КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604168 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239519
Пользователей - 109455

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Forth)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Креольская невеста [Дебора Мартин] (fb2) читать онлайн

- Креольская невеста (пер. Д. М. Петерсонс) (и.с. мини-Шарм) 1.01 Мб, 302с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дебора Мартин

Настройки текста:



Дебора Мартин Креольская невеста

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Клану Гонсалес, представители которого все еще помнят обычаи старины. Спасибо вам за вашу доброту.

Памяти покойных Лилиан Боннот Гонсалес и Рене Уильяма Гонсалеса. Покойтесь с миром. Жаль, что мне не было суждено с вами встретиться, но большое спасибо вам за вашего чудесного сына.

И моему мужу Рене. Ты всегда будешь моим героем.

Глава 1

Бедность – не порок, но доставляет очень много неудобств.

Креольская пословица
Новый Орлеан, январь, 1804 год

В Новом Орлеане давно уже не было столь холодной зимы. Стояла такая стужа, что жителям города, совсем недавно присоединенного к Соединенным Штатам, приходилось разбирать и без того разваливающиеся защитные укрепления, и использовать их в качестве дров. Мельком взглянув на уменьшающийся запас топлива, Камилла Гирон завернула несколько деревяшек в тряпицу и поспешила со двора в дом.

На нее пахнуло горячим воздухом. Она сокрушенно покачала головой. Как же тепло у них в гостиной! А ведь поленья нынче стоят дороже французского шелка. Положив принесенные дрова рядом с камином, Камилла протянула руки к огню, пытаясь согреть их над потрескивающим пламенем. Она старалась не думать о том, сколько денег вылетает вместе с дымом в трубу. Сколько бы она ни твердила тете Юджинии, что нужно экономить каждый пиастр, семья Фонтейн так и не научилась бережно обращаться с деньгами.

Хотя теперь пиастры уже вышли из обращения, напомнила сама себе Камилла, ведь испанцы покинули их территорию. Сейчас нужно было считать каждый цент. Но какая, в сущности, разница: центы или пиастры? Все равно Фонтейнам вечно не хватает денег.

Если бы только дядя Огаст не проводил столько времени за игорным столом в надежде разбогатеть… Камилла поспешила прогнать от себя эту непрошеную мысль. Ведь несмотря на все свои недостатки, дядя Огаст был, в сущности, достойным человеком: он взял Камиллу к себе, невзирая на ее скандальное прошлое.

Ее мать, сестра тети Юджинии, в юном возрасте сбежала из дома и вышла замуж за французского корсара. Получилось так, что Камилла родилась и воспитывалась в пиратском лагере. Когда девочке исполнилось четырнадцать лет, ее родители были зверски убиты пиратами из другой, враждующей группировки. И тогда дядя Огаст принял Камиллу в семью Фонтейнов. Он непрестанно напоминал ей о ее неблагородном происхождении, но тем не менее кормил и одевал не хуже, чем своих родных детей. Именно так и полагалось поступать честному креолу – заботиться о своих родственниках-сиротах, пусть даже их имена и запятнаны позором.

Камилла знала, что ей не на что обижаться, но все равно чувствовала себя обиженной. Ее задевало то, что ей пришлось взять девичью фамилию своей матери – это было первое условие, которое поставили ей Фонтейны, взяв к себе: они не хотели каким-либо образом замарать свою честь ее скандальным прошлым. Однако эта хитрость не прошла. Все в округе знали, что Камилла – дочь пирата. За глаза ее называли пиратской принцессой.

Но больше всего Камиллу уязвляло то, что ей приходилось пользоваться милостями дяди, в то время как она знала, что сама в состоянии прекрасно позаботиться о себе. В четырнадцать лет, конечно, ей было не обойтись без посторонней помощи, но теперь, в свои уже двадцать пять, она вполне бы могла устроиться где-нибудь гувернанткой, швеей или кем-то в этом роде.

Но к сожалению, тети Юджинии необходима ее помощь. Бедная женщина с трудом справлялась с мужем, который постоянно клянчил у нее деньги, и со своими восьмерыми детьми. Фонтейны кое-как наскребли денег, чтобы отправить двоих мальчиков учиться во Францию, но дома осталось еще шестеро младших детей. Горстка рабов не могла со всем справляться, поэтому большая часть работы ложилась на плечи тети Юджинии, Камиллы и старшей дочери Фонтейнов Дезире. Теперь им приходилось экономить на всем, да и заботы прибавилось. Камилла не могла покинуть семью дяди, пока не подрастут дети.

Она почти согрела озябшие на морозе руки, как вдруг дверь распахнулась и в комнату ворвался холодный воздух. На пороге появилась тетя Юджиния в сопровождении дяди Огаста и Дезире. Простенькое личико старшей дочери Фонтейнов выражало беспокойство, ее мать также выглядела взволнованной.

Хуже всего было то, что дядя Огаст орал:

– Мне плевать, что ты слышала на рынке, Юджиния! Сегодня ты и Дезире отправляетесь на бал! Это мое последнее слово!

– В чём дело? – Камилла, повернувшись, обратилась к тете. – Что такое вы слышали на рынке?

Тетя Юджиния подошла к камину, вся дрожа от холода.

– Сегодня на балу будут вооруженные мужчины…

– Мужчины всегда ходят на бал при оружии, – проворчал дядя Огаст. – Почему сегодня должно быть иначе? – Нет, Огаст, сегодня все будет не так, как всегда. – Тетя Юджиния повернулась к мужу и смахнула у него с рукава невидимую соринку. – Говорят, на этом балу намерены затеять драку. Неужели ты хочешь, чтобы там присутствовала твоя дочь? Они говорят, что хотят заставить американцев вести себя как настоящие джентльмены.

– Именно этого нам и не хватает в Новом Орлеане: побольше настоящих креольских джентльменов, – пробормотала Камилла и поспешила прикусить язык.

Дядя Огаст сердито воззрился на нее:

– Вот из-за таких саркастических замечаний ты и ходишь до сих пор в девках, моя дорогая племянница. Будь ты полюбезнее, может быть, кто-нибудь из тех, кого ты называешь настоящими джентльменами, сжалился бы над тобой и взял тебя в жены.

– Вы прекрасно знаете, что тут не в любезности дело, – парировала дядины нападки Камилла, слегка покраснев. – Эти так называемые настоящие джентльмены просто не желают испортить голубую кровь своего древнего рода, женившись на дочери пирата.

Дядя нахмурился.

– Может, они и позабыли бы о твоем происхождении, если б ты не подавляла их своим якобы остроумием. Какому мужчине понравится женщина, которая считает, что во всем разбирается лучше его? Ты слишком много книжек читаешь. А книжки читать нужно ученым, а не девицам на выданье. И откуда у тебя только взялась эта страсть к чтению? Не пойму: росла ведь в пиратском лагере. В любом случае чтение не идет тебе на пользу.

Камилла едва сдержалась: так хотелось напомнить дяде, что именно отец привил ей интерес к книгам! Когда-то ее папа был учителем, но потом ему надоело едва сводить концы с концами, и он выбрал для себя опасное, но более доходное ремесло пирата.

Камилла вспомнила своего милого папу и тот ужасный день, когда английские пираты напали на их лагерь среди болот и… Она почувствовала, как комок подкатил к горлу, и поспешила прогнать от себя страшные воспоминания. Незачем ворошить прошлое.

– Для того чтобы поймать жениха, – продолжил дядя Огаст, – тебе не хватает мягкого характера Дезире.

– Папа, – укоризненным тоном произнесла Дезире и посмотрела на Камиллу извиняющимся взглядом, – не говори так. Камилла хороша такой, какая она есть.

Но Камиллу нисколько не обидел упрек, брошенный дядей. Дезире, безусловно, была милым созданием, и Камилла ее обожала.

– Ну, хоть в этом мы придерживаемся одного мнения, – сказала Камилла, зная, что этот спор с дядей расстраивает кузину. – У Дезире действительно мягкий характер.

– Вот именно. – Дядя любил, чтобы последнее слово всегда оставалось за ним. – Поэтому-то у Дезире и есть жених, а у тебя нет, хоть ты и старше.

– У Дезире появился жених? – удивленно спросила Камилла, пропустив мимо ушей дядин упрек.

– Ты прекрасно знаешь, что к ней неравнодушен месье Мишель, – ответил дядя Огаст. – Поэтому сегодня мы во что бы то ни стало должны пойти на бал. Я обещал месье Мишелю, что мы непременно будем. Он осведомился, придет ли Дезире. – Дядя Огаст обернулся к жене и добавил: – Говорю тебе, Юджиния: рыбка обязательно клюнет, если наживка все время будет у нее под носом.

Камилла застыла от изумления. Неужели дядя Огаст собирается выдать Дезире за этого старого распутника? Лиандер Мишель уже свел одну жену в могилу: она умерла при родах, так и не подарив ему наследника, которого он отчаянно жаждал. Ни одна из креольских семей не согласилась бы принимать ухаживания месье Мишеля, а дядя Огаст готов был с радостью пожертвовать милую, покорную Дезире этому чудовищу.

Конечно же, месье Мишель богат. Камилла знала: дядя Огаст надеялся, что если удастся устроить свадьбу месье Мишеля с Дезире, то ему тоже немного перепадет от этого богатства. Но неужели деньги самое главное? Может, двум младшим сыновьям Фонтейнов вовсе и не обязательно учиться во Франции, как их старшим братьям? А трем младшим дочерям Фонтейнов не нужно богатое приданое, чтобы привлечь женихов. Они настолько хороши собой, что без труда смогут найти себе мужей, хотя, может, и не таких богатых и знатных, о каких мечтает дядя Огаст.

Скрестив руки на груди, дядя Огаст обернулся к жене:

– Понимаешь, милая, ты и Дезире непременно должны быть на этом балу. Урсулу можешь оставить дома, если хочешь, – ей всего семнадцать, и она вполне может пропустить один бал, – но Дезире непременно должна пойти, ведь на сегодняшнем балу обещался быть месье Мишель. А если Дезире пойдет, то и ты тоже должна пойти, если, конечно, Камилла не захочет взять на себя роль старшей.

В креольских семьях бытовала традиция, согласно которой старые девы служили компаньонками для младших незамужних родственниц. Камилла уже три года была компаньонкой Дезире, с тех пор как ее кузине исполнилось шестнадцать лет и она начала выезжать на балы.

– Но, Огаст… – попыталась возразить было тетя Юджиния, но резко осеклась, когда увидела жест мужа. Он рубанул рукой по воздуху:

– Это мое последнее слово. Не спорь со мной больше на эту тему, Юджиния.

– Папа, может, нам и правда стоит сегодня вечером посидеть дома? – вмешалась дочь Фонтейнов. Покорной Дезире было настолько несвойственно перечить отцу, что все с удивлением к ней обернулись. Щеки девушки залил румянец, но она храбро продолжила: – Может, лучше пригласить месье Мишеля к нам на ужин? Я… я надела бы свое лучшее платье и испекла бы свое фирменное пралине. И тогда бы нам вовсе не пришлось отправляться на этот бал, рискуя жизнью.

Изумление на лице дяди Огаста сменилось выражением удовольствия.

– Рад видеть, что ты наконец-то оценила месье Мишеля по достоинству.

Камилла нахмурилась. Хотя Дезире никогда в открытую не шла против воли отца, однако никогда и не поощряла его попыток заарканить ей в мужья этого старого распутника. Как-то раз она даже призналась Камилле, что ей неприятно внимание месье Мишеля. Для кроткой Дезире это было сильно сказано.

Неужели она передумала? Камилла поверить этому не могла. Какая девушка позволит этому… этому развратнику с осоловелыми глазами прикоснуться к своему телу? Камилла скорее наложила бы на себя руки, чем пошла на такое!

А может, Дезире просто боится остаться старой девой, потому и передумала насчет месье Мишеля, ведь он был первым женихом, имевшим на ее счет серьезные намерения. Через месяц он неизвестно на сколько уезжает во Францию. Возможно, Дезире видела в нем свой последний шанс заполучить мужа.

Дезире нельзя было назвать дурнушкой. По американским стандартам, она была довольно привлекательна: стройная, высокая. Однако среди низкорослых креолов она смотрелась жердью: Дезире была выше большинства мужчин, ее телу не хватало пышности и волнующих изгибов, в которых для креолов и заключается красота женщины. К тому же у нее было маленькое приданое и скупердяй-отец – вряд ли этим можно было привлечь молодых женихов.

– Но недостаточно просто пригласить месье Мишеля на ужин, дорогая моя, – продолжил дядя Огаст. – Он непременно должен опять увидеть, как ты танцуешь. Ему нравятся женщины, которые хорошо танцуют, он мне сам сказал. А все вокруг говорят, что ты танцуешь великолепно.

И это было правдой. Дезире была очень способна к танцам. Это заставляло позабыть обо всех ее недостатках. Или почти обо всех.

– Но, папа, если мужчины принесут на бал мечи…

Дядя Огаст обнял дочь:

– Ничего не бойся. Мужчины давно уже собираются поставить американцев на место. В случае чего я тебя защищу. Но ничего страшного не случится, вот увидишь. Ты, я и мама отправимся на бал, и все будет прекрасно.

– Я тоже пойду с вами, – решительно заявила Камилла.

Дело было не в том, что она мечтала полюбоваться дракой на балу. За свою жизнь Камилла достаточно насмотрелась на кровопролития и ненавидела битвы. Но она тревожилась за Дезире и решила не выпускать кузину из поля зрения, пока не поймет, почему та вдруг решила броситься в объятия месье Мишеля. Она пойдет на этот бал, пусть даже там будет полным-полно воинственно настроенных людей.

* * *
Войдя в бальный зал на Конде-стрит, Камилла невольно простонала, поняв, что тетя Юджиния тревожилась не зря. Настораживало не то, что все собравшиеся были словно разделены на две группы: на каждом балу американская публика толпилась в одном конце зала, а креолы – в другом, однако никогда прежде креолы не были так враждебно настроены.

И американцы чувствовали это. Мужчины в скромных костюмах сидели вдоль стен и бросали на креолов настороженные взгляды. Их белые лица были бледнее обычного. Женщины же, туго зашнурованные в неудобные корсеты, прогуливались около с таким видом, словно им вот-вот станет дурно. Платья на них были неброских тонов. Ни одна креолка на такие не позарилась бы.

Креолы же, по крайней мере, мужчины, вели себя сегодня развязнее, чем обычно. На их смуглых лицах лежал отпечаток напряженности. Мужчины расхаживали по залу в нарядах, изготовленных по последней парижской моде, и бросали презрительные взгляды на англичан, одетых в костюмы, сшитые из дешевой, но прочной шерстяной ткани. Для креолов внешний вид имел большое значение. Они всегда одевались по последней моде, даже если для этого им приходилось голодать. Сегодня они источали какое-то особое возбуждение, сродни тому волнению, которое испытывает аллигатор, почувствовав в болоте запах крови. Камиллу насторожило это, тем более что все мужчины были вооружены до зубов.

Казалось, даже некоторым креолкам передалось высокомерие мужей. Они щеголяли своими яркими платьями с глубоким декольте и презрительно фыркали, глядя на скромные наряды англичанок. Некоторые женщины, похоже, были просто счастливы побывать на балу, на котором ожидалась заварушка. Другие же, напротив, как и тетя Юджиния, сильно волновались и с ужасом ожидали драки.

Масло в огонь подливали американские солдаты. Сгрудившись в углу, они пили вино и с угрюмым видом наблюдали за собравшимися, явно недовольные тем, что вынуждены были следить за порядком на балу. Камилла вздохнула. Наверное, американцев не предупредили, что толпу взбешенных креолов не сможет успокоить никакая вооруженная охрана. Испанцы, которым раньше принадлежала эта территория, уже пытались делать, это – ничего не вышло. И у американцев тоже ничего не выйдет.

– Я же говорила: не стоило нам приходить, – прошептала тетя Юджиния мужу. Они стояли рядом с Камиллой и Дезире, которая с беспокойством оглядывала зал.

Дядя Огаст бросил на американцев презрительный взгляд.

– Я не трус и не собираюсь убегать от этих варваров. Они должны понять, что не могут ломать наши многолетние традиции только потому, что эта территория теперь принадлежит им. Какая наглость: прислать сюда американского майора и целый взвод солдат!

Тетя Юджиния еще теснее прижалась к мужу и успокаивающе произнесла:

– Может быть, они просто пришли на танцы. Генерал Уилкинсон никогда не пропускает ни одного бала.

– Да, потому что это политически целесообразно. Но майор Вудворд находится здесь лишь с одной целью – еще больше надавить на нас. Раньше он никогда не бывал на балах и не приводил с собой целую армию. Он пришел сюда не танцевать, уверяю тебя.

– Кто этот майор Вудворд? – спросила тетя Юджиния.

– Тот высокий человек, который сейчас протягивает генералу бокал вина. Говорят, он пользуется благосклонностью генерала. – В голосе дяди Огаста послышались нотки презрения. – Еще говорят, что его папаша ставил капканы в Виргинии, пока не купил торговую компанию и не заделался уважаемым человеком. Ходят слухи, что сам майор, когда был мальчишкой, жил с отцом в племени дикарей. Одного взгляда на него достаточно, чтобы понять, что он так и остался дикарем!

Камилла отыскала взглядом генерала. Рядом с ним она увидела майора, стоявшего перед солдатами. Среди своих спутников он выглядел белой вороной. В этом майор Вудворд был похож на Камиллу: та тоже чувствовала себя белой вороной среди своих родственников. Он был выше любого из солдат, а его светло-русые волосы несколько длиннее, чем положено по уставу. Камилла поняла, почему ее дяде майор казался дикарем: несмотря на то, что он был одет в безукоризненную военную форму, в выражении его надменного лица было что-то дикое и немного пугающее. Было видно, что с ним шутить не следует. Держался майор уверенно: казалось, взглядом может подавить любой бунт. У Камиллы закралось подозрение, что именно он, а не генерал, контролирует солдат, стоявших позади.

Похоже, майор почувствовал, что на него смотрят, и перевел взгляд на нее. Хотя издалека невозможно было различить цвет его глаз, Камилла почувствовала, как он окинул ее взглядом с головы до ног. Однако его взгляд не был похож на те наглые взгляды, что частенько бросали на девушек американские солдаты. Он был просто заинтересованным. Но это встревожило Камиллу еще больше, чем чей-либо наглый взгляд.

Когда майор ей приветственно кивнул, Камилла поспешно отвернулась, но продолжала чувствовать на себе его взгляд. Как же это неосмотрительно – уставиться на мужчину и привлечь его внимание! Не хватало еще, чтобы этот американец вообразил о ней бог знает что. Все американцы считали креолок распутными.

Как бы они посмеялись, узнай правду! Креолок держали в строгом неведении относительно всего, что касалось удовольствий супружеской жизни, иногда даже после свадьбы. Мужчины-креолы же предпочитали наслаждаться любовью на стороне, а не с супругами. Слава Богу, что у дяди Огаста не было любовницы, может, из-за того, что ему нравилось командовать женщинами: ведь ни одна уважающая себя любовница такого не позволит. Но Камилла слышала о креолке, муж которой развелся с ней после первой же брачной ночи, потому что она была настолько недобродетельна, что нашла удовольствие в его супружеских ласках. В отличие от многих своих сверстниц Камилла за то время, что провела в пиратском лагере отца, много чего узнала о жизни. Но она ни за что на свете не проболталась бы об этом дядюшке, потому что тогда он счел бы ее вконец испорченной девчонкой.

– О Боже! – пробормотала тетя Юджиния, стоявшая рядом. Только тогда Камилла услышала возбужденные голоса, доносившиеся из угла бального зала, – похоже, две группы людей хотели заставить оркестр играть разную музыку. Дирижер переводил растерянный взгляд с одной группы на другую, Однако вскоре уже и вовсе перестал участвовать в дискуссии: спорящие общались между собой.

– Послушай; ты, вонючий пожиратель лягушек, – кричал сурового вида американец по-английски в лицо молодому креолу, – нравится тебе это или нет, но теперь это Америка. А мы, американцы, танцуем рил и джигу, а не вальсы с котильонами! – Он повернулся к дирижеру. – Давай начинай рил, приятель!

– Что он говорит? – шепотом спросила тетя Юджиния у Камиллы, которая единственная в семье понимала по-английски: этому языку ее еще в детстве обучил один из пиратов, служивших под началом ее отца. Она начала переводить, но запнулась, когда креол что-то крикнул дирижеру, а затем, нахмурившись, повернулся к американцам.

– Только невоспитанная деревенщина может назвать эти дикие, безумные прыжки танцем! – произнес он по-французски. – Если вы не желаете танцевать цивилизованные танцы, то танцуйте где-нибудь еще!

Вновь послышались возмущенные голоса.

– Что сказал этот французик? – эхом разнеслось по залу. Те, кто знал французский, перевели сказанное. В ответ американцы начали потрясать кулаками и выкрикивать оскорбления.

Некоторые из креолов просто ограничились криком, другие же схватились за оружие. Встревоженная Камилла увидела, как майор Вудворд сделал знак солдатам. Они рассеялись по всему залу и, очевидно, приготовились к действию. Шум в зале все нарастал.

Тетя Юджиния стиснула Камиллу за руку и начала умолять дядю Огаста уйти поскорее. Камилла заметила, что некоторые женщины в толпе тоже запаниковали. Самые нервные хлопнулись в обморок, увидев, что их мужья и братья собираются сражаться прямо в танцевальном зале. Дядя Огает даже выхватил пистолет, чтобы защитить своих женщин.

Когда лязг стали подтвердил, что спор уже вышел за рамки простых угроз, и когда солдаты вытянули из ножен мечи, Камилла пришла в ужас. Прежде на балах тоже случались стычки, но они никогда не заканчивались дракой. К несчастью, выбор танцев стал символом того, что разделяло эти народы. Горячие креолы не успокоятся, пока не пронзят своими мечами десяток-другой американцев. Солдаты убьют их за это, а расплачиваться за инцидент придется всем креолам. Интересно, что сделает нынешний американский губернатор? Объявит военное положение? Бросит креольских зачинщиков за решетку? И все из-за того, что не смогли договориться, какой танец танцевать!

Кто-то должен положить конец этому безумию! Не раздумывая, Камилла выхватила из рук дяди пистолет и, вскочив на стоявшую рядом скамеечку, выстрелила в воздух. Издав гневный крик, и креолы, и американцы бросились на нового врага. Однако, увидев девушку с дымящимся пистолетом в руке, они постепенно стали затихать. Наконец в зале наступила полная тишина.

– Разве у вас нет разума? – Камилла бросила на кучку креольских мужчин испепеляющий взгляд. – Разве вы не помните, что произошло, когда нашими хозяевами были испанцы и вы задумали с ними сражаться? За это тогда казнили пятерых человек. Вы этого хотите? Ознаменовать наше вступление в Соединенные Штаты кровопролитием?

Зачинщики изумленно воззрились на девушку, а дядя Огаст дернул ее за юбку и, прошипев, чтобы она сейчас же слезла со скамейки, выхватил у нее пистолет. Но Камилла еще не закончила. Она обернулась к американцам: ее захлестывали эмоции, и она говорила на своем родном французском:

– А что касается вас, то хочу сказать, что мы тридцать лет находились под испанским господством, и испанцы никогда не заставляли нас танцевать фанданго. Неужели вы, кто так гордится своей свободой, заставите нас танцевать рил и джигу, когда мы этого не хотим?

Раздался приглушенный ропот: американцы просили, чтобы им перевели сказанное девушкой. Камилла уже хотела было повторить свою речь по-английски, но тут, заглушая шум толпы, раздался зычный голос майора Вудворда. Он совершенно точно перевел слова Камиллы.

Генерал Уилкинсон слушал его, склонив голову набок. Затаив дыхание, Камилла ждала, что он скажет. Когда майор Вудворд закончил переводить, генерал просто рассмеялся и, подняв вверх стакан с вином, произнес:

– Очень хорошо, мадемуазель.

Затем он повернулся к оркестру и приказал:

– Вальс, джентльмены! Сыграйте нам, пожалуйста, вальс!

Когда раздались звуки музыки, среди креолов послышались одобрительные возгласы и аплодисменты, а американцы начали ворчать. Но они не могли оспорить приказание своего генерала. Камилла молча наблюдала затем, как генерал что-то прошептал на ухо майору Вудворду и закружил миссис Уилкинсон в вальсе.

Только тогда Камилла поняла, как постыдно себя вела. Матерь Божия, она стояла на скамейке и что-то орала собравшимся мужчинам! Совсем как уличная торговка! А ведь ее имя и без того пользуется скандальной репутацией. Не стоило ей лезть не в свое дело.

Камилла обернулась, ища глазами тетю и дядю. Кто-то протянул ей руку и помог спуститься, вокруг толпились множество мужчин, и все поздравляли ее с отличной речью. Похоже было, что на какой-то момент все позабыли о ее прошлом. Камиллу раздражало, что те, которые прежде ее игнорировали, теперь, когда она стала героиней дня, рассыпались в комплиментах. Она уже хотела было сказать им в лицо все, что о них думает, как вдруг один из мужчин посмотрел через ее плечо и проговорил по-французски:

– А теперь они подослали к нам американского дикаря, чтобы оскорбить нас еще больше.

– Американского дикаря? – Камилла обернулась, ожидая увидеть краснокожего индейца, но вместо этого оказалась лицом к лицу с майором Вудвордом. По его угрюмому и надменному выражению было ясно, что он слышал оскорбление, сказанное в его адрес. По тому, с каким презрением майор окинул ее взглядом, Камилла поняла, что слышал он и ее ответ и решил, вероятно, что ее мнение на его счет сходно с мнением креола, обозвавшего его американским дикарем. Камилла залилась ярким румянцем до самых кончиков волос.

Майор слегка поклонился и произнес на безукоризненном французском, протянув руку:

– Мисс Гирон, я майор Саймон Вудворд. В интересах поддержания мира между нашими соотечественниками имею честь пригласить вас на танец.

Эти слова ошарашили Камиллу. Минуту она пребывала в нерешительности. Дядя ей голову снимет, если узнает, что она пошла танцевать с мужчиной, который не был должным образом представлен ее родственникам! Но не может же она отказать майору! Тогда он точно подумает, что все креолы грубые и невоспитанные.

– Благодарю, я принимаю ваше приглашение, – пробормотала Камилла и взяла майора за руку.

Она чувствовала, в каком он пребывал напряжении, когда шел с ней сквозь толпу креолов. Как только они удалились на достаточное расстояние, майор Вудворд проговорил вполголоса:

– Я не просто так подошел, на меня возложена миссия. Генерал хочет, чтобы я поблагодарил вас от его имени. Он благодарен за вашу попытку восстановить спокойствие. Он бы сам пригласил вас на танец, но боится, что вы ему откажете, а это было бы очень унизительно для него.

– А что, если бы я вам отказала? – спросила Камилла по-английски. Так как американец разговаривал с ней на французском, она решила, в свою очередь, сделать ему приятное и заговорить с ним на его родном языке.

Майор окинул девушку оценивающим взглядом и тоже перешел на английский:

– Я бы не позволил вам отказать мне. Понимаете, дикари не слишком заботятся о светских условностях.

Камилла почувствовала стыд.

– Но вы мне вовсе не кажетесь дикарем, – поспешно возразила она. – По всему видно, что вы совершенно цивилизованный…

– Но очевидно, недостаточно цивилизованный для того, чтобы танцевать с королевой бала! – отрезал майор. Выражение его лица оставалось суровым. – Извините, думаю, свою миссию я выполнил и должен возвращаться к своим прямым обязанностям.

Он выпустил руку Камиллы и направился прочь.

– Подождите! – воскликнула она.

Майор медленно повернулся. Лицо его выражало презрение. Камилле вдруг очень захотелось стереть с его лица это выражение. Было ясно, что этот американец не желает иметь ничего общего ни с ней, ни с ее народом.

Камилла молчала, мучительно подыскивая предлог, чтобы как-то его удержать, а затем сказала:

– Разве в ваши обязанности не входит протанцевать со мной танец, на который вы меня пригласили?

– У меня есть обязанности только перед моими солдатами, мадемуазель. – Майор бросил на Камиллу презрительный взгляд, который заставил бы стушеваться любую другую женщину. Но Камилла была дочерью пирата.

– Не думаю, что вы им нужны в данную минуту, – парировала она. – Смотрите, они все танцуют и веселятся.

Майор окинул взглядом зал, затем задумчиво посмотрел на Камиллу.

– Я не умею вальсировать.

– А… – пролепетала она в смущении от того, что заставила его в этом признаться. Слишком поздно припомнились слова дяди Огаста о том, что майор никогда не посещает балы. Теперь Камилла понимала, по какой причине он не знал этого: дикари не танцуют вальс. – Ну, тогда я вас научу.

На этот раз на лице майора обозначилось изумление.

– Прощу прощения?

Камилла протянула ему руку и добавила:

– В интересах мира моя прямая обязанность обучить вас нашему любимому танцу.

На минуту ей показалось, что англичанин откажется. Он разглядывал ее, словно сомневался, серьезно она говорит или нет. Наконец он согласился.

– Очень хорошо, – спокойно произнес он и, взяв Камиллу за руку, повел ее туда, где кружились в вальсе пары.

Камилла еще не успела объяснить майору шаги танца, как он уже закружил ее в танце, причем двигался он на редкость ритмично.

– Вы мне солгали, – заметила Камилла, в то время как он легко и непринужденно вел ее среди танцующих. – Вы солгали мне, сказав, что не умеете вальсировать.

– А вы солгали мне, сказав, что не считаете меня дикарем.

– Неправда! – искренне возмутилась Камилла. – Послушайте, майор Вудворд, действительно, когда вы подошли, я повторила грубые слова своего собеседника, но не разделяю его точку зрения. Просто я не сразу поняла, о ком речь. Я даже решила, что бальный зал атакуют индейцы!

Майор еще крепче стиснул Камиллу за талию. На его лице появилось скептическое выражение.

– Но если вы не считаете меня дикарем, почему же вы так быстро поверили в то, Что я не умею вальсировать?

Это было наполовину правдой, но всё равно больно было думать, что он отнесся к ее щедрому душевному порыву научить его танцевать, как к оскорблению. Губы у Камиллы задрожали, и она отвернулась:

– Я просто поверила вам на слово, вот и все.

– Простите, мадемуазель, – проговорил майор смягчившимся голосом. – Сегодняшние события привели меня не в самое лучшее расположение духа. Мир?

Камилла настороженно посмотрела на американца. Похоже, он был искренен.

– Мир, – сдержанно кивнула она.

Майор улыбнулся, и Камиллу охватила странная дрожь. В первый раз за все то время, что они танцевали, она ощутила тепло его руки, лежавшей на ее талии, и исходивший от него слабый запах лавровишневой воды.

Несомненно, под его униформой скрывалась прекрасная фигура. Но, несмотря на широкие плечи, которые раздавались под его синим пиджаком, и на мускулистые бедра, обрисовывавшиеся под его белыми бриджами в обтяжку, его нельзя было назвать красавцем. Слово красивый не подходило к его грубоватым чертам лица. Его можно назвать привлекательным, возможно, даже величественным. Он напоминал дикого, необъезженного жеребца.

– Можно кое-что у вас спросить? – неожиданно произнес майор.

– Разумеется.

– Почему вы согласились танцевать со мной?

Камилла заколебалась. Ей не хотелось говорить майору правду: это лишь подтвердило бы его подозрения насчет того, что она считает его дикарем.

– Вы единственный, кто меня пригласил, – ответила Камилла.

Майор рассмеялся, и этот смех проник ей прямо в душу. У нее перехватило дыхание. Камилла упрекнула сама себя за то, что так отреагировала. Почему она покраснела, словно молоденькая выпускница монастырской школы, когда этот американец засмеялся? Ни один креол не заставлял ее так краснеть.

Камилле почему-то казалось, что его внимание всецело обращено на нее, хотя и знала, что это не так. Этот танец – простая формальность, не более того, однако он танцевал так, как до этого не танцевал с ней ни один из ее соотечественников.

– Не верю, – продолжал майор. – Вы так отважно встали на защиту креолов, что все ваши ухажеры, наверное, готовы стреляться за право пригласить вас на танец.

Теперь настал черед Камиллы смеяться, однако в ее смехе слышалась грусть.

– Мои ухажеры? Ошибаетесь, майор Вудворд, никаких ухажеров у меня нет. Как вы уже, наверное, заметили, я слишком стара, чтобы привлечь чье-либо внимание.

Майор с искренним удивлением посмотрел девушке в лицо:

– Креолки долго сохраняют молодость, но могу поклясться, что вам самое большее двадцать четыре.

– Двадцать пять, – поправила его Камилла с нарочитой небрежностью, стараясь скрыть боль, которую испытывала всякий раз, когда думала о том, что ее избегают креольские мужчины. – Я – как это у вас, англичан, говорится? – за пределами для всех креольских джентльменов.

Майор так внимательно посмотрел на Камиллу, что у нее вновь перехватило дыхание.

– Тогда они дважды дураки. Во-первых, потому что не выбрали вас, пока вы еще не были за пределами, а во-вторых, потому что считают, будто женщина в двадцать пять лет теряет свое очарование.

Этот комплимент согрел Камилле душу, но она не знала, верить ему или нет.

– Вы хотите сказать, что американцы придерживаются другого мнения? Я слышала, как о некоторых американских леди отзывались, используя выражение старая дева.

Майор нагнулся поближе и одарил Камиллу обаятельной улыбкой.

– Но вы слишком молоды, чтобы быть старой девой. – Он перевел взгляд на ее губы. – И слишком красивы.

От смущения Камилла покраснела, а майор негромко спросил:

– Удовлетворены ли вы тем, как я вальсирую?

– Вы очень хорошо вальсируете, – пробормотала Камилла смущенно. Мысли ее были заняты совсем другим. Она думала не о том, как он вальсирует, а о том, как его бедра прижимаются к ее бедрам, как приятно щекочет щеку его теплое дыхание…

– Так как я уже хорошо овладел техникой вальса, – язвительно заметил майор, – может, вы обучите меня другим танцам? – Он понизил голос до хрипловатого шепота. – Я с удовольствием научусь любому делу, которому вы соблаговолите меня обучить.

Камилла должна была почувствовать себя оскорбленной, но вместо этого ощутила радостную дрожь внутри.

– Думаю, за один вечер вы постигли уже достаточно премудростей, майор, – проговорила она с лукавой улыбкой.

Музыка смолкла. Они тоже остановились, но майор не отпускал от себя Камиллу.

– Мадемуазель, – начал он, – может быть, вы не откажетесь…

– Вот ты где! – прошипел кто-то за спиной. Камилла тихо застонала. Дядя!

Майор Вудворд отпустил ее, она обернулась и встретила гневно пылающий взор дяди Огаста. По-видимому, забыв, что майор понимает по-французски, он принялся отчитывать племянницу громким шепотом:

– Сначала ты позоришь нашу семью: выступаешь перед всеми собравшимися, читаешь нотации мужчинам. Потом имеешь наглость пойти танцевать с этим варваром…

– Прошу прощения, – произнес майор Вудворд на безукоризненном французском. Выражение его лица становилось все более суровым. – Ваша дочь просто…

– Она мне не дочь! – перебил его дядя Огастт. – Моя дочь никогда бы не повела себя столь неподобающим образом! Она мне всего лишь племянница! Племянница, которая постоянно позорит нашу семью!

Хотя Камилла всегда знала, что дядя ее презирает, ей было обидно слышать, что он так открыто высказывает свое отношение к ней, к тому же перед майором. Она поспешно опустила голову, чтобы скрыть набежавшие на глаза слезы.

– Ну, значит, племянница! – отрезал майор Вудворд. – Все равно не следует упрекать девушку за то, что она согласилась танцевать со мной. Я вынудил ее на это.

Камилла была благодарна майору за то, что он солгал, но дядю его слова не успокоили.

– Я упрекаю ее потому, – парировал он, – что, как ей прекрасно известно, незамужняя женщина не должна танцевать с тем, кто не был должным образом представлен ее старшим родственникам. – В голосе дяди послышалось снисхождение. – Разумеется, вы, будучи американцем, который не умеет вести себя в порядочном обществе, не знали, что нанесли девушке оскорбление, пригласив на танец, не представившись предварительно ее семье. Но она-то знает, как надо себя вести! Она должна была сразу же вам отказать. В будущем, уверяю вас, она так и сделает.

Камилла бросила на майора встревоженный взгляд. Странно, почему он не вызывает дядюшку на дуэль за такие неприкрытые оскорбления? Вначале майор действительно весь напрягся, и его рука потянулась к мечу. Но потом, он, похоже, решил не нарушать зыбкий мир, который едва-едва удалось установить. Да и народ вокруг начал замечать, что происходит что-то неладное.

Майор покачал головой и поцеловал Камилле руку.

– Спасибо за урок, мадемуазель, – пробормотал они исчез в толпе.

Камилла смотрела ему вслед. Под перчаткой сохранилось ощущение от его поцелуя. Урок. Интуитивно она поняла, что он имел в виду: не их урок танцев, а урок презрения креолов к американцам, который только что преподал ему дядя. Что касается урока танцев, то тут Камилла не хотела бы ничего менять, однако она отдала бы что угодно, чтобы другой урок – урок презрения – не состоялся.

– Пошли, – прикрикнул на нее дядя и, схватив Камиллу за руку, повлек к выходу. – Мы уходим.

– Это из-за того, что я танцевала с американцем? – недоуменно спросила она, с трудом поспевая за ним.

– Нет. Дезире плохо. Твоя тетя нашла ее в кустах. Ее тошнило.

Камилла тут же позабыла об американце.

– О нет! Что с ней?

– Наконец-то вспомнила о кузине. Что с ней, спрашиваешь? А раньше ты о чем думала? Лучше бы за ней присматривала, чем с американцами отплясывать. Ты хоть понимаешь…

Но Камилла уже не слышала, что бурчал дядя. Она думала о Дезире. Кузину тошнило уже третий раз на этой неделе. Первые два раза она просила Камиллу никому об этом не рассказывать, чтобы никого не беспокоить, и Камилла молчала. Может, ей не следовало молчать?

С Дезире творится что-то очень странное. Нужно непременно выяснить, что с ней происходит.

Глава 2

Если не можешь быть целомудренным, будь осторожным.

Испанская пословица
– Я сказал пригласи ее на танец, а не начни с ней заигрывать, – заметил генерал Уилкинсон, когда к нему подошел Саймон Вудворд. Сам командир стоял возле столика с закусками. – Дядя буквально силком тащит ее вон из зала.

Саймон, нахмурив брови, смотрел, как Камилла Гирон скрылась за дверью.

– Откуда вы знаете, что это ее дядя?

– Мне только что сказал месье де Мариньи.

Бернард де Мариньи был одним из тех немногих креолов, которые дружелюбно относились к американцам. Несомненно, причиной служило то, что он был очень богат и в свои восемнадцать лет пресыщен жизнью. Его покойный отец Филипп де Мариньи, в свое время слыл самым могущественным человеком на много миль вокруг и баловал сына, как мог.

– Она сирота, поэтому живет со своими дядей и тетей, – продолжил генерал. – Ее дядю зовут Огаст Фонтейн. Он агент по продаже хлопка, не очень богат, но всеми уважаем по причине своей безупречной родословной. Поговаривают, что один из его дальних предков был королем Франции.

– Да, он обладает поистине королевской гордостью. Ему очень не понравилось, что его племянница танцевала с одним из нас. – Саймон налил себе стакан пунша и выпил его одним залпом. Жаль, на этом балу нет ничего покрепче. – Выяснилось, что ни одной креольской леди не дозволяется танцевать с кавалером, который прежде не выдержал сурового испытания быть представленным всей ее родне.

– Ах да, – вздохнул генерал Уилкинсон. Он тоже потягивал пунш. Его взгляд, выражавший легкое презрение, скользил по толпе. – У креолов существует масса негласных правил, как следует поступать и как не следует. Чертовски формальный народ.

Формальный народ – мягко сказано, – подумал Саймон. – Надменные снобы!.. Ни о чем не могут думать, кроме своих пресловутых связей с Европой… И кому они нужны, эти связи?..

– Надеюсь, вы передали девушке мою благодарность? – прервал его мысли генерал Уилкинсон.

– Да.

Генерал, очевидно, понял, что подробного отчета от майора не дождешься, и продолжил:

– Храбрая девчонка, не правда ли? Это же надо – выступить перед целым залом агрессивно настроенных мужчин и высказать им в открытую, какие они ослы!

Саймон слегка улыбнулся, вспомнив, как Камилла Гирон взывала к разуму своих соотечественников.

– Думаю, это было не столько храбростью со стороны мадемуазель Гирон, сколько желанием высказаться.

Очевидно, этими словами майор невольно выдал то, что между ними девушкой произошел довольно откровенный разговор, потому что генерал пробормотал:

– Да. Сильная и решительная личность.

– Да.

Именно сильная и решительная личность, лучше описать эту девушку просто невозможно. Саймон вспомнил, как она не дала ему увильнуть от обязанности станцевать с ней. Большинство молодых женщин промолчали бы, если бы он повернулся к ним спиной. Но не Камилла Гирон. Она дала понять, что так легко его не отпустит, причем сделала это на удивительно хорошем английском.

Жаль, что она не была столь же решительна со своим дядей: вот уж кому не мешало бы честно все высказать! Саймон крепко сжал в руке хрустальный бокал из-под пунша. Он все еще не остыл после оскорбления Фонтейна, но больше всего его взбесило, как вел себя этот тип со своей племянницей. Она не заслужила, чтобы ее так оскорбляли перед практически незнакомым человеком.

– Должно быть, мадемуазель Гирон и вправду вас разволновала, – произнес генерал вкрадчивым голосом, который появлялся у него, когда он пытался быть деликатным. – Никогда не видел, чтобы вы на балах выпивали больше одного бокала пунша. А сегодня вы выпили уже три.

Только тогда Саймон заметил, что хлещет пунш, как алкоголик виски за стойкой бара. Дрожащей рукой он поставил наполовину недопитый бокал на стол, проклиная в душе наблюдательность генерала.

Разволновала. Это уж точно. Камилла Гирон действительно его разволновала. Как и все креолки, она носила откровенную одежду. Платье, в которое она была одета, сидело на ней как влитое. Саймону так и хотелось скинуть с нее это платье, чтобы она предстала перед ним обнаженной. А эти непокорные каштановые кудри! Хотелось зарыться в них лицом.

Во всем заметна была ее непохожесть на других. Эта девушка напоминала королеву, которая по ошибке забрела в чужие владения, но при этом все равно оставалась королевой.

А Саймону сейчас меньше всего была нужна королева, особенно креольская. Он даже был рад, что теперь у него имеется веская причина не приглашать ее больше на танец.

Саймон нахмурился. Не нужно было сдавать своих позиций. Черт возьми, танцевать с ней было сущей мукой! Он не мог отвести от нее глаз. Кожа у нее – как фарфор. Интересно, какова на ощупь кожа на других участках ее тела? Саймону очень хотелось прикоснуться к девушке губами, поэтому он и поцеловал ей руку. Жаль, что на ней были перчатки!

Подняв поставленный на стол бокал, майор осушил его до дна. Его брат Нил вечно твердил, что у Саймона поэтическая натура, но это же безумие – мечтать о недостижимом! Креолка. Вскоре он дойдет до того, что начнет рассыпаться в галантных любезностях, как все эти французики.

Саймон с грохотом опустил пустой бокал на стол. Генерал поднял на него глаза.

– Дать вам совет, друг мой?

– Какой совет? – несколько резковато спросил Саймон.

– Если вы собираетесь ухаживать за мадемуазель Гирон, будьте готовы к тому, что ее семейство встретит вас в штыки. – Саймон недоуменно уставился на генерала, а тот добавил: – Насколько я могу судить со слов Бернарда, месье Фонтейн этого не потерпит. Он недолюбливает американцев.

– Не беспокойтесь. Я не собираюсь надоедать мадемуазель Гирон своими ухаживаниями.

– Верю вам на слово, – произнес генерал Уилкинсон, скептически улыбнувшись. – Мне-то до этого никакого дела нет, сами знаете. Чем больше смешанных браков, тем легче будет управлять этой территорией. Да и жена моя только обрадуется, если вы заключите помолвку с какой-нибудь порядочной девушкой, все равно, будь она креолка или американка. Моя жена считает, что вам уже давно пора остепениться.

– А я пока не собираюсь жениться. Кроме того, сомневаюсь, что мадемуазель Гирон захочет получить себе в мужья американского дикаря.

При виде загадочной улыбки на лице генерала Саймон чуть не застонал. Не хватало еще, чтобы Уилкинсон взял на себя роль свахи! И без того его супруга постоянно сводит Саймона с разными особами женского пола. С тех самых пор, как он познакомился с генералом, миссис Уилкинсон решила, что главная цель ее жизни – во что бы то ни стало сосватать Саймона, особенно после того, как он сообщил генералу, что, как только отслужит свой срок в Орлеане, уйдет в отставку.

Но Саймона нисколько не интересовало мнение генеральши на этот счет. Сам он знал, что сейчас у него нет времени на жену, особенно на жену-креолку. Его полк надолго здесь не задержится. Кроме того, у него здесь было личное дело, в исполнении которого красивая молодая женщина будет только помехой.

Вспомнив об этом личном деле, Саймон нагнулся к генералу и понизил голос до шепота:

– Вы сказали, что хотели поговорить со мной насчет завтрашнего дня. По-моему, сейчас для этого самое подходящее время.

Он оглядел комнату и добавил:

– Это не займет много времени. Почему бы нам не прогуляться по холлу?

Кивнув, генерал проследовал за Саймоном вон из зала. Они зашли в комнату напротив, где можно было поговорить наедине. Прикрыв за собой дверь, генерал спросил:

– Все готово?

– Да. Лизана встречается со мной в десять часов. И тогда мы обо всем договоримся.

– А Робинсон?

При упоминании имени Гарри Робинсон на лице Саймона появилась ухмылка:

– Мы вместе отправимся к Лизане.

– Думаешь, Робинсон тебе доверяет?

– Думаю, да. Вы знаете, как это бывает: когда люди слышат, что я провел детство и юность среди дикарей, они приходят к выводу, что мое поведение не отличается нравственностью. А после того как Нил навестил сержанта и наплёл ему о том, как мне удается жить на широкую ногу, Робинсон, наверное, считает, что я сущий дьявол в униформе.

Нил приехал в Новый Орлеан пару месяцев назад, привез Саймону известие о смерти их отца и прогостил у него так долго, как только мог, не подвергая опасности дела их семейной торговой компании в Виргинии. Саймона опечалил отъезд брата. Ведь теперь Нил был единственным братом, который у него остался, а все из-за этого Лизаны.

– Ну и как же вам удается жить на широкую ногу? – Вопрос генерала Уилкинсона отвлек Саймона от мрачных мыслей.

– Нил неплохо разбирается в инвестициях. Я отдаю ему часть жалованья, а он вкладывает ее в какое-нибудь выгодное дело, в результате чего сумма денег удваивается. Разбогатеть я не разбогатею, но смогу позволить купить себе почти все, что захочу.

– Да, пока мы не затеяли эту шараду, ты жил скромно, словно монах.

– Отец учил меня экономить каждый грош. Кроме того, мне не нравится тратить деньги на разные безделушки. – Саймон пристально посмотрел на генерала. – Если только эти безделушки не идут на пользу моему отечеству.

– Да, да, в нелояльном отношении к отечеству вас упрекнуть нельзя, – сухо произнес генерал. Он помолчал немного, словно обдумывая что-то. – Я знаю, что вы и губернатор Клейборн считаете, что пиратство следует искоренить, но не уверен в необходимости столь радикальных мер. Боюсь, что ваши действия создадут еще больше проблем, а не разрешат их. Похоже, креолы любят своих пиратов; к тому же от Лизаны и его пиратов вреда не так уж и много.

– Не так уж и много вреда? – повторил Саймон с легким возбуждением в голосе.

Генерал вспомнил, с кем разговаривает, и едва заметно побледнел.

– Простите, я совсем забыл. Вы считаете, что именно Лизана виновен в гибели Джошуа.

– Я знаю, что виновен Лизана.

Саймону потребовалось почти десять лет, чтобы разыскать свидетеля тех событий, кто мог бы сказать, какой пират сопротивлялся до последнего, не желая сдаться кораблю военно-морских сил, на котором служил его брат. После того как он узнал, что именно Лизана выстрелил из пушки и убил брата, он решил не уходить пока из армии и непременно добиться, чтобы его перевели служить в Новый Орлеан.

Лизану так и не поймали. Пока что никто его не мог уличить ни в чем, кроме того, что он занимался каперством. Но скоро все изменится. Саймон обязательно поймает Лизану, и не только его, но и всех его матросов, и навсегда уничтожит эту язву на теле общества.

Саймон набрал в легкие побольше воздуха:

– Я знаю, что это Лизана. Этот человек заплатит за то, что сделал. Я собственноручно вздерну его на виселице.

* * *
Камилла смотрела, как тетя Юджиния уложила Дезире на огромную кровать с пологом, подоткнула ей одеяло и нежно поцеловала в лоб.

– Не позволяй ей сегодня много разговаривать, – сказала она, повернувшись лицом к племяннице. – Я-то знаю, как любят девочки поболтать, но сейчас ей необходим отдых.

– Конечно.

Как только тетя вышла из комнаты, Камилла подошла к кровати, откинула одеяло и, усевшись на набитый мохом матрас, положила руку кузине на лоб.

Жара у нее не было. Просто какая-то необъяснимая тошнота и рвота. Больше всего Камиллу беспокоило то, что Дезире не хотела сказать тете Юджинии, что это с ней и раньше случалось.

Дезире приоткрыла глаза.

– Ну, как ты? – спросила Камилла.

– Лучше. – Дезире схватила Камиллу за руку. – Прости меня, Кэмми. Я испортила тебе бал. Ты так веселилась. – Нежные черты ее юного личика омрачило беспокойство. – Похоже, тебе понравилось танцевать с майором Вудвордом.

Камилла пожала плечами:

– Да так… Ничего себе.

Камилла всегда детально описывала Дезире тех, с кем танцевала на балах. Хотя Дезире танцевала хорошо, приглашали ее редко, поэтому она радовалась, глядя, как веселится на балу Камилла. Дезире никогда ни о ком плохо не думала, но, похоже, ей доставляло удовольствие выслушивать остроумные и порой язвительные замечания Камиллы, которая любила описывать своих глупых и тщеславных партнеров по танцам.

Однако сегодня Камилла не торопилась давать подробный отчет о том, что произошло между ней и майором Вудвордом, это было так на нее не похоже. Она хотела сперва все хорошенько обдумать и прочувствовать, прежде чем вынести о майоре окончательное суждение.

Дезире молча смотрела на кузину. Выражение ее лица было какое-то странное и неподвижное.

– Камилла?

– Да, милая?

– О чем ты разговаривала с майором Вудвордом, когда вы танцевали сегодня?

Камилла потупила взор и принялась водить пальцем по кружевным цветочкам на ночной рубашке, которая некогда принадлежала ее тете:

– Да не знаю. О том, об этом… Обыкновенный светский разговор.

– Вы… вы оба выглядели так серьезно.

Камилла взяла кузину за руку:

– Давай условимся. Если ты скажешь мне, почему ты вдруг так жаждешь выйти замуж за месье Мишеля, я скажу тебе, что мы обсуждали с майором Вудвордом.

Дезире выдернула свою руку и повернулась к Камилле спиной:

– Я не желаю говорить о месье Мишеле.

– В таком случае я не желаю говорить о майоре Вудворде.

Некоторое время в комнате царило молчание, потом Дезире снова повернулась к Камилле. Лицо ее выражало крайнее волнение.

– Вы с майором Вудвордом говорили обо мне, да?

– О тебе? – Камилла бросила на кузину изумленный взгляд и прилегла рядом на кровать, потеплее укрывшись одеялом.

– Я думала… Ах, какая разница? – пробормотала Дезире. Она подняла глаза и стала разглядывать оборки балдахина у себя над головой. – Это уже не важно.

– По-видимому, тебе это важно. Так ты не хочешь мне сказать, почему тебя так интересует мой разговор с майором Вудвордом? И почему ты вдруг начала поощрять ухаживания месье Мишеля? Я видела, как ты танцевала с ним вальс и как он к тебе прижимался. Месяц назад ты бы этого не позволила.

Губы Дезире дрогнули.

– Месяц назад я не была… Я еще не знала всех его достоинств.

– Чепуха. Единственное его достоинство – это богатство. А богат он потому, что является самым скупым плантатором во всей округе. Помнишь, как он отказался одолжить деньги монашкам ордена урсулинок? А когда наконец согласился, то ссудил им деньга под непомерный процент. Он ужасный мерзавец. Как ты можешь собираться выйти за него замуж? Я же знаю, ты его не любишь.

Дезире судорожно сглотнула и скрестила натруди руки:

– Это не важно. Семье нужно…

– Не важно, что нужно семье. Твоей семье с ним не жить всю оставшуюся жизнь. Жить с ним придется тебе.

– У меня нет выбора…

– Есть у тебя выбор! – Камилла наклонилась к Дезире и с уверенностью в голосе добавила: – Твой папа не заставит силой тебя выйти за него замуж. Ты сама это прекрасно знаешь. Правда, он будет рвать, метать и сетовать на судьбу, но выйти замуж он тебя не заставит. – Дезире молчала, Камилла продолжила: – Ты не должна приносить себя в жертву семье. Разве ты не видишь, что сделала с тобой твоя пассивность? Тебя даже тошнить начало оттого, что ты постоянно думаешь, что придется выходить замуж за месье Мишеля. Ты…

– Нет. – По щекам Дезире заструились слезы. – Меня тошнит не из-за этого.

– Ну конечно же, из-за этого! Ты просто не можешь…

– Нет, это не то. – Дезире, вытирая кулаками слезы, повернулась к Камилле. – Ах, Кэмми, я вовсе не такая святая, какой ты меня считаешь. Я очень плохая.

– Чепуха…

– Если я… если я тебе кое-что расскажу, ты клянешься, что никогда не скажешь маме и папе?

Что-то в голосе кузины встревожило Камиллу. Некоторое время она колебалась: ей не хотелось слишком поспешно приносить клятву – вдруг это еще больше повредит Дезире? Но потом Камилла вспомнила, сколько раз Дезире заступалась за нее перед своим отцом, сколько раз спасала Камиллу от наказания за какой-либо проступок. Кроме того, было ясно, что Дезире ничего не расскажет, если Камилла не поклянется хранить молчание. Она вздохнула:

– Клянусь.

– Меня тошнит, потому что… потому что у меня будет ребенок.

До Камиллы не сразу дошел смысл услышанного, а когда дошел, она, разинув рот, уставилась на кузину. Не может быть! Милая, невинная Дезире? Чистая, как белый полог из муслина у нее над головой?

– Но это невозможно. Ты, наверное ошибаешься. Какой-нибудь мальчик поцеловал тебя, и ты решила…

– Нет, я не придумываю, что беременна. Я знаю. – Дезире потянулась к Камилле и стиснула ее руку в своих тонких пальчиках. – Разве ты забыла, что я помогала маме во время всех ее беременностей? Массировала ей ноющую спину, приносила ночной горшок, выслушивала все ее жалобы. Я хорошо знаю, каковы признаки беременности. – Лицо девушки потемнело. – А ты просветила меня касательно всего, что происходит между мужчиной и женщиной, поскольку твоя мать тебе об этом много рассказывала.

– Не надо мне было тебе этого рассказывать! – выпалила Камилла. Она никак не могла понять, соображает ли сама Дезире, о чем говорит.

– Не говори так. Я… – Дезире крепко сжата пальцы Камиллы и покраснела. – Это произошло не из-за того, что ты рассказала мне, что происходит в спальне. Если уж на то пошло, то, что ты мне поведала, скорее удержало бы меня от этого. Когда ты все это описывала, то казалось, что это так неловко и больно. – На лице Дезире появилось мечтательное выражение. – Но все было совсем не так. Это было чудесно.

Камилла простонала:

– Ты действительно легла с мужчиной? Как если бы он был твой муж? И он… он засунул внутрь тебя эту штуку?

Дезире серьезно кивнула:

– Да. Но это было лучше, чем ты рассказывала. Гораздо лучше.

– Матерь Божия, – пробормотала Камилла и выскользнула из постели.

– С тех пор прошло полтора месяца, – добавила Дезире. – И у меня не пришли месячные. Кроме того, я ужасно устаю, и меня наизнанку выворачивает, как только почувствую запах жареного мяса. А сегодня на меня подействовал дым сигар. Как только я почувствовала эти сигары, меня… меня…

– Вырвало, – добавила за нее Камилла. – Я давно заметила, что тебе нездоровится, но… – Камилла снова простонала. – Я и подумать не могла!..

– Знаю. Я очень плохая, верно?

Камилла обернулась к кузине. Лицо ее выражало ярость.

– Нет. Ты не плохая. – В голосе ее слышалась сталь. – Кто плохой, так это тот мужчина, который сделал это с тобой.

Дезире энергично замотала головой:

– Нет, он не плохой. Не плохой. Я… я сама хотела, чтобы он это сделал. Правда.

– Да, потому что он заставил тебя этого захотеть. Это называется соблазнить, моя милая.

– Все было не так, – возразила Дезире. – Мы любили друг друга!

– Любили? Значит, он тебя любил, поэтому и соблазнил втайне от всех?

– Знаешь, виноват был не только он один. Я сама его поощряла.

– Да? И каким же это образом? Как ты с ним хоть познакомилась? И как ты ухитрилась остаться с ним наедине, чтобы он успел…

– Я познакомилась с ним на балу, он танцевал со мной. Когда мы танцевали, я чувствовала себя так, будто… будто попала в сказку. А потом он повел меня на балкон и поцеловал. – Дезире села на кровати. На ее лице отразилось выражение мечтательной нежности. – Знаешь, меня никто раньше не целовал. Я даже не знала, что это может быть так прекрасно.

Камилла понимала, почему Дезире столь легко потеряла голову от первого же молодого человека, обратившего на нее внимание. Но зайти так далеко, чтобы лечь с ним в постель?

– Я встретилась с ним на следующем балу, – продолжила Дезире. – Мы наслаждались каждой минутой. Я знала, что папа никогда не позволит ему за мной ухаживать, но мне так хотелось с ним встретиться, что, когда он сказал, что хочет поговорить с моим отцом, я назначила ему встречу совсем в другом месте.

Камилла изумленно уставилась на кузину. Вот уж никогда бы не подумала, что Дезире может назначить тайное свидание мужчине! Ведь она никогда ничего не делала, не получив прежде разрешения отца!

– И где же ты с ним встречалась?

Дезире понурилась.

– В саду у дедушки; Посидев немного с дедушкой, я выходила в сад, чтобы быть вместе… вместе с любимым.

Камилла произнесла несколько весьма неподобающих для молодой леди слов. Дедушка по отцу Дезире был глухим и подслеповатым стариком. Он жил в старом доме, некогда принадлежавшем семейству Фонтейнов, на самой окраине города. Когда Фонтейны построили новый дом, побольше, старик отказался переезжать с ними. Дядя Огаст приставил к нему нескольких рабов, чтобы они заботились о нем. Так дедушка и жил последние годы. Он никогда бы не заметил, чем занимается Дезире.

Камилла вспомнила, что месяца полтора назад проснувшаяся в Дезире сильная любовь к дедушке была отмечена всеми домашними.

– А как же Шушу? Ведь она почти всегда тебя туда сопровождала. – Поразмыслив минуту, Камилла пробормотала: – Не стоит отвечать. Я знаю, почему она ничего не сказала.

Шушу была рабыней, которая повсюду сопровождала девочек. Она благоговела перед Дезире. Несколько лет назад дядя Огаст купил Шушу у соседа. Дезире уговорила его купить и сестру Шушу, чем и заслужила невероятную преданность рабыни. Пожелай Дезире совершить убийство, Шушу подала бы ей нож.

Вообще-то сопровождать Дезире к дедушке полагалось Камилле, но старик недолюбливал Камиллу по причине ее скандального прошлого, так что его дом – единственное место, где Дезире могла скрыться от зорких глаз кузины.

– Теперь понимаешь, почему мне надо во что бы то ни стало выйти за месье Мишеля? – прошептала Дезире. – Я должна как можно скорее выйти замуж, а не то у меня вырастет большой живот, и беременность уже не скроешь. А так как месье Мишель хочет найти жену перед тем, как отправиться во Францию, и поскольку он явно положил на меня глаз, это мой последний шанс спасти себя.

Камилла обернулась к кузине:

– Но почему бы тебе не выйти замуж за отца своего будущего ребенка? Если вы так любите друг друга, то тебе нужно выйти замуж за него!

– Не могу.

– Почему? Он беден, да? В этом все дело? Из-за этого ты сказала, что дядя Огаст никогда бы не позволил ему за тобой ухаживать?

– Он не богат. Он не католик. – Дезире старалась не смотреть Камилле в глаза. – Кроме того, он американец.

Камилла набрала в легкие побольше воздуху.

– Американец? Ты отдалась американцу?!

Дезире яростно сверкнула глазами:

– Да! Не такие уж они и плохие! Ты сама сегодня танцевала с американцем! Ну и что с того, что мой любимый – американец?

– А то, что теперь ты ждешь незаконнорожденного ребенка! – ответила Камилла. Вспомнив, как интересовалась Дезире ее танцем с майором, она побледнела. – Ты ведь не… Это ведь не майор Вудворд, правда? Ведь он не…

На лице Дезире отразилось негодование:

– Нет, конечно! Он же уже старый!

Камилла изумленно подняла брови:

– Старый? Ему не больше тридцати пяти. Не понимаю, что ты можешь иметь против него, если хочешь выйти замуж за такую дряхлую развалину, как месье Мишель.

– Это совсем разные вещи, – пробормотала Дезире. – Я вынуждена выйти замуж за месье Мишеля, но если бы у меня был выбор, я бы ни за что не пошла за него. И за какого-нибудь другого старика, за кого-нибудь вроде майора Вудворда, я бы тоже не вышла.

– Тогда почему ты расспрашивала меня о майоре? – допытывалась Камилла. – Почему тебе так хотелось узнать, о чем мы с ним говорили?

Дезире что-то скрывала. Она прятала взгляд. Внезапно Камилла догадалась.

– Майор Вудворд знает отца ребенка, так ведь? – Дезире вздрогнула, и Камилла поняла, что ее догадка верна. – Он знает отца ребенка, и ты боялась, что он мне о нем расскажет. Значит, он с ним хорошо знаком. Может, это кто-то из офицеров? Нет, всем офицерам примерно столько же лет, сколько и майору Вудворду. Наверное, это солдат из его полка.

– Я не собираюсь обсуждать отца моего ребенка, – решительно заявила Дезире. – Он ни к чему уже теперь не причастен.

– Что значит ни к чему уже теперь не причастен? – Камилла повысила голос: – Ты подарила этому человеку свою невинность, он тебя обрюхатил, а теперь ты готова отпустить его на все четыре стороны и выйти замуж за ужасного типа, который втрое тебя старше? Но почему? Ты что, сошла с ума?

– Ты ничего не понимаешь! – Выпалила Дезире и, уронив лицо в ладони, разрыдалась. – Ты… ты просто не понимаешь…

Камилла изо всех сил старалась сохранять самообладание. Она должна вытянуть из Дезире все, если хочет ей помочь, но не стоит сильно приставать к девушке, а не то она вообще ничего больше не расскажет.

Камилла снова присела рядом с кузиной на кровать и принялась массировать ей спину.

– Все в порядке, милая, – проговорила Камилла, стараясь придать голосу больше мягкости. – Все будет хорошо. Обещаю. – Она сжала руку Дезире. – Ты говоришь, что я ничего не понимаю. Так помоги же мне. Я очень хочу тебя понять. Правда.

Дезире кивнула. Она несколько раз глубоко вздохнула. Лишь через несколько минут ей удалось побороть слезы.

– Мой любимый не знает, что я беременна. Мы встречались всего несколько раз, но один раз… ну, мы зашли слишком далеко. Он сказал, что любит меня и что хочет на мне жениться. Я… я сказала ему, что подумаю. Я знала, что, если он попросит у папы моей руки, папа его даже слушать не станет, поэтому я решила сначала прощупать обстановку. Я спросила папу… – Дезире приглушенно всхлипнула. – Я спросила папу, как бы он отнесся к тому, если бы я захотела выйти за американца со скромным достатком, который к тому же не католической веры. Конечно, я преподнесла этот вопрос как шутку, но папе эта шутка очень не понравилась. Он сказал, что если я выйду замуж за того, кто ниже меня по статусу, то это обернется гибелью для нашей семьи, – Дезире понизила голос до шепота: – Он сказал, что я просто обязана найти себе обеспеченного жениха, иначе все мы окажемся на улице.

Камилла стиснула зубы. Как это похоже на дядю Огаста: манипулировать своей дочерью, используя финансовые затруднения семьи! Камилла была уверена, что в действительности дела обстоят не так уж и плохо.

– Он явно преувеличил…

– Может быть… – В голосе Дезире слышалась боль. – Но это еще не все. Он сказал, что убьет любого недостойного мужчину, кто будет увиваться за мной. Даже если я сбегу с любимым, как я и хотела вначале, папа сказал, что он вызовет моего молодого мужа на дуэль и оставит меня вдовой. Или мой муж убьет папу. В любом случае я потеряю дорогого мне человека.

Камилла заметила, что кузина упорно избегает называть своего любимого по имени.

– Но это было до того, как ты забеременела. Что, если ты скажешь дяде Огасту…

– Это ничего не изменит. Ты же знаешь. Мы по-прежнему нуждаемся в деньгах. Если я скажу отцу о своем… о своем любимом, он убьет его, а затем как можно скорее выдаст меня за месье Мишеля. Только тогда папа возненавидит меня, и мама тоже!

– Они не смогут тебя возненавидеть, – сказала Камилла и взяла лицо Дезире в ладони. – Милая моя, по-моему, ты должна дать им шанс. Расскажи им о своем молодом человеке и его тоже пригласи…

– Не могу. Даже если бы и думала, что это сработает. Не могу. Слишком поздно. Он уехал.

Камилла скрестила руки на груди и посмотрела на кузину:

– Уехал? Куда уехал?

Лицо Дезире выражало полный крах всех надежд.

– Далеко. Он уехал из Нового Орлеана после того, как я с ним рассорилась.

– Ты с ним рассорилась?

– Да. После разговора с папой я решила, что мне нужно быть послушной дочерью и прервать эту связь. Я… я наговорила моему любимому разных грубостей, чтобы он меня бросил. – И Дезире снова разрыдалась.

Камилла прижала ее к себе:

– О Господи! Мне так жаль.

– Я думала, что забуду его. Когда я услышала, что он уехал из города, то подумала, что мне будет легко его забыть. – Дезире понизила голос до шепота: – Но это оказалось сложно. А. потом… а потом я поняла, что у меня будет ребенок. У меня не остается выбора. Я должна выйти замуж за единственного, кто готов на мне жениться, и немедленно.

– За месье Мишеля, – добавила Камилла. – Какая же ты дурочка, если думаешь, что ему нужна испорченная жена!

Дезире потупилась и пробормотала:

– Шушу пообещала, что научит меня, как изобразить из себя девственницу, и все пройдет гладко.

– Я придушу эту паршивку Шушу! Лучше бы она научила тебя, как разыскать твоего солдата и заставить его на тебе жениться! – Камилла прищурилась. – Послушай, если этот твой американец находился под командованием майора Вудворда, то майор наверняка знает, куда он уехал. Он может с ним связаться. Я могла бы поговорить с майором Вудвордом…

– Нет! – Дезире подняла залитое слезами лицо. – Ему придется послать письмо, и оно до него дойдет только через несколько дней, может, даже недель. И после того как я прогнала любимого, он, может быть, не захочет возвращаться. А даже если и вернется, то к тому времени, как он получит письмо и приедет сюда…

– Ты ведь не знаешь: вдруг он совсем недалеко уехал? – возразила Камилла.

Дезире потупилась.

– Нет, знаю. Знаю, что он уехал очень далеко, с ним нелегко связаться. Кроме того, когда я узнаю, женится ли он на мне или нет, будет уже слишком поздно выходить замуж за месье Мишеля и притворяться, что ребенок у меня от него. Тогда я навлеку на свою семью такой позор, какой и представить себе страшно. Папа никогда меня не простит. А Урсула и остальные девочки никогда не найдут себе порядочных мужей. – Дезире покачала головой. – У меня нет выбора. Я должна выйти за месье Мишеля. – Она решительно обернулась к Камилле и добавила: – Ты должна хранить мою тайну. И ты должна помочь мне выйти замуж за месье Мишеля, пока еще не поздно, пока еще никто не знает о моем ужасном проступке.

Камилла вздрогнула:

– Я… я не могу позволить тебе выйти замуж за этого развратника!

Дезире стиснула руку Камиллы в своей руке и умоляюще произнесла:

– Но ты должна! Во благо всей семьи! Ради меня.

Во благо всей семьи! Если бы пришлось выбирать между благом семьи и Дезире, выбор Камиллы был бы не в пользу семьи. Но Дезире попросила: Ради меня! а Камилле трудно ей отказать.

Но она не собиралась так просто позабыть об отце будущего ребенка Дезире. Похоже, она уверена, что этот человек по-настоящему ее любит. Если это и так, то для Дезире лучше будет выйти замуж за него, а не за старика, который женится на юной девушке только ради того, чтобы она родила ему наследника. Что бы Дезире ни говорила, они ничего не потеряют, если разыщут настоящего отца ее будущего ребенка. Но похоже, Камилле придется разыскивать его одной, без помощи Дезире.

– Ну, так и быть. – Камилла скрестила за спиной пальцы. – Я сохраню твою тайну. Но охмурять месье Мишеля тебе придется самой. В этом деле я тебе не помощница.

– Ах, спасибо! – воскликнула Дезире и поцеловала кузину в бледную щеку. – Спасибо, спасибо, тысячу раз спасибо!

– Только без сантиментов, – проворчала Камилла. Она чувствовала легкую вину за то, что не раскрыла всех своих замыслов кузине, единственному человеку, от которого у нее никогда не было секретов. – Это самое малое, что я могу сделать для своей любимой кузины.

На самом деле Камилла собиралась сделать много больше того, что обещала.

Глава 3

Будешь играть с собаками – и у самого блохи заведутся.

Креольская пословица
Камилла стояла позади урсулинского женского монастыря, укрывшись в тени фургона, и со своего наблюдательного пункта разглядывала бараки. Мимо нее строевым шагом прошла куда-то рота солдат. Камилла съежилась и прижалась к монастырской стене.

Да, если кто-нибудь ее здесь заметит, ее репутация погибла окончательно. Особенно если учесть, что она тайком удрала из дома. На то, чтобы придумать, как незаметно улизнуть, ушла большая часть утра. Когда тетя отправилась за продуктами, Камилла решила, что настала пора действовать.

Конечно, она сильно рисковала, разыскивая майора Вудворда, но разве у нее оставался выбор? Она не может сидеть сложа руки и позволить Дезире выйти замуж за Лиандера Мишеля, зная, что девушка любит другого!

Не стоит обо всем рассказывать дяде и тете. В этом Дезире абсолютно права. Дядя Огаст никогда не позволит дочери выйти за американского солдата… но, когда дело будет уже сделано, у него не останется выбора. Расскажи ему Дезире о своей беременности, он лишь ускорит ее брак с месье Мишелем, особенно после того, как ему станет известно, что любимого девушки уже нет в Новом Орлеане.

Но Дезире не может выйти замуж за месье Мишеля. Не может! К тому же Камилла сомневалась, что у кузины получится провести старика, изобразив из себя девственницу. Месье Мишель – человек подозрительный. Одному Богу известно, что он сделает, заподозрив, что его жена не невинна. Даже если Дезире и удастся ввести старика в заблуждение, ей придется провести с этим распутником всю оставшуюся жизнь, а когда он окончательно одряхлеет, она из жены превратится в сиделку при нем.

Камилла видела лишь одно решение создавшейся проблемы: найти того солдата, который лишил ее кузину невинности. А для этого ей потребуется помощь. Помощь майора Вудворда. Только он один знает, кого из его подчиненных перевели в другой полк.

Камилле становилось неловко при одной мысли о том, что придется обратиться к майору Вудворду. Как еще он примет ее после оскорблений дяди Огаста? И как объяснить ему цель своего визита? Но другого выбора у Камиллы не было.

Озирая галереи двухэтажных бараков, она думала, что найти майора Вудворда будет не так-то просто. Камилла слышала, что армейские штаб-квартиры располагаются также в здании с белеными стенами. Но это здание было таким громадным! Не будет же она разгуливать по его коридорам в поисках майора! Кроме того, ее могут узнать.

Неожиданно дверь с одного торца этого здания отворилась, и Камилла быстро юркнула за фургон.

Затем она осторожно выглянула посмотреть, кто же вышел из двери. К ее огромной радости, это оказался сам майор Вудворд, одетый в гражданскую одежду. К сожалению, он был не один.

Камилла застонала с досады. Ей нужно побеседовать с майором наедине! В его лояльности она была почти уверена, а вот его потрепанного вида спутнику доверять бы не стала. Что же делать? Может, вернуться сюда завтра? Нет. Завтра ей, вероятно, не представится возможности незаметно улизнуть из дома, а дело Дезире не терпит отлагательств.

Камилла смотрела, как майор со своим спутником удаляются по Барачной улице. Она направилась вслед за ними, держась поодаль, на приличном расстоянии. Может, спутник майора Вудворда вскоре от него отстанет, подумала она. Камилла не хотела бросать свое преследование, пока оставалась хоть какая-то надежда на разговор с майором.

Когда мужчины свернули на Конде-стрит и ускорили шаг, Камилла надвинула пониже на глаза капюшон плаща и поспешила следом. Она с трудом поспевала за ними. Вскоре они перешли на более оживленную улицу. Майор и его попутчик замедлили шаг, и Камилле стало легче их преследовать.

Они долго шли по этой шумной улице, а затем свернули на менее оживленную Сент-Питер-стрит. Здесь было меньше лавок, и они были довольно плохонькие. Камилла намеренно отстала от мужчин еще на несколько шагов, хотя ей было интересно знать, что они забыли на Сент-Питер-стрит.

Майор и его спутник зашли в магазин, располагавшийся сразу же за лавкой Дофин. Эта лавка была хорошо знакома Камилле, она часто делала там покупки. В магазине, куда зашли мужчины, продавались ружья. Камилла замедлила шаг. Зачем они пришли сюда? Она и сама бывала в этом магазинчике много раз, но в отличие от майора и его спутника у нее была на то уважительная причина: Камилла заходила навещать хозяина магазина Жака Лизану. Он был братом ее отца, а ей приходился соответственно дядей. Как и отец Камиллы, Жак Лизана был знаменитым капером и контрабандистом – лучшим в округе.

Камилла в нерешительности толкалась на улице. Что же делать? У. майора и его спутника встреча с пиратом? А может, и нет. Знают ли они о роде занятий дяди Жака? Или просто зашли в лавку присмотреть себе ружья? Что-то не похоже. Уж военные-то наверняка знают, чем промышляет дядя Жак, и навряд ли одобряют род его занятий.

Все знали, кем является второй дядюшка Камиллы. Но креолы, конечно же, смотрели на его пиратство сквозь пальцы, как смотрели на все, что напрямую их не касалось. Главное – Лизана снабжает их французским бренди и английским обмундированием. Испанское правительство в свое время тоже закрывало глаза на род занятий Жака Лизаны, потому что он платил хорошие взятки. А американцы даже сделали каперство легальным занятием, если у пирата имелось каперское свидетельство, выданное в какой-либо стране, согласно которому ему дозволялось грабить вражеские корабли.

Но к несчастью, каперы атаковали любое попадавшееся им в море судно, и дядя Камиллы не был исключением. Однако никто в округе не стал бы давать против него свидетельских показаний – может быть, именно поэтому американцы пока его не посадили.

А что, если американцам удалось каким-то образом раздобыть улики? Что, если они послали майора Вудворда, чтобы он арестовал дядю Жака?

Не будь дурочкой, – сказала Камилла сама себе. – Если бы майор собирался арестовывать дядю, он захватил бы с собой солдат.

Но если майор и его попутчик пришли сюда не по этой причине, тогда по какой же? Что им нужно от человека, который снабжает всех креолов в городе контрабандными товарами, добытыми нечестным путем?

Окинув взглядом улицу и убедившись, что ее никто не заметил, Камилла направилась к террасе, примыкавшей к лавке. На террасе было грязно и пахло навозом, но лучшего места для того, чтобы подслушать, не было: на террасу выходило окно из магазина дяди Жака. Прижимая к носу надушенный платочек, Камилла прокралась по террасе к занавешенному окошку.

Мужчины разговаривали тихо, однако Камилла слышала каждое слово. Наверное, они сидели за столиком, стоявшим рядом с окном. Сначала разговор не представлял собой ничего особенного: обычные светские условности. Затем мужчины сменили тему.

– Этот ваш сержант Робинсон говорит, что вы хотите вложить деньги в мое дело, майор, – произнес дядя Жак с сильным французским акцентом.

– Ну да, именно это я и намереваюсь сделать. Если вы, конечно, согласны, – проговорил майор.

Камилла от удивления широко раскрыла глаза. Вложить деньги? С каких это пор ее дядя принимает вложения, да еще и от иностранца? Конечно, она мало знала о том, чем в действительности занимается дядя Жак. Да и не хотела знать. Несмотря на то, что Камилла горячо любила своего дядюшку, пиратство было ей ненавистно. Пока не убили ее родителей, дядя Жак и ее отец занимались преимущественно разбоем и контрабандой. Камилле тогда это казалось вполне естественным, она никогда об этом не задумывалась. Все изменила та ужасная резня, унесшая жизни обоих родителей Камиллы и жены дяди Жака.

– Очень интересно, майор, – сказал дядя Жак. Камилла услышала, как чиркнул кремень: вероятно, дядя прикурил одну из своих любимых сигар местного производства. – Ты в близких отношениях с генералом. А ваш сержант наверняка сообщил, что я вкладываю деньги в… как это называется? В одну компанию, которая не по нраву вашему правительству. Хотелось бы мне знать, почему вы тоже хотите принять в этом участие?

– Удивляюсь я вам, месье Лизана, – произнес майор тем же сухим тоном, каким разговаривал с Камиллой вчера на балу. – Ну ладно другие креолы – они всегда считали нас, американцев, странным народом, но вы-то с вашим жизненным опытом должны понимать, что не только богатых креолов отличает любовь к прекрасным вещам, которые можно приобрести по бросовым ценам.

Жак усмехнулся:

– Я заметил, что вы живете на широкую ногу. На очень широкую ногу. Если я не ошибаюсь, ваши доходы не ограничиваются армейским жалованьем?

– Нет.

– А что по этому поводу говорит ваш приятель генерал?

– Я сказал ему, что отец в наследство оставил мне кое-какие деньги. И это вполне его удовлетворило, – ответил майор Вудворд и добавил жестким голосом: – Мы с ним приятели только потому, что эта дружба мне выгодна. Это единственная причина.

– Ах, вы, значит, макиавеллист? – поддел его дядя Жак.

– А что значит макиавеллист? – раздался голос, по-видимому, принадлежавший спутнику майора, который до этого времени хранил молчание.

Дядя Жак засмеялся:

– Видите, почему я предпочитаю иметь дело с сержантом? Могу не бояться, что он окажется умнее меня.

– Послушай-ка, французский по… – начал было сержант.

– Хватит, хватит, сержант Робинсон, – перебил его майор. – Месье Лизана обещает нам значительную сумму денег. Пускай себе шутит над нами, сколько вздумается. – Голос Вудворда стал более резким. – Надеюсь только, что сумма окажется и впрямь значительной.

– Уверяю вас, – ответил дядя Жак, – если вы нам поможете, то будете щедро вознаграждены. Вы получите такой же процент с доходов, как и сержант.

– Нет, не такой же, – возразил майор. – Больший. Ведь от меня будет больше проку, чем от сержанта. Или вы забыли, что мой штаб расположен перед Байю-Саваж? По этому рукаву реки и по другим ее притокам можно добраться до самого Мексиканского залива. Мы оба прекрасно знаем, что товары можно открыто привозить в город только в том случае, если на них имеется каперское свидетельство. – В голосе майора послышались саркастические нотки. – А так как большая часть ваших товаров к этой категории не относится, вы вынуждены провозить их контрабандой. Поэтому вам необходимо заручиться моей поддержкой. Если заплатите мне хороший процент, то солдаты не будут патрулировать этот участок реки. А если заплатите мне прекрасный процент, то я даже разрешу использовать мой дом как перевалочный пункт.

Камилла затаила дыхание. Солдаты не будут патрулировать этот участок реки?! А дом майора можно использовать как перевалочный пункт?! Господи, майор Вудворд собирается принять участие в пиратских махинациях!

Мужчины принялись обсуждать разные тонкости. Камилла в растерянности прижалась к стене. Просто не верится! Какой же все-таки бесчестный человек этот майор! Помогает за деньги пиратам. Вступает в сговор с известным нарушителем закона. Преступает законы государства, которому присягал на верность. Да он такой же плут, как… как…

Как дядя Жак. И как ее покойный отец.

Камилла отчаянно замотала головой. Нет, их нельзя сравнивать. Дядя Жак и отец в отличие от майора никогда не клялись соблюдать законы Соединенных Штатов.

У ног что-то зашуршало, и Камилла посмотрела вниз. Лучше бы она этого не делала! Кончик ее белой туфли-лодочки грызла огромная коричневая крыса. Девушка невольно взвизгнула, но тут же поспешно прикрыла рот рукой. Пинком ноги она отбросила крысу на другой конец террасы.

За стеной воцарилась тишина. Неужели разговаривавшие услышали ее сдавленный писк? Камилла еще плотнее прижалась к стене и, не сводя с окна глаз, ждала, что с минуты на минуту оттуда выглянет ее дядя или, что еще хуже, майор Вудворд.

Но из окна никто не выглядывал. Камилла начала уже понемногу успокаиваться, как вдруг почувствовала, что кто-то зажал ей ладонью рот. Она слишком поздно поняла, что надо было наблюдать за входом на террасу, а не за окном.

– Черт возьми, а вы-то здесь что делаете? – прошипел кто-то ей прямо в ухо. В это же время Камилла почувствовала, как чья-то рука обхватила ее, и она оказалась прижатой к крепкому мужскому телу.

Камилла испуганно обернулась и увидела перед собой изумленное лицо майора Вудворда. В мгновение ока он оттащил ее сначала подальше от окна, а затем из террасы на улицу. Он успел вовремя, потому что в следующее мгновение послышался звук отодвигаемой занавески и террасу огласил возглас:

– Что там стряслось, друг мой? Нашел кого-нибудь?

По-прежнему крепко прижимая к себе Камиллу, майор крикнул поверх ее головы:

– Нет, здесь только крысы. Целое полчище крыс.

– Да, – отозвался дядя Жак. – Когда-нибудь я найду способ истребить этих шумных тварей. Ладно, возвращайтесь, мы должны закончить разговор.

– Сейчас иду. – Майор прижался губами к уху Камиллы и прошептал по-французски: – На этот раз я вас отпускаю, но в ваших же интересах стоять здесь на углу и не двигаться, пока я не вернусь. А если ослушаетесь, то, клянусь, я вас найду, притащу вас к своим собеседникам, и пусть дальше они с вами сами разбираются. Поняли?

Камилла поспешно закивала головой. Вудворд отпустил ее так резко, что она даже пошатнулась.

– Не двигайтесь с места, – прошипел он и исчез за дверью лавки.

Камилла в нерешительности стояла там, где ее оставил майор, и тряслась от испуга. Ей не хотелось ждать. Интересно, выполнит майор свою угрозу, если она уйдет? Дядя Жак, конечно, ее и пальцем не тронет, но он придет в ярость, если узнает, что племянница подслушивала их разговор. Может, даже дяде Огасту расскажет.

Камилла задрожала еще сильнее и поплотнее закуталась в плащ. С тех пор как она стала жить у Фонтейнов, дядя Жак несколько отдалился, Он тоже хотел, чтобы она заняла достойное положение в обществе. Камилла редко виделась с ним, редко наведывалась в его магазинчик. Да, он будет явно не в восторге, если застанет ее здесь…

Неожиданно из лавки вышел майор Вудворд. Он был один. Наверняка придумал какую-нибудь причину, чтобы оправдать свой неожиданный уход. Теперь уже было поздно думать о побеге.

Майор подошел к Камилле и бросил на нее испепеляющий взгляд.

– Пошли со мной! – скомандовал он по-английски.

Схватив Камиллу за руку железной хваткой, он направился по улице в направлении, противоположном тому, которым пришел сюда.

– Майор Вудворд, я…

– Попридержите язык. Не хватает еще, чтобы услышали, как мы с вами разговариваем.

Камилла послушно закрыла рот. О Господи, за что? Ведь она хотела всего лишь найти любовника Дезире, а вместо этого случайно раскрыла предательский заговор и попалась в лапы к злобному американцу. Уж лучше было бы предстать перед лицом дяди Жака.

Пройдя пару кварталов, Камилла поняла, что майор ведет ее к городским воротам. Ей стало страшно, и она остановилась.

– Куда вы меня тащите?

Майор тоже остановился и окинул девушку холодным взглядом:

– Туда, где мы сможем поговорить наедине.

Камилла скрестила руки на груди. Ее колотила дрожь.

– Я… я не хочу оставаться с вами наедине.

– И правильно, что не хотите. В данный момент я за себя не ручаюсь: мне больше всего на свете хочется вас убить.

Камилла судорожно сглотнула. Интересно, серьезно он это говорит или нет? Спросить она не решилась.

– Не беспокойтесь, я никому не расскажу о вашем мерзком сговоре с Жаком Лизанной.

– О моем мерзком сгово… Черт бы побрал эту женщину! – Вудворд окинул взглядом улицу – поблизости никого не было. – Вы что, слышали наш разговор?

Боже, Боже! Нужно притвориться, что она ничего не слышала. Но это будет не так-то легко – ведь он застукал ее под самым окном.

Майор схватил Камиллу за руки и хорошенько встряхнул:

– Вы все слышали, не так ли?

– Я… да, я многое слышала.

Вудворд отпустил девушку и сердито взъерошил волосы:

– Разрази меня гром!

– Но не придавайте этому большого значения, – поспешно продолжила Камилла, – так как…

– Не придавать этому значения? – Майор сердито воззрился на нее. – Да как этому можно не придавать значения! Не хватает еще, чтобы в это дело оказалась замешанной женщина, особенно такая женщина, которая любит совать свой нос в неженские дела!

Поняв, что он намекает на ее выходку на балу, которая прежде казалась ему верхом храбрости, Камилла побледнела:

– И-извините. Я не хотела вмешиваться.

Лицо майора выражало отчаяние.

– Тогда какого черта вы делали на террасе? – ворчливо произнес он, но в его голосе уже не чувствовалось былого раздражения. – Вы что, следили за мной?

Камилла отвернулась. Похоже, лучше будет сказать правду.

– Да.

Майор вздохнул:

– Зачем?

Камилла в нерешительности комкала платочек в руках и думала, как ответить. Стоит просить этого мерзавца о помощи? Или лучше забыть о своем плане?

Нет, она так это дело не оставит. Должна же она выяснить, кто был любовником Дезире. А для этого ей понадобится помощь майора.

– Что, мадемуазель Гирон? Не знаете, что и ответить? И куда только подевалась та откровенная девушка, с которой я вчера танцевал! Вы что, язык проглотили?

Язвительные слова майора заставили Камиллу действовать решительно. Она подняла голову и взглянула ему в глаза.

– Я следила за вами, потому что мне нужно было поговорить наедине.

Лицо Вудворда приняло какое-то странное выражение.

– И о чем же?

Камилла снова замялась. Однако сейчас не время скромничать. Лучше уж она сразу все расскажет, как есть, и покончит с этим.

– Прошлой ночью моя двоюродная сестра Дезире призналась мне, что состояла… в интимных отношениях с одним из ваших солдат. К несчастью, эти отношения имели вполне закономерное и естественное последствие и… и…

Камилла мучительно подыскивала слова, чтобы выразиться поделикатнее. Майор прищурился:

– Вы что, хотите сказать, что она забеременела? От одного из моих солдат?

Этот дикарь выражался предельно ясно, без обиняков. Камилла залилась краской:

– Qui. Я хотела бы, чтобы вы помогли мне его разыскать.

Вудворд посмотрел на девушку с изумлением:

– А вы сами не знаете, кто он такой?

– Она мне не говорит. Именно поэтому вы и должны мне помочь.

К удивлению Камиллы, майор неожиданно рассмеялся:

– Помочь вам? Да зачем вам нужна моя помощь? Я уверен, что месье Фонтейн в состоянии разгромить все солдатские бараки в поисках виновного.

– Он ни о чем не догадывается.

Майор бросил на Камиллу подозрительный взгляд:

– Это почему еще?

Она вздохнула. Придется обо всем рассказать, иначе он ни за что не согласится ей помочь. Она начала рассказ с расспросов Дезире о её танце с майором и постепенно поведала весь разговор со своей кузиной. Умолчала только о том, какое двуличие проявила Дезире, устраивая свидания со своим любовником. Майор слушал молча, и постепенно его лицо становилось все суровее. Когда Камилла сказала, что, если не найдется настоящий отец ребенка, Дезире будет вынуждена выйти замуж за Лиандера Мишеля, Вудворд презрительно фыркнул:

– За Лиандера Мишеля? За этого старого креольского скупердяя, которому принадлежит полгорода? Зачем вам тогда вообще понадобилась моя помощь? Если ваша маленькая кузина сыграет свадьбу как можно скорее, то она обеспечена на всю оставшуюся жизнь.

Он произнес это с таким презрением, что Камилла чуть не задохнулась от возмущения.

– Да как вы можете говорить такие ужасные вещи! Я не ожидала, что вы окажетесь настолько бездушны… – Она запнулась, заметив гневный взгляд майора. Вспомнив об оскорблениях, которым ему пришлось вчера подвергнуться, Камилла смягчила тон и добавила: – Моя кузина очень милая девушка, но она… не красавица. Я уверена, что этот солдат воспользовался тем, что у нее нет ухажеров, и обманом влюбил ее в себя. А теперь она должна выйти замуж за эту развалину, месье Мишеля.

– Не хочу огорчать вас, мадемуазель, но невинные юные девушки не встречаются тайком ото всех с солдатами.

– А благородные солдаты не соблазняют невинных юных девушек, майор! – парировала Камилла с жаром. – Почему вы защищаете этого… этого растлителя невинности? Его следует привлечь к ответственности. Или армия Соединенных Штатов не несет ответственности за аморальные поступки своих солдат?

Майор нахмурился и отвел глаза.

– Откуда вы знаете, что она сказала вам правду? Может, это был вовсе не мой солдат.

– Дезире никогда не лжет, – возразила Камилла. – Это был один из ваших солдат. Он уехал отсюда в прошлом месяце. Кузина так сказала, и я ей верю.

Майор снова взглянул на Камиллу.

– Несколько моих солдат действительно были переведены в Батон-Руж примерно месяц тому назад, но…

– Вот видите! Наверняка это кто-нибудь из них! – Но почему же Дезире сказала, что он уехал далеко? Может, она ошиблась? Наверное. Подумать только, все это время ее любимый находился совсем неподалеку, в Батон-Руж, а Дезире об этом даже не догадывалась! – Все, что вам нужно, – это поехать в Батон-Руж и поговорить с этими солдатами…

– Поехать в Батон-Руж? – Вудворд бросил на Камиллу недоумевающий взгляд. – Вы что, с ума сошли? Да туда больше суток добираться! Делать мне больше нечего – поспешать в Батон-Руж, дабы спасти вашу кузину от ужасной судьбы – быть выданной замуж за богача.

– Нуда, у вас ведь столько дел, – язвительно заметила Камилла. – Нужно помогать пиратам провозить контрабандные товары в Новый Орлеан.

Между ними воцарилось тяжкое молчание. Вся смелость Камиллы тут же улетучилась. Похоже, она сказала то, чего говорить не следовало. Вудворд никогда не был так похож на дикаря, как в этот момент. Его лицо казалось вырезанным из гранита, а взгляд был холоден как сталь. Он надвигался на Камиллу, а она отступала назад до тех пор, пока не уперлась спиной в деревянный забор. Майор подался вперед и прижал ладони к забору таким образом, что Камилла оказалась зажатой между его руками.

– Насколько я припоминаю, выдали мне понять, что вам безразличен данный факт. Вы обещали молчать, – тихо произнес он с нотками стали в голосе.

– Да, обещала. И сдержу свое слово. – Огромный рост майора и странная манера поведения не могли не напугать, но Камилла заставила себя смело посмотреть ему в глаза. Ведь у нее имелся козырь. – Обещаю, что сохраню вашу тайну и не расскажу губернатору то, что услышала, если вы поможете мне найти отца будущего ребенка моей кузины.

К удивлению Камиллы, эта угроза нисколько не подействовала на майора.

– Не расскажете губернатору? – Он наклонился к ней еще ближе. Камилла теперь различала каждую прорастающую щетинку на его свежевыбритых щеках. – Вы что, шантажировать меня вздумали, мадемуазель Гирон?

В том, как он это сказал, было нечто, что привело Камиллу в ярость. Значит, он не воспринимает ее всерьез! По-видимому, эта ситуация казалась ему забавной.

– Да, вы верно меня поняли.

– Тогда, может быть, вам стоит еще раз хорошенько обдумать ваши слова? Потому что подобного рода угрозы приводят меня в ярость.

Вудворд произнес это так спокойно, без эмоций, что Камилла не сразу уловила в его словах угрозу. Почувствовав ее, она судорожно сглотнула.

– Да, я знаю, что вам это не по нраву. К сожалению, у меня не остается выбора. Если я не буду вас шантажировать, то моей кузине придется связать свою жизнь со злым и жестоким человеком.

На лице майора в какое-то мгновение появилось выражение торжества, которое, впрочем, тут же исчезло.

– К сожалению, я не один участвую в той афере, о которой вам случайно стало известно. Разве вы ничуть не боитесь пиратов? Думаю, Жаку Лизане еще даже больше, чем мне, не понравится, если его начнут шантажировать. Вы хоть представляете, что с вами будет, скажи я ему, что вы подслушали нашу беседу?

Майор откровенно пытался запугать Камиллу. Она с трудом сдержала улыбку:

– Да, я об этом тоже подумала. Nonс Жак здорово рассердится, если вы ему обо всем расскажете. Мне бы этого очень не хотелось.

Когда майор услышал креольское слово, означающее дядя, в его поведении произошла разительная перемена. Он смертельно побледнел и разинул рот.

– Nonс Жак?

Камилла кивнула:

– Ну да, nonс Жак. Он брат моего покойного батюшки.

– Не может быть. – Вудворд не верил своим ушам. Братом Жака был Гаспар Лизана… – Смысл сказанного Камиллой медленно доходил до него. Выражение насмешливого злорадства на лице сменилось изумлением. – Подождите-ка. Ваш покойный батюшка? Уж не хотите ли вы сказать, что вашим отцом был…

– Гаспар Лизана. Ну да. Он самый.

Вудворду было явно не по себе.

– Но ведь ваша фамилия Гирон.

– Ну да. Когда меня приняли в свою семью Фонтейны, мне пришлось взять девичью фамилию своей матери. Они сочли, что это предотвратит скандал.

Майор отстранился от Камиллы и провел рукой по своим взъерошенным волосам.

– Не может быть. Если вам верить, то ваш отец был одним из самых авторитетных и уважаемых пиратов в Мексиканском заливе.

– Боюсь, что так. Спросите любого в Новом Орлеане. Вам сразу скажут, что я его дочь. Зачем мне лгать?

– Черт побери! Гаспар Лизана. Просто невероятно. Он и Жак загребали больше добычи, чем сам Генри Морган. Помнится, Гаспар погиб при атаке… – Вудворд не докончил фразу и медленно поднял на Камиллу глаза. Взгляд его выражал сочувствие.

Камилла потупилась и принялась разглядывать скомканный платок, который вертела в руках.

– Похоже, вы многое знаете о моей семье.

– Мне необходимо знать все о тех людях, которых я собираюсь… – Вудворд запнулся, словно понял, что чуть было не сболтнул лишнего. – О тех, с кем я собираюсь вести дела.

Он подошел к забору, прислонившись к которому стояла Камилла, и негромко спросил:

– Вы тоже при этом присутствовали? Когда английские пираты напали на лагерь вашего отца?

Камилле с поразительной четкостью вспомнился этот день. Она была на болоте, когда вдруг услышала мушкетные залпы и бросилась в лагерь. Там она обнаружила своих родителей. Они плавали в луже крови рядом с накрытым к обеду столом.

Девушка глубоко вдохнула, пытаясь прогнать от себя страшные воспоминания.

– Да, была. Не во время самого нападения, конечно. Я прибежала позже, поэтому и осталась жива.

На лице майора появилось задумчивое выражение.

– А Жак в это время возвращался из Нового Орлеана, потому он и избежал гибели. Верно?

Камилла молча кивнула. Дядя Жак едва успел проститься со своей женой – она испустила дух у него на руках.

– После этого, – пробормотала она, запинаясь, – дядя Жак сказал, что не хочет, чтобы меня что-либо связывало с пиратством.

– Неудивительно.

– Вот почему я живу теперь с тетей Юджинией, сестрой моей матери. Дядя Жак решил, что мне лучше привыкать жить в цивилизованном обществе.

Тяжело было в четырнадцать лет потерять обоих родителей и тетку, но еще тяжелее было в тот момент, когда любимый дядя заявил, что теперь ей придется жить не с ним, а с незнакомыми людьми. Но после того как дядя Жак сказал, что он не только будет по-прежнему грабить корабли, но и постарается отомстить английским пиратам, которые убили его жену и брата, Камилла оценила мудрость его решения: действительно, будет лучше, если каждый из них пойдет своим путём. Сама же Камилла после той кровавой бойни решила, что не хочет больше иметь ничего общего ни с пиратством, ни с каперством.

Ее отвращение к этому ремеслу лишь усилилось, когда она увидела, как переменился после того страшного дня ее дядя. Он стал безжалостно расправляться с английскими пиратами: выслеживал их поодиночке и убивал самым жестоким образом. Слышала Камилла и о том, как дядя Жак разделался с американским военным кораблем, экипаж которого хотел захватить корабль дяди, когда тот бороздил Атлантический океан в поисках убийц своих родных.

Отомстив, он немного успокоился и опять стал похож на того беспечного капера, которого Камилла знала с детства. Он вернулся в Новый Орлеан и снова начал общаться со своей племянницей. Но иногда, когда он говорил об англичанах, Камиллу пробирала дрожь от макушки и до пяток. Она боялась, что дядя закончит жизнь так же, как и ее родители. От этой мысли ей становилось очень грустно.

Майор Вудворд с шумом выдохнул.

– Черт побери! Разрази меня гром! Подумать только – дочь Лизаны! – Он покачал головой. – Просто не верится. Хотя это многое объясняет.

Камилла заглянула ему в глаза:

– Что объясняет?

– Почему вы так отважно повели себя на балу. Почему вы до сих пор не замужем. Почему вы пытались меня шантажировать.

– Но вы ведь поможете? – Камилла нервно теребила платок в руках. – В обмен на мое молчание?

Майор снова отстранился от нее и, подойдя к незапряженной телеге, бросил взгляд на улицу, где стояла лавка дяди Жака.

– Я еще не решил. Но, право слово, не стоит вам вмешиваться в это дело, мадемуазель.

– В какое дело? Вы имеете в виду несчастье, постигшее мою кузину?

– Ну да. – Майор помолчал. – И в те планы, что задумали осуществить мы с Жаком Лизаной.

Камилла даже не пыталась скрыть раздражение в голосе:

– Вы уж выбирайте: либо одно, либо другое. Я во что бы то ни стало должна разыскать солдата, который лишил Дезире невинности. И вы мне поможете, даже если мне придется заставить вас это сделать.

– Да неужто? – Вудворд вскинул голову и бросил на девушку убийственный взгляд. – По-моему, ваша угроза разоблачить мой… э-э… деловой договор с вашим дядюшкой не более чем пустая угроза. Неужели вы настолько не любите своего дядю, что готовы пойти к властям и рассказать им все, что знаете про его аферы?

Камилла не ожидала, что Вудворд использует этот аргумент в их споре. Впрочем, ответ у нее уже был готов.

– Да, верно. Я не хочу, чтобы пострадал дядя Жак. А вот вас мне совсем не жалко. Я знаю, как положить конец вашим махинациям. Навряд ли вы уже успели крепко сдружиться с моим дядюшкой. Так что, если я расскажу дяде Жаку, как вы меня оскорбили на вчерашнем балу, вам несдобровать.

– Как я… – Вудворд шагнул к Камилле. Глаза его метали молнии. – Как же это я вас оскорбил?!

Камилла снисходительно пожала плечами:

– Дядя Огаст вот считает, что оскорбили. А если я поплачусь дяде Жаку и расскажу ему, как меня прилюдно унизили, то, уверяю вас…

– Он сразу поймет, что вы пытаетесь им манипулировать! – воскликнул майор. Однако его убийственный взгляд потерял свою былую силу.

– Все может быть. А если я решу быть откровенной до конца и скажу ему, что вы отказались помочь найти совратителя моей невинной кузины…

Майор метнул на Камиллу такой злобный взгляд, какой сделал бы честь самому Жаку Лизане:

– Не посмеете. Ведь дядя Жак может обо всем рассказать вашему другому дяде.

– А вдруг посмею? На что спорим? Пойдемте в лавку дяди Жака. Прямо сейчас. Интересно, как он отреагирует?

С минуту Вудворд смотрел на Камиллу так, словно хотел испепелить ее взглядом. Она, конечно, блефует. Не станет она вмешиваться в дела своего дяди, а если даже и вмешается, то наверняка Лизана предпочтет выгодное деловое предложение семейной чести. Так по крайней мере казалось майору. Но предсказать с полной уверенностью, как поступит Лизана, он не мог.

– Никогда еще не встречал такой строптивой, несносной девицы! – зло воскликнул Вудворд.

Камилла поняла, что победила.

– Возможно. Так вы мне все-таки поможете?

– Как будто у меня есть выбор, – проворчал он сквозь зубы.

Камилла покачала головой, но ничего не сказала из опасения невольно выдать голосом свой обман.

Бросив на девушку суровый взгляд, майор спросил:

– Вы будете молчать о том, что сегодня услышали? Вы никому не скажете?

Камилла что-то утвердительно пробормотала.

– Только чтобы ни одна живая душа об этом не знала, мадемуазель Гирон. Включая вашу ненаглядную кузину. Договорились? – добавил майор.

Девушка согласно кивнула.

– Ладно, я вам помогу, так уж и быть, – ухмыльнулся Вудворд. – Хотя у меня такое чувство, что я об этом еще пожалею.

Глава 4

Пусть себе грозят войной – от этого солдаты не гибнут.

Креольская пословица
Саймон смотрел на мадемуазель Гирон и клял себя. Подумать только, как ему не везет! Даже не верится! Перед ним родная племянница Жака Лизаны!

И она в мгновение ока может разрушить все его планы. Если он расскажет ей, что сделка, заключенная с ее дядей, служит лишь уловкой, прикрытием для его истинных намерений, она тотчас же предупредит пирата. Но если продолжить двойную игру – с ней и с Лизаной, – то поддержка мадемуазель гарантирована. А что касается платы, то Камилла сама сказала, что ей нужно.

Саймон стиснул зубы. У него не остается выбора, кроме как помочь ей… Если, конечно, он сумеет побороть в себе желание придушить ее за то, что так не вовремя вмешалась не в свое дело. Черт бы побрал эту французскую ведьму! Саймон уже давно жаждал крови Лизаны. Не хватало только, чтобы какая-то несносная девица спутала ему все карты!

И почему только она оказалась племянницей Лизаны? Зачем напомнила ему о том, что родные Лизаны тоже были зверски убиты?

Гром и молния, да какое это имеет значение?! Лизана ничем не лучше тех злодеев, что напали на его лагерь одиннадцать лет назад. Об этом свидетельствует хотя бы то, как он безжалостно расстрелял корабль военно-морского флота. Может, Лизана и не сам выстрелил из пушки, но последствия были катастрофические. Джошуа, молодой храбрец, человек чести, только-только вступавший в жизнь, был убит ни за что ни про что.

Саймон сжал кулаки. Так, значит, Камилла Гирон – племянница Жака Лизаны. Ну и пусть. Это ничего не меняет.

Вдруг какой-то прохожий замедлил шаг и пристально посмотрел на мадемуазель Гирон. Хотя лицо Камиллы было наполовину скрыто капюшоном, Саймон понял, что у девушки будут серьезные проблемы, если ее узнают. Хотя ему-то какое до этого дело? Но все-таки не хотелось, чтобы она попала в серьезную передрягу. Майор бросил на незнакомца суровый взгляд, и тот поспешно отвернулся.

Как только прохожий отошел подальше, Саймон схватил Камиллу за руку.

– Пойдемте со мной, – сказал он и вновь потащил ее по направлению к городским воротам.

– Куда это? – Камилла выдернула руку, но старалась не отставать от майора. – Я думала, мы обо всем уже договорились.

– Если бы, – пробормотал Саймон себе под нос. Камилла бросила на него пронзительный взгляд, и он добавил: – Вы же не можете все заботы скинуть на меня, мадемуазель. Нужно разработать стратегию – как нам связаться друг с другом в случае необходимости и что мне делать с любовником вашей кузины, когда я его вычислю.

– Как что? Расскажите ему, в каком положении моя кузина, и он на ней женится. Все проще простого.

Саймон усмехнулся наивности девушки:

– Действительно. Если ваша кузина не прибавила то, чего не было, и не обманулась в характере этого человека. А вдруг он не захочет на ней жениться? Что, если он просто рассмеется, когда я скажу ему, в каком она положении?

По испуганному выражению лица мадемуазель Гирон Саймон понял, что такая возможность развития событий ей даже не приходила в голову.

– В таком случае заставьте его жениться! Это ваш долг!

Черт возьми, как плохо эта девушка разбирается в мужчинах. Она и не догадывается, какие среди них встречаются мерзавцы.

– Заставить его жениться? Да неужели? Как, интересно? А что, если он скажет, что ваша кузина забеременела не от него? У меня нет доказательств, а ваша сестрица помогать нам отказывается. Даже если мы и найдем этого парня, как заставить его жениться, если он будет все отрицать?

Камилла была ошарашена этим предположением.

– Не станет он ничего отрицать, – произнесла она наконец неуверенным голосом. – Они же любят друг друга. Он тут же на ней женится, как только обо всем узнает.

Любят? Мужчины не способны влюбляться. По крайней мере, так, как влюбляются женщины. Да Саймон на половину ежемесячного жалованья готов спорить, что этот мальчишка-солдат даже не думал ни о какой любви, когда впрыскивал в ее кузину свое семя.

Они миновали ворота – часовые салютовали им и останавливать не стали – и направились вдоль по Байю-роуд. Дом Саймона был неподалеку, но не мог же он привести девушку к себе домой! Заметив маленькую кипарисовую рощицу, майор свернул с дороги и направился туда. Камилла последовала за ним.

– В общем, – сказал Вудворд, как только они остановились, – мы можем сколь угодно долго строить предположения. Все выяснится только тогда, когда мы отыщем этого парня.

– Только вы можете это сделать.

– Ох, не напоминайте, сделайте милость. – Вудворд прислонился к стволу кипариса и скрестил на груди руки. – Вы не могли бы узнать о нем побольше? Пока что вы сообщили мне весьма скудные сведения.

Камилла покачала головой:

– Я обещала кузине, что больше не буду затрагивать эту тему. Она отказывается отвечать на мои вопросы.

– Надеюсь, ваша сестра оценит ваши старания по достоинству. Боюсь, вы будете неприятно огорчены, если выяснится, что на самом-то деле она мечтала выйти замуж за богатенького месье Мишеля, а вы взяли да и разрушили все ее планы.

Из-под капюшона гневно сверкнули глаза Камиллы.

– Моя кузина никогда не строит никаких хитроумных планов, майор. Уж поверьте мне на слово.

Майор что-то пробормотал, но Камилла поспешно продолжила:

– Вы говорили, несколько ваших солдат в прошлом месяце перевели в Батон-Руж. Наверное, искать следует среди них. Кто эти солдаты?

Саймон некоторое время колебался, думая, стоит ли называть имена. С этой девицы станется самолично отправиться расспрашивать этих солдат. Впрочем, ей будет нелегко добраться тайком до Батон-Руж.

– Насколько помню, их звали Кит Мерриуэдер, Николас Тейлор, Дэниел Пендлтон и Джордж Уайз.

– А у вас есть какие-нибудь догадки насчет того, кто бы это мог быть? Никто из них не рассказывал о своих возлюбленных?

Майору точно никто ничего не рассказывал. Он не любил, чтобы солдаты изливали ему душу. Этак никакого порядка не будет, если солдат начнет считать своего командира сердечным другом, подушкой, в которую можно поплакаться. Майор отдавал приказы и следил, чтобы они исполнялись.

– Я знаю только, что никто из них пока еще не женат, вот и все.

– В таком случае вы должны отправиться в Батон-Руж и попытаться узнать, кто из них…

– Постойте-ка, рано еще собирать меня в путь-дорогу! Проблему можно решить более легким способом. Попробуйте упомянуть эти имена при своей кузине и посмотрите, при каком имени она вздрогнет.

– Но… как же это сделать? Саймон пожал плечами:

– А это уж вам самой решать, мадемуазель.

Камилла отвернулась, пряча лицо под капюшоном. Это взбесило Вудворда. Прошлой ночью она была посмелее.

Ему вдруг захотелось увидеть ее при свете дня, проверить, не потеряла ли она свое очарование, была ли она и вправду столь же хороша, как показалось ему при мерцающем свете свечей. Не думая ни о чем, Саймон протянул руку и откинул с лица девушки капюшон.

Она бросила на него изумленный взгляд и хотела было снова накинуть капюшон, но Саймон остановил ее.

– Здесь никого нет, так что можете не бояться, что вас узнают, – отрезал он. – А мне не очень-то приятно разговаривать с плащом.

Камилла опустила руку, но по-прежнему избегала взгляда Саймона. От нее так и веяло холодом презрения. Теперь майор разглядел ее лицо и понял, что совершил большую ошибку, скинув с нее капюшон.

Девушка была не просто хороша собой. Она была настоящая красавица.

Ее каштановые волосы при дневном свете казались еще ярче. Кудрявая челка прикрывала ее лоб, остальные волосы были забраны кверху. Ее кожа была чудесного золотистого оттенка, в котором не было и следа той болезненной желтизны, что свойственна некоторым креолкам. Черты ее лица были на редкость правильны. Вудворд не мог отвести взгляда от полных соблазнительных губ. Такие губы хотелось целовать не отрываясь.

Но в Камилле было нечто, что, несомненно, отпугивало мужчин: какое-то ледяное презрение. Единственный раз майор не заметил на ее лице этого презрения, когда она предложила научить его танцевать вальс. Ну и, конечно, когда застал ее за подслушиванием под окном лавки Лизаны.

Камилла обернулась к Саймону и покраснела, заметив на себе его пристальный взгляд.

– В чем дело? – спросила она и вскинула подбородок. – Почему вы на меня так смотрите?

– Да так. Просто, – солгал Саймон.

Потому что я хочу тебя, – подумал он. – Как же я тебя хочу! Какая нелепость! Ведь она, черт возьми, пиратская дочь, племянница этого треклятого Лизаны. Эта девушка не для него. Чем меньше они будут видеться, тем лучше.

Саймон отошел от кипариса с твердым намерением закончить эту беседу.

– Послушайте, мадемуазель Гирон, попробуйте произнести эти имена в присутствии вашей кузины и дайте мне знать, кого вы подозреваете. Как только вы его вычислите, я отправлюсь в Батон-Руж и поговорю с этим солдатом.

– Как же я дам вам знать? В креольской семье невозможно тайно отправить письмо или даже записку: кто-нибудь непременно заметит. А если дядя узнает, что мыс вами переписываемся…

– Понятно. – Саймон нахмурился. – Но не можете же вы опять отправиться разыскивать меня к казармам. И встречаться со мной на людях тоже не следует. Слухи об этом непременно дойдут до вашего дяди. А свидание наедине слишком рискованно, даже если нам и удалось бы его организовать.

– Да, наедине нам встречаться нельзя, – поспешно согласилась Камилла. Слишком поспешно, как показалось майору. – Может, на балу? – Девушка просияла. – Каждую неделю бывает по два бала, а теперь, когда месье Мишель ухаживает за Дезире, мы ни одного бала не пропустим. Если вы придете…

– Никоим образом. Я слишком занят, мне не до балов. Кроме того, – язвительно заметил майор, – ваш дядюшка больше не позволит вам танцевать с американским дикарем.

Камилла залилась румянцем.

– Мы можем условиться о тайном знаке. Например, когда я дотронусь до волос вот так, – она сделала вид, что поправляет прическу, – сразу идите на балкон. Я присоединюсь к вам, как только смогу, и…

– Вы же сами понимаете, что это не сработает. На балконе народу не меньше, чем в танцевальном зале.

Камилла прикусила нижнюю губу.

– Об этом я как-то не подумала.

– Лучше принесите записку ко мне домой. Я живу совсем недалеко отсюда, мой дом стоит на отшибе. Но если вас кто-нибудь заметит, можете проститься со своей репутацией.

Он опустил глаза и вдруг заметил, что у кипариса, у которого они стояли, несколько корней задраны кверху.

– Как вам это нравится? Давайте отметим это чудо природы, чтобы потом было легче его найти. Положите свою записку в какую-нибудь коробочку или шкатулку и оставьте ее под корнем. Вам удастся незаметно выбраться из дома? – Камилла утвердительно кивнула, и Саймон продолжил: – Так как я живу поблизости, то смогу каждый вечер сюда заглядывать. Я оставлю вам ответ.

– Годится.

Саймон огляделся и заметил гору дробленой брусчатки, сложенную кем-то в нескольких футах от кипариса. Он подошел к этой груде камней, выбрал несколько поувесистее и, вернувшись к дереву, сложил из них небольшую пирамиду.

– Так мы отметим наш тайник.

– Ага.

Воцарилось неловкое молчание. Теперь, когда обо всем договорились, пора было расходиться. Но похоже, Камилла не хотела уходить, да и майору жаль было расставаться с девушкой, хоть он и ругал себя в душе за эту слабость.

– Придете сюда и оставите свою записку, – в сотый раз повторил он.

Камилла кивнула и подняла глаза к небу. Солнце стояло прямо над головой.

– Я… я должна вас покинуть. Скоро уже обед, не опоздать бы. К тому же не хочу, чтобы нас увидели вместе.

– Ну, в таком случае мне, наверное, не стоит вас провожать.

– Да, лучше не надо.

Камилла повернулась и направилась прочь. Затем вдруг остановилась и обернулась, широко распахнув свои прекрасные карие глаза:

– Я понимаю, что доставила вам очень много хлопот. И очень ценю вашу помощь… несмотря на то что мне пришлось заставить вас помочь мне. Надеюсь, вы меня не слишком за это возненавидели?

Как это по-женски: занести над шеей топор, а потом ожидать прощения! Саймон не смог сдержать улыбки:

– Нет, не слишком.

Камилла тоже робко улыбнулась в ответ. И снова отвернулась. Саймон шагнул к ней и схватил за руку. Черт возьми, за все свои старания он заслужил небольшое вознаграждение!

– Прощайте, – сказал он и поцеловал Камилле руку.

К счастью, сегодня на ней не было перчаток. Его руку стиснули мягкие гладкие пальчики. Он не мог совладать с собой и задержал губы на ее руке чуть дольше, чем того требовали правила приличия.

Когда Саймон поднял голову, ее рука все еще крепко сжимала его руку. Он был приятно удивлен, увидев, как Камилла залилась ярким румянцем. Значит, она к нему не совсем равнодушна. Хоть мадемуазель и ведет себя, как подобает воспитанной леди, по всему видно, что он симпатичен ей как мужчина.

Саймон не мог противиться искушению. Он повернул руку Камиллы и поцеловал ее запястье, почувствовав, как под его губами быстрее забился ее пульс. Услышав, как девушка судорожно вдохнула в себя воздух, он испытал свойственное каждому мужчине чувство победы. Она тотчас же выдернула руку и наградила его ошеломленным взглядом. Это был взгляд женщины, которая с удивлением осознала, что ее насущные нужды не ограничиваются только пищей, водой и воздухом.

Отлично. Если самому Саймону приходится подавлять свои желания из-за ее грозного дяди, то пусть и она тоже немного пострадает.

Камилла торопливо накинула на голову капюшон и, не говоря ни слова, поспешила обратно в город.

Саймон не спеша последовал за ней. Он понимал, что провожать девушку было бы неблагоразумно, но хотел удостовериться в том, что она благополучно доберется до дома. Интересно, ощущает ли мадемуазель Гирон его присутствие? Ни разу не обернувшись, она почти бежала, словно ее преследовал сам дьявол.

Наконец Камилла подошла к дому. Саймон замедлил шаг и издалека наблюдал за тем, как она вошла внутрь. Затем подошел поближе, чтобы запомнить получше ее дом: не помешает знать, где она живет.

И вообще, думал он на обратном пути, не мешало бы узнать об этой девушке побольше. По-видимому, она сказала правду, что ее отец – Гаспар Лизана, но проверить все равно стоит. Кроме того, Саймон хотел навести еще некоторые справки… Ну, например, насколько близкие отношения у нее были с отцом и с дядей-пиратом.

Короче, нужно узнать все, что только возможно. Это его прямой воинский долг. Его внутренний голос шептал, что на самом-то деле он хочет узнать про Камиллу как можно больше из праздного любопытства, а не в интересах государства, но Саймон с легкостью убедил себя в обратном: для затеянного им дела необходимо как можно больше знать о ее прошлом.

Но к сожалению, раздобыть какие-либо сведения было не так-то просто. Саймон по опыту знал, что хотя креолы и любят посплетничать в своем кругу, с американским солдатом сплетнями делиться не станут. А уж обсуждать такое темное дело, как каперство, и подавно.

Подходя к баракам, Саймон раздумывал, как бы ему выполнить эту добровольно возложенную на себя миссию. Вдруг он вспомнил, кто рассказал генералу о семье мадемуазель Гирон. Бернард де Мариньи! В отличие от остальных креолов Мариньи был расположен к американцам. Ходили слухи, будто он даже ухаживает за дочерью американского посла. Если кто и может рассказать Саймону о мадемуазель Гирон, так только этот юный креольский щеголь.

Майор направился в район, где располагались игорные заведения. Мариньи нужно было искать именно там, а так как час был сравнительно ранний, оставалось надеяться, что мозг юноши еще не затуманен возлияниями и он сможет вразумительно ответить на вопросы.

Не прошло и получаса, как Саймон разыскал Мариньи в заведении некого Гамбии. Юноша потягивал абсент и играл в кости. Похоже, он был рад видеть майора: он поприветствовал его на английском языке. Мариньи уже давно намекал генералу Уилкинсону, что ему хотелось бы получить место в американском правительстве. Возможно, он воспринял появление Саймона в игорном зале как шанс произвести хорошее впечатление на друга генерала. Может, поэтому и заговорил на английском: хотелось показать, как хорошо он владеет этим языком.

Сам Саймон не стал переходить на французский. Поговорив немного на общие темы, майор перевел разговор на то, что в данный момент интересовало его больше всего:

– Генерал Уилкинсон сказал, что вам кое-что известно о мадемуазель Гирон. Самому мне довелось танцевать с ней вчера на балу, и, должен признаться, я был бы не прочь узнать о ней побольше.

Мариньи вертел в руках игральные кости. Его лице расплылось в довольной улыбке.

– Только не говорите мне, что наш суровый майор наконец-то нашел женщину, достойную своего внимания.

Саймон пожал плечами:

– Все может статься. – Он решил, что Мариньи, будучи истинным креолом, скорее согласится помочь влюбленному. Хотя Саймона бесило, что придется играть роль обезумевшего от любви придурка, он решил, что такой подход сработает лучше всего.

Мариньи рассмеялся и бросил кости. Выпало три очка, и Мариньи издал стон, полный отчаяния. Тихонько выругавшись, он достал из кармана несколько монет и швырнул их на стол.

Но, заметив, что Саймон стоит рядом и терпеливо ждет, юноша снова стал воплощением любезности.

– Пойдемте, мой вечно трезвый друг. – Он сделал жест по направлению к пустому столику. – Сегодня мне что-то не везет. Думаю, лучше переждать черную полосу. Давайте выпьем и обсудим вашу мадемуазель Гирон.

Мужчины сели за стол. Мариньи заказал два абсента, а затем обернулся к Саймону. Выражение его лица было серьезно.

– Должен вас предупредить, что с мадемуазель Гирон опасно завязывать близкие отношения.

Саймон рассмеялся. Эта женщина, конечно, не подарок, но навряд ли она так уж опасна.

– Похоже, мы с вами говорим о разных женщинах. Мадемуазель Гирон и мухи не обидит.

– Бояться нужно не ее, а ее дядю.

– Это еще почему? Конечно, месье Фонтейн всегда готов встать на ее защиту, но…

– Non, non, не этот дядя. Другой.

– Другой дядя? – Саймон изображал из себя дурачка.

Слуга принес абсент. Саймон пригубил немного и чуть не поперхнулся – какая гадость! Непонятно, что в этом абсенте находят креолы?

Мариньи тоже пригубил из своего бокала, а затем наклонился к Саймону и понизил голос до заговорщического шепота:

– Жак Лизана.

Саймон изобразил на лице удивление:

– Пират?

– Qui, пират. Ее отцом был Гаспар Лизана. Брат Жака, как вы понимаете. Теперь мадемуазель Гирон – единственная родственница Лизаны. – И Мариньи пустился подробно рассказывать о своевольной матери Камиллы, сбежавшей с красавцем корсаром. То, что Мариньи сказал дальше, лишь еще больше разожгло интерес Саймона.

– Лизана говорит, что собственноручно пронзит шпагой любого, кто вздумает играть с чувствами его племянницы, не имея на ее счет серьезных намерений. Но брак с мадемуазель Гирон запятнал бы имя любого уважаемого мужчины. А менее знатные субъекты просто не хотят связываться с месье Фонтейном. Поэтому у мадемуазель Гирон никогда не было жениха.

Значит, вот что она имела в виду, когда сказала, что она за пределами. Интересно, знает ли она, сколько потенциальных женихов отпугнул ее дядюшка?

Впрочем, какое это имеет значение? Ведь он пришел сюда, чтобы узнать о ее отношениях с Лизаной. Со слов Мариньи можно было сделать вывод о том, что с дядей Камиллу связывает большая дружба.

– Интересно, была ли она так же близка с дядей до того, как поселилась у Фонтейнов?

– Наверное. Ведь она целых четырнадцать лет провела среди пиратов.

– Четырнадцать лет…

Ну да, конечно. Ведь Камилла сказала, что жила в пиратском лагере до нападения англичан, а нападение это произошло одиннадцать лет тому назад. Выходит, мадемуазель Гирон провела среди пиратов больше времени, чем в светском обществе. Неудивительно, что она такая смелая.

– В любом случае, – продолжил Мариньи, – даже если бы ее отец и не был пиратом, все равно у нее было бы мало женихов. Ведь у нее очень маленькое приданое. К тому же она упряма и независима и не станет во всем угождать мужу. – Мариньи снова откинулся на спинку стула. – Нет, поймите меня правильно: я вовсе не считаю мадемуазель Гирон плохой. Насколько мне известно, тетка и мать обучили ее всему, что полагается знать и уметь добродетельной девушке. Ей постоянно напоминали о ее славных предках по материнской линии. Правду сказать, ее отец до того, как стать капером, был всеми уважаемым человеком – учителем, по-моему. – Мариньи покачал головой. – Но вы, наверное, заметили вчера на балу; до чего она дерзкая. Мы же, креолы, предпочитаем покорных жен. А мадемуазель Гирон уж никак нельзя назвать покорной.

– Да, я заметил. – Саймон спрятал улыбку. Возможно, она была умна. Безусловно, красива. Но уж никак не покорна. – Но наверное, некоторые находят ее храбрость даже… привлекательной.

Мариньи пожал плечами:

– Некоторым, конечно, нравится с ней общаться. Но чтобы связать с ней свою жизнь… об этом не может быть и речи. Правду сказать, не думаю, чтобы и сама она стремилась выйти замуж.

Саймон прищурился:

– Почему?

– Похоже, она слишком высокого мнения о себе. Всегда была гордячкой, сколько я ее помню. Вы разве не слышали, с каким презрением она обращалась к мужчинам на балу? В ней всегда чувствовалось какое-то… какое-то неподобающее превосходство. Я говорю неподобающее потому, что женщине с таким скандальным прошлым не годится задирать нос. Следует вести себя поскромнее. Она должна понимать, что любой, кто пытается за ней ухаживать, делает ей большую честь. – Мариньи передернул плечами и отхлебнул абсента. – Но куда там! Она всех презирает. Не зря ее прозвали пиратской принцессой.

Пиратская принцесса, – подумал Саймон, откинувшись на спинку стула. Как подходит Камилле это прозвище! Она и впрямь ведет себя, как принцесса.

Да разве можно ее в этом винить? Один ее чопорный дядюшка разогнал всех женихов из уважаемых креольских семей, а другой ее дядя, негодяй, каких мало, отпугнул всех оставшихся. Похоже, креолы, хоть и считают себя смелым и отважным народом, становятся жалкими трусами, как только на их пути встречается по-настоящему достойная женщина.

У Камиллы не было шансов найти себе мужа, она была вынуждена принимать подачки от родственников и сносить презрение своих ровесников. Что ей оставалось делать? Только замкнуться в своей гордости и отплатить всем ответным презрением. Женщина, не наделенная ее темпераментом, поступила бы так, как казалось подобающим Мариньи, – стала бы заискивать перед теми, кто смотрит на нее сверху вниз. Но женщина с норовом мадемуазель Гирон была на такое просто не способна.

Саймон в отличие от Мариньи испытывал по отношению к ней невольное восхищение. Наверное, он был не единственным американцем, питавшим к ней подобные чувства. Если бы месье Фонтейн не относился к американцам с такой неприязнью, его племянница могла бы выйти замуж за какого-нибудь предприимчивого американца, которому импонировала бы ее смелость.

При этой мысли у Саймона сжалось сердце. Он представил мадемуазель Гирон в объятиях предприимчивого молодого американца, и это ему почему-то совсем не понравилось.

– Уж не, собираетесь ли вы сделать ей предложение, майор? – прервал его раздумья Мариньи.

Саймон поднял глаза и увидел, что Мариньи взирает на него с ухмылкой. Сделать ей предложение? Это он что, его спрашивает, что ли? Жениться на племяннице заклятого врага? Никогда. Камилла явно бы не одобрила его планы относительно ее дядюшки, а от своей мести Саймон ни за что не откажется. Не откажется ради кого бы то ни было.

Но Мариньи вовсе не обязательно об этом знать.

– Не знаю даже, что и ответить. С одной стороны, я не уверен, что готов к женитьбе. Но с другой стороны, эта девушка мне очень симпатична.

Мариньи усмехнулся:

– Бойтесь, мой друг, бойтесь. Может, вы женитесь скорее, чем думаете. – Улыбка исчезла с его лица. – Но лучше бы вам жениться на той, которая вам так симпатична. Мне будет очень жаль, если Лизана проткнет вас насквозь шпагой за то, что вы поиграли с чувствами его племянницы.

– Не волнуйтесь. Я никогда не позволю месье Лизане проткнуть меня шпагой.

Нет уж, – добавил Саймон про себя, – это я проткну шпагой Лизану. Можете не сомневаться, так оно и будет.

Глава 5

Только нож знает, что скрывается в сердцевине тыквы.

Креольская пословица
Вечерело. Уже сгустились сумерки. Юджиния Фонтейн сидела в углу спальни, которую делила с мужем. Склонившись над кофейником, она зачерпывала черный кофе и поливала им волосы, чтобы закрасить седину. Дезире последнее время ведет себя очень странно. К счастью, она не заболела после того, как ее стошнило вчера вечером, но ее бледный, жалкий вид терзал сердце матери.

До вчерашнего дня Юджиния была уверена, что Дезире не хочет выходить за Лиандера Мишеля. И Юджиния была этому рада: ей была ненавистна сама мысль, что придется отдать свою ненаглядную доченьку в жены старику, даже если этот старик был единственным женихом с серьезными намерениями. Конечно, Огаста прельщает богатство месье Мишеля. Но если Дезире не даст согласия на этот брак, принуждать ее силой он не станет. Юджиния была в этом уверенна.

Однако теперь Дезире почему-то перестала сопротивляться навязываемой ей участи. Это встревожило Юджинию не на шутку. Ей бы меньше всего хотелось, чтобы Огаст и Дезире стали оба преследовать одну и туже цель, тем более такую глупую. Уж Юджиния-то понимала, насколько это может быть опасно. Пора бы и мужу это понять.

В комнату вошел Огаст. Юджиния вскинула на него глаза и попыталась угадать, в каком он сейчас расположении духа. Вид у него был задумчивый, но не сердитый. Похоже, самое время поднять вопрос, не дающий Юджинии покоя. Если она и дальше будет молчать, то дело кончится тем, что ее дочь выдадут за этого омерзительного старикана.

Юджиния отжала свои длинные волосы, вытерла их полотенцем и села сушить перед камином. Огасту очень нравилось смотреть, как жена расчесывает волосы. Он всегда гордился ее роскошными локонами. Большинство детей было зачато ими именно после того, как Юджиния высушивала волосы у камина.

Она слышала, как муж подошел к кровати и со стуком скинул ботинки. Юджиния нагнулась, и волосы упали ей на лицо. Она взялась за расческу.

– Как ты хорошо сегодня выглядишь, милая, – хрипловатым голосом произнес Огаст.

Юджиния скрыла довольную улыбку: не стоит забывать о том, что им предстоит важная беседа.

– Да, но вот чувствую я себя неважно.

– Правда? – В тоне мужа прозвучало не привычное раздражение, а участие. Это был хороший знак. – Надеюсь, ты не заболеешь, как Дезире.

– Сомневаюсь. Не думаю, чтобы ее болезнь носила физический характер. Это скорее имеет отношение к ее душевному состоянию.

– К какому такому душевному состоянию?

До Юджинии донесся легкий шорох ткани: муж раздевался.

– Я думаю, эта болезнь вызвана ее предстоящей помолвкой с месье Мишелем.

Огаст презрительно фыркнул:

– С чего бы это? Такой видный жених! Он оказал ей большую честь, удостоив своим вниманием. Ведь кроткий нрав – единственное достоинство нашей дочери.

Юджиния обернулась к мужу. Он разделся до панталон. У Огаста, конечно, были свои недостатки, но фигура у него была отменная.

– Разумеется, месье Мишель завидный жених, но лишь благодаря своему состоянию. Неужели нам так уж нужно его богатство?

Огаст нахмурил густые седые брови и метнул на жену суровый взгляд:

– А кто сказал, что нам нужно его богатство? Я поощряю его ухаживания не из-за этого. Просто мне кажется, что Дезире навряд ли найдет себе другого жениха. А она заслуживает такого мужа, с которым могла бы ни в чем себе не отказывать.

– Да, это так. – Юджиния продолжала расчесывать волосы. Руки ее тряслись – нужно собраться с духом и высказаться до конца. – Однако не уверена, что Дезире ни в чем не будет себе отказывать, живя с месье Мишелем. Он, безусловно, богат, но, знаешь, я всегда думала, что он был косвенным образом виновен в смерти своей бедной жены.

– Что ты имеешь в виду? – Огаст поднялся с кровати и принялся расхаживать по комнате. Теперь в его голосе звучало нескрываемое раздражение. – Она умерла при родах. Милая моя, женщины очень часто умирают при родах. Печально, но факт. Навряд ли в этом стоит винить Месье Мишеля.

То, что Огаст как бы между прочим произнес фразу: Женщины очень часто умирают при родах, – разозлило Юджинию и придало ей храбрости.

– Да, это так. Но известно ли тебе, что это была ее далеко не первая беременность? Известно ли тебе, что у Октавии Мишель случилось два выкидыша? И после первого выкидыша доктор предупредил месье Мишели, что ей больше нельзя рожать, но месье Мишелю хотелось, чтобы жена во что бы то ни стало подарила ему наследника. Он стал причиной ее смерти!

– Юджиния, – произнес Огаст снисходительным тоном. Господи, как же она ненавидела этот его тон! – Юджиния, дорогая, где ты наслушалась этих сплетен? Кто вбил в твою прелестную головку такую нелепицу?

– Это не сплетни. Мне все рассказала жена доктора.

Услышав, что информация получена из надежного источника, Огаст нахмурился.

– Да в конце концов, какое это имеет значение? Месье Мишель повел себя так, как повел бы себя любой другой мужчина. А что ему оставалось? Воздерживаться от близости с супругой? Бросить мечтать о наследнике?

Огаст ни словом не обмолвился о разводе. Ни один креол не мог развестись, даже если на то имелись веские основания.

Юджиния поднялась со стула, на котором сидела перед камином, и повернулась к мужу:

– Да, именно это ему и следовало сделать. Если бы он действительно любил свою жену, он бы воздерживался от супружеской близости, памятуя, что это может иметь катастрофические последствия.

Огаст был шокирован.

– А как же… мужские порывы? Их он тоже, по-твоему, должен был душить в себе?

– Да. – Юджиния упрямо вскинула подбородок. – А если ему не под силу терпеть, то обратил бы свои порывы к любовнице.

– Нет, ты какую-то чушь несешь. – Огаст подошел к жене и ласково погладил ее по волосам. – А если бы мне доктор такое сказал, то что же мне теперь – поверить на слово этому шарлатану и не прикасаться к тебе больше?

Юджиния посмотрела мужу в лицо: да как он вообще может говорить такое?

– Да. Если бы ты меня любил, ты бы научился сдерживать свои желания.

Неожиданный ответ жены привел Огаста в недоумение, которое вскоре сменилось яростью.

– Просто не верится! – Он выругался и принялся нервно расхаживать взад-вперед по комнате. – Надеюсь, врач мне никогда этого не скажет, а даже если и скажет, не надейся, женушка, что я стану сдерживать свои желания. Если такое случится, я просто заведу себе любовницу.

Юджиния понимала, что эти слова продиктованы порывом гнева, но все равно ей было больно и обидно.

– Ну что ж, каждому свое, – снисходительным тоном произнесла она, но к этому видимому снисхождению была подмешана немалая доля презрения.

Услышав эту фразу, Огаст замер, затем обернулся к жене и сказал:

– Не надо, Юджиния, не сердись, я же это так, в сердцах. – Взгляд его выражал отчаяние. – Ты ведь знаешь, я тебя и пальцем не трону. И почему только тебя так разволновала покойная супруга месье Мишеля, ума не приложу!

Какими же иногда недалекими бывают мужчины – просто поразительно!

– Ну как ты не понимаешь? Ведь ты хочешь отдать за него свою дочь! Ты хочешь отдать дочь в жены человеку, который настолько не любил свою прежнюю супругу, что никак не хотел прекратить с ней интимную связь, и это обернулось ее гибелью!

– Все это глупости, – запротестовал Огаст, поджав губы. – Почему ты думаешь, что Дезире не сможет родить месье Мишелю наследника? У нее прекрасная родословная и довольно широкие бедра…

– Ты говоришь о дочери так, словно она племенная кобыла! – Огаст нахмурился, и Юджиния понизила голос: – Родит она ему наследника или нет – не это главное. А о ее чувствах ты подумал? Что, если он будет ее обижать?

– Почему это он должен ее обижать? И с чего ты решила, что жена доктора ничего от себя не прибавила? Может, она вообще все это выдумала?

Покачав головой, Юджиния снова уселась у камина и принялась ожесточенно расчесывать волосы. Что толку ему отвечать, если он не понимает, насколько все серьезно. Уперся как мул. Почему он считает, что то, что случилось с Октавией, не может случиться с его дочерью?

– Юджиния, – произнес Огаст примирительным тоном. Он подошел к жене сзади и положил ей руки на плечи. – Ты распаляешься из-за пустяков.

– Не прикасайся ко мне, – сказала Юджиния и сама себе удивилась. За все время брака она ни разу не говорила таких слов.

Похоже, Огаст был ошеломлен не меньше ее. Он грубо выругался – раньше Юджиния никогда не слышала, чтобы он так ругался, – затем, скрестив руки на груди, сел на кровать.

– Не прикасаться к тебе? Поверить не могу!.. Ах, да черт с ним! Это какое-то безумие! Да как ты можешь волноваться из-за месье Мишеля, когда прямо у тебя под носом творятся вещи пострашнее!

– Какие такие вещи? – Юджиния обернулась к супругу и бросила на него надменный взгляд.

– Ну, во-первых, твоя племянница плохо влияет на Дезире. Да и на тебя тоже. Признайся: ведь ты невзлюбила месье Мишеля не из-за того, что наплела тебе докторша, а потому, что Камилла его постоянно критикует.

– Неправда!

Огаст сделал вид, что не слышит, и продолжил:

– От этой девчонки одни неприятности. Я всегда это говорил. Она слишком много лет провела в пиратском лагере. А теперь мы пожинаем плоды той ошибки, что совершила твоя сестра в юности. Сначала Камилла на людях выставляет нас на посмешище, потом идет танцевать с этим америкашкой, а теперь она уже дошла до того, что… Да ты в обморок упадешь, когда узнаешь, что мне о ней сегодня рассказывали.

Юджинии не хотелось переводить разговор на другую тему, но женское любопытство взяло верх. Она знала, что муж ничего не расскажет ей, пока она не спросит.

– Что же тебе такого о ней рассказывали?

– На рынке ходят слухи, что кто-то видел Камиллу на Сент-Питер-стрит. Она беседовала с майором Вудвордом.

Юджиния набрала в легкие побольше воздуху. Так вот, значит, почему у Камиллы был такой ошеломленный вид, когда она прибежала, запыхавшись, к обеду! Когда Камилла увидела, что Юджиния уже дома и ждет ее, она пробормотала, что просто вышла ненадолго прогуляться. А у самой щеки раскраснелись и все юбки были в грязи. Но… тайно встречаться с мужчиной – как это не похоже на Камиллу! Даже если этот мужчина такой красавец, как майор Вудворд. Нет, что бы там ни думал Огаст, Камилла – порядочная девушка.

Юджиния оказалась перед мучительным выбором: рассказать Огасту, что ей известно, или не стоит? Если она расскажет, то подтвердит этим его подозрения, и Камилле несдобровать. Конечно, нельзя закрывать глаза на тайные свидания девушки с мужчинами, но что, если это было что-нибудь совсем безобидное, например, случайная встреча? За это Камиллу не стоит наказывать.

– Знаешь что, – продолжил Огаст, – если это и вправду была она – а я непременно это выясню, – я приму суровые меры:

– Суровые меры? – прошептала Юджиния. – Какие же?

– Я знаю, как дорога тебе эта девушка, – ответил Огаст, при этом глаза его хитро блеснули. – Но ее скандальное поведение может обернуться позором для нашей семьи. Если я узнаю, что она действительно встречалась с мужчиной, с которым я строго-настрого запретил ей общаться, у меня не останется другого средства, кроме как отправить ее в урсулинский монастырь.

Юджиния, пораженная услышанным, застыла на месте.

– Что ты хочешь этим сказать?

Огаст передернул плечами:

– Камилла должна отправиться в монастырь и принять постриг. Что еще остается делать? Иначе ее развратное поведение дурно скажется на наших дочерях. Жениха у нее все равно никогда не было и навряд ли уже будет. – Огаст бросил на Юджинию торжествующий взгляд, – А я не хочу, чтобы она отбила у Дезире единственного поклонника, которого той посчастливилось подцепить.

Юджиния смотрела на мужа, и изумление ее все возрастало. Боже, да о чем он говорит? Раньше он никогда не грозился отправить Камиллу в монастырь. Похоже, тут дело не только в дурном влиянии Камиллы на девочек. Он просто хочет заставить Юджинию позабыть ее подозрения насчет месье Мишеля. Огаст прекрасно знает, как она любит Камиллу, как ей дорога племянница. Настоящий смысл его слов заключался в следующем: Я отниму у тебя Камиллу, если ты будешь ставить мне палки в колеса.

Юджиния ухватилась за его слова как утопающий за соломинку.

– Я знаю, что у Камиллы никогда не было жениха, но что, если… что, если этот американец хочет на ней жениться?

– Кто, этот дикарь? Опомнись, ведь его отец ставил капканы! Такие мужчины, как он, не женятся, моя дорогая. Он увивается за Камиллой лишь потому, что видит в ней женщину легкого поведения. Он не жену ищет, а любовницу. – Огаст потер рукой щетину на подбородке, – Вот поэтому мы и должны положить конец их тайным встречам, пока еще не поздно.

– Не могла Камилла встречаться, с майором Вудвордом. Это невозможно. Она весь день была со мной, – невольно вырвалось у Юджинии. Она до последней минуты не хотела лгать, но не сдержалась.

Огаст подозрительно прищурился:

– Почему же ты раньше молчала?

Юджиния отвернулась к камину и снова принялась расчесывать волосы. Она попыталась придать голосу безразличие:

– Да я как-то сразу не подумала. Но это правда! Мы с ней вместе ходили за покупками, а потом вернулись домой и стали готовить обед…

– Ясно. – Огаста всегда раздражало, когда жена принималась подробно описывать свой день. – Ну, значит, тот, кто якобы видел ее, просто обознался. – Огаст нахмурился. – Но предупреждаю, Юджиния: если до меня еще хоть раз дойдет слух, что эта девчонка ведет себя неподобающим образом, я мигом отправлю ее в монастырь. Я не потерплю, чтобы из-за нее Дезире потеряла все шансы успешно выйти замуж.

Теперь в словах мужа чувствовалась явная угроза. Юджиния проиграла битву. Если она будет и дальше противостоять браку дочери с месье Мишелем, муж отнимет у нее Камиллу.

Но разве можно допустить, чтобы Дезире вышла за месье Мишеля? Юджиния в отчаянии закусила губу. С Огастом бесполезно спорить. Что бы она ни говорила, он выдаст Дезире за месье Мишеля. А если Юджиния будет сопротивляться – отошлет Камиллу в монастырь. Юджиния потеряет обеих девочек, и все из-за того, что осмелилась высказать свое мнение. Муж загнал ее в угол.

– Дезире выйдет замуж за месье Мишеля, любовь моя, – заключил Огаст и добавил: – Так для всех будет лучше, не правда ли?

Юджинии стоило больших усилий подавить закипавший в душе гнев.

– Да, милый. Поступай как знаешь, – пробормотала она.

Наступила тишина. Юджиния не смотрела на мужа, но почувствовала, как он поднялся с кровати и подошел к ней.

– Твои волосы еще не высохли? Ложись-ка спать. Уже поздно. – В голосе его появилась легкая хрипотца. Он словно бы хотел соблазнить Юджинию. Он прекрасно знал, что вышел победителем, и теперь в довершение всего хотел заняться с ней любовью, чтобы ознаменовать победу.

Вот подлец! Нужно было бы послать его куда подальше! Юджиния вздохнула. Жаль, что добродетельной креольской жене полагается во всем ублажать супруга. А Юджиния всегда отличалась добродетельностью. Вообще-то ей даже нравилось быть в близких отношениях с мужем. Она гордилась тем, что он в отличие от многих других мужей не завел себе любовницу.

Но сегодня она почему-то не чувствовала никакой радости, когда муж подвел ее к кровати. Хотя внешне Юджиния выглядела покорно, душа ее была объята бунтом. Когда Огаст снял с нее ночную рубашку и принялся ласкать ее груди, ей пришлось сделать над собой большой усилие, чтобы не отпрянуть от него: настолько велико было охватившее ее омерзение. Юджиния боялась, что никогда уже не найдет удовольствия в супружеских ласках.


В это время Камилла стояла под дверью комнаты дяди и тети. Несмотря на то, что кровать скрипела все громче, она не могла заставить себя сдвинуться с места. Камилла не хотела подслушивать их разговор, но все получилось как-то случайно. Она пошла на кухню принести Дезире молока и, проходя мимо их комнаты, услышала имя Октавии Мишель. Камилла так и замерла на месте. К сожалению, она услышала больше, чем хотела.

Наконец Камилла нашла в себе силы отойти от двери и медленно направилась в их с Дезире комнату. Она ничуть не удивилась, узнав, какой бесчувственный тиран этот месье Мишель. Знай Камилла с самого начала всю его подноготную, она бы еще усерднее боролась за счастье Дезире. Ее также нисколько не удивило, что дядя Огаст по-прежнему хочет выдать дочь за этого мерзавца. По его мнению, семья нуждается в деньгах. А женские чувства дядя Огаст всегда считал глупостью.

Больше всего Камиллу удивила бесчувственность дяди по отношению к ней самой. Она знала, что дядя Огаст всегда считал ее лишней в семье. Он был уверен, что от племянницы одни только неприятности. Но Камилла и подумать не могла, что ему в голову может прийти такая ужасная мысль: отправить ее в женский монастырь.

Да это просто смешно! Ну какой монастырь захочет принять дочь пирата? Но с другой стороны, монашки гордятся своим милосердием: ведь они очень часто дают шанс девушкам с сомнительной репутацией. Камилла, конечно, не потерпит, чтобы с ней обращались, как с заблудшей овечкой. А если дядя и дальше будет грозиться отослать ее в монастырь, она уйдет от него жить к дяде Жаку. Уж он-то ни за что не захочет сделать Камиллу монахиней.

Неужели дядя Огаст на такое способен? Одна эта мысль причиняла Камилле боль. И все из-за того, что ее заметил какой-то любопытный! Интересно, как? И где? Ведь она была так осторожна! Слава Богу, что тетя Юджиния стала ее выгораживать. Даже солгала ради нее. Камилла не могла понять, почему тетя это сделала, но испытывала к ней огромную благодарность.

Жаль, что у тети Юджинии не получилось отговорить дядю Огаста от предстоящего брака дочери с месье Мишелем. Если бы тетя была сильнее духом, Камилла, быть может, решилась бы рассказать ей о беременности Дезире и таким образом обрела бы помощницу в поисках возлюбленного своей кузины. Но теперь она ничего не могла ей сказать: скрип койки красноречивее всяких слов дал понять, что тетя Юджиния во всем покорилась мужу и оставила надежду его переубедить.

Пребывая в задумчивости, Камилла даже не заметила, как дошла до своей спальни. Мужчины всегда командуют, а женщины подчиняются. Неужели в этом и заключается смысл брака? Если так, то не нужно ей такого счастья!

К тому же шанса выйти замуж ей уже не представится. Дядя Огаст верно оценил ее возможности. А тетя Юджиния пророчила ей в мужья майора Вудворда. Значит, она тоже считает, что другого мужа Камилле не найти. Скорее всего, циничный дядя Огаст прав насчет майора Вудворда. Майор никогда на ней не женится. Он слишком занят набиванием карманов доходами от нелегального бизнеса дяди Жака.

Камилла презрительно фыркнула и взялась за ручку двери в спальню. Что это ей вообще пришло в голову? Она никогда не выйдет за того, кто, не колеблясь, способен продать родину. Конечно, майор был довольно привлекательным мужчиной в своем роде. К тому же от одного прикосновения этого изменника у Камиллы кровь закипала в жилах. Взять хотя бы тот момент, когда он поцеловал ей руку.

Но она-то знала, как это – влюбиться в преступника. Камилла очень любила папу, но где-то в глубине души не могла его не осуждать. Она понимала, что, если бы он не стал пиратом, он и мама наверняка были бы теперь живы. Ее кузина всегда считала пиратство чем-то очень романтичным и даже немного завидовала Камилле в том, что она дочь пирата, но Камилла знала цену этой романтике. Пиратство – опасное, противозаконное ремесло, и все, кто связан с этим занятием, не ведают покоя.

Она, конечно, должна поддерживать связь с майором Вудвордом, но только ради интересов дела. Может, они вообще больше не встретятся, просто будут обмениваться записками. Как только он разыщет возлюбленного Дезире и призовет его к ответственности, Камиллу больше ничто не будет связывать с майором. Для них обоих лучше всего будет как можно скорее прервать свои чисто деловые отношения. При этой мысли Камилла словно бы испытала легкое разочарование. Почему, интересно?

Так, размышляя о майоре Вудворде, она и вошла в спальню. Заметив на себе выжидательный взгляд Дезире, Камилла вспомнила про молоко, за которым отправилась.

– Извини, Дезире, я что-то отвлеклась, – пробормотала она. – Я сейчас.

Выйдя из спальни, Камилла бегом бросилась к лестнице. На этот раз она постаралась миновать дверь спальни дяди и тети как можно скорее. Кузина не выходила у нее из головы. Как же ей теперь быть с Дезире? Если бы Камилла была уверена в том, что кузина передумает, узнав о судьбе Октавии Мишель, она тут же бы ей все рассказала. Но скорее всего это не сработает. Камилла все никак не могла забыть слез Дезире, когда та сказала, что, когда свяжутся с ее любимым, будет уже слишком поздно. Хотя ее любимый ближе, чем думает Дезире, слова майора Вудворда насчет неверности мужчин заронили в душу Камиллы зерно сомнения. Лучше сначала узнать, согласен ли солдат жениться, а уж потом сообщить ему о беременности Дезире.

Но прежде они должны выяснить, кто этот молодой человек. Весь вечер Камилла ломала голову, придумывая, как бы это поумнее сделать. И придумала. Она обладала талантом развлекать детей рассказами об отчаянных приключениях. Камилла часто рассказывала детям забавные истории собственного сочинения, чтобы те сидели тихо и не мешали старшим сестрам работать. И Дезире к этому уже привыкла. Камилла придумала рассказ, в котором упоминались имена всех попавших под подозрение солдат. Сегодня она прочитает его Дезире. Правда, Камилла не представляла себе, что будет делать, если Дезире не отреагирует ни на одно имя.

Накинув плащ, Камилла вышла во двор и добежала до кухни. Налив стакан молока, она поспешила обратно в дом.

Когда Камилла вошла со стаканом в спальню, Дезире сидела в кресле-качалке и вязала матери шаль. Лицо ее было бледнее обычного.

– Ты такая добрая, – прошептала она, когда Камилла протянула ей молоко. – Как я рада, что ты знаешь о моем положении. Теперь все стало гораздо проще. Если бы ты знала, как мне было трудно скрывать от тебя мою тайну!

Камилла улыбнулась, глядя на кузину. Та отложила шаль и стала пить молоко.

– Я тоже рада, что ты мне все рассказала, хотя мне совсем не нравится, как ты собираешься выкрутиться из этой истории.

Дезире бросила на кузину предупреждающий взгляд.

– Я не хочу об этом говорить.

– Знаю, но если бы ты сказала мне, кто этот юноша, я смогла бы отыскать его и все уладить.

На глаза у Дезире навернулись слезы. Она опустила голову:

– Ты обещала, что сохранишь мою тайну. Обещала, что примешь мое решение. Зря я тебе сказала! Не нужно было!

– Прости меня, Дезире.

Камилла подошла к креслу-качалке и, нагнувшись, обняла кузину. Она не стала спорить с Дезире, доказывать ей, что минуту тому назад та говорила совсем другое. Наверное, это беременность так действует на душевное состояние девушки. Похоже, Дезире искренне полагает, что у нее не остается иного выбора, кроме как заключить брак с месье Мишелем. Если Камилла будет на нее давить, это лишь ухудшит дело.

– Все будет хорошо, родная моя, все будет хорошо.

Наконец Дезире перестала плакать. Жаль, конечно, что она не хочет рассказать всю правду до конца, но ничего – скоро Камилла и сама все узнает.

– Знаешь что, я могу тебя кое-чем подбодрить. Сегодня я сочинила новую историю для детей. Может, я тебе почитаю, а ты скажешь, как тебе моя выдумка? Если тебе понравится, значит, им тоже понравится.

Дезире в нерешительности произнесла:

– Ну… не знаю. Я хочу сегодня довязать мамину шаль… и вообще… мне сейчас не до историй.

– Ну и вяжи, а я тебе почитаю. Это отвлечет тебя от грустных мыслей.

Камилле не хотелось откладывать задуманное в долгий ящик: еще неизвестно, сможет ли она завтра прочитать свой рассказ Дезире. Кроме того, нужно поскорее оставить записку майору Вудворду. Ей хотелось, чтобы он получил письмо уже завтра.

– Ну хорошо. – Дезире допила молоко и снова взялась за вязанье. – Читай, если хочешь. Не пойму только, почему тебе так важно мое мнение? Ты ведь знаешь, что я не очень хорошо разбираюсь в литературе.

– Это никакая не литература, поверь мне.

Камилла подошла к письменному столу, вынула из него исписанный лист бумаги, затем уселась так, чтобы ей хорошо было видно лицо Дезире, и начала читать:

– Жил да был банковский служащий по имени Кит Мерриуэдер.

Она бросила на кузину выжидательный взгляд, но лицо Дезире приняло скорее скептическое, чем взволнованное выражение.

– Кит Мерриуэдер? Это американское имя. Почему твой главный герой – американец, а не креол?

– Я всегда сочиняю истории про креолов. На этот раз я решила написать об американцах ради разнообразия.

Было слышно, как стучат вязальные спицы Дезире.

– Креол он или американец, навряд ли малышам будет интересно слушать про банковского служащего.

Камилла с трудом подавила в себе раздражение.

– Уверяю тебя, это достаточна занятная история. Даже старшим детям будет интересно. Ты слушай дальше. У Кита было чересчур богатое воображение, и он постоянно рассказывал небылицы. Из-за этого остальные клерки, более серьезные по складу характера, его недолюбливали: они считали, что Кит никогда не станет хорошим банкиром. Знали они и то, что он каждый вечер после работы любил забежать в игорный дом, чтобы пропустить кружку пива. Они считали такое поведение недостойным.

– Все джентльмены любят иногда поиграть в азартные игры, – заметила Дезире. – Ума не приложу, чем это плохо для банковского клерка. Правда, я слышала, что американцы и правда не одобряют игорных заведений.

Камилла нахмурилась:

– Он не играет ни в какие азартные игры. Он просто ходит в игорный дом выпить кружку пива, понятно?

Дезире, пожав плечами, пробормотала:

– Как хочешь, ведь это твой рассказ. Я просто высказала свое мнение.

– Да, конечно, – огрызнулась Камилла, но тут же одернула себя. Самое главное – чтобы Дезире услышала имена всех героев. – Ну так вот: как-то раз, когда Кит сидел и потягивал пиво за столиком, отделенным от зала колонной, он случайно подслушал разговор трех людей и понял, что они собираются ограбить банк.

– Ну, вот так-то лучше. – Дезире опустила спицы. – Про грабителей слушать всегда интересно.

– Кит навострил уши и старался не пропустить ни слова, – продолжила Камилла: – Если он сумеет поймать грабителей, то докажет остальным клеркам, что тоже чего-то стоит. Подслушивая, он узнал имена всех троих разбойников: их звали Николас, Дэниел и Джордж. Джордж также несколько раз упомянул свою сестру Серену…

– Джордж? – Дезире широко распахнула глаза. Камилла затаила дыхание.

– Ну да.

– Но Джордж – неподходящее имя для вора. Оно такое скучное.

Камилла пристально всматривалась в лицо кузины. Интересно, ей не понравилось это имя только по эстетическим соображениям или тут замешано что-то еще? Но пока что Камилла не замечала никаких признаков волнения. Может, Дезире отреагирует позже, когда узнает фамилию Джорджа.

– Но его так звали, – сказала Камилла. – Месье Мерриуэдер решил сообщить в службу городской охраны, но не смог рассмотреть воров: они успели быстро смешаться с толпой посетителей. В игорном доме было полным-полно народу, и догадаться, где тут воры, было невозможно. Но Кит не мог так оставить дело и все-таки пошел в службу городской охраны и рассказал все, что знал. Однако над ним только посмеялись, потому что всему городу было известно, как любит Кит сочинить небылицы.

Дезире неодобрительно покачала головой: она явно считала, что служба охраны проявила вопиющую беспечность.

– На следующий день в банк ворвались трое людей в масках. Они выхватили пистолеты и пригрозили застрелить всех, если им немедленно не отдадут все хранящееся в банке золото.

Дезире перестала вязать и слушала, слегка подавшись вперед, с широко распахнутыми глазами: Камилла с трудом сдерживала улыбку.

– Когда Кит увидел их, он решил, что пришла пора действовать. Директор банка уже начал отдавать ворам золото, но тут Кит сказал: Воры, а я знаю, кто вы! Воры удивились и спросили, что он имеет в виду. Моя мать была цыганкой и передала мне один волшебный дар, – солгал Кит. – Едва увидев человека, я уже знаю о нем все. Ну, например, я знаю, что вас зовут Николас, Дэниел и Джордж. Так ведь?

– Прекрасно! – воскликнула Дезире. – Твой Кит – очень сообразительный молодой человек.

Камилла улыбнулась и продолжила:

– А ты откуда знаешь?! – в один голос воскликнули все три вора. Клерк легонько постучал пальцем по голове. Я все про вас знаю. Знаю даже, что сестру Джорджа зовут Серена. А если вы ограбите наш банк, то я скажу жандармам, где вы живете.

Воры очень удивились. Они не знали, как быть. Пока Кит отвлекал их внимание, другой банковский служащий сумел незаметно выбраться через черный вход. Не успели воры прийти в себя, как явились офицеры службы городской охраны и арестовали их. – Камилла оторвалась от листа бумаги и посмотрела на Дезире. – И все работники банка с удивлением узнали, что грабителей и вправду зовут Николас Тейлор, Дэниел Пендлтон и Джордж Уайз. А сестру Джорджа действительно зовут Сереной.

Камилла ожидала, что, услышав эти имена, Дезире побледнеет или вздрогнет. Но ничего подобного не произошло. Дезире улыбалась.

– После этого, – продолжила Камилла, не сводя глаз с лица кузины, – все клерки зауважали Кита Мерриуэдера. И, когда он начинал рассказывать очередную из своих небылиц, все с интересом слушали его.

Дезире захлопала в ладоши.

– Какой хороший рассказ! – Она задумчиво нахмурилась. – Но по-моему, тебе еще нужно поработать над именами твоих героев. Кит сойдет, но вот имя Николас звучит слишком благородно для вора, а Джордж – слишком скучно. Я думала, что преступникам полагается иметь зловещие имена – например, Джудас Блэк или что-то в этом роде. А если у них будут простые имена, как у обычных людей, их будет сложнее запомнить.

Камилла стиснула зубы. Она вставила в свой рассказ эти имена для того, чтобы смутить Дезире, а не для того, чтобы выслушивать ее критические замечания. У Камиллы засосало под ложечкой. Кажется, эксперимент провалился.

– А по-моему, когда у воров обычные имена, история кажется более естественной. Ты разве не находишь? – спросила она.

Дезире пожала плечами и вновь взялась за спицы.

– Может быть. Но дети этого не поймут. Мне бы самой такое ни за что не пришло в голову, если бы ты не сказала.

А мне вообще-то плевать, поймут дети или нет! – хотелось воскликнуть Камилле, но она вовремя прикусила язык. Не говоря ни слова, она залезла в их с Дезире общую постель и укрылась одеялом. Да, она никак не ожидала, что потерпит такое поражение. Она-то возлагала на свой рассказ большие надежды! По-видимому, те четыре имени, которые назвал ей майор Вудворд, ровным счетом ничего не говорят ее кузине.

Дезире никогда не умела скрывать эмоции, особенно теперь, когда ждала ребенка. Если бы одно из этих имен принадлежало ее любимому, она как-то отреагировала бы. Может, майор Вудворд неправильно назвал имена… А может, он забыл пятого солдата, который был переведен в другой полк вместе с остальными.

И тут Камилла вспомнила: Дезире была уверена в том, что ее возлюбленный теперь очень далеко и с ним невозможно связаться. А что, если Дезире не ошиблась и его нужно искать не в Батон-Руж, а где-то еще?

Камилла вспомнила свой разговор с Дезире: кузина ни словом ни обмолвилась, в каком звании служит ее любимый. Почему Камилла решила, что он именно солдат? Может, этот человек не подчиненный майора Вудворда, а его приятель. Вполне возможно, что он тоже офицер. Хотя со слов Дезире можно было сделать вывод, что ее возлюбленный молод, однако это еще ничего не значит. Встречаются ведь и очень молодые офицеры. И с чего Камилла взяла, что он может быть только солдатом?

Ну ладно, а теперь-то что? Остается только снова обратиться к майору Вудворду за помощью. Нужно же как-то распутать этот клубок! Только майор может сказать, кто еще из военных уехал из города. Завтра же она ему напишет. Они вместе все обдумают и вычислят этого человека. Да, именно так она и поступит: напишет завтра майору, и они вместе обсудят свои дальнейшие действия.

Глава 6

Когда не спится, вино заменяет матрас.

Испанская пословица
Ночь выдалась свежая, прохладная, хотя в комнате было не так холодно, как на городском балу, с которого недавно вернулся майор. Саймон сидел за письменным столом в кабинете, уставившись в окно. Он только что отпустил своего слугу, вольного негра по имени Луис, и теперь восседал в гордом одиночестве, потягивая бренди, присланное Жаком Лизаной в знак их дружбы.

Сегодня Саймон второй раз побывал на балу. Он прекрасно понимал, что не стоит там появляться, но все равно пошел. Ему очень хотелось увидеть мадемуазель Гирон. Хотя бы издалека на нее полюбоваться. К несчастью, мадемуазель, как только его заметила, сразу же принялась поправлять прическу – глупый условный знак, о котором она все пыталась договориться во время их последней встречи четыре дня назад и который означал, что им нужно встретиться на балконе. Саймон не обратил на этот знак никакого внимания, а просто покинул бал в самом разгаре и отправился домой.

Майор вздохнул и взглянул на стол: там лежали три записки от Камиллы. Каждый день после их встречи он получал от нее записку. И каждая из этих записок была написана в более нетерпеливом и требовательном тоне, чем предыдущая.

Рано или поздно придется на них ответить. Лучше позже, чем раньше: Саймон понятия не имел, что отвечать. Камилла писала, что кузина никак не отреагировала, услышав те четыре имени, которые он ей назвал. Попросила еще раз все хорошенько проверить. Может, он забыл имя пятого солдата? А может, спутал имена?

Саймон покачал головой. За прошедшие два месяца из Нового Орлеана были переведены только четыре его солдата. Те, имена которых он и назвал. Либо Камилла сама неправильно произнесла имена, либо заблуждается относительно возлюбленного своей кузины.

Последнее вероятнее всего. Что бы там ни утверждала мадемуазель Гирон, вполне возможно, отец будущего ребенка ее кузины вовсе не является американским солдатом. Черт возьми, может, ее кузина просто солгала! Женщина в таком положении может сказать все, что угодно, тем более что намечается брак с богатеем. Очевидно, мадемуазель Гирон заблуждается насчет отца будущего ребенка своей кузины.

Что, если посмотреть на это дело так: кузина нарочно утверждает, что ее любовник – американский солдат, дабы скрыть его настоящее имя. Девушка сочинила историю, что он якобы уехал из города, с тем чтобы избежать принудительного брака со своим настоящим любовником-креолом и выскочить за богатого скупердяя. Мадемуазель Гирон намекнула, что ее кузину нельзя назвать красавицей. Почему бы ей в таком случае не пойти за богатого старика?

Но не может же Саймон просто взять и сказать это мадемуазель Гирон. Она возмутится. Не способна, мол, ее кузина на такое!

Вудворд снова пригубил бренди. Напиток приятно обжег гортань и настолько его разгорячил, что он стянул с себя галстук и бросил его на письменный стол. Затем скинул пиджак парадного мундира и жилетку, расстегнул верхние пуговицы на рубашке, чтобы грудь обдувал прохладный ночной ветерок, и снова отхлебнул бренди.

Да, нужно отдать Лизану должное – бренди просто превосходно. Этот пират ничего не делает абы как. Да и его племянница, похоже, тоже любит доводить любое дело до-конца. Решила разыскать любовника своей кузины – значит, не успокоится, пока не добьется своего.

Саймон откинулся на спинку кресла. Он слегка захмелел, и мысли его мало-помалу потекли в ином направлении. Когда майор был трезв, то никогда не думал о мадемуазель Гирон как о женщине: Сейчас ему вдруг вспомнилось, как выглядела сегодня на балу Камилла Гирон. На ней было одно из тех прозрачных платьев, которые выставляют напоказ все женские прелести и почти ничего не оставляют воображению. Независимо от того, танцевала она, ходила или просто стояла на месте, Саймону казалось, что он различает под тканью очертания ее прекрасных длинных ног и тонкую талию.

Он зло стиснул в руке бокал, Похоже, не один он сегодня восхищался красотой мадемуазель Гирон. Очевидно, победа, одержанная ею над американцами на предыдущем балу, расположила к ней креольских мужчин и придала им храбрости. Хотя майор пробыл на балу совсем недолго, он видел, как она танцевала с двумя кавалерами.

Креольские кавалеры. Саймон презрительно фыркнул. Как она только может общаться с этими снобами? Какой-то негодяй прижимал ее к себе слишком тесно. Щеки ее раскраснелись, а тело грациозно двигалось в такт мелодии. С первого взгляда было понятно, о чем мечтает этот мерзавец.

Саймон громко простонал. Наверное, о том же, о чем и он сейчас… целовать ее алые губки, распустить ее волосы, погрузить в них пальцы… а потом уложить ее на постель и…

Черт возьми! Саймон испытал прилив такого сильного возбуждения, что ему стадо даже неловко. Он заерзал на сиденье. Если и дальше так будет продолжаться, то он скоро совсем лишится рассудка. Все время, что прошло со дня их последней встречи, он только и делает, что думает о Камилле. И сегодня на бал он пришел лишь потому, что ему не терпелось ее увидеть.

И почему это мадемуазель Гирон произвела на него такое впечатление? Наверное, он испытывает к ней невольную симпатию из-за того, что поведал ему Бернард де Мариньи о ее несчастном детстве. Но не одно это привлекало Саймона в этой девушке. И даже не ее внешность.

Его тянуло к ней не только и не столько из-за ее безупречной красоты, сколько из-за чего-то еще, а из-за чего, он и сам не мог объяснить. Он знал лишь, что думает о ней более чем представляется разумным и безопасным.

Ее постоянные записки лишь ухудшали дело. Если бы только можно было попросить ее подождать, пока он полностью не завладеет доверием Жака Лизаны и тот не окажется у него в лапах! Как только Камилла не поймет, что сейчас ему не до ее кузины! Да и что он может сделать?

К сожалению, уж если мадемуазель Гирон что-то вбила себе в голову, ее ничто не остановит. А возможность схватить с поличным Лизану и его банду представится в лучшем случае только через две недели, когда тот будет провозить в город контрабандные товары.

Так что попросить Камиллу повременить не получится. Долго избегать ее тоже нельзя. Не мог же Саймон и дальше игнорировать ее записки! Нужно откровенно поговорить и попытаться объяснить, что она заблуждается насчет своей кузины.

Вудворд перечитал последнюю записку от Камиллы и застонал. Каждый раз она высказывала все более нелепые предположения. На сей раз ей в голову пришла следующая догадка: может, ее двоюродная сестрица имела в виду вовсе не солдата американской армии, а кого-то еще, кто лично знаком с Саймоном, может, даже офицера. Но вот незадача: никого из новоорлеанских офицеров за последние два месяца не переводили в другую часть. Если совратителя ее кузины нет среди тех четырех солдат, что служат теперь в Батон-Руж, то среди офицеров его нет и подавно.

Саймон знал лишь одного человека, с которым у него были дружеские отношения и который недавно покинул Новый Орлеан после длительного визита. Этот человек был его младший брат Нил.

Но это невозможно! – воскликнул про себя майор и, поднявшись со стула, принялся расхаживать взад-вперед по комнате. Нил никогда бы не повел себя так. Он человек ответственный.

Старшие братья, Джошуа и Саймон, в раннем детстве были предоставлены сами себе. Отец их вел кочевой образ жизни, поэтому семейство никогда не засиживалось подолгу на одном месте. Так получилось, что практически сразу же после рождения Нила отец основал свою торговую компанию. Саймону тогда было девять лет, а Джошуа – тринадцать. Уж Нила-то никто бы не назвал дикарем. Отец позаботился о том, чтобы дать ему подобающее воспитание. Их мать умерла при родах: Нил появился на свет в глуши, куда не добрался бы ни один врач. После этой трагедии отец решил, что пора вернуться в лоно цивилизации. Так вышло, что Нил получил совсем иное воспитание, нежели Саймон и Джошуа.

В возрасте шестнадцати лет Джошуа поступил контрактником на военную службу. Саймон, когда немного подрос, последовал примеру брата. Нил остался вести их семейный бизнес. Когда заболел отец, он возглавил фирму. Дела у него шли неплохо. Нил отличался прямолинейностью и честностью. Может, иногда он казался чересчур непритязательным, но сам по себе человек он был неплохой. Врать и обманывать – нет, это ему совсем несвойственно.

Если бы Нил обесчестил девственницу, он бы на ней женился. В этом не могло быть никакого сомнения. Он никогда не бросил бы женщину на произвол судьбы, тем более если бы она ждала от него ребенка и если бы ей грозило быть выданной замуж за ненавистного старика. Но есть одно но… Саймон снова отхлебнул бренди. Нил во многом отличался от Саймона. Он обладал более мягким характером и благоговел перед женщинами, даже позволял им водить себя за нос. Мадемуазель Гирон говорила, что ее кузина рассорилась с возлюбленным, когда поняла, что отец никогда не даст согласия на этот брак. Саймон знал, что если какая-нибудь женщина захочет порвать с Нилом отношения, тот не станет оспаривать ее решения. Сердце его будет разбито, но он будет страдать в гордом одиночестве и ни словом не попрекнет бросившую его женщину.

Но это еще не означает, что любовником Дезире Фонтейн был Нил.

Саймон потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок. Нет, Нил на такое не способен. Он никогда не стал бы крутить роман с девушкой, зная, что ее родные не дадут согласия на брак с ним. Нил был самым порядочным человеком из всех, кого Саймон знал.

Он подошел к письменному столу и поставил на него бокал с бренди. Нет, Нил не может быть отцом ребенка этой девушки. Об этом не может быть и речи. Скорее всего кузина мадемуазель Гирон нарочно выдумала эту небылицу, чтобы запутать следы и скрыть имя настоящего отца. Да, наверняка так оно все и было.

Теперь Саймону предстояла непосильная задача: как убедить в этом саму мадемуазель Гирон? И как, черт возьми, сделать так, чтобы она не помешала ему поймать Лизану?


Над Новым Орлеаном повисла серебряная луна, когда Камилла незаметно выскользнула из дома Фонтейнов. Девушка остановилась и осмотрелась вокруг при свете масляных фонарей. Только бы ее никто не заметил! Ей и без того приходилось несладко.

К счастью, в этот сравнительно ранний вечерний час на улице было совсем мало народу. Соседи еще не вернулись с бала. Майор Вудворд тоже там был, но проигнорировал ее, более того, сбежал, иначе Камилла загнала бы его в угол и заставила бы дать ответ на свои записки.

Его неожиданный уход привел ее в ярость. Камилла даже хотела сама незаметно сбежать с бала и последовать за ним. Именно тогда ей и пришла в голову блестящая мысль. Он как-то сказал ей, что живет на Байю-роуд, прямо за городскими воротами. Почему бы не взять его за горло в собственной норе?

Притворившись больной, Камилла попросила у дяди разрешения пойти домой. К счастью, дядя был заинтересован в том, чтобы Дезире как можно больше времени проводила с месье Мишелем, а тете необходимо было сопровождать дочь ради приличия. Поэтому дядя не только разрешил Камилле уйти с бала, но даже не назначил ей никого в провожатые.

Теперь у Камиллы было целых два часа свободного времени, которые ей никто не помешает потратить по своему усмотрению. Нельзя было упускать такой возможности. Придя домой, она сказала Шушу, что собирается лечь в постель, но вместо этого улизнула из дома. Теперь нужно добраться до жилища майора Вудворда и заставить его дать ответ на все ее вопросы.

Конечно, это было чистым безрассудством со стороны Камиллы. Ни одна порядочная женщина не пойдет в дом к мужчине без сопровождения, особенно к такому мужчине, как майор Вудворд. При одной мысли о том, что она затеяла, по телу Камиллы пробежали мурашки. Впрочем, что бы ни замыслил этот майор Вудворд, она была во всеоружии. Камилла засунула руку в карман плаща и сжала перламутровую рукоятку кинжала, принадлежавшего некогда ее отцу. Если майор вздумает вести себя неподобающим образом, она сумеет постоять за себя.

К несчастью, майор жил дальше от городских ворот, чем представлялось девушке. После утомительного путешествия по темной дороге Камилла добралась до дома на перекрестке улиц Эспланада и Байю-роуд. Там стоял один-единственный дом: эта часть Нового Орлеана еще не была плотно заселена. Неудивительно, что дядя Жак согласился использовать дом майора Вудворда в качестве перевалочного пункта. Прямо за домом протекала река, других зданий поблизости не было – никто бы не заметил, что сюда зачастили пираты.

Камилла начала нервничать. Она поплотнее завернулась в плащ и поднялась по ступеням крыльца. А вдруг это не тот дом? Но других домов на улице не было.

Как только она постучала в дверь, то сразу поняла, что пришла туда, куда хотела.

– Кто там? – проворчал из-за двери голос, в принадлежности которого нельзя было усомниться.

Камилла ничего не ответила: боялась, что майор не откроет дверь, если поймет, кто к нему пожаловал.

Слава Богу, сработало. Через минуту послышались шаги, дверь распахнулась, и Камилла оказалась лицом к лицу с хозяином дома.

В руке он держал подсвечник. Свет падал на лицо майора, на котором застыло ошеломленное выражение.

– Мадемуазель Гирон?! – произнес он. В его голосе слышался скорее вопрос, чем утверждение.

Камилла заметила, что на майоре нет ни фрака, ни жилета, а ворот рубашки наполовину расстегнут. Сейчас он и вправду выглядел дикарем, равнодушным к условностям: с таким опасно оставаться наедине.

– И-извините, сэр… Я, наверное, не вовремя…

– Да нет, почему же. Заходите.

Вудворд посторонился и окинул внимательным взглядом улицу. Заметив, что девушка колеблется и в нерешительности рассматривает его, он добавил более твердым тоном:

– Заходите же, пока вас никто не заметил.

Камилла молча шагнула внутрь, мысленно ругая себя за то, что так поспешно отправилась домой к мужчине, не подумав, в каком виде может его застать. Майор закрыл дверь и поставил подсвечник на пристенный столик рядом с дверью.

– Разрешите помочь вам снять плащ, мадемуазель.

Голос у майора был с хрипотцой. Где-то Камилла уже слышала подобную интонацию. Ох, не нужно ей было сюда приходить.

– Нет… то есть… я хотела сказать, я ненадолго… – начала в нерешительности Камилла, но ловкие пальцы уже принялись расстегивать завязки на ее плаще. Камилла даже не заметила, как майор снял с нее плащ и повесил его на вешалку – все произошло в мгновение ока.

Вудворд снова обернулся к девушке, пугающе блеснув глазами.

– Надо же, сама мадемуазель удостоила меня своим визитом. Какая приятная неожиданность.

В этих саркастических словах чувствовался какой-то скрытый смысл. Майор пристально оглядел девушку с ног до головы.

Камилла мысленно ругала себя за то, что не догадалась переодеться в более подобающую случаю одежду. Платье, в которое она была одета, ничем особенным не выделялось в бальном зале: на сотнях женщин были подобные платья. Но в обстановке неярко освещенного дома одинокого мужчины оно казалось слишком вызывающим. Под жадным взглядом майора Камилла ощутила себя отданной на съедение дракону.

Лучше бы она осталась дома. Это была глупая затея. Теперь нужно выбираться отсюда как можно скорее. Камилла шагнула к вешалке, схватила свой плащ и поспешно направилась к выходу.

– Похоже, я выбрала неподходящее для визита время, месье, – пробормотала она. – Не буду больше вас беспокоить.

Ей удалось открыть замок, но неожиданно майор Вудворд подошел сзади и захлопнул дверь. Камилла стремительно обернулась к нему. Майор схватил ее за руки, поднял их и прижал к двери.

– Не спешите. – Голос его был подобен потоку горячей патоки. – Вы еще не сказали мне, по какому делу зашли, – фамильярным тоном добавил Вудворд.

Теперь он был так близко, что Камилла ощущала исходивший от него запах бренди. Ну почему она поспешила, почему повела себя так по-дурацки? И без того опасно находиться наедине с мужчиной ночью в его доме, а уж с нетрезвым мужчиной и подавно.

И тут Камилла вспомнила, что у нее с собой оружие. Кинжал был в кармане плаща, и до него еще нужно добраться. Камилла решила действовать осторожно.

Запрокинув голову, она посмотрела майору прямо в лицо.

– Вы пьяны. – Она передала голосу все презрение, на какое только была способна.

Губы Саймона изогнулись в ироничной усмешке:

– Ну, может, самую малость. Я не ждал гостей. Бренди, любезно присланное мне вашим дядюшкой, оказалось чересчур крепким.

– Моим дядюшкой? – Камилла подумала о дяде Огасте и только потом поняла, что майор имеет в виду дядю Жака. Своего сообщника. – Ах да. Дядя Жак.

– Да. Дядя Жак. Король пиратов.

Камиллу поразила горечь в голосе майора, но изумление тут же сменилось возмущением, когда Камилла заметила, как он смотрел на нее. Он словно бы раздевал ее взглядом.

– Интересно, мадемуазель, что бы сказал дядя Жак, узнай он, что ко мне пожаловала с визитом сама пиратская принцесса?

Услышав знакомое прозвище, Камилла обиделась:

– Не называйте меня так.

– Почему? Разве я что-то не так сказал? Ведь вы дочь знаменитого пирата. Вам это прозвище очень подходит. Вы всегда бросаетесь в гущу событий, всегда играете с опасностью. Даже сейчас, – промурлыкал Саймон. В его словах чудился какой-то скрытый подтекст, он словно что-то недоговаривал. – Не нужно вам было приходить сюда, принцесса.

– Знаю. Поэтому разрешите мне уйти, майор Вудворд…

– Зачем такие формальности? – Саймон вскинул бровь. – Зовите меня Саймон. А я буду звать вас Камилла. Мы уже… достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы перестать соблюдать всякие условности.

При этих его словах Камилла обомлела. Что он имеет в виду? Почему смотрит на нее таким жадным взором? И откуда этот пугающий блеск в глазах? Камилла почувствовала, как по всему телу разливается дрожь, и с удивлением поймала себя на том, что с любопытством смотрит на его обнаженный торс.

Матерь Божия, что она ему позволяет? Усилием воли Камилла заставила себя подавить закипавшие в ней чувства.

Высвободив руку, она стала шарить по плащу в поисках ножа и издала вздох облегчения, когда ее рука наткнулась на что-то твердое. Она засунула руку в карман плаща и сжала в кулаке рукоятку кинжала.

Майор еще ближе нагнулся к ней, и в этот миг Камилла приставила кинжал к его животу.

– Отойдите от меня. Отойдите, или я пущу в ход это, – негромко предупредила она.

Чтобы убедить Вудворда в том, что она не просто пугает, а говорит вполне серьезно, Камилла слегка кольнула его кончиком кинжала. На мгновение в его взгляде отразилось удивление. Он опустил глаза и посмотрел на нож, который девушка крепко сжимала в руке.

Камилла испытала потрясение, услышав смех.

– Значит, пиратская принцесса все предусмотрела? – Саймон поднял на нее взгляд, но сам не отстранился ни на дюйм. – Наверное, вы поняли, что я думаю о вас не так, как подобает истинному джентльмену. Именно поэтому вы и вооружились, да? Потому что знали, что застанете меня одного и что я вас хочу?

Несмотря на страх, Камиллу приятно взволновали его слова. Раньше мужчины о ней вообще никак не думали: ни как подобает, ни как не подобает джентльменам. Ей еще никто не говорил, что хочет ее.

– Пожалуйста… отойдите, – произнесла она дрожащим голосом.

Но майор не отходил. Напротив, придвинулся еще ближе, ставя Камиллу перед выбором: либо проткнуть ему живот, либо убрать кинжал. Она чуть-чуть отодвинула руку.

– Чего вы боитесь? – Глаза Саймона пылали огнем. – Что я сделаю вот это? – Саймон легонько коснулся губами ее щеки. У Камиллы перехватило дыхание. – Или это? – добавил он, снова поцеловав ее в уголок рта.

Камилла вновь чувствовала исходивший от Саймона запах бренди, но теперь этот запах в сочетании с мускусным ароматом его кожи казался ей даже приятным. Она крепко сжимала в кулаке рукоятку кинжала, но была не в силах пошевелиться, ее словно парализовало. Камилла стояла и ждала, что будет дальше. Ждать ей пришлось недолго. Саймон приблизил свои губы к ее губам и прошептал:

– Об этом я мечтал с того самого дня, как мы встретились.

И поцеловал Камиллу.

Она была поражена, почувствовав прикосновение его теплых твердых губ. Раньше ее никто не целовал. Ни разу. Она не знала, почему мужчины не обращали на нее внимания как на женщину, просто воспринимала это как факт. Но теперь Камилла была даже рада, что ее раньше не целовали: ей казалось, что никто не мог бы этого сделать лучше майора Вудворда.

Он шевелил губами, словно играл на флейте; прикосновение его было мягким и нежным. Камилла даже и вообразить не могла такую нежность, такое волнение. Его губы были словно созданы для того, чтобы целовать ее.

Камилла была ошеломлена, когда Саймон провел языком по ее полуоткрытым губам и погладил пальцем под ее подбородком, словно прося открыть рот. Она так и сделала, не задумываясь зачем. Саймон просунул язык между ее губами, и Камилла от неожиданности и изумления попыталась отстраниться, но податься было некуда: она упиралась в дверь. Однако нужно было как-то сопротивляться. Все-таки дядя Огаст был прав: майор Вудворд – то есть Саймон – несомненно, испытывал к ней, Камилле, определенный интерес, но ни о какой свадьбе даже не помышлял.

Однако когда он обнял ее за шею и вновь припал губами к ее губам, Камилла даже не попыталась его остановить. Более того, сама приоткрыла губы ему навстречу.

Саймон жадно впился в них, словно намеревался высосать всю ее душу. Девушку всю обдало жаром, колени задрожали. Его язык проникал все глубже и глубже, словно Камилла уже всецело принадлежала ему. Она не чувствовала ничего, кроме его губ. Ей все больше хотелось ответить на его поцелуй.

И она это сделала. Она зажмурилась и робко прикоснулась к его языку своим. В ответ из груди Саймона вырвался негромкий стон. Камилла почувствовала, как его пальцы слегка поглаживают ее по шее, опускаются ниже, прикасаются к оголенной верхней части ее груди… В ответ на это она лишь вздохнула и еще больше подалась ему навстречу, продолжая наслаждаться его поцелуем, его ласками.

Когда Саймон провел пальцами по обнаженной коже у выреза ее платья, Камилле захотелось, чтобы он действовал смелее. Нож выпал из ее ослабевшей руки: было слышно, как он ударился о пол. Она обняла Саймона руками за пояс, с наслаждением ощущая, как напряглись при этом его сильные мускулы. Он застонал и, оторвавшись от ее губ, начал целовать щеки, нежную кожу прикрытых век.

– Не нужно было тебе приходить, – прошептал он, легонько укусив Камиллу за мочку уха. – Ты сводишь меня с ума.

– Саймон, пожалуйста… – прошептала Камилла. Она сама не знала, о чем просит: о пощаде или чтобы он продолжал целовать ее и дальше.

– Я видел тебя сегодня на балу. – Голос майора прозвучал несколько резковато. Он вновь поцеловал Камиллу в шею. – Видел, как ты танцуешь с этими чертовыми креолами, которые совсем тебя не ценят.

Матерь Божия, да он ревнует! Даже не верится!

– Ну чем же я виновата? Ты ведь не пригласил меня на танец!

– Я не хотел, чтобы у тебя снова были проблемы с месье Фонтейном.

– Знаю: Вот поэтому я и пришла сюда поговорить с тобой.

– Вернее, чтобы меня помучить.

Взгляд Саймона горел желанием. Он провел рукой по волосам Камиллы, вытаскивая из них шпильки. Распущенные пряди рассыпались по ее плечам.

– А ты еще говоришь мне, что твою невинную кузину соблазнили. – Саймон покачал головой. – Наверняка так же, как и ты, твоя кузина прекрасно знает, как воспользоваться мужскими слабостями. Неудивительно, что ее несчастный любовник не смог устоять. Мне даже жаль этого парня.

Камилла удивленно уставилась на Саймона. Он хотел было снова обнять ее за шею, но на этот раз она решительно отвела его руки. Его слова разрушили очарование. Он считает, что Дезире намеренно соблазнила этого мерзавца! Подумать только! Да как он смеет? Вот подлец!

– Дезире не соблазняла того, кто сделал ей ребенка, уверяю вас! Да и я сюда пришла вовсе не для того… вовсе не для того, чтобы вас обольщать!

Саймон в упор смотрел на Камиллу, как хищник смотрит на жертву. На лице у него застыло дьявольское выражение.

– Зачем в таком случае одинокой и беззащитной женщине понадобилось прийти ночью в дом к мужчине?

– Никакая я не беззащитная! – Камилла поискала глазами упавший на пол кинжал. Какая же она дурочка: так легко растаяла от мужских ласк! Теперь этот американец точно решит, что всем креолкам недостает добродетельности. И из-за этого, наверное, не захочет больше помогать Дезире. – Я захватила с собой оружие! – пояснила Камилла. – Я не хотела… я пыталась вас остановить! Мне были омерзительны ваши назойливые приставания!

– Мои назойливые приставания? – Лицо Саймона потемнело от гнева. Он взглянул на пол, заметил кинжал и поднял его. – Ах да, я совсем забыл: вы же захватили с собой оружие. – Некоторое время Вудворд разглядывал кинжал, затем подал его Камилле рукояткой вперед. – Вот ваше оружие самообороны, принцесса. Возьмите, если угодно.

Камилла настороженно смотрела на руку Саймона. После минутного колебания она выхватила у него кинжал. В этот момент Саймон схватил ее за запястье и вывернул его так, что клинок оказался прижатым к его обнаженной груди.

– Ну, смелее, почему бы вам не наказать меня за назойливые приставания? – Он заставлял Камиллу все плотнее прижимать кинжал к груди. Лезвие поцарапало кожу, показалась красная капелька крови. – Можете смело порезать меня на куски: вас за это даже не арестуют. Вы расскажете все, что знаете о моем тайном сговоре, и Вас оправдают и даже наградят. – Саймон отпустил руку. – Ну, что же вы? Продолжайте. Вырежьте ваши инициалы на моей груди. Отплатите мне за мои назойливые приставания.

Рука Камиллы задрожала. Она просто не в силах была причинить ему боль, особенно после его страстных поцелуев. Но Камилле не хотелось, чтобы майор считал ее и Дезире распутными женщинами.

– Я не то хотела сказать…

– Что? – Саймон вопросительно изогнул бровь и небрежно уперся рукой в бедро. – Вы не то хотели сказать? Может, мои приставания были не столь назойливы, как вы утверждали прежде? Может, вам они были даже приятны, но у вас не хватает смелости в этом признаться?

Камилла смотрела на него, не говоря ни слова. Вудворд выхватил у нее из руки нож и изо всех сил всадил его в дубовую дверь.

– Никогда больше не лгите мне о своих чувствах. – В голосе его слышался сарказм. – Вы столь же пылко желаете этого дикого американца, как и он вас. Может, вам омерзительна эта мысль, но тем не менее это так. Это было понятно по одному вашему поцелую. Именно поэтому вы сюда и явились, и именно поэтому…

– Я пришла сюда, чтобы попросить вас взяться наконец за поиски любовника Дезире! Вот и все!

Саймон отрицательно покачал головой.

– Если бы это было так, то вы не пришли бы одна ночью, да еще в таком откровенном платье. – Он буквально пожирал Камиллу глазами. Она чувствовала, как под его взглядом все ее тело пылает, словно в огне. – Вы сами себя обманываете, утверждая, что забота о кузине была единственной целью вашего визита. В действительности вы пришли сюда потому, что почувствовали: между нами существует влечение. Вот почему вам непреодолимо захотелось увидеть меня.

Саймон так высокомерно это заявил, что Камилле тут же захотелось оспорить его мнение, но он не дал вставить ни слова.

– Именно поэтому я и отправился сегодня на бал. – В голосе майора послышалось презрение к самому себе. – Лучше бы я остался дома! Но мне так хотелось вас увидеть. – Он понизил голос: – Вы мне чертовски нравитесь.

От этого почти что неприличного признания у Камиллы по всему телу пробежала легкая волнующая дрожь. Она гордо вскинула подбородок:

– Как это по-мужски! Вы полагаете, что на любое ваше желание женщина непременно должна отвечать взаимностью.

– Что, не хотите так легко сдаться?

Саймон шагнул к Камилле. Она не сумела его остановить. Одной рукой он обхватил ее за талию, другой приподнял лицо за подбородок. Затем в качестве наказания запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

Камилла хотела остаться холодной и непреклонной, но это оказалось для нее непосильной задачей. Она прожила двадцать пять лет, не зная, что такое мужская ласка, и этим вечером поняла, как много потеряла. До сих пор Камилла даже не подозревала, что может испытывать такую страсть, что в ней могут закипать такие желания. А теперь она уже никогда не сможет заглушить, вновь запихнуть в тайники души все те чувства, которые в ней разбудил Саймон.

Он целовал ее долго и страстно, прижимая все теснее к своему горячему телу, поглаживая ее спину и бедра. Это было ужасно… возмутительно… восхитительно…

Наконец он остановился и поднял голову. Глаза его лихорадочно блестели.

– Ну что, снова будете отрицать, что вам это приятно? Будете утверждать, что вам омерзительны мои поцелуи?

Камилла учащенно дышала и дрожала всем телом. Она покраснела и отвернулась, потому что не могла не то, что вымолвить слово – даже кивнуть.

– Мне вот показалось, что совсем напротив, – процедил сквозь зубы Саймон.

Он так резко и неожиданно отпустил Камиллу, что она пошатнулась. Затем он вынул застрявший в двери кинжал и вложил его ей в руку. Потом, повернулся, снял с вешалки плащ и протянул ей. Вид у него при этом был почти торжественный.

– Вам лучше поскорее уйти отсюда, а не то очутитесь в таком же положении, как ваша кузина.

От этого намека Камилла готова была со стыда сквозь землю провалиться. Однако, с другой стороны, эти слова напомнили ей о первоначальной цели визита.

– Кстати, как же быть с моей кузиной? – Камилла взяла плащ и поплотнее завернулась в него. – Вы так и не ответили ни на одну мою записку.

Он негромко выругался, а затем добавил:

– Ума не приложу, что здесь можно поделать! За последние два месяца Новый Орлеан покинули те четверо солдат, о которых я вам рассказывал. Если никто из них не подходит, то ничем не могу помочь. Вашей кузине придется самой о себе позаботиться. – В голосе Саймона появились стальные нотки. – По-моему, она уже о себе неплохо позаботилась: потеряла любовника – что ж, богатый муж ее утешит. Что еще нужно?

– Нет! – воскликнула Камилла, вскинув на Саймона гневный взгляд. – Обо мне можете думать, что я распущенная, если хотите, но Дезире совсем другая! Ей чуждо всякое корыстолюбие! Если она выйдет за месье Мишеля, то ее жизнь превратиться в кошмар!

– А это уже не мои проблемы. – Саймон отвернулся и, стиснув зубы, направился к противоположной стене. Приблизившись, он ударил в нее кулаком. – Я сделал все, что…

– Нет, еще не все! Вы не подумали – вдруг это кто-нибудь из офицеров? Или, может быть, просто какой-нибудь ваш друг…

– Я сделал все, что было в моих силах! – Вудворд резко обернулся к Камилле. – Больше я ничем не могу помочь.

Хотя перечить ему в таком состоянии было все равно что дразнить разъяренного быка, Камилла все же не удержалась:

– Ну что ж, тогда я пойду к дядюшке Жаку и скажу, что случайно подслушала ваш разговор и не хочу, чтобы он с вами работал.

Саймон передернул плечами и прислонился к стене. Лицо его при этом выражало полное безразличие.

– Ну что же, вперед. Смелее осуществляйте свою угрозу. Можете что угодно рассказывать своему дяде, но вы больше не заставите меня заниматься поисками любовника вашей кузины. Хватит! Я не желаю тратить время на подобный вздор. Что бы вы ни говорили, я не изменю своего решения.

Камилла онемела: она не ожидала столь категоричного отказа. Похоже, Вудворд понял, что она просто блефует. Не может же она и вправду отправиться к дяде Жаку! Тот только посмеется над ней. Если Саймон это понял, значит, Камилла больше не может им манипулировать. Стало быть, Дезире придется выйти замуж за это чудовище Лиандера Мишеля.

Камилла вдруг представила себе, как кузина умирает при родах, потому что ее супругу безразлична ее участь. Нет, Камилла не допустит этого! Никогда! Если она не может добиться от Саймона помощи угрозами, нужно сменить тактику.

Она уже поняла, что Вудворда легко подкупить. А Камилла обладала только одной вещью, на которую, тот мог бы польститься.

– Если мои слова бессильны заставить вас мне помочь, то… – Камилла судорожно сглотнула: эта фраза давалась ей с трудом. – Возможно… я могу кое-что предложить вам за ваши услуги…

Саймон удивленно посмотрел на нее:

– Если вы о деньгах, то навряд ли у вас хватит средств меня подкупить.

– Нет, я не деньги имею в виду. – Камилла покраснела. Интересно, хватит ли у нее духу произнести всю фразу до конца? Она уже завязала тесемки на своем плаще, но тут опять развязала их – и плащ упал на пол. – Я хочу предложить вам… себя.

Как только Саймон понял, что имеет в виду Камилла, все его тело напряглось. Он отошел от стены и смерил девушку пылающим взглядом.

– Простите, я вас правильно понял?

Камилла отвела глаза и кивнула.

– Вы как-то сказали, что… что хотите меня. Ну что же, я ваша. Если… если вы поможете моей кузине.

– Поверить не могу! – Голос Саймона прозвучал резко, отрывисто. – Вы же рискуете сами оказаться в положении своей кузины во имя того, чтобы спасти ее от брака с толстосумом!

– Она будет страдать, если выйдет за него замуж. Я точно знаю. Если он поймет, что она не девственница, он будет ее бить… или еще что похуже. Он сломает ей жизнь.

Камилла скорее почувствовала, чем увидела, что Саймон приблизился к ней.

– А как же вы? Ведь ваша жизнь тоже будет испорчена, если я сейчас возьму и приму ваше предложение.

– Я справлюсь. Я сильнее, чем Дезире. К тому же я привыкла к всеобщему презрению.

С губ Саймона сорвалось проклятие. Он подошел к Камилле еще ближе:

– Привыкла? Стало быть, вы привыкли, что вас называют шлюхой? Да вы прекрасно знаете, что Фонтейн попросту вышвырнет вас на улицу, если вы запятнаете его благородное имя.

– Если я… если у меня не будет ребенка, он ни о чем не догадается.

Саймон взял Камиллу за подбородок и, приподняв ее лицо, заставил посмотреть ему в глаза:

– Знаете, а вы умеете искушать. Не будь я джентльменом, не знай я, во что превратится ваша жизнь, если ваш позор станет известен, я бы прямо сейчас отнес вас в спальню и занялся бы с вами любовью.

Он буравил Камиллу взглядом.

– И я бы не удовлетворился лишь одной ночью, уж будьте спокойны. – Саймон выпустил ее подбородок и провел пальцем вдоль шеи до низкого декольте. – Знаете что, принцесса? Полагаю, ваша жертва показалась бы вам тогда не так уж и велика, как вы сейчас себе воображаете.

У Камиллы перехватило дыхание: она была напугана и вместе с тем испытывала какое-то радостное волнение.

Саймон тихонько выругался и отвернулся.

– К сожалению, я джентльмен, какого бы мнения вы по этому поводу ни придерживались. Одно дело – вырвать у женщины поцелуй, а совсем другое – взять ее силой против ее воли.

Камилла подошла к Саймону и прикоснулась к его руке:

– Не против моей воли. Ради кузины я готова на; все.

– Знаю. – Вудворд посмотрел на руку девушки, затем перевел взгляд на ее лицо. – Но если ты когда-нибудь и станешь моей любовницей, то только потому, что сама этого захочешь, а не во имя спасения кузины.

Он отказывается от ее предложения! У Камиллы задрожала нижняя губа. Больше ей нечего обещать в обмен на его помощь.

– Если вы мне не поможете, придется искать другого офицера…

– Ни за что! – взорвался Саймон. – Я не допущу, чтобы вы предлагали кому ни попадя свое тело во имя спасения вашей кузины! – Он громко скрипнул зубами. – Ладно. Я согласен вам помочь.

– Вы… вы мне поможете?

– Да, помогу, черт возьми! Помогу потому, что мне хочется вам помочь, а не потому, что испугался вашего дядюшку. И только в том случае, если у вас появились какие-нибудь соображения, кто может быть любовником вашей кузины.

Камилла испытала чувство облегчения. Она была так рада, что не сразу обрела дар речи.

– У меня есть одна догадка…

– Какая же?

– Может, тот солдат, что соблазнил мою кузину, назвался чужим именем?

Саймон пожал плечами:

– Все может быть. Но такое поведение характеризует этого юношу не с лучшей стороны, не так ли? Может, для вашей кузины все же будет лучше выйти за месье Мишеля, чем разыскивать такого любовника?

– Не бывать этому, – прошептала Камилла, вспомнив, что рассказывала тетя об Октавии Мишель. – К тому же Дезире почему-то не понравилось имя Джордж. Может, он назвал другую фамилию, но не имея никакого злого умысла, в шутку. Если бы вы только поговорили с этими молодыми людьми и…

– Похоже, вы намерены во что бы то ни стало спровадить меня в Батон-Руж. – Саймон подошел к Камилле совсем близко. – Хорошо. Я поеду, черт бы побрал это поганое место! Обещаю: я сделаю все, что в моих силах, чтобы узнать, кто из них виновен в случившемся.

Камилла нагнулась и, подобрав плащ, вновь накинула его на плечи.

– Но только в том случае, если вы мне тоже кое-что пообещаете, – неожиданно добавил Саймон.

– Что вы хотите, чтобы я вам пообещала?

– Это будет нашей последней попыткой. Если среди этих солдат отца ребенка не окажется, вы прекратите эту погоню за радугой. Договорились?

Поджав губы, Камилла обдумывала его слова. Выбора у нее не было. В самом деле, если никто из тех четверых солдат в этом деле не замешан, то она понятия не имеет, где и кого еще искать. А время не ждет.

– Обещаю.

– Хорошо, – отчаянно проговорил Саймон. – Самое позднее через два дня я отправлюсь в Батон-Руж. Когда вернусь, то подробно сообщу вам о результатах. Я непременно оставлю вам записку под кипарисом, так что спокойно ждите моего возвращения. – Он ухмыльнулся. – Только не надо больше навещать меня по ночам, принцесса. Договорились?

Камилла кивнула. В этом она была с ним абсолютно согласна. Навещать майора Вудворда по ночам было слишком рискованно.

Глава 7

Только башмак знает, есть ли в чулке дыры.

Креольская пословица
Прошло два дня. Саймон шагал по улице поселения Батон-Руж по направлению к таверне, пользовавшейся большой популярностью среди солдат. Генерал сразу же дал ему разрешение на эту поездку. Появление Саймона в Батон-Руж никого не удивило: офицерам часто случалось заезжать по долгу службы в соседние воинские подразделения.

Однако все удивились, когда, покончив с делами, из-за которых он якобы приехал, майор Вудворд пригласил четверых солдат, недавно переведенных из Нового Орлеана, выпить с ним в таверне. Все четверо тоже были немало удивлены: раньше майор никогда не общался с ними на равных. Саймону долго пришлось уговаривать их принять его приглашение.

Это казалось ему единственным способом выполнить задачу, возложенную на него Камиллой. Не мог же он официально допрашивать этих юнцов по поводу их личной жизни! Они сразу заподозрят неладное. Нет, нужно встать с ними на одну ногу: может, тогда они утратят бдительность и сболтнут ненароком правду; А для утраты бдительности ликер – лучшее средство.

Лучше и не придумаешь, – усмехнулся Саймон, вспомнив, как два дня назад сам утратил контроль над собой. Если бы не присланный Лизаной бренди, он бы никогда не позволил себе вольностей по отношению к Камилле.

Впрочем, Саймон ни о чем не жалел. Он до сих пор ощущал на губах вкус кожи Камиллы, чувствовал, как ее дрожащие губы открываются навстречу ему. Кожа у нее была до того теплой, что любой утратил бы самообладание. Хотя Камилла и отрицала, что ей понравился его поцелуй, он-то знал: от его второго поцелуя она просто растаяла.

Саймон никогда не желал столь сильно ни одну женщину. А когда Камилла скинула с себя плащ на пол и предложила ему свое тело в обмен на помощь…

Господи! Саймон выругался и смахнул со лба выступивший пот. Если бы только можно было принять ее предложение! Может, тогда не пришлось бы больше просыпаться каждое утро в пустой, холодной постели.

На лице Камиллы было столько искренности, а в глазах столько грусти… что у любого мужчины проснулось бы инстинктивное желание защищать, оберегать. Если бы не это, может статься, Саймон пошел бы на поводу у своих плотских желаний и овладел ею. Господи, ведь он так этого тогда хотел! Да и сейчас хочет.

Но нельзя, ни в коем случае нельзя. Ведь Камилла, черт побери, племянница Лизаны. Именно по вине ее дяди Джошуа вот уже десять лет как лежит в могиле. Джошуа, который научил Саймона скакать верхом и удить рыбу, который в первый раз угостил его виски за фургоном отца. Из-за Лизаны у Джошуа никогда уже не будет жены и детей.

Но что толку об этом думать! Сколько бы Саймон ни твердил себе, что ненавидит Лизану, его все больше тянуло к его племяннице. Она совсем не походит на своего дядю. Может, благодаря тому, что детство Камиллы прошло среди пиратов, она стала смелее, чем большинство женщин, но тем не менее сохранила женскую мягкость, способность к участию. Саймон снова и снова вспоминал, как ласкова она была с ним на том балу, когда ее соотечественники обозвали его дикарем. Он не мог не восхищаться тем, как эта девица борется за счастье своей кузины, даже не задумываясь: а стоит ли за него бороться?

Саймон надеялся, что сможет помочь Камилле и распутать этот чертов узел тайн и недомолвок. Но навряд ли это ему удастся: она ведь даже не знает точно, кем был любовник ее кузины – солдатом или офицером.

В голову Саймона вновь закралась мысль о том, что здесь вполне мог быть замешан Нил. Нет! Этого не может быть. Просто Нилу случилось гостить в городе именно в то время, когда забеременела кузина мадемуазель Гирон. Нет, его брат не мог лишить Дезире девственности. Это немыслимо! Кроме того, Нил не стал бы скрывать от Саймона, что за кем-то ухаживает: скрытничать было не в его характере.

Правда, Саймон сразу по приезде предупредил брата, чтобы он держался от креолов подальше. Может, Нилу было просто стыдно рассказывать ему о своем романе.

Нет, Нил не может быть отцом ребенка Дезире. Не может – и точка.

Саймон добрался до таверны и зашел внутрь. Он поискал глазами солдат, с которыми договорился о встрече. Через долю секунды Саймон понял, что бросается в глаза как бородавка на носу уличной проститутки. Он единственный в этой забегаловке был одет в офицерскую форму. Все остальные посетители были рядовыми пехотинцами.

Просто не верится, что кузина Камиллы выбрала одного из этих парней себе в любовники! Как она могла влюбиться в человека, который настолько ниже ее и по положению в обществе, и по уровню развития? Наверняка Дезире Фонтейн, как и все креолки, получила прекрасное воспитание. По идее она должна была чураться американских рядовых. Впрочем, иногда велеречивому красавчику в красивой форме ничего не стоит соблазнить юную, неопытную девушку: она и не обратит внимания на его внутреннее содержание.

Саймон подошел к столику, за которым сидели его товарищи. При его появлении они сразу же вскочили на ноги и умолкли. Так дело не пойдет. Он сможет что-то из них вытянуть, только если они почувствуют в нем равного себе.

– Садитесь, ребята, – сказал Саймон и подсел к столику. Как только все уселись, он подозвал официанта: – Принеси-ка напитков на всех. Да не забывай подливать. Наверняка не только меня, но и моих друзей мучает жажда.

Щедрость его возымела действие. Солдаты заметно расслабились.

– Ну что? – спросил Саймон, откинувшись на спинку стула. – Как вам Батон-Руж? – Он оглядел закопченные ободранные стены комнатушки и добавил: – Держу пари, вы скучаете по Новому Орлеану.

Кит Мерриуэдер улыбнулся:

– Как тут не скучать, господин майор! В Новом Орлеане полно всяческих развлечений. Этот городок по сравнению с ним просто дыра.

Кит был миловидным юношей и отличался хорошими манерами. Саймон подумал, что он вполне мог бы быть любовником Дезире. Впрочем, как и остальные парни.

Тут, к всеобщей радости, принесли напитки.

Саймон едва пригубил из своего бокала: он хотел вывести остальных мл пьяную откровенность, но захмелеть самому не входило в его планы.

– Я слышал, что тут тоже имеется игорный дом, – заметил Саймон.

– Игорный дом! – громко фыркнул Николас Тейлор. – Так эти задворки называет владелец. Ни один игорный клуб не закрывается так рано, как этот.

Тейлор не отличался красотой, но он был высоким и стройным и легко мог привлечь внимание женщины. Так по крайней мере казалось Саймону. Чёрт возьми, да кто знает, что вообще привлекает женщин в мужчинах? Предполагается, что в представителях противоположного пола привлекает внешность. Сам он знал многих неглупых, но некрасивых мужчин, за которыми увивалось много женщин. Его и самого нельзя назвать красавцем, но в женщинах у него никогда недостатка не было. Да и Камилле, похоже, все равно, что он лицом не очень вышел. Так что пока остается лишь предполагать, кто из этой четверки завладел сердцем Дезире.

– Я азартными играми не увлекаюсь, – высокомерно заметил Дэниел Пендлтон. – А вот по балам скучаю. Здесь общественных балов, как в Новом Орлеане, не бывает, только частные, а коренные жители, конечно же, нас не приглашают.

– Мы-то знаем, почему Дэниел так тоскует по балам. Правда, парни? – Николас Тейлор подмигнул товарищам.

Дэниел, отличавшийся интеллигентностью, лишь фыркнул в ответ:

– Вы что, хотите сказать, что вам нравится, когда вас игнорируют в приличном обществе?

– Кого это игнорируют в приличном обществе? – спросил Джордж Уайз. Он уже успел допить бокал, и официант поспешно подлил ему еще вина. Джордж был после Кита самый смазливый и, похоже, больше всех любил выпить. – В городе, где столько борделей, как в этом, хорошее общество не проблема.

Солдаты предостерегающе взглянули на Джорджа. Они в отличие от товарища еще не успели захмелеть и понимали, что бордели не самая подходящая тема для обсуждения с офицером.

Но Саймона это устраивало как нельзя лучше. Он знал, что за разговором о борделях неизбежно последует разговор о женщинах.

– Здесь что, столько же борделей, сколько и в Новом Орлеане? – Когда Саймон был помладше, он иногда захаживал в подобные заведения. Но в последнее время его перестали интересовать отношения с женщинами, которые любят его только за толстый кошелек. Однако его сотрапезникам это было знать не обязательно. – Ну и как вам они? Наверное, с домом Софии их не сравнить?

Как только Саймон упомянул дом Софии, солдаты заметно расслабились. Хотя ноги Саймона никогда не было в этом доме, он был наслышан о вышеупомянутом заведении и знал, что это место, несмотря на высокие цены, пользуется всеобщей популярностью в Новом Орлеане.

– Ах, дом Софии, – вздохнул Уайз. – Да, уж лучшего общества днем с огнем не сыщешь. Не правда ли, майор?

– Точно. – Саймон понимающе улыбнулся, – Столько красавиц… И все так дружелюбно настроены.

– Нет уж, оставьте своих шлюх себе. – Пендлтон поправил галстук. – На мой вкус, лучше станцевать один танец с приличной девушкой, чем провести неделю в борделе.

Остальные переглянулись с нескрываемым презрением. Саймон решил, что Пендлтона можно смело вычеркнуть из списка подозреваемых. Похоже, остальные считают, что Пендлтон способен только танцевать с женщинами. Да и вообще, как показалось Саймону, солдаты были не в восторге, когда он пригласил Пендлтона выпить вместе со всеми.

Саймон вздохнул. Жаль, что это не Пендлтон. Сначала он больше всех подозревал именно его: ведь у него такие изящные манеры, к тому же он не пропускает ни одного танца.

– Да я и сам не прочь поразвлечься с порядочными девушками, – подмигнул Джордж Уайз. – Они особенно хороши, если опрокинуть их на спину.

Остальные солдаты явно смутились. Саймон сухо заметил:

– Похоже, ты пользуешься бешеной популярностью у прекрасного пола. Наверное, женщины на тебе так и виснут.

На это Тейлор слегка улыбнулся. Саймон почувствовал в Тейлоре союзника: из всей четверки, что служила под его началом в Новом Орлеане, он был самым способным солдатом. Хоть бы любовником Дезире оказался именно Тейлор, а не Джордж Уайз!

– Вы уж мне поверьте, – продолжал Уайз, – что порядочная женщина, что шлюха – под простынями разницы все равно никакой. Может, порядочные больше краснеют и ломаются, изображая из себя скромниц, но, когда разогреются, извиваются и стонут не хуже шлюх.

Саймон водил пальцем по кромке бокала, пытаясь скрыть отвращение.

– Похоже, у тебя в этом деле богатый опыт, – заметил он шутливым тоном, бросив на остальных скептический взгляд. – Должно быть, тебе удалось затащить в постель немало порядочных женщин.

Солдаты криво усмехнулись, а Уайз как ни в чем не бывало продолжал:

– Да, было дело. Было.

– Креолки не в счет, – заметил Мерриуэдер. – Все знают, как их легко затащить в постель.

Саймон навострил уши:

– Неужели? А мне казалось, что за ними очень строго следят мужья или отцы, если они еще не замужем.

– Для смекалистого парня это не преграда. – Уайз опустошил третий бокал и утер рот рукавом. – Если женщине нужен мужчина, то она придумает, как с ним встретиться.

Саймон весь напрягся.

– Только не говори, что ты тайком встречался с креолкой.

Уайз откинулся на спинку стула и ухмыльнулся:

– Ну, скажем так: я могу уломать любую женщину. Правда ведь, Мерриуэдер?

– Что правда, то правда, – ответил Мерриуэдер, подтолкнув Уайза в боклоктем. По-видимому, Мерриуэдер с Уайзом – закадычные друзья. – Уайз – парень языкастый. Он затащит женщину в постель быстрее, чем успеет произнести слово шлюха.

Саймон с трудом подавил в себе отвращение, вызванное бездушностью Мерриуэдера. Он отхлебнул второй глоток из бокала.

– А разве не страшно, что может застать муж? Или отец?

– Не-а, – ответил Уайз. – Если дойдет до дуэли, то я сражаюсь неплохо.

– Ясно. – Саймон посмотрел на Уайза проницательным взглядом. – А что, если чья-нибудь дочь забеременеет?

Он думал, что его вопрос сочтут просто проявлением праздного любопытства, но не предусмотрел одно: любое упоминание о беременности вызывает тревогу у молодых людей. Тейлор бросил на майора настороженный взгляд, отметив про себя, что бокал майора почти полный. Саймон был единственным, кому официант еще не подливал вина. Это не ускользнуло от зоркого глаза Тейлора.

– Если она залетит, – сказал Уайз, – то мне до этого нет никакого дела.

– Не слушайте вы Уайза и Мерриуэдера! – воскликнул Тейлор. В голосе его прозвучала сталь. – Если их послушать, то они переспали с каждой второй женщиной, живущей на территории отсюда и до Бостона. Лично я сомневаюсь, были ли у них вообще женщины, за исключением проституток.

Уайз хотел было опротестовать данное заявление, однако Тейлор быстро поставил его на место, и он умолк.

Саймон понял, что Тейлор разгадал его замысел, и пристально посмотрел на солдата:

– Ну а ты сам? Наверное, не только с проститутками имел дело?

Тейлор покраснел.

– Ну, может, пару раз. А что, сэр, это запрещено уставом?

– Конечно же, нет, – передернул плечами Саймон. – Если бы это было прописано в уставе, то в первую очередь мне нужно было бы наказать себя самого.

Теперь продолжать разговор было бессмысленно. Упоминание воинского устава отбило у солдат желание углубляться в эту тему. Похоже, они снова вспомнили, кто их собеседник по званию, и умолкли, угрюмо уставившись в свои бокалы.

Черт побери, подумал Саймон, встретившись с подозрительным взглядом Тейлора. Не нужно было так давить. Надо было подождать, чтобы они выпили еще пару бокалов. Но они так скоро завели этот разговор о женщинах, что Саймон не смог удержаться и вмешался не к месту. А теперь, наверное, уже никогда не выпадет шанса поднять эту тему.

Саймон просидел с солдатами еще несколько часов в надежде, что они захмелеют и снова перейдут на свою излюбленную тему. Однако все было тщетно. Тейлор совсем больше не пил и, как только разговор хоть каким-то образом касался женщин, тут же менял тему.

Ночь закончилась, а Саймон был по-прежнему далек от разгадки, кто является любовником Дезире. Он преуспел лишь в том, что вычеркнул из списка подозреваемых Пендлтона. Пока что самым подходящим кандидатом представлялся Уайз. Однако Мерриуэдер с Тейлором тоже не святые. Да и к тому же Тейлор был все время настороже, словно у него совесть нечиста. Так что можно с равным успехом подозревать как Уайза, так и Тейлора.

Но по крайней мере Саймон больше не волновался, что любовником Дезире мог оказаться Нил. Как ему вообще такое пришло в голову? Временное помутнение рассудка; не иначе. Побеседовав с солдатами, Саймон пришел к выводу, что любой из них мог соблазнить Дезире, назвавшись чужим именем, потому она и не отреагировала, услышав их настоящие фамилии.

Саймон покинул таверну в два часа ночи, так ничего и не выяснив. Голова у него раскалывалась, во рту был мерзкий привкус. И что теперь прикажете делать? Трое из этих молодцов подходили на роль главного подозреваемого, но пока невозможно определить, кто именно. Камилла обещала ему бросить эту затею, если окажется, что никто из солдат не был любовником Дезире. Но пока что Саймон ничего не мог утверждать.

Черт возьми! Хорошо бы солгать ей, что среди солдат нет и не было человека, соблазнившего ее кузину, и умыть руки. Однако теперь Саймон уже и сам хотел во что бы то ни стало довести дело до конца. Если любовником Дезире был Джордж Уайз, то бедной девушке без него будет гораздо лучше. Но даже в этом случае Саймон все равно хотел докопаться до истины и сообщить обо всем командирам Джорджа Уайза. Пусть они превратят в ад жизнь этого мерзавца, который так бессердечно обошелся с женщиной!

А что, если ее любовником был Тейлор? Он вроде бы вполне достойный уважения молодой человек и, безусловно, способен составить счастье женщины.

Саймон вздохнул. Единственный способ узнать, где же истина, – вовлечь в поиски саму Дезире. Некоторое время майор размышлял над этим вариантом. Наверняка это можно как-то организовать. Но без помощи Камиллы тут не обойтись. Значит, придется назначить ей еще одну тайную встречу.

Вот черт! Несколько таких свиданий – и в доме Фонтейнов появится еще одна беременная женщина. Но ничего не попишешь – придется с ней встретиться. На сей раз Саймон постарается сделать это днем. На природе, но в надежно защищенном от посторонних глаз месте. Обязательно в присутствии посторонних. Больше никаких встреч с глазу на глаз!

Саймон улыбнулся, вспомнив, как генерал намекал, что ему пора бы уже обзавестись семьей. Да, генерал сгодится на роль стороннего наблюдателя. На этот раз они с Камиллой встретятся в самой официальной обстановке, какую только можно себе представить. Это поможет им справиться с наплывом страстей. Главное, чтобы это действительно была их последняя встреча. Саймон поклялся себе, что позаботится об этом.

Каждый раз, когда Саймон видел Камиллу, он испытывал непреодолимое желание прикасаться к ней, целовать ее, ласкать, однако он сознавал, что не годится идти на поводу у своих страстей.

Глава 8

Если плюнешь против ветра, то плевок возвратится к тебе же.

Креольская пословица
В полдень Камилла возвратилась домой с прогулки. Сегодня она была в отличном расположении духа, и даже то, что за ней увязалась Шушу, не могло испортить ей настроения. Шушу сегодня ни на шаг от нее не отходила и не переставала вслух удивляться, почему это Камилла вдруг пристрастилась к прогулкам в кипарисовой роще. В течение последней недели Шушу и Дезире постоянно сопровождали Камиллу во время ее ежедневного променада. Раньше Камиллу спасало то, что Шушу с Дезире были закадычными подружками: пока они болтали друг с другом, она успевала проверить, не оставил ли ей майор под корнем записки. Но сегодня Дезире чувствовала себя неважно и не смогла пойти на прогулку, а из-за назойливой Шушу Камилле не удалось незаметно подобраться к своей шкатулочке под корнем.

Прошло уже четыре дня с тех пор, как она последний раз виделась с Саймоном. Каждый день она проверяла шкатулку, хотя понимала, что он не может ей так скоро ответить. Но сегодня ответ вполне уже мог подоспеть. А ей помешала проверить шкатулку эта паршивка Шушу! Черт бы подрал все правила приличия! Если бы девушки не были связаны по рукам и ногам правилами поведения в обществе, Камилла была бы вольна поступать как вздумается. Могла бы встретиться с Саймоном и…

Камилла сокрушенно вздохнула. И что это ей взбрело в голову? Правила приличия, конечно, иногда ужасно мешают, но они все же необходимы, потому что защищают женщин от приставаний мужчин, подобных майору. Подобных любовнику Дезире – кем бы он ни был.

Дома Камилла отпустила Шушу, сняла перчатки и поднялась в свою комнату. Без сомнения, приставания Саймона были настойчивы, но она солгала бы себе, сказав, что ей не понравилось.

Теперь Камилла понимала, как мужчина может заставить женщину позабыть о добродетели. Если даже Она, достаточно зрелая и разумная особа, растаяла в мужских объятиях, то юную, робкую Дезире соблазнить было, наверное, пара пустяков.

Камилла даже не подозревала, что мужчины умеют так искушать. Вся ее решимость улетучилась от первого же поцелуя Саймона, а все последующие лишь ухудшили дело. Он словно околдовал ее, от каждого его прикосновения она трепетала, по ее телу разливалась сладкая истома.

Камилла тряхнула головой и, миновав коридор, приблизилась к своей комнате. Воспитанной леди не подобает иметь такие мысли.

Камилла взялась за ручку двери и замерла. Ну разве можно об этом не думать? Последние несколько дней она только и делала, что вспоминала горячие поцелуи Саймона. Эти воспоминания преследовали ее днем и ночью. Да что толку мечтать впустую? Все равно он ее больше уже не поцелует. Ну и слава Богу!

Твердо решив забыть Саймона, Камилла распахнула дверь в спальню. К ее удивлению, там были и тетя Юджиния, и Дезире. По-видимому, они уже давно ее ждали.

Дезире, похоже, была слегка подавлена, зато тетя Юджиния вся так и светилась, Кажется, ей не терпелось поделиться новостями.

– Ну наконец-то ты вернулась! Ни за что не угадаешь, кто к тебе приходил, пока тебя не было!

– Кто?

Не может быть, чтобы это был Саймон, – подумала Камилла. – У него смелости не хватит.

– Миссис Уилкинсон собственной персоной! Супруга американского генерала! – Тетя пребывала в состоянии крайнего возбуждения. – И она приходила к тебе!

Тетя умолкла и посмотрела на Камиллу, желая увидеть, какое впечатление произвело на нее это известие. Камилла не знала, что и думать.

– Разве ты не удивлена? – спросила Дезире. Она ничуть не потеряла своего природного спокойствия. Сама Дезире сидела на кровати и латала чулок. – Ты что, знала?

– Нет, конечно, – пробормотала Камилла.

– И это еще не все, – перебила ее тетя. Она протянула Камилле элегантную визитку, на которой была нацарапана приписка. – Она пришла, чтобы пригласить тебя отобедать у нее дома с ней и с генералом. Только тебя одну! Сегодня вечером! Ну что, удивлена, племянница? Разве это не замечательно?

Камилла взглянула на записку. И правда; приглашение на обед. У нее ничего не укладывалось в голове. Она видела Супругу генерала на последнем общественном балу. Миссис Уилкинсон даже говорила с ней несколько минут, но Камилла не заметила, чтобы она чем-то выделила ее из числа собравшихся, А тут вдруг это приглашение… С чего бы это?

– Вообще-то круг ее близких знакомств составляют американские дамы, – заметила Дезире. Она завязала узелок и откусила нитку зубами. – Раньше она приглашала креолок лишь на формальные приемы в честь государственных праздников. Интересно, почему она вдруг сделала для тебя исключение? У тебя есть какие-нибудь догадки?

– Я знаю почему, – вмешалась тетя. Глаза у нее ярко блестели. Она подошла к гардеробу с зеркалом. – Она от тебя в восхищении, потому что ты так смело повела себя на том балу. Она мне сама почти что в этом призналась. Назвала тебя отважной девушкой. Из уст американки это комплимент. Они сами все такие бесстрашные.

Камилла уставилась на тетю Юджинию. Ее удивила тетина реакция на произошедшее.

– Да вы, никак, рады! А я-то думала, вы не одобрите этого приглашения.

Тетя открыла дверцы шкафа и начала в нем рыться.

– Не глупи. Хотя твой дядюшка и ненавидит американцев, теперь наша земля принадлежит им, и уходить отсюда они не собираются. К тому же всегда лестно получить приглашение от такой высокопоставленной особы.

– Но отпустит ли меня дядя Огаст? – спросила Камилла.

Тетя извлекла из шкафа лучшее платье племянницы из зеленого бархата и окинула его скептическим взглядом. – Сегодня вечером он играет с месье Мариньи в кости, значит, рано его можно не ждать. Потом они еще будут ужинать вместе. К тому времени, как он придет домой, ты десять раз успеешь вернуться. Он ни о чем не узнает.

Камилла с Дезире переглянулись. Они и не подозревали, что тетя Юджиния окажется на такое способна. Раньше она во всем повиновалась мужу и никогда от него ничего не скрывала.

Как бы то ни было, Камиллу обрадовала смелость тети. Ее заинтриговало полученное приглашение. Она хотела выяснить, почему жена генерала вдруг решила позвать ее на обед.

– Думаю, сойдет, – произнесла тетя, разглядывая платье. – Зеленый всегда был тебе к лицу.

Она протянула платье Камилле: та взяла его, еле сдерживая изумленную улыбку. Тетя волновалась не меньше, чем когда собирала Дезире на ее первый бал.

– Я заштопала тебе все дырочки, – вставила Дезире, показав чулки Камилле. – Ты должна выглядеть лучше всех.

Тетя Юджиния в задумчивости потерла рукой подбородок.

– Вот беда: у тебя нет к этому платью украшений. А ведь нужно, чтобы миссис Уилкинсон поняла, что ты занимаешь в обществе не последнее место.

– Ну да, почетное место пиратской дочери, – пробормотала Камилла себе под нос.

– Ш-ш. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты член семейства Фонтейнов и заслуженно носишь фамилию Гирон. Тебе есть чем гордиться. Погоди-ка, – встрепенулась тетя, – я совсем забыла, что у меня есть нечто в шкатулке с драгоценностями! Это украшение прекрасно оттенит твой цвет лица.

Камилла не успела ничего возразить. Тетя выбежала из комнаты, а Камилла с улыбкой обернулась к кузине:

– Как ее разволновало это приглашение!

Дезире поднялась с кровати и положила чулки на стоявший рядом стул.

– Ты ведь знаешь маму. Она хочет, чтобы мы вращались в высшем обществе.

В голосе Дезире послышалась такая неизбывная грусть, что у Камиллы защемило в груди. Дезире порылась в гардеробе и выудила оттуда сатиновую нижнюю юбку Камиллы. Юбка эта уже давно пылилась на самом дне гардероба, так как у Камиллы вечно не хватало времени ее зашить.

– Знаю, ты ненавидишь шить, но так жаль, что пропадает такая красивая юбочка, – пробормотала Дезире, усевшись на кровать.

– Да, ты у нас рукодельница, а я иголку держу с трудом. Мне больше нравится готовить или рыться в книгах.

Камилла улыбнулась и подошла к кровати. Дезире потянулась за шкатулкой для рукоделия, и Камилла заметила, как на запястье у нее блеснул браслет. Она раньше никогда такого не видела. Камилла схватила кузину за руку и повернула ее запястье, чтобы лучше рассмотреть браслет.

– Откуда это? Дезире вздохнула:

– Сегодня утром… к нам заходила не одна миссис Уилкинсон. Еще до нее приходил месье Мишель. Мама просто забыла сказать.

Камилла продолжала разглядывать браслет. Волнение ее все усиливалось. Наверняка эта вещица дороже всех драгоценностей Фонтейнов, вместе взятых. А Дезире смотрит так, словно это не браслет, а наручники.

– Значит, теперь он уже начал приносить подарки? – Камилла стиснула зубы. – Похоже, не за горами тот день, когда он сделает тебе предложение руки и сердца.

– По-моему, он уже переговорил с папой. И папа дал ему свое согласие.

Камилла вздрогнула. Как все быстро завертелось! Голос Дезире становился все тише.

– Не знаю, как мне быть, Кэмми. Наверное, он неплохой джентльмен, но…

– Но бросает на тебя похотливые взгляды, да? И все время говорит о своем богатстве.

Дезире вскинула голову. В глазах у нее блестели невыплаканные слезы.

– Ты же знаешь, что нам очень нужны деньги. – Всхлипнув, Дезире схватила обтрепанный краешек рукава платья Камиллы и потерла его между пальцев. – Скоро мы нашьем на этот рукав кружавчики, чтобы скрыть, как он потрепан. Мы всегда так поступаем с платьями. Знаю, папа не любит говорить о материальных затруднениях, но ведь невозможно не заметить, что не хватает денег, когда кухарка гораздо чаще готовит суп из цыпленка и бамии, чем из омаров, и когда папа вынужден переводить мальчиков в менее дорогую школу.

– Это все мелочи, – возразила Камилла. – Не стоит из-за этого жертвовать собой и связывать свою жизнь с таким человеком, как месье Мишель.

– Скоро это уже будут не мелочи. Ты прекрасно это знаешь.

– Я знаю лишь, что это не твои проблемы. Ты должна выйти за того, кто тебя любит, а не за того, кто берет тебя в жены только ради продолжения рода!

Дезире поморщилась и отвернулась.

– Если бы я была уверена, что смогу с ним связаться и рассказать о нашем ребенке до того, как мой позор откроется, я бы решилась.

– Но ты можешь с ним связаться!

Дезире бросила на сестру любопытный взгляд. Камилла уже было хотела сказать Дезире, что ее возлюбленный находится ближе, чем она думает, всего в сутках езды отсюда, но передумала.

А что, если среди этих четырех солдат ее любимого не окажется? Что, если – не приведи Господь – этот тип заявит Саймону, что снимает с себя всякую ответственность? Лучше не волновать Дезире, пока не станет все известно наверняка. Если из их с Саймоном затеи ничего не получится, Дезире никогда не простит Камилле, что та рассказала майору о ее позоре. Если он вдруг проболтается, ее имя станет предметом скандала.

– Может, – продолжила Камилла как ни в чем ни бывало, – может, мы могли бык нему съездить. – Она сказала это, просто чтобы что-то сказать, но тут ей самой вдруг показалось, что это совсем неплохая идея. – Если ты сбежишь из дома и поедешь к нему, вы успеете обвенчаться, пока еще не поздно. А потом возвратишься домой уже замужней женщиной.

– Никогда! – По выражению лица Дезире было понятно, как она потрясена. – А что, если он не согласится? Что, если он уже успел жениться на другой?

– Если он так быстро позабыл свою большую любовь к тебе и женился на другой, – сухо заметила Камилла, – значит, он вовсе не так хорош, как тебе кажется.

– Не могу же я так рисковать, – прошептала Дезире. – Может, его родные не захотят, чтобы он на мне женился. Может, я им не понравлюсь. Что, если я приеду к нему, преодолев сотни миль, а он меня отвергнет? Мама с папой не переживут такого скандала! Ну как ты не понимаешь?!

Камилла кивнула. Она все понимала. К сожалению, ей оставалось действовать в одиночку. Нужно непременно отыскать этого человека, заставить его вернуться к Дезире и попросить ее руки, пока еще не поздно. Как только она получит весточку от Саймона, она этим займется. Даже если для этого потребуется самой ехать в Батон-Руж и тащить этого мерзавца в Новый Орлеан на аркане.


Гостиную дома Уилкинсонов освещало несколько дюжин свечей. Саймон потягивал вино. Жаль, что здесь нет напитков покрепче. Еще несколько минут – и он снова увидит Камиллу.

Он застонал, поймав на себе любопытный взгляд миссис Уилкинсон. Саймон предпочел бы не впутывать ее в это дело. Он солгал миссис Уилкинсон, сказав, что безумно влюблен в мадемуазель Гирон, но нерушимой преградой на пути их чувств является месье Фонтейн, и попросил ее устроить им встречу. Он испытывал некие угрызения совести, что приходится обманывать жену генерала, но не мог предугадать всех последствий.

Саймон никак не рассчитывал, что, услышав об этой Затее, миссис Уилкинсон проявит такое рвение. Он предложил просто устроить тихий ужин в домашней обстановке, она же закатила целый званый обед на четверых. Ему оставалось только покориться. Тем более что она пообещала оставить их с Камиллой на несколько минут наедине.

Она обращалась с ним, как с кадетом на первом балу: постоянно твердила, что сегодня он особенно хорошо выглядит, подливала вино и бросала на него понимающие взгляды.

Но от этого Саймону легче не становилось. Ведь предстояло провести целый вечер в компании с Камиллой. Сколько бы Саймон ни твердил себе, что встречается с ней лишь для того, чтобы сохранить в тайне свои планы относительно Лизаны, он-то понимал, что это не так. При одной мысли о том, что снова ее увидит, у него текли слюнки, как у медведя, учуявшего улей.

В дверь постучали, и миссис Уилкинсон опрометью бросилась в фойе. Послышались радостные возгласы женских голосов, ив комнату вошла Камилла. Саймон даже подготовиться не успел.

Камилла разговаривала с миссис Уилкинсон и не сразу его заметила. Затем повернула голову, и они встретились взглядами. Мгновенно щеки Камиллы залил румянец. Саймон думал, что ее предупредят, что он тоже приглашен на обед, но, судя по ее реакции, миссис Уилкинсон решила сделать ей сюрприз.

Он улыбнулся, надеясь, что это поможет ей прийти в себя, но Камилла еще больше смутилась.

Господи, как же она хороша!

Саймон убеждал себя, что такой красавицей Камилла кажется при неровном, обманчивом отблеске свечей. Но тут же признавался, что сам себя обманывает. Он попробовал эти губы на вкус и знал, насколько они мягкие. Он сжимал эту тонкую талию в объятиях и прикасался к этим роскошным волосам.

– Прошу прощения, мадемуазель Гирон, – сказала миссис Уилкинсон. Она с нескрываемым любопытством посматривала то на Саймона, то на Камиллу. – Я пригласила майора Вудворда отобедать с нами. Надеюсь, вы не возражаете? Генерал и я уже пожилые люди и любим поговорить на скучные темы. Думаю, присутствие этого молодого человека не даст вам скучать.

Камилла обратилась к миссис Уилкинсон.

– Нет, ну что вы… Я совсем не возражаю. – Она снова обернулась к Саймону. По-видимому, она уже успела прийти в себя. – Очень рада снова с вами встретиться, майор Вудворд.

Саймон поклонился:

– Я тоже очень рад вас видеть, мадемуазель.

Довольная собой, миссис Уилкинсон сложила на груди руки и сказала:

– Простите, я должна сбегать посмотреть, почему так долго не идет генерал.

Она выпорхнула из комнаты – только юбки зашуршали. Едва миссис Уилкинсон скрылась за дверью, Саймон подошел к Камилле:

– Простите, что напугал. Просто не мог придумать другого способа поговорить с вами несколько минут с глазу на глаз. То, что я хочу сказать, крайне сложно было бы изложить в записке.

– Ничего страшного. – Камилла нервно вертела в руках веер. – Просто… просто я совсем не ожидала вас тут застать.

Саймон бросил взгляд на дверь:

– Послушайте, у нас всего пара минут. Из четырех солдат из Батон-Руж трое представляются мне вполне возможны ми кандидатами. Все трое говорили о… о связях с креолками, но, когда я попытался выпытать у них побольше, один что-то заподозрил и оборвал разговор. Теперь у меня больше не получится поговорить с ними на эту тему.

– Но почему? Разве вы не можете попросить их подробно отчитаться обо всех своих проступках за последние два месяца?

Саймон удивленно изогнул бровь дугой:

– Что же, вы предлагаете мне выстроить американских солдат в шеренгу и приказать, чтобы отец ребенка Дезире Фонтейн немедленно вышел из строя? Тогда слух о ее беременности распространится по взводу быстрее, чем пожар в лесной чащобе.

Камилла покраснела и, раскрыв веер, начала яростно им обмахиваться.

– Нет, конечно. Но ведь вы можете сделать хоть что-то! Ведь вы… – Она запнулась и надула губки. – Нет, ничего вы не можете. Вы с самого начала не хотели браться за это дело. Я сразу должна была догадаться, что вы нарушите свое обещание и откажетесь мне помогать.

– Погодите, погодите! Я… – попытался оправдаться Саймон.

– Вы, наверное, хотите сказать, что со своей стороны договор выполнили? Ну так вот – вы заблуждаетесь. Я знаю, что вы могли бы изыскать способ заставить их рассказать все как на духу, не раскрывая позора моей кузины. Если бы вы только…

Тут Камилла умолкла: в комнату вошла миссис Уилкинсон, ведя под руку генерала. При виде хозяев Саймон изобразил на лице улыбку.

– Извините, что бросила вас одних, – проговорила миссис Уилкинсон. Похоже, она заметила, как изменилась обстановка в комнате. Она перевела взгляд с Саймона на Камиллу. – Генерал замешкался, так как нигде не мог отыскать свой галстук.

– Ничего подобного, – возразил генерал. – Ты сама мне сказала, чтобы я ждал наверху, пока ты за мной не придешь.

Миссис Уилкинсон покраснела и бросила на мужа испепеляющий взгляд.

– Джеймс Уилкинсон, ты прекрасно знаешь, что я ничего подобного не говорила!

Уилкинсон улыбнулся жене: по-видимому, ему было забавно наблюдать за тем, как та пытается замаскировать столь явное сводничество. Камилла совсем растерялась. Саймон не успел рассказать ей, как и под каким предлогом ему удалось устроить эту встречу. Он надеялся, что больше Уилкинсопы не будут делать туманные намеки относительно его сватовства. Камилла и без того в ярости. Не хватает еще, чтобы она узнала, что он обманул хозяев и поставил ее в дурацкое положение.

– Прости, дорогая, – сказал Уилкинсон, похлопав жену по руке. – Я уверен, что ты права, а я, как всегда, ошибаюсь. – Он подмигнул Саймону. – Иногда я сам не знаю, что говорю.

– Что правда, то правда, – фыркнула миссис Уилкинсон и повернулась к Саймону. – Подлить вам еще вина, майор?

– Нет, благодарю. Я потерплю до обеда.

Миссис Уилкинсон обернулась к Камилле:

– А вы, мадемуазель Гирон? Принести вам вина?

– Да, благодарю вас.

В ожидании, когда будет подан обед, гости и хозяева вели обычную светскую беседу. Генерал, невзирая на все попытки своей супруги перевести разговор в другое русло, упорно обсуждал план разделения территории, предложенный конгрессом. Генерал спорил с Саймоном, доказывая мудрость такого разделения, а дамы хранили молчание.

Только когда они поднялись и пошли в столовую, нить разговора перешла к миссис Уилкинсон.

– Как я понимаю, мадемуазель Гирон, – заметила миссис Уилкинсон, погрузив ложку в тарелку с супом, – вы сирота?

– Да. – Камилла метнула на Саймона недовольный взгляд: он уже успел рассказать об этом миссис Уилкинсон.

– Вы с детства воспитывались в доме дяди и тети? – продолжала расспрашивать миссис Уилкинсон. – Или вы живете с ними с недавнего времени?

– Дай хоть девушке суп доесть, дорогая. Потом будешь приставать к ней с бестактными вопросами, – вмешался генерал.

Миссис Уилкинсон бросила на мужа сердитый взгляд:

– В моем вопросе нет ничего бестактного. Не правда ли, мадемуазель?

Камилла улыбнулась:

– Ну конечно же, нет. Я живу с дядей Огастом и тетей Юджинией уже одиннадцать лет. Мои родители погибли, когда мне было четырнадцать.

– Четырнадцать, говорите? И вы уже одиннадцать лет живете с дядей и тетей? Это срок. – Саймон видел, что миссис Уилкинсон быстро произвела в уме подсчет, сколько Камилле лет. Бросив на Саймона плутоватый взгляд, она добавила: – Удивляюсь, как это вы еще не вышли замуж, мадемуазель. Наверное, это ужасно – не иметь собственного дома и жить на попечении у родственников.

Саймон с трудом подавил рвавшийся наружу стон. Камилла гордо вскинула голову: типичный креольский жест.

– Ну что вы! Мне очень нравится помогать тете воспитывать детей. – Она бросила на Саймона высокомерный взгляд. – Я очень привязана к своим двоюродным братьям и сестрам. Ради их счастья я готова на все.

– Ну разумеется, разумеется, – поспешила заметить миссис Уилкинсон. – Прекрасно вас понимаю. Хотя я не имела удовольствия разговаривать с вашими кузенами, ваша тетушка производит впечатление очень милой женщины. Когда я заходила к вам этим утром, она была сама учтивость. Но все равно вам, наверное, хочется в будущем иметь свой дом.

– Да, возможно, в будущем. – Камилла посторонилась, чтобы слуга мог сменить у нее тарелку. – Но сначала я должна помочь своей кузине Дезире в выборе мужа. У нее столько женихов, что очень трудно сделать выбор. – Она бросила на Саймона хитрый взгляд и продолжила: – Сейчас она как никогда нуждается в моей помощи. Нет, теперь я никак не могу ее покинуть.

– Не будьте дурочкой, – сказала миссис Уилкинсон. – Присматривать за вашей кузиной – прямая обязанность ваших дяди и тети. Вам не стоит взваливать себе на плечи эту ношу. Задумайтесь лучше о своем будущем.

– Боюсь, что дядя мало чем может помочь, когда заходит вопрос о выборе мужа. Кузина всегда прибегает ко мне за помощью. А я не могу отказать ей в помощи и руководстве.

Саймону очень хотелось сказать ей что-нибудь дерзкое. Он с трудом поборол себя.

Похоже, миссис Уилкинсон не понимала, что они с Камиллой преследуют совершенно разные цели.

– Я слышала, что ваш дядя очень строг с вами и с вашими кузенами. Наверное, поэтому вы не хотите задумываться о браке? Боитесь, что дядя не одобрит ваш выбор?

– Нет, думаю, ему безразлично, за кого я выйду замуж.

Миссис Уилкинсон бросила на Саймона вопросительный взгляд. Он чуть не выругался.

– Только б не за американца, – вставил он. Только бы Камилла не проболталась! Страшно подумать, что будет, если миссис Уилкинсон поймет, что он обманом заставил ее устроить этот званый обед.

Камилла взглянула на Саймона:

– Ну да, конечно. Боюсь, мой дядя несколько старомоден. Он считает, что для воспитанной креольской девушки подойдет только богатый креол.

Миссис Уилкинсон с облегчением вздохнула: это подтверждало то, что ей сказал Саймон.

– Надеюсь, вы понимаете, что это сущий вздор. – Она улыбнулась супругу, которому, казалось, уже наскучил этот разговор. – Все мужчины одинаковы, уверяю вас. Среди всякой нации и во всяком звании встречаются как хорошие, так и плохие люди. Для женщины главное – выбрать себе надежного спутника жизни – ну, например, как мой муж или как майор Вудворд.

– Как бы мне хотелось, чтобы все думали так же, как вы, миссис Уилкинсон, – произнесла Камилла. – Но я по опыту знаю, что разница в национальности и материальном состоянии часто препятствует соединению влюбленных.

– Возможно, мадемуазель, – вставил Саймон. – Но признайте: когда женщине приходится выбирать между богатым и бедняком, она всегда сделает выбор в пользу богатого.

Миссис Уилкинсон эта реплика явно озадачила. Зато Камилла сразу поняла, на что он намекает, и бросила на него испепеляющий взгляд.

– Женщина в своем выборе руководствуется не состоянием мужчины, а его характером. Порядочная женщина всегда предпочтет честного, но бедного человека толстосуму, пользующемуся дурной репутацией.

Саймон вопросительно изогнул одну бровь:

– Всегда ли?

– Всегда, – вызывающе вскинула подбородок Камилла.

– А что, если и богач, и бедняк не отличаются хорошей репутацией?

– Хватит, хватит, – вмешалась миссис Уилкинсон. – Что это вы все заладили: дурная репутация, дурная репутация… Уверена, мадемуазель Гирон выберет себе в мужья человека с безукоризненной репутацией.

– Это точно, – ответила Камилла. – Другого дядюшка мне просто не позволит выбрать. Ни один из моих дядей не допустит, чтобы я связала жизнь с человеком, пользующимся дурной репутацией.

Саймон оцепенел. Ну зачем ей понадобилось заводить разговор о Лизане? А, понятно: эта дурочка решила пригрозить ему своим дядей-пиратом, который, как она полагает, является его сообщником. Ну-ну.

– А у вас разве есть еще один дядя? – удивилась миссис Уилкинсон.

Саймон уставился на Камиллу. Неужели она расскажет о своей родственной связи с Лизаной? Камилла взглянула на него и гордо вскинула голову:

– Да. Жак Лизана.

У генерала тут же проснулся интерес к беседе.

– Пират? – спросил он, метнув на Саймона подозрительный взгляд.

Саймон поднял бокал и осушил его залпом. Господи, хорошо бы напиться и забыться.

Камилла тряхнула волосами и посмотрела на генерала:

– Да, пират. Моим отцом был Гаспар Лизана. Гирон – девичья фамилия моей матери.

– Понятно, – процедил генерал и помрачнел.

Саймон заскрипел зубами. Вот дуралей – думает, она упомянула своего дядюшку, чтобы его позлить. Да она даже не догадывается, что генералу больше, чем ей, известно про дружбу Саймона с Лизаной! После этого Уилкинсону непременно захочется узнать, какие же все-таки отношения связывают Саймона с Камиллой. Саймону меньше всего хотелось ему все объяснять.

– Дочь пирата! – воскликнула миссис Уилкинсон. – Ах, как интересно!

Она начала засыпать Камиллу вопросами о ее детстве, на которые та, по-видимому, предпочла бы не отвечать. Саймону было ее совсем не жаль.

Задайте-ка ей жару, миссис Уилкинсон, – думал он, глядя, как Камилла с трудом подбирает слова. – А когда вы с ней закончите, за нее возьмусь я. Не думаю, чтобы ей понравилось то, что я намерен ей сказать.

Глава 9

Не стоит привязывать собаку связкой сосисок.

Креольская пословица
Юджиния штопала носки Огасту, когда тот ворвался в гостиную.

– Огаст, ты уже вернулся! – воскликнула она и взглянула на часы. Было еще только девять. Боже! Обычно муж не возвращался домой так рано, когда играл в кости с Мариньи.

– Я хочу поговорить с Камиллой. – Огаст быстро, резким движением ослабил узел на своем галстуке. Он раскраснелся от выпитого вина, но пьян не был. – Не поверишь, что я услышал от Мариньи. И я докопаюсь до правды! Докопаюсь, да поможет мне Бог!

– Что ты услышал?

Не мог же месье де Мариньи знать, что Камилла сегодня приглашена на ужин к генералу и его супруге!

Огаст скинул пиджак. На лице его застыла суровая гримаса.

– Этот американский майоришка расспрашивал о Камилле.

Юджиния успокоилась и вновь принялась за носки.

– Вот видишь! Значит, он испытывает к ней серьезные чувства. Я так и знала. На том балу он был с ней так любезен…

– Мариньи тоже так говорит, но я этому не верю, ни слову не верю! Знаешь, когда майор расспрашивал Мариньи о Камилле? – Огаст положил пиджак на стул и бросил на жену проницательный взгляд. – В тот самый день, когда ее видели с этим мужчиной. Ну, разве это не интересно?

Юджиния старалась не смотреть мужу в глаза.

– Простое совпадение. Я же тебе говорила – весь тот день она провела со мной.

– Сейчас проверим. Я хочу услышать это из ее уст. Мне хочется узнать, что же такое она рассказала майору, что он так ею заинтересовался. Иди наверх и приведи ее ко мне.

Юджиния побледнела:

– Прямо сейчас?

– Прямо сейчас. Еще не поздно. Я хочу поговорить с ней.

О Боже! Что же теперь делать? Может, соврать, что Камилле нездоровится? Нет. Если муж случайно узнает о званом ужине и о том, что жена ему солгала, то впадет в ярость. К тому же, подумала Юджиния, встретившись с супругом взглядом, ей нечего скрывать. Камилла получила приглашение на обед от вполне респектабельных людей, и в этом нет ничего такого.

– Камиллы сейчас нет дома. Друзья пригласили ее на ужин, и, так как тебя не было, я разрешила ей пойти.

Господи, хоть бы он только не стал задавать вопросов, – взмолилась она про себя. Но сегодня ей явно не везло.

– Какие еще друзья?

Юджиния судорожно сглотнула и сделала над собой усилие, чтобы не отвести взгляд в сторону.

– Генерал Уилкинсон и его супруга.

Сначала Огаст был ошеломлен, затем его лицо покрылось красными пятнами.

– И ты ее отпустила?! Ты позволила ей одной пойти на ужин к этим америкашкам?!

– Да. А почему бы и нет? Полагаю, ей выпала большая честь.

– Большая честь?! – завопил Огаст. Он схватил со стула пиджак и принялся лихорадочно его натягивать. – Разве ты не знаешь, что генерал с майором Вудвордом закадычные приятели? На что угодно готов спорить, что майорт там! Он преследует Камиллу, как волк кролика!

Юджиния глубоко вдохнула. Она как-то не подумала, что майор тоже может быть в числе приглашенных. Даже если бы она и догадалась об этом, это ничего не изменило бы. Где еще встречаться молодым людям, если не под бдительным присмотром пожилой четы? Хотя, если бы был приглашен майор, жена генерала наверняка сообщила бы об этом.

– Уверена, что ты заблуждаешься, Огаст. Миссис Уилкинсон вполне приличная женщина. Она не допустит…

– Она американка, – огрызнулся Огаст и направился к двери. – Ты не знаешь этих американок. Для них не существует никаких правил приличия.

Юджиния вскочила со стула и бросилась за мужем вдогонку:

– Куда ты?

– К Уилкинсонам, конечно. Им это так не пройдет.

– Огаст, ты не посмеешь ворваться к ним в дом и устроить скандал! Мы же станем посмешищем всего Нового Орлеана!

– Возможно. Но лучше уж сейчас стать посмешищем, чем через девять месяцев качать в люльке незаконнорожденного ребенка моей племянницы.

– Огаст! Неужели ты полагаешь, что Уилкинсоны допустят…

Огаст крикнул слуге, чтобы тот седлал лошадь. Оставался единственный способ хоть как-то смягчить последствия бурного гнева мужа. Юджиния бросилась к шкафу и достала оттуда свой жакет.

– Тогда и я с тобой.

– Тебе незачем со мной ехать.

– Нет, есть зачем. Эта я отпустила к ним Камиллу, и, если что-нибудь случится, я просто обязана там быть.

– Но, Юджиния…

– Не отговаривай меня, Огаст. Если ты не позволишь мне поехать вместе с тобой, я возьму карету и отправлюсь вслед.

Похоже, Огаста поразила храбрость жены. Он решил не тратить время на спор с ней.

– Ладно, – проворчал он и крикнул слуге, что передумал: не надо коня, пусть запрягает карету. – Но разговаривать с ними буду я сам. Смотри не вмешивайся.

– Да, дорогой.

Но Юджиния непременно вмешается, если ее муж будет вести себя как последний болван. А о последствиях она подумает позже.


Камилла старалась не смотреть Саймону в глаза. Не нужно было его дразнить. То, что она упомянула имя дяди Жака, привело его в ярость. Она всего-навсего хотела прозрачно намекнуть Саймону, что не оставит его в покое, пока он не выполнит данного ей обещания. Камилла вспомнила, как смотрела Дезире на подарок ненавистного месье Мишеля, и еще больше укрепилась в своем решении.

Однако ей все-таки не стоило рисковать расположением Саймона и при генерале заводить разговор о дяде Жаке. Она не подумала, что генерала это так заинтересует. Почему он постоянно кидает на Саймона взгляды украдкой, будто хочет ему что-то сказать? Неужели генералу известно о сговоре Саймона? Неужели из-за нее у Саймона будут серьезные неприятности?

Камиллу начало подташнивать. Хотя она и не одобряла поступка Саймона, ей все же не хотелось, чтобы он попал в беду.

Когда десерт был съеден, генерал откинулся на спинку стула и улыбнулся своей жене:

– Поздравляю тебя, любимая: обед, как всегда, превосходен. И кухарке тоже передай мои комплименты.

Миссис Уилкинсон улыбнулась в ответ:

– Спасибо, Джеймс.

Генерал поднялся со стула и произнес, повелительно взглянув на Саймона:

– Не хотите ли выпить со мной портвейна и выкурить сигару, майор Вудворд? Оставим дам одних: пускай посплетничают вволю.

– Нет-нет! – воскликнула миссис Уилкинсон. – Такая чудесная ночь! Уже взошла луна. Я уверена, что после столь сытного обеда наши гости предпочтут прогулку по саду. Воздух там удивительно свежий.

Генерал Уилкинсон нахмурился:

– Может быть, но лично я предпочту портвейн. Уверен, что майор Вудворд…

– …Предпочтет прогулку по саду, – закончила за него миссис Уилкинсон, поднявшись из-за стола. – Пей себе спокойно свой портвейн, а я пойду посмотрю, как там справляются слуги. – Она взглянула на Саймона. – Полагаю, майор не откажется подышать свежим воздухом. Не правда ли, майор?

Саймон поднялся из-за стола:

– Да, мэм, я не прочь подышать свежим воздухом в приятной компании мадемуазель Гирон.

Только Камилла расслышала в его голосе сарказм. Она поспешно поднялась из-за стола:

– Не стоит отказывать из-за меня себе в удовольствии. Если вы предпочитаете выпить портвейн с генералом…

– Ну что вы! – Саймон обогнул стол и очутился рядом с Камиллой. – Пойдемте прогуляемся, мадемуазель.

Раньше она обрадовалась бы возможности остаться с ним наедине и высказать все, что о нем думает. Но теперь, когда она его разозлила, ее меньше привлекала такая возможность. Впрочем, у Камиллы не оставалось выбора. Миссис Уилкинсон не сводила с нее выжидательного взгляда, а Саймон всем видом давал понять, что все равно найдет предлог переговорить с ней с глазу на глаз.

– Это будет просто чудесно, – пробормотала Камилла и взяла Саймона под руку.

Уилкинсоны проводили их до дверей и остались там смотреть, как молодые люди направляются по коридору к черному ходу, ведущему в сад.

Когда Камилла осмелилась бросить взгляд на лицо Саймона и увидела его выражение, ее нежелание оставаться с ним наедине лишь усилилось.

Они спустились по ступенькам в сад и зашагали по дорожке сада.

– Для женщины, репутация которой пострадала из-за родственных связей с пиратами, вы как-то слишком охотно распространяетесь о своих родственниках, – проговорил Саймон. Голос его был тих, но полон желчи.

– А мне нечего скрывать. Не моя вина, что вы, позабыв о чести, вступили в преступный сговор с моим дядей.

– Какая же вы двуличная! Ваши дядя и отец в течение многих лет грабили корабли, а вы имеете наглость упрекать меня в преступном сговоре?

Камилла вздрогнула:

– Я никогда не одобряла то, чем занимались мои отец и дядя. А сама я ни в чем не виновата и имею право, как и все остальные люди, говорить о своих родственниках.

– Вы сделали это для того, чтобы меня позлить. – Вудворд схватил Камиллу за руку и заставил остановиться. – Вы решили, что я никого и не думал расспрашивать в Батон-Руж.

Камилла попыталась что-то сказать, но Саймон не дал ей произнести ни слова.

– Теперь моя очередь говорить, Камилла. Вы вбили себе в голову дурацкую мысль, будто я хочу изменить своему обещанию. На самом деле я пытался вам сказать – и сказал бы, если бы вы меня не перебили, – что я придумал, как узнать, кто любовник вашей кузины.

Камилла пристально посмотрела на него:

– Что вы имеете в виду? Мне показалось, вы сказали, что вам больше не удастся вывести солдат на откровенность.

Саймон отпустил ее руку.

– Да, не удастся. В любом случае это не лучший способ докопаться до истины. Я придумал более умную стратегию, которая, может, сработает. Если вы, конечно, измените своим принципам и хоть раз мне поверите.

– Какую еще умную стратегию?

Несколько минут Саймон молчал: очевидно, хотел помучить Камиллу в наказание за ее дерзость. Потом вздохнул:

– Единственный способ узнать, кто из них любовник Дезире, – это заставить ее открыть его имя.

– Но я же уже пробовала! Я…

– Дайте закончить, – перебил Камиллу Вудворд. – Если устроить ей встречу с этими молодыми людьми, думаете, она совладает с собой, увидев своего возлюбленного?

Камилла просияла. Как это ей самой, не пришло в голову?

– Но как это устроить?

– Прием вроде этого! Миссис Уилкинсон будет рада помочь. Она ничего не заподозрит и будет думать, что помогает мне.

– Помогает вам?

Саймон поспешно отвел глаза:

– Она согласилась устроить этот званый прием, потому что я наплел ей, будто ухаживаю за вами втайне от вашего дяди. Понимаете, миссис Уилкинсон мечтает поскорее меня сосватать.

Камилла фыркнула. Как будто он способен за ней ухаживать! Если только в шутку. Полапать ее он всегда не прочь, но чтобы ухаживать – никогда! Как, должно быть, ему трудно притворяться в том, что он питает к ней высокие и чистые чувства.

– Уверен, что сумею уговорить ее устроить бал или званый ужин и пригласить ваших родных, а также моих старых приятелей из Батон-Руж, – продолжил Саймон. – Она будет рада-радешенька помочь мне в моем сватовстве. Вы придете с кузиной. Понаблюдайте за ее реакцией, когда она увидит этих юнцов.

Было понятно, что за один вечер все это придумать нельзя. Значит, Саймон давно над этим думал. Камилле стало стыдно. Он так старался ради ее кузины, а она чуть не выдала его.

– Очевидно, мне нужно перед вами извиниться.

– За что? За то, что постарались, чтобы у меня были неприятности с генералом?

Камилла поморщилась и пробормотала:

– Простите меня. Вы правы. Я действительно сделала слишком поспешные выводы. Я… я не знала, что и думать. И вообще вы обещали помочь под моим давлением.

– Вот и нет. Я же сказал вам той ночью, что помогу просто потому, что хочу помочь. А уж если я за что-то взялся, то никогда не отступлю перед неудачей. Что бы вы обо мне ни думали, я всегда держу слово.

Тонкий месяц лил свой волшебный свет на камелии. В этой ночи было что-то волшебное. И опасное. Саймон, похоже, тоже это почувствовал. Он шагнул к Камилле.

– Я уже извинилась, – пробормотала она, слегка отступив назад.

– Этих извинений недостаточно, принцесса.

Его теплая сильная рука легла на ее талию. Саймон так резко притянул Камиллу к себе, что ей пришлось схватиться за его плечи, чтобы не упасть.

– Пожалуйста, Саймон, не надо. – Она посмотрела на освещенные окна дома. – Миссис Уилкинсон увидит.

– Миссис Уилкинсон не настолько низко пала, чтобы подсматривать за влюбленными.

Если бы он не произнес слово влюбленные с такой иронией, можно было бы подумать, что это все серьезно. Но нет. Он просто хотел взять то, что ему не принадлежит.

Камилла предприняла последнюю попытку спасти себя.

– Отпусти меня, Саймон, – твердым голосом произнесла она.

– Ни за что. Я заслуживаю вознаграждения за все то, что перенес по вашей милости за последние полторы недели. – У Камиллы от волнения задрожали колени. – Я уже смирился с вашими оскорблениями… – Саймон прикоснулся губами к ее лбу. – С вашими требованиями… И с тем, что вы всегда имеете собственное мнение о тех вещах, в которых ничего не смыслите. – В голосе его послышалась издевка. – Вы точно такая же, как и я.

Губы его были совсем близко к ее губам.

– Вы действительно считаете меня американским дикарем? Думаете, что я начисто лишен морали и совести. Считаете, что я не достоин быть с вами в одной комнате – с вами, дочерью пирата! – Саймон еще крепче сжал запястье Камиллы. – Ну что ж, принцесса, если вы так обо мне думаете, то остается только подтвердить ваше мнение. – И он впился губами в ее рот.

В его поцелуе не было ни мягкости, ни нежности. Он целовал Камиллу с такой ожесточенностью, с какой ее отец и дядя когда-то грабили побережья.

Вместо того чтобы испугаться его грубого поцелуя, она упала к нему в объятия. Кровь закипела в ее жилах, по венам ее разлилось томление, горячее и сладкое, как креольский кофе. Та дикая часть души, которую она унаследовала от отца, словно бы освободилась от оков.

Он провел языком по ее сомкнутым губам, и она открылась ему навстречу. Язык его вошел в ее рот. Камилла обняла Саймона за шею руками и притянула к себе. Он застонал и, отпустив ее талию, прижал спиной к широкому дубу и принялся нежно поглаживать ее по изгибу бедер. Потом просунул руку между их телами и схватил Камиллу за грудь. Она едва не задохнулась от ужаса и, схватив его за запястье, попыталась отвести его руку:

– Саймон, перестань!

– Обещаю, что перестану. Но только если тебе не понравится.

Не отводя взгляда от ее лица, Саймон начал мять ее грудь осторожными и волнующими движениями.

Камилла снова едва не задохнулась, на этот раз от удовольствия. Он просунул руку под платье и, оттянув вырез, освободил грудь. Потом начал так умело ласкать сосок, что Камилла не сдержала тихого стона наслаждения.

– Нравится, принцесса? – промурлыкал Саймон. – Все еще хочешь, чтобы я перестал?

Нравится? Камилла испытывала неземное блаженство. Она не могла приказать ему остановиться, если бы даже от этого зависела ее жизнь. Ей было очень стыдно, что он заставляет ее испытывать такие чувства, – стыдно и одновременно блаженно.

– Знаешь, ты такая же дикарка, как и я, – прошептал Саймон. – Ту дикость; которая в тебе есть, не смогут вытравить никакие уроки приличного поведения.

Саймон наклонился и прикоснулся к ее груди жаркими жадными губами. Тело Камиллы стало мягким, податливым как воск. Она почувствовала, что вот-вот растает и превратится в лужу прямо здесь, под деревом. Сама не заметив как, Камилла прижала голову Саймона к своей груди. Она не хотела терять ни капли драгоценных ощущений, разливавшихся по всему ее телу. Она не чувствовала, как грубая кора дерева расцарапала ей спину, не замечала мягкого лунного света, заливавшего сад. Она чувствовала только его губы, которые сосали ее грудь, дразнили ее, мучили, пока ей уже не начало казаться, что больше она не вынесет.

Когда Камилла готова уже была упасть в обморок, Саймон отстранился от нее и поднял голову:

– Господи, принцесса, как же ты сладка на вкус! Я должен остановиться. Прикажи мне остановиться.

Камилла смотрела на него широко распахнутыми глазами.

– Остановись, – прошептала она, а сама обняла Саймона и снова притянула к себе.

Застонав, он привлек ее к себе и стал страстно целовать. Затем отпустил ее грудь, скользнул рукой вниз по платью, схватил за колено, притянул к себе и крепко пристроился у нее между ног.

Через платье Камилла почувствовала, как к ней прижалось что-то твердое, и поняла, что она играет с огнем. Но она не могла оттолкнуть Саймона. Кровь, стучавшая у нее в висках, заглушала голос совести, страстные поцелуи лишали ее остатков воли.

Камилла была охвачена страстью и воспринимала все окружающее как в тумане. Она даже не услышала, как распахнулась дверь черного хода дома Уилкинсона, не увидела, как на пороге появились темные очертания хорошо знакомых фигур.

Только когда раздался грохот захлопнувшейся двери и пронзительные вопли дяди Огаста, они отскочили друг от друга и принялись поправлять на себе одежду. Саймон разразился вслух проклятиями, а Камилла поняла, что только что совершила самую большую в своей жизни ошибку.

Глава 10

Лучше заранее подумать о последствиях, чем после просить прощения.

Креольская пословица
Саймон инстинктивно встал впереди Камиллы и заслонил ее от глаз дяди, чтобы дать ей время привести себя в порядок. Но было уже слишком поздно что-то пытаться скрыть. Они все видели. У Саймона душа ушла в пятки: он понял, что во всем виноват только он один.

– Развратник! Дикарь! Да как ты смеешь! – шипел Фонтейн. Он придушил бы Саймона, если бы его не удерживал Уилкинсон. – Тебя нельзя пускать в приличное общество, скотина!

– Дядя Огаст! – Камилла вышла из-за спины Саймона. При свете луны ее лицо казалось особенно бледным. – Не говорите так! Ведь ничего не произошло!

– Ах, ничего не произошло! – Дядя в ярости выкатил глаза. – Ничего не произошло, говоришь?!

– Он ничего мне не сделал! Клянусь!

– Тише, Камилла, – предупредил ее Саймон, видя, что ее попытки оправдаться лишь подливают масла в огонь. – Думаю, что под словом ничего вы с вашим дядюшкой понимаете разные вещи.

– Ты задрала юбки и спустила лиф и после этого имеешь наглость говорить, что ничего не произошло?! – вопил дядя.

– Пожалуйста, Огаст, успокойся, – бормотала мадам Фонтейн.

– Как ты не понимаешь, что он погубил ее? – Фонтейн изо всех сил пытался вырваться, но генерал держал его железной хваткой. – Отпустите меня, сэр! Обещаю, что не стану убивать сегодня этого ублюдка! Это дело подождет до рассвета!

– Нет, Огаст! – Мадам Фонтейн вцепилась в руку мужа. – Ты не можешь вызвать его на дуэль! Он же военный! Он тебя убьет!

Саймон застонал, увидев, как подтянулся Фонтейн. Лицо его было перекошено от гнева. Ничто так не задевает мужчину, как намек на его неспособность защитить себя.

– Да будет вам известно, мадам, – огрызнулся Фонтейн, – что я достаточно хорошо владею мечом и сумею справиться с этим… С этим мерзавцем!

– Не нужно устраивать кровопролития, – сказал генерал и окинул Саймона суровым взглядом. – Уверен, майор Вудворд с радостью сделает все, что от него требуется, чтобы сгладить ситуацию. Не правда ли, майор?

– Да, сэр. – Саймон понял, к чему тот клонит. Это и следовало ожидать. С тех самых пор, как он стал встречаться с Камиллой, он руководствовался не головой, а животными инстинктами. Он мог бы выйти победителем из дуэли с Фонтейном, не убив его, а только ранив, но скандала это не разрешит. Репутация Камиллы будет погублена безвозвратно. Она этого не заслуживает! Это он привел ее в сад и заставил играть с огнем у всех на виду. Значит, ему и отвечать придется.

К тому же на карту поставлено не только их с Камиллой будущее. Если Саймон не выйдет с честью из этой ситуации, Лизана откажется иметь с ним дело, а этого он допустить никак не мог. Да еще эта сложная ситуация с креолами и американцами… Все усилия, положенные генералом на объединение наций, пойдут прахом: ведь если история с Камиллой станет известна, в креольской среде это воспримут как оскорбление.

Решение в данном случае было только одно. Саймон и генерал это понимали. И произнести заветные слова должен был именно Саймон. Он смерил Фонтейна взглядом:

– Месье Фонтейн, я готов жениться на Камилле. Надеюсь, это удовлетворит ваши представления о чести.

– Нет, – прошептала Камилла. – Ты не должен…

– Удовлетворит мои представления о чести! – воскликнул Фонтейн. – Нет, не удовлетворит, сэр! Вы оскорбляете мое семейство, совращаете мою племянницу и думаете, что за это я пожалую вам ее руку и сердце? Ее мать была представительницей одной из самых родовитых семей в Новом Орлеане! Чтобы ее дочь связала судьбу с мужчиной, чей отец когда-то ставил силки…

– Осторожнее месье, не стоит так расхваливать родословную вашей племянницы, – предостерег генерал. – Может, мать ее действительно была благородных кровей, но вот отец ее был пиратом. Не стоит об этом забывать.

– Я… я и не забываю, но… – Фонтейн запнулся: очевидно, не ожидал, что ему представят такой аргумент.

– Дорогой, если майор хочет на ней жениться, я не вижу причин для беспокойства, – вставила мадам Фонтейн.

Камилла перевела взгляд с Саймона на дядю, потом на тетю. Лицо ее выражало тревогу.

– Но я не желаю выходить замуж за майора!

– Камилла… – предупреждающе прошипел Саймон.

– Не желаешь? – взревел дядя. – Как это понимать? Задрать перед ним юбки ты желала, а замуж за него не желаешь? Ты что, хотела побыть для него бесплатной шлюхой?

Саймона охватила какая-то необъяснимая ярость.

– Не смейте называть ее шлюхой! – рявкнул он и шагнул вперед. – А не то мы все-таки встретимся с вами на рассвете.

Камилла схватила его за руку:

– Не надо, Саймон, я сама все улажу.

– Нечего тут улаживать. Мы поженимся, и дело с концом.

– Я предпочел бы с тобой сразиться, – огрызнулся Фонтейн. – Хорошо бы убить тебя, а ее отправить в монастырь. Тогда она больше не сможет позорить семью своими суч… своими скандальными выходками!

– Не пойду я ни в какой монастырь! – Камилла почти кричала. – Я сама сумею о себе позаботиться. Уйду жить к дяде Жаку и стану швеей, или гувернанткой, или…

– Только через мой труп! – прорычал дядя Огаст. – Если ты опозоришь семью, уйдешь жить к этому мерзавцу да еще и начнешь работать, тебе не видать больше своих кузенов и тетю! Ты слышишь? Ты для всех нас умрешь!

Камилла отступила на шаг назад. Она испытывала ужас перед неистовствами дяди.

Но Фонтейн, похоже, был намерен выплеснуть все, что накипело у него на душе:

– Я долго терпел намеки на твое скандальное прошлое. Видел, как ты всячески мешаешь мне устроить для Дезире подходящую партию. Своими дерзкими речами и неподобающим женщине поведением ты сумела настроить против меня мою жену! Хватит! У тебя один выбор: или замужество, или монастырь. Решай сама!

Саймон простонал, увидев, как ошеломлена и обижена Камилла. Какой же все-таки скотина ее дядя! Похоже, что с Саймоном ей будет лучше, чем в семействе этих ненормальных Фонтейнов.

– Могу я поговорить с Камиллой наедине? – спросил он, стиснув зубы.

– Ты уже достаточно наговорился с ней наедине, подонок! – огрызнулся Фонтейн.

– Огаст, – прошептала мадам Фонтейн, положив руку на плечо мужа. – Дай им поговорить минутку. Ничего не случится: мы ведь все тут.

Фонтейн насупился, но жену послушал.

– Так уж и быть. Минутку, не больше. Далеко не отходите.

Саймон кивнул и отвел Камиллу чуть подальше, где они могли говорить вдали от посторонних ушей.

– Послушай, принцесса: выйти за меня замуж – лучший выход. Ты сама это понимаешь.

Камилла подняла на Саймона умоляющий взгляд:

– Ну как ты можешь такое говорить? Ведь ты не хочешь на мне жениться, да и сама я не хочу выходить за тебя замуж. Так зачем же нам навеки связывать судьбы? Из-за того, что дядя Огаст меня ненавидит?

Саймона задело то, что Камилла не хочет выходить за него замуж. Впрочем, это ничего не изменит. Слишком многое было поставлено на карту.

– Если мы не поженимся, тебе худо придется. Ты будешь вынуждена работать, а ведь никогда не работала. Даже не знаешь, что это такое.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что забота о детях и уборка в доме не работа. Уверяю тебя, за свою жизнь я достаточно наработалась и не вижу причин, почему бы мне не работать точно так же за деньги.

– Прости, не хотел тебя оскорбить. – Саймон пристально посмотрел на Камиллу. – Не сомневаюсь, ты в состоянии справиться с любой работой. Но ты же слышала, что сказал твой дядя: если ты будешь работать, он не позволит тебе видеться с родными. – Он понизил голос и предъявил решающий козырь: – К тому же тогда ты не сможешь помешать браку Дезире с месье Мишелем.

– Так нечестно. – При лунном свете было видно, что в глазах у Камиллы блестят слезы. – Моя кузина втайне бесстыдно отдается мужчине, а я просто поцеловалась, и что же? Меня застают и наказывают, будто я совершила такое же преступление, как и моя кузина.

При этих ее словах Саймона всего передернуло.

– Неужели брак со мной такое уж страшное наказание? Я тебе, наверное, очень неприятен?

– Нет, что ты… Я совсем другое имела в виду. Просто… – Камилла потупила взгляд и принялась нервно теребить в руках веер. – Просто я всегда думала, что выйду замуж за того, кто действительно этого захочет, а не за того, кто будет вынужден на мне жениться.

Он испытал облегчение. По крайней мере она не питает к нему ненависти.

– Но я хочу тебя, Камилла! Ты же сама в этом убедилась.

– Ах нет, я не то имела в виду, когда… В общем… как бы это сказать… Я знаю, что на самом-то деле ты меня не любишь. Ты много раз давал мне понять, что от меня только одни неприятности. Будь у тебя выбор, ты бы никогда на мне не женился. Ведь правда?

Саймон ответил не сразу. Он сознавал, что от его слов может зависеть их дальнейшая судьба.

– Не хочу тебе лгать, Камилла: я действительно пришел сегодня сюда не за тем, чтобы найти себе жену. Конечно, брак с тобой создаст множество проблем, которые… – Саймон запнулся. Как бы он хотел рассказать ей всю правду про Лизану! Но об этом не может быть и речи. – Ну, да это не важно. Важно другое: всякому мужчине рано или поздно надо обзавестись семьей. И, честно сказать, если уж мне пришло время жениться, из всех женщин, которых я когда-либо знал, я бы выбрал именно тебя.

Камилла прикусила губу и отвернулась. Саймон подошел к ней и положил ей руку на плечо:

– Знаю, ты, наверное, мечтала о более страстном признании в любви, но разве этого мало? Согласись: нас необъяснимо влечет друг к другу. Хотя мы иногда и ссоримся, однако в целом мы неплохо ладим друг с другом. Никто из нас не пользуется большим успехом в обществе, потому что мы оба привыкли делать то, что хотим, и говорить то, что думаем. Кроме того, в браке есть и другие удовольствия. Знаю, что тебя это смутит, но мы испытываем друг к другу некое влечение. А это хоть чего-нибудь да стоит.

– Да, но… – Камилла подняла на Саймона глаза. – Не знаю, смогу ли я сделать тебя счастливым. Я никогда не сумею стать робкой, покорной женой, о какой мечтают все мужчины, такой женой, которая никогда не высказывает своего мнения и ни на что не жалуется.

– Не все мужчины мечтают о таких женах, поверь мне. Только креолы помешаны на женской кротости. Лично я уже через два дня жизни с таким созданием соскучился бы до смерти. – Саймон улыбнулся. – Зато с тобой точно не соскучишься.

Несколько секунд Камилла молчала, затем вздохнула:

– Так мне и надо. Не нужно было тебя шантажировать. Теперь вот меня шантажируют, и мне это вовсе не нравится.

Саймон хотел было возразить, но Камилла остановила его:

– Не волнуйся, я выйду за тебя замуж. У меня ведь не остается другого выбора.

Это было правдой, но в первый раз за этот вечер Саймону захотелось, чтобы все было по-другому. Сам он не мечтал на ней жениться, но почему-то хотел, чтобы она желала выйти за него замуж. Конечно, это было несправедливо, но его гордость задевало то, что Камилла принимает свое предстоящее замужество как венец мученицы. Да может, если бы не он, она бы никогда и замуж-то не вышла, а все равно артачится! Может, когда они поженятся, она поймет, что брак с ним не так уж ужасен, как ей теперь представляется. Саймон об этом позаботится.

– Пошли скажем им о нашем решении, – предложил Саймон.

Камилла подняла на него глаза и робко улыбнулась. Они направились обратно, готовые предстать перед дядей и тетей Камиллы.

Дядя Огаст расхаживал взад-вперед по тропинке, сцепив за спиной руки. Когда Камилла и Саймон приблизились, он обернулся к ним:

– Ну? Так что ты выбираешь, Камилла? Монастырь? Или майора Вудворда?

Камилла вцепилась в руку Саймона:

– Я выйду замуж за майора.

Тетя Юджиния вся обмякла от облегчения, но тут Камилла добавила:

– Но только при одном условии.

Дядя зло стиснул кулаки:

– При одном условии? Ты не имеешь права ставить мне условия, девчонка!

– При каком условии? – спросил генерал. Было видно, что он хочет как можно скорее покончить с этим делом.

Рука Камиллы дрожала, но она храбро смотрела в лицо обоим мужчинам.

Молодец все-таки моя Камилла, – подумал Саймон. – Кем-кем, а трусихой ее точно не назовешь.

– Я знаю, что вы недолюбливаете американцев, дядя Огаст. Знаю и то, что вы не питаете особой симпатии к майору Вудворду. Но папа оставил мне маленькое приданое, и оно по праву должно перейти майору. Еще я хочу, чтобы его приняли в нашу семью. И пожалуйста, не разлучайте меня из-за этого глупого брака с моими кузенами!

У Саймона гора с плеч свалилась. Не нужно ему ее приданое, так он потом и скажет этому Фонтейну. Но его глубоко тронула просьба Камиллы, чтобы с ее будущим супругом обращались как с равным. Его ничуть не удивило, что во всей этой передряге она по-прежнему не забывала о кузине. Фонтейн ни словом не намекнул ей, сможет ли она видеться с домашними, даже если согласится выйти замуж. Поэтому-то она и сочла необходимым вырвать у него обещание не разлучать их с кузиной прежде, чем дать окончательное согласие на брак.

– Это уже не одно условие, а несколько… – начал было Фонтейн, но жена что-то прошептала ему на ухо, и он покорился. – Ну, так и быть. Получит майор твое приданое. И его будут принимать в нашем доме после того, как вы обвенчаетесь. Ну и перед тобой тоже двери не закроем, конечно.

Камилла была довольна. – Спасибо, дядюшка, – пробормотала она. Фонтейн обернулся к Саймону. Лицо его было мрачнее тучи.

– Соизвольте зайти ко мне завтра утром, майор. Мы обговорим условия брачного контракта. В следующий раз мы увидимся во вторник в церкви, когда вы поведете под венец мою племянницу.

– Но вы даете нам только четыре дня на подготовку! – воскликнула Камилла. – Этого же мало!

– Ты прекрасно знаешь, что венчают только по понедельникам и по вторникам, а я не хочу затягивать эту церемонию, – объяснил Фонтейн. – Почем мне знать: может, ты и раньше с ним тайком встречалась? О каком долгом ухаживании может идти речь? Возможно, он уже успел тебя скомпрометировать.

– Но я… – начала Камилла.

– Четырех дней нам вполне хватит, – перебил ее Саймон. Не хватало еще, чтобы Фонтейн опять начал оскорблять Камиллу.

– Ну, значит, договорились, – кивнул генерал. Фонтейна распирало от гордости.

– Да, договорились. Хотя я и не в восторге от того, как все закончилось. – Он обернулся к жене и подал ей руку, затем бросил на Камиллу повелительный взгляд: – Пошли домой, племянница.

Камилла в нерешительности посмотрела на Саймона, словно ища у него поддержки. Он улыбнулся и ободряюще похлопал ее по руке:

– Иди. Все будет хорошо. Вот увидишь.

Похоже, этих слов было для нее достаточно: Камилла отпустила его руку и удалилась вместе с дядей и тетей.

Когда они скрылись за дверью, Саймон облегченно вздохнул. В доме их уже поджидала миссис Уилкинсон, готовая проводить гостей к парадному выходу.

Генерал остался в саду. Саймон знал, что предстоит серьезный разговор. Он стоически приготовился выдержать лекцию о своем неподобающем поведении. Это же надо – соблазнить женщину на самом пороге генеральского дома! Этот проступок ему так просто не пройдет.

Генерал жестом пригласил майора зайти в дом через черный ход. Саймон кивнул и скрепя сердце последовал за генералом. В доме было очень тихо, словно даже слуги уже успели прослышать о недавнем происшествии. Генерал направился к своему кабинету. Очутившись внутри, он плотно прикрыл дверь и налил себе в стакан портвейну.

Он и Саймону предложил выпить, но тот отказался. Сколько ни пей – беседа от этого приятнее не станет.

Генерал сделал большой глоток, а затем бросил на Саймона суровый взгляд.

– Должен сказать тебе, Саймон, что я тобой недоволен. Мне мадемуазель Гирон понравилась. Я считаю, что она прекрасная женщина и недостойна того, чтобы с ней поступали столь варварским способом.

Саймон постарался придать голосу ровность и спокойствие, насколько это было возможно.

– Знаю, я повел себя с ней слишком фривольно… и сам теперь это прекрасно понимаю. Когда Камилла рядом, я… мне не всегда удается сохранять здравость ума и вести себя подобающим образом.

– Ах, да я не об этой истории в саду говорю. Миссис Уилкинсон практически выставила вас из дома и оставила наедине, что имело вполне закономерные последствия. Меня тревожит то, что ты используешь такую милую девушку, как мадемуазель Гирон, в личных, корыстных целях. Ведь она нужна тебе, чтобы поймать Лизану?

Саймон бросил на генерала проницательный взгляд. Он совсем забыл, что до этого вечера тот ничего не знал о родственной связи между Камиллой и Лизаной.

– Уверяю вас, я не использую ее в своих корыстных целях. По крайней мере, нарочно. А я-то думал, вы обрадуетесь, увидев, как я серьезно взялся за выполнение задания!

– Не смей мне дерзить! Ты прекрасно знаешь, что я не меньше твоего мечтаю поймать Лизану, но не хочу, чтобы в результате этого испортились отношения между креолами и американцами. И без того положение нелегкое. Креольская община смотрит сквозь пальцы на занятие Лизаны каперством. Да что там креолы! Половина американской армии закрывает на это глаза, лишь бы Лизана продолжал снабжать их дефицитными товарами. Тебе предстоит тяжелая битва. Тем, что ты скомпрометируешь племянницу Лизаны, ты только ухудшишь дело.

Саймон вздохнул:

– Знаю. Честное слово, меньше всего на свете я хотел впутывать сюда Камиллу.

– Ты что, не догадывался, что она племянница Лизаны? Тоже узнал об этом только сегодня?

Саймон уставился на огонь, пылавший в камине. Придется рассказать генералу все или почти все, чтобы не погубить репутацию кузины Камиллы.

– Нет. Я узнал об этом раньше, когда она подслушала мой первый разговор с Лизаной.

– Что?

– Когда я отправился с Робинсоном на встречу с Лизаной, Камилла за нами следила. Она хотела поговорить со мной об одном личном деле, касавшемся ее родственников. К несчастью, по пути я ее не заметил, а когда поймал под открытым окном, она уже успела подслушать весь наш разговор. Мне пришлось… э-э… кое-что пообещать ей, чтобы она держала в тайне мой договор с Лизаной. И для выполнения этого обещания нам необходимо было как можно чаще встречаться. Поэтому я и попросил вашу супругу устроить сегодня этот обед.

Некоторое время генерал молчал: очевидно, осмысливал все, что поведал ему Саймон.

– И что же, ты пообещал ее скомпрометировать? – спросил он наконец грубоватым тоном.

Саймон распрямился, лицо его приняло мрачное выражение. Он обернулся к генерапу:

– Нет, сэр, этого обещано не было. Это получилось как-то само собой и целиком по моей вине.

– Значит, ты ухаживал за мадемуазель Гирон не для того, чтобы упрочить свои отношения с Лизаной?

Нет, конечно! Саймону это и в голову не приходило. А даже если бы и закралась такая мысль, он никогда бы не поступил таким подлым образом.

– Нет. Честно говоря, я… я и не ухаживал за ней вовсе.

– Значит, ты меня облапошил?

Саймон взглянул на генерала и заметил, как тот прячет улыбку.

– Выходит, что так. Как я уже сказал, я плохо соображаю, когда рядом Камилла. Но тем не менее готов загладить свою оплошность. Я женюсь на ней. Что бы вы обо мне ни думали, я джентльмен и никогда не брошу девушку в беде. Я готов принять на себя ответственность за все последствия.

Выражение лица генерала несколько смягчилось:

– Ясно. А после того, как ты женишься на мадемуазель Гирон, ты по-прежнему намерен выслеживать Лизану?

– Да, сэр, намерен.

Генерал вскинул бровь:

– Вряд ли это понравится твоей молодой супруге.

– Да, вряд ли. Но она должна понимать, что долг перед родиной превыше всего. – Саймон снова поднял глаза на генерала. – Похоже, ваша жена это понимает.

На губах генерала появилась едва заметная улыбка.

– Понимает ли? Не знаю, не знаю… На словах моя жена действительно признает, что долг перед родиной превыше всего, но на практике часто отводит этому долгу почетное второе место. – Генерал отхлебнул портвейна. – Тебе еще только предстоит узнать женщин. Будь готов к тому, что они не принимают слишком всерьез те клятвы, что произносят перед алтарем. Женщины имеют обыкновение поступать, как им вздумается. Остается только надеяться, что, поступая таким образом, они хоть немного будут придерживаться того, чего мы от них ожидаем.

– Должен признать, именно так ведет себя Камилла. Но в этом вопросе она меня послушает, уж будьте спокойны.

– В таком случае позволь мне дать тебе один совет относительно женщин. Мы с тобой оба натуры деятельные. Мы военные, меч – наше оружие. Но женщин мечом не покоришь. Их покоряют лишь ласка и обещания. Так что не думай, что сможешь запугать мадемуазель Гирон и она поступит так, как тебе нужно. С женщиной, которая обладает такой огромной силой воли, этот номер не пройдет.

– С Камиллой я справлюсь, – процедил Саймон сквозь зубы. – Не беспокойтесь, сэр.

Генерал уставился в свой бокал.

– Любишь ли ты ее, майор Вудворд?

– Простите, сэр?

– Я спрашиваю: ты ее любишь? – Генерал поднял голову и окинул Саймона проницательным взглядом. – Это, знаешь ли, для женщин очень важно.

Саймон стиснул зубы. Не хватало еще, чтобы командир задавал ему такие сугубо личные вопросы! Тем более что и сам не знает, что ответить. Любит ли он ее? Да что он знает о любви? Как он может любить племянницу своего врага? Ведь отец ее грабил корабли, а дядя убил Джошуа!

Он ее, конечно, хочет. Испытывает к ней такое сильное влечение, что ему самому жутко.

– Правду сказать, я и сам не знаю, какие чувства испытываю к Камилле.

– А-а. – Генерал снова пригубил портвейн. – Что ж, очевидно, ты не испытываешь к ней физического отвращения. Ты понимаешь, о чем я?

Ну же, старик, так и скажи, – думал Саймон! – Ты хочешь сказать, что я с нетерпением жду первой брачной ночи, так ведь? И ты прав, черт бы тебя побрал! Действительно, жду. А почему бы и нет?

– Да, генерал. Она очень красивая женщина, – проговорил майор.

Генерал несколько мгновений внимательно наблюдал за ним, прищурив глаза. Затем лицо его прояснилось.

– Ну что ж, в таком случае мне остается только пожелать вам обоим счастья. Думаю, несмотря на то, что Камилла племянница Лизаны, из нее получится прекрасная жена.

– Спасибо, сэр. Я тоже так думаю.

С удивлением Саймон заметил, что говорит вполне искренне. Хоть Камилла и доводила его порой до белого каления нелепой преданностью своей кузине, хоть она и спутала все его планы, связанные с поимкой Лизаны, все же он с нетерпением ждал того дня, когда по праву назовет ее своей супругой.

Сам не зная почему, он испытал какое-то радостное чувство, подумав, что теперь она будет каждый день ждать его дома, когда он будет возвращаться, усталый, со службы. Почему-то ему была приятна эта мысль, но почему – Саймон пока не хотел задумываться.

Глава 11

Дальнее родство превыше близкой дружбы.

Испанская пословица
Камилла спала. Ей снилось, будто ее целует Саймон. Вдруг кто-то начал грубо трясти ее за плечо.

– Проснись, Кэмми! – послышался громкий шепот. – Расскажи мне все! Что произошло? Ты что, правда выходишь замуж за майора Вудворда?

Камилла приоткрыла глаза и в предрассветном полумраке увидела, что над ней склонилась Дезире. Она стояла спиной к окну, за которым занимался рассвет. Камилла простонала, снова закрыла глаза и повернулась на другой бок:

– Я хочу спать. Оставь меня в покое.

Она почувствовала, как Дезире наклонилась к ней. До Камиллы донесся запах свежей выпечки. Она открыла глаза, и взору ее предстала тарелка свежеиспеченных пончиков. Дезире поставила пончики на подушку рядом с Камиллой.

– Мама сегодня встала раньше обычного и начала печь пончики, – прошептала она. – Я тебе еще и кофе принесла.

Камилла потрогала пончик, посыпанный сахарной пудрой. Горячий! Она вздохнула. Эта хитрая Дезире знает, что больше всего на свете Камилла обожает на завтрак пончики.

Осторожно, чтобы не задеть тарелку, она присела на кровати и посмотрела на кузину:

– Это что, подкуп?

Дезире стояла, держа чашку с дымящимся кофе. Глаза у нее ярко поблескивали. Чересчур ярко.

– Я просто хочу узнать от тебя, что случилось, вот и все. Я ведь понятия не имела, что вы с майором состоите в дружеских отношениях. Ты его любишь?

Камилла взяла пончик и откусила маленький кусочек. Поджаристая корочка захрустела у нее на зубах.

– Нет. Я… то есть мы…

– Папа говорит, что майор тебя скомпрометировал. – Дезире поставила чашку кофе на столик рядом с кроватью. – Он говорит, будто ты пошла на прием к генералу, чтобы тайно встретиться с майором Вудвордом. Значит, ты его все-таки немножко любишь.

По тону Дезире было понятно: она обижена тем, что Камилла ей никогда не рассказывала про свои отношения с майором Вудвордом.

– Да, я действительно тайно с ним встречалась, но лишь затем, чтобы…

Камилла запнулась. Если она расскажет Дезире, зачем встречалась с майором, то та обидится еще больше. И встревожится. Тогда их с Саймоном план свести Дезире на званом приеме со всеми подозреваемыми солдатами пойдет прахом.

– Ах, Кэмми! – Дезире присела рядом на кровать и обняла Камиллу. – Расскажи мне все. Зачем тебе понадобилось тайно встречаться с майором? Что между вами общего? – Дезире вдруг умолкла. На лице ее появилось выражение тревоги. – Вы ведь не обо мне говорили, правда? Ты обещала, что не станешь рассказывать майору о… о моей ошибке. Я же попросила тебя никому не рассказывать, и ты обещала!..

– Нет-нет, ты не имеешь к этому никакого отношения, – поспешно заверила Камилла. Но по выражению лица кузины было заметно, что она не очень-то верит. Ну как ей все объяснить? Не может же Камилла рассказать о разговоре, подслушанном ею в лавке дяди Жака! Хотя…

Она, пожалуй, может открыть Дезире часть правды.

– Видишь ли, недавно я отправилась навестить дядю Жака и случайно подслушала их с майором разговор. Они обсуждали, как провезти в Новый Орлеан контрабандные товары. Майор застал меня за подслушиванием и заставил пообещать, что я никому ничего не расскажу. А вчера вечером мы с ним встретились, потому что он хотел проверить, как я держу свое слово.

Это была ложь во спасение. Бог ее за это простит.

– Выходит, майор – преступник? – На лице Дезире отразился ужас. – Боже, какой подлец! Никогда бы не подумала! С виду он совсем…

– Знаю, знаю. На самом деле он не очень порядочный.

– В таком случае ты не можешь выйти за него! – воскликнула Дезире. – Он, наверное, силой тебя заставил? Хочет, чтобы ты молчала, вот и решил на тебе жениться.

– Нет, дело совсем не в этом, – поспешно перебила ее Камилла. Она не хотела чернить Саймона в глазах кузины, не желала, чтобы та сочла его закоренелым преступником, начисто лишенным чести и совести. – Не такой уж он и плохой. Мы действительно женимся, потому что он меня скомпрометировал. Твой папа сказал чистую правду.

– Ты хочешь сказать, что майор… силой тебя заставил, да? – Лицо Дезире приняло обеспокоенное выражение. – Он сделал тебе больно?

– Нет-нет! Он просто… Ну, мы встречались несколько раз… Ну… – О Господи! Как же объяснить кузине, что ее влечет к Саймону?

Камилла грустно улыбнулась. Что это на нее нашло? Ведь Дезире, как никто другой, может понять, сколь непреодолимо бывает физическое влечение.

– В общем, он поцеловал меня, когда застал за подслушиванием их с дядей Жаком разговора. Он был жутко зол, но все равно меня почему-то поцеловал. – Камилла почти не лгала. Саймон действительно поцеловал ей тогда руку. – И… и вчера вечером он меня снова поцеловал. Именно в этот момент прибежал дядя Огаст, увидел нас и ужасно разозлился. Чтобы его успокоить, Саймон сказал, что согласен на мне жениться.

– То есть майор Вудворд сам сказал, что согласен на тебе жениться, папа его не заставлял?

Камилла согласно кивнула. Именно это и не давало ей покоя со вчерашнего вечера. Саймон сам предложил этот вариант. А ведь он мог бы согласиться на то, чтобы дядя отправил Камиллу в монастырь.

– Ну, тогда совсем другое дело. – Дезире задумалась. – А тебе понравилось, когда он тебя поцеловал?

Смущенная Камилла взяла чашку кофе и отхлебнула глоточек.

– Наверное. – Она вздохнула. – Да, понравилось. Я хотела, чтобы он меня поцеловал. А когда он меня наконец-то поцеловал, мне это понравилось. Очень.

– Понятно, – произнесла Дезире с видом знатока. Камилла провела пальцем по ободку чашки.

– Знаю, майор Вудворд мерзавец, начисто лишенный совести. Но вот беда: когда он меня целует, я забываю обо всем. Когда он прикасается ко мне, я…

– Ты не виновата, здесь уж ничего не поделаешь. – Дезире погладила Камиллу по руке. – Я тебя прекрасно понимаю.

Камилла не знала, что ей делать: то ли смеяться, то ли плакать. И правда: когда Саймон ее целовал, она забывала обо всем на свете. Сколько бы она ни убеждала себя, что он не для нее, что она повторит печальную судьбу своей матери, его поцелуи согревали ей сердце.

– Ты, наверное, чувствовала то же самое, когда тебя целовал твой солдат? – шепотом спросила Камилла кузину. – Ты тоже тогда забывала все на свете?

Дезире грустно улыбнулась:

– Ну а как же? Откуда, ты думаешь, у меня взялся ребеночек?

Камилла стиснула руку Дезире:

– Знаешь, вообще-то сначала твой папа хотел вызвать Саймона на дуэль, но ведь не вызвал! Я вот думаю: может, он все-таки поймет, если ты пойдешь сейчас к нему и расскажешь правду. – Дезире вздохнула и выдернула руку. Камилла же настойчиво продолжала: – Мне же он разрешил выйти замуж за иностранца. Может, и тебе тоже разрешит.

– Ты ему не дочь, а племянница. – Голос Дезире дрожал. – На тебе не лежит ответственность за финансовое будущее семьи.

И на тебе тоже не лежит никакой ответственности! – хотелось воскликнуть Камилле. Дезире вечно чувствовала себя за все ответственной. Но в словах кузины была доля правды. Если дядя Огаст собирался вызвать на дуэль человека, скомпрометировавшего его племянницу, к которой он не питал нежных чувств, то одному Богу известно, как он поступит с тем, кто опозорил его любимую дочь.

– Как же я счастлива, что папа позволил тебе выйти замуж! – Дезире явно хотелось сменить тему. – И не переживай из-за майора. Может, он не такой уж и мерзавец, как тебе сейчас кажется.

– Но он же сообщник дяди Жака, – возразила Камилла. – Он готов за деньги продать свою родину.

Дезире передернула плечами:

– Не стоит сгущать краски. Большинство людей не видят в контрабанде ничего из ряда вон выходящего. К тому же твой дядя никакой не пират. Он всего лишь капер. Что в этом такого?

– Не обманывай сама себя! Он пират, и ты это прекрасно понимаешь. Он со своими разбойниками грабил, убивал и… – Камилла с трудом сдержала рыдание и поставила кофе обратно на столик. – Господи, какая же я дурочка! Подумать только: дочь пирата презирает человека лишь за то, что тот поддерживает с пиратами торговые отношения! – Камилла перешла на шепот: – Но я ничего не могу с собой поделать. Я бы все отдала за то, чтобы Саймон никогда не встречался с дядей Жаком, чтобы он действительно был тем благородным американским майором, каким показался мне тогда на балу! Я спокойно вышла бы за него замуж. Даже с радостью.

– Но если бы майор не поддерживал с твоим дядей хорошие отношения, он стал бы его врагом! Ведь американцы борются с пиратством. Тогда твоему мужу пришлось бы арестовать твоего дядю. Ты этого хочешь?

– Нет, конечно! – Камилла закрыла лицо руками. – Господи, какая же я дурочка: я не хочу, чтобы Саймон был заодно с дядей Жаком, и не хочу, чтобы он был против него. Ужас какой-то!

– Вот увидишь, все будет хорошо. Если майор тебе небезразличен, то все у вас образуется. – Дезире гладила Камиллу. по спине. – Месье Лизана тоже будет доволен твоим выбором: он ведь доверяет этому человеку.

Камилла вскинула голову. О Боже! Она даже не подумала, как отреагирует на это известие дядя Жак! Он и не подозревает, что Камилла с майором находятся в близких отношениях. Дядя всегда ратовал за то, чтобы Камилла не имела ничего общего с пиратством, а вот теперь она собирается замуж за человека, непосредственно связанного с этим нелегальным ремеслом!

В голову Камилле пришла ужасная мысль. Что, если дядя Жак узнает о том, что ее скомпрометировали и, если бы не дядя Огаст, дело могло бы плохо кончиться? Что, если до него дойдут сильно преувеличенные слухи? Что он тогда сделает с Саймоном?

Камилла простонала и, выскочив из постели, бросилась к гардеробу. Она поспешно извлекла из его глубин утреннее платье, перчатки и чулки.

– Что ты затеяла?! – воскликнула Дезире.

– Я должна пойти рассказать дяде Жаку о помолвке, – ответила Камилла, натягивая чулки. – Я должна рассказать ему обо всем сама, раньше, чем до него дойдут слухи.

– Но зачем? Что это изменит?

– А затем, что иначе он может совершить какую-нибудь глупость, например, вызовет Саймона на дуэль. – Камилла накинула платье и повернулась к Дезире спиной: – Застегни, пожалуйста, и побыстрее.

Дезире проворно застегнула пуговицы.

– Если дядя Жак решит, что майор плохо со мной обошелся, то… Даже страшно подумать, что он сделает!

– Камилла, не можешь же ты прямо сейчас побежать в лавку к своему дяде…

– Нет, могу. – Камилла быстро собрала волосы в пучок и огляделась по сторонам в поисках туфель. – Я не хочу, чтобы пострадал Саймон.

– Для женщины, которая отрицает, что влюблена, ты как-то слишком заботишься о своем женихе.

Камилла бросила на кузину взгляд, полный страдания:

– Если я его не люблю, это еще не значит, что мне наплевать, что с ним случится. Я сама виновата в том, что он вынужден на мне жениться. Не хочу, чтобы у него появились новые проблемы.

– Да чем же ты виновата?

Камилла уже надела туфли и направилась к двери.

– Я пошла. Так нужно. Если я кому-нибудь понадоблюсь, скажи им… ах, не знаю! Что хочешь, то и говори. Все равно я быстро вернусь. Наверное, никто и не заметит.

Она стремглав сбежала вниз по лестнице. Только бы не наткнуться на тетю или дядю! На дядю она все еще злилась за то, что тот практически вынудил ее на этот брак, предъявив ультиматум: свадьба или монастырь. Впрочем, это был не первый раз, когда Камилла злилась на дядю Огаста.

А вот тетя впервые вывела ее из себя. Не ожидала она от тети Юджинии, что та будет стоять рядом как немой истукан, в то время как дядя Огаст угрожает Камилле тем, что отныне она умрет для их семейства навеки. Вообще-то тетя Юджиния никогда не перечила дяде Огасту, но все равно Камилле казалось, что она ее предала. Если бы тетя поддержала Камиллу, когда та заявила, что не хочет ни замуж, ни в монастырь… Впрочем, тетя Юджиния не виновата, что Камилла так бесстыдно вела себя с мужчиной. Наверное, она сильно разочаровалась в племяннице.

Спустившись вниз, Камилла сняла с вешалки плащ и накинула его на плечи. К ее ужасу, в этот же миг в холл вошла тетя Юджиния.

– Господи, милая, куда это ты собралась в такую рань? – На тете было старое платье, покрытое сальными пятнами. Она всегда надевала его, когда пекла пончики. – Я собиралась переодеться. Ты разве забыла? Сегодня утром должен прийти майор Вудворд, чтобы обсудить с твоим дядей брачный контракт. Он появится с минуты на минуту и наверняка захочет тебя увидеть.

– Я вернусь до того, как придет майор, – ответила Камилла, торопливо застегивая плащ. – Пойду сообщу дяде Жаку о помолвке. Не хочу, чтобы он узнал это из чужих уст.

Тетя в нерешительности мяла в руках фартук:

– Ну что ж… Думаю, Огаст возражать не станет. Но к чему такая спешка?

Опять этот дядя Огаст! Тетя упоминает его кстати и некстати. Камиллу это сердило.

– Дядя Жак мне тоже не чужой! Разве нельзя навестить его и сообщить о помолвке?

Похоже, тетю удивила обида, сквозившая в голосе Камиллы.

– Ну что ты, что ты, милая! Конечно, можно! Я просто хотела сказать… – Она умолкла и заправила за ухо выбившуюся прядь волос. – Ну, да не важно, Беги скорее к своему дяде. Мы чем-нибудь развлечем майора до твоего возвращения. Только не задерживайся в гостях, хорошо?

– Хорошо, – бросила Камилла и взялась за дверную ручку.

Она уже открыла дверь, как тетя сказала:

– Ты ведь не сердишься на меня, Камилла? Я подумала, что ты будешь рада выйти замуж за майора. Мне показалось, что вы очень… близки друг другу. Знаю, ты говорила, что не хочешь выходить за него. Но по-моему, ты к нему все же неравнодушна. Да и к тому же других женихов, кроме него, у тебя никогда не было…

Камилла вздохнула и обернулась к тете.

– Я на вас не сержусь. Просто… – Она запнулась: как объяснить тете, что ее тревожит в Саймоне, не раскрыв его тайный сговор с пиратами? Поэтому Камилла солгала. – Я знаю, что майор будет прекрасным мужем. Мне он очень нравится, несмотря на то, что он американец. Но я не хочу вас покидать именно сейчас, когда вы так нуждаетесь в моей помощи.

Похоже, тетя Юджиния осталась довольна этим ответом. Она обняла Камиллу и прошептала:

– Это ничего, я как-нибудь справлюсь. Главное, чтобы ты была счастлива. Я всегда надеялась, что когда-нибудь у тебя будет собственная семья. Знаешь, из тебя выйдет замечательная жена и прекрасная мать. Вот увидишь. Все будет хорошо. Вы с Дезире обе выйдете замуж, а я буду помогать вам воспитывать детей, и…

Крепко обняв Камиллу на прощание, тетя отпустила ее.

– Господи, я же тебя задерживаю! Ну ладно, беги скорее к своему дяде Жаку. – Юджиния смахнула со щеки слезинку. – Только поспеши обратно, чтобы успеть к приходу майора.

Камилла опрометью выбежала из двери и быстро зашагала по улице. В голове ее вертелись слова тети Юджинии. С прошлого вечера Камилла почему-то ни разу ни подумала о детях. В браке рождаются дети. Значит, у нее будут собственные малыши, и она сможет о них заботиться. Камилле всегда нравилось помогать тете Юджинии воспитывать детей. А теперь у нее могут появиться собственные маленькие ангелочки, она будет с ними играть, рассказывать им истории.

Камилла свернула на Сент-Питер-стрит. Интересно, любит ли Саймон детей? Будет ли он качать их на коленях? Или же он, как дядя Огаст, всецело возложит заботы о детях на плечи жены, пока они не станут достаточно взрослыми?

Добравшись до лавки дяди Жака, Камилла остановилась и посмотрела на закрытые ставни на втором этаже, где располагались дядины комнаты. Интересно, как ее дети, то есть их с Саймоном дети, отнесутся к тому, что их отец имеет дело с пиратами? Одно дело иметь маму – дочь пирата, – ведь никто не выбирает, в какой семье родиться! – и совсем другое – иметь отца, который по доброй воле вступил в сговор с бандитами.

У Камиллы душа ушла в пятки. Она не хотела, чтобы детство ее малышей напоминало ее детство. Что, если Саймона, собиравшегося сделать свой дом перевалочной базой пиратских товаров, когда-нибудь поймают с поличным? Господи, ведь после свадьбы его дом будет уже и ее домом! Значит, Камилла станет соучастницей преступления, и их дети тоже. Похоже, ей никогда не избавиться от своего пиратского прошлого. Оно просто преследует ее по пятам.

И тут Камиллу осенило: может, когда дядя Жак узнает об их с Саймоном предстоящей помолвке, он прекратит с ним все отношения. Это было бы замечательно! Тогда все само собой решится. Она обязательно поговорит на эту тему с дядей Жаком, а там пусть он сам думает.

Камилла немного успокоилась и постучала в дверь. Никто не отозвался. Может, дяди Жака еще и дома нет, подумала она. Может, он пиратствует в море или плывет по излучинам реки с награбленной добычей. Камилла снова постучала, на этот раз громче. Ставни на втором этаже распахнулись, и из окна высунулся заспанный дядя Жак.

Вид у него был мрачнее тучи. Он на чем свет стоит клял того, кто поднял его с постели в столь ранний час. Однако, увидев племянницу, тут же расплылся в улыбке.

– Камилла, солнышко! Что ты здесь делаешь в такую рань?

– Мне нужно поговорить с тобой, дядя Жак.

– Конечно, конечно. Подожди секунду – я оденусь и спущусь вниз.

Откинув плащ назад, на плечи, Камилла стояла у дверей и созерцала улицу. Погода в Новом Орлеане, как всегда, была непредсказуема: неделю назад стоял страшный холод, а теперь был один из тех унылых, туманных дней, когда ходить без плаща холодно, а в плаще – слишком жарко.

Именно в такой день были убиты родители Камиллы. Болото тогда окутывал влажный густой туман, в котором крики, звон мечей и мушкетные выстрелы звучали очень отчетливо и разносились эхом очень далеко. Когда Камилла наконец добежала до лагеря Баратария, туман и дым от пушечных залпов смешались в густое облако. Отовсюду веяло смертью. Английские пираты уже покинули лагерь, слышны были только стоны смертельно раненных и треск пожарищ. Камилле никогда не забыть этого жуткого зрелища.

Она не хочет, чтобы ее дети когда-либо испытали нечто подобное! Никогда!

Дверь распахнулась, и на пороге появился дядя Жак. Слегка обросший щетиной – по-видимому, со вчерашнего дня не брился, – в одежде, накинутой на скорую руку, он все равно казался Камилле самым прекрасным человеком на свете. Как же она была рада его видеть! Почти так же, как когда-то, давным-давно, когда он вернулся в лагерь и разыскал Камиллу, которая сидела, сжавшись в комочек, рядом с трупами своих родителей и плакала навзрыд.

– Камелия, цветочек мой! – воскликнул дядя Жак. Он любил так называть племянницу.

Она прижалась к нему и снова почувствовала себя беспомощным ребенком. Все эти годы, прошедшие со дня гибели ее родителей, дядя Жак практически заменял ей отца. Дядя Огаст этого сделать не смог, да и не особенно стремился. Дядя Жак был очень похож на папу. Иногда Камилле даже казалось, что она его дочь.

И эта дочь сейчас нанесет ему удар прямо в сердце.

В горле у Камиллы встал комок. Она еще крепче прижалась к дяде, вдыхая такой знакомый запах старых сигар. Похоже, дядя понял, что племянница чем-то расстроена. Несколько минут он просто держал ее в своих объятиях и ничего не говорил.

– Ах, дитя мое, – наконец прошептал дядя Жак на ухо Камилле. – Давненько ты меня не навещала. Дай-ка взгляну на свою прелестную племянницу.

Он отстранился от Камиллы и окинул ее взглядом с головы до пят.

– Какая же ты красавица! – с гордостью произнес Жак. Камилла залилась румянцем. – Ты хорошеешь день ото дня. Наверное, разбила сердца всем молодым людям в Новом Орлеане.

Эти слова напомнили Камилле, зачем она, собственно, пришла. Опустив голову и стараясь не смотреть дяде в глаза, она сказала:

– Вообще-то я… Словом, я пришла сказать тебе, что выхожу замуж.

– Выходишь замуж? – повторил Жак Лизана изменившимся голосом. – И когда же ты приняла это решение?

– Вчера вечером.

– И кто этот счастливчик?

Камилла огляделась по сторонам.

– Может, лучше зайдем в дом?

– Конечно, конечно. – Дядя Жак словно только что заметил, что они стоят на улице. – Входи. Я сварю тебе кофе, а ты все расскажешь о своем женихе.

Камилла зашла в дом, и дядя запер за ней дверь на щеколду изнутри, а затем развел в печи огонь.

– Расскажи мне все. Прежде всего я хочу знать, кто твой жених.

– Вообще-то ты его знаешь.

Камилла решила рассказать дяде Жаку все: как она случайно подслушала их разговор и как это сблизило их с майором.

– Я с ним знаком? – В голосе дяди послышалось легкое беспокойство.

– Да. Его зовут Саймон Вудворд. Он служит майором в армии Соединенных Штатов.

Дядя Жак замер на месте, сжимая в руках графин с водой. Его глаза при этом ничего не выражали.

– Да, я наслышан об этом человеке.

– Нет. – Камилла решила рубить сплеча. – Ты о нем не наслышан. Ты с ним знаком лично. Вы с ним… э-э… договорились об одном деле.

Дядя поставил графин с водой на стол и приблизился к Камилле почти вплотную.

– Он что, сам тебе это рассказал?

Камилла набрала в легкие побольше воздуху и выпалила:

– Помнишь, ты беседовал с ним и с сержантом Робинсоном? И вы услышали какой-то шум на террасе? Ну так вот: это была я. Я пришла тебя навестить и случайно подслушала ваш разговор. А так как я прошлым вечером танцевала на балу с майором…

– Да, я слышал об этом танце. Почти сразу же после ухода майора ко мне заскочил один знакомый и сообщил, что на балу моя племянница сначала читала нотацию всем собравшимся мужчинам, потрясая пистолетом, а потом пошла танцевать с американским майором.

Камилла догадывалась, что по городу поползут слухи о ее дерзкой выходке, но и подумать не могла, что они дойдут до ее дяди.

– В общем, Саймон не сразу понял, что я тут делаю. Он прочитал мне нотацию о том, что подслушивать нехорошо, а потом я призналась ему, что ты мой дядя.

Вообще-то все было не совсем так, но дяде Жаку об этом знать не обязательно.

Жак Лизана вцепился в спинку стула. Лицо его становилось все серьезнее и серьезнее.

– А почему ты вдруг решила выйти за него замуж? Он что, сделал тебе предложение?

– Он… – Камилла судорожно сглотнула. Ей меньше всего хотелось объяснять дяде, как все было, однако по дороге к нему она успела сочинить безобидную, как ей казалось, ложь. – Вчера вечером генерал пригласил меня к себе на ужин в знак благодарности за мой поступок на балу. В числе приглашенных был и майор. После ужина мы пошли в сад прогуляться. Он меня поцеловал, но тут пришел дядя Огаст и застал нас вместе. Он сказал, что мы обязаны пожениться.

Последние слова Камилла произнесла скороговоркой и взглянула на дядю: интересно, сильно он разозлился?

Дядя Жак стоял, вцепившись в стул так, что побелели костяшки на пальцах.

– Говоришь, он тебя поцеловал? И все? Что-то я в этом сомневаюсь. Если бы он просто тебя поцеловал, Фонтейн не потребовал бы, чтобы вы как можно скорее обвенчались. Что он сделал, Камилла? Расскажи мне все, без утайки.

– Он ничего плохого не сделал! Клянусь!

Дядя Жак нахмурился. Камилла подошла к нему и положила руку на плечо:

– Ты ведь знаешь дядю Огаста. Он увидел, как мы целуемся, и… потерял самообладание. Он все время поступает так: делает поспешные выводы, не выяснив толком, как было дело. Кроме того, он ненавидит американцев и очень не хотел, чтобы я общалась с майором.

– Да, Фонтейн горяч и иногда действует необдуманно. Однако навряд ли он заставил тебя выходить замуж за человека, которого недолюбливает, из-за одного безобидного поцелуя. Может, майор не только целовал тебя? – Жак отпустил стул и принялся расхаживать по комнате. – Он не пытался овладеть тобой силой или…

– Нет! Я же тебе сказала! У него и в мыслях не было ничего подобного!

– Если бы он тебя просто поцеловал, тебя не заставили бы выходить за него замуж!

– Какая разница, почему я выхожу за него замуж? – с отчаянием произнесла Камилла. – Главное, я выхожу за него замуж, и точка! Я хотела как можно скорее тебе об этом рассказать, потому что ты работаешь с ними…

– Да, конечно! – Дядя остановился и обернулся к Камилле. – Ты ничего не замечаешь? Тебе не кажется странным, что он начал за тобой ухаживать, когда узнал, кто ты такая? Как ты не понимаешь: майор приударил за тобой, чтобы втереться мне в доверие! Думает, что если на тебе женится, то ему не придется меня опасаться: ведь я не посмею причинить вред мужу моей племянницы!

Камилле подобная мысль раньше как-то не приходила в голову. Она безмолвно взирала на дядю, обдумывая его слова и стараясь ничем не выдать, как ей больно. До сих пор Камилла считала, что интерес Саймона к ней лишен всякой корысти.

Она припомнила все свидания с Саймоном, а затем просияла, вспомнив их первую встречу.

– Это не так! Ты ко всему этому не имеешь никакого отношения! Он танцевал со мной на балу еще до того, как узнал, кто я такая. Он сказал, что я очень красивая, и все время смотрел на меня, как… ну… – Как если бы он желал меня, – хотела сказать Камилла, но помедлила, заметив суровое выражение лица дяди. – Ну, как мужчина смотрит на женщину, которая ему нравится. – Камилла горделиво вскинула подбородок. – Я понравилась ему вовсе не потому, что я твоя племянница.

Дядя Жак устало вздохнул и провел рукой по лицу:

– Моя маленькая камелия, то, что я сейчас скажу, может показаться тебе чем-то жестоким, но люди, подобные майору, очень расчетливы. Ты прекрасно понимаешь, что на том же балу ему ничего не стоило навести о тебе справки. Все знают, кем был твой отец и кто твой дядя. На балу майор танцует с тобой и засыпает тебя комплиментами, а на следующий день приходит толковать со мной о деле. Навряд ли это простое совпадение.

– Нет, – упрямо повторила Камилла на этот раз куда менее уверенным тоном. – Он очень удивился наследующий день, когда я сказала ему, что я твоя племянница. Он искренне удивился!

Камилла не могла смириться с мыслью о том, что все ухаживания Саймона – всего лишь обман, уловка. Это неправда! Это не может быть правдой!

– Ты ни в коем случае не должна выходить за майора Вудворда замуж, – продолжил дядя, – что бы там ни говорил этот Фонтейн. Да какое он вообще имеет право…

Тут раздался громкий стук в дверь. Дядя Жак вопросительно взглянул на Камиллу. Та в недоумении покачала головой. Она понятия не имела, кто колотит в дверь. Все семейство Фонтейнов обходило лавку дяди Жака за версту: они делали вид, что его для них не существует.

Жак подошел к двери и крикнул:

– Кто там?

– Это Саймон Вудворд, – отозвался негромкий, до боли знакомый Камилле голос. – Фонтейны сказали мне, что Камилла у тебя, Лизана. Открой, я хочу с ней поговорить! Открой немедленно!

У Камиллы перехватило дыхание. Похоже, Саймон зол не на шутку.

Дядя снова бросил на нее вопросительный взгляд. Камилла вздохнула. Она уже хорошо изучила Саймона и знала, что не пускать его бессмысленно. Кроме того, ей хотелось, чтобы он опровергнул слова дяди Жака. Ей нужно услышать опровержение из его уст, иначе она ни за что не пойдет за него замуж.

– Открой дверь, – скомандовала Камилла дяде.

Глава 12

Ничто так не тяготит, как тайна.

Французская пословица
Саймон стоял напротив лавки Лизаны, сжав кулаки. Если этот ублюдок Жак не откроет дверь, он просто вышибет ее ногой. Когда мадам Фонтейн сообщила, что Камилла пошла к Лизане рассказать о готовящейся свадьбе, Саймон пришел в ярость. Он даже оставаться в доме Фонтейнов не пожелал: сказал, что пойдет и приведет Камиллу, и помчался к Лизане так, будто за ним по пятам гнался сам дьявол.

Только бы Камилла все не испортила! Кто знает, что она порасскажет дяде, какую безумную историю сочинит, чтобы объяснить столь поспешную свадьбу? Если Камилла сболтнет что-нибудь лишнее, всем его планам относительно пирата конец. Саймон припомнил все, что слышал о Лизане: надо полагать, Жак не слишком обрадуется, узнав об их с Камиллой помолвке, особенно если ему станут известны некоторые подробности.

Дверь распахнулась. На пороге стоял Лизана, его черные глаза метали молнии. Черт бы побрал его высокомерие! Он сам пират, поэтому не имеет права осуждать Саймона. Вспомнил бы лучше свои подвиги: скольких людей поубивал, сколько кораблей ограбил. Саймон с трудом сдерживал гнев. Когда имеешь дело с Лизаной, следует сохранять самообладание, а не то отправишься вслед за Джошуа.

– Что вы здесь делаете в столь ранний час, месье? – спросил Лизана с сильным французским акцентом.

Саймон ответил по-французски, чтобы быть уверенным в том, что Жак поймет его слова правильно. (Майор знал французский куда лучше, чем Лизана английский.)

– Фонтейн прислал меня за Камиллой, чтобы она тоже могла принять участие в обсуждении брачного контракта.

Вообще-то дело было не совсем так, но сгодится и такое объяснение.

Лизана посторонился и пропустил Саймона. Но как только майор вошел внутрь, Лизана встал между ними Камиллой, которая стояла в другом конце комнаты.

– Значит, – произнес Лизана по-французски, – ты уже начал подсчитывать, сколько денег принесет тебе женитьба на моей племяннице? Сначала ты оскорбляешь ее, а потом…

– Я её не оскорблял! – отрезал Саймон. Интересно, в каком свете выставила все дело сама Камилла? – Я сделал ей предложение. Обычно женщины не считают это оскорблением.

– Это не считается оскорблением только в том случае, если у мужчины, сделавшего предложение, нет скрытых мотивов.

Саймон бросил на пирата свирепый взгляд:

– Моим единственным скрытым мотивом было спасение репутации твоей племянницы.

– Ты сам намеренно погубил ее репутацию. Намеренно?

Саймон взглянул через плечо Лизаны на бледную Камиллу, которая жалась к печке:

– Что ты ему наплела?

Камилла открыла было рот, чтобы ответить, но Лизана не дал ей вставить ни слова:

– Дело не в том, что она мне рассказала, а в том, что ты от меня утаил. Почему ты скрыл от меня, что Камилла подслушала наш разговор? Я бы сам все уладил.

– Она не хотела, чтобы я тебе говорил!

– Что ты имеешь в виду?

Саймон передернул плечами.

– Камилла сказала мне, что ты рассердишься. А я не могу поступать вопреки желаниям леди.

Лизана нахмурился и обернулся к племяннице:

– Это правда, Камилла?

Та кивнула.

– Я… Я думала, ты не обрадуешься, когда услышишь, что я влезла в твои личные дела.

Лизана сошел с порога и встал рядом с племянницей. Саймон закрыл дверь. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь подслушал их разговор.

Лизана сжал руку племянницы. По всему было заметно, что он испытал удар.

– Ты вверилась этому человеку, потому что боялась меня? Я бы не особенно рассердился из-за того, что ты подслушала этот разговор. Обычный деловой разговор, что тут такого? Нужно было мне сказать.

– Тогда бы ей пришлось рассказать и о своей кузине, – вмешался Саймон. – А этого ей очень не хотелось.

Лизана ничего не понимал.

– О своей кузине?

Саймон посмотрел на Камиллу:

– Он что, не знает? Ты ему так и не сказала?

Камилла отрицательно покачала головой.

Саймон взъерошил волосы и тихонько выругался. Неудивительно, что Лизана так зол. Ему мало что было известно о причинах; побудивших Камиллу ввязаться во всю эту историю. Так как она ни словом не упомянула о своих попытках спасти кузину, Жак, несомненно, решил, что Саймон намеренно погубил его племянницу.

Камилла бросила на майора умоляющий взгляд, но тот не обратил на это никакого внимания. Он не позволит, чтобы его обвиняли во всех смертных грехах!

– Дезире Фонтейн беременна, – проговорил он. – Камилла думает, что беременна она от одного из моих солдат. Она подслушала наш разговор и, используя известную ей информацию, начала меня шантажировать. Хотела, чтобы я отыскал этого парня. Сказала, что если я ей не помогу, то она поговорите тобой и скажет, чтобы отныне ты не вел со мной никаких дел. Вот поэтому-то мы и начали встречаться втайне от всех. Но тут нас застукал Фонтейн и заставил жениться.

Лизана посмотрел на племянницу. Та повесила голову, подтвердив этим все сказанное Саймоном. На лице Лизаны появилась улыбка.

– Мой маленький цветочек, моя камелия пыталась тебя шантажировать? – Он рассмеялся и потрепал Камиллу по щеке, – Да, кровь доблестного рода Лизана дает о себе знать! Это же надо – шантажировать американского майора! Злобного дикаря! Забавно, ничего не скажешь!

– Не будь я джентльменом, все оказалось бы не столь забавно, – проворчал Саймон. Ему эта шутка совсем не понравилась. – Ведь я мог бы поступить куда менее благородно. Если бы Камилла пыталась шантажировать кого-то другого, у нее могли быть крупные неприятности.

Улыбка исчезла с лица Лизаны.

– Вообще-то ты поступил подло. Другого я от тебя и не ожидал. Сначала подружился с моей племянницей, потом ее скомпрометировал, а теперь вот женишься на ней. Хочешь использовать родственные связи со мной в корыстных целях?

– Черт возьми, что ты хочешь этим сказать? – Саймон взглянул на Камиллу. Та в упор смотрела на него. – Что ты ему тут наплела, Камилла?

– Я сказала только, что ты меня поцеловал и что потом нас обнаружил дядя Огаст… Но дядя Жак решил… в общем, он считает, что ты нарочно крутил со мной роман, дабы втереться к нему в доверие. Он думает, что ты использовал меня, чтобы укрепить с ним отношения и быть уверенным в том, что он никогда тебя не предаст.

Саймон сделал глубокий вдох. Да, похоже, клубок запутывается. Уж если генерал решил, что Саймон использует Камиллу в личных целях, то вполне закономерно, что и Лизане в голову тоже пришла такая мысль. Черт бы их всех побрал!

А теперь Лизана и Камиллу пытается убедить, что она нужна Саймону только как средство для достижения цели. Наверное, она обиделась, когда ее дядя намекнул, что Саймону она интересна только потому, что является кровной родственницей Лизаны. Саймон почему-то не хотел, чтобы Камилла страдала.

– Клянусь, я начал крутить с тобой роман, как ты выразилась, только потому, что ты мне понравилась, не имея никаких задних мыслей и скрытых мотивов, – Саймону очень не хотелось объясняться в присутствии Лизаны, но он чувствовал, что, если не выскажет все перед лицом ее дядюшки, она ему не поверит. – Ты мне очень понравилась с первой же минуты, с тех пор, как я увидел тебя на балу. Да, помыслы мои были не совсем невинны, – как я тебе сказал вчера, я не жену искал, – но твой дядя не имел ко всему этому никакого отношения. И я рад, что в скором времени назначена наша свадьба.

Камилла залилась румянцем. Черт возьми, как эта девчонка могла подумать, что он притворяется?

– Не слушай его, – предупредил Лизана Камиллу. – Он опытный обольститель и враль, каких мало.

Саймон взорвался:

– Неудивительно, что у Камиллы никогда не было женихов! За это тебе нужно сказать спасибо! Ты либо очерняешь всех молодых людей, которые пытаются за ней ухаживать, в ее глазах, либо грозишь с ними расправиться.

– Грозится с ними расправиться… Да что ты мелешь?! – воскликнула Камилла. – Ты что, с ума сошел? Дядя Жак не виноват, что у меня никогда не было женихов. Мужчины боятся делать мне предложение, потому что их пугает моя репутация. Ведь я дочь пирата.

Теперь уже Лизана бросал на Саймона убийственные взгляды.

Тот обернулся к Камилле:

– Это тоже сыграло свою роль, спору нет. Но в тот самый день, когда я застал тебя за подслушиванием, я узнал от Мариньи, что твой дядя пригрозил убить любого, кто вздумает играть с чувствами его племянницы не имея на ее счет серьезных намерений. Так как ужасно сложно с ходу принять столь судьбоносное решение, не поиграв предварительно чувствами дамы, все креолы чураются тебя. Кому охота связываться с безумным пиратом!

Камилла опустилась на стул. Похоже, она была ошеломлена.

– Хочешь сказать, дядя Жак… Все эти годы… – Камилла умолкла и подняла на дядю взгляд, в котором читалась обида. – Это правда?..

Лизана приблизился к Саймону.

– Знаешь, за такое вообще-то язык нужно вырвать! – прорычал он.

– Что ж, попробуй. – Саймон положил руку на рукоять меча. Пора положить конец этому фарсу.

Камилла вскочила со стула и встала между ними.

– Немедленно прекратите! Оба! – Она обернулась к дяде и понизила голос: – Дядя Жак, я хочу услышать правду. Ты действительно пригрозил лишить жизни любого, кто вздумает за мной ухаживать?

Лизана бросал разъяренные взгляды на Саймона и старался не смотреть в глаза племяннице:

– Только того, у кого не будет на твой счет серьезных намерений.

Камилла вздохнула:

– Ах, дядя Жак…

– Я просто хотел тебя защитить, – пробормотал Лизана, – чтобы ты не досталась какому-нибудь обманщику.

Когда Камилла наконец ответила, голос ее был так тих, что Саймону пришлось напрячь слух, чтобы расслышать хоть слово.

– Обманщику? А по-моему, он самый честный человек из всех, кого я встречала.

Камилла считает его самым честным. Черт! Саймон испытал совершенно неоправданное чувство вины. Казалось, с чего бы ему чувствовать себя виноватым? Он выполняет свой долг, но держит это до поры до времени в тайне, поэтому он и солгал ей, будто они с Лизаной союзники. Его ни в чем нельзя упрекнуть.

– Ты говоришь, будто Саймон начал за мной ухаживать, дабы втереться к тебе в доверие, – продолжала Камилла. – Но ведь он не притворяется в том, что любит меня! Если бы он был обманщиком, каким ты пытаешься его изобразить, то, напротив, лгал, что жить без меня не может. Кроме того, начав за мной волочиться, он уже успел переговорить с месье де Мариньи. Стало быть, прекрасно сознавал, что ты это дело не одобришь. Тогда каким образом он намеревался втереться к тебе в доверие?

– К тому же, да будет тебе известно, Лизана, – вставил Саймон, – твоя племянница – крайне соблазнительная женщина. Такая вскружит голову любому мужчине. Ты и наши с тобой деловые отношения тут абсолютно ни при чем.

Камилла залилась румянцем, а Лизана тер щетинистый подбородок и исподлобья бросал на Саймона хмурые взгляды.

– Тогда почему ты на ней женишься? Тот, кто за кругленькую сумму готов продать долг и честь, обычно не женится на женщине просто потому, что испытывает к ней страсти. Он соблазняет понравившуюся ему женщину, но не женится на ней.

– Я сказал, что женюсь на Камилле, потому что в противном случае Фонтейн пригрозил отправить ее в монастырь или запретить ей видеться с теткой и кузенами. Я знал, что Камилла никогда не согласится стать монашкой и, следовательно, будет разлучена с семьей, поэтому и не хотел, чтобы мои опрометчивые действия имели такие последствия.

Пока Лизана обдумывал услышанное, Саймон добавил:

– Ведь и у беспринципного человека могут быть свои принципы. Даже у воров существует кодекс чести. Разве у тебя самого нет норм морали, несмотря на то что ты пират?

Лизана бросил на майора мрачный взгляд. Саймон приподнял бровь. Не может же Лизана, стоя перед обожавшей его племянницей, заявить, что у него нет норм морали?

Вздохнув, Лизана буркнул раздраженно:

– Ладно, черт с тобой. Допускаю, что даже разбойник может быть галантен с красивой женщиной. – И добавил строгим тоном: – Но если ты женишься на моей племяннице, помни: она не должна иметь никакого отношения к нашему договору. Не для того я о ней заботился и откладывал для нее деньги, чтобы ты…

– Ты что, откладывал для меня деньги? – перебила дядю Камилла.

Лизана кивнул. Выражение его лица несколько смягчилось.

– Конечно. А откуда же у тебя взялось приданое? Может, я действительно отпугивал недостойных тебя женихов, но я никогда не хотел, чтобы ты осталась старой девой. – Лизана обернулся к Саймону. – Правда, не для того я старался, чтобы ты досталась такому подонку, как этот майор… Который, возможно, намерен использовать тебя в корыстных целях.

– Не нужно мне ее приданое, – парировал Саймон. – И я не собираюсь ее использовать. Правду сказать, я тоже не хочу, чтобы ее каким-либо боком касался наш договор. – Моя невеста не должна иметь ко всему этому никакого отношения. Как только я накоплю достаточно средств, чтобы купить участок земли и приличный дом, я разорву наши с тобой отношения. – Может, Лизана смягчится, узнав, что Саймон не всегда будет его деловым партнером.

Лизана скрестил на груди руки:

– Правду говоришь?

– Да, правду.

Лизана долгое время молчал.

– Ну, так что? Договорились? – спросил Саймон. – Дашь нам свое благословение, невзирая на наши с тобой деловые отношения? – Ему не столько хотелось получить согласие от Лизаны, сколько убедиться в том, что тот не воспользуется предстоящим браком своей племянницы с майором как предлогом для прекращения всяких отношений с ним. Хоть Саймону и хотелось жениться на Камилле, он не собирался терять из-за этого брака дружбу с Лизаной.

Жак обернулся к племяннице.

– Тебе ведь он нравитсяs не так ли? Да, тебе нравится этот майор. Ты хочешь за него замуж?

Камилла посмотрела на Саймона так, словно хотела проникнуть в тайники его души. Наконец она расправила плечи и обернулась к дяде:

– Да. Мне он нравится. И я хочу за него замуж.

Саймон с облегчением вздохнул. Слава Богу, Камилла согласна выйти за него замуж! Он обернулся к Лизане.

– Надеюсь, это не повлияет на наше соглашение? Теперь ты видишь, что я не принуждаю твою племянницу к этому браку.

Саймон заметил, что при этих словах Камилла побледнела, но не обратил на это Особого внимания. Главное, что они с Лизаной остаются партнерами.

– Да, ничего не изменится, – вздохнув, ответил Жак. На секунду его глаза сверкнули гневом. – Но если я когда-нибудь узнаю, что ты обижаешь мою племянницу, я раскрою тебя вдоль и поперек, понял?

– Другого я от тебя и не ожидаю, – вполне искренне сказал Саймон – он всегда считал Лизану головорезом. Он обернулся к Камилле. – Принцесса, мне очень не хочется прерывать столь приятную дискуссию, но, боюсь, нам нужно как можно скорее возвращаться к твоему дяде Огасту, а не то он вышлет на наши поиски городскую охрану.

– Святая Дева, я совсем забыла про дядю Огаста! – Камилла подошла к Лизане и чмокнула его в заросшую щетиной щеку. – Прощай, дядя Жак, мне пора. Ты ведь придешь на свадьбу?

– Да уж, не упущу такой шанс показать нос американцам, – ответил Лизана с улыбкой. – Приду.

Саймон прикусил язык, чтобы не сказать какую-нибудь дерзость. Дни этого негодяя сочтены, пусть он пока об этом и не догадывается. Лизане уже недолго осталось показывать нос властям, и даже Камилла его не спасет.

Через несколько минут Саймон с Камиллой вышли из лавки. Как только они удалились от дома дяди на достаточное расстояние, Камилла вскинула глаза на Саймона:

– Почему ты отправился за мной, Саймон? Сильно сомневаюсь, что тебя послал за мной дядя Огаст. Ведь в составлении брачного контракта мое мнение не будет играть никакой роли.

– Нет, будет. Я так хочу. – Саймон смотрел прямо перед собой. Он действительно этого хотел, хотя не за этим побежал разыскивать Камиллу. – Если уж мы женимся, то твое мнение важно для меня. Пусть все будет по-честному. В конце концов, тебя вынудили на этот брак.

Некоторое время они молча шли по улице, потом Саймон набрался смелости и задал вопрос, который не давал ему покоя в течение последнего часа:

– Почему ты отправилась к Лизане? Получить его благословение? Или с какой-то другой целью?

Он взглянул на Камиллу. Она упорно прятала взгляд.

– Я не хотела, чтобы до него дошли искаженные слухи и он неправильно истолковал бы произошедшее. Дядя Жак очень рассердился бы, узнав, что меня скомпрометировали, и у тебя были бы крупные неприятности.

– Ты что, беспокоилась обо мне?

Камилла продолжала шагать рядом, потупив взор.

– Нуда, разумеется. Ты… был так добр ко мне, что согласился помочь в поисках любовника Дезире.

Что-то в ее голосе Саймону не понравилось. Камилла будто бы опасалась его. Ведь она только что сказала Лизане, что согласна выйти за Саймона замуж! Тогда в чем же дело? Что ее расстроило? Может, ей опять не дают покоя мысли о кузине?

– Послушай, что касается этого пресловутого любовника Дезире, то мы можем спокойно действовать по обговоренному плану. Я приглашу этих солдат на нашу свадьбу, а ты будешь наблюдать за реакцией кузины.

Камилла кинула на Саймона испытующий взгляд:

– А теперь-то тебе какое дело до моей кузины? Я думала, что после всех проблем, которые у тебя из-за нее возникли, ты умоешь руки.

– А по-моему, после всех стараний, которые ты приложила для того, чтобы помочь кузине, устроить этот смотр – самое меньшее, что я могу для тебя сделать. В конце концов, если бы не она, мы бы никогда не поженились. А это было бы чертовски жаль, тебе не кажется?

– Наверное, – пробормотала Камилла и вновь потупила взор. – Пожалуй, если уж мы начали это дело, то имеет смысл довести его до конца и узнать всю правду.

Наверное? Пожалуй? Нет, ей определенно что-то не давало покоя, и это что-то никоим образом не было связано с ее кузиной. Саймон прокрутил в памяти все события этого утра, пытаясь понять, что могло так расстроить Камиллу.

– Послушай, надеюсь, ты не поверила тому, что наплел тебе Лизана? Ну, всей этой чуши, что якобы я женюсь на тебе потому, что хочу втереться к нему в доверие?

– Нет.

Камилла ускорила шаг, Саймон тоже.

– Тогда что тебя гнетет? Камилла резко остановилась.

– Просто… – Она нервно одернула свой полужакет и, оглядев пустынную улицу, понизила голос: – Ах, Саймон, зачем ты связался с дядей Жаком? Это так опасно! Если об этом узнает генерал, у тебя будут очень крупные неприятности.

Просто не верится! Неужели это и есть то, что не дает ей покоя? Значит, она о нем беспокоится? Не хочет, чтобы его что-либо связывало с Лизаной? Саймон с трудом сдержал улыбку. Черт, если бы она только знала!.. Ну что ж, это даже, к лучшему. Может, тогда не так сильно огорчится, узнав, что он обманывал Лизану. И ее тоже. О Господи! Нет, навряд ли Камилла обрадуется, когда узнает об этом.

– Не стоит беспокоиться обо мне, принцесса, – пробормотал Саймон. – Всем наплевать на каперов и на контрабанду, которую они провозят. Я поступаю так, как с радостью поступили бы остальные офицеры, будь у них такая возможность. – Некоторое время он раздумывал, не сказать ли Камилле правду, но решил, что пока не стоит. Хоть она и не одобряла каперство, но вряд ли обрадовалась бы известию о том, что её дядюшку скоро арестуют. Вдруг она вздумает предупредить Лизану? Саймон не хотел рисковать. – Послушай, ведь это ненадолго, а потом мы обо всем забудем.

Камилла бросила на Саймона умоляющий взгляд.

– Почему бы нам не забыть об этом сейчас? – Она взяла его руки в свои. – Почему бы нам не начать все с нуля? Не связывайся ты с дядей Жаком. Мне все равно, сколько у тебя денег: у меня есть приданое.

– Не нужны мне твои деньги. – Саймон понимал, что все приданое Камиллы добыто пиратским путем, и – пусть это и глупо с его стороны – не хотел брать из ее приданого ни цента. – Трать эти деньги по своему усмотрению. Обеспечивать семью должен я.

– Иными словами, ты готов предавать страну и рисковать собственным будущим ради нескольких бочонков бренди и рулонов шелка?! – воскликнула Камилла.

Саймон огляделся. Улица была пуста, но ему не хотелось рисковать. Он схватил Камиллу за талию и увлек ее в безлюдный переулок, где их точно никто не мог ни увидеть, ни услышать. Затем схватил ее за плечи и развернул к себе:

– Я уже сказал Лизане: мой брак с тобой не имеет никакого отношения к нашим с ним деловым отношениям. Тебя это никоим образом не касается, Камилла! Не лезь не в свое дело!

– Нет, меня все касается! Что, если у нас будут дети? Что с ними будет, если их отца арестуют и казнят?

Дети! Саймон разинул рот. Он чувствовал себя так, словно его покинули все жизненные силы.

Господи, она уже и о детях успела подумать! У него самого мысли не шли дальше предстоящей свадьбы. А ведь она права: в браке действительно рождаются дети.

На мгновение Саймон представил себе, что у него будет сын: он научит его скакать верхом, охотиться, стрелять из ружья… Черт возьми, он раньше как-то никогда не думал о детях. В принципе он ничего не имел против. Ему всегда хотелось иметь сына. Когда-нибудь в будущем. Да и из Камиллы, наверное, выйдет замечательная мать. Он представил, как она качает его младенца, сюсюкает с ним.

Вдруг из глаз Камиллы потекли слезы.

– Не плачь, принцесса, – пробормотал Саймон, заключив ее в объятия. – Я не допущу, чтобы с тобой или с нашими детьми что-либо случилось. Клянусь, я уберегу вас от беды.

– А что, если ты не сможешь? – прошептала Камилла и подняла лицо. – Что, если генерал узнает, чем ты промышляешь, и…

– Ш-ш. – Саймон прижал палец к ее губам. – Поверь, все будет хорошо. Поверь мне.

Камилла всхлипнула:

– Я тебе верю, но…

И тогда Саймон поцеловал ее. Больше он ничего не мог придумать, чтобы успокоить Камиллу.

Вскоре он забыл, где они находятся. Ему казалось, что они опять в саду, как прошлой ночью… Тогда он так же целовал ее, а она отвечала на его поцелуи, открывая ему навстречу свой прелестный ротик, и туда входил его язык… Как бы ему хотелось войти в нее совсем по-другому!

При одной мысли об этом он испытал сильное возбуждение и, застонав, прижался к ее мягкому телу, мечтая дать выход своей страсти. Саймон сам не знал, почему чувствовал себя с Камиллой, как девственник с первой в своей жизни женщиной. Но ему это даже нравилось. Ее рот был сладким и мягким, как горячая патока, от нее веяло ароматом розовых лепестков и сушеного хлопка.

Просунув руку в вырез платья, Саймон нащупал ее сосок и принялся ласкать его. Камилла покачнулась и теснее прижалась к Саймону.

Как же чудесно будет делать с ней детей, – подумал он и, склонившись, начал целовать ее шею, спускаясь ниже, к самой Груди. Он еще не попробовал на вкус все части ее восхитительной плоти. И похоже, ему придется подождать с этим до свадебной ночи.

Как только его губы сомкнулись вокруг ее соска, Камилла прошептала:

– Нет.

Она лёгонько оттолкнула его.

Саймон распрямился и посмотрел на Камиллу:

– Почему? Мы помолвлены и скоро поженимся.

Она кивнула:

– И пока мы не поженимся, я намерена остаться целомудренной.

Заметив, что он нахмурился, Камилла добавила умоляющим голосом:

– Я не хочу, чтобы меня постигла такая же участь, как Дезире, которая осталась без мужа, но с ребенком. Неужели ты не понимаешь?

– Но нам не нужно заходить так далеко. Я просто хочу ласкать тебя, Камилла, я хочу…

– Нет. – Эти слова еще больше разожгли в Саймоне желание, но, похоже, Камилла была настроена решительно. Она стиснула зубы и решительно покачала головой. – Не здесь. Не сейчас. Еще успеем после того, как поженимся.

Саймон начал было возражать. Как же ему хотелось снова схватить ее и целовать, целовать… Но, окинув взглядом узенький грязный переулок, он передумал. Камилла была, конечно, права. Не время и не место. Придется заглушить свои желания, пока они не смогут предаться наслаждениям при более подходящих условиях. Но это промедление его злило.

Глава 13

Какую мелодию играют, под ту я и танцую.

Испанская пословица
Наступил день свадьбы Камиллы. Небо было ясным, безоблачным. Стоял один из тех редких для Нового Орлеана зимних дней, когда не было ни мороза, пробирающего до костей, ни влажного теплого тумана. Было свежо, прохладно, ясно. Но Камилла всего этого не замечала – она несколько часов шила себе свадебное платье. Оно было уже почти готово.

– Наверное, если бы дяде Огасту самому нужно было шить свадебное платье, он не дал бы нам всего четыре дня на приготовления, – проворчала она.

Дезире сидела рядом. В одной руке она держала иголку, а в другой – несколько крошечных жемчужин.

– Представляешь: папа нашивал бы на платье жемчужины? – Она аккуратно пришила очередную жемчужину к кромке рукава. – У него такие большие руки, что ему понадобится не иголка, а шило.

– А жемчужины должны быть размером с персиковую косточку, иначе он их уронит!

Представив себе эту картину, обе девушки начали хихикать. Чем больше они об этом думали, тем больше смеялись.

– Эти жемчужины были бы такими тяжелыми, – продолжила Дезире, давясь смехом, – что оттягивали бы тебе рукава книзу!.. Тебе пришлось бы ходить, как обезьяне.

Камилла рассмеялась еще громче:

– А… а какой бы у него был наперсток?..

Дезире восторженно взвизгнула:

– Кружка для виски!

Девушки чуть не лопнули от смеха, представив себе картину: Огаст Фонтейн шилом нашивает огромные жемчужины на платье, а на пальце у него вместо наперстка кружка для виски.

Смех прекратился также внезапно, как и начался. Глаза Дезире наполнились слезами. Она всхлипнула и обняла Камиллу:

– Ах, Кэмми, мне так тебя будет не хватать! Как же я без тебя?.. Теперь ты будешь так далеко…

– Далеко? – Камилла обняла кузину. – Всего в нескольких милях отсюда.

– Но ведь рано или поздно майор увезет тебя в Виргинию! Я точно знаю! Он увезет тебя от нас Далеко-далеко!

– Нет, не увезет. Я ему не позволю. Я… – Камилла откинулась назад и изумленно взглянула на кузину. – А откуда ты знаешь, что Саймон из Виргинии? Ведь я тебе этого не говорила. Я сама узнала об этом только вчера, когда он зашел к нам и твоя мама спросила, где его дом. Тебя с нами не было. Ты шила наверху.

– Ну, я… – промямлила Дезире, затем потупилась и принялась теребить рукав платья Камиллы. – Мне сказала мама.

– Понятно. – Камилла подозрительно посмотрела на Дезире и вновь принялась за шитье. Оставалось уже совсем немного. Некоторое время девушки шили молча.

– Мама сказала мне, что родители майора умерли, – неожиданно проговорила Дезире. – И еще она сказала, что у него в Виргинии остался брат. Интересно, а своего брата он пригласит сюда, чтобы познакомить со своей молодой женой?

Камилла почувствовала, что Дезире неспроста задала свой вопрос. Однако понять, что за этим кроется, пока не могла.

– Честно сказать, я даже и не знала, что у него есть брат. Может, это покажется странным, но я вообще ничего не знаю о семье Саймона. После того как он сказал тете Юджинии, что его родители умерли, Шушу позвала меня зачем-то на кухню и я не дослушала разговор. Но думаю, он бы сказал, если собирался пригласить брата.

– Да, конечно, – еле слышно отозвалась Дезире. Вдруг она вскрикнула и отдернула руку. – Ах, Святая Дева, я уколола палец и запачкала кровью твое красивое платье!

– Дай взгляну. – Камилла взяла рукав и внимательно его осмотрела. Было испачкано совсем чуть-чуть и с внутренней стороны рукава. – Не волнуйся, это совсем крошечное пятнышко, к тому же здесь его никто не заметит. – Камилла продолжала рассматривать рукав. – Наверное, хватит жемчужин. Я уже закончила вышивать низ подола и хочу сейчас примерить платье, чтобы в случае чего мы могли его чуть-чуть подшить.

Дезире вырвала у нее платье.

– Дай я нашью последние жемчужинки. Это займет всего несколько секунд. Не хочу, чтобы моя кузина явилась в церковь в недошитом подвенечном платье.

– Ты забыла: Саймон и я не будем венчаться в церкви.

Священник согласился обвенчать их только после того, как Саймон поклялся воспитать будущих детей в католической вере и не мешать супруге исповедовать свою религию. Однако такие браки не могли заключаться в храме, как положено, при полной мессе. Договорились, что церемония пройдет в ризнице, причем присутствовать будут только самые близкие родственники. Потом все вернутся в дом Фонтейнов, где их будет ждать скромный ужин. В число приглашенных вошли некоторые друзья и сослуживцы Саймона.

– В церкви вы венчаетесь или нет, – заявила Дезире, нашивая последние Жемчужины, – у тебя должно быть приличное платье. – Она откусила нитку и осмотрела платье. – Ну, все, готово. Примерь-ка!

Камилла с трепетом взяла у кузины шелковое платье. Дезире помогла ей его надеть. Камилла подошла к большому зеркалу. Увидев себя в этом простом, но элегантном наряде, она не сдержала слез.

– Какая красота! – Она обернулась к кузине. – Если бы не ты и не тетя Юджиния, у меня никогда бы не было такого платья.

Дезире улыбнулась и принялась расправлять складочки.

– Не забудь про малышей. Даже Армантин сделала несколько стежков, а ведь ей всего пять лет.

– Знаю, – прошептала Камилла. В горле у нее встал комок. – Вы все были очень добры ко мне. – И это было правдой. За исключением дяди Огаста, конечно. Зато кузены и тетя всегда очень хорошо к ней относились.

Распахнулась дверь, и в комнату влетела тетя Юджиния. Она вся так и лучилась радостью. В руках у нее была большая корзина.

– Взгляни-ка, Камилла, твой майор узнал о наших обычаях и прислал тебе свадебную корзинку.

Камилла удивленно воззрилась на корзину. Интересно, как Саймон узнал, что у креолов существует обычай, согласно которому будущий муж посылает невесте корзину с подарками? Она взяла у тети корзинку и начала перебирать подарки: кружевная мантилья, два вышитых платочка, кашемировая шаль, веер и прекрасные белые перчатки из козлиной кожи.

Тетя взяла перчатки:

– Это ты наденешь на свадьбу.

– Вы уверены, что они мне подойдут? – спросила Камилла.

– Подойдут, – заверила Юджиния с лукавой улыбкой. Тут Камилла поняла, откуда Саймон узнал об этом обычае, – ему подсказала тетя.

– Ну, тогда я их, конечно, надену, – сказала Камилла, отложив корзину и взяв у тети перчатки. Она примерила их и невольно расплылась в улыбке. Может, быть женой Саймона не так уж и плохо. Особенно если он будет всегда такой заботливый.

Последние три дня перед свадьбой она постоянно прокручивала в памяти их последний разговор. Камилле по-прежнему не давали покоя отношения Саймона с дядей Жаком. Утешало лишь то, что, как уверял ее Саймон, это ненадолго. Камилле хотелось ему верить. Ведь она выходит за него замуж лишь потому, что у нее нет другого выбора: иначе она не сможет видеться с тетей и кузенами. Кроме того, Саймон был прав: в их браке, как он выразился будут и другие удовольствия. Камилла вспомнила его жаркие поцелуи в переулке, и щеки ее залил румянец. Да, будут и другие удовольствия. Саймон прав. Этот брак мог бы стать идеальным, если бы не его аферы с дядей Жаком. Камилла со своей стороны приложит все усилия, чтобы этот брак был удачным. Создаст в доме такой уют, что ему больше не захочется иметь никаких дел с дядей Жаком. У них будут дети, они будут полноценной семьей и…

– Ты должна засунуть один из этих платочков за подвязку на удачу, – прервала мысли Камиллы Дезире. Она рылась в корзине, которую прислал Саймон.

– Да, а этим веером ты будешь обмахиваться на приеме! – восторженно воскликнула тетя. Затем ее улыбка померкла, и Она обернулась к Дезире. – Ох, я совсем забыла: месье Мишель тоже прислал тебе подарок к свадьбе.

Дезире выдавила из себя улыбку. Камилла знала, чего ей стоило изображать радость.

– Да?

Не говоря ни слова, тетя Юджиния порылась в кармане и достала какой-то предмет. Развернув обертку, Дезире обнаружила гребень из слоновой кости, инкрустированный бриллиантами. У нее задрожали руки.

– Он хотел, чтобы сегодня на званом ужине объявили о вашей помолвке, – объяснила тетя Юджиния. Камилла бросила на кузину взгляд, полный ужаса, а тетя добавила: – Но я его отговорила. Сказала, что сегодня всеобщее внимание должно быть приковано к Камилле – как-никак это ведь ее свадьба.

Дезире смотрела на гребень неотрывно. Лицо ее было белее мела. Юджиния подошла к ней и положила дочери руку на плечо:

– Послушай, милая, ты можешь не выходить за него замуж, если не хочешь. Мне все равно, что на это скажет твой отец. Я поддержу тебя.

– Я выйду за него замуж, мама, – твердо произнесла Дезире. Она повернулась к матери, взяла гребень и воткнула его в прическу. – По-моему, месье Мишель оказал мне высокую честь, выбрав своей невестой.

Юджиния долго смотрела на дочь, затем вздохнула и обернулась к Камилле.

Камилле пришлось прикусить язычок, не то она непременно прояснила бы тете Юджинии истинное положение цел. Но тогда Дезире ее никогда не простила бы. Кроме того, они с Саймоном вот-вот выяснят, кто же этот ее загадочный любовник. Все подозреваемые солдаты приглашены на торжественный ужин, значит, Камилла наконец-то узнает, кто является отцом будущего ребенка Дезире. Она еще расскажет тете Юджинии, почему Дезире так не терпится выскочить замуж за месье Мишеля, но расскажет немного погодя.


Когда несколькими часами позже они вошли в ризницу, Камилла была очень благодарна Дезире за то, что та трудилась не покладая рук, чтобы сшить ей красивое платье. Первый раз в жизни на Камиллу все смотрели с восторгом и восхищением. Даже суровый священник, которому не стали подробно объяснять причины столь поспешного брака и которого ужасно раздосадовало то, что Саймон не был католиком, смягчился при виде Камиллы в подвенечном платье.

Но больше всего восхищения было во взгляде Саймона. Он смотрел на Камиллу с такой страстью, что она готова была поверить, будто он женится на ней по любви. Он не сводил с нее глаз с того самого момента, как она вошла в ризницу. Под его пристальным взглядом Камилла залилась ярким румянцем. Как хорошо, что ее лицо скрывает тюлевая вуаль!

Впрочем, вуаль не мешала ей видеть Саймона. Она тоже была не в состоянии отвести от него глаз. Он выглядел просто потрясающе. На нем была парадная форма, такая же, как на балу в день их знакомства, только при свете дня, заливавшем ризницу, его отрезной мундир с красными нашивками и серебряными пуговицами казался еще красивее. Его ботинки были начищены до блеска, а волосы, наверное, впервые в жизни причесаны и аккуратно уложены. Он выглядел великолепно, в этом не было никакого сомнения. Камилле даже не верилось, что совсем скоро он станет ее мужем. Второй раз за это утро она подумала, что, возможно, быть женой Саймона не так уж и плохо.

Рядом с Саймоном стоял генерал, и на нем тоже был военный мундир. Казалось, что Саймон – его сын. Неподалеку Камилла заметила миссис Уилкинсон. Похоже, она уже успела позабыть скандальные обстоятельства, ставшие причиной столь поспешной свадьбы, и улыбалась во весь рот. Уйлкинсоны стояли напротив дяди Жака. Тот одет был небрежно и держался довольно развязно.

Дядя Огаст подвел Камиллу к Саймону. Интересно, знает ли генерал, кто стоит напротив него, размышляла Камилла. Представил ли Саймон генералу дядю Жака? Конечно же, нет! Что это ей взбрело в голову? Саймон наверняка сделал вид, что не знаком с пиратом.

Камилла вдруг подумала о том, что выходит замуж за человека, о котором почти ничего не знает. Она знала, – например, что Саймон вспыльчив, но, если захочет, может быть добр и ласков. Он никогда не пытался скомпрометировать ее против ее воли, если не считать того раза, когда она пришла к нему вечером домой. Значит, не такой уж он и плохой… Наверное.

К тому же Саймон очень помог ей в поисках любовника Дезире, несмотря на то, что постоянно ворчал. Камилла знала, что ему можно доверять. Кроме того, он был щедр, судя по свадебной корзине, полной подарков. Значит, с его отрицательными качествами можно как-то смириться.

Вся свадебная церемония прошла для Камиллы как в тумане. Наконец все закончилось. К тому времени, когда они сошли вниз по ступеням храма, на город уже спустился таинственный вечерний сумрак.

Саймон помог Камилле сесть в карету Уилкинсонов, сами Уилкинсоны должны были ехать за ними в карете дяди и тети Камиллы, а остальные гости – им вслед в наемных экипажах. Им предстоял еще торжественный ужин в доме Фонтейнов.

Когда новобрачные уселись в карете и кучеру был дан приказ трогать, Камиллу охватило странное смущение. Вот они уже и поженились, а она не чувствует, что что-либо изменилось. Не чувствует себя женой.

Похоже, Саймон почувствовал ее настроение. Он погладил Камиллу по руке, одетой в белую перчатку.

– Это те перчатки, которые я тебе подарил?

– Да, те самые. Я не успела поблагодарить тебя за твою восхитительную корзинку. Твои подарки – просто чудо. Я даже не ожидала.

Саймон удивленно вскинул брови:

– Ты что, думала, что я несерьезно отнесусь к нашей свадьбе? Разве жениху не полагается делать невесте подарки?

– Нет, я не то имела в виду. – Камилла покраснела. – Я просто хотела сказать… Ну, я думала, что ты не знаешь о наших обычаях, поэтому и не ожидала получить корзинку. У американцев, наверное, нет такого обычая?

– По правде сказать, не имею ни малейшего представления, – усмехнулся Саймон. – Знаешь, я никогда раньше не был женат. Я спросил у твоей тети, какие у вас существуют обычаи, и она мне рассказала. Надеюсь, я ничего не забыл.

– Нет, ничего, насколько я могу судить. – Камилла хитро улыбнулась. – Я тоже раньше никогда не была замужем.

Саймон взял ее руки в свои и крепко сжал их:

– Значит, будем справляться с этой новой жизнью, как сможем, правда?

То, как он это произнес, с улыбкой и слегка покровительственно, придало Камилле уверенности. Да, они будут справляться со всеми возникающими трудностями вместе. Может, все у них и сложится.

Карета остановилась перед ярко освещенным домом Фонтейнов. Саймон выглянул из окна:

– Похоже, мои гости уже здесь. Как думаешь, тебе удастся пронаблюдать за кузиной среди всего этого гвалта и поздравлений?

Камилла благодарно улыбнулась Саймону. Какой он все-таки молодец, что не забыл пригласить солдат! Она совсем о них позабыла во всей этой суматохе.

– Да, думаю, удастся.

Первое, что бросилось Камилле в глаза, когда они вышли из кареты, – изящный экипаж месье Мишеля, припаркованный прямо перед домом Фонтейнов. Камилла поморщилась. Она, конечно, знала, что он приглашен, но как-то не подумала о том, что он и солдаты будут находиться водной комнате. Что, если они подерутся с любовником Дезире? – промелькнуло в голове у Камиллы, но она тут же отогнала эту, мысль. Лучше об этом пока не думать. Пускай себе дерутся. Все равно для Дезире будет в сотню раз лучше выйти замуж за отца ребенка. Если у Камиллы не получилось выйти замуж по любви, то пусть хоть Дезире будет счастлива.

К досаде Камиллы, первым, кого они встретили, был месье Мишель, а не солдаты. Он стоял рядом с дверью в гостиную и потягивал из бокала шампанское.

– О, похоже, мне выпала высокая честь первым поздравить молодых! – воскликнул он, заметив Камиллу с Саймоном.

Месье Мишель выглядел неплохо. На нем был блестящий черный пиджак и белоснежный галстук. Его седые волосы, обильно умащенные ароматической помадой, были зализаны назад. Взор его похотливых черных глазок остановился на Камилле. Обычно он так смотрел на Дезире. Наверное, это не укрылось от Саймона. Он с видом хозяина взял Камиллу под руку.

– Месье Мишель, как мило с вашей стороны, что вы пришли! – Камилла с трудом выдавила из себя улыбку. – Знакомьтесь: майор Вудворд.

– Мой муж, – прошипел Саймон.

Камилла залилась краской.

– Ах да! Мой муж. Я все забываю, что вышла замуж.

– Держу пари, после первой брачной ночи она уже не будет об этом забывать. Не правда ли, майор? – Месье Мишель хитро подмигнул Саймону.

Он обдал его презрительным взглядом. Месье Мишель пробормотал что-то вроде мне нужно долить шампанского и пошел разыскивать слугу.

– За этого типа намерена выйти замуж Дезире? – шепотом спросил Саймон.

– Да, и я сделаю все, чтобы этому помешать, – тоже шепотом ответила Камилла.

Вокруг них столпились гости с поздравлениями, однако вскоре они отошли от молодых и образовали маленькие группки. Камилла окинула взглядом комнату и заметила троих молодых людей в униформе, которые неуклюже мялись в сторонке.

Она прикоснулась к руке Саймона и кивнула в их сторону:

– Это и есть твои солдаты?

– Да.

Тут их внимание привлек шум и оживленные голоса. Обернувшись, они увидели, что прибыли те, кто был свидетелем на их свадьбе.

– Смотри, а вот и твоя кузина, – заметил Саймон.

Действительно, в комнату вошла Дезире, окруженная младшими братьями и сестрами, которые по такому случаю были разодеты как куклы.

Месье Мишель сразу же устремился к ней, но в планы Камиллы не входило, чтобы он всецело завладел вниманием ее кузины.

Она сжала Саймону руку:

– Пойду отвлеку пока месье Мишеля, а ты в это время позови сюда своих солдат и представь их всем моим домочадцам, в особенности Дезире. Издали мне будет легче наблюдать ее реакцию.

Саймон кивнул в знак согласия. Они направились в разные стороны: Камилла – к месье Мишелю, а майор – к своим бывшим подчиненным.

Приблизившись к месье Мишелю и Дезире, Камилла услышала, как старик делает ее кузине какой-то сальный комплимент. Дезире приняла его со свойственным ей грациозным спокойствием, но Камилла не могла не заметить, что она выглядит бледнее обычного. Было ли это связано с беременностью или с бестактностью месье Мишеля, сказать трудно. В любом случае сейчас Дезире с радостью передохнула бы от своего назойливого ухажера. Это было Камилле только на руку.

– Месье Мишель! – воскликнула Камилла, подойдя поближе, и взяла старика под руку. Она заметила, что его бокал опять опустел. – Вам нужно подлить шампанского. Пойдемте со мной, сэр, и я прослежу, чтобы вас хорошо обслужили. Я не хочу, чтобы мои гости совсем зачахли в отсутствие напитков.

– Не волнуйтесь, мне и так хорошо, мадемуазель Гирон… – начал было месье Мишель, но вовремя спохватился. – Ох, теперь уже я позабыл о вашей свадьбе. Так не годится, не правда ли, мадам Вудворд?

– Нет, не годится. – Камилла упорно тянула старика за руку. – Если вы не пойдете со мной, то я обижусь. – Лихорадочно подыскивая предлог, чтобы оттащить его от кузины, она окинула взглядом комнату и заметила Уилкинсонов. – Кроме того, генерал Уилкинсон и его супруга выказали горячее желание познакомиться с одним из самых почетных жителей Нового Орлеана, – солгала Камилла. – Я обещала им вас представить.

– Генерал и его супруга желают со мной познакомиться? – удивился месье Мишель.

– Да. Позвольте мне на несколько минут украсть вас у моей кузины, чтобы представить самых важных гостей на приеме друг другу.

Старик обернулся к Дезире и с масленой улыбкой спросил:

– Ты ведь не обидишься, лапочка?

– Конечно, нет, – ответила девушка.

Камилла увлекла месье Мишеля в другой конец комнаты. Краем глаза она заметила, что Саймон подошел к ее кузине. За ним по пятам следовали его солдаты. Камилла на минуту остановилась перед столиком с закусками, наполнила бокал шампанским и, не глядя, протянула его месье Мишелю. Все ее внимание было целиком сосредоточено на Дезире. Вот Саймон представляет ей солдат. Камилла видела, как каждый солдат, когда до него доходит очередь, кланяется, а Дезире делает книксен. При этом лицо кузины оставалось бесстрастным: ничто не указывало на то, что она узнала кого-то из этих парней.

Чем дольше наблюдала за этим Камилла, тем больше убеждалась в том, что ее кузина никогда не была знакома с этими людьми.

Кровь отхлынула от ее лица. Не может этого быть! Ее любовником должен был быть кто-нибудь из них! Но из Дезире вышла бы плохая актриса. Если бы среди этих людей оказался ее возлюбленный, она как-то выдала бы себя.

– Мадам Вудворд, с вами все в порядке? – раздался голос месье Мишеля.

Камилла с трудом переключила на него внимание:

– Да, да. Конечно же. Со мной все в порядке.

Но это было неправдой. Ничего не в порядке! Камилла вдруг поняла, что все ее усилия по поиску возлюбленного кузины были напрасны. Она влезла в дела дяди Жака и Саймона, была скомпрометирована, публично унижена дядей Огастом и вынуждена пойти замуж за того, кого даже не знает толком. И во имя чего?

Все пошло прахом. Где теперь искать любовника Дезире – неизвестно. Камилла смахнула слезы, застилавшие ей глаза. Все пропало. Дезире придется выйти замуж за месье Мишеля. Другого выхода не было. И Камилла уже ничего не сможет сделать, чтобы помешать этому.

Глава 14

Если бы я только знал! – так говорим мы часто, но, увы, знание всегда приходит слишком поздно.

Креольская пословица
Саймон почти не притронулся к еде: он думал о своем. После ужина его буквально вынесла на улицу толпа приглашенных на свадьбу мужчин, которые сиплыми голосами обменивались разными шуточками. Эта разудалая ватага сопровождала Саймона по городу до самого его дома на Байю-роуд. Камиллы нигде не было видно – как только торт разрезали на ломтики и раздали всем незамужним девушкам, ее куда-то увлекла за собой группа женщин. Саймону объяснили, что новобрачную увели, чтобы приготовить. Он мог только догадываться, что это значит. Чем больше Саймон строил догадок, тем больше возбуждался. Этому немало способствовало вино, выпитое за ужином, и шутки со всех сторон, в каждой из которых сквозил намек на то, чем муж и жена занимаются в постели.

Он ждал этого целых четыре дня, каждый вечер засыпал с мыслью об этом. Он был уверен, что с интимной стороной их жизни все будет в полном порядке. Он никогда раньше так не хотел никакую женщину и чувствовал, что Камилла тоже испытывает к нему влечение.

Саймон не заметил, как всей гурьбой они дошли до его дома. У него перехватило дыхание, когда, взглянув наверх, он увидел мягкий отблеск свечей в окне своей спальни. Значит, Камилла уже там, ждет его. Чувствуя, как в венах у него закипает кровь, он, шагая через две ступени, направился к входной двери.

– Будь молодцом! – закричали сопровождавшие его мужчины, однако за ним никто не последовал. Очевидно, это не было предписано обычаем.

Согласно креольской традиции, они с Камиллой должны были провести последующие пять дней в доме, никуда не выходя. Луис и служанка из дома Фонтейнов, которая помогала Камилле по хозяйству, останутся здесь, чтобы им прислуживать. Предполагалось, что Саймон и Камилла большую часть пятидневного затворничества проведут в спальне, куда слуги будут приносить им еду.

Саймон усмехнулся. Да, некоторые креольские обычаи были ему определенно по нраву.

Вообще-то если бы он и Камилла строго придерживались всех обычаев, то провели бы эти пять дней после свадьбы в ее спальне, в доме ее дяди. Но Саймон отказался наотрез. Ему совсем не улыбалось провести первую брачную ночь под крышей дома Фонтейна. Уж лучше у себя.

В доме стояла необычайная тишина. Камилла ушла со свадебного ужина в сопровождении своей тети и нескольких родственниц, но, очевидно, дамы не стали надолго здесь задерживаться. И слава Богу. Саймону не хотелось, чтобы кто-нибудь увидел его в таком состоянии. За исключением Камиллы, разумеется.

Саймон поднялся по лестнице и вошел в спальню. Камилла сидела на его кровати с пологом на четырех столбиках. На ней была прозрачная муслиновая сорочка с низким вырезом. Увидев ее, Саймон воспылал еще большей страстью. По плечам Камиллы рассыпались каштановые волосы. Свет свечей бросал на ее кожу янтарный отблеск.

У Саймона учащенно забилось сердце. Гром и молния! Она выглядела до того прелестно, что прямо так и съел бы. Ему хотелось поглотить ее целиком, без остатка.

Он непременно набросился бы на Камиллу, но его удерживало какое-то неопределенное выражение ее глаз: несмотря на все ее дерзкие выходки и вызывающее поведение, она все-таки девственница. Оттого, как Саймон поведет себя сейчас, зависит, как сложатся их дальнейшие отношения в браке. Он не хотел все испортить.

– Саймон? – спросила Камилла.

Сделав над собой усилие, Саймон медленно приблизился к ней, присел на краешек кровати и погладил ее по щеке. Камилла вся дрожала.

– Не бойся, я тебя не обижу. Ну, может, будет немного больно, конечно… – Саймон запнулся и поднял на нее глаза. – Послушай, ты хоть знаешь о том, что происходит между мужчиной и женщиной?

Она нервно сглотнула.

– Да. По крайней мере, настолько, насколько может знать об этом тот, кто сам этого не испытал. – Камилла вскинула голову и посмотрела Саймону в глаза. – Что мне не рассказала мать, то рассказала Дезире. – Глаза ее наполнились слезами. Она отвернулась, тщетно пытаясь скрыть их.

– Ах, принцесса, – прошептал Саймон, обнимая Камиллу. – Что же она такого ужасного тебе рассказывала?

– Нет… я не об этом. Просто Дезире… Ах, Саймон, что же мне теперь делать? Ведь она совсем никак не отреагировала на этих твоих солдат! Я так хотела, чтобы она вышла замуж по любви, а теперь ей придется выходить замуж за этого мерзкого старика – месье Мишеля!

Вот, значит, в чем дело! Опять эта Дезире, черт бы ее побрал! Саймон вздохнул и, не размыкая объятий, придвинулся поближе к Камилле. Он совсем позабыл о Дезире, но Камилла, похоже, никогда о ней не забывала.

Саймон с трудом справился с порывом страстного желания, которое нахлынуло на него оттого, что он прижимал к себе стройное тело Камиллы.

– Ничего с твоей Дезире не случится. Ты сделала все, что было в твоих силах.

– Ах нет! Я же чувствую, что не все! – Камилла вскинула на Саймона глаза. – И еще я чувствую, что, кем бы ни был ее любовник, он каким-то образом связан с тобой! Она постоянно о тебе расспрашивает!

Саймон замер. Его тоже обеспокоило, что кузина Камиллы не узнала ни одного из его солдат, по крайней мере, не подала виду. И снова ему в голову закралось подозрение: не был ли любовником Дезире его брат Нил? Однако Саймон быстро прогнал от себя эту мысль. Он уже предвкушал брачную ночь и не хотел больше ни о чем думать.

– Не знаю, что и делать, – продолжила Камилла. – Она выказывает волнение только тогда, когда разговор заходит о тебе.

– Уж не думаешь ли ты, что это я сделал ей ребенка?

– Ну конечно же, нет. – Камилла потупилась, щеки ее залил румянец. – Я прекрасно знаю, что ты человек чести и настоящий джентльмен. – Она некоторое время колебалась, затем продолжила: – Но она постоянно расспрашивает о твоих родных. Даже спросила меня, не приедет ли твой брат сюда, чтобы со мной познакомиться. Я даже и не знала, что у тебя есть брат, а она сказала, что ей стало об этом известно от тети Юджинии.

Саймон и правда говорил мадам Фонтейн, что у него есть брат. Может, Дезире от нее узнала о Ниле.

Странно только, что девушка выказывает к нему такой интерес.

– Вот тогда-то я поняла, какой была дурой, – произнесла Камилла.

– Дурой?

– Ну да. Даже не подумала расспросить тебя о твоей семье. Мне так стыдно! Мы с тобой теперь муж и жена, а я совсем ничего не знаю о твоих родных. Одобрят ли они наш брак, что они подумают, когда узнают… – Камилла посмотрела на Саймона. – У тебя только один брат? Мы поедем навестить его?

– Как хочешь. – Он попытался придать голосу ровность. А что, если Нил и вправду любовник Дезире? Что же мне делать? Если я напишу ему и попрошу приехать, то, когда он сюда доберется, будет поздно – беременность Дезире уже не скроешь. А если я поделюсь с Камиллой своими подозрениями, то она потребует, чтобы я немедленно предпринимал какие-нибудь действия. А я ведь даже не уверен, что это именно Нил!

– А больше у тебя нет родственников? Других братьев или сестер?

– Нет, сестер у меня нет, – ответил Саймон, продолжая думать о своем. – У меня было два брата, но другой брат, Джошуа, умер.

– Умер? Такой молодой?

Саймон был настолько погружен в свои мысли, что ответил, не подумав:

– Да, Джошуа служил в военно-морском флоте. На их корабль напали пираты, и…

Вдруг Саймон осознал, что он говорит и кому. Он умолк и обернулся к Камилле. Она побледнела, ее глаза расширились.

– Пираты? Твоего брата убили пираты?

Саймон отвернулся. Черт возьми! Ну как он мог допустить такую оплошность?

– Если твоего брата убили пираты, – продолжила Камилла сдавленным голосом, – почему ты согласился вести бизнес вместе с дядей Жаком? На твоем месте мне бы хотелось его убить, а не помогать ему в… – Тут Камилла вскрикнула и зажала рот рукой. – О, Матерь Божья… Твой брат служил в военно-морском флоте. Моему дяде случалось нападать на американские корабли… Уж не хочешь ли ты сказать, что твоего брата убил дядя Жак?

Саймон сокрушенно вздохнул. Скрывать от Камиллы правду больше не имело смысла. Уж лучше сразу во всем признаться.

– Да.

Камилла испуганно вздрогнула:

– И ты… ты приехал сюда, чтобы отомстить, да? Приехал, чтобы… чтобы…

– Да. Чтобы арестовать его. – Ну, вот и все. Он наконец-то это сказал. Все равно ему пришлось бы когда-нибудь ей сказать, так почему не сейчас? – Послушай принцесса, тебя это никоим образом не касается.

– Никоим образом меня не касается? – Камилла отшатнулась от Саймона и поспешно перебралась на другую сторону постели. – Ты хочешь схватить моего дядю! Может, мечтаешь, чтобы его вздернули на виселице! И имеешь наглость заявлять, что меня это никоим образом не касается?!

– Да, не касается! – Саймон потянулся к Камилле, схватил ее за запястье и не отпускал, как она ни пыталась вырваться. – Ты и сама понимаешь, что в один прекрасный день его все равно арестуют. Не я, так кто-то другой.

– Но я никогда не думала, что его арестует мой муж!

– Так, значит, ты бы предпочла, чтобы я был бессовестным прохиндеем, каким ты считала меня раньше? Негодяем, способным рисковать собственным будущим ради нескольких бочонков бренди и рулонов шелка?

Камилла покраснела.

– Я бы предпочла, чтобы тебя вообще ничего не связывало с моим дядей! – Ей наконец удалось вырваться. Она соскочила с кровати и принялась расхаживать по комнате. Роскошные волосы ниспадали ей на плечи. – Ты мне солгал! Ты обманул и меня, и моего дядю!

– А что мне было делать? Скажи я тебе всю правду, ты тут же отправилась бы к нему и…

– Матерь Божия! – Камилла резко обернулась к Саймону, ее глаза снова наполнились слезами. – Так вот почему ты решил на мне жениться! А я-то никак не могла понять!:. Зато теперь мне все совершенно ясно!

Саймон встал с постели и подошел к Камилле:

– О чем ты говоришь?

– Ты женился на мне, чтобы я молчала. Сначала помогал мне разыскать возлюбленного Дезире, чтобы я молчала, а потом женился на мне, чтобы я не погубила твои планы, связанные с дядей Жаком. – Камилла сердито смахнула слезинки, которые катились у нее по щекам, но на их месте тут же появились новые. – Конечно, что может быть проще – жениться на его племяннице, чтобы обеспечить успех своему плану. Умнее не придумаешь. Тогда он успокоится и начнет тебе доверять… Как ты мог… Как ты мог…

Камилла умолкла. У Саймона сжалось сердце.

– Нет, я вовсе не поэтому на тебе женился. – Он хотел прижать Камиллу к своей груди, но она его оттолкнула. – Послушай, Камилла, ты сейчас чушь говоришь, как и твой дядюшка. Поверь, мне нет никакой выгоды от того, что я на тебе женился. Я никогда не хотел, чтобы тебя это касалось хоть каким-то боком. Я до последнего боролся с моим влечением. Ты сама это прекрасно знаешь.

Камилла молчала и слушала. Саймон продолжал:

– Если бы я действительно хотел, чтобы ты стала средством к достижению моих планов относительно твоего дяди, то овладел бы тобой еще тогда, когда ты пришла ко мне домой, и у тебя не осталось бы другого выхода, кроме как выйти за меня замуж!

– Но почему же ты так плохо боролся с этим своим влечением? Почему ты… поцеловал меня тогда, в саду, и начал меня ласкать? Я ведь племянница твоего врага, креолка, а не американка, и от меня у тебя только одни неприятности. Тебя могло заинтересовать лишь то, что я близкая родственница пирата Жака.

Вопрос застал Саймона врасплох. Он не знал, что ответить, так как сам еще не решил, что его влечет к Камилле. Он понимал, что это нечто большее, чем просто похоть. С похотью он бы сумел совладать. Но как же объяснить это странное чувство? Ему захотелось быть с Камиллой с той самой секунды, как он ее увидел.

– Не знаю. Разве ты не веришь, что… что ты мне нужна, что я питаю к тебе страсть и хочу, чтобы ты была моей женой?

Камилла покраснела, ноне отвела взгляда.

– Значит, ты питаешь ко мне страсть, хочешь, чтобы я была твоей женой, но… но по-прежнему намерен арестовать моего единственного родственника?

Ну почему она не может отделить одно от другого? Это две совершенно разные вещи!

– Разумеется! Твой дядя – пират и мерзавец, каких мало!

– Он капер! У него есть каперское свидетельство, выданное Картахеной! Он имеет право грабить испанские корабли!

– Верно, испанские! Но ты прекрасно знаешь, что он не ограничивается одними испанскими кораблями.

– Поэтому ты и предложил использовать твой дом под склад? Как только дядя привезет сюда товары, добытые явно не с испанского корабля, ты его арестуешь!

– Совершенно верно, Камилла. Ты разгадала мой подлый и коварный замысел. Ну а теперь беги скорее к дядюшке, предупреди его. Вот почему я так долго не хотел говорить тебе правду!

Камилла бросила на Саймона обиженный взгляд:

– Неужели ты мне совсем не доверяешь? Ты же знаешь, что я не могу ему ничего сказать. Тогда в смертельной опасности окажешься уже ты. А я этого не хочу.

– Почему же? Тебе ведь наплевать, что со мной будет. Избавишься заодно от насильно навязанного тебе мужа.

На лице Камиллы отразилась такая боль, что Саймон тут же пожалел о своих словах.

– Я никогда тебя ему не выдам. Как ты вообще можешь так говорить?..

Саймон взъерошил волосы:

– Черт возьми. Прости меня, принцесса. Просто я… не хочу, чтобы ты ввязывалась в это дело.

– Я должна переговорить с дядей Жаком, – обеспокоенно сказала Камилла. – Может, мне удастся убедить его бросить нелегальное каперство. Скажу ему, чтобы с этого момента он грабил только испанские корабли.

– Нет! – взорвался Саймон. При мысли о том, что Камилла наставит Лизану на путь истинный и его не удастся, больше арестовать, Саймон пришел в ярость. – Нет! Пока все это не закончится, не смей к нему и близко подходить, поняла?!

Камилла посмотрела на Саймона холодным взглядом.

– Поняла. Ты решил арестовать его во что бы то ни стало.

– Это мой долг! За этим сюда и приехал! Извини, что впутал тебя в эту историю, но…

– Ты ведь это не только и не столько из чувства долга делаешь. – Камилла фыркнула и скрестила на груди руки. В ее голосе слышалось осуждение. – Ты не того добиваешься, чтобы дядя перестал заниматься нелегальной деятельностью. Я легко могла бы убедить его бросить незаконное пиратство. Нет, ты хочешь отомстить ему за брата. Мечтаешь посмотреть, как он будет болтаться на виселице.

Саймон гневно сверкнул глазами. Да как она смеет его судить? Он схватил Камиллу за плечи:

– Скажи мне, только честно: что бы ты сделала, попадись тебе пираты, убившие твоих родителей?

Камилла нервно сглотнула, но не отвела взгляда:

– Мой дядя… выследил всех этих мерзавцев и убил их. Поэтому они атаковал тот корабль, на котором служил твой брат: ваши военные хотели помешать ему в исполнении того, что он считал своей миссией – отомстить.

Саймон не желал ее слушать. Не все ли равно, почему Лизана напал на тот корабль? Ему-то какая разница?!

Камилла едва заметно вздрогнула и вырвалась у него из рук.

– Я хорошо знаю, до чего доводит жажда мести. Однако тех, кто погиб, все равно не вернешь, да и сердечных ран месть тоже не залечит.

Она поежилась и умолкла, обдумывая какое-то решение. Когда Камилла наконец повернулась к Саймону, тому показалось, будто она стала немного выше ростом.

– Я не желаю принимать во всем этом участия! Я не могу раскрыть твои планы дяде, потому что он тебя убьет, а уговорить его заниматься только легальным бизнесом ты мне не позволяешь, так как жаждешь мести. Но не могу же я сидеть сложа руки и ждать, пока ты его погубишь!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Можешь продолжать свои игры с моим дядей. А я запрусь в какой-нибудь другой комнате. Когда все закончится и кто-нибудь из вас выйдет победителем, я… – Камилла запнулась, потом продолжила: – Я хочу расторгнуть наш брак.

Саймон замер как громом пораженный. Расторгнуть брак?

– Ты сошла с ума!

– Я бы сошла с ума, если решила бы оставаться твоей женой при таких обстоятельствах.

Камилла направилась к гардеробу. Открыла его, вытащила халат, накинула его на ночную сорочку, а потом принялась вынимать всю одежду, которую только сегодня вечером положила туда ее тетя.

Тут Саймон понял, что она говорила совершенно серьезно.

– При таких обстоятельствах? – Он шагнул к Камилле и схватил ее за руку. – Обстоятельства, сделавшие нас супругами, не изменились. Фонтейн не позволит тебе подать на развод. Он навсегда захлопнет перед тобой дверь своего дома. Тебе придется зарабатывать на пропитание, и даже Лизаны не будет, чтобы тебе помочь.

– А мне все равно! – Камилла повернулась к Саймону и перешла на шепот: – У тебя, конечно, есть свои недостатки, но я всегда считала тебя честным, искренним человеком. Думала, что хоть чуть-чуть тебе нравлюсь. А ты думал только о мести, мечтал отомстить моему дяде за причиненное им когда-то тебе зло.

Саймон стиснул зубы. Чего она от него хочет? Ясное дело чего. Хочет, чтобы он не трогал Лизану.

Чтобы отпустил этого пирата на все четыре стороны, простив ему все преступления. Пусть даже не мечтает! Однако терять Камиллу Саймону тоже не хотелось.

– А я не дам тебе развод, – произнес он негромким, но твердым голосом. – Можешь спать в другой комнате, если тебе так хочется, и дуться, пока я разберусь с твоим дядей, но развод я тебе не дам.

Камилла обернулась к Саймону. Ее глаза метали молнии.

– Когда-то ты сказал, что уж если я решила чего-то добиться, то всегда добьюсь своего. Ну так вот, Саймон: я решила добиться развода, и ничто меня не остановит.

С этими словами Камилла взяла в охапку всю одежду, которую вынула из гардероба, и царственной походкой направилась к двери.

– Камилла, а ну вернись!.. – скомандовал Саймон, но она не обратила на его слова никакого внимания. Он бросился за ней, но не успел: Камилла вошла в соседнюю спальню и захлопнула дверь прямо у него перед носом. Он услышал только, как она повернула ключ в замочной скважине.

– Черт возьми, Камилла! – Саймон подергал запертую дверь. – Открой немедленно!

– Я не твой подчиненный, Саймон. И ты не имеешь права мной командовать! – раздалось из-за двери.

– Если ты мне не откроешь, я вышибу дверь!

– Если ты вышибешь дверь, я выбегу на балкон и закричу, что мой муж меня убивает!

Ей никто не поверит. Здесь не принято вмешиваться в супружеские отношения. Но… Саймон слишком поздно вспомнил, что ему говорил генерал: женщины любят слова, ласковые слова и обещания. Он поборол в себе гнев и проговорил:

– Послушай, Камилла, прости меня за все, я не хотел тебя обидеть.

По тихому вздоху, донесшемуся из комнаты, Саймон понял, что Камилла его слушает.

– Но пойми: мне действительно нужно арестовать твоего дядю. За этим я сюда и приехал. Что бы ты обо мне ни думала, это мой долг. Тут уж ничего не попишешь.

– Уходи. Уйди, пожалуйста, Саймон.

В голосе Камиллы послышалась мольба, и Саймон воспрянул духом. Похоже, его слова возымели действие. Он продолжал в надежде, что удастся отговорить ее от глупой идеи подать на развод.

– Однако это никак не должно сказываться на наших отношениях. Я хочу тебя; Камилла, и знаю, что ты меня тоже хочешь. Я знаю, что мы могли бы создать неплохую семью. Если бы ты только сумела забыть обо всем остальном, у нас все сложилось бы как нельзя лучше.

Камилла слушала, и сердце бешено колотилось у нее в груди. Забыть? Как можно забыть о том, что он приехал сюда, чтобы изловить ее дядю, и даже не хочет дать дяде Жаку шанс исправиться?

– Камилла! – упрашивал Саймон. – Открой, принцесса. Ведь это наша первая брачная ночь. Мы должны провести ее вместе.

Камилла обмерла. Вот, значит, в чем дело! Он ее, видите ли, хочет. А о чувствах ее он подумал? Нет, свой долг он ставит превыше всего. Но он ее хочет. Вот в чем дело. Хочет удовлетворить свои инстинкты. А она не хочет быть для него лишь объектом для удовлетворения любовной страсти.

– Этот брак был ошибкой, Саймон. И мы оба это прекрасно понимаем.

– Неправда. – Камиллу поразила боль, прозвучавшая в голосе Саймона. – Чего ты хочешь? Чтобы я сказал, что не буду больше охотиться за твоим дядюшкой? Ты прекрасно знаешь, что я не могу этого пообещать, даже если бы и хотел. Тогда что тебе нужно? Я уже попросил прощения за то, что тебя обманывал. Чего тебе еще?

– Ты говоришь, я тебе небезразлична. Мне от тебя нужно лишь одно: чтобы ты дал дяде Жаку шанс исправиться. Большего я не прошу. Разреши мне пойти к нему и попытаться отговорить его бросить пиратство. Если он не согласится, поступай с ним как знаешь. Я не стану мешать тебе выполнять свой долг. – Камилла прислонилась к двери. – Дай ему хоть один шанс. Ради меня.

С другой стороны двери воцарилось долгое молчание. Наконец Саймон приглушенно выругался и сказал:

– Ты слишком многого просишь, Камилла. Ты забываешь о тех, кого грабил и убивал твой дядя. Они все заслуживают возмездия. И ты это прекрасно понимаешь.

Да, она это понимала. Но она понимала и то, что не в возмездии тут дело. Пока не приехал Саймон, решительно никого не волновало, чем занимается дядя Жак и другие каперы. К тому же он скрывал от нее свои намерения. Если бы Камилла только знала, что Саймон намерен арестовать ее дядю, то, наверное, не вышла бы за него замуж. Ее беспокоило то, что она не видела выхода. Если бы Саймон раньше доверился ей, открыл бы ей все свои планы, может, она и нашла бы какое-нибудь умное решение. Боже, почему она всегда попадает в тупиковые ситуации? Сначала дядя Огаст не оставил ей выбора, а теперь вот Саймон… Господи, какое нелепое положение!

Ну, теперь-то по крайней мере у нее выбор был: либо она остается женой Саймона и всю жизнь пляшет под его дудку, либо уходит от него. Но Камилле не нравился ни один из этих вариантов. Она не могла вступить с Саймоном в брачные отношения, зная, что ему безразличны ее чувства.

– Уйди, пожалуйста, Саймон, – попросила Камилла. – Сейчас я хочу только одного: чтобы ты оставил меня в покое.

Саймон простонал так громко, что было слышно даже через дверь.

– Нет, ты не этого хочешь и сама прекрасно это осознаешь. Да и я хочу совсем другого. – Он понизил голос: – Я хочу заняться с тобой любовью, принцесса. И не притворяйся, будто ты этого не хочешь. Я хочу сжимать тебя в объятиях, осыпать поцелуями. Ведь мы могли бы быть друг для друга всем.

– Нет. Чтобы заняться сегодня ночью со мной любовью, Саймон, тебе придется заставить меня силой. Но ты ведь на такое не способен, правда?

Затаив дыхание, Камилла ждала ответа.

Саймон выругался и ударил кулаком в дверь.

– Прекрасно, Камилла. Сиди сегодня под замком, если ты на этом настаиваешь. Но не думай, что на этом все и закончится. Все еще только начинается.

Он ушел. Камилла слышала, как хлопнула дверь. Она бессильно сползла на пол и закрыла лицо ладонями. Саймон прав. Все еще только начинается. И Камилла понятия не имела, когда все это закончится.

Глава 15

Всегда ударяешься больным местом.

Французская пословица
На третий день своего свадебного заточения Камилла сидела в гостиной и пыталась читать. Саймон не шел у нее из головы. С той ужасной брачной ночи он даже не пробовал отговорить ее от решения расторгнуть их брак. По крайней мере не предпринимал для этого никаких видимых усилий: не пытался больше ее соблазнить, не спорил с ней. Но он применил более подлую тактику, и надо сказать, это уже порядком утомило Камиллу.

На второй день после свадьбы Саймон подстерёг ее и заявил, что, так как их брак фиктивен, он не видит никакого смысла пять дней безвылазно сидеть дома и бить баклуши. Камилла встревожилась и стала объяснять ему, что если он нарушит креольский обычай, то вскоре о них начнет сплетничать весь город. Глаза его блеснули, и он ответил, что ей-то какое дело – когда она подаст на расторжение брака, о них так или иначе будут сплетничать, так лучше уж пусть начинают прямо сейчас.

Таким образом он намеревался подавить сопротивление Камиллы. С этого момента, какие бы приказания она ни давала его слуге Луису, они выполнялись с точностью наоборот. Саймон за этим следил. Сам он с притворной учтивостью объяснил Камилле, что она под его крышей минутная гостья и что он хочет, чтобы все дела в доме велись так же, как до ее появления. Саймон приходил к обеду с опозданием, иногда вообще не приходил, а вечером на второй день после свадьбы Камилле показалось, что от него пахнет бренди. Днем он пропадал в армейской штаб-квартире, а половину ночи – в игорном доме. Сегодня он тоже вернулся поздно: скинул пиджак и направился прямиком на кухню.

Короче, Саймон вел себя так, как если бы он был холостяком, а Камилла – сестрой, приехавшей к нему погостить. Он не давал ей возможности вести домашнее хозяйство и ни в чем перед ней не отчитывался. Камиллу это жутко раздражало. Особенно по ночам. Она старалась не думать о том, чем Саймон занят в столь поздний час, но постоянно представляла его в игорном доме, в окружении красавиц, каждая из которых старается обратить на себя его внимание.

Мне все равно, где и с кем он ищет удовольствия, в котором я ему отказала, – подумала Камилла, презрительно фыркнув. – Если этот варвар решил, что ему приятнее быть с особами легкого поведения, чем со мной, пусть себе. Я нисколечко не ревную.

Камилла вздохнула и отложила книгу. Она ужасно ревновала. Сколько бы она ни твердила себе, что не имеет никакого права его ревновать, особенно если учесть, что их брак скоро будет расторгнут, ничего не помогало.

Камилла решила нанести ему ответный удар и забросить домашнее хозяйство. Если она просто минутная гостья, то зачем ей создавать в его доме уют?

Но она была слишком практична, чтобы сидеть без дела. Кроме того, она привыкла к труду. Проскучав целый день за вышивкой, Камилла принялась за домашнее хозяйство – по крайней мере, за ту его часть, до которой ее соблаговолил допустить высокомерный Луис. Вместе с Шушу, которая переехала на время к Камилле из дома Фонтейнов, они решили устроить генеральную чистку. Камилла отскребала и оттирала грязь, ворча, до какого состояния могут довести дом мужчины. Она даже готовила еду: из Шушу была никудышная кухарка, а Камиллу научила готовить мама еще в детстве, когда они жили в лагере Баратария.

За такими занятиями Камилла и проводила дни. И чем больше она занималась домашним хозяйством, тем больше входила во вкус. Ей уже расхотелось расторгать брак с Саймоном, к тому же она не горела желанием возвращаться обратно к Фонтейнам, даже если бы дядя Огаст ее и принял. Ей нравилось быть свободной и поступать во всем по своему усмотрению. К тому же, если Саймон все-таки арестует дядю Жака, Камилле совсем не к кому будет обратиться за помощью, а если она начнет самостоятельно зарабатывать деньги, то ей никогда больше не разрешат увидеться с тетей и кузенами.

Иногда ей даже хотелось сдаться, сказать Саймону, что ей все равно: если он намерен арестовать ее дядю и вздернуть его на виселице, быть посему. Но Камилла всякий раз находила в себе силы удерживаться от этого шага. Кроме того, ей не нравилось, какую тактику использовал Саймон, чтобы перетянуть ее на свою сторону. Вот подлец! Это же нечестно. Это просто нечестно!

Она не позволит ему сломить ее волю. Не позволит! Он должен понять, что не все будет так, как он хочет. Либо он пойдет ей на уступки, либо она подаст на развод.

В эту минуту в комнату быстрым шагом вошла Шушу и направилась к дубовому комоду, где хранились скатерти.

Камилла отложила книгу и взглянула на девушку, которая торопливо открывала ящик за ящиком и рылась в них.

– Что ты делаешь, Шушу? Мне казалось, что ты уже час как легла спать.

– Хозяину нужны кухонные полотенца, мадемуазель, то есть мадам. Луис велел мне их принести. А после того, как я принесу полотенца, я должна принести бутылку виски. Луис сказал, чтобы я поторопилась.

– Он не твой хозяин и не имеет права давать тебе распоряжения! – отрезала Камилла.

Она подошла к комоду, открыла нижний ящик и вынула из него целую охапку полотенец. Подумать только, какая наглость! Она ни слова не может сказать его слуге, а его слуга командует ее служанкой, как сочтет нужным. Это несправедливо! Она так ему сейчас и скажет.

– Я сама отнесу, Шушу. Иди спать.

Камилла, что-то ворча себе под нос, направилась к двери. Очевидно, Саймон и его слуга решили, что они в этом доме короли. Луис работает на Саймона всего несколько месяцев, а уже стал таким же задиристым и высокомерным, как его хозяин. Их обоих давно уже пора поставить на место. Хватит с нее их капризов!

Подойдя к кухне, Камилла заметила Луиса. Он сидел на перевернутом бочонке рядом с дверью, заложив за голову руки. Его лицо выражало полную безмятежность. Заметив Камиллу, он поднялся.

– Принесли хозяину полотенца? – отрывисто спросил он. – Дайте, я их ему отнесу.

– Нет уж, я сама отдам ему полотенца, Луис. А ты пока сходи за бутылкой виски, которую он заказывал.

– Но, мадам! Майор Вудворд, он же…

– Делай, что я сказала, – приказала Камилла. С этими словами она отворила дверь кухни и шагнула внутрь, намереваясь отчитать как следует Саймона.

Камилла не рассчитала только одного. Ей так хотелось прочитать Саймону нотацию, что она даже не подумала, зачем ему вдруг понадобились полотенца. Он принимал ванну, сидя посреди кухни всего в двух футах от нее, совершенно голый.

Камилла глубоко вдохнула и сразу же попятилась к двери. Но Саймон услышал, как открылась дверь. Пути к отступлению были отрезаны – он поднялся из ванны.

– Давно уже пора, Луис. Вода совсем остыла.

С этими словами Саймон обернулся и остолбенел, увидев в дверях Камиллу. Она смотрела на него, разинув рот.

Камилла никогда раньше не видела обнаженного мужчины. Правда, она видела обнаженных мальчиков – она часто помогала купать своих маленьких кузенов и знала, чем мужчина отличается от женщины. Но она никогда раньше не видела обнаженного взрослого мужчину. Никогда.

И какого мужчину! У него были могучие плечи и широкая, хорошо развитая грудь, а выправка и подтянутый живот выдавали настоящего военного, равно как и мелкие шрамики, которыми было усеяно его могучее тело.

У него были стройные волосатые бедра, а между ними… Камилла быстро перевела взгляд на лицо, но перед этим успела заметить, что некая часть его тела увеличилась от ее взгляда.

– Так ты подашь мне полотенца, – грубовато спросил он, – или будешь и дальше на меня пялиться? – Заметив, что Камилла зарделась, он добавил: – Да мне-то что, смотри, сколько вздумается. Жаль только, что я не пользуюсь теми же привилегиями.

Камилле потребовалось несколько секунд, чтобы осознать смысл его слов, а когда до нее наконец дошло сказанное, она залилась багровым румянцем. Нужно уйти отсюда побыстрее. Она стремительно повернулась к двери и пробормотала:

– Пойду попрошу Луиса тебе помочь.

– Боишься приближаться ко мне, принцесса? Вот уж никогда не думал, что ты окажешься такой трусихой.

При этих словах Камилла замерла. Она прекрасно понимала, чего ему нужно, но гордость ее была оскорблена. Она снова повернулась лицом к Саймону – пусть не думает, что она испугалась! – но старалась на него не смотреть.

С притворно-небрежным видом она подошла к Саймону и, держась от него как можно дальше – насколько это было возможно в такой маленькой кухне, – протянула ему полотенце. Саймон схватил ее за запястье и притянул к себе.

– Не хочешь ко мне присоединиться?

– Ты же говоришь, вода холодная. – Камилла попыталась вырваться, но Саймон не отпускал ее. Свободной рукой он взял ее за подбородок, приподнял ей голову и заставил посмотреть ему прямо в глаза. Сейчас его серые глаза были словно бы затянуты туманной дымкой. Они разожгли в Камилле ответный огонь, у нее свело живот точно судорогой.

– Ничего, скоро мы ее согреем, принцесса. А ты как думаешь?

Камилла молча смотрела на него во все глаза. Во взгляде Саймона было столько силы, что она потеряла дар речи. Она не могла больше стоять здесь, всего в нескольких дюймах от его обнаженного тела, но и уйти тоже не могла.

Саймон наклонился к ней и легко коснулся губами ее губ. Камилла дернулась, пытаясь вырваться. Она не хотела поддаваться его чарам. Но Саймон еще крепче схватил ее подбородок и запечатлел на губах такой чувственный поцелуй, что у Камиллы перехватило дыхание.

Она закрыла глаза, и Саймон воспользовался ее слабостью. Постепенно его рука оказалась на ее плече, он обнял ее и притянул к себе так близко, как только позволяла разделявшая их ванна.

Ее платье тут же намокло от прикосновения к его влажной коже, но Камилле было уже все равно. Она испытывала неземное блаженство, снова очутившись в объятиях Саймона. Он целовал ее все сильнее и сильнее, и она не сопротивлялась. Он просунул язык в ее полуоткрытый рот, и она прижалась к нему еще крепче.

Он целовал ее так, будто это был в их жизни последний поцелуй.

– Сладкая, сладкая Камилла, – прошептал Саймон, прижавшись к губам Камиллы и опустив одну руку ей на ягодицы. – Ты моя, принцесса… Ты целиком принадлежишь мне…

Она хотела было возразить, но он снова поцеловал ее. Его рука скользнула вверх к ее груди и слегка сдавила ее. По всему ее телу разлилась сладкая боль, ей хотелось еще… Камилла с удивлением обнаружила, что тоже прикасается к Саймону: к его сильным плечам, груди. Он становился все смелее, и она тоже. Сначала Камилла поглаживала рукой его живот, затем опустила руку ниже, на мускулистое бедро. Саймон блаженно застонал.

– Хозяин, я принес виски, – послышался в этот момент голос слуги Саймона, появившегося на пороге комнаты.

Камилла поспешно отшатнулась от Саймона и крикнула слуге, пятясь к двери:

– Не уходи, Луис, твой хозяин и я уже закончили.

– Черта с два! Ничего мы не закончили! – прокричал в ответ Саймон, но тут Камилла стремглав бросилась вон из комнаты.

Она пролетела мимо Луиса, который мялся на пороге с бутылкой виски в руках, и бросилась через двор к дому.

– Камилла, а ну вернись! – завопил Саймон.

Камилла обернулась и увидела, что он стоит на пороге кухни в чем мать родила. Она припустила во всю прыть. Лучше уж покинуть дом и нарушить все обычаи и традиции, как поступает Саймон, чем оставаться с ним наедине. Она не способна была ему противиться, но, чтобы победить, она готова на все. Даже провести еще ночь одной в холодной постели.


Черт бы побрал всех этих женщин! – думал Саймон на следующее утро, сидя за столом в пустой казарме. Была суббота, и никто не вышел на службу. Никто, кроме него. Рано утром он разбудил Робинсона под предлогом, что тот должен помочь ему с Лизаной составить план действий. Сейчас, мол, для этого самое подходящее время: генерал сидит дома и не станет им мешать. Но Робинсон быстро раскусил его и ушел, ворча себе под нос что-то про чокнутых, которым вечно нет покоя и которые работают утром в субботу.

На самом деле Саймон искал любой предлог, лишь бы поменьше бывать дома. Еще одна минута с Камиллой – и он окончательно сойдет с ума. Он решил, что работа поможет ему переключиться на другие мысли.

Но ничего не помогало. Он думал лишь о том, как Камилла смотрела на него прошлым вечером, когда застала обнаженным. Черт возьми, как же он ее тогда хотел! Саймон думал, что она наконец-то бросит свое дурацкое сопротивление и сдастся. Но она снова заперлась в спальне, а он провел еще одну беспокойную ночь.

Эта женщина – самое упрямое, самое своевольное создание из всех, с кем ему когда-либо приходилось иметь дело. Но фигура у нее…

Саймон мучительно простонал. Ему не давала покоя боль, которая была вызвана, во-первых, долгим сексуальным воздержанием, а во-вторых, похмельем от выпитой вчера бутылки виски. Он потер раскалывавшуюся от боли голову и снова попытался прогнать от себя мысли о Камилле. Бесполезно. Как он мог о ней не думать, когда все его помыслы были исключительно о ней?

Поначалу Саймону казалась превосходной его стратегия – пусть она поступает как знает, а он будет вести себя так, как если бы не был женат. Однако это не сработало. Камилла по-прежнему не обращала на него внимания.

В то же время все в доме говорило о ее присутствии: откуда-то появились цветы, салфетки, рюшки, оборочки и прочие приятные мелочи, делающие дом уютным и красивым.

А как эта женщина готовит! Камилла пекла пирожки с мясом из какого-то необыкновенного легкого теста, готовила рис так, что он просто таял во рту. И как это он раньше обходился без жены? Нет, не так: как это он раньше обходился без Камиллы? Она удивительная женщина. Как было бы приятно жить с ней! Саймон представил себе замечательную картину: семейный очаг, уют… Иногда ему даже хотелось упасть перед Камиллой ниц и поклясться, что он будет во всем уступать, только бы она не уходила от него.

Саймон досадливо ударил кулаком по столу. Нет, любовь и военный долг несовместимы. О каком долге может идти речь, если рядом такая соблазнительница?!

Да и женщине любовь тоже ничего хорошего не сулит: взять хотя бы Дезире, влюбившуюся в солдата. Саймон скривился: да что это он – ни в какого солдата Дезире не влюблялась. Они с Камиллой это уже выяснили. Ясно, что Дезире втюрилась в его родного брата.

Сразу же после свадьбы Саймон написал Нилу и сообщил, что женщина по имени Дезире Фонтейн ждет ребенка. Он не знал, как скоро дойдет до Нила письмо и поможет ли оно Дезире, но он сделал все, что мог.

Жаль, что нельзя рассказать об этом Камилле. Это ее только еще больше разозлит. Если она узнает, что Саймон с самого начала подозревал Нила и ничего ей не сказал, она возненавидит его еще больше. Кроме того, расскажи он ей это сейчас, она тут же начнет собираться в Виргинию, чтобы разыскать Нила. А это будет не самый лучший ход – может, Нил еще и не отец будущего ребенка ее кузины.

Нет, лучше уж подождать и посмотреть, как Нил воспримет известие. Чтобы брат понял, что дело не терпит отлагательств, Саймон написал ему и про месье Мишеля, который намерен жениться на Дезире.

Саймон начал было собираться домой, как кто-то забарабанил в дверь. Что за черт? Никто не знает, что он тут, кроме Робинсона, а тот час назад ушел домой. Он не ответил на стук, но человек с другой стороны двери, похоже, был настроен решительно. Дверь распахнулась.

На пороге стоял Лизана. Саймон еще никогда не видел пирата в такой ярости: его черные глаза метали молнии, губы плотно сжаты.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Саймон.

Он поднялся из-за стола и, повернувшись лицом к врагу, понизил голос и перешел на французский:

– Никто не должен знать, что у нас с тобой какие-то общие дела.

– Что я здесь делаю? – зло переспросил Лизана. – Это я у тебя хотел узнать: что ты здесь делаешь? Когда Робинсон сказал мне, что ты здесь, я сначала даже не поверил. Тебе полагается быть дома с моей племянницей! Ты не должен покидать дом до понедельника, а я возвращаюсь из Баратарии и слышу, что ты наведываешься сюда каждый день! И это сразу после свадьбы!

Саймон с досады заскрипел зубами. Значит, Лизана не по делу сюда явился. Сразу можно было догадаться.

– Пойми, Лизана: если я женился, это еще не значит, что я должен бросить работу. – Саймон снова присел за стол. В голосе его послышались резкие нотки. – Кроме того, тебя не касается, как я провожу время.

– Нет, касается, особенно когда я слышу, что вы с Камиллой спите в разных постелях!

Саймон вскочил на ноги:

– Кто тебе сказал?

Не могла же Камилла побежать жаловаться дядюшке! К тому же она строго придерживалась традиции пятидневного затворничества.

– У меня свои источники. – Лизана бросал на Саймона убийственные взгляды. – И, насколько мне известно, ты выгнал жену из своей постели, заставляешь спать в другой комнате, а сам гуляешь все ночи напролет и развлекаешься!

– Выгнал из своей постели?! – прорычал Саймон. – Ты невежественная, тупая скотина, мне следовало бы…

– По крайней мере я знаю, как сделать женщину счастливой. – Лизана прищурился. – А может, я заблуждался относительно тебя? Может, женщины тебя не интересуют?

При этих словах Саймона охватил такой гнев, что он готов был голыми руками задушить Лизану.

– Я вызываю тебя на дуэль, Лизана. Завтра на рассвете. Предоставляю тебе право выбора оружия и секундантов. Дай мне знать, где ты желаешь со мной встретиться.

Похоже, Лизана был поражен.

– Я не хочу сражаться с тобой, майор. Моя племянница не будет со мной разговаривать, если я убью тебя, пусть даже и в честном бою.

– Ты меня не убьешь, уверяю тебя! – отрезал Саймон, стиснув кулаки.

Лизана пожал плечами:

– Все может быть. Но, кто бы из нас ни погиб, это причинит Камилле боль, а я не хочу, чтобы она страдала.

Тут Саймон окончательно потерял терпение.

– Ах, не хочешь, чтобы она страдала? Неужели ты настолько слеп? Ведь это по твоей вине моя жена запирается в другой комнате и даже видеть меня не желает! А ты говоришь, что не хочешь, чтобы она страдала!

– По моей вине? – нахмурился Лизана. – Как такое может быть?

– Это из-за тебя она… – Саймон умолк. Он чуть не проговорился о том, что Камилла так холодна с ним, потому что не хочет, чтобы он изловил Лизану.

– В чем же это я виноват? – снова спросил Лизана.

– Ты виноват в том, что Камилле не нравится род твоих занятий. Она не хочет, чтобы я в это ввязывался. Вообще-то это тебя не касается, но… она не дает мне воспользоваться кое-какими привилегиями мужа, пока я не порву с тобой всякие отношения.

Лизана прищурился и потер подбородок:

– Камилла сама это сказала?

Саймон отвернулся и подошел к окну:

– Да, так и сказала.

Лизана расхохотался. Саймон хмуро посмотрел на него.

– Ох, извините, майор. Стыдно смеяться над таким горем. – Лизана перевел дыхание. – Но разве это не забавно, что такая малышка может быть такой…

– Упрямой? Настырной? Старающейся подчинить себе любыми средствами? – зло добавил Саймон. – Знаешь, я вовсе не нахожу это забавным.

– Ах, эта девочка просто чудо! – Саймон бросил на Лизану злобный взгляд. – Мне тебя искренне жаль. Как, должно быть, тяжело…

– Вон! Вон из моего кабинета, Лизана, а не то я…

– Ладно, я уйду. Но знай: я верю в тебя и не сомневаюсь, что ты сумеешь справиться с этой неприятной ситуацией.

– Вон! – прорычал Саймон.

Он долго смотрел Лизане вслед. Интересно, кто донес ему об их с Камиллой отношениях? Если окажется, что это сама Камилла нажаловалась дядюшке, он ей хребет переломит! Хотя нет. Лучше он поступит с ней по-другому. Хватит, достаточно он уже натерпелся! Саймон схватил пальто, вышел из барака и направился к дому. Он и так уже заждался брачной ночи. Теперь его не удержит даже сам сатана. Он получит то, что ему причитается.

Глава 16

Воды всегда текут к реке.

Креольская пословица
На четвертый день брачного затворничества Камилла ощутила смутную тревогу: она принималась за тысячу дел и ни одно не доводила до конца – постоянно что-то поправляла, смахивала невидимую пыль. Саймон ушел несколько часов назад – она слышала, как хлопнула дверь. Проведя утро в бесплодных занятиях, она зачем-то направилась в его спальню. Нужно же там прибраться, пока его нет дома, объяснила она сама себе. На самом же деле это был всего лишь предлог. Камилле хотелось побывать в той комнате, где сильнее всего ощущалось присутствие Саймона. Она огляделась: повсюду разбросанная одежда, на туалетном столике бутылка лавровишневой настойки. Камилла почему-то вспомнила, как выглядел Саймон тогда, в ванне… Он был божественно красив. На его мускулистой груди блестели капельки воды, влажные волосы приглажены назад так, что в глаза сразу же бросались его густые брови и слегка выпирающий, упрямый подбородок.

Камилла со вздохом опустилась на кровать и предалась сладостным воспоминаниям: вот его большая рука держит ее за грудь, губы приникли к ее губам. Этот миг казался Камилле вечностью. Саймон разжег в ней огонь страсти. Да, именно так. Заставил почувствовать желание, которого она раньше никогда не испытывала.

Камилла вскочила с постели. Нужно уходить отсюда как можно скорее, а не то она начнет чахнуть по Саймону сильнее прежнего. Она направилась к выходу, но тут дверь распахнулась с такой силой, что ударилась о стену и отскочила от нее. На пороге комнаты появился Саймон. Его лицо было напряжено, а глаза горели адским пламенем.

– Какого черта ты наплела обо мне своему дяде? – Он шагнул в комнату, сжав руки в кулаки.

Сейчас он более всего напоминал дикаря. Таким Камилла его еще не видела.

Она испуганно попятилась:

– Дяде?

– Лизане, этому чертовому пирату! – Саймон гневно сверкнул глазами и повернулся к постели. – Как он узнал, что мы спим отдельно?

– Откуда я знаю?!

Саймон направился к Камилле. Она прижалась спиной к стене. При взгляде на разъяренного Саймона ее охватил панический ужас.

– Почему ты решил, что ему это известно?

– Он только что побывал в моей конторе и обвинил меня в том, что я выгнал тебя из своей спальни!

– О нет! – Камилла побледнела как полотно. Она понимала, что ни одному мужчине не понравится, если про него станет известно такое. – Я ему ничего не говорила. Наверное… Должно быть, ему сказали слуги. Да, конечно же, слуги!.. Это единственное разумное объяснение. Шушу – ужасная сплетница, и…

– Знаешь что?! – Саймон стянул с себя мундир, бросил его на пол и принялся расстегивать серебряные пуговицы на жилетке. – Мне плевать, как он это узнал. Потому что положение скоро изменится, слышишь меня, Камилла? Никакого расторжения брака не будет! Никогда! Я этого не позволю!

Камилла с ужасом наблюдала, как вслед за жилеткой Саймон снял с себя белый галстук и бросил его на пол.

– Саймон, пожалуйста, успокойся!

Камилла окинула взглядом комнату, прикидывая, как бы удрать, но все пути к отступлению были отрезаны. Саймон загнал ее в угол.

– Я спокоен! – прорычал он. Теперь на нем оставались только помятая рубашка, брюки и ботинки. У Камиллы душа ушла в пятки. Он стал надвигаться на Камиллу, расстегивая на ходу рубашку. – Ты знаешь, что сегодня я вызвал твоего дядюшку на дуэль?

– Господи, нет! – воскликнула Камилла.

Саймон скинул с себя рубашку и забросил ее подальше.

– Не волнуйся, он отказался со мной драться. Хотя мне больше всего на свете хочется проткнуть его мечом! – Он изо всех сил ударил кулаком по стене. – Я еще никогда не дрался на дуэли из-за женщины! Никогда, понимаешь ты?!

Саймон приблизился и наклонился к Камилле:

– Лизана сказал, что ему меня жаль. Жаль! Меня! Раньше меня никогда не жалел ни один мужчина, Камилла! Мужчины дрались со мной, уважали меня, были и такие, кто меня ненавидел, но они никогда не испытывали ко мне жалости! И знаешь что? Мне это совсем не нравится!

– Нет, я… Я ничего не говорю… Конечно, кому такое понравится? – пролепетала Камилла.

– Знаешь, что мне еще не нравится? – продолжил Саймон. – Мне не нравится, когда женщина указывает мне, в чем состоит мой истинный долг. Не нравится, когда люди начинают сплетничать о том, что я ни на что не способен в постели. А больше всего мне не нравится, когда моя жена отказывает мне в удовольствиях!

– Но, Саймон… – проговорила Камилла.

– Никаких но! – прорычал Саймон, схватил ее за талию и привлек к себе. – Я хочу положить конец всем этим разговорам. Причем немедленно!

– Тогда тебе придется заставить меня силой, – прошептала Камилла.

– Я в этом сильно сомневаюсь, – решительно произнес Саймон и припал к ее губам.

Сперва Камилла сопротивлялась – скорее из гордости, чем по какой-либо другой причине.

Она уперлась руками Саймону в грудь и старалась увернуться от его поцелуев.

– Ты же не хочешь мне сопротивляться, принцесса, – прошептал Саймон ей прямо в ухо. Голос его был хрипловатым, и в нем слышалось такое страстное желание, что Камилла не могла больше оставаться равнодушной.

– Нет… Нет… – прошептала она, но ее протест был таким слабым и неубедительным.

Саймон прижал ее к стене так, что она не могла пошевелиться, и начал ласкать языком ее ухо. Его рука опускалась все ниже. Наконец она легла на грудь и крепко сжала ее.

– Ах, Саймон… Пожалуйста… Перестань… Так нечестно… Нечестно… – шептала Камилла.

Но ему, похоже, было все равно, честно это или нет: он осыпал ее страстными поцелуями. Камилла стояла, боясь пошевелиться.

– Тебе не будет больно, – шептал Саймон. – Обещаю, тебе не будет больно.

Он целовал ее медленно, глубоко, страстно; ласкал ее грудь, пока ее сосок не превратился в изнывающий от боли узелок, жаждущий его прикосновения. Внутри у Камиллы словно взорвался вулкан, который сжег остатки ее воли: она больше не в силах была сопротивляться и страстно ответила на поцелуй. Словно во сне, она чувствовала, как его пальцы ловко расстегивают крючки и пуговицы на ее платье, затем развязывают завязки на сорочке. Вскоре она была уже обнажена до самых бедер.

Саймон сомкнул свои горячие сладкие губы вокруг ее груди. Камилла едва не задохнулась от наслаждения. Его утонченные ласки превращали ее тело в податливый воск.

Наконец Саймон снял с Камиллы и платье, и сорочку и, опустившись на одно колено, принялся осыпать поцелуями ее грудь, живот… Камилла сладостно застонала и страстно стиснула руками его за плечи. Саймон выпрямился, взял ее на руки и понес к постели.

– Я собираюсь заняться с тобой любовью, принцесса, – прошептал он. – И ты не сможешь мне помешать. Ты хочешь этого не меньше, чем я.

Это правда, – подумала Камилла, глядя ему в лицо. – К сожалению.

Саймон присел на кровать рядом с Камиллой и торопливо стянул с себя ботинки, словно боялся, что она сбежит.

Но как она может сбежать? Он уже склонился над ней; и на лице у него застыло выражение такого страстного желания, что Камиллу охватила сладостная дрожь.

Его взгляд был осязаем, словно прикосновение, Камилла инстинктивно потянулась к простыне, чтобы укрыться, но Саймон перехватил ее руку.

– Не прячься от меня. Ты и так долго от меня пряталась.

Он поднялся и скинул с себя остальную одежду. Камилла отвела глаза.

– Пожалуйста, не отворачивайся от меня, – проговорил Саймон. – Вчера ты от меня не отворачивалась. Я не сделаю тебе больно, – снова пообещал он и лег рядом. – Прикоснись ко мне так, как прикасалась вчера. Я всю ночь сегодня не спал, вспоминая об этом и о том, как я к тебе прикасался.

Камилла робко притронулась к груди Саймона, почувствовав его твердые мышцы, потом к соску и потерла его большим пальцем. Услышав, как Саймон глубоко вдохнул в себя воздух, она испытала удовольствие. Значит, у него тоже есть свои слабые места.

Эта мысль придала Камилле смелости. Она скользнула рукой ниже, к животу. Дыхание Саймона стало прерывистым, а когда она начала поглаживать пальцами напряженную кожу, он издал тихий протяжный стон.

Камилла продолжала исследовать его тело. На нем было очень много шрамов. Проведя пальцем по одному из них, который проходил вдоль пупка, она спросила:

– Ты, наверное, побывал во многих сражениях?

Саймон схватил Камиллу за руку и опустил ее еще ниже.

– Да. Как и всякий солдат. Все солдаты сражаются в битвах.

Он прижал ее руку к чему-то длинному и твердому, что было между его ног, и вздохнул, когда она, повинуясь любопытству, сомкнула вокруг этого предмета свои пальцы.

– И ты всегда побеждал в бою, да? – спросила Камилла, думая о том, что из боя с ней он тоже вышел победителем.

– Не всегда. Похоже, из противостояния с тобой мне никогда не выйти победителем.

– Неправда! Ты уже вышел победителем!

Серые глаза Саймона потемнели и приобрели цвет стали.

– Правда?

Камилла продолжала поглаживать его отвердевшую плоть. Он снова застонал и отвел ее руку.

– Если я вышел победителем, значит, мне полагается награда.

Он провел своей рукой по ее груди и опустился ниже.

– И какую же награду ты хочешь получить? – спросила Камилла и от неожиданности едва не подпрыгнула, когда рука Саймона проскользнула у нее между ног. Она инстинктивно сомкнула ноги.

– Тебя, – ответил Саймон. – Раздвинь ноги, принцесса. Дай мне заняться с тобой любовью.

Он пальцем прикоснулся к какой-то чувствительной точке у нее между ног, и Камилла почувствовала, как всю ее охватывает жар.

Легкость, с которой Саймон подчинял ее себе, задела ее гордость.

– Ты не оставляешь мне… выбора, – выдохнула Камилла.

– Выбор всегда есть, – возразил Саймон, продолжая ее ласкать, и добавил шепотом: – Если, конечно, это правильный выбор.

Он снова принялся целовать Камиллу, просовывая язык между ее губ в том ритме, в каком его палец скользил у нее между ног. Камилла уже не могла его остановить – с тем же успехом можно было пытаться остановить вращение Земли.

Сама не заметив как, Камилла начала ласкать его тело, полностью отдавшись страсти. Теперь Саймон ввел внутрь ее уже два пальца.

Камилла чувствовала, что стоит на краю опасной пропасти. Ее пугала сила нахлынувшей страсти, но она ничего не могла с собой поделать. Она обнимала Саймона, извивалась под его рукой, желая, чтобы он проник еще глубже. В этот момент он проскользнул у нее между ног и, широко раздвинув их, поднялся над ней, опираясь на свои сильные руки. Камилла почувствовала, как в нее проникло нечто, что было гораздо больше его пальцев. Ей хотелось, чтобы это вошло в нее. Камилла была уверена, что именно этого и ждала так долго.

Но Саймон вдруг остановился и пристально посмотрел ей в глаза:

– Ты моя жена, Камилла.

Она слегка изогнулась, как бы призывая его скорее продолжить то, что начал.

– Скажи это, – выдохнул Саймон. – Скажи, что ты моя жена.

– Я твоя жена… – Почему же он не двигается? Почему он не продолжает? Ей очень хотелось продолжения. – Саймон, пожалуйста…

– А я твой муж. Скажи это.

Камилла с изумлением посмотрела на Саймона: он заставляет ее выбирать – расторжение брака или он. Камилла понимала, что, если выберет расторжение брака, он оставит ее и больше никогда не вернется.

А может, вернется. Что-то подсказывало ей, что Саймон уже не сможет остановиться, даже если она и откажется произнести эту фразу. Но Камилла не хотела проверять его сейчас.

– Скажи это! – потребовал Саймон. Его плоть проникала все глубже. – Я твой муж. Скажи это!

– Ты мой муж. – Камилла устала сопротивляться ему, устала жаждать его ласк, устала от вечных тревог по поводу дяди, кузины и прочих членов семьи. Она хотела его, вот и все.

– Хорошо, – с облегчением произнес Саймон и быстро вошел в нее.

Камилла вскрикнула от пронзившей ее острой боли, но Саймон прижался к ее губам, и крик утонул в его поцелуе. Он целовал ее лицо и шею, рождая в ней сладкую истому, которая, казалось, отступала, только когда он проникал в нее. Камилла все сильнее притягивала его к себе, побуждая двигаться быстрее. Почувствовав это, Саймон вошел в нее, подобно гребцу на плоскодонке, покоряющему Миссисипи.

Он заполнил ее собой, всецело покорил своей силе. Камилла ничего больше не чувствовала, кроме него. Чем крепче Саймон прижимался к ней, тем сильнее она извивалась под ним, желая, чтобы он владел ею. Но одновременно с этим она тоже хотела владеть им, показать ему, что она столь же могучая, как и река, которую он хотел покорить. Они двигались в такт, и это движение настолько захватило Камиллу, что она уже ничего не могла ощущать, кроме этого ритма… и горько-сладкого вкуса его поцелуев.

Саймон погружался в нее снова и снова, а она каждый раз выгибалась, приближаясь к нему.

– Моя… Ты моя… – шептал он, все ускоряя темп, подводя ее к краю той страшной пропасти, которая, несомненно, поглотит ее без остатка.

Теперь уже нельзя было повернуть назад, нельзя было остановиться. Теперь Камилла принадлежала ему без остатка, хотела она этого или нет. Она принадлежала ему с того самого момента, как он ее поцеловал. Больше не было смысла сопротивляться. Их подхватил мощный поток и увлек за собой к краю пропасти, и они в объятиях друг друга упали во всепоглощающие, ревущие воды.

Пораженная Камилла почувствовала, как ее окатывает волна удовольствия, Она громко вскрикнула и впилась пальцами Саймону в спину. Он проник в нее еще глубже. Издав гортанный крик, похожий то ли на стон, то ли на рычание, он излил себя в нее.

Камилле потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. Она почувствовала под собой скомканные простыни и Саймона, лежавшего на ней сверху. Ей было приятно ощущать тяжесть его теплого тела. Саймон лежал так неподвижно, что Камилла даже подумала, не умер ли он.

Она робко уткнулась в его плечи, и он, не говоря ни слова, скатился с нее на постель.

Холодный ветерок, обвевавший тело, быстро вернул Камиллу с небес на землю. Она застонала, подумав о том, что все-таки сделала это. Сделала то, чего поклялась никогда не делать. Она отдалась Саймону, и теперь у нее уже не получится расторгнуть этот брак. По щекам Камиллы заструились слезы.

Саймон лежал рядом с ней, уставившись в потолок. Он старался привести дыхание в норму. Оказалось, что заниматься любовью с Камиллой сродни землетрясению. Он был просто поражен.

Саймон повернулся к Камилле. Она лежала на боку, отвернувшись от него. Интересно, а что она обо всем этом думает?

И вдруг Саймон с удивлением заметил, как вздрагивают ее плечи. Почувствовав странную тревогу, он развернул Камиллу лицом к себе.

Она плакала. Саймона словно обухом по голове ударили. Он ожидал всего, что угодно, но только не слез.

– В чем дело, принцесса? – встревоженно спросил Саймон, и тут его взгляд упал на перепачканные кровью простыни. – Неужели я сделал тебе так больно? Мне казалось, что тебе нравится. Извини, я как-то не подумал…

– Нет, мне понравилось, – всхлипнула Камилла. – Не волнуйся… Ты… все было просто чудесно.

– Тогда почему ты плачешь?

С минуту Камилла молчала, а затем произнесла шепотом:

– Потому что я не хотела, чтобы это было чудесно.

Значит, она сердится на саму себя за то, что так легко сдалась. Этого и следовало ожидать от такой упрямой женщины, как Камилла.

– Так дальше не могло продолжаться, – утешительно проговорил Саймон. – Ты ведь знаешь, что на самом-то деле никогда не хотела расторгнуть наш брак. Но гордость мешала тебе в этом признаться.

– Ты всегда считаешь, что знаешь, чего я хочу. А когда я говорю тебе, чего мне действительно хочется, ты не обращаешь на меня никакого внимания. А сам делаешь что пожелаешь, а я должна просто… просто…

Камилла снова утонула в слезах. Саймон почувствовал, как у него сжалось сердце:

– Если ты про то, как я себя вел последние несколько дней…

– Нет! – Камилла прикусила нижнюю губу и подняла на Саймона глаза, полные слез. – Я не это имею в виду. Я понимаю, что это была просто… твоя тактика сражения. Очередная стратегия в битве за то, чтобы… соблазнить меня.

– Это был всего лишь поступок отчаявшегося человека. К тому же в сражении участвовал не только я. Ты воспользовалась всем арсеналом женского оружия: готовила, прибиралась и всегда выглядела до того красивой, что так и хотелось тебя обнять.

– А мне казалось, что ты всего этого не замечаешь. Казалось, ты был так увлечен азартными играми и женщинами легкого поведения, – язвительно заметила Камилла.

– Я не прикасался к другим женщинам! Может, я и хотел тебя проучить, но я никогда бы так тебя не унизил. – Саймон притянул Камиллу к себе. – Я хочу, чтобы мы были настоящей супружеской парой: заботились бы друг о друге и вместе встретили бы старость. Как мои родители. И твои.

– Нет, Саймон, ты хочешь не этого, – возразила Камилла. – Не знаю, как твои родители, но мои любили друг друга. Моему отцу никогда не были безразличны чувства моей матери. Он делал все, что в его силах, чтобы ей было хорошо. А ты хочешь, чтобы наш брак был похож на брак дяди Огаста и тети Юджинии: ты отдаешь приказы, а я им беспрекословно повинуюсь. Ты хочешь, чтобы я перестала беспокоиться о дяде Жаке, но я не могу этого сделать.

Саймон нахмурился: черт бы побрал ее дядюшку!

– Ты хочешь, чтобы я позабыл о своем долге? – спросил он. – Но я не могу этого сделать.

Камилла вздохнула, словно тихонько мяукнула. От этого звука у Саймона сжалось сердце.

– Похоже, создается безвыходное положение.

Камилла присела на колени и собралась было уйти, но он схватил ее за руку.

– Куда ты?

Она посмотрела на него своими хрустально-чистыми глазами:

– Все кончено, верно? Теперь, когда ты получил от меня что хотел…

– Черт побери, ты все не так поняла! – Саймон обнял Камиллу и снова усадил на постель. Она покорно села и спрятала лицо у него на груди, а он начал осыпать ее волосы поцелуями. Ему было жаль того, что пропала их прежняя близость. – Все не так, принцесса. Честное слово.

– Тогда как же? – прошептала Камилла.

– Просто… я хочу… – Саймон запнулся, подыскивая слова. Он не привык иметь дело с женщинами. С солдатами было гораздо легче – отдаешь им приказ, а они подчиняются. – Мне нужно больше, чем твое тело. – Он крепко прижал Камиллу к себе. – Я хочу, чтобы ты была моей женой в полном смысле этого слова. А в обмен я обещаю холить тебя и лелеять, быть хорошим мужем.

– Но ты все равно не позволишь мне предупредить дядю.

Саймон стиснул зубы.

– Да, все, что угодно, кроме этого. – Камилла умолкла, и он поспешил добавить: – Проси меня о чем угодно, и я исполню твою просьбу. О чем угодно. Клянусь. А я у тебя попрошу лишь одного: быть моей женой в полном смысле этого слова, а не просто домохозяйкой, которая меня презирает.

Камилла подняла на Саймона глаза:

– Я тебя не презираю. И никогда не презирала.

– Тогда останься сегодня на весь день со мной. Ведь это предпоследний день нашего брачного затворничества. Так как три предыдущих дня были потрачены нами впустую…

Выразительно взглянув на Камиллу, Саймон провел рукой вниз до волнующего изгиба ее бедер. У нее перехватило дыхание. Он нагнулся и неторопливо поцеловал ее, наслаждаясь легким стоном, который она издала, когда он оторвался от ее губ.

– Пожалуйста, Камилла, – прерывистым шепотом проговорил Саймон. – Давай хоть сегодня забудем о твоем дяде и о моем чувстве долга. Давай просто насладимся любовью, как это давно уже следовало сделать. Мы обо всем подумаем завтра.

Саймон почувствовал, как напряглась Камилла.

– Не думай, что я так легко сдамся, Саймон.

– Я и не думаю. – Он схватился за простыню и рывком стянул ее с Камиллы, оголив груди. Они были само совершенство: мягкие и полные, с темными сосками, к которым так и хотелось припасть губами. – Я прошу перемирия. На сегодня. На эту ночь.

Пусть хотя бы так. В конце концов, он все равно выиграет. Он всегда побеждал. А в этот раз ему нужно было победить во что бы то ни стало. Он обязательно поймает двух зайцев – получит Камиллу и отомстит.

Камилла не ответила, и Саймон снова припал к ее губам с твердым намерением ее убедить. Его поцелуй был смелым и отчаянным. Он раскрыл ее рот своим языком, проник в его влажную и теплую глубину. Он слишком жаждал этого, чтобы быть нежным и осторожным. Его рука нащупала теплую грудь и принялась ласкать ее. Через минуту Камилла обхватила его руками за пояс, и страх, что она может ему отказать, улетучился.

Теперь она принадлежит ему. Он получит и её, и правую месть. Рано или поздно Камилла поймет, что он не мог поступить иначе. А сейчас она принадлежит ему. Навсегда. Между ними уже больше никогда не встанет этот проклятый капер.

Глава 17

Птица не сразу свое гнездо строит, а мало-помалу.

Креольская пословица
Наконец наступил тот день, когда их брачное затворничество закончилось. Камилла стояла в дверях и смотрела, как Саймон пристегивает к поясу меч.

Последние полтора дня они избегали разговора о дяде Жаке. Но не могли не чувствовать, что между ними словно бы образовалась невидимая преграда. Именно поэтому так отчаянно, так ненасытно предавались любовным утехам. Сколько раз они занимались любовью? Шесть? Семь? Камилла сбилась со счета. Это было похоже на банкет, где подают множество блюд, и каждое блюдо плавно переходит в следующее. Камилла не помнила деталей, только чувственный восторг оттого, что Саймон внутри ее, рядом с ней, на ней.

Вчера было воскресенье, и она первый раз в жизни пропустила мессу. Камилла вспомнила, как грешно провела этот день, и залилась краской. Хотя нет, какой же это грех? Ведь она замужняя женщина. Их обвенчал священник.

Теперь Камилла понимала, почему священникам полагается быть целомудренными. Сложно думать о Боге после таких неистовых плотских утех, даже если брачный союз освящен церковью.

Саймон поднял голову и заметив на себе взгляд жены, подошел к ней и запечатлел на ее губах поцелуй, от которого у Камиллы перехватило дыхание.

– Я буду по тебе скучать, – прошептал он, прервав поцелуй. Его глаза счастливо блестели. – А ты будешь по мне скучать?

Камилла хотела солгать и сказать, что не будет, но передумала, вспомнив, какое он доставил ей наслаждение за последние полтора дня.

Она одарила мужа робкой улыбкой. Затем поправила впопыхах завязанный им галстук.

– Может, и буду.

– Какой холодный ответ! – Саймон неожиданно подхватил ее на руки. – А может, отнести тебя в постель? После этого ты точно будешь скучать. – И он направился к лестнице.

– Саймон, отпусти меня! – воскликнула Камилла. – Ты опоздаешь на встречу с генералом!

– О, я уверен, что он поймет. Он ведь знает, что мы недавно поженились. – Саймон поставил ногу на первую ступеньку и хитро посмотрел на Камиллу. – А если нет, то я спокойно вынесу любое наказание. Так и объясню: нужно было удостовериться в том, что жена будет по мне скучать.

Чтобы заставить мужа замолчать, Камилла поцеловала его. Этот поцелуй моментально возбудил в нем страсть. Саймон посадил Камиллу на полусогнутое колено, распахнул халат, просунул руку и принялся ласкать ее грудь.

Почувствовав его возбуждение, Камилла торопливо произнесла:

– Хватит, Саймон! Тебе пора! А то опоздаешь.

Он не обратил на ее слова никакого внимания.

– Я не могу уйти, не удостоверившись в том, что ты будешь по мне скучать, – прошептал Саймон, припав к ее соску и легонько потянув его зубами.

– Я буду по тебе скучать! – Камилла почувствовала, что готова отдаться ему прямо здесь. – Я буду по тебе скучать, болван! А теперь отпусти меня!

Саймон ухмыльнулся и вскинул голову.

– Вот так-то лучше. – Он опустил жену на пол и с улыбкой смотрел, как она запахивает халат. – Мне больше нравится, когда на тебе совсем нет одежды, принцесса.

– Хорошо, учту. Прогуляюсь сегодня в таком виде по рынку, – огрызнулась Камилла.

Саймон снова заключил ее в объятия.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. – Он страстно поцеловал ее. – Сегодня вечером прогоним слуг домой и будем расхаживать по дому нагишом.

Камилла попыталась изобразить возмущение, но ей удалось только весьма неубедительно нахмурить брови.

– Знаешь, ты настоящий варвар.

– Знаю. – Саймон окинул ее чувственным взглядом, отчего у Камиллы по телу пробежали мурашки. – Поэтому я тебе и нравлюсь.

Она хмыкнула и начала уверять, что ничего подобного, но Саймон уже, усмехаясь, направился к двери. Камилла не смогла сдержать ответной улыбки. Она долго стояла в дверях и смотрела, как муж идет по тропинке, насвистывая американскую джигу.

Как только он скрылся из виду, Камилла вернулась в спальню и принялась прибираться. Она подняла рубашку из муслина и прижала ее к своей груди.

Камилле нравилось быть женой. Нравилось просыпаться и чувствовать, что Саймон рядом. Одной рукой он постоянно ласкал ее, даже во сне. Нравилось готовить: за каждое блюдо муж осыпал ее похвалой. Нравилось смотреть, как он моется. Интересно, как дальше сложится их супружеская жизнь?

Если она выберет Саймона, то потеряет дядю Жака. Камилла вздохнула, воспоминания нахлынули на нее… Вот дядя Жак объясняет, что теперь ей придется жить с Фонтейнами. Они смогут позаботиться о ней лучше, чем он… Дядя Жак задумчиво жует краешек сигары местного производства и хвалит ее за успехи в школе… Дядя Жак плачет над телом убитого брата, ее отца…

Камилла сглотнула слезы. Ну разве можно его предать?

Она не знала, как поступить. Во всем покориться Саймону, и пусть ее дядюшку повесят? Или продолжить противостояние и снова запереться в другой комнате? Нет, так тоже не годится.

Как все запуталось! Ей нужен совет. Но Камилле совсем не к кому было обратиться, некому было рассказать про замыслы Саймона.

Камилла уронила рубашку на пол. Неправда! Есть один человек, кто ее поймет. Дезире. Теперь, когда пятидневное затворничество закончилось, Фонтейны не удивятся визиту своей племянницы.

Камилла поспешно оделась и отправилась искать Шушу. Девушке, наверное, тоже хочется повидаться с Дезире.

Ах, Шушу, подлая изменница, думала Камилла, направляясь по двору к кухне. Ведь только она могла насплетничать дяде про их с Саймоном отношения. Но отчитывать ее бесполезно – Шушу наверняка станет все отрицать.

Собираясь в гости, Камилла натянула перчатки и накинула шаль, подаренные ей Саймоном. Ей хотелось, чтобы в доме Фонтейнов тоже заметили, как она счастлива в браке.

Придя к Фонтейнам, Камилла, к своей вящей радости, узнала, что тетя Юджиния отправилась на рынок, а дядя Огаст – в свою контору. Дома из взрослых была только Дезире. Камилле не очень-то хотелось беседовать с тетей и дядей – до них наверняка дошли сплетни о разладе в молодом семействе. Лучше она увидится с ними как-нибудь в другой раз. К тому времени Шушу уже успеет разнести новые сплетни.

Когда пришла Камилла, Дезире еще только завтракала. Дети с любопытством рассматривали Камиллу, а Дезире суетилась вокруг нее и все сокрушалась по поводу того, как она похудела, прожив пять дней в доме, где совсем нет женщин и готовить, кроме нее, некому. На заявления Камиллы, что дома она очень хорошо питается, кузина не обращала никакого внимания и успокоилась лишь тогда, когда Камилла уселась за стол и согласилась съесть несколько пирожков с рисом.

Сначала дети немного смущались, но затем осмелели и стали вести себя с Камиллой так, будто она уезжала на несколько дней в гости, а теперь вернулась.

Камилла снова чувствовала себя членом семейства Фонтейнов. Она сплетничала с Дезире, дразнила крошку Арман-тин, которая недавно потеряла первый молочный зуб, слушала, как Урсула мечтательно описывает одного молодого человека, с которым недавно познакомилась на балу.

Камилла даже огорчилась, когда детям настало время идти в школу. Она помогла Урсуле и Дезире собрать самых маленьких.

– Я так скучаю по детям, – сказала Камилла, когда они с Дезире остались одни. – Мне так не хватает их милых, веселых мордочек. Особенно по утрам.

Они прошли по двору на кухню. Дезире бросила на Камиллу встревоженный взгляд:

– Но ведь у тебя скоро появятся свои дети. То есть… я хотела сказать… Ведь вы с Саймоном собираетесь завести ребенка, да?

Камилла застонала. Неужели Шушу и здесь успела? Как это на нее похоже!

– Ну да… Думаю, у нас с Саймоном будут дети. Сначала у нас, правда, были некоторые разногласия, но в конце концов все… гм… уладилось.

– Уладилось? – Дезире улыбнулась Камилле, присевшей за маленький столик. – Как ты осторожно об этом сообщаешь.

Она налила две чашки кофе и поставила их на стол. Камилла уставилась на кофе.

– Ну, это довольно интересный… опыт. Разве не так?

Лицо Дезире стало серьезным. Она взяла Камиллу за руку:

– Надеюсь, что для тебя это было нечто большее, чем просто интересный опыт. Надеюсь, он тебя не обижает? Папа рвал и метал, когда узнал, как позорит тебя майор Вудворд, отказываясь соблюдать затворничество, а Шушу нам такие странные вещи про вас рассказывала…

– Знаю. – Камилла подалась вперед и крепко обняла Дезире. – Милая моя, я так по тебе соскучилась. Я так скучала по нашим разговорам; Ведь ты единственный человек, кому я могу все рассказать.

– Ты и сейчас можешь рассказать мне все, – пробормотала Дезире, прижавшись к плечу Камиллы. – Все, что захочешь. Правда.

Камилла вздохнула, выпустила из объятий кузину, поднялась и принялась расхаживать по комнате.

– Знаю. Поэтому я сюда и пришла. Мне очень нужен совет.

Дезире взяла чашку с кофе и отхлебнула глоточек.

– Совет? Мой совет? Обычно ты всегда давала мне советы.

– Да, но теперь ты единственный человек, к кому я могу обратиться.

– Ну, тогда я буду счастлива дать тебе совет. В чем дело?

– В первую же брачную ночь я узнала, что Саймон не тот, за кого себя выдает.

Дезире резко опустила вниз чашку с кофе, слегка расплескав его.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ах, ничего страшного, – поспешно пояснила Камилла. – То есть для меня это страшно, а для всех остальных нет.

Дезире вопросительно посмотрела на нее:

– Все равно ничего не понимаю.

– Саймон приехал в Новый Орлеан, чтобы изловить дядю Жака. – Ну вот, сказала главное. – Он нарочно притворяется сообщником дяди Жака, чтобы втереться к нему в доверие, а потом поймать с поличным и арестовать.

Дезире долго молчала. Наконец она сказала:

– Ну что ж, по крайней мере майор не преступник, как ты вначале подумала.

– Да, знаю. Я этому рада, честное слово. – Камилла обернулась к Дезире. В горле у нее стоял комок. – Но он хочет, чтобы дядю Жака повесили.

– Ах, Кэмми, не может быть…

– Да! Он хочет отомстить дяде Жаку за то, что тот убил его брата.

– Брата? – Дезире вдруг побледнела. – Твой дядя убил брата майора Вудворда?

Камилла кивнула. Интересно, почему Дезире так переживает из-за убитого брата майора Вудворда?

– Это случилось несколько лет назад. Дядя Жак был очень зол на английских пиратов за ту резню, которую они учинили. Ему хотелось отомстить, и он попал на один английский корабль. Произошло сражение, в котором и был убит брат Саймона, Джошуа.

– Ах вот оно что. – Дезире начала понемногу приходить в себя, но все еще избегала взгляда Камиллы. – Какой ужас! Какое, должно быть, потрясение испытал твой бедный муж.

Камилла бросила на кузину любопытный взгляд: почему вдруг ее так заинтересовал брат Саймона? Должно быть, во всем виновата ее беременность: Дезире стала ужасно впечатлительной.

– Да, для него это было сильнейшим потрясением. И теперь он намерен отомстить дяде Жаку. Я умоляла его позволить мне поговорить с ним, я бы смогла убедить дядю бросить пиратское ремесло. Но Саймон об этом и слышать не хочет. Поэтому мне пришлось… долго отказывать ему в законных правах супруга.

Дезире прищурилась:

– Но ты же говоришь, у вас все уладилось.

Камилла покраснела.

– Ну да. Но позже. Честно говоря… я сама сдалась. Он так долго… меня уговаривал.

Дезире застенчиво улыбнулась, подошла к Камилле и обняла ее.

– Да, я знаю, такое бывает. Из-за некоторых мужчин бываешь готова пойти на что угодно, хоть и знаешь, что это неправильно.

– Я не хочу больше ссориться с Саймоном, – объяснила Камилла. – Особенно теперь, когда все только наладилось. И чтобы дядю Жака повесили, я тоже не хочу.

– Тебе, наверное, хочется, чтобы я дала тебе совет?

Камилла кивнула:

– Ты знаешь, что такое любовь. Это когда ты готова пойти на все, чтобы быть с любимым человеком. И что такое долг перед родными, ты тоже знаешь. Что мне делать? Если я выберу дядю Жака, то потеряю Саймона. А выберу Саймона – потеряю дядю Жака.

Дезире нахмурилась и отошла от Камиллы.

– Да, вот задача так задача. Ты попала в еще более сложное положение, чем я. Любимый – это еще не муж, и, выбирая между ним и семьей, всегда легче выбрать семью. – Она плотно сжала губы. – А может, получится все устроить так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы? Что тебе мешает тайно отправиться к дядюшке и уговорить его бросить пиратство?

– Саймон об этом непременно узнает. Он никогда меня не простит.

– Не узнает. Нужно только правильно поговорить с дядюшкой. Почему бы не сказать ему, что ты волнуешься за мужа: вдруг до начальства дойдет, что он втянулся в противозаконную авантюру? Попроси его, чтобы он не имел никаких общих дел с майором Вудвордом, иначе твоего мужа арестуют. Если дядя поверит, что ты тревожишься о муже, он наверняка выполнит твою просьбу.

– Не знаю. – Камилла опустилась на стул и тяжело вздохнула. – Дядя Жак непредсказуем.

– Да, но он тебя любит. Я точно знаю. Попроси его спасти твоего мужа, а мужу ничего не рассказывай. Дядя непременно выполнит твою просьбу. А когда твой муж поймет, что дядю Жака ему поймать не удастся, он бросит эту затею. Не станет же майор Вудворд винить тебя за странные капризы твоего непредсказуемого дядюшки!

Камилла взяла чашку и отхлебнула глоточек. Кофе, правда, уже успел остыть, но какая разница. Предложение Дезире ей понравилось. Зачем ссориться с Саймоном? Все равно он не способен трезво рассуждать на эту тему. Если бы только можно было заручиться поддержкой дяди Жака, чтобы Саймон ни о чем не догадался!

В этом-то и была загвоздка. Как заручиться поддержкой дяди Жака? Впрочем, к старости он стал мягче характером. Может, его не потребуется долго уговаривать.

– Я так и сделаю, – проговорила Камилла. – Сегодня же. Саймон сказал, что у него встреча с генералом и губернатором и он сегодня весь день будет на службе. Я приглашу дядю Жака к себе и все ему расскажу.

Дезире нахмурилась:

– А не лучше ли тебе самой пойти к нему в лавку?

– Нет. Тогда Саймон непременно обо всем узнает. А если дядя Жак сам придет меня проведать, то, даже если Саймон об этом и узнает, он ни в чем меня не заподозрит. Не могу же я запретить родному дяде меня навещать!

– Остается только надеяться, что ты права. Я бы не хотела, чтобы из-за моего совета у тебя были неприятности.

– О, с Саймоном я справлюсь, – уверенно заявила Камилла, хотя на самом деле сомневалась, так ли это. – Знаешь, он совсем не такой дикарь, каким кажется.

– Он очень милый. – В голосе Дезире послышалась грусть. – Он, наверное, тебя любит.

Только тогда Камилла поняла, что из-за собственных проблем совсем позабыла, в каком сложном положении находится сейчас Дезире. Она схватила кузину за руки и негромко спросила:

– Неужели ты все еще собираешься замуж за месье Мишеля?

– Конечно. А что мне еще остается? Я боюсь.

Камилле очень хотелось предложить Дезире какую-нибудь альтернативу, но какая тут может быть альтернатива, раз Дезире отказывается назвать имя отца будущего ребенка?

– И не хочешь даже попробовать связаться с твоим любимым?

– Не могу. – Дезире натянуто улыбнулась. – Но не стоит так обо мне беспокоиться, Камилла. Я выйду замуж, и все у нас с тобой будет хорошо. Мы по-прежнему будем дружить, делиться секретами домоводства и растить наших детей. Все будет просто замечательно. Вот увидишь.

Камилла ни на минуту не поверила в эту идиллию. Но она ничем не могла помочь Дезире. Разве только дружбой. Она отослала записку дяде с просьбой прийти к ней сегодня после обеда и все оставшееся утро помогала Дезире готовить приданое.

Помолвка с месье Мишелем уже состоялась. О ней было объявлено на следующий день после свадьбы Камиллы. Свадьба Дезире должна состояться через две недели, а потом она с месье Мишелем отправится во Францию.

Камилла не знала, как Дезире объяснит столь раннее появление первенца, и очень волновалась на этот счет. Сама Дезире говорила, что, когда до этого дойдет дело, она что-нибудь придумает. Но Камилле в это не очень-то верилось. Месье Мишель, конечно, стар, но еще не настолько, чтобы страдать слабоумием.

Когда Камилла покидала уютный дом Фонтейнов, на душе у нее скребли кошки. Она никогда не будет по-настоящему счастлива, пока не убедится в том, что у Дезире все сложилось хорошо. Но как же ей помочь?

Придя домой, Камилла начала готовиться к визиту дядюшки. Он первый раз придет к ней в гости. Прежде Камилла сама навещала его – двери дома Фонтейнов были закрыты для Жака Лизаны.

Камилла испекла для дяди его любимые пирожки. В первый раз в жизни она поняла, какое это счастье – иметь собственный дом и быть в нем полновластной хозяйкой. Если после разговора с дядей все уладится, то они с Саймоном скоро начнут устраивать званые обеды и приглашать Уилкинсонов и Фонтейнов. Как же это будет чудесно: приглашать приятных людей и готовить любые блюда, которые ей нравятся, не оглядываясь на привередливого дядю Огаста! Да, подумала Камилла, окинув взглядом прибранную гостиную, это будет чудесно. Уж она-то позаботится, чтобы устроить все наилучшим образом.

Когда постучали в дверь, Камилла вдруг поняла, что волнуется. Саймон говорил, что дяде Жаку все известно об их личной жизни. А что, если он затронет эту тему? Это будет ужасно неприятно.

Но, как только Камилла отворила дверь, все ее страхи улетучились. На пороге стоял дядя Жак с букетом цветов и улыбался.

– Заходи, заходи! – воскликнула Камилла.

Дядя Жак вошел и застыл в дверях:

– Ты прекрасно выглядишь, моя маленькая камелия. И чувствуешь себя, наверное, тоже прекрасно?

– Да… Похоже, замужество пошло мне на пользу.

Камилла направилась в гостиную, а Лизана – следом за ней.

– Неужели на пользу? А до меня вот доходили иные слухи…

Камилла старалась не смотреть на дядю.

– Меньше верь досужим сплетням.

– Ну почему же досужим! Кое о чем мне поведал не кто иной, как твой муж.

– Знаю. Но с тех пор, как ты с ним говорил, все изменилось.

Дядя Жак негромко засмеялся, отчего Камилла покраснела еще больше.

– Ясно. Я так и думал, что все утрясется.

– Не хочешь присесть? – предложила Камилла, желая поскорее сменить тему.

Дядя уселся на маленький диванчик и закинул руку на спинку:

– Это правда, что ты не давала майору воспользоваться кое-какими супружескими привилегиями, если он не порвет со мной отношения?

Камилла притворилась, что не слышит вопроса.

– Камилла? – переспросил дядя Жак более строгим голосом. Он часто с ней так разговаривал, когда она была ребенком.

– Да. Правда.

– А теперь, как я понимаю, у вас все наладилось?

– Можно сказать, что наладилось. Но мне от этого не легче.

Камилла посмотрела дяде в глаза – черные, бездонные омуты. Придется солгать. Но иначе нельзя. Ради него самого.

– Я так переживаю за Саймона. Что, если его схватят и узнают, что он твой подельник? Его ждет тюрьма или что-нибудь похуже… Не хочу, чтобы это случилось!..

– Ты чрезмерно волнуешься. Прямо как твоя мама.

– Да, и моя мама не зря волновалась. Ее убили, – с чувством сказала Камилла.

Дядя Жак поджал губы, встал с диванчика и подошел к окну.

– Она сама выбрала свою дорогу в жизни, дитя мое. Она решила связать жизнь с моим братом, твоим отцом. А ты решила связать свою жизнь с майором, несмотря на все его рискованные авантюры.

– Как будто у меня был выбор, – пробормотала Камилла. – В любом случае я не об этом. А что, если я через несколько месяцев останусь вдовой? Я тоже сама выбрала этот путь, да? А это вполне может произойти, если Саймон продолжит с тобой работать.

Дядя Жак пожал плечами:

– Без риска нет жизни. Не такое уж это опасное ремесло.

– Не нужно мне такого риска! – отрезала Камилла. Дядя Жак отвернулся от окна и серьезно посмотрел на племянницу:

– Чего ты от меня хочешь? Я этому человеку не приказчик. Он сам решил заниматься контрабандой.

– Я знаю, что ты иногда нападаешь на корабли тех стран, которые не указаны в твоем каперском свидетельстве. Я попрошу только об одном – не привозить незаконную добычу сюда, в дом Саймона. Пусть его дом служит складом лишь для легальных трофеев.

– Тогда какой смысл держать склад? Легальные товары я и в порту могу складировать.

Об этом Камилла не подумала.

– А-а… Но ведь ты можешь как-нибудь сделать так, чтобы товары, добытые незаконным путем, Саймона никак не касались. Ведь если его не поймают с нелегальной добычей, то…

– Не выйдет. Пойми, камелия, крошка, не стоит вмешиваться в дела своего мужа. Не женское это дело. Кроме того…

Но тут Камилла перестала слушать дядюшку. С улицы донесся знакомый звук. Кто-то свистел. Когда Саймон уходил сегодня из дома, он тоже насвистывал…

Нет, не может быть. Камилла взглянула на часы, стоявшие на каминной полке. Сейчас еще слишком рано! Саймон сказал, что не вернется до ужина! Камилла услышала, как хлопнула входная дверь. У нее оборвалось сердце.

– И не стоит забивать этим свою прекрасную головку, – продолжил дядя. В это время в гостиную вошел Саймон. – Твой муж и я будем очень осторожны.

– В чем это мы будем осторожны? – резким тоном спросил Саймон на английском.

У Камиллы душа ушла в пятки. Неужели догадался? Он никогда не простит ее, узнав, что она ослушалась в столь принципиальном для него вопросе. Камилла бросила на дядю умоляющий взгляд. Хоть бы он замолчал! Но тот, похоже, ничего не заметил.

– В нашем деле, майор, – ответил дядя Жак тоже по-английски. Тон его звучал слегка покровительственно, словно его забавляла эта история: – Ты мне правильно тогда говорил, в субботу. Моей племяннице не дает покоя наш бизнес.

– Неужели? – желчно переспросил Саймон.

Камилла чувствовала, как он сверлит ее глазами, и старалась на него не смотреть. Ее колотила дрожь.

– Я не ждала тебя так рано, – сказала она, изо всех сил пытаясь скрыть страх.

– Генерал сжалился над молодоженом и отпустил меня домой.

– Я рада. – Камилла попыталась придать голосу убедительность. – Хочешь пирожок? Я их совсем недавно напекла.

– Спасибо, я не голоден. – Саймон подошел поближе к диванчику. Было заметно, что он едва сдерживает гнев. – Лучше расскажи мне, что тебя так разволновало.

– Не будь так суров с женой, друг мой, – поспешил вставить дядя Жак, предчувствуя надвигавшуюся грозу. – Для женщины вполне естественно беспокоиться о муже. Ты радоваться должен, что она за тебя так волнуется!

– За меня? – с удивлением переспросил Саймон.

– Разумеется. А за кого же еще? Ты ведь знаешь женщин. Вечно они волнуются, и всегда без причины! Камилла боится, что тебя арестуют, если ты продолжишь вести со мной подпольный бизнес. – Лизана громко расхохотался. – Представляешь, говорит, что я не должен хранить здесь товары, которые… как бы это сказать… были приобретены не совсем честным путем. Какая странная мысль! Будь я честным капером – зачем бы мне понадобилась твоя помощь?

– Да, и правда, очень странная мысль. Как ты могла сморозить такую глупость, Камилла? – спросил Саймон.

Камилла наконец осмелилась поднять на него глаза. Как ты осмелилась бросить мне вызов? – говорил его взгляд.

– Да нет, я так, просто предложила… – еле слышно пробормотала она.

– Просто так предложила? – повторил дядя Жак. – А по-моему, ты говорила вполне серьезно. Но обещаю тебе, моя милая: мы будем очень осторожны. Не правда ли, майор? За нас не нужно бояться.

– Конечно, не нужно. Мы будем крайне осторожны. – Голос Саймона звучал спокойно, но это было показное спокойствие. Камилла сама начала сердиться.

Подумать только, какой наглец! Сидит тут и притворяется верным сообщником ее дяди, а сам уже представляет, как тот будет болтаться на виселице. Как ей сейчас хотелось положить конец этому двуличию, встать и рассказать дяде Жаку, что замышляет этот негодяй!

Но она не могла этого сделать. Ведь если дядю Жака поймают, еще не факт, что его повесят. А если она хотя бы заикнется дяде Жаку о планах мужа, Саймона можно считать покойником.

Камилле не оставалось ничего другого, как только слушать разговоры дяди с Саймоном о контрабанде. Она старалась ничем не выдать обуревавший ее страх.

Саймон пошел проводить ее дядю, а когда вернулся, Камилла приготовилась к скандалу.

Но скандала не было. Некоторое время Саймон смотрел на жену, нахмурив густые брови, затем глубоко вдохнул и произнес спокойным голосом, не предвещавшим ничего хорошего:

– Значит, ты все-таки решила предупредить своего дядю, несмотря на то что я запретил тебе это делать.

Он сбросил с себя пиджак и закатал рукава рубашки.

– Как ты понимаешь, я намерен положить конец этому непослушанию. Ну что ж, моя дорогая женушка, готовься принять наказание.

Глава 18

Не делай добра, а то пожалеешь.

Креольская пословица
Саймон ждал, когда до Камиллы дойдет смысл сказанного, с довольным видом наблюдая, как постепенно округляются ее глаза.

Он начал не спеша надвигаться на нее. Негромко вскрикнув, Камилла попятилась к двери:

– Саймон, все было не так, как ты думаешь. Я ничего ему о тебе не рассказала! Клянусь! Я никогда не стала бы рисковать твоей жизнью!

Она побледнела, а затем, развернувшись, опрометью бросилась вон из комнаты и вверх по лестнице. Саймон поспешил за ней. Увидев, что она направляется к той спальне, где пряталась от него первые три дня свадьбы, он тихо выругался.

Камилла уже собиралась захлопнуть у него перед носом дверь, но Саймон вставил в щель краешек ботинка и потянул дверь на себя:

– Не сегодня, принцесса! Даже не думай, что у тебя получится от меня спрятаться!

Камилла попятилась и попробовала сменить тактику:

– Я не боюсь тебя, Саймон. Делай, что считаешь нужным. Я выполнила свой долг и повторю попытку, представься мне снова такая возможность.

Наверняка эта упрямая маленькая ведьма так и поступит.

– Вот почему с тобой так сложно, Камилла. – Саймон вошел в комнату, захлопнул за собой дверь и начал развязывать галстук. – Ты не понимаешь, когда пора сдаться. Ты продолжаешь сражаться даже после того, как проиграла.

Камилла не сдвинулась с места. Саймон обошел вокруг нее и встал сзади. Он заметил, что она дрожит.

– Ч-что значит проиграла? – прошептала Камилла.

– Твой дядя просто посмеялся над тобой. Ты намеренно бросила мне вызов, но у тебя ничего не вышло. Значит, ты проиграла.

– По крайней мере я старалась.

Камилла начинала злиться. Сейчас Саймону это было меньше всего нужно. Он схватил ее за запястья и в одно мгновение скрутил ей руки за спиной своим галстуком.

Камилла попыталась освободиться.

– Саймон, что ты делаешь? – закричала она. Он потащил ее к постели. Камилла сопротивлялась изо всех сил. Тогда Саймон снял ремень, на котором крепился его меч, и пристегнул им ее связанные руки к кровати.

– Я ведь обещал тебя наказать. Разве ты забыла?

Он нагнулся, проверил, крепко ли держит ремень и не слишком ли стягивает руки.

: – Ты что, забыла, что я дикарь? Я делаю все, что взбредет мне в голову.

Когда Саймон встал перед Камиллой, ее страх куда-то улетучился. Она стала дергаться изо всех сил, выкручивать руки, тщетно пытаясь освободиться.

– Это тебе так не пройдет! Если ты меня ударишь, я вырву твое сердце и скормлю его акулам! Нет, лучше пусть дядя Жак вырвет у тебя сердце! А после того, как он с тобой разделается…

Саймон заставил Камиллу замолчать поцелуем.

– Не волнуйся, принцесса, – пробормотал он. – Я не собираюсь тебя бить. – И развязал тесемки на ее платье и спустил его до пояса.

Камилла учащенно дышала, от чего ее грудь под тонкой сорочкой высоко вздымалась.

– Правда? – с опаской покосилась она на Саймона.

– Правда. – Он окинул ее тело сладострастным взглядом. – Я имел в виду другое наказание.

Саймон положил свою руку Камилле на грудь и принялся тереть сосок до тех пор, пока она не начала дрожать от возбуждения.

– О да. Я придумал куда более страшное наказание, чем порка.

– Саймон!.. – выдохнула Камилла. В ее широко распахнутых глазах застыл вопрос. – Я… я не понимаю…

– Сейчас поймешь.

Саймон склонился и поцеловал ее в шею, затем в плечо, в отвердевший сосок.

– Саймон… Пожалуйста…

– Что пожалуйста?

Саймону хотелось разжечь в Камилле такое желание, чтобы она готова была пойти на что угодно ради его ласк. Она принадлежит ему, хочет того или нет. И она это поймет, хотя бы даже ему пришлось ради этого мучить ее своими утонченными ласками до поздней ночи. Нет, не до ночи, конечно. Настолько его просто не хватит.

– Саймон! – воскликнула она. – Что ты делаешь?

– Наказываю тебя. Забыла?

Так как руки у Камиллы были связаны, дальше, чем до пояса, платье не спускалось. Саймон опустился на колени и поднял ей юбку. Сначала он оголил лодыжки, затем колени, затем бедра и восхитительный островок волос между ними. У Камиллы перехватило дыхание. Он просунул между ее ногами пальцы. Там было влажно и тепло. Саймон пребывал в нерешительности. Она хочет его. А уж как он ее хочет, одному Богу известно. Правда, Камилла его ослушалась, но ведь ничего страшного не произошло. Можно обо всем забыть и просто заняться с ней любовью – ведь он мечтал об этом весь день.

Но тут Саймон вспомнил, какой самоуверенный вид был у Лизаны, и его снова охватил гнев.

– Ты хочешь меня? Ты ведь хочешь меня, Камилла, несмотря на то что считаешь мерзавцем и дикарем? Несмотря на то что я хочу вздернуть на виселице твоего дядю?

– Нет! – Камилла посмотрела Саймону прямо в глаза, чтобы он не подумал, что она лукавит. Пока все шло так, как он задумал.

– Твое тело выдает тебя, принцесса, – прошептал Саймон, продолжая ласкать Камиллу. – Оно говорит, что ты меня очень хочешь. Еще оно говорит то, что мои ласки для тебя дороже семьи. И что ты не променяешь те удовольствия, и которые я тебе дарю, ни на что. Это вполне естественно.

– Я не стану выбирать между тобой и дядей, – пылко возразила Камилла. – Ты не заставишь меня сделать такой выбор.

– Заставлю. – С этими словами Саймон раздвинул ей ноги. – Мне это по силам.

Он нагнулся и поцеловал наружную сторону ее бедра. Она вздохнула. Саймон целовал Камиллу, двигаясь все выше и выше по внутренней стороне ее бедра, пока она не начала дрожать, как попавший в ловушку кролик.

Только тогда он решился поцеловать мягкую плоть между ее ногами.

– Саймон! – воскликнула Камилла. По голосу чувствовалось, что она поражена. – Что… то есть как…

– Тебе нравится? – Саймон начал сосать нежный комочек плоти. Камилла вздрогнула. Он сосал все сильнее, пока не услышал вырвавшийся у нее вздох. – Тебе нравится? – опять спросил Саймон.

– Не знаю…

Камилла сказала чистую правду. Она испытывала какое-то странное, чудесное и волнующее чувство. Но не хотела, чтобы Саймон догадался, что это доставляет ей удовольствие.

Теперь она раскусила его. Этот негодяй просто дразнит ее. Своеобразная пытка желанием. Что ж, хитрая тактика, но с ней этот номер не пройдет. В детстве ей приходилось преодолевать еще не такие трудности, а уж с этим искушением она как-нибудь справится.

Но он ласкал ее все более страстно, и Камилла уже начинала сомневаться, что устоит. Напряжение Камиллы возрастало все больше, но вдруг он прекращал ласкать ее интимное место и принимался целовать ее бедра.

Когда это повторилось в третий раз, Камилла застонала:

– Саймон… не надо…

– Что не надо? – Саймон взглянул на нее. Его глаза блеснули. – Чего ты хочешь, принцесса? Скажи мне.

Господи, этот негодяй прекрасно понимает, что делает! Значит, вот что он имел в виду, когда грозил ей наказанием. Да, это и вправду было утонченное наказание.

Камилла предприняла еще одну неуклюжую попытку сопротивления:

– Я хочу… чтобы ты меня развязал.

Его глаза потемнели, и он еще крепче сжал ее бедра. Это подтвердило, что ее догадка была верна. Он желал ее столь же сильно, как и она его. И он этим воспользуется?

– Развяжи меня, Саймон, чтобы мы могли заняться любовью, – добавила Камилла сладким голосом. – Ты ведь этого хочешь, правда?

По его телу пробежала дрожь, но он и пальцем не пошевелил, чтобы развязать ее.

– Я желаю только одного: чтобы ты сказала, что хочешь меня. – Он вновь поцеловал ее в интимное место. Камилла чувствовала, что вот-вот взорвется. Почувствовав, что ее напряжение достигло предела, Саймон вновь прервал поцелуй. – Тебе хочется еще, да?

– Да, – пробормотала Камилла, не в силах больше сдерживаться. – Да, да, да! Ох, Саймон, прекрати это безумие! Ты уже достаточно меня наказал!

– Скажи, что хочешь меня.

– Я хочу тебя.

Глаз Саймона торжествующе блеснули.

– А теперь скажи, что я для тебя дороже твоего дяди. Тогда – клянусь – я отвяжу тебя и сделаю все, чтобы доставить тебе удовольствие.

Саймон снова принялся ласкать ее губами. Больше всего на свете Камилле сейчас хотелось, чтобы он вошел в нее. Она больше не могла терпеть.

– Да… Ты… ты для меня дороже, – произнесла она сдавленным голосом. – Только кончай это! Пожалуйста!..

Саймон поднялся на ноги, долго возился с брюками, наконец расстегнул их и спустил на бедра. Затем он поднял ее ноги, обвел их вокруг своей талии и быстро вошел в нее.

Сделав пару быстрых рывков, он издал приглушенный крик и излил в нее свое семя.

Саймон прижимался к ее обнаженной груди, и Камилла чувствовала, как неистово бьется его сердце.

Святая Дева, она дала ему то, чего он так добивался: полный контроль над собой. В этом браке последнее слово всегда оставалось за ним:

На глаза навернулись слезы, но Камилла сдержала их. Пусть связывает ее, если хочет, но она не позволит превратить себя в безвольную марионетку. Не позволит.

– Развяжи меня, – прошептала Камилла.

Саймон стоял неподвижно, прижимая ее к себе. Она снова повторила свою просьбу, на этот раз более твердым голосом.

Саймон вздохнул и отстранился от нее. В его взгляде читалось раскаяние.

– Камилла, я…

– Я никогда тебе этого не прощу, Саймон, никогда!

– Знаю, – тихо произнес он, застегивая брюки. – Слушай, Камилла, я действительно зашел чересчур далеко, но…

– Слышать ничего не желаю, – отрезала Камилла. – Убирайся из моей комнаты! Немедленно!

– Пожалуйста, только не начинай все сначала…

– Вон! – Она с трудом сдерживала слезы.

Саймон не стал спорить, очевидно, понял, что это бесполезно. Просто стиснул зубы и пробормотал:

– Ну хорошо. Думаю, тебе сейчас необходимо побыть одной. Но только недолго, поняла? Несмотря ни на что, ты моя жена, и то, чем мы недавно с тобой занимались, – прямое тому доказательство.

– Вон! – заорала Камилла, чувствуя, что, если он сейчас же не уйдет, она задушит его голыми руками. – Уйди немедленно!

Как только Саймон ушел, она медленно опустилась на кровать и стиснула в отчаянии кулаки. Черт бы его побрал! Как он смеет делать такие ужасные вещи?! Да уж, доказал, что она его жена! Лучше не докажешь! Она жена дикаря, который понятия не имеет, как нужно обращаться с женщинами!

Если он думает, что она склонится перед ним и во всем будет ему уступать, как тетя Юджиния уступает дяде Огасту, то он ошибается! Она не позволит ни одному мужчине так вести себя с ней!

Но что же ей делать?

И тут Камилле пришла прекрасная идея. Да; конечно! Муж хочет принудить ее к подчинению? Ну, в эту игру могут сыграть и двое. Правда, Камилла не обладала его силой, но у нее имелись свои козыри: она неплохо разбиралась в лекарственных травах и морских узлах. Еще до утра он пожалеет о своем поведении. Пусть ее покарают небеса, если это не так.


Саймон расхаживал по своей спальне, стараясь не смотреть на кровать. Он злился сам на себя.

Прошло уже три часа с тех пор, как Камилла выгнала его из спальни, а сама до сих пор сидит там. Наверное, рвет и мечет. Надо сказать, он ее прекрасно понимает.

Камилла не из тех женщин, которым нравится, когда мужчина всецело подчиняет их своей воле. До этого Саймона никогда не связывали серьезные отношения с женщинами. Он спал с ними только ради секса. Для ухаживаний у него не было времени. Может, он был все-таки не прав в отношении женщин? Камилла, правда, сдалась, но обиделась на него. Она вела себя в точности так, как один солдат, которого Саймон как-то раз унизил перед всем полком. Разница лишь в том, что Камилле не сделаешь выговор и не прикажешь вернуться в строй. Если она опять начнет его избегать, неизвестно, удастся ли ему снова все уладить.

Черт возьми, как ему быть с такой упрямой женой? Оставить ее поступок без внимания? Сделать вид, что ему все равно?

Саймон стиснул зубы: от нее только одни неприятности. А он сегодня полдня потратил, чтобы организовать доставку Нилу еще одного письма, на этот раз по морю. Все ради счастья ее кузины. Он расспрашивал на доках матросов и узнал, что один корабль должен прибыть в Виргинию через три дня и почти сразу же после прибытия отплыть обратно. Саймон договорился с одним человеком, плывущим этим рейсом, что он лично доставит Нилу письмо. Оно дойдет до брата быстрее, чем то, что Саймон отправил обычной почтой. Может, Нил успеет. А может, и нет.

Жаль, что нельзя рассказать об этом Камилле. Она сейчас настолько зла, что придушит Саймона, скажи он, что уже целую неделю подозревает Нила. Кроме того, она тут же вмешается в это дело. А Нил имеет право самостоятельно принять решение.

В дверь постучали. Саймон стремительно обернулся:

– Кто там?

– Это Луис, сэр.

– Чего тебе? – спросил Саймон, почувствовав явное разочарование.

– Я принес вам обед.

Обед? Саймон встал и открыл дверь. И правда, Луис держал на подносе тарелку мяса и бутылку бургундского вина. Неужели Камилла после всего, что произошло, приготовила ему обед?

– Тебя мадам попросила принести мне обед?

– Нет, сэр. Еду приготовила Шушу. Сказала, что нужно же вам поесть.

Саймон вздохнул:

– Спасибо. Поставь поднос на письменный стол и можешь быть свободен.

Саймон подошел к столу, стоявшему перед окном, которое выходило во внутренний дворик, и уселся перед тарелкой с едой. Пахнет вроде неплохо. Он взял вилку и начал есть, как вдруг услышал чей-то смех. Саймон выглянул в окно и в сгущающихся сумерках увидел, что Камилла и Шушу снимают с веревок подсохшее белье и о чем-то весело болтают. Он выругался и, отодвинув тарелку с едой, налил вина из бутылки. Вино имело какой-то странный привкус.

Саймон сделал еще пару глотков и вдруг почувствовал, что очень хочет спать. Неудивительно: день выдался очень трудный. Он поднялся из-за стола и направился к постели. Да, он, пожалуй, вздремнет немного, а когда проснется, придумает, как помириться с Камиллой.

Саймон с трудом доковылял до кровати, предусмотрительно поставил рядом бутылку, устало откинулся на постель и моментально отключился.

Глава 19

Страх перед женщинами – основа здоровья.

Испанская пословица
Когда Саймон проснулся, голова у него гудела.

Где он? Что случилось?

Открыв глаза, Саймон осмотрелся. Он по-прежнему лежал на кровати у себя в спальне, но за то время, что спал, наступила ночь и в комнате зажгли свечи. Саймон хотел сесть, но понял, что не может пошевелить руками. Они оказались привязаны к кровати.

– Камилла! – закричал Саймон. Почему-то его первой мыслью было то, что в дом пробрался какой-то негодяй, связал его, а сам направился к Камилле.

– Да, Саймон? – ответила ему Камилла абсолютно спокойным голосом, словно все происходящее было в порядке вещей. Саймон повернулся на звук и увидел, что Камилла сидит в изголовье, у самой кровати.

– Какого черта? Что здесь происходит? – прорычал он. Камилла поднялась со стула, присела на краешек кровати и сказала сладеньким голоском:

– Неужели не догадываешься, муженек? У нас, креолов, есть пословица: Что хорошо для гуся, хорошо и для утки. Что означает…

– Я знаю, что это означает, – огрызнулся Саймон. – У американцев тоже есть похожая поговорка. Но объясни мне…

Он умолк, вдруг сообразив, что происходит. Что хорошо для гуся… Черт! Он привязывал Камиллу к кровати, и вот теперь она сделала то же самое с ним. Вот ведьма!

Он дернулся, надеясь, что Камилла плохо завязала узлы. Но нет – узлы были завязаны на совесть. Саймон выругался. Как ей это удалось? И тут до него дошло. Вино!

– Ты подсыпала в вино снотворное зелье?

Камилла улыбнулась:

– И в тушеное мясо тоже. Чтобы подстраховаться. Мне не хотелось, чтобы ты проснулся, когда я начну тебя привязывать. Я неплохо изучила тебя, Саймон, и знаю, что ты всегда не прочь набить себе брюхо тем, что попадется под руку. Не тушенкой, так ликером. Или наоборот.

Саймону было не до смеха. Он снова попробовал путы на прочность: они не поддались.

– Это тебе так не пройдет, – мрачно пообещал он Камилле. – Вечно держать меня связанным у тебя не выйдет. Рано или поздно меня начнут разыскивать…

– А я и не собираюсь вечно держать тебя связанным, Саймон. – Камилла положила руку ему на бедро. – Только до тех пор, пока мы не придем к взаимопониманию по нескольким вопросам.

– Если ты думаешь, что я, будучи связанным, соглашусь на твои условия, то…

Саймон умолк: Камилла провела рукой по его бедру и начала медленно расстегивать пуговицы на его штанах. Он с шумом втянул в себя воздух. Черт возьми, что она делает? Тем временем Камилла принялась развязывать тесемки на его кальсонах. Ее касания возбуждали Саймона. Наконец он догадался, что задумала его жена.

Он обернулся к двери и завопил:

– Луис! Скорее сюда!

– Я дала Луису и Шушу выходной, – спокойно объяснила Камилла. – По-моему, они вдвоем пошли прогуляться на Сёркас-сквер.

Ах так? Она все предусмотрела!

– Буду, кричать, пока еще кто-нибудь не услышит, – пригрозил Саймон, задыхаясь от злости.

– А кто тебя здесь услышит? – На лице Камиллы играла надменная улыбка. – А если даже кто-то и услышит, что с того? Интересно будет посмотреть, как ты отреагируешь, если сюда прибежит чужой человек и обнаружит тебя привязанным к койке и со спущенными штанами.

Саймон приглушенно выругался. Она была права. Если его позор станет известен всему городу, он не посмеет показаться людям на глаза.

Наконец Камилла развязала тесемки на кальсонах и, вскинув брови, уставилась на вздыбленную мужскую плоть.

– Похоже, тебе это доставляет удовольствие? – огрызнулся Саймон.

– Думаю, да. – Камилла взяла в руки его мужское достоинство и легонько погладила. – Очень большое удовольствие.

Саймон застонал, когда она нажала на особую точку и вызвала бурную реакцию той части тела, что была зажата у нее в руке.

– Ты думаешь, что победила, но ты жестоко ошибаешься. Погоди! Когда ты меня отвяжешь – а когда-нибудь ты все равно меня отвяжешь, – я изобью тебя так, что ты неделю сесть не сможешь!

Улыбка исчезла с лица Камиллы, и на мгновение Саймону показалось, что на нем промелькнуло выражение боли.

– Нет, не изобьешь. Это первое условие, Саймон: никогда меня не бить. Я хочу, чтобы ты дал мне честное слово солдата, что не станешь этого делать.

Саймон взглянул на ее посерьезневшее лицо. Он причинил ей боль, очень сильно ее обидел, когда связал и заставил покориться себе. Это понятно хотя бы потому, что его жена поверила в то, что он способен ее избить.

– Это условие ни к чему, принцесса. Я не собирался тебя избивать. Тебе уже давно пора понять, что я привык к пустым угрозам, когда мне кажется, что могу чего-то добиться таким способом. – Его голос смягчился. – Но знай, что, в чем бы ты ни провинилась, я никогда не поднял бы на тебя руку. Клянусь своей честью.

– Дело не только в этом, – сказала Камилла, едва сдерживая слезы. – Сегодня ты меня не бил. Но ты поступил куда хуже, Саймон. Ты отнял у меня чувство собственного достоинства. Дал понять, что я ни в чем не могу тебе отказать.

У нее был такой вид, будто ее предали. Саймон сразу же позабыл обо всех своих невзгодах и думал только об обиде, которую ей причинил.

– Знаю и прощу у тебя прощения. Я ни об одном своем поступке так не сожалел. Я не отдавал себе отчета. Я был в гневе.

– Я знаю, что ты часто бываешь в гневе. Но не могу же я постоянно жить в страхе, ожидая, что ты вот-вот рассвирепеешь, набросишься на меня, свяжешь и… будешь делать со мной все, что пожелаешь. Я не хочу бояться собственного мужа.

Было заметно, что Камилле очень больно и обидно. Саймон тысячу раз проклял себя зато, что проявил такую бестактность. Он понимал, что подорвал ее доверие лишь из-за того, что хотел, чтобы она покорилась ему во всем. При одной мысли об этом у Саймона сжималось сердце.

– Я совсем не хочу, чтобы ты испытывала передо мной страх, принцесса.

Камилла закусила губу, пытаясь сдержать слезы, и отвернулась.

– Я стану тебе доверять только в том случае, если ты поклянешься больше меня не привязывать и никогда не использовать свой… талант обольщения как оружие в борьбе со мной.

– Клянусь. Клянусь, что никогда больше не буду тебя связывать, принуждать тебя делать что-либо и вообще не буду делать с тобой ничего такого, что бы я ни желал испытать сам.

Камилла кивнула в знак того, что принимает его клятву, но отвязывать Саймона не торопилась.

– Я принес тебе клятву, как ты и просила. – Саймон старался не показывать своего раздражения. – А теперь развяжи меня, принцесса, и мы займемся любовью. Так, как ты хочешь.

Камилла смотрела на него, нахмурив брови:

– Подожди. У меня еще одно условие.

Саймон с трудом сдерживался. Он уже догадывался, что это будет за условие, но все равно спросил:

– Какое условие?

– Я хочу, чтобы ты порвал с моим дядей.

Саймон застонал и откинулся на подушки. Ну, конечно! Больше ей нечего просить.

Камилла поспешно продолжила:

– Пусть его схватит кто-нибудь другой, Саймон. Мне все равно, что ты скажешь начальству. Если хочешь, можешь во всем винить меня, Но только прекрати его преследовать.

Саймон поднял на нее глаза и негромко произнес:

– Я не могу этого сделать, Камилла. И ты прекрасно это знаешь. Арестовать его – мой долг, а долг – превыше всего.

Камилла вскочила с постели и, стиснув кулаки, принялась расхаживать по комнате.

– Тобой движет не чувство долга! Ты хочешь отомстить!

– Не только. Я хочу справедливости. Ради всех тех, кого Лизана грабил и убивал. Ты прекрасно знаешь, что таких было много.

Саймон оттолкнулся ногами от спинки постели и сел, прислонившись к изголовью. Не мог он с ней спорить, лежа в позорной позе побежденного.

– Камилла, не можешь же ты закрывать глаза на его преступления. На военном корабле, на который он напал, помимо моего брата, находились и другие люди. У них наверняка были матери, жены, сестры. Они ничем не заслужили смерти.

– И мои родители тоже ее не заслужили! – Камилла подошла к кровати. – Единственное, в чем провинился мой отец перед теми английскими пиратами, так это в том, что увел добычу у них из-под носа! И чтобы отомстить, они его убили! – Прерывисто дыша, она смахнула набежавшие на глаза слезы. – Дядя Жак тоже решил им отомстить. Он выслеживал английских пиратов, чтобы их убить, но американский военный корабль встал у него на пути. Тогда он убил нескольких моряков. В их числе оказался и твой брат. А теперь ты вынашиваешь планы мести, хочешь убить. Когда это кончится, Саймон? Скольким людям еще придется умереть, пока какая-нибудь из сторон не осознает своего поражения?

– А как же справедливость? – парировал Саймон. – По закону твой дядя занимается нелегальным ремеслом. Ты знала, что его рано или поздно поймают. Какая разница, кто его схватит: я или кто-то другой?

– Я не хочу, чтобы мой муж был повинен в гибели моего дяди! – Камилла присела рядом с Саймоном. – Ну как ты не понимаешь, Саймон? Разве я смогу жить с тобой, зная, что из-за тебя погиб мой дядя?

При этих словах Саймон вздрогнул. Как они будут ладить, если она постоянно будет обвинять его в смерти любимого родственника? Как он будет смотреть ей в глаза днем и заниматься с ней любовью ночью, зная, что тень ее дяди стоит между ними? А как он будет жить, не отомстив за Джошуа?

Саймон ничего не ответил. Камилла положила руку ему на грудь и добавила надтреснутым голосом:

– Если ты не можешь пообещать, что не будешь принимать участия в его аресте, дай хотя бы слово, что сделаешь все, чтобы его не повесили.

Саймон хотел было возразить, но Камилла предостерегающе прижала палец к его губам.

– Знаю, он заслужил смерть. Знаю и то, что от его руки полегло много людей. Но причиной этому послужила месть. Он никого не убивал с тех пор, как отомстил за родных. Дядя Жак заботился обо мне, когда у меня никого не осталось, Саймон. Неужели ты думаешь, что после этого я могу сидеть сложа руки и ничего не предпринимать, чтобы спасти его от виселицы?

Саймон смотрел на Камиллу и чувствовал себя крайне неловко. Она поставила его перед выбором: подарить Лизане жизнь или остаться верным своей клятве и отомстить за Джошуа.

Саймон отвернулся. Ему хотелось все хорошенько обдумать. Когда придут арестовывать Лизану, наверняка произойдет битва. В этой заварухе Лизану могут случайно убить. Камилла ни в чем не сможет упрекнуть Саймона: сама ведь согласилась на арест дяди.

А если Лизана все-таки останется жив и невредим, его наверняка посадят. Что ж, может, эта месть окажется пострашнее повешения. Отнять у Лизаны свободу – все равно что убить его. Навряд ли ему понравится в тюрьме.

Саймон вздохнул и перевел взгляд на Камиллу:

– Хорошо, принцесса. Сделаю все, что в моих силах.

Камилла громко вскрикнула от радости и бросилась мужу на грудь:

– Ах, Саймон, спасибо! Ты даже не представляешь, что это для меня значит!

Она покрыла поцелуями его лицо.

– Развяжи меня, – проворчал Саймон. – Если, конечно, у тебя в запасе не осталось еще несколько условий.

– Нет… То есть, конечно, я тебя развяжу. – Камилла взялась было развязывать Саймону руки, но вдруг замерла. На ее лице заиграла хитрая улыбка. – Хотя…

– Камилла, не знаю, что ты там задумала, но…

– Жалко будет, если зря пропадет такой труд. А ты как считаешь?

– Камилла! – прикрикнул Саймон. – Отвяжи меня немедленно!

– Погоди, Саймон. Ты со мной позабавился. Почему бы мне не отплатить тебе той же монетой?

– Клянусь, Камилла, если ты меня не отвяжешь… – Тут Камилла нагнулась и поцеловала его в самое интимное место. Почувствовав легкое прикосновение ее язычка, Саймон блаженно застонал.

– Даю слово, что никогда больше не буду дразнить женщин, – пробормотал он, чувствуя, как увеличивается и твердеет его плоть.

Камилла усмехнулась в ответ:

– Не волнуйся. Я не буду слишком жестока. Кто знает, может, я достаточно быстро все закончу, и ты успеешь даже поспать пару часов, пока не наступит утро.

Она поцеловал Саймона в живот. Саймон снова застонал и закрыл глаза. Его сладкая жена-креолка когда-нибудь его погубит. Он сам ее этому научил. А теперь она воспользуется этими трюками, чтобы доставить ему мучительное удовольствие.

Камилла начала медленно его поглаживать, и его лицо расплылось в улыбке. Ну что ж. По крайней мере он умрет счастливым.

Глава20

Скажи мне, кого ты любишь, и я скажу тебе, кто ты.

Креольская пословица
Прошло два дня. Камилла была вполне довольна сделкой, заключенной с Саймоном. Если дядю Жака арестуют – а теперь она понимала, что это неизбежно, – то его по крайней мере не казнят.

Саймон, как ни странно, тоже, казалось, был доволен. Он даже простил Камиллу за то, что она его связала, особенно после того как она продемонстрировала ему, что такое пытка наслаждением.

Они помирились и за эти несколько дней смогли еще лучше изучить характеры друг друга. Старались проводить друг с другом как можно больше времени. А однажды отправились вместе на общественный бал, где протанцевали весь вечер. Вечерами они читали что-нибудь вдвоем. Саймон любил играть в карты и часто рассказывал Камилле анекдоты из армейской жизни. В общем, она никогда е думала, что ей будет так интересно в его обществе.

Все шло так хорошо, что утром, на третий день после их примирения, когда Саймон ни с того ни с сего впал в меланхолию, Камилла не знала, что и делать. Они сидели в столовой и завтракали. На ней был надет халат, а на Саймоне – военная форма, только ремня, на который крепился меч, не хватало. Камилла дважды попросила его подать ей французские хлебцы, но Саймон, похоже, ее не слышал. Он сидел, уставившись в окно.

– Саймон! – окликнула мужа Камилла в третий раз. Будто очнувшись, он перевел на нее взгляд:

– Ты что-то сказала?

– Я уже пять минут что-то говорю. Тебя что-то гнетет?

Саймон взял хлебец и принялся намазывать его маслом.

– Нет, с чего ты взяла?

– Сегодня ты необычайно молчалив. Словно… словно тебя что-то тревожит.

– Сегодня прибывает корабль из Виргинии. Взгрустнулось по дому, вот и все.

По дому. Камилла вдруг поняла, что Новый Орлеан для Саймона не дом. Вернее, дом, но только понарошку. Она сглотнула вставший в горле комок.

– Ты так мало мне рассказывал о Виргинии. Ты… хочешь, чтобы мы переехали туда, после того как ты закончишь служить в армии?

Саймон отложил хлебец и внимательно посмотрел на жену:

– Ну, пока я не женился, я действительно думал, что рано или поздно вернусь в Виргинию. Там остался мой младший брат, и, надо признаться, я скучаю по этому разгильдяю. А ты как на это смотришь? На то, чтобы уехать из Нового Орлеана?

Уехать из Нового Орлеана! Камилла отвела взгляд и подлила себе кофе.

– Честно говоря, я… об этом как-то не задумывалась. Мы раньше об этом никогда не говорили, и я думала… Глупо, конечно. Я должна была знать, что рано или поздно тебе захочется вернуться обратно.

Некоторое время Саймон молчал.

– Да, после завершения своей миссии в Новом Орлеане я собирался подать в отставку и вернуться домой, но теперь, когда у меня появилась жена, думаю, придется еще послужить в армии. Не знаю, правда, куда меня потом пошлет армейское начальство, так что надолго здесь мы все равно не задержимся. Впрочем, кто-то из офицеров все равно останется. Можно попросить генерала Уилкинсона, чтобы он не переводил меня в другую часть. Как только Нил поставит на ноги дела нашего отца… Как ты понимаешь, дом, в котором мы живем, я просто снимаю в аренду. А в Виргинии у меня настоящий дом, оставшийся от родителей. Небольшой, честно сказать, зато свой. Теперь там, правда, поселился Нил, но на самом-то деле дом принадлежит мне.

Камилла ничего не ответила. Саймон отложил свой хлебец.

– В Виргинии хорошо воспитывать детей, не то, что в Новом Орлеане. Этот город набит картежниками, матросами и пиратами. И эта вечная суета… А Ричмонд – достаточно большой город. В нем есть все удобства, к которым ты привыкла. – Лицо Саймона заметно оживилось, и он продолжил: – Каждый год я откладываю немного денег. Думаю, что скоро смогу сделать к дому пристройку, чтобы было место нашим будущим детям. Дела моего покойного отца пошли на поправку с тех пор, как за них взялся Нил. Думаю, в скором времени на эти деньги можно уже будет содержать не одну семью, а две.

– Это… это просто замечательно, – выдавила из себя Камилла, не поднимая глаз. Ей стало очень грустно при мысли, что придется уехать из Нового Орлеана, оставить Дезире, тетю, малышей. За свою жизнь она не была нигде, кроме Нового Орлеана и залива Баратарии, и ее несколько пугала мысль, что придется куда-то переселяться.

Но в конце концов, у нее будет Саймон, которому нужна ее забота. И дети. У них будет много детей. Раньше она даже не смела надеяться на такое счастье.

– Камилла, как ты думаешь, ты будешь счастлива со мной в Виргинии? – спросил Саймон.

Камилла подняла голову, взглянула на мужа и подумала: Я была бы с тобой счастлива где угодно, если бы ты только меня любил.

Она едва не простонала от мысли, поразившей ее. Вот, значит, до чего дело дошло: она в него влюбилась! Это чувство незаметно подкралось к ней, но теперь отрицать его было бессмысленно. Она влюбилась в того, кто ее совсем не любит.

Когда они с Саймоном поженились, Камилла не ждала любви, не смела мечтать об этом. Но за последние несколько дней она поняла, что ей не хватает именно любви. Она хотела, чтобы их связывало нечто большее, чем просто законный брак и некая взаимная симпатия. Взаимная симпатия – это, конечно, хорошо, но Камилла отчаянно желала любви. Дева Мария, а ведь это действительно так! Она влюбилась в него без памяти и ждет от него ответных чувств. Но он, похоже, совсем не отвечает ей взаимностью.

Камилла сглотнула нахлынувшие слезы, отодвинула стул и поднялась из-за стола. Ей не хотелось объяснять Саймону причину своих внезапных Слез. Если она скажет ему о своей любви, а он не ответит ей взаимностью, она этого просто не переживет.

– Камилла? – встревоженно спросил Саймон, увидев, что она направилась к двери. Он вскочил со стула и отправился вслед за ней. – Камилла, ну, если не хочешь, мы можем не переезжать ни в какую Виргинию. Когда я отслужу в армии, я… ну, не знаю. Найду еще какую-нибудь работу. Займусь политикой, на худой конец.

– Нет, – с трудом произнесла Камилла. Хорошо, что он неправильно истолковал ее нервный срыв. Только бы он не догадался о ее чувствах! – Нет, что ты. Я буду вполне счастлива в Виргинии. Ну, если, конечно, твой брат не возражает против невестки-креолки.

Саймон заключил жену в объятия.

– Думаю, стерпится как-нибудь, – добавил он с едва заметной иронией. – А если не стерпится, тогда я просто возьму кнут и отстегаю этого шалопая.

Поборов наконец слезы, Камилла подняла на Саймона глаза и попыталась придать своему голосу беспечность:

– Послушай, Саймон, ты вечно угрожаешь кому-нибудь расправой. Скажи, ты хоть раз привел свои угрозы в действие?

Саймон пожал плечами:

– Пару раз. Но доставалось всегда только тем, кто действительно это заслужил.

Камилла усмехнулась:

– Ты очень самоуверен. Надеюсь, что из-за этого не попадешь в беду.

– Уже попал. Если бы у меня не хватило наглости поцеловать тебя в саду Уилкинсонов, мы бы никогда не поженились.

Камилла оцепенела.

– Неужели жениться на мне – все равно что попасть в беду?

Саймон невесело улыбнулся:

– Да, можно и так сказать. Женившись на тебе, принцесса, я крепко влип. Никогда в жизни не попадал в такую передрягу. Но мне это даже нравится. Никогда ничего не имел против.

Саймон наклонился, чтобы поцеловать Камиллу, но тут в дверь столовой постучали. Они одновременно обернулись и увидели в дверях Луиса.

– Извините, хозяин, но мадам принесли записку. Тот, кто ее доставил, ждет ответа.

Саймон вопросительно посмотрел на Камиллу. Они вместе вышли в холл. Посланником оказался сын кучера Фонтейнов. Он протянул Камилле письмо. Она быстро пробежала его глазами и с улыбкой обернулась к Саймону:

– Тетя Юджиния приглашает нас отобедать с ее семейством сегодня, в восемь вечера.

– Сегодня вечером? – Саймона что-то встревожило.

– Да. – Камиллу охватило радостное волнение при мысли, что она снова будет со своей семьей. – Мы ведь пойдем, правда? Я так хочу успокоить тетю Юджинию, сказать ей, что у нас все хорошо. На балу их не было. Я не видела тетю со дня нашей свадьбы!

Саймон взъерошил волосы и растерянно улыбнулся:

– Конечно, мы пойдем к ним сегодня вечером. Разумеется.

Камилла внимательно посмотрела на него:

– Ты уверен? Похоже, тебе не очень хочется идти.

– Нет, почему же, – решительно ответил Саймон. – Хочется. Значит, сегодня вечером.

Камилла быстро написала тете ответ, затем отдала записку мальчику и отослала его обратно к Фонтейнам. Саймон уже собирался уходить на службу.

– Ну, мне пора. Сегодня предстоит много дел. Постараюсь вернуться пораньше.

С этими словами он ушел, а Камилла смотрела ему вслед, и ее томило какое-то нехорошее предчувствие. С Саймоном что-то неладное творится. Но он привык скрывать свои чувства. Даже от нее. Камилла надеялась, что однажды эта ситуация изменится. А пока утешала себя мыслью, что она ему все-таки не совсем безразлична. Конечно, это никакая не любовь, но все-таки…


Нужно ей рассказать, – думал Саймон, когда они с Камиллой одевались к обеду. Он хотел рассказать ей еще утром, но тут пришло приглашение от Фонтейнов. Объяснение пришлось отложить.

Этой ночью Лизана должен доставить товары в дом Саймона. Товары эти с английского корабля, на который Лизана напал неделей ранее близ побережья Флориды. Тридцать тщательно отобранных солдат будут поджидать Лизану и его сообщников. Как только товары выгрузят и Саймон удостоверится, что они действительно с английского корабля, на который у Лизаны, естественно, не имеется каперкого свидетельства, пирата схватят.

Они с генералом Уилкинсоном еще вчера решили, что Лизану будут брать этой ночью. Саймон сомневался, стоит ли говорить об этом Камилле. Вдруг она предпримет очередную попытку предупредить дядю?

Потом пришло это приглашение, и он воспользовался им как предлогом, чтобы ничего ей не рассказывать. Ему оставалось только одно: отправиться вместе с Камиллой к Фонтейнам, посидеть у них немного, а потом уйти под предлогом неотложного дела. А Камилла пусть побудет у Фонтейнов, пока все не закончится. План был превосходен. Для Саймона все складывалось как нельзя лучше.

Но чувство вины не давало ему покоя. Сколько бы он ни твердил себе, что так будет лучше, он знал, что у Камиллы было бы на этот счет совсем другое мнение. Саймон взглянул на жену – она надевала на себя украшения. Черт побери! Это вообще не должно его тревожить. Он уже и так волнуется, думая о предстоящей операции. В конце концов, сегодняшний арест – военная тайна. Не его вина, что Камилла оказалась родственницей одного из этих проклятых пиратов. Если бы предстоял какой-нибудь другой военный маневр, Саймон не стал бы ее ни во что посвящать. С какой стати в этот раз должно быть по-другому?

Камилла встала из-за туалетного столика и повернулась.

Саймон так и застыл. Господи, как же она красива! Она вообще-то всегда красавица, но когда надевает прозрачное вечернее платье, красива особенно. Саймон хотел ее. Похоже, он никогда не перестанет питать к ней страсть. Он хотел ее, несмотря на то, что она постоянно скрывает от него свои чувства.

– Ты готов? – с невинно-обольстительной улыбкой спросила Камилла, натягивая перчатки.

Саймон шагнул к ней и негромко произнес:

– Нет, еще не готов.

И прежде чем она успела его остановить, обнял жену и поцеловал.

Завтра ты возненавидишь меня за то, что я собираюсь сделать с твоим дядей, – думал Саймон, наслаждаясь сладким вкусом ее губ. – Завтра ты будешь меня ненавидеть. Я должен овладеть тобой хотя бы один раз до того, как это произойдет.

Похоже, Камилле передалась его страсть, потому что она даже не возражала, когда Саймон повалил ее на кровать.

– Я хочу тебя, – хрипловато произнес он, оторвавшись от ее губ. – Я очень тебя хочу. Прямо сейчас.

В блестящих карих глазах Камиллы отразился огонек свечи.

– Знаю.

Саймон ждал этого ответа. Он вошел в нее быстро. Заметно было, что она его тоже хочет. Это разожгло в Саймоне страсть еще больше. Он уже ни о чем не думал, ни о чем не жалел.

Это было дикое соитие, быстрое и отчаянное, словно они оба нуждались в поддержке и это был единственный способ помочь друг другу. Сердце было готово выпрыгнуть у Саймона из груди, он покрывал лицо Камиллы поцелуями. Как же ему хотелось покрыть поцелуями все ее великолепное тело! Но у них оставалось слишком мало времени.

Когда все закончилось, Саймон, стараясь не встретиться с вопросительным взглядом Камиллы, обнял ее, прижал к себе.

– Саймон? – прошептала она, уткнувшись в его рубашку. – Что-то случилось?

– Нет, – солгал он.

– Если бы что-нибудь случилось, ты бы мне сказал, да? Ему не хотелось снова лгать. Да он и не мог.

– Давай лучше одеваться, – сказал он, – а то опоздаем.

Они закончили одеваться молча. Саймон чувствовал, что обидел жену, отказавшись рассказать о том, что не давало ему покоя, но утешал себя тем, что так будет лучше.

Они вместе вышли из комнаты и спустились вниз по лестнице. Им почему-то было неловко в обществе друг друга. Саймон, засунув руки в карманы, остался стоять у лестницы, а Камилла отправилась в гостиную что-то сказать Шушу. В дверь постучали, и Камилла снова вернулась.

– Ты кого-то ждешь? – спросила она.

– Я нанял экипаж, чтобы доехать до Фонтейнов.

Стук повторился. Саймон подошел к двери, взял со стола подсвечник, отпер замок и застыл на месте. На пороге стоял молодой человек и сжимал в руках шляпу. У незнакомца были светлые волосы и серые глаза, совсем как у Саймона. Это был его брат Нил.

Глава 21

Где любовь, там и боль.

Испанская пословица
Камилла, стоявшая позади Саймона, услышала, как он вопросительно произнес:

– Нил?

Незнакомец, стоявший в дверях, усмехнулся:

– Добрый вечер, старший брат. Держу пари, не ожидал меня увидеть сегодня на своем пороге.

У Камиллы перехватило дыхание. Она пригляделась к молодому человеку. Брат Саймона. Сразу видно. Нил Вудворд был стройнее и казался более утонченным, чем его брат. Он был одет по последней моде и держался с достоинством. Настоящий джентльмен. В нем не было даже намека на дикость Саймона. Но вот глаза… глаза у него были точно такие же, как у Саймона.

– Черт возьми, разумеется, я тебя не ждал! – Саймон стиснул брата в своих медвежьих объятиях. – Господи, как же я рад тебя видеть!

Нил рассмеялся:

– И я тебя тоже, старый разбойник. Поверить не могу тому, что услышал на улице. Говорят, ты женился, а мне ничего не сказал.

– Я отправил тебе два письма, в которых сообщается о моей свадьбе, – объяснил Саймон. Камилла сильно удивилась. Она даже и не знала, что он писал своим родственникам письма. – Наверное, как раз в ту минуту, как ты взошел на борт корабля, с него спускался мой посланник.

– Так я тебе и поверил. – Нил взглянул через плечо Саймона: там стояла Камилла и ждала, когда ее представят. – А это и есть твоя жена?

Камилла вышла из-за спины мужа и взяла его за руку.

– Да, месье. Думаю, мы с вами неплохо поладим.

Нил окинул Камиллу оценивающим взглядом:

– Месье? Я сразу почувствовал, что вы не американка, мадемуазель.

– Теперь она американка. И к тому же не мадемуазель, а мадам. – В голосе Саймона прозвучала гордость. Он отошел в сторону и пропустил Нила в комнату. – Знакомься, Нил: моя жена Камилла Гирон Вудворд. А ты, Камилла, познакомься с этим шалопаем: мой брат Нил Вудворд.

Камилла протянула руку Нилу. Он запечатлел на ней поцелуй, причем его губы задержались на ее руке немного дольше, чем того требовал этикет. Саймон бросил на Нила испепеляющий взгляд, но тот лишь рассмеялся:

– Твоя жена – само очарование, брат. Надеюсь, она сможет вытерпеть твои ужасные манеры.

– Значит, вы тоже находите его ужасным? – колко заметила Камилла. Нил Вудворд ей определенно нравился. Сделав жест по направлению к гостиной, она добавила: – Проходите же, месье Вудворд. Думаю, у нас с вами есть что обсудить.

Саймон последовал за ними в гостиную. Вид у него был удивительно подавленный. Похоже, его не обрадовал неожиданный визит брата. Странно. Насколько было известно Камилле, Саймон очень любил своего брата. Еще утром он говорил, как о нем скучает.

В гостиной Камилла подошла к мраморному столику и налила деверю вина из графина.

– Вам, наверное, хочется пить, – сказала она, протягивая бокал Нилу. – Ведь вы прибыли издалека. Что заставило вас столь неожиданно приехать в новый Орлеан?

– Невероятные известия. – Нил отхлебнул вина и обернулся к стоявшему позади брату. – Услышишь – не поверишь, Саймон. Помнишь Пэдди О'Хара, близкого друга отца?

– Как не помнить! – Саймон обернулся к Камилле и объяснил: – О’Хара торговал мехом. Отец поддерживал с ним отношения даже после того, как сам перестал заниматься охотничьим промыслом.

Нил улыбнулся брату:

– Ну так вот: недавно этот О'Хара нагрянул ко мне без предупреждения и принес деньги, которые должен вернуть отцу. Я подумал, что это какая-нибудь незначительная сумма – несколько долларов. Но оказалось, что он принес тридцать тысяч долларов.

– Что?! – в один голос воскликнули Саймон и Камилла. Тридцать тысяч долларов – да это же целое состояние!

– Как оказалось, – продолжил Нил, – отец скооперировался с приятелями, и они вложили деньги в корабельную поставку шелка и серебра из Индии. Это было рискованное предприятие – не каждому удается обогнуть мыс Надежды. Но кораблем правил хороший капитан, и они надеялись на благополучный исход. – Нил усмехнулся. – Все вышло именно так, как они ожидали. Товары были распроданы. Денег хватило на жалованье капитану и команде, да и отцу с приятелями досталось с лихвой. Доход отца составил тридцать тысяч долларов.

Саймон безмолвно взирал на брата.

– Как чудесно! – воскликнула Камилла.

Она уселась на тахту и бросила на Саймона сияющий взгляд. С таким состоянием Саймон сможет делать все, что пожелает. Может даже уйти в отставку, как планировал раньше.

– Разве это не чудесно, Саймон?

Саймон растерянно покачал головой:

– Просто не верится! Эта не шутка? Ты серьезно?

– Серьезнее некуда. Большую часть твоей половины наследства я вложил в Ричмондский банк. Можешь распоряжаться этими деньгами, как пожелаешь. – Нил порылся в кармане и выудил оттуда шелковый кошелек. – Вот, принес тебе небольшой образец.

Нил бросил кошелек Саймону. Тот взвесил его на ладони, а затем открыл и высыпал пригоршню золотых монет.

– Невероятно! Отец нам никогда ничего не рассказывал! Ни слова!

– Ты ведь знаешь отца. – Нил присел на тахту рядом с Камиллой. – Он не любил распространяться о своих начинаниях, если не был уверен в успехе.

– Обычно из его начинаний ничего не выходило, – заметил Саймон.

Нил улыбнулся:

– Но на этот раз фортуна распорядилась по-иному. Ему улыбнулась удача.

Камилла обернулась к Нилу и сказала:

– Вы очень заботливый брат. Подумать только: преодолеть такое расстояние, чтобы принести деньги и известия, когда можно было бы ограничиться письмом!

– Честно сказать, я не только из-за этого приехал в Новый Орлеан. У меня здесь одно незаконченное дело.

– Неужели? – переспросила Камилла. Интересно, какие у него могут быть дела в Новом Орлеане? Ведь он здесь впервые. – И какое же это дело?

Саймон почему-то заволновался:

– Не приставай, Камилла. Возможно, Нилу не хочется делиться с нами всеми своими тайнами. – Он слабо улыбнулся Нилу. – Креолы гораздо более откровенны со своими домочадцами, чем мы, американцы.

Камилла хотела было возразить, что в ее вопросе нет ничего такого, но тут Нил сказал:

– Нет, ну что вы… Я вполне могу довериться вам обоим. Кроме того, твоя очаровательная жена-креолка сможет дать мне дельный совет.

Лицо Саймона приняло очень странное выражение, словно он в чем-то провинился.

– Не знаю, смогу ли я вам что-нибудь посоветовать. Я не очень смыслю в делах, – сказала Камилла. – Но я сделаю все, что в моих силах.

Нил посмотрел на Камиллу с благодарной улыбкой:

– Понимаешь, сестренка, то, о чем я хочу рассказать, не знает даже Саймон. Я влюбился без памяти.

Камилла все еще не понимала, какой помощи от нее ждут, но ей тем не менее было Приятно, что Нил доверился именно ей.

– Это же чудесно! – воскликнула она.

Саймон застонал. Камилла бросила на него недоуменный взгляд: что он имеет против того, что Нил влюбился?

– Она креолка, как и ты, – продолжил Нил.

– Надо же! – удивилась Камилла. – Я-то думала, в Виргинии почти нет креолов…

– Она не из Виргинии. – Нил улыбнулся, словно Камилла сказала что-то очень забавное. – Она родом отсюда.

Камилла недоуменно уставилась на него:

– Но как вы с ней познакомились? Она что, приезжала в Виргинию?

– Нет, нет. Мы с ней познакомились здесь.

Камилла смотрела на Нила и ничего не понимала.

– Хотите сказать, вы и раньше бывали в Новом Орлеане?

– Да, конечно. Я приезжал сюда два месяца назад, чтобы сообщить Саймону о смерти отца, и прогостил у брата три недели. Он разве не рассказывал?

Камилла наконец поняла. Два месяца назад Нил приехал в Новый Орлеан. Здесь он встретился с креолкой и влюбился в нее. Не может быть! Саймон бы ей непременно рассказал. Он не стал бы молчать о том, что было для нее так важно.

Она взглянула на Саймона и поняла, что ее догадка верна. Камилла чувствовала себя так, будто ей в сердце вонзили нож.

– Нет, – произнесла она дрожащим голосом, – муж ничего не рассказывал мне о вашем визите.

Похоже, Нил не замечал напряжения, возникшего между супругами.

– В общем, на общественном балу я познакомился с одной девушкой. Я влюбился в нее без памяти и… – Он запнулся. Его лицо приняло виноватое выражение. – Я хотел на ней жениться, но она отказалась. Сказала, что я для нее недостаточно богат. И тогда я уехал из города. Не мог дольше оставаться рядом с ней, зная, что безразличен ей.

Нил и Дезире! Этого и следовало ожидать! Но Камилла никак не могла в это поверить. Хотя все сходилось. Вот почему Дезире так интересовали родные Саймона!

Хорошо хоть, что Нил вернулся и готов все исправить. Или нет?

– Почему вы вернулись? – взволнованно прошептала Камилла. – Ведь она вам отказала.

– Потому что… ну, теперь у меня есть деньги. Вообще-то я не думаю, чтобы деньги имели для нее такое уж большое значение, несмотря на ее слова, но знаю, что в них очень нуждалась ее семья, особенно ее отец. Она предупреждала, что отец никогда не позволит ей выйти замуж за бедняка. А потом она мне отказала. Знаете, сначала, когда она сказала, что меня не любит, я поддался гневу и поверил ей. Но позднее, вспоминая все то, что она мне сказала… Может, это покажется глупым, но я начал сомневаться в том, что она это говорила серьезно. Может, я это сочинил в разлуке, но могу поклясться: говоря эти жестокие слова, она любила меня так же, как я ее. Она пообещала, что поговорит с отцом, а на следующий день разбила мне сердце. Это было совсем не похоже на мою нежную Дезире.

– Дезире, – прошептала потрясенная Камилла. Какой же она была дурой! Зря она так доверяла Саймону! Черт бы его побрал! Она обернулась к мужу-изменнику. – И ты знал все это время, да?

Саймон выглядел растерянным.

– Нет, принцесса, сначала я даже не догадывался. Ты утверждала, что виноват солдат, и я верил. Даже и подумать не мог, что это окажется Нил.

Смущенный Нил переводил взгляд с Камиллы на Саймона, но они не обращали на него никакого внимания.

– Даже подумать не мог, говоришь? – Камилла поднялась с тахты. – Я же сказала, что этот человек имеет к тебе непосредственное отношение! Я говорила это с самого начала!

– Знаю, но не мог подумать, что этим человеком окажется Нил. – Саймон отчаянно оправдывался. – Да, у меня были кое-какие подозрения, однако я… я отказывался верить, что он мог повести себя подобным образом. А когда во время нашей брачной ночи ты рассказала мне, что Дезире расспрашивала о моем брате, мои подозрения усилились. Но было уже слишком поздно.

– Святая Дева, – прошептала Камилла, вспомнив, как во время брачной ночи, когда она расспрашивала Саймона о его родственниках, он растерялся и выложил всю правду о Джошуа. Теперь она понимала причину этой растерянности. Он пытался скрыть, что подозревает Нила. А она ничего не заметила.

– Кто-нибудь расскажет мне, что тут происходит? – произнес Нил, поднимаясь с тахты.

Камилла не обратила на него никакого внимания. Ей хотелось добиться правды от своего ужасного мужа.

– Было уже слишком поздно, говоришь? Слишком поздно рассказать мне? Я могла бы упомянуть при ней и это имя, убедиться в том, что это был именно Нил! Мы могли бы отправить за ним посланника!

– Я сразу же послал ему письмо, – продолжал оправдываться Саймон.

– Да, и до сегодняшнего дня ни словом не обмолвился об этих письмах! – Он молчал, зная, как это для нее важно. – А я-то так переживала, думала, что ей придется, выходить замуж за этого гадкого месье Мишеля!

– Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?! – заорал Нил.

В этот момент в дверь постучали. Вошла Шушу и сообщила, что карета прибыла. Саймон велел Шушу сказать кучеру, чтобы тот подождал.

Обед у дяди Огаста и тети Юджинии. Камилла совсем про него забыла. Теперь им непременно надо ехать.

– Учитывая сложившиеся обстоятельства, – сказала она Саймону, – думаю, Нил должен поехать с нами. А ты как считаешь?

– Куда я должен поехать? – настороженно спросил Нил.

Камилла обернулась к нему:

– К Фонтейнам. Вы ведь о Дезире Фонтейн только что говорили, не так ли?

Настороженность Нила сменилась изумлением.

– Да, а вам это откуда известно? И почему вас пригласила на обед ее семья?

– Она моя кузина. – Камилла с укором взглянула на Саймона. – Мать Дезире – сестра моей матушки. Я жила с ними, пока не вышла замуж за вашего брата…

Нил смотрел на Камиллу, разинув рот.

– Послушай, принцесса, – перебил жену Саймон. В голосе его прозвучали усталость и отчаяние. Он понимал, что попался, и не знал, как выкрутиться. – Даже если теперь ты узнала, что любовником Дезире был Нил, это еще не повод для столь радикальных действий. Ты не можешь притащить его к Фонтейнам и заявить во всеуслышание…

– Почему бы и нет? – огрызнулась Камилла. – Думаю, он хочет поехать. Не правда ли, Нил?

Нил все еще пребывал в изумлении, однако пробормотал:

– Я не прощу себе, если упущу такую возможность. Однако я никак не могу понять: откуда вам известно про пас с Дезире?

– Мне ничего не было известно! – отрезал Саймон.

– Да, сначала, – напомнила Камилла Саймону его же фразу. Бросив на него холодный взгляд, она обернулась к Нилу: – После того как вы уехали из города, моя кузина открыла мне, что она… м-м… отдалась одному человеку. Она так убивалась о нем, что я решила найти ее любимого. – Камилла не хотела рассказывать Нилу о ребенке. Пусть лучше это сделает Дезире. – Она отказалась открыть мне его имя, – продолжила Камилла. – Сказала, что уже слишком поздно и что она дала ему от ворот поворот. Единственное, что мне удалось выведать, – это то, что этот человек каким-то образом связан с майором Вудвордом. Поэтому я решила обратиться за помощью к вашему брату.

– Обратиться за помощью? – проворчал Саймон. – Какая у тебя плохая память, Камилла.

Она оставила эту реплику без внимания.

– Со слов Дезире я сделала ошибочный вывод, что ее любимый был солдатом, подчиненным вашего брата, которого перевели в другую часть. Дезире сказала, что этот человек уехал из города и она никогда его больше не увидит. Саймон и я решили выяснить, кто это может быть.

– Ты ничего не знал? – спросил Нил, бросив недовольный взгляд на брата. – Даже не заподозрил меня?

Камилла скрестила руки на груди и взглянула на мужа:

– Ну что, Саймон? Объяснишь брату, почему ты не догадался, что он любовник моей кузины?

Саймон покраснел и поднял на жену и брата глаза:

– Я, правда, ни о чем не догадывался. Если помнишь, Нил, ты никогда даже не заикался о женщинах, пока гостил у меня. Ни разу.

Камилла взглянула на Нила. Он растерянно пожал плечами:

– Вообще-то это правда. Ты прочитал мне целую лекцию, смысл которой заключался в том, что от креолок стоит держаться подальше. Я не хотел признаваться, что не последовал твоему мудрому совету. Но после того, что тебе рассказала Камилла, ты должен был догадаться!

С этим Камилла согласилась. Но тут Саймон взорвался:

– Послушай, Нил, если бы какая-нибудь незнакомая женщина сказала тебе, что твой брат, всеми уважаемый, достойный человек, обесчестил девственницу, ты бы поверил? Разве ты не стал бы все отрицать, не сказал бы, что виновника нужно искать в другом месте? Ты только представь: Камилла приходит ко мне и заявляет, что один из моих солдат сделал ее кузине ребенка, а потом бросил ее! Разумеется, я и подумать не мог на тебя!

Нил побледнел:

– Хочешь сказать, что Дезире ждет ребенка? От меня?

Он с решительным видом направился к двери.

– Я увезу ее! Хватит терять время на пустые разговоры!

– Нет! – воскликнула Камилла, подбежав к нему и схватив его за руку. – Саймон прав! Вы не можете вот так прийти к ним в дом и увести Дезире. Ее дядя убьет вас.

– Мне все равно… – начал было Нил, пытаясь стряхнуть с себя Камиллу, но та вцепилась в него мертвой хваткой.

– Вам не должно быть все равно! Если дядя Огаст вас пристрелит, кто тогда позаботится о Дезире и малыше? Кто спасет ее от брака с этим ужасным месье Мишелем?

Нил замер на месте:

– Кто этот месье Мишель?

– Один богатый креол, – торопливо объяснила Камилла. – Дезире согласилась выйти за него, чтобы у ребенка был отец.

– Я его на куски разорву! – прорычал Нил.

– Нет, не разорвешь, остолоп! – Саймон укоряюще взглянул на Камиллу. – Видишь, что ты наделала? Теперь этот чертов дурень готов вызвать на дуэль весь свет! Его же убьют!

– Нет, не убьют, – твердо сказала Камилла и обернулась к Нилу. – Послушайте, думаю, нам удастся обойтись без жертв. Кровопролитие ни к чему. Дезире бросила вас потому, что боялась, что ее отец убьет вас. Я этого не хочу. И Саймон не хочет.

– Я поеду к ней, – произнес Нил более спокойным тоном. – Я должен защитить ее от этого месье… месье… кто бы он ни был!

– Обязательно защитите. – Камилла взяла Нила под руку. Ей в голову пришла замечательная идея. – Если вы послушаетесь меня, то непременно женитесь на Дезире и избежите неприятных последствий. У меня появился план. Пойдемте в карету, я все расскажу по дороге.

Нил взглянул на Камиллу и вздохнул:

– Ладно. Я поеду с вами. Но если ваш план мне не понравится…

– Тогда будете действовать согласно своему плану и подставлять голову под пули, – ответила Камилла.

Она направилась к двери. Нил последовал за ней, но тут Камиллу окликнул Саймон:

– Погоди, Камилла. Мне нужно поговорить с тобой. Наедине.

Она остановилась, затем повернулась к нему. Вид у нее был суровый.

– Нам с тобой не о чем говорить.

Он ничего не ответил, только встретился взглядом с братом.

– Иди к карете, Нил. Мы придем через минуту.

Оставшись наедине с мужем, Камилла посмотрела ему прямо в глаза. Еще ни разу в жизни она не испытывала такого гнева.

– Камилла, – начал Саймон, – я знаю, что ты сейчас думаешь, но ты должна мне поверить. Я не лгал, когда сказал, что сперва ни в чем не подозревал Нила, а потом было уже слишком поздно.

– Как я могу тебе верить? – Он, хотел возразить, но она остановила его жестом: – Даже если это и так, то почему ты мне сразу не сказал, когда стал подозревать его? Хотел его защитить, да? Считал, что моя кузина – шлюха, которая мечтает поймать себе богатого мужа?

Саймон побледнел:

– Я никогда такого не говорил!

– Но думал. – Камилла скрестила на груди дрожащие руки и отвернулась. – Ничего, что твой брат отнял у нее девственность, что по его милости она чуть было не вышла за человека, которого презирает… Ты привык выгораживать своих родственников. А мои родные не имеют для тебя никакого значения. Пусть моя кузина носит под сердцем внебрачного ребенка, лишь бы только тень не запятнала благородное имя твоего брата!

– Черт возьми! – Саймон подошел к жене, взял ее за плечи и развернул к себе. – Сначала я не мог поверить, что это был Нил.

– Ну конечно! Брат для тебя – святой! Разве Вудворд способен бросить беременную женщину? Стало быть, во всем виновата моя развратная кузина. Ведь я пиратская дочка, поэтому вполне естественно, что поведение моей кузины не отличается приличием.

Саймон стиснул зубы.

– Ты тут ни при чем!

– Я как раз при чем. Ты никогда мне не доверял, даже после того, как мы поженились. Наверняка ты и раньше подозревал Нила. Хотя бы чисто теоретически. Ведь я несколько раз говорила тебе, что любовник моей кузины уехал отсюда примерно два месяца назад. А ты не сказал мне ни слова. Ни слова! Повел меня по неверной дорожке, и…

– Я ведь не нарочно, – оправдывался Саймон.

– Да? Тогда почему ты не дал мне самой решить, Нил это был или нет? Ты даже не сказал мне его имени, чтобы я проверила его на кузине. Почему ты скрыл от меня его имя?

Саймон взъерошил волосы. Лицо его выражало полное отчаяние.

– Черт побери, Камилла! Я не знаю. Это все моя проклятая осторожность. Теперь я понимаю, что поступил глупо, но тогда мне казалось, что я прав. – Он робко улыбнулся. – Впрочем, теперь это уже не важно. Ведь все будет хорошо, не так ли?

– Ну конечно, – с горечью заметила Камилла, – все будет просто прекрасно.

Она хотела выйти из комнаты, но Саймон схватил ее за руку:

– Прости меня, принцесса. Что мне еще сказать? Я был не прав, скрывая от тебя свою осведомленность. Мне очень хотелось бы все исправить, но теперь это уже невозможно. Впрочем, остается надежда, что сегодня вечером все будет улажено.

– Сегодня вечером я это сделаю, Саймон. И без твоей помощи.

– Лучше уж с моей.

Саймон протянул руку, и Камилла с удивлением посмотрела на него. Обида еще не прошла, но его дружелюбный жест и полный раскаяния взгляд заставили ее сердце смягчиться.

Камилла тихо выругалась и взяла мужа за руку:

– Я не скоро прощу и забуду.

– Главное, чтобы ты простила меня до того, как Нил и Дезире заведут второго ребенка, – шутя ответил Саймон.

– Думаешь, что я готова простить тебе что угодно?

Саймон посерьезнел и отвел взгляд.

– Не все, – ответил он усталым голосом. – Теперь я знаю, что прощение дается тебе с трудом. Но я помогу тебе довести это дело до конца. Ты мне позволишь?

Помочь ей довести это дело до конца – самое малое, что он мог сделать.

Но после того как с этим будет покончено, Камилла найдет способ показать ему, какую боль он ей причинил, как был не прав, когда лгал ей. Она обязательно заставит его это понять.

Глава 22

Кролик сказал: пей все, ешь все, но говори не все.

Креольская пословица
Наемный экипаж подъехал к дому Фонтейнов, Камилла была рада: и Саймон, и Нил одобрили ее план. Нил сказал, что уже нашел священника, который готов обвенчать их с Дезире. Это значительно упрощало дело. Он предложил побег, еще когда гостил в Новом Орлеане, но Дезире отказалась. Этим дело и кончилось.

Камилла улыбнулась ему. Ей нравился Нил. Сразу видно, что он влюблен и очень переживает за ее кузину. Теперь, когда он вернулся за Дезире, она была готова простить ему все. Конечно, за исключением того, что его брат такой негодяй.

Когда карета остановилась перед воротами двора Фонтейнов, Камилла наклонилась к Нилу:

– Как ты думаешь, сработает?

– Ты лучше знаешь своих родственников, чем я. Я подожду здесь, покаты приведешь Дезире. Если тебе не удастся уговорить их принять меня, я увезу ее в Виргинию. Корабль отплывает послезавтра. Если у тебя не получится уладить дело, мы с Дезире просто взойдем на палубу и уплывем далеко-далеко.

– Хорошо. – Камилла стиснула его руки. – Но я очень надеюсь, что вы задержитесь здесь еще на несколько недель, месье Вудворд.

Саймон уже вышел из кареты и ждал на улице. Он помог Камилле выйти и, склонившись к ней, прошептал:

– Ты уверена, что это сработает?

– Уверена. Ты прекрасно знаешь, что в данный момент дядю Огаста не интересует ничего, кроме денег. То, что Нил разбогател, делает его вполне подходящим женихом для Дезире.

Когда Саймон и Камилла вошли в дом, им показалось, что они попали в курятник – со всех сторон на них посыпались приветствия. Тетя Юджиния стала расспрашивать Саймона о здоровье, Урсула что-то затараторила Камилле про своих новых ухажеров, а дядя Огаст кричал на мальчишек, которые вертелись под ногами.

Наконец тетя Юджиния увела Саймона в гостиную, а Камиллу попросила подняться к Дезире и пригласить ее к столу. Камилле это было на руку. Как только тетя Юджиния отвернулась, она сняла с вешалки свой плащ, свернула его и отправилась наверх.

Дезире была в спальне. Она сидела на кровати в своем лучшем платье и плела кружево.

– У меня для тебя новости, дорогая, – взволнованно произнесла Камилла, войдя в комнату.

Дезире подняла глаза и улыбнулась:

– Ах, Кэмми, ты здесь! То-то я слышала, что к дому вроде бы подъехала карета.

Камилла присела на кровать рядом с кузиной и крепко сжала руку Дезире.

– Мы с Саймоном привезли с собой гостя.

– Это просто восхитительно! И кто же этот гость?

– Брат Саймона Нил. – Дезире крепко стиснула руку Камиллы. Это развеяло ее последние сомнения насчет того, кем приходится Нил ее кузине. – Это ведь он, да? Твой любимый.

Прекрасные карие глаза Дезире наполнились слезами.

– Он правда здесь? Он в гостиной?

– Нет, в гостиной его нет. Он на улице, в карете. Ждет тебя.

Дезире выпустила руку Камиллы, вскочила с постели и подбежала к окну.

– Не может быть.

– Правда. Он сказал, что не может без тебя жить, и вернулся, чтобы уговорить тебя выйти за него замуж. Он не поверил, когда ты сказала, что ни капли его не любишь.

Дезире испуганно прикрыла рот рукой и обернулась к Камилле:

– Ох, Кэмми, но теперь я не могу выйти за него замуж! Папа уже принял предложение месье Мишеля!

– Не будь дурочкой. – Камилла поднялась и заключила Дезире в объятия. – Месье Мишель найдет другую молодую самку, которая согласится вынашивать его детей. Пусть это будет кто-нибудь, кто еще не был влюблен.

– Папа убьет Нила, – прошептала Дезире. – Он непременно его убьет за такое оскорбление!

– Об этом предоставь позаботиться Саймону. – Камилла взяла раскрасневшееся лицо Дезире в ладони и посмотрела ей в глаза. – Скажи мне, дорогая, ты действительно его любишь? Ты согласна пойти за него замуж?

– Я люблю его всем сердцем! – воскликнула Дезире. – Но папа…

– …не сможет вам помешать. Доверься мне. Я знаю верный способ заручиться согласием твоего отца. Твой возлюбленный ждет тебя, и, если я через несколько минут не приведу тебя к нему, он возьмет наш дом штурмом. Тогда дядя Огаст его точно убьет. Так что выбирай, чего ты хочешь: бросить единственного человека, которого любишь, отца твоего будущего малыша, или последовать за ним, позабыв о своем отце и об этом ужасном месье Мишеле?

Дезире ответила не сразу.

– Может, я поступаю глупо, может, я неблагодарная дочь, но я рискну, – наконец произнесла она.

– Ну вот и хорошо, – сказала Камилла и прижала к себе кузину. – Пошли, предстоит еще незаметно добраться до кареты.

– Дай я сначала напишу записку маме и все ей объясню, – попросила Дезире.

– Не стоит писать длинное письмо, – проворчала Камилла, – а то мы здесь до утра проторчим.

Беззвучно, словно кошки, женщины выбрались из комнаты через стеклянные двери на балкон. С него спускалась лестница, которой очень редко пользовались. Они перегнулись через перила и посмотрели в сад. Там никого не было. Судя по теням, падавшим из освещенных окон во двор, все находились в гостиной.

– Возьми мой плащ, – сказала Камилла, накидывая его на плечи Дезире. – И капюшон не забудь надеть. Если тебя заметят, то решат, что это я.

– Да, но что делать, если кто-нибудь выйдет во двор и спросит, куда это я собралась? – спросила Дезире.

– Притворись, что ты – это я. Скажи, что кое-что забыла в карете. – Камилла порылась в глубоком кармане плаща и выудила оттуда шаль. Она ей еще понадобится.

– Но как же ты объяснишь пропажу плаща?

– Не волнуйся за меня, – нетерпеливо ответила Камилла. Она уже достаточно долго пробыла у Дезире. В любую минуту могут всполошиться и отправиться на поиски. – Пора. Тебя ждет Нил. Он все приготовил к побегу. Договорился со священником. Вас обвенчают. Видишь, я отдаю тебя в хорошие руки.

Дезире робко улыбнулась:

– Я всегда была в хороших руках. За это нужно сказать спасибо тебе. – Она крепко прижалась к кузине. – Спасибо тебе, Кэмми. Я этого никогда не забуду.

– Пора! – Камилла легонько подтолкнула кузину к лестнице. – Вперед!

Дезире очень быстро спустилась с лестницы, минуту постояла внизу, собираясь с силами, а затем торопливо засеменила через двор. Камилла проводила ее взглядом до самых ворот. Заслышав удаляющийся цокот копыт, она облегченно вздохнула.

Камилла крадучись спустилась вниз по лестнице, через черный вход прокралась в холл и смело вошла в гостиную.

– Вот и она! – воскликнула тетя, заметив Камиллу. – Я видела тебя во дворе всего лишь минуту назад, дорогая. Правда, не заметила, как ты вернулась. Куда ты ходила?

– Я забыла в карете шаль, – солгала Камилла.

– А где же Дезире? – спросила тетя. – Я думала, ты ее приведешь. Ты долго была наверху.

– Дезире неважно себя чувствует. Я поговорила с ней несколько минут и ушла – пусть отдыхает.

– Неважно себя чувствует? О Боже! – тетя Юджиния поднялась со стула. – Пойду посмотрю, что с ней.

– Не стоит, – остановила ее Камилла. – Она, наверное, уснула. Не стоит ее будить. – Нужно дать Нилу и Дезире время отъехать подальше.

А пока Камилле предстояло еще одно дело. Она присела на тахту рядом с тетей и наклонилась к ней.

– У меня для вас новости, тетя Юджиния.

Камилла украдкой бросила взгляд на дядю Огаста. Хоть бы он обратил внимание на ее слова!

– Какие новости, дорогая?

– Саймон унаследовал огромную сумму денег.

Дядя сразу навострил уши.

– Неужели?

Камилла рассказала про приезд Нила, про то, как Вудворды унаследовали целое состояние. Она постаралась приукрасить свой рассказ.

– Это просто чудесно, дорогая, – заметила тетя. – Не сомневаюсь, что вы с майором очень рады.

Тетя бросила на дядю Огаста взгляд, в котором читалось: Я же сказала, что майор будет для Камиллы подходящей партией.

– Да, мы в восторге, – заверила Камилла и перевела разговор на Нила. – Особенно повезло брату Саймона.

– Конечно, – откликнулась тетя Юджиния. – Почему вы не привезли его с собой?

Камилла ждала этого вопроса.

– Мы его приглашали, но он слишком устал с дороги. Уверена, что вы с ним скоро познакомитесь.

– Может, скорее, чем вы ожидаете, – заметил Саймон. Камилла бросила на него предостерегающий взгляд.

– Похоже, месье Вудворд вовремя унаследовал эти деньги. Дела в его виргинском торговом концерне и раньше шли неплохо, а теперь его предприятие станет самым богатым в штате.

Дядя Огаст стал проявлять заметный интерес к разговору.

– Правда? – Он взглянул на Саймона. – Судя по всему, майор Вудворд, ваш брат – крайне способный молодой человек.

– О да, – с энтузиазмом подтвердила Камилла. – Нил очень способный. Он умен и очень хорошо разбирается в денежных вложениях. Он просто гений. Не правда ли, Саймон?

Не дождавшись ответа, она продолжила:

– И он совсем не похож на тех грубых американцев, которые ничего не смыслят в культуре. Он весь такой утонченный. Настоящий джентльмен. Он говорит по-французски и танцует…

– Мне не терпится с ним познакомиться, – вставила тетя Юджиния и как-то странно посмотрела на Камиллу.

– Думаю, получив наследство, он станет видной фигурой в обществе, – не унималась Камилла. Она хотела, чтобы дядя Огаст изошел слюной, слушая про несказанное богатство Нила. Тогда он не так разозлится, узнав, что Дезире сбежала с ним. – Та, кого он выберет в жены, будет очень счастливой женщиной.

– Хватит уже, Камилла, – сказал Саймон чуть резковато. – Если ты еще раз скажешь, какой у меня чудесный брат, все решат, что тебе он нравится больше меня.

Камилла нарочито рассмеялась:

– Какая чушь, Саймон! Они никогда так не подумают.

Камилла поднялась с тахты, пересела к мужу и, взяв его за руку, поцеловала в щеку:

– Как я могу любить кого-то, кроме тебя?

Тут все вздохнули с облегчением. Саймон бросил на Камиллу загадочный взгляд. Разговор перешел на другую тему.

Наконец ужин был подан, и все отправились в столовую.

В это время Саймон наклонился к Камилле и прошептал:

– Почему бы тебе не предоставить мне петь дифирамбы брату? Это вызовет меньше подозрений. К тому же я лучше его знаю.

– Пару недель тому назад ты не горел желанием мне помочь, – тоже шепотом ответила Камилла и двинулась к выходу.

Саймон удержал ее:

– Пару недель назад я не был уверен в том, что мой брат – ее любовник. Что бы ты ни думала, это правда.

Камилла запрокинула голову и посмотрела ему в глаза:

– Правда? Теперь я даже не знаю, верить тебе или нет, Саймон.

– Можешь мне доверять, Камилла. Я желаю счастья брату так же, как ты желаешь счастья своей кузине. Если Нил видит свое счастье в браке с Дезире, я сделаю все возможное, чтобы у него все шло как по маслу.

Они встретились взглядами. Саймон был так искренен в своем раскаянии… и чертовски привлекателен. По крайней мере так показалось Камилле. Черт бы его побрал! Когда он так на нее смотрел, она начинала верить всему, что он говорил.

– Вы идете обедать? – донесся голос тети Юджинии.

Этот оклик разрушил очарование момента.

– Да, конечно, – отозвалась Камилла и направилась к двери.

За ужином подавали черепаший суп и херес, пироги с омарами, жареную утку и свиной окорок, а на сладкое шпинат со сливками.

Саймон снова перевел разговор на брата. Из его уст похвалы в адрес Нила звучали вполне убедительно. Он так красноречиво расписывал все его достоинства, что тетя Юджиния и Урсула в один голос заявили: им непременно нужно встретиться с этим молодым человеком.

Вскоре, допив кофе с пирожными, Саймон вынул из кармана часы и, взглянув на них, поморщился:

– Извините, мадам Фонтейн, но я вынужден вас покинуть. Сегодня вечером у меня неотложные дела.

Камилла с изумлением посмотрела на мужа. О чем это он? Ей он ничего не говорил!

– Дела? В такой час? – проворчал дядя Огаст. Он был несколько обескуражен.

Саймон старался не смотреть на Камиллу.

– Да, в такой час. А Камилла пусть пока посидит у вас. Она с нетерпением ждала этой встречи – было бы просто несправедливо заставить ее уйти так рано…

Его перебила тетя Юджиния:

– Как жаль, что вы уже уходите, майор Вудворд. Прошу вас, посидите еще чуть-чуть.

– Нет, мне пора, – решительно произнес Саймон и поднялся из-за стола. – Приношу свои извинения. Пожалуйста, проследите за тем, чтобы Камилла благополучно добралась домой. Мне… э-э… самому понадобится карета.

Тетя Юджиния была явно встревожена, но все же кивнула. Она по опыту знала, что бесполезно спорить с мужчиной, когда тот чего-то хочет.

Саймон бросил на Камиллу торопливый взгляд:

– Оставайся здесь, сколько пожелаешь. Я вернусь очень поздно.

Затем повернулся и вышел из комнаты. Только тогда Камилла спохватилась.

– Извините, – пробормотала она, – я скоро вернусь.

Она догнала мужа уже у самых ворот и окликнула его:

– Саймон!

Он медленно обернулся. Выражение его лица было мрачным.

– Что у тебя за дело? И почему так поздно?

Саймон взглянул на дом и пробормотал:

– Лучше тебе этого не знать.

– Нет, лучше знать. Утром, когда пришло приглашение, ты мне ничего не сказал.

И тут Камилла вспомнила, в какой он пребывал нерешительности, ему словно не хотелось ехать на этот обед. Недоброе предчувствие кольнуло сердце.

– Саймон, что происходит? Что все это значит?

– Возвращайся домой и приятно проведи время с тетей и дядей. Завтра я все объясню.

Этот ответ не удовлетворил Камиллу. Она вышла вслед за мужем за ворота и обомлела, увидев юного солдата верхом на лошади. Солдат держал под уздцы коня Саймона. Молодой человек не заметил Камиллу – она стояла в тени – и обратился к Саймону:

– Ружья на месте, сэр, а Робинсона до вашего прибытия заперли в сарае.

Какие ружья? И что делает Робинсон у них в сарае? Робинсон… разве не так звали сержанта-изменника? Точно! Именно он свел Саймона с дядей Жаком.

Камилла все поняла.

– Значит, сегодня? – испуганно прошептала она. – Вы арестовываете его сегодня.

В этот момент солдат заметил ее и начал извиняться. Саймон резко его оборвал:

– Хватит, помолчите. – Он взял у солдата вожжи. – Теперь можешь возвращаться. Скажи им, что я скоро буду.

Камилла посмотрела вслед ускакавшему солдату. Саймон обернулся к ней.

– Значит, сегодня? – спросила она с несчастным выражением лица.

Саймон кивнул:

– Сегодня. Он прибудет в наш дом около полуночи и привезет награбленное.

Уточнять, кто это, не было нужды. Камилла поняла, почему Саймон сегодня так странно себя вел. Он обо всем знал заранее. И знал, как она на это отреагирует.

– Только не говори, что это известие застало тебя врасплох, принцесса, – пробормотал он. – Ты должна была знать, что рано или поздно это произойдет.

– Но ты же ничего не сказал…

– Я подумал, что будет лучше, если ты узнаешь потом… когда все закончится.

Тут Камилла рассвирепела. Значит, и это он от нее скрывал! История с Нилом повторяется!

– Нет, причина была другой, – огрызнулась она. – Ты ничего не сказал, потому что боялся, что я предупрежу дядю.

– Вовсе нет! – возразил он, но по выражению его лица Камилла поняла, что он лжет.

– Ты мне ничего не сказал потому, что не доверяешь мне. Именно поэтому ты не рассказал мне когда-то про Нила. – Камиллу душила злость. Она почти кричала: – В самом деле, разве можно доверять жене? Она всего лишь женщина, да к тому же креолка!

– Дело не в этом.

– Нет, в этом. Признайся, Саймон. Тебе нужна жена только для удобства. Ты хочешь иметь чистый дом, вкусный обед и… хорошую любовницу. Ты хочешь, чтобы я делила с тобой постель, но не желаешь доверять мне, когда дело касается Нила, моего дядюшки или…

– Черт побери, Камилла, – перебил ее Саймон, – разве тебе можно доверять? Ты ведь хотела втайне от меня предупредить дядю; рвалась туда, куда боятся ступать даже ангелы… Ты говоришь, что нужна мне только для удобства. Ну а для чего же еще ты можешь быть нужна? От тебя больше никакого проку! Никакой преданности! Ты предана Дезире, Лизане, но не мужу. – Он выругался, резко повернулся и направился к коню. – У меня нет времени.

Камилла бросилась за ним и, прежде чем Саймон успел понять, что происходит, выхватила у него из рук поводья. Она была в ярости: как он смеет!

– Да как ты можешь говорить о преданности? Дезире и дядя Жак заслужили мою преданность – ведь они столько лет обо мне заботились! Они никогда не лгали мне, никогда меня не обманывали!

– Никто из них не был на тебе женат. Ради Бога, перестань! Я устал выслушивать, как плохо я с тобой обошелся. Сделал вот тебе предложение, а не надо было: Ты поселилась в моем доме, я дал тебе свою фамилию… и свою любовь. – Он понизил голос и выразительно посмотрел на нее. – Но тебе этого, похоже, мало.

– Да, мало! – воскликнула Камилла. – Потому что ты не доверяешь мне! Когда мы поженились, ты лгал мне. Решил, пусть лучше я буду считать тебя проходимцем, лишь бы не говорить мне правды. Ты даешь мне гораздо меньше, Саймон, чем я тебе. Ты решаешь за меня мою судьбу, а я должна во всем быть покорна! – При слове покорна Саймон фыркнул. Камилла оставила это без внимания. – Может, я не во всем поступала, как тебе хочется, но я никогда ничего от тебя не скрывала. Я никогда не лгала тебе.

Слова застревали у Камиллы в горле. Она с трудом заставила себя произнести:

– Ты скрываешь от меня свой настоящий характер… скрываешь свои мысли и желания… Какой же ты можешь требовать от меня преданности? Ведь я даже не знаю, какой ты на самом деле. Да и сам ты верен только своей мести.

Свободной рукой она прикоснулась к его руке. Саймон никак не откликнулся на это прикосновение. Он словно отгородился от всего мира невидимой стеной, за которую никого не пускал. Даже ее.

– Ты говоришь, что не видишь моей преданности. Но какой ты можешь требовать от меня преданности, когда сам мне не доверяешь?

– Камилла, – хрипловато произнес Саймон и взял у нее поводья. – Я доверяю тебе во всем, кроме того, что касается твоего дядюшки. Ты хочешь, чтобы ради тебя я позабыл о долге, но я не могу этого сделать! Камилла грустно покачала головой:

– Не о долге, Саймон, а о мести. Я знаю, что ты должен арестовать дядю. Единственное, о чем я прошу: не убивай его и не отправляй на виселицу. Я знаю, что прошу много, но тем не менее…

– Скажи мне, принцесса, чего ты от меня хочешь? Чтобы меня разжаловали? Чтобы я попал под военный трибунал? Или просто хочешь, чтобы я сегодня ночью сложил оружие и меня прирезали Лизана и его сообщники?

– Они тебя не прирежут!

– Разве? Как ты не понимаешь: эта операция захвата может перерасти в настоящую битву! Твой дядя и его сообщники будут сопротивляться. В этом нет никакого сомнения. Погибнуть может любой из нас. – Он откинулся назад в седле и стал похож на мраморную статую героя сражений. – Как бы я ни был осторожен, битва – вещь опасная.

Битва! Раньше она как-то не думала, что дело может обернуться битвой. В своей наивности предполагала, что все произойдет мирно: Саймон с солдатами просто окружат дядю, арестуют его и доставят в Новый Орлеан. Но дядя Жак никогда не сдавался. Ради свободы он пойдет на все и будет биться с кем угодно. Даже с Саймоном.

Вся злость на Саймона тут же улетучилась. Камилла все время брала с Саймона обещания, что он пощадит дядю Жака. Но пощадит ли дядя Жак Саймону?..

– Я никогда об этом не думала, – прошептала Камилла. – Я… я даже как-то не предполагала.

– А стоило бы подумать, – проговорил Саймон, а затем устало добавил: – Побудь со своими родственниками, пока я за тобой не пришлю. Через несколько часов все закончится. – Он сунул руку за пазуху и достал кошелек с золотом, который ему передал Нил. – Если я сегодня погибну… Этого тебе хватит на первое время, а если не хватит, найдешь Нила. Он позаботится о том, чтобы ты не осталась без средств. Ведь я недавно унаследовал целое состояние.

От этих его бездушных слов Камилла почувствовала себя так, словно в нее вонзили тысячу острых ножей. Саймон пришпорил коня, но она вцепилась в седло.

– Черт бы тебя побрал, Саймон! Ты ведь знаешь, что твое состояние мне безразлично! Я волнуюсь за тебя!

Саймон остановил коня и посмотрел на жену. Его лицо ничего не выражало.

– Правда? А я как-то этого и не заметил за потоком обвинений, которыми ты меня осыпала. Ты можешь волноваться за дядю, за кузину… но за меня? По-моему, тебе плевать, что со мной случится.

Камилла отшатнулась от Саймона, словно он ее ударил. По его выражению лица было заметно, что он действительно думает, что ей все равно.

– Ах, Саймон, – прошептала Камилла, – ну как ты можешь так думать? Мне на тебя совсем не наплевать!

– Не лги мне! Не теперь! – оборвал ее Саймон. – Ты говоришь это, чтобы лестью заставить меня отказаться от того, что принадлежит мне по праву! – Он окинул взглядом ее тело. Голос его стал хриплым. – Черт побери, Камилла, ты мое проклятие, но я по-прежнему тебя хочу. И я тебя добьюсь. Я получу твое тело, сердце и твою преданность. – Он умолк, а затем добавил: – И я отомщу. Ты не сможешь лишить меня этого удовольствия.

С этими словами Саймон решительно пришпорил коня и поскакал галопом по улице. Камилла с тревогой смотрела ему вслед.

По щекам Камиллы заструились слезы. Ей стало жаль, что они с Саймоном так сухо расстались.

Пожалуйста, Господи, – молила она, – не дай ему умереть. Не отнимай его у меня.

Она никогда раньше не молилась с такой страстью. Теперь Камилла понимала, что сможет вытерпеть все, лишь бы только Саймон к ней вернулся.

Глава 23

Не суметь отомстить – позор, но простить обидчику – признак благородства.

Испанская пословица
Женщинам и солдатам друг друга не понять, – думал Саймон, расставляя при свете факела своих людей вдоль Байю-Саваж. На какое-то время жена-креолка заставила его позабыть об этой непреложной истине, но теперь он понимал, как это было глупо. Камилла его совсем не понимала.

Внезапно в памяти всплыли ее слова: Ты скрываешь от меня свой настоящий характер… скрываешь свои мысли и желания… Как ты можешь требовать от меня преданности, когда я даже не знаю, какой ты на самом деле, когда сам ты верен только своей мести?

Саймон нахмурился. Ну ладно. Допустим, он был с Камиллой не совсем искренен. А чего она хочет? Каждый раз, когда он делился с ней своими планами, случались неприятности.

Черт возьми! Неужели он ни на минуту не может перестать думать о Камилле? Когда Саймон на ней женился, он и предположить не мог, что ее мнение будет мешать выполнению поставленных им целей… что ее желания постепенно станут и его желаниями.

Невольный стон вырвался из груди Саймона. После этой ночи Камилла будет считать его чудовищем. Уже завтра она не захочет иметь с ним ничего общего. Но что бы Камилла ни говорила, что бы ни думала, это его долг. Он будет старательно выполнять его. Этого ждут от него старшие по званию.

А после? Нет, он не станет думать о том, что будет после. Он не будет больше думать о Камилле.

– Черт бы ее побрал! – произнес вслух Саймон и обернулся к одному из своих капралов: – Где сержант Робинсон?

– Вон там, сэр. – Юноша указал на рощицу, где располагался их командный пост.

Саймон направился в указанном направлении. Двое солдат держали Робинсона под стражей. Завидев Саймона, Робинсон вскочил на ноги:

– Явился, изменник! Ты самый подлый, самый лживый сукин сын из всех, кого я встречал!

– Заблуждаешься, Гарри, – сухо проговорил Саймон. – Это ты изменник. Ты связался с этим пиратом.

– Да, и доверился тебе, думая, что ты сохранишь это в тайне! Ты меня предал!

– Ты когда-нибудь слышал выражение: В любви и на войне все способы хороши?

– Странно слышать это из твоих уст, майор, – огрызнулся Робинсон, оглянувшись на окружавших его солдат: – Интересно, знают ли твои подчиненные, что Жак Лизана – дядя твоей жены? Может, ты хочешь заманить их в ловушку?

– Они знают, кем Лизана приходится Камилле. Я поставил их в известность несколькими часами ранее. Знают они и то, что мой старший брат Джошуа был убит Лизаной. Ты этого не знал, не правда ли, Гарри? – Гарри смотрел на Саймона, разинув рот. – Да, похоже, не знал. Иначе бы ты не стал знакомить меня с этим ублюдком. – Обернувшись к людям, сторожившим Робинсона, Саймон скомандовал: – Уведите его к изгибу реки.

Робинсон должен был подать Лизане сигнал, означавший либо, все в порядке, либо поворачивай назад. Без Робинсона Лизану в засаду не заманишь.

– Я не стану помогать вам обманывать Лизану! – завопил Робинсон, когда двое солдат схватили его под руки. – Он же мне голову за это снимет!

Саймон знаком приказал солдатам остановиться:

– Если не будешь делать то, что тебе велят, Гарри, я собственноручно сниму с тебя голову. После того как Лизану схватят, тебя будет судить трибунал. Правда, ты заслуживаешь худшего наказания… Но если ты просигналишь Лизане, чтобы он поворачивал назад, я тебя пристрелю. Клянусь. Ты готов умереть ради Лизаны?

Гарри разразился проклятиями.

Саймон сделал знак солдатам, и они удалились вместе с Робинсоном.

После этого все завертелось. Погасили факелы. Пехота и запасная артиллерийская дивизия под командованием капитана Хоскинса заняли боевые позиции за деревьями, кустами и сараем, построенным Саймоном специально для хранения награбленного за флигелем для слуг.

Саймон предупредил солдат, чтобы они стреляли только в случае необходимости.

Затем расставил людей по обоим берегам реки и приказал ждать сигнала к атаке. Как только лодки покажутся, он поприветствует Лизану, как они с ним и договаривались, а затем попробует уговорить его сдаться без кровопролития. Если повезет, то Лизана, поняв, что он со своими сообщниками попал в засаду, пойдет на мировую. Но Саймон не хотел рисковать. Его пистолет был заряжен.

Саймон стоял на берегу. Ждать пришлось долго. Саймон расхаживал взад-вперед по берегу и думал о жене. Сейчас он стоял всего в нескольких ярдах от их дома. Раньше он даже не подозревал, как ему хотелось иметь свой дом. Саймон был очень мал, когда умерла его мать, и уже почти не помнил, как это здорово: иметь в доме женщину, которая постоянно раскладывает все по местам, прибирается, ждет твоего возвращения и встречает тебя с улыбкой на лице, с горячей едой и с холодным вином на подносе.

У Саймона пересохло в горле. Если он убьет Лизану, ничего уже не будет по-прежнему. До сегодняшнего вечера он не мог понять, почему Камилле так дорог Лизана. А теперь понял. Битва между ним и женой не имела к Лизане никакого отношения. Все дело в доверии… и в преданности. Камилла попросила Саймона об одолжении. Обыкновенная сделка. Она хотела все уладить миром. Правда, иногда она пользовалась для достижения своей цели его страстью, но он поступал также.

И если уж быть честным с собой до конца, то он скрывал от нее и свои догадки насчет Нила, и свои планы в отношении Лизаны.

При этой мысли Саймон поморщился. Камилла была права: он многое от нее скрывал. Он старался обезопасить себя, в то время как она отдала ему все. Все, за исключением преданности. С этим она не спешила. И с любовью тоже.

Донесшийся с реки звук заставил его напрячься. Это был голос Робинсона. Он крикнул Лизане, что все в порядке. Пора. Что же теперь делать? Исполнять свой долг, вот что. Теперь слишком поздно менять что-либо, подумал Саймон.

Сжимая в руке заряженный пистолет, он напряг зрение и стал высматривать огоньки фонарей на плоскодонках с награбленной добычей. Заметив первый фонарик, он прошептал своим солдатам:

– Не двигаться. Ждать моего сигнала.

Лодок было три, и они хорошо охранялись: на каждой было по меньшей мере шестеро сообщников Лизаны. Они гребли изо всех сил. Всего восемнадцать человек.

В первой лодке Саймон заметил Лизану. Он поприветствовал пирата, тот негромко ответил. Еще несколько минут – и со всем будет покончено. Наконец-то! Когда-то Саймон пообещал Камилле, что сделает все, что в его силах, чтобы спасти ее дядюшку от виселицы. И он выполнит свое обещание. На это он готов пойти ради нее. Может, тогда она его простит. Все может быть.

Плоскодонки медленно двигались вверх по течению. Лодка с Лизаной находилась от него на довольно значительном расстоянии, когда где-то рядом со второй лодкой прогремел выстрел и тут же раздался чей-то отчаянный крик:

– Лизана, это ловушка!

Робинсон! В темноте Саймон его не видел, но знал, что это он выстрелил. Очевидно, ему как-то удалось справиться с охраной.

Черт бы побрал этого изменника! Лизана стал выкрикивать приказания поворачивать обратно. Если лодки поплывут по течению, их уже не догонишь.

– Солдаты, в атаку! – крикнул Саймон и бросился к реке. Солдаты посыпались отовсюду. Саймон прицелился в какого-то пирата на лодке Лизаны и сразил его одним выстрелом. Пираты открыли ответный огонь. Из кустов выкатили пушку и навели ее на лодку Лизаны.

Саймон перезарядил пистолет и бросился вдоль берега: он хотел добраться до главной лодки и до Лизаны прежде, чем выстрелит пушка. Прогремел выстрел, и он увидел, как перевернулась лодка. Сообщников Лизаны разбросало в разные стороны, и они поплыли ко второй лодке. А сам Лизана поплыл к берегу.

Саймон приглушенно выругался, увидев, как Лизана растворился в тени нависших над берегом веток деревьев. Все остальные пираты, преследуемые солдатами, плыли по течению. Но хитрый Лизана выбрал противоположное направление.

Черт! Он сейчас уйдет!

Саймон бросился вдогонку за Лизаной.

На другом берегу реки снова грянул пушечный залп. Перевернулась вторая лодка. Мрачно ухмыляясь, Саймон пробирался сквозь густые заросли. Ветки хлестали его по лицу. Он едва не упал, споткнувшись о корень дерева, и выругался. Заросли кончились так же внезапно, как и начались. Саймон вышел на залитую лунным светом просеку. На другом конце ее он увидел бегущую темную фигуру.

– Лизана! – крикнул Саймон и бросился вслед. – Стой, а не то я стреляю!

Он вскинул пистолет, как вдруг вспомнил, что забыл его зарядить.

Лизана остановился, медленно обернулся и вынул из ножен меч.

– Надо же, какая встреча! Майор Вудворд, – ухмыльнулся он, глядя на приближающегося Саймона. – Друг мой.

– Жак Лизана, ты арестован. Сдавайся!

– Сдаться? – переспросил Лизана, держа наготове меч. – Никогда. Не хочу умирать медленной смертью на виселице, чтобы на меня пялились американцы. Придется тебе убить меня здесь. Не думаю, что ты горишь желанием это сделать.

Саймон отбросил незаряженный пистолет и вытащил меч.

– Ты будешь удивлен, узнав, как мне не терпится тебя прикончить. – В этот момент Саймон позабыл все обещания, данные Камилле, о том, что он арестует Лизану без кровопролития. Перед ним стоял человек, которого он ненавидел целых десять лет, и он не упустит возможности отомстить. – Ты убил моего брата! За это я убью тебя с превеликой радостью.

Лизана встал в боевую позицию и удивленно спросил:

– Твоего брата?

Саймон кивнул и стал обходить Лизану вокруг, выбирая нужную позицию для нападения.

– Помнишь тот военный корабль, на который ты напал десять лет назад? Одну из пушек на нем заряжал мой брат. Одним из пущенных тобой пушечных ядер его разнесло на куски. Ты, конечно, уже позабыл об этом сражении. Еще бы! Тебе так часто приходится убивать невинных людей! – продолжил Саймон. – Но я помню тот миг, когда мне сообщили о смерти брата. И как мне пришлось объяснять отцу, что его старший сын погиб из-за жадности пирата.

– Не из-за жадности! – огрызнулся Лизана. – Этот корабль стоял у меня на пути, а мне нужно было отомстить. Мне жаль твоего брата, но он умер, исполняя свой долг.

Издав яростное рычание, Саймон сделал выпад в сторону Лизаны и поранил ему щеку. Они отскочили друг от друга. Лизана выругался и провел рукой по щеке.

При виде крови врага Саймон испытал мрачное удовлетворение.

– Долг солдата – умереть за родину, – сурово произнес он. – Но мой брат не умер за родину. Ты не дал ему такой возможности!

Лизана помрачнел:

– Да, умереть таким молодым и впрямь ужасно. – Он занял оборонительную позицию. – Моей жене, когда она умерла, было всего двадцать. Ты знал об этом, майор? Она истекла кровью у меня на руках. Она была повинна лишь в том, что была моей женой. Погибли мой брат и его жена – родители Камиллы. Думаешь, я мог отпустить с миром убийц? Пусть они даже и поступили служить в американский флот. Я не мог этого сделать. И ты бы тоже не смог, – добавил Лизана упавшим голосом.

Одно дело слышать, как Камилла рассказывает о мести своего дядюшки и говорит, что стоит только начать месть – и ей никогда не будет конца. А совсем другое дело – видеть страдание на лице Лизаны, слышать боль в его голосе, когда он рассказывал о смерти своей жены.

– Черт! – воскликнул Саймон, злясь и на Камиллу, и на Лизану. Он сделал выпад, но пират парировал его. – Ты говоришь так, словно не убивал сотни человек, словно никогда не воровал и не лгал!

– А скольких людей ты убил в сражениях? – презрительно отозвался Лизана. – Просто из-за того, что твое правительство развязало очередную войну. Я никогда не убивал женщин и детей. И не убивал тех, кто не оказывал мне сопротивления.

Саймон сделал очередной выпад и порезал левую руку Лизаны. Тот отскочил и крепко выругался. Было заметно, что он устал.

Издалека донеслись крики и пистолетные выстрелы: солдаты окружили пиратов. Теперь Саймона беспокоил лишь Лизана: все остальное не будет иметь никакого смысла, если Лизане удастся ускользнуть.

– Скажи мне, майор, – произнес пират, глядя на кровь, стекавшую по рукаву его рубашки, – как ты объяснишь мое убийство жене? Или тебе все равно, что моя смерть разобьет Камилле сердце?

При упоминании о жене Саймон еще крепче сжал рукоять меча. Сейчас ему меньше всего хотелось думать о разбитом сердце Камиллы.

– Моей жене уже все известно. Она ждет меня у Фонтейнов.

Меч в руке Лизаны задрожал.

– Знает? – недоверчиво переспросил он. – И она не возражала, когда узнала, что ты собираешься меня убить?

– Если бы ты сдался, – отрезал Саймон, – мне не пришлось бы тебя убивать!

– Я никогда не сдамся, майор.

– Тогда готовься к смерти. – Саймон обещал Камилле, что сделает все возможное, чтобы спасти Лизану от виселицы. Но он не обещал, что даст ему уйти. Она этого и не просила. Даже она понимала, что он не может позволить ее дяде избежать заслуженного наказания. Впрочем, Камилла мало что понимала, когда речь заходила о ее дяде.

Саймон приглушенно выругался и сделал выпад. Несколько минут они молча сражались, а потом остановились, чтобы перевести дыхание. Теперь Лизана сражался по-настоящему. Но Саймон не мог понять, почему он только обороняется и ни разу не предпринял попытки атаковать.

– Поверить не могу, чтобы Камилла это одобрила, – пробормотал Лизана.

– Она и не одобрила. Но согласилась с тем, что я должен исполнять свой долг.

Лизана удивленно вскинул бровь:

– Неужели? Думаешь, она простит тебя, если ты раскроишь меня напополам, майор?

В душе Саймона шевельнулось чувство вины.

– Какая разница? – соврал он. – Это же не по ее вине произойдет!

Лизана печально покачал головой:

– Тогда мне тебя жаль. Если ты не понимаешь, что рискуешь потерять расположение хорошей женщины ради сомнительного удовольствия одержать надо мной верх…

– Заткнись и сражайся! – процедил Саймон сквозь зубы. Слова Лизаны сильно задели его, но он не смел этого показывать. – Камилла здесь ни при чем! Не смей ее в это впутывать!

Саймон снова пошел в атаку, но его ослепила ярость – Лизана сумел увернуться и прорвать дыру в пиджаке Саймона, хотя до крови дело не дошло.

Они разошлись. На лице Лизаны появилась мрачная улыбка. Вдруг он посмотрел поверх плеча Саймона и негромко сказал:

– Обернись, друг мой.

– Если ты думаешь, что я поддамся на эту старую уловку… – начал было Саймон, но тут услышал, как хрустнула за спиной ветка.

Он обернулся вовремя. Ему чудом удалось избежать удара, направленного прямо в сердце. Меч вонзился в левое плечо, и его пронзила страшная боль. Саймон увидел перед собой лицо Гарри Робинсона.

Он резким движением вытащил меч из раны и снова сделал выпад, который Саймону чудом удалось парировать. При виде изменника он пришел в ярость.

– Я сказал, что убью тебя, если ты предупредишь Лизану, – прошептал Саймон, кружа вокруг Гарри.

– Я убью тебя первым.

Справа от Саймона раздался голос Лизаны:

– Что ты здесь делаешь, сержант?

– То же, что и ты, – ответил Робинсон, отражая удар Саймона. – Спасаюсь от солдат. Я залег в траву, и они меня не заметили. А потом я пришел сюда.

Робинсон набросился на Саймона, но тот успел увернуться от удара. Он чувствовал, что рубашка под пиджаком влажна от крови, но продолжал яростно сражаться.

– Я вырежу у тебя сердце, майор, – прошипел Робинсон, но тут Саймон нанес ему сильнейший удар в бедро.

Саймон держал в поле зрения и Лизану, но следить одновременно и за пиратом, и за Робинсоном, особенно теперь, когда из-за раны на плече он терял кровь, было очень трудно.

Черт побери, он не хочет погибнуть здесь, в окружении двух предателей! И он не погибнет! Саймон сделал несколько выпадов в сторону Робинсона и заставил его отступить.

Но рана в плече заставляла о себе знать. Саймон слабел от потери крови. Робинсон глубоко вонзил ему в ногу меч и с триумфом взглянул на Лизану:

– Воспользуйся шансом, Лизана! Прикончи этого мерзавца! Он твой!

Саймон почувствовал, как сзади к нему подошел Лизана. Саймон сделал неожиданный выпад в сторону Робинсона и тут же стремительно обернулся к Лизане. Он увидел, как зловеще блеснул при свете луны направленный на него меч, как Лизана сурово сжал губы.

Но удара Саймон не почувствовал. Меч прошел у него под рукой и вонзился в сердце Гарри Робинсона. Саймон обернулся и с удивлением увидел, как сержант повалился на землю. С губ его сорвался глухой стон. Он удивленно посмотрел на Саймона – видимо, никак не мог поверить тому, что произошло, затем дернулся и замер.

Саймон обернулся к Лизане и в недоумении уставился на него.

– Мне не нравятся люди, не имеющие чести, – пояснил пират, опустив меч.

Резким движением Саймон выбил оружие из его руки и направил острие своего меча к горлу Лизаны:

– А мне не нравятся люди, которые убивают ради наживы.

К изумлению Саймона, Лизана спокойно скрестил руки у себя на груди, словно ему к горлу не был приставлен меч.

– Теперь тебе предстоит выбор, друг мой. Ты сильно ранен, тебе нужна помощь. Может, если ты закричишь, тебя услышат солдаты. Но вряд ли – сейчас они слишком заняты преследованием моих пиратов.

Крики и бряцание мечей вдали были слышны все слабее. Похоже, Лизана был прав.

– Если ты меня убьешь, – продолжил Лизана, – то скорее всего не сумеешь до них добраться.

Саймон понимал, что полученные им раны очень серьезны и, если их не обработать, беды не миновать. Правая нога уже немела. Через несколько минут он не сможет стоять.

– Ты, конечно, можешь убить меня и удовлетворить таким образом свою жажду мести, – продолжал Лизана. – Но тогда у Камиллы не будет ни мужа, ни дяди. Ты этого хочешь? Разве твоя месть этого стоит?

Саймон застонал, вспомнив о Камилле. Какой же все-таки Лизана подлец. Знает, как сыграть на его чувствах!

– Ты также можешь сложить оружие и разрешить мне тебе помочь. Ведь, кроме меня, сейчас никто тебе не поможет.

Саймон недоверчиво посмотрел на Лизану:

– С чего это ты решил мне помочь?

– Потому что Камилла не простит меня, если я дам тебе умереть. Она тебя любит.

Меч в руке Саймона дрогнул.

– Ты заблуждаешься, – холодно возразил он. – Камилле на меня наплевать. Она заботится только о своей обожаемой семье, о тебе и о своей кузине.

– Неправда, друг мой. Когда я был у вас, я видел, как она за тебя волновалась.

– Тогда она волновалась не за меня, – выдохнул Саймон. – Она волновалась за тебя, черт бы тебя побрал! Она пыталась предупредить тебя! А меня использовала просто как предлог, чтобы не возбудить твоих подозрений!

Лизана участливо взглянул на Саймона:

– А почему она не хотела возбудить мои подозрения? Почему не рассказала мне правду? Она боялась, что я убью тебя, если узнаю, и не хотела рисковать твоей жизнью!

– Просто она не хотела быть виновной в моей смерти!

– Просто она тебя любит! – прорычал Лизана. – А ты, дурак, этого не замечаешь!

Саймон отступил на шаг. Ноги у него начинали слабеть. Неужели это правда? Неужели Камилла его любит?

– Черт побери! Дай я тебе помогу, парень. – Лизана шагнул вперед, не обращая внимания на меч, который Саймон все еще держал у его горла. – Неужели ты хочешь умереть и разбить Камилле сердце? Ну?

При мысли, что Камилла, возможно, его любит, Саймона обдало теплой волной. Нет, он не хотел разбивать ей сердце. Кроме того, Лизана всего несколько минут назад спас ему жизнь.

И тут месть показалась Саймону таким пустяком по сравнению с теми счастливыми годами, которые он может прожить с Камиллой. Какой ему прок от смерти Лизаны, если он потеряет Камиллу? Она никогда не простит его, если он убьет ее дядю. А если он не доберется до своих?..

– Я не хочу… разбивать ей сердце, – прохрипел Саймон и разжал пальцы, сжимавшие меч.

У Саймона подогнулись колени, но Лизана вовремя его подхватил.

– Бог мой! – воскликнул он. – Надеюсь, еще не поздно.

– Я тоже… на это надеюсь, – с трудом выдавил из себя Саймон и упал на руки своего недавнего врага.

Глава 24

Если будешь рассуждать о любви, то потеряешь рассудок.

Французская пословица
Заслышав отдаленный звук канонады, Камилла резко выпрямилась на стуле.

– Господи, что такое? – воскликнула тетя Юджиния. Детей уже уложили спать, а дядя Огаст храпел, сидя на тахте. Не спала только тетя Юджиния, которую Камилла намеренно засыпала вопросами о ведении домашнего хозяйства.

– Это Саймон и его солдаты, У них… учения, – еле слышно ответила Камилла.

– Посередине ночи? – Тетя Юджиния поднялась со стула. – Какая чушь! Это больше похоже на сражение.

Это и есть сражение, – подумала Камилла, – и сейчас мой муж находится в самой его гуще. Тете она ничего не сказала. Просто не могла говорить об этом. Она тревожилась за Саймона: что с ним, не ранен ли?.. Что же она сидит сложа руки? Если с ним что-нибудь случится, Камилла узнает об этом лишь через несколько часов. Она этого не вынесет. Кроме того, если отправиться туда прямо сейчас, можно помочь раненым.

– Мне пора, – чуть резковато сказала Камилла. – Мне нужно идти домой.

Тетя Юджиния погладила ее по руке:

– Ты действительно собралась домой? Или на поле боя?

– Поле боя – мой дом. Сегодня армия захватывает пиратов, и происходит это в моем доме!

– Пиратов? Пиратов твоего дяди?

– Да, да! – воскликнула Камилла и поспешно направилась к двери.

– Думаю, благоразумнее будет, если ты посидишь у нас, пока не станет известен исход сражения. А ты как думаешь?

– Не могу. Не могу, и все. Вдруг Саймона ранят? Да и другим солдатам понадобится медицинская помощь.

– Разве в армии нет врачей?

– Есть, но ты ведь знаешь, что эти американцы ничего не смыслят в докторском деле. Своим лечением они еще скорее отправят его на тот свет! Я должна пойти туда и попытаться чем-нибудь помочь!

Тетя посерьезнела.

– Очень хорошо. Если так, то я тоже пойду с тобой.

– Что? – Камилла широко распахнула глаза.

– У нас с мужем восемь детей, – сказала тетя Юджиния, снимая жакет с вешалки. – Мне часто приходилось ухаживать за больными. Я смогу тебе помочь.

Вообще-то это неплохая мысль, – подумала Камилла.

– Хорошо, но поторопитесь! – сказала она тете. Тетя направилась к лестнице.

– Только прежде я поднимусь к Дезире, посмотрю, как она. Вдруг ей стало хуже?

– Стойте! – воскликнула Камилла.

Но тетю Юджинию было уже не остановить. Она бросилась вверх по лестнице. Камилла задержала дыхание, услышав, как тетя вошла в спальню Дезире, и принялась расхаживать по холлу в ожидании тети Юджинии. Теперь могло случиться все, что угодно. Может, тетя вскочит в карету и погонится за Нилом и Дезире. Может, она решит, что…

На верхнем этаже хлопнула дверь, и тетя Юджиния сбежала вниз по лестнице, сжимая в руке записку Дезире.

– Случилось ужасное! Дезире сбежала с каким-то человеком по имени Нил! Она сбежала! Она… – Тетя умолкла, начав что-то понимать. – Нил Вудворд. Брат Саймона. Это о нем вы говорили сегодня за ужином! – Она посмотрела на Камиллу с упреком: – Ты знала! Ты обо всем знала! Это ее я видела во дворе, а не тебя!

Камилла кивнула:

– Дезире любит Нила. Они познакомились во время его прежнего визита в Новый Орлеан. Он сделал ей предложение, но она ему отказала, потому что боялась дяди. Она не любит месье Мишеля. Он ей никогда не нравился. И Нил ее тоже любит. Очень-очень.

Камилла бросила на тетю умоляющий взгляд.

– Так не полагается. Нужно же соблюдать приличия! – с непреклонным видом ответила тетя Юджиния. – Мужей дочерям должны выбирать родители. Так полагается! Мы не опрометчивые американцы, которые оставляют за своими детьми последнее слово в столь решающем деле!

– А жаль. Может, если бы мы были в этом похожи на американцев, старики, подобные месье Мишелю, не могли бы жениться на молоденьких девушках ради удовлетворения своей похоти. – Камилла понизила голос и со значением добавила: – А юным девушкам не нужно было бы рисковать жизнью, чтобы подарить мужу наследника.

При этом намеке на Октавию Мишель тетя Юджиния побледнела. Бросив взгляд в дверь гостиной, где на тахте по-прежнему храпел дядя Огаст, она прошептала:

– Ты уверена, что Нил Вудворд действительно любит Дезире и что он сможет ее обеспечить?

– Я ни в чем еще не была более уверена. – Камилла шагнула к тете Юджинии и положила ей руку на плечо. – Дайте им шанс, и они докажут вам, что поступили правильно, женившись по любви.

Лицо тети прояснилось.

– Ну, тогда дадим им еще несколько часов, прежде чем поднимем тревогу. – Она взяла Камиллу под руку. – Пойдем, дорогая. Пора отвезти тебя домой. Тебе не кажется?

Камилла с облегчением вздохнула. Слава Богу! Теперь никто не помешает Дезире и Нилу пожениться. А когда об этом узнает дядя Огаст, тетя Юджиния сумет справиться с его вспышкой гнева.

В отдалении грянул пушечный выстрел, и Камилла бросилась к двери. При мысли о том, что, возможно, в Саймона попали из пушки и он лежит, истекая кровью, как его старший брат, ей стало не по себе.

Камилла выбежала во двор. Тетя последовала за ней, но, проходя мимо кухни, внезапно остановилась.

– Стой, нужно забрать мою коробку с травами. – Она бросилась на кухню и через несколько минут вернулась с плетеной корзиной. Креолки гордились тем, что своими припарками могут вылечить все болезни.

Несколько минут ушло на то, чтобы растолкать старого кучера и впрячь в коляску лошадей. На этом настояла тетя: она утверждала, что экипаж им может понадобиться для того, чтобы отвезти раненых в госпиталь. Когда они наконец тронулись в путь, Камилла была вне себя от волнения. Стрельба несколько затихла, но это ее ничуть не успокоило. Неужели пираты справились с армией? И где теперь Саймон? Лежит где-нибудь и истекает кровью?

– Не тревожься за майора Вудворда, – сказала тетя, заметив, как Камилла напряженно вглядывается в темноту. – Он много лет служил солдатом и сможет о себе позаботиться, даже будучи раненным.

– Знаю.

Камилла высунулась из окна кареты. Светила полная луна, но мало что можно было разглядеть.

Казалось, путь до городских окраин длился целую вечность. Когда коляска миновала городские ворота, Камилла сжала кулаки так крепко, что ногти впились ей в ладони. Она непрестанно молилась. Тетя Юджиния тоже начала волноваться.

Когда карета остановилась перед домом, Камилла увидела, как солдаты ведут закованных в кандалы пиратов к повозкам, выстроенным вдоль дороги, и помогают своим раненым доковылять. От запаха крови и пороха Камилле стало дурно. Ей вспомнился тот ужасный день в лагере. Тогда она потеряла все. Неужели в этот день ей тоже предназначено судьбой потерять самых дорогих и близких ей людей?

Выйдя из кареты, Камилла окинула взглядом дорогу, надеясь увидеть Саймона или дядю Жака, но ни того ни другого поблизости не оказалось. Она запаниковала, побежала за дом и принялась при свете факелов о