КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420351 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200607
Пользователей - 95537

Впечатления

nga_rang про Лойко: Аэропорт (О войне)

Нормальная книга. Пропаганды нет. У меня товарищ в ДАПе побывал. Рассказывал и про РФскую спецуру, и про трофейные калаши сотой серии, и про зажареных в подземных коммуникациях чеченцев. Для этих засранцев там вообще климат неподходящий был. Обстрелы артилерией из жилых кварталов, из какой-то толи церкви, толи монастыря, толи приюта содомитов московского патриархата. Спрашивайте у тех, кто через это прошёл, они больше знают чем остальные.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Стриковская: Тело архимага (Фэнтези)

сюжет интересный, но уж больно героев потрепало, хоть и прекрасно закончилось, поэтому моя личная оценка "хорошо".
любителям незакрученных в разваренную сосиську детективных историй - вэлком.)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Свет утренней звезды (Любовная фантастика)

она, ггня, бежит так быстро, что лес сбоку смывается в ровно серое.
я онемел. это с какой же скоростью надо БЕЖАТЬ (!), чтобы деревья слились? ни на машине, ни на самолёте - НЕТ такой скорости!
и, пока она бежит, ей "мама говорит"! не кричит громко, не бежит рядом, потому что, когда окружающее сливается, то бежать-то надо быстрее скорости звука! а мать её ей - "говорит"!
афторша, чем колетесь?
и знаете, что говорит мама? что коххары приедут, а твоя морда выглядит, как у сарны. всё всем понятно? прямо первым предложением в "шедевре" это и идёт: про коххаров (это кто???) и сарн (а что что???).
и тут, психушка-ггня понеслась ЕЩЁ БЫСТРЕЕ! гиперзвуком, что ли?
а я файл закрыл. душевное здоровье важнее, нечего тратить время: искать логику в фантазиях больных, своя крыша уедет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сергиенко: Невеста лорда Орвуда (СИ) (Любовная фантастика)

Какая то бестолковая книга, зачем я взялась ее читать??
Ведь одну книгу этой аффорши уже удалила, но нет, взялась за эту, думала может что-то хорошее в этой.. Ошиблась. Совершенная размазня и какая то забитая ГГ, проучившаяся в академии магии, на минуточку, 7 лет ведет себя , как жертвенный баран.
Магиня с дипломом, ага, ага , куда поведут, туда и пойду.
ГГ невнятные, подруга ГГ – вообще неадекват. ГГ – сам по моему не знает, чего хочет. Аффтора себе в бан, писанину – в топку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

Согласна полностью с кирилл789 , читать ЭТО не смогла, удалила сразу же..

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

12 застреленных тещ (fb2)

- 12 застреленных тещ 208 Кб, 63с. (скачать fb2) - Александр Николаевич Петров

Настройки текста:



Александр Петров 12 ЗАСТРЕЛЕННЫХ ТЁЩ

Глава 1 Время раскинуть мозгами

Стоял ясный зимний день. Казалось, даже тот, кто 2 недели подряд размешивал в воздухе кашу из летящего почти горизонтально снега и струй плотного, наотмашь бьющего ветра устал крутить тугие воздушные жгуты, дав отдохнуть людям от его причуд.

Воспользовавшись этим, Солнце засияло на чистом, пронзительно синем небе, лаская и успокаивая измученную пургой и заваленную снегом землю. Эта колючая и холодная субстанция теперь мирно лежала, скрывая сор и хлам, придавая окрестностям вид праздничный и торжественный. В тени белый снег отдавал голубизной — это в кристалликах замерзшей воды отражался рассеянный свет небесной лазури.

Все живое воспрянуло духом: чирикали воробьи, синички пели свои незатейливые песенки, на ветвях восседали вороны, высматривая, чем можно разжиться.

Чистота и свежесть коснулась и двуногих обитателей города. Пользуясь передышкой, дворники с удвоенной силой заскребли лопатами по тротуарам, загрохотали трактора и грейдеры, возле снеготопок выстроились длинные вереницы тяжелых грузовиков, доверху набитые даром небес, который выпал не в том месте, не в то время и не в том количестве.

Те, кого борьба со снегом не касалась, и не прельщало нудное высиживание у ящика с прыжками по каналам, вышли пройтись, наслаждаясь хорошей погодой и обилием белого, девственно — чистого снега. В большинстве своем эти люди не отдавали себе отчета в эстетической стороне проблемы и мотивировали желание отправиться на улицу отсутствием продуктов, вещей, одежды, газет, журналов, туалетной бумаги и прочей ерунды, в поисках которой нужно обязательно выйти из дому.

Были, впрочем, и личности, которые плевать хотели на великолепие природы, давно перестав обращать внимание на нее. Дела у них были на первом месте.

Одной из таких была Валентина Ромуальдовна Игошина, дурно сохранившаяся женщина постбальзаковского возраста, похоронившая пару лет назад своего мужа, умершего от пьянки, а если говорить совсем честно, просто перепиленного злобным языком этой пролетарки пополам. Эта тетка, одетая в безвкусную серо-зеленую, длинную куртку, которая шла ей как корове седло, увеличивая и без того немаленькую фигуру, резво чесала к станции метрополитена, направляясь на свой любимый рынок. Она ходила на него каждый выходной, как раньше богомолки ходили в церковь.

У Валентины Ромуальдовны, посещение открытых торговых рядов давно уже стало священнодействием, своего рода сакральным служением карбонату и буженине, красной икре и сервелату, продуктам, на который она тратила все свои деньги, снедаемая вечно голодным богом обжорства.

По дороге к метро, она с вороньей благозвучностью бормотала проклятия дочери и зятю, за то, что они зарабатывали гораздо больше ее, отоваривались в «Седьмом континенте» и «Ашане», питались отдельно, не воспринимали ее бурчания, и вообще имели собственное мнение о том, как нужно проводить выходные, а также дворникам, накрашенным молодым девчонкам, миру, жизни и вообще всему. На ее некрасивом, грубом, словно вырубленном топором из куска замороженного дерьма лице, сменяя одна другую появлялись гримасы: озабоченности, страха, злобы и неодобрения.

Ее короткие толстые руки, сжатые в ладонях в кулаки совершали резкие, неровные движения, как у вусмерть пьяного лыжника на обледенелом подъеме, заставляя заветную, изрядно потрепанную болоньевую сумку для покупок издавать склизкие, хлюпающие звуки. Валентина Ромуальдовна двигалась своим обычным маршрутом, прячась от солнца в тени домов. Она вообще не любила солнца и яркого света, заклеивала глазки светодиодов на холодильниках и телевизорах, тщательно выключала даже то, что выключать не следовало. Это было у нее навязчивой манией, также как и потребность нудно и грязно ругаться по любому поводу. Эта женщина не только выглядела, но и была по настоящему психически ненормальной, что подтверждалось пухлой историей болезни, хранимой в архивах Кащенки и извлекаемой каждую весну в связи с сезонными обострениями у гражданки Игошиной. Тетке предстояло пройти еще один дом, и выйти на финишную прямую к станции. Валентина Ромуальдовна продолжала двигаться своей неровной, дергающейся походкой, нагибаясь вперед, словно от сильного ветра, махая руками и с подозрением оглядывая пространство вокруг мутными линялыми глазами, цвета застиранных панталон.

Все было спокойно: далеко впереди, у станции подземки, заканчивали пробежку такие же любители отовариваться с утра в воскресенье, во дворе возле грибков и домиков детской площадки одиноким красным пятном маячила мамаша с коляской, прыгая с ноги на ногу в холодных, негреющих сапогах на длиннющих шпильках, пара автолюбителей заводила свое «железо», заставляя моторы автомобилей издавать утробные звуки и выплевывать вонючие хвосты дыма из выхлопных труб.

У первого подъезда с дверью сосредоточенно возился бородатый мужик неопределенного возраста в оранжевом рабочем комбинезоне. Игошина неодобрительно поджала губы, она не любила бородатых, и добавила шагу. Как только она миновала этого человека, выглядящим как дворник или работник ДЭЗа по обслуживанию кровли, произошло неожиданное. Мужчина вдруг залез руками под черную вязанную лыжную шапочку, надвинул на глаза матерчатую полумаску с грубо прорезанными отверстиями для глаз, выхватил из-под комбинезона длинную, увесистую железяку с рукоятью и подбежал к женщине сзади. Навел, нажал на спусковой крючок. Железяка тихонько лязгнула, раздался несильный хлопок. Снег перед так и недошедшей до рынка теткой окрасился красным. Грузная туша Валентины Ромуальдовны рухнула, пачкая снег кровью и остатками мозга из выдолбленной разрывным зарядом головы.

Киллер метнулся к подъезду, пряча под одежду шипящее оружие. Захлопнув дверь, он вставил в технологическое отверстие замка блокирующий штифт, не мешкая взбежал наверх и поднялся по шаткой металлической лесенке на чердак. Там он моментально скинул с себя комбинезон и бушлат без воротника, отлепил бороду, вытащил из спортивной сумки меховую шапку и дубленку. Оделся, запихнул рабочую одежду и оружие в сумку. Пробежал через весь дом, спустился по лесенке на верхнюю площадку крайнего подъезда, повесил замок и опломбировал люк, приклеив бумажку и поставив штампульку ДЭЗа. Затем, не спеша, прошагал лестничные марши, вышел на улицу, взглянул на начавшую собираться толпу, прошел к метро, сел в неприметную серую машину с заляпанными снегом номерами, где его уже ждали. Автомобиль плавно тронулся с места. Водитель и пассажир проводили глазами милицейский УАЗ, который нырнул во дворы с той стороны длинного дома.

— Как? — спросил тот, кто был за рулем.

— По плану, — ответил пассажир.

Машина выехала на боковую дорожку, несколько раз рыскнув из стороны в сторону по нечищеному асфальту и двинулась навстречу солнечному дню.

Глава 2 Тяжелый день — понедельник

Ростовцев, практикующий маг и экстрасенс вновь окинул взглядом пространство своего кабинета. «Ну, потратился», — подумал он, — «зато не в подвале. От метро близко, людям удобно ездить». Алексей Александрович вспомнил времена, когда он занимал столик в зале книжного магазина, торгующего эзотерической литературой и магическими причиндалами. Вспомнил свой подвальчик при тепловом пункте в здании на Садовнической набережной, где он проводил дни и вечера, чтобы как можно меньше бывать дома, наполненном злобном шипением тещи.

Из-за нее он старался приходить, когда старая грымза, насмотревшись телевизора, закрывалась в своей комнате, откуда тянуло старушечьей вонью и злобными эманациями не совсем здорового разума.

Алексей Александрович невесело усмехнулся, все выходило по поговорке — «Сапожник ходит без сапог». Изрядную долю его клиентов составляли мужчины с подобными проблемами. Он снабжал их защитно-корректирующими устройствами, а особо надежным за хорошие деньги предлагал устройства поглощения энергии для «гашения» не в меру ретивых теток. Безусловно, радикально эти меры не помогали, но определенное облегчение приносили. Клиентура у Ростовцева была, причем большую часть ее составляли люди, пришедшие по рекомендации клиентов мага.

Понятно, что никаким магом, в старинном понимании этого слова, Алексей Александрович не был, духов не заклинал, в пропасть, подобно героям Кастанеды не прыгал, материализацией предметов не занимался.

Ростовцев обладал хорошо развитой интуицией, дополненной вторым зрением, неплохо владел НЛП, был разработчиком интересных устройств из области генераторов торсионного поля, знал жизнь, обладал практической сметкой, что вполне хватало для того, чтобы в нем признали человека обладающего могучими сверхъестественным способностями даже ярые сторонники европейской и толтекской магии.

К чести Алексея Александровича, он никогда не ездил по ушам клиентов, нагружая их именами демонов и ангелов, не требовал слепой веры в собственную исключительность, не злоупотреблял высоконаучными терминами. Дела его шли потихоньку, медленно, но уверенно набирая обороты.

Ростовцев еще раз оглядел свой кабинет, с сожалением подумав, что новое место еще должно «нагреться», чтобы начать оправдывать вложенные в него средства.

Алексей Александрович не ждал никого из своих постоянных посетителей, телефонных звонков не было. Новые люди могли прийти только случайно. Ростовцев решил посвятить день подбору модулирующих сигналов для торсионных излучателей. Эти же сигналы неплохо действовали и в виде скрытых вставок в музыке, заставляя людей делать то, что хотел от них разработчик метода.

Внезапно зазвонил телефон. Алексей Александрович мгновенно выбросил вперед руку и схватил трубку.

— Слушаю вас, — произнес он.

— Здорово, Ростовцев, — проорал голос в трубке.

— Здорово, Алик, — ответил он.

А про себя подумал: «Вот ведь принесла нелегкая».

Его отношения с Альбертом Петровичем Бухиным, следователем городской прокуратуры, нельзя было назвать простыми и приятными. Алик периодически возникал у Ростовцева, разговаривал о политике, автомобилях, женщинах. Говорил бы и о футболе, если бы Алексей не выдал ему прямо в лоб, что не понимает что хорошего в том, что куча мужиков в трусах бегает за мячиком. Бухин рассказывал сплетни и анекдоты, байки, которые циркулировали в его учреждении, расспрашивал об астральных влияниях и о том, чем дышат люди, обращающиеся в центр магии. Ростовцев плел всякую ахинею, поил следователя коньяком, при этом лишь делая вид, что пьет сам.

Алика это вполне устраивало. Он напивался, рассказывал о скотине начальнике, обещал помощь в решении трудных дел, если таковые возникнут. Алексей Александрович понимал, что, в общем-то, его хотят крышевать, но благодаря его заезженному, но эффективному способу обороны, называвшемуся «чего взять с блаженного», Ростовцев довольно успешно избегал добровольно-принудительного вступления в общество неформально оберегаемых этим грозным учреждением, и соответственно не платил дани. То, что Бухин служил передаточным агентом между сторонами, было видно даже невооруженным глазом. Было ясно, что, если бы он видел выгоду в этом, то подмял бы под себя центр Алексея. Но Ростовцев нужен был Бухину свободным и независимым, отчасти из-за того, что тот умел поддержать непринужденную, почти дружескую беседу, отчасти из-за того, что Алик нашел таки способ обложить Алексея Александровича данью, требуя консультаций у «астральных покровителей» мага.

— Давненько не звонил, Алик, — продолжил Ростовцев.

— Да брось… Смылся, не сказал куда.

— Да я же не прячусь. Работа такая — быть на виду. Телефон в последней рекламе нашел?

— Обижаешь, Алексей. Хорош бы я был, если бы все из газет узнавал, — ответил Бухин. — Я тут мимо еду, не против, если заверну на огонек.

— Пожалуйста, офис 336 подъезд 29.

— Да знаю, — как-то устало отозвался следователь. — Буду через 5 минут, я уже на Пролетарке.

— С нетерпением жду, — сказал Ростовцев и отключился.

Бухин был хорошо упакован: дорогой костюм, швейцарские часы за три штуки баксов, черная А4, вкупе с надутой, важной физиономией придавали ему вид чрезвычайно уверенный, вальяжный вид.

Иногда Ростовцева подмывало спросить, откуда это великолепие у скромного следователя с бюджетной зарплатой.

По правде, говоря, Алик выглядел, как натуральный бандит, не хватало лишь галтяки на шее. И «братва», и менты отличались Ростовцевым из серой массы по особой, прямо таки нечеловеческой задумчивости и серьезности. Вплотную к ним примыкали пожарники и таможенники, тоже прячущие свою трехкопеечную простоту за крайней озабоченностью.

Алексей Александрович давно уже не видел особых различий между бандюганами и теми, кто был призван защищать мирных обывателей от них, те и другие «чесали» мирных обывателей почем зря. Манера работы с «населением» была в общем похожей: запутать и запугать, но у милицейских к ней добавлялась бесконечная гордость и самоуважение в купе с презрением к собеседнику. И те, и другие могли организовать простому смертному серьезные неприятности. И те, и другие жутко боялись: бандюганы — ментов, менты — ССБ, которая рыла землю носом в поисках уклоняющихся от уплаты в милицейский «общак» налога на дополнительные услуги населению.

Были и еще нюансы: если «быки» давили матом и брали нахрапом, то джентльмены из органов внутренних дел старались не употреблять бранных слов, используя вместо них милицейско — канцелярский жаргон, и не допускали даже намека на незаконность своей деятельности по сбору средств у предпринимателей.

Однако сегодня, Бухин сегодня выглядел немного пришибленным, задерганным и крепко напуганным, что делало его похожим на дауна. Даже огромное, рыхлое, пивное брюхо следователя, казалось, боязливо съежилось.

Он и так не был эталоном ума, но признаки крепкой взбучки, гасили последние проблески интеллекта на лице.

Алексею Александровичу, на мгновение показалось, что Алика выкинули из органов, не то за пьянку, не то за полное несоответствие занимаемой должности.

— Вау, сколько лет, сколько зим, — произнес Ростовцев дежурное приветствие.

Мужчины обнялись.

— Здравствуй, Алеша, — ответил Бухин. — Ты я вижу, тут неплохо так устроился.

— Да уж… — сокрушенно произнес Алексей. — Как вспомню, сколько денег угрохано… А народ, до сих пор по привычке на старый адрес приходит.

Ростовцев обвел рукой пространство офиса с его жалюзями и перегородками из металлического профиля и белого пластика, немного непривычное после подвальных катакомб с магистралями из ржавых труб большого диаметра и торчащими во все стороны вентилями в прежней точке дислокации.

— Да ты шикарно живешь, как большой, — сказал Бухин, из вежливости повертев головой по сторонам. То место тоже хорошее было, жалко. Привык… Ступеньки только были неудобные. Как идешь, так и думаешь не на*бнуться бы.

— Особенно когда наверх, — вставил Ростовцев.

— Намекаешь? — спросил следователь. — Я завязал. Уже месяц не пью.

— Дни стали короткими и скучными, вечера дома длинными и пустыми… — прокомментировал Алексей.

— И все-то ты, колдун, знаешь. Знаешь, наверное, с чем пожаловал.

— Обижаешь, начальник. Догадываюсь, что получил пистон от шефа за очередной «висяк». Дело хоть стоящее?

— А как ты… А впрочем, неважно.

— Как я узнал? Да вид у тебя взбледнувший. Зашел, — и сразу к делу. Хоть бы ради приличия дал бы себя по офису провести. Ладно, присаживайся, в ногах правды нет.

Ростовцев чуть ли не силком усадил Алика в кресло для посетителей.

— Да, дело серьезное, — произнеся это, Бухин насупился, вцепился в подлокотники. — Кто-то среди бела дня убивает людей.

— Ну и что? Вот удивил, — усмехнулся Ростовцев, устраиваясь за рабочим столом напротив. — Сколько там по статистике трупов в день образуется от противоправных действий лиц и групп граждан? 80? 100?

— Это другое дело. Тут стреляют прямо на улице, в людных местах, — следователь не заметил насмешки. — Убивают исключительно пожилых женщин. Почерк очень характерный — разрывная пуля крупного калибра в голову. Вчера убили десятую жертву.

— Начальник сильно ругается, — неопределенным тоном произнес Ростовцев.

— Да, нет — как-то растеряно ответил Алик. — С чего ты взял. А еще колдун, однако.

«А ты дубина стоеросовая притворяться совсем не умеешь» — произнес про себя Алексей Александрович.

— Значит, душа болит за безвинно погубленных теток?

— А тебе такой документ, как Уголовный Кодекс знаком? Как классифицируются такие действия, знаешь?

— Ну что вы, гражданин начальник, я так, треплюсь для поддержания разговора. Как же можно против Уголовного Кодекса, — Ростовцев улыбнулся.

— Да не о тебе речь. И вообще, хорош прикалываться. Дело действительно серьезное.

По тону чувствовалось, что следователь прокуратуры теряет терпение.

— Ладно, давай серьезно. Что за оружие установили?

— Нет.

— Убийцу кто-нибудь видел?

— Свидетели в показаниях путаются. Один описывает его как толстого, другой как худого. В росте тоже разночтения. Лица никто не видел.

— Так может убийцы разные?

— Типун Ростовцев тебе на язык. Ты еще банду придумай, которая старух убивает. Мало у нас ОПГ и всякой заказухи. Ты что не в курсе, что с самого высокого кресла нашего ведомства было объявлено, что в основном, с оргпреступностью у нас покончено? Нет, Алексей, ты подумай, может это молдаване или таджики.

— В смысле, найди, кого из таджиков можно притянуть под это дело? А родственников проверяли?

— Да, все чисто, алиби железное.

— А есть ли что-то общее между убитыми? Работали вместе, в одну поликлинику или кружок революционной песни ходили?

— Нет, разные районы города. — Бухин поскреб в затылке. — Ну, возраст примерно одинаковый. От 50 до 60. Образование среднее или средне-специальное. Все работали на производстве или в обслуживании. Тетки простые, звезд с неба не хватали. Обычные, каких много. Соседи характеризуют положительно: не пили, не курили, здоровались, были энергичными и деятельными.

— Не привлекались, на учете не состояли, — продолжил Ростовцев.

— Нет. Кое-кто был. Кто обращался в поликлинику к психоневрологу. Кто в Соловьевку, кто на Сокол или в Кащенку.

— Они жили с родственниками?

— Да, все убитые женщины жили со своими дочерьми.

— А мужья у них были? У теток застреленных.

— Были. Умерли.

— А у любящих дочек?

— Да, мужички скромные, ничем не примечательные. Зарабатывают мало, потому, что жить не умеют. Интеллигенция задрипанная.

— И это дает нам 10 крепких подозреваемых, в лице любящих зятьев.

— Я тоже так думал поначалу. Но ведь все убиты из одного оружия. Одинаковыми самодельными пулями, — дробь «нулевка», залитая эпоксидной смолой в пластиковом контейнере. По составу эпоксидный клей идентичен. От партии к партии состав меняется, но технический отдел единодушно утверждает, что все 10 зарядов были залиты смолой из одной замеса.

— Лучше бы они сказали калибр и марку оружия. А заодно и стрелка… Может заказуха?

— Может… Такая возможность не исключается. Но, по правде говоря, предполагаемые заказчики народ хлипковатый для того, чтобы к кому-нибудь серьезному обратиться. И вообще они какие-то странные, не от мира сего: радиоинженер, писатель, физик, лингвист, химик… Ну, и тому подобное. Живут бедненько…, - Алик усмехнулся, видимо вспомнив набитую мебелью и техникой, подвергнутую евроремонту собственную квартиру, — но чистенько. Короче, крутили их, вертели, но ничего против не нарыли. Похоже, всех связывает этот стрелок — ликвидатор старух. Что уж он повадился… — Бухин замолчал.

— Мне нужны дела.

— Прокуратура все объединила.

— И ты теперь за всех отдуваешься?

— Угу, — ответил Алик.

— Ладно. Давай список фигурантов, адреса, места работы, протоколы осмотра мест преступления, протоколы допроса свидетелей, баллистическую экспертизу, протоколы химического анализа фрагментов метательных зарядов. Можешь отксерить у меня, — подытожил Ростовцев.

Внутри Алексея что-то тоскливо сжалось. Пронеслась мысль: «Ведь только копир порошком заправил. А тут этот хрен с горы».

Алик Бухин работал основательно, копируя практически весь, толстый том уголовного дела. Алексей Александрович тихо зверел, но держал улыбку на лице, как стойкий оловянный солдатик. Он утешался тем, что клиентов в этот день не было, так что день был потрачен не совсем впустую, а пошел в зачет добровольно-принудительной помощи органам дознания. Наконец, Алик закончил свой тяжкий и практически бесполезный труд.

Бухин был на это мастер. Одним из его профессиональных умений, помимо удержания на лице важной мины, было умение расшивать чужие дела и сшивать из них свои собственные, а еще ксерить документы, заверяя копии своей красивой, витиеватой подписью.

Ростовцев с тоской посмотрел на стопку бумаги, подумал о напрасно изведенном порошке и листах офисной Data Copy 95 % белизны.

— Ну, ты гигант, — произнес он, когда Бухин вручил ему свое творение.

— Да мне что, — ответил Алик, корча уморительную рожу, — читать-то тебе.

— Слава Богу курсы скорочтения окончил.

— Алексей, ты можешь это не штудировать, у каждого свои методы. Главное, найди мне, колдун, убийцу. И помни, материалы только для тебя.

— Яволь мейн генерал, — ответил Ростовцев, притягивая к себе копии документов. — Надеюсь, у тебя не скоро подобный трабл снова образуется.

— Алексей Александрович, ты меня очень обяжешь.

— Ну что ты, — делано засмущался Ростовцев. — Ведь это моя работа, помогать людям… Раньше, чем через неделю, за результатом не обращайся.

— Конечно, конечно, дело серьезное. Уже ухожу, заранее благодарен, — чуть ли не кланяясь, ответил Бухин.

Следователь пожал Алексею руку и мгновенно испарился, чтобы не мешать. Ростовцев грязно выругался и сел за просмотр.

Глава 3 Как поймать черную кошку в темной комнате?

Найти каплю полезной информации в бурде канцелярско-милицейского бреда очень непросто. Сначала Ростовцев пробовал читать все подряд, но буквально уже на первой странице перешел на простое перелистывание в поисках чего-то значимого, выхватывая отдельные куски, однако не помогло и это. Из текста выпирала дубовая лексика. Чугунные, убогие обороты типа «смерть наступила в результате прекращения жизни в результате черепно-мозговой травмы нанесенной неизвестным орудием, предположительно пулей», лежали на пути восприятия, как завалы из железобетонных блоков.

Ростовцев сначала недоумевал по поводу таких формулировок, и общего дебилизма текстов, пока не увидел фото одной из жертв. На месте лица была кровавая дыра, в которой исчезли глаза, нос и правая скула. Где-то у шеи болталась нижняя челюсть со вставными зубами, которые нелепо и страшно блестели в кровавом месиве раны.

Алексей Александрович поморщился, подумал, было, что такие вещи только так и можно описать, но вдруг представил, что на месте этой женщины могла бы быть его теща. Ему сразу стало легко и приятно. Что-то внутри подсказывало ему, что убийца мог испытывать примерно похожие чувства.

Ростовцев понял, что простым чтением, он жизни себе не облегчит, лишь только наестся словесного дерьма и запутается. Нужны закономерности, кроме одинаковых самодельных пуль.

Он приготовил 10 листов бумаги, разделил их пополам вертикальной чертой. В левую графу Ростовцев выписал имя жертвы, род занятий, место жительства. Туда же он добавил приметы убийцы, место смерти, способ совершения преступления. В другую он внес приметы главных подозреваемых: дочерей и зятьев застреленных женщин. Эта работа заняла у Ростовцева все время, которое он хотел потратить на научные изыскания. Потом пришли клиенты, и день закончился обычным словоблудием. Алексея Александровича, правда, сильно порадовало, как неожиданно много пришло заказов по Интернету. Садясь в автомобиль, Ростовцев подумал, что если дело будет продолжаться такими темпами, можно будет прекратить прием посетителей и сосредоточиться только на разработках новых устройств.

Дома, вопреки обыкновению, теща не легла спать и продолжала пялиться в ящик. Хоть Алексей не разговаривал с ней, он чувствовал, какая грязь, какая ненависть исходит от старухи, которая ненавидит его за то, что он моложе, умнее и не скрывает, что ни в грош не ставит те проблемы, на которых теща набила не одну шишку.

«Хоть бы прибил бы кто тебя, колода старая», — мысленно пожелал ей Ростовцев, пересекая под прицельным огнем тещиных глаз комнату…

Жена гоняла очередной сериал про ментов.

— Привет, Лариса. Извини, я опять поздно, — сказал Алексей, подходя к женщине, которая валялась на кровати, и дежурно целуя ее в щеку.

— Привет, — ответила она. — Еда в холодильнике, холодильник на кухне.

— Грей сам, мне некогда, — продолжил Ростовцев.

— Да, — с вызовом ответила женщина.

— Ну-ну, — буркнул Алексей Александрович.

Он не спеша, переоделся в домашнее, выдернул из стопки коробку с диском, расчехлил ноутбук, взял папку с бумагами и пошел поглощать макароны с казенным котлетами.

Опять прошел сквозь простреливаемое пространство и расположился на кухне. Поставил свой ужин в микроволновку, щелкнул клавишей чайника. Включил компьютер и, не дожидаясь пока пробегут все заставки, зарядил диск с «Молчанием ягнят».

Алексей Александрович всегда, когда попадал в затруднительное положение, обращался к этому фильму, ища вдохновения в диалогах девушки из ФБР и доктора-каннибала.

Под «ляля», он справился с немудреным ужином, откушал чаю, вытащил банку пива и разложил на столе бумажки с данными, выписанными из дела. Он сидел так довольно долго, до тех пор, пока воспользовавшись тем, что старуха отправилась спать, не пришла жена в короткой, полупрозрачной ночной рубашке и увела его «мириться».

Они «мирились» долго и по всякому, но Ростовцев никак не мог сосредоточиться на процессе, и мысли вертелись вокруг подкинутого ему Аликом дела.

Ночью ему приснился Энтони Хопкинс в роли Ганнибала Лектора. Доктор сидел в своей камере за 30 миллиметрами акрилового стекла и сосредоточено соединял колечки в цепь. Подняв глаза, он с усмешкой сказал: «Все в деле, все перед тобой».

Глава 4 Все вопросы к Яндексу

Утром, из-за холода, рыдван Алексея Александровича не завелся, и он направился на работу пешком, благо погода продолжала радовать солнцем, которое не мог испортить даже изрядный мороз.

Ростовцев потолкался в метро, втиснулся в холодное нутро трамвая. Остаток пути до офисного центра Алексей протопал пешком.

Ростовцев дошел до офиса, открыл дверь и с удовольствием вдохнул тишину комнаты, ее слегка душноватый, наполненный благовониями запах. Офисом назывались 2 небольшие комнаты, полученные из одной, путем пересечения быстроразборной, «офисной» перегородкой. Жалюзи на стеклах были открыты на максимальный просвет, что позволяло видеть убранство импровизированной лаборатории Ростовцева, приборы, отчасти изготовленные на заказ, отчасти приобретенные по случаю. Среди относительно новых изделий, где выделялся чрезвычайно дорогой высокоомный вольтметр ВК2-16 — последнее приобретение Ростовцева, виднелись генераторы сигналов, энцефалографы, кардиографы и осциллографы, тиснутые Алексеем Александровичем во времена развала академических институтов. Ростовцев очень любил эти старые приборы, которые, наверное, помнили еще запуск в космос Гагарина. Именно на этом старье он добился первых значимых результатов своей работы.

«Переселиться сюда, что-ли?» — подумал он. — «В заднюю комнату кресло-кровать куплю, генераторы выставлю в приемную. Будет мне местечко для жизни».

Алексей Александрович разложил бумаги на столе, включил компьютер. Ростовцев не стал ждать, пока загрузится тяжелый, неповоротливый XP, сходил за водой, налил в ее чайник, бросил в чашку заварку и пару кубиков сахара. Дождался, пока не щелкнула клавиша, налил кипяток и вполне готовый к работе уселся с чашкой перед экраном.

Пока он добрался до работы, мысли вертелись вокруг дела. Сон, с Лектором, который сцеплял колечки в цепь, не давал покоя. Он явно относился к задачке с 10 застреленными женщинами. Андрей Александрович разложил листки по порядку. Вдруг его как ломом по голове шарахнуло. Убийца второй жертвы описывался свидетелем как невысокий полный мужчина. На фото из дела о третьем убийстве, зять застреленной тетки, заснятый вместе со своей женой, выглядел невысоким и толстеньким. «Этакий тараканчик с усами», — подумал Ростовцев. — «Интересно, как он со своей бабой трахается. Зеркальная болезнь еще не одолела?»

И перебивая поток ненужных мыслей, Ростовцев вдруг попытался представить, как этот пузатый мужик несся, к гаражам, перепрыгивая через оградки газонов, хрустя остатками снежной корки, чтобы там перемахнуть через забор и скрыться в спасительной неизвестности. «Наверняка, там ждала его машина» — решил Алексей Александрович.

Ростовцев продолжил движение по записям, сравнивая показания свидетелей и фотографии мужчин. Еще пару раз он зафиксировал совпадение примет. Алексей подумал, что примерно одинаковый рост и комплекция — это еще не доказательство. Но Ростовцев уже был твердо уверен, что разгадал загадку. Теперь ему нужны были аргументы и время, чтобы подумать, как поступить с открывшейся ему тайной.

Алексей Александрович закрыл глаза и попытался настроиться на того, кто все это придумал. Мозг «стрелкового общества», человек, который разрабатывал планы операций, не был склонен к риску, действовал наверняка, по точному расчету.

Если была возможность сделать дело без свидетелей, дело делалось без свидетелей. Тогда в материалах отсутствовали данные о точном времени акции и приметы киллера.

Таких дел было шесть. Остальные операции по необходимости проводились открыто. Алексей Александрович отметил, что киллеры и группа прикрытия действовали дерзко и решительно, с тонким знанием психологии людей, времени реагирования силовых структур, стандартных схем перехвата.

Качество отработки деталей улучшалось с каждым разом. Все меньше людей видели стрелка, все короче становился отрезок пути, который могли отследить оперативники.

Ростовцев абстрагировался от второстепенных деталей, пытаясь найти главное — зачем, зачем убивать старых женщин, которым и так недолго осталось.

Логика подсказывала квартирные, имущественные мотивы, но все было второстепенным. Ростовцев стал настраиваться на преступника. Это ему не удалось.

Вдруг все внутреннее пространство заполнила его теща с ее пронзительным голосом, обвиняющая Ростовцева во всех смертных грехах, главным из которых было рождения Алексея на свет.

Ростовцев понимал, что все дело в обыкновенной психической неуравновешенности, упадке сил, отягощенности унижениями и горестями, а главное в желании вывалить все это на кого-то, чтобы было не так тяжело нести по жизни этот мусор.

Алексей Александрович понимал подоплеку, но недоумевал по поводу глупости этого процесса: сил затрачиваемых на истязание себя и окружающих, с избытком бы хватило на решение всех задач связанных со здоровьем и трудовой деятельностью.

Зятья были для таких старых вампирш, успевших угробить своих мужей, лакомой добычей: молод, полон энергией и при этом совершенно чужой человек, которого не жалко пинать и мучить, к которому можно придираться и зудеть по любому поводу. Особенно сильно это проявлялось, когда вампирка жила с мужчиной в одной квартире, криком и воркотней «строя» жертву, напоминая, что именно ей он всем обязан.

Вкупе с невозможностью выбраться из местного отделения ада это оставляло единственный выход.

Ростовцев вдруг поймал себя на мысли, что одобряет мужиков, которые объединились и постреляли своих домашних пиявок.

«Но как же мне их найти?» — подумал Алексей Александрович — «Ведь Алик с живого не слезет. Его самого, наверное, „прессуют“ чтобы стимул появился, чтобы злей был».

Ростовцев долго крутил варианты, где могли познакомиться, на чем сойтись члены «тещеотстрельного клуба». Наконец, он вздохнул, сгреб бумаги, сминая листы засунул в папку. Папку он со зла швырнул к двери, вскочил, топча разбросанные на синем ковролине документы, крича в крайнем раздражении при этом: — «Алик, урод, все вопросы к Яндексу».

Ростовцев осекся и произнес рекламный слоган: «Яндекс. Найдется все».

Раздражение сменилось нетерпением. Не став поднимать разбросанные по приемной бумаги, Алексей подключился к Сети и подрагивающими руками набил в окошке поисковика: «Убить тещу».

Глава 5 Сочинение на тему: «Ненависть к теще или Прибить проклятую тварь»

Материалов оказалось довольно много, и уже второй день Ростовцев просматривал Интернет-странички, связанные с высказываниями мужчин против своих mother in law. Алексей сразу же отбрасывал «отстойные» ресурсы типа Удафф. ком, где в остроумии упражнялись «падонки» всех мастей, безжалостно отсекал разделы «Про тещу» на порталах анекдотов и продолжал целенаправленные поиски сайта-интегратора, вокруг которого и произошло объединение «ликвидаторов».

Если быть совсем честным, ресурс, который подходил по всем параметрам был в одной из верхних строчек результатов, но Ростовцев почему-то приберегал его на сладкое, лопатя странички зеленой молодежи и разные болтологические форумы, в надежде найти убийц там. Но брехливые собаки редко кусаются, и несмотря на обилие крепких выражений, Алексей не находил там ничего, кроме бесполезного перемешивания слов.

Сайт, оставленный Алексеем Александровичем на потом, наконец, дождался своего часа.

Ростовцев нашел для него время вечером, после того, как отпустил клиента и разобрался с сетевыми заказами.

Размышляя о том, что если дело пойдет так и дальше, то офис с чистой совестью можно будет закрывать и переходить на торговлю по Интернету, Алексей Александрович открыл ссылку на давно намеченный для просмотра ресурс.

Сайт назывался «Время перемен» и был посвящен всему тому, что произошло со страной и миром за то время, когда закончилась парадоксальная эпоха Рыб и началась практичная, меркантильная эра Водолея.

Отношениям с тещами и вообще всякого рода престарелым родственникам был посвящен целый раздел.

Ключевой была статья некоего Рамона о стремительном, молниеносном устаревании норм морали из-за развития общества.

Начал Рамон с того, что пожилые люди и в первую очередь женщины, являются хранителями основ общественной морали. Он даже приводил довольно известное высказывание, что Британию сделали великой старые девы. Не забыл автор и о культурных различиях. Рамон вспомнил, что в различных группах общества действует разная общественная мораль, и чем ниже слой, тем более она архаична и авторитарна.

Прогресс техники и постепенный отход от тоталитаризма привел к тому, что сейчас бок о бок сосуществуют древне-каменный век и эпоха Интернета, с разными задачами, стимулами, критериями успеха. Тот же прогресс привел к тому, что разработанные на основе научных изысканий методы решения проблем вскрыли и очистили многие выгребные ямы человеческой психики.

Все это вызвало трещину в потоке жизни. Преемственность поколений была безвозвратно нарушена. Опыт прошлого, вернее, его морально-нравственная часть, касающаяся смыслов существования, чести, долга, «священных коров», т. е. табуированных зон, вместо того, чтобы двигать общество вперед и служить залогом успеха и процветания стал тормозом и проклятием.

Все это сопровождалось примерами, в основном из реалий жизни новой России, когда честность вознаграждалась обманом, вложение сил в работу внутренней пустотой, соблюдение моральных норм — тотальным неуспехом в делах.

Население, — писал Рамон, нынче напоминает плохо размешанную смесь нерастворимых друг в друге жидкостей, в одном и том же месте попадаются пласты представителей общества образца 30-х, 50-х, 70-х, 80-х годов, людей нового образца из поколения «Пепси», Диснеевских мультиков и И-нета. Зачастую они исповедуют взаимоисключающие идеи и не сталкиваются врукопашную, лишь потому, что отделены друг от друга стенами квартир, институтов, фабрик, заводов, танцполов и т. п., а главное первым правилом общественного устройства, которое гласит: «Не переделывай мир под себя».

Правило это, однако, постоянно нарушается и поддерживается лишь в постоянном противостоянии членов общества друг другу.

И тут автор снова возвращался к проблемам контактов людей из разных хронослоев общества. Воспитанные в духе уважения к старости и успевшие потешить чужую дряхлость в годы собственной молодости, пожилые люди начинают требовать подобного отношения к себе, в изменившихся реалиях. Дело усложняют перемена условий жизни и увеличение психологической нагрузки, что прямым ходом ведет пышному расцвету психических заболеваний у пожилых людей, как защитной реакции на мир, который изменился. Рамон, конечно, оговоривался, что у большинства приспособительных резервов хватает для адекватного реагирования, но есть индивидуумы, подсознательный ум которых в качестве механизма адаптации выбрал разрушение.

Поскольку сил и возможностей упражняться на посторонних мало, в первую очередь тестам на устойчивость психики подвергаются ближние, связанные родственными узами и нормами морали, которые неспособны ответить ударом на удар, чтобы заткнуть престарелого хама.

Ростовцев отметил, что все написанное, с его точки зрения верно.

Автор продолжил свои рассуждения тем, что начал анализировать контакты носителей различного мировоззрения, в разрезе отношений зять-теща. По Рамону выходило, что чем интеллигентнее связанная условностями сторона и чем менее доступна в этом конфликте сторона, защищенная законом и моралью, рационально — логическому убеждению, чем больше у нее обид на мир, тем хуже и безысходнее ситуация для втянутого в мясорубку мужчины. Сделав несколько экивоков в сторону финансовых реалий новой эпохи, Рамон сосредоточился на конкретной ситуации, когда под пяту психического террора никчемной, психически больной старухе попадают сравнительно молодые, успешные, но не могущие пока приобрести собственное жилье мужчины. Прогноз был неутешительный, и вывод предлагался один — «пока смерть не разлучит…»

Ростовцевым овладел нервный мелкий смех. Хихикая, он обозвал этого Рамона новым Родионом Раскольниковым, а статью переименовал в «Разрешение крови по совести». Хоть автор не предлагал радикальных насильственных шагов, но наличие на сайте странички заказных виртуальных убийств, где 90 % заказов касались тещ, тестей, свекровей и свекров, а также форума, участники которого высказывались по поднятому вопросу более чем определенно, давало «правильное» направление взбаламученной умелой подачей материала психике.

«Есть» — сказал сам себе Алексей Александрович.

Несмотря на то, что сайт не выходил за рамки озлобленного пустопорожнего трепа выпускающих напряжение людей, Ростовцев почувствовал — горячо, очень горячо.

Скоро Алексей Александрович понял, отчего он так решил. При форуме был виртуальный клуб. Просмотрев ленту новостей, Ростовцев увидел, что прием людей в его действительные члены практически совпадал с датами отстрельных акций. Это было еще одним звеном в цепи доказательств.

Для того, чтобы писать на форум, нужно было заполнить регистрационную форму, в которой помимо прочего предлагалось дать имя и фамилию, ближайшее метро и район города. Алексей даже заполнил и отправил бланк, скопировав при этом чистый лист регистрации.

Ростовцев позвонил знакомому программисту Валерию, поинтересовался, как он живет, работает ли подаренный ему защитный энергетический модуль и приборчик для приворота, во включенном виде повышающий привлекательность его владельца в глазах женщин. Потом, попросил выудить с названного им сайта данные по регистрации членов форума.

Программер долго и нудно объяснял, что это можно сделать лишь при определенных условиях. Ростовцев выслушал его, согласился, и сказал: — «Попробовать то можно?» «Да» — ответил программер и опять пошла бодяга про ФТП доступ.

Алексей Александрович выслушал и это.

— Можно ли потом будет сменить пароль, чтобы законные владельцы не могли больше производить изменения? — спросил он.

— Нет проблем, — ответил программист.

Назавтра, Валерий позвонил в половину второго, и чрезвычайно довольный собой предложил Ростовцеву проверить почту. Там были регистрационные формы всех участников виртуального клуба и новый пароль для доступа.

Алексею Александровичу хоть и хотелось немедленно приступить к изучению разведанных, он заставил себя минут 20 дружески поболтать с программером, о том, что человек, а в особенности женщина — несложная, легко управляемая биологическая конструкция. Заодно маг дал пару рекомендаций, как можно быстро затащить даму в постель.

Закончив разговор, он ввел в поисковую программу имена и районы проживания, затем внес все в табличку на листке бумаги, получив картину полностью соответствующую реальному положению дел.

Рамон — Николай Северцев — «Академическая», ЮЗАО организатор клуба. Теща Гаврилова Зинаида Федоровна. Дата акции 12 января 2003.

Вархаммер — Александр Севастьянов «Войковская», САО принят кандидатом 12 января 2003. Стал действительным членом 12 апреля 2003 г. Теща Валентина Андреевна Говоркова. Дата акции 10 апреля 2003 г.

Энтони — Антон Красносельцев «Перово», ВАО. Принят в клуб кандидатом 10 апреля 2003 г. Стал действительным членом 20 мая. Теща отправилась в мир иной 18 мая.

Список продолжался до Лорда Вокрама, который был принят кандидатом в члены организации в день, когда была застрелена последняя жертва — Валентина Ромуальдовна Игошина.

Алексей был удивлен, что пять из десяти клиенток носили имя Валентина, но, соотнесясь со своей практикой, понял, — все правильно. И его клиенты в основном жаловались на тещ с таким именем.

Мысли Алексея Александровича вернулись к делу. «Вот вы все голубчики», — подумал, разглаживая листок бумаги, Ростовцев. — «Как доказательство для суда не слишком пригодно, однако, Алика вполне удовлетворит, если только он не испугается раскопать еще одну ОПГ. А впрочем, снова разобьют на ряд дел. Один убил, бросил, другой нашел, убил, бросил. Чего волноваться за наших мастеров притягивать за уши факты».

Алексей Александрович хотел было звонить Бухину, даже набрал номер, но в последний момент дал отбой. Ростовцев нашел в бумагах телефон Северцева. Не спеша, делая паузы после каждой цифры и уговаривая сам себя, что это не страшно, хотя воображение подбрасывало картинку черных роб с номерами за колючей проволокой, Ростовцев перебрал все 10 циферок мобильного телефона Северцева.

— Алло, — ответили с того конца линии. Голос был спокойным и немного усталым.

— Здравствуйте, Николай Михайлович. Мы с вами незнакомы и мое имя ничего вам не скажет. У меня для вас есть очень важная информация.

— В самом деле? — иронически отозвался Северцев. — Очень интересно.

— Мне хотелось бы с вами поговорить с глазу на глаз о событиях, которые соответственно случились 12 января позапрошлого года, 10 апреля того же года, 1 июня, 12 ноября… Дальше продолжать или понятно о чем я?

— Не имею ни малейшего понятия. Вы хотите продать мне сюжет для детектива? — также насмешливо поинтересовался собеседник.

— Считайте, что так.

— Мне нужно подумать, я уже начал новый роман и сюжеты пока мне не нужны.

— Так я предложу этот сюжетик кому-нибудь еще? — Ростовцев понял, что должен перейти в атаку, иначе проиграет эту словесную дуэль.

— Давайте поступим так. Оставьте номер телефона, я вам перезвоню, — спокойно предложил Северцев.

— Не думаю, что это хорошая идея… У меня есть потенциальный покупатель на Петровке или Новокузнецкой.

— Вот и предложите… Я уверен, что вас там промытарят, вытрясут душу, а потом еще и не заплатят.

— Ну отчего же… Пожалуй я признаюсь, что сюжет возник при работе по заказу одного большого защитника справедливости с Новокузнецкой.

— Я вижу, вы от меня не отстанете. Давайте встретимся завтра, — голос Рамона потерял большую часть звучности и представительности.

— Я бы подождал и до завтра, и до послезавтра, и до после-после завтра. Но вот ведь в чем дело, защитник справедливости очень торопится. Не ровен час, приедет сегодня. Так что жду вас через час на пешеходном мосту «Багратион» точно в середине. Тепло, светло, комфортно. Приходите один. Не прощаюсь.

Глава 6 Рандеву среди огня и льда

Ростовцев положил трубку, понимая, что победа осталась за ним. Он собрал бумаги в папку, за исключением приготовленных для Рамона копий, завязал, даже заклеил оконным скотчем. Фломастером нарисовал номер мобильника Бухина.

По дороге он занес все это приятелю Виталию, который уже год занимал 4 офис, и собственно говоря, подбил Алексея Александровича на переезд из подвала. Попросил, чтобы документы полежали, а в случае чего, Ростовцев велел позвонить по телефону, написанному на папке.

Северцев ждал его в условленном месте. Это был сравнительно молодой мужчина, почти ровесник Алексея. Одет Северцев был неброско, но дорого и со вкусом. Ростовцев узнал его по фотографиям, обычно помещаемым издателями на задней стороне обложки детективов Северцева. Писатель, больше известный под псевдонимом Яков Жженый, очень походил на свои изображения. Алексей Александрович, ничем себя не обнаруживая, прошел по мосту туда и обратно. Проехался по пешеходным, самодвижущимся дорожкам, заглянул в киоск, где продавали картины. Ростовцеву не понравилась парочка, которая стояла в отдалении и старательно делала вид, что все происходящее их не касается. Но жесткие и внимательные глаза мужчины и молодой женщины, которые ощупывали каждого проходящего, выдавали их с головой. Наметанный взгляд Алексея отметил, как часто они смотрели в сторону Северцева, в ожидании условленного знака.

У мужчины из группы прикрытия в руках была маленькая элегантная рация на 433 МГЦ, из тех какими обычно пользуются служащие аэропортов и навороченных терминалов. Ростовцеву это очень не понравилось. Возможно писатель, он же лидер группировки, сумел привести не только этих двоих. Алексей Александрович представил, как красное луч прицела упирается ему в голову… Но назвался груздем — полезай в кузов. Скоре всего, сегодня его не убьют.

— Здравствуйте, Николай Михайлович. Рад вас видеть в добром здравии, — поздоровался Ростовцев, останавливаясь рядом.

— Жаль, не испытываю подобных чувств по поводу встречи, — произнес тот, с холодным вниманием разглядывая Алексея. — Как мне вас называть?

— Называйте меня Сергеем Ивановичем, Рамон. Чтобы у нас было полное взаимопонимание, прошу помнить, что в надежном месте лежит пакет документов, которые могут устроить вам большие неприятности. Если со мной что-нибудь случится, то… В общем, вы знаете, что будет дальше. — Ростовцев сделал паузу. — И скажите своим людям, чтобы не делали глупостей. Особенно мужчине и девушке, которые стоят на той стороне, изображая влюбленную пару. А также тем, кто блокирует выходы.

— Неплохо, неплохо для доморощенного шантажиста-любителя, Сергей Иванович. Вы почти не опоздали, осмотрелись, правильно оценили ситуацию. Приготовили страховку на случай, если с вами, уважаемый поступят так, как подсказало ваше больное воображение. Надеюсь, повод для нашей встречи не разочарует меня. Хотя, если честно, не могу представить, что за мной числится по криминальной тематике, — писатель откровенно глумился над Ростовцевым.

Алексей без лишних слов вытащил из кейса папку и протянул ее Северцеву. Потом повернулся к стеклу, разглядывая рыбаков на льду, блестящем под низким солнцем.

Картина была немного нереальной, фантастической, словно мост был громадным летающим кораблем, парившим над какой-нибудь сибирской рекой. Этому особенно способствовало выпуклое и тонированное, словно блистеры пилотской кабины самолета, стекло галереи.

Алексей Александрович успел вволю налюбоваться пейзажем, разглядеть заснеженные дали, а заодно и погреться под потоками оранжево- красных закатных лучей светила.

— Ну и что? — тяжело спросил Северцев.

— В смысле? — поинтересовался Алексей.

— Что вы мне принесли? Какие-то бумажки, распечатки с сайтов сляпанных какими-то молодыми дебилами, а претендуете на роль разоблачителя тайной организации во главе со мной.

— А что, я должен был принести учредительные документы общества практикующих киллеров с печатью Московской мэрии, или добровольное признание, где вы сознаетесь в совершении особо тяжких преступлений? Позвольте мне рассказать, как я понимаю те документы, которые я вам предоставил, — Ростовцев взял папку у Рамона, с удовольствием повернул спину к восхитительно теплому потоку света и начал:

— Итак, Николай Михайлович. Всерьез идея отправить в мир иной вашу тещу овладела вами, ну скажем, в июле 2002 года.

— Почему? — удивился Северцев.

— Ваш тесть умер, согласно имеющейся в деле справке о смерти 3 января 2002 года. Теща лежала в психиатрической клинике, куда была помещена с нервным расстройством. Даже не будучи ясновидцем, могу сказать, что после «излечения», потребность в извлечении из окружающих энергии и общая склонность к локальным деструктивным действиям, обращенная к вам лично, достала вас уже к середине лета. А вы тогда уже были, так сказать, широко известны в узких кругах. К тому моменту у вас уже вышли первые настоящие романы, совсем не похожие на то барахло, которое клепаете под псевдонимом Яшки Жженого. Я вас прекрасно понимаю. К 40 годам теряешь иллюзии и понимаешь, что чего-то добиться можешь или здесь или нигде, становится ясна условность того, что раньше казалось незыблемым, окончательно осознаешь, что многие возможности уже упущены безвозвратно…

— Продолжайте, — несколько растеряно предложил Северцев.

— И тут вам в голову пришла мысль избавиться от тещи. Она осталась одна. И вместо того, чтобы тихо доживать, сидя в своей комнате под телевизор, включенный на пониженной громкости, они вдруг стала усиленно качать права, чего, судя по всему, не делала много лет, поскольку раньше ей хватало объектов для утверждения собственной значимости. — Алексей Александрович сделал паузу, потом продолжил. — Поскольку институт тещ является одной из наиболее охраняемых обществом, приравниваемым им к матери, фигур влияния общества в семье…

— Уважаемый, избавьте меня от цитирования материалов известного вам сайта, — прервал его Северцев.

— Ладно, — невозмутимо продолжил Алексей Александрович, — если коротко, то дело было так. Чтобы избежать судебного преследования и не марать руки, избегая укоров остатков совести, вы образовали банду, путем помещения в Сеть сайта «Время перемен».

— Ну-ну. Не вижу криминала в размещении информации в Интернете. И вообще это недоказуемо.

— Я продолжу.

— Валяйте, юноша, — иронически подбодрил его Николай.

— Таким образом, вы, Николай Михайлович, нашли себе сторонников и организовали общество по уничтожению тещ, и, судя по девице, которая пришла сегодня с вами, прочих родственников. В основу была положена идея об обмене преступлениями. Ее, очевидно, вы взяли из классической детективной литературы. Вы только довели ее до логического конца. Кандидатом в члены становился тот, кто отправлял в лучший мир тещу предыдущего кандидата, который в свою очередь становился действительным членом общества. Подтверждение вы можете найти в переданных вам бумагах. Один мой знаковый взломал закрытую часть вашего сайта с регистрационными формами. Результат вы можете видеть:

Теща Николая Северцева, была убита 12 января 2003. В тот же день некто Вархаммер — Александр с Войковской был принят кандидатом, в организованное неким Николаем с «Академической» общество, связующим центром которого был Интернет-ресурс «Время перемен». Вы ведь живете на «Академической», не правда ли? Кстати, у авторов сайта больше нет доступа для редактирования материалов…

— Ну и что? — как можно более равнодушно поинтересовался писатель, однако в глазах мелькнуло раздражение и беспокойство.

— Да. Действительно пока ничего. Теща Александра Севастьянова, проживающего в САО, вблизи метро «Войковская» Валентина Андреевна Говоркова была застрелена 10 апреля 2003 г.

Вархаммер стал действительным членом 12 апреля 2003 г., а некий Энтони — Антон Красносельцев, он указал свою фамилию в регистрационной форме, проживающий в «Перово» был принят в клуб кандидатом в день убийства госпожи Говорковой.

1 июня теща Антона Красносельцева, была убита. Все убийства совершались стереотипным способом — путем выстрела в голову. В тот же день, юзер форума Крокодил, проживающий в ЮАО, на Кировоградской, стал кандидатом в члены общества.

2 июня было торжественно объявлено о принятии Энтони в действительные члены клуба.

12 ноября…

— Избавьте меня от этой чуши, — прервал его Северцев.

— Я забыл сказать, что 10 апреля свидетели видели убийцу. Его описание вполне подходит под описание Антона Красносельцева, маленького, полного, черноволосого. Кстати в жизни инженера — электронщика от Бога. Еще забыл сказать, что все убийства совершались одним и тем же оружием, одними и теми же зарядами. Экспертиза доказала идентичность используемого компаунда.

Северцев досадливо покачал головой.

— Это не доказательство. Просто цепь случайных совпадений.

— Мы можем продолжить до Лорда Вокрама, который сейчас так мило беседует с девушкой, пишущей на ваш форум под никнеймом Эовин.

— Ну и что же числится за ними?

— За Лордом Вокрамом — Виктором с «Третьяковки» убийство десятой жертвы Валентины Ромуальдовны Игошиной. Это было шедевром. И комбинезончик оранжевый исполнителю был очень к лицу. А Эовин, которую вы так опекаете на форуме, страдает от своего полусумасшедшего отчима.

— Чушь. Однако скажите, откуда у вас страницы из уголовных дел, фотографии жертв, адреса, состав их семей?

— Один из следователей московской городской прокуратуры попросил меня помочь с этим делом.

— Делом? — удивился Николай.

— Все дела были объединены и расследуются следователем прокуратуры. Хорошо не ФСБ… А, собственно говоря, чего вы хотели? Устраиваете показательные казни, используете одно и тоже оружие и думаете, что все будет расследоваться по милицейским стандартам в рамках процентов раскрываемости и контрольных сроков делопроизводства?

— А, значит, вы так сказать общественный помощник органов дознания? — довольно ехидно поинтересовался Северцев. — Дружинник — тимуровец…

— Понимаю ваше раздражение. Вас интересует, почему я здесь, а не на Новокузнецкой?

— Вы знаете, да.

— Меня всегда интересовали такие люди. Знаете ли, профессиональный интерес.

— А кто вы по профессии? — поинтересовался Северцев.

— Не важно… Так вот, меня интересовали умные, интеллигентные люди, нарушающие закон. Очень, знаете ли, хотелось узнать, что ими движет.

— Что касается меня, то я тоже читал этот сайт и полагаю, что автор высказался более чем определенно. Нежелание служить пищевой базой для людей, растерявших в жизненных коллизиях энергию. Любят у нас отдельные личности приспособить других для лизания собственной задницы, ничем примечательным кроме возраста и хамства при этом не обладая.

— Вы полагаете, это путь? — заинтересовался Ростовцев.

— Возможно да. Не для всех, — ответил писатель.

— Ну и…

— Так можно дойти, что тещ будут убивать за то, что они требуют выполнения совершенно справедливых вещей: чтобы работал, не пьянствовал, не ругался матом и тому подобное.

— Да, вы правы. Теща теще рознь, — сказал Ростовцев.

— В этот момент у Северцева запел телефон. Он извинился и ответил на звонок.

Он говорил не больше минуты, в основном его реплики сводились к междометиям вроде «Так-так», «ясно», «однако». Писатель поблагодарил и отключился.

— Вот так то лучше, — удовлетворенно произнес Николай Михайлович. — А то напустили Алексей Александрович тумана.

— С чего вы взяли? — поинтересовался Ростовцев.

— Очень просто, — Николай Михайлович улыбнулся в ответ. — Вы позвонили мне с офисного телефона, мой знакомец, покопавшись в закрытой милицейской базе, нашел, что номер записан за центром «Техномагия». А уж про то, что в центре работает всего один человек, это известно всем. Так сказать и швец, и жнец, и на дуде игрец. Знаете, я ваш большой поклонник. Ваш коррекционный модуль «Аракс» неплохая штучка. Я до сих пор пользуюсь этим устройством.

— Я рад, что вы оценили.

— Если бы вы сразу представились своим настоящим именем, наш разговор сложился бы по-другому. Чего стоит ваш преобразователь-гаситель второй модели с дистанционным управлением…

— А что не так с этим устройством, — возразил Ростовцев. — Оно предназначено для обнуления геопатогенных зон. Если кто-то использует его не по назначению — это не мои проблемы.

— Конечно же, безусловно, — писатель, сказав это, мечтательно улыбнулся. — Один мой хороший знакомый получил этот прибор уже отрегулированным так, что его теща за 2 недели его с женой отсутствия из-за плохого самочувствия употребила 20 пачек анальгина. При этом она получила стойкую вегетососудистую дистонию и расстройство сна. И все это лишь оттого, что вечерами сидела в квартире, где ваш модуль вместо геопатогенных зон «обнулял» ее энергопотенциал.

— Если вы хотите вытащить весь компромат на меня, то уверяю, по сравнению с прегрешениями вас и ваших подопечных это семечки. К тому же, я ведь не просто так дела расследую.

— Я имел в виду то, что вы наверняка не горите праведным гневом по поводу действий какого-то там стрелка — маньяка, действия которого пытаетесь приписать мне, также как и знакомство с родственниками жертв.

— Я вижу, мы не договоримся. Знаете, в нашей стране даже милицейский сержант в состоянии организовать серьезные проблемы простому смертному. Не говоря уже о следователе по особо важным делам, особенно задерганном и нахлестанном, готовом ухватиться за любую зацепку и использовать любые методы для доказательства виновности. Ну, знаете там арест, камера с уголовниками, Уголовный Кодекс в роли тупого, тяжелого предмета, удобного тем, что от него не остается синяков. Полагаю, Яша Жженый, простите за жаргон, будет дописывать свои романы у параши, даже если он чист как ангел. Я не угрожаю, просто знаю характер того человека, который ведет это дело. Его наверняка заинтересуют эти материалы.

— Пожалуйста, — невозмутимо согласился Северцев. — Кстати, что вы хотели за ваши бумажки. Чтобы Эовин вам отдалась? Или получить немного наличности?

— Вы мыслите по шаблону. Это так на вас непохоже, — посмотрев ему в глаза, произнес Ростовцев.

— Неужели чтобы я убил вашу тещу, — со смехом предположил Николай. — Как мило… Есть ряд нюансов, чтобы мне это было интересно, но мы, пожалуй, сумеем договориться.

Глава 7 Классическая подстава

У Ростовцева зазвонил телефон. На экране высветился номер Бухина. Алексей вздохнул и нажал на клавишу ответа.

— Здравствуй, Алексей, — раздался в динамике голос, который уже не был уверенным и властным.

— Здравствуй, Алик, — ответил Ростовцев. — Что случилось? Мы ведь договаривались на неделю.

— Да, но обстоятельства…

— Обстоятельства таковы, что мне для работы нужна еще одна неделя.

— Да ты чего! — попробовал возмутиться Бухин. — Прошло пять дней, а ты…

— Ладно, слушай. Ты меня втравил в такое дело, что я сам теперь сомневаюсь в своей безопасности. Судя по всему, мы имеем дело с маньяком и маньяком хорошо знакомым тебе. Наверняка он воспользуется плодами своих дел для собственной выгоды… Ты тоже под ударом… Мне пока не звони, я чувствую, что вот-вот на меня дерьмо попрет…

— Да ты что, Алексей? У тебя что, крыша поехала? Ладно, отдыхай. Много не пей… Позвони мне на следующей неделе.

Бухин отключился. Он вздохнул, заправил телефон в кобуру чехла на поясе, поморщился, пробормотал: «Чертов истерик». Подошел к зеркалу, посмотрел на себя, поправил узел галстука. Одернул мундир, полюбовался на погоны и петлицы советника юстиции, вспомнил топающего ногами начальника и произнес, ткнув пальцем в свое отражение: «Ростовцев, будешь крутить — за Можай загоню».

Алик приосанился и пошел сквозь сутолоку учреждения к выходу. Вечер он твердо решил посвятить борьбе с зеленым змием, так сильно хотелось сбросить нервное напряжение. «Человек не должен такое выслушивать» — решил Альберт Петрович и почти с гордостью подумал, что он продержался без спиртного почти пять недель, что при такой вредной работе было подвигом.

Сегодня для этого был удачный день. Жена и теща, с некоторых пор заделались богомолками и ездили по монастырям, замаливая грехи. Вот и в этот раз они ускакали куда-то под Ростов на тещином «Сузуки». Сколько они собирались там пробыть, Альберт Петрович не имел понятия, но по опыту знал, что эти выезды затягивались дней на пять.

Жил Бухин в доме на набережной Тараса Шевченко и за спиртным имел привычку ездить в головной супермаркет «Ароматного мира» на Фили. Он уже почти добрался до магазина, когда увидел девушку, которая стоя на обочине, ловила машину. Одета она была явно не по погоде, в тоненькую, коротенькую белую курточку и обтягивающие светло-серые брючки модной длины 7/8. Белокурые, длинные волосы волнами покрывали плечи.

Алик решительно перестроился в правый ряд, подрезая других бомбил — частников и лихо притормозил у желающей ехать девчонки. С удовольствием, упиваясь технической оснащенностью машины, опустил стекло.

— До Крылатского, — произнесла девушка, просто ослепив Альберта Петровича взглядом своих бездонных, голубых глаз.

— Садитесь, — милостиво разрешил он.

Девушка устроилась на сиденье, положила на колени довольно большую сумку.

— Холодно? — поинтересовался Бухин.

— Да, ужасно, — ответила его пассажирка.

— Девушка, если вы не против, я заеду тут на пару минут в магазин, продуктов куплю?

— Пожалуйста.

Девушка взялась за мобильный телефон, нажимая на повтор и нервно отбивая длинные, мертвые гудки с той стороны.

После двух поворотов показалась вывеска. Алик въехал в ворота и лихо, с заносом тормознул.

— Я скоренько.

Когда Бухин вернулся, неся завернутые в пакет пару бутылок «Баллантайна» и взятого на авось шампанского, девицы уже не было. Алик чертыхнулся про себя, проверил бардачок. Все вроде было на месте. Он пошарил под сиденьями, проверил обшивку салона, даже заглянул в багажник. Пробормотал, плюхаясь на место:- «Тварь припадочная» и вырулил на дорогу, чувствуя сожаление, что приключение кончилось, не успев начаться.

Но он ошибся. Короткая куртка и белокурые волосы замаячили метров через 150. Девушка брела по снежным колдобинам, проваливаясь и оступаясь. Альберт Петрович притормозил и вышел.

— Ну что же вы так. Я ведь старался как можно быстрей, а вы меня не дождались.

Девушка подняла на него глаза, и Бухин увидел, что она плачет. Инстинкт подсказал Альберту Петровичу, что дело может выгореть.

— Что случилось? — участливо спросил он, вкладывая все обаяние в тембр голоса.

Девушка вдруг увидела его, дернулась, сделала попытку обойти.

— У меня нет денег, чтобы заплатить, да и ехать мне некуда, — произнесла она, делая отчаянные попытки удержаться, и вдруг зарыдала в голос.

— Садитесь в машину, мы что-нибудь придумаем, — заботливо произнес Бухин.

Девушка некоторое время пристально разглядывала его, потом решилась. Альберт Петрович, придерживая ее за плечи довел до своей «Ауди» и галантно распахнул дверь…

Темнота отступила. Он осознал, что лежит на полу, что ему неудобно и холодно. Жутко болела голова. Через некоторое время он с большим трудом вспомнил свое имя — Бухин Альберт Петрович. Вспомнил свое занятие — следователь по особо важным делам городской прокуратуры. Еще через некоторое время он осознал, что находится у себя дома. Часы показывали половину второго ночи. Что произошло в промежутке между тем, как он вырулил со двора родного учреждения до нынешнего момента, было покрыто темной пеленой забвения.

На столе в большой комнате стояла открытая бутылка виски. Он смутно вспомнил, что купил ее сегодня в магазине, после того, как его будто мальчишку песочил шеф. Стаканов должно было быть два. Почему два, Бухин вспомнить не мог, но был твердо уверен, что так должно было быть.

Он, словно в невесомости, прошелся по комнатам. Все вроде было на месте. В кабинете Алика ждал сюрприз. Все его бумаги были разбросаны, дела с которыми он работал, валялись в беспорядке, словно кто-то бегло просматривал их в поисках нужного. На столе, под включенной лампой, лежало дело о стрелке-убийце старух, а рядом, что было наиболее страшным, валялась его записная книжка с «черной» бухгалтерией и списками опекаемых коммерсантов и наркоторговцев. Рядом с ними лежали коробочки из-под фотопленки «Илфорд», дающей особенно высокую четкость изображения и применяемой для фотокопирования. Альберт Петрович на мгновение захотел проснуться, потом остро захотелось исчезнуть из этого мира, раствориться без остатка, словно его, Алика и не было никогда. Ужас, от которого зашевелились волосы на голове и захолодели ноги, охватил Бухина. Остатки хмеля мигом вылетели из головы.

Он вдруг вспомнил: белая куртка, серые брюки, светлые волосы. Девушка Оксана, у которой не было денег, чтобы расплатиться за машину, уехала подруга, и негде было переночевать, потому, что дома буянил пьяный полусумасшедший отчим.

— Подставили, суки, — в смертной тоске завыл следователь.

Он не спал ночь и на работу поехал с плохим предчувствием. Консьержка сказала, что девушка ушла примерно через час, полтора, время достаточное, что бы переснять все Аликовские дела.

За стеклами его иномарки бушевал снегопад, спешили согнутые ветром и зарядами летящей из низких тяжелых облаков холодной пакости прохожие, отчаянно цеплялись за обледенелую мостовую ламелями протекторов ползли четырехколесные железные звери, переругиваясь разноголосыми гудками клаксонов и утробно завывая моторами. Бухин механически жал на педали и крутил рулем, находясь в реальности заметаемой снегом улицы не больше чем на четверть.

Мысли следователя, подпираемые исходящим изнутри липким, тошнотворным страхом, крутились вокруг того, что же он скажет шефу, когда всплывет список из записной книжки. «Правду говорить нельзя ни в коем случае. Классическая подстава, на которую он купился как мальчик: девка на дороге, выпивка с клофелином и шмон по полной программе… Такие происшествия не способствуют карьерному росту и вплотную примыкают к неполному служебному…» — Бухину снова испытал приступ нестерпимого, парализующего ужаса, так что едва не въехал в автобус, выруливающий с остановки.

На работе Алику стало мерещиться, что сослуживцы как-то странно на него смотрят. Сердце Альберта Петровича ныряло в пятки с каждым вдохом. Когда зазвонил телефон, и грубый голос начальника потребовал, чтобы Бухин бежал к нему бегом, оно сделало попытку остаться там совсем. Алик привычно хватанул таблетку валидола и пошел в кабинет шефа как на Голгофу, бормоча, что это не может быть правдой.

Но все обошлось, если не считать, что Алик опять был отчитан как мальчишка, обруган, ему было поставлено на вид и сообщено, что вчера поздно вечером «стрелок» убил свою одиннадцатую жертву, некую Валентину Матвеевну Антипину.

Начальник велел Алику мухой лететь в Севастопольский ОВД и лично руководить оперативниками, чтобы те землю носом рыли, но нашли того, кто это сделал по горячим следам.

Все было как всегда, за исключением того, что видимо киллер стрелял с большого расстояния. Заряд угодил в шею, перебив позвонки и вырвав кусок мяса вместе с сонной артерией. Смерть наступила практически мгновенно. При падении тела, голова, которая держалась на лоскутке кожи, с силой ударилась об лед, разбив и расцарапав лицо.

Случайный свидетель видел красное пятнышко луча лазерного прицела, которое плясало на снегу вокруг жертвы. К сожалению, положение трупа, который скатился на полтора метра вниз, под горку и несколько раз при этом перевернулся, не давало возможности установить, откуда был произведен выстрел. Вокруг было слишком много мест, где мог разместиться снайпер, и милицейским оставалось лишь проверять, все ли люки и технические помещения опломбированы. Зато наступил праздник у старух — болтушек, которые, наконец, получили внимательных слушателей их припахивающих нафталином бредней.

Альберт Петрович важно сидел в оперативном отделе, изрядно потеснив хозяев. Он важно искал в бумагах знакомые буквы, кивал сообщениям оперативников, что-то говорил, не слишком понимая смысла сказанного.

Милицейские недоуменно переглядывались, но авторитет вышестоящей организации не давал им открыто «послать» совершенно ненужного и некомпетентного человека.

У Алика вертелась только одна мысль — закончить всю эту лабуду и отправиться по опекаемым и информаторам. Кто-нибудь, что-нибудь наверняка слышал об этой Оксане. Еще Алик подумал, что нужно обязательно заехать в Бутово, тряхануть пару фирм, которые занимались выпуском лекарств и имели субстанцию клофелина.

Не слишком вдумываясь в смысл своих слов, Бухин распорядился, чтобы к нему на Новокузнецкую завтра вызвали родственников убитой, свидетелей и прочих, попросил связаться с секретариатом и согласовать все формальности. Бухин даже не услышал того, что дочь жертвы Лариса Алексеевна Ростовцева сидит в коридоре, торопливо собрался и понесся на своей А4 в центр, на самый «хлебный» участок у Манежной площади, где орудовал типчик по кличке Гавнила, толкая «драг» оптом и в розницу.

Ростовцев отвез жену домой, потом собрался на работу. Жена была расстроена, но держалась, а дело было спешное. Сказав, что он ненадолго, Алексей Александрович запрыгнул в салон своей старенькой «Нексии» и поплыл в потоке машин, направляясь к Дербеневке.

В голове до сих пор звучали голоса оперативников, которые используя немного фактов и много ничем не подтвержденных домыслов, пытались доказать, что именно он причастен к смерти своей тещи, поскольку он единственный человек, которому это выгодно. Алексей Александрович сделал звонок по мобильному, произнес несколько фраз.

В офисе Ростовцев провел буквально минут 20, проверяя платежи и переводя деньги с расчетного в накопительный электронный кошелек. Распечатал почтовые адреса из присланных на мейл сообщений, наклеил на конверты, вложил заказы и двинулся в сторону Бульварного кольца.

Почтовое отделение на Мясницкой, крайне удобно для того, чтобы вести массовую рассылку товара.

Ростовцев тоже пользовался его услугами, всякий раз, однако, вздыхая, по поводу времени, напрасно потраченного на ожидание, пока до него дойдет очередь в веренице людей, обслуживаемых никуда не спешащим почтовым служащим. Он встал к окошку, где отправлялись заказные письма. За ним пристроилась девушка в меховом полушубке, меховой шапочке, одетой на замотанный вокруг головы и шеи платок. Глаза были прикрыты темными очками.

Однако, Ростовцев сразу узнал сексапильную девицу, что была на мосту, когда Алексей Александрович встречался с Северцевым.

Девушка незаметно протянула ему конверт, немного постояла, изображая целую пантомиму, показывая свое нетерпение и нежелание стоять в очереди, потом повернулась и ушла сердито стуча каблуками.

В машине Алексей распечатал послание. Там был список примет, которые Ростовцев должен был выучить наизусть.

Гавнила, он же Гаврил Нилов, так он значился в паспорте, был очкастым и пухленьким, румяным молодым человеком, который мог сойти за сильно задержавшегося с обучением студента старшего курса, если бы не нервный тик и замашки сильно запущенного учащегося вспомогательной школы, страдающего тяжелой формой олигофрении. При этом его нельзя было назвать дураком и отказать в практической сметке.

— Привет, Нилов, — сказал Алик, крепко хватая его за локоть. — Все промышляешь?

— Ай, — испугано вскрикнул Гавнил. — А, это вы, Альберт Петрович…

— Ты вроде как не рад мне, Гаврил? — поинтересовался Бухин, просверливая наркодилера давящим взглядом насквозь.

— Так вы, Альберт Петрович никогда просто так не приходите… А то бы пивка попили, за жизнь потрепались.

— Потреплемся как-нибудь на Новокузнецкой, в подвальчике, — хмуро вставил Алик. — Как там говорят: «Один удар по почкам заменяет литр пива».

— А сами употребите? — невинно поинтересовался Гавнил, делая непроизвольную гримасу.

— Поговори мне, лишенец. Как у тебя дела?

— Да так себе. Кручусь, верчусь, а толку…

— Хочешь и дальше тут работать? — давя взглядом несчастного торговца наркотой, поинтересовался Бухин. — Знаешь, кто разрешает тебе тут стоять?

— Да, Альберт Петрович, так точно… — со страху вспомнив все, что, слышал в сериалах про армию, выдал Гавнила.

— Так слушай сюда, Нилов. Найди мне бабу, должна, должна она тут появляться. 175, натуральная блондинка лет 20–23, симпатичная такая, фигуристая, глазки голубые, зовут Оксана. По клофелину промышляет. Может быть одета в белую куртку и серые брюки.

— Да где ж я ее найду, — запричитал Гаврила. — Под это описание каждая третья подходит.

— Привет, Гавнилка. Ты не занят? — раздалось сзади.

Мужчины обернулись. К Нилову обращалась высокая, голубоглазая девушка. Хотя она была одета в черный спортивный комбинезон, а на голове была лисья шапка с хвостом, Алик узнал свою вчерашнюю гостью.

Реакция «Оксаны» оказалась мгновенной. Она повернулась и со скоростью спринтера на стометровке бросилась в сторону подземного перехода.

Бухин бежал за ней что есть силы, но позорно отстал, сказывалось его многолетнее увлечение «Баллантайном», курение, общая детренированность и вчерашняя порция клофелина. Когда он, пыхтя и отдуваясь, вбежал по лестнице, девушки не было видно. Алик несколько минут стоял, высматривая в толпе лисий хвост, потом вздохнул, и пошел разбираться с Гавнилой.

Альберт Петрович отвел Нилова за щиты, которые скрывали строительство, и профессионально, почти виртуозно, не стесняясь ко всему привычных строителей- армян, отвел душу на торговце наркотой. Алик бил Гавнилу так, чтобы не оставить следов: хлестал наотмашь по щекам, колотил что есть силы по ушам, пинал в пах и по ребрам, тыкал Гаврила мордой в испачканный цементной пылью и желтыми пятнами мочи снег.

Гавнил плакал и божился, что видит эту суку в первый раз и понятия не имеет, откуда она его знает, умолял о пощаде и звал на помощь. Его крики заглушал шум компрессора и стук отбойных молотков. Так и не добившись признания, Алик бросил Нилова лежать, напоследок пнув его туда, где на брюках наркоторговца уже образовалось мокрое пятно.

— Не узнаешь, кто она, вешайся, сучонок, — уже издалека крикнул Алик.

Следователь плюхнулся в тачку. Завел мотор, включил вентилятор и подогрев сидений, чувствуя, как воздушные струи овевают разгоряченное лицо, которое в тепле салона стало покрываться потом, а зад приятно греет вмонтированная в сиденье электрогрелка.

Бухин подумал, что, пожалуй, перестарался. Ему и раньше случалось учить Гавнилу кулаками. Нилов потом отряхивался как курочка, делал вид, что ничего не случилось, недоплачивал Бухину дань, ссылаясь на трудности, и все оставалось как раньше. «В этот раз Гавнила может и не стерпеть», — решил он. — «Надо приставить „наружку“ Не сегодня, так через пару дней».

Алик вздохнул, и направился дальше. Страх немного отпустил.

Глава 8 Это сладкое слово — свобода

Утром Бухин почувствовал себя гораздо лучше. Его уже почти не колбасило. Грела мысль, что от сети информаторов эта поганая тварь не уйдет. Он прибыл на работу полный надежд. Родное учреждение встретило его обычной сутолокой в длиннющих коридорах, бледными пятнами лиц посетителей, вжавшихся в сиротские стульчики с откидными сиденьями, запахом ремонта и канцелярии.

Альберт Петрович миновал участок коридора, где пол бы закрыт пленкой, расставлены стремянки, разложены малярные принадлежности и оказался возле своего кабинета, где уже собрались вызванные им люди. К своему удивлению он увидел в очереди Ростовцева, который что-то говорил женщине с красными от слез глазами. Алик сделал вид, что не знаком с экстрасенсом, а Алексей Александрович видя такое дело, тоже не стал с ним здороваться. Бухин разделся, разложил бумаги. Подождав немного, он открыл дверь и спросил у собранных им людей:

— Ростовцев Алексей Александрович присутствует?

— Здесь, — отозвался Ростовцев.

— Проходите, — протокольным тоном предложил Бухин.

— Здравствуйте, Альберт Петрович, — также казенно, официально и недружелюбно поздоровался Ростовцев.

— Алексей Александрович здравствуйте. По старой дружбе могу сказать, что вы сейчас кандидат на роль подозреваемого номер 1. Кто я такой, вы знаете. Какое дело я веду, вы знаете. Начнем допрос.

— Извините, Альберт Петрович, как я понимаю между допросом подозреваемого и опросом свидетеля есть небольшое, но чрезвычайно важное различие. Вы собираетесь предъявить мне обвинение? Боюсь, что тогда мне придется рассказать о деле больше, чем я мог бы узнать, если бы не один следователь городской прокуратуры…

— Блин, Алексей, — Алик пошел на попятную. — А что мне прикажешь думать? Так и просится мысль, что ты решил сработать под некоего, возможно известного тебе человека. Где ты был позавчера вечером?

— В гостях. У меня весь день задокументирован. Веришь?

— Это ты имел в виду, когда сказал, что тебе надо защитить себя?

— Возможно, — Ростовцев усмехнулся. — Поработав с тобой, привыкаешь замечать, где, когда, кто может подтвердить…

— Но почему твою тещу?! — попытался перейти в наступление Бухин.

— Лучший способ скомпрометировать и убрать консультанта. А как этот друг узнал, это извини, я понятия не имею. Может он твой телефон слушает. Или ты своей любовнице рассказываешь.

Раздался звонок. Бухин переменяясь в лице, опасливо взял трубку, но после первой фразы снова обрел уверенность. Он перекинулся парой слов, попросил прислать протокол обычным порядком.

— Проведен анализ остатков пули. Все то же самое… Даже партия эпоксидки…

— Сдается мне, одиннадцатой жертвой дело не закончится. У тебя нет врагов? — поинтересовался у Алика Ростовцев. — Не пасет ли тебя кто? Может у кого на тебя зуб? Парень ты горячий, может обидел кого, по долгу службы?

— Сам то, что думаешь? — спросил Бухин.

— Знаешь, мне трудно судить… Интуиция подсказывает мне, что в твоем окружении есть человек, который зависит от тебя. Ты ему об этом часто напоминаешь разными способами. Вот он и играет комбинацию против…

— А это… Как его зовут? — хриплым от волнения голосом произнес Алик.

— Да что я Ванга тебе что-ли? — невозмутимо ответил Ростовцев. — По моим ощущениям он или ненормальный, или имеет дело с наркотой. А может и то, и другое сразу.

Бухин с легким испугом посмотрел на Алексея Александровича.

— Ладно, я разберусь. Итак, для протокола: — где вы были в промежутке между 20 и 22 часами… февраля 2005 года?

Закончив, Алик долго извинялся за действия, которые приходится выполнять по долгу службы, обещал, что тело из морга отдадут без промедления.

Когда Ростовцев ушел, Алик распорядился, чтобы телефоны Алексея взяли на прослушку, а за ним пустили машину «наружки» из резерва.

Сотрудник отдела наблюдения сообщил, что свободных экипажей нет, все расписано. Самое раннее — через пару дней.

Тут Бухин вспомнил, что хотел последить за Гаврилой Ниловым, да и Ростовцева, надо «попасти», чтобы узнать источник его осведомленности.

Он испытал раздражение от необходимости выбирать, но подумал, что главное — забить машину, а за кем ее пустить можно решить по ходу дела.

Ростовцевы сидели в тесном кабинете похоронного агента. Агент, мужчина в сером, засыпанном перхотью костюме, демонстрируя профессионально скорбное выражение лица, задавал вопросы о выборе похоронных аксессуаров: модель, цвет, кисти, рюши, подушки, одежда, могила. Из-за Ларисы, которая лила слезы, не переставая, Ростовцев обстоятельно отвечал на вопросы, выбирая не лучшее, но вполне пристойное оформление похорон.

А в голове Алексея Александровича крутился бородатый анекдот про похороны тещи, когда зять вместо гроба выбрал прибить к ней ручки.

Ростовцев старался не улыбаться, но все внутри пело: — «Свобода, свобода!!! Сдохла проклятая тварь!!! Наконец, я избавился от психически больной, злобной, самодовольной, капризной старухи, глупой и грубой самодурки, ядовитой шипящей гадины, исходящей злобой даже тогда, когда она молчала. Наконец-то у меня нормальный дом, а не ринг, на котором нужно уворачиваться от бросков сумасшедшей, бешеной крысы. Свобода… Конец домашней войны».

Ростовцев расплатился, повел жену до машины, усадил. Пошарил по карманам в поисках чего-то.

— Лара, я ручку оставил. Схожу, заберу, — произнес Алексей.

— Хорошо, Алешенька, только недолго, — сквозь слезы произнесла женщина.

Он выловил агента, который собрался было уходить. Протянул ему преобразователь-гаситель, вложенный в согнутую пополам двадцатидолларовую банкноту.

— Вот эта штука должна оказаться вместе с телом, — решительно произнес он. — Вопросы?

— Сделаем, — заверил похоронный агент, складывая зеленую бумажку пополам и засовывая ее в задний карман брюк.

В день похорон, снег принялся заметать город с самого утра. Ростовцевы и еще пара человек, сослуживцев тещи, успели превратиться в снеговиков, пока, наконец, их не пустили в зальчик, куда вынесли гроб.

Тещу нарядили в строгий синий костюм с белым кантом на карманах, подкрасили и подмазали, развороченную шею старухи закрыли платком, лоб замотали бинтом, чтобы скрыть тот факт, что ей сделали трепанацию, и теперь ее черепушка могла сойти за стильную пепельницу, стоило лишь выкинуть оттуда небрежно всунутые после исследования мозги. Ростовцев посмотрел в лицо, и не узнал тещи. Лицо трупа больше походило на восковую маску, изображающую опухшую запойную бомжиху, которой для полного счастья кто-то из собутыльников накатил в лоб. Синева от запекшейся крови из лопнувших капилляров, явственно поступала сквозь краску и неудачно положенный слой грима.

Гроб погрузили в автобус и он, со скоростью кастрированной черепахи пополз по пробкам и заносам. Рычал мотор, в салоне пахло бензином и каким-то дешевым ароматизатором с запахом елки, заглушающим вонь разлагающегося тела. Разыгралась метель, кидая белые хлопья в лобовое стекло. ПАЗик выехал из города и прибавил ходу. Автобус прыгал и раскачивался под причитания одной из сослуживиц по поводу того, что «у Валечки и так голова не держится, а с такой ездой совсем оторвется».

Ростовцев подумал, что если ее это так беспокоит, то можно прибить голову гвоздями. Теще все равно, а вид подобающий. Алексей Александрович чуть было не высказал вслух свою мысль.

Наконец автобус, вымотав душу у живых пассажиров, подъехал к кладбищу в Ракитках, где у скончавшейся Валентины Матвеевны, с нетерпением ожидая ее, лежал на двухместном участке муж. Все было готово, яма выдолблена в мерзлой земле, похоронная бригада на месте. Все было оплачено заранее, и Ростовцеву ничего не оставалось, как наблюдать за сценой финала, исхода полусумасшедшей тетки в место постоянной дислокации, где она уже никому бы не портила жизнь. Гроб с телом погрузили на каталку и потащили по снегу мимо заметенных памятников по центральной аллее города мертвых. Колеса не ехали, вязли. Пришлось тащить ставший неподъемно — тяжелым гроб на руках, периодически останавливаясь для отдыха. Могильщики недовольно бурчали, а на под конец уже в открытую ругались матом по поводу того, что «всякие разжираются, а потом их тащи».

Недалеко от могилы был поставлен сваренный из железных труб стол, на который с большим облегчением кинули гроб. Открыли крышку. Голова тещи действительно находилась под неестественным углом к телу. Сердобольная тетка хотела было поправить, но бригадир гробовщиков остановил ее, сказав, что будет еще хуже. Присутствующие, подгоняемые пронизывающим ветром и больно секущей по лицам снежной крупой, наскоро попрощались с покойной.

Лариса опять плакала, уткнувшись в плечо мужа, а Ростовцев прокручивал события предшествующие этому, еще раз убеждаясь, что виноват не он, а глупое желание тещи переделывать под себя все, что попадало в поле ее зрения, неискоренимая жажда доминирования при отсутствии силы и возможности, тяга к вампиризму, и просто стремление заляпать своим дерьмом тех, кто был рядом.

Крышку заколотили. Удары молотка были музыкой для Ростовцева. Гроб подтащили к яме, опустили. Тяжелые, смерзшиеся комья земли с грохотом ударились о затянутые тканью доски.

Алексей Александрович некстати вспомнил анекдот про такого же зятя, которому хотелось танцевать, но мешал гроб с телом тещи на плече.

На удивление Ростовцев не испытывал особой радости. Как он раньше мечтал об этом дне, думал, как он скажет над могилой, желчное, остроумное, злое, чтобы поквитаться за годы несправедливых нападок, думал, как плюнет на крышку тещиной домовины, прежде, чем могилу забросают землей. Но, решив не давать повода для различного рода выводов и комментариев, Алексей Александрович вел себя пристойно, лишь незаметно нажал в кармане на кнопку активатора, приводя в действие скрытую под телом коробочку преобразователя-гасителя.

«Это тебе вместо осинового кола, чтобы не шастала после смерти», — подумал Ростовцев. — «Так и будешь здесь, пока не сгниешь вместе с телом. Мне мщение и аз воздам».

На самом деле Ростовцев побаивался, что освобожденная душа, продолжит пакости после смерти тела. По крайней мере, пару-тройку лет, пока будут работать батареи, он мог не беспокоится.

Людей у могилы охватило неприятное ощущение липкой нечистоты. Даже дочь скончавшейся женщины перестала плакать и заторопилась в автобус. Как только они отошли от места захоронения, все прекратилось.

Вертящийся снег сделал еще пару рывков и успокоился, а ближе к городу сквозь тучи проглянуло Солнце. Стало уютно, пейзаж заиграл живыми красками, казалось, сама природа радовалась, что еще один элемент, оскорблявший гармонию мира своим присутствием, стал добычей червей.

Ростовцев размышлял о своей бесприютной жизни, молодости, раздерганной в скитаниях по чужим людям и распятой регулярными скандалами в доме жены, когда та, что еще недавно подпрыгивала на полу в проходе автобуса, упакованная в шестиугольный деревянный пенал, перепиливала заживо мужа, дочь и его, как самого виноватого. «Надо было тебя тварь раньше грохнуть» — промелькнуло в голове Алексея Александровича. И тут же подумал, что не все еще потеряно, нынче человек считается молодым до 45 лет, а к тому времени он, Ростовцев Алексей Александрович, наверняка разработает устройство для продления жизни и омоложения. Да и тещу он простил самым надежным способом, по-румынски, когда врагов своих прощают, предварительно повесив.

Глава 9 Конец игры

В тот день, когда Ростовцев был занят приятными хлопотами, связанными с поселением тещи на кладбище, у Гаврилы Нилова дела обстояли далеко не блестяще. Хоть на лице не было синяков, оно сильно опухло, и выглядел наркодилер так подозрительно, что люди от него шарахались. У торговца запрещенным товаром случилась лишь парочка его давних клиентов, которые брали у него эфедрин для «винта», да один «залетный» спросил трамал и купил пакетик «герыча».

Гавнила устал и замерз. Болели отбитые бока. Очень хотелось пива, но после того, как с ним поработал костолом Алик, писать было больно, поэтому Нилов старался употреблять как можно меньше жидкости.

Около 10 часов вечера, когда Гавнила вконец продрог и собрался было домой, к нему подошел зачуханный, явно не русский строитель в ватнике и каске. Коверкая слова он спросил «дури».

— Ты меня ни с кем не спутал? — чувствуя превосходство над несчастным, бесправным и нищим гастарбайтером поинтересовался Нилов.

— Нэт, — ответил строитель. — Твой каждый дэнь вижу. Твой кайф торговат.

— А деньги у тебя есть? — с подозрением спросил Гавнил.

— Нэт дэнэг. Я тебе вещ хороший взамэн дам.

Строитель протянул Нилову сумку, обычную дешевую китайскую сумку с логотипом «Адидас». Такие обычно таскают на плече, а их внутренностях прячется разное барахло вроде физкультурной формы, кроссовок, полуторалитрового пузыря пива или дежурной книжки покетбуковского формата для чтения в метро. Гаврил показал, чтобы тот поставил баул на землю, расстегнул и тут же застегнул в испуге молнию.

— Ты что, обалдел? — взвился он. — Забирай и больше ко мне не подходи. Вообще меня забудь! Понял!

— Хороши… Хороши… Я тебе подешевле отдавать. Вот столко пакетик кайфа дай.

Строитель поднял руку с растопыренными пальцами.

Гавнила мучительно колебался, потом решился.

— Вот так, — предложил он, загибая 2 пальца на руке наркомана-гастарбайтера.

— Там патрона есть много, — возразил мужик, отгибая один палец обратно.

— Где взял? — с подозрением поинтересовался Нилов.

— Брат на стройка Новогиреево под контейнер нашел.

— Х** с тобой, живоглот, — сказал Гавнила, вздохнул и полез за товаром.

Только дома Нилов рассмотрел, какую продвинутую технически «пушку» он приобрел. Четырехствольный «шпалер» крупного калибра, выглядел как оружие из боевика, похожее на гибрид обреза и авиационного пулемета, подходящее для непобедимого супергероя вроде Железного Арни.

Конструкция была технически совершенной. Стволы образовывали крест в сечении. Благодаря этому, повернув их относительно казенной части, можно было получить доступ сразу к четырем патронникам для одновременной зарядки. При этом взводились и скрытые ударники, которые приводились в действие одним спусковым крючком. При этом, если не было необходимости открывать огонь, все ударники можно было снять со взвода общим рычагом. Некоторое недоумение вызвал блок стволов, конструктивно разделенный на отсеки разного диаметра, но когда Гавнила достал патроны, все стало ясно.

Заряды были сделаны по тому же принципу, что и патроны для бесшумных пистолетов и стреляющих ножей. После вылета пули, толкаемой длинным штоком, газ оставался внутри, отчего выстрел был практически бесшумным. Но особенно понравился Гавриле стационарный лазерный прицел и выгравированная на блоке стволов надпись REDIMER — тот, кто сделал это оружие, обладал неплохим чувством юмора.

Гавнил почувствовал, как у него чешутся руки. Потом игрушку можно продать, уже так долларов за 500, но он должен, должен пальнуть из нее. Около 12 ночи, раз уж пива пить нельзя, Нилов решился сходить за водкой. На обратном пути он зашел в тихий закуток в стороне от домов, нашел канистру из-под омывателя, поставил ее шагах в десяти на бруствер из грязного комковатого снега, который нагребли трактора за период снегопадов, включил прицел, навел красное пятнышко и нажал на спуск.

Оружие негромко лязгнуло, дернулось и зашипело. Гавнила сначала подумал, что что-то не в порядке, но потом понял, — это из ствола выходят находящиеся там под давлением газы. Нилов подошел к поваленной канистре и увидел, какая дыра образовалась в месте выхода пули. Еще большим было отверстие в утрамбованном снегу за мишенью, куда попали куски разрывного заряда. Гавнила почувствовал себя суперменом.

Он выбрал 3 плотных глыбы снега, поставил их повыше и расстрелял оставшимися в оружии зарядами, превратив спрессованные куски в пыль, представляя, что это следователь Бухин, его бывшая жена Ольга, врач-проктолог медицинского центра и мать его давнишней любовницы Александры, которая уговорила дочь не выхолить замуж за подонка, наркомана и алкоголика Гаврилу.

«Вот вам суки драные» — удовлетворенно сказал Гавнила, пряча шпалер.

Он вернулся к себе домой, в несколько приемов опустошил пузырь водки, курнул травки и, несмотря на то, что был второй час ночи, набрал номер одного своего приятеля, большого любителя огнестрельного оружия, корча рожи в предвкушении того, как тот будет злиться и орать.

Утро началось для Бухина с очередного трабла. Следователь вспомнив слова Ростовцева по поводу «стерильности» зашел в технический отдел. Там его проверили сканером, и сразу же предложили раздеваться.

Микрофон с передатчиком нашли в мундире. Кроме того, техник обнаружил мощный радиомаячок в автомобиле. Его они не стали трогать, чтобы создать иллюзию, что Бухин на работе. На служебной машине техническая команда вместе с Бухиным двинулись на Кутузовский. В квартире нашли целую дюжину «клопов» рассованных по самым различным углам, передатчики в одежде Алика, «жучки» в телефонах.

Несчастный Бухин вспомнил тот злополучный вечер, когда подобрал эту суку Оксану. Однако, проверив состояние батарей, техники сказали, что подслушивающие устройства работают очень давно, за исключением тех, которые были у него в мундире. Эти установлены совсем недавно. Алику пришлось раскошелиться, чтобы о «жучках» не узнал никто.

Бухин вернулся в контору, где его поймал начальник службы наружного наблюдения. Он сообщил, что объект ночью выходил во двор, где, по всей видимости, стрелял из бесшумного оружия с лазерным прицелом. В доказательство оперативник принес продырявленную Гавнилой канистру. С утра объект уезжал куда-то с черной сумкой и до сих пор еще не вернулся. Алик отнес канистру в технический отдел на экспертизу.

В голове Бухина творился жуткий кавардак. Он никак не хотел признать правоту этого колдуна Ростовцева, который не ошибся, предупредив об утечке информации и объяснив истинную цель действий киллера.

Еще Алик никак не мог поверить, что ему повезло разоблачить преступника за один день наружного наблюдения.

По заведенному следователем распорядку приближался обед, и ожидание гастрономических радостей вытесняло из головы мысли о делах. Альберт Петрович уже предвкушал визит в столовую, почти физически ощущая запах исходящий от ароматного, наваристого борща с золотистыми капельками жира на поверхности, квадратиками зеленого лука и добрым шматком сметаны, который аппетитным айсбергом плавает в тарелке.

У Бухина текли слюнки, он уже готов был принять важнейшее в рабочем процессе решение — отправиться на обед, как вдруг зазвонил телефон.

Голос в трубке хрюкал, всхлипывал и булькал. Альберт Петрович не сразу понял, кто звонит. Это была Алена, его жена.

— Алик, — произнесла она между рыданиями. — Маму убили.

— Как убили? — ошарашено спросил Бухин.

— Возле гаражей. Вся голова разворочена, — в трубке опять раздались хлюпающие звуки.

— Ты скорую вызвала? — зачем-то спросил Алик.

— Увезли уже.

— Милиция приехала? Из какого отделения? Куда повезли тело?

— Откуда я знаю! Я что-ли из прокуратуры, как некоторые! — взвизгнула женщина. — Родную тещу защитить не смог, работник х**в.

Раздался звук падения, видимо женщина в раздражении швырнула телефон, шуршание снега, потом все прекратилось, лишь в отдалении были слышны голоса и шум двигателя автомобиля.

Алик схватился за голову и полетел к дому, отчаянно сигналя и нарушая все правила. Ему повезло, он застал оперативников на месте преступления.

Картина вырисовывалась такая. Преступник дождался, пока теща Альберта Петровича прогреет двигатель машины, воспользовался тем, что на стоянке никого не было, прострелил ей голову, затем спокойно уехал на ее «Сузуки». Алик, брызгая слюной и размахивая удостоверением, занялся тем, что умел лучше всего: — отдавать бестолковые распоряжения, мешать нормальной работе и создавать нервную, взвинченную атмосферу своими «ценными указаниями». А рядом, еще больше накручивая сотрудников милиции, рыдала жена Бухина пока не прибежала ее подруга, вызванная по телефону, и не увела невменяемую женщину домой.

Напряжения добавил начальник следственного отдела, который сначала вздрючил Бухина, потом стал названивать оперативникам, которые, по его мнению, недостаточно хорошо выполняли свои профессиональные обязанности. По Кутузовскому проспекту с ревом и мигалками помчались разрисованные сине-белые «Кроун-Виктори», скоростные машины-перехватчики, — это к поискам подключили ГИБДД. Эфир раскалился от переговоров патрульных экипажей и стационарных постов. Над Москвой летело: «Схватить, задержать светло-зеленый „Сузуки“, госномер С606ОК, регион 99». Постовые и экипажи машин ДПС пачками отлавливали похожие автомобили, вытряхивая из них пассажиров, занимаясь своим любимым, хоть и совершенно бесполезным делом.

Весь этот хаос прекратился, когда разыскиваемый автомобиль был найден за Бородинской панорамой. Убийца прокатился на трофее 500 метров, аккуратно поставил во дворе захваченный легкий джип, и, по всей видимости, уехал на метро.

Стали ставить на уши «кротов» — транспортную милицию, оперативники принялись опрашивать прохожих, не видел ли кто водителя. Но все было бесполезно. Дежурные милиционеры на станциях получили приказ обыскивать подозрительных, что позволило подземным стражам порядка изрядно пополнить свой бюджет, но никакого другого эффекта распоряжение не дало.

Алик, голодный, злой при этом испуганный и печальный, успел побывать в морге на опознании, посадить телефон звонками домой, выясняя у подруги, как там его «мышка», получить «пистон» от начальника, который, однако, был сегодня необычно мягок с подчиненным, учитывая ситуацию. Бухин вернулся в свой крошечный кабинетик, мечтая о чашке чая и столовском заветрившемся бутерброде.

Алик достал кипятильник, чай, сахар, чашку, и уже собрался было заняться священнодействием, как зазвонил телефон.

— Альберт Петрович, — произнес в трубке голос эксперта криминалистической лаборатории. — На образце удалось найти следы эпоксидного компаунда. Состав идентичен той смоле, которая проходила по делу стрелка.

Алик поблагодарил, механически извлек из пачки сигарету, 30 за этот день, высосал ее до фильтра в три приема и набрал номер начальника.

— Слушаю, — устало сказал шеф на том конце провода.

— Аркадий Варламович, — трепещущим от волнения голосом произнес Бухин. — Я вычислил убийцу.

— Так-так, — настороженно ответил начальник. — Ну и кто это?

— Некий Нилов Гавриил Ананьевич, 1972 года рождения, безработный. Проживает на Алтуфьевском шоссе.

— А с чего ты взял, что это он? — недоверчиво спросил начальник.

— Он давно был на подозрении. Вчера «наружка» видела, как он стрелял из неизвестного оружия. Анализ показал, что заряд идентичен проходящим по делу, — волнуясь, ответил Алик.

— Так какого черта его сразу не взяли? — грозно рявкнул Аркадий Варламович. — Ты ведь понимаешь, что человек был бы жив. Между прочим, твоя теща.

— Если бы «наружка» сообщила, то взяли бы тут же, — дрожащим голосом сказал Алик.

— Ладно, надо поднимать СОБР. Езжай-ка туда сам.

Начальник, несмотря на показной гнев, остался доволен и не стал устраивать очередной разнос Бухину.

— Смотри, чтобы Нилов не сболтнул лишнего, — напутствовал Алика Аркадий Варламович.

Командиром дежурной группы был капитан Черненко, служака, педант, готовый по приказу встать под пули, закрывая женщин и детей, а также выламывать руки и стрелять в затылок тем на кого укажут. Бухин был с ним знаком по паре дел. Он поздоровался с капитаном и отвел в сторонку для приватного разговора. Они уединились в красном уголке, комнате с протертыми полами и решетками на окнах.

— Я хотел сказать, что с ним надо поосторожнее, — начал Алик. — Он вооруженный маньяк, людоед, на счету которого 12 трупов.

— Спасибо, учтем, — ответил капитан.

— Он очень опасен, — настойчиво продолжил Бухин.

— Да что ты меня пугаешь?! — возмутился СОБРовец. — Возьмем тепленького, пикнуть не успеет.

— А вот этого бы не надо, — обронил следователь.

— В смысле? Вы предлагаете мне его убить?! — переходя на «вы» и повышая голос, отозвался капитан.

— Ты чего. Я не это имел в виду. Но в интересах дела…

— Если в интересах дела, дайте письменный приказ. Мои ребята не будут подставляться за ваши грязные делишки. О нашем разговоре я подам рапорт, — решительно сказал капитан.

Его лицо, без того жесткое и неприветливое, стало совсем каменным.

— А подавай, — сыграл в праведный гнев Бухин. — Он тещу мою убил. А она мне как мать. Жена с ума сходит от горя. А этот выродок попадет в Белые Столбы на принудительное лечение. И будет жить…

Капитан посмотрел на Алика, и взгляд его смягчился.

— Оружие у этого козла дома? — спросил он.

— Да. «Наружка» доложила, что он приехал с черной сумкой «Адидас», значит пушка дома…

— Хорошо, — сказал капитан. — Это довольно трудная задача…

СОБРовец подошел к окну, дыхнул и аккуратным, каллиграфическим почерком в клетке решетки вывел на стекле цифру «$500».

— Вы уж постарайтесь. Буду должен, — ответил Алик.

— …но мы справимся, — завершил разговор капитан.

Примерно через два часа СОБРовская группа, взяв под контроль ключевые точки в самом доме и снаружи его, пошла на штурм.

Бухин нервно сосал очередную сигарету, чувствуя, как желудок тоскливо сворачивается в трубочку от втягиваемого дыма. Томительно долго шли минуты. Спрессованная нервная энергия ожидания давила Бухину на плечи. В случае неудачи, Гавнила мог рассказать много лишнего. Вдруг наверху что-то негромко хлопнуло. Раздался звон разбитого стекла. Его осколки с грохотом упали внизу. Заговорила рация, сообщая, что при задержании подозреваемый оказал сопротивление и был убит.

Бухин пулей выскочил из СОБРовского автобуса, обгоняя милицейских из местного отделения, оперативников и медиков.

Лифт ехал чрезвычайно медленно, сердце стучало и ныло так, что Алик вынужден был прислониться к стене. Двери открылись. Бухин протиснулся сквозь толпу людей в касках и бронежилетах, с готовыми к бою автоматами, ворвался в квартиру, громко крича «Что здесь у вас происходит?!» Бойцы спецназа расступались перед ним, образуя коридор, который вел следователя к месту.

В комнате Нилова было выбито окно, и сквозняк выдувал пороховой запах, вкусный, чем-то напоминающий запах разгорающегося костра и нагретой солнцем поленницы дров.

Гавнил лежал на полу. В руке у него было зажато четырехствольное, странное оружие. Из него до сих пор сочился дымок. Пуля из милицейского «Макарова» попала наркоторговцу в лоб. Под головой уже собралась кровавая лужица. СОБРовцы стояли вокруг, разглядывая обстановку.

А она была соответствующей. Грязь и беспорядок запущенной холостяцкой квартиры с заваленной бутылками и мусором полом, вкупе с засаленными до последней степени, рваными обоями на стенах, вполне соответствовали средней руки наркопритону. В комнате, на стене висели самодельный арбалет со стрелами и приобретенный Гавнилой по случаю у черных копателей старинный, ржавый меч. Под столом валялись несколько заготовок лож, не то ружейных, не то арбалетных. Многоствольный обрез придавал всему логическую завершенность.

На столе стоял включенный компьютер, дразня картинками порносайта, и ютилась початая бутылка водки со стаканчиком, на котором лежала вилка с наколотым на нее надкусанным соленым огурчиком. Алик сглотнул слюну.

— Как это было? — хмуро спросил Альберт Петрович.

— Мы вошли, он выхватил оружие, успел выстрелить, слава Богу, никого не убил, попал в стекло. Пришлось стрелять, — объяснил капитан.

— Плохо, непрофессионально. Составьте рапорт о происшедшем. — произнес Бухин. — Давайте понятых. И сворачивайтесь, пусть работают опера из отделения.

Через несколько дней, уже после праздников, Алик удостоился чести быть принятым самым большим боссом прокуратуры. Главный прокурор города находился в веселом и благодушном расположении духа. Он вызвал Бухина к себе, и почти сразу перейдя на либеральный тон, сказал, чтобы тот готовил дырочку для ордена.

— Молодец, орел, — громогласно возгласил большой босс. — Есть на кого страну оставить.

— Так точно, рад стараться, — смущенно пролепетал Алик.

— И нашел, нашел этого маньяка! Какие зубры об это дело зубы сломали… Какие версии предлагали… ОПГ, ОПГ — обратился к кому-то отсутствующему здесь прокурор.

— Ну что вы. Сам министр внутренних дел объявил, что в основном, с организованной преступностью покончено.

— Молодец, держишь руку на пульсе политического момента. Далеко пойдешь… — прокурор замолчал и тихо спросил. — Как там Алена, отошла хоть немного после смерти матери?

— Уже лучше, спасибо, — ответил Алик.

— Незаурядная была женщина Клавдия Ивановна, твоя теща. Теперь таких не делают. Нынешние против нее мелкота, — начальник помолчал и продолжил. — Ладно. Иди, Альберт Петрович, работай. Еще парочка таких дел, — и быть тебе на месте Аркашки. Совсем мух не ловит, везде организованная преступность мерещится…

Эпилог Вечерний визит

Примерно через месяц, когда наступающее тепло растопило обильные зимние залежи, оставив лишь грязные оплавленные кучки снега на газонах и в темных закоулках, куда практически не попадали солнечные лучи, Ростовцев почти успокоился, поняв, что комбинация получилась, а правоохранительные органы его даже не заподозрили. Оставались парни, которых он при помощи низкопробного шантажа подвигнул отправить в мир иной свою тещу. Они молчали. Вероятность того, что люди Рамона когда-то возникнут в его жизни, была небольшой.

Ростовцев пару раз выпил у себя в офисе с Бухиным, сначала по печальному поводу, потом по радостному — Алик получил повышение и орден «За заслуги перед Отечеством», правда, самой низкой степени. Бухин во всех деталях описал, как брали чокнутого наркомана, не скрывая своей радости по поводу того, что его пристрелили. Еще он поминал девку, которая стащила из машины барсетку, интересовался, можно ли установить, кто она при помощи магии. Ростовцев сочувствовал ему, но особо с вопросами не лез.

Он знал, что Алик тщеславен и все расскажет, стоит лишь подождать. Особенно были интересны подробности. Ростовцев хотел знать, как ребята Северцева заставили Алика считать, что именно этот несчастный мужик с Тверской и был убийцей, мастерски подбросив ему неопровержимые улики. Но и так было ясно, что дело закрыто, сколько бы не вспоминал по пьяной лавочке Алик свой звездный час.

Однажды Ростовцев закончил пораньше, выпроводив любящих поболтать клиентов. Он шел и размышлял, на кой ляд ему нужно живое общение со всякими озабоченными мужиками и тетками на предмет «втюхивания» им товара, если тот же самый продукт со свистом уходит через Интернет.

Алексей завел свою старенькую, видавшую виды тачанку. Пока грелся мотор, Ростовцев стоял рядом с машиной, с удовольствием глядя в небо, по которому плыли розовые, подсвеченные заходящим Солнцем облака. На парковку въехал старенький «Жигуленок». Алексей Александрович оторвался от созерцания высокого и чистого неба, переведя взгляд на бордовую тарахтелку, престарелое детище российского автопрома. За рулем сидел Северцев.

— Привет, Алексей, — бросил он, поравнявшись с ним. — Вот решил тебя навестить. Не звонишь, не пишешь.

— Мои телефоны слушали. Не уверен, что прослушка снята.

«Они все-таки решились. Боже, как не хочется умирать, когда все наладилось», — подумал Ростовцев. — «Дебилы, неужели неясно, что я буду молчать как рыба».

— Мог бы если бы захотел, — сказал Николай Михайлович, выходя из машины.

— Ты прав, не очень хотелось.

— А зря. Я тебе подарочек привез.

Рамон открыл багажник, вынул небольшую сумку и поставил ее к ногам Ростовцева.

Алексей Александрович наклонился, расстегнул молнию и заглянул вовнутрь. Оружие, которое там лежало, он легко узнал по рассказам следователя.

— Ты что, охренел? — Ростовцев брезгливо оттолкнул сумку.

— Нет, — беззаботно улыбаясь, сказал Северцев.

— Объяснись.

— Ты примерно месяц назад отправил регистрационную форму с просьбой принять тебя в клуб, — Николай развел руками, изображая радость на лице. — Твоя мечта осуществилась. Такой человек как ты, вполне заслуживает быть с нами. Не отказывайся, это большая честь. А то ведь у нас обязательства перед Вокрамом и Эовин. Между прочим, каждый день интересуются — когда.

Взгляд Северцева стал угрожающим. Перед внутренним зрением Ростовцева прошла вереница тщательно продуманных и великолепно исполненных акций, от которых вряд ли способна защитить наша доблестная милиция. Свернуть дела, спрятаться, скорее всего, означает финансовую смерть. Он вдруг почувствовал, как ему в спину упирается чей-то внимательный, ждущий команды взгляд. «Спокойно», — сказал себе Ростовцев. — «Они просто меня боятся. Им нужны гарантии того, что я никогда, не при каких обстоятельствах не расскажу об известных мне событиях. Для этого они готовы на все, в том числе на убийство. Даже Северцев, которому я симпатичен. Вот ведь накрутил себе на ж*пу».

Ростовцев еще раз посмотрел в небо, вздохнул, понимая, что в любой момент может оказаться летящим в этой холодной высоте, оставив на земле пробитое пулями тело.

— Можно несколько вопросов? — хриплым от волнения голосом спросил Алексей.

— Ради Бога.

— Кто?

— Угадай, — почти по — дружески предложил Северцев.

— Давай посмотрим, кто еще остался. Теща Лорда Вокрама, отчим Эовин…

— Ну, это, само собой разумеется, — ответил Николай.

— Так… — Ростовцев задумался. — Еще я… Услуги получил, а сам чистый. Знаю всех. Теоретически чрезвычайно опасен. Еще… Кто-то из ваших, да судя по всему эта ваша девушка, Эовин… Да, она входила в контакт с Бухиным, ища в его окружении подходящего человека, чтобы подставить. Бухин боится и ищет ее, желая получить копии, снятые с его талмудов. А заодно и рассчитаться за милый вечерок. Рано или поздно он ее найдет. Мне Алик все уши прожужжал про то, что ему надо найти молодую, сексапильную, голубоглазую блондинку, которую он видел разок на Филях. И, разумеется сам Альберт Петрович… Знаешь, на вашем месте я выбрал бы Эовин. Исчезновение девочки — рядовое криминальное событие. Насильственная смерть следователя прокуратуры — это ЧП.

— Алексей Александрович, ай, как нехорошо. Девушка сильно рисковала. Ей даже пришлось напоить Алика клофелином и снова после этого вступить с ним в контакт, чтобы он верил, что она — человек Гавнилы.

— Как ты сказал? Гавнила? — Ростовцев усмехнулся. — Ласково так, по дружески.

— Мы с ним знакомы, вместе работали. И после того, как наши пути разошлись, продолжали изредка перезваниваться. В основном говорили об общих знакомых и об оружии. Гаврил — типаж колоритный, этим и интересен. Я не удивился, увидев его в списках следователя — Нилов по жизни м*дак редкостный, всегда знал, что он этим кончит.

— Значит, кто-то из твоих, подкинул Нилову пушку…

— А он не удержался, чтобы пострелять, а потом повез показывать оружие мне. Это наверняка было зафиксировано. Просто перед тем, как ему предложили купить эту пукалку, я позвонил и спросил у Гаврилы, не ли у него «ствола» на продажу.

— Да, после того, как Алик отметелил наркодилера, он приставил на всякий случай к нему наружное наблюдение. Остатки зарядов были подвергнуты химическому исследованию, и оказались идентичными использованным ранее для убийств. Стоп, ты сказал «Предложили купить»?

— Да, он купил. У таджика за 4 дозы наркоты. Хороший грим, акцент и жадность, — Николай довольно хмыкнул. — Кстати, Бухин не сообщил, за что он избил Гавнилу?

— Нет. Да и не скажет, судя по всему. Он хоть и Бухин, но не дурак.

— Эовин с Гавнилой поздоровалась. На рабочем месте Нилова, в присутствии господина следователя, — усмехнулся Северцев. — Убедилась, что Эдик ее узнал, и дала деру…

— Но ведь это было крайне опасно. Если бы он догнал?

— Вряд-ли. У нее первый разряд по бегу.

— Однако… — только и сказал Ростовцев.

— И ты не хочешь помочь, этой симпатичной девушке, которая так рисковала ради нашего общего дела?

— Бухин, — подвел итог Ростовцев.

— Да, — подтвердил Николай Михайлович.

— Надеюсь не этой игрушкой, которую ты мне привез?

— Мы ведь не устраиваем показательных казней, как ты изволил однажды выразиться, тем более что на оружие у прокуратуры длинная память. А ведь так много сил пришлось приложить, чтобы закрыть дело. Конечно другой машинкой. Эта в сумке, так, похвастаться. Я ведь сам ее придумал.

— Например, той, из которой Вокрам целится мне в голову? Что-нибудь из арсенала больших мальчиков? — поинтересовался Ростовцев.

Писатель от неожиданности вздрогнул. Поняв, что выдал себя с головой, он сказал, почему-то обращаясь к Ростовцеву на «вы»:

— У вас хорошее самообладание, Алексей Александрович. Просто мне хотелось, чтобы вы приняли решение свободно и взвешенно. Поэтому я не сказал о этом маленьком обстоятельстве… И вообще, надеялся, что это останется в тайне. Кстати, откуда вы узнали?

— Я чувствую взгляд на затылке. Тот, кто смотрит довольно далеко отсюда. Он вооружен и готов стрелять по команде. Из всех членов организации, тебе сейчас реально подчиняются только двое — Вокрам и Эовин, в надежде, что и ты выполнишь обещанное. Ты, также как и я, типичный мужской шовинист, и не доверишь винтовку женщине. Я очень благодарен тебе, ты все же решился предложить сотрудничество. Хоть остальные, наверняка, требовали пустить меня в расход.

— Браво, твоя интуиция делает тебе честь, — подытожил Николай Михайлович.

Северцев достал из кармана рацию и бросил пару кодовых слов.

— Я полагаю, мы обо всем договорились… — скорее утверждая, чем, спрашивая, сказал Николай Михайлович.

— И да, и нет, — твердо ответил Алексей Александрович.

— Объясни, — нахмурился Северцев.

— Убийство следователя московской прокуратуры дело стремное, — начал Ростовцев, — однако, у Алика слабое сердце.

— Ты что, предлагаешь использовать свои способности в области черной магии? Это ведь чушь. На таких как Бухин действует только кувалда.

— Или 40 ваттный инфракрасный лазер с длиной волны 1 микрометр, модулированный специальным сигналом. У меня есть лечебные программы, благотворно действующие при правильном применении, но чрезвычайно вредные для людей с ишемической болезнью сердца. Где ты его достанешь, меня не волнует. Еще мне нужна будет система фокусировки и одежда с защитным слоем из фольги. И ни одна экспертиза не докажет. Чисто, хотя и довольно дорого по затратам, — Ростовцев усмехнулся.

— Алексей, и ты крутил с каким-то дешевым шантажом, когда имел такую возможность? — поразился Северцев.

— Это было открыто чисто случайно. Для моей тещи методика не годилась, Эдик как цель не слишком меня интересовал, а для достижения желаемых результатов возможно нужны годы работы.

— Ладно, — сказал Северцев. — Ты эту тему не забрасывай. Перспективы тут огромные… Завтра или послезавтра я пришлю к тебе Эовин со всем необходимым. Она будет помогать тебе на протяжении всей операции. Девушка она хорошая, на нее можно во всем положиться. Я уверен, что твое отношение к ней изменится в лучшую сторону. Можете сделать пробу на ее отчиме, у мужика тоже нелады с сердцем.

— Это уже получается два трупа… — прокомментировал Алексей.

— Можешь оставить технику у себя.

— Ладно, будем считать родственника Эовин пробой, — согласился Ростовцев.

— Кстати. Я думаю, девушка готова будет лично отблагодарить, — хитро намекнул Северцев.

— Не думаю, что это обязательно, — ответил Алексей Александрович.

Конец.

Оглавление

  • Глава 1 Время раскинуть мозгами
  • Глава 2 Тяжелый день — понедельник
  • Глава 3 Как поймать черную кошку в темной комнате?
  • Глава 4 Все вопросы к Яндексу
  • Глава 5 Сочинение на тему: «Ненависть к теще или Прибить проклятую тварь»
  • Глава 6 Рандеву среди огня и льда
  • Глава 7 Классическая подстава
  • Глава 8 Это сладкое слово — свобода
  • Глава 9 Конец игры
  • Эпилог Вечерний визит