КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406799 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147479
Пользователей - 92613
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Око ворона (fb2)

- Око ворона (пер. Елена Е. Ивашина) (и.с. Кружево) 1.2 Мб, 365с. (скачать fb2) - Сьюзен Кинг

Настройки текста:



Сьюзен Кинг Око ворона

1

Шотландия, граница с Англией,

октябрь 1588 года

Ветер свирепствовал с поистине дьявольской силой, пронизывая холодом, парализуя волю. Ледяной дождь швырял ей в лицо пригоршни колючих капель, забирался под полы черного плаща.

Конь покорно замер на месте, подчиняясь властной руке наездницы. Она устремила взгляд на чернеющую внизу дорогу и обратилась в слух.

Следующий порыв ветра отозвался дрожью по всему телу; от холода – и страха – слабели колени, противно ныло в желудке. Но Майри Макрэй лишь еще сильнее стиснула поводья, еще упрямее развернула плечи. Она не поддастся страху.

Нет, не поддастся. Слишком многое зависело сейчас от ее мужества и стойкости. Айана, брата-близнеца Майри, схватили, бросили в темницу и приговорили к смерти. И никто не мог защитить его, кроме сестры.

Сморгнув повисшие на ресницах дождевые капли, Майри обвела взглядом пологий склон и топкую долину меж холмами. Раскисшая колея, что вела через торфяную пустошь, издалека казалась узкой бурой лентой. Вот уж в третий раз за последние недели Майри занимала этот пост и терпеливо ждала.

Ждала, когда на дороге появится гонец Тайного совета.

В отличие от разбушевавшейся сегодня грозы две предыдущие ночи были тихими и лунными. Насквозь промокшая девушка не сетовала ни на проливной дождь, ни на неожиданный для лета холодный ветер.

Стихия благоприятствовала планам Майри. В такую непогоду проще захватить врасплох смельчака, рискнувшего пересечь пустошь.

С каждой секундой в душе Майри крепла уверенность в том, что именно сегодня гонец должен доставить указ Тайного совета в Мидл-Марч, древнюю шотландскую цитадель, чьи башни высились неподалеку.

Именно сегодня.

Всадник уже где-то совсем рядом. Она это чувствовала нутром, сердцем, всем своим существом.

Дар предвидения, доставшийся брату от матери, сама Майри не унаследовала, но острое ощущение близкой опасности или грядущей удачи испытывала не раз. Выросшая в горах, где люди чисты как дети и мудры как старики, она научилась прислушиваться к своему внутреннему голосу.

Здесь, на холме, в ней зародилась смутная тревога; казалось, сам воздух вокруг сгустился до болотной вязкости. Поначалу Майри решила, что всему виной гроза. Но в какой-то миг предвкушение борьбы молнией пронзило девушку.

Через час, максимум два на дороге появится всадник. Она это точно знала. Как знала и то, что этот всадник станет очередной жертвой двух ночных разбойников.

У нее не было иного выхода. Без помощи сестры Айан Макрэй расстанется с жизнью. Ни в чем не повинный, любящий и оплакиваемый любящими его людьми. Этого Майри допустить не могла.

Она оглянулась. Совсем близко, на вершине соседнего холма – стрелой достать можно – чернел полуразрушенный силуэт еще одной древней крепости. Зубцы высокой угловой башни расплывались в пелене дождя; осыпающиеся стены дышали мощью и вековым одиночеством. В развалинах обитали лишь птицы, однако в народе о замке Линкрейг ходили самые страшные легенды. Поговаривали о привидениях и злых духах. За многие десятилетия жители границы протоптали широкую дорогу в обход заколдованной крепости, а уж зайти внутрь – таких смельчаков не было.

В последнее время слухи возродились с новой силой. Призраки Линкрейга вновь вышли на охоту.

Порыв ветра пригнул девушку к крупу коня, растрепал перекинутую через плечо темную косу. Тяжелые капли с новой силой застучали по капюшону. Сильный дождь, неистовой силы ветер – все это можно было вынести. Куда сложнее оказалось бороться с парализующим волю страхом.

Черная кобыла под Майри дернулась, нервно забила копытом. Девушка похлопала по глянцевой, блестящей от дождя спине лошади, пробормотала что-то успокаивающе, затем снова в нетерпении оглянулась на замок. Ждать осталось не так уж долго. Им с Кристи Армстронгом не впервой нападать в ночи на ничего не подозревающих гонцов. Нужно будет – выбьют из седла, как в прошлый раз, а нет – так просто отнимут дорожную сумку и заберут бумаги, не тронув серебро и золото.

А потом исчезнут… растворятся в кромешной тьме, бросив насмерть перепуганного гонца. Он повернет назад и будет всю дорогу что есть силы хлестать коня, уверенный, что это призраки проклятой крепости пришли по его душу.

Зловещая репутация руин Линкрейга была на руку Майри и Кристи, но все же им пока не удалось добыть то, ради чего совершались эти отчаянные ночные вылазки.

Может быть, сегодня удача им улыбнется? Может быть, сегодня среди прочих бумаг в дорожной сумке гонца они найдут наконец указ Тайного совета, которого давно уже ждет начальник охраны Мидл-Марча. Только этот указ и был нужен Майри. Только он. Ни деньги, ни драгоценности ее не интересовали.

Не сводя пристального взгляда с раскисшей дороги, девушка невольно передернула плечами. Невесть откуда взявшаяся, по спине прокатилась отвратительная волна холода. В завываниях ветра, в хлещущих по лицу ледяных струях таилась угроза. Сам воздух, казалось, был пропитан опасностью. Встань Майри на пути этой опасности – и жизнь ее, она это знала, уже никогда не вернется в прежнее русло. Но иного выхода не было.

Девушка упрямо вскинула голову.

Она не должна отступать. Ради Айана… ради его малыша, только-только увидевшего свет.

Майри на миг прикрыла глаза. Холодные капли дождя смешивались с горячими слезами. Майри нечасто могла позволить себе такую роскошь, как слезы. Она плакала, вспоминая брата и все, что безвозвратно потеряла. А еще… еще она вспоминала слова, сказанные Айаном в ночь его последнего набега.

Поздно… Теперь уже слишком поздно пытаться отвести ту опасность, которую предчувствовал ее брат. Кажется, с тех пор прошла целая вечность, а на деле – и месяца нет, как прозвучало предупреждение Айана.

«Майри… – сказал он тогда. – Майри, мне было видение…»

* * *

Небольшая лужица блестела в лучах заходящего солнца, точно упавший на землю кусочек ярко-синего неба. Подхватив подол юбки, Майри прошлепала босыми ногами по воде и обернулась к брату.

– Что ты видел? Расскажи.

Айан задумался, замер, словно прислушиваясь к себе, потом отрицательно качнул головой.

– Не сейчас. Я сам еще не понял, что может означать это видение.

– Ну а я тебе и без видений скажу… Алек Скотт – мошенник и негодяй. Дружба с ним не доведет тебя до добра. В один прекрасный день ты сам в этом убедишься, Айан Макрэй. Только как бы поздно не было. Обещай, что не поедешь с ним сегодня.

– Не могу, сестренка, – ответил Айан. – Я же обещал ему помочь вернуть украденных волов. Помнишь, когда увели мой скот, Алек пришел на помощь?

– Ох, Айан… – девушка подняла глаза к быстро темнеющему небу, – …неужели ты ничего не чувствуешь? Мне как-то не по себе…

– Да ладно тебе, Майри! – отмахнулся брат. – Это же не горы, а граница! После захода солнца здесь всем становится не по себе. Не волнуйся, сестренка. Никакой набег не страшен, когда ветер дует в спину, надежные друзья по обе стороны…

– … мешок с трофеями через седло, – звенящим от тревоги голосом подхватила Майри, – чужое стадо впереди и стража Мидл-Марча наступает на пятки! Ты, как я посмотрю, вошел во вкус такой жизни!

Айан ухмыльнулся в знак согласия, прищурился, пряча лукавинку взгляда. Легкий ветерок взъерошил волосы, и юный Макрэй машинально смахнул со лба золотистые пряди. Он был так хорош, ее брат-близнец, так близок и дорог ее сердцу, что Майри, на миг забыв о беспокойстве, не сдержала ответной улыбки.

«Моя половинка» – так звали они друг друга с тех пор, как научились говорить. Живая непосредственность их матери Элспет Фрейзер обернулась в Айане истинно мужской красотой и открытым нравом. Майри же была вся в отца, Дункана Макрэя, – такая же смуглая, молчаливая, не по возрасту серьезная. Куда более спокойная и рассудительная, чем Айан, Майри души не чаяла в своем жизнерадостном, отчаянном и преданном брате.

Близнецы выросли в доме Керров, родни со стороны отца, промышлявшей, по сложившейся на границе традиции, ночными набегами на стада враждебных кланов. Двоюродные братья и сестры обучили юных Макрэев английскому, посвятили в чуждые для горцев традиции низинной Шотландии. Но главное – в окружении Керров близнецы прошли школу ночных набегов, стремительных, точно порыв ветра, вмиг уносящий облачка за горизонт.

– Отправляйся в свой набег, раз уж тебе не сидится на месте, – со вздохом сказала Майри, – только умоляю – без Алека Скотта!

– Откуда такая неприязнь к нему, моя половинка? Неужели все дело в том, что Алек был стражником в Мидл-Марче? Да я доверяю Скотту больше, чем Саймону Керру! Не забывай, что я снимаю дом у его деда, лэрда Блэкдраммонда, а вассал, как известно… – губы Айана дрогнули в мягкой улыбке, – обязан хранить верность своему феодалу. Клан Скоттов принял меня, чужака с гор, как родного. Где бы я еще нашел дом для своей семьи?

Майри хмуро сдвинула брови.

– Никогда Макрэи не породнятся со Скоттами, кланом убийц и предателей!

– Сердце твое все еще кровоточит… – вздохнул ее брат.

– А ты как думал? – Девушка упрямо вскинула голову. – Мой суженый пал от руки одного из Скоттов! Этого я никогда не забуду и никогда не прощу! – Вздрогнув, Майри обхватила себя руками и вновь подняла глаза к небу, набухающему грозовой чернотой. – Чувствуешь? Близится что-то страшное…

– Летняя гроза, только и всего. Сколько уж их прогремело за последний месяц, – пожав плечами, беспечно отозвался Айан. – Все будет хорошо, моя половинка. Я вернусь еще до рассвета, обещаю. А ты побудь с Дженнет, ладно? Ей что-то неможется… малыш, наверное, спешит увидеть свет. Я рад, что ты приехала помочь Дженнет с ребенком.

– Не только для этого, – возразила девушка. – Я надеялась уговорить тебя вернуться домой. В горы.

Задумчивый взгляд Айана был устремлен вдаль.

– Да-а, Майри… Я знаю, жизнь на границе тебе не по душе.

– Зато ты здесь совсем освоился! Конечно, – тут же негромко добавила она, – у тебя ведь есть Дженнет… Два года назад мне тоже было хорошо здесь… рядом с Джонни Керром. – Сердце заныло от давней, но неутихшей боли. – После его гибели я решила никогда сюда не возвращаться.

– Но вернулась, чтобы увидеть рождение моего малыша. Спасибо, Майри.

– Благодари наших родителей. Это они заставили меня приехать.

– Да ты просто струсила! – поддразнил сестру Айан. – Не рискнула отправиться вместе с ними в Данию. Море-то холодное, страшное… А может, решила приглядеть за мной, а?

– За тобой есть кому приглядывать, – парировала Майри. – Теперь это забота Дженнет. Но мне бы не хотелось, чтобы сегодняшний набег стал для тебя последним. Останься, Айан. Пожалуйста… – умоляюще повторила она.

– Все будет хорошо, – отозвался брат, но Майри уловила в его голосе сомнение.

Взгляд Айана был устремлен мимо нее. Через несколько секунд Майри тоже услышала приглушенный топот копыт. Даже не оборачиваясь, она могла бы назвать имя всадника. К ним приближался Алек Скотт.

– Видение, Айан, – напомнила девушка. – Что тебе явилось?

Юный Макрэй провел носком ботинка по высокой траве. Кивнул, не отводя взгляда от зеркальной глади воды у своих ног.

– Я смотрел в лужицу… – медленно начал он, – такую же, как эта. И увидел…

– Когда это случилось? – прервала его Майри.

– Несколько дней назад. Я гнал овец домой с холмов, наткнулся на впадину с дождевой водой, присел напиться… И увидел грозу. Грозовое небо отражалось в воде, молнии слепили глаза. Страшное зрелище! Над головой сияло солнце, а поверхность воды передо мной почернела, точно глубокой ночью. Вдруг молния разорвала небеса над дальними холмами. И на вершине одного из них возник всадник.

– Ты его узнал?

– Нет. Всадник мчался стрелой, не обращая внимания на дождь и грозу. В свете молнии блеснуло острие меча. Он был похож на стражника из крепости, а может, на солдата приграничной охраны. Такой высокий, широкоплечий, мрачный. Казалось, его гонит вперед отчаянное упорство. Опасность кружила над ним, точно ворон. Но ни смертельная угроза, ни разбушевавшиеся стихии не могли его остановить. Он рвался к цели. Он должен был кого-то отыскать… – Айан говорил все тише и тише. – Всадник выкрикивал женское имя. Все звал и звал, до хрипоты, до отчаяния.

Холодок пробежал по позвоночнику девушки.

– Кого же он звал? – прошептала она.

– Тебя, Майри.

От ужаса у нее перехватило дыхание.

– Куда он скакал, этот черный всадник? Откуда взялся?

– Не знаю, сестричка, не знаю… – со вздохом отозвался Айан. – Я понял только, что он искал тебя.

– Но зачем?! Кто это такой?

Айан качнул головой.

– Не знаю, – повторил он. – Во время видения я понял, что он должен отыскать тебя, пока… – Айан запнулся. – Пока я жив.

Ахнув, Майри зажала рот ладонью.

– Вот и все. Потом видение исчезло. Не знаю, кто он, этот человек, и почему искал тебя в ночи. Но я понял главное, Майри… Ты была нужна ему больше жизни.

– Кто же это? – едва слышно шепнула девушка. Страх буквально парализовал ее; захотелось повернуть время вспять, чтобы никогда не слышать этих слов, в которых ей чудилась угроза.

– Он за тебя боялся, Майри. Я ощущал его страх, страстную надежду отыскать тебя. И любовь.

– Любовь?!

Айан кивнул.

– Он готов был пойти на любой риск, жизнь положить за любимую. За тебя.

– При чем тут любовь! – в страхе воскликнула девушка. – Смертельную опасность – вот что обещало видение. Но что тебе угрожало, Айан?

Ее брат-близнец помрачнел.

– Не знаю, – пробормотал он.

Майри съежилась, крепко обхватила себя руками.

– Видишь… – шепнула она. – Не только меня мучают плохие предчувствия. Умоляю, Айан, останься сегодня дома!

– Не переживай, сестричка. Может быть, это и не видение вовсе.

Майри бросила на брата тревожный взгляд.

– Какая разница! Главное, небеса тебя предупреждают. Это, должно быть, сам дьявол в человеческом обличье. Он принесет нам несчастье. И чтобы такой человек любил меня?! – Майри невесело усмехнулась. – В этом ты наверняка ошибся. Но в остальном… Останься, Айан!

– Не могу же я из-за видения закрыться за семью замками и дрожать в углу от страха.

– А вдруг в видении тебе явилась сегодняшняя ночь?

– Что ж, – помолчав, ответил Айан. – Значит, так тому и быть.

Взгляды брата и сестры скрестились, но уже через миг Айан отвел глаза. Проследив за его взглядом, девушка обернулась.

Черным силуэтом выделяясь на фоне вечернего неба, Алек Скотт вскинул руку в безмолвном приветствии.

Айан порывисто шагнул к сестре, крепко сжал поникшие плечи:

– Позаботься о Дженнет, сестренка. Ради меня.

– За Дженнет не тревожься, – прошептала девушка.

Айан прошагал через двор к дожидающейся лошади, вскочил в седло и двинулся к Алеку Скотту.

Майри поспешно отвернулась, чтобы не видеть, как всадники растворятся в ночи. Страх снедал ее сердце. Вопреки всем уговорам и просьбам, вопреки пугающему видению Айан все же отправился в набег… А вдруг он не вернется? Предчувствие несчастья холодным, тяжким бременем давило на плечи.

Ветер унес вдаль и рассеял по холмам цокот копыт. Девушка устремила взгляд в густо-фиолетовое небо, где черные облака зловеще наползали на сияющий желтый диск луны.

Скрестив на груди руки, она долго следила за изменчивой картиной и думала о всаднике из видения Айана. О том страшном человеке, который нес сквозь грозу неведомую опасность Айану и ей самой. Поверить в слова брата о любви незнакомца Майри не могла. Любовь для нее погибла вместе с Джонни Керром.

* * *

Дождь струился по ее лбу, щекам, подбородку. Майри пониже надвинула капюшон и глубоко вдохнула, избавляясь от тревожных мыслей.

Девушка снова глянула на раскисшую дорогу, огибающую подножие холма. Та была по-прежнему пуста, но приближение гонца холодило сердце Майри так же ощутимо, как дождевые капли студили ее лицо.

От близости схватки кровь закипела в жилах, точно огненный зигзаг молнии ударил не в землю где-то вдалеке, а пронзил саму Майри с головы до ног.

Вглядываясь в мрачное, низко нависшее небо, девушка в который раз за эту штормовую ночь вспомнила незнакомца из видения брата. Айан видел всадника, бросившего вызов разбушевавшейся стихии только для того, чтобы найти Майри…

Что ж… Если настал черед той самой ночи, пусть явится черный всадник. Майри будет наготове.

2

Черные тучи носились по небу словно посланцы самого дьявола, несущие миру весть о силе и неистребимой ярости хозяина преисподней. Роуэн Скотт застыл на пороге гостиницы, подпирая плечом дверной косяк и вглядываясь в страшные рваные тучи. «К ночи будет гроза», – решил он. Изнутри раздался чей-то зычный голос, требующий закрыть дверь. Роуэн и бровью не повел. Поднес ко рту деревянную кружку, отхлебнул эля и вновь поднял глаза к готовым разверзнуться небесам.

В народе поговаривали, что дыхание чем-то разгневанного Сатаны стало причиной бесконечных бурь, целый год с жестоким постоянством обрушивающихся на Шотландию. В Англии погода была немногим лучше, но там это объясняли иначе. Англичане ликовали. Всевышний, утверждали они, наслал шторм и непогоду, чтобы помочь разгромить Армаду. Со дня победы Англии над Испанией прошло ровно два месяца.

Гнев всемогущего сопровождал испанцев в течение всего их бесславного пути на родину. Корабли двинулись на север в обход Шотландии, но бушующие ледяные воды поглотили многих из них, вместе с оружием и награбленными сокровищами.

Чуть больше месяца назад Роуэн собственными глазами видел останки одной из испанских посудин, выброшенные на шотландский берег. Обшивка корпуса и мачты валялись на песке, точно кости некоего мифического чудовища, властелина морей, и Роуэн, облеченный властью офицер королевского совета, бродил среди обломков, лично помогая выискивать золото и следя за тем, чтобы драгоценности не исчезли в карманах солдат.

Роуэн вздохнул, вспоминая тот день. Гибель испанского корабля круто изменила его собственную жизнь. Не будь этого крушения, ему нечего было бы делать на том берегу, не оказался бы он и здесь, на пути к замку Блэкдраммонд.

Тайный совет не издал бы указ отыскать его братца-сорвиголову.

И Роуэн Скотт, слуга Тайного совета, не помчался бы исполнять этот указ… который переворачивал ему душу.

Он еще долго вглядывался в искромсанную ветром мглу, но ведущая к гостинице дорога была пустынна. Вот уже два часа Роуэн дожидался здесь Джорди Белла. Издав то ли нетерпеливый вздох, то ли сдавленное ругательство, Роуэн оттолкнулся от косяка и прошагал обратно на свое место в углу зала.

Роуэн повернул кресло так, чтобы не выпускать из поля зрения окошко, где чернело предгрозовое небо, откинул голову на стену и вытянул ноги, наслаждаясь вмиг окутавшим его теплом очага. В зале с глиняным кувшином дешевого эля в руках появился хозяин придорожной гостиницы, и Роуэн молча указал пальцем на свою опустевшую кружку.

– Ну и ночка, – сказал хозяин, качая крупной, с обширной лысиной головой. Кивнув в знак согласия, Роуэн небрежно бросил на стол пару монет. – С запада идет гроза. Нужна комната на ночь, парень?

Пригубив прозрачный, явно разведенный напиток, Роуэн отрицательно покачал головой.

– Скоро отправлюсь. Как там моя лошадь? Накормили досыта?

– О-о-о! Так это твой красавец гнедой? Не волнуйся, о нем как следует позаботились. Конюшней заправляет мой сын. Остался бы до утра, парень. В эдакую ночку и дьявол носа из дому не кажет.

– Дьявол – может быть, – отозвался Роуэн, – но не я.

Трактирщик прищурился, приглядываясь.

– Твое лицо мне знакомо, парень. Ты, часом, не из Скоттов ли будешь, а?

Роуэн удивленно кивнул.

– Точно. Роуэн Скотт из Блэкдраммонда.

– Вот так-так! – Хозяин расплылся в ухмылке. – Добро пожаловать, парень! Давненько тебя не видели в окрестностях Мидл-Марча!

– Три года… – задумчиво проговорил Роуэн.

Трактирщик склонился над столом, обдавая гостя запахами жареного мяса и эля покрепче того, которым он потчевал постояльцев.

– Ну и удивился же я, парень, когда английский офицер из Марча объявил Черного лэрда Блэкдраммонда вором и убийцей! Мы ж тебя тут все знаем с колыбели. Твои славные ночные набеги вошли в легенду, но чтобы кого исподтишка прирезать – это ж не по тебе!

– Славные ночные набеги в прошлом, – сухо ответил Роуэн. – Я стал другим.

– Неужели темница англичан может испугать Скотта из Блэкдраммонда?! Ни в жизнь не поверю. Все вы из пеленок – прямо в седло и ну разбойничать! – не унимался хозяин, восторженно сверкая глазами. – Вот и братец твой из тех же, верно я говорю?

Это замечание осталось без ответа. Роуэн молча припал губами к краю кружки.

– Таких отчаянных ребят, как вы, не найдешь по обе стороны границы, – продолжал трактирщик. – А я, знаешь ли, из Армстронгов. Мы тоже не из робкого десятка – потрепали окрестные стада будь здоров! И со Скоттами не раз в набеги отправлялись.

– Во-он что! – протянул Роуэн. – Из Армстронгов, говоришь? Помню, помню. Неплохие ребята.

– Значит, будешь брать их с собой в набеги?

– Не думаю, – отрезал Роуэн. – С набегами покончено. Тайный совет назначил меня заместителем начальника охраны Мидл-Марча.

– Неужто? – хмыкнул разговорчивый трактирщик. – Ну и дела! Один разбойник с большой дороги становится офицером, другого присылают к нему на подмогу. – Он в веселом замешательстве поскреб лысину. – Скотт из Блэкдраммонда – заместитель Саймона Керра! Здорово, парень… просто здорово! Вот это мне по душе. Любит Тайный совет шуточки шутить, как я посмотрю. Не возьму я с тебя денег, парень. Пей вволю, Армстронг угощает! – Хозяин подтолкнул монетки через стол к Роуэну, подхватил кувшин и удалился, все еще ухмыляясь и что-то бурча себе под нос с довольным видом.

В мелькнувшей на губах Роуэна улыбке сквозила чуть заметная горечь. Он снова откинулся на стену и вытянул под столом длинные ноги в высоких, до колен, черных сапогах.

Слухи об удачных набегах, арестах и новоиспеченных офицерах распространялись на границе с неслыханной скоростью. Трактирщик наверняка не замедлит сообщить о назначении Роуэна Скотта на столь важный пост. «Ну и отлично, – решил Роуэн. – Не придется объяснять всем и каждому, кто я теперь такой!»

А уж слухи о его печально известном братце Алеке наверняка опередили нового посланца Тайного совета. Роуэн криво усмехнулся. Блэкдраммонд щедр на разбойников. Интересно, что сказал бы словоохотливый трактирщик, узнай он, с какой целью Тайный совет прислал в Мидл-Марч Черного лэрда.

Роуэн со вздохом собрал со стола монетки, опустил в кошель тонкой кожи, прикрепленный к поясу, а оттуда достал небольшой золотой медальон. Повертел в пальцах изящную вещицу, любуясь теплыми бликами от огня камина, играющими на поверхности благородного металла.

В центре медальона, на овале полированного золота, была искусно выгравирована трогательно поникшая фигурка святого с нимбом над головой. На обратной стороне затейливо вились слова испанской молитвы.

Пальцы Роуэна сомкнулись вокруг медальона, а глаза обежали переполненное, дымное и шумное помещение.

Казалось, остальным посетителям до него нет никакого дела; все они были поглощены выпивкой, болтовней или заигрываниями с рыжеволосой смешливой девчушкой-подавальщицей. Роуэн вглядывался в завсегдатаев трактира, гадая, хранит ли кто-нибудь из них ту тайну, что так нужна ему. И знает ли кто-нибудь хоть что-то о пропавшем испанском золоте.

Роуэн вновь спрятал медальон в кошель. Эту вещицу, несколько монет да необычного вида зеркальце он нашел на берегу среди обломков испанского корабля. Несмотря на полученный строжайший приказ, Роуэн не стал сообщать о находках. Их мизерная ценность не стоила того, чтобы беспокоить английские власти.

Море выбросило на берег немало сверкающих золотом и серебром вещиц, которые исчезли в карманах шотландских рыбаков. Роуэн не в силах был лишить их законной добычи, хотя над ним дамокловым мечом висел приказ собрать все до единого сокровища испанцев и передать Тайному совету.

Советники королевы Елизаветы считали трофеи законным имуществом победителей Армады и пришли в ярость, узнав, что с шотландского берега пропали испанские сокровища. Собственно, эта кража и стала главной причиной, приведшей Роуэна Скотта в придорожную таверну в такую жуткую ночь.

Роуэн вновь вгляделся во мглу за окном. Ветви деревьев трещали под яростным напором ветра. Шторм не за горами. А Джорди Белл так и не появился… Между бровей Роуэна пролегла тревожная морщинка.

Джорди, давнишний друг и сотоварищ по набегам, клятвенно обещал встретить его в этой придорожной таверне еще до захода солнца, утверждая, что сообщит кое-какие важные сведения насчет исчезнувших сокровищ испанцев.

Роуэна снедало беспокойство и нетерпение. Давно пора было продолжать путь к замку Блэкдраммонд. Дедушка с бабушкой заждались – Роуэн заранее сообщил им о приезде. Отсюда до замка было не более часа быстрой езды… но только в хорошую погоду. Гроза же неминуемо увеличит это время, прикидывал Роуэн. И заметно увеличит. Анна и Джок Скотты будут переживать за внука, а этого Роуэну совсем уж не хотелось.

И все же он решил задержаться еще минут на десять-пятнадцать. Поудобнее устроившись в кресле, сунул руку внутрь кожаного жилета, надетого поверх рубахи и холщового камзола, достал завернутый в тряпицу круглый плоский предмет величиной с ладонь.

Роуэн развернул зеркальце, и отполированный камень подмигнул ему, словно темная звезда, – точь-в-точь как тогда, на берегу, куда его выбросили волны. Выпуклая поверхность в обрамлении деревянной кружевной рамки приятно холодила пальцы. Особой ценности эта скромная вещица не имела, но Роуэну она понравилась необычностью материала и формы. Да и зеркало всегда могло пригодиться. Он хотел подарить находку бабушке вместе с золотым медальоном… Мягкая улыбка вновь тронула его губы. Бабушка наверняка сочтет подарок дурацкой папистской безделушкой.

Рамка резного дерева, вся в трещинах и с полуобсыпавшейся позолотой, когда-то, видимо, была украшена драгоценными камнями. Сейчас же вместо них чернели овальные пустоты. Окруженный деревянными кружевами, идеально гладкий камень напоминал оникс, но его поверхность была затуманенной, дымчатой, полупрозрачной.

Роуэн повертел зеркальце в руке. Темная поверхность послушно отразила сначала язычки пламени в очаге, потом чернеющее в окне грозное небо. Должно быть, вещица и была задумана как ручное зеркальце, решил Роуэн. Для драгоценной безделушки она, пожалуй, великовата. Вновь повернув зеркало, он лицом к лицу встретился со своим отражением.

На него смотрел худощавый, смуглый и совсем молодой человек… слишком молодой; сам Роуэн ощущал себя гораздо старше. Он выглядел утомленным и хмурым – сказалась прошлая бессонная ночь, а в жестких складках вокруг рта и мрачном огне глаз угадывались следы накопившейся за годы тюрьмы усталости.

Чистые линии высокого лба и скул, упрямого подбородка и аристократически вылепленного носа напоминали черты его отца. От отца же достались ему и волосы, густые, черные, как полированный камень, что он сейчас держал в руке. Память о матери была жива в форме чувственных губ и пронзительной зелени глаз, обрамленных черной каймой ресниц.

Изображение неожиданно пошло рябью и расплылось, поверхность зеркальца вспенилась грозовыми облаками. Роуэн машинально провел по нему ладонью, глянул снова…

На лицо юной женщины. У призрачной незнакомки были широко распахнутые серые глаза, тонкие черты, каскад черных волос… Прелестный, неземной в своем совершенстве образ, казалось, парил где-то в матовых глубинах камня.

Роуэн повернул зеркало под другим углом – изображение исчезло. Он перевернул вещицу на ладони, в уверенности, что на обратной стороне выписан женский портрет, проглядывающий сквозь полупрозрачный камень. Потемневшая, растрескавшаяся от времени и воды деревянная задняя пластина не дала ответа на загадку.

Роуэн прищурился, всматриваясь в выступающий над деревянными кружевами гладкий черный край. Ничего. Лишь дымчатая чернота. Ни искорки цвета, ни намека на лицо, достойное божественной кисти. Незнакомка растаяла как дым, и, сколько Роуэн ни пытался, так и не смог вернуть дивный образ.

Зеркало послушно отражало его собственные черты – острый взгляд, морщинку недоумения меж бровей, давно нуждающиеся в стрижке длинные волосы. Роуэн протер поверхность камня рукавом; лицо стало четче, по бокам вспыхнули яркие точки от горящих в таверне факелов – и только. Сказочное видение не возвращалось. Должно быть, он грезил наяву… То ли дала о себе знать усталость, то ли хозяйский эль был не таким уж разбавленным?

Он обернул безделушку тряпицей и сунул во внутренний карман жилета. Подхватил со скамьи стальной шлем, надел его, застегнул у горла плотный коричневый плащ и двинулся к выходу, на прощание махнув добродушному хозяину таверны.

Жаль, что они разминулись с Джорди Беллом, думал Роуэн, но в конце концов друг-англичанин найдет его и в Блэкдраммонде, а вот сам он может сегодня и не попасть в отчий дом. Чертова погода разбушевалась не на шутку; хмельной напиток да тепло очага, пожалуй, разморили бы его так, что не хватило бы сил отказаться от заманчивого предложения трактирщика.

Роуэн плотно прикрыл за собой дверь, наклонил голову и, с трудом преодолевая сопротивление ледяного ветра, зашагал через двор к конюшне, где оставил своего гнедого и оружие.

В завывании близкой грозы он слишком поздно услышал шаги у себя за спиной; опустив ладонь на рукоять кинжала, хотел было развернуться, но в этот миг кто-то схватил его за плечи и рванул назад. Роуэн пошатнулся, земля едва не ушла у него из-под ног.

Громадная рука придавила ему грудь, острие ножа надавило на горло с решительностью, достаточной, чтобы остановить любые попытки сопротивления. Роуэн повернул голову, но не увидел противника – загнутые края шлема мешали обзору.

Он застыл, натянутый как тетива лука, со стиснутыми до боли кулаками. Будь у него хоть малейшая возможность шевельнуться, не задумываясь заехал бы кулаком в физиономию неизвестного врага или хотя бы локтем в его весьма ощутимое брюхо.

– Выкладывай свою добычу, – прохрипел грубый голос. Приблизительно одного роста с Роуэном, противник, судя по свинцовому грузу его руки, был значительно тяжелее.

– Чего… нужно?! – выдохнул Роуэн. Даже едва заметного движения хватило, чтобы лезвие прошлось по его горлу. Кожу защипало, горячая капля скатилась под воротник. Податься вперед значило самому напороться на нож. Отпрянуть назад или вытащить кинжал? Тоже верная смерть – удар ножа опередил бы любой, самый молниеносный жест.

– Око! – рявкнул голос. – Оно у тебя?

Скосив насколько мог глаза, Роуэн из-под края шлема увидел лишь бычью шею и подбородок в неопрятной щетине. Но прямо перед ним вдруг вырос еще один бородатый тип, высокий, неуклюжий, в жилете из стеганой потертой кожи, надетом прямо на голое тело, и надвинутом ниже бровей конусообразном шлеме.

– Око? Что за око? Какого дьявола вам нужно? – выдавил Роуэн. Бредовый вопрос вызвал в нем надежду, что это не грабители, а потерявшие рассудок солдаты. Кто еще, кроме полоумных скитальцев, которых немало развелось после войны, мог бы требовать у первого встречного… глаз?

– «Око ворона»! – низко протянул бородач. – Мы знаем, что ты был на берегу, где разбился испанский корабль, и думаем, что среди обломков ты нашел… одну очень нужную нам вещь. «Око ворона».

– Что это такое?

– Проверь кошель! – гаркнул верзила с ножом.

Бородатый рывком открыл кошелек и запустил туда руку.

– Монеты и ерундовая папистская финтифлюшка, – прорычал он, презрительно подкинув на ладони медальон. – Камня нет.

– Гляди лучше! – приказал первый.

– Говорю же – больше ничего! – Второй на всякий случай встряхнул кошель.

У Роуэна мелькнула мысль о зеркальце из полированного черного камня, но он тут же ее отбросил. Что этим негодяям какая-то безделица в треснутой деревянной рамке? Им бы драгоценности, золото… И не просто золото, а то самое золото испанцев!

Почувствовав, что нажим лезвия на горло чуть ослабел, Роуэн резко отклонил голову назад. Нос громилы хрустнул от соприкосновения со шлемом; в следующий миг локоть Роуэна воткнулся в живот врага, а кованый каблук – прямо в колено. Хриплый рев огласил окрестности, громадная туша, взмахнув руками и выпустив нож, осела на землю.

Напарника ждала та же участь. Не медля ни секунды, Роуэн выбросил вперед ногу и попал носком сапога в обтянутое кожаной штаниной колено бородача, а затем молниеносным движением ударил ребром ладони по горлу. Тот завертелся волчком и рухнул рядом с приятелем.

Едва Роуэн успел выхватить из-за пояса кинжал, как у него за спиной прогремел взрыв, а у самого уха, чиркнув по металлу шлема, пчелой взвизгнула пуля. Он оглянулся на выстрел и был захвачен врасплох нападением врагов, неожиданно быстро оправившихся от ударов. Небритый верзила вцепился ему в лодыжки, дернул – и под плечами Роуэна жирно чавкнула раскисшая земля.

Звук еще одного выстрела заставил грабителей броситься наутек. Перепрыгнув через Роуэна, они метнулись через двор к воротам, причем не напрямую, а зигзагами, как испуганные зайцы.

Несколько секунд спустя Роуэн уже мчался за ними. Теперь он был уверен, что найдет негодяев, даже если сейчас им и удастся уйти. Лиц он как следует не разглядел, одежда на обоих была самая что ни на есть заурядная для жителя приграничных районов, но их грузные, неуклюжие фигуры он бы ни с кем не перепутал.

Услышав за спиной громогласный оклик, Роуэн на бегу оглянулся. Потрясая двумя пистолетами, к нему мчался широкоплечий рыжеволосый парень. Приветственно махнув рукой приятелю – Джорди Белл, пусть с опозданием, но явился на встречу, – Роуэн припустил вперед.

Промахнув двор, обогнув конюшню, он вылетел на дорогу, что вела на пологий холм, за которым и скрылись неудачливые воры. Рядом уже слышалось тяжелое дыхание рыжего англичанина; поросший густой, скользкой от дождя травой склон друзья преодолели вместе.

На вершине Роуэн остановился, глядя вниз, на топкую долину, по которой, припав к крупам лошадей, галопом неслись два всадника.

– Дьявольщина! – с досадой процедил он. – Их не догнать.

– Ну хоть сам цел остался, – все еще задыхаясь, успокоил Джорди. – Я издалека увидел, как они на тебя напали, так что на помощь прийти не успел.

– Святые небеса! Да будь ты поближе, приятель, дырка в голове мне была бы обеспечена! – Роуэн стянул шлем, со вздохом запустил пальцы в густую шевелюру.

– Чего им от тебя нужно было, этим бродягам?

Роуэн пожал плечами.

– Забрали горсть монет из кошелька. Но требовали какое-то «око ворона». Поначалу я даже решил, что столкнулся с полоумными солдатами.

– «Око ворона», говоришь? – удивился Джорди. – Странное дело… Что-то из хозяйства колдунов и ведьм.

– Похоже, – согласился Роуэн. – Я так понял, что речь шла о каком-то камне. Негодяи мне незнакомы, но с пропавшими испанскими сокровищами они связаны, сомнений нет. Знают, что я был на месте крушения; требовали у меня эту чертову штуковину и ради нее запросто перерезали бы мне горло!

– Возможно, они уже две недели за тобой шпионят – видели тебя на берегу, проследили до Эдинбурга… Слушай-ка, Роуэн, а ты, часом, ничего там не откопал, а? Ну… ничего ценного?

Роуэн многозначительно повел бровью.

– То есть? Обвиняешь меня в грабеже?

Джорди хохотнул, да так заразительно, что и его друг не удержался – хмыкнул невольно, усмехнулся и, наконец, разразился смехом.

– Сам-то я кое-чем обзавелся. Гранат недурной прибрал к рукам и золотую брошь, – с ухмылкой признал Джорди. – Отличный подарок моей женушке. А что? Неужто королева Елизавета не обойдется без одной брошки, как думаешь?

– Знакомые повадки. – В глазах Роуэна сверкнул огонек одобрения. – Для англичанина ты… слишком шотландец!

– Ха! – весело фыркнул Джорди. – Чья школа! В ночные набеги-то я не с кем-нибудь – с самими Скоттами из Блэкдраммонда ходил! И все же… – улыбка исчезла с его лица, – что ты нашел на берегу?

– Сущую безделицу – золотой медальон да пару золотых монет, которых сейчас лишился. И еще вот это… – Роуэн вынул из внутреннего кармана жилета зеркальце, развернул. – Выбросило на берег уже после ухода английских солдат. Ну я и оставил себе.

– Вот это?! – Джорди уставился в матовый черный овал. – Фу! Ну и гадость!

– Всего лишь твое собственное отражение, – криво усмехнулся Роуэн, опустив находку в кошелек.

– Может, это и есть «око ворона»?

– Ну к чему им, спрашивается, гоняться за такой ерундой? Наверняка они решили, что я прикарманил что-то действительно ценное.

– Ага. «Око ворона»… «Око ворона»… Черная жемчужина, что ли? – размышлял вслух Джорди. – Наша королева редкости любит. Ох и досталось же, говорят, ее советникам! Велела собрать все до последней монетки и побрякушки испанцев! – Он поскреб рыжеватую щетину на подбородке. – Чтобы добыть вещицу, о которой мечтает английская королева, шпионы на все пойдут!

– Если эти двое бродяг из шпионов, упомянутых Тайным советом Шотландии, то они нужны вашей королеве. На плахе.

– Это точно. Шотландские шпионы на службе Испании – немалая угроза для ее величества! По слухам, испанцы щедро платят любому, кто готов помочь Испании завоевать Англию. Елизавета боится, что сама окажется на плахе, вот и требует отыскать тайных пособников своих врагов. Значит, совет тебе все объяснил?

– Ясное дело. – Роуэн хладнокровно встретил взгляд англичанина. – В отличие от твоих соплеменников наш Тайный совет мне пока доверяет.

– Ты бестия, Роуэн Скотт, – отозвался Джорди. – Бестия и ночной разбойник, каких поискать. Но я с тобой и в ворота преисподней рискну постучаться, только позови.

Роуэн мрачно улыбнулся.

– Что ж, благодарю. Но будем надеяться, до этого не дойдет. Тайный совет назначил меня помощником начальника караула Мидл-Марча. Я должен найти шпионов… хоть из-под земли достать и их, и пропавшее испанское золото. Вот только я никак не ожидал, что негодяи нападут на меня первыми, едва я ступлю на нашу землю.

– Слыхал я об этом назначении, – кивнул Джорди. – Потому и встретиться предложил. Правда, до меня и еще кое-какие слухи дошли… о твоих обязанностях, – мрачно добавил он.

Роуэн поднял глаза к небу в сплошном месиве черных туч.

– Говорят, Алек связался с испанцами. Вроде бы его с приятелем даже застали на месте преступления. Приятеля поймали, а Алек сбежал с двумя мешками испанских сокровищ.

– И теперь ты должен его найти, – закончил Джорди.

– А кто это сделает лучше? – с фальшивым воодушевлением воскликнул Роуэн. – Только совет не догадывается, что я не стану бегать за братом ни ради короля Шотландии, ни ради начальника Мидл-Марча, ни ради кого бы то ни было еще.

– Понимаю… Родная кровь…

– Родная кровь тут ни при чем, – отрезал Роуэн. – Если я встречусь с Алеком – убью!

Эта мысль осталась при нем.

Джорди с полминуты молча смотрел на друга.

– Из-за Мэгги? – осторожно спросил он. – Или из-за тюрьмы?

– Мэгги больше нет, – коротко бросил в ответ Роуэн. – Что же касается тех лет, что я провел в английской тюрьме… они тоже в прошлом. Но я не стану – повторяю – не стану ловить Алека ни для того, чтобы спасти его, ни для того, чтобы отправить на виселицу.

– Вот что я скажу, Роуэн… Придется-таки тебе ловить своих сородичей, даже если вместе с ними прихватишь и родного брата. Иначе сам окажешься на виселице.

Резко обернувшись, Роуэн уколол англичанина настороженным взглядом сощуренных глаз:

– О чем это ты?

– А для чего я, по-твоему, назначил эту встречу? Поболтать по-приятельски о том о сем? – буркнул Джорди. – Советникам королевы нашептали, что некий печально известный Роуэн Скотт знает, куда подевались испанские сокровища. Не найдешь золото – тебя официально обвинят в сообщничестве преступникам.

– Это на каком же основании, хотел бы я знать?

– Ты был на берегу, видел останки корабля – это первая причина. Вторая же – твое славное прошлое: набеги, неповиновение и все такое.

– Ага… Известный на границе вор и бунтовщик, следовательно, самый подходящий виновник, – наизусть повторил Роуэн засевшую в памяти фразу. Три года назад эта порочная логика англичан бросила его в каменный мешок. Потемневший от гнева взгляд вновь устремился в предгрозовое небо. – Выходит, меня ждет еще один подарочек от властей.

– Подарок? Ты про приказ об аресте? Очень может быть, Роуэн… если, конечно, золото не найдется.

– Отыскать похитителей испанских сокровищ – что может быть проще? – язвительно поинтересовался Роуэн. – Двое вооруженных бродяг в потрепанных кожаных куртках и шлемах. Да здесь таких тысячи!

– И что думаешь делать?

– А у меня разве есть выбор? Буду искать. Попытаюсь сбежать – меня объявят вне закона на пару с братом!

Он стиснул протянутую Джорди руку.

– Будь осторожен, – предупредил англичанин. – Береги голову, парень. Она стоит поболе двух мешков испанского золота.

3

Проливной дождь и близкая гроза беспокоили лошадь, она прядала ушами и била копытом по раскисшей земле, разбрызгивая густую жижу. Майри наклонилась, потрепала черную, глянцевую от воды гриву животного.

– Ну-ну, Пэг, – нежно шепнула она. – Потерпи, моя хорошая. Уже скоро… А потом, обещаю, ты согреешься, обсохнешь, поешь досыта…

Где-то совсем рядом негромко фыркнула лошадь. Майри обернулась. Завернутый в плащ с головы до ног, с надвинутым на глаза капюшоном, из пелены дождя выступил всадник. Кристофер Армстронг, приветственно вскинув руку, остановил своего коня рядом с кобылой Майри.

– Что творится, Майри! – приглушенно воскликнул он. – Того и гляди, шторм грянет! – Ломающийся высокий голос и худая, по-мальчишески угловатая фигура выдавали возраст юноши, едва-едва переступившего порог детства. – Ты уже насквозь промокла… В такую погоду по дороге в Линкрейг никто и шагу сделать не рискнет. Поедем домой. Дженнет приготовила ужин…

– Другой дороги в Мидл-Марч нет, – насупилась Майри. – Гонец проедет здесь.

– Ага. Только завтра. А сейчас он отдыхает себе спокойненько в какой-нибудь таверне.

– Он уже близко. Если б не дождь, мы бы его уже увидели!

– Майри…

– Нет. Я его дождусь.

Кристи со вздохом смахнул упавшую на лоб влажную светлую прядь.

– Что ж… Хочешь вымокнуть, как щенок в луже, – дожидайся. Только нападать на этого гонца не стоит. Меня предупредили, что он на пути к Мидл-Марчу и что его нужно пропустить.

Майри качнула головой.

– Ни за что!

– Сначала выслушай меня, Майри! Он же не такой, как те, другие! Этого призраками Линкгрейга не напугать. Риск слишком велик! Пропусти его, умоляю!

– Ни за что, – упрямо повторила девушка.

– Мне сказали, этот человек опасен, – не отступал Кристи. – Из Эдинбурга дошли слухи, что он послан сюда на службу Тайным советом!

Тонкие пальцы Майри судорожной хваткой вцепились в поводья. Послан на службу. Значит, это не простой гонец. Тем лучше. Больше шансов, что именно этому человеку Тайный совет доверит судьбу Айана!

– Что тебе о нем известно?

– Из наших. Прославился ночными набегами. Больше ничего не знаю, – коротко бросил Кристи. Майри усмехнулась. Слава о ночных набегах шлейфом стелилась за каждым вторым из местных шотландцев. Приграничные холмы и долины кишели ночными грабителями, большинство из которых – Майри это усвоила с детства – днем были честными и добрыми людьми, а при луне превращались в благородных разбойников с большой дороги, не дававших спуску врагам.

– Прославился, говоришь? Неужели так же, как со временем прославится наш Дьявол Кристи? – поддразнила она юношу, успевшего за ловкость и бесстрашие получить от сородичей лестное прозвище.

Он ухмыльнулся.

– Почти так же, Майри Макрэй! – поправил ее Кристи и снова нахмурился. – Но дело нешуточное. Если тебе дорога жизнь – оставь этого гонца в покое.

– Мне дорога жизнь брата, – твердо отозвалась девушка. – И тебе, уверена, тоже… ведь Айан – муж твоей сестры, Кристи! И отец твоего племянника! Я и приехала для того, чтобы позаботиться о брате. Других дел на границе у меня нет, сам знаешь. И дом мой – не здесь, а в горах, в родовом замке Макрэев.

Юноша молчал, сквозь стену дождя вглядываясь в изгиб размокшей дороги.

– Смотри! – Он вдруг выбросил вперед руку. Майри подалась вперед, прищурилась.

Широкоплечий, очень высокий всадник в плаще с капюшоном, полностью скрывающим лицо, пустив гнедую лошадь размеренным, спокойным аллюром, двигался по дороге в сторону Линкрейга. В посадке головы, в напряженной позе всадника Майри уловила усталость и решимость одновременно. Сам факт, что этот человек, несмотря на ненастье, не заночевал в таверне, а рискнул продолжить опасный путь, говорил о его несгибаемой воле. Он так просто не сдастся.

Но и она тоже!

– Наконец-то! – воскликнула девушка, скрывая под напускной бравадой поселившийся в сердце страх. – Ты только взгляни на него! Один-одинешенек, промокший до нитки; едет медленно и осторожно, точно дряхлая старуха. – Майри подтянула поводья. – Оглянуться не успеет, как призраки Линкрейга отнимут его драгоценные бумаги и… фьють! Ищи ветра в поле! А он даст деру, как и все остальные.

– Твоими бы устами… – буркнул Кристи.

– Слушай-ка, Дьявол, не хочешь – не надо. Сама справлюсь! – Натянутая как струна, Майри не спускала глаз со всадника, уверенно и неуклонно двигающегося по узкой ленте дороги.

Холодок отвратительной дрожи вновь прокатился по позвоночнику. Роковое предчувствие вернулось стократ сильнее. «Судьба!» – подумалось ей вдруг. Само провидение явилось в лице этого человека.

Неужели тот самый? Не может быть! Айан описал всадника, который будет скакать в ночи, презрев грозу и ливень, и звать ее… А этот гонец просто едет в Мидл-Марч по приказу Тайного совета, и ему нет дела до Майри или Дьявола Кристи… Он даже не догадывается, что с вершины холма за ним наблюдают призраки Линкрейга!

Дрожь не проходила. Всему виной холод, сырость и многодневная усталость, убеждала себя девушка. И только. Она расправила плечи, сделала глубокий вздох.

Плевать, опасен этот гонец или труслив, как все предыдущие. Для Майри было важно одно – везет он гибельный для Айана документ или нет. Если везет… то вручить начальнику Мидл-Марча не должен!

Сердце ее зашлось в бешеном ритме, руки онемели, сжимая поводья. Ледяные струи дождя хлестали по лицу, ветер рвал с головы капюшон, но Майри упорно следила за всадником, а тот все приближался. Неумолимо. Беспощадно.

* * *

Роуэн чихнул и выругался, натягивая капюшон и сгибаясь под напором ветра и косого дождя. Плащ его насквозь промок; неприятно холодные ручейки струились по щекам и подбородку, просачиваясь сквозь плотные завязки на шее. Кожаный жилет, холщовая куртка и вся остальная одежда напитались водой; да что там одежда, если даже в сапогах при каждом движении противно хлюпало.

Едва отъехав от таверны, он снял шлем – монотонный стук капель по металлу буквально сводил с ума. В очередной раз дернув за край широкого капюшона, Роуэн впился взглядом в мутный полумрак.

Проселочная дорога превратилась в длинное узкое болото, окрестные долины – в опасную топь. А тут еще и не видишь дальше собственного носа, со злостью думал он. Не хватало только, чтобы Валентайн поскользнулся и сломал ногу! Почувствовав, что дорога пошла в гору, Роуэн еще сильнее натянул поводья.

Все изгибы дороги, все подъемы и спуски он раньше знал как свои пять пальцев – сколько раз проскакивал их ночами в любую погоду, даже похуже сегодняшней! Но ведь за три года много воды утекло, многое изменилось. Хорошо бы добраться до Блэкдраммонда засветло, но с такой скоростью на это надежды нет. Пути еще часа два, а темнота сгущается с каждой минутой!

Он снова выругался. И еще раз – грубо, во весь голос; просто для того, чтобы выпустить пар. Стало немного легче душе, но не телу, по-прежнему страдавшему от холода, сырости и усталости.

Одна радость – ночным разбойникам эта погода тоже не по нраву, размышлял Роуэн. Тихими лунными ночами в здешних долинах то и дело пересекались пути целых кавалькад англичан и шотландцев, подгоняющих украденные у соседей стада. Роуэн и сам нередко был участником ночных набегов, как, впрочем, все мужчины из Блэкдраммонда, поколение за поколением. Но столкнуться с грабителями на скользкой дороге ему совсем не хотелось.

Роуэн прекрасно знал не только родные места, но и тех, кто эти места населял, – лэрдов, фермеров, пастухов. Добрая часть местных жителей промышляла и ночными разбоями на границе; кто-то все равно пользовался уважением, оставаясь порядочным человеком, кого-то считали негодяем, мошенником. Роуэн Скотт, Черный лэрд Блэкдраммонда, был знаком со всеми. Он вырос среди них.

Пустив гнедого шагом, Роуэн привычно следил за дорогой и думал о неизвестных пока соплеменниках, продавших народ свой, родину ради испанской короны. Жители приграничных районов испокон веков отличались глубочайшей преданностью семье и друзьям, но куда меньшей – монархии. Самые подлые и вероломные запросто могли соблазниться блеском испанского золота. Найти этих негодяев, если только они действительно скрывались где-то в округе, Роуэн считал своим долгом.

Назначение на место второго человека в Мидл-Марче Роуэн принял с одной оговоркой, оставшейся, правда, для советников тайной. До встречи с Джорди Беллом он не собирался искать Алека – вовсе не из любви к родному брату, как решил англичанин, а, напротив, из отвращения. Три года назад Роуэн поклялся в душе, что не подойдет к Алеку ближе чем на несколько сот ярдов. Мысль о том, что клятву придется нарушить, настроение не улучшала, но английские власти не оставили ему иного выхода… На карту поставлена его собственная жизнь.

Саймон Керр, начальник караула Марча или иначе – смотритель границы, письменно заверил совет, что Алек Скотт, сбежавший от солдат той ночью, когда арестовали его приятеля, непременно будет пойман. Если верить Керру, Алек с напарником перевозили испанское золото из Англии в Шотландию.

Тайный совет короля Шотландии, возлагая на Роуэна Скотта обязанность найти предателей, отлично знал, что его родной брат Алек подозревается в преступной связи с испанцами. Большинство облеченных властью чиновников и офицеров, служивших на границе, были в родстве с ночными грабителями, а часто и сами не гнушались грабежами. Король Джеймс считал, что лишь выходцы из этого разбойного круга способны как-то обуздать дикий приграничный народ. И нужно признать, что эта политика приносила свои плоды, несмотря на процветающие среди чиновников воровство, вражду и семейственность.

Мрачная улыбка тронула губы Роуэна. Это назначение, если подумать, ему в самый раз. Надо же, какие сюрпризы преподносит жизнь! Печально известный Черный лэрд Блэкдраммонда – помощник смотрителя границы! Да не кого-нибудь, а именно Саймона Керра, чья родня сотни лет враждовала со Скоттами!

Придержав коня, Роуэн вглядывался в размытые очертания холмов и низко нависшие над ними грозовые тучи. Впереди туманной глыбой уже виднелись руины Линкрейга, когда-то родового замка одного из Скоттов.

Меньше чем в двух милях к северу, сейчас скрытый грядой невысоких гор, возвышался Блэкдраммонд-Тауэр, вотчина Черного лэрда. До темноты ему, конечно, не успеть, со вздохом подумал Роуэн, и все же очень скоро он переступит порог родного дома.

Гнедой под ним вдруг тревожно заржал.

– Что такое, Валентайн? – негромко спросил Роуэн. – Призраки почудились? Ну-ну, мой мальчик, не беспокойся, нас они не тронут. – Красавец гнедой попятился, нервно прядая ушами. Роуэн подтянул поводья. – Дома ждут, Валентайн. Вперед!

Он сжал коленями лоснящиеся бока гнедого, но тот лишь фыркнул, опасливо перебирая копытами.

– Ну же, мальчик мой, – уговаривал Роуэн. – Кого ты боишься? Привидений? Нам они не страшны. А те рыцари ночи, что из плоти и крови, в такую погоду по домам сидят…

Но в этот миг его самого пронзило острое ощущение опасности. Чей-то взгляд нашел его даже сквозь густую пелену дождя. Прищурившись, Роуэн медленно повернул голову.

На ближайшем от Линкрейга холме каменным изваянием застыла фигура на черной лошади, в черном же плаще с капюшоном. Расстояние, быстро сгущающиеся сумерки и сильный дождь не позволяли увидеть больше. Роуэн, сколько ни всматривался, не заметил металлического блеска шлема, лат или копья. Зато уже через несколько мгновений уловил силуэт еще одного всадника позади первого.

Две тени скользнули с холма и помчались по долине. Щелкнув поводьями, Роуэн припал к крупу коня; Валентайн послушно перешел в галоп.

Порыв ветра хлестнул по лицу и очень кстати сбросил с головы мешавший обзору капюшон. Роуэн крутил головой в уверенности, что на помощь двум первым со всех сторон летит целый отряд – этим старым разбойничьим трюком на границе никого не удивишь. Однако топкая долина и окрестные холмы были по-прежнему безлюдны.

Странно, подгоняя коня, удивлялся Роуэн. Не в правилах здешних ночных воришек нападать на одинокого путника… если только вылазка не связана с кровной местью.

Валентайн рвался вперед. Глухой стук копыт вторил мерному ритму дождя. Через пару минут Роуэн рискнул бросить взгляд назад.

Мощный вороной со своим таинственным наездником уже пересек долину и теперь скакал по дороге, на корпус опередив второго всадника. Мертвенно-белое, призрачное лицо бросилось в глаза Роуэну – и он отвернулся, вновь сосредоточившись на узкой, влажно поблескивающей ленте дороги, что огибала холм.

В памяти мелькали обрывки услышанных когда-то сказок и легенд о бесплотных всадниках, привидениях-великанах, фантомах, преследующих путников в ночи.

«Уж не те ли самые призраки Линкрейга так не вовремя вышли на прогулку?» – пронеслась мысль, но была тут же им отвергнута. Нет… Конечно, нет! У таинственного всадника под черным плащом наверняка бьется обычное живое сердце, а вот с мозгами не все в порядке, если ради пары монет он рискует сломать шею на скользкой дороге или угодить в трясину. Роуэн оглянулся, вновь бросив быстрый взгляд через плечо.

Расстояние между ним и преследователями неумолимо сокращалось. Зловещая фигура с развевающимися полами черного плаща казалась мифической птицей смерти… Второй всадник, нагнав сотоварища, скакал рядом.

Роуэн хлестнул гнедого, который и так уже летел стрелой, едва касаясь копытами полужидкого месива. На повороте коня занесло в сторону, Роуэн, заметив полную воды выбоину на дороге, дернул поводья, пытаясь увести Валентайна от опасности, но поздно… Попав передними ногами в глубокую яму, животное споткнулось на скаку, Роуэн вылетел из седла и с глухим шлепком плюхнулся оземь.

Разбрызгивая вокруг себя грязь, он поднялся на ноги и нашарил поводья. Валентайн храпел и рвался вперед, в самую топь. Едва успев успокоить коня, Роуэн оглянулся на громкое фырканье чужой лошади, бросил поводья и стиснул пальцы на рукояти кинжала.

Все происходящее напоминало ночной кошмар. Медленно, как во сне, Роуэн развернулся, вынимая кинжал из ножен. Черный всадник навис над ним пугающе-громадной глыбой. Рядом возник светловолосый спутник. Роуэн вскинул руку с кинжалом.

Товарищ черного всадника подался вперед; блеснуло острие копья. Резко перегнувшись вбок, Роуэн успел отвести оружие, но тут нога его попала в капкан трясины, он покачнулся и потерял драгоценные секунды, чтобы нащупать твердую почву.

Краем глаза он снова уловил металлический блеск нацеленного ему в грудь копья, замахнулся кинжалом… В руках черного всадника внезапно появился пистолет. Роуэн увернулся от удара копья светловолосого врага, выпрямился, готовый ринуться на другого…

Черный всадник молниеносным движением выбросил пистолет рукоятью вперед. Искры посыпались из глаз Роуэна, голова, казалось, раскололась на тысячи мелких кусочков, земля ушла из-под ног.

Колени у него подкосились, и он рухнул навзничь в дорожную грязь. Черная фигура склонилась над ним; рука в кожаной перчатке отбросила широкий капюшон.

Последним осознанным чувством Роуэна было восхищенное изумление. В один миг он забыл обо всем – о смертельной опасности, о бушующей стихии. Сам мир вокруг него словно перестал существовать. Сердце его исполнилось благоговейного восторга.

Девичье лицо, склонившееся над ним, поражало чистой небесной красотой.

Мрак небытия уже смыкался над Роуэном, а он все силился вспомнить – где видел этот прелестный образ.

4

– У-уф! – выдохнула Майри. – Он гораздо тяжелее, чем кажется! Давай-ка, Кристи, бери за ноги. Донесли сюда, так неужели внутрь не затащим?

Она подхватила обмякшее тело под плечи, с трудом подняла. Черноволосая голова незнакомца безвольно качнулась у самой ее груди. Резкий порыв ветра подтолкнул девушку в спину, словно указывая путь по лестнице вниз.

В этой части Линкрейга стены были разрушены до основания, но ступеньки, ведущие в подземелье, сохранились, как и сама темница, верой и правдой служившая прежним поколениям Скоттов для той же цели – скрывать пленников и прятать награбленное.

Дожидаясь, пока Кристи исполнит ее просьбу, Майри вслушивалась в дробный стук дождевых капель по каменным плитам, сквозь трещины в которых упорно пробивалась трава. Глухое, пугающе безлюдное место, наводившее ужас на местных жителей, в самой Майри страха не вызывало.

Осторожно спускаясь вслед за Кристи по ступеням, девушка то и дело поглядывала на незнакомца. Веки его были опущены, черные ресницы оттеняли болезненную бледность щек, но грудь – слава богу! – по-прежнему мерно вздымалась.

Рухнув от удара пистолета в обморок, гонец напугал Майри безмерно; она спрыгнула с коня, не обращая внимания на мерзкую жижу вокруг, в отчаянии хлопала его по щекам, растирала грудь, но все ее усилия оказались тщетны. Раненый не издал ни звука, ни стона.

Кристи пятился спиной вперед, нащупывая каждую следующую ступеньку; Майри, сгибаясь под тяжестью мужского тела, с трудом двигалась следом. От нижней площадки лестницы отходил узкий коридор, заканчивавшийся двумя массивными дверьми.

Из последних сил, спотыкаясь и отталкиваясь плечами от сырых стен, они все же донесли свою ношу до конца коридора, и Кристи толкнул ногой дверь в одну из промозглых темных камер.

– Тушу быка и то легче тащить, – сквозь зубы процедила Майри, опуская черноволосую голову незнакомца на каменный пол.

– Да уж, – фыркнул Кристи. – Кстати, говяжий бульон и кусок мяса ему не повредят. Да и укрыть парня не мешало бы. Я слетаю домой, попрошу у Дженнет все, что нужно.

– Заодно прихвати бинты и мазь для раны, – кивнула девушка. – Только сначала помоги мне с ним, будь добр. Сама не справлюсь.

Пошарив в складках плаща, Кристи извлек толстую свечу и кремень, поджег фитиль и установил свечу на полу, в лужице натекшего воска.

– Видала? – похвастался юноша. – Пару недель назад дюжину одолжил у англичан. Отменные свечи! Из пчелиного воска, да еще и английские!

– Одолжил? – Майри насмешливо фыркнула. – Так я тебе и поверила! Чтобы Армстронг одолжил что-нибудь у англичан? Скажи лучше – стащил втихаря темной ночкой!

– А-а! – отмахнулся Кристи. – Какая разница. Главное – Дженнет была рада. Привезу еще одну из дома вместе с едой и одеялами.

– Отлично. – Майри склонилась над раненым, осторожно убрала мокрые черные пряди с его лба. – Замерз сильно… И рана выглядит ужасно. – Из рассеченной брови струилась кровь, обагряя пальцы девушки. – Нож есть?

Взяв протянутый Кристи короткий острый клинок, она отрезала подол рубахи – самой маленькой из тех, что нашлись среди вещей Айана. У брата же Майри позаимствовала стеганый жилет, выходные бриджи, плащ и пару высоких ботинок, присланных ему родителями из Дании. Одежда, которую Айан надевал по торжественным случаям – на праздничную мессу или гулянья, – была великовата Майри, но для ночных вылазок годилась.

Девушка сложила плотную ткань вдвое и прижала к ране, чтобы остановить кровотечение. Приподняв веки незнакомца, заглянула в пронзительно-зеленую, но сейчас абсолютно безжизненную глубину глаз. Щеки его холодили ей ладони, черная щетина покалывала кожу, однако дыхание, с радостью отметила Майри, было хоть и неглубоким, но спокойным, размеренным.

– Сможем ли мы удержать его здесь, вот вопрос, – с сомнением пробормотал Кристи, озираясь по сторонам. – Тут все, того и гляди, рухнет. Дверь можно пальцем вышибить.

– Ничего, выдержит, – отозвалась девушка. Вторым, узким куском ткани она обвязала голову раненого. – Сама проверяла не так давно. А с той стороны еще и засов железный есть.

– Ага… – протянул Кристи. – Так ты, значит, собираешься держать его здесь, пока не получишь выкуп?

Майри удивленно воззрилась на парня.

– Выкуп?!

– А что? На границе это дело обычное. Как думаешь, много за него дадут? – Кристи окинул распростертое на полу тело оценивающим взглядом.

– Я – Майри Макрэй из клана Макрэев! – прозвучал гневный ответ. – Я не меняю жизнь человека на золото! Вот поправится, окрепнет – и мы его отпустим.

– Отпустим? – настал черед изумляться Кристи. – Да он и сам уйдет. Ты взгляни на него, парень-то силен как бык. Стоит ему очнуться, держу пари, он разнесет дверь в щепки, да и нам с тобой не поздоровится. Лучше послушай меня, Майри! Давай свяжем его и потребуем выкуп… за хлопоты.

Девушка с отвращением передернула плечами.

– Фу, Кристи! Неужто ты до того глуп, что потребуешь выкуп за гонца Тайного совета? Мы ведь даже не знаем, кто он такой! Нет уж! Отпустим, когда это будет безопасно… и когда он сможет встать на ноги. Линкрейг, конечно, не крепость – скорее, развалины, но в подземелье стены прочные. К тому же здесь ни нас, ни этого парня никто не найдет. Говорят, сюда лет сорок, а то и все полвека никто ногой не ступал.

– Угу, – буркнул Кристи, бросая опасливые взгляды по сторонам. – Никто… кроме привидений!

– Лично я ни одного призрака не видела. А для меня, чтоб ты знал, воры и стража Мидл-Марча страшнее любых призраков.

– Одну я тебя здесь не брошу. Вдруг что стрясется? Вдруг этот… как его… набросится? Что я тогда Айану скажу? Он же надеется, что я буду его сестре защитником.

Майри улыбнулась.

– Так оно и есть. Но домой ты все равно можешь съездить, Кристи. Мне ничего не грозит, он не скоро очнется. – Она легко опустила ладонь на лоб незнакомца с той стороны, которая не пострадала от соприкосновения с ее пистолетом. – Моли бога, чтобы он все-таки очнулся, иначе мы с тобой примем на душу грех убийства. Ах да, Кристи! Прежде чем уедешь, помоги мне его обыскать. Где-то должны быть бумаги…

Юноша, кивнув, опустился на корточки рядом с гонцом и потянул за концы завязок на вороте плотного, насквозь промокшего плаща. Майри отстегнула ремешки, на которых у пояса держался кошель из мягкой кожи, сунула ладонь внутрь кошелька и достала небольшой черный овальный камень в резной деревянной рамке. Недоуменно нахмурившись, покрутила вещицу в руке, мельком глянула на гладкую поверхность – и сунула обратно. А сам кошелек отбросила в сторону. Он звякнул, стукнувшись о стену.

– Несколько монет и зеркальце, – разочарованно пробормотала девушка, принимаясь ощупывать швы и кромки плаща. – Здесь тоже ничего не зашито.

– Может, потерял в гонке? – Кристи задумчиво склонил голову набок. – Или к седлу привязал? Хочешь, пойду проверю?

– Когда поедешь, не забудь взять его коня с собой. Оставишь в конюшне у Дженнет, ладно? Там его никто не найдет… если, конечно, нападения не будет. Я, правда, надеюсь, на новый замок, с ним не так просто справиться. – Лоб девушки вновь перерезала морщинка, встревоженный взгляд остановился на лице раненого. – Ну должны же у него быть какие-то бумаги! Твои родичи передали, что едет гонец от Тайного совета, верно? Значит, у него с собой приказ к Саймону Керру; потерять такой важный документ он не мог. И под седлом такие бумаги тоже не возят.

– Мои родичи, – напомнил Кристи, – передали и еще кое-что. Забыла? Они сказали, что этот человек опасен.

– А не сказали, кто он такой, – и зачем Тайный совет послал его в Мидл-Марч?

Юноша покачал головой.

– Несколько дней назад я встретил кузенов в Келсо, в таверне. Мы перебросились парой слов – и только. Они предупредили, что муж Дженнет в опасности и чтобы мы не трогали следующего гонца, который направится в крепость.

– По-твоему, они знают, кто нападал на всех предыдущих?

– Вряд ли. А если б и знали, то им плевать. Айан им теперь как брат, вот почему они за него переживают. Знали бы, чем ему помочь, – ни секунды бы не медлили.

– Ты не спросил, как зовут гонца? – продолжала расспросы Майри.

– Спросил. А они давай гоготать! На всю округу, говорят, страху парень нагонял. Гроза границы. Лучше бы, говорят, тебе с ним не сталкиваться ни при свете дня, ни ночью. А потом погладили меня по головке, будто мальца какого, и добавили, что я и сам скоро его имя узнаю, – недовольно буркнул Кристи. – А как платить за эль – так их и след простыл. Хорошо, монеты с собой были.

Он перевернул незнакомца на бок, и Майри вытащила плащ из-под неподвижного тела. С тяжелой шерстяной ткани струйками стекала дождевая вода вперемешку с грязью. Быстро прощупав плащ и не обнаружив потайных карманов, Майри отбросила его в угол, где уже валялся кошель.

– Как видишь, кузены твои здорово ошиблись, – сказала девушка. – Ишь ты, «гроза границы»! Да мы с ним справились быстрее, чем со всеми остальными. Сначала увяз по колено в болоте, а теперь – погляди на него! – пальцем пошевелить не может. Спит себе, бедолага, такой смирный, беззащитный… – Она сколупнула присохшую к щеке раненого грязь, прошлась кончиком пальца по черной как смоль щетине. – А он красивый… Хорошее лицо, открытое…

– Ты на него не слишком-то заглядывайся! – напустив на себя суровый вид, шикнул Кристи. – Нашла тоже красавчика! Клянусь, где-то я его видел… Ладно, неважно! Главное – что парень он крепкий и в обиду себя, как очнется, не даст. Его нужно связать, Майри, да побыстрее.

– Некуда торопиться. Он беспомощен как младенец, – отрезала девушка. – Ищи давай, Кристи! Зря, что ли, мы старались?

Пока Кристи стаскивал с незнакомца сапог, Майри занялась его жилетом.

Безрукавка с верхним кожаным слоем на ощупь оказалась очень плотной, если не сказать, твердой. Прошитая крест-накрест кожа скрывала подкладку из тонких железных пластин. Обтягивая мощную грудь и сужаясь к талии, внизу жилет чуть расходился, и его край свободно лежал на поясе бриджей.

Майри проворно расстегнула длинный ряд крючков, распахнула тяжелые, несгибающиеся половинки жилета, под которым оказался еще один жилет, из коричневой саржи, и рубашка дорогого полотна.

Потеряв равновесие, Майри оперлась о бедро незнакомца, вспыхнула, тут же отдернув руку, и поспешно приложила ладонь к его груди. Сердце распростертого перед ней человека отбивало четкий, уверенный ритм. Слава богу… Теперь она была уверена, что если в чем и виновна, то в нападении и в грабеже, но никак не в убийстве.

– У меня пока ничего, – пробормотала она, расстегивая крючки нижнего жилета.

– У меня тоже. – Кристи потряс сапог; из голенища вылился ручеек мутной жижи.

– Где же ты прячешь свои бумаги, гонец? – Распахнув саржевый жилет, Майра потянула за края рубахи и просунула пальцы под тугой пояс бриджей.

Ладонь ее прошлась по гладкой теплой коже, пальцы коснулись шелковистых волос. Волна странного, незнакомого жара, зародившись где-то в глубине ее существа, опалила шею и щеки. Девушка выдернула ладонь, точно дотронувшись до горящих углей.

– Пожалуй, ты прав, Кристи… – смущенно пробормотала она. – Парень-то крепкий. Попроси у Дженнет веревку подлиннее.

– Ладно, – выдохнул юноша, с силой дергая за второй сапог. Черноволосая голова раненого безвольно мотнулась.

– Осторожнее, Дьявол Кристи! – зашипела девушка. – Ему же больно! – Она уселась, скрестив ноги, на каменном полу, подняла голову незнакомца и пристроила у себя на коленях. Он был по-прежнему недвижим и бледен как смерть. – Господи, – в тревоге шепнула Майри, – да он же промерз до костей! Нужно снять с него все мокрое и согреть побыстрее! Поторопись, Кристи.

Дьявол Кристи нахмурился, неожиданно превратившись в напуганного мальчишку.

– А что, если он умрет? – едва слышно шевельнулись его губы. – Майри? Что мы тогда будем делать?

– Все будет хорошо, не волнуйся. Мы не дадим ему умереть, – спокойно отозвалась Майри. – А вот если бы оставили в той яме, я бы за его жизнь не поручилась.

– Думаешь, стоит держать его здесь? Хочешь, кликну братьев…

– О нет, только не это! Знаю я вас, Армстронгов! Как пить дать потребуют выкуп! Немного поразмыслим и сами поймем, как с ним поступить.

Кристи снова взялся было за сапог, да так и замер.

– А знаешь, Майри, я слыхал, что начальник Марча успел сообщить совету о том, что Айан Макрэй – вор и испанский шпион, и просил позволения передать его на суд англичан.

– Не понимаю, – вздохнула Майри. – Просто не могу понять, почему Саймон Керр так поступает с близким человеком. Они ведь двоюродные братья! – Девушка машинально разглаживала коричневую ткань жилета на груди раненого. – Саймон знай одно твердит – Макрэй виновен, и все тут! Неужели только потому, что Айан дружен с Алеком Скоттом, семья которого давным-давно воюет с Керрами? Наверное… Другого объяснения я не вижу.

– В Келсо, кстати, был и Саймон, – добавил Кристи. – Заявил на всю таверну, что король Джеймс непременно с ним согласится и прикажет казнить Айана. Но ему быстро рот заткнули, напомнив, что Алека-то он пока не поймал!

– Будь он проклят, этот Алек Скотт, – вздохнула Майри. – Вот кто знает, куда подевалось испанское золото! А сваливают все на Айана. Боже, боже… Надеюсь, король не подпишет смертный приговор.

– От отца пока ничего?

Она покачала головой.

– Год-то какой выдался, Кристи. Сплошные бури. Когда еще мое письмо дойдет до Дании! Я, конечно, заплатила за отправку, и щедро заплатила, но говорят, корабль все еще в порту. Не может выйти в море из-за погоды. Но даже если письмо дойдет до родителей, отцу не удастся ни ответ прислать вовремя, ни самому приехать. Он ведь на королевской службе, собой не располагает!

– Приготовления к венчанию короля Джеймса небось задержат твоих родителей в Дании до конца года.

– Если не дольше. И братья все в отъезде, так что помочь некому. Мы одни с тобой остались, Кристи.

– И мы поможем Айану! – без колебаний отозвался мальчик.

Майри кивнула со слабой улыбкой; расстегнув свой плащ, сбросила его с плеч и укрыла раненого, чья голова по-прежнему покоилась у нее на бедре. Как же ей недоставало родителей и братьев! Если бы они только знали о нависшей над Айаном опасности и о ее попытках вызволить близнеца из тюрьмы, они бы примчались на помощь… Но небеса распорядились по-другому, не оставив ей иного выхода, кроме как сражаться за жизнь брата в одиночку.

Девушка поплотнее укутала неподвижное тело гонца. Ливень не пощадил и ее плащ, но лучше влажное покрывало, чем никакого. Толстая, подбитая мехом ткань должна была сохранить тепло, пока Кристи не привезет одеяла.

– Во что бы то ни стало нужно его согреть. Не дай бог к ране добавится и простуда, – пробормотала Майри. – И бумаги нужно обязательно найти.

– А под рубахой нет?

Ладонь Майри скользнула под скомканное, мокрое полотно, прошлась по шелковистому упругому покрову волос и прохладной коже. Под ребрами мощно и настойчиво билось сердце.

Пальцы девушки нащупали холодный металл на шнурке вокруг шеи незнакомца.

– Что это? – Из-за ворота рубахи она вытащила небольшой блестящий цилиндрик, осторожно развязала узел шнурка и протянула Кристи.

– Ключ от замка новомодного пистолета, – объяснил юноша, с почтением оглядев находку. – Такие мало у кого увидишь. – Он аккуратно опустил цилиндрик в кожаный кошелек гонца. – А у этого парня отменное оружие в седельной сумке. Наше счастье, что он ничем не воспользовался!

Майри обожгла юного родственника мрачным взглядом из-под насупленных бровей и вдруг вспыхнула, только сейчас сообразив, что ладонь ее по-прежнему лежит на обнаженной груди раненого.

– Вот еще! – фыркнула девушка, незаметно убирая руку. – Нашел чем напугать! Справились бы и с его пистолетами, не волнуйся!

Поднатужившись, Кристи стянул-таки сапог и даже опрокинулся на спину от усилия. С недовольным ворчанием снова уселся на полу, встряхнул сапог. Оттуда, как и из первого, вылилась лишь струйка жидкой грязи.

– Никаких тут бумаг, Майри!

– Вижу. Сними-ка заодно и чулки. Пока ноги мокрые, он ни за что не согреется.

Кристи театрально поморщился, точно ему в нос ударил невыносимый запах. Губы Майри невольно дрогнули в улыбке, но, едва Кристи стащил первый чулок, девушка резко наклонилась:

– Дай сюда! – В чулке оказался сложенный лист пергамента. – Печать Тайного совета! – ахнула Майри.

– Ну! Читай же! – нетерпеливо заерзал на полу Кристи.

Края листа были скреплены блестящим красным воском. Девушка аккуратно отделила один уголок от другого и засияла ликующей улыбкой:

– Даже печать ломать не пришлось! Совсем бумага размокла. Та-ак, отлично… Написано на шотландском, значит, я смогу прочесть, – добавила она, напряженно всматриваясь в расплывшиеся строчки.

– Эх, жаль, я грамоты не знаю, – шепнул мальчик.

– Я тебя научу, – пообещала Майри, не отрываясь от документа. – Кристи! Здесь сказано, что это Роуэн Скотт из Блэкдраммонда! – Она изумленно уставилась на гонца.

– Из Блэкдраммонда! – Теперь и взгляд юноши был прикован к бледному лицу раненого. – Говорил же я, что где-то его видел. Правда, давно, я был еще мальчонкой. В округе Роуэна Скотта все звали Черным лэрдом.

– Никогда не слышала. Кем он приходится Алеку Скотту и старому лэрду из Блэкдраммонд-Тауэр?

– Это старший брат Алека, внук старика Джока. Лэрд Блэкдраммонда.

Майри недоуменно сдвинула брови.

– Как это – лэрд Блэкдраммонда? Поместьем правит старый лэрд. Айан ведь ему отдавал плату за жилье.

Кристи качнул головой.

– Старый Джок Скотт живет в поместье, но законный хозяин там – его внук Роуэн. Этот парень и есть сам Блэкдраммонд! Черный лэрд вернулся в отчий дом.

– Ты так говоришь, будто хорошо его знаешь.

– Мой отец не раз участвовал в ночных набегах вместе со Скоттами из Блэкдраммонда. Ох и отчаянный же парень этот Черный лэрд! Бесстрашный, неуловимый, как дьявол! Они с Алеком оба пошли в деда, старого лэрда. Про самого Джока в былые времена тоже легенды по Мидл-Марчу ходили! Словом, Блэкдраммонды – та еще семейка! – Он расплылся до ушей в лукавой ухмылке. – Тут у нас многие будут рады возвращению Черного лэрда. Ха! Многие, только не Саймон Керр!

– О самом Черном лэрде я ничего не слышала. Зато о Скоттах знаю немало, – с горечью признала девушка.

– Не все же они убийцы, Майри, – притушил улыбку Кристи. – Мы с Дженнет выросли на легендах о Блэкдраммондах. Здесь их почитают как героев!

– Ну ладно… А где он пропадал?

Кристи пожал плечами.

– Кажется, сидел в английской темнице.

– Неужели? Тогда он точно из Скоттов, всем им место в каменном мешке. Но этому Скотту как-то удалось оттуда выбраться, да еще и доверие Тайного совета завоевать. – Поднеся пергамент поближе к тусклому огоньку свечи, Майри прищурилась. – Здесь сказано… – она с трудом разбирала расплывшиеся слова, – Тайный совет направляет Роуэна Скотта на службу в Мидл-Марч помощником смотрителя границы!

– Фью! – присвистнул Кристи, закатив под потолок синие глаза. – Черный лэрд – помощник Саймона Керра?! Ну и ну! Мои родичи будут в восторге! А в писульке этой про Айана ничего не говорится?

– Нет, – качнула головой Майри. – Его имени здесь нет. Правда, я не все могу разобрать… Слушай-ка! Кажется, это слово «гонец». Да, точно! – Она подняла на Кристи испуганный взгляд. – Неужели Тайный совет послал его на поиски тех, кто грабил гонцов на дороге в Линкрейг?

– Откуда мне знать? Одно ясно – когда Блэкдраммонд очнется, мы с тобой и глазом не успеем моргнуть, как очутимся в темнице по соседству с Айаном. – Кристи с опаской оглядел пленника. – И никакая веревка не поможет.

– Зато пригодится ему для наших с тобой шей… когда он поймет, кто мы такие, – мрачно добавила девушка. Кристи сглотнул; он не на шутку струсил. – Не бойся, все будет хорошо, – поспешила утешить мальчика Майри. Сложив пергамент, она сунула его за пазуху, под стеганый жилет. – Подумать только – родной брат Алека Скотта – и вдруг помощник смотрителя границы! Зачем это нужно Тайному совету, никак не пойму?

– Мои братья говорили, что королю Джеймсу вечно не хватает офицеров для службы на границе. Здесь постоянные стычки, грабежи, ночные набеги, в которых разве что младенцы не замешаны. Вот и приходится совету брать на службу любого, кто согласится занять такой опасный пост, даже если доброволец и сам из местных разбойников. Лично я бы ни за что не пошел. Говорят, платят сущие гроши.

– А риск смертельный, – кивнула Майри. – Правда, этому… Черному лэрду грозит только заточение в развалинах Линкрейга. Пока он не поправится, конечно. – Она взглянула на неподвижное тело пленника. – Помоги его раздеть. И умоляю – осторожнее!

В четыре руки они стянули тяжелый верхний жилет, потом нижний и сорочку.

– Дай, пожалуйста, свою рубашку, Кристи, – медовым голоском попросила девушка.

– Ну, Ма-айри! – обиженно заныл тот.

– По-твоему, пусть он тут помирает от холода, а ты будешь себе нежиться в тепле? Мне обвинение в убийстве ни к чему, хотя бы и Скотта!

Недовольно ворча, мальчик снял жилет и рубаху, швырнул ей рубашку, а жилет натянул на голое тело, стыдливо повернувшись к Майри спиной. Майри усмехнулась, бросив быстрый взгляд на спину с выпирающими лопатками, угловатые острые плечи, к которым прилипли длинные светлые пряди.

Она сначала просунула голову раненого в ворот рубахи, потом приподняла по очереди тяжелые, будто неживые, руки и натянула рукава, поддернула подол пониже и снова укутала вытянутое на полу тело до самого подбородка своим плащом.

– Штаны не отдам, – проворчал Кристи.

– И не надо. А носки придется одолжить.

Мальчик скрипнул зубами, но подчинился. Усевшись на пол, стащил ботинки, швырнул оба длинных вязаных носка в ее сторону и со злостью впихнул босые ноги в мокрую обувь.

– Благодарствую, – улыбнулась Майри, глядя, как он натягивает носки на ноги пленника. – Теперь отправляйся к Дженнет и привези все, чем она сможет поделиться.

Кристи поднялся с пола.

– Может, лучше я побуду здесь, а ты съездишь, а? – предложил он. – Я-то хоть смогу с ним сразиться… если что.

– Сражаться ему придется еще нескоро, – возразила Майри. – Ты что же, хочешь бросить меня на растерзание Дженнет? Представляешь, что она со мной сделает, когда узнает, для чего… вернее, для кого нам нужны одеяла и еда? Нет уж, поезжай сам очаровывать свою сестричку. Подлижись к ней, скажи, какой у нее восхитительный малыш, и она отдаст тебе все что ни попросишь.

– Это мне раз плюнуть! – усмехнулся Кристи. – Да и то сказать – парнишка просто прелесть, не грех и похвалить. Дженнет говорит, на меня маленького похож! – с гордостью добавил юный дядюшка.

Майри махнула рукой.

– Ну все, поезжай! За меня не беспокойся. Наш больной до твоего возвращения и пальцем не пошевелит. А как вернешься, свяжем его покрепче.

Кивнув на прощание, Кристи вышел и плотно прикрыл дверь. Майри услышала гулкие шаги по коридору, затихающие на каменных ступенях лестницы, а потом в каморке наступила тишина, нарушаемая лишь шелестом дождя.

Девушка со вздохом откинулась на холодные камни стены, вытянула затекшие ноги и склонилась над своим подопечным, разглядывая его в мерцающем свете английской «находки» юного Армстронга.

Черный лэрд из Блэкдраммонда… Лицо и впрямь хорошее, как бы ни возражал Кристи. Черты правильные, выразительные, в них чувствовались одновременно сила и нежность. Твердый подбородок, прямой, красиво вылепленный нос, высокие скулы и брови густые, вразлет. И только форма рта, особенно мягкий изгиб верхней губы, придавала этому мужественному облику чуть заметную уязвимость. Черты лица Черного лэрда говорили об упрямстве, горделивом нраве и проницательном уме, но они же выдали Майри и боль, жившую в сердце этого человека, и глубоко спрятанную доброту.

Глядя на вытянутое под плащом длинное, стройное тело, она вспоминала, с какой неуловимой хищной грацией Роуэн вскинул свой кинжал, бросившись на нее. Если бы не случай и не предательски скользкая грязь на дороге, и она, и Кристи скорее всего уже были бы мертвы.

Но вышло иначе. Вот он, печально известный Черный лэрд из Блэкдраммонда, – лежит недвижимый и беспомощный, точно малое дитя. Майри прикоснулась ладонью к прохладной щеке, провела вниз, потом вверх – и улыбнулась. Если гладить вниз, то черные волоски мягкие, а если вверх, то колются…

Раненый вдруг жалобно и глухо застонал.

Вздрогнув, Майри напряглась как перед прыжком, но он не очнулся, не приоткрыл глаза. Она перевела дух и снова принялась рассматривать пленника.

Надо же было ей столкнуться не с кем-нибудь, а с представителем пресловутой семейки Скоттов, да еще и родным братом Алека, которому она до конца своих дней не простит несчастья Айана! Но как бы ни болела ее душа за брата, какой бы горечью ни отзывалась мысль о женихе, погибшем от руки Скотта, к этому черноволосому незнакомцу Майри испытывала жалость и сострадание. В конце концов, это ее рука нанесла ему страшный удар, от которого еще неизвестно – оправится он или нет!

По виду не скажешь, что перед ней – «гроза границы», прославившийся ночными набегами, думала Майри. А вот сходство с Алеком, таким же черноволосым, стройным и внешне очень приятным, несомненно… Но в отличие от брата, даже несмотря на грязь и запекшуюся кровь, Роуэна Скотта трудно было назвать просто симпатичным. Майри он казался смуглым ангелом, нечаянно спустившимся на грешную землю.

Девушка гладила черноволосую голову, как делала бы это, утешая больного ребенка. Поскорее бы возвращался Кристи… Сырое, промозглое подземелье само по себе могло убить раненого.

Да, это неподходящее место для больного человека, размышляла Майри, но выбора у них с Кристи не было. О доме Дженнет не стоило даже и думать. Они раз и навсегда решили не впутывать жену Айана в свои опасные дела, хотя Дженнет, конечно же, отлично понимала, куда исчезают по ночам ее брат и золовка.

Майри зябко поежилась, чувствуя, что холод пробирает ее до костей. Пальцы ее продолжали легко скользить по шелковистым черным прядям. Через несколько минут в каморке зазвучала негромкая гэльская песня, баюкающая, волшебная – одна из тех колыбельных, которые пела близнецам их златокудрая мама.

Захваченная мелодией, вся в мыслях о доме и родных, Майри судорожно дернулась от страха, когда мужские пальцы железным кольцом сошлись вокруг ее запястья.

5

– Ты кто? – не открывая глаз, прохрипел Роуэн. В ответ – молчание, но кончиками пальцев он уловил бешеный стук пульса под нежной кожей тонкого запястья. Хотел повернуться, приподнять голову или хотя бы веки, но нечеловеческая боль, разрывающая череп, лишила его сил. Оставив бесплодные попытки, Роуэн лишь стиснул пальцы вокруг женской руки и надолго замер.

Он понятия не имел, сколько прошло времени, прежде чем налитые свинцом веки все-таки поддались его усилиям. Лицо женщины размытым пятном, казалось, плавало прямо над ним. Золотое лезвие света пронзало тьму. Всего лишь крохотный огонек свечи, догадался он, но глаза резало невыносимо.

Желтый луч вдруг мигнул и разделился надвое. Роуэн осторожно обвел взглядом крохотную каморку. Даже это легкое движение отозвалось сокрушительной болью в голове.

Женщина неотрывно следила за ним. Лицо ее вдруг раздвоилось, потом вновь слилось в один образ, как бывает, когда смотришься в неспокойные воды озера. Издав страдальческий стон, Роуэн закрыл глаза. Пальцы безвольно разжались.

– Роуэн. Роуэн Скотт…

Тихий шепот вырвал его из клубов тошнотворного марева. Призвав на помощь всю волю, он удержался на краю сознания и вновь заставил веки подняться. Бледное и тонкое лицо женщины в обрамлении блестящих темных волос то таяло, ускользая от его затуманенного взгляда, то вновь возникало. Но слава богу, хоть не двоилось!

Роуэн осторожно повернул голову. Боль молнией снова пронзила череп. Роуэн моргнул, только сейчас сообразив, что прижимается щекой к теплому, упругому бедру. Он вдохнул свежий запах дождя и аромат женщины – и опять погрузился в забытье.

– Роуэн Скотт, – повторил нежный женский голос. – Тебе очень плохо?

Веки никак не хотели подниматься. Роуэн медленно поднял руку и приложил ладонь ко лбу. Сколько же времени прошло с тех пор, как он в последний раз слышал этот голос? Минута? День? Вечность? Прохладные пальцы отвели его ладонь от рассеченной брови.

– Ты кто? – повторил он.

– Майри. – У нее получилось «Ма-а-ари» – по-гэльски бархатный, мелодичный звук. Заинтригованный, Роуэн разлепил веки и глянул на нее.

Мадонна. Иначе он не назвал бы склонившуюся над ним женщину. Тонкое лицо, божественные черты, кожа, розовеющая как лепестки приветствующего утреннее солнце бутона. Шелковистый водопад волос и громадные прозрачные озера глаз… Зрелище, способное кого угодно поднять со смертного одра.

Или уложить на него. Роуэн был уверен, что его разбитая голова – дело рук этой сошедшей с небес Мадонны. Он отлично помнил, как пущенная этой амазонкой рукоять пистолета попала ему в лоб с силой пушечного ядра.

Многострадальный лоб Роуэна перерезала морщинка. Где-то он уже видел это лицо… до того, как оно мелькнуло над убийственным оружием. Где же?.. Затуманенный болью мозг отказывался приходить на помощь.

Роуэн скривился; рука вновь потянулась к источнику невыносимой боли. И вновь тонкие женские пальцы отвели его ладонь.

– Не трогай рану, а то опять пойдет кровь, – приказал грудной голос.

Он был слишком слаб, чтобы спорить. Покорно уронив руку и стараясь не шевелиться, Роуэн обвел взглядом свое пристанище. Сырые каменные стены в пятнах плесени, узкая прорезь вместо окна, почти не пропускающая свет, и ничего похожего на мебель. Подозрительное сходство с темницей. Роуэн имел право сравнивать; на своем веку он успел повидать достаточное количество каменных мешков. Достаточное – для того, чтобы возненавидеть их до конца своих дней.

– Где я?

– Неважно. Главное – в безопасности. Как только окрепнешь, никто тебя держать не станет.

Он снова нахмурился. Этот напевный, с придыханием говор упорно напоминал о… Но нет, мысли ускользали точно песок сквозь пальцы, и поймать их он был не в силах.

Как и пошевелиться. Роуэн сделал попытку сесть, но это оказалось не легче, чем поднять могильный камень. Тяжело привалившись к плечу девушки, смутно ощущая соблазнительный изгиб ее груди у себя под щекой, Роуэн на миг прикрыл глаза и сглотнул.

Язык, похоже, распух вдвое и прилип к небу.

– Сколько я уже… – выдавил Роуэн.

– Совсем недолго, – быстро отозвалась девушка. – Я побоялась оставить тебя одного из-за раны.

– Где я?

Скосив глаза, он заметил, как заалела щека девушки. Майри старательно отводила взгляд и на вопрос не отвечала.

С невероятным усилием Роуэн оторвался от ее теплого плеча и привалился спиной к холодной каменной стене. Тошнота и ноющая боль тут же взяли реванш.

В голове застучали тысячи кузнечных молотов, желудок взбунтовался. Еще секунда – и его вывернет наизнанку. Роуэн задышал быстро и часто, пытаясь унять приступ тошноты. Стиснул веки. Снова разлепил. Небесное создание рядом с ним превратилось в два дымчато-неясных образа, которые сливались в один, двоились, расплывались и опять обретали четкие формы.

– Не двигайся, а то станет еще хуже.

– Уже не станет, – буркнул в ответ Роуэн, с гримасой прикоснувшись к перевязанному какой-то тряпкой лбу. Что за адова боль! Дернул же его черт снять шлем! Дождь помешал, видите ли! Вот и поплатился; сиди тут теперь, корчась как грешник на раскаленной сковородке!

– Оставь в покое свою голову, Роуэн Скотт, – приказным тоном заявила девушка. – Со временем рана заживет, не беспокойся. – Этот спокойный голос, звучавший у самого его уха и, к счастью, не пытавшийся ускользнуть, как ее лицо, чудесным образом согревал и тело, и душу. Даже усмирял боль. Роуэн прищуривал глаза до тех пор, пока не увидел одно лицо.

– Откуда ты меня знаешь?

– Бумагу прочла, – ответила девушка. – Достала из…

– Забрала? – Он глянул вниз. Та-ак, понятно… Оба жилета исчезли, рубашка чужая – узка в плечах, да и рукава не дотягивают до запястий. Штаны на месте – и за то спасибо! – а вот носки определенно чужие, пальцами пошевелить невозможно, а запах как из хлева. Сапоги, само собой, тоже испарились.

– Где нашла документ? – прошипел он.

Девушка подозрительно сузила глаза.

– С памятью после удара плохо? – поинтересовалась она, но все же ответила: – В чулке. Неважное ты, между прочим, место выбрал, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда. Бумага промокла, чернила расплылись.

– Неужели? – Отлично. Чертовка не добралась до самого важного документа, переданного ему Тайным советом. – Где мои вещи?

– Высохнут – получишь обратно.

– А Валентайн… конь? Где он? – сквозь зубы процедил Роуэн. Придется, пожалуй, распрощаться с верным другом, мелькнула у него мысль. Валентайн, чистопородный английский скакун, сам по себе представлял ценность для грабителей. Отличный куш достался этой девчонке, ничего не скажешь!

– Накормлен и заперт в теплой конюшне, – последовал хладнокровный ответ. – Можешь не волноваться за свое сокровище, никто его у тебя не отнимет.

Роуэн недоверчиво скривил рот. Веры в слова девицы, промышляющей разбоем, у него, разумеется, не было.

– Оружие? – продолжал он допрос.

Девушка улыбнулась, словно в ответ на добрую шутку.

– Ты меня за кого принимаешь? По-твоему, нужно было положить его у тебя под рукой? А может, еще и шею подставить под твой стилет? Все в целости и сохранности в надежном месте.

– Кошелек? Деньги? – не унимался Роуэн.

– В целости и сохранности в надежном месте, – насмешливо повторила она.

«В целости и сохранности – может быть. И в надежном месте, согласен. В твоем кармане». Эту мысль Роуэн пока оставил при себе. Он нахмурился, пытаясь расставить все по своим местам. Юная амазонка с напарником – не привиделись же ему два всадника – взяли его в заложники ради выкупа. Тактика на границе известная; в юности Роуэн не раз служил живым товаром. А еще чаще вместе со своими сородичами собирал дань золотом, серебром и животными – в обмен, так сказать, за гостеприимство Блэкдраммонд-Тауэр. Проще говоря, за пленников, захваченных во время очередного набега.

Интересно, размышлял он, что за воинственное семейство выступило на этот раз против Скоттов? Певучий выговор девушки сильно отличался от резкой, отрывистой речи исконных жителей границы. Роуэн все сильнее морщил лоб, словно это помогло бы разобраться в неясном смешении событий.

– Ты чья будешь, Майри? – спросил он, так ни до чего и не додумавшись. – Откуда родом?

– Из… – Девушка умолкла. А когда продолжила, в голосе ее зазвучали металлические нотки: – Керры моя родня.

– Господи помилуй, – вздохнув, пробормотал Роуэн. Поколения Керров и Скоттов из Блэкдраммонда как могли грабили и истребляли друг друга. – Итак, я в плену. Глупо даже спрашивать, будешь ли ты требовать за меня выкуп.

– Выкуп?.. – Девушка насупилась. – Об этом не время. Вот встанешь на ноги, тогда и поговорим. В любом случае здесь ты не задержишься.

Стараясь не обращать внимания на позывы к рвоте и дикую головную боль, Роуэн складывал из тех скупых фактов, что выдавала ему прелестная стражница, цельную картину.

– А что это за подземелье?

– Мы в старой крепости.

– Ага… – Теперь он и сам узнал с детства знакомые низкие своды и покрытые трещинами стены каморки. Это же темница Линкрейга, что в двух шагах от Блэкдраммонд-Тауэр. В полуразрушенную крепость, когда-то принадлежавшую его деду, Роуэн не заглядывал вот уж добрый десяток лет, но мог бы с закрытыми глазами описать каждую выщербину на лестнице, каждый непрочно сидевший в своем гнезде камень.

Однако теперь он окончательно запутался. Может, у него что-то не только с головой, но и со слухом? С какой стати Керрам держать его в родовом поместье его собственной семьи? Если девчонка нашла документ и сумела его прочитать – а судя по всему, в этом она не обманывала, – то она должна знать, что за добычу послал ей сегодня господь.

Роуэн прикинул, достанет ли у него сил схватить эту странную Майри, связать чем-нибудь, что под руку подвернется, и превратить из стражницы в пленницу. План был неплох, но от него, к сожалению, тут же пришлось отказаться. Сил Роуэну не хватило даже на то, чтобы довести замысел до конца в мыслях. Откинув голову на стену, он вновь прикрыл глаза.

– Ни о чем не волнуйся и старайся не двигаться, – повторила девушка, – не то свяжу по рукам и ногам. Твоя голова…

– Вот именно – моя голова! – вымученно огрызнулся Роуэн. – Она в неважном состоянии, а все из-за одной славной крошки с пистолем в руке. Ты зачем меня ударила?

– А ты зачем набросился с кинжалом?

– Угу, понятно. – Этот момент стерся из его памяти. Морщась от боли, Роуэн кончиком пальца потрогал лоб в засохших кровоподтеках.

– Не нужно. Опять пойдет кровь, – предупредила Майри.

Он стрельнул в нее злобным взглядом, но руку убрал.

Девушка оттолкнулась от стены и поднялась с пола. Среднего роста, с длинными стройными ногами, она была не только хороша как ангел, но и сложена как богиня. Великолепную фигуру не портила даже мужская одежда явно с чужого плеча.

Против воли любуясь своей тюремщицей, Роуэн все же не мог не удивляться. Такое милое лицо, открытый простодушный взгляд… Ну как их связать с разбоем и безжалостным нападением на одинокого всадника?

– И что же это за семейка посылает девчонку грабить на большую дорогу?

– Я же сказала – Керры! – выпалила Майри. – Похоже, удар на тебя здорово подействовал, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда! Памяти никакой! Напрасно я лечила твою голову.

– Ты же мне ее и проломила, – парировал Роуэн. – Или у тебя тоже с памятью плохо? Ты гналась за мной в ночи, притащила сюда и украла все что можно. Ну разве что штаны оставила, благодарствую!

Майри высокомерно вздернула подбородок, открыла рот – и сразу же захлопнула, сочтя, видимо, за благо смолчать.

– Скоро вернусь! – коротко бросила она через плечо, повернувшись к двери. – Принесу одеяла и еду.

Превозмогая муки, которые доставляло ему любое движение, Роуэн резко наклонился, мертвой хваткой вцепился в лодыжку девушки и дернул на себя. С глухим шлепком и стоном она рухнула на голые каменные плиты пола.

Миг спустя Роуэн мог бы поклясться, что сражается сразу с десятком яростно извивающихся девиц, каждая из которых норовила лягнуть его, пнуть, расплющить о стену. Их многоголосый крик слился в один оглушительный вопль:

– Пусти!

Роуэн только усилил хватку, словно вознамерился оторвать ей ступню.

– Ни за что, пока не услышу кое-каких объяснений. Отвечай, – рявкнул он, – зачем гналась за мной? – Перед его глазами кружился хоровод алых огней, в голове гудело, к горлу вновь подступила тошнота, но Роуэн упорно сжимал ее ногу в мужском ботинке. Во что бы то ни стало ему нужно было вытрясти из этой воительницы признание.

Ответом стал очередной пинок свободной ногой.

– Говори же! Кто ты такая? Только не лги, – предупредил он грозно.

– Посмей только тронуть – Керры повесят тебя на первом же дереве!

– Керры, говоришь? – Он насмешливо приподнял бровь и поморщился от жестокой боли. – Керры испокон веков живут на границе, а ты, моя крошка, такая же местная, как я англичанин! – Вот оно! Его несчастные затуманенные мозги наконец-то отгадали тайну певучего говора «Ма-а-ари». – Мне очень интересно узнать, почему такая прелестная крошка спустилась с гор и занялась разбоем на границе?

Девушка перестала сопротивляться и замерла в напряженной позе. Взгляд огромных серых глаз впился в Роуэна.

– С… гор?.. – ошеломленно повторила Майри, точно впервые услыхала это слово.

– Да-да, малышка, с гор. В Шотландии ведь есть горы, не знала? А там живут горные кланы, которые говорят по-гэльски, а когда переходят на шотландский, то произносят слова с гэльским акцентом. Ну точно так, как ты, моя прелесть! Так что ты самая что ни на есть настоящая горянка. С этим разобрались? А теперь отвечай – что ты делала на дороге? Зачем напала на меня? Почему отобрала кошелек, одежду, оружие, коня?

Оправившись от потрясения, девушка принялась вырываться с удвоенной силой. Две – нет, все четыре ноги! – снова нацелились на Роуэна, но он умудрился отвести все четыре удара.

– Отвечай! – прогремел в каморке голос Роуэна. Его собственный череп готов был расколоться от грохота.

Девушка сверлила его яростным взглядом.

– Я не воровка! – с ненавистью выдохнула она.

– Неужели? А я говорю – воровка! Грабитель с большой дороги. – Роуэн отвел очередной удар тяжелого ботинка. – Ты разбила мне голову, а я, если не узнаю правды, сломаю тебе ногу. Так кто ты такая?

– Керры – мне родня! – процедила Майри. – А Армстронги – мои друзья, понял? Можешь сразу распрощаться с жизнью. Они за меня отомстят.

– А мне, видно, и так недолго жить осталось с проломленным черепом. – Роуэн сжал, как в тиски, ее ногу. – Плевать мне на Керров, на Армстронгов и на всю твою остальную родню, сколько бы их там у тебя не было. Ты родилась в горах, и колыбельные тебе мама пела на гэльском, красавица.

Грудь Майри гневно вздымалась. Девушка попыталась выдернуть ногу, но Роуэн резким движением заломил ее назад, так что Майри пришлось растянуться ничком на полу.

– Больно же! – со стоном выдавила она. – Пусти!

– Что за игру ты затеяла?

Майри кивнула с потерянным видом, и Роуэн разжал пальцы. Она отползла подальше, устроилась у противоположной стены и принялась растирать лодыжку, бросая на своего пленника ядовитые взгляды.

– Хотела же связать по рукам и ногам… – бурчала себе под нос Майри. – Пожалела на свою голову. Не думала, что ты так быстро очнешься.

– Такой крошке, даже вооруженной до зубов, со мной не справиться, – сообщил ей Роуэн и, откинувшись к стене, опустил веки. Что за радость любоваться на двух… или трех… или четырех разгневанных ангелов, испепеляющих его злобными взорами прекрасных глаз?

Борьба с этими ангелами высосала из него все силы. Роуэн с ужасом подумал, что не дождется ответа – забытье… или небытие? – казалось, уже накрывало его черным крылом. Ну нет! Так просто он не сдастся! И слабость свою перед этой малышкой не выкажет! Он вдохнул сырой холодный воздух; и еще раз, и еще, в надежде, что обморок отступит.

Благодарение богу, Майри хранила молчание, точно дожидаясь, пока он обретет власть хотя бы над самим собой, если не над проклятым каменным мешком, стены которого упорно водили вокруг него хоровод. Стиснув зубы, Роуэн открыл глаза и пригвоздил девушку к стене холодным – он на это очень надеялся – и пугающе грозным взглядом.

– Итак? – проскрипел он. – Зачем напала на меня?

– Мне от тебя кое-что нужно.

– У меня есть… или скорее было двадцать шотландских фунтов серебром, меч с драгоценным ирландским эфесом, два пистолета, каких здесь не сыщешь, отличное копье, прекрасный лук, новехонький стальной шлем и непревзойденный скакун английских кровей. Тебе мало, Майри с гор?

– Все это как было твоим, так и останется.

– Оч-чень на тебя рассчитываю! – рявкнул Роуэн.

– Ни монеты твои, ни оружие мне не нужно.

– Интересно… О каком же сокровище мечтает воинственная Майри с гор? – Хорошо бы ответила, про себя добавил Роуэн. Сил больше нет вытягивать из нее правду. Да и вообще нет сил. Просто сидеть, просто держать глаза открытыми казалось нечеловеческой мукой. Пусть бы рассказала все – и ушла. Если уж его в конце концов стошнит, то хотя бы не при девушке!

– Я хотела… – Майри запнулась. – Хотела узнать, кто ты такой.

– Зачем?

Она отвела глаза. Огонек свечи зажигал пляшущие золотисто-алые искорки в черных густых прядях, рассыпанных по ее плечам.

– Хотела – и все! – вызывающе вскинула она подбородок.

– Ты нашла документ. Грамотная? Думаю, да… ведь называла меня по имени. Не тяни, Ма-а-ари, – передразнил он. – Кто требует за меня выкуп?

– Сколько можно повторять, – вскипела странная девушка. – Никто не собирается требовать за тебя выкуп.

Если она и впрямь из Керров, то без выкупа дело не обойдется, размышлял Роуэн. Славной семейке плевать, что один из них занимает пост смотрителя границы.

– А Саймон Керр тебе кто? Ты его дочь? – Вряд ли, тут же ответил сам себе Роуэн. – Невеста? Жена?

Майри застыла в ледяном молчании. У него в глазах, будь они прокляты, опять двоилось. Роуэн моргнул. Из двух Майри вырисовалась одна, и выглядела эта единственная Майри очаровательно.

– Ма-а-ари, – протянул он. – Как твое полное имя? Она устремила на него твердый взгляд, в котором не было и намека на смущение или страх. На его вопрос она ответила вопросом.

– Зачем Тайный совет прислал тебя, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда? Еще бумаги при себе есть?

– А ты нашла? – едко поинтересовался Роуэн. – И что тебе до моих бумаг и моего назначения?

– С чем тебя прислал сюда Тайный совет? – не сдавалась Майри.

– Интересная получается картинка, – через силу выдавил Роуэн. – Ты, как я посмотрю, имеешь на меня зуб. А я так совсем даже нет… во всяком случае, до нападения не имел! Что ты со мной не поделила, Майри с гор?

– Мы с тобой многое не поделили, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда! Больше, чем ты можешь себе вообразить, – невнятно, едва шевеля губами произнесла девушка.

– Так расскажи мне, Майри, чтобы я мог вообразить, – дразнящим шепотом отозвался Роуэн.

Воинственно скрестив на груди руки, она погрузилась в молчание.

«Боже, как болит голова!» Роуэн едва не застонал в голос. Насколько его еще хватит? Как долго ему еще терпеть эти муки? Силы на исходе… Их давно уже нет…

– Ну ладно, – собрав волю в кулак, хрипло сказал он. – Ответь хотя бы… – Девушка вонзила в него подозрительный взгляд. – Ты из горного клана?

– Да!

Громадные глаза полыхнули горделивым огнем.

– И что же горянка делает на границе? Почему нападает на одиноких путников, точно прирожденный грабитель?

Она медленно выпрямилась и встала над ним, стройная, грозная… прекрасная.

– Хватит вопросов! Ни на один больше не отвечу, пока ты не ответишь на мои.

Майри пересекла каморку, толкнула дверь, с грохотом закрыла и звякнула щеколдой.

Роуэн скривился. Каждый звук отдавался внутри черепа немилосердной болью.

Святые небеса!

За дверью – нет, пожалуй, даже дальше, на лестнице – послышался мужской голос. Роуэн невольно напряг слух, но не смог разобрать ни единого слова. Зато раздражение в голосе Майри уловил безошибочно.

Неужели заявился кто-то из ее пресловутых родственничков? Роуэн внутренне напрягся. Сейчас для него даже стук открывающейся двери – целое испытание, а уж стычки с Керрами ему точно не выдержать!

Кое в чем он оказался прав. Дверь действительно открылась, но разгневанный родственник Майри на пороге, к счастью, не возник. Тонкая, затянутая в черную кожу ручка Майри швырнула в каморку два одеяла и бумажный сверток. Упав на пол, он развернулся; по каменным плитам покатились несколько ячменных лепешек и кусок жареного мяса. Следом полетела кожаная фляжка, которая нырнула бы в дальний угол, если бы Роуэн вовремя не подставил ногу.

– Твой ужин! – объявил девичий голос.

– Тысяча благодарностей, – бросил Роуэн в тишину, наступившую после железного лязга щеколды с внешней стороны двери и быстрого топота ног по коридору.

Роуэн улыбнулся, превозмогая лютую головную боль и спазмы в желудке. Улыбка стала еще шире, когда он обвел взглядом свое вынужденное пристанище.

Линкрейг – не самая подходящая тюрьма для Скотта из Блэкдраммонда. Полуразрушенная крепость изобиловала секретными ходами и лазами, ни один из которых не остался тайной для Роуэна и Алека. В детстве они изучили эти руины вдоль и поперек. Вот стихнет хоть немножко боль, и он без труда найдет путь из темницы на свободу.

Роуэн со вздохом откинулся на плащ, из которого Майри соорудила нечто вроде подушки. Казалось, вся кровь прихлынула к голове и безжалостным пульсом застучала в рассеченном лбу. Вековые стены подозрительно покачивались, каменные плиты пола ходили ходуном, точно палуба корабля.

Стараясь не делать лишних движений, Роуэн протянул руку, нащупал тяжелую, теплую фляжку и вынул завернутую в тряпицу деревянную пробку. Поморщился, глотнув жирного говяжьего бульона. Сейчас бы чего-нибудь покрепче… Но узникам выбирать не приходится. Сделав несколько больших глотков, Роуэн ощупью закрыл фляжку и опустил веки.

Горячий бульон сотворил чудо. Усталое, но уже далекое от обморока забытье вмиг навалилось на Роуэна, набросило вязкие оковы, настойчиво тянуло в глубину целебного сна. Что ж… наверное, сон – и впрямь лучшее лекарство… вяло размышлял Роуэн. И не стоит сопротивляться…

Майри с гор… Уже в дреме, Роуэн улыбнулся. Интересно, а не тревожили ли ее призраки Линкрейга?

Эта мысль вызвала следующую и последнюю – перед тем, как Роуэн погрузился в сон.

Спросить бы у воинственной малышки, не знает ли она случайно, где спрятано испанское золото?

6

Раскаты грома пробились в дремлющее сознание и почему-то превратились в звонкий ритмичный цокот копыт. Майри открыла глаза и рывком села на постели.

Свет луны, проникая сквозь щели в потолке, ложился длинными узкими полосками на убогое соломенное ложе и потемневшие от времени балки, служившие потолком в большой комнате дома Айана и Дженнет, и полом – на чердаке, где на время поселилась Майри.

Услыхав свое имя, Майри повернула голову, прищурилась, глядя в темноту. В проеме показались медные кудри и бледное лицо Дженнет.

– Опять ночные грабители по нашу душу, – шепнула она Майри. – Спускайся!

Дженнет ждала, тревожно оглядываясь через плечо на дверь крохотного домика. Со двора доносились удары копыт, лошадиное фырканье и громкие мужские голоса. Еще громче звучал заливистый лай любимца Айана, щенка волкодава, которого именно за этот звонкий лай прозвали Блюбелл [1].

Спрыгнув с кровати, Майри мигом натянула холщовую сорочку, нашарила в темноте толстую шаль, размерами больше схожую с пледом.

Майри была спокойна и не испытывала страха. За недели, прошедшие с ареста брата, она находилась в состоянии постоянного напряжения. Опасности подстерегали на каждом шагу. К чуть ли не еженощным набегам добавлялся риск ее собственных ночных вылазок на большую дорогу.

Душа ее заледенела; чувства и переживания если и не умерли, то затаились где-то очень, очень глубоко.

Временами Майри казалось, что сердце ее заковано в броню напускной отваги и искренней решимости спасти брата. В броню, сквозь которую не под силу пробиться иным, более нежным чувствам.

Только такую, новую, ожесточенную Майри и видели ночные грабители.

Только такую ее и знает Роуэн Скотт. Слава богу, он был без сознания в тот момент, когда она растаяла от жалости к нему. Другой Майри он не видел.

И не увидит.

– Кристи дома нет, – шепнула Дженнет. – Придется нам с тобой вдвоем разбираться с… этими.

Кивнув, Майри набросила шаль на плечи.

– Уже иду. Как Робин?

– Пока спит, – отозвалась Дженнет, – но скоро время кормления. А от собаки никакого проку. Радуется, дурень, что народу полный двор.

– Кто такие, не знаешь?

– Хэкки Эллиот с братьями и английским сбродом.

– В прошлый раз тоже была эта банда, – вздохнула Майри. – Пойдем-ка, пожалуй, а то вышибут дверь.

Дженнет кивнула и быстро спустилась по приставной лесенке.

Перед тем как последовать за невесткой, Майри поплотнее завернулась в шаль, крест-накрест обвила талию и завязала концы узлом сзади. Возиться с многочисленными крючками и завязками времени не было, так что ее шерстяное платье осталось висеть на гвозде.

Приводить в порядок волосы тоже не имело смысла. Майри лишь забросила густую спутанную косу за плечи. Ради кого прихорашиваться? Ради головорезов, в который раз нападающих на семью, где нет кормильца?

Упрямо тряхнув головой, она прошлепала босыми ступнями по щербатым балкам и спустилась вслед за Дженнет.

Едва ее нога прикоснулась к полу, как горячий шершавый язык облизал пальцы.

– Ой, Блюбелл! Прекрати! – Девушка невольно отдернула ногу и спрыгнула с последней ступеньки. – Дружок, когда же ты ума-разума наберешься? – укоризненно бормотала она, отпихивая с дороги крупного пса с серебристой шерстью. – Когда научишься сторожить дом, как положено приличной собаке? Место! Кому говорю – место! – Она подтолкнула щенка к люльке. – Охраняй Робина. Хоть это ты сумеешь, глупый пес.

В лунном свете блеснул добродушный оскал питомца Айана. Блюбелл просеменил через комнату и растянулся на излюбленном месте между колыбелькой и очагом.

Подходя к окну, Майри вспоминала, как смертельно боялась ночных набегов все детство, пока жила с братом-близнецом у Керров, родичей своего отца Дункана Макрэя. Бывало, до рассвета не могла уснуть и в конце концов будила брата, дрожа от страха.

Сколько лет прошло… Она выросла, страхи ее поутихли, а от некоторых не осталось и следа.

Да, жизнь на границе не прошла для нее бесследно. А если бы Джонни Керр остался жив и она вышла бы за него замуж? Не превратил бы вечный риск девушку из горного клана в одну из тех жестких, озлобленных женщин, с которыми Майри была здесь знакома и которых временами даже побаивалась?

Еще и сейчас случались ночи, когда она плакала в подушку и замирала на своем соломенном тюфяке, в ужасе дожидаясь зловещих звуков ночного набега.

Наверное, в душе она осталась все той же крошкой Майри, при любой опасности прятавшейся за спину брата-близнеца. И душа ее изнывала от тоски по родным горам Шотландии. Но как бы ни тянуло ее в отчий дом, Майри ни за что не бросила бы Айана без помощи и поддержки, а Дженнет – одну, без мужа, с новорожденным сыном на руках.

Дверь внезапно распахнулась. В черном проеме сверкнули острия копий и конусы металлических шлемов.

Майри пролетела мимо очага с тускло мерцающими торфяными брикетами и надраенного до желтизны дубового стола, мимо деревянной кровати Айана и Дженнет, мимо колыбели, рядом с которой растянулся Блюбелл… И замерла на пороге.

Ветер хлестал неподвижные фигуры заполонивших маленький двор всадников. Влажно блестели шлемы, мечи и копья, устремленные в ночное небо.

Майри сделала глубокий вдох, собирая все свое мужество и волю. Она из клана Макрэев! А Макрэи перед врагом не отступают!

Главное – действовать уверенно и смело! Майри шагнула вперед и захлопнула за собой дверь.

Дженнет, в простой сорочке, босая, терзала края темно-синей шали. В глазах ее, устремленных на незваных гостей, плескался ужас; медные кудри заметно вздрагивали, хорошенькое личико стало белым, как снежные шапки на вершинах родных гор Майри.

– Чего нужно, Хэкки Эллиот? – едва слышно шепнула она помертвевшими губами.

– Мы тут с братьями покумекали, миссис Макрэй, – с наглой ухмылкой ответил Хэкки, – и решили, что пастухи вашему стаду с гор не помешают. Теперича, когда муженек-то ваш к Саймону Керру в лапы попал, пасти скот небось и некому, верно? Кабы госпожа Макрэй хорошенько попросили, может, мы б и пашню вашу без мужских забот не оставили.

Хриплый гогот донесся, наверное, до самого Блэкдраммонда. У Майри потемнело в глазах. Негодяи! Более грубого оскорбления она в жизни не слышала. Дженнет промолчала, гордо вскинув голову.

Хэкки Эллиот не раз вел здесь ночные беседы с Айаном. За бандой Эллиота вилась дурная слава; его братья-головорезы и сбежавшие от виселицы английские злодеи рыскали по округе, нападая стремительно, безжалостно, непредсказуемо. Уводили скот, поджигали дома, растаскивали запасы зерна и мяса. Но главным делом был сбор дани серебром «за безопасность». И люди отдавали последнее, лишь бы хоть какое-то время спать спокойно.

Их настрой этой ночью не предвещал ничего хорошего. Майри чувствовала исходящую от них угрозу; недобрый холодок пробежал по позвоночнику.

Пусть бы уж этот набег побыстрее закончился… Пусть бы забрали овец, волов, еду, какую найдут в доме, – и исчезли в ночи. Две беззащитные женщины, младенец и дружелюбный щенок – легкая добыча для банды не знающих жалости подонков.

– А чтой-то я Дьявола Кристи не вижу? – прохрипел неуклюжий громила, ухмыльнувшись в косматую черную бороду. – То тявкает без конца и норовит за ногу цапнуть, а то вдруг и след простыл. Неужто посадили на цепь по соседству с этим вашим безмозглым собачьим отродьем?

Последовал еще один взрыв гогота.

– Брат вот-вот вернется, Клэм Эллиот! – звонко произнесла Дженнет. – И не один, а со всеми Армстронгами. Так что уносили бы вы отсюда ноги подобру-поздорову.

Майри скосила глаза на невестку. Обе знали, что Кристи сейчас в Линкрейге, поехал проведать пленника, но ни Клэм, ни сам Хэкки не отреагировали на эту ложь. Значит, не знают… Хоть один камень с души. Временное пристанище Черного лэрда пока остается тайной.

– Да-да, Хэкки Эллиот, – подтвердила Майри. – Мы ждем в гости Армстронгов. Хочешь кровной вражды с родней Дженнет и Кристи? Да они всех вас в порошок сотрут!

– Ой-ой-ой! – Главарь шайки Эллиотов округлил глаза и обиженно надулся, точно малолетний недоумок. – Мы ж хотели только хорошего для госпожи Макрэй. Позаботиться о ее черноморденьких овечках… попасти их…

– На наших полях, – басом добавил Клэм.

Сердце в груди Майри забилось как пойманная в силки птичка.

– Нечего вам тут делать, – пересиливая страх, процедила девушка. – Убирайтесь.

– Мы делаем что хотим, когда хотим и где хотим, Майри Макрэй! – торжественно провозгласил Хэкки.

– И нарушаете покой во владениях его величества. Королевский смотритель границы получит бумагу с приказом арестовать вас, – пригрозила Дженнет.

– А-а-а! – отмахнулся бородач Клэм. – «Подарочки»! Мы уж их сколько получили – и не сосчитать…

– Ничего мы вам не сделаем, – перебил его Хэкки. – Неужто Айан Макрэй пожалеет мешочек-другой съестного да парочку овец для своих дружков, чтоб они присмотрели за хозяйством, пока он у Саймона прохлаждается. – Ухмылка на заросшей физиономии была скорее похожа на волчий оскал. – Нам всего ничего и нужно-то, а ему приятно, что дамы будут в безопасности. Тут на границе всякий люд бродит… мало ли чего может приключиться.

– Не станем мы платить тебе дань, – дрожащим от гнева голосом выпалила Дженнет. – Это грабеж! Мы отдаем монеты, зерно и мясо старому лэрду в Блэкдраммонд-Тауэр.

Хэкки издал тяжкий вздох.

– Мы с вашим муженьком, госпожа Дженнет, ударили по рукам насчет этого дела еще до того, как Саймон засадил его в Мидл-Марч.

– Мне он ни слова не сказал, – отрезала Дженнет.

– Запамятовал, с кем не бывает. Даже с изменниками такое случается, – ехидно вставил Клэм.

– Это вранье! – возмутилась Майри. – Айан не изменник. Это вам место за решеткой. Насколько мне известно, пересекать границу с Англией ночью, тайком – преступление. А вы только и делаете, что мотаетесь туда-сюда.

– Как дело до нас дойдет, то мы за свои грехи ответим, – зловеще протянул Хэкки. – Но границу перейти – это вам не для испанцев шпионить, Майри Макрэй. – Главарь обратил тяжелый взгляд на Дженнет. – Вот что, хозяйка, без муженька вам нужна защита. Пара овечек да несколько лепешек – больше нам за охрану и не надо. Платить каждую неделю. Или сами заберем что хотим.

– Боже милостивый… – прошептала Дженнет. – Плата небольшая за то, чтобы их не видеть. Но Майри… Айан всегда был против того, чтобы связываться с этими мерзавцами. Не знаю, что и делать. Помню, Айан как-то поговорил по-мужски с Хэкки и тот больше здесь не появлялся. Но теперь…

– И теперь ты не обязана соглашаться, – твердо заявила Майри.

– Но что я скажу Хэкки?

– А я сама скажу.

Девушка шагнула вперед и вскинула голову:

– Прочь отсюда, Хэкки Эллиот! Если через секунду не уберешься, завтра же об этом визите будет знать смотритель Мидл-Марч!

– Саймон Керр на эту крошку глаз положил, – буркнул брату Клэм. – Говорил же я – ему все это не понравится.

– Саймон Керр нам не указ! – взревел главарь.

– Отбирать у добрых людей последнее – это грех! – неожиданно заявила Дженнет.

Хэкки уставился на нее, насмешливо повел бровью:

– Ой-ой-ой… Неужто мы ненароком к длиннополому святоше в церкву забрели? Дак мне и святоши не указ. Лучше не перечьте, хозяйка. Вот вздернут муженька-то вашего, небось не так запоете! Слезы будете лить горючие, что не согласились со стариной Хэкки.

– Айана скоро выпустят! – Майри готова была наброситься на подонка с кулаками. – Если кто и будет лить горючие слезы, так это ты, Хэкки Эллиот, вместе со своей шайкой. Мой брат, все Керры и Армстронги от вас мокрого места не оставят.

– Про Скоттов чтой-то забыла, – с издевкой подсказал Хэкки. – Недосуг мне с вами языками чесать, милашки. Платите дань – или мы забираем все! Не хотелось бы испортить такие славные личики, но оно может и до того дойти, коли рассердите. Так как? Решили?

– Убирайтесь! – отрезала Майри.

Хэкки оглянулся и окликнул кого-то из банды. Вперед выступил один всадник.

– Томас Стоури, прошу любить и жаловать, – продолжал ерничать главарь. – А для своих – Купец. Считает здорово, вот мы его и поставили заправлять добычей. Купец поможет подсчитать, сколько овец вам нынче не жалко отдать.

Томас Стоури – один из английских мерзавцев в шайке Хэкки – направил лошадь на Дженнет, заставив бедную женщину пятиться к дому, пока она не вжалась спиной в стену. Дыхание животного уже взметало волосы Дженнет… Зловеще ухмыляясь, Стоури замахнулся мечом.

Вне себя от бешенства, Майри бросилась вперед, выдернула Дженнет из западни и горящими глазами уставилась на прихвостня Хэкки.

– Только недоумок может поднять руку на мать с новорожденным младенцем! – выпалила она. Лошадь под Стоури испуганно фыркнула и отпрянула в сторону. Майри крутанулась к главарю. – Хэкки Эллиот! Я слышала, твоя суженая тоже кормит грудью малое дитя! Попробуй только, решись на это чудовищное злодейство! Клянусь, королю и Тайному совету не понравится, что на границе презирают законы Шотландии! Как бы тебе головы не лишиться, Хэкки Эллиот! Да и твоим ублюдкам тоже не поздоровится!

Хэкки безобразно выругался, кивнул Томасу:

– Оставь ее!

И снова оглянулся, дав знак остальным.

Вся банда, вмиг спешившись, ринулась в атаку. Кто-то налетел на Майри, кто-то оттолкнул в сторону Дженнет. Из дома понеслись крики, грохот мебели, треск бьющейся глиняной посуды. Блюбелл азартно залаял, потом, насторожившись, зарычал – угрожающе, злобно, точно предупреждал, что даже его терпение уже на исходе.

Двое из грабителей зашагали к хлеву – приземистому, неуклюжему строению, что притулилось к торцу дома. Удара меча хватило, чтобы сбить с двери новый замок, гордость Кристи. Нырнув в темноту, мерзавцы вывели из хлева двух лошадей.

Хэкки грузно повернулся в седле, сверху вниз глянул на женщин:

– Не двигайтесь с места! Не будете путаться под ногами – останетесь живы.

– Но там же мой ребенок! – навзрыд выкрикнула Дженнет.

– Забирай и быстро назад! – рявкнул Хэкки.

Юная мать метнулась к дому.

– Ты дал слово, что не тронешь нас, Хэкки Эллиот, – напомнила Майри. – А на границе за слово отвечают собственной жизнью.

Главарь презрительно хмыкнул.

– Сегодня я добрый, Майри Макрэй. Еще один раз я попрошу вас заплатить долг. Откажетесь – спалю дом, и никакой младенец со своей матерью, никакая смазливая девчонка меня не остановят. Возьму все, что пожелаю! – Он развернул лошадь и неторопливо двинулся к воротам.

* * *

Через несколько минут – а казалось, что прошла вечность, – грабители потянулись из дому с мешками овса, холстами, посудой, одеждой. Привязывая добычу к седлам, они громко переговаривались и гоготали во все горло. Время от времени кто-нибудь трепал по загривку заходившегося в лае пса.

Наконец двор опустел. Мерзавцы отправились восвояси, уводя с собой двух лошадей, четырех коров и восемь отчаянно блеющих овец.

Дженнет всхлипнула, прижимая к себе малыша. Бросив горестный взгляд на Майри, понуро поплелась к разграбленному дому. Охрипший Блюбелл вприпрыжку помчался следом.

Майри сначала прошла к хлеву и привалила к двери тяжелый валун, чтобы не разбрелись оставшиеся животные. Пересчитать их в темноте она не могла, но, прикинув, решила, что в хлеву должно быть еще с дюжину овец и четыре коровы. Слава богу, ее любимицу Пэг негодяи не тронули. Зато увели крепкую, выносливую лошадку Дженнет и жеребца Дьявола Кристи.

Парнишка будет в ярости. Сегодня утром он наконец завоевал доверие красавца гнедого и, счастливый, помчался в Линкрейг на жеребце Роуэна Скотта.

Майри быстро поднялась по склону на вершину холма, где вовсю гулял ветер. Придерживая обеими руками край накидки, девушка угрюмым взглядом провожала кавалькаду, что уже пересекла долину и вскоре скрылась за выступом дальнего холма.

Еще через пару минут сзади раздался глухой топот. Она оглянулась. Несколько всадников стремительным аллюром мчались вслед за грабителями.

Первый из группы что-то крикнул, махнул рукой, указывая вперед, – и свернул к Майри. Подставив лицо ветру и бледному свету луны, девушка ждала, пока он подъедет к ней.

– Они тебя не тронули, Майри?

Она качнула головой.

– Со мной все в порядке, Саймон Керр.

Вид у начальника охраны Мидл-Марча, восседавшего на громадном жеребце, был столь же устрашающ, как у любого из банды ночных грабителей, которые неслись сейчас по приграничным долинам. Стальная кираса обхватила мощный торс Керра, грубые, жесткие черты лица были едва видны в тени от обода шлема.

– Я за этой бандой гоняюсь всю ночь, – продолжал смотритель шотландской границы. – Они называют себя «Малыши Хэкки». Тоже мне «малыши»! «Ублюдки Хэкки», как говорят в округе, – это будет точнее. Мерзавцы! – прорычал он. – По ним виселица плачет. Ты не пострадала, нет, Майри? А миссис Дженнет?

– Нет. Но они увезли все самое лучшее из дома, забрали нескольких овец, лошадей и коров.

– Сегодня они уже побывали у Билли Никсоуна, спалили хлев дотла, увели весь скот! Это за то, что Билли отказался им платить. – Мрачный взгляд Керра вновь остановился на девушке. – С вас они тоже требовали мзду, Майри? – Она кивнула. Саймон со вздохом потер массивный заросший подбородок. – Клянусь тебе, Майри, я схвачу Хэкки Эллиота. Виселицу он давно заслужил.

Майри ответила таким же мрачным взглядом.

– Не все твои пленники заслужили виселицу, Саймон Керр! – выпалила она.

Смотритель отвел глаза.

– Не такой уж у меня легкий пост, малышка, – буркнул он. – Только что столкнулся с английскими разбойниками… А искал, между прочим, этого негодяя Алека Скотта. Бесполезно! Как сквозь землю провалился. Потом нам сообщили о нападении на Билла, и с тех пор мы гонимся по пятам за бандой Хэкки.

– Да уж… – с горечью откликнулась девушка. – Дел у тебя, как я посмотрю, по горло.

Саймон стрельнул в нее из-под шлема косым взглядом.

– Ну что ты на меня взъелась? Из кожи вон лезу ради мира на границе. И за тобой не забываю приглядывать, раз уж мой племянник Джонни хотел на тебе жениться. Только скажи – что мне сделать, чтобы ты сменила гнев на милость?

– Вряд ли у тебя это получится, – процедила девушка.

– Мне жаль, что так вышло с тобой и миссис Дженнет… Но что я могу поделать?

– Кое-что можешь, Саймон Керр, – ледяным тоном отозвалась Майри. – Когда жалость к нам заставит тебя отпустить моего брата – может, я и сменю гнев на милость.

Смотритель расплылся в ухмылке.

– Смелая ты крошка. Ух, и люблю же я таких смелых! Обжигают все равно как мясо с перцем. Отличная бы из нас тобой парочка вышла, а, Майри?

– В аду себе пару поищи, – сквозь зубы буркнула она.

Керр разразился хохотом и вскинул руку:

– Ладно, ладно. Пойдем на мировую, малышка. Вы с Айаном родня моим братьям Керрам, и я этого не забуду. К тому же ты была обручена с моим племянником. Но все равно отпустить Айана я не могу, и не проси!

– Можешь! – с нажимом возразила Майри. – Я тебя не понимаю, Саймон. На границе принято за своих горой стоять. Мы с Айаном выросли в доме Керров!

– Знаю. Но у меня не было выбора. Тайный совет следит за делом испанских шпионов. В ту ночь мы поймали Айана с поличным. Твой брат и Алек Скотт пересекли границу и уже возвращались со стадом и с мешками награбленного добра. Это уже само по себе серьезное преступление. Любой местный житель знает законы границы с пеленок.

– Айан – не местный.

– Если горец женится на девушке из наших краев и остается на границе – он может считаться местным. Айану следовало бы сто раз подумать, прежде чем выезжать в набег с Алеком Скоттом. Погляди, до чего его довел этот мерзавец. Алек сбежал, а твоего брата схватили и нашли среди награбленного испанское золото. Выходит, они оба связаны со шпионами, которых разыскивают и наш, и английский Тайные советы.

– Не верю! – возмутилась девушка. – И никогда не поверю в то, что Айан – шпион!

– Что ж. Твое дело. Мне тебя жаль, – уронил Саймон.

Майри гордо вскинула голову.

– Алек Скотт – вот кто тебе нужен! Он, возможно, и есть тот самый шпион, который нужен королю Джеймсу и английской королеве. Его и ищи! Но не сваливай вину на Айана.

– Держу пари, они оба шпионы, крошка. И зачем только твой брат связался с этим парнем? Все Скотты из Блэкдраммонда – негодяи и воры. Дьявол с ними заодно, точно тебе говорю, Майри!

Черный лэрд из Блэкдраммонда как живой встал перед мысленным взором Майри. Красивый, смуглый, черноволосый… забывшийся глубоким сном в подземелье Линкрейга. В последний раз Майри видела Роуэна Скотта этим утром, когда сменила повязку на ране – все еще кровоточащей, но уже не опасной для жизни. Она разбудила Роуэна, напоила бульоном, и он вновь уснул, словно полчаса бодрствования отняли у него все силы.

– Скоро нас ждут неприятности еще похлеще, – проник в ее мысли хриплый голос Керра.

– Что? – встрепенулась девушка. – Ты о чем? Какие еще неприятности?

– Один из моих сержантов ненароком узнал, что Тайный совет решил назначить в Мидл-Марч нового помощника. И как ты думаешь, кого? Роуэна Скотта, родного брата Алека! – Вздрогнув, Майри вцепилась в край накидки. – И уж должен был бы появиться, – продолжал Саймон. – Где он пропадает, понятия не имею. Да что там! Смекалки-то не больно много надо, чтобы догадаться. Небось пьет в какой-нибудь таверне. Но уж когда прибудет – клянусь, малышка, тебя ждут черные времена! Его и зовут-то Черный лэрд, этого Блэкдраммонда! Вот кто прочесал все здешние холмы и долины лунными ночками!

Прислушиваясь к бешеному стуку сердца, Майри распахнула глаза, умудрившись изобразить полное неведение:

– А этот… как его… Роуэн, ты сказал? Этот Роуэн Скотт поможет тебе схватить Алека? Они ведь братья!

– Ходят слухи, они имеют зуб друг на друга. Ох и семейка, эти Блэкдраммонды! Сплошь бандиты и негодяи – от старого лэрда до его внучат. Не дай бог столкнешься с Черным лэрдом, малышка, держи ухо востро. Чуть что – зови меня на помощь.

Терзаясь страхом и любопытством, девушка и сейчас ничем себя не выдала.

– Зачем же Тайный совет назначил бандита и негодяя на такой важный пост?

Грузная фигура Керра качнулась вперед.

– Чтобы схватить разбойников, которые промышляют на линкрейгской дороге, – приглушенным шепотом доверительно сообщил он.

Майри успела подавить рвущийся из груди возглас.

– Раз… Разбойников? – выдавила она.

– Ага, тех самых, что вот уж сколько недель подряд нападают на королевских гонцов. Да ты не могла о них не слышать, крошка! Я лично составил донесение Тайному совету насчет этих разбойников… И что надумал совет? Прислать мне нового помощника! – Керр плюнул с досады. – Поможет это, как же! Чем, спрашивается, плох нынешний помощник? В моем распоряжении три сержанта и куча солдат. Тьфу, будь оно все проклято! Нет чтобы пистолетов новых подбросить или там пороху… От пушки я тоже не отказался бы. А тут – будьте любезны – встречайте еще одного мерзавца из Скоттов! – Он выругался сквозь зубы.

– Должно быть, у Тайного совета свои соображения, – осторожно ответила Майри.

Саймон презрительно крякнул.

– Какие такие соображения? Им и соображать-то нечем. Там одни полоумные сидят. Моя родня, Керры из Фернихерста, вот уж три десятка лет враждуют со Скоттами. Говорят, правда, он знаток законов… и беззакония тоже! Что ж, коли будет служить верой и правдой, может, и сгодится, – добавил Саймон, с сомнением качая громадной головой в шлеме.

– Значит, Роуэн Скотт обязан схватить линкрейгских разбойников? – непослушными губами переспросила Майри.

– Обязан не обязан, – пожал могучими плечами Саймон. – Прикажу – и будет ловить. Не посылать же его на поиски брата. Что там между ними за вражда – одному черту известно. Алек может и уговорить Блэкдраммонда, перетащить на свою сторону. Дьявольское племя эти Скотты…

Майри молчала, про себя радуясь затянувшим небо облакам. Пока они с Саймоном беседовали, ночная тьма сгустилась и даже начал накрапывать дождик.

Неожиданная, рискованная мысль, туманно мелькнув, постепенно приобрела четкие формы.

Если этот Черный лэрд… Роуэн Скотт из Блэкдраммонда послан Тайным советом за линкрейгскими разбойниками, значит, им с Кристи недолго осталось ждать ареста.

Майри грабила королевских гонцов, а потом еще и напала на помощника смотрителя границы. И этот помощник заставит ее заплатить за преступления.

Но Кристи… Ему ведь только семнадцать; он слишком молод, чтобы отвечать за поступки, на которые его толкнула Майри Макрэй.

Все ее попытки спасти Айана потерпели крах. А теперь, если сама она окажется в тюрьме, у Айана не останется ни малейшей надежды.

Ни малейшей… Если только его сестра не испробует еще один, последний, вариант. Майри знала, что законы Шотландии позволяют родственникам предложить себя в качестве заложника за того, кто оказался в тюрьме.

Краем уха слушая безудержную хвастливую болтовню Саймона, Майри все больше склонялась к тому, чтобы сделать этот шаг и предложить начальнику Мидл-Марча свою свободу в обмен на свободу Айана. А сам Айан тогда смог бы сбежать в горы, в родной замок, где он был бы в безопасности.

Когда-то она слышала историю о том, как их отец, Дункан Макрэй, был заложником перемирия между Фрейзерами, кланом их матери Элспет, и враждебным кланом Макдональдов. Дункан едва не погиб на плахе, когда перемирие было нарушено.

Но ведь она женщина. К женщине закон будет более милосерден. Ее не казнят только за то, что ее брат нарушил обещание и исчез из Мидл-Марча.

Вскинув лицо к Саймону Керру, девушка обхватила себя руками, словно боясь упустить эту неожиданно возникшую, драгоценную надежду.

Смотритель между тем разглядывал ночное небо:

– Опять будет ливень. Ну и год выдался. Сплошные грозы, шторма и наводнения. Народ поговаривает, что это дыхание разгневанного Сатаны. Опасное время, Майри. – В маленьких глазках Керра сверкнул мрачный огонь. – Возвращалась бы ты домой, от греха подальше.

– Непременно, – чуть поспешнее, чем хотелось бы, ответила Майри.

– А где парень Дейви, этот… Дьявол Кристи?

Она вздрогнула.

– Он… м-м-м… Да где-то неподалеку.

– Передай, что Саймон Керр приказал ему охранять тебя и сестру. Шторм – еще не самое страшное, с чем можно столкнуться ночью. – Он подобрал поводья. – Пора. Хорошо бы догнать банду Хэкки.

– Погоди, Саймон! Скажи… Этот Роуэн Скотт из Блэкдраммонда… Он что, должен привезти бумагу от Тайного совета насчет Айана?

Девушка пыталась прочитать тот документ, что нашла в сапоге своего пленника, но после первых двух строчек не смогла ничего разобрать. Имени Айана Макрэя там как будто не было… Да и сам документ не был похож на королевский указ.

– Я жду распоряжение из Эдинбурга, – неохотно признал Саймон.

– Значит, ты еще не получил приказ? – Затаив дыхание, девушка ждала ответа.

– Кое-что получил. Но, думаю, остальные документы не дошли благодаря этим самым линкрейгским разбойникам, будь они прокляты. А бумага мне нужна до следующего «мирного дня». Смотритель границы с английской стороны хочет, чтобы мы передали Айана ему в руки.

– Ты собираешься отдать Айана англичанам?! – ахнула Майри.

– Как только получу приказ.

– А до того позволишь нам с Дженнет с ним увидеться? – Как ни старалась, девушка не смогла унять дрожь в голосе. – Ты ни разу не разрешил даже поговорить…

– Вот в «мирный день» и увидишь.

У нее упало сердце. Саймон упорно отказывал и ей, и Дженнет во встрече с узником. Майри подалась вперед, вцепившись в рукав кожаной куртки.

– Саймон, послушай… Я предлагаю себя заложницей за брата.

Саймон оторопело уставился на девушку.

– Спятила? Пусть Айан заплатит за свои преступления. При чем тут ты?

– Ну пожалуйста, – умоляюще протянула она. – Позволь мне это сделать, Саймон.

Протянув руку, Керр обхватил ладонью щеку девушки. Его толстые влажные пальцы неприятно холодили кожу. Прикосновение не было грубым, но в нем не хватало нежности.

– И далеко ты могла бы зайти, крошка, ради спасения своего брата? – зловещим шепотом поинтересовался смотритель.

Майри застыла, боясь пошевелиться. А громадная ладонь скользнула вдоль шеи, по плечу, пробралась ниже… Девушка вздрогнула от отвращения.

– Айан невиновен! Он не должен отвечать за то, что совершил Алек Скотт. Возьми меня заложницей за брата!

– Ей-богу, – пробормотал Саймон, – я готов согласиться. Люблю отчаянных. Но все не так просто, как тебе кажется, Майри… – Мясистые пальцы опять прошлись по ее щеке. – Интересно, насколько дорога тебе жизнь брата, крошка?

– Бесценна! – Девушка отступила, вонзив в Керра подозрительный взгляд. – В обмен на свободу Айана я предлагаю свою свободу, Саймон. Но не честь.

– Я подумаю, – ласково отозвался смотритель. Слишком ласково, отметила про себя Майри. Почти елейно. – Ну а пока… – Он вновь взялся за поводья. – Что-то я с тобой заболтался. Дело не ждет. – Саймон развернул и пришпорил лошадь.

Топот копыт растаял в ночи. Майри подняла лицо к небу, но дождь был не в силах смыть горечь, разочарование и страх с ее сердца.

7

Роуэн со стоном поднялся на ноги, покачнулся, когда каморка поплыла перед глазами, и поспешно оперся о стену. За прошедшие дни он заметно окреп, но приступы головокружения еще случались.

Припав плечом к холодному камню, Роуэн устремил взгляд в узкую прорезь, заменявшую в подземелье окно. Он потерял счет дням, которые провел в темнице старого замка Линкрейг. Сколько же уже прошло с той злосчастной ночи? Дня три? Четыре? А может, и вся неделя?

Неумолимое время оставило свои следы на когда-то роскошном замке. Главная башня почти полностью разрушилась, но здесь, в подземелье, стены были еще ох как крепки, дубовая дверь прочно сидела на железных петлях, да и засов с внешней стороны его тюремщики никогда не забывали задвинуть в щеколду.

Впрочем, до вчерашнего дня Роуэн был слишком слаб, чтобы думать о побеге. Сил едва хватало, чтобы сделать два-три шага от одной стены до другой. Зато сегодня он твердо решил отсюда выбраться.

Бледно-желтый луч нашел дорогу в узкое окошко, и Роуэн, вытянув вверх руку, поймал кончиками пальцев золотистый отблеск. Склонив голову набок, он смог рассмотреть кусочек неба с подгоняющими друг друга белыми облачками.

Бойница подземелья, он знал, смотрела в ту сторону, где высился Блэкдраммонд-Тауэр. От Линкрейга до родного дома рукой подать… Бабушка с дедушкой наверняка уже вне себя от беспокойства. Он ведь давным-давно должен был приехать, все сроки вышли…

Запрокинув голову, прищурившись на затянутый паутиной потолок, Роуэн выругался грубо и хрипло. Гулкое эхо вернуло ему его же злобный выкрик.

Роуэн опустился на пол, взял завернутые в холщовую тряпицу остатки овсяной лепешки, машинально отщипнул, сунул в рот несколько крошек – и отложил, поморщившись. Есть не хотелось.

В еде, нужно отдать его тюремщикам должное, отказа не было. Худощавый, еще по-детски нескладный светловолосый парнишка регулярно приносил и оставлял на полу каморки мясо, лепешки, бульон и свежую воду.

Что и говорить, на тюремную снедь жаловаться не приходилось. Если бульоны – то горячие, наваристые, ароматные, если каша, то со свежими сливками и медом; лепешки и запеченные с пряностями яблоки выше всяких похвал… Но Роуэн ко всем этим вкусностям едва прикасался.

Его ладонь невольно легла на лоб, туда, где минутами все еще пульсировала тупая боль. Рана затянулась, шишка над бровью заметно уменьшилась, но от любого прикосновения к горлу по-прежнему подкатывала волна тошноты.

Было бы гораздо хуже, если бы не снадобья Майри. К тому же он спал целыми днями, что тоже помогло быстрее окрепнуть.

Правда, нельзя сказать, чтобы лечение сном Роуэн выбрал по доброй воле. Удар оказался нешуточным, и кроме жесточайшего головокружения и тошноты с ним периодически случались обмороки – спасительные, поскольку надолго избавляли Роуэна от страданий.

Но сбежать он не смог бы, даже если бы Майри со своим юным напарником оставляли дверь нараспашку.

Весь первый день Роуэн провалялся в забытье. Всякий раз приходя в себя, он ощущал нежную ладонь девушки на своих волосах и слышал ее грудной, мелодичный голос.

Майри заботилась о нем как о собственном ребенке. Меняла смоченные холодными травяными настоями тряпицы на лбу, поила бульоном. И все шептала, шептала что-то ласковое, приносившее покой и умиротворение.

Пока он не засыпал у нее на руках.

Идиот.

Нужно было собраться с силами и свернуть ее хрупкую шейку, чтобы неповадно было набрасываться с пистолетами на одиноких всадников.

Протяжно выдохнув, Роуэн опять подскочил на ноги и заметался по каменному мешку точно медведь по клетке. Силы неуклонно возвращались, и энергия требовала выхода.

Свободы.

Он ощупал каждый камень в стенах, сунул палец в каждую щель, выискивая потайной лаз. Путь к бегству пока был неясен, что, впрочем, отнюдь не приводило Роуэна в отчаяние. Он знал, что так или иначе, но найдет способ выбраться. Обошел каморку, приглядываясь ко всем углам, остановился перед дверью.

Взялся за дверное кольцо, дернул на себя, попытался повернуть. Ржавая пыль испачкала ладони, но замок не поддался. Роуэн дернул еще раз, изо всей силы.

– Что-то надо? – раздался из-за толстой дубовой двери мальчишеский голос.

– Ты опять сегодня на страже, Кристи? – крикнул Роуэн в щелочку между досками. И тут же отступил, услышав металлический лязг щеколды, а затем и скрежет ключа в ржавом замке. Дверь со скрипом отворилось, в проеме показалась светловолосая голова.

– Вам плохо, мистер Скотт? – с тревогой спросил юноша. – Майри здорово рассердится, если я ее не позову.

– Я в порядке. Давай, заходи.

Кристи с внушительным пистолетом наготове опасливо переступил порог. Роуэн повел бровью, выразительно глянув на старинное, украшенное серебряным кружевом оружие.

– Прошу прощения, сэр, – смутился мальчик. – Майри-то не позволила вас связать. Вот я и подумал, что вооружиться не помешает. Мне ваша слава известна! С детства наслышан.

– Осторожность вообще никогда не повредит, – кивнул Роуэн, небрежно прислонившись к стене. – Выходит, ты из местных? Вырос на границе, если знаешь Скоттов из Блэкдраммонда?

Дождавшись ответного кивка, продолжил, тщательно подбирая слова:

– А я твою семью случайно не знаю?

Кристи снова кивнул.

– Знаете, сэр. Меня зовут Дьявол Кристи.

– Во-он что! – с ухмылкой присвистнул Роуэн. – Сын Дьявола Дейви Армстронга?

Юноша горделиво расправил плечи. Теперь сходство с отцом, таким же длиннолицым и светловолосым Дейви Армстронгом, стало очевидно. Вот только темно-синие глаза Кристи явно унаследовал от матери. Роуэн припомнил хорошенькую синеглазую женщину с медно-рыжими кудрями.

А парень-то обещает стать сильным, крепким воином, подумал он. Таким же отчаянным и бесстрашным, как его отец. Внешностью его, как и Дейви Армстронга, господь не обидел. Вскружит головы всем соседским невестам…

– Да… Знавал я твоего отца. Отличный был человек. Жаль, что так случилось… в прошлом году, да? Мне сказали в таверне.

– Керры постарались, – помрачнел Кристи. – Отец всегда гордился, что Блэкдраммонды брали его в набеги.

– И таким сыном он бы тоже гордился, – одобрительно кивнул Роуэн. – Смелые вы ребята. Напасть на вооруженного всадника… – Он вдруг сузил глаза: – А что, Армстронги той ночью тоже были на дороге?

– Нет, – буркнул Кристи. – Только я и Майри.

– Ага! Кто она тебе, эта Майри с гор? Двоюродная сестра?

– Моя сестра Дженнет замужем за братом Майри. – Кристи запнулся и покраснел до корней волос, сообразив, что сболтнул лишнего.

Роуэн глубокомысленно кивнул. Справиться с этим мальчишкой не составляло труда, но дуло старинного пистолета в руке Кристи смотрело прямо в грудь пленнику, а сам юноша не сводил с Роуэна почти благоговейного взгляда.

К такому мужеству и преданности стоило отнестись с уважением. И то, и другое могло в будущем пригодиться самому Роуэну.

– Опусти свою игрушку, парень, – улыбнулся Роуэн. – Я тебя не трону, слово Блэкдраммонда.

Поколебавшись и бросив на узника недоверчивый взгляд исподлобья, Кристи все же сунул пистоль за пояс. Так-то лучше, решил Роуэн.

– Выходит, ты родом из наших краев, – дружелюбно продолжил он. – А вот подружка из горного клана. Как же это вышло, что вы на пару грабите путников?

– Не отвечай, Кристи! – донеслось из коридора.

Легка на помине.

Дверь распахнулась, треснув железным кольцом о стену, и на пороге возникла Майри. Кристи обернулся к ней.

Роуэн же медленно скрестил на груди руки и застыл у стены, глядя на девушку.

Он впервые видел ее в платье. Наряд из серо-голубой шерсти с накидкой в яркую клетку шел ей куда больше, чем тот костюм, в котором юная амазонка совершала ночные набеги.

Громадные прозрачно-серые глаза пускали стрелы в Роуэна. Похоже, воинственная девица не ожидала увидеть своего подопечного на ногах. Очаровательный румянец неожиданно заалел на ее щеках, а волосы… Роуэн не ответил бы, когда это он стал обращать внимание на такие мелочи… волосы переливались точно дорогой иноземный атлас.

Пока длилась дуэль взглядов, он не разомкнул губ.

– Пришла тебя сменить, Кристи, – произнесла наконец девушка. – Я побуду с нашим пленником, а ты отправляйся к Дженнет. Ночью у нас были гости.

– Ублюдки Эллиота? Что они сделали с Дженнет? Боже! – ахнул мальчик. – А Робин?..

Майри плечом подтолкнула его к выходу.

– Все живы-здоровы, и я, как видишь, в том числе. Хэкки со своей бандой забрал оружие, упряжь, опустошил кладовку, увел скот… и твою лошадь, – со вздохом добавила она.

– Чертовы негодяи! Ублюдки! – вскипел мальчик и, потрясая кулаками, ринулся в коридор, затопал по лестнице. – Мерзавцы мне за это заплатят! – донеслось уже со двора. – Увести лошадь Дьявола Кристи!

– Здорово похож на отца, – с усмешкой заметил Роуэн, дождавшись, когда стихнут топот и крики.

Майри захлопнула дверь.

– Ты был знаком с Дейви?

– И неплохо. Теперь и малышей его припоминаю… мальчонку белоголового и рыжеволосую девочку. Дженнет, верно? – Он улыбнулся в ответ на кивок Майри. – Кого мне благодарить за прекрасную еду? Дженнет или тебя?

– Дженнет. Сколько ж тебе было, когда ты познакомился с Армстронгами?

– В первый набег я отправился совсем мальчишкой, тогда и встретился с Дейви Армстронгом. А когда мне было лет шестнадцать, Джин, жена Дейви, родила сына. – Он тревожно нахмурился: – Говоришь, на дом Дженнет напали? «Ублюдки Эллиота» – так, кажется, назвал эту шайку Кристи?

– Угу. Это уже пятый или шестой раз за последние месяцы. От стада Айана почти ничего не осталось, а теперь и лошадь всего одна. Чем платить лэрду в Мартынов день – ума не приложу. – Голос девушки звенел от едва сдерживаемой ярости, но Роуэн по-прежнему улавливал в нем певучие гэльские нотки. – Кто такие?

– Хэкки Эллиот с братьями и несколько англичан. Обещали в следующий раз спалить дом…

– Если не заплатите откупного, – закончил Роуэн.

– Точно. Не дождутся! От нас они ничего не получат!

– Горцы не из тех, чтобы платить грабителям, – кивнул Роуэн.

Майри вскинула голову и подозрительно сузила глаза.

– И от многих горцев ты требовал дани?

Он ответил ядовитым взглядом.

– Пытаться прошибить гордость горца – все равно что пытаться прошибить скалу, – процедил Роуэн. – Вот что я имел в виду. – Оттолкнувшись от стены, он сделал пару шагов и ткнул в девушку пальцем: – А где пистолет? Рукояткой ты орудуешь мастерски, а вот о твоей меткости мне пока ничего не известно. Чем будешь защищаться?

Майри вспыхнула как маков цвет, настороженно следя за его приближением, но с места не двинулась.

– Я слышала, как ты дал Кристи слово Блэкдраммонда, что не причинишь ему вреда. Значит, и мне тоже.

– Можешь положиться на слово Скотта, малышка. Тебе ничего не грозит. – Перед глазами снова поплыло, и Роуэн, шагнув вбок, припал плечом к стене. «Как бы не превратиться в подпорку для древних стен Линкрейга», – мрачно подумал он.

Впрочем, одно преимущество в этой позе все-таки было. Майри застыла на расстоянии вытянутой руки. Стоит ей сделать хоть один шаг – и выход будет свободен.

Красота девушки, безыскусная, строгая и светлая, особенно в мрачном подземелье, неизменно трогала душу Роуэна. Он против воли любовался розовеющим бархатом щек, переливами густых прядей, свободно рассыпавшихся по плечам.

Стройная и хрупкая, в яркой клетчатой накидке, охватывающей плечи и бедра, как носят только женщины с гор, Майри казалась изящной мраморной статуэткой. Откинув голову, Роуэн молча, сверху вниз, смотрел на свою очаровательную стражницу.

Под его взглядом волна пунцовой краски медленно поднялась от шеи и залила щеки девушки.

Потрогать бы… неизвестно откуда взявшаяся, мелькнула у него мысль. Прикоснуться к этим щечкам и проверить, такие же они горячие и бархатистые на ощупь, как выглядят? Обвести ладонями высокие полукружья, девичью упругость которых не в силах скрыть даже плотная ткань платья и накидки…

Желание молнией пронзило тело. Роуэн на миг прикрыл глаза, стиснул зубы, коротко выдохнул.

– Ты сегодня не в боевом облачении, – выдавил он натужно и, кашлянув, добавил: – Я уж привык к твоему мужскому наряду.

Огромные глаза Майри сверкнули серебром.

– Это одежда брата. Надеваю ее в набеги.

– Вот как? Выходит, на сегодня набегов не намечается? Королевским гонцам ничего не грозит? – небрежно поинтересовался Роуэн.

Майри напряглась:

– Тебе известно и о других гонцах?

– Еще бы. Саймон Керр, как и положено, доложил Тайному совету, что на дороге в Линкрейг появились разбойники, не дающие проходу ни одному гонцу. – Он впился взглядом в прозрачные серые глаза. – Зачем они тебе понадобились? И что тебе нужно было от меня?

Девушка уверенно и открыто встретила его взгляд.

– Бумаги, которые ты вез, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда!

– Какое тебе дело до приказов Тайного совета?

– Мне нужна только одна бумага. Письменный приговор узнику Мидл-Марча.

Подобная откровенность удивила Роуэна. Он, признаться, ожидал уверток, недомолвок и лжи.

– Неужели? И какой же прок в нем нашла воинственная Майри с гор?

Девушка надолго умолкла. Солнце, видимо, ушло за облака, и даже тот тоненький лучик света, что проникал сквозь бойницу, теперь исчез. Лицо и плечи Майри накрыла тень, но в глубине бездонных глаз, обращенных на Роуэна, решимость боролась со страхом и недоверием.

И вновь странный порыв захватил Роуэна врасплох. Провести бы кончиком пальца по длиннющим густым ресницам, черными крыльями трепещущим над кристально-чистыми озерами…

– Блэкдраммонд… – В битве, которую наблюдал Роуэн, очевидно, победила решимость. – Ты из Скоттов… известный на всю округу разбойник.

На этот сомнительный комплимент Роуэн ответил учтивым поклоном.

– Но… – продолжала девушка с таким трудом, точно ей приходилось выталкивать слова из горла. – Давай начистоту… Ты – второй человек в Мидл-Марче, и я не могу держать тебя здесь.

– Только попробуй, – угрожающе взглянул на нее Роуэн. – Хотел бы я посмотреть, как это у тебя получится… теперь, когда благодаря вашим заботам я встал на ноги.

– Кроме того… – Майри и бровью не повела, – Саймон Керр ждет тебя, чтобы поймать разбойников с линкрейгской дороги.

– А это тебе откуда известно?

– Начальник Мидл-Марча сам сказал, что ждет твоего появления в крепости. После ночного набега у нас появился Саймон с солдатами. Он и сообщил о назначении Скотта из Блэкдраммонда его помощником и о том, что твоя задача – найти линкрейгских разбойников. Ну и вот! – Девушка плавным жестом раскинула руки. – Вот она я! Линкрейгский разбойник собственной персоной.

Роуэн скептически повел бровью; к чему она клонит, интересно, эта воинственная красотка?

– И дальше что?

– Предлагаю сделку, Блэкдраммонд.

– С какой стати мне заключать сделки с разбойником с большой дороги?

– Ты и сам ничем не лучше.

– Я ходил в набеги, малышка, – отрезал Роуэн. – Уводил скот у врагов. Это тебе не кошельки красть у одиноких путников.

– Не вижу разницы, – парировала она, чуть подавшись вперед. – Но согласна отдать себя в твои руки, если ты примешь мои условия.

Взгляд Роуэна умышленно медленно скользнул по ее лицу, шее и задержался на квадратном вырезе сине-серого платья.

Щеки девушки вновь предательски вспыхнули. Роуэна приводили в восторг и эта очаровательная краска смущения, и то, как легко было вызвать румянец на бархатных щечках.

– Ты меня прекрасно понял, Роуэн Скотт! Я позволю тебе арестовать разбойника с линкрейгской дороги. И выпущу тебя из этого подземелья.

– А что мне мешает схватить тебя сию же минуту, прямо здесь, а-а-а? – с угрозой протянул он.

Девичьи щеки приобрели цвет раскаленных угольков в очаге. Тронь – и обожжешься!

– Ты обещал! На границе слово так же крепко, как у горцев!

– Это верно, – согласился Роуэн. – Что ж, объяснись по крайней мере. С чего вдруг ты захотела в тюрьму. Запоздалый приступ раскаяния?

Майри стиснула губы. Если судить по ее недовольной гримасе, он попал в точку.

– Я предлагаю себя в обмен на свободу брата.

– Хорошенькое дело. Что же он натворил, этот твой братец?

– Его посадили в темницу. В Абермур-Тауэр.

Роуэн озадаченно свел брови.

– Саймон Керр арестовал твоего брата? За что? За набеги?

Она кивнула, но уж больно неуверенно. Та-ак… Что-то здесь таится посерьезнее ночных вылазок за чужим скотом.

– Убил кого-нибудь? – скороговоркой поинтересовался Роуэн.

– Нет! Айана обвиняют в преступлении, которого он не совершал! Саймон решил в следующий же «мирный день» передать Айана англичанам. Я прошу взять меня вместо брата.

– А что будет с тобой?

Она едва заметно передернула плечами и отвела глаза.

Роуэн молчал, глядя на девушку и пытаясь переварить услышанное.

– Боже милостивый, – слетело с его губ. – Ты соображаешь, о чем просишь? Чтобы я отправился в Мидл-Марч, передал тебя Керру – и тут же потребовал выдачи одного из пленников в обмен на прелестную малютку Майри с гор?

– А почему бы и нет? – вскинула голову девушка, – Саймону нужен разбойник, который грабил гонцов на линкрейгской дороге. Он и получит этого разбойника.

– Да ты в своем уме? – Роуэн изо всех сил удерживался от смеха. Малышка выглядела такой трогательно серьезной… – Саймон же меня на смех поднимет! Ну посуди сама – кто поверит, что такая девчонка справилась со мной… и с остальными гонцами, если уж на то пошло. Ты и спешиться не успеешь, как он объявит тебя невиновной. К тому же освобождать узников – не в моей власти.

– Айана нужно освободить, – насупилась Майри. – Он еще своего новорожденного сына ни разу не видел! Ты ведь можешь это сделать. Я уж сколько часов подряд только об этом и думаю.

– Не сомневаюсь. План, как я погляжу, продуман до мелочей, – сухо отозвался Роуэн.

– Айан живет на твоей земле, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда! Лэрд обязан заботиться о своих людях и защищать их.

– Пока меня не было, делами в поместье заведовал мой дед. Обратись с этой просьбой к нему, потребуй освободить Айана. Джок никогда не отказывал в помощи тем, кто платит ему хорошую ренту.

– Но помощник смотрителя границы – ты, а не твой дед! – возмущенно воскликнула Майри.

Роуэн скептически прищурился.

– Горишь желанием занять место брата? Попроси Саймона. Какая ему разница, кого держать за решеткой?

– Я просила. Он отказал. Только… – Майри опустила глаза, – …я не сказала, что нападала на гонцов.

– Что ж. Будет ему сюрприз.

Девушка уколола его злым взглядом.

– Если бы Саймон узнал… он… не представляю, что бы он со мной сделал. Я думала, ты поможешь!

Роуэн тяжело вздохнул. Ну и дела. Крошка Майри с гор, похоже, всей душой верит в то, о чем говорит! А может, ей просто нужна поддержка, утешение? Женщины в этих краях фанатично преданы своим мужчинам и готовы грудью защищать любого из них, будь то отец, брат, кузен, муж или жених. Но эта девчушка дошла в своей любви до отчаяния! Надо ж такое придумать – предложить свою свободу в обмен на свободу брата вместо того, чтобы дождаться «мирного дня», когда Саймон Керр соберет местный народ, зачитает все обвинения и скорее всего отпустит ее брата за какую-нибудь пару монет штрафа.

– Да не убивайся ты так, малышка, – мягко сказал он. – За ночные набеги на границе редко кого вешают. Эдак бы у нас и вовсе народу не осталось. В «мирный день» твоего брата оправдают или – самое страшное – заставят заплатить штраф. Только и всего. Английским чиновникам нужно лишь, чтобы обвинения были зачитаны во всеуслышание, а до наказания дело обычно не доходит. Если, конечно, никто не погиб. Вот увидишь, и твоего брата отпустят.

Попытка утешения провалилась.

– Саймон вознамерился повесить моего брата! – сверкнув глазами, выпалила Майри. – Все твердит, что он изменник!

Ничего себе новость. Так этот пресловутый братец – и есть пойманный Керром испанский шпион?

– А ты говорила – Айан ни в чем не виновен, – укоризненно качнул головой Роуэн.

– И сейчас скажу! Он лишь помогал Алеку Скотту вернуть угнанных овец.

– Полагаю, тебе известно, что Алек – мой родной брат?

– Само собой. А тебе, полагаю, известно, что твой братец улизнул от солдат, бросив моего брата на произвол судьбы? И предоставив Айану отвечать головой за преступление, которого он не совершал? Известно тебе об этом, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда? – Девушку трясло от ярости, губы ее побелели, как и прижатые к груди кулачки. – Той ночью Айан и Алек отправились в набег вместе, а схватили одного Айана. И среди трофеев, как заявил Саймон, нашли несколько испанских золотых монет. Но я-то знаю, что мой брат ни при чем. Откуда эти монеты, нужно спросить у Алека. Так что ты, Блэкдраммонд, у нас в долгу. – Она воинственно подбоченилась. – Мог бы и рассчитаться за своего брата.

– Я за брата не ответчик. Свои долги пусть отдает сам. – Роуэн впился в девушку пристальным взглядом. – Так вот, значит, зачем ты ловила гонцов на линкрейгской дороге? Тебе нужен указ Тайного совета, чтобы отсрочить казнь брата?

Майри воинственно выпрямилась, но от Роуэна не укрылись мелькнувший в ее глазах страх и дрогнувшие, как у напуганного ребенка, губы.

– Я восхищен твоей преданностью, малышка. Мало кто из мужчин пошел бы на такой риск.

Если гордость способна гореть, то именно она зажгла огонь в дивных кристально чистых глазах девушки. Роуэн сказал правду. Он был поражен и очарован.

– Айан пострадал не по своей вине, а восстановить справедливость некому. Кроме меня!

– А ты уверена, что он не виновен? – пробормотал Роуэн, наклоняясь, чтобы видеть ее лицо. Майри отступила на шаг. – Не забывай, малышка, твой брат связался с местными грабителями, ходил с ними в ночные набеги. Хуже того – он связался с Алеком.

– Будь Алек моим братом, я защищала бы его до тех пор, пока не узнала бы всей правды, – заявила девушка. – И даже если бы узнала – все равно не бросила бы!

– Это я уже понял. – Роуэн помолчал. – Если Алек позарился на испанское золото, рано или поздно он за это ответит. Его поймают.

«Кто угодно, но не я». Роуэн внутренне напрягся. Предательская натура брата ему была очень хорошо известна. А теперь и этой бедной крошке тоже.

– Ты будешь ловить Алека, если Саймон прикажет?

Пожав плечами, Роуэн прислонился к стене и заложил за голову руку.

– Понятия не имею.

Майри долго смотрела на него, терзая зубами нижнюю губку.

– А меня в залог за Айана возьмешь? – вернулась она к главному. – Я ведь тот самый линкрейгский разбойник, которого разыскивает Саймон. Начальник Мидл-Марча будет тобой доволен.

Роуэн набрал побольше воздуха, медленно, шумно выдохнул, любуясь трепетом шелковистых черных прядей, обрамлявших лицо Мадонны.

– Если я приму решение арестовать линкрейгского разбойника, малышка, – почти нежно сообщил он, – то сделаю это, когда посчитаю нужным. Я арестую его на той самой дороге. Или в долине. Или в его собственном доме. В любом случае для него это станет неожиданностью.

Майри следила за ним как неоперившийся птенец за кружащим над гнездом ястребом. Неотрывно. Беспомощно. Испуганно.

– А потом? – шевельнулись ее губы.

Роуэн резко наклонился вперед, едва не коснувшись лбом ее лба.

– А потом посмотрим, что нам с ним делать, с этим линкрейгским разбойником, – прошептал он.

Глаза Майри потемнели.

– Возьми меня вместо Айана!

Улыбнувшись, Роуэн поднял голову.

– Поразительное упрямство, – протянул он. – И поразительная преданность. А план, малышка… глупее не придумаешь.

Она опять вскинула подбородок и скрестила на груди руки.

– Тогда я нападу и на следующего гонца. Приказ-то мы так и не нашли.

– Я ж и говорю – поразительное упрямство, – насмешливо сказал Роуэн. – Погибнешь ведь ни за грош, малышка. Саймон напустит на тебя солдат, и ты уж не раскидаешь их всех своим знаменитым пистолем.

– Так спаси мне жизнь. Возьми меня в заложницы сейчас. Вместо Айана.

– Я не торгуюсь с ненормальными красотками с гор.

Гэльское ругательство прозвучало протяжно, но очень выразительно. Майри развернулась, с силой наступив ему на ногу. Вцепилась в железное кольцо на двери…

Ладонь Роуэна прижала ее руку к двери.

– Уйдем вместе, крошка. Мне пора на службу. Наотдыхался, красавица моя.

Роуэн распахнул дверь и ступил за порог, потащив девушку за собой.

– Пусти! – взвизгнула Майри, пытаясь выдернуть руку. Против мертвой хватки сильных пальцев она была бессильна. – А как же слово чести?!

– Я дал слово, что не причиню тебе вреда, но вовсе не обещал торчать здесь до скончания века. Думаешь, я такой же ненормальный, как и ты? – приговаривал Роуэн, волоча упирающуюся девушку к лестнице. – Выкупа за меня ты требовать не собираешься, сделки у нас не вышло, так что же мне даром терять время?

– Еще чего! – задыхаясь, выпалила Майри. – Я бы за тебя и пенни не взяла.

– Неужели? Сейчас-то, может, и не взяла бы… – Роуэн схватил ее за плечи и подтолкнул вверх, на первую ступеньку. – Но я был побогаче, когда ехал по дороге к Линкрейгу.

– Мне нужны были только бумаги! О-ой! Куда меня тащишь?

– К лошади. По-моему, тебя давно заждались дома.

– А ты куда?

– Домой, – бесстрастным тоном отозвался Роуэн.

– Пусти сейчас же! – Майри забилась в его руках, извернулась как дикая кошка, замолотила руками и ногами. И, выскользнув наконец, едва не рухнула спиной на каменные ступени. Рука Роуэна мгновенно обвилась вокруг ее талии, удержала на месте.

– Вот что, тигрица! – рявкнул он. – Я тебя не трону, поверь мне на слово. Но и здесь не останусь. Ты тоже. Тебе пора домой, да и у меня полно дел. Так-то вот.

Убедившись, что девушка прочно стоит на ногах, он выпустил ее из объятий, в несколько прыжков промахнул лестницу, вдохнул наконец полной грудью свежий воздух и зашагал по двору.

Сзади раздался быстрый топот и задыхающийся голос Майри гневно выпалил:

– Не смей брать мою лошадь!

– Я не конокрад, – буркнул Роуэн.

Обойдя великолепную черную кобылу, что паслась на лугу сразу за полуразрушенными стенами старой крепости, он двинулся в глубь долины. Неожиданно проглянувшее солнце слепило глаза, правда, ветер, от которого не спасала слишком узкая рубаха Кристи, оказался очень холодным, да и сырая земля студила ноги в носках.

Но что значат все эти неудобства по сравнению со свежим воздухом и… свободой?

Сзади опять раздался топот… на сей раз топот копыт по влажной земле. Роуэн не повернул головы.

– Куда ты направляешься? – окликнула Майри.

– Поезжай домой, – бросил он через плечо.

– У тебя же нет сапог!

– Ну так верни их. – Он упорно шагал вперед, не останавливаясь и не оглядываясь.

Майри загарцевала перед ним.

– Учти – я не собиралась тебя грабить. Твои вещи в целости и сохранности, – заявила она. – Я отвезла их домой, чтобы высушить.

– Отлично. Надеюсь, времени тебе хватило? В таком случае, я очень скоро заберу свои сухие вещи, – насмешливо отозвался он, но остановиться и не подумал. С каждым шагом под ногами его звучно хлюпала напитанная дождями почва.

Майри повернула лошадь назад, обогнула его с другой стороны. Через секунду что-то мягкое опустилось на Роуэна, и он сорвал с головы накидку Майри, еще хранившую тепло ее тела. Скомкав клетчатую ткань, размахнулся, чтобы швырнуть обратно.

– Закутайся, а то замерзнешь.

Забросив накидку на плечи, он невозмутимо двинулся дальше.

– Возьми меня в заложницы за брата, – вновь раздался мелодичный голос.

С раздраженным видом Роуэн остановился. Майри натянула поводья и решительно встретила его взгляд.

– Пожалуйста, – протянула она.

– Заруби себе на носу, крошка… Когда я арестую тебя за разбой на линкрейгской дороге… а тебе наказания не избежать, будь уверена, – добавил он с явной угрозой, – то сделаю это так, как будет угодно мне. И точка. Марш домой. – Он продолжил путь.

Майри не подчинилась. Впрочем, он уже достаточно узнал эту упрямую амазонку с гор, чтобы ожидать от нее немедленного повиновения. Черная кобыла по-прежнему гарцевала сбоку.

– Ты расскажешь Саймону Керру о… о том, где провел эти дни?

Роуэн снова остановился, взглянул на девушку. Солнце сияло вокруг ее головки золотистым ореолом, подсвечивая разметавшиеся по плечам волосы. Посадка ее была прямой и гордой, но что-то неуловимое выдавало страх Майри… ее неуверенность…

Он нахмурился. Неуверенность? В Майри с гор?

Эта малышка далеко не та воительница, за которую себя выдает! И ей почему-то совсем не хочется оказаться в руках Саймона Керра. Роуэн припомнил недавние слова девушки. Она не доверяет начальнику Мидл-Марча.

– Нет, – пообещал Роуэн, – не расскажу.

«Сам тебя арестую. Вот тогда и будем квиты за твое гостеприимство и заботу». К тому же Роуэну совсем не улыбалось признаваться Саймону Керру в том, что какая-то пигалица раскроила ему голову и продержала несколько дней в плену.

– Роуэн Скотт! – звонко раздалось за его спиной. – Мне нужна твоя помощь! – Неужто он и впрямь услышал мольбу в этом напевном голосе?

– Счастливый он парень, твой брат! – крикнул в ответ Роуэн. – С такой верной сестричкой не пропадешь! Возвращайся домой, Майри.

– Роуэн…

– Приглядывай за моим конем и вещами. Не дай бог что-нибудь пропадет! – пригрозил он в ответ.

– А что, если отдам банде Хэкки?

– Дорого за это заплатишь.

Ветер свистел у него в ушах, ноги по щиколотку утопали в ледяной жиже, но Роуэн шел вперед. Он не оборачивался, но знал, что Майри смотрит ему вслед.

Ее взгляд он ощущал кожей, как прикосновение ее ладони в забытье. Вот только нежности в этом прикосновении не было.

8

На полпути к Блэкдраммонду Роуэн остановился, стащил жалкие остатки того, что когда-то было носками Кристи, и швырнул в ближайшую лужу. Поправил на плечах плед и быстрым шагом преодолел последнюю лигу.

Перемахнул через несколько холмов, усеянных валунами и кустиками жухлой травы, прошлепал вмиг заледеневшими ступнями через неширокий ручей и наконец застыл у подножия каменистого склона.

Целых три года он не видел Блэкдраммонд-Тауэр. Отчий дом уже не одного поколения Скоттов выглядел неприступно, величественно, точно высеченная из цельной скалы крепость. Возведенный семь с лишним десятков лет назад, еще до рождения деда Роуэна, Блэкдраммонд-Тауэр, собственно, и был истинной крепостью, цитаделью одного из самых славных семейств приграничной Шотландии.

Роуэн двинулся по крутой тропинке вверх. За мощными стенами возвышалась четырехэтажная главная башня Блэкдраммонда. Узкие бойницы на фасаде, точно проницательные, недоверчивые глаза, следили за любым, кто посмел бы приблизиться к крепости.

Давно привыкший к мрачному облику башни, Роуэн улыбнулся ей как старому другу. Легкий дымок, вьющийся из трубы, обещал тепло и домашний уют. Роуэн перешел на бег.

Вскоре тропинка вывела его в узкую горную долину, где паслись овцы, а пастух мирно храпел, привалившись к стволу сухого дерева и сдвинув берет на глаза.

Неслышно обойдя пастуха, Роуэн спрятался за выступом скалы да как взвоет голодным волком!

Пастух подпрыгнул. Дико озираясь, схватил копье и… выпучил глаза на выглянувшего Роуэна.

– Хозяин… Мистер Роуэн? Ты, что ли?

– Я, Сэнди Скотт, я! – Роуэн подошел поближе. – Привет!

– Ну наконец-то! Дождался Блэкдраммонд своего Черного лэрда! – Пастух схватил его за плечи, засиял счастливой улыбкой, в которой недостаток зубов с лихвой компенсировался искренней радостью.

Роуэн крепко стиснул в объятиях своего дальнего родственника, верного слугу и одного из преданнейших компаньонов отца по набегам. Отступил, вглядываясь в морщинистое лицо. Постарел Сэнди… Серебра в бороде прибавилось, а от рыжей шевелюры, наоборот, почти ничего не осталось. И только карие глаза по-прежнему сияли лукавством.

– Ну и видок у тебя… малость потрепанный, – выдал заключение Сэнди, как следует оглядев Роуэна. – И что, скажи на милость, приключилось с твоей экипировкой? Негоже, парень, на границе безоружным шастать, да еще босиком!

– Путь был длинный, Сэнди, – с ухмылкой отозвался Роуэн. – Много чего произошло.

– Ага… Ну да, ну да… – глубокомысленно покивал старик. – И то сказать – мы уж тебя заждались. Старый лэрд все от окон не отходит. А леди Анна – та самолично на поиски собралась.

– Меня задержали, – коротко объяснил Роуэн. – И сообщить никак не мог. Как они? Здоровы?

Сэнди скорчил гримасу, потирая подбородок.

– Ну что тебе сказать… Бывали у них времена и получше. Вся эта свистопляска с Алеком здорово подкосила и леди Анну, и старого лэрда. Но до чего же крепкий наш народ, доложу я тебе. Старый лэрд, правда, все кряхтит… мол, кости никуда не годные… В седле-то его уж редко когда увидишь. Зато леди Анна покрепче меня будет!

– Ты за ними ухаживал, Сэнди, все эти годы, пока меня не было. – Роуэн вновь обнял старого слугу. – Спасибо тебе.

– Дак чего уж! – смущенно отмахнулся тот. – Всю жизнь при старом лэрде… Куда ж я теперь, коли борода уже бела? Разве что опять набегами на хлебушек зарабатывать? Да что мы все обо мне да обо мне! Ты-то как сам? Три года в Англии – дело нешуточное…

Роуэн пожал плечами.

– Я их с толком провел. Книжки читал… Условия были не хуже, чем в Блэкдраммонд-Тауэр.

Сэнди расхохотался, запрокинув голову.

– Книжки, говоришь… – сквозь смех выдавил он. – Алеку бы такую микстуру от воровской болезни! О-ох… – Подолом рубахи старик утер выступившие в уголках глаз слезы.

– Так что там с моим братом? – поинтересовался Роуэн.

Сэнди вскинул косматую рыжую бровь.

– А ты, парень, чего слыхал из этой грустной сказки? О смерти Мэгги родами знаешь? – Роуэн молча кивнул. – Небось точишь зуб-то на Алека? И верно, есть за что. Я ж этого шалопута предупреждал. Возвернется Черный лэрд, не поздоровится тебе, молодой хозяин! Да-да, так я ему и говорил! Только ты не возвернулся…

– А что там насчет испанского золота, Сэнди? – нетерпеливо оборвал старого слугу Роуэн.

– …а Алек и глазом не моргнул, хоть и следовало бы, – закончил тот, словно и не услышал вопроса. За три года Роуэн успел подзабыть любовь Сэнди к подробным, красочным рассказам. – Испанское золото, говоришь? Ох и дела, парень… Ну, слушай… Алек отправился к Айану Макрэю, который живет в лиге от Линкрейга…

– Айан Макрэй? – уточнил Роуэн. – Из горцев?

– Ага. Женат на дочери Дейви Армстронга. От матери Дженнет достался домик, вот там они и обитают вместе с младшим Армстронгом, Дьяволом Кристи. Платят тебе ренту за землю, как положено. Этот самый Айан здорово сдружился с Алеком, да и со старым лэрдом, коли уж на то пошло, а Саймон Керр взял да и засадил его той ночью в темницу. – Старик выразительно двинул бровью. – Ну так вот… Уж не помню сколько недель тому Айан с Алеком рванули за бандой, что шныряла тут поблизости и, между прочим, увела твое стадо на свои пастбища, что к югу от Блэкдраммонд-Тауэр. Алек с Айаном погнались за Хэкки Эллиотом…

– «Ублюдки Хэкки»… – пробормотал себе под нос Роуэн.

Сэнди удивленно вытаращил глаза.

– Что же, парень, ты, выходит, в курсе? Али повстречался с кем знающим?

– Кое с кем повстречался… очень знающим. С Майри, сестрой Айана Макрэя. И с парнишкой Дейви Армстронга, Кристи.

– Дьяволом Кристи, значит, – кивнул Сэнди. – Сынок-то знатный вышел у Дейви, а? Весь в отца. И сестрицу Айана видел? Ох и красотка! – мечтательно ухмыльнулся старик. – Сбросить бы годков эдак тридесят – сам бы приударил, ей-богу! Счастлив будет тот, кому эта птичка подарит свои дни и ночи.

– Угу, – сухо отозвался Роуэн, прикоснувшись к саднящему лбу. – Давай-ка об Алеке.

– Я ж об Алеке и говорю. Ох и гроза разразилась в ту ночь, когда он с Айаном отправился по следу Хэкки, чтобы отомстить за стадо, угнанное из Блэкдраммонда.

– Скотту из Блэкдраммонда не пристало действовать против закона. Ну ладно, продолжай, – бросил Роуэн.

– На следующий день сюда прискакал Саймон Керр. Мол, Айана Макрэя схватили, а Алек, негодник, сбежал. Ух как он их честил, Саймон-то! И преступники, говорит. И шпионы! Тьфу, пакость! – возмущался Сэнди. – Сам негодник, преступник и…

– Сэнди… – вновь оборвал его разглагольствования Роуэн. – Алек-то что?

– Ах, ну да. Керр заявил, мол, в трофеях у Айана нашли ишпанское золото. Алек скрылся где-то в горах… – Сэнди помолчал. – Вот и все. – Он скрестил мясистые руки на груди.

– А ты как считаешь – что там на самом деле произошло?

– Ребята обобрали ишпанских шпиёнов, вот что произошло! Думать не думали, знать не знали, что там такое среди барахла шпиёнского. Только так, – уверенно сказал Сэнди. – Откуда ж еще и быть ишпанским монетам в седле у Айана? Какой с них для него толк? Овцы – это я понимаю. Ну там волы еще, конечно. Добрые стальные латы или парочка пистолей – тоже дело. А золото ишпанцев? Это ж на шотландской земле чистый яд!

– Яд не яд, а расплавить – можно и много лет о монетах не думать, – возразил Роуэн. – Королева Англии и наш король Джеймс требуют найти и наказать всех, кто связался с испанцами. – Он шагнул в сторону тропинки, на прощание кивнув Сэнди. – Спасибо за новости. Пора бы и деду с бабушкой на глаза показаться.

– Стучи громче! – крикнул ему вслед старый слуга. – А то эта девчонка, что они взяли в услужение, ленива как сто волов!

* * *

Густой темно-зеленый плющ затянул стены Блэкдраммонд-Тауэр и раскинул побеги на окружающие скалы. Шагая к крепости, Роуэн запрокинул голову и глянул вверх. Массивные ворота – внешние из витого железа, а внутренние из толстого, окованного дуба – были открыты нараспашку.

В затененном проеме стоял его дед. При виде приближающегося Роуэна он шагнул вперед; солнце высветило пышную серебристую шевелюру и седую бороду, обрамлявшую строгое бесстрастное лицо.

Роуэн был рад первому впечатлению. Дед почти не изменился. Ну разве что стал чуть суше… лицом потемнее… но по-прежнему поражал статью сильной, худощавой фигуры.

Приподняв бровь, Джок Скотт окинул хладнокровным взглядом изувеченное, заросшее щетиной лицо внука, плечи, укутанные в шаль горцев, торчащие из маломерной рубахи руки, босые ступни. Сощурив глаза, осмотрел окрестные холмы.

– Эту крепость построил мой отец, – раздался негромкий спокойный голос, тот самый голос, который, несмотря ни на что, никогда не срывался на крик. – Построил на вершине горы. Чтобы его дети, внуки, правнуки следили отсюда за врагом, подбирающимся к Блэкдраммонд-Тауэр. Здесь Скотты были в безопасности.

– И всегда будут, – отозвался Роуэн, любуясь великолепием панорамы, окружающей гору Блэкдраммонд. – Я благодарен тебе за то, что ты сохранил эту цитадель Скоттов для меня, дедушка.

Джок чуть заметно наклонил голову.

– Мой старший брат унаследовал Блэкдраммонд от нашего отца. Мне же достался Линкрейг. После смерти моего брата и его сына Блэкдраммонд стал твоим, Роуэн. Случилось это в ту самую ночь, когда погиб мой сын Уилл, твой отец. Все трое погибли от рук Керров… Страшная ночь для Блэкдраммонда!

Роуэн кивнул.

Четверть века минуло с той богом проклятой ночи, когда смерть отца, дяди и кузена превратила Роуэна в наследника Блэкдраммонд-Тауэр.

– Тебе едва стукнуло восемь, Алеку и двух не исполнилось. Неделю спустя ваша мама дала жизнь еще одному младенцу, потеряла его, бедняжка, и тихо отошла в мир иной, не в силах вынести потерь, – закончил Джок.

Роуэн вздохнул. Скорбь старого лэрда была так глубока, что ее не осушили прошедшие годы. Джок Скотт – тогда его звали не иначе как Смутьян Джок – жестоко отомстил Керрам, пройдясь по их землям с огнем и мечом. Тот набег до сих пор был жив в памяти местного народа, о нем ходили легенды, о нем рассказывали отцы подрастающим сыновьям. С тех пор кровная месть между Керрами и Скоттами не утихала.

– Давно это было, дедушка, – снова вздохнув, пробормотал Роуэн. – Вы с бабушкой воспитали нас как собственных детей. Никто не мог бы мечтать о лучших родителях.

Джок пожал плечами.

– Ни ты, ни Алек не доставляли нам хлопот.

– Настоящим лэрдом Блэкдраммонда всегда был ты, дедушка, – сказал Роуэн, – хоть он и записан на мое имя.

Джок покачал седовласой головой.

– Я – лэрд Линкрейга, где уж полвека никто не живет. И лэрд Ньюхауса, поднять который из пепла у меня нет денег.

– Неважно. Блэкдраммонд – вот твой настоящий дом!

– И твой, Роуэн. – Проницательный взгляд старого лэрда впился во внука. – Вот ты и вернулся. Бабушка сразу спросит – получал ли ты в Англии ее письма? От тебя мы ни слова не получили до твоего освобождения.

– Первое письмо от бабушки я получил сразу после приговора, – выдавил из себя Роуэн. – То самое, где она сообщала, что Алек женился. – Он помолчал. А когда продолжил, голос его звучал жестко и ровно: – Потом пришло еще несколько… Я нечасто получал письма. Вся почта проходила через руки начальника тюрьмы и охраны.

– Значит, о Мэгги тебе все известно?

– Да.

Глядя вдаль, Роуэн чувствовал себя таким же древним и стылым, как скалы Шотландии.

Джок смотрел вниз, на долину, откуда Сэнди гнал овец к замку.

– Об Алеке, полагаю, Сэнди тебе рассказал, – минуту спустя произнес старик.

– Да. Впрочем, об Алеке я услышал еще раньше. В Эдинбурге, от членов Тайного совета.

– Алек мог опустошить все пастбища вдоль границы, – спокойно продолжил старый лэрд, – но он не изменник. Так и передай Тайному совету.

Роуэн промолчал.

Выступить в поддержку брата? Ни за что. Ни оспаривать вину Алека, ни доказывать ее он не намерен.

Сдвинув темные брови, Черный лэрд перевел взгляд на округлые очертания горы Линкрейг.

Джок вновь осмотрел внука от босых ног до разбитого лба. – Славный удар.

В ответ Роуэн дернул плечом.

– Ты же знаешь наши края, дедушка. Грабителей пруд пруди. Наткнулся на линкрейгских разбойников.

– Да ну? На охотников за кошельками? Удрал?

– Если бы. Дорога превратилась в болото, и Валентайн угодил в самую топь, – объяснил его внук. – И я туда же.

– В округе говорят, это призраки Линкрейга развлекаются, – смешливо блеснув глазами, сказал Джок. – Выходит, ты оставил оружие, одежду и коня своим собственным предкам.

– Оружие и коня я верну.

– Блэкдраммонд до мозга костей! – с довольным видом кивнул Джок. – Пойдем. Нужно же доставить бабушке удовольствие. Она помирает от желания обнять тебя и накормить чем повкуснее. – Он мимоходом опустил ладонь на плечо внука – редчайшая ласка, согревшая Роуэна быстрее, чем виски, еда или огонь очага. – Добро пожаловать домой, Черный лэрд.

Роуэн улыбнулся.

Благословенные слова.

* * *

– А вот и нет! Никакое это не питье для сосунков! – возмутилась Анна.

– А вот и да! – Джок откинулся на спинку глубокого, с резными подлокотниками, кресла. – А вот и да!

Передав оловянную фляжку внуку, леди Анна сурово глянула на мужа.

– Этот рецепт я узнала от матери. Здесь сливки, мед и лечебные травы! Ты только посмотри, на кого он похож! А лоб? У него же разбит лоб! Роуэну нужен добрый английский поссет, а не какой-то там иноземный херес, который ему ударит в голову покрепче грабителя с большой дороги!

– По-оссет? – насмешливо протянул Джок. – Это что ж такое? Сладкая молочная бурда с двумя каплями вина? Только англичанке придет в голову поить такой гадостью мужчину. А может, его еще спеленать прикажешь? Фу! – скривился он и, хитро подмигнув внуку, припал к горлу своей фляжки.

Роуэн ухмыльнулся, вспоминая, как наслаждается Джок пикировками с Анной. Впрочем, жена редко уступала его ехидству.

– Да, я англичанка! – Анна воинственно подбоченилась. – Сам же и украл меня полвека назад. По-твоему, я могла так быстро измениться, а-а-а?

Пожевав губами, Джок вновь искоса глянул на внука.

– Не-а, не могла! – глубокомысленно заявил он. – Вот смотрю я на тебя… Ну точно та самая крошка, которую я увел из-под носа у Артура Масгрейва накануне свадьбы. Вот осчастливил парня! Небось на смертном одре будет вспоминать и благодарить меня!

Ладонь Анны легко и ласково прошлась по непокорной шевелюре мужа.

– Это ты будешь радоваться, что женился на мне, – улыбнулась она.

– Ну разве что на смертном одре… – с мрачной миной возразил Джок, но внук успел поймать веселый блеск его глаз.

Пряча ухмылку, Роуэн поднес ко рту флягу, сделал несколько глотков тягучего, сладкого питья.

– Нет, ты только погляди! – не унимался Джок. – Твой внук слушается тебя, как в детстве, Анна!

– Именно, – подтвердила его жена. – Сказать проще – не слушается вовсе. Чья порода, я тебя спрашиваю, Джок Скотт? Не твоя ли? Роуэн, хочешь еще мяса или каши? Я прикажу Грейс подогреть.

Покачав головой, он оттолкнул пустую миску и похлопал себя по животу.

– Огромное спасибо, бабуль. Наелся до отвала.

Бабуль. Так он называл ее в детстве, и Анне было приятно вновь услышать нежное обращение из уст повзрослевшего внука. Довольный румянец залил ее щеки и лоб, до корней белоснежных волос, уложенных вокруг головы венцом из двух толстых кос. Зеленые глаза леди Анны увлажнились. Но уже миг спустя она подперла кулачками по-девичьи тонкие бедра и насупилась, точно он был сорванцом восьми лет от роду.

– Да ты едва прикоснулся к еде! Заявился тощий как сухая осина у нас во дворе, с шишкой во весь лоб и завернутый в плед, точно нищий горец! Где ты, скажи на милость, обзавелся пледом? Здесь таких не делают.

Роуэн вздохнул, понимая, что без объяснений не обойдешься. Протянул руку к Джоку. Тот молча передал внуку фляжку с хересом. Запрокинув голову, Роуэн вылил в горло половину содержимого. Подумал – и глотнул еще, не обращая внимания на неодобрительный взгляд бабушки.

– Пледом я обзавелся у одной девушки с гор по имени Майри Макрэй.

Джок вскинул седую бровь. Его жена сверкнула улыбкой.

– Прелестная малышка, – кивнула она. – И такая добрая. Саймон Керр схватил ее брата… за что – одному богу ведомо. Ну, теперь-то хоть понятно, откуда чужая одежда. Конечно, девочка бросилась на помощь, когда увидела, что с тобой сотворили разбойники!

– Угу, – невнятно выдавил Роуэн, снова прикладываясь к спасительной фляжке.

– Ты бы полегче с этим делом, Роуэн! – предупредила Анна. – Не заметишь, как выпьешь лишку, а твоей голове это сейчас на пользу не пойдет.

Глотнув еще разок, Роуэн отложил фляжку и вытянул руки к пылающему очагу. В нескольких словах он описал задание, с которым Тайный совет прислал в Мидл-Марч нового помощника. Упомянул потерпевший крушение испанский корабль и передал то немногое, что совету было известно об участии Алека Скотта в деле о пропавшем золоте. Ни о Майри Макрэй, ни о линкрейгских разбойниках больше не прозвучало ни слова.

В самом начале его рассказа в большой зале появился Сэнди, тихонько устроился в кресле и замер, весь обратившись в слух, как и Джок с Анной.

Когда Роуэн умолк, старик фыркнул на всю гостиную:

– Скотт из Блэкдраммонда – в помощниках у Саймона Керра? – с ухмылкой воскликнул он. – Это кто ж такой шутник нашелся в совете?

– Шутник? – Анна неодобрительно покачала головой. – Скорее злопыхатель, который будет рад увидеть, как эти двое на королевской службе перегрызут друг другу горло.

– Ни шутки, ни злодейство тут ни при чем, – возразил Джок. – Где ж Тайному совету найти ни в чем не замешанного человека на пост в Мидл-Марч? Взять любого смотрителя, помощника, да хоть простого солдата – каждый или сам из семьи местных разбойников, или в кровной вражде с такой семьей.

– Говорят, Саймон Керр закрывает глаза на ночные делишки кое-кого в Мидл-Марче, – пробасил Сэнди. – Если, конечно, ему от набега что-нибудь перепадает.

– Что взять с Саймона! – презрительно махнул рукой Джок. – Он же сын мародера и убийцы.

– Сын за отца не отвечает, – возразила Анна.

Джок стрельнул в нее яростным взглядом.

– Саймон схватил Айана. Гоняется за Алеком. И вообще он – Керр! – отчеканил старый лэрд.

– Так ты у нас теперь большой человек, – продолжал Сэнди. – Будешь ловить разбойников с большой дороги?

– Буду, – кивнул Роуэн.

– Господь да пошлет тебе удачу. Их никто не видел в лицо. В народе говорят, это призраки Линкрейга…

– Ерунда, – буркнул Джок.

Наклонившись, Анна что-то быстро зашептала на ухо мужу.

– Знает уже, – ответил тот.

– А остальное? – быстро спросила она. Джок покачал головой.

Роуэн переводил удивленный взгляд с одного на другого.

– О чем это вы?

– На прошлой неделе мы получили известие от Алека, – начала Анна.

– Знаете, где он? – насторожился Роуэн.

– Нет. Он прислал письмо. Ему нужна наша помощь.

– Он не имеет права просить у вас помощи! – рявкнул Роуэн.

– Имеет. И он не ради себя просил. Ради Джейми.

– Это еще кто?

– Его сын, – сказала Анна. – Алек просит нас позаботиться о малыше.

– Его сын? – Роуэн задохнулся, точно получил жестокий удар в грудь. – А разве… Я думал, ребенок умер вместе с… Мэгги.

– Почему ты так решил? Вовсе нет! – с гордостью отозвалась бабушка. – Крепкий здоровый малыш. Сейчас ему уж третий годок пошел. Черноволосый, как отец, и хорошенький, как его бедная мать… Ох, прости, Роуэн… – упавшим голосом шепнула Анна.

Тот окаменел, уставившись в очаг.

– У Алека есть маленький домик неподалеку, – сказал Джок. – Месяцев пять тому назад твой брат взял себе невесту, чтоб было кому растить малыша. Алек понимал, что бабушке это уже не по силам.

– Вот еще, не по силам! – возмутилась Анна. – Такой чудный малыш, настоящий ангел! А выбор Алека на этот раз мне не по душе. Девочка, может, и добрая, но умом и характером не чета Мэгги.

– А где ребенок? – выдавил Роуэн.

– С Алеком, – отозвалась его бабушка. – Когда твой брат сбежал от Саймона, я заглянула к нему в дом. Ни малыша, ни девушки не было. Невеста пряталась вместе с ним где-то в долине, хотя Алек и просил ее остаться с нами.

– На прошлой неделе, ночью, в сильный дождь, к нам постучался один из местных… Уилл Кроусэр, – продолжил Джок. – Вот он-то и принес новости от Алека. Девчонка сбежала, бросив его с Джейми на руках. Алек спрятал мальчика и хочет, чтобы мы его забрали.

– Сэнди вызвался съездить за малышом, – сказала Анна. – Но раз ты вернулся, мы попросим тебя, – с улыбкой добавила она.

Роуэн вздохнул.

– Некогда мне возиться с детьми, бабуль. Других забот полно. Алек заварил всю эту кашу, вот пусть сам и расхлебывает.

– Алек тебя предал, – заявил Джок. – Он поступил с тобой низко, подло. Но он родня тебе, Роуэн. А Джейми – твой племянник. Наш правнук. Я хочу, чтобы мальчик был здесь.

– Я не собираюсь протягивать Алеку руку помощи, – холодно процедил Роуэн. – Пусть наймет няньку для сына… где бы он ни скрывался.

– При чем тут нянька! – рявкнул Джок. – Алек передал, что наш мальчик в опасности!

– Почему?

– Ты сам отлично понимаешь, что твой брат оказался вне закона. Прячется как загнанный зверь, а ему на пятки наступают солдаты. Англичане надеются заполучить его уже в следующий «мирный день», вместе с Айаном Макрэем. Если верить Уиллу Кроусэру, смотритель границы решил найти Джейми, чтобы отец сам явился за сыном!

– К чему такие сложности? – буркнул Роуэн. – Не проще ли сразу найти и схватить отца?

– Не проще, – отрезал Джок. – Алек – из Блэкдраммондов, а мы легко в руки не даемся! Потому-то англичане и решились на этот хитрый маневр – взять Джейми в заложники за отца.

– Вот-вот, – горестно закивала леди Анна. – Но даже если Алек и сдастся добровольно, мы можем больше не увидеть нашего правнука! Бывали случаи, когда англичане держали заложников в тюрьме десятки лет!

– А мы б украли мальчонку – и вся недолга, – предложил Сэнди.

– Ни один Блэкдраммонд не будет воспитан у англичан! – прорычал Джок. Анна одарила супруга ледяным взглядом. – И нечего злиться, красавица моя, – уже спокойнее добавил старый лэрд. – Я ж не мешал тебе учить ребят английскому и портить глаза книжками. Но они шотландцы с головы до кончиков ногтей, ясно тебе? Шотландцами родились и шотландцами останутся. А если Джейми воспитают англичане, он превратится черт знает в кого!

Анна перевела взгляд на внука.

– Привези Джейми в Блэкдраммонд. Нельзя позволить, чтобы первым нашего мальчика нашли англичане. Он должен быть среди родных людей, которые его знают и любят.

– Уж мы из мальчонки-то сделаем истинного Блэкдраммонда! – пробасил Сэнди.

Роуэн чувствовал, как волна жара поднимается от груди, заливает шею, щеки, лоб. И чувствовал на себе пристальный взгляд деда.

Ребенок Мэгги. От этих двух слов у него перехватывало дыхание. Все его надежды на семейное счастье с любимой женой и детьми… все эти надежды разлетелись в пыль, когда Мэгги вышла замуж за Алека, едва Роуэн оказался в английской тюрьме. Боль этого предательства все еще жгла его душу…

Да как они смеют просить его позаботиться о ребенке Алека и Мэгги!

Роуэн скрипнул зубами и стиснул кулаки.

Анна, закусив губу, с опаской поглядывала на внука. Лицо деда было бесстрастно, как всегда, но в глубине пронзительных синих глаз Роуэн уловил тревогу, снедавшую и его сердце. Тревогу за сына Алека.

Роуэн вновь не сдержал вздоха.

– Где мальчик?

– На Спорной земле, – быстро ответил Джок.

Внук уставился на него во все глаза.

– Святые небеса, – пробормотал Роуэн. – И ты что же, хочешь, чтобы я сунулся в это змеиное гнездо и вернулся оттуда с младенцем на руках?!

– Он давно уже не младенец, – гордо возразила Анна. – Бегает, лопочет, все понимает! Даже к ночной вазе приучен!

– Неужели, – не скрывая сарказма, буркнул Роуэн. – Отменная компания для прогулки по Спорной земле. Я ж не умею обращаться с детьми, бабуль!

– Сэнди поможет, – кивнул на старого слугу Джок.

– Чем это, интересно? С детьми он обращается не лучше меня.

– С детьми – может быть, – вставила леди Анна. – Зато он знает Джейми.

Издав очередной вздох, Роуэн нехотя кивнул.

– Дайте сначала отдохнуть. Потому заберу своего гнедого и оружие, встречусь с Саймоном Керром… Ну а уж потом…

– Поспешишь в Спорную землю! – расцвела Анна.

– Вот он, наш Черный лэрд! – одобрительно прогрохотал Сэнди. – В момент вернет себе оружие, коня и отыщет линкрейгских бандитов. Перебросится парочкой слов с Саймоном Керром, коли это так уж нужно совету, – и айда в Спорную землю!

– Точно, – пряча довольную ухмылку, кивнул старый лэрд.

Роуэн со вздохом припал к фляжке.

9

В старом камзоле и бриджах из своих запасов, в ботинках Джока и на его же сером в яблоках жеребце Роуэн мерной рысью скакал мимо Линкрейга. Старая крепость выглядела безлюдной, заброшенной, как оно и было вот уж много лет подряд. Трава и разросшийся плющ смягчали унылое нагромождение камней. Вдалеке, на зеленых пастбищах, виднелись черно-белые пятна волов и овец.

Эти долины были благословением для многих поколений местных фермеров и пастухов, семьи которых жили в простых, но прочных домах-крепостях, типичных для приграничных районов. Фермы, основанные в незапамятные времена, переходили от отца к старшему сыну, и каждый хозяин, как и предыдущий, как и следующий, платил дань лэрду Блэкдраммонда монетами, животными или мясом. Земледелием на здешних каменистых почвах никто бы не прожил, а потому большинство фермеров разводили овец и волов.

Но кормились в основном набегами. Стремительные, зачастую жестокие, ночные набеги давно стали на границе традицией. Местные жители грабили соседей и яростно защищали свое собственное добро от набегов таких же ночных разбойников – как соплеменников, так и англичан.

Приняв назначение Тайного совета, Роуэн должен был противостоять набегам, но, по-прежнему оставаясь Скоттом из Блэкдраммонда, он отлично понимал, что традицию, унаследованную с детства и ставшую частью натуры, уничтожить невозможно.

Более того, в душе он оправдывал набеги. Сам участвовал в ночных вылазках… столько раз, что и сосчитать невозможно.

Щурясь против солнца, Роуэн прочесывал взглядом долину, над которой тут и там вились струйки дыма из труб фермерских домиков. Кто бы из его людей ни участвовал в набегах, лэрд Блэкдраммонда появился здесь не ради них.

Он искал ферму Айана Макрэя, чтобы забрать у прелестной сестрички этого горца своего коня и оружие.

Долина сегодня была посуше, чем в тот вечер, когда он скакал по дороге к Линкрейгу. Прошедшие после встречи с линкрейгскими разбойниками дни остались в памяти Роуэна лишь смутными воспоминаниями. И только образ Майри Макрэй как живой стоял перед его мысленным взором.

Безмятежное лицо, нежное прикосновение тонких прохладных пальцев… Упругость девичьей груди под его щекой… Роуэн невольно заерзал в седле.

Майри Макрэй занимала слишком много места в его мыслях. Он думал о ее мужестве и преданности брату, вспоминал лицо Мадонны и нрав дикой кошки. Вновь и вновь возвращался к ее странной просьбе.

Что за причудливое создание… Немыслимое смешение противоречий. Она несла покой и смятение, как непредсказуемые морские пучины. Временами яростная, временами спокойная; но всегда захватывающе прекрасная…

Тревожное ощущение, что он никогда не станет таким, как был до встречи с Майри Макрэй, с каждой минутой все крепло в сердце Роуэна. От мог лишь гадать, что еще принесет ему эта амазонка. И как скоро взбаламутит относительно спокойное течение его жизни.

Он-то наверняка нарушит ее ближайшие планы. Роуэн твердо решил схватить Майри с гор и лишь поджидал удобный момент. Две-три ночи на ледяных камнях он ей точно обеспечит, с мрачной ухмылкой подумал Роуэн. Ну а уж удар по голове… Бог с ней, пусть этот грех останется безнаказанным.

Вспомнив Кристи Армстронга, он снова усмехнулся. Парню темница не грозит… во всяком случае, за разбой на линкрейгской дороге. В память о верном напарнике Дьяволе Дейви Роуэн решил не трогать его сына.

Согласиться ли на просьбу Майри взять ее в заложники вместо брата? Роуэн не видел смысла в подобной сделке. Во-первых, в этом случае пришлось бы отдать девушку во власть Керра… Что само по себе неприятно. Во-вторых, Тайный совет прислал его в Мидл-Марч разыскивать испанских шпионов, а не вступать в сговор с местными разбойниками. И наконец, отпустить главного подозреваемого было бы верхом глупости.

Интересно, отдает ли себе отчет эта девушка, какой опасности подвергается она, устраивая засады на дороге? Урок Черного лэрда ее, похоже, ничему не научил, раз она обещала продолжить свои ночные вылазки. Рано или поздно попадется. Не Роуэн, так Саймон Керр продемонстрирует ей все прелести жизни на границе, вплоть до возможности оказаться в каменном мешке Мидл-Марча.

Ему вновь вспомнились прозрачно-серые глаза Майри, в которых читались мольба и решимость, когда девушка просила за Айана. Нет, не мог Роуэн позволить, чтобы эта малышка пострадала за свою преданность. Если на ночную дорогу ее толкнула любовь к брату – даже нападение на королевских гонцов делает ей честь.

Если же ее поступки бесчестны… если с братом ее связывает преступное пособничество испанцам… что ж, выяснить это будет несложно. Достаточно увезти в Блэкдраммонд-Тауэр да подержать там недельку. Девчонка как миленькая выложит все, что ей известно о шпионах.

Оставив Линкрейг далеко позади, Роуэн натянул поводья и осмотрелся. Несколько длинношерстных коров меланхолично жевали траву у подножия холма. Чуть правее, в тени крошечной рощицы, у самого склона притулился аккуратный каменный домик.

Во дворе фермы паслась гнедая лошадь; роскошная грива переливалась в лучах солнца. Точно почуяв хозяина, Валентайн поднял голову, фыркнул и опять уткнулся носом в траву.

Роуэн направил серого в яблоках жеребца к дому Айана и Дженнет Макрэй.

* * *

– Ох, Майри, добром все это не закончится, – приговаривала Дженнет, собирая после завтрака деревянные плошки со стола. – Умоляю, не нужно больше выходить на линкрейгскую дорогу!

– Да уж. Выпустила Черного лэрда, теперь пеняй на себя, – зловеще протянул Кристи. – Эту оставь, Дженнет! – Он выхватил у сестры последнюю лепешку.

– А что я могла поделать, когда Роуэн Скотт выскочил из подземелья? Он же вдвое меня больше и сильнее! – раздраженно возразила Майри. Поудобнее пристроив на руках крошечный сверток – малыша Робина, своего новорожденного племянника, она присела на скамью рядом с Кристи. – У меня даже пистолета не было. А Роуэн Скотт дал обещание…

– Угу, дал, – яростно тряхнул пшеничными прядями Кристи. – И, между прочим, не нарушил. Обещал-то он не трогать ни меня, ни тебя. Ну и что? Не тронул ведь! А чтоб сидеть в подземелье – такого он не говорил. Будешь знать, что на границе каждое слово важно. – Наклонившись, он сунул кусочек лепешки щенку волкодава, терпеливо ожидавшему угощения. – Ушел себе спокойно… – продолжал бурчать Кристи. – А мы ни монетки со старого лэрда взамен не взяли.

– Не нападай на Майри, – вступилась Дженнет. – Черного лэрда вы бы все равно надолго не задержали. Я так вам благодарна… Ради Айана вы рисковали жизнью и спасали его от казни… Уверена, Саймон до сих пор не получил указа Тайного совета.

– Но и мы не нашли никаких бумаг насчет Айана, – с набитым ртом промямлил Кристи. – А что, мяса не осталось?

– Ты съел последний кусок, – ответила его сестра и повернулась к Майри. – И как вам вообще удалось схватить Черного лэрда? Удивительно! Судя по тому, что о нем рассказывают в наших краях…

– Подумаешь! – выпятил грудь Кристи. – Раз-два и готово! Слабак, как наш Робин!

– «Раз-два и готово!» – передразнила его Майри. – Не слушай своего дядюшку, мой мальчик. – Она склонилась к малышу, притихшему у нее на руках. – Ты у нас сильный, красивый! Чуть-чуть подрастешь – и станешь таким же храбрым воином, как папа.

Майри нежно пригладила пушистые светлые волосики Робина. Синие глазенки моргнули. Неотрывный взгляд младенца был так сосредоточенно-серьезен, что Майри, не удержавшись, рассмеялась.

– Не знаю, как Робин, – улыбнулась Дженнет, – а Роуэн Скотт и впрямь красивый и сильный парень. Помнится, видела я его лет пять назад…

Кристи презрительно фыркнул.

– Далась вам его красота! Черный лэрд на свободе, и теперь ему известно, кто грабил гонцов королевского совета. Вот схватит нас да швырнет в темницу. А что? Имеет право; он же лэрд Блэкдраммонда и помощник Керра в придачу. А нет – так притащит на суд в «мирный день». И скажите спасибо, если законники приговорят нас к тюрьме, а не повесят!

– Я надеялась на его помощь… – тихо сказала Майри. – Думала, раз его брат замешан, Роуэн Скотт поможет Айану. А он… он отказался.

– Попроси еще, – предложил Кристи. – Может, он передумал за это время?

– Люди говорят, Алек со старшим братом не в ладах, – сообщила Дженнет. – Может, потому он тебе и отказал?

– А что между ними произошло? – спросила Майри.

Малыш Робин захныкал у нее на коленях. Девушка прижала его к груди, зашептала что-то ласковое, напевное.

Задумчиво хмуря брови, Дженнет смахнула крошки со стола.

– Точно не скажу, – призналась она. – Кто-то кого-то обманул… То ли Роуэн младшего брата, то ли наоборот… Во всяком случае, в тюрьме у англичан оказался Черный лэрд.

– За что? – вновь подала голос Майри.

Дженнет пожала плечами.

– Кто знает? Должно быть, за нарушение границы… за набеги… у нас это обычное дело. Ходили и слухи о каком-то убийстве.

«Что же произошло между двумя братьями?» – гадала Майри, поглаживая теплую спинку и прильнувшую к ее плечу русую головку Робина. Алека Скотта она видела всего один-два раза и почти ничего о нем не знала. Внешне приятный парень, говорят – бесстрашный в набегах… Но главное – по крайней мере, для самой Майри, – именно Алек втянул Айана в опасное дело, а потом бросил на произвол судьбы. Именно из-за Алека Скотта ее брат оказался на грани жизни и смерти.

Джока Скотта, старого лэрда Блэкдраммонда, и его супругу леди Анну девушка знала куда лучше. И ценила обоих за доброту к людям.

От мысли о Роуэне Скотте ее щеки, как всегда, затопил жаркий румянец. Такой же непростой, как его брат, Черный лэрд смущал душевный покой Майри.

– Неудивительно, что Блэкдраммонд не хочет помочь брату, если из-за Алека он три года отмучился в каменном мешке у англичан! – заявил Кристи. Громадный щенок высунулся из-за стола, опустил голову на колени юноше и впился в него скорбно-умоляющим взглядом. – Ой, Блюбелл, ну ты и обжора! – Поколебавшись, Кристи сунул кусок лепешки не себе в рот, а своему любимцу.

– Майри… – осторожно спросила Дженнет. – Ты ведь говорила с Керром той ночью, когда на нас напала банда Хэкки Эллиота? И что? Саймон позволит нам повидаться с Айаном?

– Обещал, что скоро позволит, – уклончиво ответила девушка, передав младенца матери. Рассказывать Дженнет о том, что именно сказал Саймон, Майри совсем не хотелось.

– Побыстрее бы… – мечтательно шепнула Дженнет. – Айан, бедняжка, даже сына еще не видел! – Она прошла через комнатку и опустила малыша в колыбельку у очага. Потом подхватила со скамьи шаль, набросила на голову и плечи, завязала крест-накрест на талии. – Приглядишь за ребенком, Майри? Пока он спит, хочу отогнать овец на дальнее пастбище.

– Я с тобой! – вскочил Кристи. – Эй, Блюбелл, вперед!

– О-о-о, нет! – застонала Дженнет. – Он только пугает животных, дурень такой! Гонит и гонит их, пока они с ног не свалятся. Пусть уж лучше Робина сторожит. Здесь от него есть хоть какой-то толк.

Майри проводила Дженнет с братом до порога и остановилась, глядя им вслед. Кристи мимоходом похлопал гнедого жеребца по загривку и зашагал за сестрой, размахивая длинными руками.

Солнце ласкало лицо Майри, ветер играл с рассыпанными по плечам волосами. Деревья у подножия ближнего холма, казалось, приветствовали ее взмахами ветвей. Когда Кристи и Дженнет скрылись за первым зеленым склоном, Майри повернулась и шагнула было через порог.

Заливистый лай Блюбелла заставил ее оглянуться. Девушка невольно ахнула, увидев фигуру всадника на серой в яблоках лошади. Налетевший порыв ветра отбросил назад длинные черные пряди. Эти волосы цвета вороного крыла Майри теперь не спутала бы ни с чьими другими. Сколько раз за прошедшие несколько дней ее собственные пальцы касались этих густых волос…

Щенок снова залаял.

– Тихо, Блюбелл! – приказала Майри, поглаживая крупную морду собаки. – Он нас не обидит.

Только самой ей в это почему-то не верилось.

В душе росла странная тревога. И куда только исчезла хваленая интуиция, до сих пор ни разу ее не предавшая?

Сейчас Майри не знала, чего ждать от Черного лэрда. Зачем он направляется к их дому, такой уверенный, спокойный?.. Чтобы забрать свои вещи и коня?..

А может, он приехал уже в роли помощника начальника Мидл-Марча и собирается арестовать бандитов, которые грабили людей на линкрейгской дороге?

Или все же подумал над ее просьбой и решил помочь Айану?

Блюбелл не унимался. В доме проснулся и заплакал Робин, да так громко и жалобно, что Майри была вынуждена поспешно нырнуть в комнату. Подхватив из колыбели малыша, она вернулась к двери и застыла на пороге.

Роуэн Скотт въехал во двор и натянул поводья. Даже с такого расстояния ярко-зеленые глаза Черного лэрда пронзали девушку насквозь. Вздохнув для храбрости, она двинулась к нему.

* * *

Он мог бы смотреть на нее бесконечно.

Легкость ее походки напоминала колыхание вереска на ветру. Бедра и плечи двигались в одном умопомрачительном ритме; босые ноги едва касались земли, словно девушка не шла, а танцевала, невесомо и грациозно. Подол юбки колоколом покачивался вокруг тонких изящных лодыжек. Солнце вспыхивало искрами в каскаде темных волос.

Где-то он уже видел это лицо небесной красоты… Мысль, что грызла Роуэна с момента их встречи, вернулась вновь. И вновь ответ ускользнул, точно дымок, тающий в небесах.

Точно недостижимая, волшебная мечта.

Остановившись посреди двора, Майри переложила тугой сверток с младенцем к другому плечу и подняла взгляд на Роуэна.

Серые глаза серебристо сверкнули. Ветерок тронул пушистые кончики волос, прошелся волнами по плотной ткани юбки.

Роуэн молчал, любуясь девушкой.

Только сейчас, увидев спеленатого младенца на руках у Майри, он понял, как мало о ней знает. Кто он, этот ребенок? Чей? Внезапный, яростный укол ревности при мысли о неизвестном отце изумил Роуэна. Стиснув в пальцах поводьях, он наклонил голову:

– Мадам…

– Мистер Скотт, – так же учтиво и сухо отозвалась Майри и снова пошла… нет, скорее, поплыла к нему, словно не по земле ступала, а по облаку.

Должно быть, эту походку подарили ей вересковые долины в горах Шотландии… Роуэн недовольно сдвинул брови. Не хватало еще превратиться из официального лица, второго человека Мидл-Марча в поэта – только потому, что эта хорошенькая девица терзает его душу… и тело.

– Как ты меня нашел? – спросила Майри.

– В замке тебя отлично знают. Мой кузен Сэнди Скотт назвал твою фамилию и объяснил, где вы живете. А леди Анна, моя бабушка, выразила уверенность, что Майри Макрэй по доброте душевной отдала несчастному, ограбленному разбойниками Черному лэрду накидку со своего плеча.

Краснела она все так же прелестно. Пунцовая краска вмиг залила длинную шейку и очаровательные гладкие щеки.

Крохотное создание внутри свертка заворочалось; Майри приложила ладонь к спинке ребенка, похлопала легонько, погладила плечики. Роуэн вспомнил, как эти тонкие пальчики с той же нежностью касались его лба и волос… А потом вспомнил, с какой безжалостностью девичья ручка нанесла ему удар рукоятью пистолета.

Малышка хороша, ничего не скажешь… Но с ней нужно держать ухо востро.

Роуэн кивнул на ребенка.

– Твой?

– Сын моего брата, – ответила Майри. – Жена Айана ушла на пастбище. – Девушка привычным жестом вскинула подбородок: – Ты подумал о моей просьбе? Согласен взять меня в заложницы вместо Айана?

Роуэн выпустил из рук поводья, оперся о седло. Устремил на Майри ровный взгляд.

– Я уже ответил на этот вопрос. Придет время, арестую тебя. Когда сочту нужным.

Глаза девушки потемнели, точно небо перед дождем. Спокойствие нелегко далось Роуэну, но он выстоял под этим укоризненным взглядом. Небрежно обернувшись, достал привязанный к седлу сверток.

– Сейчас я приехал всего лишь для того, чтобы забрать оружие и коня. И отдать вот это. – Он протянул Майри сверток.

Придерживая младенца, девушка свободной рукой взяла свою сложенную накидку и повернулась в сторону дома.

– Принесу твои вещи, – бросила она через плечо.

Роуэн спешился и первым делом направился к своему гнедому. Валентайн был вычищен до блеска, спокоен и в данный момент крайне занят. Хозяин с улыбкой смотрел, как его верный друг тычется губами в сочную траву у своих ног.

В паре шагов от дома Роуэн приостановился, подумал. И все-таки медленно, осторожно приблизился к двери.

Серый волкодав, настоящее чудовище с уродливой мордой и немыслимых размеров лапами, таращился на него с порога дома. Застыв каменным изваянием, Роуэн ждал знакомства со зверем. «Зверь» оказался хоть и громадным, но всего лишь щенком.

– Не балуй, Блюбелл! – раздался из глубины комнаты голос Майри.

Пес шумно вздохнул, обнюхал ботинки Роуэна, ткнулся ему в колени, подлез лохматой мордой под руку. Поколебавшись, Роуэн погладил собаку. Мощный хвост затарабанил по полу. Роуэн почесал дружелюбное создание за ушами, чем окончательно завоевал его любовь.

– Ну привет, привет, дружок, – бормотал он.

Миг спустя две тяжеленные лапы легли ему на плечи, горячий шершавый язык коснулся щеки. – Блюбелл! – возмутилась Майри. – А ну прекрати! На место!

Хмыкнув, Роуэн слегка подтолкнул добродушное чудовище. Не тут-то было. Стоя на задних лапах, гигантский пес ростом едва ли не с Роуэна, заливался радостным лаем и вовсю облизывал нового приятеля.

– Сторож из него никакой, – весело заметил Роуэн, спихнув, наконец, груз со своих плеч и утирая мокрое лицо рукавом.

– Пастух тоже, – отозвалась Майри. С ребенком на руках девушка подошла к двери. – Такой большой и с виду страшный, но дурной! Никакого проку от него.

– Даже когда ночью заявляются незваные гости?

– Ага. Лает и машет хвостом. Будь его воля – он бы каждого облизал. Безмозглый ты щенок, – нежно добавила она и наклонилась, чтобы погладить пса по носу.

Младенец у нее на руках снова захныкал, девушка отвлеклась от Роуэна. Он переступил наконец порог и был вознагражден громогласным лаем Блюбелла. Пес тут же принялся с жаром лизать гостю руку.

– Где мое оружие? – глянув вокруг, поинтересовался Роуэн.

Майри подняла на него глаза.

– Укачаю нашего мальчика – принесу, – буркнула она и шагнула к колыбельке у очага.

Роуэн обвел взглядом небольшое, скупо обставленное помещение. Потемневшие от копоти, а когда-то, наверное, белые стены; пучки ароматных трав, свисающие с потолочных балок; запах лепешек и дымка… Здесь не было богатства и уж тем более роскоши, зато ощущались уют и любовь хозяев к своему дому.

В дальнем темном углу из-под занавески виднелся уголок кровати – по-видимому, супружеского ложа Айана и Дженнет. А в углу напротив приставная лестница уходила в черный проем на потолке.

Младенец уже не кричал, а тихонько, протяжно всхлипывал. Майри принялась ходить по комнате, укачивая ребенка и едва слышно напевая что-то. Глаза ее невидяще скользнули мимо Роуэна.

Он выступил вперед.

– Где вещи? Там? – Он ткнул рукой в сундук под окошком. – Я могу и сам достать.

– Там их нет. Ш-ш-ш… – вновь склонилась она к малышу.

– Что с ним?

– Может, есть хочет… А мама ушла. А может, мокрый. – Девушка пощупала холщовые пеленки и сморщила носик. – Точно.

Повернувшись спиной к Роуэну, она вытащила из корзины несколько чистых кусков холста и перебросила через плечо. Накрыла толстым пледом стол, положила малыша, не переставая приговаривать и агукать ему, пока разворачивала пеленки.

Роуэн остановился в двух шагах от нее, молча выжидая и следя за незнакомым действом.

В плавных линиях талии и бедер под шерстяным платьем безошибочно угадывалось восхитительно гибкое, стройное, по-женски изящное тело. Переброшенная на спину коса переливалась, словно темный шелк.

Пальцы его судорожно сжались. Прикоснуться бы сейчас… зарыться пальцами в изумительные пряди, ощутить их тугую, приятную тяжесть.

А потом… Потом его ладони заскользили бы вдоль спины, обняли тонкую талию, задержались на чувственных контурах бедер… Он коротко выдохнул, прогоняя наваждение. Но взгляд, прикованный к девушке, никакими силами невозможно было оторвать от прелестной картины.

Мелодичный голосок Майри что-то нашептывал малышу, и тот вдруг засучил ножками, разразившись в ответ какими-то невнятными воркующими звуками. Майри рассмеялась и бросила на Роуэна сияющий горделивой радостью взгляд, точно приглашала разделить с ней счастье общения с маленьким человечком.

Что-то дрогнуло в душе Роуэна. Что-то давно забытое, глубоко спрятанное пробудилось к жизни. Он сражался с неожиданно возникшим чувством, но оказался бессилен против его властного зова.

Далекая, когда-то дорогая его сердцу мечта явилась вновь, неумолимо, неотступно. Та самая мечта, что разлетелась на тысячи мельчайших осколков в день, когда Роуэн узнал о предательстве брата и Мэгги. Та самая, что разбередила старую рану в день, когда Роуэн узнал о сыне Мэгги.

Звонкий смех Майри нарушил тишину. Девушка чмокнула светловолосую макушку малыша и снова оглянулась на Роуэна.

Давно… кажется, в прошлой жизни… он мечтал увидеть Мэгги с их сыном на руках.

В этот миг Роуэн был готов развернуться и выскочить вон из маленькой комнаты. Сбежать от горьких, разрывающих душу воспоминаний.

И сбежал бы. Если бы нашел в себе силы оторвать взгляд от Майри. Наслаждаясь исходящим от нее теплом, он отчаянно хотел продлить эти мгновения. И потому ждал. Ждал, зная, что такой любви ему никогда не испытать.

Предательство и одиночество прочно поселились в его мире, беспросветно мрачном, непохожем на этот, чужой, яркий и радостный. Он почувствовал себя отверженным. Изгоем. Будто стоял, дрожа от холода, под освещенными окнами дома, согретого теплом очага и счастливым смехом, и надеялся на приглашение хозяев…

В это мгновение он забыл о разбое на линкрейгской дороге, о грабеже и убийственном ударе рукоятью пистолета. В это мгновение он видел перед собой только прелестную женщину, к которой стремились и тело его, и сердце.

Роуэн сделал шаг вперед. Замер, стиснув зубы.

Кто он ей? Кто она ему?

Черный лэрд не мог выставить себя на посмешище перед Майри Макрэй.

– Где вещи? В кладовой? Я сам возьму, – хрипло буркнул он.

Не отрывая глаз от младенца, Майри качнула головой.

– Говорю же, не здесь! Спрятала от незваных гостей! Иначе тебе пришлось бы искать «Ублюдков Хэкки», чтобы забрать свои вещи.

Роуэн нахмурился.

– Они что же, опять набег на вас устроили?

– Нет, благодарение богу. – Девушка оглянулась. В полумраке комнаты глаза ее цвета горного озера словно заволокло утренней дымкой. – Если кто и устроил набег, то только вы, мистер Знаменитый Разбойник.

– Кто бы говорил, – мягко отозвался Роуэн. – Разбойничий талант у тебя в крови, крошка Майри, иначе я не заявился бы сюда за своими вещами.

На сей раз она послала ему взгляд, полный неприкрытой злости.

Роуэн про себя усмехнулся. Когда она фыркает и злится, общаться с ней куда проще! В ответ он сдвинул брови. Майри отвернулась.

Щенок прошлепал через комнату, ткнулся носом ей под локоть. Девушка отодвинулась, и пес немедленно взгромоздился лапами на стол, обнюхал малыша, а тот, в свою очередь, зашелся в протестующем плаче. Изумленный лай Блюбелла сотряс стены дома.

Присев на корточки, Роуэн окликнул собаку, потрепал по лохматому загривку и удержал-таки возле себя.

– Спасибо, – благодарно кивнула Майри. – Намочи, пожалуйста. – Она бросила ему что-то со стола.

Роуэн поймал кусок холста, окунул в таз с теплой водой, что стоял у самого очага, и вернул девушке. Майри снова склонилась над младенцем.

Таких маленьких детей Роуэн еще в жизни не видел. А если и видел, то не так близко – это точно. Осторожно заглянув через плечо Майри, он едва сдержал удивленный возглас. Крохотное создание сосредоточенно разглядывало свои пальчики.

– Сколько же этому парню? Он у меня на ладони уместится.

– Пять недель.

Неожиданная мысль внесла тревогу в сердце Роуэна.

– А… скажем, года в два?

– Ну-у! Большой будет парень! Смышленый, крепкий! А что?

Пожав плечами, Роуэн отодвинулся.

– Да так, просто интересно. – От смущения у него загорелись уши. Не хотелось бы, конечно, выглядеть идиотом, но ведь он действительно ничего не знает о детях! И как прикажете обращаться с двухлетним ребенком, который его к тому же в глаза никогда не видел? А ведь придется… Придется сдержать обещание и отыскать сына Алека.

Наблюдая, как Майри загадочным способом оборачивает длинный кусок холста вокруг розового тельца, Роуэн с облегчением вспомнил слова бабушки насчет умения Джейми пользоваться ночной вазой. Слава богу. Не хватало еще вытаскивать мокрые пеленки из-под заливающегося плачем младенца… и где? В настоящем воровском притоне! Худшем месте границы! Это занятие он с удовольствием предоставил бы Алеку.

Спеленав ребенка, Майри обернулась.

– Ну-ка подержи, если хочешь получить свои вещи обратно!

Роуэн машинально подставил руки, принимая от нее живой сверток.

– Держи осторожнее, смотри не раздави! – приказала Майри. – Полагаю, мистер Знаменитый Разбойник, я в безопасности, пока у вас заняты руки! – Задорно сверкнув глазами, девушка прошла в угол комнаты и по приставной лестнице поднялась на чердак.

Роуэн уставился на младенца, а тот впился в него немигающим взглядом. Крохотный подбородок сморщился в неминуемом плаче. Что самое ужасное – Роуэн не был уверен, насколько крепко он держит этого… эту… это создание.

Робин скуксился, вскинул бровки, заерзал внутри пеленок. Очаровательные ямочки мелькнули и исчезли на пухлых щечках. Подумать только! Роуэн не удержался от смеха.

Подняв глаза, он заметил мелькнувшую на верхней ступеньке босую ступню Майри. По-прежнему неуклюже, но уже гораздо уверенней придерживая младенца, Роуэн шагнул к лестнице.

Девушка исчезла в темноте чердака. Терпеливо вышагивая по комнате, Роуэн качал на руках сверток. Добродушный Блюбелл путался у него под ногами.

Несколько минут спустя в черном проеме вновь показались девичьи ножки. Роуэн успел оценить изящную линию лодыжек и икр… прежде чем к его собственным ногам упали сапоги.

– Обувь! – сообщила Майри. – С остальным придется повозиться. Но если ты торопишься, я могу просто сбросить все вниз! – И она снова исчезла.

– Нет! – крикнул Роуэн, представив хорошую вмятину на своем шлеме. – Придется тебе немножко поскучать, парень, – обратился он к малышу. Робин ответил серьезным взглядом.

В два шага проскочив комнату, Роуэн осторожно опустил тугой сверток в кроватку, на всякий случай подбросил полено в очаг, качнул колыбель – и обернулся к Блюбеллу. Тот меланхолично грыз один из сброшенных девушкой сапог.

– Эй!

Щенок оторвался от своего занятия, вопросительно глянул на Роуэна.

– Ну-ка, пригляди за парнем!

Пес моментально поднялся, прошлепал к колыбели и улегся рядом, опустив лохматую морду на лапы.

– Молодец!

Слегка недоумевая при виде такого послушания, но очень довольный своей дрессировкой, Роуэн бросился к лестнице.

10

Яркие пики солнечных лучей, пробиваясь сквозь тростниковую крышу, пронизывали полутемный чердак. Майри скорчилась в дальнем углу под самой крышей, сдвинула одну доску и сунула руку в узкое пространство, образованное балками потолка главной комнаты и чердачного пола. С трудом вытащив тяжелый, негнущийся жилет, она повернулась, чтобы бросить его у себя за спиной. И вздрогнула при виде возникшего в проеме человека.

Выпрямившись во весь рост, Роуэн Скотт стукнулся макушкой о балку и, сморщившись от боли, нагнул голову. Майри и сама сочувствующе моргнула. У него ведь, должно быть, все еще очень болит голова! Роуэн глянул на соломенное ложе, заменявшее девушке постель, сощурился, всматриваясь в темный угол.

– Где Робин? – спросила Майри.

– Общается с вашим домашним зверем. – Роуэн осторожно двинулся к ней, все сильнее сгибаясь под покатой крышей. Опустившись на корточки рядом с девушкой, он заглянул в тайник. – Удобное место для ценных вещей.

– Только не нужно сообщать о нем своим приятелям по набегам, – отозвалась Майри, вновь сунув руку внутрь тайника.

– За кого ты меня принимаешь, за последнего мерзавца? – притворно оскорбился Роуэн. – А я-то так старался вести себя прилично! Даже с твоим младенцем нянчился!

– С моим племянником, – поправила Майри. – Но вел ты себя и впрямь прилично, – согласилась она, бросив на него быстрый взгляд из-под густых темных ресниц. Ответный взгляд Роуэна ослепил ее пронзительной зеленью.

Ей вдруг отчаянно захотелось оказаться подальше от этого человека с его приличиями, учтивостью, угрозами… глазами цвета молодой зелени и смоляными волосами. И так же отчаянно хотелось, чтобы эти мгновения наедине с ним длились вечно.

Роуэн Скотт действовал на нее странным образом. Стоило ей оказаться рядом с ним, как сердце пускалось вскачь и норовило выпрыгнуть из груди.

Майри никак не могла понять, чего ей ждать от этого человека. Когда он стоял, трогательно-неуклюже прижимая к груди Робина, ее сердце растаяло. Но лишь до того момента, как Майри вновь увидела спрятанное в тайнике оружие.

Роуэн Скотт – не только член ненавистной ей семьи. Он еще и второе лицо в Мидл-Марче. От него зависит судьба, а возможно, и жизнь Айана, Кристи… и ее собственная.

К тому же он отказался помочь ей вызволить брата.

Этого Майри забыть и простить не могла.

– Вот, – сквозь зубы выдавила девушка, ткнув ему по очереди шерстяные носки, сорочку и пояс. Нижний коричневый жилет приземлился Роуэну на колени. Все это он сбросил на пол рядом с кожаным жилетом.

Склонив голову, чтобы не задевать балки, Роуэн придвинулся так близко, что девушка ощущала исходящее от него тепло. Босые ступни касались края его кожаных сапог.

Майри вытащила тяжелый стальной шлем и чуть отодвинулась, с трудом опустив его на колени. Блестящая поверхность металла отразила ладони Роуэна, накрывшие сначала ее руки и скользнувшие вниз, чтобы поднять шлем.

От этого мимолетного прикосновения у девушки перехватило дыхание. Она поспешно нагнулась к тайнику за мечом, дернула и недовольно ойкнула, сообразив, что вытащить его не удастся.

– Не могу, – буркнула Майри и дернула еще раз, с такой силой, что едва не упала на спину. Рука Роуэна, вмиг обхватившая ее талию, удержала от падения, вызвав смятение в душе девушки. Майри опустила ресницы, в страхе, что Роуэн по глазам прочтет обуревавшие ее чувства.

– Давай я попробую, – предложил он. Опираясь одной рукой об пол, вторую протянул к тайнику. Его плечо коснулось плеча девушки.

Она смотрела, как играют мышцы под толстой кожей натянутой на спине и плечах куртки. Прядь черных волос упала ему на лоб, напомнив Майри, как легко скользила по этим волосам ее ладонь, когда Роуэн лежал без чувств у нее на коленях. Память вернула восхитительное ощущение этого сильного, теплого тела, прильнувшего к ее груди.

Не в силах противиться внезапному, но непреодолимому желанию прикоснуться к нему еще раз, Майри протянула руку. С бешено бьющимся сердцем опустила ладонь на плечо Роуэна. Он не оглянулся, но напряженные мышцы вдруг расслабились, словно ее прикосновение было ему приятно. Волна жара затопила девушку. Скрывая свои чувства, она отвела взгляд от Роуэна и заглянула в проем.

Черный лэрд вытащил меч, отложил его в сторону, достал по очереди кинжал в кожаных ножнах и небольшой арбалет. Пошарив рукой в опустевшем тайнике, спросил с недоумением:

– А остальное?

– С другой стороны.

Чтобы добраться до второго тайника, Майри пришлось перегнуться через Роуэна. Колено коснулось его колена, грудь прижалась к горячему, твердому мужскому бедру. А когда Роуэн опустил ладонь ей на спину, на миг забыла, зачем она, собственно, полезла в темный, пыльный угол чердака.

Сгорая от смущения, она неловко сдунула упавшую на лоб прядь волос, отбросила одну планку пола и ткнула руку в черную дыру. Нащупав деревянную рукоять, вытащила из тайника пистолет. Дуло было нацелено прямо на Роуэна.

– Эй-эй! – воскликнул он, выхватив у девушки оружие. – А второй где? Ключ? Дробь?

– В другом углу.

И вновь Майри пришлось тянуться через него, но на этот раз его поддержка не удивила ее, не захватила врасплох. Горячая ладонь уверенно легла ей на талию. И не было, казалось, ничего угрожающего в этом жесте. Ничего таящего опасность…

Ладонь Роуэна скользнула с ее талии на плечо. Она закрыла глаза и затаила дыхание, мечтая продлить приятные ощущения.

Пальцы ее наткнулись на холодный металл ствола. Майри вздохнула, вытаскивая из-под половиц оружие.

Волшебство исчезло.

– Это тоже твое, – сказала девушка, достав из тайника небольшой, но тяжелый кожаный мешочек. – Я сняла ключ у тебя с шеи, когда ты был без сознания. Он здесь.

– Я держу здесь порох и дробь для пистолетов, – кивнул Роуэн. – А где большой кошель? Что там у тебя еще запрятано?

Майри опять сунула руку под пол.

– Колчан… – Девушка протянула ему узкую трубку из кожи, внутри которой позвякивали железными кончиками стрелы.

– Ну уж топор-то там точно не мог уместиться! – с веселым удивлением заметил Роуэн.

– Запросто. – Майри потянула за рукоять. Роуэн помог ей вытащить орудие добрых семи футов длиной с причудливо изогнутым блестящим острием.

– Ловко! – похвалил Роуэн. – Тайник – лучше не придумаешь. – Айан специально настелил на чердаке второй слой досок, – с гордостью объяснила Майри. – Мы прячем здесь все самое ценное от незваных гостей. – Откинувшись назад, девушка забросила волосы за спину и кивнула на чернеющий в полу проем. – Больше ничего. Седло в хлеву. А своего гнедого ты видел. Давай помогу снести все это вниз.

Майри подалась вперед.

– Минуточку! – Роуэн схватил ее за руку. – Кошель ты так и не вернула. Где он? И где бумага Тайного совета?

Непокорные пряди снова упали девушке на глаза. Она наклонила голову.

– Странно… Я думала, кошель тоже здесь, среди остальных вещей.

– Неужели?

Сдвинутые черные брови и суженные глаза лучше всяких слов сказали Майри, о чем он думает. Девушка отдернула руку. Бесполезно. Железная хватка Роуэна была ей хорошо знакома.

– Не брала я твоих денег! – выпалила Майри.

– Документы тоже? – негромко поинтересовался он.

Майри отвела глаза.

– Мне нужно было прочитать письмо Тайного совета…

– Но оно так и осталось у тебя. Давай сюда.

Майри молчала, по-прежнему глядя в пол. Не дождавшись ответа, Роуэн приподнял ее подбородок кончиком пальца:

– Отдай мне документ, Майри.

Его пальцы железным кольцом сжимали запястье девушки, в голосе звучал металл… Но от звуков собственного имени, произнесенных этим ледяным голосом, Майри растаяла точно утренний иней под солнцем.

Вздохнув, она достала из лифа платья свернутый в трубочку, согретый ее теплом пергамент и протянула Роуэну.

Окинув взглядом пунцовые щеки девушки, Черный лэрд развернул документ. Майри знала, что он увидел на бумаге: первые несколько строчек, где Тайный совет назначал Роуэна Скотта помощником начальника караула Мидл-Марча, читались достаточно отчетливо. Остальные же превратились в размытые блекло-серые пятна.

– Бумага была насквозь мокрой! – заявила Майри.

Он молча спрятал документ под камзол.

– Где деньги?

– Я думала, кошелек здесь, в тайнике, – повторила девушка. – Но, видимо, оставила в подземелье Линкрейга.

– Моли бога, чтобы он был там, – мрачно буркнул Роуэн и отпустил руку Майри. Потом приподнялся, попятился к центру чердака, где можно было стоять, наклонив голову. Согнувшись в три погибели, Майри тоже выбралась из-под крыши. Остановилась, вскинула глаза.

И снова залилась краской. Будь он проклят, этот румянец, обдающий ее щеки жаром всякий раз, когда Роуэн Скотт смотрит на нее… точно видит насквозь. Точно заглядывает в самые потаенные уголки души.

Неотрывный, суровый, его взгляд светился умом и почему-то не пугал, а притягивал… В нем не была и намека на сарказм или угрозу.

Майри снова вздохнула.

Что бы ни подумал о ней Черный лэрд, один вопрос ей все-таки придется задать… Граница научила ее прямоте и бескомпромиссности. Отступать Майри Макрэй не собиралась.

– Что там, в приказе Тайного совета? – без обиняков спросила девушка.

Роуэн выразительно повел бровью.

– Странный вопрос. Ты разве не знаешь? Читать умеешь?

– Само собой! – вскипела Майри. – Разобрать ничего невозможно, потому и спрашиваю! А по-твоему, в горах одни дикари живут? Мы с братьями знаем английский и латынь!

– У тебя есть братья? Кроме Айана?

– Еще трое. Если б они были здесь и если бы отец не отправился в Данию – я не обращалась бы к тебе за помощью.

Теперь уже удивленно взлетели обе черные брови.

– А что твой отец делает в Дании?

– Он адвокат на службе у короля Джеймса. Мама поехала с ним.

– Ага… – протянул Роуэн. – Ага…

– И что это должно означать?

– Вот почему Саймону Керру потребовался письменный указ Тайного совета. Повесить или передать в руки англичан сына королевского адвоката не так-то просто. Почему же ты не обратилась за помощью к отцу?

– Обратилась, – буркнула девушка. – Он не получил письма – иначе уже вернулся бы. Сам знаешь, какие на северном море шторма… Ладно, хватит об этом. Будь так добр, скажи, с чем прислал тебя совет.

– Храбрая ты крошка, – почти нежно сказал Роуэн. Искорки вспыхнули и погасли в зеленых глазах – и он отвел взгляд.

В этот миг Майри со всей устрашающей ясностью поняла, что он знает приказ Тайного совета.

Боже правый! Сколько ночей она провела на дороге, под ледяным дождем и безжалостным ветром! Сколько раз рисковала жизнью – своей и Дьявола Кристи! И все напрасно…

Вот он, стоит перед ней, этот человек! Лэрд Блэкдраммонда, помощник смотрителя границы…

Роуэн Скотт знает, что уготовил Тайный совет Айану.

Но ей не скажет.

У Майри потемнело в глазах. На чаше весов оказалась судьба ее брата. Сломить железную волю Роуэна Скотта значило одержать победу в схватке жизни и смерти.

С лихорадочно бьющимся сердцем девушка следила, как Черный лэрд наклоняется за тяжелым, с железными пластинами жилетом, как надевает пояс и пристегивает меч, копье…

Подхватив под руку шлем, он сунул оба пистолета за пояс и выпрямился. В полном боевом облачении, высокий, широкоплечий, Роуэн Скотт навис над ней пугающе-незыблемой скалой.

Майри упрямо вскинула подбородок. Взгляд Черного лэрда она встретила с отвагой, которой не ощущала.

– Ты знаешь, что решил Тайный совет насчет Айана! – заявила девушка.

– Вот как? – насмешливо бросил он в ответ.

Следующий вопрос страшил Майри не меньше, чем ответ, известный только Роуэну.

– Айана приговорили… к казни? Приказ у тебя?

– А если и так? Думаешь, я сказал бы?

– Мне нужно это знать! – звенящим голосом воскликнула Майри.

– Ты занималась разбоем на линкрейгской дороге, малышка, – бесстрастно произнес Роуэн. – Напала на официального представителя короля. Обратилась к нему с просьбой взять тебя в заложники за брата. Теперь ты требуешь сообщить тебе указ Тайного совета. – Он многозначительно повел бровью. – Мой вам совет, мадам… Предложите свою очаровательную персону на пост смотрителя границы. Грех растрачивать такие таланты на возню с детскими пеленками. – Схватив колчан Роуэн повернулся к лестнице.

Майри, с рубахой, жилетом и носками под мышкой, спустилась следом. Спрыгнув на пол, Роуэн тут же надел шлем, поднял свои сапоги и зашагал к двери. Девушка задержалась лишь на секунду – чтобы бросить взгляд на мирно спящего в колыбельке Робина.

Блюбелл, радостно виляя хвостом, полностью загородил выход.

– Пропусти, дурень ты эдакий, – пробормотал Роуэн. Дружелюбный щенок не двинулся с места. – Ну и черт с тобой. – Он легко переступил пса и, не оборачиваясь, двинулся к своему коню. Блюбелл, разумеется, засеменил рядом.

Майри молча шагнула через порог.

Отталкивая путающегося под ногами лохматого приятеля, Роуэн провел гнедого в приземистый сарайчик и несколько минут спустя вывел уже оседланным.

– Благодарю, – отрывисто бросил он, забрав из рук девушки свою одежду. – И спасибо, что позаботилась о Валентайне.

Майри вздрогнула.

– Валентайн? «Подарочек»?! На границе так называют королевские указы об аресте.

– Точно.

– Мистер Разбойник верен себе, – пробормотала девушка.

Роуэн смерил ее холодным взглядом.

– Серого в яблоках пока оставлю здесь.

– Кристи приведет его в Блэкдраммонд, – сухо отозвалась Майри.

– Ночные гости, как я посмотрю, здорово обчистили конюшню. Пусть этот жеребец пока побудет у вас.

– А если «Ублюдки Хэкки» уведут его – потребуешь возмещения?

Он покачал головой.

– Нет. Даю слово.

– Знаю я цену слову Блэкдраммонда! И всех остальных тоже, – шепнула Майри, не в силах приглушить горечь своего тона.

Ответом ей стал еще один взгляд – проницательный и быстрый, как вспышка молнии. Роуэн долго молчал, поправляя седло, пристегивая к нему топорик и колчан.

– За всех остальных не отвечаю, – наконец сказал он, – а слово Блэкдраммонда нерушимо.

– Алек Скотт просил Айана вернуть угнанный скот. И вот теперь Айан в темнице, – с нажимом напомнила девушка. – И Керры, моя родня по отцу, враждуют с твоей семьей!

Больше она ему ничего не скажет. Незачем Черному лэрду знать, что один из Скоттов отнял у нее жениха.

– И что? Мое обещание остается неизменным.

– В таком случае я была бы рада услышать еще одно обещание. Помочь моему брату.

– Упрямая, как все горцы…

Майри вздохнула. Несмотря на зловещую репутацию Черного лэрда, она чувствовала в нем честность и благородство и надеялась, что он даст Айану свободу… А в ответ получила отказ.

И похоже, менять свое решение Роуэн Скотт не собирался. Кто бы говорил об упрямстве горцев!

Вот она, расплата за нападение на линкрейгской дороге. Роуэн видит в ней вора и, естественно, не доверяет. Он все еще думает, что она украла деньги, хотя Майри и сама ломала голову, куда мог подеваться кошелек.

Ни словами, ни поступками ей теперь не исправить того, что сделано.

Закусив губу, девушка следила, как Роуэн рассовывает пистолеты по специальным кожаным футлярам, пристегнутым с обеих сторон седла. Еще пара минут – и он умчится… и помощи ждать больше не от кого! Внутреннее чутье подсказывало – Роуэн Скотт знает… Знает о том, что ждет Айана!

А значит, только Роуэн Скотт и может предотвратить неизбежное.

Длинные, сильные пальцы тем временем справились с подпругой, прошлись по роскошной гриве коня.

А Майри вспоминала, как уверенно и нежно поддерживали эти руки ее. Как спокойно ей было рядом с Роуэном Скоттом.

Он должен выслушать! Должен помочь!

– Роуэн Скотт… – начала было девушка.

Наверное, стоило бы попробовать улестить его… Но Майри никогда не умела притворяться. Любая фальшь, неискренность – это не по ней. Так уж лучше и с Роуэном быть откровенной и честной.

Девушка вдохнула глубоко, точно перед прыжком в ледяную воду.

– Если ты привез Саймону Керру приказ, касающийся Айана, – прошу тебя, придержи этот документ. Прежде чем приговаривать моего брата, отыщи своего и поговори с ним!

Взгляд Черного лэрда был полон недоверия. Потемнев лицом, нахмурившись, Роуэн надвинул шлем на лоб. Теперь перед Майри стоял суровый воин, в глазах которого она, сколько ни всматривалась, не уловила и намека на доброту и сострадание.

Обеими руками девушка схватила его ладонь.

– Саймон Керр убедит тебя в том, что Айан виновен! Не слушай его!

– Виновен или невиновен – это мне решать. Дела официальных лиц тебя не касаются.

Ярость вскипела в душе Майри. Топнув босой ногой, она до боли стиснула кулаки и выругалась на гэльском, протяжно и яростно.

Блюбелл залился лаем. Гнедой фыркнул и шарахнулся.

– Касаются! – бледная от гнева, выпалила девушка. – Айан – мой родной брат! И в темнице он оказался по милости Алека! Тебе что же, плевать на собственного брата? Почему ты не хочешь помочь его другу?

Слишком поздно Майри вспомнила слова Дженнет о вражде между двумя братьями из Блэкдраммонда. Боже правый! Она закусила губу.

Одно стремительное движение – и пальцы Роуэна стиснули ее руки.

– Я не стану помогать Алеку, – раздался ледяной голос. – Тебе не приходило в голову, что они, возможно, оба виновны? Неужели ты будешь защищать брата по зову крови, независимо от того, что он совершил?

– Айан ни в чем не виноват! – процедила Майри.

Жестокая ухмылка, больше похожая на волчий оскал, сверкнула на лице Роуэна и исчезла. Он разжал пальцы.

– Твой брат связался с Алеком Скоттом.

Как будто этим все было сказано!

Девушка опять схватила его за руку. Роуэн остановил на ней безмолвный, ничего не выражающий взгляд. Зеленый и пугающий, как северное море.

– Я обращаюсь к тебе как к лэрду Блэкдраммонда. Ты обязан помогать своим людям, если они попали в беду. Айан был дружен с твоей семьей. Так разберись же с его делом сам! Не позволяй Саймону Керру расправиться с Айаном.

– Саймон Керр – официальный представитель короля Джеймса на границе. Такой же, как и я. У меня нет уверенности в невиновности твоего брата. И в невиновности Алека. В твоей тоже! – отрезал Роуэн.

– Поверь мне на слово – Айан невиновен! Жизнью своей клянусь!

Пальцы Майри, вцепившиеся в его рукав, дрожали; она вся тряслась и ничего не могла поделать с нервной дрожью. Напуганный и сбитый с толку щенок жалобно повизгивал и все тыкался мордой ей в бедро.

Словно чувствуя, что ей нужна поддержка, Роуэн осторожно высвободил рукав и подхватил Майри под локти. Она благодарно подалась навстречу.

– По крайней мере, ты сама в это веришь, – мягко проговорил он.

– Роуэн… – Она постаралась вложить в свои слова всю силу убеждения. – Не показывай Саймону указ Тайного совета, пока сам не решишь – виновен мой брат или нет.

Его взгляд был по-прежнему прикован к лицу девушки.

– С чего ты взяла, что я привез документ относительно твоего брата?

– Чувствую, – выдохнула Майри. – Просто чувствую – и все. И… если ты меня не выслушаешь… не знаю, что мне делать! – выпалила она в отчаянии.

– Только ненормальный поверил бы тебе после встречи на линкрейгской дороге. Берегись, малышка. Будешь продолжать в том же духе – это плохо закончится и для тебя, и для твоего брата.

– Я за него жизнь отдам!

– Не говори глупостей! – рявкнул Роуэн.

– Мы с ним близнецы…

Он долго, задумчиво вглядывался в потемневшие, но совершенно сухие серые глаза Майри.

– Вон что. Теперь я понимаю, откуда такая немыслимая любовь. – Роуэн опустил руки, отступил на шаг. – Учти – второго предупреждения не будет.

Под пристальным взглядом девушки он запрыгнул в седло и взял поводья.

– О чем? – шевельнулись губы Майри.

– Появишься на линкрейгской дороге, Майри Макрэй, – отчетливо выговаривая каждое слово, повторил Роуэн, – я тебя арестую.

– Я все сделаю, чтобы спасти Айана.

– Что ж. Да хранит вас господь, мадам.

Он вскинул поводья и развернул гнедого в сторону ворот.

Блюбелл бросился за всадником с прощальным лаем. А Майри… Майри словно вросла в землю, взглядом провожая Роуэна Скотта.

Стальной шлем и острое копье ярко сверкали в лучах солнца; расправив плечи, Роуэн смотрел только вперед.

Волю Черного лэрда ей не сломить.

Но и волю Майри Макрэй не сломить никому, даже Черному лэрду.

11

Роуэн спешился во дворе крепости Линкрейг и стреножил гнедого. Лишь скрип мелких камешков под ботинками нарушал тишину, пока он шагал к угловой башне и спускался по лестнице.

Быстрый осмотр знакомой каморки, где он провел несколько дней, подтвердил опасения Роуэна. Кошелька с деньгами здесь не было. Не оказалось пропажи ни в коридоре, ни в соседней каморке, как две капли воды похожей на первую. Если Майри не лжет, утверждая, что выронила кошелек, – значит, это случилось где-то в другом месте.

Роуэн поднялся по ступеням, вновь пересек залитый солнцем двор. Его взгляд обшаривал каждую трещину, каждый камень или кустик травы.

Хорошо бы кошелек нашелся… Только тогда Роуэн поверил бы словам девушки, что она не собиралась его обворовывать. Ему хотелось, чтобы это было правдой.

Роуэн дюйм за дюймом обыскивал двор – нагромождения камней, когда-то бывших стенами, растрескавшиеся плиты. Изящество форм замка давно исчезло под неумолимым напором времени и стихий, и теперь полноправными хозяевами руин стали ветер, плющ, плесень… да еще разве что знаменитые призраки Линкрейга. Окинув взглядом двор, Роуэн направился к часовенке.

Домашняя часовня, как и весь замок, была разрушена почти полвека назад английскими солдатами. По приказу короля Генри войска прошлись по низинной Шотландии, безжалостно сметая все на своем пути. Попытка силой доказать шотландцам, что их юная королева Мария Стюарт должна выйти замуж за Эдварда, сына Генри, успехом не увенчалась. Шотландцы выстояли. Брак не состоялся.

Но горя и разрушений этот поход англичан принес немало. Линкрейг и еще несколько шотландских замков так и не были восстановлены. Слухи о поселившихся среди руин привидениях напугали фермеров, и Джок Скотт, не сумев набрать рабочих из местных, вынужден был покинуть отчий дом. На земле, принадлежащей Скоттам, он выстроил башню-крепость, назвал ее Ньюхаус и вместе с Анной вырастил там сыновей.

В ту ночь, когда от рук Керров погибли отец и дядя Роуэна, сгорел дотла и Ньюхаус. Джок и Анна едва успели спастись, скрывшись за стенами Блэкдраммонда.

Роуэн вздохнул, глядя на изысканный, летящий, словно выточенный мастерским резцом силуэт. Стены – вот и все, что осталось от часовенки. Крыши давно уж не было, витые колонны рассыпались. Как часто он мечтал добыть достаточно денег и восстановить Линкрейг и Ньюхаус! Джок Скотт вправе называться лэрдом настоящей крепости, а не древних развалин да черного остова сгоревшей башни.

Повернув голову, Роуэн заметил что-то темное рядом с грудой камней. Его кожаный кошель выглядывал из-под ярко-зеленого листа папоротника. Роуэн поднял его и заглянул внутрь. Все было на месте. Двадцать новеньких шотландских монет – часть его жалованья – подмигивали блестящими боками. И зеркальце из черного полированного камня в деревянной рамочке, то самое, что он подобрал на месте крушения корабля, тоже было здесь. Роуэн вспомнил, что хотел подарить необычную вещь бабушке.

Роуэн подбросил зеркальце на раскрытой ладони, любуясь гладким черным камнем. Нахмурился. Память внезапно вернула его в придорожную таверну, где в ожидании приятеля-англичанина он вот так же разглядывал странную вещицу, а зеркальная поверхность вдруг явила ему женское лицо, безмятежное, божественно прелестное, в обрамлении шелковых темных волос… с громадными прозрачными серыми глазами…

Пальцы Роуэна судорожно стиснули прохладный овал.

Лицо Майри Макрэй! Он был в этом уверен. Вот почему в тот миг, когда Майри занесла над ним руку с пистолетом, лицо девушки показалось ему смутно знакомым, точно виденный в детстве и забытый сон.

Роуэн уставился в зеркало, где сейчас отразилось лишь его собственное лицо. Нахмуренный лоб, недоверчиво суженные глаза, небритые щеки и подбородок.

Повернув зеркальце, так, что его поверхность поймала солнце и заиграла радужными бликами, Роуэн припомнил двух бродяг, напавших на него во дворе таверны.

Чего они от него хотели? Кажется… Да, точно! «Око ворона»… Не об этом ли камне они так странно отзывались? Он вновь заглянул в зеркальце. Гладкое. Черное, как… как вороний глаз!

Роуэн крутил вещицу в руке, поворачивал так и эдак – зеркало послушно отражало то его лицо, то стены часовенки, то поросший травой и заваленный камнями двор Линкрейга.

Ему пришлось признать – как ни отталкивала эта мысль, что в тот вечер в таверне он столкнулся с чем-то необъяснимым, сверхъестественным. Роуэн слышал о людях, обладающих вещим даром… в народе их называли ясновидящими. Но он не был знаком ни с одним из таких удивительных людей лично и был уверен, что сам не способен на пророчества.

Наверное, камень заколдован… Ребенком Роуэн любил слушать сказки о злых и добрых колдуньях, которые пользовались вот такими же волшебными камнями.

Только вот как этот колдовской амулет попал на испанский корабль? Зачем? И откуда у шпионов – если то были шпионы – такое отчаянное желание достать именно эту на первый взгляд не представляющую никакой ценности вещь?

Но главное – каким образом в этом зеркале появилось лицо Майри Макрэй?

Сколько вопросов, и ни на один не нашлось приемлемого ответа. Нахмурившись, Роуэн завернул зеркальце и опустил обратно в кошель.

Затем вынул кинжал из ножен на поясе, вспорол шелковую подкладку кошелька – фальшивую, потому что под ней оказался еще один слой кожи, за которым и был спрятан самый важный документ – письмо Тайного совета к начальнику Мидл-Марча.

Красная восковая печать была цела. Отлично. Роуэн удовлетворенно кивнул. Майри Макрэй сказала правду. Она не тронула деньги, не нашла приказа совета, касающегося Айана Макрэя.

Спрятанный за фальшивой подкладкой кошелька документ позволял Саймону Керру передать узника смотрителю границы с английской стороны, который и должен решить судьбу Айана. Но Роуэн понимал, что к шотландцу, обвиненному в шпионаже, англичане будут суровы. По сути, на этом пергаменте был начертан смертный приговор Айану Макрэю.

Непреклонная уверенность Майри в невиновности брата породила сомнения в душе Роуэна. Он решил докопаться до истины, лично проверить, насколько серьезны и достоверны обвинения против Айана.

«Придержать бумагу», как просила Майри, Роуэн никак не мог. Указ должен быть передан прямо в руки Саймону Керру, и Тайный совет должен получить письменное подтверждение. В противном случае через две недели лэрд Блэкдраммонда сам будет арестован за неповиновение. А поддержка короля и совета ему еще может понадобиться… если англичане, как предупреждал Джорди Белл, выдвинут против него обвинение в шпионаже.

Роуэн подошел к своему гнедому, который ощипывал кустики травы, пробившейся у самых стен часовни. Оглянулся напоследок – и вдруг заметил на первой ступеньке отчетливый отпечаток маленькой ноги. Удивленный, он шагнул ко входу, неслышно скользнул под арку и очутился в приюте тишины и покоя, смешении солнечного света и теней.

Следы привели его к каменным останкам того, что когда-то было алтарем. Еще один отпечаток – на этот раз узкой ладони – остался в толстом слое многолетней пыли. Роуэн шагнул к чернеющему проходу в родовой склеп. На почерневшем от времени деревянном косяке он заметил новое свидетельство того, что здесь недавно кто-то побывал. Четыре круглых отпечатка пальцев.

По коридору, что заканчивался на площадке лестницы, Роуэн шагал, уже зная наверняка имя таинственного гостя замка Линкрейг.

Каменная лестница спиралью уходила вниз, в черноту столь непроглядную, как безлунные ночи Шотландии. Роуэн ступал осторожно, нащупывая каждую ступеньку. Усыпальницу Линкрейга он знал не хуже закоулков родного Блэкдраммонд-Тауэр. И ту грозовую ночь, когда впервые оказался здесь, помнил так отчетливо, словно это было вчера.

А с тех пор прошло много лет… Роуэн улыбался воспоминаниям. Два мальчугана, набравшись храбрости, рискнули-таки нырнуть в пугающую темноту и пробраться по ступенькам в склеп. Когда небеса у них над головой раскололись надвое и страшный гром потряс стены часовни, у пятилетнего Алека подкосились колени, он вцепился ручонками в брата, завопил от ужаса…

Сердечко Роуэна колотилось пойманной в силки птичкой, но он был старше, и он нашел в себе силы успокоить малыша. Сцепив зубы, едва сдерживая дрожь, он даже заставил себя обойти склепы с бронзовыми изваяниями. Алек с пронзительным визгом вылетел из часовни, а следом за ним и Роуэн, решивший, что проявил достаточно мужества перед братишкой.

Но не перед собой. Роуэн вернулся сюда на следующий день. И еще через день. Эти тайные визиты вошли в привычку; он и не заметил, как полюбил эти руины, которые сначала учили его стойкости, а потом странным образом усмиряли бушующие юные страсти, наполняли душу покоем; где можно было предаваться размышлениям и мечтам.

Он приводил сюда и любимую, но Мэгги не понравилась старая крепость. Ей было страшно, она все жалась к Роуэну и умоляла поскорее уйти. Он прикасался здесь к вечности, а Мэгги лишь чудились привидения…

Усыпальница встретила Роуэна знакомыми запахами сырости и пыли. Солнечный свет, проникая сквозь щели в каменной кладке, рассеивал мрак и ложился узкими полосками на три массивных гроба со скульптурами на крышках.

В центральном покоился Джеймс Скотт, лэрд Линкрейга, живший три сотни лет назад. Роуэн мельком глянул на изваяние своего древнего предка – рыцаря в доспехах, с молитвенно сложенными руками.

Вторая скульптура изображала супругу рыцаря, леди Исобель. Изящные руки были прижаты к груди, бронзовые складки платья целомудренно прикрывали ноги до кончиков босых пальцев, касавшихся бронзовой фигурки собаки – символа верности и преданности супругу.

Роуэн, как всегда, поклонился могиле леди Исобель, смахнул пыль с прекрасного лица, прикоснулся к прохладным бронзовым пальцам.

На каменной крышке третьего гроба высеченная под трогательной крошечной фигуркой надпись на латыни гласила: «Беатрис, радость дома, покинувшая нас в возрасте трех лет». Роуэн с мягкой улыбкой погладил склоненную набок головку изваяния.

Глаза его постепенно привыкли к полумраку. Окинув взглядом фигурку Беатрис, у самых ее ножек он увидел в пыли отпечаток узкой ладони.

Майри Макрэй спускалась в семейный склеп Скоттов, где никто, кроме Роуэна, не появлялся вот уже несколько десятилетий! Теперь он видел и следы ее ног на полу.

Так что же делала здесь эта загадочная Майри с гор?

Роуэн повернулся, шагнул к выходу, задев ногой склеп Исобель. Вместо того, чтобы наткнуться коленом на камень, он вдруг почувствовал что-то мягкое. В углублении за миниатюрными резными колоннами, украшавшими гробницу леди Исобель, темнел пакет.

Развернув холст, Роуэн обнаружил внутри несколько сложенных плотных листов. Верхний, с печатью Тайного совета и с датой полуторамесячной давности, приказывал Саймону Керру допросить узника, которого подозревали в шпионаже, и сообщить совету о результатах допроса.

Из-под второго пергамента к его ногам выпал какой-то красный обломок. Роуэн поднял странный предмет, рассмотрел в луче света. Это была небольшая часть жезла – отличительного знака королевских гонцов из личного отряда лорда Лайона, главы геральдической палаты. Эти офицеры сами ломали свои жезлы, если опасности подвергались их жизни или тайна донесения.

Мрачный как туча, Роуэн быстро просмотрел еще одно письмо Тайного совета, посланное две недели назад, отложил его и взял два оставшихся листа.

Оба документа были написаны на иностранном языке – то ли латинском, то ли французском, как поначалу решил Роуэн. Но, приглядевшись поближе к витиеватым буквам, узнал испанский.

– Дьявол! – гулким эхом прокатилось по часовне.

Продолжая сквозь зубы сыпать проклятиями, Роуэн сложил документы и обломок жезла, завернул в холст, сунул пакет в камзол и решительно зашагал к выходу.

Как же он ошибся!

Майри Макрэй виновна. И не просто в воровстве, а еще и в шпионаже!

Роуэн не сомневался, что это Майри побывала в усыпальнице Линкрейга и спрятала обличающие ее документы.

Девице многое придется объяснить.

* * *

Ярдов через сто от древних стен Линкрейга дорога разделялась надвое, обоими зубцами вилки уходя в глубь топких долин, окаймленных лесистыми холмами. Роуэн направил Валентайна по правой дороге, в сторону Абермур-Тауэр. Левая привела бы его назад, в Блэкдраммонд-Тауэр.

Майри и Дьявол Кристи выбрали наилучшее место для слежки за гонцами Тайного совета, мрачно отметил Роуэн, глянув на тот холм, где впервые заметил фигуры линкрейгских разбойников. Дорога обычно пустынна… И если уж на ней кто-то появился, то направляться этот всадник мог лишь в Блэкдраммонд или в Абермур-Тауэр.

Хитрая девчонка эта Майри… Додумалась же спрятать опасные документы в старой крепости, которую местный народ обходит стороной из страха перед призраками!

Надо же! Роуэн в гневном изумлении покачал головой. Каких-нибудь два часа назад он был готов уступить просьбам этой девицы. Майри Макрэй казалась ему пусть упрямой, но очаровательной и милой; он восхищался ее преданностью брату и сочувствовал ее искреннему горю. Решил даже, что найденный кошель – доказательство ее честности!

А потом обнаружил спрятанные в усыпальнице документы…

Теперь же, когда Валентайн уносил его все дальше и дальше от Линкрейга с его секретами, Роуэн думал о причастности Майри к преступлениям Айана и Алека. Наверняка девица – их сообщница! Не припрятала ли она где-нибудь среди развалин Линкрейга и мешки с испанским золотом?

Сияющий шар солнца уже касался нижним краем вершин дальних холмов, и в воздухе явственно ощущалась прохлада осени. В преддверии зимы, когда ночи темны и морозны, границу сотрясают бесконечные набеги. Роуэн окинул взглядом окрестности. Ночь затопит эти холмы серебристым лунным светом, в котором мелькнет не одна стремительная тень с копьем или пистолетом в руке.

А пока на самого Роуэна надвигались отнюдь не тени, а внушительный отряд всадников в блестящих латах и шлемах. Охрана Мидл-Марча.

Роуэн натянул поводья. Первый из всадников, могучий бородач, опустил руку в длинной кожаной перчатке к притороченному у седла пистолету.

– Да ниспошлет вам господь хороший день, сэр! – громко и учтиво произнес Роуэн.

– Кто такой? – рявкнул в ответ всадник.

– Роуэн Скотт, лэрд Блэкдраммонда. А вы?..

– Джон Хэпберн, сержант из охраны Саймона Керра, смотрителя границы. Можете подтвердить свою личность?

– Могу. Доказательства я предоставлю Саймону Керру.

– В таком случае приготовьте их, – угрожающе прорычал сержант. – Смотритель границы рядом! – Он ткнул рукой за спину.

К отряду приближался еще один всадник. Роуэн издали узнал грузную фигуру, бычью, налитую кровью шею и топорные черты Керра из Сэссфолда.

– Назвался Блэкдраммондом, сэр! – сообщил начальнику сержант Хэпберн.

Натянув поводья, Саймон Керр уставился на Роуэна из-под насупленных кустистых бровей. Близко посаженные маленькие глазки смотрителя границы злобно сверкнули.

– Вы явились на неделю позже, мистер Скотт!

– Мне об этом известно, сэр, – ровным тоном ответил Роуэн. – Я привез письмо королевского совета и должен вручить его лично в руки начальнику Мидл-Марча. Кроме того, я должен получить вашу подпись на ответном письме.

Саймон Керр приблизился и надменно вытянул руку:

– Ну так давай сюда письмо, Блэкдраммонд! Я уже заждался! Как тебе удалось прорваться мимо этих негодяев с линкрейгской дороги?

– Удалось… как-то, – пожал плечами Роуэн, протягивая Керру пострадавший от дождя пергамент, который Майри вернула ему на чердаке. – Совету известно, что все гонцы были ограблены и что ни один указ не дошел до Мидл-Марча.

– Будь они прокляты, эти ловкачи. Как вышлю патруль – так их нет. А как мы где в другом месте – они тут как тут. Народ болтает, будто это призраки Линкрейга вышли на охоту, – бурчал Керр, неуклюжими толстыми пальцами разворачивая бумагу. – Я б и сам поверил в призраков, если б не знал про шпионов, укравших золото короны. Только сейчас у моих солдат есть дела поважнее, чем посиживать в засаде, дожидаясь линкрейгских разбойников. Иисусе! На что похоже письмо?! Ты им вместо шлема голову укрывал, что ли? – Керр водил по строчкам пальцем, усиленно шевеля губами. Чтение явно давалось ему с трудом. – Во имя всех святых! – хрипло выпалил он, вонзив в Роуэна колючий взгляд. – С какой это стати совет прислал мне в помощники Скотта из Блэкдраммонда?

– Полагаю, у Тайного совета были на то причины, – все так же учтиво и ровно отозвался Роуэн, хотя наглость смотрителя границы уже начинала действовать ему на нервы.

– Ну-ну. Надеюсь, ты оправдаешь доверие совета, Блэкдраммонд! – рявкнул Саймон, ткнув бумагу в свисающую с седла кожаную сумку. – Время покажет. Что там еще совет передал? Давай сюда. – Начальник Мидл-Марча вновь протянул руку. – Два месяца дожидаюсь приказа.

Роуэн заколебался. Умоляющий голос Майри Макрэй звучал у него в ушах. Но он должен быть глух даже к самым страстным просьбам! Девица, припрятавшая в тайнике какие-то испанские письма, скорее всего такая же шпионка, как и ее брат. А Роуэн в прошлом уже настрадался от совета и вновь навлекать на себя его гнев не собирался.

Керр нетерпеливо затряс ладонью.

– Давай сюда, Блэкдраммонд! – прорычал он. – Надеюсь, ты достаточно ценишь собственную шею, чтобы не потерять приказ?

Бросив на грубияна настороженный взгляд, Роуэн выудил бумагу из-под фальшивой подкладки своего кошелька.

Саймон выхватил приказ, сорвал печать и опять надолго застыл, проговаривая про себя каждое написанное слово.

– Отлично, – наконец кивнул он. – Отдадим мерзавца англичанам, и к закату следующего «мирного дня» он будет болтаться на виселице. – И этот документ вслед за первым исчез в сумке смотрителя границы.

– Когда «мирный день»? – поинтересовался Роуэн.

– Пока не знаю. Будь готов выехать с нами сегодня ночью, Блэкдраммонд. Нужно схватить парочку мерзавцев.

– Линкрейгских разбойников?

– Банду Хэкки Эллиота. Они что-то разошлись в последнее время. Чуть ли не каждую ночь нападают на фермы, уводят скот, сжигают дома и собирают незаконную дань.

– Слышал. А что, вам стало известно, куда банда Эллиота собралась сегодня ночью?

– Нет. Зато договорились с людьми, чтобы они дали знать кострами, если увидят Хэкки с его ублюдками. Песенка Хэкки спета. Кстати, некоторые из тех, кто пострадал от его банды, живут на земле Блэкдраммонда. Так что поедешь с нами. Обшаришь с солдатами Линкрейг и окрестности. А я двину в другую сторону. Отыщем негодяев!

Роуэн кивнул.

– Места знакомые. Шестерых человек мне хватит.

– Ха! Уж кому эти места и знакомы как не тебе, Блэкдраммонд, твоему братцу и остальным Скоттам. Учти – мои ребята, да и я сам будем за тобой приглядывать. – В ухмылке Керра промелькнуло коварство. – Вообще-то у меня уже есть отличный помощник в Абермур-Тауэр, но парень захромал. Так что тебе, Блэкдраммонд, хоть ты из разбойников Скоттов, придется исполнять его обязанности.

Роуэн устремил на него холодно-бесстрастный взгляд.

– Сегодня ночью я с тобой выеду. Но не рассчитывай, что я стану гоняться за шайками местных бандитов. Меня сюда не для того прислали. Тайный совет приказал допросить шпиона, который сидит в Абермур-Тауэр, и как можно быстрее сообщить о результатах.

– Гонца можешь посылать на свой страх и риск. Ни пеший, ни конный не проскользнет мимо линкрейгских разбойников. – Маленькие злобные глазки Керра превратились в щелочки. – Будь ты хоть Блэкдраммонд, хоть сам черт, тебе придется кое-что усвоить, парень. Урок первый – начальник здесь Саймон Керр. А ты – мой помощник. Плевать мне, Черный ты лэрд, Кровавый или еще какой. Приказы здесь отдаю я. Сейчас отправимся в Абермур, обсудим планы ночного дозора. Ночами нам тут спать не приходится, так что привыкай работать ночью, а спать днем.

– Я привык выезжать из дому ночью, а днем отсыпаться еще с тех пор, как был мальчишкой, – заметил Роуэн.

– Н-да? Ну так теперь придется тебе делать то же самое для того, чтобы защищать законы границы, а не нарушать их! – гаркнул Саймон.

Развернув коня, начальник Мидл-Марч хлестнул поводьями и двинулся в сторону Абермур-Тауэр.

* * *

– Послать Скотта на поиски Скотта?! За кого меня принимает совет, за деревенского дурачка? – Саймон стащил с головы шлем, швырнул на стул и взялся за ремень. – Арчи! Куда ты пропал, черт тебя подери? – Эхо его рева прокатилось по громадному мрачному помещению в крепости Абермур.

– Совет послал меня разобраться со слухами об измене короне среди жителей Мидл-Марча, – спокойно объяснил Роуэн. – И в том письме, что ты получил, настоятельно советует, если не ошибаюсь, послать именно меня на поиски Алека Скотта.

– Не знаю! – снова рявкнул Саймон. – В том письме, кроме первых строчек, ни черта не разобрать. Нет, каково? Разыскать и схватить собственного брата! Не ты ли сам это и придумал, Блэкдраммонд? Арчи! – повернувшись к двери, взревел начальник. – Пришли девчонку с элем!

Роуэн тоже снял шлем и положил на стол.

– Я лично не хочу ни спасать брата, ни гоняться за ним. Так решил совет.

– Негодяй умеет скрываться. Клянусь – если ты приведешь к нему моих солдат, я его в тот же день повешу. Ну? Годится Блэкдраммонду мой план?

Роуэн отвернулся, не в силах смотреть на самодовольную физиономию Керра.

– Кроме того, совет ожидает отчета о допросе Айана Макрэя.

– Увидишь узника, только когда я позволю. – В маленьких глазках Саймона сверкнуло торжество.

Взгляды давнишних врагов встретились.

– Не очень-то это умно, Керр, игнорировать приказы Тайного совета. Я должен увидеть Айана Макрэя и допросить его. Сейчас или чуть позже – неважно. Главное, чтобы это было сделано.

– Здесь я начальник! – громко, но уже далеко не так уверенно отозвался Керр. – Арчи! Чтоб тебе провалиться! Где эль?

– Покажи мне вещи Айана Макрэя. Что вы обнаружили? Почему решили, что он связан с испанцами? – сказал Роуэн.

– Список вещей я переслал в совет. Если ты теперь в фаворе, Блэкдраммонд, как говоришь, то должен был видеть этот список.

– Я его и видел. Пятьдесят золотых монет, тридцать пять серебряных, несколько золотых цепей и множество всяких безделушек, – не моргнув и глазом, перечислил Роуэн. – Тем не менее я хочу увидеть все это собственными глазами. Я был на берегу в Беруике, где разбился испанский корабль, и если увижу трофеи твоего узника, то смогу сравнить их с испанским добром.

– Гм-м-м… – Саймон расстегнул пряжки на плечах, скреплявшие половинки кирасы. – Тут ты, пожалуй, прав. Худа не будет, если ты увидишь шпионскую добычу. Арчи! Какого черта! Где ты шлялся?

Обернувшись, Роуэн увидел молодого светловолосого парня, который с трудом протиснулся в дверь на самодельных костылях из грубо отесанного дерева. Высокий, широкоплечий Арчи двинулся к начальнику, придерживая на весу ногу в грязных обмотках. Следом за ним на пороге появилась девчонка в платке и с подносом в руках.

– Люси, налей элю мистеру Керру. Гостю тоже предложи. – Блондин улыбнулся Роуэну, и тот заметил, что у парня пострадала не только нога. На крупном, слегка искривленном носу были заметны уже побледневшие следы ушиба. – Арчибальд Прингл к вашим услугам, сэр. Помощник смотрителя границы. – Он протянул руку.

Роуэн встряхнул ладонь, отметив силу ответного пожатия.

– Роуэн Скотт, лэрд Блэкдраммонда.

Арчи понимающе кивнул, словно ничего другого и не ожидал услышать.

– Помоги снять эту распроклятую штуковину, Арчи! – сказал Саймон. Мощная, с выпуклыми мускулами рука Прингла легко сняла железную спинку кирасы. С той частью, что прикрывала грудь, Саймон справился сам. Бросив ее на скамью, он поманил пальцем служанку. – Ну-ка, плесни элю. Да не разливай по столу!

Приняв из рук служанки громадную кружку, Саймон в один присест отхлебнул половину эля и ткнул пальцем на дверь. Девушка кивнула и засеменила к выходу.

Саймон прошагал к шкафу, встроенному в угол залы. Вернулся он уже с железным ящиком в руках, водрузил его на стол, маленьким ключиком открыл серебряный замок и отбросил крышку.

Внутри сверкало золото. Роуэн вынул из ящика золотую цепь, прикинул на ладони весьма ощутимый вес.

– Это сделано в Испании, – сказал он. – Я такие уже видел. Испанские моряки носят их на талии, под одеждой. Целое состояние – и все на себе. В прошлом августе мы несколько таких нашли на берегу.

– Несколько? После крушения большого корабля? – удивился Арчибальд Прингл.

Роуэн кивнул.

– Большинство моряков скорее всего так и не добрались до берега. Утонули от тяжести этих самых цепей.

– Паписты-недоумки, – буркнул Саймон, уткнувшись в кружку.

Роуэн перебирал содержимое ящика. Прохладные блестящие золотые и серебряные кружочки проскальзывали между его пальцев и со звоном падали обратно. Многие из монет, как он заметил, были той же чеканки, что и монеты, найденные на злосчастном для испанцев берегу.

На самом дне ларца обнаружился небольшой ярко-красный сверток. Развернув ткань, Роуэн увидел плоский золотой овал с выгравированной миниатюрной фигуркой и вздрогнул, узнав этот медальон с изображением святого.

Тот самый медальон, который валялся, присыпанный песком, на берегу в Беруике.

Тот самый, который во дворе таверны вытащили из его кошелька грабители, требовавшие «око ворона». Каким образом эта испанская безделушка оказалась среди трофеев Айана Макрэя и Алека Скотта? Интересно, а Майри видела медальон?

Задумчиво покрутив в пальцах вещицу, Роуэн, по-прежнему в недоумении, положил ее на место.

– Ну? Доволен? – с ухмылкой поинтересовался начальник Мидл-Марча.

Еще раз кивнув, его новый помощник захлопнул крышку ларца.

– Здесь все испанское. Кое-что – с того самого корабля, который разбился в Беруике, – ответил Роуэн, тщательно подбирая слова. Загадка медальона его тревожила, но делиться своими сомнениями с Саймоном он не собирался.

– Ага. И один из шпионов сидит у меня в темнице! – хвастливо добавил Саймон.

– Может быть, может быть, – нахмурился Роуэн. – Но прежде чем согласиться с этим заявлением, я должен увидеть узника и поговорить с ним.

– О чем, собственно, речь? – Арчи давно уже переводил удивленный взгляд с лэрда Блэкдраммонда на своего начальника.

Саймон скосил на парня глаза.

– Тайный совет, – мрачно объяснил он, – прислал Роуэна Скотта расследовать это шпионское дело. И сменить тебя на посту помощника, – как бы между прочим добавил он.

– Мне не сказали, что я должен кого-то сменить, – возразил Роуэн.

– Не волнуйся, Блэкдраммонд, ты будешь моим единственным помощником, пока Прингл не станет на ноги! – прорычал Керр. – Арчи нынче только в писари и годен. А писарь из него, между прочим, не ахти какой. Почерк похуже моего будет. Верно, Арчи? – Саймон вновь припал к кружке.

– Мне нужно будет написать письмо королевскому совету – сообщить, что приказ доставлен в целости и сохранности, – напомнил Роуэн смотрителю границы.

– Обратись к Арчи, он даст все что нужно, – небрежно бросил Саймон. – Подпишем, и я пошлю парочку гонцов в Эдинбург. – Он утер мокрый рот рукавом. – Ты как, Арчи, с нами едешь в ночь? Или Скотта вместо тебя посылать?

Арчибальд стукнул об пол одним из костылей.

– С ногой еще плохо, сэр. Сломал лодыжку, когда играл в мяч в прошлый «мирный день», – объяснил он Роуэну. – И носом приложился.

– Зато игра была отменная! – заявил Саймон. – Скотты и Армстронги умоляли моих ребят о пощаде. Костей в тот день немало хрустнуло! – самодовольно ухмыльнулся он.

– На чьей стороне была победа? – спросил Роуэн.

– На нашей, на чьей же еще! – рявкнул Саймон. – Дорого мы заплатили за эту победу. Следующей ночью увели моих овец. Негодяи подбросили расплющенный мяч под стены крепости, чтоб я знал, кого винить. Чертовы Скотты! – пробурчал он, искоса глянув на своего нового помощника.

– Моя родня терпеть не может проигрывать, – дружелюбно согласился тот.

Издав нечленораздельный рык, Саймон Керр ткнул мясистым пальцем в спинку кирасы на скамье.

– Арчи, прикажи надраить, опять все грязное. И не забудь натереть сажей. В прошлый раз ты перестарался с чисткой. Я сверкал под луной, как чертов эльф!

– Есть, сэр, – отозвался Арчи. Роуэн уловил искру насмешки в карих глазах помощника. – Не годится смотрителю границы пылать сигнальным костром и разгонять грабителей.

– Кстати, о грабителях, – буркнул Саймон, качнув кружкой с пивом в сторону Арчи. – Как стемнеет, мы двинемся в дозор. Ты расставил людей на крыше следить, не разожжет ли кто сигнальный костер?

Арчи кивнул.

– Конечно, сэр. Все сделано в точности, как вы приказали.

– А тем негодяям, которые обращались ко мне на прошлой неделе, ответил?

– Разослал гонцов по всем крепостям и фермам, чтобы они передали ваше обещание еще до конца недели схватить линкрейгских разбойников, – отрапортовал Арчи.

Роуэн повернулся к Саймону.

– О чем это вы?

– Местные фермеры и лэрды обратились ко мне с прошением. Жалуются, что воры с линкрейгской дороги позорят границу. Мол, здесь в чести грабеж скота и все такое, а эти мерзавцы таскают кошельки. Ха! Провались они все к дьяволу! И те и другие!

– Так что же, Керр, ты обещал поймать разбойников с линкрейгской дороги к концу недели? – уточнил Роуэн.

– Точно. Народ требует справедливости. Эти… которые с прошением, обещали сами заняться линкрейгскими разбойниками, выследить их и повесить на ближайшем дереве. – Саймон передернул грузными плечами. – В Марче страсть сколько негодяев. Поди со всеми справься, – пробурчал он.

– Но сэр, у вас же и без линкрейгских разбойников дел хватает, – вставил Арчи. – Пусть ими займется мистер Скотт. Я бы и сам… да вот нога…

Хрюкнув как дикий кабан, Керр глубокомысленно кивнул.

– А что? Скотт с этим делом справится не хуже меня. – Он уставился на Роуэна. – Ты мой помощник, Блэкдраммонд. Вот и исполняй свои обязанности. Пусть линкрейгские разбойники на собственной шкуре узнают законы Мидл-Марча.

– Узнают, не сомневайтесь, – пробормотал Черный лэрд.

12

Дрожащей рукой Майри всыпала тонкую струйку пороха в пистолет Кристи. Закрыв крышечку – та звонко щелкнула в тишине, – девушка отложила оружие на стол и повернулась к очагу.

В тусклом свете догорающих поленьев лицо спящего Дьявола Кристи выглядело по-детски безмятежно. Мальчик свернулся калачиком на тюфяке перед очагом, где спал с тех пор, как Айана бросили в темницу. Дженнет наотрез отказалась уехать с фермы, и ее мать настояла, чтобы она взяла к себе Кристи.

Майри неслышно передвинулась на скамье и остановила взгляд на закрытой входной двери. Приближалась полночь; в комнате слышались лишь шипение и треск огня в очаге да сонное дыхание спящих Кристи, Дженнет и малыша Робина.

К Майри сон не шел. Час назад она внезапно проснулась от ощущения близкой опасности. Поспешно натянув ставший уже привычным наряд брата, она спустилась с чердака. И вот сидит в темной комнате, напряженно прислушиваясь к каждому звуку. Ждет.

Чего? Майри не знала, чего она ждет. Просто чувствовала приближение чего-то ужасного, неминуемого. Потому и взялась заряжать пистолет Кристи, хотя и не умела стрелять.

Вздохнув, девушка облокотилась на стол и уткнулась лбом в сцепленные ладони. Несколько минут спустя тихий шорох со стороны очага заставил ее поднять голову. Кристи неожиданно проснулся и сел на тюфяке.

– Майри?.. – шепнул он. – Что с тобой?

Она качнула головой.

– Ничего. Не могу заснуть.

Кутаясь в одеяло, взъерошенный со сна мальчик поднялся и шагнул к столу.

– Ты оделась? Куда-то собралась? Но зачем? Я ж был сегодня в таверне. Гонцов в Мидл-Марче не ожидают.

– Знаю, – почти беззвучно шевельнулись губы девушки. – Но я что-то чувствую… Может, стоит все-таки подежурить на дороге? Вдруг гонец проедет?

– В такое время на линкрейгской дороге гонцов не встретишь, – возразил Кристи. – Но если хочешь – только скажи, я съезжу, проверю.

Майри сама над этим думала. И приняла решение.

– Нет. Ты останешься дома. Поеду я.

– Ночь-то какая, – округлил глаза Кристи. – Для набегов в самый раз. Вдруг на кого наткнешься?

– Вот именно. Поэтому ты и должен остаться дома, чтобы защитить Дженнет и малыша. А я спрячусь у развалин старой крепости. Там меня никто не увидит, не беспокойся. – Девушка поднялась из-за стола.

– Но, Майри…

– Пистолет я зарядила, – поспешно вставила она.

Кристи долго вглядывался в решительное лицо девушки. Наконец кивнул:

– Ладно. Только будь осторожнее. И возвращайся поскорее, а то я поеду тебя искать.

Майри грустно улыбнулась.

– Ничего со мной не случится. Присматривай за домом. Не заснешь? Поспишь, когда рассветет.

– Ну что ты, – отмахнулся Кристи. – Армстронги могут всю ночь не спать, точно филины, – пробормотал он себе под нос и вернулся к тюфяку за рубахой.

Майри беззвучно выскользнула за дверь.

* * *

Ветер раскачивал посеребренные лунным светом деревья. Тихонько поглаживая черный бок лошади, чтобы успокоить пугливое животное, Майри вглядывалась в пустынную дорогу. Затянутая в перчатку рука сжимала поводья.

Целый час прошел в бесплодном ожидании. А тревога, погнавшая ее в ночь из дому, не исчезала.

Сегодня сильнее, чем когда-либо, Майри жалела о том, что ей не достался провидческий дар ее матери и брата. Интуиция подсказывала лишь, что опасность рядом…

Но какой удар приготовила судьба? И с какой стороны его ожидать?

Нахмурившись, девушка оглядывала безлюдную долину и холмы, окружавшие Линкрейг. Ничего.

Внезапно она подпрыгнула в седле. Где-то далеко мигнул огонек. Точно золотая звездочка вспыхнула на черном небе – и погасла. Но нет, вот она появилась снова… И еще одна.

Натянутая как тетива лука, подавшись вперед и сузив глаза, девушка следила за таинственно вспыхивающими огоньками.

Костры! Сигнальные костры, предупреждающие о набеге!

Так вот откуда эта непонятная тревога, из-за которой ей не сиделось дома! Кристи был прав. Уж слишком хороша для набега эта ночь, хоть и ветреная, но ясная, лунная.

Нужно было послушать Кристи и остаться рядом с ним, Дженнет и малышом… Но теперь уже поздно жалеть. Вернуться бы поскорее! Майри пришпорила свою угольно-черную кобылу.

– Вперед, Пэг, милая, вперед!

Третий, гораздо более яркий костер вспыхнул вслед за двумя первыми. Костер? Для костра слишком ярко и слишком близко! Рядом с домом Айана! Страх молнией вонзился в сердце Майри.

Пэг мчалась стрелой, но девушке обратный путь показался вдвое, втрое, вдесятеро дольше…

Тростниковая крыша дома пылала факелом. Майри невольно натянула поводья, издали увидев черные фигуры всадников, метавшихся по двору и подгонявших напуганный скот. Жалобное блеяние овец, лай собаки, хриплые крики и треск сухого тростника – все это обрушилось на нее точно в ночном кошмаре.

И слилось с ее собственным пронзительным криком. Майри снова хлестнула поводьями и пригнулась к спине лошади.

Она опоздала. Грабители исчезли со двора раньше, чем Майри домчалась до ворот и, спрыгнув с лошади, ринулась к дому.

В нескольких ярдах от входной двери на земле скорчилась Дженнет. На лице ее, когда она подняла голову, был написан ужас, в залитых слезами глазах метались отблески огня.

– О-о-о, Майри… Боже правый… – Крепко прижимая к груди сына, Дженнет протянула свободную руку к девушке.

– Банда Хэкки? – Майри упала на колени рядом с невесткой. – А где… господи, Кристи!

Неподвижный, точно каменное изваяние, белый как смерть, мальчик лежал на спине, а вокруг огненным дождем сыпались искры с горящей крыши. Рубаха Кристи была черна от пропалин и грязи; на плече расплывалось кровавое пятно.

– Мальчик мой… – Майри склонилась над ним, расстегнула рубаху и ахнула при виде страшной раны чуть ниже ключицы, из которой все еще текла кровь. – Живой… – Она почувствовала биение пульса на шее. – Слава богу! Дженнет, помоги отнести его подальше от огня.

Дженнет метнулась в сторону, осторожно опустила на траву малыша и, подхватив Кристи за ноги, вместе с Майри перенесла брата на склон холма, куда не долетали искры и куски горящего тростника с крыши дома. Снова подхватив на руки сына, она побежала к ручью, что струился у подножия холма, и вернулась с куском смоченной в ледяной воде ткани – оторванным подолом своей сорочки.

Майри приложила холст к раненому плечу мальчика. Руки ее дрожали, глаза потемнели от гнева и страха.

– «Ублюдки Хэкки» влетели во двор и выломали дверь в хлев прежде, чем мы сообразили, что происходит. Пистолет у Кристи был заряжен. Он выстрелил, но промахнулся. А Клем Эллиот попал. О боже… Майри! Когда Кристи упал, я думала… думала, что он погиб!

Майри приложила ладонь ко лбу Кристи, смахнула серые от пепла волосы. Мальчик дышал так натужно и хрипло, что, казалось, конец его близок. Злые слезы закипели на глазах Майри.

– Они подожгли крышу и выгнали весь скот из хлева. Забрали серого в яблоках, которого оставил лэрд Блэкдраммонда. А Хэкки… – Из горла Дженнет вырвался истерический булькающий смех, – заявил, что оставит мне одну корову и мешок овса! Чтобы было молоко для младенца.

Закусив губу, Майри подняла глаза к пылающей факелом крыше.

– Этот… сигнальный костер, – с горькой насмешкой сказала она, – не заметить невозможно. Наверняка помощь уже близко. Соседи прискачут, да и солдаты тоже. Но я все же поскачу к Армстронгам. Они приютят тебя с малышом и Кристи. Здесь вам оставаться нельзя.

Майри поднялась с земли, покачнулась, едва удержавшись на трясущихся ногах.

Бросив последний взгляд на распростертого на земле Кристи и Дженнет с малышом на руках, девушка вернулась к лошади. По дороге, заметив брошенный пистолет Кристи, подняла оружие и вскочила в седло.

Густой дым от горящей крыши разъедал глаза. Рукавом смахнув слезы со щек, Майри пришпорила лошадь и галопом помчалась к линкрейгской дороге. Во второй раз за ночь.

* * *

Роуэн скакал во главе отряда из двадцати вооруженных с ног до головы солдат. Полчаса назад, забравшись вместе с Арчи Принглом на крышу, он увидел вспыхнувшие за Линкрейгом сигнальные костры, предупреждавшие о набеге, и тут же сообщил Керру. Лошади были оседланы, солдаты ждали наготове.

Увидев третий костер, от пламени которого даже небо, казалось, из черного стало густо-синим, Роуэн сразу понял, где и что это горит. Всю дорогу от Абермур-Тауэр к дому Айана Макрэя он молил бога, чтобы отряд не приехал слишком поздно.

С вершины последнего холма открывалась страшная картина. Желто-красные языки пламени взмывали в небо, освещая женскую фигурку, склонившуюся над неподвижно распростертым на земле человеком. Вмиг спешившись, Роуэн слетел по склону вниз и бросился к женщине. Та подняла бледное лицо в обрамлении ярко-рыжих кудрей.

– Дженнет? – Роуэн опустился рядом с ней на одно колено. – Я лэрд Блэкдраммонда.

– Знаю, – чуть слышно выдохнула она. – Это «Ублюдки Хэкки». Забрали скот и вашего жеребца. А Клем Эллиот… вот, посмотрите, что он сделал с моим братом! – всхлипнула молодая женщина.

Только теперь Роуэн заметил промокшие от крови рубашку и окровавленный холст на плече мальчика. Кристи был смертельно бледен. Дыхание рвалось из его груди хриплыми стонами.

– А где Майри?

– Поскакала к линкрейгской дороге…

– Святые небеса! – Он рывком поднялся. – Поеду за ней. А вас с Кристи нужно немедленно отвезти в безопасное место. Мальчику необходима помощь.

– Наша мать живет в нескольких милях отсюда.

Роуэн кивнул.

– Вот и отлично. Уолтер! – окликнул он одного из солдат. – Соорудите носилки для парня и отвезите его и миссис Макрэй, куда она прикажет. – Охрипший от лая Блюбелл крутился у его ног. – Пса не забудьте, – добавил Роуэн. – И да хранит вас господь, Дженнет.

С этим словами он зашагал вверх по склону, где дожидался Валентайн.

* * *

Майри на полном скаку оглянулась; позади, как и прежде, никого не было. Лишь холмы темными волнами вздымались в серебристом лунном свете. Но ощущение опасности вновь полоснуло ножом по сердцу. Стиснув поводья, припав к спине лошади, Майри мчалась вперед.

Банда Эллиота двинулась в эту же сторону. После набега можно было нарваться на засаду, но девушка рассчитывала, что негодяи не станут нападать на одинокого всадника, который не может причинить им вреда.

Глянув по сторонам, Майри заметила группу всадников, направлявшихся к Абермуру или Блэкдраммонду.

Главное – добраться до Армстронгов и успеть спасти Кристи! Вспомнив белое лицо мальчика, его тяжелое дыхание, она едва сдержала слезы.

Внезапно налетевший порыв ветра всколыхнул травы, прошелся по ветвям деревьев, и в этом шуме девушка не услышала приближающейся погони. Лишь когда слева с ней поравнялась другая лошадь, Майри в ужасе повернула голову и дернула на себя поводья.

Напрасно! Не останавливаться нужно было, а лететь сломя голову дальше! Ухмыляющуюся бородатую физиономию Клема Эллиота она узнала сразу.

Негодяй выбросил вперед громадную руку. Майри увернулась и, выхватив пистолет, подалась вперед. Стрелок из нее был неважный, к тому же она просто не успела бы поджечь трут и выстрелить.

Рукоять пистолета попала Эллиоту точно в подбородок, но, к несчастью, гладкий ствол выскользнул из пальцев девушки, и удар был смазан.

С ревом раненого зверя Эллиот схватил Майри за локоть и рванул изо всех сил. Другой рукой девушка вцепилась в седло, однако силы были неравны. Еще несколько секунд – и она окажется на земле…

С пронзительным визгом Майри воткнула носок ботинка в бок лошади Клема. Животное заржало от испуга и боли, шарахнулось в сторону; Клем потерял равновесие, выпустил локоть девушки и рухнул на землю.

В следующий миг Майри уже мчалась прочь.

Хлестнув поводьями, она едва не потеряла сознание от дикой боли в левой руке.

Из последних сил стараясь удержаться в седле, Майри не заметила еще одного всадника, тенью скользнувшего сбоку.

Когда чья-то сильная рука обвилась вокруг ее талии и выдернула из седла, сопротивляться у нее уже не было сил.

* * *

Роуэн перебросил девушку с одной лошади на другую, точно куль с овсом; усадил впереди себя, крепко прижал к себе – и только тогда свободной рукой схватил поводья.

Майри что-то хрипло простонала, но тут же затихла, привалившись к его груди. Ожидавший отчаянного сопротивления, Роуэн удивленно глянул на свою пленницу, перегнулся к ее лошади, подцепил поводья и направил Валентайна в сторону Блэкдраммонда.

– Мне нужно к Армстронгам… в другую сторону, – выдохнула через несколько минут Майри. Роуэну пришлось наклонить голову, чтобы услышать слабый голос девушки. – Нет, – отрезал он. – Мы едем в Блэкдраммонд.

– Но… Кристи… – Майри попыталась вывернуться из его объятий.

– Кристи и Дженнет с малышом уже на пути к дому их матери, – ответил Роуэн. – Я был у вас с солдатами и видел, что случилось. За своих можешь не волноваться, они в безопасности, под охраной. За себя переживай, – мрачно добавил он. – С холма я видел, как ты сбросила всадника с лошади и ускакала. Что, еще один гонец?

– Это Клем Эллиот, – процедила Майри. – Он напал на меня.

– Неужели? – насмешливо переспросил Роуэн. – Я оставил парня на дороге, где он пытался поймать свою лошадь и проклинал тот день, когда ты родилась, Майри Макрэй!

Майри хотела ответить, но в этот момент Валентайн перепрыгнул через заполненную водой лужу, и от толчка плечо девушки снова пронзила боль.

– О-о-о! – Она покачнулась, невольно хватаясь за больную руку.

Роуэн недоуменно нахмурился.

– В чем дело?

– Руку ушибла.

– Н-да? Тебе повезло. Это лучше, чем получить по лбу пистолетом. Впрочем, и разбитая голова – еще не самое страшное. Местные фермеры потребовали от Керра схватить линкрейгских разбойников, а если это не будет сделано до конца недели, то обещали разобраться лично и повесить негодяев на ближайшем дереве.

– А ты, значит, исполнил их требование, – пробормотала девушка.

– Я обещал рано или поздно тебя схватить. Не забыла?

Майри уронила голову. Оставшиеся до Блэкдраммонда мили они проехали молча.

13

Во дворе Блэкдраммонда, когда Роуэн снимал девушку с коня, она с трудом сдержала стон. Коснувшись ногами земли, Майри пошатнулась; Роуэн поддержал ее под спину, случайно задев плечо. Она вскрикнула и отпрянула от него, инстинктивно прижав ладонь к пылающему суставу.

– Что, так сильно болит? – удивился Роуэн.

– Обычный ушиб, – хрипло выдавила в ответ Майри.

– Уверена?

Коротко кивнув, она отвернулась. Нужно было бы признаться, что это вовсе не обычный ушиб, что скорее всего плечо вывихнуто. Но Майри не хотела проявлять слабость перед Черным лэрдом. Гордость рода Макрэев победила страдания.

Роуэн был уверен, что на линкрейгской дороге она вновь напала на гонца Тайного совета. И потому схватил ее, выволок из седла с безжалостностью, достойной Клема Эллиота. Роуэн Скотт выполнил свое обещание. Ему осталось лишь арестовать ее и бросить в темницу…

А у Майри не было сил объяснять помощнику смотрителя границы, что она делала на линкрейгской дороге. Пульсирующая боль терзала ее.

Сейчас бы лечь и замереть… надолго. Заснуть… пока не отступит боль… И проснуться прежней, полной сил Майри Макрэй…

Может, с плечом все не так уж и плохо. Может, отдых и сон помогут?

А правду о сегодняшней ночи она расскажет Черному лэрду потом… Позже.

– Сюда, – сказал Роуэн, взяв девушку за правую, здоровую руку и подталкивая к главной башне.

С трудом передвигая ноги, Майри двинулась следом.

– Я арестована?

– Сама должна догадаться. Я поймал тебя с поличным; собственными глазами видел, как ты напала на всадника. А ведь предупреждал, что стоит тебе еще хоть раз… эй! Ты можешь идти? Да в чем дело, объясни наконец?! – Его рука обвилась вокруг талии девушки.

– Просто… устала.

– Что ж. Отдых я тебе гарантирую.

С этими словами Роуэн затарабанил в массивную дубовую дверь главного входа. Не дождавшись ответа, запрокинул голову к узким бойницам башни и крикнул так громко, что у Майри зазвенело в ушах.

Через несколько минут раздался лязг засова, дверь приоткрылась, на пороге появился заспанный Сэнди с пистолетом в руке. – Фу ты, Роуэн! – пробурчал старик, опуская оружие. – Я уж было подумал, опять набег! Хотел незваных гостей встретить хорошей порцией пороха! – Сэнди отступил в сторону. – Проходи. А это что за… – заморгал он, увидев Майри.

– Мы оставили лошадей во дворе. Позаботься о них. – Роуэн потянул девушку за собой в темный коридор.

– Роуэн! – раздалось у них за спиной. – Кого это ты привел?

– Займись лошадьми, Сэнди! – бросил через плечо Роуэн и, толкнув дверь в конце коридора, жестом пригласил Майри пройти первой.

С недовольным бурчанием Сэнди затопал во двор.

– Что со мной будет? – спросила Майри.

– Нужно подумать. А пока подержу тебя здесь.

Девушка устало кивнула. Боль, снова пронзившая плечо от этого едва заметного жеста, остановила дыхание и толкнула назад, на Роуэна. На один благословенный миг Майри позволила себе прильнуть к широкой груди, вдохнуть аромат кожи и дыма, окунуться в обещание поддержки… Девушка прикрыла глаза.

Передышка длилась несколько мгновений. Майри отпрянула от него. Это же Роуэн Скотт, Черный лэрд, второй человек в Мидл-Марче, угрожающий ее свободе, а может, и самой жизни!

Вот о чем нельзя забывать…

– Майри? – Роуэн внимательно взглянул на нее.

– Все в порядке. – Майри отвернулась. – Просто рука болит.

Роуэн колебался.

– Ну и хорошо, – наконец произнес он. – Пойдем.

Почувствовав его ладонь у себя на спине, девушка шагнула в холл.

Под потолком на стенах пылали факелы, освещая две витые лестницы. Одна из них, вспомнила Майри, вела на верхние жилые этажи. Туда, где свет, где тепло очага и где, наверное – господь милостив! – нашлась бы мазь для ее больного плеча. Если леди Анна не спит в такой час, можно было бы попросить ее взглянуть на руку…

Однако Роуэн подталкивал девушку к другой лестнице, уходящей вниз, в темноту. На первой ступеньке Майри споткнулась, и весь оставшийся путь он поддерживал ее за талию.

– Сюда. – Старое дерево жалобно скрипнуло, когда Черный лэрд потянул на себя дверь.

Одурманенная болью, Майри молча шагнула в крохотную каморку, где пахло сырым камнем и плесенью. Роуэн остановился на пороге.

– Здесь содержатся узники Блэкдраммонда. Тут я тебя и оставлю.

Странно, но даже сквозь пелену боли Майри уловила нерешительность в его голосе. Словно Черный лэрд не мог заставить себя закрыть дверь и бросить ее здесь в одиночестве.

Силы окончательно покинули Майри. Колени ее подкосились, и она опустилась на пол, едва успев подставить здоровую руку. Сражаться с пугающей обморочной чернотой с каждым мгновением было все труднее. Ей казалось, что она вот-вот провалится в преисподнюю, где только боль, только муки, только страдания…

Роуэн опустился на пол рядом с девушкой.

– Святые небеса, – выдохнул он. – Я не могу бросить тебя в таком состоянии. Тебе что-нибудь нужно, малышка?

– Нужно… лечь, – сорвалось с ее губ. – И… выпить.

Глоток «воды жизни», наверное, снял бы или хоть уменьшил мучительную боль, подсказывало ее затуманенное сознание.

Майри протянула руку, словно умоляя о помощи. Пальцы Роуэна, уверенные, теплые и сильные, вмиг сплелись с ее пальцами.

– И еще… нужно… – шепнула девушка.

Небытие, точно воды непроглядно-черного омута, накрыло Майри.

* * *

Роуэн поддержал обмякшее тело, опустил темноволосую головку на колени, прикоснулся к ледяной щеке.

Рука девушки была вывернута под неестественным углом. Опустив ладонь на плечо Майри, он даже сквозь плотную верхнюю куртку ощутил сильно выпирающий сустав.

Роуэн расстегнул верхние застежки; ладонь его скользнула внутрь, на теплый, мягкий изгиб груди под холщовой сорочкой; пальцы ощупали распухшее плечо…

– Дьявол! – сквозь зубы выругался Роуэн.

У малышки вывихнута рука, а он притащил ее в подземелье! И ведь видел же, как она страдает! Прежде чем набрасываться на нее, нужно было сначала помочь!

Поплотнее запахнув на ее груди куртку, Роуэн поднялся с девушкой на руках.

Без видимых усилий он поднялся по ступенькам, в холле свернул на другую лестницу – ту, что вела наверх. Позади осталась громадная приемная зала. В несколько быстрых шагов Роуэн преодолел еще два пролета лестницы.

На лестничной площадке третьего этажа, где размещались спальни, появился свет. Вскинув голову, Роуэн увидел Джока и Анну, наблюдающих за ним с верхней ступеньки. Бабушка, в длинной ночной сорочке, одной рукой придерживала шаль, в другой сжимала большую свечу. При виде внука с его ношей Анна изумленно ахнула. Джок, верный привычке сохранять хладнокровие, и бровью не повел.

– Да это Майри Макрэй! – воскликнула Анна, глянув на мужа.

Услышав громкий топот за спиной, Роуэн обернулся.

– Какого дьявола тут происходит? – прокатился по замку бас Сэнди. – Роуэн! Ты бросил своего Валентайна во дворе! Это на тебя не похоже, парень… Черт! Майри Макрэй?..

– Кто-нибудь… – попросил Роуэн, – … откройте мне дверь в спальню. – Он поднялся на площадку. – И принесите вина. Побольше. Я хочу напоить ее до беспамятства.

– Роуэн! – возмутилась бабушка.

– Девчушка ранена или больна, Анна. Не видишь разве? – Джок моментально открыл первую из длинного ряда дверей в коридоре.

Роуэн переступил порог своей спальни и осторожно уложил Майри на кровать. Остальные столпились в дверях.

– У нее вывихнуто плечо, – объяснил Роуэн.

– Ох, бедняжка! Да уж, выпивка ей не помешает. – Сэнди затопал вниз по лестнице.

– Принеси лучше не вина, а чего покрепче! – крикнула ему вдогонку Анна. – И постучи в комнату Грейс, да погромче. – Анна тоже прошла к кровати. – Без сознания? – обернулась она к внуку.

– Сейчас, кажется, нет… – отозвался тот, всматриваясь в бледное лицо с чуть подрагивающими ресницами. – Но ей очень больно.

В два счета избавившись от шлема и камзола, он швырнул их в кресло у очага, поддернул рукава рубашки и присел на краешек кровати.

Анна поставила свечу на комод и склонилась к девушке.

– Давай-ка снимем с нее куртку. Почему она в мужском наряде? И как это вышло с рукой? Упала? – Анна принялась расстегивать куртку.

Майри лежала неподвижно, лишь время от времени поглядывая на леди Анну из-под полуопущенных тяжелых век.

– Ну что ты заладила – почему да как! – буркнул Джок. – Бедняжка едва дышит! Потом объяснит. – Он подал внуку кинжал. – Держи. Без него не получится.

Согласно кивнув, Роуэн склонился над Майри, вспорол шов и осторожно стянул рукав, а Анна ловко освободила Майри от остатков куртки.

Девушка прикрыла больное плечо ладонью. Взгляд обведенных черными кругами громадных глаз не отрывался от Роуэна.

– Плечо нужно вправить, – повернулась Анна к внуку. – Потом наложить повязку и дать девочке покой. Пойду принесу мазь, а заодно проверю, проснулась ли Грейс. Приготовим комнату для нашей гостьи. – Бабушка торопливо вышла из спальни.

– Я не так давно поднимался на крышу, – сказал Джок. – Заметил сигнальные костры и пожар. Горела ферма Айана Макрэя, верно?

Роуэн кивнул, нисколько не удивленный тем, что старый лэрд уже знает о набеге. Долгие годы, прожитые на границе, приучили Джока Скотта чутко спать и просыпаться от малейшего шороха.

– Хэкки Эллиот со своей бандой устроили очередной налет, – объяснил он. – Смотритель границы с солдатами у них на хвосте. Один из банды ранил Дьявола Кристи Армстронга.

– А с девочкой что? Тоже пострадала во время набега?

Роуэн искоса глянул на Майри. Она следила за ним широко распахнутыми, недоверчивыми глазами. В этот момент, к счастью, в узкую дверь спальни протиснулся Сэнди с кожаной фляжкой в руках. Роуэн обернулся, довольный, что не придется отвечать на вопрос деда.

– Вот! – провозгласил Сэнди. – Датская огненная вода! Несколько глотков – и боли как не бывало! – Он протянул фляжку Роуэну.

Распечатав восковую пробку, Роуэн приложил горлышко фляжки к губам девушки. Она глотнула, скривилась и качнула головой.

– Придется выпить, – настаивал Роуэн. – Иначе не выдержишь. – Он упорно держал фляжку у ее рта, пока Майри не сделала еще один глоток.

– Вот умница, – одобрительно пробасил Сэнди. – Отличная штуковина эта огненная вода! Вспыхнешь факелом, как и положено такой красотке.

– Хоть в обморок не упала – и то слава богу, – буркнул Роуэн. – Слушай-ка… – Он повернулся к Сэнди и многозначительно повел бровью. – Может, глянешь с крыши, что делается в округе?

– Да-да, – поддержал внука Джок. – Больше нет сигнальных костров? Пойдем, Сэнди. Нам с тобой тут не место. – Он махнул старому слуге и товарищу.

Как только дверь за ними захлопнулась, Роуэн вновь протянул девушке фляжку.

– Пей, ты же хотела лечь и выпить. Я исполнил твои желания. Ну же, давай. Глотни еще чуть-чуть.

Майри зажмурилась, послушно припав к горлышку. А открыв глаза, снова остановила взгляд на Роуэне.

– Что ты собираешься делать? – едва слышно прошептала она.

– Вернуть сустав на место. Я умею, не волнуйся, – заверил ее Роуэн.

– Нет… – выдохнула девушка. – Я имею в виду – что ты собираешься делать со мной?

Он неопределенно пожал плечами.

– Давай-ка сначала тебя вылечим. – Он снова поднес фляжку ко рту Майри. Прозрачную капельку, оставшуюся на изящно очерченной нижней губке, Роуэн осторожно смахнул кончиком пальца.

Девушка закрыла глаза и отвернулась, прижавшись щекой к подушке. Ровное, глубокое дыхание Роуэна отмеряло секунды, пока он молча смотрел на девичье лицо, такое бледное в подрагивающем пламени свечи; на черные полукружья теней от густых ресниц.

– Ну как, действует? – негромко спросил он.

– М-м-м… – кивнув, пробормотала Майри. И приподняла голову, чтобы сделать еще один глоток из фляжки, которую Роуэн снова поднес ей к губам. – Крепкое! – вскинув тонкие бровки, выдохнула она.

– Тебе оказана великая честь, – улыбнулся Роуэн. – Бабушка дрожит над своими запасами «живой воды» из Дании.

Ответная улыбка Майри, изогнув прелестные губы, вспыхнула искорками в прозрачной глубине глаз. Алкоголь начал действовать, отметил Роуэн. Высокие скулы девушки заалели румянцем.

Словно прочитав его мысли, девушка задумчиво прошептала:

– Aqua vitae… Я знаю, по-латыни это «вода жизни». Немножко похоже на uisge beatha, которую пьют горцы. По-нашему это тоже означает «вода жизни».

– Я не пробовал, но слышал о ней, – отозвался Роуэн. – Как рука?

Вместо ответа Майри сморщилась и покачала головой. Он заставил ее выпить еще.

– О-ох… Жарко… – вздохнула она.

– Недаром мы называем виски огненной водой.

– А может, потому, что обжигает все внутри? – Повинуясь жесту Роуэна, девушка отхлебнула из фляжки. Румянец на ее скулах и щеках стал заметно ярче.

– Не хочешь разуться? – предложил Роуэн. – Сразу станет прохладнее.

Дождавшись кивка, он стащил по очереди длинные ботинки и бросил рядом с кроватью. Майри устроилась поудобнее, согнув ногу в толстом шерстяном чулке.

– Хочешь, их тоже сниму? – Роуэн кивнул на чулки.

– Спасибо… – прошептала девушка.

Он снял один чулок; Майри приподняла вторую ногу, и Роуэн, повинуясь безмолвной просьбе, взялся за толстый край чулка. Взгляд его скользил по обнажающимся колену, икре, тонкой лодыжке. Прилив желания жарким спазмом неожиданно отозвался в паху.

– Легче? – спросил он, поспешно отводя взгляд в сторону.

Майри осторожно прикоснулась к больному плечу.

– Болит меньше. Из тебя получился хороший доктор, Блэкдраммонд… – Блестящий темный локон упал на глаза девушки. Смахнув непослушную прядь, Роуэн вновь поднес фляжку к губам девушки.

– Еще чуть-чуть, – сказал он. – Slainte!

Наградой ему стала улыбка.

– Ты знаешь гэльский!

– Громко сказано. Только это и знаю. Ваше здоровье. Правильно?

– Точно, Блэкдраммонд. – Майри на миг прижалась к горлышку фляжки, откинула голову на подушку и облизала губы. От неосознанно-чувственного жеста у Роуэна перехватило дыхание.

Склонив голову, Майри смотрела на него из-под отяжелевших век. Полуприкрытые, в тени густых ресниц, глаза казались затуманенными, дымчато-серыми. Высокая грудь под холщовой сорочкой притягивала к себе взгляд.

Роуэн озадаченно сдвинул брови. Да она совершенно не привыкла к алкоголю! Опьянела от нескольких глотков aqua vitae!

– Пожалуй, хватит. – Роуэн заткнул горлышко восковой пробкой.

– Доктор-то хороший, – неожиданно хихикнула девушка. – А вот офицер неважный. Ты зачем меня схватил?

Роуэн со вздохом наклонился, оперся руками по обе стороны от бедер Майри. Матрац прогнулся под тяжестью его тела.

– Я обещал схватить тебя, если ты осмелишься выехать на линкрейгскую дорогу. Вот и схватил.

Майри прищурилась.

– Черный лэрд из Блэкдраммонда всегда выполняет обещания, верно?

Черный лэрд кивнул, зачарованный манящим изгибом губ, прозрачными глазами, ароматом Майри… в его постели.

– Верно, – выдохнул Роуэн.

– И что же ты теперь собираешься со мной делать?

Роуэн не сводил глаз с ее рта.

– А что я должен с тобой делать?

Густые ресницы девушки медленно опустились.

Он наклонился и замер, не сводя с нее глаз.

Ресницы взлетели вверх, и он окунулся в сияющий серебристым светом взгляд. Казалось, из прозрачных глубин на него смотрит ее беззащитная, нежная душа.

А неожиданное прикосновение тонких пальчиков к его руке теплом своим растопило выдержку Черного лэрда.

– Майри… – выдохнул он, сокращая то почти незаметное расстояние, что еще разделяло их.

Ее губы были горячими. Мягкими. С легким привкусом виски. От его прикосновения они доверчиво приоткрылись навстречу.

Он вновь накрыл губы Майри своими. Прикоснулся к одному уголку рта. Потом к другому. Уловил чуть слышный, призывный стон.

Его пальцы запутались в густых, восхитительно шелковистых прядях, обласкали гладкую кожу шеи.

Майри тянулась к нему, запрокидывая голову, невольно касаясь его груди часто вздымающейся грудью. Ее губы… ее тело призывали, соблазняли, искушали…

Она сама не понимает, что делает!

Роуэн резко выпрямился. Невозможно… воспользовавшись ее слабостью, взять то, что она сейчас предлагает… распаленная выпитым виски.

Майри моргнула в безмолвном удивлении.

– Роуэн… – через несколько секунд шепнула она.

– Ш-ш-ш… – Роуэн прижал палец к ее губам. – Пора заняться твоим плечом, пока я не забыл, – негромко добавил он, – почему ты оказалась у меня в постели.

Майри не сразу, но все-таки кивнула и потянула за ворот сорочки, обнажив левое плечо. Роуэн, опустил ладонь на шелковистую кожу, стараясь сосредоточиться на том, что предстояло сделать. Стоило ему прикоснуться к распухшему суставу, как девушка жалобно застонала.

Роуэн поспешно убрал руку. – Прости, – пробормотал он. – Я не хотел.

Майри качнула головой.

– Ты не виноват. Но все равно очень… больно! Наверное, вывихнула…

– Это точно. Я помогу, если позволишь, – отозвался Роуэн сдержанно. Выдержка к нему вернулась, и все же… Что-то произошло между ним и этой девушкой. Что-то изменилось… Словно этот неожиданный поцелуй перенес его в неведомую страну, где ему нужно заново учиться жить и чувствовать.

Майри неуверенно кивнула, обратив на него взгляд, непонятно-испуганный или смущенный. Потом отвернулась, слегка приподняв плечо. От этого движения сорочка соскользнула ниже, открыв ослепительно белую, матовую кожу высокой груди. Роуэн стиснул челюсти, прогоняя соблазнительные видения, чередой замелькавшие перед глазами.

– Как это случилось? – пробормотал он. – Неужели когда я стащил тебя с лошади?..

– Нет, – покачала головой Майри – Ты ни при чем. Это Клем Эллиот. Он напал на меня, хотел пересадить к себе в седло и дернул за руку.

Роуэн недоверчиво сузил глаза.

– А мне он заявил, что это ты на него напала.

– Н-ну… – тоненьким голоском протянула Майри. – Я его ударила пистолетом…

Роуэн изо всех сил удерживался от смеха.

– А! Знакомое оружие.

Девушка возмущенно вспыхнула.

– Но я на него не нападала! Это он за мной погнался! А я хотела сообщить Армстронгам о том, что случилось с Дженнет и Кристи.

Сдвинув брови, Роуэн долго молча смотрел на нее. Потом кивнул. Майри говорила правду… по крайней мере сейчас.

Не забыть бы, что во всем остальном – что касалось ее брата и связи с испанцами – она постоянно лгала!

– Зачем ты схватил меня? – настаивала девушка. – Я не замышляла ничего плохого.

Роуэн вздохнул.

– Я все равно схватил бы тебя. Какая разница – чуть раньше, чуть позже. Согласись, уж лучше я, чем этот ублюдок из банды Хэкки Эллиота.

– Клем Эллиот хотел меня ограбить, а не арестовать! – заявила девушка.

– Ограбить или…

От мысли, что именно собирался сделать Клем Эллиот с Майри, у него побелели губы. Роуэн хотел выдать этой амазонке все, что он думал о ненормальных девицах, прочесывающих по ночам долины Мидл-Марча, но в этот момент позади него глухо стукнула дверь.

В спальню зашли леди Анна и Грейс. Небольшого росточка, щуплая служанка поставила таз с водой на комод, пристроила рядом стопку чистого белья и холста для перевязки. Безмолвно кивнула головой в платке и по знаку леди Анны исчезла за дверью.

Поставив небольшой глиняный горшочек на комод, Анна решительно закатала рукава сорочки.

– Итак? Чем помочь? Приказывай, Роуэн, что мы будем делать?

– Присядь вот здесь, позади Майри, – ответил он. Анна опустилась на кровать и прижала девушку спиной к своей груди. – Теперь держи ее покрепче. Одну руку вот сюда, – командовал Роуэн, – а другую под плечо.

Сам он опустился на колено рядом с кроватью.

– Ну-ка, малышка, устраивайся поудобнее, – приговаривала Анна. – Головку поверни… отлично! «Живая вода», как я погляжу, пригодилась… – многозначительно повела она бровью, обращаясь к внуку.

Тот упрямо стиснул губы. Приподняв руку Майри с такой осторожностью, словно боялся разбить драгоценный фарфор, Роуэн глянул на лицо девушки. Она напряглась, но руку не отдернула.

Роуэн кивнул. Очень хорошо. Как бы то ни было, а «живая вода» свое дело сделала.

Едва прикасаясь к нежной коже, Роуэн ощупал плечо, прикинул, где взяться и как повернуть. Через минуту снова кивнул и выпрямился.

Коленом упираясь в кровать, Роуэн накрыл одной ладонью больное плечо, а вторую положил Майри на грудь, чуть ниже ключицы.

– Не бойся, милая, – шепнула Анна девушке. – Роуэн знает, что делает.

Легкая улыбка – не улыбка даже, а скорее намек на нее – тронула губы Майри.

Роуэн сделал глубокий вдох и перевел взгляд на бабушку.

– Держи крепче!

Он с силой дернул руку вниз и крутанул. С легким, но отчетливым хрустом сустав нашел предназначенную ему природой нишу.

Майри вскрикнула, вся кровь отхлынула с ее лица, и она бессильно поникла в руках Анны.

– Майри? – Встревоженный Роуэн склонился над ней.

– Бедняжка, – шепнула его бабушка. – Потеряла сознание. – Она осторожно опустила девушку на постель, поправила подушку. – Боль не скоро пройдет. А завтра будет хуже всего. Давай-ка, мой мальчик, вытащим из-под нее одеяло и накроем.

В четыре руки они справились с этой задачей. Роуэн присел на краешек кровати в ногах Майри, а бабушка тем временем открыла глиняный горшочек, набрала мазь и хорошенько натерла раненое плечо.

– Так-то вот, – приговаривала она, накладывая повязку. – Теперь будет заживать.

Тяжело вздохнув, Роуэн машинально потер ладонью лоб и поморщился, наткнувшись на еще не заживший шрам. Отняв ладонь, он встретился с внимательным взглядом бабушки.

– У тебя усталый вид.

Он кивнул.

– Пойду прилягу в зале.

– Это ни к чему. Мы с Грейс приготовили спальню для Майри – ту, что рядом с твоей.

– Отлично, пойду туда. Ее… Майри сегодня лучше не трогать.

– Верно. Отдыхай, мой мальчик. Я пошлю Грейс к ручью, пусть принесет холодный голыш, чтобы приложить к плечу девочки. Ну а завтра будем прикладывать горячее. – Смахнув черную прядь волос, накрывшую лоб Майри, бабушка вновь обернулась к Роуэн. – Расскажешь мне, как это она среди ночи руку вывихнула? Только не сейчас. Утром. Я тоже устала. Пойду спать.

– Спасибо, бабуль, – пробормотал ее внук.

– Роуэн… – Рука леди Анны легла на его плечо. – Не знаю, что произошло сегодня между тобой и Майри Макрэй, но сейчас ты поступил правильно.

В ответ на эти слова он лишь устало кивнул.

Когда за бабушкой закрылась дверь, Роуэн взял руку Майри, прикоснулся губами к тонким, теплым пальчикам.

И вышел из спальни.

14

Сильный ночной ветер к утру нагнал дождевые тучи. Проснувшись гораздо позже, чем обычно, Роуэн спустился на второй этаж в большую залу, где царила тишина, нарушаемая лишь негромким перестуком капель по каменным плитам замка. И было темно, словно ночь и не уходила. Блеклый свет из узких окон и красноватое пламя очага создавали приятный полумрак.

Майри в одиночестве восседала в громадном, истинно королевском кресле Джока Скотта. Левая рука ее, перевязанная холстом, покоилась на подушке, ноги прикрывал толстый шерстяной плед. Личико девушки побледнело и осунулось, она прикрыла глаза и застыла неподвижно, откинув голову на спинку кресла.

Никто не узнал бы в этом хрупком создании воинственную амазонку, не дававшую прохода королевским гонцам на линкрейгской дороге. Мужской наряд Майри с гор тоже исчез. Девушка утопала в широком камчатом халате Джока, из-под ворота которого выглядывал краешек бабушкиной льняной сорочки, а из-под подола виднелись узкие ступни в носках Роуэна – отличных крепких носках из шерсти и шелка.

На столе красовался кувшин со знаменитым молочно-травяным поссетом леди Анны.

Роуэн хмурым взглядом обвел эту мирную картину. Под крышей его собственного замка узницу холит и лелеет его собственная бабушка.

Да он и сам был ничем не лучше прошлой ночью. Не только врачевал эту амазонку, но и…

Зато сегодня утром у него было время подумать о найденном в часовне Линкрейга пакете. Все бумаги, за исключением испанского письма, Роуэн положил в ящик комода, под замок. А два листочка на испанском языке спрятал под фальшивой подкладкой в своем кошельке.

И теперь ему оставалось только гадать, не пригрел ли он в своей кровати изменницу короны.

Стараясь не разбудить задремавшую Майри, Роуэн налил в кружку эля и присел на уголок стола напротив нее. Прихлебывая охлажденный напиток, любовался чистыми линиями девичьего профиля и слушал музыку дождя и огня.

Пару минут спустя Майри прерывисто вздохнула и повернула голову. Густые ресницы вспорхнули; прозрачный серый взгляд остановился на Роуэне. Залегшие под глазами тени и взъерошенные, разметавшиеся по плечам волосы придавали девушке по-детски невинный и чуть смятенный вид.

Ожесточившееся было сердце Роуэна вновь смягчилось. Должно быть, ей все еще очень больно…

– Доброго тебе дня, – пробормотал он, приподняв кружку. – Хочешь каплю утреннего эля?

Она со стоном качнула головой и, сморщившись, приложила ладонь ко лбу.

– Как плечо?

– Лучше, чем голова, – буркнула Майри.

– А-а! – Он не смог остановить улыбку, заигравшую в уголках губ. – Датская «живая вода» – это тебе не шутка, девочка моя.

Она сдвинула брови, одарила Роуэна мрачным взглядом и снова закрыла глаза.

– Неужели нельзя было дать поменьше?

– Спроси лучше – неужели нельзя было отобрать. Ты ведь припала к фляжке как младенец к рожку с молоком, – насмешливо протянул он.

За что стал мишенью для еще одного взгляда, куда грознее первого. Прелестный румянец, рожденный отнюдь не жаром очага, заалел на скулах девушки.

Роуэн улыбался, уткнувшись в кружку с элем. Пусть она шпионка… но можно ли устоять против ее очарования?

Страдания смягчили ее обычную браваду; из-под маски бесстрашной амазонки вновь проглянула Мадонна, одинаково заботливая и к раненому Черному лэрду, и младенцу пяти недель от роду.

Сегодняшний брюзгливый настрой Майри как нельзя лучше подходил к унылой погоде за стенами башни. А вчера она была горда и неприступна, точно ее родные горы Шотландии.

Кто-нибудь, возможно, счел бы такую натуру непостоянной… Ему же она казалась захватывающе интригующей.

Привыкший к тому, что его дед вечно поддразнивает бабушку, Роуэн неожиданно для самого себя очутился в той же роли. Он просто не в силах был отказаться от удовольствия поддеть Майри, чтобы еще и еще раз полюбоваться расцветающими на щеках розами.

Лишь бы только она не обижалась.

– Не так уж много ты и выпила, Майри, – сказал он ласково. – Просто не привыкла – вот и все. Поэтому «живая вода» ударила тебе в голову.

– Больше в жизни в рот не возьму, – поморщилась девушка.

– А плечо? – повторил Роуэн. – Сегодня получше?

– Намного, – кивнула она. – Только рукой шевелить больно. Роуэн, я… Спасибо тебе. И за мое плечо, и за то, что помог Кристи.

Черный лэрд спокойно встретил ее взгляд.

– Дьявол Кристи – сын доброго и давнего друга Скоттов. Я всегда готов прийти на помощь любому родственнику Дейви Армстронга. Ну а перед тобой я был в долгу за это. – Он прикоснулся пальцем к побледневшему шраму на лбу и многозначительно повел бровью. – Если бы не ты – нашел бы, пожалуй, Черный лэрд свою кончину в торфяных пустошах Линкрейга.

Тон его был небрежен, но Роуэн вовсе не шутил. Рука Майри нанесла ему почти смертельный удар, но ведь ее же руки и выходили его!

Майри насупилась, устремив взгляд в камин.

– Не надо дразнить. Если ты мне что и должен, так только расплату за тот удар. Ты и отомстил вчера, когда схватил меня на линкрейгской дороге. – Она подняла глаза. – И что теперь? Что ты собираешься делать? Закуешь в кандалы и бросишь в подземелье Блэкдраммонд-Тауэр?

Роуэн отставил кружку.

– Вчера я хотел тебя проучить. Нужно же когда-то узнать хотя бы азы законов границы. Но я не видел, что у тебя с плечом. – Он помолчал. Вздохнул. – Я поймал пресловутого линкрейгского разбойника с поличным и был просто обязан его арестовать.

– Значит, ты все-таки собираешься бросить меня в подземелье?

– В Англии, где я три года провел под арестом, меня большую часть времени держали в уютной комнате, в особняке самого смотрителя. Знаешь, почему? Потому, что я – лэрд. С высокопоставленными узниками так часто поступают. Будем считать тебя высокопоставленной узницей… И добро пожаловать под арест в мою спальню! – При виде изумленно распахнувшихся серых глаз он усмехнулся и вскинул руку: – Успокойся. Меня в спальне не будет. Но ты не покинешь Блэкдраммонд до тех пор, пока я не позволю.

Серые глаза настороженно сузились. Отблеск пламени очага метался в их бездонной глубине серебристыми искрами.

– А Саймону Керру расскажешь, что поймал… линкрейгского разбойника? Роуэн вспомнил о найденных документах – страшном свидетельстве, способном привести Майри на виселицу вместе с братом.

– Возможно, но позже. Прежде я должен получить ответы на кое-какие вопросы.

– Ты уже был в Абермуре? – спросила девушка. Он кивнул. – Значит, видел Айана?

– Саймон не позволил. – Роуэн вновь надолго умолк. Ему предстояло сообщить девушке очень неприятную и тяжелую новость. Очень не хотелось, но… – Майри… ты должна знать… Уже в следующий «мирный день» твоего брата передадут в руки англичан.

Пальцы девушки вцепились в ручки кресла, стиснули – да так, что побелели тонкие косточки.

– Это ты… Ты привез!

– Я, – негромко подтвердил Роуэн. Шагнул к ней. – Я привез приказ за подписью всех членов Тайного совета.

Девушка помертвела. От прелестного, очаровавшего Роуэна румянца не осталось и следа.

– У тебя был приказ, – едва слышно шевельнулись ее губы. – Был… И ты мне не сказал!

– А если бы и сказал? Ты все равно ничего не смогла бы изменить.

– Я бы забрала у тебя бумагу. – Майри уронила голову. Слезинка покатилась по бледной щеке. – Я бы сожгла приказ.

Присев на корточки, Роуэн хотел заглянуть ей в лицо, но девушка вскинула подбородок и отвернулась. Еще одна слезинка расплылась темным пятном на зеленой ткани халата.

– Я столько сил приложила, чтобы этому помешать, – тоненьким, слабым голоском призналась Майри. – А ты… ты привез приговор Айану! – Она всхлипнула, прижав дрожащую ладонь к губам.

Эти слезы… такие неожиданно близкие, напомнили Роуэну о том, что ей пришлось перенести. Как она настрадалась и устала. Тревоги последних двух месяцев, бессонные ночи, вчерашний набег и изувеченное плечо… Все это притушило огонь ее жизненных сил.

А еще Роуэн поверил, что желание помочь и защитить брата было искренним, даже если за ним и стояло нечто большее.

Например, связь с испанцами.

– Тайный совет послал бы еще одного гонца, Майри. И еще, и еще, – мягко возразил Роуэн. Каждая ее слезинка, казалась, прожигала его сердце. Ему хотелось успокоить ее, смахнуть влагу со щек и вновь увидеть серебристое сияние изумительных глаз. – Саймон в любом случае получил бы приказ, – продолжал он. – Ты не могла этому помешать. Либо сам Керр, либо местные фермеры, разгневанные твоими набегами, непременно схватили бы тебя. Пойми, Майри… Когда-нибудь этому все равно должен был прийти конец.

– Но ведь Айан погибнет, если попадет к англичанам! – снова всхлипнула девушка.

– Только если заслужил казнь. Сначала его будут судить. Суд решит, насколько тяжела его вина.

С губ Майри сорвался горький смешок, лучше всяких слов говоривший о том, как она ценит английский суд и справедливость англичан.

– Представь на месте Айана своего собственного брата. К Алеку ты наверняка не был бы так жесток!

Роуэн скрипнул зубами. Желваки заходили на скулах.

– Ошибаешься.

Девушка нахмурилась, сверкнув глазами.

– Можешь сажать меня в свою темницу, Блэкдраммонд! Как бы темна и глубока она ни была, как бы крепки ни были твои кандалы – тебе меня не удержать.

Поднявшись с кресла, она чуть заметно покачнулась. Шерстяной плед соскользнул с колен и упал на пол.

Роуэн тоже выпрямился.

– Ты останешься там, где я прикажу!

– Ни за что.

Девушка оттолкнула его руку, уже знакомым жестом вскинула подбородок и зашагала к выходу. Полы длинного халата зашуршали по полу, точно королевская мантия.

– Дьявол! – буркнул Роуэн, бросившись следом.

Он схватил упрямицу за руку, развернул к себе и тут же пожалел об этом порыве. Страдальческая гримаса, исказившая черты Майри, напомнила ему о том, как ей, должно быть, больно. Руку он отпустил, но навис над девушкой грозной скалой, подперев плечом дверь и полностью перекрыв выход.

– Я сказал – останешься здесь. Пусть мне придется приковать тебя к кровати в спальне, но ты все равно останешься в Блэкдраммонд-Тауэр столько, сколько я сочту нужным. Поняла, Майри с гор?

Маленький кулачок ткнулся ему в грудь – безуспешно, разумеется. Роуэн не дрогнул.

– Плевать мне, кто ты есть! – воскликнула девушка. – Хоть Блэкдраммонд, хоть сам король! Тебе меня не удержать. Понял, Черный лэрд, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда?

Просунув здоровую руку ему за спину, она схватилась за железное кольцо.

Роуэн не сдержал тяжелого вздоха.

– Ну куда ты собралась, скажи на милость? Бросишь клич среди своих родственников Керров и натравишь их на всех Скоттов? Или, может, только на одного – лэрда Блэкдраммонда?

– Очень нужно! Сейчас мне не до тебя, Блэкдраммонд. – Майри по-прежнему изо всех сил дергала за тяжелое кольцо на двери. – Отсюда я отправлюсь прямо к Саймону Керру и скажу, что перед ним – линкрейгский разбойник, которого он так давно мечтал схватить. Предложу себя взамен Айана, а там будь что будет! Все равно другого выхода пока нет.

– В жизни не встречал более упрямой девчонки, – пробормотал Роуэн. – Ну вот что, малышка, слушай внимательно. Тебе грозит опасность не меньше, чем твоему брату. Судьба твоего брата решена, и ее не изменить ни тебе, ни кому бы то ни было другому из Мидл-Марча. Если отправишься к Саймону с признанием, что ты и есть линкрейгский разбойник, можешь оказаться рядом с Айаном.

Майри окаменела, оставив наконец дверь в покое. Впилась взглядом в лицо Роуэна.

– Что это значит? То есть… Почему… Что я такого сделала? Разве я совершила преступление?

– Нападение на гонцов королевского совета – серьезное преступление, малышка. Я уж не говорю о хранении испанских писем. За такое преступление можно запросто попасть на виселицу.

– Ис… испанских писем? – Теперь Майри смотрела на него с недоумением.

– Именно. И не нужно притворяться, малышка. Ты прекрасно знаешь, о чем речь. Я нашел две страницы, написанные на испанском языке, в свертке, вместе с бумагами Тайного совета и обломком красного жезла. Все это было спрятано в часовне крепости Линкрейг. Кроме тебя, уверен, там никто не появлялся уже много лет. Ну? Не расскажешь ли, откуда взялось это письмо?

Майри опустила голову.

– Я… Все, что было в этом свертке, я забрала у гонцов Тайного совета.

От Роуэна не укрылось ее замешательство.

– Неужели? Сомневаюсь, чтобы офицер на службе короля возил при себе испанскую корреспонденцию! – Оттолкнувшись от двери, он подхватил ее под локоть здоровой руки. – Пойдем. По крайней мере здесь ты будешь в безопасности, пока я не выясню всей правды об этих документах.

– Пусти, – сквозь зубы процедила Майри. Он и бровью не повел.

В коридоре они столкнулись с Анной, которая поднималась по лестнице из кухни.

– Роуэн! – радостно воскликнула бабушка. – Видишь, нашей девочке сегодня лучше! – Анна с улыбкой обняла свою подопечную. – Подремала у камина?

Майри исподлобья глянула на Роуэна.

– Недолго.

– Ну и ничего! Скоро все пройдет. Нужно бы хорошенько прогреть плечо. – Анна перевела взгляд на внука. – Бедная птичка! До зари проснулась от боли. Да и голова… Майри, как твоя голова? Не тошнит, нет? – мимоходом поинтересовалась бабушка и снова повернулась к внуку. – Мы с Грейс делали ей горячие примочки на плечо. А сейчас я приготовила отвар, чтобы снять боль. Девочке нужен покой. Ты побудешь у нас, Майри?

– Побудет, побудет. – Роуэн подтолкнул девушку к лестнице.

– Вот и отлично! Отдадим ей твою спальню! – приговаривала Анна, поднимаясь вслед за ними.

– Угу, – кивнул Роуэн. – Так и сделаем.

Майри обожгла его злым взглядом и устремилась вверх по ступенькам.

У входа в спальню она остановилась. Роуэн потянул на себя дверь, взял девушку за руку, шагнул к кровати. Она выдернула ладонь и с вызывающим видом устроилась в кресле у очага. Анна засуетилась вокруг нее, подкладывая подушку под больную руку и подставляя скамеечку под ноги.

– Спасибо, – поблагодарила Майри, улыбаясь леди Анне.

А Роуэну достался еще один взгляд, мрачный, как тучи, нависшие над Блэкдраммонд-Тауэр. В ответ он лишь тяжело вздохнул.

Склонившись над небольшим тазиком с водой, что стоял на камнях в очаге, Анна окунула палец в воду.

– В самый раз, чтобы сделать примочку. Вечером приложим к плечу нагретый камень. А пока лучше влажное тепло. – Она повернулась к внуку и Майри. – Что-то у вас обоих усталый вид. Может, подать вам обед сюда?

Майри вскинула подбородок, но ничего не сказала. Ее опередил Роуэн:

– К обеду меня здесь уже не будет. Дела в Абермур-Тауэр. Присматривай за Майри, бабушка. Она не должна выходить из спальни.

– Что? – недоуменно переспросила Анна.

– Роуэн хочет сказать, что я – пленница в Блэкдраммонд-Тауэр, – заявила Майри.

Черный лэрд снова вздохнул. Он собирался все объяснить бабушке, но не сейчас. Момент был уж очень неподходящий.

Анна изумленно заморгала.

– То есть как это – пленница? Роуэн, да скажешь ты наконец, что все это значит?

– Прошлой ночью я ее схватил… – начал было внук.

Бабушка расцвела довольной улыбкой.

– Я так и знала! Чувствовала, что между вами что-то есть! Ты схватил и увез свою невесту!

– Невесту? – выдохнула Майри.

– Ну конечно! Так же и Джок меня увез… полвека назад, – мечтательно сказала Анна. – Такие браки вначале пылают факелом, и тепло остается на многие, многие годы…

– Она не невеста мне, – отрезал Роуэн. – Майри Макрэй арестована.

У его бабушки вытянулось лицо.

– Боже правый! – ахнула она. – Что ты такое говоришь, Роуэн! Как ты можешь…

Майри подалась вперед.

– Леди Анна, – зазвучал в тишине ее напевный голос, – вы были так добры ко мне. Но вы должны знать, что я действительно нарушила законы границы. Это я нападала на всадников по дороге к Линкрейгу.

– По дороге к Линкрейгу? – недоверчиво уставилась на нее Анна. – Так ты и есть линкрейгский разбойник? – Майри кивнула. – И за это тебя арестовал Роуэн?

– Решил, что иначе ее не остановить, – сухо прокомментировал внук.

– Выходит, это ты виноват! – Нахмурившись, Анна кивнула на плечо девушки.

Роуэн покачал головой.

– Нет. Я тут ни при чем, это случайность. Но все равно – я поймал Майри Макрэй с поличным…

– Ничего подобного! – воскликнула Майри. – Вчера я не собиралась ни на кого нападать. Я хотела помочь Дженнет и Кристи!

– Неважно. Не вчера, так в другой день! Главное – я свидетель, что ты нападала на людей на линкрейгской дороге.

– Хорош свидетель! – рявкнула Майри. – Справиться-то со мной не смог!

Глаза Анны вспыхнули внезапной догадкой.

– Ты сказал, что столкнулся с линкрейгскими разбойниками… Этот удар – дело рук Майри Макрэй?

– Да! – гордо отозвалась девушка.

Чувствуя, как щеки заливает краска, Роуэн все же выдержал взгляды обеих женщин.

– Я действую по указанию Тайного совета. Как его официальный представитель я обязан задержать ее до тех пор, пока не выясню все обстоятельства дела, – ледяным тоном сообщил он.

– Что тут происходит? Майри Макрэй арестована? Эта девочка и есть пресловутый линкрейгский разбойник? – громыхнул от двери голос Джока. Старый лэрд вошел в спальню в сопровождении Сэнди Скотта. – Что за глупость? В чем дело, я вас спрашиваю? Майри?

Она повернулась в кресле, вскинула голову, устремила на старого лэрда открытый взгляд.

– Все правда, сэр! – Голос Майри не дрогнул. – Я и есть линкрейгский разбойник.

Малышка не переставала изумлять Роуэна. Встретить гнев его деда с бесстрашием – на такое мало кто способен. А ее страстные попытки защитить Дьявола Кристи и взять всю вину на себя, чего бы это ни стоило?

Он прищурился, глядя на девушку. Майри Макрэй… Сама невинность. И само коварство.

– А что ты делала на дороге к Линкрейгу? Зачем нападала на людей? – грозно спрсил Джок.

– Хотела помочь брату, – бесхитростно ответила она.

– Айана держат в подземелье Абермур-Тауэр. Проще было бы собрать Армстронгов и напасть на крепость, чтобы вызволить брата. Чего ты хотела добиться на линкрейгской дороге?

Майри зарделась как маков цвет.

Видя замешательство девушки, Роуэн сделал шаг вперед.

– Все очень просто, – невозмутимо заявил он. – Майри хотела напугать Тайный совет, чтобы оттуда перестали слать гонцов с приказами, касающимися ее брата.

– Ага! – кивнул Джок.

– Здорово придумала! – одобрил Сэнди. – Я бы и сам пошел на такое, чтоб спасти Алека. Храбрая малышка!

– И что теперь? – спросил Джок у внука. – Ты собираешься задержать ее и предъявить обвинение в нарушении законов границы?

– Пока не знаю. Но в любом случае Майри останется под арестом.

– Уж не знаю, сколько она там законов нарушила и каких… – Анна решительно скрестила на груди руки и уставилась на внука, – только учти – в доме, где я живу, эта девочка пленницей не будет!

Роуэн вздохнул.

– Но, бабуль…

– Девочке плохо! – возмущалась леди Анна. – Рукой пошевелить не может! И ты смеешь с ней так обращаться? А ведь ночью ты был очень добр. Ночью ты…

– Ночью ей нужна была помощь! – прорычал Роуэн, глянув на Майри. Девушка спокойно встретила его взгляд. Правда, щеки ее по-прежнему пылали, а в громадных глазах светились тревога, страх, ярость…

– Ты это что ж удумал? – пробасил Сэнди. – Посадить больную девочку в подземелье на воду и дрянную кашу?

– К любому пленнику здесь относились с уважением, – заявил Джок. – Таковы правила Скоттов из Блэкдраммонда!

– Но ведь мы ее не ради выкупа схватили. Майри Макрэй занялась разбоем по собственной воле. Никто ее не принуждал.

– У нее были на то причины, – вставила Анна.

– Еще какие! – согласно закивал Сэнди.

– Родная кровь – это святое, – добавил Джок. – За нее и погибнуть не грех. Девочка поступила благородно. Попытаться спасти брата от виселицы – это не преступление.

Роуэн увильнул от осуждающего взгляда старого лэрда.

– Майри Макрэй должна понести наказание за то, что совершила.

Джок покачал головой.

– Не наше это дело – осуждать других. Скотты нарушали все законы границы, сколько бы их там ни было. Надеюсь, ты-то об этом не забыл?

– Нет, конечно, – откликнулся Роуэн. – Но сейчас я обязан действовать в строгом соответствии с законом.

«И причин для этого у меня достаточно», – мрачно добавил он про себя. Если Роуэн Скотт из Блэкдраммонда не обнаружит испанских шпионов, которые действуют в Мидл-Марче, то сам окажется по ту сторону закона. И скорее всего на виселице.

Его деду об этом неизвестно. Как не известно никому в этом доме, что Майри Макрэй каким-то образом связана с преступлением против короны.

– Майри остается в Блэкдраммонд-Тауэр под арестом, – твердо сказал он. – Согласны? Ну а нет – я найду другое место.

Джок сдвинул брови.

– Н-да… Оч-чень хорошо, сынок. По крайней мере, условия тут получше будут, чем в Абермур-Тауэр. Майри, девочка, ты не против?

– Я тоже знаю места похуже этого, – кивнула девушка, бросив многозначительный взгляд в сторону Роуэна.

Черный лэрд ответил еще более мрачным взглядом.

– Похоже, моя собственная семья уже судила Майри и вынесла приговор. Оправдательный, – буркнул он. – Но последнее слово за мной. Ты останешься в Блэкдраммонд-Тауэр, Майри Макрэй. Кандалы тебе, судя по всему, не грозят.

– Роуэн! – в ужасе ахнула Анна.

– Ну что ты всполошилась, – ухмыльнулся Джок. – Такого наш мальчик никогда бы не сделал.

* * *

Роуэн скакал по дороге в Абермур-Тауэр. Ледяной дождь, порывы ветра, налетающие со всех сторон, да хоть бы даже и снежная буря – все было лучше, чем та картина, которую он наблюдал в своем собственном доме. Его родственники окружили Майри Макрэй такими заботами, что лэрд Блэкдраммонда должен был почувствовать себя последним негодяем за то, что так обошелся с «бедной девочкой».

Когда он выходил из спальни, Анна хлопотала вокруг Майри, прикладывая горячие примочки, а Сэнди тем временем подбрасывал поленья в очаг, чтобы «наша крошка» не дай бог не замерзла. Грейс как раз принесла поднос с источающими аппетитный аромат горячими блюдами и была немедленно послана за самым лучшим вином из запасов Блэкдраммонд-Тауэр. Джок же наблюдал за всей этой суматохой с выражением глубочайшего удовлетворения.

А Роуэн выскочил из спальни как ошпаренный. Глаза бы не смотрели! Вряд ли какую-нибудь узницу королевских кровей окружали большим вниманием и обращались с ней с большим почтением!

И все же победа осталась на его стороне. Пусть неохотно, но его родственники согласились держать Майри под замком. При этом, правда, все в голос заявили, что девочка не должна страдать за то, что совершила. Майри Макрэй завоевала сердца всех Скоттов из Блэкдраммонда.

Не всех! Один здравомыслящий человек среди них остался.

Стиснув челюсти и крепче ухватив поводья, Роуэн летел сквозь пелену дождя.

Прошлой ночью очарование Майри растопило его сердце и взяло в плен тело. Но блеклый свет дождливого дня вернул его в чувство. Мысль о спрятанных в часовне Линкрейга бумагах, словно безжалостная волна Северного моря, унесла его странное влечение к этой девушке.

Унесла ли? Роуэна обдало жаром при воспоминании о Майри, прикорнувшей в его постели; о ее глазах с поволокой, о чувственной улыбке, игравшей на ее губах, и о том, какими мягкими, податливыми были эти губы…

– Дьявол! – выругался Роуэн и со злостью надвинул шлем на самые брови. Капли звонко барабанили по железу, но после встречи с Майри на линкрейгской дороге он раз и навсегда запретил себе снимать эту чертову штуковину даже в самый сильный дождь или жару.

За частоколом рощицы из молодых дубков, по-осеннему красно-желтой, высился силуэт Абермур-Тауэр. Роуэн знал, что его приближение не осталось незамеченным. Сквозь бойницы в толстых стенах из бурого кирпича за дорогой постоянно наблюдала крепостная стража.

Он подстегнул Валентайна. Интересно, удалось ли смотрителю поймать банду Хэкки Эллиота? Этот вопрос Роуэн первым собирался задать Саймону Керру.

Ну а потом он собирался потребовать – да-да, на этот раз потребовать! – встречи с Айаном Макрэем. Чтобы исполнить приказ Тайного совета, нужно прежде всего допросить человека, которого считают испанским шпионом.

15

– Хэкки Эллиоту с бандой удалось скрыться, – сообщил Арчи Прингл Роуэну, передавая через стол кружку с пенистым элем.

В парадной зале Абермур-Тауэр на совещание собрались четверо офицеров Мидл-Марча. Саймон Керр и сержант Джон Хэпберн уже успели опустошить по кружке.

– Сбежали на юг, в Лиддесдейл, – добавил Арчи. – Наши люди упустили «Ублюдков Хэкки».

– Ловить их в Лиддесдейле – задача тамошнего смотрителя, – сдвинув косматые брови, заявил Саймон. – Но на этот пост назначили Уолтера Скотта из Бакклью – мошенника и негодяя похлеще самого Хэкки.

– Из Бакклью, Блэкдраммонда или Линкрейга – один черт, – презрительно буркнул Хэпберн, вонзив в Роуэна наглый взгляд. – Никому из Скоттов доверять нельзя.

– Неужели? – прищурился тот. – В чем дело, сержант? Имеешь что-то против меня? – Он и не подумал притушить звенящую в голосе угрозу.

– Имеет, имеет! – гаркнул Саймон. Мясистое лицо побагровело под темной щетиной. Маленькие злобные глазки уставились на Роуэна. – И я тоже кое-что имею против тебя, Блэкдраммонд. Майри Макрэй вчера ночью видели на дороге. Она и есть линкрейгский разбойник! Нам сообщили, что ты схватил ее и увез в Блэкдраммонд-Тауэр.

– И где ж ты такое слышал? – поинтересовался Роуэн. – Кто это видел? Кто сообщил?

– Вчера ночью она напала на всадника. Ее видели! Поймана с поличным! Ни за что бы не поверил, если б не получил донесение от одного из моих людей. Парень настаивал, что Майри Макрэй напала на всадника. Он все видел от начала до конца. И видел, как ты схватил девчонку.

– Я ее схватил, – медленно произнес Роуэн. – Я – и никто другой. А значит, мне и решать, поймана она с поличным или нет.

– Ты увез ее! Мой осведомитель сказал, что она и есть разбойник с линкрейгской дороги, за которым мы уже столько гоняемся. – Саймон с грохотом опустил кулак на стол. – Дьявольщина! Эта ведьма водила меня за нос! Кто еще в этом замешан? Родня Дейви Армстронга? Или эти чертовы Керры из Фернихерста, мои братья, будь они прокляты? Те самые, которые вырастили эту парочку змеенышей Макрэев? Кто? Я тебя спрашиваю, Блэкдраммонд?

– Она была одна, – бесстрастным тоном отозвался Роуэн.

– Да что ты говоришь? В таком случае – кто позволил тебе увезти девчонку в Блэкдраммонд-Тауэр?

– Я схватил ее на землях Джока Скотта, а значит, лэрд Линкрейга имеет право судить ее своим судом. Майри Макрэй останется в Блэкдраммонд-Тауэр, где сейчас живет Джок Скотт, – последовал хладнокровный ответ.

– Черта с два она там останется! – прорычал Керр. – Ишь какие хитрецы! Я не позволю тебе, Блэкдраммонд, и старику Джоку обвести меня вокруг пальца. Меня, смотрителя Мидл-Марча! Немедленно тащи девчонку сюда. Пусть посидит рядышком со своим братцем-шпионом.

– Она ранена. Ей нельзя двигаться.

– Вот я это и проверю. Лично! – Саймон выругался, вновь грохнув кулаком по столу. – Это ж дикая кошка, а не девчонка! А я ведь знал! Знал давным-давно, еще когда она была обручена с моим племянником.

– Обручена?.. – изумленно переспросил Роуэн.

– Да, – кивнул Арчи. – С Джонни Керром из Сессфорда. Все звали его Красавчик Джонни. Два года назад он погиб от руки Скотта из Брэнксуолма.

Роуэн изумленно уставился на юношу. Один из Скоттов… один из его собственных кузенов убил жениха Майри Макрэй! Так вот откуда ее ненависть к его семье. Вот почему вначале она все твердила, что Скоттам доверять нельзя.

Правда, о Красавчике Джонни девушка никогда не упоминала. Это прозвище было знакомо Роуэну. Память сохранила образ симпатичного светловолосого парня, смельчака и сорвиголову, прославившегося своими набегами. Скотты из Блэкдраммонда, всегда ценившие отвагу, отзывались о Красавчике Джонни со скупым восхищением. Роуэн до сих пор не слышал о гибели Джонни Керра…

– Ох и бушевала же она, точь-в-точь дикая кошка, – ухмыльнулся Саймон. – Любому Скотту готова была в глотку вцепиться. Но мне малышка всегда нравилась. А теперь… это ж как удар под дых! Огонь в женщине я люблю, но чтобы девица на большой дороге разбойничала…

– Бабам положено быть слабыми и покорными, – хрипло хохотнул Хэпберн. – Силу создатель отдал нам, верно я говорю? Тащи ее сюда, Блэкдраммонд. Мы тут с ней по-своему разберемся. – С наглой ухмылкой он припал к кружке.

– Майри Макрэй останется под охраной в Блэкдраммонд-Тауэр, – твердо заявил Роуэн.

– Нет, каково, а? – в очередной раз стукнул кулачищем по столу Саймон Керр. – Если кто услышит – я ж буду идиотом выглядеть! Привези ее сам, Блэкдраммонд, или будешь иметь дело со мной. Устрою осаду твоей крепости и силой заберу девчонку.

– Вызывай ее на следующий «мирный день», – процедил Роуэн. Напряжение росло в нем, клубилось густым черным дымом.

– Верно, – поддержал Арчи Прингл. – Все по закону. Так ведь поступают на границе с любым, кто подозревается в нарушении порядка.

– «Мирный день» еще не назначен! – рявкнул в ответ Саймон. – А с девчонкой нужно разобраться немедленно.

– Если бы вчера на дороге она попалась нам, – с угрозой проронил Хэпберн, – мы б ей устроили суд Джеддарта прямо на месте, в Линкрейге.

– Сначала повесили бы, а уж потом объявили ее вину? – Роуэн не скрывал презрения. – С женщинами так не обращаются, сержант.

– А тем более с дочерью королевского адвоката, – вставил Арчи. – Позвольте Блэкдраммонду оставить девушку у себя, сэр, – обратился он к Саймону Керру. – Хватит с нас проблем. Мы и так рискуем головой из-за того, что ее брат сидит в подземелье Абермур-Тауэр.

Роуэн весь обратился в слух.

– То есть? Ты это о чем, Арчи?

– Отец Майри и Айана – Дункан Макрэй из Далси – один из самых могущественных лэрдов в горах Шотландии, да еще и королевский адвокат в придачу, – объяснил помощник Керра. – Сына высокопоставленного чиновника нельзя казнить без особого указа короля.

Роуэн задумчиво сдвинув брови. Майри ведь упоминала об отце, адвокате короля Джеймса. Он вспомнил свои собственные слова, сказанные не далее как этим утром: «Будем считать тебя высокопоставленной узницей»… А Майри и не подумала возразить. Что за удивительная девушка. Другая бы при любом удобном случае напоминала о своем высоком положении…

– Королевскому адвокату несложно будет получить помилование для своего сына, – произнес Роуэн.

– Дункан Макрэй сейчас в Дании, и я лично ему ни о чем не сообщал, – буркнул Саймон. – Разве что Тайный совет послал депешу. Но всевышний насылает шторма на Северное море, так что корабли не могут добраться до Дании. Вот уж сколько месяцев подряд длится гнев божий. Что-то в этом есть… Какой-то знак. Говорят, господь предупреждает о конце света. – Он мрачно уставился в кружку с элем.

Роуэн вдруг почувствовал, что больше не в силах терпеть ни общество это, ни беседу. Напряжение достигло предела, точно готовая лопнуть тетива лука.

– Ну вот что… Пока Судный день для нас для всех не настал, пойду-ка я, пожалуй, побеседую с Айаном Макрэем, – заявил он и поднялся из-за стола. – Можете не провожать, сам найду дорогу.

Эхо его шагов по деревянному полу, прикрытому худыми грязными половиками, гулко отражалось от кирпичных стен залы. Через несколько секунд Роуэн услышал хриплый оклик Саймона Керра и мерный стук деревяшек.

Оглянувшись на пороге, он увидел ковыляющего на костылях Арчи Прингла.

– Подождите, сэр! Пойдем в камеру вместе.

Роуэн удивленно повел бровью, бросил косой взгляд на Саймона. Тот тоже поднялся и, упираясь в стол громадными ладонями, злобно смотрел вслед Черному лэрду.

– Неужели смотритель позволил?

Арчи пожал плечами.

– Старший помощник здесь я. Следить за узниками Абермур-Тауэр – моя обязанность. Все ключи тоже у меня. Саймон нас догонит. Он не разрешит вам беседовать с Макрэем наедине.

Подождав, когда Роуэн откроет дверь, Арчи первым медленно двинулся по коридору.

Он провел Роуэна по винтовой лестнице на самую нижнюю площадку, где дымил один-единственный факел, едва рассеивающий мрак. Из темноты выступили два стражника в кирасах и шлемах. За их спинами Роуэн увидел массивную, окованную железом дверь. Арчи повернул в замке ключ, с трудом удерживаясь на костылях, потянул на себя дверь и отступил.

Роуэн шагнул в каморку. В нос ударило тяжелое зловоние от слежавшейся сырой соломы, мочи и пота. Знакомый смрад. Слишком знакомый. Роуэн на миг замешкался, сражаясь с нахлынувшими воспоминаниями.

Он представлял себе, каково человеку проводить день за днем, час за часом в этой мрачной дыре. Прежде чем лэрда Блэкдраммонда перевели в замок смотрителя, Роуэн много месяцев провел точно в таком же подземелье. В таком же каменном мешке он дрожащими пальцами развернул истрепанный листок… и узнал, что Мэгги вышла замуж за его брата. В такой же точно камере он познал всю глубину отчаяния от предательства человека, которому верил как себе самому…

Роуэн стиснул кулаки и зажмурился. Он не позволит горькому чувству вновь взять над собой верх.

Открыв глаза, он увидел тощую охапку соломы, заменявшую узнику постель. А у противоположной стены, под крохотным, с ладонь, окошком, и самого узника. Тот поднялся на нетвердых ногах.

– Айан Макрэй? – спросил Роуэн.

Тот кивнул, привалившись спиной к склизкой стене. Высокий, широкоплечий, он был прекрасно сложен, но удручающе худ. Светлые волосы приобрели грязно-серый оттенок, длинными свалявшимися прядями разметались по плечам. Когда он повернул голову, Роуэн в тусклом свете, льющемся из окошка, заметил кровь на давно не бритом лице Айана. Один глаз пленника заплыл и почти не открывался; рассеченная нижняя губа кровоточила.

Но взгляд, устремленный на Роуэн с откровенной ненавистью, сиял знакомой серебристой глубиной. Майри ведь говорила, что они близнецы…

Теперь Роуэн в этом убедился сам. Эта пара изумительных глаз не отличалась от тех, которыми он не уставал любоваться.

– Роуэн Скотт из Блэкдраммонда, – представился он, сделав еще один шаг внутрь крохотного помещения. – Я хотел бы задать тебе кое-какие вопросы.

Айан презрительно сузил глаза.

– Ты брат Алека, – безжизненным глухим голосом заявил он.

– Я брат Алека Скотта, – холодно подтвердил Роуэн. – Мне известно, что вы были вместе, когда тебя схватили. Это правда?

– Да. – Айан вскинул подбородок, давая понять, что этим все его ответы исчерпываются.

Похоже, глаза – не единственная общая черта близнецов, про себя отметил Роуэн. Непробиваемого упрямства и гордости двоих Макрэев хватило бы на половину населения границы.

– Откуда у тебя испанское золото?

– Спроси своего брата, – процедил Айан. – Может, тебе он и расскажет… А может, и нет.

– В этом деле наверняка замешан еще кто-то, – бесстрастно продолжал Роуэн. – Кто передал вам испанские драгоценности? Как это произошло? Вы договорились заранее? Или наткнулись на них случайно во время набега?

Он уловил искру удивления и сомнения в глазах Айана. Но приоткрывшая было дверца тут же захлопнулась.

– С чего это ты решил, Блэкдраммонд, что я стану с тобой откровенничать? – устало пробормотал Айан.

Из коридора донесся громкий топот, и через пару секунд в камеру ввалился Саймон Керр.

– Будешь ты говорить, Айан Макрэй, или будешь молчать как рыба – мы все равно узнаем все, что нужно! – рявкнул смотритель. – Роуэн Скотт прислан в Мидл-Марч Тайным советом специально, чтобы поймать Алека и вздернуть вас обоих. А что? Лучше никто с этим не справится. В Мидл-Марче каждый знает, что Блэкдраммонд поцапался с родным братом. – Саймон растянул рот в коварной ухмылке. – Роуэн Скотт привез приказ короля передать тебя англичанам!

На этот раз взгляд Айана был колюч, умен и мрачен, как смертный приговор.

– Алек говорил, ты провел три года у смотрителя с английской стороны. Что, продался англичанам?

У Роуэна нервно дернулась мышца на щеке. Он стиснул зубы.

– Ошибаешься.

– Роуэн встречался с твоей сестрицей, – добавил Керр неожиданно елейным голосом. – Вчера ночью он схватил ее за разбой на линкрейгской дороге. И вчера же спалили твой дом… на глазах у Блэкдраммонда!

Айан подался к Роуэну.

– Ты… – сдавленно выдохнул он. – Будь ты проклят, мерзавец! Майри не преступница!

– Сущий дьявол, а не девка твоя сестрица, – не унимался Саймон. – Уверен, она многое может порассказать о ворованном испанском золоте!

Айан с ненавистью уставился на Роуэна.

– О чем он? При чем тут Майри? Что с моей женой и ее братом?

– Дженнет и Дьявол Кристи в безопасности. Я приказал отвезти обоих в дом их матери, – ответил Роуэн. – Дом спалила банда ночных грабителей. Майри сейчас в Блэкдраммонд-Тауэр. Она ранена, но скоро поправится.

Саймон вытянул бычью шею.

– Красотку Майри схватили с поличным, когда она напала на всадника на линкрейгской дороге. – Багровая физиономия расплылась в злорадной ухмылке. – Можешь себе представить, Макрэй, какой теплый прием ее ждет в крепости знаменитого Черного лэрда.

Айан добела стиснул кулаки.

– Если хоть один волос упадет с головы моей сестры, Блэкдраммонд… ты заплатишь Макрэям и Фрейзерам собственной кровью!

– Угу, – кивнул Саймон. – Только ты до этого счастливого момента не доживешь, Макрэй.

Айан шагнул было к нему – и тут же остановился. Роуэн заметил и яростную дрожь, прокатившуюся по телу узника, и усилие, с которым он усмирил свой гнев.

Хрипло хохотнув, Саймон Керр развернулся к двери.

– Щенок-то стал почти ручной, – мимоходом буркнул он Роуэну. – Теперь уж недолго ждать. Еще день-другой, и мы вытащим из него всю правду. Тумаков побольше, жратвы и воды поменьше – и вся недолга. Сломается молокосос, никуда не денется! – Смотритель скрылся за дверью. – Жду тебя в большой зале, Блэкдраммонд, – раздался из коридора его грубый бас. – Тебя тоже, Прингл!

Роуэн остановил взгляд на узнике.

– Хочу, чтобы ты знал – меня возмущает обращение смотрителя с узниками, и я намерен сообщить об этом Тайному совету. – Он тоже шагнул к двери.

– Погоди… Ты был у меня в доме? Видел Дженнет?

– Да. Дженнет в порядке. А дом можно поправить. Сгорела только крыша.

Поколебавшись, Айан все же произнес:

– А… ребенок?

Роуэн нахмурился, пораженный неожиданной мыслью.

– Ты уже сколько здесь?

– Семь недель. Может быть, восемь… Сбился со счета. Дженнет должна была родить, но мне никто не говорит…

– У тебя сын, – тихо сказал Роуэн.

Айан кивнул, накрыв глаза дрожащей ладонью.

– Я его видел. Назвали Робином, – едва слышно добавил Роуэн. – Отличный парень.

– Благодарю, – хрипло выдавил Айан и отвернулся.

Повинуясь знаку одного из стражников, Роуэн покинул подземелье.

* * *

– В марте прошлого года один плуг стоил пять шиллингов, – продолжала Анна, водя пальцем по колонкам цифр. – Заплачено шесть шотландских фунтов за железо для новых плугов. Часть железа пошла на сотню гвоздей для… Роуэн, ты меня слушаешь?

Внук обернулся, кивнул и вновь обратил взгляд в окно, на унылый серый дождливый день.

– Продолжай, бабуль. Железо для плуга…

– Анна, да не терзай ты мальчика этим занудством! – подал голос Джок, пристроившийся на скамье за спиной у жены. – Все и так знают, что никто не умеет складывать и отнимать лучше тебя. Назови самые крупные расходы, общую сумму за год – и все дела. Чтоб он был в курсе.

Анна обиженно поджала губы и принялась перебирать разложенные на столе листы.

– В этом году не собрали еще и половины ренты с фермеров. Мы получаем по нескольку шиллингов с каждой семьи на Троицу и в Мартынов день, большая часть ренты – это зерно, скот, сыр. Но почти каждая семья пострадала от набегов. Боюсь, многие не смогут заплатить ренту. До Мартынова-то дня осталось каких-нибудь две недели.

– Леди Анна, – раздался из кресла у очага мелодичный голосок Майри, – извините, но я хотела бы попросить отсрочки для Дженнет. Айана нет… весь скот угнали… и дом… – Майри умолкла, закусив губу.

– Да я бы любую твою просьбу исполнила, – мягко отозвалась Анна. – Но земля принадлежит Роуэну, так что тебе придется просить об отсрочке у лэрда Блэкдраммонда.

Краем глаза Роуэн уловил серебристый свет устремленного на него взгляда. Все это время, слушая отчет бабушки, он кожей ощущал присутствие Майри.

– Скотты не отбирают у своих фермеров последнее, – твердо сказал Черный лэрд. – Тем более когда семья в беде. Если брат Майри, как ты говоришь, заплатил все сполна в Троицу – этого хватит до конца года.

– Спасибо… – прошептала Майри.

Бабушка вновь обратилась к цифрам, и Роуэн скосил глаза в сторону девушки. Весь вечер он старательно отводил от нее взгляд, а теперь не мог насмотреться.

Она была прекрасна, как ожившее творение божественного скульптора. Даже ее поза, полная естественной грации, напоминала Роуэну драгоценную фарфоровую статуэтку.

Девушка сидела в резном кресле Джока, упираясь локтем в ручку и опустив подбородок на изящно отставленную ладонь. Синее шерстяное платье Анны с круглым вырезом подчеркивало безукоризненную линию длинной шеи и придавало голубизны прозрачным серебристым глазам. Больную руку все еще поддерживала перевязь, но плечо уже не так сильно беспокоило девушку – под взглядом Роуэна она подняла левую руку, чтобы смахнуть со лба непослушную прядь.

Вот уж неделя прошла с той ночи, когда он привез Майри Макрэй в Блэкдраммонд-Тауэр.

Целая неделя – а они не обменялись за это время и двумя словами. Всякий раз, сталкиваясь в замке с девушкой, Роуэн почти физически ощущал напряжение, витающее в воздухе, как это бывает перед грозой.

Бабушка продолжала сыпать цифрами, что-то вычитая, складывая и подводя итоги. Стоимость имбиря и изюма, цена на лен и льняные холсты, весенний приплод у коров и овец в стадах Блэкдраммонда…

Лэрд Блэкдраммонда не слышал ее отчета, не отрывая взгляда от Майри.

От тепла близкого очага ее щеки расцвели нежной краской рассвета, глаза засияли отраженным светом огня. Всякий раз, когда девушка поворачивала голову, в распущенных волосах вспыхивали золотистые искры.

Прикоснуться сейчас к ее щечкам, думал Роуэн… все равно что потрогать небо на горизонте, пронизанное лучами утреннего солнца. Мерцающие рыжими отблесками пряди заструились бы меж его пальцев прохладными горными ручьями. А на ее губах он ощутил бы не запах «живой воды», как в прошлый раз, а вкус засахаренного имбиря, которым Анна угощала свою гостью за завтраком.

Он со вздохом отвел взгляд, злясь на себя за эти бесполезные, легкомысленные, юношеские мечты. Ледяной ветер ворвался в окно, и Роуэн поднял голову, подставляя лицо освежающей прохладе. Видит бог, ему не помешает остудить это странное, настойчивое, непреходящее влечение к Майри Макрэй.

Случались минуты, когда ему хотелось, чтобы Майри была виновна. С этой мыслью смириться было бы куда проще, чем справиться со смятением, которое рождало в нем эта девушка. Всего лишь месяц… пожалуй, даже неделю назад он был уверен, что ни одна женщина никогда больше не войдет в его жизнь. Однажды так уже случилось. И это принесло ему страдания и боль.

Черный лэрд заковал свое сердце в броню, но в ту ночь, когда Майри занесла над ним руку с пистолетом, Роуэн Скотт глянул в эти лучистые, безмятежные, точно воды озера, глаза – и погиб.

А понял это только сейчас.

Восторг и ужас терзали душу Роуэна. Он готов был, как напуганный ребенок, бежать от зарождающегося чувства. Он был не в силах постичь это прелестное, загадочное, мятежное создание с серебристыми глазами и лицом Мадонны.

Сердце с самой первой минуты твердило ему, чтобы поверил, чтобы увидел чистоту и невинность девушки, а не коварный нрав. Но здравый смысл подсказывал, что она знает больше, чем говорит. А инстинкт выживания призывал к осторожности.

Ведь на кон поставлена его собственная жизнь. Один неверный шаг – и английский топор опустится на шею Черного лэрда…

С тяжелым вздохом Роуэн поднял глаза к окну, в набухшее дождем предзакатное небо. По каменному выступу под окном глухо зашлепали первые капли. Роуэн захлопнул ставни, набросил кожаную петлю на крюк и повернулся к окну спиной.

Анна все еще перебирала листки с цифрами, посвящая внука в домашние дела:

– …На прошлогодней ярмарке продано сто овечьих шкур за пятьдесят фунтов. – Бабушка сложила листки аккуратной стопкой. – Следующим летом получим столько же, если, конечно, грабители будут милосердны к нашим людям.

Роуэн кивнул.

– Ты, как всегда, на высоте, бабуль. Если бы я только мог отблагодарить тебя и дедушку за все то, что вы для меня сделали!

– А ты можешь, мальчик мой, – серьезно отозвалась Анна.

– Точно, – кивнул Джок. – Давно пора поехать за Джейми. Уж сколько времени прошло с тех пор, как мы получили известие от Алека.

– Ты ведь не забыл, что Алек просил забрать малыша Джейми в Блэкдраммонд? – вставила бабушка.

Роуэн снова вздохнул, бросив быстрый взгляд на Майри. Девушка следила за разговором с напряженным интересом.

– Конечно, не забыл, бабуль, – ответил внук. – Просто до сих пор не было возможности отправиться в Спорную землю. Поедем с Сэнди завтра.

– Только не с Сэнди, – возразил старый лэрд. – Он нужен здесь. Время набегов, сам знаешь, сынок. Сэнди следит за скотом; рука у него крепкая, глаз еще зоркий. Он и из пистоля стреляет, и из лука не промахнется. Да и храбрости не занимать. Пока он в Блэкдраммонд-Тауэр, набеги нам не страшны.

– Скорее грабители сюда носа не кажут благодаря твоим славным подвигам, – заметил Роуэн. – Так как же быть? Отправляться на Спорную землю в одиночку – рискованное дело. Не составишь мне компанию, дедушка?

Анна в тревоге подалась вперед.

– Слишком длинный путь для его старых больных костей, – сказала она.

Старый лэрд что-то недовольно пробурчал себе под нос, но, глянув на внука, качнул головой.

– Нет, мой мальчик, такие путешествия уже не по мне.

– В таком случае, – задумчиво сдвинул брови Роуэн, – поеду искать компаньона среди наших людей. Уилл Скотт, думаю, согласится… Или пошлет кого-нибудь из сыновей. Я бы взял с собой Ричи или Эндрю.

– Хорошие ребята у Уилла, – кивнул Джок. – Что Коршун Ричи, что Чернявый Эндрю – парни как на подбор. Слыхал я, они у Саймона Керра из-под носа скот увели. А взамен – вот шутники! – оставили мяч. – Старый лэрд ухмыльнулся. – Будь у амбаров ноги, они б тоже за этими ребятами зашагали лунной ночкой. А уж малыша из Спорной земли увезти – это им раз плюнуть.

– Нет, – решительно возразила Анна. – Эти двое в Спорной земле слишком хорошо известны. Ты и глазом моргнуть не успеешь, мой мальчик, как за вами увяжется целый отряд. А нам шумиха ни к чему, верно? Все должно быть сделано тихо и быстро, чтобы Джейми не пострадал. – Анна неожиданно улыбнулась. – Вот что! Возьми-ка с собой Майри!

– Майри? У нее же рука…

– Рука гораздо лучше, – прервала его бабушка. – К тому же Майри, я уверена, умеет обращаться с детьми.

Наклонившись к девушке, Анна заговорила тихо, но настойчиво. Майри, слушая леди Анну, время от времени бросала на Роуэна то удивленные, то пытливые взгляды.

Джок со вздохом поскреб подбородок.

– Похоже, за тебя уже все решили, сынок.

– Вижу, – сухо отозвался Роуэн.

– Она будет счастлива поехать с тобой, мой мальчик! – объявила наконец Анна.

Майри, вспыхнув, хмуро уставилась на пылающие в очаге поленья.

Счастлива? Роуэн в этом сомневался. Судя по ее лицу, она скорее была бы счастлива увидеть, как Черного лэрда из Блэкдраммонда поджаривают на этих самых горящих поленьях.

– За Майри моя жена тоже все решила, – подвел итог его дед. – Хотя, может, малышке и впрямь будет лучше на Спорной земле, чем здесь. После твоего отъезда сюда как пить дать заявится Саймон Керр с солдатами. Мы с Сэнди, конечно, сумеем ему объяснить, что Майри – твоя пленница, а не его. В замке достаточно пороха и стрел, чтобы отстоять девочку, но…

Черный лэрд вздохнул.

– Пожалуй, обращусь-ка я все же к Коршуну Ричи и Чернявому Эндрю. Для поездки по Спорной земле лучше спутников не найдешь.

– Зато Джейми будет гораздо лучше с Майри, чем с Коршуном Ричи, – настаивала Анна. – Люди говорят, ему достаточно глянуть на овец, чтобы те от ужаса побежали за ним. Вот какой он страшный! Мальчонка потом будет кошмарами мучиться. Возьми Майри, мой мальчик. Она поедет.

– Нет, – качнул он головой. – Женщина на Спорной земле только привлечет к себе внимание всяких негодяев. Сама ведь говоришь, что шумиха нам ни к чему, бабуль. Джейми нужно забрать быстро и тихо, верно? А Майри будет меня задерживать.

– Еще чего! Не буду я тебя задерживать, Блэкдраммонд, – возразила девушка. Она так упорно молчала все это время, что, услышав ее голос, Роуэн удивленно воззрился на нее. – В седле я держусь не хуже тебя.

– Даже если болит плечо? – с сомнением поинтересовался Черный лэрд.

Девушка кивнула.

– Если Анна и Джок хотят, чтобы я поехала, – я поеду, – еле слышно добавила она, не отрывая взгляда от камина. – Они так добры ко мне. Я у них в долгу.

– Отлично! Значит, решено! – с довольным видом объявила леди Анна.

– А по-моему, план никуда не годится, – сказал Роуэн, начиная сдаваться. – Учтите – ей понадобится мужская одежда. Двое мужчин будут меньше привлекать внимание.

– Куртку Майри пришлось выбросить, но мы что-нибудь подыщем, – пообещала Анна – слишком быстро и слишком радостно, на взгляд внука. – Где-то на чердаке, помнится мне, спрятана кожаная куртка, которую ты носил парнишкой. Майри она будет в самый раз. Да, не забыть бы вам взять теплые вещи для Джейми и пару игрушек, чтобы малышу не было в дороге скучно.

Роуэн шумно выдохнул, пытаясь сбросить накопившееся раздражение. Ох уж эта бабуля… Если она что-то задумала – ее не остановят никакие преграды! Впрочем, сейчас он не мог ее винить – ведь Анна волновалась за правнука. А Майри, конечно, справится с малышом гораздо лучше, чем Сэнди или Коршун Ричи… Или сам Черный лэрд, если уж на то пошло.

Роуэн с такой силой сжал зубы, что заныли челюсти. Больше всего на свете ему хотелось наотрез отказать бабушке. Вот так взять – и заявить, что с Майри Макрэй он на Спорную землю не поедет. Но он лишь издал очередной тяжкий вздох.

Выхода нет.

Оставить Майри в Блэкдраммонд-Тауэр – значит открыть дорогу сюда Саймону Керру, который не замедлит потребовать пленницу. Джок и Сэнди, разумеется, откажут. Начнется перестрелка… Нет уж, лучше взять девушку с собой. А если и не лучше, то хоть безопаснее.

Он резко кивнул, ставя точку в разговоре.

– Ладно, я ее возьму, – сквозь зубы процедил Роуэн, не глядя на девушку. – Только пусть помнит, что она по-прежнему под арестом. И ведет себя… соответственно.

– Ну конечно! – расцвела Анна. – Девочка будет ниже травы тише воды!

Только теперь он остановил взгляд на Майри.

Щеки ее пылали, в блестящих глазах отражалось пламя очага.

16

Молчание глухой, непробиваемой стеной окружало Роуэна от самого Блэкдраммонд-Тауэр.

Майри повернула голову, глянула на него сквозь пелену белесого тумана, укрывшего холмы и пустоши. Стальной шлем Роуэна был надвинут на брови, лицо застыло каменной маской, рот упрямо сжат. Казалось, Черный лэрд не замечает спутницы, погрузившись в свой собственный, скрытый от нее мир.

Майри вздернула подбородок, прищурилась на него из-под края шлема. «Стальной берет», как называли эту штуковину Роуэн и Джок, был очень тяжел и неудобен, несмотря даже на толстый мягкий подшлемник. От веса этого «берета» у Майри ныли мышцы шеи, а утром, когда шел дождь, монотонный стук капель по металлу едва не свел ее с ума.

Кожаная куртка, из которой Роуэн вырос, Майри оказалась слишком велика, зато его же шерстяной камзол, поддетый для тепла под куртку, был удобен и грел не хуже плотных накидок горцев.

Майри расправила плечи – левое все еще побаливало – и пошевелила онемевшими от поводьев пальцами, спрятавшимися под длинными рукавами куртки. По настоянию леди Анны больную руку поддерживала перевязь.

Девушка вновь посмотрела на Роуэна, и шлем не упустил возможности в очередной раз сползти ей на глаза. Майри со злостью сдвинула его назад.

Как же она устала!

Устала от молчания и напряжения, исходивших от Роуэна. Устала от тумана и мелкого дождя; устала от этого чертова шлема. Сейчас бы туда, где сухо и тепло. Сейчас бы проглотить хоть что-нибудь горячее.

Майри знала, что на Спорную землю они едут за Джейми, маленьким сыном Алека Скотта. Но никто не объяснил ей, почему Джейми надо отвезти в Блэкдраммонд-Тауэр и почему Роуэн согласился на это опасное путешествие.

Знала она и о том, что их ждет недолгий отдых в какой-то таверне, куда Роуэн должен вызвать какого-то приятеля, который и привезет малыша Джейми.

И наконец, Майри знала, что взять ее с собой Черный лэрд согласился скрепя сердце.

– Таверна уже близко? – рискнула нарушить молчание девушка.

Роуэн даже не повернул головы.

– Еще лиги две.

– А этот человек… Лэнг Уилл, кажется? Он что, живет где-то поблизости?

Шлем опять сполз на глаза. Майри подтолкнула передний край вверх.

– Да. – Роуэн бросил на нее быстрый взгляд. – Шлем тебе велик.

Точно соглашаясь с его словами, тот съехал ей чуть ли не на нос.

– Ничего не велик. Все нормально, – упрямо буркнула Майри.

– Это из-за волос. – Он протянул руку, вернул шлем на место. – Они такие гладкие, что металл скользит.

Роуэн даже не дотронулся до нее – всего лишь сдвинул шлем, но от его внимания щеки Майри запылали.

Запрокинув голову, она сумела-таки удержать проклятую штуковину на месте, зато задний край врезался в шею. Раздраженно выдохнув, Майри решительным жестом сдернула шлем с головы. Толстая коса упала на спину.

– Зачем он мне вообще нужен?

– Затем, что ты должна выглядеть как парень. – Роуэн забрал у нее опостылевший «берет» и вновь нахлобучил на голову.

– Но мне неудобно!

– А мне неудобно скакать с девицей по Спорной земле. Эскорт из полусотни местных негодяев меня лично не устраивает. Да и тебя, надеюсь, тоже.

Майри вновь схватилась за край шлема, явно собираясь его снять.

– Не смей, – прорычал Роуэн. – Если не хочешь, чтобы я обкорнал тебя под мальчишку.

Скорчив кислую физиономию, она все-таки опустила руку. Черный лэрд погрузился в молчание. Девушка молча скакала рядом, следя за ним краешком глаза.

После их знаменательного спора наутро ее первого дня в Блэкдраммонд-Тауэр Роуэн прочно занимал мысли Майри. Сначала ею владела одна только злость за то, что он посмел схватить ее и посадить под арест, пусть хотя бы и в своей спальне. Но забота и нежность, которыми Черный лэрд окружил свою пленницу, когда ей было так плохо и больно, внесли смятение в чувства и мысли Майри. И его упорное ледяное молчание все последующие дни терзало ее сильнее всяких ожиданий.

Ей даже стало казаться, что мимолетная нежность Роуэна – не более чем фантазия, рожденная ее собственным затуманенным алкоголем сознанием.

Майри устремила взгляд на раскисшую дорогу, но навязчивые мысли по-прежнему не оставляли ее.

Уловив искру добра и тепла в душе Черного лэрда, она не в силах была вызвать ненависть к нему в своей собственной душе. Гнев, ледяной коркой сковывавший ее чувства к Роуэну, начал таять. А под этой ледяной коркой бурлили чувства столь жгучие, как и слезы, что сейчас навернулись на глаза.

Нежность Роуэна, его поцелуи разожгли в ней пламя страсти. Майри думала… надеялась, что Черный лэрд сгорает в том же пламени. А он отгородился от нее глухой, как скала, стеной молчания.

Наверное, она ошибалась…

Майри бросила на спутника осторожный взгляд из-под металлического края шлема. Все то же непроницаемое лицо, все так же жестко стиснутый рот.

Она вздохнула, возвращая взгляд на дорогу. Черный лэрд подозревает ее в связи с испанскими шпионами, а она не может оправдаться.

Ведь тогда пришлось бы сказать, что написанное на испанском письмо было спрятано в тайнике, о котором знали лишь двое. Сама Майри и ее брат-близнец.

Эта находка стоила Майри многих бессонных ночей. Вера девушки в невиновность Айана подверглась жестокому испытанию, но Майри убедила себя, что это, должно быть, дело рук Алека Скотта. Наверняка Алек передал письмо Айану, чтобы тот его сохранил. Иного объяснения не было. И быть не могло.

Об ином Майри даже думать не хотела. Потому и спрятала страшную улику вместе с документами, отобранными у королевских гонцов, в часовне Линкрейга. Там, где, как ей казалось, их никто не найдет.

Нужно было сжечь проклятые листы, но теперь уже поздно. Теперь они попали в руки Роуэну Скотту, и тот поверил в вину Майри, как поверил и в то, что ее брат, честный, благородный Айан Макрэй, может быть изменником! Рассказать обо всем Роуэну? Оправдаться в его глазах? Майри этого очень хотелось… Временами ей хотелось этого больше всего на свете. Но оправдаться за счет брата девушка не могла. А значит, оставался один выход.

Молчать.

Майри передернула плечами, словно это помогло бы отогнать мрачные мысли. Шлем немедленно съехал на глаза. С негромким, но отчетливым гэльским ругательством она сдвинула его вверх и уставилась на дорогу.

* * *

– Таверна чуть к югу, сразу за вон теми холмами, – через некоторое время произнес Роуэн. Вырванная из раздумий, девушка вздрогнула. Рука Черного лэрда указывала вдаль, где мглистая дымка нависла над неровной грядой холмов.

Майри кивнула и оглянулась, радуясь неожиданной передышке в гнетущем молчании.

– А почему эти места называют Спорной землей? – спросила она. – Я считала, что между шотландцами и англичанами больше нет споров насчет границ.

– И правильно считала. Но этот район – миль двадцати длиной и не больше двух лиг в ширину – очень долго был камнем преткновения. Так что хотя границы здесь и определили уже полвека назад, их до сих пор мало кто принимает и с той, и с другой стороны.

– Неужели англичане и шотландцы до сих пор воюют за земли вдоль границы?

Роуэн покачал головой.

– Нет. Зато каждую ночь воруют друг у друга скот, жгут дома и амбары. Здесь живут и англичане, и шотландцы – воры, грабители, разбойники, которые нашли убежище от закона среди холмов и лесов. Это родной дом для преступников и изгоев, хотя находятся смельчаки, рискующие жить в этом змеином гнезде.

– Ужас какой, – прошептала Майри, настороженно поводя глазами по сторонам.

– Точно, – согласился Роуэн. – Преступники шныряют по здешним лесам и пустошам, не опасаясь преследования. Ни английская, ни шотландская сторона не желает принимать Спорную землю под свою опеку. Даже закон здесь не действует. Так что ты, малышка, – он наклонился и одарил Майри строгим взглядом, – будешь мучиться здесь в шлеме и мужском костюме. Оружие не выпустишь из рук, чтобы воспользоваться, если возникнет необходимость.

Майри с отвращением глянула на рукоять пистолета, торчавшую из седла, потом на длинное древко топора, кривое лезвие которого было засунуто в кожаную петлю, притороченную к седлу.

– На линкрейгскую дорогу я выезжала с кинжалом и пистолем, – буркнула она. – Копьем я пользоваться не умею, а пистолет хоть и заряжала, но ни разу не выстрелила.

– А зачем? Ты и рукоятью здорово орудуешь, – сухо прокомментировал Роуэн. Майри в ответ насупилась, и шлем, естественно, сполз на самый нос. В том сдавленном звуке, который сорвался с губ Роуэна, ей, как ни странно, почудилась не издевка, а добродушный смех. – Я покажу тебе, как стрелять из пистолета.

– Что, прямо здесь? – Привычным жестом сдвинув шлем назад, девушка обвела взглядом уныло-серую, в пелене мелкого тумана, долину.

– Нет. Не хочу терять время. Скоро стемнеет, а нам еще нужно добраться до таверны. Но где-нибудь показать придется. Пистолет у тебя в седле новой конструкции, он сильно отличается от того, которым ты крушишь головы. Чтобы из него выстрелить, огонь не нужен.

Майри глянула на него исподлобья.

– Подумаешь, – фыркнула она, прищурившись на увесистую рукоять, что торчала из кожаного чехла в седле. – Раскроить голову им можно не хуже, чем моим. Я не хотела стрелять из старого пистоля, так зачем мне нужен новый? Воспользуюсь рукоятью, как всегда. – Щелкнув поводьями, она умчалась вперед.

Роуэн без труда нагнал всадницу.

– Если – не дай бог, конечно, – со мной что-нибудь случится до возвращения в Блэкдраммонд-Тауэр, ты должна будешь защищаться. И мне не хотелось бы, чтобы какой-то негодяй оказался от тебя на расстоянии твоей вытянутой ручки с пистолетом, малышка. Хотя, признаться, выглядишь ты в этой позе прелестно, – неожиданно весело добавил ее угрюмый спутник.

Майри подозрительно сузила глаза, а Роуэн вдруг ухмыльнулся, точно хотел, но не сумел сдержаться. Кривоватая улыбка, озарившая лицо Черного лэрда, ворвалась в душу Майри, как поток солнечного света в распахнутое окно.

– Вот кому бы понравилась твоя игрушка, – пробормотала она, – так это Айану. Он любит оружие, особенно всякие новые конструкции.

– Этот пистоль из самых новых. Сделан в Германии. Я купил его в паре вот с этим, – он похлопал по своему седлу, – когда служил помощником смотрителя в Ист-Марче.

– Ты служил в Ист-Марче? – изумленно переспросила Майри.

– Больше года, до возвращения в Мидл-Марч, – кивнул Черный лэрд.

– Но уже после английской тюрьмы?

– Да, – коротко бросил он и отвернулся.

– Много же ты времени провел вдали от дома, – негромко сказала Майри, направляя лошадь поближе к Валентайну.

Роуэн упорно смотрел вдаль, на голубоватый склон холма с рассыпанными по нему пятнышками пасущихся овец.

– Почти три года, – наконец отозвался он. – Два из них – под арестом.

– А как же это вышло, что тебя назначили на такой важный пост в Ист-Марче, если считали преступником?

– В тюрьму меня посадили англичане, а не шотландцы. После освобождения Тайный совет короля Джеймса предложил мне пост на границе.

– Тайный совет решил, что ты невиновен в преступлении, за которое тебя осудили англичане?

Роуэн пожал плечами.

– На посты в приграничные крепости мало охотников. Приходится брать любого, кто согласится там служить. Даже преступников.

– А в чем тебя обвиняли? – спросила Майри.

Он не ответил; лишь стиснул челюсти, усмиряя нервно задергавшуюся мышцу. Что само по себе было красноречивым ответом. Майри ощутила его напряжение, горечь давней обиды… или предательства. Ощутила так ясно, словно эти чувства терзали ее собственную душу. Она следила за ним, инстинктивно сжимая кулаки. Ей вдруг вспомнились слова Дженнет о какой-то измене в жизни Черного лэрда. Вроде бы нож в спину родному брату вонзил Алек Скотт, и Блэкдраммонд оказался в тюрьме.

– Меня схватили в Англии и обвинили виновным в злодеяниях, к которым я не имел отношения, – после долгого молчания сказал Роуэн.

Только и всего. Но Майри вдруг все поняла…

– С тобой случилось то же самое, что и с моим братом, – тихонько прошептала девушка.

В полумраке дождливого вечера глаза Роуэна, обращенные к ней, казались двумя яркими зелеными звездами.

– Все возможно, – уклончиво ответил он.

– И Алек к этому причастен?

Роуэн отвернулся.

– Неважно.

– Важно! – У Майри дрогнул голос. – Расскажи, Роуэн, прошу тебя!

– Чтобы избавить брата от… неприятностей, я поступился очень многим. А потерял еще больше. Боюсь, награда за мою доброту была не совсем… скажем… достойная.

– Значит, в тюрьму ты попал за то, что совершил Алек? – уточнила девушка.

Он пожал плечами.

– Многие что-то слышали, о чем-то догадываются, но мало кто знает правду.

– А правда в чем?

Роуэн приоткрыл было рот и тут же спохватился, упрямо стиснув губы и покачав головой.

– Я клялась тебе, что Айан невиновен, и умоляла помочь брату. Ты отказался. А теперь выходит, что три года назад с тобой произошло то же самое! Тебя несправедливо обвинили и бросили в темницу за чужие преступления! Ты знаешь, что сейчас чувствует Айан! И что чувствую я!

Зеленый взгляд вновь обратился на нее. Долгий. Пронзительный.

Роуэн отвернулся, так и не ответив.

– Почему ты не захотел мне помочь? – настаивала Майри.

– Я не могу поверить тебе на слово, что твой брат, которого обвиняют в связи с испанцами, невиновен.

– Слово Макрэев ничем не хуже твоего, Блэкдраммонд! – возмущенно воскликнула Майри.

– Ты забываешь о доказательствах против тебя и Айана, которые я обнаружил в часовне Линкрейга, – отрезал он. – Два листочка с испанскими буквами сообщили мне, что ты знаешь больше, чем говоришь.

– Что значит какое-то письмо, если ты сердцем чувствуешь – я невиновна. Я всего лишь хочу видеть своего брата на свободе. – Девушка опустила ладонь на его руку. – Ты ведь знаешь, что я невиновна, правда? И знаешь, что Айан невиновен, – быстро добавила она. Интуиция подсказывала, что Черный лэрд на их стороне, а интуиция ее еще никогда не подводила.

Помолчав, Роуэн передернул плечами, но даже в этом небрежном жесте девушка уловила какой-то внутренний разлад, неловкость, напряжение.

– Какая разница, что я чувствую, – неприязненным, холодным тоном произнес он. – Какая разница, что я позволяю себе чувствовать. В этом деле многое поставлено на кон. И риск слишком велик. Я не имею права верить на слово… тебе или кому бы то ни было другому.

Майри убрала руку.

– О каком риске ты говоришь? И что в этом деле поставлено на кон, кроме жизни моего брата?

Пробиться сквозь его молчание казалось столь же невозможным, как снести горы Шотландии. Майри думала, что не дождется ответа. Она украдкой поглядывала на Роуэна, следила, как ходят желваки на щеках, как бьется жилка на шее.

Через несколько минут зеленый взгляд вновь обжег девушку.

– Моя собственная жизнь! – глухо бросил Роуэн.

Если душа может вспыхивать зарницами, то сейчас именно их свет пролился из зеленых глаз, обращенных на Майри. Сердце ее сжалось от страха, словно рок, нависший над Черным лэрдом, и ее задел своим крылом.

– Что это значит? – с трудом выдавила она.

– Елизавета, королева Англии, считает, что моя голова будет лучше смотреться на острие копья какого-нибудь из ее оруженосцев. Ей шепнули, что я припрятал часть испанских сокровищ с того корабля, который разбился у берегов Шотландии несколько месяцев назад.

Майри озадаченно нахмурилась.

– А ты действительно спрятал сокровища?

Он раздраженно фыркнул.

– Да не прятал я ничего! Не видел даже. Но я должен отыскать и пропажу, и шпионов… Иначе распрощаюсь с головой. Если англичане не получат шпионов, то объявят на меня охоту, и вряд ли в Шотландии найдется уголок, где я мог бы укрыться от гнева королевы Елизаветы.

– Но почему? Почему они думают, будто сокровища именно у тебя?

– Да потому что считают Блэкдраммонда разбойником и вором. К тому же мой брат оказался каким-то образом связан с этим делом. Не забыла? Твой тоже, если уж на то пошло.

Майри смотрела на него во все глаза. Страшный смысл слов Черного лэрда заставил ее похолодеть.

Ему грозит не меньшая опасность, чем Айану! А ведь Роуэн ни словом об этом не упомянул…

– Прости, Роуэн. Я не думала… Откуда мне было знать, что ты тоже рискуешь?

– Послушай-ка, малышка, – неожиданно ласково сказал он. – Все это касается только меня.

– Неправда, – выпрямилась в седле Майри. – Меня тоже. Как ты можешь так говорить, Роуэн!

Он вздохнул, устало и грустно. Окинул взглядом унылый пейзаж.

– Нужно спешить. Судя по тучам над теми холмами, ливня недолго ждать.

– Что ты будешь делать?

– Сейчас? Пришпорю Валентайна.

– Я не о том, – тряхнула головой девушка. – Что ты будешь делать с угрозой, которая над тобой нависла?

– Буду искать настоящих виновников, Майри с гор, – отозвался Роуэн.

Она долго смотрела на него, мрачно сдвинув брови, опасаясь даже представить, что случится, если Черный лэрд узнает, где было испанское письмо.

– Завтра утром мы должны уехать из Спорной земли. Ты попытаешься сначала отыскать Алека? Я помню, Анна и Джок говорили, что твой брат скрывается где-то в этих краях.

– Не знаю. – У него побелели губы.

– А сын Алека, – вдруг вспомнив, спросила Майри. – Почему мы за ним приехали сюда?

– Ребенку грозит опасность. Мой брат сообщил Джоку, что англичане разыскивают не только самого Алека Скотта, но и его сына. Правда, Джейми уже давно здесь и, видимо, хорошо спрятан, но…

– Зачем англичанам этот малыш? Хотят взять его заложником за отца?

– Точно. Но англичанам доверять нельзя. Даже если Алек и сдался бы, ребенок скорее всего так и остался бы по ту сторону границы.

– Понятно. Алек сообщил об этом старому лэрду, и ты пообещал найти и привезти Джейми. – Роуэн кивнул. – Но ведь ты не только лэрд Блэкдраммонда, ты еще и помощник смотрителя границы. Попытаешься найти брата, раз оказался в Спорной земле?

– Тайный совет пожелал, чтобы именно я схватил Алека Скотта и передал в руки закона.

Майри хотелось прикоснуться к нему, взять его ладонь в свою, поддержать… Официальный тон и каменное лицо Роуэна охладили ее порыв, но она знала, чувствовала, что он сердит не на нее.

И вновь ей вспомнились слова Дженнет о разладе между братьями. Что же произошло три года назад? Чем питается эта холодная ярость, которую она ощущает в Роуэне всякий раз, когда речь заходит об Алеке?

Несколько минут они скакали молча, а потом Майри вдруг приподнялась в седле. В долине быстро темнело. Кисельно-серое дождливое марево накатывало на холмы.

– Роуэн! – воскликнула девушка. – Что это там? Неужели сигнальные костры? Разве на Спорной земле не принято для набегов дожидаться ночи?

В густом тумане плавали желтые пятна огней, подмигивая и дрожа, точно отражение звезд в неспокойной воде. Под пристальным взглядом Майри еще три огонька зажглись на склоне холма. И еще два – чуть в стороне от остальных. Она оглянулась на своего спутника.

Прищурившись, он вглядывался в рассыпанные по окрестности мерцающие огни. Покачал головой.

– Это не сигнальные костры, Майри. Я совсем забыл, какой сегодня день. Канун Хеллоуина! Сегодня на каждом доме, дворе, даже сарае зажигают факелы в знак благодарности добрым духам за хороший урожай. И еще, чтобы отпугнуть демонов.

Майри кивнула.

– Да, знаю. В горах тоже зажигают факелы в замках, домах фермеров и хижинах пастухов. Интересно… Демонов-то огонь, возможно, и отгоняет. А как защитить скот от набегов?

– Говорят, нужно повесить венки из ветвей и листьев на дверь или надеть на шеи волов и овец. Это дерево сильнее злых духов. Оно спасает скот.

– Правда? И что же это за дерево?

Роуэн улыбнулся.

– Рябина [2].

Девушка, откинув голову, звонко рассмеялась.

– Выходит, рябина защищает только овец и волов? – поддразнила она Роуэна, мечтая продлить его радость и свое собственное дивное ощущение от его радости.

Улыбка Черного лэрда погасла.

– Не знаю, как рябина, а Роуэн защищает то, что принадлежит ему, – почти торжественно проговорил он. – Слово Блэкдраммонда. Можешь на него положиться, малышка.

Призрачное счастье… тоска по нему… желание… потоки эмоций нахлынули на Майри. Она опустила глаза в страхе, что Роуэн прочтет бурлящие в ней чувства.

Как только она наклонила голову, шлем снова съехал вниз. На этот раз Майри поправила его безмолвно. Роуэн тоже смолчал, пришпорив Валентайна.

Лошади несли их через туманную долину к сотням гостеприимно мерцающих огней.

17

Облокотившись одной рукой о стол, Майри подперла щеку ладонью и устремила взгляд на пляшущие языки огня в громадном очаге таверны. Утомление после целого дня верховой езды взяло свое. Даже поднять голову – и то казалось немыслимым, хотя от тяжеленного шлема она избавилась, едва переступив порог постоялого двора. Измучивший ее «стальной берет» лежал рядом на скамье.

Пламя поленьев в очаге дарило свет, тепло и уют, особенно приятный после многих часов скачки в холодном тумане или то и дело срывающемся дожде. Так бы вот и сидеть неподвижно, глядя на веселые языки пламени и россыпи золотистых искр.

В дымном, тесном, с низкими потолками помещении было полно народу. Люди вплотную сидели на лавках за столами, придвинутыми поближе к камину; кто-то грелся у огня, чьи-то спины загораживали очаг от Майри. Топот ног, хриплый смех, топорные шутки сливались в общий гул.

Майри вдыхала пряный, смолистый аромат горящей сосны, смешанный с запахами сальных свечей, дешевого эля и жареного мяса. Глянув на пристроившегося рядом Роуэна, отхлебнула эля, который по его знаку подала хозяйка таверны. Роуэн что-то сказал, но его голос потерялся в общем гаме.

– Что? – переспросила девушка.

Он наклонился.

– Говорю, хозяин послал мальчишку к Уиллу – сообщить, что мы на месте. Уилл Лэнг должен привезти Джейми. – Роуэн подался вперед, тревожно сдвинув брови. – У тебя усталый вид, малышка.

Молча кивнув, Майри сделала еще один глоток и с гримасой отвращения отодвинула кружку.

– Я заплатил за две кровати на сегодняшнюю ночь, – перекрикивая шум, сообщил Роуэн. – Тебе нужно отдохнуть. Иди! Уилла Лэнга с Джейми я встречу.

– Нет. Вместе приехали – вместе и встретим Джейми. В конце концов, ты и взял меня только ради малыша, – напомнила ему Майри.

Непроницаемый зеленый взгляд надолго остановился на ее лице.

– Иди наверх. Там комнаты постояльцев.

– Я не устала, – насупилась она.

Роуэн коротко, раздраженно выдохнул, но промолчал.

Под локтем Майри вдруг покачнулся стол. Она повернула голову. На другом конце грубо сколоченного, больше похожего на козлы для пилки дров стола четверо мужчин играли в кости. Взрывы хохота или проклятий сопровождали каждый бросок. Один из игроков задел кувшин с элем, прозрачная жидкость плеснула через край и тонкой струйкой потекла по доске прямо к Майри. Девушка резко убрала руку и отпрянула в сторону, невольно прижавшись к Роуэну.

– Разлитое пиво – добрая примета, – пробормотал он, вмиг подставив руку под спину Майри.

Его ладонь задержалась на ее плече, ласкающим теплом согрела больной сустав. Вспыхнув, Майри прикрыла глаза.

– Э-э нет! – проскрежетал хриплый голос. – Эй, вы! А ну не сметь! Только не сегодня!

Майри вздрогнула и глянула через стол, откуда раздавался голос. Напротив нее восседал щуплый человечек в грязном камзоле, с серебристой бородкой и с длинными, до плеч, но жидкими седыми волосами, сквозь которые просвечивал розовый череп. На забавной физиономии сияла почти полностью беззубая, очаровательнейшая улыбка доброго эльфа.

– Только не сегодня! – повторил человечек, смешно насупив белые кустики бровей. – Завтречка – сколько угодно! – Черный глаз хитро подмигнул Майри. Девушка съежилась, сообразив, что ее мужской маскарад не обманул странного собеседника. Незнакомец сверкнул глазками в сторону Роуэна. – Чего, парень, не терпится? Руки-то сами тянутся к такой красотке, а-а-а? Убери, кому говорю! Я тебя понимаю, парень. Ох и хороша твоя подружка!

Роуэн весело хмыкнул и убрал руку.

– Хороша, слов нет, – согласился он.

Щеки Майри запылали еще сильнее, но без поддержки Роуэна ей стало холодно и как-то неуютно даже в жарко натопленном помещении.

– Парочка что надо, – не унимался человечек. – Только ведите себя прилично. – Черные глазки искрились лукавством. А язык уже заплетается, отметила Майри. Даже разбавленный, эль сделал свое дело. – Красотка, красотка, – кивал человечек, мотая седыми космами и щурясь на Роуэна. – Хоть и одета парнишкой. Небось долго по Спорной земле плутали-то, любовнички? – Брови-кустики заговорщически подпрыгнули.

Роуэну, похоже, уморительный собеседник пришелся по душе. Он снова весело хмыкнул.

– Да уж, немало.

Майри готова была сгореть от смущения. Но хитрющая ухмылка седого эльфа цвела такой добротой и лукавством, что девушка невольно улыбнулась в ответ.

– Небось от разбойников с большой дороги бегали? Ха-ха! А вот и добегались! Тут такая банда собралась, любо-дорого посмотреть! – Старик перегнулся через стол. – Твоя суженая, парень, красотка-то эта?

– Н-ну… – начал было Роуэн.

– Угу, угу, – голова потешного эльфа снова заходила вверх-вниз. – Чего уж там нукать-то, парень. Погляди лучше, сколько сюда разбойничков съехалось со своими сужеными-ряжеными. Небось все, как вы, ждут Хеллоуина! – Он покачнулся, широким жестом обведя шумные компании за многочисленными столами. – Пей, веселись! Сегодня сам бог велел парням сдвинуть кружки, а подружкам погадать на вареных яйцах. – Старик кивком указал на дальний угол, где несколько девушек склонились над миской с кипятком. – Сегодня! – многозначительно повторил он. И расплылся в беззубой ухмылке. – Ну а завтречка… Ой, что будет, ребятки!

– Завтра Хеллоуин, – кивнул Роуэн. – А что еще?

– Да свадьба же, свадьба, дурень ты деревенский! Память от счастья отшибло, что ли? Позабыл, для чего на Спорную землю заявился? Клянусь, такой свадьбы ты еще не видывал, парень. Красоток-то сколько собралось, да все притащили своих разбойничков. – Он поднял кружку с элем. – Вот сколько нас! Лучше нас нет! – Забавный человечек застыл с поднятой кружкой, явно в ожидании ответа на традиционный тост жителей границ.

– Таких чертовски мало, да и те в могиле, – отозвался Роуэн и чокнулся с разговорчивым стариком.

– Угу. – Тот с довольным видом опустошил кружку. Пенистый эль брызнул во все стороны, закапал с серебристой бороды. Забавный собеседник-эльф утер физиономию рукавом. – Ф-фу, гадость! – крякнул он. – Молоко старой овцы – и то будет покрепче этого пойла. Таким разве напьешься? Я припас к ужину доброго свежего эля, дык все навалились, глядь – и нет его! – Старик приподнялся и протянул через стол руку. – Святой отец Тэмми.

«Святой отец»? Майри про себя улыбнулась. Ну и прозвище для разбойника с большой дороги. Впрочем, на границе она слышала массу чудных прозвищ. Девушка вежливо кивнула.

Роуэн встряхнул протянутую руку.

– Роуэн. И Майри.

– Роуэн, говоришь? А дальше? – скроив суровую мину, гаркнул Тэмми.

– Черный лэрд.

– Ух ты! – Он хлопнул себя по коленям. – Слыхал, слыхал… А где ж это я про тебя слыхал, парень? – Он надолго умолк, сосредоточенно шевеля бровками-кустиками. – Ты кто таков? Славный разбойничек, а?

– Еще какой славный, – вставила Майри, разглядывая собравшийся в таверне народ. Она лишь сейчас обратила внимание, что в зале действительно было много молодых пар. Девушки и парни переговаривались, держась за руки, улыбались, подшучивали друг над другом.

Святой отец Тэмми вдруг затянул песенку про красотку, которую суженый схватил темной ночкой, завернул в накидку и увез из родного дома. Один из игроков в компании, что бросала кости на другом конце стола, вдруг поднялся и хлопнул певца по плечу.

– Эй, Тэмми! – прорычал он. – Ползи-ка наверх, старый олух! К завтрему-то никуда не годен будет! – добавил парень, обернувшись к приятелям. Те загоготали.

Пьяненький Тэмми продолжал невозмутимо выводить рулады. С другого конца стола раздался очередной взрыв хохота. Компания вернулась к своему занятию. – Может, ему и впрямь плохо, – шепнула Майри и опустила ладошку на плечо старика. – Тэмми! Пойдете спать? Вам помочь?

Тот ухмылялся, подперев щеку кулаком.

Роуэн рывком поднялся со скамьи, обошел стол.

– Ну-ка, отец Тэмми, – с усмешкой сказал он, – давай помогу тебе найти кровать. Та-ак… Сюда, сюда. Обопрись на меня…

– Ох-ох-ох… – заохал старик. – Черный лэрд Роуэн, говоришь? Где ж это я тебя видел, приятель? А как твоя родня зовется, Черный лэрд Роуэн?

– Скотты.

– Ух ты! – Острый взгляд Тэмми впился в провожатого. – Еще один Скотт? А-а-а! Ты похож на этого… забияку Алека. Ты брат ему? – с нескрываемым восторгом вопросил старик.

– Брат, – ровным тоном отозвался Роуэн, забрасывая руку Тэмми себе на плечо.

– Ох и парень… славный разбойничек, забияка Алек Скотт… – приговаривал тот. – Давненько я его не видал. Говорят, он конченый человек?

– Говорят, – согласился Роуэн, подталкивая повисшего у него на плечах Тэмми к двери в коридор.

– Ох-ох-ох, – снова запричитал старик. – Я тоже конченый человек, так и знай, Черный лэрд Роуэн. Англичане-то за мной уж целый год гоняются. Наверх, наверх… В кроватку. Да благословит тебя господь. – Он вдруг встрепенулся. – А где подружка Черного лэрда?!

– Здесь она. – Роуэн поманил Майри. Девушка подхватила Тэмми под другую руку, и они втроем медленно двинулись через переполненный зал таверны.

– Красотка Майри, – припевал по дороге Тэмми, ухмыляясь во весь беззубый рот.

Хозяйка таверны, крупная, краснощекая матрона, покачивая пышными бедрами, внесла в зал два кувшина с элем. Майри краем уха услышала, как Роуэн поинтересовался, куда отвести Тэмми. Женщина ткнула пальцем вверх, что-то с улыбкой добавила и прошла к столу, где постояльцы уже стучали пустыми кружками.

Девушка удивилась, увидев озабоченно сдвинутые брови Роуэна. Чем могла его расстроить или встревожить добродушная хозяйка?

Поддерживая Тэмми с обеих сторон, они поднялись по скрипучей, шаткой лестнице на площадку второго этажа, откуда начинался узкий коридор с длинным рядом дверей. Роуэн распахнул последнюю.

Бедняга Тэмми совсем сник; когда все трое протиснулись в крошечную темную комнату, он уже висел на руках у Роуэна и Майри.

Единственная свечка на колченогом столе едва рассеивала мрак, но в ее тусклом свете Майри смогла рассмотреть две железные кровати, придвинутые к противоположным стенам. Одна из них была пуста, а на второй при их появлении заворочалась грузная фигура. Потом раздался громоподобный храп.

– Хозяйка предложила уложить Тэмми на одну кровать, а на другой устраиваться нам вдвоем, – пробормотал Роуэн.

Майри изумленно заморгала.

– Что?

– Я заплатил за две кровати. Но обе, как выяснились, в этой комнате, и одна из них уже занята, – со вздохом объяснил ей Роуэн.

– Угу, – оживился Тэмми. – Это мой брат! – гордо заявил он. – Дикки зовут. А кличут Горой.

Судя по очертаниям невероятной туши, укрытой одеялом, прозвище брат Тэмми заработал по праву. До Майри донесся еще один тяжкий вздох Роуэна.

– Ну что, малышка, решила? Будешь спать с Тэмми или со мной?

Потеряв дар речи, девушка уставилась на него во все глаза.

– И чего зря терзаться? – снова подал голос Тэмми. – Может, я и конченый человек, зато священник. И Дикки наш – тоже слуга господа. С нами твоя подружка будет как у бога за пазухой, Черный лэрд.

– Неужели? – пробормотал Роуэн.

– А что, вам с братом больше негде переночевать? – тоненьким голоском спросила Майри. Святой отец замотал головой.

– Нашему малышу тоже где-то нужно спать, – сказал Роуэн, бросив на нее быстрый взгляд. – Майри лучше бы остаться с ребенком.

– Э-э-э? – озадаченно протянул Тэмми. – Малыш, говорите? У вас кто, мальчонка?

– Да-да, – поспешно отозвалась девушка. – Еще совсем маленький, но о-очень шумный! Он вам, пожалуй, не даст как следует отдохнуть, сэр.

– Ох-ох-ох… – привычно завздыхал Тэмми. – Вот кому свадьба-то в самый раз. Слышь, Дикки? Я говорю – свадьба им в самый раз! А ну подвиньсь! – Он пихнул брата в бок и рухнул на край постели, рядышком с мерно вздымающейся тушей.

Обернувшись к девушке, Роуэн многозначительно повел бровью:

– Думаю, тебе все же лучше вернуться со мной вниз…

– А кровать займут, – прошелестел с кровати сонный голос старика Тэмми.

Майри вздохнула.

– Ладно уж. Подожду тебя здесь. Ничего со мной не случится. Скажешь, когда приедет Уилл?

Но ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы он остался. Безумная и восхитительная надежда вспыхнула в сердце. Затаив дыхание, Майри подняла глаза…

Роуэн тоже вздохнул и… взялся за крючок у горла своей куртки.

– Пожалуй, оставлю здесь. – Тяжелая куртка упала на кровать. – Вернусь, когда Уилл привезет малыша.

Майри поспешно кивнула. Что за дурацкая надежда. Что за идиотские мысли. Ему ведь действительно нужно дождаться приятеля…

Роуэн тем временем отстегнул от пояса кошель и протянул девушке.

– Будь добра, оставь это тоже у себя. Я ведь могу доверить тебе деньги, верно, малышка Майри с гор?

Она взяла кошель, в темноте скорчила Роуэну физиономию и опустилась на кровать. Жалкий соломенный матрац едва прикрывал доски. Майри сунула кошель под подушку.

– Да, и еще вот это. – Роуэн вытащил из-за пояса кинжал. В тусклом свете блеснуло лезвие.

Майри уставилась на светло-желтую рукоять.

– Зачем? – выдохнула она. – Убери. Не хватало еще, чтобы я кого-нибудь заколола…

– И не нужно. Вышибать мозги у тебя лучше получается, – насмешливо оборвал ее Роуэн. – Рукоять здесь не хуже, чем у твоего пистолета. Скоро вернусь. – Он замолчал.

Угасшая было глупая надежда вновь вспыхнула в душе Майри…

Роуэн постоял, устремив на нее непроницаемый взгляд, и вышел, больше ничего не добавив.

* * *

Ветер завывал за каменными стенами, дождь тарабанил в ставни. На кровати у противоположной стены, в унисон подпевая размеренному храпу брата, присвистывал Тэмми.

Еще чуть-чуть, думала Майри, и эта монотонная мелодия сведет ее с ума. Когда терпеть уже не было сил, девушка схватила тощую, комковатую подушку, швырнула через комнату. И о чудо! Храп прекратился. Поворочавшись, братья затихли.

Майри перегнулась вбок, подхватила подушку, взбила – насколько это было возможно – и сунула под спину. Поерзала на скрипучей кровати, пытаясь устроиться поудобнее. Подтянула колени, укуталась в одеяло. Бесполезно. Жесткое ложе было немилосердно к уставшему телу.

– Дьявол! – выдохнула она в темноту и снова попыталась как-то устроиться на неудобной кровати.

Утихомиривая братьев, сражаясь с подушкой, а потом ерзая на кровати, Майри забыла про кошелек Роуэна, лежавший в изголовье, и только теперь он попался ей на глаза. Рядом лежал небольшой белый сверток. Девушка протянула руку, чтобы сунуть его обратно в кошелек; белая тряпица развернулась, приоткрыв краешек позолоченной деревянной оправы.

Некрасиво, конечно, но… Майри про себя усмехнулась. С другой стороны, она уже однажды заглядывала в этот самый кошелек…

Любопытство победило. Миг спустя на ладони у Майри уже лежал овальный черный камень в резной раме из дерева с остатками позолоты. Девушка задумчиво сдвинула брови, вспомнив, что уже видела этот камень, когда обыскивала своего пленника в подземелье старой крепости.

Только зачем Черный лэрд носит с собой эту странную вещь?

Майри повернула ладонь, подставив загадочный камень под блики света от коптящей свечи. Гладкая черная поверхность мигнула, отразив лицо с широко распахнутыми прозрачными глазами. Повинуясь инстинкту, Майри машинально подняла вторую руку, чтобы пригладить растрепанные волосы.

Но не успела. Ее собственное отражение скрылось под белесым покровом, и на полированной поверхности проступило другое лицо…

Лицо столь знакомое, что девушка громко ахнула и в испуге прикрыла рот ладонью.

В зеркальце появился Айан. Осунувшийся, с заплывшим глазом и рассеченной губой, он вскинул голову к узкому окошку, похожему на щель в каменной стене, откуда лился мутный свет.

Изображение исчезло так же быстро, как и появилось. Горячие слезы обожгли щеки Майри; рыдания душили ее, комок слез стоял в горле. Она терла ладонью камень, поворачивала зеркальце в надежде вернуть лицо брата, но видела лишь свое отражение да яркое пятнышко горящей свечи.

Божий дар ясновидения, доставшийся ее матери Элспет Фрейзер и брату-близнецу, сама Майри не унаследовала. Но сейчас ей было видение… Самое настоящее видение!

Черный камень, должно быть, обладал магической силой… как неподвижная поверхность воды или языки пламени, куда часто смотрят ясновидящие, чтобы проникнуть в прошлое или будущее.

Но ведь с ней-то прежде такого никогда не бывало – сколько она ни вглядывалась в огонь или воду!.. Майри вдруг вспомнила, что в канун Хеллоуина происходят самые странные вещи. Наверное, в эту сказочную ночь видения являются даже обычным людям?

Закусив губы и прикрыв глаза, девушка молила добрых духов Хеллоуина снова показать ей Айана. Но когда она вновь заглянула в зеркальце, поверхность послушно отразила ее собственное заплаканное лицо с подрагивающими на ресницах прозрачными слезинками.

Через несколько секунд под ее пристальным взглядом матовая поверхность камня подернулась дымкой, которая сгустилась до непроглядного марева, пронизанного серебристыми струями дождя. Еще миг – и крошечная белая молния озарила штормовую ночь внутри зеркальца.

Миниатюрная фигурка всадника, четко вырисовываясь на фоне грозового неба, скакала по вершине холма. Всадник оглянулся. Еще одна ослепительная молния расколола небеса, и Майри увидела его лицо.

Роуэн!

Девушка ахнула. А всадник исчез, точно унесенный стремительными потоками дождя. Со сдавленным криком Майри наклонилась к зеркальцу, впилась взглядом в туманную поверхность… где вновь проступило ее лицо, бледное и искаженное от ужаса.

Видение пропало.

Дрожащими пальцами девушка завернула камень в тряпицу, судорожно ткнула обратно в кошелек, а кошелек накрыла подушкой.

Спрятав лицо в ладонях, она со стоном замотала головой, не в силах избавиться от пугающего образа. Озаренное мертвенным светом лицо Роуэна стояло у нее перед глазами.

Тревоги и заботы прошедших недель вытеснили из памяти видение Айана, о котором он рассказывал сестре той страшной ночью, перед арестом. Но теперь голос зазвучал так отчетливо, словно брата не отделяли от Майри многие лиги и каменные стены Абермур-Тауэр. Словно и не было этих мучительных месяцев, прошедших с ночи его ареста.


Всадник мчался стрелой, не обращая внимания на дождь и грозу… Такой высокий, широкоплечий, мрачный. В нем чувствовалось упорство… я бы даже сказал, отчаянное стремление. Опасность кружила над ним, точно ворон. Но ни смертельная угроза, ни разбушевавшиеся стихии не могли его остановить. Он рвался к цели. Он должен был кого-то отыскать… Метаясь меж холмов, всадник вновь и вновь выкрикивал женское имя. Все звал и звал, до хрипоты, до отчаяния. Он звал тебя, Майри. Он должен был отыскать тебя, пока… Пока я жив.


Только что ей было то же самое видение. И теперь-то Майри точно знала, что всадник, явившийся в видении ее брату, – это Роуэн Скотт, Черный лэрд, который будет искать ее грозовой ночью… перед самой смертью Айана!

Слезы беззвучно заструились по щекам девушки. Уткнувшись лбом в колени, она горько плакала, плакала надрывно и безутешно.

Неужели ее брату суждено погибнуть? Неужели Роуэн Скотт привез не просто приказ, а смертный приговор Айану?

Сердце Майри разрывалось от тоски, как будто самое страшное уже случилось… как будто она уже потеряла брата.

Как будто ей суждено потерять и Роуэна.

Она плакала, пока не почувствовала легкое прикосновение на своем плече.

– Что случилось, малышка? – прошелестел в тишине голос Роуэна. А она и не слышала, как открывалась дверь. Черный лэрд опустился рядом; деревянное ложе скрипнуло под его весом. – Неужели Тэмми…

– Нет! – Девушка быстро вытерла глаза. – Все в порядке.

Теплая ладонь поглаживала ее по спине.

– Ну, расскажи мне. В чем дело?

Замотав головой, Майри уткнулась лицом в ладони.

– Ох, Майри… – Его рука обвилась вокруг хрупких, вздрагивающих плечиков. Такая сильная рука, дарящая тепло и утешение. Ослабев от слез, Майри прильнула к его груди, где под полурасстегнутым камзолом виднелся ворот рубашки. Она вдохнула аромат пихтового дымка, эля и запах Роуэна.

Слезы вновь навернулись на глаза, но Майри, закусив губу, сдержала их поток.

– Ну же, малышка, – продолжал шептать Черный лэрд. – Расскажи. Я помогу.

Его слова… вот эти самые слова… сломили ее самообладание. «Я помогу».

Как нужны были эти слова Майри… Как она умоляла его помочь ей спасти брата. А Роуэн отказал.

Теперь уже поздно.

Майри зашлась в рыданиях.

– Боже милостивый, да что ж это такое, – пробормотал у нее над ухом обеспокоенный голос Черного лэрда. – Скажи, в чем дело? Я помогу.

– Я п-просила т-тебя пом-мочь, – захлебываясь слезами, выдавила девушка. – Т-только т-ты не з-захотел.

– Майри, – вздохнул он. – Давай не будем начинать все снова.

– Б-будем, будем! – простонала в ответ Майри. – Н-не нужно мне б-было вообще с т-тобой разговаривать! Ник-когда! Нужно б-было сбеж-жать как можно д-дальше!

– Почему? – Его дыхание обожгло ей щеку.

– Пот-тому что… – Она опять замотала головой.

«Потому что теперь уже поздно. Потому что я люблю тебя».

Произнести это вслух Майри не могла. Она сама была потрясена неожиданной мыслью, но тут же осознала, что не может противиться ей. Не может лгать самой себе.

«Я тебя люблю, а ты привез смертный приговор моему брату».

Горестный стон, сорвавшись с ее губ, растаял в складках рубашки на груди Роуэна.

– Поделись со мной, малышка. Скажи – чего ты хочешь?

«Хочу твоих объятий. Хочу почувствовать твои губы на своих губах. Хочу, чтобы эти секунды длились вечно…»

Майри оторвала щеку от его груди, попыталась отстраниться, но Роуэн без усилий вернул девушку в свои объятия.

– Если виной слезам мой отказ помочь Айану…

– Не только, – упрямо пробормотала она. – Еще ты схватил меня, как будто я преступница!

– Майри…

– И еще привез Саймону королевский приказ. Теперь мой брат умрет…

– Я не хотел… – шепнул Роуэн ей на ухо. – Поверь мне, я никогда не причинил бы тебе боль нарочно.

Майри казалось, что где-то внутри ее зазвенела и лопнула тетива. Нежный шепот Роуэна обещал утешение, поддержку, ласку… А этого ей так недоставало!

– Роуэн… – Девушка подняла к нему лицо. – Обними меня. Покрепче.

– Бог мой, Майри! – успел он выдохнуть в ответ.

И в следующий миг нашел губами ее рот.

Ее губы были бархатными и сочными. Роуэн впитывал их вкус легкими касаниями, то прижимаясь, то чуть отпуская и вновь накрывая полностью. Дрожащие ладони девушки легли ему на плечи, обвились вокруг шеи.

Приподняв голову, он обвел пальцем овал ее лица, а потом припал к ее губам совсем другим – жадным, настойчивым поцелуем, лишившим ее дыхания.

Ее глаза были закрыты. Стремясь утолить жажду, он прильнул к ее губам и почувствовал, как они раскрылись ему навстречу. Тонкие девичьи пальчики пробежали по колючим щекам и подбородку, защекотали шею, неуверенно замерли у распахнутого ворота рубахи, а потом украдкой пробрались внутрь.

– Бог мой, Майри… – вновь прозвучал его шепот. Роуэн оторвался от ее губ лишь для того, чтобы оставить легчайшие поцелуи на ее веках – ресницы крылышками бабочки обласкали его рот, – в уголках глаз, на виске – губы его ощутили стремительный бег пульса, – на изящных скулах и шелковистой коже щек.

Майри со стоном потянулась вперед, сама нашла его рот и сдавленно ахнула, ощутив жаркую ласку языка, проскользнувшего меж ее губ. Майри затрепетала, одна рука ее вцепилась в рубашку, комкая ткань, вторая медленно поднялась и зарылась в длинных, густых волосах Роуэна.

Не отрываясь от ее рта, Роуэн подхватил девушку под спину и осторожно опустился вместе с ней на кровать. Майри вытянулась, приникая к нему всем телом, точно хотела слиться с ним воедино.

Роуэн отстранился, глядя на запрокинутое к нему бледное, прекрасное лицо. Провел пальцем по чуть припухшим от его поцелуев губам, по упрямой линии подбородка. Губы его прочертили нежную дорожку из поцелуев от подбородка вдоль шеи к хрупким ключицам, а ладони обласкали тоненькие девичьи плечи.

Приподнявшись на локте, Роуэн припал к губам девушки долгим поцелуем, словно внезапно решил выпить ее всю, без остатка. Одна ладонь прокралась под рубашку, притронулась, очертила упругое полушарие – и наконец полностью накрыла грудь.

Майри на мгновение оцепенела, даже дыхание как будто застыло на ее губах. Но когда его пальцы сомкнулись на соске, она тихо застонала и, обхватив Роуэна за шею, тесно прижалась к нему.

Она тонула в его ласках, в его нежности, в восхитительном чувстве безопасности, которое дарил ей Роуэн. Немыслимые, неизведанные ощущения пронизывали ее с головы до пят, заставляя тянуться к нему навстречу губами, руками, бедрами…

Майри судорожно вздрогнула и напряглась, услышав донесшиеся от противоположной стены скрип и невнятное бормотание. Дикки на соседней кровати продолжал храпеть, но Тэмми заерзал во сне, что-то буркнул, потом шумно вздохнул.

Роуэн отстранился. Сердце его гулко колотилось совсем рядом и в унисон с сердцем Майри.

Он нашел в темноте ее руку, накрыл ладонь ладонью.

– Прости… – прошелестел сдавленный шепот. – Я забылся…

– Ш-ш-ш! – остановила его Майри. – Не нужно, Роуэн. Я сама этого хотела.

Он помолчал.

– Правда? – Низкий и чувственный, его голос был проникнут теплом, благодарностью… чем-то более глубоким.

– Правда, – шепнула она. – Я этого хотела, Роуэн. Я этого хочу.

Он наклонился. На миг прильнул губами к уголку ее рта.

– Надо же… – нежно и чуть укоризненно пробормотал он. – А ведь здорово сердилась, когда я пришел.

Майри нахмурилась.

– Верно. И еще буду, наверное… когда смогу соображать.

Роуэн выпрямился. Кровать скрипнула под ним, а следом раздался едва слышный стук в дверь.

– Да? – шепотом отозвался Роуэн. – Кто там?

– Гонец от Уилла Лэнга, сэр! – произнес за дверью мальчишеский голос.

– Боже правый, – буркнул, поднимаясь, Роуэн. – Забыл. Клянусь, все из головы вылетело. – Он шагнул к двери.

Майри тоже поднялась на дрожащих ногах, постояла несколько секунд, ухватившись за косяк. И наконец переступила порог комнатки.

В темном коридоре дожидался мальчуган.

– Уилл Лэнг велел передать, что не приедет! – сказал юный гонец. Лет двенадцати, не больше, он отхлебнул дешевый эль из кружки с видом завсегдатая кабаков и привычно утерся рукавом. – Еще он говорит, что ждал вас неделей раньше. Мать не позволит ему вытаскивать парнишку из дому на дождь и холод.

Роуэн стоял, подпирая плечом дверь. Выслушав отчет гонца, коротко выругался.

– Ладно, парень… Получишь пару лишних монет, но чтобы Уилл Лэнг с утра был здесь. С ребенком! Да пораньше. Я буду ждать, – властно сказал он.

Мальчуган кивнул на прощание и, растворившись в темноте, с грохотом скатился по лестнице.

Роуэн подтолкнул Майри обратно в комнату, закрыл дверь и повернулся к девушке.

– Выедем с рассветом.

– Смотря когда приедет Уилл Лэнг, – добавила Майри.

– Верно.

Прислонившись спиной к двери, Роуэн устремил на нее непроницаемый взгляд.

Сердце Майри ухало в груди таинственной ночной птицей. Этот взгляд… такой пронзительный и вместе с тем странно зовущий, пугал ее. Мальчишка-гонец своим приходом нарушил очарование их близости. Майри оглянулась на постель, мечтая вернуть волшебство…

Но как?

Кончиком пальца Роуэн приподнял ее подбородок.

– Эй, малышка! – протянул он. – Не забывай, что здесь ты как у бога за пазухой!

Громадные прозрачные глаза смотрели на него с доверчивой надеждой.

– Я знаю, – выдохнула девушка.

Теплая, немножко шероховатая подушечка пальца очертила ее подбородок, прошлась по губам. Уронив руку, Роуэн прикоснулся губами к приоткрывшемуся под его лаской девичьему рту.

Поцелуй был нежен, воздушен, но Майри ощутила затаенную страсть в дрогнувшей на ее плече ладони, в стремительном стуке сердца, созвучном ее собственному.

– Парень вовремя появился, – пробормотал Роуэн, отрываясь от ее губ. Руки его обвились вокруг Майри, и он прижался щекой к ее волосам.

– Почему? – В ожидании ответа она, кажется, забыла даже выдохнуть..

– Гнев Тэмми был бы страшен. Святой отец определенно снес бы мне голову.

Майри шумно выдохнула.

– О-о-о! За Тэмми не волнуйся. Он же священник, а господь запрещает своим слугам поднимать руку на ближнего.

Роуэн тихонько хмыкнул. Прильнув головкой к его груди, Майри с улыбкой затихла.

– Э-э-э? – сонно воскликнул Тэмми, приподнимаясь на локте. – Кто-то звал меня? Где? Что? Набег?

– Хорош священник, – снова хмыкнул Роуэн. – О набегах даже во сне не забывает. Нет-нет, святой отец! – свистящим шепотом ответил он в полумрак. – Все в порядке.

– А! Черный лэрд! – Тэмми рухнул обратно на подушку. – Знаменитый Скотт! Завтра, парень, все завтра. Кому сказал – сегодня ни-ни!

– Ты это о чем? – сузил глаза Роуэн, но в ответ раздался лишь громкий храп.

Взяв Майри за руку, Роуэн потянул ее к кровати, подождал, пока она устроится на убогом ложе, и сам вытянулся рядом. Майри повернулась, и его руки тотчас сошлись вокруг нее.

Окунувшись в тепло объятий Роуэна, ощущая его дыхание на своем виске и сильное, надежное тело рядом, Майри прикрыла глаза.

18

Привалившись плечом к стене рядом с пылающим очагом, Роуэн отыскал взглядом Майри. Густо-вишневое платье – он представления не имел, откуда взялся этот наряд, – покачивалось колоколом вокруг ее ног; в тугом корсете талия казалась немыслимо тонкой, а высокая грудь – еще пышнее.

Склонив голову, он любовался изящной походкой девушки. По переполненному залу таверны она двигалась легко и грациозно, как по вересковой долине в родных горах Шотландии. От Роуэна не укрылись взгляды, которые бросали на нее многие из собравшихся на праздник парней. Темная, туго заплетенная коса скромно выглядывала из-под уголка белоснежного платочка, подчеркивавшего безупречный овал лица и нежно розовеющие щеки.

– Сегодня ты еще красивее. – Роуэн повел бровью, словно подчеркивая комплимент.

Девушка улыбнулась. Взгляд ее был прозрачен и чист, он сиял серебристым светом и обещал все сокровища рая.

– Ты тоже, – мягко отозвалась Майри. – Даже побрился.

– Точно. – Он сконфуженно поморщился, потирая свежевыбритый подбородок. – Тэмми постарался. Не отстал от меня, пока я не искупался и не побрился. А мой камзол собственноручно вычистил. – Роуэн окинул взглядом хрупкую фигурку Майри. – Не знал, что ты взяла с собой платье.

– А я и не брала. – Девушка пригладила ладонью складки юбки. – Тоже Тэмми, как ты говоришь, постарался. Выпросил для меня платье у хозяйской дочки. На свадьбе, мол, все должны быть одеты прилично. Он даже позвал девчушку-служанку, чтобы та помогла мне искупаться. В упорстве святому отцу не откажешь.

Роуэн весело хмыкнул. Майри засмеялась, вспыхнув прелестным румянцем, и приподнялась на цыпочки, чтобы рассмотреть съехавшихся на свадьбу гостей.

Сегодня, пожалуй, народу в таверне было даже больше, чем вчера, в канун Дня Всех Святых, думал Роуэн, разглядывая зал поверх головки девушки. Длинные столы были сдвинуты к стенам и заставлены всевозможными блюдами для свадебного пира. Мужчины облачились в камзолы и бриджи; кожаные куртки, латы и шлемы ради праздника были отложены. Женщины тоже нарядные, в шерстяных или льняных платьях с кружевными воротничками-стойками, как у Майри, или с отделкой из атласных ленточек. И все, как одна, отметил Роуэн, в аккуратно повязанных платочках. Под ногами у взрослых бегала малышня; самых крохотных детишек прижимали к груди юные мамы.

Гости переходили от компании к компании, дружески хлопали друг друга по плечам, перебрасывались шутками. От улыбок и сияющих радостным ожиданием глаз в зале словно бы становилось светлее. Впрочем, среди мужчин встречались и серьезные лица.

Ни Роуэн, ни Майри, сколько не приглядывались, так и не смогли вычислить ту счастливую пару, ради которой устраивался праздник.

Беззаботная, веселая атмосфера невольно захватила и Роуэна. Он улыбался, чувствуя, как рассеивается тяжесть, которая вот уж сколько дней камнем лежала на душе. А может, предстоящее празднество тут ни при чем… Возможно, угрюмое настроение ушло еще вчера, когда он целовал Майри. Когда открыл сердце для любви.

Неожиданная мысль радости не добавила. Роуэн помрачнел.

Но лгать самому себе Черный лэрд не привык. Прошлой ночью, когда Майри лежала в его объятиях, он сгорал от мучительного желания обладать этой девушкой. Однако в пылу страсти пришло отчетливое понимание того, что Майри дорога и нужна не только телу его, но и душе. И он не согласился бы на связь поспешную и бездумную, как порыв перебравшего эля фермера.

Глядя на притихшую рядом девушку, такую божественно-красивую и вместе с тем естественную, не замечавшую своей прелести, он представлял себе тот миг единения с ней.

Он неторопливо подарит ей любовь прекрасную и томительно нежную. Но это случится, лишь когда Майри захочет его так же сильно, как хочет ее он сам.

Майри оглянулась, вскинув к нему лицо:

– Уилл Лэнг еще не появился?

Он покачал головой.

– Пока не знаю. Может, он во дворе? Там тоже полно гостей, которые не поместились в зале.

Девушка удивленно округлила глаза.

– Неужели так много приехало на свадьбу?

– Очень много, – кивнул Роуэн. – Тэмми сказал, что сюда съехались все обрученные пары с округи, чтобы вместе отметить День Всех Святых и повеселиться на свадьбе.

– Обрученные? – Майри обвела взглядом зал. – Да здесь ведь у половины уже дети.

Он снова кивнул.

– Точно. После обручения жених и невеста, по нашим традициям, могут жить вместе один год и один день. Впрочем, если и дольше – никто не осудит. Ну а потом… если, конечно, они устраивают друг друга, то играют свадьбу.

– Понятно, – задумчиво протянула Майри. – Значит, одна из этих пар точно нашла свое счастье. Интересно все же, кто здесь жених и невеста?

Ответить Роуэн не успел. В этот миг в дверях появился юный гонец и остановился на пороге, стреляя глазами по сторонам. Вскинув руку, Роуэн окликнул паренька. Тот махнул в ответ и поманил кого-то со двора.

Пригнув голову, чтобы не удариться о низкую притолоку, в главный зал таверны вошел очень высокий человек с маленьким темноволосым ребенком на руках. Парнишка-гонец указал на Роуэна, и незнакомец двинулся вперед, проталкиваясь через толпу.

Роуэн тронул плечо Майри, девушка обернулась, и он шагнул вперед, приветственно протянув руку:

– Уилл Лэнг?

– Точно. – Черты лица его были грубы, но темные глаза светились добротой. Малыш испуганно съежился, уткнувшись лицом ему в шею. – А тебя я где угодно узнал бы, – низким, чуть хрипловатым голосом добавил Уилл, стискивая ладонь Роуэна. – Одно лицо с братом. Вот, познакомься, это сынок Алека. Джейми, это твой дядя Роуэн. Папа хочет, чтобы ты поехал с дядей проведать прадедушку.

Малыш набрался наконец храбрости и оторвался от своего взрослого приятеля. У Роуэна глухо и сильно забилось сердце, когда он увидел хорошенькое детское личико в обрамлении густых черных кудрей. Застенчиво сунув пальчик меж розовых губок, мальчуган вскинул на дядю огромные синие глаза.

Глаза Мэгги.

Роуэн едва не застонал вслух.

– Джейми… – глухо произнес он. – Я – Роуэн Скотт, твой дядя. Приехал, чтобы отвезти тебя к Анне и Джоку. Они по тебе соскучились.

Джейми кивнул кудрявой головенкой, не отрывая от Роуэна немигающего синего взгляда, не вынимая крошечного пальчика изо рта. Потом с забавным влажным хлопком вытащил палец, округлил ротик. Под розовыми губками обнаружились два ряда ровненьких белых зубов.

– Дзок! – старательно повторил малыш.

– Верно, Джок. Он хочет тебя видеть, – повторил Роуэн.

Джейми кивнул с серьезным видом, обнял Уилла за шею и прильнул к нему, не сводя глаз с дяди.

– Какой ты у нас красивый мальчик! – с улыбкой мягко произнесла Майри. – Давай знакомиться? Меня зовут Майри. Я приехала вместе с Роуэном, чтобы тебе было веселее в дороге. Поедешь с нами?

Мальчуган был не против. Быстро кивнув, он крутанулся на руках Уилла и с безмолвным удивлением уставился в шумный зал.

Роуэн облегченно вздохнул. Слава богу, парень, похоже, не только понимает, что ему говорят, но и способен разумно отвечать.

– А он ходить умеет? – спросил Роуэн. – А говорить? То есть… я имел в виду – он хорошо говорит?

Уилл рассмеялся, любовно погладив малыша по спинке.

– О-о, да! Может целый день болтать без остановки! И бегает будь здоров! Мне за ним не угнаться. Сейчас вот что-то притих… Уж больно много незнакомого народу.

– Н-да… – неопределенно протянул Роуэн. – Н-да…

И что дальше? Он в отчаянии оглянулся на Майри, но девушка улыбалась мальчугану и не заметила его призыва о помощи. Роуэн вновь перевел взгляд на племянника. Кашлянул для храбрости.

– Ну что ж, Джейми… Так-то вот… Я твой дядя, – за неимением лучшего, повторил он. – Брат твоего папы.

– Па-па! – четко произнес малыш и потянулся к Роуэну, да так резко, что Уилл едва его не уронил.

Роуэн подхватил мальчугана, удивившись про себя. Маленькое тельце оказалось крепким и достаточно тяжелым.

Сияющий синевой взгляд обратился на Роуэна.

– Папа нет! Нет тут! Мой папа, – плаксиво приговаривал малыш и крутил кудрявой головенкой, точно в надежде все-таки отыскать папу среди всех этих незнакомых лиц.

Роуэн глянул на Уилла Лэнга, вопросительно повел бровью.

– Папа велел тебе ехать с Роуэном. – Широкая ладонь Уилла прошлась по копне густых темных завитков.

– Папа! Мой папа! – всхлипывал Джейми.

Роуэн неуклюже подбросил мальчугана на руках, но особого успеха не добился. Скосив глаза на Майри, обнаружил, что та и сама вот-вот расплачется. Губы девушки жалостно искривились, в глазах блеснули слезы.

Хорошенькое дело. Ее ведь как будто просили помочь с ребенком, а не рыдать вместе с ним!

Не зная, что ж ему все-таки делать с капризничающим малышом, Роуэн продолжал подбрасывать его на руках, а Джейми все не унимался:

– Папа мой! Мой папа, мой…

– Он очень привязан к отцу, – объяснил Уилл, перекрывая своим глубоким басом молитвенные причитания Джейми. – Они с Алеком только что расстались, вот парень его и зовет.

– Алек в таверне? – выпалил Роуэн.

Уилл покачал головой.

– Он проводил нас и попрощался недалеко отсюда. С тобой встретиться не захотел.

– Могу его понять. Как он? В порядке? Бабушка потребует отчета.

– Все нормально. Только за парня тревожится. В Блэкдраммонд-Тауэр, говорит, мальчонка будет в безопасности. Когда гонец сказал, что за Джейми приехал сам Черный лэрд, Алек здорово обрадовался.

– Неужели? – удивленно сдвинул брови Роуэн. – Ну, ладно, ребенка мы заберем. А дальше? Что Алек думает делать, не знаешь?

– Дзок, – неожиданно сменил свою песню Джейми. – Дзок. – Обхватив дядю за шею и прижимаясь носом к носу Роуэна, малыш заглянул ему в глаза. – Дзок тут?

– Нет, – рассеянно отозвался Роуэн, глядя на Уилла поверх шапки блестящих волос. – Джок дома. Скоро ты его увидишь. Так что там с Алеком? – вновь обратился он к Лэнгу.

– Нет тут, – со знанием дела повторил Джейми и покачал головой. – Папа нет тут.

Роуэн напрягся, стараясь не пропустить за детским лепетом ответ Уилла.

– На Спорной земле беглецу есть где укрыться. Долин и холмов хватает, – туманно сообщил он. – Алек сегодня не знает, где будет завтра. А сюда уже заявлялись солдаты, искали его сына – якобы их послали дедушка с бабушкой самого Алека. Он боится за своего парня и хочет, чтобы его отсюда забрали как можно скорее.

Роуэн кивнул.

– Передай, что его желание будет исполнено.

– Передам. Да, и еще… Он спрашивал об Айане Макрэе.

Роуэн почувствовал, как Майри вздрогнула и напряглась.

– Саймон Керр бросил Айана в темницу Абермур-Тауэр, – отрывисто бросил Роуэн. – Макрэй до сих пор в тюрьме, дожидается следующего официального перемирия между англичанами и шотландцами.

– Да-да! – зазвенел мелодичный голос Майри. – Дожидается «мирного дня», когда его приговорят к смерти за преступления Алека Скотта! Будьте так добры передать Алеку эти слова Майри Макрэй! – с горечью добавила она.

– Передам, – ровным тоном повторил Лэнг и, вскинув брови, перевел взгляд на Роуэна. – Пойду-ка я разыщу свою подружку и матушку. На свадьбу останетесь? Святой отец Тэмми и Гора Дикки, как я погляжу, собираются начинать. Во-он они, видите, у двери? – Уилл с улыбкой потрепал ребенка по голове. – Ну, крошка Джейми, до встречи! Узел с его вещами, – добавил он Роуэну, – во дворе, у самого входа. Там одежда, игрушки и все такое. Присматривай за ним хорошенько, Роуэн Скотт.

– Не волнуйся, – кивнул на прощание Роуэн.

Джейми махал ручонкой вслед Уиллу, пока тот пробирался сквозь толпу к двери.

Роуэн со вздохом посмотрел на Майри. Та улыбнулась, пригладив темные кудряшки малыша.

– Эй-эй-эй! А вот и вы! Славный разбойничек Черный лэрд со своей красоткой! – Расталкивая гостей на своем пути и сияя во весь беззубый рот, к ним спешил Тэмми. – Вот и вы! – вновь радостно провозгласил он. – О-о-о, и малыш здесь! Ну-ка, ну-ка, дайте взглянуть! Похож-то как! Ну вылитый Черный лэрд Роуэн! Привет, привет, малыш Черный лэрд! – Он ухмыльнулся Джейми, лукаво подмигнул.

Мальчуган прильнул к Роуэну, с опаской глядя на шумного человечка.

– Начинаем, начинаем, – тараторил тот. – А вот и Дикки! – Тэмми завопил во весь голос, призывая брата.

Толпа расступилась, пропуская человека-гору. Роуэн видел Дикки лишь в темноте и на кровати – тот проснулся позже него и Майри, но узнал не только по немыслимым размерам, но и по улыбке эльфа, точно срисованной с лица его щуплого, юркого брата.

– Эй, Тэмми! – грохнул невероятный бас Дикки. – Все готово, народ собрался.

– Отлично, отлично, – закивал святой отец, вцепившись в руку Роуэна. – Ну-ка, разбойничек Черный лэрд, становись вот здесь с парнишкой и с красоткой Майри.

– Спасибо, – вмешалась девушка, – но мы бы лучше постояли в сторонке, чтобы не мешать жениху и невесте. – Она подняла глаза на Роуэна. На щеках Майри расцвели розы, чужая радость отозвалась эхом и в ее душе.

Роуэна же свадьба не волновала – он давно решил, что исчезнет из таверны сразу же после встречи с Уиллом Лэнгом. Но раз уж так вышло… придется немного задержаться, подумал он. Нельзя же повернуться спиной к забавному священнику и прошагать из зала перед самым началом церемонии!

Он застыл у стены в полушаге от камина, чувствуя плечо Майри и теплое, упругое тельце ребенка, притихшего у него на руках. Роуэн был спокоен, доволен и… почему-то счастлив тем, что Майри и Джейми рядом с ним. В конце концов, несколько минут ничего не решают. Почему бы и не доставить удовольствие девушке, если ей хочется увидеть венчание?

Дикки и Тэмми остановились прямо напротив очага – странная пара с одинаковыми лукавыми ухмылками лесных эльфов. Столпившиеся в зале таверны гости нетерпеливо переминались, шаркали ногами, вздыхали.

– Приветствую всех! – прокатился над толпой сочный бас Дикки. – Да благословит вас господь! Сегодня мы собрались здесь ради освященной всевышним цели – чтобы совершить обряд венчания!

Роуэн поглядывая по сторонам, с любопытством гадая, когда же наконец объявится эта загадочная и уж чересчур стеснительная пара. Жениха и невесты видно не было.

– Кое-кто из вас, – все с той же плутовской ухмылкой, однако грозно сдвинув брови, продолжал Дикки, – плюет на учение новой церкви, поэтому мой брат Тэмми прочтет для таких молитвы папистов!

Тэмми усердно покивал, расплылся в беззубой улыбке и, схватив Майри за руку, потащил к Дикки. Девушка успела бросить на Роуэна недоуменный взгляд. Повинуясь жесту Тэмми, он размашисто шагнул вперед и остановился рядом с Майри, решив, что Дикки нужен ребенок, чтобы осыпать новобрачных лепестками. Да мало ли у народа припасено дурацких традиций для свадеб!

Тэмми повернулся лицом к залу.

– Так кто же сегодня женится? – зычно поинтересовался он.

– Мы! – пронесся над толпой многоголосый ответ.

Роуэн, вздрогнув, уставился на сияющие лица. Все до единой пары дружно вскинули руки.

Резко повернув голову, он встретился взглядом с Майри, на лице которой изумление смешалось с опаской и тревогой. «Должно быть, те же самые чувства отразились и на моей собственной физиономии», – промелькнула у Роуэна мысль.

– Отлично, отлично! – сиял довольный Тэмми. – Все вы – и вот эта пара… – он указал на Майри и Роуэна, – …Черный лэрд и его подружка Майри, которые обручились так давно, что у них уже успел вырасти такой большой парень! – Подмигнув Джейми, он вновь обратился к залу: – Сегодня они произнесут слова обета за всех вас! За всех, кто был обручен один год и один день и приехал сюда, чтобы по традиции наших мест пожениться в День Всех Святых!

– Что?! – выпалил Роуэн, но его возглас утонул в общем смехе, взрывах аплодисментов и восторженных криках.

– Что?! – вырвалось у Майри.

– То? То? То? – залопотал Джейми на руках у Роуэна.

Ухмылка лесного эльфа обратилась на них.

– Вы кто? Паписты или протестанты? – спросил Тэмми и, не дожидаясь ответа от потерявшего дар речи Роуэна, глубокомысленно сообщил брату: – Протестанты. Начинай, Дикки.

Великан Дикки выступил вперед. В зале зазвучали возвышенные слова свадебного обряда.

Толпа почтительно притихла, пары взялись за руки, склонили головы. Роуэн открыл было рот, чтобы объявить об ошибке, но…

Увидел слезы в глазах девушек и счастливые улыбки мужчин. Увидел юных матерей, горделиво прижимающих к груди младенцев, которые отныне должны были обрести отцов.

Пока длился обряд, Роуэн смотрел на эти лица и думал, как ему выпутаться из этого нелепого положения.

Он украдкой бросил взгляд на Майри. Девушка тоже смотрела в зал; щеки ее алели румянцем, глаза сияли, точно капельки утренней росы. Заглянув в эти глаза, Роуэн онемел.

Он не мог открыть рта. Он не мог произнести ни слова протеста.

И не хотел.

В переполненной таверне на Спорной земле, под громогласный речитатив священника-изгоя, он внезапно понял, что хочет эту девушку так, как никого и никогда не хотел. До отчаяния, до горячечной дрожи. Хочет ее всю – душу ее, мысли и тело; хочет с ее прошлым и будущим, независимо от того, что в них может скрываться. Кто бы она ни была на самом деле, какие бы тайны ни хранила.

Он взял Майри за руку. Покрепче прижал к себе Джейми. Притихший малыш следил за происходящим по-взрослому серьезным, немигающим взглядом.

Девичьи пальчики дрогнули в ладони Роуэна и сплелись с его пальцами.

* * *

Боже милосердный! Хоть глоток свежего воздуха – иначе он не выдержит!

Роуэн сделал глубокий вдох, втянув в легкие чудовищную смесь дыма, пыли, запахов пота и пищи. Сморщившись, потер ноющий висок. От праздничного шума и без того можно было оглохнуть, да еще неутомимый Тэмми завел песню, которую моментально подхватила половина зала, а вторая половина пустилась в пляс под аккомпанемент барабана, который как по волшебству появился в руках одного из женихов.

Поискав глазами Майри, он обнаружил ее у одного из столов, спиной к нему. Одной рукой поддерживая Джейми, другой она предлагала малышу что-то из праздничных блюд.

Господи, как же она прекрасна! Солнечный лучик, божественное сплетение счастья, света и улыбок! При одном только взгляде на это чудо у него перехватывало дыхание.

Пролетевший после венчания час со всей откровенностью и глубиной открыл ему смысл его поспешного шага. Смысл и опасность, которую этот шаг таил. Странное дело – даже осознав опасность, Роуэн не пожалел о совершенном.

И это тревожило его больше всего.

Никогда прежде он не действовал так легкомысленно и бездумно.

Что заставило его поддаться сиюминутному порыву, плодом которого стал этот брак? Как получилось, что он сейчас стоит в богом забытой таверне, полной счастливых пар, и смотрит на свою собственную жену?

Жена! Супруга Черного лэрда! Леди Майри из Блэкдраммонда…

Девушка, которую он подозревает в связи с испанцами! Боже правый!

Роуэн встряхнул головой, оттолкнулся от стены и ринулся к выходу.

Выскочив из зала, с наслаждением вдохнул холодный, сырой воздух и прошел к старому дубу, что высился в нескольких шагах от таверны.

Во дворе было немногим тише, чем в зале, из открытых окон неслось громкое пение. И почти так же многолюдно. Прислонившись к стволу дерева, Роуэн обратил взгляд на собравшихся во дворе гостей.

Гостей ли? Он подозрительно прищурился. Ни одной женщины – значит, эти люди не жениться сюда приехали… Грубые лица, латы, блеск копий и шлемов. Бандиты всех мастей, которых собрала Спорная земля, думал Роуэн. А может, солдаты…

На пороге таверны возникла громадная фигура Дикки. Заметив Роуэна, великан затопал к нему, ухмыльнулся, глядя на сброд, заполнивший двор.

– Погляди-ка, – забасил Дикки, ткнув пальцем в толпу. – Явились, разбойники, глотнуть дешевого пива да перехватить миску каши на обед, а попали на свадебный пир, где им местечка-то и не оставили!

– Знаешь их? – поинтересовался Роуэн.

– Еще бы! – Дикки сдвинул брови. – Мы с Тэмми в набеги-то со многими из них выезжали. Только вот с той бандой нам не по пути. – Он мотнул головой в сторону. – «Ублюдки Хэкки Эллиота». Хотел бы я знать, чего это их нынче потянуло на Спорную землю. Они ж обычно у себя в Лиддесдейле промышляют да по окрестностям. Интересно, интересно… – протянул великан, в точности повторяя интонации своего брата.

Роуэн глянул в ту сторону, куда показывал священник. На противоположном конце двора трое мужчин уплетали жареную говядину, запивая элем из фляжек.

Один из этой компании, коротконогий, тучный, что-то бросив своим сотоварищам, вприпрыжку помчался догонять служанку. Мощными покатыми плечами и длинными руками, которые при ходьбе как-то неуклюже, не в такт, дергались, незнакомец напомнил Роуэну дрессированного медведя.

Роуэн нахмурился, пытаясь поймать ускользающее воспоминание.

– Кто такой? – спросил он у Дикки, кивнув на громилу, который принялся любезничать со служанкой.

– Этот-то? – презрительно пробубнил великан. – Он самый Хэкки Эллиот и есть! Вишь, как разливается! Думает, будто неотразим для девчушек. И ведь женат, стервец. Но его мало кто выносит… А двое других – Клем и Мартин, его братцы.

– У нас в Мидл-Марче были проблемы с бандой Хэкки. Да и я с ним где-то встречался… У конюшни! – неожиданно для самого себя добавил Роуэн.

– Э-э-э? – не понял Дикки. – Какой такой конюшни? Слышь-ка, парень… ты, говорят, помощник смотрителя в Мидл-Марче. Да еще и брат Алека Скотта, а?

– Точно, – кивнул Роуэн. – Тебе Тэмми сказал?

– Да что там Тэмми. Я как увидел тебя – так сразу и догадался. Тебя тут многие знают, Черный лэрд из Блэкдраммонда, – с одобрительной ухмылкой заявил Дикки. – Сегодня у вас с подружкой большой день. Мои поздравления, парень. Да будет с вами милость божья. Ох и хороша же твоя Майри, Черный лэрд Роуэн. Клянусь, ты будешь счастлив. Да и парнишке вашему отец нужен. Имя нужно! – выразительно повел он бровью.

– У него есть и отец, и имя, – отозвался Роуэн. Он чувствовал, что может довериться добродушному и честному священнику. К тому же хотел разузнать хоть что-то об Алеке. С Уиллом Лэнгом ему после церемонии не удалось перекинуться ни словом о брате. – Парнишка – не сын мне, а племянник. Это ребенок Алека.

– Э-э-э? – У Дикки вытянулось лицо, и даже многочисленные подбородки затряслись от изумления. – А Тэмми сказал, что вы с девчушкой давным-давно обручены, и малыш уж подрасти успел… Говорил, вы и приехали-то, чтобы пожениться как положено, вместе с остальными.

– Тэмми человек хороший, добрый, – с дружелюбной усмешкой ответил Роуэн. – Только слушает вполуха, а потом придумывает, что ему в голову взбредет. – Дикки ошеломленно кивнул. – Так ты что-нибудь знаешь о моем брате? – сменил тему Роуэн.

– Н-ну… Пару лет назад встречал его в набегах. Мы тогда выезжали с Армстронгами и Скоттами. – Он хмыкнул, исподлобья глянув на Роуэна. – С тобой, парень, мы тоже однажды вместе в набег выезжали, да только ты меня не запомнил. Потом до нас дошли слухи, что ты попал в руки к англичанам. Добро пожаловать домой, Черный лэрд. Соберешься в набег – милости просим к нам с Тэмми, с тобой хоть на край света. За Тэмми ручаюсь.

Губы Роуэна дрогнули в улыбке.

– Благодарю. А из последних новостей есть что-нибудь об Алеке?

– Ох, бедный парень… Три года назад я его сам венчал с хорошенькой девушкой. Потом ее бог забрал… это я знаю. Вот только не знал, что она мальчонку-то ему оставила.

– Угу. – Роуэн скрипнул зубами.

– А теперь у него и вовсе дела плохи, – продолжал Дикки. – Он уж на Спорной земле немало недель хоронится. Вроде бы где-то в холмах… Конченый, говорят, человек; охотятся за ним и наши, и англичане. Но его здесь любят. Да-да, Алека Скотта на Спорной земле любят. Как и тебя, Черный лэрд. Плевать нам, что он там совершил, Алек! Мы его в обиду не дадим. А без нашей помощи солдатам его вовек не сыскать. Так говоришь, мальчонка-то его? Алека?

– Точно. Я отвезу его в Блэкдраммонд-Тауэр, к родным.

– Вот повезло парню с братом. – Дикки добродушно ухмыльнулся. – Пойду, пожалуй, пока там не уплели все подчистую. А ты? Перекусишь?

Роуэн молча качнул головой, и Дикки отправился обратно в таверну.

«Повезло парню с братом». Эхо этих слов звенело в ушах Роуэна. Он вздохнул. Бремя, камнем лежавшее на душе, вернулось, кажется, еще тяжелее, чем прежде.

Роуэн взглянул на братьев Эллиот. Те хохотали, то и дело прикладываясь к флягам с элем. Взгляд Хэкки случайно упал на Черного лэрда. Громила на миг застыл, потом что-то коротко бросил братьям, и те вслед за ним зашагали ко входу в таверну.

Не зная, запомнил ли его Хэкки после встречи у конюшни постоялого двора, Роуэн решил, что нужно оседлать Валентайна и Пэг и быть готовыми выехать в любую минуту. Он решительно двинулся к конюшне.

В ту грозовую ночь на постоялом дворе на него напал Хэкки Эллиот. Теперь Роуэн был в этом уверен. Вот только не сообразил пока, что ему делать в этой ситуации. Хэкки с братьями каким-то образом связаны с пропавшими испанскими сокровищами, а значит, и с теми самыми шпионами, найти которых Тайный совет поручил Роуэну.

Кроме того, эта же банда преследовала Айана Макрэя… А у Айана нашли золото испанцев… Нельзя забывать и о медальоне, загадочным образом попавшем из рук Хэкки – после того как тот украл его у Роуэна – в ларец смотрителя границы.

Черный лэрд нахмурился, не в силах пока распутать хитросплетения этого клубка загадок. Подойдя к конюшне, оглянулся на таверну, откуда доносился теперь уже едва слышный шум празднества. Обвел взглядом окрестности. И застыл, увидев на вершине дальнего холма фигуру всадника, черную и четкую на фоне свинцово-серого неба. Луч солнца, проскользнувший сквозь пелену облаков, упал на стальной шлем всадника и рассыпался искрами.

Алек.

Роуэн узнал брата в тот же миг. Их взгляды встретились, хотя на таком расстоянии даже лицо рассмотреть было немыслимо. Казалось, Роуэн врос в землю, как молнией пораженный гневом, яростью, горечью… Он и сам бы не сказал, какие чувства овладели им при первой встрече после трех лет разлуки с братом.

Как не ответил бы на вопрос, почему он не бросился к конюшне, не вскочил в седло и не пришпорил Валентайна, чтобы догнать, схватить и арестовать возможного шпиона.

Сквозь туман эмоций и сумбурных мыслей проник чей-то голос, выкрикивающий его имя. Вздрогнув, Роуэн повернул голову. К нему мчалась Майри с Джейми на руках и холщовым мешком через плечо.

– Скорей, Роуэн! – Девушка, запыхавшись, сунула ему мешок. – Скорей! Нужно исчезнуть отсюда!

Он уставился на нее, пытаясь сообразить, чем вызвана эта неожиданная тревога. Неужели она тоже заметила Алека? Неужели собирается гнаться за ним с ребенком в седле?

– В чем дело? – хрипло выдавил он.

– Эти люди… там… Посмотри! – Она махнула рукой в сторону таверны. – Банда Хэкки Эллиота! Роуэн, прошу тебя, уедем! Они меня не видели… а тебя, наверное, не знают… Но все равно нам нужно уехать. Ради Джейми! – Она потянула Роуэна за руку.

– Погоди. – Он вновь обратил взгляд на вершину холма, где каменной статуей застыл всадник.

Майри шагнула вперед и остановилась бок о бок с мужем, крепко прижимая к груди малыша.

Алек прикоснулся к краю шлема и вскинул руку ладонью вверх.

Сердце его брата стремительно и глухо заколотилось. Только теперь Роуэн понял, зачем здесь появился Алек. Ни испанские сокровища, ни Хэкки Эллиот, ни разделившая двоих братьев стена не имели отношения к тому опасному посту, который занял Алек.

Подняв одну ладонь в таком же жесте, вторую Роуэн опустил на кудрявую головку Джейми.

Алек склонил голову, подхватил поводья и исчез с холма.

19

– Ро-у-эн, – медленно, по слогам, произнесла Майри. – Вот он, Роуэн. Скажи, Джейми, Ро-у-эн!

Джейми ткнул в дядю пальчиком:

– Лу-ун.

Майри отозвалась счастливым смехом.

– Верно, это Луун. А меня как зовут? Можешь сказать, малыш? Не забыл?

– Май-йи, – звонко произнес Джейми.

Майри приподняла мальчугана из седла и на миг прижала к груди. С улыбкой глянула на Роуэна, но тот лишь молча скосил на нее глаза и, обогнав их с Джейми, направил Валентайна вниз по каменистому склону. Пэг медленно пробиралась следом, сквозь невысокие заросли кустов, мимо мелких и больших валунов, через узкий лог. На вершине следующего холма Майри нагнала своего спутника.

Ее тревожило упорное молчание Роуэна. Таверну они покинули в спешке, мигом собрав вещи и пришпорив лошадей.

После клятв, данных перед богом и людьми, они мало что успели сказать друг другу. И теперь ей оставалось лишь гадать, вызвано ли его мрачное расположение духа встречей с Хэкки, неожиданным появлением Алека – или же он сожалеет о своем необдуманном решении жениться. Майри была уверена, что в отличие от нее Роуэн не привык действовать под влиянием минутного порыва.

Один из моментов этого удивительного дня был ей особенно дорог. Когда прозвучали последние слова благословения, Роуэн наклонился, быстро поцеловал ее в щеку и шепнул:

– Да будет милость господа с нами, Майри. Я счастлив тем, что сейчас произошло.

Она готова была вспыхнуть и сгореть свечой от страсти, пронизавшей в тот миг всю ее, до кончиков волос.

А потом Роуэн замкнулся в себе и если обращался к ней, то лишь для того, чтобы спросить о малыше, указать путь или помочь с лошадью.

Муж… Роуэн Скотт из Блэкдраммонда теперь муж ей. От хаоса эмоций и мыслей Майри становилось не по себе. Почему они не произнесли ни слова, по ошибке оказавшись перед священником? Что заставило ее… да и Роуэна… согласиться на этот поспешный обряд?

Майри казалось, что она нашла ответ на эти вопросы.

Захваченные красотой и торжественностью момента, они оба инстинктивно распахнули сердца ему навстречу. Впервые в жизни Майри стала свидетельницей столь трогательных чувств, впервые в жизни ощутила столько любви и увидела столько сияющих глаз сразу. Мечтая забыть все страхи и горести, преследующие ее в последнее время, она не нашла в себе сил отвергнуть дивную возможность, редкий шанс разделить счастье других.

Но теперь, при виде его угрюмого, нахмуренного лица, Майри терзалась сомнениями. Вдруг она ошиблась? Вдруг приняла мечту за реальность?

Сожалеет ли Роуэн об их скоропалительном браке или злится на самого себя за то, что пошел на поводу у эмоций?

И все же… Все же… Внутренний голос убеждал ее, что Роуэн Скотт не взял бы ее за руку и не произнес слова святого обета, если бы в душе его оставалась хоть капля сомнения.

Брачные клятвы – поспешные ли, искренние или полные всего лишь обманчивых надежд, но эти клятвы прозвучали. А противоречия между нею и Роуэном по-прежнему живы.

Да разве можно забыть о том, что рядом с ней Черный лэрд, посланец Тайного совета? Она рисковала жизнью, пытаясь перехватить смертный приговор Айану. А Роуэн Скотт доставил указ Саймону… зная, что обрекает ее брата на гибель; помня, как она умоляла спасти Айана…

Роуэн безжалостен в своих подозрениях, только когда они касаются Айана. А увидев Алека на холме недалеко от таверны, он не помчался вдогонку за преступником, как того требовал долг офицера Мидл-Марча.

Майри задыхалась в потоке нахлынувших сомнений, обид и страхов. Как она могла забыться? Как позволила призрачным надеждам затмить здравый смысл и реальную опасность?

И почему… Почему, несмотря ни на что, где-то в глубине души живет мечта о том, что рожденный сегодня союз сохранится, окрепнет, расцветет.

– Го-сок! – воскликнул Джейми. – Го-сок.

Майри вздрогнула. Оказывается, малыш давно уже повторял одно и то же слово, а она не слышала, занятая своими мыслями.

– Что, мой хороший? – переспросила она.

Роуэн оглянулся:

– В чем дело? Он же ни на минуту не умолкал от самой таверны!

– Может, хочет есть… – предположила Майри. – Хочешь сыру, малыш?

Но Джейми с жаром замотал головой.

– Нет сыл! – заявил он. – Го-сок!

– А-а! – наконец догадалась Майри. – Горшок! Роуэн, нам придется остановиться.

– Опять? – возмутился тот, натягивая поводья. – Мы уже останавливались поесть, потом попить водички из ручья, потом согнать ворон с дерева. И каждый раз ты носила его в кустики! Сколько можно?

– Столько, сколько ему нужно, – парировала Майри. – Не путай ребенка со своим Валентайном! – Ее сомнения и страхи вырвались неожиданным раздражением. – Скажи спасибо, что он сам просится на горшок. Посмотрела бы я, как Черный лэрд возился бы тут в одиночку с мокрыми штанишками. Вот был бы для тебя урок, – бормотала она себе под нос. – И зачем только я согласилась поехать…

– Жалеешь? – холодно процедил он.

Майри открыла было рот – и тут же отвернулась. Слишком много недоговоренного между ними. Слишком многое нужно было бы объяснить… Но не сейчас.

– Пи-пи, – жалобно повторил Джейми, ерзая перед ней в седле. – Го-сок!

– Сейчас, мой хороший, сейчас. Потерпи немножко, – приговаривала Майри, пытаясь одновременно удержать Джейми и слезть с лошади.

Спешившись, Роуэн подхватил ребенка на руки и вручил его Майри, когда она оказалась наконец на земле.

– Ладно, иди, – буркнул он. – Но учти – нам некогда гоняться за птичками и плескаться в ручьях. Хэкки, возможно, наступает нам на пятки, не забыла?

Майри скорчила физиономию и, прижав Джейми к груди, зашагала к ольховой рощице.

– Молодец, Джейми, – похвалила она малыша, одернула его пальтишко, взяла крохотную ладошку в свою и неспешно, примеряя свои шаги к семенящим шагам маленьких ножек, двинулась к лошадям. – Роуэн ждет. – Лу-ун! – Малыш протянул ручки к Роуэну. Тот молча поднял его и так же молча дождался, пока Майри устроится в седле.

Перед отъездом из таверны она вернула платье хозяйской дочке, и теперь на ней вновь бы мужской наряд, который девушке выбрали Джок и Анна. Роуэн настоял, чтобы она снова надела и тяжеленную кожаную куртку, зато от шлема Майри наотрез отказалась. «Стальной берет» металлически поблескивал сбоку от седла. Поверх куртки Майри набросила свой собственный черный плащ. К вечеру заметно похолодало, так что капюшон ей очень пригодился.

– Луун! – Малыш обхватил ручонками лицо Черного лэрда. – Дём Дзок! – с серьезным видом сообщил он. – Луун дёт Дзок.

Пронзительно-зеленый взгляд встретился с пронзительно-синим. Роуэн невольно хмыкнул, когда племянник потерся носиком о его нос.

– Точно, – с кривоватой усмешкой согласился он. – Идем к Джоку. Я еду к Джоку. И ты. И Майри тоже.

Явно довольный, мальчуган глубокомысленно кивнул.

Майри протянула руки, Роуэн поднял ребенка, чтобы усадить перед ней на лошадь, помог завернуть малыша в одеяльце.

Роуэн заглянул ей в глаза. Еще миг – и он, помрачнев, отвернулся.

Стена молчания вновь встала между ними. Убаюканный мерным аллюром лошади, Джейми затих, привалившись к груди Майри. Подтянув одеяло повыше, она набросила краешек на кудрявую головку малыша и подняла лицо к набухшему тяжелыми облаками небу.

– Как бы он не замерз… – бросила она Роуэну. – Что-то холодно стало.

Роуэн кивнул.

– Может и дождь пойти, судя по тучам. – Он оглянулся.

Опять, невольно отметила про себя Майри. Всю дорогу от таверны Роуэн был настороже, то бросая тревожные взгляды назад, то осматриваясь по сторонам.

– Думаешь, они скачут за нами?

– Скорее всего. – От этих обычных слов, сказанных негромким, но уверенным голосом, Майри пробрал холодок.

– Но зачем? – возразила она. – От меня Хэкки ничего не нужно. А тебя он вообще не знает.

– Знает, – мрачно уронил Роуэн.

– Ты что, преследовал его с солдатами после набега? Столкнулся с ним прежде, чем схватил меня?

Роуэн скосил на девушку глаза и вновь уставился на усыпанную камнями землю.

– Помнишь, я рассказывал об испанском корабле, который потерпел крушение у берегов Англии? А меня, как офицера пограничной крепости, послали осмотреть берег и попытаться отыскать сокровища.

Майри кивнула. – Конечно, помню. Потом тебя обвинили в краже золота, которое испанцы везли на том корабле. Да, но при чем здесь Хэкки?

– Через некоторое время на постоялом дворе на меня напали двое и кое-что украли из моего кошелька. Сегодня этих двоих я увидел в таверне и узнал. Это был Хэкки и один из его братьев. – Роуэн устремил на девушку прямой, жесткий, почти обвиняющий взгляд.

Она недоуменно сдвинула брови.

– Ничего не понимаю. Зачем Хэкки с братьями на тебя напали? И зачем им сейчас тебя преследовать? Ты забрал у них что-то важное? Хотя… если даже ты просто чем-то задел Хэкки или поколотил его, то он тебе не простит и так просто в покое не оставит, – задумчиво добавила Майри.

– Ты… не знала! – медленно и как будто удивленно проговорил Роуэн.

Она с недоумением взглянула на него.

– Не знала? А о чем я должна была знать? Хэкки Эллиот – ублюдок и гнусный вор – вот что я точно знаю!

Роуэн с растерянным вздохом сдвинул на затылок шлем, поскреб подживающий шрам на лбу.

– Ты не знала о том, что Хэкки связан со шпионами, которых мне приказано отыскать?

Майри уставилась на него, точно не верила собственным ушам.

– Скажешь тоже! – сказала она со смешком. – Да у этого недоумка едва хватает мозгов, чтобы таскать скот по ночам и требовать мзду с фермеров!

– Хэкки украл у меня из кошелька испанский золотой медальон. Не так давно Саймон Керр показал мне вещи, якобы найденные у Айана. Среди них я увидел тот самый медальон. Вещица необычная, ее трудно спутать.

Майри не сводила с него громадных, округлившихся от ужаса глаз.

– Нет… – хрипло вырвалось у нее. – Нет!

– Уж не знаю, каким образом, но Айан и Хэкки в этом деле связаны.

– Айан – не шпион, – сквозь зубы процедила Майри. – И я тоже. Теперь понятно, почему ты думал, что мне все известно о Хэкки! Ты связываешь меня с бандитами, шпионами и всеми остальными негодяями!

Роуэн упорно смотрел перед собой.

– Я не знаю, кто виновен, а кто нет. Пока что в этом деле сплошные загадки, – пробормотал он. – Но будь уверена, я во всем разберусь!

Джейми заворочался во сне, уткнулся личиком ей в руку. Девушка поправила одеяло и прижала малыша к себе.

– Мой тебе совет, Роуэн Скотт, – отчетливо произнесла она. – Прислушайся лучше к своему сердцу. Оно скажет, кто прав, а кто виноват.

Роуэн повернул голову. Молчание его, казалось, накатывало ледяными, безжалостными волнами. Но в изумрудном взгляде Майри неожиданно уловила какую-то тоскливую надежду… В следующий миг зеленые глубины подернулись дымкой. Роуэн отвернулся.

– Хватит, попробовал, – бесстрастным тоном ответил он. – Кроме неприятностей, ничего не получил.

– Что ж ты молчал там, перед священником? Нужно было сразу отказаться! По крайней мере, честнее! – натянуто произнесла девушка. Обида клокотала в душе, рвалась наружи, но Майри сцепила зубы. Черный лэрд не узнает, как ей больно!

– Да я не о свадьбе, – пробормотал он. – И вовсе не тебя имел в виду, малышка.

Она уловила в его голосе затаенную боль и горечь.

– А кого? – осторожно спросила Майри. – Кого ты имел в виду? Ты говоришь, что получил одни неприятности, потому что прислушался к голосу сердца? Как это случилось? Когда?

– Три года назад, когда я помог брату, – глухо бросил Роуэн.

– Ты был арестован из-за него, я знаю. Расскажи, как это произошло?

Он качнул головой.

– Все в прошлом. Все забыто.

– Нет! Если душа болит, значит, не забыто, – убежденно сказала девушка. Сострадание неожиданно затопило ее душу, унося преграды, которыми она пыталась отгородиться и от Роуэна, и от собственных чувств к нему. – Расскажи, прошу тебя. Я должна знать.

Он вздохнул. И еще раз – горько, тяжело.

– Это случилось во время ночного набега. Мы выехали как-то ночью с Алеком и еще несколькими десятками всадников из Армстронгов и Скоттов в погоню за англичанами, которые уже не в первый раз уводили скот из Блэкдраммонда. Смотритель Мидл-Марча с той стороны и целый отряд солдат преследовали нас от самой границы. Когда кто-то из них поднял пистолет, Алек выстрелил. Он не знал, в кого попал, и только потом выяснилось, что это был смотритель границы.

Майри ахнула.

– Он убил смотрителя Мидл-Марча?

– Именно. Перед смертью этот англичанин попал мне в ногу, так что солдатам несложно было меня схватить. Они же заявили, что их начальника убил я.

– А ты? Не стал ничего объяснять?

– Попадись в руки англичанам Алек, они повесили бы его прямо там же, на месте. Ну а поскольку я лэрд Блэкдраммонда, то казнить меня без суда не рискнули. Лэрдов и прочих высокопоставленных лиц положено отдавать в руки закона, – с мрачной усмешкой объяснил он.

– Выходит, ты промолчал и позволил им арестовать тебя вместо Алека?

Роуэн кивнул.

– Признаться, я думал, что со мной быстро разберутся в следующий же «мирный день» и выпустят, приговорив к изрядному штрафу. В крайнем случае – посадят в каменный мешок на месяц. Но вышло по-другому. Новый смотритель Мидл-Марча не желал, как прочие офицеры пограничных крепостей, смотреть сквозь пальцы на грабежи и убийства, которые на границе случаются чуть ли не каждую ночь. Меня приговорили к казни за убийство офицера, незаконное пересечение границы, бесчисленные ночные набеги и бросили в темницу Карлайл-Касл.

Майри недоуменно наморщила лоб.

– Разве ты не говорил, что англичане держали тебя под арестом в особняке какого-то важного человека?

– Это позже. Первые несколько месяцев я провел в сырой, темной каморке величиной не больше кровати, – с безрадостным смешком добавил он. – Скотты из Бакклью подали прошение королеве и Тайному совету, и англичане заменили смертный приговор двумя годами тюрьмы. Оставшееся время я провел в доме самого смотрителя границы. Правда, мне было запрещено покидать комнаты, пока не истекли положенные по приговору два года.

– Но ты и тогда не вернулся домой.

– Не вернулся. – Он стиснул челюсти так, что желваки заходили на щеках. – Почти год служил помощником смотрителя Ист-Марча с шотландской стороны. А после крушения корабля и пропажи сокровищ наш Тайный совет назначил меня, как ты знаешь, помощником Саймона Керра.

Майри долго молчала, обдумывая услышанное.

– Смотрителя убил Алек… Но ведь ты добровольно взял на себя его вину. Он не просил тебя, не прятался за твою спину. Твой брат тебя не предал, Роуэн!

– Предал!

Майри взглянула на потемневшее от ярости лицо, на стиснутые в гневной гримасе губы и вздувшиеся от напряжения жилы на шее. Под этой маской горечи и злобы бушевало что-то страшное… Но что?

– Как же он предал тебя, Роуэн? – мягко спросила она. – Я не понимаю. – Она опустила глаза на доверчиво прильнувшего к ней спящего малыша и снова посмотрела на Роуэна. – Алек приехал сегодня к таверне. Приехал, чтобы проверить, все ли в порядке с Джейми. Ты это понял, я видела по твоему лицу. И ты очень любишь брата, Роуэн.

Он откинул голову назад, как будто уклоняясь от удара, но не произнес ни слова.

Затаив дыхание, Майри ждала его реакции и, не дождавшись, заговорила снова:

– Появившись вот так, совершенно открыто, у таверны, он рисковал не только свободой, но, возможно, и жизнью. Если человек так сильно любит своего сына, он не может предать брата. Он вообще не способен на предательство. – Девушка помолчала. – Может, он и Айана не предавал… Может, мы с тобой оба ошибались…

– Нет.

– Но ведь он…

– Хватит! – рявкнул Роуэн и вскинул руку, точно хотел закрыть ей рот. – Хватит, – неожиданно мягко повторил он, направляя Валентайна поближе к Пэг. Приподняв подбородок Майри, он заглянул ей в лицо. – Эти серебристые глаза смотрят прямо мне в душу, – шепнул Роуэн. – И видят слишком много.

– Но недостаточно, – шевельнулись губы девушки.

– Слишком много. Слишком.

Майри подалась вперед, не в силах разорвать так внезапно объединивший их взгляд.

– Расскажи, Роуэн…

Он уронил руку и подхватил поводья.

– У нас с тобой проблем и так хватает.

– Ты о свадьбе? – тихо спросила Майри.

Роуэн замер на миг. Протянул руку, легко прикоснувшись к розовой от ветра щечке.

– Вот о свадьбе я как раз не жалею, – негромко и почти нежно возразил он. – Пока.

Майри уловила насмешливые искорки в самой глубине изумрудных глаз.

– Я тоже… Пока! – с вызовом добавила она.

– Ага! – Его тон был глубокомыслен и загадочен; и последнее, что заметила Майри, прежде чем он пришпорил коня, был все тот же смешливый блеск в его глазах.

* * *

Роуэн снова оглянулся. Всякий раз осматривая окрестности, он видел лишь безлюдные долины и холмы или черно-белые пятнышки овец на склонах и одинокого пастуха, которому не было никакого дела до двоих скачущих стороной всадников. Днем Спорная земля бывала такой же мирной и безопасной, как и любой другой уголок приграничного района. К тому же на свадебное пиршество в таверне стеклись отбросы общества со всей Спорной земли. Но если бы им с Майри пришлось пробираться здесь ночью, то никакой праздник не спас бы их от встречи с ночными грабителями.

Впрочем, Роуэн и сейчас не мог избавиться от нехорошего предчувствия, от ощущения близкой опасности. Он был уверен, что Хэкки Эллиот готовит удар. Вот только когда и где?

Во дворе таверны Хэкки заметил Роуэна, в этом не было сомнений. И узнал Черного лэрда, как и сам Роуэн узнал в нем громилу, приставившего ему нож к горлу у конюшни на постоялом дворе. А Клем Эллиот оказался тем самым бородачом, который по приказу брата шарил в кошельке Роуэна.

Случись эта встреча, когда Роуэн был один, он, наверное, рискнул бы погнаться за Хэкки и арестовать по обвинению в грабеже и шпионаже. Правда, без чьей-нибудь поддержки – если не солдат, то хотя бы друга – столкновение с «Ублюдками Хэкки» было делом опасным. Ну а уж с Майри и Джейми сама мысль о преследовании выглядела бессмысленной.

Не замедляя шага Валентайна, он повернул голову к Майри. Малыш, проснувшись, без умолку лопотал, а девушка терпеливо слушала его. Обхватив ладошками ее лицо, Джейми что-то настойчиво повторял. Майри несколько раз переспросила и наконец кивнула, звонко рассмеявшись.

– Что он сказал? – заинтересовался Роуэн.

Майри улыбнулась.

– Сказал, что Джок очень любит птичек. И что он ждет не дождется, когда увидит Джока. Он обожает своего прадедушку.

– Ну еще бы, – сухо отозвался Роуэн. – Джока все обожают.

Майри вновь наклонила голову, чтобы разобрать очередной вопрос малыша.

Кудри Джейми казались еще темнее на фоне блестящих каштановых волос Майри. Девушка рассмеялась, услышав от мальчика какое-то забавное словечко, бросила быстрый взгляд на своего спутника, словно приглашая его разделить с ней радость. Роуэн ответил сумрачным взглядом. Легкая морщинка мелькнула между тонких бровей Майри, и она вновь наклонилась к ребенку, показывая на ворона, черным камнем рухнувшего на дерево.

Роуэну вспомнился тот день, когда Майри вот так же, как сейчас, любовно и горделиво улыбалась, прижимая к груди младенца Дженнет и Айана. И точно так же у него щемило сердце…

Но кое-что все же изменилось.

Ребенок тоже был чужой. Но женщина, которая держала малыша на руках… эта женщина перед людьми и богом принадлежала ему!

Этим утром он попал в водоворот надежд, страсти, самого грубого вожделения и еще массы эмоций, настолько глубоких и сложных, что Роуэн не рискнул бы их определить.

Но главное он знал.

Майри нужна ему. Нужна целиком… Со своими громадными серыми глазами, острым умом и преданным сердцем… Со своим восхитительным телом и нежным прикосновением. Какая-то частичка этого удивительного создания по-прежнему оставалась для него тайной. И все равно Роуэн не жалел о том, что принял ее в свою жизнь.

Внутренний голос подсказывал – даже не зная, что ждет его в конце пути, он выбрал верную дорогу. Он не ошибся сегодня утром, когда взял Майри Макрэй за руку и произнес слова супружеского обета.

Роуэн невольно повернул голову. Джейми звонко смеялся, подпрыгивая в седле перед девушкой.

Маленький Джейми… Племянник, который мог бы быть сыном… У него глаза Мэгги цвета полевых колокольчиков. И прелестная ямочка на щеке тоже досталась от мамы…

Детское личико напомнило не только о матери мальчугана. Алек тоже неотвратимо проглядывал в сыне. Роуэн видел черты брата в кудрявой шапке волос Джейми, бровях вразлет и упрямой линии подбородка – семейной черте Скоттов из Блэкдраммонда.

Боль потери сжимала его сердце. Майри была права. Да, он любит брата и страдает… безмерно страдает, потому что маленький сын Алека и Мэгги напоминает Черному лэрду о том, что навсегда ушло из его жизни.

Майри и Джейми, заливаясь смехом, хлопали в ладоши и разучивали стишок. Девушка повернула к нему улыбающееся лицо.

– Малыш просто чудо! – воскликнула она. – Все хватает на лету. Вот слушай, он только что выучил. – Он подняла руку ладонью к Джейми. Ребенок с серьезным видом повторил ее жест. – Давай! – кивнула Майри.

– Глянь на севел, глянь на юг, – старательно выговаривая каждое слово, начал мальчуган.

– Выбери того, кто люб! – вместе с ним закончила Майри, и Джейми звонко хлопнул ладошкой по ладони девушки. Оба опять расхохотались и посмотрели на Роуэна, словно ожидая его одобрения. Тот улыбнулся с детства знакомой считалочке.

– Луун! – Малыш протянул руку. – Давать ты!

Перегнувшись в седле, Роуэн послушно подставил ладонь.

– Глянь на север, глянь на юг, – повторил он вместе с Джейми, – выбери того, кто люб. – Малыш с жаром хлопнул по его ладони. Роуэн глянул на Майри, а та вдруг зарделась, опустив глаза. Но Роуэн успел уловить блеснувшую в серебристых глубинах таинственную искорку. Он тоже быстро отвернулся и выпрямился в седле, чувствуя, как загораются щеки.

– Сообразительный парень.

Майри стиснула Джейми в объятиях, прильнула губами к детской головенке.

– Такой же сообразительный, как папа, – сказала она, пригладив блестящие черные кудри. – Или как мама? Ты ее знал, Роуэн?

– Да, – хрипло выдавил он. – Ее звали Мэгги.

Он чувствовал на себе внимательный взгляд Майри, но не поворачивал головы. Джейми сладко зевнул, девушка что-то шепнула ему – и вновь ее взгляд обжег Роуэна.

– Мэгги, – медленно повторила девушка. – Она как-то связана с… предательством твоего брата?

Роуэн был потрясен этим вопросом. Но изумление длилось лишь миг. Майри уже не раз демонстрировала свою ошеломляющую интуицию. Роуэн сцепил зубы, злясь и на нее, и на себя – за молчание, которое объясняло все лучше слов.

– Я был прав, – угрюмо бросил он. – Ты видишь и понимаешь слишком много.

– Что между вами произошло? – Ее напевный голос, точно луч солнца, казалось, растапливал ледяные глыбы, сковавшие его сердце. – Ты любил ее?

Краешком глаза Роуэн видел, что Майри следит за ним упорно, неотступно. Он перевел взгляд на долину, что расстилалась впереди.

– В темнице Карлайл-Касл, – безжизненным голосом произнес Роуэн, – я получил от Анны письмо. Бабушка сообщала, что меньше чем через месяц после моего ареста и суда Алек женился.

– На Мэгги… – шепнула девушка.

– На Мэгги Максуэлл, – медленно, словно делая над собой усилия, выговорил он. – На моей невесте. В конце того же года Анна написала, что Мэгги умерла в родах.

Майри молчала, но Роуэн по-прежнему ощущал на себе ее взгляд. И впрямь, что тут скажешь, думал он, до боли сжимая кулаки.

А потом… Потом девушка дотянулась до него; тонкие пальчики легли на его руку. Спустя один-единственный, мучительно долгий миг Роуэн разжал кулак и принял прохладную ладонь в свою.

Он никогда и ни с кем не делился этим горем. Свою боль он нес на своих плечах.

Сжимая пальчики Майри, он вдруг ощутил чужое сострадание. Заботу. Любовь.

И стыд. За то, что эта изумительная девушка так естественно и щедро дарит ему тепло своей души, несмотря на все его подозрения, несмотря на угрозу, которую он хоть и невольно, но принес в ее жизнь.

Они еще долго ехали бок о бок, в молчании, которое объединяло; думая каждый о своем… и при этом соприкасаясь сердцами.

– Роуэн, – неожиданно раздался голосок Майри. – Остановись на минутку, пожалуйста.

Он натянул поводья.

– В чем дело?

– Ты не подержишь Джейми? Во сне он такой тяжелый… Плечо снова разболелось.

Кивнув, Роуэн осторожно приподнял расслабленное тельце ребенка, завернул в одеяло, которое подала ему Майри, подоткнул со всех сторон и вновь взял поводья.

Малыш, такой теплый, уютный, что-то залопотал во сне. На пухлой щечке появилась и исчезла прелестная ямочка. Грустно улыбнувшись кончиками губ, Роуэн покрепче прижал к себе сына Мэгги.

Повернув голову, Роуэн встретился с серебристым взглядом, прочитал в глазах Майри понимание и сочувствие. И догадался, что вовсе не больное плечо заставило Майри передать ему Джейми. Эта чудесная девушка знала, что Черному лэрду необходимо ощутить тепло маленького, родного человечка.

Роуэн кивнул. Перебросил поводья в другую руку и покрепче обнял Джейми.

* * *

Майри подняла глаза к небу.

– Совсем стемнело… Да и ветер усиливается. Думаю, нам нужно остановиться на ночлег. – Она осторожно, чтобы не разбудить мальчугана, накрыла его подолом своего плаща. Роуэн не так давно, уже когда они покинули Спорную землю, отдал ей Джейми. Девушка отметила, что он по-прежнему настороже, по-прежнему не исключает погони.

Склонив голову к плечу, Майри дожидалась ответа. Роуэн не произнес ни слова с тех пор, как она снова взяла малыша. Только теперь его молчание не давило. В нем не чувствовалось напряжения – скорее, умиротворенность и покой.

Поколебавшись, Роуэн все же кивнул.

– Пожалуй, ты права. Нужно где-нибудь переночевать. Мы уже недалеко от Таррес-Уотер и Роан-Фелл.

– Так здесь же живет Джин Армстронг! – обрадованно воскликнула девушка. – И Дженнет с Кристи сейчас с ней.

– Точно. Когда мы ходили в набеги с Дейви Армстронгом, то на обратном пути частенько заворачивали к Джин. У нее всегда находилось для ночного гостя местечко у очага и кружка горячего чая. Хорошо, отдохнем у Армстронгов. Надеюсь, «Ублюдки Хэкки» потеряли наш след. – Вскинув поводья, он продолжил путь сквозь густо-сиреневый сумрак.

Очень скоро два желтых огонька прилепившегося к склону горы дома Джин Армстронг гостеприимно подмигнули всадникам. Сложенный из камня, с прочной камышовой крышей, дом скорее походил на крепость, чем на обычное фермерское жилище.

Уставшая, голодная, дрожащая на ледяном ветру даже под многочисленными слоями одежды, Майри молча ждала, пока Роуэн окликал хозяев и швырял камешками в закрытые ставни.

Наконец дверь на втором этаже, где располагались жилые комнаты, распахнулась, и из нее выглянул Дьявол Кристи. Прищурившись в темноту, мальчик издал ликующий возглас и вновь исчез – теперь уже за лестницей. На его месте тут же объявился громадный лохматый силуэт Блюбелла. Вне себя от восторга, пес заливался приветственным лаем. Прислонившись к косяку с Робином на руках, Дженнет застенчиво кивнула гостям; за спиной дочери расцвела улыбкой Джин.

Роуэн забрал у Майри сонного малыша.

– Похоже, Армстронги нам рады, – пробормотал он, когда девушка спешилась. – Неплохая у нас будет компания в брачную ночь.

Майри оторопело моргнула.

В брачную ночь! Боже правый!

– Наверное, придется им рассказать, что мы… что нас сегодня обвенчали, – смущенно буркнула Майри. До сих пор она об этом как-то не задумывалась.

Роуэн усмехнулся. Глаза его сверкнули в тусклом свете неожиданно выглянувшей из-за туч луны.

– Придется, малышка, – протянул он. – У меня такое чувство, что святой отец Тэмми и Гора Дикки быстренько разнесут слух по всей границе – от Спорной земли до Йерроу-Уотер, – что Черный лэрд взял в жены красотку Майри.

Майри чувствовала, что он ее дразнит, но… от глубоко спрятанной нежности его слов сердечко ее растаяло.

А потом она поднялась по лестнице и закружилась в объятиях Кристи и уже не встречалась взглядом со своим мужем, пока их обоих не усадили поближе к щедро разведенному огню в камине, вручив по кружке обжигающего бульона.

20

Майри тихонько, чтобы не разбудить Джейми, поднялась с мягчайшего, набитого пухом матраса. Уложив малыша на кровать Джин, она убаюкивала его колыбельными песнями, пока мальчуган наконец не заснул, зажав в крохотном кулачке краешек одеяла, а другой ручкой накрепко вцепившись в густую шерсть на загривке Блюбелла.

Майри вынырнула из-за занавески, которой была затянута кровать Джин, и ступила в круг света от большой ароматной восковой свечи – английские запасы Кристи еще не закончились, – которая красовалась в центре длинного обеденного стола. Майри прошла мимо колыбельки Робина, поискала глазами Дженнет и Роуэна – присев на скамью в дальнем углу комнаты, они о чем-то тихо переговаривались.

– Джейми заснул? – спросила Джин. Худенькая, с тонкими чертами лица мать Кристи и Дженнет выглядела очень молодо.

– Да, – кивнула Майри, опускаясь на скамью рядом с Кристи. – Спасибо за кровать для малыша. Наш глупый щенок тоже там.

– Ой, да Блюбелл спит у моих ног с тех пор, как приехали Дженнет и Кристи! – отозвалась Джин. – Малыш мне не помешает. Оставайся, детка, со своим Черным лэрдом столько, сколько захочешь. Отдадим вам с мужем кровать на чердаке, а Кристи устроится на тюфяке у очага, согласна?

Вспыхнув от мысли, что с этой ночи она должна делить ложе с Роуэном, девушка поблагодарила Джин безмолвным кивком.

Кристи расплылся в плутовской улыбке.

– Подумать только! Майри замужем за Черным лэрдом! – сделав круглые глаза и приглушив голос до свистящего шепота, выдохнул мальчик. – Ну никак не могу поверить.

– Цыц! – шикнула на сына Джин. – Угомонись, Кристи! Ты только погляди, какая они красивая пара.

– Майри… – вдруг посерьезнел Кристи. – Так вы думаете, что Хэкки Эллиот выследил вас от таверны?

Она пожала плечами. – Не знаю. Я никого не заметила, и Роуэн тоже, но он считает, что Хэкки не оставит его в покое.

– К ночи поднялся ветер, нагнал тучи, – вставила Джин. – Наверняка скоро дождь польет. В такую погоду набега можно не опасаться. Думаю, нам ничего не грозит, пока гроза не пройдет.

– Интересно… – задумчиво проговорил Кристи. – Что делал Хэкки со своей бандой в той таверне? В набеги на Спорную землю они выезжать не осмелятся – народ-то там покрепче будет. Это здесь «Ублюдки Хэкки» фермеров в страхе держат – ну, кроме нас, конечно, – презрительно добавил мальчик. – Может, они Алека искали?

Майри нахмурилась.

– Все может быть, – протянула она, вспомнив слова Роуэна о том, что Хэкки как-то связан с испанскими сокровищами, в краже которых Тайный совет подозревает и Алека Скотта.

Оглянувшись на мужа, который все еще беседовал с Дженнет, Майри увидела, как та обняла Роуэна, поцеловала в щеку и выпрямилась, утирая слезы. Что он такого мог сказать, чтобы расстроить Дженнет?

Через несколько минут Дженнет поднялась со скамьи, пожелала спокойной ночи и прошла через комнату к противоположной стене, где за занавеской стояла ее кровать. На пути приостановилась, чмокнула Майри в щеку и шепнула на ухо:

– Хороший он парень, твой Черный лэрд. Благородный и добрый. Я перед ним в долгу.

Майри не поняла, что она имела в виду, но спрашивать не стала.

Вскоре и Джин, попрощавшись, скрылась за домоткаными шторами в своем уголке, который она делила с Блюбеллом, а этой ночью и с маленьким Джейми. Кристи зевнул и потянулся, тряхнув пшеничными прядями.

– Подежурю, – сказал он. – Мало ли что – вдруг набег. А вы отправляйтесь спать.

Заметив ухмылку на лице юного родственника, Майри готова была пихнуть его хорошенько локтем, чтоб не насмешничал, но удержалась. Мальчишка совсем, что с него возьмешь.

Роуэн прошел к двери, подергал мощный деревянный засов, заглянул в щели между ставнями на каждом из узких окон комнаты.

– А дверь в хлеву под нами – та, что выходит во двор? – обернулся он к парню. – Она заперта? Ты проверил, Кристи?

Тот замер на месте. Ухмылка вмиг слетела с лица.

– Засов-то я задвинул, после того как завел ваших лошадей… – ответил он. – Но, кажется, не привалил дверь валуном. А ведь в хлеву мамины коровы и овцы!

– Давай вниз, быстренько, – приказал Роуэн.

Отойдя от окна, он вновь пересек комнату и взял один из своих пистолетов, вместе с остальным оружием лежавших на массивной крышке комода.

Кристи беспрекословно шагнул к потайной дверце в полу, поднял ее и спустился по лестнице в хлев. До Майри донеслись знакомые запахи животных и сена, протяжное мычание коров и жалобное блеяние овец и ягнят.

Она встала из-за стола и подошла к Роуэну.

– Думаешь, Хэкки появится сегодня ночью?

– Возможно.

Роуэн зарядил оба пистолета, снял с шеи металлический цилиндр, с которым никогда не расставался, вставил этот ключик в специальное гнездо пистолета и взвел спусковой механизм. Когда и второй пистолет был в боевой готовности, над полом показалась русая голова Кристи.

– Все в порядке, валун к двери привалил, – доложил мальчик. – Но снаружи такое творится! Ветер жуткий! Скоро грянет гроза, так что Хэкки сегодня будет не до набегов.

– Боюсь, ты ошибаешься, – негромко бросил Роуэн.

– И все равно нам не нужно столько оружия, чтобы отстоять дом, – возразил Кристи. – Это ж не дом, а крепость. Ублюдки Хэкки могут забрать нескольких овец и волов с дальнего пастбища, но вряд ли будут штурмовать дом. Ты же сам знаешь, что, если кого-нибудь убьют, это закончится кровной местью, а Хэкки побоится враждовать с Армстронгами!

– Ему нужен я, – пробормотал в ответ Роуэн, проверяя взведенный пистолет. – Ты дежуришь первым. Идет, Кристи?

Мальчик кивнул.

– Значит, они не за скотом к нам заявятся? – поинтересовался он. – А за чем? Ты знаешь?

– Догадываюсь. Они хотят получить кое-что из моего кошелька… А я не собираюсь им это отдавать. Заряди свой пистолет и проверь лук. Дейви Армстронг был знатным стрелком. Уверен, он и сыну передал свое мастерство.

– А как же! – кивнул польщенный Кристи. – Я с луком управляюсь не хуже отца. С арбалетом тоже! Еще метко стреляю из пистолета, не промахнусь ни копьем, ни дротиком, – с гордостью перечислил он. И сморщился, потирая плечо, куда попала пуля из оружия брата Хэкки. – Я бы и Клема Эллиота уложил, когда они напали на дом Дженнет, да вот порох отсырел.

– Той ночью ты сделал все, что мог, чтобы защитить Дженнет и ее ребенка, – успокоил его Роуэн. – И сегодня не ударишь в грязь лицом, если придется столкнуться с «Ублюдками Хэкки». – Он подхватил Майри под локоть. – Позови меня, парень, если услышишь хоть один подозрительный звук. Спокойной ночи.

Кивнув, Кристи прошел к окну и припал глазом к чуть раздвинутым ставням.

Майри поднялась по лестнице на чердак. Сердце у нее колотилось в два раза чаще обычного, ладони неожиданно взмокли.

Она слышала завывание ветра за стенами, тоненький всхлип Робина во сне; вдыхала пряный запах горящего в очаге торфа. И знала… чувствовала, что всем, кто спит и кто не спит под крышей этого дома, грозит опасность. Интуиция подсказывала – Хэкки Эллиот и его банда выберут именно эту ночь для нападения на Роуэна.

Роуэна… Ее мужа, который поднимался по лестнице вслед за ней…

У Майри перехватило дыхание.

* * *

Блеклый свет проникал на чердак сквозь щель между ставнями крошечного окошка. Роуэн сразу же прошагал к противоположной стене и приник к ставням. За его спиной раздались приглушенные звуки шагов, потом шуршание – Майри опустилась на соломенный матрац.

Снаружи ветер злобно нападал на стены дома, но, сколько ни силился, не мог проникнуть внутрь, и оттого тесное помещение казалось еще уютнее, еще теплее, еще безопаснее.

Роуэн всматривался в укрытый мраком пейзаж, но видел лишь яростно сражающиеся со штормом ветви деревьев и слышал лишь все те же заунывные рыдания природы. Сквозь черные, стремительные клубы туч внезапно проглянула луна, на миг высветив окрестные холмы.

Никого.

До сих пор Хэкки никак себя не проявил. Роуэн не заметил никаких признаков того, что банда Эллиота их преследует, но ощущение близкой опасности не уходило. Роуэну было тревожно даже за хорошо укрепленными стенами дома Армстронгов. И он не мог… скорее, даже не имел права отмахнуться от острого, занозой засевшего где-то внутри предчувствия скорой схватки. Годы набегов не прошли даром. Приближение врага Черный лэрд чуял нутром.

Враг был рядом. И готов к нападению. Только когда ждать броска? Прямо сейчас?

Роуэн вновь впился взглядом в простирающуюся перед домом долину и черные силуэты холмов вдалеке.

Среди ночи, когда жизнь в домах замирает и сон затуманивает глаза?

К утру, когда успокаиваются даже самые упорные, в надежде, что рассвет спасет от набега?

За спиной Роуэна вновь раздался негромкий шелест.

– Заметил что-нибудь? – тихо спросила Майри.

– Нет, – по-прежнему глядя в щель, отозвался Роуэн.

– Приедут, – шепнула Майри.

Роуэн обернулся, глянул на нее, но не произнес ни слова. Несколько минут пробежали в молчании. Сзади снова зашелестело – Майри повернулась на другой бок. Потом зевнула.

Сбросив камзол, она осталась в бледно-кремовой мужской сорочке и темных бриджах. Майри подавила еще один зевок и вытянула ноги в длинных белых носках. Едва переступив через порог дома Джин, и Майри, и Роуэн сняли ботинки и поставили их у очага, в ряд с остальной обувью.

– Устала? – спросил Роуэн. Она молча кивнула. Слова были не нужны. Усталость угадывалась в бледности, разлившейся по ее щекам, в черных тенях вокруг глаз. – Тебе нужно поспать. – Он отвернулся.

– О чем вы говорили с Дженнет? – раздался через несколько секунд ее мелодичный голос. – По-моему, она плакала. Ты ее обидел? Или обрадовал?

Роуэн передернул плечами.

– Наверное, обрадовал. Передал привет от Айана. Сообщил, что с ним все в порядке… насколько это возможно в тюрьме. Он, бедняга, даже не знал о рождении Робина. На прошлой неделе мне позволили встретиться с Айаном, и я ему рассказал, какой у него растет замечательный сын. Дженнет была рада услышать новости о муже.

Майри так и ахнула:

– Ты видел в Абермуре Айана? Ты с ним встречался – а мне ни слова не сказал?!

Дьявол! Роуэн проклинал себя. Поездка за Джейми настолько занимала его мысли, что он действительно забыл рассказать Майри о встрече с ее братом в темнице Абермур-Тауэр. Впрочем, возможно, что поездка на Спорную землю ни при чем. Возможно, он инстинктивно скрыл от Майри эту новость, потому что подозревал ее в пособничестве брату.

– Ты не спрашивала, а мне просто в голову не пришло рассказать, – извиняющимся тоном объяснил Роуэн. Судя по хмурому взгляду Майри, оправдание принято не было. – Да мы и виделись-то всего несколько минут. Айан практически не открывал рта. А о той ночи, когда его схватили, и вовсе не захотел говорить.

Майри в явной нерешительности терзала зубами нижнюю губу.

– Роуэн… скажи… Каким ты увидел Айана? Он был очень худой? С заплывшим глазом? А рот? Ты не заметил, чтобы у него была рассечена губа?

Роуэн резко обернулся к ней.

– Все точно. Откуда ты знаешь?

– То маленькое черное зеркальце, которое ты возишь в кошельке… оно показало мне Айана, – тоненьким, слабым голоском отозвалась девушка, уронив голову и уставившись невидящим взглядом на сцепленные на коленях ладони.

– Что? – потрясенно воскликнул Роуэн. – Ты видела Айана в моем камне? – Майри кивнула. Он в два шага пересек чердак и опустился рядом на кровать – простое ложе из оструганных досок. Плечо Майри коснулось плеча Роуэна. – Расскажи, – негромко попросил он.

Девушка едва заметно пожала плечами.

– Да я уже все рассказала. В таверне зеркальце выпало из кошелька. Я хотела положить его обратно, но сначала заглянула… и увидела Айана в каморке с крошечным окошком. Лицо у него было осунувшееся, со следами побоев.

Он кивнул.

– Верно. Таким я и увидел твоего брата в темнице. И все? Что-нибудь еще зеркало показало?

Поколебавшись, Майри качнула головой.

– Нет. Только мое лицо, – шепнула она. – До сих пор мне не являлись настоящие видения.

– До сих пор? – сузил глаза Роуэн. – То есть?

– Da-Shealladh. – Гэльское слово прозвучало как выдох. – Истинный Дар… Господь наделил им маму. И моего брата-близнеца. Им являются настоящие видения. А мне никогда… пока я не посмотрела в твое зеркальце. – Девушка подняла у нему лицо. – Может, это волшебный камень, Роуэн? Я о таких слышала. Правда, видеть не доводилось… Ни мама, ни Айан ничем таким не пользуются.

Фиолетовый полумрак чердака не скрыл от нее морщинку, прочертившую лоб Роуэна.

– Волшебный? – протянул он. – Не знаю. Я нашел этот камень на берегу после кораблекрушения, среди обломков испанского галеона. – Роуэн остановил на Майри пристальный взгляд. – Мне тоже кое-что явилось в черном зеркальце, – глухо пробормотал он. – Твое лицо. – Теплая ладонь легла ей на щеку, кончики пальцев очертили линию подбородка. – Я увидел его до того, как познакомился с тобой, малышка.

Громадные серебристые глаза девушки округлились.

– Так что же это за камень, Роуэн?

Опустив руку, он медленно покачал головой.

– Понятия не имею. Только Хэкки этот камень, похоже, очень нужен. Когда братья Эллиоты напали на меня у постоялого двора, они требовали «око ворона». Я не мог понять, что им нужно. Но позже вспомнил о камне, который лежал у меня в кармане камзола. Думаю, его-то они и искали… хотя мне самому в тот момент камень казался просто неказистой, не имеющей никакой ценности вещицей. Ты же видела – оправа зеркала треснула, самоцветы выпали, позолота осыпалась.

– Но кому-то эта неказистая вещь очень нужна, – задумчиво проговорила Майри. – Зачем?

Роуэн снял с пояса кошель, вынул зеркальце и развернул тряпицу. Черный овал загадочно мерцал у него на ладони, точно кусочек ночного неба.

– Сомневаюсь, чтобы Хэкки стал гоняться за волшебным камнем. Но со шпионами Эллиот связан – это точно. Значит, в зеркальце кроется что-то еще… – Он провел пальцем по гладкой поверхности.

– Ты прав… На вид оно ничего не стоит – камень как камень, – согласилась Майри. – Так что же в нем может быть такого ценного, кроме его волшебной силы, в которой мы с тобой оба убедились?

Роуэн пожал плечами.

– Наверное, Хэкки послал за зеркальцем тот, кто знает ответ на этот вопрос.

– Интересно… Кому в нем являются видения? Любому? Или зеркальце что-то хотело сказать именно нам с тобой?

– У меня никакого дара нет, – продолжал размышлять вслух Роуэн. – И все-таки я увидел твое лицо. Некоторые провидцы и предсказатели пользуются подобными вещами для вдохновения. Говорят, у личного астролога английской королевы тоже есть колдовской камень – черный, округлый и отполированный. В нем астролог видит то, что случится в будущем… – Он вдруг умолк, пораженный совершенно очевидной мыслью.

– Что такое? – встрепенулась Майри.

Роуэн встретился с ней взглядом.

– Говоришь, у Айана тоже есть дар?

– Да, но… Роуэн! Мой брат к шпионам не имеет никакого отношения!

– Тот, кто послал Хэкки за зеркальцем, точно знал, что оно находилось на испанском корабле. Этот неизвестный нам человек должен знать и о волшебной силе камня, – мрачно бросил он.

– Ну конечно! – возмутилась Майри, подскочив с кровати. – Кого и подозревать, как не ясновидящего! – с горечью процедила она. – Меня ты тоже подозреваешь? Мне ведь тоже в зеркальце явилось видение! Да и тебе, если уж на то пошло! – Во взгляде, устремленном на Роуэна, плескались обида и гнев. – Так вот что я тебе скажу, Черный лэрд из Блэкдраммонда, – я в жизни не слышала ни о каком «оке ворона»! Мой брат тоже!

– Майри…

– Я ручаюсь за брата! Хэкки мог послать за зеркальцем кто угодно, только не Айана Макрэй!

– Но я чувствую, Майри… Ключ к разгадке кроется именно в странном камне.

– Может быть! Только ты его не к тому замку подбираешь, – отрезала девушка. Она заметалась по тесному помещению. – Нет! Он этого не делал… Он не мог… – Майри застыла на месте, зажав рот ладонью. Всхлипнула. Крутанулась вокруг. И еще раз, в отчаянии мотая головой. – Нет… Нет… Нет!

У Роуэна тоскливо сжалось сердце. Он не мог видеть это неподдельное горе, рвущееся из души Майри. Вот так же и он страдал от предательства своего брата.

Успокоить бы ее, снять бремя с плеч… Но лгать Майри, лицемерить с ней, обещая, что ее брат невиновен, Роуэн не мог. А вдруг вина Айана Макрэя будет доказана и его приговорят к казни за связь с испанцами и измену родине? Этот удар станет для Майри неожиданностью и оттого будет еще страшнее.

Девушка вновь замерла, уткнувшись лицом в ладони. Сдавленный стон разорвал тишину. Роуэн подскочил на ноги. Если он не в силах стереть ее боль, то может хотя бы разделить! Его ладони легли на вздрагивающие хрупкие плечи. Майри окаменела от этого прикосновения, напряглась, точно попавший в ловушку зайчонок.

– Не надо, малышка… – негромко сказал Роуэн. – Если Айан и пошел на это – наверняка хотел как лучше. Может, мечтал получить побольше денег, чтобы купить землю или титул. У него ведь теперь семья…

Она дернулась из-под его рук, шагнула к стене и снова замерла, уронив голову. И столько обиды, столько бессильной ярости чувствовал он в ее напряженной позе!

– Все улики не в пользу Айана, – мягко продолжал Роуэн. – Но насчет тебя я, видимо, ошибался. Теперь вижу, что ты ни о чем не догадывалась.

Она вскинула голову уже знакомым ему жестом – горделиво, грациозно. Только сейчас в этом движении Роуэн уловил еще и печаль.

– Пойми, Майри… Я и сам не знаю, где здесь правда, а где ложь.

Роуэн вздохнул. Как же он устал… Устал распутывать это дело… подозревать всех и каждого в связи со шпионами. Причинять Майри боль, наконец.

Он сделал шаг вперед, вновь обнял напряженные плечи. Майри не откликнулась на его прикосновение, но плечи ее поникли. Казалось, тяжесть, что легла на них, давила к земле.

Эта тяжесть была знакома Роуэну; он сам три года сгибался под таким же бременем. Он тоже всей душой любил брата и был потрясен обманом. Вот только поделиться горем ему было не с кем. Боль притупилась, но не ушла из сердца. А сам он ожесточился.

С Майри такого не случится, поклялся в душе Роуэн. Он этого не допустит.

– Одно из двух, – шепнул Роуэн. – Или нам обоим не повезло с братьями… или я ошибаюсь.

– Ошибаешься, – выдохнула девушка. Ее тоска и боль разрывали и его сердце. – Мы близнецы. Айан – моя половинка. Если бы он совершил преступление, я бы это почувствовала!

– Изумительная преданность, – пробормотал Роуэн. – Чистый огонь… Как бы тебе самой в нем не сгореть, малышка.

Он любовался чистой линией профиля, подсвеченной луной матовой кожей, густой каймой ресниц с неожиданно блеснувшей одинокой слезинкой.

– Каждую ночь… – всхлипнула Майри. – Каждую ночь много недель подряд я выезжала на линкрейгскую дорогу, чтобы спасти Айана. Ради брата я и тебя могла бы убить, Черный лэрд из Блэкдраммонда!

– Но ведь не убила, – мягко возразил он, проводя ладонью по темному шелку волос.

– Я не вынесу! – с мучительным отчаянием прошептала она. – Если Айан виновен… не вынесу!

– Если виновен, малышка, – шепнул в ответ Роуэн, – вынесешь. Должна. – Он развернул ее лицом к себе. – Ты же сильная, Майри с гор. Что бы ни таило в себе будущее – ты все вынесешь. И станешь еще сильнее.

Голова ее была опущена, но плечи под его ладонями выпрямились: Майри протяжно выдохнула, словно расставаясь со всеми своими сомнениями и страхами.

– Я знаю брата! – Она вскинула голову. – Клянусь, что он чист перед законом! Ты не заставишь меня поверить в его вину. Мне бы только хотелось, чтобы и ты поверил в Айана так же, как верю в него я.

Роуэн открыл было рот, чтобы возразить, да так и замер, пораженный внезапной мыслью. Неужели он хотел… где-то в глубине души хотел, чтобы Айан Макрэй оказался виновен – только потому, что его собственный брат может быть связан с изменниками, которые за золото предали родину?

Но даже если это и не так – все равно с его стороны нечестно обвинять Айана и Алека в измене, не имея доказательств. По сути, он тоже предал брата… Предал уже тем, что принял на веру самое худшее.

А эта малышка упорно, вопреки всем уликам защищала Айана. Она верила брату. Она прислушивалась к своему сердцу.

Роуэн был посрамлен. Уже не в первый раз он получал урок стойкости духа и любви от этой удивительной девушки. Пока истина не открыта, ему нужно поостеречься от категоричных суждений. И не давить на Майри… не добиваться от нее согласия с его мнением. В конце концов, она вправе иметь и свое собственное.

Он смотрел в прозрачные, омытые слезами серебристые озера и восхищался мужеством этой прелестной, изящной и с виду такой беззащитной девушки. И думал о том, что обязан ей помочь. Только облегчив ее бремя, он снимет камень и со своей души.

– Иди ко мне, – шепнул Роуэн, привлекая Майри к себе. – Послушай, малышка… Возможно, ты права, а я ошибаюсь… Возможно, Айан невиновен. Обещаю, что доберусь до истины. Поверь мне, за чужое преступление твой брат не погибнет.

Майри еще раз всхлипнула – устало и облегченно. Приподняв кончиком пальца ее подбородок, Роуэн наклонил голову и дотронулся губами до нижней, чуть дрожащей губки.

Поцелуй-утешение, легкий, почти дружеский, поднял в его груди бурю чувств. Он был захвачен врасплох эмоциями, что пронзили сердце, жаром отдались в паху, отозвались дрожью в пальцах. Сочные губы приоткрылись на выдохе, и от этого мимолетного движения огонь страсти вспыхнул в нем с ошеломляющей силой.

Прошлой ночью, в таверне, Роуэн сгорал от желания, и, для того чтобы его усмирить, понадобилось невероятное самообладание. Сегодня она стала его женой… каким-то загадочным образом, точно задуманным самим всевышним. Их многое разделяло, но, кажется, больше уже связывало.

Его руки сошлись вокруг тонкого стана, Черный лэрд приподнял голову – и понял, что не в силах выносить даже крохотного расстояния, что разделило их губы. В следующий миг он уже вновь наслаждался солоноватым от слез вкусом губ Майри.

Она потянулась к нему, обхватила руками за талию, вонзая пальцы в плотную ткань камзола. Последняя слезинка заскользила по щеке, но ответный поцелуй Майри был полон той же ненасытной страсти, что сжигала и Роуэна.

Тяжело дыша, он оторвался от нее лишь на стук хлопнувшей ставни. Ворвавшийся в тесный уголок ветер остудил лихорадочный пыл.

Глаза Майри испуганно расширились.

– Неужели?..

– Ш-ш-ш, малышка. У нас есть время.

Роуэн очень надеялся, что не ошибся, хотя и ощущал приближающуюся опасность, как птицы ощущают приближение грозы.

– О боже, Роуэн… – Она погладила его волосы, плечи, руки. Маленькие узкие ладошки дрожали, выдавая ее страх и… страсть. – Роуэн… нужно остановиться. А я не могу. Не хочу!

– Ш-ш-ш, – снова пробормотал он. – Время еще есть.

До набега – может быть.

Но Майри он хотел сию секунду, немедленно. Изнывая от желания, его тело посылало недвусмысленные сигналы и, казалось, готово было взорваться изнутри.

Его губы прошлись по щеке Майри, вобрали соленую влагу. Потом нашли и сомкнулись на нежной мочке уха.

Возможно, времени у них и нет. И возможно, вся ночь и вся жизнь впереди. Кто знает.

– Тогда поспеши, – выдохнула Майри, поднимая к нему лицо.

Роуэн вцепился в ее рубаху, рванул через голову, отшвырнул в сторону. Едва он успел избавиться от камзола и своей рубахи, как ладони Майри сошлись на его шее и потянули за собой.

Еще утром он клялся самому себе, что возьмет ее не раньше, чем она того захочет. Это время настало внезапно и быстро; может быть, слишком быстро, не дав ему опомниться.

Но что бы ни ожидало их впереди – очередной шторм или что-то куда страшнее, – эти несколько минут… или часов… или веков принадлежали только им двоим.

Чуть отстранившись, Роуэн смотрел на свою жену. Полуобнаженную, прекрасную, в ореоле голубоватого света, что проникал внутрь чердака.

Потом привлек к себе, наслаждаясь прикосновением прохладной бархатной кожи к своему телу. Пальцы нащупали пояс ее бриджей, расстегнули и потянули вниз, а губы обласкали шею, скользнули по нежной ложбинке на груди. Высвободив по очереди обе босые ножки из бриджей, он задержался лишь на миг, чтобы раздеться самому, а потом, подхватив Майри на руки, вместе с ней опустился на кровать.

Майри протестующе застонала и выгнулась, словно умоляя о возвращении ласки. Одна ладонь мгновенно легла на снежно-белую чашу ее груди, и губы Роуэна втянули второй розовый, напрягшийся кончик с такой жадностью, что Майри вновь застонала, на этот раз от божественной истомы. Его язык кружил то на одном устремленном вверх соске, то на другом, до тех пор пока с губ Майри не сорвался тихий жалобный вскрик, а бедра приоткрылись в инстинктивном желании большего.

Роуэн приподнялся на руках и навис над ней, вбирая взглядом дивную красоту создания, которое подарила ему судьба. Темные тени от ресниц на щеках, бьющуюся под тонкой кожей жилку на шее, безукоризненной формы грудь, темный треугольник между бедер…

Когда горячая, пульсирующая плоть прикоснулась к этим бедрам, Майри напряглась, и Роуэн тоже замер в ожидании. Наградой ему был слабый вздох и чуть заметный, приглашающий толчок вперед. Он двигался бережно, осторожно и сам не сдержал вздоха, проникнув в теплую влагу лона.

– О, Роуэн… – Майри обхватила его руками. – Быстрей! Быстрей!

Его губы в полумраке изогнулись. Черный лэрд знал цену времени, как знал и то, что сейчас не будет торопиться.

Он вошел глубже и медленно отстранился. И еще раз. И снова. Пока бедра Майри не подхватили его ритм на пути к наслаждению. Пути, который предусмотрел сам господь, создавая мужчину и женщину.

Страсть превратилась в необходимость для обоих стать одним целым. Страсть переросла в нечто большее, она стала любовью. А любовь была Майри. Любовь была Роуэном.

* * *

– Вот оно! – встрепенулась Майри, остановив на нем взгляд. – Чувствуешь?

Чувствует.

Сердце Роуэна глухо заколотилось. Склонив голову, он вслушивался в звуки ночи.

Плач ветра. Скрип ставней, сдерживающих напор стихии. И стремительный стук двух сердец. Вот и все, что нарушало тишину.

Но вдруг…

Роуэн схватил одежду и через миг уже был на ногах. Дотянувшись до своих бриджей и рубашки, Майри оделась так же безмолвно и быстро.

Мерные и четкие звуки, раздававшиеся за стенами дома, таили угрозу куда большую, чем любой шторм. Снизу донесся негромкий оклик Кристи. Цокот копыт звучал уже совсем рядом.

Роуэн глянул на Майри.

– Явились.

Она шагнула вперед, приникла к мужу. Его руки сомкнулись вокруг нее. В простом объятии тела их льнули друг к другу как две половинки одного целого.

Прикоснувшись губами к ее волосам, Роуэн неохотно опустил руки.

И скрылся в темноте проема лестницы.

21

Когда Майри спрыгнула с нижней ступеньки лестницы, Роуэн уже застегивал ремень поверх кожаной куртки, что-то коротко и четко объясняя Кристи.

С очередным порывом ветра снаружи донесся голос Хэкки Эллиота. Блюбелл залаял, выскочил из-за занавески и закружил под дверью. Майри услышала, как скрипнули кровати – это проснулись Дженнет и Джин. Тихонько захныкали малыши.

Блюбелл ткнулся носом ей в руку, и Майри рассеянно прошлась пальцами по густой шерсти. Громадный щенок вздрагивал от возбуждения.

Ее тоже пробирала дрожь. Дрожь безысходного желания сбежать, укрыться от натиска страха, который леденил сердце. Отчаяние было тем глубже и беспросветнее, что Майри еще оставалась в плену недавней, дивной, сказочно прекрасной любви с Роуэном.

Увидев, как Роуэн прикрепляет к поясу меч, она шагнула к мужу и опустила ладонь на его плечо:

– Здесь мы в безопасности. Помнишь, что сказал Кристи? Дом отлично укреплен, и вряд ли Эллиот со своей бандой рискнет брать штурмом жилище Армстронгов. Справимся. Тебе не придется к ним выходить.

– Нужно быть готовым ко всему, – ровным тоном отозвался ее муж, добавляя к амуниции один из пистолетов. Затем повернулся к комоду, взял арбалет, приладил стрелу с металлическим наконечником и оттянул тетиву, чтобы взвести собачку. – Иди к Дженнет.

– Нет, – упрямо насупилась Майри. Дрожащими руками она схватила второй пистолет и прижала к груди с таким видом, точно от этого оружия зависела ее собственная жизнь и жизни всех близких людей. – Я с тобой. Мне не раз приходилось отражать набеги. И не трать времени на уговоры!

Роуэн долго молча смотрел на нее. Вздохнул.

– У меня и нет времени на уговоры. Но умоляю – будь осторожнее! Пистолет заряжен. Смотри, куда направляешь… Да! Ты ведь, кажется, не умеешь стрелять?

– Ничего. Буду следить за тобой и повторять каждое движение.

Он кивнул.

– Ладно. Прицелишься и нажмешь курок. Не забудь об отдаче – тебя может отбросить назад. – Роуэн шагнул к окну, заглянул в щель между ставнями и потянул одну на себя.

Со двора снова донесся хриплый окрик Эллиота:

– Эй ты, Роуэн Скотт из Блэкдраммонда! Ты там? Знаем, что там! Выходи, парень, мы за тобой.

Стискивая обеими руками тяжеленный пистолет, Майри тоже шагнула к окну; поднявшись на цыпочки, вытянула шею. Роуэн легонько отодвинул ее в сторону, подальше от не защищенного ставнями просвета, куда могла угодить стрела или пуля. Широкая спина мужа полностью закрыла обзор. Майри приникла к щелочке сбоку, между петлями ставни.

В призрачном лунном свете блистали шлемы, лезвия мечей и наконечники стрел. «Ублюдки Хэкки» гарцевали во дворе перед домом. Двое всадников держали в руках облитые смолой, рассыпающие искры факелы.

Роуэн поднял пистолет, направив длинное дуло в просвет между ставнями.

– Выходи, Роуэн Скотт! – не унимался Хэкки. – Мы тут позаимствовали отличных коров, да и овечками разжились. А теперь получим то, что прячешь ты!

– Убирайся отсюда, Хэкки Эллиот! – выкрикнул в ответ Роуэн. – В доме женщины и дети!

– Вот и выходи! Отдашь «око ворона» сам – никого не тронем! – во все горло орал Хэкки.

Кристи с подготовленным арбалетом прошел ко второму окну, открыл ставень, прицелился. Потом глянул на Роуэна, но тот остановил его жестом.

– Даю тебе минуту, Хэкки! – громко предупредил Роуэн. – Убирайся!

Главарь банды выбросил вверх руку. Майри увидела блеск металла и яркую вспышку.

Выстрел сотряс дверь, но пуля не смогла пробить толстое дерево. Джин и Дженнет испуганно вскрикнули и, крича, прижали к груди малышей. Блюбелл возмущенно облаял дверь, бросаясь на нее и царапая когтями поверхность.

Роуэн подал знак Кристи. Мальчик уверенной рукой выпустил стрелу. Снаружи раздался грохот сразу нескольких выстрелов, и еще несколько пуль застряли в двери.

– Сам знаешь, Роуэн Скотт, так просто тебе от нас не отделаться! – проорал Хэкки. – А ну выходи! Отдавай нам «око ворона»! Как пить дать оно у тебя! Тебя видели на том берегу! Видели, как ты что-то подобрал. Нужно было сразу свернуть тебе шею и вернуть «око»!

– Какого черта он там несет? – удивился Кристи.

– Долго объяснять, парень, – бросил в ответ Роуэн.

Прицелившись, он нажал на курок. Выстрел был столь оглушителен, что Майри невольно зажала уши ладонями. Джейми и Робин у нее за спиной в голос заплакали.

– Ты попал одному негодяю в плечо, Роуэн. Но он еще живой. Добьешь? – бесстрастным тоном поинтересовался Кристи, вставляя вторую стрелу в арбалет.

– Я и не собирался его убивать. Ты тоже, Кристи, старайся метить по рукам и ногам, договорились? Не будем же мы зачинщиками кровной вражды между Эллиотами и Скоттами с Армстронгами.

– Эй, Блэкдраммонд! Мы не уйдем! – горланил Хэкки. – Нужно будет – спалим дом дотла, но получим то, за чем пришли!

– Эти-то, похоже, против кровной вражды ничего не имеют, – буркнул Кристи.

– Давай сюда «око», Блэкдраммонд!

– Он что, свихнулся? – недоуменно бормотал мальчик, взводя собачку арбалета. – Какое такое око? Ничего не понимаю.

– Потом объясним, Кристи, – рассеянно пообещала Майри, не отрываясь от щелки между стеной и окном. Два всадника из банды Хэкки – те, что держали факелы, направили лошадей к дому.

– Не выйдешь сам, Блэкдраммонд, так мы тебя враз выкурим! – завопил главарь.

– Боже милостивый, – шепотом вырвалось у Роуэна. Тяжко вздохнув, он привалился к стене. Глянул на Майри, привычным жестом запустил пальцы в волосы. – Придется выйти, – сказал он. – Дети…

– Нет! – Майри повисла на руке мужа. – Ты не вернешься… Они только и ждут, чтобы наброситься на тебя. Умоляю, Роуэн! Останься в доме!

– Мы не успеем всех перестрелять, – мрачно заметил Кристи. – Прежде они подожгут крышу, и тогда… – Он выпустил очередную стрелу. Во дворе кто-то взвыл. – Так-то вот, – со злорадным удовлетворением процедил юноша. – В ногу, как ты и велел, Роуэн! Но им все мало. Похоже, этих мерзавцев раны не пугают.

Снаружи прогремел выстрел, пуля вжикнула по стене у самого окна. В следующий миг раздался свист, стрела попала в окно, и ставень с треском распахнулся. Майри, отлетев к стене, схватилась за висок. Пальцы Роуэна вмиг сомкнулись на ее локте, и он рванул жену в сторону.

Майри посмотрела на свою окровавленную ладонь.

– Все в порядке. Просто царапина.

– Да, но могло быть гораздо хуже! – рявкнул Роуэн, не выпуская ее локоть из железной хватки. – Я не могу рисковать тобой… и остальными. – Он кивнул в угол, где Дженнет и Джин пытались успокоить малышей и удержать пса, который то и дело оглашал комнату лаем и все порывался ринуться к двери.

Майри без слов поняла, что задумал Роуэн. Схватив обе ладони мужа в свои, она умоляла его взглядом, прикосновением: «Не уходи!»

В изумрудных глазах Роуэна читалась решимость. Качнув головой, он вернулся к окну.

Хэкки снова что-то проревел, но угроза утонула в вое ветра. Очередной выстрел Кристи, должно быть, снова достиг цели – снаружи понеслись вопли, проклятия, дождем посыпались стрелы. Железные наконечники со звоном отскакивали от стен, с глухим стуком впивались в ставни.

– Отличный выстрел, парень, – кивнул Роуэн. – С такой раной в плече он еще не скоро возьмется за оружие.

– А что я говорил? Я меткий стрелок! Не промахнусь даже в темноте!

Роуэн тихонько хмыкнул, прицеливаясь из своего арбалета. Спустя секунду стрела просвистела у самого уха Клема Эллиота. Тот с ревом вскинул пистолет. На этот раз свинцовая пуля попала точно в просвет между ставнями и задела плечо Кристи.

Вскрикнув, мальчик упал на спину.

Майри едва успела подоспеть к нему, как Кристи поднялся, прикрывая расплывающееся на белой рубашке кровавое пятно.

– Не страшно, – пробормотал он и увернулся от рук Майри, чтобы вновь схватить арбалет.

– Проклятье! – донеслось от окна.

Роуэн отошел от окна, зарядил и взвел пистолет. Затем надел шлем, подхватил со стола копье, лук и рывком поднял дверцу в полу.

Майри в два прыжка оказалась рядом.

– Роуэн! Им и нужно-то всего лишь это проклятое зеркало! Брось его в окно – и все!

Сняв пальцы жены с запястья, Роуэн накрыл ее ладошку своею.

– А дальше что? Англичане не успокоятся, пока не получат шпионов… или мою голову. – Его взгляд в полумраке комнаты был печален. – Поверь, малышка, я делаю единственно возможный шаг. Так будет лучше для всех нас.

Он хотел убрать руку, но теперь уже Майри вцепилась в его ладонь мертвой хваткой. Роуэн наклонил голову, на один только миг прильнул губами к ее губам, и этот быстрый поцелуй отозвался в ней дрожью страсти и страха.

– Ну-ну, малышка… – нежно пробормотал он. – Я вернусь. Ничто… запомни – ничто не разлучит меня с тобой. Но сейчас я должен уйти.

– Роуэн… – Она хваталась за него с отчаянием гибнущего человека.

В страхе, что больше никогда не увидит мужа.

В ужасе, что не сможет его остановить.

– Пусти. – Роуэн сделал шаг назад.

Задыхаясь, как от долгого бега, Майри разжала пальцы. Слезы туманили ей глаза, но она не отрывала взгляда от мужа. Роуэн шагнул в проем, спустился на несколько ступенек и поднял глаза на Майри:

– Стань у окна вместо меня. Пистолет держи наготове. Ты поймешь мой план. Джин Армстронг! – негромко окликнул он, прищурившись в дальний, темный угол комнаты. – Спасибо за гостеприимство. Позаботьтесь о моей жене. – И с этими словами он исчез, бесшумно опустив за собой дверцу.

Майри тут же бросилась к окну, просунула дуло пистолета между ставнями. Кровь все еще струилась из рассеченного виска по щеке и капала с подбородка. Девушка машинально провела по щеке тыльной стороной ладони. Прикрыв один глаз, глянула вдоль длинного, поблескивающего металлом ствола, который был направлен на одного из оравы заполонивших двор всадников.

Потом скосила глаза на Кристи. Пристроив арбалет на другом подоконнике, он натягивал тетиву. Почувствовав взгляд Майри, юноша повернул голову, кивнул и вновь отвернулся к окну.

Ожидание было страшнее любых выстрелов. Настороженная тишина заполнила небольшую комнату. Даже пес перестал лаять, и как-то странно притихли малыши. Взглянув в окно, Майри заметила, что Хэкки подзывает к себе остальных бандитов.

Тишина звенела натянутой до предела тетивой.

Время словно остановилось. Приглушенные звуки снизу подсказали, что Роуэн открыл дверь хлева. Майри ждала, до боли закусив губу, немигающим взглядом следя за Эллиотами.

Сейчас появится Роуэн…

Облик другого человека мелькнул у нее перед глазами. Светловолосого, отчаянного… Который вот так же, как сейчас Роуэн Скотт, исчез во мраке ночи, чтобы схватиться с бандитами. Майри содрогнулась. Так же как Роуэн, Джонни Керр, уходя, улыбался и обещал вернуться. А ушел на встречу со смертью.

И Айан, умчавшись в ночь с Алеком Скоттом, вместо того чтобы вернуться к домашнему очагу, попал в подземелье Абермур-Тауэр.

Боже правый… Еще одной потери ей не перенести!

Стиснув зубы, затаив дыхание, Майри поклялась, что сделает все, что в ее силах.

Через несколько секунд «Ублюдки Хэкки» вдруг всполошились, подхватили поводья, замахали оружием и с гиканьем пришпорили лошадей. У подножия ближнего холма холодным блеском вспыхнула луна на шлеме одинокого всадника.

Роуэн верхом на Валентайне во весь опор мчался от дома в глубь долины Таррес-Уотер.

– Давай! – выпалил Кристи. – Стреляй, Майри! – Он спустил собачку арбалета и мигом приладил очередную стрелу.

Вспомнив, как это делал Роуэн, девушка подняла тяжелый пистолет к плечу, прищурилась и надавила на курок – куда более тугой, чем ей казалось со стороны. Раздался скрип, потом щелчок, потом ослепительно вспыхнуло – и Майри, отлетев назад, не удержалась на ногах. Перед глазами метались синие искры, уши от грохота заложило.

– Отдача, – пробормотала девушка, с трудом поднимаясь на ноги. Ранила ли она кого-нибудь, или ее усилия пропали даром, Майри, конечно, понятия не имела. – Господи! Ключ! – обернулась она к Кристи. – Роуэн забрал с собой ключ! Я больше не смогу выстрелить!

– Неважно. – Мальчик захлопнул ставни и отошел от окна. – Роуэн ускакал и увел «Ублюдков Хэкки» от дома! – Дрожащими пальцами пригладив длинные соломенные волосы, Кристи бросил на стол арбалет, а сам рухнул на скамью. – Он это специально сделал, Майри, чтобы Эллиоты оставили нас в покое. О-ох! – Кристи покачал головой. – Негодяи! Я видел – они украли не меньше дюжины овец и нескольких коров из тех, что на ночь остались на пастбище.

У Майри подкашивались колени. Сделав несколько неуверенных шагов, она опустилась на скамью рядом с Кристи. Поврежденное плечо после падения разболелось, другое, здоровое, терзала тупая боль от пистолетной отдачи. Но сейчас она могла думать только о Роуэне.

– Мы-то в безопасности благодаря ему… – шепнула девушка. – А Роуэн? Что будет с ним?

Кристи обратил на нее потемневший от тревоги взгляд.

– Только не волнуйся, Майри. Я поеду за ним, Майри. Поддержка Роуэну не помешает.

– Нет, Дьявол. – Она решительно покачала головой, прикоснувшись к окровавленному рукаву. – Об этом не может быть и речи. Ты ранен.

– Да ладно тебе! Ну, задело немножко – подумаешь! – храбрился мальчик. – Пуля-то вон она, у стены, видишь?

Оставив Джейми с дочерью, Джин прошла к очагу, достала с полки тазик и налила воды из котелка, который всегда держала над огнем. Затем вынула из комода стопку чистых холщовых тряпиц и повернулась к столу.

– Дайте-ка взглянуть, – отрывисто бросила она. – Не только Кристи ранен, но и ты, моя девочка.

В считанные минуты она сняла с сына рубашку и промыла рану на предплечье теплой водой. Кристи морщился, ныл и все пытался увильнуть от ловких рук матери.

– Цыц! – прикрикнула Джин. – Что хнычешь как младенец! – Потом она занялась виском Майри. – Прижми как следует и немножко подержи, – посоветовала она девушке и сама накрыла ладонью Майри рассеченный висок. – Остановишь кровотечение, и все будет в порядке. А вот Кристи без повязки и парочки швов не обойдется. – Мальчик возмутился было, но Джин лишь сурово свела брови и принялась рвать холст на длинные ленты. – Никуда ты сегодня не поедешь. Еще рана от прошлой встречи с Эллиотами не зажила, новую получил и все куда-то рвется!

– Роуэну нужна помощь, – буркнул Кристи и скривился, когда Джин прикоснулась к руке, чтобы стереть выступившую кровь.

Майри боли не чувствовала. Зажав рану, она представляла, как Роуэн мчится по холмам, преследуемый бандой Хэкки, и сердце ее обливалось кровью.

Она должна быть рядом с мужем.

Не может она сидеть здесь, в тепле, в безопасности, пока он рискует жизнью! Не может, терзаясь неизвестностью, ждать, пока кто-нибудь сообщит, что Роуэна арестовали или убили! Нет, только не это!

Перевязав руку сына, Джин подала ему чистую рубашку и снова подошла к Майри.

– Кровь уже не идет, – кивнула она.

– Вот и отлично! – Майри поднялась со скамьи. – Я поеду за Роуэном.

– Что? – воскликнул Кристи. – Нет, ты не можешь…

Подскочив к очагу, девушка быстро натянула ботинки и бросилась к шкафу, где оставила кожаную куртку. Не обращая внимания на боль, пронзившую плечо, она справилась с железными крючками так быстро, как позволили непослушные, дрожащие пальцы.

Кристи и Джин молча следили за ней.

– С ума сошла, – наконец заявил мальчик. – Это тебе не гонцов на линкрейгской дороге поджидать. «Ублюдки Хэкки» – они и есть ублюдки! Не дай бог попадешь к ним в руки… Лучше я съезжу за помощью.

– Жизнь надоела? – бросила в ответ Майри. – Ты по пути истечешь кровью. – Она взяла с комода «стальной берет», покрутила в руках и с гримасой отвращения положила назад. – Должен же хоть кто-то прикрывать Роуэну спину! Если удастся, я позову на помощь Армстронгов, что живут по соседству. А если столкнусь с бандой Хэкки, то поверну на север, к Блэкдраммонд-Тауэр, и сообщу Скоттам.

В последний момент она схватила пистолет Роуэна, сунула за пояс. Выстрелить из него нельзя, но в случае опасности и рукоять сгодится!

– Я с тобой. – Кристи тоже поднялся.

– Нет! – отрезала Джин и решительно усадила сына на место, дернув за руку. Прижав ладонь к плечу, бледный как смерть мальчик рухнул на скамью. – Сам сказал – Майри уже не раз выезжала ночью. Справится и сегодня. Поезжай прямо к дому Джонни Армстронга, детка. Зови на помощь всю нашу родню. Дженнет, – обернулась она к дочери. – Помоги ей оседлать и вывести лошадь.

Кивнув, Дженнет уложила малютку Робина рядом с задремавшим Джейми, взяла свечу и прошла к дверце, что вела в хлев. Майри подхватила свой плащ и спустилась следом за невесткой.

Задыхаясь от тяжелых запахов навоза и скота, Майри быстро прошла в дальний загончик, ласково потрепала поблескивающую в тусклом свете спину своей любимицы. С помощью Дженнет она оседлала лошадь и затянула подпругу.

Дженнет на миг прижала Майри к себе, чмокнула в щеку.

– Да хранит тебя бог!

Кивнув на прощание, Майри вывела Пэг, взлетела в седло. И уже пришпорив лошадь, набросила на голову плотный капюшон.

* * *

Роуэн на полном скаку оглянулся. Луна заливала холмы голубоватым светом. Через долину к подножию гряды мчалась вереница всадников.

Уголки его губ дрогнули в мрачной улыбке. План удался. Хэкки увел своих бандитов от дома Джин Армстронг. За безопасность всех, кто там остался, теперь можно не волноваться.

Он несся вперед, пригнувшись к спине Валентайна, не обращая внимания на обжигающий ледяной ветер.

Хорошо бы оторваться от погони. Тогда можно было бы свернуть на линкрейгскую дорогу, а там и до Блэкдраммонда рукой подать! В окрестностях Линкрейга тоже найдется немало охотников расправиться с «Ублюдками Хэкки». Уилл с сыновьями… да и еще несколько десятков Скоттов. Вряд ли бандиты, которые ведут за собой украденных животных, смогут нагнать его прежде, чем он окажется на земле Уилла Скотта.

Так или иначе, но он выкрутится. В этом Роуэн не сомневался.

Роуэн пересек узкий ручей, по краям уже скованный льдом, и помчался дальше по долине. Холодные капли время от времени попадали на лицо, на плечи и руки. Он снова оглянулся.

Кавалькада двигалась быстрым аллюром, и расстояние между Роуэном и всадниками сокращалось. Даже топот копыт Валентайна уже не заглушал жалобное блеяние овец, угнанных бандитами с пастбища Джин Армстронг.

Он устремил взгляд вперед. На линкрейгскую дорогу можно было попасть двумя путями. Один вел через долину, а другой – через хребет каменистой горы. Если бандитам с их добычей придется, не сворачивая, двигаться длинным путем, то сам он вполне мог выбрать пусть опасную, но более короткую дорогу. Правда, для этого нужно пересечь горную реку, что непросто даже днем и в хорошую погоду…

Роуэн решил рискнуть. В конце концов, им с Валентайном встречались и не такие препятствия!

Он повернул гнедого к чернеющей на фоне густо-фиолетового неба горе. Валентайн опасливо фыркнул, поскользнувшись на серебристых от инея камнях крутого берега. Стремительная, бурлящая река сильно поднялась за время проливных дождей, и знакомое место переправы показалось Роуэну слишком опасным. Выискивая мель, он направил коня вдоль берега.

Издалека донеслись хриплые крики Эллиотов и разноголосье животных. Оглянувшись, Роуэн увидел темные силуэты всадников, направлявших стадо через долину. Он не был уверен, заметили ли его преследователи.

Он так и не нашел переправы, а склон становился все круче и опаснее. Сузив глаза, Роуэн вглядывался в противоположный берег и прикидывал, найдется ли там ровная площадка, чтобы Валентайн, перелетев через реку, не сломал себе шею. Еще через несколько шагов удовлетворенно кивнул. В том месте, где берега ближе всего сходились над рекой, склон был относительно пологим.

– Ну, дружок, не подведи! – пробормотал Роуэн, стиснув коленями бока гнедого.

Умное животное послушно рванулось вперед, пролетело над рекой и уверенно приземлилось на противоположной стороне.

– Умница! – Он похлопал Валентайна по холке и развернул, чтобы бросить последний взгляд на растянувшуюся по долине кавалькаду, по бокам от которой быстро двигались темные пятна – коровы и овцы Джин Армстронг. – А теперь вперед!

Роуэн уже поднял поводья, чтобы направить коня через хребет к линкрейгской дороге, как вдруг заметил вдали черным призраком несущегося по долине всадника. Казалось, призрак мчался в погоню за бандой Хэкки. Но кто бы это мог быть? Под пристальным взглядом Роуэна всадник вскинул руку и дернул вниз край капюшона. Порыв ветра взметнул края широкого черного плаща…

Майри!

Роуэн ахнул. Выругался, не услышав своего голоса в шуме горного потока и завывании ветра.

Что за безрассудная девчонка! А он-то надеялся, что хотя бы Джин Армстронг удержит его жену от опрометчивого шага. Наверное, и Дьявол Кристи где-нибудь недалеко…

Майри была одна.

И от Роуэна ее отделяла бурная река и крутой берег. Обратный прыжок на ту сторону был просто немыслим.

В бессильной ярости кусая губы, Роуэн смотрел, как со всех сторон Майри окружают всадники, как она, вскинув голову и отыскав взглядом мужа, отчаянно машет рукой.

Поезжай! Не останавливайся! Смысл ее жеста был понятен без слов.

Первым к девушке доскакал главарь банды. Майри выбросила в его сторону руку. Наверняка пистолет рукояткой вперед, промелькнула у Роуэна мрачная мысль. Громадный силуэт Хэкки на миг закрыл от него жену, а в следующий миг фигурка в черном плаще уже билась в руках бандита.

Роуэн подтолкнул гнедого вперед, к бешено клокочущему потоку. Страх за Майри был сильнее любой опасности. Чтобы вырвать жену из лап Хэкки Эллиота, Роуэн не задумываясь проскочил бы и врата преисподней.

Подобрав поводья, он направил Валентайна в ледяную, брызжущую пеной воду.

22

– Черт возьми! – выпалил Клем Эллиот, ткнув рукой в сторону горы. – Он полез в реку!

Хэкки обернулся.

– Дьявол! Так и есть!

Майри тоже обернулась, хотя сделать это ей было гораздо сложнее. Хэкки снова усадил ее на Пэг, но щиколотки девушки удерживала веревка, протянутая под брюхом лошади, а связанными в запястьях руками ей приходилось держаться за луку седла.

Быстрые облака вновь набежали на луну, и в долине стало темно, как в комнате, где задули свечу. Майри прищурилась, глядя вдаль.

Едва видные в бледной дымке пены и брызг, сквозь бушующий поток медленно двигались два силуэта. Майри ахнула. Роуэн и Валентайн рассекали стремительные воды горной реки.

– Идиот. Утонет! – раздался сзади грубый голос кого-то из бандитов.

– Черта с два. – Хэкки отвернулся. – Будь он проклят, Черный лэрд! Он же ходил в набеги с Дейви Армстронгом и Алеком Скоттом. Что этим дьявольским отродьям какой-то ручей!

– Должно быть, в нем течет кровь самого Сатаны, – пробормотал Клем. – Никто, кроме хозяина преисподней, не рискнул бы сунуться в эту реку.

– Хозяин не хозяин, а до другого берега он доберется, – отрезал Хэкки. – И глазом моргнуть не успеете, как он сядет нам на хвост. Вперед! – Он подал пример, дернув зажатую в громадном кулаке веревку, привязанную к уздечке Пэг.

Майри крепче ухватилась за седло, хотя запястья от усилия болели немилосердно. Черная кобыла затрусила рядом с лошадью Хэкки. По другую руку от Майри скакал Клем Эллиот.

Неловко повернув голову, она хотела еще хоть раз взглянуть на реку, но не смогла. И все же она чувствовала, что Роуэн справится. Его решимость, как теплое, чистое сияние, придавала сил им обоим, связывала невидимой, но прочной нитью. Близкое присутствие Роуэна вселяло надежду и дарило уверенность в том, что они преодолеют опасность.

– Роуэн Скотт настигнет вас еще до рассвета, – пригрозила она бандитам. – Он не остановится, пока не отыщет меня. От Блэкдраммонда вам не спрятаться.

– Ха! – хмыкнул Хэкки. – Очень нужно мне от него прятаться. У него есть то, что нужно мне. Но теперь и у меня есть то, что нужно твоему Черному лэрду! Слыхал я, крошка, слыхал… На Спорной земле мне сказали, что красотка Майри – его жена. – Он расплылся в отвратительной ухмылке. – Неплохой куш мы сорвали! Леди Майри из Блэкдраммонда. – Главарь развернулся в седле. – Эй, Мартин! Возьми двоих ребят, скачите вперед и передайте, что у нас есть кое-что для обмена. Кому передать, ты знаешь. – Его брат кивнул, и трое всадников, отделившись от остальных, галопом проскочили соседний холм и скрылись за его вершиной.

– Для обмена? – переспросила Майри. – Собираешься потребовать за меня выкуп?

Хэкки согнулся к ней.

– Хорошо бы, но времени нет, – заговорщически сообщил он. – Пока соберут монеты, то да се… Нет, крошка, я обменяю тебя уже сегодня ночью. А на что обменяю – не твое дело.

– И кому ты собираешься меня предложить?

Ответом ей стала еще одна ухмылка, звериным оскалом сверкнувшая в темноте.

– На Роуэна не рассчитывай, – предупредила Майри. – Он с тобой ни на какие сделки не пойдет. Арестует всех вас за это преступление, да и за все прочие – вот тебе и будет обмен, Хэкки Эллиот!

– С Черным лэрдом я встречусь беспременно, крошка. И потребую свое. Но попозже. А сейчас я отвезу тебя… кое к кому, кто желает иметь тебя рядышком. Вот с ним-то я и проверну сделку. Красотка Майри – в обмен на кое-что дорогое моему сердцу.

– О ком ты?.. – Она уставилась на бандита во все глаза.

– Не твое дело, крошка, – повторил Хэкки. – Главное – этот кто-то выложит мне за тебя все, что я потребую. Говорю же, птичка нам сегодня ночью попалась ну просто бесценная!

Майри тревожно заерзала в седле. Потом вскинула подбородок:

– Ничего ты за меня не получишь, Хэкки Эллиот! Отпустил бы – тебе лучше было бы!

– Отпустить? Ха! Нет, ты видал такую полоумную? – Бандит подмигнул брату и, наклонившись, стиснул щеки Майри толстыми, безжалостно грубыми пальцами. – Да ни за что, крошка! Сначала я должен получить награду за свою работу.

Майри вывернулась из его хватки и упрямо распрямила ноющие плечи. Сердце ее зашлось от страха и отвращения.

– Притихла, крошка, – хрюкнул Клем. – Строит из себя умную, а ответить-то и нечего.

Хэкки бросил быстрый взгляд за спину и вновь повернулся к брату:

– Чертов стервец! Скачет за нами. Клянусь, я заметил блеск его шлема вон на том холме!

– Точно, – кивнул Клем. – То-то я гляжу – у меня мурашки по спине бегают. – Он передернул плечами. – Поеду-ка да пристрелю негодяя.

– Еще чего! – рявкнул Хэкки. – А камень? Сначала нужно получить от него «око», будь оно проклято!

– Может, красотка Майри знает, где оно! – сверкнув глазами на пленницу, прорычал Клем. – Эй, крошка! Не видела камень, круглый такой, блестящий и черный, ну совсем как крыло ворона?

Майри удивленно распахнула глаза:

– Никогда о таком не слышала. А что это за камень? Голыш из реки? Или драгоценный камень из перстня? Может, подвеска какая?

– Дьявол, – пробормотал себе под нос Клем. – Ничего она не знает.

– Неужто ты у своего приятеля ни разу не видела черный камень в оправе? Похожий на зеркало? – продолжил допрос Хэкки. – Если знаешь – лучше скажи. Цена-то этому камню немалая.

– Угу, – кивком подтвердил Клем и хрипло хохотнул: – Еще бы малая! Цена ему – твоя жизнь, красотка Майри.

Девушка стрельнула в него презрительным взглядом и уставилась вперед.

– Тьфу ты! – Хэкки грязно выругался. – Ерундовую штуковину добыть не можем, будто у нее крылья выросли.

– Зачем он тебе, этот камень? – обратилась к нему Майри. – Низко же ты пал, как я погляжу, Хэкки Эллиот! Уже камешки тащишь!

– Ни один Эллиот не держал в руках ворованного кошелька! – прорычал Хэкки. – Мы не такие, крошка. А вот тебя Клем видел у Линкрейга той ночью. Схватил бы и отдал в руки смотрителя, если б Блэкдраммонд не вмешался. Но нас не проведешь! Мы точно знаем, кто грабил королевских гонцов на линкрейгской дороге. – Он быстро оглянулся. – Дьявольщина! Неужто Черный лэрд? Гляди, гляди, вон там?

Его брат тоже бросил опасливый взгляд назад.

– Чертов Блэкдраммонд! Волосы на затылке шевелятся! Позволь, Хэкки, я его пристрелю и…

– Чего верещишь как сосунок, – грубо прервал его главарь банды. – Сначала я получу «око ворона», а уж потом ты получишь Блэкдраммонда.

– «Око ворона»? – вставила Майри. – Странно звучит. Что это такое?

– По-твоему, я поэтом заделался? – раздраженно буркнул Хэкки. – Не я ж называл. За что мне монет отсыпали – за тем и гоняюсь. О том и тебя спрашивал. «Око ворона» не видела? Гладкий черный камень, пропади он пропадом! Если знаешь, где он – говори!

Майри послала ему очередной демонстративно непонимающий взгляд и отвернулась, вцепившись онемевшими пальцами в кожу седла.

Еще бы ей не знать о распроклятом камне. Майри знала о нем слишком много… и слишком мало. И уж конечно, не имела права признаваться в этом Хэкки.

Роуэн мчится к ней на помощь. Ни сам главарь «Ублюдков Хэкки», ни его брат, ощущавшие его присутствие, даже представить себе не могли, как остро чувствует близость Черного лэрда его жена. Роуэн гнался за бандой по холмам, сквозь ночную мглу.

А на поясе у него был прикреплен кошель. Тот самый, где лежало пресловутое «око ворона».

Если в видении, что явилось сначала Айану, а потом и самой Майри, и в опасности, что они оба ощущали, хоть был какой-то смысл, то именно этот черный камень загадочным образом и навлек на них несчастья.

Сдвинув брови, наклонив голову, чтобы хоть немного уклониться от пронизывающего ветра, Майри ехала навстречу неизвестности.

* * *

Скоро начался дождик – мелкий, неприятный. Ледяные капли кололи щеки и ладони Майри. Не имея возможности набросить соскользнувший с головы капюшон, Майри лишь нахохлилась, приподняв плечи. По обе стороны от нее молча скакали два брата Эллиота. За спиной то жалобно блеяли овцы, то коровы мычали, низко и протяжно, то раздавались хриплые возгласы подгонявших скот бандитов.

Поначалу Майри думала, что Хэкки направляется на юг, в Лиддесдейл, чтобы оставить награбленный скот на пастбищах и запереть пленницу в своем разбойничьем гнезде. Однако через некоторое время поняла, что Эллиоты движутся на север, в самое сердце Мидл-Марча.

Странно… Неужели даже дождь и поистине штормовой ветер не удержат Хэкки от еще одного набега?

Майри выпрямилась в седле, покрутила головой.

– Да мы ведь у самой линкрейгской дороги! – воскликнула девушка. – Куда ты собрался, Хэкки Эллиот?

Первым ответил Клем.

– Заткнись, – буркнул он и оглянулся – наверное, в сотый раз за последние полчаса.

Хэкки сделал то же самое.

– Держу пари, я заметил тень на вершине холма. Вон там, видишь? – обратился он к брату, тыча рукой куда-то назад.

– Дьявол – он дьявол и есть! – со злостью выпалил Клем. – Ни холод, ни усталость его не берут. Поеду, найду стервеца. Если «око ворона» при нем – дело будет сделано.

– А ну погоди, – неожиданно прошипел Хэкки. – Глянь-ка, что это там? – Теперь он указывал вперед. Крошечная точка постепенно превратилась в мерцающий желтый огонек. Еще через несколько минут Майри поняла, что это горит факел в руке всадника, который ехал во главе вооруженного отряда. Двадцать, прикинула Майри… нет, пожалуй, даже больше темных силуэтов на конях направлялись по долине в сторону банды Эллиотов.

– Вот так так! – протянул Хэкки. – Кого я вижу! Да это же смотритель!

Волна облегчения затопила Майри.

– Саймон! – взвизгнула она. – Саймо-о-он!

– А ну тихо, крошка! – шикнул на нее Хэкки.

Однако вопреки ожиданиям он не пришпорил лошадь, чтобы броситься наутек от охраны Мидл-Марча, а замер на месте и молча дождался, пока приблизится Саймон Керр с отрядом. Кое у кого из солдат на нацеленных в черное небо пиках дымились куски торфа – знак того, что начальник Мидл-Марча выехал с дозором на поиски ночных грабителей.

Смотритель натянул поводья и уставился на всадников.

– Это еще что?

– Саймон Керр… – любезным тоном отозвался Хэкки. – Рад тебя видеть.

– Хэкки… – протянул Саймон. И удивленно вскинул брови, лишь сейчас узнав девушку. – Майри! А ты-то что делаешь с этими головорезами? Роуэн Скотт заявил, что держит тебя под арестом в Блэкдраммонд-Тауэр! – Сдвинув на затылок шлем, он обвел грозным взглядом братьев. – Какого черта здесь вообще происходит?

– Они меня… – начала было Майри, но тут Клем Эллиот выбросил вперед руку, вцепился в локоть девушки и дернул на себя. Майри ахнула, едва не лишившись чувств от резкой боли, пронзившей больное плечо.

– Да мы это… выехали подышать свежим воздухом. На прогулку, так сказать, – громогласно объяснил главарь.

Саймон одарил его хмурым взглядом.

– Вот где у меня твои ночные прогулки сидят, Хэкки Эллиот! – Он полоснул ребром ладони по горлу. – Уж сколько ночей за вами гоняюсь. Чей скот? – Кивнув в сторону стада, смотритель что-то гаркнул солдатам. Человек десять вскинули пистолеты и луки.

– Этот? – округлил глаза Хэкки. – Мой, чей же еще! Как раз гоним в Абермур. Вишь, сколько тебе от меня мяса и сыру в счет Мартынова дня! – Он елейно улыбнулся.

– Ты мне дань не платишь, Эллиот! – рявкнул Саймон.

– Неужели? – Хэкки озадаченно крякнул. – Ну надо же! А я, дурак, думал, что плачу!

– Довольно! Что ты мне тут рожи корчишь? Чего удумал, говори? И отвечай – сколько ферм разграбил этой ночью? По тебе давно тюрьма плачет, негодяй!

– Так ты что же, не примешь мою дань? – поинтересовался Хэкки и неожиданно разразился хохотом.

Саймон выхватил пистолет и направил на главаря. Тот мигом стер с лица ухмылку. Но черный глаз его пистолета уставился в лоб смотрителя.

Воспользовавшись паузой, Майри подалась вперед, хотела обратиться к Саймону. Безжалостный рывок Клема Эллиота исторг из нее вопль боли.

– Я вас спрашиваю – что здесь происходит? – грозно повторил Керр, стрельнув глазами на девушку.

Хэкки изобразил сомнение. Поколебавшись для виду, медленно развернул пистолет и приставил дуло к виску Майри.

– Гляди-ка, Саймон! – вкрадчиво протянул главарь бандитов. – Я тебе не только целое стадо привел, но и эту милашку.

– И зачем она мне нужна? – Бегающий взгляд смотрителя метался от бандита к девушке. – Отпусти ее.

– Она же воровка и шпионка. Сам говорил.

Пистолет в руке Саймона дрогнул.

– Это когда же ты слыхал, чтобы я такое говорил?

– Да так… Слыхал когда-то, – небрежно бросил Хэкки. – А еще я слыхал, что ты рассылаешь «подарочки», смотритель. То бишь весточки для тех, без кого «мирный день» не обойдется. Мне вот тоже прислал. Только твои солдаты вручили его моей жене. Ох и расстроилась же крошка – ужас!

– Сомневаюсь. Должна знать, за кого вышла, – отрезал Саймон. – Вчера и позавчера я сообщил, кому следует явиться на суд в «мирный день». Суд назначен на пятницу. Чтоб с рассвета был у Керсхоупфут, Хэкки Эллиот!

– А Майри Макрэй? – ехидно поинтересовался тот. – Слыхал я, ты и ее вызвал.

Майри поджала губы, но смолчала. Холодный металл впивался ей в висок, боль в выбитом плече от хватки Клема с каждой секундой становилась все сильнее.

– Вызвал, – подтвердил Керр. – Майри Макрэй будет отвечать перед судом за разбой на линкрейгской дороге. Один из моих ребят доставил бумагу в Блэкдраммонд-Тауэр. Тебе-то что до этого?

– Раскрой глаза пошире, смотритель, – теперь уже с угрозой протянул Эллиот, кивнул на свой пистолет. – Девчонка у меня в руках. Но я с радостью отдам ее и весь этот скот в придачу. Не задаром, самой собой. А нет – нажму на курок, и баста. Годится тебе такой план?

– Не задаром? Чего тебе нужно?

– Другой разговор, Саймон! – хохотнул бандит. – Забирай девчонку с потрохами – уж не знаю, чего ты там с ней надумаешь делать, – но только вместе с «подарочком».

– Что-о-о? – взревел Керр. – Чтобы я отменил вызов на суд в «мирный день»? Никогда! – Он вытянул руку с пистолетом.

– А пистолет-то у тебя, как я посмотрю, неважнецкий, – поддел начальника охраны Эллиот. – Зато у меня из самых новых. Нажимаешь курок… Бац – и готово. Пока ты поднесешь огонь да выстрелишь, смотритель, у этой крошки вместо головы один пшик останется.

Саймон обжег негодяя взбешенным взглядом и опустил оружие.

– У меня пистолет тоже из самых новых, – раздалось из темноты. – Заряжен, взведен и нацелен тебе между лопаток, Хэкки Эллиот!

Майри ахнула, услышав за спиной хрипловатый от ярости голос Роуэна. Она дернула головой – и снова замерла, наткнувшись на дуло пистолета.

– Дьявол, – процедил Хэкки, поворачиваясь в седле, но не отводя оружия от виска Майри.

– Отпусти ее, – приказал Черный лэрд.

Ни один из братьев не повиновался. Оружие Хэкки по-прежнему касалось ее виска, а Клем по-прежнему тянул ее руку вниз до хруста в выбитом плече.

– У вас за спиной двадцать с лишним солдат, сэр! – вновь раздался уверенный голос Роуэна. – И вы позволяете этим ублюдкам издеваться над моей женой?

– Твоей женой?! – Саймон подпрыгнул в седле. – Как это? Почему?.. Что за черт!

– Двадцать, сэр, – хладнокровно повторил Черный лэрд. – Или предпочитаете, чтобы я уложил мерзавцев на месте? Но учтите – потом я властью, данной мне Тайным советом короля, арестую вас за неисполнение своих обязанностей смотрителя Мидл-Марча!

Саймон глянул на Хэпберна, безмолвно восседавшего на громадной лошади в двух шагах от начальника.

– Взять их.

Сержант, кивнув, дал знак солдатам. Охрана, медленно надвигаясь на бандитов, ощетинилась копьями, стрелами, мечами. Давление металла на висок Майри ослабло. Хэкки опустил руку с пистолетом.

В ту же секунду она крутанулась в седле, забыв даже о боли в плече, забыв о том, что железные пальцы Клема по-прежнему цепко держат ее руку.

Роуэн, верхом на Валентайне, который опасливо переминался с ноги на ногу в кудрявом море овец, оказался в каких-нибудь двух-трех футах от нее. Его взгляд метнулся к жене, но пистолет, направленный на Хэкки, не дрогнул.

– Они тебя не тронули? – отрывисто бросил Роуэн.

– Нет, – выдохнула Майри.

Ее муж качнул головой в сторону темнеющего неподалеку склона холма.

– Давай туда.

– Не могу. Я связана.

Прорычав что-то невнятное, но угрожающее, Роуэн направил Валентайна через черно-белые волны овечьего стада.

– Да развяжи ты ее, – процедил Хэкки.

Не ослабляя хватки на локте Майри, брат главаря перегнулся в седле и резанул кинжалом по веревке, стягивающей ее лодыжки. Она согнула ноги в коленях, вздохнула облегченно, разминая затекшие мышцы…

Клем внезапно рванул ее за руку из седла и швырнул на столпившихся вокруг овец. К счастью, два пушистых, жалостно блеющих создания смягчили удар о землю. Падая, Майри услышала грохот пистолетного выстрела.

Едва не потеряв сознания от боли, она подскочила с земли и села, лихорадочно отпихивая от себя напуганных до смерти овец. Поверх их лохматых спин она увидела мчащихся в темноту всадников. Хэкки и Клем, воспользовавшись суматохой, попытались сбежать.

Одно из испуганных животных ткнулось ей в грудь, и Майри опять упала. Поднялась, вцепившись в живые шкуры, попыталась понять, что происходит.

Через несколько минут раздался цокот копыт, ноги в кожаных сапогах нырнули в черно-белую пушистую массу, нащупали землю – и перед Майри возникло лицо мужа.

– Малышка… – Руки Роуэна обвились вокруг нее, стиснули, приподняли. Майри приникла к нему, всем своим существом впитывая восхитительное чувство облегчения и безопасности.

Он нашел ее руки, все еще связанные веревкой Эллиотов, выхватил из-за пояса кинжал, перерезал путы.

– Как ты? – Голос его был нежен, как и объятия.

– Нормально. Только плечо болит.

– Я готов был убить их, Майри, – пробормотал Роуэн, осторожно разрезая веревку сначала на одном запястье, потом на другом. – Клянусь, я бы их убил!

Майри кивнула, прикусив губу.

– Им