КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415556 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153692
Пользователей - 94656

Впечатления

кирилл789 про Мамлеева: Любовь по закону подлости (Фэнтези)

будущее, ты теле-журналистка, которая выехала на задание, утром, и вечером у тебя РАЗРЯЖАЕТСЯ мобила!
ты, скорбная, выехала НА РА-БО-ТУ! и не зарадила мобильник? не проверила заряд? зная, что полезешь в горы, с обнулённой связью? в пещеры?
вопрос: почему это в нашем реале мобилы спокойно держат заряд от 3х до 7 дней, а в будущем - ни фига, я себе лично задавать не стал. потому что начало этого чтива ознаменовалось тем, что ЖУРНАЛИСТКА признаётся, что НЕ ЗАПОМИНАЕТ лица и имена. ЖУРНАЛИСТКА!
какая мерзость.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (Фэнтези)

она пялилась по сторонам и споткнулась о чьи-то чемоданы, и "распласталась на полу". а потом она: "активно замахала руками", чтобы подняться.
это может сделать каждый: лечь на пол и "активно махая руками" попробовать подняться. получилось?
значит, она споткнулась, потом бегала с травматом по космопорту, потом в корабле на неё наскочила девка со стаканчиком кофе. всех проскочила только на эту, скорбную мозгом, наскочила. а скорбная мозгом САМА ОТСКОЧИТЬ не догадалась???
кстати, стакан с кофе был закрыт. но - открылся! наскочив на скорбную.))) тут, в реале, ногти обломаешь, чтобы его открыть, а тут - сам!
я тут подумал: не хватает тортиком в лицо. и сглазил.)
потому что, выскочив из лифта, скорбная головой начала кидаться пирожными.
на этом чтиво читать закончил. не любитель.


Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Отказ - удачный повод выйти замуж! (Юмористическая фантастика)

"а сейчас я на спор выйду замуж!". вышла.
и долгое-долгое непонятное описание то ли их взаимоотношений, то ли каких-то "тайн" прошлого, о которых читатель догадался уже в середине чтива, а героиня - еле дотумкала к концу, регулярные упоминания о заговоре захвата власти, настолько смешном, что как-то неудобно упоминать, что власть, хоть ты обмагичься "самым сильным", в одиночку с одним подручным не захватывают.
всё по детски. рояли в каждой строчке из кустов, в общем, содрано из всех прочитанных авторшей лфр по кусочку, графомань полная.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Примаченко: Україна радянська. Ілюзії та катастрофи «комуністичного раю» (История)

Очередная брехливая пропаганда.

Забавно. Ведь живы же еще люди, которые помнят, как это все было на самом деле - нет, не терпится, вот надо прямо сейчас об колено сломать...

Кретины.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой возлюбленный враг (СИ) (Любовная фантастика)

"фаэрты - это представители фаэртской системы", потрясающе. а кошки - кошачьей.
какие изумительные истины тебе бывает вываливаются от шибко образованных 24-летних пейсательниц. непосредственно-детски берущих "мистер и миссис смит" с джоли и питом и незамысловато перерабатывающих фильм во что-то жгуче нечитаемое.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Космоунивер. Узнать тебя из сотен. (Юмористическая фантастика)

какой великолепный ужас. и у меня закончились слова, чтобы высказаться.
"пойдём на 600 лет вперёд и ты вернёшь свою любовь", "пошли!". очнувшись в новом теле и 600 лет впереди: общипала себя всю - "ой, что то со мной???". ЧТО ЭТО? у авторши была такая высокая температура, когда она это сочиняла? деревянным языком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Звездные викинги (fb2)

- Звездные викинги 604 Кб, 303с. (скачать fb2) - Игорь Евгеньевич Пронин

Настройки текста:



Игорь Пронин Звездные викинги

ПРОЛОГ

Народная Анаронская Республика,
планета Кон-Рио, гостиница «Инкосса»

Нередко случалось так, что засыпавшие с Чиа Риттер мужчины спали нежданно сладко и долго, так долго, что след Чиа и всего, что она прихватила с собой, успевал основательно простыть. Не то чтобы этот бизнес был для нее сколько-нибудь основным, но время от времени Чиа любила немного подзаработать не напрягаясь. Однако в отношении подсевшего к ней в баре «Оутвик» пьяного мужичка в потертом костюме никакого злодейства Чиа Риттер и не думала замышлять — напротив, остаток вечера они выпивали на ее кровные. Тем обиднее оказалось проснуться одной, с легкой болью в висках и твердым ощущением — времени прошло немало. Опущенные жалюзи не пропускали света, но Чиа подозревала, что дело к вечеру, а ошибалась она редко. Яркий луч света был направлен на ноги женщины, однако как только она успела осознать, что произошло, переместился на ее лицо.

— Ты проснулась, Чиа Риттер, не притворяйся.

Старческий голос, напыщенный и будто чуть раздраженный. Большой начальник? Чиа раскрыла глаза, картинно заслонилась ладонью от света и захлопала ресницами.

— Кто здесь?!

— Прежде всего: если будешь совершать резкие движения, тут же получишь в задницу заряд нейролептика. Так что оставайся, где лежишь, одеяло только поправь. Второе: сразу уясни, что нам про тебя известно все. Ты могла бы отправиться отсюда прямо на рудники, воровка, но запомни также, что этого не случится. Третье и самое важное: мы не те люди, которые интересуются судами, адвокатами, доказательствами вины и прочей ерундой. Те, кто нам не нравится, просто исчезают. Нам неважно, кто ты. В сущности, ты могла бы быть совершенной паинькой, но если ты нам нужна, Чиа Риттер, то ты будешь наша. Все поняла?

— Все.

Чиа откинула одеяло, дотянулась до тумбочки — без резких движений — и взяла сигареты. Ломаться не имело смысла. Конечно, говорил невидимый начальник чересчур торжественно, да и вообще никогда Чиа не уважала этих людей, считая их возможности сильно преувеличенными, и все же: Контора есть Контора. Еще неизвестно, к чему эта встреча, может, и чем-то интересным все обернется… А что взяли в разработку таким образом — ну так это их стиль, они не только умом, но и тактом никогда не отличались, эти «безопасники».

Глубоко затянувшись, Чиа выдохнула облако псевдодыма, состоявшее из микроскопических капелек. Часть жидкости, оставшаяся в ее легких и гортани, мгновенно впиталась, принеся чувство легкости, боль в висках ушла. Значит, ничем серьезным ее не траванули. Но этот вчерашний Анджей… Хорош! И она тоже хороша, за двадцать семь лет ума не нажила.

«Ведь сто раз мне еще старушка Мони повторяла: никогда не доверяй слабым! Так нет, как выпью, так вечно надо кого-то утешить, кого-то под крыло взять, обогреть… Дура. Однажды допрыгаюсь всерьез, не проснусь вообще».

Чиа закинула ногу на ногу.

— Эй, але, в темноте! Вы еще что-то сказать мне хотите или пока просто на сиськи попялитесь?

— Мне не интересны ваши… так называемые… не интересны… — похоже, невидимый собеседник тоже закурил. — Госпожа Риттер, с этого мгновения вы призваны на службу Республике. Вы, вроде как, уже поняли, что другого пути у вас нет. Прекрасно. Тогда я перехожу к практической части нашего разговора.

— Хотелось бы… — вставила Чиа и накинула на плечи одеяло, проявляя тем самым миролюбивость, — старичку это должно понравиться.

— Так вот: мы оказались озадачены поведением некоторых наших друзей… Коллег из одной державы, правительство которой состоит с нами в неизменно дружественных отношениях.

— Что за держава?

— Пока неважно… Вообще неважно, госпожа Риттер. Чем меньше вы будете знать, тем лучше. Или вы не согласны?

— Согласна.

Чиа пыталась представить говорящего. Лет шестидесяти или больше. Всю жизнь трудился на «заднем дворике» власти. Много знает, горд этим, как ребенок, но вряд ли очень умен — умников в высоких креслах не терпят те, кто их туда сажает. Подчиненный не должен быть умнее своего начальника, и если судить по личности господина Президента Республики, круглые дураки сидят даже в министрах.

— Мне нужен агент. Но своего человека я внедрить не могу — всегда есть опасность, что в нашем огороде завелся крот. Вы меня понимаете?

— Понимаю. Как мне к вам обращаться?

— Зовите меня Хоук.

— Отлично. — Чиа потушила сигарету, и в комнате запахло сандалом. — Господин Хоук, если вы опасаетесь крота, то где гарантия, что этот же самый крот не узнает о нашей сегодняшней встрече?

— А вот это я — слышите, я — вам гарантирую. Не сомневайтесь, вы ничем не рискуете.

«И как он только не лопнул сейчас от важности?..» — мысленно вздохнула Чиа, но подавила гримасу. Ответ Хоука ее, мягко говоря, не успокоил.

— Хорошо… Тогда я внимательно слушаю дальше и, конечно же, очень интересуюсь гонораром. Только стесняюсь спросить.

— Не в деньгах счастье… — Хоук то ли покашлял, то ли посмеялся. — Госпожа Риттер, Республика не забывает тех, кто помог ей в трудную минуту. Поверьте, служба в некоторых органах стоит дороже любых денег…

«Старый идиот!» — подумала Чиа, а вслух сказала:

— И все же я несколько не при деньгах, по крайней мере, карманные, командировочные, суточные или, как это у вас называется, мне понадобятся. И еще: прошу учесть, что специальной подготовки у меня нет. Надеюсь, ваше задание не предполагает гонок на скутерах в атмосфере, лазания по небоскребам и вырывания сердец у врагов? Я девушка слабая.

Снова кашель.

— Насмешили… Вы мне нравитесь, Чиа. Честно говоря, по досье вы показались мне несколько… Суше. Скучней. Но вы мне нравитесь. Не волнуйтесь, все, что вам нужно, — кое с кем переспать и постараться как можно больше увидеть, услышать и запомнить. Только и всего. Если получится что-то еще — прекрасно, Республика вас не забудет.

— А если получится только переспать?

— Вот за это Республика не платит. Впрочем, про оплату потом… Чиа, дело не столь сложно, как вам кажется. Через шесть условных суток вы подниметесь на борт лайнера «Королева воров», билет во второй класс вам оплатят.

— Во второй?..

— Во второй. Среди пассажиров первого и люкс-классов одиноких барышень вашего возраста обычно не встречается, да и цена не вашего… диапазона. Ведь те люди, которые нас интересуют, про вас тоже будут знать все. Это надо учесть сразу: не разыгрывайте из себя суперагента, которым не являетесь. Вы та же самая Чиа Риттер, аферистка и воровка, летите куда-то по своим делам, ну а по пути попробуете втереться в доверие к капитану и, скажем, покинуть борт с его драгоценностями.

— У капитана есть драгоценности? — вскинула брови Чиа.

— Ну, я не знаю! — рассердился невидимый Хоук. — Чем-то же вам интересен капитан, что вы станете его «рейсовой»?.. Это важно, это позволит вам свободно передвигаться по всему кораблю: капитанских… эээ… дам принято пускать куда угодно, хоть в дюзы залезьте.

— Вот я и спрашиваю: чем мне интересен этот ваш капитан? — упорствовала Чиа. — Если обо мне все будут знать, эти ваши «коллеги» и «друзья», то им мой интерес к капитану лайнера покажется странным. Это, как вы изволили выразиться, не мой диапазон. Я не шлюха. Воровка — уж ладно, но не шлюха. Придумайте мне мотив.

— Мотив… — Хоук помолчал, в круге мягкого света появилось облачко псевдодыма. Закурила и Чиа. — Мотив… Ну что ж, придумаем мы тебе мотив. У нас отделов много, пусть работают. Еще дадим тебе досье на этого капитана Олви, хотя ты ему и так понравишься. По крайней мере, если верить нашим аналитикам.

— В этом и причина вашего интереса именно ко мне, — с удовлетворением отметила Чиа.

— В этом и причина, — легко согласился Хоук. — А что в тебе еще особенного, милочка? Олви любит худощавых дамочек, с тонкими запястьями, длинными пальцами. Желательно рыженьких, ну, это не проблема, подкрасим… Да и глазки мы тебе сделаем карими.

— Они сами по себе карие, — несколько обиженно заметила Чиа. — Пленки только снять.

— Отлично! Хотя надо еще посмотреть на оттенок… Ну, это успеется, у нас три недели на подготовку. Мотив, по которому ты спутаешься с капитаном Олви, придумаем. Точно соблюдай инструкции, и все получится. Дальше — просто смотри, слушай и запоминай. В остальном следуй непосредственным распоряжениям своего напарника.

— Напарника?..

— Ты увидишь его до того, как окажешься на «Королеве воров», только один раз, сейчас. Ведь ты согласна поработать на Республику?

— У меня, насколько я поняла, нет выбора. Кстати, а куда следует «Королева воров»?

— Лорелея-пять, все Миры Ульфа, потом транзитом до Тайриса, вот и все. Тридцать шесть земных суток, учитывая стоянки. Только не увлекайся экскурсиями, милочка, помни о своей задаче. Везде ходи, все слушай. Но главное — штурман. Это и есть твоя цель.

— Минуточку… — Чиа поплотнее закуталась в одеяло. — Так может, мне следует переспать со штурманом, а не с капитаном?

— Не переспать с капитаном, госпожа Риттер, а стать его рейсовой дамой! — неожиданно повысил голос Хоук. — Это разные вещи! Для Олви это — традиция, и ни у кого другого рейсовых на борту быть не может. Следуйте, черт возьми, инструкциям. К штурману, типу по фамилии Штерн, без необходимости не приближайтесь, просто наблюдайте за ним. Обо всех новостях докладывать напарнику, у вас будет своя секретная связь.

— Какие-то имплантанты?

— Узнаете позже! А сейчас, Чиа Риттер, вы подпишете контракт.

Он не успел договорить, а в круге света показалась толстенная ладонь с чипом. Ладонь явно не принадлежала Хоуку. Впрочем, Чиа и так знала: в гостиничном номере они не одни.

Ее кей-браслет лежал тут же, на прикроватной тумбочке. Чиа просмотрела текст с помощью недурно настроенного автоюриста. Были когда-то знакомые, поработавшие над этой типовой программкой… Ну что ж, кое-что в тексте высветилось красным, но имея дело с Конторой, особо придираться не приходится. Вот только сумма контракта заставила Чиа поморщиться. Дело явно опасное, а скупы с ней, будто со штатным сотрудником. Но, с другой стороны, круиз недурен, а положение любовницы капитана лайнера позволит ни за что не платить — вот уж тут Чиа в себе не сомневалась. Посадка на Тайрисе выведет ее из поля юрисдикции родной Республики, и, хотя все может оказаться не так просто, шанс слинять неплохой. Но еще лучше — не ссориться с Конторой…

«А не понравиться ли мне этому Хоуку?» — мелькнула в голове мысль, и Чиа тут же сладко потянулась, роняя одеяло с плеч. — «Видеть бы его, старичка, — сразу поняла бы, как…»

— На что именно мне обращать внимание? — спросила она, подписывая контракт. — Что конкретно вас интересует?

— Все.

Выскочивший из кей-браслета чип мгновенно подхватила та же сильная ладонь. Хоук в темноте удовлетворенно крякнул.

— Теперь посмотри на своего напарника и хорошенько запомни. Он будет внедрен в экипаж. Конечно, есть вариант, что его раскусят сразу, но тронуть не посмеют. Просто, даже близко не подпустят к интересующим нас людям. В таком случае он станет дополнительной гарантией, что на тебя внимания не обратят. Вряд ли вам даже удастся с ним увидеться на корабле, но на случай внештатных ситуаций — запомните его…

У дверей возник еще один круг света. Обе створки распахнулись одновременно и перед Чиа появился мужчина лет тридцати пяти. Розовощекий блондин в темных очках по-военному четко кивнул-поклонился и представился:

— Ануш Фингер, к вашим услугам!

В следующий момент он шагнул вперед, выйдя из света, запнулся за ковер и с грохотом повалился на оставшийся в номере с вечера сервировочный столик.

— Очень приятно… — Чиа посмотрела в ту сторону, где зло и одновременно смущенно закашлял Хоук. — Чиа Риттер. Счастлива, что вы будете меня прикрывать, Ануш, — с усмешкой добавила она.


Союз Свободных, планета Ауд, храм Одина

Харальд Толстый прижал руку к груди, требуя общего внимания. В огромном зале он мог видеть голограммные изображения сотен конунгов, но еще большее количество оставалось невидимыми — храм Одина был построен слишком давно, тогда у викингов не было и десятка планет. Тогда, после Великого Поражения, все только начиналось. И продолжалось без серьезных бед много лет, до сегодняшнего дня.

— Братья! Теперь пора выслушать выживших детей. Лишь один из них бреет бороду, но я счел нужным показать вам всех.

Перед Харальдом возникла голограмма — небольшая, жмущиеся друг к другу дети были ему всего лишь по пояс. В середине диска проектора стоял довольно рослый юноша лет шестнадцати, слева от него — девушка того же возраста, справа — совсем еще мальчик. Все трое выглядели изрядно перепуганными, но старший старался придать лицу мужественное выражение.

— Говори, Кетиль. Говори быстро и только самое главное: сейчас тебя видят и слышат на всех планетах Союза Свободных.

— Приветствую вас, высокие конунги… — осипшим голосом произнес юноша и поклонился, едва не столкнув с диска мальчика. — Я Кетиль, старший сын Олава Смешливого с Оск-Турид. Меня удостоили чести отправиться в поход вместе с другими старшими сыновьями первопроходцев. Нас вел Бьяртмар Беспалый и полет наш длился четыреста пятьдесят восемь условных суток. Мы посетили шесть систем и все их нанесли на карты, исполнив часть долга. Но найти хоть что-то, пригодное для поселения, не удавалось. Бьяртмар Беспалый готовился создать колонию на орбите, чтобы не спеша восполнить полетный ресурс и позволить появиться потомству. Однако в седьмой системе мы нашли то, что искали. Мы назвали эту планету Хильд-Оск, и она стала нашим домом, мы поклялись завоевать ее и защищать. Но высадка не состоялась. Когда мы подлетели…

— Подробнее о действиях Бьяртмара Беспалого, Кетиль! — прервал юношу Харальд. — Что сообщили ему зонды?

— Зонды принесли нам все необходимые пробы. Хильд-Оск пригодна для жизни, там можно растить детей, прокормить миллионы! Там большой океан и есть много областей с мягким климатом… — Кетиль чуть сбился. — Она… Хильд-Оск, она…

— Она прекрасна… — одними губами сказала девушка.

— Бьяртмар знал, что планета населена? И все же решил дать ей имя до высадки, позволил вам принять клятву?

— Мы летели так долго… Мы хотели увидеть ее небо! И мы видели — на записях. Да, зонды сообщили о наличии аборигенов, но их было совсем мало: только один город. То есть город был порядочный — не меньше двадцати тысяч жителей, но больше никаких городов на планете не было. Мы собирались высадиться на Хильд-Оск немедленно и завоевать ее.

— Каковы оказались аборигены? Вы сами видели их на экранах?

— Совсем как люди… — Кетиль пожал плечами и тут же покраснел — перед старшими так себя не ведут. — Наш капитан… То есть наш конунг Бьяртмар Беспалый сказал, что это удивительно и что мы обязательно постараемся сохранить в живых нескольких существ. Да, я видел записи, и они есть в нашей капсуле. Эти твари очень похожи на землян, только одеваются странно, и оружия у них нет.

— Нет оружия? — нахмурился Харальд. — А кто же тогда погубил ваш корабль?

— Не знаю. Но уж точно не те, кто строил город на поверхности! Те ходят с дубинами и железом. Мы победили бы их легко и поселились бы в их домах! Халль Хромой смеялся, что мы еще и женщин их заберем себе, но это он в шутку… Конунг приказал готовить шлюпы, а пока — принести клятву…

— Он поступил опрометчиво! — Харальд Толстый развел руками, адресуя жест следящим за ним конунгам. — Но клятва была принесена викингами, и теперь Хильд-Оск — наша. Боги не простят нам отступничества. Продолжай, Кетиль.

— Мы были в нескольких часах хода, когда нас атаковали. Сразу два больших корабля. Бой был коротким, наши экраны не выдержали и первого залпа, а вторым нас уничтожили… Халль кричал, что это человеческие корабли, он называл их как-то, но я не помню… Он приказал нам первыми идти в капсулу. Потом корабль погиб, и автоматика отстрелила нас в пустоту. Я как мог, сориентировал ее, и за двести дней нам удалось войти в зону приема сигнала…

— К сожалению, их капсула не была оснащена современными средствами связи, их вообще нет на дальних планетах… Вот и все, что дети могут рассказать нам. — Первый конунг отключил голограмму спасшихся. — Я повторю за ними: Хильд-Оск — наша, клятва принесена нашими братьями. На ее будущих жителей напали, причем напали первыми. И, если нет ошибки, это были корабли, построенные руками человека. Я склоняюсь к тому, что ошибки нет, — откуда могли взяться похожие на людей аборигены? Прежде мы такого не встречали… Следовательно, кто-то проник в наш сектор и основал там колонию. Вот почему мы должны отреагировать незамедлительно.

Замигало сразу несколько изображений конунгов, прижавших ладони к груди, — многие хотели что-то сказать. Харальд по старшинству выбрал Торстейна Рыжего, конунга Торунн-Хельги, седьмой из планет Союза Свободных.

— Харальд, получил ли ты записи? Я думаю, все мы должны их изучить, прежде чем примем решение…

— На капсуле мало что оказалось, Торстейн. Конунг Бьяртмар Беспалый, вероятно, просто не успел дать распоряжение скопировать всю имеющуюся информацию… Но то, что у нас есть, будет немедленно разослано всем. Изображения кораблей, атаковавших наших сородичей, там нет.

— А жителей планеты?

— Тоже.

— Тогда… Харальд Толстый, против кого же мы пойдем в поход?

— В Великий Поход, если вы согласитесь со мной, — сразу уточнил Харальд, разглаживая окладистую бороду. — Опасность над сотнями миров — такие корабли могут просто сжечь наши колонии, совершенно беззащитные перед ударами крейсеров. Мы все должны подняться. Уничтожение врагом одного нашего корабля с пятью сотнями старших сыновей и дочерей может кому-то показаться комариным укусом. Но боги не простят нам отступничества! Клятвы были принесены, Хильд-Оск — планета викингов! Кто бы ни напал на людей Бьяртмара Беспалого, он напал на нас всех и должен увидеть, как мы умеем отвечать на удар.

— Великий Поход против планетки с несколькими тысячами обитателей? — с сомнением покачал головой Торстейн.

— Мы заставим врага показаться или бежать.

— Но враг окажется у нас за спиной! Если это и правда корабли, построенные руками человека, то нас атакуют торгаши, и не в дальнем космосе, а тут. Надо бы узнать, кто именно выступил против нас, и бить в сердце, по Старым Мирам.

— Это война, большая война, подобная той, что случилась сотни лет назад. — Харальд сделал паузу, чтобы все поняли суть сказанного. — Торгаши не любят друг друга, но против нас объединятся, как тогда. Еще мало сил у детей Одина. Время исполнения пророчеств пока не настало, об этом говорят все норны. Если война уже объявлена, мы примем вызов. Но если произошедшее — случайность, то мы заставим врага испугаться и бежать, ударив сразу всеми силами. Нужен Великий Поход, прежде всего — чтобы избежать Великой войны, чтобы все видели нашу силу. Торгаши имеют миры с миллиардами жителей, осваивают целые системы, мы же стараемся лишь зацепиться за как можно большее количество звезд, и лишь тех из них, что принадлежат нам по праву. Даже их презренные суды не смогут опровергнуть наших доводов, если их поддержит большой флот. Нам нужны все — таково мое мнение.

— Я понял тебя, Харальд. Но не мало ли у нас пока информации? — упорствовал Торстейн. — Что, если послать несколько быстрых, хорошо оснащенных кораблей на разведку?

— Враг не знает, что капсуле удалось уйти. Кетиль слышал еще два позывных, но вскоре другие капсулы были уничтожены врагами. То, что дети спаслись, — случайность! Как и то, что им удалось вернуться к сородичам. По нашим традициям, теперь Кетиль — конунг той планеты, которой принес клятву. Ему и вести флот, а наш долг — помочь ему. Разведчики лишь покажут, что мы знаем о гибели колонистов, что нам известны координаты Хильд-Оск, тогда и торгаши успеют подготовиться. Важно же, напротив, не дать им времени: демократии зависят от воли плебса, а плебс труслив. Большой Флот убедит их, что огромные города торгашей могут однажды просто сгореть. Этого должно оказаться достаточно. Если же нет — значит, война нам уже объявлена.

— Пока твои доводы кажутся мне разумными… — проворчал Торстейн, поглаживая лысину, сияющую на месте некогда огненно-рыжей шевелюры. — Лучше сразу замахнуться ножом, чем злить врага, обмениваясь пощечинами… Но все это нужно хорошенько обдумать.

— Конечно. Голосование — через условные сутки, я пришлю вызов всем.

Остальное было формальностью. Харальд закончил большое совещание, ответив еще на несколько малозначимых вопросов, и покинул храм. Ауд, первая планета викингов, она же последняя, оставленная в собственности тех, кто проиграл последнюю Великую войну, встретила Харальда чудесной погодой. С неба улыбался теплый Один, как назвали некогда последние викинги свою звезду. Его уже ждали приближенные, чуть в стороне жались друг к другу доставленные с переднего края Союза Свободных дети.

— Кетиль! С тобой, возможно, захотят в ближайшие часы пообщаться многие из конунгов. Будь в Храме. Вы двое, идите к женщинам, пусть вас накормят и устроят на ночлег.

— Высокий Первый Конунг… — Кетиль склонил голову так низко, как только позволяло ему сознание того, что волею богов он теперь тоже конунг, пусть и самый младший по всем статьям в Союзе. — Харальд Толстый… Состоится ли поход? Великий Поход? Я недолго смогу жить вдали от своей планеты. И Ауд, и маленький Гуннар тоже — мы дали клятву и обязаны вернуться, отстоять свою Хильд-Оск. Иначе мы окажемся опозорены перед Одином и Тором, перед Тиром, всеми богами…

— Клянусь Молотом Тора, мой мальчик, мой юный конунг, мой брат: Великий Поход состоится! — Харальд даже рассмеялся от переполнявшего его чувства гордости. — В наше время совершатся великие дела, и Валгалла примет многих, так давно обещали вещие норны. Пусть Большой Войны пока не будет, пусть, но героями нам стать ничто не помешает. Я даже знаю, кто поможет тебе возглавить Великий Поход: Торстейн Рыжий. Я понял это по его глазам — они горели, как звезда, дающая тепло нашей планете. Увы, мне не достанется такой чести… Пока. Но ты получишь флот, Кетиль. Такой флот, что тебе и не снился! Все планеты обязаны помочь тебе, весь Союз Свободных. Я думаю, ты скоро будешь именоваться Кетилем Флотоводцем.

Вот так вышло, что Чиа Риттер и Кетиль Флотоводец должны были встретиться.

ГЛАВА ПЕРВАЯ В поход!

Эйрик Пьяный гордился своим прозвищем. Вот уж он свое заслужил честно — на первом же курсе училища так насобачился в общежитии, что иначе его уже и назвать было нельзя. До этого он был Третьим, по количеству сыновей в семье, то есть был никем. Другое дело — Эйрик Пьяный! Так не каждого называют: пьяных-то полно, но вот чтобы подраться с комендантом, а потом с разбитой мордой и обиженной душой забраться в тренажер десантного бота и попытаться на нем улететь с планеты, это надо очень хорошо выпить. А Эйрик выпил более чем хорошо, потому как решив, что находится в реальном полете, еще и передумал улетать, вернулся и атаковал родную учебку, причем атаковал по всем правилам, с серией противозенитных маневров. Когда майор Трюггви Обожженный снял с тренажера показания, то сразу сказал: был бы парень трезв — получил бы высший балл! А ведь всем известно, что придурок Трюггви никому и никогда высшего балла не ставил. Однако ту самую запись, говорят, до сих пор транслирует курсантам, чтобы доказать: малые тоннаж и калибр никогда не помешают хорошему пилоту прорвать заграждение и поразить цели.

Некоторые, впрочем, удивлялись. Скажем, башенный лейтенант Халль Богатый не переставал прямо-таки жалеть Эйрика.

— Ну ничего, братишка, ты еще себя покажешь, и прозвище изменится! — говаривал он.

— Не надо мне ничего менять! — отмахивался Эйрик. — Богатых только в нашем гарнизоне шестеро, а Пьяный — я один.

— Отец, наверное, бесится? — снова вздыхал глупый сердобольный Халль.

— Плевать мне на отца!

Это было не совсем правдой — скорее, это отец плевал на третьего сына. Первого он направил по своей, финансовой, стезе, второй сам придумал стать юристом и стал, а третий не хотел ничего и никаких планов на будущее не имел. Вот отец и отдал его в Десантное училище, исходя из единственного принципа: лишь бы потрудней да погрязней. Благо, конкурс в ПДУ никакой, половина курсантов — инопланетные. Может, еще и поэтому Эйрику нравилось прозываться Пьяным. Пусть отец позлится! Да только тому, похоже, снова было наплевать.

— А мне вот отец пишет. Обещает приехать, как урожай снимут. Говорит, сальница так и прет, и цены вроде бы хорошие обещают. Деньги будут — и приедет, с мамой, конечно, и с сестрой.

— Да поможет им Один! — важно кивал Эйрик, пряча улыбку, и Халль кивал в ответ.

Халль парень серьезный и глупый, хотя друг хороший. Прилетел издалека, и там, в этой дождливой аграрной дыре, им очень гордятся. Как же, наш уроженец и закончил Планетарное Десантное училище на Ауд, Первой из планет Союза Свободных. Загорал под светом Одина! Что ж, так действительно называлась звезда, согревающая Ауд, да только местные жители, и прежде всего Эйрик, ничего святого в этом не видели. Просто Ауд — симпатичное место, если сравнивать его с любой другой планетой Союза, и замшелая провинция, если сравнить с планетами торгашей. Эти не стремятся заплодить собой всю вселенную, зато умеют обжить и сделать удобным любой кусок скалы.

— Расскажи еще раз, как летал на Джозэ! — иногда просил Халль, когда они с Эйриком по учебной тревоге торчали в своей башне, ожидая команды «отбой». — Сколько тебе было лет?

— На Джозэ летали, когда мне было… Пятнадцать. Ох, нет! В пятнадцать отец возил меня с остальными на Мьилк, но там не очень интересно. Гравипарк, правда огромный, вот и все. А на Джозэ я, значит, был в тринадцать. Тогда мой второй братец еще не тронулся умом и взял меня с собой ночью в город. А на Джозэ, Халль, разрешены почти все виды как генетических, так и хирургических вмешательств. Поэтому если видишь там, на улице, кого-то, не прекрасного как Бальдр, то сразу знаешь: это или турист вроде нас, или кто-то, туристов обслуживающий. Ну вот, а у нас с собой были сущие гроши, из копилок, и рассчитывали мы снять какую-нибудь страшилу… А оказалось, что страшилы-то как раз дороже всего! Это там ценится, понимаешь, Халль?

— Не понимаю! — отвечал Халль, прозванный Богатым за то, что явился в общежитие с мешком кукурузы, и начинал глупо хихикать. Он в самом деле не понимал, а может быть, даже не верил.

— Но это правда! — Эйрик закидывал ноги на пульт и зажмуривался. — Страшилы дороги, они деньги тратят, чтобы стать какими-нибудь особенными страшилами, да еще с великим количеством ненужных дырок, а вот обыкновенные красивые девки не стоят почти ничего! Тем более, что мы встретили не профессиональную проститутку, а просто обычную барышню. А обычная барышня на Джозэ — это, знаешь ли…

Халль краснел и хихикал, хихикал… Он был уверен, что Эйрик совсем заврался. Между тем история была правдивой: случайная джозэанка, узнав, что приезжие мальчишки ищут дешевой любви, рискнула и увела их к себе. На торгашеских планетах возможность заработать — самое главное. Но оттого и риск — профи запросто могли истыкать девчонку ножами. Однако все обошлось, и к утру юные викинги вернулись домой притихшими и восторженными одновременно. Отец, как водится, ничего не заметил, а мать и сестры в тот раз остались дома.

— Эх, братишка Халль, видел бы ты эти миры… Блеск! Торгаши умеют жить.

— Да ну… — Халль перестал хихикать и насупился. — Я бы не хотел, чтобы моя сестра вот так.

— А какая разница, брат? Все же зависит от точки зрения. Если бы ты воспитывался на их планетах, ты бы по-другому смотрел на вещи… Да даже если бы вырос тут, на Ауд. Ты ведь заметил, как мы отличаемся от твоих сородичей?

Халль покраснел. Не так давно Эйрик все же уговорил его отправиться в увольнительную вместе, к его друзьям. Друзья, а особенно подруги, относившиеся, так же как и Эйрик, к зажиточному сословию Первой планеты, с одной стороны испугали, а с другой очаровали фермерского сынка. Еще бы — чуть ли не насильно лишили девственности. По этому поводу Халль немного переживал, все же не по обычаю вышло. Да и разговоры там ведут слегка… Подрывные. Одина чтут как-то слабо, не от души, одеваются словно торгаши и чуть ли не смеются над конунгами.

— Потеря девственности таким парнем, как ты, в двадцать пять лет — это ведь, если задуматься, просто страшно! — сказал Эйрик, закуривая импортную сигаретку и наслаждаясь смятением приятеля. — Вообще, потеря девственности — проблема государственной важности! А как ее решают? Никак. Вот потому у нас и процент самоубийств такой большой.

— А я слышал в новостях, что у торгашей куда больше с собой кончают! — заявил Халль.

— Врут, а ты веришь. Торгаши умеют жить, знают, ради чего жить. Тут, на Ауд, скоро будет миллиард жителей. Собираются устроить большой праздник, да только уже несколько лет все только собираются… Много нас тут, а, Халль?

— Конечно!

На сына фермера Ауд до сих пор производила впечатление гигантского муравейника. Города с миллионами жителей… Туда каждый день привозят уйму выращенной на полях и в морях еды! Здешние фермеры, наверное, сказочно богаты.

— А попробуй представить Тайрис, это торгашеская планета. Там больше шестидесяти миллиардов живет, брат! И всем хватает места.

— Как это так? — помотал Халль круглой головой. — Они… Они там ярусами живут, что ли?

— Нет, не ярусами! Просто моря частично осушены, а полей нет вовсе. Полярные области греются искусственно. Вот и все, очень просто.

— Как это полей нет? — не поверил бывший фермер. — А жрут что твои шестьдесят миллиардов?

— Привозное! — гордо сказал Эйрик и прищурился, пустив псевдодым прямо в лицо Халлю.

Тот молчал некоторое время, потом тяжко вздохнул.

— Брат, это ведь невыгодно. Нерентабельно. Глупо.

— Рентабельно, Халль! Уж поверь, как раз у торгашей все рентабельно. Там рынок — это и есть закон! Все имеет эквивалент и нерентабельности быть не может. В основном стоимость привозной еды складывается из транспортных расходов и распространения уже на Тайрисе. А сама по себе жратва стоит копейки.

— Ну да, копейки! — Халль так разволновался, что полез в карман за галетами. — Ты бы попробовал поломать спину круглые сутки во время жатвы!

— Вот отец твой ломает, а все на билет денег не соберет, — поддел его Эйрик. — Это — рентабельно?

— Техника старая, а кредита надо ждать годами, это раз! — обиженный Халль загнул палец. — Цены на удобрения все время растут — два! И Налог Тора — три, это же вообще невообразимо — половину урожая надо отдать за здорово живешь!

— Вот! — Эйрик выпрямился в кресле. — О чем я тебе все время и толкую: Налог Тора это же просто глупость! Он разоряет вас, и не только фермеров, между прочим. Заводчики, транспортники — все или половину отдают, или половину времени тратят на Налог Тора. Ради чего? Ради того, чтобы не сдохли с голода новые колонисты, которые каждый день осваивают все новые куски дерьма в невообразимой дали. Чтобы у них было хоть что-то, на чем можно летать. Получается, что мы, развитые и заселенные планеты, финансируем заселение новых, вместо того чтобы как следует освоить имеющиеся! Да у Союза Свободных уже многие тысячи планет, зачем еще? Мы богаты и могли бы жить не хуже торгашей. А вместо того — готовимся постоянно к войне с ними… А торгаши смеются.

— Я бы на их месте не смеялся! — важно произнес Халль, потому что больше ему сказать было нечего. В экономике парень был не силен, зато в политике на занятиях в ПДУ подковали. — Пусть только сунутся, будет им такой реванш, что мало не покажется!

— Шестьсот лет назад говорили так же. А в итоге мы напали первыми, и мы же проиграли вместе со всеми союзниками, от половины которых следа не осталось.

— Торгаши выжигали целые планеты вместе со всем населением! — Халль побагровел от праведного гнева. — Этого нельзя ни забыть, ни простить! И, кстати, войну начали не мы, а наши враги. Как ты только экзамены сдал?

— Говорил только то, что написано в учебниках, вот и сдал! — рассмеялся Эйрик. — Это было несложно. Только там вранье, по рукам давно ходят кое-какие тексты тех времен…

— Пропаганда торгашей! — настал черед смеяться Халлю. — И ты в это веришь, брат?

Эйрик не ответил. Да, он был склонен думать, что в последней Великой войне агрессором выступили именно его соотечественники вместе с множеством союзников. Как часто бывало раньше, человеческий мир раскололся надвое и сцепился в смертельной схватке. И снова начал было два: Империя и Демократия. Эйрик был достаточно умен, чтобы видеть слабости обоих подходов, но внутренне, для себя, выбирал Демократию. Он ведь бывал, бывал там… Окончательный разрыв с отцом произошел после того, как третий сын однажды обругал папашу за то, что тот мог остаться с семьей где-нибудь на Тайрисе, но предпочел вернуться на скучную Ауд. Отец тогда здорово разозлился, читал Эйрику глупые морали, брызгал слюной, поминал Одина, но всерьез привел только один аргумент: не путай туризм с эмиграцией! Однако сын и так понимал разницу, или ему казалось, что понимает. Но пусть будет трудно поначалу, все равно, дети сумеют приспособиться и выбиться в люди. А отец предпочел сытость и спокойствие свободе. С точки зрения Эйрика — непростительно глупое решение.

И ведь если подойти с умом, то иногда можно использовать существующее противостояние между Союзом Свободных и торгашами. Пару лет назад один парень из патруля исхитрился оглушить напарника и перелететь во вражескую зону. Не то чтобы торгашам был нужен его катерок — там есть и поновее техника, но не выдавать же обратно выбравшего свободу? Как-то его там устроили, вроде бы даже в разведку. Не то чтобы Эйрик был готов поступить так же — нет, опозорить всю семью, это чересчур, в этом с ним были согласны все друзья. И все же всерьез осуждать перебежчика не мог. Однако говорить об этом стеснялся даже при Халле — уж на что друг с первого курса училища, а и то не поймет.

— Торгаши еще узнают, как ошиблись шестьсот лет назад, отняв у нас все… — проворчал Халль. — Выделили такой узкий сектор развития, что годился только для унижения нации. Но мы прошли по нему так далеко, как не смог бы никто, кроме нас. Мы расширили его своими телами, мы ушли в далекий космос, мы…

— Галетой не подавись, — попросил его Эйрик. — Конечно, проигравшие державы были унижены. Знаешь, почему мы вообще получили свой сектор в открытый космос? Потому что вовремя сдались. А то осталась бы у нас одна Ауд и никакого сектора развития даже в иголку толщиной.

— Ложь! — прорычал Халль с набитым ртом. — Вражеская ложь! Мы дрались до последнего и только предательство…

— Стой! — Эйрик решил сменить тему разговора и для этого выпучил глаза. Его приятель заткнулся, а Эйрик все тянул паузу, соображая, что же сказать дальше. Глаза начали и в самом деле вылезать из орбит, когда он сообразил: — А почему эту долбаную тревогу-то уже четыре часа не отменяют?

Халль могучим усилием проглотил еду и скинул ноги Эйрика с пульта. На экране продолжала мигать надпись «ТРЕВОГА!!!», радары исправно щупали пространство и находили довольно много целей, но все опознавали как «свои». Протянув толстопалую руку, башенный лейтенант вставил на место штекер и тут же выдернул его опять, чтобы избавиться от мерзкого завывания.

— Может, не учебная? — неуверенно спросил он.

— Ага, боевая, как же… — усмехнулся Эйрик, но тоже неуверенно. — Где тогда объявление войны, где приказы?

— Не глупи, я же не о Великой войне говорю! — проявил психологическую устойчивость Халль. — Может, «Перехват» какой-нибудь, или маневры, или кто-нибудь границу нарушил случайно… Вот нас и держат просто потому, что… Что не до нас.

Эйрик вынужден был согласиться: психовать совершенно ни к чему. И все же что-то свербило у него в душе. Пользуясь тем, что Халль продолжал пристально всматриваться в экраны, он медленно нагнулся и вытянул из-за отодранного листа пластика флягу.

— Я все вижу, Эйрик Пьяный! — сказал Халль, не оборачиваясь, таким тоном, что Эйрик поневоле вспомнил некоторые диалоги отца и матери.

— Ты мне не жена! — сказал он, медленно откручивая крышку.

— Я тебе командир.

— Ты мне друг!

— Во время боевой тревоги нет друзей.

— А кто сказал, что она боевая?

Эйрик быстро поднес флягу ко рту и сделал пару больших глотков. Командир не пошевелился, но исхитрился поморщиться широкой спиной.

— Братишка, — пробасил он необычайно серьезно. — Представь, что мы в походе. Представь, что спиртное кончилось, а впереди — миллионы парсеков.

— Кошмар! — Эйрик сделал еще пару глотков. — Просто кошмар какой-то, не говори мне о таком!

— Вот именно, что кошмар. Ты зависим. Тебе будет очень плохо, ты не сможешь командовать.

Вообще-то, во взводе их было всего двое: Халль и сам Эйрик. Лейтенант Халль Богатый — командир, башенный лейтенант, лейтенант Эйрик Пьяный — его заместитель. По мобилизационному плану предполагалось, что они получат себе в подчинение три десятка резервистов. Однако Эйрик, которого вполне устраивала служба на старой десантной барже, всерьез годной только в качестве мишени на учебных стрельбах, искренне верил, что резервистов под своим началом не увидит никогда. О карьере он не задумывался, о подвигах не мечтал.

— Кем командовать?..

— Сам знаешь, что может случиться, если в самом деле отправимся в поход.

— Ты решил меня до смерти запугать? — Эйрик еще выпил. — Какой поход на нашей развалюхе, забери тебя Скель и Гети! Или, по-твоему, на ней можно опустить десант на самую маленькую торгашескую планетку? Да нас разнесут еще на орбите, мы неповоротливы, как… Как…

— Как твои проспиртованные мозги. — Халлю редко удавалось сострить. — Почему ты все время думаешь о войне с торгашами? Если это будет Великая война, то она и без наших дум придет. Может быть, на одной из планет случился мятеж, свергли конунга, не чтут Одина, или в опасности дети…

— Смотри поменьше фильмов, — простонал Эйрик. — Хотя все может быть, конечно…

На экране внезапно появилось строгое лицо командующего эскадрой. Халль, едва не свернув кресло, бросился вперед и снова воткнул штекер. Башня наполнилась раскатами хриплого баса.

— …недружелюбные действия. С этой секунды эскадра переводится в режим боевого ожидания. Все связи с планетой в обход Генерального Штаба приказываю прекратить. Отпуска и увольнительные отменяю. Текущий ремонт всех видов закончить в четыре условных часа. В особых случаях — составить рапорта в течении одного у-часа. Личному составу обратить особое внимание на подготовку к приему резервистов. Это все, дальнейшие распоряжения пойдут обычным порядком, предусмотренным Боевым Уставом Флота.

Экран погас. Друзья переглянулись.

— Что скажешь, Эйрик?

— Ты накаркал, Халль, ты накаркал!

— Это уже неважно. — Халль встал и поправил ремень. — Прости, Эйрик, но я, как командир башенного взвода, должен отдать несколько приказов.

Эйрик огляделся с несчастным видом.

— Прости, дружище, а кем ты собираешься командовать?

— Тобой, кем же еще? Распечатай все кубрики и сверь имущество с описью. О недостачах тут же доложи мне. Потом приступай к уборке.

— К какой, в задницу, уборке, Халль?! Мы с тобой, когда куда-нибудь прибывали, сами тут же занимались уборкой! Или ты хочешь, чтобы я вылизал унитазы перед прибытием этих хорьков, чтобы им вообще делать было нечего?!

— Да, хочу… — стыдливо потупился Халль. — Так ведь требует Устав и… И я помогу тебе, как только разберемся с имуществом. Мне ведь еще надо сходить на склад, проверить личное оружие, экипировку, обновить пломбы. Сам знаешь, обязательно у кого-то чего-то не хватит, и залезут к нам… Кстати, белье, что мы тогда взяли, так и не возвращено.

— Белье?.. — Эйрик смутно помнил, что с полгода назад они с Халлем по случаю загнали два тюка постельного белья парням из ходового блока. — Причем тут белье?.. Война все спишет, брат!

— Если это война, то существует и военно-походный суд, как сказано в Боевом Уставе. Нас за эти тюки теперь могут за борт отправить — если капитан прикажет. Так что мне нужно еще где-то попробовать прикрыть недостачу… Расходы пополам. Потом, когда я вернусь и ты закончишь с приборкой, проверим башню. Кое-что надо смазать, прозвонить все блоки… У нас уйма работы, Эйрик.

Халль прошел мимо оцепеневшего от свалившихся на него забот товарища, но у люка оглянулся:

— Лейтенант Эйрик Пьяный!

— Готов… — вяло откликнулся из кресла лейтенант.

— Остаешься за старшего. Башню не покидать до моего распоряжения — тревогу-то так и оставили в боевом режиме… Забыли, что ли? И вот еще: допей лучше сразу, что там осталось. Больше у нас ничего нет.

Эйрик оглянулся на товарища, испытывая сильнейшее желание запустить в него флягой. Однако это и в самом деле было последнее. Запасы собирались пополнить во время увольнительной, но теперь…

— Не грусти! — Халль открыл люк.

— Подожди!! — вдруг заорал Эйрик, подскакивая. — Братишка, а ты хоть понял, что случилось?

— Ну да! Адмирал отменил увольнительные и отпуска, приказал готовиться к приему резервистов. Что непонятного?

— Да нет… А что случилось? Кто на нас напал?

— Узнаем, когда доведут. Впрочем, мы там кое-что прослушали… Ладно, я спрошу у кого-нибудь, — смилостивился Халль Богатый. — Когда выйду на связь, расскажу, что узнал. Но сам меня не дергай, мне надо подумать.

Когда за командиром закрылся люк, Эйрик залпом допил остававшееся во фляге и, сразу немного окосев, закурил.

— Сообщу… Без моего распоряжения… — вяло передразнил он друга. — Тоже мне, командир.

Дотянувшись до пульта, Эйрик быстро набрал код соседей. Такие же артиллеристы, чья башня охраняла сто восемьдесят градусов, недоступные башне Халля и Эйрика, мгновенно откликнулись.

— Парни, у нас тут сбой со связью был! — слегка заплетающимся языком сообщил лейтенант. — Мы прозевали начало выступления нашего старика. Кто на нас напал, а?

— Инопланетяне, — услышал он мрачный ответ. — Это беда какая-то, Эйрик! Хрен с ним, с выступлением, но нам уже передали из рубки свои люди, что готовится Великий Поход!

— Что?.. — Эйрик решил, что не расслышал.

— Великий Поход! Один из конунгов подвергся массированной атаке, и вроде бы это не торгаши, потому что случилось это в какой-то совсем дальней запинде, на границе освоенного сектора! Теперь по всему Союзу объявлена тревога, Флот переведен в боевое дежурство, а через пару условных суток отсюда начнется Великий Поход!

— Великий Поход… — только и повторил Эйрик. — Куда?!!

— Вдаль, говорят же тебе! Наша эскадра выступит первой и пойдет от планеты к планете по сектору, вбирая в себя новые эскадры! Ты представь, сколько нам придется быть в пути и что за громада соберется! Но тащат всех, даже нашу развалюху.

— Будь оно все проклято…

Эйрик отключился и снова упал в кресло. Зачем, кому понадобилось нападать на окраинную планетку? Да там, наверное, и всего-то сто тысяч жителей или даже меньше! А к чему тащить туда десантную баржу?.. И уж совсем невероятно: зачем ради такой ерунды затевать Великий Поход? И только минуту спустя Эйрик осознал: адмирал сказал, что колонисты были атакованы инопланетянами. Вот тогда его старый мир по-настоящему рухнул. Неужели прогнозы ученых идиотов о существовании более сильных цивилизаций все же сбылись?..

— Если так, то человечеству конец, — вспомнил Эйрик читанные в училище работы. — Надо только узнать, кто сильнее, — а потом и воевать незачем… И мы полетим это узнать. На старой десантной барже «Атмосфера». С ума сойти, спаси нас Один.

ГЛАВА ВТОРАЯ Рейсовая дама

Чиа прогуливалась по обзорной палубе «Королевы воров» и удивлялась — ну до чего же паршивое корыто! За время полета она успела испытать целый ряд неудобств, как-то: прекращение подачи воды в каюту из-за какой-то там аварии, хамство стюардов, которым она не дала чаевых, застряла в лифте во время смены курса, отравилась в ресторане и даже подхватила какую-то сыпь в бассейне. Чиа Риттер, конечно, привыкла к неприятностям покруче и в другое время не обратила бы на эту ерунду внимания, но ведь она — пассажирка лайнера «Королева воров», о котором рекламные буклеты какой только чуши не пишут! Более того, она — возлюбленная капитана Олви! А толку — чуть.

Оттого, что капитан Олви за двенадцать дней своей рейсовой дамой заинтересовался всерьез только два раза, Чиа не страдала. Но неужели нельзя было создать ей условия покомфортнее, скажем, перевести в первый класс, а лучше бы в пустующие люкс-апартаменты? Чиа была уверена, что платить за это Олви не придется. Но этот баран то ли не понимал намеков, то ли компенсировал бытовым садизмом свою не слишком активную сексуальность.

Кроме того, Чиа раздражали пленки, которые ей приходилось носить на зрачках все это время. Ей казалось, что они уже истерлись, что начинают болеть глаза. Давно бы сняла, ведь оттенок, подобранный аналитиками Хоука, был в точности тот самый, что подарила ей природа — но как спорить с Конторой? Заставили носить, как Чиа не сопротивлялась: они, видите ли, замеряли своими приборами! Духи отвратительные… Да, Олви клюнул сразу, но Чиа полагала, что результат был бы таким же и безо всяких ухищрений. Самое время снять поганые пленки, перестать поливаться мерзкой жидкостью из флакона, но контракт есть контракт: Чиа должна слушаться безопасников во всем, иначе не получит даже тех грошей, что ей причитаются. Могут еще заставить заплатить за билет — с них, подонков, станется.

И, наконец, Чиа мучилась от безделья. Она делала все, что могла, и каждый вечер докладывала об этом заделавшемуся корабельным механиком агенту Анушу Фингеру. Она спала с капитаном и могла каждый день часто видеть штурмана Штерна, даже побывала у него в гостях. Но ничего, совершенно ничего толкового сообщить не могла. Фингер нервничал — дельце явно не выгорало, и никаких премиальных, а также благодарности от Конторы ожидать не приходилось.

— Может, мне с ним переспать? — спросила Чиа как-то раз у Фингера. — Времени куча, могу изменять капитану с кем попало.

— Ни в коем случае! — возмущенно зашипел в имплантированный микрофон агент. — Нельзя позволить, чтобы Штерн хоть что-то заподозрил! Это приказ!

— Приказ приказом, а мне просто скучно… — сказала Чиа и послушалась Фингера. Она не тронула Штерна и переспала со вторым помощником Олви.

Переспала — и получила выговор. Оказывается, Чиа своим самовольным поведением поставила под угрозу всю операцию, потому что Олви необычайно ревнив, и если что заподозрит, то немедленно выкинет обоих за борт. И это при том, что сам только и делает, что пьет с пассажирами первого класса! Чиа возмущенно зафыркала в микрофон, чем весьма обрадовала второго помощника — диалог с Фингером через имплантант происходил прямо во время соития, и Чиа несколько отвлеклась от процесса. Говорить она наловчилась одними связками, а вот фыркать — пока нет. Впрочем, все пришлось кстати: помощник, тот еще сердцеед, был готов принять за оргазм что угодно.

Итак, вся ее жизнь была на виду у человека Конторы, быт отвратителен, зарплата невелика, а возможности развлечься — минимальны. Вяло флиртуя с вьющейся вокруг нее стайкой лейтенантов, которым отойти было стыдно, а приблизиться как следует — страшно, Чиа прогуливалась по обзорной палубе «Королевы воров» и злилась. Лейтенанты чувствовали ее скуку и честно пытались как-то развлечь.

— А хотите, я покажу вам нашу ходовую часть? — почему-то смущенно хихикая, предложил ей совсем молодо выглядящий полный брюнетик, имени которого Чиа не помнила.

Что имелось в виду, она просто не поняла. Но вдруг он решился наконец?

— Это что-то интересное, ваша «ходовая часть»?.. — спросила она, для пробы поиграв бровями.

Брюнетик понял и сник:

— Нет, нет, что вы! То есть интересное, но в том смысле, что… Это впечатляет. Только вам придется переодеться в специальный костюм, вроде легкого скафандра, — там довольно грязно и очень шумно. Если вам интересно…

— Мне интересно, — вяло всплеснула руками Чиа. — Мне все интересно. Совсем все, лишь бы не торчать на одном месте. Может, возьмем с собой еще одного-двух господ?

«Госпожа Риттер, прекратите кокетничать с этими идиотами!» — тут же заворчал в наушниках агент Фингер. Слышался звук льющейся воды. — «Вы доведете дело до греха, а если капитан узнает… Вам что, мало помощника?!»

— Мало, — ответила Чиа, а для лейтенантов добавила: — Мало здесь интересного, на «Королеве воров». Хоть бы зоопарк завели, что ли.

— Зоопарк?.. — смутился брюнетик. — Вообще-то, мы так называем пассажирские палубы. Но вас это не касается, конечно.

— Конечно! — вздохнула она. — Меня здесь ничто не касается. Ладно, идем смотреть вашу ходовую часть.

«Я протестую! — пискнул в наушнике агент Фингер. — Но должен еще вот о чем предупредить: мы можем случайно встретиться внизу — не подавайте виду, что мы знакомы!»

— Обязательно, — сказала Чиа, глядя в глаза лейтенанту. — Обязательно надо одеть спецкостюм.

Они проехали на лифте почти весь корабль, потом прошли по узкому служебному коридору и оказались в прачечной. Чиа подозревала, что подобное заведение, в отличие от зоопарка, на «Королеве воров» имеется, но почему-то рассмеялась.

— А те, кто работает здесь, тоже считаются служащими флота?

— Не только считаются, но и являются, госпожа Риттер! — вытянулся пронизанный корпоративной солидарностью брюнетик. — Мы все одинаково рискуем, постоянно совершая перелеты в межзвездной пустоте. Мера ответственности при этом, конечно, лежит на всех разная, но тем не менее…

— Я поняла, поняла! — остановила его Чиа, шагая мимо гигантских стиральных машин. — Да, у вас тут просто мечта хозяйки. И где же наши спецкостюмы?

— Вот тут!

Лейтенант услужливо распахнул перед ней дверь, и женщина увидела комнату, одну стену которой составляло около десятка распахнутых шкафов. В противоположной стене имелось отверстие, куда с помощью конвейерной ленты без конца поставлялось белье, одежда, чехлы для мебели, матрасы и все прочее, что только может оказаться в прачечной. Четверо молодцов сновали по комнате, принимая груз и раскладывая в шкафы, которые при ближайшем рассмотрении оказались маленькими грузовыми лифтами.

— Дружище Фингер! — тут же заорал лейтенант. — Будь любезен поскорее и вне очереди подобрать для нас с госпожой Риттер два спецкостюма номер шесть!

Агент Ануш Фингер обернулся и утер пот с розового лица. На Чиа он не смотрел столь демонстративно, что ей захотелось плакать.

— Слушаюсь, господин Поль! Однако пока у нас не имеется официально оформленных заявок и…

— Заткнись, Фингер! — лейтенант прицелился в агента пальцем. — Или я должен пожаловаться на тебя Орни Волосатому?

Парни, что работали вместе с Фингером, отчего-то засмеялись. Чиа заметила, что выглядит агент весьма так себе: глаза ввалились, под ними растеклись здоровенные синяки, разбитая губа вспухла.

— Слушаюсь, господин Поль… — проворчал агент и, едва не налетев на Чиа в попытке ни разу на нее не посмотреть, отправился рыться в шкафах-лифтах.

— Он упрям, как тилийская земляная оса, — сообщил лейтенант. — Совершенно не понимает, что такое работа в команде. Новичок… Ну, ничего! Он у нас запомнит «Королеву воров», а по прибытии на Тайрис мы немедленно уволим этого ленивого типа.

— И больше не нанимайте в наш цех педиков! — потребовал, проходя мимо, один из коллег Фингера. — Надоел до смерти!

«Это ерунда!» — горячо зашептал в наушник Чиа отвернувшийся к шкафам агент. — «Просто здешние контрразведчики в курсе того, кто я такой! Трогать открыто не хотят, вот и травят, загнали в прачечную, хотя контракт был совсем другим… Я еще в суд на них подам! А что я вам говорил, что работаю механиком — это просто для конспирации!»

— Конечно, — сказала Чиа, хихикая. Наконец-то она хоть немного развлеклась. Надо было раньше отыскать этого агента!

— Что, простите? — повернулся к ней лейтенант Поль.

«И я не педик, вы понимаете? Это часть травли! То есть я не против сексуальных меньшинств, но… Не обращайте внимания».

— Я, конечно, не обращаю внимания, — ответила Чиа и Фингеру, и лейтенанту, — но здесь довольно жарко.

— О, мы уже сейчас уйдем! Фингер, недотепа, сколько ты еще будешь копаться?!

— Несу…

Агент приволок два «спецкостюма номер шесть». На Чиа он по-прежнему не смотрел, и когда лейтенант принял у него один комплект, протянул второй куда-то вбок.

— Ты такой убежденный гей, Фингер, что даже смотреть на женщину не желаешь? — хмыкнул лейтенант Поль.

— Я… — Фингер вперил взгляд в Чиа, неловко кивнул и просто-таки швырнул ей костюм, тут же отвернувшись. — Я должен идти!

— Валяй, работай. Вот видите, госпожа Риттер, почему его тут никто не любит!

«Неправда, я не педик!.. — тоненько взвыл в наушнике агент Фингер. — Уходите отсюда, вы ставите успех операции под угрозу!»

Костюм легко надевался прямо поверх одежды, и Чиа с лейтенантом переоделись уже за пределами комнаты, отведенной противниками Хоука для мучений его агента. Потом им пришлось еще немного проехать на лифте, причем в одно ухо Чиа нес какую-то поясняющую чушь лейтенант Поль, а в другое бубнил еще большую чушь об угрозе успеху операции и о своей половой ориентации Фингер. Впервые с начала путешествия на «Королеве воров» авантюристке стало действительно весело, она хохотала как заводная, и лейтенант все же осмелился взять ее за руку. Впрочем, лишь за самые кончики пальцев.

Наконец створки лифта раскрылись и Поль торжественно шагнул вперед, воздевая руки.

— Вот мы и в святая святых нашего корабля, госпожа Риттер! Думаете, самое главное — рубка? Чушь, все управление легко можно продублировать здесь, прямо у двигателей. Там, над нами, лишь несколько палуб, без которых вполне можно обойтись. Входите же, но помните: все тайны, что станут вам известны, должны умереть вместе с вами!

«Врет, ничего секретного тут увидеть невозможно. Да и вообще врет. Пижон, скучный глупый пижон!» — затараторил Фингер.

— А мне кажется, довольно милый! — фыркнула Чиа, шагая вслед за Полем.

— Кто? — обернулся он.

— Да вы же, лейтенант, кто еще?

Поль сбился с шага и промычал в ответ что-то невнятное. Чиа стало еще веселей — этот малек заперт в одну жестяную коробку вместе с расфуфыренными пассажирками, а иметь с ними дело ему еще совсем не по чину, не позволят старшие товарищи. Ей стало его жалко, но от этой жалости было еще смешнее.

— Поль, а зачем нам костюмы?

— Мы сейчас пойдем дальше — там, за переборкой, собственно двигатели. Мы, конечно, увидим только часть их, снизу, но там очень шумно, придется надеть шумопоглощающие капюшоны. Чувствуете вибрацию?

— Чувствую. А может, и не стоит туда ходить, юноша? Вибрации и тут вполне достаточно, а в костюмах жарко.

«Не вздумайте, госпожа Риттер! — взвыл в наушнике Фингер. — Ну зачем вам это все нужно?»

«В самом деле, зачем мне все это нужно? — подумала Чиа, беря лейтенанта под руку. — Но, с другой стороны, надо же хоть чем-то убить время до прилета на Тайрис, где нас обоих выкинут с „Королевы"?».

— Сюда ведь обычно никто не приходит?

— Ну… — Лейтенант сглотнул. — Никто, в это время никто… А могут и прийти.

— Жаль, — сказала Чиа, расстегивая молнию на костюме. — Вибрация тут что надо. Ну ладно, значит, просто поболтаем. Хотите сигарету?

Она погладила лейтенанта по волосам, запустив руку под капюшон, приблизила лицо.

«Чиа, бросьте это! — неистовствовал Фингер, время от времени еще с кем-то пререкаясь. — Сам ты педик!! Перестаньте! Это я вам, Чиа, вам, перестаньте к нему приставать, все это может кончиться очень… Черт возьми, да отвяжитесь от меня, я владею боевыми искусствами!»

— Вот там есть еще одно помещение! — выпалил лейтенант Поль, когда Чиа оторвалась от его губ. — Там, дальше, в самом углу! Что-то вроде каптерки, она правда в этом рейсе занята… Но у меня остался ключ, мы там еще три рейса назад с пацанами бражку ставили… Идемте, только быстро!

— Быстро?.. — несколько оторопела Чиа. — Зачем же — быстро?

— Я… Нет, я хотел сказать — идемте побыстрей! — выкрутился лейтенант, явно совершавший нечто против всех правил.

— Другое дело! — рассмеялась Чиа. — И можно на «ты», минут на тридцать как минимум. Как минимум, ты слышал?

Дверь, или скорее квадратный люк в углу оказался покрашен в тон стены и также покрыт слоем въевшейся грязи, запросто можно было пройти мимо. Лейтенант, порывшись в кармане, нашел карточку и сунул в прорезь, люк легко распахнулся.

— Мы не можем здесь быть очень долго… — смущенно сказал он, стаскивая брюки прямо через флотские ботинки. — Это теперь не мое хозяйство, тут штурманская аппаратура, какая-то совершенно новая. В общем, у меня просто осталась карта, после того как… Я забыл ее сдать.

— Не продолжай! Лучше расскажи еще про аппаратуру, меня возбуждают разговоры о навигации! — Чиа всем весом придавила его к каким-то приборам, и Поль испуганно взвизгнул.

— Осторожно, я ведь даже не знаю, что здесь! За все отвечает Штерн и какие-то его люди, они только в этом рейсе появились. Лучше бы нам здесь не задерживаться!

Чиа специально повернулась к губам лейтенанта левым ухом, чтобы Фингеру было лучше слышно. А то ведь мог и пропустить — его там, в прачечной, кажется как раз сейчас били коллеги.

— Не волнуйся, миленький, успокойся — ты же не хочешь, чтобы у нас ничего не получилось. Рисковать, так ради чего-то… Штерн часто сюда приходит?

Ну, если Контора ей за это не заплатит, Чиа глаза Хоуку повыцарапывает, кем бы он ни был! Она надавила пальцами одновременно на обе брови, быстро обвела взглядом аппаратуру. Почти ничего не видно под кожухами, никаких надписей, но зато все снято и врачи Хоука смогут извлечь кадры с чипа у нее под кожей. Быть шпионкой — это, оказывается, увлекательно! Впрочем, Чиа умела увлекаться всем, чем бы ни приходилось в жизни заниматься.

— Нет, штурман приходит не часто, но…

Люк снова распахнулся, беззвучно, но и Чиа, и Поль отчего-то сразу это почувствовали. Штурман Штерн собственной персоной возник в проеме и вместо того, чтобы ошалеть от увиденного, расплылся в гаденькой улыбке. Поль исхитрился вскочить и отдать честь.

— Полковник, простите, я…

— Вы, лейтенант, прежде чем салютовать мне, отберите у дамы свой член! В другое время присоединился бы, но сейчас… Вы весьма некстати это затеяли. Явитесь завтра, а ключ отдадите мне прямо сейчас.

Штурман улыбался, рассматривая голую Чиа, и все, что ей оставалось, — улыбаться в ответ. Чтобы хоть как-то компенсировать моральный ущерб, она снова прижала пальцы к бровям. Хотя что толку… Голая на полу лежала она, а не Штерн. Вдруг Чиа сообразила, что Фингер уже несколько секунд орет благим матом:

«Чиа, я спасу тебя! Держись, Чиа, я иду!»

— Нет, нет! — сказала она.

— А я говорю: да! — Штерн наконец-то нахмурился. — Убирайтесь отсюда оба! Лейтенант, повторяю: никому ни слова, завтра ко мне. А вы, госпожа Риттер, лучше бы были со мной по-покладистей, а то ведь наш капитан — известный ревнивец! Не ради себя, так ради жизни и карьеры вот этого недотепы: лучше бы и вам помалкивать.

«Я спасу тебя, я иду!» — рычал в левое ухо напарник по шпионажу. Похоже, он не слышал ничего, так увлекся собственными воплями.

Чиа поняла, что надо как можно скорее двигаться навстречу агенту Фингеру. Она вскочила сама, сгребла в охапку одежду и потянула за собой Поля.

— Идемте! Немедленно идемте отсюда, вы же слышали!

Лейтенант, пребывавший в сомнамбулическом состоянии, послушно поплелся следом. За дверью оказались еще два человека, прежде Чиа на корабле не виденных. Вот уж кого ситуация явно не забавляла: оба держали руки на кобурах.

— Простите, простите нас! — мило улыбалась она, волоча за собой Поля. — Мы уже уходим, не беспокойтесь!

— Черт с ними! Занимайтесь делом ребята, а я постою снаружи, — сказал своим спутникам Штерн и вышел из секретной комнаты. — Поль, а вы не забыли про карту? Отдайте ее мне!

Чиа тоже пришлось задержаться, пока лейтенант разыскивал карту допуска в ворохе своей одежды. Эта заминка и стала решающей — с воплем «Я спасу тебя, Чиа!» из открывшегося лифта выскочил агент Ануш Фингер.

— Проклятье!! — только и сказал штурман, мгновенно скрываясь в комнате и захлопывая за собой дверь.

В голове Чиа промелькнули всевозможные способы выкрутиться из сложившейся ситуации, но один за другим оказались отвергнуты. Фингер — едва ли не официальный соглядатай врага на «Королеве воров», и только что он ее откровенно спалил, причем перед тем самым человеком, который ничего не должен был заподозрить.

— Спасибо, Ануш! — с чувством сказала она и собиралась еще что-нибудь добавить, но события развивались стремительно.

Пробежав по коридору, Фингер прежде всего от всей души пнул совершенно беззащитного голого лейтенанта Поля, который повалился на пол молча, где-то даже мужественно. Затем агент схватил Чиа за руку и рванул так, что затрещал плечевой сустав.

— Бежим! Мы будем действовать по инструкции, больше никакой самодеятельности!

— Какая, к чертям, инструкция… — Чиа упиралась, не желая бегать по лайнеру полураздетой. — Ануш, ты идиот! Зачем…

Двери лифта снова открылись. Теперь в коридор вбежал сам капитан Олви, пьяный и взбешенный. Увидев раздетую Чиа, он сперва остановился в оцепенении, но лишь на ту секунду, которой хватило, чтобы глаза его налились кровью.

— Я так и знал, сука!! — заорал он, опять набирая скорость. — Чтобы моя рейсовая… Ты думала, на моем корабле можно от меня спрятаться?! За борт, тварь!

— Я спасу тебя, Чиа! — с готовностью сообщил Фингер и бросился навстречу капитану.

Возможно, агент и правда был обучен боевым искусствам, однако в массе тела сильно уступал капитану. На ударившую его в живот ногу Олви не прореагировал никак, зато Фингер упал, а уже об него споткнулся противник.

Некоторое время они барахтались, но в партере у агента не было ни одного шанса. Когда капитан Олви утвердился сверху и принялся душить Фингера, Чиа изо всех сил ударила его пяткой в затылок. Ударила и заскакала на одной ноге, уже не интересуясь судьбой капитана и агента.

— Больно!

— Ничего, Чиа, не беспокойтесь обо мне, я потерплю, меня учили… — Фингер с трудом выполз из-под туши капитана, вытер тыльной стороной ладони выступившие слезы. — Учили терпеть пытки… Я подготовленный агент… Бежим!

— Да подожди же, дай мне одеться! Куда спешить, если ты уже натворил все, что мог! — Чиа выдернула у него руку, которую агент снова попытался оторвать, и стала лихорадочно одеваться. — Лучше забери у него бластер, пригодится!

Фингер завозился с капитанской кобурой, и Чиа успела хоть немного привести себя в порядок. Дверь в комнату с таинственной аппаратурой не открывалась, и по всему выходило, что удрать они успеют. Вот только куда? «Королева воров» — лайнер большой, но и здесь можно найти даже мышку.

— Что будем делать, Ануш? Что у тебя за инструкция?

Агент застыл над телом капитана с бластером в руке и явно собирался с духом, чтобы согласно очередной инструкции устранить свидетеля.

— Прекрати, нам это не нужно! — Чиа подскочила к нему и вырвала оружие. — Что делать, горе мое?! Куда бежать?

— Не волнуйтесь Чиа, я вас спасу!.. — дрожащим голосом повторил Фингер, все еще погруженный в собственные переживания.

— Инструкция, инструкция на случай провала! — крикнула Чиа ему в самое ухо. — Куда бежать, где искать помощи?! Где?!

— Инструкция! — повторил в ответ Ануш и приосанился. — Да, у нас есть план! Следуйте за мной, госпожа Риттер, я вас прикрою!

Он побежал к лифту, так и не позаботившись забрать у Чиа бластер.

— Идиот… — она поспешила следом, еще раз оглянувшись.

Люди, скрывшиеся в комнате с аппаратурой, их не преследовали. Лейтенант Поль сидел на полу и ошалело тряс головой. Капитан Олви уже начал похрапывать.

— Вроде бы у нас есть немного времени… — пробормотала Чиа, но ошиблась.

В неприметной комнатке, где рассыпалась мелочь из ее карманов, три человека колдовали над приборами. Кожухи валялись в углу, Штерн негромко отдавал распоряжения и сверял координаты. В то самое время, когда Чиа и Фингер поднимались в лифте, штурман выпрямился и произнес:

— Прыжок через десять секунд. Веду отсчет: девять, восемь, семь…

В лифте Фингер сообщил наконец Чиа подробности своего плана:

— Мы бежим с лайнера на капсуле, это было предусмотрено на случай провала!

— Предусмотрено — что? — не поняла авантюристка, привыкшая к более детальным инструкциям. — Рядом с нами летит корабль от Конторы, нас подберут?

— Это вряд ли… — признался агент. — Но мы дадим сигнал 505, у нас хорошие шансы и бластер! Не падайте духом, Чиа, я вас спасу! Я — профессионал!

Двери лифта раскрылись, Фингер уверенно побежал по коридору к капсулам, но вдруг его шатнуло. Покачнулась и спешившая за ним со злым лицом Чиа, на миг к горлу подкатила дурнота, как от невесомости.

— С вами все в порядке? — обернулся агент.

— В порядке… — Дурнота прошла так же быстро, как и появилась. — Курс наверное опять поправляли, идиоты. Вот только почему без капитана и без штурмана?

Дурноту почувствовали все на «Королеве воров». Но всерьез обеспокоились только те свободные от вахты лейтенанты, что до сих пор скучали на обзорной палубе. Задрав головы, они, как зачарованные, рассматривали небо, рисунок звезд на котором вмиг изменился до неузнаваемости.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Первое пополнение

— Чтоб мне сгореть на мосту Бифрест, не дойдя до Асгарда пяти шагов! Чтоб великан Мимир утопил меня в своем источнике мудрости!

Пятеро резервистов слушали брань башенного лейтенанта, опустив головы, но при этом переглядывались, словно нашкодившие малыши перед крикливым, но добрым воспитателем.

— Вы что, вообще никогда с орудиями дела не имели, тролли крашеные?!

Резервисты, или, точнее, уже строевые бойцы — по крайней мере, так было написано в их личных картах — на этот раз откликнулись нестройным, веселым гамом:

— Не-а!

— Никогда!

— В жизни не трогал этих штук, я в десанте служил, а не в артиллерии какой!

— Ингольв Рябой… — Халль прихватил за ворот краснорожего, но вовсе не рябого детину, почти не уступавшего ему ростом и несколько превосходившего полнотой. — Ингольв, ты ведь сержант, проходил полный курс. Откинулся со срочной всего пять лет назад. Не мог ты не видеть этих орудий, урод! Ты зачет сдавал по стрельбе, и об этом есть отметки в карте!

— Может, и сдавал… — Рябой, глуповато улыбаясь, начал по одному отдирать от воротника пальцы командира. — Только не помню ничего, хоть убей. Пять лет все-таки, туда-сюда… Меня по голове как-то раз здорово треснули… Не помню ничего. Вот это что — снаряд?

Ингольв, окончательно освободившись, быстро нагнулся и подхватил термос с кофетоном. Он показал его своим товарищам, те с готовностью загоготали.

Халль вздохнул. Конечно, «Атмосфера» не могла получить хороших бойцов — вообще непонятно, зачем ее потащили в Великий Поход, по какому бы случаю он не намечался. Но тот сброд, что в итоге поднялся на десантную баржу… Башенный лейтенант вместе со своим коллегой битый час простоял навытяжку перед капитаном, и, рискуя званием, доказывал ему, что абы кого к орудиям сажать нельзя, пусть эти «абы кто» лучше получат десантное снаряжение и прыгают первыми. Орудийные башни прикрывают высадку, без них она для такого суденышка — чистое самоубийство, имей противник хоть пару стволов. Значит, артиллеристы должны получить лучших, прошедших срочную службу на сходных должностях, или хотя бы имеющих представление об оружии, которым им придется воевать. Капитан, наконец, послал всех лизать задницу Локи и предложил башенным командирам самим выбрать себе по пятерке резервистов — больше пока нельзя, доукомплектовка артиллерийских взводов произойдет уже во время полета. Вот Халль и выбрал… Теперь приходилось начинать воспитание.

Башенный лейтенант завел руку за спину и сжал кулак, посылая приятелю широко известный каждому курсанту ПДУ сигнал: сейчас начнется драка, прикрой. Эйрик, во время разговора сидевший в кресле, закинув ноги на пульт, неохотно поднялся. Ему не хотелось прерывать невеселый, но сладкий безысходностью ход своих мыслей. Эйрик не спеша прощался с жизнью. Впереди — поход на край Вселенной, неизвестно зачем и против кого. Зато ясно, как дважды два, что жить «Атмосфере» — до первого боя. Любой курсант знает, зачем может понадобиться в походе устаревшая, десятки лет болтавшаяся на орбите десантная баржа: только для отвлекающего маневра. Все, иного способа ее использовать нет — для серьезных дел есть более вместительные, маневренные корабли. Если бы еще они летели подавлять какой-нибудь киношный мятеж — тогда да, тогда «Атмосфера» может и справилась бы, доволокла до поверхности несколько тысяч ленивых, вечно обкуренных десантников из резервистов, их машины и снаряжение. Правда, в моторном взводе ребята говорили, что сесть-то «Атмосфера» в принципе может, а вот взлететь… И все же это был бы шанс уцелеть. Но Великий Поход, о котором во всеуслышание объявил конунг Харальд Толстый — это совсем другое, это или начало Великой войны, или встреча с развитой инопланетной цивилизацией. В любом случае это верная и скорая смерть.

— Ты на донышко посмотри повнимательней, дружок, — по-отечески посоветовал Халль сержанту. — А потом уж смейся.

Ингольв Рябой послушно перевернул металлический термос и уставился на донышко, разбирая номер. Башенный лейтенант, слегка отшагнув, со всего маху ударил по термосу ногой снизу, отчего на миг показавшиеся Рябому загадочными цифры отпечатались у него же на лбу. Прежде чем сержант успел хоть что-то осознать, удар тяжелого кулака Халля отправил его в нокаут. Тут же слева сунулся вперед темноволосый Ари Шрам, но Эйрик вполне профессионально достал его носком ботинка по почке — благо, не в первый раз им с Халлем приходилось действовать в паре. Лейтенанты собрались было продолжить экзекуцию, но остальные резервисты попятились.

— Вот что, позор флота, — тут же взял слово более разговорчивый Эйрик, — вам пора вспомнить, что вы в походе. И не просто в походе, а в Великом Походе! Это вас должно мобилизовать, обязывать и всякое такое. А если нет — шкуры спустим.

— Вывернем и опять натянем! — прорычал пышущий гневом Халль, который, как и многие добрые люди, однажды начав лютовать, остановиться мог с большим трудом. — И так семь раз, тролльские выблядки!

— Это понятно? — Эйрик положил руку на богатырское плечо друга. — Халль Богатый родом из тех мест, где убивают за мешок кукурузы, так что шутить не советую.

Эйрику не хотелось, чтобы половина резервистов оказалась покалечена в первый же день, а Халль такого результата мог добиться легко. Несмотря на тесноту отсеков орудийной башни, двигался в драке фермерский сынок на редкость изящно.

— Понятно… — простонал Ари Шрам, поднимаясь с пола. Он лежал прямо перед Эйриком и счел безопасным ответить за всех. — Все понятно, брат-командир. Мы в походе…

Но глазами парень сверкал нехорошо, очень нехорошо.

«Похоже, из уличной шпаны, — сообразил Эйрик. — Расплодились в городах, шакалы. Такие зла не забывают, спиной к нему лучше не поворачиваться. Зато авторитет уважают. Надо бы еще ему всыпать при случае».

— Вот и отлично! — прорычал Халль, все еще тяжело дыша. — Тогда проваливайте все в кубрик и приберитесь там! Сержант Ингольв Рябой — старший! Все!

Резервисты, толкаясь в люке, покинули отсек. Последним выбрался Рябой, он все еще держался за лоб.

— Вот скажи, брат, зачем ты меня вчера заставил там все расставлять, если сегодня сам погнал новобранцев прибираться? — мстительно поинтересовался Эйрик.

— Откуда я знал, что резервисты такие бараны?! — развел руками Халль. — Взрослые же люди, наши ровесники. Я думал, все по-человечески будет… Тьфу! Это все ваши, с Ауд! Стыдно — первая планета, а населена будто не викингами, а…

— Это культура, брат! — обиделся за урбанизированную родину Эйрик. — Ну, то есть издержки культуры. Да, парни избалованы, но видел бы ты дикарей с далеких миров!

— Дикарей… — зловеще повторил Халль, присаживаясь в кресло и утирая пот со лба. — Дикарей, да? Эйрик, не будь ты моим другом, я бы врезал тебе прямо сейчас. Знаешь, что тот твой приятель, у которого мы были в гостях, тоже Ари, назвал меня как-то раз дикарем?

— Ты не дикарь! — замахал руками Эйрик. — Твоя планета не так уж далека от Первой и вообще…

— И вообще нечего шпынять нас, жителей не столичного мира! Твой дружок назвал меня дикарем, и я ему врезал! Он тебе не рассказывал разве?

— Нет, сказал, что налетел на угол с пьяных глаз… — признался Эйрик. — Халль, братишка, я же ничего такого не имел в виду! Просто насколько я понял адмирала, мы отправимся всей эскадрой на окраину, а там, как ты знаешь, живут…. эээ… настоящие дикари. То есть те, кто даже не умеет толком обрабатывать поля, понимаешь?

— Это верно, — вздохнул Халль. — Они там, дальше по сектору, не сильно умные, приходится помогать. Половину урожая отдаем на этот налог Тора! Но Эйрик, мы же говорим не о них, мы говорим о наших новых подчиненных. Отмутузить я их готов, ребята жирные и не тренированные. Могу мутузить каждый день, если поможешь. Но сможем ли мы положиться на таких ребят в бою?.. Сам знаешь, иногда башня горит, а покидать пост нельзя, надо вести огонь до последнего вздоха. Смогут ли? Я, честно говоря, сильно надеюсь на тех самых дикарей, которыми нас обещали доукомплектовать, клянусь правым глазом Одина. Пусть они и простоватые, но зато в бою не подведут. А эти твои земляки мне не нравятся.

Эйрик Пьяный закатил трезвые глаза в невыразимой муке. Как быть, если твой единственный друг туп, как молот Тора, да вдобавок почти так же силен? «Башня горит, а покидать пост нельзя» — ну надо же такое удумать?! «До последнего вздоха»!! Это как же надо было обсмотреться государственного канала, обслушаться лекций по политической истории! На «Атмосфере» вести бой в горящей башне… Смешно! Не говоря уже о том, что само понятие «горящая башня» несерьезно — в космосе среди огня дерутся только в фильмах да анимэ, а на деле всегда больше дыма, чем огня, и вести бой невозможно при всем желании — приборов не видно. Так что успел дежурный наряд пристегнуть шлемы, или нет, а толку от пораженной башни никакого. Но даже не в этом дело… «Стоять до последнего» — этот приказ отдают адмиралы флота, обреченного на уничтожение, капитаны кораблей, которые приносятся в жертву во имя тактических соображений. Это приказ, который, согласно командирскому образу мышления, должен заставить каждого бойца задрать нос кверху и помереть легко, с песней. Своего рода анестезия в качестве соуса к эвтаназии. Валгалла ждет нас, стоять до последнего, герои! Но сражения так не выигрывают. Сражения выигрывают численным или техническим перевесом. А теперь Эйрик знал: в критический момент, за десять секунд до смерти Халль отстегнется, вскочит и заорет: «Стоять до последнего!» — и его, Эйрика, неминуемо стошнит. Вот такая его ожидала неаппетитная гибель.

— Ты меня слышишь? — насупился Халль.

— Слышу, брат. Но ты напрасно так злишься на моих земляков, хоть они, конечно же, и полные придурки. Я их отлично понимаю: ну представь, что это тебя оторвали от семьи, вернули на службу, отправляют непонятно зачем на край Вселенной да еще заставляют тянуть лямку, как призывников! Они ведь свое уже откукарекали — и на тебе, опять. Ты бы, наверное, тоже не был счастлив!

— Я, брат Эйрик, готов тянуть лямку везде, где надо защищать интересы Союза Свободных, и столько, сколько нужно! — ответил Халль и его друг с ужасом понял, что башенный лейтенант говорит совершенно искренне. — И от этих парней буду требовать того же. Веришь ты в Валгаллу или нет, братишка, но я и тебя заставлю соответствовать доставшейся нам чести: участвовать в Великом Походе. Подумай сам, как нам повезло!

— О да, в постелях не умрем… А ведь сколько поколений на Ауд уже опозорились! — вяло сыронизировал Эйрик. — Знать бы еще…

— Эйрик, я серьезно: это великая честь! Уже сотни лет, как Великий Поход не объявлялся!

— Знать бы еще, в честь кого он объявлен, и почему куча современных десантных кораблей остается здесь, в Эскадре Прикрытия, а наша драная «Атмосфера», которую лет через пять пора бы и под нож, ползет из последних сил Локи знает куда!

— Так радуйся! — искренне не понял его Халль. — Они остаются, а мы идем, идем прямо в Валгаллу! Великий Поход просто так не объявляется, видимо, есть серьезный враг. Все силы викингов объединятся! Великий Флот, Эйрик!

— И в его составе — «Атмосфера»… Нет, Халль, не все силы викингов. Да и зачем объединять все силы, если мы идем не на торгашей, а ровно в другую сторону — прочь от Старых Миров!

— Какое тебе дело до планов Совета Конунгов? — снова не понял Халль.

И Эйрик сдался: в самом деле, ну какое ему дело? Вот Халлю нет никакого дела, где и по какой причине он умрет, так почему же должен волноваться его приятель? Жди нас, Валгалла!

«Может, я еще успею отрубить себе палец люком?.. — вяло подумалось Эйрику. — Хотя вряд ли меня спишут, если уже объявлен Поход, если „Атмосфера" включена в Великий Флот, если каждый бритый кок знает, что до старта менее суток… Нет, даже если пополам себя разрублю — добьют из гуманности, по-походному, и торжественно выкинут в космос как первую жертву. Кстати, мог бы войти в историю… Но уж ладно, обойдусь. И все же они… Варвары! Не помню, откуда это слово, но те, кто затеял бучу — варвары. И хорошего от них ждать не приходится: наоборот, на борту скоро появится полно ребят, по сравнению с которыми Халль будет выглядеть весьма цивилизованно… Пусть, пусть посмотрит увалень на настоящих викингов с окраинных планет! То есть дикарей, а не викингов… Хотя, какая, к троллям, разница!»

Так Эйрик мысленно договорился до того, что объявил свой народ состоящим из дикарей и варваров — каких-то не совсем понятных, но явно вредных существ. Объявил и даже похолодел от такой смелости. Вся его душа, душа пусть и урбанизированного, но потомственного воина решительно запротестовала.

— Ты чего так вылупился? — даже забеспокоился Халль. — Страшно лететь, да?

— Плевал я на страх, — обиделся Эйрик. — Мне просто не хочется лететь непонятно куда.

— Так зачем пошел во Флот? Здесь только так и летают! Особенно десантники.

— Тьфу на тебя! Можно подумать, я… Нет, брат, кончим этот разговор. Пойду, проверю, как ведут себя наши подчиненные, и если что не так — изобью до посинения.

— Только не сильнее, до посинения — и хватит! — предупредил Халль уходящего друга. — Хотя твой настрой мне нравится — так держать! Викинги не сдаются, а десантники еще и в плен не берут, да, брат?!

— Да пошел ты в задницу… — проворчал Эйрик, разгневанно шагая по переходам в жилой отсек артиллерийского взвода. — В самом деле сейчас кого-то здорово отлуплю!

Но свою угрозу он не выполнил — ворвавшись в кубрик, лейтенант увидел пятерых плечистых, униженных резервистов, всего лишь пять лет назад демобилизовавшихся со срочной службы в космодесанте. С одним или двумя он бы, конечно, справился, но пятеро — перебор.

— Как дела, парни? — он насупился и упер руки в бока. — Как приборка?

— Он меня ударил! Этот здоровый лейтеха! — тут же сообщил Ингольв Рябой, будто для Эйрика это могло быть новостью. — Ты видел? Он меня ударил! Это не по Уставу!

— Да что ты рассказываешь: говорю же, что вот этот самый гад одновременно пнул меня! — это уже Ари Шрам подскочил к товарищу-тяжеловесу поближе. — Эй ты, брат-офицер! Иди сюда!

— Бабушкой своей командуй! — вопреки призыву Эйрик чуть отступил к люку, чтобы не оказаться в окружении недружелюбно настроенных подчиненных. — Я твой лейтенант, заместитель командира взвода, башенного лейтенанта Халля Богатого. Меня зовут Эйриком Пьяным, и извольте обращаться ко мне как положено, маменькины сынки!

«Маменькины сынки» — так только в фильмах о могучих героях обзываются, но что поделать, в критический момент и из свободомыслящего Эйрика выскочило это выражение. На вновь призванных резервистов оно произвело то самое впечатление, что было запрограммировано снятыми по госзаказу фильмами: они взвыли, словно тысяча троллей, и гурьбой кинулись на лейтенанта.

— Камеры! — успел взвизгнуть Эйрик, намекая на видеонаблюдение и путешествие в вакуум без скафандров, ожидающее всех в случае гибели командира в походных условиях от рук подчиненных.

Потом ему пришлось защищаться: ухватиться за переборки обеими руками, пнуть ногами первых нападавших, Ингольва и Ари, а потом выкатиться в люк и попытаться его захлопнуть. На «Атмосфере» автоматика работала только в аварийном режиме, при разгерметизации, остальное — вручную… У Эйрика не вышло: ребята навалились всем своим весом, нажитым на гражданском пивке да свиных ребрышках, отжали лейтенанта в сторону, придавили люком.

— Чтоб вас Тор отодрал своим молотом в задницы!! — заревел Эйрик, не имея возможности сделать еще хоть что-нибудь. — Я ваш командир! Мы в походе и вас всех казнят! А ну, вернуться к приборке кубрика! Кому говорю, перхоть врагов Одина!

— Очень смешно! — зловеще захохотал Ари Шрам. — А ну, братва, вяжи офицерика! Пусть поймет, что имеет дело не со стрижеными призывничками, а с уважающими себя гражданами! Сейчас посмотрим, чья жопа ближе к геморрою!

Остальные резервисты, хоть и держали Эйрика, не вполне понимали, что делать дальше. Первый порыв уже прошел. Одно дело вскипеть от оскорбления, и другое — вполне осознанно напасть на командира. Конечно, на Ауд все это викинговское чинопочитание давно не играло роли в ежедневной жизни многомиллионных мегаполисов, но на корабле…

— А ведь и правда, мы в походе, Ари… — первым заговорил Ивар Темнобородый. — Шутки шутками, ребята, а ведь не поздоровится нам… Ингольв?

Ингольв Рябой задумался, продолжая прижимать Эйрика люком к стене. Глядя на его не обезображенное интеллектом лицо, лейтенант сомневался, что тот сможет вполне оценить нависшую над его, Рябого, собственной жизнью угрозу. Однако в этот самый момент паузу нарушил рев, донесшийся из всех динамиков «Атмосферы».

— Говорит капитан корабля!! То, чего вы ждали с минуты на минуту, парни, случилось: Походная Эскадра-1 минуту назад переименована в Великий Флот! Мы должны отвалить вместе со всеми через три условных часа, и мне наплевать, в каких муках вы сдохнете, но это произойдет в срок, и «Атмосфера» меня не опозорит! Вперед, братки, заканчивайте все дела и докладывайте мне повзводно. А если кто-нибудь только попробует меня подвести — отправится в вакуум вместе со своим непосредственным начальником! Это все, гномы.

Давление на люк ослабло. Эйрик бочком выбрался и одернул на себе комбинезон.

— Значит, все вроде бы ясно… — как можно ровнее сказал он и прокашлялся. — Великий Флот, все такое прочее, старик в бешенстве. Значит, все…

Наушники, которые Эйрик, как бывалый офицер, носил исключительно накинутыми на плечо, запищали. Лейтенант схватил их, прижал к уху.

— Да, брат!

— В другой раз отвечай сразу же! — Халль был строг и даже где-то торжественен. — Великий Флот, ты слышал?! Но об этом потом… Не успел старик закончить, а ротный уже вызвал меня на доклад, я в пути. У нас все в порядке? Больных и умерших нет?

— Пока нет, — отрапортовал Эйрик. — Все в порядке, Халль.

— Башенный лейтенант Халль Богатый, — поправил его товарищ. — Это твой официальный рапорт, я его записываю.

— Все в порядке, башенный лейтенант Халль Богатый! — послушно повторил Эйрик. — Личный состав действует согласно боевому распорядку! Больных, умерших и проклятых богами во взводе нет! Докладывал заместитель командира взвода, лейтенант Эйрик Пьяный.

— Спасибо, брат, — опять уж очень серьезно ответил Халль. — Ты уж, будь добр, не сильно там строй пацанов — пока нет пополнения, нам каждый человек дорог.

— Как скажешь…

Халль отключился. Лейтенант снова повесил наушники на плечо и зачем-то опять одернул на себе комбинезон. Подчиненные смотрели на него молча и чуть испуганно, вот только Ари Шрам неприятно ухмылялся.

— Братья, самое главное вам сказал капитан. Эскадра-1 переименована в Великий Флот, и мы вот-вот отправимся. Поход в самом деле начался… Великий Поход! — Эйрик даже осип, но патетическая речь давалась ему на удивление легко, будто от сердца — вот что значит адреналиновое отравление! — В общем, дела нешуточные. В любой момент нас могут по самые гланды загрузить смертничками в беретах и бросить к поверхности какой-нибудь планеты. И «Атмосфера» выполнит приказ! А поможем ей в этом мы, наша башня. Мы будем вести огонь, пока живы. Ведь так?

— Так, — кивнул Ингольв, и его поддержали все, даже Ари.

— Мы — викинги, мы — братья… Мы — свободные люди во Вселенной! Мы чтим богов и заветы отцов. Мы не боимся смерти, потому что нас ждет Валгалла. И везде, где прикажет конунг, мы готовы вести бой хоть с эскадрой Локи, сплавленной из ногтей мертвецов! — Эйрик едва не задохнулся от важности. — Братья, мы должны быть вместе, стоять друг за друга. Все. Наш командир Халль — прекрасный парень, хоть и фермерский сынок, а не уроженец Ауд… Возможно, скоро наш артвзвод доукомплектуют другими братьями, с еще менее обжитых планет. Вы, вы пятеро, будете им помогать, учить их, будете нашей с башенным лейтенантом Халлем Богатым опорой. Я думаю, все вы скоро станете сержантами… А Ингольв Рябой — взводным сержантом.

Последнее замечание пришлось как нельзя кстати: щеки Ингольва мгновенно покрылись поистине девичьим румянцем. Эйрик, переведя дух, тут же развил успех:

— Ингольв! Проследи, чтобы приборка кубрика прошла вовремя. О выполнении задачи доложи лично башенному лейтенанту. Удачи, братья! И носите наушники как положено.

С этими словами Эйрик нацепил собственные наушники под берет и чуть ли не строевым шагом покинул жилой отсек. Вслед ему не раздалось ни единого оскорбления, и лейтенант решил, что отделался вполне пристойно.

«А шел набить кому-нибудь морду… Ох, прав Халль насчет моих землячков: совсем оборзели от мирной жизни. Будем надеяться, на дальних планетах живет народ поспокойнее, а что глупее — не страшно, все равно погибать…»

Он вернулся в башню и увидел мерцающий экран. Помимо официального приказа от капитана «Атмосферы», кое-каких сообщений от пищевого и прочих служебных блоков, тут имелось и распоряжение от Халля. Башенный лейтенант объявил круглосуточное боевое дежурство, и всего-то в две смены. Одну из них возглавлял Ингольв Рябой, а вторую — собственно Эйрик. Таким образом Халль Богатый приравнял своего однокашника и лучшего друга к рядовым бойцам и взял все командование на себя. В то же время, пока Халль будет спать, — а надо же ему когда-то спать! — старшим все равно придется быть Эйрику, отвечать на дурацкие вызовы Начарта, и даже на капитанскую ругань из рубки… Больше всего, как обычно, будет ругани. Даже больше обычного — Великий Поход.

— А ведь все еще только начинается! — вздохнул Эйрик и решил пока относиться к происходящему кошмару философски.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Бегство

Чиа и Анушу в самом деле удалось добраться до спасательной капсулы. «Шлюпки», как их называли на флоте, размещались во всех пятнадцати портах «Королевы воров», начиная от парадного, пассажирского, годного к приему планетарных паромов, и заканчивая тем самым нижним, «прачечным». Именно здесь агент Фингер (согласно инструкции) присмотрел на самый крайний случай крохотное, обладающее всего лишь десятисуточной автономностью средство передвижения в открытом космосе и (согласно инструкции, конечно!) всесторонне его изучил.

— Все в порядке, Чиа! — говорил Ануш, пока система экстренной эвакуации открывала порт. — Все хорошо! Не волнуйтесь!

При этом ему непременно нужно было хватать женщину за руку, что ее порядком раздражало.

— Да успокойся ты сам! — отмахивалась Чиа. — Натворил дел, нечего сказать! У вас в Конторе все такие идиоты?

— У вас шок! — уверенно заявил Фингер и снова попытался завладеть рукой госпожи Риттер. — Успокойтесь. Мы столкнулись с нештатной ситуацией, но я всесторонне подготовлен. Я умею управлять капсулой, я знаком со всеми ее системами и, в случае нужды, готов произвести текущий ремонт. Сигнал 505 мы подадим сразу, как только покинем «Королеву воров», и в этом секторе космоса нас тут же услышат не менее сотни судов.

Чиа только покачала головой. Похоже, этот парень и в самом деле не понимал, что «Королева воров» — не простой пассажирский лайнер, что незадачливые агенты столкнулись здесь с куда более опасными людьми, чем приревновавший свою «рейсовую даму» капитан. Или понимал, но в силу своего небогатого разума старался ободрить подопечную? Чиа постаралась не злиться: в конце концов, все мужчины становятся детьми рядом с красивой женщиной. Себя Чиа полагала именно такой, и не в силу самоуверенности, а потому что имела к тому немало причин, прежде всего — постоянное окружение из плохо соображающих самцов.

— Фингер, а ты понимаешь, что с нами может сделать «Королева воров», пока мы болтаемся возле ее борта в дрянной капсуле? Один удар, Фингер, всего один удар… Может быть, еще не поздно придумать что-нибудь еще? Захватить рубку, или, ну скажем, взять заложников… Ты же всему обучен!

— Да, и именно поэтому — доверьтесь мне! За нами постоянно следили снаружи. Помощь придет — Контора своих в беде не бросает!

И снова Чиа покачала головкой — у нее о Конторе было другое мнение, основывающееся на множестве услышанных историй. Предприятие-то государственное, а для государства важнее всего соблюсти лицо. До людишек ли тут? Всегда найдется необходимое количество вот таких олухов, как Фингер. Зато парни вроде Хоука свою задницу никогда под удар не подставят.

В уши ворвался рев эвакуационной системы «Королевы воров». Перебивая сирену, еще громче зазвучал женский голос — на лайнерах используют в основном мурлыкающие женские голоса, особенно когда дело плохо. Наверное, самцов это должно вводить в ступор: чтобы не расшвыривали всех, кто слабее себя, на пути к капсулам.

— Внимание! Внимание! В связи с поступившими в систему данными об аварийной ситуации, несущей в себе угрозу человеческим жизням, двенадцатый уровень эвакуируется! Порт открывается, капсула три готова к пуску, пристегните ремни!

Чиа закрыла уши руками. Не зря ли она сюда полезла? Может, стоило бросить Фингера, а потом попробовать свалить все на него? Парень очень для этого подходящий. Внезапно наступила тишина, от неожиданности у Чиа едва не лопнули перепонки.

— Я отключил связь с кораблем! — улыбаясь, как придурок, сообщил агент и показал какую-то маленькую штуковину с торчащими тонкими проводками. — Просто выломал резистор! Кажется, это резистор… Я изучал эту систему, я владею ситуацией! Теперь мы не слышим «Королеву воров», а она — нас!

— Я ужасно рада, — кивнула Чиа. — Но что…

Она не договорила, потому что порт наконец-то открылся и капсулу вышвырнуло в открытой космос гравитационной катапультой. Чиа не знала, что агент Фингер ввел в систему уровень «чрезвычайная опасность», и таким образом шлюпка стартовала с ускорением в восемь «жэ». В противном случае Анушу здорово досталось бы… Женщина почувствовала, что ее щеки перемещаются куда-то на затылок, грудь на спину, а происходящее с остальным телом и вовсе не смогла бы описать. На экране перед беглецами появилось звездное небо, разноцветные точки на котором медленно передвигались, сообщая о сумасшедшей начальной скорости, набранной капсулой.

— Мать вашу тремя слонами! — простонала Чиа, когда смогла говорить. — Да что ж за…

Ее стошнило, и первое, что увидела Чиа разогнувшись — услужливый агент Ануш, блевавший в один пакет и протягивающий ей второй. В капсуле, не снабженной гравитационной системой, уже во все стороны разлетался съеденный женщиной завтрак.

— Раньше не мог дать, идиот?.. — прошептала она, но Фингер не расслышал, занятый своим делом.

Все, что оставалось, — раскрыть пакет и постараться с помощью его автоподсоса хоть немного очистить насыщенную кислым запахом — и вкусом! — атмосферу. В висках стучала кровь, желудок переместился к горлу, кишки в животе, видимо, совершенно перепутались. Чиа сама догадалась поискать и обнаружила аптечку. Сверху лежали спецсредства для облегчения состояния организма в условиях невесомости. Проглотив две таблетки, она почувствовала себя лучше и даже угостила агента.

— Ануш, ты в самом деле такой идиот? Не мог предупредить, что в этой коробке нет гравитации?

— Ничего, я обучен переносить все… — Едва проглотив таблетку, агент стошнил ее в пакет. — Я обучен! Я владею… Я знаю все системы…

— Обучись, пожалуйста, очистить здесь воздух, если уж не догадался дать мне пакет перед стартом.

Надеяться на этого парня Чиа больше не могла. Хуже того, такого идиота даже использовать опасно! Прежде она всегда сторонилась этого сорта мужчин, полагая его не только опасным, но и вредным, однако теперь, оказавшись запертой с ним в одной капсуле… Женщина инстинктивно осмотрелась в поисках незакрепленного тяжелого предмета.

— Датчик показывает, что состояние воздуха у нас соответствует допустимой норме! — бодро сообщил Ануш. — Все системы функционируют исправно! Я уже включил систему оповещения о катастрофе и, как только она выдаст наши координаты, нам останется только ждать помощи! Осталось только подождать, пока автонавигатор определит, где мы находимся, и…

— Что?! — Чиа, отыскав в кармашке под сиденьем увесистую упаковку со спрессованными галетами, сжала ее в руке. Над черепной коробкой агента нависла серьезная угроза, — Автонавигатор должен был еще на «Королеве воров» скачать данные из системы лайнера! Не делай из меня дурочку, Фингер. Капсула неисправна? Ты выбрал для нас неисправную капсулу?!!

— Эээ… Возможно, — с глупой улыбкой Фингер пожал плечами. — Возможно, с автонавигатором что-то не так. Но я уверен, спустя несколько секунд система перегрузится, и тогда наши координаты станут ясны, и тогда мы сможем выйти в эфир, и тогда…

— И тогда я расшибу тебе башку! — взвыла Чиа. — «Королеве воров» достаточно лишь чиркнуть по нам, лишь слегка полоснуть маневровыми дюзами! Фингер, идиот, куда ты меня втравил?! Где твои друзья, где твой Хоук, где вся ваша финансируемая за мой счет рать?!

Конечно, Чиа Риттер со своих сомнительных доходов не платила ни гроша налогов, напротив, получала пособие как безработная, но в данный момент это роли не играло. Что за люди, черт их дери, заботятся о безопасности государства и раздувают пивные животы, при этом не умея позаботиться даже о собственных агентах? Она сжала руками подлокотники, стараясь успокоиться. Громада «Королевы воров» где-то совсем рядом, хоть капсула и уходит от нее на предельно доступной для крошечного суденышка скорости. Чиа нашла глазами нужный экран.

Да, отлетели всего-то на несколько сотен корпусов вытянутого иглой лайнера…

— Что твой автонавигатор? — как можно спокойнее спросила она.

— Ну… — Фингер что-то переключил на экране перед собой и Чиа, вытянув шею, увидела мелькающие цифры. — Система просит еще подождать.

— Даже я знаю, что так не бывает, Фингер. Автонавигатор функционирует все время полета, он должен был сразу определить наше местоположение. А теперь он перебирает известную ему часть Вселенной, да? Бред какой-то.

— Дело в том, что… — Ануш Фингер подвигал кожей на лбу, но ничего этим не добился. — Я не знаю, в чем дело, госпожа Риттер. Но когда я проверял капсулу, все системы были исправны.

— Кроме твоего мозга, — не совсем к месту уточнила Чиа. — Ладно, посылай 505 вручную, без указания координат. Просто проси помощи, упомяни «Королеву воров» и наши имена.

— Это запрещено! — возмутился Фингер. — Лайнер, конечно, нам не скрыть, шлюпка сама выдаст информацию, но имена — это лишнее. Я думаю…

— Не думай, а действуй!! — сорвалась Чиа. — Мы в полном дерьме, неужели не понимаешь?! Если они захотят, то уничтожат нас за три минуты, а пассажиры на «Королеве» даже ничего не почувствуют! Ну а если эти мерзавцы постараются, то просто втянут нас обратно вместе со шлюпкой в тот же порт, и вот тогда кое-кому придется совсем плохо!

— Не волнуйтесь! — Фингер попытался погладить Чиа по плечу, но получил сильный шлепок по пальцам. — Не волнуйтесь, я всесторонне подготовлен и смогу защитить вас в любой ситуации.

— Никогда… — прошипела Чиа так тихо, что агенту пришлось нагнуться к ней. — Никогда больше меня не защищай, идиот. Все, а теперь сделай хоть что-нибудь.

Она прикрыла глаза, стараясь не вслушиваться в бормотание Фингера. Автонавигатор не может определить их местоположение. Все системы спасательной капсулы просты настолько, что выйти из строя без механических повреждений практически не могут. Или Фингер одним своим присутствием исхитрился сотворить чудо? Чиа вспомнила, как ее качнуло на лайнере. Что-то произошло в момент их бегства, что-то, возможно, связанное со штурманом, с его потайной каптеркой и стоящей в ней аппаратурой… Никакой внешней связи Чиа не видела, но интуиция подсказывала: случилось что-то чрезвычайно неприятное.

— Ну вот, дело сделано! — сообщил Фингер, закончив наговаривать в микрофон посылаемый во все стороны текст. Спохватившись, он чуть позже, чем следовало, микрофон отключил. — Капсула будет повторять мой сигнал каждые тридцать секунд, чуть изменяя частоту и кодировку, это обычная практика. Когда-то даже была специальная конференция по унификации…

— Я знаю, — оборвала его Чиа. — Все знаю. Покажи лучше, как нам лучше наблюдать за «Королевой».

— Только на экране, другого визуального контакта нет. Но, как видите, лайнер продолжает движение в прежнем направлении, мы с каждой секундой удаляемся от него. Таким образом, причин для беспокойств нет никаких.

— Серьезно?.. И куда же мы, по твоему, от лайнера удаляемся? В какую сторону? Автонавигатор, например, понятия не имеет. У шлюпки хватит мощности, чтобы вернуться к «Королеве»?

Агент Фингер мысленно сосчитал от десяти до нуля. Все же с этой женщиной так тяжело… Постоянно противоречит сама себе!

— Госпожа Риттер, капсула оснащена крайне ограниченным запасом топлива, это связано с…

— Я знаю, с чем это связано! Но «Королева» уходит, а мы остаемся, и где именно — совершенно непонятно!

— Какая разница? На 505 обязательно кто-нибудь прилетит и…

Автонавигатор как-то особенно противно запищал. Чиа, мгновенно отстегнув ремни, навалилась на агента, чтобы лучше видеть экран. Перебрав миллиарды вариантов, система остановилась на трех, хоть немного соответствующих видимой с шлюпки картине звездного неба. Два из трех вариантов, впрочем, были снабжены пометками «маловероятно», то есть некоторых звезд автонавигатор недосчитался, а другие обнаружил в неожиданном месте. Оставшийся, или самый первый, тоже не радовал — согласно этому предположению, капсула оказалась так далеко от обжитого человечеством мира, что надеяться на спасение не стоило. Сигнал-то спасатели рано или поздно получат, волны способны преодолеть любое расстояние, но корабли не умеют летать «на принципе неопределенности», им приходится иметь массу… В голове Чиа всплыли страницы школьных учебников, но выглядели они уж очень расплывчато. Она тряхнула и без того растрепанной челкой.

— Фингер, что-то случилось, ты понимаешь?! Мы оказались на другом краю Галактики!

— Это какая-то ошибка, — неуверенно предположил агент. — Да и потом, какой же это другой край? Нет, Галактика гораздо больше, и…

— Ты понимаешь или нет, идиот, что за нами никто не прилетит?! Жизнеобеспечения хватит всего на десять условных суток, а потом мы сдохнем здесь! Хотя нет, ты сдохнешь намного раньше, если ничего не придумаешь — хочу прожить лишние десять дней. — Силы оставили Чиа, она откинулась на спинку кресла. — Фингер, Фингер, зачем же я связалась с вашей идиотской Конторой…

— У вас не было другого выхода, госпожа Риттер! — несколько оскорбился за родное учреждение агент. — Автонавигатор ошибся, я уверен. Этого просто не может быть.

— Да?! А что за аппаратура стояла у штурмана Штерна в чуланчике?! А зачем вообще нас послали на «Королеву воров» — может быть, Хоук знал, что это не совсем обычный лайнер? Кроме того… Что это?

«Королева воров» меняла курс. Она была уже достаточно далеко, но разве это расстояние для мощных двигателей могучего лайнера? Судно закладывало широкий полукруг, явно намереваясь перехватить капсулу. Как на это реагировать, Чиа не знала: и улетать некуда, и попадать в руки к Штерну не хотелось.

— Принят ответ на сигнал. Будете слушать? Чиа и Фингер переглянулись, оба совсем не ожидали услышать голос системы — конечно же, женский умиротворяюще-спокойный голос.

— Да! — выкрикнули они одновременно.

— Шлюпка «КБ-12-3», с вами говорит капитан «Королевы воров» Штерн… — Экс-штурман не сдержался и хихикнул. — Слушайте, клоуны, давайте-ка без глупостей. Будете вести себя спокойно — примем на борт, гарантирую жизнь. Если попробуете уклоняться от захвата, просто сожгу ко всем чертям. И это еще гуманно: мог бы ведь элементарно бросить здесь, никто вас никогда не найдет. Так что ничего не трогайте, идите как идете, и все будет хорошо. Одно условие: больше никаких выходов в эфир. Договорились?

Фингер хотел что-то сказать, наверное, гордо нагрубить врагам, но Чиа заткнула ему рот ладонью. Она лихорадочно соображала.

— Эй, на шлюпке… — Штерн говорил издевательски-ласково. — Не валяйте дурака.

— Штерн, у меня наговорен текст обо всем, произошедшем на «Королеве»! — Чиа старалась говорить уверенно. — При малейшей угрозе нашим жизням я отправлю его в эфир, и тогда попробуй, поймай обратно!

— Госпожа Риттер? Я же сказал: будете вести себя хорошо — гарантирую жизнь. Все в порядке. Мы люди разумные, ведь так?

— Надеюсь. Не приближайтесь к капсуле, или я приму это за угрозу! — Чиа отключила передачу и отняла ладонь от рта Фингера. — Надо подумать, Ануш. Ты способен думать? Вот и думай тогда: что делать?

Фингер отдышался, отер губы и прокашлялся.

— Понимаете, госпожа Риттер, наше положение совершенно безвыходно. Сдача в плен означает не просто смерть, а смерть в муках. Как более опытный, как профессионально и всесторонне подготовленный агент, как мужчина, в конце концов, я должен взять командования на себя. Простите, но…

— Заткнись, — попросила Чиа. Именно попросила, потому что зла на этого идиота у нее уже не хватало. — Ануш, миленький, я хочу понять, что происходит. Просто понять, понимаешь?

— Понимаю. Так вот: если мы примем предложение Штерна, он нас все равно убьет. Таковы правила игры. Но прежде нам предстоит пройти через допросы… Ну, я не хотел бы вам сообщать подробностей… В Конторе нас обучили многому, в том числе умению сопротивляться гипнозу и терпеть боль, но вы этого не умеете. Кроме того, никогда нельзя знать точно возможностей своего организма, и даже я, всесторонне подготовленный агент, не могу вполне полагаться на себя. Единственное, что мы можем выбрать — сопротивляться до последнего и умереть с честью.

— Милый… — Чиа не слушала его. Пока Фингер болтал, она успела расстегнуть молнию на его комбинезоне и провести коготками по груди — обычно, это действовало на мужчин мобилизующе. — Милый, эти последние минуты, что мы наедине, можно провести очень приятно. Только пожалуйста, объясни мне, дурочке, во что меня втравил Хоук? Я ведь совсем ничего не знаю…

Фингер смущенно кашлянул, но против дальнейшего расстегивания молнии протестовать не стал.

— Видите ли, госпожа Риттер… Чиа… Понимаете, я и сам почти ничего не знаю. Теперь, когда до нашей гибели остались считанные… В общем, секретность не имеет особого смысла, но я хочу, чтобы вы знали: я старался помочь вам, как мог! Вы дороги мне, Чиа!

— Ужасно приятно. Ты удивительно чуткий, нежный мужчина, и мне безумно жаль, что мы не познакомились раньше. — Чем больше чуши наговоришь, тем скорее тебе поверят, это Чиа знала твердо. — Но Ануш, разве Хоук совсем ничего тебе не говорил? Что за аппаратура стояла в тайнике у Штерна? Я такая глупая…

— Ничего толком не знаю… — Агент Фингер, как завороженный, следил за пальцами Чиа, которые нежно почесывали его поросший рыжей шерстью живот. — Понимаете, Хоук… Ммм… Ну, он очень высокий чин в Конторе. Насколько я знаю, все это связано с Соединенными Планетами Договора Честных. Контора уже некоторое время заметила некоторые странности в поведении наших союзников, я имею в виду, по нашей линии… Толком ничего не знаю, совсем ничего.

— А если подумать? — без особой надежды предложила Чиа, тем более, что именно в этот момент ее пальцы мимолетно коснулись чего-то, вздыбившегося под комбинезоном Фингера. — Ануш, ты такой умный, смелый, всесторонне подготовленный… Не мог же ты ни о чем не догадываться?

— СПДЧ последнее время начали оснащать свой флот необычными видами вооружений, серьезно усовершенствовали ходовую часть… — Фингер прикрыл глаза. — Только они… Наши попытки найти центр… Какой-нибудь центр исследований… Ну, что-то такое… О, Чиа… Ничего не добились… Но странного в СПДЧ происходит немало. Люди пропадают… О, Чиа… О, Чиа…

Чиа разжала пальцы, и пару секунд спустя несколько обескураженный агент раскрыл глаза.

— Ануш… — как можно нежнее прошептала она. — Ануш, мой Ануш… Все же расскажи мне, прежде чем мы… Ну, ты же понимаешь? Ануш, я так хочу знать! Так не хочу умирать дурой, какой была всю жизнь! Помоги мне, Ануш: как ты думаешь, Соединенные Планеты ДЧ придумали новый секретный супердвигатель, да? И мы искали его? Выходит, нашли?

— Я не знаю… — Фингер снова начал двигать кожей на лбу. — Ну, они, конечно, усовершенствовали свою ходовую часть, но я не думаю, чтобы так серьезно… Хотя… Чиа, мне это не приходило в голову, я ведь ничего толком не знаю! Прыжок на многие тысячи световых лет… Чиа, это невозможно.

— А если возможно?.. — Она опять сомкнула пальцы на его члене. — Ты только предположи, Ануш! СПДЧ смогли что-то такое придумать, а мы узнали тайну. Я ведь все засняла! Мы можем отправить кадры сперва на «Королеву воров» узким лучом, и угрожать Штерну, что выплеснем все в открытый эфир, если он не оставит нас в покое! Пока мы в капсуле — мы хозяева положения. Ты обучен доставать чипы?

Чиа сказала и осеклась. Вот уж не хотелось бы, чтобы этот «всесторонне подготовленный» лез ей в глаза.

— А что ты могла снять? — охладил ее пыл агент, хоть и снова прикрыл глаза. — Сами приборы? По внешнему виду никто и не поймет, что это. Хоук хотел, чтобы мы… Вы… Собрали побольше информации… О Штерне, о «Королеве воров»… Но случилось непредвиденное, и если бы я не вмешался…

Чиа про себя подумала, что если бы Ануш не вмешался, все могло бы пройти куда более гладко. Но теперь приходилось вести себя спокойно, хотя, если уж говорить о приборах, то один «прибор» ей сейчас хотелось просто оторвать.

— Пропавшие люди, Ануш. В СПДЧ пропадают люди? Это, наверное, очень важно! Если мы в эфире сообщим о таких вещах, то Штерну, наверное, это не понравится, а?

— Не знаю… О!

Чиа отдернула руку, но это уже не могло остановить Фингера. Брезгливо отирая пальцы о его комбинезон, женщина попыталась сложить всю небогатую информацию в одну картинку. Люди, пропадающие в одном из самых богатых государств, и неожиданное усиление технической мощи его флота. Как это связано? Не могут же они как-то использовать людей для производства оружия и двигателей? Или могут? Женское воображение нарисовало ей страшные, но уж совсем бредовые картинки, и Чиа волевым решением прекратила мыслить в эту сторону. Нет, из человеческой плоти не сделать даже суперкомпьютер, все это придумывают сценаристы дешевых анифильмов.

— Шлюпка! Вызывает Штерн! — На этот раз новоиспеченный капитан «Королевы воров» говорил серьезным, даже раздраженным тоном. — Так мы договорились или нет? Я иду на сближение.

— Только попробуй! — в тон ответила ему Чиа, пока Ануш лихорадочно застегивался — будто враги могли его видеть. — Я еще думаю.

— Думай быстрее, цыпочка. Потому что я приближаюсь. Повторяю: пока гарантирую жизнь, другого шанса у вас нет. Эй, цыпочка! Госпожа Чиа Риттер, вы меня слышите?

Но Чиа смотрела на экран: там, в самом его уголке, появились еще несколько объектов. Разного размера, мелкие, и превосходящие «Королеву воров», они все умножались и умножались.

— Фингер…

— Вот! Я же говорил, что автонавигатор ошибается! Вполне обжитой район.

— Фингер, дурак, а почему же эта куча… Эта чертова огромная куча судов не отзывалась на наш 505?! И ты смотри, с какой скоростью они куда-то несутся!

ГЛАВА ПЯТАЯ Походные будни

Халль Богатый мрачнел день ото дня и даже вроде бы начал худеть. Великий Флот со всей доступной ему стремительностью мчался мимо обжитых викингами миров. Десантная баржа «Атмосфера», которой выпала великая честь участвовать в сем великом предприятии, каким-то образом исхитрялась пока успевать за множащейся эскадрой. По пути к Флоту присоединялись все новые суда, большинство — не в лучшем состоянии, чем баржа. Это Халля не волновало, и даже десантники, которыми постепенно набивались трюмы, — тоже. Хотя народ от планете к планете становился все более дикий и драчливый. Но пополнялся и башенный взвод…

— Эйрик, это же просто обезьяна какая-то, — пожаловался фермерский сынок, проведя беседу с очередным рекрутом. — Я ему: настрой прицел. А он гашетку пальцами нащупал и сидит, не шевелится. Я говорю, ты как стрелять собираешься? На глазок? Он молчит. Я его за плечо тронул — он на меня кинулся! Орал, что я его дураком выставляю, что он не позволит оскорблять свою планету сраную… Хвала Одину, что его оттуда в единственном экземпляре прислали. Я посмотрел по справочнику — колонизирована семь поколений назад, население до сих пор двадцать тысяч. Режут друг друга, что ли?.. Хотя там атмосфера условно пригодная, может, и в этом дело…

— Семь поколений! — Эйрик задрал вверх палец и приложился к кружке, в которой смешал с дрянным кофетоном какой-то уж совсем дрянной алкоголь, конфискованный у новобранца. Пойло было отвратительное. — Целых семь поколений, Халль! Вот скоро мы получим пару-другую парней с планеты, впервые посещенной поколение назад, — вот тогда ты увидишь настоящего дикаря. А этот парень, можно сказать, вполне цивилизованный. У них там даже телевидение есть, он хвастался.

— Есть, на случай чрезвычайных ситуаций. И едва ли не каждый месяц братья глядят по нему передачи, вроде «Пробило купол, всем надеть скафандры и драпать!» — Халль вздохнул еще более тяжко. — Эйрик, ты вот смеялся над моей родиной, но у нас люди другие… Совсем другие… Добрые у нас люди. У тебя новости есть?

— Надеешься, что нет? — Лейтенант скинул ноги с пульта и выплеснул остатки из кружки прямо на пол. Чем больше пополнения приходило во взвод, тем выше ценил Халль Богатый своего порочного приятеля, и тем меньше требовал от него дисциплины. — Есть новости, брат. Пара недоумков, что подарила нашей башенке славная планета Хильд-Оск, были согласно графику дежурств назначены прибирать в санотсеке. Как выяснилось, герои принадлежали к враждующим кланам и поэтому не смогли решить, кому драить гальюн. Потери: у одного откромсано ножом полуха, у другого выбиты все зубы с левой стороны. Возможно, есть и еще повреждения, да кому надо их осматривать…

— Врачу в карцере, вот кому! — рыкнул Халль, но вяловато. Слишком устал. — Ты написал им сопроводительный рапорт?

— Не-а. Я их никуда не отправил.

— Это почему? — Башенный лейтенант выпрямился в кресле. — Эйрик, они же тут перережут друг друга!

— Скорей бы… Давай рассуждать взвешенно, Халль. Ведь мы офицеры, верно? Кроме того, представители цивилизованных миров. Итак, гальюн-то остался немытым! И что? Я должен послать туда кого-то другого, вне графика? Это подорвет мой авторитет, а может, и просто никто не пойдет. Поэтому я говорю им: парни, перевязочный материал в аптечке. А гальюн должен быть чист, как моя совесть. Вот и все.

— Не понял…

— Гальюн вымыли! — гордо доложил Эйрик.

— Кто?

— Хьяльти Умный. Он забрел зачем-то в этот гальюн… Ну то есть, понятно зачем. Тут же мои раненые герои заключили перемирие между кланами и заставили Хьяльти быстренько все выдраить. Я в курсе, но… Но как бы не в курсе.

Халль помолчал, рассматривая свои руки. Вообще-то, стоило бы выкинуть драчунов за борт, по закону Великого Похода… Но кого пришлют на их место? Дикарей еще хуже, Эйрик прав. Вот только история с гальюном башенному лейтенанту не нравилась.

— Хьяльти славный малый, с Ауд. Он лучший в группе связи, я хотел сделать его сержантом.

— Не вздумай! Им помыкают все, кому не лень, потому что банда Ари Шрама Хьяльти под крыло не взяла. Сделаешь сержантом — все отделение будет отдыхать, а связью займется исключительно Хьяльти. — Эйрика напряженная обстановка во взводе, похоже, совершенно не тревожила. — Халль, братишка, наша задача — дожить до сражения. Уж там, в бою, «Атмосфера» как-нибудь свою задачу выполнит — гробанется вместе со всем десантом… Но клянусь Одином, если уж мне суждено погибнуть у Локи в заднице, я не собираюсь трепать себе нервы по дороге. Пусть эти зверюшки живут, как хотят!

Халль покачал крупной головой. Он бы все же попробовал заставить артиллеристов слушаться командиров и жить по уставу, но где взять времени? Ему, как башенному лейтенанту, прежде всего надлежало следить за боеготовностью. Между тем всплывали все новые и новые поломки, а во время последних ходовых учений башня выдала лишь половину огневой мощи — все потому, что заклинило механический привод. Техников Халль гонял во время работ сам, но чем они живут в остальное время, что происходит во взводе — все это легло на плечи Эйрика. Тот вроде справлялся… Во всяком случае, уже дня три как не жаловался.

— Ты уверен, что этих двоих не надо положить в лазарет? — наконец спросил Халль.

— Если воспалится что-нибудь — положим… — беспечно отмахнулся Эйрик.

— Но тогда возникнет вопрос: почему мы не послали рапорт о драке, почему не взяли их под арест?

— Да брось, дружище! Ты же знаешь эту публику. Дикари! Они не способны стучать ни на кого, так что просто будут молчать, и все. А мы — мы только что заметили, только что узнали. Ну, получим по выговору, конечно… Война все спишет, брат Халль!

Эйрик выглядел неестественно веселым, язык у него немного заплетался. Небритый, на все наплевавший… И все же он — свой брат, с ним можно поговорить, в критической обстановке на него можно надеяться. А новобранцы… Ох, Халль и думать о них не хотел. Пискнула система связи, и Эйрик лениво сбросил ноги с пульта.

— Башенный лейтенант Халль Богатый! — Голос Начарта, командовавшего из рубки двумя орудийными башнями «Атмосферы», звучал устало. — Включи видеосвязь, оборванец, или у тебя там уже окончательно все обрушилось?

Эйрик и Халль быстро поменялись местами, и командир башни шлепнул по кнопкам.

На экране появилось хмурое лицо майора, гладко выбритое, трезвое, но чем-то неуловимо похожее на лицо подвыпившего Эйрика.

— Готов исполнять! Все системы связи починены, работают исправно.

— Ага… До того как Старику опять захочется нам «гонки» устроить, у тебя все работает. А как в деле показать… — Халль уже и не помнил, когда Начарт отдавал распоряжения по уставу: четко, коротко, с подтверждением. Теперь каждый вызов превращался в ленивый диалог. — Ладно, Богатый, верю. Значит так: мы тут мимо очередного колонизированного куска дерьма летим, и если та скорлупка, что идет от них к нам, сумеет уравнять скорости — получишь пополнение. Вместе с двумя сотнями мясных летят трое артиллеристов.

— Трое?.. — Халль с трудом сглотнул.

— Ага, я уговорил Старика доукомплектовать твой взвод. Радуйся! На тех планетах, что ждут нас впереди, вообще населения по пять-шесть тысяч. Пионеры дальнего космоса, мать их под пса Гарма! Дубье, да еще и злобное. Так что бери этих, счастливчик. И воспитывай, воспитывай…

Майор вяло посмеялся, прежде чем отключиться. От пополнения, которое от планеты к планете становилось все более диким, страдали все. Старик, он же капитан баржи, то и дело был вынужден отправляться в трюмы, разбирать коллективные жалобы десантников, в просторечии — «мясных». Каждая партия вновь прибывших начинала свои взаимоотношения с сослуживцами дракой, имелись не только раненые, но и погибшие. За борт Старик пока так и не решился никого выкинуть, но роковой час близился: карцеры уже переполнились. Насколько мог себе представить Халль, такая же ситуация была и на других судах Великого Флота. Исключения должны были представлять лишь тот десяток по-настоящему современных кораблей, что были полностью доукомплектованы еще на Ауд, и крохотные тихоходы с пограничных планет, куда кроме собственного экипажа и втиснуть некого.

— Копье Одина, тебе не кажется, что весь наш Великий Флот…

— Потешный? — закончил Эйрик за друга и кисло улыбнулся. — Именно так, дружище. Да и зачем тащить другой флот на окраины обжитого мира? Или ты веришь в инопланетян? Я было почти поверил, но потом… Враги могут атаковать нас с совершенно другой стороны, и там, против торгашей, стоят настоящие корабли, с обученным экипажем. А мы… Мы просто клоуны! Наша «Атмосфера»… Первый бой будет и последним, вот и пополняют нас теми, кого не жалко.

— Но зачем все это?.. — Халль, не ожидая ответа, встал, поправил портупею и отправился прочь из башни — встречать пополнение.

В «ходе сообщения», как согласно Уставу назывался извилистый коридор между отсеками башни, отчего-то не работало освещение. Не успел башенный лейтенант выругаться по этому поводу, как услышал тихую возню, напряженное сопение и затем звонкий шлепок. Нащупав ближайшую кнопку «аварийки», Халль включил свет и увидел компанию из Ари Шрама, Ингольва Рябого и Тормода Веселого, уроженца планеты, название которой взводный успел позабыть. Земляки Эйрика навалились на крепкого Тормода вдвоем и, видимо, пытались устроить ему темную, да только парень с малоосвоенной планеты дрался слишком рьяно, чтобы дело прошло гладко. В том и была проблема уроженцев цивилизованных миров: они всегда слишком много думали, а драке это мешало… Им бы добавить ярости, перестать рассуждать, что перед ними за противник, не помнить о том, что где-то под комбинезоном у него может быть спрятана заточка — вот тогда бы дело пошло. Халль тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Он — командир, а его солдаты ведут себя не по уставу!

Расшвыривая столичных уроженцев, он от души, по настроению, приложил обоих по непутевым головам. Какого же было удивление Халля Богатого, когда освобожденный Тормод, вместо благодарности, тут же заехал ему локтем в пах. Охнув, башенный командир опустился на пол, безвольно проводив глазами убегающего преступника. По всем правилам Тормода Веселого не полагалось даже судить, его полагалось прикончить на месте, а уж труп доставить капитану — чтобы распорядился выкинуть за борт. Виданое ли дело — напасть на командира! Да еще во время похода! Да еще во время Великого Похода!

Однако стоило Халлю Богатому отдышаться, как на ум пришли иные мысли: отправить за борт живого или дохлого Тормода несложно. А вот где взять ему замену? Придется выпрашивать дополнительного бойца, и, в лучшем случае, получить его уж с самых окраинных планет. Там и орудий никогда не видели, и летают раз в жизни на ржавой железяке! После эдаких дикарей любой подарком покажется.

— Ты споткнулся, брат? — Если Эйрик выглянул на шум, то сделал это очень не спеша. — И эта парочка тоже споткнулась?

Халль посмотрел на своего заместителя, и вдобавок к постоянному легкому опьянению, мятому комбинезону и щетине, заметил еще одну деталь: расстегнутый клапан на уровне талии, из которого выглядывало что-то весьма похожее на личное оружие.

— Тебе кто разрешил бластер из сейфа взять? Эйрик не спешил с ответом, разглядывая приходящих в себя земляков. Халль за это время успел пару раз приподняться и шлепнуться ягодицами о пол — еще с первой ночи в училище знал, что помогает.

— Ари, у тебя кровь! — Сказал, наконец Эйрик. — Ой… И у тебя, Ингольв, тоже!

— Да пошел ты Локи в задницу… — Ари Шрам никогда не был сдержан на язык. Потому, как говорили, и обзавелся шрамом в поллица. — Перхоть гномов и гномья же моча!

Вопреки ожиданиям Халля, приготовившегося к новой драке, поддерживать друга не пришлось. Эйрик вполне дружелюбно рассмеялся и протянул командиру руку.

— Вставай, брат! Кто тебя ударил? Ведь не эти же, да? Надо срочно организовать облаву, а то пробьется в трюм, отыщет там земляков — и все, поминай, как звали! Пропадет на барже, как в кубическом парсеке!

Халль поднялся и тяжело прислонился к переборке. Творится на «Атмосфере» такое, что одному Одину ведомо, но его башня, похоже, совершенно вышла из-под контроля… А лейтенант и не заметил, замотался по делам, засмотрелся на технику… Эйрик — тот, похоже, лучше всех теперь знал положение дел с личным составом, и лучше всего это положение иллюстрировал самовольно взятый бластер.

— Брат Эйрик, как ты думаешь, мы вообще в бой вступить сможем или все передеремся еще по пути?

Прежде чем ответить, Эйрик обернулся к Ари и Ингольву.

— Ну, чего стоите? Догоните его и накажите для начала сами, а потом тащите сюда, и уж тут по всей строгости Походного Устава! Можете моим именем мобилизовать остальной взвод. А мы пока с командиром о важном поговорим.

Столичные гопники, оба злобно покосившись на Халля, загрохотали каблуками по скату. Приказ их в целом удовлетворял — теперь с Тормодом Веселым можно было расправиться почти официально. Только тогда с лица Эйрика сползла дурацкая панибратская ухмылка.

— Ты совсем ошалел, брат? Капитан далеко, дисциплинарная команда только его и охраняет, цивилизованные десантники заняты тем, что разнимают «дикое мясо», а мы тут вдвоем. Вдвоем — против всех! Никак нельзя ссориться хотя бы с парнями с Ауд! Шрам и его парни — последняя наша защита.

— Это же… Я не знаю, что делать! Они бы его тут забили, а теперь вообще убьют!

— Ну и пусть. Хотя вряд ли. Ребята городские, не мстительные на самом-то деле. Им бы только кровь горячую унять, обиду утешить… Эти дикари, они же первые набрасываются, из-за любой ерунды! Заставят их, как новоприбывших, палубу драить, так уже скандал. Вот наши и стараются их по одному отлавливать, и если им мешать — откуда дисциплина? Хорошо еще, Ари Шрам догадался банду сколотить, понимает что к чему, а то Ингольв на поверку совсем телком оказался, даром что сержант.

— Они бы его изуродовали, Эйрик! А Тормод — неплохой наводчик.

— Да далась тебе эта наводка, брат! Я же сказал, мы клоуны, и нашей «Атмосферой», как и большинством судов, Великий Поход только подотрется.

— Но и правда — Великий Поход! — Халль взъерошил волосы, удрученно покачал круглой головой. — И правда Великий… С каждой самой завалящей планеты минимум по одному кораблю! Ты видел из рубки, на что похож космос вокруг нас?!

— Не видел, другие дела есть. Но я и так знаю — космос вокруг нас похож на густой суп из разноцветных бусинок в чернильном бульоне. Читал где-то. — Эйрик быстро оглянулся, выудил из-за пазухи бластер и сунул его в руки Халлю. — Бери, только на виду не таскай, не провоцируй. Врежут по башке, отнимут… Я по барже теперь вообще предпочитаю не гулять — очень уж районы вокруг небезопасные в любое время условных суток. Может, и ты не пойдешь?

— Нет, надо к Начарту, бесится что-то майор.

— Бесится, потому что с похмела. Других причин беситься не вижу… — Эйрик распахнул люк, забираясь обратно в командный отсек башни. — Ты, брат, долго не задерживайся. Приведут Тормода, и надо бы его того… Ну, не прикончить, конечно, хотя заслужил, но хотя бы наказать как следует. Одному мне будет трудно — парни-то будут ждать, что мы его сразу в расход пустим. И знаешь… Может, так и сделать? У нас еще пятеро наводчиков есть, справимся.

Халль, так и не поняв, насколько серьезно говорит Эйрик, сунул бластер поглубже в карман и продолжил путь. В самом центре цилиндрической баржи находились все жизненно важные отсеки корабля, которые только можно было там разместить, включая, конечно же, рубку со всем корабельным командованием. Тут и правда давно круглосуточно несла вахту дисциплинарная команда — рослые парни с кристально чистыми личными делами и приличными результатами по стрельбе и рукопашному бою. Эта полусотня и должна была наводить порядок на «Атмосфере», но хватало ее, конечно же, только на охрану рубки — лезть в трюмы к злым, почти трезвым десантникам-резервистам было бы крайне неудачной провокацией.

Его пропустили, вяло отсалютовав. Халль поймал себя на том, что старается двигаться боком, чтобы бластер в кармане был совсем незаметен. Хотя куда уж больше — на крупном башенном лейтенанте невеликую корабельную игрушку и не разглядеть. Прошагав мимо блоков Связи и Интендантства, Халль свернул за угол и оказался нос к носу со своим коллегой, командиром башни Два.

— Халль Богатый! — радостно встретил его Олав Белоногий, при этом машинально коснувшись залепленной пластырем брови. — Как дела у братьев по оружию?

— Отлично, — бодро соврал Халль. — Готовы к десантированию любого количества мяса хоть в черную дыру, и все ваны не смогут нам помешать. Если, конечно, ты прикроешь другую половину сферы…

— Прикрою! — стараясь говорить так же жизнерадостно, сообщил Олав. — А как Эйрик? Все еще Пьяный?

— Он и пьяный не промажет, не волнуйся. Где Начарт?

— У Старика, вместе почти со всеми, кто выше нас в чине… — сразу заговорил тише артиллерист. — Я вот пришел, а мне говорят, ждите, и неизвестно, когда дождетесь… Но пополнение на подлете. Меня полностью укомплектовали наконец-то!

— Меня тоже. Так что за слухи тут бродят среди техников о совещании?

— Похоже, Флот сформирован больше, чем на восемьдесят процентов вымпелов… Да и пора бы уже, куда дальше наращивать количество мишеней для любого катера? В общем, Торстейна Рыжего, кажется, отстраняют от командования. То есть он остается с нами, но — на второй роли. Хотя на самом деле, наверное, все же на первой, потому что новый командор… В общем, это тот мальчишка, горе-конунг Кетиль.

— Мальчишка?.. — у Халля совсем голова пошла кругом.

— Ну, так говорят техники… — Олав еще понизил голос и доверительно добавил: — С Ауд пришел приказ, распространен по всем судам. И отныне именовать его полагается Кетиль Флотоводец.

— Копье Одина!

«Мы — клоуны!» — вспомнил Халль слова нетрезвого приятеля. Но одно дело — «Атмосфера», другое — весь Великий Флот! Выходит, что армада, собранная со всего мира викингов по нитке, на самом деле никому не нужна. Да, выходит так, раз командование поручили ребенку. И как себя теперь чувствует Торстейн Рыжий, прославленный в боях и в мирной жизни брат, потомственный конунг? Наверняка он останется главным, но вся слава теперь — Кетилю Флотоводцу… Который еще молоко под губами не обтер. Вся слава или весь позор.

— Олав, что происходит?

— Хотел бы я служить на линкоре, Халль, и ответить тебе! Но тут, на барже, ничего не понятно. Кстати, еще одна новость: сегодня, три условных часа назад, капитан впервые опорожнил «холодильник». Переполнился, видишь ли…

«Холодильником» на «Атмосфере» называли морг. Был он не слишком вместительным, и все же чтобы переполниться, требовалось никак не менее полусотни трупов… Неплохо, выходит, поработали в трюмах десантники, разбираясь друг с другом. Вот тебе и викинги, вот тебе и братья…

— У меня один, — шепотом добавил Олав. — Парень с Ауд, можно сказать — наш земляк… Сержантом был, требовал подчинения, ну вот его кто-то и полоснул по горлу ножом. Кто — неизвестно, так и служим с убийцей. От дисциплинарной команды следователь до сих пор не явился, занят в трюмах. А у вас в башне как?

— Все живы, все служат.

Не ожидавший такого ответа Олав смутился, замолчал. Тут же откуда-то выскочил один из адьютантов капитана, вытянулся перед офицерами.

— Братья! К сожалению, пригласивший вас майор Ивар Ярл принять вас не сможет! Все командование баржи слушает речь нового командующего Великим Флотом, Кетиля Флотоводца! Ивар Ярл полагает, что вам лучше вернуться в свои башни и прийти к нему с докладом условные сутки спустя. Пополнение получите тогда же.

Халль кивнул, собираясь и правда уйти к Эйрику, попросить чего-нибудь выпить, но более хитроумный Олав придержал адьютанта за локоть.

— Братишка! А что там с пополнением? Оно прибыло? Что за люди?

— Стыковка скоро состоится, но я уже просмотрел на всякий случай дела… — Адъютант, как и положено секретарю, на всякий случай просматривал все, что мог. — Ох, ребята, намаетесь вы. По обычаям планеты, каждый мужчина должен иметь с собой полный набор тамошнего вооружения, как-то: щит, меч, шлем, копье… Ну и так далее. Конунг там до того обнаглел, что поставил это условием участия своих бойцов в Великом Походе. А Кетиль Флотоводец, он уже принял на себя командование, пока неофициально, возьми да согласись! Куда будете девать орлов, по уши в доспехах — не знаю…

— Чушь какая! — рыкнул Халль. — Мне механики нужны!

— Флот приближается к границе обжитого викингами мира, — терпеливо пояснил адъютант. — Какие тут механики, брат? Они осваивают свои планеты голыми руками! Дубинами бьются с чудовищами, ну и друг с другом, если самок не хватает. Потом эта публика обзаводится железом и уже не желает с ним расставаться… — Он по-паркетному щелкнул каблуками и коротко поклонился: — Приказ Командующего: принять братьев на выставленных условиях! Желаю успеха, парни.

Весь обратный путь Халль шагал, опустив голову. Какие-то странно растрепанного вида бойцы прошли навстречу, нерешительно задевая здоровяка плечами, но ссориться не решились. Оказавшись в башне, взводный, не слушая кинувшихся к нему Ари и Ингольва, сразу прошел к Эйрику.

— Брат! А не застрелиться ли нам? Говорят, Один прощает испугавшихся позора.

— Врут поди… — вяло мотнул головой изрядно набравшийся Эйрик, опуская поднятый на звук открывающегося люка бластер. — Сядь. И придумай, что нам делать с дикарем Тормодом. Видишь, его немного наказали, по-свойски… Но теперь весь взвод, кроме его земляков, требует казни. А земляки-дикари клянутся на рунах, что прикончат тебя, если обидишь их парня.

Халль, совсем было забывший о происшествии, потер занывший пах и огляделся в поисках провинившегося. Тот обнаружился за пультом. Опознать в этом отбитом до состояния эскалопа теле наводчика Тормода Веселого было нелегко. Сперва башенному лейтенанту показалось, что тот уже и не дышит.

— Жив?

— Жив, — вздохнул Эйрик, доставая второй стакан. — Лучше бы они его убили… Шутки шутками, а мы фактически в осаде, брат. Пацаны оборвали аварийку и блокировали нам все частоты. Они требуют смерти Тормода, и повод есть — нападение на командира во время похода. Но я вот без тебя почему-то не решился его прикончить. Думал, а вдруг ты догадаешься попытаться меня вызвать, не сможешь, что-то заподозришь, догадаешься прийти с парнями из дисциплинарной команды… — Эйрик наполнил оба стакана каким-то ядовито-желтым пойлом и не спеша, удивительно хладнокровно, один за другим их осушил. — Все равно я рад, что ты пришел. Потому что я уже ничего не соображаю. Вздремну. Теперь — твоя вахта.

ГЛАВА ШЕСТАЯ 505!

На семьдесят шестой день Великого Похода десантная баржа «Атмосфера» не выдержала. В течение одних условных суток случилось три потери герметичности, одна весьма серьезная — прямо в трюме, полном десантников; два сбоя гравитационной установки и, в довершение всего, аритмия центрального ускорителя. Капитан был близок к тому, чтобы застрелиться, но в последний момент мужество взяло верх над отчаянием, и викинг распорядился лишь выкинуть за борт тех троих десантников, что разобрались с обидчиками, добыв тяжелый бластер из оружейной комнаты. Казнь транслировалась на все мониторы баржи, то есть те из них, что пока не отказали.

— Все рассыпается… — вздохнул Эйрик, когда изображение распалось на квадратики. — Куда, зачем потащили нашу старушку?.. Подохнем от порта приписки вдалеке, какая тоска.

Лейтенант был не то чтобы пьян, но сильно «под газом». Спиртное на «Атмосфере» давно кончилось, как и все, годящееся на сырье для его производства. Все медпункты в отсеках неоднократно ограблены, судовой госпиталь под охраной. Чем и как он исхитрялся накачиваться? Халль уже и знать не хотел. На самого командира башни напала тяжелейшая депрессия, проявившаяся в полной апатии. Поэтому вместо Халля Эйрику ответил Ингольв Рябой, что сидел вместе с офицерами в их кубрике.

— Не отчаивайся, брат! Вот, помню, шли мы как-то раз со своими по Календарной улице… Это в Заточах, знаешь такое местечко?

— Понятия не имею… — Эйрик стучал по монитору, желая увидеть продолжение. По аудиоканалу слышались вопли десантников.

— Ну вот и не советую иметь это понятие. В общем, шли к станции. А навстречу вдруг трое. Нас было человек десять, так что мы сразу с ними сцепились, да вдруг откуда ни возьмись вываливает местных целая толпа… Какая-то разборка у них поблизости намечалась, сечешь?

— Разборка!.. — Лейтенант устал бить по монитору и опустился в кресло. — Станция! Все эти понятия цивилизованного мира остались далеко-далеко позади, и никогда нам туда не вернуться. «Атмосфера» просто развалится и все мы полетим в вакуум, как вот это провинившееся мясо — живьем. Будем болтать ручками-ножками…

— Да я не о том! — Ингольв всплеснул руками. — Выкрутились ведь мы тогда! Пробились к зданию, вломились на завод, забаррикадировались в цехе… В общем, всегда можно спастись. Верно, брат Халль?

Халль только кивнул. Он о спасении даже не помышлял, и возвращаться назад на Ауд ему не хотелось. И домой, на поля, тоже не хотелось. Вообще ничего не хотелось Халлю Богатому.

Крики прекратились. Эйрик сокрушенно покачал головой.

— Все, было мясо — и нет мяса… А если вдуматься, ну зачем их сорвали с их диких планет, где эти идиоты составляли, поди, половину населения? Пусть бы плодились, размножались, цивилизовались от поколения к поколению, заводили у себя магазины, банки, ночные клубы, проституцию, наркоманию… Жили бы как люди.

— Да наплевать — чуркой больше, чуркой меньше… — злобно скривился Ингольв. — Я вот что вам скажу, братья…

Очередную глупость Ингольв Рябой сообщить не успел: гравитация исчезла и на всех троих накатила тошнота. Ругань, в которой участвовал даже апатичный Халль, была прервана сиплым голосом капитана «Атмосферы»:

— Так, придурки, слушайте все! У нас серьезные проблемы с центральным ускорителем. Настолько серьезные, что придется его отключить. Баржа временно покидает общий строй, в связи с чем мы начинаем маневры средней сложности. Скоро пропадет грави… Кровь Сигурда, все уже пропало! Закрепить незакрепленные предметы, ваших жоп это тоже касается, хотя на них мне наплевать. Все, чтоб вы сдохли. А кто не будет меня слушать — больше никаких арестов, выкину живьем за борт любого!

Пристегнувшись к креслам, артиллеристы переглянулись. Халль лениво выкрутил регулятор громкости внутренней башенной связи. В кубриках продолжали ругаться. В основном проклятия сыпались на голову капитана, хотя доставалось и Кетилю Флотоводцу. Командир собрался было что-то сказать, но передумал и снова убрал громкость.

— Думаю, в строй нам уже не вернуться, — предположил Ингольв для разнообразия нечто не столь тупое, как обычно. — Не догоним, на таком-то ускорителе… Если попробуем — доломаем окончательно. Так, Эйрик?

— Наверняка так, — энергично кивнул лейтенант, отчего его ноги смешно взлетели вверх. — Если наш Флотоводец не полный идиот, то пошлет нас назад. Может, домой и дотянем.

— Но Кетиль — идиот! — осклабился Ингольв. — Мне бы добраться до мальчишки, я бы ему надрал жопу! Тоже мне — конунг без планеты!

— Не сметь так говорить о командирах, — без эмоций произнес Халль и сам удивился. К чему он это сказал?

Люк отворился, и в кубрик медленно влетел Ари Шрам. Шрамов у него на лице за последнее время прибавилось — уже половина взвода поклялась дедовскими подвигами, что прикончит столичного хмыря. Ари и правда не был ангелом, даже наоборот, но первую стычку с ним и Ингольвом Халль теперь вспоминал с нежностью. Тогда они с Эйриком еще не знали, что такое настоящие дикари, «пионеры космоса», «гордость нации» и все такое прочее.

— Пристегнись, брат! — Ингольв протянул Ари руку. — Сейчас начнется маневрирование с отключенной гравитацией, и всем нам…

Однако Ари до руки дотянуться не успел — рухнул на пол. Именно на пол, потому что гравитация вновь появилась без предупреждения. Что ж, к этим выходкам парней из отсека жизнеобеспечения все привыкли. Никто не ругался, даже Ари, — приятно, что маневрировать «Атмосфера» будет, щадя личный состав, и недавно проглоченные обеды останутся в желудках.

— Я посмотреть хочу, — объяснил Ари свое появление. — Давайте боевой обзор расшорим, интересно же.

Ингольв, которому тоже было интересно, выжидающе посмотрел на Халля. Конечно, интересно — вокруг десятки тысяч кораблей, пусть большинство и старая, едва летящая мелочь. «Атмосфера» будет выходить из строя, а это не маневр в пустоте. Нет, тут космос полон. И кроме того… Когда шанс столкнуться с каким-нибудь нетрезвым капитаном и оказаться вместе с товарищами за бортом особенно велик, хочется все видеть своими глазами.

— Эйрик, расшорь камеры боевого.

Лейтенант, кивнув, откинул кожух дублирующей боевой панели и пробежался пальцами по кнопкам. Еще совсем недавно Халль Богатый категорически запретил бы трогать боевую панель — о каждом ее касании обязательно полагалось сообщать Начарту. Еще бы — ошибись сейчас Эйрик и пожелай, в своем не совсем трезвом состоянии, что-нибудь отчебучить, никто бы не смог ему помешать. Для того чтобы в таком скоплении кораблей не потратить ни одного выстрела зря, много старания не требуется. Халль вспомнил, за что его приятель получил прозвище Пьяный, и что-то шевельнулось в его душе верного служаки… Но ничего он не сказал. Авось обойдется.

И обошлось — Эйрик сегодня не имел ни одной мысли, даже бредовой.

Когда внешние кожухи на камерах орудийной башни разошлись, сами вспыхнули экраны боевого обзора. Космос вокруг «Атмосферы» и правда никак нельзя было называть пустотой. Тысячи, десятки тысяч разноцветных огней… Картинка понемногу двигалась — баржа начала маневрировать, сбавляя ход и пропуская мимо себя корабли Великого Флота.

— Выходим из строя, — кисло прокомментировал Эйрик. — Скоро совсем выйдем из строя…

Звезды, мимо которых летел Флот, замедлили движение, корабли викингов, наоборот, обретали его. Скорость «Атмосферы» падала. Вот пролетел мимо один из мусорных контейнеров — неизбежных спутников корабля в походе. Откуда именно выскочил белый, сверкающий в лучах звезд куб, определить невозможно — слишком много вокруг судов, и не все соблюдают правила сброса мусора. Силовое поле, окружающее баржу, вполне надежно предохраняет от столкновения с объектами такой малой массы, и все же их положено запускать по рассчитанным на флагмане орбитам. Халль вдруг подумал, что… И об этом подумали сразу все.

— Парни! — заорал Ингольв. — А ведь трупаки… Наши трупаки где-нибудь тут и болтаются!

— И не только наши! — поддержал его Эйрик, настраивая экраны. — Их тут должно быть полно, во Флоте хватает отморозков. Вот!

Хотя видно было отлично, все четверо, даже Халль, придвинулись к экрану. Человек в оранжевом комбинезоне летел, странно выгнувшись и задрав голову.

— Не наш, — отметил Ари. — Это кто-то из техников, а у нас техников не казнили.

— Может, его свои выкинули так, что ни капитан, ни даже ты этого не знаешь, — съязвил Эйрик. — Хотя да, не наш. — Он увеличил изображение и успел «пристегнуть» наводку к все быстрее летящему относительно «Атмосферы» трупу. — Шеврон видите? «Коготь Хунина», это крейсер. Укомплектован на Хельга-Орекьи, полностью. Там нормальные люди живут! Странно.

— Что значит — нормальные люди?! — обиделся Ингольв. — Мы однажды с пацанами шли, а тут туристы оттуда, целый автобус. В общем…

— Его могли казнить за то, что парень офицеру честь не отдал, — слабо сказал Халль, который понемногу выходил из апатии. — Там дисциплина, на этих крейсерах… Служил один знакомый на таком.

Автонаводчик жалобно пискнул — труп покидал поле зрения башенных камер, и держать его дольше он не мог. В люк постучали.

— Никак дикари наши опять жаловаться пожаловали! — раздраженно вздохнул Ари. — Крови моей хотят, паскуды… А их самих всех перерезать надо только за одного Ивара Темнобородого!

После множества склок из пяти резервистов, прибывших на баржу с Ауд, в живых остались только Ингольв и Ари. Остальные погибли в поножовщинах с «пионерами распространения викингов в космосе», за исключением того парня, что повесился после группового изнасилования. Халль уже и имени-то его не мог вспомнить… Это случилось вскоре после того, как он, с подачи Эйрика, разрешил взводу расправиться с Тормодом. Иначе не избежать было бунта, и наверняка — разжалования, позора. Сперва башенный лейтенант ждал вызова к капитану, разноса, может быть даже ареста, но — ничего не произошло. В других подразделениях «Атмосферы» дела шли не лучше, а то и хуже. Только если баржа вернется из Великого Похода, все дела будут подняты окруженной народной любовью военной прокуратурой. Но кто об этом сейчас думает?

— Открой, посмотри.

Ари, без стеснения выудив из кармана трофейный бластер, подобрался к люку и заглянул в экран.

— Страсти по волосам Сиф! Да у нас беда, братва! Пожаловал сам Начарт баржи, майор Ивар Ярл!

Халль кое-как поднялся, пока Ингольв и Ари метались по кубрику, приводя его в относительный порядок. Эйрик бережно застегнул на товарище комбинезон, поправил висевшие на проводке наушники. В люк колотили все сильнее, даже сквозь герметичную переборку доносилась ругань.

— Интересно, почему он связью не пользуется?.. — покачал головой Эйрик, помогая обоим бойцам забраться в положенные обитателям кубрика шкафы.

Сам лейтенант Пьяный предпочел в одежде улечься на койку и укрыться с головой. Только тогда Халль глубоко вдохнул и открыл люк.

— Служу отчизне!

— Соси у волка Фенриса, пропащая душа! — Майор оттолкнул Халля с дороги и пролез, пыхтя, сквозь люк. — Что тут творится?.. Почему ты не отвечаешь на вызовы?..

— Я не отвечаю? — искренне изумился Халль. — Так вызовов-то никаких не было!

— Да? — Майор быстро подошел к монитору, уставился на черный экран и всплеснул руками. — У тебя же тут не работает ничего! Совсем ничего!

— Я прикажу техникам посмотреть…

Из тех техников, на которых можно было надеяться, у Халля Богатого оставался только Эйрик, когда относительно трезв, да он сам.

— Бардак! — Ивар Ярл обхватил руками седую голову и присел на свободную койку. — Я уж не говорю о внутреннем распорядке, но хоть за оружием и связью ты можешь проследить, брат башенный лейтенант?! Нет, не можешь. Отстранить бы тебя… Да заменить некем.

За его спиной заколыхалось одеяло — Эйрик беззвучно расхохотался. Майор помолчал, потирая виски, потом кашлянул.

— А чего я к тебе пришел-то, Халль Богатый?.. Ах, да! Всем дежурить по боевому расписанию, вот такой приказ от капитана нам. Хорошо, хоть в башне Два у Олава связь есть… Так, давай, чинись, что стоишь?!

Халль выпрямился. Боевое расписание — это почти бой! Теперь пора собраться.

— Эйрик, подъем!

Лейтенант откинул краешек одеяла и удивленно посмотрел на приятеля.

— Эйрик Пьяный! — весьма серьезно повторил Халль. — Подъем! Отдохнешь потом, а пока приказываю: немедленно восстановить связь с рубкой!

Халль прошел к панели и хлопнул кулаком по большой кнопке «Тревога!». Завыла сирена, замигали те из сигнальных ламп, что еще не перегорели — на них тоже будто эпидемия свалилась. Не доверяя вконец разболтавшемуся личному составу, Халль лично отправился по кубрикам, лишь у самого люка вспомнив про Начарта. Но тот лишь махнул рукой — иди, налаживай свою команду.

Когда командир покинул кубрик, Эйрик уже пытался разобраться, что можно сделать с вконец поломавшейся связью. Для начала он опять постучал по монитору.

— Ни один канал не работает, — подсказал ему майор. — Кто-то вас заблокировал, брат. Есть умельцы, понаделали всяких штук, вот и шутят теперь… Уже случалось в интендантстве и в санблоке. Узнаю, кто — лично отволоку к капитану, а потом сам пинком за борт выкину.

— Ага, — веско произнес Эйрик Пьяный, взъерошил волосы и полез в шкаф — за полевым комплектом связиста. Чему-то ведь его учили в ПДУ, и коробочку, гасящую все виды излучения, он как-нибудь отыщет. Из шкафа вывалились скрючившиеся там бойцы. Эйрик, совершенно о них забывший, искренне удивился: — А вы что тут делаете?

— Курим… — проворчал Ари Шрам. — Разрешите занять места согласно боевому расписанию?

— Разрешаю.

Майор Ивар Ярл снова махнул рукой — он теперь часто это делал. Все катилось Локи в задницу… Хоть бы пушки стреляли, да было кому за ними сидеть — об остальном думать не приходилось. Пусть не соблюдают форму одежды, бродят где хотят, пьют и вдыхают всякую дрянь, калечат друг друга — пусть! Чтобы навести порядок на барже, требуется половину личного состава отправить в вакуум, а на ее место ввести такое же количество автоматчиков из дисциплинарных частей, чтобы каждый из оставшихся получил персонального конвоира.

Эйрик, вооружившись ручным пеленгатором, настроил его должным образом и сразу же за люком нашел искомое — крохотная металлическая коробочка магнитом прилепилась к потолку. Ножом лейтенант сковырнул крышку, вытряхнул нутро прибора и раздавил его каблуком. В кубрике вспыхнул монитор, заревел капитанский бас.

— Что еще за цирк?.. — Майор устало повалился на койку, на которой сидел, и заложил руки за голову. — Брат лейтенант, что это, по-твоему?

Вернувшийся Эйрик послушно уставился в экран не слишком трезвыми глазами. Нет, не все было в порядке со связью… На монитор орудийной башни Раз транслировалась картинка, явно артиллеристов не касающаяся. Капитан стоял навытяжку перед большим экраном в рубке и хрипло докладывал о состоянии ходовой части «Атмосферы» худому темноволосому подростку. Тот, увеличенный экраном, сохранял несколько неестественное спокойствие, дисгармонировавшее с налитым кровью затылком капитана.

— Кетиль Флотоводец, — доложил Эйрик, словно Начарт мог этого не знать.

Капитан закончил. Командующий Великим Флотом повернул голову, будто в поисках кого-то, и в динамиках послышался тихий густой голос. Разобрать слов было нельзя, но Ивар Ярл узнал говорившего.

— Торстейн Рыжий. Старина стоит за спиной сосунка Кетиля, это радует. Но какая же сволочь вывела картинку на мониторы баржи? Это во всех отсеках видно и слышно, как ты думаешь?

— Прикажешь отключить, брат командир? — очень серьезно спросил Эйрик.

Майор посмотрел на него так, что Эйрик понял: не время для шуток. Конечно, они дослушают до конца. Между тем Кетиль заговорил:

— Поскольку твоя баржа еще может двигаться, брат, то приказываю тебе отозваться на полученный сигнал. Задача — арест неопознанного лайнера, вторгшегося на нашу территорию. В случае сопротивления лайнер уничтожить, по возможности захватить пленных. Удача принесет тебе награду, брат капитан.

— Служу отчизне, брат адмирал! — капитан отсалютовал Кетилю Флотоводцу, но тот уже исчез с экрана.

Тут же из поля зрения камеры удалился и сам капитан «Атмосферы», уже начавший витиевато ругаться. Когда последние раскаты его баса стихли, Начарт повернул голову к Эйрику.

— Много не болтай, лейтенант — мы не знаем, все ли это слышали. Может, твои шутники перемудрили… Или специально что-нибудь устроили… Я разберусь, а ты помалкивай.

— Слушаюсь, брат командир.

— Отлично. Ну, дежурьте как положено, перебирайтесь все на места согласно боевому расписанию. Вот, кстати, Халль уже в пультовой, можешь тут все отключить… — Майор, еще раз взглянув на огоньки боевой панели, захлопнул кожух. — Я в рубке, не подведите. Башни что должны?

— Стрелять!! — гаркнул Эйрик, сверхуставно щелкая каблуками.

— Молодец!

Новости заставили обоих подтянуться. «Атмосфера» не просто выходит из строя — она выполняет личный приказ командующего! Пусть на прицелах будет какой-то лайнер, но он — вражеское судно, вторгшееся на территорию Союза Свободных! Лучшие десантные взводы уже сейчас приводят в порядок, чтобы загрузить в боты и отправить арестовать судно, а прикрывать их будут, конечно, артиллеристы.

Одно беспокоило Эйрика — если лайнер захочет уйти, сможет ли «Атмосфера» его догнать с таким центральным ускорителем? У торгашей быстрые корабли, даже пассажирские. Как бы не осрамиться на весь Великий Флот… Не справились с гражданскими — это просто позор! Эйрик сунул руку под койку, нащупал там упаковку травяных таблеток с одной из окраинных планет Союза Свободных, закинул одну штуку в рот и тут же почувствовал себя готовым к бою. Халль не знал, что Эйрик вместе с Ари Шрамом и Ингольвом Рябым порой наведывался в кубрики соседних отсеков с целью конфискации запрещенных веществ. Назывались артиллеристы при этом «дисциплинарной командой», но им даже переодеваться не приходилось — только что призванные дикари понятия не имели о знаках различия.

Войдя в пультовую, лейтенант застал Халля, орущего что есть сил на четверых наводчиков — все они имели довольно слабое представление о своей специальности и теперь отчаянно тупили. Проходя к своему месту, Эйрик от души пнул двоих, и те, хоть и засверкали своими «пионерскими» глазами, смолчали — ведь обстановка теперь стала боевой.

— Как связь? — коротко бросил Эйрик командиру, одновременно настраивая свою панель. — Капитан на мониторах не показывался?

— С какой стати?.. — рыкнул Халль. — Делом займись, от механиков до сих пор ни слуху, ни духу! У нас вообще стволы ворочаться будут, или навигаторам придется нас наводить дюзами?

— Сейчас…

Механики, конечно, были на месте — туда записали уж самых бесполезных да глупых парней, а такие от войны не увиливают. Просто связь сами настроить не умели, а помехи перли со всех сторон. Эйрик быстро переключился на один из резервных каналов, полюбовался на тупые, напряженные лица подчиненных, и вывел им на экраны картинку открытого космоса, где мимо «Атмосферы» теперь очень быстро пролетал обгоняющий ее Великий Флот. Пусть не расслабляются.

Для себя Эйрик предпочел другое зрелище. Сначала он вызвал на персональный экран, не видимый никому, кроме Халля, приятеля из навигационного отдела.

— Ну чего тебе?.. — с неохотой отозвался тот. — Знаешь, что у нас творится?!

— То же, что и у нас. Капитан лютует, да?

— Не то слово, Эйрик! Вот только вы от него далеко, а мы почти в рубке… Великий Один, командовать некем, вокруг какие-то зверьки, все висит на офицерах… Давай потом поговорим?

— Давай, ты только кинь на меня картинку от себя. Очень прошу.

— Зачем?.. — нахмурился приятель.

— Затем, что мы идем к какому-то лайнеру… — Навигатор удивился и Эйрик подмигнул. — Есть информация, брат! Нам, сам понимаешь, по этой посудине, может быть, пулять придется… Хотелось бы посмотреть заранее. От нас с Халлем тебе причитается, сам понимаешь.

— Ладно уж… Только ты мне сбрось текстом, что у тебя за информация, хорошо? — Навигатор исчез с экрана и тут же прислал буквами: «Текстом!»

Эйрик, ухмыльнувшись, честно отбил все, что было ему известно. Значит, не на все отсеки корабля эта беседа капитана с Кетилем Флотоводцем транслировалась… Что ж, кто владеет информацией — владеет миром, древняя мудрость. А с информацией так легко не расстаются — вот и пусть этот лейтенант-навигатор думает, что Эйрику известно намного больше.

Вскоре навигатор вытащил себе на экран, видимый теперь и Эйрику, интересную картинку — радары нащупали загадочный лайнер. Подробностей пока не имелось, габариты и тип судна рассчитывал компьютер, но уже было видно: возле большого, не меньше «Атмосферы» судна пляшет еще одна, совсем крохотная точка.

«Что это за малявка поблизости от противника?» — набил Эйрик.

«Пока не знаем, но явно нечто не больше бота. Или торпеда… Вам виднее. Сигнал 505 мог исходить и оттуда. Он еще не полностью расшифрован».

Эйрик удовлетворенно кивнул. Значит, 505…

«Ужас, ужас! Эйрик, а что, если это и правда лайнер? Предварительный анализ выдает именно такое предположение. Там могут быть пассажиры, тысячи пассажиров… Ужас! Я тебе сочувствую. Не знаю, что бы я чувствовал на твоем месте. Вдруг придется стрелять?.. Жму твою руку, брат!»

Эйрик и неслышно подошедший Халль разразились гомерическим хохотом, хоть и с оттенком истеричности. Меньше всего они беспокоились о том, что неизвестное судно окажется пассажирским лайнером. Да, неприятно стрелять по беззащитным людям… Зато безопасно.

— Ох уж эти твои земляки! — развеселился Халль. — Эйрик, уроженцы Ауд просто больны гуманизмом!

— Ну, нас, артиллеристов, от этого лечат. А уж в Планетарном Десантном училище лечат от всего… — добродушно отозвался Эйрик. — Просто навигаторы — не бойцы. Столько времени в походе, а все словно только что от мамы. Будем надеяться, что там и правда сотни пассажиров и ни одного орудия, а, брат?

— Будем! — хлопнул его по плечу Халль. — Спроси приятеля, какие у нас планы.

Навигатор отозвался тут же — видимо, был не слишком загружен.

«Мы фактически уже вышли из строя, расчеты закончены. Новых приказаний пока нет… Просто идем на сближение с лайнером. Около условного получаса. Ох, не нравится мне это все».

«Что именно?»

«Ну, ты же знаешь, что мы почти у цели. Ребята с флагмана передали мне по секрету… Планета конунга Кетиля Флотоводца в нескольких у-часах. Там и предполагалась первая встреча с врагом. Думаю, не только я об этом знал… Уж очень вовремя у нас засбоил центральный ускоритель. Или ты, может быть, думаешь, что «Атмосфера» готова к бою? »

«Хватит улыбаться, гном! Кстати, а наш капитан-то мог об этом знать? Уж очень вовремя решил доложить командованию о непорядках!»

«Он просто не мог раньше! За последние трое у-суток из строя вышли для текущего ремонта около пяти сотен кораблей. Все только по недосмотру Одина и летают, до первой торпеды. У капитанов, наверное, есть своя очередь…»

— Живем, Халль! Не только мы с тобой думаем, что из первого же серьезного боя «Атмосфере» не выйти!

— Тише ты, дерьмо темного эльфа… — Халль Богатый, к которому отчасти вернулась обычная бдительность, оглянулся на рядовой состав. — Все это понимают. Что ж, старик прав. С неисправным ускорителем… Ну, в общем, ты меня понял. Однако теперь у нас боевая задача. Что механики?

— Готовы! — сразу отрапортовал Эйрик и бросил взгляд на боковой экран, где не слишком интеллигентного вида парни пялились на картинки открытого космоса. — Все в порядке, брат. Если что — я сам полезу в механизм. Стволы будут вертеться.

— Хорошо… Только пожалуйста, не злоупотребляй таблетками.

Внизу экрана появилась новая надпись.

«Сигнал расшифрован! Тут же получен еще один! Это капсула, та точка, что рядом с лайнером! Они просят помощи! Мы уже послали лайнеру сообщение. Мы грозим разнести его в куски, если они тронут капсулу — так решил капитан. Спаси вас Один от бесчестного дела, ребята!»

— Кое-что проясняется… — тихо сказал Халль. — Что ж, мы готовы. Или нет?

— Готовы, брат. Не волнуйся.

Самому Эйрику в этот момент больше всего хотелось снова достать из кармана упаковку с таблетками. Но при командире как-то неудобно, несмотря ни на что.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ Секретные переговоры

— Как меня слышишь?

— Слышу хорошо, говорить могу.

— Дай подтверждение.

— Мы ловили ледяную рыбу в огненной реке.

— Мы выудили огненную рыбу и река замерзла. Привет, Торстейн Рыжий! Как у вас дела?

— Привет и тебе, Харальд Толстый. Дела наши, слава Одину, обстоят благополучнее, чем я последнее время полагал. Мы почти прилетели Фенриру под хвост, к этой Хильд-Оск. Осталась половина условных суток, если не снизить скорости.

— А ты бы предпочел снизить? — Харальд Толстый поудобнее устроился в своем сделанном по спецзаказу кресле, которое он среди своих не стеснялся называть троном. — А зачем?

— Чтобы развернуться и улепетнуть отсюда прочь. Харальд, старина, я чувствую, завтра из наших задниц полетят перья.

— Конечно, полетят. Корабли, которые встретил Бьяртмар Беспалый, быстро двигались и уничтожили его посудину со второго залпа.

Впрочем, не с первого… Так что у тебя все шансы. Я слышал, у тебя в Великом Флоте не все ладится с дисциплиной?

— Какое там «не ладится»… — Торстейн Рыжий в своей экранированной от всевозможных видов шпионажа каюте сделал добрый глоток из кружки с пивом. — Везде, где экипажи смешанные, творится полное безобразие. Один их прокляни! Харальд, эти наши «герои космоса» — полные дикари! Они не умеют подчиняться никому, кроме главарей своих кланов, кидаются с ножами на офицеров, и… Нет, главное — то, что по любому поводу кидаются именно с ножом, не с кулаками!

— Так они понимают кодекс чести… — пожал плечами в тысячах световых лет Харальд. — Знаешь, я горжусь нашим народом. Торгашам не выстоять.

— Один на один — нет, я думаю. Но десять на десять — силы будут равны, а их сотня разгонит две сотни наших «пионеров». Привыкли жить в своем клане, фактически — в своей семье. Рождаются на планетах неосвоенных, часто живут под куполом вместе с тысячей-другой недавних переселенцев, дерутся с младых ногтей со всякой падалью, потом оказываются запертыми в одной жестянке, собранной из обломков старой, летят дальше… Они познают жизнь по легендам! А теперь я не могу собрать из них Флот, потому что даже смерть их не страшит! Погиб в бою — попадешь в Валгаллу. А если бой со мной, например, или с их походным конунгом, с такими же братьями? Да все равно, все равно Валгалла. Надо нам что-то поправить в воспитании молодежи новых миров.

— Потом, Торстейн — если у нас будет это «потом», конечно… Но лично мне приятно сознавать, что у нас есть множество планет, и так просто, как в Великую войну, торгашам нас не выкорчевать. Теперь им потребуются сотни лет… А терпения-то ребята не имеют, слишком любят все мерить деньгами.

— Харальд, да ты оптимист! Значит, думаешь, что Великой войны не избежать? И по-твоему, мы к ней готовы? Как там, кстати, Эскадра Прикрытия?

— Нормально. Все корабли полностью укомплектованы обученным экипажами, готовы выполнить любую задачу. Сидят на орбитах вблизи Ауд, если что — дадим по сусалам любому. Скорей бы они сунулись… — Харальд Толстый даже стукнул кружкой по столешнице. — Клянусь волосами белокурой Сиф, я устрою торгашам веселую жизнь!

— Что говорят осведомители?

— Все зашевелились… Торгаши проводят маневры, делают какие-то «заявления»… Так называемые независимые СМИ вопят об инопланетянах. СПДЧ потребовал от нас ответа: куда и зачем отправился Великий Флот? Они купились, Торстейн.

— Еще бы! — Торстейн Рыжий с удовольствием потер ладони. — Разве им придет в голову, что такая куча народа и кораблей со всех планет Союза Свободных может полететь на край света только шутки ради? Я думаю, что на воре шапка горит, Союз Планет ДЧ и есть те, кто обидел наших мальчиков.

— Тогда ты скоро с ними встретишься. Да, кстати, корабли у них и правда появились новые, быстроходные и хорошо вооруженные — это последние данные нашей разведки. Будь осторожен, брат. Как там корабли из твоего личного эскорта?

— Через у-час начнут маневрирование, скопятся вокруг линкора. Ох, чую, придется драпать…

— Может, там и в самом деле всего-то два крейсера? — попытался его ободрить Харальд.

— Если так, справимся… Но чую иное. Ладно, думаю, нашу оборону им не пробить и десятком залпов, а потом через этот участок космоса будет не так-то легко пролететь из-за миллиона обломков. Но братцы-пионеры на своих корытах конечно обречены. Я, кстати, уже потерял из строя несколько сотен вымпелов и продолжаю терять. Не выдерживают хода, отваливаются, начинают починку… Ну, оно и к лучшему: кораблей у меня хватает, а запасная эскадра в у-сутках позади не помешает. — Торстейн не то чтобы вспомнил о том, какая огромная энергия тратится на их разговор, но решил, что пора заканчивать. — Харальд, давай о важном. Что ты думаешь об этом лайнере, Локи его побери?

— Не знаю, старик. В другое время предположил бы, что это просто какой-то мертвый корабль сюда занесло, все бывает. Встречали и не такое в дальнем космосе. Но теперь… Вы уже определили его марку?

— С минуты на минуту жду вестей от одного корыта, я послал его туда разобраться.

— Если это окажется судно СПДЧ… Я бы на твоем месте сразу их долбанул.

— Нет, брат, нужен повод. Торгаши с удовольствием остановят своих военных и наплюют на договоры, если обидят их конкурента. Но нужен повод. Не то чтобы юридический… Но хотя бы моральный, ты понимаешь, Харальд?

— Нам нужны их верфи! И думаю, они там есть, а нахождение их в нашем секторе — незаконно! Вот и весь повод, — хмыкнул Харальд Толстый. — Впрочем, ты конечно прав, — если удастся взять пленных, мы можем узнать много интересного. Например, что же им там нужно, что они нашли у Одина на затылке… Но в любом случае помни: информация о планете Хильд-Оск нам дороже всех вымпелов Великого Флота.

— Помню. Великая война не за парсеками, надо быть готовыми. Что ж, удачи тебе! Обо всех новостях сообщай.

— Слава Одину!

— Слава Одину.


* * *

— Это Хоук, Ваше Превосходительство. Прошу аудиенции.

— Ну, давайте сегодня после обеда, что ли… — Его Превосходительство Президент Народной Анаронской Республики взглянул на часы. — Сейчас я несколько занят.

— Дело не терпит отлагательств, Ваше Превосходительство.

Президент скривился. Только что он провел совещание по экономическим вопросам и ничего внятного от своих министров не услышал. Зачем они вообще торчат на своих постах, если не знают, как исправить ситуацию? Рост благосостояния граждан — это их работа, Президент должен лишь назначать нужных людей. Только где их взять, нужных?.. Сборная инвалидов какая-то, блеют, словно овцы, в ответ на прямой вопрос: «Что вам нужно, чтобы все шло как раньше?» — и приводят кучу якобы объективных причин для того, чтобы «как раньше» дело не шло. Между тем экономические показатели ухудшаются с каждым месяцем, если так пойдет и дальше, Президент войдет в историю не в самом лучшем виде. Нечего сказать, хорош подарок к концу второго и последнего срока.

— Хоук, я сейчас не у себя. Войну нам не объявили, я полагаю? Тогда свяжитесь со мной чуть позже.

— Войны объявляют уже после их начала, Ваше Превосходительство. В том и моя работа — сообщать Вам о ведущихся против нас войнах раньше министра иностранных дел. Дело не терпит отлагательств.

— Ну что вы заладили одно и то же?.. Выражайтесь тогда коротко, что ли. Я действительно спешу.

— Вы одни? Я сообщу информацию, разглашение которой пока недопустимо — как я полагаю. Готов перейти на канал повышенной защищенности.

— Ну хорошо… Через пять минут вызовите меня по этому… Этому каналу.

Хоук отключился и снова уткнулся в экран. Донесения поступали к нему в режиме реального времени, и ситуация с «Королевой воров» разворачивалась прямо на его глазах. Лайнер исчез из пространства мгновенно, был — и нет его. Он не довезет своих богатых пассажиров до красочного Тайриса. Пожалуй, многие удивятся такому исчезновению — «желтая» пресса начнет рассуждать о космических аномалиях, пресса обычная заинтересуется личностью капитана и владельцев судна. Более практичные службисты направят в район пропажи экспедиции, за обломками, но тоже ничего не найдут. Странное происшествие, но далеко не первое. Космос огромен, и несмотря на столетия освоения, все еще таит в себе множество тайн. Вот и все.

Все, да не для всех. Анаронский «госбез» в кои-то веки оказался на высоте. Все многочисленные вояджеры, сканирующие пространство комплексы, разосланные Республикой во все в стороны, были мгновенно активированы. Дорогое мероприятие, очень дорогое, но и люди, необходимые для анализа поступившей лавины информации, заранее сидели на рабочих местах. Так же, впрочем, как и многие другие специалисты, в итоге не пригодившиеся — куча денег уйдет на оплату сверхурочных, но результат! «Королева воров» была обнаружена почти мгновенно. Один из вояджеров, всего один, и тот, можно сказать, случайно, засек «Королеву» всего в нескольких десятках миллионов километров от себя. Это был старый комплекс, очень старый, и занесло его, давно израсходовавшего все топливо, в те края по одной единственной причине — траектория позволяла подольше сохранить вояджер в целости, не сжечь в какой-нибудь из множества встретившихся ему по пути звезд. Спасибо следовало сказать человеку, фамилия которого давно забыта даже в Конторе, так давно и недолго он ее возглавлял. Но именно его паранойя привела к созданию программы «Вояджер», и до сих пор миллионы комплексов помогали Конторе исполнять ее обязанности. Впрочем, это теперь не важно… Главное — результат.

«Королева воров» обнаружена у черта на рогах, где-то далеко за той довольно расплывчатой зоной, которую именуют Дальним Космосом. Обнаружена там, где можно спрятать все что угодно, вплоть до солнечной системы. Но — не от Конторы! Хоук удовлетворенно потер пальцы. Однако новости не давали возможности расслабиться: возле лайнера болталась шлюпка, о которой Хоук уже знал, и об экипаже которой имел некоторые подозрения. Теперь же рядом оказался еще один корабль и, видимо, боевой. Эх, жаль, что вояджер из самых старых, невелика область охвата его «органов зрения». Может быть, там, в этом секторе, вообще жизнь бьет ключом, а никто об этом и не подозревает? Это удастся выяснить только позже, если, конечно, комплекс не сгорит от перенапряжения. И без того у него все солнечные батареи в дырках…

— Айри! Что там за корыто рядом с «Королевой»?

— Еще не рядом, командир. Но быстро идет на сближение. Наверное, огневая поддержка — Договор Честных, похоже, всех здорово надрал! У них там огромная база!

— Да?! И почему же тогда мы не засекли со стороны Соединенных Планет ДЧ никакого движения в ту сторону? — язвительно поинтересовался Хоук и тут же прикусил язык. Да потому, что движения не было! Имело место мгновенное перемещение сотен тысяч тонн массы, которое не засечешь никак! — Айри, судно опознать удалось?

— Да, командир. Довольно старая конструкция, даже не знал, что СПДЧ такими пользуются… Рухлядь! Десантная баржа 11-КА-5. Не знаю толком, что это означает… Ну, грузоподъемность у нее будь здоров, а ходовые показатели слабенькие, так скажем.

— На кой черт им теперь ходовые показатели?! Они не ходят, они прыгают! Перемещаются! Если хоть что-то произойдет — сразу сообщай мне. Но по пустякам не беспокой, буду говорить с Президентом.

— Слушаюсь! Только… Позвольте один вопрос! Как вы думаете, почему они еще не напали?

Хоук скрипнул зубами.

— Айри, вы идиот! Мы, вся Контора, обязаны вместе ответить на этот вопрос! Это наша главная и, возможно, последняя задача. Потому что с такими двигателями они могут напасть в любой момент! Или не могут — но почему…

— Запросить яйцеголовых? Может, у них есть мысли по этому поводу? — Айри придвинулся к экрану, положил руки на клавиатуру: — Шеф?

— Айри, я же сказал: наблюдать и фиксировать! Больше ничего не предпринимать! — Хоук собрался было назвать подчиненного идиотом, но вспомнил, что уже сделал это. — Кретин! Конец связи.

Вопрос «почему они еще не напали?» на самом деле не был вопросом идиота. Наоборот, этот вопрос — самый главный и важный теперь. Мгновенно перемещающийся корабль… Да одно такое судно может уничтожать эскадры! Мгновенно уходить с линии огня, оказываться сбоку, сзади, выпускать торпеды и снова исчезать — на базу, за новыми. А если снабдить такими двигателями сами торпеды? Да и торпеды-то не нужны! Мгновенно перемещающийся заряд — и вот, он рвется у линкора в трюме! Но наверное, тут и заряд не нужен… Забрось туда просто двигатель, и в одной точке пространства окажутся совмещены два объекта, что неминуемо повлечет за собой колоссальный взрыв… Впрочем, в этом Хоук уже совершенно не разбирался, только где-то слышал.

Хоук дрожащими руками налил себе кофетон. Стоп, пора остановиться. Итак, на самом деле он понятия не имеет, что будет, окажись в одном месте сразу два атома, или чего там еще… И возможно ли такое? Эти вопросы — к яйцеголовым, которые сперва станут их переформулировать, потом долго спорить, потом потребуют кучу средств на какие-то эксперименты, не имеющие внешне ничего общего с происходящим в СПДЧ… И время, время! Есть ли оно? Нет, вопрос у Конторы только один: почему они еще не напали? Весь мир лежит у ног Соединенных Планет Договора Честных. Бери его! Хоук не верил, что кто-то в состоянии отказаться от такого подарка.

Что же их останавливает? Напрашиваются два варианта ответа. Первый: еще не утверждены планы по управлению покоренной Вселенной. Бюрократия притормаживает. Одновременно будущие губернаторы планет проходят ускоренные курсы по управлению покоренными народами — много, очень много СПДЧ понадобится таких губернаторов… Но есть и второй вариант: с двигателем не так все просто. Может быть, перемещение не мгновенно? Может быть, вычисление точки новых координат требует массы времени? Огромного количества энергии?

Да еще Союз Свободных викингов что-то непонятное вытворяет. Отправили вдаль шутовской Великий Флот… Те же вояджеры сообщали, что выглядит он довольно комично. Однако и в самом деле унесся очень далеко. И ведь в тот же сектор… Примерно в тот же… Надо бы уточнить, не в их ли секторе находится «Королева воров». Конечно, так далеко викинги улететь не могли — что им там делать? Хотя, с другой стороны…

— Ключ ко всему — «Королева воров», — пробормотал Хоук, обжигая язык горячим напитком. — На кой черт им потребовалось прыгать? Это же лайнер, там куча пассажиров — совершенно лишних людей… Тут, возможно, бунт капитана, увез богатеев с целью шантажа. Но зачем, если у него есть такой двигатель? И на лайнере тогда можно воевать… Пиратствовать, как в приключенческом анимэ… Хотя пока будем считать, что новый двигатель — не слишком удобен в эксплуатации, хорошо… Итак, бунт. А еще… Еще там было два наших агента. Фингер, конечно, мог натворить дел, но не таких же, чтобы капитан решился раскрыть карты?! Или штурман… Вот разве что… Викинги к тому же! — Хоук застонал. Одновременно загудел сигнал готовой для разговора президентской линии. — Разве что этот идиот Фингер исхитрился сам добраться до управления — вот и закинул «Королеву» черт знает куда! Какое все же счастье, что там оказался наш вояджер. Вероятность была ничтожна… Ваше Превосходительство! Мы можем говорить?

— Можем, — весьма сухо ответил Президент, на экране появилось его холеное лицо с усами скобочкой. — Это ведь очень важно и срочно, не правда ли?

— Очень важно и срочно, — не без самодовольства подтвердил Хоук и кратко доложил Его Превосходительству о произошедшем. Закончить постарался на мажорной ноте, руководство это любит: — На «Королеве воров» находятся два наших агента, я лично разрабатывал операцию. Связь с ними установить пока не удалось, возможно, мы их потеряли. Тем не менее…

— Тем не менее, господин Хоук, — довольно язвительно перебил его Президент, — тем не менее, именно ваши агенты, возможно, спровоцировали Соединенные Планеты на поспешные действия. И если это так — я их на куски порву… Проклятье, что я, по вашему, должен теперь делать?! Ноты им слать?!

Хоук почтительно склонил голову — так и начальнику удобней поливать грязью подчиненного, и тому легче спрятать глаза. Придется переждать — Его Превосходительство сейчас неприятно поражен и винит в плохих вестях гонца. Ничего, это пройдет. Пока Президент высказывал свое мнение о работе Конторы, время от времени переходя на крик, Хоук размышлял: а в самом деле, что сейчас лучше сделать Президенту? Заявить протест? А по какому поводу? Потребовать объяснений? Тогда придется обнаружить вояджер, наблюдающий за «Королевой воров», и шпионский комплекс немедленно будет уничтожен. Правда, они и так его скоро найдут…

— Нет, ну что?! — по тому, как всплеснул руками Президент, Хоук понял, что буря заканчивается. — Что теперь делать?! Мы оказались не готовы, Хоук, и это ваша личная вина. Личная!

— Прошу дать мне возможность ее загладить.

— Стоило бы дать вам бластер и десять секунд уединения! — взвизгнул Президент. — Но не теперь, нет! Вы втравили Республику в историю — вот теперь и выпутывайтесь. А разбираться с вашей виной будем потом. Не сомневайтесь, будем!

— Я понимаю, Ваше Превосходительство.

— Вот и понимайте! Хорошо, что вы хоть что-то еще понимаете. А я вот — не понимаю! Что теперь делать?

— Объявить тревогу, провести мобилизацию, отозвать эскадры с границ и выстроить оборону вокруг Кон-Рио. Конечно, сюда надо вызвать лишь сильнейшие, новые корабли. Из остальных сформировать крупные соединения для охраны провинций, но…

— Но имея такой двигатель, СПДЧ уничтожит сперва эти соединения, а потом и наши основные силы. Вообще: оставьте управление флотом тем, кто умеет или должен уметь им управлять! — Президент посмотрел в сторону, пошамкал губами. — Я должен немедленно созвать заседание Генерального Штаба. Потом — совещание с министрами… Подготовьте мне справку, быстро!

Перед Хоуком замигал экран — это прорывался Айри.

— Ваше Превосходительство, по поводу справки… Может быть, не слишком спешить? Ну… Я хочу сказать… Возможна утечка информации — генералы, адмиралы, министры…

— Утечка информации? — Президент на глазах становился все более уверенным. Настоящий политик, человек без нервов… — Да мы сейчас должны трубить о произошедшем! Я выступлю с докладом на сегодняшнем заседании Торговой Ассамблеи, вот что я сделаю. Республика получит немало призовых баллов за такое сообщение, ну а Соединенным Планетам не поздоровится. Пусть Ассамблея решает, как с ними поступить. У вас все?

— Нет, то есть… — Хоук отдернул руку от клавиатуры, решив подождать принимать вызов Айри. — Ваше Превосходительство, я хотел бы напомнить вам о викингах.

— Они снюхались с СПДЧ?

— Вполне возможно! Вот эта десантная баржа… Мы постараемся уточнить, пока опознали лишь тип, но возможно, что эти устаревшие корабли еще стоят на вооружении у викингов. По крайней мере, это не удивительно. Ведь их, так называемый Великий Флот, двинулся именно в том направлении… Приблизительно. Мы скоро выясним, не находится ли «Королева воров» в их секторе. Вряд ли он заселен так далеко, конечно же, но само по себе это означает или вторжение на территорию викингов, или союз с ними. Вы можете намекнуть Торговой Ассамблее: а не заключили ли СПДЧ тайный союз с дикарями?

— А этот их… Великий Флот? — Президент нахмурился, переваривая новую информацию. — Где он сейчас находится, как далеко?

— Это не флот, а куча консервных банок. Там есть наши агенты, но связь с ними, как вы понимаете, в настоящий момент затруднительна. Вообще после того, как Союз Свободных закрыл границы, мы толком ничего не знаем. Великий Флот двигался зигзагами, все время вбирая в себя новые тысячи кораблей. Они ушли куда-то в Дальний космос… Скорее всего, какая-то провокация. Окажись там чужаки — они послали бы совершенно другую эскадру, но сейчас их лучшие корабли торчат на орбитах возле Старых Миров. Мы постараемся все узнать точно в самое ближайшее время.

— В их секторе?.. — Президент прищурился, явно изучая на своем экране невидимую Хоуком карту. — Похоже, но это невообразимо далеко! Конечно, Великий Флот мог за это время туда добраться, но зачем?.. Разве что они ведут дальнюю разведку… Или что-то нашли и собираются срочно колонизовать? Глупые объяснения. Другое дело — СПДЧ.

— Все возможно, мы работаем над этим. Но формально сектор — их. Они имеют право.

— А мы имеем право знать! Значит, подружились с СПДЧ… Отлично! И об этом я скажу на Торговой Ассамблее! Дело явно идет к войне. Викинги — не соперник для Оборонного Пакта, чтобы сообща их разгромить, нам и мобилизация не понадобится. Вот только СПДЧ… Да мы выкинем их теперь из Пакта к чертовой матери! — Президент бодро погрозил Хоуку кулаком. — Пусть покрутятся.

«Двигатели…» — хотел сказать Хоук, но передумал. Пусть Президент сам разбирается, это его работа.

— Позвольте задержать вас еще на минуту! Меня вызывает человек, ответственный за наблюдение. Я приказал докладывать только о самом важном. Будете слушать?

— А что мне остается делать? — Президент мрачно сложил руки на груди.

Хоук подключил Айри, сразу предупредив:

— Вас слушает Президент Республики. Докладывайте по существу.

Айри прокашлялся.

— Шлюпка некоторое время назад послала сигнал 505. Сейчас лайнер уравнял скорости и висит совсем рядом, а десантная баржа приближается и… Они мигали огнями на международном коде. Это приказание отключить двигатели и не предпринимать никаких действий. Я думаю, это викинги! Лайнер вторгся в их сектор, и дикари собираются его арестовать.

Хоук и Президент уставились друг на друга.

— Я слежу за развитием ситуации… — нерешительно добавил Айри, выждав несколько секунд.

— Ага, продолжайте мониторить.

— У вояджера кончается энергия, больше часа он не выдержит. Потом придется ждать, пока подзарядятся солнечные батареи. Но они едва дышат.

— Хорошо… — Хоук отключил подчиненного. — Все запутывается, Ваше Превосходительство.

— Вижу, Хоук, вижу. Ладно, все равно надо бить в набат. Полезно это будет или бесполезно… В любом случае не вредно. И вот еще что… Если ваш вояджер все равно в ближайшие часы замолчит, то я официально потребую от викингов доклада по «Королеве воров». И вообще, мне помнится, был какой-то документ… Что-то такое подписывали все планеты того времени: «О неутаении важных для всего человечества изобретений», или что-то такое… Сейчас прикажу секретарям раскопать. Мы устроим экстренное заседание Торговой Ассамблеи! Выкинем СПДЧ из Пакта, выдвинем ультиматум викингам… Куча дел, Хоук! Докладывайте мне только о самом важном.

Президент отключился.

— Рад, что ты пришел в себя, — пробормотал Хоук, глядя в пустой экран. — Ладно, пора и нам заняться кое-каким делом. — Он быстро набрал еще один код. — Старина? Ты на месте?

— На месте. Слушаю тебя внимательно. — Теперь монитор показывал грузного мужчину в форме адмирала республиканского флота.

— Изучил материалы?

— Да. Что Президент?

— Собирается устроить кучу совещаний, выступить на Торговой Ассамблее… Узнаешь. Полагаю, мы должны быть готовы действовать. Но спешить не стоит.

— Мы готовы. — Адмирал постучал пальцем по раззолоченному погону. — Мы — всегда готовы. Главное, чтобы ты был готов, дружище. Родина в опасности.

— Но спешить не стоит, — повторил Хоук.

— Конечно. Сперва пусть ситуация прояснится… А уж тогда мы будем готовы, не беспокойся.

— Очень хорошо. Конец связи.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ Атака

Баржа приблизилась к лайнеру и зависла рядом. Даже невооруженным глазом можно было рассмотреть изящные обводы «Королевы воров», удлиненные дюзы, даже цифры на борту. Судно никогда не бывало в атмосфере и выглядело на загляденье аккуратным.

— Вот и шлюпка! — Эйрик ткнул пальцем в крохотное светящееся пятнышко на фоне огромного лайнера. — Совсем рядом. Что там творится, Халль?

Командир башни не ответил, напряженно всматриваясь в экран. На самом деле Халль Богатый ничего не видел, весь обратившись в слух — в наушниках звучал хриплый голос капитана, лично отдававшего последние распоряжения командирам подразделений.

— Не слышит тебя, — пояснил Эйрику Ари Шрам, каким-то образом снова оказавшийся на командном пункте. — Брат, а чего бы нам просто не расстрелять эту посудину?

— Насколько я понимаю, сначала хорошо бы понять, что она тут делает, — лениво пояснил Эйрик. — Есть колеса?

— Найдется, — пожал плечами Ари и вынул из кармана целую горсть таблеток. — Смотри, шлюпка нам мигает.

— Ты перед Халлем-то богатством не свети… — Эйрик наугад выхватил несколько таблеток из кучи и развернулся, прикрывая Ари спиной. — Командир у нас немного не в себе. На боевом взводе, так сказать. А мигает шлюпка… Да, нам мигает. Просит помощи на международном коде. Халль! Ну скажи же: что там?

Башенный лейтенант медленно кивнул, еще немного помолчал и наконец сдвинул наушники на плечо.

— Старик провел целую накачку — готовит к бою. Уже готовы к вылету три десантных бота, это батальон мяса. Зачем столько?.. Мало того, всем остальным тоже команда быть готовыми получить оружие и снаряжение.

— А нам что сказал?

— Вести огонь на подавление при малейшей агрессии. Однако по топливным отсекам не бить, основной калибр применять только по команде.

— При «малейшей агрессии»? — Эйрик коротко хохотнул. — А что называть агрессией? Если лайнер не откроет шлюзы — это агрессия?

— Нет, — вздохнул Халль, — нет. Старик опасается, что по нам откроют огонь.

— Пассажирский лайнер?! Ты же сам видишь — ему нечем стрелять!

— Мы не можем знать наверняка. Что он тут делает, в конце концов?! И еще: мы будем стрелять, если «Королева воров» попробует скрыться. Но это по команде. Залп разрывными поперек курса, а потом — на поражение двигателей. Лайнер ведет себя странно, молчит.

— Зато шлюпка просит помощи, — Эйрик кивнул на мигающее пятнышко. — «Королева воров», значит, кораблик называется? А к кому приписан?

— Согласно атласу — к СПДЧ. Вот же куда залезли, торгаши, Один сотри их в порошок! Это, фактически, нападение. То есть теперь становится понятно, кто уничтожил наших братьев в этом районе… Или СПДЧ придется доказывать обратное. Меня только беспокоит, братцы, что Великий Флот уходит все дальше. Они почти у цели, а мы здесь совсем одни. Если лайнер — на самом деле закамуфлированный военный корабль, то «Атмосфере» придется туго. Мы всего лишь десантная баржа, вести одиночный бой в космосе трудно. Но, — Халль положил руки на плечи подчиненным, — должны приложить все усилия! Системы работают нормально? Начарт очень беспокоится.

— Пока все хорошо, — не слишком уверенно доложил Эйрик.

— Ари, а ты что здесь делаешь?

— Я — с докладом.

— О чем?

— Ну, о том, что пока все хорошо у нас.

На самом деле Ари вовсе не хотелось находиться сейчас среди сослуживцев, многие из которых имели на него зуб. Он чуял, что сегодня будет потасовка. Прикончить врага под шумок — милое дело, Ари и сам обязательно поступил бы так же. С удовольствием явился бы сюда и Ингольв Рябой, но ему, как сержанту, приходилось торчать на боевом посту.

— Они пошли! — выкрикнул Эйрик, подавшись к экрану. — Боты!

Три порта «Атмосферы» распахнулись, выплюнув в космос набитые десантниками боты. Выстроившись треугольником, звено тут же сместилось влево, уходя с линии огня, и двинулось к лайнеру.

— Сейчас Старик приказывает «Королеве» открыть шлюзы! — Халль прыгнул в кресло и пристегнулся. — Приказ по башне: быть готовыми вести огонь! Ари, не торчи тут, скройся!

Ари Шрам, не долго думая, присел возле кресла Эйрика. Скрыться с глаз командира — вполне законное требование.

— А шлюпка? — зашептал он в ухо Эйрика. — Надо бы ее того, прибрать. Там же какие-то беглецы, что ли?..

— Вон, автобуксир пошел. Если лайнер не будет стрелять, подберем, а если будет… Не хотел бы я там оказаться — обшивочка тонкая, даже если не зацепят, все равно мало не покажется.

— Это викинги, — уверенно сказал Ануш Фингер. — Вероятный противник. Те, кто учит своих детей ненавидеть нас. Чиа, нам пора подготовиться к самому худшему.

— Да уж куда хуже-то? — Чиа хотела сказать «что может быть хуже, чем сидеть тут с тобой вдвоем», но передумала. — На «Королеве» нам точно конец, а теперь хотя бы шанс появился.

— Это враги! — повторил агент. — Куда страшнее, чем Штерн! Одно дело — цивилизованные люди, и совсем другое — эти дикари. Начать с того, что они построили у себя сугубо шовинистическое общество. Женщины не имеют право служить в армии, и даже подниматься на борт военных кораблей. Понимаете? Там, на этом судне, полно диких, тоскующих по женской ласке мужчин. Вы даже не представляете себе, Чиа, что может нас ожидать.

— Нас или меня? — усмехнулась Чиа, но поежилась в скафандре. — Хватит меня запугивать, Фингер. В конце концов, я не одна, со мной ты — всесторонне подготовленный агент. У меня только одна просьба: не надо проявлять излишней инициативы. Лучше скажи, может нас прихлопнуть Штерн? Успеет развернуться дюзами, или викинги ему не дадут?

— Развернуться может попробовать… Но я думаю, что при попытке нас атаковать, его разнесут в клочья пушки этой посудины.

— Не уверена. Вспомни, как они в один миг перенеслись сюда, в Дальний космос. Может быть, он нас сожжет и сразу исчезнет. Как полагаешь, предупредить об этом викингов?

— Во-первых, мы имеем дело скорее всего со сбоем оборудования. Такие «прыжки» невозможны, — снисходительно пояснил Фингер и даже положил руку Чиа на колено.

Она смолчала — все равно в надетых минуту назад скафандрах полной защиты ни он, ни она ничего не чувствуют. Пусть хоть за задницу щиплет, если получится.

— Во-вторых, Штерн обещал нас не трогать, пока мы храним молчание в эфире. Конечно, это формальность, но… Я бы не стал его провоцировать.

— Согласна, — скрепя сердце согласилась Чиа, хоть и чувствовала себя дурой. — Других способов связаться с викингами у нас нет?

— Можно помигать. Только если сообщить о двигателе… Мифическом двигателе «Королевы воров»… В общем, это тоже провокация.

— Ну хоть попроси помощи! А то вдруг они решат, что в шлюпке нет живых или враги. Мы ведь висим прямо между кораблями, начнется бой, и нам крышка!

— Ну ладно, Чиа… Только ради тебя. Агент принялся мигать передним светом, передавая барже сообщение нехитрым международным кодом. Чиа терпеливо подождала, пока он трижды повторил сигнал.

— Ануш, а что это было за скопление кораблей? Они пролетели так быстро, а потом подошла эта баржа… Как они себя называют? «Амуниция»?

— «Атмосфера».

— Да, «Атмосфера». Она, выходит, тоже из того флота, да? Это не тот самый Великий Флот викингов, о котором сообщали в новостях пару месяцев назад?

— Да, — согласился Фингер, — вероятно, тот самый. За это время как раз мог сюда долететь… Только зачем?

— Значит, есть зачем, если и «Королеву» Штерн сюда привел. Верно я рассуждаю, агент?

Фингер задумался. Его родное государство, Анаронская Народная Республика, которой агент поклялся служить, пока бьется сердце, явно вступало в конфликт с Соединенными Планетами Договора Честных. Опасный противник, который далеко продвинулся в техническом отношении, а возможно, и в создании нового оружия. Викинги, или Союз Свободных, как они себя называли, еще хуже — дикарский народ, погрязший в своих предрассудках. Достаточно вспомнить, что они творили во время Великой войны — выжигали целые планеты! Фингер хорошо помнил лекции по политической истории. Если враги договорились между собой… Он даже вздрогнул, представив себе миллионы тупых солдат, оснащенных оружием развитых цивилизаций.

— Если они объединятся… Это очень опасно, Чиа! Над нашей родиной нависла опасность!

— Кто объединится? — опешила Чиа. — Викинги и Соединенные Планеты? Да они палить друг в друга собираются! Если, конечно, Штерну есть из чего палить…

— Да, — несколько успокоился Фингер, — пока они не договорились. Значит, наша задача — и не позволить им договориться! В любом случае… — Он побледнел и с силой сжал колено Чиа, она почувствовала это даже через толстый скафандр. — В любом случае этот чудо-двигатель не должен попасть в руки ненавидящих всех дикарей! В лапы милитаристов! Понимаешь? Мы обязаны им помешать, как-то спровоцировать конфликт!

— Постой, постой! — Чиа навалилась на агента, пытаясь не пустить его шаловливые ручонки к пульту. — Двигатель? Какой еще двигатель? Ты сам сказал, что произошел сбой в нашем навигаторе, что прыжки такие невозможны и…

— Что тогда здесь делает судно викингов?! — вырывался Фингер. — Что?! И потом… Нельзя рисковать! Я должен что-то придумать, что-то предпринять! Надо передать открытым текстом: готовится страшное! Люди доброй воли должны вмешаться!

— Не делай ничего, а? — попросила его спутница. — Хватит уже, и без того весело. А то начнешь выдавать в эфир не пойми что, нас и грохнут, а потом спокойно договорятся.

— Не договорятся! В Конторе будут знать, будут предупреждены, они что-нибудь предпримут!

Агент извивался в кресле, дико вращал зрачками. На миг Чиа казалось, что изо рта Фингера вот-вот повалит густая пена. Это было бы лучшим выходом, но жизнь решила иначе.

— Смотри! — крикнула она, из последних сил наваливаясь на агента. — Смотри на экран!

От «Атмосферы», как викингам вздумалось назвать свой корабль, — да уж, от таких хорошего ждать не приходится… — в сторону «Королевы воров» по широкой дуге двигались три суденышка, по размеру раза в три-четыре превосходящих спасательную шлюпку. Фингер, заинтересовавшись, перестал вырываться.

— Десантные боты, — доложил он. — Устаревшего образца, каждый вмещает… Ну, человек десять, наверное. Взвод на осмотр лайнера — правильно… Что ж, если викинги ничего не знают о двигателе, то могут его элементарно не найти. Только бы Штерн не раскололся об этой потайной каптерке…

— Я уверена, не расколется, — льстиво утешила его Чиа. — Все же он цивилизованный человек, а не викинг немытый!

— Верно, — кивнул Фингер, — только на это и остается надеяться… Но что, если викинги следили за пространством и знают, как неожиданно появился здесь корабль? Эх, знать бы хоть, где мы находимся… — Агент с тоской посмотрел на экран навигатора. — Неужели правда? Лучше бы я остался на лайнере, спрятался где-нибудь. Тогда сейчас мог бы прорваться к двигателю и уничтожить его…

— К нам что-то движется от баржи.

— Взорвать…

— Ты слышишь меня?

— Ценой своей жизни…

— Идиот! — взорвалась Чиа. — Смотри, к нам ползет какое-то чудовище! Мне кажется, или я вижу сквозь него баржу?

— Что? — Агент наконец-то очнулся, перевел взгляд на обзорный экран. — Робот. Наверное, отбуксирует нас к шлюзам. И ничего невозможно сделать… — Он протянул было руку к микрофону, но Чиа мягко перехватила ее и угнездила на своем скафандре в районе груди. — Вы не бойтесь, Чиа, я сделаю для вас все, что смогу! — тут же переключился агент. — Эти звери, эти животные… Викинги… Знайте же, что я обучен всем приемам рукопашного боя и в случае необходимости могу умертвить вас совершенно безболезненно.

— Не надо спешить, — попросила Чиа.

— Вы не обучены выдерживать пытки, а викинги ничего не должны узнать о двигателе! Если только они его сами не найдут, если Штерн не проявит себя презренным предателем… — Агент был близок к сумасшествию. — И вы… Прекрасная моя Чиа Риттер, я хочу именно сейчас, когда жить нам осталось, может быть, всего несколько минут, хочу признаться вам, что с самой первой нашей встречи я…

— Не надо спешить, — повторила Чиа. — Доверься мне, все еще как-нибудь образуется. Разобралась я с капитаном «Королевы»… Ну, у викингов ведь тоже есть капитан? Давай пока не будем никого умертвлять, и… бластер отдай мне, пожалуйста.

Чиа слишком поздно сообразила, что сказала что-то не то. Эх, надо было серьезнее отнестись к агенту Анушу Фингеру! Едва услышав о том, что Чиа собирается соблазнить капитана викингов, Фингер оттолкнул женщину, насколько позволяли ремни, и принялся орать:

— Отчего же это только капитан, позволь тебя спросить? Там кроме капитана еще полный корабль здоровых потных мужиков! Дрянь! Тебе доверили ответственное дело, от тебя просили жертвы, а ты?! Сперва помощник! Потом этот лейтенантик! Потом… Шлюха!

— Потом был ты, — осторожно напомнила Чиа. — И теперь только ты, дорогой, не надо так…

Фингер трясущимися руками отстегивал ремни. Что он собирался предпринять, осталось неизвестным — дождавшись, когда продолжавший что-то рычать агент отвернулся, Чиа быстро отвинтила от его заспинного баллона шланг подачи кислорода и заткнула его пальцем — в шлюпке пока тоже хватало воздуха. Фингер, не сразу почувствовавший предательство, обернулся, жадно разевая рот, и увидел направленный на него ствол — агент весьма неудачно для себя запихнул его в карман со стороны Чиа.

— Не двигаться! — крикнула она, твердо зная, что ни за что не выстрелит. Но надо было хоть немного протянуть время — физически-то агент был гораздо сильнее ее, а по голове в скафандре не трахнешь. — Все будет в порядке, только не валяй дурака!

Нужно было завязать шланг узлом или заткнуть его чем-то на пару минут, но одна рука Чиа оказалась занята бластером. Вдобавок агент проявил нехарактерную для себя сообразительность: принялся отстегивать зажимы шлема.

— Простите, Чиа… — пробормотал он, как только смог дышать. — Что-то с подачей кислорода случилось…

«Даже ничего не понял, идиот», — печально подумала Чиа и ударила Фингера рукоятью бластера по голове.

Жизнь аферистки приучила ее не стесняться в подобном выражении эмоций, и Фингер отключился. Немного нервничая, Чиа достала из кармашка на подлокотнике салфетку и аккуратно вытерла агенту кровь, сочившуюся из рассеченной макушки. Подлетавший к шлюпке буксир тем временем занял весь экран переднего обзора, из металлической конструкции показались манипуляторы, снабженные магнитными захватами.

— Ну быстрее, что ли… — пробормотала Чиа. — А то ведь очнется и успеет-таки опять наломать дров.

Шлюпка дернулась, по корпусу заскрежетали манипуляторы. Теперь еще несколько минут, и Чиа вместе с непутевым агентом окажется на корабле диких, лохматых викингов… Женщина и без Фингера знала немало сплетен о жителях Союза Свободных. Они не смирились с поражением и многие годы куют оружие возмездия, они почитают древних, всеми нормальными людьми забытых богов, они не умеют торговать и устраивают по праздникам пьяные оргии, даже, вроде бы, вполне легально употребляют какие-то грибы. С другой стороны, циничная Чиа больше доверяла специалистам, а бизнесмены, военные и дипломаты, с которыми ей доводилось встречаться, ставили викингов весьма невысоко. Наука у них слабенькая, соответственно и вооружение всегда отстает от армий Старого Мира. Почти все технические новшества Союз Свободных элементарно воровал у соседей, кое-как приспосабливая к делу. Кораблей у них и правда было очень много, но в основном — старых, тихоходных и слабо вооруженных.

«Может быть, и слухи об их диких нравах сильно преувеличены?.. — с надеждой подумала Чиа. — В любом случае первым делом надо пообщаться с капитаном. Как я выгляжу?»

Остаток свободного во всех смыслах времени будущая пленница посвятила приведению в порядок прически и макияжа.


* * *

— Буксир тянет шлюпку… А вдруг там какая-нибудь мина? — шептал Ари, отвлекая Эйрика от наблюдений за механиками.

Башня уже начала сдавать, не успев открыть огонь — как и следовало ожидать… Автосмазчики, которые Эйрик приказал починить, так и остались поломанными, за исключением тех двух, которыми он занимался лично. Охлаждающие системы протекали… Кто не запаял трещины? Эйрик знал, кто, но даже если бы он прямо сейчас отправился к механикам и лично пристрелил виновного, делать что-либо уже поздно. Теперь только воевать, как получится.

«Если она не будет крутиться, Халль меня прикончит, — думал Эйрик, разглядывая схему за схемой на экране. — Или даже просто отдаст Старику. И Старик выкинет меня в космос с позором, с вычеркиванием имени из списков экипажа, из Великого Похода, из клана… Валгаллы мне не видать, хоть я в нее и не верю. Стоило ли так рисковать из-за каких-то таблеток? Поленился, не проследил…»

Вспомнив о таблетках, Эйрик снова полез в карман, опасливо покосившись на друга-начальника. Но Халль приник к своим экранам. Его забота — наводка, выявление целей, своевременная смена калибра, забрасывание ложными целями батарей противника. Хотя, какие у пассажирского лайнера батареи?

«Красивый, пыхти его Локи! Умеют строить торгаши. Будто игла, на таком и летать приятно. А наша «Атмосфера»… Даром, что в атмосфере и правда поворотлива, крепка, в основной части конструкции, по крайней мере. Хотя — как знать? Кто и как ее испытывал… Если такие же лоботрясы, как я, — дело плохо… Эх, Эйрик Пьяный, ну отчего же ты такой непутевый?»

— А, Эйрик? — надоедливый Ари Шрам потеребил лейтенанта за рукав. — Может это быть ловушкой? Сами втянем шлюпку, и тут она — бабах! Разлетимся на куски. Позорно даже как-то.

— Никто ее не втянет, не беспокойся. Наоборот, буксир уберет шлюпку подальше от нас — видишь, смещается? Он же ее уже окружил силовым полем, так что даже если сейчас рванет — нам почти не достанется. Как там наши боты?

Три суденышка с батальоном десантников, набитым в них куда плотнее пресловутых горошин в стручке, уже разделились и теперь с разных сторон подлетали к шлюзам «Королевы воров». Один бот — к «голове» корабля, туда, где по традиции чаще размещали рубки, два ближе к дюзам. Не успел Эйрик увеличить изображение, как шлюзы лайнера одновременно начали раскрываться. Огромные, созданные для приема большого количества грузов и космобусов, средств для доставки пассажиров с планет — насколько Эйрик помнил свои туристические поездки, космобусы обычно побольше юрких десантных ботов.

— Гостеприимные какие… — захихикал Ари, который, пожалуй, съел уже с десяток таблеток. — Открывают… А сами, может быть…

— Тише!

— Ага… Сами, может быть, как начнут их там в коридорах-то полосовать! Люки закроют, разрежут взвод — и привет… Это только на учениях легко: бах! — и замок типа отключил. Нас так тренировали, я же в «мясе» срочную служил, сорок прыжков, три высадки из открытого космоса. Но теперь я очень рад, что в артиллерию загнали. Лучше тут, чем вот сейчас туда лезть, спаси их Один…

— Да тут вообще лучше, чем в трюме-то сидеть с дикарями, — одернул его Эйрик. — Шрам, братишка, ты бы лучше шел к своим. Вдруг понадобишься?

— Убьют, звери, — вздохнул Ари. — Выручай.

— Тогда сиди тихо.

Десантники в скафандрах высыпали из ботов, проникли в шлюзы. Через пять минут, когда автобуксир увел спасательную шлюпку уже достаточно далеко от обоих кораблей, боты аккуратно вошли в распахнутые ворота. Тут же зазвучал голос капитана.

— Капитан лайнера принял наш десант, сопротивления не оказано! Сейчас парни начинают первичный осмотр, в случае необходимости будет послано подкрепление. Тем не менее, обоим башням быть готовыми открыть огонь по счету «ноль»! «Атмосфера» остается в состоянии повышенной боевой готовности. Да, и еще… Кетиль Флотоводец, наш командир, только что поздравил экипаж баржи с удачным началом военных действий. В свою очередь Великий Флот обнаружил противника, и «Атмосфера» сразу по выполнению своей задачи должна будет к нему присоединиться. Именно так! Слава Одину, мерзавцы, ждите дальнейших приказаний.

— Ага, как же… — зашипел Эйрику в ухо пьяненький Ари Шрам. — «Капитан лайнера принял»… Что он, дурак? У него огромный корабль, там полно народу, и оружие, конечно, есть. А против него — всего-то! Три роты!

— Да тише ты, услышит Халль — вышибет тебя отсюда, и пойдешь свою заточку ловить.

— Три роты мяса, — упрямым шепотом продолжил Ари. — Да еще разбитые на три группы в незнакомом корабле. Их там перебить — проще простого! Особенно если есть огнеметы.

— У них тоже все есть, — припомнил Эйрик вооружение десантников. Как-никак и сам, будучи курсантом, побегал с ним вволю. — Если состояние атмосферы позволит, продуют коридоры везде, где окажут сопротивление.

— Да? А ты знаешь, сколько будет дыма? И как им воевать? По индивидуальным радарам? — Ари все хихикал. — Эйрик, брат, не зря десантуру мясом кличут — рабочие лошадки войны. Жертва Тору… Если капитан этой «Королевы» захочет, хана нашим парням в течение часа. Ну, кроме тех, которые сдадутся, конечно. Или ты думаешь, никто не сдастся? Я бы сдался, только бери! Потому что корабль чужой и…

Эйрик, оглянувшись на Халля, быстро ткнул Ари кулаком под ребра. Ненадолго задохнувшись, Шрам осел на пол. Именно поэтому Эйрик и не заметил происходящего на экранах.

— Три гребаных норны!!! — взревел Халль. — Они закрывают шлюзы!

Так и было. «Королева воров» явно собиралась запереть десантников внутри своего огромного корпуса вместе с ботами. Все смотрели на сдвигающиеся створки, но никто не показался, не попытался вырваться ни один бот.

— Хана! — удовлетворенно выкрикнул отдышавшийся пророк Ари.

— Вести огонь только по моей команде! — взревел по общей связи капитан. — Действия враждебны! Передать ультимативное требование… — Связь отключилась.

— Всем быть готовыми… — Халль растерянно оглянулся на Эйрика. — Брат, там ведь наши. Ты бы как поступил? Послал еще десант или стрелял?

— Я бы, пожалуй, отстрелил им пару дюз, аккуратненько … — прищурился на экран Эйрик Пьяный. — Должны же соображать, кто они, а кто мы!

И там, на «Королеве воров», соображали. Да так хорошо соображали, что лайнер вдруг просто исчез. Исчез вместе с батальоном десанта и тремя ботами.

— Вот так-то! — возликовал Ари Шрам, хотя удивился не меньше других. — Я предупреждал!

Больше в башне никто не нашелся, что сказать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Башня ждет гостей

Когда лайнер исчез, Чиа как раз смотрела на экран. Как только выяснилось, что буксир тянет шлюпку не к кораблю викингов, а как раз наоборот, подальше от него, женщина всерьез приуныла, впервые за время своего очередного приключения. Прежде всего, Ануш Фингер, доблестный агент Конторы, вот-вот должен был прийти в себя, и если еще не очухался, то только по причине своей удивительной непутевости. С другой стороны — странно, что столь безмозглый человек столь долгое время остается в забытьи. Во-вторых, Чиа заподозрила викингов в полном равнодушии к ее женскому естеству. Похоже, эти мужланы решили просто расстрелять шлюпку вместе с красавицей, отодвинув на безопасное расстояние.

— Трусы! — шептала она, вперив ненавидящие глаза в экран. — Мужеложцы! Извращенцы!

И тут лайнер исчез.

— Следовало ожидать… — выдавила из себя Чиа спустя минуту. — Штерн не такой идиот, чтобы… Проклятье! Если бы я передала информацию на корабль этих козлов, на эту их баржу, то спасла бы их десант и меня бы никто не посмел тронуть!

— Да, вы скверно поступили.

— Глупо, а не скверно! А всему виной этот идиот! — Чиа пнула бесчувственное тело Фингера и сообразила, что ответил ей кто-то извне. — Кто со мной говорит?

— Мне не положено представляться. Я только обязан предупредить вас… Вас, торгашеская шлюха, что сейчас на шлюпку прибудут наши саперы и лучше бы вам открыть люк!

— Меня… Что?! — Чиа резко выпрямилась и схватила за руку агента. — Эй! Вы не так поняли! Вы говорите на нашем языке, да? То есть, извините… Я хочу сказать… Ау! Вы меня слышите?

— Слышу, — ответил все тот же злорадный голос. — Открывай люк.

Чиа потеребила Фингера за руку. Ноль эмоций. Вот же идиот! Когда не нужен — так и лезет везде со своей неуемной «защитой», а как эта защита понадобилась — валяется и в ус не дует! Чиа принялась бить агента по щекам, благо его шлем плавал под потолком кабины.

— Ммм? — спросил Фингер, как только открыл глаза.

— Ммм! — передразнила Чиа. — Приходи в себя, идиот, и надень шлем, потому что я сейчас люк открою!

— И побыстрей бы! — донеслось снаружи, через обшивку, на которую автобуксир вывел антенну. — А то саперы нервничают. Сама понимаешь, ваши нехорошо поступили… Целый батальон мяса… Капитан переживает.

— А сколько ему лет? — скорее на нервной почве, чем по делу поинтересовалась Чиа. — Я должна с ним встретиться! Непременно!

— Возможно, все возможно…

Чиа наконец-то расслышала голос незнакомого викинга как следует. Она могла ошибаться из-за акцента, но ей показалось, что это… Что это какая-то дворовая шпана, гопник! Характерная манера тянуть гласные, чуть взвизгивать на конце фраз… Только этого не хватало! Уж лучше дикари, чем свора обкуренных голодранцев, эти не пощадят, и капитан у них — только для видимости.

— Фингер!!! — Чиа включила на полную мощность голосовые связки. — Очнись!!

— Да я в порядке, в порядке… — забормотал будто сонный агент, потирая макушку. — Я всесторонне подготовленный агент и… Где мы?

— В шлюпке, дурак! И я сейчас открою люк, чтобы нас не продырявили! Надевай шлем и отстегивайся, все может случиться!

— Да, — поддержал ее незнакомый, но довольно-таки блатной голос, — готовьтесь выбираться, красавцы! Вас проверят и доставят на баржу в боте, а шлюпку вашу приказано расстрелять. С вами или без вас, выбирайте. Капитан так сердит, спаси нас Один…

Ануш торопливо надел шлем и даже первым отстегнулся.

— Надо открыть, — дурацким шепотом сообщил он Чиа. — Дикари — они и в самом деле могут расстрелять шлюпку, они никому не верят…

— Я тоже! — нарочито громко ответила Чиа. — Тоже никому не верю! Фингер, чем болтать — открой, наконец, люк! У нас гости.

Гости появились не сразу, Чиа и Ануш успели вдоволь налюбоваться космосом через открытый люк шлюпки. Надо отметить, что стравить давление Фингер, конечно же, позабыл, и обоих едва не вынесло наружу. Наконец перед люком показался бот. Чиа прикинула расстояние до него — на глаз около тридцати метров, но в вакууме все так обманчиво… Скорее пятьдесят.

— Прыгайте к нам, поймаем, — сказал все тот же противный голос. — Не бойтесь, тут не торгаши безрукие.

— Наверное, они рассказывают о нас какие-то анекдоты, — попыталась Чиа ободрить Фингера. — Прыгай!

— Но я… — Агент замешкался. — Я не должен спасаться первым. Протискивайся!

«Протиснуться» в скафандре Чиа не могла при всем желании — слишком мала была шлюпка.

— Ануш, милый, там нас может подстерегать опасность! Я боюсь. Давай, сначала ты?

— Конечно, милая Чиа! Давно хотел вам сказать…

— Потом скажешь.

И Фингер, к немалому облегчению его спутницы, не стал спорить. Он прицелился и оттолкнулся обеими ногами, метя прямо в бот. Как ни странно, попал — вот только не стоило агенту так сильно толкаться. Что такое пятьдесят метров в вакууме? Ничто не притормозило его полет, и уж конечно, никто не стал ловить Фингера. Со всего маху врезавшись в стальной борт, агент Конторы снова потерял сознание.

Чиа прыгнула следом, учтя ошибки Ануша. Она оттолкнулась совсем чуть-чуть и летела долго, так долго, что два человека в жестких скафандрах с какой-то идиотской, безвкусной и к тому же выцветшей окраской, успели заарканить Ануша, который, беспомощно покачивая конечностями, устремился куда-то в космос.

— Он у тебя не слишком сообразительный, верно, подруга? — спросил уже хорошо, до оскомины знакомый голос. Которой из фигур в скафандрах он принадлежит, Чиа понятия не имела. — Пусти Локи мои кишки на свои снасти, я бы свою сестру за такого не выдал!

«Ну конечно! Они уверены, что я, если сохраняю хоть каплю порядочности, могу находиться в шлюпке только со своим мужчиной… Тьфу, со своим мужем! Дикари. — Чиа приближалась к боту, викинги услужливо вытянули вперед руки, готовясь ее поймать. — Но выдавать Ануша за своего мужа… Увольте! Даже перед викингами — не могу! Хотя… Вот что! Пусть будет моим братом!»

— Он бы тоже не выдал меня за тебя! — заявила женщина викингам, когда они вполне галантно приняли ее в свои объятия. — Кстати, шлюпка не заминирована. Мы — беженцы, ваши друзья. Очень хочу поблагодарить капитана за спасение.

— Может, у тебя и будет такая возможность… — неуверенно протянул викинг.

Теперь Чиа поняла, который, — тот, что пониже ростом.

— Только сейчас нам надо как можно скорее вернуться на борт «Атмосферы». Капитан сказал, что стартует через десять у-минут и плевать ему на всех, кто окажется снаружи. Он не шутит — батальон мы уже потеряли, на нас и внимания не обратят. Так что не болтай языком, сестричка, полезай внутрь, а то слетишь — ловить не будем.

Чиа решила больше и в самом деле «не болтать языком» и забралась внутрь бота. Тут, несмотря на относительно шлюпки порядочный размер судна, тоже царила невесомость. Но больше всего поразило и напугало женщину количество мужчин, сидевших в креслах, располагавшихся в три яруса.

«Неужели они и в самом деле отправили на „Королеву" целый батальон в трех таких ботах? — изумилась она. — Это же садизм какой-то! А вентиляция, а… Господи, да они в скафандрах!»

Да, все десантники сидели на своих местах в жестких скафандрах и весьма недружелюбно поглядывали на Чиа из полупрозрачных шлемов. Немного оглядевшись, она решила, что это и к лучшему: не хватало ей еще группового — да еще какого! — изнасилования в невесомости. Пусть уж потерпят до корабля… Что викинги — настоящие дикари, она больше не сомневалась.

— Получи своего приятеля!

В салон влетел Ануш, все еще без сознания.

— Это мой брат! — напомнила Чиа. — И извольте обращаться с ним поприличнее, он немалый чин в своей структуре! Кроме того, мы ваши друзья!

— Ну хорошо, хорошо, доложишь по команде… — равнодушно сказал тот же приблатненный парень, задраивая люк.

Какой в этом был смысл, Чиа не поняла. Ведь и так невесомость, и так вакуум — чего стараться? Однако, пока люк не закрылся, двигатели бота не заработали.

Сесть было совершенно некуда, и Чиа, подлетев к Анушу, ухватилась одной рукой за него, другой за какую-то стойку. Хотела о чем-то спросить десантников — ну зачем, зачем они здесь? — но увидела враждебные взгляды и даже направленные прямо на себя бластеры. Да уж, тут не до сексуальных домогательств… Лучше ни о чем не спрашивать. Но не станут же они стрелять внутри бота? Глядя на едва видные сквозь шлемы угрюмые, тупые лица, Чиа поняла: эти могут.

Бот стал медленно набирать скорость, и Чиа прижало к стойке. На нее все сильнее наваливался агент Фингер, все еще без сознания. Однако вот шевельнулся его палец… Больше этого никто не видел — рука в перчатке оказалась между их животами. Палец подергивался, явно отбивая какой-то сигнал на общеизвестном коде. Фингеру, конечно, и в голову не пришло, что Чиа этих кодов не знает.

«Только бы ничего не предпринял, придурок!»

Между тем бот, подлетев поближе к «Атмосфере», снова остановился, теперь Чиа пришлось повиснуть на одной руке, другой удерживая Ануша, — благо, инерция была совсем слабенькой. Насколько она поняла, «группа захвата» лишь уравняла скорости с медленно двинувшимся прочь от места встречи с лайнером. Раздалось громкое шипение — бот заполнялся воздухом. Десантники изумленно переглядывались.

— Старик приказал обыскать обоих, — пояснил все тот же мерзкий голос. — Так что сейчас будем раздевать…

— А капсула? — спросил один из десантников. — Стрелять-то в нее будем?

— Нет, по капсуле врежут из башни, когда мы отлетим подальше. Ну… — Давление пришло в норму и незнакомый командир быстро снял шлем, оказавшись рыжим парнем с голубыми глазами навыкате. — Вот и все. Сержанты, ко мне! Начать обыск! Может быть, сама разденешься, сестренка?

Рука Ануша стала медленно сжиматься в кулак.

— Конечно! — как можно дружелюбнее затараторила Чиа, отталкивая от себя непредсказуемого агента. — Я все понимаю, дело есть дело… Вам помочь расстегнуть скафандр моего приятеля? Он, кажется, приходит в себя. Кстати, у меня тут в сумке бластер, кому отдать?

Некоторое время рыжий молчал, почесывая затылок.

— Так, парни, держите-ка их обоих… Что-то мы не так делаем. Ну быстрее, быстрее, братва! Ведь уведет Старик «Атмосферу», ждать не будет! А мы тут останемся одни, и без родного корабля что?

— Задохнемся! — хором, словно дети, ответили десантники.

Многие заулыбались идиотской шутке (или не шутке?), и Чиа стало ясно, что перед ней настоящие дикари, наивные даже в жестокости. Множество рук покрепче ухватилось за скафандры пленников, так что помочь обыску Чиа теперь не могла при всем желании. В застежках викинги не разбирались, у них использовались другие, куда более старые скафандры, но женщина молчала, обиженно поджав губы: вот пусть теперь сами мучаются. Дикари!


* * *

Ари Шрам задремал, привалившись к креслу Эйрика Пьяного. Эйрик и сам с удовольствием бы поспал хоть пару часов — от травяных таблеток с неизвестной ему планеты сначала становилось тепло и уютно, а потом накатывала такая сладкая расслабуха… Но как тут поспишь, если весь экипаж «Атмосферы», включая полные трюмы десантников, сейчас в едином порыве прильнул к мониторам и напряженно ждет команд? Ждет-пождет, ждет-пождет…

— Эйрик, перестань храпеть!

— Да…

— Что «да»? Эйрик, ты понимаешь, что «Королева» сейчас может появиться где угодно, в любой точке и атаковать нас? — Халль искренне негодовал. — Механика в порядке?

— В порядке. — Эйрик усилием воли разлепил глаза и тоже уставился в монитор. — А с чего ты взял, что она может появиться?

— Старик только что объявил по связи. Брат, я бы хотел, чтобы ты более ответственно отнесся к службе хотя бы во время боевой тревоги. Эйрик?

— Да, брат.

— Поклянись честью своей семьи, что не будешь жрать всякую гадость до отбоя.

— Клянусь честью своей семьи, что не буду жрать гадость. А где, кстати, эта шлюпка? Буксир ее уже к нам втянул? Прости, я просмотрел…

Халль встал из своего командирского кресла, подошел к Эйрику и навис над ним.

— Брат, посмотри мне в глаза.

Эйрик, несколько раз с силой моргнув, выполнил приказ. Башенный лейтенант помахал перед ним ладонью, наблюдая за движением зрачков.

— Ага… Быстро вколи себе тонизирующего, в остальном вроде ничего. Эйрик Пьяный, ты не просто на службе, не просто в Великом Походе — ты в бою! Только что мы потеряли батальон братьев, понимаешь? Враг проявил себя. А еще наш враг умеет исчезать.

— Может, «Королева» просто погибла? Аннигилировалась или как там? — подал голос Ари Шрам с пола. — А мы будем ее ждать…

— Никого мы ждать не будем, боец! — не сулящим ничего хорошего тоном ответил Халль Богатый. — Кетиль Флотоводец вот-вот сцепится с противником всего в нескольких часа хода отсюда, а наш ускоритель почти исправлен. Вот-вот полезем в самое пекло! Ты почему не на боевом посту? Скрылся в три секунды, время пошло!

Ари исчез. Эйрик, успевший во время их диалога прижать к бедру тюбик с «Тоником-6» и вколоть его себе прямо через одежду, «по-боевому распорядку», немного пришел в себя.

— Халль, с таким… Такими… Ну, в общем, с этим исчезновением — они уничтожат весь Великий Флот за сутки одним крейсером. Избиение младенцев, понимаешь? Мы обречены.

— Ну, может, у Старика и есть какие-то мысли на этот счет… — почти шепотом сказал Халль. — Только ты того, панических слухов не распускай.

— Да какие слухи? Все видели сами.

— Все равно. Старик, он, знаешь ли, получше нас соображает, оттого и капитан. Вот эту шлюпку, которую ты проспал, он приказал отбуксировать подальше и расстрелять. Вдруг там торпеда под обшивкой? Сейчас людей оттуда уже сняли, бот догоняет нас, и то ли мы, то ли башня Два должны поразить цель.

Командир едва успел добраться до своего кресла, как в динамиках снова зазвучал голос капитана.

— Башня Раз! Халль Богатый! Накрой спасательную капсулу одним залпом, иначе зваться тебе Безголовым. Но недолго, потому что скоро таким и станешь, клянусь своими ногтями!

— Да, брат капитан! — крикнул Халль в наушники и положил руки на пульт. — Наводка, наводка пошла всех калибров! Цель — определенная мной заранее, номер один! Стреляю я, без дополнительных команд! Наводка, наводка!

У Эйрика от этого шума опять разболелась голова. Пока он понимал одно: капсула, по счастью, болтается прямо с их борта и на механику серьезной нагрузки не ляжет. Сейчас Халль выберет себе калибр, поправит наводчика и, как не раз на тренажерах, с первого выстрела разнесет на молекулы беззащитную, отчетливо видимую цель. На этот раз обошлось… Особенно приятно, что «Королева воров» исчезла, так и не показав зубы, — окажись лайнер снабжен силовой защитой, батареи «Атмосферы» могли просто не успеть ее пробить, пока враг находился бы в зоне поражения. А учитывая, что центральный ускоритель неисправен и, похоже, прямо сейчас чинится… Дело могло кончиться большим позором. Артиллеристы оказались бы крайними, а механика непременно бы подвела, чтобы самым окончательным крайним стал Эйрик Пьяный. Он глубоко вдохнул, медленно выдохнул и осторожно переместил одну таблетку из кармана в рот. Нервная это работа — служить на старой десантной барже во время Великого Похода.

— Так… Так… Наводчик второго калибра, сожри тебя Мировой Змей, расфокус! Расстояния-то почти нет, что ж ты творишь?!

Не слишком интересуясь легкой мишенью, Эйрик перенес свое внимание на медленно приближающийся к «Атмосфере» бот. А тот, впрочем, что-то перестал приближаться… Баржа двигалась!

— Они починили ускоритель?

— Да, Эйрик… Надень же наушники, брат! Не мешай…

Едва не сплюнув с досады, Эйрик послушно нацепил наушники. Некоторые команды идут из рубки только для офицеров, ничего удивительного в этом нет. Так и есть: штурман, ленясь переключиться, выдавал кому-то по первое число, заодно снабжая новыми координатами для «Атмосферы». Теперь Халлю будет чуть сложнее попасть, но… Справится, пустяковое дело.

«Значит, Старик все же тащит нас в мясорубку… Быстро же они справились с ускорителем — явно на скорую руку, тяп-ляп! Или сам Кетиль Флотоводец приказал нашему капитану догонять Флот? То есть не догонять, этого мы бы просто не смогли, а… Флот обнаружил противника и теперь стоит напротив него возле той самой Одином проклятой планетки, как она называется-то? — Эйрик нахмурил лоб, но вспомнить это не помогло. Ему представилась мощная эскадра, готовая разнести в пух и прах многочисленный, просто огромный, но такой небоеспособный флот Союза Свободных. — Неужели нельзя было что-то придумать? Устроить пожар на борту, в конце концов! Не одни мы из строя вышли, ну так будет кому рассказать о подвигах… Остальных-то порубят в клочки, это же ясно, ясно!»

Он заглотил еще одну таблетку. Враг умеет исчезать. А если он умеет еще и появляться — в этом Эйрик не сомневался — то битва проиграна, не начавшись. И битва, и война. Торгаши слишком далеко ушли в техническом отношении, теперь Союзу Свободных осталось существовать всего ничего. Как ни странно, ему, давно в мыслях расплевавшемуся с патриотизмом, стало обидно.

«Как же мы все теперь? Что с нами сделают?»

— Уничтожить шлюпку! — приказал капитан.

— Да, командир! — клацнул кнопкой Халль и чуть отстранился от боевого пульта. — Ну, ну, ну…

— Каким калибром? — поинтересовался Эйрик.

— Шестым.

— Да уж, работа мастера! И сколько выпустил?

— Одну ракету.

Эйрик только головой покачал. Вот же фермерский сынок, тупая башка! Конечно, круто выпендриться, накрыть цель с одного выстрела, да еще такой мелочью, как шестой калибр, изначально предусмотренный для стрельбы очередями счетверенным стволом по мелким целям вроде ботов или самолетов противника — это здорово. Но промазать легко, вся наводка глазами и приборами… Сам Эйрик между молчанием командира и возможным порицанием спокойно выбрал бы молчание — шут с ним, с риском, с похвалами… Тем более сейчас.

— Есть… — едва слышно выдохнул Халль. — Брат капитан, цель поражена!

— Вижу… — пробасил не слишком довольный капитан. — Не было там никакого заряда. Ладно… Вот что, Халль Богатый, меткий стрелок: с шлюпки сняты двое, мужик да баба. Вот же тоже, понимаешь, беда с этими торгашами — бабу подкинули… В общем, в трюмы я ее отправить не могу, сам понимаешь, что там может случиться. К изолятору тащить через полбаржи ни к чему. Мне она здесь совсем не нужна, одни неприятности… Готовься принять через аварийный шлюз. Считай, что это тебе премия за отличный выстрел. Народ вы, артиллеристы, дисциплинированный. И все же: пленных не трогать! Доберемся до своих — сдадим выше по команде.

— Брат командир, у меня тут и места-то для них нет…

— Ты не понял, Халль Богатый: это приказ, а не уговоры! Запри в каком-нибудь кубрике, их уже обыскали.

Халль обернулся к товарищу. Тот спокойно продолжал смотреть на медленно гаснущую звездочку — раскаленные докрасна останки шлюпки.

— Ты слышал?

Эйрик, прежде чем обернуться, сглотнул очередную таблетку.

— Слышал, — пожал он плечами. — Приказ есть приказ. Их обыскали, так что… Запрем куда-нибудь. Я так понимаю, ты после своего выстрела оказался у Старика на хорошем счету, вот тебе и награда: новые заботы.

— В третий кубрик! — посоветовал Ари, который и не подумал убраться вон, а спрятался за дублирующими блоками наведения. — Там всего четверо теперь живут.

— Что значит — живут?.. — Халль почесал затылок. — Больше они там не живут. Придется остальным потесниться. Или лучше у нас, в офицерском запереть? Все же женщина. Как полагаешь?

— Да никак. Что за женщина — мы не знаем, кто вообще такие эти двое — не знаем… Приведут — допросим. Что-то будет ясно. Только надо от наших парней ее подальше держать… — Эйрик оглянулся на Ари. — Брат, вызывай сюда Ингольва Рябого, ему да тебе можно доверять. Вчетвером и пойдем к шлюзу. Кстати…

— Что?

— Кстати, я не уверен, что там с автоматикой все в порядке. Помнишь, как на позапрошлогодних маневрах мы отрабатывали боезагрузку через этот шлюз? Закрывали-то потом ломом…

— Так что ж ты молчал?!

— Забыл, — развел руками Эйрик. — Просто забыл, брат. Столько всего… Суета… Идем, посмотрим.

Уже на выходе их застал двукратный длинный гудок — отбой боевой готовности. Халль утер пот со лба — а он-то и забыл, что пока еще полагалось оставаться на местах! Хорош башенный лейтенант… В наушниках послышался голос Начарта.

— Халль, я слышал, у тебя скоро будут гости?

— Да, брат майор.

— Я тоже приду. Сам понимаешь, моя зона ответственности… Волчий клык в задницу нашему капитану, сказать тебе откровенно. Но, Халль, ты его тоже пойми: не в рубку же тащить бабу? Ничего хорошего ее присутствие на барже и так не принесет, вот увидишь… Ну, а какая у нас обстановка в других местах — тебе объяснять не надо. В то же время пленников надо уберечь от всех неприятностей до тех пор, пока не сдадим выше по команде. А то окажемся крайними даже в том, что батальон десанта профукали непонятно как… Буду через пару у-часов. Как понял?

— Понял, брат майор.

— Ну тогда иди встречай — бот, если не развалится от напряжения, вот-вот нас догонит. Мы понемногу разгоняемся, так что уж будьте любезны — не тяните с швартовкой. Бот пусть у вас там и останется, а все мясо, которое на нем прилетит, — пусть проваливает в трюм. Исполняй.

Халль снова утер пот со лба — час от часу не легче! Мало того, что через шлюз надо принять пленных, так еще и бот как-то там разместить…

— Эйрик, у нас там ничего не лежит?

— Где?

— На шлюзовой площадке.

— Ну, вроде ничего… — Эйрик понятия не имел. — Вроде ничего особенного. Надо пойти посмотреть.

— Бегом! «Атмосфера» разгоняется, бот долго не сможет удержаться за нами! Ари, тебе же сказали: тащи сюда Ингольва! Он здоровый, если там что валяется — раскидаем вчетвером… Быстрее, быстрее!

Толкая перед собой Ари Шрама, Халль выскочил в коридор. Эйрик выглянул следом, но лишь проводил приятеля довольно мутным взглядом.

«Нужно ли мне куда-то идти? Женщина на корабле — к неприятностям… А у нас и так все как у Локи в заднице, — подумалось ему. — Наверное, скоро «Атмосфере» конец. Может быть, стоит пристрелить эту бабу, пока не шагнула на борт?..»

Несколько воодушевленный этой мыслью, Эйрик все же пошел следом за товарищами. Появилась какая-никакая цель. Впрочем, он вскоре о ней забыл.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Пленные в башне Раз

Чиа мужественно перенесла «обыск». На самом деле ее просто раздели догола и облапали как снаружи, так и, насколько было возможно, изнутри, а потом наскоро просветили. И зачем тогда было запускать пальцы в рот, влагалище и анус? Приятного мало, но пока дело ограничивалось пальцами офицера — именно им, вроде бы, являлся рыжий неприятный тип — и животным ржанием десантников, Чиа была готова терпеть. Одежду и скафандр, также ощупанные и просвеченные, ей сразу вернули. Ну, и на том спасибо. Ануш повел себя более глупо: поняв, что нет смысла разыгрывать обморок, начал сперва что-то лепетать о правах, потом вступаться за спутницу — ну конечно, не обошлось без высокопарных выражений вроде «как вы смеете, мужланы!» — и, наконец, попытался завладеть бластером, вынутым рыжим офицером из сумки Чиа. С криком «Я спасу вас, Чиа!»… Получил, само собой, по морде, а прежде чем запускать пальцы в его отверстия, командир десантников надел перчатки — тонкие, но прочные, из аллюкевлара. Чиа взять не могла в толк, отчего в ее задницу этот дикарь полез без перчаток, однако не могла не согласиться, что так оно лучше. По крайней мере, Фингер немного покряхтел, а на глазах обученного терпеть пытки агента выступили слезы.

Но вот все кончилось. Чиа связали самой обычной веревкой, входившей, видимо, в снаряжение викингов, рядом прикрутили к железной стойке Фингера. Агент тихо скулил, кровь из рассеченной брови заливала ему глаза.

— Ну ладно, можешь потереться об меня башкой, — позволила добрая Чиа. — Глупой своей башкой. Но пожалуйста, Ануш, не будь больше таким идиотом. Ни мне, ни себе ты теперь никак не поможешь, зато можешь навредить.

— Чиа… Я так виноват перед вами, милая Чиа… Но сейчас, в этот момент, когда наши жизни висят на волоске, я хочу сказать вам…

Он пытался вытереть кровь о скафандр Чиа, и женщина испытала труднопреодолимое желание врезать ему по морде коленом. По счастью, к ним подобрался — бот шел с продольным ускорением — рыжий офицер.

— Подставляйте головы, шлемы будем надевать. У меня распоряжение вас беречь! — викинг довольно мерзко оскалился. — А ты ничего, прожженная тварь! Попадись ты мне на родине… Но у нас таких нет. У нас таких, как ты, мажут клеем, вываливают в муке, а потом отдают укдаям.

— Это что? — довольно безразлично поинтересовалась Чиа.

— Насекомые такие. Очень любят крахмал и все такое. Прямо с кожей жрут, а баба остается живая. Но без шкурки… Не любят у нас шлюх. А я — люблю! Имей это в виду…

Что еще сказать, рыжий не знал и просто стал прикручивать им шлемы. Анушу это не слишком понравилось — кровь опять залила все лицо, он ничего не видел.

— Может быть, можно хотя бы смазать ему бровь чем-то заживляющим? — попыталась помочь ему Чиа. — У вас ведь наверняка есть аптечка!

— Обойдется, — викинг занялся ее шлемом.

— Но вы обязаны нас беречь! — успела сказать Чиа.

— Знала бы ты, что бывает с теми, кого мы беречь не обязаны… — усмехнулся рыжий и надел на нее шлем.

Больше Чиа ничего не слышала — внешняя связь была безжалостно выломана в процессе «обыска». Она покосилась на видимый ей обзорный экранчик — небольшой, со слабым разрешением… Дикари! Неужели это сложно: купить у Старых Миров нормальную технику? И кондиционеры в боте почти не справлялись с таким количеством потных мужиков. В шлеме дышалось куда легче… На экране довольно быстро вырастала «Атмосфера», загадочная десантная баржа. Почему баржа? Ануш так назвал, Чиа и поверила — а ведь мог опять глупо ошибиться.

Викинги о чем-то переговаривались, смеялись. И все же, зачем их загнали в бот? Целую кучу! Чиа попыталась их сосчитать, но со своего места не могла увидеть даже половины — бот имел вытянутую форму. Сидят в три яруса, все с оружием, в жестких тяжелых скафандрах… Рота?.. Ну да, ведь «Королева воров» унесла с собой целый батальон. Прямо из-под носа дикарей-викингов! Хоть и продолжая тихо ненавидеть Штерна, Чиа почувствовала гордость. Все же — выходец из цивилизованных миров, и здесь, значит, земляк.

Они летели примерно десять условных минут, может быть, немного больше. Борт «Атмосферы», удивительно грязный, ободранный, занял весь обзор. Наконец бот начал смещаться вдоль него и вскоре оказался возле открытых ворот шлюза. Забавно, но шлюз не был пустым — четыре человека в скафандрах, по двое с каждой стороны, зачем-то подпирали створки чем-то похожим на ломики.

«Может, у них ворота в шлюзах не автоматические, а ручные? — мысленно расхохоталась Чиа. — Ох уж мне эти дикари! Тут надо быть проще. И капитан у них наверняка — форменный придурок… Впрочем, чем проще — тем легче. Справлюсь».

Вот и шлюз. Бот влетел внутрь, едва не зацепив узкие ворота, и тут же резко затормозил, что не доставило радости находившимся на борту — на площадке едва хватало места. Спустя минуту Чиа почувствовала вполне стандартную силу тяжести и тошнота отступила. Это вселило в женщину новую порцию оптимизма — она готова была поверить, что викинги вовсе не пользуются искусственной гравитацией. С них, дикарей, станется! Но обошлось, хоть в чем-то дикари походят на цивилизованных людей.

Когда уравнялось давление, люк открылся, и викинги по одному, однако зачем-то толкаясь, двинулись на выход. Лишенная слуха Чиа, которая не могла самостоятельно снять шлем, поразилась этой их манере: ссутулившись и вытянув вперед шеи, подталкивать друг друга в спины, хотя и так ясно — быстрей такой толпе через единственный узкий люк не выбраться.

Чиа и Фингера вывели почти последними, за ними следовал лишь рыжий командир с бластером наголо.

— Кто старший? — громко спросил он, озираясь. — Кто здесь старший?

— Я! — сквозь толпу снимающих шлемы десантников протолкался дюжий викинг. — Башенный лейтенант Халль Богатый. Какие ты получил приказания, брат?

— Сдать тебе эту парочку. Он — идиот, она — шлюха… — Рыжий сплюнул себе под ноги, и Чиа отметила, что здоровенному башенному лейтенанту это не понравилось. — Допрос не снят. Помочь?

— Не приказано.

Викинг, назвавшийся башенным лейтенантом, прихватил под руки Фингера и Чиа.

— Все, ребята, спасибо. Бот останется здесь, так распорядилось мое руководство. Эти тоже у меня, я их сдам потом куда следует.

— Да?.. — Рыжий потянулся, о чем-то раздумывая. — А знаешь, они опасны. Мы у них бластер отобрали, вот этот даже пытался до него добраться. Баба какая-то мутная… У тебя тут где можно скафандры скинуть? Ну и вообще… Умыться…

— Нет, парни, вам пора к себе возвращаться. Дальше я разберусь.

— Избавиться, значит, хочешь от нас? Брезгуешь мясом?

Десантники, с удовольствием прислушивавшиеся к своему командиру, подались ближе к Халлю Богатому.

— Ничего я не хочу. У меня приказ, и у вас приказ.

— Да плевали мы на такие приказы… — Рыжий будто невзначай положил руку на кобуру. — Брезгуешь, брат. Как же, артиллерист! Не хочешь с мясом даже поговорить, да? А что батальон наших сегодня сгинул ни за что — это как?!

Десантники загудели. Однако тут же послышался другой голос, нетвердый, но громкий.

— А ну проваливайте, отрыжка!

У выхода с площадки стоял викинг, одну руку он положил на кнопку, в другой сжимал бластер.

— Проваливайте отсюда, или я открою ворота! Выдует вас, как перышки, а Старик собирать не станет, у него мяса еще полные трюмы!

— Не понял? — Рыжий не спеша направился к нему.

Вспышка. Узкий луч бластера прошил грудную клетку задиры и, теряя мощность, ушел в сторону ворот, по дороге задев еще двоих десантников. Обожженные зашипели от боли, многие десантники выхватили оружие.

— Забирайте его и уходите, или, клянусь Одином, я нажму кнопку! Всем тогда конец! Убирайтесь!

Кто-то склонился над повалившимся рыжим и отчетливо сообщил:

— Хана лейтенанту.

— Пошли! — попросил кто-то товарищей. — Он идиот, пусть с ним начальство разберется! Старик этого артиговниста сам за борт выкинет, вот увидите! За убийство офицера!

Группа десантников, осторожно пройдя мимо покачивающегося викинга, покинула шлюзовую площадку. За ними понемногу потянулись и другие, двое подхватили мертвого командира. Когда все они ушли, Халль Богатый отпустил Чиа и Фингера.

— Эйрик, кто тебе позволил стрелять на корабле? Мясного идиота Старик тебе может и простит, но стрельба… Он же молотом Тора клялся, что за такие шуточки будет сразу выкидывать!

— Ммм… А я скажу, что убил его ножом.

— Ты пьян, брат, совсем пьян… — Халль огляделся. — Ари, Ингольв! Я отсюда слышу, как свистит дыра в воротах! Заделайте чем-нибудь, срочно! Эйрик, неужели нельзя было заряд отрегулировать иначе, а?

— Не знаю… — Эйрик отошел наконец от кнопки и спрятал оружие. — А эти дебилы даже не сообразили, что если бы ворота автоматически открывались, нам бы не пришлось их ломами подпирать… Смешно. Как тебя зовут, красавица?

Чиа молча смотрела на него. Ни слова из говорившегося в шлюзовой камере она не слышала, хоть примерно и понимала, что произошло.

— Ну что, снимай шлем, что ли? Хоть посмотрим на тебя. Мы люди приличные, не обидим…

— Эйрик, она не сможет сама снять шлем, она связана! — крикнул от выхода Халль. Он решил проверить: точно ли десантники покинули башню, или устроили засаду в переходах. Однако камеры обзора демонстрировали пустые переходы.

— Ага… — Эйрик быстро достал нож и полоснул по веревкам. — Вы свободны, достойная госпожа! Кажется, так у вас выражаются?

— Вообще-то, я думал, ты сам с нее шлем снимешь… — немного растерялся Халль. — Хотя бы мужика не развязывай! Впрочем, тебе сейчас доверять нельзя. Ари! Проверь по башне, все ли мясо от нас убралось? Ингольв, отвечаешь за пленных! Разрешаю дать по шее лейтенанту Эйрику Пьяному в случае неадекватности его поведения. И пошли, пошли скорее! Сейчас Старик или Начарт будут мне шею мылить за убийство офицера! Один, надели меня мудростью для ответов…

Чиа не слишком понравились подступившие к ней викинги. У Ари Шрама и Ингольва Рябого лица были те еще, а если добавить к ним вполне грязные ухмылки городской шпаны, то даме было о чем беспокоиться. Впрочем, пока она оставалась в скафандре. Гораздо больше Чиа нравился чуть пошатывающийся, явно что-то принявший молодой офицер с симпатичным, несколько даже интеллигентным лицом. Таких она насмотрелась за свою бытность предостаточно, это успокаивало. По крайней мере, знаешь, как он будет себя вести: затеет идиотский разговор, а когда вдруг решит, что дама разговором увлеклась, полезет лапать.

— А с какой, простите, вы планеты, прекрасная госпожа? — тут же спросил Эйрик, подбоченясь. — Я, знаете ли, много где бывал…

— Думаю, это сейчас не важно, — мрачно ответила Чиа. Так с ними и надо себя вести, с пьяными интеллигентами. Только не забыть повести бровью и чуть стрельнуть глазами — вот так, от лица к паху.

Эйрик шагнул к Чиа, намереваясь продолжить так удачно завязанные отношения, но его прихватил за локоть Ингольв Рябой.

— Нет, брат! Халль велел следить за тобой. Держись-ка от пленников на шаг. Хоть ты и молодчага, конечно!

— Да, я уж думал, мясо нам сейчас все кишки повырывает! — поддержал его Ари Шрам. — А ты, пьяный скот, сразу за бластер! Ну, молодец, круто ты их выстроил! А лейтенантика-то мясного, ха! Продырявил по полной программе…

Эйрик покачнулся и попытался выдернуть свою руку из хватки Ингольва.

— Пусти, я все же офицер, ты не имеешь права… — Он вдруг забыл о своей руке и повернулся к Ари. — Какого лейтенанта? Что я сделал?

— Ты его прикончил, брат! — Ари от души хлопнул Эйрика по плечу, и у того подогнулись колени.

— Что?.. Кого я прикончил?

— Лейтенанта мясного, рыженького такого, кого ж еще? — Ингольв подтолкнул Чиа и Фингера, которого никто развязать так и не собрался. Поэтому агент по-прежнему оставался в шлеме и ничего не слышал. — Что у тебя, отходняк? Ну ничего, ты все правильно сделал.

Совершенно потерянный Эйрик с посеревшим лицом поплелся за конвоирами. Несколько минут совершенно выпали у него из памяти… Они шли открывать ворота, в которых была сломана автоматика, и Эйрику пришла в голову какая-то гениальная мысль… Да вот же она — пристрелить торгашескую бабу, чтобы «Атмосфера» не погибла! Но вместо одной глупости он совершил другую — убил офицера десантников. Может быть, хорошего парня. Может быть, даже земляка… Эйрик совсем ничего не помнил.

На ходу он достал из кобуры бластер, проверил заряд. Так и есть: был один выстрел, аж на пятьдесят процентов возможной мощности.

— Я теперь под суд пойду? — мрачно спросил Эйрик.

— Это вряд ли, — обернулся Ингольв. — Сейчас такая суматоха… Ну, кто-то из вас виноват. Мы скажем, что рыжий, а десантура — что ты. Их, правда, без малого рота, а нас трое… Но я думаю, Начарт тебя прикроет.

— Почему?

— Потому что рыжего уже не вернешь, а тебя, брат, ему терять ни к чему: артиллерийских офицеров лишних нет.

— И кроме того, все злы на мясо, — добавил Ари, будто невзначай поглаживая задницу пленницы. — Распоясались! Нам поверят.

Чиа сделала вид, что ничего не чувствует сквозь скафандр, и это было почти правдой. Насколько она понимала, их с Фингером вели к месту временного заключения. Что ж, пусть так, ей сейчас не слишком хотелось оказаться на каком-нибудь «допросе с пристрастием», а тем паче в обществе солдатни. Надо немного отдохнуть… Особенно же радовало Чиа, что агент по-прежнему в скафандре и связан. Время от времени Фингер, впрочем, пытался обратиться на себя внимание: гримасничал, показывал какие-то знаки пальцами скрученных за спиной рук, даже вроде бы отстукивал что-то подошвами… Чиа делала вид, что не замечает. Надо отдохнуть.

Когда пленников ввели в пустой и удивительно замусоренный кубрик, из перехода выбежал взволнованный Халль.

— Ну что вы так долго возитесь?! Начарт идет сюда. С тобой будет разбираться, Эйрик, и с этими. Ты в порядке? Иди-ка умойся, брат! И вколи себе еще тонизирующего! А с этих надо бы скафандры снять… — Башенный лейтенант задумался — а ну как люди не простые? Это может быть опасно. — Ладно, не нужно. Снимите с мужика шлем и не развязывайте. А ты, сестра, сядь вон там, в уголке, и не смей двигаться! Ари, отвечаешь за них, глаз не спускай, в случае чего — применяй оружие. Только выставь сразу короткий пучок… Дай я сам! А то один умелец уже ворота прострелил, надо будет потом пойти герметизацию проверить…

— Ты назвал ее сестрой! — сказал ухмыляющийся Ари. — Торгашку, ха-ха! Ты, брат командир, теперь, выходит, сам торгаш!

— А ты назвал братом торгаша только что! — развеселился и Ингольв. — Выходит, что ты и сам торгаш!

— Так, посерьезнее! — прикрикнул Халль, быстро настраивая бластер Ари. — Эйрик, иди же умойся! Я сейчас на пару минут отлучусь — проверю, как там ребята, и встречу Начарта. Майор, кажется, не в духе… Ингольв, ты караулишь снаружи, приказания те же, что и Ари. В случае чего… Ну, я побежал. Эйрик, умойся!

Чиа внутренне хохотала. Хороши же нравы у страшных викингов! Дисциплины никакой, друг с другом все на ты… В фильмах их изображают совершенно иначе. Командир весь взъерошенный, его заместитель — откровенно пьян, только что невзначай прихлопнул другого офицера, и сам не помнит… Бред!

— Привет, мужик! — сказал Ингольв, сняв с Фингера шлем. — Как дела?

— Я вам ничего не скажу! — тут же заявил агент.

— Понятно! — Ингольв Рябой похлопал пленного по плечу. — Ну и не надо. Мы парни простые, меньше знаем — лучше спим. Потом скажешь, кому положено. У них методы всякие… Хотя интересно: а вот куда «Королева воров» со всем нашим десантом подевалась, а? Ну, просто намекни, что ли… В другое измерение?

— Я вам ничего не скажу! Чиа, держитесь! Помните, наши своих не бросают, помощь придет, и даже если мы погибнем — за нас отомстят!

Агент так яростно вращал зрачками, что Ари с Ингольвом переглянулись.

— Может, его развязать? — предложил Ари, ненамного более трезвый, чем Эйрик Пьяный. — Плохо человеку.

— Командир запретил! — нахмурился Ингольв. — Может он, того, берсерк… Под действием каких-нибудь веществ или просто запрограммирован психологически.

— Именно что «того»! — встряла в разговор Чиа. — Он всесторонне подготовленный агент, владеющий боевыми искусствами! С ним надо быть очень осторожным.

Викинги снова переглянулись, потом Ари нерешительно улыбнулся.

— Кто агент? Вот этот задохлик носатый?

— Ну, не я же? Он — агент контрразведки. Я бы на вашем месте с ним не шутила, он даже не агент, а суперагент.

— Она нас разводит! — улыбнулся Ари.

С Фингером в это время происходило нечто невообразимое: услышав слова Чиа, он побелел, потом покраснел, потом смерил ее презрительным взглядом… Женщина умышленно не смотрела на товарища, но привычка пользоваться уголками глаз позволяла ей иметь полное представление о метаморфозах агента.

— Разводит? — Ингольв не был так уверен. — Ты думаешь? Ари, знаешь, я всю боевую тревогу просидел с этими нашими друзьями-дикарями, сжимая заточку в кармане. Я на взводе. Не шути со мной.

— Какие шутки, брат? Мы же земляки, с Ауд. Вот что. Возьми пару штук колес, чтобы забыть этот кошмар! Я-то не смог прийти, меня офицеры к себе затребовали.

Ари протянул Ингольву две таблетки на ладони. Тот, оглянувшись на пленников, нерешительно их взял.

— Ты сам-то пробовал? Больно цвет какой-то… Ядовитый.

— Пробовал, братуха! Самое оно. А ядовитый — потому что травки одни, никакой химии.

Вот теперь Чиа все стало ясно. Великий Флот, о котором только и болтали комментаторы на каналах Старых Миров, на деле представлял из себя целую тучу судов, набитых только и думающими о том, как бы закинуться любым дерьмом мужчинами. Ничего удивительного — женщин нет, комфорта нет, даже кондиционеров нет! И телевидение у них, наверное, скучное. По женской своей природе, Чиа тут же пожалела несчастных мужиков, однако дело есть дело. А дело есть одно — блюсти интересы Чиа Риттер.

— Самый страшный, самый опытный агент Старых Миров, — сказала она, открыто улыбаясь. — Его надо бы заковать в цепи.

— Заковать в цепи! — возликовал Ари Шрам, пока его товарищ рассасывал таблетки. — Какая прелесть! Эй, чувак, заковать тебя в цепи?

— Я ничего вам не скажу! — отважно ответил Фингер.

— А я ничего и не спрашивал! Эй, Ингольв, а он прикольный штрих! Похож на Таро-Мусорщика, такой же чудило! Давай его угостим?

— Ну, это, мне кажется, лишнее… — засомневался Ингольв, разглядывая пленника помутневшими глазами. — И вообще, сейчас вернется Халль, а я должен дежурить снаружи. Конечно, он брат стоящий, но… Эйрик?..

Оба совершенно забыли об Эйрике Пьяном, который удалился в «гальюнный уголок» кубрика, чтобы умыться, — как и требовал Халль. В сознании чуть протрезвевшего Эйрика то ярко вспыхивали, то потухали сцены расправы с лейтенантом десантников на шлюзовой площадке, память начала к нему возвращаться. Лучше бы ушла навсегда… Он вышел, едва помня, что происходит с «Атмосферой» и орудийной башней Раз в настоящий момент.

— Эйрик, закинешься? — предложил ставший от опьянения добрым Ари Шрам. — Мы того… Подшофе!

— Заткнись! — умывшийся лейтенант снова почувствовал себя командиром. — Что пленники?

— Молчат! Прикажешь допросить по-боевому?

— Отставить… — Эйрик, обхватив голову, уселся на крайнюю койку. — Все отставить до прихода Халля Богатого. Он наш командир, он скажет, что делать. Ари, если ты еще дашь мне хоть таблетку, я первым делом пристрелю тебя, а не кого-нибудь другого. Ясно?

— Эээ… Ясно… — Ари пожал плечами, оглянувшись на Ингольва. — Нам ведь ясно, брат? Лейтенант вроде бы в своих правах… А вроде бы и перегнул палку. Нет?

— Ну, не знаю, — опять остался неопределившимся Ингольв. — Я бы дождался Халля. Вообще, наша баржа вроде бы бежит на соединение с Великим Флотом, там без нас не могут генеральное сражение начать?.. Не знаю, Ари. Вроде бы, Эйрик нормальный мужик. Но в кончиках пальцев у меня мурашки, а затылок чешется. Подождем. Может, пройдет. Травки, никакой химии…

Ари снова пожал плечами. Ингольва он не слушал, но довольно обиженно рассматривал Эйрика, вспоминая, должно быть, давний удар по почке. А лейтенант снова подошел к Чиа.

— У вас есть какие-нибудь пожелания?

— Да. Хотелось бы чего-нибудь выпить. Прохладительного.

— Выпить?.. — Эйрик даже покачнулся. — Прохладительного, да? А у нас… Не знаю даже… Могу принести вам воды.

— А сока какого-нибудь? — настаивала Чиа, «включив» глаза. — Лучше, конечно, манго или хотя бы какого-нибудь цитрусового. Грейпфрут? Или апельсин?

— Боюсь, ничего этого у нас нет, — вынужден был сознаться Эйрик. — На обед… Хотя, обед мы прозевали… Ну, на ужин будет кофетон. Синтетический, само собой. Не желаете кружечку? А соков у нас не подают.

— Бедненькие! — Чиа привычно увлажнила глаза и жалобно улыбнулась. — Знаете, у меня в скафандре осталось немного сока, в баллоне. И грамм двести коньяка, там, кажется, тоже есть. Он положен на случай экстренных ситуаций. Для вас ничего не жалко, мальчики. Спасибо вам… Эйрик?.. Спасибо вам, что спасли меня от этих ужасных людей там, на площадке.

— Не за что… Так как вас зовут?

— Чиа Риттер, двадцать семь лет, не замужем.

— Это не допрос… — Эйрик снова потер виски. — Так вышло, что вы у нас находитесь… Ну, как бы… Случайно. Ненадолго.

— Чиа, ничего не говорите им, ничего! — взорвался связанный агент. — Это такие методы, я про них знаю! Вас просто разговорят, притворяясь обычной солдатней, даже будут сочувствовать, но на самом деле все они контрразведчики! Я же вижу, я же профессионал!

— Может, все же развяжете его? — Чиа решила пойти простейшим путем. — Понимаете, мы действительно агенты. Следили за «Королевой воров», что-то там нечисто. Но так вышло, что… Моей чести угрожала опасность. Ануш Фингер — так его зовут — спас меня, но наша жизнь висела на волоске… И если бы не вы и ваш капитан…

Она думала, что викинги начнут ее расспрашивать, что дальше разговор потечет сам по себе — как бы не так! Трое охранявших пленников мужчин глубоко задумались, каждый о своем. Ари думал, что хорошо бы отойти и еще закинуться. Проклятые таблетки постоянно требовали увеличения дозы. В самом ли деле там только травки, как говорил тот дикарь?.. Еще его тревожило, что присутствие женщины его совершенно не тревожит. Вот хорошо бы ее раздеть — неужели и тогда никакой реакции не будет? Ингольв размышлял о Халле — не обидится ли здоровяк-командир на невыполненный приказ? Все же полагалось охранять пленников снаружи. Вместо этого они сидят с врагами, как с приятелями, и болтают обо всем подряд. В кончиках пальцев у него уже не кололо, и вообще так тепло вдруг стало в животе… Травки, никакой химии… Что касается Эйрика Пьяного, то он все еще не мог понять: как же так вышло, что он застрелил своего? Причем покойный брат не нападал на Эйрика, только угрожал…

— Вы что-то сказали? — переспросил он спустя минуту Чиа, застывшую с недоуменным выражением лица.

— Да. Я сказала, что очень вам благодарна. Я могу получить обратно мой скафандр, чтобы хоть сока попить?

— Нет… — рассеянно ответил Эйрик. — Вдруг у вас там яд или оружие? Слышите шаги? Это Халль Богатый, наш командир. Он идет, чтобы все решить. Что? — Эйрик нацепил наушники. — Да, брат, все в порядке. А Начарт с тобой? Ох… Может, мне самому застрелиться?

Чиа поняла, что всем несколько не до нее. Это не то чтобы сильно расстроило, но удивило женщину: все же пленница с загадочного корабля. Более того, за эту пленницу пришлось сражаться… Но викинги, вдруг ставшие молчаливыми, сидели в тишине до самого прихода командира. Странные люди.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Женщина на корабле

Начарт начал ругаться еще по пути в Башню Раз. Как назло, ему встретились одна за другой четыре группы совершенно обнаглевших десантников, покинувших трюмы и перекрывавших переходы. По случаю тревоги многие успели получить оружие и сдавать его не торопились. Все это сильно напоминало бунт. Однако признать его таковым капитан не мог — ибо бунт следует подавить, а на это сил у Старика не хватало. Приказов не поступало никаких, будто прибытие «Атмосферы» к основным силам Великого Флота должно было решить все. Ускоритель работал с перебоями, на последнем издыхании. Дисциплинарные команды охраняли все, что касалось двигателей и навигации, полностью игнорируя происходящее на остальной части баржи. Десантники, похоже, еще этого не поняли, потому что действовали осторожно, хотя и беспорядочно. На окруженного всего десятком вооруженных подчиненных майора никто не покусился, только кричали вслед: «Мы требуем объяснений! Куда делись наши братья? За что убили Ульва Рыжего?! Пусть к нам выйдет капитан!»

На ходу Ивар Ярл, Начальник Артиллерии «Атмосферы», осмелился вызвать капитана. Старик сперва минуту не отвечал, потом с каким-то зловещим спокойствием поинтересовался, не застрял ли молот Тора в заднице у Начарта.

— Нет, брат капитан. Но в некоторых секторах я видел поднявшихся из трюмов десантников, кое-кто из них вооружен. Они требуют объяснений и, похоже, понемногу расширяют зону контроля…

— Это касается твоих башен?

— Нет, брат капитан. Пока нет, вот только…

— Пока не касается — займись своим делом!

— Да! — Начарт прокашлялся. — В течение четверти часа выясню, что случилось в башне Раз!

— Я знаю, что там случилось, — вздохнул Старик. — Там пленники. Вот и все. А один кусок зазнавшегося мяса там прикончили или целый десяток — мне сейчас наплевать! Я и так потерял батальон и не смогу объяснить, как! Разберемся потом, кто виноват, если живы будем. Но мы должны сохранить для Кетиля Флотоводца пленников, он лично с меня спросит, понимаешь? Лично! «Атмосфере» требуется еще часов пять, чтобы с помощью Одина, его асов и моих проклятий дотянуть до Великого Флота. Все это время ты, Начарт, должен защищать пленников. Это твоя основная задача. Задрайте люки и сидите тихо, даже если вам отключат подачу кислорода. Обо всех происшествиях докладывать лично мне и никому больше. Но знай: если скажешь, что пленники погибли, то следом я хочу услышать, что ты застрелился. Ясно?

— Да, брат капитан.

И майор Ивар Ярл принялся ругаться. Сначала себе под нос, а потом, по мере продвижения к башне Раз, все громче. Когда он наконец добрался по грязным, полутемным, наполненным какими-то странными личностями переходам до подведомственной территории, стоявший за люком Халль слышал начальника даже без наушников.

— Брат майор! Докладываю: задача по принятию на территорию артиллерийского взвода пленников выполнена! Задача по выявлению виновного в убийстве офицера выполнена! Однако хочу обратить ваше внимание на ряд смягчающих обстоятельств…

— Халль, восемь ног жеребца Слейпнира тебе в глотку, ты что, совсем одичал? — Начарт, отпихнув подчиненного, ввалился в башню. Следом, еще более грубо толкаясь, полезли его охранники. Майор обернулся к ним. — Так, вы все — размещаетесь в этом переходе и ближайшем кубрике. Халль, скажи своим людям, чтобы потеснились. Никого не пускать! При попытке вскрыть люк — открывать огонь на поражение по обалдевшему мясу, охреневшим торгашам, благословенным богам или кто там еще полезет! А ты, лейтенант, доложи как положено, после того как нальешь мне чего-нибудь тонизирующего, лучше горячего… У тебя печенье есть?

— Есть! — Халль почувствовал, что защищать Эйрика особого смысла нет. — Из НЗ.

— Дерьмовое печенье. А… Выпить что-нибудь? — понизил голос майор. — Или у твоего зама прозвище по отцу?

— Нет, брат командир, прозвище он заработал… Только в Великий Поход строжайше запрещалось что-либо брать, вот мы и…

— Вот ты и не хочешь делиться с братом-начальником, — скривил губы майор. — Ладно, тогда и печенье потом, веди сразу к пленным. Ничего с ними пока не случилось? Охрану выставил?

— Двое лучших моих людей. Для содержания пленных выделил отдельный кубрик. Мужчина и женщина, ведут себя спокойно. Здесь налево по лесенке! — Халль говорил бодро шагающему Начарту в затылок. — Брат Ярл, капитан сильно на нас злится за того лейтенанта?

— Ты вообще знаешь, что на барже творится? — Майор несколько замедлил шаг. — Это корабль Локи какой-то! Всюду бунт! А капитан все что может — контролировать жизненно важные узлы, да и то не все. Зато находится в таком состоянии, что в случае чего просто отключит подачу кислорода в трюмы, я Старика знаю. Надеюсь, Один поможет нам не увидеть этого кошмара. До тебя ли Старику, Халль? Ну, пристрелил твой Эйрик какого-то мясного — одним отморозком больше, одним меньше. Правда, сегодня «Атмосферу» покидали только лучшие десантники… Но это уже лучшие из худших, во время полета все исхитрились испортиться. Что происходит с нами, с нашим Флотом?

— Брат майор! — Халль остановился у люка в кубрик, несколько недоумевая, отчего Ингольв Рябой не торчит рядом с бластером в руке. — Это здесь!

Проскочивший вперед Начарт вернулся и, игнорируя кнопку вызова, открыл люк. Халль, уверенный, что его подчиненные хотя бы закрылись, даже зажмурился от негодования. Однако майор не был склонен к критике.

— Так! — Он сразу вышел на середину кубрика, подбоченился и уставился на связанного краснолицего мужчину в скафандре. — Жарко тебе, мразь?

— Я вам ничего не скажу! — бодро отозвался пленник.

— Отлично! — Начарт потер руки и опять упер их в бока. — А это, значит, торгашка… И что же ты, любезная, тут делаешь?

— Сижу, чего-то жду. — Чиа решила пока не улыбаться и потупилась, скромно сдвинув колени.

— Это хорошо. Вот и сиди, и жди. И чтобы никуда не лазила! Несчастье наше… — Начарт уселся на ближайшую койку. — Ну надо же: во всем Великом Флоте не нашлось другого судна, чтобы на нем оказалась баба! Только «Атмосфера»! Ну за что мне это, Один Могучий? Все, теперь отлетаемся, вот помяните мое слово. Порт приписки у нас теперь — Валгалла. Эти двое сопляков их охраняют, Халль?

— Да, брат командир! — Башенный лейтенант подвинулся ближе.

— Лица у них какие-то… Не слишком умные. Других не нашлось?

— Другие еще тупее.

— Что ж, неудивительно… Служба катится в Йотунхейм! Ладно, пусть стерегут. Только я думаю, что тоже тут пока побуду. Оно будет надежнее. Связь работает?

— Все починили! Есть, правда, перебои, но аварийные каналы в порядке.

— Ну, хорошо. Иди, Халль, командуй Башней. Особое внимание обрати на оборону. Обо всех происшествиях доложишь.

Не без облегчения Халль Богатый покинул кубрик, на прощание подарив Эйрику, скромно стоявшему в уголке, ободряющий взгляд. Начарт это заметил, только теперь обратив внимание на лейтенанта.

— Ага! Герой дня! Эйрик Пьяный, который не долго думая замочил из бластера рыжего придурка, что встал на пути исполнения приказа вышестоящего командира! Так?

— Так, брат майор… — Эйрик сделал шаг вперед. — То есть… Не знаю. Мне показалось, я действовал…

— Да ладно, правильно действовал. Старик хочет сохранности пленников любой ценой. Это наш единственный шанс пролить свет на исчезновение «Королевы воров» с батальоном нашего десанта. За это ведь кто-то должен ответить, верно?

— Мы толком ничего не знаем… — начала пленница.

— Я вам ничего не скажу! — выкрикнул Фингер, почти заглушив Чиа.

— Вот и помолчи. Так, парни, вы двое, идите пока наружу, возьмите под контроль прилегающую к люку территорию. Не подпускать никого, даже мою охрану. Пусть сначала со мной свяжутся, потом лезут. Нам с лейтенантом надо кое о чем важном поговорить. Иди сюда, Эйрик… — Майор приглашающе похлопал по койке рядом с собой. Когда лейтенант сел, Начарт панибратски обнял его и зашептал в ухо: — Твой непосредственный мне сказал, что у вас совсем ничего выпить нет… Но в данном случае я к тебе не как к подчиненному, как к брату обращаюсь: надо успокоить нервы. Не может быть, чтобы ты — и ничего не заныкал. Халлю я не скажу.

— Ничего нет… — растерянно пробормотал Эйрик. — Совсем ничего… Давно.

— Что же, и новобранцы ничего не привозили?

— Привозили, но… Мало. И в основном не выпивку, а всякую гадость. Травки. Мох. Минералы какие-то… — Эйрик помедлил. — И таблетки.

— Таблетки? — Начарт почуял изменение интонации. — Ненавижу таблетки. И что за таблетки?

— Ну, такие… Успокаивающие в основном.

— А медчасть на что?

— Да ее уж ограбили сколько раз, — горестно взмахнул рукой Эйрик. — Все это для здоровья, конечно, очень нехорошо… Но если вам нездоровится… То есть, если переживаете о чем-то — могу рекомендовать.

— Ненавижу таблетки… — задумчиво прошептал майор Ивар Ярл. — С детства.

— Я тоже. Но… Можно растворить. В тонике-два. И подогреть можно.

— Нет, греть пока не надо, — сразу отказался Начарт. — Просто раствори чего-нибудь… Слабенького. Но чтобы подействовало. И не в тонике-два, а в эль-какао. Иди.

Когда Эйрик покинул кубрик, майор не спеша закурил, выпустил под потолок облачко псевдодыма и пристально посмотрел в глаза Чиа.

— Как вы оказались на шлюпке?

— Чиа, не говори ему ничего! — взорвался будто только и ждавший этого вопроса Фингер. — Чиа, они обманут, запутают! А все что пообещают — ложь! Они дикари! Слышишь, ты? Оставь женщину в покое! Давай поговорим один на один!

Начарт курил. Агент, заметив, что не в состоянии вывести майора из себя, попытался до него доплюнуть, но успеха не достиг.

— Я бы, конечно, заставил тебя это вылизать…- Ивар Ярл задумчиво смотрел на плевок. — Но у нас есть женщина. Если есть женщина — ей и убираться. Поплюй еще, дружочек.

О трепетном отношении торгашей к своим женщинам, у которых они фактически находились под каблуком, среди викингов ходило множество анекдотов. Майор сыграл на этом и случайно выиграл — чувство Ануша Фингера к Чиа Риттер и в самом деле было анекдотическим.

— Вы все же, наверное, хотите знать, как мы очутились в шлюпке… — Чиа не слишком доверяла разуму Фингера, а слова майора ей совсем не понравились. Надо было срочно доказать ему, что отсутствие члена — еще не факт отсутствия мозгов. Дикаря это должно удивить и расположить к Чиа. — Так вот, штурман… Точнее, теперь уже видимо капитан «Королевы воров», по фамилии Штерн, пытался нас убить. Пришлось бежать. Однако, лайнер каким-то образом оказался здесь, очень далеко от обитаемых миров, и если бы не вы, не ваш корабль… Не ваш благородный капитан…

— Воистину, Один разгневался на «Атмосферу», — горестно признал майор. — Только у нас теперь на борту женщина — из всего Великого Флота! Как вас зовут? И, кстати, мы можем быть на ты? У нас так принято.

— Меня зовут Чиа Риттер, — вот тут она постаралась улыбнуться пошире, три раза кряду хлопнув ресницами. — Можно и на ты. Но у нас принято, чтобы представлялись оба собеседника…

— Майор Ивар Ярл. Ярл, потому что всегда впереди, — зачем-то уточнил майор и тут же мысленно обругал себя. Да, вполне интересная особа, но не более того. — Как зовут твоего приятеля?

— Он не мой приятель… — решила уточнить Чиа. — Просто мы бежали с «Королевы воров» вместе. Его зовут Ануш Фингер, и он старался защитить меня. Хотя мы почти не знакомы…

— Да не говори же ему ничего! — взорвался Ануш. — Неужели ты не понимаешь, что спецслужбы вытянут из тебя все, а ты и не заметишь?! На их стороне вековой опыт, пытки, очные ставки, наркотики, шантаж! Единственный способ не предать родину — молчать! Молчать обо всем! Откусить себе язык и молчать, откусить пальцы и не писать, разбить голову о переборку и не думать ни о чем!

Майор пускал псевдодым к потолку. Чиа улыбалась майору. Когда агент закончил свою арию, Ивар Ярл даже подмигнул женщине.

— Может, ему рот чем-нибудь заткнуть?

— Думаю, ни к чему… Даже наоборот, если бы милый Ануш обещал ничего не предпринимать, не нападать… Стоило бы позволить ему снять скафандр. Видите ли, ваши десантники во время обыска несколько повредили наши костюмы… Видите, какой Ануш красный? Система терморегуляции явно не работает.

— М-да?.. — Ивар Ярл перевел взгляд на Фингера. — И ты обещаешь ничего не предпринимать?

— Никогда я ничего не пообещаю врагу! — просто-таки выдохнул агент. — Ах, Чиа, Чиа…

Женщина закатила глаза. Она уже пыталась рассмешить тех двух викингов и внушить им, что Ануш совершенно безопасен. Теперь вскрыла карты — и опять он все испортил… Ну и пусть греется! Кое-что у него сварится вкрутую уже через час. Вот только запах из воротника Фингера шел довольно-таки неприятный.

Эйрик, тем временем, посетил башенную кухоньку, чтобы налить в бокал напиток для высокого начальства. По пути ему встретились трое из выделенной в личное распоряжение Начарта охраны — мрачные, непривычно аккуратно одетые, до синевы выбритые парни не спеша прогуливались по переходам с бластерами в руках.

«Патруль, — догадался Эйрик. — Ивар Ярл взял башню Раз под свой контроль. Что ж, нам же спокойнее. Хотя было бы еще лучше, забери он пленных к себе, ближе к рубке… Но капитан, конечно же, хочет держаться от бабы подальше. Эх, суеверия… «Атмосфере» и без этой красотки ничего хорошего не светит. А значит, и мне, несмотря на то, что убийство, похоже, спишут… Все равно пропадать».

Уже на обратной дороге Эйрик заглянул к Халлю. Доблестный башенный лейтенант в одиночку нес вахту, переходя от монитора к монитору. На приятеля он посмотрел вопросительно.

— Командир хочет выпить, — поделился информацией Эйрик. — Ты уж извини, поделюсь я с ним таблеточками.

— Зря, — вздохнул Халль. — Это он сейчас нам друг, а кончится Поход — опять станет начальник. Вот тогда и припомнит все.

— Ну, если так, то мне терять нечего… — вздохнул Эйрик Пьяный. — Если выживем, то припомнят мне и убийство в военной прокуратуре на Ауд, таблетки по сравнению с этим — сущая мелочь.

— А я не раз предупреждал — твоя порочная натура до хорошего не доведет. Ладно, угости Начарта — это же, фактически, приказ…

— А у тебя, Халль, какие новости?

— «Атмосфера» догонит Великий Флот через три-четыре у-часа. Если, конечно, центральный ускоритель выдержит… Его останавливали фактически всего на несколько минут, быстро заменили некоторые части и запустили сразу на форсаж без наладки. Доходят слухи, что техники ругаются так, что Асгард трясется.

— А что наши информаторы из рубки?

— Великий Флот встретил противника. Сколько его, какой он, кто там — ничего не известно! — Халль взъерошил короткие волосы, похлопал себя по карманам. — Сигареты есть еще? Угости. Похоже, что наш Старик тоже ничего не знает по существу. Но что самое обидное и печальное… Всех, отставших от строя, сгоняют несколько в другое место. Там Эскадра Тира формируется, так ее Кетиль Флотоводец назвал, юный придурок. И только «Атмосфере» приходится догонять Великий Флот. Будто без нас драку нельзя начать! Будто мы — главная ударная сила! Хотя все дело, конечно, в исчезновении «Королевы воров» и наших пленных.

— Дело не в пленных, а в пленной, — уточнил Эйрик, покидая товарища. — Вот и начались наши неприятности из-за бабы на борту.

Оставив, таким образом, поддержание боевой готовности башни и заботу о ее личном составе на Халля, он поспешил назад. По пути один раз остановился — вспомнил, что забыл кинуть в напиток таблетки. Сколько и каких именно, Эйрик решить не смог, и поэтому положился на удачу: две рыженьких, небольших, и одну беловато-зеленую, крупней. Таблетки зашипели, с наслаждением растворяясь в жидкости, и лейтенант торжественно внес угощение в кубрик.

— Вот, брат майор, все как ты просил.

— Спасибо, брат Эйрик Пьяный. — Начарт взял бокал, с подозрение покосился на пузырьки и осторожно отхлебнул. — Вроде недурно. Жить буду, Эйрик? А любить? А ноги волочить?

— Все будет хорошо! — объявил лейтенант, внутренне призвав на помощь Одина. — Я пробовал — жив.

— Отлично. Итак, госпожа Чиа, ты говоришь, что на обычном пассажирском лайнере, на «Королеве воров», следовавшем курсом на Тайрис… Ну, не важно. Итак, ты говоришь, что на корабле установлен неизвестной тебе природы двигатель, способный мгновенно перемещать его в любую точку Вселенной?

— Я не говорила про «любую точку», — поправила майора Чиа. — Я лишь рассказала, что с нами случилось. Я все-таки только женщина и выводов не делаю.

— Похвально, — Начарт опять приложился к бокалу и одобрительно кивнул Эйрику. — У нас тут не то чтобы допрос, брат лейтенант, а скорее дружеская беседа. Снимать допросы я не уполномочен, но и разговаривать с пленниками мне не запрещено. Поэтому можешь присутствовать. Садись… А что же ты себе ничего не принес?

— Я могу и так! — Эйрик с готовностью полез в карман, но, заметив удивленный взгляд Чиа, поправился: — Голова болит. Рассосу что-нибудь!

— Рассоси… — Майор посмотрел на Эйрика не слишком приветливо, но тут же переключил все внимание на пленницу. — Значит, ты ничего толком не знаешь, Чиа. Оказалась в этом трюме, где штурман держал секретную аппаратуру случайно… И твой друг случайно тебя спас. Много случайностей, а? Некоторые, — Начарт кивнул куда-то вверх, — в такие случайности не верят. У них профессия такая: не верить в случайности. Эйрик Пьяный быстро запихал таблетки в рот, в который раз поклявшись сам себе, что скоро завяжет с этим делом. Впрочем, много ли впереди времени?.. «Атмосфера» стремительно приближается к месту сражения с противником, обладающим на порядок — или на десяток порядков — лучшей техникой. И если хоть кому-то из Великого Флота суждено вернуться домой, то не старой десантной барже «Атмосфера» с наполовину взбунтовавшимся экипажем и едва дышащим центральным ускорителем. А зачем? Разве есть, куда сбрасывать десант? Из слов Халля выходило, что вражеские корабли не подпустят викингов к той самой, Одином потерянной в заднем кармане планетке.

— Насколько я понимаю, вы не из этих… спецслужб? — Чиа кивнула в сторону насупившегося Ануша. — У нас с моим приятелем впереди еще много всяких разговоров… Я понимаю, хоть и женщина. Но может быть, вы и меня угостите чем-нибудь горячим? Или даже… Честно говоря, последний раз я ела на «Королеве воров», это было довольно давно.

Начарт покосился на Эйрика и кивнул. Лейтенант, которому таблетки помогли успокоиться, быстро распахнул люк.

— Ингольв, Ари! Организуйте сюда четыре полных обеда, можно открыть НЗ.

— А шесть? — тихо переспросил Ари. — С десертом, а?

Эйрик только кивнул и вернулся в кубрик. Начарт несколько расслабился, снова закурил и в данный момент с ухмылкой слушал что-то по доступной лишь ему, как одному из старших офицеров, линии связи.

— Скоро все принесут! — сообщил Эйрик Чиа и даже слегка щелкнул каблуками.

— Спасибо! — Чиа включила улыбку на сто пятьдесят процентов мощности. Интуиция приказывала: будь с ним ласковей! — И еще… Спасибо за то, что случилось там, в шлюзе… Я вам очень благодарна.

Эйрик хотел что-то сказать, но не придумал, что, замялся… И его перебил Ануш Фингер.

— Чиа, как вы не поймете — все это лишь спектакль, спектакль! Все подстроено! — Агент извивался в путах. — Чиа, они обманывают вас! А рыжий лейтенант, якобы убитый, сейчас смотрит на экран и смеется над вами!

— Перегрелся наконец, — мстительно сказала Чиа. — Нельзя все же снять с него скафандр? Честно говоря… Он ведь спас мне жизнь там, на «Королеве воров»…

Последние слова дались ей нелегко, и Чиа даже постаралась запомнить: настанет день, и непутевый Фингер за это заплатит.

— Вот что мы сделаем… — Майор залпом опустошил бокал. — С говорливого героя и правда снимем скафандр. Я все ж таки отвечаю за его сохранность перед капитаном. Одну руку ему привяжем к койкам. Вторую, так и быть, оставим свободной, пусть кушает, но знает: чуть что — палим на поражение, это приказ всем. Даму — подальше от него, ближе к нам, и за талию тоже прихватим веревочкой… Уж извини, сестра! — Начарт хохотнул, но тут же осекся, сообразив, что назвал торгашку сестрой. — Так, этим делом пусть займутся те двое… Где они?

— Пошли за обедами! — доложил Эйрик. — Брат майор, могу я спросить, как там дела у Великого Флота?

— Слушаю всякую чушь… — Ивар Ярл показал пальцем на наушники и чуть понизил голос, не особо впрочем скрываясь от пленников. — Старик уж весь на дерьмо изошел, пытается намеками добиться от Торстейна Рыжего, что за позиция у нас и прочее. Но тот молчит, только погоняет: быстрей сюда… С остальными связаться не получается, видимо — режим молчания. Но наши перехватывают все же некоторые разговоры, чем ближе, тем больше… Упоминаются только два корабля противника. Оба — крейсера Соединенных Планет Договора Честных. Ничего странного, если учесть, что и «Королева воров» тоже официально этому государству… — Майор покосился на Чиа.

— Мы граждане Народной Анаронской Республики, я же говорила, — с мягкой улыбкой, но твердо повторила женщина. — В сумках лежат наши документы. Просто наши государства состоят в Торговой Ассамблее, и ни визы, ни разрешение на работу нам не требуются.

— Документы — это ерунда, — вздохнул Начарт. — Ты сам-то что думаешь, брат лейтенант?

Эйрик, глядя в глаза командира, встал и оправил на себе комбинезон.

— Я думаю, брат майор, что это те самые два корабля, которые видел Кетиль Флотоводец. Это они уничтожили корабль с его сородичами. Мы рядом с планетой… Значит, они охраняют ее. Вероятно, теперь ждут подкрепления.

— А если их всего два?

— Ну… Даже самые лучшие крейсера не выдержат столкновения с таким количеством судов! Великий Флот может просто окружить их и… Да не надо окружать: уничтожить и все!

— Чего же Торстейн и Кетиль этого не делают? Они в нашем секторе. Сдавайтесь или умирайте… Чего он ждет? Неужели без «Атмосферы» не рискует начать бой?

— Не могу знать. — Эйрик сел.

— И я не могу знать. Но учитывая, что Торстейн все же ждет нас, дело, наверное, в «Королеве воров». Если крейсера Соединенных Планет имеют такие возможности — мгновенно уходить из-под удара… Лучше не торопиться устраивать мясорубку. Фарш скорее получится из нас.

— Мы вряд ли чем-то сумеем вам помочь! — встряла Чиа.

— Это не нам решать… И не вам. Кстати, Старик выходил на меня минуту назад и приказал не допрашивать вас. Вообще не лезть не в свое дело! — Ивар Ярл довольно-таки горько рассмеялся. — Будто это дело — не мое… Эх, как же мне хочется знать, из чего сварена эта каша! Больше, чем выжить.

По спокойному, чуть веселому блеску глаз майора Эйрик понял, что таблетки подействовали, и даже очень. На миг в нем проснулось сомнение, даже страх — что, если похмелье Ивару Ярлу не понравится? Но смерть, которую почти все участники Великого Похода поджидали со дня на день, не давала сосредоточиться ни такой мелочи, как «ближайшее будущее». В кубрик, вежливо испросив разрешения, вошли Ари и Ингольв, увешанные пищевыми контейнерами. Тут явно было не четыре и не шесть обедов, парни просто разграбили башенный склад НЗ.

— Отлично, отлично! — Майор расстегнул форменный комбинезон до талии, обнаружив под ним не совсем свежую сорочку. — «Атмосфера» рвется в бой, так что надо как следует посидеть, перекусить перед сражением, как раз успеем! Ребята, снимайте с этого олуха скафандр, да чуть что — стреляйте… Хотя…- он продолжил громким шепотом: — Чуть что — врежьте ему по голове, а то с меня Старик шкуру спустит, если убьем… Вот, и садитесь! Привяжите пленных таким образом… Ну так, как вам вот этот Эйрик Пьяный скажет. И садитесь за стол! Тут, кажется, на всех хватит.

Стол быстро соорудили с помощью выдернутых из гнезд и сдвинутых тумб, заодно вымахнув из них пожитки обитателей кубрика, теперь обреченных сидеть на боевом посту.

Среди пожитков обнаружилась и странно пахнущая трава.

— Это надо курить, — тут же сказал Начарт. — А курить так: зажечь немножко, она сухая, будет тлеть — а мы будем немножко вдыхать. Есть у кого-нибудь горелка или что-то в этом духе?

Эйрик, точно помнивший, что травку в Башню Раз принес один из жителей пограничных миров, зашелся в приступе хохота. Все потому, что травка помогала от запоров, если заваривать в кипятке. Эх, и славный же мужик этот майор Ивар Ярл! Кто бы мог подумать! Что ж, раз приказал — найдется в Башне Раз и горелка, зажжем и подышим дымом! А торгашка все-таки удивительно красива. Наверное, над ней работали хирурги, и на самом деле бабе лет шестьдесят… Но какая космодесантнику разница? Особенно, если он в походе.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ «Атмосфера» спешит в бой

Капитан десантной баржи «Атмосфера» Торгейр Громкий и сам давно привык называть себя Стариком. Доверенный ему братьями-викингами корабль болтался на орбите вокруг родной планеты более трех тысяч условных дней, и все это время капитан не покидал баржу. А зачем? Торгейр Громкий — человек одинокий, давно потерявший родителей. Флот для него — родной дом и семья. Вот только одно дело «Флот», это слово хоть и громкое, но в то же время уверенное, надежное. И совсем другое — «Великий Флот». Огромная, перенасыщенная вымпелами эскадра, отправляющаяся неведомо куда и неведомо зачем, да еще и под неведомо чьей командой, зато сколько шуму! «Поход столетия», «надежда поколений предков» и так далее. И ведет ее якобы юный герой во имя якобы святой цели по наущению якобы самих богов. Как же, так Торгейр Громкий и поверил, что эдакую массу людей и железа направляет Кетиль Флотоводец! Да у него и усов-то еще нет. За его спиной — Торстейн Рыжий, а тот наверняка поддерживает связь с Харальдом Толстым, фактическим правителем Союза Свободных, вот это похоже на правду.

Однако формально Великий Поход возглавляет Кетиль Флотоводец. И именно он, юнец, напомнил капитану «Атмосферы», как его на самом деле зовут. Столько приказов в единицу времени от высокого руководства Торгейр Громкий не получал никогда. Все начинаются: «Лично Торгейру Громкому, капитану вымпела Великого Флота десантной баржи „Атмосфера"». И далась же ему старая десантная баржа! Но вот далась — сперва послал проверить «Королеву воров», проклятый даже Локи пассажирский лайнер торгашей, а теперь чуть ли не криком кричит: гони скорее сюда! Вези пленных! Эй, вот еще: не смей их допрашивать! Нет, вот еще: за сохранность отвечаешь головой! И гони, гони, важен каждый час, мы стоим прямо напротив противника! Кетиль… Конечно, никакой это не Кетиль, а сам Торстейн Рыжий, конунг славный и уважаемый, но подписано-то: Кетиль Флотоводец! Обидно.

И никто даже не расскажет, что же там за противник, кого обнаружил перед собой Великий Флот. Старик приказал перехватывать все переговоры, какие возможно, — пусть связисты не скучают! Они и не скучали, действительно подготовили за у-час целый доклад. Удивительно, как много может услышать от пребывающего в режиме молчания Великого Флота находящаяся от него на порядочном расстоянии старая баржа с раздолбанной аппаратурой. И кое-где проскальзывают упоминания о вражеских кораблях. «Цель-1» и «Цель-2». Больше ни одной цели не упоминалось.

Выходит, враги смогли выставить против огромного флота викингов только два корабля?.. Отчего же тогда Торстейн и Кетиль не атакуют? Старик знал, отчего: ждут «Атмосферу», ждут пленных, надеются понять, что произошло с «Королевой воров» и батальоном десанта. Куда исчез лайнер, где он появится и появится ли когда-либо? Но при этом не позволяет допросить пленных… А насколько быстрее бы все вышло — прямо на барже парочке зажали бы пальцы ящиками стола… Специалисты кое-какие имеются. Да не только пальцы — там, вроде бы, и мужчина один есть. При этой мысли — «один мужчина» — Старик почувствовал укол в области сердца. Вот же повезло — баба на «Атмосфере»! Всем известно, что это означает. Баржа не вернется в порт приписки, кораблю скоро конец.

Командование, кто бы им ни являлся, не позволяло допрашивать пленных, вообще запретило с ними общаться. Этому Старик, вообще-то говоря, был даже рад. Если уж на барже есть баба, то он хотел бы держаться от нее как можно дальше. Потому что гибель баржи еще не означает гибели ее капитана… Но с другой стороны, выходило, что он везет адмиралам кота в мешке, не имея права сам в этот мешок заглянуть. «Атмосфера» надрывает едва залатанный центральный ускоритель, торопится к месту собственной гибели, а Торгейр Громкий, ее капитан, знает едва ли не меньше всех в Великом Флоте!

«Хоть бы ускоритель сломался совсем, что ли… — ворчливо подумал он. — Тогда придется Кетилю получать информацию через меня. Вот так, а я… А я поручу все это дело Начарту с докладом через каждые пять минут! И пусть он их там хоть на куски режет, торгашей проклятых. Впрочем, они сразу расколятся: все их республики высшей ценностью провозглашают человеческую жизнь. И в Валгаллу они не верят, если политинформационные каналы не врут. Впрочем, я и сам в нее не слишком верю… И большинство моих офицеров… Неважно. Главное, что вся информация пошла бы через меня, и не пришлось бы изображать из себя истукана. Я ведь на все готов: на бой, на смерть, на драку с Локи, но неизвестность выматывает все жилы… Да еще бунт зреет».

Мысли разбегались в разные стороны, сосредоточиться у Старика никак не получалось. Хотелось и допросить пленников, и держаться от них подальше, и добраться до места битвы, чтобы не зря пришлось тащиться в такую даль, и сломать своими руками этот проклятый ускоритель, чтобы у адмиралов не осталось другого выхода, кроме как допросить пленников на барже… Все суда, вышедшие из строя Великого Флота, по приказу Кетиля Флотоводца собирались в другом квадрате, в отдельное соединение, в «Эскадру Тира». И только «Атмосфера»… Ни там, ни тут!

— Начарт! — позвал капитан, наклонившись к пульту. — Майор Ивар Ярл!

— Слушаю, брат капитан, — отозвался спустя несколько секунд старший артиллерист баржи.

— Кто у меня занимается пленными торгашами?

— Я.

— Клюв от воробья! Как они там?

— Да ничего, кушают… — немного растерялся Начарт. — Я приказал накормить. Все же отвечаю головой, вот — забочусь.

— А чего у тебя голос такой странный? — насупился Старик. — Выпил? Честно говори, мы в походе: выпил?

— Нет, брат капитан, ни глотка! Только тонизирующее пью, клянусь копьем Одина.

— Ладно… Я вот что… — Старик замялся. — Ты мне обо всем докладывай, если что узнаешь, или как-то сообразишь, и…

От люка донеслось настойчивое гудение. Капитан мрачно уставился на вход в кабинет, надеясь взглядом прекратить это безобразие, но кто-то продолжал вызывать. Внезапно взъярившись, Старик ткнул в кнопку, не глядя на экран. Люк открылся, в кабинет буквально впрыгнул взъерошенный лейтенант-связист.

— Ты, гаомья отрыжка, совсем службу забыл?!!

— Перехват, брат капитан! Перехват! — Связист, не слушая, подошел прямо к столу. В дрожащих руках плясал листок с расшифровкой обрывка текста. — Перехват от Эскадры Тира! И от Великого Флота тоже… Там творится такое, что Локи когти обломает!

— Короче, — мрачно попросил побагровевший капитан. — Самое важное и вон отсюда.

— Ну… — Лейтенант сглотнул. — Один из двух вражеских крейсеров, что висели напротив Великого Флота, исчез. И тут же перехват от Эскадры Тира, которая собиралась позади нас: появился неопознанный корабль! Насколько мы понимаем, мгновенно появился! Сразу на «дистанции смертельного огня», он сходу вступил в бой! У них потери! Еще неизвестно, какие, я бегом к вам… Это, наверное, секретно?

— Чрезвычайно, — Старик выдохнул и полез в ящик стола за фляжкой. — Руки дрожат… Налей мне. Никому ни слова, в служебных помещениях чтобы чужих не было. Дисциплинарной команде у рубки передай, чтобы повысили бдительность. До предела повысили, только бунта мне не хватало! Через пятнадцать у-минут доложишь мне лично, вот ты, о развитии событий. Сиди, слушай, перехватывай все. Иди, служи.

Связист пулей выскочил из кабинета. Когда люк захлопнулся, Старик сделал пару добрых глотков и рассеянно уставился на пульт. Все еще горел индикатор прямой связи с Начартом.

— Слышал, Ивар?

— Да, брат капитан.

— Никому там в башне не говори. Что думаешь?

— Ну, а что тут думать?

Начарт был странно спокоен и капитан подумал: «Все же выпил, тролль вонючий!»

— Худшие предположения оправдались. Их крейсера могут мгновенно перемещаться, подобно «Королеве воров». Эскадра Тира в основном состоит из полной рухляди, и наша «Атмосфера» была бы там едва ли не флагманом.

Мощный современный крейсер от торгашей ее и так разнес бы, без прыжков, а теперь… Рад, что у меня там нет родственников. Думаю, пора петь по ним прощальные песни. Да и по всем нам — подавляющее техническое превосходство противника доказано, даже если попробуем удрать — никакие субсветовые скорости теперь не спасут.

— Какой ты умный! — восхитился Старик и снова отхлебнул. — Да, Ивар, мне страшно жаль, что такой могучий разум очень скоро сгинет навсегда. Удрать… Ты понимаешь хоть, что этот крейсер мог бы появиться прямо у Ауд, выпустить по поверхности половину боезапаса и тут же безнаказанно исчезнуть?!

— Понимаю! — все так же бодро откликнулся Начарт. — Однако пока это не так, есть надежда. Но что делать? Торгаши на нашем месте хотя бы сдаться могли бы. А нам не положено… Мы — викинги. Мы — герои, по нам Валгалла плачет.

— Да иди ты гореть на мост Бифрест! Остряк корабельный.

Старик отключился. Понять, на что намекает Начарт, несложно. Сейчас много таких осторожных намеков, по всему Великому Флоту. Что, если сдаться? Да, это позор, но это шанс. Оказавшись на службе у противника, разведать его секреты, преподнести их родной державе, или тому, что от нее останется, и нанести ответный удар. Только ведь это самообман. Сдача есть сдача, и коршун добычу из когтей уже не выпустит.

— Чушь какая, вразуми меня Один! — взревел Старик в пустом кабинете и надолго припал к фляжке.


* * *

Майор Ивар Ярл тоже отключился, снова перейдя на прослушивание рубки — еще с год назад, когда ни о каком Великом Походе и речи не было, связисты помогли настроиться. Тайком от капитана, само собой… Впрочем, многие старшие офицеры имели выход на этот канал. В рубке шумели, спорили, ругались, богохульствовали и даже впрямую нарушали Боевой Устав Флота критикой командования. Новость о появлении вражеского крейсера, кромсающего сейчас Эскадру Тира, скрыть не удалось.

— …ну, а потом я некоторое время работала компаньонкой… — продолжала тем временем рассказывать Чиа, прихлебывая из второго бокала «эйрикоктейль», как она успела по вкусу окрестить напиток. — Знаете, есть богатые дамы, как правило старенькие, одинокие, которые хотят иметь просто подругу. Чтобы было с кем поговорить, понимаете? Неплохая работа, если иметь хорошие нервы. Бабки любят путешествовать, причем с комфортом. На компаньонках обычно экономят — у них странные припадки жадности часто случаются — но все равно неплохо. Я облетала с такими старухами наверное, пару сотен миров. Но потом вышла неприятность… Приличная с виду бабка обвинила меня в краже своих драгоценностей! Суд, условный приговор…

— Что такое условный приговор? — задремавший было Ари на этом месте оживился и даже спустил ноги с койки.

— Ну, когда обвинение ничего не может доказать, а обвиняемый не может доказать свою невиновность, выносятся «условные приговоры». Это сложно… А, у нас вообще дурацкая юриспруденция! — Чиа махнула рукой, прощаясь с темой, и звонко расхохоталась. — У вас веселее! Вон какие смешные напитки делаете… И еда вкусная. Только, мне кажется, холестерин немного зашкаливает. И канцерогены тоже.

— Чиа, Чиа… — Фингер, обхватив голову единственной свободной рукой, тихо стонал. — Я же предупреждал: ничего не ешь и ничего не пей в плену… Тебя опоили!

— Да пошел ты! Зануда. Скажите, а правда, что ваши женщины не имеют права покидать дома? Мне просто интересно я… — Чиа взмахнула бокалом, выплеснула часть коктейля себе на одежду и заливисто расхохоталась. — Я такая пьяная! Это не пойло, это термоядерный антиграв какой-то! Но я ужасно вами интересуюсь! Ужасно! Я такая любопытная!

Ари Шрам, который из всех присутствующих в кубрике интересовался Чиа Риттер меньше всех, опять улегся. Ингольв налегал на еду, майор Ивар Ярл все прислушивался к своим начартовским наушникам. По коридорам бродили его охранники, следя, чтобы остальные артиллеристы занимались делом и не лезли, куда не просят. «Атмосфера» летела к месту крупнейшего сражения последних столетий… Эйрик наплескал из принесенной Ингольвом емкости еще эль-какао и полез в карман за таблетками. Кто-то строгий внутри его головы тут же принялся ругаться, поминая всех асов, их жен и дочерей, а также части тела жителей Асгарда.

— Да отстань ты, — вслух попросил его Эйрик. — Вот еще немного, пару глотков, а потом вздремну, а потом погибну как герой…

Чиа что-то говорила, говорила, иногда спрашивала — и опять говорила, не дождавшись ответа. Ее приятель, явно малый не большого ума, не прикоснулся ни к еде, ни к питью, зато без устали закатывал глаза и вообще гримасничал, как мог. Эйрик подсел поближе, передвинув открытую кобуру с бластером назад — чтобы не мешала. Он что-то говорил Чиа, женщина что-то отвечала, они много смеялись, вроде бы, трунили над каким-то Анушем Фингером, агентом спецслужб… Эйрик почти ничего потом не мог вспомнить и уж конечно не знал, как оказался на койке рядом с Чиа, бережно накрытый одеялом.

Зато Начарт и не думал спать. Личный состав Башни Раз вел себя безобразно — и это еще лучшие, как утверждал их командир Халль Богатый! Ну и ладно, не до них. Что пленники не представляют угрозы, майор понял сразу. Правда, от мужика приходилось ждать неприятностей — очень уж глуп. Однако он связан. Ивар Ярл примерно у-час слушал переговоры из рубки, но ничего нового не узнал. Второй вражеский крейсер продолжал висеть в гордом одиночестве напротив Великого Флота викингов, не атаковал и не отступал — само по себе достаточно оскорбительное положение. Агрессивности противник не проявлял, а уж Кетиль Флотоводец, конечно, и подавно. При мысли о том, что сейчас думает конунг, а уж тем паче его наставник, упрямый Торстейн Рыжий, Ивар Ярл довольно усмехался. Вот уж им есть о чем подумать, славным адмиралам: подростку и никогда не командовавшему флотом старику! Впрочем, это было единственным поводом для довольства, более похожего на злорадство.

Второй крейсер вел бой с Эскадрой Тира. Именно бой, хоть это и напоминало побоище. Современный, снабженный не только мощным наступательным оружием, но и защитными силовыми полями класса А+, корабль буквально избивал группу инвалидов под гордым названием Эскадра Тира. Бог войны, наверное, проклянет викингов после такого обращения со своим именем… Но прыжков в пространстве крейсер не совершал — просто бился. Как всегда. Вот только противники у него были настолько слабые и настолько плохо взаимодействовали, что прыжки врагу и не требовались. Или — он не мог их совершить?

— Фингер! — позвал Начарт и пленный вскинул голову. — Она верно назвала твое имя, да? Это хорошо. Слушай, ты, конечно, мужчина солидный, и я не собираюсь проделывать с тобой разные разговорные фокусы… Но хочу тебе рассказать кое-что.

— Я ничего не хочу слышать! — гордо объявил агент, удрученно глядя на Чиа, пьяно флиртующую с еще более пьяным лейтенантом. Впрочем, Фингер был уверен, что Эйрик Пьяный лишь притворяется. — Я буду молчать. Вам не вытянуть из меня ни слова, я обучен терпеть любые пытки и противостоять наркотическому воздействию на сознание.

— Значит, не простой ты человек! — довольно крякнул Ивар Ярл и отсалютовал агенту бокалом. — Твое здоровье!

Фингер промолчал, обиженно прикусив губу. Выходило так, что его отчасти раскололи…

— Так вот, что я хочу сказать, — продолжил майор. — Дело в том, что исчезновение «Королевы воров» еще можно было списать на… Ну, на какие-то неизвестные нам стихии. Однако некоторое время назад Великий Флот наткнулся на противника — на два крейсера того типа, что используются прежде всего Соединенными Планетами Договора Честных, знаете ведь такое торгашеское государство? Они ими еще и торгуют, но… Это несущественно. Потому что туда же приписана и «Королева воров», к тем же СПДЧ. Таких совпадений не бывает. Итак, враг определен. Это враг викингов, потому что СПДЧ вторглось в наш сектор и, более того, уничтожило корабль с колонистами. И даже более того, уничтожило или похитило батальон нашего десанта. Слышишь меня, Фингер?

Агент мужественно молчал, глядя на тарелку с остывшим гороховым супом. Ему мучительно хотелось есть, но долг пока перевешивал низменные желания.

— Слышишь! — утвердительно заявил, чуть покачнувшись, Ивар Ярл. — Итак… Ну, я просто рассуждаю. Через несколько часов — да вообще уже через у-час! — «Атмосфера», на борту которой ты имеешь честь находиться, соединится с Великим Флотом. А если верить Чиа… Нашей милой Чиа… — Агент вздрогнул. — Если ей верить, а я ей верю, то обладатели чудо-двигателя, сотрудники спецслужб СПДЧ — и они враги тоже. Кому же на руку твое молчание? Врагам. Что произойдет, если ты так ничего и не расскажешь? Мы погибнем вместе со всем Великим Флотом. Нет, само по себе это не страшно! — Начарт поднял руку, как бы опережая возражения угрюмо молчавшего Фингера. — Мы не боимся. Нам, викингам, после смерти в бою самим Одином обещана Валгалла. Но ты за что умрешь? И — за что умрет Чиа?

— Да не знаю я ничего! — взорвался Фингер. — В конце концов, вы уже из Чиа все вытянули, мерзавцы!

— Не вытягивали, — поправил майор. — Она сама рассказала. Но, может быть, не все? Фингер, пойми меня правильно: мы смертники, вообще весь наш Великий Флот — очень странная затея, сказать по чести…

Фингер громко хмыкнул, даже хрюкнул. Начарт набычился, но решил не конфликтовать.

— У вас про это говорили, да? Ну конечно, агентура, шпионские аппараты, тут вы далеко продвинулись… Наверное, даже обогнали нас. — Эти слова дались Ивару Ярлу нелегко, но чего не сделаешь ради цели? — Что ж… Да, Великий Флот, вообще весь Великий Поход — странная затея, это я как образованный, вполне культурный человек говорю. Есть среди нас дикари, конечно. На самых разных уровнях — есть. И подлецы, как видно, тоже есть на всех уровнях… Но вот я — артиллерист и…

— Хватит врать! — рявкнул Ануш Фингер и будто в знак протеста принялся хлебать суп.

— Хорошо, — покорно потупил глаза Начарт, которого этот разговор уже просто забавлял. — Ладно, вскроем карты. Ты профессионал, я профессионал. Давай поищем общий язык. Времени нет, понимаешь, брат? «Атмосфера» идет в Валгаллу. И ты вместе с ней… Те, кто послал тебя на «Королеву воров», никогда не узнают, что тебе удалось выяснить, если все пойдет, как и прежде.

— Я не имею права доверить вам эту информацию, — буркнул агент, продолжая уничтожать гороховый суп. — Или… Дайте мне прямой канал связи с Анаронской Народной Республикой. Возможно, мне отдадут приказ, и тогда… Ну, смотря какой будет приказ.

— Нет прямого канала, — отрезал майор. — Есть приказ нашего руководства: доставить вас на флагман. А там, сам понимаешь, имеются специалисты по добыванию из пленных ценной информации. Для тебя и для Чиа. Я, честно сказать, эту публику не люблю… — Начарт Ивар Ярл и в фильмах-то никогда их не видел, просто знал, что есть такие люди. Или надеялся, что где-то есть. — И не спешу вас ей передавать. Многое, наверное, будет зависеть и от моего доклада… Фингер, я не как профессионал профессионалу, а как человек человеку тебе говорю: в нашем мире что-то творится. Откуда могли взяться эти двигатели? Каковы их характеристики? Если есть ценная информация… Ну, я мог бы отказаться выполнять приказы своего командования и взять власть на корабле. Серьезно. Обстановка располагает — вы здесь, потому что конвоировать вас до рубки слишком сложно, на барже вялотекущий бунт. Его можно возглавить, и я мог бы — интересы человечества мне дороже, чем интересы родной державы. Тем более, что при таком техническом превосходстве противника война проиграна, толком не начавшись.

Фингер принялся вылизывать тарелку кусочком хлеба. На лице его не дрогнул ни один мускул… Вот разве что уши стали еще оттопыреннее. Майор вздохнул и нагнулся, чтобы стать чуточку ближе.

— Фингер… У меня семья. Мне маловато платят, а в Валгаллу я, честно говоря, не верю… Скажи, я могу рассчитывать на расположение твоего правительства, в случае, если мне придется сменить место жительства?

Наконец-то! Агент чувствовал, что если еще немного подождать, тупорылый викинг клюнет! И вот теперь ему предстояло впервые в своей жизни перевербовать сотрудника вражеских спецслужб. Фингер приосанился, насколько позволяла веревка, и с безразличным видом придвинул к себе порцию риса с курицей.

— Ты ведь меня слышишь, верно? — почти прошептал майор. — Сейчас редкий случай поговорить спокойно — двое моих пьяны, третий ржет, как ископаемая лошадь, над шуточками твоей Чиа. Ты специально заставил ее так себя вести, да?

Ануш несколько покраснел, но возражать не стал.

— Молодец, выдрессировал подчиненную. Послушай… Я всегда сочувствовал идеалам свободного мира. Старого Мира! Но я прикован к этой службе, к этой «Атмосфере», к выжившему из ума капитану. Я не могу поставить все на авось. Что это за двигатель, Фингер? Если я взбунтую экипаж баржи, мне будет с чем прилететь к твоим анаронцам?

— Будет, — глубокомысленно сообщил агент и набил рот рисом.

Но уж тут пришла пора помолчать Ивару Ярлу. Так они и молчали, пока агент не разжевал рис до молекулярной массы, а потом так же, по молекуле, не проглотил. Викинг молчал, и заговорить пришлось-таки Фингеру.

— Двигатель, похоже, очень мал… Или, по крайней мере, его основные части малы…

— И?

Они снова помолчали. Начарта мало устраивало столь важное известие, тем более, что доверять сметке Фингера он не торопился.

— Ну и вот. Сработал быстро. «Королева» прыгнула на очень большое расстояние. Этого что, мало?

— А что, много? — скривился Ивар Ярл. — Это мы и так уже знали.

— СПДЧ давно стало проявлять техническую активность — это вам известно? — Фингер выставил вперед свободную руку, чтобы жестикулировать. Он помнил из лекций в Конторе, что это делает речь убедительнее. — Их корабли все совершеннее, это технологический прорыв… Но секретов не выдают, патенты не регистрируют, а теперь еще — «Королева воров». Это раз! — Он загнул палец. — А еще по нашим данным… Это я как старший офицер знаю: в СПДЧ пропадают люди. Буквально массово! — Фингер отчаянно блефовал: старшим офицером он не был никогда, а о пропажах людей в СПДЧ услышал в буфете. — Тысячи людей! Таким образом…

— Таким образом — что? — холодно переспросил майор.

— Таким образом, надо срочно выходить на связь с моим руководством и доложить им обстановку, чего бы это ни стоило! — как можно увереннее сделал вывод Фингер. — Человечество в опасности! А вы, безусловно, можете рассчитывать на политическое убежище, правительственные гарантии, денежную помощь, программу по перемещению свидетелей… Ну, и так далее.

Начарт закурил, в упор рассматривая Ануша Фингера. В самом деле он такой идиот или только притворяется? Выходило, что в самом деле. Это не радовало майора. Не то чтобы он в самом деле собирался захватывать рубку и арестовывать капитана… Но напиток, над которым так ловко колдовал Эйрик Пьяный, вселял бодрость и надежду на лучшее.

— А может быть, ты все же понимаешь, что происходит? — сделал последнюю попытку Начарт. — Что, Соединенные Планеты ДЧ хотят напасть на нас, на Союз Свободных? Или — на вас, на анаронцев? Или на обоих?

— На всех, — предположил Фингер.

— На всех! — ухмыльнулся майор, но тут же посерьезнел. — С такими двигателями — можно и на всех…

— Не только двигатели, — уж совсем доверительно признался агент. — Еще и вооружение. И ускорители у них тоже стали гораздо надежнее наших. Вообще… Да, мы должны быть союзниками. Отдайте мне бластер — я отлично стреляю, меня учили лучшие мастера! Мы быстро захватим баржу.

— Тут несколько тысяч десантников. Плюс некоторое количество весьма верных капитану войск. Вот такой расклад на барже «Атмосфера». Боюсь, он все же не в нашу пользу, особенно если учесть, что мы и с хорошим ускорителем не смогли бы оторваться от крейсеров. Но ускоритель у нас едва дышит.

Фингер смотрел на Начарта, совершенно ничего не понимая. Тот помог:

— Дорогой агент Ануш Фингер, у нас нет ничего толкового, у обоих. Вся информация, известная нам, не стоит пончика. Соответственно, Народная Анаронская Республика в нас не нуждается.

— Но вы же собирались с нами сотрудничать?! — Ануш искренне возмутился. — Или вы думаете, что политическое убежище, правительственные гарантии, денежная помощь — что все это дается за красивые глаза?! Я не советую вам манкировать верностью Анаронской Народной Республике! У нас длинные руки, мы умеем наказывать! В то же время с честными людьми мы поступаем по-честному. У нас воистину демократическое, свободное общество, основанное на принципах добродетели и взаимовыгодности.

— Ах, милый Фингер… — Майор снова потянулся к бокалу. — Если все так, как вы говорите, то я бы скорее присягнул на верность Соединенным Планетам Договора Честных. Даже если бы после этого меня стали ненавидеть все сто шесть торгашеских миров, непризнанные государства и даже Союз Свободных. Служба катится Локи в зад… Кушайте, Фингер, кушайте. Скоро уже прилетим и простимся навсегда.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Кетиль Флотоводец

Кетиль Флотоводец сидел в глубоком кресле и смотрел на огромный экран. Трансляция шла с ближайшего к врагу крейсера — линейный корабль, на котором находился конунг, затерялся среди тысяч судов Великого Флота. Корабль Соединенных Планет Договора Честных — в этом у Кетиля не оставалось никаких сомнений — спокойно, даже нагло висел в пустоте. А его напарник в это время продолжал крошить Эскадру Тира, не жалея боезапаса.

— А чего жалеть? — пробормотал Кетиль. — Раз — и ты уже на базе! Два — обслуживающий персонал быстренько забивает крейсер торпедами под завязку, три — и он снова на дистанции смертельного огня от противника.

— Что ты говоришь? — Длинноволосая Ауд легкими движениями массировала своему юному конунгу шею. — Постарайся расслабиться.

— Где Торстейн Рыжий? Где? — Кетиль и не думал расслабляться. — Пошли за ним малыша Гуннара.

— Гуннар уже ушел спать. Ты забыл? Не переживай так, Кетиль, Один на нашей стороне.

— Мне снилось, что Скель и Гети гонят меня по Млечному Пути. Страшный сон. Я звал на помощь асов, но никто не пришел… Ауд, у меня плохие предчувствия.

— Но Один…

— Он не помогает нам! — выкрикнул Кетиль, и в голосе юноши прорезалась слезливая нотка. — Такой Флот… Такой огромный, Великий Флот! А враги издеваются над нами…

— Двумя кораблями нельзя победить нас, — уверенно произнесла Ауд.

— Торстейн говорит — можно. Их крейсер будет стрелять в нас, пока его защитные щиты выдерживают. А когда энергия в них кончится и наши торпеды подойдут опасно близко, сволочи просто переместятся в другую точку космоса. Мгновенно!

— Так не бывает! — Ауд не отличалась большим умом. — Корабли летят быстро, но долго. Так говорила моя мама.

— Плевать мне…

Руки Ауд замерли на шее юноши, и он решил помолчать. Еще по детству, которое закончилось совсем недавно, он помнил: дурочка Ауд чуть что лезет в драку. То, что Кетиль теперь — конунг, не всегда имело решающее значение.

«Дура, — подумал он. — Ничего не видела, кроме кухни и фермы. И не хочет ничего видеть, и не хочет ничего знать. Вот уже столько времени торчит на линейном корабле, самом, может быть, мощном корабле во всем мире… И ничем не интересуется. Заперли ее в каюте, чтобы не раздражала экипаж — так и надо, хоть бы раз возмутилась».

— Хочешь перекусить? Я могу приготовить то мягкое мясо.

Готовить Ауд, конечно же, было негде и не из чего. Она имела в виду: выдерну шнур из упаковки и паштет, который нравился Кетилю, — прежде он ничего подобного не пробовал — быстро разогреется до приятной комнатной температуры. Юный конунг стиснул зубы.

— Ну? Хочешь?

— Ауд, сейчас не время жрать! В любой момент может начаться сражение!

— Всего один корабль! — фыркнула Ауд. — А у нас теперь — Великий Флот! Мы все же прилетели на совсем маленьком корабле в прошлый раз… А у врага было сразу два. Теперь Один за нас.

— Два крейсера, — вздохнул Кетиль. — Не один, а два. Второй сейчас уничтожает нашу Эскадру Тира, там несколько сотен кораблей. Было… Уже погибли тысячи братьев, Ауд. И битва продолжается. Все складывается не в нашу пользу, им пока не удалось нанести крейсеру серьезных повреждений…

— Не совсем так, Кетиль Флотоводец! — Торстейн Рыжий, фактически сохранявший за собой руководство Великим Флотом, всегда находился на связи с Кетилем. Больше по необходимости — приказы-то должны исходить от этого сопляка… Что поделать — Великий Поход оказался таким рискованным, чтобы не сказать провальным мероприятием, что Торстейну не хотелось портить себе репутацию. Пусть уж в случае успеха слава достанется Кетилю, пусть о нем поют скальды. Зато и куда более возможный позор целиком достанется конунгу Хильд-Оск, странной незавоеванной планеты.

— Что — не совсем так, конунг Торстейн Рыжий? — Кетиль понимал свое подчиненное положение и относился с своему «помощнику» весьма уважительно. — Есть новости?

— Есть. Залп «Каменного тролля», нашего крейсера, частично пробил энергощит противника. Не то чтобы повреждения серьезны, но… Это уже кое-что. Хотя щиты у них необычно мощные, опять какая-то неизвестная нам технология… — Торстейн вздохнул. — Тем не менее, враг, оказывается, тоже уязвим.

— Прекрасно! — Кетиль вскочил, обнял торжествующую Ауд. — Конунг Торстейн, а не стоит ли мне наградить отважного капитана крейсера?

— Разве что посмертно. Ему, в Валгалле, будет приятно услышать эту новость… «Тролль» уничтожен. Если считать по вымпелам, то крейсер стал сто шестнадцатой нашей потерей. Еще четыреста двадцать один корабль ведет бой… Половине, правда, и стрелять-то не из чего… Там не лучшие наши силы. И все же я, с твоего позволения, Кетиль Флотоводец, отдал им приказ атаковать вплоть до тарана. Завалим обломками, чем Локи не шутит? Но пока враги достаточно умело маневрируют, хотя, похоже, и утратили часть возможностей.

— Да, да, я, конечно, подпишу приказ… Брат Торстейн, мы можем победить?

— Один с нами… — ухмыльнулся в бороду славный конунг и отключился.

— Ты слышал? — Ауд опять положила руки Кетилю на плечи и едва ли не силой усадила в кресло. — И Торстейн сказал: Один с нами! Мы победим, не можем не победить. Прикажи атаковать.

— Что? — не понял Кетиль.

— Прикажи атаковать этот, второй. — Ауд кивнула на экран. — Нас тут больше, чем там, мы его быстро уничтожим. Конечно, многие отправятся в Валгаллу.

Кетиль округлившимися глазами уставился на вражеский корабль. Мощный, красивый, куда ловчее сделанный торгашами, чем корабли викингов, он, конечно уступал по силе многим кораблям Великого Флота. Тем, что пришли с первых планет. Сам Кетиль не был в этом уверен, но предполагал, что это так. Малоразвитый на родной планете интеллект викинга-колониста понемногу просыпался. И вот теперь мучительно пытался сформулировать вопрос… Вопрос… К Торстейну!

Сбросив руки Ауд, Кетиль метнулся к пульту и буквально заорал, временами подпуская «петуха»:

— Брат Торстейн! Брат Торстейн! У меня вопрос, вопрос! Брат Торстейн! Ты слышишь меня?

— Слышу, — мрачно отозвался Торстейн Рыжий.

— Брат Торстейн… — Кетиль понизил голос и даже воровато оглянулся на Ауд. — Брат Торстейн, а ты понимаешь, почему они бросили второй крейсер против нашей Эскадры Тира? Ну… Зачем им это понадобилось?

Торстейн несколько секунд помедлил. Ему и в голову не приходило, что пацан задумается о чем-то подобном. Казалось бы, сыт да пьян, возвеличен, делать ничего не нужно, разве что с девкой кувыркаться… Так нет, пытается играть Флотоводца! И что обиднее всего, вот только что задал верный вопрос.

— Есть три ответа, мой конунг, — медленно начал Торстейн. — Первый: враг решил, что здесь справится с нами и половиной сил. Второй крейсер отправили уничтожить наши… резервы, если можно так сказать. В целях экономии времени. В таком случае они просчитались, только что эскадре Тира удалось еще раз серьезно поразить вражеский корабль. Второе: они пытались запугать нас. Продемонстрировали свои возможности в надежде, что мы отступим. И явно старались обмануть — если их поврежденный крейсер не совершает прыжков во время боя, значит… Значит, это не так легко по каким-то, нам пока неведомым соображениям. Или неизвестный двигатель поврежден удачным выстрелом, может быть и так… Но вряд ли.

Они немного помолчали, потом Кетиль подал голос:

— А третий? Третий возможный ответ, брат Торстейн?

— Есть какие-то другие причины, вот каков мой третий ответ! — Конунг Торстейн Рыжий фыркнул в усы. — Этих причин мы не понимаем, логику врага не постигаем, и раздумывать о них нечего.

— Значит, два ответа… — проговорил Кетиль.

— Три! — уперся Торстейн, который имел свою точку зрения и не привык, чтобы ему противоречили.

— Брат Торстейн, может быть, нам следует атаковать врага здесь? Может быть, он накапливает энергию для нового прыжка, а мы просто теряем время?

— Ты здесь верховный конунг, тебе решать… — Торстейн утомился от этого разговора. Вся ответственность на нем, а еще приходится удовлетворять пустое любопытство юнца. — Я бы не спешил. Есть еще одна вещь, с которой надо бы разобраться.

— Те люди с пассажирского лайнера, который ушел от нас? Они, кажется, летят к нам на десантной барже…

«Растет, гаденыш… — неодобрительно подумал Торстейн Рыжий. — Еще немного и начнет соображать».

— Да, «Атмосфера» приближается. Я хотел бы поговорить с пленными прежде, чем ты отдашь приказ к атаке.

— Но мы теряем время, брат Торстейн… — Кетиль нервно сжимал и разжимал кулаки, чутье подсказывало ему, что «третий ответ» на заданный им вопрос может оказаться весьма неприятным. — Может быть, все же атаковать? Раз эскадра Тира все равно уже вошла в боевое соприкосновение? И почему бы не допросить пленных по дороге, чтобы раньше получить их ответы?

— Прости, мой конунг, срочный вызов! — отчаянно соврал Торстейн. — Я сообщу тебе все подробности, как только сам разберусь!

Торстейн Рыжий отключился. Кетиль, несколько раздраженный, хотел было снова позвать «подчиненного», но замер с протянутой к кнопке рукой.

— Я пойду сам! Ауд, будь здесь и отвечай, если кто-нибудь вызовет. Говори, что конунг удалился в комнату отдыха и запретил себя беспокоить, даже если наступят Сумерки Богов!

— Нет! — Ауд замахала руками и попятилась. — Кетиль, я не могу врать, тут все старше меня, да еще я единственная женщина на корабле!

— Не можешь, а придется. — Не обращая внимания на подругу, Кетиль Флотоводец вышел из каюты, и уже снаружи добавил: — Это приказ, ясно? Я твой конунг.

Он поспешил по длинным переходам военного корабля, в который раз удивляясь его размерам. В детстве он и понятия не имел, что такое может существовать и летать. Да что он — и отец наверняка не знал, да и дед тоже. Все они были колонистами, рвались дальше и дальше к звездам, прочь от далекого Одина. Изредка встречавшиеся воины брали на караул — Кетиль лишь втягивал голову в плечи. Ах, как хочется стать невидимым, не заметным никому до поры до времени!

«Я конунг, я Кетиль Флотоводец. Обо мне напишут саги. Но что напишут в них? Не выйдет ли так, что вся ответственность за гибель Великого Флота окажется на мне? Говорят, боги слушают скальдов… Если так — мне не оправдаться. А что я могу сказать? Только то, что я не хотел становиться конунгом, что я слишком юн и слишком глуп… Но боги скажут: "Такова была не твоя, а наша воля! Отчего ты не выполнил ее?!"»

Бедняга Кетиль так разволновался, что проскочил вход в рубку, и если бы караульные не щелкнули особенно громко металлическими каблуками, так и шагал бы дальше. С некоторой робостью нажав на кнопку, открывающую люк, конунг вошел. Мгновение спустя все находившиеся в рубке вскочили.

— Приветствуем тебя, брат конунг!

— Садитесь, выполняйте свои обязанности! — распорядился Кетиль. Он заозирался, подыскивая подходящего советника, и рядом тут же оказался невысокий мужчина с одутловатым лицом не слишком здорового оттенка.

— Я могу чем-то помочь, брат конунг? Мое имя Хроллауг Быстрый, я второй помощник нашего капитана.

— Быстрый?.. — усомнился Кетиль. — Ты-то мне и нужен. Да, брат Хроллауг, помоги мне. Для начала… доложи обстановку.

— Обстановка спокойная, — привычно отрапортовал Хроллауг. — Враг перед нами, приказа атаковать не было. Эскадра Тира бьется с… другой половиной вражеского флота, но точных сведений о битве у меня сейчас нет. А мы готовы атаковать в любой момент.

— Очень хорошо. Что слышно о той десантной барже? Ну, которая проверяла тот якобы пассажирский корабль противника?

— Десантная баржа «Атмосфера» будет здесь приблизительно через час.

— Связь с ними есть?

— Конечно! — Хроллауг немного растерялся. — Конечно есть. Конунг Торстейн Рыжий постоянно поддерживает прямой канал связи с Торгейром Громким, хотя и не часто им пользуется. — Если желаешь, верховный конунг, я немедля свяжусь с братом Торстейном.

— Нет! Я хотел бы лично переговорить с капитаном баржи. С глазу на глаз. Где мне будет удобно это сделать?

— Лично?.. — Хроллауг растерялся еще больше. — Ну, другой прямой канал связи мы не сможем обеспечить, оборудование «Атмосферы» этого не позволяет. Она — довольно старый корабль…

— А когда капитан Торгейр Громкий окажется здесь?

— Прости, брат конунг! Но наверное, капитан баржи не будет приглашен на борт флагмана. Он останется на «Атмосфере». Вот пленников Торстейн Рыжий приказал прислать к нему как можно скорее, шлюпка с конвоем уже ждет команды, чтобы выйти навстречу барже. Не угодно ли тебе обратиться к капитану Торгейру Громкому по прямому каналу связи? Я готов запросить разрешения у Торстейна Рыжего, и уверен, что он не откажет.

— Не угодно! — чувствуя слабину, Кетиль Флотоводец постарался придать голосу жесткость. — Не угодно. Далеко ли «Атмосфера» от нас?

— На подходе…

— Тогда проводи меня прямо к этой шлюпке, брат. Я намерен отправиться туда с конвоем.

Хроллауг осмелился сделать движение, сильно похожее на всплеск руками, но не обозначил его достаточно четко. Ему приказал конунг… Все, конечно, знают, кто на самом деле руководит Великим Флотом, но ослушаться приказа нельзя. Официальный Главнокомандующий — Кетиль Флотоводец, вот этот сопляк-варвар с дикой планеты.

— Следуй за мной, брат конунг. Путь оказался неблизким — сам Кетиль ни за что не нашел бы дорогу. Вот огромный корабль! Если бы у колонистов были такие, не гибло бы понапрасну столько викингов, освоенных планет стало бы гораздо больше… А какая у него, должно быть, огневая мощь! Стоит ли так медлить с ударом по врагу? И все же Торстейн опытнее, Торстейн, должно быть, лучше знает, что делать. Вот и пусть делает, а он, Кетиль, имеет право принять хотя бы то решение, что касается только его самого. Лететь на «Атмосферу» и на обратном пути допросить пленников — быть может, таким образом он поймет хоть что-то.

Оказавшись у десантных ботов, вновь прибывшие успели как раз на построение. Командир конвоя, высоченный хмурый детина со сросшимися бровями, не спеша прогуливался вдоль строя подчиненных, в сравнении с ним казавшихся подростками. Хроллауг Быстрый, игнорируя недовольный взгляд командира, подошел к нему вплотную и быстро что-то зашептал в плечо — потому что до уха не доставал.

— Чего?.. — не расслышал детина и пригнулся, но Кетиль уже успел оказаться рядом.

— Брат Хроллауг! Представь мне этого викинга.

— Это Грим Щекастый, служит в чине капитана, командует ротой профессиональных десантников. Капитан, перед тобой наш конунг Кетиль Флотоводец.

— Я тебя узнал! — добродушно закивал Грим Щекастый. — Видел в выпусках корабельных новостей.

— Вы сейчас летите встречать баржу «Атмосфера»? — не дал ему продолжить Кетиль. — Чтобы забрать там пленников, верно? Я отправляюсь с вами.

— Да, но, брат конунг… — Капитан десантников беспомощно оглянулся на Хроллауга Быстрого.

— Кетиль Флотоводец — наш конунг! — уверенно отрезал тот. — Исполняйте. Ты позволишь мне сопровождать тебя в полете, брат Кетиль?

— Конечно! — Флотоводец едва сумел скрыть облегченный вздох. — Мы должны получить скафандры, да?

— Это не сложно… — Щекастый, почесывая могучий затылок, повернулся к подчиненным. — Ты и ты! Остаетесь, скафандры отдать высоким сопровождающим! И укажите им свои места! Остальные — на погрузку, мясо войны!

Спустя не более чем пять условных минут, все уже было готово к старту. Десантники, одевшие шлемы, переговаривались поотделенно, так согласно Боевому Уставу Флота настроили их внутреннюю связь. И лишь то отделение, к которому волей случая оказались приписаны Кетиль и Хроллауг, сидело в боте молча. Как-никак, на борту высокие гости, зря трендеть не стоит. Юный конунг покосился на Хроллауга Быстрого и вдруг заметил, что тот быстро шевелит губами. Офицер улыбнулся и тут же переключился на внутреннюю связь.

— Я сообщал в рубку о моем убытии по твоему распоряжению, брат конунг. Это мой долг.

— Понимаю, — кивнул Кетиль.

«Врет, мерзавец. Конечно, сообщал Торстейну о моем поступке. Но вряд ли самому Рыжему, скорее передавал ему доклад по команде. В таком случае время еще есть. Скорее бы старт…»

— Готовность три! — прорычал в наушниках Грим Щекастый. — Готовность два! Готовность один! Ноль!

Рывок. Кетиль, кажется, повис на ремнях, но на самом деле не сдвинулся со своего места в десантном ярусе ни на сантиметр. Бот стремительно выпрыгнул из чрева огромного корабля и понесся, закладывая широкий вираж, в сторону от ядра Великого Флота. Там, впереди по курсу, заканчивали нехитрый маневр пропускающие бот суденышки помельче. Ругались капитаны («Где это видано?! Уступать дорогу консервной банке с человечиной!»), но приказ выполняли. Надо — значит надо. Торстейн Рыжий шутить не любит, хоть сам и не флотский.

— Долго нам лететь? — спросил Кетиль, когда немного свыкся с перегрузками.

— Около получаса, — тут же отозвался Хроллауг Быстрый. — Мы встретим «Атмосферу» возле границы построения Великого Флота. Затем баржа пойдет занимать свое место, а мы вернемся на флагман.

— Ясно.

Кетилю было видно примерно половину небольшого экрана, расположенного на переборке бота. Там мелькали корабли, в основном видимые лишь как цветные звездочки.

— Брат Хроллауг! Мы ведь совсем близко от той звезды, что светит для Хильд-Оск, моей планеты. Мы не успели назвать эту звезду… Ее можно отсюда рассмотреть?

— Отсюда — нет, мой конунг. Между нами Великий Флот. Но мы действительно вошли в эту систему. По тому, как ты ее назвал однажды, навигаторы обозначили ее «Седьмой системой». Обнаружено пока около тысячи трехсот объектов различной массы, еще три, не считая Хильд-Оск, можно считать планетами.

— Вот как! — Кетиль едва не прослезился, вспомнив картинки, принесенные зондами. Океан, яркое солнце, покрытые травой луга… Это его Хильд-Оск, планета, на которой они с Ауд вырастят детей! — Четыре планеты, значит. Здорово. «Седьмая система»! Да, седьмая, к которой привел нас Бьяртмар Беспалый… Мы обязательно высадимся на Хильд-Оск, и я уже никогда ее не покину. Это моя земля, клянусь богам.

Десантники явно старались не встречаться с Кетилем Флотоводцем взглядами, некоторые кривили губы в мучительном усилии не расхохотаться. Вот же тупой сопляк! Будто и в самом деле можно сорвать такую кучу народа, такую гору техники и загнать на край света только для того, чтобы вернуть какому-то конунгу-недоростку его вшивую планету.

Кетиль все понял и насупился. Несколько минут спустя Хроллауг Быстрый решил разрядить обстановку.

— Мой конунг! Мы практически вышли из строя и ложимся на прямой курс. Встреча с «Атмосферой» планируется в течении условного получаса.

— Это тебе с флагмана передали? — хмуро поинтересовался Кетиль.

— Да, брат конунг.

— А больше ничего не передавали? Торстейн Рыжий что-нибудь сказал?

— Нет, брат конунг… — Хроллауг потупил голову, и стало ясно, что он врет.

«Все врут… Никто не воспринимает меня всерьез… Хорошо хоть, брат Торстейн не потребовал меня вернуть. Скорее всего, просто не хочет оттягивать встречу с пленниками, они ему нужны. Но почему он не приказал допросить их прямо на «Атмосфере»? Неужели там все так плохо? Ведь возможны случайности, бот может погибнуть вместе с пленниками… В конце концов, могучий враг висит прямо перед Великим Флотом и в любой момент может атаковать!»

Он хотел спросить Хроллауга, как дела у эскадры Тира, но не успел. Бот тряхнуло, ускорение вдавило Кетиля в пластмассовые рессоры.

— Задница Локи в полный профиль!! — зашипел Хроллауг Быстрый. — Только что вражеский крейсер начал атаку! Залпом уничтожены сразу два судна. Великий Флот вступает в бой, а нам велено поторопиться. И хорошо бы, чтоб мы успели убраться от места битвы подальше, тут сейчас начнут «случайные» торпеды пролетать, обломки… Прости, мой конунг, мою несдержанность!

— Как же мы вернемся на флагман?! — прокричал Кетиль во весь голос, хотя на связи ускорение бота никак не сказалось.

— Понятия не имею! Надеюсь, Торстейн Рыжий выведет корабль из боя и пойдет нам навстречу! Соваться в самую гущу на этой десантной барже верхом не хотелось бы… А у бота вообще мало шансов! Тут же стенки, как фольга! Одно хорошее касание…

Началось. На экране Кетиль увидел далекое, заслоненное множеством кораблей сверкание — отсветы разрывов. Враг оказался так смел, так уверен в своей мощи, что атаковал Великий Флот! А ведь по последним данным, эскадре Тира удалось повредить второй крейсер, это внушало Кетилю некоторую надежду…

«Я обязан все узнать у пленников, чего бы это ни стоило».

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ «Тени» покидают мертвецов

Сказать, что башенный лейтенант Халль Богатый был не в себе — ничего не сказать, потому что не в себе он был уже как минимум месяц. Великий Поход действительно многому научил его. Халль повзрослел и набрался ума. Теперь ему даже представить было трудно, что когда-то он не знал простых вечных истин: жизнь — дерьмо, служба катится к Локи в зад, и каждый когда-нибудь умрет, чего ждать не так уж и долго. Халлю стало легко.

— Эйрик, брат, как я выгляжу?

Его давний друг и непутевый сослуживец оглянулся, и едва не выронил самодельный тестер.

— Ты куда вырядился, друг?

— Мне кажется, Эйрик, это наши последние часы. Не знаю, существует ли Валгалла, но в любом случае «Атмосфера» туда не попадет. И конечно, мы с тобой там будем немного… другими.

Эйрик поднялся, неловко оправляя на себе рабочий комбинезон. Перед ним стоял башенный лейтенант в полной парадной форме, даже при мече. Пуговицы и бляшки начищены, длинные волосы собраны в аккуратный хвост, запрещенная космолетчикам щетина сбрита. Халль пах одеколоном и сапожным кремом.

— Что, в самом деле умирать собрался?

— Не собрался, а подготовился, чего и тебе советую. Личному составу приказов не отдавай, пусть сами решают. Ты ведь слышал, о чем говорят в рубке?

Эйрик только кивнул, рассматривая тестер. Он собрал его в последние пятнадцать минут, решив починить наконец давно валявшийся в их кубрике блок. Штатный тестер давно или украли, или забыли где-то… Конечно, он слышал, что говорили в рубке. Вражеский корабль, крейсер СПДЧ, атаковал Великий Флот. Атаковал в одиночку — значит, был уверен в победе. Сверхоружие, сверхдвигатели — чем еще удивят викингов торгаши? В любом случае торгаши не начали бы сражение, не будучи сильнее, по-другому они просто не воюют. И несмотря на все превосходство врага… Великий Флот, который разгромит один крейсер, окажется покрыт позором. Принимают ли таких в Валгаллу?

— Каковы последние вести? Что наши пленники?

Халль добродушно улыбался и вообще был удивительно спокоен. Это смущало Эйрика.

— Ну… Великий Флот сражается. Крейсер СПДЧ прорвался к нашим слабым суденышкам — удивительные, как я понимаю, у него ходовые качества! — и изображает там лису в курятнике. Наши лучшие силы не могут толком вести по нему огонь — мешают свои.

— Да, по своим бить — последнее дело.

— Да пытаются бить, насколько я понимаю, просто обломки мешают. Многие тысячи обломков.

— Понятно… — Халль прошелся по кубрику, натягивая перчатки. — Пленные?

— Сидят спокойно. Баба вообще спит. Она симпатичная, как тебе показалось?

— Торгашка… — Халль пожал плечами. — В нашей ситуации кто угодно симпатичным покажется. Я думаю, она слегка… хитрит.

— Я тоже это почувствовал, — согласился Эйрик и достал из кармана коробочку с таблетками. Тут же пояснил: — Тут есть одни, красненькие, они трезвят… Майор так и сидит там с ними и ребятами. Я ему докладываю каждые четверть условного часа о происходящем.

— Сколько нам еще лететь?

— Да вот четверть часа и осталось. Если, конечно, ускоритель не накроется.

— Ясно. Ну что ж, брат, у тебя есть время привести себя в порядок, а потом… Усядемся, как говорится, по боевому расписанию!

Эйрику стало совсем не по себе. После того как он покинул кубрик с пленными и несколько протрезвел, на лейтенанта стала потихоньку, вкрадчиво надвигаться волна паники. Умирать не хотелось… Между тем «Атмосфера» уверенно шла к гибели и ускоритель даже не думал ломаться. Надежда, что флагман в гущу боя не полезет и старой десантной барже удастся отсидеться рядом с ним, растаяла, когда выяснилось, что за пленными идет специальный бот. Значит, дальше «Атмосфере» придется занять место в строю. Толку от корабля, предназначенного исключительно для десантирования, в космическом бою никакого, но ведь и от большинства судов Великого Флота — тоже…

— Как вообще обстановка на барже? Мясо не бунтует?

— Их закрыли в трюмах, насколько я понимаю… Да мы все теперь мясо! — почти взорвался Эйрик, но сдержал себя. — Какой смысл от всех этих кораблей? Одни обломки, которые мешают добраться до врага.

— Вот обломками мы его, может статься, и придушим, — вполне серьезно ответил Халль. — В войне все средства хороши. Количеством возьмем, если качества не хватает. Ты, значит, не будешь переодеваться?

— Не буду.

В наушниках у обоих вдруг трижды пропищал негромкий зуммер — позывной Ивара Ярла.

— Башня Раз слушает, брат майор!

— Да я, вообще-то, тоже в твоей Башне, Халль Богатый. Или забыл? Интересную новость до меня довел Старик. На том боте, что послали за пленными, летит сам Кетиль Флотоводец, конунг наш. Насколько я понимаю, Торстейн Рыжий паренька не посылал, он сам лезет на рожон. Тем не менее, отвечаем за него мы.

Халль и Эйрик тупо смотрели друг на друга. Оказывается, их еще можно удивить! Кетиль Флотоводец летит на десантном боте прямо на «Атмосферу». Но зачем?

— Ты меня слышишь, брат Халль? Или со связью что случилось?

— Слышу, брат майор. Немедленно иду к шлюзу.

— Отставить. Ты держи Башню, а конунга встречу я сам. Потом пройдем к тебе, или сразу к пленным, как он решит… А ты — веди огонь по обстановке.

— Нас атакуют?.. — Халлю представилось, что на хвосте у подлетающего бота висят вражеские корабли, узнавшие, что в крошечной шлюпке находится сам высокий конунг.

— Мы подходим к месту сражения, дурила! Сейчас обломки полетят по самым загадочным траекториям, кто их будет расстреливать? Автоматика не со всеми справится.

— Брат майор! — позвал Эйрик, едва сдерживая нервное хихиканье. — Раз на «Атмосфере» полетит конунг, мы ведь как бы… Статус временного флагмана получаем, да? Общее построение, штандарт на мачту…

— Лейтенант Эйрик Пьяный! Отставить изображать из себя идиота! Все, конец связи.

— Брат майор! — опомнился Халль. — Там в шлюзе… Створки плохо открываются. Я пошлю своего заместителя, он покажет, как там надо их… Того…

— Ладно.

Ивар Ярл отключился, но Халль успел услышать женский смех. Пленная, похоже, здорово напилась.

— Иди. Стой… Может, успеешь переодеться, Эйрик?

— Да ладно! — легкомысленно отмахнулся лейтенант. — Предупреждать надо было о высоком визите. А теперь обстановка боевая. Ты в самом деле, посматривай за обломками. Только по боту не пальни, а то смеху будет на всю Валгаллу!

В переходах стояли люди из охраны Начарта. Ивар Ярл, похоже, сам отбирал себе людей — все аккуратно одеты, при виде лейтенанта вытягиваются. Не сравнить с горе-артиллеристами, уроженцами далеких миров! Эйрик направился прямо к шлюзу, закинул в рот пару таблеток — на этот раз не отрезвляющих, нервы тоже требовали внимания — и влез в скафандр. Оба лома лежали тут же, возле десантного бота, доставившего пленных… Бота?!

— Брат майор! — позвал Эйрик, опять с трудом подавляя смех. — Брат майор, проблема у нас!

— Что еще? — сухо откликнулся Ивар Ярл.

— Наш бот, на котором мясные прилетели… Он же тут остался! Места нет! Как конунга-то принимать, через открытый космос?

— Так выведи бот! Вытолкни просто и вернись, а Халль пусть расстреляет… Хотя… Не надо, а то еще перепутает, не в тот бот торпеду влепит… Задница Локи, ну и служба! Открывай створки, я уже иду.

В принципе Эйрик, конечно же, умел управлять ботом. Вот только с окончания Десантного училища ни разу этим не занимался. Ругаясь как тролль, лейтенант вручил ломы людям Начарта и показал им, как раздвигать створки. Те приступили к делу не сразу — наверняка связались с командиром. Службисты! Сам Эйрик забрался в бот и занял место пилота. Вроде бы все знакомо, только…

«Вот возьму и улечу! Отправлюсь прямо к флагману, авось навру, что-нибудь. Сошлюсь на потерю навыков».

Эйрик знал, что никогда так не поступит. Во-первых, потому что глупо, а во-вторых, потому что все равно подло. Но думать об этом оказалось приятно: действовали таблетки.

— Лейтенант Эйрик Пьяный! Ты где, тролль?

— В боте, брат майор. Думаю, смогу ли его вывести, не раскурочив весь шлюз.

— Вылезай, я лучше своего отправлю. А тебе пора бы вернуться к Халлю, он уже заработал по обломкам Великого Флота. Пока разминается, но скоро их будет очень много…

Ивар Ярл уже пришел в шлюз и стоял возле бота, готовясь встретиться с высоким конунгом.

— Брат майор… — Эйрик остановился рядом. — А ты не думаешь, что глупо лезть в самое пекло, имея на борту Кетиля Флотоводца? С точки зрения боеспособности Флота, я хочу сказать.

— Не твоего ума дело! — отрезал Начарт. — Старик, я полагаю, без нас разберется. Но пока мы приближаемся к месту сражения.

— И какие новости?

— Пошел вон. Эй, башня Два, гномы, вы там уснули совсем?! — майор отключился.

Эйрику ничего не оставалось, как покинуть шлюз. Воздуха в нем уже не было и пришлось постоять в кессонной камере. Когда же люк открылся, лейтенант с некоторым недоумением обнаружил за ним пленника со странным именем Ануш Фингер. Кроме имени тот имел при себе автоматический разводной ключ «мечта новобранца».

— Ты бы положил на место имущество! — попросил Эйрик, который уже снял шлем. — Мой бластер ты им развинтить не успеешь. Да и калибр не тот, этой штукой заклинившие казенники разбирают.

— Я всесторонне подготовленный агент! — сообщил Фингер. — А ты всего лишь офицер-артиллерист. Только попробуй взяться за оружие и узнаешь, что такое Удар Журавлиного Клина!

Эйрик обиделся. Конечно, он артиллерист, но ПДУ славилось физической подготовкой выпускников. И хотя само слово «тренировка» он давно забыл…

— Тяжело, наверное, ключ держать?

— Я всесторонне… — начал Фингер, делая шаг к лейтенанту, и тут же получил увесистой перчаткой в челюсть.

Эйрик не стал особо мудрить, да и трудновато это в скафандре. Он просто использовал преимущество в весе и защищенность кулака. Этого оказалось достаточно: Фингер тут же упал, да еще исхитрился уронить на ногу автоматический ключ — штуку и правда очень тяжелую.

— Кубрик! — закричал Эйрик в микрофон, вытаскивая наконец бластер. — Кубрик, слышите меня?! Вы живы?

— Живы… — не сразу отозвался Ари Шрам. — Нас Халль к себе вызвал, тут пальба понемногу начинается… Ты где, брат?

— Ты лучше скажи, где пленные! Конунг вот-вот на борт войдет, а торгаши по коридорам бегают без присмотра! Почему вы ушли?!

— Так Халль позвал… — растерялся Ари. — И меня, и Рябого. Тут же одни тролли вонючие, того гляди конунга подстрелят! Начарт нас отпустил, в кубрике его люди остались, из охраны.

— Час от часу не легче! — только и сказал Эйрик Пьяный, связывая все еще бесчувственному Фингеру руки страховочным тросиком, что был в каждом скафандре. — Скажите Халлю, что у нас, возможно, диверсантка на борту, пусть все люки будут задраены! Я свяжусь с Начартом.

Однако поговорить с Иваром Ярлом не удалось — тот как раз в этот момент принимал высокого конунга, и на вызов лейтенанта откликаться не стал. Впрочем, и нервничал Эйрик зря: пленница, назвавшаяся Чиа Риттер, находилась рядом с Начальником артиллерии баржи. Он решил сразу показать девицу Кетилю — все же бабенка попалась разбитная, разговорчивая, а в данный момент еще слегка «под газом». На мальчишку это должно подействовать положительно — насколько майор вообще разбирался в мальчишках. Лишь позже он понял, что ошибался. А то ведь краснеть приходилось: убрать десантный бот из шлюза не успели, а оставлять новоприбывших снаружи было слишком опасно: обломки уничтоженных кораблей Великого Флота летели порой с субсветовой скоростью.

— Приветствую тебя, брат высокий конунг! — сказал Ивар Ярл, еще когда все стояли в шлюзе. — Прости, что не смогли принять бот — обстановка боевая.

— А «Атмосфера», насколько я понимаю, корабль не новый, — кивнул Кетиль, насколько позволял скафандр. — Ничего, я не избалован. Десантники говорят, что в открытом космосе сейчас очень опасно. Могут они где-то пришвартоваться?

— Конечно, им уже сообщили, чтобы шли к башне Два. То есть… Скоро они будут в укрытии. Прости, высокий конунг, но мои подчиненные не успели вывести этот бот. Он тут случайно…

Кетиль и двое сопровождающих прошли к кессонной кабине. Ивар Ярл, хотя и понял, что конунг жаловаться на прием не станет, решил все же представить ему пленницу.

— Вот, брат конунг, одна из плененных. Назвалась Чиа Риттер, утверждает, что гражданка Анаронской Республики.

— Я должен с ней поговорить! — оживился Кетиль. — Она готова сотрудничать?

— Да! — решила вставить словечко и Чиа. Конунг у викингов оказался странный: совсем мальчишка! — Конечно, я готова с вами сотрудничать, мне это будет очень лестно и приятно!

— Очень хорошо. — Юноша смотрел на нее очень серьезно. — И прежде всего я хочу тебя попросить рассказать все, что знаешь о «тенях».

— О тенях?.. — весело переспросила несколько хмельная Чиа. Она пока обдумывала, какую позу лучше принять, когда настанет пора снимать скафандр, в который ее зачем-то вырядил Ивар Ярл. — Тени… Ну, это от источника света зависит, ха-ха! А что?

— Вы не знаете о «тенях» или не хотите мне рассказывать? — Кетиль не изменился в лице. — В любом случае мне придется это проверить… Прости, торгашка, но вопрос слишком важен. А где второй?

— Второй, похоже, мелкий чин и к тому же полный идиот, — доложил Начарт. — Интереса представляет меньше, зато шума производит много, вот я его и оставил запертым в кубрике.

Когда вся компания вышла из кессонной камеры, то первые, кого они увидели, были Эйрик и Ануш Фингер. Лейтенант волок упиравшегося агента обратно к кубрикам.

— Эйрик Пьяный… — мрачно сказал майор. — Что это значит?

— Сбежал от ваших людей. Был мной задержан и обезврежен! — бодро доложил лейтенант, которому особенно понравилось, что нашлась Чиа. — Пытался напасть. Вон оружие его валяется.

Предупредил Эйрик вовремя: высокий конунг Кетиль едва не споткнулся о валявшийся на дороге автоматический ключ.

— Чиа, я спасу тебя! — тут же заорал Фингер. — Спасу, чего бы мне это ни стоило! И не удержать меня за замками, я всесторонне подготовленный агент!

— Да, действительно много шума, — поморщился Кетиль. — Однако не похоже, что она ни при чем. Если он смог сбежать, если пытался до нее добраться… И он не прост. А чего хотел? Вероятно, убить, чтобы не проболталась. Все равно, обоих придется как-то проверить. Думаю, электричеством, у нас так было принято. Здесь есть специалисты по допросам?

— Нет! — сразу ответил Ивар Ярл. — Здесь только артиллеристы и мой конвой из десантников.

Кетиль Флотоводец обернулся к сопровождающим.

— Хроллауг, Грим?

— Я только офицер-десантник! — развел руками Грим Щекастый. — Могу, конечно, пальцы отрезать и глаза выдавливать, но тут, наверное, потоньше допрос требуется.

— И я не специалист, — отказался Хроллауг. — Брат Грим прав: дознание — тонкая штука.

— Некуда тончить и некогда, — вздохнул Кетиль. — Значит, будем делать так, как я это умею. Тени меня очень обеспокоили, я просто чувствую, что в них все дело. Чувствую, понимаете? Поэтому, придется… Нам нужно тихое помещение, желательно звуконепроницаемое, и хотя бы оголенный провод, что ли… Найдется с варьируемым напряжением?

— Найдется. — Ивар Ярл пожал плечами. — Эйрик, иди вперед и найди. Мы сейчас дождемся моего конвоя и тоже двинемся. Пока благоразумнее остаться здесь — ведь этот парень как-то смог развязаться и сбежать…

— Только поторопитесь все же.

Эйрик, с облегчением оставив связанного Фингера на попечение Начарта, двинулся искать необходимое оборудование.

«А конунг-то наш — серьезный пацан! Или даже немного сумасшедший. Какие-то "тени" его беспокоят… Не завидую гостям. Особенно бабенку жалко — посидит под напряжением, а потом всю оставшуюся жизнь недержанием страдать будет. Все же он тоже дикарь, конунг наш высокий, а я и забыл».

Когда Эйрик оказался на боевых местах жителей Башни Раз, то ему пришлось вспомнить еще кое-что: Башня фактически вела бой. Нет, «Атмосферу» пока никто не атаковал, но вражеский крейсер действительно успел натворить дел. Забравшись в самую гущу старых, никуда не годных суденышек викингов, корабль СПДЧ уничтожал их в буквальном смысле сотнями. Необычайно маневренный, наделенный мощнейшим силовым полем, он делал что хотел, а обреченные корабли Союза Свободных даже не имели шансов быстро разлететься в стороны — огромное количество обломков затруднило навигацию. К приблизившейся к месту боя «Атмосфере» летело огромное количество кусков металла, и уничтожать самые крупные было жизненно необходимой задачей. На что еще нужны батареи Башен?

— Отлично, что ты пришел! — тут же заорал Халль. — Займись механикой «четверки», там или все заклинило, или сигнал не проходит!

— У меня приказ от Кетиля, — развел руками Эйрик. — Надо кое-что ему принести, он допрос затеял. А что там происходит, как наша большая драка?

— Эскадра Тира завалила своего. Завалила трупами! Как я понимаю, от них почти ничего не осталось, сейчас все, кто еще может летать, заняты спасательными работами. Хорошо, что Один не допустил нам там оказаться! А тут пока без перемен, бой идет. Тихо… — Продолжая высчитывать траектории обнаруженных компьютером объектов, Халль одной рукой прижал к уху наушник. — Ага! Старик приказал, в виду важности находящихся у нас на борту людей и материалов, — это он про Кетиля так туманно, ну и про пленников тоже — приказал «Атмосфере» огибать драку, идти на встречу с флагманской группой. Пока нам везет, брат!

— Да? А кто-то в Валгаллу собирался… — пробормотал Эйрик, присматривая из оборудования что-нибудь, годное для пыток. — Кетиль будет допрашивать наших гостей с помощью электричества. Лично. Бредит о каких-то тенях.

— Ну, ты потише! — приказал Халль, оглядывая присутствовавших тут же подчиненных. — Давай не будем на секретные темы болтать, да еще в таком тоне.

— Если хочешь, брат лейтенант, я сам все отнесу конунгу! — тут же вызвался Ари Шрам. — А ты оставайся тут, ты тут нужнее.

— Сиди на месте, — попросил Эйрик и покинул отсек.

Кетиля и его сопровождение он нашел быстро — в том самом кубрике, где первый допрос с пленных снял майор Ивар Ярл. Здесь же затем его люди закрыли агента Фингера, отсюда он и сбежал. Теперь Эйрик понял, почему: запорный механизм давно был неисправен и открывался одинаково легко с обеих сторон при любом положении винта.

«А эти олухи не проверили! — подумал он об охране Начарта. — Тоже мне, службисты! Однако и Фингер не такой идиот, каким кажется, а гораздо больший. Сбежал и пошел спасать подружку с прихваченным с ремонтного стенда разводным ключом. Я бы на его месте… А, все равно, война учит одному: это большой-пребольшой идиотизм».

Додумать Эйрик не успел, потому что смирно стоявшая до этого момента Чиа вдруг проскочила между двух охранявших ее конвоиров и повисла на шее лейтенанта.

— Эйрик, спаси меня! За что, я же все рассказала! Зачем меня пытать?!

«Вот, и эта глупее, чем кажется…» — подумал Эйрик прежде, чем понял, что у Чиа и в самом деле истерика.

Откуда викингу было знать, что Чиа за свою нелегкую жизнь уже имела счастье подвергаться допросам с применением электрического тока? Полиция-то ее никогда не могла поймать, а вот прямо противоположные структуры порой добирались. До сих пор все оказывалось не слишком серьезно, но даже те прошлые «мелочи» вызывали у Чиа Риттер нервную дрожь при виде куска проволоки. В сериалах и анимэ об этом широкой публике не рассказывали, но изнанка цивилизованных миров на то и изнанка, чтобы быть совсем не цивилизованной.

— Я спасу, спасу тебя, моя дорогая!! — Неужели агент Фингер мог остаться в стороне? Он тоже рванулся к Эйрику, но его-то держали крепко. — Я спасу тебя, чего бы мне это не стоило! Никто не посмеет и пальцем к тебе притронуться!!

— Извини, женщина. — Очень серьезно сказал Кетиль, когда агента утихомирили. — Но я не вижу другого выхода. Я хочу быть уверен, что ты ничего не знаешь ни о «тенях», ни об исчезающих кораблях, ни о планете Хильд-Оск. Моей планете.

— Да я не слышала никогда о такой планете! — буквально завизжала Чиа, которую конвою удалось наконец оторвать от Эйрика. — Про «Королеву воров» рассказала все, что знаю! Какие тени, ну какие еще тени?..

— Эскадра Тира, наша вторая эскадра, смогла уничтожить ваш крейсер. — Кетиль говорил спокойно, терпеливо. — Многие умирающие враги кричали, что «тени их покинули». Многие. Что это за «тени»?

— Я не знаю! — взмолилась Чиа, которую приматывали к койке. — Поймите, я ведь могу умереть, мне нельзя электричества!

И все же ей повезло. «Атмосфера» была старым и не слишком хорошо ухоженным судном. От выполняемого маневра, от увеличившейся из-за огня батарей и реакций силового поля корпуса энергонагрузки на генераторы, отключилась гравитация. Все непринайтовленное, прежде всего, люди и принесенное Эйриком нехитрое оборудование, разлетелось в разные стороны. Только закрепленные Чиа и агент Фингер беспомощно наблюдали за мытарствами викингов, которых поразила сначала невесомость, а затем мощнейшее ускорение, прижавшее их к стене. У одного из особенно неудачно прижавшихся конвоиров что-то хрустнуло в шее, глаза выкатились.

— Восемь ног жеребца Слейпнира! — прохрипел Начальник артиллерии. — Если они не смогут остановиться, нам вот-вот будет крышка!

В довершение всего, выключилось так ненавидимое Чиа электричество, наступила темнота. К счастью, аварийная система отключения ускорителя сработала. В кубрике опять воцарилась невесомость, на короткое время все занялись ощупыванием конечностей. Все, кроме погибшего конвоира и майора Ивара Ярла, который уже орал на кого-то в микрофон: «У нас на борту высокий конунг, вы понимаете, отрыжка темных эльфов, гномье говно! Если у нас рушатся все системы — не надо тогда вообще трогать ускоритель, пусть Старик доложит Торстейну Рыжему, что его судно теперь — кусок железа с мясной начинкой!!»

Эйрик Пьяный, потирая ушибленную голову, потихоньку выбрался из кубрика. Ему срочно понадобилось пополнить запас таблеток, а помочь в этом мог только Ари Шрам. Уходя, он слышал стоны, ругань и плач привязанной к койке Чиа.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ Секретные переговоры

Вот-вот должно было начаться Сто Шестьдесят Пятое Внеочередное Сверхсрочное заседание Торговой Ассамблеи. Вся Контора стояла «на ушах», всем поминутно требовался лично Хоук, и именно в это время, без предупреждения, в гости заявился Адмирал. Прибыл на своем личном транспорте — будто номеров его флайера нет в картотеке! Одет в штатское, хорошо хоть, усов не наклеил. Когда дежурный доложил Хоуку о госте, когда Хоук этого гостя увидел… С минуту он просто не мог говорить. Но Адмирал заговорил сам.

— Все изменилось и продолжает очень быстро меняться. Президент не справится, не говоря уже о Торговой Ассамблее, которую виртуально собрать можно за полчаса, а решение она примет через условный год. Договор Честных просто запудрит им мозги!

— Все равно… — Хоук растерянно опустился в кресло. — Все равно не надо было так приходить. Есть же, в конце концов, линии связи, резервные каналы… У тебя есть какая-то новая информация?

— Есть, а то чего бы я к тебе прискакал? У Флота, как ты понимаешь, имеются свои источники. И работают они, как выясняется, гораздо лучше твоих.

— Ну, ну, рожай! — не выдержал Хоук. — Меня в любой момент могут наверх вызвать!

Хоуку очень нравилось, что Адмирал глупее его. Намного глупее. Случись что — главой заговора окажется вот этот краснорожий золотопогонник, а сам Хоук сумеет отмазаться. Документов на этот случай заготовлено немало. Но вот теперь этот дурак способен погубить все… Явился! Как это объяснить Верховному Суду?

— На моих агентов вышли люди СПДЧ. Среднее звено космической разведки. Я пару у-чэ назад получил сообщение и сразу к тебе. Все меняется, дружище! Действовать надо срочно. Выпить есть?

— Потом! — уперся Хоук. — Что за новости? Адмирал поудобнее развалился в гостевом кресле и не спеша закурил.

— Ты же в курсе пропаж людей на планетах СПДЧ? Так вот, мы теперь знаем, куда они деваются. Исключительно молодые, здоровые люди.

— И куда же?

— Наливай.

Ну конечно, Адмирал себя одолеть никогда не позволит, для него вся жизнь — борьба, и другого смысла в ней не существует. Мысленно пообещав себе, что Адмирал за это заплатит, Хоук достал бутылку виски.

— Я буду наливать, а ты будешь рассказывать. Не томи!

— Они продают их инопланетянам, — просто ответил Адмирал.

Хоук с трудом подавил желание ударить собеседника бутылкой по голове. И все же открутил пробку, наплескал щедро в стаканы — теперь и ему требовалось выпить.

— Больше никакой глупости твоя суперразведка не принесла?

— А никакой глупости нет! — набычился Адмирал, прихватывая со стола тот стакан, что был полнее. — Ты дослушай, а потом словами кидайся! Мои ребята не зря паек жрут.

— Я слушаю…

Хоук откинулся на спинку кресла, отхлебнул. Где-то далеко сейчас шел бой викингов и СПДЧ. Как это укладывалось в схему союза этих двух держав, Хоук не понимал. А ведь очень скоро эта информация разойдется, и Президент окажется в дураках. Не менее странно, что СПДЧ на обвинения в свой адрес реагировал как-то невнятно — похоже, срочно сами разбирались, что происходит. Надо что-то придумать для Президента, время переворота еще не пришло… А тут появляется идиот Адмирал с идиотским сказками своих идиотов-разведчиков!

— Короче, так: на вооружение СПДЧ за последние годы поступило действительно очень много техники предельно высокого класса. Мы знали о новых двигателях, о защитных экранах, о торпедах, но… Это далеко не все. Парни очень много выторговали у своих друзей-инопланетников. Если их не загасить сейчас — еще через пару условных лет СПДЧ будет иметь самую сильную армию в космосе. Армию, способную противостоять всем остальным армиям. Работы идут очень серьезные, а на экономике это никак не сказывается. Почему?

— Почему? — вяло поинтересовался Хоук.

— Потому что технология превосходит нашу в разы! Ну, в два-три раза, — уточнил Адмирал для Хоука, который в его глазах был штатским тупицей. — Где они ее могли взять? Вывод напрашивается!

— Это все?

«Может, связаться с кем следует и сдать его? — подумал Хоук. — Самое время. Фуражка у Адмирала окончательно съехала».

— Тебе мало?! — Адмирал хлопнул о стол стаканом, расплескав виски на брюки. — Поганцы торгуют своими гражданами за технологии!

— А ты не думаешь, что тебя просто обманули? Что если инопланетяне и существуют, люди, пусть даже самые молодые и здоровые, им совершенно не нужны?

— Мы ничего не знаем об этих инопланетянах. Ну, или почти ничего… — Адмирал сам себе долил, не заботясь о стакане Хоука. — Эти информаторы, флотские из СПДЧ, рискуют собственной шкурой. Фактически, пошли на предательство родины. Все потому, что их командование, похоже, наложило полные штаны перед этими инопланетянами. Пляшут под их дудочку, понимаешь? А офицерики из разведки поняли, что дело плохо, что и их страна, и все человечество — в опасности! Никто ведь не станет продавать военные технологии, не имея в запасе еще более мощных, смекаешь? Значит, все, что получает СПДЧ, — игрушки по сравнению с тем, что есть у инопланетников. Они только чего-то ждут, что-то там делают… — Адмирал показал пальцами, как они «что-то там делают». — А как сделают — хана нам всем. И СПДЧ, и Анаронии, и прочим. Это внешняя угроза, приятель! С такими вещами не шутят.

— И откуда же твои офицерики-перебежчики могли получить такую информацию?

— Ну, у нас, у флотских, иногда бывают собственные методы. Они там образовали нечто вроде тайного общества, провели кое-какие мероприятия. Вот картинка перед ними и раскрылась, и выложили они ее мне, как на блюдечке.

— Все это надо еще сто раз проверить! — Хоук решил, что пора сворачивать разговор. — Слишком похоже на двойную игру, на какую-то идиотскую дезу. Выставят нас на посмешище, вот тогда мы с тобой оба слетим под нары, да с Президентом за компанию. Давай-ка я…

— Давай-ка мы с тобой вместе решим, что делать. — Адмирал допил и на этот раз поставил стакан очень аккуратно. — Те корабли, с которыми сцепились викинги, не принадлежат СПДЧ. Построены там, да, но они их тоже передали инопланетянам в уплату за технологии. Так же, как и людей. Так же, как и «Королеву воров».

— Лайнер?

— Да, пассажирский лайнер, за которым ты следил! Его увели у тебя из-под носа и с пассажирами, и с твоими людьми. Не так разве?

Хоук вздохнул. Адмирал что-то слишком уж много знал.

— Это тоже перебежчики сообщили?

— Конечно. «Королева воров» совершила мгновенный прыжок на черт-пойми-какое расстояние. Вот она, техника инопланетников! И этой техники у СПДЧ нет.

И снова пришлось вздохнуть Хоуку.

— Да прекрати ты пыхтеть! — потребовал Адмирал. — Все не так уж плохо. Викинги нашли их базу, ну и твои спутники не сплоховали. Навалимся кучей — справимся. По другим каналам идет информация, что викинги вроде как один корабль пристукнули, сукины дети.

— У них колоссальные потери… — меланхолично заметил Хоук. Он чего-то никак не мог уразуметь. — Сколько всего СПДЧ продало крейсеров?

— Два. А потом стали тянуть, что-то заподозрили. Ну, вот инопланетники, видать, и стянули у них лайнер. Кстати, ты не знаешь, где он сейчас?

— Никаких данных. Так что ты предлагаешь?

— Во-первых, надо брать власть и все обнародовать. Объявить военное положение, комендантский час, запрет на полеты частных лиц и так далее. Во-вторых, немедленно бить по базам СПДЧ. У нас неплохая информация на этот счет.

— Если она правдива! — воскликнул Хоук. — Если, если… Торговая Ассамблея нас не поддержит…

— Поддержит, когда увидит, чем нам ответит СПДЧ! Когда не господин Президент будет им лапшу на уши вешать, когда пушки заговорят! СПДЧ покажет свою силу, а куда им деваться? Вот тут все наружу и полезет! Мы, конечно, понесем серьезные потери, но Ассамблее придется вмешаться. Тогда мы станем это… Легитимны, понимаешь? К большой войне СПДЧ пока не готовы, так что им быстро уши накрутят. Срочно начнем перевооружение. А тем временем, и это очень важно, надо договориться с викингами.

— Вот это уже чистой воды фантастика… Подожди, я должен выйти отдать пару распоряжений.

Секретарь в приемной выглядел бледнее обычного.

— Шеф, вокруг нашего здания разворачиваются армейские части.

— В каком смысле? — остолбенел Хоук.

— В прямом, шеф. Говорят, карантин, какой-то вирус… Но у нас никакой информации.

— Сволочь!

Адмирал, похоже, заваривал кашу всерьез.

— Ничего не предпринимать пока! Внутренней охране боевую готовность, только чтобы без сирен. Здания никому не покидать. Меня кто-нибудь вызывал?

— Дважды из секретариата господина Президента.

— Но не Сам? Тогда подождут.

— Еще Айри.

— Срочно соедините меня с ним!

Пока секретарь клацал кнопками, Хоук расхаживал по приемной. Почти наверняка вся информация Адмирала — сказка. Или наполовину сказка… А на которую из половин? Тем не менее, все вроде бы складывается, если допустить, что это правда. За исключением только пропаж людей — в зеленых извращенцев с далеких звезд Хоук не верил лет с шести.

— Айри на линии.

— Какие данные с далекого фронта?

— Никаких. Вояджер не отвечает. Стараемся его оживить. Но он же старенький, вообще удивительно, как он…

— А где другие берут информацию?! — взорвался Хоук.

— Ну… У каждого свои секреты… — Айри замялся, явно перебирая какие-то записи. — То, что нам удалось отфильтровать из потока, довольно противоречиво… Вроде как викинги все же уничтожили тот крейсер, что прыгнул от одной эскадры к другой. Но это не точно. И, вроде как, идет бой. Это в основном по данным Новой Македонии.

— Мышей не ловишь, Айри! — пригрозил Хоук. — Конец связи. И вот еще: впредь работаем по резервным каналам.

Когда он вернулся, Адмирал опять наполнял свой стакан. Вид у него был вполне умиротворенный.

— Ну? Понял, что я прав и пора начинать?

— Ведь так все было хорошо продумано… Мы должны были прийти на волне кризиса! А твои необдуманные ходы меняют все планы! Давай подождем хотя бы до завтра. Кончится Ассамблея, что-то станет яснее…

— Завтра может быть поздно. Что, если СПДЧ ударит первым? Свалят потом все на нас, победитель — прав. Я, кстати, уже объявил боевую тревогу по плану «Б».

Этот план мобилизовал стратегические силы Флота. Возвращались из автономных рейдов крейсера, расконсервировались дальние базы, командиры эскадр вскрывали секретные конверты. Колесо начало раскручиваться, и Хоук не имел над ним никакой власти.

— Я решил, что много шума поднимать не буду. Пока не посоветуюсь с тобой.

— Спасибо, дружище. — Хоук снова сел, попытался задуматься. Но мысли прыгали все вокруг да около разгадки. — Какую цель ты выбрал?

— СПДЧ, я же только что тебе рассказывал. План «Б», вариант два. Вообще наш удар может оказаться удачнее, чем я ожидаю. Все же информации я получил много, и по косвенным данным разведка всю ее подтверждает. Правда, сами эти парни из СПДЧ надеются, что удара не будет… Просили о мирном разрешении, о переговорах и все такое прочее… Но на войне как на войне. Их базы нам известны.

— Зачем им люди, Адмирал? Что за бред? Да и крейсера — зачем они инопланетянам, если у них есть лучшие технологии?

— Ну… Людей можно употреблять в пищу, это раз, — Адмирал загнул толстый палец, не обращая внимания на кислое лицо Хоука. — Люди могут быть их рабами, это два. Солдатами, это три. И мало ли что еще! Надо навестить их базу, тогда станет ясно. Только лететь туда долго, а викинги уже там. Вот поэтому надо договориться с викингами. Не думаю, что это сложно: у ребят флот в ужасающем состоянии, они отстали на века. Мы можем продать им кое-что. И Торговой Ассамблее не обязательно об этом знать. Вот только у меня там своих людей нет, значит, тебе карты в руки. Задействуй агентуру, предложи им… Ну, торпеды на пассивных нейтрино. Их обычно торпеды больше защитных экранов интересуют.

— Торпеды… — кивнул Хоук. — А почему бы и нет? Отступать, похоже, поздно.

Если сейчас не присоединиться к Адмиралу, он возглавит переворот лично и все погубит. Но перед этим уничтожит и Контору, и лично Хоука.


* * *

— Брат Торстейн, чем порадуешь?

— Я уже потерял или теряю прямо сейчас восемьдесят процентов вымпелов и пятьдесят процентов личного состава Великого Флота. — Торстейн Рыжий как мог бодро улыбнулся. — Радуйся, брат Харальд.

— Все к тому шло… Я связывался с Эскадрой Тира, дал им команду идти назад. Извини, что не посоветовался, но какая там, Йотунхейм, эскадра?! На ходу шестнадцать судов, и те едва ползают. Буксируют кое-какие части крейсера. Я, конечно, послал им навстречу пару нормальных кораблей, но и они доберутся не скоро. Раненых, опять же, надо выгружать на окраинных мирах, а шлюпок там нет…

— Не извиняйся, брат, я все понимаю. Хорошо уже, что они один крейсер оттянули на себя. Не понимаю только, зачем СПДЧ это сделали. И как его одолели — тоже не понимаю… Тут у меня просто фейерверк! Столько обломков… Надеюсь, они вредят не только нашим защитным экранам.

— Теперь у меня нет уверенности, что мы имеем дело с Соединенными Планетами Договора Честных.

Торстейн перестал улыбаться.

— Что ты сказал, Харальд?

— Я не уверен, что против тебя выступают крейсера Соединенных Планет Договора Честных. Все говорило за это, но теперь… — Харальд Толстый сделал паузу специально для Торстейна, чтобы тот успел переварить информацию. — В общем, у торгашей начинается большая буча. Они обвиняют друг друга во всех грехах. И насколько я их знают — а знаю неплохо! — СПДЧ действительно ни при чем. Мы будем еще работать, слушать их информацию по всем возможным каналам, но… Боюсь, ты столкнулся с чем-то совершенно иным. А СПДЧ тут, конечно, отметились, но в каком качестве… Локи меня побери, если я понимаю! Хоть бы крейсер посмотреть поближе…

— Неужели в Эскадре Тира не осталось специалистов?

— А они там были, Торстейн? Эскадра состояла из тех судов, что не смогли выдержать скорости Великого Флота. То есть преимущественно из дикарских, из Новых Миров. Плюс, а точнее минус, потери… Мы не можем разобраться ни с обломками, ни с трупами. Кстати, ты засекретил информацию об этих «тенях»?

— Конечно. Но кое-что успело уйти в общий эфир.

— Общий эфир?? — нахмурился Харальд.

— Брат, у меня тут бой! Сражение, ты понимаешь?! Люди гибнут тысячами, полная суматоха, все кричат в эфир, что Один на душу положит! Или ты просто не знаешь, что такое сражение?! — Торстейн много раз говорил себе: не допускай язвительности в адрес Харальда, не унижай этого труса. Себе дороже встанет. Но разве можно иногда удержаться? — Прости. Я хочу сказать, что не уверен в сохранности информации. Тем более, что у меня небольшое недоразумение вышло. Наш юный друг, высокий конунг Кетиль Флотоводец, изволил удрать с флагмана.

— Куда?!! — если Харальд и успел обидеться, то на время забыл об этом. — Как?!

— Я посылал бот с десантурой за теми пленными, их еще везла десантная баржа. Так вот, пленных я пока не получил. На барже, по сведениям, творится троллева каша, и тут же начался бой. Сейчас они идут к нам в обход, да еще на испорченном ускорителе. Будем встречаться за планетой, этой проклятой асами Хильд-Оск. А наш дружок Кетиль исхитрился как-то пролезть на борт этого десантного бота! Он там теперь, говорит с пленными. Мой человек сообщил, что парень намерен допросить их с помощью электричества.

— С помощью чего? — не понял Харальд.

— С помощью оголенных проводов. Я решил не запрещать — все равно все данные я получу. Только приказал не допускать убийства. Но там, на барже, такое творится… Что еще?!

Харальд видел, как конунг Торстейн выслушивает какого-то брата, шепчущего ему на ухо. Харальду было неприятно, он хотел бы знать все. Но что можно сделать на таком расстоянии.

«Как он сказал? Я не знаю, что такое сражение?! Вонючий рыжий гном!»

— Ну, что там у тебя? — жестко потребовал Харальд, когда викинг оставил в покое ухо Торстейна. В конце концов, Верховный Конунг в Союзе Свободных один. — Новости о Кетиле? Не придавай значения его похождениям. Мальчишка — это только мальчишка. Остальные «дети Хильд-Оск» у тебя?

— Да, маленький Гуннар и девка… — задумчиво ответил Торстейн, почесывая рыжую бороду. — Кетиль на «Атмосфере», они приближаются к планете без особых приключений… Мне доложили обстановку. Мы пока не смогли пробить защитных экранов крейсера. Он творит все, что хочет. Похоже на какой-то неиссякаемый источник энергии… Я ввел в бой наши главные силы, но что делать дальше… Думаю отдать флагманской группе приказ отступать.

— Ты это о чем?! — возмутился далекий от сражений Харальд. — Ему, должно быть, осталось совсем немного, этому крейсеру! СПДЧ не строит неиссякаемых генераторов! Бей, как эскадра Тира, и добьешься победы! У тебя гораздо больше сил, Торстейн!

— Тебе легко судить. Но мы имеем дело не с СПДЧ, ты же сам сказал… Логика врага может оказаться несколько… Нечеловеческой. Понимаешь, брат? Это все меняет. Мы ждали Большой Войны с одной стороны, а пришла она, быть может, совсем с другой. С помощью флагманской группы я могу надеяться хотя бы отбивать атаки этого крейсера, все же мы мощнее. А если кину ее в бой… С чем я останусь?

— Со своей доблестью, со своей честью, со своим местом в Валгалле, великий воин! — не смог удержаться от укола обиженный Харальд. — Или ты струсил, а, брат? Мне-то можно сказать?

— А не отсосал бы ты у Локи? Да заодно и у его собачки? Люди гибнут! Я обязан спасти хоть что-то от Великого Флота! Этот Крейсер ведет себя совсем не так, как тот, что бился с Эскадрой Тира! Меня провоцируют на увязывание в бою и уничтожение!

«Струсил, гном, — понял Харальд. — А так хорошо держался! Надо было послать кого-нибудь поглупее».

— Но пленные, Торстейн! Они крайне важны для всего Союза Свободных. Ты должен встретить эту баржу и хотя бы забрать для допроса пленных! Ты же сам сказал: у них сломан ускоритель.

— Работает на тридцать процентов мощности. И того не могут использовать, потому что гравитационная система шалит — их просто раздавит на тридцати процентах… — вяло подтвердил Торстейн. — Харальд, что там у торгашей?

— Ну, ты же знаешь, что их не понять. Ругаются. Вроде как Анаронская Республика гонит волну на СПДЧ. А те отмалчиваются… Не думай об этом. Надо уничтожить крейсер любой ценой, а потом побывать на планете. Там же город, ты не забыл? Его надо изучить! Ты посылал зонды?

— Конечно. Все, как говорил Кетиль. Я перешлю тебе позже их данные, но, вообще-то, там мало интересного… Какая-то раса построила там примитивное поселение, похожи на людей, вот и все. Техники никакой. Баз противника не обнаружено. — Торстейн нервно побарабанил по пульту пальцами. — У меня все увязаны в бой. Есть только «Атмосфера». Как нарочно — десантная баржа, несколько тысяч парней.

— Эй, эй! — Харальд Толстый был не готов к такому повороту. — Брат, ты сам говоришь, что у них много неисправностей!

— Высадиться на планету — в самый раз. Для этого ускоритель не нужен. Да и вообще будет как-то глупо добраться до планеты и не побывать на ней… Как-то так вышло, — мгновенно осознал свою вину Торстейн. — Враг напал неожиданно, а я не хотел провоцировать его нападение высадкой.

— Там Кетиль, — осторожно напомнил верховный конунг.

— Я ему доверяю.

Трудно было что-то возразить на прямую цитату из «Саги об Эйрике Властном». Когда надо кого-то послать на смерть, нужен человек, которому в самом деле можешь доверять. Харальд Толстый, отправляя во главе Великого Флота Торстейна, забыл об этом. Да и не на смерть он его тогда посылал…

— Все же попытайся добить этот крейсер. В любой момент обстановка может измениться.

— Мне доложат, — уклончиво ответил Торстейн. — А с «Атмосферой» — хорошая идея. Допрос все равно уже начался, а там мой человек. Я с ним на связи.

— Ему ты тоже доверяешь?

— До поры до времени — вполне. Пока «Атмосфера» получит приказ лечь на орбиту. Думаю, все, кто на борту, будут рады — я не могу сохранять в секрете ход сражения. Ты хоть можешь себе представить, сколько судов сейчас просят о помощи в открытом эфире?

— Могу, — соврал Харальд. — И все же я продолжаю верить в твою победу. Твою победу, конунг! Ведь Кетиль Флотоводец погибнет, по всей вероятности, раньше конца сражения…

— По всей вероятности. — Торстейн эту деталь ситуации еще не успел обдумать. — По всей вероятности… Но по той же вероятности, Великий Флот погибнет именно под его руководством. А я попытаюсь хоть что-то спасти.

— Попытайся спасти нашу победу. И, конечно, я надеюсь на своевременную передачу информации. О крейсере, о Хильд-Оск, о «тенях». Ты понимаешь, брат? Я верю в тебя.

— Ты доверяешь мне, — снова процитировал известную сагу Торстейн. — Спасибо. Надеюсь, на Ауд хорошая погода? Внуки не шалят, жена не вернулась с курорта? Вот и хорошо. Приятно, что у тебя все в порядке. Я, в свою очередь, надеюсь, что ты не будешь больше мне говорить «это СПДЧ», а потом — «скорее всего, это не СПДЧ». У тебя вся информация. Объясни мне, что происходит, и с кем я воюю.

— Ладно, ладно, угомонись… Мы работаем над этим. Все же не торопись удирать. Конец связи.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ Дело для десантной баржи

Кетиль не понимал, отчего боги против него. Он хотел обойтись без крови, разве это плохо? Разве даже могучему Тору это не нравится? Отец учил его иначе. Однако во всей башне Раз не осталось электричества — где-то сгорел единственный трансформатор, на котором все и держалось. Похоже, десантная баржа начала понемногу разваливаться. Если бы не боевая обстановка, Кетиль обязательно устроил бы расследование и казнил виновных. Скорее всего, обоих лейтенантов, распоряжавшихся башней. А заодно и этого наглого майора! Асы простили бы Кетиля, он был в этом уверен. Но пока… Пока надо было допрашивать пленных как-то иначе.

— Неужели никто из вас, десантников, не умеет вести допрос с применением физических методов?! — в который уже раз грозно вопросил он.

Майор Ивар Ярл вообще не взял на себя труд отвечать. Хроллауг Быстрый, вопреки прозвищу, не поспешил вызваться добровольцем, да и был он всего лишь «корабельным» воякой. Только Грим Щекастый, глядя в сторону, сказал:

— Допрос — дело для специалистов, брат конунг. Это же надо… Ну, в мозгах копаться. А я могу ее заставить сказать, что она мать своей мамы. Или дедушка своей бабушки. Толку-то? Устав велит мне проверять сказанное противником. Но если мы ни про «теней», ни про двигатели эти ничего не знаем… Как проверить? Только зря испортим материал. Да и оперативной срочности, как говорится, нет…

— А вот это не тебе судить! — Кетиль Флотоводец в который раз вызвал через прямую линию с рубкой Торстейна Рыжего, но опять не получил ответа. — Да что же там происходит?! Скоро артиллеристы наладят подачу питания? Это же их служба! Башня должна вести огонь! А капитан о чем думает? Этого капитана самого надо… под электричество!..

— Артиллеристы чинят запасной трансформатор. Это они так сказали. — Хроллауг Быстрый оказался рядом и изящным движением переключил переносной фонарь на меньшую мощность. — Вообще говоря, брат высокий конунг, это такие артиллеристы, что хорошо еще — НЗ не весь разворован… Я полагаю, стоит подождать.

Не прав был Торстейн, когда говорил Харальду Толстому: «Там мой человек». Ничьим человеком не был Хроллауг Быстрый, кроме как своим собственным. А потому предложение Торстейна Рыжего, который поддерживал с ним прямую линию связи, — хоть и тоже через рубку «Атмосферы» — помочь конунгу Кетилю с допросом, принял не слишком близко к сердцу. Хроллауг хотел как можно скорее оказаться на порядочном корабле, а ключом к этому были именно пленные, а вовсе не юный конунг. Пленные, которые скажут все, уже никому не нужны, поэтому с его точки зрения, допросу лучше всего было вовсе не начинаться.

— Нечего ждать! — угрюмо отрезал Кетиль Флотоводец. — Кусачки принесли?

— Ну зачем вам кусачки? — печально спросила Чиа. Когда чудесным образом электричество исчезло, ей удалось вернуть себе способность мыслить логично. Логика, впрочем, могла предложить только громоотвод. — Вполне достаточно всыпать Фингеру плетей или подвесить на дыбу.

Агент Ануш Фингер, прикрученный к соседней койке, зашелся в приступе кашля.

— Дыба не годится, моя дорогая, — скромно подал голос майор Ивар Ярл. — Ускорение корабля зависит от его маневров, и мы не знаем, в какую сторону и с какой силой будет свисать ваш дружок. Высокий конунг, у меня появились некоторые идеи. Позволь изложить?

— Излагай, только побыстрее. — Кетиль вертел в руках услужливо поданные Гримом Щекастым кусачки. Он-то полагал, что десантник сам этим займется… Да и в любом случае, за какое место и кого «кусать» — решать придется ему. От этого становилось не по себе, решимость понемногу испарялась. То ли дело электричество! Кажется, совсем недавно он и Торстейн с помощью пары проводов шутили над малышом Гуннаром. Все было так просто. — У нас очень мало времени.

— Я хочу сказать, высокий конунг… — Начарт, придерживаясь за намертво закрепленные койки, осторожно подобрался по стене к Кетилю и заговорил тихо. — Если перед нами враги, то кусачками мы немногого добьемся. Их же готовят, зомбируют… У торгашей много хитростей. Давайте выведем мужчину и дадим ему послушать вопли его подруги. Но не надо ее пытать. Я уверен, Чиа Риттер сама нам подыграет — она очень боится боли.

Конунг потер лоб — схема показалась ему слишком сложной. И все же, хоть кто-то, кажется, решил ему помочь.

— Подыграет?

— Я уверен. А тут и ей проверка — когда у мужчины развяжется язык, она или крикнет ему, чтобы он заткнулся, и тогда мы примемся за нее всерьез, или промолчит — значит, в самом деле никакого отношения к спецслужбам не имеет.

— Вот что… Я назначаю тебя ответственным за допрос, майор Ивар Ярл. Приступай. Я должен пройти к артиллеристам. А ты, брат Хроллауг, сообщай мне незамедлительно обо всем важном.

Конунг чувствовал, что сплоховал, все же проявил бесхарактерность, но отчего-то ему стало уж слишком противно, до тошноты. Человек из конвоя Начарта «Атмосферы» провел его на боевые места артиллеристов. Тут тоже горели лишь фонари. Пристегнутые люди сидели в креслах, свесившись почти под прямым углом, и негромко переговаривались. Башенный лейтенант, здоровяк Халль Богатый, отсутствовал — возился, наверное, с тем самым трансформатором. Зато в углу, полулежа на стене, пристроился уже известный Кетилю лейтенант Эйрик Пьяный. Завидев конунга, он попытался поставить на стол кружку и, конечно же, уронил ее на какую-то панель.

— Доложи обстановку, брат.

— Командир башни пытается восстановить подачу электричества.

— Так вы что же, совсем не можете вести огонь? Там обломки и… И прочее.

— Совсем не можем, — признался Эйрик. — Старик… То есть капитан баржи ведет судно в расчете только на башню Два. Он уже распорядился повесить нас с Халлем Богатым за яйца, как только отменят боевую тревогу. Но без электронной системы наведения мы никуда не попадем, при всем желании. Это же не из бластера по мишени, тут расстояния другие.

Рядовой с неприятным шрамом через все лицо захихикал. Конунг решил не обращать на него внимания.

— И когда, ты думаешь, энергоснабжение будет восстановлено?

— Думаю, через условный час! — как можно увереннее наугад предположил Эйрик. — «Атмосфера», вообще-то, довольно старая посудина… Но Халль Богатый прикладывает все усилия. Электрики — с ним, мы ждем дальнейших распоряжений.

— Скель и Гети… — вздохнул Кетиль. Получалось, что теперь ему пора отправляться обратно, а значит, руководить допросом самому. — Как там бой?

— Несем потери. «Атмосфера» сейчас отдаляется от сражения, мы приближаемся к планете.

— Хильд-Оск?!

— Ну… Конечно. — Эйрик даже покосился на Ари Шрама — неужели конунг не знает, о какой планете речь? — Ложимся на орбиту в ожидании дальнейших распоряжений.

— А где флагманская группа? — Кетиль нахмурился: Хроллауг ничего ему не передал, хотя обязан был следить за всем происходящим с Великим Флотом. — Когда мы их встретим?

— Не знаю, брат конунг.

Эйрик опять посмотрел на Ари, а тот снова хихикнул. Таблеток они уже проглотили штук по пять. Прямо на виду у перепуганных дикарей-сослуживцев. Те, кстати, оказавшись в темноте, повели себя на удивление тихо — наверное, ощутили наконец приближение конца.

— Очень хорошо.

Кетиль не нашелся, что сказать еще, и, перебирая руками по закрепленным на стене аварийным свайкам, отправился к выходу. Он чувствовал себя маленьким, ничего не умеющим и никому не нужным. Но дойти не успел: в наушниках конунга, как и каждого, находившегося на «Атмосфере», послышался голос капитана.

— Всем! Согласно приказа, поступившего от высокого конунга… — Капитан вспомнил, что Кетиль у него на борту и негромко выругался. — В общем, «Атмосфера» получила боевое задание. Тот балласт, которым набиты наши трюмы и который почему-то называют десантом, будет наконец-то сброшен. Режим выброски — атмосферный. Подготовить боты, раздать оружие. Командирам десантных групп получить задание по особо выделенному каналу. А остальным — срочно принайтовить все, что еще не принайтовлено! Мы войдем в плотные слои приблизительно через половину условного часа. Начарт! Срочно свяжись со мной!

Высокий конунг тяжело вздохнул. С кораблей флагманской группы, где хорошо обученный экипаж действует строго по уставу, где лейтенанты не ходят пьяными, а электричество не пропадает вдруг и навсегда из-за какого-то единственного трансформатора, Великий Флот виделся ему иначе. А тут и капитан какой-то… Вроде конунга Бьяртмара Беспалого. Наверно, и пьет так же.

— Я могу поговорить с капитаном?

— Конечно… Только у меня нет прямой связи с ним. — Эйрик, развел руками и едва не упал, балансируя на неровной стене. — Извини, высокий конунг, ускорение все время чуть меняется. Попробуй поговорить через Начарта, Ивара Ярла. У него прямая связь есть.

Выругавшись про себя, Кетиль продолжил путь в кубрик. Может быть, хоть с допросом что-то получилось? Но он знал: конечно же, нет. На десантной барже «Атмосфера» вообще ничего не может получиться. Хроллауг Быстрый между тем встретил его уже в коридоре. На лице у Хроллауга была написана нешуточная тревога.

— Ты слышал, высокий конунг? Торстейн Рыжий посылает «Атмосферу» на десантирование!

— Надо — значит надо. Это же десантная баржа. — Кетиль протиснулся мимо удивленного Хроллауга и похлопал по стене, привлекая внимание Начарта. — Брат майор! У меня нет корабельной связи. Могу я поговорить с капитаном через твой канал?

— Конечно, конунг…

Начарт стоял возле койки, к которой уже довольно давно была привязана пленная. Появление конунга явно прервало их разговор.

— Ты начал допрос по своему плану?

— Не успеть, — мотнул головой Ивар Ярл, снимая наушники и передавая их Кетилю. — Когда войдем в атмосферу, то нашу «Атмосферу» начнет трясти так, что ни о каком допросе речи уже не будет. Пора пристегиваться.

— Как мне поступить? — Кетиль неловко надел наушники поверх собственных.

— Позывной шесть, капитан должен ответить. Только скажи сразу, что это ты. А то он будет употреблять очень нехорошие слова. Я ведь отвечаю за эту Башню тоже…

Капитана удалось дозваться не сразу- не подозревая, что с ним хочет поговорить не майор, а сам высокий конунг, Старик сперва окончил раздавать подчиненным «плюхи» и распоряжения. Касались они в основном команды — очень уж хотелось капитану, чтобы баржа смогла не только войти в атмосферу планеты Хильд-Оск, но и вырваться обратно в космос. Увы, он лучше всех понимал, что шансы примерно равны. Не только Башня Раз, но и многие другие отсеки корабля испытывали трудности с энергоснабжением. «Атмосфера», кажется, решила просто развалиться, выбрав для этого самый подходящий момент.

Наконец капитан ответил.

— Что, гном, ты еще не повесился от позора? Или вы наконец-то починили хоть что-то?

— Это Кетиль Флотоводец, брат капитан. Я прошу доложить мне обстановку. Что конкретно приказал Торстейн Рыжий, каковы его планы?

Капитан помолчал, беззвучно шевеля губами. Употребив таким образом десяток любимых ругательств, он достаточно остыл, чтобы говорить вслух.

— Прости, мой конунг. «Атмосфере» приказано выбросить десант на планету в районе обнаруженного города. Я запрашивал о космическом десантировании, но ввиду важности операции, мне в этом отказали. Мы войдем в атмосферу, пройдем над городом и сбросим боты с мясом.

— С каким мясом?.. — несколько ошалел конунг.

— Прости. С десантом. Выброска в три этапа, по полторы тысячи штыков. Две группы оцепят город, третья постарается высадиться непосредственно в нем и полностью его захватить. После подавления сопротивления, десантники развернут оборону захваченного плацдарма. Отдельный батальон, захватив пленных и… Ну, что сочтут нужным их офицеры, стартует с поверхности на ботах и либо выйдет на орбиту, где их подберет «Атмосфера», либо попадет на борт любого другого судна любым предусмотренным Уставом Флота образом.

— Какого еще другого судна?

— Ну, говоря откровенно, мой конунг, я не уверен, что старушка «Атмосфера» перенесет это приключение. Возможно, нам придется сесть, а тогда… Взлететь мы уже не сможем. Потребуется капитальный ремонт.

— Но Торстейн… Что говорит конунг Торстейн, каковы его планы?

— Я не знаю, высокий конунг. Флагманская группа пока не вступала в бой — вот все, что мне известно.

— А как вообще протекает сражение? — рассеянно спросил Кетиль, обдумывая услышанное.

— Все по-прежнему.

— Спасибо, брат капитан. — Кетиль вернул майору наушники и обернулся к Хроллаугу: — Немедленно свяжись с флагманом! Мне нужно поговорить с Торстейном Рыжим немедленно, это приказ!

— Я постараюсь, — не слишком по Уставу вздохнул Хроллауг Быстрый. — Но пора пристегиваться. Говорят, будет сильно трясти.

— Думай о моих приказах, а не о безопасности, викинг!

В этот момент Кетиль говорил не совсем самостоятельно: он просто повторил одно из любимых выражений Бьяртмара Беспалого, своего первого конунга. Хроллауг тут же запросил связь с флагманом, но при этом не забыл улечься на койку и одной рукой пристегнуть себя — кресел в кубрике просто не было. Хроллауг и сам был бы не прочь узнать, что замышляет Торстейн, тем более, что подозрения на этот счет у него были самые печальные. Однако за последний час конунг ни разу не отозвался, хотя сам же приказал поддерживать с собой прямой контакт.

— Тишина, — наконец сообщил Хроллауг юному конунгу. — Нет ответа.

— Может быть, сигнал не доходит до флагмана?

— Доходит. Но Торстейн не отвечает. Я думаю… — Хроллауг изобразил толику смущения. — Я думаю, высокий конунг, в такой странной ситуации барже не стоит выполнять задание без еще одного согласования. Может быть, ты прикажешь капитану пока остаться на орбите?

«Приказать капитану» — это и в голову не приходило Кетилю. Распоряжаться людьми рядом с собой он худо-бедно научился, но командовать кораблем… Да еще отменить высадку на Хильд-Оск! Наверняка эта операция имеет большое значение в планах Торстейна, а ведь именно он командует Великим Флотом. Кетиль именуется высоким конунгом лишь номинально. Но это как раз было самым обидным… И все же струсить Кетиль не мог.

— «Атмосфера» выполнит полученный приказ.

— Но пленных мы в таком случае не допросим…

— Допросим после высадки десанта. Или по дороге к флагману.

Чиа, слышавшая все разговоры викингов, старалась расслабиться. Каждый мускул должен быть мягок и податлив — в спокойном теле спокойный дух. Хватит уже истерик. Вот ведь противный мальчишка этот их «высокий конунг» — чуть что, за провода хватается! А как раз электричество очень опасно… Конечно, кусачки ничуть не лучше, но ведь от ударов током Чиа имеет все шансы сойти с ума, так велик выработанный страх. После того как Джек Суотер выудил из нее номера счетов, Чиа довольно долгое время не могла сама даже к выключателям прикасаться. Лечилась у специалиста, кое-как справилась с «электробоязнью», но вот теперь будто и не бывало того лечения. Мышцы не хотели расслабляться, не хотели дать позволить успокоиться разуму. Викинги — странные, странные типы… Вроде бы и не страшные, простак на простаке, но при этом порой так странно себя ведут, что положение становится еще хуже. Что с беднягой Анушем, где он? Чиа скосила глаза и увидела пристегивающегося к койке майора Ивара Ярла. Этот казался ей умнее других, да к тому же, кажется, неплохо относился к Чиа. Неужели удалось зацепить?.. Чиа почти не помнила общения с ним. Чем-то напоили.

— Майор! — негромко позвала она. — Господин майор! Как мне доказать конунгу, что я ничего не знаю, кроме того, о чем уже рассказала?

— Никак! — весело отозвался Начарт, который только что получил от Старика извещение о разжаловании в лейтенанты. — И он прав: информацию надо бы получить немедленно. Ты можешь знать что-то важное, то, что в состоянии изменить положение.

— Но я не знаю!

— Жаль. Но конунг должен быть уверен.

— А вы мне верите? — Чиа постаралась улыбнуться как можно жальче, даже пустила слезу.

— Скорее да, чем нет, — вполне дружелюбно улыбнулся в ответ Ивар Ярл. — Ты не бойся, может еще ничего и не будет. Мы входим в атмосферу, как ты слышала, а для нашей баржи это смертельный номер.

— Спасибо на добром слове! Баржа может погибнуть?

— Конечно. И мы все — вместе с ней. Тогда и переживать ни к чему. Кстати, куда ты попадешь после смерти согласно своей вере, сестра?

— Никуда. — Чиа поняла, что добиться от собеседника больше ничего не сможет. — Я даже не знаю, во что верила моя мать. Наверное, ни во что. У нас это неважно.

— Очень плохо… — Начарт тоже помрачнел. — Очень плохо ни во что не верить. Сейчас на «Атмосфере» тысячи людей вспоминают о вере, и им становится легче. Но ты не грусти: раз уж летишь с нами, то имеешь все шансы оказаться в Валгалле. Правда, женщины там не сидят за столом, а разносят еду и выпивку, в перерывах ублажая героев. Но это не так уж плохо, как ты думаешь?

— Всегда мечтала стать гурией. Прямо с детства.

— Какой еще гурией? — не понял шутки Ивар Ярл. — В Валгалле твоими подружками возможно станут валькирии, а никакие не гурии. Вот тут я тебе не завидую: серьезные, драчливые бабы…

— Лучше скажите, как там мой приятель, агент Фингер?

— Фингер?.. — По лицу Начарта Чиа поняла, что он про него просто забыл. — У него странная особенность — оказываться вечно никому не нужным. Лежит пристегнутый в соседнем кубрике, с ним парочка моих людей — чтобы не сбежал, как в прошлый раз. Кстати, он в самом деле агент?

— Всесторонне подготовленный, — криво улыбнулась Чиа. — Сами видите: из-под стражи бежит, на допросах ведет себя гордо, да еще оказывается никому не нужным. Это, наверное, тоже следствие его подготовки.

— Возможно… — Начарт всерьез задумался. Однако тут же улыбнулся. — Да какая разница! Даже если сбежит, ему некуда деваться на нашей барже. И до рубки агент Фингер не доберется со всей своей сверхподготовкой. Знаешь, почему, сестра? Потому что у нас половина отсеков перекрыта по приказу капитана, а те, где автоматика выведена из строя, полны озверевших от безделья и страха десантников. Я сам никуда не смогу дойти — разве что с боем прорвусь.

— Весело у вас.

— Это точно… — Вот тут Ивар Ярл помрачнел всерьез. — У вас иначе?

— Не могу себе представить такое судно во флотах Старых Миров.

— Торгашеских миров… — вяло поправил ее бывший майор. — Было бы любопытно посмотреть на ваши флоты. Но боюсь, уже не придется. Как ты думаешь, с кем мы воюем?

— Откуда мне знать? — Чиа поерзала, устраиваясь удобнее. — Если не с СПДЧ, то с кем-то другим. С инопланетянами, может быть.

Начарт посмотрел на Чиа как-то странно, и ей это не понравилось. Нет, поняла она, рано называть Ивара Ярла другом. Несмотря на вроде бы откровенную трепотню, он тоже не спешит ей верить.

— Капитан говорит, что в атмосферу войдем через три-пять условных минут, начинается торможение.

Чиа и сама это почувствовала. Баржа начала мелко, пока еще незаметно вибрировать. Остатки искусственной гравитации еще сдерживали ускорение, но ремни все сильнее давили Чиа на грудь. Понемногу нарастал грохот, и откуда он брался, Чиа и вовсе не могла понять — ведь это же космический корабль, а не рейсовый наемный кар!

— Хроллауг! — перекрывая шум, закричал где-то рядом конунг. — Хроллауг, Торстейн Рыжий так и не ответил нам?!

— Нет, мой конунг! Но я говорил с каким-то братом в рубке, похоже, флагманская группа уходит от места боя! — В голосе Хроллауга Быстрого нарастала паника. — Если они уходят, «Атмосфере» со всеми поломками их не догнать!

— Это точно?! — Кетиля Флотоводца было уже почти не слышно. — Точно, что они уходят?! Спроси еще раз от моего имени!

— Связь разорвалась, мы в атмосфере! — Это было последнее, что смог сказать Хроллауг Быстрый — грохот стал невыносим.

Конечно, он уже пользовался именем высокого конунга с самого начала. Единственным шансом выжить было вернуться на флагман, в возможность уцелеть на «Атмосфере» Хроллауг просто не верил. Если бы не желание выслужиться, если бы не тайный от Кетиля приказ Торстейна… Хроллауг Быстрый покачал головой: перехитрил сам себя! Теперь получить повышение можно разве что посмертно. В наушниках кто-то вел отсчет для отстрела первой группы ботов, на втором плане еще один незнакомый брат называл цифры. Слышно было очень плохо, и Хроллауг так и не понял, что это — скорость баржи или расстояние до поверхности.

Трясло все сильнее, где-то в переходах башни Раз что-то с грохотом рухнуло. «Небось, что-то, связанное с героической работой Халля Богатого», — подумал Начарт и был прав. Почти установленный запасной трансформатор рухнул и раскололся, потому что бойцы, которым башенный лейтенант приказал его закрепить, убежали пристегиваться, так и не выполнив толком работу.

Баржа потеряла часть стабилизаторов еще в верхних слоях атмосферы. Вместе с ними корабль расстался и с частью маркеров силовых экранов. Ругань капитана не помогла, а отстрел первой партии ботов вдобавок бросил неустойчивую «Атмосферу» вниз на полкилометра. Пытаясь исправить траекторию, автонавигатор включил маневровые двигатели и немедленно отвалилось одно из восьми крыльев.

«Йотунхейм!» — подумал капитан и дал команду на отстрел сразу всех оставшихся ботов с десантниками.

Только это уже не могло помочь.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ Последние с «Атмосферы»

Башня Раз не собиралась пережить «Атмосферу» и тоже старалась развалиться. Блоки плясали, будто живые, стремясь выдавить заклепки. В щели проникали потоки воздуха и безжалостно рвали поношенную резину, нарушали герметику отсеков. Мигали аварийные лампы, питающиеся от полуразряженных, старых конденсаторов, автоматические герметизаторы расходовали запас жидких, быстро схватывающих трещины материалов.

— Конец нашей калоше! — кричал, едва сдерживая тошноту Эйрик, и Халль Богатый, похоже, читал его слова по губам. По-крайней мере, все время кивал. Или это от тряски? — Зря ты нацепил парадку! Парада не будет, даже последнего!

Кто-то толкнул его в плечо. Эйрик обернулся и увидел перекошенное то ли от страха, то ли от освещения лицо Ари Шрама. Ари зачем-то снова ударил лейтенанта кулаком.

— Совсем рехнулся, тролль! — Эйрик поймал кулак викинга, и тот вроде бы начал разжиматься. Таблетки! Лейтенант, как мог, принял дар, хотя половина, конечно же, разлетелась по отсеку. Не глядя сунул таблетки в рот, который тут же наполнился смесью горечи и сладости. Тошнота отступила.

«Мы забыли принять положенные таблетки от тошноты! — вдруг вспомнил Эйрик. Стало смешно. — Вот вояки! Просто забыли. Хотя, осталось ли хоть что-то в нашем НЗ? Давно туда не заглядывал. Теперь поздно! Все поздно!»

— Валгалла ждет своих бойцов! По восемьсот мы выйдем из Асгарда, когда протрубит в рог наш повелитель! — запел Эйрик и Ари, насколько лейтенант понимал, принялся невнятно подтягивать. — На радужном мосту мы примем бой!!

Пронзительный писк, перекрывший даже грохот гибнущего в атмосфере корабля, испортил песню. Халль замахал руками, одновременно отстегиваясь.

«Рехнулся? — подумал Эйрик. — Ему башку разнесет о переборки!»

Остальные пристегнутые к креслам и совершенно бесполезные в данном положении артиллеристы тоже с изумлением смотрели на командира. А тот все махал рукой, призывал к чему-то. Потом добрался до шкафа со скафандрами, раздвинул со второй попытки створки.

«Пищит система безопасности! — сообразил наконец Эйрик и тоже принялся расстегивать ремни. — Герметизаторы не справляются, давление падает. Воздуха скоро не будет совсем!»

Он ударил Ари по щеке, показал на шкаф. Тот закивал и тут же отвесил оплеуху сидевшему слева от него Ингольву Рябому. Втроем, цепляясь друг за друга, они добрались до Халля, помогли командиру первому забраться в скафандр. Сделать это в одиночку было просто невозможно при такой тряске. Хорошо хоть, с гравитацией все устроилось: искусственная система была полностью отключена, «Атмосфера» отдалась во власть планеты Хильд-Оск. Самой дальней планеты викингов.

Остальные викинги тоже поняли, что происходит, потянулись к шкафу. Халль отталкивал их, посылая прочь из отсека: в Башне Раз скафандров много, но вот здесь только шесть. Его не слушали, люди понемногу затевали драку. Ари и Ингольв помогли Эйрику, тот сразу закрепил шлем и занялся друзьями. Да, эти двое успели стать его друзьями, а лейтенант и не заметил…

— Эйрик, еще два скафандра в шкафу, а эта свора просто не даст никому их надеть! Помоги же мне! Вытолкнем их из отсека, пусть там оденутся!

Теперь лейтенант слышал непосредственного командира, хоть и сквозь проникающий в шлем грохот. Халль Богатый пытался отбиться от наседающих на него артиллеристов.

— Бесполезно, брат! — Эйрику немного мешали говорить таблетки. — Все бесполезно! Да и нам скафандры не помогут!

— Помоги мне, это приказ!

Халль отцепился от шкафа и, орудуя обеими руками, на миг расшвырял нападавших. Однако тут же сильный толчок отбросил башенного лейтенанта к противоположной переборке. Эйрик, помогая закрепить шлем Ингольву, который в свою очередь одной рукой застегивал скафандр на Ари Шраме, вдруг вспомнил, что он тоже офицер.

— Башня Раз, слушай меня! Приказ по башне Раз! — Эйрик включил общую связь. — Надеть скафандры! Всем надеть скафандры!

— Поздновато приказываешь, гном! — послышался спокойный голос Начарта. — Мы уже облачились в доспехи для последней битвы богов. Иди в шлюз — парни не могут справиться с воротами. Куда тут ломом надо упираться, тролль тебя сожри?!

— Вот и я в бою на что-то сгодился! — не слишком трезво заржал Эйрик. — Иду, брат майор! То есть… А, ладно! Халль! Мы идем к шлюзу, Халль!

— Зачем?.. — оставив попытки упорядочить хотя бы свалку у шкафа со скафандрами, башенный лейтенант продрался к выходу из отсека. Командовать артиллеристами, не надевшими шлемы, он не мог: им просто ничего не было слышно. — Разве был приказ покидать корабль?

— Не знаю, попробуй связаться со Стариком. А нами пока командует Начарт. Все равно огонь вести не можем, чего тут торчать?

Вчетвером они, спотыкаясь и поддерживая друг друга, прошли по переходам Башни. Башня и в самом деле разваливалась, даже аварийные свайки вываливались из переборок, оставались в руках. У самого шлюза их немного задержали люди Начарта, конвоировавшие пленных.

Их тоже успели одеть в скафандры, что довольно-таки удивило Эйрика.

«Наверняка Ивар Ярл распорядился. Или сам конунг, — подумал лейтенант. — А вот наши артиллеристы совсем расклеились, никого не видно…»

Он был прав: артиллерийский взвод оказался совершенно не готов к катастрофе. Халль сунулся было в один из кубриков, но тут же захлопнул люк — уже одни трупы. Башня Раз теряла воздух.

В шлюзе, против ожиданий Эйрика, никакой толкотни не было — почти весь конвой, сопровождение конунга, сам Начарт уже ждали в боте.

— Эйрик, гномья отрыжка, где же ты?! Счет пошел на секунды, помоги парням открыть ворота!

Одну створку конвойным как раз удалось отодвинуть, и тут же поток ворвавшегося воздуха унес прочь бойца. Остальные вцепились кто во что мог.

— Я помогу! — махнул Халлю Эйрик. — Лезьте в бот, пока есть место!

Вот и тросы, все как положено. Надо же было головой думать! Эйрик пристегнул карабин и подошел к воротам. Там, внизу, между облаками виднелась поверхность планеты Хильд-Оск. Леса, широкие поляны, вот блеснуло зеркало то ли реки, то ли озера…

«Если „Атмосфера" продержится еще минуты три, есть шансы спастись!» — сообразил Эйрик и вырвал у ближайшего викинга лом.

Надежда придала сил. В несколько приемов откатив створку, Эйрик махнул конвойным Начарта: в бот! Помогая друг другу, они добрались до распахнутого люка. В самый последний момент башню Раз, будто на прощание, сильно тряхнуло. Шлюз накренился, бот поехал по железной полосе прямо на викингов.

— Да прыгайте же!! — Начарт высунулся и втащил в бот одного из своих людей. — Эйрик, не отставай!

А лейтенант чуть было и в самом деле не отстал: забыл о пристегнутом карабине. Вот было бы весело, выдерни его трос прямо из открытого люка в тот самый момент, когда влекомый силой притяжения Хильд-Оск бот в буквальном смысле вываливался из шлюза.

— Все! — гаркнул Ивар Ярл, захлопывая люк. — Прощай, «Атмосфера»!

— Старик только что дал приказ об общей эвакуации! — крикнул Халль из глубины бота, ни к кому конкретно не обращаясь. Ему нужно было оправдаться за бегство перед самим собой. — Экипаж десантируется.

— Поздно! — отрезал Ивар Ярл. — В таких случаях сматываться или рано, или уж сразу поздно. Эй, кто за штурвалом?! Отваливаем подальше от баржи, а потом ищи город и десантные боты. Может, Один нас еще спасет.

— Больше надеяться не на кого, брат. — Кетиль Флотоводец решил напомнить Начарту о себе. Все же конунг здесь — именно Кетиль. — Подтверждаю твой приказ. Грим Щекастый, ты часто водил боты в атмосфере?

— Приходилось, — мрачно ответил командир десантников, подозревавший, что его подчиненные покинуть баржу не успеют. — Я сейчас ухожу вниз и разворачиваюсь… Все!

Спросить Грима Щекастого, что именно «все», никто не успел: взрывная волна швырнула бот на несколько сот метров вперед и вниз. «Атмосфера», которую капитан все же пытался поднять повыше, взорвалась.

— Баки маневровых двигателей, — пояснил Ивар Ярл, разглядывая на экране растущее огненное облако. — Топливопровод лопнул, или даже просто… Да что уж теперь. Хоть один бот успел уйти, кто-нибудь заметил?

— Кто-то успел, почти… — пробормотал Грим, выравнивая бот. — Почти, но не успел. Их, наверное, смяло взрывом. Никого не вижу. Мы одни.

— Надо бы противозенитные маневры выполнять! — спохватился не к месту Халль Богатый.

— Здесь нет ПВО, — отрезал Ивар Ярл, бывший майор и теперь уже бывший Начарт десантной баржи. — Неоднократно подтверждено зондами.

— А если все-таки есть, то одинокую цель без поддержки сверху они уничтожат без проблем, — поддержал его Грим Щекастый. — Топлива немного, полеты в атмосфере — дело затратное…

Эйрик молча кивал. Высадка десантных ботов сопровождалась одновременным сбросом тысяч ложных целей с баржи. Теперь же никакие маневры не имели смысла, экономия топлива превыше всего.

— Я вижу город, — продолжил Грим. — Пройти над ним?

Наступила тишина. Кетиль понял, что теперь все ждут его команды.

— Насколько я понял, план высадки изменился и весь десант сброшен за городом. Да, я думаю, нам лучше пройти прямо над ним. Угрозы быть не должно, а топливо сэкономим.

«Соображает пацан, — подумал Эйрик и проверил наружное давление. — Норма, состав воздуха пригоден… Прививки только давно не делали. Кто ждал высадки? И все равно лучше бы Ивар Ярл взял команду на себя. Какая разница, что он больше не майор? Кто об этом вспомнит?»

Но на экране уже был город. То ли вражеский, то ли нейтральный… Эйрик помнил, что население здесь удивительно похоже на людей. Само по себе редкость: викинги часто встречали «полуразумные», как было принято их называть, расы, но никогда человекоподобные. Встречи не афишировались — добираясь до новой планеты, колонисты первым делом разбирались с потенциальными конкурентами. Как правило, от них не оставалось ничего. Таков закон выживания: если у планеты новый хозяин, который собирается размножиться и заселить новую территорию, прежним хозяевам лучше уйти сразу. Очень редко «полуразумных» использовали в хозяйственных целях, однако это порой приводило к проблемам. Понять чужаков невозможно, а их атака, хоть и безнадежная, всегда окажется неожиданной и нечеловечески жестокой. Торгаши, насколько знал Эйрик, устроили на нескольких планетах настоящие заповедники, возили туда туристов. Однако эти расы стояли на крайне низком уровне развития, и именно на этом уровне, как понимал лейтенант, их и собирались оставить навсегда. Слуги корпораций действуют не как свободные викинги, но не менее беспощадны к опасным чужакам.

— Человекоподобные… — вслух прошептал Эйрик, увидев первые дома.

Одноэтажные, двухэтажные. Окружены прямоугольными лоскутами возделанных полей и огородов. Заборы, колодцы, желтые линии проселочных дорог.

— Фермеры! — шумно возрадовался Халль Богатый, будто увидел внизу покинутую родину. — А где же поля? Мы над лесом шли…

— Вот, под нами поля, — пояснил Ивар Ярл. — Маленькие у них поля. Техники нет.

— А как же… Ага! — понял Халль. — Вон, вон люди!

— Да не люди это! Чужаки. Но похожи… По зондам-то многого не поймешь… — Ярл крутил настройки экрана. — Дети, что ли?

По дороге, поднимая босыми ногами пыль, мчались двое пацанов лет двенадцати. Они то и дело задирали лица к небу, наверняка разглядывая обгонявший их бот. Это были люди!

— Еще! — Хроллауг Быстрый прильнул к другому экрану. — Бабы вроде как на огороде… О, услышали нас! Побежали!

— Мужик на… Лошадь, что ли, такая? — крикнул один из конвойных Начарта. — У него оружие!

Оружие у чужака оказалось самое примитивное: лук и стрелы, что-то вроде короткого копья. Он погонял рогатое животное, довольно быстро двигаясь к городу. Там, впереди, дома стояли плотнее, их окружал высокий забор. С бота были хорошо видны дощатые тротуары и стоящие на них люди. Мужчины и женщины, многие с оружием, некоторые в чем-то вроде…

— Латы! То есть… — Хроллауг напряг память. — Кирасы! И шлемы! Они тут воюют с кем-то, наверное!

— Город на планете только один, — заметил Кетиль. — Правда, в океане могут быть другие расы… Но до океана отсюда далеко.

— Река?.. — неуверенно предположил Эйрик.

Однако речушка оказалась неширокой, через нее жители перебросили несколько мостов. Вот и лодки, в них рыбаки с удочками — непохоже, что боятся подводных жителей.

— Для борьбы с хищниками железные кирасы не нужны, — уверенно сказал Хроллауг. — Я изучал в университете «Начала Древних Цивилизаций». Кирасы — только для войны, от стрел.

— Тут, возможно, все иначе… — Кетиль не знал, что еще сказать. — Грим! Город кончается. Есть впереди боты десантников?

— Пока не вижу. Лучше пролетим дальше, все равно на взлет топлива не останется. — Грим Щекастый чуть увеличил скорость. — Предлагаю уйти подальше от города и занять круговую оборону вокруг бота. Десантники сами сюда доберутся.

Никто не возразил.

«Может быть, это все-таки люди, а не чужаки? — подумалось Эйрику. — Тогда мы могли бы с ними договориться, жить вместе, ждать прилета наших. Ведь должны викинги сюда вернуться, обязательно должны! Несколько лет… Огороды… Тоска здесь, должно быть, посильнее, чем на "Атмосфере"».

— Если чужаки привыкли воевать, то, скорее всего, атакуют и нас, — прервал его благостные размышления Кетиль, сын первопроходцев. — Ответный огонь открывать только по моей команде. Лейтенант Ивар Ярл, кто командует десантниками? Я имею в виду — всеми группами.

Прежде чем ответить, новоиспеченный лейтенант провел руками по скафандру, будто оправляя обмундирование. Притихли парни из конвоя бывшего Начарта: их командира решил поставить на место высокий конунг.

— Насколько мне известно, полковник Торвард Высокий. Надеюсь, во время высадки с ним ничего не приключилось.

— Я тоже на это надеюсь, да помогут ему Тор и Бальдр. Однако поскольку у десантников есть своя задача, а у меня недостаточно боевого опыта, я поручаю общее планирование тебе, брат Ивар. Все важные решения ты, конечно, должен согласовывать со мной. В виду важности порученного тебе дела, я присваиваю тебе звание полковника.

Ивар Ярл опустил голову, не зная, что и сказать. Мальчишка вел себя нагло, открыто… В самом деле считает себя хитрецом или действительно не глуп?

— Благодарю тебя, мой конунг.

— Далее я возлагаю оперативное руководство нашей группой как боевой единицей на Грима Щекастого. Люди из конвоя Ивара Ярла и артиллеристы переходят под его команду. Хроллауг Быстрый остается моим советником и ответственным за связь с основными силами. Когда я смогу поговорить с флагманом?

— Нам нужно сесть и развернуть атмосферную антенну, — Хроллауг, погруженный в свои мысли, даже пожал плечами. — Дальше все будет зависеть от погоды, состояния аппаратуры, положения флагманской группы… Возможно, баржа оставила на орбите спутники связи — тогда все будет просто.

— Ищи эти спутники. — Кетиль прокашлялся. — Да, и конечно, нам надо связаться с десантом. Что там, Грим?

Десантник снижался, под ботом стелилось поле.

— Я думаю, пора садиться. Дальше начинается лес, а мы не знакомы с животным миром Хильд-Оск. Здесь поставим экраны и будем ждать основной группы.

Спустя несколько секунд Грим резко задрал боту нос, выключил двигатели и аккуратно посадил машину на одних защитных экранах. Подчиняясь его коротким командам, бывшая охрана бывшего Начарта высыпалась в люки и залегла под опорами. За ними нерешительно выбрались менее подвижные артиллеристы. Грим покинул бот последним и первым делом поднял забрало шлема.

— Дышать можно. О случаях недомогания немедленно докладывать, ресурсы скафандров экономить.

Прежде чем последовать его примеру, Эйрик еще раз посмотрел на приборы. Да, состояние внешней среды вполне удовлетворительное, а запасов кислорода надолго не хватит. И все же стоило бы воспользоваться респираторами… Но приказ есть приказ.

Кетиль и полковник Ивар Ярл выбрались через нижний люк, оказавшись непосредственно под ботом. Хроллауг остался внутри, занимаясь разворачиванием антенн.

— Здравствуй, Хильд-Оск! Долог был мой путь! — Конунг поцеловал землю своей планеты. — Этот город будет носить имя Бьяртмара Беспалого!

Ивар Ярл смущенно отвернулся. Что поделаешь, ребенок колонистов. Старший сын, отправившийся с одной неосвоенной планеты на другую. Чтобы хоть чем-то заняться, полковник подтянул поближе к себе связанного Ануша Фингера и снял с него шлем.

— Как самочувствие?

— Не жалуюсь! — гордо сказал агент. — Чиа, они пытали тебя?

Чиа Риттер тоже спустилась вниз. Она впервые в жизни оказалась на свежевспаханном поле и теперь задумчиво ковыряла землю пальцем.

— Нет, Фингер, со мной все хорошо. Господин Ярл, отчего погибла баржа?

— От старости, — откровенно ответил полковник. — В юности она часто занималась такого рода десантированием, износилась… Потом лет шестьдесят болталась на орбите. Нельзя было входить на таком корабле в плотные слои. Да еще после такого перехода — половина систем сбоила.

— И что же, все погибли?

— Похоже, что все, кроме нас и десанта. От взрыва сдетонировали и ускоритель, и антиграв… — Ярл решил, что уже достаточно удовлетворил любопытство Чиа. — Скажи-ка, сестра Риттер, ты ничего нового не вспомнила? Мы теперь на территории врага, в отрыве от основных сил и должны быть предельно откровенны.

— Да я бы с радостью… Но я была откровенна с самого начала.

— А ты, брат Фингер?

— Я не буду с вами разговаривать.

— Хорошо, но в качестве бессловесной скотины ты нам пригодишься разве что для переноски грузов. Жди, пока понадобишься.

Ивар Ярл хотел было забраться обратно в бот и поговорить с Хроллаугом, но тот сам свесил вниз голову.

— Мой конунг, сюда движутся аборигены! Четверо, на тех же животных. Все вооружены, в шлемах и кирасах.

— Брат Грим, ты слышал? — Кетиль, упираясь локтями, подполз к десантнику. — Если они не нападут, мы не будем открывать огонь.

— Как прикажешь, высокий конунг, — Грим Щекастый скривил лицо. — Но я бы предпочел завалить животных и схватить полуразумных. Надо бы их рассмотреть поближе.

Кетиль сдержал вздох. Нельзя терять лицо, хотя десантник абсолютно прав.

— Пусть сначала приблизятся, там будет видно. Кстати, брат Ивар! Пусть пленные молчат.

С помощью двух викингов полковник Ярл не без удовольствия заткнул рот агента Фингера подкладкой шлема. Агент пытался сопротивляться и, конечно же, получил даже больше пинков, чем заслужил: он имел свойство раздражать людей.

— Тебе, Чиа, я могу доверять? — совершенно спокойно, хотя и негромко, поинтересовался Ярл у пленной женщины.

— Конечно. Буду нема как рыба.

Чиа одарила полковника улыбкой и только тут сообразила, что забыла привести себя в порядок. Это занятие и отвлекло ее на те несколько условных минут, что викинги провели в ожидании приближавшихся аборигенов. Волосы пришлось расчесать пятерней, зато крохотная косметичка, которую Чиа прихватила с «Королевы воров», была с ней: покидая кубрик, успела подобрать с пола — все отнятые у пленников личные вещи после осмотра лежали на свободной койке и разлетелись по отсеку во время болтанки. Незаметно перебрав все имущество, Чиа спрятала в перчатку скафандра раскладные щипчики. Больше здесь ничто не годилось на роль оружия. Драться с викингами женщина пока не собиралась, но мерзкого мальчишку Кетиля побаивалась — ведь опять, стервец, вспомнит об электричестве. Чем так, уж лучше к аборигенам. Тем более, что они и правда были удивительно похожи на людей.

Больше того, увидев их своими глазами, а не через системы наблюдения бота, Чиа сразу поняла: это люди. Самые обыкновенные люди, потомки тех же самых землян, что являются предками и викингов, и жителей старых миров. То же почувствовали и остальные. Грим Щекастый опустил бластер, но тут же поднял его снова, целясь в четыре конные фигуры.

— Не расслабляться! Мой конунг, подпустить их ближе?

— Да. — Кетиль решительно выбрался из-под опор. — Прикройте меня.

Он поднялся во весь рост, не забыв, впрочем, опустить пластиковое забрало шлема. Всадники, ехавшие шагом, остановились. Полминуты спустя, видя, что викинг не трогается с места, один из аборигенов выехал вперед и помахал коротким копьем.

— Не стреляйте! — донеслось до бота.

— Чудеса… — выдохнула Чиа и поймала на себе пристальный взгляд Ивара Ярла.

Однако викинг лишь кивнул.

— Мой конунг! — негромко позвал он. — Может быть, лучше мне с ними поговорить?

— Нет, я сам!

Кетиль высоко поднял над головой бластер и положил его на землю. Когда он пошел вперед, выехавший вперед всадник спешился и проделал те же манипуляции со своим копьем.

— На колено! — скомандовал Грим Щекастый, поднимаясь. — Трое в бот! И цельтесь как следует: если кто-нибудь заденет конунга, я лично сдеру со снайпера шкуру! И не одну!

Кетиль и незнакомый переговорщик встретились метрах в ста от бота.

— Меня зовут Джим Бежье. Я нахожусь на Домашней уже два местных года. Примерно три условных.

— Я Кетиль Флотоводец, конунг Великого Флота и планеты Хильд-Оск. Это ее ты назвал Домашней?

Бежье почесал затылок. Перед ним стоял совсем еще юноша. Конунг? Флотоводец?

— Мы называем эту планету Домашней. Так само собой получилось, очень уж тут спокойно. Мы не знали, что тут имеются и другие поселения… Ты викинг?

— Да. Гражданином какой страны являешься ты?

— Мы все здесь из Соединенных Планет Договора Честных. Других не видели. — Бежье замялся под пристальным взглядом конунга. — Так у вас есть связь со старыми мирами?

— Поговорим об этом потом. Как конунг планеты Хильд-Оск, я приглашаю тебя пройти со мной к моим братьям. Там ты все расскажешь обстоятельно.

Джим Бежье нерешительно оглянулся на спутников.

— Может быть, лучше вы пойдете с нами в город? Лучше, конечно, долететь — пешком довольно далеко.

— Все в свое время, — улыбнулся Кетиль. Он обернулся к боту. — Эй, Грим! К нам гости! Что там есть в пайках для угощения?

Он не слышал, какие приказы отдавал своим людям Грим Щекастый, но около десятка бойцов тут же, растянувшись цепью, пошли к конунгу. Бежье тоже обратился к своим.

— Пусть Алекс едет в город! Тут викинги!

Грим Щекастый держал в прицеле удалявшуюся фигуру всадника, но команды конунга не дождался. Через наушники Грим услышал бы даже шепот. К досаде десантника, конунг не спешил устанавливать свое главенство.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ Домашняя планета

Джим Бежье рассказал вещи слишком странные, чтобы поверить в них сразу. Конунг во время его рассказа сидел молча, ни разу не перебил, но Чиа была уверена, что юноша снова думает о паре проводов под напряжением. Дружеская беседа больше походила на допрос, и вел его Ивар Ярл.

— Ты говоришь, что провел на Хильд-Оск около трех условных лет. А как долго находятся здесь другие жители?

— По-разному. — Бежье закинул в рот кусок тушенки из пайка НЗ и тем выиграл несколько секунд на размышление. Викинги ему все сильнее не нравились. — Некоторые четыре года. Но, кажется, они все уже умерли… Не знаю. А когда за вами придет корабль?

— Придет, — успокоил его Ивар Ярл. — То есть ты проснулся в окрестностях города и пришел туда жить… И так все? В чем же тогда дело?

— Я не знаю… Может быть, в призраках. — Бежье посмотрел на своих молчаливых спутников, тоже сидевших на земле у бота. Те кивнули. — Призраки. Да, я думаю, все связано с призраками. А что вы о них думаете?

— Мы о них тебя хотим расспросить. И твоих друзей, и остальных горожан. Но начнем с тебя, Джим Бежье, гражданин СПДЧ, незаконно находящийся на территории Союза Свободных. Итак, призраки…

— Дай нашим гостям спокойно перекусить, брат полковник! — неожиданно попросил Кетиль. — Думаю, им хватит нескольких минут.

«Манеры у викингов, конечно, совершенно никудышные, — подумалось Чиа. — Хотя на суровых парней из фильмов они тоже не похожи. В жизни все скучнее и хуже…»

Она сидела в кругу, рядом с одним из «местных». Молодой, лет двадцати парнишка уже несколько раз пытался заглянуть в расстегнутый ворот ее скафандра. Что ж, сразу видно человека из цивилизованного мира. Чиа очень хотела бы поболтать с ними и вот, кажется, получила возможность — юный конунг Кетиль забрался в бот, возникла пауза.

— Вас, кажется, зовут Ким? — обратилась Чиа к третьему из прибывших, широколицему и узкоглазому мужчине. — Угощайтесь кашей, она очень питательная!

— Благодарю вас, — галантно склонил голову Ким. — Очень приятно, что за столом у нас такая прекрасная хозяйка. Хотя говоря откровенно, местная кухня даст сто очков вперед вашим пайкам, ребята. Надо бы двигать в город, там вас угостят на славу. Пища у нас самая натуральная, в старых мирах кучу денег стоит! А вам уступим бесплатно, как первым гостям.

При слове «гости» викинги нахмурились. Они предпочитали чувствовать себя здесь хозяевами. Ким, обращавшийся к Чиа, ничего не заметил.

— Кстати, о старых мирах… Мы находимся далеко от дома, да? Никто из нас, ну, из тех, кто здесь оказался, не смог узнать ни одного созвездия. Мы уж иногда думали о другой галактике или еще чего похуже… Вы, госпожа Чиа, бывали в Старых Мирах?

— Я гражданка Анаронской Республики, — призналась Чиа, испросив взглядом согласия у Ивара Ярла. Но полковник, кажется, был доволен затеянным ей разговором. — Оказалась у моих друзей викингов довольно-таки случайно. Но об этом, наверное, можно будет поговорить потом… У нас ведь много времени — неизвестно еще, когда появятся корабли, когда наладится связь.

— Неизвестно, да?.. — Ким посмотрел на Бежье, тот улыбнулся. — Ага… А мы было подумали — пора по домам. Ладно, я два года тут, могу еще подождать. Самое обидное, что совершенно не помню последних дней дома. Понимаю, что они были, но вспомнить не могу. Чем-то психотропным нас накачали, а потом вывезли сюда… Вы не знаете, чья это работа?

— Они не знают! — за викингов откликнулся осмотрительный Джим Бежье.

— Хорошо бы, чтобы ваше правительство не имело к этому отношения. — Ким еще сильнее сощурил глаза. Он не собирался разводить дипломатию. — Все тайное однажды становится явным. Тогда придется платить по счетам.

— Поверь мне, дружище, явным становится далеко не все. — Ивар Ярл даже похлопал Кима по плечу. — Послушайте, а как тут насчет флоры-фауны? Я вижу, вы не слишком опасаетесь насекомых. Верно?

— Да все в порядке, не зря же мы назвали планету Домашней! — заговорил молодой гость. — В лесах и хищников-то нет крупнее кошки. Мы, конечно, не всю планету обошли, но тут очень неплохо. Если бы не призраки…

— Как тебя зовут? — Ивар Ярл впился глазами в собеседника.

— Его имя — Кло Сенти, — опередил земляка Бежье. — И он среди нас младший, на планете всего половину условного года. Он мало что знает.

Сенти опустил глаза, заодно, впрочем, опять покосившись на приветливо распахнутое «декольте» Чиа. Парень явно не был избалован.

«Они живут тут как в древности! — с каким-то восторгом поняла Чиа. — Сами пашут, сеют, строят… Ни роботов, ни иммигрантов, ни киберсекса! С ума сойти!»

— Только мужчины сюда попадают? — спросила она, испытывая сильное желание погладить молодого человека по голове.

— Нет! — Сенти засмеялся. — Нет, примерно поровну мужчин и женщин. Мы все с СПДЧ, но знакомые редко встречаются… У нас бывают свадьбы, дети рождаются. — Он осекся и посмотрел на Бежье. — Да, дети…

— Дети — источник и радости, и проблем! — с чересчур широкой улыбкой провозгласил Бежье. — Эх, сейчас бы в город — у нас есть такие настойки! Может, уговорите своего командира?

— Я думаю, ваши настойки не останутся без внимания, — ответил Ивар Ярл, который одной рукой прижимал к уху наушник. — Четыре тысячи десантников много могут выпить.

Воцарилась неловкая тишина. От бота подошел Кетиль, прокашлялся. Викинги, подчиняясь этикету, поднялись.

— Десант оказался несколько в стороне от запланированной точки высадки. Или точек, уже не знаю, как сказать. Велики потери: значительное число ботов оказалось неисправно. Позже мы обязательно почтим память погибших. А сейчас десант входит в город. Я приказал не трогать тех, кто не оказывает сопротивления. Тем не менее, жители Хильд-Оск обязаны дать кров и пищу моим воинам. С судьбой населения города мы разберемся позже. Полковник Ярл! Брат Хроллауг наладил связь с оставленными «Атмосферой» спутниками, и в ближайшее время, возможно, мы поговорим с флагманом. Поэтому я отправляюсь в город, а ты попытаешься добиться прямого разговора с Торстейном Рыжим. В случае, если связь со мной будет нарушена, на тебе вся ответственность за успех действий нашей группы. А возможно, и всего Великого Флота… Ты понимаешь, брат Ивар?

Полковник отбросил недоеденную банку консервов и вытянул руки по швам. Однако ответил при этом довольно странно:

— В общих чертах, мой конунг. Прошу оставить десять бойцов.

— Пусть брат Грим Щекастый отдаст тебе тех, кого сочтет нужным. Остальным — пять условных минут на сборы.

Викинги разошлись, у расстеленных походных ковриков остались только пленные и гости из города. Кетиль присел и торопливо пододвинул к себе еду — он почти не успел поесть.

— Давай, Бежье, рассказывай о призраках. Только говори правду, потому что допрашивать мы будем многих.

Бежье кивнул, но не отвел взгляда от снующих вокруг десантников. Если бы не их бластеры, он бы обязательно попробовал прорваться к «коням», а там уж — поминай как звали. Иметь дело с дикарями Бежье категорически расхотелось. Без них дела обстояли довольно скверно, но с ними, похоже, станет еще хуже. В любом случае надо посоветоваться с городским советом, который послал четверых всадников на разведку. Теперь Бежье жалел, что так быстро рассказал о реалиях жителей Домашней. Но как удержаться, после трех лет увидев цивилизованных людей, землян, пусть и викингов.

— Быстрее! — приказал Кетиль с набитым ртом. — А то ведь привяжем тебя за ноги к этим животным и дотащим до города.

Сенти хотел было ответить наглому пацану что-то резкое, но Ким вовремя положил руку ему на плечо.

— Призраки, — медленно начал Бежье, — это именно призраки. Мы о них почти ничего не знаем. Просто дети… У нас тут родится много детей, предохраняться-то нечем… Да и не мешают они нам… В общем, призраки — это те, кого боятся дети.

— Не понял. Подробнее.

— Я не знаю, как это объяснить. Дети все боятся призраков. Они говорят, что призраки ловят их и уводят прочь из города. И это правда — дети часто уходят. Мы не знаем, куда. Те, которых удавалось поймать, ведут себя странно и все время пытаются сбежать… — Бежье принялся перематывать портянку — носков на Домашней не носили. — Их невозможно удержать. Им кто-то помогает. Мой сын, двух с небольшим условных лет, убежал. Сам бы он не смог… Но убежал. Мы шли по его следам, но лошади встали, да и мы… Было страшно. Нас окружили призраки, мы просто перестали соображать, что делаем.

— Как они выглядят?

— Мы ничего не видели! Просто… Ну, они были вокруг. Мы чувствовали их. И так происходит всегда, когда призраки забирают детей.

Кетиль проглотил еду и поднялся, озираясь.

— Ты рассказываешь странные вещи, — сказал конунг. — Мы проверим твои слова. Скажи еще, Бежье, а вы никогда не называли их «тенями»?

— Нет, мы зовем их призраками. Но вообще-то… Некоторые говорят, что видели иногда что-то вроде прозрачных теней. Особенно женщины. Вы что-то знаете о них? — Бежье тоже встал, за ним поднялись и его земляки. — Конунг, у них мой сын! Я помогу тебе во всем, если вы сможете с ними справиться! У нас есть головастые ребята, они говорят, что если бы у нас были приборы… — Бежье, три года проведший на Домашней, наморщил лоб. — Уловители частиц, или как там… Мы вам поможем, конунг!

— Потом об этом. Все происходит только с детьми, верно?

К Кетилю уже бежал Грим Щекастый, построивший людей для марша. В руках он тащил еще два ранца.

— Да, с детьми. Только с детьми.

— Тошико говорила, что раньше и со взрослыми случалось, — вдруг сказал молчавший до этого Ким. — До твоего появления, Джим. Но взрослые далеко не уходили, их находили мертвыми.

— Понятно. Благодарю за сотрудничество. Если вспомните еще что-то, сразу сообщайте мне.

Кетиль посмотрел на Чиа. Женщина отвернулась, чтобы не скорчить в ответ гримасу. Ну не желал верить ей этот глупый мальчишка! Между тем от всего услышанного Чиа стало не по себе. Подбежал Грим Щекастый.

— Мой конунг! Взвод построен, к маршу готовы. Надо только животное наше нагрузить.

— Какое животное?.. Не стоит их использовать, мы о них ничего не знаем.

— Я имею в виду этого! — Грим пнул ногой Ануша Фингера. — Все равно приходится ему рот затыкать, чтобы чепухи не молол. Грубит. Пускай, раз так, несет ранцы.

Кетиль кивнул и направился к боту, где его уже ждали Хроллауг и Ярл.

— Связь со спутниками — раз в пять условных часов: не все функционируют. Примерно через два часа я собираюсь связаться с флагманской группой, вероятность успеха процентов восемьдесят.

— Хорошо. Не забывайте меня предупреждать о возможном сеансе. — Кетиль постучал пальцем по наушникам. — Город не далеко, проблем с местной связью не должно быть. Брат Ярл, я надеюсь на тебя. Как там десант?

— Город под их контролем, — ответил полковник. — Там изгородь и несколько ворот, так что все в порядке. Проводится перепись. Правда, есть еще несколько сот фермеров, они живут вне города, но до них тоже доберемся.

— Пусть сформируют группу из… Ну, чтобы все слои населения были охвачены, — как мог объяснил конунг. — Пора начинать допросы, нам около часа туда добираться. И помни, что я тебе приказал о разговоре с Торстейном Рыжим. Все, мы выступаем.

— Я хочу сказать, мой конунг…

— Слушаю тебя, брат.

— Эта торгашка, Чиа Риттер… Я ей верю. Пусть она болтает, если захочет — у нее получается выводить торгашей на откровенный разговор.

Конунг ничего не ответил и поспешил к построенным бойцам.

Бот, конечно, стоило посадить ближе к городу — но кто мог знать, что так все обернется?

Полковник Торвард Высокий, командующий десантом, вообще сначала отказывался верить, что на Хильд-Оск нашли людей. Он-то собирался для начала перебить большую часть населения, с «полуразумными» всегда так поступали. Оставив лишь необходимое для изучения популяции число аборигенов, можно спокойно их контролировать. Теперь у него на руках оказалось больше двадцати тысяч «подозрительных лиц», которых сам высокий конунг приказал не обижать, и полковника это сильно раздражало. Боты десантников остались еще дальше, часть неудачно высадившихся групп никак не могла догнать основные силы, пеший марш раздражал несколько месяцев проторчавших в трюмах бойцов… Кетиль Флотоводец чувствовал, что ему надо быть в городе: как бы десантники не наломали дров. С торгашами — а именно они и населяли город, хоть и вырядились в домотканое сукно — всегда трудно поладить простому человеку.

Грим Щекастый выстроил людей в обычный походный порядок: группами по трое, назначив старших. Сам командир двигался в середине разреженного строя, вместе с конунгом и пленными, которых теперь было то ли двое, то ли пятеро. Гриму не слишком нравилось находиться под командой юного конунга, но тот пока, вроде бы, и не трусил, и горячку не порол. И все же десантнику очень хотелось поскорее добраться до своих коллег. Там Торвард Высокий, незнакомый, но свой, десантный полковник. Этот должен навести порядок и дать Кетилю несколько полезных советов. Ивару Ярлу Грим тоже доверял, но тот только носит форму десантника, а по сути башенный артиллерист, полевых действий не нюхал.

— Быстрее, правый фланг! Шире шаг и не прижимайтесь к нам, тролли! — командовал Грим вполголоса, прижимая микрофон к гортани. Ему не, хотелось привлекать внимание конунга.

Вспаханное поле закончилось, теперь викинги шли через посадки каких-то кустистых растений. Бутсы выворачивали из мягкой земли оранжевые клубни. Вместе с центральной группой шли и четверо артиллеристов — Грим Щекастый не мог им доверить самостоятельных действий и использовал в качестве конвоя для пленных. Среди бывших бойцов Башни Раз сохранилась своя иерархия: Халль Богатый старший, его помощник — Эйрик. Теперь Халль шагал чуть в стороне, сурово поглядывая вокруг, Ингольв Рябой и Ари Шрам конвоировали странных жителей Хильд-Оск, а Эйрик присматривал за Чиа и агентом Фингером.

Чиа, как и надеялся Ивар Ярл, не могла молчать. Стараясь отвлечься от боли в усталых ногах, она сперва изложила Бежье, Киму и Сенти краткую историю своей жизни, насквозь лживую, и едва успела перейти к полету на «Королеве воров» (не упоминая задание Хоука), как ее перебил Сенти.

— А я только год успел проучиться в университете, — сообщил он, будто это было кому-то интересно.

— Что вы говорите! — всплеснула руками Чиа. — Теперь, наверное, вы уже все забыли?

— Ну, честно говоря, я много-то и не знал! Так что, как только окажусь дома, то за недельку, наверное, все подтяну. Даже хочется учиться!

Сенти попробовал шагнуть поближе к Чиа, но хмурый Ари Шрам, у которого иссяк запас таблеток, чувствительно ткнул его стволом бластера под ребро. Это был тяжелый десантный бластер, и нести его было тоже тяжело. Ари сердился и с удовольствием бы кого-нибудь пристрелил. Кло Сенти это хорошо чувствовал, поэтому огрызаться не стал.

— Здесь меня городской совет сразу определил на поля работать. Но я с лошадьми лажу хорошо, поэтому и перевели на конюшню. Там веселее, интереснее, хотя тоже работа трудная. Но не такая однообразная, как на полях.

— А многие у вас на полях работают?

— Да почти все. А чем еще заниматься? — Сенти даже рассмеялся, хоть и невесело. — Кто-то, конечно, по коже работает, врачи есть, ткут некоторые женщины. Ну и все, остальные в городе только ночуют. Это для безопасности — от призраков. Хотя… Мало помогает. Да, ну и еще несколько человек у нас по оружию трудятся. Но даже пороха так и не смогли сделать — нет специалистов по разным смесям. Так, экспериментируют… Вот железо научились ковать. Вроде бы оно метеоритное.

— Но разве призраков можно победить копьями? Даже в кирасах? — не удержался от вопроса Эйрик. — Вы же говорите, что даже не видите их!

— Ким, расскажешь ему? — спросил у товарища Сенти.

Молча шагавший Ким покосился на Джима Бежье. Тот, чуть помедлив, кивнул.

— Это было еще до того, как Сенти к нам попал. Некоторые люди… Ну, призраки вселялись в них, как в детей. То есть многие думают так, а другие думают, что они просто сходили с ума. Бросались на всех… Как-то раз это случилось одновременно с несколькими десятками, я хорошо помню ту ночь. Они метались от фермы к ферме, очень многих убили. Не щадили никого. У них еще командир был, такой…

— Одноглазый Эл, — подсказал Бежье.

— Да. Я тогда совсем недавно был на Домашней и…

— На Хильд-Оск! — рявкнул Ари.

— Да все равно… В общем у нас были только копья, а эти ребята втихаря наделали себе луков. И было весело! Несколько сотен они положили, женщин в основном. И детей убивали. Эл кричал, что все должны умереть, чтобы не достаться призракам. Их всех пришлось переколоть, они не сдавались. Вот с тех пор делаем и шлемы, и кирасы. Их носят только те, кому доверяет городской совет.

— Но больше такого не повторялось? — спросила пораженная рассказом Чиа.

— Такого, чтобы целый отряд лютовал — нет. Но был парень, который тоже говорил странные вещи. Ну, как Одноглазый Эл. Городской совет его заключил под стражу, и он скоро умер. А еще бывает, хоть и редко, что кто-нибудь ночью возьмет да и перережет всю семью. Бывает… — Ким зло пнул попавшийся под ногу клубень. — Парни, мы же от вас помощи ждем, мы в беде здесь! Призраки существуют. И до вас они тоже доберутся. Надо удирать, вызывайте корабли!

— Я уверена, что наши друзья викинги нам всем помогут! — быстро сказала Чиа, оглянувшись на мрачно шагавшего конунга. — Их много, они сильные и никого не боятся. А еще у них есть огромный флот.

— Хорошо бы так… — Ким сплюнул и замолчал.

Некоторое время все шагали молча, потом Бежье вытянул руку вперед.

— Вот Южная Ферма, видите пять домиков? От нее к городу дорога. Скоро будем.

— Мой конунг! — позвал Грим Щекастый. — Наши люди уже на этой ферме. Говорят, все перевернуто, никого нет.

— На них напали? — встревожился Кетиль.

— Ну, не то чтобы… На стенах выцарапано «Пятьдесят шестой десантный батальон» и несколько названий наших планет. Думаю, все под контролем.

— Это хорошо, что под контролем. Тогда идем через ферму. Свяжись с Торвардом Высоким и Иваром Ярлом, как там у обоих дела.

Грим Щекастый, который лично нес переносной антенный комплекс, исполнил приказ. У Ярла не происходило ничего, они с Хроллаугом Быстрым ждали появления спутника, а вот Торвард Высокий что-то мешкал с ответом.

— Брат полковник, конунг ждет отчета!

— Я тоже жду отчета от своих людей, Щекастый. — Торвард Высокий, как и положено десантному полковнику, говорил будто сквозь зубы. — Это мясо совсем оборзело в трюмах баржи. Уже тридцать человек под арестом! Прикончили кое-кого из местных, пусть конунг решит, как с ними быть. Грабежи, толковой службы не добьешься даже от офицеров. Короче, Йотунхейм. Но дело не в этом… Скажи конунгу, что мы столкнулись с сопротивлением. Насколько оно серьезно — я сейчас пытаюсь оценить. Город под контролем.

Грим, опять приказав фланговым группам не отставать, подошел ближе к Кетилю и вкратце изложил ему суть разговора.

— Призраки?.. — не понял конунг.

— Вряд ли. Торвард скоро доложит подробнее, но не думаю, чтобы он принимал сказки о призраках всерьез. Наверное, наши парни переборщили на радостях, и теперь кто-то из местных взялся за вилы.

— Они не местные! — поморщился конунг. — Они — или оккупанты, или лица, незаконно перемещенные. Это моя планета, не забывай. Ладно, доберемся до города — все станет ясно.

Солнце было уже низко над горизонтом, когда группа миновала разгромленную ферму и вышла на дорогу. Жители города, увидев выбитые двери и разбросанную по дворам утварь, переглянулись.

— Вот, оказывается, каковы ваши порядки? — хмуро поинтересовался Ким.

— Нет, порядка ты еще не знаешь! — Ари так неожиданно хватил Кима прикладом по затылку, что все обомлели. — Но узнаешь, гном, если еще будешь пасть без спроса открывать!

Ингольв, стоявший рядом, просто раскрыл рот, но так ничего и не сказал. Эйрик тоже не придумал, как реагировать, и только Халль Богатый, подскочив, вырвал бластер у подчиненного и отвесил ему хорошего пинка.

— Прости, мой конунг! Этого больше не повторится! — крикнул он Кетилю.

— Грим Щекастый разберется, — пожал плечами Кетиль, которому поведение Ари Шрама скорее понравилось. — Ну, что встали? Темноты ждете?

Джим Бежье и Сенти помогли подняться Киму, который держался за голову обеими руками.

— Мой конунг! — тихо сказал Грим, продолжая слушать доклад Торварда. — В городе суматоха. Местные кидаются прямо на бластеры, а еще десантура кричит о каких-то призраках. Люди напуганы чем-то.

— Скель и Гети! — выругался Кетиль. — Пошли живее, я должен там быть! Скажи Торварду Высокому, чтобы открывал огонь на поражение в каждом подозрительном случае! Пусть объявит о комендантском часе и убивает всех, кто сунется на улицы! Переписи, допросы, аресты и прочую ерунду отложить, держать город!

Почва планеты Хильд-Оск, которую Кетиль искренне считал своей, будто придала юноше сил. Торгаши, «тени», инопланетяне — кто бы ни стоял у него на пути, он верил, что справится. Четыре с лишним тысячи десантников. Сила. Пусть они не слишком дисциплинированы, пусть Торстейн Рыжий ведет себя весьма странно, пусть неизвестно, когда удастся пополнить запасы, все равно теперь Кетиль дома и сможет этот дом отстоять. Все случилось так, как должно было случиться. Один на его стороне.

— Быстрее, быстрее! — не отягощенный лишним весом и снаряжением конунг перешел на трусцу. — В городе отдохнем! А призраками викингов не запугаешь!

— Бегом, всем бегом! — проорал приказ другим группам Грим Щекастый, которому такой оборот понравился. — В городе бои, в случае угрозы — огонь без предупреждения! Шевелитесь, тролли!

Халль Богатый с досадой сунул бластер обратно Ари Шраму, поступок которого остался безнаказанным. Тот сейчас же ткнул стволом вяло бредущего Кима.

— Бегом!

Эйрик, пинками заставляя пошевеливаться агента Ануша, на бегу крикнул Халлю:

— Брат, ни Чиа, ни этот с заткнутым ртом и двумя ранцами темпа не выдержат! Скажи Гриму что мы отстанем!

— Сам скажи! — пропыхтел раздосадованный Халль. — Я тут больше никем не командую!

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Секретные переговоры

Харальд Толстый выпил стакан наливки и уставился в пустой пока экран. Отвечать на вызов Торстейна не хотелось, лучше было бы пропустить еще пару стаканчиков и лечь спать. Уснуть другим способом у великого конунга уже давно не получалось.

— Всякий великий имеет великую склонность к слабостям. — Харальд произнес это незаметно для себя, и только услышав, будто бы со стороны, задумался: а кто из скальдов это сказал? Совершенно ничего не приходило на ум. — Как бы там ни было, а пить больше перед разговором с рыжим гномом не стоит. Хотя я и не могу точно сказать, почему… — Харальд выпил сегодня уже не первый стакан, а будучи навеселе, он всегда любил поговорить сам с собой. — Все равно от него мало что зависит… С тем же успехом можно говорить с любым другим из доверенных людей.

И все же поговорить с Торстейном было нужно. Хотя бы для очистки совести. И Харальд знал, что отзовется на настойчивый сигнал. Отзовется, хотя «доверенные люди» с флагманской группы Великого Флота уже доложили ему обстановку. Возможно, даже раньше, чем Торстейну. Наконец Харальд ткнул пальцем в кнопку.

— Приветствую тебя, брат. Слава Одину, Валгалла его воинам.

— Рад тебя слышать, Харальд Толстый. Склоняюсь перед славой великого конунга Союза Свободных. — С некоторым запозданием на экране появилось изображение Торстейна Рыжего. — Как жена, как дети?

— Все хорошо. Торстейн, давай ты просто расскажешь мне, что происходит, а потом я отвечу на твои вопросы.

«Все уже знает этот сын Локи, — подумал Торстейн. — Приличия соблюдает…»

— Ну что ж, если тебе еще не донесли соглядатаи, то знай: Великого Флота больше нет. Вражеский крейсер в ходе боя один раз совершил то, что мы называем «пространственным скачком». Таким образом он вырвался из окружения наших судов, а потом начал описывать вокруг Флота круги в разных плоскостях, добивая тех, кто еще мог двигаться. Это катастрофа.

— Как же ты спасся, брат?! — изображая тревогу, воскликнул Харальд Толстый. — Или крейсер врага сейчас ведет бой с тобой?

— Давай, издевайся… Я увел флагманскую группу прочь из системы. А ты бы хотел, чтобы мы все погибли?! Тогда ты не услышал бы от меня ценнейшей информации.

— Слушаю, — сказал Харальд, дав понять, что обо всем прежде сказанном уже знал. — Говори, брат. И поверь, что я рад видеть тебя живым.

Торстейн ухмыльнулся. Ему не слишком верилось в слова Харальда, хотя, с другой стороны, тот и правда должен быть рад… Ведь все, связанное с пленниками и планетой Хильд-Оск, Торстейн смог перевести под свой личный контроль.

— Уж и не знаю, интересно ли тебе… Баржа «Атмосфера» трагически погибла в ходе десантирования. Но братья выполнили свой долг и сбросили десант возле города. Как передал мой человек, вместе с десантом на планете оказался и наш высокий конунг Кетиль Флотоводец, и те торгаши с лайнера. Кстати, где находится лайнер, ты не знаешь?

— Понятия не имею, никаких сведений. Говори дальше.

— Я нахожусь довольно далеко, и массы планет заслоняют меня от Хильд-Оск. Но скоро они выйдут на меня через спутники. Там город, а в городе — люди. Торгаши из СПДЧ. Я решил, что ты должен об этом знать, это важно для всего Союза Свободных.

«Стервец! — подумал Харальд. — Хочет разузнать наши новости до разговора с конунгом Кетилем. Мальчишка-то, наверное, и правда узнал на планете много интересного. Я, значит, сейчас Торстейну все расскажу, а тот через часок получит вторую часть головоломки…»

— Ладно, я понял тебя. Спасибо. Надеюсь, ты свяжешься со мной сразу, как только что-то узнаешь?.. Да и если не узнаешь — все равно свяжись. Что ж, моя очередь говорить? Хорошо… — Харальд все же налил себе еще стакан и махнул его залпом. — Новостей-то не так уж много, — сказал он, переведя дух. — Торгаши затеяли войну меж собой, вот главная новость.

— Кто с кем? — быстро спросил Торстейн.

— Угадай.

— СПДЧ напала на анаронцев?

— Почти. То есть — наоборот. Анаронская Народная Республика нанесла массированный удар по базам Соединенных Планет Договора Честных. Насколько я понимаю, они их практически разгромили — ударили сразу всеми силами и неожиданно. Разведка говорит: кто-то слил им всю информацию, касающуюся секретных баз. Большая часть флота СПДЧ уничтожена, часть планет уже капитулировала, но… Уцелевшие эскадры СПДЧ буквально разнесли флот анаронцев. То есть они убили друг друга. Остальные торгаши подняли страшный хай на своей Ассамблее, всюду военное положение, мобилизация…

Харальд сделал паузу, и ее тут же заполнил Торстейн.

— Подожди, брат! Эскадры СПДЧ уничтожили флот анаронцев — значит, имели больше технических новшеств, чем рассчитывали враги?

— Да, именно так. У них самые сильные корабли сейчас, с бешеным ходом, невообразимо длинной автономной, с какими-то новыми энергощитами… Но «пространственных прыжков» не было, если ты об этом. Хотя драки вышли примерно как у тебя с тем крейсером. Вот еще: как ты думаешь, почему эскадра Тира смогла все же справиться со своим, а более мощный Великий Флот не мог?

— Я не понимаю… — развел руками Торстейн и достал откуда-то из-за экрана бокал. — Тоже выпью. Нервы, нервы… Но крейсер, уничтоженный эскадрой Тира, не совершал прыжков. И, кстати, не пытался вырваться из окружения — так и дрался до самого конца. Потом только умирающие кричали о «тенях», которые их покинули… Я тебе посылал снимки убитых. Кого-то идентифицировали?

— Многих. Граждане СПДЧ. — Харальд с тоской смотрел на бутылку, но больше пить было нельзя. По-крайней мере до конца разговора. — Пропавшие граждане СПДЧ. Как они там оказались, на этих крейсерах?.. Анарония обвинила СПДЧ в тайном союзе с инопланетянами. Да, вот еще! Там переворот. Военный переворот. Только, похоже, Анаронии больше нет: эскадры СПДЧ, те, что отказываются сдаваться, уже и до планет добрались. Бомбардировки вроде уже были, но в прессе столько информации каждую секунду — не успеваем фильтровать. Но похоже, торгаши всерьез перепугались. Всюду какие-то демонстрации, акции посыпались… Я думаю, если паника продолжится, военным просто придется брать власть в руки.

— Оно и к лучшему. — Торстейн опять отхлебнул из бокала, вызвав слюнотечение у Харальда Толстого. — У нас все в порядке? Цензура работает?

— А как же! Только информацию не утаить, так что мы идем на опережение. Общество должно быть готово… В общем, мы легализовали инопланетян. Таково было решение оперативного совета, и я с ним согласен. С сегодняшнего утра Союз Свободных ведет официальную войну с инопланетной угрозой. Ты уж там доведи до своих, я пошлю тексты воззваний.

Торстейн молчал, мелко прихлебывая свой коктейль.

— Ты меня слышишь? — забеспокоился Харальд. — Брат, со связью все в порядке?

— Все в порядке. Я просто подумал, что так оно, должно быть, и есть. СПДЧ с кем-то снюхалось, а наши колонисты попали под раздачу случайно. Самая простая версия — самая верная, так всегда бывает. Просто трудно поверить в инопланетян, способных воевать с нами. Но ведь ученые всегда говорили: рано или поздно мы таких встретим. Верно?

— Верно, — кивнул Харальд. — Только война какая-то уж очень странная. И зачем им было нужно СПДЧ? Ох, Торстейн, ты разве видел инопланетян? Я больше верю в «потерянную колонию», помнишь такое анимэ? Там было про каких-то землян, которые тысячи лет развивались сами по себе, а потом напали на нас. Так вот: эта сказка больше похожа на реальность. Поэтому будь поспокойнее, брат. Ты на полном ходу идешь к нам, так?

— Так, — признал Торстейн. — Я счел это лучшим выходом. Но я могу отправить один корабль на Хильд-Оск, они попробуют забрать конунга… Хотел с тобой посоветоваться.

Харальд хмыкнул. Перепугался Торстейн. Не хочет терять ни одной боевой единицы — ход у вражеского крейсера гораздо лучше, и если решит догнать, то догонит. Тогда Торстейну конец. Но надежда умирает последней… В то же время не хочет, чтобы по прибытии домой его выставили трусом, и без того придется выкручиваться. Разговор записывается.

— Я думаю, не нужно лишний раз рисковать людьми, они и так немало перенесли. Я сформирую специальную эскадру, она займется спасением десанта и конунга. Пока, насколько я понимаю, его жизни ничто не угрожает?

— На Хильд-Оск никто не видел ничего опаснее колонии аборигенов, вооруженных луками и стрелами. С Кетилем около пяти тысяч десантников. Ну, чуть меньше… — Торстейн посмотрел на часы. — Скоро уже они должны на меня выйти, тогда все будет известно точно. Возможно, найдут что-нибудь интересное.

— Полуразумные аборигены, даже с луками и стрелами, не представляют угрозы для Союза Свободных. — Харальд поднял руку для прощания. — Удачи, брат.


* * *

Адмирал лежал на диване и шумно дышал. Из-под расстегнутого мундира выглядывали его роскошные, но совсем уже седые меха. Хоуку было противно смотреть на этого старика, который заварил кашу, а теперь изображает из себя больного.

— Поеду-ка я домой… — прохрипел Адмирал.

— Никуда не поедешь. Будешь тут мучиться. Как я…

Атака на СПДЧ прошла блестяще. Стратегические силы Анаронской Республики первым ударом уничтожили практически все, что могли противопоставить им враги. Но не все, несколько сот кораблей уцелело. А среди них — те несколько десятков, что оказались неуязвимы. Гораздо более быстрые, более защищенные, они были обречены на победу, и если еще не уничтожили весь Анаронский флот, то только потому, что им не хватило на это времени. Тем не менее, лучшие корабли перестали существовать, теперь страна была открыта для любого агрессора. Хуже того, СПДЧ то ли сгоряча, то ли в панике, нанесло удары по двум населенным планетам. Миллионы жертв.

— Нас обвинят в развязывании войны. Сожженные города — это не убитые космофлотчики, тут пенсиями не отделаешься. Адмирал, ты — военный преступник! — злорадно напомнил Хоук. — Тебя будет судить международный трибунал, а судей отберут на Ассамблее. Там не будет не то что ни одного твоего друга, но даже ни одного твоего врага. А приговор будет известен заранее: петля.

— Прекрати паниковать! — взмолился Адмирал. — Я же не знал… Не знал, что они пойдут на бомбардировки планет… Их прикрывали эскадры, я не знал, что они сохранят достаточно сил, чтобы прорваться… Этого нельзя было предвидеть, понимаешь?

— Замечательные привычки у военных! — продолжал язвить Хоук. — Сперва взять всю ответственность на себя, а потом заявить: «Ну я же не знал, что враг будет сопротивляться!»

— Это бессмысленное сопротивление! СПДЧ уничтожена…

— Да, конечно. Им теперь назначат коллективный протекторат, за капитанами, отдававшими приказы о бомбардировках, начнется всеобщая охота… А еще наши друзья по Торговой Ассамблее разберут на кусочки все, что осталось от флота СПДЧ, и создадут свои, такие же мощные. Они, а не мы — потому что нам-то ни кусочка не досталось! Ни единого образца, Адмирал! — Хоук и сам временами чувствовал потребность в медицинской помощи, но пока держался. — Ничего, кроме отрывочных записей… Анарония тоже получит протекторат. Мы с СПДЧ убили друг друга, и тем сделали остальным огромный подарок. Вот теперь интересно: где же твои инопланетяне?

— Ассамблея все выяснит, я уверен!

— Ассамблея, из которой нас вот-вот исключат.

Хоук не беспокоился о своей личной безопасности. Во-первых, как только Адмирал «прихворнул», люди Конторы плавно вытеснили военных, разорвав кольцо блокады. Во-вторых, суд Ассамблеи не сможет доказать его вины в развязывании войны — Хоук ничего не подписывал, и взял на себя ответственность за судьбу Анаронии только после того, как Президент погиб при до сих пор не выясненных обстоятельствах, а военные вышли на улицы. Да и тут можно сослаться на «физическое принуждение». Конечно, кое от чего отмазаться не удастся… Но суду будет интересно узнать о другом: о странной истории, связывающей СПДЧ с лайнером «Королева воров» и далекой планетой, называемой викингами Хильд-Оск. Вот только поскорее бы Ассамблея объявила капитанов СПДЧ вне закона и оттеснила их от Анаронии: не хотелось Хоуку получить еще и бомбу на свою больную голову.

На экране наконец появился Айри. Верный, но, по мнению Хоука, бестолковый помощник. Выглядел Айри встревоженно, но разве сам Хоук выглядел как-то иначе?

— Разрешите доложить, господин Член Совета Управителей?

Более идиотского титула неудачливые путчисты просто не успели придумать. Хоук мельком подумал, что Совет Управителей надо срочно расширить человек до пятидесяти: проще будет отмазаться на суде. Вот и Айри можно сделать членом. Пусть все подписывает, у него рука молодая и твердая.

— Давай быстрее, — негромко попросил Хоук, стараясь не потревожить сипящего Адмирала.

— Вояджер на короткое время возобновил передачи. Похоже, викинги уничтожены.

— Что значит — похоже? Их там нет больше?

— Нет, они вроде бы все там. Но движется только крейсер СПДЧ. Предположительно СПДЧ… — поправился Айри. — Судя по всему, Великий Флот викингов уничтожен полностью. Но это не все.

— Тебя где учили так докладывать?

— Виноват, господин Член Совета Управителей. Вояджер засек лайнер. Судя по всему — «Королева воров».

— Ну что ты заладил: судя по всему, судя по всему… Что у нас, сорок лайнеров потерялись, и все на один обвод? Срочно пошли сигнал нашему человеку — вдруг догадается принять… В общем, сделай что-нибудь и продолжайте наблюдать.

— Мы не можем наблюдать. Вояджер возобновил передачи на короткое время… Специалисты говорят: его уже не оживить. А что касается сигнала, то такой вариант мы предусматривали при инструктировании агента Фингера, но… Я не думаю, что ему удалось захватить корабль — в этом случае он сам бы вышел на связь.

— Ох, Айри, сколько же у вас «но»! Вы никуда не годный сотрудник. А я на вас надеялся, в Совет Управителей хотел ввести… — Хоук даже засмеялся. Отчасти на нервной почве, отчасти — потому что представил себе румяного идиота Фингера, захватывающего корабль. Они и послали-то его туда, только чтобы коллеги из СПДЧ были спокойны: агент Анаронии на лайнере есть, и он совершенно безвреден. — Да, вряд ли наш парень захватил корабль… И все же попробуйте. Может, он арестован, сдал им коды, и мы сможем поговорить с хозяевами лайнера. Ну и вообще… Лучше бы мы эти коды дали госпоже Чиа Риттер — она бы точно продала. Ладно, больше новостей нет?

— Только что принесли аналитику… — Айри защелкал кнопками, разглядывая невидимый Хоуку экран. — Суета. Весь мир рехнулся, шеф. Везде вводится военное положение, а уже в двух странах гражданское правительство добровольно ушло в отставку. Отменяют выборы… Мне кажется, мы не одиноки.

«Да, только нас это не спасет», — хотел сказать Хоук, но выразился иначе:

— Следи за более важными вещами. Пусть твои аналитики ищут инопланетян.

— Да пока никто, кроме тупых викингов, на это не купился! — ляпнул увлеченно читающий экран Айри.

Хоук даже закашлялся.

— Что ты сказал?!

— Союз Свободных официально объявляет о войне с агрессивной инопланетной цивилизацией. В стране всеобщая мобилизация. Призывают к миру между людьми. — Айри виновато почесал в затылке. — Шеф, я не думал, что это важно. После того, что парни успели вытворить со своим Великим Флотом, который уничтожил один крейсер, от них всего можно ожидать…

— Думать — моя работа, Айри, — внушительно сказал Хоук, и, не прощаясь, отключился. — Ты слышал, Адмирал? Или называть тебя теперь «господин Член Совета Управителей»?

— Зови меня «господин военный преступник». Слушай, Хоук… — Адмирал сел и почесал грудь. — А что, если нам не ждать суда? Сорвемся вместе, у меня есть проверенные люди. И — к викингам. У нас же контакт вроде налажен?

— Им торпеды нужны, — напомнил Хоук. — А не два старых пердуна. Так что… Сиди уж здесь.

— Ну, напрасно ты так. К торпедам можно дать нагрузку, да и кроме торпед у нас кое-что есть. — Адмирал встал и принялся застегиваться, от свежей мысли он и сам будто посвежел. — Пойду подумаю над этим вариантом. У меня еще есть свои люди, флот мне верит! Рано меня хоронишь!

Адмирал вышел, хлопнув дверью. Хоук пожал плечами: что ж, если сбежит — тем лучше. На отсутствующих еще проще вешать всех собак. Жаль только, что карьера заканчивается так печально.


* * *

— Я слушаю тебя, Хроллауг Быстрый. Торстейн не стал включать изображение — хватит уже играть не только голосом, но и лицом.

— Со мной находится брат Ивар Ярл, полковник. Высокий конунг Кетиль Флотоводец назначил его ответственным за переговоры. Конунг хотел лично поговорить с тобой, брат Торстейн, но связь и с ним, и с десантниками оборвалась.

— Так он не с десантниками?.. — Торстейн отключил звук, тяжело вздохнул и устроился поудобнее. Щелкнул кнопкой. — Докладывай, полковник Ярл.

Хроллауг в десантном боте чуть подвинулся, освобождая место, но Ивар Ярл предпочел подтянуть поближе микрофон.

— Приветствую тебя, высокий конунг! Десант под руководством полковника Торварда Высокого захватил город. Население города — около двадцати тысяч человек. Подчеркиваю: это люди. По их утверждениям, все граждане СПДЧ. Спустя несколько часов в городе начались волнения. Конунг Кетиль Флотоводец лично отправился туда, чтобы разобраться в происходящем. Сейчас связи с ним нет, что, возможно, связано с атмосферными явлениями: на Хильд-Оск наступила ночь. Мне поручено узнать, как протекает сражение и когда за нами придет корабль. Конунг нуждается в поддержке.

Очень далеко от планеты Хильд-Оск конунг Торстейн размышлял: а не отключиться ли ему? Можно поговорить потом, когда обстановка немного прояснится. Одно мешало конунгу так поступить: потом ему, возможно, никто не ответит.

— Доложи подробнее, брат Ярл. Как там оказались люди из СПДЧ?

— Они не знают этого.

— А ты что предполагаешь?

— Ни у кого из нас нет предположений. Ивар Ярл отвечал быстро и категорично, не забывая при этом плечом чуть оттирать Хроллауга.

— Что за драка в этом их городе? Доложи подробнее, или пусть Хроллауг расскажет! — Торстейн Рыжий начал терять терпение.

— Брат Хроллауг сейчас проверяет посты, — с доброй улыбкой глядя на Хроллауга, сообщил конунгу Ярл. — Я должен повторить вопросы высокого конунга Кетиля Флотоводца: как протекает сражение и когда на Хильд-Оск прибудет корабль.

— Напрасно ты отослал Хроллауга Быстрого, брат Ярл, — почти промурлыкал Торстейн. — Напрасно. Теперь мне и поговорить не с кем. Так и передай своему конунгу! — С запозданием Торстейн понял, что теперь уж точно не сможет поговорить с Хроллаугом, но делать было уже нечего. — Передай также Кетилю, что битва продолжается и прорваться к Хильд-Оск мы пока не можем. Я в ближайшее время буду занят, но с нетерпением жду вестей: докладывайте дежурному по связи. Это все.

Отключаться он не спешил. Пора хвататься за мелочи: вдруг что-то еще услышит? И надежда оправдалась.

— Почему ты ничего не сказал конунгу о призраках! — успел прокричать Хроллауг прежде, чем Ивар Ярл отключил микрофон.

— Потому что я здесь старший, и мне это решать.

— Ты лгал конунгу Торстейну! Это измена! Я тебя…

Хроллауг хотел сказать «я тебя арестую!», но передумал. Не зря его прозвали Быстрым. Как-никак, а шансов оказаться арестованным у него было больше.

— Ты меня — что? — на всякий случай переспросил Ивар Ярл, но ответа не дождался. — Твое дело, брат, — это налаживать связь, а не пользоваться ей. Подожди…

Шуршание в выведенном на предел мощности динамике стало громче, послышались неразборчивые голоса.

— Конунг! Грим! Торвард! — принялись выкрикивать оба викинга, в надежде быть услышанными.

Некоторое время в эфире царил все тот же хаос, потом неожиданно все стихло и раздался спокойный голос Эйрика Пьяного:

— Катастрофа. Опять — катастрофа… Они подожгли город. Слышишь, брат Начарт? Если бы не агент Фингер, то мы с Чиа ни за что бы…

Снова наступила тишина. Несколько секунд викинги ждали, потом одновременно откинулись на спинки кресел.

— Наверное, возникают какие-то окна в эфире… Я буду ждать, — вызвался Хроллауг.

— Жди, — согласился Ярл. — Но по законам жанра ты уже ничего не услышишь.

— Какого жанра?

— Боюсь, трагического. Есть такой жанр? Не дожидаясь ответа, полковник вышел из бота. По его прикидкам, энергостанции кораблика теперь требовалось не менее десяти условных часов, чтобы снова попытаться поговорить с флагманом. Можно прогуляться до города и обратно.

— Пятеро со мной, остальным не спать, дежурить до возвращения! — закинув на плечо полевой бластер, Ярл сразу зашагал в сторону города.

Ошибиться было трудно: вдалеке мерцало красивое, яркое зарево пожара. Разбудив отдыхающую смену, пятеро десантников поспешили за ним. Хроллауг, усевшись на бот, долго смотрел им вслед. Ему хотелось тоже что-нибудь вытворить. Лучше всего — сдаться противнику. Но бывают войны, где пленных не берут. Хроллауг вернулся на место пилота и проверил уровень горючего.

— Хватит, только чтобы взорвать этот троллеев бот, — прошептал он. — Если станет совсем туго — так и сделаем.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ Город

Войдя в Город, который, судя по словам жителей, никак иначе и не назывался, Кетиль сразу повел людей к штабу полковника Торварда Высокого. Как и положено, десантник выбрал большой дом на окраине.

— Это новый зимний склад, — мрачно сказал Джим Бежье. — Построили совсем недавно.

Ворот в высокой изгороди рядом со складом не было, и люди Торварда просто выломали порядочный кусок — из тактических соображений. Судя по тому, что изгородь местами дымилась, работали бластерами. Еще бы — вырвать глубоко вкопанные в землю бревна без техники задача не простая. Рядом с проломом лежали три тела.

— Местные? — спросил Кетиль у группы десантников, направившей на вновь прибывших оружие. — Я — конунг Кетиль Флотоводец.

— Пароль! — потребовал лейтенант, возглавлявший караул. — У меня приказ.

Кетиль покосился на Грима Щекастого, и тот опять связался с полковником.

— Я лично не занимаюсь паролями… — проворчал Торвард. — Ждите там, я сейчас, мать вашу троллями! Делать мне больше нечего, как…

Торвард Высокий отключился. Грим как мог деликатнее передал услышанное Кетилю, а сам повнимательнее присмотрелся к караульным. Вели парни себя подозрительно — ощетинившись бластерами во все стороны, группа прижалась к изгороди и, по всей видимости, защищала саму себя. Внешний вид десантников тоже смущал Грима Щекастого. Как кадровый офицер, он понимал, что воспитать и даже подготовить все «мясо войны» на уровне элитных профессиональных частей невозможно. Тем не менее, экипировку-то можно было привести к единообразию? Мало того, судя по нашивкам на скафандрах, составляющие группу десантники принадлежали к разным частям. Может быть, в трюмах при высадке тоже произошла суматоха, и все перепуталось?

— Вы только посмотрите на это! — Одной рукой держась за ушибленный затылок, Ким указал на соседний дом. — Второй этаж, окно!

Все одновременно посмотрели в указанном направлении. Чиа взвизгнула и, отвернувшись, уткнулась лицом в плечо Эйрика Пьяного. Тот похлопал ее по спине.

— Брось, сестра, это все же война…

В окне была распята женщина, по крайней мере длинное платье из грубой ткани говорило за это. Две ее руки были приколоты десантными — уж в этом Эйрик не сомневался — кортиками к верхней части рамы. Как убийцы закрепили ноги, от изгороди было не видно. Оконный проем был недостаточно высок, и тело женщины дугой выгнулось наружу. Тем не менее круглая, аккуратно выжженная бластером дыра в районе желудка оказалась хорошо видна.

— Что это значит? — Кетиль обернулся к лейтенанту.

Десантник вскинул бластер, но все же ответил обиженным ребячьим тоном:

— Она убила четверых! Парни зашли в дом, заняли позиции, баба их угостила, а потом вдруг начала резать по одному. Тяжелым таким тесаком! Бац — и все! Они совсем не ожидали, она ведь угощала их! А потом полковник Торвард приказал: в таких случаях… Чтобы неповадно.

— Вольно!

Стоило появившемуся полковнику Торварду произнести эту команду, как до того не замечавшие его десантники подтянулись.

— Рад видеть тебя, мой конунг! — Торвард коротко отсалютовал и жестом пригласил всех пройти через пролом к штабу.

— И я рад видеть тебя, брат полковник. Что происходит в Городе?

— Похоже, нам удалось переломить ситуацию. Очаги сопротивления подавлены. Около трех тысяч подозрительных задержаны, помещены в крупные подвалы. Объявлен комендантский час, торгашей загнали в дома. Но у меня потери… Подсчитываем, но боюсь, до трехсот человек. Плюс раненые.

Кетиль переглянулся с Гримом Щекастым. Что-то уж слишком много вооруженных бластерами десантников смогли прикончить жители Города своими копьями и стрелами!

— Парни расслабились, — понял невысказанный вопрос Торвард Высокий. — Что ж, будет им наука! Набросились на вкусную еду, да и выпить им давали, встречали как своих. Вот и результат — когда начали резать, оборона на какой-то момент рассыпалась. Имели место случаи захвата бластеров, несколько домов пришлось просто сжечь. Между прочим, у торгашей есть еще несколько единиц нашего оружия, следует быть осторожнее…

— Разреши вопрос, мой конунг! — неожиданно заговорил Халль Богатый.

Кетиль с недоумением оглянулся на артиллериста. Как обстояли дела в его Башне, он помнил очень хорошо. Хватало бы людей — стоило бы показательно расстрелять такого офицера. По крайней мере, Бьяртмар Беспалый, который открыл Хильд-Оск, и именем которого Кетиль твердо решил назвать Город, поступил бы именно так.

— Что тебе?

— Город почти полностью деревянный. Я вижу дымы, и их вроде становится больше. Это, наверное, те сожженные дома…

— Да! — перебил его Торвард. — Это те дома. Я приказал тушить пожары, но спецсредств у нас нет. Мобилизуем жителей с ведрами. Брать можно только женщин, оставляя детей в заложниках. В некоторых местах до реки далеко. Так что с пожарами еще предстоит побороться.

— Обрати на это внимание, брат Торвард, — распорядился Кетиль. — Пока я доволен твоими действиями. Пройдем в штаб, нам нужно поговорить. И вот этих, — он кивнул в сторону пленных и охранявших их артиллеристов, имея в виду и тех и других, — надо куда-то разместить, чтобы были под приглядом.

— Да, мой конунг… — Торвард склонил голову, исподлобья чуть насмешливо рассматривая пацана. — Как прикажешь.

Вдоль стен трехэтажного дома, у входа, у каждого окна Грим Щекастый видел караулы. Лица у всех настороженные, даже напуганные. Судя по всему, десантникам действительно пришлось несладко.

— Полагаю, пленных лучше отправить в подвал, — предложил Торвард, когда группа вошла в штаб. — Там сейчас никого нет.

— Очень хорошо. Назначь старшего над этими конвойными.

Халль, которого вместе с другими артиллеристами конунг назвал «этими конвойными», густо покраснел. Торвард, слегка пожав плечами, распорядился и вскоре к ним подошел плечистый лейтенант.

— Размести людей, брат Геллир. Этих в подвал, остальных — в один из ближайших домов. У них, как я понимаю, есть свой командир?

Торвард посмотрел на Грима Щекастого. Капитан десантников, который предпочел бы остаться командиром личной охраны конунга, сделал секундную паузу. Кетиль ничего не сказал, и Грим подтвердил:

— Приказом высокого конунга назначен командиром подразделения.

— Ваша задача — держать дом и перекрыть прилегающие улицы совместно с примыкающими взводами. — Распорядившись, Торвард повернулся к Кетилю: — Прошу в кабинет.

Конунг вошел. На стене висел большой переносной экран, на который запущенные ракеты с камерами нанесли карту Города и окрестностей. Два офицера в наушниках, сидевшие в дальнем углу просторного помещения за компьютерами, явно работали над картой: вспыхивали новые и новые номера частей, контролирующих тот или иной дом, патрули медленно ползли по улицам.

— Как видишь, конунг, я жестко прижал эту часть. — Полковник показал на штаб и его окрестности. — Местных убрали, секторы огня пристреляны, планы расписаны. Остальной город патрулируют повзводно между опорными точками. Вот опять… — На интерактивной карте вспыхнула и запульсировала красная окружность. К ней потянулись сразу несколько патрулей. — Снова огонь по нашим людям. Красный — значит, из бластера… Что ж, по крайней мере еще один мы у них отберем. Это даже хорошо.

— Сколько всего бластеров они захватили? Кетиль никогда не видел прежде вот такой оперативной карты. Конечно, на флагманах есть много экранов, но масштаб там совершенно другой. А тут — каждый дом, едва ли не каждый боец.

— Подсчитываем! Около трех десятков, — раздраженно ответил Торвард Высокий. — «Мясо»-то у меня не лучшего качества, брат конунг. Совсем расслабились во время полета. Я бы половину в космос выкинул, зато остальные вели бы себя смирно. Но Старик… То есть капитан баржи Торгейр Громкий мне не позволил. А напрасно — сейчас и потери были бы ниже, и командовать удобнее.

— Связь? У моего бота остался полковник Ивар Ярл, с группой прикрытия. Они постараются наладить контакт с Флотом.

— Ивар Ярл — полковник? — не по-уставному присвистнул Торвард. — Занятно. Прошу прощения, мой конунг. Да, с ними мы будем связываться регулярно. К сожалению, все наши боты оказались далеко от Города, и я предпочел почти все их оставить.

— Почти?.. — не понял Кетиль.

— Пять ботов, которые были ближе всего к Городу, я распорядился охранять и залить топливом из остальных — где сколько осталось. Должно хватить на половинную хотя бы заправку. Послал под конвоем нескольких пастухов и стадо этих рогатых животных — если получится, пусть подтащат к Городу. Но группы еще не встретились. Парни таскают канистры в руках. Ничего, им полезно!

— Сколько всего у нас людей? — Кетиль поискал глазами стул. — Давай присядем, полковник, я немного устал.

— Стул конунгу! — Сам Торвард Высокий явно собирался и дальше смотреть на Кетиля сверху вниз. — С людьми у нас так: пятьсот человек отвлечены на боты, это и заправщики, и охрана, и конвой. Расстояния большие, лучше подстраховаться. Около трех тысяч восьмисот вошли со мной в Город, минус потери… Я могу затребовать точную цифру, но, думаю, на три тысячи мы можем рассчитывать. Не удивляйся, мой конунг: кроме убитых, есть раненые, а кроме боевых потерь — растяпы, обожравшиеся на дармовщинку до болезни. Это не страшно: если вместо этой кучи лоботрясов я бы имел тысячу хорошо обученных, дисциплинированных и обстрелянных бойцов, я бы только лучше контролировал город.

Кетиль опустился на принесенный стул и сложил руки на груди, пытаясь сохранить лицо перед этим весьма уверенным в себе полковником.

— Во еще что… И мне кажется, это главное. Что ты говорил о призраках?

— Призраки — довольно странное явление, безусловно, существующее на планете Хильд-Оск. — сказал полковник Торвард и помедлил, но Кетиль смотрел ему прямо в глаза. — Многие мои солдаты считают, что местными часто руководили призраки. Что за призраки — объяснить не могут. Я полагаю, что это местная форма жизни… Возможно, паразитирующая на психике. Не знаю, у меня тут нет специалистов соответствующего профиля. Счесть призраков галлюцинацией нельзя: о них уверенно говорят надежные офицеры.

— Но — что же все-таки они видели или чувствовали? — настаивал Кетиль. — Как призраки командовали местными?

— Вроде как призраков чувствовали, когда они лезли в головы к солдатам. Мешали открыть огонь, просили о чем-то, вроде: брось оружие. Бойцы не подчинились, тут не было полной зависимости, но паники вышло немало. Местные много кричали о призраках, шли с голыми руками на бластеры, вроде даже просили убить… Надо будет разобраться подробнее, но пока призраки исчезли, город в наших руках. Тем не менее, наступает темное время местных суток, а это наша первая ночь на Хильд-Оск. Нужно быть готовыми ко всему, времени на расследование нет. Это пока все, мой конунг.

— Я понял тебя… И все же: призраки кажутся мне очень важной деталью во всем, что происходит. Я хочу, чтобы вся вновь поступившая информация немедленно оказывалась у меня.

— Сделаю, мой конунг! — опять перемешав уставный ответ с иронией, ответил полковник. — Что насчет кораблей? Без поддержки сверху мы довольно быстро окажемся слабее противника, если иметь в виду торгашей. Они знают местность, они распоряжаются пищевыми ресурсами, а НЗ надолго не хватит. Или… Я бы несколько урезал численность торгашей. Их сейчас тысяч двадцать, но, может быть, с пятью тысячами нам бы было легче… работать?

— Урезать численность?.. — Кетиль по молодости лет даже не сразу понял, о чем речь. — Полковник, ты ведь уничтожаешь всех, оказывающих сопротивление? Этого достаточно. Колонисты — необходимое условие процветания планеты. Моей планеты. Те, кто согласен служить мне, должны быть вне опасности. Я должен поговорить с ними. Где собирается их городской совет?

— Теперь нигде. Во время боев мы сожгли их здание, оно располагалось в центре Города.

— Но… Я должен поговорить с Членами Совета. Хотя бы с несколькими. Пусть их доставят сюда.

Торвард Высокий посмотрел на Кетиля, взвешивая «за» и «против». Мальчишка, конечно, назначен свыше руководителем всего Великого Флота, вот только не руководил им ни дня… Будет ли корабль — Торвард не знал, но предполагал, что только за конунгом и может явиться сюда эскадра. Полковник Торвард очень хотел бы в таком случае отбыть вместе с Кетилем, для того и готовил пять ботов. С другой стороны, ценность, возможно, представляет не Кетиль, а та информация, что собрана на Хильд-Оск… И что мешает полковнику самому доставить и информацию, и конунга-малолетку? Командовал же им Торстейн Рыжий во время похода? Точно также Торвард Высокий может взять на себя ответственность за действия на Хильд-Оск. Негласную ответственность, само собой.

— Пусть их доставят сюда, — повторил Торвард. — Да, мой конунг, их доставят сюда, как только будет возможно. Полагаю, это случится утром. Опускается тьма, и возможны изменения… Хочу напомнить: это наша первая ночь на Хильд-Оск.

— Ты так говоришь, брат, словно не знаешь: боги видят во тьме.

«"Колонист, сын колониста!" — припомнил Торвард название популярного сериала. — Они в самом деле существуют, эти парни с окраинных миров, что верят в богов всем сердцем… Золото поколения викингов, как говаривал в речах Харальд Толстый. Те, кто, не зная устали, завоевывает все новые миры, чтобы когда-то отомстить за поражение. Прекрасно. Только у меня жена и трое детей, я хочу вернуться домой».

— Боги видят, но не видим мы. Слушай богов, а я, пожалуй, отдам распоряжение об усилении караулов.

Кетиль не нашелся что сказать. Но что-то сказать было нужно… Он не желал, чтобы на Хильд-Оск командовал кто-то еще, каким бы опытным воином он ни был.

— Как связь с полковником Ярлом, не барахлит?

— Сейчас узнаем… — Полковник обернулся к своим офицерам, но один из них уже шагал к нему с озабоченным видом.

— Разреши доложить, мой полковник! В атмосфере много статических разрядов, их количество нарастает. Боюсь, со связью в ближайшие часы будут проблемы. Мы связываем это с опускающейся ночью.

— Ты слышал, мой конунг. У нас не будет надежной связи не только с твоим полковником Ярлом, но и с моими пятью ботами. Это важнее, мои люди затратили кучу времени, таская канистры с горючим на руках. Если я и буду пытаться восстановить связь, хотя бы с помощью маяков, то именно с ними.

Кетиль Флотоводец встал, стараясь дышать ровно. Торвард Высокий был гораздо выше его, и приказывать снизу вверх трудно… Но необходимо.

— Мой приказ: восстановить связь с полковником Иваром Ярлом, чего бы это ни стоило.

— Мой ответ: нет, мой конунг. Мне важны боты с горючим. Пойми, брат Кетиль… — Торвард все же не хотел ссориться с высоким конунгом, и, как мог, старался свести конфликт «на нет». — Пойми, нам самим тут долго не продержаться. Местных можно всех перебить, но что дальше? Если не придет корабль, если не будет помощи, мне придется отправить воинов пахать землю. К чему это? Мы здесь, чтобы освободить планету, мы не колонисты. Мы должны навести порядок, установить контроль и уйти. Мне нужны боты, чтобы выйти на орбиту. Чтобы и ты, и я могли покинуть Хильд-Оск. Хочешь остаться — на здоровье, Тор и Тир тебе в помощь. Но мне здесь делать нечего.

— Полковник Торвард Высокий! — едва сдерживая себя, заговорил Кетиль. — Ты обязан подчиняться моим приказам! Я руковожу Великим Флотом!

— О да! — Торвард отвернулся и подошел к своим офицерам. — Парни, ты и ты! Высокий конунг хочет отдохнуть. Отведите ему подобающие апартаменты в безопасном месте.

Кетиль хотел драться. Очень хотел. Но он был конунгом… Как будет выглядеть конунг, которого потащат, брыкающегося, рослые десантные офицеры? Кетиль сложил руки на груди.

— Полковник Торвард Высокий, ты превышаешь свои полномочия.

— Я отвечу за это перед Торстейном Рыжим, — благодушно ответствовал полковник. — А пока пройди, пожалуйста, отдыхать. Наступила ночь, и у меня много работы по оперативному управлению войсками.

Кетиль вышел из кабинета Торварда, стараясь не слишком опережать свой конвой. В коридоре офицеры, спешащие вернуться к своим местам, наперебой давали указания конвою. Кетиль даже не вслушивался, в его ушах кипела ярость. Как он посмел?! Да, мало кто принимал юного конунга всерьез, но чтобы вот так, открыто… Это мятеж! Да еще ссылка на Торстейна Рыжего. Знал ли Торстейн? Им всем придется за это ответить. Конечно, лишь в том случае, если самому Кетилю удастся выбраться с Хильд-Оск. Если нет — все останется шито-крыто. Даже если удастся поговорить с Торстейном Рыжим. Он — с ними. Вот Харальд Толстый — другое дело…

— Прошу пройти тебя вниз, брат конунг, — не то попросил, не то приказал лейтенант. — В подвале безопаснее. Мы принесем тебе койку и белье, если хочешь отужинать — позови дежурного.

— Я арестован?

Ему никто не ответил.


* * *

Оказавшись в подвале, Эйрик прежде всего поискал другие выходы. Как и следовало ожидать, их не оказалось. Подвал — он и есть подвал, это не жилые этажи, не бункер и даже не подземелье. Это увеличенный в размерах подпол. Тут хранят злаки, клубни, ткани… А иногда — людей.

— Халль, брат, ты чего такой мрачный? — поинтересовался Эйрик у друга, который уселся на последнюю ступеньку лестницы, по которой они спустились, и не собирался двигаться. — Все пока в порядке. Мы даже пережили «Атмосферу». Удивительно, да?

— Иди Локи в кишки, — попросил Халль Богатый. — Ты что, не понимаешь, что конунг не забудет нам нашей службы? Надо же было так обгадиться у него на глазах… Но я трижды подключал запасной трансформатор, и трижды он сгорал! Нас подставил взвод общего энергоснабжения, это они виноваты!

— Они мертвы, — напомнил Эйрик. — И даже их документов не осталось. Почти память героев молчанием, и все такое прочее.

— Мы живы. И мы фактически под арестом. Наши звания ничего больше не значат, мы не выполнили поставленную задачу.

Эйрик, постояв еще немного над понурившим голову товарищем, отошел к другим артиллеристам: Ингольву Рябому и Ари Шраму. Эти, постреливая по сторонам глазами, уселись в углу. Рядом с ними, глядя отчего-то в сторону, напевала какой-то мотивчик торгашка Чиа Риттер.

— Пьете? — тихо, но зловеще спросил Эйрик. Хоть они по сути больше и не офицеры, но пить без них личный состав права не имеет. — Тролли! Где взяли?

— Тут, в штабе. — Ингольв посмотрел лейтенанту прямо в глаза и улыбнулся. — Эйрик, брат, я свой бластер отдал. Не полевой, который дали в боте, а наш, артиллерийский. Никто не заметит — вот, Ари вообще не успел с «Атмосферы» свой захватить. Нам ребята литра три дали во флягах. Выторговали бы больше, но времени не было. У них тут много всего… Мы пожрать еще взяли. Глянь, Эйрик, сало!

— Чье? — подозрительно спросил лейтенант, усаживаясь между бойцами и Чиа Риттер.

— Ну… не знаем. Все едят. Вкусно.

— И все пьют? — уточнил Эйрик, хотя смотрел уже на Чиа. — Сестра, и тебя угостили? Я по запаху чую.

— Эйрик, вы, конечно, милый молодой человек, но я для вас — враг… — томно промолвила Чиа Риттер. — Вы готовы смотреть, как меня пытают током… Что вам за дело до меня?

Эйрик, взглянув на погруженного в свои мрачные мысли Халля, принял стакан от Ингольва и осушил его, даже не понюхав. А стоило бы: лейтенанту пришлось, скривившись, просидеть без дыхания не меньше минуты.

— Братья, как разживусь — с меня такой же пузырь… — прохрипел лейтенант, как только обрел способность говорить. — Наливайте, и госпоже Чиа тоже.

— Мне чуть-чуть! — пропела Чиа, протягивая стакан. — И закусить, того ужасного мяса… Эйрик, что с нами будет? Рассказывайте, что ли! Все в подвале, и вас, как я понимаю, тоже заперли.

— Система двойной защиты, — сказал, что на ум пришло, Эйрик. — Мы охраняем вас, они охраняют нас, подвал закрыт… Конечно, все ужасно глупо! Но разве ты не поняла, сестра, что у нас все довольно глупо?

Выпили еще. С третьим стаканом Эйрик подошел к Халлю и тот нехотя выпил пару глотков.

— Как у меня дома, — признался сын фермера. — Но лучше отойди от меня. Всему конец, всем моим мечтам. И я хочу хоронить их один.

— Как скажешь! — легко согласился Эйрик, зная, что Халль скоро попросит добавки. — Я же все понимаю… Как ты считаешь, не налить ли нам и агенту Фингеру, раз все вместе пьем?

Халль Богатый мрачно посмотрел на агента, который, мужественно тараща глаза, все еще наслаждался кляпом во рту. Агент вытаращил глаза до предела — это все, что он мог сделать.

— Обойдется! — решил Халль. — Начальство завязало — начальство пусть и развязывает. Нам и дела нет. Мы с тобой теперь, считай, рядовые. А окажемся на Большой земле — еще и под суд отдадут. Не к добру мы оказались вместе на «Атмосфере», брат. Мои земляки будут мной стыдиться. Им придется вывесить мое имя на Стене Позора. И твоим — тоже…

— Стена Позора — пережиток, — уверенно сказал Эйрик, в котором закипал местный самогон. — Спасибо, ребята. Мы, артиллеристы, должны держаться вместе, а то десантура нам жизни не даст. Чиа, скажи тост!

— Я хочу выпить за то, чтобы у нас не было секретов друг от друга. — Чиа сказала, но пить не торопилась. — Я слышала о призраках… И конунг спрашивал меня о каких-то «тенях». Понимаете? Тут беда. Мы все в опасности. Надо смываться отсюда.

— Не на чем… — прохрипел Эйрик, утирая губы. — Да и куда? Флот не рядом с Хильд-Оск, на боте не долетишь. Если еще есть Великий Флот! Халль, гном, ну шагай же к нам, не сиди там одиноким оленем! Чиа, если ты что-то знаешь о «тенях», скажи! Теперь — самое время. Если мы в опасности.

— Ничего я не знаю, — вздохнула Чиа. — Если кто и знает, то вот он.

Все посмотрели на агента Фингера. Тот попробовал смотреть в потолок, в стену, в пол, но успеха не добился. Наконец Халль, который и не выпил ни рюмки, подошел и вытащил у агента кляп изо рта.

— Расскажешь о «тенях»?

— Я давно не ел, — сухо сказал агент, как только отплевался. — Я очень хочу пить. А «тени»… Впервые о них услышали задолго до вашего Великого Похода. Расскажу, если напоите и накормите. Меня и Чиа Риттер.

Викинги посмотрели на женщину, Чиа пожала плечами. Вообще-то, Чиа и без того не знала недостатка в еде. Но раз уж агенту так хочется — к Чиа пододвинули еще одну тарелку. Фингер долго и молча жевал, запивая пищу водой, потом отведал местной выпивки.

— Вот что я вам скажу, ребята, — сообщил он наконец. — Я ни черта не знаю о «тенях». Это была военная хитрость. Я был очень голоден. Но я вам могу сказать другое. Ко мне уже приходили призраки. Они хотели, чтобы я убил себя. И как вам иначе это объяснить, я не знаю.

— Военная хитрость, подумать только! Да ты хитрец… — Эйрик увеличил мощность подвесного фонаря и придвинулся ближе: — Тебе придется все-таки рассказать подробнее.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Призраки любят детей

Связи не было никакой и ни с кем — даже патрули в Городе не могли согласовывать действия. Десантники, совершенно разучившиеся подчиняться офицерам за время полета, после высадки немного подтянулись. Как ни крути, а вокруг — вражеская территория, выживать надо всем вместе. Вход в Город, населенный практически безоружными, но зажиточными торгашами всех успокоил. И когда эти ребята успели понастроить таких симпатичных домиков, освоить местные злаки? Солдаты с удовольствием принимали дары от напуганных жителей, а если те задерживались с дарами, то не стеснялись брать сами. Кое-где возникали ссоры — торгаши без особой грусти расставались с продуктами, но за женщин пытались вступаться. И все же мелкие драки не привели бы к серьезным последствиям. Город восстал по другой причине — в него вошли призраки.

Свалка возникла едва ли не всеобщая — часть горожан явно подчинилась злой воле пришельцев, другие, напуганные такой перспективой, пытались вырваться за ворота. Десантники, не ожидавшие нападения, понесли первые потери и стали стрелять в кого попало. Не сразу офицеры заметили, что некоторые их бойцы тоже кричат о призраках. Продлись атака больше условного часа, в Городе настала бы полная сумятица, но призраки исчезли так же неожиданно, как и появились. Но исчезли не все. Или — вернулись снова. Связанный, лишенный возможности говорить Ануш Фингер почувствовал на себе внимание «теней» на самом закате солнца. Сам агент полагал, что ему помогла устоять «всесторонняя подготовка», но, по сути, сильного давления со стороны не испытал. Будто прозрачные, невесомые летучие мыши покружили вокруг его сознания, слегка задевая крыльями, словно их крик в диапазоне, не воспринимаемом человеческими ушами, каким-то образом сложился не в слова даже, а в эмоцию. «Убей себя, Ануш Фингер!»

При всем желании, Фингер не мог исполнить просьбу «теней». Но и желания тоже не было. Мало ли кто и что попросит у агента при исполнении! Поняли «тени» это или не поняли, но в любом случае исчезли так же незаметно, как и появились. Но прежде будто поговорили между собой, и почудилось Анушу — иначе он сказать не мог — что говорили они о необходимости отстоять Город, защитить его жителей от викингов. Это было все, что смог рассказать Фингер расспрашивающему его Эйрику Пьяному. Артиллеристы с «Атмосферы» задумались. Подвал перестал казаться им уютным.

Между тем с наступлением тьмы призраки и правда вернулись в Город. И на этот раз их появление можно было зафиксировать с помощью полковых средств связи: они совершенно перестали функционировать. Ни единой поломки, вот только эфир Хильд-Оск наполнился треском разрядов, в котором, даже услышав чей-то голос, нельзя было разобрать слов. Экранная карта в кабинете Торварда Высокого сразу перестала отражать действительность — патрули больше не докладывали о своем местонахождении, а если какой-то части вздумалось бы покинуть свою позицию, то и этого бы в штабе не заметили. Торвард, вскипев, перевел связистов в вестовые и разогнал их по Городу собирать информацию. Прежде всего — туда, откуда доносились выстрелы, а случалось это с завидной регулярностью.

Не в силах сидеть в пустом штабе и ждать вестей, полковник спустился вниз и наорал на десантников из роты охраны. Чтобы окончательно успокоить нервы, приложил пару самых пьяных по мордам. И уже совсем было собрался пройтись по ближайшим улицам, как увидел сбоку кого-то с артиллерийскими нашивками.

— Это что?!

— Разреши обратиться, брат полковник! — Халль, полагая, что терять ему нечего, разрешения ждать не стал. — Пленный торгаш Фингер утверждает, что подвергался воздействию призраков, они же «тени»! По его словам, «тени» намерены выдавить нас из Города этой ночью любой ценой!

Торвард свирепо оглядел подчиненных:

— Кто выпустил из подвала этого канонира недоделанного? Разве не было приказа взять их под стражу?

— Нет, брат командир, — признался один из десантников, утирая кровь с разбитых губ. — Был приказ отправить их в подвал сторожить пленных.

Полковник снова вперил взгляд в переносицу Халля:

— Значит, твой подопечный торгаш, установленный вражеский агент, сеет панику, а ты ему в этом помогаешь?

— Нет, брат командир, я…

— Клюв от воробья! Сдать оружие! Заприте всю шайку, и чтобы больше я их не видел! — Торвард Высокий двинулся к дверям, на ходу тыкая в бойцов пальцем. — Ты, ты и ты — со мной.

Халль Богатый послушно разоружился. Глядя на него, мало что понимающие артиллеристы тоже отдали бластеры.

— Извините, парни, но Торвард сказал в подвал — значит, и полезайте туда, — распорядился лейтенант. — На этот раз придется вас закрыть. Думаю, к утру он остынет. Просто связи нет никакой, творится опять троллева каша какая-то. Слышите?.. Опять стреляют.

— Где конунг Кетиль Флотоводец? — спросил Эйрик, уже спускаясь вниз. — Он приказал докладывать ему всю информацию о «тенях». Надо бы ему донести.

— Конунг на закате пошел в Город, говорить с членами какого-то совета. Связи с ним нет.

Тяжелая крышка опустилась. Ни замка, ни засова на ней не было, так что десантники просто завалили ее рюкзаками с походным снаряжением.

Слушая, как они переругиваются наверху, Халль убавил мощность фонаря.

— Надо экономить, а то ведь новых батарей до утра не дадут.

— Он не от недостатка питания помаргивает, — встрял Ануш Фингер, которому снова связали руки, но не заткнули рот. — Это какие-то наводки. Потому и связи нет. Думаю, это «тени» делают.

— А зачем?.. — Эйрик поболтал над ухом кувшин и отставил в сторону — выпивку тоже надо экономить. — Ничего не понимаю. Эти «тени» вроде как вселяются в людей? Тогда почему они не вселились в Фингера, почему не вселились в десантников?

— Это Фингер говорит, что они в него не вселились, — проворчал подозрительный Ари Шрам. — С какой стати я должен ему верить? И вот эти… — Он мрачно посмотрел на троих жителей города, устроившихся в дальнем углу подвала и тихо переговаривавшихся между собой. — Может, в них тоже вселились «тени»! Никому нельзя верить, у нас даже оружие отобрали. Не надо было отдавать.

— А что надо было? — обиделся Халль. — Перестрелку устраивать? Мы, между прочим, такие же заключенные, как и Чиа с Фингером, и Бежье с Кимом и Сенти. Приказа об аресте не было, но фактически… Думаю, конунг отдаст нас под трибунал. И знаете что? Валите все на меня. Я командовал башней, мне и отвечать за то, что в ней творилось.

Вопреки ожиданиям Халля, никто не стал возражать. Только Эйрик, почесав затылок, сказал:

— Не о том надо думать. Я отсюда слышу стрельбу. В кого они стреляют? Опять наверняка местные накинулись на десантуру. Не важно, участвуют в этом тени или нет. Что-то я сомневаюсь в нашей победе.

— Не говори глупостей, — попросил Халль. — Даже сотня десантников перебьет все население этой дыры без особых проблем. Просто команды такой не было. Но Торвард ее отдаст, если прижмет.

— А вдруг в Торварда вселятся «тени»? — опять завелся Ари Шрам. — Брат Эйрик прав: надо думать, как отсюда выбраться!

Джим Бежье вдруг решительно поднялся и подошел к викингам.

— Вы все так считаете? — тихо спросил он.

— А тебе-то что? — Ари хотел вскочить, но массивный Ингольв Рябой придержал его, положив руку на плечо. — Ты вообще мне не нравишься!

— Ты мне тоже. Нам вообще не нравится, как вы себя ведете. Но если этот дом, допустим, загорится, то мы здесь просто испечемся. А в Городе пожары, верно? Ведь их так и не потушили? И не потушат, если нет связи, если жителей загнали в дома. Теперь достаточно сильного ветра, чтобы сгорело все. Это деревянное поселение, понимаете?

— Дикари… — пожал плечами Ари.

— А ведь верно. — Эйрик поднялся и встал перед Халлем. — Брат, нас и не подумают спасать. Просто не вспомнят, и все. Лучше бы придумать что-то заранее.

— Мы знаем, как отсюда выбраться. Мы с Кимом участвовали в постройке этого склада. — Джим Бежье присел рядом. — В углу, где мы сидим, через потолок можно выбраться в пристройку. Через самый угол, там земляной пол. Мы слушали: наверху тихо. Вероятно, никого из ваших там нет. Если мы сможем без лишнего шума убрать несколько досок…

— Пойдем посмотрим, — нехотя согласился Халль. — Но только посмотрим.

Викинги, поднявшись, направились в угол. У ступеней, ведущих наверх, остались только связанный Фингер и будто задремавшая Чиа.

— Госпожа Риттер!.. — тихо позвал агент. — Ослабьте на мне ремни. Или мы все еще на ты? Важно, чтобы в решающий момент я мог действовать. Викинги безоружны, а я обучен секретным приемам древних единоборств. Слышите, Чиа? Только ослабьте узлы, сейчас самый подходящий момент!

— Ануш, мне не до тебя, — тихо ответила Чиа, так и не открыв глаз. — Помолчи.

Как только Чиа Риттер услышала рассказ Фингера о «тенях», «тени» пришли к ней. Будто она их позвала. А может быть, и в самом деле позвала? Чиа заставила себя не бояться. Если «тени» могут завладевать разумом людей, то этого не миновать. А если не могут — почему бы не попробовать с ними поговорить? Возможно, они-то и есть истинные хозяева Хильд-Оск. Тогда выбраться с планеты, вернуться когда-нибудь в Анаронию можно, только договорившись с ними. А почему бы и не договориться? Ведь Чиа ничего не имела против «теней». Пусть делают, что хотят. Они ей очень даже симпатичны.

«Тени» слышали ее мысли или, точнее, ее эмоции. «Тени» окружили ее, запорхали прямо через мозг. Да, это было похоже на полеты невидимых существ. Но не летучих мышей, скорее Чиа уподобила бы их ночным бабочкам. Все равно страшно… Но бояться нельзя!

«Ближе, ближе! — мысленно звала она. — Я не сделаю вам зла! Я хочу с вами дружить! Только не просите меня убить себя, зачем вам моя жизнь?»

«Тени» испытывали к Чиа любопытство. «Тени» хотели узнать Чиа лучше. Это все, что она могла сказать. «Тени» были рядом и в то же время их самих будто не было.

«Это вы устроили викингам переполох? Вы забавные! — Чиа старалась думать четче, помогая себе гримасами. Вот наморщила лоб, вот улыбнулась. — Смешно! Вы такие веселые! А викинги грубые, плохие, обижают горожан. Вы защищаете горожан, да?»

«Тени» не поняли. Недоумение — вот их чувство.

«Вы ведь что-то делаете с детьми горожан, да? Я не против! Мне нравится!»

Дети. Да, «тени» любили детей. Человеческих детей. Но любовь — не то слово… «Тени» нуждались в человеческих детях. Нуждались так, будто это пища или воздух. Чиа вздрогнула, все же испугалась. «Тени», словно испугавшись, подались назад.

«Не уходите! Я хочу вас понять!»

И одна «тень» вернулась. Тень хотела быть с Чиа. Повинуясь не ясному самой желанию, Чиа постаралась не думать ни о чем. Вспомнила давние уроки медитации, вслушалась в стук каблуков расхаживающих наверху викингов. Почувствовала рукой шершавость ступени. Не открывая глаз, увидела покачивающуюся на волнах лодку… «Тень» была здесь, в ней, все глубже.

Чиа открыла глаза, повернула голову к Анушу.

— Что-то случилось? — встрепенулся он. — Нет? Чиа, пока не поздно, расслабь узлы! Кто-то вернется, и уже не будет шанса! Чиа, ты же подписывала контракт, а это как присяга! Ты обязана мне помочь во имя нашей родины и собственного спасения! Чиа, ты меня слышишь?

Чиа Риттер долго рассматривала агента, будто видела его впервые. Потом медленно перевела взгляд на фонарь и тот, мигнув, вдруг совсем потух. Но лишь на мгновение, а потом засветил ярко и ровно. Затем Чиа пристально рассмотрела свои ладони с обеих сторон.

— Чиа, что с тобой? — не на шутку обеспокоился агент.

«Ты меня слышишь? — осторожно, тихонечко подумала Чиа, стараясь не спугнуть того, кто обосновался в ее разуме. — Я твой друг!»

«Я твой друг! — тут же отозвался незнакомец. — Я твой друг! Не бойся, не мешай, нам хорошо вместе!»

«Нам хорошо вместе! — подтвердила Чиа. — Кто ты?»

Оранжевая вспышка. Она поняла, что так зовут ее нового друга. Или, быть может, это не имя, а что-то другое?

«Откуда ты?»

«Далеко».

Но это не было то «далеко», которое люди измеряют миллионами парсеков. Это было нечто совсем другое, и не имелось ни в языке, ни даже в мыслях Чиа ничего, чем можно было бы это «далеко» измерить. Призрак послал ей свое чувство, и оно напугало женщину.

«Далеко…» — подумала она.

«Далеко, — подтвердил гость. — Смотри, смотри…»

И Чиа увидела его мир так, как видел его призрак. Описать увиденное она не смогла бы, даже если бы Кетиль взялся пытать Чиа электричеством. И не только увидела: услышала, почувствовала и как-то еще ощутила. У призраков совсем другие органы чувств. И мир их совсем другой. Хотя, насколько понимала Чиа, это мог быть один и тот же мир, только по разному воспринимаемый…

«Нет», — просто ответил призрак.

Нет — так нет…

«Я хочу домой, — Чиа как могла представила Анаронию: карту звезд, планеты, урбанистический пейзаж. — Помоги мне».

«Нет, — снова сказал призрак. — Живи здесь. Рожай детей. Нужны дети. Помоги нам».

— Чиа! — выкрикнул Фингер, подползший к женщине. — Госпожа Риттер! Помогите, кто-нибудь! Ей плохо!

Призрак исчез. Ушел. Чиа сморгнула с глаз выступившие слезы — наверное, долго не моргала. Подбежал Эйрик.

— Не ори так! — зашипел он на агента. — Что случилось?

— Ничего, — ответила Чиа. — Просто задремала. Со мной бывает. Как дела?

— Дела в порядке… — Эйрик, что-то заподозрив, вглядывался в лицо женщины. — Попробуем тихонько подпилить несколько досок имеющимся инструментом… Если нас не завалит — может, и выберемся. Но только в случае пожара. Мне теперь тоже запах дыма мерещится. Фингер, не шуми, а то снова заткну тебе пасть. Ты разве этого хочешь?

Агент скривился. Тупость викингов выводила его из себя.

— Мы все в опасности, понимаешь? — как можно спокойнее сказал он. — Тут «тени», призраки! Это их планета, и они нас не оставят в покое. Можешь ты объяснить своим сраным командирам, что надо отсюда выбраться как можно скорее? Если нет — освободи меня, я всесторонне подготовленный агент. Я смогу захватить бот, потом мы найдем топливо и поднимемся на орбиту! За содействие властям Анаронской Народной Республики в моем лице ты будешь награжден!

— Даже если… — оглянувшись на сгрудившихся в углу товарищей, Эйрик присел и отхлебнул из кувшина. — На орбите ты что делать собираешься? Корабль может прийти только за конунгом.

— Значит, надо похитить конунга! — тут же усовершенствовал план Фингер. — Я смогу, меня учили таким штукам. Только слушайтесь меня, и я всех спасу.

— Уж это точно… — Эйрик протянул кувшин Чиа, та с благодарностью приняла. Лейтенант отметил, как сильно дрожат ее руки. — Госпожа Риттер, с тобой точно все в порядке?

— Да. Конечно. А ты, Ануш, лучше подумай еще над планом действий — нам всем твои мозги нужны больше, чем руки. — Чиа погладила агента по голове и тот мгновенно сомлел. — В любом случае до утра не стоит ничего предпринимать. Утром, может быть, Ивар Ярл сообщит, что за нами идет корабль. А здесь не так уж опасно… Только, мне кажется, надо уйти из Города.

— Почему?.. — напрягся Эйрик. — Мне тоже так кажется. Призраки защищают Город, вот что мне кажется. Но не жителей, а… Как бы сказать… Само поселение. Это они его создали.

Он смотрел Чиа в глаза и увидел в них: да, так и есть.

— Я говорю с Чиа Риттер или с кем-то еще? — тихо спросил Эйрик, готовясь ударить женщину ребром ладони по шее. — Чиа, отвечай.

— Он ушел, — призналась она. — Но «тень» была во мне, да… Я не все поняла. Почти ничего не могу объяснить. Но им нужны дети. Этот Город — они создали и населили его людьми ради наших детей. Местные, наверное, многого не договаривают… Помнишь, Бежье рассказывал об уходящих куда-то детях?

— В них вселялись тени, я так это понял. Интересно, конечно, куда они девались после этого… Возможно, где-то на Хильд-Оск есть еще одно поселение. Но его никто не видел.

— Они могли построить другой город под землей, — встрял агент. — Обычное дело. Нужно только наладить снабжение водой, пищей и теплом. Я знаю, что для создания таких баз часто используются списанные корабли — их прикапывают, и все. Меня многому учили! Например, если нам понадобится спрятаться на этой планете, то я вас научу, как создать тайную базу. Я знаю, сколько в ней должно быть выходов, сколько должно быть резервных баз, на каком расстоянии их лучше расположить, где…

— Заткнись, — попросил лейтенант. — Да, наверное, у них есть поселение… Люди, в которых вселились «тени» — уже не совсем люди. Они будут жить совершенно иначе. Но зачем им это? Почему дети? Ох… — Эйрик взъерошил волосы, еще раз отхлебнул из кувшина и решительно поднялся. — Не хочу знать. Хочу выбраться отсюда живым. Пусть бы даже с помощью нашего суперагента. Но присяга есть присяга, поэтому никого мы не будем похищать и никуда не будем убегать. По крайней мере, пока есть другие варианты… Пойду, помогу ребятам. Ведите себя хорошо.

Однако с половины дороги Эйрик вернулся и присел перед Чиа, взяв ее за руку.

— Сестра… Мы в одной команде теперь.

— Я понимаю, — кивнула Чиа. — Ты тоже хочешь домой. Я расскажу обо всем, что узнаю.

Когда Эйрик. снова ушел, Фингер подмигнул землячке.

— С этими ребятами будет не сложно справиться! Видишь: только-только начались трудности, а они уже паникуют, уже морально готовы все бросить и бежать. Так всегда в тоталитарных обществах: они основаны на страхе, на насилии и быстро разрушаются под давлением внешних условий. Нам читали лекции об этом на спецкурсах.

Чиа выбрала кусок мяса побольше и аккуратно запихнула в рот Анушу. Пока жует, можно посидеть в тишине.

«Эй, призрак! "Тень"! ты здесь?»

И он появился. Будто был тут рядом… Или для него, бесплотного, такого понятие, как расстояние, не существовало?

«Да, — ответил призрак. — Можно мгновенно перемещаться и тебе. Дружи со мной, и я помогу. Только сначала роди детей. Мне нужны дети».

«Но зачем?..»

«Нам с ними будет хорошо. Со взрослыми трудно, с детьми хорошо. Я помогу вернуться домой».

Перед глазами Чиа появилась карта. Вот она, Анарония. Чиа вспомнила, как мгновенно переместился на другой конец Галактики лайнер «Королева воров».

«Да, — подтвердил призрак. — Так. Мы научим многому. Людям будет хорошо. Детям будет хорошо. Нам будет хорошо».

— Чиа! — позвал агент, проглотив мясо. — Я, наверное, не все понял… Ты общалась с «тенями», да?

Было в самом тембре голоса агента Фингера что-то настолько раздражающее, что сохранить расслабленность Чиа уже не могла. Призрак исчез, будто вытесненный неприязнью женщины к Анушу.

— Какой ты сообразительный все-таки… — вздохнула она. — Сразу видно — всесторонне подготовленный агент. Ануш, а если бы мы оказались у бота, у Ивара Ярла, ты смог бы связаться с Хоуком?

— Конечно! — Агент подмигнул и перешел на шепот. — Все ведь предусмотрено… У меня есть секретный код. Если они наладили связь, то я могу послать сообщение… Это было бы здорово! Чиа, я запомнил дорогу, меня учили ориентироваться. Я смогу отвести тебя к боту в темноте. Давай захватим оружие и бежим! Развяжи меня незаметно.

Чиа Риттер встала со ступенек и не спеша отправилась к викингам. Те с помощью жителей Города и имевшихся в снаряжении напильников уже выломали несколько досок и теперь аккуратно раскапывали землю.

— Что-то хочешь сказать? — шагнул ей навстречу Эйрик.

— Нет, ничего особенного. Просто устала от Ануша. Наверху стреляют все сильнее…

— Это точно! — зло сказал Ким, орудуя в проломе куском доски. — Если с моей женой что-то случилось — плохо кому-то придется…

— Ты говори да не заговаривайся! — тут же пихнул его в бок Ари. — Я и без бластера тебе шею сверну!

— Тихо всем! — приказал Халль. — Делаем прокоп и все, сидим до утра. В ваших же интересах, братья торгаши. Если там стреляют — значит, до домов вам живыми не добраться. Я нашу десантуру знаю.

Ким, невнятно выругавшись, сильнее повел доской, и ему на голову потоком хлынула земля. Когда она прекратила осыпаться, Джим Бежье сунул в дыру голову.

— Есть, — довольно сказал он. — Мы в пристройке. Дверь, наверное, на замке, но она хлипкая. Осталось решить, когда мы отсюда уберемся.

— Я же только что сказал, — чуть громче повторил Халль Богатый. — Если пожара не будет, и если штаб кто-нибудь не захватит, мы останемся здесь. Все останутся здесь.

Чиа попятилась вглубь подвала — все говорило о том, что сейчас начнется драка. Ким, все еще сжимавший в руке обломок доски, смотрел то на дородного Ингольва Рябого, то на худого и жилистого Ари Шрама, будто выбирая, с кого начать. Молодой Сенти сделал полшага к Эйрику. Только Джим Бежье улыбался Халлю.

— Видишь ли, брат… Нам плевать на Город. Плевать на Домашнюю. Мы здесь пленники, и если хотите забрать планету себе, — нам она не нужна. Но за три года, что я здесь провел, у меня появилась жена, дети. И я не позволю кому-то причинить им зло. Я должен быть уверен, что с ними все в порядке. А из того, что мы успели увидеть и услышать… Ты понимаешь?

— Понимаю, — легко согласился Халль. — Просто вы никуда не уйдете до утра, вот все. А утром вашу судьбу, как и судьбы ваших семей, будут решать конунг Кетиль и полковник Торвард. Отойдите от пролома и посидите тихо.

— Ладно!

Бежье развел руками и, протиснувшись между Халлем и Эйриком, подошел к ступеням. Хотел было сесть, но что-то увидел на полу.

— А это еще что, Халль?

Бывший башенный лейтенант, нахмурившись, двинулся к нему.

— Что ты нашел?

— Вот… — Бежье даже взял фонарь, чтобы лейтенанту лучше было видно. — Вот тут.

— Осторожно! — успел крикнуть Эйрик, но было слишком поздно.

Бежье с размаху опустил фонарь на голову Халлю и подвал погрузился во тьму. Отскочив подальше от того места, где он последний раз видел Сенти, Эйрик попытался нашарить в темноте их рюкзаки — там есть карманные фонарики… Из темноты доносилась ругань, хриплое дыхание. Вскрикнул Ари Шрам.

— Развяжите меня кто-нибудь! — потребовал вдруг агент Фингер. — Я обучен искусству драться в темноте, ну развяжите же! Чиа! На помощь!

Надо было помочь Ари и Ингольву, надо было помочь Халлю, но как влезать в драку в темноте? Своих от чужих уже не отличить. Эйрик нашел рюкзак, рванул застежки. Когда он зажег фонарик, все уже кончилось. Луч света скользнул мимо державшегося за голову Халля к Ари Шраму, у того из горла торчал обломок доски. Ингольв стоял в стороне, все еще поводя вокруг себя длинными руками. Лицо в крови, один глаз, кажется, выбит… Осветив пролом, Эйрик успел увидеть лишь исчезающие ноги последнего из горожан. Кажется, это был Бежье.

— Убью! — Эйрик кинулся к пролому, но остановился. Сунуться вверх значило просто получить по голове. — Вернитесь, гномы!

— А ты достань нас! — посоветовал сверху Ким. — Викинг сраный. Подожди, мы еще с тобой свидимся.

Эйрик, тяжело дыша, стоял внизу и не знал, что предпринять. Сверху доносились какие-то звуки… Вроде бы разбили какую-то посуду. Он обернулся к Халлю.

— Как ты, брат?

— Ничего… — лейтенант поднялся, побрел к телу Ари. — Тут все ясно. В артерию попали, гады. Стучите караулу, пусть их поймают, пока не ушли далеко!

Чиа поднялась по ступеням, забарабанила в крышку подвала. Звук получился глухой, на крышке лежало слишком много снаряжения. Пока Халль, достав еще один фонарик, рассматривал рану постанывающего Ингольва, Эйрик вернулся к пролому.

«Пусть только уйдут, тут же рванем за ними и достанем. Пусть они, гномы, еще разок попробуют. Один всех поубиваю!»

Но горожане не спешили уходить. Эйрик слышал какое-то чирканье, вроде бы даже смех… Потом в проломе появился свет. Не от фонаря — там, наверху, что-то горело. Он подскочил, сунулся в пролом и едва не опалил лицо — в пристройке с шипением горело какое-то масло, разлитое по полу.

— Они нас подожгли, Халль! От пристройки вспыхнет штаб, слышишь? Выбраться можно только здесь! — Эйрик взбежал по ступеням, отпихнул Чиа и принялся бить в крышку. — Пожар! Пожар, тролли, откройте!

— И мы им сами помогли… — Халль так переживал, что уже ни о чем не волновался. — Позорище. Два офицера. Нас надо расстрелять перед строем.

— Эйрик! — позвал Фингер. — Эйрик, мы здесь все сгорим. И вы, и Чиа. Вас не услышат. Надо идти через пролом. Развяжи меня — я смогу, я обучен терпеть боль! Я потушу пожар и спасу вас!

— Я бы тебя с удовольствием отправил в огонь, дружок, — признался Эйрик. — Только чтобы ты помалкивал… Развяжи его, Чиа, теперь уже все равно.

Агент и в самом деле приблизился в пролому и даже сделал попытку ухватить за доски. Но они уже горели, и Фингер, дуя на пальцы, отошел в глубь подвала.

— Много дыма… Нечем дышать… — оправдывался он, но никто не слушал.

— Когда штаб загорится, про нас и подавно не вспомнят. То самое, чего мы боялись… — Халль Богатый присел на ступеньки. — Связи нет. Шансов нет. Будем надеяться на Одина.

Эйрик, отбивший все кулаки об крышку и не дождавшийся в ответ ни звука, опустился рядом. Ярость, паника, страх… И ни единой мысли.

— Может быть, «тени» нам помогут? — спросил вдруг Фингер. — Если Чиа с ними вошла в контакт… Пусть «тени» найдут конунга и сообщат ему о беде. Конунг, наверное, поможет нам? Я могу передать ему кое-какие сведения, касающиеся обороноспособности Анаронии.

Агент продолжал нести какую-то чушь о том, имеет ли он право делать это в сложившейся ситуации, но Чиа уже не слушала. Она отошла подальше в темноту, так спокойнее.

«Тень!»

И он появился, будто был рядом.

«"Тень", тот человек… — она вообразила конунга Кетиля. — Нужна помощь… Я хочу родить детей. — И это была правда. Хотя и не вся. — Помоги, или я умру. Ты друг, я друг, нам будет хорошо».

«Друг хорошо, — согласился призрак. — Дети хорошо».

«Помоги мне! Дай ему знать, что мы гибнем!»

«Я делаю».

Для призрака нет расстояний, сообразила Чиа. Он не должен исчезать, чтобы найти Кетиля. Или он попросил кого-то из своих сородичей…

«Я делаю сам, — сказал призрак. — Дети — хорошо».

— Я, кажется, слышу Кетиля! — Эйрик снова взбежал по ступеням. — Мой конунг! Срочное сообщение! Откройте, мне надо говорить с конунгом!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ Личный отряд конунга

Ивар Ярл подошел к Городу скрытно. По крайней мере, те группы людей, что шли ему навстречу, удалось миновать незаметно. Он просто приказывал спутникам лечь и ждал, пока они пройдут в нескольких метрах от викингов. Насколько понял Ивар Ярл по разговорам беженцев, все они спасались одновременно от пожара и бойцов Торварда Высокого. Последние, судя по выражениям, употребляемым в их адрес, в средствах истребления горожан не стеснялись.

— Может, нам надо задержать кого-то и допросить? — осторожно спросил сержант. Он давно служил в конвое Ярла, тогда еще Начарта «Атмосферы» и майора, поэтому осмелился задать вопрос. — Просто так наши не начали бы бойню.

— Ни к чему терять время, брат. У меня такое предчувствие, что в Город просто не нужно было соваться. Или, по крайней мере, не нужно было его захватывать. Местных надо бы допросить, но, я думаю, у нас еще будет такая возможность… — Полковник Ярл приподнялся и осмотрел участок перед воротами города в инфракрасные очки. — Вроде, никого. Только что-то мельтешит… Очки не в порядке? Пошли бегом, до ворот, там действуем по ситуации. Цель: без шума войти в Город и закрепиться в ближайшем доме, который еще не горит. Тор с нами!

Рывком группа преодолела последние десятки метров. За воротами им навстречу попалась еще одна группа беженцев. Увидев викингов с бластерами наперевес, торгаши молча кинулись назад, к горящему центру города.

— Ветер от нас, это хорошо. Давай сюда, братья! — Ярл первым вбежал в небольшой, одноэтажный домик. Почудилось движение — резанул коротким лучом бластера наискосок. — Собака?..

— Эта тварь больше на обезьяну похожа, — сказал сержант, вбежавший следом. — Обыскать дом, не стойте как столбы! Подвал и чердак не забудьте!

Солдаты рассыпались по дому. Ивар Ярл подошел к окну. Затянуто какой-то пленкой, ничего не видно… Кортиком он разрезал податливую пелену, осторожно выглянул. Центр Города горел и, похоже, огонь захватывал все новые территории. Где-то совсем недалеко шла ожесточенная стрельба, причем бластеры работали на полную мощность. Неудивительно, что все горит…

— Как далеко от нас штаб Торварда Высокого?

— Если верить той приблизительной схеме, что мы успели получить днем, — примерно четверть радиуса Города вдоль ограды. Я думаю, так будет проще добраться.

— Связь?

— Никакой. Эфир полон помех.

Ярл выждал еще несколько секунд. Ничего не происходило. И все же почему-то не хотелось уходить далеко от ворот. Ограда высокая, из вкопанных бревен, преодолеть ее не так-то просто. А Город казался ему ловушкой. Чьей-то ловушкой для него, Ивара Ярла. И все же конунг очень нужен, Кетиль Флотоводец — единственный реальный шанс выбраться с Хильд-Оск. Никто другой не заставит Торстейна прислать за ним корабль.

— Пошли.

Они двигались короткими перебежками, от дома к дому. Двое вперед, залечь, потом еще трое, затем последний — когда авангард уже пересекает очередную улицу. Все деревянное, все скоро сгорит. Все невысокое, некрашеное. Дикий Город. Первую сотню метров не встретили никого, потом вдруг откуда-то ударили лучи бластеров. Ярл едва успел откатиться в сторону, ладонью сбил с непокрытой головы жар.

— Кто впереди?! — заорал он невидимому противнику. — Десант идет!

— А чего молчите, гномы?! — без всякой вежливости ответили из темноты. — Локины выблядки, давай сюда шагом, и чтобы бластеры над головой!

В другое время Ярл, пожалуй, предпочел бы принять бой и объяснить говнюкам, кто тут «локины выблядки». Но он пришел сюда не за этим.

— Встать, за мной.

Держа бластер в поднятых руках, полковник первым пересек открытое пространство. За углом топтались человек пятнадцать десантников, у многих в руках кувшины.

— А говорил, десант! Стыдно врать, артиллерия! В брюхо или по морде? — Говорил лейтенант, судя по походке, совершенно пьяный. — Только позорите нас всех, сволочи…

— Я — полковник Ивар Ярл, начальник штаба высокого конунга Кетиля Флотоводца, — без стеснения заявил Ярл. — Укажите мне путь к штабу и продолжайте выполнять поставленную задачу.

— Штаб?.. Ну, там где-то. Если еще не сгорел. Скажи там нашему Торварду, что пора сваливать из города. А то прибегал вестовой пару часов назад, а с тех пор никого… — Лейтенант даже потянулся к Ярлу чтобы обнять его, но тот отступил на шаг. — В общем, если так дальше пойдет, мы просто… Просто пошлем всех!

Дальше двигались без приключений — этот район полностью контролировался десантниками, и стрелять по любой движущейся цели они не торопились. Хотя стрельбы все же хватало: в одном месте бойцы, окружив двухэтажный дом, прошивали его выстрелами насквозь, чтобы поразить какую-то «гномью суку, что подала им отравленное вино». На небольшой площади пятеро парней, глядя в ночное небо, посылали разряды прямо к звездам, целясь в каких-то лишь им видимых «теней».

«Кетиль имел связь и вышел прямо к штабу, — рассуждал Ярл. — Там, наверное, и остался. Насколько помню Торварда, он, старый тролль, не позволил бы мальчишке распоряжаться».

Еще пара улиц — вот и штаб. По крайней мере, здесь, в этом горящем доме, по данным Ярла должен был находиться штаб. На это указывал и пролом в ограде. В этот пролом прямо сейчас уходила большая группа десантников, несколько сотен. Прорываясь через эту пьяную, ворчащую толпу, Ивар Ярл выглядывал хоть кого-то из офицеров. Увы, те два-три лейтенанта, что ему попались, ничем не отличались от солдат.

К штабу нельзя было приблизиться, так ярко полыхал огонь. Ярл со своими людьми обежал дом справа и едва не налетел на Кетиля — юноша стоял, спокойно созерцая игру пламени.

— Мой конунг! Я спешил доложить тебе о результатах разговора с Торстейном Рыжим, — выпалил полковник давно заготовленную фразу.

— Ивар Ярл? — удивился конунг. — Я рад тебя видеть. У бота остались наши люди?

— Хроллауг Быстрый, с ним пятеро бойцов.

— Зря… Ну да ладно, брат, я рад тебя видеть. Докладывай.

Вкратце изложив содержание беседы с Торстейном, полковник осмелился вставить и свое мнение.

— Я полагаю, битва проиграна. Флагманская группа уходит. Великого Флота больше нет, и некому нас забрать.

— Скверно, если так. Впрочем, мне отсюда уходить незачем, я дома. — Кетиль посмотрел куда-то за спину полковника. — Вот и твои горе-артиллеристы. Я посылал их найти Грима Щекастого и его людей. Хоть с этим они, надеюсь, справились.

Полковник обернулся. Действительно, Эйрик Пьяный и Халль Богатый рысцой приближались к ним. У бывшего башенного лейтенанта через весь лоб тянулась багровая ссадина.

— Мой конунг! — Эйрик опередил приятеля, которому явно было не до докладов. — Капитан Грим Щекастый сейчас собирает своих людей, рассредоточенных вдоль улицы. Должен прибыть сюда в течении пятнадцати условных минут.

— Идите к пленным, мы сейчас.

Эйрик и Халль, прежде чем отойти, отсалютовали Ярлу.

— Уважают тебя, — улыбнулся Кетиль. — А я бы их расстрелял… Ничего не могут. Оставил их сторожить горожан, что мы у бота встретили. Даже в подвале их заперли. В итоге горожане одного из них убили, другого покалечили, сами сбежали и подожгли штаб. Как воевать с такими людьми? Бьяртмар Беспалый таких с собой не брал. Тем не менее, Один видимо хочет, чтобы мы были вместе… Пропадут без меня, гномы.

Ярл стоял молча, ожидая распоряжений. А Кетиль, видимо, опять засмотрелся на огонь. Так прошло несколько минут. Мимо них, нестройной гурьбой, шли десантники. Трезвые и пьяные, раненые и здоровые, с оружием и без него, ведомые офицерами и бредущие куда-то просто так. Полковник прикинул, что только за то время, что он простоял здесь, в пролом ушло не меньше трех сотен бойцов.

— Я пытался разобраться с этими «тенями», — сказал наконец конунг. — Добрался до местных… Но они очень скрытные. Боятся, понимаешь? Они общались с этими призраками, по крайней мере, многие общались. Призраки здесь хозяева, на моей планете. С ними мне и предстоит воевать за мою планету, за Хильд-Оск. С ними и бился Великий Флот, я знаю теперь это точно. Битва проиграна, говоришь? Ничего подобного. Теперь Великий Флот — это я, это вы, и вот эти парни. Битва продолжается.

— Торвард Высокий уводит своих людей из Города? — вставил Ярл.

— Не знаю. В любом случае далеко они не уйдут. Куда тут идти? Прибегут назад к своему полковнику, а он еще подумает, брать их или не брать. Торвард — та еще штучка… — Кетиль поморщился, вспоминая неуставное хамство Торварда Высокого. — Я не собираюсь пока брать его к ногтю. Пусть попробует взять Хильд-Оск силой. Вот когда поймет, что это невозможно, сам обратится ко мне. Пока надо собрать волею Одина оказавшихся с нами людей и вернуться к боту. Ты говоришь, Торстейн не слишком хочет меня видеть?

— Я предполагаю это.

— Пусть. Я достиг своей цели, я дома. Когда возможен сеанс связи?

— Часа через четыре, мой конунг. Я не советовал бы оставлять брата Хроллауга одного в это время.

— Плевать, он ничего не знает. Вот и Грим. Люди Грима Щекастого двигались плотной группой, вразброд шагающие прочь из недружелюбного Города десантники расступались перед ними. Завидев конунга, Грим отсалютовал и приготовился к докладу, но Кетиль лишь махнул ему рукой и пошел к пролому.

— Артиллеристы и те пленные торгаши ждут нас там, сто метров по правой стороне. Полковник, сколько у нас продовольствия и боеприпасов? Хватит на месяц, если нас не будут атаковать?

— Я сомневаюсь насчет продовольствия, мой конунг… — Ивар Ярл понятия не имел, каково состояние НЗ в боте, но предпочитал верить в худшее. — Если есть возможность прихватить что-нибудь в Городе, стоит это сделать.

— Нет. Теперь туда опасно соваться — призраки разбушевались… — Кетиль рассмеялся. — Веришь ли: они существуют! И я должен понять, как с ними бороться. Я многое должен понять, иначе мне не отстоять своей планеты… А это значит, что я все пойму — Один ведь за меня! Я заметил, брат Ярл, что ты на короткой ноге с этой шлюхой торгашкой, как ее…

— Чиа Риттер, — подсказал полковник.

— Да. Говори с ней дальше.

— Я поспешил сюда, потому что получил отрывочное сообщение. Лейтенант Эйрик Пьяный сказал, что агент Фингер спас его и Чиа Риттер… — с вопросительной интонацией сказал Ярл.

— У него был приказ: связаться с тобой. Будем считать, что ему отчасти удалось это выполнить. Боги на моей стороне… Хорошо, что ты здесь. Что касается этого агента, то, брат, он больше похож на сумасшедшего, играющего в агента. Не знаю, может, у торгашей все агенты спецслужб именно такие… — Конунг шел, будто прогуливаясь: разглядывал обгоняющих его десантников, даже уступал им дорогу. — Он им подсказал идиотскую мысль: попросить «теней» прийти ко мне, позвать на помощь. Забавно… «Тени» пришли. «Тени» просили меня помочь Чиа Риттер. А ты еще не общался с «тенями», брат Ивар Ярл?

— Один миловал… — пробурчал полковник, которому услышанное совершенно не понравилось. — Значит, «тени» не всегда наши враги?

— Ну… С ними просто подружиться.

Они прошли через пролом и свернули направо. Навстречу уже бежал Эйрик Пьяный.

— Мой конунг, все в порядке! Мы готовы выступать. По полученной информации, десантники неорганизованно оттягиваются в сторону от Города и накапливаются в двух километрах отсюда, возле леса.

— Правильно, зачем ночью в лес идти? — пожал плечами Кетиль все с тем же отсутствующим видом. — Пусть посидят там до утра, а потом Торвард Высокий их построит. Я этого громилу не уважаю, но как служаке доверяю ему вполне. У нас другая задача, так что отдыха не предвидится… Выдержишь небольшой марш?

— Да, мой конунг! — бодро ответил Ивар Ярл, который очень надеялся посидеть спокойно с лейтенантами-артиллеристами и пленными торгашами, поесть и поболтать о том, о сем. — Куда мы идем? К боту?

— Я скажу, когда будет пора.

Ингольв Рябой, который во время схватки в подвале потерял один глаз, сидел возле самой ограды Города и подкидывал в костер наколотые с нее кортиком крупные щепки. Здесь же были Чиа и агент Фингер, на огне булькал котелок с какой-то кашей. Конунг, оказавшись у костра, тут же присел и о чем-то глубоко задумался.

«Может, мне еще удастся отдохнуть?» — подумал Ярл.

Он обернулся и кивнул приближавшемуся во главе своего взвода капитану Гриму Щекастому. Десантник кивнул в ответ и, оценив обстановку, распорядился своим людям развести рядом еще два костра. У многих бойцов в руках была прихваченная из Города снедь — жили торгаши вполне сытно.

— Эйрик! — позвал Ярл. — Что с Халлем? Что у вас за отношения с «тенями»?

— Халль схлопотал по башке фонарем, брат майор… То есть, брат полковник. Но ему уже лучше, фермерскую голову так просто не пробить. А «тени» позвали к нам конунга, когда нам в подвале плохо пришлось. Чиа их попросила — и они позвали.

— Что же, они теперь с «тенями» друзья?

— Ну, вроде того… — Эйрик жестом пригласил полковника присесть у костра. — Тут такая троллева каша… Она им обещала детей нарожать. В общем, пусть сама рассказывает, я не очень понимаю, что творится. Позволишь вопрос?

— Быстро.

— За нами придет корабль?

— Нет. — Ярл насладился кислой физиономией лейтенанта, и повторил для полного исчерпания вопроса: — Нет, никто не собирается нас отсюда забирать. Все, кто выжил, улетели домой. Чиа Риттер! Рад видеть тебя живой и здоровой, сестра!

— И я рада видеть вас! — откликнулась сонная, усталая Чиа. — Как поживаете?

— Сносно. Расскажи мне о «тенях».

Чиа закатила глаза. Она рассказывала о «тенях» уже раз шесть. Но деваться некуда — надо зарабатывать у викингов кредит доверия. Пусть почаще говорят ей «сестра». Она начала с самого начала, с того, как «тени» пришли к Анушу. Полковник Ярл слушал, но смотрел не на женщину, а на сидевшего, полуприкрыв глаза, Кетиля Флотоводца.

Ярл не ошибался, полагая, что конунг занят чем-то очень важным. Конунг звал «теней». Они пришли к нему по просьбе Чиа Риттер, когда Кетиль допрашивал одного из членов городского совета. Мужчина лет сорока, плотный, с крысиным лицом, отчаянно хитрил и все время чего-то не договаривал. Кетиль уже собирался приказать вырвать ему пару ногтей, но, помня свои неудачные попытки «допросов с пристрастием», откладывал приказ. Вдруг боги просто не хотят этого? Не стоит противиться их воле. Тут и появились «тени». Кетиль, перестав вслушиваться в россказни горожанина о странном поведении детей, тут же расслабился.

«Вы чего-то хотите? Чего?»

Перед глазами конунга замелькали повторяющиеся картинки. Чиа Риттер. Чиа Риттер и лейтенант-артиллерист. Чиа Риттер и агент Анаронской республики. Чиа Риттер в огне. Беременная Чиа Риттер с огромным животом. Чаше всего на картинках мелькал огонь. Наконец, «тени» сосредоточились на картине штаба, объятого пламенем, и Кетилю хоть что-то стало ясно.

«Вы хотите, чтобы я пошел туда?»

«Да!»

Кетиль прекратил допрос, приказал держать горожанина под арестом и вернулся к штабу. Он успел вовремя: рота охраны как раз покидала здание, и думать забыв о спасении как пленников, так и штабного имущества. Авторитета высокого конунга едва хватило, чтобы заставить вернуться пару лейтенантов, которые и показали ему подвал, в котором заперли пленников. Те, уже как следует прокопченные дымом, кинулись к конунгу с благодарностями, но интересовала Кетиля одна лишь Чиа Риттер. «Тени» заступились за нее… Почему? Торгашка говорила о некой дружбе, об обещании родить детей — да, он помнил картинку беременной Чиа. Но не было ли другой причины? Кетиль очень жалел, что не смог на барже допросить ее с помощью оголенных проводов. Однако, на все воля богов.

С той минуты, как «тени» пришли к нему в первый раз, Кетиля не покидало ощущение их присутствия рядом. Рассматривая горящий штаб в ожидании Грима Щекастого и его людей, конунг уже звал их — и «тени» тотчас появились. Кажется, они сами хотели контакта. Но прогнать их было очень легко — наоборот, куда труднее было удержать эти бесплотные создания в своем сознании. Совершенно безвредные, не способные подавить волю человека, бессильные… Кетиль не чувствовал никакой опасности. Хотя пьяный десантник, который вдруг увидел призраков может, наверное, начать палить без разбора. На простые души такие вещи действуют пугающе. Себя к «простым душам» ребенок колонистов Кетиль давно не относил — он конунг, любимец богов и исполнитель их воли.

«"Тени"! Чего вы хотите? Моей крови, моей жизни?»

В своей логике юный конунг относил призраков к тем несчастным душам, что заблудились по пути в Нифльхейм, или же напротив, ухитрились сбежать от владычицы царства мертвых, страшной Хель. А чего может хотеть мертвый? Конечно, жизни.

«Жить! — утвердительно ответили Кетилю. — Жить! Мы хотим жить! Мы друзья! Мы поможем тебе, помоги нам! Жить!»

Кетиль слушал «теней», которые говорили наперебой, сливая свои голоса в странную песню. Или, быть может, песня рождалась уже в сознании конунга, а никакого хора не существовало?

«Чтобы жить, нужно тело с горячей кровью, бьющимся сердцем, с душой, дарованной людям богами Асгарда. У меня нет для вас таких тел».

«Дай нам тела! — возликовали "тени", радуясь понятливости Кетиля. — Дай тела! Дай детей! Взрослые — плохо, но дети — хорошо! Нам хорошо, и детям хорошо. Не дай уничтожить город, живи в нем, дай нам детей, и мы щедро одарим тебя в ответ!»

Когда поющие тени совсем уж закружили его сознание в хороводе слов, Кетиль мысленно взмахнул руками. Танец бестелесных прекратился.

«Вы крадете тела у человеческих детей?! Дети Локи, вам не будет прощения!»

«Нет, нет! — взвыли "тени". — Не крадем! Живем вместе! Не обижаем! Всем хорошо!»

«Такого не может быть. Где дети, которых вы украли из Города?! — мысленно наступал на них Кетиль, взмахами рук разбивая в клочки тумана бесплотные силуэты. — Вы убили их?»

«Дети живут, живут! Им хорошо! Иди и посмотри, ты поверишь нам, ты поможешь нам. Ты хочешь здесь жить, мы знаем. Мы видим тебя. Тогда живи с нами и будешь сильнее всех. Ты хочешь стать сильнее всех, мы знаем тебя, мы видим тебя. Мы укажем путь, посмотри — все живы. Будет легче говорить. Иди один!»

Кетиль взъерошил волосы. Идти один он, конечно, не собирался. Но чего-то подобного и хотел: найти город «теней». Ведь должны же и «тени» где-то жить? Хоть бы и под землей, хоть бы и на облаках.

«Я пойду со своим отрядом. Укажите путь».

Пояснять необходимости не было — Кетиль знал, что «тени» понимают не слова, а тот смысл, что вкладывает в них говорящий. Они уже знали, кого имел в виду Кетиль под «своим отрядом».

«Хорошо. Да. Иди с ними, но потом иди один. Ты увидишь! Мы друзья! Ты и мы и Чиа Риттер! Иди!»

В одном слове «иди» Кетиль увидел весь маршрут. Не так уж далеко: вдоль русла реки через лес, свернуть налево, там должен быть луг, покрытый желтыми цветами. Он открыл глаза, потянулся.

— Брат Грим! Готовь людей к маршу через условный час!

Грим Щекастый, уминавший за обе, действительно весьма выпуклые щеки кашу, только кивнул. Окинул взглядом своих бойцов — те тоже кивнули, продолжая ужинать. Через час — это не так уж плохо.

Полковник Ярл, только что выслушавший рассказ Чиа, внимательно следил за конунгом. Но Кетиль выглядел так, будто уже сделал что-то важное и теперь может расслабиться. Он подошел к костру, протянул миску, заботливо поинтересовался о состоянии здоровья Ингольва Рябого.

— Не грусти, брат викинг! Будешь теперь зваться Одноглазым Ингольвом, а это лучше, чем Рябой. Твой глаз вернут тебе в Валгалле, так асы награждают героев!

Ингольв, уроженец индустриального мира, пропитанного безверием, с удовольствием сказал бы конунгу, где он видал его Валгаллу, что одним, что двумя глазами, но промолчал. Он вообще много молчал последнее время — Великий Поход изменил его характер, заставил думать. И мысли эти были об одном: о доме, куда обязательно надо вернуться.

— Брат конунг! — позвал Ярл. — Мы вернемся к боту?

— Нет, есть дела поважнее, — небрежно отозвался Кетиль. — Ты пытался связаться с Хроллаугом Быстрым?

— В эфире одни помехи.

— Я думаю, это скоро кончится. Когда Хроллауг отзовется — дай мне с ним побеседовать.

Полковник выдержал паузу, чтобы изобразить нерешительность, и спросил:

— Могу я узнать, высокий конунг, куда мы направимся?

— В Город «теней». — Кетиль, прихлебывая кофетон из десантного пайка, с удовольствием рассмотрел удивленные лица сидящих у костра. — Да, а что такого? Они слишком слабы, чтобы быть опасными. Но возможно, могут быть полезными. Верно, Чиа Риттер? Во всяком случае, некоторым уже спасли жизни.

Окончание ужина прошло в молчании. Никто не сказал ни слова, даже когда из пролома в изгороди вышли поротно последние части десантников. Их вел лично Торвард Высокий, в первых лучах рассвета его фигуру было хорошо видно. Полковник уводил лучших своих людей к северу, в сторону ферм, где можно было пополнить запасы провизии. Кетиль улыбнулся: отлично, им сейчас ни к чему встречаться. Хотя за свою грубость долговязый полковник ответит очень скоро.

Передавая за спиной Чиа кувшин с самогоном, Эйрик и Ингольв, которому отныне предстояло зваться Одноглазым, порядочно выпили. Халль Богатый от угощения отказался: ощущение несмываемого позора стало его постоянным спутником. Лейтенант теперь мечтал только о скорой и не бесполезной для общего дела смерти.

«Если мне суждено загнуться здесь, на этой проклятой богами и великанами планете, — думал подвыпивший Эйрик, — то, по крайней мере, мое прозвище останется прежним. Самогон тут делать умеют. Значит, и я научусь. Ну, за Хильд-Оск!»

Он допил последние капли из кувшина и повалился на траву. До выхода оставалась еще половина условного часа.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ Дети Хильд-Оск

Углубившись в лес, отряд довольно споро продвигался вдоль левого обрывистого берега реки. Грим Щекастый опять разделил людей на группы, но, похоже, опасаться было некого. Ни мусора, ни кострищ не попадалось на глаза десантнику — здесь не бывало людей. Довольно странно: лес был вполне дружелюбен. Крупных хищников не попадалось, насекомые не беспокоили. Кругом много грибов, ягод, птиц… Грим понятия не имел, как можно отличить съедобное от ядовитого не имея оснащенной лаборатории, но ведь как-то люди делают это на всех вновь осваиваемых планетах. Хоть бы те же викинги-колонисты. Вот и жители города могли бы создать здесь выселки, пользоваться дарами Хильд-Оск. Неужели так боялись «теней»?

Они почти дошли до поворота, отпечатавшегося в памяти Кетиля, когда Чиа Риттер вдруг резко остановилась. Конунг хотел было спросить, в чем дело, но тут же и сам почувствовал назойливое мельтешение в сознании. Он прикрыл глаза, расслабился.

«Иди прямо».

«Но надо свернуть!» — возмутился уверенный в своей правоте юный конунг.

«Прямо! — настаивали «тени». — Прямо!»

— Они говорят, надо идти не сворачивая, — сказала позади Кетиля Чиа Риттер.

— Да. Странно. Хорошо, идем дальше… Конунгу не понравилось произошедшее.

Значит, «тени» не доверяют ему вполне? Тогда почему все же ведут в свое секретное поселение для украденных детей? С ним поравнялся Ивар Ярл.

— Мой конунг, связи снова нет. Никакой. Как ночью. Хроллауг успел сказать, что выйдет на связь с Торстейном через условный час. Я хотел передать слово тебе, но не успел.

— Если связь восстановится, дай мне знать.

Кетиль оглянулся. Река незаметно извивалась, и выход из леса давно скрылся за деревьями. И все же — заблудиться невозможно. Как группа вошла в лес, так из него и выйдет. Или все-таки ловушка?.. Если у «теней» была возможность переместить сюда людей из СПДЧ, если в их распоряжении было два мощных крейсера, отчего не предположить, что есть и группа хорошо вооруженных, крепких парней? Конунг медлил.

— Какие будут приказания, высокий конунг? — рядом оказался Грим Щекастый.

— Продолжай движение прямо.

— У меня нет связи с авангардом, арьергардом и прикрытием левого фланга. Придется всех держать в пределах прямой видимости. Это уменьшит нашу безопасность.

— Плевать. Мы не гномы, чтобы бояться гномов. — Заметив, что Грим не знает этой популярной у колонистов пословицы, Кетиль поморщился. — Выполняй, капитан!

Они двигались еще около условного часа. Тогда «тени» пришли снова, и на этот раз конунг услышал их раньше.

«Туда! — в сознании отпечаталась подробнейшая картинка. — Туда!»

Кетиль, приказав держать оружие наготове, пошел впереди — наискосок через лес, прочь от реки. Несколько минут спустя группа вышла на едва заметную тропинку. Люди тут же попробовали вытянуться в цепочку, и только ругань Грима Щекастого заставила их рассредоточиться. Кетиль взмахом руки подозвал к себе Ивара Ярла.

— Еще совсем немного, брат полковник, и мы окажемся там, куда «тени» еще никого из чужих не пускали. Зачем они пустили нас — не знаю. Останься со своими артиллеристами позади, действуй по обстановке. Если с нами что-то случится — возвращайся к Торварду Высокому.

— Пленных тоже оставить? — предложил полковник.

— Нет, они пойдут с нами. Я им не доверяю.

Задумчиво почесывая заросшую черной щетиной щеку, Ярл остался на тропе. Артиллеристы столпились за его спиной.

— Не нравится мне этот лес… — прогудел Ингольв Одноглазый. — Вообще не люблю лесов.

— Придется полюбить, брат. — Майор еще раз прильнул к наушникам и поморщился от помех. — Ты со мной. Эйрик и Халль с флангов, в прямой видимости. Идти тихо, сопровождаем основную группу на расстоянии. В случае чего — в бой не вступать. Мы возвращаемся назад.

— Как же так, брат полковник? — возмутился было несчастный Халль, но Ярл только отмахнулся.

Кетиль скоро вышел на большую поляну. Бросалась в глаза ее совершенно ровная поверхность, как на поле для игры или скачек. Даже трава росла одна и та же, одной высоты.

— Чиа! Скажи «теням», что мы здесь!

Конунг остановился на краю странной поляны. Выводить на нее людей было бы верхом неблагоразумия. Рассредоточив людей между деревьев и назначив группам секторы огня, Грим Щекастый подобрался к командиру.

— Тут кто-то хорошо поработал… — прошептал он. — Но маскировка никудышняя.

— Подземный город? — предположил Кетиль.

— Да нет, уж скорее — база. Очень похоже на шахту с раздвижными створками.

— Они говорят: ждите и не бойтесь! — дрожащим голосом сообщила Чиа. — «Тени» сейчас придут.

И они немедленно появились на дальнем конце поляны. Только были это не призраки, а самые обыкновенные дети. Два мальчика и девочка, одетые в одинаковые серые комбинезоны, всем около четырех лет. Подойдя прямо к конунгу, дети остановились.

— Ты Кетиль Флотоводец, а я — Том Райн. Это Джессика Пригофф, а это — Эйб Фло, — сказал склонный к полноте, серьезный темноволосый мальчуган. Выговор у него был на удивление правильный, взрослый. — Где женщина Чиа Риттер?

Конунг усмехнулся, присел перед мальчиком.

— Том Райн? Я очень рад. Маленький торгаш, а взрослее тебя тут никого нет?

— Есть. Нам поручено проводить к ним тебя и Чиа Риттер.

— В них «тени»! — почти взвизгнула за спиной Кетиля Чиа. — Прямо в них! Всегда!

Бойцы, с усмешкой разглядывавшие детей, как по команде вскинули бластеры.

— Спокойно! — приказал Кетиль. — Сам знаю, Чиа. Куда вы собираетесь нас проводить, крепыши?

— Туда, где мы сможем поговорить с вами. — Говорил по-прежнему только Том Райн. — Проводить мы можем только тебя и Чиа Риттер, остальные должны ждать здесь.

— Разве мы так договаривались?

— Разве мы договаривались иначе?

Все трое очень серьезно, не отводя глаз смотрели в лицо Кетилю, и конунг занервничал. Было в этом что-то жуткое.

— Ну, ведите, раз пришли.

Дети спокойно повернулись и пошли обратно через поляну. Кетиль, сделав знак Гриму, двинулся за ним. Следом потянулся и остальной отряд. Однако, не прошли викинги и полусотни метров, как бойцы начали останавливаться. Одни просто жмурились, другие хватались за голову, словно от боли.

— «Тени», мой конунг! — воскликнул Грим Щекастый, размахивая бластером, будто отгонял им комаров. — Они везде… Я… — Он пошатнулся и опустился на одно колено. — Где ты, мой конунг? Я словно в колесе…

— Пусть оставят в покое моих людей! — потребовал Кетиль.

Все трое детей одновременно обернулись, но заговорил опять лишь Том Райн.

— Твои люди должны остаться здесь. Мы не причиним им вреда, но идти дальше им нельзя. Или идите вдвоем, или уходите совсем.

Кетиль задумался. Может быть, он и предпочел бы вернуться, если бы Чиа не бросилась назад к деревьям.

— Куда?! Грим, догони ее!

Секунду спустя капитан десантников встал и как ни в чем не бывало в несколько скачков догнал женщину — «тени» оставили его в покое. Перестали отбиваться от несуществующих призраков и другие бойцы.

— Я никуда не пойду! Никуда! — Чиа брыкалась, как бешеная, но десантная амуниция Грима не позволила ей нанести ущерба ни его гениталиям, ни голеням. Капитан сгреб Чиа в охапку и принес назад. — Кетиль! Мы же сами идем к врагу!

— Мы вам не враги, — впервые заговорила Джессика. — Ты сама говорила: друзья.

— И то правда, — Кетиль забросил полевой бластер на плечо, сбросил на траву шлем. — Мы — друзья. Чиа, ты идешь со мной. Грим, отведи людей к лесу и жди распоряжений.

— Да, мой конунг, — кивнул капитан. Теперь уже впятером они продолжили путь через поляну. Дети молчали, и Кетиль не спешил их расспрашивать. Вместо этого он предпочел покрепче схватить за руку Чиа — не хватало еще гоняться за торгашкой по всему лесу! Тем временем по лесу рысцой, чтобы успеть обогнуть поляну, бежали артиллеристы. Ивар Ярл ждал, что с минуты на минуту что-то преградит им дорогу, «тени» или другое препятствие, но ничего не происходило. Подобраться к лесу одновременно они, конечно же, не успели, но это и не входило в планы полковника. Главное — не отстать, не потерять след.

— Шагом! — негромко скомандовал он. — Эйрик, подтяни ремни, звенишь на бегу как погремушка. Рассыпаться, дистанция десять метров. Под ноги смотрите, возможны ловушки. Разговоры запрещаю. Ищем.

Что или кого именно искать, Ярл не счел нужным уточнить — и так ясно: все, что найдется, будет представлять интерес и опасность одновременно. Однако они шли по самому обыкновенному лесу, на удивление скучному. Никаких следов присутствия людей. За исключением, конечно, странной поляны — но именно поэтому полковник и не выводил на нее своих людей.

Вдруг двигавшийся слева от Ярла Халль Богатый остановился и поднял руку. Помахав остальным, полковник приблизился. Халль указал пальцем направление и потыкал себя в горло.

«Слышал голос, — догадался Ивар Ярл. — Ну и хорошо, что они все сигналы забыли — я бы тоже запутался».

— За мной, — шепотом скомандовал он. — По одному.

Теперь, чтобы догнать Кетиля, Чиа и ведущих их детей, много времени не понадобилось. Вот только догнать их удалось не вполне — именно в тот момент, когда Ярл увидел конунга, тот помогал детишкам открыть люк. Покрытый слоем дерна, травой и опавшими листьями, он был совсем незаметен и, видимо, не слишком тяжел даже для малышей. Барабаня пальцами по бластеру, полковник с тоской наблюдал, как все пятеро один за другим исчезли под землей. Люк закрылся.

— Может, надо было ворваться с ними? — прошептал ему на ухо Халль.

— Может, лейтенант, ты и останешься лейтенантом навсегда? — зло проворчал полковник. — Остаемся пока здесь. Ивар, вернись к людям Грима той же дорогой. Скажи этому брату, где находится конунг, покажи на карте. Потом возвращайся.


* * *

Коридор был заботливо отделан высококачественным пластиком. Без украшений, все функционально. Чисто. Светло — ровно горят светильники неизвестной Кетилю конструкции. Они прошли метров тридцать, и Том Райн, нажав несколько кнопок на стене, открыл дверь.

— Мы пришли. Располагайтесь.

Большая круглая комната или даже зал — метров пятьдесят в поперечнике. Вдоль всех стен стоят кресла. Три заняты. В них юноша лет пятнадцати и двое мальчиков, примерно десяти и семи лет. Том, Джессика и Эйб тоже уселись. Поскольку никто не поздоровался, Кетиль выбрал себе место и указал Чиа на кресло рядом.

— Я жду! — сказал он, закидывая ногу на ногу. — Рассказывайте, друзья.

«Нахальный мальчишка… — с некоторым даже восхищением подумала Чиа. — Погубит меня, не электричеством, так этими детишками…»

— Мы хотели показать тебе, что с детьми все в порядке, — сказал юноша. — Это ведь уже не нуждается в доказательствах, верно?

Кетиль усмехнулся и покачал ногой.

— Как сказать… Начнем вот с чего: я — Кетиль Флотоводец, конунг этой планеты, которая носит имя Хильд-Оск. Никакого другого имени у нее не будет, и другого конунга, пока я жив — тоже. Хильд-Оск моей волей присоединяется к Союзу Свободных, великому государству викингов. Никакой торговли на эти темы быть не может. Если вы хотите здесь жить — ищите моей на это воли. И знайте, что вы будете моими подданными. В полной мере.

— Понятно, — кивнул юноша.

Все смотрели на Кетиля, все были очень спокойны. Это раздражало, но конунг держался.

— Прежде всего я хочу понять, с кем я говорю.

— Мое имя… — начал юноша, но конунг поднял руку.

— Не надо имен! Я хочу знать, с кем я говорю: с людьми, или с «тенями».

— Мы вместе. Мы живем вместе.

— То есть вы управляете детьми, пользуетесь их телами? — Кетиль повернулся к Чиа. — Вот оно как, сестра! И говорят нам, что все с детишками в порядке.

Чиа поплотнее вжалась в кресло. Поддерживать конунга она не собиралась. Хотя была полностью с ним согласна. Ей казалось, что вот-вот ее окружат назойливые «тени», что здесь у них больше сил, и призрак поселится в ее сознании навсегда… Но ничего не происходило.

— С детьми все в порядке, — спокойно повторил юноша. — Что не так? Они растут и учатся. Им легче учиться, потому что у каждого есть помощник. Мы друзья, нам хорошо вместе. Это действительно так. Ты же знаешь, конунг Кетиль, что мы не можем находиться там, где нас не хотят. Дети избавились бы от нас в любой момент по своему желанию.

— Да, но вы можете довести до сумасшествия человека, который вас не желает! — вспомнил Кетиль атаку на своих солдат. — И в Городе такое происходило!

— Кетиль, нам показалось, что и ты, и Чиа Риттер настроены к нам дружелюбно. Мы очень ценим такое отношение, оно встречается не часто. Не надо бояться.

— Значит, с детьми все в порядке? — Кетиль щелкнул переключателем на наушниках, и услышал лишь ровный шум помех. — Странно, связи нет… Скель и Гети! Вот что, если вы так ладите с детьми, — оставьте их на минуту. Дайте мне поговорить просто с человеческими детьми.

В комнате повисла тишина. Чиа, в силу прагматичности натуры, не могла не подумать: «Вот этих дво