взгляды девушек, которые, однако, промолчали.

Виктор вернулся к своим.

— Слышали?

— Это ничего не доказывает, — пожала плечами Анжелика. — Оно вот надо тебе?

— Надо! Я приехал сюда отдыхать, а не выслушивать оскорбления со сцены за твои, между прочим, деньги, дорогая! — убежденно ответил парень.

Все засмеялись, он тоже.

— Антон, присоединяйся к нам, — предложил Виктор.

— Я со своими зависаю в ложе, но мы к вам зайдём позже, если вы не против, — кивнул Гумилёв. — Надо отметить твоё возвращение в ряды аристократии.

— Оно далеко не полное и случайное, — покачал головой Виктор.

— Прохладно, — зевнула Анжелика.

Зашли внутрь, в коридоре услышали начало очередной мелодии.

«Более мягкая по сравнению с прежними, но тоже полное гэ», — зайдя обратно на танцпол, взгляд Виктора упал на другой конец зала, где правее от барной стойки был неприметный пожарный стенд — стилизованный под цвет стены, а потому почти незаметный.

Вглядевшись, парень насчитал таких три на той стороне зала, и через несколько секунд план у него оформился окончательно.

«Значит, под нашим ярусом их не меньше, и мне нужен тот, что поближе к сцене», — возбужденно глядел он на пожарный топор.

— Я прогуляюсь по залу, — объявил он Анжелике — пришлось кричать ей на ухо.

Не обращая внимания на её удивленное лицо, он углубился в уже гораздо менее плотную толпу. Стараясь не обращать внимания на музыку и танцующих, он нашёл искомое — ещё четыре пожарных стенда.

«Вон он, мой дорогой», — вперился он взглядом в стенд левее сцены, почти напротив неё.

На него кто-то налетел сзади — он уже хотел выругаться, но оказалось, что это была Хикэру. Они были сейчас почти под их ярусом, она прильнула к нему и крикнула в ухо:

— Я ждала тебя, пока ты вернешься. Арина танцует с теми девочками, — показала она куда-то в центр.

— Я не хочу танцевать, — ответил ей на ухо Виктор.

Как раз в этот момент музыка закончилась и наступила относительная тишина, прерываемая ленивыми аплодисментами.

— А я не предлагаю танцевать! Пошли за мной! — виконтесса своей мягкой ладошкой ухватила его за руку. — Пошли!

— Блин, ну пошли, — сдался Виктор.

Хикэру, взяв его за руку, направилась в сторону барной стойки.

Глава 21

«Она такая няшечка», — немного пьяно думал Виктор, пока шёл за виконтессой в правую от барной стойки сторону, разглядывая её фигурку.

Они зашли в коридор, в котором было пару десятков человек разной молодёжи.

— Хикэру-тян, что происходит? — поинтересовался Виктор, когда они подошли к туалету.

Японка повернулась к нему:

— Сейчас мы зайдём в женский, там наверняка есть кабинки, и ты меня трахнешь! — с пьяным озорством глядя на него, заявила она.

«Э… Что?» — поразился Виктор, глядя на милое и привлекательное лицо японки.

— Хикэру-тян…

— Вит, милый, — с непередаваемо-нежным акцентом произнесла Хикэру и прижалась к нему, — это будет нашей тайной. Об этом никто не будет знать! Я хочу вас, тебя, Виктор — кузина вас так хвалила! Ты такой красивый, такой властный, я ощущаю твою силу…

Виктор немного растерялся — вся эта романтика оказалась очень неожиданной.

— Но это неправильно… — попробовал сказать парень, но виконтесса перебила его:

— Я знаю! Знаю, Виктор-кун, и поэтому это так захватывающе и волнительно! Я тебе не нравлюсь, да? — она очень кокетливо посмотрела ему в глаза.

— Нравишься, ты классная! — вздохнул Виктор — его это всё очень взбудоражило. — Обалденная!

— Тогда идём! — Хикэру кивнула на открывшуюся дверь женской комнаты.

«Клубная романтика, но это всё чревато скандалом», — чуть пьяно думал Виктор, более здравой и трезвой частью своего мозга осознавая возможные последствия.

В женском туалете было около десятка девушек, которые стояли перед зеркалами и пудрились — две из них взглянули на него и засмеялись.

Хикэру открыла одну из кабинок и потянула за собой Виктора. Они вошли, он закрыл дверь на щеколду.

«Ну и запах», — в кабинке пахло абрикосовым освежителем, однако нотки алкоголя и мочи тоже были вполне осязаемы.

— Поцелуй меня, — прошептала виконтесса и обвила руками его шею.

Она была ниже его ростом, поэтому Виктор чуть пригнулся и обхватил её талию, потом провёл рукой по волосам — аромат её духов сразу ударил ему в нос и вызвал волнительное головокружение.

— Делай со мной всё, что захочешь, милый, — томно прошептала Хикэру.

— Я ведь могу многое захотеть… — хрипло прошептал Виктор и обхватив японку за талию, начал целовать её взасос.

По телу девушки прошла легкая дрожь.

— Стань на колени, красоточка, — велел он.

Хикэру, взглянув на него затуманенными поволокой глазами, послушно опустилась, и Виктор начал расстегивать молнию на своих штанах — он ощущал, как член наливается возбуждением.

— Я не умею… — прошептала японка, доверчиво глядя ему в глаза снизу-вверх.

— Вот сейчас будешь учиться, моя дорогая виконтесса, — усмехнулся парень, стягивая штаны и трусы — его почти что стоячее достоинство, высвобожденное из плена, коснулось щеки девушки.

— Ого, какой он у тебя, — выдохнула японка и нежно, но неуверенно взяла член правой рукой.

— Давай, солнышко — будь нежной девочкой, — чуть ли не прорычал Виктор, ощущая накатывающее возбуждение — у него подобных клубных приключений давненько уже не было.

— Я очень, очень нежная, — засмеялась Хикэру и в тот же момент провела кончиком языка по его головке.

— Да-а… — прошептал Виктор, облокотившись спиной на дверь.

Девушка, хихикнув, начала активно работать ротиком — Виктор почти сразу понял, что он у неё небольшой, но очень проворный — его член не помещался даже на половину, но ощущения от языка были умопомрачительными.

— Да, да, моя японская лапуличка — не останавливайся, — нежно и чуть хрипло шептал он, облокотившись спиной на дверь и положив руки на голову японке.

Хикэру, томно вздыхая, очень активно работала ротиком, хотя и не всегда умело — пару раз она еле сдержала свои зубки.

Минут через пять Виктор, стараясь молчать, начал спускать ей в ротик, ещё более плотно обхватив её голову.

— О-о, да-а, — с хрипом прошептал он, когда Хикэру, сделав завершающие аккорды языком, оторвалась от его члена.

— Тебе понравилось? — спросила она — её лицо было влажным, макияж немного потёк.

— Ты моя прелесть, — Виктор взъерошил её причёску. — Знаешь, нам надо встретиться, снять квартиру на весь день — тогда я тебя конкретно оттрахаю!

— Да? Правда? — расплылась в улыбке Хикэру, доверчиво глядя на него.

— Правда. Ты девственница?

Хикэру зарделась и отвела взгляд:

— Прости меня!

— За что? — удивился Виктор.

— Я уже познала мужчину два года назад, — вздохнула японка.

Парень засмеялся, потом потрепал её за волосы:

— Всё нормально, не переживай! Значит, ты готова к хорошему сексу!

— Наверное, — Хикэру застенчиво улыбнулась и поцеловала его член. — Нам пора возвращаться.

— А секс? — удивился Виктор.

— Не здесь, я уже не хочу, — очень мило нахмурилась японка. — Ты правда готов встретиться со мной?

— Да, красоточка Хикэру — я готов! — пылко сказал Виктор и протянул руки, помогая девушке встать.

Виконтесса поднялась, поправила волосы, потом спросила, не поднимая глаз:

— Виктор-кун, я могу быть с тобой откровенной?

«Блин, девушки — какие же они бывают милые», — на него накатило чувство щемящей нежности от того, как мило она путала слова и падежи.

— Конечно!

— Я бы очень хотела, чтобы вместе с нами была Арина-тян — она глубоко меня поразила своей манерой поведения, я давно не встречала таких позитивных и шикарных леди! — довольно взволнованно промолвила Хикэру.

«А-а-а! Вот оно что! Ну и хитрюга — через меня хочет залезть в трусики к Арине?! Развод высшей категории» — на секунду поразила Виктора догадка. — «Хотя-я… Почему нет? Мне Хики не нужна, своих хватает, но она очень милая, страстная и добрая, почему бы и нет?»

— Вот значит как, Хикэру-тян, — протянул он, глядя на японку. — Да?

Она виновато улыбнулась и опустила глаза.

— Знаешь, я не против — но захочет ли Арина? Она очень любит Анжелику, понимаешь это? — веско произнес Виктор.

— Да, я всё понимаю, но это мой сердечный порыв, понимаешь ли ты это? — пылко проговорила Хикэру, взглянув ему в глаза.

«Ого, какая страсть», — поразился Виктор.

— Знаешь, Хикэру — это очень опасная игра, очень! Ты понимаешь, на что меня толкаешь? — немного холодно улыбнулся парень.

— Я верю в твоё доброе сердце, а ещё я стану твоим союзником, Виктор-кун! — страстно глядя ему в глаза, ответила девушка.

— Не просто союзником, — несколько секунд помолчав, заявил он. — Моим доверенным лицом, готовым на всё, если я прикажу!

— Ох, ты такой хитрец! — вздохнула полной грудью Хикэру. — Я поговорю ещё с Ариной, прощупаю почву, и скажу тебе потом — согласна и готова ли я к такому или нет. Хорошо?

«Интересная намечается комбинация. Что же ей на самом деле надо от Арины?» — Виктор смотрел на красивое лицо японки — в её глазах была искренняя страсть.

— Хорошо. Договорились, Хикэру!

«Перед Анжеликой можно оправдаться тем, что я хотел выяснить подробности столь пристального интереса японки к Арине», — вдруг понял он. — «Это не измена».

— И я надеюсь тебе отдаться в более подходящей обстановке, дорогой Виктор-кун! — улыбнулась Хикэру, её зрачки расширились.

— Я буду трахать тебя много и долго, Хикэру! — чуть хрипло заявил Виктор, глядя ей в глаза.

Виконтесса покраснела, кивнула и опустила взгляд, чуть сжав своей ладошкой его руку.

— Я надеюсь, — еле слышно прошептала она. — Пойдём?

— Да, — согласился Виктор, поправил ширинку и открыл дверь.

В комнате было несколько девушек, две из которых повернулись и смотрели на них.

— Много и долго трахать всяких инородцев — фэ-э! — иронично и громко произнесла одна из них, развязная брюнетка в марковской форме. — Какой стыд!

Несколько других девиц засмеялись.

Виктор, который держал красоточку-японку за руку, насупился и хотел ответить, но дверь открылась и в помещение зашли три девушки, которых он решительно не ожидал сейчас увидеть.

— Опа, а что это здесь такое? — насмешливо скривившись, произнесла Виктория Образцова.

Она была не одна — Виктор узнал ещё одну девицу из патруля, Дашу — её рыжие волосы сложно было забыть, а чуть сзади них была Лиза — в красивом черно-серебристом костюме.

Она остановилась, её зрачки расширись, а на лице появилось недоумение, смешанное с изумлением.

— Всё нормально! — взяв себя в руки, ответил Виктор.

— Здесь такое происходит… — начала говорить развязная девица, но Виктор обернулся к ней:

— Молчать! — сказал он, и прозвучало это очень угрожающе.

— Ха, Виктор, что же вы скрываете? — усмехнулась Образцова, оглядывая его и японку.

Однако парня волновала только кузина — на лице Лизы было непонимание.

— Лиза, милая, привет! — взглянув на неё, произнес он.

— Привет, братец, — покивала девчушка — на её лице читался шок.

— Я жду тебя на выходе, возле барной стойки, — стараясь быть сдержанным под десятками любопытных взглядов, промолвил Виктор.

— Хорошо, братец, — с некоторой опаской ответила Лиза и покосилась на японку, которая стояла красная, как рак.

«Бля, вот совсем не вовремя, совсем! За что это мне?» — Виктор, улыбаясь девицам и Лизе, потянул за собой Хикэру — они вышли из туалета.

«Теперь эти дуры марковские всё разболтают, и Лиза будет в шоке», — на миг его накрыли острые угрызения совести.

— Виктор, что происходит? — взволнованно спросила Хикэру, когда они вышли обратон на танцпол — там ревела музыка.

— Всё нормально, встретил кузину, — крикнул он ей на ухо.

Лизу пришлось подождать несколько минут — «Иголки в сердце» успели исполнить ещё одну глумливую песню и объявили пятитиминутный перерыв, пообещав нечто совсем невообразимое.

«Куда ещё больше?» — поразился Виктор, наблюдая, как хлопает толпа.

— Классная музыка, — произнесла Хикэру — всё это время она держала не отпускала его руку.

— Дорогая виконтесса — это не музыка, это позор нашей эстрады, — заявил Виктор. — Мне очень стыдно, что сегодня здесь происходит такое!

— Ах, Виктор-кун, — засмеялась японка. — Вы такой классный! Позволите вас оставить ненадолго?

Парень посмотрел за её взглядом — рыжая и Анжелика были возле лестницы с Гумилёвым и ещё парой незнакомых ему людей.

— Конечно, — покивал он.

Хикэру засмеялась, чмокнула его в щеку и сексуально виляя попкой, направилась в сторону лестницы.

«Анжелика, моя дорогая девочка-стервочка, глупышка Арина, лапуличка Лиза, загадочная Мисаки, старшие сёстры — полнейший флеш-рояль всего на пятый день в этом странном мире. Справлюсь ли я с этим всем? Красивые девушки — это хорошо, но когда они магички, дочки президента и всё такое, уже не так весело. Да и мой статус — сугубо двойственный, и совершенно очевидно, что все от меня чего-то хотят, чего-то ждут и так или иначе используют в своих целях!» — Виктора вдруг накрыли размышления.

Он дождался Лизу и остальных.

— Виктор, на вас лица нет, — язвительно заявила Образцова.

«Что ей от меня надо?»

— В чём дело, Виктория? — парень тяжело взглянул на неё.

— Да так, интересно, — Вика пожала плечами, пристально глядя на него.

— Я хочу поговорить с кузиной! — недовольно заявил парень.

— Кандидат в юнкеры… — начала Образцова, но он её перебил:

— Наедине! Ясно?

— Ой! Ладно, как скажете, — Образцова кивнула рыжеволосой, они подмигнули Лизе и пошли куда-то в сторону сцены.

Виктор проводил их взглядом, потом обернулся к Лизе:

— Как ты с ними вообще общаешься? Редкие суки!

— Ну, они хорошие, — застенчиво улыбнулась девчушка. — Братец, я с тебя в шоке! — в её глазах было восхищение.

— В смысле?

— Ты такое сказал на открытии памятника, весь наш корпус на ушах — ты теперь знаменитый!

— Блин, малая, ты прикалываешься? — Виктор нахмурился и вытаращился на Лизу.

— Я серьёзно, даже Вика с Дашей тобой восхищались, — улыбнулась девчушка.

— Они? — Виктор кивнул в сторону, куда ушли девицы.

— Да. Знаешь, я теперь боюсь, что твои родители тебя накажут, — вздохнула она, подошла ближе и прильнула к парню.

Виктор обнял её в ответ.

— Накажут? — промолвил он через полминуты.

— Вит, дорогой мой, — голос-колокольчик немного зазвенел, — я ведь не знаю, почему с тобой всё это случилось, но раз твоя мать дала мне таблетку, значит, всё очень сложно, а ты взял и выдал сегодня такое — поверь, все в шоке!

— Блин, Лиза, не драматизируй, — приобняв девчушку, вздохнул Виктор. — Разве я виноват?

— Я не знаю! — прижавшись, со вздохом произнесла Лиза.

Несколько секунд молчали.

— А что ты делал в женском туалете с этой японской девушкой? — с любопытством спросила Лиза. — Чем вы там занимались? От тебя пахнет женскими духами. Ты её трахал?

«Блин, вот началось».

— Хикэру — кузина Мисаки, — ответил парень и замолчал.

— Мисаки? Она здесь? — через несколько секунд с волнением спросила девчушка. — Вот это да! А твоя дама что скажет?

— Анжелика? Мы вместе пили — Анжелика, Ира, Мисаки, и все живы! — усмехнулся Виктор. — Энджи даже умудрилась не поссориться с твоей Ириной, когда речь зашла про бутылку.

Он ощутил, как тело девчушки затрепетало — она смеялась.

— Я Ирочке рассказала — отсмеявшись, сказала Лиза. — Прости, не смогла удержаться!

— Я так и понял. Кстати, вас надо познакомить — вы подружитесь!

— Вит, я боюсь, — прошептала Лиза, взглянув парню в глаза.

— Уже нечего бояться — раз они не подрались с Ириной и этой сучкой Викой, тебе вообще бояться нечего.

— Вика не сучка, но упорная и настойчивая. Ты ей симпатичен, — через несколько секунд легких объятий заявила Лиза.

— В смысле, малая?! — поразился парень. — Ты о чём это?

— В прямом смысле, братец! Ира тебя любит, Вика интересуется, но это знаю только я!

— Она мне не нравится — очень язвительная, — ответил парень.

— Знаешь, братец — ты должен быть только мой, понимаешь? — Лиза прильнула к нему и положила голову на грудь. — Мы созданы друг для друга!

«Час от часу не легче!» — Виктора это заявление абсолютно не обрадовало.

— Долбоёба-а-а-м зде-е-е-ссь не-е-е ме-е-е-сто-т-о-о! — довольно неожиданно со стороны сцены раздался вопль вокалистки.

— Блядь, ещё и это, — тихо произнёс Виктор.

— Тебе нравится концерт? — спросила Лиза. — Такая потрясающая музыка и песни!

— Нет. Это стыд и позор!

Девчушка засмеялась и обернулась к сцене.

— Ты сегодня здесь с кем вообще? — проговорил он ей на ушко — в зале становилось шумно.

— Мы в ложе Ирины — кушаем, отдыхаем, — девчушка показала рукой куда-то на второй ярус над барной стойкой.

— Иди в ложу, моя милая, — сказал Виктор громко и подтолкнул кузину в сторону лестницы, которая была недалеко от барной стойки, но немного скрыта.

— Не хочу! Давай потанцуем, — замотала головой Лиза, умильно глядя на него.

— Сестра — иди в ложу, — Виктор был непреклонен и снова показал ей на второй ярус.

— Ладно, — недовольно покивала Лиза, развернулась и пошла к лестнице.

Девчушка, обернувшись перед лестницой, начала подниматься — Виктор проводил её взглядом.

«Теперь можно и начать работу», — с бодрящей злостью подумал он и двинулся в середину танцпола — по наиболее короткому пути к левой части сцены.

Со сцены начали раздаваться вопли очередной песни, народ на танцполе орал и вскидывал руки — Виктору захотелось уебать с кулака несколько человек, однако он с трудом сдержался и продолжил движение сквозь полувменяемую толпу.

Минуты за четыре он протолкался и оглянулся — находился он под вторым ярусом левой от входа лестницы, дальше сцена была отгорожена оклееной темно-синими обоями стенкой, которая напомнила ему перегородки из гипсокартона.

«Вон дверь, а вон и пожарный стенд — топор, лопата и гидрант», — с удовлетворением осматривал он стену под ярусом, которую освещали блики цветомузыки.

— До-о-о-лой бля-я-а-дское угнете-е-ние-е-е! — объявила со сцены вокалистка название очередного хита.

«Ща-а я тебе покажу угнетение, блядина малахольная», — наблюдая за танцующими, Виктор подошёл к пожарному стенду и открыл дверцу — с легким трепетом он взял в руки увесистый топор.

Глава 22

План у Виктора созрел сразу — войти в эту дверь и перерубить какие-нибудь кабели.

Музыка орала, текст был не менее умопомрачительный и дико его раздражал, как и вся эта вечеринка. Он подошёл к перегородке и дернул ручку двери — оказалось заперто. Не долго думая, Виктор размахнулся и зарядил топором примерно на уровне замка, немного левее — стенка зашаталась, полетела гипсовая крошка. Ему хватило трех ударов — дверь открылась, он оглянулся в сторону танцпола — до него никому не было дела, отворил дверь, вошёл и прикрыл её.

«Ага, вот и кабели», — парень увидел несколько связок кабелей, которые тянулись от розеток в сторону сцены. — «Сейчас вы у меня попляшете, кобылы!» — он направился к многочисленным черным и оранжевым кабелям.

Пройдя шагов семь, ему открылся вид на сцену справа, скрытый до этого стеночкой — там происходило форменное безумие, вокалистка бегала, орала и всячески подначивала публику. Парень огляделся — он находился в пространстве между обычной стеной и сценой, квадратов около ста, при этом сцена сверкала бликами цветомузыки, а само это пространство было сравнительно затемнённым.

— Блядь! — выругался Виктор, который споткнулся об лестницу, ведущую на сцену, упал на колено и чуть не пропахал лицом пол.

— Ой, а что вы здесь делаете? — услышал он голос и поднял голову — на него смотрел какой-то молодой парень в униформе «Эскрайма».

Музыка как раз утихла, раздались аплодисменты и приветственные выкрики «бис» и «браво».

— Зашёл, а что? — грубо ответил Виктор и поднялся, опираясь рукой на топор как на рычаг.

— Это закрытая зона, посетители не имеют права здесь находится! — мягко сказал молодой человек.

Виктор присмотрелся — тип показался ему знакомым.

— Я тебя знаю? — нахмурился он.

— Наверно. Вы были здесь с Анжеликой Георгиевной в прошлый раз.

— А, точно — я тебя помню! — покивал Виктор — это был тот самый парень, который открывал им двери в прошлый раз.

— Я вас тоже помню, Виктор Антонович — и не только по прошлому посещению, но и по прошлогодним!

— Что? В каком смысле? — вытаращился Виктор.

— В прошлом году, сразу после окончания конференции молодых аристократов, вы напились, начали грандиозный дебош, драку и чуть не устроили пожар в ресторане, когда подожгли занавески вашей фамильной ложи, — доброжелательно сказал этот парень. — К счастью, вас получилось успокоить.

— Э-э, я? Что ты такое говоришь, приятель? — поразился Виктор. — Я ничего такого не помню!

— Спросите лучше у Светланы Андреевны, она занималась этими вопросам потом с вашей семьёй! — миролюбиво поднял руки сотрудник и покосился на топор.

— Ты что-то путаешь! — заявил Виктор. — Как тебя зовут, приятель?

— Олег!

— Очень приятно, Олег! Поможешь мне? — Виктор посмотрел на него, потом на сцену.

— Простите, Виктор Антонович, чем я могу вам помочь?

— Надо обесточить сцену и прекратить этот ёбаный позор, — тяжело вздохнул Виктор и опять посмотрел в сторону сцены.

— Виктор Антонович, вспомните, что было в прошлый раз, — снова очень мягко, даже с опаской, промолвил этот Олег. — Это очень большой скандал, а у нас солидное заведение, которое беспокоится о комфорте своих клиентов!

— Олег, мне от всех этих гнусных воплей — совсем не комфортно, понимаешь? Я хочу это прекратить! — Виктор в упор смотрел на сотрудника. — Поможешь мне?

— Извините, но я не могу и не имею права, — покачал он головой и снова покосился на топор.

— Ну тогда не мешай, я сам всё сделаю! — Виктор взмахнул головой, разминая шею, и чуть взмахнул топором.

Сотрудник посторонился и глядя на него, направился в сторону той двери, которую взломал Виктор.

«Что он такое нёс, когда я тут мог в прошлом году что-то натворить? Что за бред?!» — голова у парня немного кружилась, опьянение было приятным.

Он подошёл к ближайшей смотке кабелей, размахнулся и со всей силы ударил — кабель заискрил, на сцене раздался какой-то протяжный гул и погасло несколько прожекторов цветомузыки.

— У нас какие-то небольшие технически-и-е про-о-блемы, — бодро заявила вокалистка. — Сейчас мы всё исправим, подождите минуточку, до-о-рогие зрители!

— Хрен тебе, сука! — со злостью процедил Виктор, снова размахнулся и ударил следующую смотку кабелей — они резко заискрили, а он ощутил сильный удар.

Виктор пришёл в себя на полу — он сидел на заднице, а топор валялся в нескольких шагах.

— Шандарахнуло, наверно, — произнёс он и помассировал себе голову — она болела.

Где-то шагах в сорока, с другой от него стороны сцены, открылась какая-то дверь и вошли несколько человек.

Виктор помотал головой, более-менее резво поднялся, развернулся и начал взбираться по ступенькам на сцену, поскольку увидел одну из участниц группы, которая стояла к нему спиной — девицу в оранжевом латексе и с пепельными волосами .

Поднявшись по ступенькам, Виктор немного не удержал равновесия и сразу же налетел на ударные инструменты — раздался оглушительный грохот, всё это начало фонить самым ужасным образом.

— Ты ещё кто и как сюда попал? — повернулась к нему девица с пепельными волосами и вытаращилась — в её взгляде был шок и испуг.

— Пошла на х*й — концерт окончен! — выкрикнул парень.

В зале началось оживление, поскольку Виктор уже был в зоне прямой видимости для зрителей, раздались крики и аплодисменты.

— А что это зд-е-е-сь про-о-исходит? — обернулась к нему вокалистка — она стояла метрах в двадцати от него и этой девицы, на левой стороне сцены.

Виктор оглядел танцпол — свет в зале был очень приглушен и находящихся там было плохо видно, потом пнул правой ногой какой-то барабан, при этом девица в оранжевом вскрикнула и прикрыла рот ладонью, и пошёл на середину сцены — там стоял микрофон на длинной подставке.

— Эй, что это у нас за явление? — тем временем спросила вокалистка, обращаясь к залу — оттуда послышался смех и аплодисменты.

Виктор обхватил руками подставку и микрофон — при этом голова у него закружилась и он еле удержался, чтобы не упасть со сцены в зал вместе с этой подставкой, потом нажал кнопочку на самом микрофоне и произнёс:

— Пошла на х*й, малахольная прошмандовка! Феминизм отменяется, концерт окончен, блядь!

В зале началось оживление — крики, свист, смех, шум, гам.

— Охрана! Немедленно вызовите охрану! — крикнула в микрофон вокалистка, однако приближаться к Виктору не решилась — она стояла в нескольких шагах от него и от середины сцены.

— Господа, здесь вообще есть мужики, в этом зале? Вам разве не надоело слушать всю эту мерзость, которой истязают наш слух эти конченые и уродливые дуры?! — обхватив микрофон, как какой-нибудь рок-певец, Виктор обвёл левой рукой сцену и стоящих там девок в латексе.

На танцполе раздался как одобрительный, так и не очень, шум. Там начало тоже что-то происходить.

— Уродливые? — вскрикнула девица в оранжевом и приблизилась к нему быстрым шагом, однако стала шагах в трёх: — Ты, козёл, что сейчас вякнул? Знай своё место!

— Как тебя, Алексеева или Чернова, блядь? А ну быстро ушла отсюда просто на х*й, пока я добрый и даю тебе такую возможность!

Девица побледнела и отступила на шаг.

— Всё нормально, дорогие зрители — эту немытую козлину сейчас успокоят и мы продолжим наш концерт! — заявила вокалистка бодрым голосом, посматривая на Виктора.

— Облезешь, сука латексная! На коленях будешь сосать, мразь! Я — Виктор Колчак, и я объявляю крестовый поход против латексных стервоблядей, феминизма и пошлости! Я-а-сно-о, бля-я-дь? — парень ощутил прилив куража и выкрикнул это, обхватив микрофон.

В зале раздались свист, выкрики и послышался шум потасовки, с каждой секундой всё более громкий.

— Какой Колчак? Этого не может быть, это какой-то клоун, дамы и господа — не обращайте внимания! — уже не очень уверенно заявила вокалистка.

— Ты что сказала? — прорычал парень в микрофон, снял его с подставки, повернулся к ней, сфокусировал взгляд и чуть пошатнувшись, пошёл в её сторону.

В этот момент в зале зажёгся свет, который немного ослепил парня — он повернулся и увидел, что некоторые девушки и парни толкали друг друга, многие просто стояли и наблюдали, другие орали и свистели.

— А ну сюда подошла, тварь злоебучая — будешь за МСКА сейчас извиняться! — выкрикнул Виктор под одобрительные выкрики из зала.

— Выкуси, ублюдок ёбаный! — побледнев, заявила вокалистка и отступила на пару шагов назад.

Как видел краем глаза Виктор, остальные участницы группы просто стояли и с ужасом глазели на него.

— Керенская — на колени и сосать, ты меня по-оня-яла? — Виктор прорычал это в микрофон, ощущая, как накатывают волны ярости.

В зале раздался взрыв смеха и крики негодования, разные пошлые крики типа «бей ебаную суку», «покажи ей» и всё такое.

— Друзья, это возмутительно! Это угнетение свободы слова и женского равноправия! Мы этого не потерпим, правда? — выкрикнула Керенская в микрофон, со злостью глядя на Виктора.

— Ну пиздец тебе, сука! — заявил Виктор и вдруг представил, как вся эта сцена и все эти инструменты раскрошены в хлам.

Потом раздался какой-то сильнейший шум падающих барабанов и ударных, визги, вопли, в общем, Виктор ощутил, что отключается, а свет в зале гаснет.

Пришёл в себя он от того, что его кто-то облил прохладной водой и бил ладонью по щекам.

— Блядь, хватит! — попытался он протестовать и отмахнуться рукой — голос был слаб, всё тело болело.

— Пришёл в себя? Вставай давай! — услышал он злой женский голос, потом открыл глаза и сфокусировал взгляд — над ним нависла Стелла, её лицо он узнал сразу.

— Ты здесь откуда? — пролепетал он.

— Блядь, от верблюда! Мы приехали сюда с Элиной и как раз вошли в зал — ты уже вытворял ху*ню на сцене, — заявила медноволосая.

— Я ещё не закончил с этими тварями, — Виктор попытался встать, но не смог.

— Идиот, ты всю сцену разъебал своей магией, понимаешь? Ты знаешь, какой это вообще скандал и что напишут в газетах?

Виктор понял, что лежит, и огляделся — танцпол был полупустой, сцена была разбита, будто от цунами, девок в латексе нигде не было видно.

— Любимый, с тобой всё хорошо? — послышался обеспокоенный вопль и через несколько секунд на сцену поднялась Анжелика, следом за ней — Арина и Хикэру.

— Бестолочь, где ты была всё это время? — повернулась к ней Стелла.

— А ты откуда взялась? — поразилась Анжелика, глядя на сестру.

— Вот решили приехать, потанцевать! Давайте этого идиота оттащим в ложу, надо скандал замять, пока это возможно, — раздраженно заявила Стелла. — Берите его, что стали?!

Арина и Хикэру подбежали к Виктору и начали помогать ему подниматься.

«Как всё болит», — он ощущал себя очень вымотанным.

Со стороны танцпола раздались аплодисменты и подбадривающие выкрики.

— А где эти суки? — Виктор мотал головой, ища взглядом участниц группы.

— Их эвакуировала охрана, — сказала Стелла, которая шла чуть спереди.

— Я их найду, нах*й, они мне ответят за ЦСКА, блядь, МСКА! Им пиздец, я их найду! — выкрикнул и закашлялся Виктор и когда его начали вести по лестнице вниз, плюнул сгусток слюны кислотно-алкогольного оттенка на пол.

Внутри накатила кислота, ему захотелось вырвать это всё.

«Как они все заебали, эти суки, просто уже сил никаких нет!» — Виктор ощущал, как злость и гнев клокочут в его сердце.

Когда они прошли сквозь полуразбитую им же дверь, к ним подбежала администратор Светлана и сотрудник Олег.

— Господи, Стелла Георгиевна, королева вы моя ненаглядная, как же я рада вас видеть! Ну как же так? Почему опять такой жуткий скандал? Виктора Антоновича сюда просто нельзя пускать, он себя не контролирует, — со слезами в голосе говорила она, глядя то на парня, то на девушек и всплескивая руками.

— Света, пургу не неси — я же говорил, что мне музыка не нравится… — чуть заплетающимся языком произнес парень.

— Всё уладим! — отрывисто заявила Стелла.

«Виктор, Виктор…» — на танцполе несколько человек скандировали его имя.

Парень сфокусировал взгляд — со спины к администратору быстро приближались ещё люди — это была Элина, Мисаки и почему-то водитель такси Лада.

— Ещё и ты здесь! — со злостью выкрикнул он Элине.

Одетая в светло-голубенький аристократический костюм Элина с ироничным удивлением уставилась на него, потом ухмыльнулась:

— Да вот, решила увидеть лично твои подвиги — ты ведь любитель эпатажа и не перестаёшь меня радовать!

— Он просто невыдержанный долбоёб и сидит у всех буквально в печенках, — довольно неожиданно заявила водитель такси Лада, с гневом глядя в глаза Виктору.

«Что ещё за оскорбления от плебейки?» — обалдел он.

— Ты что сейчас сказала, челядь бесполезная? Место своё знай, пошла нах*й отсюда в свою ебучую развалюху! — поразился парень такому хамскому наезду.

Довольно неожиданно Лада подошла ближе и отвесила ему увесистую пощёчину.

— Эй! — вскрикнул Виктор и дернулся всем телом — было неприятно.

— Руки убрала от него, — взвизгнула Анжелика и попыталась броситься на таксистку, однако ей преградила путь Элина.

Виктор оторопело смотрел на таксистку.

— Сестра, плебеи моего жениха бьют, на помощь! — снова заорала Анжелика, обращаясь к Стелле, потом подбежала к парню и обняла его, прикрывая собой. — На помощь!

— Ой, блядь, — покачала головой Лада, полезла во внутренний карман и достала удостоверение: — Контрразведка, двенадцатый департамент, капитан Пепеляева. Двоюродная сестра этого раздолбая, негласно наблюдаю за ним и прикрываю по мере возможности!

На несколько секунд воцарилось молчание — Элина понимающе улыбалась, остальные девушки, кроме Мисаки, пораженно смотрели на светловолосую таксистку.

— Какая, нахер, сестра?! Не помню я тебя! — пораженно вымолвил Виктор. — Лиза — моя сестра!

— А я — её старшая, идиот! Где малая, кстати? — сдвинула брови Лада.

Мисаки что-то прошептала ей на ухо.

«В голове просто не укладывается — это какой-то заговор», — окончательно поразился всему происходящему Виктор.

— Дайте пи-и-ть, — жалобно простонал он, при этом уже осознанно играя на публику.

— Милый, не умирай! — начала причитать брюнетка.

— Идёмте в ложу, — велела Стелла Арине, Хикэру и Анжелике.

— Он тяжелый, — вздохнула Арина.

— Света, принеси нам аптечку в ложу поскорее! Ментов уже вызвали? — обратилась Стелла к админше.

— Нет ещё, Стеллочка моя дорогая, я не вызывала, про гостей не знаю, — Светлана, явно в шоке, покачала головой.

— Пока и не надо, всё уладим, — заявила Стелла и кивнула девушкам, обнимавшим Виктора: — В ложу его ведите! Кстати — приятно познакомиться, — повернула она голову к Ладе.

— Да уж, очень, — скептически ухмыльнулась новообретённая кузина Виктора.

В ложу дошли не без труда — парень даже и хотел идти сам, но ноги и всё тело были будто ватные. Три девицы тащили его буквально под руки под взглядами зевак.

— Нас никто не снимает? — прохрипел он, когда подошли к лестнице.

— Нет, я слежу за этим, — послышался голос Лады.

Поднялись в ложу и усадили Виктора на диван — он со стоном откинулся на спинку и прикрыл глаза, поскольку ломила голова и тело плохо слушалось.

— Дайте пить! — снова попросил он.

— Пока не надо, сейчас аптечку принесут, — заявила Стелла.

Виктор раскрыл глаза и чуть повернул голову — в ложе были семь девушек, которые смотрели на него. Анжелика плюхнулась рядом и обняла его за шею, уткнувшись головой в плечо.

Лада, Стелла и Элина отошли к портьере и о чём-то шептались.

— Да, Виктор-кун, вы очень неожиданно поступили, даже смело — я не ожидала увидеть вас на сцене! — нарушила молчание Хикэру — она произнесла свою реплику с иронией.

— Вы считаете, что я не прав? — вздохнул Виктор и чуть не закашлялся.

— Конечно нет — обидел исполнительниц, разрушил сцену и оборудование, — промолвила Арина.

Виктор не без труда повернул голову в её сторону — мешали объятия Анжелики:

— Что ты там сказала, рыжая?

— Тебе делать было нечего? Это же просто музыка! — ответила Арина и переглянулась с Хикэру. — Устроил такой скандалище!

— Включи мозг, Арина — это опасная пропаганда, такие дуры потом и будут страдать без парней! — снова ощутил прилив злости Виктор.

— Какие ещё дуры? — нахмурилась Арина.

— Вроде тебя, рыжая! — теперь уже закашлялся парень.

— Пошёл ты, хам неблагодарный! — обиделась она.

— Давайте не ссориться, — заявила Анжелика и крепче обняла парня.

— Налей винца, любимая моя, — прошептал он ей через несколько секунд.

— Стоит ли? — прошептала она в ответ.

— Да, пить хочу!

Анжелика потянулась к столу и только взяла бутылку, как раздался крик Стеллы:

— Ты что делаешь, бестолочь?

Медноволосая подбежала к столу и вырвала из её руки бутылку.

— Эй, отдай, — запротестовала Анжелика.

— Ему сейчас нельзя алкоголь, ты что, совсем уже? Вы друг друга стоите! — констатировала Корнилова-старшая.

— Не ори, Стелла, задолбала уже, — поморщился Виктор — голова у него реально разламывалась от каждого шороха. — Дайте пить скорее!

— Полетишь теперь в Омск, маленький паршивец, понял? — через несколько секунд не терпящим возражения тоном заявила Лада.

Виктор переглянулся с Анжеликой и только хотел ответить, как открылась портьера и в ложу ворвалась Лиза, чуть не сбив с ног Элину.

— Виктор, братец, что с тобой? — остановившись, взволнованно выкрикнула девчушка, потом чуть повернула голову правее и замолчала, уставившись на Ладу.

— Привет, младшая! — не слишком доброжелательно улыбнулась та.

Следом в ложу зашли Ирина, Вика и Даша.

Виктор сглотнул комок в горле — ему ещё более остро захотелось вина или чего-нибудь покрепче.

Глава 23

— Лада, сестричка, а ты разве в Москве? — через несколько секунд вымолвила Лиза — её голосок задрожал или от радости, или от удивления.

— Иди сюда, малая, — неохотно улыбнулась Лада и раскрыла объятия.

Виктор смотрел, как они обнимаются, и в голове у него эти факты укладывались плохо: «Малыш не знала про свою старшую, которая вроде бы наблюдает и присматривает за мной, работая под прикрытием? Что вообще происходит в нашей семейке?!»

— Да, Виктор, браво! — тем временем весьма ехидно заявила Образцова и похлопала.

— Вам что-то не нравится, барышня? Я не потерплю подобных гнусных проявлений феминизма, — не очень громко ответил ей Виктор, поскольку взгляды всех присутствующих были обращены на него, и во взглядах этих было много всего разного.

«Одиннадцать девушек и один я в этой ложе», — парень поразился тому, как всё сложилось этим вечером. — «И каждая, каждая от меня чего-то хочет, может кроме Лады и Даши этой».

— Виктор, ты не прав! — мягко произнесла Ирина — она с легким осуждением смотрела на него и на Анжелику.

— Я прав, и вы тоже если задумаетесь, то поймёте, что должны меня поддерживать! — заявил парень, и у него немного закружилась голова. — Дайте мне воды или вина!

— Тебе нельзя пить, я жду аптечку, — ответила Стелла, остальные засмеялись в ответ на его прошлую реплику.

— Забавный мальчик, — Элина смотрела на него весело и многообещающе.

— Губу не раскатывай, — ответила ей Анжелика.

— Имею право, — засмеялась Элина.

— О чём сейчас речь? — поинтересовалась Ирина.

— Сами друг у друга выясняйте, барышни, — вздохнул Виктор — голова у него закипала.

Лиза подошла ближе и с опаской посмотрела на Анжелику, потом умильно спросила у него:

— Как себя чувствуешь, братец? Позволь сесть рядом, я хочу убедиться, что с тобой всё хорошо.

— Садись, зая, — пожал плечами Виктор и показал рукой правее себя.

Анжелика его молча ущипнула за бедро.

— Хорошо с вами, — он обнял рукой обеих девушек и прикрыл глаза.

В ложе начали раздаваться шушуканье и гам — девушки явно переключились на общение друг с другом.

— Лишь бы не начали драться, — тихо проговорил Виктор — ему хотелось и пить, и спать, и чего больше — он и сам уже не понимал.

— Что-что, милый? — раздался справа шепот Лизы.

— Говорю, что никто не ссорится, это хорошо, — так же тихо ответил ей Виктор. — Особенно вы с Энджи…

Его накрыла сначала легкая, нежная и теплая волна, он ощущал себя будто на морском пляже, будто он дремает, загорает, купается, как вдруг резко это всё пропало и его накрыл жесточайший озноб — совершенно неожиданно. Он хотел открыть глаза и закричать, но не мог.

— Так и знала, блядь! У него сильный приступ из-за вероятного гиповолемического выброса эндейса, возможна кома, отойдите все и не мешайте. Света, скорее тащи капельницу, быстро дайте ампулу адреналина… — слышал он сквозь сон голос вроде бы Стеллы, а вроде бы и непонятно кого.

— Давайте вызовем скорую, дорогая моя… — это был явно голос администратора.

— Этого нельзя делать!

— Я вас убью, если с ним что-то случится! — он явно различил истеричный крик Анжелики и рыдания Лизы.

«Чего же так холодно? Надо встать, попить воды и закрыть форточку», — думал парень сквозь сон, но почему-то не мог этого сделать. — «Такие интересные сны, но так холодно, пора вставать на работу…» — проносились мысли.

— А-а-аа! — Виктор раскрыл глаза и простонал — его зубы были сжаты. — Бля-а-дь, почему мне так холодно? Где я?

— Любимый, любимый, не закрывай глаза! — услышал он крик Анжелики, потом голоса Лизы, Стеллы и других девушек.

В левой руке что-то остро кольнуло.

— Капельница выскочила, — услышал он голос Стеллы.

«Что происходит, почему я пошевелиться не могу?!» — Виктор снова закрыл глаза — головокружение было такое вертолётное, будто он бухал весь день и полночи.

Он ощущал, как его бьют по щекам, как растирают его ладони чьими-то теплыми и нежными руками.

«Надо собраться и прийти в себя, так неудобно перед девчонками!» — неизвестно через сколько времени пронеслась у него мысль. — «Беру всю свою волю в кулак и открываю глаза на счёт пять, четыре…»

— Он открыл глаза! — это был крик Лизы.

Виктор сфокусировал взгляд на лицах Лизы, Стеллы и Анжелики, которые нависли над ним. Лицо кузины было заплаканным.

— Ты меня узнаешь, любимый? — на лице брюнетки отражался целый спектр эмоций — от тревоги до заботы.

— А что, не должен? Дайте встать! — чуть прохрипел он.

— Куда тебе вставать, лежи, у тебя сильный приступ! — заявила Стелла — в руке она держала капельницу.

— Блин, встать дайте! — уже более решительно сказал Виктор и попытался сесть — тело ощущалось слабым, но ему это удалось.

В ложе были всё те же девушки и администратор с большой аптечкой-чемонданчиком в руке.

— Его в больницу надо — такой приступ и слона может свалить! — услышал он голос Лады.

— И чего же мы ждём? — это была Ира — он их не видел, поскольку другие девушки закрывали вид.

— Всем молчать, я врач и я решаю! — на миг обернулась к ним Стелла и сказала это со злостью.

— Решаю тут я! — заявил Виктор, который уже по ощущению немного пришёл в себя — ему остро хотелось пить.

— Милый, осторожно, я так испугалась, — чуть ли не простонала Анжелика.

— Спокойно, малая, всё хорошо! — Виктор вздохнул и поднял правую ладонь — его взгляд упал на початую бутылку вина.

Он потянулся к ней и даже успел схватить — заорали благим матом Стелла и почти все остальные.

— Впервые такое вижу, — различил он голос Элины.

— Он во всём такой, — это уже был голос Лады.

— Что ты творишь, блядь? — Стелла на миг потеряла дар речи, но явно пришла в себя и попыталась забрать бутылку.

— Мы приехали сюда веселиться, — Виктор ощутил веселье, будто в детстве на утреннике. — Вот и будем тусить!

— Милый, ты же чуть не умер, — бросилась ему на шею Анжелика и впечатала его в спинку дивана.

— Не преувеличивайте, — он, наконец, разжал ладонь и вино у него забрали. — Чего мне так холодно?

— У тебя магоаддисонический криз, вызванный неконтролируемым выбросом эндейса, ты это понимаешь? Ты мог впасть в кому! — чуть ли не выкрикнула Стелла.

— Откуда знаешь?

— Я же магомедик, идиот!

— Спокойно, дамы, всё под контролем! Что дальше — гуляем, домой едем или покатим искать кобыл из этой группы и дадим им в рыло? — Виктор оглядел присутствующих девиц, которые кто с ужасом, кто в шоке смотрели на него.

— Пиздец, а ты шутник, как я вижу, — выдохнула Элина, которая стояла рядом с Ладой и марковскими девахами.

— Всё это очень безрассудно, — произнесла Мисаки.

— Типа, хотите сказать, что я сейчас в изменённом состоянии сознания? — произнёс Виктор, и его позабавила эта мысль.

— Немного, но не настолько, как тебе хотелось бы думать, — нервно ответила Стелла, достала из аптечки градусник и грубо убрав Анжелику, села рядом с ним. — Меряем температуру, снимай рубашку.

— Эй, я стесняюсь, я же скромный, а здесь дамы благородные, — замотал головой парень.

«Всё это так забавно. Давно я так не веселился. Наверно, это можно сравнить с хорошим косяком на дискотеке», — он вспомнил, как по молодости его кореша увлекались этим делом.

— Братец, давай я тебе помогу, — справа Лиза начала водить ладошками по его груди, нащупывая пуговицы.

— Эй, вас много, а я один — я реально стесняюсь! — уже чисто ради прикола начал протестовать Виктор — ему нравилось, как все заботятся о нём — от прикосновений Лизы ему стало спокойнее.

Рубашку в итоге сняли — парень поёжился, теплее ему не стало.

— Кто у нас здесь стихии земли? Может, попробовать легкое биосогревающее заклинание? — послышался голос Элины.

— Ну я, — ответила через пару секунд Виктория Образцова. — Но это заклинание для парников и теплиц, для стимуляции прорастания семян.

— Не подпускайте её ко мне! — замотал головой Виктор. — Она феминистка!

— Можно попробовать, — задумчиво сказала Стелла. — У тебя сейчас сильный шок, ты потерял много сил.

— Так отвезите меня в больницу, что ли! — Виктор обвёл взглядом всех в ложе.

— Нельзя, тебя арестуют! — ответила Лада.

— Что-о?! Кто? За что? — обалдел Виктор.

— Один из моих родственников на тебя зол и грозится подать заявление, — чуть прошла к нему Ирина Маркова.

— А, тот дятел! Если я его увижу ещё — я его закопаю, так ему и скажи! — ощутил прилив злости Виктор и тут же закашлялся.

— Спокойно, тебе нельзя волноваться! — Стелла сжала его ладонь. — Как тебя зовут? — обернулась она к стоящим девицам-юнкерам.

— Виктория, — усмехнулась Образцова.

— Садись сюда и прогрей ему грудь, потом шею и лопатки. Ты, — обернулась медноволосая к Лизе, — выйди отсюда!

— Эй, кузину мою не надо обижать и грубить ей не надо, ладно? — возмутился Виктор такому грубому тону.

— Всё хорошо, Вит, — прощебетала Лиза, резво вставая и освобождая место. — Стелла мне не грубила, не переживай!

«Может, и показалось», — подумал Виктор. — «Эти ёбаные латексные лошади меня вывели из равновесия, я на всех бросаюсь уже».

Парень с некоторой тревогой смотрел, как Образцова, взглянув на недовольную Анжелику, протиснулась на место Лизы.

— Ну здрасьте, — натянуто улыбнулся Виктор.

— Так, спокойно! — твёрдо заявила Стелла. — Положи ему руку на грудь и на шею, потом начинай на самой минимальной мощности отдавать тепло, — сказала она Вике.

— Она его лапать будет? — возмущённо спросила Анжелика.

— А ну молчать всем! — рявкнула Стелла — парень ощутил, что медноволосая реально разозлилась.

Он хотел было позлить её ещё немного, но решил этого не делать, посчитав, что это будет выглядеть очень неблагодарно.

— Сейчас я подам раствор внутривенно и начнешь! — тем временем Стелла снова нашла вену на его левой руке и ввела иглу капельницы.

Виктор покосился на русоволосую — через несколько секунд она прикрыла глаза, что прошептала и шевельнула большим пальцем.

— Ой, ого, — вздрогнул парень через несколько секунд — сами по себе теплые ладошки стали совершенно горячими, но это было приятное тепло, которое сразу согрело его.

Через минуту или чуть меньше он ощутил, как голова проясняется — ощущение было такое, как в солнечный день на пляже.

Стелла пристально смотрела на него, все остальные девушки — тоже. Через несколько секунд Хикэру и Арина, сидевшие рядышком, захлопали в ладоши — на них сразу же цыкнула Элина.

— Ну что, дорогой? — шепотом спросила Анжелика, которая заламывала себе ладони.

— Очень тепло и приятно, — улыбнулся ей Виктор и почти сразу же вздрогнул — по его телу прошла сильная судорога.

— Стоп, хватит! — распорядилась Стелла.

Образцова выдохнула и убрала ладони с тела парня.

— Класс, девчонки! Я будто весь день загорал, так тепло! — восхитился Виктор. — Спасибо, — повернул он голову к Вике.

— Пожалуйста, — ответила она тихо — выглядела она чуточку побледневшей.

— Очень интересный метод, — задумчиво произнесла Мисаки, которая внимательно наблюдала.

— Это спонтанно получилось, — ответила Стелла, выдохнула и засмеялась.

— Что не так? — с тревогой спросила у неё Анжелика.

— Нормально всё. Криза будто и не было — я такое в своей врачебной практике не встречала. Интересный ты экземпляр, Виктор, опыты на тебе проводить надо, — заявила медноволосая и ухмыльнулась.

— Может, ты что-то напутала, Стелляшечка? Так что, бухаем дальше? — улыбнулся он и раздался взрыв смеха — половина девушек явно были в истерике, администратор закрыла лицо ладонями, её макияж потёк.

— Стелляшечка?! — медноволосая пораженно смотрела на него. — Ты охерел, мальчик? Я врач и не путаю такие вещи!

— Ладно, ладно, — Виктор поднял ладони и улыбнулся. — Где моя рубашка и пиджак?

Побежала Лиза, её глаза светились заботой — она помогла одеть рубашку и подала пиджак, а вернее что-то среднее между пиджаком и мастеркой.

— Что же вы, тётя Света, ничего мне не сказали про мою биографию? — одеваясь, парень обратился к администраторше.

— Не моё это дело, не могла я, — ответила она ему. — Стелла Георгиевна, всё хорошо? Скорую и милицию не будем вызывать?

— Всё нормально, Света, иди проследи, чтобы этих певиц увезли и чтобы они не возбухали!

— Так они ещё здесь? — встрепенулся Виктор. — Чего же мы ждём?!

— Милый, поехали домой! — бросилась ему на шею Анжелика и зарыдала.

Виктор вздохнул и обнял её за талию, краем глаза наблюдая недовольные взгляды многих других девушек, особенно Мисаки.

«Одиннадцать магичек в одном месте, половина из которых имеют на меня виды — нахер-нахер, надо расходиться. Спасибо, что они и так вели себя крайне прилично сегодня», — он ощутил, что понемногу приходит в себя, голова уже почти не кружится, а под сердцем нет тяжелой, ноющей пустоты.

— Какой домой? Сейчас я соберу парней и мы устроим этим блядям ночь деятельного покаяния! — заявил Виктор и ощутил, что снова распаляется.

Элина, Лада и марковские девицы заржали, японки сдержанно засмеялись.

— Каких парней, Виктор? Здесь большинство — наши марковцы, — произнесла Ирина

— И что? — парень уставился на неё.

— Они не пойдут на подобные дела.

— Да нормальные в целом там парни — это вы, феминистки, угнетаете их в своей бурсе!

— Бурсе? — воскликнула Анжелика и засмеялась, вздрагивая всем телом. — Как хорошо сказано.

— Вит, ты ошибаешься, никакие мы не феминистки, говорю за нас четверых, — Ирина обвела рукой своих подруг и Лизу. — С чего ты этого вообще взял, не знаю.

— За бурсу и ответить можно! — с вызовом произнесла рыжая юнкер, Даша.

Воцарилось молчание. Ирина что-то ей прошептала.

— Спокойно! Это важно для моей предвыборной кампании, вам ясно? — веско заявил парень. — Марковские юнкеры — мой электорат!

— Какой, блядь, кампании, кузен? Ты бредишь или окончательно рехнулся? — воскликнула Лада. — Он головой повредился из-за неконтролируемого пробуждения своей магии? — посмотрела она на Стеллу.

— Кто его знает, — развела руками медноволосая. — Ритуалы эти — вещь загадочная и опасная.

— Так, девушка из такси, хамить мне не надо… — начал Виктор, но замолчал, поскольку Лада и Элина сложились от смеха, остальные барышни тоже заулыбались.

— Вит, милый, не зли её, — подошла поближе Лиза и сказала это очень тихо.

— Так, ладно! — громко сказал парень. — Кто со мной идёт куда-то там — требовать извинения у обнаглевших и бездарных кобыл, которые испортили нам сегодня вечер? Поднимаем руки!

Подняли Анжелика, Лиза и Элина.

— Вот! — приободрился Виктор. — Остальные что?

— Мы чисто посмотреть, — пожала плечами Ирина и тоже подняла, следом за ней её подруги.

— Мы тоже, — воскликнула Хикэру.

— Зашибись! Шампанского мне! — Виктор снова ощутил кураж.

— Обойдешься, — заявила Стелла.

— Тогда кофе и торт — организуй, пока мы придём! — взмахнул он кистью в её сторону и наткнулся на ответный тяжелый взгляд. — Держи меня, солнышко, если что, — прошептал он на ухо Анжелике.

Виктор, победно взглянув на Ладу, прошествовал мимо неё в коридор, брюнетка-пассия держала его под руку. Он обхватил ладонями ограждение и начал осматривать полутемный танцпол — много народа было возле барной стойки, там смеялись и флиртовали парочки. Напротив, на таком же ярусе, тоже было движение.

— Алё, господа! Прошу внимания! — выкрикнул парень — Анжелика при этом вздрогнула.

Раздались приветственные возгласы и аплодисменты.

— Поганые феминистки оскорбили наш любимый клуб! По моим сведениям, они ещё не уехали — кто со мной готов принять их извинения? — громко огласил Виктор, ощутив в конце легкое головокружение.

Несколько парней взмахнули руками.

— На выход, господа! — Виктор показал куда-то в сторону выхода. — Лизка, ты где?

— Здесь, — раздался сзади голос-колокольчик.

— Ты — разведка, живо узнай, где они и что!

Лиза и Хикэру засмеялись и быстренько побежали к лестнице.

— Как тебе это удаётся? — язвительно поинтересовалась Элина, подойдя сбоку.

— Что? — повернул к ней голову парень.

— Свою тупость и упрямство превращать в увлекательную для других игру?

— Тупость? Это звучит обидно. Так же обидно, как и оскорбления футболистов из грязных ртов этих бездарных блядей! — ответил Виктор.

— Ты как политик распинаешься, — покачала головой и заулыбалась Элина.

«Чего она такая довольная?» — удивился парень.

— Рыжая где? — он оглядел девиц, но не увидел Арины, Стеллы и Лады.

— В ложе. Мы долго будем тут стоять? — взмахнула бровью Дроздовская-старшая. — Я сюда веселиться приехала!

— Охереть как весело, — послышалась реплика Образцовой.

— Спокойно, дамы — скучно не будет! — поднял ладонь Виктор.

«Сейчас мне ещё пива организуем, и вообще будет зашибись».

Они двинулись к лестнице, Анжелика его поддерживала, хотя он ощущал, что уже более-менее пришёл в норму.

Глава 24

Из клуба вышли всей толпой — Виктор и Анжелика впереди, сзади Элина, Мисаки и юнкеры.

В их адрес раздались приветственные возгласы стоящих около выхода парней-марковцев.

— Господа, сейчас будем разбираться с кончеными фемками! — объявил Виктор.

— Полегче с выражениями, — услышал он сзади голос Образцовой.

— Она меня достала, — прошептала Анжелика, которая поддерживала его под правую руку.

— Вика, спокойно! Это не в твой адрес, чего ты так нервничаешь? — полуобернулся к ней парень.

— Не люблю, когда оскорбляют женщин! — хмыкнула она.

Виктор хотел вступить в дискуссию на этот счёт — настроение у него с каждой минутой становилось всё более боевое, однако подбежали Лиза и Хикэру, на их лицах был азарт.

— Автобус стоит сзади, возле черного хода, они почти уже погрузились! — объявила девчушка.

— Так вперед, чего мы ждём? Веди, моя смелая разведчица, — улыбнулся ей Виктор, потом повернулся к стоящим группам молодежи: — Господа! Фемки ещё не уехали, кто со мной принимать извинения?

Семь или восемь девиц недовольно поморщились и попытались удержать некоторых парней, но через полминуты человек двадцать желающих набралось.

Двинулись налево, к прожекторам, так идти было ближе по словам Лизы.

— Все такие решительные, — Элина подошла слева и тоже подхватила Виктора под руку. — Ты веселый мальчик, из ничего заварил такую кашу. Вон какая толпа, — повернула она чуть назад голову.

— Мой любимый — он такой, во всём талантливый! — заявила ей Анжелика.

Виктор поцеловал её в щечку.

— МСКА! МСКА! — когда подошли к прожекторам и свернули за угол, начали скандировать идущие сзади.

Виктор ощущал легкое головокружение, его пошатывало, но настроение было классное, боевое.

Здание клуба обогнули за минуту — в глаза парню сразу бросились бело-красный автобус и черный минивэн. Там было какое-то движение, но света было мало.

Марковцы начали орать и свистеть, человек пять из них бросились туда бегом.

— Быстрее, девочки, а то упустим гадин! — произнес Виктор — они были шагах в тридцати от них.

Пришлось ускориться.

— А что ты собираешься вообще делать? — парень услышал голос Ирины, она шла немного позади.

— Потребую извинений, иначе будем применять силу, — особо не задумываясь, ответил он.

— Толпа что-то слишком возбужденная, — сказала Образцова.

— Нечего было песни дурацкие исполнять, — парировал парень.

— Милый, всё-таки полегче, хорошо? — прошептала ему на ухо Анжелика. — Нам не нужны лишние скандалы.

Виктор улыбнулся и подмигнул ей, они как раз подходили к автобусу.Там уже скопились человек десять возбужденных марковских юнкеров, которые стучали кулаками по дверям.

— Что здесь происходит, дамы и господа? — со стороны дверей к их группе с опаской приблизилась женщина лет тридцати в форменном костюме «Эскрайма». — Ой, Анжелика Георгиевна, и вы здесь? — увидела она брюнетку и Виктора.

— Привет, Аня! Нам нужны певички, где они? — усмехнулась ей Анжелика.

— Где эти стервы? — громко прорычал Виктор и обвел взглядом толпу. — Пусть выходят сюда, мы все хотим с ними пообщаться. Да, парни?

Раздался свист и улюлюканье. На сравнительно небольшом участке возле дверей черного хода и вокруг автобуса и минивэна скопились человек сорок, считая Виктора и его девушек.

— Они уже уезжают! Пожалуйста, разблокируйте дорогу, — слегка дрожащим голосом произнесла эта Аня.

— Зая, можешь меня отпускать, — прошептал Виктор брюнетке, потом выпрямился и посмотрел на эту даму: — Вы кто такая будете?

— Я — заместитель Светланы Андреевны по организационным вопросам, — неуверенно ответила ему женщина.

— Так, спокойно, — поднял ладонь парень. — Света и так передо мной накосячила! — при этих словах засмеялись Элина и Лиза.

Тем временем парни-марковцы заблокировали выезд транспорту, они скандировали «МСКА — чемпион».

— Выходите, суки бездарные! — Виктор подошёл к автобусу и грюкнул по нему кулаком. — Или вы только на сцене такие смелые?

Раздался одобрительный гул. Открылась дверь минивэна, который стоял позади автобуса, оттуда вышла девушка — Виктор сразу узнал вокалистку.

— Керенская! — заорал он. — Сюда подошла! Народ, за мной! — крикнул он в толпу.

Народ был уже порядком возбужден — маты, кричалки, свист, удары кулаками по автобусу. Виктор двинулся к минивэну.

— Что тебе надо, придурок? — довольно агрессивно выкрикнула ему вокалистка, когда он почти приблизился.

Одета она была в аристократический спортивный костюм, черный, обтягивающий, и была уже без сценического макияжа — на мгновение Виктор даже нашёл её симпатичной.

— Ты меня как назвала сейчас, шалава? Ты что вообще со сцены там несла, дура сумасшедшая?! — Виктор подошёл к ней почти вплотную.

— Тебе что-то не нравится в моём творчестве? — вокалистка с гневом смотрела ему в глаза и толкнула его обеими руками — он пошатнулся.

«Наглая сука. Но не боится. Ничего, сейчас попляшет!» — начал закипать парень.

— Руки убрала! — выкрикнула Анжелика.

— Мне не нравятся твои идиотские дерганья на сцене! Всем этим прекрасным людям ваши гнусные возгласы не нравятся! Ты нас всех оскорбила! — Виктор полуобернулся и обвёл рукой довольно приличную толпу, которая гомонела.

Вокалистка засмеялась, как показалось парню, довольно нервно.

— Вы все — отсталые и бездарные дикари, вы не понимаете глубину моего творчества и актуальные проблемы современности! Что с вас взять, тупых хуеносцев… — при этих словах она снова хотела его толкнуть, Виктор не выдержал и дал ей сильную пощёчину.

Керенская вскрикнула. Из минивэна вышла ещё одна девица, но её оттеснили. Толпа начала орать, материться и окружила минивэн.

— Сейчас сука будет извиняться на коленях! — громко объявил Виктор и посмотрел на вокалистку: — На колени, сука!

— Пошёл на х*й! — со злостью, чётко выговорила девица, глядя ему в глаза.

Он ощутил прилив гнева, в глазах начало темнеть.

— Виктор, ты должен это прекратить, так нельзя делать! — через несколько секунд услышал он взволнованный голос — слева к нему подошла Ирина.

— Ира, тебя это не касается, — он посмотрел в глаза русоволосой и немного успокоился.

— Не делай глупости, — снова негромко сказала Маркова, потом развернулась к толпе: — Господа юнкеры, быстро успокаиваемся и расходимся, вам это ясно?

Большинство парней недовольно загудели.

— Милый, я терпеть её не могу, но она права, — услышал он шепот Анжелики.

Всё происходило быстро. Виктор взглянул на Керенскую, сделал шаг и схватил её за волосы — он испытывал глухую ненависть к ней.

— На колени, будешь извиняться, или тебе не поздоровится! — прошипел он, глядя ей в глаза.

Керенская пылающим, полным негодования взглядом смотрела на него, её лицо скривилось от боли, она попыталась сбить захват, но только впила ногти и оцарапала Виктору правую кисть, чем его ещё больше разозлила.

— МСКА — чемпион! — громко выкрикнул он ей в лицо. — Извиняйся, блядина, — он ещё сильнее потянул вокалистку за волосы, она начала кричать.

— Прекратите, пожалуйста, — закричала помощник Аня. — На помощь!

— МСКА! МСКА! — начала орать толпа, по минивэну били кулаками и ногами.

— Виктор, может хватит? — это уже протиснулась Элина.

— Нет, не хватит, — покачал он головой. — Или извиняйся, или мы тебя поволочём обратно на сцену сейчас, тварь! — сказал он Керенской, которая уже не пыталась вырваться, поскольку Виктор надёжно держал её волосы.

— Завтра об этом будет репортаж во всех газетах, я тебе это обещаю! — прошипела она и скривилась от боли.

Вторая девица протиснулась и попыталась оттолкнуть Виктора, но её быстро смяли трое парней.

— Она не хочет извиняться! — громко объявил Виктор. — Что сделаем с ней?

Раздались негодующие крики, толпа становилась всё более плотной вокруг.

— Отпустите меня, бесполезные ублюдки! Я — голос русского феминизма, козлы вы тупорылые! — закричала Керенская.

Виктор зарядил ей пощёчину.

— Короче, или ты сейчас извиняешься, или мы идём внутрь и там ты будешь голая танцевать нам всем ламбаду, сука! — рявкнул парень.

— Чего танцевать?! — вокалистка на миг непонимающе уставилась на него, но потом в её взгляде проявилась ненависть. — На х*й иди!

Виктор очень сильно потянул её за волосы с таким расчётом, чтобы опустить на колени. Девица заорала матом, но в итоге была вынуждена опуститься.

— Виктор, хватит, это уже не смешно! — снова услышал он шепот Ирины в левом ухе.

— А кто смеется, Ира? — на миг повернулся он к ней и увидел, как она отшатнулась от него. — Скажи этой суке, своей подруге, чтобы она извинилась!

— Она мне не подруга, — отрезала Маркова и потом громко объявила: — Господа юнкеры, ведите себя спокойно, иначе будете потом иметь дело со мной!

— Вот так, значит, Ира? — Виктор смотрел на русоволосую и её подруг. — Угрожаешь своим же юнкерам ради этой погани? — он дернул за волосы Керенскую, которая стояла на коленях, постанывала и держалась обеими руками за его кулак, но царапаться и вырываться уже не пыталась.

— Мы не судьи! — заявила Маркова.

— Она права, Виктор-кун! Сейчас вы зашли очень далеко! — вмешалась Мисаки — на её лице были тревога и огорчение.

— М-С-К-А ждёт извинений! — заорал Виктор, сжал левый кулак и начал размахивать, ощущая, как его накрывает фанатский азарт. — В сердце клуб всегда один — МСКА непобедим! — проревел он.

Со стороны парней раздался свист, приветственный рёв и аплодисменты.

— МСКА — в тебя мы верим, — дернув вокалистку за волосы, начал скандировать Виктор, — за тебя мы все болеем…

В этот момент со стороны внутренней парковой дороги раздался сильный звуковой сигнал и через несколько секунд появилась милицейская машина с включенными проблесковыми маячками. Она свернула к «Эскрайму».

— Менты, блядь, кто их вызвал? Что за херня, откуда? — среди парней-юнкеров пошёл ропот.

— Трусливые шлюхи вызвали ментов! — выкрикнул Виктор и с ненавистью посмотрел на Керенскую — она скривила лицо от боли, но молчала. — Суки злоебучие!

— Я же говорила, что это глупая затея. Пусти её, — снова к нему протиснулась Ирина.

— Милый, может хватит? — неуверенно прошептала Анжелика.

— Вечер становится всё более весёлый! — усмехнулась Элина.

Машина остановилась, оттуда вышли трое ментов с автоматическим оружием, они быстро направились к ним. Виктор, с раздражением взглянув на стоящую на коленях вокалистку, дернул её за волосы и отпустил — она громко вскрикнула, выругалась и почти сразу же начала подниматься.

Милиционеры быстро подбежали, один из них врезался в толпу и довольно быстро протиснулся к минивэну и кампании Виктора.

— Что здесь происходит? Немедленно разойдитесь и прекратите дебоширить! — крикнул он, оглядев толпу.

«Знакомая рожа, где я его видел?» — Виктор вгляделся в сотрудника, он был ему знаком.

— На нас напали! Меня хотели убить! — выкрикнула Керенская, поправила волосы и начала всхлипывать.

— Рот свой закрой, никто тебя и пальцем не тронул… — начал яриться Виктор, но его перебил мент:

— Ваши документы, гражданин!

— А в чём дело? Я здесь пострадавший, верно? У меня свидете-е-ли! — повысив голос, Виктор обвёл рукой немного притихшую толпу. — Вот моя раненая рука, — он потряс перед ментом поцарапанной кистью.

— Да, да! — раздались поддерживающие крики.

— Поступил вызов о нападении толпы на группу девушек, — заявил милиционер. — Это вы звонили? — посмотрел он на вокалистку.

— Звонила я! — протиснулась ещё одна девка из группы, в которой Виктор узнал барабанщицу. — На нас напали эта пьяная банда, помогите! — выкрикнула она.

— Ясно. Кто конкретно напал?

— Вот этот! — девка ткнула пальцем в Виктора.

— Пошла нахер, проститутка! — хотел он дернуться и подойти к ней, но его удержали Анжелика и Элина.

— Предъявите ваши документы, гражданин! — заявил мент.

— Предъявите для начала вы свои, — выдохнул Виктор, пытаясь совладать с гневом — ему хотелось придушить поганых фемок.

— Прапорщик Борисов, патруль быстрого реагирования, — показал милиционер удостоверение. — Предъявите документы, гражданин, или я задержу вас на трое суток для выяснения личности.

«Точно! Этот тип нас досматривал, когда мы ехали на склад», — со всей ясностью вспомнил парень. — «Странное совпадение».

— Не надо никого задерживать, всё нормально! — со стороны дверей послышался громкий голос.

Виктор обернулся и увидел Ладу и Стеллу, которые протискивались к ним через уже поредевшую толпу.

— Господин прапорщик, я буду расценивать это как политическое преследование! — несколько секунд подумав, громко заявил Виктор.

— Арестуйте его скорее, он хотел нас покалечить и убить! — истерично заорала Керенская. — Я буду жаловаться председателю городской думы! Это нападение на русский феминизм и свободу слова! Об этом узнает вся прогрессивная Европа!

— Спокойно, гражданочка, — ответил ей прапорщик и повернул голову к парню: — Вы пьяны или под действием запрещённых веществ?

— Почему это? Нет, — немного опешил Виктор.

— Тогда о каком политическом преследовании вы говорите сейчас?

— Я кандидат в депутаты по этому округу… — начал говорить Виктор, но его перебил смех стоящей вплотную к нему Элины и самого мента.

— Разве у нас объявлены какие-то выборы, гражданин?

«Блядь, надо спокойнее себя вести, а то уже слишком весело получается», — парень ощутил, как в душе нарастает усталость, а от былого азарта почти ничего уже не осталось.

— Будут скоро…

— Так, что здесь происходит? — громко и властно спросила Лада, которая уже протиснулась к ним.

— Вы кто такая, гражданка? Предъявите документы! — удивленно оглядел её мент — она так и была облачена в форму такси «Пирамида».

Тем временем двое других сотрудников — парень и девушка, начали довольно профессионально разгонять толпу, деля её на более мелкие группы — Виктор увидел это краем глаза.

— Ясно. Что здесь происходит, дамы и господа? — покивал прапорщик, увидев удостоверение Лады.

— На нашу группу напали, я хочу подать заявление! — выкрикнула Керенская. — Вызовите свободную прессу.

— Я тебя сейчас успокою, если ты не заткнешься, — прохрипел Виктор и закашлялся.

«Надо было её тянуть внутрь и ставить на колени на сцене, это я протупил», — с острым сожалением подумал он.

— Вы все слышали, как этот подонок мне угрожает! — торжественно заявила Керенская. — Арестуйте его немедленно!

Стелла и Лада приблизились к ней, к ним пошла и Элина. Втроём они буквально отжали её и барабанщицу к их минивэну.

— Повезло вам, гражданин, — негромко сказал мент, поглядев на него и Анжелику. — Но если она подаст заявление, против вас выдвинут обвинение по двум серьёзным статьям как минимум.

— Знаете, я готов защищать свои права, — ответил Виктор, при этом Анжелика прижалась к нему. — У меня множество свидетелей, я готов к публичному процессу. Я тоже на неё подам заявление, знаете ли.

— Это уже не моё дело, — заявил мент. — Сейчас этот вопрос решится, — он повернулся и пошёл к минивэну.

— Блядь, вот это скандал, милый, — прошептала Анжелика и обняла его. — Погуляли, блин.

— Братец, тебя арестуют, да? — подошла взволнованная Лиза.

— Кишка у них тонка! — улыбнулся ей парень. — Спокойно, милая, всё под контролем. А этих гадин мы достанем.

Лиза неуверенно улыбнулась.

«У меня позиция железная — куча свидетелей в мою пользу. Отличный получается расклад — если меня арестуют, на этом можно будет построить предвыборную кампанию: феминистки объявили войну традиционным ценностям, а если нет, то с этой профурой я ещё рассчитаюсь потом. Подключу фан-базу МСКА и мы устроим что-нибудь такое, что все охереют. Конечно, здесь это марковский клуб, но на безрыбье и рыбу приходится раком», — размышлял он, наблюдая за разговором у минивэна — там явно бушевали страсти.

Тем временем толпа почти разошлась — многие парни зашли в клуб через черный ход.

— Ну вот, что я говорила? — подошла Ирина и её подруги.

— Ира, мы были в своём праве, — пожал плечами Виктор, демонстративно приобняв за талию Анжелику — она уже зевала.

— В каком это? Напился и снесло крышу? — язвительно ухмыльнулась Образцова.

— Знаешь, Виктория, сильно ты дерзкая, тебе не кажется? — нахмурился парень, глядя на симпатяшку-юнкера — при воспоминании о её ладонях ему сделалось хорошо.

— Нет, это ты слишком… — на миг задумалась Образцова, но её перебила Ира:

— Достаточно. И так вечер получился очень ярким!

Подошли Лиза и японки.

— Виктор-кун, вы были таким злым, — осторожно произнесла Хикэру. — Я не ожидала от вас такого поведения.

— Я не потерплю подобной музыки в этом клубе, в этом городе и в этой стране! — хмыкнув, развел он руками.

Девушки засмеялись — кто нервно, кто иронично.

— Какие мощные планы! — язвительно промолвила Образцова, глядя ему в глаза.

«Она меня решила слегка выдрочить своими подколками? Что ей надо?!»

— Нормальные планы, — ответила ей Анжелика. — Или вам понравилось то безобразие, которое было на сцене сегодня? Нам испортили вечер.

— Да, уважаемый Виктор именно это и сделал, никто не спорит, — засмеялась Виктория, взглянув чуть исподлобья в глаза парню.

Он вздохнул, сжал губы и промолчал, ощутив головокружение. Со стороны минивэна раздались негодующие вопли вокалистки.

Глава 25

Виктор и его компания стояли метрах в десяти от минивэна, наблюдая за происходящим. Площадка перед черным ходом опустела, уже почти все парни-марковцы зашли обратно в клуб.

Препирательства около минивэна длились ещё четверть часа, периодически переходя на крики вокалистки и не менее грозные окрики Стеллы.

После этого автобус и минивэн в сопровождении милиции отъехали. Старшие сестры подошли к Виктору и компании.

— Они не стали подавать заявление, во всяком случае сейчас! — объявила Стелла.

— Мы их конкретно убедили, — засмеялась Элина.

— У тебя мозги вообще есть, кузен-младший? — сдвинула брови Лада, с раздражением глядя на парня.

— А в чём вообще дело, кузина? Были задеты мои гражданские чувства и человеческое достоинство! — Виктор, ещё более придя в себя, решил не пасовать. — Если эти твари дернутся или захотят устроить скандал, мало им не покажется — я подниму весь движ МСКА!

— С каких это, блядь, пор ты фанат МСКА? — с негодованием вопросила Лада.

«А она сейчас злая. Такая вроде няша-блондяша на первый взгляд, а вцепилась в меня, как репей!»

— И с чего ты взял, что движ МСКА поднимется именно за тобой? — подошла чуть ближе Ирина Маркова и остальные юнкеры.

И Виктор, и Анжелика, которая его обнимала, повернули к ней головы.

— Хочешь проверить, Ира? Или ты думаешь, что только ваш клан их контролирует?

— Я не думаю, а знаю! — усмехнулась Ирина.

— Знаешь, на ипподроме ваши тоже думали, что контролируют ситуацию… — начал парень, но его перебила Стелла:

— Алё, сейчас не время об этом говорить!

— Самое время! — вспыхнула Анжелика. — Из-за этого вонючего козла Маркова-Девятого нас там чуть не убили, — очень эмоционально заявила она.

«Блин, Энджи не сдержалась и проболталась перед Иркой, хотя она явно и очевидно в курсе последних событий, потому такая спокойная», — подумал Виктор.

— О чем вообще речь? — пораженно спросила Ирина и переглянулась с Образцовой.

Виктор внимательно смотрел на них — от него не укрылась их легкая нервозность.

— Леди Мисаки, — картинно взмахнула кистью Анжелика в сторону обеих японок, — мой милый и я лишь чудом выжили после того, как твой родственник устроил…

— Допустил! — перебил её Виктор.

— Да, допустил беспорядки. Моя подруга Инга из-за вашей семейки в больнице, ты понимаешь?

— Мне жаль твою подругу, но не надо говорить в таком тоне обо всей моей семье! — побледнев, ответила Ирина.

— Может, ты знаешь, где сейчас некий господин Марков-Девятый? — мягким голосом поинтересовалась Стелла.

— Нет, не знаю. Я не настолько близко с ним общаюсь, — твёрдо ответила Ирина.

«Она не знает или не хочет говорить чисто из семейной солидарности? Наверняка она слышала о подробностях тех беспорядков», — чуть нахмурился Виктор, ощутив легкое головокружение и пустоту под сердцем.

— Это очень трагический инцидент, который требует расследования! — произнесла Мисаки.

— Я не верю в справедливое расследование, — заявила Анжелика и драматически прикрыла ладонью рот.

— Почему же? — удивилась Мисаки.

— Контрразведка в руках марковского клана… — вздохнула Анжелика, но её сразу перебила Ирина:

— У тебя отец — президент, что ты сочиняешь? Не строй из себя обиженку!

— Не надо меня оскорблять! — ответила брюнетка.

— Не надо говорить всякую чушь, — Ирина с гневом смотрела на Анжелику, потом перевела взгляд на Виктора и остальных: — Всего хорошего! Леди Мисаки, леди Хикэру! — учтиво кивнула она японкам.

Виктория и Даша также молча всем кивнули.

Когда девушки-юнкеры зашли в клуб, Лада подошла поближе:

— Что такого было на ипподроме, о чём я не знаю? — она в упор смотрела на Виктора, потом оглядела остальных.

— Расскажите ей, — тяжело вздохнул Виктор.

Через несколько секунд Стелла начала говорить, но у парня зазвенело в ушах, он ощутил, как темнеет в глазах и подкашиваются ноги.

Последнее, что он слышал — крики Анжелики и остальных девушек.

«Так тепло… Всё вокруг белое… Солнышко греет щеку. Не хочу на работу», — просыпаясь, попытался потянуться Виктор, но не смог — что-то мешало.

Руки были к чему-то привязаны. Он открыл глаза и огляделся — справа стояла капельница, на подоконнике — цветы, а слева на стульях сидели заспанные Анжелика и Арина в больничных халатах.

— Эй, привет! — попытался улыбнуться и поздороваться Виктор, но вместо этого услышал лишь собственный тихий шепот.

«Что же такое? Видимо, меня конкретно прихватило от вчерашней магии и бухлишка. Накидались капитально».

— Ой, милый, ты проснулся? — открыв глаза, улыбнулась Анжелика, потом мило прикрыла ладошкой губы и зевнула. — Мы так испугались!

Арина тоже зашевелилась и начала потягиваться.

— Что случилось, где мы?

— Ты потерял сознание, мы вызвали скорую. Ты в той же больнице в Сокольниках, что и Инга, она на этаж ниже от нас, — проинформировала его брюнетка.

— Что говорят врачи?

— Представь, все то же самое, что и моя стерва-сестра — у тебя какой-то приступ, лежишь под капельницей, милый, а ещё много пил, — Анжелика нежно дотронулась до плеча Виктора.

— Блин, зая, и долго мне тут торчать?

— День или может два, я не знаю.

— Ты сильно много бухал, — зевнув, заявила рыжая.

— Кто бы говорил, — хмыкнул Виктор.

— Мы на ногах, во всяком случае, — парировала рыжая с улыбкой.

Несколько минут так и сидели, усмехаясь друг другу — Виктор ощущал слабость, но ему было очень приятно, что девчонки сейчас с ним.

Дверь в палату открылась, парень повернул голову — вошли доктор лет пятидесяти, Стелла и Лада.

— Ну-с, как себя чувствует молодой человек? — поинтересовался доктор, погладив свою модную бородку и снимая стетоскоп с шеи.

— Не очень бодро, — ответил Виктор. — Долго мне придется лежать?

— Посмотрим, посмотрим, — доктор прощупал ему пульс, потом приложил стетоскоп к груди в нескольких местах.

— Все зависит от его семьи, мы здесь мало что можем сделать, кроме как поставить его на ноги, — врач повернулся к Стелле и Ладе.

Виктор обратил внимание, что Лада была одета в черную униформу с красными и белыми вставками на груди и рукавах. Погоны были небольшие, а другие знаки различия и разнообразные эмблемы немного отличались от тех, которые он видел на мундире Вельцевой.

— Спасибо, доктор, завтра я его заберу, — ответила Лада.

Врач и Стелла вышли, о чём-то тихо разговаривая.

— Куда ты его заберёшь? — чуть плаксиво спросила Анжелика, взглянув на неё.

— В Омск, конечно же! — холодно ответила Лада.

— Я не позволю! — всхлипнула Анжелика и схватила Виктора за ладонь.

Лада чуть иронично закатила глаза и покачала головой.

— Все хорошо, малая — вернусь к тебе уже полностью здоровый и способный! — нежно сказал и улыбнулся парень.

— Вот именно! Поэтому сегодня набираешься сил и пьёшь таблетки, завтра рано утром вылетаем — твоя семья тебя уже заждалась! — заявила Лада.

— Нахлобучат тебя там, Вит, — вздохнула Арина — её красивое личико было слегка помятым и без макияжа, и это поразило парня.

— Не уверен! Кстати, кузина — а как так получилось, что ты выцепила её тогда в аэропорту? — спросил он у Лады, которая иронично смотрела на всех троих.

— Вот-вот, хороший вопрос! — Анжелика повернулась к ней.

— Как ты мог бы догадаться, мой не самый дисциплинированный, сообразительный и сдержанный кузен, я за тобой наблюдала и всё докладывала в Омск. Сейчас в интересах семьи Колчак-Пепеляевых и семьи Корниловых — политический союз, поэтому всё пошло так, как и предвидел твой отец.

— Что именно? — Анжелика вскинула брови и приоткрыла ротик.

«Хах, кто именно определяет этот конкретный интерес? Видимо, я тут в роли разменной монеты».

Арина тоже выглядела прибалдевшей после этих слов.

— Поясни, — сглотнул ком в горле Виктор — он в принципе уже понял, что сейчас услышит.

— Это уже тебе дома объяснят, братец. Я лишь скажу, что когда к тебе, — посмотрела она на Анжелику, — попала информация про младшенького-изгоя и ты ею заинтересовалась, операция вошла в свою колею и далее проходила почти идеально. В интересах этого дела надо было, чтобы твоя подруженька, — Лада взглянула на Арину, — тоже оставалась при тебе, остальное было делом техники.

— А я ведь помню, что ничего особо и не пила в аэропорту, — задумчиво произнесла Арина, с подозрением глядя на Ладу.

— Кроме конской дозы вискарика почти без закуски, ага, — засмеялась Лада. — Но не переживай, тебе в тот вечер не судьба была улететь.

Арина покраснела и отвела взгляд.

— И что было дальше? — через несколько секунд молчания спросил Виктор.

— Дальше у вас началась любовь и романтика. В целом для всех вас — перспективы очень хорошие! — развела ладони контрразведчица и засмеялась.

— В каком плане?

— Это уже от тебя будет зависеть, кузен! Ладно, отдыхай, а вы, барышни, присматривайте за ним! — взглянула она на девчонок и вышла из палаты.

— Блядь, да это целый заговор, оказывается, — протянула Арина и сжала свои пухлые губки.

— Да, нас развели, — вздохнула Анжелика.

— Типа любовь прошла? — иронично поинтересовался парень.

Брюнетка засмеялась и потрепала его за волосы.

— Хорошо вчера посидели, — чуть закашлявшись, усмехнулся Виктор.

Девчонки засмеялись.

— Мы даже не подрались с этими юнкерами, — махнула рукой Арина. — Ты, конечно, отмочил, мне теперь страшно брать газеты в руки.

— Успеем ещё сучкам задать взбучку, если они будут к тебе клеиться, — Анжелика погладила парня по голове.

— Вы забываете, что выбор за мной, и выбрал я вас, малые! — промолвил парень.

Анжелика счастливо пискнула и положила ему голову на грудь. Он гладил её волосы, ощущая умиротворение и нежность.

— Поспи, милый, я посижу с тобой…

Виктор задремал. Проснулся он более бодрым. Девушек в палате не было, зато ему принесли обед с компотом на подносе — оказалось, он проспал до трёх часов.

Медсестра сделала ему укол и ждала, пока он поест, после этого дала ему выпить две таблетки.

— А где мои подруги?

— Где-то здесь ходят, — ответила женщина.

«Нормально поспал и поел, теперь можно просто отдохнуть и подумать о дальнейших планах», — Виктор потянулся и вспомнил, что он вчера вытворял. — «Резьбу нормально так сорвало, слишком я закусил удила, надо было вести себя более сдержанно. Видимо, кровь взыграла».

Он зевнул, потянулся, поправил покрывало и хотел было снова подремать, но открылась дверь и в палату вошли смеющиеся девушки — Арина, Анжелика, а следом за ними — одетая в больничную пижаму Инга.

— Посмотри, кто к нам пришел, — помахала ладошкой брюнетка.

— Привет, бодро выглядишь! — чуть приподнял ладонь Виктор, рассматривая шатенку.

«Бедняжка, ей крепко досталось!» — миловидное личико Инги было очень бледным, под глазами были круги, левая рука была на плотной перевязи, а прихрамывала она сильнее обычного.

— Ты такой джентльмен, Виктор! — улыбнулась ему Инга, подошла и чуть пожала ладонь.

— Да, он у нас очень галантный! — засмеялась Анжелика, подавая стул гостье.

— Блин, Инга, а тебе сильно досталось! — произнёс Виктор, когда девушки расселись слева от его кровати — они купили себе колу и какие-то хрустяшки.

— Да, вечерок выдался неожиданным — я как раз настраивалась на финал, когда началась вся эта заваруха, — стала рассказывать Инга. — Мы с девочками вообще никак не ожидали, что такое возможно и что это докатится до нас, однако уже через десять минут в конюшнях начало вонять гарью и мы побежали спасать коней, блин, так было страшно, — шатенка поежилась.

— И что же? — Виктор повернулся полубоком к девушкам — на лице Инги было удрученное выражение.

— Лошадей мы спасли всех, я надеюсь во всяком случае, и когда выводили последних, к нам забежали какие-то придурки с железной арматурой и начали избивать меня и ещё троих девочек, вот в итоге что получилось, — Инга обвела себя здоровой рукой, — а ещё мы дыма крепко глотнули. Пришла в себя я уже здесь, в больнице.

— Ингуля, мы так испугались за тебя тогда, — Анжелика приобняла её на несколько секунд.

— Оказывается, этот уебан Девятка всё это устроил, так? — посмотрела Инга на неё, потом на парня.

— Да, целью были как раз мы. Но он не уйдёт, мы его ищем! — покивал Виктор.

— Он или у себя в лежках где-то в губернии, или в Финляндии уже, это очень скользкая сволочь, — вздохнула Инга. — Его арестуют?

— Пока непонятно — он или свидетель, или обвиняемый, — развела руками Анжелика. — Сестра с подругой этим занимаются, мой кузен Валик и милый!

— Я думаю, если он будет в розыске, то ипподрому придёт конец, — вздохнула Инга.

— Он свидетель, так Катерина говорила, — сказал парень. — Почему это конец? — посмотрел он на гостью.

— Степа и его люди занимались всеми делами, всеми контрактами, все деньги шли через них, — вздохнула Инга, — и теперь никаких скачек не будет очень долго. А ещё и сам ипподром надо ремонтировать.

— Блин, такой кусок достался этим ублюдкам, — Анжелика сочувственно положила руку ей на плечо.

Несколько секунд помолчали, Виктор смотрел на Ингу — по сравнению с ним пострадала она действительно крепко.

— Знаете что, девочки — раз такое дело и имущество стало по сути бесхозным или временно бесхозным, мы должны его взять под свою опеку! — через полминуты заявил он.

Все три девушки с удивлением посмотрели на него.

— В смысле? — приоткрыла ротик Арина.

— Отжать, рыжая, отжать! — ухмыльнулся Виктор. — Девятый в бегах, его подручные — тоже, сам комплекс пострадал, мероприятий там долго не будет — он сам просится к нам в руки.

Анжелика скептически усмехнулась и переглянулась с Ингой.

— Амбициозный план, — неуверенно промолвила девушка-жокей. — Слишком рискованно, но в принципе возможно.

— Ты серьёзно, милый? — брюнетка смотрела на него широко открытыми глазами.

— Вполне. Когда вернусь, мы этим займёмся — почему бы нам не иметь собственный кусок хлеба? — взмахнул Виктор ладонью.

— И как это возможно будет сделать? — поинтересовалась Арина.

— Пока не знаю, рыженькая, конкретно не знаю. Однако буду думать — нам нужна и юридическая схема, и хорошее политическое прикрытие.

— Выборы нам помогут! — хлопнула в ладони Анжелика.

— Будет зависеть от позиции крупных спонсоров, с некоторыми можно будет договориться, у них Девятый последний год в печенках сидел, — сказала Инга.

— Тогда будем думать — это может стать отличным бизнесом для нас всех, — заключил Виктор.

Поболтали ещё о лошадях, о здоровье, в половину пятого зашла медсестра делать укол, девушки пошли проводить Ингу.

Виктора снова потянуло в сон. Он начал дремать, как зашла Анжелика.

— Любимый, мы с рыжей поедем домой, ты ведь заедешь к нам утром? — она погладила его по голове и по лицу.

— Конечно. Собери мне немного вещичек, милая, я заставлю эту загадочную кузину заехать к вам.

— Мы её видели — она сидит в кафе снизу. Сказала, что самолёт без четверти восемь.

— Так скажи ей сразу, ладно?

Анжелика наклонилась поцеловать его.

— Ну всё, мы поехали, отдыхай, — нежно проворковала она и снова чмокнула его в губы.

— До встречи, лапуля! — улыбнулся парень.

Анжелика тихонько вышла из палаты и погасила свет. Вскоре Виктор задремал, разбудили его ближе к ночи — он сходил в туалет, его покормили, сделали укол и дали ещё две таблетки.

«А уже бодренькое самочувствие, витамины творят чудеса, хотя под сердцем тяжеловато», — под эти мысли он заснул.

Спал он крепко, снилось ему разное, в том числе зеленоватый туман и знак Парадокса — который нависал над ним и начал давить, давить в плечо…

Виктор резко открыл глаза — его тормошила Лада.

— Доброе утро и подъём!

— Блин, напугала меня, — выдохнул парень, оглядывая кузину, одетую в шикарный серый костюм.

— Какой ты пугливый. Вставай, пей таблетки, приводи себя в порядок и будем ехать!

— Сколько сейчас времени? — зевнул Виктор.

— Половина шестого.

— Рано ещё, — он потянулся и глядя на недовольное лицо Лады, начал вставать.

После всех процедур и легкого завтрака из больницы они выехали в десять минут седьмого.

Машина была уже не такси, а такая же, как у Вельцевой, только бежевого цвета — Виктор окрестил такие псевдо-«Волгами».

— Едем к Анжелике, — садясь, заявил Виктор.

— Я в курсе, — иронично взглянув на него, ответила Лада.

— Ты вообще расскажешь мне, что происходит? — чуть разозлившись, спросил парень.

— Не сейчас, в самолёте, — ответила она, выруливая на дорогу.

— Премиум-такси называется, — съязвил он.

Однако Лада, неожиданно для него, засмеялась:

— Очень удобное прикрытие, между прочим, наш департамент имеет там квоту.

— А что у тебя за департамент?

— Двенадцатый — в нашем ведении контрразведывательный надзор за высокоодаренными гражданами и контроль незаконного оборота маготехнологий.

— Солидно, — присвистнул Виктор.

К дому Анжелики доехали минут за двадцать — парень рассматривал утренние улицы и людей. Солнышко уже пригревало.

— Мы уже приехали, — кому-то позвонила Лада, когда они остановились возле подъезда.

— Идём? — кивнул на двери Виктор.

— Мы спешим. Они сейчас сами вынесут, — покачала головой Лада.

Действительно, минуты через четыре дверь подъезда открылась, оттуда вышла Анжелика с сумкой в руке, за ней Арина, обе в домашних халатах. Виктор открыл дверь, выскочил из машины и бросился к ним.

— Милый, доброе утро! — улыбнулась брюнетка, она была немного заспанная.

— Привет, солнышко, — он взял сумку, обнял её и поцеловал, потом и Арину тоже.

— Не хочется расставаться, — вздохнула Анжелика и опустила голову.

— Всё нормально, милая. Мне тоже не хочется, кто мог подумать ещё три дня назад, что я скажу это, — засмеялся Виктор. — Я вернусь к тебе, милая, и к тебе, рыжая — у нас полно дел!

— Угу, — покивала Арина — она выглядела расстроенной.

— Мне правда надо ехать, я хочу решить этот вопрос со своей семейкой, вернуть свой статус и вообще понять, что происходит!

Анжелика молча обняла его и пару минут так стояла, Арина тоже положила руку ему на плечо. Виктор ощущал прилив нежности, к девушкам он уже успел привязаться и даже найти подход.

— Я тебе сложила костюмы и планшет. Звони мне почаще, ладно? — всхлипнула Анжелика.

— Всё будет хорошо, солнышко! Ты сильная, и ты тоже, — посмотрел он на Арину, -присматривайте друг за другом и не забывайте, что вы в опасности ,не забывайте ни на минуту, ясно?

— Да, — Анжелика всё-таки заплакала.

— Не плачь, зая! До встречи, — Виктор хлопнул её по попке и поцеловал, потом взял под руку и повёл к подъезду.

— Позвони мне сразу, — брюнетка уже взяла себя в руки — выглядела она сейчас очень мило.

— Я скоро вернусь, мои красавицы. А пока пусть твоя сеструха ищёт Кубинца и Девятого — наши дела только начинаются, а ты собирай информацию про ипподром, не сидите целыми днями просто так.

— Ладно, — покивала Анжелика и всхлипнула.

— Всё, домой, — Виктор хлопнул обеих по попкам, открыл дверь подъезда и буквально завёл туда девушек.

Сумку он кинул на заднее сидение.

— А ты весьма нежный, вот кто бы мог подумать, зная тебя, — с удивлением произнесла Лада, когда они вырулили на шоссе и свернули в противоположную от «Золотого полиса» сторону.

— Что ты хочешь сказать?

— Да много чего, но оставим это на потом. Мы летим не одни, кстати.

— Лиза тоже? Но у неё же учёба, — поразился Виктор.

— Нет, не Лиза. С нами полетит одна из твоих вчерашних подруг.

Виктор с удивлением вытаращился на девушку-водителя.

— Подруга твоей невесты Мисаки, виконтесса.

— Невесты?

— Ну, она была твоей невестой до всей этой катавасии, как там оно дальше будет, родители твои решат.

— Я буду решать! — сжал губы Виктор.

— Это ты не мне говори, кузен, — усмехнулась Лада.

Виктор смотрел на её красивый профиль, пытаясь понять что-то очень важное, но эта мысль ускользала от него.

Через пятнадцать минут пути показались очертания аэропорта.

*******

Окончание четвертого тома. Продолжение — 01.12

Ruslan V. Aristov, специально для Author.Today, редакция от 27.11.22


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25