КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415738 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153959
Пользователей - 94691

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Орлова: Наука и проклятия (Детективная фантастика)

мямля.
наконец я понял, что невыносимо раздражает в писанине этой. нужно СРОЧНО решать проблемы, вопросы, трагедия какая-то случилась: "ой, какая вкусная пышечка!", "да, дорогая, а повидло в этом пирожке бесподобно!". "ой, у нас тут убили", "да, а небо сегодня замечательное! поговорим об убийстве?", "ах, милый, прекрасные перистые облака."
сходите к психиатру, афторша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Елманов: Цикл романов "Обречённый век". Компиляция. Книги 1-8 (Альтернативная история)

Одна из лучших альтернативных историй, рассказанных авторами книг. Рекомендую для чтения.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Орлова: Запах магии (СИ) (Детективная фантастика)

какое великолепное гуано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Минин: Во все тяжкие [СИ] (Альтернативная история)

"Химический дар" и еще возможность воздействия на человека, это достаточно интересная идея. Молодость и опыт дают широкие возможности. И время перестройки...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Vladimir_Lenin_forever про Маркс: Собрание сочинений, том 26, ч.1 (Философия)

Жги, Карла-Марла!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Орлова: Печенье с предсказаниями (Детективы)

наверное, это интересно, что-то есть детективное. но читать в миллионный раз про то, что "ей" на работе коллежка нахамила, а "она" промолчала и про себя прокомментировала "ай-яй-яй", НАДОЕЛО.
как нельзя читать всю жизнь "колобка" и вариации на его тему, авторши, так нельзя и вечно натыкаться на подобную глупость.
и писать, что кулинарка в задрипанном кафе не ответила на хамство своей же товарки по кухне??! не врезала ни разу сковородкой за перманентное чморение? да ладно! кому вы эту фигню парите?
подобная дурь выглядит откровенной дурью, когда это касается и подобных придуманных отношений между "аристократами". вот простой вопрос: если тебе нахамила какая-то баронесса, почему ты, герцогиня промолчала? а про себя прокомментировала "ай-яй-яй". потому что дура?
надоело.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Karabass про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Мне понравилось это чтиво. Интересно было прочитать про Л.П.Берию и его окружение. Работа группы генерала Томилина из ФСБ написана со знанием дела, чувствуется, что автор знает специфику работы спецслужб, а следовательно моё отношение к этой книге значительно возросло. Откровенно говоря, это именно та литература которую надо читать в условиях самоизоляции. Во-первых не обременяет, во-вторых поучительно и талантливо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Голубые фиалки (fb2)

- Голубые фиалки (пер. Елена Эдуардовна Кожарская) (и.с. Очарование) 852 Кб, 241с. (скачать fb2) - Ронда Томпсон

Настройки текста:



Ронда Томпсон Голубые фиалки

Глава 1

Оружие дрогнуло в руке девушки, но она, понадеялась, что Генри Блейк этого не заметил. Он посмотрел в черное отверстие ствола, и на лбу у него выступили крупные капли пота. Руки клерка дрожали, пока он укладывал деньги в мешки, а мешки — в ее седельные сумки.

— Поторопись. — Виолетта постаралась, чтобы голос звучал хрипло, по-мужски.

Перед ограблением она закрыла лицо платком, оставив только глаза, туго уложила вокруг головы длинные косы и нахлобучила шляпу. Кроме того, она вымазала лицо грязью и облачилась в мужскую одежду. Опасаясь, что клерк узнает ее по глазам, она прищурилась и надвинула шляпу на лоб.

Виолетта долго и тщательно обдумывала план этого ограбления и все свои последующие действия. Никто в Сент-Луисе не знал, что в душе этой милой девушки была и темная сторона, где скрывались боль и гнев. В жилах ее текла кровь преступников, а сердце пылало жаждой мщения. Она ждала долго, но теперь пришло время встретиться лицом к лицу со своим прошлым, которое до сих пор мучило ее по ночам кошмарами, и она просыпалась от собственного крика.

— Не убивайте меня, мистер. — Голос клерка срывался от страха. — Я и так тороплюсь как могу. — Он протянул ей сумки. — Здесь все.

Но Виолетта прекрасно помнила, как в другое время и в другом месте Генри Блейк рассуждал об осторожности и предусмотрительности, когда дело касалось крупных сумм. Она покачала головой и направила на него револьвер.

— Деньги не стоят того, чтобы ради них умирать. Давай остальное, да пошевеливайся!

Клерк судорожно сглотнул — адамово яблоко задвигалось на худой шее. Он кивнул и полез в нижний ящик стола. Там лежал еще один мешок с крупными купюрами. Виолетта с трудом сдерживала нетерпение. Она должна уехать как можно дальше, до того как появится шериф Джонсон. Он слишком стар, чтобы преследовать грабителя лично, но наверняка пошлет погоню.

Вообще-то погоня тоже входила в ее план. О, если бы она хотела только ограбить банк, все было бы так просто! Но нет, ограбление было лишь частью более сложной схемы. После шести лет отсутствия она собиралась вернуться домой, к своей настоящей семье. И если она не убьет этого негодяя, этого сукина сына, который произвел ее на свет, то уж точно упрячет его за решетку до конца его дней.

— Благодарю вас. — Она выхватила из дрожащих рук клерка седельные сумки и перекинула их через плечо. — Я знаю кое-кого в Коффивилле, кто будет счастлив увидеть эти денежки. Вам знакомо имя Далтон?

— Далтон? — Лицо клерка приняло пепельный оттенок.

— Ну да. — Ей совсем не нравилось втягивать в свои авантюры всю семью, но сейчас это было необходимо. — Не вздумай выскакивать за мной и звать на помощь, а то я пристрелю тебя, понял? — Она сильно ткнула Генри в бок дулом револьвера, который позаимствовала у своего «дяди» Майлза.

— Понял, — прохрипел клерк.

Виолетта попятилась к двери и выглянула на улицу. Вроде все спокойно. Тогда она рванулась в переулок, где была привязана лошадь, которую Генри Блейк, не будь он так напуган, мог бы без труда опознать: лошадь тоже принадлежала Майлзу Трафтену. Оставалось надеяться, что клерк сильно напуган и у нее есть в запасе несколько минут.

Виолетта перекинула сумки через спину лошади, вскочила в седло и ударила пятками по бокам животного. Блейз рванулся вперед. Надо выбраться из города, а потом избавиться от мужского костюма. Но не выбрасывать — ей еще не раз придется его надеть. Виолетта планировала обеспечить своему отцу пожизненное заключение. А для этого надо совершить несколько ограблений, следы от которых приведут погоню прямехонько в Коффивилл, где она выросла и куда недавно вернулась ее семья. Это будет ее месть.

Впрочем, все может обернуться и иначе. Если она узнает, что Гарольд Далтон обидел кого-нибудь из ее младших братьев или сестренку — тогда пусть не надеется на тюрьму. Она просто убьет его, застрелит из своего револьвера.

Виолетту смущало только одно. Оружие не принадлежало ей, так же как конь и припасы, которые она взяла на кухне. Все это она украла в доме Майлза Трафтена, который был так добр к ней. Три года она жила в его доме, окруженная теплом и заботой. Майлз принял ее по просьбе своей дочери Лайлы, ничего о ней не зная, и никогда не расспрашивал Виолетту о прошлом или о том, почему она кричит по ночам, тревожа его домочадцев. Этот добрый человек дал ей дом, одежду, обращался с ней как с родной дочерью. И чем она отплатила ему?!

Виолетта сморгнула навернувшиеся на глаза слезы. Разве она может позволить себе быть доброй? Нет, потому что тогда она не выполнит задуманное. Три года назад она была жалким, запуганным созданием. Теперь ей придется превратиться в безжалостное отродье, стать похожей на своего отца. Она и так слишком долго колебалась. Надо спасать братьев и сестренку. Теперь или никогда.

Ей пришлось обмануть доброго Майлза и в другом. Он ежемесячно выдавал ей небольшую сумму денег, объяснив, что каждая девушка должна иметь возможность купить себе булавки, шляпку или еще какую-нибудь мелочь. Но Виолетта ни разу не потратила деньги на удовольствия. Она наняла детектива, и два с половиной года этот человек разыскивал ее семью. И вот наконец он нашел их: папаша — эта грязная крыса — вернулся в родовое гнездо.

Виолетта не знала, что заставило его вернуться. По правде говоря, она не имела представления и о том, почему он несколько лет назад забрал детей и покинул свой дом. Может, полиция стала наступать на пятки ему или кому-то из многочисленных родственничков, которых отец прятал у себя, когда они пускались в бега? Так или иначе, теперь он опять в Коффивилле и дети с ним. Только мать покоится в могиле, в изголовье которой стоит кривоватый, словно сделанный детскими руками, крест.

Виолетта испытала облегчение, когда узнала, что под крестом лежит мать, а не кто-то из братьев и не сестра. Она корила себя за такие мысли, но в глубине души считала, что душа матери умерла давно, и убил ее Гарольд Далтон. А теперь и тело ее обрело покой. Шесть лет назад Виолетта была вынуждена сбежать из дома, чтобы иметь возможность когда-нибудь вернуться, спасти детей и отомстить старому негодяю — своему отцу.

«Была вынуждена»… Ох, как же она ненавидела эти слова! Ей много чего пришлось делать против своей воли. И она поклялась себе, что не допустит, чтобы ее сестра прошла через тот же ад.

Воспоминания придали ей сил и укрепили решимость действовать в соответствии с планом.

Город закончился, и Виолетта направила коня на тропинку, ведущую к реке. Теперь надо поскорее избавиться от мужского костюма: люди шерифа будут искать мужчину, а не женщину. А для нее было важно убедить всех, что этот мужчина — ее отец.

Блейз захрапел, почуяв воду. Они выехали на берег Миссисипи. Виолетта спешилась и привязала коня к ветвям у кромки воды. Она сняла пояс с револьвером и отшвырнула его в сторону. Потом расстегнула фланелевую рубашку. Грудь ее была туго замотана куском полотна, благодаря чему она казалась юношей, а чтобы выглядеть более солидно, она напихала под рубашку тряпок. Теперь она торопливо избавлялась от душивших ее покровов. Наконец прохладный утренний воздух коснулся обнаженной кожи, и Виолетта вздохнула с облегчением. Накинула рубашку и пошла к реке, чтобы смыть грязь с лица. Умывшись, она отвязала чемодан, притороченный к седлу: там] была спрятана женская одежда.

Переодевшись, она снова превратится в Виолетту Мэллори. Пожалуй, если сейчас вернуться в Сент-Луис, то никто и не спросит, где она была. Но она не вернется.

Она скинула рубашку и бриджи, натянула сорочку и наклонилась за корсетом. Надо затянуть шнуровку, но пальцы плохо слушались от нервного напряжения.

— Вам помочь?

Испуганно застыв на месте, Виолетта осторожно повернулась на голос и увидела мужчину. Откуда он тут взялся?

— Что вы здесь делаете? — резко спросила она. Он лениво разглядывал ее.

— Я разбил лагерь тут неподалеку. — Незнакомец кивнул в сторону соседней группы деревьев. — Вообще-то я как раз собирался ехать в Сент-Луис. Но, на ваше счастье, замешкался, и теперь я к вашим услугам.

На ее счастье? Да уж, повезло, нечего сказать. А вдруг он расскажет кому-нибудь в Сент-Луисе, что неподалеку от города встретил полуодетую девушку? Виолетта вовсе не хотела, чтобы Майлз узнал, куда она направляется и что задумала. А что, если он захочет вмешаться и пострадает? Этого она не могла допустить. Кроме того, она совсем не была уверена, что так уж блестяще сыграла роль мужчины: А вдруг ей не удалось обмануть Блей-ка? Если шериф узнает и сложит два и два…

— И давно вы за мной следите? — спросила она.

Незнакомец сдвинул шляпу на затылок, и она смогла как следует рассмотреть его лицо. Он оказался очень симпатичным парнем. Просто красавчик, ну надо же!

— Недостаточно долго, чтобы увидеть вас в другом виде. Что, естественно, возбудило мое любопытство, и я спросил: а что она здесь делает?

— Любопытство — вещь опасная, — пробурчала Виолетта, стараясь скрыть смятение. Что делать? Застрелить его? Но разве она сможет хладнокровно убить человека, с которым даже не поссорилась? А кроме того… кроме того, ее револьвер валялся на траве довольно далеко от того места, где она стояла. И как, интересно, она до него доберется?

— Я прервал ваше свидание? — спросил мужчина.

— Что? — Виолетта воззрилась на него с недоумением.

Тот продолжал разглядывать ее с добродушным интересом.

— Обнаружив на берегу реки красивую полураздетую девушку, я, естественно, предположил, что где-то рядом находится столь же неодетый мужчина.

Виолетта увидела, что он смотрит на мужскую одежду, которая еще несколько минут назад была на ней, а теперь валялась на земле. Что ж, может, все не так уж плохо. Он подкинул ей дельную мысль: свидание не только объяснит ее костюм, но и позволит сделать вид, что она не одна и не беззащитна.

— Вы все поняли правильно, — сказала она, — а потому советую вам убираться отсюда как можно скорее. У моего спутника не простой характер, и он может воспринять нашу беседу как оскорбление.

— Тогда ему следовало бы позаботиться об уютной комнате, а не оставлять вас на берегу реки… Или он боится, что его жена вас застукает?

— Жена? — Сначала Виолетта растерялась, но быстро сообразила, о чем речь. — Да, точно, он не хочет, чтобы жена все узнала. Так что советую вам побыстрее исчезнуть. А то он может вернуться и убить вас.

К ее удивлению, незнакомец не выглядел особенно встревоженным. Он еще раз внимательно оглядел Виолетту.

— Почему-то мне кажется, что я вас знаю. Может быть, мы встречались раньше?

О Господи, если он будет продолжать расспрашивать и вынюхивать, ей точно придется его убить. Виолетта всмотрелась в его лицо. Оно ей тоже показалось знакомым. У него были темно-каштановые волосы, в тени они казались черными, а на солнце пряди отсвечивали рыжиной. Глаза ореховые, скорее зеленые, чем карие.

Он был одет в дорогой костюм, который сидел на нем как влитой. Он определенно джентльмен — или притворяется таковым. Должно быть, она действительно встречала его раньше. Но где? В Сент-Луисе или еще раньше?

Этого ей только не хватало: встретить знакомого, который сможет подтвердить, что видел ее за пределами города в то утро, когда был ограблен банк! Она полуодета, а у ее ног валяется мужской костюм. Надо быстро что-то придумать. Кто знает, вдруг судьба решила испытать, готова ли она идти до конца ради достижения своей цели? Но где же ее револьвер?

— Может, нам стоит прогуляться по берегу и попытаться вспомнить, где мы с вами могли видеть друг друга? — невинно предложила она.

— Думаю, не стоит. — Незнакомец задумчиво посмотрел в сторону реки. — Раз одежда здесь — значит, ваш друг где-то рядом. Вы сами сказали, не нужно, чтобы он видел нас вместе.

— Вы трус? — поддразнила его Виолетта.

— Да, — спокойно ответил мужчина. — И я только что надел этот костюм — у меня важная встреча в Сент-Луисе. Дырки от пуль и кровь наверняка его испортят.

Виолетта смотрела на него с нескрываемым удивлением. Да уж, пули испортят не только костюм. Как странно он рассуждает… И она никогда не видела мужчин, с такой готовностью признававшихся в трусости, да еще без тени смущения. Она неожиданно позавидовала этому человеку — у нее самой не хватало мужества трезво оценить свои намерения, даже имя свое она не хотела открывать.

— И ваше красивое лицо тоже пострадает, — хмыкнула она. У него удивительно длинные ресницы. И очень чувственный рот.

— Вы флиртуете со мной? — Он улыбнулся. Его белые зубы сверкнули на солнце.

Виолетта никогда в жизни не флиртовала с мужчиной. Большинство из них были ей просто неприятны. Она им не доверяла. А уж этот красавчик наверняка уверен, что перед ним не устоит ни одна женщина. Пожалуй, если она убьет его, будет одной проблемой меньше.

— Не могли бы вы подождать минутку, я кое-что забыла. — С этими словами она сделала шаг вперед.

Но парень заступил ей дорогу.

— Что забыли? Вашего любовника? Признаю, я трус, но вовсе не идиот. Думаю, нам лучше поцеловаться и распрощаться.

— Должно быть, вы наговариваете на себя. Только очень храбрый человек рискнет попробовать поцеловать меня без моего согласия.

Он удивился, несколько секунд поразмышлял и наконец произнес:

— Я надеюсь, вы согласитесь. В конце концов, если вы хотите, чтобы ваш любовник меня убил, то один поцелуй не слишком дорогая цена за мою жизнь.

Виолетта с ужасом осознала, что он прав. Если у нее хватит мужества, она убьет этого человека. И он умрет. Один поцелуй — это такая малость. Возможно, если он ее поцелует, ей будет легче его убить?..

А если он не ограничится поцелуем? Надо напомнить о присутствии ее гипотетического любовника еще разок.

— А может, мы спросим согласия моего друга?

— Думаю, мы проявим себя воспитанными людьми и не будем беспокоить человека, пока он совершает омовение. — Незнакомец улыбнулся и шагнул к ней.

Виолетта напряглась. Судя по всему, для нее убить человека проще, чем дать себя поцеловать. Но с другой стороны, это отвлечет его и даст ей возможность добраться до оружия.

— Можете поцеловать меня, если хотите, — выпалила она и крепко зажмурилась.

Она почувствовала, как мужская ладонь коснулась ее щеки. Прикосновение было ласковым, почти нежным. От удивления она открыла глаза и встретилась взглядом с незнакомцем.

— Я хочу вас поцеловать, — проговорил он, и губы его коснулись ее губ.

Виолетта снова зажмурилась, но странно — она не испытала отвращения. Наоборот, ей, пожалуй, даже нравилось, что его губы дразнят ее рот осторожными прикосновениями. Но вот поцелуй стал крепче, его язык осторожно раздвинул ее губы и скользнул внутрь. Он придвинулся к ней, и Виолетта ощутила страх. И возбуждение.

Она оттолкнула его и быстро шагнула туда, где лежал ее револьвер. Мужчина смотрел на нее, и глаза его сверкали на солнце зеленым блеском.

— Вы целуетесь, как неопытная девочка, — удивился он. — Кто вы?

Виолетта попятилась от него и ощутила босой ступней холод стали. Наконец-то!

— А вы кто?

— Так нечестно, я первый спросил!

Виолетта нагнулась, а когда выпрямилась, дуло револьвера смотрело прямо в грудь незнакомцу.

— Думаю, вам придется ответить, потому что у меня есть преимущество, — жестко произнесла она.

Глаза его расширились от изумления.

— Если вы пытаетесь защититься, то в этом нет нужды. Я просил только один поцелуй и никогда не посягнул бы на большее без вашего согласия. Я джентльмен.

Бедняжка, он решил, что она испугалась! Пожалуй, все же стоит узнать его имя. Если она его убьет, за чью душу ей придется молиться?

— Как вас зовут? — требовательно спросила она.

— Ну, раз уж вы так ласково просите, — язвительно ухмыльнулся он. — Грегори Клайн.

Виолетте стало не по себе. Ну конечно, теперь она вспомнила! Три года назад она ехала с Майлзом Трафтеном из Техаса в Сент-Луис, и Грегори был с ними. Вскоре Майлз отослал его в Вайоминг. Его компания владела там обширными пастбищами, на которых разводили крупный рогатый скот. Больше она не видела мистера Клайна и не вспоминала о нем. Но Майлз диктовал ей письма для него и кое-что рассказывал… Кажется, этот человек не брезговал шантажом, хоть и называл себя джентльменом. Больше всего на свете мистер Клайн ценил деньги. Он никому не навредил всерьез, но Майлз ему не доверял.

— Уходите, — прошептала она. Она не может, просто не может вот так взять и убить человека, к тому же знакомого, пусть он и не самый достойный член общества. Она читала «дяде» его письма — он часто просил разрешения вернуться в Сент-Луис. Но она не помнила, чтобы «дядя» Майлз позволил ему приехать.

— А как вас зовут? — спросил Клайн. — И где мы сможем увидеться в будущем?

— У нас с вами нет будущего, мистер Клайн. И для вас же будет лучше, если вы забудете, что вообще встретили меня.

Он еще раз оглядел ее всю — в глубине его глаз таилось лукавство!

— Вы слишком многого хотите. Я не забуду вас. Что-то внутри ее сжалось, и она торопливо проговорила:

— Надеюсь, у вас хватит порядочности не упоминать о… нашей встрече.

Он улыбнулся, и она подумала, что такая улыбка наверняка превращает его врагов в друзей, а женщин — в рабынь.

— Я не дурак, чтобы рассказывать всем, что нашел золотую жилу.

— Уходите. — Она наставила на него револьвер. Клайн коснулся своей шляпы:

— Если вам наскучат встречи с женатыми мужчинами на свежем воздухе, разыщите меня в Сент-Луисе.

— Непременно. — «Хоть бы он поскорее убрался! « И вдруг неожиданно она сказала: — Выходит, вы не брезгуете подержанным товаром?

Его улыбка исчезла, и после паузы он ответил, глядя ей в глаза:

— В постели — нет, но моя рука и сердце останутся свободными.

Он больше не казался ей очаровательным. Но по крайней мере он был честен.

— Ваша постель — это то место, где я не окажусь никогда. Прощайте, мистер Клайн.

— А я почему-то уверен, что мы еще встретимся. — Он опять улыбался.

«Если только в аду», — подумала Виолетта. Она смотрела ему вслед. Через несколько минут Клайн выехал из соседней рощицы и направил коня в сторону города. Он не оглянулся, и она вдруг ощутила смутное разочарование. Но ведь говорил же ей «дядя», что для Клайна деньги и бизнес важнее всего на свете.

А бизнес вел его прямиком к Майлзу Трафтену, к ее «дяде», проявившему неслыханную доброту к девчонке с сомнительным прошлым, которая отплатила ему черной неблагодарностью. Она надеялась, что у Клайна хватит ума не болтать об их встрече. Но может статься, она еще пожалеет, что пощадила его.

Глава 2

У Грегори Клайна не было желания сочувствовать Майлзу Трафтену. Он вернулся, чтобы выяснить отношения, а не утешать старика по поводу исчезновения «племянницы». Грегори весьма смутно помнил, как три года назад видел эту девчонку, когда они ехали в Сент-Луис. Она и с Майлзом-то почти не разговаривала, а на него даже и не смотрела, сидела тихо в уголке, опустив глаза долу. Он еще засомневался тогда, правда ли девчонка родня Трафтену — она вела себя с ним как с незнакомым человеком. Но в то время его отношения с Майлзом развивались не лучшим образом, и он не собирался накалять ситуацию, вмешиваясь не в свое дело. Теперь «племянница» волновала Грегори еще меньше, потому что речь шла о его, Клайна, будущем. И он постарался свернуть разговор к своим проблемам:

— Так вот о партнерстве. Вы обещали, что мы вновь вернемся к этому вопросу, если я смогу управиться с вашими стадами в Вайоминге. Я проторчал в этой Богом забытой дыре три года, и, осмелюсь заметить, ваша ферма процветает лишь благодаря моим усилиям.

Но Майлз не слушал своего работника. Он печально смотрел на записку, которую сжимал в руке — это было прощальное письмо от Виолетты, — и бормотал:

— О чем только она думала? Сбежать вот так! Бог знает, что может случиться с молодой девушкой, которая путешествует в одиночку.

— Эй, так что насчет меня? — Грегори повысил голос.

Майлз отошел к окну и, глядя на улицу, продолжал разговаривать сам с собой:

— Сначала я собирался послать за своим зятем — Грейди. Уж он-то обязательно доставил бы Виолетту домой. Но пока он приедет, пройдет слишком много времени… Кроме того, я не хочу, чтобы он оставлял Лайлу одну. — Лицо его смягчилось. Он повернулся к Грегори: — Я говорил тебе, что скоро стану дедом?

— Рад за вас, — пробурчал Клайн.

«Странно, что эти двое влюбленных голубков не сделали тебя дедом трижды за те три года, что они женаты», — подумал он. Но поостерегся говорить это вслух.

— Я поначалу не был уверен, что Лайле понравится в Техасе, — задумчиво произнес Майлз. — Но похоже, она вполне счастлива на ранчо…

— А мы не могли бы вернуться к насущной проблеме? — прервал его Грегори. Он был уже порядком зол, ибо, просидев три года в этом чертовом Вайоминге, начал подозревать, что Майлз не только не собирается делать его партнером в своем бизнесе, но и вообще не хочет, чтобы он возвращался в Сент-Луис.

— Да-да, ты прав, сейчас самое главное — Виолетта! — вздохнул Майлз.

Тут уж Грегори не выдержал.

— К черту Виолетту! — взревел он, надвигаясь на Майлза. — Давайте перестанем ходить вокруг да около! Вы обещали рассмотреть вопрос о том, чтобы сделать меня партнером по бизнесу, если я смогу управиться с фермой в Вайоминге!

— Не забывайтесь, юноша!

— Не забываться? Да я скоро забуду, как меня зовут! Это такая дыра — хуже Техаса… Посмотрите на мои руки! Это, по-вашему, руки джентльмена? — Он протянул раскрытые ладони, и Трафтен недоверчиво хмыкнул:

— Господи, да у тебя мозоли!

— Да, и, между прочим, на заднице тоже! Но это все мелочи по сравнению с местным климатом. Слепящее солнце и иссушающая жара летом и дикий холод зимой… И никого, кроме коров. Коровы! — Он вздрогнул и добавил: — И все женское население подходит под это описание.

— Но ты выжил, — сухо заметил Майлз. — И даже заработал уважение у местных хозяев ранчо — они писали мне. Признаюсь, меня это немало удивило.

— Не думайте, что это было просто… Да вы прекрасно знали, что меня ждет, когда посылали в эту глушь! Никто не хотел подчиняться зеленому новичку в городском костюме. И мне пришлось закатать рукава и приняться за дело… Я работал наравне со всеми. И уж тогда я смог указывать, какое пастбище огородить, на какое запустить скот и как уберечь траву от полного вытаптывания… Я сделал все, что вы хотели. А теперь я хочу, чтобы вы расплатились со мной.

— Ах да, партнерство.

— Не только. Прежде всего я хочу снова стать уважаемым человеком. Джентльменом. Хочу, чтобы меня принимали в приличных домах. Четыре года назад вы отобрали у меня эту жизнь, и теперь я жажду ее вернуть.

— Ты сам виноват в своих несчастьях, Грегори. — Майлз печально покачал головой. — Тебя подвела жадность. Ты шантажировал своего партнера, а потом его жену. Ты пытался ухаживать за моей дочерью, но не потому, что она тебе нравилась, а потому, что ты хотел добраться до моих денег. Ты даже последовал за ней в Техас, надеясь, что она в конце концов предпочтет тебя своему жениху… Ты заслуживал кое-чего похуже, чем Вайоминг.

Если Трафтен надеялся, что Грегори покраснеет от стыда, то он ошибся. Грегори считал свои поступки оправданными. Ибо он видел перед собой цель — разбогатеть и возвыситься. Так его воспитали. Так его учили: каждый за себя и все средства хороши.

— Вы и не собирались делать меня своим партнером, — проворчал он. — Вы надеялись, что меня убьют в этой дыре или я сбегу, не выдержав прелестей местной жизни, да? Вы не думали, что я смогу сдержать слово!

— Неужели это тебя удивляет? — сухо спросил Майлз. Он отошел от окна и сел за письменный стол, бережно положив перед собой письмо Виолетты. — Ты никогда не был человеком слова, и, признаю, я и не предполагал, что у тебя хватит мозгов и упорства не только удержаться в Вайоминге, но и заработать уважение местных фермеров.

— Но вам этого мало? Вы считаете, что я страдал недостаточно?

— Ты не изменился, — спокойно ответил Трафтен. — Ты заработал мозоли — да, но это только внешне. А в душе ты все тот же Клайн, для которого превыше всего деньги и власть. Ведь ты полагаешь, что именно это главное в жизни?

— И что? — Грегори не понимал, к чему клонит Трафтен.

Но тут Майлз, тяжело вздохнув, взял в руки письмо Виолетты, и глаза его увлажнились.

— Ты глубоко заблуждаешься, сынок. Без семьи, без любви жизнь пуста, и ни деньги, ни власть их не заменят.

«Ах ты, Господи, да он сейчас заплачет! « Грегори удивленно таращился на Майлза. Кто такая эта Виолетта Мэллори, что умудрилась превратить жесткого бизнесмена в сентиментального старика?

— Значит, таков ваш ответ? Я работал три года как вол. и теперь должен уйти, не получив в награду ничего, кроме шрамов и мозолей! — Клайн грязно выругался и пошел к двери. Потом обернулся и добавил: — Я мог бы ударить вас, Трафтен, но вы превратились в жалкого сентиментального старика, и я вряд ли получу удовольствие от этого… Хотя я и законченный негодяй.

— По крайней мере ты научился быть честным с самим собой. — Майлз смотрел на Грегори без тени страха.

Чтобы уж быть совсем честным, Грегори добавил еще пару непечатных слов на прощание и взялся за ручку двери. Но Трафтен остановил его:

— Подожди минутку, Клайн. Кто знает, может, Вайоминг и вправду пошел тебе на пользу… — Он помедлил, после чего произнес: — Я хочу предложить тебе еще одно задание. Если только ты не разучился вести себя с женщиной, как подобает джентльмену.

— За последние три года я не видел ни одной леди. И если вы собираетесь послать меня в другую дыру… Идите к черту, я не такой дурак.

— Ты не дурак, — согласился Трафтен. — Иногда ты бываешь очень даже сообразительным. И именно это качество потребуется тебе в данном случае… Я хочу, чтобы ты нашел Виолетту и привез ее домой.

— Чего ради я буду гоняться за девчонкой?

— Ради партнерства в моей фирме. Найди Виолетту — и я дам тебе все, о чем ты мечтаешь: долю в фирме, положение в обществе, деньги.

Грегори отпустил ручку двери и сделал несколько шагов к Майлзу.

— И это все, что от меня требуется? Найти девчонку и притащить ее домой?

— Есть еще кое-что… — Трафтен отвел взгляд.

— Да? — Теперь Грегори разбирало любопытство.

— Я думаю, она… могла сделать что-то ужасное. Майлз встал из-за стола и нервно заходил по комнате.

— Она взяла лучшего коня и продукты… Мне не жалко, дело в другом… Сегодня утром кто-то ограбил банк. Забрал довольно много денег. Генри Блейк не уверен, что грабитель был мужчиной. Он говорит: возможно, это был юноша или даже женщина. Я подумал… Виолетта не взяла денег… И ее прошлое…

— У вас есть племянница с прошлым? — Грегори насмешливо изогнул бровь.

— Это не твое дело… Но я боюсь, что Виолетта могла ограбить банк, чтобы иметь деньги для какого-то важного дела.

— Ограбила банк? — Клайн расхохотался. — Та серая мышка, которую я видел три года назад? Да вы, должно быть, шутите!

— Она очень изменилась с тех пор, — возразил Трафтен. — Стала настоящей красавицей. И я боюсь, что что-то — или кто-то — мог вложить в ее головку жажду мести. До меня дошел слух, что ее видели в… неподходящем для леди месте и в обществе человека с сомнительной репутацией.

Грегори не мог заставить себя поверить в услышанное. Тогда, три года назад, он не разглядел лица девочки. Она все время сидела в углу, сжавшись, как испуганный зверек. Помнится, он подумал тогда, что у нее красивые волосы — светлые локоны отливали золотом, — как у девушки, которую он встретил сегодня утром… Минуточку. Та женщина сказала, что ждет любовника, но целовалась, как невинная девушка. И она показалась ему знакомой…

— Но грабитель был одет как мужчина… — подумал вслух Грегори.

И тут он вспомнил, что у ног девушки лежала мужская одежда. Теперь он припомнил также, что это не был костюм джентльмена, в котором богатый человек поехал бы поразвлечься с любовницей. И почему он в тот момент не удивился, что лошадь была одна! Кстати, это было прекрасное животное.

— Опишите ее лошадь, — попросил он Майлза.

— Черный жеребец по кличке Блейз. Белые чулки на всех четырех ногах и белая отметина на носу.

Этого просто не может быть! Восхитительное создание, которое он встретил сегодня утром, и есть та серая мышка, которую он не удостоил взглядом три года назад? Невероятно! Но судя по всему, так и есть.

— Она взяла оружие?

— Да. Мой револьвер.

Грегори тихонько выругался, и Трафтен удивленно посмотрел на него. Клайн думал сейчас о том, что встретил женщину, которая, как он считал, принадлежит другому. Он поцеловал ее, пообещав себе сделать все, чтобы отбить такую красотку у ее любовника. А теперь выходит, что она девица, да еще племянница Майлза! Ах да, она ведь еще и банк ограбила! Кстати, Майлз предполагает, что она ушла с большими деньгами.

— А с чего это вы решили доверить мне такое поручение? — подозрительно спросил он Трафтена.

Тот, помолчав, ответил честно:

— Я не доверяю тебе. Но я слишком стар, чтобы разыскивать Виолетту самому. И мне не хотелось бы, чтобы в городе стало известно о ее побеге. Это вызовет скандал и множество сплетен. И у меня нет времени посылать за зятем. Так что ты лучшее, что у меня есть. Оправдай мои надежды — привези Виолетту домой целой и невредимой.

— А если я найду ее и просто отберу деньги?

— Что ж, сделай хотя бы это. Тогда полиция будет преследовать не ее, а тебя. И к тому же, если у нее не будет денег для выполнения ее планов, может быть, она вернется домой.

— Каких планов?

— Я не знаю. — Трафтен печально покачал головой. Грегори попробовал зайти с другой стороны:

— На самом деле она ведь вам не племянница?

— Она член моей семьи! — отрезал Майлз. — Обращайся с ней уважительно. — Он вздохнул, и плечи его поникли. — Грабитель сказал Генри Блейку, что направляется в Коффивилл, штат Канзас. Если банк действительно ограбила Виолетта, то я даже представить себе не могу, каким путем она поедет… Возможно, она поедет верхом или решит продать коня…

— Я знаю, какой дорогой она поедет, — уверенно заявил Грегори.

— Как ты можешь это знать? — Майлз недоуменно нахмурился.

Грегори молчал, улыбаясь приятным воспоминаниям: Виолетта стоит перед ним, ее длинные волосы падают на плечи, прикрытые тонкой тканью сорочки, а груди торчат вперед, приподнятые корсетом, который она собиралась зашнуровать. Если бы он не был джентльменом, то мог бы попытаться добиться не только поцелуя…

— Думаю, я встретил Виолетту сегодня утром, когда подъезжал к городу, — произнес он.

Трафтен вскочил с места и, шагнув к Грегори, схватил его за руку:

— С ней все было в порядке? — О да!

— Слава Богу! Тогда не медли — чем скорее ты уедешь, тем скорее ее найдешь.

— Я еще не дал своего согласия, — напомнил ему Грегори.

— Ты моя единственная надежда! — взмолился Майлз. — Ты хотел завоевать мое уважение и добиться положения в обществе? Так найди Виолетту и привези ее домой! Даже если ты будешь верен себе и просто отберешь у нее деньги — это уже сможет помочь ее вернуть.

Какие возможности! Красивая женщина и деньги! Вместе замечательно, и по отдельности неплохо. Про любовника девушка наверняка соврала. Кем бы она ни была, Майлз относится к ней как к члену семьи и очень к ней привязан. А раз она еще и леди, то вырисовываются неплохие перспективы и для брака…

— Ладно, — кивнул он. — Я найду Виолетту. Но партнерство привлекает меня больше, чем ворованные деньги. Клянетесь, что дадите мне долю в фирме, если я выполню ваше задание?

— Клянусь, — торжественно ответил Майлз. — Только привези Виолетту домой. Она не могла уйти далеко… Но я дам тебе денег — кто знает, что может случиться в дороге.

Прежде чем открыть сейф и достать обещанные деньги, Трафтен попросил Грегори выйти из комнаты. Грегори горько усмехнулся. Вот вам и доверие! Но с другой стороны, что кривить душой — он сам никогда не считал себя слишком порядочным, а потому глупо требовать, чтобы таким его считали другие.

Через минуту Майлз вышел и протянул ему толстую пачку банкнот.

— Надеюсь, этого тебе хватит.

Грегори сунул деньги в карман и повернулся, чтобы уйти, но Трафтен опять остановил его.

— Еще одна вещь, — произнес он, пристально глядя на Грегори. — Я требую, чтобы с Виолеттой ты вел себя как джентльмен. Она леди… и ее смущает присутствие мужчин.

— Да что вы? Я почти поверил, — буркнул в ответ Клайн.

Он ушел, оставив Трафтена в недоумении. Пусть поразмышляет. Ему, Грегори Клайну, тоже есть о чем подумать. Благодаря загадочной девушке по имени Виолетта Мэллори перед ним открылись невероятные возможности. Он может просто привезти ее домой и заработать партнерство в фирме. Он может украсть ее деньги и сбежать. А может… соблазнить ее и жениться, войдя таким образом в семью Трафтена. Но самым лучшим было бы все это совместить.

Глава 3

Мыльная пена с пузырьками. Виолетта по-детски улыбнулась и, набрав полную горсть пены, дунула. Пузырьки разлетелись, поблескивая веселыми искорками. Замечательно. Она лежала в горячей ванне, наслаждаясь покоем. Пока ее план работал неплохо. Расставшись с Грегори Клайном, она переоделась в женское платье, и вовремя — вскоре мимо нее пронеслись вооруженные всадники, посланные вдогонку за грабителем. Никто даже не взглянул в ее сторону. Они искали мужчину.

Потом она опять надела бриджи и рубашку — путешествовать в одиночку безопаснее в таком виде. А на подъезде к славному городу Бунвиллю она вновь превратилась в девушку. И в роскошном платье она сняла себе номер в гостинице. Очень неплохой номер, да и ванна прекрасная.

Виолетта испытывала угрызения совести. Она расплатилась за комнату и ванну чужими — ворованными — деньгами. Но с другой стороны, никто и не ожидает, что грабитель сохранит все украденные деньги в неприкосновенности, поэтому, если при аресте отца некоторой суммы недосчитаются, это покажется вполне естественным.

Она провела в пути три дня и заслужила нормальную кровать и горячую воду. Ох нет, чувство вины с новой силой навалилось на нее — ничего она не заслужила! И тех трех лет, что она провела под крышей «дяди Майлза», — тоже.

Лайла Финч, дочь Майлза, приехала в Техас, чтобы преподавать юным леди правила хорошего тона и манеры. Но там не обнаружилось юных барышень, которым нужны были хорошие манеры, и Лайла взялась за девушек, которые трудились в салуне «Салли». Среди них оказалась и Виолетта, кухарка и посудомойка в одном лице.

Но Лайла не просто опекала Виолетту. Она дала ей возможность начать новую жизнь! Майлз привез ее в Сент-Луис и представил всем как свою племянницу из Бостона. Виолетта не была балованной горожанкой и утонченной леди, как Лайла. Она была дочерью человека, чьи предки веками не ладили с законом. Человека, который продал ее, когда ей исполнилось четырнадцать лет, и тем самым обрек на жизнь в аду. А потом ей пришлось жить во лжи. Но теперь пришло время исправить то, что можно, и предотвратить худшее — нельзя допустить, чтобы ее сестренка или братья повторили ее путь.

Она подумывала рассказать Майлзу о своей семье. Он понял бы ее желание спасти братьев и сестру. Но вряд ли смог бы понять горечь и ненависть, которые сжигали ее мозг, вызывая желание убить. Убить тех двоих, что сломали ей жизнь и искалечили душу.

Пойди она к Майлзу и расскажи о своих планах — он постарался бы ее отговорить. А в случае неудачи поехал бы с ней в Канзас. Но Виолетта полюбила своего «дядюшку», а потому не могла доверить ему свои планы, равно как и тайны своей прошлой жизни.

Но может, она просто смалодушничала? Испугалась, что Майлз отшатнется от нее? Нет, он не перестал бы любить ее как дочь, даже узнав правду… И он поехал бы за ней. Или послал кого-нибудь ..

Виолетта беспокойно пошевелилась. В ванне было тепло и уютно. Она закрыла глаза и принялась размышлять. Кого бы он послал разыскивать ее? Городские исключаются — Майлз не захочет сплетен. У него есть зять, которому он доверяет, но Грейди далеко… А сам Майлз поехать не сможет — он уже не молод. Нет, он нашел бы молодого и быстрого… Такого, как…

— Здравствуй, Виолетта.

Она открыла глаза и села. В полутемном углу комнаты стоял мужчина. Виолетта поспешно нырнула в мыльную пену.

— Кто вы? Как вы сюда вошли? Мужчина сделал шаг вперед, и она узнала Грегори Клайна, встреченного так некстати на берегу Миссисипи три дня назад. Это не сильно успокоило ее. Разве только чуть-чуть.

— Я сказал хозяину гостиницы, что ищу женщину, которая путешествует одна. Ты ведь сообщила ему, что ждешь мужа, вот он и решил, что я тот самый муж… Похоже, у меня входит в привычку заставать тебя неодетой.

Виолетта действительно рассказала хозяину гостиницы «Баллентайн-Хаус» историю о муже, который якобы задержался в пути. Молодой леди не пристало путешествовать одной, и эта небольшая ложь предотвратит сплетни. И вот пожалуйста — вымысел обернулся против нее!

— Клайн, — выдохнула она, — что ты здесь делаешь?

— Ты ведь и сама знаешь ответ, зачем же спрашивать? Он сделал еще один шаг к ней. Теперь он был одет в обычный для ковбоя наряд, и Виолетта испуганно подумала, не сбросил ли он манеры джентльмена вместе с дорогой одеждой. Ее револьвер лежал в чемодане, а чемодан стоял на кровати. Помедлив секунду, Грегори уселся на кровать.

— Если ты не возражаешь, я хотела бы спокойно вымыться, — язвительно произнесла она.

— Ради Бога!

Это невозможно. Она сидит в ванне, а в ее комнате находится малознакомый мужчина, который и не собирается уходить.

— Я имею в виду, ты должен выйти, чтобы я могла привести себя в порядок!

— Не могу. Я ехал за тобой три дня. И теперь не собираюсь с тобой расставаться, так как должен доставить тебя в Сент-Луис.

— Тебя послал Майлз? — Виолетта почувствовала себя очень неуютно. Вода остывала, и пена начала оседать.

Вместо ответа он взял ее чемодан.

— Ты здесь прячешь ворованные деньги?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Значит, можно открыть и посмотреть?

В чемодане были не только деньги — там же был и револьвер, до которого Виолетта мечтала добраться как можно скорее. Попробовать сыграть на его чувствах?

— Ты называешь себя джентльменом. Настоящий джентльмен никогда бы не полез в чемодан девушки, чтобы копаться в ее личных вещах и белье.

Нахмурившись, Клайн поставил чемодан на пол.

— Ладно, — неохотно буркнул он. — Я обещал Майлзу обращаться с тобой как с леди.

Его слова не произвели на Виолетту большого впечатления. Майлз слишком часто называл этого человека «волком в овечьей шкуре». Она должна все время быть начеку.

— Пожалуйста, подвинь ко мне чемодан, а потом отвернись, чтобы я могла одеться.

— Ты и так прелестно выглядишь. — Он с удовольствием разглядывал ее.

Она опустилась поглубже в воду и пообещала:

— Я пожалуюсь дяде Майлзу, что ты обращался со мной без должного уважения?

— Ты за словом в карман не лезешь, да? — Клайн улыбался.

— Что он тебе пообещал? — Она решила сменить тему.

— А почему ты решила, что он мне что-то обещал? — Улыбка его уже не была такой широкой. — Может, я взялся за это поручение просто по доброте сердечной? Хотел оказать ему услугу?

Она хмыкнула:

— Твоя репутация так широко известна, что кое-какие слухи достигли даже моих ушей, а потому я не верю в твое бескорыстие.

Грегори опустил голову, и Виолетта с удивлением обнаружила, что он смущен. Но он быстро взял себя в руки.

— Видишь, как хорошо ты меня изучила. А я не знаю о тебе почти ничего. Зачем ты едешь в Коффивилл?

Виолетта начала дрожать. Вода остыла, пена с чудесными пузырьками больше не покрывала ее тело. Пора избавляться от этого человека. — Не твое дело. Сколько я должна тебе заплатить, чтобы ты оставил меня в покое?

— Это интересный вопрос. — Он потер подбородок. — А сколько ты взяла в банке?

Но Виолетта не могла использовать деньги, украденные в банке. Ей нужно сохранить большую их часть, чтобы подставить отца. Чтобы улики выглядели достаточно убедительно, она должна сохранить мешки с печатями банков и ту сумму, которая будет хоть приблизительно соответствовать награбленному.

— Подай мне чемодан, чтобы я могла одеться, и тогда мы сядем и спокойно обсудим эту проблему, — попросила она.

— Смотри, без фокусов, — предупредил Грегори. Вспомнив изысканную леди Лайлу Финч, Виолетта постаралась изобразить оскорбленное достоинство:

— Я никогда не отступаю от своего слова, мистер Клайн. Если вы думаете по-другому, значит, вы относитесь ко мне без всякого уважения и…

— Ладно, ладно. — Он подтолкнул чемодан к ванне, встал и, повернувшись спиной к Виолетте, проворчал: — Только поторопись. Я ничего не ел со вчерашнего вечера…

Виолетта выпрыгнула из ванны, схватила пеньюар в одну руку, револьвер в другую — и дуло уперлось в Грегори прежде, чем он успел договорить.

— А вы не блещете умом, да, мистер Клайн? — злорадно спросила она.


Виолетта Мэллори не подходила под определение «женщина, которая держит свое слово». Грегори принял как данность, что она леди, и, значит, не снизойдет до столь откровенного коварства. Но раз уж она не считает нужным играть по правилам, то и он не обязан разыгрывать из себя рыцаря. Он повернулся. Она отступила на шаг. Одной рукой она прижимала к себе пеньюар, и тонкая ткань, прилипнув к влажной коже, скорее подчеркивала, чем скрывала всю прелесть ее молодого тела. Зрелище было столь соблазнительным, что Грегори не сразу заметил, что в другой руке она держит револьвер.

— Ты не можешь меня застрелить вот так, — хмыкнул он. — Сюда сбежится толпа народу, и тебе придется многое объяснить.

— Уверяю тебя, я придумаю такую причину, что она всем покажется достаточно весомой.

Да уж, с мозгами у нее явно все в порядке. Он опустил взгляд. И не только с мозгами. Какое восхитительное тело! Оно просто создано для того, чтобы ублажать мужчину и предаваться плотским радостям. Грегори с некоторым трудом заставил себя оторваться от этого волнующего зрелища и посмотреть ей в лицо. А личико-то у нее ангельское.

Несмотря на всю невыгодность своего положения, Грегори не мог поверить, что Виолетта способна взять и убить его. Обаяние не раз его выручало, надо попытаться и сейчас прибегнуть к нему.

— Если уж ты твердо решила стрелять, то я гораздо охотнее отправился бы на тот свет, получив прощальный поцелуй.

Но эта девица даже не улыбнулась!

— Я не собираюсь убивать тебя сейчас, — серьезно заявила она. — Просто свяжу, чтобы иметь возможность отъехать подальше… Только не советую опять преследовать меня.

— Не могу этого обещать, — с неожиданной честностью ответил Грегори. — Я дал слово Майлзу, что привезу тебя домой, и собираюсь это слово сдержать.

Черт возьми, теперь он и сам не знал, чего ему хочется больше. Денег? Долю в фирме? Женщину? Денег и женщину? Женщину и долю в фирме? Или просто денег?

— В следующий раз тебе не удастся захватить меня врасплох. — Виолетта махнула револьвером в сторону стула. — Садись. Только без резких движений.

— Без резких движений? — Грегори вопросительно вскинул брови. — Таких?

Он неожиданно рванулся вперед и схватил руку, сжимавшую револьвер, направив дуло вверх. Виолетта отчаянно сопротивлялась, и силы в ней оказалось гораздо больше, чем он предполагал. Ей пришлось выпустить пеньюар из рук, и теперь Грегори прижимал к себе обнаженное и очень красивое женское тело. Воспитание не позволяло ему даже в такой ситуации пялиться на нее слишком откровенно, но и проиграть в этой схватке он тоже не мог — это окончательно подорвало бы его репутацию. Пришлось прибегнуть к грубой силе. Он повалил Виолетту на кровать и вывернул ей кисть. Вскрикнув от боли, она выпустила оружие. Грегори смотрел в ее сердитое, но от этого не менее прелестное личико, чувствовал под собой ее горячее тело, и его одолевали естественные, но не достойные джентльмена мысли. В частности, он вспомнил вчерашний поцелуй.

— Даже не думай об этом! — прошипела Виолетта. — И отпусти меня сейчас же!

— Три дня назад ты не была такой неприступной… — ухмыльнулся Грегори.

По правде говоря, он не привык, к столь яростному сопротивлению. Большинство представительниц прекрасного пола считали его очень привлекательным. Но эта девица смотрела на него сузившимися от гнева глазами и стискивала зубы от отвращения.

— Я поцеловала тебя, чтобы отвлечь твое внимание и получить возможность добраться до оружия — только и всего. И не воображай, что мне понравилось — ничего подобного!

Уязвленный, Грегори вернулся к воспоминаниям об их первой встрече… Нет, определенно был момент…

— Знаешь, у меня достаточно опыта, чтобы понять, наслаждается ли женщина поцелуем. Так вот, смею утверждать, что тебе понравилось.

— А я говорю — нет, ты, самовлюбленный наглец! Грегори поморщился… Да, если он вызывает у нее отвращение, то ухаживать за ней будет нелегко… Она же была для него восхитительно желанной. У нее чудесные глаза, синие, почти фиалковые. И длинные ресницы. Нежная кожа, высокие скулы, аккуратный прямой носик и прелестная маленькая ямочка на подбородке. А полные розовые губы прямо созданы для поцелуев. Может, поцеловать ее еще раз, чтобы напомнить, что тогда, на берегу Миссисипи, ей это понравилось?

— Ладно, — пробурчал он наконец. — Пожалуй, пора кончать эту перепалку. Я отпущу тебя, и мы поедем к Майлзу.

Что-то похожее на испуг мелькнуло в ее глазах. Грегори начал подниматься, но она, вцепившись в его воротник, вдруг спросила:

— Разве ты не хочешь поцеловать меня снова?

— Ты ведь только что сказала, что тебе не нравятся мои поцелуи, — изумился он.

— Это правда. — Она закусила губку и задумчиво посмотрела на него. — Но может, тебе удастся меня переубедить?

Грегори стоило бы думать о более важных вещах: где она спрятала деньги и как убедить ее отдать их ему. Сколько, интересно, там вообще денег… Но он не мог думать ни о чем, так хотелось ему поцеловать это прелестное создание. Кроме того, он ведь должен очаровать ее — вот и шанс! В конце концов, если он женится на Виолетте, Майлзу придется обращаться с ним как с членом семьи. Стать партнером и членом семьи Майлза Трафтена, самого богатого человека в Сент-Луисе, — разве можно устоять перед таким искушением! И перед искушением этих губ он тоже устоять не смог. И поцеловал ее.


У Виолетты были свои причины желать этого поцелуя. Она убедилась, что мистер Клайн уверен в своей неотразимости. Похоже, он решил, что достаточно иметь симпатичную внешность и хорошо подвешенный язык — и он сможет ее соблазнить. Наверное, он считает всех женщин безмозглыми куклами, созданными для удовлетворения его прихотей. Но ни этот мужчина и никакой другой никогда больше не смогут использовать ее в своих целях. Наоборот, это она воспользуется глупостью этого самовлюбленного павлина, отвлечет его внимание и доберется до оружия. Только Бог знает, как противно ей лежать под ним вот так, да еще целовать его! Но ради своих братьев и сестрички она вытерпит и не такое.

Поцелуй был столь же нежным, как и тот, первый, в предместьях Сент-Луиса. Дыхание Грегори было чистым, от него не пахло спиртным Кожа его было гладкой, а губы ласкали, не причиняя боли. Сердце Виолетты забилось быстрее, и она сказала себе, что это, должно быть, от страха. И тут он прижался к ней, и все мысли и приятные ощущения испарились. Осталось только одно желание — бежать. Она действовала скорее инстинктивно, чем обдуманно, — нашарила на кровати револьвер и обрушила рукоятку на голову Грегори. Он оторвался от ее губ, и она успела заметить изумление в его глазах. И ударила еще раз.

Потеряв сознание, он навалился на нее всей тяжестью, и она с трудом выбралась из-под неподвижного тела. Ей даже стало жаль его. «Прости», — пробормотала она. Но задерживаться она не могла. Что-то подсказывало ей, что он может очнуться не в лучшем расположении духа, а потому надо бежать отсюда, и поскорее.


Грегори пустился в погоню в препаршивом настроении. На голове у него была огромная шишка, и он больше не хотел соблазнять Виолетту Мэллори или возвращать ее в дом Майлза Трафтена. Признаться, сейчас он с огромным удовольствием свернул бы ей шею. Она кокетничала с ним, завлекала, а потом выставила полным дураком! Теперь он был уверен, что эта девица совсем не та, за кого ее принимает простак Майлз.

Это же надо: лгать не моргнув глазом, заставить мужчину потерять голову, а потом огреть его по этой самой голове! Он всегда считал, что привлекательной женщине мозги не нужны. Но у этой они были и работали дай Бог!

Потом Грегори пришла в голову новая мысль: зачем Виолетте понадобилось грабить банк, если к ее услугам были немалые деньги Трафтена? А может, старик выдумал историю с ограблением, чтобы отделаться от него, и у Виолетты нет при себе никаких денег?

Тем не менее он проникся невольным уважением к девушке, проявившей незаурядный ум и смекалку. Пожалуй, она и впрямь могла бы ограбить банк. Он даже подумал, остался ли у него шанс продолжить ухаживание? Хотя, может, стоит поостеречься, а то не успеешь оглянуться, как она опять схватится за оружие. Намного благоразумнее доставить ее Майлзу. Став партнером в солидной фирме и заняв достойное место в обществе, он без труда найдет менее опасную претендентку на роль жены.

Грегори продолжал мчаться вперед. Он не был уверен, что Виолетта выбрала именно эту дорогу, но владелец гостиницы указал направление, в котором она скрылась, и подтвердил, что она уехала верхом. Кроме того, Клайн не сомневался, что Виолетта не поедет по главной дороге. Она постарается держаться не слишком оживленных мест, но не станет отклоняться далеко в сторону. А едет она в Коффивилл. Только вот зачем? Он никак не мог понять, что могло заставить молодую девушку предпринять столь опасное путешествие, да еще в одиночку, и к тому же предварительно ограбив банк.

Но самое неприятное заключалось в том, что она была не только загадочна, но и красива. Он никак не мог выкинуть из головы воспоминания о недавней встрече: вот Виолетта стоит обнаженная, прекрасная, с нежной кожей и прижимает к груди тонкий пеньюар. Кто же она такая?

Надо привести мысли в порядок, одернул себя Грегори. Слишком многое поставлено на карту. Если он не хочет остаток жизни провести в какой-нибудь дыре вроде Вайоминга, он должен ее найти. Она — ключ к лучшей жизни.

Через некоторое время Грегори начал поглядывать по сторонам, отыскивая местечко для отдыха. Он ехал весь день, и теперь голова у него гудела, а в желудке урчало от голода. Если удача не отвернулась от него, он нагонит ее завтра утром.

В конце концов, может, все не так плохо, как кажется? Правда, пока все шло не очень гладко, но, может статься, она все-таки поддастся на его обаяние, и они поладят. Убедив себя в этом, Грегори воспрянул духом. Последнее время ему не везло с женщинами. Он был уверен, что с помощью шантажа сможет заставить Камиллу Лэнгтри отдать ему часть ранчо. Но все его планы рухнули, и он не только потерял свое положение в компании Майлза, но и был изгнан из Сент-Луиса.

А потом он решил приударить за Лайлой Трафтен, в замужестве Финч, дочерью Майлза. Конечно, он нацеливался на деньги ее папаши. Но когда он поехал за ней на это чертово ранчо в Техасе… Он ведь и вправду был уверен, что тот ковбой держит ее там насильно… Чем все закончилось, лучше не вспоминать…

Похоже, все женщины, связанные с семьей Трафтена, приносят ему несчастье. Но с Виолеттой все будет по-другому, пообещал себе Грегори Клайн. Просто надо ее перехитрить. О том, что они встретились дважды и оба раза он остался в дураках, Грегори предпочел забыть.

Внезапно тишину разорвал крик. Лошадь Грегори, заржав, поднялась на дыбы. Грегори молниеносно выхватил револьвер. Снова крик, но на этот раз он резко оборвался, словно кому-то зажали рот. Конечно, не его дело, что происходит в той рощице впереди. Может, муж решил проучить жену… А вдруг это кричала Виолетта? И тут он почувствовал уверенность, что так оно и есть. Грегори спрыгнул с лошади и поспешил вперед.

То, что он увидел, спрятавшись за деревом, привело его в ярость: Виолетта, связанная, лежала на земле с кляпом во рту, а над ней стояли двое мужчин, чьи намерения не вызывали ни малейших сомнений. Не колеблясь, Грегори шагнул вперед:

— Эй вы, отойдите от нее!

Негодяи были без оружия — их пояса валялись на земле. Грегори отшвырнул их подальше и ткнул револьвером в лицо одному из бандитов.

— Я сказал — отойдите от нее! Убирайтесь отсюда, не то я убью вас обоих!

Мужчины переглянулись и поспешили к лошадям. Грегори, не опуская оружия, ждал, пока они скроются из виду. Девушка, пытаясь что-то сказать, извивалась в своих путах. Наконец Грегори убрал револьвер и подошел к ней.

— Видишь, что происходит с глупыми женщинами, которые ездят по глухим дорогам в одиночку?

Он хотел сказать кое-что еще, но увидел слезы в ее синих глазах. Личико ее побледнело, и он решил повременить с упреками. Грегори вытащил кляп, и Виолетта начала жадно глотать воздух. Рядом с ними валялись пояса с оружием, и он заколебался, не решаясь развязать Виолетту. А посему ограничился тем, что посадил ее, и, решив, что она нуждается в утешении, обнял за плечи. Но Виолетта отшатнулась. Грегори печально вздохнул:

— Не веди себя так, словно я собираюсь тебя бить. Я не сделаю этого, хотя ты и украсила мою бедную голову здоровенной шишкой.

— Замолчи! — прошипела она. — Ты даже не представляешь, что ты натворил…

— По-моему, я только что спас тебя от изнасилования. Думаю, «спасибо большое» — это самое меньшее, что …

— Они забрали с собой деньги, — простонала она. — Я как раз закапывала их, когда они на меня набросились.

— Деньги? — Грегори почувствовал, что неприятности еще только начинаются. — Те, что ты украла в банке в Сент-Луисе?

Виолетта молча кивнула.

Грегори потер лицо ладонями. Значит, она и вправду ограбила банк, а он не мог в это поверить. Хотя, учитывая все прочие ее выходки, чему тут удивляться…

Несколько минут он обдумывал возможность погони, но отверг эту мысль как слишком рискованную. Двое против одного — уже плохо, к тому же теперь ему не удастся застать их врасплох.

— Что ж, у тебя нет другого выхода, как только вернуться домой, — вздохнул он.

— Вернуться домой? — Щеки Виолетты мгновенно порозовели. — А ну развяжи меня — я поеду за ними!

— Черта с два, — холодно ответил Грегори. — Ты немедленно отправишься домой! Ты что — сумасшедшая? И вообще, зачем тебе понадобилось грабить банк? У тебя неприятности?

Виолетта с трудом сдерживала рыдания. Если бы не Грегори, эти люди изнасиловали бы ее, унизили, избили и бросили здесь умирать. Поэтому она не могла не испытывать благодарности к этому человеку. Но с другой стороны, ее план потерпел крах именно из-за его вмешательства. Деньги украли, но важнее денег для нее были банковские мешки — они докажут властям, что именно ее отец совершил это и другие ограбления.

Она планировала ограбить еще несколько банков по пути в Коффивилл, каждый раз упоминая имя Далтона и заставляя банковских служащих класть деньги в мешки с печатями банка. Первое ограбление было самым важным — оно должно было положить начало цепочке, проложить след, который протянется через весь штат Миссури. Но все это совершенно не касалось Грегори.

— У меня прекрасная идея, — устало проговорила Виолетта. — Почему бы тебе самому не отправиться домой? Как только ты приближаешься ко мне, с тобой случаются неприятности. Не лучше ли поберечься…

— Ты так и не ответила, какова твоя цель и зачем ты ограбила банк в Сент-Луисе. Насчет неприятностей ты права, но дело в том, что в тебе ключ к моему будущему: я получу долю в фирме Майлза, только если привезу тебя домой.

Ах, вот как! Значит, все, что она слышала о Грегори Клайне, правда: для него самое важное в жизни — деньги и положение в обществе. Должно быть, он и целовал ее не потому, что она ему понравилась, а чтобы очаровать и заставить делать то, что ему нужно. С ней это не пройдет. Но раз он так хочет, она притворится глуповатой и совсем беззащитной. Да, весь прошлый опыт говорил ей, что мужчины любят беззащитных женщин. Это позволяет им чувствовать себя сильными.

Она перестала сдерживаться, и из глаз ее полились слезы.

— Значит, тебя волнует только бизнес? Подумаешь, доля в фирме! Ты мечтаешь всю жизнь плясать под дудку Майлза? А я-то… я думала, что нравлюсь тебе… ведь ты меня целовал! — произнесла она дрожащими губами.

— Ну вообще-то ты мне действительно нравишься… — с готовностью ответил Грегори, но тут же нахмурился. — Я не собираюсь плясать под дудку старика, я…

Неожиданно замолчав, он внимательно посмотрел на Виолетту:

— К чему этот разговор? Опять хочешь оставить меня в дураках, разыгрывая беззащитного ангелочка? На этот раз не выйдет! Ты ведь говорила, что наслышана о моем прошлом, так неужели ты не знаешь, что у меня нет сердца?

Виолетта его почти не слушала. Только сейчас до нее дошло, какой опасности она подвергалась, когда двое мужчин появились ниоткуда и набросились на нее. Они обрадовались и деньгам, и предстоящему развлечению. Она поступила глупо, размотав повязку, стягивающую грудь, и распустив волосы. Хотя, если бы негодяи приняли ее за мужчину, то, увидев деньги, просто пристрелили бы, и все. И Грегори не успел бы ее спасти… Пережитый ужас дал себя знать, и она разрыдалась.

— Знаешь, я правда благодарна, что ты спас меня, — пролепетала она сквозь слезы.


Виолетта ломала голову, как же ей избавиться от этого человека? Но тут ее вдруг осенило: а что, если оставить его при себе на некоторое время? В конце концов, он доказал, что может быть весьма полезен, а ее путешествие еще только начинается… Интересно, сможет ли она его подкупить?

— Если ты поможешь мне догнать этих людей и вернуть деньги, я поделюсь с тобой.

— Ты ненормальная? — Он сердито покачал головой. — Они уже далеко… К тому же теперь они будут начеку и нам даже близко подойти не удастся — они просто нас пристрелят.

— Их оружие осталось здесь, — напомнила ему Виолетта.

— Добыть оружие — пара пустяков. Нет, дорогая, ты должна смириться с тем, что эти деньги пропали, и позволить мне отвезти тебя домой.

Ирония заключалась в том, что она действительно торопилась домой, в свое родовое гнездо. Но Грегори этого знать не мог. Виолетта должна добраться до отчего дома. Когда она последний раз видела сестренку, той было девять лет. Теперь ей должно быть четырнадцать. Именно в этом возрасте отец продал Виолетту своему приятелю за ящик виски. Неужели он продаст и младшую дочь?

Здравый смысл подсказывал ей, что Грегори прав: ей не догнать негодяев и не получить обратно денег. Но она должна продолжить свой путь.

— Хорошо, — с притворным смирением произнесла она. — Наверное, ты прав. И раз мой план не удался, то утром мы поедем домой. Но только я хотела бы заехать в Бунвилл — привести себя в порядок. И вообще, лучше заплатить кому-нибудь, чтобы лошадей отвели домой. Тогда мы смогли бы вернуться поездом.

На лице Грегори отразилось облегчение. Но он тут же спохватился:

— Ты опять хочешь меня одурачить?

— Одурачить? — Она смотрела на него синими, полными слез глазами. — Ты ведь сам сказал, что денег не вернуть. Что мне остается? Только возвратиться к дяде Майлзу.

Клайн снял шляпу и взъерошил волосы. Потом вспомнил:

— Кстати, ты так и не рассказала, в чем заключался твой план.

Еще чего! Да и вообще, расскажи она правду, еще неизвестно, как он к этому отнесется. Да, он не ангел и на его репутации тоже есть темные пятна, но ее прошлое…

— Такая уж у меня была прихоть — ограбить банк. А теперь развяжи меня, и я приготовлю ужин. Если выехать до рассвета, то к обеду мы будем в Бунвилле.

Желудок Грегори отозвался на упоминание об ужине голодным урчанием.

— Поклянись честью, что не убежишь!

— Клянусь! — с готовностью ответила Виолетта. Он не знает, что ее честь давно украдена, а потому она может лгать с чистой совестью. А пока она отправилась готовить ужин и разрабатывать новый план.

Покончив с едой, они завернулись в одеяла, расстеленные на приличном расстоянии друг от друга. Виолетта лежала без сна, и ей опять было страшно. Да, днем Грегори был в ярости и угрожал убить насильников. Но, насколько Виолетта знала мужчин, он мог преспокойно занять их место и добиться своего. Она ему не доверяет. Она никому не доверяет — только дяде Майлзу. Он обращался с ней как с родной дочерью — был добрым, щедрым и ничего не требовал взамен. Без него она так и осталась бы в том салуне — мыть полы, готовить и всегда бояться, что в любой момент ее позовут наверх и там ей придется выполнять совсем другие обязанности.

Лайла спасла ее, и три года Виолетта жила в доме Майлза. Носила красивую одежду и училась вести себя как леди. Но внутри она осталась Виолеттой Далтон, и ее прошлое изменить никто не сможет. А потому за него надо отомстить — тем негодяям, что искалечили ей жизнь.

Она прислушивалась к ровному дыханию Грегори. Он спит. Виолетта попыталась расслабиться, но пережитый страх не обещал спокойного сна. Она сопротивлялась усталости изо всех сил, но постепенно сон сморил ее. И тогда прошлое вернулось. Дьявол опять терзал ее, и от него пахло виски и мерзостью. Она забилась и закричала.

Сильные руки схватили ее за плечи, и она сжалась, ожидая ударов, но руки оказались неожиданно нежными. Грегори отвел волосы, упавшие на залитое слезами лицо, обнял ее, шепча успокаивающие слова. Кошмар отступил, но слезы позора и ненависти продолжали струиться из-под сомкнутых век.

Никто раньше не помогал ей прогнать чудовище. Да она и не позволила бы никому прикоснуться к себе, обнять ее и шептать на ухо, что все будет хорошо. Но сегодня, первый раз в жизни, она нашла утешение в объятиях другого человека — и этим человеком был Грегори Клайн.

Глава 4

На горизонте показался Бунвилл, и Грегори вздохнул с облегчением. До этой минуты Виолетта держала слово. Ему ужасно хотелось выпить, и он решил заглянуть в какой-нибудь салун, пока его спутница будет принимать ванну в гостинице.

Эта ночь смутила его. Он ожидал запоздалой реакции на пережитый страх — это было бы только естественно. Но когда эта реакция наступила, он был поражен уязвимостью Виолетты. Несколько часов она плакала, прижавшись к его плечу, и ее рыдания разрывали ему сердце — хоть люди и говорят, что сердца у него нет.

Когда наступил рассвет, она выглядела измученной и смущенной. Грегори всю ночь не спал, но утром счел своим долгом джентльмена самому приготовить завтрак. Кофе помог согреться и собраться с силами, и вот уже несколько часов они скачут по дороге, едва обменявшись за все время десятком слов.

— Думаю, мы не сможем уехать на поезде раньше завтрашнего утра, — проговорил Грегори, пытаясь завязать разговор. — Надеюсь, на настоящей кровати и под крышей тебе удастся спокойно выспаться.

Она покраснела от смущения.

— Да и тебе тоже нужен отдых. Прости меня за вчерашнее… ну, что я не давала тебе спать.

— Забудь об этих негодяях. Думай о том, что скоро ты будешь дома, в безопасности и ничего подобного больше никогда не случится.

Виолетта улыбнулась, но Грегори отметил, что это была невеселая улыбка.

— Ты так храбро бросился мне на помощь, — произнесла она с искренней благодарностью. — И потом… потом ты тоже был очень добр ко мне.

Грегори подумал, что мало кто из знакомых назвал бы его храбрым и уж точно никто не назвал бы добрым. И поторопился объяснить:

— Я не мог допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Майлз взял с меня слово, что ни я и никто другой не посягнет на твою честь.

— Ах вот как… Ну что ж, спасибо, что внес ясность в мотивы своих поступков. Я и забыла, что человек, у которого нет сердца, не может совершить доброе дело. — Голос ее звучал сухо.

Решив, что ни к чему портить отношения, Грегори поспешил извиниться:

— Прости, если я был нетактичен и мои слова обидели тебя… Я не хотел.

— У меня проблемы со всепрощением, — холодно ответила Виолетта.

«Почему у меня все так нескладно получается», — огорчился Грегори. Люди всегда находили его очаровательным, а тут он не может удержаться даже на уровне простого дружелюбия… Надо заставить ее улыбнуться, а то бедняжка опять выглядит как раненый ангел.

— Знаешь, я тоже никогда не умел прощать, — с напускной легкостью заявил он. — Видишь, у нас все же есть что-то общее.

Она наконец улыбнулась, и Грегори это обрадовало. «Похоже, ей нечасто приходилось веселиться», — подумал он. У нее очень красивые глаза — большие и голубые, но слишком печальные. И он пока не может понять почему. Может, она скучает по дому сильнее, чем хочет показать? Пожалуй, стоит завязать разговор о каких-нибудь общих знакомых — такие наверняка найдутся. Вдруг это сблизит их еще немножко?

— Ты знаешь Кэтрин Симз? — спросил он.

— К несчастью, да. — Она поджала губы.

— Пару лет назад она была законодательницей мод и манер в Сент-Луисе.

Виолетта передернула плечами.

— Она не умеет есть суп и хрустит костяшками пальцев, когда думает, что ее никто не видит.

Грегори расхохотался. Да, давненько у него не было возможности посплетничать о светских дамах, и к тому же так откровенно.

— Точно, я тоже заметил, что костяшки пальцев у нее слишком большие. Хотя, конечно, не догадывался, почему это.

— Она тебе нравится?

«Надо же, она не только посмотрела на меня, но и проявила интерес к моей персоне! « — чуть ли не с гордостью отметил Грегори.

— А ты будешь ревновать, если я скажу «да»?

— Нет, я просто хотела предупредить, что она набрала немало килограммов с тех пор, как ты видел ее в последний раз.

— Не удивлюсь, если это так. Она всегда задерживалась за столом, когда подавали десерт.

— Кэтрин сейчас на девятом месяце, — пояснила Виолетта. — В прошлом году она вышла замуж за Джастина Барнза.

— За Барнза? Фи, он всегда такой потный, даже зимой. Настоящий поросенок.

— Должно быть, он и спаривается, как поросенок, — брезгливо заметила она. — Они женаты меньше девяти месяцев, а она вот-вот родит.

Казалось бы, события последних дней должны были отучить Грегори удивляться, и все же он не ожидал услышать подобное.

— Вот уж не думал, что леди будет употреблять такие слова в разговоре с мужчиной.

— Твое отношение ко мне тоже трудно назвать образцом джентльменства.

— Подумаешь, пара поцелуев! Ничего дурного… Виолетта неожиданно улыбнулась:

— Ты ворвался ко мне в комнату, когда я была неодета. А вчера ночью залез ко мне под одеяло. Если мы вернемся к Майлзу, у тебя могут возникнуть большие неприятности.

Грегори напрягся. К чему это она клонит?

— Ты хотела сказать — «когда» мы вернемся?

— А разве я сказала что-то другое?

— Да. Послушай, надеюсь, ты не задумала еще один дурацкий побег?

— Обещаю тебе — никаких глупостей… Если я что-нибудь задумаю, это будет безупречный план.

Грегори не совсем понял, что она имела в виду, но на всякий случай сказал:

— Хорошо… Вот мы и приехали. Я провожу тебя до гостиницы, а потом поеду на станцию разузнать насчет поезда.

— С нетерпением жду момента, когда смогу залезть в ванну, — вздохнула Виолетта. — И на этот раз, надеюсь, мне удастся вымыться в одиночестве.

— Часа тебе хватит?

— Вполне.


Никто не обратил внимания на двух всадников, въехавших в город. Виолетта была в мужском костюме, волосы спрятаны под шляпой. Грегори согласился, что так безопаснее. Они подъехали к гостинице и спешились у коновязи. Напротив отеля находилась тюрьма, и оживление у ее дверей привлекло внимание путников. Они увидели негодяев, напавших на Виолетту. Их как раз доставили к месту заключения.

Грегори быстро схватил Виолетту за руку и поставил так, чтобы между ней и тюрьмой оказался круп лошади. Один из мужчин кричал:

— Говорю вам, это не мы ограбили банк в Сент-Луисе! Мы забрали эти деньги…

Помощник шерифа толкнул его в спину:

— Замолчи и иди вперед! Расскажешь все судье. Вслед за арестованными в здание тюрьмы внесли и банковские мешки с деньгами.

— Смотри, вот твои денежки, — прошептал Грегори. — Ну, тут есть и хорошая сторона. Теперь власти думают, что грабители у них в руках, а потому не станут тебя разыскивать.

— Нам надо убраться из города как можно скорее, — тихо ответила она. — Вдруг кто-нибудь все-таки поверит в их историю.

Грегори кивнул

— Я пойду на станцию, а ты пока переоденься. Потом нам надо будет просто сидеть тихо и никому не показываться на глаза до отхода поезда.

Он дал ей денег и, проследив, как она вошла в гостиницу, отправился узнавать, когда они смогут уехать из города. Наличие десятка полицейских, да еще негодяев, которые могут при случае опознать хозяйку денег, порядком его беспокоило. На станции он выяснил, что поезд на Сент-Луис будет только завтра утром. Грегори купил два билета. Обратно он ехал мимо салуна, и ему смертельно захотелось выпить. Но чем меньше народу его увидит — тем лучше, и он, вздохнув, повернул к гостинице и увидел…

Навстречу ему во весь опор неслась на лошади Виолетта в мужской одежде.

— Эй, стой! — крикнул он, когда она проскакала мимо.

— Берегись! — крикнула она в ответ.

— Что случилось?

— Держите их! — раздался крик с другой стороны улицы.

Грегори повернулся на голос и увидел человека, вопившего во всю глотку:

— Держите их, это они ограбили банк!

— Ах ты, черт! — пробормотал Грегори, разворачивая коня. «Вот догоню ее и придушу, — пообещал он себе. — Вернее, если догоню. Ведь эта чертовка увела из конюшни Майлза лучшего коня».


Пригнувшись к холке жеребца, Виолетта летела вперед. Ее сердце стучало так, как будто грозило выпрыгнуть из груди. Преступления давались ей легко. Слишком легко. Грабить банк, когда через улицу находится контора шерифа, было рискованно, но она не видела другого выхода. Ей надо было выполнить свой план, а для этого необходимы деньги в банковских мешках. Кроме того, она подумала, что это ограбление будет неожиданным, а потому должно удаться. Все прошло гладко. И она снова не забыла упомянуть имя Далтона.

Виолетта бросила взгляд через плечо. Грегори мчался позади, но то, что он все еще не отстал, уже вызывало уважение. Теперь, когда власти будут преследовать их обоих, он наверняка рассердится на нее всерьез Конечно, лучше бы не втягивать его в это дело, но раз уж так получилось, почему бы не извлечь из ситуации некоторую пользу? Вдвоем путешествовать гораздо безопаснее. Тот, кто не побоится напасть на одинокого путника, подумает, прежде чем связываться с двумя мужчинами. Она сохранит свой маскарад до прибытия домой. Хотя с Грегори можно быть собой. Ну правда, не совсем…

Блейз был в прекрасной форме, и Виолетта гнала его вперед, надеясь, что лошадь Грегори тоже выдержит эту бешеную скачку. Через некоторое время она обнаружила, что Клайн отстал. Но почему-то она была уверена, что он найдет ее. Так даже лучше — поостынет, пока доедет.

Она нашла удобное место для отдыха, закопала деньги и искупалась в ручье. К тому времени как Грегори нагнал ее, Виолетта мирно сидела у костра, расчесывая волосы. Он спешился и подошел к ней. Сразу было видно, что Клайн очень зол.

— Чем ты занимаешься?

— Волосы расчесываю. Ты против?

Он снял шляпу и, в гневе швырнув ее на землю, взъерошил волосы.

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Не изображай святую невинность!

— Ты же знаешь, что я сделала. Зачем спрашивать?

— Да, я знаю, что ты сделала! Но зачем? Виолетта отложила расческу и принялась ворошить костер.

— Я тебе уже говорила, что это тебя не касается. Грегори поднял шляпу и нахлобучил ее на голову.

— Теперь касается — благодаря тебе! Ты не можешь вот так просто грабить банк каждый раз, как на тебя накатит.

— Могу. Ведь все получилось, — невозмутимо ответила она. — И не изображай благородное негодование. Я кое-что о тебе знаю — ты тоже не всегда уважал закон.

— Знаешь, я и правда не ангел, но шантаж — это одно, а ограбление банка — совсем другое.

— Ты украл бы у меня деньги, не колеблясь… Не сомневаюсь, ты и теперь подумываешь об этом.

— Это другое дело! — Грегори принялся расстегивать рубашку.

— Почему другое?

— Потому что, когда крадешь ворованные деньги, это вроде как не совсем воровство

Виолетта рассмеялась:

— Глупости! У тебя не хватает мужества украсть самому, и ты воруешь у того, кто смог это сделать!

— Не важно. Теперь власти преследуют и меня тоже. Они думают, что мы сообщники. Я задержался, потому что путал следы. Твой след привел бы погоню прямо сюда.

— Неправда. Я петляла…

— Но ведь я тебя нашел? Кстати, партнер, а где деньги?

Виолетта пошла к кучке своих вещей и принесла все необходимое для приготовления ужина

— Я их закопала. И не спрашивай где — я тебе не доверяю. Ты останешься на ужин?

— Даже не знаю. — Грегори вытянул рубашку из-за пояса. — Ты меня отравишь, или сегодняшние развлечения ограничатся ограблением банка среди бела дня на глазах у помощников шерифа?

— Думаю, на сегодня с меня достаточно, — скромно потупилась Виолетта, усаживаясь у огня.

— Слава Богу! Пойду искупаюсь. Я весь пропылился.

Разбирая припасы, Виолетта поглядывала на Грегори из-под опущенных ресниц. Он подошел к лошади и снял одеяло, притороченное к седлу. Потом он направился к ней, и она увидела его обнаженный торс — рубашка была распахнута. Оказывается, он был не только хорошо сложен, но и весьма мускулист. Он не был покрыт ужасными волосами. И живот… Живот у него плоский и не свисает на ремень брюк… Она поспешно отвела взгляд и постаралась сосредоточиться на приготовлении ужина и обдумывании дальнейших действий.

Она была уверена, что теперь Клайн последует за ней куда угодно — слишком велик соблазн присвоить ворованные деньги, а в перспективе стать партнером в фирме. Но что она будет с ним делать, когда настанет момент совершить очередное ограбление? А когда она доберется до Коффивилла? Да ладно, там будет видно. А пока надо придумать какую-то историю, чтобы объяснить необходимость ограбления банков. Что-то правдоподобное… Но что?

— Виолетта? — Да?

— Ты не одолжишь мне кусок мыла?

Виолетта бросила на сковородку кусочки сала и взяла свою сумку. Достав кусок цветочного мыла, она улыбнулась сегодня Грегори будет пахнуть фиалками. Она направилась к реке, но, подойдя к берегу, застыла на месте. Клайн стоял спиной к ней по пояс в воде, и заходящее солнце блестело на его влажной коже. Она сглотнула комок в горле.

— Клайн? — Голос ее почему-то прозвучал хрипло и, как ей показалось, слишком интимно.

Грегори повернулся. На его плечах и руках бугрились мускулы. Он был удивительно красив. До этого момента Виолетта и не подозревала, что мужское тело может быть красиво, но сейчас ей в голову пришла именно такая мысль.

— Мыло, — напомнил ей Грегори. Опомнившись, она посмотрела на него, и щеки ее вспыхнули от смущения.

— Извини. Бросить тебе его?

— Ну, если хочешь, можешь принести его прямо сюда.

— Э, нет… Я имела в виду — бросить, чтобы ты ловил, или положить на берег, чтобы ты забрал его, когда я уйду?

— Бросай. — Он подставил руки.

Виолетта бросила и, разумеется, здорово промахнулась Мыло плюхнулось в воду почти у берега Грегори поспешно рванулся за ним. Чем ближе он подходил, тем больше его тело выступало из воды. Виолетта быстро отвернулась. Она совсем не жаждала увидеть его обнаженным. И так вся эта сцена была слишком интимной.

Она вернулась к костру, достала свинину и муку для соуса. Затем поставила на огонь кофейник. Вскоре появился Грегори. Он натянул веревку между деревьями и повесил на нее одеяло.

— Ты меня удивляешь, — фыркнула Виолетта. — Не Думала, что джентльмен может столь хорошо разбираться в премудростях кочевой жизни, да вдобавок сбивать погоню со следа.

Опустившись рядом с ней на землю, Грегори пояснил:

— В Вайоминге мне однажды пришлось искать угонщиков скота — они крали наших коров. Тогда я много чего узнал о том, как заметать следы… Я вообще многому там научился, — задумчиво добавил он.

— Да, именно так ты писал в своих письмах, — улыбнулась Виолетта.

— Ты читала мои письма? — Его рука замерла на полпути к кофейнику.

— Ну да, для Майлза. Он с возрастом стал плохо видеть, — пояснила она.

— Похоже, вы оба порядком повеселились, читая мои послания, — обиженно пробурчал Грегори.

— Да, — честно призналась она. — Иногда я начинала смеяться, еще только увидев знакомый конверт. — Она со злорадством заметила, что этот разговор не улучшил настроения Клайна.

Некоторое время они сидели молча. Виолетта переложила бекон со сковородки на чистую салфетку и теперь сыпала в масло муку.

— И как скоро я начал ныть и проситься домой? Через год, два?

— Через два… месяца. — Она захихикала. Клайн сердито взглянул на нее, но промолчал.

А Виолетте в голову пришла неожиданная мысль. Ведь именно Клайн и его злоключения в Вайоминге сблизили ее с Майлзом. Оказавшись в доме Трафтена, она почувствовала себя в безопасности, но в то же время растерялась. Майлз не знал, что с ней делать, а она не знала, чем могла бы заняться. Виолетта привыкла к тяжелой работе: скоблить грязные полы в салуне, мыть окна, готовить еду. А теперь вдруг оказалось, что у нее нет других дел, кроме как выбирать наряды, читать книги и ждать встречи с детективом, который разыскивал ее семью. Однажды днем, когда она в очередной раз бесцельно бродила по дому, Майлз попросил ее помочь ему разобрать корреспонденцию. «Давно надо бы заказать очки, да все недосуг», — посетовал он. И вскоре разборка почты превратилась для обоих в привычный ритуал. Они устраивались в кабинете, запасались горячим шоколадом и печеньем, и Виолетта читала письма «дядюшке» Майлзу.

Как они смеялись над жалобами и мольбами Грегори, который просил разрешения вернуться домой! Так что можно сказать, своим сближением с Майлзом она обязана именно Клайну.

— Думаю, ты была обо мне невысокого мнения? Так оно и было, а потому, проигнорировав его вопрос, Виолетта спросила:

— Почему ты это делал? Я хочу сказать — почему ты начал шантажировать Уэйда Лэнгтри?

— Нам нужно было то, что принадлежало Камилле Корделл. Река протекала через ее земли. Она могла построить дамбу и оставить фермеров без воды. В этом случае земли, купленные нами в этом районе, не стоили бы ни гроша.

Виолетта помолчала. Соус, который она мешала, стал слишком густым, и она разбавила его водой из фляги.

— Я пытался договориться с Камиллой, — продолжал Грегори. — Даже поехал в Техас, чтобы предложить ее отцу честную цену за эту землю…

— И что же дальше? — спросила наконец Виолетта, потому что пауза затянулась.

— Она отстегала меня кнутом. Содрала здоровенный кусок кожи и мяса.

— Откуда?

— Не покажу, — ответил Грегори, прихлебывая горячий кофе.

— Ты сожалеешь об этом?

— А то! — Он усмехнулся.

— Нет, я спрашивала про шантаж.

— У меня в жизни было несколько эпизодов, воспоминания о которых не доставляют мне удовольствия.

Виолетта протянула ему тарелку с ломтями бекона, густым соусом и хлебом. Она ожидала продолжения, но он молчал.

— Ты расскажешь мне про это?

Грегори молча потянулся к еде, но Виолетта быстро отодвинула тарелку.

— Ну, я признаю, что был не прав в случае с Камиллой Корделл… теперь Лэнгтри.

— В каком смысле? — с тревогой спросила она. Глядя в сторону, он нехотя произнес:

— Я сказал ей кое-что… и кое-что предложил… недостойное джентльмена.

— Ты… пытался ею овладеть? — Голос Виолетты дрогнул.

— Конечно, нет! — фыркнул Грегори и опять протянул руку за тарелкой, но она снова ее отодвинула.

— А почему ты обращался с ней не по-джентльменски?

— Потому что не знал, что она леди, — сердито ответил Грегори.

Виолетту охватил гнев:

— Значит, ты считаешь, что с простой женщиной можно не церемониться?

— Я сказал, что сожалею! — Грегори начал злиться. — И кто ты такая, чтобы меня упрекать? Ты грабишь банки, украла лошадь и еду у человека, любящего тебя как свою дочь! Видела бы ты беднягу Майлза — он чуть не плакал, и все время повторял: как там моя бедная девочка, а что, если с ней что-нибудь случится?

Виолетта сунула тарелку с ужином в руки Грегори, вскочила и побежала к реке. Глаза ее туманились от слез, но она не хотела показывать Грегори свою слабость. Мысль о том, что она причинила Майлзу боль, разрывала ей сердце. Что он думает о ней теперь? А Лайла? Вдруг она узнает, что Виолетта ограбила банк и теперь скрывается от закона? Слезы потекли по ее щекам. Она впервые испытала острую тоску по своей приемной семье.

— Эй!

Рука Грегори коснулась ее плеча. Резко отпрянув в сторону, Виолетта вскрикнула:

— Не смей!

Он послушно убрал руку и примирительно произнес:

— Послушай, я не хотел доводить тебя до слез. Я просто бесчувственный осел… не принимай мои слова близко к сердцу.

Извинения прозвучали искренне, и Виолетта тоже ответила честно:

— Я плачу, потому что ты сказал правду: мне пришлось причинить боль Майлзу и Лайле, чтобы выполнить свой долг. И это хуже всего.

— Может, ты все же расскажешь мне, что это за долг?

— Ты не поймешь. — Виолетта грустно покачала головой.

— Пока что я и правда ничего не понимаю… Зачем тебе понадобились деньги? И почему ты ограбила банк, вместо того чтобы просто…

— Украсть их у Майлза? — Глаза ее гневно засверкали. — Ты за кого меня принимаешь?

— За ненормальную!

Грегори покрутил пальцем у виска, повернулся и пошел к костру. Виолетта слышала, как он бормочет:

— И этот старый пень сказал: «Просто найди ее и привези домой! Для человека с твоими способностями это не составит труда! « А я и купился…

Виолетта улыбнулась сквозь слезы и вытерла заплаканное лицо рукавом рубахи. Несмотря на перепалку, настроение ее улучшилось. И еще она подумала: Грегори был недоволен ее словами, но не рассердился. Он прекрасно умеет держать себя в руках. Как Майлз.

Мысль о «дядюшке», которого она искренне полюбила, вновь причинила ей боль. Но она постаралась ожесточить свое сердце: ее план не прост и в нем нет места угрызениям совести. Чтобы отомстить людям, исковеркавшим ее жизнь, она должна стать похожей на них — безжалостной и жестокой.

Потом Виолетта вернулась мыслями к Грегори. Надо придумать какую-нибудь историю, чтобы объяснить ограбления. И чтобы держать его рядом, но не подпускать слишком близко. В голову ей пришла неплохая идея, и Виолетта, улыбаясь, пошла к костру. Но улыбка быстро исчезла с ее лица, когда Грегори сказал, что сегодня ночью они будут спать вместе.

Глава 5

— Если нас обнаружат, мы ни у кого не вызовем подозрений, — объяснил ей Грегори. — Ты была одета мужчиной, когда грабила банк, поэтому, надеюсь, власти будут искать двоих мужчин и не обратят внимания на мужчину и женщину.

— А я думаю — нам стоит по очереди сторожить лагерь, — пробурчала Виолетта, хотя валилась с ног от усталости. Да и Грегори тоже, судя по всему, был порядком измучен.

— Любой из нас может заснуть во время дежурства — мы слишком устали. А так мы можем лечь спать, и если полицейские на нас наткнутся, скажем, что мы молодожены и едем к твоим родственникам в Канзас.

— Мне не нравится твое предложение, — вздохнула Виолетта, подумав, что его идея близка к истине, хоть он и не подозревает об этом.

Клайн в ответ сердито заявил:

— Послушай, тебе нечего бояться! Я слишком устал и, даже если ты очень попросишь, я не смогу ничего тебе сделать. Можешь спрятать деньги. Если у нас не найдут краденого и мы притворимся молодоженами, то избежим подозрений и сможем как следует выспаться.

Виолетта мало кому доверяла, только Майлзу, Лайле… ну может, еще Грейди, мужу Лайлы. Но Клайн — молодой, симпатичный, неженатый и очень… мужчина. Но прошлой ночью она была беспомощна, и ведь он не воспользовался моментом, а утешал ее в своих объятиях, как ребенка. Это говорит в его пользу.

— Смотри, ты обещал, — проговорила она, скатывая свое одеяло.

Грегори подвинулся, давая ей место. Виолетта легла рядом, стараясь не прикасаться к нему. Она лежала, сжав кулачки и напрягшись… но через минуту услышала ровное глубокое дыхание и поняла, что Грегори спит. Тогда она повернулась и принялась разглядывать его при ярком свете луны. Он действительно спал. Непослушная прядь волос упала ему на глаза, и Виолетта с трудом удержалась от желания убрать ее. От него пахло фиалковым мылом. Это напомнило ей, каким она видела его сегодня в ручье… Гладкая кожа и мускулистое тело, такое красивое… Она сама удивилась своей реакции — за все три года жизни в Сент-Луисе она не встретила ни одного мужчины, который показался бы ей привлекательным.

Почему же этот человек кажется ей не таким, как все? Может, потому, что он ей не совсем чужой? Она читала его письма и из них неплохо узнала его за три года. Сегодня она высмеяла его, но, по правде говоря, он довольно быстро перестал ныть и проситься домой, и письма его превратились в отчеты делового человека, занятого тяжелым, но нужным делом. Он смог привести в порядок дела на ферме и завоевать уважение местных скотоводов. Послания, в которых управляющий ранчо просил Майлза отозвать высокомерного осла, свалившегося на их голову, сменились похвалами уму и деловой хватке Грегори Клайна.

Но Майлз им не верил. Он объяснил Виолетте, что Клайн никогда ничего не делает просто так — все только ради собственной выгоды. И потому он уже давно решил: Клайн никогда не будет его партнером. Виолетте даже стало жаль этого человека. Но Майлз был тверд. И сейчас она подумала, что, должно быть, «дяде» непросто было довериться Клайну — просить его разыскать сбежавшую «племянницу».

Как ей хочется вернуться домой и забыть обо всем! Но это невозможно: сначала она должна отомстить. Должна похоронить призраков из своего прошлого, иначе она никогда, никогда не почувствует себя в безопасности, никогда не почувствует себя чистой… Если бы Грегори узнал правду, он бы стал презирать ее. Да любой джентльмен убежит от нее без оглядки, узнав, кто она такая.

Обида вспыхнула в ее сердце с новой силой. Она даже не успела научиться мечтать о любви. После того, что с ней случилось, у нее не осталось надежд на счастье. Ее вышвырнули из дома и отдали во власть человека, который очень быстро показал ей, насколько жестока жизнь.

Теперь Виолетта боялась уснуть. Она впустила дьявола в свои мысли, и стоит ей закрыть глаза, как она опять окажется там — в мире боли и ужаса, в темном углу, куда он швырнул ее — избитую, униженную, истекающую кровью.

Вздрогнув, она посмотрела на Грегори. Он спал, грудь его поднималась от мерного дыхания. Виолетта заметила, какие густые и длинные у него ресницы, и с трудом удержалась от соблазна провести ладонью по его щеке. Он может проснуться и решить, что она заигрывает с ним. Виолетта лежала рядом и постепенно успокаивалась. И наконец крепко заснула.


Разбудил ее не кошмар, а ощущение тяжести. Она открыла глаза. Занимался рассвет, а прямо над собой она увидела лицо Грегори, который торопливо прошептал ей на ухо:

— Мы не одни… Подыграй мне.

Не одни? Подыграть? Виолетта с трудом соображала, о чем он говорит. Крик поднимался в горле, но Грегори прижался к ее губам, и она не смогла издать ни звука. А он снова зашептал:

— Ну же, притворись, что тебе это нравится. Обними меня. Двое наблюдают за нами из кустов, и у них значки.

Сердце Виолетты бешено заколотилось. Нельзя, чтобы ее поймали! Не сейчас, когда она так близко к Канзасу! Надо притвориться молодоженами… Кажется, так вчера говорил Грегори. Она обняла его и засмеялась, хотя смех получился немного истеричным. Грегори целовал ее, и Виолетта подумала, что он очень убедителен в роли влюбленного. Хотя вряд ли двое в кустах могли разглядеть, как он ласкает ее губы.

— Прошу прощения… — За кустами кто-то нарочито кашлянул.

Но Грегори не оторвался от ее губ, словно ничего не слышал. Виолетте ничего не оставалось, как принимать его поцелуи и думать, что же заставляет ее дрожать — страх быть пойманной или его ласки?

— Э, мэм, прошу прощения! — Теперь это было скорее похоже на окрик, и мужчина выехал на поляну.

Грегори, изображая человека, застигнутого врасплох, скатился с нее и вскочил. Он рванулся было к поясу с пистолетами, но увидел значки, и выражение тревоги на его лице сменилось облегчением. Виолетта не подозревала, что он великолепный актер.

— Черт, как вы меня напугали! — улыбнулся Клайн. — Я уж думал, мне придется драться, защищая свою жену.

— Мы хотели бы задать вам несколько вопросов, — проговорил полицейский.

Грегори бросил взгляд на Виолетту, потом посмотрел на полицейских и подмигнул:

— Мы вроде как заняты… Вы не могли бы прийти попозже?

— Это не займет много времени. — Видно было, что человек начинает сердиться.

— Ладно. — Грегори вздохнул. — Тогда я прикажу женушке приготовить вам кофе.

Женушке? Виолетта хмуро уставилась на Клайна, но тут же сообразила, что стражи закона внимательно смотрят на нее. Ну что ж, она сумеет сыграть свою роль не хуже этого нахала.

— Все будет готово через минутку. У нас нет разносолов, но чем богаты… — Она поспешно выбралась из-под одеяла.

— Прошу вас, не беспокойтесь, — торопливо произнес шериф. — Вернее, я даже настаиваю, чтобы никто из вас не делал резких движений.

— Резких движений? — Грегори с недоумением воззрился на него.

Виолетта, содрогнувшись, понадеялась, что он не попытается повторить то, что сделал в Бунвилле. Тогда уж их точно пристрелят. Но Грегори стоял на месте, и она облегченно вздохнула.

Вслед за первым на поляну выехал второй страж закона.

— Мы ищем типов, которые ограбили банк, — сказал он.

— Ограбили банк? — Виолетта широко раскрыла глаза и прижала руки к сердцу. — Вы хотите сказать, что в этом лесу скрываются преступники?

Мужчина кивнул:

— Мы с Тимом получили телеграмму у себя в Коббе и примчались на подмогу. Я недавно стал шерифом, вот и подумал, что самое время помочь властям, а заодно и представиться как следует. А Тим — мой помощник.

— Мы не видели никаких грабителей, — покачал головой Грегори.

Шериф кивнул в сторону лошадей:

— Эти кони подходят под описание, которое мы получили. Грабители скрылись именно на таких.

Виолетта растерялась, но уже через секунду она схватила Грегори за руку и прошипела:

— Я же говорила тебе, что те двое неспроста захотели обменять своих прекрасных лошадей на наш старый фургон.

— А кто бы в здравом уме отказался от такой сделки? — бросил в ответ Грегори. — И я уже сто раз просил тебя — не щипайся!

— Да тебя надо ощипать как цыпленка! Безмозглый дурак! Теперь они подумают, что это мы ограбили банк!

— Правда? — Грегори повернулся к шерифу: — Вы правда так думаете?

Мужчины кивнули. Грегори сердито топнул ногой.

— Надо же… Теперь твои родители решат, что ты вышла замуж за полного кретина.

— Я им так и написала еще прежде, чем мы выехали, так что это не будет для них сюрпризом… Не знаю, о чем я думала, когда выходила за тебя замуж!

— Минуточку, — вмешался шериф, — вы хотите сказать, что двое мужчин предложили вам обменять ваш фургон на лошадей?

— Ну да. — Грегори указал на бревно у костра. — Садитесь к огню… Один из них был очень тощий…

— А у другого был длинный нос, — подхватила Виолетта. — И маленькие поросячьи глазки… — Она бросила настороженный взгляд на Грегори.

— У тощего на щеке было родимое пятно, — добавил тот.

— И еще у него были плохие зубы и…

— Подождите, — прервал ее шериф. — Я пытаюсь запомнить то, что вы сказали. Думаю, вам лучше проехаться с нами до города, чтобы мы могли все это записать. Нам с Тимом все равно надо представиться местным властям и доложить, что мы присоединяемся к охоте.

У Виолетты появилось подозрение, что эти двое не поверили ни единому их слову. Но они не могут ехать в город!

— Неужели так трудно запомнить большой нос, поросячьи глазки и гнилые зубы? — сердито спросила она.

— Мне показалось, вы сказали «длинный нос», а не «большой», — подал голос помощник шерифа, молчавший до сих пор Тим.

— А он и был длинный, — ответила Виолетта, с неудовольствием понимая, что сейчас ей придется совершить нечто, что ей очень не хочется. — Но он был и большой тоже… Знаете, так бывает, если нос был сломан. Вот так!

Она схватила сковородку и ударила помощника шерифа по лицу. Прежде чем шериф сумел среагировать, она огрела его по голове, и он упал, потеряв сознание. Помощник подвывал от боли, схватившись за лицо. Виолетта быстро достала свой револьвер и повернулась к Грегори. Тот стоял, вытаращив глаза и открыв рот от удивления.

— Забери их оружие! — приказала она своему спутнику, держа представителей власти на мушке.

— Что ты делаешь? — прошептал он растерянно.

— Забери у них оружие! — повторила она.

Клайн подошел к мужчинам и забрал у них револьверы.

— Знаете, она очень скучает по родственникам, — с виноватым видом сообщил он.

— Брось револьверы в реку, — скомандовала Виолетта.

— Послушай, ты уверена, что нам следует это делать? — на всякий случай спросил Грегори.

Нет, конечно, она не уверена. Она знает только, что не может дать себя арестовать теперь, когда цель так близка.

— Уверена, — тем не менее ответила она и, обращаясь к представителям власти, добавила: — Я не собираюсь отправляться в тюрьму за чужие грехи. А ведь у вас именно это на уме! Вы хотите повесить на нас это ограбление…

Когда Грегори вернулся от реки, она приказала ему:

— Отпусти лошадей, которых мы обменяли у грабителей. А вы двое, — она повернулась к шерифу и его помощнику, — раздевайтесь!

Глава 6

Грегори вздохнул и потер рукавом звезду шерифа, блестевшую у него на груди. Он восхищался храбростью Виолетты, хотя, что касается здравого смысла, тут все обстояло наоборот. Ему тоже показалось, что шериф не поверил в их историю, но он даже не успел придумать, что можно предпринять в такой ситуации, чтобы не попасть в тюрьму. Виолетта разобралась с этим делом быстрее, чем он успел глазом моргнуть.

Но если так будет продолжаться, их обоих скоро пристрелят как бешеных собак. Нельзя безнаказанно грабить банки и бить людей сковородкой по голове. Он сам тоже не святой, но ведь и не преступник! Так что надо подождать, пока девица немного расслабится, забрать деньги и смотаться подальше. Она даже не соизволила сообщить, зачем грабит банки и рискует своей и его жизнями.

— Как твоя новая лошадь? — спросила Виолетта.

— Нормально, — буркнул Грегори. Потом не выдержал: — Почему ты взяла себе форму шерифа, а я должен выступать в роли помощника?

— Потому что это я вытащила нас обоих из переделки. Ты просто стоял и таращился с открытым ртом.

— А ты, случайно, не забыла, из-за кого мы чуть не попали в беду? Когда я обещал Майлзу доставить тебя домой, я не думал, что подвергаюсь опасности быть арестованным и повешенным. Ты понимаешь, что кража лошадей и одежды у шерифа и его помощника не прибавят нам популярности?

— Да, — согласилась она. — Но погоня, которая наткнется на них, решит, что это грабители, и они потратят немало времени, доказывая обратное. Я надеюсь, что шерифа в Бунвилле не знают — помнишь, он ведь говорил, что недавно занял этот пост.

Грегори счел своим долгом ее вразумить:

— Их опознают очень быстро. А то, что они не грабители, поймут еще быстрее — у них нет украденных денег… нет даже наших лошадей.

— Хорошо, что ты подумал об этом. — Виолетта нахмурилась. — Нам придется избавиться от денег.

Грегори решил, что ослышался. Он натянул поводья, и лошадь остановилась.

— Что ты сказала?

— Я сказала, что погоня скоро возобновится. Если мы будем без денег, они не смогут ничего доказать.

— Зачем красть деньги, чтобы сразу их отдать? — изумился Грегори. Но заметив, как испуганно сжалась Виолетта, постарался говорить спокойно: — Я думал, тебе нужны деньги.

— Нужны. Но еще мне нужно в Канзас, и я не могу позволить себе оказаться в тюрьме.

— Но зачем тебе деньги? И зачем тебе нужно в Канзас?

Пришло время применить на практике маленькую хитрость, которую она придумала заранее. Виолетта оглянулась, хотя вокруг не было ни души, и прошептала:

— Мне нужны деньги, чтобы заплатить выкуп. За человека, который находится в Канзасе.

— Выкуп? — удивленно протянул Грегори. — Но кто этот человек?

— Давай сделаем привал. А пока мы будем обедать, я все тебе расскажу.

Грегори бросил взгляд назад. Дорога была пустынна. Пока не было никаких признаков погони — может, план Виолетты все-таки сработал? Кроме того, он был очень голоден и к тому же хотел узнать, что же все-таки задумала эта девица. Дорога сворачивала в сторону, и за поворотом они наткнулись на мужчину, который облегчался возле дерева. Зрелище само по себе было не больно-то приятное, но что еще хуже — незнакомец держал поводья Блейза, которого Виолетта прогнала, когда их обнаружил шериф.

Грегори услышал, как она судорожно вздохнула. Что ее впечатлило больше — жеребец или вялый член, свисавший из расстегнутых штанов в двух шагах от нее, он не знал. Клайн, и так раздраженный после не слишком удачного утра, рявкнул:

— Эй ты! А ну быстро спрячь свое хозяйство! — Подняв голову, мужчина потянулся к оружию. Но Грегори уже направил в его сторону револьвер, и незнакомец, выругавшись, бросил свой на землю.

— Ну ладно, черт возьми, вы прихватили меня… — Мужчина поднял руки. — Нет нужды палить, я пойду с вами в Бунвилл добровольно. Но клянусь — я не крал этого коня. Он был один, и я просто посвистел, а он и подошел.

Грегори бросил быстрый взгляд на Виолетту. Она смотрела в сторону с напускным равнодушием. Солнце ярко блестело на ее значке.

— Ладно, — кивнул Грегори, — надевай штаны. Я верю тебе насчет коня.

Мужчина пристально оглядел их маленькими поросячьими глазками.

— Тогда, значит, вы насчет другого? Черт, да ведь она была просто шлюхой! Что с того, что я прибил ее? Эти твари не привыкли, чтобы с ними миндальничали… Подумаешь, не заплатил! И она еще осмелилась требовать с меня прибавки за синяки! А я надавал ей оплеух и смылся… Но ведь это не преступление! Это же не то, что я бы ограбил банк… — Мужчина ухмыльнулся, показав гнилые зубы. Ободренный молчанием представителей власти, он продолжил: — Почему вы защищаете эту тварь? Какое вам дело до того, что случилось с какой-то грязной, толстой…

— А ну-ка, думай о том, что говоришь! — прервал наглеца Грегори. И вовремя замолчал, потому что хотел сказать: «Здесь же леди». Черт, сейчас Виолетта одета как мужчина, и он не должен забывать об этом. — Ну, шериф, — обратился он к ней, — что будем делать с этим мерзавцем?

— У тебя есть деньги? — Виолетта смотрела на незнакомца с нескрываемым отвращением.

— Проклятие, нет! Поэтому-то я и сбежал, когда она сказала, что потребует с меня по закону. Сказала, что если я заплачу ей больше, она не будет поднимать шума из-за побоев… А потом я встретил на дороге этого красавца и взял его вместо своей клячи.

— Я думаю, мы должны дать ему денег, чтобы он мог расплатиться с женщиной, иначе она посадит его в тюрьму… — сказала Виолетта. — Кроме того, он должен вернуть коня владельцу. Наверняка кто-то уже разыскивает этого прекрасного жеребца.

Грегори вздохнул. Виолетта нашла новую возможность сбить погоню со следа.

— Поклянись, что если мы дадим тебе денег, ты вернешься в Бунвилл и заплатишь той женщине!

— Вы кто — члены общества защиты шлюх? — удивился мужчина, но, поймав мрачный взгляд Виолетты, торопливо заверил: — Само собой, клянусь… Я не считаю, что совершил что-то дурное — подумаешь, поучил бабенку… Но раз вы говорите, я расплачусь с ней. Вообще-то я поначалу рассчитывал найти работу в Бунвилле…

Грегори спешился и подошел к незнакомцу.

— Я заберу твое оружие, — заявил он. — И запомни на будущее: не стоит обижать женщин. Если ты не доедешь до Бунвилла и не уладишь недоразумение со своей дамой, я сам за тебя возьмусь. Слово шерифа.

— Клянусь, я сделаю, как вы сказали. — Человечек перепугался. Его маленькие глазки моргали, и он явно чувствовал себя неуютно под пристальным взглядом того, кого считал представителем власти.

Тем временем Виолетта быстро приторочила сумки с деньгами к седлу Блейза, а пустые взяла себе. Грегори видел, что она чуть не плачет, глядя на жеребца. «Что ж, — подумал он, — мы знаем, где он, и попытаемся забрать его, когда будем возвращаться в Сент-Луис. Если когда-нибудь это произойдет». Клайн достал несколько банкнот и протянул бродяге:

— Здесь достаточно, чтобы уладить твою проблему с дамой, и еще останется на выпивку. Езжай и не забудь, что я тебе сказал.

Мужчина сел на Блейза и направил его в сторону Бунвилла. Грегори представил себе лицо шерифа, когда он услышит историю о двух представителях закона, наделивших бродягу деньгами, чтобы он мог расплатиться с проституткой… Но шериф получит деньги, украденные из банка, а для него это главное. Грегори испытывал досаду и разочарование, видя, как Блейз уносит на себе сумки с деньгами. Столько денег! И опять они уплыли из его рук! Потом он ощутил голодный спазм в желудке и вспомнил, что они собирались пообедать и, что более важно, Виолетта обещала рассказать ему о причинах своего не совсем обычного поведения.

Они доехали до ближайшей рощицы, свернули под сень деревьев и спешились. Виолетта достала из седельной сумки черствый хлеб и вяленое мясо.

— Теперь, когда мы решили проблему с деньгами, расскажи мне, за кого ты хотела заплатить выкуп? — осторожно поинтересовался Грегори, принимая из рук Виолетты нехитрую еду.

— За моего возлюбленного, — покраснев, ответила она.

— За кого? — Грегори чуть не подавился мясом.

— Я собиралась за него замуж. — Виолетта глубоко и печально вздохнула.

Та-ак. Это уже интересно. Денег у них нет. Значит, если она обручена, у него не будет возможности жениться на ней и войти в семью Трафтена. По правилам он и ухаживать за ней теперь не должен… Хотя когда это он соблюдал правила?

Грегори отмахнулся от неприятных мыслей и решил узнать у Виолетты, что представляет собой этот человек.

— А почему за него надо платить выкуп?

Она опустила голову и прикусила губу. Грегори не мог оторвать от нее взгляд. Он бы сам с удовольствием покусал эти губки — очень-очень нежно.

Вздохнув, Виолетта начала рассказывать:

— Майлз не одобрил моего выбора. Поэтому, когда дело дошло до выкупа, я не могла попросить у него денег. Он с готовностью предоставил бы беднягу его несчастной судьбе и только радовался бы, что он… Тип навсегда исчез из моей жизни.

Тип? От Грегори не ускользнуло, что она споткнулась на этом имени. И что это за имя такое? Скорее похоже на кличку собаки или лошади.

— А у кого ты собралась выкупать… Типа?

— У преступников.

— У кого? — Грегори не верил своим ушам. — Ты хотела договориться с людьми, объявленными вне закона?

— До того как мы встретились в Сент-Луисе, Тип водился с дурной компанией, — продолжала Виолетта не моргнув глазом. — Но он очень хотел начать новую жизнь. Он поехал в Канзас, чтобы сказать членам своей банды, что собирается уйти от них и жить честно. Он рассказал им обо мне, но сделал ошибку, упомянув, что мой дядя — богатый человек. Они схватили его и теперь угрожают убить, если я не соглашусь заплатить выкуп.

Может, это и есть то неблагополучное прошлое, о котором упоминал Майлз? Помнится, он говорил, что девушку видели в компании сомнительного человека. Может, это и был Тип? Неужели он, Грегори Клайн, рисковал своей жизнью и свободой ради спасения какого-то отщепенца, который задумал жениться на богатой девушке и пролезть с ее помощью в респектабельную семью?

— Майлз был абсолютно прав, — сухо произнес он. — Ты не должна связывать свою жизнь с недостойным человеком.

— Я его люблю! — воскликнула Виолетта, и Грегори показалось, что прозвучало это несколько фальшиво. — И я сделаю все, чтобы спасти ему жизнь. Я прекрасно знала, что Майлз и пальцем не шевельнет, чтобы спасти Типа. Да и мне не хотелось втягивать дядю в это опасное дело.

Но Грегори ей не верил.

— Майлз говорил, что ты боишься мужчин. Даже его ты сначала боялась. — И уж точно она чувствовала себя не в своей тарелке с ним самим.

— Ну… это потому, что мне не нравились мужчины, которых он предлагал мне в мужья… Я… мне нравятся неистовые. — Выдав это заявление, Виолетта вздернула подбородок, ожидая возражений.

Грегори задумчиво разглядывал ее. Он не мог вообразить Виолетту рядом с преступником. И поцелуи ее были поцелуями невинной девушки, которую никто никогда не ласкал. Неожиданно в голову ему пришла мысль, которая объясняла многое. Должно быть, она влюбилась в человека ниже себя по происхождению. Такое уже случалось и прежде. Своего рода протест против условностей и строгого воспитания. Лайла, дочь Майлза, тоже вышла за человека низкого происхождения, чье положение в обществе нельзя было сравнить с ее собственным. Грейди Финч был ковбоем, но, слава Богу, не преступником. И почему только девушкам из приличных семей очень нравятся вовсе не подходящие мужчины?

Сам Грегори тоже не был ангелом, и его положение было весьма шатким. Но пожалуй, по сравнению с этим бандитом он окажется вполне желанным кандидатом в мужья для родственницы Майлза.

— Я отвезу тебя домой. Ты выйдешь замуж за порядочного человека и скоро поймешь, как я был прав, не позволив тебе наделать глупостей.

Виолетта поднялась. Щеки ее пылали.

— Глупостей?! Позвольте вам кое-что объяснить, мистер Клайн. Никто — ни ты, ни Майлз, никто другой — никогда не будет указывать мне, что я должна и чего не должна делать. Никогда! Поэтому просто оставь меня в покое и возвращайся в Сент-Луис.

Она бросилась к своей лошади, засунула остатки припасов в сумку и, вскочив в седло, поскакала прочь. Некоторое время Грегори сидел неподвижно, взвешивая возможные варианты. У нее нет денег, которые он мог бы украсть. Она заявила, что любит другого человека, да еще преступника. Так что единственная возможность получить хоть что-нибудь — это доставить ее домой. Но она явно не собирается возвращаться. И что прикажете делать — тащить ее силой? Но с этой женщиной такой номер не пройдет — она просто пристрелит его, и все.

С другой стороны, когда Майлз заключал с ним сделку, он ничего не говорил о времени. И еще — он, Грегори, обязался вести себя как джентльмен, а любой другой на его месте давно соблазнил бы эту девицу. Может, в этом и заключается проблема — он был слишком терпелив с ней? Пожалуй, он все же постарается оказать услугу Майлзу и спасти Виолетту от этого преступника… Значит, она любит неистовых мужчин? Он тоже может быть неистовым, диким, да каким угодно…


Виолетте ужасно хотелось оглянуться и посмотреть, едет ли Грегори следом. Но она этого не сделала. Она не могла, просто не могла сказать ему правду. Ведь пришлось бы рассказывать все ужасные подробности ее прошлой жизни. И уж тогда он точно бросил бы ее и уехал. До тех пор, пока Клайн считает, что у него есть шанс жениться на ней и добраться до денег Майлза, он будет рядом.

Виолетта выбрала «преступника» в качестве своего гипотетического жениха по двум причинам. Во-первых, она не раз видела, как мужчины упорно добиваются чего-нибудь совсем им ненужного, и предположила, что женщины должны вести себя так же. А во-вторых, — это позволит ей выдать неловкость, которую она испытывает в обществе Грегори, за привязанность к другому мужчине..

Теперь он не будет ее целовать. Хотя, надо сказать, она не боялась ни его поцелуев, ни его самого. Наоборот, его ласки будили в ней новые, странные чувства. И это ее пугало.

Услышав стук копыт, Виолетта вздохнула с облегчением. Минутой позже Грегори уже был рядом.

— И какие у нас планы? — спросил он как ни в чем не бывало.

— Тебе они не понравятся, — буркнула Виолетта.

— Ты опять будешь грабить банк?

— Если я не добуду денег для выкупа, Тип умрет.

— Может, оно и к лучшему, — пробормотал Грегори.

— Ты ведь так не думаешь, верно? — Виолетта сердито взглянула на него. — Ты мошенник, который превыше всего ценит деньги. Но ведь не убийца.

— А вдруг? — Грегори насмешливо изогнул бровь. — Я, знаешь ли, могу быть очень плохим парнем.

Виолетта чуть не рассмеялась. Она знала, что Клайн — далеко не образец джентльмена, но не сомневалась, что он вовсе не так плох, как хочет казаться.

— Расскажи мне об этом человеке — Типе, — попросил Грегори, и она мысленно застонала.

Вот позор — она даже имени нормального придумать не смогла! Должно быть, потому, что она никогда не любила ни одного мужчину, кроме Майлза. И когда Виолетта судорожно рылась в памяти в поисках имени, связанного с чем-нибудь симпатичным, она вдруг вспомнила: когда она была девочкой, к ним во двор забрел черный котенок, только кончик хвоста у него был белый. Она приютила его, назвала Типом и подкармливала тайком от отца. Он был такой забавный! Что же рассказать о Типе?

— Ну, он такой… игривый, — неуверенно начала она.

— Игривый? — удивился Грегори.

— Вообще-то я вовсе не собираюсь обсуждать его с тобой. Будет лучше, если ты вернешься в Сент-Луис. Впереди меня ждут опасности, а я не хочу, чтобы ты пострадал.

Грегори с негодованием отверг ее предложение:

— Мне кажется, я доказал, что вполне могу позаботиться о себе.

— Я думала, ты трус и гордишься этим. — После небольшой паузы Грегори улыбнулся:

— Знаешь поговорку: настоящая женщина может изменить даже самого безнадежного мужчину.

Но его улыбка и комплимент не обезоружили Виолетту. Она прекрасно знала его истинные мотивы. А потому, вздохнув, ответила:

— Надеюсь, когда-нибудь ты встретишь такую женщину.

Улыбка Грегори слегка поблекла, и он устремил взгляд на дорогу. Помолчав, он спросил:

— Скажи, этот твой приятель из преступной банды — он тебя соблазнил?

— Не твое дело!

— Судя по тому, как ты неопытна, похоже, что нет. И это очень странно.

Виолетта вспомнила свою родню. Подозрительных небритых мужчин, которые иногда прятались в доме ее отца. Никто из них не обладал приятными манерами. Никто не относился к женщинам с уважением. Они потешались над ее матерью, говорили ей всякие гадости, и ни разу пьяный отец не пожелал ее защитить.

— Он отличается от других преступников, — уверенно сказала Виолетта. — Он всегда относился ко мне с уважением.

— Вот как? Преступник-джентльмен? — Грегори рассмеялся. — Ты так наивна, Виолетта. А у него, должно быть, просто хватило ума скрывать от тебя свое истинное лицо. Он заморочил тебе голову. Я уверен, ты не любишь его. Просто тебе кажется романтичным все, что связано с его жизнью: постоянные опасности, неодобрение общества. Вся эта глупая чушь, что так часто снится наивным девушкам.

Виолетта нахмурилась. Разговор зашел в тупик и порядком испортил ей настроение. Глупец! Из них двоих именно он был наивным. А ее сны, к сожалению, каждый раз оборачивались кошмаром. Грегори полагал, что Виолетта леди, раз она жила под крышей Майлза, и этот старик был к ней очень привязан. Иначе… Думай Грегори иначе, он и относился бы к ней по-другому. Еще в первую их встречу Клайн дал ей понять, что подержанный товар годится только для постели.

И не он один так думает.

— Ты не сможешь заставить меня изменить решение, — заявила Виолетта. — Но потом, когда все закончится, я, может быть, и соглашусь съездить с тобой в Сент-Луис.

— Вместе с твоим приятелем-бандитом?

— Да.

— Послушай, неужели ты и вправду веришь, что эти люди, зарабатывающие на жизнь преступлениями, стоящие вне закона, сдержат слово, данное девчонке? Что все будет так просто: ты отдашь деньги, они вернут тебе твоего парня и пожелают доброго пути и многих лет счастливой жизни?

Виолетта и сама знала, что в ее легенде полно слабых мест, и это было одним из них. Чтобы отвлечь Грегори, она вновь нанесла удар по его самолюбию:

— Я же сказала, что это будет опасное дело. Трус не должен в нем участвовать, — высокомерно произнесла она.

— Есть разница между трусостью и глупостью, — фыркнул Грегори. — Я все же попытаюсь отговорить тебя от этого идиотского намерения — спасать преступника.

— Это что — предупреждение?

— Скорее, обещание.

— А я обещаю, что ты только зря потратишь время.

— Ну, нам ведь все равно больше нечем заняться. «Да уж, — подумала Виолетта, — я пока остаюсь самым финансово многообещающим для тебя предприятием». Она не испытывала угрызений совести, обманывая Клайна, потому что прекрасно знала: ради денег он готов лгать, красть и даже стать джентльменом. Правда, она совсем не хотела, чтобы он подставлялся из-за нее под пули. После ограбления следующего банка она от него как-нибудь избавится. Как только они доберутся до предместий Коффивилла, помощь Грегори ей больше не понадобится. А если их схватят раньше, она всю вину возьмет на себя, чтобы ему не пришлось отвечать за ее грехи.

Потом ей пришло в голову, что держать Грегори рядом не так уж и безопасно. Да, однажды он спас ей жизнь. Но если он надумает соблазнить ее, чтобы заставить вернуться в Сент-Луис… Если он попытается применить силу, ситуация может стать опасной — для них обоих.

Виолетта пришла к выводу, что ее подозрения подтверждаются, когда на привале, после ужина, он опять предложил ей спать рядом. Но теперь это трудно было объяснить логикой. Трудно себе представить, что кто-нибудь спокойно пройдет мимо, увидев двух шерифов, спящих в обнимку. Поэтому Виолетта решительно отказалась и настояла на том, что он будет стеречь их первую половину ночи, а потом она его сменит. Завернувшись в одеяло, она обнаружила, что Грегори смотрит на нее. Ей показалось даже, будто она слышит, как мысли ворочаются в его голове.


Грегори действительно смотрел на нее. Постепенно дыхание ее стало ровным, и она уснула. Он знал, что Виолетта ему не доверяет. Что ж, надо признать, это еще раз доказывает, что она умная девушка. Слишком умная, чтобы связаться с преступником. В ее истории многое не сходилось, и у Грегори появились веские основания считать, что она все это выдумала.

Но если задуматься, то все, что он знал о Виолетте, вообще плохо сочеталось одно с другим. Майлз говорил, что считает ее членом своей семьи, но не подтвердил, что . она его племянница. Сама Виолетта заявила, что ей нравятся неистовые мужчины — но вздрагивала, как испуганный кролик, каждый раз, когда он случайно ее касался. А теперь он должен поверить в существование бандита по имени Тип, который настолько хорошо воспитан, что не наложил лапу на столь лакомый кусочек?

Но он, Грегори, не дурак. Она явно что-то скрывает. Скрывает правду о себе. Он задумался, насколько неприятной могла оказаться эта правда. И зачем все-таки ей нужно грабить банки? И если жених-преступник — выдумка, то что же такое было в ее прошлом? Грегори пытался вспомнить, что именно сказал ему Майлз. Кажется, он говорил что-то о мести…

Но кому может мстить Виолетта? И при чем тут деньги? Черт, ему следовало получить от Майлза больше сведений, прежде чем пускаться в погоню. Но с другой стороны, Грегори помнил растерянность Майлза — тот мог и не знать всего. Что же такое могло случиться с Виолеттой, если она побоялась рассказать об этом даже Майлзу Трафтену?

Виолетта застонала и заметалась во сне. Отблески костра позолотили светлые волосы. Грегори подумал, что было бы чудесно погладить эти шелковистые локоны. Взгляд его переместился на ее губы — такие чувственные и соблазнительные. Потом скользнул ниже. Высокая грудь, поднимаясь, натягивала тонкую ткань рубашки. Грегори встречал красивых женщин, но Виолетта… она была совершенно особенная.

Крик заставил его подпрыгнуть от неожиданности. Девушка опять металась во сне.

Грегори мгновенно оказался рядом и схватил ее за плечи.

— Виолетта, проснись!

Тело ее было напряжено, как натянутая струна. На лице — маска ужаса. Он увидел, как она выставила ногти, и схватил ее за запястья, прежде чем она успела разодрать ему лицо.

— Виолетта, это я, Грегори! Проснись! Тебе опять приснился кошмар…

Наконец глаза ее распахнулись, и еще через мгновение животный ужас сменился узнаванием. Она обмякла в его руках и заплакала. Грегори притянул ее к себе. Она начала вырываться, но он шептал ей ласковые слова, и вскоре она успокоилась.

Грегори не знал, что и думать. Те два негодяя не успели причинить ей вреда — только порвали рубашку и напугали. Но этот случай не мог привести к таким кошмарам. Тем более что сама Виолетта относилась к своим снам как к чему-то привычному…

— Виолетта, — мягко проговорил он. — Давай поговорим. Расскажи мне свой страшный сон.

Виолетта вытерла слезы. Она не может. Рассказать сон — значит, рассказать о своем прошлом. Ибо во сне она опять возвращалась туда, к этому ужасному человеку. Стыд охватил ее. Что скажет Грегори, если узнает? Что сказали бы ее знакомые в Сент-Луисе? Ах, эта милая, скромная, застенчивая Виолетта! Ложь! Все ложь!

Правда была ужасна. Виолетте исполнилось только четырнадцать лет, когда этот человек завладел ею. Он бил и унижал ее. Но самое страшное — он ее насиловал, с ней случилось худшее — ее тело было осквернено отвратительным, болезненным проникновением, которое навсегда сделало ее грязной в собственных глазах, не говоря уже о других людях.

Дрожащими руками Виолетта откинула волосы с покрытого испариной лба. Раньше она старалась, чтобы пряди закрывали лицо — как стена между ней и жестоким миром. Такой ее и нашла Лайла. Но теперь она не будет прятаться — она обещала Лайле и самой себе, что не позволит прошлому портить ей жизнь. И она сдержит слово.

— Все в порядке, — неуверенно произнесла она. — Просто кошмар. Я могу поспать еще или лучше ты ложись, а я посижу…

— Нет, это не просто кошмар, — настаивал Грегори. — Он связан с теми негодяями, что набросились на тебя?

— Думаю, да, — отвела взгляд Виолетта.

— Но что они с тобой сделали? Мне показалось, я успел вовремя…

— Я не хочу говорить об этом! — вскрикнула она. — Оставь меня в покое! Я в порядке.

— Нет, не в порядке — иначе не просыпалась бы посреди ночи, крича, словно тебя режут… Думаю, тебе будет легче, если ты расскажешь мне, что случилось.

— Не могу. Тем более тебе.

Он взял ее за подбородок и поднял осунувшееся личико.

— Посмотри на меня, Виолетта. Ты можешь мне все рассказать. Они оскорбили тебя?

— Нет, — прошептала она. Затем решила, что, немножко приукрасив события, она заставит Грегори поверить, что этот случай и есть причина ее кошмаров. — То есть да. Они меня схватили и бросили на землю. — Грегори охватила ярость.

— Схватили — как?

Должно быть, голос его прозвучал слишком зло, потому что она взглянула испуганно. Он постарался справиться со своими эмоциями и уже спокойнее произнес:

— Мужчины не всегда бывают грубы. И ни один настоящий мужчина не будет прикасаться к женщине без ее разрешения.

— Ну, они говорили всякие вещи… О том, что они со мной сделают… — прошептала Виолетта.

На этот раз Грегори сумел не выдать своей ярости опасаясь вновь напугать ее. Но ему почему-то захотелось оправдаться:

— Это были негодяи, Виолетта. Они не знают, как надо вести себя с леди, что значит быть нежным, Мужчина может быть с женщиной, не причиняя ей боли. Наоборот, они могут дарить друг другу радость и наслаждение.

Виолетта подняла на него взгляд. Лицо ее приняло скептическое выражение.

— А ты так делал?

Грегори не совсем понял вопрос, но разговор принимал какой-то странный оборот.

— Делал — что?

— Ты был с женщиной?

— Думаю, нам нужно прекратить этот разговор. — Грегори оттянул ворот рубашки — ему вдруг стало нечем дышать.

— Ты сам начал, — холодно заметила она. — Кроме того, как я могу тебе верить, если ты не знаешь, о чем говоришь?

— Я знаю, — заверил он ее.

— Значит, ты делал это с женщиной?

«Черт, она опять вернулась к тому же. Но вообще-то разговор давно вышел за рамки беседы леди и джентльмена, — подумал Грегори. — А раз так, почему бы и не ответить? «

— Да, делал.

— Один раз или больше?

— Какая разница?

— Если это было только один раз, она могла тебя обмануть.

— Это было не один раз, и я знаю, о чем говорю. А теперь, пожалуйста, не спрашивай больше ни о чем. Если Майлз узнает о нашем разговоре, он с меня шкуру спустит.

— Он спустит с тебя шкуру, если узнает, что ты меня целовал. Так что, надеюсь, впредь ты будешь вести себя сдержаннее.

«Ну и нахалка! « — восхитился Грегори.

— Виолетта, давай кое-что проясним. Ты очень красивая девушка и вызываешь желание у мужчин. Но это не значит, что я могу просто взять, швырнуть тебя на землю и овладеть тобой. Мы можем быть вместе лишь по взаимному желанию. Только если ты тоже захочешь этого.

— Этого никогда не будет, — быстро ответила она. Она выглядела такой искренней… И похоже, этот отказ относился не столько к нему конкретно, сколько к мужчинам вообще. «Даже представить себе не могу ее рядом с каким-то бандитом», — подумал Грегори.

— Из-за Типа? — спросил он на всякий случай.

На секунду Виолетта растерялась, потом торжественно проговорила:

— О да! Мое сердце — и все остальное — будет принадлежать только ему.

Грегори решил пока больше не спорить.

— Постарайся еще поспать, — предложил он.

— Я не уверена, что мне удастся заснуть. Давай я покараулю, а ты поспи.

Грегори задумчиво посмотрел на ее бледное личико и круги под глазами.

— Как насчет компромисса? Я сяду и прислонюсь к этому дереву. А ты — ко мне. И если я увижу, что тебя опять мучит кошмар, я сразу же тебя разбужу.

Виолетта, помолчав, кивнула.

— Обещаешь меня разбудить?

— Обещаю.

Грегори прислонился к дереву и привлек ее к себе.


Виолетта все еще не слишком доверяла его словам. Но она так устала и ей так хотелось спать. Прижавшись к груди Грегори, она услышала у самого уха стук его сердца. Его рука лежала у нее на плечах. А его рубашка пахла дымом и пылью, точно так же, как и ее собственная одежда. Вскоре Виолетте удалось расслабиться. Как бы ей хотелось сейчас залезть в ванну с мыльной пеной, чтобы было много-много пузырьков и горячая вода. Жизнь в доме Майлза испортила ее. Она приобрела привычки и манеры леди, но ее прошлое осталось при ней. Воспоминания не уходили. Она слышала о людях, потерявших память, — они не помнили, ни кто они, ни что было с ними в прошлом. Как бы ей хотелось, чтобы с ней случилось нечто подобное! Но даже если ей удавалось ненадолго забыться — ночью кошмар возвращал ей память.

Она чувствовала тепло мужского тела сквозь тонкую рубашку. Грегори признался, что имел дело с женщинами. И доставлял им удовольствие. Странно, но Виолетта никак не могла совместить мысль об удовольствии с тем, что она знала об… этом. Но с другой стороны, когда она работала в салуне «Салли», там были девушки, которые весьма охотно проводили время с мужчинами в комнатах наверху. Виолетта затыкала уши ватой, чтобы не слышать их вздохов и стонов. Она не могла с уверенностью сказать, чем они были вызваны — болью или наслаждением.

Вдруг она вздрогнула — оказалось, это Грегори взял прядь ее волос и осторожно пропустил ее между пальцами. Потом еще раз. Постепенно она снова расслабилась. Его прикосновения к волосам стали доставлять ей удовольствие. Вообще-то, если быть честной с собой, поцелуи Грегори тоже были ей приятны…

Может быть, он говорил правду о том, что женщина и мужчина могут получить удовольствие вместе. Жаль только, что она об этом никогда не узнает. Как можно наслаждаться чем-то, что причиняет такую боль и заставляет чувствовать себя грязной и беззащитной?

Ответа на этот вопрос не было, и вскоре Виолетта заснула в объятиях Грегори. Завтра ей понадобятся силы — она должна убедить Клайна поехать с ней. А еще ей нужно раздобыть денег и сделать так, чтобы их преследовали до самого Коффивилла. Значит, снова придется ограбить банк.

Глава 7

Грегори неожиданно легко согласился свернуть с дороги и заехать в ближайший городок, чтобы пополнить их скудные запасы и привести себя в божеский вид. Они сняли номер в гостинице, Виолетта искупалась и пошла прогуляться, чтобы дать Грегори возможность тоже принять ванну.

Она быстро нашла банк, но была весьма разочарована, обнаружив, что он располагался рядом с конторой шерифа. Был разгар дня, и в банке царило оживление — люди входили и выходили. Если грабить, то только рано утром, решила она. А это значит, что им с Грегори предстоит провести ночь в гостинице.

Она не может рисковать и вламываться в банк средь бела дня, когда вокруг полно народу, а за стеной сидит шериф. Она вообще не должна больше так рисковать, предупредил ее внутренний голос. Но Виолетта проигнорировала его. Нужно придумать хороший предлог, чтобы остаться в городе на ночь. Взгляд ее наткнулся на станцию железной дороги, которая находилась в конце улицы. Она улыбнулась и поспешила туда, чтобы сделать все необходимые приготовления.

Через несколько минут Виолетта влетела в номер гостиницы, размахивая железнодорожными билетами.

— Я решила вернуться домой! — весело закричала она. Грегори, который сидел в ванне и курил, уставился на нее сквозь завесу пара и дыма:

— Что ты сказала?

Но Виолетта не смогла сразу вспомнить, что же она такое сказала. Грегори выглядел таким привлекательным.

Мокрые волосы гладко зачесаны назад. И он побрился. Влажная кожа на груди блестела. Ванна была ему маловата и Виолетта смогла разглядеть стройные мускулистые ноги, торчащие из воды. Наконец она собралась с мыслями:

— Я… я сказала, что решила вернуться домой.

— Ты не могла бы закрыть дверь?

«И рот тоже неплохо бы закрыть, — одернула она себя. — Я разглядываю его, открыв рот, как зевака в цирке». Но она ничего не могла с собой поделать. Тело Грегори обладало странной притягательной силой. Ей ужасно нравилось смотреть на него. С трудом отведя взгляд, Виолетта закрыла дверь и отошла к окну.

— Я думала, ты уже закончил мыться, — вздохнула она. — Иначе я не ворвалась бы сюда без стука.

— Я люблю, когда вода горячая, — пояснил он. — Сейчас мне хорошо, так что я не спешил. А теперь объясни мне, почему ты вдруг решила вернуться домой?

Виолетта беспокойно двигалась по комнате, бесцельно прикасаясь к вещам. Взгляд ее упорно возвращался к мужскому влажному телу в ванне.

— Я, пожалуй, выйду и вернусь, когда ты закончишь. Тогда и поговорим, — сказала она.

— Я не столь застенчив, как ты. Так что давай поговорим сейчас. По правде говоря, мне трудно поверить в то, что ты изменила свое решение так внезапно. — Он пристально смотрел на нее.

Виолетта поежилась. Она знала, что если Грегори будет смотреть в ее глаза, она сможет убедить его в чем Угодно. Но самой смотреть только ему в глаза, а не на все остальное, было для нее пыткой.

— Мне трудно разговаривать с неодетым мужчиной, — призналась Виолетта. — Мы встретимся внизу и все обсудим за обедом.

— Если ты решила ехать домой, то зачем купила продукты в дорогу?

— Я сначала купила, а потом поняла, что хочу вернуться, — пробормотала Виолетта, опустив глаза и продвигаясь к двери.

Она услышала всплеск, и в следующий — миг Грегори преградил ей дорогу.

— Я уверен — ты что-то замышляешь, — сердито заявил он.

— Грегори, ты что, совсем стыд потерял? — Виолетта зажмурилась.

— Я в полотенце.

Виолетта приоткрыла один глаз. Бедра его действительно были прикрыты полотенцем, обернутым вокруг бедер. Но она видела его длинные мускулистые ноги и обнаженный торс.

— Я не могу стоять здесь и болтать с тобой, когда ты в таком виде.

— Тогда подожди, пока я оденусь.

Не дожидаясь согласия, он повернулся и пошел к стулу, где была сложена его одежда. Виолетта жадно разглядывала его широкие плечи, узкую талию, босые ноги.

— А почему ты везде загорел одинаково? — Она выпалила вслух то, о чем даже не успела подумать, и покраснела.

— Что?

— Ну, твоя кожа… Она вся одинаково загорелая. — Грегори пожал плечами:

— В Вайоминге летом ужасно жарко, особенно на пастбищах. Поэтому если человек находит какой-нибудь водоем, он быстренько раздевается и ныряет в него.

Она представила себе Клайна, ныряющего нагишом в озеро, и покраснела еще гуще.

— Мне следовало подождать тебя внизу.

— Молодая леди не может пойти в ресторан одна. Это неприлично.

Должно быть, не более неприлично, чем стоять тут и разговаривать с полуголым мужчиной!

Хотя, с другой стороны, ей ли рассуждать о приличиях, грустно размышляла Виолетта. Она ведь не маленькая невинная девочка. Раньше у нее было множество возможностей смотреть на обнаженного мужчину — но никогда не было желания.

— Ну, так почему ты так резко изменила свои планы? — продолжал настаивать Грегори.

Виолетта испугалась. Она уже забыла, о чем был разговор, и решила, что он прочел ее мысли. Но потом Виолетта сообразила, что Грегори спрашивает ее о возвращении в Сент-Луис. И вообще, пора бы ему начать одеваться.

— Ты ведь пойдешь одеваться за ширму, правда?

— Само собой.

Он передвинул ширму так, что она оказалась прямо напротив окна. Солнце било в стекло, и Виолетта видела Грегори — видела, как он стоял там обнаженный. Правда, у нее было преимущество — он ее видеть не мог и не знал, что она смотрит на него. Вот он снял полотенце с бедер и начал вытирать плечи и спину.

— Так что ты говорила?

Говорила? Что она говорила? Виолетта никак не могла вспомнить и никак не могла оторвать от него взгляд.

— Э-э… я решила, что мне все же стоит вернуться в Сент-Луис. Знаешь, я надела красивое платье, прошлась по магазинам, и на меня накатила такая тоска по дому! Думаю, мне надо рассказать Майлзу о Типе… — Она замерла с открытым ртом.

Потому что Грегори повернулся боком, и она увидела…

Конечно, при желании это можно было назвать хвостиком, но он вовсе не выглядел маленьким и безобидным… Она быстро отвела взгляд, села на кровать и постаралась сосредоточиться на своей выдумке.

— Я пришла к выводу, что Майлз ни за что не поможет Типу из-за того, что тот преступник. Но если бы я попросила как следует, если бы я умоляла… может, он и согласился бы его спасти.

Грегори не ответил, но Виолетта слышала, как он шуршит одеждой. Вскоре он вышел из-за ширмы, застегивая рубашку.

— Значит, именно сейчас тебе пришла в голову замечательная идея попросить Майлза все уладить, вместо того чтобы носиться по всему штату и грабить банки?

Виолетта прекрасно понимала, что ее рассказ не слишком убедителен.

— Я не хотела, чтобы Майлз вмешивался в это опасное дело, но теперь вижу, что ничего другого мне не остается. — Ее губки задрожали. Виолетта знала, что выглядит сейчас очень трогательно. — Я всего лишь женщина. И не привыкла столько времени проводить в седле и ночевать под открытым небом. Испытания последних дней помогли мне понять, что такая жизнь не для меня. Это не то, что мне нужно.

— Ага. — Его взгляд снова стал подозрительным. — Значит, теперь ты решила бросить своего дружка на произвол судьбы?

— Я вовсе не собираюсь его бросать. Только мой план спасти его без помощи Майлза больше не кажется мне удачным… Полагаю, если я буду знать, что Тип в безопасности, я смогу подумать о замужестве… Какой-нибудь милый человек…

Она очень надеялась, что Грегори клюнет на эту наживку.

— А как насчет мести?

Виолетта задохнулась от неожиданности. Она никогда не говорила ему о мести.

— О чем ты говоришь?

— Майлз предположил, что ты вынашиваешь какой-то грандиозный план мести.

Она почти ничего не рассказывала Майлзу о своем прошлом, а он был столь добр и тактичен, что ни о чем ее не расспрашивал. Но Виолетта подозревала, что Лайла снабдила его несколько отредактированной версией событий, которые привели Виолетту в салун «Салли». Если Лайла рассказала ему, что отец продал ее за ящик виски, то он, как человек неглупый, легко мог домыслить остальное.

— Ну да… — неохотно произнесла она. — Я хотела отомстить членам банды, которая захватила Типа. Я понимала, что все может оказаться не так просто. Они могли бы даже попытаться похитить меня и потребовать деньги с Майлза.

— Это вполне вероятно, — кивнул Грегори, но смотрел он так, словно не верил ни одному ее слову.

— Как ты думаешь, почему я сказала Генри Блейку, куда направляюсь, когда грабила банк в Сент-Луисе? Почему я ограбила банк в Бунвилле? Почему забрала одежду и лошадей у шерифа?

— Потому что ты сумасшедшая? — высказал догадку Грегори.

Она поднялась с кровати и с негодованием воззрилась на него.

— Потому что я хотела, чтобы власти могли проследить мой путь до Канзаса! Я хотела выкупить Типа, а потом сообщить о банде шерифу. Их поймали бы с крадеными деньгами, и все решили бы, что именно они грабят банки. А мне, может статься, еще и вознаграждение заплатили бы.

Грегори взирал на нее с нескрываемым восхищением.

— Это и впрямь умно! Но как ты намеревалась все это провернуть и не попасться в руки бандитам?

Виолетта подошла к зеркалу и стала поправлять прическу. Потом небрежно бросила:

— Ну, этот момент я надеялась продумать подробнее по дороге в Коффивилл.

— А теперь ты решила вернуться домой?

Их взгляды встретились в зеркале, и Виолетта ответила искренне, потому что это была самая настоящая правда:

— Да, я решила вернуться домой.

Она видела, что Грегори опять ей не верит. Но ее искренность и билеты, лежащие на кровати, слегка рассеяли его подозрения.

— Давай пойдем пообедаем, — с энтузиазмом предложила она.

— Пойдем. — Он галантно подал ей руку. — Но пока я не буду уверен, что ты говоришь правду, я ни на минуту не спущу с тебя глаз.

Виолетта готовила лучше, чем местный повар, но Грегори наслаждался трапезой в цивилизованной обстановке, да еще в компании с такой прелестной женщиной. Она нравилась ему и в мужской одежде, но сейчас, в изящном платье, с уложенными в высокую прическу волосами, была просто неотразима.

Она очень опасная девица, снова напомнил он себе. Она выглядит как ангелочек, а лжет как дьявол. Уже не раз он убеждался, что ей нельзя доверять. Ее история звучала достаточно правдоподобно, у нее были ответы на все вопросы, но он чувствовал, что она опять лжет.

Например, он не верил в существование преступника по имени Тип, которого она якобы собиралась спасти от членов его же банды. Чем больше времени они проводили вместе, тем очевиднее для него становилась ее полная неопытность и странная уязвимость. Любое его прикосновение, если оно не было спровоцировано самой Виолеттой с целью отвлечь его внимание, приводило ее в ужас.

— Расскажи мне о Вайоминге, — попросила она, чтобы отвлечь Грегори от размышлений.

— Ты ведь читала мои письма, так что знаешь о Вайоминге все.

— Расскажи мне о Вайоминге что-нибудь хорошее.

— Меня там больше нет, — ответил Грегори. — И это самое лучшее, что я могу о нем сказать.

Хотя, подумал он, пасти коров куда проще, чем выполнять его нынешнюю работу.

— Давай поговорим о тебе, — предложил он.

Она смяла свою салфетку, потом отвела за ухо непослушный локон и посмотрела на него:

— Лучше не надо.

Но на этот раз Грегори не собирался так легко отступать.

— Ты правда из Бостона? Лайла — твоя двоюродная сестра? Что ты делала в Техасе три года назад? Почему…

— Почему бы нам не пойти наверх? — Виолетта прижала ладони к вискам. — У меня ужасно разболелась голова.

Так написано во всех книжках. Стоит женщине сказать, что у нее болит голова, как джентльмен сразу перестает задавать ей ненужные вопросы. Грегори бросил салфетку, оплатил счет и, встав, отодвинул стул Виолетты, помогая ей встать. По лестнице она шла впереди, и он не мог отвести глаз от шуршащих юбок, плывущих на уровне его глаз.

Как только они оказались в комнате, он запер дверь. Виолетта подошла к зеркалу и стала вынимать шпильки из волос. Грегори снял сюртук и галстук и сразу почувствовал себя намного свободнее.

Виолетта что-то пробормотала, сражаясь с упрямой заколкой.

— Тебе помочь?

— Спасибо, сама справлюсь.

Некоторое время он наблюдал за ней. Она дергала волосы и, кажется, тихо ругалась. Наконец он не выдержал подошел, отвел ее руки и осторожно извлек непослушную шпильку. Потом запустил пальцы в ее густые шелковистые волосы. Взгляды их встретились в зеркале. Щеки Виолетты пылали, губы приоткрылись. Он не увидел в ее глазах страха, а потому ласково откинул волосы с шеи и осторожно поцеловал теплую кожу.

Виолетта вздрогнула.

— Грегори. — Голос ее звучал предостерегающе, но в нем тоже не было страха.

— Я сделал тебе больно? — спросил он.

— Нет, но ведь я не просила тебя целовать меня или прикасаться ко мне. А ты сам сказал, что джентльмен сначала спрашивает разрешения.

«Я больше никогда не буду рассказывать ей, что должен и чего не должен делать джентльмен», — пообещал себе Грегори и отошел к окну. Утром они возвращаются в Сент-Луис. Он должен вести себя как джентльмен. Слава Богу, впереди еще будут дни — и ночи, — и он обязательно завоюет ее расположение.

Он подошел к кровати и посмотрел на билеты.

— И не воображай, что я приглашу тебя разделить со мной эту кровать. — Виолетта подхватила чемодан и отправилась за ширму.

— Не беспокойся, я буду спать на полу, у двери. — Что?

— Я не хочу, чтобы ночью кто-нибудь проскользнул в комнату. Или выскользнул из нее, — добавил он со значением.

— Ты мне не доверяешь? — Она высунула головку из-за ширмы.

— Так же как и ты мне…

Грегори бросил подушку на пол, быстро разделся, улегся и завернулся в одеяло. Эта постель не сильно отличалась от той иссушенной солнцем земли, на которой он спал в последние годы.

— Погаси, пожалуйста, лампу, — услышал он голос Виолетты. — Сегодня я хочу спать в ночной рубашке, и будет нехорошо, если ты увидишь меня.

Грегори подумал, что видел ее и без рубашки, но не стал спорить и погасил свет. И тут ему пришло в голову, что под прикрытием ширмы она может попытаться сбежать через окно… Но потом он вспомнил, что они на втором этаже и окна выходят на улицу. Вряд ли она захочет сломать свою красивую шейку. Он покосился на ширму, и все мысли разом вылетели из его головы.

Лунный свет лился в окно за спиной Виолетты, освещая ее силуэт. Внутренний голос напомнил ему, что джентльмен не должен смотреть, как дама раздевается, но Грегори просто отмахнулся от него. Вот платье соскользнуло вниз и упало к ее ногам. Она перешагнула через него… Потом расшнуровала корсет и убрала его в чемодан. Выпрямилась и стянула через голову сорочку. Грегори сглотнул. Теперь она стояла вполоборота к нему, и он мог любоваться контурами ее совершенного тела.

— Грегори? — послышался шепот.

— Да, — ответил он и торопливо откашлялся, так как голос его почему-то охрип.

— Я подумала…

«Я тоже, но мои мысли тебе бы не понравились», — мысленно ответил ей Грегори.

— Может, нам все же стоит спать вместе на кровати…

Глава 8

Грегори решил, что у него просто разыгралось воображение. Виолетта не могла произнести таких слов! А потому он даже не удостоил ее ответом.

— Боюсь, мне опять приснится кошмар, — продолжала она. — Я не хочу перепугать своим криком всех постояльцев. А ты мог бы разбудить меня, как только я начну метаться и стонать.

Метаться и стонать! О Господи! Как бы он хотел, чтобы она металась и стонала, только не от кошмара, конечно…

— Думаю, при данных обстоятельствах этого делать не стоит, — проговорил он.

Грегори наблюдал, как она надевает ночную рубашку.

— Чего именно? Не спать вместе или не кричать ночью?

— Лучше ни того и ни другого.

— Но обстоятельства ведь не изменились, — удивленно протянула она. — Мы и раньше спали рядом.

Еще как изменились! Грегори знал, что у Виолетты прекрасная фигура, с того дня, как увидел ее полураздетой на берегу Миссисипи. Но после того эротического зрелища, которым он наслаждался — или мучился? — только что… Сегодня ночью ему надо держаться от нее подальше. Одеяло, в которое он завернулся, и так уже напоминает палатку, натянутую на шест.

— Ну и пожалуйста. — Обиженная Виолетта вышла из-за ширмы. — Если ты твердо решил предпочесть жесткий пол мягкому матрасу — дело твое. Просто я хотела, чтобы ты как следует выспался перед долгой дорогой.

— Я прекрасно высплюсь на полу, — успокоил ее Грегори. Не мог же он сказать, что скорее всего вообще не заснет.

Он лежал с закрытыми глазами и слышал, как она устраивается в кровати.

— Грегори?

— Да?

Несколько секунд тянулось молчание, и вот Виолетта заговорила:

— Я не знаю, как мне попросить тебя об этом так, чтобы ты не подумал… лишнего. Чтобы у тебя не создалось ложного впечатления обо мне.

— Все впечатления, которые у меня создавались о тебе, каждый раз оказывались ложными. Так чего ты хочешь?

Опять повисло молчание. Наконец Виолетта прошептала:

— Я хочу… прикоснуться к тебе.

— Что?! — Звук ее голоса еще не успел стихнуть, а он уже оказался в постели рядом с ней.

— Ты прекрасно меня слышал.

Грегори не мог в темноте видеть ее лица, но точно знал, что она упрямо вздернула подбородок. На всякий случай он решил прояснить ситуацию:

— Зачем?

— Мне… любопытно.

— Любопытство сгубило кошку, — засмеялся он.

— Знаю, — вздохнула она. — Мне не следовало просить тебя об этом. Честно. Я стыжусь себя… Просто сегодня, когда я… вошла так неожиданно, ты сидел в ванне, и… и мне захотелось прикоснуться к тебе, чтобы убедиться, что твоя кожа такая же гладкая на ощупь, как и на вид.

Грегори подавил стон и проглотил все слова, какие вертелись у него на языке. «Прикоснуться» — его мысли с этого только начинались!

— Я не могла бы попросить об этом другого мужчину, но ты… ты джентльмен, и я знаю, что ты разрешишь мне удовлетворить мое любопытство и… не позволишь себе никакой фамильярности.

Первой реакцией Грегори было рассмеяться в ответ на этот детский лепет. Но он заставил себя сдержаться. Девочка невинна, как младенец.

— И к чему же ты хочешь прикоснуться?

— Ни к чему такому… к чему нельзя. Я знаю, что мне не следовало просить тебя о подобной вольности, но завтра мы возвращаемся в Сент-Луис, где общество такое строгое и так неукоснительно соблюдаются правила хорошего тона… Майлз не доверяет тебе, и я уверена — он захочет, чтобы я вышла замуж за кого-нибудь более респектабельного, чем ты или Тип. Возможно, с завтрашнего дня мы больше и минуты не останемся наедине.

Грегори не мог не согласиться с этим. Майлз наверняка не будет в восторге, если он попытается ухаживать за Виолеттой. Он поклялся дать Грегори Клайну долю в фирме и слово свое сдержит, но вот что касается ее замужества… С другой стороны, если Грегори даст возможность Виолетте получить желаемое и почувствовать себя непринужденно в его обществе — кто знает, может, она и перенесет на него свою привязанность, свою любовь к неистовым мужчинам, коль скоро Тип окажется вне досягаемости. Остается надеяться, что его не разорвет от возбуждения.

— Ладно, — вздохнул он. — Давай.

— Ты понимаешь, что я не хочу, чтобы ты касался моего тела? — уточнила Виолетта.

— Понимаю, — ответил Грегори, изо всех сил надеясь, что собственное тело его не подведет и он сможет еще некоторое время побыть джентльменом.

Он ждал, но вокруг царили темнота и неподвижность.

— Ну, раз ты передумала, я, пожалуй, вернусь на пол. — Он начал вставать, когда дрожащие пальчики коснулись его плеча.

— Не уходи, — прошептала она.

Ее ладошка осторожно заскользила по его груди. Грегори подавил желание схватить Виолетту в объятия, целовать, ласкать ее прекрасное тело. Но он стиснул зубы и лежал неподвижно. Его спокойствие несколько подбодрило ее. Она прижала ладошку к его груди и удивленно пролепетала:

— Твоя кожа теплая. И твердая.

«Если ты опустишь ручку пониже, то найдешь кое-что действительно твердое», — фыркнул про себя Грегори. Она задела ногтем его сосок, и он непроизвольно дернулся.

— Прости! Я сделала тебе больно?

— Нет. — Он сам с трудом верил, что это его голос звучит так ровно. — Ты удовлетворила свое любопытство?

— Не совсем. — Ладонь опустилась чуть ниже, на гладкий мускулистый живот. — Так странно — твоя кожа очень гладкая, но не мягкая, как у меня.

Грегори безумно хотелось самому в этом убедиться, но он сжал кулаки и спокойно ответил:

— Такими нас создал Господь: женщина должна быть мягкой и нежной, а мужчина — твердым и сильным. Тебя интересуют и другие различия?

— Нет, — смутилась она.

Грегори это удивило. Он был уверен, что она попытается выяснить, в чем состоит основное различие между мужчиной и женщиной. Тогда, само собой, он не смог бы просто лежать… Что бы там о нем ни говорили досужие сплетницы, он вовсе не изо льда сделан. И что бы там ни думала Виолетта, он был не настолько джентльмен…

— Я все же вернусь на пол.

Но ладонь Виолетты надавила ему на грудь.

— Пожалуйста, останься. Я… уже почти привыкла к тебе.

Может, это и неплохо, подумал Клайн. Но что скажет Майлз, если по возвращении домой Виолетта заявит, что привыкла с ним спать?

— Ты хоть понимаешь, что не стоит рассказывать Майлзу о том, что мы спали в одной постели?

— Я не так глупа, — обиделась она. — Если ты сохранишь наш маленький секрет, то и я ничего не скажу.

Секрет? О, Грегори прекрасно знал, что секрет, который знают двое, — это прекрасная возможность для шантажа. Но матрас был намного лучше, чем жесткий пол, а он полдня провел в седле…

— Спокойной ночи, Виолетта.

— Спокойной ночи.

Она тихонько вздохнула и свернулась клубочком. Грегори хотелось обнять ее, чтобы она положила голову ему на плечо и он кожей мог почувствовать ее дыхание. Но он обещал ее не касаться… Как жаль…

Еще больше он пожалел о своем обещании утром когда, проснувшись, не нашел ее рядом с собой.


У Виолетты было дурное предчувствие по поводу этого ограбления. Кассир складывал деньги в сумку, но при этом смотрел на нее так, словно мысленно составлял описание внешности. Виолетта не была — уверена, что грязь, размазанная по лицу, скроет женские черты. У нее не было времени напихать чего-нибудь под рубашку. Но она туго перетянула грудь и тщательно спрятала волосы под шляпу. Рот и нос скрыла повязка.

— Побыстрей! — приказала она хриплым голосом. — И прекрати пялиться на меня!

Городок еще спал. Проходя мимо конторы шерифа, Виолетта осторожно заглянула в окно. Шериф дремал в своем кресле. Тогда она вошла в банк и, угрожая оружием, потребовала денег. В помещении банка, кроме кассира, находился и управляющий. И он теперь тоже в упор смотрел на нее.

— Ты, — она ткнула стволом в сторону управляющего, — помоги ему! И шевелись! Далтоны не любят ждать.

Мужчины набивали деньгами седельные сумки, но Виолетта видела, что они не очень-то ее испугались и при малейшей возможности что-нибудь предпримут. Звякнул дверной колокольчик. Виолетта бросила тревожный взгляд через плечо. На пороге стоял мужчина с револьвером в руке. Нижнюю часть его лица закрывал платок.

— Поторопись, город уже просыпается, — сказал незнакомец удивительно знакомым голосом.

Неужели это Грегори Клайн? Мистер джентльмен собственной персоной! Их взгляды на мгновение встретились. Потом Грегори вновь повернулся к прилавку…

— Берегись!

Виолетта резко обернулась. Управляющий держал в руке револьвер, и дуло его смотрело на Грегори.

— Нет! — вскрикнув, она рванулась вперед. Раздался грохот выстрела. Виолетта ощутила резкую боль в плече. Ц тут же прогремел второй выстрел. Управляющий выронил оружие и схватился за руку. Виолетта повернулась к Грегори. Ствол его револьвера дымился.

— Ты в порядке? — Он с тревогой смотрел на нее. Она кивнула.

— Тогда давай убираться отсюда!

Виолетта подхватила сумки с деньгами, стараясь не обращать внимания на боль. Потом, поняв, что удержать их не сможет, бросила сумки Клайну. Тот перекинул их через плечо и попятился к двери, не опуская оружия.

— Иди. — Он придержал ей дверь.

Виолетта выбралась наружу. В этот момент дверь конторы шерифа начала открываться. Виолетта выстрелила в нее не целясь. Пуля угодила в косяк, полетели щепки. Дверь захлопнулась-. Она торопливо отвязала лошадей, и через мгновение Грегори, выбежав из банка, вскочил в седло. Лошадь его приплясывала на месте, чувствуя нетерпение всадника.

— Быстрей! — крикнул он.

Виолетта села на лошадь, что оказалось не просто, потому что плечо болело все сильнее.

Они мчались во весь опор. Сзади гремели выстрелы. Пуля просвистела рядом, и Виолетта с ужасом подумала, что Грегори может пострадать из-за нее. Если с ним что-нибудь случится, она никогда себе этого не простит! Ей давно следовало ускользнуть от него и продолжить путь одной. В конце концов, это ее война, а не его.

— Погоняй, Виолетта! — Грегори скакал рядом.

Девушка ударила пятками в бока лошади и распласталась на ее шее. Но вскоре она заметила, что Грегори останавливает коня, хотя они уехали недостаточно далеко, чтобы не опасаться погони. Придержав лошадь, она закричала:

— Почему ты остановился? Нам надо торопиться!

— Ты истекаешь кровью!

Виолетта взглянула на свое горящее плечо — рубашка потемнела, пропитавшись кровью. Ее кровью. Неожиданно у нее закружилась голова. Она свалилась бы на землю, если бы Грегори не подхватил ее и не перетащил на спину своей лошади. Через мгновение она потеряла сознание.

Боль привела ее в чувство. Она услышала звук рвущейся ткани, а затем что-то холодное коснулось ее плеча. Виолетта дернулась.

— Тихо, тихо. Я должен осмотреть тебя.

Грегори успокаивал ее, словно больного ребенка. Открыв глаза, она увидела над собой его встревоженное лицо. Его голову освещали лучи солнца, пробивавшиеся сквозь щели в крыше.

— Где мы?

— Я нашел заброшенную хижину. Она ветхая и выглядит так, словно готова рухнуть в любую минуту, но я должен осмотреть твою рану.

— Нам надо ехать! — Виолетта попыталась сесть, но Грегори ее удержал:

— Я спрятал лошадей, и думаю, мы пока в безопасности. Дай мне осмотреть твою рану.

У Виолетты снова закружилась голова.

— Пуля у меня внутри? — слабым голосом спросила она.

— Именно это я и хочу узнать!

Он осторожно вытер ее плечо платком, смоченным в воде, и она поморщилась от холода и боли.

— Я не вижу пулевого отверстия, — сказал наконец Грегори. — Рана не очень глубокая, хотя здорово кровоточит. Но слава Богу, мне не придется выковыривать из тебя пулю.

Виолетта вздохнула с облегчением, но тут же вспомнила о погоне.

— Нам нужно ехать.

— Нет. Сейчас ты не можешь скакать верхом. Ты должна отдохнуть и поесть. Лежи спокойно, а я найду что-нибудь перекусить. А потом схожу на разведку.

Скосив глаза, Виолетта увидела, что лежит на грязном матрасе. Кровать была такой же ветхой, как и сама хижина. Она хотела подняться, но обнаружила, что очень ослабела. Ей нужно хоть немного поспать.

Ей показалось, что прошла всего минута, но когда она снова открыла глаза, в хижине царил полумрак. Где-то рядом слышались звуки осторожных шагов.

— Грегори? — позвала она тихо.

— Я здесь. — Он сразу подошел и сел рядом. — Я не могу пока развести огонь или зажечь лампу. Выходя, я наткнулся на погоню. Я увел их в сторону и запутал следы, но все же нам следует соблюдать осторожность, я принес тебе вяленое мясо и немного воды. — Вид у него был встревоженный.

«Боже мой, он рисковал ради меня жизнью! « — в страхе думала Виолетта. Грегори помог ей сесть, потом подал мясо и воду.

Она обнаружила, что на ней только сорочка, заправленная в бриджи. Ее руку Грегори чем-то перевязал. Поймав ее взгляд, он пояснил:

— Рубашка уже все равно испорчена. Зато теперь кровотечение почти прекратилось.

«Как он смог снять с меня рубашку и перевязать так, что я ничего не почувствовала? « — изумилась она. Она начала жевать мясо, но любое движение причиняло ей боль. Виолетте не хотелось есть, но она знала, что силы ей понадобятся, а значит, надо подкрепиться. Ко всему прочему ее ужасно раздражала грязь, толстым слоем покрывавшая лицо.

— Тут, случайно, нет поблизости речки? Так хочется помыться, — прошептала она.

— Нет. Но у нас во флягах полно воды, и мы можем использовать остатки рубашки.

Когда она отодвинула тарелку, Грегори принес ее рубашку. Она смотрела, как он, с легкостью разорвав ее на полоски, намочил одну из них и осторожно принялся стирать грязь с ее лица. Виолетта не сопротивлялась — все равно сил сделать это самой у нее не было. Он ухаживал за ней так ласково, что она не переставала удивляться: как одни и те же руки могут быть такими сильными и такими нежными?

— Почему ты сделала это?

Краска залила лицо Виолетты, когда она встретилась с его внимательным взглядом.

— Мне не стоило втягивать тебя в это дело! Прости, я не должна была опять обманывать…

— Я не об этом. — Он выглядел скорее растерянным, чем сердитым.

— Мне все еще нужны деньги…

— Я не об этом хотел спросить.

— А о чем?

— Почему ты бросилась под пулю, которая предназначалась мне?

Она и сама не знала почему. В тот момент она даже подумать ни о чем не успела. До этого мгновения она и не подозревала, что способна рискнуть жизнью ради чужого человека. Да, наверное, ради чужого она и не стала бы рисковать… Но Грегори… Да, Грегори, которому она лгала и которого беззастенчиво использовала, уже не казался ей чужим.

— Думаю, это потому, что я многим тебе обязана. И потом, ты ведь сделал бы для меня то же самое, правда?

Это был не самый простой вопрос. Грегори растерялся и не знал, что сказать. Никогда в жизни он не заботился ни о ком, кроме себя самого.

Его родители считали, что человек должен всего добиться сам. Да, они воспитали его как джентльмена, и это помогало ему дурачить достойных членов общества. Но родители были уверены, что лучший способ воспитания — выбросить юношу в большой мир, чтобы он сам зубами и ногтями пробивал себе дорогу. Именно так они и поступили с Грегори и его братьями.

Родители вложили в его голову правило: если хочешь выжить и добиться успеха — используй других. Ему пришлось работать, чтобы оплатить учебу в колледже, хотя в семье было достаточно денег, чтобы дать детям образование. Со временем он понял, что родители богаты именно потому, что никогда ни цента не истратили ни на что, кроме поддержания своего положения в обществе.

Кроме того, отец объяснил ему, что жена должна принести хорошее приданое — иначе зачем вообще жениться? И Грегори всегда оценивал женщин с точки зрения выгоды: что он получит на этот раз? Удовольствие, власть, деньги?

Даже Виолетта, такая желанная, была для него до сего дня лишь ступенью наверх, к лучшей жизни. Но теперь все изменилось. Она обращалась с ним не как с мошенником, а как с человеком, которого стоило спасать. Словно его жизнь была важна и ценна для нее. И сейчас Грегори осознал, что и она тоже стала для него чем-то большим, чем просто ключом к благополучию. Но он не смог сказать этого вслух. И потому проворчал:

— Ты вела себя глупо. Тебя могли вообще убить!

— Ах, вот как! Тогда ты точно не получил бы ничего от Майлза!

— Ты чертовски права! — Но ведь минуту назад он даже не вспомнил о Майлзе и его деньгах! Как эта женщина, которая лгала ему и использовала ради своих целей, сумела задеть в его душе какую-то струну?

— Надо было дать этому типу тебя пристрелить, — буркнула Виолетта. — А кстати, что это ты делал в банке?

Грегори отвел глаза и вновь принялся смачивать и отжимать полоску ткани.

— Я… должен был прикрыть твою спину, чтобы защитить свой капитал. Я стрелял в человека… Правда, к счастью, я попал в руку, и с ним все будет в порядке, но я никогда еще не опускался так низко! И знаешь, я думаю, что заслужил немного правды. Почему ты опять солгала мне? Все твои истории — ложь! Если хочешь знать, я не верю, что ты все это делаешь ради какого-то бандита по имени Тип. Думаю, ты его просто придумала.

— Ничего подобного! Ничего я не придумала! А если бы ты знал что-нибудь о любви, то не стал бы выяснять, зачем я это делаю! Но ты ни о ком не думаешь, кроме себя, ты даже не понимаешь…

— Зато я в другом кое-что понимаю!

Грегори поцеловал ее. Он был сердит. Сердит потому, что она настаивала на существовании этого бандита и рисковала из-за него жизнью.

Глава 9

Виолетта растерялась. Она начала сопротивляться, но прикосновение его губ зажгло что-то у нее внутри. Сердце заколотилось, но вовсе не от страха, а скорее от радостного возбуждения. Она ответила на его поцелуй, чтобы доказать себе и ему, что она вовсе не изнеженная девица, что ее тело и душа способны испытывать страсть. Вот только это будет не любовь, как у других женщин, ибо была уверена, что не способна любить. Зато ненавидеть она умеет и живет не ради самопожертвования и любви, а только ради ненависти.

Она позволила его языку проникнуть во влажную глубину ее рта. Грегори гладил ее плечи, и по спине Виолетты пробежала дрожь удовольствия. «Должно быть, это потому, что во мне течет дурная кровь. Я насквозь испорчена. Может быть, я заслужила наказание, — с тоской думала она. — Заслужила весь тот ужас и грязь, которые и были моей жизнью? «

Занятая мыслями о низменности и испорченности своей натуры, Виолетта не остановила Грегори, когда его поцелуй стал глубже, а объятия крепче. О нет, он не сделал ей больно. Может, чуть-чуть, когда задел раненое плечо… Его руки скользнули туда, где рубашка обрисовывала округлость ее груди.

Ладони Грегори наполнились. Он не сжимал ее грудь, оставляя синие пятна на нежной коже, но нежно ласкал чувствительный сосок сквозь тонкую ткань сорочки. Виолетта застонала. Соски ее напряглись, и впервые в жизни она ощутила желание.

— Ты прекрасна, — шептал Грегори. — Ты само совершенство.

Слова болью вонзились в сознание Виолетты. Она не совершенство. Она испорченная, использованная, грязная вещь. Однажды в разговоре с Лайлой Виолетта сравнила себя с гнилым яблоком: снаружи оно гладкое и блестящее, но внутри ничего нет, всю сердцевину съели черви.

— Не надо. — Виолетта отстранилась, и глаза ее наполнились слезами.

— Прости меня. — Грегори выглядел искренне расстроенным. — Я… увлекся. Я хотел показать тебе, что может почувствовать женщина. Ведь ты не испытывала ничего подобного со своим бандитом, правда?

— Ах, значит, вот что ты хотел сделать? Высмеять мои чувства! — А она-то решила, что он желает ее, что она ему небезразлична.

— Ну, сначала я так и хотел, но потом…

— Майлз был прав. Он всегда говорил, что бескорыстно ты даже пальцем не пошевелишь.

— Вот как ты заговорила? Ну уж если на то пошло, Майлз тоже может ошибаться — считал же он тебя воплощением невинности! Думаешь, я не понял, почему ты вчера позвала меня разделить с тобой постель? Господи, Виолетта, неужели ты готова ради Типа не только грабить банки, но и пожертвовать своей честью?

Не дослушав, Виолетта влепила ему пощечину.

— Не смей так говорить со мной!

Грегори опустил голову. Через несколько секунд он сказал каким-то чужим голосом:

— Прости меня. Как думаешь, ты сможешь держаться в седле?

Она и забыла — им ведь нужно бежать от погони, уехать из городка как можно дальше.

— Уверена, что смогу.

— Я приведу лошадей. Чемодан возле кровати. Ты найдешь в нем другую рубашку.

— Спасибо.

Не ответив, он вышел из хижины.


«Да, я, безусловно, умею обращаться с женщинами», — с досадой думал Грегори. Вот уже три дня они скакали почти без остановок, увеличивая расстояние между собой и последним банком. И все это время они с Виолеттой почти не разговаривали. Она больше не просила его спать рядом с ней. Вместо этого она ложилась поближе к набитым деньгами сумкам.

При желании Грегори мог бы легко украсть эти деньги. Но он понимал, что тогда Виолетта просто пойдет и ограбит еще один банк. И неизвестно, чем это закончится — может, чем-нибудь похуже раненого плеча.

Конечно, если он заберет деньги и уедет, ее судьба уже не должна будет его волновать. Соглашение с Майлзом будет аннулировано. И заботиться ему придется только о себе. Как раньше. Может быть, оставшись без денег и в одиночестве, Виолетта прислушается наконец к голосу здравого смысла и вернется к Майлзу?

Кого он хочет обмануть? Когда это Виолетта поступала так, как советовал ей здравый смысл?

Кроме того, Грегори не хотелось становиться изгоем. Если бы Виолетта согласилась вернуться домой, он получил бы долю в фирме, а потом и ее… Они вели бы благополучную жизнь достойных членов общества.

Но Виолетта определенно не собиралась становиться достойным членом общества.

Во время последнего привала, пока они подкрепляли силы вяленым мясом и хлебом, Грегори спросил:

— А этот твой… Тип. Чем он хочет заняться? Стать адвокатом? Писать грошовые книжонки? А может, он откроет курсы для бывших преступников и будет обучать их жить честно?

Она подняла глаза от тарелки только для того, чтобы бросить в его сторону презрительный взгляд, а затем молча отвернулась.

— О да, — продолжал издеваться Грегори, — перед ним откроются поистине блестящие перспективы. А ты… Все женщины города будут завидовать тебе. Весь свет общества кинется отыскивать отщепенцев и возвращать их на путь истинный. А может быть, даже станет модно жить в лачугах и одеваться в лохмотья! И чтобы под ногами путался выводок грязных сопливых детей…

— Побереги свое красноречие для другого случая, — отозвалась Виолетта. — Тебе не удастся уговорить меня отказаться от задуманного.

— Неужели то, что случилось в Лоуренсе, ничему тебя не научило?

— Ну почему же? — с готовностью ответила она. — Я извлекла из этого случая урок: в следующий раз я возьму два револьвера — один направлю на дверь, а другой — на кассира. И пристрелю любого, кто попробует мне помешать.

— Ах, вот как! Значит, будет и следующий раз?

— Это в какой-то мере зависит и от вас, мистер Клайн.

— Мистер Клайн? — Грегори невесело рассмеялся. — После всего, что мы пережили вместе, ты называешь меня так официально… И кстати, я не понял, что ты хочешь сказать.

— Я знаю — ты хотел бы заполучить эти деньги… Ну что ж, это было весьма близко к истине. Правда,

Виолетту он тоже охотно бы заполучил. И не только сиюминутно, потому что она красива и желанна. Нет, жизнь с ней обещала стать постоянным приключением… Если только ему удастся дожить до этого приключения и не сойти с ума…

— Расскажи мне о своей семье, — неожиданно попросила она.

— Почему ты спросила? — Вопрос застал Грегори врасплох.

— Просто мне любопытно. — Виолетта пожала плечами.

— О да, помню. Вчера ночью тебе тоже было любопытно. Но это была только уловка, чтобы заставить меня отойти от двери и освободить тебе путь к бегству. — От воспоминаний о прикосновениях ее рук Грегори бросило в жар.

— Уловка сработала, — хмыкнула Виолетта, хотя щеки ее и залил предательский румянец.

— Конечно! — язвительно подтвердил Грегори. — Мошенничество, ложь, воровство… Именно эти качества любой мужчина мечтает обнаружить в своей суженой.

— Можно подумать, что сам ты чист и невинен, — парировала Виолетта.

— Разумеется, — кивнул Грегори. Но Виолетта не оценила его шутку.

— Ты уходишь от ответа, — обиделась она.

— Я забыл, о чем ты говорила.

— Я просила тебя рассказать о своей семье. Грегори задумался. Не то чтобы он не гордился своей семьей, но и стыдиться ему было нечего.

— Обычная семья. Неплохо обеспеченная. Родители всегда были заняты только собой. И кстати, я не видел их с тех пор, как покинул колледж. — Грегори помедлил, но теперь было вполне естественным спросить: — А твоя семья?

Виолетта отвела взгляд в сторону.

— Обычная семья.

— Ты скучаешь по Бостону?

— Нет. — Она потянула себя за воротник рубашки, словно ей не хватало воздуха.

— Забавно, но ты говоришь совсем без акцента.

— Ты забыл, что я провела в Сент-Луисе три года?

— А почему три года назад ты ехала в Сент-Луис из Техаса?

— Я… я ездила туда навестить Лайлу.

— А почему…

— Почему мы обсуждаем мою жизнь? — рассердилась она. — Я просто хотела немного узнать о тебе. Неужели так трудно ответить?

— Я тоже хотел бы что-нибудь узнать о твоей жизни, — возразил Грегори.

— Я не поладила с отцом, — спокойно произнесла Виолетта, — и переехала жить к дяде Майлзу.

«Кажется, мы подошли к чему-то интересному», — подумал Грегори.

— Дай я догадаюсь. Вы поссорились из-за твоего кавалера?

— Можно и так сказать. — Виолетта невесело улыбнулась.

Грегори жил в обществе, где всегда повторялась одна и та же история.

— Твой отец хотел, чтобы ты вышла замуж за человека, который тебе не нравился. А ты взбунтовалась и сбежала.

— Да, я сбежала. — Виолетта встала и направилась к реке, чтобы вымыть посуду.

Подхватив свою тарелку, Грегори пошел следом.

— Значит, у Майлза история повторилась. Он не одобрил твой выбор, и ты опять ударилась в бега.

Они разбили лагерь у реки, и оба предвкушали вечернее купание. А пока Виолетта занялась посудой.

— Если бы я хотела довести Майлза до удара, то выбрала бы в качестве возлюбленного тебя.

— Еще не поздно. — Грегори с готовностью принял вызов. — Давай я отвезу тебя домой, и ты сможешь расстроить его до слез.

Виолетта улыбнулась, но вдруг снова стала серьезной.

— И ты женишься на мне после всего, что я сделала? — Грегори оценивающе смотрел на Виолетту. Ее глаза были синее неба над их головами. Светлые волосы шелковистыми волнами падали на плечи. Заходящее солнце золотило ее локоны.

Он не удержался от соблазна, протянул руку и коснулся ее волос.

— Что бы ты ни сделала, мы были вместе, помнишь? — негромко спросил он.

— А ты помнишь, что все, что мы делали вместе, я делала ради другого мужчины?

— Но не вчера ночью. Тогда были только ты и я. — Вспыхнув, она отстранилась.

— Если я помню правильно, ты пытался кое-чего добиться…

Грегори всегда считал честность скорее недостатком, чем достоинством, но сейчас он ответил совершенно искренне:

— Ты ведь знаешь, что я хочу тебя, Виолетта. Я никогда прежде так страстно не желал женщину.

Виолетта прекрасно знала, что то, чего так страстно желает Грегори, в действительности просто не существует. Он хочет жениться на порядочной девушке из хорошей семьи, которая по молодости и глупости влюбилась в человека не своего круга. Этот брак открыл бы ему дорогу в свет и в компанию Майлза. Но она не была той, на ком он собирался жениться. Такую, как она, Грегори не захочет… а если и захочет, то ненадолго.

— Твое желание аморально, — нахмурилась Виолетта, с удивлением ощущая жар, который поднимался внутри ее тела в ответ на его слова.

— Мои намерения вполне достойны джентльмена, — пожал он плечами.

«Надо прекратить этот разговор, пока он опять не поцеловал меня, — подумала Виолетта. — Пока я не позволила ему поцеловать меня».

— Сколько я тебя знаю, ты ни разу не вел себя как подобает джентльмену.

Удар достиг цели. Клайн нахмурился и отступил. Взъерошив волосы, он сердито произнес:

— Позволь узнать, с кем ты меня сравниваешь? С бандитом? С человеком, который втянул тебя бог знает в какую авантюру и уверен, что ради него ты будешь грабить банки и рисковать жизнью?

— Я никогда не говорила, что он чего-то хочет от меня… Я делаю то, что подсказывает мне сердце. То, что я считаю своим долгом.

— Я не могу понять, что тобой движет, — растерянно развел руками Грегори.

— И не поймешь. — Виолетта собрала посуду и пошла к стоянке.

Она была уверена, что Грегори много чего знает о вымогательстве и деньгах, а также о том, как отплатить обидчику… или не платить вовсе — что окажется выгоднее.

Но что он может знать о стыде, унижении, чувстве беспомощности? Он никогда не поймет, как жажда мести может выжечь душу, изгнав из сердца добро и любовь.

Виолетта предполагала, что ее братья уже стали членами какой-нибудь банды, а сестру отец вполне мог продать ради очередного ящика виски.

«Мы принадлежим к разным мирам, — думала Виолетта, глядя на Грегори. — Единственное, что нас объединяет, — это Майлз Трафтен».

— Ты можешь сказать, где мы находимся? — спросила она.

— Думаю, в нескольких днях пути от Индепенденса, — буркнул Клайн.

Посуда с грохотом посыпалась на землю из ослабевших пальцев Виолетты. Индепенденс? Это ведь там живет дьявол! Она тоже жила там, запертая в одной из клетушек грязного борделя. Ей стало нехорошо. Конечно, она знала, что рано или поздно достигнет этого места, но почему-то не хотела думать, что это случится так скоро.

Разум подсказывал, что месть надо отложить до того момента, когда она устроит судьбу братьев и сестры. Но ярость заглушила голос разума.

— Виолетта, что с тобой? — Грегори стоял рядом, с недоумением взирая на посуду у ее ног.

— Рука… иногда болит, — прошептала она.

— Дай я посмотрю. Возможно, в рану попала грязь и началось воспаление.

Но она уже пришла в себя и принялась собирать посуду.

— Все нормально, я смотрела.

Он помог ей собрать тарелки, потом спросил, не хочет ли она искупаться первой.

— Нет, иди сначала ты.

Она должна побыть в одиночестве, чтобы привести в порядок свои мысли. Здравый смысл подсказывал, что сейчас надо держаться подальше от Индепенденса, но чувства протестовали. Откладывать месть, когда она так близко!


Если бы не Лайла, Виолетта так и пребывала бы в уверенности, что сама виновата в случившемся с ней, что заслужила тот ад, в котором жила. Но теперь она твердо знала: в этом не было ее вины. Она была всего лишь девчонкой, которая мало что знала о жизни и даже предположить не могла, что на свете существуют чудовища похуже, чем ее отец.

Прошло шесть лет, и теперь она не была уже испуганной и забитой девочкой. Она стала женщиной, и душу ее сжигала ненависть. Раны, нанесенные ей, не заживали. Сначала Виолетта надеялась, что сможет убежать и спрятаться от своего прошлого, от воспоминаний и начать жизнь заново. Потом она поняла, что напрасно обманывала себя. Надежды не сбылись — ей никуда не деться от страшной правды, от того, что с ней случилось. Если она когда-нибудь захочет выйти замуж, ее муж сразу поймет, что она потеряла невинность.

Виолетта смотрела, как Грегори достает из сумки полотенце, бритву и мыло. Что бы он сказал, если бы знал, что ее тела касался другой мужчина — и гораздо более интимно, чем она позволила ему?

Ей так нравится смотреть на Грегори, но даже его она не может видеть обнаженным — и все из-за этого Дьявола, который живет в Индепенденсе. Он заставлял Виолетту смотреть на него, словно ожидал, что она будет восхищаться тем, что причиняло ей такую боль.

Виолетта постаралась прогнать мрачные воспоминания. Л аила предупреждала: если она не станет хозяйкой своей жизни, если будет постоянно оглядываться назад, то прошлое навсегда останется с ней.

Возможно, она позволила прошлому управлять собой, размышляла Виолетта. Обо всех мужчинах она судила по тем двум, которых знала очень хорошо: это отец, который сначала бил ее, а потом продал, и человек, который отнял ее невинность, а вместе с ней и надежду на будущее. Никто из двоих ни разу не пожалел о содеянном. И потому Виолетта обещала себе быть безжалостной, когда придет время расплаты.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — Виолетта вздрогнула, услышав рядом голос Грегори.

Только теперь она почувствовала, что тело ее напряжено как струна, а ногти вонзились в ладони. Она расслабилась и торопливо проговорила:

— Все нормально. Иди купайся.

Несколько секунд Грегори внимательно разглядывал ее, потом кивнул и пошел к реке. Виолетта смотрела ему вслед. Грегори. Он, конечно, не святой. Но и не чудовище. Она видела его обнаженным… ну, почти. Даже касалась его кожи — и совсем не боялась! Почему бы ей не пробраться тайком к реке и не посмотреть на него из-за кустов? Так она могла бы удовлетворить свое естественное любопытство.

«Я храбрая, только пока не дойдет до дела, — грустно призналась она себе. — Я не смогу. Даже если я пойду на берег и спрячусь в кустах, я сбегу раньше, чем смогу увидеть то, что интересует меня больше всего». Казалось бы, вполне естественное любопытство молодой женщины — но не для ее израненных чувств.

Ее поведение вообще трудно назвать естественным — грабить банки с целью упечь за решетку собственного отца, мечтать о том, как она убьет этого дьявола… Да и жизнь ее трудно назвать нормальной — попасть в ад, а потом — в богатый дом, чтобы сбежать оттуда и причинить боль единственному человеку, который был к ней добр.

Виолетта посмотрела на тропинку, по которой ушел Грегори. Почему бы для разнообразия не сделать что-нибудь нормальное?

Глава 10

Грегори довольно быстро обнаружил Виолетту, которая пряталась в кустах и подсматривала за ним. Должно быть, ее снова снедало любопытство. Его приятно возбуждало, что она разглядывает его тело. Грегори не страдал излишней скромностью, но и развратником никогда не был. Он не будет торопиться. Если Виолетта засмущается или испугается, она успеет убежать до того, как увидит что-нибудь действительно интересное. Если же нет… Тогда, возможно, он сделает гадость ее будущему мужу. Если у нее хватит смелости дождаться момента, когда он выйдет из воды, она наверняка решит, что все мужчины обладают такими же солидными размерами — и в любое время дня. Эта мысль весьма его позабавила, и он неторопливо продолжал смывать дорожную пыль.

Грегори всегда был стройным. А тяжелый труд в Вайоминге помог нарастить ему прекрасные мускулы. И теперь он специально напрягал мышцы, чтобы Виолетта могла полюбоваться его торсом. Мыло скользило по плечам, рукам, плоскому животу. Потом он окунулся с головой и, вынырнув, провел ладонями по волосам, отжимая с них воду. И тут, заметив, что подушечки пальцев сморщились, он решил, что провел в воде достаточно времени. Грегори двинулся к берегу. Он бросил осторожный взгляд туда, где пару минут назад пряталась Виолетта. Но она исчезла.

Это на нее не похоже. Виолетту никак нельзя было упрекнуть в трусости: она ограбила три банка, заслонила его от пули и несколько раз обвела вокруг пальца, используя при этом весьма рискованные способы. Грегори ожидал, что у нее хватит смелости остаться и увидеть то, что ее так интересует. Он не удивился бы, даже выйди она из кустов с заявлением, что хочет на него посмотреть. Но ничего подобного не произошло — она сбежала, и это было странно.

Грегори выбрался на берег и наскоро вытерся. Надо бы постирать одежду, но он слишком устал. Поэтому он просто завернулся в одеяло и побрел к костру.

Виолетта собирала вещи для купания. При виде Грегори глаза ее расширились:

— Это просто неприлично — появляться передо мной в таком виде!

— Подсматривать тоже неприлично, — парировал он.

— А я и не собиралась!

— Вообще-то я нахожу довольно естественным, что девушка интересуется некоторыми частями мужского тела, которые она не имела возможности видеть раньше.

— Не собиралась я смотреть на твои… части! — рассердилась Виолетта.

— Тогда что ты делала, сидя в кустах? — Она покраснела:

— Я… хотела убедиться, что ты еще не скоро придешь и у меня хватит времени спрятать деньги.

«Ну вот, — огорченно подумал Грегори, — она опять мне не доверяет. Впрочем, ее нельзя за это винить — я никогда не был достаточно надежным человеком».

Она направилась к реке, но обернулась и сказала:

— Помни, что ты джентльмен, и не вздумай идти за мной.

— Как хочешь.

«Неужели он и вправду думал, что я позову его? « — удивлялась Виолетта. Она честно призналась себе, что получила удовольствие, наблюдая за Грегори. Он очень красив. Снаружи. К сожалению, его душевные качества далеко не так прекрасны, как его тело. И все же она не смогла остаться и увидеть самое интересное. Может, она еще не готова, размышляла Виолетта. Да, ей нравится Грегори. Ей нравится смотреть на него, гладить его кожу и целоваться с ним. Но вряд ли это хорошо.

Почему именно Грегори стал тем, кто изменил ее отношение к мужчинам? Раньше она считала, что если такой человек и встретится ей, то он будет… необыкновенный. Храбрый, честный, достойный доверия… Ни одного из этих качеств не было у Грегори. Если дядя Майлз узнает, что она целовалась с Клайном — не говоря о прочем, — его и правда удар хватит.

Виолетта торопливо искупалась — она боялась, что Грегори не сдержит слово, но, когда вернулась в лагерь, он занимался ужином, и выражение лица у него было вполне невинное. Хотя именно это открытое, честное лицо и широкая улыбка частенько вводили в заблуждение его собеседников. Он мошенник, и любой человек для него — не важно, мужчина или женщина — лишь источник денег или ступенька к достижению цели. И она всегда должна об этом помнить, внушала себе Виолетта.

Они расстелили одеяла по разные стороны костра и легли спать. Виолетта закрыла глаза и перед ее мысленным взором предстало тело Грегори, каким она видела его сегодня. Она заснула, думая о нем.

К сожалению, этого оказалось недостаточно, чтобы изгнать дьявола из ее памяти. И вскоре он вернулся и встал над ней со своей гнусной ухмылкой. Виолетта сжалась в комок. Она чувствовала запах его пота и дешевого виски.

— Думаешь, ты сможешь спрятаться от меня, шлюха? — Он схватил ее за плечо. Длинные грязные ногти вонзились в нежную кожу. — Не сопротивляйся — и я не буду тебя бить.

Виолетта стиснула зубы. Он не заставит ее кричать и молить о пощаде.

Дьявол наклонился и перевернул ее на спину. Она попыталась выцарапать ему глаза, но он схватил ее запястья одной рукой, а второй ударил по лицу. Рот ее наполнился кровью. Но даже вкус крови был лучше вкуса его губ, когда он накрыл ее рот своим.

Она задохнулась и попыталась укусить мучителя. Он снова ударил ее.

— Ты опять не слушаешься. Придется тебя проучить. — Виолетта пыталась сдержать стон, но не смогла, и дьявол захихикал, наслаждаясь ее болью и слабостью. Его руки вцепились в нежные груди, сжали, заставив ее завопить от боли. Через мгновение вес взрослого мужчины вдавил ее худенькое тело в матрас. Она сопротивлялась изо всех сил, но он с силой раздвинул ей бедра. И она испытала дикую боль, когда его огромный член вошел в нее, потому что она была слишком мала для него. Виолетта высвободила руки и начала отчаянно молотить кулачками по его груди и кусать его ненавистное тело. Может, ей повезет и он рассердится так сильно, что убьет ее?

— Виолетта! Проснись!

Она распахнула полные боли и ненависти глаза. Но лицо, склонившееся над ней, не принадлежало Виктору Веге, который купил ее у отца за ящик виски и два года держал пленницей в своем борделе, насилуя и унижая.

Это Грегори склонился над ней, и это он трясет ее за плечи, пытаясь вырвать из лап кошмара. Но сердце Виолетты все еще бешено колотилось.

Грегори обнял её, и она прижалась к его груди. Она чувствовала его дыхание на своем лице, и это успокаивало ее так же, как и его крепкие объятия.

— Это был только сон. Он не может причинить тебе зла, — говорил Грегори.

Но он ошибался. Этот сон преследовал ее годами. Она просыпалась в холодном поту от собственного крика. Куда бы она ни уехала, где бы ни спряталась, настанет ночь — и Вега снова ее найдет.

— Заставь его уйти, — простонала она.

— Кого?

Вместо ответа она прижалась губами к его шее и почувствовала биение его пульса.

— Виолетта, кого надо прогнать?

Она не может, не может рассказать ему! Каковы бы ни были грехи Клайна, их не сравнить с преступлениями Виктора Веги. И с ее несчастьями. Будь она смелее, она просто убила бы себя, после того что дьявол с ней сделал. Но она выбрала жизнь, и расплатой за это были встречи с ним в ее снах, и ее боль, и ее позор.

— Расскажи мне, — нежно попросил Грегори.

Виолетта вдруг поняла, что и вправду хочет ему рассказать, поделиться грузом, который камнем лежал на сердце. Она даже Лайле — лучшей подруге — не рассказывала всего! Может, если поделиться с Грегори, кошмары ее оставят? Но тогда и Грегори тоже ее оставит. Она станет ему противна. Он с отвращением вспомнит, что целовал ее, такую нечистую…

Виктор заставил ее поверить, что она запятнана и виновна. Он по-прежнему имел над ней власть. Но она будет сопротивляться ему, сопротивляться своей памяти. Она жертва, а не преступница! Но как убедить себя в этом?

Виолетте было спокойно и уютно рядом с Грегори, и неожиданно она придумала способ, как избавиться от власти дьявола. Она должна отдаться мужчине, который будет с ней нежен. Который сумеет сделать так, что она почувствует внутри себя все что угодно, но только не ненависть.

В темноте Виолетта нашла его губы. Грегори сначала растерялся, но потом объятие его стало крепче, и он ответил на ее поцелуй. Вспоминая ласки Грегори, Виолетта коснулась его языка, а потом принялась осторожно исследовать его рот. Она чувствовала, как нагреваются их тела. Рука ее скользнула под рубашку — и сердце Грегори забилось в ее ладони.

Потом она взяла его руку и положила себе на грудь. Он пощекотал напрягшийся сосок и тихо спросил:

— Можно я поцелую его?

Виолетта, привыкшая к боли, но не к нежности, растерялась, не понимая, чего он хочет. Но Клайн не стал дожидаться ответа. Он проложил дорожку из теплых, влажных поцелуев от шеи до верхней пуговки. Потом он нетерпеливо расстегнул рубашку и развязал тесемки сорочки. Губы его опускались все ниже, заставляя Виолетту таять от удовольствия. Когда его губы сомкнулись вокруг соска, у нее вырвался судорожный вздох — она не была готова к таким ощущениям. От его ласк заныли мускулы живота, Виолетта ощутила желание — и удивилась безмерно.

— Я так странно себя чувствую, — прошептала она. Губы его вернулись к ее лицу.

— Хочешь поцеловать меня так же?

О да, она хотела, но боялась, боялась мужского тела. Так приучил ее Вега. Но сегодня она изгонит дьявола.

— Да, — решилась Виолетта.

Он расстегнул рубашку. Она гладила его грудь, твердые, маленькие соски и слышала, как учащается его дыхание. Грегори раздел ее и поцеловал теплое плечо.

— Я хочу чувствовать тебя, — хрипло произнес он, и Виолетта прильнула к его груди.

Между ними разгоралось пламя. Любое прикосновение вызывало волны тепла, наполнявшие их тела истомой и желанием. Он опустил ее на одеяло, и она забыла обо всем, кроме его поцелуев и горячего тела…

Грегори придвинулся ближе, и Виолетта ощутила его возбужденную плоть у своего бедра… Ужас затмил желание. Но вот он поцеловал ее снова — медленным, долгим, нежным поцелуем, смешавшим их дыхание, и Виолетта забыла свой страх.

— Ты сводишь меня с ума, — шептал Грегори. — Останови меня прежде, чем я забуду, кто мы… Кто ты.

— Я хочу об этом забыть, — выдохнула Виолетта. Целуя и лаская, Грегори потянулся к поясу ее брюк, и она с трудом подавила панику. «Я хочу этого, — твердила она себе. — Это поможет мне изгнать дьявола».

И вдруг Грегори остановился. И вот она уже не чувствует тепла его кожи и тяжести его тела. Он теперь сидит рядом, и грудь его вздымается; словно ему не хватает воздуха.

— Я не могу.

— Не можешь? — Она приподнялась на локтях.

— Нет, я, конечно, могу… но не сделаю этого.

— Но почему? — Виолетта ничего не понимала. Она вспомнила: бывали дни, когда Вега оказывался не в состоянии насиловать ее, потому что был слишком пьян. Он просто падал на ее матрас, от него разило виски, и тогда она поняла, что тело пьяного человека не всегда слушается хозяина.

— Я дал слово Майлзу, что буду вести себя как джентльмен.

Виолетта не смогла сдержать горький смех:

— И с каких это пор Грегори Клайн держит свое слово?

— С сегодняшнего дня. — В мерцающем свете костра Виолетта видела, как изменилось его лицо. Должно быть, ее слова сильно задели его.

«Все-таки мужчины странные существа. Когда ты их отвергаешь — они тут как тут и весьма настойчивы, но стоило ей захотеть мужчину — и он отказывается. Может, это с ней что-то не так? «

— Это из-за меня?

— Нет, Виолетта. — Грегори нежно коснулся ее лица. — Ты и представить себе не можешь, как я хочу тебя. Как ты желанна… Но…

— Но — что?

— Похоже, у меня проснулась совесть. — Он с виноватым видом отвернулся.

«Какая досада! « — думала Виолетта. Сегодня она могла бы избавиться от дьявола, который терзал ее душу. Она могла узнать, правда ли, что происходящее между мужчиной и женщиной не обязательно должно быть болезненно и отвратительно. Но похоже, ее надеждам не суждено сбыться, и она так ничего и не узнает.

— Твоя совесть выбрала неудачный момент, — печально вздохнула она.

Грегори провел рукой по волосам. Кажется, он был удивлен не меньше Виолетты.

— Извини, — промямлил он.

— А ты не можешь не обращать на нее внимания? — В ней вновь затеплилась надежда.

— Я бы хотел, но… Ты милая девушка, Виолетта. — Он усмехнулся. — Ну, если не считать грабежей и ударов по голове. И только последний подонок мог бы воспользоваться твоей наивностью и невинностью.

Теперь Грегори добавил к обиде оскорбление. Лучше бы он не останавливался. Тогда настал бы момент, когда он узнал бы… И спросил ее, почему она не невинна. Может, тогда бы она и набралась смелости рассказать ему все.

— Кого ты хочешь забыть, Виолетта? — Она не ответила.

— Должно быть, своего бандита? Типа? Ты решила наконец прислушаться к голосу разума?

— Я не собираюсь менять своих планов, — сердито пробурчала она.

— Даже теперь? После… наших поцелуев? Как благородно!

Он выглядел расстроенным, и это доставило ей удовольствие. Но вот что касается планов… Вряд ли ее миссию можно назвать благородной, хотя она и собиралась спасти братьев и сестру от отца. Но иногда ей приходило в голову, что их спасение только предлог для того, чтобы рассчитаться с мучителями — засадить отца за решетку и убить Вегу.


— Я устала. Пожалуй, мне стоит лечь спать.

— Ты не рассказала мне о кошмарах. — Он погладил ее плечо.

— Ничего страшного. Они у меня с детства.

— Мне они кажутся очень страшными… Хочешь, я лягу рядом? Обниму тебя…

Но момент был упущен. Желание Виолетты остыло, как только она перестала ощущать жар его тела. Наверное, еще можно было из углей раздуть пламя, но… С его желанием тоже стоит считаться. Он хотел поступить благородно. Хотел сдержать клятву и стать человеком, на чье слово можно положиться.

— Нет, спасибо. Со мной все будет в порядке.

— Тогда спокойной ночи. — Он встал и поднял свою рубашку с земли.

— Ты куда? — Виолетта удивленно смотрела, как он идет к реке.

— Я собираюсь устроить моей новорожденной совести холодное купание. Тогда я смогу мирно провести остаток ночи на своем одеяле.

Когда Грегори скрылся из виду, Виолетта закуталась в одеяло и уставилась на звезды. Иногда во время путешествия по пустынным дорогам или вечером у костра ей казалось, что во всем мире существуют только они с Грегори. Они старались никому не попадаться на глаза, и, с тех пор как покинули Лоуренс, Виолетта не видела ни одной живой души. Останься она в Сент-Луисе, сейчас ее тело не лежало бы на жесткой земле, а нежилось на свежих простынях в удобной кровати. Возможно, она думала бы о вечеринке, с которой недавно вернулась…

Три года под крышей Майлза были для нее счастливым временем. Но она не могла прожить так всю жизнь. Если бы эта жизнь действительно подходила ей, она была бы уже замужней леди… Вот только детей у нее не было бы никогда. Наверное, она бесплодна, потому что за те два года, что Вега насиловал ее, она так и не смогла забеременеть.

Вега. Надо решить наконец, что делать. Хватит ли у нее силы воли отложить месть и заняться делами братьев и сестры? Или искушение отомстить дьяволу на самом деле сильнее, и она не сможет проехать мимо Индепенденса?

Глава 11

Грегори незаметно наблюдал за Виолеттой. Она казалась очень серьезной — серьезнее и печальнее, чем обычно. Черт бы побрал его совесть! Они могли бы замечательно проводить время, вместо того чтобы спать по разные стороны костра, а днем скакать в напряженном молчании.

Грегори мог привести множество аргументов, которые позволили бы ему не просто оправдать соблазнение Виолетты, но и доказать, что польза от этого была бы велика. Это положило бы конец ее безумному, невыполнимому плану. И история с Типом не имела бы продолжения… Но почему-то теперь он начал сомневаться в необходимости подобного плана. Хотя все, кто его знал, не задумываясь, заявили бы, что он поступит именно так — воспользуется моментом.

Что на него нашло, он и сам не мог понять. Никогда — раньше он не прислушивался к голосу своей совести, прекрасно зная, что это не принесет выгоды — только неприятности и ненужные хлопоты.

— Индепенденс должен быть уже близко, — произнес Грегори. — Давай свернем с дороги, чтобы миновать предместья. Иначе мы скоро кого-нибудь встретим.

К его удивлению, Виолетта заявила:

— Нам необходимо заехать в Индепенденс. У нас кончаются продукты, и хорошо бы избавиться от этих лошадей и купить новых.

— Не думаю, что стоит так рисковать. Возможно, там нас поджидает погоня из Лоуренса.

— Мне нужно купить виски, — пояснила Виолетта.

— После удачных грабежей ты решила напиться? — насмешливо спросил Грегори.

— Нет. Это для моей руки. Ты был прав: должно быть, грязь все же попала в рану — она беспокоит меня.

— Ты уверена? — Насколько он помнил, вчера, когда он снимал с нее рубашку, Виолетта даже не поморщилась.

— Иначе зачем бы мне рисковать? — с невинным видом проговорила она.

Грегори задумался. Виолетта была умна и уже не раз его обманывала. Но теперь у них были деньги, и ей незачем грабить банк — по крайней мере он надеялся на это.

— Ладно, но в город мы въедем, только когда стемнеет.

— Магазины будут уже закрыты.

— Ну, тогда пораньше, но все же ближе к вечеру. Да мы и не успеем до захода солнца — только если будем скакать во весь опор.

— Сделаем, как ты говоришь.

Грегори насторожился, увидев, как в прекрасных голубых глазах появился стальной блеск. Чем ближе они подъезжали к городу, тем сильнее она нервничала. Это было понятно: если уж ему не по себе, то каково же ей?

— Нам надо где-нибудь спрятать деньги. А на обратном пути мы их заберем, — предложил Грегори.

— Хорошая мысль, — кивнула она.

— Поищем надежное местечко.

— Я поищу надежное местечко. — Их взгляды встретились, и она насмешливо улыбнулась.

Лучше не доверять ему, решила Виолетта. Очень может быть, что его совесть испарится так же неожиданно, как и появилась, и тогда ей придется иметь дело с прежним Грегори. Она посмотрела на него:

— Я поеду в город в мужской одежде. Пожалуйста, пообещай, что не будешь смотреть на меня как на пирог с вишней или помогать мне сойти с лошади.

Грегори расхохотался:

— Клянусь, я буду вести себя соответственно. Хотя чертовски трудно даже на минутку забыть, что ты женщина.

— Ничего, — пробурчала она. — Твоя новорожденная совесть не даст тебе сбиться с пути.

Грегори удивленно вскинул брови. Не похоже, чтобы это был комплимент. Все-таки Виолетта странная девушка. Говорит, что любит своего бандита, но готова была позволить Грегори лишить ее невинности. Такой храбрости и искренности он не встречал еще ни в одной женщине. И такой страстности — тоже. Вот только он никак не мог понять, какую цель преследует Виолетта.


Когда-то Индепенденс был шумным и оживленным торговым городом. Но постепенно фактории одна за другой исчезли, и городок впал в спячку. Вдоль главной улицы высились обшарпанные лачуги и дешевые питейные заведения. Это трудно было назвать цивилизацией, скорее — крохотным шажком в этом направлении.

Торговец лошадьми настроился от души поторговаться и надуть путников на кругленькую сумму, но Грегори, живя в Вайоминге, научился неплохо разбираться в лошадях. Поэтому они избавились от своих измученных животных и приобрели новых без особых финансовых потерь. Виолетта выбрала серого жеребца, а Грегори — чалого.

Виолетта не находила себе места. Салуны в конце улицы так и притягивали ее взгляд. В лавке, где они пополняли припасы, она едва взглянула на товар.

Грегори тоже чувствовал себя здесь неуютно. Правда, погони не было, но на улице они встретили местного шерифа, и он рассматривал их долго и пристально. По настоянию Виолетты они вымазали лица и одежду грязью и несильно отличались от большинства местных бродяг. И все же Грегори подумал, что сможет вздохнуть свободно, только когда они выберутся из города. Купив все необходимое, они покинули лавку и направились к лошадям.

— Нам нужна бутылка виски, — напомнила Виолетта. — Думаю, мы сможем купить ее там.

Салун, на который она указала, больше походил на третьеразрядный бордель. У порога стояли две женщины, одетые в рваные, грязные лохмотья. Еще через минуту Грегори с удивлением обнаружил, что это очень молоденькие девушки.

— Оставайся здесь, — приказал он Виолетте. — Ты туда не войдешь.

Она хотела возразить, но потом кивнула:

— Я постерегу лошадей.

Грегори пересек улицу и поднялся на крыльцо. Одна из девушек оглядела его усталым взглядом.

— Не хотите провести со мной часок, мистер?

— Нет, — ответил Грегори, и на чумазом личике отразилось нескрываемое облегчение.

Он вошел в салун. В воздухе висел запах дыма и не слишком чистых человеческих тел. Мексиканец, возвышавшийся за стойкой, повернулся к нему:

— Что вам угодно, мистер?

— Бутылку виски, — ответил Грегори, мечтая поскорее выбраться на воздух.

— Не хотите приятно провести время с одной из моих девушек? — поинтересовался хозяин.

Он приблизился, протягивая бутылку, и Грегори отшатнулся — от хозяина разило невыносимым смрадом.

— Я не заметил на улице девушек, — холодно произнес Клайн. — Только девочек, которым место в школе, а не в публичном доме.

Хозяин ухмыльнулся:

— Многие любят молоденьких. Кроме того, их гораздо легче обучить. Мои девушки выполнят любую мою прихоть… И вашу — если цена будет подходящей.

— Меня не интересуют дети. Сколько за виски? — Его уже мутило от отвращения.

Наглый мексиканец назвал непомерно высокую цену. Если бы не обстоятельства, Грегори с удовольствием разъяснил ему, куда хозяин может засунуть эту бутылку. Но сейчас он не мог задерживаться, а потому молча бросил на прилавок деньги и пошел к выходу.

— Уверены, что не хотите девочку? — крикнул ему вслед хозяин. — В задней комнате у меня есть новенькая. Девственница! Ну, почти. — Он захохотал. — Всегда приходится сначала самому попробовать — а то вдруг они врут.

— Меня уже тошнит от тебя и этой вонючей дыры, — бросил через плечо Грегори.

На крыльце к нему обратилась вторая девушка:

— Раз моя подружка не в вашем вкусе, может, я вам понравлюсь? — Она храбро улыбнулась. — Виктор не любит, когда мы упускаем клиента. Я бы предпочла провести время в постели с вами, а не с ним. Что скажете, мистер?

Грегори взглянул на нее, и выражение ее глаз показалось ему странно знакомым.

— Сколько тебе лет?

— Достаточно, — нахмурилась она.

— Боюсь, до меня ты еще не доросла. — Он сунул руку в карман и достал несколько банкнот. — Купи себе приличное платье… А лучше беги отсюда подальше.

Девочка взяла деньги, но ответ ее прозвучал безрадостно:

— Спасибо, мистер, но мне некуда пойти. Да и деньги — если я не отдам их Виктору, он меня изобьет.

Опустив глаза, Грегори пошел прочь. Виолетта наблюдала за ним с противоположной стороны улицы. «Ей не следовало этого видеть», — с досадой подумал Клайн. Да и вообще этого не должно быть — чтобы дети работали на такого ублюдка, как этот мексиканец. Но он ничем не мог им помочь.

— Поедем, — побурчал он. — Это местечко похоже на ад.

— Да, — кивнула она.

Грегори сунул бутылку в сумку и вскочил в седло, но Виолетта стояла неподвижно, глядя на девушек из борделя. Те заметили интерес к их персонам.

— Эй, мистер! — крикнула та, что посмелее. — Ваш приятель слишком хорош для нас, но, может, вы окажетесь посговорчивее? Идите-ка сюда!

— Прекрати пялиться на них, — прошипел Грегори. — Ты привлекаешь к нам ненужное внимание.

Краска залила лицо Виолетты, но она промолчала и вскочила на лошадь. Последний раз Грегори так радовался, когда позади остался Вайоминг.

Едва они выехали из города, Виолетта спросила:

— Те девушки… Что они тебе говорили?

— Ничего, что тебе стоило бы знать, — пробурчал он смущенно. — Они… э-э…

— Я знаю, кто они, — перебила его Виолетта. — Я знаешь ли, не так наивна.

Грегори пожал плечами:

— Думаю, ты все же наивнее, чем те девушки, хоть они и моложе тебя. Меня тошнит от этого. А хозяина следовало бы подвергнуть порке кнутом на городской площади за то, что заставляет работать этих детей.

— Ты прав… А что он за человек? — Отвратительный негодяй. — Грегори поморщился, словно вновь вдохнув вонь, царившую в заведении. — Я дал одной из девушек денег, чтобы она купила себе платье, а она сказала, что Виктор — кажется, так зовут хозяина — изобьет ее, если она не отдаст их ему. А когда я вошел внутрь, он предложил мне новенькую девочку.

Виолетта не ответила, и, взглянув на нее, Грегори с удивлением увидел, что она побледнела. Поводья дрожали в ее руке.

— Прости, — торопливо заговорил он, — я ведь предупредил, что подобные вещи не предназначены для твоих ушей. По-хорошему тут должен вмешаться закон. Хозяина следовало бы выслать из города.

— Возможно, он платит шерифу, чтобы тот не совал нос в его дела, — тихо произнесла Виолетта.

— Это не наша проблема, и будет лучше, если ты постараешься просто выкинуть все это из головы. В конце концов, эти девочки сами выбрали свою судьбу — иначе они давно сбежали бы…

Виолетта посмотрела на него так, что Грегори осекся. Он не мог понять, что выражал ее взгляд, а она не стала ничего объяснять.

— Давай вернемся на то место, где мы спрятали деньги, и разобьем лагерь, — через некоторое время проговорила она.

— Думаю, нам надо отъехать подальше от города…

— А я думаю, тебе надо вернуться в Сент-Луис. Ты мне больше не нужен.

— Но ты мне нужна, — вырвалось у Грегори, и он сам смутился при этом неожиданном признании. И быстро добавил: — Ну, чтобы получить долю в фирме.

— Я напишу письмо Майлзу. Напишу, что ты вел себя как джентльмен и сделал все возможное, чтобы убедить меня вернуться, но я осталась глуха к твоим доводам. Я попрошу, чтобы он выделил тебе эту чертову долю.

Когда у Виолетты портилось настроение, с ней было не так-то просто разговаривать.

— Ты прекрасно знаешь, что я не могу принять твое щедрое предложение, — мягко произнес он.

— Ты хочешь сказать, что это твоя столь некстати пробудившаяся совесть не позволяет тебе его принять? — Она откровенно потешалась над ним. — Должно быть, ты хочешь, чтобы люди наконец начали считать тебя достойным человеком. Как глупо!

Грегори решил ответить в том же духе:

— Совсем недавно ты радовалась тому, что можешь положиться на мое слово… А что касается глупостей — то глупее твоего стремления во что бы то ни стало добраться до этого бандита по имени Тип я в жизни ничего не видел. Уверен, он сделает тебе ребенка при первой возможности, а потом сбежит, бросив тебя на произвол судьбы!

— Не смей так говорить!

— Тогда не надо смеяться надо мной. Доля в фирме твоего дяди откроет передо мной будущее, я смогу вести нормальную, достойную жизнь… Впрочем, ты ведь, похоже, никогда не стремилась к спокойной жизни? И тебе нравится быть бедной, да?

— Если я буду счастлива, то мне все равно — жить в бедности или в богатстве. — Виолетта гордо вздернула подбородок.

Какой же она иногда бывает наивной! Грегори улыбнулся.

— Скажи мне — ты встречала хоть одного бедного человека, который был бы счастлив?

Виолетта не ответила. Вечер прошел в напряженном молчании. Наконец они разбили лагерь и поужинали, а потом Грегори принялся чистить оружие — все равно больше делать было нечего. Виолетта, занятая своими безрадостными мыслями, не обращала на него внимания. Он вздохнул. Ничего, скоро успокоится.

Он надеялся, что теперь Виолетта наконец поняла, что девушке не следует путешествовать в одиночку. Кстати, а куда она подевалась? Наверное, решила забрать из тайника деньги. Но прошло довольно много времени, прежде чем Грегори спохватился, что ее нет слишком долго. А потом он обнаружил, что и револьвер ее исчез. Это он еще мог понять. Но ведь она забрала незаряженный револьвер — все пули остались на одеяле, где он чистил оружие!

Глава 12

Тошнота подкатила к горлу Виолетты. Даже запаха этого места было достаточно, чтобы вмиг ожили все ее страхи и воспоминания. Она огляделась. В салуне было лишь несколько завсегдатаев, уткнувшихся в свои кружки. За стойкой стояла девочка — та, что так смело разговаривала с Грегори и с ней.

Когда Грегори упомянул о новенькой девочке, которую Виктор предложил ему, Виолетту охватил страх: а вдруг это Роуз? Она не могла больше ждать и, ускользнув от Грегори, вернулась в город.

— Что вам подать, мистер? — спросила девочка.

— Я ищу девушку. — Виолетта старалась, чтобы голос ее звучал хрипло.

Девочка за стойкой улыбнулась:

— Я видела вас сегодня. Подождите минутку, я позову кого-нибудь меня подменить, и мы пойдем в отдельную комнату.

— Вы здесь хозяйка? — Виолетта демонстративно оглядела помещение.

— Нет, — ответила девочка. — Хозяина зовут Виктор Вега, но он… сейчас занят.

Виолетта судорожно сглотнула. Желчь поднялась к горлу, и она испугалась, что ее сейчас вырвет.

— Я хотел бы поговорить с ним… Слышал, у него есть новенькая… — выдавила она сквозь стиснутые зубы.

— Точно. — Девочка за стойкой вздохнула. — Он привез ее на прошлой неделе. Даже не очень бил… пока. Ну, пока она новенькая и все такое.

— Я хочу посмотреть на нее, — заявила Виолетта. — Вернее, я хочу увидеть всех девушек.

В грустных глазах девочки промелькнул интерес.

— Об этом надо поговорить с Виктором. Видите ли, он держит нас взаперти и больше трех зараз никогда не выпускает. Говорят, несколько лет назад одна из девушек сбежала, и с тех пор он стал очень осторожен.

— Вы позовете его?

— Вы можете подождать в гостиной? Идите прямо…

— Я знаю дорогу.

И Виолетта пошла в комнату, которая множество раз снилась ей в кошмарных снах. В коридор выходили двери темных клетушек, где и помещалось-то всего матрас на полу да таз для умывания. Вскоре она услышала звуки, которые тоже были ей знакомы: стоны и пощечины.

Она не могла стоять и ждать, пока Вега закончит избивать свою жертву. Виолетта пошла на звук и вскоре остановилась у очередной закрытой двери. Кровь застыла в ее жилах — она услышала злобный голос Виктора:

— Я предупреждал, что изобью тебя, если ты опять попытаешься удрать с этим мальчишкой! Ты принадлежишь мне! Только мне! Я буду твоим хозяином до тех пор, пока ты не станешь старой и никому не нужной.

Опять звук удара. Виолетта заколотила в дверь. Послышались проклятия, и дверь распахнулась. Крик замер в горле Виолетты, так и не вырвавшись наружу. Перед ней стоял дьявол.

— Чего надо? Я занят!

Ей все же удалось совладать с собой:

— У меня к вам дело.

— Нужна девочка?

— Новенькая.

Глаза хозяина загорелись алчностью.

— Она будет недешево стоить.

— Я могу заплатить. — Сунув руку в карман, Виолетта извлекла несколько банкнот.

Виктор потянулся к деньгам, но Виолетта отпрянула в сторону:

— Не раньше, чем увижу ее. Может, она мне и не понравится.

— О, эта понравится! — ухмыльнулся негодяй. — Мне пришлось прокатиться до самой Мексики, чтобы ее заполучить. Я выменял ее у апачей на несколько ружей. Ее украли, когда она была младенцем, и растили в племени. Дикая, как лесная кошка.

— Она индианка?

— Нет, она родилась в семье мексиканцев, но настоящая дикарка.

— Значит, из Мексики? — Только теперь Виолетта поняла, что ее легким не хватает воздуха — от страха, что за дверью может оказаться Роуз, она непроизвольно задержала дыхание.

— А что вы имеете против мексиканцев? — Глаза Веги превратились в две узкие темные щелки.

— Да ничего, — пожала плечами Виолетта, и это была правда. Она имела кое-что против Виктора Веги, который был выродком и позором своего народа. Так же как встречаются выродки среди белых и среди апачей. — Просто мне нравятся голубоглазые и со светлыми волосами.

— А-а, ну, вообще-то мне тоже. — Хозяин успокоился. — Есть тут одна такая.

Виктор подошел к одной из дверей, достал из кармана связку ключей и отпер замок. На матрасе, подтянув коленки к подбородку сидела худенькая девочка. На мгновение сердце Виолетты перестало биться — ей показалось, что это ее сестра. Но вот она подняла голову, и Виолетта узнала ее — сегодня она зазывала клиентов у входа в салун.

— Это Мэри. Нравится?

— Ничего не вижу в такой темноте, — проворчала Виолетта. — Пусть выйдет в коридор — там побольше света.

— Ты что, оглохла? — рявкнул Виктор. — Шевелись!

По тому, как девочка двигалась, Виолетта могла с уверенностью сказать, что недавно ее сильно избили. А может, не только избили. Мэри вышла в коридор. Голову она держала низко опущенной, и пряди волос скрывали ее лицо. Виолетте показалось, что она увидела себя, какой была несколько лет назад.

— Ну и как? — спросил Вега.

Виолетта выхватила револьвер и наставила его на хозяина.

— Давай ключи. Быстро!

Его глаза расширились от удивления:

— В чем дело? Вы кто?

— Потом узнаешь. — Она ткнула дуло ему в лицо. — Давай ключи!

Он протянул ей связку.

— Теперь иди в комнату.

На секунду ей показалось, что он хочет броситься к ней, чтобы доставить ей удовольствие: дать возможность его пристрелить. Но Вега покорно шагнул в каморку.

— Закрой дверь и не мешай девчонке запереть ее, а то я всажу тебе пулю прямо в глотку. Слышишь?

Вега кивнул. Его лицо стало темно-красным от ярости. Но он закрыл дверь.

Виолетта кинула ключи Мэри:

— Запирай.

Та без возражений взяла связку и повернула ключ в замке.

— Выпусти всех девушек и скажи, чтобы шли в холл. И соберите всю одежду, какая у вас есть.

Виолетта вернулась в зал и, направив револьвер на посетителей, приказала:

— Убирайтесь отсюда! Живо.

Ей повезло: никто не стал шуметь и выяснять отношения. Бродяги молча встали и поспешно покинули салун. Девушка за стойкой смотрела на Виолетту с изумлением.

— Что вы делаете?

— Даю вам шанс.

Из коридора появились остальные девочки, неся в руках шали и кое-какую одежонку. Всем им можно было дать не больше четырнадцати лет.

— Кто из вас хочет остаться здесь? — спросила Виолетта.

Никто не ответил.

— Кто из вас оказался здесь по собственной воле? — Вновь ответом было молчание.

— Кто хочет уйти отсюда?

— Мы все хотим, — ответила девушка за стойкой. Она покинула свое место и присоединилась к остальным. — Но нам некуда идти. Мы здесь потому, что у нас нет родных… а у кого есть, так родные и продали нас сюда.

Виолетта прекрасно понимала этих девочек. Она тоже прошла через это, и воспоминания до сих пор не поблекли в ее памяти. Лайла — ангел во плоти — спасла ее. Сама она далеко не ангел, но попробует помочь этим детям, сделать хоть что-то для их спасения.

— Я нарисую вам карту. Если доберетесь до обозначенного на ней места, найдете там сумки, полные денег. Они ваши. Не для одной из вас, а для всех поровну. Вы поняли?

— Да он не в своем уме, — протянула одна из девушек. — С чего бы это вам давать деньги таким, как мы, и не требовать ничего взамен?

Виолетта сняла шляпу, и длинные волосы рассыпались по плечам.

— Я была такой, как вы.

В комнате повисло молчание.

— Кто вы? — чуть слышно прошептала Мэри, девочка, напомнившая Виолетте ее саму несколько лет назад.

— Возмездие, — ответила Виолетта.

Она подошла к столу, на котором один из посетителей забыл клочок бумаги, окунула палец в сигарный пепел и нарисовала карту. «По дороге к Коффивиллу мне встретится еще множество банков, — подумала она. — Я всегда смогу ограбить любой из них».

— Поклянитесь, что там и вправду есть деньги и мы не окажемся без гроша, — сказала одна из девочек.

— Даю слово! — ответила Виолетта и неожиданно вспомнила Грегори, который хотел, чтобы его слово считали надежным. Похоже, в чем-то он был прав.

— А Вега и его дружки? — спросила другая девочка. — Они не будут нас преследовать?

— Нет — если я смогу выполнить задуманное. — Виолетта подошла к ним, вгляделась в их лица. — Если я увижу кого-нибудь из вас в другом публичном доме, мне придется его сжечь.

— А что нам делать?

Виолетта ласково коснулась лица девочки, которую звали Мэри:

— Вам нужно бежать. Можете ли вы довериться хоть кому-нибудь в этом городе?

Одна из девочек робко произнесла:

— Я знаю одного парня… Он хороший. Мы хотели убежать вместе, но Вега меня поймал. Он увезет меня из города. И поможет остальным девочкам.

Раздался грохот — это Вега барабанил в дверь. Девушки испуганно заметались. Виолетта протянула карту девочке — той, которая стояла за стойкой, — она казалась самой спокойной и уверенной в себе.

— Найдите этого парня и бегите из города как можно скорее. И послушайте, — Виолетта проглотила комок в горле, — никогда, слышите, никогда не оглядывайтесь назад.

— Но…

— Бегите, эта дверь долго не выдержит.

Девушка кивнула, и все бросились к выходу. Но потом самая храбрая вернулась и торопливо поцеловала Виолетту.

— Вы ангел, посланный нам во спасение, — прошептала она и побежала за остальными.

Глаза Виолетты наполнились слезами. Ангелы не убивают людей, а ведь именно это она и собиралась сделать. А еще она собиралась проверить, не перепрятал ли Вега свои деньги. Виолетта зашла за барную стойку, нагнулась и подняла одну из досок в полу. Там лежало несколько тугих свертков. Это не слишком удивило ее. Вега был скуп — салун обветшал, девочки ходили в лохмотьях, а он копил деньги!

Оглядевшись, Виолетта заметила мешок с мукой. Она высыпала ее на пол и принялась набивать мешок деньгами. Едва она закончила, раздался треск ломающегося дерева. Дверь все-таки не выдержала.

Вега ворвался в комнату громко ругаясь по-испански. Увидев Виолетту с револьвером в руке, он замер на месте. Несколько секунд он вглядывался в ее лицо, потом глаза его расширились от изумления:

— Ты!

— Меня зовут Виолетта.

— Я знаю, как тебя зовут. Я тебя кормил, одевал. Я не делился тобой с другими, и вот как ты отплатила мне!

— Ты купил меня за ящик виски. Бил меня, насиловал, морил голодом. Я ходила в лохмотьях. Я еще не отплатила тебе. Но собираюсь…

Мексиканец взглянул на оружие в ее руке и нервно облизал губы:

— У тебя не хватит духу меня убить… Будь ты и впрямь такой смелой, не стала бы ждать так долго.

Он ее раскусил. Она и правда была трусихой. Вега заставил ее бояться собственной тени. В салуне «Салли» ее прозвали Мышкой. Она прятала свою красоту, словно позорное клеймо. Вега научил ее стыдиться себя — нечистой, опозоренной и униженной. Но тогда она была только испуганным, забитым ребенком, а теперь — теперь она стала женщиной, которая жаждала отомстить.

— Я больше не та испуганная маленькая девочка, какую ты знал.

Он медленно оглядел ее.

— Да, ты больше не девочка… Но я все равно хочу тебя. Скажи, я по-прежнему твой первый и единственный мужчина?

— Нет, — солгала Виолетта. — Я была с настоящим мужчиной. От него не пахло виски и грязью, и он был нежен со мной. Он строен и красив, а уж по сравнению с его мужским достоинством твое — просто жалкий поросячий хвостик.

Лицо мексиканца потемнело.

— Где мои девочки?

— Они больше не твои, — презрительно улыбнулась Виолетта. — Я отпустила твоих пташек на свободу. А теперь, — она вскинула на плечо мешок, — я заберу твои деньги.

— Я убью тебя! — Вега двинулся к ней.

— Нет, это я убью тебя!

Виолетта нажала на курок, но раздался только сухой щелчок. Она нажимала снова и снова, но тщетно. Черт! Теперь она вспомнила: Грегори сегодня чистил оружие. А она была так поглощена мыслями о мести, что не удосужилась проверить револьвер. И теперь эта небрежность может стоить ей жизни…

Улыбка сделала непривлекательное лицо мексиканца еще страшнее.

— Теперь-то мы потанцуем, шлюха! Я заставлю тебя забыть того, другого… А потом я убью тебя и скормлю твое прекрасное тело псам.

Виолетта схватила револьвер за дуло, надеясь использовать рукоятку как оружие. Вега вытащил из кармана нож. Разумеется, нож гораздо опаснее незаряженного револьвера. Только теперь ей пришло в голову, что жажда мести может закончиться ее гибелью, тем самым лишив братьев и сестру надежды на спасение. Это была слишком дорогая цена.

Если бы она рассказала все Грегори, он позаботился бы о них. А может, и нет. Может, он решил бы, что это не его дело.

Вега опять шагнул к ней. Раз она не может убить его, надо бежать. В задней части бара имелась дверь — это была ее последняя надежда. Виолетта швырнула в Виктора мешок с деньгами. Как она и ожидала, мексиканец остановился. Виолетта бросилась бежать, но через несколько секунд он догнал ее и схватил за волосы.

Обернувшись, она со всей силы ударила его рукоятью револьвера по щеке. Взвыв, Вега выпустил ее и закрыл лицо руками. Она рванулась на улицу, где ее ждала оседланная лошадь. По дороге к двери Виолетта споткнулась о мешок, быстро подхватила его и наконец выскочила за дверь. У крыльца стоял Грегори, с недоумением разглядывая ее лошадь.

— Грегори!

— Какого черта ты тут делаешь? — Он с изумлением смотрел на нее.

Она кинула ему деньги:

— Держи!

— Эй вы, там!

Виолетта оглянулась. В конце улицы показалась группа людей. Они, похоже, направлялись в их сторону. Даже в темноте она разглядела блеск звезды на рубашке бегущего впереди человека.

Виолетта схватила поводья, но чьи-то руки обхватили ее сзади, и у самого горла блеснуло лезвие ножа.

— Уезжай! — крикнула она Грегори.

Тот неуверенно смотрел на нее, потом перевел взгляд на нож и на людей, которые бежали к ним.

— Отпусти ее, — попросил он Вегу.

— Отдай деньги! — зарычал мексиканец.

— Нет, Грегори! Он все равно меня убьет! Беги! — закричала Виолетта.

Их взгляды встретились, и она увидела панику в его глазах. Но что гораздо хуже — она увидела, что он колеблется.

— Веги! Ты уже ничем мне не поможешь!

Но он смотрел мимо нее, на злое лицо мексиканца.

— Отпусти ее, и тогда я отдам тебе деньги. — Вместо ответа Вега принялся вопить:

— Помогите, меня грабят! Вы, там, скорее! — Шериф и его помощники были уже совсем близко.

— Грегори! Веги!

И он сделал то, что она велела. То, что и должен был сделать тот Грегори Клайн, которого она встретила на берегу Миссисипи. Он развернул коня и умчался прочь.

Глава 13

Грегори последними словами ругал свою совесть. Теперь он понял, почему раньше не стремился иметь эту вещь в своем хозяйстве, — она опасна для здоровья. Ему давным-давно следовало быть за сотню миль отсюда, а он до сих пор прячется в заброшенной шахте неподалеку от города. Он не мог оставить Виолетту в руках этого выродка, и не слишком полагался на справедливость местных властей. То, что ему удалось улизнуть, давало и ей шанс выбраться из переделки.

Его искали — он видел, как вооруженный отряд прочесывал окрестности. Один раз он подобрался к преследователям так близко, что даже услышал их разговор. От них он узнал, что Виолетта жива — один полицейский сказал другому, что белая сучка надежно заперта в камере.

В мешке, который бросила ему Виолетта, денег оказалось больше, чем в любом из ограбленных ими банков.

И все же он не верил, что она вернулась в это ужасное место только из-за денег. Да и откуда она могла знать, что хозяин держит в этом жалком борделе столько наличных? Это выглядело весьма странно.

Грегори задумчиво разглядывал мешок. Этих денег вполне хватит, чтобы отлично устроиться в любом месте. Ему не придется держать ответ перед Майлзом или искать невесту с приданым. Он сможет поехать куда захочет и купить все, что угодно. Нужно только взять деньги и уехать… Именно этого все и ждут от Грегори Клайна. Даже Виолетта. Ждут, что он нарушит слово и бросит ее на произвол судьбы…

Его размышления были прерваны какими-то негромкими звуками у входа в шахту. Грегори вытащил револьвер и уставился на поляну перед шахтой. Наконец он различил стук шагов, а вскоре показалось несколько человеческих фигур.

— Стойте там, — негромко приказал он.

Раздался испуганный вскрик, и тут же чей-то голос попросил:

— Пожалуйста, не стреляйте, мистер.

— Подойдите ближе. — Щурясь от солнца, Грегори с удивлением разглядывал сжавшиеся фигурки. Теперь он узнал их — это были девушки из заведения того отвратительного мексиканца. С ними был какой-то парень. — Какого черта вы тут делаете?

Юноша решительно шагнул вперед и поднял револьвер:

— Нет, это вы скажите, кто вы и что тут делаете! А я защищаю и охраняю этих девочек… Он из людей Веги? — спросил парень, обернувшись к своим спутницам.

— Нет. — Грегори узнал девушку, с которой разговаривал у входа в салун. — Но я видела его раньше. Он был с ней.

— С ней? — переспросил Грегори. — Вы говорите о Виолетте?

— Она сказала, что ее зовут Возмездие, и, я думаю, она самая замечательная на свете. Она освободила нас.

Клайн вздохнул. В такое он мог поверить: это было вполне в духе Виолетты — броситься спасать кого-нибудь, кто не больно-то заслуживал такой чести. Например, такого, как он сам.

— Входите в пещеру, — позвал он. — А ты, приятель, опусти оружие, а то, не дай Бог, оно выстрелит и выдаст нас.

Несколько секунд парнишка недоверчиво разглядывал его, но затем все же убрал револьвер в кобуру.

— У вас не найдется еды, мистер? — спросила та девушка, что была посмелее прочих. — Вот уже два дня мы прячемся от людей Веги, и за все время у нас во рту не было и крошки.

— Угощайтесь. — Грегори махнул в сторону сумки с продуктами.

Вскоре вся компания с жадностью поглощала его припасы. И вдруг Грегори заметил, что через плечо одной из девиц перекинуты очень знакомые седельные сумки.

— Откуда у вас эти сумки? — Вопрос прозвучал резко, девочка испуганно вздрогнула и прижала к себе драгоценный груз.

— Это она нам дала. Она нарисовала нам карту, и мы выкопали их точно в том самом месте. И они наши, так что даже не думайте их отобрать.

Юноша снова выхватил револьвер. Проделано это было довольно быстро, и Грегори подумал, что из него, пожалуй, получится неплохой защитник. Со временем. Он не пошевелился, только печально покачал головой. Ах, Виолетта, Виолетта — еще одно ограбление, а ты опять без денег.

— Остынь, парень, — сказал он. — Мне не нужны ваши деньги.

— Она с вами? — спросила одна из девочек. — Я не успела поблагодарить ее за то, что она нас спасла.

— Нет, ее здесь нет, — покачал головой Грегори.

— Но она в безопасности? — взволнованно спросила девушка. — Она собиралась убить Вегу, но мы не знаем, удалось ли ей… Если ее схватили, то мы должны вернуться и попытаться ей помочь. Это самое меньшее, что мы можем для нее сделать.

Грегори не мог послать девочек обратно в ад, к отвратительному дьяволу, который их мучил. Он считая, что их судьба его не касается. Но Виолетта решила иначе. И теперь он тоже в ответе за этих детей. Ложь далась ему легко и прозвучала убедительно:

— Она уже далеко отсюда.

— Я сразу поняла, что вы особенный. — Смелая девушка улыбнулась ему. — Ну, еще когда вы дали мне те деньги просто так… Вы и Виолетта подходите друг другу, потому что вы оба — необыкновенные люди…

«Ну да, — горько подумал Грегори. — Мы оба не такие, как все, — мы ненормальные». Последние два дня его все навязчивее одолевало поистине самоубийственное желание — вернуться в Индепенденс и попытаться вытащить Виолетту из тюрьмы. На это решится только сумасшедший. Впрочем, Виолетта уж точно могла бы решиться на такое…

— Мне надо ехать, — заявил он парню. — Большую часть припасов я оставлю вам. Сидите в шахте, пока не убедитесь, что Вега и его люди бросились по моему следу. — Он посмотрел в глаза юноше: — Надеюсь, ты достаточно взрослый, чтобы позаботиться о девочках?

Парень встал, расправил плечи и бесстрашно выдержал его взгляд.

— Я и сам убил бы Вегу, если бы мне не надо было заботиться о них. В пятидесяти милях отсюда есть ферма. Она принадлежит моей семье. Девочки будут там в безопасности. Они смогут у нас жить, пока не решат, что хотят делать дальше.

Грегори кивнул и начал собирать вещи. Юноша произвел на него хорошее впечатление. Пожалуй, он и впрямь доведет девчонок до фермы.

— Надеюсь, я встречу когда-нибудь человека, похожего на вас, — обратилась к Грегори робкая девушка со светлыми волосами. — Настоящего человека, который не будет бить меня просто потому, что день не задался.

— Обязательно встретишь, — улыбнулся ей Грегори.

Мысль о том, что пришлось пережить этим девочкам, наводила на него тоску. Бедняжка, зачем ей встречать такого, как он… Грегори решил, что поедет открыто, чтобы погоня увязалась за ним. Но вот только он еще не решил, куда ехать — вперед по дороге с украденными деньгами к новой счастливой жизни или назад, в Индепенденс.


Тюремная камера напоминала Виолетте одну из каморок в доме Веги. Она сидела на тощем матрасе, подтянув колени к груди. Пока ей была дарована передышка. Вега и помощники шерифа отправились искать девушек и Грегори. Виолетта молила Бога, чтобы их постигла неудача.

Прошло два дня. Виолетта надеялась, что отсутствие Веги хороший знак — значит, его поиски не увенчались успехом. Шериф приносил ей хлеб и воду. И подолгу пристально разглядывал ее, словно пытаясь определить, какой длины понадобится веревка… А может, и о том, как он сможет поразвлечься с ней перед казнью.

— Ты была одной из девочек Веги?

Виолетта подняла глаза и посмотрела сквозь прутья решетки. Шериф сидел за столом и беззастенчиво рассматривал ее. Она не стала отвечать. Зачем? Ей нечего было сказать этому человеку. Когда она жила в Индепенденсе, шерифом был другой. Вега платил ему, да и этот тоже наверняка берет взятки. Иначе Виктор уже вылетел бы из города.

— Ты храбрая женщина — не побоялась разозлить Вегу, — продолжал шериф. — Если он не найдет ни девочек, ни денег, тебе придется туго.

К этому ей не привыкать. Просто теперь это будет труднее пережить — после того, как она узнала, какой прекрасной может быть жизнь. Майлз Трафтен избаловал ее, и не только тем, что приучил жить в окружении хороших вещей.

Нет, самое страшное было — привыкнуть жить среди хороших людей, а потом вернуться сюда. Майлз и Лайла позволили ей почувствовать себя любимой, нужной, то есть нормальным, полноценным человеком. А она отплатила им злом, превратившись в подобие своего отца, — она грабит банки и пыталась убить человека. И вот теперь оказалась в тюрьме без надежды на свободу.

Виолетта не сомневалась, что Грегори не придет и не спасет ее. У него слишком много здравого смысла, чтобы сделать такую глупость. Он сбежал, и слава Богу — она не желала иметь на своей совести еще и его смерть. Хорошо бы девочки смогли добраться до безопасного места.

— Я не в восторге от его заведения, — продолжал брюзжать шериф, нимало не смущенный ее молчанием. — Но он хорошо платит, и потому я терплю Вегу и его малявок. Сам я предпочитаю настоящим женщин, — он откровенно разглядывал ее тело, — таких, как ты.

— А я предпочитаю мужчин, которые не терпят грязи и подлецов и которых нельзя купить, — не осталась в долгу Виолетта.

— Не так уж много на свете мужчин — или женщин, — которых нельзя купить. — Шериф рассмеялся. — Спорю, даже у тебя есть цена… Особенно если ты хочешь выбраться из-за решетки.

Есть ли у нее цена? Да. Безопасность ее братьев и сестры. Любовь друг к другу согревала их в не слишком теплом и ласковом родительском доме. Ну почему она все время думала о мести, а не об их жизнях?

На улице раздался стук копыт, и Виолетта поняла, что передышка закончилась. В помещение тюрьмы ввалился Вега. Она увидела его лицо, искаженное яростью, и поняла, что он вернулся ни с чем; на душе стало легче.

— Убирайся! — приказал мексиканец шерифу. Тот встал и пошел к двери. На пороге обернулся и предупредил:

— Не убивай ее… пока.

— Не беспокойся. — Вега гнусно ухмыльнулся. — Ты тоже свое получишь, после того как я закончу. И позови своих дружков — всех.

Виолетта с тоской подумала, что сейчас опять начнется кошмар — только рядом нет Грегори, чтобы разбудить ее и убаюкать в объятиях. Вега взял ключи со стола шерифа и подошел к камере. Виолетта встала, выпрямилась и гордо вздернула подбородок. Конечно, ей страшно. Но она не покажет этого негодяю.

— Ты всегда была упрямой. Но я любил тебя больше других. — Мексиканец вставил ключ в замок и открыл дверь. — Ты стоишь дороже ящика виски, который я заплатил твоему папаше.

Вега улыбался. Он знал: раны ее души не зажили. И теперь с удовольствием причинял ей новую боль. Ну почему, почему ее отцом не мог быть Майлз Трафтен? Или просто какой-нибудь нормальный, любящий, пусть и бедный человек? Но самое обидное — она сама виновата, что оказалась здесь, перед этим негодяем. Жажда мести взяла верх над разумом, и вот теперь она в западне.

— Убей меня. Я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне своими грязными лапами. Лучше умереть!

— Не сразу. — Вега закрыл дверь. — Сначала ты помучаешься.

Виолетта заставила себя не отступить перед ним. Она стояла, выпрямившись во весь рост. Ее страх доставит Веге удовольствие, значит, она не покажет, что боится его. Мексиканец приблизился, схватил ее за шею и прижался к ее губам. Виолетта ударила его коленом в пах. Этот прием ей как-то показал Грейди, муж Лайлы, чтобы она могла в случае чего себя защитить. Удар достиг цели. Взвыв от боли, Вега согнулся пополам. Виолетта рванулась к двери.

Так же как и в салуне, он успел схватить ее за волосы и дернул к себе. Тогда она прыгнула на него, надеясь весом своего тела заставить мексиканца потерять равновесие и свалиться на пол. Но ей это не удалось. Все, чего она добилась, — Вега стукнулся головой об оконную решетку. И это привело его в ярость. Он зарычал и пошел на Виолетту…

И в этот момент шею его захлестнула тонкая веревка, просунутая сквозь прутья решетки. Веревку держали крепкие руки, а хорошо знакомый голос произнес:

— Беги!

— Грегори? — прошептала Виолетта. Сердце ее заколотилось от радости.

— Скорее! Я привел твою лошадь. Бежим!

Лицо Веги приобрело синюшный цвет. Он начал задыхаться. Виолетта выскочила из камеры и, пошарив в столе шерифа, отыскала свой револьвер. Рядом лежал еще один, заряженный. Она забрала и его тоже.

— Быстрее! Скоро вернется шериф!

Прежде чем уйти, Виолетта решила пристрелить негодяя. Но она хотела, чтобы он видел, кто его убил. Она вернулась в камеру и направила оружие на мексиканца.

— Виолетта? — Она увидела изумление в глазах Грегори. — Что ты делаешь?

— Ну давай, — прошептал Вега. — У тебя кишка тонка. — Руки Виолетты дрожали.

— Виолетта! — услышала она крик Грегори. — Перестань и уходи оттуда. Он заслуживает смерти за то, что сделал с девочками, но ты ведь не убийца… Я знаю тебя, ты не такая…

Знает? Да он ничего о ней не знает! Виолетта сглотнула и попыталась нажать на курок. И не смогла. После всего, что Вега сделал ей и другим, у нее все же не хватало смелости его убить. А может, дело не в смелости? Вдруг Грегори знает ее лучше, чем она сама? Она опустила револьвер.

Вега ухмыльнулся, потом глаза его закатились, и он потерял сознание. Виолетта выбежала из камеры. Когда она оказалась во дворе, Грегори уже сидел на коне, накручивая тонкую веревку на луку седла.

Несколько секунд он внимательно смотрел на нее, потом улыбнулся:

— Ну, ты едешь или как?

— Ты ненормальный! — Она чувствовала, как губы ее расползаются в улыбке. — Ты знаешь, что ты ненормальный?

— Знаю. Я мог бы быть уже в Канзасе с такими-то деньгами, а я тут вытанцовываю у тюрьмы… Но мы поговорим об этом позже. Обо всем поговорим.

Виолетта перестала улыбаться. И Грегори тоже вдруг стал серьезным.

Глава 14

Три дня они скакали, останавливаясь лишь для того, чтобы дать отдых лошадям. Так сильно Виолетта не уставала никогда. Грегори гнал коней все вперед и вперед. Стиснув зубы, она держалась — их преследовал серьезный враг, и закон был на его стороне. Кроме того, Виолетта понимала, что, как только они остановятся на отдых, Грегори начнет задавать вопросы. На них будет непросто ответить. Но она уже решила, что скажет ему правду.

Грегори снова пришлось рисковать жизнью ради ее спасения. Но она не хочет, чтобы он погиб. И потому она должна избавиться от него. А лучший способ заставить мужчину уйти — сказать ему всю правду о себе. И не прятать денег. Как только он услышит ее рассказ и поймет, с кем имеет дело, он возьмет деньги и уедет. Так она думала. Или заставляла себя думать.

По дороге к Коффивиллу она снова ограбит какой-нибудь банк. Она встретится с отцом одна — лицом к лицу. И с Вегой — тоже. Виолетта была уверена — мексиканец знает, куда она направится. А если и не знает, то сообразит очень быстро.

— Нам надо устроить привал и выспаться, — произнес Грегори. — Да и лошади нуждаются в отдыхе.

— И помыться хорошо бы. Давай найдем подходящее место у воды.

— Скоро воды будет предостаточно. — Грегори показал рукой на горизонт, где собирались темные тучи. — Похоже, надвигается гроза. Но есть и хорошая новость: нашим преследователям тоже придется остановиться, чтобы переждать дождь.

Раздался первый раскат грома. В воздухе запахло грозой. А еще запахло выяснением отношений. Виолетта с тоской подумала, что вполне могла бы сочинить очередную убедительную историю — как ее тронула ужасная судьба девочек и она решила прийти им на помощь. А потом ей посчастливилось найти деньги. И вообще она добрый ангел, спасающий заблудшие души… Виолетта вздохнула. Ложь, опять ложь. А Грегори заслуживает правды. Он доказал свою честность. Ведь это было так просто: взять деньги и сбежать. А вместо этого он вернулся за ней. Спас ей жизнь. А еще он рассказал Виолетте, как встретил возле шахты девушек и их рыцаря. Накормил их и дал провизии в дорогу. А потом увел за собой погоню, чтобы они могли беспрепятственно уйти. Собственно, про погоню Грегори не говорил, но Виолетта была неглупа и легко догадалась, что именно так все и было. Он больше не был тем мошенником и ловеласом, которого она встретила на берегу Миссисипи. Грегори Клайн завоевал ее уважение… А может, и нечто большее. Но сама она не изменилась. И теперь надо все поставить на свои места и перестать обманывать Грегори, чтобы он мог идти дальше своей дорогой.

Они нашли удобное место под деревьями. Грегори с помощью той же веревки, которой чуть не удушил Вегу, соорудил из одеял полог. Не слишком надежная защита от приближающейся грозы, но все же лучше, чем ничего. Потом он расседлал лошадей и принес седла и вещи в импровизированную палатку.

Поскольку большую часть провизии Грегори отдал девушкам, то последние три дня он и Виолетта питались очень скудно. И теперь она просто умирала с голоду.

— Осталось немного вяленого мяса и бобов, — хмыкнул Грегори, заглянув в сумку. — Мы не можем рисковать и охотиться с ружьем, но я поставлю ловушку. Если повезет, попадется кролик.

— Я наберу сушняка, пока не пошел дождь. — Виолетта принялась за дело. Несколько палок она принесла Грегори для силка. Наблюдая, как он связывает прутья кусками веревки, она спросила:

— Ты научился этому в Вайоминге?

— Точно. Пригодилось пару раз. Но сейчас я съел бы не кролика, а целого быка.

Виолетта зажмурилась и вздохнула. Ванну. С мыльными пузырьками. Потом она подумала, что, живя в доме Веги, частенько ходила голодной и грязной. Казалось бы, столько воды утекло с тех пор. Но вот она снова голодная и грязная. Теперь ей осталось только перестать врать.

Грегори ушел ставить силки, а она развела огонь. Потом открыла банку бобов. Хоть бы никогда больше не видеть бобов и вяленого мяса! Грегори вернулся, и она разложила еду по тарелкам.

— Знаешь, Виолетта, ты не предназначена для такой жизни, — печально проговорил Грегори, оглядывая скудный ужин и убогое убежище. — Тебе бы следовало находиться в доме Майлза, среди хороших людей и красивых вещей. Говори что хочешь, но я убежден: ты не должна грабить банки, чтобы спасти человека, который недостоин тебя, или помогать жалким созданиям…

— Они не жалкие! — прервала его Виолетта с яростью. — И не называй их созданиями. Они люди и достойны лучшей участи.

— Да, мне тоже было не по себе, когда я увидел этих девочек… Но это не наше дело, пойми. Ты не можешь исправить этот мир — в нем слишком много зла и несправедливости. Нужно просто смириться с этим и научиться проходить мимо.

— Я не могла пройти мимо, — неожиданно спокойно произнесла она. — Это касается и меня тоже… Ты уверен, что девочки в безопасности? Этот мальчик — сможет ли он позаботиться о них? Нам надо было взять их с собой.

— Я уверен, что с ними все в порядке, — успокоил ее Грегори. — Парень произвел на меня хорошее впечатление. И ты прекрасно понимаешь, что мы не могли взять их с собой. Нам пришлось бы возиться с ними как с младенцами… Терпеть не могу младенцев!

— Ты не любишь детей? — Виолетта готова была говорить о чем угодно, лишь бы оттянуть момент, когда он начнет задавать свои вопросы.

Грегори сморщил нос.

— Не люблю. Они пахнут. От них много шума и еще больше грязи… Скажи мне, Виолетта: о чем ты думала, когда направила на Вегу револьвер там, в борделе? Он, конечно, мерзкий тип и не заслуживает того, чтобы остаться в живых, но все же убивать его, чтобы отомстить за тех девочек, — это уж слишком… Нас стали бы преследовать за убийство! А ведь мы и так по уши в неприятностях.

— Я знаю, что не должна была рисковать твоей жизнью, прости. — Она смотрела на Грегори и испытывала искреннее раскаяние. — Почему ты вернулся за мной? Ты мог забрать деньги и уехать.

Некоторое время Грегори молча смотрел в тарелку. Потом пожал плечами:

— Не знаю. Может, потому, что ты ждала от меня именно этого — что я заберу деньги и уеду. Может, именно этого я ждал от себя. А потому решил удивить нас обоих.

— И это единственная причина?

— Ну конечно, ведь в Сент-Луисе меня по-прежнему поджидает доля в фирме Майлза. — Грегори улыбнулся.

— Да… — вздохнула Виолетта.

Неожиданно Грегори взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в лицо.

— Я просто подумал, что, попадись я, ты не бросила бы меня в беде. Должно быть, я становлюсь похожим на тебя, Виолетта. Ты смелая и готова жертвовать собой ради других. Те девочки говорили, что ты ангел. Такое отношение нельзя купить.

Казалось бы, Виолетта должна была испытать гордость — никогда еще Грегори не говорил о ней с таким уважением. Но вместо этого ей стало совсем плохо. Лучше уж скорее все рассказать.

— Ты не понимаешь. Я совсем не такая. Не такая, как ты думаешь.

Грегори отпустил ее и снова принялся за бобы.

— Ну, это заметно. Ты просто изнеженная мисс, которая привыкла жить в роскоши. Но сердце у тебя на месте, а про многих этого не скажешь. Я и про себя такого сказать не могу…

Испугавшись, что он опять будет превозносить ее, Виолетта прижала пальцы к его губам.

— В моем сердце нет ничего, кроме ненависти. Я решила убить Виктора Вегу, когда поехала в бордель. Я пыталась, но мой револьвер оказался незаряженным. И там, в тюрьме… Я правда хотела убить его!

Грегори нахмурился.

— Подожди. Конечно, без него наш мир стал бы немного чище, но… Я ведь знаю тебя, Виолетта. Ты не убийца. Девочки не так тебя поняли…

— Они все поняли правильно. Я хотела убить его, но не для того, чтобы отомстить за них. Я хотела отомстить за себя.

— Но почему? — Грегори по-прежнему ничего не понимал.

Вспышка молнии разорвала небо. Послышался раскат грома. Виолетта подумала, что это весьма подходящее вступление к ее признанию.

— Я была одной из его девочек.

— Что?! — Грегори застыл, не донеся вилку до рта. Его мозг отказывался верить в услышанное.

— Мой отец продал меня Веге за ящик виски, когда мне было четырнадцать лет.

— Это невозможно… — Грегори уронил вилку и с ужасом посмотрел в печальные глаза Виолетты.

Видя, как исказилось его красивое лицо, она отвела взгляд.

— Я хотела бы, чтобы это было ложью — одной из тех, что я сочиняла, чтобы дурачить тебя. О да, я умею сочинять! Я обманывала тебя, Майлза, его друзей, все достопочтенное общество Сент-Луиса! Лайла мне не сестра. Она спасла меня, вытащила из салуна, где я работала, и дала мне возможность начать другую жизнь.

— Салун? Ты была одной из тех… девушек, которых Лайла собиралась учить хорошим манерам?

— Да. Но я не развлекала мужчин. Я готовила, убирала. Я боялась мужчин — из-за Веги и моего отца. Лайла и Майлз пытались показать мне, что есть и другая жизнь. Но кошмары… они не отпускают меня. Я хотела отомстить. И еще я хотела забрать моих братьев и сестру у нашего отца.

Грегори встал. Сделал несколько шагов. Теперь он стоял спиной к ней.

— Значит, все остальное — ложь? Тип, которого ты собиралась выкупить у банды? Отец, с которым ты поссорилась в Бостоне?

Она не ответила, и тогда он спросил:

— Ты работала на Вегу в этом ужасном борделе? — Виолетта хотела бы солгать, но не могла. Теперь нужно было идти до конца.

— Он не хотел делить меня с другими. Я была его личным развлечением. Он бил и насиловал меня, и однажды я сбежала. Я встретила Салли и ее девочек. Они направлялись в Техас. Салли взяла меня к себе. Она покупала мне старые платья и кормила. За это я готовила и убирала, но она не заставляла меня развлекать мужчин.

— А потом ты встретила Лайлу?

— Да. Но, в конце концов, это ведь ничего не изменило… правда?

Он обернулся, и в глазах его была боль — боль и гнев.

— Почему же ты не захотела жить этой новой жизнью? Ведь никто ничего не знал. Ты даже могла бы выйти замуж за какого-нибудь дурака.

— Значит, только дурак может жениться на такой, как я? — Сердце ее сжалось.

Он провел рукой по волосам и снова отвернулся.

— Я не знаю, что и думать. Лучше бы я убил его там, в камере.

Наконец хлынул дождь. Грегори пошел прочь от их убежища. Виолетта звала его, но он не обернулся и уходил все дальше.

Она знала, что ее рассказ оттолкнет его. Но не могла предвидеть, что его отчуждение причинит ей такую боль. Где-то в самой глубине души она все же надеялась, что ее прошлое не будет иметь для него большого значения, и Грегори сможет принять ее такой, какой она стала теперь. Дождь залил их костер. Так правда залила тот огонь, который согревал ее изнутри. Она встала и вышла под дождь. Поток воды, низвергавшийся с небес, в мгновение ока промочил ее до нитки. Но ей было все равно. Если бы дождь мог смыть ее грехи и унести ненависть из ее сердца! Она хотела быть такой, какой ее еще несколько минут назад видел Грегори: хорошей, чистой, достойной любви. Но есть вещи, которые невозможно изменить, как бы страстно мы ни желали этого…

Краем глаза Виолетта видела, что Грегори вернулся под тент. Он не подошел к ней, не обнял и не сказал, что прошлое не имеет значения. Завтра он уедет. Что ж, разве не этого она добивалась — чтобы он не подвергал себя опасности и был подальше от нее…

Гроза бушевала. Сверкнула молния, и раздался могучий раскат грома.

— Виолетта! — услышала она крик Грегори. — Иди сюда! Ты хочешь, чтобы тебя убило молнией?

Ну по крайней мере ему не все равно, жива она или нет. Тут Виолетте в голову пришла новая мысль: теперь Грегори знает, что она не девственница, непорочность которой он должен защитить… А утром он уедет. Она сказала Веге, что была с другим мужчиной, что он больше не единственный хозяин ее тела. Он может настичь ее и убить. Или ее могут повесить после очередного ограбления, если она попадет в руки закона. Но она не хочет умирать, так и не узнав, как это бывает среди нормальных людей… Что происходит между мужчиной и женщиной. Виолетта начала быстро срывать с себя мокрую одежду.


Грегори сбросил мокрую рубашку. Он даст ей еще минуту, а потом пойдет и притащит в укрытие. Голова его шла кругом от того, что он услышал. Он сердился на Виолетту за ее обман, и его душили гнев и ярость из-за содеянного с нею. И еще разочарование — она оказалась совсем не такой, какой он ее себе представлял. Она одурачила его. Он-то принял ее за леди и обращался с ней как с леди, а она, должно быть, все это время смеялась над ним.

Раз она работала в таком месте, как салун «Салли», и была личной девкой Виктора Веги, то от ее невинности не осталось и следа. Да она, должно быть, знает такое — делала такое, — что и его заставит покраснеть. Через мгновение Грегори решил, что он прав. Вспыхнула молния. Виолетта стояла у тента. Обнаженная. Грегори со свистом втянул воздух. Ее влажная кожа блестела, струйки дождя стекали со всех восхитительных округлостей — мечта, которую каждый мужчина жаждет увидеть в своей постели… но на которой ни один из них не захочет жениться.

— Какого черта?

— Я… я хочу тебя.

Сначала Грегори обрадовался, решив, что страсть заставила ее обнажить свое тело и споткнуться на простых словах. Но потом он увидел глаза ее.

— Нет, не хочешь. Ты по-прежнему боишься меня. — Она вошла под тент и призналась:

— Боюсь. Я боюсь, потому что знала только страх. Я никогда не отдавалась Веге добровольно, и он бил меня… Я умею только бояться и ненавидеть мужчин.

Ее слова причинили Грегори почти физическую боль. Он не хотел представлять ее во власти этого негодяя и сам стыдился того, что почему-то обвинял Виолетту в случившемся с ней…

— Мне жаль, — сказал он, и это была правда. Только Грегори и сам не мог сказать, чего ему больше жаль — ее или себя.

— Я не знала, для чего меня продал отец, — прошептала Виолетта. — Думала, может, я буду готовить для этого человека… Мне было только четырнадцать…

— Не надо! — Грегори не хотел ее слушать, не хотел страдать вместе с ней и боялся той ярости, которая поднималась в нем, — ярости, готовой сокрушить негодяя.

— Я хочу рассказать тебе… хочу, чтобы ты знал. Вега снится мне по ночам, и тогда я кричу во сне. Он причина того, что я испытываю страх, когда ты прикасаешься ко мне… Я думала, что никогда не смогу желать мужчину — так, как хочу сейчас тебя.

Подумать только, а ведь он собирался сделать Виолетту своей очередной любовницей! И мысль о другом — или других — мужчине вообще не беспокоила его. Но теперь все изменилось. Исподволь и незаметно его чувства обрели глубину и силу, а потому сейчас рвали его сердце на части.

— Как мог родной отец продать тебя? Что же он за человек? — с отчаянием спросил Грегори. Испуганная резкостью его голоса и исказившимся лицом, она отшатнулась. Грегори постарался взять себя в руки: — Пойми, мне не так-то просто все это осознать!

— Тебе? А каково мне, как ты думаешь?

И вдруг то, что он считал ее позором, стало его стыдом. Какой же он бесчувственный негодяй! И глупый. Потому что он не хочет понять, зачем она обнажила свое тело и обнажает перед ним свою душу…

— Чего ты хочешь? — спросил он.

— Я хочу быть с тобой сегодня. Хочу, чтобы ты исправил зло, причиненное мне. Хочу поверить, что быть с мужчиной — не значит испытывать боль и унижение.

Никогда прежде Грегори не переживал чужую боль как свою. И такого смятения в мыслях и чувствах — тоже. Он всегда знал, чего хочет от жизни, и добивался этого разными способами. И никогда рядом не было человека, который полагался бы на него, ждал бы от него искренности и понимания. Привычная ложь между ними вдруг стала неуместной. Он должен быть честен с этой девушкой.

— Я не думаю, что смогу помочь. Ты не сможешь забыть, что Вега сделал с тобой.

— И ты тоже. Ты больше не хочешь меня. — Голос ее задрожал от слез.

Виолетта смотрела в глаза Грегори, словно надеясь прочесть в его душе, что это не так… Но Грегори, устав от сумятицы чувств, уже и сам ничего не понимал. Только вдруг осознал, что ее нагота по-прежнему беспокоит его. Вспышки молнии освещали прекрасное тело. Он впервые видел такую красоту. Блеск небесного огня отразился в слезинке, скатившейся по ее щеке. Грегори притянул Виолетту к себе, и кожа ее оказалась холодной, как мрамор. Он схватил одеяло и торопливо укутал в него Виолетту.

Потом губами осторожно осушил ее слезы, и вдруг ее губы оказались рядом. Его тело жило самостоятельной жизнью и совершенно не интересовалось неистовством чувств и мыслей, терзавших его сердце.

Губы Виолетты дрогнули:

— Забудь, кто я… Подари мне эту ночь.

Сможет ли он забыть? И, что более важно, сможет ли он заставить забыть ее? Ее тело искушало — такое женственное, такое прекрасное и такое желанное… И она тоже понимает, что это только на одну ночь, и не просит большего.

— Ты хочешь этого?

При свете молнии он увидел решимость в ее глазах. И слезы.

— Да, — ответила она.

Глава 15

Виолетта хотела этого. Теперь, когда она вновь увидела Вегу, она поняла это особенно четко. Возможно, Грегори прав: нельзя стереть память человека или исправить причиненное зло. Но с ней рядом мужчина, который рисковал ради нее жизнью. И он ей небезразличен. Он не может любить ее — так пусть просто будет с ней сегодня. Возможно, смерть не так уж далека, а потому она хочет испытать удовольствие, о котором только слышала. И которое подарит ей Грегори.

Грегори поцеловал ее очень нежно. Затем, отстранившись, избавился от остатков промокшей одежды и лег рядом с ней. Небо над ними то и дело озарялось вспышками молний, гремел гром, и дождь барабанил по непрочной крыше их убежища. Но Виолетта боялась не грозы. Почувствовав, как напряглось ее тело, Грегори посмотрел на нее и прошептал:

— Не бойся меня, Виолетта. Я не сделаю тебе больно. Я хочу доставить тебе наслаждение. Все, что я буду делать, я буду делать ради тебя.

— Я доверяю тебе, — ответила она. Глупо было сомневаться в нем сейчас, если она доверила ему свою жизнь.

Кажется, ее слова напугали Грегори — она поняла это по его изменившемуся лицу. Он подумал о завтрашнем дне — дне, когда они расстанутся навсегда. Виолетта испугалась, что он опять оттолкнет ее. Она уже смирилась с тем, что завтра потеряет Грегори. Но терять сегодняшнюю ночь она не хотела.

— Прикоснись ко мне, — попросила она. — Мне нравятся твои руки… и у тебя такая горячая кожа и губы…

Он прервал ее, приникнув к ее губам. Но поцелуй был другим — более решительным и более интимным. Грегори больше не сдерживался — должно быть, потому, что ее девственность теперь его не пугала. А может, потому, что он поверил в искренность ее желания. Его язык дразнил и требовал ответа. Виолетта ответила на поцелуй, исторгнув стон из его груди. Он ласкал ее напрягшиеся соски, и тело Виолетты дрожало от наслаждения…

Она запустила пальцы в его густые волосы, перебирая влажные от дождя пряди. Вскоре, не в силах терпеть эту сладкую муку, изнемогая от желания, она заставила его вновь поцеловать ее. Поцелуи его стали более глубокими и требовательными, порождая и в ней чувство нетерпения. Руки Грегори скользили по ее обнаженному телу. Иногда она напрягалась от страха, если пальцы его касались слишком укромных уголков. Но опасения ее быстро таяли — он ни разу не причинил ей боль, не сделал ни одного грубого движения. Наоборот, его ласкающие прикосновения вызывали отклик внутри ее тела, и Виолетта заново училась чувствовать — столь новы и неизведанны были ощущения.

В какой-то момент она почувствовала его возбужденную плоть совсем рядом, но, пока он продолжал ласкать ее, страх не мог пробиться на поверхность. Грегори оторвался от ее губ, чтобы покрыть поцелуями шею и нежно покусать мочку уха. С губ ее слетали стоны наслаждения. А внутри росло странное напряжение, которое требовало выхода.

Тело ее выгнулось дугой, прижимаясь к лежащему рядом мужчине, жаждая неизведанного. Мышцы живота напряглись. И вдруг внутри как будто обрушилась радужная волна, и с губ ее сорвался крик, а ногти впились в его плечи. Немного придя в себя, Виолетта услышала, как он ласково шепчет ее имя, целует и прижимает к себе ее дрожащее от бурной разрядки тело.

Затем Грегори приподнялся и лег сверху, раздвинув ее колени. И отступивший было ужас затопил мозг. Мужчина, нависающий над ней своим тяжелым телом, раздвигает ей ноги. Виолетта знала, что будет дальше — боль, боль от грубого, нежеланного проникновения. К ней снова вернулось чувство унижения и беспомощности. Ей вдруг показалось, что она вдыхает гнилой запах Веги, и крик забился в ее горле. В ушах звучали его насмешки. Он говорил, что уверен — ей нравится быть с ним, нравится все, что он делает.

«Ты моя, — слышала она его шепот, — и всегда будешь моей».

И она закричала и попыталась вцепиться ему в лицо, разодрать ногтями ненавистные черты. Сильные руки сжали ее кисти.

— Нет! Не надо! Я не хочу! Нет! — Она крепко зажмурила глаза, и все ее тело разрывалось от крика.

— Виолетта! Посмотри на меня!

Голос не принадлежал Веге, но она все равно боялась открыть глаза. Вдруг при вспышке молнии она увидит его — дьявола, который уже занес руку, чтобы опять избить ее за непокорность…

— Не бей меня, пожалуйста, — заплакала она. Руки ее мгновенно стали свободными, а тело, прижимавшее ее к земле, исчезло.

— Виолетта, открой глаза. Я не Вега и не сделаю тебе больно.

Она свернулась клубочком, как делала всегда, после того как Вега отпускал ее, и лежала, дрожа и всхлипывая. Рука Грегори ласково коснулась ее волос.

— Мне так жаль… Будь он проклят за то, что сделал с тобой!

Виолетта грызла костяшки пальцев, стараясь подавить рыдания. Вега никогда-никогда не позволит другому мужчине стереть память о его издевательствах. Она была наивна, решив, что готова отдаться другому мужчине. И вот теперь она ненавидела не только его, но и себя тоже — за то, что страх и ненависть взяли над ней верх.

— Мне так стыдно. — Она заставила себя взглянуть на Грегори. — Мы можем попробовать снова…

— Нет. — Голос Грегори звучал хрипло, страсть еще не покинула его. Но он решительно повторил: — Нет. Ты еще не готова. Я не могу так просто все исправить. Это должно быть твое решение, Виолетта. Но не надо пытаться подстраиваться под мои желания. Что-то внутри тебя должно решить, что пришло время расстаться с прошлым. И только тогда страх уйдет.

Виолетта знала, что он прав. Пока душу ее сжигает жажда мщения, там не будет места для светлых чувств.

— Это не просто, — промолвила она. — Я так долго жила с ненавистью в душе, что она отравила меня. Стала смыслом моего существования.

— И это стоит того, чтобы ради нее умереть?

Она не смогла ответить. Да он и не ждал ответа. Грегори встал и вышел под дождь. Потоки воды заструились по его великолепному телу. Он был слишком красив, слишком хорош для нее — даже несмотря на все его прошлые грехи. Он подарил ей наслаждение и смог остановиться, когда ее страх пересилил страсть. Он не стал принуждать ее. Даже не рассердился.

Единственный человек, который мог давать, не требуя ничего взамен, был Майлз. И теперь Грегори доказал, что сделан из того же теста. Завтра он уедет, а она продолжит свой путь, так и не узнав, что могло бы быть между ними. Виолетта натянула на себя одеяло и отвернулась от Грегори и от грозы.

Позже она слышала, как он вернулся и лег рядом. Тогда она заснула и на этот раз спала без сновидений.

Утро принесло пробуждение и осознание того, что Грегори рядом нет.

Виолетта посмотрела туда, где вчера они привязали лошадей. Так и есть — жеребец Грегори тоже исчез. И деньги тоже — она не сомневалась в этом. Должно быть, заново оценив свои перспективы, он выбрал лучшее для себя.

Больше всего ее расстроило то, что он уехал, не потрудившись ее разбудить. Вега вполне мог захватить ее врасплох. Уже не слишком раннее утро, и ей давно следовало быть в пути. Почему же он не подумал об этом? Виолетта торопливо оделась. Пути назад нет. Она перешла черту в тот день, когда впервые ограбила банк в Сент-Луисе. И много чего натворила — лгала, грабила банки, пыталась убить человека. Но все это было не только ради мести и смерти. Это было и ради жизни тоже.

Виолетта хотела, чтобы ее сестра имела возможность вести нормальную жизнь. И тогда она, может быть, встретит когда-нибудь хорошего человека и переживет все то, что Виолетта испытала вчера. А может, и нечто большее. Роуз узнает, что есть другая жизнь и есть нормальные, милые люди. Она еще молода, и сердце ее не ожесточилось. У нее и мальчиков еще есть надежда. Она обязана сделать так, чтобы братья не превратились в бандитов и не грабили банки ради пропитания. И еще, пусть они никогда не бьют женщин — только потому, что не умеют обращаться с ними по-другому.

Виолетта подняла седло и застыла на месте. На земле лежали ее седельные сумки. Седло упало из ее ослабевших пальцев. Она проверила содержимое сумки. Деньги были на месте.

— Какого черта? — прошептала она. Почему Грегори не взял деньги? Потерял разум? Ведь он не сможет получить от Майлза желанную долю в фирме. О чем он думал? Виолетта прекрасно знала, что Грегори не любит черную работу и не считает нужным зарабатывать на жизнь таким способом. Почему же он не взял деньги?

И тут ей в голову пришла мысль, от которой все внутри похолодело. Нет, невозможно, чтобы Грегори был способен на такую глупость. Виолетта побежала к лошади. Следы жеребца были отчетливо видны на влажной земле. Она стала торопливо седлать лошадь и прикреплять сумки. Наконец Виолетта взлетела в седло. Следы вывели ее к главной дороге. Выходит, Грегори не поехал в Канзас или куда-то еще и не пытался запутать погоню. Он поехал прямиком в Индепенденс.

— Идиот, — пробормотала Виолетта, пришпорила лошадь и поспешила за ним.


За свою жизнь Грегори не единожды испытывал жажду. Он жаждал воды и виски, денег и женщин, а еще власти и положения в обществе. Но никогда прежде не жаждал он отомстить и не искал справедливости. Это случилось, когда на его глазах милая и стонущая от страсти женщина превратилась в маленькую, смертельно испуганную девочку. Если бы она рассказала ему обо всем раньше, если бы там, в камере, он знал, что собой представляет этот Виктор Вега, он не остановился бы на полпути, а с удовольствием удавил бы мерзавца. А может, даже кастрировал бы его, а потом смотрел, как тот истекает кровью. Зря он не позволил Виолетте выстрелить. Негодяй заслужил смерть за то, что сделал с ней.

Что же касается Виолетты… Грегори никак не мог разобраться в своих чувствах к ней. Сегодня утром он смотрел на нее спящую, и она казалась такой милой и невинной — невинной, несмотря на то что произошло с ней несколько лет назад. И все же он ее покинул. Может, найдется человек лучше и сильнее его, который будет хорошо с ней обращаться, и полюбит, несмотря на ее прошлое. Такой человек не стал бы думать о выгоде и приданом, как делал он сам. Тем более что приданого у нее нет, да и семью трудно назвать почтенной.

Виолетта заслуживает мужчины, который примет ее безоговорочно. Но Грегори не такой человек. Он не знает, как быть, как вести себя. Его никто никогда не учил, как поступать в подобной ситуации. Обдумав положение, он пришел к выводу, что может помочь Виолетте, если, во-первых, оставит деньги, чтобы она смогла упечь за решетку своего отца без риска для жизни. А во-вторых, он должен сделать так, чтобы человек, который преследует ее, никогда больше не смог причинить ей зла. Он найдет и убьет Виктора Вегу. Все равно этого негодяя нельзя назвать человеком — это зверь в человеческом обличье.

Наконец Грегори успокоился и огляделся по сторонам. Пожалуй, стоит свернуть с главной дороги и отыскать Вегу. Вряд ли им с Виолеттой удалось сильно оторваться от погони. День, может, два, и он встретится с преследователями. Потом ему пришло в голову, что все может пойти не так гладко, как хотелось бы, и он сам может погибнуть. Но выбора у него не было. Он не мог позволить Веге преследовать Виолетту или отыскать ее отца в Коффивилле.

Воспоминания о вчерашнем вечере придали ему решимости. Он все время думал о том, что же должна была пережить девушка, находясь во власти этого монстра, чтобы теперь жить в постоянном страхе. У него темнело в глазах, когда он вспоминал ее крик и то, как она свернулась клубочком, словно хотела стать меньше или исчезнуть совсем. Негодяй должен быть наказан за свои преступления.

Около полудня Грегори увидел вдали дымок. Он подъехал поближе, спешился, привязал жеребца к дереву и стал бесшумно пробираться к лагерю. Вскоре он разглядел людей, сидящих у костра. Один из них был шериф из Индепенденса, вторым был сам Вега. Грегори подумал, что мог бы достать негодяя пулей прямо сейчас, но счел, что этого мало. Он хотел, чтобы мексиканец знал, кто его убил и за что. Торопиться особенно некуда. Рано или поздно Вега встанет и пойдет «в кустики».

Чем дольше Грегори наблюдал за Вегой, который ел, пил, смеялся и притворялся человеком, тем яростнее вскипал его гнев. Вскоре его уже трясло от нетерпения. Наконец Вега встал, снял ремень с кобурой и бросил его на траву. Он сказал что-то шерифу и пошел за деревья. Грегори двинулся следом.

Надо бы увести негодяя подальше, иначе шериф услышит выстрел и бросится в погоню. Клайн не собирался убивать шерифа. Тот, конечно, тоже не был ангелом, но он не сделал Грегори ничего плохого. До сих пор Грегори не приходилось убивать. Но с другой стороны, он ведь никогда и не встречал человека, который бы так заслуживал смерти, как Вега.

Мексиканец как раз закончил застегивать брюки, когда Грегори ткнул револьвером ему в затылок.

— Веди себя тихо, иначе я убью тебя, — негромко проговорил он. Вега хотел обернуться, но Грегори прошептал: — Не вздумай шуметь, иначе ты покойник.

Мексиканец кивнул. Грегори взвел курок. Если Вега дернется или крикнет, он пристрелит его не моргнув глазом. Да, у него недостало мужества, чтобы принять и полюбить Виолетту такой, какая она есть — или была? Но уж это он может для нее сделать.

Когда они отошли достаточно далеко, Грегори позволил Веге повернуться и направил револьвер ему в лицо.

— Ты кто? — хрипло спросил мексиканец.

— Я хочу отомстить тебе. За всех девочек, которых ты бил и насиловал.

— Я тебя узнал. — Вега прищурился. — Ты приходил в мое заведение, но отказался от девочек. А потом я видел тебя с ней! Значит, и деньги у тебя!

— В аду они тебе не понадобятся, — процедил Грегори. Не отрывая глаз от мексиканца, он отвязал свою лошадь и махнул револьвером в сторону дороги: — Иди.

— Она — с тобой? — спросил Вега, медленно двигаясь вперед.

— Нет. Она давно уехала отсюда.

— Жаль. — Вега бросил злобный взгляд через плечо. — Я был бы не прочь еще разок поразвлечься с ней.

Грегори ударил его по голове:

— Заткнись! Еще слово про нее скажешь — и я тебя пристрелю, не дав шанса защищаться.

— А ты, должно быть, тот, кого она звала своим мужчиной?

— Иди вперед, — приказал Грегори.

— Ты можешь убить меня, но это уже ничего не изменит. Я все равно был первым. Она была такой юной, такой сладкой и свежей! И непокорной. Но я выбил из нее эту дурь!

Этот негодяй определенно заслуживал смерти. Палец Грегори напрягся на курке.

— Она отплатила тебе, не так ли? Она сбежала от тебя, украла твои деньги и выпустила на свободу твоих девушек. Так что тебе не удалось выбить из нее дух. Она осталась такой же смелой и непокорной.

— Я недооценил ее, — признал Вега. — В следующий раз я не совершу такой ошибки.

— Следующего раза не будет.

Они отошли на значительное расстояние, и Грегори приказал Веге остановиться. Он привязал коня и велел мексиканцу повернуться к нему лицом. Грегори смотрел на него и твердо знал, что мерзавец заслуживает смерти, — и не мог нажать на курок!

В его прошлом было много грехов: шантаж, попытка разорить Уэйда Лэнгтри, которого он считал недостойным считаться почтенным гражданином… Грегори всегда жаждал обладать большими деньгами, но главное — любил получать их без особых усилий… Но он не мог убить. Оказалось, что это не так просто — хладнокровно застрелить человека. Он не сможет жить с этим. И он решил дать Веге шанс. Так будет справедливо. Честная схватка — это вписывалось в кодекс чести ковбоев. Должно быть, он успел подцепить эту заразу — вместе с совестью — в Вайоминге. Он бросил свой револьвер на землю.

— Возьми его, — предложил он мексиканцу.

Вега взглянул на оружие, потом на Клайна и улыбнулся.

— Дурак, — презрительно хмыкнул он.

И бросился вперед. Грегори прыгнул на него и получил сокрушительный удар в челюсть. Но вместо боли он наконец почувствовал ярость, которая позволит ему убить. Он ударил Вегу кулаком в лицо, мексиканец упал, и голова его с глухим звуком стукнулась о землю. Поднявшись, Грегори ногой откинул оружие подальше и стал ждать, когда противник встанет.

— Никогда не позволяй подняться тому, кого ты уже уложил, — прохрипел мексиканец. — Надеюсь, твоя шлюха так хороша, что за нее стоит умереть, потому что сейчас я тебя убью.

Грегори молча ударил его в живот. Вега отшатнулся, но вдруг зарычал и бросился вперед. Вес его тела впечатал Грегори в ствол дерева и выбил воздух из его легких, а сильные руки сомкнулись на горле. Задыхаясь, Грегори ударил головой Вегу в лицо. Тот ослабил хватку. Тогда Клайн нанес еще один удар и сбил его с ног. — Поднимайся, — тяжело дыша, прошипел Грегори. — Сначала я отделаю тебя как следует, а потом убью.

Вега вскочил на ноги, но теперь в руке у него был нож.

— Я тебя хорошенько разрисую, прежде чем прикончить, — ухмыльнулся он. — И ты уже не будешь таким красавчиком.

Грегори бросил взгляд туда, где должен был лежать его револьвер, но оружия не было — должно быть, он отшвырнул его слишком далеко.

Вега сделал выпад, и на рукаве Грегори появился длинный разрез, а плечо начало саднить. Но Грегори знал: мексиканец не должен уйти живым.

И тут Вега процедил:

— Мне нравится мысль, что я убью мужчину, который был с ней. Может, я отрежу тебе кое-что и сделаю ей подарок, когда поймаю. И еще я подарю ей себя. — Он ощерил гнилые зубы. — Ей понравится!

Гнев делает человека слепым и мешает видеть опасность. Грегори старался пропускать гнусности мексиканца мимо ушей и следить за ножом. Он сумел увернуться от очередного выпада и двинул Вегу сапогом по ноге. Тот скривился от боли.

— Она сказала тебе, как я называл ее? Только для нее у меня было особое имя. Она была моя маленькая шлюха. Она говорила тебе, что ей нравилось все, что я делал?

Грегори с трудом сохранял самообладание. Надо заставить его замолчать. Он бросился вперед и схватил мексиканца за руку. Злость придала ему сил, и он сумел предотвратить удар, но Вега превосходил его весом, и нож медленно, но неуклонно приближался к шее Грегори. Он не мог заставить Вегу бросить нож, поэтому изо всех сил оттолкнул его и отпрыгнул в сторону. Вега снова бросился на него.

— Стой!

К счастью Грегори, мексиканец был так же ошарашен, как и он сам, иначе лезвие уже вошло бы в его грудь. На краю поляны стояла Виолетта, направив револьвер на Вегу.

— Грегори, отойди от него.

— Виолетта, убирайся отсюда!

— Это не твое дело, Грегори, — ответила она, не сводя глаз с мексиканца. — Это касается только его и меня.

— Это и мое дело тоже, потому что я так решил! — запальчиво крикнул Грегори. — А ты должна уже подъезжать к Канзасу!

— Собралась навестить папашу? — процедил Вега. — Я так и думал. Его ты тоже хотела бы убить, да? Но я думаю, ты этого не сделаешь, шлюха. У тебя не хватит смелости убить человека.

Грегори тоже раньше так думал. Но Виолетта была непредсказуема, и почему-то он подумал, что Вега снова недооценил ее.

Глава 16

Виолетте надо было, чтобы Грегори убрался прочь. Слава Богу, она успела вовремя. Еще немного — и этот негодяй убил бы его. Она не смогла бы жить с таким грузом на сердце.

— Ну давай, шлюшка, спусти курок, — издевался Вега.

— Не смей говорить со мной! — отрезала Виолетта. — Я ненавижу звук твоего голоса. А твою вонь я даже отсюда чувствую. Грегори, прошу тебя, уезжай!

— Я не могу оставить тебя с этим негодяем, — не сдавался Грегори.

Как странно, он всегда считал себя трусливым и не слишком порядочным, но на деле оказался не только человеком слова, но и храбрецом.

— Я не хочу, чтобы ты пострадал, — твердо сказала она. Их взгляды встретились, и этого мгновения для Веги оказалось достаточно. Он прыгнул на Грегори и, приставив нож к его горлу, закричал:

— Бросай револьвер, а не то я перережу ему горло! — Грегори попытался вырваться, но Вега держал его крепко. Виолетта увидела, как струйка крови побежала по шее ее спутника.

— Не дергайся, — попросила она. — Иначе он тебя убьет.

— Ну и хорошо, — выдохнул Грегори. — Тогда у тебя появится еще один повод всадить ему пулю между глаз.

— Отпусти его. — Виолетта опустила револьвер. — Он уедет, мы останемся вдвоем и во всем разберемся.

— Как в старые времена? — Вега ухмыльнулся.

— Да, — прошептала она. — Как в старые времена.

— Черта с два! — возмутился Грегори. Ударив мексиканца локтем в живот, он сумел вывернуться из захвата.

Вега поднял нож, а Виолетта — револьвер. Пуля оказалась быстрее лезвия. Сила выстрела отбросила Вегу назад. Он пошатнулся, с недоумением разглядывая кровавое пятно на своей рубашке. Потом посмотрел на Виолетту и, прохрипев: «Я опять недооценил тебя», — упал лицом вниз. Виолетта смотрела на него, но не торопилась опускать оружие. Грегори подошел и, отбросив ногой нож подальше, опустился на колено. Приложив руку к шее мексиканца, он произнес:

— Он мертв.

— Ты уверен? — Револьвер в руке Виолетты дрогнул.

— Да.

Грегори пошел к кустам, отыскал свой револьвер и сунул его в кобуру.

Виолетта опустила наконец оружие. Она изо всех сил прислушивалась к себе, но, к своему разочарованию, совсем не испытывала облегчения. Она-то надеялась, что с души сразу спадет тяжесть, исчезнет страшный груз… И вот она убила человека. Человека, который заслуживал смерти — не только за то, что он сделал с ней, но и за все издевательства над другими девушками. Но какая-то часть ее души не могла принять содеянного. Она почувствовала, как к горлу подступила тошнота. Секунда — и Виолетта согнулась пополам. Ее вывернуло наизнанку.

— У тебя не было выбора. Не выстрели ты — он бы убил нас обоих, я уверен… — попытался утешить ее Грегори.

— Я знаю, — выговорила Виолетта дрожащим голосом. — Просто я думала, что мне станет легче… а вместо этого поняла только, что отняла жизнь…

Грегори приподнял ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

— Он отнял твою жизнь давным-давно. Так что, на мой взгляд, все честно.

«Но я по-прежнему дышу и живу», — подумала Виолетта. Благодаря Майлзу и Лайле она могла выбрать любую дорогу, прожить любую жизнь. А вместо этого оказалась здесь — для того чтобы убить.

— Нам надо убираться отсюда, — вдруг спохватился Грегори. — Вега был не один. С ним шериф из Индепенденса…

— Который сейчас стоит за твоей спиной и целится в тебя из револьвера. Поэтому не делай лишних движений.

Виолетта испугалась. Она вновь втянула Грегори в неприятности. Теперь его тоже обвинят в убийстве.

— Я убил Вегу, — заявил Грегори, подтверждая ее худшие опасения. — Отпустите девушку, шериф, она не имеет к этому отношения.

— Ее разыскивают за ограбление банка, — ухмыльнулся шериф. — А теперь вы оба попались на убийстве. Так что вставайте потихоньку. Руки за голову.

Виолетта повиновалась, но мозг ее лихорадочно работал. Должен же быть какой-то выход.

— Это я убила Вегу и ограбила его, — сказала она, подходя к шерифу. — Этот человек здесь ни при чем.

— Думаю, он тот, кто вытащил тебя из тюрьмы, — возразил шериф. — А еще он сбежал с деньгами. И кроме того, он уже сознался в убийстве.

— Это неправда! — крикнула Виолетта. — Я убила Вегу, и вы знаете, почему я сделала это.

— Успокойся, Виолетта, — тихо произнес Грегори. — И дай мне самому разобраться с этим делом.

— В тюрьме у вас будет полно времени, чтобы договориться, кто в чем виноват, — холодно заметил шериф. — Я привел ваших лошадей. Мы отправляемся в Индепенденс. Думаю, вас обоих повесят без лишних разговоров.

Виолетта и Грегори двинулись вперед, подняв руки над головами. Шериф шел следом, держа их на мушке.

— Вы знаете не хуже нас, что Вега заслужил смерть, — пытался объяснить ему ситуацию Грегори.

— Мексиканец был подонок, это точно, — согласился шериф, — но он неплохо платил мне. А теперь заплатите вы двое.

Они дошли до лошадей, но, к удивлению Виолетты, Грегори подошел к ее лошади, а не к своему жеребцу.

— А как насчет денег? — спросил он шерифа. — Может, они помогут вам договориться со своей совестью?

— Деньги здесь? — спросил шериф, и в глазах его засветился алчный блеск.

Грегори шлепнул лошадь Виолетты по крупу и свистнул. Животное шарахнулось в сторону и поскакало прочь.

— Вон они, в сумках. — Он махнул рукой вслед удаляющемуся животному.

Шериф, который все еще держал Грегори на мушке, задумчиво смотрел вслед лошади.

— Интересно, как далеко она убежит, пока вы заставите нас сесть верхом и погонитесь за ней. Думаю, кто-нибудь может перехватить ее раньше, — искушал его Грегори.

— Клянетесь, что деньги в сумках? — спросил шериф.

— Клянусь, — прижал руку к груди Грегори. — Никто и не спросит, что случилось с Вегой. Он поехал, чтобы вернуть своих девочек, и не вернулся. Конец истории.

Шериф задумчиво поскреб подбородок.

— Мне вообще-то пару раз говорили, что пора прикрыть его заведение, а этого негодяя выгнать из города, — пробурчал он. — Сам-то я не любитель малолеток… Но он хорошо платил, чтобы я смотрел в другую сторону.

— Мы делаем то же самое, — кивнул Грегори. — Вы оказываете нам услугу, а мы в ответ щедро вас благодарим.

После недолгого колебания шериф сунул револьвер в кобуру.

— Убирайтесь с моей территории. И чтоб я вас больше никогда не видел!

Пораженная, Виолетта смотрела, как шериф садится на коня и во весь опор скачет вслед за лошадью с деньгами. Наконец она повернулась к Грегори:

— Откуда ты мог знать, что он согласится взять деньги?

Он пожал плечами:

— Я знаю таких, как он. Этими людьми движет жадность. Деньги для них важнее всего. Он предпочитал брать взятки и не замечать, как Вега издевается над девочками. Поэтому я был уверен, что и сейчас жадность окажется сильнее долга.

Виолетта вспомнила, как шериф говорил ей, что купить можно любого. Должно быть, себя имел в виду. Она хотела отругать Грегори за то, что он отправился мстить Веге, но сейчас на это не было времени.

— Тебе надо ехать.

Грегори взглянул на их единственную лошадь.

— Нам надо ехать. Думаю, твоя лошадь ушла недалеко. Шериф найдет деньги и может вернуться и прихватить заодно и нас тоже.

— Ладно, — согласилась Виолетта. — Поедем вместе, а потом разделимся.

— Надо где-то раздобыть вторую лошадь, — задумчиво почесал в затылке Грегори.

Она посмотрела на синяки и порезы на его теле.

— Сначала давай промоем твои раны.

— Я в порядке, — нетерпеливо отмахнулся он, вскочил на коня и оглянулся.

Виолетту тоже тянуло взглянуть еще раз на труп своего мучителя. Но Грегори решительно сказал:

— Не оборачивайся, — и протянул ей руку.


Виолетта вспомнила ночь, когда уезжала из салуна «Салли». Тогда Грейди Финч так же протянул ей руку и посадил на своего коня. А потом, когда они ехали в фургоне на ранчо, Лайла сказала ей, что нельзя оборачиваться назад. И Виолетта этими же словами напутствовала девушек, которых вытащила из борделя Веги. Но сама Виолетта не могла не оглянуться. Ей снова захотелось увидеть тело Виктора Веги, лежавшее на земле. Впрочем, Грегори прав. Вега не стоит ни чувства вины, которое она испытывает, ни времени, которое она теряет в сожалениях.

Она вложила свою ладонь в руку Грегори, и он помог ей сесть на лошадь. Ехать было не очень удобно, но Виолетта была рада тому, что он рядом… пока. Остаться он не захочет. Впереди банк, который предстоит ограбить, и человек, которого нужно наказать. А Грегори наверняка опять попытается уговорить ее отказаться от опасных планов.


Они ехали в молчании и не слишком быстро, чтобы не загнать лошадь, а потому к вечеру сумели добраться лишь до того места, где ночевали накануне. Их навес, сделанный из одеял, был на месте. Виолетта так спешила, что не стала сворачивать лагерь.

— У меня такое чувство, будто я тут уже бывал, — улыбнулся Грегори, помогая Виолетте сойти с лошади.

Она подошла к одеялам и пощупала их. За день они высохли.

— Я схожу проверю силки, может, у нас на ужин будет кролик, — промолвила она.

— Если хоть один попался, тащи его сюда, я освежую.

— А ты умеешь?

— Кое-чему научился в Вайоминге, — скромно потупился он.

— Да, это я поняла. — Виолетта подумала не о кролике, а о том, что случилось днем. Грегори, дерущийся с Вегой, струйка крови, текущая по его шее, удивленное лицо мексиканца, когда она выстрелила в него.

— Я убил бы его сам, — ответил Грегори на ее мысли. — А тебе надо было уезжать.

— А тебе не надо было искать его, — ответила Виолетта. — Ты всегда такой разумный! О чем ты только думал?

— Я думал о прошлой ночи. — Он посмотрел ей в глаза. — Я хотел быть уверен, что он никогда больше не прикоснется к тебе.

Воспоминание о вчерашней неудачной попытке заняться любовью не добавило Виолетте уверенности в себе. Она почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза.

— Я больше не знаю, кто я, — произнесла она дрожащими губами. — Я не принадлежу миру, который покинула благодаря Лайле. Но к миру Майлза я тоже не принадлежу. Мне нигде нет места.

— Найти свое место не просто. — Грегори вздохнул и подошел к ней. — Почему бы тебе не отдохнуть? Я сам проверю силки.

— Я устала до смерти, — призналась она. — Никак не ожидала, что убийство — такая тяжелая работа.

Она расплакалась. Грегори обнял ее, и она прижалась к его сильному плечу.

— Почему мне не стало легче, когда я застрелила его? Я испытываю угрызения совести. Как это может быть после всего, что он сделал со мной?

Грегори ласково гладил ее волосы.

— Потому что у тебя есть душа… совесть. Но ты сделала то, что нужно. Ты опять спасла мне жизнь, и мы оба знаем, что он убил бы и тебя тоже. Только сначала избил бы и изнасиловал.

— Да. — Виолетта вытерла слезы, градом катившиеся по ее щекам. — Я не жалею, что он мертв. Но жалею, что именно я убила его.

— Надо было позволить сделать это мне.

— Я не хотела, чтобы ты делал за меня грязную работу. — Она попыталась справиться со слезами. — Я не хотела, чтобы ты узнал о моем прошлом… А теперь тебе лучше уехать.

Он развел руками:

— Я не могу. У нас только одна лошадь. Кроме того, я надеюсь, что после всего этого мне удастся уговорить тебя вернуться домой. Домой к Майлзу.

— Я не вернусь. — Она вытерла слезы. — Не раньше, чем закончу все, что должна.

Грегори сжал ее плечи.

— Неужели ты ничего не понимаешь? Эта погоня за возмездием разрывает тебя на части, делает кем-то другим, кем ты вовсе не хочешь быть.

— Я такая, какая есть, и с этим ничего не поделаешь. — Виолетта оттолкнула его. — Ни один мужчина не захочет жениться на мне, если будет знать правду. И я не хочу обманывать всю жизнь какого-нибудь ни в чем не виноватого дурачка, как ты мне советовал! Я не могу жить в доме Майлза до старости, позволяя ему заботиться обо мне. Каковы же мои перспективы, Грегори?

Виолетта ждала, что он скажет. Но Грегори молчал. Тогда она вернулась к навесу и молча забралась под одеяло, свернувшись клубочком на жесткой земле. Усталая и растерянная, она надеялась, что сон принесет забвение и столь необходимый покой.

Но вскоре Грегори разбудил ее:

— Проснись. Тебе нужно поесть.

Виолетта с удивлением увидела, что он разделал и пожарил кролика.

— Мой нож для свежевания остался в седельной сумке и пропал вместе с лошадью. Чем же ты пользовался?

— Руками, — буркнул Грегори. — Не так увлекательно, как игра в гольф в клубе для джентльменов или покер, но иногда надо идти на жертвы.

Виолетте стало его жаль. Хотя, по правде говоря, он последовал за ней из-за своей жадности, а не потому, что она этого хотела. И вот теперь власти разыскивают его, как преступника, и он вынужден скрываться. Бог свидетель, Грегори давно заработал долю в фирме Майлза. Так или иначе, скоро он займет свое место в обществе. А вот что будет делать она после того, как отомстит отцу? Она должна будет заботиться о младших детях. Но как она прокормит четверых? Конечно, братья уже достаточно взрослые, чтобы работать, но если они захотят учиться, она должна предоставить им такую возможность.

Придвинув к себе тарелку, Виолетта спросила:

— Скажи, что ты собирался со мной делать… какие у тебя были намерения относительно меня до того… как ты узнал правду?

— Ничего недостойного. Думаю, ты сама могла в этом убедиться.

— Нет, я говорю о нашей первой встрече, около Сент-Луиса. Ты говорил, что мы еще встретимся. Для чего?

«Несмотря на свое прошлое, иногда она бывает потрясающе наивна», — раздраженно подумал Грегори.

— Думаю, ты и сама могла бы догадаться, — сухо ответил он.

— Ты думал, что я проститутка, которая работает в салуне или борделе?

— Боже мой, нет! — Грегори изумленно воззрился на нее. Такое ему и в голову не приходило. — Я думал, ты у кого-то на содержании.

— А в чем разница? — Она удивленно хмурила брови.

Грегори не мог донять, к чему этот разговор. Может, ей просто нужно отвлечься, чтобы не думать о Веге и убийстве? Сам он не испытывал ни малейших угрызений совести. Негодяй заслужил смерть, и единственное, о чем Грегори жалел, — что не смог убить его до появления Виолетты.

— Разница в том, что содержанка обслуживает только одного мужчину, а потому считается более респектабельной, чем женщины из салунов и борделей.

Виолетта продолжала жевать с задумчивым видом. В конце концов Грегори не удержался и нарушил молчание:

— Но почему ты спросила?

— Я пытаюсь найти себе какое-нибудь занятие. После того как я заберу моих сестру и братьев, мне придется заботиться о них.

Грегори чуть не подавился.

— Лучше придумай что-нибудь другое, — пробурчал он.

— Ну так предложи что-нибудь!

Клайн задумался. Даже мужчинам временами бывает трудно найти работу. Что касается женщин… Что ж, выбор у Виолетты и вправду невелик. Женщина может помогать мужу, если у него есть свой бизнес. Может быть поварихой и прислугой в гостинице или трактире. Но там вряд ли много платят. Сколько он ни думал, в голову не приходило ничего подходящего. Как же, черт возьми, она прокормит себя, не говоря уже о братьях и сестре?

В конце концов не слишком охотно он вернулся к высказанной Виолеттой идее. Поразмышляв, Грегори и тут пришел к неутешительным выводам:

— Учитывая обстоятельства, не думаю, чтобы из тебя получилась хорошая содержанка.

— Наверное, ты прав. — Виолетта опустила глаза. — Но может, если мне удастся преодолеть свой страх перед… этим…

Грегори насупился. Ему не нравилась такая перспектива. Ей некуда пойти, и некому о ней позаботиться…

— Может, это заставит тебя наконец осознать, что наилучший выход — вернуться к Майлзу. Думаю, он сможет помочь и твоим близким.

— Я уже говорила тебе, — сердито ответила она. — Не хочу, чтобы Майлз вмешивался в мои дела. Слишком много грязи. Кроме того, теперь я и вовсе не могу вернуться. Не важно, была ли это самооборона или нет, но я убила человека… Я недостойна жить под крышей Трафтена… Никогда не была достойна.

Грегори чертыхнулся про себя. Ну вот, они опять вернулись к тому же.

— Ты вовсе не обязана всем рассказывать, что с тобой было раньше. Даже Майлзу. Просто не говори…

— Я не такая, как ты. — Виолетта решительно покачала головой. — Я не могу дурачить людей. Тем более не смогу скрыть от Майлза случившееся. Или заставить какого-нибудь добропорядочного джентльмена поверить в то, что я невинная леди… Думаю, наилучшим выходом было бы стать содержанкой какого-нибудь состоятельного человека.

Грегори рассердился. И что она болтает! Она и его-то боится — что же говорить о других мужчинах!

— И где ты собираешься осесть?

— Ну, не в Сент-Луисе, конечно. Но это должен быть большой город, где достаточно богатых и одиноких мужчин.

— Замечательно. А теперь объясни-ка, что ты имела в виду, когда сказала: «Я не такая, как ты»?

— Я имела в виду, что не умею вводить людей в заблуждение и не смогла бы изображать из себя джентльмена, поджидая удобного момента, чтобы обчистить их карманы или соблазнить их дочь. Ты любил Лайлу Трафтен?

— Нет. — Слова ее ранили Грегори неожиданно больно, но ответил он честно.

— Но ты хотел жениться на ней?

— Да.

— Ты рассматривал ее не как человека, не как личность, а как средство для достижения своей цели.

— Это неправда, — возразил Грегори. — Лайла очень красивая девушка. Она нравилась мне.

— Как ей повезло! — хмыкнула Виолетта. — Но если бы она не была красавицей, это не изменило бы твоих планов, разве не так?

Грегори не нравился этот разговор, и он не понимал, почему надо вспоминать его прошлые грехи.

— Чего ты хочешь от меня, Виолетта?

— Я хочу, чтобы ты уехал!

«Ах, вот оно что. Понятно». Но Грегори не был готов уехать. Он еще лелеял надежду уговорить упрямицу вернуться в Сент-Луис. Тогда он получит долю в фирме, а Виолетта… Что — Виолетта? Неожиданно в голову ему пришла мысль, что, поскольку он теперь знает все ее секреты, он может шантажировать Майлза… И ему стало стыдно от этой мысли. Стыдно самого себя.

— Я не уеду, — заявил он.

— Тогда от тебя должна быть польза. — Грегори вытаращил глаза. Ну и наглость!

— Сдается мне, я пару раз уже сумел тебе пригодиться!

Их взгляды встретились. Виолетта вздернула подбородок, и Грегори с замиранием сердца понял, что она сейчас скажет нечто неожиданное.

— Я про другое. Я хочу, чтобы ты помог мне преодолеть страх перед… этим.

Глава 17

Слава Богу, он хоть кролика успел доесть. Иначе точно поперхнулся бы и умер от удушья.

— Это еще зачем? Чтобы ты смогла стать содержанкой?

— Думаю, у меня нет выбора, — печально ответила она. — Конечно, сначала я поищу какую-нибудь работу. Но мне надо быть готовой к тому, что это моя единственная возможность прокормить себя и детей.

— Как ты можешь даже думать об этом после всего, что случилось с тобой?

— Для этого ты мне и нужен, — настаивала Виолетта. — Я уверена, что ты сможешь мне помочь! Ты единственный мужчина, который…

— Минуточку! Я не собираюсь помогать тебе становиться шлюхой.

— Да я уже такая. Просто я недостаточно хорошо в этом разбираюсь.

Такой ответ привел его в ярость. Он отшвырнул тарелку в сторону и крикнул:

— Ты не шлюха! Тебя изнасиловали, но это же совсем другое дело!

— Для большинства мужчин это одно и то же, — ответила Виолетта. — Я испорчена, Грегори. Ты это знаешь, и я тоже. Твое отношение ко мне изменилось с того момента, как ты узнал правду. Мне надо привыкать к этому.

Грегори провел рукой по волосам. С правдой было трудновато примириться. В чем-то она права. Он всего лишь человек своего времени и реагирует на случившееся с Виолеттой так же, как и все общество. Любой мужчина подтвердит, что у девушки, которая собирается вступить в брак, есть два главных достоинства — приданое и девственность. Но в душе он понимал, что это неправильно и даже нечестно по отношению к Виолетте.

— И чего же ты ждешь от меня? — неохотно спросил он.

Некоторое время Виолетта молчала, с серьезным видом обдумывая вопрос. Потом ответила:

— Чтобы не паниковать, мне нужно иметь контроль над ситуацией. Я прошу тебя позволить мне делать с тобой все, что я захочу. А ты будешь делать что-то, только если я попрошу тебя об этом.

— Ты что, серьезно? — Грегори расхохотался.

— Да.

Ее огромные голубые глаза смотрели на него доверчиво и очень серьезно. И Грегори с удивлением обнаружил, что его тронуло это доверие. Особенно со стороны Виолетты, которой пришлось несладко по вине мужчин. И все же ему не нравилась мысль о том, что она станет чьей-то содержанкой. Нет, если он и согласится ей помочь преодолеть страх перед интимными отношениями, то не ради какого-то богатого мерзавца, а для того, чтобы у нее появилась возможность выйти замуж. Грегори вдруг подумал, что наверняка существует такой человек, который полюбит ее, несмотря на все, что она натворила и что сотворили с ней.

Вот, например, он. Узнав Виолетту получше, он стал уважать ее, даже восхищаться ею… Просто нужен кто-то более сильный, чтобы жениться на ней.

Но нельзя забывать, что это может быть очередной ловушкой.

— А если я откажусь?

— Тогда я сбегу и отправлюсь своей дорогой, а ты вернешься к Майлзу с пустыми руками.

— К Майлзу? — удивился Грегори. — А с чего бы мне вообще к нему возвращаться?

Виолетта раздумывала несколько мгновений.

— Чтобы сделка казалась более выгодной, предлагаю следующее: если ты согласишься мне помочь сейчас, то после того, как я спасу свою семью, я вернусь с тобой в Сент-Луис. Только для того, чтобы поблагодарить Майлза за его доброту и убедиться, что ты получишь свою долю в фирме. После этого я уеду от него.

— Значит, это чисто деловые отношения? Сделка?

— Если хочешь, да.

— Но тогда получается, что я… что…

— Ну да, — спокойно закончила за него Виолетта, — шлюхой теперь будешь ты.

Грегори молчал. Ему было не впервой продаваться, чтобы получить выгоду. Кроме того, ему было безумно жаль Виолетту. Такая красивая, но не способная ни принять мужское желание, ни ответить на страсть. Он может рассматривать эту сделку как вполне выгодную. Смог же он сдерживать себя раньше…

— Что ж, я попытаюсь тебе помочь, — вздохнул он.

— Ну и славно, — ответила Виолетта, словно и не ждала другого ответа. — Снимай рубашку.

— Ты что, хочешь прямо сейчас?

— О Господи, нет! Я хочу осмотреть твои раны. У тебя остался виски, который ты купил у… в Индепенденсе?

— А-а… да, сейчас принесу.

Грегори расседлывал лошадь, искал в сумках бутылку с виски, а в голову ему в это время лезли разные мысли. Майлз не одобрит эту сделку, если когда-нибудь узнает о ней. Но с другой стороны, Майлз наверняка не знает о Виолетте всего. Они договорились только о физическом сближении. Это ведь совсем не то, что соблазнить девственницу или обеспеченную мисс ради выгодной женитьбы… И вообще, это была ее инициатива. Черт, да он просто оказывает ей услугу, помогая убрать препятствия, которые мешают ей нормально жить и чувствовать себя полноценной женщиной.

Наконец лошадь была расседлана, бутылка найдена, и Грегори вернулся в палатку. Он сел рядом с Виолеттой и снял рубашку. У него оказалось два довольно глубоких пореза — на предплечье и на шее. Виолетта смочила лоскут ткани в виски и принялась промывать раны.

— Не так уж страшно, — подытожила она. — Есть еще пара мелких царапин и здоровый синяк на подбородке.

— Я же говорил, что все в порядке.

— Он мог тебя убить. — Голос ее показался ему странным, и Грегори внимательно взглянул на нее. Она разглядывала его с удивлением, словно видела перед собой что-то необычное.

— Мы живы, и слава Богу, — резко проговорил он. — Вега мертв, Виолетта. Пора забыть про него и дать прошлому стать прошлым. Навсегда.

Она молча кивнула и продолжала осматривать его тело в поисках ран и синяков. Когда смоченный в виски лоскут задел его сосок, Грегори напрягся. Она провела по чувствительному месту пальцем.

— Если я поцелую его, как это делал ты, ты почувствуешь то же, что и я?

— Я… — Ему пришлось откашляться, так как голос куда-то пропал. — Я не знаю, что ты чувствуешь.

Вместо ответа она наклонилась и приникла губами к его соску. Грегори втянул в себя воздух. Когда ее язычок принялся ласкать и дразнить его, он запустил пальцы в ее густые светлые локоны и поднял к себе ее лицо в ожидании поцелуя.

— Я не просила целовать меня, — нахмурилась она.

Застонав, Грегори отпустил ее. Она продолжала промывать его ссадины, словно ничего и не произошло. Когда ее ручка принялась протирать царапины на животе, мышцы Грегори снова напряглись. И не только мышцы.

— Вчера ночью… мне было хорошо. А… женщина может доставить мужчине удовольствие без… без близости?

Грегори выхватил у нее бутылку и сделал хороший глоток.

— Да.

— А как?

— Господи, Виолетта, ты же работала в салуне в Техасе! Неужели женщины не разговаривали между собой о том, чем им приходилось заниматься? Неужели…

— Я никогда не слушала их разговоров, — прервала его Виолетта. — В Индепенденсе Вега иногда говорил, что я должна делать… но я не понимала его и никогда не делала ничего добровольно. Поэтому он злился и бил меня.

Грегори взъерошил рукой волосы и еще раз приложился к бутылке.

— Я не могу понять, как женщина умудрилась остаться такой невинной и неосведомленной, испытав столько…

— Я не была женщиной, — напомнила ему Виолетта. — Я была испуганной и забитой девочкой. И мне даже любопытно не было… Зачем узнавать что-то, если это вызывает отвращение и причиняет боль?

Грегори смотрел на нее и думал, что теперь-то она, несомненно, женщина. И очень желанная. Вот она сидит напротив — волосы разметались по плечам, огромные голубые глаза сверкают, полные губы слегка приоткрыты — лик ангела.

— Женщина может доставить мужчине удовольствие, лаская его ртом или руками.

— Ртом? — Глаза ее расширились.

Грегори вдруг стало жарко. Может, он сидит слишком близко от костра? А может, это потому, что раньше ему не приходилось говорить о таких вещах с женщиной? Те девицы, с кем он обычно имел дело, прекрасно знали, как ублажить мужчину и самим получить удовольствие.

— Я тоже могу это сделать.

— Правда?

— Да.

Она задумчиво посмотрела на него и наконец попросила:

— Покажи мне.

— Что? — Получилось сипло. Грегори откашлялся. — Ты имеешь в виду… Я или ты?

— Ты. Покажи мне, как можно доставить удовольствие, лаская ртом.

Он нервно засмеялся.

— Ну, это не так просто. Сначала… ты должна позволить мне раздеть тебя, ласкать, целовать. Ты должна довериться мне, чтобы я мог привести тебя к наслаждению.

— А я могу тебе довериться?

Хороший вопрос. Он не был уверен… Зайти так далеко и не иметь возможности… И вернуться обратно, не получив ничего. С другой стороны, такова была договоренность. И ему однажды это удалось. Он вспомнил ужас, охвативший Виолетту прошлой ночью. Он не был настолько равнодушен, чтобы игнорировать ее чувства. Скорее, наоборот… Нетрудно будет помнить о ее проблеме… одна ночь ничего не решит, даже если он сможет показать ей, как хороша бывает близость.

— Да, — ответил он, собравшись с духом. — Ты можешь доверять мне.

— Ну тогда… — Она прерывисто вздохнула. — Тогда я разрешаю тебе делать все, что ты сочтешь нужным… но ничего, кроме того, что может доставить мне удовольствие.

Да уж, ну и попал он в переплет. Очевидно, сегодня не самый удачный момент.

— Может, нам стоит немного подождать?.. Виолетта посмотрела в его глаза, и в ее взгляде Грегори увидел отчаяние.

— Я не хочу думать о том, что было раньше, — прошептала она. — О том, что я сделала. О том, что мне предстоит сделать. Я хочу забыть гнев, сожаление и стыд. Я хочу испытать наслаждение, когда ты будешь целовать меня. Когда твои руки коснутся моей кожи…

Грегори наклонился и поцеловал ее. Он тоже не хотел думать о том, что было и что будет с ними дальше.

Сейчас для него существует только она. Вот ее губы ответили на поцелуй, и тогда он потянулся к пуговичкам на ее рубашке. Он расстегивал их медленно, одну за другой, и целовал каждый дюйм нежной кожи.

Виолетта постаралась расслабиться. Грегори доказал, что заслуживает доверия. И его губы, горячие, нежные, так чудесно ласкали ее… Он снял с нее рубашку и теперь дразнил, лаская соски через тонкую ткань сорочки. Она застонала. Грегори стянул с нее сорочку и жадно приник губами к ее груди.

Он ласкал отвердевшие соски до тех пор, пока она полностью не отдалась своим ощущениям и не расслабилась в его объятиях. Тогда он быстро освободил ее от остатков одежды. И прежде чем Виолетта успела опомниться, он уже целовал ее живот, и она вновь вернулась в мир чувств и жалела только о том, что его губы не могут быть одновременно везде… Руки Грегори гладили ее идеальной формы ноги. Виолетта чувствовала, как дрожали его пальцы, когда он ласкал ее бедра, — но она не боялась.

Руки Грегори обладали для нее теперь почти магической силой, и она уже желала, с нетерпением ждала, когда же он прикоснется к ее самым сокровенным уголкам. И он не обманул ее ожиданий: вскоре дыхание ее стало прерывистым, а пальцы его утонули в жаркой влаге. Виолетта начала двигаться, надеясь ускорить разрядку, но Грегори убрал руку — и прилив стих, так и не достигнув высшей точки. Она застонала от разочарования.

Секундой позже она ощутила его губы там, откуда он убрал пальцы. В первое мгновение Виолетта хотела запротестовать — не так уж она жаждала войти в дверь, которую он однажды открыл для нее, — в дверь, где разбивалась блестящая волна, унося ее далеко-далеко. Но под его ласками кровь закипела, а кости словно расплавились, и происходящее вдруг перестало казаться неприличным. Наоборот, это было прекрасно, как в сказке.

И наконец его губы и язык снова привели ее на тот порог, с которого ее подхватило волной и понесло, задыхающуюся, дрожащую от страсти, и она купалась в водовороте удовольствия… Она считала себя подготовленной, но сегодняшний взрыв эмоций не мог сравниться с пережитым ранее наслаждением.

Тело ее выгнулось, она без конца повторяла его имя, и вот он уже обнимает ее и целует… И так, цепляясь за его плечи, ее тело вернулось на грешную землю. И это возвращение было вызвано отголоском былых страхов — она ощутила у своего бедра его напрягшийся член.

О да, она понимала, что он хочет ее. Но была еще не готова — ей казалось, что она не вынесет веса его тела, прикосновения той странной части мужского организма, которая до сих пор пугала ее до беспамятства. Наверное, Грегори почувствовал, как Виолетта вновь напряглась и пытается отстраниться, потому что со стоном разочарования отодвинулся от нее.


Грегори казалось, что он сейчас взорвется. Он был счастлив, что смог доставить Виолетте наслаждение и не напугать ее, но ему самому было очень плохо. Он знал — долго он так не протянет, от этого и умереть можно. Он торопливо выбрался из палатки. Надо срочно принять меры, и плевать, что на этот раз ему придется обойтись без помощи женщины. Он пошел прочь, на ходу расстегивая бриджи, и вздохнул с облегчением, когда тесная одежда перестала сдавливать вздыбившуюся плоть.

— Грегори? — Он замер.

— Ты в порядке?

— Нет. Иди в палатку.

— Что… что ты делаешь?

— Мне нужно избавиться… от одной проблемы. Иначе я не смогу спать, тем более рядом с тобой.

— А я могу тебе помочь?

Грегори начала сотрясать дрожь, и он порадовался, что Виолетта не видит его лица.

— Что ты задумала? — хрипло спросил он.

— А что ты собирался делать?

Ему не очень-то хотелось вдаваться в подробности, но если он не ответит, она просто пойдет за ним. С нее станется.

— Я собираюсь сделать то, что мужчина обычно сам старается не делать.

— А если это сделаю я, тебе будет легче?

— Не уверен, что ты готова, — проворчал он.

— Я могу попробовать.

Ее горячая ладошка легла ему на спину, и, вздрогнув, он медленно обернулся. Несмотря на темноту, он разглядел, что на ней только рубашка. Ему стало еще хуже.

— Тебе придется прикоснуться ко мне. Ты готова?

— Думаю, да, — прошептала Виолетта.

Не в силах больше терпеть, Грегори взял ее руку и положил на свой вздыбившийся член. Он подумал, что Виолетта испуганно отдернет пальцы. Но девушка преодолела свой страх. Она взяла символ его мужественности в руку, и ладонь заскользила снизу вверх. Грегори едва сдерживался.

— Ты такой большой… но гладкий… и горячий. — Она исследовала его, а Грегори терпел сладкую пытку, с трудом сдерживая стон.

— Что я должна делать? — спросила наконец она.

Он молча показал. Она быстро уловила ритм, и вскоре он уже задыхался, чувствуя приближающийся пик наслаждения. Грегори протянул руку и коснулся ее груди, лаская соски и чувствуя, как они твердеют от его прикосновений. Он поцеловал нежную шейку и прижался к ее горячей коже, не в силах сдержать стон. Закрыв глаза, он представил себе, что вошел в ее соблазнительное тело. Этого оказалось достаточно, чтобы вызвать извержение.

Сила, с какой это произошло, была неожиданной даже для него. Грегори пошатнулся. Сзади оказался ствол дерева, и он привалился к нему, содрогаясь от пароксизмов страсти, пока его семя извергалось на землю. Встревоженный голос Виолетты привел его в чувство:

— Я сделала тебе больно?

Глубоко вдохнув; он торопливо застегнул бриджи и повернулся к ней.

— Нет, все в порядке. Ты доставила мне такое же удовольствие, как недавно испытала сама.

Он притянул ее к себе и ласково поцеловал.

— Я так рада, — прошептала она. — Мне понравилось… понравилось делать тебе приятно.

«Если так пойдет дальше, то через несколько минут все повторится», — с тревогой подумал Грегори и торопливо развернул Виолетту в сторону импровизированной палатки. Они легли рядом, и Виолетта провалилась в сон, едва ее голова коснулась земли. Грегори прислушивался к ее дыханию и любовался ею, хотя темнота позволяла ему видеть лишь очертания ее лица. Виолетта удовлетворенно вздохнула во сне, и он улыбнулся.

Грегори обнял ее и уже засыпал, когда ему в голову пришла мысль, которая чуть было не испортила его благостное настроение. Виолетта так уютно и удобно лежала в его объятиях, словно именно там и было ее место — сейчас, в прошлом и всегда. Эта мысль напугала его. Не важно, что он испытывает сейчас, убеждал себя Грегори. Он должен помнить, что она всего лишь часть сделки, очередная возможность подняться на ступеньку выше. Одна из многих женщин. Он должен помнить об этом постоянно — или забыть и постараться стать тем мужчиной, который будет ее достоин.

Глава 18

На следующее утро их отношения уже не были столь безмятежными. Грегори попытался воззвать к ее здравому смыслу, но с этим у Виолетты всегда были проблемы. А ведь теперь он думал не о своей безопасности и выгоде, а о ее судьбе.

— Твой план попросту невыполним! Да то, что тебя до сих пор не убили и не поймали, — это просто чудо!

— Все пошло не совсем так, как я планировала, — признала она. — Я могла бы просто поехать в Канзас и забрать братьев и сестру, но мне так хотелось отомстить негодяю.

— Я думал, ты осознала, что месть не такое уж сладкое чувство.

Она с негодованием уставилась на него:

— Ах, вот как! Значит, по-твоему, я должна простить отца? Он продал меня, словно я была вещью. Он бил — а может, и убил — мою мать! Он бил всех детей, когда бывал пьян. И кстати, я не помню его трезвым.

— Это плохо. Это очень плохо, — согласно кивнул Грегори. — Но жажда мести заставляет тебя постоянно рисковать жизнью — и не только своей. Как, интересно, ты спасешь братьев и сестру, если тебя убьют или посадят в тюрьму? А кроме того, нравится тебе или нет, он все же твой отец, и я бы предпочел, чтобы он умер своей смертью… С людьми, подобными ему, это, как правило, случается довольно быстро.

— Не напоминай мне, что я его плоть и кровь… Я ведь никогда не называла тебе свою настоящую фамилию?

— Я думал, твоя фамилия Мэллори.

Грегори знал, что у Майлза в Бостоне есть сестра, которая после замужества стала носить фамилию Мэллори, но Виолетта ведь призналась, что она не родственница Майлзу. Он просто забыл об этом.

— Моя фамилия Далтон, — пробурчала она.

— Далтоны… Те самые?

— Да.

— А я-то думал, что у тебя нет родословной!

Виолетта поднялась и, сунув одеяла ему в руки, с восхищением заявила:

— Хоть твои руки и рот иногда бывают выше всяких похвал, в остальном ты порядочная свинья, мистер Грегори Клайн!

И повернулась к нему спиной. Но Грегори не хотел вот так заканчивать их разговор.

— Так я все же не понял, как ты будешь спасать семью, если тебя повесят или пристрелят во время Ограбления?

— Если мне удастся отправить его в тюрьму, это избавит детей не только от нашего отца, но и от преследований остальных милых родственничков. Он, не колеблясь, продал меня и обрек на жизнь в аду. Я отплачу ему той же монетой, не задумываясь ни на секунду и не испытывая ни малейшей жалости. Пусть он тоже получит свою долю страданий.

Девушка пошла к лошади. Но Грегори не сдавался:

— Гораздо разумнее было бы позволить Майлзу использовать свои деньги и влияние…

— Это моя семья! — вскричала Виолетта сердито. — Я два с половиной года пыталась выяснить, живы ли они вообще! На деньги, которые мне давал Майлз «на булавки», я наняла частного детектива. Когда я впервые попросила его узнать, что с моими братьями и сестрой, оказалось, что все они сбежали из нашего дома. Думаю, закон подобрался к отцу слишком близко, когда властям стало известно, что он укрывал в своем доме членов банды. И он предпочел на время исчезнуть. Два с половиной года! Я не могу больше откладывать! Я не вернусь к Майлзу, не позаботившись предварительно о том, чтобы папаша оказался наконец за решеткой и не мог больше мучить детей.

Грегори удивленно смотрел на Виолетту. Потом вспомнил, что Майлз рассказывал ему о подозрительном типе, с которым Виолетта встречалась тайком. Должно быть, это и был детектив. И все же Грегори искренне считал, что она не права.

— А если ты не вернешься, потому, что тебя поймает шериф или просто убьют, когда будешь грабить очередной банк?

— Неужели ты не понимаешь? Я делаю это ради своей семьи! Разве ты не поступил бы так же? Не стал бы рисковать всем, чтобы спасти своих братьев?

Несколько секунд Грегори честно обдумывал вопрос. Потом с неохотой проворчал:

— Не стал бы. Нас воспитали в уверенности, что каждый должен заботиться о себе сам. Мы с братьями никогда не были особенно близки.

— Мне жаль тебя.

— Ты? Ты жалеешь меня? Но мои родители очень богаты! Имеют положение в обществе. У нас в детстве было все, что могло произвести впечатление на окружающих: одежда, экипажи…

— Это всего лишь вещи! — гневно прервала его Виолетта. — Но любовь — это совсем другое, и деньги тут ничего не значат! Моя семья всегда была очень бедна, иногда мы ели один раз в день, нам приходилось терпеть побои от отца, но мы — я, сестра и братья — любили друг друга.

И в этот момент, видя, с какой страстью она говорит о своей семье, Грегори ей позавидовал. Пусть она и старалась выжечь в своем сердце любовь и сострадание, оставить только ненависть, но там по-прежнему жили и сострадание, и любовь.

— Я рад, что в твоей жизни было хоть что-то светлое, — улыбнулся он. — Мне всегда хотелось, чтобы члены моей семьи были близки друг другу. Но родители делали деньги, и им было не до нас… И все же послушай меня, Виолетта! То, что ты творишь, — безумие! И оно зашло слишком далеко!

— Что ж, может, я и вправду действую не слишком разумно, но я иду на это ради любви! Не потому, что впереди меня ждет награда или возможность наложить лапу на чужие деньги! У тебя свои причины для поступков, а у меня — свои. И мои чище и лучше!

Она отвернулась, а у Грегори появилось чувство, что Виолетта ударила его по лицу. Что он вообще здесь делает? Следует как тень за девушкой, которая без малейшего колебания ставит под угрозу его жизнь из-за своих безумных планов. Ему давно надо было убраться отсюда… И вернуться… К кому? Кроме Виолетты, у него никого нет.

Между тем она села на лошадь и поинтересовалась:

— Ты едешь или остаешься? Я должна торопиться — пора опять грабить банк.

Сказано это было таким тоном, каким любая другая женщина сказала бы «мне надо помыть посуду» или «повесить белье». Грегори печально покачал головой и сел на лошадь позади Виолетты. Через некоторое время он вернется к этому разговору и еще раз попробует уговорить ее бросить безумную затею. Если к тому моменту их не убьют.

Виолетта направила лошадь в сторону Канзаса. По пути им встретился небольшой городок. Выбора у них не было: нужны были вторая лошадь и припасы. Городок небольшой, но в нем есть гостиница. И банк.

— Даже не думай об этом, — прошептал Грегори, когда они ехали по улице. — Я слишком устал, чтобы опять убегать.

— Я тоже, — кивнула она. — А еще я хочу забраться в ванну, а потом поспать на настоящей кровати.

— Господи, мне кажется, что все это уже было: и город, и наш разговор!

Виолетта повернулась в седле, чтобы взглянуть на него.

— Я говорю правду. Я очень устала и грязная, как мусорщик.

«Мы оба усталые и грязные, — думал Грегори. — Что ж, может, на этот раз она и не обманывает».

— Ну и хорошо, — произнес он. — Но давай все же купим лошадь и припасы прямо сегодня. Тогда, если утром твое настроение вдруг изменится, мы будем готовы.


Виолетта блаженствовала в ванне, наполненной мыльной пеной. Грегори сидел на кровати и ждал своей очереди. Они купили лошадь и необходимую в дорогу провизию. Отослали грязную одежду в прачечную. Виолетта мечтала снова надеть платье и почувствовать себя красивой и женственной.

— Как ты думаешь, они успеют привести в порядок нашу одежду к обеду?

Грегори не ответил. Взгляд его был прикован к пенным пузырькам в ванне.

— Грегори!

— Что?

— Я насчет одежды. Как ты думаешь, мы успеем к обеду?

— Думаю, да. Виолетта хихикнула:

— Думаешь, если смотреть так пристально, пузырьки исчезнут?

— Я бы с удовольствием залез к тебе в ванну. — Ей показалось, что его взгляд обжег кожу.

— Тут мало места.

— Я знаю.

Вчера им места хватило, хотя они не ванну вместе принимали, а кое-что другое…

— Ты обещал не делать ничего без моего разрешения, — быстро напомнила Виолетта. — Но если ты по-прежнему согласен мне подчиняться, тогда можешь присоединиться ко мне.

— Пожалуй, я отложу пытку на другой раз, — буркнул Грегори, отворачиваясь.

Виолетту такой ответ разочаровал. Она хотела увидеть, как он будет раздеваться. Было бы чудесно прижаться к его горячему телу… А если его кожа будет влажной и скользкой… Она тоже все время вспоминала вчерашнюю ночь.

— Грегори, а почему вообще нужно… все остальное? Почему мужчина и женщина не могут просто ограничиться руками и ртом?

Он поднял на Виолетту глаза. Как всегда после ее вопросов, Грегори чувствовал себя не в своей тарелке.

— Это нужно для того, чтобы родить ребенка.

— Но если двое не хотят детей? Может мужчина быть удовлетворен?..

— Нет, — заверил он ее.

— Но почему?

— Потому что… потому что любой мужчина хочет «остального», как ты выражаешься, больше, чем всего прочего.

— Но почему? — не сдавалась она. — Ведь можно получить удовольствие и помимо…

— Виолетта, этот разговор просто неприличен!

Виолетта с трудом подавила нервный смех. Она сидит в ванне, а он наблюдает за ней. А вчера они делали вещи, которые и представить-то страшно — и она все делала добровольно и получала от этого удовольствие! И пожалуйста — теперь это «неприлично»!

— Ты ханжа! — поддразнила она с улыбкой.

— Вовсе нет! — Он покраснел.

— А вот и да! Ты бы хотел многое сделать, но боишься об этом говорить.

— Потому что все эти разговоры только разжигают мое желание, — объяснил Грегори.

— Значит, ты по-прежнему хочешь… этого больше всего? — Теперь Виолетта задумчиво нахмурилась.

— Когда — или если — ты будешь готова. — Он расстегнул пару пуговиц на рубашке, так как ему показалось, что комната раскалилась. — А пока, думаю, я ограничусь тем, что есть.

— Ты очень любезен.

— Иногда.

Виолетта задумалась: «Как он вел себя с другими женщинами при сходных обстоятельствах? Или сходных не было? Помнится, он говорил, что был близок с несколькими женщинами — не с одной и даже не с двумя… А почему, собственно, ему можно — и никто его не осуждает, — а мне нельзя? «

— А еще ты лицемер! — вдруг заявила она.

— Почему это?

— Для тебя нормально быть не чистым, иметь близость с любым количеством женщин, а для женщины это — преступление.

— Так принято в обществе…

— А мне плевать, как принято в обществе! — Неожиданно Виолетту охватил гнев. — Я ведь не виновата в том, что со мной случилось! У меня отняли невинность, не спросив… И вот теперь мне не остается ничего иного, кроме как стать шлюхой уже сознательно — просто чтобы выжить.

— Это не совсем так. — Грегори подошел к ней и ласково спросил: — Потереть тебе спинку?

— Давай. — Она протянула ему мыло. — И объясни, что ты имел в виду.

— Ты можешь увезти куда-нибудь подальше братьев и сестру и начать новую жизнь. Ты можешь представиться вдовой. Даже не знаю, почему мне это раньше не пришло в голову. Ты очень красивая женщина, и я уверен, что найдется немало богатых мужчин, которые будут увиваться вокруг тебя. Выйти замуж за одного из них гораздо разумнее, чем стать содержанкой.

Виолетта блаженствовала, пока его сильные, но сейчас такие нежные руки гладили ее кожу.

— Но ведь это значит обмануть человека! Я уже говорила тебе, что не хочу вводить в заблуждение кого бы то ни было.

— Меня ты обманывала без малейших угрызений совести.

— Но я же не собираюсь за тебя замуж, — резонно возразила Виолетта. — И я, в конце концов, сказала тебе правду… хотя могла бы дурачить тебя и дальше.

— Да.

Ответ был каким-то слишком кратким, и она подумала, что он, должно быть, жалеет, что узнал эту правду. Иногда, если Грегори замыкался в себе, как сейчас, она тоже об этом жалела. Промолчи она — он не отправился бы к Веге и не возникла бы ситуация, когда единственным выходом для нее стало убийство. И хотя она была рада, что негодяй мертв, лучше бы ей не знать, что она способна убить человека. Потому что теперь ей придется убить отца.

— Ну все, — произнесла Виолетта. — Ты не мог бы выйти? Мне надо вылезти из ванны.

— Давай я помогу тебе вытереться.

Что у Клайна всегда прекрасно получалось, так это отвлечь ее от мрачных мыслей. И она не должна забывать, что он дрался за нее и спас ей жизнь. И всегда был честен с ней.

— Но сейчас светло! — Виолетта смутилась. Грегори смыл мыло с ее спины, потом принес полотенце и остановился возле ванны, развернув его в руках.

— Тебе нечего стыдиться. Ты прекрасна и знаешь это.

Она покраснела от удовольствия. Это был настоящий комплимент, и теперь она смогла принять его. Работая в салуне «Салли», она старательно скрывала лицо и фигуру, считая их своим проклятием. Вега всегда издевался над ней, высмеивая ее черты, заставляя ее чувствовать себя грязной и убогой. Но Грегори — он смотрел на нее так, словно она была шедевром изобразительного искусства. Или античной статуей. Она встала и спокойно вышла из ванны. Грегори завернул ее в полотенце и повел к кровати.

После многих ночей, проведенных на жесткой земле, матрас показался ей неправдоподобно мягким. Ей стало интересно, что Грегори будет делать дальше. Он приспустил полотенце с ее плеч и осторожными прикосновениями осушал кожу. И целовал каждое вытертое местечко.

Сначала шею и плечи. Соски Виолетты напряглись уже от прикосновения шершавой ткани. Грегори заметил это и немедленно приник губами к торчащему розовому бутончику. Вздохнув, Виолетта запустила пальцы в его волосы. Теперь он спускался ниже, вытирая ее живот. Виолетта вздрогнула, когда грубая ткань коснулась чувствительного места меж ее разведенных ног. В следующий миг он убрал полотенце и приник к ней губами. Застонав от наслаждения, Виолетта закрыла глаза. Теперь ее тело быстрее реагировало на ласки Грегори. Страх прошел, и она ждала удовольствия, а не боли. Он шире развел ее ноги, гладя нежную кожу на бедрах и прижимаясь ртом к самой чувствительной части ее тела. Вскоре дразнящие прикосновения его губ и языка привели Виолетту на край, за которым — она уже знала — ее ждал экстаз. Она выгнулась ему навстречу, задыхаясь, не зная, то ли продолжать сладкую пытку, то ли достичь наконец разрядки. И вот наконец волна страсти разбилась где-то внутри на сотни сверкающих брызг, и Грегори бережно опустил ее дрожащее тело на кровать. Он поцеловал ее в губы глубоким, страстным поцелуем.

— Я хочу тебя, Виолетта… Хочу быть в тебе, чтобы ты и я слились в одно…

Сначала ей показалось, что и она хочет того же — так сильно было желание отблагодарить его за наслаждение. Но она не могла, не могла заставить себя вновь вытерпеть ту боль, которую причиняло ей проникновение мужского органа в ее тело.

— Часть меня тоже хочет этого… Но я боюсь, боюсь, что воспоминания вернутся, и я опять перепутаю тебя с Вегой. Ты не можешь представить, сколько боли он мне причинил. Он терзал меня… а потом уходил, оставляя истекать кровью. Я не уверена, что раны… внутри… зажили.

— Когда-нибудь они заживут. — Он ласково провел пальцем по ее лицу. Потом встал и начал раздеваться.

— Ты хочешь?..

— Я собираюсь принять ванну.

— Но вода уже остыла!

— Вот и хорошо, — проворчал он. — А ты пока поспи. После купания я схожу за одеждой, и мы пойдем обедать.

Виолетта послушно откинулась на подушки, натянула одеяло и закрыла глаза. Но сквозь неплотно сомкнутые ресницы она тайком наблюдала за ним. Ей стало жарко, когда она разглядела наконец символ его мужественности, гордо торчащий вверх.

Возможно, она все же начала уже расставаться со своим прошлым, ибо Грегори показал ей, что отношения между мужчиной и женщиной могут быть прекрасны. Виолетта верила ему и не боялась… почти. Он залез в ванну, и она закрыла глаза. Ей надо подумать. Больше она не начнет ничего, что не смогла бы пройти до конца. Грегори, сколь бы терпелив он ни был, тоже сделан не из мрамора, и его терпению может наступить конец.

Глава 19

Они зарегистрировались в гостинице как муж и жена. В первый момент по приезде Виолетта поймала несколько косых взглядов из-за своей покрытой пылью мужской одежды. Но к обеду она спустилась в женском платье и выглядела очень элегантно — этакая смесь невинности и чувственности. Хозяин мгновенно стал до приторности любезен. А Грегори не мог думать ни о чем, кроме одного — побыстрее закончить этот долгий обед и дождаться момента, когда он сможет снять с нее все эти одежды, вынуть шпильки из высоко взбитых волос, уложить в постель и еще раз попытаться доказать, что она не должна его бояться.

Его порядком раздражали собственное нетерпение и горячность чувств. Виолетта предлагала ему вполне разумную альтернативу и возможность удовлетворить свою страсть. Так нет же, вместо того чтобы быть терпеливым и осторожным, он все настойчивее жаждал именно того, что она отказывалась ему дать. Словно он пришел на пир и стол ломится от всевозможных яств, но вдруг хозяин заявляет, что из всего изобилия он может воспользоваться только закусками.

Раздражение Грегори усилилось, когда выяснилось, что гостиничный ресторан настолько мал, что им придется разделить стол с молодой семейной парой, которая уже успела обзавестись хнычущим младенцем.

Они познакомились, и Грегори невольно замялся, представляя Виолетту как свою жену. Но она даже не заметила этого, всецело поглощенная гукающим малышом. К большому удивлению Грегори, она спросила у матери:

— Можно мне подержать его?

И женщина — Марта, кажется, — с готовностью протянула ей ребенка.

— Он такой красивый! — восхитилась Виолетта и, когда младенец одарил ее широкой беззубой улыбкой, повернулась к Грегори: — Ну, разве он не прелесть?

Тот несколько секунд мрачно разглядывал струйку слюны, которая текла изо рта малыша, потом буркнул:

— Чудо! — И углубился в свою тарелку.

— А сколько ему? — спросила Виолетта.

— Шесть месяцев, — гордо ответила мать. — И он поистине свет нашей жизни. А у вас с мистером Клайном есть дети?

— Нет, — быстро ответил Грегори.

— О, вы должны непременно завести малыша! Они придают семейной жизни совсем новый смысл.

— Мы женаты недавно, и нам пока и так неплохо, — возразил Грегори. Потом перевел взгляд на отца младенца и поинтересовался: — А чем вы занимаетесь, мистер…

— Бартон, — представился тот. — Я управляющий банком.

— Правда? — Грегори метнул быстрый взгляд на Виолетту. Та на секунду перестала играть с ребенком, обратившись в слух.

— Не сказать, чтобы в столь небольшом городе было очень много работы, — усмехнулся мистер Бартон. — Но я осуществляю выплаты для местного отделения железной дороги, а это большая ответственность.

— Лучше бы эта честь досталась кому-нибудь другому, — вмешалась его жена. — Тогда я не тревожилась бы так за него, когда он остается один в банке.

— Перестань, Марта. В нашем городке никогда ничего не происходит. Очень спокойное, тихое местечко. Просто идеальное для того, чтобы родить и вырастить ребенка. Нашему сыну будет здесь хорошо…

— И его будущим братьям и сестрам — тоже, — добавила Марта, ласково улыбаясь мужу.

Грегори распирало от зависти при виде влюбленных взглядов, которыми обменялись супруги. Кроме того, он начал нервничать. Разговор принимал оборот, который мог отвлечь мысли Виолетты от детишек и направить их совсем в другое русло. Подтверждая его опасения, она задумчиво произнесла:

— Да, вы правы, такие выплаты — это большая ответственность.

— Но Сет прекрасно справляется, — заверила ее Марта А потом спросила: — А что вы делаете так далеко от родного Сент-Луиса?

Грегори помедлил, ожидая, что скажет Виолетта. Младенец у нее на руках строил ему рожицы.

— Грегори занимается скотом, и мы осматриваем окрестности. Подумывали купить здесь пастбища.

— Значит, вы занимаетесь скотоводством? Хозяин ранчо? — Мистер Бартон с удивлением рассматривал дорогой костюм сидящего напротив джентльмена. По-видимому, Грегори выглядел слишком шикарно для хозяина пастбища.

— Я не пасу коров, — улыбнулся ему Грегори. — Я покупаю земли для крупной скотоводческой компании. У меня доля в бизнесе.

— Ах, вот как? — Мистер Бартон расцвел буквально на глазах. — Это другое дело. Носиться по полям за дурно пахнущими коровами всегда казалось мне ужасно неприятным занятием.

— Так и есть, — сухо заверил его Грегори.

— По-моему, малыш хочет к тебе на ручки, — неожиданно заявила Виолетта и сунула младенца Грегори.

Но Грегори никогда не имел дела с детьми — и не собирался начинать. Он неловко взял малыша под мышки. Младенец бессмысленно ухмылялся, и его слюни текли на брюки Грегори. Потом личико ребенка покраснело, и Грегори сморщил нос.

— На. — Он протянул слюнявого и дурно пахнущего младенца Виолетте.

— Ты ему нравишься, — невозмутимо заявила она, но Грегори прекрасно разглядел злорадный блеск в ее глазах.

— Он такой милый и всех любит, — вмешалась мать. Ребенок схватил Грегори за нос мокрыми от слюны пальцами. Клайн с трудом сдержал гнев, хотя остальные присутствующие разразились добродушным смехом. Гнусавым голосом Грегори обратился к Марте:

— Он, знаете ли, странно пахнет.

— Ох, его, наверное, надо переодеть. — Она встала, забрала у Грегори младенца и быстро унесла его, чтобы привести в порядок.

Тот торопливо вытер руки и лицо салфеткой.

— Дети иногда добавляют хлопот, — жизнерадостно произнес мистер Бартон в качестве извинения.

Грегори промолчал. Он все еще был голоден и меч-г тал вернуться к прерванному обеду. А кроме того, он мечтал остаться с Виолеттой наедине. Вскоре женщина с младенцем вернулась. Настроение ребенка значительно ухудшилось. Он ныл и вертелся так, что у Грегори разболелась голова. Вскоре принесли вторую перемену блюд, и он со вздохом облегчения потянулся к тарелке. Но Марта, бросив взгляд на еду, побледнела и, прижав ладонь ко рту, вскочила, сунула младенца мужу и выбежала из комнаты. Встревоженный Сет, передав ребенка Грегори, поспешил за женой.

— Опять! — закричал Грегори, глядя на младенца. Тот неожиданно срыгнул на его костюм. Грегори сунул ребенка Виолетте и принялся очищать сюртук салфеткой.

Девушка смеялась.

— Не смешно, — буркнул Грегори. — Я ведь говорил тебе, что не люблю детей. У них с разных сторон всегда вытекает что-нибудь неприятное.

— А я люблю детей. Они как ангелочки и такие сладкие!

Грегори поднял глаза и замер. Виолетта была прекрасна! С младенцем на коленях она походила на Богоматерь, и он вдруг почувствовал слабость в коленях. Он не успел толком разобраться в своих чувствах, как вернулись Бартоны.

Марта улыбнулась ему вымученной улыбкой и, забрав у Виолетты малыша, сказала:

— Я не говорила Сету, но, похоже, мы опять ждем прибавления… А я думала, что нельзя зачать, пока кормишь грудью. — Судя по всему, столь скорое повторение материнского счастья не приводило ее в восторг. Муж тоже казался несколько подавленным. Младенец заснул у Марты на руках, и остаток обеда прошел в относительном спокойствии.

— Я думаю, хорошо, что у вашего малыша скоро появится брат или сестричка, — заявила Виолетта, когда обед уже приближался к концу. — Когда между детьми нет большой разницы в возрасте, они вырастают близкими друг другу людьми.

— Вы думаете? — с надеждой спросила Марта.

— Конечно, — ответила Виолетта. — У меня есть сестра на шесть лет младше. Мы с ней часто жалели, что у нас столь большая разница в возрасте. Иначе общих интересов было бы гораздо больше.

Грегори заметил, что после этих слов Виолетта побледнела. Должно быть, осознала, что подобная близость по возрасту могла бы иметь для сестры и другие последствия. Отец вполне мог бы продать их вместе… Черт возьми, возможно, она права и ее папаша заслуживает сурового наказания.

— А что вы думаете, мистер Клайн? — спросила Марта. Но настроение Грегори окончательно испортилось.

От его сюртука пахло младенцем, Виолетта не желала заниматься с ним любовью, и все вокруг действовали ему на нервы.

— Когда люди вступают в брак, они должны быть готовы нести бремя его последствий. Но думаю, вы осознаете это не раньше, чем родите еще пару-тройку таких же маленьких чудовищ.

За столом воцарилось молчание. Грегори встретился взглядом с Виолеттой. Глаза ее быстро наполнялись слезами. Еще секунда — и она вскочила и убежала.

— Прошу прощения, я вас покину. — Грегори бросил деньги на стол и встал.

— Будем только рады, — буркнул мистер Бартон. Виолетта ждала его в номере.

— Как ты мог! Тебя воспитывали как джентльмена, а я училась хорошим манерам всего три года, но даже я поняла, насколько грубо это прозвучало!

— Зато честно! — сердито ответил он.

— Подумать только, праведник какой! Да дай я тебе возможность, и ты осчастливил бы меня час назад, не задумываясь о последствиях!

— Неправда! Я принял бы меры предосторожности.

— Какие? — Гнев Виолетты уступил место любопытству.

Черт! Грегори потянул тесный воротник. Опять неподобающие разговоры.

— Зная, что ты не отвяжешься, я уж лучше объясню. Я бы не дал семени излиться внутри тебя.

— О! — Виолетта покраснела. Потом села на кровать и уже другим тоном произнесла: — Все это не имеет значения. Я все равно бесплодна.

— Ты уверена? — Грегори вдруг ощутил к ней острую жалость.

— Думаю, да… Ну, иначе что-нибудь бы случилось за те два года… у Веги… — Она отвернулась и начала вытаскивать шпильки из прически.

Неожиданно тот факт, что Виолетта не может иметь детей, расстроил Грегори. Это казалось неправильным, нечестным. Еще несколько минут назад она держала на руках малыша и выглядела счастливой и похожей на Мадонну.

— Я, пожалуй, пойду вниз и извинюсь перед Бартоном, — произнес он.

— Хорошая мысль. А я лягу в постель и постараюсь как следует выспаться. Надеюсь, никто не будет меня беспокоить.

Из этого следует вывод, что ему придется спать на полу, с досадой подумал Грегори. А может, она хочет выспаться, чтобы с утра пораньше нанести визит мистеру Бартону? Поскольку Виолетта твердо решила прибыть в Коффивилл, оставляя за собой след из ограбленных банков, то пришло время решать, что он будет делать: примет условия игры или попробует нарушить ее планы.

Мысль об ограблении не приводила его в восторг. Но в конце концов, шантаж и мошенничество, которыми он не брезговал раньше, тоже не лучше. А папаша Виолетты заслужил суровое наказание… Денег, предназначенных для железной дороги, должно хватить Виолетте, чтобы наконец довести свой план до конца… И может быть, он не станет красть у нее этих денег… Может, он и впрямь стал другим человеком?


Виолетту разбудил настойчивый стук. Несколько мгновений она не могла сообразить, где находится. Сейчас откроется дверь, и Элизабет, экономка Майлза, внесет поднос с утренним чаем. Потом она вспомнила, что Майлз далеко и его уютный и безопасный дом — тоже. Она посмотрела на дверь. Грегори, который вчера улегся спать у порога, не было. Одеяло, на котором он спал, было аккуратно свернуто и лежало в изножье кровати. Виолетта выбралась из постели, накинула халат и подошла к двери. На пороге стоял хозяин:

— Ваш муж просил вам передать…

— Грегори? — Слава Богу, она вовремя спохватилась. Чуть было не заявила, что не знает никакого мужа.

— Он сказал, что будет ждать вас внизу. А сам он пошел покупать подарок для вашего отца, который вы присмотрели. И велел вам поторопиться, чтобы быть готовой к отъезду.

— Подарок? Для отца? — Виолетта растерялась. Потом, увидев, что хозяин по-прежнему таращится на нее, торопливо спросила: — Мистер Клайн расплатился по счету?

— О да! — ответил тот. — Ваш муж очень щедрый человек!

— Это верно, — сухо подтвердила она. — Благодарю вас.

Она захлопнула дверь. И как Грегори могло прийти в голову грабить мистера Бартона? Правда, когда они въезжали в город, у нее и впрямь был такой план. И когда оказалось, что Сет — управляющий банком, она невольно проявила интерес. Но ведь это было до того, как они познакомились с Бартонами! Они сидели за одним столом, и она держала на руках их первенца! Теперь просто невозможно сделать этим милым людям подобную гадость! А если мистер Бартон потеряет свой пост в банке? Ему ведь нужно содержать жену и двоих детей… О чем только Грегори думал!

Виолетта принялась торопливо одеваться. Хоть бы успеть остановить его, пока не поздно!

Глава 20

Виолетта вошла в банк и увидела, что Грегори держит мистера Бартона на мушке. Лицо Клайна закрывал платок. Увидев Виолетту, Грегори навел на нее револьвер. Это разозлило ее больше, чем вид бледного и дрожащего управляющего, который выглядел так, словно вот-вот упадет в обморок.

— Не смей пугать меня оружием! — Она подошла к Грегори вплотную. — Как ты можешь так поступать с мистером Бартоном! Ему надо растить сына, а вскоре у него родится второй ребенок. Из-за тебя он может потерять свой пост!

— Миссис Клайн, — подал голос Бартон, — пожалуйста, не сердите этого человека. Он может застрелить вас.

— Глупости! — Виолетта забрала у Грегори револьвер. — Убирайся, пока я не убила тебя!

Грегори торопливо направился к двери и исчез. И тут Виолетта заметила одну странность. Оружие, которое она сжимала в руке, не принадлежало Грегори! Это был чужой револьвер. И вдруг дверь распахнулась, и в банк ворвался Грегори.

Увидев Виолетту с револьвером в руке, он вскрикнул:

— Не надо, прошу тебя!

— Боже мой, мистер Клайн! Ваша жена только что предотвратила ограбление! — вскричал Сет Бартон.

— Что?! — Грегори изумленно смотрел на оружие в руке Виолетты.

— Ты… Ты не был здесь только что? — Виолетту вдруг охватила слабость.

— Нет, — прошептал Грегори. — Что происходит?

— Ваша жена, — мистер Бартон выбрался из-за конторки и направился к ним, — самая храбрая женщина на свете!

Силы покинули Виолетту, она начала оседать на пол, но Грегори успел ее подхватить.

— Меня хотели ограбить! — продолжал восторженно вещать мистер Бартон. — Потом в банк вошла ваша жена, спокойно подошла к грабителю и забрала у него оружие. Да еще и отругала его!

— Это правда? — Грегори был потрясен.

— Я подумала, — Виолетта покосилась на управляющего, — что нехорошо грабить такого милого человека, как мистер Бартон.

— Вас могли убить! — не унимался Бартон. — И что самое обидное, из-за какой-то малости. Сегодня ночью деньги железнодорожной компании были отосланы в Топику дилижансом. У меня в кассе осталась совсем незначительная сумма.

— Дилижансом? — переспросила Виолетта, заметно оживляясь. — Это радует.

Если они с Грегори ограбят дилижанс, это никоим образом не навредит мистеру Бартону.

— Вообще-то я просто зашла попрощаться и сказать, что рада была познакомиться с вами и миссис Бартон, — весело сказала она.

— Вы уже уезжаете? Но вы должны остаться! Я представлю вас шерифу и устрою вечер в вашу честь!

— Шерифу? — Вопрос вырвался у Грегори и Виолетты одновременно.

— Право, не стоит, — торопливо отмахнулась Виолетта. — Нам с мистером Клайном надо спешить. У нас много неотложных дел.

— Моя жена такая непредсказуемая, — развел руками Грегори. — Это не первый ее подобный поступок. Боюсь, я поседею раньше срока.

— Вам и правда следует быть поосторожнее, миссис Клайн, — согласился управляющий. — Храбрость не главное из женских достоинств.

— Я приму к сведению ваш совет, — заверила его Виолетта. — Передайте наилучшие пожелания вашей супруге.

— Жду не дождусь, когда увижу ее и смогу ей все рассказать. И не только ей. Весь город должен узнать о вашем подвиге…

— Учитывая ее положение, думаю, вам не стоит говорить ей, что ваша жизнь была в опасности, — прервала его Виолетта.

Мистер Бартон нахмурился:

— Что ж, возможно, вы правы. Но я должен непременно рассказать все шерифу. Он в последнее время стал пренебрегать своими обязанностями. Я уже говорил вам вчера, что в нашем городке редко что-то происходит…

— О да, вы непременно должны все рассказать шерифу, — подхватила Виолетта. — Тогда он будет готов к тому, что может еще произойти.

Грегори нахмурился.

— Вы правы, — расстроенно кивнул Сет Бартон. — Я успел сказать грабителю, что почти все наличные деньги увезли. Он ответил, что не верит мне, и продолжал требовать денег. Но теперь он может отправиться следом за дилижансом.

— Разумеется, — согласилась Виолетта.

— А может, и нет, — загадочно протянул Грегори.

— Я думаю, он отправится. — Виолетта сердито уставилась на него.

— Ну что ж, мистер Бартон. — Грегори вздохнул. — Желаю вам всего наилучшего.

— Надеюсь, вы заглянете к нам, когда будете возвращаться в Сент-Луис?

— Если будем живы… э-э… то есть если будет время, — ответил Грегори и, взяв под руку Виолетту, увел ее из банка.

Не успели они сделать несколько шагов, как он напустился на нее с упреками:

— Господи, Виолетта, что ты вытворяешь? Тебя же могли убить!

— Да, и это была бы твоя вина! Что, интересно, ты подразумевал под подарком моему отцу? Я думала, ты решил ограбить банк!

— Ну, — Грегори покраснел, — вообще-то я и впрямь собирался ограбить мистера Бартона. Но на улице я встретил его жену. Она болтала о том о сем, потом опять сунула мне этого противного ребенка, и я держал его, пока она искала в сумочке платок… Ну, и я понял, что не могу ограбить человека, которого и так оскорбил вчера… И потом этот…

— Ребенок? — подхватила Виолетта. — Ты не хотел подвергать опасности отца?

— Ну да, — неохотно кивнул Грегори. — Малыш не так уж плох… Если убрать вонь и слюни.

— Похоже, твоя совесть растет и крепнет, — задумчиво проговорила Виолетта.

— Твоя тоже сегодня решила подать голос. — Виолетта улыбнулась в ответ на его дружескую улыбку. Но нет — нужно поскорее стряхнуть с себя это дружелюбие. Она не может позволить себе расслабиться.

— Нам надо забыть про совесть и постараться догнать дилижанс.

— Думаю, речь идет не о том, который направляется в сторону Сент-Луиса? — печально спросил Грегори.

Виолетта даже не удостоила его ответом. Вместо этого она решительно направилась в гостиницу, чтобы переодеться в мужской костюм.

Выезжая из города, они продолжали спорить.

— Я вполне могу ограбить его один, — настаивал Грегори.

— Я согласилась, чтобы ты поехал со мной в Канзас, но не давала тебе разрешения участвовать в моих делах. И уж я точно не соглашусь, чтобы ты действовал в одиночку!

— Если ты не откажешься от своих планов, то мне все равно придется принять в них участие. Слишком опасно отпускать тебя одну. Дилижанс может хорошо охраняться. А кроме того, раз уж даже ты обозналась, то и охрана, и кучер могут принять меня за того человека, который пытался ограбить Бартона. И тогда у них будут два описания, совпадающие друг с другом.

Виолетте не хотелось признавать его правоту, но делать было нечего. Кроме того, если она хочет, чтобы все предыдущие ограбления тоже приписали ее отцу, то лучше, если свидетели увидят настоящего мужчину, а не переодетую женщину.

— Сначала нам нужно догнать дилижанс, — уклончиво ответила она. — Посмотрим, как он охраняется, и тогда будем решать, как действовать.

Грегори кивнул, и они пришпорили лошадей.


Они гнали и гнали лошадей, но лишь к концу дня увидели впереди облако пыли, которое сопровождало, судя по всему, вожделенный дилижанс. Грегори не мог сказать, что испытал счастье, достигнув цели, и все же то чувство, которое его совесть пыталась представить как тревогу, носило явственный оттенок радостного возбуждения. Они съехали с дороги и поскакали, прячась за деревьями. Вскоре им удалось рассмотреть, что в дилижансе нет ни одного пассажира, зато рядом с ним едут четверо вооруженных охранников.

Виолетта натянула поводья, и их лошади перешли на шаг.

— Слишком много охраны, — с досадой сообщила она. — Рискованно.

— Я справлюсь с ними, — заверил ее Грегори.

— Возможно, только я тебе не позволю! Я не хочу, чтобы тебя ранили. Или убили. Ну, в смысле — не хочу отягощать свою совесть.

— Ну тогда и ты не подойдешь к этому дилижансу! Я тоже не желаю видеть тебя мертвой.

— Как жаль, что Майлз, обещая тебе вознаграждение, не сказал, «за живую или мертвую», — фыркнула она.

— Да, жаль, — рассеянно буркнул он, хотя сам уже давно пришел к выводу, что вознаграждение его мало интересует.

— Ну что ж, — подвела неутешительный итог Виолетта, — тогда где-нибудь по дороге нам придется подыскать подходящий банк и ограбить его. Обидно, конечно, потому что тут денег больше, чем в любом из местных банков. И власти не поленились бы преследовать человека, который осмелился украсть такой куш.

Грегори задумчиво смотрел в сторону удаляющегося облака пыли. Да, там были большие деньги. Их вполне достаточно, чтобы дать возможность мужчине начать новую жизнь… Или женщине.

— Давай поедем за ним. Они не могут ехать до самой Топики без остановок. Как знать, может, нам улыбнется удача, — предложил Грегори.

Они снова пустились в путь. Незадолго до темноты дилижанс остановился у перевалочной станции. Это было примитивное сооружение, рядом с которым Грегори разглядел кораль, полный лошадей. Пока охранники вытаскивали из дилижанса сейф, кучер о чем-то спорил со станционным смотрителем. В конце концов тот пожал плечами и ушел в дом, а кучер начал распрягать лошадей.

— Что происходит? — спросила Виолетта.

— Думаю, он решил сменить лошадей, — ответил Клайн.

Кучер отвел животных в загон, потом вышел на середину дороги и некоторое время вглядывался в даль. Покачав головой, он наконец ушел в дом.

Грегори привстал на стременах и посмотрел в том же направлении. На горизонте собирались тучи. Близилась очередная гроза.

— Как ты думаешь, он ждет кого-то? Зачем он смотрел на дорогу? — беспокойно спрашивала Виолетта.

— Думаю, он ждет охрану, которая должна сменить этих людей. Скорее всего они должны были уже быть здесь к их приезду.

— А теперь им придется ждать…

— Да, и еще гроза приближается, — кивнул Грегори. — Если мы хотим украсть этот чертов сейф, то делать это надо сейчас.

— С ума сошел! Там четверо охранников, кучер, станционный смотритель… Даже если мы ворвемся вдвоем…

— Нет, мы не пойдем туда вдвоем. — Грегори лихорадочно обдумывал варианты. Многое зависит от Виолетты, но он был уверен в ее актерских способностях — сам не раз попадал впросак. — Мы пойдем по одному, и ты будешь в платье.

— В платье?

— Ну да! Доставай женскую одежду. Я объясню, пока ты будешь переодеваться.

План Грегори был хорош, и все же Виолетте вдруг стало страшно. А вдруг все сорвется? Или она не справится с ролью? Грегори критически оглядел ее, растрепал ее светлые волосы и, резко дернув, оторвал рукав.

— Что ты делаешь! Ты испортил мое лучшее платье! — возмутилась она.

— Ты должна выглядеть так, словно убегала от смертельной опасности, — напомнил он. — Кроме того, — взгляд его задержался на прорехе, — вид твоей нежной кожи отвлечет их лучше любого вранья.

Через несколько секунд, которые Грегори провел, молча разглядывая ее, Виолетта не выдержала. Помахала рукой перед его носом и спросила:

— Эй, о чем ты задумался?

— О деньгах.

Виолетта разочарованно вздохнула. Не слишком лестно, что и говорить. Но Клайн коснулся ее обнаженного плеча и произнес:

— Знаешь, сорвав такой куш, мы могли бы отправиться куда угодно и стать кем угодно…

Она в ярости сбросила его руку:

— Эти деньги нам не принадлежат! Они должны достаться людям, которые их заработали. Ты забыл, что это зарплата служащих железнодорожной компании? И они ее получат… с небольшим опозданием.

— Опять твоя совесть проснулась, — пробурчал Грегори.

— А твоя?

— Да ладно, я просто подумал вслух. — Он отвернулся и пошел прочь.

Произнеся эту гневную отповедь, Виолетта улыбнулась. На душе стало теплее от мысли, когда он сказал «мы могли бы». Словно у них было общее будущее… Но она никогда не пойдет по пути своих родственников — не будет жить на ворованное. Она проследит, чтобы, после того как ее отца засадят в тюрьму, деньги были отправлены по назначению. Кроме того, она вновь убедилась, что Грегори так и не смог принять ее такой, какая она есть. Он считал, что ей необходимо сменить имя и документы. Она влюбилась в него в тот день, когда они встретились в пригороде Сент-Луиса. Виолетта знала: они могут быть счастливы вместе, но для этого Грегори должен забыть о ее прошлом.

— Повтори мне все еще раз, — попросила она. Темнота сгущалась, и Грегори торопливо повторил свой замысел. Потом он помог ей сесть в седло — теперь, когда она была в платье, это было не так просто. Нагнувшись, он разорвал ее юбку, явив на всеобщее обозрение часть стройной девичьей ноги. Виолетта задохнулась от негодования.

— Платье все равно было испорчено, разве нет?

— Да! Только я не пойму, кого должна изображать — порядочную женщину, за которой гнался негодяй, или разбитную девку, которая выставляет себя напоказ, чтобы заполучить клиента?

Грегори нахмурился и попытался соединить ткань, чтобы прикрыть ее ноги. Она сердито хлопнула коня по крупу и поскакала вперед.

— Виолетта! — позвал он. Она взглянула через плечо.

— Будь осторожнее!

— Теперь ты преступник, так что осторожность нужна тебе.

На мгновение их взгляды встретились, и ей показалось, что сейчас он скажет что-то важное. И она тоже…

Ей есть что сказать ему. Но Грегори отвернулся, отошел к своей лошади и стал готовиться к роли грабителя.

Выехав на дорогу, Виолетта направила лошадь к станции. Подъехав поближе, она начала кричать. Через несколько секунд из дома выскочили мужчины.

— Помогите! — кричала она. — Ради Бога, помогите! Один из охранников схватил ее стремя. Другой пытался поймать узду и успокоить животное.

— Что случилось, мэм? — спросил человек, в котором Виолетта узнала кучера дилижанса.

Она прижала руки к бьющемуся сердцу и голосом, прерывающимся от рыданий, заговорила:

— На меня и моего мужа напал какой-то негодяй! Он стрелял в Грегори. Господи, а вдруг он убил его!

— Он вас ограбил? — спросил смотритель.

Содержательный диалог на улице не входил в их планы, а потому Виолетта покачнулась и, сделав вид, что теряет сознание, начала сползать с лошади. Один из мужчин подхватил ее.

— Надо отнести ее в дом, — проговорил кто-то. Пока ее держали чьи-то руки, Виолетта пришла к выводу, что ей по-прежнему не нравится, когда кто-то прикасается к ней… Кроме Грегори.

Виолетту внесли в комнату и посадили на стул. Мужчины толпились вокруг, выжидающе глядя на нее. Виолетта вдруг испугалась.

— Вы можете рассказать нам, что с вами произошло? — спросил кучер.

С трудом переведя дыхание, она начала рассказывать:

— Сегодня утром я и мой муж были в Харвест-Гроув — это городок неподалеку отсюда. Нам удалось предотвратить ограбление банка. Мы спугнули налетчика, и мистер Бартон не пострадал. Мой муж Грегори… — Она сделала паузу, и слезы заструились по ее лицу. — Нам нужно было ехать дальше по делу, и мы выехали на дорогу… Должно быть, негодяй заметил и узнал нас… А может, выследил специально, чтобы отомстить. Он стрелял в Грегори… — Она умолкла, словно не в силах была продолжать.

— Том, дай ей воды, — приказал один из охранников.

— Грабитель не причинил вам вреда? — Смотритель разглядывал ее порванную одежду, задерживаясь взглядом на самых крупных прорехах.

Виолетта с благодарностью приняла стакан воды и жадно выпила воду.

— Когда Грегори упал с лошади, — продолжила она, — он крикнул, чтобы я не останавливалась. Я свернула с дороги и поехала через лес, надеясь, что грабитель отстанет. Это ветки порвали мою одежду.

Один из мужчин бросил взгляд на дверь, словно намереваясь пойти и проверить, не приближается ли негодяй. Виолетта схватила его за рукав.

— Я так боюсь за мужа! — всхлипнула она. — А вдруг он умер? — Она вскочила и бросилась на грудь охраннику, причитая: — Боже мой, Боже мой, что же я буду без него делать?

Мужчина неловко похлопал ее по плечу. Отстранившись, она простонала:

— Мне душно!

Виолетта подошла к двери и распахнула ее. Мужчины направились было к ней, но она вытянула руку, удерживая их на месте.

— Минутку! Пожалуйста, дайте мне перевести дыхание.

— Сегодня утром мы забрали деньги из того самого банка, — пробурчал кучер. — Бьюсь об заклад, грабитель охотился именно за ними.

«Где же Грегори? « — думала Виолетта. Она не сможет долго удерживать мужчин в помещении, да еще не допускать их к двери.

— Мистер Бартон тоже этого опасался, — согласилась она. — Он сказал, что…

И тут сильная рука схватила ее за горло, а в «шею уперлось холодное дуло револьвера.

— Никто не двигается, или я убью ее!

— Боже мой, это он! — сдавленно вскрикнула Виолетта. — Это человек, который застрелил моего мужа!

Рука одного из охранников потянулась к оружию.

— Не делай этого! — крикнул Грегори. — Клянусь, я ее убью!

— Пожалуйста, не надо! — Слезы опять потекли по ее щекам, и она умоляюще протянула руки к охранникам. — Если вам нет дела до меня, пожалейте хотя бы моего нерожденного ребенка!

Охранник опустил руку.

— Все вы, бросьте оружие на пол, — властно приказал Грегори.

Виолетта издала полузадушенный стон, хотя Клайн держал ее не слишком крепко. Мужчины торопливо подчинились приказу.

— А теперь деньги, — рявкнул Грегори. — Открывайте сейф.

— У нас нет ключа, — развел руками один из охранников. — Он в банке в Топике.

— Несите сюда сейф.

Никто не шевельнулся, и Виолетта опять захрипела, хватаясь руками за горло. Один из охранников поднял сейф и понес его к двери. Когда он поставил его на пол, Грегори велел ему отойти и отстрелил замок. Затем пнул дверцу ногой. Виолетта едва сдержала возглас удивления. Она никогда не видела столько денег сразу. Рядом судорожно вздохнул Грегори.

— Кто из вас смотритель? Принесите пару мешков из-под муки и сложите туда деньги, — приказал Грегори. — И в один из мешков суньте ваши револьверы.

Смотритель сделал, как было велено. Бросив мешки к ногам Грегори, он произнес:

— Вот деньги и оружие. А теперь отпустите леди. — Грегори засмеялся:

— Не раньше, чем я с деньгами буду далеко отсюда. И если кто-нибудь из вас захочет меня остановить, я всажу ей пулю между глаз — и не посмотрю, беременная она или нет!

Он попятился к выходу, не выпуская из рук Виолетту.

Она стонала и плакала, пока он тянул ее за собой, нагруженный мешками с деньгами и оружием. Так они дошли до загона с лошадьми. Грегори направил на нее револьвер и приказал открыть кораль. Виолетта подчинилась, старательно изображая ужас. Грегори велел ей сесть на лошадь и сам вскочил следом. Затем он подхватил поводья лошади, на которой Виолетта приехала на станцию, и привязал их к седлу. А потом он принялся палить в воздух, и испуганные лошади выбежали из загона. Теперь у охранников не было ни оружия, ни лошадей для преследования.

— Давай брось им еще один жалобный взгляд на прощание, — прошептал он.

Девушка вспомнила день, когда фургон Веги увозил ее из родного дома. Она смотрела на мать, до последней минуты надеясь, что та бросится за ней. Теперь Виолетта постаралась придать своему лицу то же самое выражение — растерянности, испуга и жалкой надежды.

Но, как и тогда, никто не попытался ее спасти.

Строение станции почти скрылось из виду, когда небеса над ними разверзлись и хлынул ливень. Виолетта спрыгнула на землю, чтобы сесть на свою лошадь. И вдруг услышала, как ругается Грегори. Обернувшись, она увидела, что на горизонте появилась группа всадников, стремительно приближавшихся к станции.

— Кто это? — спросила она. — Думаешь, новая охрана?

— Наверное, так и есть. — Он кивнул. — Черт, теперь все они бросятся за нами в погоню.

Виолетта вспомнила пару крепких выражений — правда, не стала произносить их вслух.

— Садись скорее на лошадь, — поторопил ее Грегори. — Этот ливень даст нам немного форы.

Они неслись во весь опор, а дождь лил как из ведра. Молнии сверкали непрерывно, заставляя нервничать лошадей.

— Дорога размокла, и мы оставляем следы. Давай спешимся и укроемся в лесу! — крикнул Грегори.

Виолетта была этому только рада. Ездить в мужском седле в женском платье было весьма неудобно — она сильно натерла внутреннюю поверхность бедер. Они свернули в лес. Теперь дождь стучал по листьям, и на них падали лишь отдельные капли.

— Мы сделали это! — Глаза Грегори горели от возбуждения, когда он помогал ей спешиться. — Мы смогли!

Но Виолетта не могла разделить его восторг.

— Еще нет. Теперь охранники будут прочесывать лес. Так просто такие деньги не отдают.

— Ты когда-нибудь видела такую кучу денег? — восторгался Грегори, не слушая ее.

Виолетту его безумный вид огорчил. В ее планы не входило прививать Грегори любовь к подобным поступкам. А вдруг это войдет у него в привычку? Сама она не испытывала ни радости, ни гордости. Это ограбление было для нее возможностью наказать отца. Но теперь, когда Грегори понял, как легко и просто можно добыть такое богатство…

— Грегори, — предостерегающе произнесла она, — я боюсь, что порчу тебя…

— Я просто мечтаю, чтобы меня испортили.

Он прижал ее к крупу лошади, жадно глядя на ее тело, обтянутое промокшим платьем.

— Я никогда не видел такую мокрую и такую красивую женщину.

Теплая волна, поднявшаяся в груди Виолетты, не имела ничего общего с недавним преступлением. Они были в страшной опасности. Но эта опасность помогла ей осознать, что, возможно, этот момент — последний. Глядя в глаза Грегори, она поняла, что он именно тот человек, с кем ей не страшно будет взглянуть даже в глаза смерти

Теперь она не потратит ни одного из бесценных мгновений, которые отпущены им судьбой. Виолетта поцеловала Грегори. Внутри ее разгорался огонь. Их губы слились в жадном, страстном поцелуе. Впервые в жизни она хотела мужчину! Без всяких ограничений. И именно Грегори.

— Я хочу тебя, — прошептала она. — Хочу тебя всего.

Глава 21

Грегори отшатнулся и неуверенно спросил:

— Ты уверена? Потому что, если ты… — Она прижала ладонь к его губам:

— Уверена.

Он торопливо снял с лошадей их одеяла и достал из сумки тонкую веревку. Потом юркнул под деревья и принялся сооружать навес.

Виолетта, прислонясь к дереву, наблюдала за ним. Он никогда прежде так не спешил. Время от времени он поглядывал на нее, и в глазах его горела страсть. Но иногда в них мелькало сомнение, словно он боялся, что она может опять передумать.

Чтобы он перестал сомневаться, Виолетта сняла туфли и развязала тесемки нижних юбок. Они облаком упали к ее ногам.

Грегори, забыв обо всем, обнял ее и начал целовать. И вот уже его губы заскользили по ее шее, по обнаженным плечам. Он потянул платье вниз, лаская ее соски через сорочку. Потом положил руку ей на бедро, и ладонь его скользнула вверх. Разорванная юбка давала возможность быстро добраться до желанного места.

Грегори гладил и ласкал ее, пока пальцы его не ощутили жаркую влагу, а Виолетта не застонала от желания. Дрожащими руками она расстегнула его рубашку и потянула ее с широких плеч. Пока он избавлялся от мокрой рубашки, губы их встретились вновь, а пальцы Виолетты неловко затеребили пояс его бриджей.

Она освободила его от одежды и сжала в ладони его вздыбившийся мужской орган. Зарычав, Грегори подхватил ее на руки и понес в их убежище. Там они сбросили остатки одежды, и он доставлял ей наслаждение, лаская ее губами и руками до тех пор, пока она не начала дрожать, чувствуя приближение оргазма.

Виолетта застонала от разочарования, когда его рука прервала ритмичные движения, приближавшие ее к вершине блаженства. Но Грегори решил показать ей, как не меньшего наслаждения можно достичь при помощи его члена, и сделал следующий шаг. Он скользнул внутрь ее. Совсем чуть-чуть, так что она едва успела удивиться. Прежде чем мозг Виолетты успел послать сигнал тревоги, он вышел из нее, и вот она уже снова растворилась в привычной ласке. Новое проникновение произошло, когда сверкающая волна уже поднималась в ней. Виолетта не ощутила боли, только странное блаженное чувство наполненности. Но испугаться она успела.

— Грегори. — Решимость ее таяла, и голос предательски дрожал.

— Я не сделаю тебе больно, — пообещал он, но голос его звучал непривычно хрипло, и Виолетта поняла, что пути назад нет. Она должна довериться ему.

Она и представить себе не могла, чего стоило Грегори подобное самообладание, но он опять освободил ее и продолжал ласкать до тех пор, пока она не забыла обо всем, кроме одного — желания достичь наконец разрядки. Тогда он снова вошел в нее, и теперь она чувствовала его внутри и снаружи — и это было божественно…


Стоны, которые срывались с губ Виолетты, распаляли его страсть, но ради нее Грегори сдерживал себя. Ради нее он будет действовать очень осторожно, чтобы не напугать и не причинить ей боль. Она такая храбрая и сильная, но такая ранимая, словно нежный цветок. Бутон, который вызрел, но не распустился, потому что не было солнца, чтобы согреть его любовью. И если он сделает все правильно, то она станет наконец настоящей женщиной, способной любить и дарить любовь другим.

Инстинкт оказался сильнее страха, и бедра ее сами выгнулись ему навстречу, послав его глубже, в теплую тугую плоть. Так легко забыться и достичь вершины в одиночку… Но ради нее он не будет эгоистом. Она доверилась ему, и он оправдает ее доверие…

Грегори поймал губы Виолетты и, погружая язык в ее рот, вошел в нее глубже. Виолетта тихо охнула — и он замер, а потом показал ей, как надо двигаться, чтобы, прижимаясь к его телу, она могла получать удовольствие.

Она быстро уловила ритм, и теперь Грегори решил дать ей возможность самой решить, как глубоко она сможет принять его в себя. Он терпеливо ждал, пока она судорожно двигалась и выгибалась, приближаясь к разрядке. По мере того как нарастала амплитуда движений, наслаждение ее тоже нарастало, пик приближался, и она не заметила, как Грегори вошел в нее целиком.

Это было чудесно! Он был готов взорваться в любую минуту, просто от удовольствия ощущать ее. Но он должен помочь ей достичь оргазма. Поэтому Грегори ласково остановил ее. Теперь его очередь.


Неожиданно Виолетта обнаружила, что Грегори вошел в нее целиком. Но странно — она не ощущала боли, лишь голод, утолить который мог только он. Двигаться быстрее и быстрее, прижимаясь к нему все теснее, пока не наступит разрядка, — на какой-то миг это стало смыслом ее жизни. Но он остановился. Прижался лбом к ее лбу. Она ощущала на лице его тяжелое дыхание. И вот он начал двигаться медленно, и вскоре она не могла просто ждать и снова начала поднимать бедра ему навстречу, усиливая трение, которое разжигало такой восхитительный огонь в ее теле.

Поцелуи воспламенили Виолетту еще сильнее. Их губы сомкнулись, и ее вздохи смешались с его хриплыми стонами. Она и представить себе не могла, что вот это и значит — быть с мужчиной. И вдруг поняла, что так может быть только с одним мужчиной. Не было ни страха, ни боли, только наслаждение и уверенность, что она больше не будет прежней. И что это воспоминание в отличие от прошлых она будет нежно хранить в своем сердце.

Его темп ускорялся, и Виолетта тоже задвигалась быстрее. Вскоре они уже не могли целоваться, только смотрели в глаза друг другу и ловили ртом воздух. Наконец волна внутри ее поднялась и достигла апогея, разбившись на множество сверкающих брызг. Виолетта обвила ногами бедра Грегори и, цепляясь за него, повторяла его имя. Через секунду она почувствовала, как тело его напряглось, и, целуя ее лицо и бормоча ее имя, он тоже достиг своей вершины.

Наконец, обретя способность говорить, Грегори прошептал:

— Прости, мне следовало покинуть твое тело, прежде чем… Но я не смог — мне было слишком хорошо.

Виолетта не сразу поняла, о чем он говорит и за что извиняется. Он лег рядом, не выпуская ее из объятий. Она уткнулась лицом ему в грудь и чувствовала, как его дыхание щекочет волосы. Потом из глаз ее полились слезы. Как жаль, что он не был первым, что это счастье она познала, лишь пройдя через ужас и боль.

— Я сделал тебе больно? — испуганно спросил Грегори.

— Нет. Просто… мне бы хотелось, чтобы ты был первым, — всхлипнула она.

— Я и так первый. — Он губами осушил слезы на ее щеках. — Первый, кто доставил тебе удовольствие. Я… Для меня это тоже было… по-другому.

— Почему? — Виолетта заглянула ему в глаза.

— Я… не смогу объяснить.

И он поцеловал ее еще раз. Это был глубокий и очень страстный поцелуй, который опять зажег в ней огонь желания. И не только в ней, потому что она ощутила, как он начал увеличиваться внутри ее тела. Ей до сих пор не приходило в голову, что мужчина может повторить акт снова. Вега, изнасиловав ее, скатывался на матрас и начиная храпеть. Но Грегори не имел ничего общего с Вегой. Благодаря ему она испытывала неведомое наслаждение. И она испытает его вновь. И только с ним.


Виолетту разбудили звуки выстрелов. Она хотела разбудить Грегори, но его не оказалось рядом. Завернувшись в одеяло, она выбралась из импровизированной палатки. Увиденное поразило ее. Грегори был на коне, поводья ее лошади были приторочены к его седлу, и он яростно палил в воздух.

— Что ты делаешь? — вскрикнула она.

Взгляды их встретились, и в глазах его промелькнуло то странно нежное выражение, которое она видела вчера, когда они принадлежали друг другу. Если бы Виолетта была увереннее в себе, она осмелилась бы назвать этот мягкий свет любовью. Но то был лишь краткий миг, и вот глаза Грегори опять серьезны, а взгляд суров.

— Я спасаю тебя.

— Спасаешь? — Она ничего не понимала. — Если ты не прекратишь палить из этого чертова револьвера, через несколько минут тут будут все охранники и кучер дилижанса в придачу!

— Знаю. Но я не могу допустить, чтобы ты подвергала себя новым опасностям. Одевайся и жди их.

— Нет, Грегори! — Она не могла поверить в услышанное. — Не может быть… Ты не можешь!

— Играй свою роль получше, и все будет в порядке. Ты создана для лучшей жизни, Виолетта.

Теперь на нее накатил гнев, сравнимый по силе лишь со вчерашней страстью:

— Ты чертовски прав! Я заслуживаю лучшего! Например, человека, которому могу доверять! Я доверилась тебе, и ты не можешь бросить меня здесь!

Несколько секунд он вглядывался в ее лицо, словно стараясь запомнить милые черты, потом отвел глаза.

— Зря ты поверила мне. Сколько волка ни корми… — Он повернул лошадь. Виолетту охватила паника:

— Грегори!

Она побежала за ним, но он пришпорил коня, и она осталась стоять на опушке, кутаясь в одеяло и чувствуя себя брошенной и преданной.

— Ты сукин сын! — крикнула Виолетта ему вслед, но голос ее дрогнул, и она упала на землю, сотрясаясь от рыданий. Такой ее и нашли несколько минут спустя.

Виолетту окружили всадники. Одного из них она узнала — это был охранник дилижанса, с которым она разговаривала на станции. Подойдя к ней, он пояснил остальным:

— Эта женщина, которую негодяй вчера взял в заложницы! Вы в порядке, мэм?

Виолетта сидела на земле, завернувшись в одеяло, и плакала. Она прекрасно знала, о чем думают эти люди.

— Нет, не в порядке, — всхлипнула она. Охранник спешился и подошел к ней.

— У вас есть какая-нибудь одежда?

— Слава Богу, хоть это он мне оставил, — пробормотала Виолетта.

— В какую сторону он поехал?

Грегори был не глуп, а потому поехал назад, рассудив, что погоня будет двигаться вперед, а не кружить. И Виолетта кивнула на север, в сторону Топики:

— Туда.

— Мы слышали выстрелы, — подал голос один из всадников.

Несколько секунд она молчала, словно онемев. Казалось бы, ее должны были обуревать эмоции — боль, гнев, ну хоть что-нибудь! Но она ничего не чувствовала, словно жизнь ушла из нее и сил совсем не осталось. С трудом она разлепила губы:

— Я сумела схватить револьвер и пыталась его убить, но промахнулась… Он отобрал у меня оружие и уехал. Должно быть, он не расправился со мной раньше, потому что не хотел привлечь выстрелами ваших людей.

— Мы поймаем его, — пообещал один из охранников. — И он заплатит за все, что сделал.

Раньше эти слова успокоили бы Виолетту, смысл жизни которой составляла месть. Но, несмотря на то что Грегори обманул ее, она совсем не хотела, чтобы его поймали. Или застрелили во время погони. Беспокойство за его жизнь помогло ей преодолеть оцепенение. Эмоции захлестнули ее, и в этот момент она поняла, что любит Грегори, как никогда еще никого не любила.

Потом она вспомнила вчерашнюю ночь. Вспомнила, как, глядя в его глаза, она увидела там отражение своего чувства, и ей показалось тогда, что и он тоже любит ее. И в тот миг она подумала, что нет ничего важнее их любви и того, чтобы они всегда были вместе. Она хотела верить, что он все же полюбил ее, несмотря на прошлое… Полными слез глазами она смотрела, как один из охранников поднял ее чемодан и принес ей.

— Вам нужно одеться, а потом мы проводим вас на станцию.

Преследователи разделились. Несколько человек остались с ней, а остальные продолжили погоню. Виолетта поблагодарила Бога, что они поверили ей и направились в сторону, противоположную той, куда уехал Грегори. Она неподвижно сидела на земле, чувствуя на себе любопытные взгляды мужчин и легко догадываясь о том, какие мысли бродят в их головах.

— Я могу уединиться? — пролепетала она, не поднимая головы.

— О, конечно. — Мы дадим вам несколько минут, — ответил один из них.

Виолетта знала, что ей потребуется больше времени, чтобы исправить то, что натворил Грегори. Может, не хватит и всей ее жизни. Он говорил, что не хочет, чтобы она пострадала. Было ли это правдой? Или богатство оказалось для него слишком сильным искушением?

Рядом раздалось покашливание, и Виолетта решила, что сейчас не время и не место для переживаний. Она встала, прошла под тент и оделась. Она выбрала скромное платье, но под него надела бриджи.

Виолетта бросила взгляд на расстеленные на земле одеяла, и перед глазами ее замелькали видения вчерашней страстной ночи. Она быстро отвернулась, схватила свой чемодан и, выбравшись из палатки, подошла к группе всадников, ожидавших ее в стороне.

— У меня нет лошади, — грустно сказала она.

— Садитесь ко мне, — предложил ей мужчина, возглавлявший отряд. — Вы сможете отдохнуть на станции и подождать, пока мы поймаем этого негодяя.

Виолетта была не в восторге от перспективы ехать вместе с незнакомым мужчиной. Но гораздо больше ее беспокоила мысль, что они могут схватить Грегори. Охранник помог ей сесть в седло позади него, и Виолетта первым делом пристроила между ними свой чемодан.

Ей показалось, что поездка до станции заняла целую вечность. Нельзя всю ночь заниматься любовью, а на следующее утро прекрасно чувствовать себя в седле.

Возле здания станции охранник помог ей спешиться.

— Я буду охранять вас, мэм. Остальные вернутся назад, чтобы убедиться, что негодяй не поехал в обратную сторону.

Виолетта понадеялась, что смятение не отразилось на ее лице. Хотя можно попробовать обмануть их…

— А мой муж! — с тревогой вскричала она. — Его нашли?

— Нельзя сказать, чтобы мы его искали, мэм. — Главный охранник покраснел. — Мы больше беспокоились о вас и старались изловить негодяя.

Виолетта отчаянно вцепилась в мужчину, который возглавлял отряд.

— Я должна, должна знать, жив он или мертв! Прошу вас! Возможно, он ранен и истекает кровью… Или уже мертв — но я все равно должна знать!

Охранник неуверенно посмотрел на остальных, потом взглянул на залитое слезами лицо Виолетты.

— В скольких милях отсюда он упал с лошади?

— Я не знаю точно, — растерялась она. — Миль пять… — Увидев, что мужчина нахмурился, она торопливо заговорила: — Может, и меньше! Я бежала, спасаясь от убийцы, и не могу сказать наверняка.

— Езжайте и посмотрите, — неохотно приказал мужчина другим охранникам. — И возвращайтесь немедленно, если что-то найдете. Если нет — возвращайтесь назад по дороге. Обязательно доложите о результатах до наступления ночи.

— Благодарю вас, — прошептала Виолетта. Охранник кивнул и жестом велел ей вернуться в дом.

Смотритель, который старался не слишком разглядывать ее, спросил:

— Хотите чего-нибудь, мэм? Воды или, может, поесть?

— Нет, — ответила Виолетта, занятая своими мыслями. Если бы удалось незаметно выскользнуть и украсть лошадь…

— Вам бы стоило поесть, — настаивал смотритель, — хотя бы ради ребенка.

— Ради ребенка? — Она уже забыла о своей выдумке. — Да-да, вы правы.

— Ну, это ведь ребенок вашего мужа, так что вы должны теперь особенно заботиться о нем, вы ведь понимаете, о чем я говорю?

Виолетта не сразу поняла, что он имел в виду. Ах, ну конечно, сообразила она наконец, ведь смотритель решил, что преступник изнасиловал ее этой ночью. Это было бы естественно.

— Садитесь, — вежливо предложил вернувшийся со двора охранник, — и не бойтесь — я слежу за дверью и дорогой. Больше этот негодяй не причинит вам вреда… Уверен, шериф из Топики захочет подробно расспросить вас о случившемся… Если до тех пор мы не поймаем мерзавца.

— Шериф?

— Ну да. Нам понадобится описание внешности и все такое. Вы… вы ведь успели его хорошо рассмотреть?

Виолетта опустила глаза, и краска залила ее щеки. Надо же как вовремя!

— Да, — тихо ответила она. — Я успела хорошо его рассмотреть.

— Так я и думал, — кивнул охранник и придвинул ей стул.

Так Виолетта стала пленницей. Было совершенно очевидно, что, даже если охранник и не подозревает о ее связи с ограблением, то он ни за что не отпустит ценного свидетеля, пока не поймают Грегори, — а об этом Виолетта даже думать не хотела.

Смотритель приготовил еду, но, как выяснилось, повар он был никудышный, и Виолетта с трудом заставила себя проглотить немного пищи. Вся станция состояла из одного помещения, довольно просторного, но одного. Отдохнуть можно было на грязной койке или на полу. Виолетта предпочла пол. Как ни странно, она даже задремала — сказались усталость и вчерашняя бессонная ночь.

Ее разбудил шум — вернулся отряд, посланный в погоню. Виолетта вскочила с бешено бьющимся сердцем, опасаясь, что они привезли с собой Грегори. Но вот мужчины ввалились в помещение, и по их лицам она поняла, что они вернулись ни с чем. Она облегченно вздохнула.

— Он исчез, — проворчал один из преследователей. — Растворился… — И тут он увидел Виолетту. — Мне жаль, мэм, но вашего мужа мы тоже не нашли.

Она почувствовала слабость в ногах и, быстро опустившись на стул, спрятала лицо в ладонях и расплакалась. Мужчины неловко переминались и сочувственно смотрели на нее, не подозревая, что слезы были вызваны вовсе не горем, а радостью — Грегори жив и ему удалось ускользнуть. По крайней мере пока.

Чья-то рука коснулась ее плеча, и Виолетта отшатнулась. Охранник, который был с ней днем, произнес:

— Завтра утром дилижанс отправляется в Топику. Несколько человек поедут с вами, остальные будут продолжать поиски.

Виолетта кивнула. Могло быть и хуже. Она едет в Топику свидетельницей ограбления, а не воровкой, пойманной на месте преступления… Собственно, этого Грегори и добивался, когда оставил ее одну. Но вот дальше… каковы были его планы: встретиться с ней… или он, взяв деньги, просто сбежал?


Весь следующий день Виолетту продолжали мучить те же вопросы. Дилижанс катился по не слишком ровной дороге, наезжая на камни и проваливаясь в рытвины, и каждый раз, подпрыгивая на жестком сиденье, Виолетта морщилась и вспоминала их с Грегори ночь. Как он мог заниматься с ней любовью, смотреть в глаза с чувством, которое — она была почти уверена — было сильнее страсти, а после этого бросить ее?

Потом мысли ее приняли другое направление. В конце концов, что такого сделал Грегори? Занимался с ней любовью? Но ведь она сама попросила его об этом. Забрал деньги? Но ведь он сразу сказал, что, имея такое богатство, они могли бы начать жизнь с чистого листа — купить новые имена и стать кем угодно. И в результате он поступил так, как его учили, — каждый за себя.

К тому моменту, как дилижанс прибыл в Топику, Виолетта измучилась и физически, и морально. Стыдясь самой себя, она выглядывала из окна и всматривалась в каждого проходившего мимо мужчину. А вдруг сейчас появится Грегори? Но его не было, не было среди множества чужих лиц, окружавших ее. Экипаж остановился у конторы шерифа. Всадники спешились. Один из них открыл дверцу и помог ей выйти. После чего проводил к шерифу.

Шериф Топики был немолод и чем-то напомнил Виолетте шерифа Джонсона из Сент-Луиса. Оторвав взгляд от бумаг, которыми был завален его стол, он проворчал:

— В чем дело?

Один их охранников поспешно изложил события последних двух дней, смущенно добавив, что они пока не поймали грабителя.

— А вы были его заложницей? — поинтересовался шериф, глядя на Виолетту.

Она кивнула.

— Он… он стрелял в моего мужа… Но тело не нашли.

— Я займусь этим, — повернулся шериф к охранникам. — А вы, миссис…

— Клайн, — подсказала Виолетта.

— Присаживайтесь, миссис Клайн. У меня есть к вам несколько вопросов.

Виолетта устроилась на стуле, а остальные покинули помещение.

— А теперь расскажите мне, что произошло, — попросил шериф.

Виолетта принялась рассказывать, как они с мужем путешествовали из Сент-Луиса в Канзас через штат Миссури, присматривая по дороге пастбища, которые стоит купить для компании. Рассказала она также о знакомстве с четой Бартонов в Харвест-Гроув и о том, как, зайдя в банк попрощаться с управляющим, она застала там грабителя. Она не забыла упомянуть, как расстроен был мистер Бартон тем обстоятельством, что сообщил грабителю о дилижансе с деньгами. Он прямо так и сказал, что негодяй может последовать за дилижансом и повторить попытку завладеть деньгами.

— А на дороге на вас и вашего мужа напал тот самый грабитель?

— Да, он выстрелил в Грегори, а я убежала… Но вскоре он догнал меня на станции и заставил охранников отдать деньги, угрожая мне револьвером.

— Да, весьма удачно для него сложилось, что все оказались там — и вы, и деньги. — Шериф задумчиво поскреб подбородок.

Виолетта почувствовала опасность.

— Я бы сказала, что ему повезло в том, что дилижанс остановился для смены лошадей… А для меня эта станция была единственным местом, где я могла рассчитывать на защиту. Вы не представляете, какое облегчение я испытала, когда добралась туда!

— Само собой… Значит, вашего мужа так и не нашли?

— Нет. — Виолетта попыталась заплакать, но слезы, похоже, иссякли.

Шериф вздохнул и опустил взгляд на бумаги.

— Еще одно ограбление, — проворчал он. — Я тут получил несколько странных сообщений. Как раз в Миссури, то есть на пути из Сент-Луиса в Канзас, произошло несколько ограблений. Как всегда, много неразберихи, и все же… — Он задумчиво посмотрел на Виолетту. — Все же есть во всех этих делах нечто общее, что позволяет предположить, что тут действовал один и тот же человек… или банда. Некоторые утверждают даже, что в ограблениях участвовала женщина.

У Виолетты заныло сердце. Кажется, все идет не совсем по плану. Она, конечно, хотела, чтобы ограбления приписали одному человеку — но отцу, а не ей! Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, она заявила:

— Все это очень интересно, но какое отношение это имеет ко мне?

— Прежде всего я должен убедиться, что вы не причастны к происходящему. Только тогда я смогу позволить вам уехать.

Виолетта испугалась. Шериф не глуп и может сделать вполне правильные выводы, если у него будет время во всем разобраться.

— Я не понимаю, к чему вы клоните, — с раздражением сказала она.

— Давайте по порядку. Можете вы описать человека, который, как вы утверждаете, взял вас в заложницы?

— Да. — К этому вопросу Виолетта была готова. Она описала внешность своего отца, надеясь, что он не сильно изменился, ибо они не виделись уже несколько лет. — И он даже назвал мне свое имя, — добавила она, надеясь отвести от себя подозрения.

— Да что вы? — Брови шерифа удивленно взлетели вверх.

— Ну, я не буду вдаваться в подробности, как… — Она опустила глаза. — В общем, его зовут Далтон.

— Далтон? Это интересно. Мужчина или женщина — банковский служащий так и не смог сказать с уверенностью, — который ограбил банк в Сент-Луисе, тоже назвался Далтоном. Это имя звучало и во всех других ограблениях.

— Ну, тогда это, должно быть, один и тот же человек, — с облегчением подытожила Виолетта.

— А вы ведь тоже из Сент-Луиса, мэм?

— Да. И что с того?

— Да просто еще одно совпадение. — Он пожал плечами. — Кто-нибудь может удостоверить вашу личность? И личность вашего мужа?

Теперь у Виолетты не было выбора. Ей придется сделать то, чего она всеми силами старалась избежать — позволить Майлзу вмешаться в ее дела.

— Я племянница Майлза Трафтена. Он в Сент-Луисе человек очень известный. Может быть, вы слышали о нем?

— Слышал. — Шериф выглядел так, словно у него только что отобрали лакомый кусочек. — Говорят, он очень богат.

— Да, это верно, — спокойно подтвердила Виолетта, а затем произнесла голосом, полным мягкого упрека, который заставил шерифа покраснеть: — Мне не нужно воровать деньги, шериф. Да и мой муж тоже не бедствует. Он партнер в одном из процветающих предприятий моего дяди.

— Допустим, — проворчал шериф. Он поднял на нее взгляд, и она увидела, что подозрения его никуда не делись. — Вы ведь не будете возражать, если я пошлю за вашим дядей? Просто чтобы он подтвердил, что вы та, за кого себя выдаете.

Виолетте даже не пришлось изображать негодование. Она вскочила со стула, пылая искренним гневом:

— Вы подозреваете меня во лжи?

— Я выполняю свою работу, мэм, и надеюсь, вы не будете на меня в обиде.

— Буду! — заявила Виолетта. — Меня захватил в заложники негодяй, который ограбил банк, стрелял в моего мужа, который… воспользовался моей беспомощностью, а вы заявляете мне, что я причастна к целой серии ограблений?

— А почему вы и ваш муж путешествовали верхом, миссис Клайн? — невозмутимо спросил шериф. — С вашими средствами вы могли бы сделать свою поездку через штат Миссури гораздо более комфортной.

— Нам так больше нравится, — фыркнула Виолетта. — Красивые виды и все такое.

— А куда, говорите, вы направлялись?

— В Коффивилл. — Виолетта выпалила ответ, прежде чем успела подумать.

— Да что вы говорите? В Коффивилл, где, по слухам, и обретается этот Далтон? По крайней мере один тип с таким именем точно живет там — в жалкой хижине в предместье. Правда, властям еще ни разу не удалось поймать его ни на чем, кроме пьянства.

Сердце Виолетты сжалось. Ей не следовало называть этот город. Она сама загнала себя в угол.

— Странное совпадение, миссис Клайн, вы не находите? — ехидно спросил шериф.

— Думаю, вам лучше послать за моим дядей, — неохотно буркнула Виолетта.

— Я так и сделаю, — заверил ее шериф. — А вам, леди, лучше не покидать город до его приезда. Впрочем, я прослежу за этим.

Охрана. У нее будет охрана, но не для защиты, а чтобы не дать сбежать отсюда. Что ж, от Грегори она ведь убегала, и не один раз. Правда, средства были использованы… исключительные. Ни одного из тех, кто будет ее охранять, она не сможет поцеловать и не пригласит разделить с ней постель. Грегори… он был особенным. По крайней мере ей так казалось.

— Значит, меня будут держать в тюрьме до приезда дяди? — Виолетта гордо вздернула подбородок.

— Конечно же, нет, — замахал руками шериф. — У нас тут есть гостиница с очень приличными номерами.

— У меня нет денег. Все наши средства были у мужа.

— Ну раз его тело не найдено, то он, возможно, жив и объявится в Топике.

— Я молю Господа, чтобы так и произошло, — сухо произнесла Виолетта, горячо желая обратного.

Если Грегори объявится и попробует спасти ее, как тогда, из тюрьмы в Индепенденсе, их обоих объявят вне закона. И все кусочки мозаики, над которыми ломает голову шериф, встанут на свои места. Даже если Грегори объявится как ее муж, пострадавший во время ограбления, шериф вряд ли сочтет это убедительным доказательством. Он будет ждать Майлза, чтобы тот подтвердил или опровергнул их историю.

— Если Майлз Трафтен и правда ваш дядя, миссис Клайн, то, я уверен, он оплатит все ваши счета. А теперь, — шериф встал, — думаю, вы хотите отдохнуть.

— Да, — прошептала Виолетта.

Тут же появился помощник шерифа и вывел ее из конторы.

Ей и правда дали хорошую комнату в местной гостинице — одну из лучших. Но это все равно была тюрьма. Ее личная клетка. Виолетта со страхом думала о том, сколько времени ей предстоит провести в этом городе. Она ведь еще не выполнила свой план до конца. С Грегори или без него она должна найти своих братьев и сестру. И отомстить отцу.

Глава 22

Месяц! Прошел целый месяц! Виолетта мерила шагами комнату. Где же Майлз? С каждым днем подозрения шерифа возрастали, а она нервничала все больше, не в силах добраться до Коффивилла и привести свой замысел в исполнение. Грегори тоже не объявлялся. Должно быть, он и вправду бросил ее. Виолетта никак не могла определиться в своих чувствах к нему. Она то сердилась, то вновь начинала надеяться.

Да, вопреки всему она надеялась. Ей снилось, что они вместе едут в Коффивилл, что он сделал ей предложение и сказал, что они теперь всегда будут вместе. Но все это было похоже на волшебные сказки, которые когда-то очень давно мама по вечерам шептала ей на ухо. Сказки, и ничего больше.

Она должна быть сильной. Никто больше не заставит ее почувствовать себя грязной и беспомощной. Она такой же человек, как и все; и ее братья и сестренка — тоже. Она сумела победить одного демона. И теперь не побоится встретиться с другим. Только вот как это сделать?

Страж, приставленный шерифом, следовал за ней по пятам. На улице ее встречали косые взгляды и перешептывания. Мистер Трафтен не появлялся и даже не прислал ответа на послание шерифа. С точки зрения многих, это было весомым доказательством того, что он никогда не слышал о Виолетте Клайн.

Его молчание беспокоило Виолетту все больше. А вынужденное заключение просто сводило с ума. Если Майлз не появится в ближайшее время, чтобы удостоверить ее личность, ей придется предпринять решительные, а возможно, даже отчаянные шаги для своего освобождения.

Негромкий стук в дверь заставил ее испуганно вздрогнуть. Она подумала, что, может, это как раз Трафтен — легок на помине, — и поспешила к двери. Но на пороге стояли шериф и мужчина, которого она прежде никогда не видела.

— Миссис Клайн. — В голосе шерифа звучал нескрываемый сарказм. — Ваш охранник доложил, что вы плохо едите. Это услышал один из стражников, охранявших фургон. Он сказал, что вы умоляли их пощадить вашего нерожденного ребенка. Он беспокоится за вас и расстроился, когда услышал, что вы отказываетесь принимать пищу, как следует беременной женщине, которая заботится о здоровье своего малыша. Я решил, что вам нужно показаться врачу, а потому привел с собой доктора Моузли.

Виолетта ошарашенно застыла с открытым ртом. Такого она не ожидала. Но на раздумья не было времени.

— Боюсь, после всего, что произошло… что мне пришлось пережить… мне кажется, я потеряла ребенка.

Шериф, похоже, ждал чего-то в этом роде, и на лице его не отразилось и тени удивления. Доктор нахмурился:

— Тогда мне тем более стоит осмотреть вас, миссис Клайн. Иногда подобные вещи приводят к воспалительному процессу. Наш добрый шериф проявил вполне обоснованное беспокойство.

Виолетта прекрасно понимала, что «добрый шериф» пытается загнать ее в ловушку. Теперь он стоял на пороге и улыбался ей, уверенный, что поймал ее на лжи. Доктор шагнул в комнату и закрыл за собой дверь.

— Снимите, пожалуйста, платье, — попросил он. Руки Виолетты судорожно сжали воротник. Врач был стар, но тем не менее он был мужчиной.

— Уверяю вас, я в полном порядке и в осмотре нет необходимости.

— Врач здесь я, миссис Клайн. И если с вами действительно все в порядке, я буду рад сообщить вам об этом.

— Я… плохо себя чувствую, когда ко мне прикасается мужчина… — пролепетала Виолетта, надеясь, что доля правды в данном случае может помочь.

Доктор вздохнул:

— Мне известно, что вы провели ночь наедине с преступником. Зная людей этого сорта, могу предположить, что он позволил себе многое…

«Это точно», — с тоской подумала Виолетта. Многое, но она не отказалась бы это повторить! Теперь ей больше не снились кошмары, теперь она грезила о Грегори, вспоминая прикосновения его рук, его поцелуи… По утрам она просыпалась, чувствуя, как ноют от напряжения соски. И не только соски — все ее тело жаждало вновь ощутить его прикосновение.

Поэтому в легкую вопросительную паузу, которую сделал доктор, она вставила только короткое «да». Врач печально покачал седой головой.

— Мне жаль вас, но этот случай делает осмотр жизненно необходимым. Этот человек мог быть болен…

— Говорю же вам, я… мне это неприятно…

— Я буду действовать очень осторожно и насколько возможно быстро, — заверил ее врач. — И учтите, — добавил он тверже, — шериф отнесется к вашему отказу с большим подозрением.

У шерифа уже и так было вполне достаточно оснований для подозрений. Человек, которого она назвала своим дядей, не давал о себе знать. Ее мужа, который, по ее словам, был то ли ранен, то ли убит, не удалось найти ни живым, ни мертвым. Выбора у нее не было, и Виолетта дрожащими пальцами принялась расстегивать платье.

Осмотр она выдержала с трудом. Ощущение чужих рук, которые касались ее в самых интимных местах, оживило ее самые худшие воспоминания. Единственное, что ее утешало, — доктор действительно был осторожен и все закончилось довольно быстро.

— Ну вот, — улыбнулся мистер Моузли, — теперь вы можете одеться…

И тут раздался стук в дверь. Несомненно, это был шериф, которому не терпелось уличить ее во лжи.

— Одевайтесь, я скоро вернусь. — Доктор пошел к двери, а Виолетта поспешно натянула платье и теперь сражалась с пуговицами. Не успела она закончить, как в комнату вошел человек. Колени ее подогнулись, и она без сил опустилась на кровать.

— Дядя Майлз, — прошептала она.

— Виолетта, девочка моя, слава Богу, с тобой все в порядке! — Он протянул руки, и она, рыдая, упала в его объятия. Наконец она вытерла слезы и увидела стоящего в дверях хмурого шерифа. Виолетта улыбнулась ему.

— Эта женщина действительно ваша племянница? — подозрительно спросил он.

— Конечно, она моя племянница! — сердито ответил Майлз. — И я хочу знать, что здесь происходит, черт возьми?

— Это долгая история, дядя Майлз, — вздохнула Виолетта. — Может быть, добрый шериф даст нам возможность остаться вдвоем, чтобы я могла тебе все рассказать.

— А где Грегори? — Майлз растерянно оглядел комнату.

Комок в горле не позволил Виолетте ответить сразу, и шериф опять вмешался:

— Ее муж?

— Ее… — Глаза Майлза расширились.

— Муж, — твердо произнесла Виолетта, выразительно взглянув на него. — Боюсь, его уже нет в живых! — Слезы опять выступили у нее на глазах.

— Нет в живых? — Майлз выглядел искренне расстроенным, и это было весьма кстати. — Но как… и почему это случилось?

— Его застрелил грабитель, который напал на нас, — объяснила Виолетта. — Пожалуйста, — она повернулась к доктору и шерифу, — позвольте мне самой сообщить дяде печальные новости.

Шериф, похоже, собрался возразить. Но доктор взял его под руку и повел к выходу.

— Позволь ей остаться наедине с родной душой, Бен. — Он ободряюще улыбнулся Виолетте. — Все это очень грустно, но есть и хорошая новость. Срок еще маленький, и все же я могу с уверенностью сказать, что вы не потеряли своего ребенка. Беременность протекает вполне нормально.

Виолетта успела заметить поскучневшее и разочарованное лицо шерифа и на краткий миг даже испытала некое злорадство. Доктор с шерифом вышли из комнаты. Майлз стоял с открытым ртом и абсолютно растерянным видом. И тут свет померк в глазах Виолетты, и она потеряла сознание.

— Виолетта! Очнись!

Кто-то растирал ей руки, и откуда-то издалека доносился голос Майлза. Значит, она снова дома? Ах нет, она не в Сент-Луисе. Она в Топике, и ее подозревают в ограблении — или в соучастии — почтового дилижанса.

Да, она была инициатором и соучастницей ограбления этого дилижанса и еще нескольких банков. Но есть кое-что и похуже. Ребенок.

Она открыла глаза и увидела над собой бледное лицо Майлза.

— Виолетта? С тобой все в порядке?

Вот уж этого она не могла о себе сказать. Слезы сдержать было невозможно, и она опять разрыдалась. Майлз обнял ее.

— Майлз, — лепетала она, вцепившись в него. — Я натворила столько дел…

— Расскажи-ка мне все по порядку. — Он похлопал ее по плечу. — И почему ты делаешь вид, будто замужем за Грегори? — И тут ему в голову пришла новая мысль, он отшатнулся и с опаской спросил: — Или… ты и в самом деле вышла за него замуж?

— Нет-нет, — заверила его Виолетта.

Он вздохнул было с облегчением, но потом нахмурился:

— Но тогда чей же это ребенок?

— Его, — прошептала Виолетта, и слезы опять потекли по ее щекам.

— Ах он мерзавец! — не удержался Майлз. — Он и вправду мертв?

— Нет. — Виолетта покачала головой. — Он увез все, что мы забрали из дилижанса…

— И оставил тебя отвечать за его преступление, — закончил Майлз. — Хорошо, что он жив, потому что теперь у меня будет возможность убить его своими руками! — Он вскочил и начал в негодовании мерить шагами комнату. — Сколько раз я ругал себя за то, что доверился ему, послав его за тобой! У меня не было выбора, и отчаяние, должно быть, помутило мой рассудок! Я знал, что он обязательно совершит какую-нибудь подлость. Прошла неделя, вы не вернулись, и я понял, какого свалял дурака, и отправился на поиски сам.

— Значит, ты приехал не потому, что получил письмо от местного шерифа? — растерянно спросила Виолетта.

— Нет. Я просто прикинул, какой дорогой ты могла бы поехать в Коффивилл, и поехал следом. В каждом городе я прежде всего заходил в контору шерифа и спрашивал, известно ли ему что-то о тебе или Грегори. В Топике я сделал то же самое. Едва я вошел и представился, как шериф сорвался с места и заявил, что давно меня ждет. По правде говоря, его реакция меня весьма поразила, но я счел за лучшее промолчать. Он заявил, что ты под охраной в местной гостинице, а потом начал нести какую-то чушь о банках, заложниках и ограбленном дилижансе. Я заставил его замолчать и потребовал встречи с тобой.

«Слава Богу, что Майлз ничего ему не рассказал», — подумала Виолетта.

— Хорошо, что ты не стал разговаривать с шерифом, — глядя ему в глаза, начала она. — Я столько ему наговорила! Я вообще погрязла во лжи… Я лгала и тебе тоже! — Голос ее дрогнул. — И Грегори. Вся моя жизнь, после того как я покинула Техас, была ложью!

— Я знаю о твоем прошлом, Виолетта, — признался Майлз. — Ну, по крайней мере большую часть. Лайла рассказала мне — чтобы я смог понять твой страх и почему ты кричишь по ночам. Я знаю, что отец продал тебя мужчине, когда тебе было четырнадцать лет… Нетрудно додумать остальное. Именно поэтому, когда ты исчезла, я решил, что ты хочешь отомстить, — и испугался.

Виолетта чувствовала себя ужасно.

— Ты был прав, — прошептала Виолетта, пряча глаза. — Я нашла и убила его… Того, кто бил и насиловал меня.

Майлз нежно сжал ее руку в своих ладонях и негромко произнес:

— Если бы ты назвала мне его имя, я сделал бы это сам давным-давно.

Такой реакции Виолетта не ожидала.

— Ты не отвернешься от меня? Тебе не противно?

— Я не могу тебя судить — у меня нет на это права. — Он помолчал, потом заговорил негромко и ласково: — Все это время ты была для меня как дочь. Я полюбил тебя просто за то, что ты есть. Не важно, кем ты была и что сделала. Я вижу другое — твою душу и знаю, что она чиста.

Эти слова вызвали новый поток слез. Она-то видела совсем другое, когда осмеливалась заглянуть в глубины собственной души.

— А я вижу там только ненависть и сожаление, — всхлипнула она. — Сожаление, что моя жизнь не была похожа на счастливые годы, проведенные в твоем доме. Мой отец пьяница, который бил меня, моих братьев и сестру. Моя мать не заступилась за меня. А я… я не лучше их, ибо не могу простить, как прощаешь ты.

Майлз Трафтен взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

— Это придет, как только ты перестанешь себя винить. В глубине души ты по-прежнему считаешь себя ответственной за то, что случилось. Думаешь, поведи ты себя иначе, сделай что-то — и все было бы по-другому… Но это не так. Ты не виновата. И ты не похожа на отца и на мать, которая стояла и смотрела, как мучают ее дитя… Тебе нужно научиться полюбить себя, Виолетта. Пусть не ту, какой ты была раньше. Полюби себя сегодняшнюю — смелую и сильную женщину.

Но Виолетта видела себя в ином свете: воровка, убийца, да к тому же она носит ребенка, зачатого во грехе. Она почувствовала, как груз всех этих проступков лег на ее плечи.

— Что мне делать? — прошептала она.

— Мы что-нибудь придумаем, — заверил ее Майлз. Потом взгляд его стал жестким, и он добавил: — Полагаю, Клайн тебя соблазнил, а потом уговорил принять участие в ограблении дилижанса. Теперь я думаю, что именно он и ограбил тот банк в Сент-Луисе. Это произошло в тот день, когда он вернулся из Вайоминга.

— Ты забыл, что и я сбежала как раз в тот день, — напомнила ему Виолетта. — Это я ограбила банк. Ты знал это с самого начала. — Она вздохнула. — Вообще-то потом я ограбила еще два банка. Я украла деньги у Виктора Веги, прежде чем убила его. И Грегори меня не соблазнял. Я… сама захотела этого.

Майлз покачал головой, не в силах осознать услышанное:

— Я не понимаю тебя.

— Я хотела, чтобы мой отец сел в тюрьму за то, что сделал со мной. Банки были частью этого плана.

— А дилижанс? Ты притворилась заложницей, чтобы Грегори мог его ограбить? Это была твоя идея?

— Нет, — честно ответила она. — Это как раз была идея Грегори. И все получилось. Но потом он забрал деньги и выстрелами привлек внимание полицейских, чтобы они нашли меня.

— Что ж, это единственный поступок, за который я не могу его порицать, — поджав губы, проговорил Майлз. — Хорошо, что тебя считали заложницей, а не обвинили в ограблении и не убили во время погони.

— Я думала, он вернется за мной… — заплакала Виолетта, — но его все нет и нет…

— Он не вернется, — покачал головой Майлз. — Грегори может быть очаровательным, но он волк в овечьей шкуре. Таким он был всегда и таким остался. Он просто обманул тебя.

Виолетта выпрямилась. Что бы там ни было, она была обязана Грегори жизнью и теперь яростно принялась защищать его:

— Он никогда не лгал мне! Он с самого начала признался, что трус, и никогда не пытался разыгрывать героя. Он всегда говорил, что свои желания ставит превыше всего остального. Но на деле он другой. Он рисковал жизнью, спасая меня. А потом он снова рисковал жизнью, когда выручал девочек, работавших у Веги. Когда я рассказала ему правду о своем прошлом, он нашел Вегу, чтобы убить его… но так получилось, что я вмешалась и сама сделала это.

— Ты уверена, что говоришь о Грегори Клайне? — недоверчиво посмотрел на нее Майлз.

Виолетта поднялась с кровати. У нее закружилась голова, но она сумела справиться с собой. Страсть придала ей сил, и она с новым жаром кинулась на защиту Грегори.

— Ты очень добр, когда речь идет обо мне, но ты всегда относился предвзято к Грегори. Даже когда он работал на тебя в Вайоминге — и работал хорошо, — ты не захотел признать, что он достоин уважения. Когда-то ты вычеркнул его из списка достойных людей и теперь не хочешь признать свою ошибку.

— Где же твой герой сейчас? — Майлз с нарочитой тщательностью оглядел комнату. — У меня есть доказательство его подлости — он бросил тебя с ребенком отвечать за свои преступления, а сам с деньгами отправился куда-то начинать новую жизнь.

С этим трудно было спорить. Виолетта почувствовала, как силы покидают ее. Кроме того, ей нужно было время, чтобы осознать, что у нее будет ребенок.

— Майлз, я так счастлива тебя видеть. Но сейчас мне нужно отдохнуть. Я очень устала.

— Конечно, — поспешно проговорил он. — Я сниму номер в этой же гостинице, и мы сможем поговорить позже. А потом мы вернемся домой.

Виолетта смотрела, как он идет к двери. Вот он открыл ее… На пороге стоял охранник. Майлз рассердился:

— Что вы здесь делаете, приятель?

— Я? Ну, слежу за… за безопасностью миссис Клайн.

— Теперь я буду обеспечивать ее безопасность.

— Но шериф…

— Я поговорю с шерифом, — перебил его Майлз. — А вы ступайте и найдите себе другое занятие.

Майлз был милейшим человеком. Но он мог быть жестким и упрямым, если кто-нибудь осмеливался ему перечить. Охранник кивнул и исчез.

— Давай пообедаем вместе через часок, — обернувшись, предложил Трафтен Виолетте.

— Хорошо, — согласилась она.

Дверь закрылась, и Виолетта с грустью подумала, что Майлз слишком доверчив. Ибо теперь она свободна, а значит, у нее снова появился шанс. И она им воспользуется.

Глава 23

Что происходит? Прячась за деревом, Грегори наблюдал, как Майлз Трафтен крадется по темной улице, то и дело оглядываясь, словно опасаясь погони. Куда это он собрался? И где, черт возьми, Виолетта?

Грегори безумно устал. Две недели после ограбления он водил за собой погоню, путая следы. Потом при первой возможности вернулся в Топику. Здесь он затаился и ждал, зная, что если у Виолетты начнутся проблемы с законом, она непременно пошлет за Майлзом. И Майлз приехал два дня назад. По расчетам Грегори, они уже должны быть на пути в Сент-Луис. Но они по-прежнему торчат в этом городе, где полно полицейских, да к тому же весьма подозрительный и дотошный шериф.

Что-то пошло не так. И его жизнь тоже пошла не так. Сохрани он хоть толику здравого смысла — был бы уже в Канзасе и вовсю тратил денежки. Но он не мог, просто не мог уехать, не убедившись, что с Виолеттой все в порядке. Грегори негромко выругался и покинул свой наблюдательный пост.


В конце улицы были конюшни, где торговали лошадьми и экипажами. Майлз вошел в дверь, а минутой позже из конюшни вышел человек — Грегори предположил, что это хозяин, — засовывая в карман деньги. Разумеется, Майлз не верил, что счастье можно купить, но прекрасно знал, что все продается, в том числе новые лошади и молчание торговца.

Грегори осторожно заглянул внутрь. Майлз седлал лошадь — одну лошадь.

— Решили прогуляться?

Трафтен резко обернулся. Несколько мгновений он вглядывался в фигуру у входа: то ли лампа давала мало света, то ли он просто не мог поверить своим глазам. Потом выдохнул:

— Ты? Что ты тут делаешь, Клайн? Я был уверен, что ты уже в Канзасе.

— Где Виолетта? — Грегори не был настроен обсуждать особенности своего поведения.

— Не твое дело! — прошипел Трафтен. — Держись от нее подальше! Она и так достаточно настрадалась.

Но Грегори подошел ближе.

— Я был уверен, что ты сможешь вытащить ее из любой передряги! Что случилось, Трафтен? Шериф по-прежнему считает, что она причастна к ограблению дилижанса? Он оказался таким честным, что даже твои деньги не смогли помочь?

Трафтен молча ударил его. Грегори отшатнулся, вытирая кровь с разбитых губ.

— Не думай, что я буду терпеть твои выходки, потому что ты богат и стар, — процедил он. — Меня больше не волнуют твои деньги.

— Если ты не уберешься отсюда, я сделаю так, что деньги тебе вообще не понадобятся — на том свете покупать нечего! — Но Грегори было не так-то просто запугать, особенно теперь, когда он беспокоился о Виолетте.

— Я не уйду, пока ты не скажешь мне, что происходит.

— У меня нет времени, — устало вздохнул Майлз. — Я должен перехватить… — Он осекся.

— Ах, вот как! — Грегори присвистнул. — Она опять сбежала, да?

Майлз начал молча затягивать подпругу.

— Это тебя больше не касается. Я позабочусь о ней сам. Ты ведь при деньгах. Ну так и убирайся к черту.

— Она поедет в Коффивилл.

— Я знаю! — буркнул Трафтен.

— И знаете почему?

— Да. Я все знаю о ее прошлом, поэтому не трудись снабжать меня подробностями, — пробурчал Майлз.

— Вы должны были предупредить меня, — обиделся Грегори.

— Я не знал наверняка, не был уверен… Лайла рассказала мне не все…

Грегори задумчиво рассматривал Майлза. Он неплохо знал этого человека. Знал такой тип людей. Иногда ему даже казалось, что он и сам чем-то похож на Майлза Трафтена.

— Вы знали о ее прошлом и все же приняли ее в свой дом? Обращались с ней…

— Как с дочерью! — сердито рявкнул Майлз. — Я люблю Виолетту как родную дочь! Ты даже представить себе не можешь, какая она замечательная. Какой силой духа надо обладать, чтобы не сломаться, не озлобиться, пройдя через такой ад! Да, она хочет отомстить за зло, причиненное ей, но можно ли винить за это бедную девочку? Она даже тебя защищала! Рассказывала мне, какой ты храбрый и умный! Но мы-то с тобой знаем, что это не так, верно?

И опять Грегори ощутил тоскливое, выматывающее душу чувство — стыд. Стыд за себя. Виолетта по-прежнему верит в него, считает его порядочным человеком, хотя он ничего для этого не сделал.

Майлз направился мимо него к выходу, ведя за собой лошадь.

— Убирайся! — повторил он. — Оставь девочку в покое… Ты и так причинил ей много горя… Подумать только, и тут не удержался — клялся вести себя как джентльмен, но опять солгал!

Это удивило Грегори. Он не понимал, зачем Виолетте понадобилось рассказывать Майлзу о том, что было между ними.

— Я не соблазнял ее. К тому же ты знал, что она не девственница…

— Да, знал! — Трафтен покраснел от гнева. — Но я знал также, что она не была беременна!

Грегори показалось, что его лягнул мул. Мир начал расплываться перед его глазами. Но тут ему в голову пришло очень простое объяснение:

— Вы, должно быть, не поняли! Мы придумали это — про беременность, — чтобы разжалобить охранников.

— Да? Расскажи об этом доктору, который осматривал ее два дня назад. Шериф решил проверить ее историю и вызвал к ней врача. — Майлз вздохнул и решительно заявил: — Я позабочусь о ней и о ребенке. Им обоим без тебя будет лучше.

Грегори растерялся. Вихрь мыслей теснился у него в голове. Он будет отцом — никогда в жизни он даже представить себе не мог такого поворота событий… Что подумала Виолетта, узнав, что их выдумка оказалась правдой? Она решила, что бесплодна, но ему не следовало полагаться на ее слова, надо было принять обычные меры предосторожности. А он повел себя, как последний эгоист, думая только о своем удовольствии!

Майлз прав. Он не может быть отцом — чему он может научить ребенка? У него даже не хватает смелости любить девушку просто за то, что она замечательная и достойна любви. Виолетта и ребенок заслуживают лучшего мужа и отца… Кто он такой? Мужчина, который провел ночь с женщиной, подарившей ему ранее не изведанные чувства, но испугавшийся их глубины и потому сбежавший от нее?

Конечно, он уехал, чтобы ее защитить. Но с другой стороны, он действовал так, как все ожидали, — взял деньги и сбежал. Хотел купить себе новую жизнь. Чистую, чтобы ею можно было гордиться. Кто из знакомых способен уважать его — шантажиста и мошенника? А на новом месте он мог бы занять достойное место в обществе, стать уважаемым, порядочным человеком.

Теперь он ненавидел себя — ненавидел потому, что оправдал ожидания Майлза.

— Прости, Виолетта, — прошептал он. — Каждый за себя.


Виолетта сбежала четыре дня назад, добавив конокрадство и банальное воровство к длинному списку своих преступлений. У нее не было выбора. Даже если бы у нее были деньги — не могла же она пойти в магазин и начать покупать припасы в дорогу, когда все уверены, что она мечтает вернуться в Сент-Луис поездом в сопровождении заботливого дядюшки!

Надев мужской костюм, она выскользнула из гостиницы. Неподалеку находился салун, у которого было привязано несколько лошадей, и она тщательно обшарила их седельные сумки.

Она нашла сухари, но у нее не было ни оружия, ни денег, которые могли бы послужить уликой против отца. Ничего, кроме храбрости и готовности столкнуться лицом к лицу с Гарольдом Далтоном и отомстить за себя.

Виолетта уже не была той девушкой, которая, особо не задумываясь, ограбила банк в Сент-Луисе. Долгое путешествие сильно изменило ее. У нее хватило мужества взглянуть в лицо дьяволу. Она научилась сострадать заблудшим и униженным и не побоялась помочь девочкам из борделя Веги.

Еще Виолетта поняла, что, несмотря на поколения предков, живших неправедно, преступная жизнь не для нее. И она никогда не сможет отдать мужчине свое тело, если сердце ее не принадлежит ему. Она обрела наконец чувство собственного достоинства и самоуважения и поняла: она достойна любви и сама сможет подарить ответное глубокое чувство.

Но самый важный урок, который извлекла из своих приключений Виолетта, заключался в том, что не имеет значения, как низко пал человек и как несправедливо с ним обошлись люди и обстоятельства. Главное, он, если захочет, сможет подняться вновь.

Только от человека зависит, кем он станет, какую роль будет играть в жизни. Теперь она готова предстать перед отцом. Но он увидит не забитого ребенка, не девку, стыдящуюся своего прошлого. Нет, она гордится собой — молодой, свободной, способной поступать так, как считает нужным. Такой она и останется навсегда. Ее дитя родится и вырастет, и над ним не будут довлеть позор и страх.

Виолетта приложила ладонь к животу. Пока он плоский, как всегда. Но скоро маленький гость начнет расти. Она была так испугана и взвинчена во время своего пребывания в Топике, что и думать забыла про месячные. И только теперь Виолетта поняла — это не она была бесплодна, а Вега. Она вспомнила, как Грегори извинялся за то, что не смог сдержаться и излил свое семя в нее. И семя это дало росток.

Сейчас ей не хотелось думать о проблемах, хотя их много. Как растить ребенка одной? Справится ли она с такой ответственностью? Да еще ей придется обеспечивать братьев и сестру. Ничего, она справится. И где-то в глубине души жила надежда, что ей не придется бороться в одиночку.

Она по-прежнему верила Грегори и ждала его. Несмотря на то что он сбежал наутро после ночи любви и не приехал за ней в Топику. Может, она просто глупая, влюбленная дурочка? Но Виолетта упорно цеплялась за надежду, что Грегори Клайн изменил своим принципам, той вере, в какой был воспитан, — каждый за себя. Он изменит свою жизнь ради нее.

Еще она была уверена, что Майлз тоже последует за ней. Она опять его обманула, послав записку с просьбой отменить обед, так как она не очень хорошо себя чувствует. Она сбежала, но причина казалась ей достаточно веской — не вмешивать его в неприятности. Она знала своего папашу — у него рука не дрогнет убить родную дочь, а уж незнакомца он пристрелит просто с удовольствием. Майлз и так слишком, много для нее сделал. Виолетта не могла допустить, чтобы он рисковал ради нее жизнью. Она выиграла день или два, и теперь он приедет слишком поздно, чтобы подвергнуться опасности — или слишком поздно, чтобы помочь.

Виолетта гнала лошадь все вперед и вперед. Близился вечер, животное устало, да и она тоже с трудом держалась в седле. Выбрав укромное местечко в стороне от дороги, она растянулась на жесткой земле. Что-то она стала быстро уставать. Это, наверное, из-за ребенка.

Необходимо добраться до Коффивилла раньше тех, кто решит за ней последовать. Потом к ее беспокойным мыслям прибавилась новая тревога — не потеряет ли она ребенка, если будет так загонять себя? А вдруг скачка ей повредит? Виолетта хотела сохранить малыша. Для себя и для Грегори.

Она улыбнулась, представив его лицо, когда он узнает эту новость. Конечно, он не сможет вообразить себя в роли отца. А она может. Проблема Грегори заключалась в том, что в него никто никогда не верил. Не доверял ему свою жизнь или жизнь близкого человека, не полагался на него. Поэтому Грегори просто не знает, каким замечательным — надежным и отважным — он может быть. А она знает.

Виолетта лежала и смотрела на звезды. Она тосковала без него. Ее тело жаждало его. Да и душа тоже — она ведь всю жизнь ждала именно Грегори, только не поняла этого сразу. Сколько уже ночей она засыпала с мыслью о нем, и иногда ей грезилось, что Грегори рядом.

Вот его губы нашли ее рот, а теплые ладони накрыли груди. Виолетта вдыхала его запах и ощущала жар его тела. Он коснулся губами ее твердых сосков. Чуткие, нежные руки гладят ее кожу, точно угадывая, где коснуться, чтобы облегчить боль неутоленного желания. Ласки продолжались, пока она не запросила большего. И тогда он проник в нее, наполнив собой, таким большим, твердым и нежным одновременно. Она выкрикивала его имя, и ногти ее впивались в его широкие плечи, столь сильна была ее страсть.

— Я люблю тебя, Виолетта, — шептал он.

Его слова только подлили масла в огонь, и тело ее выгнулось, а губы жадно ловили воздух.

— Я люблю тебя, — стонала она в ответ. — Я буду любить тебя вечно.

Она чувствовала, что его толчки стали глубже и чаще, и наконец волна удовольствия окатила ее. Еще немного, еще чуть-чуть, и наступит блаженство долгожданной разрядки. И вдруг он оставил ее. Она села, хватая ртом воздух. Тело ее покрывал пот, а ноги ослабели. Небо начало светлеть. Рассвет. А Грегори не было — это был сон, только сон.

Виолетта пыталась привести в порядок дыхание и заставить сердце биться спокойнее. Надо же, она изгнала Вегу из своих снов, а теперь там поселился Грегори. Он обрел мистическую силу проникать в ее сны и был столь реален, что она до сих пор ощущала его запах, вкус его губ и жар тела.

Где он сейчас? Почему он так легко вошел в ее сны и не хочет войти в ее жизнь? В ушах звучал его голос: «Я люблю тебя».

Виолетта попыталась стряхнуть с себя остатки сна. Тело ее болело от многодневной скачки. Но цель уже близка. Сегодня она будет в Коффивилле.

Глава 24

Наконец Виолетта снова увидела дом, где прошло ее детство, — обшарпанную, ветхую хижину. Тошнота подступила к горлу. Нет, на нее не нахлынул поток воспоминаний о веселом и беззаботном детстве. Все, что она могла вспомнить, — побои отца и свои слезы. Единственные приятные мгновения выдавались иногда в конце дня, когда мать нашептывала ей сказки. У них всегда был счастливый конец. Зато непохоже, чтобы у ее истории получился радостный финал, ну да такова жизнь.

Дом выглядел пустым и заброшенным, и Виолетта испугалась. Проделать такой путь, совершить столько всего ради этого дня — и обнаружить, что семья вновь исчезла в неизвестном направлении. Нет, такого она не вынесет.

Она подъехала ближе. На пороге появилась мужская фигура. Виолетта придержала лошадь — она не хотела сразу показываться отцу на глаза.

— Эй ты, иди сюда и дай мне пожрать чего-нибудь! — Кровь застыла в ее жилах. За шесть лет его голос ни капли не изменился.

Девочка, стоявшая на пороге, не пошевелилась. Грязные волосы, сутулые плечи — она просто стояла на месте, глядя в открытую дверь.

— Роуз! Если мне придется еще раз повторить, я тебя прибью!

— Роуз! — прошептала Виолетта. Глаза ее наполнились слезами. Когда она последний раз видела сестру, та была еще ребенком. Теперь же перед ней стояла юная, но уже вполне сформировавшаяся девушка. Виолетта словно видела себя, какой была несколько лет назад.

— Иду! — наконец отозвалась Роуз и поплелась в дом.

Виолетта снова оглядела двор. Братьев не было видно. Зато она обнаружила небольшой крестик — кривоватый, сделанный неловкими детскими руками. Это была могила матери.

Виолетта спешилась. Ступеньки заскрипели под ее шагами — так знакомо! Она вошла в дом. Сестра стояла у стола, накладывая на тарелку горячие бобы. Глаза у нее были голубые, как у матери.

— А ну, стой где стоишь!

Раздался щелчок затвора. Виолетта обернулась и посмотрела в лицо грязному, небритому мужчине, который целился в нее из ружья. Она сняла шляпу. Светлые волосы рассыпались по плечам.

— Я тоже рада видеть тебя, отец, — спокойно проговорила она.

Гарольд Далтон сначала растерялся, но тут же нахмурился:

— Какого черта ты тут делаешь?

Виолетту мутило от одного вида этого человека. Чудовище, каким он и был всегда. Она вздернула подбородок и твердо произнесла:

— Я пришла за сестрой и братьями. Я заберу их с собой.

Он рассмеялся, и Виолетта заметила, что у него не хватает многих зубов.

— Черта с два! Убирайся, пока я не пристрелил тебя за нарушение границ моей собственности. Тебе нечего тут делать.

— Должно быть, тебе нелегко смотреть мне в глаза… — Виолетта сделала шаг вперед. Далтон уставился на свои сапоги, но она приказала: — Посмотри на меня! Посмотри на свою дочь, которую ты продал за ящик виски! Продал негодяю, который бил меня, насиловал и морил голодом!

Отец поднял голову и встретился взглядом с Виолеттой.

— Ты не просто пришла за ними, — прошипел он. — Ты хочешь свести со мной счеты… Ты хочешь убить меня!

«Может, он именно этого и ждал все эти годы, — подумала она. — Гадал, когда же я объявлюсь, чтобы отомстить».

— Да, я хочу убить тебя, — не задумываясь, ответила она. — Я могла бы этого не делать, но теперь, когда я увидела Роуз… Если у нее есть синяки, я убью тебя!

Далтон улыбнулся, и Виолетта растерялась.

— Знаешь, я не ожидал, что ты станешь похожа на меня.

Слова причинили ей боль, но она быстро взяла себя в руки. Нет, она не такая. Особенно теперь.

— Убийство будет милосерднее того, что ты сделал со мной. Я не могла не вернуться, не могла допустить, чтобы то же самое случилось с Роуз.

Далтон бросил взгляд на застывшую у стола девочку.

— Ну нет. С Роуз я такого не сделал бы. Она единственная, кто заботится обо мне. Мальчишки все сбежали, черти… Кроме того, она моя плоть и кровь.

— Я тоже, — напомнила ему Виолетта. — Но это не остановило тебя шесть лет назад.

Теперь он смотрел на нее без улыбки, со странно злорадным огоньком в глазах.

— Нет, — усмешка скривила его рот, — ты не моя дочь.

Гарольд Далтон сделал шаг вперед, и дуло ружья по-прежнему смотрело в грудь Виолетте.

— Да, ты правильно меня поняла. Твоя мамаша связалась с каким-то молодым богатым сосунком. Но он был слишком хорош для нее. Он бросил ее, как только узнал, что она беременна, и ей пришлось бежать из города. Она работала там учительницей… Она приехала сюда, когда живот у нее уже готов был лопнуть. Но она все равно была красива. Ты похожа на нее, да и Роуз тоже. Но в то время и в таком положении выбирать ей особо не приходилось. Так что она запрятала свою гордость подальше и согласилась выйти за меня. Я всегда знал, что мне не видать ее, будь у нее хоть какой-то выбор. Просто деваться ей было некуда.

Виолетта вспомнила, что не раз удивлялась, как могли сойтись ее образованная мать и полуграмотное чудовище, которое она считала своим отцом. Теперь она поняла. И обрадовалась — Гарольд Далтон ей не отец, его проклятая, преступная кровь не течет в ее жилах — ив жилах ее ребенка ее тоже не будет. Мать вышла замуж от отчаяния и безысходности и обрекла себя на кошмар, который продолжался до самой смерти.

— Как умерла моя мать? — спросила Виолетта. — Ты забил ее до смерти?

— Не пришлось. — Он ухмыльнулся. — Она просто не захотела жить, после того как ты уехала с мексиканцем. Должно быть, это разбило ей сердце.

Виолетта почувствовала, как из глубины ее души поднимается ярость. Она была там всегда, но Виолетта сдерживала ее и ждала, ждала. И вот теперь время пришло, и Виолетта позволила ярости овладеть ею целиком. Она пошла на Далтона. Тот поднял ружье и ткнул ее дулом в лицо. Виолетта упала.

— У тебя совсем нет ума, — прошипел Далтон. — Если ты хотела меня убить, почему ты пришла безоружной?

— Зато я пришел с оружием.

Виолетта повернулась. В дверях стоял мужчина, и револьвер его был направлен на Далтона. Она смотрела на любимые черты. Как он красив! И как она счастлива видеть его!

— Грегори, — прошептала она.

Но он не отрывал взгляда от Далтона, прекрасно понимая, что тот опасен как гремучая змея.

— Брось оружие! — велел Грегори. — За то время, что тебе понадобится, чтобы выстрелить, я убью тебя дважды.

Старик уронил ружье на пол.

— Теперь ногой отбрось его ко мне.

Несколько секунд Далтон разглядывал Грегори, потом подчинился. Только после этого Грегори прошел вперед и помог Виолетте подняться. Потом взял ее за подбородок и повернул лицо к свету. Должно быть, большой синяк и уже виден, решила она, заметив, как сжались его зубы, а глаза стали злыми. Он вложил свой револьвер ей в руки:

— Хочешь убить его? Давай, я тебя останавливать не буду.

Виолетта посмотрела на револьвер, а потом подняла взгляд на человека, который продал ее в позорное рабство. Он побледнел, капли пота выступили на лбу. Теперь руки его дрожали. Далтон упал на колени. Все было именно так, как виделось Виолетте все эти годы: отец на коленях молит ее о пощаде.

— Я не знал, что этим кончится, — бормотал он. — Мексиканец сказал, что ему нужна девчонка, которая будет мыть и убирать его заведение. Он обещал даже платить тебе.

— И ты ему поверил? — Виолетта дрожала, но не от страха. Гнев и отвращение боролись в ней.

— Я был пьян! — взвыл Далтон. — Я подумал, если ты уйдешь, твоя мать забудет того, другого. Но она не забыла. Она любила его до последнего вздоха.

— Ты бил ее, обращался с ней как с грязью и хотел, чтобы она любила тебя?

Далтон потер ладонями небритое лицо:

— Она была такой же гордой, как и ты. Я знал, что если не заставлю ее подчиниться, она бросит меня. Мне нужно было внушить ей, что она никто и никому, кроме меня, не нужна.

Слезы жгли глаза Виолетты. Ее мать и правда думала так. Он все-таки заставил ее поверить в это. Да и сама Виолетта до недавнего времени была уверена, что стоит не больше, чем грязь под ногами нормальных людей. Она и сейчас жила бы с этой мыслью, если бы Лайла не забрала ее из салуна, если бы Майлз не отогрел ее в своем доме, если бы Грегори не растопил лед в ее сердце… Она протянула ему револьвер.

— Я не могу убить его. Он заслуживает смерти, но я не убийца.

— Я знал, — кивнул Грегори. — И хотел, чтобы ты сама поняла это.

— Он не мой отец, — сказала ему Виолетта. — Я незаконнорожденная.

— Думаю, это лучше, чем иметь в родственниках такого негодяя.

— Ты говоришь, как какой-то хлыщ, — удивленно проворчал Далтон, глядя на него с ненавистью. — Что ты о ней знаешь? Она сказала тебе, что была шлюхой?

Грегори шагнул к нему, угрожающе подняв оружие.

— Я все о ней знаю. Знаю, что Виолетта сильная и смелая. Она могла бы сдаться и продолжать жить в том аду, на какой ты обрек ее, — не она первая поступила бы так. Но у нее хватило силы духа выбрать другую дорогу. Она смогла победить свое прошлое и вернулась, чтобы спасти свою семью. Такому мерзавцу, как ты, просто не понять, что она-то и есть настоящая леди. Мы недостойны даже сравнивать себя с ней.

— Не говори так, Грегори. — Виолетта улыбалась. — Я знала, что ты придешь за мной. Я верила.

Он обернулся, чтобы взглянуть ей в глаза:

— Должно быть, ты знаешь меня лучше, чем я сам.

— А ты меня… — Взгляд ее метнулся к Далтону.

Тому хватило краткого мгновения, чтобы дотянуться до ружья, и теперь они оба были у него на мушке. Виолетта все еще держала револьвер Грегори, и он ничего не мог сделать. Тогда он загородил ее собой и предложил:

— Давайте не будем ссориться. Нам нужна только Роуз.

— Не получите. Виолетта, брось сюда револьвер, а то я убью твоего дружка.

Виолетта выполнила его приказ, ни секунды не сомневаясь, что ее колебание может стоить Грегори жизни.

— Роуз заботится обо мне. Если ее не будет, кто станет готовить для меня и убирать? Рубить дрова, носить воду? Этак мне придется…

— Работать? — подхватил Грегори. — Конечно, такому джентльмену работать не к лицу. Давайте заключим сделку. Я заплачу вам за нее.

— Ну да. — Далтон сощурился. — А когда деньги кончатся, у меня не останется никого и ничего, кроме головной боли с похмелья.

— На те деньги, что я вам дам, вы сможете купить новый запас виски. И кого-то, кто будет присматривать за вами.

Старик подозрительно уставился на него.

— Что ж, покажи мне свои деньги, — проворчал он. — И без фокусов, а то я убью тебя. Нет, пожалуй, сначала Виолетту.

Грегори вышел за дверь, и Виолетта испугалась, что он не вернется. Но то был лишь краткий миг слабости. Она верит в него и любит. Он вернется.

Грегори вошел пару минут спустя, неся в руках мешки из-под муки, полные денег, которые они взяли при ограблении дилижанса. Он высыпал содержимое мешков на стол. Далтон со свистом втянул воздух. Подошел и поворошил кучу банкнот.

— Где вы их взяли? — хрипло спросил он.

— Какая разница? — пожал плечами Грегори. Старик покачал головой. Глаза его светились жадностью.

— Да, никакой.

Он даже не взглянул на дочь. Взгляд его был прикован к куче бумажек на столе.

— Забирайте ее, — буркнул он. — Толку от девчонки все равно не много. Все время норовит сбежать, чтобы посидеть у могилы матери или поиграть с Типом. Берите ее и делайте с ней что хотите.

Виолетта заметила, как дернулся Грегори, услышав имя Тип. Она посмотрела на сестру. Та стояла словно статуя, воплощающая отчаяние. На личике ее застыла маска обиды и недоверия.

— Пойдем, Роуз, — мягко позвала Виолетта. Но девочка не шелохнулась.

— Отец, — прошептала она, — ты правда продал меня? Как вещь?

Виолетте показалось — сердце ее сейчас разорвется. Она знала, что испытывает сестренка. Это так больно — узнать, что тебя предали.

— Убирайся! — рявкнул Далтон, все так же не глядя на нее. — С такими деньгами я буду богатым человеком. Уеду из этой дыры и заживу! Ха! И я не собираюсь тратить на тебя мои деньги!

— Но, отец, — не сдавалась Роуз, — я думала, ты любишь меня…

— Пошла прочь! — Он повернулся и теперь выкрикивал слова ей в лицо. — Я люблю виски! И жить припеваючи! А от тебя одни неприятности. Убирайся! Ты мне не нужна!

Он замахнулся. Вместо того чтобы отшатнуться, Роуз бросилась вперед и выхватила у него ружье, которое старик держал за приклад дулом вниз. Никто не успел даже охнуть, как она наставила на отца оружие и спустила курок. Пуля отбросила Далтона к стене. Не веря своим глазам Виолетта смотрела, как он осел на пол. Потом она перевела взгляд на Роуз. Та была бледна как смерть, и теперь синяки от недавних побоев отчетливо выделялись на ее коже.

— Я не хотела убивать его, — прошептала девочка чуть слышно. — Я только хотела… — Она потеряла сознание.

Грегори осторожно забрал у нее ружье. Виолетта встала около сестры на колени и, обняв ее за плечи, похлопала по щекам, чтобы привести в чувство.

И тут дверь распахнулась, и дом наполнился народом. Здесь были Майлз Трафтен, шериф из Топики и еще человек десять.

Глава 25

— Бросить оружие! — приказал шериф Грегори. Тот повиновался, заметив удивление, написанное на лице Майлза. Трафтен явно не ожидал увидеть его здесь.

— Кто вы такой? — спросил шериф.

— Это Грегори Клайн, муж моей племянницы. — Прежде чем Грегори успел открыть рот, Майлз уже обнимал его за плечи. — Боже мой, сынок, а мы-то считали тебя мертвым! — Потом он обернулся к Виолетте: — Ты в порядке, детка?

— Да, — кивнула она. — Но эта бедняжка, — она покрепче прижала к себе Роуз, — так напугана!

— Вы тот самый пропавший муж? — Шериф недоверчиво разглядывал Грегори.

— Да.

— Тогда где же, черт возьми, вы были все это время? И кто это, черт возьми, такой? — Он ткнул пальцем в сторону трупа.

Грегори подготовил ответы на этот и другие вопросы, пока ехал за Виолеттой в Коффивилл.

— Это грабитель. — Он кивнул в сторону кучи денег на столе. — Убедитесь сами.

— Тед, поди-ка посмотри на него. Похож он на человека, который держал вас на мушке, когда грабил дилижанс?

Из группы мужчин выступил один, и Грегори узнал в нем охранника дилижанса. Он подошел к Далтону, наклонился над ним, вгляделся в его лицо и выпрямился.

— Не могу сказать определенно, шериф, у того был платок на лице. — Он бросил сочувственный взгляд в сторону женщин. — Но он примерно того же роста.

— И где же вы были все это время, мистер Клайн? — повторил шериф.

— Я шел по следу грабителя, — ответил Грегори. — Думал, моя жена все еще у него.

— По следу?

— Грегори провел в Вайоминге три года и стал одним из лучших следопытов, каких я когда-либо видел, — вмешался Майлз.

— Я думал, вас убили… — протянул шериф все так же недоверчиво. — И ваша жена тоже так думала.

Грегори оттянул ворот рубашки, показывая шрам от ножа Веги.

— Он зацепил меня слегка, но уже почти все зажило. Я потерял сознание. А придя в себя, сразу отправился на поиски негодяя, зная, что он преследует Виолетту. Я полагал, он хочет отомстить ей за то, что она помешала ему ограбить банк в Харвест-Гроув. Но видно, рана и падение с лошади не прошли бесследно. Я два дня ехал не в ту сторону, прежде чем понял свою ошибку.

— А почему вы не поехали в Топику за помощью? — не сдавался шериф.

— Я думал, моя жена у него, — рявкнул Грегори, теряя терпение, — и не собирался тратить время впустую.

— А вы, миссис Клайн? — Шериф уставился на Виолетту. — Что вы здесь делаете?

Грегори оставалось надеяться, что умение Виолетты убедительно лгать никуда не делось.

Она выпрямилась и твердо взглянула шерифу в глаза:

— Я искала мужа. Не могла поверить, что он мертв. Просто сердцем чуяла, что он жив и ищет меня. Я вспомнила, что вы мне рассказали — про Далтона, который живет в Коффивилле. И что его преступная банда иногда появляется здесь. Я надеялась встретить здесь Грегори… или хотя бы найти грабителя. Вы ведь и не скрывали, что подозреваете меня, а мне хотелось снять с себя подозрение.

— Но как…

— О Господи! — взорвался Майлз. — Вот ваши деньги — на столе! А на полу — мертвый грабитель. Чего же вам еще, шериф?

Шериф сдвинул шляпу на затылок, поскреб подбородок и пробурчал:

— Похоже, все на месте. Но кто его убил?

Краем глаза Грегори заметил, что Роуз подняла голову. Прежде чем она успела что-то сказать, он быстро выступил вперед:

— Я застрелил его.

— Надеюсь, это была самооборона? — фыркнул шериф.

— Да, именно так, — спокойно ответил Грегори. — Но если бы в обороне и не было необходимости, я все равно убил бы его. Он напал на мою жену. Посмотрите на нее — он разбил ей лицо.

Шериф, похоже, слегка смягчился. Он вспомнил разговоры о том, что грабитель изнасиловал Виолетту, и отвел глаза.

— Не могу вас осуждать, — вздохнул он и повернулся к своим людям: — Соберите деньги и увезите отсюда тело.

Взгляд его упал на Роуз.

— А вы, юная мисс, кто вы?

Роуз испуганно посмотрела на сестру.

— Думаю, она немая, — быстро нашлась Виолетта. — Похоже, она дочь этого негодяя. Он бил ее — взгляните, она вся в синяках.

Шериф нахмурился:

— Значит, она из Далтонов?

— Она несчастная, запуганная девочка, — сердито ответила Виолетта.

Грегори усмехнулся. Да, шерифу не везет.

— Думаю, будет лучше, если она поедет с нами. Я найду кого-нибудь, кто будет заботиться о ней, — сказал шериф.

— Никто в Коффивилле не согласится пустить в свой дом человека, чья фамилия Далтон, даже эту девочку. Мы возьмем ее с собой, — решила Виолетта.

Шериф взглянул на Грегори, уверенный, что тот не одобрит подобного решения.

— У моей жены доброе сердце, — невозмутимо ответил Клайн. — Кроме того, поскольку я убил ее отца, мне и отвечать за нее. Мы позаботимся о ней.

— А она возьмет и зарежет вас, пока вы будете спать, — хмыкнул шериф.

— Это уже будет моя проблема, не так ли, шериф?

— Вообще-то да, — согласился он.

— Мы свободны? — нетерпеливо спросил Майлз. — У нас в Сент-Луисе бизнес, и он не должен оставаться без присмотра.

— А я думал, мистер и миссис Клайн приехали сюда по делу, — не отступал шериф.

— Мы свои дела здесь закончили, да, Виолетта? — Грегори взглянул в глаза любимой.

Она кивнула.

— Ну, тогда не вижу оснований вас задерживать, — любезно произнес шериф, и Грегори показалось, что все вздохнули с облегчением.

Наконец шериф и его люди уехали, увозя с собой тело человека, который превратил жизнь Виолетты в ад. И еще они увезли с собой то, что Грегори еще не так давно считал самым ценным, — деньги.

— Дайте мне минутку побыть вдвоем с Роуз, — попросила Виолетта, и мужчины покинули хижину.


Виолетта не собиралась проливать слез по Гарольду Далтону, но не стала мешать Роуз выплакаться.

— Я убила его, — всхлипывала девочка. — Я убила своего родного отца.

— Это получилось случайно, — успокоила ее Виолетта, отводя волосы с заплаканного личика. — Ты просто защищалась.

— Я не хотела… Я испугалась, что он опять ударит меня. — Она подняла на Виолетту огромные голубые глаза, полные слез, и прошептала: — Я убийца. Я такая же, как вся моя родня.

— Нет! — резко возразила сестра. — Ты не такая! Это был несчастный случай. Я сама хотела убить его, Роуз. Я мечтала об этом! А потом… потом я встретила достойных людей. Я научилась любить. Сейчас я учусь уважать себя, понимаешь? А еще мне предстоит научиться прощать. Но я верю, что в этом мире есть высшая справедливость, и каждый так или иначе получит то, что заслужил.

— Ты правда возьмешь меня с собой, Виолетта? Даже после… того, что я сделала?

Виолетта пока не знала, что ждет ее в будущем, но сейчас не время было колебаться и делиться с сестрой сомнениями.

— Конечно, — улыбнулась она. — Мы будем жить вместе. А братья? Ты что-нибудь знаешь о них?

Роуз кивнула:

— Они сбежали. Отец хотел, чтобы они присоединились к одной из банд… к его родственникам. Но никто из них не захотел. Они работают на ферме. Это здесь, недалеко. Иногда кто-нибудь из них приходит — тайком, чтобы отец не видел, — и дает мне немного денег. Они пообещали, что когда-нибудь мы уедем отсюда — когда накопят денег.

— Мы возьмем их с собой, — пообещала Виолетта.

— А куда мы поедем?

Хороший вопрос. Грегори вернулся… Но для чего? Чтобы быть с ней? Или его привела совесть — во искупление прошлых грехов?

— Собери свои вещи, Роуз. Я буду ждать тебя на улице, — сказала Виолетта и поспешила во двор, надеясь прояснить вопрос о своем будущем.

Она поспела вовремя — Майлз и Грегори, похоже, готовы были вцепиться друг другу в глотки.

— Я велел тебе держаться от нее подальше! — кричал Майлз.

— А я ответил, что больше не работаю на вас и буду поступать так, как сочту нужным!

— Ты не женишься на ней! — прорычал Трафтен. — Я не потерплю в своей семье мошенника! И до моих денег ты не доберешься…

— Прошу прощения! — вмешалась Виолетта. — Кажется, кто-то тут решает за меня?

— Виолетта, — Грегори подошел к ней, — я настаиваю, чтобы ты вышла за меня замуж!

— Она не сделает ничего подобного! — с негодованием заявил Майлз. — Вспомни, как он бросил тебя в Топике отвечать за это чертово ограбление! А теперь он решил изображать из себя почтенного члена общества и стать партнером в моей фирме! Конечно, это лучше, чем всю жизнь бегать от закона!

— Я уже сказал вам, куда вы можете отправляться вместе со своим партнерством!

— Прекратите! — крикнула Виолетта. — Вы взрослые мужчины, а ведете себя как дети! Грегори, что ты хочешь мне сказать?

— Я прошу тебя выйти за меня замуж, — ответил он.

— Почему? — Виолетта сумела сохранить спокойное выражение лица, хотя сердце ее заколотилось от радости.

— Ну, во-первых, из-за ребенка… — растерянно промямлил Грегори.

— Ты рассказал ему? — Она сердито взглянула на Майлза.

— Я думал, узнав о ребенке, он уж обязательно сбежит, — буркнул Трафтен.

— Уходите прочь, вы оба, — ровным голосом проговорила Виолетта. — Вам не пришло в голову, что я могу сама о себе позаботиться.

Она направилась к покосившемуся сараю, где в детстве проводила время с хвостатым хулиганом по имени Тип. Грегори догнал ее у входа:

— Виолетта, прислушайся к голосу разума…

— Ты же знаешь, что я никогда его не слышу. — Он взял ее за плечи и повернул к себе.

— Я люблю тебя, Виолетта. Да, я украл у тебя деньги и хотел сбежать с ними. Но не смог. Я должен был убедиться, что с тобой все в порядке. Я дождался приезда Майлза и после этого мог бы уехать, но решил отложить отъезд, чтобы посмотреть, как вы отправитесь в Сент-Луис. А потом ты сбежала, и мы с Майлзом поговорили. Он рассказал мне о ребенке. И тогда я окончательно решил удрать. Я подумал… Каким отцом я могу быть? Какой ему пример покажу? Из меня не выйдет ни мужа, ни отца…

Виолетта слушала его не перебивая. Пусть говорит. Слышать его голос — уже счастье. Но вот он растерянно замолчал, и тогда она спросила:

— И к какому же выводу ты пришел? Что ты решил? Он посмотрел ей в глаза и ответил с неожиданной твердостью:

— Я понял, что если и есть на свете женщина, которая научит меня быть хорошим мужем и отцом, — так это ты. Я все мечтал о прекрасной жизни и как я распоряжусь этой кучей денег… А потом понял, что мне все это не нужно, если рядом нет тебя. Я понял, что не деньги делают человека. Только он сам… Или такая женщина, как ты, — необыкновенная. Ведь ты и вправду необыкновенная, Виолетта!

— А как же мое прошлое? Ты говорил…

— Я за свою жизнь наговорил много глупостей, — перебил ее Грегори. — Я повторял то, что вложили мне в голову, вместо того чтобы прислушаться к голосу сердца. Ты единственная, кто поверил в меня, нашел во мне что-то хорошее. И я хочу стать таким, каким ты меня считаешь.

Эмоции переполняли Виолетту, а глаза щипало от подступивших слез. Но она отвернулась, пряча лицо. Виолетта хотела убедиться, что Грегори любит так же сильно, как она сама. Тогда их любовь выдержит все испытания.

— Как я могу быть уверена, что ты хочешь жениться на мне потому, что любишь, а не потому, что хочешь сделать благородный жест?

Он засмеялся:

— Когда это Грегори Клайн снисходил до благородных жестов? Просто я люблю тебя, Виолетта. Верь мне!

Как же долго ждала она этих слов, как жаждала их услышать и поверить!

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она.

— Ты единственная женщина, у которой хватило на это мужества! — ухмыльнулся он.

— Ты будешь работать на Майлза? Станешь его партнером? — Она должна знать, что их ждет, хотя бы ради Роуз.

— Нет. Иначе он всю жизнь будет думать, что я женился на тебе из-за денег.

— Но мы не будем грабить банки, чтобы прокормиться? — спросила она, поежившись.

— Не будем, — пообещал он. — Честно говоря, я сыт этим по горло… Я подумал… Я кое-чему научился. Одним словом, мы могли бы вернуться в Вайоминг и начать собственное дело. Купить ранчо, например.

— Ты же ненавидишь Вайоминг!

— Я ненавидел его, потому что там не было тебя! — Он обнял ее. — Если мы будем вместе, все получится.

Тут Виолетта вспомнила о своей семье:

— Роуз сказала мне, что братья работают на ферме недалеко отсюда… Прости, Грегори, но если ты берешь меня в жены, то в приданое получаешь все мое семейство.

— Может, оно и к лучшему. Нам понадобятся рабочие руки на ранчо. — Он поцеловал ее.

Виолетта ощутила острое желание. Она хочет быть с ним — сейчас и всегда. А идея начать свое дело, завести хозяйство пришлась ей очень по душе. Это было бы действительно здорово!

— Возвращаясь к нашему первому разговору — похоже, вам все-таки удалось заманить меня в свою постель, мистер Клайн.

— Я очень этому рад! Жаль, тут нет подходящей кровати. — Голос его звучал хрипло, а новый поцелуй был еще более страстным, чем предыдущий. Но неожиданно он отшатнулся от нее: — Черт, что это?

Виолетта наклонилась и подняла на руки большого черного кота со светлым пятном на кончике хвоста.

— Это тот самый бандит по имени Тип. Мы все же заплатили за него выкуп.

— Он тоже поедет с нами?

Она кивнула и улыбнулась ему. Грегори снова обнял ее, но вдруг рядом раздалось деликатное покашливание.

— Виолетта, твоя сестра ждет, — сказал Майлз. — Она выглядит несчастной, одинокой. Думаю, тебе надо пойти к ней.

Несколько секунд Виолетта колебалась. Она не знала, как сообщить Майлзу, что они с Грегори все-таки поженятся. Трафтен терпеть его не мог и отказывался видеть в нем хоть что-то хорошее.

— Скажи ему сам, — попросила она Грегори и поспешила к дому.

Грегори растерялся. Трафтен воспринимал в штыки все, что он говорил. И как он теперь сообщит ему о том, что все его старания ни к чему не привели, и Виолетта станет миссис Клайн?

— Сколько ты хочешь, Грегори? — сухо спросил Майлз.

Клайн рассмеялся:

— Боюсь, вы недостаточно богаты для этого, Майлз. Я люблю Виолетту и хочу сам заботиться о ней. Вам придется поверить мне. Поверить нам.

Помолчав, Майлз буркнул:

— Вернувшись и подставив старика, ты спас нас с Виолеттой. Не сделай ты этого, мы были бы уже в тюрьме… Она говорила мне, что ради нее ты совершил несколько подвигов… и что я ошибался насчет тебя. Может, так и есть. Должно быть, Вайоминг тебя изменил.

— Меня изменила Виолетта, — возразил Грегори. — В какой-то момент я вспомнил ваши слова и понял, насколько вы правы: не важно, сколько у человека денег и каково его положение в обществе. Если у него нет любимых и его самого никто не любит, то все остальное бессмысленно и ничего не стоит.

— Да, ты и впрямь изменился. — Майлз дружески хлопнул его по плечу. — Я все же дам тебе партнерство в фирме. Любовь — это хорошо, но жену и ребенка надо кормить.

— Благодарю вас, но я отказываюсь от вашего щедрого дара. Мы с Виолеттой отправимся в Вайоминг. Заберем с собой ее сестру, братьев и бандита по имени Тип. Там у нас будет свое ранчо.

— Н-но как же так? — Майлз огорчился. — Вайоминг так далеко… А впрочем, у меня есть идея. Давай-ка послушаем, что скажет она сама.

Грегори предпочел бы первым узнать, о чем речь, но Майлз решительно направился к девушкам:

— Виолетта, детка, Грегори сказал мне, что вы хотите обосноваться в Вайоминге вместе с твоими братьями. Но почему именно там? Почему бы вам не поехать в Техас? Там живет Лайла, да и я подумывал о переезде, чтобы быть поближе к внукам.

Грегори замутило от страха. Он посмотрел на Виолетту. Может, она откажется… Но ее личико озарилось радостью.

— Это было бы чудесно! Быть рядом с Лайлой! Мы могли бы вместе растить детей… Но с другой стороны, кто-нибудь может меня вспомнить… Ну, что раньше я работала в…

— Какая чушь! — небрежно отмахнулся Майлз. — Там полно ковбоев, которые женились на проститутках из местных борделей. Лайла говорит, что Техас — это то место, где человек может стать кем захочет. Ну, что ты на это скажешь?

— Скажу, что это прекрасная мысль! Правда, Грегори? Грегори, что с тобой?

— Что со мной? А как я там покажусь, раз там живут Уэйд и Камилла Лэнггри? А также Лайла и Грейди Финч? И есть еще несколько человек, которые хранят обо мне не самые теплые воспоминания.

Виолетта расхохоталась, подошла к хмурому Грегори и обняла его.

— Ты ведь не трус, Грегори Клайн! Просто ты любишь притворяться таким, чтобы тебе не пришлось совершать подвигов и пачкать свои руки в крови. Но знаешь, я хочу в Техас.

А вот он туда не хотел. Но ради Виолетты…

— Хорошо. Мы едем в Техас.

Она поцеловала его, не стыдясь Майлза и сестры.

— Мы с Роуз вернемся через минутку.

Мужчины смотрели, как девушки подошли к маленькому деревянному крестику и опустились на колени. Майлз расчувствовался, глядя, как сестры молятся на могиле матери, и обнял Грегори за плечи. Но Грегори сбросил его руку.

Он все никак не мог успокоиться. Ведь все его беды начались несколько лет назад именно в Техасе. Его неудачная попытка шантажа…


Солнце освещало белокурую головку Виолетты, и она была похожа на ангела. Но он знал — в ней нет смирения, чтобы стать ангелом или святой. Зато есть страсть. И смелость. И воля. И прекрасное тело. Грегори вздохнул. Он недостоин этой женщины. Но он постарается жить так, чтобы стать достойным ее.

Наконец сестры вернулись. Виолетта села в седло к Грегори, а свою лошадь отдала Роуз, которая крепко прижимала к себе кота. Грегори искренне надеялся, что теперь все призраки из прошлого его любимой наконец остались позади.

Роуз захотела обернуться, чтобы бросить последний взгляд на дом, но сестра сказала ей:

— Не оборачивайся, Роуз. Не надо смотреть назад. Там ничего не осталось. Смотри вперед, надейся, и тогда рано или поздно ты найдешь свою дорогу и свое место в жизни.

— А может, тебе в этом поможет ангел, — прошептал Грегори Виолетте на ушко.

Эпилог

Роуз казалось, что никогда еще в их доме не было такого шума и беспорядка. Ее братья ссорились, выясняя, кто из них больше нравится хорошенькой дочке соседского фермера. Сын Лайлы, которому скоро должно было исполниться два года, бегал вокруг нее и колотил ложкой по дну старой кастрюли.

Роуз была не против большой и дружной семьи, но иногда это здорово утомляло. Сегодня в их доме гости. Впрочем, они приезжают почти каждую неделю. Правда, непонятно, почему все всегда собираются именно здесь, ведь у ее сестры самый маленький дом — не сравнить с хоромами других. Но тем не менее они все с радостью приезжают именно сюда и прекрасно себя чувствуют: дядюшка Майлз, его красивая дочь Лайла и ее симпатичный муж Грейди. Разумеется, приехали Уэйд и Камилла Лэнгтри и привезли с собой близнецов — ангелочка и дьяволенка. Кроме того, были Хэнк и Маргарет Рэйли, которые, слава Богу, слишком стары, чтобы иметь малышей, но это не мешало им баловать чужих детишек. Том Корделл привез с собой дочь и Марию — она много лет была его домоправительницей, а теперь они решили пожениться.

Иногда Роуз порядком уставала от большого количества гостей, шума и суеты. И всегда получалось так, что она нянчилась с малышами, пока их родители развлекались. Вот и теперь — из гостиной доносился смех. Там собрались женщины. Голос Камиллы — и новый взрыв смеха. Роуз знала, что Виолетта не позволит ей присоединиться к веселой компании. Она — подумать только! — еще слишком юна, чтобы слушать вольные шуточки Камиллы! Да через несколько месяцев она будет достаточно взрослой, чтобы выйти замуж, обиженно подумала Роуз. В столовой мужчины играли в покер.

— Клянусь, он жульничает! — бушевал Майлз. — Сколько он уже выиграл?

— Слишком много, чтобы сошло за честную игру, — по-южному растягивая слова, подначивал его Уэйд Лэнгтри.

Грегори, о котором шла речь, не снизошел до ответа. Он смотрел в карты и качал на колене маленькую девочку. Та весело подпрыгивала, но в конце концов срыгнула отцу на брюки свернувшееся молоко. Тот не глядя сдернул полотенце со спинки стула, вытер штаны и продолжал играть как ни в чем не бывало.

Через некоторое время Грегори все же подал голос.

— А почему бы и нет? — заговорил он. — Мне приходится жульничать, чтобы скопить денег и купить у Райдера быка. Я должен увеличивать поголовье, чтобы обеспечить Хелен достойное наследство.

Хелен — так звали мать Виолетты и Роуз и так звали теперь дочку Виолетты и Грегори. Глядя на малышку, нельзя было не улыбнуться — Роуз считала ее самой очаровательной девочкой на свете. Сам же Грегори повторял это каждые пять минут, а Роуз привыкла доверять его суждениям. Со временем все остальные тоже начали прислушиваться к его мнению. Грегори заслужил искреннее уважение хозяев окрестных ранчо. Оказалось, что у него прекрасная деловая хватка.

Роуз тоже уважала его и слушалась — хотя он никогда не бил ни ее, ни Виолетту. Он умудрился держать в узде ее братьев, не прибегая к помощи кулаков. Правда, как-то она видела, что он дрался с Уэйдом Лэнгтри.

— Я тоже положил глаз на этого быка, — подал голос Грейди Финч. — Может, купим его в складчину?

— Идет. — Грегори кивнул. — Он достаточно молод и силен, чтобы обслужить оба стада.

— Но я думал, ты сторонник хэрфордской породы, а он ангус, — заметил Том Корделл.

— Я долго присматривался и теперь считаю, что ангусы более перспективны, — ответил Грегори. Он держал карты в одной руке, а другой обнимал дочку, которая не желала слезать с его колен. Роуз заметила, что в кулачке девочки зажата карта. Несомненно, это был козырь, который мог понадобиться Грегори позже.

— Раз Грегори так считает, значит, так и есть, — поддержал его Майлз. — У него удивительное чутье на такие вещи.

— А еще у него удивительное чутье на козыри. — Хэнк Рэйли бросил карты. — Я больше не играю, а то без штанов останусь.

Грегори засмеялся и поцеловал Хелен в макушку.

— Дай ее мне. — Хэнк протянул руки. — Я еще не успел сегодня обнять твою маленькую красавицу… Кроме того, мне интересно, какую карту она держит.

Кто-то дернул Роуз за юбку, и она посмотрела вниз. Перед ней стояла Камми — дочка Камиллы и Уэйда Лэнгтри. Чертенок в теле хорошенькой девочки.

— Клинт сидит на пороге, и он связан, — сообщила она.

— И как это получилось?

— Не знаю. — Она пожала плечиками, но Роуз прекрасно видела озорной блеск в ее глазах. — Но он сам не распутается.

— Пригляди за малышом Мэтью, а я помогу твоему брату.

Камми взяла у мальчика ложку и показала, как надо бить, чтобы звук был громче. Роуз поспешила к двери. Сзади раздался вопль. Должно быть, Камми нашла для кастрюли другое применение. Ничего, сейчас Грейди прибежит спасать своего сына, а Уэйд — защищать свою дочь.

Клинт действительно сидел связанный на пороге. Он не выглядел особенно расстроенным — он давно привык терпеливо ждать помощи, когда его сестрица. в очередной раз избирала его жертвой своей тирании. У него были кроткие голубые глаза.

— Это Камми тебя связала? — спросила Роуз, не очень надеясь на ответ.

Как обычно, мальчик промолчал, только пожал плечами. Она распутала веревки, и он улыбнулся ей. Глядя на него, Роуз подумала, что эта чудесная улыбка скоро сведет с ума немало девушек. Наверное, она досталась ему от отца. Мальчик убежал к гостям, а Роуз спустилась с крыльца и пошла по дорожке вокруг дома.

Что и говорить, дом не был ни таким большим, как у Грейди и Лайлы, ни таким шикарным, как у Лэнгтри. Но он был удобным и уютным. Ее братья спали в пристройке, вместе с наемными работниками, а у Роуз была своя комната. И всем им Лайла давала уроки. В городе много спорили, что строить сначала — школу или церковь. Но поскольку дети рождались один за другим, то сначала выстроили школу. А следующим летом они всей общиной будут возводить церковь.

Роуз проходила мимо открытого окна гостиной, и до нее долетели голоса женщин.

— Ты вполне можешь надеть белое платье на свадьбу. И не вздумай сказать, что ты для этого слишком стара, — возмущалась Лайла.

— Даже я была в белом, — заявила Маргарет Рэйли.

— Тем более что ты наверняка девственница, а, Мария? — поддразнила ее Камилла.

— У Тома плоховато с ногами, но все остальное в полном порядке, — спокойно ответила Мария, и все рассмеялись.

— У меня есть тост, — услышала Роуз голос сестры. — Давайте выпьем за то… чтобы для нас вставало не только солнце.

Это вызвало такой взрыв смеха, что Роуз покачала головой и пошла прочь. Надо же, сколько влюбленных голубков под одной крышей! Она оглянулась, чтобы полюбоваться закатом. На фоне красного солнца четко вырисовывалась стройная фигура всадника.

Роуз торопливо пригладила волосы. Этим всадником она тоже всегда любовалась.

— Добрый вечер, Роуз.

Роуз молча смотрела на юношу. Его звали Ураган Райдер. Она никогда прежде не встречала человека с таким именем. Он объяснил ей, что его мать индианка и назвала его так, потому что он родился во время урагана, а ее народ верит, что имя должно отражать обстоятельства рождения ребенка.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, хотя и так знала ответ. Он приезжал сюда каждое воскресенье вечером, потому что именно в это время Роуз выходила любоваться закатом.

— Наслаждаюсь пейзажем, — ответил Ураган Райдер, откровенно любуясь девушкой.

— Да, чудесный вечер для прогулки, — сказала Роуз, делая вид, что не замечает его горящего взгляда.

— Опять гости? — Он кивнул на фургоны у дома.

— Как всегда.

— Прокатишься со мной, Роуз?

Она хотела ответить, но тут появился Грегори.

— Если ты постоянно здесь будешь болтаться, я, пожалуй, подыщу тебе работу, — пригрозил он юноше.

— Отец просил передать вам, что он может немного сбавить цену на того быка, которого вы хотели купить.

— Скажи ему, что я заеду завтра и мы все обсудим. Грегори не двигался с места, и Роуз поняла, что он ждет, пока ее друг уедет. Но тут Ураган произнес:

— Я хочу пригласить Роуз покататься.

— Она слишком молода.

— Мне почти шестнадцать, — напомнила Роуз. Грегори взглянул на нее и нахмурился.

— Вот когда тебе будет шестнадцать, тогда и поговорим. Я жду тебя в доме через минуту. — Он повернулся и ушел.

— Он обращается со мной как с ребенком, — пожаловалась Роуз.

— Ты не ребенок. — Его темные глаза смотрели на нее с обожанием.

«Если бы братья увидели это, они избили бы его», — подумала Роуз. Ей нравился Ураган, но она никогда не говорила ему об этом. Виолетта часто предупреждала ее, что надо быть сдержанной с мужчинами. Ее сестра разбирается в таких делах — Хелен нет еще и года, а Виолетта опять беременна.

— Однажды ты сядешь на мою лошадь. Я увезу тебя, и ты навсегда останешься со мной.

Роуз насмешливо приподняла брови. Она видела, что так делала Лайла, когда Грейди позволял себе лишнее.

— Ты слишком о себе возомнил. Мои братья говорят, что ты чересчур шустрый.

Он улыбнулся — белые зубы сверкнули на смуглом лице.

— Некоторые девушки любят шустрых.

— Я не из таких, — с достоинством ответила Роуз и пошла в дом.

— Я лучше знаю! — крикнул он ей вслед.

Роуз не обернулась, но сердце ее стучало в груди. Многим Ураган не нравился, потому что в нем текла смешанная кровь. Люди считали его диковатым и непредсказуемым. Неизвестно, что он может натворить, говорили они. Но Роуз, которая выросла не в пансионе для благородных девиц, это не пугало. Да если вспомнить, что она сделала… Но Виолетта не велела ей вспоминать. И она не станет. Кто бы ни была та забитая девочка, которая убила своего отца, это была другая Роуз. Та была из породы Далтонов, а Роуз — член семьи Клайнов. Грегори настоял, чтобы она и братья взяли его имя. Они живут в Техасе, и Лайла говорит, что здесь каждый становится, кем пожелает, и можно делать то, что велит сердце. Роуз уже знала, что скоро и она поступит так, как велит ей сердце: она сядет на лошадь Урагана Райдера, и они уедут вместе.

Она подождет еще немного, чтобы дать им время привыкнуть к мысли, что она повзрослела. Кроме того, она должна помочь Виолетте приготовить дом к приезду родственников Грегори. Они обещали прибыть в следующем месяце. Он никого из них не видел давным-давно, но Виолетта не оставляла его в покое, пока он не пригласил в гости родителей и всех своих братьев. Это будет интересно.

Сестра всегда говорит, что члены семьи должны держаться вместе и помогать друг другу. Главное, что она и правда так думает. Она спасла их всех, рискуя жизнью. И теперь у Роуз есть не только крыша над головой, но и настоящий дом, полный веселья и любви. Пусть Грегори и не ладил со своей родней, но все они наверняка поладят с Хелен — маленькой светловолосой красавицей.

— Роуз, иди в дом, — услышала она голос сестры. — Мы собираемся делить соус.

Это был своеобразный ритуал, который повторялся всякий раз, когда они собирались вместе. Это было то, что люди могут позволить себе только в кругу близких — макать хлеб в общее блюдо, подбирая вкусные остатки жаркого. Однажды Грегори при всех даже облизал липкие пальчики Виолетты. Кажется, она опять обозвала его ханжой, и он решил доказать, что это не так.

Сестра обняла Роуз за талию.

— Закат сегодня такой красивый, правда? — улыбнулась она.

— Правда, — ответила Роуз, взгляд которой был по-прежнему прикован к Урагану, чей высокий четкий силуэт ярко вырисовывался на фоне багрового неба.

Она теснее прижалась к Виолетте:

— Спасибо тебе. За эту жизнь — такую спокойную. За то, что научила меня любить и прощать. Наша мама гордилась бы тобой.

Глаза Виолетты наполнились слезами:

— Она гордилась бы и тобой тоже. Всеми нами.

Так, обнявшись, они и вернулись в дом. С каждым новым рассветом прошлое отступало все дальше. Терзавшие их демоны убрались в преисподнюю, и будущее было прекрасным, как этот закат: пламенеющее небо, и на его фоне — фигура юноши, который уже почти стал мужчиной.

Виолетта нашла свою любовь и теперь счастлива. Роуз была в этом уверена, потому что сестра слыла самой веселой и улыбчивой женщиной в округе. И если уж Виолетта смогла подняться над своим прошлым, простить и забыть, то и она, Роуз, тоже сможет.

— Этот Ураган Райдер очень шустрый и с характером, — заметила Виолетта. — Чтобы приручить его, нужна сильная женщина.

Роуз улыбнулась:

— Некоторым женщинам нравится справляться с трудностями. И я как раз знаю одну такую.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Эпилог