КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420149 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200550
Пользователей - 95504

Впечатления

Казимир про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

уже по сумбурной аннотации ясно, что читать не стоит.
но я открыл. знаете, чем начинается? эту дуру, ггню, сбила насмерть машина, и её отвезли в морг. потом тройка абзацев - описания: как чувствует себя труп-ггня в морге - холодно ей, оказывается, трупом-то. (а я подумал, что афторша не курила, похоже - инъекции).
а потом этот труп-ггня восстала, на опознании родственницей.
а я - закрыл файл.
то, как эта снежная (???) ал-ндра шифруется, блокируя свои "шедевры", и отсылая дерьмо-письма денежным читателям, которые готовы с остальными поделится текстами "шедевров", уже понятно, что на такой особе - нужно экономить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Весна в Нью-Йорке (fb2)

- Весна в Нью-Йорке (и.с. Панорама романов о любви) 490 Кб, 143с. (скачать fb2) - Джоанна Беррингтон

Настройки текста:



Джоанна Беррингтон Весна в Нью-Йорке

1

Лишь через два часа после того как Эллин Рос уселась в кресло автобуса, она смогла вздохнуть свободно. Все это время сердце молодой женщины сжималось, словно испуганный котенок, а в голову лезли удручающие мысли, что Гарольд догонит ее и затея с побегом обернется большим скандалом. Но сейчас, чем дальше оставался за спиной штат Мичиган, тем увереннее звучало в ее голове совсем другое: получилось, я все-таки сбежала от него!

Эллин попыталась распрямить ноги, затекшие от долгого сидения, но в небольшом пространстве между креслами сделать это было непросто. Мужчина в соседнем кресле слушал плеер и дремал, надвинув на глаза бейсболку. Из наушников доносилась новая песня Глории Кроуз, уже успевшая занять верхние строчки в многочисленных хит-парадах: «Ты можешь многое, главное верить себе, главное верить в себя...»

Сидящая неподалеку пожилая женщина уговаривала маленькую девочку с двумя смешными косичками поспать:

– Милая, если ты заснешь, время пролетит быстрее. Когда откроешь глазки, до Нью-Йорка будет уже недалеко.

– Я не хочу спать! Я хочу смотреть в окошко!

Эллин тоже решила вглядеться в сумерки за окном, но в тусклом свете лампочек, освещающих автобусный салон, увидела лишь свое печальное отражение в стекле. Белый овал лица, карие миндалевидные глаза и роскошные каштановые кудри ниже плеч. Она провела по ним рукой, пытаясь разгладить. Куда там! В старших классах школы ей так хотелось иметь прямые волосы, но все попытки как-нибудь воздействовать на них заканчивались неудачей: кудряшки вновь возвращались на место. Гарольд, помнится, утверждал, что обожает эти чудесные завитушки, особенно когда они переливаются золотом в лучах заходящего солнца.

Гарольд... Он говорил, что любит ее, и клялся перед алтарем в вечности своих чувств. Как же случилось, что теперь она, Эллин, тайком сбежала из дома, купив билет на вечерний автобус до Нью-Йорка и оставив прощальную записку с просьбой не искать ее? Молодая женщина тряхнула головой, отгоняя тягостные мысли. Впереди ждала другая жизнь – свободная, независимая, без ежедневных ссор и унижений. По крайней мере, так хотелось на это надеяться!

Напряжение последнего дня сказалось, и, несмотря на бурю эмоций в душе, Эллин задремала, кое-как устроившись в автобусном кресле. Изредка просыпаясь, она наблюдала, как пейзажи за окном сменяют друг друга. Сосед похрапывал, пленка с музыкой в плеере давно кончилась, но ему, похоже, не было до этого никакого дела. Девочка со смешными косичками, по-прежнему не желавшая спать, просила бабушку купить в ближайшем придорожном кафе большой кусок вишневого пирога.

Вишневый пирог, пронеслось в голове вновь засыпающей Эллин. Вишневый фестиваль в Траверс-Сити... Мы с Джессикой тогда учились в колледже...

И она, провалившись в дремоту, перенеслась на три года назад.

– Эллин! Эллин, пойдем же скорее! Там сейчас будет проходить конкурс по плеванию вишневыми косточками!

Джессика тянула ее за руку, увлекая к специальной площадке для состязаний, где столпились местные жители и приехавшие на праздник туристы.

– Ну и что такого? Неужели ты никогда не видела, как плюются вишневыми косточками? Я не хочу в толпу, там наверняка отдавят ноги и затолкают локтями!

Эллин явно была не в лучшем настроении. Не радовало даже то, что выглядит она сегодня очень хорошо. На ней было платье без рукавов бежевого цвета, подчеркивающее ровный загар плеч, белые туфли-лодочки и сумочка в цвет им.

Но Джессика упрямо тряхнула короткими темными волосами и нахмурилась. Не для того она приехала на фестиваль, чтобы скромно стоять в сторонке, пока другие веселятся, поэтому предложила компромисс:

– Ты как хочешь, а я пойду посмотрю. Подожди меня где-нибудь здесь, ладно? – Кивнув, Эллин проводила подругу взглядом и неторопливо пошла к скамейке, стоящей в тени большого дерева. Ей не очень хотелось ехать на праздник. Вчера мама себя плохо чувствовала, но отец посоветовал все же отправиться и немного развеяться. Только веселью неоткуда было взяться. Врач сказал, что надежды на выздоровление почти нет, остается лишь молиться. Пока Эллин находилась рядом с больной матерью, она старалась держаться как ни в чем не бывало. Но теперь, оставшись одна, вдруг почувствовала, как же ей тяжело.

– У тебя что-то случилось?

Чья-то фигура нависла над девушкой, заслонив веселящуюся толпу. Перед ней стоял мужчина в зеленой клетчатой рубашке. Рассмотреть лицо подошедшего Эллин не могла, поскольку в глазах застыли слезы. Но она попыталась улыбнуться и произнесла:

– Спасибо, ничего не случилось. Я в порядке.

– Совсем не в порядке. Абсолютно не в порядке, я же вижу. Ты сидишь и плачешь.

– Нет-нет, я не плачу... – И тут же предательская слезинка скатилась по ее щеке.

Мужчина сел рядом и сказал:

– Сам не знаю, зачем приехал сюда. Наверное, по привычке. В детстве ездил на Вишневый фестиваль вместе с родителями. Помню, когда-то даже участвовал в конкурсе по скоростному поеданию вишневого пирога среди детей. Не победил, конечно, зато наелся...

Эллин улыбнулась. В отличие от первой, вымученной улыбки вежливости эта была настоящая, искренняя. Смахнув слезы, она пригляделась к случайному собеседнику. На вид около тридцати лет, загорелый, волосы темные, волевой подбородок чисто выбрит, рубашка отглажена, ботинки начищены. Пожалуй, симпатичный. Правда от синих глаз словно веет холодом... Но это, наверное, ошибочное первое впечатление, ведь он такой добрый и отзывчивый. Пока она печалилась, сидя на скамейке, мимо прошли человек двадцать, а все ли в порядке, поинтересовался только он. И Эллин еще раз улыбнулась незнакомцу.

– Ну вот, – улыбнулся он в ответ. – Теперь я действительно вижу девушку, которая пришла повеселиться. Между прочим, любишь вишневый пирог?

Она кивнула. И он предложил:

– Тогда надо торопиться, скоро начнется конкурс по скоростному поеданию. Если хочешь, пойдем со мной. Только решай скорее, иначе можем опоздать к началу.

Разве могла Эллин отказать себе в общении с таким милым человеком? Тем более отец просил развеяться. Спустя минуту-другую молодые люди, дружески болтая, шли вместе.

– Кстати, а как тебя зовут?

– Эллин.

– Здорово. А меня Гарольд Рос...

После долгих поисков Джессика наконец-то нашла подругу возле лотка с сувенирами, где она прощалась с новым знакомым. Как только тот удалился, рассерженная девушка дала волю эмоциям:

– Эллин, я же тебя потеряла! Как ты могла уйти куда-то, не предупредив меня! Там были такие веселые конкурсы, но я решила, что нехорошо радоваться, когда ты грустишь. А ты, оказывается, грустишь только в компании со мной, а с подозрительными типами тебе очень даже весело! Кто это был и как все это понимать?

– Джесси, это Гарольд, мы недавно познакомились, и он вовсе не подозрительный тип. Не ругай меня, пожалуйста. Да, я виновата, что ушла. Но если бы ты знала, сколько всего хорошего произошло со мной за последний час!

– Так... Этот подозрительный тип уже забил тебе голову всякими глупостями? И что за пятно на платье?

– Варенье. Я случайно капнула, когда мы соревновались, кто быстрее съест вишневый пирог! – Похоже, девушку совсем не беспокоило, что платье испорчено. – Ну почему ты плохо думаешь о Гарольде? Я мало его знаю, но он показался мне очень славным. Недавно окончил университет и работает дантистом, а потом собирается открыть собственную стоматологическую клинику!

– Рада за него. Но если мы не вернемся в скором времени домой, родители решат, что я попала в какую-нибудь переделку. Так что подробности чудесного знакомства расскажешь по дороге.

И девушки поспешили, обгоняя неторопливо прогуливающихся участников и гостей фестиваля.

– Проснитесь, мы уже в Нью-Йорке.

Мужчина, сидящий в соседнем кресле, осторожно тряс Эллин за плечо. Она открыла глаза и недоуменно огляделась. Ах да, она же сбежала из штата Великих озер и теперь планирует жить самостоятельно. Пассажиры покидали автобус. Достав с полки для ручной клади небольшой рюкзак, она тоже стала продвигаться к выходу.

Эллин спрыгнула с подножки автобуса на асфальт и вздохнула, озираясь по сторонам.

Облачко пара, вырвавшись изо рта, растаяло в прохладном нью-йоркском воздухе. Весна в мегаполисе была совсем другой, нежели в ее родном городке. Да и все вокруг было другим – чужим, даже каким-то враждебным. Мимо Эллин быстрым шагом прошел сосед по автобусу, за ним – дама с семенящей рядом девочкой. Все они знали, куда идут. Только она стояла в нерешительности.

Назад у меня пути нет, мысленно обратилась молодая женщина к неприветливому городу. Я не слишком стремилась сюда, но так сложились обстоятельства. Первым делом приведу себя в порядок, а потом примусь за поиски жилья и работы.

В общественном туалете автовокзала было довольно грязно, зато в кране имелась горячая вода. Умывшись и почистив зубы, Эллин тщательно расчесала волосы и собрала их в хвост. Не мешало бы принять душ, но пока об этом можно было только мечтать. Порывшись в рюкзаке, она извлекла косметичку. Тушь для ресниц, чуть-чуть губной помады... Постояв несколько секунд перед зеркалом, Эллин попыталась улыбнуться и даже тихонечко пропела слова популярной песни: «Главное верить себе, главное верить в себя». Настроение и вправду немного улучшилось.

Зайдя в кабинку и плотно закрыв за собой дверь, беглянка еще раз пересчитала наличность, спрятанную в потайной сумке на животе. Маловато, конечно, но на первое время должно хватить. Плохо, что ей так и не удалось поработать после колледжа. Когда-то Гарольд убедил ее, что любящая жена должна сидеть дома и заниматься хозяйством и нет ничего отвратительнее, чем эмансипированные феминистки.

Посоветоваться на этот счет Эллин было уже не с кем. Мать умерла, едва дожив до совершеннолетия дочери, а отец, не сумев смириться с горем, стал выпивать и через два месяца погиб в автокатастрофе. Джессика в советчицы не годилась, поскольку была столь же юной и не слишком разбиралась в людях. Не в меру наивная Эллин просто доверила жизнь Гарольду, рассудив, что, если он старше ее почти на десять лет, значит, на него можно положиться.

И он, как казалось, действительно стал для девушки надежной опорой. Помогал в трудных ситуациях, советовал, как распорядиться родительским наследством, а вскоре предложил выйти за него замуж. Она ответила «да», уверенная, что будет счастлива в браке.

О том, что Эллин когда-нибудь будет работать, речь не шла. Новоиспеченный муж утверждал, что откроет собственную клинику, и тогда доходов хватит для содержания семьи,– будущих детей и даже собаки в придачу. Но для бизнеса нужны были деньги, и Эллин с радостью согласилась продать дом, оставшийся от родителей, чтобы помочь мужу воплотить проект в реальность. Правда, дальше разговоров о детях дело так и не зашло. Сначала Гарольд не хотел торопиться, а потом начались все эти проблемы...

Рядом хлопнула дверь кабинки. Стройная невысокая шатенка еще раз внимательно посмотрела на себя в зеркале, потом закинула на плечо рюкзак и твердым шагом пошла к выходу из автовокзала.

Джессика, провожая Эллин, сунула ей в карман номер телефона своего кузена Стива. Он давно жил в Нью-Йорке и вполне мог посодействовать в поисках работы. Но тревожить человека и загружать его своими проблемами было неудобно, поэтому Эллин решила действовать самостоятельно.

– Куда едем? – поинтересовался водитель притормозившего рядом такси.

– Мне нужно снять квартиру. Или какое-нибудь другое жилье. Знаете, где это можно сделать?

Водитель смерил ее опытным взглядом. Синяя куртка, джинсы, кроссовки и рюкзак. Личико симпатичное. Хотя темные круги под глазами красоты не прибавляют. Непрезентабельный вид. Ясно, что ей не по карману дорогие отели.

– Садись, – буркнул он. – Удивительно, на что рассчитывают некоторые, приехав в город, которого не знают и где их никто не ждет.

Хлопнув дверцей салона, Эллин поинтересовалась:

– Вы эмигрант?

– А что, это важно? – усмехнулся водитель.

– Нет, не важно. Просто акцент чувствуется.

– Я из Латинской Америки. – Мужчина посмотрел на клиентку в зеркало заднего вида.

Она понимающе кивнула.

– Ну а ты откуда приехала? У тебя вид, словно за тобой гонятся. И не говори, что ты в порядке. С одним рюкзачком, в огромном городе, ищешь жилье... Была бы помоложе, подумал бы, что от папы с мамой сбежала покорять Нью-Йорк. А так от кого бежишь? От мужа, что ли? Или, может, от полиции?

Пассажирка молчала, глядя через окно на город. С чего бы ей перед первым встречным выворачивать душу наизнанку!

– Ну, не хочешь – не говори.

Водитель вроде бы даже оскорбленно засопел, вертя баранку. Но практически тут же, забыв про обиду, вновь заговорил:

– Если думаешь, что в Нью-Йорке просто жить, то глубоко ошибаешься. Здесь мало кто предложит тебе безвозмездную помощь. Ньюйоркцы считают: раз не справляешься, значит, сам виноват, возвращайся туда, откуда приехал. Никакого снисхождения. Сегодня ты успешен – вокруг друзья. Завтра неудача – и никто не придет, не поддержит. Зато если есть стремление и упорство, то этот город как раз то, что надо. Я не знаю, с какой целью ты здесь, но Нью-Йорк – идеальное место, чтобы осуществить самую смелую мечту. Эй, у тебя есть мечта?..

Эллин внимательно слушала этот монолог, однако некоторые слова так и не поняла из-за сильного акцента бесцеремонного водителя, хотя суть вопроса уловила верно. И мысленно ответ сформулировала сразу же: «Пусть это звучит слишком абстрактно, но моя мечта – начать жизнь с нуля и стать независимой». Вслух же сказала совсем другое:

– В данный момент я мечтаю о еде и о горячей ванне. – И тут же сменила тему разговора: – Куда мы едем?

– В Бруклин! Куда еще? На квартиру на Манхэттене у тебя денег не хватит. Если ты, конечно, не миллионерша, ха-ха. А в Бруклине я знаю, где сдаются отличные меблированные комнаты. Сам там недалеко живу. Так что не волнуйся, пристроишься как-нибудь.

Такси довольно долго ехало по Нью-Йорку, петляло по разным улицам и наконец затормозило у обочины дороги. Эллин вышла из машины. Перед ней возвышался невзрачный четырехэтажный дом. Водитель тоже вылез из-за руля, махнул рукой, приглашая клиентку следовать за ним, и вошел в темный проем подъезда.

Пообщавшись с консьержкой, он объявил:

– Здесь недорого и вполне приемлемо. Устроишься на первое время.

Эллин, искренне поблагодарив водителя такси за помощь, расплатилась с ним и побрела за женщиной смотреть свои апартаменты.

Квартирка, честно признать, не отличалась особой роскошью. Ее даже можно было смело назвать убогой. Старые обои на стенах, тусклое окно – наверное, его не мыли несколько лет, кровать, шкаф, стол, мутное зеркало... Вот и вся обстановка. На маленькой кухоньке, в раковине, несколько грязных тарелок, оставшихся от прежних хозяев. Лампочка в ванной перегорела, и ее состояние было невозможно оценить, но запах сырости чувствовался.

– Здесь есть тараканы или крысы? – спросила Эллин консьержку.

– Какие тараканы! – всплеснула та руками и заспешила к выходу. – Вот ключ от входной двери, если что надо будет, обращайтесь. Плату за квартиру вносить без задержек, пятого числа каждого месяца...

Эллин распрощалась с консьержкой и закрыла за ней дверь. Хорошо было бы первым делом привести в порядок комнату и себя саму, но желудок уже давно сводило от голода. Шутка ли, не есть почти сутки! Поэтому сначала стоило перекусить – пока она ехала в такси, успела приметить закусочную неподалеку.

Усевшись за столик в кафе с названием «Веселый Роджер», Эллин сделала заказ. Меню изучать не стала, решила взять то, что советовала официантка: бульон, гамбургер и колу со льдом. Пока несли заказ, она осмотрелась. Хозяин заведения, судя по всему, любил в детстве читать книжки про пиратов, поэтому попытался оформить зал в стиле пиратского корабля. У выхода из кафе стоял штурвал, на стенах висели веревки, завязанные морскими узлами, большой барометр предупреждал о надвигающемся шторме. За барной стойкой, украшенной флагом с черепом и костями, стоял долговязый бармен в кожаной жилетке поверх белой рубашки с воротником жабо.

Только униформа официантки почему-то выбивалась из общего стиля и мало походила на пиратское обмундирование. Женщина с подносом ходила между столиками в пышном розовом платьице по колено, в белом передничке и с кокетливыми бантиками в волосах. Может быть, так, по мысли дизайнера, должны были выглядеть прекрасные дамы, о которых в долгих плаваниях мечтали пираты?

В любом случае Эллин нашла окружающую обстановку забавной. Сейчас народу было маловато, но к вечеру, наверное, здесь начинается настоящее веселье.

Бульон оказался довольно вкусным, а вот гамбургер мог быть и помягче. Впрочем, для Эллин это почти не имело значения, она была так голодна, что могла бы слопать целого быка, да и тореадора в придачу. Когда чувство голода отступило, на первый план вновь вышли мысли о работе. Правда, пока у нее деньги были, но и траты предстояли немалые.

– Предложить еще что-нибудь? – «Мечта пирата» стояла рядом и вопросительно смотрела.

– Спасибо, я уже наелась. Нет ли у вас какой работы? Я только сегодня приехала в Нью-Йорк, почти никого не знаю...

– Нечем заплатить за обед?! – Лицо официантки недовольно вытянулось.

Эллин поспешила развеять ее опасения:

– Нет-нет, я все оплачу. Просто действительно ищу постоянную работу.

– Что ты умеешь делать? Где работала до этого? – Официантка тут же перешла на «ты».

– Нигде. Но я неплохо готовлю. Могу так же мыть посуду и полы. Мне нужны деньги.

«Мечта пирата» вздохнула:

– Кому они не нужны... Честно говоря, в мою смену требуется официантка. Но тут, предупреждаю сразу, бывает жарковато, особенно когда смена выпадает на ночь и на выходные. Клиенты разные попадаются, нужно уметь постоять за себя, так что тонким и эмоциональным натурам здесь ловить нечего. Как тебе такая работа?

– Если за нее достойно платят, то я согласна.

– В таком случае считай, что все в порядке. Я пойду переговорю с Биллом. – Она махнула рукой в сторону бармена за стойкой. – Но и так знаю, что он не откажется.

Женщина, грациозно покачивая бедрами в пышной розовой юбке, направилась к бару. Пошептавшись немного с мужчиной, она вернулась и сказала:

– Приходи завтра ближе к вечеру. Спросишь, как найти Хелен, то есть меня.

Обговорив смены и зарплату, Эллин покинула кафе. Деньги здесь сулили небольшие, но отказываться от такого варианта, не имея больше ничего за душой, было поистине глупо. Не обязательно же трудиться официанткой всю оставшуюся жизнь, со временем могут появиться более выгодные варианты. Так что работа, да еще в двух шагах от дома – это просто отлично!

Удивительно удачный день выдался сегодня у Эллин. Еще вчера она чувствовала себя несчастным зайцем, за которым гонятся злые охотники, еще прошлой ночью с ужасом думала о предстоящем дне, а тут, оказывается, и жилье нашла, и работа подвернулась. Нью-Йорк не такой уж плохой город, каким показался на первый взгляд!

Эллин увидела телефонную будку и направилась к ней. Она обещала позвонить Джессике, как только устроится на новом месте. Забросив мелочь в телефонный автомат, молодая женщина набрала номер и долго вслушивалась в длинные гудки. Наконец трубку на том конце сняли и раздался знакомый голос:

– Говорите, пожалуйста!

– Привет, это я... – почему-то шепотом начала Эллин.

В трубке несколько секунд помолчали, потом голос затараторил:

– Ну наконец-то! Я же волнуюсь! Стиву уже звонила, он сказал, что ты не объявлялась пока... Да, Гарольд тебя везде ищет. Сюда приходил, думал, ты у меня отсиживаешься. Говорил, что собирается заявить в полицию о пропаже жены. Был очень зол. Я соврала, что не знаю, где ты... А я и в самом деле не знаю! Боже мой, что же будет! Рассказывай, как у тебя дела, что молчишь?

– Потихоньку устраиваюсь. Нашла сегодня жилье и работу. Ты бы пришла в ужас, увидев, где я сейчас живу, но это временное пристанище. Заработаю денег и сниму что-нибудь поприличнее. Так что не волнуйся, я в порядке.

– Как мне с тобой связаться, если что?

– Пока никак, я звоню из телефона-автомата. А Гарольду я написала в записке, чтобы не искал меня...

– Учти, он так быстро не сдастся. Он просто в ярости!

Эллин нахмурилась. Ей не хотелось вспоминать о прошлом теперь, когда она уже начала строить новую жизнь. Молодая женщина поспешила закончить разговор:

– Никому не говори, что я звонила. Сейчас мне уже пора.

Повесив трубку, Эллин вышла из телефонной будки. Так странно, пару дней назад в это время она бы готовила ужин Гарольду, а сегодня может по собственному усмотрению выбирать, чем заняться вечером. Но ни гулять по городу, ни заводить новых друзей не хотелось – и так накопилось слишком много впечатлений. Поэтому Эллин пошла домой, а перед этим заглянула в супермаркет и купила кое-какой еды, несколько лампочек, губки для мытья посуды и другие нужные в домашнем быту мелочи.

Дома Эллин первым делом распахнула окно, чтобы избавиться от застоявшегося воздуха, какой появляется в квартире, когда там долго не живут. Продукты из супермаркета положила в холодильник, который, к счастью, работал, и принялась за генеральную уборку. Она мыла, стирала, чистила и драила довольно долгое время. Труднее всего далась ванная, где все было покрыто толстым слоем грязи. Даже непонятно, как предыдущие жильцы умудрялись там мыться. Да и мылись ли те грязнули, которые так запустили свое жилище? Изведя весь чистящий порошок и приведя ванную в надлежащее состояние, Эллин открыла кран, чтобы наполнить ее водой. А сама тем временем разобрала рюкзак, с которым уехала из родного городка.

Вещей было немного, спешно собираясь в дорогу, она захватила только необходимый минимум. Разложив имущество в шкафу, Эллин удовлетворенно огляделась. Квартирку было не узнать. Конечно, новее она не стала, но определенно заблестела чистотой. Позже, лежа в ванне, молодая женщина думала, что не зря все-таки прошло то время, когда она была прилежной домохозяйкой в доме Гарольда. Теперь даже такую убогую каморку, как эта, ей под силу превратить в уютное гнездышко.

Теплая вода приятно ласкала тело, и Эллин, расслабившись, снова вспомнила песню Глории Кроуз про веру в себя. В сущности, это были не пустые слова. Если бы Эллин не поверила в свои силы и не приняла решение уйти от мужа, то и сегодня бы ее мир ограничивался кухней и телевизором. И еще редкими телефонными звонками Джессике. Редкими, потому что Гарольд очень не любил, когда его жена звонит подруге.

– Чем трепаться, пойди лучше смахни крошки со стола. Ты просто неряха, если не замечаешь грязи, которую вижу я! – не раз доводилось слышать ей.

Поначалу Эллин действительно чувствовала себя плохой хозяйкой и изо всех сил пыталась угодить мужу. Однако чем больше прилагала к этому усилий, тем сильнее он к ней придирался. Постоянное чувство вины и растущие комплексы мешали Эллин жить спокойно. Когда к ним в дом приходили друзья Гарольда, он хвалился, как ему повезло с женой: красавица, умница, отличная хозяйка. Но наедине осыпал лишь упреками.

– Знаешь, он просто издевается над тобой, – сказала однажды Джессика, случайно встретившись с Эллин на улице. – О такой жене, как ты, многие мужчины мечтают, а он не ценит своего счастья!

Эллин возразила:

– Ну почему не ценит... Он любит меня и хочет, чтобы я стала лучше, поэтому делает замечания.

– Любит, значит? – Джессика возмущенно затрясла головой. – Говорят, нельзя лезть не в свое дело, но никто, кроме меня, тебе правды не скажет. Сама ты так наивна, что всю жизнь проживешь, принимая его небылицы на веру...

Эллин пораженно смотрела на подругу. Она никогда не видела ее такой возбужденной. А та продолжала:

– Знай, он тебе изменяет! Проверь его карманы, посмотри записную книжку, наверняка найдешь доказательства. Я, честно, не хотела тебе этого говорить. И не сказала бы, если бы он хоть как-то пытался щадить твои чувства. Но он, зная твою наивность, использует ее в своих целях. Очнись! Так унижаться нельзя! Тем более что Гарольд никогда не оценит этих жертв по достоинству!

Эллин стояла как оглушенная. Ее мозг отказывался верить в услышанное. Чтобы Гарольд, который так заботится о ней и оберегает, мог изменять ей с любовницей? Нет, это невозможно!..

Будто завороженная, она попрощалась с подругой, пришла домой, прибралась, приготовила ужин, включила телевизор. Все как всегда. Вдруг в ее голове словно стали складываться кусочки головоломки. Она припомнила, что в последнее время муж стал часто задерживаться на работе. И что кто-то регулярно звонит по телефону и бросает трубку, если слышит ее, Эллин, голос. А когда в последний раз он был с ней близок как с женщиной? Месяц или два назад? Это все, конечно, не доказательства измены, но после слов Джессики червячок сомнения зародился в ее душе.

Шарить по карманам и листать записные книжки – низко и недостойно. Эллин была уверена, что, стоит ей задать Гарольду прямой вопрос, и он честно на него ответит. Он всегда был честным...

Эллин вылезла из ванны и обернулась в синее махровое полотенце. Как ни старается она гнать воспоминания, они все равно лезли в голову. Она даже разозлилась на себя, но какой от этого толк?

Эллин надела майку, в которой привыкла спать, и забралась в чистую постель. Да, здесь спать было определенно удобнее, чем в кресле автобуса. Молодая женщина посмотрела на циферблат дорожного будильника. Первый день в Нью-Йорке подходил к концу.

2

Впервые за несколько последних месяцев Эллин удалось сладко выспаться. Сон был настолько глубок, что когда она открыла глаза, то не сразу смогла припомнить, что же ей снилось. Что-то очень приятное... Кажется, она танцевала с каким-то мужчиной в зеркальном зале... Вокруг цвели тропические цветы, летали огромные бабочки... Пол, по которому они скользили в танце, был стеклянный, а под ним, в гигантском аквариуме, плавали рыбки. Эллин была в белом платье, ее кавалер – в черном костюме. Его лица, к сожалению, она никак не могла вспомнить. Отчетливо отпечатались в памяти только зеленые глаза. Но, в конце концов, это же был всего лишь сон, правда? Молодая женщина еще долго лежала в кровати, обнимая подушку и улыбаясь своим мыслям.

Как же хорошо, думала она, какой сказочный сон. И какое чудесное утро, словно в беззаботном детстве, когда просыпаешься и ничто тебя не тревожит. Знаешь, что предстоящий день принесет только приятные сюрпризы. Никаких ссор, страха и слез. Жизнь чудесна.

Понежившись вволю, Эллин взглянула на часы. Стрелки показывали без четверти полдень. На работу еще не скоро, но и валяться в постели весь день тоже не хотелось. Чем можно заняться в незнакомом городе, если собираешься остаться в нем надолго? Конечно, попытаться узнать его лучше. Погулять, посмотреть достопримечательности, заглянуть в магазины – а как же без этого? Что-то там водитель такси говорил про Манхэттен? Туда и было решено отправиться.

Но сначала Эллин приняла душ, позавтракала пиццей и уделила должное внимание прическе, заплетя густые волосы во французскую косу. Потом, как и подобает молодой и красивой женщине, сорок минут крутилась перед зеркалом, выбирая, какой из двух имеющихся блузок отдать предпочтение. В конечном итоге решила надеть джинсы и свитер, потому что так гулять по городу удобнее, а блузку под курткой все равно никто не разглядит.

Добравшись до самого сердца Нью-Йорка на метро без особых приключений, Эллин два часа бродила по улицам, наслаждаясь шумной жизнью Манхэттена. До этого она была здесь с родителями совсем маленькой девочкой, и воспоминаний о том визите почти не осталось. Запомнился рассказ отца, что в тридцатых годах Нью-Йорк стали называть Большое Яблоко – с легкой руки джазовых музыкантов. Среди них якобы была популярна фраза: «Есть много яблок, но если играешь в Нью-Йорке, то считай, что самое большое яблоко у тебя в кармане».

Сначала Эллин сомневалась, что ей понравится это место, ведь она любила свой родной городок в штате Мичиган, где нет ни небоскребов, ни полчищ туристов. Но прогулка, к удивлению, пришлась ей по душе. Молодая женщина прошлась по Пятой авеню до одного из первых нью-йоркских небоскребов высотой всего в двадцать один этаж. Его построили в начале двадцатого века и за треугольную форму прозвали «утюгом». Там она свернула на Бродвей и окунулась в мир мюзиклов. С огромных светящихся афиш на нее взирали герои представлений, и Эллин словно читала в их глазах: «Мы поймали удачу за хвост, а получится ли у тебя?» Потом она добралась до одного из крупнейших универмагов на свете, на углу Бродвея и 34-й стрит – он просто поражал размерами, так как занимал целый квартал. Внезапно Эллин обнаружила, что Манхэттен словно наполняет ее мощной энергией, восхищает, очаровывает и притягивает.

Столько впечатлений! Вся ее прошлая жизнь казалась после увиденного серой и невзрачной. Но в то же время уроженка Мичигана понимала, что сейчас она здесь – никто, ничем не примечательная миссис Провинциальность. И придется очень постараться, чтобы откусить свою долю от Большого Яблока. Ведь пока, кроме желания самореализоваться, у нее ничего не было за душой.

Ну и пусть, размышляла Эллин, стремление – это уже кое-что. Ничего, что пока я живу в Бруклине, для второго дня в Нью-Йорке это тоже достижение. Буду работать и всего добьюсь.

Около шести вечера Эллин Рос в приподнятом настроении пришла в кафе «Веселый Роджер». Она думала, что прогулка по Манхэттену измотает ее, но оказалось наоборот, бурлящая там жизнь воодушевила женщину.

– А, вот и наша новая официантка! – Бармен дружелюбно улыбнулся. – Хелен тебя уже заждалась. Иди, она в раздевалке. Сначала направо, мимо кухни, потом вниз...

Эллин внимательно выслушала объяснение и вошла в дверь рядом со стойкой бара.

– Дорогуша, главное правило, если собираешься здесь работать: не опаздывать! – Хелен встретила новую работницу не очень приветливо. – Тебе надо полистать меню, иначе с первого раза не сориентируешься, будешь бегать за помощью, отвлекать меня.

– Но я же не опоздала! – Эллин не хотелось ссориться с опытной официанткой, однако и давать себя в обиду она не собиралась.

– Я и не сказала, что ты опоздала, я сказала: в будущем не опаздывать! – заявила Хелен тоном, не терпящим возражений. – Теперь давай разберемся с униформой. Рост у тебя подкачал, а вот фигура что надо. В шкафу найдешь платье и фартук. Примерь, я посмотрю. Какой размер обуви носишь? Отлично, туфли возьми там же.

Эллин заглянула в шкаф и достала розовое одеяние, все в рюшах и воланах. Надев, подошла к большому зеркалу, висящему на стене. Платье сидело неплохо. Может, было великовато в талии, но если завязать фартук, то это незаметно. А вот розовые туфли, которые прилагались к униформе, привели Эллин с тихий ужас.

– Какой высокий каблук! Я никогда такой не носила!

– Ну и что? Все бывает в первый раз! – Довод явно не убедил Хелен. – Главное размер подходит?

– Да...

– Вот и прекрасно. Ничто так не украшает стройные женские ножки, как туфли на высоком каблуке. Тем более при твоем росте.

Что правда, то правда – Эллин никто бы не назвал дылдой. Даже надев туфли, она едва доставала рослой официантке до подбородка. Хелен осталась довольна ее внешним видом и даже перестала ворчать. Украсив прическу напарницы розовыми бантиками, она предложила:

– Наша смена начинается через десять минут. Есть время выпить по чашечке кофе, за счет заведения, разумеется.

И они пошли в кухню. Пока Эллин пила маленькими глотками кофе и изучала меню, Хелен напутствовала:

– Никогда не груби. По себе знаю, сдержаться очень сложно, здесь такие противные клиенты иногда попадаются! Я обычно про себя до десяти считаю, это помогает. Если кто начнет руки распускать, не впадай в панику. Сразу скажи бармену, он быстро утихомирит гуляку.

– Хелен, клиент ждет! – Бармен Билл заглянул в кухню, намекая, что пора работать.

– Вперед, Эллин! – Хелен без долгих разговоров сунула новоявленной официантке в руки блокнот с карандашом и проводила в зал.

Спустя минуту та уже заглянула в кухню и передала заказ повару:

– Два гамбургера и хорошо прожаренный бифштекс!

В этот вечер кафе «Веселый Роджер» работало в обычном режиме. Клиентов за столиками сидело немного, поэтому бегать официанткам особо не приходилось. Единственный минус – было трудно с непривычки балансировать на высоких каблуках с подносом в руках, заставленным едой и выпивкой. Но Эллин этот факт не огорчал. Она с усердием принимала и разносила заказы, собирала со столов грязную посуду, наливала пиво посетителям, когда бармен был занят. Хелен даже несколько раз хвалила напарницу за расторопность. Отработав положенное, обе женщины отправились в раздевалку, чтобы переодеться и идти по домам.

– Чувствую, завтра мне будет сложнее ходить в этих туфлях, – сказала Эллин, переобуваясь в удобные кроссовки.

– Ничего, привыкнешь. После завтрашней смены три дня выходных, тогда ноги отдохнут как следует, – ответила Хелен, застегивая молнию на куртке. – Извини, не буду тебя ждать, я спешу.

Эллин кивнула и принялась снимать с волос розовые бантики. Управившись, она привычным движением закинула на плечо рюкзак и пошла к выходу из кафе, прощаясь по пути с его служащими.

На улице было по-утреннему свежо. В другой раз Эллин наверняка прислушалась бы к пению ранних птах, но сейчас у нее не было ни сил, ни желания любоваться весной. Хотелось только одного: упасть на кровать и заснуть.

Подходя к дому, Эллин вдруг увидела припаркованный на обочине черный «форд». Сердце молодой женщины учащенно забилось – точно такой автомобиль был у ее мужа. Но спустя две секунды она облегченно вздохнула – номер машины оказался незнаком.

Да и откуда здесь взяться Гарольду, мысленно успокаивала себя Эллин. Никто не знает где меня искать, даже лучшая подруга. Эта бессонная ночь сыграла злую шутку с моим воображением...

Она вошла в квартиру, наглухо задернула шторы, чтобы солнечный свет не мешал спать, разделась и легла на кровать. Ей казалось, что она сразу же уснет, но не тут-то было. Вместо этого мозг снова начал прокручивать события того дня, когда Джессика рассказала ей об изменах мужа...

За окном дважды просигналил автомобиль мужа. Гарольд всегда так делал, подъезжая к дому, чтобы к тому времени, когда он поставит машину в гараж, жена успела разогреть ужин.

Пока накрывала на стол, Эллин пыталась дословно вспомнить все, что наговорила ей Джессика. В сущности, никаких фактов, просто поток гневных слов. Но зачем подруге лгать ей? А если Гарольд все-таки изменяет, то откуда это известно Джессике? Запутавшись в мыслях и домыслах, миссис Рос вышла на крыльцо встречать мужа.

– Привет, дорогая. – Одетый в строгий костюм мужчина уверенной походкой шел по дорожке от гаража к дому. – Задержался на работе, а позвонить не было времени. Ужин готов?

Поцеловав жену в щеку, он вошел в прихожую. Эллин последовала за ним, потирая озябшие руки, – осень в этом году выдалась холодная. Поначалу она не собиралась портить семейный ужин и хотела отложить серьезный разговор на более позднее время, но волнующий ее вопрос сам сорвался с губ:

– Гарольд... ты мне изменяешь?

Мистер Рос остановился как вкопанный, так и не дойдя до ванной, где собирался помыть руки. Глядя на спину мужа, Эллин думала, что после вопроса в его душе могут возникнуть такие чувства, как обида или удивление, но, когда он обернулся, увидела в синих глазах злость.

– Кто тебе сказал? – спросил он, четко произнося каждое слово.

Эллин испуганно замерла. Недоумение, досада, а может, и раскаяние были бы ей понятны. Но злость, которая светилась в его глазах, стала для нее полнейшей неожиданностью.

– Никто... – растерянно пробормотала она, вжимаясь в стену. – Я просто подумала...

– Ты подумала? – заговорил Гарольд, распаляясь. – А тебе не надо думать об этом! Подумай лучше, не пора ли отдать ковер в химчистку! И не пришло ли время сменить кафель в ванной! Я – мужчина, зарабатываю деньги и содержу семью. А ты – женщина. Мне рассказать о твоих обязанностях?

– Милый, пожалуйста, не кричи, ты меня пугаешь! – Эллин почувствовала, как по ее щекам катятся крупные слезы.

И вдруг он со всего размаху влепил ей пощечину. Эллин сползла по стене, закрыв лицо руками, и глухо зарыдала. В этот момент она поняла, что ее счастливая семейная жизнь всего лишь иллюзия. Все, чем она жила последние полтора года, мгновенно обратилось в прах. Еще утром она считала, что любит и любима, а сейчас ощущала себя никчемной и никому не нужной. Где взять силы, чтобы жить дальше? И для чего теперь жить? Все потеряло смысл, словно на яркую картинку опрокинули пузырек с черной краской.

– Прекрати рыдать! – откуда-то сверху раздался голос мужа. Он взял ее за плечи и рывком поставил на ноги. – Никогда не смей задавать мне подобных вопросов, и мы будем жить так же хорошо, как и раньше. Поняла?

Эллин, всхлипывая, молчала. Тогда он встряхнул ее, держа за плечи, и переспросил еще раз:

– Поняла?!

Она кивнула. Гарольд отпустил жену и сказал:

– Я иду мыть руки. Чтобы через десять минут ужин стоял на столе, а моя супруга улыбалась как ни в чем не бывало.

Она снова кивнула, боясь ослушаться. То, каким теперь предстал перед ней Гарольд, пугало Эллин. Она не знала, как жить дальше с этим чувством, но пока видела только один выход – подчиниться мужу.

Ужин прошел в молчании. Эллин, сидя за столом, старалась не зарыдать в голос от боли и отчаяния, думая только об одном: скорее бы добраться до подушки и выплакаться. Мистер Рос, отложив нож и вилку, сухо поблагодарил жену и надолго заперся в кабинете. Больше в тот вечер они не разговаривали...

Будильник разбудил Эллин в шесть часов вечера. Как и ожидалось, ноги сильно болели после прошлой ночи, проведенной на каблуках. Страшно было даже думать о том, что сегодня снова придется впихнуть ступни в эти кошмарные розовые туфли! По-быстрому перекусив, она заторопилась на работу...

– Ой-ой, как же я буду ходить! – пожаловалась Эллин напарнице, когда они встретились в раздевалке. – Мне кажется, я не сделаю и шага!

– Что, действительно так плохо? – сочувствующе спросила та.

– Лучше, чем когда проснулась, и все же...

– А смена сегодня предстоит тяжелая. Пятница, народу придет много, – задумчиво произнесла Хелен. – Послушай, может, тебе стоит пока в кроссовках поработать? Правда, вид будет несуразный, но это же всего на одну ночь.

– Если честно, я согласна работать даже босиком, только бы не в этих туфлях!

Эллин зашнуровала кроссовки, надела платье с фартуком и подошла к зеркалу.

– Да уж, смешнее не придумаешь, – улыбнувшись, сказала она, обращаясь к Хелен. – Ладно, придется пожертвовать красотой ради комфорта. Лишь бы клиенты не засмеяли.

– Не засмеют, – ответила напарница. – Им сегодня не до тебя будет. Все обсуждают появление в «Веселом Роджере» Тома Блейза.

– Здесь, в Бруклине? – удивилась Эллин. – Не может быть!

– Очень даже может. Два часа назад заявился сюда в компании двух отвязных девиц. Все трое были пьяные в доску, кричали, скандалили. Потом купили в баре бутылку виски и укатили куда-то на машине.

Любой человек, мало-мальски интересующийся светской хроникой, знал, кто такой Том Блейз. Он был последней пассией популярной американской певицы Глории Кроуз. На протяжении их романа газетчики дружно писали, что этот союз строится исключительно на холодном расчете и о любви не может идти речи. Якобы успешной, но стареющей поп-диве просто требуется повысить рейтинги, именно для этого она вышла замуж за парня вдвое моложе себя. И что бездарный, но амбициозный шоумен Том Блейз просто вовремя попался Глории на глаза.

Так или иначе, их супружеская жизнь длилась уже четыре года. Однако если сначала чета появлялась везде вместе и всеми способами изображала безумную любовь, то в последнее время Том словно сорвался с катушек. То здесь, то там его имя мелькало в светской хронике, причем непременно в связи с каким-нибудь скандалом. Однажды его остановила полиция за вождение мотоцикла в нетрезвом виде, в другой раз он был оштрафован за то, что пытался справить малую нужду из окна гостиницы прямо на головы прохожих. Папарацци то и дело снимали его в окружении девиц легкого поведения. Глория Кроуз никак не комментировала поступки молодого мужа, но по всему было видно, что их брачный союз дал трещину.

Поохав и обсудив подробности странного визита знаменитости в кафе «Веселый Роджер», Эллин и Хелен отправились работать. Посетителей в этот пятничный вечер и вправду пришло куда больше, чем накануне, почти все столики были заняты. Работа кипела вовсю: на кухне жарили картофель и котлеты для гамбургеров, бармен только успевал наполнять бокалы, рюмки и кружки, а официантки носились по залу со скоростью света.

Обслужив веселую компанию, а потом влюбленную парочку, Эллин понесла несколько кружек с пивом к бильярдному столу. Четверо мужчин в кожаных куртках встретили подошедшую официантку скабрезными шутками.

– Ба, какая цыпочка у нас объявилась! – завопил рыжий бородатый толстяк, явно желая повеселить дружков. – Вот так красотка! А знаешь ли ты, что все новенькие официантки обязаны проходить тест-проверку на профпригодность со стариной Джеком?

Бородач, подмигнув товарищам, сделал непристойный жест в сторону женщины. Мужчины вокруг бильярдного стола загоготали. Эллин, делая вид, что обращаются не к ней, считала по совету Хелен до десяти и выставляла кружки на высокий столик.

Но рыжий толстяк, похоже, не думал успокаиваться. Отложив в сторону кий, он под хохот дружков подошел к официантке и несильно шлепнул по мягкому месту. Рассерженная Эллин оглянулась и увидела перед собой толстые слюнявые губы бородача, сложенные трубочкой для поцелуя. Это уж было слишком. Ни секунды не медля, она извернулась, поудобнее ухватила тяжелый поднос и со всей силы опустила на голову обидчика.

– Бам-м-м! – разнеслось по залу, заглушая музыку и гомон.

В следующую секунду толстяк, удивленно тараща глазами, сел на пол.

– Ну что, я прошла тест-проверку? – Эллин так и стояла над ним с подносом в руках.

– Д-да... Пожалуй... – пролепетал рыжий бородач.

– Если соберетесь заказать еще что-нибудь, обращайтесь, – учтиво произнесла официантка, после чего повернулась и направилась к бару.

Там к ней подбежала Хелен.

– Вот это да! Ты, оказывается, совсем не такая тихоня, как выглядишь. Дать отпор толстяку Джеку! После смены обязательно расскажешь мне все в подробностях. Этот развратник надолго запомнит, как приставать к официанткам! – И она кивнула в сторону бильярда, где друзья отпаивали ошалевшего бородача пивом.

Эллин пожала плечами. Для нее это тоже был неожиданный поступок. Может, воздух Нью-Йорка сделал ее сердце храбрым? Но размышлять о происшедшем не было времени, работа простаивала, поэтому официантки с удвоенной скоростью принялись за дело.

Входная дверь кафе открылась, и на пороге появились еще двое посетителей. Эллин сразу отметила, что парочка сильно отличается от завсегдатаев «Веселого Роджера». Судя по дорогой одежде и ухоженному виду мужчины и женщины, им было самое место в хорошем ресторане на Манхэттене, а не в скромной забегаловке Бруклина.

Женщина сняла изысканное манто и осталась в сером деловом костюме. Ее белые прямые волосы рассыпались по плечам, и Эллин залюбовалась этим зрелищем. Безупречный макияж, аромат дорогих духов – казалось, небесная фея спустилась на землю, чтобы поразить людей своей красотой. Небрежно откинув тонкими пальцами со лба длинную прядь, женщина открыла чувственный рот и... Удивительно, но вместо чарующего пения окружающие услышали визгливый голос:

– Марк, это отвратительное место! Поскорее закончим дела и уберемся отсюда!

Ее спутник, на которого Эллин пока не смотрела, подошел к бармену и стал что-то выспрашивать. Через минуту он обратился к прекрасной, но визгливой блондинке:

– Анджела, давай присядем. Сейчас бармен занят, но обещал уделить нам внимание, как только освободится.

Она, всем видом выражая недовольство, уселась за единственный свободный столик у входа, рядом с бутафорским штурвалом. Мужчина, сняв верхнюю одежду, присел напротив.

– Можно ли заказать кофе? – обратился он к стоящей неподалеку Эллин.

– Да, конечно. Вам со сливками или без? – Она подошла ближе к клиентам и тут наконец обратила внимание на спутника блондинки.

Светлые волосы, широкие брови, пронзительные зеленые глаза, прямой нос, резко очерченные красивые губы. Черты его лица были правильными и привлекательными, но он совсем не походил на смазливых красавчиков, чьи фотографии можно встретить на обложках глянцевых журналов. Тех Эллин всегда считала подделками под мужчин, а этот, она была почти уверена, настоящий. Было еще нечто, заставляющее ее сердце стучать как сумасшедшее.

Это он! – словно разноцветная неоновая реклама зажглась и замигала в голове Эллин. Это незнакомец из моего«вчерашнего сна!

Словно открываешь рождественский подарок, а там именно то, о чем мечталось весь год. Словно выигрываешь миллион по лотерейному билету, полученному на сдачу в магазине... Что-то подобное испытывала официантка, разглядывая мужчину, сидящего за столиком.

– Эй! Вы слышите меня? – Визгливый голос вывел Эллин из состояния, близкого к трансу. – Я спрашиваю, как в этой дыре варят кофе?

– Кофе из автомата... – ответила она, рассеянно поглядев на шикарную даму с белыми прямыми волосами.

– Так я и знала. В таком случае мне просто воду со льдом. И проследите, чтобы стакан был чистым, – раздраженно заявила та.

– А я выпью чашечку без сливок, – заказал ее друг, обаятельно улыбнувшись.

Эллин поспешила выполнить заказ, как внезапно снова услышала за спиной тот же неприятный женский голос:

– Марк, посмотри, она в кроссовках! В этом идиотском платье, да еще в кроссовках! Глупее выглядеть невозможно, она, наверное, с карнавала сбежала или из цирка...

Эллин почувствовала, что ее лицо становится краснее помидора. Ужас! Она совсем не хотела, чтобы мужчина из сна, невесть откуда взявшийся здесь, видел ее в таком нелепом виде. Молодая женщина, поставив чашку под струю горячего напитка, бросилась в раздевалку.

Ноги возмущенно заныли, как только она надела туфли. Сделав несколько шагов по коридору, Эллин поморщилась. Ничего, подумала она, похожу часок так, а потом снова переобуюсь. Зайдя в кухню, официантка поставила чашку с кофе на поднос, налила в стакан воды, бросила лед и понесла заказ к столику. Все бы, наверное, обошлось, но именно в этот момент рыжий бородач Джек, отойдя от знакомства с тяжелым подносом, взял в руки кий, решив показать дружкам отличный удар. Прицелился как следует, вдарил со всей силой по шару, и...

Тяжелый костяной шар, соскочив с бильярдного стола, покатился по полу кафе. Эллин, сосредоточившись на том, как выглядит со стороны, шла к столику, за которым сидела шикарная пара, непонятно как оказавшаяся в «Веселом Роджере».

Пять, четыре, три, два, – считала она про себя оставшиеся шаги, не глядя под ноги.

И тут шар достиг цели – правой туфли официантки. Встреча произошла, когда молодая женщина собиралась поставить ногу на пол. Ощутив под каблуком что-то абсолютно неустойчивое, она пошатнулась и, пытаясь сохранить равновесие, взмахнула подносом.

Зачем я только сняла кроссовки? – молнией пронеслось в ее голове.

Стоящие на подносе кофе и вода моментально оказались на дорогом костюме блондинки. Балансируя, Эллин выпустила поднос из рук и инстинктивно ухватилась за штурвал, стоящий рядом. Тот, согласно закону подлости, закрутился, и она, не найдя опоры, растянулась на полу. Разноцветный неон в ее голове замигал одно слово: «Катастрофа!».

– Часу не прошло, а она уже у моих ног! – осоловевший от двух кружек пива толстяк Джек вновь не упустил случая порадовать дружков циничной шуткой.

Лежа на полу кафе, Эллин Рос размышляла, почему судьба так жестоко обходится с ней. Секунду назад все шло нормально, а теперь она всеобщее посмешище. Разве это справедливо? Да еще клиентка раскричалась, что ей испортили костюм. Он, наверное, стоит целое состояние, и Эллин придется работать не одну неделю, чтобы возместить ущерб. Хорошо бы провалиться сквозь землю!

Но она не провалилась, а, наоборот, почувствовала, будто взлетает. Что такое? Прекрасный зеленоглазый незнакомец осторожно поднимал Эллин.

– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался он у официантки. И не было в этом вопросе ни иронии, ни злорадства. – Ничего не сломали? Может, вызвать врача?

Эллин испуганно покачала головой и поспешила встать на твердую землю. От стыда за случившееся она боялась поднять глаза на окружающих.

– Марк, ты только посмотри, никакая химчистка не выведет эти пятна! Эта неуклюжая корова ответит за свой поступок! – надрывалась блондинка.

– Дорогуша, иди в раздевалку, я управлюсь тут без тебя. – Подошедшая Хелен грустно смотрела на несчастную.

Эллин не преминула воспользоваться предложением – взяла с пола правую туфлю со сломанным каблуком и, слегка прихрамывая, поспешила удалиться.

3

Два следующих дня Эллин провела, слоняясь по квартире из угла в угол. Она снова чувствовала себя несчастной и никому не нужной. Никак не давала покоя та нелепая сцена в кафе. Напрасно Хелен утешала ее тогда, в раздевалке, что ничего страшного не произошло, что люди время от времени попадают в скверные ситуации, надо просто махнуть рукой и жить дальше. Головой Эллин понимала, что случившееся – ерунда, по сравнению с мировыми катаклизмами, но душа не хотела успокаиваться. И дело было именно в нем – в мужчине из сказочного сна.

Какие глупости, надо немедленно выбросить их из головы, убеждала она себя, размышляя над событиями того вечера. Во-первых, мне уже не шестнадцать лет, чтобы верить в прекрасных принцев. А во-вторых, даже если они и существуют, то никогда не посмотрят в мою сторону. Им нужны шикарные блондинки в меховых манто.

Эллин смущало и то, как она смогла так мгновенно «запасть» на совершенно незнакомого мужчину. Подумаешь, приснился во сне! Это скорее всего случайное совпадение. И что о нем известно? Ведь даже когда она начала встречаться с Гарольдом, то полюбила его только спустя некоторое время. Причем за вполне определенные качества характера: надежность, честность, уверенность в собственных силах. Впрочем, вскоре ей представился случай взглянуть на мужа с другой, гораздо менее приятной стороны, но речь не о том. Как она может переживать из-за мужчины, которого совсем не знает? Мало того, видела всего раз в жизни, не считая дурацкого сна!

Эллин в раздумьях сознательно не употребляла слово «влюбиться», хотя оно постоянно приходило на ум. Влюбилась? Нет-нет, не может быть. Просто нафантазировала, что Марк – так, кажется, называла его блондинка – может обратить на нее внимание. Но это нереально, между ними огромная пропасть, которую ей никогда не перепрыгнуть. Да, он улыбнулся, когда Эллин брала заказ. Но он улыбнулся бы и другой официантке, просто потому что обучен хорошим манерам. Да, помог ей подняться с пола и поинтересовался самочувствием. Но только из жалости!

Хорошо еще, что не пришлось выплачивать визгливой блондинке стоимость испачканного кофе костюма. Хелен рассказала, что, после того как Эллин удалилась в раздевалку, Марк моментально прекратил истерику спутницы, пообещав, что полностью возместит ущерб. После чего пара пообщалась минут десять с барменом и удалилась. О чем говорили? Как ни странно, о Томе Блейзе, кутившем здесь в тот же день.

Как бы то ни было, Эллин предпочла уволиться из кафе. Объяснение для Хелен: чтобы не вспоминать досадную историю. Хотя в глубине души она знала, причина в другом. Потому что если бы осталась работать в «Веселом Роджере», то каждые пять минут смотрела бы на дверь в надежде, что на пороге снова появится зеленоглазый мужчина. Но это всего лишь наивные мечты, поэтому незачем мучить себя напрасными ожиданиями, думала Эллин, пытаясь запретить себе вспоминать взгляд и сильные руки незнакомца.

Зато снам она приказать не могла, и тут уж зеленоглазый Марк бесцеремонно являлся ей вторую ночь подряд. Они так же кружились в танце, вокруг порхали бабочки и распускались цветы, а разноцветные рыбки беззаботно плавали под стеклянным полом. Они не произносили ни слова, потому что понимали друг друга с одного взгляда. А говорили их глаза всегда только о любви. Марк наклонялся к ее губам, чтобы поцеловать, она вставала на цыпочки и тянулась навстречу к нему...

Эллин проснулась от сигнала будильника и села в постели.

Опять приснился, с досадой подумала она. Я же так хотела стать свободной и независимой, а сама продолжаю мечтать о мужчине, который, наверное, уже забыл, что приходил в «Веселый Роджер»!

И она решила поговорить с самым близким для себя на данный момент человеком – Джессикой. Стоя в телефонной будке и слушая длинные гудки, Эллин надеялась, что та посоветует что-нибудь дельное. Подруга сняла трубку, и молодая женщина со всей откровенностью поведала о своих злоключениях.

– Знаешь, похоже, ты действительно влюбилась, – вынесла вердикт Джессика.

– В кого, в фантом? В ночное видение? – отказывалась признать очевидное Эллин.

– Ну и что, такое бывает. Влюбляются же люди в кинозвезд!

– Про кинозвезд хоть что-то известно!

С таким доводом подруга согласилась, но заметила:

– Даже если бы вы жили по соседству, все равно ты считаешь, что этот красавчик тебе не пара, потому что слишком крут. Поэтому познакомься с кем-нибудь попроще. Перебить одно чувство другим – отличное средство от безответной любви.

– Но я не хочу пока никакой любви – ни безответной, ни взаимной! – заявила Эллин. – Я даже с Гарольдом еще не разведена официально! Кстати, ты не в курсе, как он?

– Нет, не в курсе. Но думаю, что прошло еще слишком мало времени, чтобы разговаривать о разводе. Надо выждать хотя бы пару месяцев, пока он успокоится. А чем ты сейчас думаешь заниматься? Снова устроишься в кафе официанткой?

– Знаешь, я обзвонила больше десятка различных закусочных в округе, нигде нет вакансий. Думаю все-таки обратиться к твоему кузену. Ты говорила, он работает на Манхэттене?

– Да, Стив фотограф в журнале «Светская жизнь Нью-Йорка», – подтвердила подруга.

– Мне не хотелось его беспокоить, но другого выхода я не вижу...

Попрощавшись с Джессикой, Эллин тут же набрала номер ее кузена и услышала автоответчик:

– Добрый день. Вы позвонили в квартиру Стива Саймона, но в данный момент я либо занят, либо сплю, либо ушел по делам. Оставьте голосовое сообщение сразу после гудка, и я перезвоню, когда смогу.

– Стив, это Эллин Рос, – начала она. – Твой номер мне дала Джессика. Я ищу работу и надеюсь, что ты сможешь помочь...

– Эллин, не отключайся, я дома! – раздался в трубке тот же голос, но уже настоящий, а не записанный на пленку. – Я жду твоего звонка уже три дня! Сможешь сейчас подъехать ко мне, чтобы мы все обсудили?

Она ответила утвердительно и записала адрес.

Эллин знала Стива Саймона не только понаслышке. Она общалась с ним, когда тот приезжал с семьей погостить в дом родителей Джессики. Тогда он был нескладным тощим подростком в очках и вел безрезультатную борьбу с прыщами на лице. Девочки им абсолютно не интересовались, поэтому, когда отец подарил ему фотоаппарат, с головой погрузился в мир фотографии. Стив снимал все, что попадалось на глаза, – природу, людей, животных, а потом часами сидел в лаборатории, печатая снимки. Со временем увлечение переросло в профессию, и Стив, устроившись штатным фотографом в популярный нью-йоркский журнал, стал неплохо зарабатывать. Настолько неплохо, что теперь имел возможность снимать небольшую квартиру на Манхэттене...

Когда он открыл дверь, Эллин опешила. Вместо худосочного очкарика на пороге стоял стройный и широкоплечий молодой мужчина с лицом без единого намека на прыщи.

– Стив? – неуверенно спросила она.

– Что, не узнаешь? – произнес он, отступая в сторону и давая ей возможность войти.

– Честно говоря, если бы встретила тебя на улице, то прошла бы мимо и не поздоровалась. Мы не виделись всего года три, но ты сильно изменился! А где же очки?

– С ними покончено, теперь ношу контактные линзы. Говорят, так проще понравиться девушкам, – пошутил Саймон.

– От них, наверное, просто отбоя нет. Ты выглядишь как настоящий мачо! – восторженно воскликнула Эллин.

– Ты льстишь мне, – покачал головой Стив и предложил пройти в гостиную.

Удобно устроившись в кресле, Эллин с интересом принялась расспрашивать старого знакомого о его жизни. Похоже, он был по-настоящему счастлив, как может быть счастлив человек, занимающийся любимым делом и получающий за это деньги. И только когда разговор зашел о девушках, Стив слегка смутился.

– Нет, в данный момент я один. Пока так и не смог встретить женщину своей мечты. У меня были подружки, но... ничего серьезного.

Возникла неловкая пауза. Эллин показалось неудобным вдаваться в подробности личной жизни кузена Джессики, поэтому она сменила тему разговора:

– Как ты уже знаешь, я ищу работу...

– Да, и у меня есть идея, – спохватился он. – Дело в том, что в редакцию нашего журнала требуется помощник по офису. Я даже попросил шефа придержать вакансию несколько дней, зная, что ты должна позвонить.

– Что мне предстоит делать?

– Ничего сложного: отвечать на телефонные звонки, встречать и провожать посетителей, предлагать им кофе, иногда выполнять поручения шефа и сотрудников редакции. Поверь, это хорошее начинание, ты познакомишься со многими людьми, чья помощь может понадобиться в будущем. Кроме того, существует реальная возможность карьерного роста. Начнешь помощником по офису, если будешь справляться, станешь секретарем...

Эллин ловила каждое слово собеседника, и ее сердце наполнялось радостью. Она будет работать на Манхэттене! Неужели фортуна снова ей улыбнулась?

– Знаешь, я буду рада приступить к работе в ближайшее время. Конечно, страшновато... – слегка поежилась она и тут же добавила: – Но думаю, что справлюсь.

– Первое время везде трудно, но ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, – постарался развеять ее сомнения Стив. – Если ты согласна, я сейчас же позвоню шефу.

Разумеется, она согласилась, и Стив поспешил набрать номер редакции журнала. Обрисовав вкратце ситуацию собеседнику на том конце провода, он выслушал ответ и положил трубку на рычаг.

– Все отлично, с завтрашнего дня ты в штате журнала «Светская жизнь Нью-Йорка»! – довольный, сообщил он Эллин. – Не забудь захватить документы для оформления. Может, отметим это маленькое событие бокалом шампанского?

Эллин кивнула, посчитав, что немного вина в приятной компании со старым знакомым не принесет вреда. Стив Саймон подошел к бару, достал охлажденную бутылку, откупорил ее и разлил по высоким бокалам. Вручив один молодой женщине, он торжественно объявил:

– За отважную Эллин, приехавшую покорять Нью-Йорк! И за ее будущие успехи!

Сделав несколько глотков, Эллин Рос почувствовала, как к ней вновь возвращается вера в себя. За последний час она даже ни разу не вспомнила о зеленоглазом Марке и неприятном инциденте в кафе! Разговаривать со Стивом было легко и приятно. А может, это шампанское ударило ей в голову, сделав общение с кузеном подруги простым и необременительным.

– Хочу показать кое-что. – Стив на минутку вышел из комнаты и вернулся с фотоальбомом в руках. – Спорю, тебе будет интересно!

И они с большим удовольствием стали разглядывать снимки, сделанные в родном городке Эллин несколько лет назад. Некоторые фотографии со своим участием она радостно комментировала:

– Вот я катаюсь на велосипеде, однажды так с него упала, что расшибла коленку. Это мой котенок, он потом куда-то сбежал. А это более позднее фото, тут мы с Джессикой собираемся на Вишневый фестиваль в Траверс-Сити. Я познакомилась там с Гарольдом...

Она вдруг замолчала. Стив посерьезнел и нерешительно, будто сомневаясь, спросил:

– Можно задать тебе вопрос?

– Что тебя интересует? – Эллин подняла на него глаза.

– Джессика сказала, что ты скрываешься от мужа...

Саймон осекся, увидев погрустневшее лицо собеседницы, и собрался прекратить этот разговор. Но она, захлопнув фотоальбом, неожиданно промолвила:

– Я расскажу. Конечно, если ты захочешь выслушать. Мне на самом деле необходимо выговориться. Но удобно ли?..

Стив с готовностью произнес:

– Я выслушаю тебя, Эллин, и обещаю, что сохраню твою тайну.

И она поведала ему свою печальную историю.

Всю следующую неделю, после того как узнала об изменах Гарольда, Эллин была сама не своя. Миф о женском семейном счастье рухнул, уступив место жестокой действительности. Муж изменяет и даже не пытается как-то оправдать свои поступки! Мало того, Эллин очень напугало поведение Гарольда. Она некогда не допускала мысли, что он может быть с ней так жесток. Все ее осторожные попытки поговорить о случившемся заканчивались плачевно. В лучшем случае муж просто запирался в кабинете, а в худшем – грубил и издевался.

– Я не обязан отчитываться перед тобой, куда и с кем хожу! – заявил он, в очередной раз явившись домой далеко за полночь. – Какие могут быть ко мне претензии? Без меня ты никто, у тебя нет ни профессии, ни денег!

Эллин поразилась такой наглости.

– Гарольд, но ты смог открыть стоматологическую клинику только благодаря тому, что я продала дом родителей!

– И что? Кому теперь это важно? Клиника оформлена на меня, ты не совладелец, а всего лишь моя жена!

– Хочу предупредить, что при разводе я собираюсь претендовать на часть нашего имущества, – еле слышно выговорила Эллин и с ужасом увидела, как лицо мужа багровеет от ярости.

В следующую секунду он грубо схватил ее за плечи и заглянул в испуганные глаза.

– Каком разводе? – прошипел Гарольд, возвышаясь над ней. – Никакого развода не будет! Тем более не будет раздела имущества, даже не надейся!

Он с такой силой сжал ее плечи, что, казалось, она попала в железные тиски.

– Я решила, что ты захочешь развестись со мной, – пролепетала Эллин.

– С какой стати? – деланно удивился он. – Меня все устраивает: чудесный дом, налаженный быт и красавица жена, которая не сует свой нос куда не следует.

Концовку фразы Гарольд проговорил с расстановкой, давая понять, какое именно качество особенно ценит в супруге. Эллин чуть слышно всхлипнула, и муж отпустил ее.

– Меня не беспокоить! – приказал он, выходя из комнаты.

Молодая женщина без сил опустилась на диван. Слезы градом катились из глаз, но она не замечала их. Надо что-то придумать, стучало сердце, так жить нельзя. Почему же она была так слепа? Искренне считала, что может всегда и во всем доверять мужу! Какая наивность!

Итак, о разводе он и думать не хочет, с бешеной скоростью мелькали мысли. Что тогда делать? Бежать? А на что жить? Все деньги принадлежат Гарольду, он дает их, только когда я собираюсь за покупками. И потом, куда бежать? А если он меня поймает? Боже, об этом лучше не думать!

Миссис Рос вскочила с дивана и нервно зашагала по комнате, ища ответы на многочисленные вопросы. И вдруг звенья сложной головоломки встали на свои места, так что Эллин даже ахнула, найдя очевидный выход из, казалось бы, тупиковой ситуации.

Я обязательно уйду от него, мысленно возликовала она, просто надо хорошо подготовиться к отъезду и выждать время, чтобы он потерял бдительность...

Всю зиму Эллин старалась всегда и во всем угождать мужу. Тот поначалу даже заподозрил неладное, но потом успокоился, решив, что жена смирилась с положением вещей и не хочет провоцировать семейные конфликты. Скандала не случилось даже когда Гарольд подобно персонажу из анекдота, вернулся домой под утро со следами помады на лице. Эллин сделала вид, будто ничего не заметила. Она со всем рвением исполняла роль отличной домохозяйки и, если честно, была счастлива, что муж перестал интересоваться ею как женщиной. Просто боялась, что близость с человеком, постоянно обманывающим и унижающим ее, выплеснет наружу эмоции, которые она тщательно прятала под маской идеальной жены.

И все это время Эллин откладывала деньги. Немного после похода в супермаркет, еще чуть-чуть после парикмахерской... В конце зимы даже попыталась заложить серьги с драгоценными камнями, подаренные Гарольдом на прошлое Рождество. К удивлению, скупщик предложил за них всего тридцать долларов – подарок оказался дешевой подделкой!

В марте Джессика, которую Эллин посвятила в свой замысел, спросила, какая сумма успела набежать за это время. А узнав, схватилась за голову.

– И на что ты собираешься жить?

Потом, без тени сомнения, пообещала помочь финансово. Эллин хотела отказаться, но подруга настояла:

– Отдашь, когда заработаешь. А то такими темпами ты лишь к старости накопишь столько, сколько нужно.

С пунктом назначения будущая беглянка определилась сразу. Нью-Йорк очень большой город, и отыскать ее там будет просто нереально. Значит, она сможет жить спокойно, не боясь, что в один прекрасный день объявится Гарольд.

В апреле Эллин начала осуществлять главную часть плана. Однажды, после того как ничего не подозревающий муж ушел на работу, она позвонила Джессике и попросила срочно приехать. Когда автомобиль подруги остановился перед домом, Эллин уже собирала рюкзак – только самое необходимое, словно едет на выходные проведать любимую тетушку.

Зайдя в дом, Джессика, оглядываясь по сторонам, сказала:

– Надо же, какой безупречный порядок. И чего твоему мужу не хватало?..

– Думаю, он-то как раз всем был доволен, – заметила Эллин. – Теперь проблема во мне: надоело быть частью интерьера.

– Ты уверена, что не пожалеешь о таком поступке? – поинтересовалась подруга.

Эллин на минутку задумалась. А о чем, собственно, она может пожалеть? О человеке, который причинил ей нравственные и физические страдания? Который за один вечер убил в ее сердце любовь и поселил там страх? Неужели она не достойна ничего большего, чем прожить жизнь с мужчиной, который обманом лишил ее родительского наследства, завел любовницу и считает происходящее вполне нормальным? Ну уж нет! И Эллин уверенной рукой написала мужу прощальную записку.

Прилепив ее на зеркало в прихожей, она сняла обручальное кольцо и положила на тумбочку для обуви. Потом вслед за подругой вышла из дома и направилась к калитке. Садясь в «бьюик» Джессики, молодая женщина без сожаления окинула прощальным взглядом дом Гарольда. Она думала, что проживет здесь всю жизнь, но теперь отправляется на автовокзал, чтобы купить билет на автобус и уехать из штата Мичиган навсегда. Эллин достала из кармана ключ от дома и выбросила через окно на дорогу. Больше не пригодится.

А в темной прихожей на зеркале белел клочок бумаги, исписанный ее каллиграфическим почерком:

Я не могу больше жить с тобой, поэтому ухожу. Пожалуйста, не ищи меня – это бесполезно. Через какое-то время я позвоню. Надеюсь, тогда мы сможем спокойно обсудить развод.

Эллин, закончив грустный рассказ, молчала. Стив тоже не спешил нарушить тишину. Глядя на пустой хрустальный бокал в своей руке, он думал, что любовь сидящей перед ним женщины, наверное, такая же красивая и хрупкая. Одно неверное движение – и разлетится на мелкие осколки. Что же за человек этот Гарольд, раз не смог понять, какой драгоценный подарок сделала ему судьба в лице Эллин?

Гостья несмело подняла глаза и виновато улыбнулась.

– Извини, мне не следовало рассказывать все это...

Стив покачал головой.

– Что ты, ничего страшного. Я рад, что лучше узнал тебя. Оказывается, за ангельской внешностью скрывается смелая и решительная натура.

– В таком случае зайцы тоже смелые и решительные, потому что убегают, а не ждут, пока их сцапает лисица, – подытожила Эллин и вдруг спохватилась: – Уже поздно и мне пора ехать. Я живу в Бруклине, добираться далеко. Еще нужно выспаться к завтрашнему дню.

– В Бруклине? Не надо никуда ехать, оставайся. Я постелю тебе в спальне, а сам устроюсь в гостиной. – Стиву совсем не хотелось отпускать молодую женщину.

Однако та была непреклонна – и так слишком злоупотребила гостеприимством хозяина. Договорившись о встрече на утро, Эллин поспешила уйти. По дороге домой она неустанно ругала себя за длинный язык: надо же, повесить проблемы и переживания на постороннего человека! Он же не психотерапевт, которому за такую работу деньги платят. Завтра надо будет обязательно снова извиниться. С этими мыслями она провела остаток вечера.

Наутро, облачившись в классические брюки и белую строгую блузку, Эллин отправилась покорять Манхэттен. Она знала, что от первого впечатления, которое производит новый сотрудник, зависит многое, поэтому готовилась к выходу со всей тщательностью. Волосы заплела в косу, чуть тронула ресницы тушью, слегка подкрасила губы. Эллин всегда стремилась достичь золотой середины в макияже и в стиле одежды – чтобы не выглядеть «синим чулком», но и не походить на гулящую девицу. Сегодня, к примеру, она была очень довольна своим видом, что положительным образом сказалось на настроении.

Стив Саймон ждал ее у входа в высотное здание, один из этажей которого занимала редакция журнала «Светская жизнь Нью-Йорка». Обменявшись приветствиями, они зашли в просторный холл и успели заскочить в пустой лифт, пока тот не закрыл двери.

Пока кабина добиралась до нужного этажа, Стив инструктировал:

– Главное, веди себя уверенно и ничего не бойся. Если чего-то не знаешь или не понимаешь, не стесняйся спрашивать. Люди, которые будут окружать тебя, в основном дружелюбные и отзывчивые, так что при необходимости помогут.

Ведя Эллин по коридору, он продолжал говорить:

– Перед шефом не тушуйся. Он отличный парень, мы давно знакомы. Сейчас заглянем к нему, он уже ждет.

Дойдя до нужной двери, Саймон распахнул ее, и они оказались в проходном кабинете, принадлежащем секретарю. Приветственно кивнув темнокожей женщине за компьютером, Стив подвел Эллин к кабинету шефа и жестом предложил войти.

Она толкнула дверь, шагнула вперед и замерла, уставившись на человека, сидящего за столом. Тот поднял голову, отвлекаясь от бумаг, и Эллин едва устояла на ногах от переизбытка чувств. Это невозможно, мелькнуло в голове. Перед ней был не кто иной, как прекрасный незнакомец из сна. Он же Марк, очевидец ее глупого падения в кафе «Веселый Роджер».

4

– Этого не может быть, – еле слышно произнесла Эллин, глядя на мужчину перед собой.

– Чего не может быть? – услышав ее шепот, спросил Стив, войдя следом в кабинет.

Но она как-то странно взглянула на него и предпочла не отвечать. Зато заговорил шеф, обращаясь к молодой женщине:

– Вот уж не ожидал встретить вас здесь. Как вы себя чувствуете после того случая? Были у врача?

Качая головой, она подумала, что лучше бы ей сейчас бежать отсюда, да побыстрее.

– Так вы знакомы? – Теперь настал черед Стива удивляться. – Как давно и при каких обстоятельствах?

– Я потом тебе все объясню.

Эллин посмотрела на него умоляюще, всем своим видом давая понять, что эту тему трогать не надо. Не хватало еще провести конференцию под названием «Миссис Рос и ее идиотское падение на глазах у почтеннейшей публики»!

– Действительно, это совершенно неважно, – проявил душевное благородство редактор журнала, выходя из-за стола.

Он был одет в темно-синий костюм и голубую рубашку. Эллин отметила, что мужчина старше, чем ей показалось при неярком свете в «Веселом Роджере». Пожалуй, ему было около тридцати пяти лет.

– Пора наконец познакомиться. Меня зовут Марк Адамс. – Он протянул Эллин правую руку, левой поправляя галстук.

Слегка пожав ее и назвав свое имя, она подумала, что такой и должна быть ладонь настоящего мужчины – сухой и твердой. А мистер Адам, не теряя времени, продолжил:

– Стив рекомендовал вас как ответственного и аккуратного сотрудника. У меня нет оснований ему не доверять, так что давайте работать вместе. Войти в курс дела поможет мой секретарь, миссис Ленгктон. Но от себя хотел бы заметить, что основные требования, предъявляемые к вашей должности, – пунктуальность и умение сотрудничать. По поводу пунктуальности, думаю, все понятно: кто опоздал на чуть-чуть, тот опоздал навсегда. А по поводу сотрудничества поясню. Здесь все стараются ради одного общего дела. Ваша задача – оказаться в нужное время в нужном месте и так скоординировать работу редакции...

Марк говорил, а Эллин вслушивалась в его довольно низкий, чуть хрипловатый голос и размышляла, почему судьба так шутит с ней. Утром казалось, что она почти справилась с непонятными чувствами к этому мужчине. Еще недели две – и, глядишь, удалось бы навсегда выбросить его из головы. Но, как выяснилось, праздновать победу было рано.

Если после пары снов и одной встречи в душе Эллин воцарился такой кавардак, то что будет, если им предстоит общаться ежедневно? Может, пока не поздно, стоит отказаться от должности? Но, заглянув в зеленые глаза Марка, она поняла, что ни за что не сделает этого. Потому что каждая частица ее существа хотела только одного: быть рядом с ним. Эллин не знала, выдержит ли рассудок, если она станет видеть его каждый день. Но была уверена, что сойдет с ума от горя этим же вечером, если сейчас повернется и уйдет.

Молодая женщина глубоко вздохнула и приняла как должное то, в чем раньше боялась себе признаться. Она действительно влюблена. Влюблена в мужчину из сна, который каким-то непостижимым образом воплотился в реального человека. Пока она не знала, что делать и как жить дальше с этим чувством, но, смирившись с решением сердца, почувствовала себя лучше. Влюблена? Пусть так. Никто же не в курсе, что творится в ее душе, и это главное.

– Так что, миссис Рос, вы готовы приступить к своим обязанностям? – Марк, закончив говорить, вопросительно смотрел на нее.

– Да, мистер Адамс. – Она постаралась произнести фразу учтиво и по-английски холодно. Но внешнее спокойствие дорого ей давалось. Сердце колотилось как бешеное, и Эллин хотелось поскорее покинуть кабинет начальника.

Марк, попросив секретаря зайти, распорядился ознакомить новую сотрудницу с работой редакции. Затем повернулся к молча сидевшему все это время фотографу.

– Стив, ты еще останься. Хочу обсудить фотографии для обложки нового номера журнала. А вам желаю удачи, – обратился мистер Адамс к Эллин, давая понять, что разговор окончен.

Молодая женщина попрощалась и поспешила вслед за секретарем.

– Итак, миссис Рос, посмотрим... – Темнокожая женщина разложила перед собой документы новой сотрудницы и принялась изучать. Потом внимательно взглянула на нее поверх очков в золотой оправе. – Вы никогда не работали в средствах массовой информации?

– Н-нет... хотя в колледже я писала заметки, которые потом печатали в местной газете.

– Понятно... – без каких-либо эмоций протянула миссис Ленгктон. – Что ж, пойдемте знакомиться с коллективом.

Она вывела Эллин из кабинета и повела по коридору, указывая на двери и попутно объясняя:

– Здесь сидят верстальщики, здесь – отдел рекламы, а тут – журналисты. Войдем.

Они оказались в просторном помещении, разделенном перегородками на несколько рабочих мест. Кто-то разговаривал по телефону, кто-то печатал на компьютере. Какой-то мужчина, сидя на столе, пил кофе и громогласно рассказывал коллеге анекдот.

– В этом хаосе вам и предстоит работать, – равнодушно сказала миссис Ленгктон, затем сложила руки рупором и, стараясь перекричать шум, произнесла, обращаясь к окружающим:

– Минуту внимания, представляю вам нового работника! Это Эллин Рос, теперь все вопросы будете адресовать к ней и перестанете беспокоить меня по пустякам!

Галдеж на мгновение стих, журналисты на пару секунд безразлично выглянули из-за перегородок, а потом вновь вернулись к своим занятиям. Секретарь, похоже, и не ожидала другой реакции. Она показала Эллин ее стол и выложила на него какой-то список.

– Значит, так, – начала она объяснять, – все звонки в редакцию поступают на ваш телефон и вы переключаете их куда следует. Здесь, на бумаге, написаны фамилии сотрудников, отделы и номера телефонных линий...

– Здесь нет номера мистера Адамса, – заметила Эллин.

– Правильно, потому что ему звонят по прямому телефону, – пояснила миссис Ленгктон. – По утрам будете заходить ко мне в кабинет, узнавать, нет ли каких поручений. Наш журнал выходит два раза в месяц, и самая горячая пора у журналистов начинается за два-три дня до сдачи материалов...

Проведя полный инструктаж, секретарь Марка Адамса удалилась, оставив Эллин работать. Молодая женщина огляделась. Похоже, на нее никто не обращал внимания, все были заняты делами. Она открыла ящик стола. Пара канцелярских кнопок, исписанная шариковая ручка и прошлогодний номер журнала «Светская жизнь Нью-Йорка» – вот и все, что там лежало. Эллин достала кнопки и прикрепила список к стене на уровне глаз. Телефон на столе молчал, может, потому что было еще довольно рано?

Она вынула журнал и начала пролистывать. Этот выпуск был посвящен десятилетию издания. Фотографии с торжества, поздравления от звезд, интервью с бессменным редактором... Ага, вот это уже интересно! Эллин с жадностью принялась читать.

Оказалось, Марк Адамс был не только главным редактором, но и владельцем журнала. И руководство изданием он воспринимал скорее как хобби, а не как способ заработать. Последние пятнадцать лет ему вообще не было нужды заботиться о деньгах – огромное наследство, свалившееся на Марка в двадцатилетнем возрасте, навсегда решило эту проблему.

Так он невероятно богат! – изумилась Эллин, и, надо признать, эта новость очень ее огорчила. Она и так не тешила себя надеждами, что когда-нибудь мужчина из сказочного сна обратит на нее внимание, а теперь пропасть между ними увеличилась до невообразимых размеров. И все же она с внутренним ликованием прочла о том, что мистер Адамс никогда не был женат! Несмотря на то что вокруг него всегда крутились известные красавицы, он утверждал, что его сердце свободно.

Молодая женщина вгляделась в фотографии, на которые ссылался автор статьи. Вот Марк сопровождает популярную актрису на церемонии вручения «Оскара», вот к нему прильнула модная певичка, а вот... надо же, да это шикарная блондинка, с которой он приходил в кафе «Веселый Роджер»! Надпись под снимком гласила: «Марк Адамс отдыхает на собственной яхте с Анджелой Райт».

Даже яхта есть, подумала Эллин. Конечно, я ему не чета. А вот эта Анджела, сразу видно, чувствует себя там как дома...

Следующая фотография была во всю страницу. Стильный черно-белый снимок: Марк во фривольно расстегнутой рубашке и модных джинсах, сидящий на стуле в собственном офисе. Небрежная поза, пронзительный взгляд из-под бровей... Эллин залюбовалась и, совершенно позабыв, где сейчас находится, нежно погладила глянцевую страницу.

– Отличный снимок, правда? – неожиданно раздался у нее над головой знакомый голос.

Она испуганно захлопнула журнал – надо же так оплошать – и взглянула на подошедшего. Стив Саймон, присев на краешек стола, гордо заявил:

– Это моя работа. Там в конце статьи есть имена фотографов, можешь проверить.

– Я верю на слово, – все еще немного смущаясь, сказала Эллин и убрала журнал подальше в ящик. – Что ты здесь делаешь?

– Пришел проведать тебя, перед тем как уеду на съемки. – Он похлопал по черному кофру, в котором, вероятно, лежала фотокамера. – Чаще всего я работаю на светских мероприятиях вечерами и в выходные, но иногда бывают исключения. Как сегодня.

– Ясно. А у меня почему-то телефон молчит... – Эллин сняла трубку и обнаружила, что не слышит гудков.

Стив спрыгнул на пол и полез куда-то под стол. Через пару секунд вынырнул обратно и спросил:

– А сейчас?

Гудки действительно появились.

– Он был отключен, – пояснил Стив и, повесив кофр на плечо, собрался уходить. – Я загляну к тебе в конце рабочего дня, ладно?

Ответить Эллин не успела – телефонный аппарат на столе требовательно зазвонил. Она сняла трубку, выяснила, кого хотят услышать, и переключила звонок на нужную линию...

К статье в журнале в этот день вернуться так и не удалось. Три или четыре раза ее вызывала к себе миссис Ленгктон – разнести бумаги и документы по каким-то кабинетам. Несколько раз она спускалась на первый этаж и встречала посетителей. А все остальное время отвечала на телефонные звонки.

Эллин познакомилась почти со всеми журналистами глянцевого издания. Безразличие, которым встретил ее коллектив, объяснялось просто: был последний день сдачи материалов, поэтому все срочно что-то переделывали, дописывали, корректировали. Зато ближе к вечеру она уже запросто болтала с девушкой, которая вела в журнале колонку моды, и с пожилым мужчиной – обозревателем нью-йоркских ресторанов.

Разговор вели пустяковый – о погоде и о весеннем настроении. Мужчина травил анекдоты, как вдруг улыбка сползла с его лица и он тихо произнес:

– Мисс Фурия пожаловала...

Эллин обернулась и подумала, что сегодняшний день очень богат на сюрпризы. В том числе и неприятные. В дверь с надменным видом входила Анджела Райт.

Пожалуй, сегодня она выглядела даже эффектнее, чем в прошлый раз. Белые волосы были уложены в немыслимую прическу, короткая юбка открывала стройные ноги, а блузка, казалось, лишится пуговиц, стоит ее хозяйке вдохнуть поглубже.

– Мне нужен фотограф. Где Стив? – произнесла Анджела. К сожалению, за эти несколько дней ее голос не стал более мелодичным.

В другой ситуации Эллин предпочла бы промолчать. Но сейчас она находилась на работе, и знать, где находится тот или иной сотрудник редакции, входило в круг ее обязанностей.

– Стив Саймон уехал на съемки, должен вернуться через полчаса, – ответила она, надеясь, что блондинка не посмотрит в ее сторону.

Но Анджелу нельзя было назвать невнимательной, и на память она тоже никогда не жаловалась. Увидев женщину, которая испортила ей дорогой костюм, она слегка оторопела, но быстро взяла себя в руки.

– Официантка? Что ты здесь делаешь? – Ярко накрашенные губы брезгливо скривились.

– Работаю. – Эллин не видела другого выхода, как сказать правду.

– Вот как? Не знаю, каким образом ты сюда попала, но твое пребывание тут продлится недолго. – Анджела, заносчиво вскинув голову, вышла.

Чувства, которые испытывала Эллин в этот момент, сложно передать словами. Смесь обиды, грусти, подавленности... Ей страшно захотелось, как в детстве, залезть с головой под одеяло и долго лежать так, чувствуя себя в безопасности. Но она уже выросла и знала, что проблем таким способом не решить.

– Как-то все нелепо, – пробормотала расстроенная молодая женщина.

– Ты не беспокойся особо, – попытался утешить ее кто-то из окружающих. – Анджела, конечно, имеет некоторое влияние на мистера Адамса, но он вряд ли тебя уволит только потому, что ты чем-то ей не понравилась.

Эллин кивнула, понимая, что не в ее силах что-либо изменить. Рабочий день подходил к концу, и она начала собираться домой. Поразмыслив, положила в сумку юбилейный выпуск журнала «Светская жизнь Нью-Йорка» – будет что почитать в метро. Потом зашла попрощаться к миссис Ленгктон. Та и словом не обмолвилась о возможном увольнении только что устроившейся на работу сотрудницы. Может, пока просто не в курсе событий?

У лифта Эллин догнал Стив. Фотоаппарата с ним не было, значит, уже закончил все дела.

– Что случилось? Почему ты не дождалась меня? – спросил он, зайдя следом в кабину.

А когда молодая женщина посмотрела на него, Стив увидел, что ее глаза полны слез. Еще секунда – и Эллин, не сдержав их, уткнулась в плечо приятеля. Боже, какой несчастной она чувствовала себя!

Стив Саймон, как и большинство мужчин, боялся женских слез, но оставить человека в таком состоянии было бы поистине жестоко. Выведя Эллин из здания, он повел ее по улицам Манхэттена, надеясь, что прогулка поможет молодой женщине прийти в себя. Шли молча. Стив боялся нетактичным вопросом вывести только что успокоившуюся спутницу из состояния душевного равновесия, а она не знала, о чем говорить в такой момент. Эллин было стыдно за проявление слабости перед кузеном подруги.

Вчера я рассказала ему всю свою жизнь в подробностях, думала она, а сегодня разрыдалась в лифте. Он, наверное, считает меня истеричкой. Так глупо...

Впереди показалось уличное кафе, и Стив предложил выпить по чашечке кофе. Эллин согласно кивнула. Усевшись за столик и дождавшись, когда официант примет заказ, она извинилась перед старым знакомым за излишнюю эмоциональность и несдержанность в проявлении чувств.

– Я теряюсь в догадках. Может, объяснишь мне, что произошло? – спросил фотограф, видя, что его знакомая окончательно взяла себя в руки.

И она поведала ему всю правду о встрече с Марком Адамсом и Анджелой Райт в «Веселом Роджере», об анекдотичной ситуации, имевшей там место, и о сегодняшнем обещании блондинки поспособствовать ее увольнению. Опустила только пару деталей – чувства к зеленоглазому мужчине и сны о нем.

Стив внимательно выслушал и сказал:

– Да, неприятный случай. Но на твоем месте я бы не принимал слова Анджелы близко к сердцу. Мне иногда кажется, что главная цель ее жизни – делать гадости. В этом она мастер, видишь, удалось уколоть тебя побольнее. Мой совет: не обращай внимания на попытки испортить тебе жизнь. Тогда она просто подавится собственным ядом и отстанет. Знаешь, как ее называют за глаза?

– Мисс Фурия? – припомнила Эллин слова одного из журналистов.

– Вот именно! – Стив сделал глоток кофе и продолжил: – Как понимаешь, подобные прозвища просто так не даются.

– Но откуда она взялась в редакции? – в отчаянии спросила Эллин.

– Так ты не знаешь? – удивился фотограф. – Анджела Райт самый высокооплачиваемый журналист нашего издания. Она сделала себе имя на скандалах, слухах и сплетнях. Другими словами, копаясь в грязном белье звезд в поиске сенсаций. У статей Анджелы самые высокие рейтинги в журнале. А все свободное от работы время она проводит в судах. Знаменитости частенько прибегают к помощи закона, пытаясь привлечь ее к ответственности за вторжение в личную жизнь.

– Так они что, значит, собирали тогда в кафе информацию о Томе Блейзе... И мне придется регулярно с ней встречаться по работе! – расстроилась Эллин и задала Стиву, пожалуй, самый важный для себя вопрос: – Ты не знаешь, что связывает ее и мистера Адамса?

– Насколько мне известно, у них только служебные отношения, – ответил молодой мужчина, не замечая, как собеседница тут же воодушевилась. – Но, судя по тому, как Анджела липнет к Марку, она мечтает завести с ним роман. Однако, думаю, шеф достаточно умен, чтобы разглядеть за внешней привлекательностью душевное уродство мисс Фурии.

Эллин тайком облегченно вздохнула. Не потому что считала, будто может претендовать на сердце начальника, просто по-человечески желала ему счастья. А в благородство и чистоту намерений Анджелы она не верила. Что до своих чувств к мистеру Адамсу, то Эллин предстояла сложная работа: спрятать их глубоко в душе, чтобы они случайно не вырвались на свободу. И еще она подумала, что очень боится разочарования. Образ зеленоглазого мужчины, сложившийся в ее снах, был безупречен. Вряд ли Марк Адамс, обычный человек из плоти и крови, сможет ему соответствовать.

Впрочем, маловероятно, что ей, Эллин, когда-нибудь представится шанс это проверить. Но, может, оно и к лучшему...

5

Прошло три недели с тех пор, как Эллин начала работать в редакции журнала. По большому счету ее все устраивало на новом месте. Она хорошо справлялась с обязанностями и отлично влилась в новый коллектив, найдя общий язык почти со всеми. Почти, потому что Анджела, похоже, действительно поставила перед собой задачу насолить бывшей официантке.

Ладно бы заносчивая блондинка ее просто игнорировала, но она не упускала ни единой возможности высмеять Эллин в присутствии окружающих. Очень скоро по редакции распространились слухи, что та намеренно опрокинула поднос с кофе на дорогой костюм Анджелы. В другой раз Эллин не избежала язвительного замечания по поводу новой юбки: наверняка куплена в китайском квартале на распродаже! И подобных случаев была масса.

Эллин несколько раз порывалась поговорить с Анджелой начистоту и выяснить, что конкретно не устраивает блондинку в ней. Но каждый раз наталкивалась на высокомерный взгляд и надменное молчание. Успокаивало лишь то, что все в редакции, так или иначе, поддерживали Эллин, сетуя на несносный характер мисс Райт, хотя и удивлялись, что последняя проявляет такое рвение, стараясь испортить жизнь новой сотруднице.

Перед выходными Стив принес хорошую новость.

– Спешу тебя порадовать, – заявил он, в очередной раз забежав повидать знакомую. – Анджела взяла отпуск и вчера улетела в Париж на целую неделю!

– На целую неделю? Действительно, отличное известие! – согласилась та. – Хоть несколько дней поработаю спокойно.

Телефон зазвонил. Эллин, сняв трубку, услышала голос миссис Ленгктон, которая попросила зайти ее. Пожелав удачи Стиву, молодая женщина направилась в кабинет секретаря. Каждый раз, идя туда, она ощущала, как замирает сердце – вдруг увидит Марка? Эллин и ждала этого, и боялась. Ждала, потому что чувства, хоть и сдерживаемые разумом, все еще жили в ней. Засыпая, она мысленно желала ему спокойной ночи, просыпаясь – улыбалась его фотографии на стене, вырезанной из журнала. А боялась Эллин того, что когда-нибудь любовь, заполнив ее до предела, выплеснется наружу.

Я в тупике, размышляла она наедине с собой. Не могу приказать себе забыть о Марке. А открыться ему, как велит сердце, – это настоящее безумие. Остается ждать и надеяться, что когда-нибудь чувства остынут...

Толкнув дверь, Эллин вошла в кабинет секретаря.

– Срочная работа, миссис Рос, – как всегда без каких-либо эмоций произнесла та, выкладывая на стол огромную стопку бумаг. – Нужно к понедельнику рассортировать анкеты и занести все данные в компьютер.

– Ну вот, – расстроилась Эллин, забирая кипу, – а я сегодня хотела уйти домой пораньше...

Работа была не сложная, но нудная. Перебирая бумаги, молодая женщина вспоминала вчерашний телефонный разговор с Джессикой.

Выслушав новости, подруга неожиданно спросила:

– А со Стивом вы часто видитесь?

– Ну да, каждый день перебрасываемся парой слов, – не сразу поняв, к чему та клонит, ответила Эллин.

– Не знаю, в курсе ли ты, но он регулярно мне звонит, выспрашивает о твоих пристрастиях. Какие цветы любишь, что предпочитаешь из еды...

– Так это ты ему сказала про хризантемы? – воскликнула Эллин. – А я-то недоумевала: как он догадался? Стив недавно подарил мне их, причем совершенно без повода!

– Ну и... – продолжала намекать Джессика.

– Что «и»? – не догадывалась собеседница.

– Послушай, ты на самом деле такая наивная или просто прикидываешься? – потеряла терпение женщина на том конце провода. – Сколько я могу открывать тебе глаза на очевидные вещи? Мой кузен влюбился в тебя по уши!

Эллин растерялась – не ожидала такого поворота событий. Неужели она настолько занята чувствами к Марку, что не разглядела того, что творится у нее под носом?

– Вот так да... – только и смогла выговорить она.

– Все понятно, – сделала вывод подруга. – Значит, Стив страдает напрасно, твое сердце принадлежит другому. Ты уж поговори с ним помягче, чтобы не надеялся зря...

Эллин пообещала, что так и поступит. А положив трубку, подумала, что теперь к насущным проблемам прибавилась еще одна. Действительно, Стив Саймон в последнее время как-то уж не по-дружески много уделял ей внимания. Взять хотя бы эти хризантемы. А ее любимые пирожные, которые он приносит каждый день?

Эллин очень хорошо относилась к Стиву, но совершенно не воспринимала его как мужчину. Как близкого друга – да, даже как брата, но не как любимого. Надо поговорить с ним, вот только как найти нужные слова? Пока она решила хотя бы свести к минимуму время, проводимое вдвоем. Вот и сейчас тактично отказала, когда Стив предложил помочь разобраться с анкетами...

Все уже разошлись по домам, а Эллин еще сидела в офисе. За окном стемнело и большая часть работы была уже сделана, когда молодая женщина вдруг услышала шаги в коридоре. Она подумала, что это охранник решил проверить, кто засиделся на рабочем месте допоздна. Дверь распахнулась, но вошел не мужчина в униформе, а мистер Адамс.

– Эллин, почему вы все еще не дома? – удивленно спросил он.

– Мне необходимо было закончить кое-какие дела. – Она почувствовала, как ее щеки загораются румянцем, словно Марк застиг ее за каким-то непристойным занятием.

Он молча кивнул и вышел. Но не успела Эллин перевести дух, как шеф, словно что-то припомнив, снова заглянул к ней и спросил:

– А какие у вас планы на завтрашний вечер?

Она оторопела. С чего бы ему задавать такие вопросы? Мистер Адамс, видя недоумение на лице подчиненной, пояснил:

– Я завтра должен пойти на одно светское мероприятие, а приглашение на два лица. Не согласитесь ли составить мне компанию?

– Но разве я могу? – Эллин изумленно хлопала глазами, глядя на шефа. Либо она заснула и видит сон, либо он сошел с ума.

Марк помолчал, что-то прикидывая, потом сказал:

– Давайте начистоту. Я не очень люблю подобные вечеринки, но иногда обязан на них присутствовать. Если приду один, то мне тут же навяжут какую-нибудь даму – богатую или знаменитую, а может, и то, и другое. Мы с ней пообщаемся, попадем под прицел фотографов, а наутро желтая пресса будет пестреть заголовками: «Один из самых завидных женихов Нью-Йорка завел новый роман». Я знаю, как делаются такие новости. Потом мне позвонят агенты той знаменитости, станут предлагать поднять шумиху для повышения рейтингов моего журнала... Но я не хочу в этом участвовать. Пусть лучше газетчики роют землю, пытаясь узнать, что за очаровательная спутница была со мной. Поэтому, если вы не возражаете...

Он назвал меня очаровательной! – Эллин была близка к тому, чтобы упасть в обморок от услышанного.

– Конечно, если вы согласитесь, то завтрашний день будет оплачен как рабочий, – продолжил Марк, по-своему истолковав молчание молодой женщины.

– Дело в том, что у меня нет подходящего платья. Поэтому я не смогу пойти с вами, – вымолвила наконец Эллин. – Хотя очень бы хотелось...

– Если проблема только в этом, то решить ее довольно просто. Считайте, что это премия за сверхурочную работу. – Мистер Адамс вынул бумажник и достал оттуда пачку наличных. – Теперь вы согласны?

Перед Эллин стояла сложная задача. Мужчина ее мечты приглашает ее, и надо было принимать решение. Возможно, она пожалеет, если согласится. Тем более как она может взять такую большую сумму денег? Но если откажется, то точно пожалеет, что упустила шанс, который, возможно, выпадает раз в жизни!

– Пожалуйста, соглашайтесь, – попросил мистер Адамс. – Не подумайте, что будете мне чем-то обязаны, если я оплачу вам покупку вечернего платья. Поверьте, для меня это капля в море.

Молодая женщина опустилась на стул и сжала виски руками. Это какой-то сон, подумала она. В реальности такого быть не может. А если это сон, то почему не согласиться? И, подняв голову, прошептала:

– Я согласна.

– Вот и отлично, – обрадовался Марк. – Завтра я заеду за вами в восемь вечера. Вы живете в Бруклине?

Она кивнула и назвала адрес.

Субботнее утро началось стремительно. Эллин, вскочив с кровати, забегала по квартире – от зеркала в ванную, из ванной в кухню, из кухни к шкафу, от шкафа снова к зеркалу. Вчера по дороге домой она дала себе обещание не думать о предстоящем вечере, иначе долго не сможет уснуть и будет выглядеть уставшей. Разумеется, все клятвы были напрасны: она почти всю ночь проворочалась в раздумьях.

Перекусив, как всегда, на бегу, Эллин отправилась на Манхэттен – предстояло купить платье, туфли, а также привести себя в порядок в салоне красоты. Пройдясь по нескольким модным магазинам, молодая женщина столкнулась с двумя проблемами.

Во-первых, продавцы-консультанты относились к ней свысока, сомневаясь, что клиентка в недорогой и слегка потертой куртке найдет у них что-то по карману. В одном из бутиков терпение Эллин лопнуло, и она, достав пачку денег, помахала ею перед носом девицы. Последняя тут же преобразилась, сменив безразличие на милую улыбку, и немедленно повела покупательницу в примерочную.

А во-вторых, Эллин не догадалась узнать у Марка, в каком стиле следует одеться, чтобы не выглядеть белой вороной. Ей приносили на примерку всевозможные вечерние наряды, но она сомневалась, какой выбрать. И в момент полнейшей растерянности вдруг обнаружила маленькое черное платье без рукавов, расшитое черным бисером по подолу.

– Ручная вышивка, эксклюзивная модель, – расхваливала товар продавщица. – И смотрится отлично! Продается в комплекте с сумочкой.

Эллин посмотрела в зеркало и поняла: это именно то, что нужно. Изысканное платье идеально сидело на ее стройной фигуре. Цена, конечно, впечатляла, но она вполне укладывалась в сумму, выданную мистером Адамсом. С туфлями тоже проблем не возникло – продавец в обувном магазине мигом подобрал подходящие.

Через некоторое время Эллин уже сидела в кресле парикмахера. Она решила полностью довериться профессионалам. Вопреки ожиданиям, мастер не стал сооружать на ее голове высокую прическу. Сказав, что такие роскошные волосы, как у нее, надо выставлять напоказ, он заставил их мягкими волнами падать на плечи. Вечерний макияж, духи... Возвращаясь в Бруклин на такси, она чувствовала себя Золушкой, которую только что посетила фея-крестная...

Последние полчаса ожидания были самыми томительными. Эллин то и дело поглядывала в окно, боясь, что не заметит, как подъедет машина. Душа ее трепетала от одной мысли, что скоро ей предстоит идти под руку с Марком Адамсом. Разумеется, она не намеревалась привлекать к себе внимание окружающих. Даже наоборот, собиралась скромно постоять в уголке, наблюдая за происходящим издалека. И все же это будет самый удивительный вечер в ее жизни! Эллин даже боялась представить, что могла уйти вчера домой пораньше. Тогда бы мистер Адамс не застал ее и не было бы этой сказки!

Под окнами раздался характерный шорох шин по асфальту. Женщина в маленьком черном платье выглянула в окно и поняла, что чудеса продолжаются. Внизу стоял настоящий черный «кадиллак»!

Сбежав по лестнице и чуть не сбив с ног консьержку, решившую посмотреть, за кем прибыла машина, Эллин вышла на улицу. Шофер учтиво распахнул дверцу автомобиля, и она оказалась в просторном салоне.

– Привет. – Мистер Адамс в белоснежной рубашке и безупречно черном костюме улыбнулся ей из полумрака. – Отлично выглядите, Эллин Рос.

– Здравствуйте. – Она, пытаясь скрыть смущение от комплимента, принялась разглядывать великолепную отделку салона. – Никогда не ездила в таких дорогих машинах.

– Я пользуюсь «кадиллаком» только в крайних случаях, обычно предпочитаю автомобили попроще, – пояснил Марк и предложил: – Может, сразу перейдем на «ты», чтобы не вызывать лишних вопросов там, куда мы едем? Будто бы мы давно знакомы.

– Мне кажется, это неудобно...

– Потому я начальник, а вы подчиненная? – уловил он ход ее мыслей. – Ну, тогда хотя бы сегодня вечером, в виде исключения.

– Хорошо... Марк, – запинаясь, произнесла Эллин. И подумала, что впервые назвала его вслух по имени. От этого внутри стало как-то горячо и хорошо одновременно...

– Послушай, Эллин, – он чуть наклонился к ней, и она вдохнула запах дорогого одеколона, – отнесись к тому, что сейчас происходит, как к игре. Представь, что ты – обеспеченная, довольная жизнью светская львица. Ничего не рассказывай о себе, кто захочет, тот сам все нафантазирует. А я всегда буду рядом.

Последнюю фразу, словно заклинание, она повторяла всю оставшуюся дорогу, глядя на ночной город из окна «кадиллака». «Всегда буду рядом»... Автомобиль ехал по улицам Нью-Йорка, в уютном салоне играла легкая музыка, и все было настолько чудесно, что мало походило на правду.

Притормозив перед высокими чугунными воротами, шофер показал подошедшему охраннику пропуск, и черная машина проехала на частную территорию.

– Где мы? – спросила Эллин, увидев в окно, что «кадиллак» подъезжает к громадному особняку.

– Здесь живет одна известная особа... – начал объяснять Марк, но, увидев бегущих к автомобилю газетчиков, поторопил спутницу: – Пойдем скорее, все увидишь сама.

Они поднялись по лестнице, вошли в особняк – дверь услужливо открыл дворецкий – и оказались в огромном светлом зале, заполненном людьми. Музыканты в смокингах играли джаз, официанты разносили выпивку и закуски, то тут, то там сверкали вспышки фотоаппаратов. Дамы, блистая бриллиантами, обсуждали тенденции в моде, мужчины неспешно вели разговор о ценах на нефть, попивая виски.

– Марк Адамс, какой приятный сюрприз! – К ним навстречу шла женщина в фиолетовом вечернем платье, украшенном перьями.

Когда она подошла ближе, Эллин едва сдержала восторженный возглас, узнав популярную певицу Глорию Кроуз.

– А я уж думала, ты позабыл про мой маленький праздник! – кокетливо погрозила пальцем знаменитость.

– Ну что ты, Глория, как я мог пропустить презентацию твоего нового альбома! – воскликнул Марк и тут же поинтересовался: – Но зачем ты устроила торжество у себя дома? Нас, журналистов, лучше не пускать на порог!

– А чего мне бояться? Пусть все знают, как я живу, – улыбнулась певица.

– Кстати, хочу тебе представить Эллин Рос, мы вместе работаем. Только эта информация секретная, – заговорщицки подмигнул он обеим женщинам.

– О, умоляю тебя, можешь не предупреждать, – всплеснула руками миссис Кроуз и, пожелав им хорошо провести время, направилась к другим гостям.

Марк, взяв с подноса официанта два бокала, протянул один Эллин.

– Расслабься, все идет хорошо, – сказал он ободряюще. – Твоя задача заключается только в том, чтобы мило улыбаться.

И Эллин окунулась в мир, про который раньше читала в газетах или смотрела по телевизору. В мир, куда получают доступ лишь избранные. Кинорежиссеры и известные актрисы, нефтяные магнаты и манекенщицы, певцы и их продюсеры, банкиры и модные телеведущие – никогда еще Эллин не видела столько богатых и знаменитых людей сразу. Она даже засомневалась, поверит ли завтра самой себе, что провела ночь среди столь именитых персон. Марк всегда был рядом и загадочно улыбался на все вопросы любопытных, касающиеся невысокой шатенки, пришедшей вместе с ним.

– Хочу представить... Нет, вряд ли вы ее где-то встречали, она издалека... Да, давно знакомы... Пожалуйста, еще шампанского... Чудесный вечер, вы правы...

Все слова, что говорил Марк ей и окружающим, будто слились в одну прекрасную песню. Первоначальная скованность прошла, возможно благодаря бокалу шампанского, и Эллин почувствовала себя легко и свободно. Марк старался не отпускать ее ни на шаг, и она, ощущая, как он держит ее под руку, была на седьмом небе от счастья.

Спустя какое-то время Эллин понадобилось отлучиться, и она незаметно удалилась из зала. На обратном пути, идя по коридору особняка, она услышала странный звук, как будто даже тихий стон, доносящийся из одной из комнат. Подумав, что там, возможно, кому-то требуется помощь, Эллин решила войти.

В комнате, ничком на полу, лежал молодой мужчина. Эллин подбежала к нему и попыталась перевернуть на спину, но ей, хрупкой женщине, это оказалось не под силу. Она уже хотела было броситься за помощью, как сзади послышались шаги.

– Пожалуйста, вызовите врача. Наверное, у него сердечный приступ, – не оглядываясь, попросила она подошедшего.

– Это не приступ, – ответил ей женский голос. – Просто мой муж снова надрался как свинья!

Эллин обернулась и увидела Глорию Кроуз, стоящую в дверях и печально наблюдающую за происходящим.

– Так это Том Блейз? – догадалась Эллин, оставляя попытки перевернуть лежащего. И тут же поняла, что в комнате сильно пахнет алкоголем.

Глория кивнула.

– Да, дорогая, это так. Пойдем отсюда, я позову кого-нибудь из обслуги, пусть займутся им.

Эллин вместе с певицей шла по коридору. Она чувствовала, что должна что-то сказать, но что именно... Не о презентации же нового альбома говорить в такой момент?

– Извини, что ты стала свидетельницей такой неприятной сцены, – положила конец молчанию миссис Кроуз.

Молодая женщина возразила:

– Что вы такое говорите! Это я должна просить прощения за то, что влезла не в свое дело. Обещаю, что никто и никогда не узнает, что я видела.

– Странная позиция для журналиста, – усмехнулась хозяйка дома. – Но тем не менее спасибо. Идите к гостям. Марк, наверное, заждался.

Эллин не стала разубеждать Глорию, что она не журналист. Зачем? Все равно они вряд ли еще встретятся. Кивнув, она вновь растворилась среди знаменитостей, ища мужчину, подарившего ей такой волшебный вечер.

Мистер Адамс, ожидая спутницу, коротал время в компании высокой брюнетки – топ-модели, рекламирующей продукцию известной косметической фирмы. Разговор не клеился, поэтому Марк очень обрадовался, увидев идущую к нему Эллин.

– Кстати, хочу познакомить тебя с одним дорогим мне человеком, – обратился он к брюнетке.

Та неприязненно посмотрела на подошедшую женщину и натянуто улыбнулась. Марк представил их друг другу, и топ-модель немедленно удалилась, томно прошептав на прощание:

– Позвони мне...

Когда они остались вдвоем, мужчина поинтересовался, не жалеет ли Эллин, что согласилась приехать сюда, и не чувствует ли себя уставшей. Она ответила честно:

– Все просто прекрасно, но сегодня выдался сумасшедший день, так что я действительно утомилась.

– В таком случае давай я отвезу тебя домой. Только помни, мы удаляемся по-английски, потому что, если прощаться со всеми, нам понадобится еще два часа.

Усаживаясь на мягкое кожаное сиденье «кадиллака», Эллин немного взгрустнула. Сказка заканчивается, и завтра придется вернуться к обычной жизни. Причина грусти была вовсе не в звездном обществе, куда она скорее всего больше никогда не попадет, а в Марке Адамсе. С завтрашнего дня он вновь превратится в начальника, а она – в подчиненную. Останутся лишь воспоминания и наивные мечты о том, что они когда-нибудь снова будут запросто называть друг друга по имени.

– Спасибо за прекрасный вечер, – поблагодарил ее Марк, садясь рядом.

– Это вам спасибо, – отозвалась Эллин, незаметно для себя переходя на «вы».

Какое-то время ехали молча. Каждый думал о своем а потом Марк неожиданно сказал:

– Знаешь, я давно понял, что в подобных мероприятиях много неискренности. Улыбки, любезности... Словно декорации в театре. Я привык к такому положению вещей и сам играю по тем же правилам... Но сегодня я чувствовал фальшь особенно сильно. Сначала не разобрался почему, а сейчас понял. Это из-за тебя, Эллин. Ты из другого мира, ты настоящая. Если улыбаешься, то искренне, а не потому, что так положено. Если что-то говоришь, то от всего сердца, а не ради какой-то выгоды...

Эллин не верила своим ушам. Зачем мистер Адамс заговорил об этом? Она прилагает все силы, чтобы усмирить в сердце любовь к нему, а подобные слова только осложнят ее положение! Молодая женщина открыла рот, собираясь сменить тему, но Марк продолжил:

– Мне непонятно, как ты сумела сохранить эти качества в нашем жестоком мире, но ты самый чистый и наивный человек, которого я когда-либо видел. И эта наивность стоит дороже всех сокровищ на свете!

Эллин почувствовала, что ее сердце готово вырваться из груди. Молодая женщина забыла обо всем – что они не пара, что она все еще не разведена с мужем... Просто заглянула в омут зеленых глаз Марка и сделала то, о чем еще сутки назад боялась даже думать, – поцеловала его в губы. Прикоснувшись лишь на секунду, она испугалась собственной смелости и хотела отпрянуть, как вдруг он крепко прижал ее к себе и ответил на поцелуй со всей страстью, на какую был способен.

Через несколько мгновений оба уже сидели порознь, не зная, как реагировать на такое неожиданное проявление чувств. Гнетущая тишина прервалась, как только машина подъехала к дому Эллин.

– Извините... – срывающимся голосом произнесла она, выходя из лимузина.

Не оборачиваясь, молодая женщина поспешила скрыться в подъезде. Еле попав дрожащим ключом в замочную скважину, она ворвалась в квартиру и разрыдалась, упав на кровать. Потому что нет ничего горше, чем, обретя желаемое, тут же его потерять. Она плакала и пыталась сохранить навсегда в памяти его запах, его губы, пылкие, хоть и недолгие, объятия.

Эллин плакала, думая, что сказка подошла к концу.

6

Марк Адамс всегда корректно относился к подчиненным. Богатство никогда не дурманило ему голову, может, потому, что он получил наследство уже в сознательном возрасте. Он мог позволить себе жить роскошно и беззаботно, но вместо этого решил исполнить мечту юности: создать журнал и возглавить его. Мало кто знал, что доходы от издания идут на благотворительные цели, многие считали желание богача работать всего лишь прихотью. Что до него самого, то он целиком старался отдаваться делу, игнорируя досужие домыслы.

Светские мероприятия мистер Адамс посещал довольно редко, в этих вопросах специалистом была Анджела. Но она уехала в Париж, а Глория Кроуз пообещала, что часть денег от продажи нового альбома пойдет на благотворительность. И Марк решил, что проигнорировать презентацию нельзя. Эллин же попросту попалась ему на глаза, когда он размышлял, кого взять с собой. Надо признать, в тот момент Марк подумал, что это отличная идея: он придет не один, а для молодой женщины светский вечер станет приятным развлечением. Ему и в голову не приходило, что все закончится страстным поцелуем в салоне «кадиллака». Теперь этот поцелуй не давал Марку покоя.

Да, он изначально симпатизировал Эллин и искренне восхищался такими чертами ее характера, как добросердечность и отзывчивость. Но события той ночи заставили его посмотреть на молодую женщину не только как на приятного в общении человека. Откуда взялось страстное желание ответить на поцелуй Эллин? И сейчас все нутро Марка трепетало лишь при одной мысли о ее мягких податливых губах. Он никогда не был обделен вниманием со стороны слабого пола, но не припоминал случая, чтобы целовал кого-то настолько пылко.

Было в этой молодой женщине с каштановыми волосами что-то притягательное. Что-то, заставляющее вновь и вновь вспоминать вкус ее губ.

Марк встал из-за стола, подошел к окну и чуть ослабил узел галстука. Я постоянно думаю о ней, размышлял он, глядя на улицы Манхэттена. Это только симпатия или нечто большее? Мне тридцать пять, и за эти годы я никогда и ни к кому не испытывал такого сильного влечения. Все в ней кажется удивительно прекрасным – фигура, манера говорить, взгляд карих глаз, походка...

Марк в отличие от Эллин не собирался страдать молча. Ему, как и всякому настоящему мужчине, был присущ первобытный инстинкт завоевателя. И он с трудом поборол желание остаться с Эллин наедине и повторить тот страстный поцелуй. Так как понимал, что чрезмерная активность может напугать молодую женщину.

Что, в сущности, ему известно про нее? Только то, что рассказывал Стив: формально замужем, приехала из штата Мичиган. Возможно, если бы он сразу расспросил фотографа, то узнал бы что-то еще. А сейчас подобные вопросы могут показаться странными...

Раздумья мистера Адамса прервал телефонный звонок. Он снял трубку и услышал визгливый голос Анджелы:

– Марк, что происходит? Я вернулась из Франции, и мне тут же суют под нос бульварную газетенку, где ты на фото с этой официанткой, неуклюжей коровой! Как тебе только пришла в голову мысль привести ее на светский раут к Глории Кроуз? Ты в своем уме? Как это понимать? Зачем ты взял туда с собой эту... не помню ее имени...

– Эллин. Ее зовут Эллин Рос, – спокойно сказал Марк, воспользовавшись секундным замешательством собеседницы. – И Эллин вовсе не неуклюжая корова, поверь, она держалась просто великолепно. А взял я ее туда совершенно случайно.

– Что такое ты говоришь? Как это случайно? Просто подошел и пригласил?.. – Анджела продолжала возмущенно кричать в трубку, и Марк отодвинул ее подальше от уха.

– Именно так. – Он не видел причины лгать. Разговор неожиданно прервался. Мистер Адамс, услышав короткие гудки, посмотрел на настольный календарь. Действительно, неделя, отпущенная Анджеле Райт на отпуск, уже закончилась. Следовательно, максимум через полчаса она будет стоять на пороге его кабинета, требуя объяснений.

Что связывало визгливую блондинку и редактора журнала «Светская жизнь Нью-Йорка», помимо работы? Марк предпочитал думать, что ничто. Но Анджела считала иначе. Она была из тех женщин, которые, видя цель, стремятся достичь ее всеми возможными способами. Не самая плохая черта характера, если речь идет, например, о карьере. Но в данном случае целью был Марк Адамс, которого такое положение вещей совсем не устраивало. Он ценил Анджелу как хорошего работника и старался пресекать любые притязания на него как на мужчину. Однако ее это не останавливало, она не боялась показаться слишком навязчивой и не брезговала любыми способами, чтобы дружеские отношения перевести в интимные.

Самым большим промахом со своей стороны Марк считал согласие пойти с ней несколько недель назад в ресторан. Замысловатые коктейли по специальным заказам спутницы неожиданно быстро затуманили его разум. И наутро после бурного застолья он с ужасом понял, что находится в постели с Анджелой. Причем совершенно не помнит, как там оказался и чем вообще закончился предыдущий вечер. Блондинка же, нисколько не смущаясь, поведала, что он сам предложил провести ночь вместе и показал себя неутомимым любовником. Марк сомневался по поводу близости между ними. Но поскольку положиться на собственную память не мог, пришлось довольствоваться предложенной версией.

С того самого дня претензии Анджелы стали куда более откровенными. Она, явно пытаясь обольстить шефа, являлась на работу в немыслимых сексуальных нарядах и постоянно намекала на маленькую тайну, о которой знают только они. Что и говорить, Марк понимал, что его нагло шантажируют, но пока не знал, как с этим бороться. Теперь ему наверняка предстояло выслушать гневные вопли блондинки, считающей, что бывшая официантка из Бруклина пытается посягнуть на ее собственность.

И мистер Адамс в очередной раз мысленно проклял день, когда поддался на уговоры Анджелы пойти в ресторан и доверился ей в выборе коктейлей.

В середине рабочего дня Эллин зашла в кабинет миссис Ленгктон, поскольку та собиралась дать ей какое-то поручение. Пока секретарь копалась в столе, молодая женщина обратила внимание, что в кабинете шефа разговаривают на повышенных тонах. Прислушалась – ну да, конечно, знакомый визгливый голос. Слов не разобрать, но по интонациям ясно, что Анджела что-то настойчиво выговаривает мистеру Адамсу.

Через несколько минут дверь распахнулась и разъяренная фурия пронеслась мимо оставляя за собой шлейф дорогих духов.

– Анджела, пойми, это моя жизнь и ты не можешь вмешиваться! – крикнул ей вслед Марк, но та даже не обернулась, выбивая дробь каблуками уже где-то далеко.

Эллин втайне обрадовалась, что не попалась на глаза блондинке. Та, наверное, испепелила бы ее одним взглядом – в такой ярости находилась.

Миссис Ленгктон, как всегда с невозмутимым выражением лица, встала из-за стола, заглянула в кабинет шефа и поинтересовалась:

– Может, чашечку кофе?

Получив отказ, мягко закрыла дверь и, сев на место, продолжила заниматься делами.

Но спустя двадцать минут Эллин поняла, что рано расслабилась, решив, будто не встретится сегодня с Анджелой. Та поджидала ее у окна в коридоре.

– Послушай-ка, ты... – зло зашипела блондинка, подойдя вплотную к молодой женщине, – если думаешь, что сможешь увести Марка у меня из-под носа, то глубоко ошибаешься. Я устрою тебе такую веселую жизнь, не обрадуешься. Запомни, не смей соваться на мою территорию!

Эллин молчала, изо всех сил стараясь сохранить на лице равнодушное выражение. Да и что можно было ответить? Ведь по сути мисс Фурия была права: она действительно вторглась на чужую территорию. На территорию богатых и знаменитых, где ей нет места.

Высказавшись, Анджела резко повернулась и пошла к лифту. Белые волосы развевались при каждом шаге словно флаг победителя. Эллин осталась стоять на месте, переваривая услышанное. Она и сама была бы рада забыть о Марке, но это казалось невозможным. Молодая женщина упрекала себя за то, что решилась несколько дней назад на поцелуй. Упрекала, но тайно желала вновь прикоснуться к его губам...

Эта женщина переходит все дозволенные границы, мысленно возмущался Марк Адамc, меряя шагами пространство кабинета. Она настолько беспардонна, что диву даешься! Я не давал ей никакого повода полагать, что между нами могут быть близкие отношения. Или давал? Как, например, объяснить тот факт, что я проснулся в ее постели? Но я ведь уверен, что, каким бы пьяным ни был накануне, между нами ничего не было и быть не могло! Анджела воспользовалась тем, что я ничего не помню, и теперь это главный ее козырь. «Как ты мог поступить так со мной, Марк. Я тебе доверилась, а ты...» Тьфу, как глупо! Она упрекает меня в том, чего я никогда не делал. Или делал?

Мистер Адамc в который раз постарался напрячь память, чтобы вспомнить подробности того вечера. Он действительно выпил немного, но в бокале, видимо, была адская смесь. Окончание ужина тонуло в непроницаемом тумане.

В конце концов, почему я делаю из этого проблему? – спросил себя Марк. Я поговорю с Анджелой начистоту и подведу черту под нашими отношениями. Та ночь для меня ничего не значит, даже если между нами что-то было. Тем более что я убежден: ничего не было...

Поняв, что переливает из пустого в порожнее, он выругался. Сложившаяся ситуация доставляла ему все больше неудобств.

– Мистер Адамc, Глория Кроуз на проводе. Соединить или вы заняты? – спросила, заглянув в кабинет, секретарь.

– Я отвечу, – сказал он и, после того как дверь закрылась, снял трубку телефона.

– Здравствуй, Марк, – услышал он знакомый голос. – У меня к тебе крайне деликатное дело.

– Привет, Глория. Надеюсь, что смогу тебе чем-нибудь помочь.

– Я знаю, как поднять тираж следующего номера твоего журнала, – начала она. – Могу предложить взять у меня интервью. Сенсационное, эксклюзивное.

– Неужели? – удивился Марк. – По поводу твоего нового альбома? Мне кажется, он и так отлично продается.

– Нет, не по поводу альбома. Это будут откровения певицы Глории Кроуз в связи с ее разводом с Томом Блейзом.

– Что-что? – поразился мистер Адамс.

– Да, ты не ослышался. Мы разводимся. И я повторяю, что согласна дать эксклюзивную и исчерпывающую информацию. Все равно вы, газетчики, будете рыскать вокруг в поисках подробностей, так лучше пусть весь мир узнает их из твоего журнала.

– Конечно, я согласен. Завтра же пришлю к тебе Анджелу...

– Нет! – перебила его Глория. – С этой сплетницей я не буду разговаривать!

– Но вообще-то обычно именно она занимается такими темами, – попытался возразить Марк.

– Это исключено, – стояла на своем певица. – Именно она в течение пяти последних лет поливала меня грязью, поэтому у меня нет никакого желания с ней откровенничать. Я дам интервью твоей новой журналистке, той самой, с которой ты приходил на презентацию. Кажется, ее зовут Эллин.

– Но она не...

– Это мое последнее слово, – снова перебила редактора Глория. – Скажи, что я жду ее у себя в ресторане завтра утром. – И она повесила трубку.

Марк замер в недоумении. Ах, ну да, на приеме он сказал, что Эллин Рос работает вместе с ним в редакции, но не уточнил, кем именно. А знаменитая певица решила, что она журналист, поэтому и ставит такие условия. И что же ему теперь делать? Если он пришлет кого-нибудь другого, взбалмошная Глория может вообще отказаться от интервью и шокирующая информация появится в другом издании. Нет, такой лакомый кусочек упустить ни в коем случае нельзя!

И Марк попросил секретаря сейчас же пригласить к нему миссис Рос.

Усевшись на рабочее место, Эллин принялась за дела, надеясь, что это поможет отвлечься от грез. Но, ответив на телефонный звонок, услышала в трубке голос миссис Ленгктон:

– Эллин, срочно зайдите к шефу.

Он, наверное, вызывает, чтобы поговорить о том нелепом поцелуе, убито подумала Эллин. Видимо, ошибался Стив, считая, будто шефа и мисс Фурию ничего не связывает. Анджела наверняка узнала, с кем Марк ходил на светский раут, и устроила ему скандал. Теперь он хочет расставить все по местам, дать понять, что между ним и мной ничего не может быть...

Она брела по знакомому коридору, морально готовясь к неприятной беседе.

– Мистер Адамс, я знаю, что тогда, в машине, совершила досадную ошибку. Мне очень стыдно, и я обещаю вам, что это больше не повторится, – пробормотала Эллин, перешагнув через порог кабинета шефа.

Марк молча взирал на нее, сидя за столом. Как всегда, идеально белая блузки, строгая юбка – ничего лишнего и все по фигуре. Прекрасные каштановые волосы собраны в хвост, но возле уха одна непослушная прядка вырвалась на свободу. Он разглядывал ее и невольно вспоминал, как прекрасна была эта женщина, когда решилась его поцеловать. Ее губы были горячи, взгляд полон огня. Но сейчас, стоило Эллин поднять на него глаза, он увидел в них отчаяние.

– За что вы корите себя? – мягко спросил он. – Вы не сделали ничего плохого. Если захотите, мы еще поговорим об этом. Но сейчас я позвал вас для другого.

И Марк рассказал ей о разговоре с Глорией Кроуз.

– Как же я могу взять у нее интервью? – опешила молодая женщина. – Я, конечно, писала в колледже для газеты, но это было совсем не то!

– Я все продумал, – поспешил успокоить ее главный редактор. – Мы поедем к Глории вместе, придумаем заранее вопросы, а вы просто запишите разговор на диктофон. Потом я помогу вам расшифровать запись.

– Если вы считаете, что все будет действительно так просто, то я согласна, – поддалась уговорам Эллин.

Перспектива вновь поехать куда-то вместе с Марком взволновала ее сердце. Когда она шла сюда, то ожидала самого худшего, но, оказывается, все не так скверно. Глядя в зеленые глаза Марка, Эллин была готова отправиться с ним не только к Глории Кроуз, а на край света, если он попросит. И никакие угрозы Анджелы не смогут ее остановить...

7

Наутро, сидя вместе с Марком в машине, Эллин просматривала список вопросов, которые он набросал для интервью.

– Вы правда считаете, что читателям интереснее всего будет узнать, как Глория и Том собираются делить деньги после развода? – спросила она, как всегда немного смущаясь.

Марк недоуменно поднял брови.

– Если судить по рейтингам статей Анджелы, то да. Люди всегда проявляют любопытство, когда речь заходит о содержимом чужих карманов. В этом заключается человеческая сущность.

– В таком случае мне жаль этих людей, – вздохнула Эллин, аккуратно складывая лист бумаги и убирая его в сумочку. – Лично я бы хотела узнать, какие чувства испытывает Глория в столь нерадостный момент.

– Отлично. Обязательно расспросите ее об этом поподробнее, – согласился Марк. – Она обещала быть максимально откровенной. Занятно, чем вы ей так приглянулись?

Молодая женщина промолчала. Она хорошо помнила данное Глории обещание никогда и никому не рассказывать, в каком состоянии ей случилось застать Тома Блейза. И это в такой важный для певицы день!

Машина остановилось напротив ресторана с огромной вывеской «Глория». Мистер Адамс помог псевдожурналистке выйти, и они проследовали в заведение мимо распахнувшего перед ними двери швейцара.

Эллин и ее спутник оказались в просторном зале, отделанном в стиле ампир. Белые пилястры, картины в золоченых рамах, лепнина на потолке, мебель красного дерева с бронзовыми вставками создавали атмосферу парадности и торжественности. Метрдотель проводил их к столику и удалился.

– Честно говоря, не знала, что Глория Кроуз владеет рестораном, – призналась Эллин спутнику.

– Это распространенная практика среди знаменитостей. Еще один способ заработать деньги на собственном раскрученном имени. Кто-то выпускает духи, кто-то – одежду, а Глория решила заняться ресторанным бизнесом. То есть занимается, конечно, не она, а управляющий... А вот, кстати, и сама хозяйка!

Марк поднялся со стула, приветствуя шедшую к ним певицу. Глория Кроуз – сегодня в длинном черном платье – степенно вышагивала по залу.

– Доброе утро. Чудесная погода, не правда ли? – обратилась к ним знаменитость. – Вы тоже приехали, Марк? Боитесь оставить свою спутницу без сопровождения? И правильно, такую красавицу уведут вмиг...

Эллин почувствовала, что ее щеки загораются румянцем. Мало того что певица считает ее журналистом, так еще она, кажется, думает, будто у них с Марком роман.

– Ну что ж, не будем тянуть, приступим к нашим делам. – Глория, судя по всему, была настроена решительно. – Только извини, Марк, мы покинем тебя. Я хочу говорить с Эллин с глазу на глаз. А ты пока можешь позавтракать за счет заведения, официант сейчас подойдет.

И, взяв молодую женщину под руку, она повела ее в другой конец зала. Там находились кабинки для желающих уединения посетителей. Владелица ресторана откинула тяжелую драпировку, заменяющую дверь, и вошла в одну из них. Сев на бордовый диван, она жестом предложила Эллин располагаться, как той будет удобно. Затем, взглянув в огромное зеркало в позолоченной раме, поправила прическу.

Псевдожурналистка ахнула – с левой руки поп-звезды исчезло обручальное кольцо.

– Да, мы действительно разводимся, – невозмутимо прокомментировала ситуацию Глория. – А ты что думала, это очередной рекламный ход?

– Нет, что вы... – смущенно произнесла Эллин.

– Все так считают, – заявила певица. – Именно поэтому я согласилась говорить только с тобой. Ты не гонишься за дешевыми сенсациями. Раз пресса после презентации не смаковала новость, что Том перебрал с выпивкой, значит, тебе можно доверять. Я надеюсь, что ты напишешь обо мне как о женщине, а не как о бездушной машине, которой важны только деньги и высокие рейтинги.

– Безусловно, – закивала молодая женщина.

– Итак, начнем, – взяла знаменитость инициативу в свои руки. – Что интересует читателей? Какой кусок от моего состояния хочет оттяпать бывший муженек?

– Это тоже... – замялась Эллин, включая диктофон. – Но сначала лучше расскажите, как вы с ним познакомились, как поняли, что влюблены...

Глория вздохнула и безрадостно посмотрела в зеркало.

– Это вы, газетчики, выдумали, будто наша свадьба с Томом была запланированным рекламным ходом, – начала она свою историю. – Почему-то все вокруг уверены, что если зрелая и богатая женщина выходит замуж за не слишком успешного молодого мужчину, то в этом кроется голый расчет. Но я утверждала и буду утверждать, что до последнего времени любила Тома всем сердцем. Сомневаюсь, что взаимно, да это уже и не важно...

Эллин внимательно слушала печальный рассказ женщины, чья душа сначала оказалась во власти любви, а потом познала горечь измены и предательства. Она искренне сопереживала ей на протяжении всего длинного монолога, полного глубоких, сильных чувств. А когда Глория рассказала, как длинные языки донесли до нее слухи об интрижках мужа, Эллин не выдержала и перебила:

– Поверьте, мне знакомы ваши переживания. Я не вправе лезть с советами и все же не могу промолчать. Прошу, не считайте, что если вам изменили, то проблема кроется в вас. Есть люди, которые даже не задумываются, как сильно они могут ранить сердце другого человека необдуманными действиями. Я была в схожей ситуации, и, как это ни странно, именно вы помогли мне собраться с силами и изменить жизнь. Вы и ваша песня, где есть такие строчки: «Главное, верить себе, главное, верить в себя»!

– Правда? – улыбнулась певица. – Получается, я не зря пою, если мои песни приносят кому-то пользу...

Через два часа Эллин вышла из ресторана. Удивительно, но во время разговора с ней Глория совершенно не кичилась звездным статусом, оставив от общения только приятные воспоминания. В сумочке лежала визитная карточка знаменитости, она просила звонить запросто, если возникнут какие-то трудности или появится желание поболтать.

Марк, опаздывая на какую-то встречу, уехал раньше, попросив метрдотеля передать своей сотруднице, что будет ждать ее в редакции. Но в тот день она не спешила отдать ему диктофон с записанным на него интервью. Находясь на эмоциональном взводе, Эллин решила самостоятельно написать статью. Риска не было – если Марку не понравится, он перепишет ее по-своему. Так почему бы не попробовать? И она, просидев допоздна в офисе, вслушивалась в голос на пленке, пытаясь перенести на бумагу не только слова, но и все душевные переживания Глории.

Входя на следующий день в кабинет главного редактора, Эллин чувствовала, как улетучивается вчерашняя уверенность. Может, это была напрасная затея, самой браться за перо? Она же не профессионал, и то, что кажется ей нормальным, у шефа, возможно, вызовет усмешку. В лучшем случае...

Эллин, одолеваемая сомнениями, уже собиралась повернуться и уйти, выбросив написанное в корзину для мусора, как Марк обратил внимание на бумаги в ее руках.

– Что это? Вы сами расшифровали запись? – Он потянулся за листами, и она невольно передала их ему.

Марк с любопытством вгляделся в напечатанные строчки. Прочитал один абзац, другой. В его взгляде появилась заинтересованность. Закончив первую страницу, он принялся за вторую...

Эллин, стоя перед ним, старалась понять, какие эмоции испытывает Марк, читая ее материал, но никаких определенных выводов сделать так и не смогла.

Спустя некоторое время он поднял голову и произнес:

– А знаете, неплохо для начинающего журналиста. Очень неплохо! У вас легкий слог, вы ясно излагаете мысли. Но не это главное. Эллин, вы словно пропустили историю Глории Кроуз сквозь сердце. Когда читаешь вашу статью, волей-неволей начинаешь сочувствовать этой женщине. Написано просто и в то же время небанально. Я совсем чуть-чуть подправлю материал и тут же отправлю на верстку, чтобы его успели напечатать в ближайшем номере журнала.

Лицо Эллин озарилось радостью. Конечно, в глубине души она надеялась, что не напрасно накануне до поздней ночи сидела за компьютером, но такая похвала превзошла все ее ожидания.

Весь день она словно летала на крыльях. И Стив, зашедший к ней на минутку, даже сфотографировал счастливую приятельницу на память.

– Ты выглядишь так, будто нашла на улице выигрышный лотерейный билет, – заметил он.

– Лучше, Стив, гораздо лучше! – засмеялась она, но причину хорошего настроения объяснять не стала. Пусть это будет для всех сюрпризом.

– Погода сегодня отличная. Может, прогуляемся по Центральному парку? – предложил он, пользуясь случаем. – А то у меня складывается ощущение, что ты избегаешь моего общества.

Улыбку с лица Эллин словно стерли:

– Может, в другой раз? Надо разобраться с работой...

– Да, конечно, – слегка огорченно протянул Стив. – Давай в другой раз. Пойду поработаю с фотоархивом. Шефу зачем-то понадобились фотографии Глории Кроуз...

Серьезная беседа с кузеном Джессики все еще откладывалась. Эллин боялась потерять друга и не знала, как признаться, что между ними возможны только приятельские отношения. Не может же она сообщить ему, что влюблена в мистера Адамса! Стив был ненавязчив и не доставлял ей хлопот, но она чувствовала, что тяжелого разговора не миновать...

Идя в очередной раз на работу, Эллин остановилась у газетного киоска. Была третья пятница мая, день выхода нового номера журнала «Светская жизнь Нью-Йорка». Она сразу заметила яркую обложку с фотографией Глории Кроуз.

– Будьте добры, – протянула она деньги газетчику, показывая, что именно собирается купить.

– Последний остался, – доверительно сообщил тот, снимая экземпляр с витрины. – Вмиг расхватали. Оказывается, суперзвезда разводится с Томом Блейзом!

За время поездки в метро Эллин видела нескольких ньюйоркцев, читающих ее статью. С замирающим сердцем она тоже раскрыла журнал. «Я собираю осколки сердца» – гласил заголовок. А увидев свое имя на странице глянцевого издания, молодая женщина почувствовала, как все внутри нее ликует. Надо же, Эллин Рос публикует собственный материал в «Светской жизни Нью-Йорка»! Нужно будет обязательно переслать экземпляр Джессике!

Но настоящий фурор ожидал ее по приходе в редакцию.

– Вот это новости! Тебе удалось взять откровенное интервью у Глории Кроуз! – воскликнул Стив при встрече. – Почему ты скрыла от меня?

– Просто не хотела афишировать, – пыталась оправдаться Эллин, одновременно принимая поздравления коллег.

– Это же настоящая сенсация! – не унимался приятель. – Где ты познакомилась с певицей?

– Долгая история, – ушла она от прямого ответа. – Обязательно расскажу ее, но позже.

Входная дверь громко хлопнула, и все встревоженно переглянулись. К Эллин, чеканя шаг, приближалась мисс Фурия.

– Возможно, историю знакомства со стареющей звездой ты действительно расскажешь позже. Но объясниться со мной тебе придется сейчас, – произнесла она, всем своим видом давая понять, что в любую секунду готова учинить скандал.

– Что тебе снова не понравилось, Анджела? – спокойно спросила Эллин. После выхода статьи она почему-то чувствовала себя гораздо увереннее.

– А то, что ты отбиваешь мой хлеб! Известно ли тебе, что в этом номере должны были напечатать мой материал? Но сегодня, открыв журнал, я обнаружила вместо него твою паршивую слезливую статейку! – все громче и громче возмущалась блондинка.

– Послушай, Анджела, – вступил в разговор Стив, – почему ты не умеешь радоваться успеху других?..

– А тебя никто не спрашивает! – оборвала его мисс Фурия.

– Действительно, Стив, я сама могу постоять за себя, – негромко сказала фотографу Эллин. И так же негромко, но четко произнесла, обращаясь к скандалистке: – Так ты хочешь знать, почему мистер Адамс принял решение напечатать мою статью, а не твою? Попробую объяснить. Вспомни, когда ты в последний раз писала о ком-то по-доброму, не стараясь опорочить? Не думаешь, что всем уже надоело читать, как ты выворачиваешь наизнанку жизни знаменитостей, пытаясь найти самые неприглядные факты их биографий? А если не находишь, то притягиваешь за уши грязные сплетни! Возможно, теперь, всем захотелось узнать, что известные личности, как и обычные люди, умеют любить и страдать! И главный редактор, вполне вероятно, просто почувствовал, что будет интереснее читателю...

– Замолчи! Я не желаю слушать этот бред! – прошипела Анджела и, задыхаясь от возмущения, выскочила за дверь.

Воцарившуюся тишину первым нарушил Стив Саймон.

– Ты дважды герой дня, – ошеломленно сказал он Эллин. – Мало того что написала отличную статью, так еще умудрилась указать мисс Фурии ее место!

Она пожала плечами, давая понять, что не сделала ничего особенного.

– Давайте лучше займемся делами, – миролюбиво произнесла Эллин, усаживаясь как ни в чем не бывало на свое рабочее место.

В ту же пятницу телефон в кабинете Марка Адамса раскалился от множества звонков. Он выслушал благодарственные слова за хорошую статью от Глории Кроуз, а затем долго говорил с адвокатом Тома Блейза, утверждающим, что в материале опорочено доброе имя последнего. После этого ему пришлось несколько раз подтверждать звонившим, что в публикации дана правдивая информация и певица действительно разводится в самом скором времени...

Ближе к вечеру Марку безумно захотелось тишины, и он попросту отключил телефон. Если что-то действительно серьезное, с ним свяжутся через секретаря, а обсуждать одну и ту же тему ему уже порядком надоело. Предвыходной день заканчивался, его подчиненные покидали рабочие места, да и у него, собственно, не осталось никаких важных дел.

– Мистер Адамс, если нет больше поручений, то я собираюсь уйти. – Секретарь вопрошающе смотрела на задумавшегося о чем-то начальника.

– Да, конечно, – спохватился он. – Приятного уик-энда, миссис Ленгктон.

Та прикрыла дверь и неодобрительно покачала головой. С шефом последнюю неделю творилось неладное. Он как будто спал на ходу – пропустил две важные встречи, забыл подписать документы. От былой четкости и собранности не осталось и следа...

Марк тоже чувствовал, что с ним что-то происходит. Сначала он думал, что это связано с постоянными придирками Анджелы, но потом понял, что дело не в ней. После того как блондинка устроила разбирательство по поводу званого вечера у Глории, Марк видел ее всего несколько раз, да и то мельком. Надо признать, его это только радовало – обычно она заглядывала каждый день, демонстрируя вызывающие наряды. Сегодня он тоже ожидал увидеть на пороге Анджелу – разъяренную, что на месте ее статьи в номере опубликовали материал Эллин. Но ничего подобного не произошло. Это выглядело весьма странным, особенно для человека, знакомого с несносным характером блондинки.

Сдается мне, Анджела неспроста ведет себя тише воды, ниже травы. Наверняка замышляет какую-нибудь интригу, сделал вывод Марк. Надо будет предупредить Эллин. Пусть поостережется, мало ли что той придет в голову.

Эллин, Эллин, застучало его сердце. Я даже не поздравил ее с таким грандиозным успехом! Может, она еще не ушла домой?

И Марк, включив телефон, набрал рабочий номер подчиненной.

– Здравствуйте, редакция журнала «Светская жизнь Нью-Йорка», – услышал он знакомый голос.

– Эллин, это Марк Адамс. Вы заняты в данный момент?

– Нет, – словно оправдываясь, сказала она. – Я здесь одна. Все разошлись, и я тоже собиралась...

– Может быть, зайдете ко мне на пару минут? – попросил он. – Обсудим вашу статью.

– Да, – еле слышно произнесла Эллин, положила трубку и направилась к шефу.

Эхо разносило по пустому коридору звук ее шагов. Мы же остались совсем одни в редакции, неожиданно поняла она. И эта мысль почему-то не только не смутила Эллин, а, наоборот, заставила почувствовать себя свободнее.

Она вошла в кабинет. И Марк, идя ей навстречу, ощутил некоторое волнение. Все-таки она очень привлекательна, подумал он. И как бы я мечтал повторить тот поцелуй... Но заговорил он о другом:

– Эллин, я хотел сказать, что доволен вашей работой. Вы оправдали все надежды, даже более того. У меня есть приятная новость, я рассмотрел вопрос о повышении вашей зарплаты...

Но деньги сейчас волновали молодую женщину меньше всего. Боже, что он говорит? Зачем? При чем здесь зарплата? – проносилось в ее голове. Все, что я сделала, – согласилась пойти с ним на светское мероприятие и взяла интервью у Глории, – я сделала только ради него. С той самой ночи, когда он впервые мне приснился, я потеряла покой. Зачем мы встретились наяву? Неужели мне всегда придется терзаться и скрывать свои чувства?

Эллин посмотрела в его зеленые глаза, и мистер Адамс вдруг осекся, увидев во взгляде сотрудницы что-то невообразимо важное. Неожиданно для себя он протянул руку и нежно провел пальцами по ее щеке.

– Я говорю не о том? – чуть слышно спросил он срывающимся голосом.

Молодая женщина, грустно улыбнувшись, кивнула.

И тогда Марк наклонился и прильнул к ее губам, наслаждаясь так, будто только ради этого момента он жил на земле. Ее запах, блеск глаз, мягкие завитки волос на нежной шее дурманили его разум, заставляя забыть обо всем на свете.

Эллин ответила на поцелуй и почувствовала, как горячая волна желания устремляется от сердца к низу живота. Только бы происходящее не оказалось сном, молила она.

– Если сомневаешься, скажи «нет», – глухим голосом произнес Марк, отстраняясь от Эллин.

– Ни за что! – покачала она головой и стала помогать ему расстегивать блузку.

Мгновение – и белая ткань упала на пол, обнажая прекрасное молодое тело. Марк принялся покрывать поцелуями ее плечи, добрался до груди, и Эллин не смогла сдержать стона блаженства.

– Сними, – попросила она, потянув за рукав его рубашки.

Он сорвал ее рывком, решив не тратить время на пуговицы. Прижавшись к мужчине, Эллин замерла, пытаясь каждой клеточкой тела почувствовать любимого. О таком счастье она не могла и мечтать!

– Если мы сейчас остановимся, я взорвусь, – признался Марк, обнимая ее.

Она ощущала себя примерно так же, поэтому ответила на его слова страстным поцелуем. Марк смахнул со стола какие-то бумаги и усадил на него Эллин. Изнемогая от желания, молодая женщина, полностью раскрепостившись, доверилась ему...

Они любили друг друга долго и неистово, получая удовольствие от каждого движения своих обнаженных тел. Она извивалась от блаженства, упиваясь близостью с любимым человеком, а он едва не сходил с ума от наслаждения, которого раньше не доставляла ему ни одна женщина...

Позже Марк нежно гладил ее по волосам, пытаясь подобрать слова, которыми мог бы выразить свое состояние. Но все сравнения казались тривиальными и не способными передать истинные ощущения. Наконец он решил отказаться от красивостей и сказал просто:

– Уже поздно, и очень не хотелось бы отправлять тебя одну на такси. Может, поедем ко мне? Если честно, я не хочу расставаться с тобой...

Эллин вскинула на него глаза и поняла, что он говорит искренне. Она зажмурилась и, торопясь, чтобы не передумать, произнесла заветную фразу:

– Я люблю тебя, Марк. Так сильно, как никогда и никого не любила...

8

Выходные Эллин провела в громадной нью-йоркской квартире Марка Адамса. Нью-йоркской, потому что кроме нее у богатого холостяка были еще квартиры и загородные дома в нескольких штатах Америки. Конечно, вопрос денег в этой ситуации был для Эллин неважен. Будь ее любимый кем-то попроще, она нисколько бы не огорчилась. Потому что главное заключалось в том, что она могла быть с ним. А уж в замке или в хижине – совершенно не имело значения.

Эллин нежилась воскресным утром в постели рядом с еще спящим Марком и думала, что может теперь прикасаться к нему, не боясь, что сердце в любую секунду выскочит из груди. Огромное чувство никуда не ушло, но словно бы трансформировалось. Раньше она буквально цепенела, стоило услышать его голос, а теперь ощущала себя вполне спокойно. Спокойно – не значит безразлично. Каждая частичка ее души была наполнена безграничным счастьем и умиротворением. Она любила и упивалась любовью, благодарно принимая возможность быть с Марком.

Он, еще не проснувшись, повернулся к ней и ласково обнял. А Эллин потрепала мужчину своей мечты по голове.

– Эй, не пора ли вставать? – тихонько спросила она. – Солнце давно взошло, и погода сегодня, наверное, просто сказочная. Если хочешь, я сварю кофе.

– Хочу, – пробормотал он, открывая глаза. – Но не кофе, а богиню, что находится в моей постели.

Стряхивая остатки сна, он потянулся и через мгновение сорвал с молодой женщины простыню. Она сладострастно изогнула спину, предвкушая его ласки. Марк был нежным и в то же время напористым любовником. Он будто внутренним чутьем угадывал ее самые заветные желания, ни разу не разочаровав за последние полтора дня. И она старалась отвечать ему тем же... Позже, все еще лежа в постели, Эллин рассказывала Марку удивительный сон, приснившийся перед их первой встречей. Он признался, что очень заинтригован.

– Неужели такое бывает на самом деле? Но, может, это лишний раз доказывает, что наше знакомство было предопределено свыше? Боюсь даже представить, что мог никогда не узнать тебя.

Эллин и так чувствовала себя счастливой, а после его слов ей захотелось кричать на весь мир, что наивные мечты иногда сбываются! Она поцеловала Марка в щеку и предложила:

– Может, прогуляемся сегодня по Манхэттену?

Они бродили весь день по улицам, улыбаясь прохожим и разговаривая обо всем на свете. Выяснилось, что оба любят ванильное мороженое, детей и маленьких собак, и оба побаивались в детстве ярко загримированного клоуна из «Макдоналдса». Они зашли в небольшое кафе перекусить и со смехом вспоминали день, когда Эллин, еще будучи официанткой, случайно облила кофе дорогой костюм Анджелы.

– Я хотела спросить... – Эллин слегка запнулась, когда разговор зашел о блондинке, – какие у вас с ней отношения? Не то что я на что-то претендую, просто...

– Просто она частенько ведет себя так, словно мы пара, – помог Марк молодой женщине закончить мысль. – Но поверь, меня с ней никогда не связывали никакие чувства. Или ты считаешь, будто я использую женщин, а потом бросаю?

– Нет, я так не считаю. – Эллин посмотрела в глаза любимого мужчины и подумала, что он неспособен хладнокровно лгать.

– Раз уж ты задала столь деликатный вопрос, то и я хочу сделать то же самое, – сказал Марк. – У тебя, насколько мне известно, есть муж...

Эллин с досадой закусила губу. Он напомнил ей о том, что она пыталась забыть, и в последние дни это ей почти удалось.

– Да, это так. Но я считаю замужество ошибкой молодости. Оно принесло мне только беды.

– Так почему ты не разведешься?

– Мне сложно объяснить... – Она помолчала, тщательно подбирая слова. – Со временем это обязательно случится. Просто надо немного подождать. Пожалуйста, не требуй от меня подробностей. Могу только сказать, что бывший муж уже ничего для меня не значит. Я люблю тебя.

– Это все, что мне нужно знать, – признался Марк, успокаивающе погладив ее руку, лежащую на столике.

На этом с неприятными разговорами было покончено, и они снова гуляли по городу, радуясь хорошей погоде. Марк предложил вновь вернуться к нему домой, но Эллин отказалась, сославшись на то, что завтра на работу и ей нужно привести себя в порядок...

Они трогательно прощались, никак не желая расставаться. А когда Эллин наконец-то села в такси, то, обернувшись, еще некоторое время махала рукой Марку, стоящему у обочины и глядящему ей вслед. Потом машина свернула на другую улицу, и молодая женщина всю дорогу размышляла о том, как причудливо сплетаются судьбы людей. Разве могла она предположить, уходя от мужа, что очень скоро в ее жизни появится огромная любовь? Эллин вспоминала события последнего месяца и улыбалась. Она ни о чем не жалела...

Стив, в свое время говоривший Эллин о возможности карьерного роста в редакции, не ошибся. Она действительно скоро ушла с должности помощника по офису, всерьез занявшись журналистикой. Поначалу ее одолевали сомнения, что из этого получится что-то дельное, но Марк настоял.

– Я предлагаю тебе писать не потому, что у нас с тобой близкие отношения, – объяснил он. – Просто действительно считаю, что ты талантлива.

Заручившись поддержкой шефа, Эллин согласилась. Теперь ее рабочий день был ненормированным. Иногда приходилось вставать рано, чтобы успеть на пресс-конференцию по поводу какого-нибудь значительного события, а иногда она возвращалась со светского мероприятия домой лишь под утро. Зато новый вид деятельности повлек за собой повышение зарплаты. Уже через месяц новоявленная журналистка смогла переехать из своего жилища в Бруклине в небольшую, но уютную квартиру на Манхэттене. Кроме того, там был телефон, а значит, появилась возможность держать связь с Джессикой.

И конечно, полным ходом развивались ее отношения с Марком. Эллин поняла, что все сомнения по поводу их социального неравенства оказались напрасными. Ее любимого в первую очередь интересовала душа человека, а не наличие у того чековой книжки. Когда Эллин рассказала ему о своих переживаниях, он весело засмеялся.

– Неужели ты думаешь, что я буду общаться с неприятной мне личностью только потому, что у той много денег? И наоборот, стану игнорировать друга, у которого за душой нет ни цента?

Молодая женщина только смущенно развела руками. Ей ведь действительно раньше казалось, что Марк никогда не посмотрит в ее сторону, потому что она ниже его по статусу.

На работе влюбленные вели себя сдержанно, стараясь ничем не выдать своих чувств. Эллин считала, да и Марк был с ней согласен, что если все узнают об их связи, то это может быть воспринято неоднозначно. Подчиненная спит с шефом? Все понятно, почему ее повысили. А он просто пользуется служебным положением!

Признаться, желание избежать грязных сплетен только придавало остроты отношениям. Выходя с работы в разное время, Марк и Эллин, словно секретные агенты, встречались в заранее оговоренных местах. И там, не опасаясь посторонних глаз и ушей, наслаждались обществом друг друга.

– Но ведь когда-нибудь все равно придется сказать окружающим правду о нас, – заявил как-то Марк, когда они сидели в маленьком ресторанчике на окраине Манхэттена.

– Тогда мне, наверное, придется сменить работу, – ответила его спутница. – Не хочу слышать за спиной шушуканье и замечать косые взгляды.

– А мне кажется, большинство сотрудников редакции отнесутся к этой новости совершенно нормально, – предположил мужчина. – Почему они обязательно будут думать о нас плохо?

– Может, большинство и не подумает, – согласилась Эллин. – Но я знаю человека, которого это известие не обрадует. Это Анджела.

Анджела Райт обладала сильно развитой интуицией. Она давно поняла, что ее опасения подтвердились: между бывшей официанткой и Марком Адамсом близкие отношения! Они, конечно, соблюдали осторожность. Но внимательной блондинке было достаточно заметить пару долгих взглядов главного редактора в сторону этой неуклюжей коровы, чтобы понять: он к ней неровно дышит. А Эллин, конечно, отвечает ему взаимностью. Еще бы! Она, хоть и выглядит деревенской простушкой, своего не упустит. Знает, у нее нет другого шанса стать богатой, кроме как удачно выскочить замуж. А Марк – тюфяк, променял шикарную светскую львицу на провинциальную замухрышку!

Анджела, сидя в кресле и держа в руке стакан с виски, размышляла над своей судьбой. Чем ее кандидатура не устраивала Марка? Почему он не захотел завести с ней роман? Она даже на хитрость пустилась – пригласила в ресторан и заказала официанту такой коктейль, что вмиг с ног валит. А когда Марк опьянел, привезла его к себе домой и обставила все так, чтобы утром он решил, будто ночь прошла бурно. Думала, раз он совестливый, то клюнет на уловку. Якобы переспал и даже не помнит. Не клюнул! Долго извинялся, а по глазам интриганка видела: раскусил Марк ее.

Раньше он хоть куда-то сопровождал Анджелу, и по работе, и на светские рауты... Однажды даже пригласил ее на свою яхту! Ничем это, конечно, не закончилось, кроме нудных разговоров о продвижении журнала, и все-таки хоть какое-то внимание с его стороны. А теперь, где Марк? Воркует, наверное, с Эллин, как глупый голубь, а та и рада, что такого богатого любовника отхватила.

Блондинка, разозлившись, изо всех сил метнула стакан с недопитым виски в стену. Почему же мне так не везет? – негодовала она, глядя на осколки и мокрое пятно с подтеками. Чем я хуже?! Разве не красива? Она даже фыркнула от возмущения. И красива, и умна, и состоятельна. Что же такого есть в Эллин, что он сходит по ней с ума? Глядишь, скоро руку и сердце дурочке предложит. А она, Анджела, останется ни с чем? Ну уж нет! Хватит наблюдать, как Эллин Рос отбирает у нее законную добычу. Пора переходить к действиям. Надо срочно что-то придумать, чтобы раз и навсегда убрать с дороги настырную официантку!

Мистер Адамc готовился к важной деловой встрече. Роясь в ящике стола в поиске нужных бумаг, он не сразу обратил внимание, что в кабинет кто-то вошел. А когда поднял глаза, увидел Анджелу.

– Марк, я хочу обсудить с тобой одну идею, новый цикл статей... – начала она, подойдя к столу и облокотившись на него так, что, казалось, грудь вот-вот вырвется из откровенного декольте.

– Извини, но я сейчас очень занят, – рассеянно ответил он, не обращая внимания на многообещающую позу сотрудницы. Затем расстроенно пробормотал: – Неужели я не их взял с собой...

– Ты о чем? – поинтересовалась Анджела.

– Кажется, я оставил важные документы дома! – с досадой пояснил Марк. – Через пятнадцать минут у меня деловая встреча, перенести ее уже невозможно. Что делать, ума не приложу! Может, послать миссис Ленгктон за ними?

В голове у Анджелы словно что-то щелкнуло. Вот он, шанс свести счеты с ненавистной Эллин! Мысли завертелись, выстраивая грандиозную интригу.

– Послушай, – пропела она настолько сладко, насколько возможно было с ее визгливым голосом. – Зачем отвлекать секретаря? У меня сейчас нет никаких дел, и я буду рада помочь. Давай съезжу к тебе домой и привезу документы.

Марк с сомнением посмотрел на блондинку. Ему совсем не хотелось, чтобы она расхаживала по его квартире. Но миссис Ленгктон и в самом деле могла понадобиться здесь...

– Соглашайся, до встречи осталось уже десять минут! – уговаривала Анджела. – Я же только туда и обратно. Ты оглянуться не успеешь, как я все привезу. Только скажи, где и что искать.

Была не была, мысленно махнул рукой мистер Адамс. Может, действительно ничего страшного, просто ей захотелось в кои-то веки сделать доброе дело. Он протянул ключи и объяснил, где должна лежать папка с документами.

Анджела ликовала, стоя у двери в квартиру Адамса. Затем вставила ключ в замочную скважину, повернула – и вот она уже внутри. Быстро обошла комнаты и подумала, что при таких огромных деньгах Марк мог бы обстановку и побогаче выбрать. Заглянула в ванную. Ага, в стаканчике на полке две зубных щетки. Эллин Рос, похоже, здесь и в самом деле частый гость.

Блондинка даже покраснела от злости. Будь у нее больше времени, она придумала бы какую-нибудь мелкую пакость. Но сейчас она здесь не для этого. Есть дела посерьезнее, чем просто досадить Эллин. Нужно навсегда отвадить ее от этого дома!

Подойдя к секретеру, Анджела порылась внутри, нашла нужные документы и положила в сумку. С официальной частью визита было покончено. Теперь осталось самое главное. Она прошла в спальню и через пару минут вернулась. Вот и все! Следующую часть плана будет исполнить куда проще.

Анджела вышла из квартиры и как ни в чем не бывало поехала в редакцию.

Как всегда проводя выходные у Адамса дома, влюбленные блаженствовали в обществе друг друга. Им не было скучно или уныло вдвоем, наоборот. Что бы они ни делали – вели долгие разговоры или занимались любовью, – все доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие.

– Что ты чувствуешь сейчас? – спросила Эллин Марка, когда они сидели на диване в гостиной и слушали музыку.

– Покой. Так хорошо и спокойно мне не было никогда и ни с кем. Мне иногда кажется, что если ты уйдешь от меня, то незачем будет жить. Потому что я люблю тебя всем сердцем...

Эллин положила голову на плечо Марку и замерла, пытаясь сохранить в памяти ощущения, которые испытывала в этот миг. Он впервые сказал ей слова любви. Она, конечно, чувствовала его трепетное отношение в себе, но вслух это не звучало. До настоящего момента.

– А что ты чувствуешь? – в свою очередь поинтересовался Марк.

Молодая женщина улыбнулась.

– Кажется, это называется «очутиться на небесах».

И тут же ощутила, как его сильные руки легонько сжали ее в объятиях.

– Жарковато сегодня, я пойду в душ. Присоединишься ко мне? – кивнул Марк в сторону ванной.

– Конечно, – многообещающе посмотрела она в глаза любимому. – Жди меня чуть позже.

Он встал и вышел из комнаты. Вскоре послышался шум воды.

Эллин планировала сделать Марку вечером сюрприз – предстать перед ним в спальне в образе сладострастной обольстительницы. Для этой, цели она приобрела черную комбинацию и сейчас, оставшись одна, решила ее примерить. Достав из сумки покупку, молодая женщина быстро переоделась и посмотрела на себя в зеркало.

Черные кружева на ее фигуре смотрелись изысканно и соблазнительно. Эллин осталась довольна. Она уже собиралась раздеться и навестить Марка в душе, как внезапно на журнальном столике затрезвонил телефон. Эллин по инерции потянулась к трубке, но засомневалась – ответить самой или позвать хозяина квартиры?

– Любимый, тебе звонят! – крикнула она, надеясь, что тот услышит.

Но Марк, плескаясь под упругими струями воды, не отозвался.

Ну что страшного произойдет, если я отвечу, подумала Эллин. Просто узнаю, кто говорит и что передать. Представляться же не обязательно!

И она сняла трубку.

Анджела готовилась приступить к заключительной части хитроумного плана. Злость и стакан виски придавали ей уверенности. Что за выскочка эта Эллин, размышляла она, сверля глазами начатую бутылку горячительного напитка. Почему она там с ним, а я сижу здесь в одиночестве? Предупреждала ведь, чтобы держалась подальше от объекта моих интересов. А раз не послушалась, значит, сама виновата, пусть убирается назад в Мичиган.

И Анджела решительно набрала номер Марка, Адамса. Она прислушалась к гудкам. Только бы трубку взяла именно Эллин, иначе ничего не получится, повторяла про себя блондинка. Только бы именно она взяла трубку...

– Квартира мистера Адамса. Он сейчас занят и не может подойти, поэтому скажите, что ему передать... – начала Эллин, разглядывая себя в зеркале и машинально разглаживая кружева на комбинации.

– Вот как? Хотелось поговорить с ним лично, но могу передать просьбу и через прислугу, – донеслось из телефона.

Неприятный женский голос был явно знаком Эллин. Однако вспомнить, кому именно он принадлежит, сразу не получилось. Она хотела возразить, что не является прислугой, но тут же подумала, что это неважно.

– Скажите Марку, что я на днях потеряла у него дома сережку, – продолжила незнакомка. – Она работы известного ювелира, очень дорого стоит, и мне хотелось бы получить ее назад. Пусть поищет. Думаю, она в спальне. Может, завалилась за матрас... Марк ведет себя в постели как настоящий тигр, так что не только сережку, голову можно потерять...

И тут Эллин удалось выудить из памяти обладательницу неподражаемого визгливого голоса. Это же Анджела! Боже, и что она такое несет? Какая сережка? И при чем здесь Марк?

Трубка выпала из ее рук. На ватных ногах она прошла в спальню и откинула покрывало. Пусто. Сдернула одеяло, простыню, перевернула подушки – ничего. Да и что здесь она рассчитывала найти, раз сама спада предыдущей ночью на этом белье! Сердце металось, словно дикий зверь, попавший в западню. Эллин засунула руку под матрас, провела вдоль кровати...

Молодая красивая женщина в черной кружевной комбинации без сил опустилась на пол и поднесла к глазам зажатый кулак. Раскрыла – и тихий стон вырвался из ее груди. На ладони лежала массивная золотая серьга.

9

Не помня себя от потрясения, Эллин натянула одежду и вылетела за квартиры Марка. Задыхаясь от отчаяния, она пошла по улице, не разбирая дороги и расталкивая недоуменных прохожих. Каким-то чудом добралась домой – вроде бы поймала такси, – без сил опустилась на пол в прихожей и разрыдалась. Что-то больно впивалось в ладонь. Когда Эллин раскрыла руку, там все еще лежала пресловутая золотая серьга.

Она отшвырнула ее от себя словно скорпиона и тут же услышала мелодичный звонок телефона.

Неловко потянувшись за трубкой, молодая женщина смела со столика какие-то бумаги, записную книжку, флакончик духов, но даже не заметила этого.

– Эллин, ты дома? Почему ты уехала? Что случилось? Ответь мне! – послышался взволнованный голос Марка Адамса.

Собрав всю оставшуюся волю в кулак, она постаралась произнести как можно тверже, не допуская дрожи в голосе:

– Не звони мне. И не ищи встреч. Между нами все кончено.

– Но почему? – потрясенно произнес на том конце провода мужчина.

– Объяснений не будет! – отрезала Эллин и нажала на рычаг, не давая собеседнику возможности продолжить разговор.

Но стоило ей положить трубку, как самообладание тут же покинуло ее и из глаз брызнули слезы. Телефон звонил еще несколько раз, поэтому она вырвала провод из розетки. Все так же сидя на полу и закрыв лицо руками, Эллин горько плакала и качала головой, не желая верить в происходящее. Но доказательство измены – золотая сережка – лежало в двух шагах, неярко поблескивая в свете лампы.

Как он мог так поступить со мной? – мысленно сокрушалась она. Как мог лгать, глядя прямо в глаза, что у него никогда не было отношений с Анджелой? Неужели он настолько подлый человек? Неужели для него нет ничего святого?

В ее душе словно образовалась черная бездонная воронка, внезапно поглотившая все положительные эмоции, которые она испытала за последние недели. Сколько времени она просидела в прихожей – неизвестно, но потом Эллин все же удалось заставить себя подняться и дойти до кровати. Упав на нее прямо в одежде, она попыталась заснуть, но грустные мысли мешали забыться. Тогда молодая женщина пошла в ванную и достала из настенного шкафчика пластиковую баночку со снотворным.

Вытряхнув содержимое на ладонь, она с сожалением вздохнула. Всего две таблетки. Может, если бы их было в несколько раз больше, то удалось бы решить все проблемы разом? Так тяжело осознавать, что тебя снова предал любимый человек... Мир словно рассыпался на тысячу мелких осколков, и ничто не сможет вновь собрать их и склеить в единое целое.

Но Эллин решительно отогнала мрачные идеи. Конечно, ей сейчас плохо. Так плохо, что хочется завыть от горя. Но сводить счеты с жизнью – никогда! Она уедет из Нью-Йорка, причем все равно куда, лишь бы не встретить Марка даже случайно. Да, последняя любовь была велика. Так же велика, как боль, терзающая сейчас душу. Но она приложит все усилия, чтобы забыть о человеке, жестоко обманувшем ее. Пусть на это уйдет не один месяц, а может, и год, но она будет стараться.

Эллин выпила снотворное, легла на кровать и провалилась в странный сон, местами походящий на бредовые видения тяжелобольного человека. Ей снова снился зеркальный зал, однако теперь на месте зеркал зияли черные дыры. Прекрасные цветы увяли, бабочек не было, а на полу, кем-то выброшенные из аквариума, мучительно умирали разноцветные рыбки. Она взяла одну в руки, и та, глядя на нее круглыми глазами, беззвучно открывала рот, словно желая что-то сказать. Эллин поднесла рыбку к уху и вдруг услышала, как та зовет ее по имени. Сначала чуть слышно, потом все громче и громче.

Откуда-то прилетели черные бабочки и захлопали бархатными крыльями, только этот звук почему-то больше походил на стук в дверь... К первой рыбке присоединились другие, и вот уже странный хор рыбьих голосов кричал:

– Эллин! Эллин! Эллин!

Она неожиданно выронила из рук скользкое холодное тельце... и проснулась.

В квартиру настойчиво стучали.

– Эллин, открой, я знаю, что ты дома! Если не отзовешься сейчас, я сломаю дверь!

Она поднялась с кровати и побрела в прихожую, стряхивая с себя липкую паутину неприятного сна. Голос был хорошо знаком – это Стив настойчиво барабанил, требуя открыть.

Подойдя к двери, она повернула ключ и впустила приятеля.

– Хвала Иисусу, – облегченно произнес он. – Я уж было решил, что что-то случилось. Консьерж сказал, что ты вернулась вчера и никуда не уходила. Двадцать минут пытался до тебя достучаться, никакого ответа. Какие только мысли не лезли в голову. И твой телефон молчит полдня. Что с тобой? На тебе лица нет!

– Телефон молчит, потому что отключен, – равнодушно произнесла Эллин, направляясь в кухню варить кофе. – А не открывала я, потому что крепко спала. Ничего не случилось, и мое лицо на месте. А вот ты зачем пришел?

– Затем, что мистер Адамс прислал узнать, все ли у тебя в порядке, – пояснил Стив. – Ты не вышла на работу, не позвонила, не предупредила заранее. Мы волнуемся.

– Не вышла на работу? – Она с безразличным видом посмотрела на часы. Стрелки показывали второй час дня. – А что, сегодня уже понедельник?

Стив опустился на стул. Такой он видел Эллин впервые. Всегда в ней кипела жизнь. Радовалась она или грустила, ее душу неизменно обуревали эмоции. Теперь же перед ним стояла женщина спокойная и ко всему безучастная.

– Сейчас я позвоню в редакцию и скажу, что ты приболела, – заявил он. – А потом ты мне расскажешь, что произошло. И не возражай, пожалуйста.

Но она и не думала возражать. Просто варила кофе и смотрела в окно, где все так же спешили по делам ньюйоркцы: молодые и старые, умиротворенные и озабоченные, успешные и не очень. Город жил обычной жизнью, не обращая внимания на то, что кому-то сейчас очень плохо.

Эллин вспомнила слова таксиста, подвозившего ее в первый день, когда она только приехала в город Большое Яблоко: «Это идеальное место, чтобы осуществить самую смелую мечту». А что случилось с ней, когда она поверила, что мечты действительно сбываются? Ее любовь втоптана в грязь, а ее вера в людей пошатнулась. Как жить дальше с таким багажом за плечами?

Стив, вернувшись в кухню, уселся напротив молодой женщины.

– Мне не нравится твой взгляд, – сказал он. – Это взгляд человека, потерявшего надежду. Ты же была такая счастливая последние дни! Что случилось, объясни!

– Не думаю, что тебе стоит это знать, – бесцветным голосом ответила Эллин. – Ты хороший и добрый друг, и я не хочу использовать тебя как жилетку.

– Вот и не используй, – подхватил Стив. – Просто расскажи, вдруг я чем-то смогу тебе помочь!

Путем долгих уговоров ему удалось убедить Эллин выговориться. И она, глядя в стену, чтобы не встречаться с ним взглядом, сбивчиво поведала о событиях последних недель. О любви к Марку Адамсу, о том, что он вроде как ответил на ее чувства, о счастье быть рядом с любимым человеком. Но когда рассказ дошел до вчерашнего дня, вдруг запнулась. Воспоминания были настолько свежи, что Эллин побоялась расплакаться. И тогда она решила обойтись без подробностей.

– Я поняла, что он на самом деле совсем меня не любит. Мне было тяжело удостовериться в этом, но обманываться не хочу. Я уеду из Нью-Йорка и начну новую жизнь. Попробую еще раз...

Стив молчал, переваривая услышанное. А когда заговорил, стало видно, что ему тоже трудно:

– Наверное, я был слеп, раз не разглядел, что происходит между тобой и Марком. И признаюсь, эта новость для меня тяжела. Ты дорога моему сердцу, Эллин. Я давно хотел это сказать, да видно зря, твои мысли всегда были заняты другим.

– Прости, Стив!

Эллин чувствовала себя виноватой перед ним. Она так долго откладывала серьезный разговор с кузеном подруги, а он, оказывается, все это время рассчитывал на что-то.

– Мне не в чем тебя винить. Просто жаль, что я питал напрасные надежды... – продолжил он. – Но я хотел бы остаться для тебя другом.

– Конечно, – согласилась молодая женщина. – А со своей стороны я могу предложить помощь и поддержку в любых ситуациях.

– Я рад этому, – честно признался Стив. – Но тогда позволь мне на правах друга дать дельный совет. Не уезжай из Нью-Йорка. Можно поменять место жительства, но от себя не убежать. Останься, скоро ты сделаешь себе имя, и тогда перед тобой будут открыты все двери. Ты же хотела независимости? Вот и будь независима. Если каждый раз, когда что-то не получается, переезжать из штата в штат, то через какое-то время ты объедешь всю Америку и придется покинуть страну!

Эллин пожала плечами. Может, он прав? Пожалуй, перед принятием решения стоит основательно взвесить все «за» и «против»...

Уходя, Стив попросил:

– Приходи завтра на работу и сделай вид, будто все в порядке. Если пропустишь еще день, а потом появишься с таким лицом, как сейчас, все догадаются, что с тобой что-то не так. Тебе же не нужны досужие разговоры?

Эллин согласилась. Завтра она действительно собиралась выйти на работу. И не как обманутая жертва, а как хозяйка своей жизни, самодостаточная и уверенная в себе.

Придя на следующий день в редакцию, Эллин действительно старалась вести себя так, словно все в порядке. Может, получалось и не очень хорошо, но все были заняты подготовкой следующего номера журнала, поэтому не обратили особого внимания на бледный вид молодой женщины. Что касается внутренних переживаний, то никто не лез в душу, и ей удавалось сохранить самообладание.

Работа, правда, в этот день валилась из рук. Мысли путались и не получалось гладко изложить их на бумаге. Сидя второй час над расшифровкой интервью с диктофона, Эллин вдруг поняла, что не может продвинуться дальше первой страницы.

– Миссис Рос, мистер Адамс просит вас немедленно зайти. – В дверном проеме показалась фигура секретаря.

Эллин отложила записи, встала из-за стола и побрела в кабинет главного редактора. Дойдя, она еще несколько секунд постояла перед дверью и вдруг поняла, что намеренно оттягивает момент, когда предстанет перед Марком. Хотелось повернуться и убежать, но она прекрасно осознавала, что встречи с коварным мужчиной неизбежны. Так не лучше ли раз и навсегда решить все вопросы? Она глубоко вздохнула, толкнула дверь и заставила себя сделать шаг вперед.

Марк вздрогнул, увидев Эллин. Он ждал, когда она придет, но напряжение последних суток сказалось: голос почему-то охрип, легким не хватало воздуха, руки дрожали. Чтобы это было менее заметно, он схватил карандаш и стал его вертеть.

– Может, объяснишь, что все-таки произошло? – глухо произнес Марк Адамс.

– Я уже сказала. Объяснить ничего не могу. – Она глядела в пол, не желая смотреть в глаза бывшему возлюбленному. – Просто считаю, что наши отношения должны остаться на уровне деловых.

– И эта мысль пришла тебе в голову настолько неожиданно, что ты сбежала не попрощавшись? – Марк так возмутился, что чуть сильнее нажал на карандаш, и тот с хрустом сломался.

– Да. – Эллин была непреклонна и всем своим видом давала понять, что разговор ни к чему не приведет.

– И как же мы будем дальше жить? – поинтересовался он, чуть запнувшись на слове «мы».

– Так же, как и до этого. – Молодая женщина помолчала и добавила: – Я могу идти? Дел очень много...

Марк кивнул, и она вышла, оставив его наедине с тягостными раздумьями. Что же все-таки произошло? – мучился он, пытаясь понять причину странного поведения Эллин. Все было отлично, и вдруг она, ни слова не говоря, уходит. А потом заявляет, что все кончено. Но почему? Что было не так? Чем я мог ее обидеть?

Мистер Адамс припомнил подробности позавчерашнего дня и пришел к выводу, что Эллин никак не показывала, будто ее что-то не устраивает. Когда он уходил в душ, она светилась счастьем. А когда вышел, ее уже не было. По телефону разговаривать отказалась, сейчас тоже. В чем же дело?

Ему не хотелось верить, что он потерял любимую женщину. За последнее время Эллин стала для него самым главным человеком на земле. А теперь в его жизни образовалась пустота, которую нечем было заполнить. Она словно прихватила с собой счастье, оставив серые и унылые будни...

Эллин до позднего вечера сидела за компьютером в опустевшей редакции, дописывая статью. Уже можно было ехать домой, но следовало закончить еще одно маленькое дело. Она встала, подошла к столу Анджелы Райт, открыла верхний ящик и положила туда найденную в квартире Марка золотую серьгу.

Анджела торжествовала. Все прошло как по маслу, теперь глупая провинциалка навсегда исчезнет из жизни Марка. Блондинка поняла это, обнаружив драгоценное украшение в ящике стола. Оставалось заставить Эллин вообще убраться из редакции, однако это мелочи! Надо попросту сделать ее присутствие там невыносимым, и она сбежит. Марк, похоже, переживает из-за разрыва со своей ненаглядной Эллин, но у нее, Анджелы, найдется множество способов утешить его. Уж она-то знает, что нужно настоящему мужчине.

Анджела достала из сумочки два приглашения на благотворительный вечер. Марк Адамс никогда не отказывался посещать подобные мероприятия, рассуждала она. Благотворительность – его пунктик. Ну и чудесно. Начнем с этого, а там получится вывести его еще куда-нибудь. Глядишь, развлечется и забудет про свою пассию. Потом еще спасибо скажет, ведь наверняка со временем поймет, что Эллин ему не пара!..

Ей удалось поймать уже уходящего главного редактора в коридоре.

– Марк, хочу тебя куда-то пригласить! – помахала она перед его лицом билетами.

– Извини, но вряд ли получится...

Он попытался обойти Анджелу, но та снова преградила ему дорогу.

– Что, больше не хочешь помогать сироткам? – наигранно удивилась блондинка.

– Мне кажется, я слышу в твоих словах злую иронию?

Остановившись, Марк сурово посмотрел на нее. Но спорить желания не было, поэтому он взял один из билетов, положил в карман пиджака и двинулся дальше.

Но Анджела засеменила рядом, выбивая дробь шпильками по полу.

– Подожди, я тоже пойду. Надо договориться, где мы встретимся. Может, заедешь за мной? Ты же помнишь, где я живу.

– А с каких пор ты заинтересовалась благотворительностью? – спросил Марк, прекрасно осознавая, что Анджела проводит очередной маневр, чтобы добиться его расположения.

Но она не успела ответить, потому что в этот момент они свернули к лифтам и нос к носу столкнулись с Эллин и Стивом.

Эллин лишь кивнула подошедшим и задрала голову, глядя на табло и считая, сколько этажей осталось преодолеть лифту. А фотограф пояснил:

– Уезжаем на задание. Решили ехать вдвоем, вдруг понадобятся снимки...

Марк, тоже решив промолчать, также ограничился кивком. Лифт наконец приехал, и четверо сотрудников редакции вошли в него. На другом этаже втиснулись еще люди, и Эллин оказалась зажата между стеной и Стивом.

Анджела тоже мечтала прижаться к Марку, но в ее углу было несколько свободнее. Поэтому она занималась тем, что бросала косые взгляды на Эллин. Кроме того, незаметным движением откинув от уха волосы, блондинка выставила на ее обозрение ту же золотую серьгу.

Когда все вышли из лифта и разошлись в разные стороны, Марк задумчиво поинтересовался у Анджелы:

– Ты видела, как близко Саймон к ней стоял?

Конечно, мисс Фурия была не тем человеком, с которым можно обсуждать подобные вещи, но сейчас главный редактор пребывал в легком замешательстве.

– Это естественно, у них же роман! – мгновенно нашлась блондинка, повернув ситуацию в свою пользу.

– Роман? – ошарашенно переспросил мистер Адамс, и лицо его помрачнело.

– Они это скрывают... Но однажды я видела их страстно целующимися! Прямо в редакции, в конце рабочего дня, – не стесняясь, продолжила врать Анджела.

Марк не двигался с места, глядя вслед уходящим Эллин и Стиву. Вот оно что, думал он. Я был для этой женщины не единственным. Какое-то время она встречалась с нами обоими, а потом устала вести двойную игру и отдала предпочтение другому... Как же больно осознавать, что Эллин была неискренна, говоря о любви! А я наивно верил, потому что не желал усомниться, ведь мое сердце переполняли чувства. Вряд ли я захочу еще раз пережить такое. Слишком тяжело разочарование, слишком велика расплата за мимолетное счастье. Уж лучше быть с кем угодно, пусть даже с Анджелой... Любви у меня к ней нет, и это хорошо. Значит, обмануть она меня не сможет, мой рассудок всегда будет трезв и расчетлив...

Марк достал из кармана пригласительный билет, прочитал, что на нем написано, и произнес, обращаясь к Анджеле:

– Я заеду за тобой. Напомни адрес.

10

Прошло еще несколько дней, и в Нью-Йорк неожиданно приехала Джессика.

– Я устала ждать, когда ты пригласишь меня в гости, – заявила она при встрече. – Поэтому приехала сама. Не бойся, тебя не стесню, остановлюсь в отеле.

– Ну что ты, я очень рада тебя видеть! Об отеле даже не думай, поживешь у меня, – ответила Эллин.

Они втроем сидели в гостиной Стива и держали в руках бокалы с вином.

– Я очень по тебе скучала, – продолжала Джессика. – Мы с кузеном специально решили не предупреждать тебя о моем приезде. И надеемся, сюрприз получился!

– Да, конечно, – улыбнулась молодая женщина, глядя на Стива, сидящего в кресле. Наверняка это была его идея, чтобы хоть немного поднять ей настроение.

Приятель, догадавшись, о чем она подумала, смущенно развел руками. Да, это он позвонил Джессике, вкратце обрисовал ситуацию, и та немедленно примчалась. Надо же было как-то выводить Эллин из депрессии! Душевное состояние молодой женщины вызывало у него опасения. На работе она держалась изо всех сил, однако наедине с ним тут же раскисала. Говорила, что очень устала, утратила вкус жизни. Он не видел, чтобы Эллин плакала, но ее выдавали красные опухшие глаза. На кузину Стив возлагал все надежды. Может, лучшая подруга сумеет зарядить оптимизмом разочаровавшуюся во всем женщину...

– Надеюсь, культурная программа к моему визиту подготовлена? – прервала его мысли Джессика. – Походы по ресторанам и магазинам, бродвейские мюзиклы и парк аттракционов? Я здесь всего на два дня, поэтому не хочу терять ни минуты!

Эллин ласково приобняла подругу и пообещала:

– Мы прекрасно проведем время! Куда ты хочешь сначала?

– По магазинам. Надо купить что-нибудь эдакое, чтобы не выглядеть на фоне вас и других ньюйоркцев неприметной мышкой!

Она подошла к зеркалу, оценивающе посмотрела на себя и пригладила рукой темные короткие волосы...

Они полдня ходили по Манхэттену, заглядывая в дорогие бутики и маленькие магазинчики, примеряя скромные платья и вызывающие наряды. Стив вежливо отказался сопровождать их, сославшись на дела. Но женщины только обрадовались возможности побыть вдвоем. Джессика накупила массу вещей, и даже Эллин, изначально не собиравшаяся делать покупки, под ее влиянием тоже приобрела кое-что.

– Такое времяпровождение – лучшее лекарство от душевных расстройств, – авторитетно сообщила гостья, загружая многочисленные коробки и пакеты в машину.

– Что рассказал тебе Стив? – поинтересовалась Эллин, когда покупки были уложены и «бьюик» подруги тронулся с места.

– Никаких подробностей, – ответила та. – Их мне еще предстоит услышать. Если ты, конечно, захочешь поделиться.

– Мне жаль, что он побеспокоил тебя, – посетовала Эллин. – Тебе пришлось нарушить планы, забросить дела и ехать сюда...

– Да перестань ты! Никаких особых дел у меня не было я и правда хотела повидаться! – воскликнула Джессика, а потом добавила заговорщицким тоном: – И когда бы еще выпала возможность обновить гардероб?

Вечером подруги разбирали покупки и мирно беседовали, сидя в квартире Эллин.

– Как же, наверное, тяжело дважды обжечься об одно и то же, – сокрушалась Джессика после того, как услышала рассказ подруги о последних событиях. – Мужчинам вообще верить нельзя. Что Гарольд, что этот Марк – все одинаковы. Так что не расстраивайся, ты ни в чем не виновата. Зато теперь у тебя такая интересная профессия! И сразу видно, хорошо оплачивается!

Эллин кивнула.

– Да, с этим я согласна. Никогда не подумала бы, что буду работать журналистом. И деньги, конечно, хорошие. Только это все неважно. Я думаю уйти из журнала, невыносимо видеть Марка почти каждый день...

Говоря это, она вдруг обратила внимание, как странно смотрит на нее подруга. Во взгляде словно сквозит зависть. Но Эллин тут же отогнала от себя нелепые мысли. Не может быть, чтобы ей завидовали. И чему завидовать? Тому, что ее опять предали? Наверное, просто показалось при неярком свете лампы...

– А что слышно о Гарольде? – неожиданно сменила она тему разговора. – Ты видишь его?

– Не то чтобы часто, но случается, сталкиваемся, – ответила Джессика. – Считаешь, уже пора заводить разговор о разводе?

– Думаю, еще рано, – ответила Эллин. – У меня сейчас и без того много проблем...

Эллин замечательно провела выходные. В обществе Джессики и Стива ей было комфортно, она внутренне расслабилась и старалась не думать ни о чем плохом. В воскресенье вся троица гуляла по Центральному парку, а потом обедала в ресторане, принадлежащем Глории Кроуз. Посчастливилось даже встретить саму певицу – она сразу узнала Эллин, радушно поздоровалась и пожурила за то, что та не звонит.

Джессика следила за сценой изумленными глазами, а когда Глория отошла, накинулась на подругу с вопросами:

– Вы часто общаетесь? Сможешь взять для меня автограф?

– Сейчас попробую, – пообещала журналистка.

Лично ее никогда не интересовали автографы, но, если подружке хочется, почему бы нет? Она взяла со стола салфетку, достала из сумочки авторучку и поспешила за певицей.

– И обязательно скажи, что она мой кумир! – громко зашептала вслед Джессика.

Суперзвезда, выслушав просьбу, без лишних проволочек начертала на клочке: «На добрую память. Глория».

Подруга осталась довольна, тут же аккуратно сложила салфетку и убрала в сумочку.

– Ну вот, – удовлетворенно произнесла она. – Лет через пятьдесят продам ее автограф за миллион долларов и умру сказочно богатой...

Поздно вечером Джессика уезжала домой. Эллин и Стив прощались с ней.

– Теперь ты знаешь, как я живу, – сказала Эллин перед тем, как подруга уселась в свой «бьюик».

– По-моему, очень даже весело! – отозвалась та. – По крайней мере, веселее, чем в Мичигане.

– Может быть. Но уж точно не счастливее...

– Только давайте не будем о грустном! – поспешил вмешаться Стив. – Не стоит портить окончание такого прекрасного дня!

Все трое обнялись на прощание, а через несколько минут Джессика уже ехала назад в Мичиган.

Погода стояла чудесная, и Стив вызвался проводить молодую женщину до дома. Они шли, не произнося ни слова, как близкие друзья, которых не тяготит молчание. О чем говорить, если и так все понятно?

Доведя Эллин до подъезда, он залюбовался ее лицом в мягком свете уличного фонаря. Удивленно приподнятые брови, карие миндалевидные глаза, прямой нос, чувственные губы... То ли обстановка была романтичная – ночь, пустая улица, то ли вино взыграло в крови, но Стив, неожиданно для себя, наклонился к Эллин, стремясь поцеловать.

Она не оттолкнула его, не обругала, не дала пощечину, только чуть посторонилась и прошептала:

– Не нужно...

– Прости, я не хотел, – смутился он, делая шаг назад.

– Знаю, – ответила она. – Просто так получилось. Иногда я думаю о том, как прекрасно было бы, если бы я могла ответить на твою любовь. Но мое сердце упрямо страдает от чувств к другому. Жизнь устроена так несправедливо...

– Не продолжай, – попросил Стив.

– Но я должна! – Она заглянула ему в глаза. – Я хочу быть честной и с собой, и с тобой. И моя честность говорит, что между нами никогда не будет близких отношений. Я не смогу полюбить тебя как мужчину. Прими это как данность и, если сможешь, останься мне другом.

– Конечно. Я все понимаю, – грустно улыбнулся он. – Спокойной ночи.

И Стив медленно пошел прочь от дома Эллин. Обернулся лишь единожды, когда дошел до угла. Она все так же стояла у подъезда и смотрела ему вслед.

Однажды днем, когда Эллин по обыкновению работала над очередной статьей, в редакцию заявилась Анджела Райт. Блондинка явно была в ударе. Блузка с неизменно глубоким вырезом, мини-юбка – все как всегда. Но, судя по довольному выражению лица, на соседней улице только что раздавали деньги всем желающим и она оказалась первой в очереди. Редко можно было видеть мисс Фурию в таком прекрасном расположении духа.

Окинув надменным взглядом присутствующих, Анджела нашла среди них Эллин и громогласно заявила, не отводя от той глаз:

– В скором времени до всех вас дойдет новость, в достоверности которой кое-кто может усомниться. Поэтому, во избежание слухов и сплетен, я решила лично поставить всех в известность. Я и Марк Адамc назначили день помолвки!

Гробовая тишина повисла в редакции.

– Что-то не слышу аплодисментов, – продолжила она. – Мне казалось, в такие минуты все бросаются поздравлять!

Чьи-то жалкие хлопки послышались за одной из перегородок, но, не найдя поддержки, быстро смолкли.

– Так, все понятно, – приняла озабоченный вид блондинка, подойдя к своему столу и ища что-то среди бумаг. – Поздравлений не будет. Ну и ладно. В списках приглашенных тоже никто из вас не значится.

Она выудила из бумажной кучи пару листов, положила их в папку и вышла за дверь.

– Мистер Адамc сошел с ума, – заметил кто-то, когда шаги в коридоре смолкли. – Жениться на мисс Фурии! Уж лучше сразу в петлю.

Эллин молча переваривала услышанное, уставившись куда-то вдаль. Глаза пока оставались сухими, но горло словно сдавило и легким не хватало воздуха. Она огляделась, не смотрит ли кто на нее, потом встала и, слегка пошатываясь, вышла из комнаты. Дойдя до туалета, склонилась над раковиной и умыла лицо холодной водой. Дышать стало немного легче, но теперь на глаза навернулись слезы. Услышав приближающиеся шаги, она схватила бумажное полотенце и спряталась в одной из кабинок.

Эллин бесшумно плакала, утирая слезы быстро намокшим полотенцем. Прошло больше двух недель, как они расстались, отчего боль в сердце с каждым днем все сильнее? Как же хочется покоя, как же устала душа от постоянных страданий! Ни на минуту мысли о Марке не оставляют ее. Он предал ее любовь, так почему никак не получается его забыть? Непрекращающаяся тоска по его рукам, по его губам, по его запаху. Она мешает нормально спать, есть, работать. И не видно этому конца.

Скоро состоится помолвка, а за ней и свадьба. Марк и Анджела укатят в свадебное путешествие, начнут жить вместе, у них родятся дети...

А она будет существовать, сжигаемая изнутри безответным чувством.

Молодая женщина замотала головой. Ну никак не удавалось поверить в то, что Анджела способна искренне любить. Только Марк вряд ли поинтересуется мнением бывшей любовницы. Он уже сделал выбор. Роман с ней был для него лишь мимолетной интрижкой...

Возвращаясь домой вечером того же дня, Эллин думала, что наступил уже тот момент, когда ничего страшнее случиться не может. Нервное истощение, казалось, достигло предела. Еще чуть-чуть – и сердце разорвется на куски от растущей в нем неразделенной любви.

Поглощенная мыслями, она не обратила внимания, что за ней уже некоторое время следует черный «форд». Где-то притормаживая, где-то прибавляя скорость, он неизменно ехал позади, стараясь сохранять дистанцию и в то же время не терять молодую женщину из виду.

Эллин дошла до дома и скрылась в подъезде. Сидящий за рулем человек подождал некоторое время, не выйдет ли она обратно, а потом заглушил двигатель и открыл дверцу автомобиля. Мужчина, ступивший на асфальт, был высок и темноволос. Взяв с заднего сиденья букет роз, он вошел следом за Эллин, нашел консьержа и без долгих вступлений перешел к делу:

– Здравствуйте. Не подскажете, в какой квартире поселилась миссис Рос?

Пожилой мужчина изучающее посмотрел поверх очков на вошедшего, на цветы в его руках и сказал:

– Назовите свое имя. Я позвоню и узнаю, ждет ли она гостей.

– Мне бы не хотелось этого, – доверительно сообщил темноволосый незнакомец. – Я был в длительном отъезде, а теперь собираюсь сделать ей сюрприз.

Он извлек из нагрудного кармана рубашки водительские права и протянул консьержу.

– Посмотрите на фамилию.

– Вот как... – Консьерж еще раз оглядел мужчину и решил, что ему можно сказать адрес. – Третий этаж налево. Ваша жена только что вернулась домой.

Эллин переоделась в домашние брюки и майку, заплела волосы в косу, чтобы не мешались, и засунула в микроволновую печь курицу, купленную на ужин. Аппетита не было, но она понимала, что если перестанет есть, то скоро совсем лишится сил. И так вся одежда уже висит на ней как на вешалке...

В дверь постучали. Эллин установила на таймере микроволновки время разогрева и поспешила в прихожую.

Кто бы это мог быть? – пронеслось в голове. Может, Стив? Но почему без звонка?

В дверь постучали еще раз, уже настойчивее. Молодая женщина вдруг ощутила, что не хочет общаться с тем, кто пришел. Нехорошее предчувствие закралось ей в душу. И все же она пересилила себя – ну что за суеверия – и повернула рукоятку замка.

Первое, что бросилось ей в глаза, – огромный букет красных роз. Промелькнула мысль, что пришедший ошибся дверью. Но когда Эллин посмотрела на лицо мужчины, то почувствовала недоумение пополам с ужасом. Перед ней стоял Гарольд Рос.

11

– Что ты здесь делаешь? – промолвила Эллин, чувствуя, как от страха покрывается холодным липким потом.

– Во-первых, здравствуй, – спокойно сказал Гарольд, сунув цветы в руки молодой женщине, и прошел в гостиную. – Вот решил узнать, как живет моя драгоценная жена. Как законный муж имею право.

– Пожалуйста, уходи, – идя следом, чуть слышно попросила Эллин, впрочем не надеясь, что он послушается.

– С чего бы это? Разве ты не рада? – Гарольд вопросительно посмотрел на нее и, не дождавшись ответа, продолжил: – Очень странно. А я, наоборот, просто счастлив. Когда ты бросила меня, оставив на прощание ту глупую записку, я просто бредил ожиданием нашей встречи. И теперь спрошу с тебя за все.

В кухне прозвучал сигнал микроволновки – таймер сообщил, что заданное время истекло. Эллин бросила букет на журнальный столик и рванула туда, надеясь, что в прихожей доберется до телефона и сможет набрать номер полиции. Но Гарольд, словно просчитав ее действия наперед, мгновенно перехватил молодую женщину и силой усадил на диван.

– Собралась звонить? – ехидно поинтересовался он. – Стражам порядка? И что ты скажешь? Что неожиданно пришел муж? Но они не смогут забрать меня, на это нет оснований. Я не причинил тебе никакого вреда. Пока.

– Что тебе нужно? – Она обхватила колени руками, стараясь вжаться в угол дивана.

– Как я понимаю, о том, чтобы ты вернулась домой, не может быть и речи?

Гарольд сел рядом и попытался погладить ее по волосам. Но Эллин увернулась от его руки.

– Так я и думал, – кивнул он и огляделся вокруг. – Вижу, ты неплохо устроилась. Приличная квартира, хоть маленькая, зато на Манхэттене. Хорошая работа, достойная зарплата. Друзья – знаменитости. Я прав? Прочитал пару твоих статеек в журнале. Очень неплохо. Кто бы мог подумать, что в тебе кроются такие таланты!

– Да уж, сидя дома и занимаясь хозяйством, я бы их в себе не открыла, – с бессильной злостью отгрызнулась молодая женщина.

– Это что, упрек в мой адрес? – поинтересовался Гарольд. – Но ты казалась счастливой, заботясь обо мне.

– Да, я была счастлива, – подтвердила Эллин. – Пока не узнала, что ты ни во что меня не ставишь.

– О чем ты? Уж не об измене ли? – притворно удивился он. – Брось! Ты и сама не ангел. У тебя же кто-то появился в Нью-Йорке, да? И это при живом муже!

Гарольд сокрушенно покачал головой, словно эта мысль была для него невыносимо тяжела. Эллин решила благоразумно промолчать.

– Но я не злюсь на тебя, – продолжил он. – Совсем. Мне не нужна жена, которая сбегает, бросив все на произвол судьбы. Я даже готов предложить тебе развод. Для этого и приехал.

Эллин вскинула на него глаза. Неужели она не ослышалась и муж на самом деле согласен освободить ее от брачных уз?

– Но... – Гарольд сделал многозначительную паузу, – чтобы избежать проволочек, ты должна будешь кое-что сделать.

– Так я и знала, – разочарованно произнесла Эллин. – Не стоило даже надеяться, что ты поведешь себя по-человечески. Собрался шантажировать? Интересно, чем...

– Как ты со мной, так и я с тобой. – Гарольд самодовольно улыбнулся, взял со стола один из номеров «Светской жизни в Нью-Йорке» и начал пролистывать. – Я собираюсь расширять бизнес, – сказал он. – Может быть, со временем даже открою стоматологическую клинику в Нью-Йорке. Но для этого так нужны деньги... Конечно, у меня осталось кое-что с хороших времен, но этого недостаточно!

– Ты и так прибрал к рукам все наследство, оставшееся мне от родителей! – воскликнула молодая женщина, догадавшись, к чему тот клонит.

– Дело прошлое, – отмахнулся Гарольд.

– Для меня – нет! – отрезала она, от возмущения даже вскочив с дивана. – Мне до сих пор больно вспоминать, что я доверилась такому проходимцу, как ты! И денег от меня не жди!

– Только не надо громких фраз, – поморщился ее собеседник. – Иначе разозлюсь и испорчу тебе жизнь. Пока я предлагаю тебе взаимовыгодную сделку. Я получаю деньги, а ты – свободу. В противном случае наш бракоразводный процесс будет тянуться годами. Это ведь не входит в твои планы?

В планы Эллин это действительно не входило. Она подошла к окну и молча стояла, нервно барабаня пальцами по стеклу. Потом приняла какое-то решение и спросила Гарольда:

– Сколько тебе нужно, чтобы ты навсегда исчез из моей жизни?

Он назвал сумму, равняющуюся двум годовым ее зарплатам.

– Что? – округлила она глаза. – Ты, наверное, думаешь, что я знаю тайный ход в хранилище банка?

– Вряд ли, – ухмыльнулся он. – Зато у тебя есть влиятельные друзья. Думаю, они не откажут в небольшом кредите. Например, вот она.

И Гарольд ткнул пальцем в обложку журнала, на которой красовалась фотография Глории Кроуз.

Эллин даже не нашлась, что ответить на такую наглость.

– Я сказал все, что хотел. Даю тебе пять дней, чтобы собрать деньги. И не думай снова сбежать, все равно найду.

Он направился к выходу, оставив супругу в глубоком раздумье.

– А все-таки как ты узнал, где я теперь живу? – спросила она, когда Гарольд уже выходил из квартиры.

Но ответом ей был громкий хлопок двери.

Какой уж тут ужин, подумала Эллин. Кусок в горло не лезет после таких неожиданностей. Наивная, считала, что хуже уже быть не может. Так нет же, ко всем бедам прибавился Гарольд, требующий денег.

Обратиться в полицию? Но против него нет улик. И нет гарантий, что он не явится к ней снова, если его выпустят за отсутствием доказательств. Может, действительно стоит заплатить? После развода Гарольду нечем будет шантажировать.

Только где взять нужную сумму? Стив и так много сделал для нее, хватит беспокоить человека своими проблемами. Джессика далеко, да и вряд ли у нее есть такие деньги. Для Марка это пустяковая сумма... Нет-нет, это бредовая идея, она не будет ничего у него просить!

Взгляд Эллин упал на журнал с фотографией Глории Кроуз на обложке. Помнится, она сама предлагала звонить, если понадобится помощь. Видимо, такая пора настала. Потому что больше надеяться не на кого.

Эллин порылась в визитках и, достав нужную, набрала напечатанный на ней номер. Однако поговорить с певицей не удалось. Ее секретарь сообщила, что та отдыхает.

Молодая женщина попросила передать Глории номер своего телефона и положила трубку. Обычное дело, звезды тоже устают. Она взяла букет роз и без всякого сожаления выбросила в помойное ведро. В данной ситуации больше делать было нечего. Оставалось ждать...

Глория не позвонила ни в тот же день, ни на следующий. До конца отведенного Гарольдом срока оставалось меньше трех суток. У Эллин, честно сказать, начали сдавать нервы. О работе думать она не могла, поэтому решила отпроситься у Марка Адамса на пару дней. До этого момента ей удавалось избегать встреч с главным редактором. Он тоже не стремился увидеть ее. Все поручения передавал через секретаря, а если что-то надо было выяснить лично, звонил по телефону.

Миссис Ленгктон отсутствовала на рабочем месте, поэтому Эллин прошла в кабинет шефа без соответствующего доклада. Но, войдя, тут же попятилась. Перед Марком, прямо на столе, сидела Анджела.

– Кто еще там? – недовольно повернулась мисс Фурия к двери, а увидев вошедшую, ехидно улыбнулась. Она держала в руках каталог модных платьев и, судя по всему, советовалась с Марком, что выбрать.

– Анджела, слезь, пожалуйста, со стола, – тихо попросил ее он.

Блондинка нехотя соскользнула на пол, уселась на стул и вытянула длинные ноги в черных чулках. Она имела весьма странное представление об офисном стиле одежды.

Эллин, игнорируя насмешливый взгляд Анджелы, обратилась к Марку:

– Мистер Адамс, я могу попросить вас освободить меня на два ближайших дня от работы? Накопилось много дел, и они требуют срочного решения.

– Если это не отразится на очередном номере журнала, то я не против. – Марк сосредоточенно что-то писал в блокноте, не поднимая головы.

– Не отразится. Я сделаю все, что от меня зависит.

Когда Эллин вышла из кабинета, Анджела произнесла:

– По-моему, ты преувеличиваешь ее роль в издании.

– Я так не считаю, – ответил Марк и перевел разговор в другое русло: – Так что ты решила с платьем?

Но пока блондинка листала глянцевые страницы, показывая ему вечерние наряды, он мысленно находился далеко отсюда. Снова вспоминал то время, когда был бесконечно счастлив, обнимая гибкое тело Эллин. И чувствовал, что не скоро забудет ее нежную кожу, шелковистые волосы, блеск карих глаз, слова, что говорила она в минуты близости. Анджела тоже красива, убеждал себя Марк и себе же не верил. Потому что внешняя красота блондинки никогда не сравнится с истинной, внутренней красотой Эллин.

– Ау! Ты не уснул? Так какое тебе больше нравится? – Похоже, Анджела не в первый раз задавала этот вопрос.

– Знаешь... выбери на свое усмотрение, – посоветовал он. – А мне надо подписать кое-какие бумаги. Пойду поищу миссис Ленгктон.

И мистер Адамс вышел из кабинета. Блондинка сначала недоуменно посмотрела ему вслед, затем довольно произнесла:

– Ну и чудесно. Выберу то, что дороже! Но тут же задумалась. Почему-то все шло не так гладко, как она рассчитывала. Вроде Марк рядом, и в то же время к нему не подступиться. Даже обольстить его до сих пор не удалось! Максимум, на что он решился, – поцелуй в щеку, когда провожал ее домой. Приглашала подняться к ней на чашечку кофе – отказался. Бред какой-то. Похоже, глупая провинциалка крепко засела в его мозгах. Ну, ничего. Сначала помолвка, потом свадьба и первая брачная ночь. Не станет же он отлынивать от исполнения супружеских обязанностей? Так, потихоньку, и забудет про Эллин.

А когда она станет миссис Адамс, то тут уж развернется. Марк совершенно не умеет распоряжаться деньгами! На что он их расходует? На благотворительность! Конечно, у богатых свои причуды, если хочет, пусть помогает несчастным и обездоленным. Но тратить на это астрономические суммы просто немыслимо. Уж она-то найдет этим деньгам лучшее применение...

Стоило Эллин прийти домой, как раздался телефонный звонок. Она сняла трубку и услышала приятный женский голос:

– Здравствуйте. Вас беспокоит личный секретарь Глории Кроуз. Сегодня вечером она приглашает вас на ужин в свой ресторан. Извините, что так неожиданно. У нее очень плотный график, совершенно случайно выдалось свободное время. Вы прибудете?

– Да, обязательно! – обрадовалась Эллин.

Наконец-то появилась надежда, что проблемы, связанные с Гарольдом, будут решены. Она, не медля ни секунды, бросилась в ванную, приняла душ, переоделась и к назначенному часу стояла у дверей ресторана «Глория». Все тот же улыбчивый метрдотель проводил ее к столику, за которым уже восседала певица.

– Здравствуй, дорогая! – распростерла та объятия, встречая молодую женщину как близкую подругу. – Знаю, что ты мне звонила, но была чрезвычайно занята!

– Ничего страшного, – усаживаясь, сказала Эллин. – Мне все объяснила ваш секретарь.

– Да-да, только отошла от развода с Томом, как уже готовится мой сольный концерт, настоящее феерическое зрелище. Выспаться некогда, – посетовала Глория. – А на концерт приходи обязательно, буду рада.

Официант принес закуски, разлил по бокалам вино, и дальше разговор пошел по обычному сценарию: о работе редакции и новостях шоу-бизнеса, о недостатке свободного времени и личной жизни. Певица очень удивилась, что Марк и Анджела объявили о помолвке.

– Я была уверена, что у него роман с тобой! Какими глазами он смотрел на тебя! Это был взгляд влюбленного мужчины, ни с чем его не спутаешь. И как после этого он мог связаться с такой пустышкой, не понимаю...

Эллин предпочла не развивать тему. Вместо этого перешла к главному:

– Вы однажды сказали, что я могу рассчитывать на вашу помощь...

– Так и есть, – подтвердила Глория. – А в чем дело?

– Мне страшно неудобно, но обратиться больше не к кому, – смущенно произнесла Эллин. – Я могу занять у вас некоторую сумму денег? Под любой процент, разумеется...

Она написала на салфетке цифру и передала певице.

– Что ж, это нетрудно устроить, – ответила та. – Но сначала я все-таки хотела бы знать, зачем они тебе понадобились.

И Эллин рассказала о первом неудачном браке, о том, как сбежала от мужа покорять Нью-Йорк, и о том, как недавно он объявился и потребовал денег за скорый развод.

– Не знаю, каким образом Гарольд нашел меня, – удивлялась она. – Может, нанял частного детектива, а может, ему попался журнал с моей статьей. Но как? В Мичигане он не продается...

– Да, странно, – согласилась Глория. – Хотя в жизни может быть все, что угодно, даже то, чего не ожидаешь. А вот денег я тебе не дам. Не потому, что жалко, просто не хочу, чтобы ты совершила ошибку. Неужели ты действительно думаешь, что когда он получит желаемое, то оставит тебя в покое? Глупая, маленькая девочка. Платить шантажистам нельзя. Их аппетит неумерен, получив одну сумму, они являются за второй, потом еще и еще, и это может продолжаться сколько угодно. Даже если твой муж разведется с тобой сразу, в чем я сильно сомневаюсь, он потом придумает еще что-нибудь и продолжит вымогательства. Понимаешь, о чем я говорю?

– Да, но что же мне делать? – расстроилась Эллин. – Я не могу сдать его в полицию за шантаж, у меня нет доказательств!

– А вот над этим надо поработать, – подняла указательный палец Глория. – Для начала я посоветую тебе хорошего адвоката, лучшего специалиста по бракоразводным процессам.. Дело свое знает отлично, за услуги берет вполне приемлемо. Я лично поговорю с ним о том, что можно придумать в подобных обстоятельствах.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Эллин. Ей очень хотелось верить в удачное разрешение непростой ситуации.

Если все получится, пообещала она себе, то обязательно приглашу Джессику и Стива в этот же ресторан отметить развод и начало свободной жизни...

Ужин закончился поздно, из ресторана Эллин доставлял шофер Глории. Молодая женщина, удобно устроившись на заднем сиденье автомобиля, задремала. А когда открыла глаза, машина уже стояла возле ее дома.

Выйдя на свежий воздух и поблагодарив водителя, она, слегка пошатываясь спросонья, вошла в подъезд.

– Миссис Рос, ваш муж дважды приходил и спрашивал вас, – сказал ей вышедший навстречу консьерж.

Эллин моментально забыла про сон:

– Как давно?

– Последний раз примерно час назад...

Она поднялась в квартиру, закрыла дверь на оба замка и опустила шторы на окнах. В ресторане Эллин чувствовала себя в безопасности, но, вернувшись домой, ощутила, как в душу снова прокрадывается страх. Она еще раз проверила, хорошо ли заперта дверь, и разделась, не включая света.

Подтянув колени к подбородку, молодая женщина лежала под одеялом, пытаясь заснуть.

Все будет хорошо, убеждала она себя. Я справлюсь, обязательно справлюсь...

На другой день у Эллин состоялась встреча с адвокатом, которого посоветовала Глория. Невысокий плотный мужчина, сидя на скамейке в Центральном парке, расспросил ее обо всех подробностях семейной жизни с Гарольдом, делая какие-то пометки в записной книжке.

– Вот номер моего телефона, – передал он Эллин визитную карточку. – Звоните, если ваш муж неожиданно объявится. И тяните время, скажите ему, что нужно еще несколько дней, чтобы собрать требуемую сумму. Все остальное забота специалистов.

Молодая женщина согласно кивнула.

На этом адвокат попрощался и пошел по аллее прочь, оставив Эллин одну. Вокруг бурлила жизнь. Маленькая девочка просила папу купить мороженое. Мимо прошествовала важная дама с породистой собачкой на руках. Прямо на газоне расположилась веселая компания молодежи. Теплые солнечные лучи ласкали Эллин, и она не спешила уйти из парка. Что ее ждет дома? Страх и тяжелые мысли. А здесь, среди людей, она чувствовала себя спокойно и в безопасности.

– Папа, ну купи! – продолжала клянчить малышка.

– Надо дождаться маму, и тогда мы все вместе, пойдем в кафе, там все получишь, – терпеливо отвечал тот.

Эллин с интересом наблюдала за отцом и дочерью. Она всегда мечтала иметь дружную семью. Но с Гарольдом ничего хорошего не получилось. Марк тоже ранил ее сердце изменой. Теперь с будущим были сплошные неясности. Вряд ли она скоро оправится от предательства любимого и сможет довериться другому мужчине.

К семейству наконец подошла мама, и они втроем направились по дорожке в сторону кафе.

– А почему тетя грустная? – неожиданно спросила девочка родителей, когда проходила мимо Эллин.

– Наверное, тоже хочет мороженого, – пошутил папа и извиняющее улыбнулся молодой женщине, сидящей в одиночестве на скамейке.

Она смотрела вслед уходящим и радовалась за них. Хоть у кого-то в жизни все сложилось отлично.

12

Гарольд больше не объявлялся, но Эллин все равно вздрагивала от любого телефонного звонка, от шагов за дверью. Ну почему он не хочет оставить меня в покое? – сокрушалась она.

Если бы ей предложили изменить прошлое, она ни за что бы не поехала на Вишневый фестиваль с Джессикой! Ведь все началось именно в тот день. Гарольд проявил к ней участие и показался таким добрым и отзывчивым. О, если бы она знала наперед, какое чудовище скрывается под маской душевности и обходительности!

Но машину времени пока не изобрели, и Эллин приходилось пожинать плоды собственной доверчивости. Да, наверное, расчетливым и хладнокровным людям живется куда проще. Взять, к примеру, Анджелу. Невозможно представить, что она может попасть в подобную ситуацию. Скорее наоборот – хваткая блондинка при разводе отсудит львиную долю имущества супруга.

Эллин вспомнила, как Джессика однажды сказала ей, что мужчины любят стерв. Пожалуй, так оно и есть. А она, видимо, слишком покладистая. Иначе чем объяснить тот факт, что уже дважды ее любовные отношения заканчивались трагично?

– Твоя самооценка стремительно падает, – заявил Стив, узнав, чем огорчена Эллин. – Неужели ты считаешь себя хуже Анджелы?

Он заглянул к приятельнице поверить, как у той дела. Она испекла печенье, и теперь они беседовали, сидя в кухне и попивая чай.

– Судя по тому, что Марк выбрал ее, то в чем-то, видимо, я серьезно уступаю, – ответила Эллин.

– То, что они вместе, это абсурд, – произнес фотограф. – До сих пор не могу понять, что их связывает. Марку нужна совсем другая женщина. С чего он вдруг заинтересовался Анджелой?

– Насколько я знаю, эти отношения начались далеко не вчера. – Эллин потянулась за чайником, собираясь наполнить опустевшую чашку гостя.

– Это невозможно. – Марк с сомнением покачал головой.

– Тем не менее так оно и есть.

И Эллин рассказала о злополучном звонке Анджелы в квартиру Марка и о том, как обнаружила украшение, принадлежащее блондинке. Теперь она могла вспоминать тот злополучный день, не боясь, что слезы хлынут из глаз. Боль в сердце осталась, но время слегка притупило ее.

Стив выслушал и задумался. Что-то в этой истории казалось неправдоподобным: Странно, что мисс Фурия вообще стала разговаривать с прислугой – а именно за нее она приняла Эллин. Анджела всегда относилась с пренебрежением к тем, кто ниже ее по статусу. Тем более зачем было говорить о личной жизни? К чему такая откровенность?

Но сообщать приятельнице о своих сомнениях он не спешил. Для начала следовало все точно выяснить.

– Кстати, Джессика оставила мне список рекомендаций, как повысить тебе настроение, – заговорил он, меняя тему. – Под пунктом один значится салон красоты.

Эллин театрально закатила глаза. Ну и выдумщица же подруга! Надоумить кузена на такое! Хотя ей и в самом деле стоило посетить парикмахера и косметолога. В последние дни совсем некогда было заняться собой.

– И что, ты собираешься меня сопровождать? – насмешливо поинтересовалась она у Стива.

– Если ты не против, то да. – Он посмотрел в зеркало. – Между прочим, мне тоже не мешало бы заняться внешностью. Подумываю, не сменить ли имидж. Как считаешь, может, перекрасить волосы в белый цвет? Или обриться наголо и сделать татуировку на затылке?

– Не выдумывай, пожалуйста! – смеясь, попросила Эллин. Бредовые идеи Стива развеселили ее. – Ты и так красавец. Уверена, что совсем скоро встретишь девушку, которая полюбит тебя всем сердцем.

– Хотелось бы надеяться, – заметил фотограф. – Ну что, едем в салон красоты?

– Едем! – согласилась Эллин.

Надевая джинсы и топ, она подумала, что сегодня истекает отведенный Гарольдом срок для поиска денег. Но адвокат советовал тянуть время, так, может, как раз стоит уйти из дома?

Шантажист явится, а ему никто не откроет. Не станет же он ломать дверь. А когда придет в следующий раз, она, например, скажет, что бегала в поисках нужной суммы, но, к сожалению, пока безрезультатно.

Эллин по привычке бросила в сумку диктофон и вместе со Стивом вышла из дома.

Анджела готовилась к свиданию с Марком. Дорогое белье, мини-юбка, полупрозрачная блузка – все безукоризненно сидело на фигуре. Над ее волосами все утро колдовал парикмахер, соорудив невероятную прическу, и теперь оставалось лишь нанести макияж.

Сегодня я предприму все возможное, чтобы он оказался в моей постели, решила Анджела, держа в руке с длинными ярко-красными ногтями губную помаду такого же цвета. Я пылаю от страсти, а Марк словно не замечает этого. Может, у него какие-то проблемы? Если сегодня снова не удастся переспать с ним, то придется задуматься о любовнике. Впрочем, это нисколько не поколеблет моего желания выйти за Марка замуж. Мужчину на одну ночь найти легко, а вот богатого и одновременно красивого мужа – почти нереально. Будь он хоть абсолютный ноль в постели, это не так страшно. Главное – его состояние состоит из цифры с множеством нулей на конце!

Она стояла перед зеркалом, доводя макияж до совершенства, когда в дверь позвонили. Анджела еще раз оценивающе оглядела себя с ног до головы и пошла открывать.

– Ты, как всегда, пунктуален! – приторно-сладким голосом произнесла блондинка, встречая гостя. – Подожди в гостиной, я буду через пару минут.

Марк все надеялся, что со временем привыкнет к манерам и поведению Анджелы. Но каждый раз, когда они встречались, корил себя за то, что однажды заговорил о помолвке.

В любом случае назад дороги нет, думал он. Ему давно хотелось создать семью, но никак не удавалось найти свою половинку. Потом он полюбил Эллин, однако не успел завести разговор о свадьбе – выяснилось, что ее сердце занято Стивом. А если не она, то все равно, кто из женщин будет рядом. Пусть даже Анджела. Он знал, что никогда не сможет полюбить ее. Но ей этого и не надо. Деньги, положение в обществе – вот что ее интересует. Марк случайно слышал, как она говорила об этом кому-то по телефону.

Значит, все в порядке, убеждал он себя. Браки по расчету считаются самыми крепкими. Забавная будет пара – денежный мешок с разбитым сердцем и алчная надменная красотка. Сюжет для анекдота...

Анджела вышла к Марку в полной боевой готовности.

– Куда мы поедем сегодня? – пропела она. Когда ее голос лишался капризных и недовольных интонаций, то звучал вполне сносно.

– А куда ты хочешь? – поинтересовался Марк.

Он с радостью провел бы вечер в одиночестве, но практически силой заставил себя позвонить будущей невесте. Должен же он оказывать ей хоть какие-то знаки внимания.

Анджела присела рядом на диван, обняла одной рукой за шею, а второй расстегнула верхнюю пуговицу на его рубашке. Затем, прильнув к Марку, страстно зашептала на ухо:

– А может, вообще никуда не пойдем? Проведем всю ночь здесь, только я и ты... Разве не чувствуешь, как я дрожу, ожидая твоих прикосновений?

Марк был в смятении. Рядом жарко дышала роскошная женщина, и редкий мужчина не использовал бы шанса овладеть ею. Но что-то мешало ему с головой окунуться в море сексуальных наслаждений с Анджелой...

Блондинка тем временем, без церемоний усевшись к нему на колени, стала страстно целовать его, попутно расстегивая рубашку.

– Ну что же ты, прояви инициативу, – попросила она, беря его руку и кладя себе на грудь. – Чувствуешь, как бьется сердце? Я хочу тебя...

Марк закрыл глаза и попытался сконцентрироваться на происходящем. Анджела хочет провести с ним ночь. Рано или поздно это неизбежно бы произошло. Он же собрался на ней жениться, завести детей. В чем проблема? Она хороша собой, с этим не поспоришь. Ее умелые действия уже зародили в нем желание...

Марк обнял Анджелу, почувствовал, как в нем загорается страсть. Опрокинул блондинку на диван и принялся исступленно целовать.

– Да, так... возьми меня... – стонала она, помогая снимать с себя одежду. – Ты забудешь со мной обо всех женщинах, которое когда-либо были у тебя...

Обо всех? И об Эллин? – неожиданно промелькнуло в мозгу Марка. И словно холодный душ окатил его.

Он резко сел и обхватил голову руками.

– Что случилось? Почему ты остановился? – Анджела обеспокоенно смотрела на него. – Я что-то не так сделала?

– Да... То есть нет... – Он запутался в объяснениях. – Прости, я плохо себя чувствую. Мне надо уйти...

Марк вскочил и начал собирать по комнате свои вещи. Анджела молча наблюдала за ним, лежа на диване. Он торопливо оделся и собрался было что-то сказать в оправдание, да не нашел, что именно.

– Можешь ничего не говорить, – разрешила блондинка. – Не знаю, какие у тебя проблемы, но уверена, что современная медицина с ними справится.

Марк облегченно кивнул. Пусть думает, что хочет, лишь бы не требовала ответа, почему все так произошло.

– Я позвоню тебе, – пообещал он, уходя. По дороге домой Марк ругал себя за то, что никак не может забыть Эллин. Она его бросила, а он все еще воспринимает как предательство по отношению к ней близость с другой женщиной. Разве это нормально? Когда же любовь к Эллин станет лишь воспоминанием?..

Молодая женщина вышла из салона красоты и направилась к уличному кафе напротив, где ее дожидался приятель.

– Извини, что долго, но я чудесно провела время, – призналась она Стиву, садясь за столик. – Из таких заведений выходишь обновленной и полной сил.

– Удивительно, как массаж, солярий и пара косметических процедур действуют на слабый пол, – заметил он. – Спасибо кузине, теперь возьму этот способ на вооружение. Когда у меня появится девушка, вместо ресторанов буду водить ее по салонам красоты.

– Только не слишком часто, а то у нее разовьются комплексы по поводу внешности. Решит, будто тебя в ней что-то не устраивает, – посоветовала Эллин.

– Запомню. Кстати, ты выглядишь просто великолепно. Может, по такому случаю посидим немного в кафе? Здесь подают отличные пирожные. Не сравнить, конечно, с твоей выпечкой, и все же стоит попробовать.

Приятели сидели до темноты, дегустируя различные десерты. По периметру площадки, где стояли столики, зажглись разноцветные фонари, играла музыка, и обстановка располагала к неторопливому общению. Они говорили о работе, делились новыми идеями, рассуждали о Нью-Йорке, вспоминали Мичиган, в общем, болтали обо всем на свете.

– Кажется, я объелась, – призналась Эллин, отодвигая тарелочку с чем-то невообразимо вкусным. – Завтра иду в тренажерный зал избавляться от калорий.

– А зачем ждать до завтра? Пойдем до твоего дома пешком, – предложил Стив. – И прогуляемся, и пирожные в энергию трансформируются. Отсюда примерно час ходьбы.

– Отличная идея, – согласилась Эллин. Они расплатились и вышли из кафе. Ночь выдалась теплая, и неспешно идти по улицам было приятно. Когда до дома оставалось чуть больше ста шагов, Эллин услышала, как кто-то зовет ее по имени. Она оглянулась и обомлела. Из черного «форда» выходил Гарольд.

Этого еще не хватало, испугалась она. Сейчас устроит сцену при Стиве.

Она повернулась к фотографу и сказала:

– Видишь, там мой знакомый... Мне нужно сказать ему пару слов. Подожди здесь, ладно?

Не дожидаясь, пока Стив начнет задавать вопросы, Эллин быстрым шагом подошла к мужу.

– Может быть, поговорим без свидетелей, в машине? – умоляюще попросила она.

– Как захочешь. – Он открыл перед ней переднюю дверцу автомобиля, а сам сел за руль.

В салоне «форда» было темно и пахло алкоголем.

– Ты нашла деньги? – перешел сразу к делу Гарольд.

– К сожалению, нет, но это вопрос времени. Через пару-тройку дней я обязательно...

– Прости, я не расслышал, – начал распаляться мужчина. – Ты сказала, что не нашла денег?

– Пока нет, но... – забормотала Эллин, от страха вжимаясь в сиденье.

Однако Гарольд не стал слушать никаких объяснений. Он вырвал из ее рук сумочку и беспардонно начал в ней рыться, словно ожидая обнаружить чек на нужную сумму.

– Я же ясно сказал: через пять дней! – рычал он, выбрасывая на пол ключи, помаду, зеркальце...

Вдруг его рука наткнулась на какой-то прямоугольный предмет. Он достал его и едва не задохнулся от злости. На ладони лежал диктофон.

– Вот что ты задумала! – Гарольд грубо схватил жену за волосы, пригибая ее голову к коленям. – Решила записать наш разговор и сдать меня в полицию?

– Пожалуйста, отпусти... Ты пьян и не так все понял. Я всегда ношу с собой диктофон... это моя работа. Он не был включен... – объясняла Эллин, безуспешно пытаясь освободиться от железной хватки мужа.

– Решила меня провести, – не унимался тот, – но со мной такие фокусы не проходят!

Неожиданно Эллин почувствовала, как его рука выпустила ее волосы. Она подняла голову и увидела, что к ним приближается Стив.

– Сиди молча, – пригрозил Гарольд. – Иначе твоему дружку тоже достанется.

Фотограф, подойдя к машине, заглянул внутрь.

– Ты в порядке? – спросил он Эллин. Она торопливо кивнула и попыталась его успокоить:

– Все хорошо, просто мы давно не виделись и нужно многое сказать друг другу. Наверное, не стоит меня ждать, иди домой...

Стив внимательно посмотрел на молодую женщину. Света уличного фонаря было достаточно, чтобы увидеть: Эллин совсем не в порядке. Волосы растрепаны, от былой прически не осталось и следа, а она чем-то расстроена и не хочет, чтобы он вмешивался.

– Ты слышал, что тебе сказали? – встрял в разговор человек за рулем. – Иди домой!

– Да, конечно. – С этими словами Сжив решительно открыл дверцу автомобиля и, взяв Эллин за руку, помог ей выйти. – Я не оставлю тебя с ним. Поговорите завтра, когда он проспится.

– Эй, ты, не лезь не в свое дело! – Мужчина, сидевший на месте водителя, вылез из машины и теперь наступал на фотографа. – Или хочешь проблем?

– Гарольд, не надо, прошу тебя! Я найду деньги, обещаю! – стала его умолять молодая женщина.

– Гарольд? – переспросил Стив. – Так это твой муж? И о каких деньгах ты говоришь?

– Я же сказал, не лезь не в свое дело! – рассвирепел мужчина, размахнулся и попытался проучить непонятливого незнакомца.

Удар пришелся бы в левую скулу, но Стив вовремя увернулся, и кулак прошел по касательной. В следующую секунду фотограф попытался ухватить нападающего за рубашку, чтобы повалить на землю, однако Гарольд неожиданно шустро отпрыгнул и в два счета оказался у «форда». Просунув руку в окно, он нашарил на заднем сиденье бейсбольную биту и стал надвигаться, угрожающе размахивая ею.

– Пожалуйста, нет! – закричала Эллин.

– Уходи немедленно, – успел произнести Стив, после чего удар страшной силы обрушился на него.

Фотограф упал, однако озверевшему Гарольду этого показалось мало. Он вновь замахнулся, но Эллин повисла на его руке. Она кричала, умоляла остановиться, обещала найти деньги завтра же, лишь бы не причиняли вреда ее другу.

Гарольд с силой оттолкнул ее. Молодая женщина, отлетев на пару шагов, упала, ударившись затылком об асфальт, и потеряла сознание...

Когда она очнулась, кто-то стоял над ней, давая нюхать нашатырь. Эллин застонала и снова закрыла глаза. Голова гудела, немного поташнивало.

– Может быть сотрясение мозга, – услышала она незнакомый голос. – Будем госпитализировать.

Это же обо мне говорят, догадалась молодая женщина. Да-да, ведь завязалась драка, а потом я упала... и ничего не помню. Наверное, кто-то из прохожих вызвал «скорую помощь».

Она села и огляделась вокруг. Оказалось, ее уже успели положить на носилки. Так сколько же времени она была без сознания? Чуть поодаль люди в медицинской одежде заносили Стива в санитарную машину.

– Что с ним? Куда его везут? – встревоженно спросила она у стоящего рядом человека.

– Он без сознания, его отправляют в больницу. И вам тоже лучше поехать с нами, – ответил ей мужчина.

– Нет, это исключено. Я нормально себя чувствую и никуда не поеду...

Эллин осторожно встала на ноги. Затем дотронулась до затылка и тут же поморщилась от боли. Под волосами была свежая ссадина.

Медик попытался убедить ее отправиться в больницу, утверждая, что следует провести обследование, но она наотрез отказалась разговаривать на эту тему.

Тут же стояла полицейская машина с работающим на крыше маячком. Страж закона осматривал салон «форда». Эллин подошла к нему.

– Его поймали? – спросила она.

– Кого? Того типа, который решил, что он крутой бейсболист? Да, и уже увезли.

– Это мой муж. Когда завязалась драка, я была рядом.

– Вам придется проехать с нами в участок, дать показания, – ответил полицейский.

– Конечно.

Эллин наблюдала, как мужчина в форме работает, и вдруг припомнила, что лишилась сумочки.

– Там, на полу, должны лежать ключи от моей квартиры. Могу я их взять? – обратилась она к нему.

Полицейский посветил внизу фонариком и обнаружил искомое под водительским креслом. Связка зацепилась за что-то, и вместе с ключами мужчина выудил расческу для волос.

– Тоже ваша? – кивнул он на находку.

Эллин потеряла дар речи. Точно такая расческа была у Джессики, когда она недавно приезжала в Нью-Йорк. Точно такая или эта самая?

– Да, моя, – опомнилась она, забирая вещи. Больше всего на свете ей хотелось сейчас попасть домой. Но вместо этого она поехала в участок, подробно рассказала о случившемся, назвала свой адрес, а также адреса Гарольда и Стива. Лишь под утро добравшись до квартиры, она без сил рухнула на кровать. Не прошло и десяти часов, а никто бы не сказал, что Эллин ходила в салон красоты. Эта ночь будто выпила из нее все соки.

Начало нового дня выдалось тяжелым. Голова не болела, но к затылку все равно лучше было не прикасаться. Едва проснувшись, Эллин бросилась обзванивать больницы. Вчера она как-то не догадалась спросить, куда увезли Стива, и теперь волновалась за его здоровье.

Выяснив, где он находится, молодая женщина принялась собираться. По телефону сказали только, что состояние пациента стабильное, но в подробности вдаваться не стали, поэтому она хотела сама увидеть друга. Эллин очень переживала, что Стив пострадал в драке с Гарольдом. Но кроме этого испытывала к нему чувство благодарности за то, что он не оставил ее в сложной ситуации.

Мысли путались, видимо, травма головы все-таки давала о себе знать. Эллин, стараясь не прикасаться к неглубокой, но чувствительной ссадине, осторожно собрала волосы в хвост. Надев удобные джинсы и майку без рукавов, она намеревалась уже выйти из дома, как вдруг увидела расческу, найденную ночью в машине Гарольда. Вчера она подумала, что точно такая же была у Джессики. Или все же эта самая? Но как тогда она оказалась в автомобиле ее мужа? Эллин недоуменно вертела в руках находку, стоя в прихожей. Гадать можно сколько угодно, решила она. Надо сейчас же позвонить и спросить напрямую. Может, Гарольд просто однажды подвозил Джессику?

Эллин набрала номер подруги и дождалась, когда на том конце снимут трубку.

– Алло, алло, это ты? – взволнованно произнес знакомый голос.

– Кто? – удивилась Эллин. – Ты ждешь чьего-то звонка?

– А-а, здравствуй... – протянула подруга. Кажется, она была чем-то расстроена. – Да, мне должны позвонить из... химчистки.

– Вот как... Я только хотела узнать, не теряла ли ты недавно расческу?

– Расческу? – переспросила Джессика. – Так и есть. Я что, оставила ее у тебя дома?

– Нет, у Гарольда в машине! – выпалила Эллин и замерла, ожидая реакцию подруги.

В трубке воцарилась тишина. Она длилась довольно долго, пока Джессика не спросила чуть слышно:

– Где он?

Тогда Эллин подробно пересказала ей события последних дней.

На том конце провода снова наступило молчание, а когда подруга заговорила, Эллин почувствовала, что опять близка к потере сознания. Может, оттого что ударилась головой, а может, от шокирующего признания Джессики.

– Не знаю, как тебе сказать, – начала она. – Но ты, наверное, и сама уже догадалась... У нас с Гарольдом давняя связь. Спустя полгода после вашей свадьбы он неожиданно пришел ко мне... и мы стали близки. Как и почему – долгая история, но, поверь, инициатива исходила не от меня. Хотя это не умаляет моей вины. Я чувствовала, что поступаю неправильно, что предаю тебя, но не могла остановиться. С тех пор он стал бывать у меня регулярно...

– Джессика, что ты такое говоришь, – простонала Эллин. Ей было нелегко поверить, что лучшая подруга могла так бессердечно обманывать ее.

– Пожалуйста, не перебивай, – попросил дрожащий голос в трубке. – Я знаю, что мне никогда не оправдаться перед тобой, но позволь хотя бы объяснить.

Джессика клялась, что давно собиралась во всем признаться, но не могла подобрать слов. Гарольд же не хотел ничего менять, его устраивало все – и жена, и любовница. И тогда она нашла выход: сказала подруге, что муж ей изменяет, но не уточнила с кем. А когда Эллин собралась уехать, помогла ей, даже дала денег на первое время.

Но с отъездом жены Гарольда словно подменили. Вместо рассудительного делового мужчины перед Джессикой предстал неуравновешенный и озлобленный человек. С бизнесом начались проблемы, а потом Гарольд неожиданно решил, что может обогатиться, если начнет играть в казино. Он поехал в Лас-Вегас, но домой вернулся проигравшимся в пух и прах. Заняв денег, вновь отправился в город грехов, однако фортуна так и не улыбнулась ему.

Случайно узнав, что Джессика ездила в гости к подруге в Нью-Йорк, Гарольд потребовал, чтобы она сказала ему адрес. Заявил, что хочет развестись.

– Так вот как он нашел меня! – догадалась Эллин, сопоставив факты.

– Прости, я не знала, что он собирается вымогать деньги! – почти плакала подруга. – Думала, он действительно разведется, а потом я как-нибудь объясню тебе... Ты все равно не была бы счастлива в браке с Гарольдом. А в Нью-Йорке у тебя началась совсем другая жизнь: высокооплачиваемая работа, новые знакомства. Ты сама говорила, что довольна...

– Хочешь сказать, что стала спать с моим мужем, потому что заботилась обо мне? – изумилась Эллин.

Подруга тяжело вздохнула и произнесла:

– Я виновата перед тобой. Но могу ли я надеяться, что ты когда-нибудь простишь меня?

Молодая женщина задумалась. Один за другим близкие люди предавали ее. Непонятно, как она вообще поверит теперь кому-нибудь. Но если Марка и Гарольда можно было хоть как-то оправдать, списав измены на мужскую сущность, то как найти объяснение действиям лучшей подруги? Они вместе росли, мечтали о будущем, доверяли друг другу сердечные тайны. А теперь выясняется, что почти три года Джессика вела себя с ней неискренне.

– Даже не знаю, – честно ответила Эллин. – Я всегда верила тебе как себе. Мне тяжело сознавать, что ты могла так поступать за моей спиной. Я не берусь судить, вдруг ты так полюбила Гарольда, что забыла обо всем... Но вряд ли смогу доверять тебе как раньше. Может, спустя какое-то время...

– Я очень тебя прошу, не рассказывай ничего Стиву, – попросила под конец разговора Джессика. – Мне очень стыдно. И передавай кузену, чтобы выздоравливал...

Эллин, попрощавшись, положила трубку. Она очень устала от долгого и неприятного разговора. Все, чего ей сейчас хотелось, так это убедиться, что Стив в порядке.

13

Выйдя на улицу, Эллин неожиданно встретила Глорию Кроуз. Певица явно направлялась к ней, предприняв все меры, чтобы остаться неузнанной: темные очки и шляпа с широкими полями закрывали половину лица. Если бы молодая женщина не столкнулась с ней нос к носу, то скорее всего прошла бы мимо и даже не оглянулась.

– Эллин, дорогая, я все знаю! Это так ужасно! – Суперзвезда по-матерински обняла ее. – Твой коллега в больнице, а ты, наверное, в шоке! Я отменила репетицию, чтобы приехать и поддержать тебя! Куда ты сейчас направляешься?

– Проведать Стива, – ответила Эллин, немного оторопев от неожиданной встречи.

– Садись в машину, я подвезу. Только скорее, пока не сбежались поклонники. – И певица слегка подтолкнула ее к стоящему неподалеку «кадиллаку», точь-в-точь такому, на каком они когда-то ехали с Марком, только белого цвета.

– Глория, вы не можете разгуливать по улицам без охраны, это рискованно, – сделал ей замечание шофер, открывая перед дамами дверцу автомобиля.

– Пожалуйста, без нотаций, – отрезала та, усаживаясь на мягкий диван. – На меня даже никто не обратил внимания.

Эллин, сев рядом, назвала адрес больницы и спросила спутницу:

– Но откуда вы узнали о вчерашнем?

– Все просто, – начала объяснять та. – Я говорила с адвокатом, который занимается твоим разводом. Он сказал, что установил наблюдение за тобой и твоей квартирой. Во-первых, в целях безопасности – ты же сама рассказывала, что муж способен на агрессию. А во-вторых, таким образом можно было собрать улики против Гарольда, если он вдруг станет угрожать. И хотя вчера тебе пришлось пережить кошмар, теперь твоему мужу предъявят обвинение не только в шантаже, но и в нанесении увечий.

– Я не совсем понимаю, неужели меня и моего друга специально подставили под удар? Попросили тянуть время, а потом использовали как наживку, чтобы добыть доказательства? – возмутилась Эллин.

– Ни в коем случае! – принялась успокаивать ее Глория. – Как только агент заметил, что возникла потасовка, он сразу вызвал полицию. А представь, что случилось бы, если бы наблюдение не велось? Время позднее прохожих мало...

– И никто не пришел бы на помощь, – закончила мысль молодая женщина, с ужасом представляя такую ситуацию. – Что же теперь ждет Гарольда?

– Об этом тебе лучше поговорить с юристами, но лично я думаю, что несколько лет тюрьмы ему обеспечено, – предположила Глория. – И вообще, можешь уже забыть о нем. Скоро ты станешь свободной. Адвокат считает, что развод – дело решенное.

Эллин задумалась. Хочет ли она, чтобы Гарольд оказался за решеткой? Совсем нет. Расторжение брака, вот что ей нужно. А упрятать в тюрьму – не слишком ли жестоко? Но тут она вспомнила, как наступал вчера Гарольд, размахивая бейсбольной битой. Как она просила о пощаде, но он не внял ее мольбам, и теперь Стив находится в больнице. Она могла простить шантаж, но то, что он изувечил ее друга, – никогда!

Автомобиль остановился у ворот больницы.

– Спасибо, что подвезли, – поблагодарила Эллин Глорию.

– Это было не сложно, – ответила она. – И позвони мне на днях, я хочу пригласить тебя на мой концерт. После стрессов необходимы положительные эмоции.

Эллин без труда нашла палату Стива. Но теперь в нерешительности стояла перед закрытой дверью, пытаясь представить, как он выглядит. Ее с детства пугало медицинское оборудование, она боялась обнаружить друга опутанным множеством проводов с датчиками и подключенным к ужасным пищащим аппаратам.

Дверь неожиданно распахнулась наружу, и Эллин едва не получила ею по лбу. Из палаты вышел Марк Адамс. Сегодня на нем была светло-зеленая рубашка с короткими рукавами и синие джинсы. Увидев молодую женщину, он слегка растерялся, но быстро взял себя в руки и вежливо поздоровался.

– Откуда вы здесь? – ответив на приветствие, спросила Эллин.

– У Стива в кармане было удостоверение сотрудника редакции. В регистратуре выяснили номер и сообщили мне, – пояснил мистер Адамс. – Я здесь с утра, нам уже удалось с ним поговорить. А сейчас он, кажется, заснул, так что не знаю, есть ли смысл к нему заходить...

– Я вовсе не сплю, – послышался из палаты тихий голос Стива. – И очень хочу видеть Эллин.

Услышав эти слова, она тут же забыла все свои страхи и бросилась к нему. Влетев в светлую комнату, остановилась напротив кровати. Датчиков и страшных приборов не обнаружилось, но рука фотографа была в гипсе.

– Сломаны лучевая кость, два ребра, сотрясение головного мозга и еще кое-какие мелочи, – без каких-либо вступлений сообщил он ей. – Это первый и последний раз, когда я назвал диагноз. С этого момента прошу не касаться данной темы. Врачи говорят, что все будет нормально, так что давай считать, будто я просто решил отдохнуть.

– О, Стив... – прошептала Эллин и закрыла лицо руками.

Идя сюда, она настраивалась быть сильной, но вид покалеченного друга совершенно выбил ее из колеи. Молодая женщина корила себя за то, что позволила ему ввязаться в драку. Лучше бы сразу отправила его домой, а с Гарольдом разобралась бы как-нибудь сама.

– Эллин, ну я прошу, только рыдать не надо, – немного обиженно произнес Стив.

– Да, конечно, – извиняющимся тоном сказала она, открывая лицо и стараясь сдержать слезы. – Мне, кажется, надо выйти и подышать свежим воздухом...

Но стоило ей сделать несколько шагов к двери, как вдруг она почувствовала, что ноги подкашиваются. В глазах потемнело, воздух словно сделался вязким, и Эллин, не успев сказать ни слова, потеряла сознание. Последнее, что она ощутила, были крепкие мужские руки, подхватывающие ее.

Эллин лежала на кушетке в кабинете врача. Она уже пришла в себя и теперь отвечала на вопросы женщины-врача.

– Как вы себе чувствуете?

– Ничего, но какая-то слабость...

– Вам повезло, что вы упали в обморок в больнице. Мне рассказали, что вчера произошло. Отказываться от госпитализации в такой ситуации было опасно. – Врач строго посмотрела на молодую женщину.

– Что со мной?

Эллин попыталась сесть. Но голова снова закружилась, и она оставила попытки принять вертикальное положение.

– Обследование показывает легкое сотрясение мозга. Оставлять вас в больнице не вижу смысла. Но когда выйдете отсюда, не забывайте: вам надлежит сохранять покой. Кстати, когда у вас была последняя менструация?

Эллин задумалась. Обычно она следила за циклом, но в последнее время ее голова была забита совсем другим.

– Точно не помню, – сказала она. – Месяц назад... Или чуть больше...

– Советую посетить гинеколога. – Врач что-то писала в карточке. – У вас низкое давление, такое может быть во время беременности. И обмороки тоже.

Эллин потрясенно захлопала глазами. Она беременна? Это невероятно. Хотя почему нет? Они с Марком на протяжении месяца ежедневно занимались любовью, порой забывая о контрацепции!

– С каждым днем все сложнее и сложнее, – пробормотала она.

– Это пока всего лишь предположение. – Женщина-врач повернулась в ее сторону. – Точно сказать сможет специалист.

– Когда я смогу идти? – Эллин не терпелось из пациентки превратиться в обычного посетителя больницы.

– Сейчас медсестра сделает вам укол, и вы свободны, – услышала она в ответ.

Марк Адамc нервно ходил по коридору, ожидая, пока из дверей с надписью «не входить» появится хоть кто-нибудь, у кого можно будет справиться о самочувствии Эллин. Он страшно перепугался, когда она неожиданно потеряла сознание, и едва успел подхватить ее. Выбежав с молодой женщиной на руках из палаты Стива, он заметался в поисках медперсонала. Найдя медсестру, сбивчиво рассказал о происшедшем, после чего Эллин увезли куда-то на каталке.

Если у нее проблемы со здоровьем, то я переведу ее в лучшую клинику, найду самых хороших врачей, лишь бы помочь, думал он, лихорадочно потирая лоб. Только бы все было хорошо. Я не вынесу, если с Эллин что-то случится...

Двери наконец открылись, и пред ним предстала она сама.

Немного бледнее, чем обычно, но все-таки очень красивая, заметил Марк. Он хотел было кинуться ей навстречу, но что-то помешало ему сдвинуться с места. Увидев, что Эллин вышла самостоятельно, он словно забыл о недавних переживаниях, моментально став начальником, интересующимся здоровьем подчиненной.

– С вами все в порядке? – вежливо осведомился он.

– Да, спасибо за заботу, – учтиво ответила она, соблюдая правила игры. – Мне сейчас лучше поехать домой, поэтому передайте, пожалуйста, Стиву, что мы с Джессикой беспокоимся за него. Пусть выздоравливает, а я обязательно загляну к нему на днях.

Эллин собиралась добавить еще что-то, но передумала. Она прошла мимо Марка, низко опустив голову, боясь, что если бывший любовник заглянет в ее глаза, то обо всем догадается. Может быть, она носит под сердцем его ребенка! Конечно, факт беременности пока не подтвержден, но... Боже, даже страшно представить! Что тогда будет? Ее жизнь лишена стабильности, что сможет она дать сыну или дочери?..

– Эллин, вас проводить до такси? – крикнул Марк Адамc вслед уходящей женщине.

Она только ускорила шаг.

– Как она? – накинулся Стив на Марка, как только тот вернулся в палату. – Надеюсь, ничего серьезного?

– Эллин чувствует себя нормально, только что она поехала домой. Просила передать, что заглянет к тебе на днях.

– Она не сказала, какой диагноз поставил врач? – не унимался фотограф. Ожидая сведений о здоровье Эллин, он очень переживал, что вынужден бездействовать.

– К сожалению, нет. Сама ничего не сказала, а я как-то не спросил, – признался Марк, присаживаясь на стул рядом с кроватью.

– Ну что ж ты так... – разочарованно протянул Стив и сделал собственный вывод: – Наверное, это последствия удара головой об асфальт.

Мужчин связывали не только деловые, но и приятельские отношения. Однако в последнее время они в силу обстоятельств редко встречались вне работы. Но как только мистеру Адамсу сообщили, что сотрудник его редакции находится в больнице, он сразу поехал к нему. Стив не стал вдаваться в подробности предыдущего вечера, считая, что личная жизнь Эллин не должна быть вынесена на всеобщее обсуждение. Умолчал он и о шантаже. Просто рассказал, что, когда провожал молодую женщину до дома, на них напал какой-то тип с бейсбольной битой.

Марк сочувствовал другу, попавшему в переплет. Но, пытаясь поднять пострадавшему настроение шутками и отвлеченными разговорами, ловил себя на мысли, что завидует ему. Да, Стив покалечен и проведет несколько недель в больнице. Да, неизвестно, какими осложнениями могут обернуться полученные травмы. Зато его предпочла Эллин. С ним она гуляла вчера поздно вечером. Стив поправится, и они снова станут встречаться. Он будет целовать ее в губы, обнимать...

Марк даже заскрипел зубами от досады, представляя эту картину. Конечно, мужскую дружбу ничто не в силах разбить, он обязательно справится с ревностью и искренне пожелает влюбленным счастья и долгих лет совместной жизни... Но пока ему было тяжело думать, что Эллин принадлежит другому. Пусть даже другой его хороший друг...

– Марк, что с тобой? – спросил Стив. – У тебя такое лицо, словно лимон съел. Все в порядке?

– Все отлично, – ответил тот. – Просто задумался о своем, не обращай внимания. Столько проблем, скоро помолвка с Анджелой. Кстати, а вы с Эллин не вели пока разговоров о свадьбе?

– О какой свадьбе? О чем ты говоришь? – Стив посмотрел на него непонимающе.

– Дружище, я все знаю о твоих отношениях с Эллин, – заговорщицким тоном произнес Марк. – Так что можешь не скрывать.

– О каких отношениях? – продолжал недоумевать Стив. – Между нами лишь дружба, и ничего больше! К моему великому сожалению...

Мистер Адамс даже вспотел от таких новостей. Что же получается, его ввели в заблуждение?

– Но как же так, – пытался он сообразить, что к чему. – Анджела сказала мне, что у вас роман! Это что, неправда?

– Абсолютнейшие выдумки! – Стив чуть было не вскочил с кровати от переполнивших его эмоций, да вовремя одумался. – Скажу тебе больше: Эллин любит тебя и только тебя!

Марк шумно выдохнул. Либо он спит и видит сон, либо у друга начался бред. Еще минуту назад все было ясно: Эллин питает нежные чувства к Стиву, поэтому он, Марк, не у дел. А теперь все совершенно запуталось. Ведь если Эллин любит его, то почему сбежала тогда? И почему стала сторониться, избегать разговоров? Что-то здесь не так...

– Послушай, я кое-что понял! – вдруг воскликнул Стив, сопоставив некоторые факты. – Говоришь, именно мисс Фурия внушила тебе мысль, что у нас с Эллин роман?

– Да, – кивнул Марк. – Она сказала, будто видела, как вы страстно целовались.

– А ты никогда не задумывался, что она могла что-то подобное наплести Эллин? – торжествующе произнес фотограф.

Мистер Адамс нахмурился. Видя нетерпение в глазах друга, Стив изложил ему все, что слышал от Эллин про звонок Анджелы и найденную в спальне золотую сережку.

Марк слушал и чувствовал, как в его душе начинается буря. Эмоции переполняли мужчину – злость на Анджелу, досада, что поддался на ее уловку, а также разгорающаяся с новой силой любовь к Эллин. Он же предполагал, что блондинка станет строить козни! И ведь ее план почти сработал! Он действительно мог жениться на ней, а Эллин подумала бы, что он бесчеловечно использовал ее, а потом бросил на произвол судьбы! Стоп, что значит «подумала бы»? Она же в этом уверена!

Марк вскочил и устремился к двери. Потом опомнился, что даже не попрощался с другом, и виновато произнес:

– Прости, что ухожу, но я должен распутать паутину интриг, сплетенную Анджелой. У меня волосы встают дыбом, когда задумываюсь о том, что она провела меня как наивного школьника! Я должен бежать...

– Конечно, я понимаю, – махнул здоровой рукой Стив. – Сам бы с радостью посмотрел ей в глаза и послушал, что она скажет в оправдание, когда ты все выложишь. Хотя вряд ли в ней проснется совесть...

– И потом, надо открыть глаза Эллин, сказать, что мы оба пострадали от происков Анджелы... – Эту фразу Марк произносил уже из коридора, гонимый душевным порывом увидеть любимую.

В следующую секунду дверь палаты захлопнулась и Стив остался в одиночестве.

Ну вот все и прояснилось, подумал он. Надеюсь, влюбленные сердца воссоединятся и в следующий раз я увижу Марка и Эллин счастливыми.

В палату вошла невысокая молодая медсестра. Толкая перед собой каталку на колесиках, она везла лекарства, разложенные по ячейкам, и медицинские карты пациентов.

– Добрый день, как самочувствие? – приветливо спросила она.

Поставив поднос на стол, девушка привычным движением убрала под форменную шапочку выбившуюся прядь волос и улыбнулась.

– Когда вы вошли, сразу стало лучше, – улыбнулся Стив ей в ответ.

Динг-донг, прозвучал звонок в квартире Анджелы. Она отложила глянцевый журнал, накинула на плечи шелковый красный халат и неторопливо направилась к входной двери.

Динг-донг, динг-донг – нетерпеливо терзал кто-то кнопку звонка. Анджела щелкнула замком, и дверь распахнулась. Перед ней, прислонившись к косяку, стоял Марк Адамс.

– О, какая приятная неожиданность! – проворковала блондинка, тайком косясь на свое отражение в зеркале. Ей совсем не хотелось предстать перед будущим женихом в неприглядном виде. – Но в следующий раз все-таки предупреждай, что едешь ко мне.

Она хотела обнять и поцеловать гостя. Однако он вдруг категорично пресек эти попытки. Блондинка, слегка удивившись такому повороту событий, посторонилась, и мужчина вошел в квартиру.

Марк молча смотрел Анджеле в глаза, пытаясь разглядеть ее истинную сущность. Когда он спешил сюда, то ясно представлял, что скажет женщине, которая возомнила, что имеет право разрушать чужие отношения. Но теперь почему-то все слова казались ему неважными, даже пустыми. Разве смогут обвинения и упреки изменить давно сформировавшийся характер Анджелы? Разве поймет она, что относиться к окружающим нужно так, как хочется, чтобы относились к тебе? Марк в это не верил.

Странно, но он чувствовал к стоящей перед ним молодой женщине не что иное, как жалость. Ей, погрязшей в интригах и грязных сплетнях, вряд ли когда-нибудь удастся испытать чистую и светлую любовь. Да она, похоже, этого и не хочет, ведь сложно стремиться к тому, чего не знаешь...

– Послушай, Анджела, – сказал он терпеливо, словно разговаривая с заболевшим ребенком. – Мы с тобой чуть не совершили большую ошибку. Я пришел сказать, что ни помолвки, ни свадьбы не будет. Я люблю Эллин Рос и верю, что мое чувство взаимно.

– Что?! – До Анджелы, казалось, с трудом доходил смысл сказанного.

Марк пояснил:

– Я знаю правду и собираюсь раскрыть ее Эллин. О том, что ты сделала, когда ездила ко мне домой за документами, о том, как пыталась провести и меня тоже. Странно, но я совершенно не держу на тебя зла. Может быть, потому, что еще не поздно все исправить...

Выражение лица Анджелы стремительно менялось. Сначала промелькнуло недоумение, затем в глазах вспыхнули яростные огоньки, и наконец гримаса ненависти исказила ее черты.

– Прошу, с этой минуты оставь нас, пожалуйста, в покое, – закончил Марк начатую мысль.

И вдруг Анджелу словно прорвало.

– Да когда же ты поймешь, что эта жалкая провинциалка тебе не пара? – завопила она. – Ей место в вонючей бруклинской забегаловке!

Как ты собираешься с ней жить, она же совершенно не умеет вести себя в приличном обществе!..

Марк, не обращая внимания на визжащую мисс Фурию, повернулся и вышел из квартиры несостоявшейся невесты. Ему не терпелось увидеть и обнять Эллин.

14

Молодая женщина вернулась домой и прилегла на кровать, помня, что ей рекомендован покой. Сейчас она чувствовала себя гораздо лучше, чем в больнице, и все же голова немного кружилась.

Неужели я беременна? – спрашивала она себя, вспоминая совет врача обратиться к гинекологу. А ведь это вполне вероятно, я же не предохранялась, занимаясь любовью с Марком... Но как в таком случае я посмотрю ему в глаза? У него на днях помолвка, и вдруг выяснится, что он в обозримом будущем станет отцом. Зачем Марку незаконнорожденный ребенок? У них с Анджелой скоро появятся свои дети, а этот останется лишь напоминанием о короткой предсвадебной интрижке.

Нет, я ничего ему не скажу. Пусть живет счастливо и не терзается из-за того, что где-то растет его сын или дочь. Хотя почему я решила, что он начнет страдать от этой мысли? Может, это не будет иметь для него никакого значения. Мы не обсуждали всерьез вопрос о детях, поэтому вся ответственность за появление на свет маленького человечка лежит на мне одной. Значит, Марк тем более не должен ничего знать. Я справлюсь сама.

Мысли о том, чтобы прервать беременность, не приходили Эллин в голову. Ей с детства внушали, что ребенок – это дар божий. Да и разве смогла бы она убить в себе зарождающуюся жизнь? Малыш же ни в чем не виноват.

Молодая женщина прекрасно понимала, что, если она действительно в положении, значит, когда живот станет заметным, ей придется оставить работу и уехать из Нью-Йорка. Только так удастся сохранить беременность в тайне от Марка и избежать сплетен. Но она была готова принять новые обстоятельства.

Я даже не завтракала сегодня, неожиданно вспомнила Эллин. Надо хотя бы выпить кофе и чем-нибудь перекусить. Она встала с кровати, добрела до холодильника и сделала пару сандвичей с ветчиной. Затем нажала на кнопку электрической кофеварки и подумала: а не вредно ли для ребенка, что я часто пью кофе? Эллин нежно погладила живот и вспомнила, как, уходя из больницы, спрашивала себя, что сможет дать малышу.

– Я дам тебе самое главное, – прошептала она, обращаясь к нему. – Материнскую любовь.

Только бы Эллин выслушала меня! – переживал за предстоящую встречу Марк, выходя из такси. Только бы не прогнала и позволила все объяснить!.. С ума сойти, каким глупым я оказался! Поверил в ложь Анджелы и пытался убить в себе любовь!.. Это просто счастье, что все прояснилось. Я же мог потерять Эллин навсегда! Не хочу даже думать об этом. Лишь бы она оказалась дома...

Мигом взлетев на третий этаж, он увидел нужную дверь и...

Эллин, услышав стук, удивилась. Она не ждала гостей. Стив в больнице, с Глорией они сегодня уже встречались, Джессика вряд ли объявится в ближайшее время... Про Гарольда можно вообще не вспоминать, он в полиции, причем скорее всего надолго.

Эллин распахнула дверь... и в комнату ворвался Марк. Именно ворвался, она даже не успела опомниться, как он, обуреваемый эмоциями, подхватил ее на руки и понес в гостиную.

– Молчи, пожалуйста, только молчи, – просил он, прижимая Эллин к себе. – Мы говорили в последнее время совсем не о том. Я все объясню, и ты поймешь. А сейчас просто молчи...

Он прикоснулся к губам Эллин со всей нежностью, на которую был способен. Молодая женщина ответила взаимностью, и они несколько секунд упивались поцелуем. Но внезапно Эллин опомнилась.

– Пожалуйста, поставьте меня на пол, – потребовала она.

Марк выполнил ее просьбу и уже открыл рот, чтобы немедленно рассказать о кознях Анджелы, но Эллин опередила его, заговорив первой:

– Я не знаю, что вы обо мне думаете, но могу предполагать. Наверное, считаете провинциальной дурочкой, которую, влюбив в себя, можно использовать по своему усмотрению. Но в отличие от вас у меня есть гордость и достоинство, и они не позволяют мне встречаться с человеком, который без пяти минут женат...

Марк хотел возразить, однако передумал. Он решил не раскрывать пока карты – пусть Эллин выговорится. Мужчина сел на диван, всем своим видом проявляя неподдельный интерес к ее словам.

– Вам, наверное, сложно представить, как страдает обманутая женщина, – продолжала она, стремясь выплеснуть все, что накопилось в душе. – Вы считаете себя хозяином жизни, думаете, что можете позволить себе что угодно. Но от меня больше никогда и ничего не добьетесь. Уходите, не тревожьте мое сердце и не совершайте очередной подлости по отношению к Анджеле, вашей будущей невесте...

– Но ты ответила на мой поцелуй, – перебил ее Марк. – Разве это не подло по отношению к Стиву, с которым у вас роман?

– Что вы такое говорите! – возмутилась Эллин. – Никакого романа нет и быть не может. Мы друзья!

Она нахмурилась и подумала, что следует немедленно выгнать непрошеного гостя. Мало того что норовит ее соблазнить, так еще и несет всякую чушь.

– А я никогда не спал с Анджелой и сережку в мою спальню подбросили! – торжествующе выпалил Марк, наблюдая за реакцией молодой женщины.

Эллин недоуменно взглянула в его зеленые глаза и опустилась рядом на диван.

– Как? – только и смогла выговорить она.

И он рассказал, что после ее ухода из больницы Стив сопоставил факты и вычислил интригу мисс Фурии. Эллин слушала с широко распахнутыми глазами, поражаясь, что Анджела могла придумать столь коварный план. Она никогда не питала иллюзий по поводу характера блондинки, но и представить не могла, что та способна на такое злодейство.

А Марк говорил и с радостью видел, как постепенно уходит недоверие из карих глаз Эллин. Когда он выложил все, молодая женщина тихо промолвила:

– Анджела управляла нами, как марионетками, а мы ничего не подозревали. Это я виновата, что убежала тогда, поверив ее словам. Надо было поговорить с тобой, попытаться все выяснить. Но я была настолько оскорблена, что ни минуты не хотела оставаться в твоей квартире. И, как выясняется, зря действовала сгоряча...

– Ну что ты, не вини себя. – Марк осторожно обнял Эллин, и в этот раз она его не оттолкнула. – Главное, все плохое позади. И знаешь, теперь я люблю тебя еще больше. Потому что на собственном опыте испытал, как страшно потерять любимого человека.

Она в ответ улыбнулась, теперь ее глаза светились надеждой. Неужели она снова обрела любовь? Неужели Марк действительно сидит рядом и это не сон, не фантазия, а действительность?

– Пойдем, – прошептала Эллин, взяв его за руку и ведя в спальню. – Мы потеряли столько времени, надо наверстать упущенное...

И они, позабыв обо всем на свете, смогли наконец-то насладиться друг другом. Весь мир словно превратился в призрачный мираж, реальностью были лишь он и она. Ничто не имело значения, важна была только их любовь. Нежность граничила со страстью, тихие стоны перерастали в крики блаженства.

– Только ты... Всегда вместе... Вспоминала... Никому не отдам... В моем сердце...

Их шепот, переплетаясь, складывался в поэму любви. Любви настоящей, вынесшей многие испытания и разгоревшейся от этого еще сильнее...

– Больше не болит, – сказала Эллин, когда они лежали на кровати, сплетясь в объятиях.

– Ты про свой несчастный затылок? – Марк бережно погладил ее по распущенным волосам.

– Нет, я про свое сердце, – объяснила молодая женщина. – Ты рядом, и душа успокоилась.

– Так будет всегда.

Он покрывал поцелуями ее узкую ладонь и длинные пальцы, мысленно благодаря судьбу за то, что она позволила им снова быть вместе.

С того самого дня жизнь молодой женщины сильно изменилась, но это были очень приятные перемены. Марк сказал, что не хочет расставаться с ней, и предложил переехать к нему. Эллин с радостью согласилась, и уже через пару дней ее вещи были перевезены.

Примерно в то же время она сходила к гинекологу – и вот радость! – беременность подтвердилась. Эллин не стала интриговать любимого прозрачными намеками, просто подошла к нему тем же вечером, обняла и произнесла:

– Я жду ребенка.

Марк застыл на месте, пытаясь осмыслить новость. У него скоро родится сын! Или дочь? Впрочем, совершенно неважно, главное – ребенок! Он заглянул в карие глаза Эллин, словно желая удостовериться в правдивости сказанного.

– Это действительно так? Скажи, что это правда, – попросил будущий отец, не смея поверить в свое счастье.

– Да, это правда. Врач сказал, что наш малыш появится на свет в конце февраля, – ответила Эллин и добавила: – Я убеждена, что ты будешь самым добрым и любящим отцом на свете...

Они перестали скрывать свои отношения, поэтому скоро сотрудники редакции, а за ними и бомонд Манхэттена заговорили о новом романе богатого холостяка. Многие замечали его трепетное отношение к Эллин, удивляясь, что доселе неприступный мужчина, оказывается, способен на публичные проявления чувств. Он так красиво ухаживал, что все сомнения недоброжелателей вскоре рассеялись как дым. Марк Адамс действительно влюбился. А ему и дела не было до досужих разговоров, он был счастлив и хотел сделать счастливой свою избранницу, тем более теперь, когда она носила его ребенка.

Надо признать, это ему удавалось. Эллин просыпалась и засыпала с мыслью, что ей удивительно повезло в жизни: она любит и любима. Это окрыляло, каждый новый день казался удивительно прекрасным, а каждая минута, проведенная с мужчиной своей мечты, – сказочно чудесной.

На работе тоже все шло превосходно. Статьи Эллин пользовались неизменной популярностью среди читателей «Светской жизни Нью-Йорка». Маститые журналисты на правах критиков отмечали ее особенную манеру писать. Она никогда не пренебрегала личным видением ситуации. «Словно пропускала через сердце» – как выразился однажды Марк.

Анджела Райт очень скоро ушла из журнала, чем вызвала облегченные вздохи бывших коллег. Главный редактор не стал уговаривать ее остаться – зачем? Вряд ли они когда-нибудь смогли бы найти общий язык, а работать, находясь в постоянном конфликте, только зря трепать нервы.

Вопрос с расторжением брака тоже решился довольно быстро – адвокат, рекомендованный Глорией Кроуз, приложил к этому все усилия. Забегая вперед, следует сказать, что бывший муж никогда больше не потревожил Эллин. Он исчез из ее жизни бесследно, и она успокоилась, перестав вспоминать о неудачном первом замужестве.

Август подходил к концу. Эллин сидела дома, ожидая возвращения Марка из редакции. В последнее время он часто задерживался по вечерам, ссылаясь на неотложные дела. Так и сегодня – время подходило к ужину, а его все не было...

Телефонный звонок прервал раздумья молодой женщины. Она сняла трубку и услышала родной голос:

– Милая, здравствуй. Чем ты делаешь сейчас?

– Жду тебя, – честно ответила Эллин. – И очень скучаю. Мне тебя не хватает.

– Да, я тоже скучаю, но уверен, что ты простишь меня, когда узнаешь, какой сюрприз я готовил все это время.

– Сюрприз? – переспросила она.

– Да-да. Надевай то чудесное платье, которое мы недавно купили, собирайся и выходи. Я буду ждать тебя внизу.

Эллин положила трубку. Наверное, он запланировал романтический ужин в ресторане, подумала она.

Через полчала молодая женщина стояла у зеркала, изучая, как смотрится на ней обновка. Струящееся белое платье на тонких бретельках, скроенное таким образом, чтобы скрыть уже наметившийся животик, сидело отлично. Впрочем, Марка изменения во внешности будущей жены не пугали, даже наоборот, он говорил, что беременной Эллин нравится ему еще больше. Она уложила пышные волосы наподобие ракушки, подкрасилась и вышла из квартиры.

Марк, одетый в черный строгий костюм, ожидал ее внизу. Он взял Эллин под руку и повел к автомобилю. Увидев, что их поджидает «кадиллак», она поинтересовалась:

– Сегодня какой-то особенный день? Мне казалось, ты пользуешься этой машиной в исключительных случаях!

Но он лишь загадочно улыбнулся и распахнул перед ней дверцу в уютный салон, где несколько месяцев назад произошел их первый поцелуй... Они мчались по Нью-Йорку, Марк держал Эллин за руку, а она тонула в его зеленых глазах. Случайно взглянув в окно, молодая женщина вдруг увидела, что автомобиль уже въезжает в престижный пригород. Если, например, они свернут на следующем перекрестке, то окажутся у особняка Глории Кроуз...

– Марк, мы что, едем к кому-то в гости? – спросила Эллин.

– Скоро все узнаешь, – снова уклонился он от ответа. – А чтобы все получилось как запланировано, я должен кое-что сделать.

Он достал из кармана шелковый шарф и завязал глаза жутко заинтригованной Эллин, попросив при этом:

– Главное – не подсматривай.

Они ехали еще минуты две, потом лимузин остановился. Марк помог любимой выйти из машины и куда-то повел, поддерживая под руку и предупреждая о препятствиях на пути. Сначала Эллин ощущала, что они идут по дорожке, потом были ступеньки, ведущие вверх, двери, просторный зал, поворот направо, несколько шагов вперед...

В комнате, куда в конце концов привел ее Марк, звучала тихая музыка – арфа и колокольчики. Эллин сделала несколько шагов и почувствовала по стуку каблучков, что идет не по обычному полу. Он был очень твердый, но точно не деревянный и не каменный. И еще ее ошеломил запах, а точнее, аромат – словно в оранжерее, где разом распустились все цветы. Что-то легкое коснулось ее щеки, и Эллин вдруг все поняла! Она сорвала повязку и в изумлении огляделась. Это был зал из ее сна. Зеркальные стены, огромные бабочки и множество благоухающих цветов!

Эллин опустила взгляд, уже зная, что под ногами огромный аквариум под стеклянным полом, в котором плавают разноцветные рыбки. Она обернулась и увидела взволнованного Марка, протягивающего ей раскрытую бархатную коробочку, в которой сверкало кольцо с бриллиантом.

– Эллин, согласна ли ты выйти за меня замуж? – произнес он чуть дрожащим голосом.

Ее душа затрепетала, точно одна из бабочек, летающих по комнате. И она, пораженная, что сон и явь встретились, смогла только выдохнуть:

– Да...

Марк надел ей кольцо, затем подхватил на руки и закружил.

– Но как же такое возможно? Когда ты успел все устроить? – засыпала его вопросами восхищенная Эллин. – Это же настоящее чудо!

– Чудо то, что ты рядом, – ответил он, осторожно опуская ее на пол.

Вдруг лицо молодой женщины стало напряженно-сосредоточенным. Она словно прислушивалась к тому, что происходит внутри нее.

– Эллин, тебе плохо? – с беспокойством спросил Марк, заметив ее состояние.

– Милый, мне кажется, наш малыш...

– Что случилось? Может, вызвать врача? – встревожился будущий отец.

– Нет, не нужно. – На лице Эллин появилась блаженная улыбка. – Наш малыш только что впервые показал характер! Он пинается!

Марк облегченно вздохнул и бережно положил руку на ее живот. Спустя несколько секунд он восхищенно воскликнул:

– Точно! Я чувствую его ножки!

Затем они посмотрели друг на друга, радуясь, что такой важный для них день ознаменовался еще одним чудесным событием. Их ребенок словно давал понять, что приветствует решение родителей.

– Пойдем, я покажу тебе еще кое-что, – сказал Марк, когда их эмоции несколько улеглись.

Он вывел ее из волшебной комнаты-оранжереи, и они оказались в роскошно обставленной гостиной.

– Кабинет, каминная, столовая, спальня для гостей, – комментировал он, ведя Эллин по огромному дому. – Вон лестница на второй этаж, там тоже много комнат и, главное, есть прекрасная детская. Тебе нравится, любовь моя?

– Да, Марк, очень нравится. Но что это за дом? – спросила она, уже догадываясь, что услышит в ответ.

– Это дом, хозяйкой которого ты станешь в скором времени, – произнес он. – Я подумал, что моя квартира маловата для семьи из трех человек. Кроме того, надеюсь, на одном ребенке мы не остановимся?

Они вновь слились в поцелуях и объятиях, стоя на лестнице огромного дома и веря, что им предстоит прожить здесь долгую и счастливую жизнь...

Глория Кроуз неторопливо прохаживалась между столиков, установленных на зеленой траве.

Просмотрев таблички, на которых было указано, кто и где сидит, она поспешила к Эллин.

– Дорогая, – произнесла певица, – меня собираются посадить с мистером и миссис, как их там, уже не помню... А что, места рядом с неженатыми мужчинами все уже заняты?

Эллин рассмеялась.

– Глория, если кто-то приглянется вам из наших малочисленных гостей, то скажите распорядителю церемонии, он пересадит вас.

– Спасибо, так и поступлю, – удовлетворенно кивнула знаменитость. – Я свободная женщина и, кто знает, может, именно здесь встречу будущего мужа. Главное, как известно, верить в себя...

Она уже собиралась выйти, как вдруг что-то вспомнила и сказала:

– Священник уже прибыл. Можно было бы начинать. Но ваш друг Стив почему-то опаздывает.

– О, без него никак нельзя. Он все-таки шафер, – заметила Эллин и выглянула в окно. – Но гости, кажется, пока не скучают.

Они отказались от грандиозной церемонии с большим количеством приглашенных. Марк решил, что это может утомить будущую мать, а в ее положении нервное напряжение опасно. Влюбленные подумали, что будет лучше, если бракосочетание состоится на лужайке перед их новым домом. И не прогадали. Погода стояла чудесная: уже не жарко, как летом, но пока и не холодно. Очарование осеннего дня, влюбленная пара и три десятка самых близких людей – что еще нужно, чтобы зарегистрировать отношения?..

– Ну и по какому поводу столпотворение? – донесся до Эллин снизу веселый голос.

Гости повернулись и увидели, как к ним, с огромной связкой воздушных шаров, приближается Стив Саймон. Причем не один. Рядом с ним, держа в руках цветы, шла невысокая миловидная девушка. Эллин сразу узнала хорошенькую медсестру из больницы, в которой лечился Стив. Судя по всему, им удалось найти общий язык, и это не могло не радовать молодую женщину, которая всегда желала другу добра.

– Привет! – поздоровался фотограф, передавая кому-то из окружающих шары и расчехляя фотоаппарат. – Отличный получится снимок!

– Спасибо, Стив, но не забывай, что ты не на работе, – напомнил, подходя к нему, Марк. – Сегодня твоя главная задача – веселиться.

– Ну уж нет, я не упущу возможность поснимать такую красивую пару! – возразил тот. – Кстати, хочу представить всем Саманту...

– Огромная просьба занять свои места, – обратился к собравшимся распорядитель. – Церемония бракосочетания начинается.

Как только гости расселись, зазвучала органная музыка и священник в сопровождении жениха и шафера вышел к алтарю. Все трое повернулись к собравшимся, и Марк увидел, как по проходу между рядами кресел медленно шествует Эллин. Она шла к нему, улыбаясь, – любимая женщина, мать его будущих детей.

Эллин выглядела прекрасно. На ней было бледно-голубое атласное платье, перехваченное под грудью синей лентой. Парикмахер уложил каштановые волосы в высокую прическу, украсив ее лентами в тон наряда. В руках невеста держала букет из ярких экзотических цветов, тех самых, что росли в зеркальной комнате-оранжерее, ставшей символом их любви. Любви, которая, зародившись во снах Эллин, стала реальностью.

Марк, в безупречном смокинге и с галстуком-бабочкой, не сводил влюбленных глаз с невесты...

– Обещаю любить тебя в богатстве и бедности... Заботиться в болезни и здравии... Хранить верность в горе и радости... – Обет, слетая с губ, растворялся в прозрачном сентябрьском воздухе.

Эллин смотрела в глаза своего избранника и видела в них любовь. Она была счастлива, что носит под сердцем его ребенка. Она верила, что теперь ничто не сможет разлучить их. Она знала, что мечты действительно сбываются...


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14