КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415621 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153894
Пользователей - 94663

Впечатления

кирилл789 про Голотвина: Бондиана (Детективная фантастика)

варианты: "бондиада", "мозгоеды на нереиде" и "мистер и миссис бонд" мадам голотвиной понравились мне гораздо больше, чем у автора-первоисточницы громыки. гораздо добрее, смешнее и КОРОЧЕ.)
пишите ещё, мадам, интересно.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста (Фэнтези)

автора в черный список.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Превращение Гадкого утенка (СИ) (Любовная фантастика)

после первых нескольких предложений, когда на девку младший брат опрокинул ведро с краской, а ей на работу, а он - "пошутил", я начал проглядывать - а где же родители? родителей не нашёл, зато увидел, как эта ненормальная, отправившись на работу, сначала нарушила ппд и разбила чужой бампер, а потом, вылезя из машины и поленившись дойти до урны, с нескольких метров в час пик кинула туда бутылку, попав и испачкав содержимым того же мужика. и нахамила ему и обхамила его.
если бы кто-то из моих детей додумался опрокинуть ВЕДРО с краской на чужую постель, испачкав спящего, бельё, матрас, заляпав краской пол, сидорова коза тихо бы, плача, курила в сторонке, ему не завидуя. другое дело, что мои дети воспитаны уважать чужой труд и чужую жизнь. до подобного им не додуматься.
а, увидев такое и промолчать??? ничего не сказав родителям и спустив с рук самой? тем более, что "подобная выходка была не первая!". чего ещё ждём-то, мозгами убогая, как милый маленький братик включит бензопилу, желая посмотреть: а правда, что длина кишок у человека 5 метров?
слушайте, за ЭТО правда деньги платят, чтобы приобрести???
нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Легко ли стать королевой? (Любовная фантастика)

потрясно. нищая девка-сирота из приюта попала во фрейлины королевы-матери. эта мамлейкина, видать, ни историю в школе не учила, а уж книг не читала точно. для того, чтобы стать не то, что королевской фрейлиной, а герцогской, просто за попадание в список "на рассмотрение" бешенные бабки платят. не говоря уже о длинном списке родовитости. а тут с улицы и - к королеве!
а потом читателей уведомляют, что соседская принцесса выходит замуж за "нашего" короля. но почему-то в газетах портрет его РАЗМЫТ, потому что "портреты кронпринцев" не выставляют на обозрение. блеск! он - УЖЕ король!!! это, во-первых.
во-вторых, понятно, что мамлейкина разницы между кронпринцами и королям не знает напрочь. так же, как и где поисковики в инете находятся. хотя, о чём я, чтобы узнать, надо ещё и вопрос сформулировать суметь.
в третьих, это с какой же такой надобности народ не может увидеть в газетах лицо своего монарха? красавчика, бабника, ОФИЦИАЛЬНОГО правителя?
простите, дамка, но вы - бредите. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой враг, зачет и приворот (СИ) (Фэнтези)

принцы, сыновья графов, баронов, и уж точно - сыновья герцогов, умеют ухаживать. просто, если дворянин нахамит "нежной и трепетной", которую ему нужно очаровать, то, во-первых, второй раз он и близко не подойдёт: и сама не подпустит, и родня не даст. а, во-вторых, заполучит славу хама моментально. а это и позор семье, и статус жениха рухнет ниже нижнего. тем более, если ты третий или даже пятый герцогский сын.
как вы надоели, кошёлки, описывая сыновей алкашей-сантехников своего круг общения и пришлёпывая ему: "принц" или "сын герцога".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Любовь по закону подлости (Фэнтези)

будущее, ты теле-журналистка, которая выехала на задание, утром, и вечером у тебя РАЗРЯЖАЕТСЯ мобила!
ты, скорбная, выехала НА РА-БО-ТУ! и не зарадила мобильник? не проверила заряд? зная, что полезешь в горы, с обнулённой связью? в пещеры?
вопрос: почему это в нашем реале мобилы спокойно держат заряд от 3х до 7 дней, а в будущем - ни фига, я себе лично задавать не стал. потому что начало этого чтива ознаменовалось тем, что ЖУРНАЛИСТКА признаётся, что НЕ ЗАПОМИНАЕТ лица и имена. ЖУРНАЛИСТКА!
какая мерзость.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (Фэнтези)

она пялилась по сторонам и споткнулась о чьи-то чемоданы, и "распласталась на полу". а потом она: "активно замахала руками", чтобы подняться.
это может сделать каждый: лечь на пол и "активно махая руками" попробовать подняться. получилось?
значит, она споткнулась, потом бегала с травматом по космопорту, потом в корабле на неё наскочила девка со стаканчиком кофе. всех проскочила только на эту, скорбную мозгом, наскочила. а скорбная мозгом САМА ОТСКОЧИТЬ не догадалась???
кстати, стакан с кофе был закрыт. но - открылся! наскочив на скорбную.))) тут, в реале, ногти обломаешь, чтобы его открыть, а тут - сам!
я тут подумал: не хватает тортиком в лицо. и сглазил.)
потому что, выскочив из лифта, скорбная головой начала кидаться пирожными.
на этом чтиво читать закончил. не любитель.


Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Дет(ф)ектив (fb2)

- Дет(ф)ектив 401 Кб, 124с. (скачать fb2) - Михаил Юрьевич Берг

Настройки текста:




Михаил Берг Дет(ф)ектив

Глава 1

Он жил в Тюбингене — в горной, крошечной, шоколадно-пряничной Швабии — не в сомнамбулическом наваждении, а в беспощадно ослепительной вспышке странного фотоаппарата, который производил с жизнью операцию, обратную всем этим оптическим чудесам: цвета, предметы, даже запахи превращая в чувства, причем в контрастные, даже черно-белые. Масштаб — этот волшебный камертон на службе разума-ментора — можно представить любым: итог известен. И этот итог — демон может появиться в любую минуту, хотя именно ближе к вечеру его начинало томить беспокойство — даже предположительно не оставляет шанса избрать в качестве проявителя сахарный сироп, слишком полагаясь на случай, щедрость которого редко бывает чрезмерной. Да и так ли широк выбор, который судьба представляет пусть не эмигранту, а «добровольному изгнаннику», поющему фальцетом: цветы последние милей — стоп. Довольно одного опознавательного знака в виде заезженного байронического оборота.

Hо и другая крайность — сразу открыть все карты и начать с ламентаций принципиального аутсайдера, типа: Боже, за что (и когда) ты меня покинул, или — как веревочка ни вейся (каждый дописывает сам) — вряд ли разумна. Пусть другие упиваются мыльной оперой псевдо-гамбургского счета, ему вполне сгодится счет тюбингенский.

Первые несколько раз он нарочно оставлял машину за два квартала, чтобы шум ревущего двигателя не выдал его; ощущая себя чуть ли не гангстером, пристегивал портупею с кобурой, проворачивал барабан в своем «кольбере», снимал и опять ставил его на предохранитель, засовывал пистолет в кобуру; стараясь не шуметь и делать все как можно тише, чтобы не разбудить фрау Шлетке, которая, скорее всего, не проснулась, даже если бы обвалилась — сравнение с крышей оставим на месте, чтобы не отпугнуть всех или многих сразу.

Как гром среди ясного неба с оглушительным грохотом летели, мстительно шипя и шелестя страницами, книги с задетого стула, передавая громогласную эстафету сердцу с последующим фейерверком коротких взрывов в его чутко резонирующем мозгу. Десять веков, десять мучительно длинно текущих секунд, чтобы удостовериться в отсутствии реакции на его неуклюжесть, и для успокоения чечетки все еще подрагивающих связок где-то в районе левого голеностопа. Замок в двери открыт заблаговременно. Кротко всхлипывают две ступеньки крыльца — подошвы растирают невидимые лужицы, оставшиеся от шедшего под вечер дождя; пара шагов почти наобум в кромешной темноте, удвоенной привычкой к свету, какие-то кусты, ветки — кажется, днем их не было, хруст гравия и, как предательский шепот Яго, выход на авансцену в виде матово отсвечивающих серо-мраморных плит дорожки, освещенных светом уличного фонаря.

Прогулочный шаг, неторопливость походки, маскирующие напряжение. Мало ли кто, борясь с бессоницей, смотрит сейчас на него сквозь стекло и, позевывая, видит джентльмена, которому остро захотелось выпить кружку пива в ночном баре или надо успеть на поезд Мюнхен-Брюссель, делающий остановку в Штутгарте. Завтра, послезавтра, прямо сейчас нужно быть готовым к вопросу фрау Шлетке, Гюнтера или любого другого статиста, выбранного случаем из дневной массовки: «Герр Лихтенштейн, почему вы не ставите машину у дома?» — «Hе нашел места для парковки. Опять не повезло, подъехал — и все было занято, а потом поленился выходить и перегонять машину еще раз». Разводя руками, симулируя смущение и беспомощность.

Андре указала бы ему на две, три, двадцать две ошибки, которые он допустил, стараясь не выбиться из стиля, мимикрируя под обыкновенного обывателя, взбалмошенного полуночника или любителя нескромных похождений. Подлинник недостижим, а подстрочник всегда пестрит несуразностями, исправить которые в силах лишь тот, кто подпишет перевод по наследственному праву носителя языка.

Слава Богу, разогревать двигатель нельзя, если не хочешь нарваться на штраф, а патрульная машина всегда вырастает как из-под земли, особенно сейчас, когда вся благонамеренная округа спит бюргерским сном праведников, и звук его мотора слышен за десять кварталов. Фольксваген с выдвинутой заслонкой подсоса ревет, взбираясь в горку, но самое страшное уже позади, а о том, как он будет возвращаться, заметая следы своего ночного путешествия, пока можно не думать.

Сколько он простоял у отсвечиваюшего зеркального стекла бара (главный ориентир — «башня Гельдерлина» наискосок через улицу), где впервые три дня назад увидел того, кого увидел — и две бездны в результате длинной рокировки поменялись местами (из униженного короля в центре превращая его в загнанного короля в углу): десять, двадцать, тридцать секунд. Бог весть. Две-три насупленные спины на табуретах у стойки, развеселая компания молокососов, играющая в кости у противоположной стены; надо было подождать, пока каждый анфас, повернется тылом к стойке и лицом