КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391468 томов
Объем библиотеки - 502 Гб.
Всего авторов - 164397
Пользователей - 88969
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Корн: Дворец для любимой (Фэнтези)

домучил и с удовольствием удалил.автору видно лень разрабатывать сюжетные ходы и посему его герой постоянно попадает в плен.в каждой книге его похищают и пленяют.блин,да его или убили бы уже давно,или поумнел бы.собственно вся серия посредственна и скучновата,достоинство у нее одно - она длинная.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

«Священная Римская империя»: притязания и действительность (fb2)

- «Священная Римская империя»: притязания и действительность 1748K, 231с. (скачать fb2) - Николай Филиппович Колесницкий

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Николай Филиппович Колесницкий «Священная Римская империя»: притязания и действительность

ВВЕДЕНИЕ

Средневековье уважало традиции древности. Варвары разрушили Западную Римскую империю и создали на ее развалинах свои королевства. Они унаследовали латинский язык для нужд своей государственности, религиозного культа, науки и просвещения. Вместе с тем Средневековье унаследовало и традицию мировой Римской державы. Рим продолжал считаться главой мира (caput mundi), а Римская империя – государством, обнимающим весь мир. Уже готские короли подражали царствовавшим ранее римским императорам. Новую силу традиция мировой Римской империи приобрела с тех пор, как в Западной Европе появились большие средневековые государства. Король франков Карл Великий объявил себя в 800 г. римским императором, а свое государство считал продолжением Древней Римской империи. В 962 г. германский король Оттон I, укрепив свою власть над Германией, занял Рим и опять возродил Римскую империю, получившую позже пышное наименование «Священная Римская империя германской нации». Впрочем, это была не единственная в те времена «Римская империя». С большим основанием Римской (Ромейской) империей называлась Византия (Восточная Римская империя), которая отделилась от Западной Римской империи в 395 г. и просуществовала до падения Константинополя под ударами турок в 1453 г. Притязания на римский императорский титул выдвигали и многие другие западно– и восточноевропейские монархи.

Традиция мировой Римской державы была увековечена христианско-католической церковью. После падения императорской власти в западной части Римской империи в 476 г., главенство над Римом получил епископ «вечного города», присвоивший себе имя папы. Свои притязания на вселенскую власть и римское наследие папа обосновывал ссылками на «патримонию св. Петра» и «дар императора Константина». Теоретики католицизма объявили Римскую империю последним земным царством, после которого наступит вечное «царство небесное». Эта теория еще более увеличила притягательную силу римского императорского титула. Само собой разумеется, что она лучше всего обосновывала притязания на мировое господство. Другое дело, подкреплялись ли эти притязания реальной политической силой и соответствовала ли феодальная действительность идее мировой монархии.

Эти вопросы и встают прежде всего при рассмотрении истории «Священной Римской империи». На них пыталась так или иначе ответить немецкая историография, дискутирующая вот уже более 150 лет проблему императорской политики в Италии и последствия этой политики для исторических судеб средневековой Германии. Следует сказать, что литература по этой теме поистине необозрима; для ознакомления с ней современный читатель вынужден обращаться к помощи специальных обзоров[1]. Столь большой интерес к истории далекого прошлого объясняется тем обстоятельством, что буржуазные историки зачастую ищут в судьбах и превратностях «Священной империи» разгадку для современных политических ситуаций, прежде всего для оправдания внешнеполитических доктрин.

Либеральная историография XVIII-XIX вв. в лице Ф. Шлоссера, Г. Гервинуса и др. порицала императорскую политику германских королей за ее антинациональную направленность, видя в ней причину государственного распада Германии, за который приходилось расплачиваться немцам в новое время перед могущественными и сплоченными европейскими государствами. В период борьбы за государственное объединение Германии разные концепции императорской политики и «Священной Римской империи» служили историческим обоснованием плат форм велико– и малогерманской политической ориентации. Во времена фашизма оценка «Первой империи» и итальянских походов германских королей диктовалась соображениями внешнеполитической агрессии – захвата «жизненного пространства», в частности «натиска на Восток». После второй мировой войны поборники «атлантического единства» объявили «Первую империю» моделью для создания «Объединенной Европы». Совершенно ясно, что такой откровенно тенденциозный подход к исторической проблеме лишает возможности научно ее истолковать.

Политическая заостренность борьбе мнений вокруг «Священной Римской империи» была придана разразившимся в середине XIX в. спором Г. Зибеля с Ю. Фиккером. Прусский историк Г. Зибель, придерживавшийся малогерманской политической ориентации (объединение Германии под эгидой Пруссии и без Австрии) выступил против хвалебных гимнов в адрес «Священной Римской империи», содержащихся в книге известного немецкого историка В. Гизебрехта[2].

Зибель указал на пагубные последствия итальянской политики германских королей как для национального единства Германии, так и особенно для «более перспективной», по его мнению, захватнической политики на славянском Востоке. Эта империя, созданная не на национально немецкой, а на универсалистской основе, носила в себе, по словам Зибеля, с самого начала источник распада и надолго затормозила национально-государственное сплочение Германии. По представлениям Зибеля, немцы уже в X в. составляли единую нацию; им недоставало только централизованного государственного устройства[3].

Против этой сугубо отрицательной оценки «Священной Римской империи» выступил австрийский историк и сторонник великогерманской политической ориентации (объединение Германии под эгидой Австрии) Ю. Фиккер. Он доказывал, что средневековая Германская империя не являлась ни национальной, ни мировой, но в условиях того времени представляла «самое совершенное государственное образование... призванное разрешить как национально-германские, так и мировые проблемы». Распад этой империи, по мнению Фиккера, имел тяжелые последствия как для Германии, так и для Европы в целом[4]. По Фиккеру, Германия, лишенная в те времена национального единства, смогла объединиться на основе идеи всемирной монархии, и это созданное императорами единство ни в какой степени не являлось помехой на пути национального и государственного развития других европейских народов, а скорее даже способствовало ему (заметим, что этот мотив неизменно фигурирует в современных оценках «Священной империи» историографией ФРГ). Обосновывая историческую необходимость захвата Германией Италии и создания империи, Фиккер указывал, в частности, на то, что таким путем императоры решали жизненно важные внутри– и внешнеполитические задачи: ставили в более тесную зависимость южногерманские герцогства Швабию и Баварию, которые до того времени делали попытки расширить свои территории за счет захвата итальянских земель; вытесняли из Италии своих конкурентов – королей Бургундии и императоров Византии; подчиняли папство интересам своей политики, в частности для установления полного господства над немецким епископатом; утверждали германскую гегемонию в Западной Европе и использовали ее для форсирования «восточной политики».

Итак, если Зибель утверждал, что итальянские походы и созданная в результате их «Священная Римская империя» являлись причиной последующей германской катастрофы, то Фиккер, наоборот, считал все это условием процветания и свидетельством величия Германии. По его мнению, отрицательные последствия для внешнеполитического положения Германского государства имел только захват Штауфенами в конце XII в. Южной Италии и Сицилии.

Зибелевско-фиккеровский спор надолго определил направление дискуссий немецких историков об итальянской политике германских королей. Г. Белов и Ф. Керн, поддерживая в целом точку зрения Зибеля, указывали на бессмысленность и бесперспективность императорских походов в Италию и противопоставляли им «более выгодное» восточное направление немецкой экспансии. Они не видели никаких реальных мотивов итальянской политики, кроме ослеплявшей императоров каролингской традиции, а саму эту традицию считали чистой фикцией. Эти авторы порицали внутригерманскую политику императоров, в особенности Штауфенов, за попрание национальных интересов страны, отказ от союза с городами, который мог бы привести к укреплению единства государства. По мнению Г. Белова, все трудности германского средневекового государства были так или иначе связаны с императорской политикой в Италии. Императоры вынуждены были идти на роковые уступки князьям, чтобы заручиться их поддержкой для организации итальянских походов. Полемизируя с И. Галлером, утверждавшим, что господство над Италией делало короля независимым от князей, Белов указывал, что в действительности все было наоборот: король попадал в зависимость от князей именно из-за итальянской политики[5]. По мнению Ф. Керна, итальянская политика германских королей была ошибочной и бесполезной. Она повинна в том, что Германия отстала от Франции на целых шесть столетий[6].

С критикой этой концепции в частности аргументов, выдвинутых Керном, выступил А. Бракманн, который, подводя итоги дискуссии об итальянской политике германских королей, попытался примирить взгляды обоих направлений на общей платформе: «Римская политика ради восточной политики» (Rompolitik fur die Ostpolitik). По его утверждению, создание «Священной Римской империи» не только не помешало покорению славянских земель на Востоке, но, наоборот, облегчило эту задачу: поставленное в зависимость от императоров папство помогло распространять христианскую миссию на восток от Эльбы. Бракманн, повторяя доводы Фиккера о международном значении империи и подчеркивая ее роль в укреплении могущества средневекового германского государства и в расцвете немецкой культуры, добавляет еще новый аргумент: захват Германией альпийских перевалов и торговых центров в Италии вовлек ее в средиземноморские торговые связи. Трагедия империи как носительницы «универсалистской идеи» заключалась в том, что она но могла выдержать «соревнования с папством», обладавшим в превосходящей степени теми же качествами[7].

Во времена фашизма продолжался спор о пользе и вреде итальянской политики императоров и, наряду с повторением ранее фигурировавших аргументов, выдвигались новые, подчас самые невероятные, связанные с расистской идеологией[8]. Но вместе с тем все более проявлялась тенденция к примирению противоречивых взглядов. Это, в частности, обнаруживается в историографическом обзоре Гостенкампфа[9]. Перечисляя все плюсы и минусы итальянской политики императоров, он в конце приходит к выводу, что убытки явно компенсировались выгодами. Положительными результатами этой политики Гостенкампф считает национально-государственное сплочение Германии (и даже Италии), отпор теократическим притязаниям папства, мешавшего суверенному развитию европейских государств, и финансовые выгоды, связанные с господством над Италией. Гостенкампф явно склоняется на сторону защитников итальянской политики императоров и призывает почтительно преклониться перед «Священной империей», в которой он видит свидетельство мощи и воплощение национальных духовных ценностей немцев. Итальянская политика, по его утверждению, вовсе не тормозила немецкого продвижения в славянские земли, а скорее облегчала его. Из рассуждений Гостенкампфа следовал «логический» вывод: «Первая империя» была прообразом «Третьей империи». Именно это и утверждали фашистские лжеисторики.

Но не все немецкие историки приняли эту официальную нацистскую установку. В изданной в 1943 г. книге М. Линтцеля об имперской политике Оттона I мы находим в известной степени объективную научную оценку этой политики. Автор правильно указывает, что «споры о пользе и вреде исторических действий и событий похожи на квадратуру круга». Он считает надуманными некоторые мотивы, приписываемые создателям «Священной Римской империи». Нельзя признать, по его мнению, причиной итальянских походов Оттона I стремление возродить каролингскую императорскую традицию или намерение укрепить власть над немецким епископатом с помощью папства, поставленного в зависимость от императора. (Это было уже ранее доказано Г. Беловым.) Линтцель не признает также, вслед за Беловым, значения торговой экспансии как мотива для захвата Италии, так как торговля Германии с Югом была еще в зачаточном состоянии. Захват Италии, по его мнению, не диктовался и внешнеполитическими соображениями – укреплением обороны: Германии здесь никто не угрожал. В конце концов из рассуждений Линтцеля следует, что главным побудительным мотивом походов в Италию было приобретение территории и захват добычи. Другое направление внешнеполитической экспансии не сулило в те времена подобных выгод и успехов[10].

После второй мировой войны внимание историков ФРГ привлекают не германские, а общезападноевропейские черты «Священной империи». Так, в статье «Величие и падение Священной империи» (1954) Т. Майер называл эту империю образцом политического и духовно-религиозного единства Запада и объяснял ее падение нарушением этого единства в результате конфликта между папством и императорской властью.

В историографии ФРГ лейтмотивом при оценке «Священной Римской империи» стал тезис, что империя служила не столько интересам Германии, сколько благу всей Западной Европы в достижении ее единства и «противостояния Востоку». Тезис о «мировом служении» был выдвинут Г. Геймпелем еще в 1941 г. и служил тогда историко-теоретическим обоснованием установления «нового порядка» в Европе. Теперь он стал платформой «атлантического единства». Это идея «мирового служения» удобна еще и тем, что она снимает спорные вопросы о пользе и вреде для Германии итальянских походов, так как предлагается судить не о том, что они принесли немецкому народу, а о том, что они дали всему христианскому Западу. Политическая тенденциозность этой концепции весьма очевидна. Ее авторы преследуют к тому же весьма неблагодарную цель – выдать зло за добро, обелить грабительскую политику немецких королей, придав ей ореол святости.

Но в чем же заключалось «мировое служение» «Священной Римской империи»? На этот вопрос мы не найдем определенного ответа. Вместо доказательства историки пускаются в туманные рассуждения, оперируя подчас трансцендентными категориями. Показательным в этом отношении является доклад западногерманского историка В. Гольцманна на X Всемирном конгрессе историков в Риме в 1955 г. на тему «Империя и нации», в котором выражена более или менее признанная точка зрения в историографии ФРГ[11]. «Священная Римская империя», согласно этой концепции, покоилась на двух идейных основаниях античного и средневеково-католического происхождения: на традиции мировой Римской державы и идее мирового христианского единства. До воссоздания империи (т. е. от времени Карла Великого до Оттона I) христианское единство олицетворялось одним папским престолом. С провозглашением «Священной империи» император разделил с папой религиозно-политическое руководство западным христианским миром и даже стал на время выше папы, подчинив его интересам своей мировой политики. Автор усматривает в этом цезарепапизме германских императоров весьма положительный момент: он позволил отстоять светский государственный суверенитет от теократических притязаний папства. Это было оружие, которым воспользовались короли западноевропейских стран в борьбе с папским верховенством в эпоху строительства национальных государств. Падение «Священной Римской империи» В. Гольцманн связывает с созданием в Западной Европе национальных государств, в связи с чем империя утратила какой бы то ни было реальный политический смысл, а папство сохранило только верховное церковное руководство.

Эта концепция не согласуется с исторической действительностью. Нет оснований связывать судьбу средневековой германской империи с развитием европейских национальных государств: она не служила преградой для их политического суверенитета, так как никогда не подчиняла их своему господству. Тем более нельзя считать германских императоров поборниками национально-светского суверенитета. Они, по существу, сами им не обладали. Западноевропейские королевства оградили свой суверенитет от теократических притязаний папства собственными силами и притом раньше императоров. Пример французского короля Филиппа IV Красивого весьма красноречив в этом смысле.

Историки ФРГ характеризуют «Священную Римскую империю» как некое наднациональное государство, основанное на религиозно-политическом единстве всей Западной Европы. Г. Лёве называет эту религиозно-политическую общность, возглавляемую германскими императорами, идеальной. В этом смысле с автором можно согласиться, так как реальные факты, подтверждающие ее наличие, отсутствуют. Но в таком случае, по существу, ничего не остается от «мировой империи»! Тем не менее названный автор считает возможным дать такое определение «Римской империи» X-XI вв.: в узком смысле под этим названием подразумевали папское государство; в более широком – Италию, Бургундию и Германию, которые были подвластны императору; в самом широком – всю западноевропейскую религиозно-политическую общность во главе с императором и папой. Главным назначением императорской власти, по его мнению, было покровительство римско-католической церкви[12]. Некоторые западногерманские историки пытаются обосновать реальное императорское верховенство в Западной Европе (В. Онзорге, В. Гольцманн) ссылками на дипломатическую переписку императоров с западноевропейскими королями, где встречаются выражения о высшем державном авторитете императора и об изъявлении готовности повиноваться этому авторитету. Отдельные королевства якобы признавали императорский сюзеренитет. Другие более самостоятельные государства попадали на время в сферу влияния империи. Одним из доказательств верховенства императора считают наличие у него некоторых надгосударственных прерогатив, например: жаловать королевские титулы, учреждать университеты, легитимировать незаконнорожденных детей.

Если разобраться по существу во всех этих доводах, то они свидетельствуют не столько об императорском верховенстве, сколько о притязаниях на верховенство в Центральной и Западной Европе, подобно великодержавным притязаниям византийских базилевсов в отношении христианских государств Восточной Европы. Но не следует забывать, что от притязаний на господство до установления действительного господства еще очень далеко. Конечно, всякие притязания основываются на наличии каких-то возможностей, иначе они никем не принимаются всерьез. Подобные возможности не только притязать, но и предпринимать попытки установить реальное верховенство, были и у германских императоров. Об этом именно и свидетельствуют приведенные аргументы. Разберемся в них.

Римская и христианско-католическая традиция, несомненно, служили побудительным мотивом (хотя и не единственным) для германского короля добиваться императорской короны и, увенчавшись этой короной, требовать подобающего императорскому сану почтения и уважения. Об этом как раз и свидетельствуют приводимые историками факты из переписки того времени. Императорская канцелярия пыталась превратить теоретические притязания в дипломатическую практику, требуя почтения к императорскому сану. Но каков был результат? Признавали ли на деле западноевропейские короли императорское руководство? В письме английского короля Генриха II Плантагенета к императору Фридриху I Барбароссе как раз и содержится выражение признания за императором высшего авторитета и готовности уважать этот державный авторитет. Известно, что письмо было написано в разгар борьбы английского короля с церковью и рассчитано на то, чтобы заручиться поддержкой императора. Однако политика Генриха II была совершенно независима. Его власть в собственной стране была прочнее власти императора в Германии. Нет никаких свидетельств того, что императорское верховенство признавалось когда-либо во Франции; наоборот, во французских политических кругах всегда подчеркивали, что не тевтонские, а именно французские короли являются преемниками Карла Великого. Вассальная зависимость некоторых соседних государств от Германии не имела прямой связи с императорским верховенством. Например, Чехия попала в зависимое положение от Германского государства задолго до получения германским королем императорского титула (929) и приобрела имперский характер только в XII в., когда чешский король стал рассматриваться в качестве имперского князя, позже курфюрста. Аналогичная угроза немецкого подчинения нависла было и над Польшей. Но польский князь Болеслав Храбрый порвал вассальную связь с империей, несмотря на попытки императоров удержать его хотя бы в формальном подчинении с помощью разных почетных титулов. Польский князь присвоил себе королевский титул вопреки воле императора и нанес Германии ряд поражений. Не удалось императорам поставить в вассальную зависимость и Венгрию, принявшую христианство в конце X в. и вступившую в более тесные отношения с Германией. Воспользовавшись внутренними смутами в стране, Генрих III превратил на время венгерского короля в вассала империи. Но уже в 1054 г. Венгрия порвала эту зависимость и стала вполне суверенным государством. Еще меньше успехов имела имперская политика в Дании. Принятие христианства датским королем Гарольдом Синезубым усилило немецкое влияние (вторая половина X в.), и Оттон I сделал попытку подчинить Данию, заставив ее платить дань Германии. Но уже датский король Канут Великий (1018-1035) ликвидировал всякую зависимость и даже угрожал империи на севере.

Не может служить убедительным аргументом в пользу тезиса о мировом характере «Священной империи» и принадлежавшая якобы императорам прерогатива жаловать королевские титулы. Кроме Чехии и Венгрии (корона «св. Стефана» была к тому же пожалована папой Сильвестром II вместе с императором Оттоном III), других примеров подобного рода мы не можем назвать. Чаще всего королевские титулы жаловались папой или присваивались собственной властью. Прерогатива основывать университеты тоже не являлась сугубо императорской. Университеты основывали все, кто имел для этого надлежащие возможности – папы, короли, а позже даже свободные города. Легитимация незаконнорожденных (внебрачных или рожденных от не признанного законным брака) детей, в частности для того, чтобы сделать их правоспособными занимать престол, тоже являлась папской прерогативой.

Итак, концепция «Священной Римской империи» как мирового христианско-католического государства не имеет достаточного исторического обоснования. Были только притязания на мировое господство. Но подобные притязания выдвигаются нередко, как свидетельствуют исторические факты, и теми, кто не обладал высокими державными титулами. В иных случаях они создают прецедент для присвоения высшего титула, с помощью которого узаконивается фактическое господство. Титул «римского императора» как нельзя лучше отвечал таким целям, и историкам не следует его недооценивать.

Можно вполне согласиться с теми историками зибелевского направления, которые утверждают, что идея «Священной Римской империи» не вытекала из внутренних потребностей германского государства X-XI вв. Ни для политического сплочения Германии, ни для завершения оттоновской епископальной системы, ни для форсирования христианизации славянского Востока не требовалось установления господства над Италией и Римом и приобретения императорского титула. Все это с неменьшим успехом могло быть достигнуто и без создания империи. Императорский титул не служил средством внутригерманской политики, а лишь увенчивал достигнутые успехи и был заявкой на мировое господство. Но столь же несомненно, что императорский титул обеспечил германскому королю значительные временные преимущества. Поставленный в зависимость от императора папский престол стал на время орудием мировой и отчасти внутригерманской политики. Однако вскоре все обернулось против императора. Эмансипация папства во второй половине XI в. нанесла сокрушительный удар по мировым притязаниям империи. Папство, блокировавшееся в борьбе против императоров с сепаратистски настроенными князьями Германии, помогло последним подорвать положение королевской власти в стране. Таким образом, в итоге императоры не только не достигли «мирового господства», но и потеряли власть в собственном королевстве.

Тысячелетний юбилей «Священной Римской империи», широко отмечавшийся в научных и политических кругах ФРГ в феврале 1962 г., дал повод к новому обсуждению и новым оценкам фактов, связанных с этим событием. Историки снова обращаются к вечно спорным вопросам, что дали и чего стоили итальянская политика и «Священная Римская империя» немецкому народу. В ответах на эти вопросы повторяется многое из того, что не раз уже говорилось в ходе столетних дискуссий. Но появились некоторые новые мотивы, в которых можно заметить не просто «дань моде», но и определенную устойчивую тенденцию. Это прежде всего настойчивое подчеркивание «всемирно го служения» империи. Эта империя якобы не столько нужна была немцам, сколько всей Западной Европе, поскольку она выражала ее религиозно-политическое единство. Из этого напрашивается «логичный вывод», что и в наше время западноевропейские народы нуждаются в чем-то подобном для закрепления «атлантического единства». «Священная империя» могла бы послужить в этом смысле подходящей исторической моделью. Выходит, что понесенные в средние века немцами жертвы вполне окупаются теми политическими приобретениями, которыми пользуются западноевропейские народы и в настоящее время. Так выглядит новое оправдание агрессивной политики «Первой империи». Однако проблема «исторических издержек» итальянской политики германских королей этим не снимается. В историографической работе В. Шмидта снова поднимается вопрос о том, чего стоила и во что обошлась Германии итальянская политика. Повторяя неоднократно высказывавшееся мнение, что Оттон I еще до коронации в Риме обеспечил себе гегемонию победой на Лехе (955), он подчеркивает значение императорского достоинства для установления политического верховенства германского короля в Центральной Европе, в частности среди западных славян. По мнению В. Шмидта, императорский титул и римские правовые традиции сказались положительно на внутреннем положении германского государства, в частности они способствовали утверждению принципа неделимости (на уделы) государства. Автор отмечает значительное усиление политических связей между Германией и Италией в рамках «Священной Римской империи» и некоторое влияние Германии на Италию: был создан аппарат управления Италией, комплектовавшийся большей частью из немцев; нередко немцы ставились на епископские должности. По мнению Шмидта, императоры больше обращали внимания на управление Италией, чем Германией. В то время как для Германии в течение Х-ХII вв. издано всего несколько законов, для Италии издавались разнообразные законодательные акты, в частности по ленным делам. (Заметим, что Шмидт только отчасти прав: императоры не занимались в настоящем смысле слова управлением ни своим королевством, ни завоеванными ими итальянскими областями).

В. Шмидт акцентирует все же внимание не на этих «положительных» фактах, а на «издержках» итальянских походов. Длительное отсутствие германских королей в собственной стране ослабляло их власть и укрепляло партикуляристские силы, расстраивало государственное управление. Чтобы заручиться поддержкой немецких князей в итальянских походах, короли вынуждены были раздавать им разные привилегии и государственные прерогативы (регалии). Пользуясь отсутствием в стране короля, магнаты устраивали заговоры и поднимали восстания, нарушали мир. И самое большое зло, по мнению автора, проистекало от пагубного влияния итальянского климата на здоровье и жизнь германских монархов. Жертвами малярии и дизентерии стали многие короли и целые династии, как это случилось с династией основателей империи Оттонов. Всего автор насчитывает 20 подобных случаев.

Но говоря об «издержках» итальянской политики и о жертвах, понесенных Германией ради эфемерной «Священной империи», историки ФРГ не склонны делать вывода, к которому обычно приходили сторонники концепции Г. Зибеля, о том, что итальянская политика оказалась гибельной в исторических судьбах Германского государства. Наоборот, они подчеркивают ее положительное значение, и притом не столько для будущего немцев, сколько для всей западноевропейской цивилизации. Наиболее похвальным, по их мнению, был тот ее наднациональный политический универсализм, который так порицался многими историками в прошлом.

Иную оценку итальянской политики германских королей дают историки ГДР. Подвергая строгой научной критике тенденциозные построения националистической и проатлантической историографии, они показывают истинную историческую сущность этой политики, направленной отнюдь не на реализацию каких-то возвышенных идеалов национально-немецкого или мирового служения, а на порабощение и угнетение других европейских народов[13]. «Научная оценка итальянской политики, – говорит Е. Мюллер-Мертенс, – должна исходить из объективного анализа существовавших в ту эпоху условий... Она неизбежно приводит к заключению, что немецкие вторжения в Италию представляли собой несправедливые захватнические войны, служившие интересам не народа, а только феодальной верхушки, что немецкое вмешательство в итальянские дела весьма отрицательно сказалось на судьбах Италии»[14]. Г. Шпромберг справедливо указывает, что «Священная Римская империя» представляла собой универсалистское средневековое государство, ничего общего не имеющее с пробуждением «национального самосознания немцев»[15].


Из нашего краткого историографического обзора читатель может уже заключить, что при изучении истории «Священной Римской империи» возникает немало спорных вопросов. Хотя многое из того, что подвергалось дискуссии в немецкой буржуазной историографии, носит натянуто политический характер и не способствует выяснению исторической истины, тем не менее по кардинальным проблемам остается немало невыясненного, спорного. Мы не склонны говорить о «загадках» средневековой германской истории, которыми она якобы так богата. Это не загадки и не парадоксы, а своеобразные нюансы, отклонения от более или менее «типичного» хода исторического процесса. Найти объяснение своеобразному – одна из наиболее сложных и почетных задач исторического исследования.

Своеобразием государственного развития средневековой Германии было то, что как раз в то время, когда в соседних странах воцарилась феодальная раздробленность (X-XI вв.), она сохраняла относительное политическое единство и располагала превосходящей военной силой. Именно поэтому германские короли, опиравшиеся на поддержку знати, могли устраивать завоевательные походы и добиваться римской короны. Но зато в последующий период, когда в других западноевропейских странах сложилось централизованное государственное устройство, в Германии усилилась территориальная раздробленность и она потеряла свое, былое военное превосходство. Объяснить это своеобразие мы попытаемся в конце книги после ознакомления с ходом исторических событий. Здесь будет уместно остановиться на вопросе о том, к какому типу государственных образований следует отнести «Священную Римскую империю» и какую роль в ее создании играла древнеримская традиция.

Историки обычно называют эту империю, как и предшествовавшую ей каролингскую, «универсалистским государством», построенным на объединении разнородных этнических территорий. Но подобные «универсалистские» образования существовали, как известно, в разные исторические эпохи – в древности, в раннее Средневековье и в более поздние времена. Каждое такое государственное образование включало в свой состав целый ряд этнических общностей, нередко весьма разнородных. Рано или поздно эти государства распадались в результате изменений в международной обстановке или ослабления могущества самих завоевателей. Такую судьбу испытали и каролингская, и «Священная Римская империя». Обе они были увенчаны римской государственной традицией, что придавало им особый авторитет в среде других современных им государств, мелких и крупных. Поборников традиции не смущало то, что подлинная Римская империя погибла еще в X в. Они считали, что империю можно перенести во времени и пространстве (translatio imperii). Важно только, чтобы ее правитель был увенчан короной римских императоров, хранящейся в «вечном городе» Риме. Творчество шло дальше: древний Рим не единственная столица последней земной империи. Есть второй Рим (Константинополь), может появиться и третий Рим...

Хотя римская традиция и играла определенную роль в этих событиях, но не она являлась главным побудительным мотивом итальянских походов германских королей. Как мы увидим дальше, участники этих походов преследовали прежде всего грабительские, захватнические цели. Антично-христианская традиция призвана была приукрасить эти неблаговидные устремления.

Еще в меньшей степени традиция определяла характер «воссозданной империи». Созданная на феодальной основе «Священная Римская империя» вовсе не походила на самодержавно-бюрократическое Римское государство. По своей внутренней сплоченности оттоновская империя уступала не только Древней Римской империи, но и империи Каролингов, в которой еще действовала более или менее однообразная судебно-административная система, основанная на территориальных началах. «Священная Римская империя» объединяла отдельные подвассальные княжества и временно захваченные территории. В поздний период своего существования императорское достоинство, по существу, ограничивалось только формальным титулом, за которым не скрывалось уже никакой реальной имперской власти и даже притязаний на эту власть.

Общим у каролингской и оттоновской империи был союз императорской власти с папством – точнее, подчинение высшей церковной иерархии императору. По римской традиции, со времен императора Константина церковь включалась в государственную организацию и служила ее интересам (цезарепапизм). Такая система существовала в Византии, а затем и в империи Карла Великого. Основатель этой империи, хотя и принял корону из рук папы Льва III, тем не менее прочно держал под своим контролем папство и всю церковную иерархию в пределах империи. Но с распадом каролингской империи снова открылась возможность возвышения папства как единственного представителя церковного и политического универсализма.

Однако время папского господства еще не наступило. В X в. папство переживало глубокий упадок и оказалось игрушкой в руках влиятельных римских семейств. Именно в такой ситуации новоявленные германские императоры смогли подчинить своему господству папство и превратить его в орудие императорской политики. «Священная Римская империя» начала с константиновско-каролингской традиции господства над церковью. Но это господство оказалось недолговечным. Папство в ходе борьбы со светской властью за церковную инвеституру освободилось от императорской опеки и в союзе с сепаратистскими силами в самой Германии навязало свою волю императорам. Таким образом, «Римская империя», приобретя эфемерный «священный» титул, утратила свой истинный характер суверенного универсального государства. Император не мог уже претендовать на независимое положение в самой империи. Причины этого упадка скрывались не столько в возвышении папства, сколько в росте партикуляристских сил в Германии, чему немало благоприятствовало увлечение германских королей идеей «Священной империи».

НА ПУТИ К ИМПЕРИИ

Начало государственного развития Германии датируется франкским периодом. Подчинение германских областей Франкской империей и включение их в общую административную систему каролингского государства привело к политическому объединению разрозненных ранее племенных территорий. Верденский раздел 843 г. положил начало самостоятельному существованию как французского, так и германского государств. Хотя династические связи между этими странами сохранялись, пока в них царствовали короли из династии Каролингов, и оба королевства продолжали именоваться «франкскими», тем не менее это были уже вполне самостоятельные государства[16].

Пути политического развития Германии и Франции с тех пор существенно разошлись. Франция вступила в полосу феодальной раздробленности и политического упадка, Германия, сохраняя относительное единство, обладала значительным политическим и военным могуществом. Королевская власть в Германии располагала фискальными и военными ресурсами благодаря наличию свободных аллодистов и, следовательно, могла противодействовать центробежным устремлениям феодальной знати. Наиболее серьезными политическими противниками германских королей были герцоги. Хотя Карл Великий, стремившийся сплотить свою империю, и упразднил в германских областях герцогскую власть, тем не менее герцогства, как этнические области, сохранялись. С ослаблением германской монархии во второй половине IX – начале X в. герцогская власть усилилась. Располагая собственной военной силой в лице многочисленных вассалов, герцоги являлись военными предводителями в своих областях. Королевская власть в начале X в. фактически выпустила из рук общее военное руководство, и герцоги стали независимыми. Их власть приобрела типичные монархические черты, а сами герцогства превратились в самостоятельные княжества.

Королевской власти в Германии приходилось вести борьбу не только с герцогским сепаратизмом, но и с ростом могущества высшей светской и церковной знати, подчинявшей себе население и ограждавшей свои владения широкими иммунитетными привилегиями. В этих условиях успех королевской политики зависел от трех основных факторов: размеров и консолидации домениального землевладения; наличия публично-государственных ресурсов (налогов и разных других повинностей населения, в том числе безвозмездной военной службы); возможности лавировать между разными группами феодалов, заключать политические союзы, создавать опору в лице той или иной феодальной прослойки. Использование этих разнообразных средств позволило королевской власти подчинить знать и добиться значительных успехов во внутренней и внешней политике.

Когда в 911 г. окончилась династия немецкой ветви Каролингов, враждовавшие между собой группы феодальной знати не смогли договориться об избрании короля. Франконская и саксонская знать избрала Конрада I – герцога Франконии. Но швабский и баварский герцоги отказались ему подчиниться. Только ценой признания полной самостоятельности этих герцогств королю удалось добиться лояльности герцогов. Попытки подчинить их кончились поражением, несмотря на то, что короля поддерживали церковные круги.

То же произошло и при избрании следующего короля (в 919 г.). Баварская знать избрала в короли своего герцога Арнульфа, франконская и саксонская – Генриха I – саксонского герцога. Швабская знать вообще не участвовала в выборах короля. Генрих I, опираясь на поддержку двух герцогств и располагая значительными средствами в Саксонии, смог добиться признания со стороны швабского герцога Бурхарда и баварского герцога Арнульфа, который вынужден был отказаться в 921 г. от своих притязаний на королевский престол. Оба герцога сохраняли полную внутриполитическую самостоятельность и располагали властью над местной церковью вплоть до утверждения в должности епископов и аббатов. В целом теперь, как и прежде, власть короля над герцогствами была незначительной. Даже оборона от венгерских нашествий осуществлялась самостоятельно каждым герцогом. Генрих I занимался преимущественно организацией обороны Саксонии, добившись в этом больших успехов (была построена сеть бургов, в которых размещались гарнизоны конных воинов). Вырабатывались и совместные мероприятия по борьбе с венгерскими вторжениями; королю отводилась при этом роль верховного руководителя.

Королевская власть старалась укрепить свои верховные прерогативы и во внешнеполитической области. В 925 г. Генрих I отвоевал у Франции Лотарингию. (В 911 г. герцогство Лотарингия отпало от Германии и вошло на время в состав Французского королевства.) В 935 г. был подписан союзный договор между Германией, Францией и Бургундией. В 942 г. французский король отказался от своих прав на Лотарингию.

Положительным итогом политического развития Германии в первой трети X в. было объединение всех ее областей. Хотя герцоги сохраняли еще некоторую самостоятельность, они должны были тем не менее подчиняться королевской власти. В 936 г. Оттон I без всяких затруднений получил престол и был признан королем во всех пяти германских герцогствах. Это позволило ему с самого начала заявить притязания на такую державную власть, какой располагал в свое время Карл Великий. Видимо, Оттон I хотел заявить себя преемником каролингской императорской традиции. Именно по этой причине избрание и коронация проводились в Ахене – столице «великого монарха», в которой покоился его прах. Избравшие Оттона I герцоги, по словам саксонского историка Видукинда, сразу же принесли ему присягу по вассальному обычаю – «положили свои руки в руку короля и клялись быть верными ему против всех его врагов». Однако новому королю предстояло решить труднейшую задачу – преодолеть герцогский сепаратизм. Для этого уже были созданы необходимые предпосылки. Престиж королевской власти в стране прочно утвердился, и широкие круги светской и, особенно, церковной знати, готовы были оказывать ей поддержку в организации обороны от венгерских вторжений и в проведении захватнической политики в отношении соседних славянских народностей и в Италии. Оттон I мог рассчитывать на поддержку этих кругов и в борьбе с герцогским сепаратизмом. От засилья герцогов страдала местная церковная иерархия. В Швабии и Баварии герцоги с давних пор господствовали над церковью, пользовались ее земельными богатствами, неоднократно прибегая к секуляризации. Местные епископы и аббаты ждали помощи от короля, как от «покровителя церкви». Но если раньше королевская власть была не в состоянии оказать подобную защиту, так как она сама находилась в полной зависимости от герцогов, то теперь король был готов вступить в борьбу с герцогами, используя поддержку средних и мелких феодалов, искавших у монархии покровительства против засилья феодальной знати. Он начал ограничивать права герцогов, особенно в отношении местной церкви. В 938 г., передавая Баварию брату умершего герцога Арнульфа – Бертольду, Оттон лишил его права утверждать на высшие церковные должности и возвратил церкви часть захваченной ранее герцогом земли. Он изъял также из владений герцога включенные в них ранее коронные (королевские) земли. Подавив заговор знати, в котором погиб франконский герцог Эбергард, Оттон I подчинил большую часть графств на территории Франконского герцогства непосредственно королевскому двору и частично передал герцогские функции вюрцбургскому епископу (939). Саксонское герцогство постигла та же участь. Области Вестфалия и Лотарингия, окончательно присоединенная к Германии в 942 г., перешли под управление кельнского архиепископа, в сан которого был возведен брат короля – Бруно. Северо-восточная Саксония перешла во владение верного вассала Оттона I Германа Биллунга. Швабия оставалась в руках герцога Бурхарда, выказывавшего во всем покорность Оттону I. Хотя в дальнейшем король назначал на должности герцогов членов своей семьи – братьев, сыновей, зятьев – с герцогским сепаратизмом далеко не было покончено. Как показали последующие события, герцоги, вышедшие из королевского семейства, не проявляли покорности, они оставались князьями областей, а высокое происхождение придавало больший вес их династическим притязаниям. Так или иначе превращение герцогов в должностных лиц короля натолкнулось на отчаянное сопротивление. Нужно было лишить герцогов источников могущества и создать им противовес в лице другой, влиятельной, но более надежной политической силы. Этой силой мог послужить епископат. Так появилась оттоновская епископальная система, рассчитанная на то, чтобы создать в областях совершенно независимые епископские иммунитетные территории за счет изъятия отдельных частей герцогств или путем передачи под управление епископов целых герцогств. Отсутствие наследственных прав у прелатов и практика королевской инвеституры, казалось, вполне должны были обеспечить господство короля над епископатом и тем самым сделать незыблемой эту государственно-церковную систему. Но, как мы увидим дальше, данная мера могла иметь только временный успех.

Опора на епископат и использование значительных материальных средств церкви, а также поддержка со стороны средних и мелких феодальных землевладельцев позволили королевской власти занять более независимое положение и проводить активную внутреннюю и внешнюю политику.

Прежде всего активизировалась оборона от венгров. В начале X в. кочевники-венгры захватили Паннонию и разрушили Великоморавское государство. После этого их набеги на славянские и германские земли стали постоянным явлением. В 955 г. они вторглись в Баварию. Часть немецкой знати, недовольная политикой короля, воспользовалась тяжелым положением государства и организовала заговор, войдя в соглашение с противником. Заговор был во время подавлен, и его зачинщики, в том числе и сын короля Лиудольф, арестованы. Оттон I мог выставить против венгров только ополчения трех герцогств – баваров, швабов и франконцев. Саксы и лотарингцы не принимали участия в сражении. Зато большую роль в нем сыграли чехи под командованием их князя Болеслава I, которые заняли и удержали особо важную позицию. В решающей битве на Лехе (около Аугсбурга) 10 августа 955 г. венгры были разбиты. Эта победа необычайно повысила престиж германского короля Оттона I.

С тех пор внешняя политика Оттона I и его преемников приняла преимущественно экспансионистский характер.

Внешнеполитическая агрессивность была присуща всем феодальным государствам того времени. Захваты чужих территорий и эксплуатация порабощенных народов были важнейшим источником обогащения феодалов. Все зависело от возможностей осуществить подобную захватническую политику. Феодально раздробленные государства, раздираемые междоусобицами, естественно, становились жертвами агрессии. Германия, относительно сплоченная в те времена и более сильная в военном отношении, была в состоянии предпринимать завоевательные походы и, не встречая на первых порах должного отпора, добивалась значительных успехов. Захватническая политика германских королей развивалась в трех направлениях: в восточном – против полабских и поморских славян, в южном – в Италию и в юго-западном – в Бургундию. Раньше всего началось наступление в славянские земли. Это направление немецкой экспансии, по широко распространенному в немецкой буржуазной историографии мнению, было наиболее «естественным» и «перспективным».

На восток от Эльбы (Лабы) жили многочисленные западнославянские племена. По уровню своего хозяйственного развития они, пожалуй, не отставали от соседних германских племен, в частности от саксов. Но, в отличие от немцев, сплотившихся уже в единое государство, западные славяне были политически разрознены. У них существовали отдельные племенные княжества, только на время объединявшиеся для общей борьбы с внешней опасностью. Такой характер имели союз, созданный князем Само (623-658) и Великоморавское государство (830-906). Племенная разобщенность была особенно характерна для поморских и полабских славян, которые так и не смогли сплотиться в единое государство и отстоять свою независимость. Чешско-моравские и польские племена создали свою государственность и в вековой борьбе защитили себя от внешнего порабощения.

Уже при немецких Каролингах были предприняты попытки подчинить чехов и моравов. В отношении же полабских славян подобные предприятия представлялись пока нереальными. Немцы, особенно саксы, с трудом сдерживали натиск лютичей и ободритов. Только при Генрихе I начались вторжения в полабские земли. В 928 г. саксы захватили главный город стодорян Бранибор и взяли в плен князя Тугомира. В 929 г. Генрих I вторгся в землю доленчан и завоевал их крепость Гану. В том же году он начал войну с редариями и лютичами. Панцирное войско саксов одержало победу при Ленче, и часть области лютичей была захвачена. В 931 г. саксы вторглись в область ободритов, в следующем году они захватили земли мильчан и лужичей. К концу правления Генриха I (919-936) подавляющая часть полабских славян была подчинена немцам, обложена данью и подвергалась жестокому угнетению. Оттон I продолжил завоевание славянских земель, подавляя непрестанно вспыхивавшие восстания. Стодоряне освободили Бранибор и героически отстаивали свою свободу. В своем бессилии подавить славян с помощью оружия немцы пускались на обман и коварство. Так, они заслали к стодорянам взятого в плен Тугомира и с его помощью овладели Бранибором. Назначенный Оттоном I для управления землей лютичей «железный маркграф» Герон предательски убил 30 славянских князей, приглашенных к нему на пир. Это вызвало массовое восстание среди лютичей и ободритов. Предпринятый для их усмирения поход, которым командовал Оттон I, закончился поражением немцев. Сопротивление славян нарастало. Ободриты и северные лютичи, а также мильчане отстояли свою независимость.

Немецкие буржуазные историки, пытаясь объяснить, почему германские короли изменили направление своей экспансии после римского похода Оттона I, повернув с востока на юг, указывают прежде всего на трудности восточных походов и большие жертвы, понесенные немцами. По данным К. Шенеманна, из 175 войн, которые вели немцы с славянами в течение 367 лет (с 789 по 1157 г.), менее трети были успешными. Двадцать войн окончилось полной катастрофой. Автор объясняет эти неудачи не столько упорным сопротивлением славян, сколько естественными условиями – отсутствием путей, заболоченностью местности, возможностью устраивать завалы и заграждения и т.п.[17] Иное дело Италия! По мнению таких историков, как И. Галлер и Д. Шеффер, в Италии образовался некий политический вакуум, который без большого труда можно было заполнить.

Попытаемся теперь выяснить, каковы были истинные причины немецкого вторжения в Италию, приведшего к созданию «Священной Римской империи».

Выше уже говорилось о борьбе мнений в немецкой буржуазной историографии по этому вопросу. Какие только доводы не выставлялись сторонниками захвата Италии германскими королями! Грабительские походы в Италию якобы диктовались возвышенными идеалами христианского единства, заботами об объединении Запада в его противостоянии Востоку, стремлением сплотить разрозненную Германию на основе государственного универсализма. Противники итальянской политики приводили не менее аргументированные доводы для опровержения этих версий, и с многими из этих доводов нельзя не согласиться.

На самом деле, утверждения о побудительной силе римской традиции, германско-христианской миссии, объединении Германии на основе государственного универсализма, выглядят весьма натянуто и представляют собой досужие домыслы историков, пытающихся приукрасить неприглядную действительность. Реальность была намного прозаичнее, и разобраться в ней может любой непредвзятый исследователь, ознакомившись с «деяниями» основателей и продолжателей «Священной империи». Итальянская политика германских королей носила экспансионистский, грабительский характер. Такого мнения придерживаются историки ГДР[18]. Его вполне разделяют и советские исследователи. В статье А. И. Неусыхина «Итальянская политика Германской империи в X-XIII вв. в фашистской историографии» (1939) были подвергнуты резкой критике измышления фашистских и шовинистически настроенных немецких буржуазных историков об итальянской политике и «Первой империи».

В посмертно изданном труде этого автора «Очерки истории Германии в средние века (до XV в.)» выясняются причины итальянских походов в связи с внутренним положением Германского государства в X в. А. И. Неусыхин приходит к выводу, что одной из причин вмешательства Оттона I в итальянские дела было его стремление поставить в зависимость папу, чтобы завершить подчинение немецких епископов. Другую группу причин, по его мнению, следует искать в сфере поземельных и торговых связей Германии с Италией[19]. При этом А. И. Неусыхин подчеркивает, что торговля через Италию с Восточным Средиземноморьем, начавшая заметно оживляться в X в., интересовала германского короля прежде всего как источник фискальных поступлений за счет сбора пошлин и др. Это именно и побуждало его к «вооруженному захвату торговых путей и богатств Северной Италии». С другой стороны, к вторжению в Италию толкали интересы крупного землевладения, в частности экспансия в эту страну швабских и баварских феодалов, которые уже раньше начали приобретать земли в Северной Италии и теперь стремились их закрепить и умножить при помощи военных походов, возглавляемых королем[20].

Взгляды автора настоящей работы по данному вопросу изложены в ряде статей и в книге «Исследование по истории феодального государства в Германии (IX – первая половина XII в.)» (М., 1959).

Чтобы понять причины вторжения германского короля в Италию и создания империи, нужно учитывать три ряда факторов: внутреннее положение Германского государства, ситуацию в Италии и Риме и международную обстановку. В Германии все благоприятствовало развязыванию внешнеполитической агрессии на юг. Положение королевской власти было прочным, особенно после подавления заговора Лиудольфа и его союзников и победы над венграми на Лехе. Оттон I пользовался поддержкой большинства знати, жаждавшей внешних захватов. Об этом свидетельствовала решительная поддержка его планов на собрании германской знати перед римским походом. Мотивом вмешательства в итальянские дела, кроме захвата добычи в этой богатой стране, было, несомненно, стремление получить короны короля Ломбардии и императора Римской империи и подчинить своему господству Италию во главе с Римом. Немаловажное значение для германского короля имело установление господства над папским престолом, что должно было повести к усилению его власти над немецким епископатом и открывало возможность использовать папство в качестве орудия внешнеполитического действия как на Востоке (христианизация языческих народностей с целью их подчинения Германии), так и на Западе (вмешательство во внутренние дела суверенных государств в церковной и политической области).

Решающим обстоятельством, побудившим Оттона I к немедленному вмешательству в итальянские дела, было обострение борьбы за Италию, в которую вовлекалось все большее число чужеземных и итальянских владетелей, среди которых было немало вассалов германского короля. Естественно, Оттон I не мог остаться в стороне. Он, как самый могущественный участник этого соперничества, добился сравнительно легкой победы и увенчал себя императорской короной. Международная обстановка как нельзя лучше ему благоприятствовала. Византия – ревнительница римско-императорских традиций – тоже была не в состоянии помешать тевтонскому королю в достижении этой цели.

Что же представляла собой Италия в X в.? Это был наиболее развитый в экономическом и культурном отношении уголок Западной Европы. Италия служила важным торговым центром в бассейне Средиземного моря, связующим звеном между Западом и Востоком. В X в. роль ее городов в торговле и ремесле стремительно возрастала. Но политически Италия была самой разобщенной страной: юг оставался за Византией, Сицилия была захвачена арабами из Фатимидского халифата, Римская область принадлежала папскому престолу, в Северной и Средней Италии господствовали крупные местные и пришлые феодалы. До начала X в. престол в Италии занимали представители династии Каролингов, обладавшие призрачной властью над отдельными самостоятельными феодальными владениями – герцогствами, маркграфствами, графствами и епископствами. Наиболее могущественные местные магнаты вступали в борьбу за королевскую и императорскую корону. В то же время итальянской короны домогались короли Бургундии и Прованса (Нижняя Бургундия), а также южногерманские герцоги, предпринимавшие с этой целью грабительские походы в Италию. Неурядицы в стране усугубились борьбой за папский престол, оказавшийся игрушкой в руках влиятельных римских кругов. Это была полоса глубокого политического и нравственного упадка папства, которую кардинал Барониус (XVI в.) назвал «порнократией». Современник событий епископ Лиутпранд Кремонский писал: «В то время Римом управляла Теодора...». Ее муж Феофилакт был «консулом и сенатором», что и позволило этой хитрой и ловкой женщине подчинить себе папский престол. В 911 г. она возвела в папы Иоанна X. После Теодоры дела в Риме вершила ее дочь Мароция, бывшая замужем за герцогом сполетским, позже за маркграфом тускуланским. Она возводила на папский престол своих фаворитов, а в 931 г. поставила папой под именем Иоанна XI своего сына. Ее господству, однако положил конец ее сын Альберик, поднявший восстание против нее и ее нового мужа – итальянского короля Гуго Прованского. Гуго был изгнан из Рима, Мароция и папа Иоанн XI заточены в тюрьму. В течение последующих 22 лет Римом управлял Альберик с титулом «патриций и сенатор Рима». Возводимые им на престол папы находились в полной от него зависимости. Законы и распоряжения для Рима и области издавались за двойной подписью – диктатора и папы. В планы Альберика входило намерение передать всю полноту власти, как церковной, так и светской, в руки своего сына, которого он назвал многообещающим именем Октавиан. Незадолго до смерти он заставил римских аристократов поклясться, что они на ближайших выборах возведут Октавиана на папский престол. Римские аристократы сдержали слово и в 955 г. возвели восемнадцатилетнего Октавиана на римский престол под именем Иоанна XII.

В то время, когда Римом правил Альберик, в Северной Италии не прекращались столкновения местных и пришлых феодалов за «лангобардскую» корону. Король Италии Гуго Прованский (926-941) пытался создать большое государство, в состав которого должны были войти Северная Италия, Прованс и Бургундия. После смерти бургундского короля Рудольфа II (937) он женился на королеве-вдове Берте, а своего малолетнего сына Лотаря женил на ее дочери Адельгейде. Таким путем Гуго хотел завладеть Бургундией. В то же время он делал безуспешные попытки получить императорскую корону.

В борьбу за «лангобардскую» корону все больше втягивались швабский и баварский герцоги. В 926 г. Бурхард Швабский предпринял поход в пользу своего зятя бургундского короля Рудольфа II, добивавшегося этой короны, и погиб в Италии. Баварский герцог Арнульф, который не раз вмешивался в борьбу за корону в Италии, в 934 г. добился избрания в короли своего сына Эбергарда. Попытка посадить его в Павии окончилась провалом. Гуго разбил баварское войско и изгнал претендента из Италии. Все эти события близко касались германского короля – его вассалы могли завладеть богатой добычей раньше него...

По словам саксонского историка Видукинда, еще Генрих I намеревался отправиться в Италию и Рим за короной, после того как он приобрел за большие деньги императорскую инсигнию – «священное копье», но его внезапно поразила смертельная болезнь. Оттон I, поставивший перед собой с самого начала далеко идущие захватнические цели, не мог, разумеется, безучастно наблюдать за событиями, происходившими в Италии и Бургундии. Имеются не вполне достоверные сведения, что он уже в 941 г. посылал свои войска в Италию против короля Гуго. По-видимому, вмешательство Оттона I в итальянские и бургундские дела началось именно с этого времени. В 939 г., а по другим данным в 940 г., он заставил малолетнего бургундского короля Конрада – сына умершего Рудольфа II – принести вассальную клятву, установив таким образом свое верховенство над Бургундией в то время, когда король Гуго пытался захватить эту страну в свои руки. В 941 г. под покровительство Оттона I бежал соперник Гуго Беренгарий – маркграф иврейский, спасавшийся от своего противника. Однако Оттон I не оказал никакой помощи Беренгарию, хотя тот принес ему вассальную присягу. Германскому королю было выгодно сохранять напряженное положение, чтобы в подходящий момент вмешаться в итальянские дела.

В ходе дальнейшей борьбы Беренгарий одержал победу над своим противником и в 950 г. стал королем Италии. Но противники Беренгария поддержали молодую вдову умершего наследника Гуго, короля Лотаря – Адельгейду, намереваясь повыгоднее выдать, ее замуж и посадить таким путем на престол Италии своего ставленника. Тогда Беренгарий захватил Адельгейду и заключил в темницу. Друзья Адельгейды обратились за помощью к Оттону I. Это послужило поводом для первого военного вторжения в Италию, с которого собственно и начались итальянские походы германских королей. У Оттона I были далеко идущие планы: жениться на молодой вдове (она приходилась ему свояченицей) и получить корону «Лангобардского королевства», что должно было послужить первым шагом для дальнейших действий – приобретения императорской короны и овладения всей Италией. Большое немецкое войско без труда захватило Павию. Беренгарий бежал. Оттон провозгласил себя королем Лангобардии (951). К нему прибыла бежавшая из плена Адельгейда, и в Павии была торжественно отпразднована королевская свадьба. О дальнейших намерениях Оттона I говорит его посольство в Рим сразу же после овладения Павией. Посланный к диктатору Альберику архиепископ майнцский Фридрих должен был договориться о посещении Оттоном I Рима. Римский диктатор ответил отрицательно. Оттон не решился при данной ситуации предпринять поход на Рим и вернулся в Германию.

Но первый шаг был сделан. Через 10 лет Оттон I предпринял новый поход.

ОТТОН I ВОССОЗДАЕТ ИМПЕРИЮ

«Римская империя» Карла Великого как реальное политическое образование перестала существовать с 843 г. Сохранившийся императорский титул относился с того времени лишь к той части каролингской империи, которой владел непосредственно император. Лотарь I (843-855), унаследовавший императорский титул от своего отца, фактически распространял верховную власть только на итальянские области и доставшиеся ему в удел земли между Восточно-Франкским (Германия) и Западно-Франкским (Франция) государствами – Бургундию, Эльзас, Лотарингию.

Его преемник Людовик II (855-875) владел только итальянскими областями, а получивший в 875 г. императорскую корону французский король Карл Лысый располагал властью над французским (Западно-Франкским) королевством и Лотарингией. Один из представителей династии Каролингов – Карл Толстый (885-887) – объединил на короткое время короны всех трех частей распавшейся империи и носил императорский титул. Но, оказавшись совершенно неспособным играть такую роль, был лишен всех четырех корон. В Германии его свергнул с престола побочный отпрыск немецких Каролингов Арнульф Баварский, а императорский титул присвоил герцог Сполето – Видо. В 896 г. на короткое время императорской короной завладел германский король Арнульф. В дальнейшем императорский титул оспаривали друг у друга итальянские магнаты – маркграфы Фриуля и бургундские короли. В последние десятилетия перед провозглашением оттоновской империи этот титул сохранялся только в идее. Альберик, правивший Римом, не допускал никаких претендентов в «вечный город». Положение изменилось после его смерти. Рим оказался в руках его сына Октавиана, правившего под именем папы Иоанна XII. Стараниями отца ему была вручена как духовная, так и светская власть (титул патриция) над Римом, однако вскоре в городе снова восстановили свое господство влиятельные патрицианские семейства. Порочная жизнь молодого папы вызывала недовольство населения, что могло в любое время вылиться в уличные столкновения и стоить папе престола. Еще большую опасность для него представляли короли Италии Беренгарий и Адальберт. После ухода немцев из Северной Италии в 952 г. Беренгарий восстановил свою власть над страной. Оттон I послал против него войско под командованием своего сына Лиудольфа, которого он метил в итальянские короли, но немцы потерпели поражение и Лиудольф погиб. Тем временем Беренгарий начал подчинять Сполето, а своего сына Адальберта послал на завоевание Рима. Вот тогда и последовал призыв о помощи, с которым обратился папа Иоанн XII к Оттону I. Он оказался очень кстати. Оттон пристально наблюдал за событиями в Италии. Медлить дальше было нельзя. Беренгарий, признавший когда-то себя вассалом немецкого короля, прибирал к рукам всю страну, не останавливаясь и перед Римом. Византия активизировала свою политику на юге Италии, стремясь прочно обосноваться в Салерно и Беневенте. Оттон спешно собрал князей в Вормсе (май 961 г.); знать без колебаний одобрила его решение предпринять поход в Рим. На этом же собрании малолетний Оттон II был объявлен наследником престола и вскоре коронован в Ахене. В августе немецкое войско двинулось за Альпы и, не встречая серьезного сопротивления, вступило в Павию. Беренгарий и Адальберт укрылись в хорошо укрепленных замках.

Начались переговоры с папой о вступлении в Рим и коронации. По старому каролингскому обычаю Оттон принес папе «присягу безопасности», которая гласила: «Обещаю тебе [папе], что когда вступлю в Рим, сделаю все от меня зависящее для твоего и Римской церкви благополучия. Обещаю, что никогда не буду покушаться на жизнь и здоровье папы и не позволю другим, насколько это в моей власти, причинить ему какой-либо вред. Находясь в Риме, не буду ни проводить собраний, ни издавать постановлений по делам, относящимся к папе и населению города без твоего, св. отец, согласия. И все, что перейдет ко мне из собственности римской церкви, возвращу обратно. Моих заместителей, назначаемых для управления Итальянским королевством, заставлю присягнуть, что они будут твоими помощниками и защитниками вотчины св. Петра»[21].

31 января 962 г. немцы вступили в Рим, и 2 февраля в церкви св. Петра папа Иоанн XII возложил на голову Оттона I корону «римских императоров». Была коронована также королева Адельгейда. Сомнительная репутация папы не смущала Оттона I и его окружение. На всякий случай вновь провозглашенный «император и август» заставил папу и римскую знать тут же принести ему присягу и дать обещание не вступать в союз с королем Беренгарием.

Так была воссоздана империя, получившая позже пышное наименование «Священная Римская империя германской нации». Надо сказать, это событие не имело широкого международного резонанса. Во французских источниках оно осталось совершенно незамеченным. Французские хронисты склонны были считать преемниками Карла Великого не «саксонских королей», а номинально царствовавших во Франции Каролингов. Англосаксонская историография тоже не заметила провозглашения империи. Короли Англии официально именовали себя «императорами», хотя и без «римского» титула. Видимо, традиция Римской империи не имела в те времена такой магической силы, какую ей пытаются теперь придать немецкие буржуазные историки. К тому же оттоновская империя не признавалась истинно «римской» ни в Византии, ни в самой Италии, где на Оттона I смотрели, как на узурпатора[22].

В территориальном отношении оттоновская империя уступала каролингской. Она включала только Германию и отдельные области Италии. Франция никакого отношения к ней не имела. Германия, правда, несколько расширилась, включив значительную часть удела Лотаря, а в XI в. – и Бургундию. Она захватила земли полабских славян и поставила в вассальную зависимость Чехию. Созданная на феодальных основах империя была лишена внутреннего единства. Господство над Италией и Римом основывалось на военной силе. Каждый германский король должен был заново его восстанавливать, устраивая военные походы за Альпы.

Вскоре после коронации Оттона I в церкви св. Петра в Риме состоялся церковный синод, на котором было утверждено основанное им Магдебургское архиепископство, получившее право церковной митрополии в западнославянских землях. Это решение высшего церковного органа придавало законную силу действиям Оттона I и должно было заставить смириться тех представителей германского высшего клира, которые возражали против учреждения нового архиепископства. Новая церковная митрополия простирала свою власть на весь «Восток», который по прежнему церковному делению находился в сфере влияния Майнцского архиепископства, и глава его, естественно, был этим недоволен. Вместе с ним в оппозиции находился и епископ гальберштадтский, церковный округ которого примыкал к полабским славянским землям, где теперь учреждались новые епископства Магдебургской митрополии. Окончательно весь этот конфликт был улажен только в 968 г. решением Равецнского синода. В состав Магдебургского архиепископства вошли 5 заэльбских епископств: Бранденбургское, Гавельбергское, Мейсенское, Мерзебургское и Цейцское. Митрополия была признана перворазрядной (подобно Римской) и «украшена» 43 кардинальскими чинами. Архиепископом утвердили Адальберта, изгнанного незадолго перед тем из Киева, куда его направили в качестве «русского» епископа.

Новому архиепископству отводилась большая роль в христианской миссии на Востоке: оно должно было возглавить создаваемую в восточнославянских землях церковь. Папа теперь находился во власти германского императора, и от римского престола ожидали полного содействия в реализации этих планов.

Обстоятельства, казалось, складывались вполне благоприятно для распространения немецкого влияния на Востоке. В Чехии христианство утвердилось окончательно. В Польше крестился князь Мешко и новая религия все более укреплялась. Основанные в этих странах епископства считались частью Магдебургской епархии. Из Киева от княгини Ольги прибыло к Оттону посольство с просьбой прислать епископа и священников для христианской миссии и замещения предполагаемых церковных должностей. (Русь в это время была еще языческой, но здесь уже начало распространяться христианство из Византии. При княжеском дворе были и сторонники западной ориентации. В этих условиях римская церковь и германский император пытались конкурировать с византийской церковью.) По поручению Оттона I бременский архиепископ направил в качестве «русского» епископа некоего монаха Либериуса, который по дороге в Киев умер. Назначенный новым русским епископом монах из монастыря св. Максимина в Трире Адальберт прибыл в Киев, но успеха не имел. Князь Святослав, ориентировавшийся на союз с Византией, отослал Адальберта обратно в Германию. Одной из причин неудачи этого заносчивого монаха была его дипломатическая бестактность. Во всяком случае попытки распространить западное церковное влияние на Руси закончились полным провалом.

Как же складывались отношения между новоявленным императором и папой? 13 февраля 962 г. Оттон I издал «Привилегию», подтверждавшую, по примеру франкских императоров, «Дар Пипина»[23]. В этом документе, кроме перечисления составных частей «патримонии св. Петра» (некоторые из этих объектов были вновь подарены папе Оттоном I), определяются права императора в отношении Рима и его обязанности по охране римской церкви и папского престола. Признается формально свобода канонического избрания папы «клиром и знатью римского народа» без всякого вмешательства со стороны императора и его уполномоченных. Однако вновь избранный папа до его посвящения должен был дать императору через своих посланцев заверения в лояльности и уважении всех императорских прав в Риме. Права эти, по существу, сводились к верховенству над Римом и контролю над его администрацией – церковной и гражданской. Таким образом, речь шла о зависимости папы от императора.

С этого времени императорский престол перешел в руки немецких королей. Коронация в Риме являлась, по старой традиции, обязательным условием получения императорского титула, и она совершалась папой от лица «римского народа». Это создавало прецедент для римских походов германских королей, которые с тех пор стали регулярно повторяться. Вместе с тем получение короны из рук папы ставило императора в известную зависимость от папского престола и таило в себе опасность для будущего империи.

Императорский титул поднял на время международный престиж германского короля, который уже и ранее, в результате победы над венграми, пользовался значительным авторитетом в Европе. Оттон I, считавший себя «королем всех королей», вмешивался во внутренние дела соседних государств, в частности Франции, где происходила борьба между королями династии Каролингов и их могущественными вассалами Робертинами (будущие Капетинги). Выступая в качестве арбитра, он стремился сохранить неустойчивое положение во Франции как повод для дальнейшего вмешательства в ее внутренние дела. В своих гегемонистских целях император использовал господство над папством и церковью. Считая себя покровителем западной церкви, он требовал признания своего «верховного права» повелевать всем Западом.

Но для реализации этих притязаний требовалось прежде всего упрочить господство над Италией. Принятие императорского титула отнюдь не решало эту задачу. Король Беренгарий, имевший немало союзников в стране, укрепился в Апеннинах. Оттон вынужден был оставить Рим и двинуть войска против Беренгария, чтобы помешать ему захватить Северную Италию и альпийские перевалы. Этим воспользовался папа Иоанн XII, тяготившийся навязанной ему императорской опекой. Проявив недюжинные дипломатические способности (видимо, поведение немецкого короля многому папу научило), он сколотил большой антигерманский союз из итальянских владетелей, венгров и Византии и впустил в Рим своего бывшего противника, а теперь союзника, Адальберта. Папу поддержало большинство римской знати, познавшей на опыте опасность иноземного господства. Оттон I спешно вернулся в Рим и заставил представителей клира и римской знати принести присягу, что они никогда не изберут на папский престол противника императора. Вскоре был созван собор для суда над Иоанном XII, на котором председательствовал сам Оттон I. Иоанн XII не явился на это судилище и был осужден заочно. Его обвинили в убийствах, клятвопреступлении, святотатстве, кровосмешении и т. д. и объявили недостойным папского престола и вообще духовного сана. Новым папой был избран Лев VIII, до того времени занимавший высокую административную должность при королевском дворе и не имевший никакого священнического сана. Это было явным нарушением существовавшей традиции, согласно которой папой избиралось только духовное лицо, прошедшее сложную иерархию чинов. Иоанн XII не сложил оружия. Он организовал заговор, который чуть не стоил жизни Оттону I и Льву VIII. Им чудом удалось спастись бегством. В Риме хозяйничал Иоанн XII, расправляясь с немецкими ставленниками. Пострадали и те, кто посоветовал папе обратиться за помощью к немецкому королю. Созванный в Риме собор, состоявший в основном из тех же лиц, которые недавно осудили Иоанна XII, отменил постановление оттоновского собора как насильственно навязанное, восстановил папу во всех его правах и лишил власти антипапу Льва VIII, отлучив его от церкви. Казалось, дело Иоанна XII восторжествовало. Но вскоре он умер от апоплексического удара. Римская знать избрала папой Бенедикта V. Оттон I захватил Рим, арестовал нового папу и выслал его под стражей в Германию. На римском престоле был восстановлен Лев VIII. Не надеясь на лояльность римлян в отношении этого папы, он передал власть над городом назначенному им префекту, дав в его распоряжение солидную военную силу. Однако когда император ушел со своим войском в Германию, римляне напали на немецкий гарнизон и разбили его. Казалось, с германским господством в Риме было покончено.

Однако в 966 г. Оттон I предпринял новый, третий по счету, поход в Италию. Взяв Рим, немцы устроили дикую расправу над своими противниками: тринадцать начальников вооруженных римских отрядов были повешены на главной площади, часть мятежной знати выслана в Германию, другие подвергнуты унизительному наказанию – «шествию в параде ослов». На этот раз Оттон I решил не оставлять страну, пока в ней не будет упрочено немецкое господство.

Главной опорой немцев должен был служить епископат. На епископские должности назначали представителей немецкого духовенства. Епископам раздавались земли, захваченные у противников императора, разные привилегии. Это была попытка перенести на итальянскую почву оттоновскую епископальную систему. Император стремился также привлечь на свою сторону светскую знать, раздавая земли, перешедшие к нему по «праву завоевателя», титулы и должности. Главой прогерманской партии в Италии стал маркграф тосканский Гуго, которого Оттон осыпал всяческими милостями. Значительная часть изданных в это время императорской канцелярией документов относилась непосредственно к Италии. Это дипломы на владение землями, регалиями, а также законодательные акты. Если для Германии в течение X в. был издан лишь один акт законодательного характера, то для Италии их было издано шесть. Для управления Италией был создан специальный аппарат в составе канцлера, (на эту должность назначалось обычно одно из высших духовных лиц Германии – архиепископ кельнский), императорские посланцы с широкими административными и военными полномочиями, пфальцграфы (для заведования императорским имуществом), префекты (коменданты городов) и др.

Немецкие буржуазные историки, прославляющие грабительскую политику императоров в Италии, указывают па то, что германские короли установили в этой стране порядок, ликвидировали анархию и способствовали тем самым ее хозяйственному и культурному прогрессу. Но это не соответствует исторической действительности. Вмешательство извне в происходившую в Италии политическую борьбу и установление чужеземного господства лишь разжигали внутреннюю смуту. Императорская политика покровительства отдельным борющимся группам итальянских феодалов ни в какой мере не способствовала политическому объединению. Немецкие завоеватели не помогли, а повредили государственному сплочению Италии. Намечавшийся процесс складывания самостоятельного итальянского королевства под эгидой местной феодальной династии был пресечен.

Попытки установить господство в Средней Италии и Риме столкнули немцев с Византией, которая не признавала новоявленного «римского императора», претендовавшего на равное с византийским базилевсом положение. Оттон I, стремясь добиться этого признания дипломатическим путем, не отказывался от применения военных средств. Он подчинил граничившие с византийскими владениями на юге Италии «Лангобардские области» Капуа, Беневент и Салерно, заставив их князей принести вассальную присягу. Правивший в это время Византией Никифор Фока заявил протест. Оттон I предложил уладить спор с помощью династического брака – женитьбы своего наследника Оттона на дочери императора Романа II и падчерице Никифора Фоки – Анне. Так предполагалось убить сразу «двух зайцев» – завладеть югом Италии и добиться дипломатического признания. Но не получилось ни того, ни другого. Несмотря на то, что Оттон II спешно был коронован в качестве соимператора, что должно было сделать брак более приемлемым для византийского двора, Никифор Фока после долгих проволочек отклонил брачное предложение. Немцы ответили на это вторжением в Апулию и Калабрию и осадой Бари (968). Надеясь на то, что это вызовет уступки со стороны византийского двора, Оттон I послал новое посольство в Константинополь во главе с известным дипломатом и историком Лиутпрандом Кремонским с обещанием снять осаду с Бари и вернуть всю захваченную у Византии территорию, если будет получено согласие на этот брак. Никифор Фока отклонил и это предложение и потребовал без всяких условий очистить территорию Южной Италии и даже Рим. Он заключил союз с итальянским королем Адальбертом, прибывшим в Южную Италию, и начал военные действия против немцев.

Война шла с переменным успехом. Но вскоре положение изменилось. В Константинополе произошел очередной дворцовый переворот. Никифор Фока был свергнут и убит; на престол вступил Иоанн Цимисхий, который и возобновил брачные переговоры. Вместо принцессы Анны в жены Оттону II была предложена племянница Цимисхия Феофано, царское происхождение которой до сих пор некоторыми историками оспаривается. Византия отказывалась от своих прав на Беневент и Капуа, а также от притязаний на Среднюю Италию и Рим. Юг Италии – Апулия и Калабрия – оставались под властью Византии. На таких условиях и было подписано соглашение. В апреле 972 г. был заключен брак между Оттоном II и Феофано, которая вскоре была коронована в Риме. Этим решался вопрос о признании Византией императорского титула германских королей. Были улажены территориальные споры между Византией и Германской империей в Италии, хотя, как мы дальше увидим, это ни в какой степени не обеспечивало подчинение Южной Италии. Положение в Италии становилось еще более запутанным.

Феодальная монархия в Германии во времена Оттона I заметно окрепла. Об этом свидетельствует тот факт, что после его смерти переход престола к его наследнику семнадцатилетнему Оттону II не вызвал особых осложнений. Последний был коронован как германский король пятилетним ребенком, а как император – в двенадцатилетнем возрасте. Но тем не менее молодому императору уже в первый год правления пришлось столкнуться с оппозицией знати. Баварский герцог, двоюродный брат короля, Генрих Сварливый пытался сколотить в Южной Германии независимую монархию. В это время Баварское герцогство простиралось от Майна до Адриатики, включая, кроме собственно Баварии, будущую Австрию, Штирию, Каринтию, Крайну, итальянские марки Верону, Аквилею, Истрию. На севере под верховной властью герцога находилась примыкающая к Баварии область Нордгау. Генрих Сварливый намеревался завладеть Швабским герцогством, выдав замуж сестру Гадвигу (вдову швабского герцога Бурхарда II) за своего вассала. Но Оттон II решил помешать этому, назначив швабским герцогом своего племянника Оттона. Он не разрешил также баварскому герцогу взять в свое непосредственное владение область Нордгау. Тогда Генрих Сварливый организовал вместе с епископом фрейзингенским Абрагамом заговор против короля и привлек к нему чешского князя Болеслава II и польского князя Мешко I. Оттон II сумел предупредить выступление заговорщиков и при поддержке большинства немецких князей нанести поражение своим противникам. Правда, попытка окончательно подчинить Чехию окончилась провалом. Вторгнувшееся в эту страну немецкое войско было разбито. Но после того как на Магдебургском гофтаге в 978 г. заговорщики были осуждены и подвергнуты заключению, чешский князь Болеслав II возобновил вассальную присягу немецкому королю, получив от него богатые подарки. Генрих Сварливый потерял баварское герцогство, которое перешло под управление швабского герцога Оттона. Но из Баварии были при этом выделены и превращены в самостоятельные имперские лены герцогство Каринтия, маркграфство Австрия, баварское пфальцграфство и бургграфство Регенсбург. Столь успешное подавление заговора Генриха Сварливого свидетельствует, что германский король имел надежную поддержку феодалов внутри страны. Снова вспыхнула война с Францией за Лотарингию. Французский король Лотарь III, помирившийся со своим могущественным вассалом графом Гуго Капетом, предпринял попытку вернуть Лотарингию. Он поддержал сыновей бывшего лотарингского герцога Регинара III, боровшихся за отцовское наследство. Оттон II заключил союз с братом французского короля Карлом, оспаривавшим трон Франции, и назначил его герцогом Нижней Лотарингии. Сперва французы имели большой успех. Они захватили Ахен и чуть было не пленили находившихся там Оттона II и императрицу Феофано. Однако в дальнейшем ходе войны французское войско потерпело поражение, немцы подступили к Парижу и осадили его. Нижнелотарингский герцог Карл занял Лан и объявил себя королем Франции. Но под Парижем немцы потерпели поражение и вынуждены были очистить французскую территорию. В мае 980 г. произошло примирение. Лотарь III и Оттон II встретились для переговоров и, по словам хрониста Рихера, «обменявшись рукопожатиями и поцелуями», дали друг другу клятву в дружбе и верности. Гегемонистские планы императора в отношении Франции провалились окончательно.

Осложнилось положение в Италии. Римская знать, возглавляемая семейством герцогов Крещенциев, опираясь на помощь Византии, изгнала поставленного Оттоном I папу Бенедикта VI и возвела на папский престол Бонифация VII. Но он вскоре был изгнан пронемецкой партией и нашел убежище в Константинополе. В 981 г. Оттон II предпринял свой первый поход на Рим, не встретив здесь серьезного сопротивления. Вокруг него собралось в Риме множество германской, итальянской и французской знати. Среди прочих были будущий французский король Гуго Капет и будущий папа Сильвестр II – Герберт из Ауриляка[24].

Оттон II готовился к войне за Южную Италию, которая формально принадлежала Византии, но подвергалась постоянным нападениям со стороны сицилийских арабов эмира Абуаль Касима. Отношения оттоновской империи с Византией после смерти Иоанна Цимисхия заметно ухудшились. Новые ее правители – евнух Василий и соимператоры Василий II и Константин VIII, не находившиеся ни в каких родственных связях с императрицей Феофано, подозрительно относились к немцам и старались не допустить их проникновения в Южную Италию. Столкновение немцев с арабами в Южной Италии было для Византии большим выигрышем. Не заключая формально союза с фатимидским эмиром, византийские правители поддерживали арабов против немцев.

Оттон II начал наступление и занял Тарент. Но в горах Калабрии около Капо-Колонне немецкое войско, одержавшее перед этим победу, неожиданно подверглось нападению легкой арабской конницы и было почти целиком уничтожено. Оттон II чудом спасся от арабского плена. Он бежал на греческий корабль и чуть не попал в плен к византийцам. Ему с трудом удалось вплавь добраться до берега. Однако это поражение не охладило воинственного пыла Оттона II. Он начал готовиться к новому походу в Южную Италию. Из Германии должны были прибыть новые подкрепления. Согласно сохранившейся в документах разверстке, составленной, видимо, на основе решения собрания немецких князей (по мнению отдельных историков, на этом собрании председательствовал сам Оттон II, спешно прибывший из Италии), епископы и аббаты должны были направить 1504 панцирных воинов, а светские господа – 586. Совершенно ясно, что с таким войском невозможно было вести войну с арабами и византийцами. Речь шла только о подкреплении, которого, по-видимому, Оттон II так и не дождался. Летом 983 г. он двинулся снова на юг Италии, но успеха не имел. В декабре 983 г. Оттон II внезапно умер в Риме. Незадолго перед этим его трехлетний сын Оттон III был провозглашен на собрании немецкой и итальянской знати в Вероне немецким королем и отправлен для коронации в Ахен.


Германское феодальное государство при Саксонской династии добилось значительных успехов в проведении своей агрессивной политики. На востоке от Эльбы огнем и железом были подчинены разрозненные племенные княжества полабских и серболужицких славян. Немецкое духовенство из вновь основанных заэльбских епископств Магдебургской митрополии должно было помочь делу завоевателей с помощью «духовного оружия» – обращения язычников-славян в христианскую веру. Но это наталкивалось на упорное сопротивление населения, отстаивающего свою независимость. Немецкие завоеватели прибегали к жестокому насилию, истребляли военную верхушку славян. Они пытались использовать межплеменную рознь, внося раздоры и не допуская консолидации славянских народностей. Однако упрочить свое господство немецким феодалам не удалось. Безуспешными оказались попытки германских императоров распространить свое влияние на Польшу. Столь же безрезультатными оказались попытки императоров подчинить Данию. Установившаяся на время зависимость датского короля от Оттона I рухнула сразу же после смерти последнего. Датчане, воспользовавшись смутой в Германии, вторглись в 974 г. в Шлезвиг и Нордальбингию. Правда, Оттону II удалось их вытеснить и восстановить положение на Севере. В Дании в это время окончательно установилось христианство, и датские епископства вначале были подчинены Бременскому архиепископству. Король Гарольд даже обещал платить дань Германии. Но в 983 г., когда началось восстание в славянских землях, датчане снова выступили. Пронемецки настроенный король Гарольд Синезубый был свергнут Свенном Твескайгом. Датчане разрушили немецкие крепости в Шлезвиге, уничтожили находившиеся там гарнизоны и опустошили пограничные области на Нижней Эльбе. Так окончилось немецкое господство на Севере.

В 983 г. началось всеобщее восстание славян. Лютичи овладели крепостями Гавельберг (Гана) и Бранденбург (Бранибор) и разрушили их. Ободриты под командованием своего князя Мстевоя не только уничтожили в своей стране немецкие гарнизоны, но и опустошили пограничную немецкую территорию, разрушили Гамбург. Современник событий историк Титмар Мерзебургский писал: «Они настигали наших повсюду, как убегающего зверя; ведь наши злодеяния вызывали у нас страх и смятение, а у них порождали силу и отвагу»[25]. Немцам удалось остановить славянское наступление только западнее Эльбы, на р. Тангер, где были собраны значительные военные силы. С немецким господством в землях лютичей и ободритов почти повсюду было покончено. Немецкие гарнизоны истреблены, церкви разрушены, духовенство перебито или изгнано.

Освободительная борьба полабских славян против немецкого господства усилила антинемецкие настроения во всем западнославянском мире п способствовала этнической и политической консолидации славянства. Но, с другой стороны, борьба язычников-славян против христианства способствовала созданию временного антиязыческого союза немецких феодалов с польскими князьями, принявшими недавно христианство и рассматривавшими его как орудие укрепления их власти и средство внешней экспансии. Совместными силами они пытались подавить антихристианскую освободительную борьбу лютичей и вернуть к христианству полабских и поморских славян. Но союз вскоре распался, так как и та, и другая сторона стремилась установить в полабских землях свое господство.

Когда Оттон II умер, его трехлетний наследник Оттон III был уже избран в короли и коронован в Ахене. В Германии началась борьба за опекунство, дававшее право на власть. Бывший баварский герцог Генрих Сварливый освободился из заключения и потребовал, чтобы малолетний король, который находился на воспитании у архиепископа кельнского, был передан под его опеку. Однако большинство немецкой знати не поддержало его домогательств. Тогда Генрих Сварливый провозгласил себя королем и возобновил союз с князьями Чехии и Польши, а также заключил соглашение с ободритским князем Мстевоем.

Борьба за опекунство усложнилась. Свои притязания заявил и французский король Лотарь III, приходившийся дядей малолетнему Оттону III. Его поддержала лотарингская знать, настроенная против Генриха Сварливого. Но большинство немецкой знати, возглавляемой архиепископом майнцским, поддержало законных опекунов: мать – императрицу Феофано и бабушку – Адельгейду. Генрих Сварливый заключил союз с французским королем, чтобы завоевать престол с помощью военной силы (французскому королю он обещал Лотарингию). Лотарь III вторгся в Лотарингию, осадил Камбре и Люттих и захватил Верден. Чтобы расстроить этот военный союз, Феофано решила привлечь на свою сторону Генриха Сварливого и вернула его Баварское герцогство вместе с отторгнутыми от него итальянскими марками Вероной и Аквилеей. Это окончательно успокоило мятежного герцога и положило конец смуте, угрожавшей целостности и самостоятельности Германии.

С восстановлением внутреннего мира в стране, немецкие феодалы попытались вернуть под свою власть полабских славян. В 985-987 гг. в союзе с чешскими и польскими князьями они предприняли завоевательный поход в Лужицкие земли, в результате которого были снова подчинены Мейсенская (Мисьненская) и Лаузитская (Лужицкая) марки (часть Лужич перешла к Польше). В 991-997 гг. было предпринято несколько завоевательных походов против лютичей, однако все попытки подчинить это воинственное племя окончились провалом. За помощь против полабских славян Германия должна была поддержать Польшу в войне против Чехии за Шлонск (Силезию), в результате которой эта область была присоединена к Польше. Польский князь Мешко I, однако, вовсе не намерен был сохранять внешнеполитическую зависимость от Германии. В 991 г. он перенес столицу государства из Познани, на которую распространялась сюзеренная власть немецкого короля, в Гнезно, находившийся формально под верховным покровительством папы. Наследовавший ему Болеслав Храбрый, укрепив свою единоличную власть, порвал всякую зависимость от Германии и стал главным соперником германского короля в подчинении полабских славян.

В развернувшейся борьбе за французский престол императрица Феофано попыталась восстановить немецкое влияние, поддержав одного из претендентов. После внезапной смерти Лотаря III королем Франции стал его сын Людовик V Ленивый, который спустя год умер, не оставив прямых наследников. Ближайшим преемником был дядя короля Карл Лотарингский – давнишний союзник германского короля. Его всячески поддерживала Феофано. Но когда французская знать избрала королем герцога Иль-де-Франса Гуго Капета, Феофано признала его, получив обратно Верден, незадолго перед тем занятый французами. Тем не менее германский двор продолжал покровительствовать Карлу Лотарингскому, стремясь таким образом оказывать давление на французского короля. Однако вскоре Карл Лотарингский попал в плен к Гуго Капету, который его так и не выпустил на свободу. Попытка восстановить немецкое влияние во Франции снова окончилась провалом. Капетинги, несмотря на их слабую власть в стране, ревниво оберегали внешнеполитическую независимость.

Феофано, правившая как королева-мать, проводила довольно энергичную политику как внутри страны, так и во внешнеполитической области. Немецкие историки отмечают ее незаурядный политический и дипломатический талант. На документах она подписывалась с титулом: «Феофано, божьей милостью императрица» или даже: «Феофаниус, божьей милостью император». После ее смерти в 991 г. опекунство перешло к Адельгейде, шестидесятилетней бабушке Оттона III, отстраненной в свое время Феофано от германских дел и находившейся в Италии в качестве итальянской королевы. В 994 г. Оттон III в возрасте четырнадцати лет вступил в самостоятельное правление Германией и империей. К тому времени он был уже довольно образованным для своих лет юношей, владел, кроме немецкого, итальянским, латинским и греческим языками. Этот молодой император был склонен к мечтательности и религиозному аскетизму. Видимо, не без влияния его матери (византийской принцессы) Феофано, его воображением овладела идея воссоздания Древней Римской империи во всем ее величии как мирового универсалистского христианского государства. Себя он считал подвижником, предназначенным небом для такой великой миссии. Германия представлялась ему глухой провинцией. Он должен восседать в Риме и повелевать оттуда всем миром. Предприняв в 995 г. вместе с чешским и польским князьями безуспешный завоевательный поход против славян и опустошив земли ободритов, он оставил Германию и всецело отдался осуществлению своих имперских замыслов. Управление германским королевством он передал в руки своей тетки Матильды – аббатисы Кведлинбургского монастыря, наделив ее титулом «патриции».

RENOVATIO IMPERII ROMANORUM

Когда Оттон III воспитывался под опекой своей матери и готовился к роли восстановителя величия Рима, власть в «вечном городе» перешла к местной аристократии во главе с семейством Крещенциев. Пронемецки настроенный папа Иоанн XIV был изгнан, и в Рим вернулся находившийся в Византии Бонифаций VII. Но и он удержался недолго. Политика папы, направленная на союз с Византией, вызвала недовольство римской знати, и он пал жертвой заговора. Иоанн Крещенций, фактически правивший Римом, носил титул патриция. На папский престол он возвел Иоанна XV. Однако вся реальная власть оставалась в руках семейства Крещенциев. Сменивший патриция Иоанна его брат правил уже с титулом «герцога и сенатора всех римлян» и располагал совершенно неограниченной властью. В таких условиях Оттон III предпринял в 996 г. свой коронационный поход в Рим. Еще раньше он направил брачное посольство в Константинополь к императорам Василию II и Константину VIII (ни у одного из царствовавших одновременно императоров не было сыновей, поэтому Оттон III вполне мог мечтать не только о византийской принцессе, но и о византийском троне). Однако византийский двор, как обычно, затягивал с ответом, пока не дал окончательного отказа.

В Павии Оттон III был провозглашен итальянским королем. Дожидавшийся его в Риме папа Иоанн XV умер, и римская знать попросила Оттона определить его преемника. Видимо, к этому времени в городе сложилась оппозиция против Крещенциев. Оттон предложил на папский престол своего двоюродного брата Бруно, который и стал папой под именем Григория V. Прибывший вскоре в Рим в сопровождении большого войска Оттон III был коронован этим папой императорской короной. Его императорский титул – «августейший император римлян („Romanorum imperator augustum) – стал аналогичен титулу византийского императора. На документах Оттона III вместо восковой печати подвешивался свинцовый медальон, на одной стороне которого была изображена голова Карла Великого, а на другой – щит со знаменем и надписью: „Renovatio imperii Romanorum“ (Возрождение Римской империи). Позже была сделана печать с изображением головы самого Оттона III и надписью: «Aurea Roma“ (Золотой Рим).

Притязания германского короля на роль преемника древнеримских императоров и на положение, равное, если не высшее, положению византийских императоров, вызвало оппозицию римской знати и папства. Оттоновскую империю называли не римской, а «тевтонской» (немецкой), противопоставляя ей истинно римскую в лице Византии, которая одна имеет право представлять Италию. Папство обращалось к «Константинову дару»[26], дававшему ему якобы абсолютную власть над «вечным городом» и его областью. Императорская канцелярия опровергала эту версию, в которую, как можно судить, далеко не все верили и в те времена. В известном дипломе о дарении восьми графств в Пентаполисе папе Сильвестру II Оттон III, провозглашая, что Рим является столицей мира, а римская церковь – матерью всех церквей, заявлял, что именно он, «римский император», есть полный хозяин Рима. «Константинов дар», на который ссылались его противники, не что иное, как фальшивка, сфабрикованная диаконом Иоанном в середине X в. Недействительным объявляется также дарение Карла Великого. Таким образом, за папой не признается никакой светской власти ни в Риме, ни в области. Сам папа является уполномоченным императора и во всем отвечает перед ним. В дипломе прямо сказано: «господина Сильвестра, нашего учителя, избираем и по воле божьей ставим и определяем светлейшим папой. Вся власть в Риме и Римской области должна исходить от императора, а папа является его верным помощником»[27].

Естественно, что для осуществления этой политики нельзя было довольствоваться прежним положением, когда император находился в Риме только в дни коронации, а остальное время проводил в «далекой провинции». Как и восточный император, Оттон III должен постоянно пребывать в столице – в императорском дворце, который по его повелению был выстроен на Авентинском холме в Риме. На его фасаде красовалась надпись: «Sacrum palatium» (Священный дворец). Здесь царил византийский церемониал. Императорская трапезная располагалась в отдельном месте на возвышении. На императорском троне было изображение «четырех наций» – четыре согбенные фигуры, приносящие дани императору: Roma, Gallia (западно-рейнская Германия со столицей в Ахене), Germania, Slavinia (славянские земли). Был расширен императорский дворцовый аппарат, введены некоторые новые должности и титулы для Италии и «провинций». Управлением Рима и Римской области ведал римский патриций. Береговой обороной от сарацин и византийцев занимался префект, командовал войсками в папской области magister militium (военачальник), делами «Лангобардского королевства» ведали логофет и протоспатор. Византийский титул «логофет» был соединен с должностью канцлера для Италии, на которую обычно назначался один из первых прелатов Германии – архиепископ кельнский. Титул протоспатора (щитоносец) давался представителям высшей немецкой и итальянской военной знати.

Буйная фантазия молодого императора рисовала возрожденную Римскую империю как некое административное целое в составе Италии (Северной и Средней, включавшей Папскую область и Рим), южноитальянских византийских областей и Германии. Другие западно– и центральноевропейские страны должны были окружать эту империю как ее «друзья» и «союзники» (amici et socii populi Romani), одни на положении полузависимых (Бургундия, Венгрия, Польша, Дания), другие как «друзья», лишенные самостоятельности и признающие верховенство императора. Во главе этих союзных и зависимых государств будут стоять соправители (subregili) и императорские патриции. Папе отводилась (по древнеримской и византийской традиции) роль помощника императора по управлению церковью. По примеру императора Константина 1 Оттон III присутствовал и нередко председательствовал на церковных соборах и подписывался вместе с папой на их постановлениях. В 998 г. под его председательством проходил «общий синод» в Риме с участием не только итальянских и немецких, но и некоторых французских епископов. Этот синод, помимо прочих вопросов, занимался брачным делом французского короля Роберта. Ему было предложено оставить свою незаконную жену Берту, с которой он находился в кровном родстве, и в течение семи лет отбывать положенное церковное наказание. Этот факт свидетельствует, что господство, императора над церковью давало ему возможность вмешиваться в дела других государств и нарушать их независимость.

В осуществлении своих имперских и церковных планов Оттон III нашел верного союзника в лице Герберта, возведенного им в 999 г. на папский престол под символическим именем Сильвестра II (Сильвестр I был римским епископом во времена императора Константина Великого). Став папой, он рьяно поддерживал политику Оттона III, направленную на возвышение западной церкви. Если он и разделял идеалистические мечтания Оттона III о всемирной державе, то реально оценивал прежде всего те выгоды, которые несла эта политика для будущего католической церкви. Ведь в объективно историческом смысле универсалистские устремления Оттона III, в которых церкви отводилась роль помощника государства, должны были привести к торжеству мировых притязаний церкви и папства. Политика Оттона III прежде всего способствовала усилению церкви в Италии и возвышению папства.

Как и его предшественники, Оттон III применял в Италии методы военного господства и жестокого подавления всяких попыток избавиться от чужеземной власти. Но одним террором нельзя было править страной, и Оттон III с его помощниками и советниками продолжали создавать опору немецкому господству в Италии. Так, на епископские кафедры назначались выходцы из Германии и пронемецки настроенные представители итальянского духовенства, им раздавали земли и оказывали покровительство в столкновениях со светскими феодалами. К тому времени церковная собственность оказалась во многих случаях в руках дворян в качестве ленов и чиншевых владений, за которые они отказывались давать положенные взносы. В 998 г. император по просьбе прелатов издал капитулярий, который предписывал, чтобы все либеллярные сделки, в результате которых церковные земли оказывались в руках светских владетелей, были аннулированы и земля возвращена церкви и чтобы тем самым «богу и нам были возвращены положенные повинности»[28]. Вместе с тем объявлялись недействительными все законы и обычаи, на основании которых заключались подобные сделки. Епископы и аббаты могли теперь предоставлять только пожизненные держания за положенный чинш. Не нужно, конечно, переоценивать реальное значение этого законодательства, но оно показательно как попытка укрепить положение прелатов и ослабить светских феодалов. В интересах прелатов и светской знати был издан «Капитулярий о сервах, добивающихся свободы» (Capitulare de servis libertatem anhelantibus). В документе указывалось, что сервы (под которыми следует подразумевать не только подлинных рабов, но и слуг и разных зависимых людей) всякими способами пытаются избавиться от своей зависимости и бремени лежащих на них повинностей. Капитулярий предписывает более строго обходиться с сервами, требовать уплаты ежегодного чинша, отбивать «аппетит к свободе»[29]. За отказ подчиниться этим предписаниям церковным сервам угрожала потеря половины их состояния. Запрещалось впредь отпускать на волю церковных сервов, а получивших каким-либо способом свободу следовало возвращать в прежнее состояние.

Оттон III раздавал церквам земли, принадлежавшие казне, конфискованные владения, жаловал прелатам графства и графскую юрисдикцию. Как указывается в императорских документах, забота о церковной собственности диктовалась интересами императорской власти: аббатства и епископства в Италии должны были, по примеру германских, выставлять воинов и давать «сервиции» (натуральные оброки). Стремление Оттона III обосноваться в Риме должно было придать этим повинностям регулярный характер. Но даже в Германии церкви, в том числе и имперские, нерегулярно выполняли свои фискальные и военные повинности королю.

Оттон III, провозгласив идею «возрождения Римской империи», порвал с прежней традицией итальянских походов. Если его предшественники устраивали военные походы в Италию и Рим, чтобы короноваться и возобновить свое господство над страной, то Оттон III, наоборот, находясь в Риме, устраивал выезды и походы в провинции своей эфемерной империи. Именно такой характер имели его кратковременный выезд в Германию в 997 г. для организации похода против полабских славян и путешествие в 999-1000 гг. в Польшу и, на обратном пути, в Германию. Относительно мотивов вояжа в столицу Польского государства Гнезно среди немецких историков есть разные мнения. Некоторые считают, что Оттон III руководствовался религиозными порывами – желал отдать дань почитания св. Адальберту (Войтеху), замученному пруссами во время его неудачной миссионерской деятельности в их стране. Останки св. Адальберта были приобретены у пруссов за большие деньги польским князем Болеславом Храбрым и доставлены в Гнезно. Этот святой был объявлен покровителем Польского государства. Болеслав Храбрый использовал этот факт в интересах укрепления внешнеполитических позиций Польши (в частности, против Чехии). Адальберт-Войтех был духовным другом Оттона III и оказал в свое время на склонного к мистике Оттона III большое влияние. Как бы там ни было, поездка в Польшу носила явно политический характер, и действия Оттона III в Гнезно вполне согласуются с его имперскими планами.

Путешествие было обставлено с большой торжественностью. Польский князь, стремившийся извлечь политические выгоды из этой встречи, не жалел для этого средств. Он встретил императорский кортеж с воинскими почестями на границе государства у Мисьны (Мейсен) и сопровождал его до Гнезно. Кроме поклонения праху Адальберта (Оттон III долго молился, распростершись у гроба святого), император участвовал в торжественном открытии Гнезненского архиепископства, основанного по постановлению польского синода в Гнезно. Для Польского государства учреждение собственной церковной митрополии имело большое политическое значение. До того времени польская церковь формально входила в состав Магдебургского архиепископства, что служило орудием немецкого влияния в церковных и государственных делах. Политическая самостоятельность требовала прежде всего создания собственной «национальной» церкви. Против учреждения Гнезненского архиепископства выступали епископ магдебургский Гизето и епископ познанский Унгер. Однако Оттон III своей властью и с согласия папы санкционировал создание самостоятельной польской митрополии. Но в ее состав вошли только три епископства из четырех, существовавших на польской земле, – Краковское, Вроцлавское и Колобрежское. Познанское епископство, получившее статус «миссионного», подчинялось непосредственно Риму. Первым архиепископом в Гнезно был избран Гауденций (брат Войтеха-Адальберта).

Оттон III относил Польшу к разряду «союзных и дружественных» стран, окружавших Римскую империю. Он пожаловал Болеславу Храброму титул «патриция» и подарил ему золотой обруч для короны, а также копию «священного копья», рассматривая польского князя как своего наместника в союзной стране[30]. Польский князь получил формальное освобождение от дани, которую он должен был платить германскому королю за земли западнее реки Варты. Эта дань давно уже не уплачивалась; Оттон III хотел, видимо, подчеркнуть данным актом свою верховную власть.

Оценивая отношения Оттона III с Болеславом Храбрым, следует сказать, что в определенном смысле они больше пошли на пользу Польше, чем Германии. Польское государство усилило свои позиции, обрело церковную самостоятельность, окрепло политически. Эфемерный титул «патриция», которым наградил Оттон III польского князя, никаких, по существу, обязательств на него не накладывал, но давал некоторые преимущества в установлении гегемонии в заэльбских землях. Враждебно настроенный к польскому князю Титмар Мерзебургский порицал Оттона III за то, что он «превратил дольского князя из данника в господина». Болеслав Храбрый готовился принять королевский титул с согласия Оттона III, но внезапная смерть последнего отсрочила этот акт.

Аналогично складывались отношения у империи и с Венгрией. Венгерский князь Вайк (христианское имя Иштван (Стефан) 1) насаждал в стране христианство и находился в дружественных связях с папой и императором. Оттон III воспользовался этим, надеясь включить Венгрию на положении «союзной и дружественной страны» в империю. В 1001 г. император и папа пожаловали Иштвану I королевский титул и утвердили самостоятельное архиепископство для Венгрии в Гране. Зависимость Венгрии от империи была чисто номинальной и длилась недолго. Вскоре венгерский король вовсе освободился от нее, признав своим патроном только «престол св. Петра».

На обратном пути из Польши Оттон III побывал в Германии. Видимо, главной целью его было не столько решение неотложных государственных дел, сколько посещение гробницы Карла Великого в Ахене. Однако сюда он направился не для поклонения праху «великого монарха», которого считал своим предшественником, а для более практических целей. Титмар Мерзебургский рассказывает, что Оттон III приказал разломать каменный пол храма в том месте, где по слухам был похоронен Карл Великий, и рыть, пока не будет найдена гробница. Когда она была раскопана и вскрыта, Оттон III снял золотой крест, висевший на шее трупа, и взял нетленные царские одежды. Теперь у Оттона III имелись реликвии от «самого великого императора», что, по его представлениям, должно было намного возвысить его императорское достоинство. Но на современников все это не произвело ожидаемого впечатления.

С того времени, как император оставил Рим, прошло полтора года, и Оттон III начал спешно собираться для возвращения в свою столицу. Приходили тревожные известия, что немецкое господство в Италии рушится. Южноитальянские области с городами Неаполь, Салерно, Гаэта, Амальфи, присоединенные к империи в 999 г., обрели независимость и выгнали поставленных императором правителей. Маркграф Арнульф Иврейский, поддерживаемый многими итальянскими феодалами, заявил притязания на итальянскую корону. Собрав значительное войско, состоявшее главным образом из баварцев и лотарингцев, Оттон III двинулся за Альпы. Немцы нанесли поражение итальянским войскам Арнульфа и в октябре 1000 г. вступили в Рим. Здесь Оттон III не встретил того ликования, на которое рассчитывал. Вскоре в городе вспыхнуло восстание. Вымогательства немцев возбудили недовольство даже тех кругов, которые к ним раньше относились лояльно. Во главе восстания встал Григорий Тускуланский, назначенный ранее Оттоном III на должность «префекта флота». Императору с трудом удалось бежать из осажденного Авентинского дворца. Но вскоре немцы подавили восстание и заняли Рим. Оттон III произнес, по словам писателя Тангмара, речь перед собранными на площади св. Ангела римлянами: «Вы ведете себя так, как будто вы не являетесь моими возлюбленными римлянами. Ради вас я оставил свое отечество, своих близких; из любви к вам я покинул своих саксов и немцев. Я добыл для вас такие новые земли, на которые никогда не вступала нога ваших далеких предков, когда они покоряли мир. Все это делалось во славу вашего имени... И за все это вы платите возмущением против меня, вашего отца, убиваете моих верных подданных, хотите, чтобы я удалился... Но я не злопамятен, и никогда не оставлю вас в своей благосклонности»[31]. Этот демагогический трюк якобы произвел на римскую толпу такое впечатление, что тут же на виду у ораторствующего императора были убиты два зачинщика мятежа. Но подобное зрелище, естественно, не могло внести успокоения в умы возбужденных римлян. Начались новые волнения, и Оттон III вместе с папой Сильвестром II сочли за благо покинуть Рим и уйти в более надежное место – Равенну.

В Равенне Оттон III вместе с папой и своими близкими друзьями обсуждали планы широкой миссионерской деятельности в языческих странах – в землях лютичей, пруссов и скандинавов. Оттон III якобы сам готов был, по примеру св. Адальберта, отправиться с христианской миссией. Но все осталось в фантастических проектах. Из рук уплывали Италия и Рим, не было решено и брачное дело. Оттон III послал новое посольство в Константинополь за византийской принцессой. Возобновился союз с Венецией для общей борьбы с сарацинами. Немецкие войска вторглись в Кампанью и Беневент и опустошили их. Для отвоевания Рима послали военные силы под командованием патриция Циосо, но они потерпели поражение. Оттон III надеялся получить новые военные подкрепления из Германии, но немецкие феодалы скептически относились к императорским затеям и не присылали ожидаемых подкреплений. Собрав все наличные войска император двинулся на завоевание Рима, но на расстоянии 40 км от города внезапно заболел (видимо, холерой) и вскоре умер (24 января 1002 г.), завещав похоронить себя рядом с Карлом Великим в Ахене. Ему не исполнилось еще и 22 лет.

Внезапная смерть Оттона III спасла Германию от готовившегося восстания князей. По словам Титмара Мерзебургского, «герцоги и графы, не без ведома епископов, устроили заговор против императора и обратились к герцогу Генриху Баварскому (будущему королю Генриху II. – Н. К.), чтобы он их поддержал, но он не оказал им сочувствия»[32]. Видимо, князья намеревались отстранить Оттона III и поставить королем его ближайшего родственника – баварского герцога, который, однако, отказался принять такое предложение. Чем же были недовольны немецкие князья? Прежде всего императорской политикой в Италии, которая требовала у них жертв, не принося ощутимых выгод. Как можно судить по высказываниям хрониста, немецкие феодалы негодовали и по поводу восточной политики Оттона III, в частности его уступок польскому князю в церковной области. Так или иначе, обнаружились противоречия между интересами феодальной знати, жаждавшей захватов и добычи, и императорской политикой, преследовавшей туманные цели возрождения эфемерной империи. Конфликт разрядился со смертью автора этой утопической идеи. Вместе с ним была похоронена и доктрина Renovatio imperii Romanorum. Объективно политика Оттона III в Германии способствовала усилению крупных феодалов и упадку королевской власти. Это обнаружилось уже при жизни императора, но особенно остро сказалось после его смерти, вызвав династическую смуту.

Со времени окончания династии Каролингов (911) в Германии не было еще случая, чтобы престол оспаривался несколькими лицами. Теперь за него боролись четыре претендента. Главными из них были герцог Баварии Генрих и маркграф Каринтии Оттон. Первый являлся ближайшим родственником умершего императора по мужской линии, второй – по женской. С притязаниями выступили также маркграф мейсенский Экгардт и швабский герцог Герман. После гибели Экгардта и отказа от своих притязаний Оттона Каринтийского герцог Баварии оставался единственным серьезным претендентом на престол, и на собрании в Майнце, происходившем под председательством архиепископа майнцского Вигилиса, он был избран королем под именем Генриха II (1002-1024). Известную роль сыграло и то, что он уже ранее захватил королевскую инсигнию – «священное копье». Однако Генриха II не признала знать Саксонии, Тюрингии, Швабии и Лотарингии. Его противник Герман Швабский тоже не сложил оружия.

По старому обычаю вновь избранный король совершил путешествие по отдельным областям, добиваясь путем разных уступок в пользу местной знати своего признания. При этом он готов был при случае применить и военную силу. Тюрингская знать одобрила его избрание лишь тогда, когда он согласился освободить жителей области от «свиного чинша» – оброка за выпас свиней в лесах, установленного со времен Пипина Короткого. Саксы поставили более тяжелые условия: уважение их старинного обычного права и сохранение местной автономии. Только после торжественного обещания короля сохранить эти привилегии саксонская знать принесла требуемую присягу. Ценой известных уступок удалось добиться присяги и лотарингской знати, после чего Генрих II был торжественно провозглашен королем в старинной столице – лотарингском городе Ахене. Лишь после этого его соперник Герман Швабский отказался от своих притязаний на престол.

Генрих II учел настроение феодальной знати и коренным образом изменил направление королевской политики. Вместо «возрождения Римской империи» он провозгласил «возрождение Франкского (Германского) государства». Основным средством усиления королевской власти вновь стала оттоновская епископальная система, пришедшая уже в расстройство. Епископы были поставлены в прежнюю зависимость и служили главными проводниками королевской политики. На государственные и церковные должности назначались верные монархии духовные лица, воспитанники придворной капеллы. Усилиями Генриха II было основано новое Бамбергское епископство во Франконии. Хотя оно формально входило в состав Майнцского архиепископства, но находилось под особым покровительством папы и императора. Король одарил его богатыми земельными пожалованиями, графствами и аббатствами. В 1004 г. было восстановлено Мерзебургское епископство, незадолго перед тем закрытое. Важнейшие церковные дела решались при непосредственном участии короля, который обычно председательствовал на церковных синодах. Он содействовал реформе монастырей, стремясь повысить доходность их хозяйства и использовать их богатства для государственных нужд. Церковная политика Генриха II, направленная на укрепление государства, содействовала одновременно возвышению церкви и духовенства и готовила почву для отделения их от «греховного» светского мира. Заслуги этого короля перед церковью были «достойно оценены» – его причислили к «лику святых».

Опираясь на поддержку прелатов и располагая значительными материальными средствами, поступавшими от церковных владений и королевского домена, Генрих II смог справиться с оппозицией светской знати и значительно укрепить положение королевской власти. В борьбе с герцогским сепаратизмом он опирался на своих подвассалов в областях, стремясь ослабить их зависимость от герцогов. С их помощью он успешно справился с заговорами светских магнатов – маркграфа швейнфуртского, графа люксембургского и герцога лотарингского.

Коренным образом была изменена восточная политика. Генрих II начал войну с польским князем, стремясь не допустить проникновения Польши в полабские земли и Чехию.

Польский князь Болеслав Храбрый намеревался создать большое западнославянское государство от Вислы до Эльбы. Сильное славянское государство способно было предотвратить немецкое порабощение славянских народностей и их насильственную ассимиляцию. В ходе дальнейшей эволюции полабские славяне смогли бы, консолидировавшись этнически, создать самостоятельное государство и отстоять свою независимость. Однако экспансионистская политика польского раннефеодального государства шла значительно дальше – Болеслав Храбрый вмешивался в дела Киевской Руси, поддерживая притязания на престол своего зятя Святополка Окаянного. Все это привело к созданию антипольской коалиции, возглавляемой германским императором Генрихом II. Кроме Германии, в ее состав в разное время входили Чехия, Венгрия и лютичи. Генрих II делал попытки заключить военный союз и с киевским великим князем Ярославом Мудрым. Однако эта коалиция оказалась непрочной. Между союзниками существовали непримиримые противоречия, которые умело использовались польским князем. Язычники-лютичи не намерены были помогать императору и саксонской знати укреплять свои позиции в полабских землях. Им одинаково были ненавистны как польские, так и немецкие захватчики. В то же время союз с язычниками против христиан-поляков вызывал оппозицию в среде немецких прелатов, особенно в рядах саксонской знати, считавшей лютичей своими данниками. Этим в значительной степени и объясняются неудачи немцев в польских войнах 1003-1018 гг.[33]

Болеслав Храбрый, воспользовавшись гибелью своего родственника мейсенского маркграфа Экгардта, занял в 1002 г. Мисьненскую и Лужицкую области. Больше того, он захватил даже несколько пунктов на левом берегу Эльбы. Когда Генрих II, совершая свое избирательное турне, прибыл в Мерзебург, к нему явился польский князь с просьбой признать за ним эти области. Король отверг это предложение и передал маркграфство сыну убитого маркграфа Гунцелину. Болеслав Храбрый отказался очистить занятые области и на обратном пути напал на немецкие укрепления. В то же время обострилась обстановка в Чехии. Болеслав Храбрый вмешался в борьбу за чешский престол, занял Прагу и объявил себя чешским князем. Когда Генрих II потребовал от него вассальной присяги (Чехия считалась имперским леном), последовал решительный отказ. Положение германского короля в это время оказалось весьма критическим. Против него вспыхнул заговор немецкой знати, в котором участвовал его родной брат Бруно; заговорщики вошли в союз с польским князем. Однако вскоре заговор был подавлен, и Генрих II, заключив антипольский союз с лютичами, двинул свои войска в Чехию. В Праге и других городах вспыхнуло восстание. Поляки были вынуждены оставить Чехию. На чешском престоле был восстановлен представитель Пржемысловичей Яромир, который возобновил вассальную присягу германскому императору. Немцы в союзе с чехами и лютичами продолжали наступление и вытеснили поляков из Мисьненской марки. В следующем году они предприняли новый поход и продвинулись до Познани. Болеслав Храбрый пошел на заключение мира (1005), по которому Польша отказалась от Лужицкой и Мисьненской областей и признала независимость Чехии. Моравия оставалась за Польшей. Польский князь, подписав этот тяжелый мир, считал его только передышкой и усиленно готовился к возобновлению войны.

В 1007 г. началась новая война. Генрих II не располагал теперь достаточными силами: против поляков были двинуты только саксы, лютичи заняли выжидательную позицию, а гаволяне даже вступили в переговоры с Болеславом Храбрым. Саксы потерпели поражение, и поляки заняли Мисьненскую и Лужицкую области и продвинулись до Магдебурга. Германия заключила союз с Венгрией и пыталась отвоевать потерянные области, но успеха не добилась. Однако в это время началась война между Польшей и Киевской Русью. Нуждаясь в мире на западе, Болеслав Храбрый в 1013 г. явился в Мерзебург и принес Генриху II вассальную присягу за Мисьненскую и Лужицкую области, считавшиеся немецкими марками.

Мир между Польшей и Германией длился недолго. Болеслав Храбрый, готовясь к новой войне, пытался привлечь на свою сторону чешского князя Удальриха и послал в Прагу посольство во главе со своим сыном Метко. Но чешский князь приказал арестовать послов и выдал Мешко германскому королю, который решил использовать его как заложника. Но под давлением немецкой знати Мешко был отпущен в надежде, что польский князь станет более сговорчивым. Ввиду решительного отказа Болеслава Храброго явиться на суд немецких князей, назначенный Генрихом II в Мерзебурге, император конфисковал принадлежавшие польскому князю Мисьненскую и Лужицкую области. Это привело к третьей войне Германии с Польшей (1015-1018). Несмотря на то что Генрих II располагал значительными военными силами (на стороне немцев были чехи и лютичи), он потерпел жестокое поражение. В определенной степени неудачи наступления на Польшу были обусловлены противоречиями в стане антипольской коалиции: христиане-саксы постоянно демонстрировали свое враждебное отношение к язычникам-лютичам, дело доходило до вооруженных столкновений.

Немцы и их союзники двинулись тремя большими колоннами к Одеру, чтобы форсировать реку и захватить столицу Польши Гнезно. Но поляки хорошо организовали оборону на Одере и задержали две группировки войск – саксов с лютичами, пытавшихся переправиться на северном фланге, и баваров с австрийцами и чехами, наступавших на южном фланге. Однако группе войск, которой предводительствовал Генрих II, удалось переправиться через Одер и продвинуться в глубь польской территории. Но она попала в окружение к полякам, которые отрезали путь к отступлению и загнали противника в болото, причинив ему большие потери. Преследуя беспорядочно отступавшие войска Генриха II, поляки снова форсировали Эльбу и сожгли Мейсен (Мисьны). Столь же неудачной оказалась предпринятая позже попытка захватить у Польши Силезию (Шленск). Нуждаясь в мире на западе в связи с готовившимся походом на Киев в помощь изгнанному князю Святополку, Болеслав Храбрый заключил с германским императором мир в Будишине (1018). Мисьненская, Лужицкая области и Моравия оставались за Польшей. Генрих II обязался помочь польскому князю в походе на Киев – выставить вспомогательный отряд в 300 воинов. Следует сказать, что присоединенные к Польше области в Верхнем Полабье принадлежали ей недолго. В 1031 г. воспользовавшись смутой в Польше, германский король опять захватил Мисьненские и Лужицкие земли.

Характеризуя восточную политику Генриха II, следует отметить, что она, несмотря па многие поражения, имела некоторые успехи. Хотя немцам не удалось вернуть освободившиеся в 983-1002 гг. земли ободритов и лютичей, но они так или иначе сохранили свои позиции в Южном Полабье, удерживая том самым форпост для будущих наступлений против славян.

Немногим лучше сложилась обстановка на юге – в Италии и юго-западе – в Бургундии. После смерти Оттона III Италия, казалось, совсем была потеряна для немцев. Итальянские магнаты, собравшись в Павии, избрали «лангобардским королем» Ардуина – маркграфа Ивреи. Сын казненного Оттоном III Крещенция Иоанн стал римским патрицием и полновластно распоряжался в Риме. После смерти папы Сильвестра II он возвел на папский престол Иоанна XVII. Однако не все итальянские магнаты были настроены против немцев. В стране имелись и сторонники германских императоров, особенно среди епископата. Уже в 1002 г. к Генриху II прибыло из Италии посольство во главе с епископом ворчельским с просьбой о помощи против Ардуина. Но Генрих II, не упрочивший еще своей власти в Германии, был не в состоянии оказать тотчас же военную помощь. В следующем году он направил в Италию войско под командованием маркграфа каринтийского Оттона, которое было разгромлено итальянцами в альпийских перевалах. В 1004 г. Генрих II с большим войском направился в Италию. Немцам удалось обойти позиции Ардуина в Альпах и занять Павию. Здесь Генрих II был коронован «лангобардской короной», но вскоре в городе поднялось восстание. Генрих II вынужден был вернуться в Германию, и в Италии снова хозяином положения стал Ардуин, хотя количество его приверженцев заметно уменьшалось.

Папская курия опять оказалась в полной зависимости от местной римской знати. Две соперничавшие группировки, возглавляемые – одна семейством Крещенциев, другая графом тускуланским, возвели одновременно, еще при жизни избранного ранее папы Сергия (прозванного «Свиное рыло»), двух антипап: Григория VI и Бенедикта VIII. Сложившаяся обстановка благоприятствовала осуществлению планов Генриха II, готовившегося к новому походу, теперь уже за императорской короной. Была создана особая имперская канцелярия по итальянским делам во главе с епископом бамбергским Эбергардом, которая должна была оживить развалившуюся систему управления, созданную в Италии при Оттоне III.

Поводов для военного похода в Италию было больше, чем достаточно. Один из антипап – Григорий VI, изгнанный его соперником Бенедиктом VIII из Рима, – обратился с призывом о помощи. Генрих не стал вмешиваться в эту борьбу и вел переговоры с восседавшим в Риме Бенедиктом VIII о предстоящей коронации.

В 1013 г. он предпринял свой «коронационный поход» в Рим. Немцы без большого труда заняли Павию, потом Равенну. Король Ардуин, не оказав значительного сопротивления, укрылся в своем замке. В феврале 1014 г. папа Бенедикт VIII короновал в Риме Генриха II и королеву Кунигунду короной римских цезарей, преподнеся им в качестве подарка сделанный из золота и украшенный драгоценными камнями «земной шар». Но оставаться долго в Риме не пришлось. Население нападало на бесчинствующих рыцарей, и император счел за благо увести их из города. После непродолжительной остановки в Ломбардии Генрих II возвратился в Германию.

После ухода немцев Ардуин пытался восстановить свою власть, но встретил сопротивление пронемецки настроенных магнатов. Он снял с себя монаршье бремя и ушел в монастырь. Так сошел со сцены последний национальный король Италии.

Для укрепления немецкого господства в Италии Генрих II применял уже практиковавшиеся ранее средства: опору на епископат, назначение на церковные должности выходцев из Германии. Архиепископом в Милане был посажен верный императору Ариберт, в Аквилее – Попо, в Равенне – родственник короля Арнульф, а поело его смерти – Гериберт. В Риме распоряжался воинственный «светский папа» Бенедикт VIII. Он успешно воевал с арабами в Сардинии и захватил богатую добычу. Самый богатый трофей – головной убор жены эмира, сделанный из золота и драгоценных камней, – он послал в подарок императору.

В 1016 г. в Южной Италии появились новые завоеватели – норманны, которых папа пытался использовать как военных союзников против арабов и Византии. На юге, таким образом, создалась весьма сложная обстановка: арабы производили постоянные набеги из Сицилии, норманны укрепляли свои позиции на службе у местных князей и папы, «лангобардские» князья (из Беневента, Капуи и др.) вели борьбу против Византии; Византийская империя стремилась укрепить свое господство над Южной Италией и подчинить Среднюю Италию вместе с Римом. Часть итальянской знати, выступавшая против немецкого засилия, поддерживала Византию. Папа пытался установить свое влияние на юге страны, используя местных князей и пришельцев – норманнов. Византия, которая завоевала к тому времени Болгарию, усилила давление в Италии, подчиняя одно за другим мелкие княжества. К Генриху II снова обращаются за помощью – сперва изгнанные из своих владений Византией «лангобардские» князья, а затем сам папа Бенедикт VIII. Это послужило поводом для нового похода в Италию.

В 1021 г. большое немецкое войско заняло Ломбардию и Среднюю Италию, а затем тремя колоннами направилось на юг. Капуа, Салерно и Беневент снова были поставлены под немецкий протекторат. Генрих II заключил соглашение с Крещенциями, правившими в Риме, и занял город. Но оставаться долго в Риме он опасался, чтобы но вызвать народного восстания. Немцы ушли в Павию и вскоре оставили Италию. Это был почти единственный поход, который не сопровождался восстанием итальянских горожан.

При Генрихе II была подготовлена почва для присоединения к империи Бургундии. Эта страна, расположенная на юго-востоке современной Франции и на юго-западе Швейцарии, была по этническому составу населения большей частью романская (германские области между Аарой и Юрой – современная Восточная Швейцария – составляли незначительную часть) и давно уже стала объектом домогательств германских императоров. Династические связи Бургундии с Германией установились еще в X в.

Бургундский король Рудольф III, не имевший детей, признал в 1006 г. Генриха II, приходившегося ему племянником, своим наследником. При этом германский король должен был уступить бургундскому королю г. Базель. Власть Рудольфа III в его стране была весьма непрочной. Могущественные вассалы – владетели областей Арля, Прованса, Гренобля, Лиона, Франшконтэ – вели себя независимо и часто вступали в борьбу против своего номинального сюзерена. В эти смуты был вовлечен и Генрих II, оказавшийся при сложившейся ситуации личным противником своего дяди. Рудольф III, не отличавшийся постоянством характера, вошел в антиимператорскую коалицию, блокируясь с противниками Генриха II в Италии и Бургундии. Потом, оказавшись перед угрозой потерять власть, он явился к императору в Майнц и передал ему инсигнии своего королевства (знаки державной власти). Укрепившись же с помощью немецких войск в своей стране, Рудольф III продолжал по-прежнему строить козни против императора. Генриху II не удалось реализовать своих прав на Бургундское королевство, так как он умер раньше Рудольфа III. Эту задачу унаследовала новая династия.

ГЕРМАНСКАЯ МОНАРХИЯ НА ПОДЪЕМЕ

Первая половина XI в. была временем наибольшего усиления германского феодального государства. Посмотрим, какие предпосылки определили внутриполитическое усиление Германии в это время и чем был заторможен этот процесс в последующий период.

К середине XI в. феодализм в Германии достиг своего расцвета. Крестьянство повсюду, за исключением отдельных небольших территорий (Восточная Саксония, альпийские земли), находилось в личной и поземельной зависимости, подчиняясь юрисдикции крупных земельных собственников и обладателей иммунитетных привилегий. Германские короли, правда, в известной степени сохраняли судебно-административную власть над населением. Кроме поступлений из домена, они пользовались некоторыми доходами из «публично-государственных» источников: налогов, пошлин, разных регалий и баналитетов. И главное было в том, что королевская власть располагала еще правом распоряжаться государственными доходами: отчуждать, дарить от своего имени, использовать как средство политического влияния. По многочисленным королевским дипломам, выданным церковным и светским феодалам на земельные владения, судебно-административные права и разного рода регалии и баналитеты, мы можем заключить, что важнейшей функцией королевской власти было распределение этих благ между феодальной знатью. Сила феодальной монархии в Германии в то время заключалась именно в том, что она могла распоряжаться этими прерогативами – дарить их и подтверждать прежние дарения на них. Но королевская власть была не в состоянии самостоятельно реализовать эти государственные прерогативы и том более отнять их у магнатов, вернуть обратно в свои руки. Те попытки, которые предпринимались в этом направлении в XI и, отчасти, в XII в., были обречены на провал. К тому же осложнявшаяся политическая обстановка в империи заставляла монархов искать поддержки у феодальной знати ценой новых, еще более значительных уступок.

XI век – это время подъема городов и выступления на политическую арену нового общественного класса – горожан. Известно, что в таких западных странах, как Франция, Англия, Кастилия и др., этот класс стал важным резервом усиления феодальной монархии и государственной централизации. Во Франции королевская власть использовала горожан в качестве политических союзников в борьбе с феодальной знатью. Вместе с тем денежные средства, поступавшие с городов, служили важнейшим источником пополнения казны, делая короля менее зависимым в финансовом отношении от феодалов.

В Германии обстоятельства складывались по-другому. Горожане, вступая в борьбу с феодальными сеньорами (в большинстве это были епископы) тоже обращались за помощью к королю, но в весьма редких случаях могли ее получить; чаще же королевская власть или оставалась глуха к призывам горожан, или занимала сторону феодалов и помогала им подчинять города. Причина этого крылась в зависимости короля от феодальной знати, в частности в военном отношении; без прямой помощи феодалов король не мог осуществлять своих завоевательных походов, проводить императорскую политику в Италии. За всю историю средневековой Германии было несколько случаев, когда короли блокировались с городами в борьбе с враждебной им знатью.

В 1073 г., когда король Генрих IV находился в весьма стесненном положении в связи с восстанием в Саксонии и общей оппозицией феодальной знати, горожане Вормса изгнали из стен города своего епископа, враждебно настроенного к королю, и предложили Генриху IV военную и финансовую помощь. Король вознаградил за это город пошлинными привилегиями. На стороне Генриха IV в его столкновениях с князьями выступали не раз горожане Кельна, Майнца, Вюрцбурга, Зальцбурга и некоторых других городов. Когда в 1074 г. вспыхнуло восстание в Кельне против архиепископа Анкона, горожане послали, по словам хрониста, послов к Генриху IV с просьбой «как можно скорее поспешить в город и защитить их от мести изгнанного архиепископа». Но горожане не дождались короля, архиепископ занял город и устроил дикую расправу над зачинщиками восстания. Жители Майнца тоже не раз выступали против своего архиепископа в пользу короля. В 1077 г. они отказались впустить в город архиепископа и антикороля Рудольфа. В 1105 г. горожане Майнца активно выступили в поддержку Генриха IV и, изгнав из города архиепископа и других противников короля, обратились к Генриху IV за помощью против войск архиепископа, блокировавших город. В письме к королю они писали: «Нам угрожают со всех сторон враги, которые являются и твоими врагами... Боимся, что но сможем долго устоять против такой силы княжеских войск, если не получим твоей помощи. Не оставляй нас в смертельной опасности, спеши на помощь твоим верным подданным»[34].

Эти факты свидетельствуют, что во второй половине XI в. в Германии наметился политический союз между городами и королевской властью, направленный против феодальной знати, а именно – против епископов. Но германские короли не смогли воспользоваться политической и военной помощью городов, а вместо этого помогали князьям подавлять городские вольности и прибирать к рукам земские города. Это послужило одной из причин упадка королевской власти в Германии, обозначившегося с конца XII в.

Одним из факторов, благоприятствовавших временному усилению королевской власти в первой половине XI в., была поддержка со стороны мелких феодалов, страдавших от засилия знати. Короли Франконской династии – Конрад II, Генрих II и, в известной мере, Генрих IV – в борьбе с феодальными магнатами опирались на мелких ленников – своих подвассалов, помогая им упрочить свои права на владение ленами, превратить их в наследственное достояние. Однако эта политика в условиях Германии не могла дать таких положительных для королевской власти результатов, как во Франции. Более результативным орудием оказался королевский министериалитет. Именно он обеспечил на время относительную независимость короля от князей в военном отношении.

Это была вторая военная реформа после введения системы бенефициев (условные владения). Свободные держатели бенефициев – мелкие вассалы – стали рыцарями, которые, согласно ленному обычаю, обязаны были выполнять военную службу только в течение сорока дней в году. К тому же подавляющее большинство их находилось в вассальной зависимости не от короля, а от его вассалов и подвассалов. Для создания независимого от воли князей надежного воинства оставался только один путь – наделение военными бенефициями несвободных служилых людей: королевских холопов, вольноотпущенников и других зависимых лиц. Именно на этот путь и вступили короли Франконской династии. Бенефиций служилого человека (министериала) составлял обычно не менее трех наделов (гуф), и за это он должен был выполнять своему господину конную военную службу, не нормированную ленным обычаем. Отношения между господином и его министериалами регулировались особым министериальным правом, которое утверждал сам господин.

Королевский министериалитет распространился также на гарнизонную бурговую службу и применялся в хозяйственно-административном управлении при дворе и в домениальном хозяйстве. Стремясь создать компактный домен в саксоно-тюрингском районе с центром в Госларе, короли Франконской династии проводили ревиндикацию (возвращение с помощью судебного иска) присвоенных знатью коронных владений, сооружали бурги, размещая в них гарнизоны из министериалов. Они ставили министериалов на высокие придворные службы и поручали им управление домениальным хозяйством. Эти меры укрепляли независимость королевской власти от феодалов, но, с другой стороны, они вызывали недовольство магнатов и служили поводом для организации заговоров против короля.

Несомненно положительным фактором, упрочившим государственное единство, была оттоновская епископальная система. При первых представителях Франконской династии замечалось ее дальнейшее усиление. С этой целью использовалась церковно-монастырская реформа. Уже Генрих II, который много заботился о церкви, начал покровительствовать монастырям в проведении реформы, преследуя, конечно, и своекорыстные цели: реформа должна была поднять монастырское хозяйство, дававшее королю натуральные сервиции (службы). Эту политику продолжали и первые представители Франконской династии, не замечая таившейся в церковном движении угрозы для будущего императорской власти.

Смена династии прошла в 1024 г. сравнительно безболезненно. Сказался факт усиления монархии при Генрихе II, к тому же не изжит еще был принцип наследственности престола. Из двух претендентов – правнуков Оттона I по женской линии – королем был избран Конрад II Старший. Новая династия значительно расширила королевский домен за счет фамильных владений, приобретенных, в частности, в результате женитьбы Конрада II на вдове швабского герцога Гизеле. В борьбе с феодальной знатью Конрад II опирался преимущественно на мелких вассалов и министериалов, составлявших его войско, придворный штат и аппарат хозяйственно-административного управления. Он покровительствовал королевским подвассалам в борьбе с их непосредственными сеньорами. Результаты этой политики не замедлили сказаться: подвассалы отказывались идти против короля по призыву своих мятежных сеньоров. Конрад II опирался также на епископат, используя прелатов как должностных лиц государства и требуя от них выполнения государственных повинностей. За отказ от исполнения этих повинностей прелаты подвергались наказаниям вплоть до лишения бенефициев и должностей. Относясь безразлично к идее церковной реформы, король тем не менее поощрял реформу монастырей, назначал на должности аббатов сторонников клюнийского движения, поскольку реформа сулила выгоды для государства – повышение доходности монастырского хозяйства. Будучи неграмотным, Конрад II, наделенный незаурядным природным умом и умевший ценить советы образованных людей, проявил способности крупного государственного деятеля, твердого политика. Он пытался укрепить порядок в стране, повысить ответственность вассалов и заставить их выполнять долг перед королем. В его дипломах мы читаем следующие выражения в адрес герцогов и графов: «От вас, которых мы уполномочили управлять провинциями нашего государства, мы требуем...»[35]. В условиях того времени это звучало необычно, так как на деле не было уже ни провинций, ни их управителей, а оставались только феодальные владения и королевские вассалы. Конрад II пытался собрать герцогства в руках королевского семейства. В 1027 г. по его требованию герцогом Баварии был избран его малолетний наследник – будущий король Генрих III. В 1038 г. он стал и герцогом Швабии.

Это направление королевской политики было для того времени весьма прогрессивно. Сосредоточение в руках королевской династии герцогской власти на всей территории страны могло бы привести к ликвидации феодальной раздробленности и к государственному объединению Германии. Франция, которая была в X-XI вв. более раздробленной, чем Германия, в последующие столетия пришла к политическому единству именно благодаря тому, что королевская власть, опиравшаяся на прогрессивные слои феодального общества, смогла объединить страну, включая одну за другой территории в королевский домен. В Германии такой путь политического развития оказался невозможен. Одной из самых серьезных помех послужили итальянские походы императоров.

После смерти Генриха II с немецким господством в Италии было фактически покончено. Жители Павии сожгли королевский дворец в своем городе. Итальянская знать обратилась к французскому королю Роберту с предложением принять итальянскую корону. Но этот монарх, с трудом удерживавшийся на троне в собственной стране, благоразумно отклонил предложение. Корона была предложена его могущественному вассалу – герцогу Аквитании Вильгельму V, который согласился принять ее для своего сына Вильгельма. Не надеясь утвердиться в Италии собственными силами, аквитанский герцог заключил союз с враждебно настроенным против германского короля Рудольфом III – королем Бургундии и герцогом Лотарингии. Позже к этой коалиции примкнул и французский король Роберт. Было решено предпринять совместный поход. Однако смуты в самой Франции не позволили Роберту Капетингу принять участие в этом походе. В Италию отправились Вильгельм Аквитанский и граф Шампани Одо. Но успеха они не имели. Итальянский епископат поддержал в своей массе германского короля. В Констанц, где находился Конрад II, прибыли посланцы итальянских прелатов с обещанием помощи в восстановлении его власти над Италией. В 1026-1027 гг. Конрад II предпринял свой первый поход в Италию. Попытка восстановить власть над Павией и наказать ее жителей за разрушение императорского дворца успеха не имела. Город героически оборонялся. Вместо Павии Конраду II пришлось занять Милан, чтобы короноваться там «лангобардской короной» из рук архиепископа миланского Ариберта. В течение 1027 г. немцы восстановили повсюду в Северной и Средней Италии свое господство, в том числе и над мятежной Павией. В том же году в Риме папа Иоанн XIX возложил на голову Конрада II императорскую корону. В документах Конрада II начал применяться официальный титул imperium Romanum (Римская империя). Ранее имперский титул относился только к сану самого императора. Конрад II пытался создать в Италии более широкую опору для своей власти в лице мелких ленников (вальвассоров), боровшихся против засилия могущественной феодальной знати. В 1037 г. он издал эдикт «о бенефициях в Итальянском королевстве», положивший начало ленному законодательству германских императоров. Согласно этому эдикту, за вальвассорами признавалось право наследования бенефициев по мужской линии, включая братьев и внуков. Сеньоры лишались возможности чинить произвол в отношении мелких вассалов – все спорные вопросы о бенефициях решались судами «равных». Вальвассоры имели право апеллировать к императору[36]. Этот закон был издан в разгар борьбы вальвассоров против их господ – крупных светских и церковных феодалов. Конрад II рассчитывал, что ему удастся с помощью вальвассоров укрепить свое положение в Северной Италии, подчинить богатые ломбардские города, чтобы взыскать с них денежные средства и окупить свои затраты на дорого стоившие итальянские предприятия. Однако одновременно с вальвассорами на арену политической борьбы выходят горожане. Биограф Конрада II капеллан Випо писал: «В это время (1035) произошло в Италии великое и неслыханное в наши времена волнение вследствие клятвенных заговоров народа против князей. Все вальвассоры и мелкие вассалы составили заговор против своих господ, все низшие против высших, не желая ничего от них терпеть без отомщения».

В Милане восставшие горожане создали коммуну, а, когда Конрад II в 1037 г. прибыл в город, миланцы обратились к нему с предложением взять коммуну под покровительство. Император отверг эту просьбу, ведь горожане требовали от германского императора невозможного. Поддержать коммуну – значит противопоставить себя знати, против которой и было направлено коммунальное движение. В дальнейшем мы увидим неоднократные попытки императоров подавить коммунальные свободы в Северной Италии. Но все они оставались безрезультатными.

Покровительство, которое горожане Милана не смогли получить у императора, им неожиданно предложил собственный «господин» – архиепископ Ариберт, вступивший в конфликт с Конрадом II. Как можно судить, этот энергичный прелат намеревался создать в Ломбардии самостоятельную патриархию, что задевало интересы местных магнатов и самого императора. По обвинению в произволе Ариберт был арестован императорскими агентами. Но его сторонники устроили ему побег. Вернувшись в Милан, архиепископ стал действовать заодно с коммуной против немцев. Безуспешной была попытка Конрада II лишить Ариберта его архиепископского сана и посадить на миланскую кафедру своего ставленника Амвросия. Миланцы его не приняли. Не помогло и отлучение Ариберта от церкви, провозглашенное верным императору папой Бенедиктом XI. Ариберт составил коалицию против немцев из ломбардских епископов, пригласив на помощь графа Шампани Одо – противника Конрада II в споре за Бургундию. Однако немцам удалось разбить эту коалицию.

Конрад II продолжал вмешиваться в южноитальянские дела. На юге Италии происходила борьба между местными князьями за отдельные территории, в которую все более вовлекались норманны. Конрад II, пытавшийся не допустить создания здесь крупного самостоятельного княжества, узаконил захват норманнами графства Аверза (севернее Неаполя), ставшего ядром норманнского господства в Южной Италии.

Важнейшим событием в истории Германской империи в первой половине XI в. стало присоединение королевства Бургундии. Конрад II использовал наследственные права на бургундский престол своего предшественника и добился от короля Рудольфа III признания себя его преемником. Когда в 1032 г. Рудольф III умер, император попытался занять страну, однако он встретился здесь с упорным сопротивлением бургундской знати, поддержавшей притязания на престол шампанского графа Одо – племянника умершего короля. Началась война за Бургундию. В результате двух походов Бургундия в 1034 г. была присоединена к империи.

На Востоке Конрад II продолжал политику своего предшественника. В Польше после смерти Болеслава Храброго начались внутренние смуты – борьба за престол между его преемниками. Изгнанный своим братом Мешко II князь Бесприм нашел убежище у киевского князя Ярослава Мудрого. Немецкий король решил воспользоваться смутой, чтобы взять реванш за поражения, понесенные в предыдущее время. В 1029 г. он вторгся в Силезию, но был оттуда выбит польским войском под командованием Мешко II. Бесприм заключил с Конрадом II союз, чтобы с помощью немцев завоевать себе польский престол. В 1031 г. началась новая война. С востока наступало русское войско, посланное Ярославом Мудрым, с запада – немецко-чешское. Мешко II вынужден был пойти на мир с Германией, отказавшись от присоединенных по Будишенскому договору к Польше Лужицкой и Мисьненской областей. Однако это не спасло его. Польша была занята русским войском, а Бесприм посажен на престоле в Гнезно. Мешко II бежал в Чехию. Вскоре Бесприм погиб от рук заговорщиков и Мешко снова вернулся в Польшу. В 1033 г. он заключил в Мерзенбурге новый договор с германским королем, признав себя вассалом империи и уступив ей небольшую территорию на Западе.

На Юго-Востоке дела обстояли иначе. Конраду II пришлось вести тяжелую оборонительную войну против Венгрии, усилившейся при короле Иштване I. Венгрия заявила притязания на баварские земли (приданое жены Иштвана I Гизелы – сестры императора Генриха II). Конрад II, начавший войну, потерпел поражение. Венгры заняли Вену. В 1031 г. был заключен мир на условиях уступки Венгрии земель, расположенных между реками Фишей, Летой и Дунаем.

По мнению многих историков, королевская власть в Германии никогда не достигала такого могущества, как во времена Генриха III (1039-1056). Но такое впечатление основывается только на внешних наблюдениях. На самом деле в стране вырастали враждебные королевской власти и государственному единству партикуляристские силы, переходившие от пассивной оппозиции к активному сопротивлению политике короля.

Идея наследственной монархии, казалось, снова восторжествовала. Генрих III был при жизни своего отца избран в короли и коронован (1028), и его вступление на престол не вызвало никаких осложнений. В непосредственном подчинении у короля находилась значительная часть территории страны: Франкония, Швабия, Бавария и Каринтия. Только Лотарингия и Саксония принадлежали отдельным герцогам – королевским вассалам, приносившим королю положенную вассальную присягу. Казалось, оставался один шаг к полному объединению государства. Некоторые историки так и оценивают сложившуюся ситуацию. Английский историк Г. Барраклоу, например, считает, что Германия в это время прочно обеспечила себе гегемонию в Западной Европе и превзошла Англию и Францию «на пути создания современных форм государственного устройства»[37]. С этим трудно согласиться. Политика Генриха III свидетельствует, что он не видел подобной перспективы. Вскоре король инвестировал южные герцогства, находившиеся некоторое время в его непосредственном ведении, новым герцогам: Баварию – Генриху Лютцельбургскому, Швабию – пфальцграфу рейнскому Оттону. Кстати сказать, в это время Генрих III находился на вершине могущества, и никто его не понуждал к подобным действиям. Видимо, король считал, что его сила заключается в том, чтобы иметь верных вассалов, какими и представлялись ему инвестируемые лица. Герцоги Лотарингии и Саксонии держались самостоятельно, и Генрих III пытался ослабить их власть путем дробления герцогств. После смерти лотарингского герцога Гоцело, король снова разделил Лотарингию на два герцогства – Верхнюю и Нижнюю Лотарингию. Первое он передал старшему сыну Гоцело Готфриду Бородатому, второе – младшему, Гоцело. Но это привело к новым осложнениям: претендовавший на всю Лотарингию Готфрид вошел в союз с французским королем Генрихом I и начал враждебные действия против своего верховного сюзерена – германского короля. Правда, на время его удалось усмирить, но, когда Генрих III отправился в итальянский поход, Готфрид Бородатый в союзе с фландрским и голландским графами (которые тоже были вассалами германского короля) поднял восстание. Оно было с трудом подавлено с помощью иностранных военных сил и благодаря поддержке лотарингских епископов. Против своих непокорных вассалов Генриху III пришлось заключить «международный альянс» в составе французского, английского и датского королей, преследовавших свои цели на северо-западе Европы. На этот раз Готфрид Бородатый окончательно потерял Лотарингию. Но, женившись на вдове тосканского маркграфа Беатриче, он получил в приданое большие владения в Средней и Северной Италии. Для императора создалась серьезная угроза объединения его противников в Лотарингии, Нидерландах и Италии. Он спешно предпринял поход в Италию, чтобы помешать Готфриду укрепить там свои позиции. Не надеясь на свои силы, Готфрид бежал на север к своему союзнику графу Фландрии, а его жена Беатриче попала в плен к императору. В союзе с папой Генрих III подчинил всю Среднюю Италию. При этом ему пришлось подтвердить городские вольности, чтобы добиться поддержки среднеитальянских городов.

Удачнее, чем в Лотарингии и Нидерландах, складывалось положение в Саксонии. Эта область приобретала все большее значение для короля, так как там были расположены сравнительно компактные домениальные владения. Чтобы сокрушить своего непокорного вассала – герцога Биллунга, король активно поддерживал его противника-архиепископа бременского Адальберта, соперничавшего с герцогом в захвате спорных территорий. Хотя эта политика таила в себе некоторую опасность для короля – могущественный прелат создавал на севере полунезависимую патриархию, тем не менее она позволила ослабить позиции Биллунга и укрепить коронные владения в Восточной Саксонии.

За кажущимся могуществом империи Генриха III скрывался рост центробежных сил в стране. К концу царствования этого императора оппозиция князей все более нарастала, готовая вылиться в вооруженное восстание. В то же время ухудшалась внешнеполитическая обстановка. Французский король требовал возвращения Лотарингии. Возобновились столкновения с Венгрией. Императорский ставленник на венгерском престоле – король Петр – был свергнут и ослеплен. Вступивший на престол Андраш Арпад (1046) начал проводить независимую политику. Новые походы немцев в Венгрию оказались безуспешными, страна обрела полную независимость. Венгры снова угрожали вторжениями в юго-восточные области империи. В 1034 г. вспыхнуло народное восстание в Польше, направленное против феодального гнета, христианской церкви и немецкого влияния. Князь Казимир был изгнан из страны и нашел приют при дворе германского императора. Этим воспользовался чешский князь Бржетислав. Чешское войско вторглось в Польшу и подчинило значительную часть ее территории – Малую и Великую Польшу и Познань. Бржетислав преследовал цель создать единое западнославянское государство, что уже до него намеревался осуществить Болеслав Храбрый. На пути реализации этих планов стояла Германия, для которой политика Бржетислава представляла двойную опасность – мешала проникновению в Польшу и угрожала потерей сюзеренитета над самой Чехией. Действия чешского князя свидетельствовали, что он настойчиво добивался освобождения от немецкого верховенства как в политической области, так и в церковных делах. Он обратился к папе с просьбой превратить Пражское епископство в самостоятельную церковную митрополию, что означало освобождение чешской церкви от верховенства майнцского архиепископа.

Обвинив чешского князя в нарушении вассального долга, Генрих III вызвал его на суд немецких князей в Ингельгейм, а когда Бржетислав не явился, напал на Чехию. Но немецкое войско потерпело жестокое поражение в Богемском лесу, где чехи устроили лесные завалы и истребили значительную часть вражеского войска (1040), Через год Генрих III повторил поход, на этот раз он оказался удачным. По Регенсбургскому миру 1041 г., чешский князь, оставаясь в вассальной зависимости от императора, удерживал под своей властью Чехию, значительную часть Моравии, Силезию и захваченные польские земли. Часть моравской территории перешла к Германии. Вскоре польские области снова возвратились под власть князя Казимира, вернувшегося в Польшу. Однако с зависимостью Польши от Германии было покончено. Полным провалом закончились попытки вернуть под немецкое господство земли полабских славян. Когда Генрих III лежал уже на смертном одре, в Гослар пришло известие об истреблении немецкого войска, посланного на завоевание лютичей.

ПАПА ДАЕТ БОЙ ИМПЕРАТОРУ. КАНОССА

Самая большая опасность для королевской власти, как вскоре выяснилось, скрывалась там, где ее позиции до сих пор казались наиболее сильными, – в отношениях с епископатом и римской курией.

Созданная Оттонами в X в. государственно-церковная система действовала пока безотказно. Господство императора над церковью представлялось как никогда сильным. Немецкие епископы, получившие так много от щедрот своего короля, сохраняли ему верность в большей степени, чем светская знать. В Италии епископат тоже служил опорой императорской власти. Папство еще зависело от императора.

Коронационный поход в Рим Генрих III смог предпринять только в 1046 г. В это время на папском престоле оказались одновременно два папы: Сильвестр III и Григорий VI. Первый был избран вместо изгнанного римлянами Бенедикта IX, второй откупил за 1000 марок папскую тиару у того же Бенедикта. Григорий VI, купивший за деньги «апостольский престол», слыл клюнийцем и оправдывал свой поступок благородными намерениями «реформировать Римскую церковь». Он хотел заручиться поддержкой Генриха III и встретил его у Пьяченцы, чтобы сопровождать в Рим и возложить на его голову императорскую корону. Но Генрих III, зарекомендовавший себя поборником церковной реформы, сообразуясь с «общественным мнением», решил передать дело о папской тиаре на суд церковного синода, который состоялся в Сутри 20 декабря 1046 г. Оба антипапы были лишены своего сана, такая же участь постигла и Бенедикта IX, пытавшегося восстановить свои права на проданную тиару. Новым папой был избран епископ бамбергский Шидгер, под именем Климента II. Он и короновал своего патрона императорской короной.

Чтобы укрепить господство над Римом и папским престолом, Генрих III восстановил уже забытое к тому времени звание римского патриция, обеспечивавшее императору высшую светскую власть в городе. Это дало на первое время положительные результаты. Когда вскоре умер папа Климент II, римская знать попросила императора определить нового кандидата на папский престол. Был избран Дамасий II, который умер через несколько месяцев после вступления на престол. Его преемником был избран, также по указанию императора, епископ Туля (Лотарингия) Попо под именем Льва IX (1049-1054). Этот папа являлся энергичным поборником церковной реформы, которая к тому времени уже завоевала себе много приверженцев среди духовенства и в кругах светской знати. Ее сторонником на данном этапе был и император Генрих III, не замечавший, что в перспективе идея церковной реформы таила огромную опасность для императорской власти.

Церковь являлась, по существу, составной частью феодального государства и выполняла важнейшую функцию по духовному подчинению народных масс. Больше того, служители церкви включались в ленную иерархию, пользовались иммунитетными привилегиями и располагали судебно-административной властью над населением в пределах церковных владений. Это были те же феодалы, отличавшиеся только одеждой и тонзурой. Высшие церковные должности замещались членами знатных феодальных семейств. Многие монастыри и приходские церкви принадлежали феодальной знати – королям, князьям и прелатам – как их фамильная или личная собственность. Казалось бы, что в отношениях между светской и церковной знатью не оставалось места для вражды и столкновений. Однако между этими близкими в социальном отношении группами то и дело возникали острые конфликты. Духовенство, более образованное и влиятельное (по тогдашним религиозным представлениям оно стояло над светским обществом, выполняя роль посредника между богом и людьми), претендовало на независимое положение и политическое верховенство. Оно стремилось превратить в полную церковную собственность те блага, которые только формально принадлежали церкви (земля, десятина и другие феодальные поступления), а на деле ими владели высокие светские лица: короли, фогты (покровители), господа «собственной церкви» и т. п. Следует иметь в виду, что на высшие церковные должности, хотя и очень редко, попадали и выходцы из незнатных семейств, не связанные никакими родственными традициями со светской аристократией.

Фактическое положение церкви было весьма непохожим на тот идеал, о котором мечтали поборники идеи церковного господства над светским миром. Монастыри находились в запустении. Под видом монахов нередко их кельи заполняли женатые лица с детьми, женами и родственниками. Высшие церковные должности продавались и покупались. Когда ревнитель реформы папа Лев IX попытался уволить купивших за деньги церковные должности клириков, то ему возразили, что в таком случае придется закрыть все церкви в Италии, так как не останется вовсе духовенства. Нередко епископами и аббатами становились люди невежественные и неграмотные. Ученый-монах Ламберт Герсфельдский рассказывает о бамбергском епископе, смещенном папой за симонию (приобретение за деньги церковной должности), который не смог прочитать и истолковать предложенный ему отрывок из псалтыря. Многие клирики вовсе не понимали смысла того, что они должны были преподносить пастве. Короли, герцоги и другие князья подчиняли себе церковь и давали инвеституру епископам и аббатам[38]. В одном из своих посланий папа Григорий VII писал: «Князья и сильные мира сего потеряли всякое уважение к церкви и обращаются с ней, как с рабой».

Преобразование церкви, по мнению сторонников реформы, нужно было начинать с монастырей. Центрами реформы стали два монастыря: Клюни в Восточной Бургундии и Горз в Лотарингии. В этих монастырях вводился строгий бенедиктинский устав монашеской жизни с обязательным обучением монахов грамоте, чтением священных книг и физическим трудом. Из Горза и Клюни реформа распространилась в начале XI в. по областям Рейна, Баварии, Швабии и Гессена. Центром клюнийской реформы в Германии стал основанный в 1059 г. монастырь Гиршау. Введенный его аббатом – строгим клюнийцем Вильгельмом – устав явился образцом для многих реформированных монастырей по всей Германии и даже за ее пределами. Он учреждал совершенно новый институт «мирских братьев» (монахи, живущие в светской среде), с помощью которого подчинял светские круги влиянию монашества и тем самым расширял круг сторонников церковной реформы.

Клюнийское движение представляло собой сложное религиозно-политическое явление. Оно было порождено противоречиями между отдельными группами феодалов, в частности между светской знатью и высшим духовенством. С другой стороны, в этом движении в той или иной степени отражалось недовольство народных масс сложившимся положением – сращиванием церковной иерархии с светской феодальной знатью («омирщением» церкви) и ростом церковных поборов.

Клюнийцы не удовлетворялись переустройством монастырской жизни, а требовали освобождения монастырей и церкви в целом от всякого подчинения светской власти. Их конечным идеалом было господство церкви над светским миром, установление папской теократии. Но как далека была действительность от этой церковной доктрины! Само духовенство, вросшее в «греховный мир», не готово было отказаться от мирских благ и подчиниться требованиям крайних реформаторов. Монахи поднимали бунт против строгих нововведений. В монастыре Лаубах братия жестоко расправилась с новым аббатом, пытавшимся ввести клюнийские порядки, – ему отрезали язык и выкололи глаза. Подобные возмущения вспыхивали и в ряде других крупных монастырей Германии: Корбее, Фульде, Герсфельде. Для усмирения разбушевавшихся монахов приходилось даже иногда посылать королевские войска. Сопротивление реформе оказывали и высшие чины иерархии. Когда был объявлен папский декрет о запрещении духовенству вступать в брак, во многих местах дело дошло до кровавых сцен: прелаты избивали тех, кто настаивал на соблюдении целибата (безбрачия). Однако это не останавливало поборников реформы. Они использовали поддержку всех оппозиционных сил, недовольных существующим положением в церкви и сложившимися взаимоотношениями между светской властью и клиром.

На первых порах, когда реформа еще не угрожала интересам светской власти, ее поддерживали германские короли, надеясь извлечь из этого собственные выгоды. Генрих II, отличавшийся набожностью и проявлявший особую щедрость в отношении церкви, форсировал проведение клюнийской реформы и даже посылал войска для усмирения противников введения строгих порядков в монашеской жизни. Его ближайшими друзьями и советниками были идеологи монастырской реформы: аббат Клюни Одилон и Рихард Сен-Фанн (Лотарингия). Не препятствовал монастырской реформе и Конрад II, относившийся, правда, весьма равнодушно к идее клюнийского движения. Однако земельные дарения церквам он почти прекратил, усиливая в то же время фискальные требования в отношении епископов и аббатов. Наибольший размах церковная реформа получила во времена Генриха III.

Папа Лев IX, возведенный на престол по воле императора, стал энергичным проводником реформы. Он принадлежал к лотарингским реформаторам, боровшимся за отделение духовенства от светской власти. Первым его мероприятием на папском престоле было расширение коллегии кардиналов за счет неитальянских прелатов – французов, лотарингцев и др., что освобождало папскую курию от влияния итальянской знати и превращало ее в настоящий международный католический центр. В отношениях с императором он стремился держаться независимо; это проявлялось, в частности, в том, что он перестал датировать папские документы годами правления императоров. Лев IX развернул борьбу против симонии. Во Франции, Германии, Италии он созывал церковные синоды, на которых требовал от прелатов прекратить практику симонии. Однако это не находило поддержки в среде высшего клира. Больший успех имела политика папы, направленная на непосредственное подчинение монастырей римской курии. Реформированные аббатства, по примеру Клюни, становились во многих случаях в прямую зависимость от папы, что обеспечивало не только укрепление влияния курии на местную церковь, но и существенно увеличивало финансовые средства курии.

Торжество церковной реформы наступило после смерти Генриха III и последнего «немецкого папы» Виктора II (1056). Римский престол находился в руках «партии реформы», наиболее выдающимся деятелем которой являлся Гильдебранд (1015 (20)-1085), впоследствии папа Григорий VII. Он происходил из крестьянской семьи, образование получил в Латеранской школе. Одно время находился в Клюнийском монастыре (впрочем, его монашество оспаривается некоторыми историками). Видную роль в церковной и политической деятельности Гильдебранд начал играть со времени понтификата Григория VI. Он сопровождал папу в ссылку в Кельн (1046). Во времена Льва IX мы видим Гильдебранда снова в Риме в чине субдиакона Латеранской церкви – лица, игравшего немаловажную роль в деятельности курии. Папа Стефан X посылал его вместе с Ансельмом Луккским в Милан расследовать эксцессы, связанные с выступлением патарии[39] против симонистского духовенства. Эти два приверженца реформы заняли пропатарианскую линию и осудили симонистов. В дальнейшем Гильдебранд использовал это полуеретическое движение как орудие церковной реформы. С того времени Гильдебранд начал играть решающую роль в курии. Когда после смерти Стефана X местная аристократия во главе с графом тускуланским возвела на папский престол своего ставленника – противника реформы Бенедикта X, Гильдебранд добился у императрицы Агнесы его отстранения и избрания папой Александра II – ревностного борца против симонии.

Именно в это время сложился фронт борьбы за церковную реформу, возглавляемый курией. Он был весьма пестрым по составу, объединяя различные направления – от сторонников папской теократии до радикальных религиозно-политических течений (патария). Кроме монашества и части высшего духовенства партию реформы поддерживали некоторые светские круги, заинтересованные в ограничении земельных богатств и светской власти прелатов. Такую позицию занимал император Генрих III и, как можно судить, его преемница – императрица Агнеса. Их поддержка, безусловно, помогла консолидации партии реформы и позволила ей закрепить свои позиции в Ватикане.

Программа церковной реформы нашла свое теоретическое обоснование в трудах ее идеологов – Петра Дамиани, кардинала Гумберта и самого Гильдебранда. Их выступления были направлены прежде всего против симонии, под которой в широком смысле подразумевалась любая зависимость церкви и духовенства от светской власти. П. Дамиани – представитель умеренного крыла клюнийцев – возлагал надежды на союз папы с императором, которого он считал искренним противником симонии. Он не замечал, что на самом деле «союз» императора с папой основывался на симонии.

Более решительную позицию занимал Гумберт – представитель лотарингских реформаторов. В своем воинственном памфлете «Против симонистов» он нападал не только на симонистское духовенство, но и на светскую власть, сеявшую это зло. Даже такой покровитель церкви, как Генрих III, достоин, по его мнению, ада, так как он потворствует симонистам, назначает их на высокие церковные и государственные должности. Гумберт объявляет еретиками не только самих симонистов, но и тех, кто дает им инвеституру, т. е. королей. Он в принципе отвергает возможность союза между папой и императором. Церковь, по мнению Гумберта, должна полностью избавиться от всякой светской зависимости и подчиняться только своему главе – папе. Больше того, церковь призвана господствовать над светским миром и светской властью. Приобретение императорского титула Оттоном I он считал источником всех зол для католической церкви. Император сделал церковь своей рабыней, и Гумберт призывал покончить с этим позором. Прежде всего он требовал упразднить светскую инвеституру прелатов. Пусть папа инвестирует архиепископов, архиепископы – епископов, и так до самых низших чинов. Тогда церковь будет избавлена от всякой светской зависимости и станет всецело служить своему божественному назначению.

В письмах и трактатах Григория VII (Гильдебранда) наиболее закончено сформулирована идея церковной реформы, направленной на утверждение папской теократии. В письме к епископу Меца от 15 мая 1081 г. он обосновывает папское верховенство ссылками на Евангелие: «И дам тебе (Христос апостолу Петру. – Н. К.) ключи царства небесного; все, что свяжешь ты на земле, будет связано и на небе; и все, что разрешишь на земле, будет разрешено и на небе». «Разве отсюда исключены короли? – спрашивает папа. – Разве и короли не принадлежат к тем овцам, которых господь поручил Петру?» Папа, считая себя преемником апостола Петра, заявляет, что светские владыки берут свое начало не от божественного источника, а от сатаны. «Кто не знает, что короли и князья ведут свое начало от тех, которые не знали ничего о боге, но гордостью, хищничеством, коварством, убийством, короче преступлениями всякого рода, приобрели власть от князя века сего, именно дьявола, чтобы слепой страстью и невыносимой неправдой господствовать над себе подобными». Развенчивая миф о божественном происхождении монархов, Григорий VII продолжает: «Каждый добрый христианин имеет гораздо больше права на королевский титул, нежели дурные князья»[40]. Здесь выражено не только пренебрежение к светской монархии, но и отрицание наследственных прав на королевский престол, в чем Григорий VII вполне солидаризируется с княжеской оппозицией в Германии. По воле папы этот престол может быть передан любому, кого он будет считать достойным – вот теоретическое обоснование папской политики поддержки антикоролей, которая так часто практиковалась в ходе борьбы за инвеституру.

Наиболее ярко идея папского верховенства выражена в знаменитом «Диктате папы»[41], авторство которого точно не установлено, хотя многие считают его произведением Григория VII. В этом документе прежде всего обосновывается неограниченное господство папы над церковной иерархией и принцип его абсолютной непогрешимости. «Ни один собор без его соизволения не может считаться всеобщим. Ни одно постановление, ни одна книга не могут быть признаны каноническими без его санкции. Никто не смеет отменить его решения, а он сам отменяет чьи угодно. Никто ему не судья» (§ 16-19); «Римская церковь никогда не заблуждалась, и впредь, по свидетельству писания, не будет заблуждаться» (§ 22); «Римский епископ, канонически поставленный, заслугами св. Петра непреложно получает святость» (§ 23). С другой стороны, здесь обосновывается абсолютное верховенство папской власти над королевской и императорской властью во всем христианском мире: «Он, папа, один вправе распоряжаться знаками императорского достоинства. Одному ему все князья лобызают ноги» (§ 8, 9); «Он может низлагать императоров» (§ 12); «Подданных он может освобождать от присяги негодным владыкам» (§ 27).

Следует сказать, что Гильдебранд был не доктринером-мечтателем, а прежде всего энергичным политиком. Для достижения своих целей он готов был использовать любые силы и средства: политические и военные союзы, направленные против его врагов, наемные войска, денежный подкуп и т. п. В борьбе с непокорным симонистским духовенством он опирался на оппозиционно настроенные массы и на светскую знать. Он использовал в своих целях противоречия в стане своих противников и готов был искусственно их возбуждать.

Решающие шаги в осуществлении церковной реформы были сделаны в период непродолжительного понтификата Николая II. Вдохновителем мероприятий этого папы был, несомненно, Гильдебранд. Созванный в 1059 г. в Латеране собор, на котором не присутствовали епископы из Германии, принял очень важные решения по борьбе с симонией и утвердил декрет о новом порядке избрания пап. Клирикам запрещалось получать церковные должности из рук светских лиц. Вместе с тем им строго возбранялось вступать в брак. Постановление призывало мирян не повиноваться женатым священникам, не слушать их мессы. Это была открытая поддержка развернувшегося в Ломбардии движения против женатого симонистского духовенства, с помощью которого папе удалось подчинить себе оппозиционно настроенных прелатов. Но наибольшее значение имел принятый собором декрет о новом порядке избрания пап. Он дошел до нас в двух редакциях, составленных, видимо, позже, – папской и императорской. По мнению некоторых исследователей, обе производны от исчезнувшего первоначального текста. В императорской редакции избрание папы происходит в присутствии императора или его представителя; согласно папской редакции, без участия императора, но при условии, что ему будет оказана подобающая честь: у него испросят разрешения проведения избирательного собрания и доложат ему сразу же после окончания собрания о вновь избранном папе.

Устанавливалась следующая избирательная процедура. В Ватикане созывается конклав (conclave с ключом, т. е. в закрытом помещении) в составе 7 кардинал-епископов, 28 кардинал-пресвитеров и 17 кардинал-диаконов. Сперва вопрос обсуждают кардинал-епископы, и лишь после того, как они согласуют между собой кандидатуру будущего папы, в собрание включаются остальные кардиналы, чтобы принять или отвергнуть предложенную кандидатуру (согласно более поздней редакции, на конклав собираются сразу все кардиналы). Избрание завершается актом одобрения со стороны собранного для этой цели клира и парода. Декрет допускает избрание папы и вне стен Рима в случае, если город будет захвачен враждебными курии силами. Однако местом пребывания папы должен оставаться Рим[42].

Этот декрет был направлен как против императорского засилия, так и против вмешательства в выборы римской аристократии. В нем, в частности, говорилось: «Если кто вступит на престол против этого нашего декрета... будучи избран и посвящен вследствие восстания, интриг или хитрости, то он должен считаться не папой, а сатаной, не апостольским мужем, а апостатом, и должен быть предан анафеме вместе с теми, кто его поддерживал, и низвергнут как антихрист, возмутитель и нарушитель христовой веры». Но подобные устрашения мало действовали, и декрет стал нарушаться с момента его появления. Королевский двор в Германии не признал законности декрета, и созванный в 1060 г. в Вормсе синод немецкого духовенства объявил папу Николая II низложенным. Папа начал готовиться к открытой войне и возобновил союз с южноитальянскими норманнами, но внезапно умер. Римская знать, не признавшая латеранского декрета, обратилась к германскому двору с просьбой определить нового папу; ломбардская знать настаивала на избрании папой только ее представителя. Партия реформы во главе с Гильдебрандом пошла против всех этих сил и избрала на папский престол одного из наиболее энергичных своих приверженцев – Ансельма из Лукки, под именем Александра II. Но враждебно настроенные прелаты Ломбардии вместе с некоторыми немецкими епископами собрались в Базеле и избрали папой Гонория II, отличившегося ранее преследованием патарии. Императорский двор, опиравшийся на ломбардский епископат, не возражал против этого избрания, и Гонорий II с помощью набранного им наемного войска укрепился в Риме. Назревала междоусобная война между сторонниками реформы, возглавляемыми Гильдебрандом и Александром II, и их противниками во главе с антипапой Гонорием II. В спор вмешался императорский двор, которым в ту пору руководил уже архиепископ кельнский Аннон. По решению синода немецкого духовенства в Рим было направлено посольство, чтобы на месте расследовать дело и принять нужные меры. Оно поддержало Александра II, который и был водворен в Риме с помощью военной силы, представленной лотарингско-тосканским герцогом Готфридом Бородатым. Своей поддержкой клюнийцев императорский двор объективно способствовал их победе в предстоящей схватке с императорской властью за подчинение епископата и политическое верховенство. Сгруппировавшиеся вокруг папы Александра II сторонники реформы чувствовали себя все более уверенно и действовали решительно. Созванный Александром II синод в Риме отлучил ломбардских епископов за потворство симонии. В Милане снова подняла голову патария. В Рим были вызваны первые прелаты Германии, от которых папа потребовал энергичных мер по устранению симонии. От слов он перешел к действиям и отлучил от церкви несколько ближайших советников короля по обвинению в «симонистской ереси». Папа готовился к открытой борьбе со своими противниками. При случае он мог использовать солидную военную помощь вассалов курии – норманнов и маркграфини тосканской.

В то время как папство шаг за шагом укрепляло свои позиции, императорская власть переживала глубокий упадок. Шестилетний король Германии Генрих IV (1056-1106) находился под опекой своей матери Агнесы, которая пыталась продолжать политический курс Генриха III. Но в 1062 г. малолетний король был похищен князьями, возглавляемыми архиепископом кельнским Анноном, и доставлен в Кельн. На состоявшемся там собрании князья приняли решение, что государством будет управлять тот епископ, под опекой которого находится король. Первым опекуном короля стал архиепископ кельнский. Он использовал доставшуюся ему власть для обогащения собственной епархии и своих близких. Такую же пользу извлек из опеки над королем и архиепископ майнцский. Затем безраздельное влияние на молодого короля и полное регентство в государстве получил архиепископ бременский Адальберт, который, по словам его биографа Адама Бременского, намеревался создать на севере Германии независимую митрополию и сравниться властью с папой. Используя свое положение фактического главы государства, он прибрал к рукам в пределах бременской епархии высшую юрисдикцию и светскую власть. При этом для обогащения бременской церкви было немало присвоено и домениальных владений короля. В 1066 г. господство Адальберта пало в результате оппозиции князей. Значительная часть его владений была захвачена саксонским герцогом. Генрих IV, достигший шестнадцатилетнего возраста, наконец, избавился от княжеской опеки и начал самостоятельно управлять государством.

Историки указывают на сходство политики этого короля с теми методами, которые применял в управлении государством Конрад II. Некоторые без обиняков называют эту политику абсолютистской, утверждая, что Генрих IV стремился преобразовать управление государством на «современных началах», не считаясь с сословными привилегиями и привлекая на высшую государственную службу людей «худородных» и т. п. (Г. Гирш, Г. Барраклоу). Все это – произвольное преувеличение. Генриху IV нельзя отказать в широте политического кругозора, смелости и решительности, однако он только продолжал политику своих предшественников и ничего принципиально нового не изобретал, а лишь более настойчиво и решительно шел к намеченной цели.

Генрих IV попытался обеспечить независимость монархии от своевольной феодальной знати. Естественно, что в условиях того времени этой цели можно было достигнуть, опираясь на «худородных» министериалов и обеспечив независимость королевской власти от знати прежде всего в военном и фискальном отношении. Королю в первую очередь предстояло укрепить свой домен и поднять доходность домениального хозяйства. К этому вынуждала постоянная нехватка средств для содержания двора, о чем единогласно свидетельствуют источники. Но реализация этих планов встречала двойные трудности: королевские земли были в значительной части расхищены во времена княжеского управления и их предстояло возвратить в фиск; домениальное хозяйство пришло в запустение; крестьяне, проживавшие на королевской земле, перестали вносить оброки. Население начали принуждать к выполнению повышенных повинностей, а у местных феодалов отбирали присвоенные королевские земли. Все это возбуждало широкие слои населения против королевской власти.

Основной комплекс домениальных владений находился в Восточной Саксонии (Остфалии) между реками Веррой и Эльбой, где короли Франконской династии создали оплот своего господства. Центром домена стал г. Гослар, который приобрел важное хозяйственное значение еще во времена Генриха II, когда в его окрестностях начали разрабатываться серебряные копи. При Генрихе III в городе был сооружен роскошный королевский дворец, и Гослар стал приобретать характер столицы государства. Генрих IV сделал его любимым местом своего пребывания, подолгу там останавливался, что вызывало нарекания саксов. Наибольшее недовольство всех слоев саксонского населения вызвали строительство бургов и произвол королевских министериалов, размещенных в этих бургах. Все это вызвало массовое восстание в Остфалии и соседних районах Тюрингии (1073-1075)[43]. Хотя в этом восстании предводительствовала местная знать, тем не менее оно носило преимущественно крестьянский характер. Восставшие имели некоторый успех. Был взят и разрушен Гарцбург, из которого с трудом удалось бежать королю. Такая же участь постигла и многие другие королевские крепости. Знать испугалась размаха движения и капитулировала перед королем. Восставшие потерпели жестокое поражение в битве при Гомбурге на р. Упштрут в июне 1075 г. Но эта победа короля отнюдь не означала торжества его домениальной политики в Саксонии. Королевские крепости были разрушены. А развернувшаяся вслед за тем борьба с папством опрокинула все достигнутые королем успехи внутри Германии.


В 1073 г. Гильдебранд, руководивший уже и раньше политикой курии, был избран папой под именем Григория VII. Противники этого папы имели полное основание утверждать, что он получил тиару «незаконно», вследствие грубых нарушений избирательной процедуры, установленной при его участии Латеранским декретом 1059 г. Собственно канонического избрания не было. Гильдебранд был возведен на «престол св. Петра» под беспорядочные крики толпы – «клира и народа» – и без обсуждения его кандидатуры кардиналами. Но кто из пап получил «апостольский сан» с полным соблюдением канонических правил? Если Григория VII возвела на престол толпа сторонников церковной реформы, то других ставили папами соперничавшие клики прелатов и светской знати.

Генрих IV не возражал против избрания Гильдебранда на папский престол, да ему было и не до этого: в Саксонии началось антикоролевское восстание.

Новый папа с присущей ему энергией взялся за осуществление уже начатой церковной реформы. Первой его целью было порвать зависимость клира от светской власти, что предполагало прежде всего искоренение симонии и строгое соблюдение целибата.

Это, конечно, не была революция, как характеризуют действия Григория VII некоторые буржуазные историки. Но все же папа действовал очень смело. Однако, как показали дальнейшие события, он не рассчитал своих сил и взял слишком круто. Не говоря уже о том, что эта политика разрушала церковно-государственную систему германских императоров, она затрагивала самые насущные интересы высшей церковной иерархии. Прелаты иначе не могли согласиться на предлагаемую реформу, как только при условии сохранения всех мирских благ, которыми они все время пользовались, а императорская власть согласна была отказаться от практики церковной инвеституры только в том случае, если ей будут возвращены все те мирские блага (земельные владения, регалии и пр.), которые находились в руках прелатов. Отказаться безвозмездно от инвеституры епископов и аббатов для короля означало потерять добрую половину тех средств и источников власти, которыми она еще располагала. Все это не смущало Григория VII, готового идти против течения, полагаясь на поддержку клюнийского духовенства, светской оппозиции симонистам и на военную помощь своих союзников вассалов – норманнских герцогов в Южной Италии.

Среди немецкого духовенства строгий запрет симонии и нарушений целибата вызвал открытую оппозицию. Григорий VII намеревался первое время сделать Генриха IV своим союзником в проведении этих мероприятий. Он снял отлучение с королевских советников, наложенное его предшественником, и пытался договориться о созыве общегерманского синода, который поддержал бы его политику. Но немецкие прелаты отклонили это предложение. Король, занятый подавлением Саксонского восстания, старался избегать каких-либо конфликтов с папой. Его позиция резко изменилась после победы над саксами.

На Римском синоде 1075 г. Григорий VII объявил инвеституру прелатов, полученную из рук светской власти, неканонической, т. е. недействительной. Проведение в жизнь этого постановления означало потерю королем власти над епископами, на что, естественно, ни один монарх не мог согласиться. Предстояло открытое столкновение между папством и светской властью по вопросу об инвеституре. Борьба приобрела общеевропейский характер. Она охватила все страны католического мира. Но особую остроту она получила в империи, где сложилась цезарепапистская практика подчинения императором папы. Теперь папа намеревался освободиться от всякой опеки и порвать зависимость церкви от императорской власти. Главные нападки папства были направлены не столько против епископальной политики императоров в Германии, сколько против их стремления подчинить епископат в Италии. Выше уже говорилось, что главной опорой господства императоров над Италией были епископы, нередко происходившие из немецкого духовенства и получившие кафедры по милости своего монарха. Наибольшую поддержку императору оказывал ломбардский епископат, пораженный «ересью симонии». Запрет императорской инвеституры итальянским епископам подрывал господство немцев в Италии и означал развал империи. Вот почему борьба за церковную инвеституру в империи приобрела столь острые формы. В других странах Западной Европы спор между светской властью и римской курией не получил такой политической остроты.

Борьба папства с императорской властью не ограничивалась вопросами инвеституры прелатов. Григорий VII преследовал далеко идущие цели – установить верховенство римской курии над всем западнохристианским миром. В теории эти притязания были высказаны в рассмотренном выше «Диктате папы». Теперь папа начал осуществлять их на практике, пытаясь прежде всего сокрушить конкурирующую силу, заявлявшую аналогичные притязания, – «Священную Римскую империю». Эта империя не только стояла на пути папской теократии, но и подчиняла себе в известной мере папство. Григорий VII недвусмысленно заявил, что он не потерпит никакой зависимости от германского короля. Он отверг в принципе саму идею империи. В своих письмах и выступлениях папа подчеркивал, что германский король (rex Teutonicum) имеет право только на управление своей страной – Германией, и начисто отвергал его притязания на господство над Италией и другими странами, находившимися так или иначе в сфере влияния Германской империи[44]. Он ставил германского короля в ряд с другими европейскими монархами, в том числе и с теми, над которыми пытался господствовать германский император (королями Чехии, Польши, Венгрии, Дании). Больше того, папа стремился порвать всякую ленную зависимость центральноевропейских монархов от Германии, подчинив их непосредственно курии. Особенно острое соперничество развернулось между Григорием VII и Генрихом IV за подчинение венгерского короля.

В Венгрии в то время происходила борьба за престол между двумя претендентами: Гейзой и Соломоном. Последний находился в родственных отношениях с германским королем и ориентировался на помощь Германии, изъявляя готовность подчиниться сюзеренитету Генриха IV. Несмотря на военную помощь Германии, Соломон был свергнут и на престоле укрепился Гейза, поддерживаемый папой. В своих письмах венгерскому королю Григорий VII обосновывал ленное верховенство курии над Венгрией, установленное якобы еще со времени венгерского короля Стефана, получившего корону от папы Сильвестра II. По словам папы, венгерский король не должен подчиняться никакому другому, равному по званию королю, а только римскому первосвященнику[45]. В такой же роли защитника независимости папа выступал и в отношении польского государства, которое при Болеставе Смелом проводило совершенно независимую от империи политику. Папа покровительствовал также чешскому князю Яромиру, признавшему себя вассалом курии. Однако это не могло освободить чешского князя от верховного сюзеренитета германского короля. Следует сказать, что политика откола центрально– и восточноевропейских стран от империи и установление над ними папского сюзеренитета имела для этих стран положительное значение – она способствовала укреплению их внешнеполитического суверенитета: подчинение далекой папской курии было меньшим злом, чем зависимость от германской империи.

Политика установления папского верховенства увенчалась при Григории VII значительными успехами. Кроме указанных государств, признавших в той или иной степени верховную власть курии, в ленной зависимости от нее находились южноитальянское норманнское государство и маркграфство Тоскана. Папа безуспешно пытался установить свой сюзеренитет над Францией и Англией. Взоры Григория VII простирались и далеко на восток. Он пытался подчинить церковному и политическому верховенству римской курии православную церковь Руси и Болгарии.

В декабре 1074 г. папа планировал предпринять крестовый поход против турок-сельджуков, чтобы осуществить унию с восточной церковью. В то же время он, как и Генрих IV, пытался использовать династическую борьбу в Киеве, чтобы добиться подчинения русской церкви и установления ленного верховенства над Русью. Один из сыновей Ярослава Мудрого – Изяслав – был изгнан из Киева своими братьями. Не найдя на этот раз поддержки у польского короля Болеслава Смелого, бывшего с ним в родстве (польский король уже раз помог ему вернуть на время киевский престол), он обратился за помощью к Генриху IV (1075). Однако это не принесло пользы: дипломатическое вмешательство Генриха IV осталось безрезультатным. Тогда Изяслав послал своего сына Ярополка в Рим к папе Григорию VII. По сведениям, содержащимся в папском письме, Ярополк якобы присягнул Григорию VII как вассал, обещая за оказанную помощь в возвращении на киевский престол его отца признать Русь леном св. Петра и ввести католическое вероисповедание[46]. Сделка, однако, не состоялась. Изяслав вскоре вернулся в Киев без папской помощи.

Борьба за инвеституру в империи, в ходе которой решался вопрос о папском или императорском верховенстве, вызвала острую литературную полемику[47].

Лейтмотивом всех этих споров был вопрос о суверенитете. Папство, претендовавшее на господство не только над католической церковью, но и над всеми западнохристианскими государствами, отвергало в принципе идею светского суверенитета. Официальная средневековая католическая доктрина гласила, что только та власть суверенна, которая непосредственно подчиняется богу. А поскольку такую власть представлял только папский престол (короли и императоры связывались с богом через посредство папы, который мог отлучить их от церкви и лишить тем самым сана), то обладателем неограниченного суверенитета являлся один папа. Выше уже приводилась «теоретическая» аргументация этого положения, фигурирующая в знаменитом «Диктате папы». Основой его служило учение о «двух мечах». По изречению евангелиста Луки, для управления людьми бог вручил два меча: светский и духовный. Этим обосновывалось наличие двух господствующих сил: государственной власти и «священства» (церкви) (...regnum et cacerdotium). В толковании папы Геласия (492-496) обе эти силы ставились в равное положение. Теперь учение о «двух мечах» получало новую трактовку. Сторонники папы утверждали, что духовный меч выше светского, так как он способен поражать и самих носителей светского меча – королей и императоров. Больше того, светский меч вручается монархам духовной властью при обрядах коронации и помазания на царство. Сторонники императора доказывали, ссылаясь на Геласия, что оба меча равны, а крайние генрихианцы (так называли приверженцев Генриха IV) доказывали даже, что оба меча принадлежат императору и он по своей воле вручает духовный меч епископам (практика королевской инвеституры прелатов). Для обоснования этого тезиса использовалось учение о «королевской святости», приравнивавшее монархов к священникам и ставившее их в некотором смысле выше духовных лиц. Эта сакральность придавалась ветхозаветным обрядом помазания на царство и коронацией. Но и здесь григорианцы давали решительный бой своим противникам. Выше уже приводились слова папы Григория VII о «дьявольском происхождении» светской власти. Папство признавало за королями только ту степень священства, которую им сообщали священнослужители, производившие обряд помазания на царство и возлагавшие на головы монархов корону. Причем канонистика проводила строгие различия в помазании королей и епископов. По декрету Иннокентия III от 1204 г., королей помазали священным елеем, поливаемым на плечи и руки, а епископов – хризмой, изливаемой на голову. К тому же обряд помазания королей не причислялся к семи таинствам. По учению папистов, помазанный на царство король не обладал никакой особой святостью. Обряд налагал на него только особые заботы о защите церкви.

Библейское обоснование превосходства императорской власти над папской оказывалось недостаточным. Чтобы выбраться из заколдованного круга, сторонники императора обращаются к римско-каролингской традиции и ищут обоснования своей платформы в римском праве и исторических прецедентах. Они указывают на тот очевидный факт, что империя существовала задолго до папства и что по константиновской и каролингской традиции император господствовал над церковью и ее первосвященниками. Для обоснования притязаний на господство над Италией и Римом делаются ссылки на право завоевания.

В ходе этой полемики окончательно сложилось трансперсональное представление о государственной власти, не свойственное раннесредневековому официальному мировоззрению. Сторонники папы, блокировавшиеся с княжеской оппозицией в Германии, трактовали королевскую (императорскую) власть как должность, не зависимую от личности короля. Это было теоретическим выражением того факта, что королевская власть окончательно потеряла наследственный характер и стала выборной. Напрасно сторонники Генриха IV апеллировали к римскому праву, чтобы доказать легитимный характер его монархии. Германская знать твердо держалась принципа свободного избрания. Идеолог мятежных саксонских феодалов клирик Бруно писал: «Пусть королевское достоинство не передается по наследству, как это было до сих пор, но пусть сыновья королей, если они даже вполне достойны, получают престол по избранию; если же не окажется у короля достойного наследника или его народ не захочет иметь королем, пусть народ имеет власть делать своим королем кого хочет[48]». (Естественно, «народ» в понимании Бруно и других – это класс феодалов; более того, часто имеются в виду только князья.)

Княжеская оппозиция в Германии все более смыкалась с григорианцами, в то время как симонистское духовенство в Германии и Италии заняло сторону короля.

С 1075 г. Генрих IV начал действовать более решительно, опираясь на симонистское духовенство Германии и Ломбардии. Он назначал на церковные должности, вмешивался в религиозно-политическую борьбу в Италии, вербовал союзников для предстоящего столкновения с папой. Поворотным пунктом в отношениях папства с империей явилось послание Григория VII от 8 декабря 1075 г. Оно исключало всякий компромисс. Папа требовал под угрозой отлучения прекратить назначения на церковные должности, что фактически означало полный запрет практиковавшейся ранее королевской инвеституры прелатам. Вместе с тем в папском послании давалось понять, что курия не признает за Генрихом IV никакой власти над Италией и Римом. Это был открытый вызов, и Генрих IV без колебания его принял, рассчитывая на непрочность положения папы в Италии и на поддержку немецкого епископата, недовольного политикой Григория VII. В январе 1076 г. король созвал в Вормсе собрание знати, явившееся, по существу, синодом епископов, так как из светских феодалов на нем почти никто не присутствовал (прибыл только верный Генриху IV лотарингский герцог Готфрид). Все 26 прелатов, присутствовавших на собрании, во главе с архиепископом майнцским Зигфридом и архиепископом трирским Удо являлись врагами Григория VII. Они единогласно приняли постановление отказать в послушании папе, который, по их словам, запятнал себя многими пороками и проступками. Он нарушил данную Генриху III клятву не занимать папский престол без санкции императора и был возведен на этот престол в нарушение избирательной процедуры, установленной декретом Николая II, с помощью денег и военной силы. В заключение епископы решительно заявляли, что если Григорий VII не считает их законными епископами (более половины из них были симонисты), то они с еще большим основанием не признают его папой.

Король направил от своего имени два послания: одно римлянам, другое Григорию VII. В первом он предлагал «клиру и народу Рима» сместить Гильдебранда и избрать нового папу, которого он охотно утвердит. В письме к самому папе Генрих IV обвинял его в нарушении прав германских епископов, «законно утвержденных в своих должностях королем», и объявлял решение епископов лишить его апостолического достоинства.

Кроме общего решения синода, каждый его участник направил папе свое особое послание, в котором говорилось: «Я, епископ такой-то, отказываю с этого часа Гильдебранду в каком бы то ни было повиновении и никогда не буду считать и называть его апостольским главой»[49].

Это был первый случай отстранения папы германским королем с помощью немецкого духовенства. В подобных ситуациях ранее императоры обращались к итальянским прелатам, созывая их на церковные соборы п добиваясь нужных решений. Генрих IV переоценил свои силы. Настроение немецкого епископата оказалось переменчивым и полагаться на него было опасно – тем более, что авторитета немецких прелатов было явно недостаточно для решения общих дел католической церкви. Генрих IV допустил к тому же и тактический просчет. Ему следовало после Вормского синода сразу двинуться с войсками в Италию, чтобы на месте привести в исполнение свой замысел в отношении папы, опираясь на поддержку оппозиционно настроенного итальянского духовенства. Ломбардские прелаты на синоде в Пьяченце в 1076 г. приняли решение, аналогичное вормскому, но выраженное в еще более резкой форме.

В Рим были направлены уполномоченные Вормского синода, чтобы на месте осуществить его постановление. Генрих IV надеялся на помощь римской знати, которой он направил особое послание с призывом прогнать Гильдебранда и на его место избрать каноническим путем по совету и согласию римлян достойного папу. Прибывшие в Рим посланцы доложили на созванном папой синоде о своей миссии, но это вызвало такую ярость участников папского синода, что только заступничество Григория VII спасло немецких посланцев от побоев. В своей речи, произнесенной в форме молитвы, обращенной к апостолу Петру, папа объявил отлучение Генриха IV от церкви и лишение его королевского сана: «Генриха-короля, сына Генриха-императора, который восстал в неслыханной гордыне против церкви твоей, лишаю правления всем королевством тевтонским и Италией и разрешаю от присяги всех христиан, которой они связаны и свяжут себя... и предаю его анафеме»[50].

Особым папским декретом были отлучены от церкви и участники Вормского синода: Зигфрид Майнцский, Удо Трирский и епископы, которые «добровольно подписали послание». Колеблющиеся остались без наказания. Этим Григорий VII пытался вбить клин в оппозиционно настроенный немецкий епископат.

Папское отлучение оказало воздействие в Германии. Оппозиционные настроения феодальной знати готовы были прорваться наружу. Анафема послужила сигналом к неповиновению. Однако только светские феодалы были непримиримо настроены в отношении Генриха IV, большая же часть немецких прелатов проявляла безразличие к папскому проклятию, и готова была поддержать короля против папы. Даже часть клюнийского духовенства не высказала одобрения действиям Григория VII. Папскому постановлению подчинились только прелаты, враждовавшие с Генрихом IV, – архиепископы майнцский и зальцбургский, епископ нассауский и саксонское духовенство.

Генрих IV обратился 27 марта 1076 г. с новым, еще более грозным посланием к папе, обрушиваясь на него за то, что он хочет отнять у короля его законный трон и власть над Италией и Римом. Называя себя королем «божьей милостью», а папу «лжемонахом», достигшим апостольского престола насилием, он угрожающе приказывал: «Оставь апостольский престол, пусть его займет другой, достойный быть преемником св. Петра... Уйди, уйди и будь осужден на веки веков»[51].

Эти действия короля никак не гармонировали со все более осложнявшейся обстановкой в Германии. Враги Генриха IV, ободренные решительными шагами папы, готовы были на самые крайние действия. В недавно усмиренной Саксонии снова стало неспокойно. Князья, державшие в заключении мятежных саксонских феодалов, отпускали их на волю без ведома короля.

Попытка Генриха IV подавить новый мятеж в Саксонии успеха не имела.

В октябре 1076 г. немецкие князья собрались в Трибуре (около Вормса) с твердым намерением отстранить Генриха IV от престола. Однако большинство епископов не поддержало этот план и высказалось за то, чтобы предоставить королю положенный срок для примирения с папой и снятия отлучения. Чтобы помешать этому, противники Генриха IV обратились к Григорию VII с просьбой прибыть в Германию и на месте решить вопрос об избрании нового короля. У Генриха IV оставался единственный выход – поскорее направиться в Италию, чтобы добиться у папы снятия отлучения и не допустить визита самого папы в Германию. Но прямой путь через Альпы был блокирован его противниками. Пришлось выбирать окольный – через Бургундию и Савойю, где у короля были друзья и родственники, хотя за расположение этих друзей нужно было заплатить немалую' цену. Теща Генриха IV – герцогиня савойская Аделаида – и ее сын Амадей потребовали за пропуск через свои владения значительных территориальных уступок, и королю пришлось пойти на это, отдав целую провинцию в Бургундии. Зимой 1076/77 г. Генрих IV со своей семьей и немногими близкими без значительной военной охраны направился в дальнее и тяжелое путешествие.

Вот как описывает эти события известный анналист Ламберт Герсфельдский: «Была чрезвычайно суровая зима, и обширные горы, через которые лежал их путь, с вершинами, уходящими в облака, до того покрыты были снегом и льдом, что ни на лошади, ни пешком нельзя было спуститься с них по их скользким и совершенно отвесным склонам. Между тем день годовщины его отлучения был уже близок и в распоряжении короля был ограниченный срок для снятия отлучения, после чего он терял свое королевское достоинство. Нужно было спешить. Наняв хороших проводников, путешественники с их помощью с трудом добрались до горной вершины, но далее не было никакой возможности продолжать путь, потому что совершенно отвесный склон горы был до того покрыт льдом, что нельзя было и думать спуститься вниз. Мужчины должны были побеждать трудности своими собственными усилиями и то ползком, то опираясь на плечи проводников, на каждом шагу скользя и скатываясь вниз, с опасностью для жизни достигли, наконец, равнины; королеву же с женщинами, бывшими при ней в услужении, посадили на воловую шкуру и при помощи проводников спустили вниз. Из лошадей некоторых спустили также при помощи известных средств, других скатили, перевязав им ноги; немало их при этом погибло, большая часть была изувечена и лишь немногие избежали опасности без повреждения».

Так королевский поезд достиг Северной Италии. Появление там Генриха IV, по словам хрониста, было встречено дружелюбно и с ликованием: «К нему со всех сторон начали стекаться итальянские графы и епископы. Везде его принимали с почестями, приличествовавшими королевскому сану, и в течение нескольких дней около него составилось огромное войско»[52]. В Северной Италии короля якобы уже давно с нетерпением ожидали, «так как страна страдала от беспрестанных междоусобных войн, разбоев и всякого рода распрей. Князья надеялись, что беспорядки, причиненные безбожными людьми (имеется в виду патария. – Н. К.), будут уничтожены силой королевской власти. Сверх того до них дошли слухи, что король спешит туда в гневе с целью свергнуть с престола папу, и они (видимо, симонисты. – Н. К.) обрадовались случаю отомстить за свое бесчестье папе, уже давно отлучившему их от церкви»[53]. Таким образом, в Северной Италии обстановка была совсем иная, чем в Германии. Если в Германии хотели избавиться от неугодного короля, используя как повод папское отлучение, то в Италии хотели освободиться от слишком ретивого папы с помощью его противника – преданного анафеме короля. Но Генрих IV не для того явился в Италию, чтобы возглавить борьбу против папы. Он прибыл на поклон к папе, в надежде вернуть с его помощью фактически уже потерянное германское королевство.

Григорий VII находился в Ломбардии на пути в Германию, куда он направлялся по приглашению Трибурского съезда немецких князей, чтобы на месте решить вопрос о германской короне. Узнав о появлении короля, в намерениях которого он сомневался, и учитывая враждебные настроения ломбардской знати, он укрылся в замке Каносса, принадлежавшем дружественной ему тосканской маркграфине Матильде. Генрих IV начал переговоры с приближенными папы – Матильдой Тосканской, аббатом Клюни Одиллоном и др., чтобы с их помощью добиться примирения с Григорием VII и снятия анафемы. Папа на это не соглашался, требуя возвращения Генриха IV в Аугсбург, куда он сам направлялся, чтобы решить его спор с князьями на месте. Королевским доверенным с трудом удалось уговорить папу принять Генриха, как кающегося грешника. 25 января 1077 г. король с небольшой свитой явился к воротам замка, окруженного тройной стеной. Он был пропущен через ворота один, без свиты, и стоял, по словам Ламберта Герсфельдского, подтвержденным известиями других источников, трое суток, сняв королевское одеяние и постясь, как было положено кающимся грешникам, перед воротами второй ограды (скорее всего, король добивался в течение трех суток приема у папы, являясь к запертым воротам замка и принимая вид кающегося грешника). Только 28 января он был допущен к папе. После произнесенного раскаяния, сопровождавшегося слезами и обещаниями покорности, папа снял с Генриха IV отлучение, однако с оговоркой, что этим не решается спор короля с немецкими князьями. Окончательное решение будет вынесено на собрании в присутствии самих князей. Король должен явиться на это собрание и отвечать на все выдвинутые против него обвинения, и тогда папа решит, оставить ли его королем или навсегда лишить короны, а Генрих IV безропотно покорится папскому приговору и никому не станет мстить за перенесенные обиды и унижения. До этого решения он отказывается носить знаки королевского достоинства и пользоваться королевскими почестями и доходами, а подданные разрешаются от присяги в верности ему. Генрих IV обещал, что после укрепления на престоле он будет неизменно соблюдать послушание папе и помогать ему искоренять все противное римской церкви. Если же он нарушит какое-нибудь из этих обещаний, то немедленно будет лишен престола и на его место князья изберут другого короля. Григорий VII не верил обещаниям и заверениям и заставил присягнуть на мощах святых как самого короля, так и его доверенных лиц – присутствовавших духовных и светских магнатов. После завершения всей этой процедуры папа послал одного из епископов, находившихся в его свите, снять отлучение с сопровождавших короля лиц и других приближенных. Но итальянские магнаты, примкнувшие к королевской свите, встретили папского эмиссара насмешками и бранью, говоря, что папское разрешение для них ничего не значит, так как они не признают Григория VII папой, он лишен итальянскими епископами апостолического сана как человек, запятнавший себя самыми гнусными преступлениями. Они поносили короля за то, что он капитулировал перед папой-«еретиком» и оставил их, заботясь лишь о своем благополучии. По словам Ламберта, итальянские князья решили лишить Генриха IV престола за измену их общему делу и провозгласить королем его малолетнего сына, а затем двинуться на Рим и избрать там нового папу, «чтобы его рукой помазать и нового короля в императоры, а все деяния свергнутого папы объявить недействительными»[54].

Генрих IV попал в весьма затруднительное положение. Помирившись с папой, он испортил отношения с ломбардской знатью. К тому же и прощение его папой носило условный характер. Оправдываясь от обвинений в измене общему делу, король утверждал, что теперь, когда он разрушил все козни своих противников и выбил оружие церковного отлучения из рук папы, он начнет мстить своим врагам за все унижения. С трудом удалось, по словам анналиста, разрядить накалившуюся обстановку и избежать взрыва. Но ломбардская знать продолжала негодовать на короля, ругая его за то, что он «обманул надежды Италии», ему не оказывали должного почтения, отказывали в снабжении продовольствием и т. п. Под влиянием этих настроений король вынужден был изменить свою позицию и пойти на открытый союз с ломбардцами, порвав отношения с папой. Королевские войска заняли альпийские проходы, чтобы воспрепятствовать папе прибыть в Германию на собрание князей в Форхгейм, где предстояло решить вопрос о короле. Тем не менее немецкие князья сами без папы решили это дело (на собрание прибыло два папских легата) – они отстранили Генриха IV и избрали германским королем Рудольфа Швабского, одного из главарей княжеской оппозиции. Характерно, что в этом избрании участвовала преимущественно светская знать.

Историки называют события в Форхгейме «поворотным пунктом в конституционном развитии» средневековой Германии. Здесь окончательно восторжествовал избирательный принцип средневековой монархии. Был свергнут «законный король» и заменен выборным, угодным знати. Тем самым утвердился неоспоримый княжеский суверенитет в государстве. Новая политическая доктрина установилась в ходе столкновений короля с немецкой знатью и получила религиозную санкцию в выступлениях папы Григория VII и других сторонников церковной реформы. Преследуя совершенно разные цели (князья отстаивали местную автономию, папство боролось за теократию), обе эти силы считали своим общим врагом короля (императора), стоявшего на пути реализации их политических планов. Германские князья хотели иметь такого послушного им короля, который не мешал бы, а помогал расширять и укреплять их владения. Папа в свою очередь, выступая в роли арбитра в спорах князей с королем, намеревался всецело подчинить короля своей воле и вершить не только церковные, но и государственные дела в Германии. Но и княжеский «республиканизм», и папская теократия одинаково непримиримо относились к независимому положению германского короля. Князья исходили из «естественного права на сопротивление тирании», которым должен пользоваться всякий свободный человек. Один из руководителей саксонской знати во время Саксонской войны и глава княжеской оппозиции против Генриха IV Оттон Нордгеймский говорил, что подданные только до тех пор должны сохранять верность королю, пока он не нарушает их свободы и законно ими управляет. Если же он попирает их достоинство, они могут отказать в повиновении и свергнуть его, как тирана и угнетателя. Почти то же говорили сторонники григорианской реформы. Манегольд Лаутенбахский исходил из признания неограниченного суверенитета «народа» (под народом, как мы уже говорили, понимается знать), который на договорных началах передает власть королю с правом лишить его этой власти, как только он нарушит соглашение и начнет угнетать тех, кто его наделил властью[55]. Сам папа Григорий VII не признавал в принципе никаких наследственных прав на престол, утверждая, что князья могут избирать королем всякого доброго христианина, лишь бы он верно служил церкви и не покушался на права первосвященника, «получившего свою власть от Христа и апостолов».

Однако избранный на королевский престол князьями Рудольф Швабский не смог укрепиться. Он оставался антикоролем, которого не поддержало даже большинство знати, в частности церковной, не говоря уже о городах и низшем и среднем дворянстве, которые Генриха IV, добившегося снятия церковного отлучения, считали законным королем. И это объяснялось не тем, что эти круги верили в идею «легитимной монархии», а политическими интересами разных групп. Немецкий епископат, связанный с королевской властью вассально-ленными отношениями, видел в Генрихе IV защитника против папы, который обвинял прелатов в симонии и хотел лишить их «мирских благ». Дворяне и города поддерживали Генриха IV, как борца против князей, способного защитить их от произвола магнатов. Особенно значительную поддержку Генриху IV оказали города. Жители Майнца прогнали Рудольфа Швабского из своего города вскоре после его коронования местным архиепископом. Враждебно были настроены против него и горожане Вормса, а также других рейнских городов. Генриху IV, оказали военную помощь чешский князь Вратислав и феодалы южногерманских областей. Только саксонская знать оставалась непримиримой и решительно поддерживала антикороля Рудольфа. В развернувшихся сражениях между войсками короля и антикороля на территории Средней Германии обе стороны попеременно добивались успеха. В августе 1078 г. на реке Неккаре рыцари Рудольфа Швабского разбили набранное в значительной части из крестьян Неккарской долины королевское войско. Война продолжалась до смерти антикороля Рудольфа (1080).

Папа Григорий VII стремился использовать смуту, чтобы укрепить свое влияние в Германии, выступая в роли арбитра. Но когда перевес временно оказался на стороне Генриха IV, он опять подверг его отлучению, что, однако, не произвело заметного воздействия на церковные круги в стране. Пользуясь поддержкой немецкого и ломбардского епископата, Генрих IV перешел в наступление. На синодах в Бамберге, а затем в Майнце было принято решение лишить Григория VII папской тиары. Немецкие и ломбардские епископы избрали папой архиепископа равенского Зиберта под именем Климента III (1080), вокруг которого сгруппировались все противники григорианской реформы в Италии.

Новое папское отлучение создало Генриху IV популярность в Северной и Средней Италии (антипапские настроения в Тоскане усилились, в частности, в связи с тем, что маркграфиня тосканская Матильда передала область под сюзеренную власть Григория VII). Воспользовавшись этим, Генрих IV с небольшим войском из швабских министериалов направился в Италию, чтобы привести в исполнение решение немецких и ломбардских епископов – изгнать из Рима Григория VII и посадить на папский престол Климента III. В 1083 г. он занял Рим и заключил с римской знатью соглашение о том, что спор между папой Григорием VII и им должен быть решен на специально созванном в Риме синоде. При этом король получил конфиденциальные заверения от римской знати, что на папу будет оказано давление, чтобы склонить его короновать Генриха IV императорской короной, а в случае отказа они обещали избрать на место Григория VII другого папу. Григорий VII отверг эту сделку и решительно настаивал на публичном покаянии короля. Тогда Генрих IV снова занял Рим и добился на созванном синоде отстранения с папского престола Григория VII и провозглашения папой Климента III. Из рук этого папы он и получил императорскую корону (1084). Григорий VII укрылся в замке св. Ангела и был спасен от немцев подоспевшим войском южноитальянского норманнского герцога Роберта Гюискара. Норманны, выбившие из города немцев и освободившие папу, подвергли Рим страшному разграблению, вину за которое население с полным основанием возлагало на папу. Григорий VII не мог оставаться во враждебно настроенном городе и ушел с норманнами на юг в Салерно, где вскоре и умер (1085). Так закончился первый акт борьбы папства с императорской властью за инвеституру. Ни та, ни другая сторона не добились пока заметного перевеса и обе были одинаково полны решимости продолжать борьбу до окончательной победы. Григорий VII, несомненно, добился одного – освобождения папства от насильственно навязанной опеки императоров.

Генриху IV не удалось укрепить на римском престоле антипапу Климента III. Католические иерархи посадили на папский престол Урбана II – достойного продолжателя дела Григория VII, организатора первого крестового похода. Положение в Италии значительно усложнилось в результате объединения владений Вельфов с маркграфством Тосканским. Стараниями дипломатии Урбана II, ориентировавшегося на союз с южногерманскими герцогами, был заключен династический брак между семнадцатилетним Вельфом и сорокалетней Матильдой Тосканской. Владения Вельфов простирались теперь от Швабии до Средней Италии. Тем самым ставилось под угрозу положение императора в Ломбардии, которая служила оплотом его господства в Италии. В ломбардских городах снова активизировалось движение патарии, направленное против симонистских прелатов – ставленников германских императоров. Города Милан, Кремона, Лоди, Пьяченца заключили оборонительный и наступательный союз и взяли под свой контроль альпийские перевалы (1093).

Дипломатия папы Урбана II искусно использовала раздоры в императорском семействе, чтобы нанести удар по престижу Генриха IV и вытеснить его вместе с антипапой Климентом III из Италии. Сын Генриха IV Конрад был объявлен папой независимым от императора «королем Италии» (он умер в 1100 г.). А отвергнутая Генрихом IV императрица Праксидис (Евпраксия – дочь киевского князя Всеволода Ярославича) была приглашена Урбаном II в 1095 г. на синод в Пьяченцу, где обсуждался особый вопрос: «Жалоба Праксидис, жены императора Генриха IV, от брака освобожденной, на своего мужа». Она выступила с разоблачениями о «неслыханных жестокостях и мучениях», которые ей пришлось испытать за короткое время супружеской жизни. Императрица стала орудием схватки между папой Урбаном II и его противниками – императором и антипапой Климентом III[56].

Политическое положение в Германии тем не менее на время стабилизировалось. После возвращения из Италии Генрих IV, опираясь на города, рыцарей и министериалов, нанес поражение антикоролю Герману Зальмскому и усмирил, наконец, саксонскую знать. Значительную роль сыграли мероприятия короля по охране внутреннего мира, проведенные с помощью церковных кругов, низшего дворянства и городов. В 1079-1103 гг. был принят ряд постановлений о введении «божьего мира»[57] в отдельных областях и в стране в целом. На имперском съезде в Майнце в 1103 г. было принято постановление о введении «общего мира» во всей стране. В нем, в частности, говорилось: «Пусть никто не вторгается в чужой дом, не грабит, не поджигает, не ранит, не калечит, не убивает, не захватывает за долги. Если же кто осмелится это делать, пусть ему выколют глаза или отрубят руки»[58]. Это постановление, конечно, не было проведено в жизнь. Внутренние смуты в стране не прекратились. В 1104 г. разразилась междоусобная война – против Генриха IV восстал его сын Генрих, поддерживаемый князьями. Император потерпел поражение и был захвачен в плен. Его даже принудили отречься от престола. Правда, вскоре он сумел бежать и возобновить войну против князей и антикороля Генриха V. В 1106 г. он умер, переслав знаки королевской власти своему мятежному сыну Генриху V, с просьбой похоронить его в Шпейерском соборе. Но последнее завещание удалось осуществить только в 1111 г., когда папа, наконец, снял давно висевшее над покойным императором церковное отлучение.

Генрих V (1106-1125), которого князья противопоставили его склонному к «самодержавию» отцу, оказался в первое время во власти знати. Архиепископ майнцский, передавая ему инсигнии, произнес следующую речь: «Помни, если не будешь справедливо управлять государством и защищать церковь божью, то разделишь судьбу своего отца»[59]. Король стремился освободиться от княжеской зависимости. Но для этого ему нужно было прорвать фронт своих противников, создавшийся в ходе борьбы за инвеституру: князья действовали заодно с папой. Генрих V попытался достигнуть соглашения с курией, чтобы затем вступить в борьбу с немецкими князьями. Примирение с папой было необходимо прежде всего для того, чтобы получить императорскую корону и восстановить хотя бы номинальную власть над Италией. Папский престол занимал в то время Пасхалий II. В 1110 г. Генрих V с большим войском направился в Италию, не встречая там какого-либо значительного сопротивления. Начались переговоры с папой об условиях коронации. Требование папы о безусловном отказе короля от инвеституры епископов было отклонено. Генрих V соглашался на подобный шаг только при условии, если прелаты возвратят ему все полученные до сих пор регалии и прочие блага, которыми церковь пользовалась со времени Карла Великого. На этих условиях и был составлен в 1111 г. проект соглашения между папой Пасхалием II и Генрихом V. По этому соглашению, папа должен был уговорить епископов и аббатов отказаться от регалий и прочих благ взамен освобождения от королевской инвеституры (от которой, кстати сказать, они ничуть не страдали). Когда проект соглашения был зачитан в церкви св. Петра, находившиеся там епископы и светские князья подняли настоящий бунт, обвиняя папу в ереси и всяких других грехах за то, что он согласился, чтобы ограбили «церковь божью» и лишили ее «законных благ». Предвидевший такой поворот дела Генрих V возложил всю вину за срыв соглашения на папу и взял его и присутствовавших в церкви кардиналов под арест. Он заявил, что освободит папу и кардиналов не иначе, как только на условиях обещанной коронации и признания за императором права инвеституры. После двухмесячного заключения папа Пасхалий II, получив гарантию неприкосновенности, согласился на эти условия и был освобожден из-под ареста. Коронация вскоре состоялась. Однако спор об инвеституре остался нерешенным. Его исход зависел, как показали дальнейшие события, от позиции немецкой знати.

Окрыленный успехами в Италии, Генрих V начал проводить более независимую политику в отношении немецких князей, опираясь на поддержку городов п министериалов. Он взялся за налаживание домениального хозяйства и расширение домениальных владений в области Верхнего Рейна, прибегая к конфискации земель у своих противников и захватывая у них крепости. Это активизировало оппозицию знати, которую возглавили майнцский архиепископ Адальберт и саксонский герцог Лотарь (будущий король Лотарь III). Последний нанес императору ощутимый удар около Мансфельда. Этими событиями воспользовался папа, объявив соглашение с Генрихом V недействительным и угрожая императору церковным отлучением. В конце концов Генриху V пришлось примириться с немецкими князьями. На собрании в Вюрцбурге в 1121 г. было принято такое решение: император должен помириться с папой на взаимоприемлемых условиях при посредничестве немецких князей: стороны (т. е. князья и император) обмениваются пленными и заложниками и возвращают захваченные друг у друга владения; обвинения против императора в делах церковной инвеституры должны быть рассмотрены князьями без ущерба для императорской чести; если император возбудит против кого-либо из князей обвинения по делу, связанному с настоящим спором, оно должно быть рассмотрено князьями. Последний пункт соглашения, весьма напоминающий заключительную статью Великой хартии вольностей в Англии, гласил: «Если император оставит без внимания это постановление, князья сохранят данные ими друг другу обещания о сопротивлении его действиям»[60]. Императору не оставалось другого выхода, как только согласиться на компромиссные условия предложенного ранее договора с папой об инвеституре.

Так в 1122 г. был подписан в Вормсе конкордат между императором Генрихом V и папой Каликстом II. В основу его был положен содержавшийся уже в аналогичных соглашениях с английским и французским королями принцип строгого разграничения актов духовной (spiritualia) и светской (temporalia) инвеституры. Первая предоставляется церковной властью, вторая – светской. Император отказывался от назначения на должность прелатов и соглашался на свободное каноническое избрание. В Германии при избрании мог присутствовать сам король или его доверенное лицо, и избранный еще до посвящения и введения в сан получал светскую инвеституру – скипетр и земельное владение. В Италии и Бургундии светская инвеститура предоставлялась императором только полгода спустя после избрания и введения в сан[61]. Это лишало императора возможности оказывать давление при замещении церковных должностей и фактически освобождало прелатов от императорской зависимости. В Германии власть над епископатом сохранялась по-прежнему у короля, хотя он мог предоставлять только светскую инвеституру. Однако конкордат значительно ослаблял зависимость князей, как светских, так и духовных, от королевской власти. В «Привилегии императора», являвшейся частью Вормского конкордата, содержались обещания вернуть церквам, светским князьям и духовенству все владения, отторгнутые и потерянные ими в ходе предшествующих столкновений[62]. Прелаты, как и светские князья, укрепили свои позиции, вступив на путь создания замкнутых территориальных владений.

Вормский конкордат явился важной вехой в истории германского феодального государства, вехой на пути от относительного единства к территориальной раздробленности. Выступления феодальной знати против короля, переплетавшиеся с борьбой папства против императорской власти, ослабили позиции королевской власти и укрепили князей. Это и определило исход борьбы за инвеституру. Условия Вормского конкордата были навязаны германскому императору князьями. Папа добился своих целей – он лишил императора фактической власти над итальянским епископатом, без чего «Священная Римская империя» становилась фикцией.

Если императорская власть была так заметно ослаблена в столкновениях с немецкой знатью и папством, то папство вышло из борьбы окрепшим. Начавшиеся крестовые походы, в которых папа выступал в роли вождя всех католиков в борьбе с исламом, вселили новые надежды на торжество папской теократии. На политическом горизонте Европы, казалось, нет никаких предвестников новых невзгод, которые могли бы задержать движение папства к его заветной цели. Оставался, однако, «внутренний враг» – «многопапство» (схизма), подрывавшее единство церкви и создававшее повод для вмешательства внешних сил (в том числе и императоров) в дела римской курии».

«СВЯЩЕННАЯ ИМПЕРИЯ» ШТАУФЕНОВ

XII в. был переломным в истории западноевропейских государств. Англия и Франция, хотя и по-разному, но прочно вступили на путь политического объединения и централизации. Германия, которая до того времени представляла сравнительно единое государственное целое, наоборот, шла к политическому упадку и государственной раздробленности. Как объяснить это своеобразие государственного развития Германии?

Не вызывает сомнения, что политическая централизация, наступившая в странах Европы в пору зрелого феодализма, была обусловлена изменениями в экономических и социальных отношениях и развитием хозяйственных связей. Феодальная раздробленность основывалась на непосредственном господстве крупных землевладельцев-сеньоров над населением, находившимся в их поземельной и личной зависимости. Развитие товарно-денежного хозяйства и рост городов разрушали эту систему отношений. Часть населения уходила в города и порывала сеньориальную зависимость (городское население добивалось личной свободы и самоуправления). Личная зависимость крестьян в результате изменения форм феодальной эксплуатации – перехода от отработочной ренты к продуктовой и денежной ренте – ослабевала или совсем ликвидировалась. Все это послужило предпосылкой для усиления центральной государственной власти, которая теперь осуществляла юрисдикцию над всем населением страны и получала значительную долю прибавочного продукта в виде государственных налогов. Вместе с тем усиление хозяйственных связей способствовало этническому сплочению страны, что в свою очередь благоприятствовало ее политическому объединению. Таковы общие социально-экономические предпосылки централизации государственной власти. Они существовали и в Германии.

Однако результаты здесь оказались совсем иные, чем в ряде других стран Европы.

В условиях Германии общегосударственная централизация оказалась невозможна. Поборниками местной централизации выступили князья. Они подчинили население своей юрисдикции и создали замкнутые территориальные владения. Это объяснялось несколькими обстоятельствами, главным из которых являлась агрессивная политика германского феодального государства, отвлекавшая силы от решения внутриполитических задач[63]. Германские короли в погоне за императорским титулом и мировым господством упустили возможность подчинить своей власти феодальную знать, которая беспрепятственно расширяла владения за счет внутренних и внешних захватов. Кроме того, Германия долгое время не подвергалась внешней опасности, которая могла бы послужить стимулом к национально-политическому сплочению. Крупные феодалы, не встречая серьезного противодействия со стороны короля, сосредоточивали в своих руках высшую судебно-административную и военную власть. Они использовали возраставшие доходы от развития товарно-денежного хозяйства и держали под своим господством города, которые в других странах освобождались от власти сеньоров и становились под покровительство короля. В то же время и сельское население по мере освобождения от личной зависимости и вотчинной юрисдикции оказывалось под верховной властью князей и подвергалось их налоговой эксплуатации.

Священная Римская империя» в начале XII в.


Подобные процессы имели место и в других странах, но в конечном счете они пошли на пользу королевской власти, которая, накопив достаточно сил, нанесла удар по феодальной знати и ликвидировала ее самостоятельность. В Германии же король, нуждаясь постоянно в помощи князей для итальянских походов, шел им на уступки, помогая им укреплять власть над населением к явному ущербу для государственного единства. При ином повороте государственной политики Германия могла бы еще в XII в. пойти по тому пути, на который так прочно вступила Франция к концу этого столетия, – по пути общегосударственной централизации. Однако события развивались в определившемся уже направлении.

После смерти Генриха V в 1125 г. королевский престол оспаривали два претендента – герцог Швабии Фридрих Штауфен, ближайший родственник умершего короля, и саксонский герцог Лотарь Суплинбургский, глава княжеской оппозиции, пытавшийся захватить престол еще при жизни Генриха V. Оба они были крупнейшими князьями Германии, соперничавшими в создании территориальных владений. Фридрих Штауфен имел земли в юго-западной Германии, к которым теперь присоединились и унаследованные от Франконской династии владения на Майне и Среднем Рейне. Интересы домениальной политики столкнули его с влиятельными церковными и светскими князьями: архиепископом майнцским Адальбертом – канцлером империи, руководившим избранием, а также Вельфами и Церрингами. Поэтому вполне естественно, что князья избрали королем Лотаря III (1125-1137). Штауфены остались главными противниками нового короля.

Внутригерманская политика Лотаря III ограничивалась преимущественно интересами Саксонского герцогства. Он поддерживал возобновившуюся агрессию в заэльбские славянские земли, форсировал миссионерскую деятельность немецкого духовенства в Полабье и Поморье. Используя междоусобицы в Дании, Лотарь III предпринял попытки усилить там немецкое влияние. В частности, он намеревался превратить в вассалов империи князей пограничных датских областей, что создавало предлог для вмешательства во внутренние дела страны. Однако установить сюзеренитет над Данией и на этот раз немецкому королю не удалось. Лотарь III воспользовался также венгерско-польским конфликтом, возникшим в связи с замещением престола в Венгрии, для вмешательства в дела обоих этих государств. В 1135 г. он добился возобновления вассальной зависимости польского князя Болеслава III Кривоустого, владевшего имперскими ленами в Поморье и на острове Рюген.

Располагая незначительной властью в Германии, этот король продолжал тем не менее имперскую политику в Италии. Он присвоил официальный титул «римского короля» (rex Romanorum) еще до коронации в Риме. К тому времени уже утвердилось новое представление о римской короне: она якобы является бесспорным достоянием германского короля, законно избранного князьями па свой престол. Титул «римский король» стал синонимом титула «король Германии» и, по существу, заменил его.

В 1132-1133 гг. Лотарь III, воспользовавшись схизмой в Риме, предпринял поход в Италию. На папском престоле после смерти Гонория II оказались два соперника – Иннокентий II и Анаклет II. Первый, избранный меньшинством кардиналов, был связан с аристократическим римским семейством Паперески, второй представлял влиятельнейшее семейство Пьерлеони. Утвердившись в Риме, Анаклет II заключил союз с вассалом курии герцогом Рожером II Сицилийским, которого он возвел в короли и инвестировал областями Капуа, Неаполь и Беневент. Иннокентий II заключил союз с Лотарем III, домогавшимся императорской короны. Ради предстоящей коронации Лотарь III не посчитал для себя унизительным исполнять при папе, к тому же изгнанном из Рима, маршальскую службу – сопровождать за уздечку лошадь папы во время его торжественного выезда. Это символизировало поворот во взаимоотношениях пап с императорами.

В походе участвовало небольшое немецкое войско. Князья неохотно откликались на подобные бесполезные для них предприятия. Однако поход имел некоторый успех. Рожер II был занят подавлением заговора его вассалов и не мог оказать немцам сопротивления, в то время как его противники помогали Лотарю. После захвата немцами Латерана (основная часть Рима находилась в руках папы Анаклета) Лотарь III был коронован папой Иннокентием II в Латеранском соборе императорской короной (1133). При этом папа подтвердил за ним право инвестировать прелатам регалии, объявив, что законное обладание последними предоставляется только императорским пожалованием. Это только повторяло условия Вормского конкордата и ничего нового, по существу, не устанавливало, так как лишить епископов регалий император, естественно, не мог.

Не успело императорское войско покинуть страну, как папа Иннокентий II был изгнан из Латерана. Рожер II Сицилийский, покровитель Анаклета, укрепился в Южной Италии, конфисковав владения своих мятежных вассалов. Это заставило Лотаря III предпринять новый поход в Италию. На этот раз он располагал уже значительными военными силами и имел сравнительно больший успех. Немцы захватили южноитальянские области Капуа, Беневент, Неаполь и даже столицу Рожера – Салерно: Но вскоре разразился конфликт между императором и папой Иннокентием II из-за ленного верховенства над занятыми областями, и в частности над аббатством Монтэкассино. Лотарю удалось добиться на время перевеса и установить свой сюзеренитет над большинством спорных областей. Однако как только немцы покинули Южную Италию Рожер II быстро подчинил принадлежавшие ему ранее территории и города и стал снова полным хозяином страны. Лотарь III тяжело заболел на обратном пути. Долетевшие до него слухи об успехах противника ускорили его смерть.

На выборах 1138 г. повторилась уже знакомая история. Ближайший родственник умершего короля – его зять Генрих Гордый (герцог Баварии из династии Вельфов) – представлялся князьям слишком могущественным и независимым, и они предпочли кандидатуру Конрада Штауфена, выступавшего уже при жизни Лотаря III в качестве антикороля. С избранием Конрада III на германском престоле больше чем на столетие утвердилась династия Штауфенов (Гогенштауфенов), при которой «Священная Римская империя» пережила свой последний взлет.

Главными противниками Штауфенов были Вельфы – самая могущественная княжеская династия Германии. Глава этого семейства Генрих Гордый имел огромные владения. Кроме Баварского герцогства, ему принадлежали фамильные земли в Швабии и Средней Италии (наследство маркграфини Матильды). После смерти Лотаря III ему перешла Саксония – приданое жены. Так образовался огромный владельческий комплекс Вельфов, простиравшийся, хотя и не компактно, от Средиземного до Балтийского моря. Напрашивается мысль, которую высказывают немецкие буржуазные историки, что утверждение на германском престоле Вельфов далеко продвинуло бы дело политического объединения Германии. Именно поэтому немецкие князья, больше всего дорожившие своей политической автономией, и не допустили избрания Вельфа. Но, видимо, даже если бы Генриху Гордому или его наследнику и удалось получить королевскую корону (неудача баварского герцога во многом объяснялась тем, что выборами 1138 г. руководил личный противник Вельфа – трирский архиепископ Альберо), вряд ли они смогли бы изменить направление политического развития Германии. Территориальные интересы Вельфов в Италии и династические заботы в разных частях Германии сталкивали их с могущественными магнатами страны. Перевес сил явно определился в пользу княжеского партикуляризма.

Попытки Конрада III разрушить владельческий комплекс Вельфов оказались безуспешными. Нечего было помышлять о ревиндикации коронных земель, входивших в наследство Лотаря III в Саксонии. На собрании князей в Вюрцбурге в 1138 г. король добился решения об отторжении у своего противника Баварского и Саксонского герцогств. Бавария была передана Леопольду Бабенбергу, Саксония – Альбрехту Медведю из дома Асканиев. Однако этот раздел не удалось осуществить. Вскоре оба герцогства снова оказались в руках Вельфов.

Конрад III был первым германским королем со времени основания империи, не совершившим ни одного завоевательного похода в Италию и не получившим императорской короны. Этому больше всего помешало его участие в так бесславно завершившемся втором крестовом походе. Правда, сенат Римской республики предлагал ему императорскую корону, когда он на обратном пути с Востока остановился в Италии (1149), но Конрад III отверг подобное предложение, желая получить корону только из рук папы, перед которым он всячески заискивал. Из-за угодничества перед церковью ему присвоили прозвище «поповский король».

Готовясь к походу в Южную Италию, Конрад III заключил антинорманнский союз с византийским императором Мануилом, женатым на его свояченице. Рожер II Сицилийский в свою очередь вошел в соглашение с Вельфами и французским королем Людовиком VII. Княжеские смуты в Германии помешали Конраду III совершить планировавшийся поход в Рим за императорской короной и в Южную Италию против Рожера Сицилийского. Буржуазные немецкие историки почти единогласно хвалят этого короля за то, что он определил своим преемником не собственного сына Фридриха, которому было только 7 лет, а племянника Фридриха – тридцатидвухлетнего герцога Швабии. Некоторые даже называют этот шаг самым выдающимся деянием этого короля.

С именем Фридриха I Барбароссы (1152-1190) связаны важные события в истории Германии и в судьбах «Священной Римской империи». В оценке политики этого императора в немецкой буржуазной историографии имеются значительные расхождения. Одни приписывают ему стремление укрепить королевскую власть в Германии, расширить и консолидировать домен, что должно было сплотить государство. Энергичную итальянскую политику Барбароссы они объясняют этими внутригерманскими задачами. Италия, таким образом, должна была покрыть издержки укрепления германского государства (К. Гампе, И. Галлер, Д. Шеффер и др.). Другие, наоборот, считают, что Фридрих I уже не помышлял о сплочении Германии, а стремился только сохранить существующее равновесие политических сил, опираясь на отдельные группировки князей. По мнению этих историков, итальянская политика Барбароссы вовсе не способствовала укреплению королевской власти в Германии, а требовала только огромных издержек за счет внутренних средств Германского государства. Итальянская политика не укрепляла позиции императора, а усиливала зависимость императора от князей (Г. Белов, Ф. Керн, М. Линтцель). В этом, пожалуй, есть доля истины.

Если проследить эволюцию королевской власти со времени Саксонской династии до Штауфенов, то нетрудно заметить существенные сдвиги. В X-XI вв. королевская власть имела возможность концентрировать в своих руках герцогства, устанавливать свое господство над епископатом и проводить общегосударственную политику, опираясь на поддержку значительной части феодалов страны. В конце XII в. король не мог уже помышлять о присвоении герцогств (утвердился принцип принудительного инфеодирования княжеских ленов в течение сжатого срока – года и дня) и о господстве над прелатами, которые после заключения Вормского конкордата приобрели, как и светские князья, большую независимость. Таким образом, сфера общегосударственной политики намного сузилась. В то же время изменились взаимоотношения между императорами и папами. Если во времена Оттонов и первых представителей Франконской династии императоры безраздельно господствовали над папской курией, возводили и смещали по своему усмотрению пап, то теперь папство приобрело независимое положение и укрепило свое господство над католической церковью во всех западных странах, в том числе и в Германии. Папы вмешивались даже в избрание германских королей, посылая своих представителей на избирательные собрания и давая формальную санкцию на вступление на престол избранных королей. Все это следует принять во внимание, чтобы правильно оценить политику Штауфенов внутри Германии и за ее пределами, в частности в Италии.

Главными рычагами королевской политики в это время служили: создание компактного домена, политические союзы с отдельными группировками князей, усиление власти над епископатом, расширение имперского министериалитета и усиление ленной зависимости мелких вассалов от королевской власти. Эти средства с большим или меньшим успехом применялись всеми представителями династии Штауфенов, но наиболее успешно Фридрихом I Барбароссой.

Домениальная политика, составлявшая основу могущества королевской власти в феодальном государстве, в те времена существенно изменила свою направленность. Если прежде проявлялась тенденция (в Германии крайне непоследовательно) к поглощению королевским доменом владений князей, то теперь король стремился только к одной цели – создать собственное территориальное владение в противовес наиболее могущественным княжеским территориям. Только таким путем королевская власть могла сохранить известную самостоятельность и противостоять натиску феодальной знати. Другими словами, в условиях формирования территориальной власти в стране королем мог быть только территориальный князь. На этом поприще Штауфены с успехом соревновались с другими могущественными княжескими династиями. Еще до вступления на королевский престол они начали создавать компактный домен в юго-западной Германии на территории между Верхним Дунаем и Боденским озером, а также в Эльзасе. Затем они приобрели принадлежавшие ранее Франконской династии земельные комплексы, расположенные на верхнем и среднем Рейне от Кальмара и Страсбурга до Шпейера и Майнца, а также области по Майне до Франкфурта и Гельнгаузена. Конрад III увеличил домен за счет земель, приобретенных в районе Ротенбурга, Нюрнберга и Эгера.

Для расширения и консолидации домена Штауфены использовали методы, обычно применявшиеся территориальными князьями: освоение пустующих земель; организацию территориального управления из министериалов; строительство крепостей, в которых располагались многочисленные гарнизоны из воинов-министериалов; сосредоточение в руках королевских домениальных служащих всей высшей юрисдикции, осуществлявшейся прежде графами и фогтами. Фридрих I с успехом продолжал эту домениальную политику, округляя посредством обмена, купли и приобретения церковных ленов и фогтств королевские владения, на указанной территории, в частности в верховьях Рейна, где были созданы территориальные округа с королевской юрисдикцией, осуществляемой через фогтов. Последовательное проведение этой домениальной политики могло бы обеспечить Штауфенам известную финансовую и военную независимость и упрочить их династические позиции. Но после смерти Генриха VI эта политика была заторможена, фактически начался распад компактного прежде домена.

Фридрих Барбаросса пытался использовать в интересах королевского фиска развитие товарно-денежного хозяйства и экономический рост городов. Под контроль королевской власти возвращались старые монетные дворы и открывались новые (учреждены были монетные дворы в Альтенбурге, Мюльгаузене и Швэбиш-Галле). Усиливался государственный контроль за пошлинным делом. Как свидетельствует известный указ Фридриха I относительно пошлин, взимаемых по разным пунктам на р. Майне, королевская власть пыталась ограничить произвол крупных феодалов при взимании пошлин – запрещалось открывать новые таможенные пункты. Постановление напоминало князьям, что право взимать пошлины является королевской регалией и каждый, кто им пользуется, должен представить в королевскую канцелярию документальное подтверждение своих прав – королевский диплом на взимание пошлин в указанном пункте[64]. Конечно, делать на основе этого постановления вывод, что Фридрих I восстановил повсюду королевскую прерогативу на взимание пошлин, как это делают некоторые историки, нет оснований. Постановление касалось только взимания пошлин по р. Майне между Майнцем и Бабенбергом, где по старой традиции имелось три законных таможенных пункта, из которых лишь один был королевским.

Фридрих I продолжал политику королей Франконской династии в отношении городов, покровительствуя им в тех случаях, когда это соответствовало фискальным интересам королевской власти. Указанное постановление о пошлинах было издано в ответ на жалобу горожан Вюрцбурга, что с них стали взыскивать «новые несправедливые пошлины». Король предоставил новые привилегии ряду городов (Аугсбургу, Оснабрюку, Шпейеру, Вормсу, Кельну, Гагенау, Ульму, Донауверту, Ротенбургу и др.), однако городская политика Штауфенов была крайне непоследовательна, она диктовалась прежде всего интересами взаимоотношений королевской власти с князьями. Тот же Барбаросса без колебаний становился на сторону феодальной знати и расправлялся с горожанами, если на карту ставился его политический союз с князьями. Так он поступил с жителями Майнца, убившими своего сеньора – архиепископа Арнольда. Город был лишен прежних привилегий, городские укрепления разрушены. Барбаросса упразднил также городское самоуправление и другие городские вольности в Трире, завоеванные горожанами в результате длительной борьбы с архиепископом.

Штауфены небезуспешно продолжали начатую предыдущей династией политику опоры на министериалов и мелких вассалов. Фридрих I, пытаясь укрепить общегосударственную военную организацию, требовал обязательной военной службы королю всех держателей военных ленов. Наряду с рыцарями свободного происхождения основной контингент воинов составляли королевские министериалы. Именно во времена Штауфенов оформился имперский министериалитет, обладавший особым статусом и наиболее привилегированным положением среди служилого сословия. Императоры использовали в своих военных походах в Италию и контингенты воинов-министериалов, принадлежавших епископам и аббатам. Большую роль играл хозяйственный министериалитет, заполнявший судебно-административный аппарат в королевских поместьях. Министериалы составляли также своего рода внутренние войска – гарнизоны королевских крепостей, охранявшие домен и подавлявшие выступления против короля.

Во внутригерманской политике Фридриха I и его преемников всегда преобладало одно стремление – сохранить хорошие отношения с князьями. Время, когда германские короли пытались подчинить своему господству всю феодальную знать в стране, безвозвратно миновало. Теперь можно было царствовать, только добиваясь соглашения с князьями – или со всеми сразу, или с отдельными соперничавшими группировками. Именно по этому пути и шел Фридрих Барбаросса. Вся его политика в Германии строилась на балансировании между враждующими группировками князей, что обеспечивало возможность осуществлять далеко идущие имперские планы в Италии.

Сразу же после избрания на престол, Фридрих I постарался нормализовать отношения с наиболее влиятельными князьями, с которыми враждовал его предшественник. Своему двоюродному брату Генриху Льву (сыну Генриха Гордого) он вернул Саксонию и Баварию. При этом Барбаросса не обидел и Генриха Язомиргота (из династии Бабенбергов), передав ему в наследственное владение (с правом наследования даже по женской линии) Австрию, которая была выделена из Баварии и превращена в самостоятельное герцогство (1156). Этот факт представляет интерес с разных точек зрения. Прежде всего он свидетельствует о далеко зашедшем процессе формирования территориальной княжеской власти. Вновь созданное герцогство обладало юридическим статусом автономного княжества – полной юрисдикцией и самостоятельностью в военном отношении. Герцог обязан был нести только весьма ограниченные ленные повинности: являться по приглашению короля в курию, если она созывалась в пределах Баварии, и выставлять контингент воинов для военных действий в соседних областях[65]. Аналогичный статус был пожалован в 1168 г. «светскому герцогству» вюрцбургского епископа, оформившемуся в пределах его диоцеза. Создание новых герцогств преследовало известные политические цели, вполне согласуясь с политикой лавирования между княжескими группировками: старые герцогства разукрупнялись и теряли свое прежнее могущество; владетели новых герцогств, получив свои полномочия из рук короля, становились, по крайней мере на первое время, его союзниками. Так или иначе это укрепляло позиции королевской власти, хотя обратной стороной являлось усиление территориальной раздробленности в стране.

Барбаросса умело использовал противоречия между высшим клиром и светской знатью, а также вражду немецких прелатов к римской курии, чтобы теснее подчинить своей власти немецкий епископат. Конечно, о возрождении оттоновской епископальной системы не могло уже быть и речи. В борьбе с Вельфами Фридрих I опирался на враждебно настроенных против экспансионистской политики этой династии немецких магнатов. Все это позволило, несмотря на интенсивный рост княжеского территориального господства в стране, на некоторое время укрепить позиции королевской власти. Германский император мог даже помышлять о введении в некоторой части государства римской системы управления, предполагавшей возврат в его руки высших государственных прерогатив, что, естественно, плохо согласовалось с господством вассально-ленных отношений в стране.

Можно согласиться с утверждением ряда историков о том, что королевская власть во времена Фридриха Барбароссы заметно окрепла. Последовательно применяемые принципы вассалитета усилили зависимость князей от императора, в частности в военной области, укрепилась общегосударственная военная организация. Усилилось господство короля над церковью. Не нарушая формально Вормского конкордата, Барбаросса вмешивался в церковные выборы, проводя на должности епископов и аббатов своих ставленников. Он стремился ослабить зависимость немецких прелатов от римской курии, чиня всяческие препятствия их апелляциям к папе. Конечно, попытки императора рассматривать епископов в духе каролингской традиции как государственных служащих не имели реальных оснований. Епископы, как и светские князья, оставались только королевскими вассалами. Однако Барбаросса требовал от них больше, чем они привыкли делать для пользы государства: он считал светскую инвеституру прелатов не актом милости, а королевским полномочием. Законодательство Фридриха I, хотя и основывалось на принципах вассально-ленных отношений, требовало от феодалов под угрозой строгих административных наказаний выполнения государственного долга. Продолжая начатую Генрихом IV политику укрепления земского мира, Фридрих I добился введения общего мира в стране, установив жестокие наказания для нарушителей. Однако анализ закона об охране мира от 1152 г. показывает, что карательные меры были направлены прежде всего против народных масс, боровшихся с насилиями угнетателей. Крестьянам запрещалось ношение оружия. Для них совершенно был закрыт доступ в рыцарское войско[66]. Рыцарство превратилось в замкнутое сословие. Рыцарями теперь, кроме благородных лиц «рыцарского звания», могли стать только возвысившиеся в сословном отношении министериалы.

Заметно укрепилось внешнеполитическое положение Германской империи. Как указывалось выше, в орбиту немецкого влияния были вовлечены, кроме Чехии, Польша и Венгрия. Венгерский король участвовал во втором походе Барбароссы в Италию в 1158 г. Усилилась зависимость Бургундии в результате женитьбы Фридриха I вторым браком на графине Верхней Бургундии Беатриссе. Это улучшило стратегическое положение империи на границе с Италией. Германская дипломатия использовала англофранцузские противоречия, доминировавшие во внешнеполитических отношениях в Западной Европе той поры. Между Англией и Францией шла ожесточенная борьба за французские земли, оказавшиеся во власти английских королей. Людовик VII, допустивший грубые промахи в династической политике, что способствовало созданию державы Плантагенетов, пытался теперь вернуть потерянные земли и был заинтересован в поддержании дружественных отношений с императором. В то же время английский король Генрих II Плантагенет искал союза с императором как в интересах борьбы со своим французским сюзереном, так и особенно в столкновениях с римской курией, претендовавшей на полное подчинение английской церкви. Это именно и явилось главной причиной англогерманского сближения в 60-70-х годах XII в.

Таким образом, во второй половине XII в. сложились внутриполитические и внешнеполитические условия для укрепления гегемонии Германии в Западной, Центральной и Южной Европе и для повышения престижа «Священной Римской империи».

Именно в это время и появился новый титул средневековой Германской империи. Она стала именоваться «Священной». Выше мы уже указывали на то, какое значение придавалось «королевской святости» в борьбе против папства и княжеской оппозиции за королевский суверенитет. Новым шагом в этом направлении была сакрализация самого государства – империи. Ореол святости теперь должен был украшать не только личность монарха, но и прежде всего руководимое им государственное целое. Несомненно, что в этом сказалось оформившееся в ходе борьбы за инвеституру трансперсональное представление о государственной власти[67], согласно которому государство существует независимо от личности монарха. Но в практическом смысле титул «Священная империя» должен был оградить императора от папских притязаний на верховный сюзеренитет. Впервые мы его встречаем в императорском послании, направленном епископу Оттону Фрейзингенскому (дядя императора, известный анналист) по случаю организации похода против Милана (1157). В документе, в частности, говорится: «Мы по милости божьей держим в своих руках управление Римом и всем миром и должны заботиться о благе Священной империи и божественного государства»[68]. Императорская доктрина «Священной империи», которую теоретически обосновал Оттон Фрейзингенский, была направлена против папы, который считал себя вправе распоряжаться короной римских императоров, инвестировать ее как «бенефиций» германскому королю. Утверждалось, что империя священна и без того, что императорскую корону формально возлагает на голову императора папа. Глава империи абсолютно суверенен в осуществлении светской власти, он подчиняется только богу, и никому на земле, и владеет «светским мечом» независимо от папы. Больше того, он призван защищать этим мечом христианскую церковь и самого папу[69]. Императорская канцелярия и официальная историография проводили мысль, что император правит миром по «божественному мандату», что он является «наместником и министром бога». Императорская пропаганда стремилась всячески принизить значение папской коронации в Риме и подчеркивала роль княжеского избрания и помазания на царство, придававших монархии священный и суверенный характер. Германские короли еще до получения императорской короны в Риме официально именовались титулами «король римлян», «августейший король римлян» (rex Romanorum, rex Romanorum semper augustus). Со своей стороны папская пропаганда проводила строгие различия между королевским и императорским титулом, утверждая, что избранный князьями король – еще не император. Он имеет право только на осуществление власти в Германии. Власть над Италией вручается ему папой посредством коронации в Риме.

Новая концепция «Священной империи», утверждавшая непосредственное подчинение императора богу, ни в какой степени не нарушала верховных прав немецких князей. По словам Оттона Фрейзингенского, король получает власть «по определению бога и избранию народа», т. е. князей. Само божественное определение реализуется в княжеском избрании. Государство персонифицируется уже не с личностью монарха, а с сообществом князей, которое объявляется преемником римского сената[70]. Таким образом, римская правовая доктрина пошла в условиях Германии на пользу не императорскому абсолютизму, а княжескому верховенству. О наследственных правах династии Штауфенов в официальных документах и пропагандистской литературе уже ничего не говорится. Принцип избирательной монархии стал незыблемым.

Для обоснования притязаний на господство над городами Северной Италии и Римом Барбаросса обращается к римскому праву. В законодательных актах для Италии встречаются заимствованные из Кодекса Юстиниана положения: «Твоя воля есть закон, ибо говорится: что угодно государю – имеет силу закона», «подобает, чтобы императорское достоинство ограждалось не только силой оружия, но и законом», «государя закон не ограничивает». Эти напоминания о римских законах подкреплялись ссылками на право завоевания. Так, в ответе Фридриха Барбароссы на письмо римского сената указывалось, что Италия и Рим были завоеваны Карлом Великим и Оттоном I и принадлежат императору по праву завоевания. В аналогичном духе трактовалась и известная теория «перенесения империи» (translatio imperium), с помощью которой обосновывались притязания германского императора на мировое господство. В папском толковании «перенесение империи» совершается по воле папского престола, которому якобы была предоставлена «даром Константина» верховная власть над западной частью империи. Лев III вручил эту власть вместе с римской короной Карлу Великому. В X в. римский престол был передан папой германским королям, но он может быть возвращен и передан курией другому государю, например византийскому императору – истинному преемнику древнеримских императоров. Пропаганда Штауфенов противопоставляла этой папской версии «перенесения империи» свою: императорская власть на Западе была восстановлена в результате завоевания и германский (римский) король пользуется ею независимо от папы.

Римская и каролингская традиция служили орудием внешнеполитической экспансии германских императоров. По словам Оттона Фрейзингенского, «перенесение империи» от западных франков к восточным ни в какой степени не изменило характера этой империи. Император сохранил свои прерогативы в пределах прежнего Франкского государства, т. е. и в западной его части. Так обосновывались притязания на верховенство над Францией. В письмах Фридриха Барбароссы к французскому королю Людовику VII подчеркивалось, что германско-римский император сохраняет верховные права, унаследованные от Карла Великого на всей территории каролингской империи. В этой связи следует рассматривать предпринятую в 1166 г. Барбароссой канонизацию Карла Великого и объявление Ахена священным городом.

Агрессивные устремления Фридриха Барбароссы простирались и на восток. Он считал уже недостаточным уравняться в титуле с византийским императором, а претендовал на превосходство и над «Восточным Римом». В посланиях к византийскому двору проводилась мысль, что император «Священной Римской империи» – преемник римских императоров, которым принадлежала в свое время и восточная часть империи. Само собой разумеется, что от подобных заявлений до действительности было очень далеко. Но нужно считаться с тем, что эта экспансионистская идеология определяла внешнеполитический курс «Священной империи» Штауфенов. Характерно, что с ослаблением власти императоров внутри самой Германии этот курс становился все более агрессивным.


Важнейшим условием установления императорской гегемонии было подчинение папства. После заключения Вормского конкордата римская курия обрела значительную самостоятельность, а при Л отаре III и Конраде III даже подчинила своему влиянию императорский престол. Фридрих I пытался возродить оттоновскую традицию полного господства империи над папством. Сложившаяся в Риме и Италии обстановка, казалось, вполне этому благоприятствовала. Ставшее почти постоянным избрание на папский престол сразу нескольких лиц (не без участия императоров) наносило удар по престижу папства. В Риме еще в 1143 г. произошел политический переворот и была создана, по примеру других городов, республика, управляемая сенатом и другими выборными органами. Папа лишился всякой власти над городом и вынужден был на продолжительное время его покинуть. С 1145 г. во главе Римской республики стал Арнольд Брешианский – пламенный народный трибун, сторонник радикальной церковной реформы, приверженец философии Пьера Абеляра. Справиться собственными силами со своими мятежными подданными папа был не в состоянии и обращал взоры на своего традиционного «защитника» – германского короля. На юге Италии папским интересам угрожали норманны и Византия. Король Сицилии Рожер II и сменивший его Вильгельм не признавали папского верховенства над принадлежащей им страной и угрожали интересам курии в самой Средней Италии. Все это заставило папу искать союза с германским королем. В 1153 г. в Констанце, между Фридрихом I и папой Евгением III было заключено соглашение, по которому германский король как «покровитель» римской церкви обязан был оказывать ей защиту от всех врагов – внутренних (римлян) и внешних (норманнов, Византии). Папа молчаливо соглашался короновать Фридриха I в ближайшее время императорской короной.

В 1154 г. войска Фридриха I вторглись в Италию. Перед Барбароссой открывалась возможность использовать борьбу римлян с папой и приобрести императорскую корону не из рук папы, а от имени римского сената (подобные предложения делались уже его предшественнику и были повторены ему самому). Но это означало бы разрыв с феодальной традицией, и Барбаросса, естественно, не мог пойти на подобный шаг. Для него империя оставалась «священной католической», основанной на союзе с церковью. Он без колебаний выдал Арнольда Брешианского папе и помог подавить Римскую республику. Таким образом, Фридрих I выполнил свое главное обещание. Предстояло еще организовать поход против Вильгельма Сицилийского, но он с этим не спешил, желая поскорее произвести коронацию в Риме. Чтобы ускорить ее, он даже согласился, как в свое время Лотарь III, выполнять церемониальную маршальскую службу при торжественном выезде папы. Коронация была проведена без особых торжеств, тайно от римлян и вызвала народное возмущение, которое было жестоко подавлено немецкими рыцарями, предводительствуемыми Генрихом Львом.

Союз с папой, однако, вскоре дал трещину, а затем и совсем развалился. В 1157 г. Адриан IV направил императору послание, требуя освободить из заключения архиепископа лундского и наказать виновников его ареста. В письме содержалось многозначительное выражение, что император получает от папы благодеяния (beneficia). Барбаросса понял это в привычном для того времени смысле: папа напоминает, что он пожаловал императорскую корону как бенефиций и требует вассальной верности. Папское послание было в грубой форме отвергнуто, а доставившие его кардиналы-легаты подверглись унижениям (одним из них был Ролланд – будущий папа Александр III). В изданной по этому поводу императорской энциклике говорилось, что римская корона вручается не властью папы, а от имени самого бога, и что папское утверждение о его верховенстве над императором противоречит учению апостола Петра: «Чтите бога, бойтесь царя». Император использовал этот инцидент, чтобы ограничить папское вмешательство в дела германской церкви: запрещалось без его разрешения отправляться в Рим и ограничивалось право апелляций в курию. Адриан IV вынужден был пойти на попятную и публично разъяснить, что содержащийся в его послании термин beneficium следует понимать не в привычном значении феод (feudum), а в буквальном смысле: оказывать добро, делать благодеяние (bene facio)[71]. Однако и после этого примирения не наступило и о прежнем, хотя и кратковременном союзе папы с императором не могло быть и речи. Барбаросса задался целью подчинить северные и среднеитальянские города и прочно укрепиться в Ломбардии и Средней Италии. Папа претендовал на усиление своего влияния в этих областях и выступал в роли защитника от чужестранного порабощения.

Не получив поддержки от Фридриха I в борьбе с непокорным вассалом – королем Сицилии Вильгельмом, папа нарушил Констанцский договор и пошел с ним на примирение, уступив за небольшой чинш все южноитальянские владения. Сицилийскому королю было даже предоставлено право светской инвеституры над местными епископами. Отношения императора с папой становились все более напряженными. Адриан IV вступил в переговоры с враждебно настроенными против императора ломбардскими городами. Фридрих I послал своих представителей в Рим, чтобы склонить римскую знать к антипапскому союзу. Папа даже собирался отлучить Барбароссу от церкви, но внезапно умер (1159).

В Риме возобновилась схизма, длившаяся на этот раз 17 лет. Сторонники императора избрали папой Виктора IV, но он оказался в меньшинстве. Большинство кардиналов поддержало кандидатуру противника императора – Ролланда, который и стал папой под именем Александра III. Это был выдающийся деятель католической церкви, стоящий в плеяде таких пап, как Григорий VII, Урбан II, Иннокентий III. Он явился достойным соперником Фридриха I в борьбе за политическую гегемонию на Западе. Развернувшаяся на десятилетия напряженная борьба папства с императорской властью и на этот раз принесла ему победу. Папство умело использовало при этом освободительную борьбу ломбардских городов против немецкого порабощения.

Фридрих Барбаросса делал безуспешные попытки ликвидировать раскол и утвердить на папском престоле своего ставленника. В 1160 г. в Павии по настоянию императора был созван вселенский собор, который должен был решить спор между антипапами. Александр III на него не явился и отказался подчиниться его решениям (на соборе почти отсутствовало французское и английское духовенство, и, по существу, он не являлся вселенским). Большинством голосов Александр ИГ был лишен папского достоинства и Виктор IV объявлялся единственным законным папой. Однако это не изменило положения дел. Александр III не сложил своего сана. Большинство кардиналов было на его стороне. На созванном им в 1161 г. соборе в Тулузе, а затем в Лоди прелаты Франции, Англии, Испании, Венгрии, Норвегии, Сицилии и Ирландии высказались в его пользу. За него были также представители восточных церквей. Антипапу Виктора IV поддержал только немецкий, чешский, датский и, отчасти, итальянский клир.

Не видя возможности покончить с расколом путем избрания нового папы, император пытался примирить антипап Александра III и Виктора IV. Однако Александр III не шел ни на какие компромиссы, требуя абсолютного признания своей власти. Не улучшилось положение и после смерти Виктора IV. Верное императору меньшинство кардиналов избрало нового антипапу – Пасхалия III (1164). Характерно, что даже часть имперских кардиналов не признала его, перейдя на сторону Александра III. Барбаросса вынужден был применить репрессии. На Вюрцбургском синоде в 1165 г., где присутствовали и представители английского духовенства (в это время сложился союз Фридриха I и Генриха II Плантагенета против папы Александра III), Пасхалий III был объявлен единственным законным папой, которому все имперское духовенство под угрозой потери ленов и должностей должно было в течение шести недель принести присягу. Некоторые неподчинившиеся прелаты были изгнаны из страны. Александр III ответил отлучением императора от церкви. Теперь он прочно себя чувствовал на престоле. На него и его сторонников не подействовали проведенные Барбароссой и антипапой Пасхалием III в 1166 г. в Ахене торжества, связанные с канонизацией Карла Великого. По замыслу Фридриха I, это мероприятие должно было поднять культ императора, господствующего над церковью. Папа не придавал значения всей этой возне с идеей священной сверхимперии, трезво оценивая реальную обстановку в Италии и на всем Западе, которая развивалась отнюдь не в пользу императора.

В 1158 г. Фридрих I предпринял второй поход за Альпы, который представлял собой одно из наиболее грандиозных его военных предприятий. В Италию двинулось 10 тыс. рыцарей и свыше 40 тыс. вспомогательного военного персонала. Ломбардские города, охваченные междоусобицами, не оказали ему организованного сопротивления. Только Милан отказался открыть свои ворота немецким рыцарям. Он был подвергнут осаде, а затем сдался на милость победителя, уплатив огромный штраф в 9 тыс. марок серебром и выдав 300 заложников. Считая страну усмиренной, Фридрих Барбаросса занялся ее «устройством». К этому времени города Северной Италии добились полного самоуправления. Законодательная власть осуществлялась советами доверенных лиц (креденца), исполнительная – консулами. Бывшие сеньоры городов – епископы потеряли всякую власть над ними. Больше того, города подчиняли себе значительную сельскую округу (контадо). В городах процветали ремесло и торговля, накапливались огромные богатства. Все доходы – налоги и пошлины – собирали городские магистраты и использовали в своих интересах. Для того чтобы присвоить эти огромные городские средства, император решил ликвидировать коммунальные вольности и поставить города под управление императорской администрации. Именно такой смысл имели Ронкальские постановления 1158 г.

«Священная Римская империя» в XV в.


По определению назначенной императором комиссии, в которой тон задавали доктора римского права из Болонского университета, судебно-административная власть в городе – консульская юрисдикция и связанные с ней поступления (доходы от рынков, разные пошлины, монетное дело, доходы от мельниц, добычи соли и разных ископаемых, а также доходы от рыболовства), равно как и разные прочие права (строить укрепления и содержать в них гарнизоны и т. п.), объявлялись исключительной императорской прерогативой – регалией[72]. Выводы комиссии были обнародованы на Ронкальском имперском собрании в присутствии представителей городов. Император потребовал, чтобы городские магистраты представили документальное подтверждение (императорские дипломы) па право пользования регалиями, иначе все означенные прерогативы будут возвращены в руки императорской власти. Вполне естественно, что города не имели подобных императорских дипломов. Свои вольности они завоевали в вековой борьбе с сеньорами-епископами. Теперь все эти вольности отменялись, и власть над городами передавалась назначенным императором управителям – подеста. Все городские доходы должны были пойти в имперскую казну (подсчитано, что в год они составляли свыше 30 тыс. марок). Началось организованное ограбление ломбардских городов. Назначенные в качестве подеста императорские вассалы (большей частью немецкие рыцари), по словам одной хроники, собирали с городов во много раз больше, чем требовал фиск, и наполняли свои карманы, «угнетая и сильных, и слабых».

Ронкальские постановления были навязаны городам в силу отсутствия среди них единства. Взаимная вражда, конкуренция, соперничество позволяли императору учинять расправу над непокорными. Именно такая участь постигла самую могущественную республику – Милан, у которой было много противников, и среди них такие крупные города, как Кремона и Павия. Миланские консулы вынуждены были сперва дать согласие на Ронкальские постановления, но, когда в город явились императорские подеста и начали вводить новые порядки, население взбунтовалось. Императорское войско, в котором было много вспомогательных отрядов враждебных Милану городов, подвергло город длительной осаде. Доведенные до отчаяния голодом и болезнями миланцы вынуждены были капитулировать. На сей раз условия были еще более жестокими, население должно было покинуть в течение восьми дней разрушенный город и поселиться в специально отведенном месте, чтобы работать на императора наравне с сельскими жителями. Город подлежал полному уничтожению, что было «доверено» враждебным Милану соседям. Цветущий Милан на время исчез с лица земли. Место, где находилась его главная площадь, было вспахано. Вслед за Миланом подобная участь постигла и другие непокорные города. Они обязаны были снести все свои укрепления, заплатить огромную контрибуцию, принять императорских подеста, принести присягу в верности и обязаться выставлять свое ополчение по требованию императора. Все это заставило смириться и такие могущественные города, как Генуя и Пиза. Они обязались взамен подтверждения императором их регалий, в частности права избирать под надзором императорских уполномоченных своих консулов, присягнуть в верности и оказывать военную помощь на морях (речь шла о готовившейся войне против сицилийского короля Вильгельма).

Казалось, Барбаросса был близок к цели. У его ног лежали Ломбардия и значительная часть Средней Италии. Теперь он готовился к завоеванию Южной Италии. Но победитель глубоко заблуждался, полагая, что он навсегда покончил с мятежными коммунами. Расправа над Миланом и другими городами заставила пересмотреть свою политическую позицию даже тех, кто считался прежде союзниками императора. Стараниями венецианской дипломатии уже в 1164 г. был создан антиимператорский союз (Веронская лига) в составе Венеции, Вероны, Виченцы и Падуи, который пользовался денежной поддержкой византийского императора Мануила и помощью папы Александра III и сицилийского короля Вильгельма. Барбаросса, хотя он и находился в это время в Италии, был бессилен помешать организации враждебных ему сил и отпадению его прежних союзников. Собранное из немецких вассалов войско было распущено (вассалы отслужили установленный ленным обычаем срок), в распоряжении императора оставались только вспомогательные войска, выставленные городами Италии и некоторыми местными феодалами, на которые он не мог положиться. В таких условиях нечего было и помышлять о походе против сицилийского короля. Фридрих I вернулся в Германию вербовать новое войско.

Осенью 1166 г. Барбаросса с большим войском из немецких рыцарей в четвертый раз направился за Альпы. Планы его были грандиозны: подавить зарождавшийся союз городов, изгнать из Рима папу Александра III и посадить антипапу Пасхалия III и, наконец, завоевать Южную Италию. Немецкое войско имело некоторый временный успех. Оно заняло Ломбардию и Тоскану и двинулось на Рим. Значительная часть оборонявших папскую столицу войск была уничтожена, и немцы захватили город, папа Александр III бежал под защиту сицилийского короля. Барбаросса восстановил на римском престоле Пасхалия III и устроил новую пышную коронацию самого себя и королевы-супруги. Но неожиданно разразилась эпидемия чумы, покосившая значительную часть немецкого рыцарского войска. Остатки его вынуждены были покинуть Италию.

Тем временем в Ломбардии складывался новый антиимператорский военный союз городов – Ломбардская лига. Перед лицом общего врага города забывали взаимную неприязнь и объединялись для решительной борьбы за независимость. Во главе союза встала Кремона – традиционный конкурент Милана. Через некоторое время к лиге примкнул и Милан, заново выстроенный с помощью союзных городов. Он вскоре занял руководящее положение. В 1168 г. в союз вступили и те города, которые принадлежали к Веронской лиге, и число его членов достигло 18. Объединившиеся города изгоняли императорских подеста и восстанавливали консульское управление и прежние коммунальные вольности. Лига создала свое общее руководство из ежегодно сменяемых ректоров, которые издавали распоряжения, обязательные для всех союзных городов. Для войны с императором формировалось союзное войско. К Ломбардской лиге примкнул папа Александр III, с помощью и в честь которого был построен город-крепость Алессандрия. Барбаросса, находившийся в Павии с небольшим немецким отрядом, не только был не в состоянии противодействовать приготовлениям лиги, но и оказался в ловушке. Все проходы на север были блокированы войсками союзных городов, путь через Савойю контролировался враждебным ему савойским графом. Императору с трудом удалось бежать из Италии, переодевшись в форму оруженосца одного из своих вассалов.

Готовясь к решительной борьбе с лигой, Фридрих I попытался мобилизовать своих немногочисленных итальянских союзников и вбить клин в отношения союзных городов с папой. В папскую резиденцию в Ананьи был послан для переговоров с Александром III епископ Эбергард Бамбергский. Император готов был заключить с Александром III мир и признать его папой де-факто. Но папа требовал официального признания. Переговоры были прерваны, и соглашения не состоялось. Александр III объявил, что он неизменно будет поддерживать лигу и предпринял ряд мер к ее укреплению. Безуспешными оказались попытки императора мобилизовать своих союзников в Италии. Пиза вела войну с Генуей из-за Сардинии, и попытка императорского эмиссара архиепископа майнцского Христиана примирить их и вовлечь в борьбу с папой и лигой ни к чему не привела. Императорские союзники в Тоскане (Флоренция, Лукка и Сиена), вовлеченные в пизано-генуэзский конфликт, тоже не желали вступать в борьбу с папой и ломбардскими городами ради чужих интересов.

В то же время Ломбардская лига крепла и расширялась. В нее была вовлечена всегда верная императору Павия, примкнули отдельные светские владетели (Монферрат и др.). Папа под угрозой церковного отлучения запретил членам лиги вступать в какие-либо переговоры и сепаратные соглашения с императором и его союзниками и заставил присягнуть на верность лиге и ее постановлениям. Следует, однако, отметить, что внутренние противоречия в лиге не были преодолены. Возобновилась старая вражда между Миланом и Кремоной, которые соперничали теперь за руководство лигой.

Имперский съезд в Вормсе назначил на 1174 г. новый поход в Италию, который оказался роковым для Фридриха Барбароссы. Осенью 1174 г. немецкое войско перевалило через Альпы и сразу начало осаду города Алессандрии, служившего символом независимости и военной доблести Ломбардской лиги. Защитники города проявили невиданный героизм и стойко отбивали натиск немецких рыцарей. Затянувшаяся осада Алессандрии с военно-стратегической точки зрения, несомненно, явилась ошибкой Барбароссы. Было упущено время и понесен моральный ущерб. Союзные города, пришедшие было в смятение при виде отборного рыцарского войска, воспрянули духом, когда убедились, что войско это бессильно против стойкости одного небольшого города. Последовавшее вскоре решительное поражение Барбароссы в психологическом отношении было подготовлено дипломатическими переговорами между лигой и императором. То, что лига пошла на эти переговоры в момент благоприятного для нее хода военных действий, объясняется, видимо, позицией Кремоны, соперничавшей с Миланом и проявлявшей склонность к компромиссу с императором.

Барбаросса внезапно прекратил осаду Алессандрии и предложил решить дело мирным путем. Лига согласилась и послала своих представителей для переговоров с императором в Монтебелло. Однако соглашение не состоялось, так как позиции сторон оказались непримиримы: лига требовала отмены Ронкальских постановлений и распространения на Алессандрию всех прав союзного города, а также заключению мира императора с папой. Барбаросса не согласился на эти предложения. Он настаивал на ликвидации учрежденного без его разрешения города Алессандрии и переселении его жителей в места прежнего их обитания. Переоценив свои возможности и надеясь на разлад в лиге, он решил нанести ей внезапный военный удар. Но соотношение сил сложилось явно не в его пользу. Охваченным энтузиазмом ополчениям городов противостояло немногочисленное рыцарское войско, надломленное морально. Самый могущественный германский князь Генрих Лев отказался участвовать в походе, предпочитая заниматься расширением своих владений в Северо-Восточной Германии – в заэльбских славянских землях. По некоторым сведениям, Барбаросса специально встречался с Генрихом Львом и умолял его послать войско в Италию, но Вельф поставил условие – возвратить ему имперский город Гослар, незаконно им ранее присвоенный, а затем отторгнутый в пользу короля. Барбаросса не согласился, и Генрих Лев отказался участвовать в походе. Это, несомненно, послужило одной из причин поражения императора.

Битва при Леньяно 29 мая 1176 г. началась внезапным нападением императорского войска на лагерь миланцев. Барбаросса надеялся одержать победу до того, как союзные войска успеют подтянуть свои силы. На деле же оказалось, что противник во всех отношениях превосходил императорские войска. Брошенные в наступление немецкие рыцарские войска численно уступали миланскому ополчению и подоспевшим подкреплениям лиги. Навербованные императором вспомогательные отряды ломбардцев неохотно и медленно продвигались из Павии и никакой роли в сражении не сыграли. Миланцы со своими союзниками наголову разбили рыцарское войско Барбароссы, а сам он чуть было не попал в плен к противнику. Только спустя несколько дней Барбаросса объявился в Павии, где его уже считали погибшим. Так бесславно закончилась начатая им война. Нужно было искать выхода в мирных переговорах. У императора еще была надежда расколоть союз между папой и Ломбардской лигой.

В папскую резиденцию в Ананьи были направлены императорские уполномоченные, чтобы склонить Александра III к заключению мира. Хотя папа строго запретил союзникам вступать в сепаратные переговоры, он сам первый нарушил эту договоренность и заключил сепаратное соглашение с императором на следующих условиях: Барбаросса признает его законным папой, передает ему все регалии и владения курии, в том числе римскую префектуру, присвоенную императором, возвращает «наследство Матильды» (Тоскану), перешедшее к императору и дает обещание заключить мир с Ломбардской лигой и с союзником папы Вильгельмом Сицилийским. Условия мира с лигой должны быть выработаны трехсторонней комиссией из представителей папы, императора и лиги при решающем влиянии папы и императора; папа со своей стороны снимет отлучение с императора и признает все его законные права на императорский престол и на верховенство над имперской церковью, а его сына Генриха признает римским королем[73]. Согласно этой договоренности, условием заключения мира между императором и папой будет предварительное урегулирование конфликта с Ломбардской лигой и королем Сицилии и подписание перемирия.

Лига вначале враждебно отнеслась к соглашению в Ананьи, обвиняя папу в измене общему делу. Однако вскоре она вынуждена была изменить свою позицию из-за возобновившихся конфликтов среди союзных городов. Кремона открыто перешла в лагерь императора. Тортона была занята войсками Барбароссы. Лига направила своих представителей к императору для подписания перемирия. В 1177 г. в Венеции открылся мирный конгресс с участием представителей папы, императора, Ломбардской лиги и короля Сицилии. Но, по существу, здесь велись переговоры о заключении мира между папой и императором на условиях, выработанных в Ананьи. Представители лиги добивались заключения общего мира, но с ними было подписано только перемирие на 6 лет.

24 июля 1177 г. на паперти собора св. Марка происходила заключительная церемония примирения папы Александра III с императором Фридрихом I, до некоторой степени напоминавшая свидание в Каноссе, имевшее место ровно сто лет назад. Папа восседал на троне, а император ниже, на уровне его ног. По установившемуся обычаю, Барбаросса должен был поцеловать папскую туфлю и исполнить «маршальскую службу» при особе папы. Так Барбаросса закончил свой конфликт с униженным когда-то им Ролландом – папой Александром III. Но он извлек из этого несомненную пользу – папа отошел от лиги, с которой был заключен мир в 1183 г. в Констанце на весьма выгодных для императора условиях. Ронкальские постановления отменялись, города по-прежнему сохраняли все свои свободы – самоуправление и регалии, и при том не только в пределах самих городов, но и на большей части контадо. Тем не менее император располагал формальным верховенством над ломбардскими городами – передавал им, хотя и безвозмездно, инвеституру раз в пять лет и принимал апелляции на решения консульских судов. В знак признания этого императорского сюзеренитета городские магистраты должны были приносить по ленному обычаю клятву в верности императору, что накладывало на них и некоторые реальные вассальные повинности: во время пребывания императора в Италии города обязаны были платить военный налог, давать кормление и даже выставлять вспомогательное войско[74]. В отношении Алессандрии Барбаросса должен был пойти на попятную и признать за ней право союзного города. Эта горькая пилюля была подслащена: город переименовали в Цезарею (императорский город) и Барбаросса выдал ему учредительную грамоту. Нельзя согласиться с мнением, высказываемым рядом немецких буржуазных историков, что Констанцский мир являлся якобы полным триумфом императорской политики. В главном вопросе о регалиях пришлось уступить. Император лишился возможности бесконтрольно грабить богатые ломбардские города по «римскому праву». Он сохранил только формальный ленный сюзеренитет над областью и городами.

Развязав руки в Италии, Фридрих I мог теперь расправиться с Генрихом Львом, повинным в катастрофе при Леньяно (некоторые историки считают, что поражение могло произойти и при наличии войска Генриха Льва). Этот могущественный князь, приходившийся близким родственником императору и претендовавший на престол, собрал в своих руках огромные владения, которые простирались почти от Адриатики на юге и до Балтики на севере, включая Баварию, Саксонию, земли, захваченные у ободритов (Мекленбург и др.), и территории, присвоенные у ряда германских церковных и светских князей. Вельф стремился округлить свои разбросанные владения и создать сплошной территориальный комплекс па северо-востоке Германии. Он вел себя по-королевски, соперничая в роскоши с самим императором. Его дворец в Брауншвейге не уступал по пышности императорскому. Будучи женат на дочери английского короля Генриха II и породнившись с византийским двором, Вельф пользовался королевскими почестями и вел себя почти независимо во внешнеполитической области. На свой страх и риск он воевал с датским королем за пограничные владения, завоевывал славянские области. Экспансионистская политика Генриха Льва возбудила против него многих князей Северной и Средней Германии, которые создали антивельфский союз во главе с архиепископом бременским Гартвигом, больше других пострадавшим от захватов Вельфа. В союз вошли такие могущественные князья, как Альбрехт Медведь, соперничавший с Вельфом в захвате славянских земель, пфальцграф саксонский Адальберт, ландграфы тюрингский и магдебургский. Фридрих I, стремившийся избежать междоусобных войн в стране, отводил удары от своего соперника и фактически содействовал росту его могущества. Он вернул ему Баварское герцогство (без Австрии), передал королевскую инвеституру над тремя северо-восточными епископствами (Ратцебургским, Ольденбургским и Мекленбургским), входившими в состав архиепископства Бременского, и оказывал разные другие милости, чтобы удержать опасного князя под своим влиянием. Однако эта политика умиротворения обернулась против самого Барбароссы. В решающий момент Генрих Лев отказал в помощи своему покровителю. Чтобы расправиться с Вельфом, императору не нужно было даже по своей инициативе начинать процесс об измене или отказе выполнить вассальный долг, достаточно было дать ход жалобам князей на произвольные действия герцога. В 1179 г. Барбаросса назначил в Вормсе собрание князей, на которое был вызван Генрих Лев, чтобы ответить на обвинения гальберштадтского епископа и кельнского архиепископа о незаконном присвоении их владений. Не надеясь на благоприятный для себя исход дела, Генрих Лев не явился на собрание, и дело было передано на княжеский суд в Магдебурге. Однако он игнорировал и этот вызов. То же повторилось и при втором и третьем вызове на суд. К прежним княжеским обвинениям прибавилось императорское обвинение об отказе выполнить вассальный долг и неявке по императорскому вызову на суд. Тогда княжеско-имперский суд вынес приговор: наложить опалу на Генриха Льва, и если в течение года и дня он не явится к императору с повинной, то будет объявлен вне закона и потеряет все права и владения. На основании этого приговора по истечении указанного срока на собрании князей в Регенсбурге в 1180 г. было объявлено решение о конфискации всех ленных и аллодиальных владений Генриха Льва и изгнании его самого из государства. Однако это ни в какой степени не пошло на пользу императору. К тому времени уже прочно укрепился принцип принудительного инфеодирования княжеских ленов, согласно которому император не мог более года и дня удерживать в своих руках освободившиеся княжеские владения, а должен был передавать их целиком или частями другим князьям. Так произошло и с конфискованными ленами опального герцога. Саксония была разделена на две части: западная (герцогство Вестфалия) отдана в лен кельнскому архиепископу, восточная – Беренгарду Ангальтскому – одному из сыновей Альбрехта Медведя, которого произвели по этому случаю в герцогское достоинство. Бавария перешла в руки пфальцграфа Оттона Виттельсбаха. Генрих Лев попытался отвоевать потерянные владения, но потерпел поражение. Генрих Лев капитулировал, и вынесенный ему приговор был смягчен. По решению княжеского съезда в Эрфурте (1181), области Брауншвейг и Люнебург оставались за Вельфом и его наследниками. Все же он должен был покинуть страну, дав клятвенное обещание не возвращаться из изгнания до полной императорской амнистии. В 1184 г. он отправился в Англию к своему тестю Генриху II. В том же году последовало императорское разрешение вернуться в страну.

Для реакционной, особенно фашистской немецкой историографии весьма характерна идеализация как личности Генриха Льва, так и его роли в развитии Германского государства. Это явная переоценка исторической роли «сильной личности».

Падение Генриха Льва, хотя и было делом рук князей, принесло политические выгоды Барбароссе. Его престиж в стране повысился. Он избавился от главного соперника. Однако попытки императора занять более независимое положение в отношении папы и немецких князей вызвали ответную реакцию. Внутригерманская оппозиция нашла поддержку у римской курий. Сложился на время антиимператорский княжеско-папский союз, и Барбаросса снова оказался в весьма трудном положении.

Причиной обострения отношений между Фридрихом I и курией послужил династический брак между королем Генрихом VI и сицилийской принцессой Констанцией (дочь Рожера II и тетка царствовавшего тогда короля Вильгельма II). Этот «неравный» брак (Констанция была намного старше своего мужа) был явно нацелен на приобретение Штауфенами Сицилийского королевства, так как прямых наследников по мужской линии в Палермо не имелось. Это насторожило папу. Сицилийское королевство находилось в вассальной зависимости от курии и служило противовесом императорскому проникновению в Среднюю Италию. Норманны не раз приходили на помощь папе против немцев. Включение Южной Италии и Сицилии в состав «Священной Римской империи» неизбежно должно было привести к усилению зависимости папы от императора. Вот почему папа Люций III резко изменил отношение к императору и начал искать союза с любыми его противниками. Когда разразился конфликт в Трире из-за архиепископской кафедры (капитул разделился на две партии и избранными оказалось два лица), папа решительно поддержал отвергнутую императором кандидатуру Фольмара. Борьба вокруг замещения архиепископской должности затянулась на несколько лет, и в нее были вовлечены многие прелаты и светские князья. Отношения с курией еще более обострились, когда папой после смерти Люция III стал Урбан III – личный противник императора. В это время в Германии образовалась большая оппозиционная группировка князей во главе с архиепископом кельнским Филиппом. К ней примкнули многие князья Северо-Западной и Средней Германии, недовольные политикой Барбароссы и его сына Генриха. Папа Урбан III старался всячески возбудить недовольство князей, обещая им свою решительную поддержку. Он назначил легатами курии в Германию наиболее рьяных противников Барбароссы – Филиппа Кельнского и Фольмара Трирского, которого в свое время император изгнал с трирской кафедры. Руководители оппозиции пытались расширить фронт борьбы с императором и вступили в переговоры с королями Франции, Англии и Дании, недовольными по разным причинам великодержавной политикой Фридриха I. Создалась реальная угроза образования антиимператорского военного союза. Однако оппозиционный блок оказался весьма рыхлым, и дипломатии Барбароссы не стоило большого труда его расстроить. Прежде всего от оппозиции отпала подавляющая часть клира. После совещаний с Барбароссой немецкие епископы направили папе письмо с требованием примирения его с императором. Затем путем уступок и угроз от оппозиции удалось отколоть наиболее видных князей Северо-Западной Германии. Внешняя опасность была устранена в результате заключения договора с французским королем Филиппом II Августом в 1187 г., который уладил территориальные конфликты между двумя государствами и заложил основы длительного союза между Капетингами и Штауфенами, направленного против Плантагенетов и опекаемых ими Вельфов. Император обещал помогать Франции в войне с Плантагенетами, а французский король со своей стороны обязывался порвать связи с оппозиционно настроенными немецкими князьями и выслать из своей страны опального архиепископа Фольмара. После отпадения от антиимператорской коалиции наиболее влиятельных князей, ее глава Филипп Кельнский вынужден был капитулировать.

В Германии на время установился внутренний мир. Фридрих Барбаросса, оставив своего сына Генриха VI королем Германии и поручив ему править имперскими делами, отправился в 1189 г. во главе двадцатитысячного рыцарского войска в третий крестовый поход. На пути в «Святую землю» он утонул в небольшой горной речке Сельеф в Малой Азии. Смерть этого выдающегося императора не оказала существенного влияния на судьбу Германского государства. Все шло своим чередом. Династия Штауфенов, казалось, прочно укрепилась на престоле. Генрих VI (1190-1197) уже в трехлетнем возрасте был избран германским королем, в 13 лет коронован итальянской короной в Павии. После смерти сицилийского короля Вильгельма II, не оставившего прямых наследников, он, как муж Констанции, заявил притязания на престол Сицилийского королевства. Вскоре он получил из рук папы императорскую корону. Такого еще не бывало, чтобы германский монарх сразу владел четырьмя коронами! Однако реальное положение было отнюдь не столь блестящим. Оно определялось соотношением политических сил внутри Германии, которое складывалось вовсе не в пользу королевской власти. Императорская политика, преследовавшая универсалистские цели, способствовала изменению баланса этих сил в пользу князей и во вред центральной власти.

Генрих VI, продолжая с таким упорством экспансионистскую политику Барбароссы, не обладал, в отличие от своего предшественника, искусством ладить с князьями. Если Барбаросса умело лавировал между соперничавшими княжескими группировками, не задевая по возможности ничьих интересов и идя в некоторых случаях на значительные уступки, то Генрих VI пытался идти напролом, не останавливаясь перед нарушением установленных обычаем норм. Так, он пытался вопреки принципу «принудительного инфеодирования» удерживать в своих руках высвободившиеся имперские лены – ландграфство Тюрингию и маркграфство Мейсен, что вызвало недовольство родственников умерших князей и многих других магнатов. Король подчеркнуто отдавал предпочтение министериалам перед родовитой знатью, намеревался с их помощью организовать управление «имперскими землями». Все это уже в первые годы его правления возбудило волнение среди знати и привело к созданию еще более мощной антикоролевской коалиции, чем во времена Фридриха Барбароссы. Душой княжеских заговоров стал вернувшийся в страну еще при жизни Фридриха I Генрих Лев. Он нарушил клятву и начал отвоевывать конфискованные владения. У мятежного Вельфа нашлось немало союзников, среди которых особенно активную роль играл архиепископ бременский Гартвиг II. Генрих VI вступил в борьбу с Вельфом и добился некоторых успехов. Но события на юге Италии заставили его поспешно заключить мир на вполне приемлемых для короля условиях. Укрепления принадлежавших Вельфу городов Брауншвейга и Люнебурга должны быть срыты, спорный город Любек делился между Генрихом Львом и сторонником короля Адольфом Гольштинским. Для гарантии мира Вельф отдавал в заложники своих сыновей, один из которых – Генрих Младший – должен был сопровождать короля в итальянском походе.

В начале 1191 г. Генрих VI с небольшим войском направился в Италию (предполагалось, что там к нему присоединятся рыцари-крестоносцы, возвращавшиеся из Малой Азии после гибели Барбароссы). Целью похода было приобретение двух корон – императорской и сицилийской. Первая задача была успешно решена. Генрих VI заставил папу Целестина III возложить на него императорскую корону (1191)[75]. Но корону Сицилийского королевства оказалось завоевать труднее, и первая попытка закончилась полным провалом. Хотя знать норманнского королевства в свое время дала клятвенное обещание признать Генриха Штауфена своим королем, теперь там взяла верх «национальная оппозиция», поддержавшая кандидатуру Танкреда из Лекки – побочного представителя норманнской династии. Он был коронован в Палермо, и папа со своей стороны освободил сицилийскую знать от клятвы Штауфену. Танкред укрепился в Сицилии и Южной Италии и заключил оборонительный и наступательный союз с английским королем Ричардом Львиное Сердце, находившимся в Мессине на пути в «Святую землю». Генрих VI осадил Неаполь (столицу Танкреда) с суши, а союзный с ним пизанско-генуэзский флот подверг город блокаде с моря. Однако адмирал Танкреда Маргарите прорвал эту блокаду, и город получил помощь из Сицилии. Вскоре прекратилась и осада с суши – немецкое войско начала косить малярия. Заболел и сам император. Немцы отступили в Ломбардию. Оставленная в Салерно королева Констанция попала в плен к Танкреду, который мог теперь использовать ее как заложницу. Бежавший из-под Неаполя Генрих Вельф (Младший) появился в Германии и распустил слух о гибели императора. Его отец Генрих Лев уже договаривался с князьями об избрании германским королем своего сына. Хотя ложный слух был вскоре опровергнут, но наказать за измену Генриха Вельфа (Младшего) король был бессилен. Магдебургский архиепископ по повелению Генриха VI предпринял поход против Вельфов, однако существенных успехов не добился. А тем временем Генрих Лев вербовал себе новых союзников. К нему переходили даже бывшие приверженцы короля. Канут Датский помирился с Вельфом и заявил о своей поддержке княжеской оппозиции против Генриха VI. Положение обострилось в связи с убийством королевскими рыцарями епископа люттихского Арнольда. Генрих VI не признал этого епископа, избранного большинством капитула и утвержденного папой, а поддержал его противника, и его обвинили в соучастии в убийстве. Не помогло королю и публичное отмежевание от причастности к убийству. Вся нижнерейнская знать выступила против него и вошла в соглашение с Вельфами и их группировкой. Князья договаривались о лишении Генриха VI престола и о избрании нового короля (большинство сходилось на кандидатуре герцога Брабанта Генриха). Папа отлучил убийц епископа от церкви и заявил о том, что он поддерживает план князей. Положение императора казалось безвыходным, как вдруг на помощь пришло случайное обстоятельство.

Из третьего крестового похода возвращался английский король Ричард Львиное Сердце. Он остановился у своего союзника Танкреда в Палермо, так как дальше путь для него был опасен – его подстерегали враги, а достаточного войска, чтобы пробиться через их засады, он не имел. Французский король Филипп II Август блокировал побережье и договорился с Генрихом VI о совместных мерах по захвату в плен противника. Император обещал захватить Ричарда, если он появится на его территории. Тем не менее Ричард Львиное Сердце, нарядившись в одежду пилигрима, решил пробираться на родину через Германию. Достигнув владений своего родственника Вельфа, он оказался бы в полной безопасности. Но в одной деревушке поблизости Вены Ричард был схвачен австрийским герцогом Леопольдом – его личным врагом[76]. Леопольд выдал знатного пленника своему сюзерену Генриху VI, обещавшему ему часть выкупной суммы. Итак, в руках императора был теперь необычайно сильный козырь, который давал возможность не только ставить условия фрондирующим князьям, но и изрядно заработать на выкупной операции. Один из главарей заговора – Генрих Лев – являлся близким родственником и союзником английского короля и ради его спасения готов был идти на любые жертвы. Среди нижнерейнских князей тоже немало было друзей Ричарда. Начались торги. Пленный король готов был согласиться на самые тяжелые условия, лишь бы получить поскорее свободу. Оставленный им для управления страной младший брат Иоанн (Безземельный) вошел в союз с французским королем и объявил себя королем Англии. Ричард обязался уплатить за свою свободу 100 тыс. марок серебром и предоставить на год в распоряжение императора 50 галер и 20 рыцарей для участия в походе против своего союзника Танкреда Сицилийского. Больше того, Ричард признал Генриха VI своим верховным сюзереном и принес ему вассальную присягу, получив в лен Английское королевство. Условия были жесткие, но Генрих VI не добился главного – усмирения княжеской оппозиции в стране. Тогда он пошел на крайнюю меру, объявив, что выдаст пленника французскому королю. Это возымело действие: князья явились для переговоров, и вскоре было достигнуто с ними примирение.

Но Ричард не сразу получил свободу, так как огромная выкупная сумма за него не вносилась и союзник императора Филипп II Август просил оттянуть освобождение своего противника. Только в феврале 1194 г., когда было внесено 150 тыс. марок серебром (20 тыс. предназначалось Леопольду Австрийскому), Ричард смог уехать в Англию. Генрих VI сразу добился своих целей – умиротворения в Германии, да еще и существенно пополнил пустую казну. Кроме того, в вассальную зависимость от императора была поставлена Англия. Теперь он мог разговаривать с позиции силы и со своим союзником – французским королем.

Средства, с помощью которых был достигнут этот успех, были аморальны даже с точки зрения средневековой этики. Император нарушил церковные установления, запрещавшие захватывать в плен крестоносцев на пути в «Святую землю» и обратно. Папа Целестин III угрожал Леопольду Австрийскому церковной карой, но не привел этого в исполнение. В отношении императора он был бессилен: в ответ на его угрозы Генрих VI запретил немецкому духовенству всякие сношения с римской курией. Только после смерти императора папа осмелился отлучить его от церкви.

В 1194 г. Генрих VI с помощью немецких и итальянских войск (особенно большую роль сыграл генуэзско-пизанский флот) завоевал Южную Италию и Сицилию и короновался в Палермо как сицилийский король. Приобретение Штауфенами Южной Италии и Сицилии, безусловно, явилось важным событием в истории «Священной Римской империи» и оказало влияние па государственное развитие Германии.

Даже те историки, которые весьма восторженно оценивают «Священную Римскую империю», вынуждены признать, что этот факт отрицательно повлиял на положение королевской власти в Германии. Императоры стали рассматривать Сицилийское королевство и Италию как главную часть своей монархии и готовы были жертвовать ради них насущными интересами Германского государства.

В непосредственном смысле приобретение Сицилийского королевства укрепило на время положение Штауфенов. Генрих VI завладел огромной казной и компактным доменом. Города Южной Италии и Сицилии вели оживленную торговлю с Востоком, и в королевскую казну шли немалые доходы от разных пошлин и акцизов. В Сицилии и Южной Италии сохранились византийская и арабская системы обложения, что обеспечивало присвоение значительной части прибавочного продукта. Вассалы были обязаны давать королю взносы за свои лены. Монетная регалия находилась всецело в распоряжении короны и приносила немалые доходы, монета была унифицирована. Располагая большими средствами, королевская власть уже в раннюю пору могла создать постоянное войско и бюрократическое управление. Норманнские короли с помощью наемного войска, большей частью из сарацин, и значительного флота вели успешные внешние войны и подавляли внутренние смуты. Знать, которая не имела здесь больших самостоятельных владений, а только королевские лены, была лишена права высшей юрисдикции и поставлена в зависимость от короля. В центре и на местах управляли королевские чиновники (юстициарии). Города, хотя и обладали некоторыми вольностями, тоже непосредственно подчинялись королевской власти.

Подчинение юга усиливало зависимость всей Италии от императора. Но, с другой стороны, оно побуждало противников империи объединить свои силы для освобождения от немецкого господства. Генрих VI со свойственной ему заносчивостью не хотел замечать этой опасности, считая свое положение «повелителя Италии» прочным и незыблемым. Он раздавал немецким феодалам титулы и должности по управлению городами и областями в покоренной стране.

Экспансионистские устремления Генриха VI простирались дальше Италии. Никогда еще после Оттона III германский король не шел так далеко в своих притязаниях на мировое господство, как в это время. Но если раньше только строились фантастические планы, то теперь предпринимались практические шаги к установлению императорского протектората. Английский король Ричард I уже стал вассалом империи и пока не порывал навязанной ему зависимости, стремясь извлечь из нее выгоду. Поддержкой Ричарда Генрих VI шантажировал его противника – французского короля Филиппа II Августа, которого он стремился склонить к признанию своего сюзеренитета. Но эта попытка заметного успеха не имела – король Франции считал себя по рангу не ниже германского короля, хотя и носившего императорскую корону. Его приближенные доказывали, что французский король – такой же преемник Карла Великого, как и император «Священной империи». В своих отношениях с Германией, он, как равный партнер, стремился извлечь выгоду – получить поддержку в борьбе с Плантагенетами.

На Пиренейском полуострове император уже установил свое верховенство над Арагоном, используя запутанные ленные связи в Арелате. Он пытался усилить зависимость арагонского короля, создавая с помощью генуэзцев угрозу его морским коммуникациям. Делались, правда безуспешные, попытки, подчинить и кастильского короля. Планы императора простирались за пределы Европы – в Северную Африку и на Азиатский материк. Располагая значительной наемной армией и флотом, доставшимися от норманнских королей, Генрих VI вмешивался в борьбу мусульманских эмиров в Тунисе и Триполи. За оказанную военную помощь альмохадскому правителю аль-Мансуру оп заставил последнего признать свою зависимость от Сицилийского королевства. Правда, она продолжалась недолго и носила формальный характер. Как преемник норманнских королей, Штауфен заявлял притязания на Балканский полуостров и вмешивался в византийские дела. Он женил своего брата Филиппа Швабского на дочери византийского императора Мануила – Ирине, овдовевшей невестке Танкреда, а когда в Константинополе произошел дворцовый переворот, Генрих VI пытался вмешаться в конфликт и посадить на престол своего брата. Игнорируя верховенство византийского императора, Генрих VI принял вассальную присягу от князей подвластных Византии Малой Армении и Кипра. Вынашивались планы завоевания Восточной Римской империи и включения ее территории в состав «Священной Римской империи». Идея покорения Византии, таким образом, имела свою историю, и не была впервые придумана участниками четвертого крестового похода.

В «мировой» империи Штауфенов папе отводилось скромное место главы католической церкви. Вся верховная власть должна была принадлежать императору. Генрих VI оставался в натянутых отношениях с римской курией и не попал при жизни под церковную опалу лишь по слабости и нерешительности папы Целестина III. Император, правда, предпринимал некоторые шаги, чтобы смягчить отношения с курией. Он пошел на уступки в люттихском конфликте, признав епископом папского кандидата. В 1195 г. он объявил, что предпримет в ближайшем времени крестовый поход для отвоевания Иерусалима. Как можно судить, это предприятие затевалось не только для примирения с папой. Генрих VI хотел поднять свой международный престиж, став во главе всего «христова воинства», и, пользуясь неурядицами в Константинополе, захватить Византийскую империю.

Но раньше нужно было урегулировать сложный для германского королевства династический вопрос. Генрих VI считал уместным и возможным потребовать у немецких князей согласия на установление в Германии наследственной монархии Штауфенов. В Англии и Франции к тому времени наследственная монархия фактически уже существовала; если и имело место избрание наследовавшего престол представителя династии, то оно носило формальный характер. В Германии, наоборот, все более укреплялся принцип избрания, и избранными не всегда становились представители правившей династии. Наиболее могущественным королям удавалось обойти княжескую прерогативу «ставить королей» и добиться избрания предназначенных (инсигнированных) к царствованию малолетних наследников, назначая при жизни своих соправителей. Генрих VI пытался решить этот вопрос в принципе, и подготовка к крестовому походу давала для этого подходящий повод. На Вормском съезде князей в 1195 г. он потребовал издать закон о наследственном праве его семейства на престол и о полном династическом объединении Сицилийского королевства с Германией. Взамен император обещал признать абсолютную наследственность имперских (княжеских) ленов как по мужской, так и по женской и боковой линии и отказаться в пользу прелатов от своего права сполиации[77]. Надо сказать, что предлагаемая Генрихом VI сделка, вполне согласовавшаяся с принципами вассально-ленных отношений, была в условиях того времени не вполне эквивалентной – она сулила больше выгод династии, чем князьям. Многие княжеские семейства уже законно пользовались теми привилегиями, которыми их обещал наделить император (Австрия, Штирия, Пфальц, Намюр), другие располагали ими фактически. Что касается королевского права сполиации, то оно оспаривалось папой и не имело законной силы. Ничего хорошего немецким князьям не сулило полное объединение Сицилийского королевства с германским, что должно было привести к уравнению с ними в правах сицилийских баронов. Согласиться на наследственную монархию – значило для князей потерять контроль над королевской властью, лишиться возможности навязывать свою волю монарху и надежды при случае завладеть коронными землями, а может быть и самим престолом. Так или иначе в Вормсе не было достигнуто соглашения. Последовавшее вскоре собрание в Вюрцбурге, на котором отсутствовали многие видные князья Германии, дало формальное согласие принять предложенный императором план. Но нужно было еще добиться присоединения к этому решению отсутствовавших магнатов, настроенных, как было ясно, обструкционистски. Среди них находились такие влиятельные лица, как архиепископ кельнский и герцог фон Церинген.

Убедившись в невозможности провести в жизнь свой план создания наследственной монархии с согласия князей, Генрих VI попытался осуществить его хотя бы частично с помощью папы. Но здесь он натолкнулся на неменьшие трудности. Когда император попросил папу Целестина III короновать (без избрания князьями) своего наследника Фридриха, папа поставил непременное условие – признание сюзеренитета курии над Сицилийским королевством и принесение императором вассальной присяги папе. Генрих VI не пошел на эти условия, и соглашение не состоялось. В ходе дальнейших сделок с немецкими князьями императору удалось добиться избрания своего наследника Фридриха в германские короли.

В 1197 г. император, собиравшийся возглавить в Мессине флотилию крестоносцев, направлявшуюся на Восток, внезапно умер от малярии.

КРУШЕНИЕ ИМПЕРИИ ШТАУФЕНОВ

Политические кризисы в феодальном государстве, непосредственно связанные со сменой династий, междуцарствием и т. п. проще всего объяснить самими династическими неурядицами. Так обычно и поступает буржуазная историография. Смерть Генриха VI, оставившего во главе государства двухлетнего «апулийского мальчика»[78] – вот главная причина, по мнению многих немецких буржуазных историков, затяжного политического кризиса, потрясшего Германию в течение десятилетий и приведшего к росту внутреннего партикуляризма. Однако мы не можем удовлетвориться подобным объяснением. Причины разразившегося политического кризиса в Германии на стыке XII-XIII вв. следует искать в характере политических отношений в стране и в сложившейся в Западной Европе международной обстановке.

Конец XII в. знаменовал наступление нового периода в государственном развитии Германии. Королевская власть окончательно утратила контроль над княжеской властью, приобретавшей замкнутый территориальный характер. Убедившись в тщетности попыток подчинить князей, король довольствовался положением верховного сюзерена в ленной иерархии и тем, что князья признавали ого верховенство. Оформившаяся к тому времени в Германии вассально-ленная система весьма отличалась от английской и французской[79]. Хотя внешне она выглядела стройной, централизованной, по существу же позиции королевской власти были непрочны. Обязательным для всех вассалов было только участие в королевском коронационном походе в Италию. В остальном же вассалы зависели от своих непосредственных сеньоров. Положение князей в ленной иерархии было сильнее, чем позиции короля – их верховного сюзерена. Пресловутый принцип «принудительного пожалования» княжеских ленов лишал короля возможности присваивать высвободившиеся лены его вассалов второго и третьего «щита». Вместе с тем князья располагали большими возможностями подчинять себе нижестоящих вассалов и упразднять сам вассалитет, заменяя его отношениями подданства.

В Германии в это время, как и в других странах Западной Европы, оформлялась сословная структура общества, но со своими специфическими особенностями. Если во Франции, например, феодальные сословия заменили собой вассально-ленную иерархию, то в Германии они образовались из самой этой иерархии и представляли отдельные ее «щиты». Здесь не было единой сословной системы, как и единой государственной организации. В империи сложились имперские сословия, в княжеских – земские. К первым принадлежали имперские князья, имперские рыцари и имперские города, ко вторым – дворяне и духовенство земства (княжества) и горожане княжеских городов: Имперские сословия существенно отличались от земских. Собственно говоря, это были даже не сословия, а чины (так их официально и считали), обладавшие известным суверенитетом. Их общей чертой было прямое подчинение королю (императору). Имперские города представляли в лице их магистратов коллективные чины, а сами горожане в своей массе не пользовались особым привилегированным статусом.

Возглавлявшие имперскую сословную иерархию князья занимали господствующее положение и все более укрепляли свои позиции в ущерб государственному единству. Одной из главных их привилегий было избрание короля, что сводило на нет все попытки монархов занять независимое положение и подчинить себе центробежные силы в стране. Отсутствие наследственности престола при неограниченных наследственных правах князей в их владениях затрудняло расширение королевского домена. Частая смена династий и смуты в периоды междуцарствий использовались магнатами для присвоения королевских земель. Попытки вернуть расхищенные земли домена (ревиндикация) обычно успеха не имели. Каждая династия должна была заново создавать свой домен.

Среди князей все более выделялась и обособливалась верхушка наиболее влиятельных светских и церковных магнатов, начинавшая играть решающую роль в политической жизни Германии. Им принадлежало первое слово при избрании королей, а со временем они целиком взяли в свои руки эту княжескую прерогативу. Это были курфюрсты (князья-избиратели) – настоящие повелители Германской империи. Король (император) стал их доверенным лицом.

По-иному сложились сословные отношения в княжествах (земствах). Здесь вассально-ленные связи постепенно заменялись прямой зависимостью всех групп населения от князя. Как обычно в феодальных монархиях того времени, земские сословия представляли собой группы людей с одинаковыми правами и привилегиями. В XIII-XIV вв., с оформлением сословного представительства, имперские чины (кроме имперских рыцарей) составили рейхстаг с тремя куриями; в земствах появились ландтаги, состоявшие, как обычно, из представителей сословий – дворян, духовенства и горожан. Со второй половины XIII в., когда в Германии окончательно утвердилась территориальная раздробленность, между имперскими чинами и королем (императором) сохранялась только слабая ленная связь. В княжествах постепенно складывалась система прямого подданства всего населения князю и создавалось территориальное судебно-административное управление.

В то время как Германия переживала внутренние неурядицы, вызванные ростом могущества князей, крайне неблагоприятно складывалась для нее и международная обстановка. Папство давно уже избавилось от опеки императоров и все настойчивее заявляло свои теократические притязания на мировое господство. Курия стремилась прежде всего вернуть утраченные позиции в Италии, где она была потеснена в последние годы царствования Барбароссы и при его преемнике. Еще более значительные изменения происходили в межгосударственных отношениях в Западной Европе. Захватнические планы Генриха VI, увенчавшиеся в силу благоприятного стечения обстоятельств временным успехом, неизбежно должны были вызвать ответную реакцию и обернуться против охваченной внутренним кризисом Германии. Ведь в то время как в Германии нарастала территориальная раздробленность, соседние западные государства – Англия и Франция – политически консолидировались и укреплялись. Теперь уже не могло быть и речи о «наднациональном» подчинении этих государств какой-либо универсалистской империей. Скорее наоборот, эти возмужавшие государства могли вмешиваться в дела ослабевшей в результате внутренних смут империи. Буржуазные немецкие историки пытаются завуалировать эти довольно понятные явления фразами о каком-то «мировом служении», «универсальном светском суверенитете» и т. п. По их словам, «Священная империя», ведя борьбу против притязаний папства на мировое господство, защищала идею светского государственного суверенитета и помогала государствам Запада отстоять свою независимость. В этом якобы и заключалась ее историческая миссия. В дальнейшем носителями идеи светского суверенитета стали национальные государства, и тем самым исчезла необходимость в подобном наднациональном политическом образовании. Империя исторически изжила себя[80]. В роли универсалистской силы теперь уже выступало только папство, но оно представляло одну церковь и не могло подавить окрепший светский суверенитет.

Эта концепция ни в какой степени не раскрывает предпосылок укрепления государственного суверенитета в западноевропейских странах в XIII-XIV вв. Феодальные государства Запада укрепили свой суверенитет не благодаря усилиям «Священной империи», а в результате внутренней политической консолидации.

В Германии все более обострялся политический кризис. Нельзя было ожидать, чтобы немецкие князья оставались верны королю-ребенку Рожеру-Фридриху, избранному ими незадолго до смерти его отца Генриха VI. Заботясь о будущем династии Штауфенов, император в своем завещании (подлинность которого оспаривается рядом историков) пошел на большие уступки римской курии, чтобы добиться коронации малолетнего наследника в римские императоры. Под папский сюзеренитет возвращались Сицилийское королевство (Сицилия с Южной Италией) и почти все «наследство Матильды» (Тоскана). В случае смерти Фридриха без наследников эти папские лены должны были перейти в полную собственность курии[81]. Опекуншей при малолетнем короле и регентшей государства оставалась императрица Констанция. Однако немецкая знать не посчиталась с императорским завещанием. Сторонники Штауфенов избрали опекуном и правителем государства дядю малолетнего Фридриха – Филиппа Швабского. Приверженцы Вельфов твердо стояли за смену династии и выдвинули кандидатуру младшего сына Генриха Льва – Оттона (племянника английского короля Ричарда I, воспитанного при его дворе и получившего от него в лен графство Пуату). Большую роль в его возведении на престол сыграл именно Ричард Львиное Сердце, предоставивший Вельфу щедрую денежную помощь. При этом Ричард использовал свое положение имперского вассала, дававшее ему право участвовать в избрании германского короля. (Хотя по завещанию Генриха VI Ричард и освобождался от вассальной клятвы, данной при вынужденных обстоятельствах, он, видимо, не хотел воспользоваться этим правом.)

Большинство немецких князей, поддерживавшие Штауфенов, решили оставить в покое «апулийского мальчика» и избрали королем Филиппа Швабского, чтобы противопоставить молодому Вельфу не менее энергичного представителя династии Штауфенов. Так на германском престоле оказалось три «законно избранных» короля. Фридрих II находился под опекой матери в Неаполе, и с ним никто не считался. Два других вступили в войну за престол, вербуя себе сторонников как внутри Германии, так и за ее пределами. Страна была ввергнута в длительную распрю, поставившую под угрозу ее единство и независимость. Государство, которое всего несколько лет назад пыталось навязать свое верховенство странам Западной Европы, вдруг само оказалось на грани потери суверенитета.

Прежде всего порвалась связь с Италией. Немецкое господство на юге Италии и в Сицилии рухнуло сразу же после смерти Генриха VI. Королева Констанция перешла на сторону своих соотечественников и даже возглавила «национальную оппозицию», удалив из страны немецких ставленников ее покойного мужа. Города Тосканы, Романьи и Ломбардии создавали союзы, изгоняли немецких наместников, возвращали в свою собственность присвоенные императором земли. В этих условиях наибольшую выгоду извлекло папство. На римском престоле в то время оказался выдающийся деятель католической церкви Иннокентий III (1198-1216). Этот властный, энергичный папа поставил своей целью установить господство курии над всем христианским миром. Сложившаяся в Европе обстановка как никогда ранее благоприятствовала реализации папских теократических замыслов. В Германии происходила династическая смута, оба антикороля обращались к папе, как к арбитру в их споре за престол, а он мог навязывать и тому, и другому свою волю. После смерти Констанции в 1198 г. Иннокентий II согласно ее завещанию стал опекуном малолетнего Фридриха и регентом в Сицилийском королевстве. Опекаемый им законный наследник Штауфенов всегда мог быть использован для оказания давления на соперничавших антикоролей. Папской гегемонии на Западе способствовала также и непрекращавшаяся война между Капетингами и Плантагенетами за французские земли. Поддерживая то французского, то английского короля, Иннокентий III держал их обоих под своим влиянием, пока окончательно не превратил в вассала курии английского короля Иоанна Безземельного. Сюзеренную власть папы должны были признать также короли Арагона и Португалии. Начатый по призыву Иннокентия III четвертый крестовый поход, изменив первоначальное направление, был повернут против Византии и закончился созданием на ее территории Латинской империи. Даже болгарский царь на время признал папское верховенство.

Значительно окрепла власть папы над католической церковью в странах Европы. Римская курия стала судебно-административным центром всей католической церкви. Папа присвоил себе право утверждать избранных на высшие церковные должности и отводить неугодных ему кандидатов. Юрисдикция курии с успехом конкурировала со светской государственной юрисдикцией. Намного возросла папская казна за счет взносов епископов и аббатов (аннаты, паллиум), «динария св. Петра» (взносы из подвассальных государств) и крестоносных поборов (десятины). Широко практиковалась продажа индульгенций. Располагая огромными финансовыми средствами, римская курия могла проводить активную внутриитальянскую и международную политику, не останавливаясь перед применением военной силы. Папа стал полновластным господином в Риме и укрепил свои позиции в Италии. Он подавил оппозицию в городе и полностью подчинил Папскую область. Казалось, нет такой силы, которая могла бы противостоять теократическим притязаниям Иннокентия III. Понимая тем не менее, что такая сила могла появиться с прекращением внутренних смут в Германии и восстановлением единой монархической власти, папа делал все, чтобы этого не допустить. Он поддержал сразу двух претендентов на германский престол и, по словам знаменитого минезингера Вальтера фон дер Фогельвейде, «двух алеманнов... венчал одновременно он короной, чтобы помочь немецким землям разоряться, казне же папской быстро наполняться».

В борьбе антикоролей перевес вначале оказался на стороне Филиппа Швабского, поддержанного большинством немецких князей и пользовавшегося помощью французского короля Филиппа II. Утверждение на германском престоле представителя династии Вельфов, родственников английских Плантагенетов, создавало для Франции опасность окружения и лишало ее шансов на успешную освободительную войну против англичан. Вот почему Филипп II Август так настойчиво стремился возродить и активизировать союз со Штауфенами. Однако Вормский договор 1198 г., заключенный с Филиппом Швабским в развитие соглашения от 1187 г. между Филиппом II Августом и Барбароссой, отнюдь не свидетельствовал о равенстве сторон. Филипп Швабский руководствовался не государственными, а прежде всего личными интересами, и готов был ради них пожертвовать государственным суверенитетом Германии. Хотя некоторые историки отказываются признать факт вмешательства французского короля в немецкие дела[82], на самом деле такое вмешательство было. В договоре записано: «Мы, божьей милостью римский король Филипп, обещаем, что будем верным помощником короля Франции Филиппа против короля Англии Ричарда, графа Оттона – его племянника, графа Фландрии Балдуина, архиепископа кельнского Адольфа (оба последние – имперские князья, вассалы Филиппа Швабского! – Н. К.) и против всех его врагов в любом месте и в любое время»[83]. Германский король также обещал, что, если кто-либо из его вассалов причинит вред французскому королю, он заставит виновного возместить ущерб, а если не добьется этого, то поможет своему союзнику наказать ослушника (т. е. будет помогать французскому королю воевать против немецкого князя на германской территории!). Можно ли согласиться с утверждением, что это не являлось нарушением германского суверенитета, так как якобы «современники не усматривали такого нарушения» (В. Кинаст)? Кроме того, Филипп Швабский уступил своему союзнику имперскую часть Фландрии. Второй антикороль Оттон IV готов был точно так же поступиться государственным суверенитетом ради удержания короны, но уже в пользу Англии.

Несмотря на временный перевес сил, Филиппу Швабскому не удалось добиться решающей победы над своим противником, на сторону которого склонялся верный своей тактике политического лавирования Иннокентий III. Неудачей закончилась попытка архиепископа майнцского Конрада примирить стороны путем отказа от короны в пользу Фридриха Штауфена. И та, и другая партия надеялась на решение спора в свою пользу с помощью оружия. В этих условиях решающее слово оставалось за папой. Он поддержал более слабого. В открытом письме к немецким князьям он признал Оттона Вельфа единственным законным королем Германии и призвал всех его поддержать. Это обеспечило Оттону преимущество в споре за корону в течение нескольких лет. Но полной победы он не добился – партия Штауфенов не сложила оружия. Союзник Оттона английский король Иоанн Безземельный терпел поражение во Франции и не мог оказать своему подопечному нужной финансовой и военной помощи. В то же время французский король всячески содействовал своему союзнику Филиппу Швабскому и пытался склонить на его сторону папу. Становилось ясно, что исход династической смуты зависит не столько от позиции внутренних сил, сколько от внешней ситуации, в которой главными действующими лицами были папа, французский и английский короли. Отход от Оттона одного за другим нижнерейнских князей, вызванный в значительной степени победой французских войск над англичанами в 1204 г., и подчинение Филиппом Швабским Средней Германии (как и помощь ему со стороны чешского короля Оттокара) обеспечили преобладание Штауфена. За Вельфом оставались только саксонские области с Брауншвейгом. Папа Иннокентий III должен был изменить ориентацию и признать королем Германии Филиппа Швабского. Однако он поставил жесткие условия – урегулировать в пользу курии спорные территориальные вопросы в Средней Италии. К тому времени папа распоряжался уже не только в Южной Италии и Сицилии, но и прибрал к рукам многие принадлежавшие империи города и территории, на которые он прежде не имел никаких прав. Ему нужно было согласие германского короля на признание папского сюзеренитета над всеми этими городами и областями. В результате происходивших в 1208 г. переговоров было достигнуто следующее соглашение относительно спорных территорий: передать их во владение племянника Иннокентия III, который должен был вступить в брак с дочерью Филиппа Швабского. Однако это соглашение не было реализовано. Вскоре король погиб от руки своего вассала Оттона Виттельсбаха (1208).

Теперь Оттон Вельф мог считать борьбу за престол выигранной. Чтобы добиться общего признания князей, ему пришлось отказаться от своих прав по предыдущему избранию, произведенному меньшинством, и выставить свою кандидатуру заново. Женитьба на дочери Филиппа Швабского обеспечила Вельфу поддержку и среди сторонников Штауфенов.

Иннокентий III, которому приходилось так часто менять позицию, и на этот раз извлек большую выгоду. За признание своего права на престол Оттон IV должен был дорого заплатить. Он дал обещание, что откажется в пользу церкви от права королевских регалий и сполиации и разрешит немецкому духовенству беспрепятственно обращаться с апелляциями в римскую курию. Вместе с тем король признал за папой право утверждать кандидатов на церковные должности в случае двойного избрания (по Вормскому конкордату это право оставалось за королем), Оттон IV подтвердил папский сюзеренитет над Сицилийским королевством и Тосканой, а также над некоторыми другими территориями в Средней Италии[84]. На таких условиях Иннокентий III признал Оттона IV королем Германии и обещал короновать его императорской короной. Но союз курии с новым германским королем был недолгим.

В 1209 г. Оттон IV отправился в Италию, чтобы получить обещанную императорскую корону и восстановить забытую уже императорскую власть в этой стране. Папа выполнил свое обещание и короновал Оттона в Риме. Дальнейшие действия Оттона IV показали, что он хочет восстановить в стране все те порядки, которые были при Генрихе VI. Вопреки обещаниям оставить Среднюю Италию, в частности Тоскану, под папским сюзеренитетом, он начал раздавать своим вассалам земли в этих областях и требовать выполнения населением прежних повинностей. Более того, Оттон принялся завоевывать с помощью своих итальянских союзников Сицилийское королевство, находившееся под сюзеренитетом и опекой Иннокентия III. «Меч, который мы сами выковали, нанес нам глубокую рану», – с горечью признался папа и отлучил коронованного им Оттона IV от церкви. Теперь Иннокентий III пустил в ход последний козырь – провозгласил германским королем «апулийского мальчика» – Фридриха Штауфена.

Но у Фридриха II не было ни средств, ни войска для завоевания германского престола. С самого начала ему оказывал «бескорыстную» помощь французский король Филипп II Август. По его рекомендации будущему императору предоставили кредит генуэзские банкиры. Позже Филипп II еще не раз ссужал своего союзника крупными суммами. Когда Фридрих Штауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим переходили церковные и светские феодалы. На собрании князей во Франкфурте в декабре 1212 г. в присутствии папских и французских посланцев Фридрих II Штауфен был торжественно избран в «римские короли» и вскоре коронован в Майнце архиепископом Зигфридом. В письме Филиппу II Августу он благодарил французского короля за помощь (видимо, как политическую, так и денежную) и выражал надежду, что его покровитель будет и дальше помогать ему[85]. Однако борьба за германский престол не была окончена. Ее исход зависел от внешних обстоятельств: от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне – Англия или Франция. Будущее династии Вельфов было тесно связано с успехами английского короля. Но Иоанн Безземельный поссорился с папой из-за замещения архиепископского престола в Кентербери и был отлучен от церкви. Иннокентий III призвал французского короля к походу на Англию, обещав ему в случае успеха английский престол. Но он так же круто изменил свою позицию, когда французы уже начали поход, а Иоанн Безземельный капитулировал перед курией и принес папскому легату вассальную клятву. Папа запретил поход под угрозой отлучения от церкви (теперь уже французского короля!) и начал всеми силами помогать своему новому подопечному.

Судьба германской короны решилась в битве при Бувине (1214), в которой на стороне англичан сражался Оттон IV. План английского короля сводился к тому, чтобы комбинированным ударом с запада и северо-востока заставить французов сражаться на два фронта, разгромить их и захватить страну. Но этот замысел сорвался. Войска Филиппа II Августа нанесли поражение англичанам при Ларош-о-Муане (провинция Пуату), а затем одержали решающую победу в битве при Бувине, разгромив основные англо-германские силы. Оттон IV бежал с поля боя, оставив знамя. Французы захватили богатые трофеи, в том числе и боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Филипп II Август переслал его своему союзнику Фридриху II.

После этого Оттон IV потерял всякое влияние в Германии, его власть простиралась только в пределах владений Вельфов. Фридрих II Штауфен в 1215 г. был торжественно коронован в Ахене.

Секрет молниеносного успеха молодого короля в борьбе за германскую корону кроется в непопулярности его противника – Оттона IV – среди немецких князей, а также в поддержке Фридриха II папой и французским королем. Некоторые историки называют Оттона IV последним германским королем, пытавшимся еще господствовать над всеми князьями. Видимо, это преувеличение. Однако следует сказать, что Вельф довольно круто взялся за укрепление своей власти в стране и энергично заботился о расширении домениальных владений. Он намеревался даже ввести налог на все население Германии, что сильно задевало интересы феодалов. От Оттона начали отходить даже те, кто больше всего помог ему занять престол, в частности кельнский архиепископ Адольф, поссорившийся с Вельфом из-за Вестфалии. Подействовало также и папское отлучение. Иннокентий III обратился с письмом к немецким князьям, призывая их к неповиновению отлученному королю, который якобы замышлял лишить их вольностей, как это сделал его дядя в Англии в отношении английских баронов. Папский намек бил по весьма больному месту, и это, безусловно, помогло молодому Штауфену.

В 1220 г. Фридрих II получил в Риме императорскую корону. Казалось, пришло время восстановить положение королевской власти в Германии хотя бы на том уровне, на котором она находилась во времена Генриха VI. Но этого не произошло, несмотря на то, что династические позиции нового короля были достаточно прочны и отношения с папой складывались у него в это время вполне благоприятно.

Фридрих II Штауфен был, безусловно выдающейся личностью своего времени. Блестяще образованный, постигший современные науки, владевший несколькими языками, в том числе и арабским, он производил глубокое впечатление на окружающих и вызывал восхищение у историков. Его называли первым королем нового времени, создателем современной системы государственного управления и т. п. Это, конечно, преувеличение. Но Фридрих II обладал широким политическим кругозором, умением трезво оценивать обстановку, настойчиво добиваться поставленных целей, применяя как силу, так и сложные дипломатические маневры. В отличие от большинства современников, он был безразличен к религии, проявляя веротерпимость к мусульманам и прочим «иноверцам». Однако это не мешало ему, руководствуясь политическими расчетами, издавать жестокие законы о преследовании еретиков.

Что же помешало этому выдающемуся представителю династии Штауфенов укрепить свои позиции в Германии и продолжать политику своего отца и деда? Обычно на этот вопрос дается односложный ответ: помехой было обладание Сицилийским королевством. Рожер-Фридрих считал себя прежде всего сицилийским королем – наследником норманнских правителей в этой стране. Его принципом было: «Германия для Сицилии», а главная его задача в германской политике сводилась к тому, чтобы добиться любой ценой мира с князьями и получить у них хоть какую-нибудь помощь для осуществления своей политики в Италии. Для всякого реального политика (а Фридрих II этим качеством обладал) было ясно, что подчинить феодальную знать в Германии хотя бы в такой степени, как в соседней с ней Франции, было уже невозможно. Нужно было искать какой-то компромисс с князьями, не допуская конфликтов и довольствуясь их признанием своей верховной власти. Если Фридрих Барбаросса шел на уступки отдельным князьям и княжеским группировкам, чтобы получить их поддержку для проведения своей внутренней и итальянской политики, то Фридрих II должен был уже уступать всем князьям, удовлетворяя их совместные требования. Его действия, таким образом, вполне укладываются в общую схему императорской политики: добиваться всеми возможными средствами поддержки германских князей в сохранении и расширении императорского господства в Италии и одновременно создавать для себя крупное домениальное владение, которое могло бы служить противовесом территориальному господству наиболее могущественных князей. Фридрих II был последним императором, делавшим упор на первую из этих задач – создать базу господства вне Германии. После него германские короли уже обычно полагались только на территориальные владения своей династии внутри страны. Конечно, это – существенное различие, и оно объясняется династическими связями и заботами этого короля в Южной Италии и Сицилии.

«Антинациональная» с точки зрения интересов будущего Германии политика Фридриха II представляется вполне логичной, если мы попытаемся стать на его собственную точку зрения. Полученное по наследству Сицилийское королевство значило в его глазах больше, чем Германия. В Сицилийском королевстве он мог повелевать как неограниченный наследственный властитель, пользуясь по своему усмотрению значительными государственными средствами. В Германии же у него была только номинальная верховная власть, признанная князьями по условию и поставленная ими в жесткие рамки. Без согласия князей он не мог проводить каких-либо важных политических мероприятий, к тому же в его распоряжении в Германии имелись только ограниченные домениальные поступления, государственные же средства были незначительны. Чему же должен был отдать предпочтение Фридрих II, стремившийся, как и его предшественники, к мировому господству – Германии или Сицилийскому королевству? Сильная власть в Германии, если бы даже Фридриху II удалось действительно ее установить, еще не гарантировала господства в центре «Священной империи» – Италии, в то время как обладание Южной Италией и Сицилией давало ключи для подчинения всей Италии и самого Рима. Но наследственное Сицилийское королевство создало для Штауфенов заколдованный круг, из которого они так и не смогли вырваться. В Италии у них оказалось не меньше врагов, чем в Германии, и наиболее серьезным противником было папство, занимавшее прочные позиции в Италии и во всей католической Европе.

Папство стремилось всеми силами не допустить объединения Сицилийского королевства с империей и Германией, чтобы удержать свой сюзеренитет над югом Италии. Именно на таких условиях Иннокентий III признал Фридриха II королем. Конечно, такое объединение рано или поздно должно было произойти, династия Штауфенов не склонна была отказаться от своего господства над югом Италии и от своих притязаний на императорский престол. Это оставалось вопросом времени.

Фридрих II, которому предстояло вступить в борьбу с папством, начал свое царствование как «поповский король». Получив благословение на германский престол от «возлюбленного духовного отца» – папы Иннокентия III, он готов был пойти на любые уступки курии, чтобы закрепить за собой этот престол и одновременно сохранить династические права на сицилийскую корону. Свидетельством этому является Золотая эгерская булла 1213 г. В ней Фридрих II почти полностью повторял все уступки римской курии и германской церкви, сделанные Оттоном IV в 1209 г.: – сюзеренитет папы над Сицилийским королевством и «наследством Матильды», а также Анконой, Сполето, Равенной и Пентаполисом; каноническое замещение церковных должностей, неограниченное право апелляций в курию, отказ короля от сполпации и др.[86] Король обещал также приложить все силы для искоренения ересей на подвластной ему территории. Из всех этих обещаний, пожалуй, только последнее было им выполнено, о чем свидетельствуют изданные им жестокие эдикты против еретиков. Остальные были вскоре забыты. Избавившись от моральных обязательств своему опекуну Иннокентию III после его смерти в 1216 г., Фридрих II начал лавировать. В 1220 г. его малолетний сын Генрих, коронованный ранее сицилийской короной, был избран германским королем, что являлось явным нарушением обещания не допускать династической унии между Сицилийским королевством и империей. Еще большим нарушением стало коронование самого Фридриха императорской короной, которого он добился у папы Гонория III в 1220 г. Правда, при этом Фридрих II еще раз торжественно обещал, что никогда не нарушит папского сюзеренитета над Сицилийским королевством и передаст его в другие руки. Он также торжественно поклялся, что не позже, чем через год отправится в новый крестовый поход.

Последнее обещание не было императором выполнено, что привело к длительному конфликту с курией. Как мы уже говорили, Фридрих II безразлично относился к религиозному фанатизму и поэтому не проявлял никакого рвения к организации крестоносных предприятий, не обещавших территориальных приобретений и расширения сферы императорского господства. Все же выполняя обещание, он послал небольшую подмогу участникам пятого крестового похода, овладевшим Дамиеттой. Но Дамиетта была отвоевана египетским султаном аль-Камилом, и Фридрих II считал бесполезным предпринимать новый поход, несмотря на угрозы папы Гонория III отлучить его от церкви. Император был занят неотложными делами в Сицилийском королевстве и Италии. Постоянными напоминаниями о крестовом походе папа хотел оторвать его от итальянской политики, которая стояла на пути реализации планов курии в Италии. Сроки организации крестового похода несколько раз отодвигались, пока папа не вынудил Фридриха II заключить в 1225 г. соглашение, обязывающее не позже августа 1227 г. выставить тысячный отряд рыцарей и снарядить флотилию из 100 транспортных судов и 50 экипированных галер для переброски крестоносцев в «Святую землю». В случае невыполнения соглашения должно было автоматически последовать папское отлучение императора. Видя неизбежность навязанного ему крестового похода, император решил извлечь из него максимальную пользу. Оп женился на дочери «иерусалимского короля» Жана Бриенского – Изабелле и, короновавшись «иерусалимской короной», заявил притязания на эту не существовавшую в действительности корону.

В 1227 г. в Бриндизи собралось большое войско для похода на Иерусалим. Но разразилась повальная эпидемия, заболел и сам император. Его корабль повернул обратно, и начатый поход расстроился. Папа (в то время уже Григорий IX) не стал выслушивать объяснения посланцев Фридриха II и отлучил его от церкви. Началась открытая борьба, в которой обе стороны пытались нанести удар по наиболее уязвимым местам противника. Фридрих II вошел в соглашение с римлянами, недовольными папскими домогательствами, и Григорий IX был изгнан восставшим населением из города. Папа потребовал у южноитальянского и сицилийского духовенства соблюдать интердикт[87] во всех местах, где появлялся Фридрих II, и запретил населению платить налоги отлученному от церкви королю. Фридрих II в свою очередь угрожал духовенству за выполнение папского приказания лишением церковных должностей. В то же время он нарушил папский сюзеренитет над Анконой и «наследством Матильды», передав их под власть своего наместника.

Фридрих II готовился к прерванному крестовому походу. Видимо, одной из причин этого предприятия было намерение императора выбить из рук папы оружие церковного отлучения. Как можно судить, Григорий IX прекрасно понимал замысел своего противника и оставался непреклонным. Ситуацию, сложившуюся в связи с подготовкой к крестовому походу «короля-еретика», он решил использовать против самого организатора похода. В ход были пущены измышления об отступлении Фридриха от христианства, о его переходе в ислам и т. п.

В 1228 г. Фридрих II, отправившись со сравнительно небольшими силами в поход, добился того, чего не могли достигнуть огромные крестоносные армии со времени первого крестового похода – освобождения Иерусалима. Фридрих II искусно использовал противоречия между мусульманскими правителями (египетским султаном аль-Камилом и дамасским эмиром) и заключил с султаном выгодный союзный договор (1229), по которому Иерусалим, за исключением квартала, где находилась мечеть Омара, а также ряд палестинских городов переходили на договорный срок (40 лет с правом продления срока) в руки императора, обладавшего титулом «иерусалимского короля». Со своей стороны Фридрих II обязался помогать султану против всех его врагов (в том числе и христианских князей в Сирии!). Кроме того, с Египтом было заключено выгодное торговое соглашение о ввозе сицилийского хлеба и вывозе ливантийских товаров.

Казалось бы католическая церковь должна была приветствовать освобождение Иерусалима. Но для папской политики при сложившейся ситуации «священный город» никакого значения не имел, и Григорий IX сделал все возможное, чтобы повернуть успехи своего противника против него самого. Крестовый поход был объявлен «пиратским предприятием», а освобождение Иерусалима «нечестивой сделкой» отлученного от церкви императора с мусульманским султаном. На Иерусалим папа наложил интердикт, запрещавший совершать там богослужение, поскольку в городе находился «отлученный еретик». Иерусалимское духовенство, боясь папских угроз, строго соблюдало этот интердикт, и Фридриху II пришлось самому совершить свой обряд коронации иерусалимской короной. Григорий IX решил добить своего противника: он призвал население Сицилийского королевства к неповиновению Штауфену и послал войско для отвоевания Южной Италии и Сицилии. Местная знать, недовольная крутой политикой Фридриха II, поддержала папу, и значительная часть Южной Италии временно оказалась под властью курии. В то же время Григорий IX вошел в соглашение с врагами Фридриха II в Германии – герцогом Баварии Людвигом и Оттоном Люнебургским – племянником Оттона IV. Но мятеж, поднятый баварским герцогом, успеха не имел.

Фридрих II вынужден был оставить Палестину и поспешить в Южную Италию. Ему удалось вскоре отвоевать большую часть занятой папскими войсками территории Сицилийского королевства и подойти к границам Папской области. Но папа настойчиво отвергал предложения заключить мир, требуя территориальных уступок и предоставления свобод сицилийской церкви. В результате продолжительных переговоров в 1230 г. в Сен-Джермано-Чепрано был заключен мир. Фридриху Штауфену пришлось пойти на значительные уступки папе: Анкона и Сполето возвращались под власть курии, Гаэта и Сент-Агата оставались временно под папской юрисдикцией; церковь в Сицилийском королевстве получала известные свободы: право канонического избрания прелатов, налоговые и судебные изъятия для духовенства и др. По сравнению с тем положением, которое было раньше в Сицилийском королевстве, это, конечно, означало победу курии. Заключив этот тяжелый мир, Фридрих II мог завершить начатые ранее реформы в Сицилийском королевстве. В 1231 г. появилась знаменитая Мельфийская конституция Сицилийского королевства. Это свод законов, изданных ранее норманнскими королями и дополненный законодательством Фридриха II.

Запрещалось носить оружие и вести частные войны. Вводился контроль королевской курии за наследованием ленов. Непосредственные королевские вассалы могли вступать в брак и выдавать замуж своих дочерей лишь с согласия короля. (Вскоре это ограничение было распространено на всех держателей ленов – королевских подвассалов). Особую защиту от короля получало многочисленное мелкое рыцарство. Были укреплены законность и правопорядок. Вся судебно-административная и военная власть исходила от короля и осуществлялась его служащими. Был только один закон – королевский, за нарушение которого угрожали жестокие кары. В королевстве существовала, как уже отмечалось, упорядоченная система обложения, дававшая возможность государственной власти присваивать значительную часть прибавочного продукта у населения. Многие немецкие буржуазные историки воздают хвалу Фридриху II за то, что он якобы создал на юге Италии судебно-административную и финансовую систему на уровне XVII-XVIII вв. Это явное преувеличение. Государственное устройство, введенное Фридрихом II в Южной Италии и Сицилии, представляло собой всего лишь упорядоченную феодальную систему XIII в. Фридрих II только завершил начатые до него реформы.

На фоне итальянской политики Фридриха II весьма контрастно выглядели его мероприятия в Германии. С тех пор как он в 1220 г. оставил страну, отправившись за императорской короной в Рим, этот император еще только два раза (в течение 30 лет) удосужился побывать в Германии. Во главе германского государства был поставлен малолетний сын императора Генрих, а фактически страной управлял его попечитель архиепископ Энгельберт Кельнский. Перед тем как покинуть страну, Фридрих II издал одну из своих знаменитых привилегий – «Привилегию па благо церковным князьям»[88]. Помимо отказа от своего права на движимое имущество умершего прелата, король уступал церкви пошлинную и монетную регалии. В пределах церковных владений запрещалось кому бы то ни было (даже самому королю) строить крепости и города; это право оставалось монополией самого прелата. Король отказывался от всякой юрисдикции в епископских городах, исключая только то время, когда в данном городе собирался имперский съезд – за неделю до его начала и спустя неделю после. Прелатам также гарантировалась незыблемость их земельной собственности – пожалованные королем из церковной земли лены должны были оставаться в верховной собственности епископства.

Не менее широкие права были пожалованы Фридрихом II и его сыном Генрихом всем немецким князьям по так называемой Вормской конституции (1231 -1232). Король и император отказывались в пользу князей от всякой юрисдикции в пределах их территорий[89]. В угоду крупным феодалам в королевские города запрещалось принимать беглых и осужденных людей этих господ и «пфальцбюргеров» (людей, не имевших постоянного места жительства в городе и обладавших собственностью за его пределами). В то же время юрисдикция имперских городов строго ограничивалась пределами городской черты. Проживающие в них люди других господ должны были выполнять в их пользу обычные повинности. Привилегия подтверждала за князьями право на бурговую, градостроительную, рыночную и монетную регалии. Король обязывался не учреждать на территории, принадлежащей к судебному округу какого-либо князя, монетные дворы.

В другом законодательном акте под характерным названием «Эдикт против городских коммун» (1231-1232) содержались строгие предписания против создания каких-либо объединений горожан без согласия на то их господ – городских сеньоров. Все выданные ранее королевские привилегии городам считались недействительными, если они противоречили этому постановлению[90]. Таким образом, в Германии запрещались все формы городского самоуправления и всякие корпорации горожан, в том числе и ремесленные цехи, так распространенные в те времена в городах Европы. Следует сказать, что жестокое и нелепое постановление не было проведено в жизнь. Но оно как нельзя лучше характеризует направление королевской политики в Германии. Если в других странах королевская власть сосредоточивала в своих руках прерогативы, позволявшие ей подчинить государственной юрисдикции все слои населения, и прежде всего горожан, то в Германии, наоборот, король закреплял эти прерогативы за князьями, помогая им укрепить свое территориальное господство.

Для феодальной монархии, боровшейся с сепаратизмом знати, города являлись естественными союзниками. Известно, что Капетинги победили феодальную знать в значительной степени благодаря поддержке городов. Короли Кастилии держали в узде магнатов, опираясь на военную помощь городских коммун. Английская монархия подчинила своему господству все города страны, не дав возможности превратиться им в коммуны, и, тем более, не допустив господства над ними баронов. В Германии, где в XI-XII вв. явно намечался политический союз между королевской властью и городами для общей борьбы с феодальной знатью, в XIII в. сама королевская власть перечеркнула результаты этой политики и отдала земские города на полный произвол князей. Такова была плата за поддержку князьями императорской политики в Италии. Позже, в пору острых конфликтов с князьями, Фридрих II пытался улучшить свои отношения с немецкими городами, давая им кассированные им же привилегии, но это не могло уже помочь делу, князья прочно укрепили свое положение.

Политика императора, рассчитанная на то, чтобы сохранить спокойствие в Германии ценой любых уступок князьям, вызвала в стране оппозицию. И как ни странно, эту антикняжескую оппозицию возглавил сын императора – король Генрих. Главной силой антикняжеского движения были города. Выступление было поддержано и некоторыми магнатами, преследовавшими корыстные цели – свести счеты со своими противниками. Эта борьба переплеталась с массовым еретическим движением в рейнских городах, которое жестоко подавлялось церковью, поощряемой антиеретическим законодательством Фридриха II. Как можно судить по действиям Генриха, он возглавил оппозицию в Германии не для того, чтобы коренным образом изменить курс государственной политики, а только для того, чтобы укрепить свое положение и избавиться от отцовской опеки. Но события заставили молодого короля пойти дальше и искать себе союзников среди всех врагов императора, в том числе и в Италии. Видимо, советники Генриха преследовали при этом далеко идущие цели. После смерти Энгельберта Кельнского Генрих начал править самостоятельно, и сразу обнаружились его расхождения с отцом. Дело касалось отношений с отдельными князьями – австрийским герцогом, наследство которого должно было перейти к Генриху (его жена являлась сестрой бездетного герцога Фридриха Сварливого), королем Чехии и герцогом Вельфом. Генрих, вопреки воле отца, пытался развестись со своей женой, что должно было привести к потере права на наследование Австрии, вступал в конфликты с другими князьями. Он не оказывал поддержки князьям для подавления широко развернувшегося движения в рейнских городах, а, наоборот, поддерживал города, чем вызвал резкое недовольство императора. Затем он открыто выступил против своего отца и начал вербовать союзников. Из германской знати только немногие оказали ему поддержку – некоторые епископы и светские феодалы Швабии и швабские министериалы. Зато союзником Генриха стала Ломбардская лига, обещавшая предпринять совместные с ним действия. Заговор был легко подавлен Фридрихом II при поддержке немецких князей. Генрих попал в заключение к отцу и так и не вышел на свободу до самой смерти (1242).

Император вознаградил германских князей новыми уступками. В свою очередь собрание князей в Вормсе в 1235 г. поддержало просьбу Фридриха II предпринять военный поход против ломбардских городов. Именно ради этого император шел на всевозможные уступки князьям.

Интересам господства над Италией была подчинена и вся внешняя политика Фридриха II. Традиционная приверженность Штауфенов союзу с Капетингами хотя и не была нарушена, однако император стремился всячески улучшить отношения с Англией. После смерти Оттона IV и устранения династических притязаний Вельфов не оставалось причин для сохранения напряженных отношений с Англией. Наоборот, в условиях активизации французской политики в смешанных имперско-французских областях, император был заинтересован в возможных союзниках против «французской экспансии». И наиболее естественным союзником могла быть Англия, имевшая территориальные споры с Францией. Вот почему Фридрих II стремился установить династические связи с Плантагенетами. Вначале был проект женитьбы наследника (Генриха) на сестре английского короля. Но император нашел лучшим оставить английскую принцессу для самого себя.

Сближение с Англией не помешало, однако, сохранять вполне лояльные отношения с Францией. При жизни Филиппа II Августа, которому Фридрих II был так обязан в своем укреплении на германском престоле, эти отношения были даже дружественными. В последующее время, хотя союз формально и не был нарушен, временами возникали конфликтные ситуации, которые старался разрядить сам Фридрих II, нуждавшийся в поддержке французского короля в своих постоянных схватках с курией.

В 1223 г. был заключен германо-французский договор, подтверждавший прежние союзные отношения. Стороны взаимно обязались не принимать в пределах своих государств опальных и преследуемых лиц и не оказывать им никакого содействия. Император обещал французскому королю не заключать союза с Англией и не допускать, чтобы в союзные отношения с английским королем вступали его вассалы и подданные. Следует сказать, что первая часть соглашения могла быть легко нарушена, так как в ряде пограничных областей существовали запутанные вассально-ленные связи: многие вассалы императора были одновременно и вассалами французского короля, и не принимать их в пределах своих государств было просто невозможно. В этот период французская сторона стремилась к более тесному династическому союзу, направленному против Англии. Французский двор добивался заключения династического брака – выдачи замуж за Генриха принцессы из семейства Капетингов. Однако Фридрих II и его союзник папа Гонорий III отклонили предлагаемый династический альянс. Императора больше устраивало такое положение, когда оставалась возможность лавировать между враждовавшими государствами. При этом он не допускал ничего такого, что могло бы бросить тень на союзные отношения с Францией. Когда в правление Бланки Кастильской был организован антидинастический заговор, Фридрих II старался помочь регентше в нормализации положения, отвращая имперских князей от поддержки мятежной французской знати. В свою очередь и французский двор занял весьма лояльную позицию в отношении императора в развернувшейся борьбе его с папством.

Союзные отношения не были формально нарушены и тогда, когда Людовик IX начал осуществлять свою политику присоединения спорных пограничных с империей областей на востоке и севере. В 1234 г. появилась угроза потери имперского верховенства над Провансом: Людовик IX женился на дочери прованского графа Раймунда Беренгара, не имевшего мужского потомства. Именно тогда Фридрих II решил сблизиться с английским королем Генрихом III, женившись на его сестре Изабелле. Это вызвало в Англии надежду возобновить с помощью империи войну с Францией. Однако Фридрих II не намеревался идти так далеко в союзе с Англией. Он начал снова сближаться с французским королем – тем более, что положение империи в областях Роны значительно улучшилось. Местная знать предпочитала номинальное верховенство императора реальной угрозе потери независимости и возобновила ленную связь с империей. Даже прованский граф остался в вассальной зависимости от Фридриха II. Чтобы уменьшить французское влияние в Провансе, император содействовал заключению брака своего шурина Генриха III Английского со второй дочерью прованского графа. Это создало угрозу расширения английских владений на французской территории.

Это было время наибольших успехов имперской политики Фридриха II. В возобновившейся войне с Ломбардской лигой он мог использовать военную поддержку своих вассалов с разных концов империи, в том числе и из Франции. Но это был его последний успех. Поражение под Брешией перечеркнуло все завоевания в Ломбардии. Папа Григорий IX перешел в наступление, началась решающая фаза борьбы империи с папством. Людовик IX, верный своим союзническим отношениям, оставался формально нейтральным. Но он активизировал свою присоединительную политику.

Папа стремился втянуть французского короля в войну со своим противником и предложил авансом его брату Роберту императорскую корону. Но это предложение не нашло в Париже отклика, так как, по словам хрониста Салимбене, французы невысоко ценили номинальный императорский титул. Они считали своего короля, царствующего по праву наследования, выше императора, получающего титул по избранию князей[91]. Людовик IX, хотя и разрешил объявить во Франции папскую буллу об отлучении Фридриха II, в вооруженный конфликт не вмешивался и запретил французскому духовенству оказывать какую-либо денежную помощь курии для ведения войны с императором. Больше того, он пытался вместе с другими королями Западной Европы посредничать в примирении папы с императором, на что Иннокентий IV решительно не соглашался.

Воспользовавшись тяжелым положением Фридриха II в войне с папой и ломбардскими городами, Капетинги, наконец, смогли осуществить свой давнишний план присоединения Прованса. Наследница умершего прованского графа – Беатриче, которую Фридрих II пытался выдать замуж за своего младшего сына Конрада, была обручена с Карлом Анжуйским – младшим братом Людовика IX. Император пытался удержаться в Провансе, но французские рыцари вытеснили оттуда его войска. Фридриху II не оставалось иного выхода, как смириться с потерей Прованса ради сохранения союзных отношений с Францией, так необходимых ему в условиях войны с папой и ломбардцами. Вместо неудавшегося брака наследника престола с прованской принцессой пришлось просить руки сестры Людовика IX. Однако политика сохранения любой ценой союза с Францией оборачивалась против самого императора. Когда в 1247 г. созрел план похода на Лион, чтобы сорвать созванный там папой церковный собор, Людовик IX заявил, что он применит военную силу для защиты интересов церкви. В это же время французский король продолжал устанавливать свое верховенство над бывшими имперскими территориями в Нидерландах, используя для этого традиционный метод заключения династических браков и вмешательства в споры претендентов. Брат Людовика IX Роберт женился на сестре брабантского герцога – Матильде, что усилило связи Франции с этой полуимперской областью. В 1239 г. Людовик IX купил имперскую территорию – графство Намюр – у латинского императора Балдуина, которое формально продолжало оставаться в составе империи. Наиболее важным шагом было проникновение в имперскую часть Фландрии и Генегау (Эно). Людовик IX искусно вмешался в споры наследников этих областей и поставил их под свой фактический сюзеренитет (1246). Империя утратила свое верховенство в этом чрезвычайно важном стратегическом пункте Северо-Западной Европы[92].

Для судьбы империи Штауфенов решающим было ее поражение в войне с Ломбардской лигой и папством. Эти две силы снова, как и во времена Барбароссы, объединились перед лицом общего врага. Однако цели у них были совершенно разные: города отстаивали свою независимость, папство боролось за мировое господство.

Ломбардские города в 1226 г. возобновили свой прежний союз и свою военную организацию. Фридрих II ответил на это отменой Констанцского мирного договора от 1183 г., что означало лишение городов их привилегий, в частности права регалий. Дело шло к войне, и император, не располагавший достаточными военными силами, пошел на попятную, добившись с помощью папы примирения с лигой. Города сохранили свои прежние привилегии. Но когда в 1231 г. Фридрих II снова попытался нарушить городские свободы в Северной Италии, ломбардские города собрали в Болонье союзный съезд и объявили военную мобилизацию. И на этот раз война была отсрочена благодаря посредничеству папы Григория IX, примирившегося с императором после заключения мира в Сен-Джермано-Чепрано. Фридрих II был занят подавлением заговора своего сына. В 1236 г., получив военную поддержку немецких князей, он направился в Северную Италию, намереваясь покончить с вольностями ломбардских городов.

Первое время успех ему сопутствовал, бдительность лиги была усыплена продолжавшимся папским посредничеством, и она не успела отмобилизовать свои военные силы. Окрыленный первой удачей, Фридрих II потребовал у ломбардских городов роспуска их союза и принесения ему вассальной присяги. Когда это требование было отвергнуто, война возобновилась, и император нанес союзным войскам решающее, как он полагал, поражение в битве при Кортеново (ноябрь 1237 г.). Миланцы, понесшие самые большие потери, готовы были согласиться на условия мира, но остальные города не желали сдаваться. Лига отвергла требование о безусловном подчинении, и в 1238 г. война возобновилась с новой силой. На этот раз военное счастье было на стороне городов. Попытка Фридриха II взять Брешию окончилась провалом, после трехмесячной осады немецкое войско вынуждено было отступить. Это оказалось переломным моментом в ходе войны. Папа Григорий IX решил, что и для него настало время действовать. Напрасно Фридрих II пытался умилостивить папу изданием еще одного жестокого эдикта о преследовании еретиков. Григорий IX написал ему грозное послание, в котором обвинял в угнетении церкви в Сицилийском королевстве, нарушении привилегий духовенства в области налоговых изъятий и конфискации имущества тамплиеров и госпитальеров. Папа порицал императора за то, что он вместо организации крестового похода ведет войну против ни в чем не повинных ломбардских городов. Вместе с тем папская дипломатия трудилась над укреплением Ломбардской лиги и вовлечением в нее новых членов, в частности она стремилась примирить Венецию и Геную и привлечь их к совместной борьбе с императором. Окончательный разрыв наступил тогда, когда Фридрих II женил своего побочного сына Энцио на наследнице Сардинии и назначил его сардинским королем. Сардиния находилась до того времени под сюзеренитетом курии, и сам Фридрих II это ранее признавал. Папа вновь отлучил Фридриха II от церкви и призвал к полному разрыву с ним и к сопротивлению его власти. Вся Северная Италия сразу отпала от императора. Венеция и Генуя готовились к морской войне. Попытки Фридриха II внести разлад в союз и нанести удар отдельным городам окончились провалом. Однако император оставался господином положения в южных областях страны – Анконе и Сполето – и угрожал вторжением в Папскую область. Григорий IX назначил церковный собор, чтобы от его имени провозгласить отлучение. Но верные Фридриху II пизанцы захватили у устья Тибра направлявшихся на собор прелатов (более 100 человек), и собор был сорван. Войска императора подступили к Риму, опустошая его окрестности; агенты Фридриха II готовили почву для вступления в город. Но положение внезапно изменилось – умер Григорий IX. Новый папа Целестин IV пробыл на престоле только два месяца. После него в течение полутора лет папский престол оставался вакантным, и добиться снятия папского отлучения и нормализации отношений с курией было невозможно. В это время началась междоусобная борьба в Германии, угрожавшая Штауфенам потерей королевского престола, и поэтому Фридрих II вынужден был искать примирения в Италии.

Это было тревожное для Европы время. Монголо-татарские полчища проникали и в восточно– и центрально-европейские страны. Казалось бы, что такие две силы западного мира, как империя и папство, должны были возглавить сопротивление. Но этого не произошло. Венгерский король Белла IV, носивший корону «св. Стефана», когда-то полученную от курии, напрасно взывал к папе и императору; Венгрия была опустошена завоевателями, никакой помощи ей не оказали. Император лишь обращался с призывами к христианским силам Запада. И не принимал никаких мер. Правда, чешский король Вацлав пытался организовать военную помощь сражавшимся с врагом польско-силезским рыцарям, но его войска опоздали к решающей битве (при Лигнице в апреле 1241 г.). Только освободительная борьба русского народа не позволила монголо-татарам в дальнейшем предпринять новые завоевательные походы на Запад.

В 1243 г. папой был избран Иннокентий IV. Фридрих II, положение которого и в Германии, и в Италии было довольно шатким, сразу вступил с ним в переговоры, готовый пойти на самые крайние уступки курни. Он обещал вернуть под верховную власть папы все захваченные им церковные области и возместить понесенные убытки, а также организовать за свой счет крестовый поход. Больше того, он готов был «дать амнистию» ломбардским городам за все враждебные против него действия в то время, когда император находился под папским отлучением, признав тем самым законную силу этого отлучения. Однако примирения не состоялось, так как Фридрих II не согласился на требование передать решение спора с ломбардскими городами на суд папы. Иннокентий IV тайно покинул Рим и отправился в Геную, а затем в Лион, где в июне 1245 г. был назначен вселенский собор католической церкви, который должен был придать большой авторитет его действиям против императора. Собор, весьма представительный по своему составу, на котором присутствовали и видные деятели германской церкви, почти единодушно поддержал папу и вынес постановление об отлучении многократно уже отлученного папой Фридриха II от церкви и лишении его всех званий и почестей. В обращении собора подданные призывались к организованному неповиновению лишенному звания «королю-еретику», а князья – к избранию нового короля. Эти жестокие меры обосновывались тем, что Фридрих II якобы попрал долг христианина и причинил церкви и папе огромный вред – захватил принадлежавшие курии земли, нарушил папский сюзеренитет над Сицилийским королевством, устроил пиратский набег и захватил в плен направлявшихся на собор прелатов, нарушил подписанный с папой мир (в Сен-Джермано-Чепрано). Больше того, император обвинялся в еретичестве и склонности к магометанству за его политику сближения с мусульманами. Собор и папа призвали европейских королей к разрыву с императором и к активным действиям против него. Следует сказать, что этот призыв нигде не нашел отклика. Короли Франции, Англии и других западных стран сохраняли нейтралитет. Фридрих II пытался завоевать их симпатии, выставляя себя борцом за общее дело всех монархов Европы против теократических притязаний папы. В обращении к венценосцам Европы он оспаривал притязания папы на сверхдержавное верховенство и объявлял недействительными все папские решения по своему делу. Император призывал дать отпор папским домогательствам, отнять у курии незаконно присвоенные владения и прерогативы и низвести папу до его первоначального положения римского епископа.

Однако перевес сил в схватке императора с папой все более склонялся на сторону главы католической церкви. Фридрих II был бессилен справиться со своим противником, который оказался для него недосягаем, хотя и находился в «имперском городе» Лионе. Он безуспешно пытался предпринять внезапный поход на этот город, чтобы помешать деятельности собора и, по возможности, захватить в плен папу. Развернувшиеся в Италии и Германии события, которые угрожали непосредственно династическим интересам Штауфенов, не позволили свести счеты с папой.

Вернувшиеся в Германию участники Лионского собора и многочисленные папские агенты развернули в стране антиимператорскую агитацию, плоды которой не замедлили сказаться: от Штауфенов отпала значительная часть знати, избрав антикороля – Генриха Распе, ландграфа Тюрингии, бывшего опекуна малолетнего Конрада. Правда, он так и не смог укрепить своего положения. После первых успехов его постигли серьезные неудачи, и он вскоре умер.

Не лучше обстояло дело и в Италии. Когда Фридрих II начал деятельно готовиться к походу на Лион, возобновилась война с ломбардцами. Важный в стратегическом отношении город Парма занял враждебную позицию, и император двинул войска на его усмирение. В разгар подготовки к большой войне с Ломбардской лигой Фридрих II внезапно умер (1250).

Недолго пережил императора и его преемник Конрад IV (1250-1254), продолжавший войну с курией и ломбардскими городами. Папа, который поставил своей целью вытеснить Штауфенов из Италии, добился, наконец, своего. Последний представитель этой династии Конрадин, захваченный в плен папским союзником Карлом Анжуйским, был в 1268 г. казнен в Неаполе. Сицилийское королевство перешло к Анжуйской династии. В Германии в течение 19 лет (1254-1273) продолжалось междуцарствие. «Священная Римская империя», хотя номинально и сохранила свое существование, как политическая реальность распалась со смертью Фридриха II.

Германия потеряла не только Южную, но и Среднюю п Северную Италию. Ничего не сохранилось от императорского сюзеренитета над областями бывшего Бургундского королевства и Нидерландами. Чехия в царствование Пжемысла II (1253-1278) стала, по существу, независимым государством и на время присвоила «имперские земли» – Австрию и другие области вплоть до Адриатики. Сама Германия представляла с тех пор наиболее раздробленное в Западной Европе государство с номинальной властью избираемого князьями монарха.

Германские короли тем не менее не отказались от погони за императорским титулом и от притязаний на верховенство. Они по временам вторгались в Италию, чтобы короноваться в Риме и пограбить богатые итальянские города. Но о возврате к прежней «итальянской политике» не могло быть и речи. Нужно было заботиться о сохранении хотя бы формального сюзеренитета над немецкими князьями и о создании собственного территориального владения. Именно к этому сводилась их государственная политика после междуцарствия.

Избранный в 1273 г. на королевский престол Рудольф Габсбург посвятил свое царствование умножению родовых владений Габсбургов. Он захватил принадлежавшие чешскому королю «имперские территории» Австрию, Штирию и Каринтию и создал огромное наследственное владение. Но к итальянским делам Габсбург проявлял мало интереса и даже отказался от приглашения папы стать его союзником для изгнания из Сицилийского королевства Карла Анжуйского. Превращение Габсбургов в крупных территориальных владетелей возбудило против них курфюрстов и стоило им императорской короны. На престол избираются незначительные князья – Адольф Нассау (1291-1298), позже Генрих VII Люксембург (1308-1313), которые должны были, по мнению курфюрстов, помогать им расширять владения, а не создавать свои собственные. Адольф за невыполнение подобных обещаний был лишен престола. Генрих Люксембург оказался более ловким. Он женил своего сына Яна на наследнице чешского престола Елизавете и обеспечил тем самым своей династии обладание крупнейшим «имперским леном» – Чешским королевством. Теперь Люксембурги превосходили даже Габсбургов, и Генрих VII допытался снова возродить заглохшую имперскую традицию. Но эта авантюристическая политика была заранее обречена на провал. Ситуация коренным образом изменилась не только в Германии, но и на международной арене.

Это было время укрепления национально-государственного суверенитета в Западной Европе и упадка папской теократии. Усилившаяся к началу XIV в. французская монархия добилась того, чего не могла достигнуть с середины XI в. «Священная империя» – подчинения папства. Последний из поборников папской теократии – Бонифаций VIII – погиб в столкновении с французским королем Филиппом IV Красивым (1303), а его преемники, начиная с «французского папы» Климента V, переселились в Авиньон и находились в течение 70 лет (1309-1378) под контролем французских королей («Авиньонское пленение»). Франция укрепила свое влияние в Южной Италии, где обосновалась капетингско-анжуйская династия.

В этих условиях попытки германского короля, обладавшего лишь призрачной властью в собственной стране, вмешиваться в итальянские дела, были совершенно безнадежны, хотя предлогов для такого вмешательства всегда имелось достаточно. Нужно иметь в виду, что в Италии, страдавшей от внутренних неурядиц, было немало сторонников германского императора. Одна из боровшихся за власть в итальянских республиках партий называлась гибеллинами в честь династии Штауфенов. Некогда она придерживалась императорской ориентации в противоположность папской, которой следовали ее противники – гвельфы. Но это идеализированное представление об императорской миссии сразу же рушилось, как только немцы появлялись в стране. В своем поэтическом послании, обращенном к итальянским властелинам, знаменитый поэт-гуманист Франческо Петрарка писал:

Зачем, вы дайте мне ответ,
На ваш призыв с войною
Тевтонов армия пришла?
Не льститесь вы мечтой пустою,
Что варвары поля чужие
Своею кровью обагрят!
...И вот из той страны ужасной
Потоком хлынули они
На нивы нашей родины прекрасной,
И в том виновны мы одни!
Ведь сами мы призвали их, –
Так кто ж теперь спасет от них!

В XIV в. снова ожила традиция итальянских походов.

Генрих VII, добившись у авиньонского папы Климента V согласия короновать его императорской короной за участие в предполагавшемся крестовом походе, направился в 1310 г. в Италию. Ему удалось с помощью значительной военной силы и при поддержке гибеллинов занять ряд городов в Северной и Средней Италии и вступить в Рим, где папский легат возложил на его голову императорскую корону (1312). Но укрепиться в Италии и восстановить императорскую власть Люксембургу не удалось. Города восставали против немцев. Генрих VII вынужден был бежать. Вскоре он умер при подготовке похода против неаполитанского короля Роберта Анжуйского.

Преемник Генриха VII – Людвиг Баварский из династии Виттельсбахов (1314-1346) – столь же безуспешно пытался возродить «итальянскую политику» императоров. Правда, борьба, которую ему пришлось вести с папой, носила уже принципиально новый характер: нападающей стороной был папа, связанный с интересами французской монархии.

Авиньонский папа Иоанн XXII не признавал никаких верховных прав императоров над Италией и назначил собственного викария для управления итальянскими делами. Вместе с тем он вмешивался в междоусобную борьбу претендентов на германский престол, требуя признать свое третейское решение тронного спора. Когда Людвиг Баварский одержал победу над своим противником, он начал готовиться к итальянскому походу, чтобы короноваться в Риме и отнять у папы узурпированные им права. Папа в ответ на это отлучил короля от церкви и через некоторое время наложил интердикт на всю Германию. Развернулся последний эпизод борьбы средневековой Германской империи с папством. На этот раз на стороне претендовавшего па римский престол германского короля были не только избравшие его немецкие курфюрсты, но и все антипапские силы в Германии. Борьба получила широкий международный резонанс. Речь шла о защите светского национально-государственного суверенитета от теократических притязаний папы. В выступлениях противников папства звучали требования церковной реформы – установления верховенства соборов над курией, ограничения ее фискальных вымогательств и вмешательства в церковные дела суверенных государств. Известный итальянский деятель и публицист Марсилий Падуанский, находившийся в ту пору при дворе Людвига Баварского, в своем трактате «Защитник мира» развивал идею светского суверенитета и давал решительный отпор папским притязаниям на политическое верховенство. По его словам, избрание короля князьями давало монарху полную власть в государстве, а коронация в Риме являлась всего лишь торжественным актом, увенчивавшим избирательную процедуру. Германский король короновался в Риме, и римский епископ при этом никаких особых прав верховенства не получил, он выполнял лишь возложенную на его сан обязанность. Автор в принципе отвергал притязания папы на какую-либо верховную власть даже в рамках католической церкви; римский епископ ничуть не выше всякого другого епископа, в том числе и каждого из трех духовных курфюрстов, избиравших германского короля. Еще более радикальные требования выдвигали идеологи еретического движения, предвосхищавшие европейскую Реформацию. Однако результаты всех этих антипапских выступлений были ничтожны, так как германский король, оказавшийся по стечению обстоятельств в их центре, боролся не против папства, а только против папы, стоявшего на его пути к римскому престолу; к тому же Людвиг Баварский далеко не обладал суверенной властью в своей стране.

Не обращая внимания на папское отлучение, с которым вообще мало кто считался в Германии, Людвиг Баварский предпринял в 1328 г. поход в Италию и был коронован в Риме «с согласия римского народа» императорской короной, которую возложили на его голову два епископа, находившиеся, как и сам он, под папским отлучением. Новый император возвел на престол «апостола Петра» антипапу Николая V, которому, однако, не удалось укрепиться в Риме. В целом результаты этого широко задуманного предприятия оказались весьма скромны. Положение авиньонского папы не было поколеблено. В Италии хозяйничание немцев вызвало недовольство, вспыхивали восстания в городах, и Людвигу Баварскому пришлось оставить страну. Больше туда он не возвращался.

Во время столкновений с папой Иоанном XXII немецкие курфюрсты приняли важное постановление в Рензе (1338), одобренное франкфуртским рейхстагом и затем подписанное императором в качестве закона. В постановлении говорилось: «После того как кто-либо избирается в императоры или короли имперскими избирателями единодушно или большей частью их, он тотчас же на основании одного только этого избрания должен считаться и называться истинным королем и императором римским, и ему должны оказывать повиновение все подданные империи... и он не нуждается в одобрении, утверждении, поддержке или соизволении папы, либо апостольского престола, или кого-нибудь другого»[93]. Далее указывалось, что несогласных с этим следует лишать ленов и всех привилегий и преследовать как оскорбивших честь «величества». Издавая это постановление, курфюрсты заботились не об интересах короля, а о сохранении своего монопольного права ставить королей.

Следует сказать, что Людвиг Баварский и его преемники не воспользовались этой поддержкой в борьбе с папством и продолжали домогаться коронации в Риме. Ведь для них императорский титул без Рима и Италии ценности не представлял. Выраженная в Рензском постановлении концепция империи низводила ее до уровня германского королевства, какой она на деле и являлась. Германские короли, заботясь о престиже «Священной Римской империи», считали весьма важным сохранить традиционную коронацию в Риме, которая в какой-то степени возвышала их над вручавшими им власть князьями и давала повод к военным вторжениям в Италию. Коронация в Риме вместе с тем напоминала итальянцам о существовании империи и притязаниях императора на верховную власть. А то, что корону вручал папа от имени «римского народа» и римской церкви, служило моральным оправданием этих притязаний.

Карл IV (1347-1378) в своей итальянской и западной политике выступал уже не как противник, а как союзник папы. Он умело использовал противоречия между папством и французской монархией. В 1365 г., при посещении папской резиденции в Авиньоне он короновался как король Арелата (Нижняя Бургундия), восстановив на время имперское верховенство над большей частью бывшего Бургундского королевства, которое было потеряно еще в XIII в. Вместе с тем как король Чехии Карл Люксембург присоединил Силезию и Лужицкие земли, а как германский король – Бранденбург, часть Мейсенской (Мисьненской) марки и Восточный Пфальц. Казалось, монархия Люксембургов вступала на путь объединения территориально раздробленного государства. Но на самом деле династические успехи Люксембургов ни в какой степени не свидетельствовали об изменении уже давно сложившегося направления политического развития Германии. Вся политика Карла IV как германского короля и императора была направлена не на преодоление, а на закрепление раздробленности Германии. Стремясь упрочить позиции своей династии и избавиться от контроля князей-избирателей, Карл Люксембург создал собственное наследственное владение, превосходившее по своим размерам любое наиболее крупное имперское княжество. Оно простиралось от Верхнего Пфальца до Силезии и от Западной Померании до Австрии. Но сохранить его династии Люксембургов не удалось. Преемники Карла IV владели только наследственным Чешским королевством.

Карл IV, как и его два предшественника, пытался продолжить императорскую традицию и предпринимал военные походы в Италию. Первый, коронационный поход имел успех. Германский король прибавил к своим трем коронам еще две – ломбардскую и императорскую, которую возложил на его голову уполномоченный папы Иннокентия VI (1355). Карл IV проявил при этом свойственный ему трезвый подход: получив корону, он не стал вмешиваться в итальянские дела и восстанавливать никем не признаваемые императорские прерогативы, а поспешил обратно, чтобы заняться чешскими и германскими делами. В 1368-1369 гг. император организовал второй поход в Италию с целью подготовить почву для возвращения из Авиньона в Рим «плененного» папы. Это соответствовало интересам его западной политики – помочь папству избавиться от французской зависимости и использовать его в качестве союзника в борьбе с французским королем. Этот поход не имел каких-либо значительных результатов. Папа смог вернуться в Рим только восемь лет спустя.

«Священная Римская империя» территориально сокращалась, теряла свой универсализм и становилась Германской империей. Императорский титул превращался в придаток к королевскому титулу германских монархов и служил его украшением. Важным этапом на пути этой эволюции «Священной Римской империи» было издание Карлом IV Золотой буллы (1356). Эта «конституция княжеского многовластия» узаконивала все ранее приобретенные привилегии курфюрстов и закрепляла некое политическое равновесие в государстве на основе признания формальных прав верховной власти при всемогуществе контролировавших ее князей-избирателей. Карл IV стремился вместе с тем обеспечить особое положение своего наследственного королевства. Выраженная в Золотой булле концепция императорского достоинства близка к той, которая была сформулирована в Рензском постановлении, но имеет и существенное отличие. Избрание «римского короля» курфюрстами сохраняет абсолютную силу, а за папой при этом не признается никаких прав «одобрения» избранного короля. Но избранный в «римские короли» не становится автоматическим императором, а имеет лишь право им стать, короновавшись императорской короной в Риме. Таким образом, признавалась обязательность папской коронации. Золотая булла подробно регламентировала избирательную процедуру. Избрание производилось во Франкфурте-на-Майне под председательством архиепископа майнцского, и избранным считался получивший большинство голосов (четыре из семи). Первой обязанностью вновь избранного короля было «подтвердить и одобрить своими грамотами и печатями все привилегии» курфюрстов и их имперские лены, каждому в отдельности и всем вместе. То же самое он должен повторить и после коронации в императоры авторитетом императорской власти. Наиболее высокий сан среди духовных князей-избирателей сохранялся за майнцским архиепископом, а среди светских – за королем Чехии. Золотая булла сохраняла свою конституционную силу до упразднения «Священной Римской империи».

Папская коронация в Риме практиковалась до XVI в. В 1507-1508 гг. Максимилиан I Габсбург[94] отправился за короной в Рим, но, потерпев поражение от венецианцев в Альпах, вынужден был остановиться в Триденте, где он с согласия папского легата принял титул «избранного римского императора». Этот титул носили преемники Максимилиана из династии Габсбургов, довольствуясь избранием курфюрстами и коронацией в Ахене. С конца XV в. к титулу «Священная Римская империя» стали прибавлять определение «германской нации», что свидетельствовало о пробуждении национального самосознания немцев[95] и выражало тот очевидный факт, что из империи выпала Италия и она стала чисто германской.

Карл V (1519 – 1556), создавший в результате удачных династических комбинаций Габсбургов мировую империю, подчинил в ходе итальянских войн значительную часть Италии. Но это уже являлось результатом международных войн на территории Италии и прямой связи с «имперской традицией» не имело. Со второй половины XVI в. можно уже говорить об Австрийской империи Габсбургов. В таком виде эта империя просуществовала до начала XIX в.

В 1804 г., когда Наполеон I короновался в соборе Парижской богоматери императорской короной в присутствии папы Пия VII, дни «Священной империи» были сочтены. После победы при Аустерлице Наполеон предложил Францу II сложить «римскую корону», что и было им покорно исполнено (1806). Так бесславно закончила свое существование эта эфемерная империя.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нам остается еще ответить на вопросы, поставленные в начале книги. Прежде всего, какие обстоятельства позволили Германии занять в X в. доминирующее положение в Западной Европе и осуществить широкую внешнеполитическую экспансию, приведшую к созданию «Священной Римской империи»?

На этот вопрос немецкая буржуазная историография, по существу, не дает ответа. Такие историки как В. Гизебрехт, Ю. Фиккер и другие сторонники итальянской политики германских королей считают, что движущей силой этой политики была идея универсальной империи и что сама территориально раздробленная Германия была сплочена в рамках этого универсалистского государства. Их противники утверждают обратное: Германия уже в X в. якобы представляла собой единый этнический комплекс, а создание империи только затормозило это национально-государственное развитие.

Чтобы ответить на поставленный вопрос, нужно учитывать два обстоятельства – внутриполитическое положение Германии в X-XI вв. и международную обстановку, сложившуюся в ту пору в Западной Европе.

Германское государство в X в. оказалось политически более сплоченным и сильным в военном отношении, чем многие соседние государства (например, Франция), которые могли бы соперничать с ней во внешнеполитической экспансии. Таким образом, прежде всего необходимо выяснить, что послужило основой внутриполитического сплочения Германского государства и обеспечило его военное превосходство. Здесь следует назвать два основных фактора: сравнительное могущество королевской власти и поддержку ее со стороны феодальной знати. И в том, и в другом отношении Германия превосходила соседнюю Францию. Германский король в X в. располагал еще значительными средствами за счет эксплуатации населения не только в пределах своего домена, но и на всей территории страны, поскольку это население не было поставлено в поземельную и личную зависимость от феодальных собственников. Вместе с тем германский король мог использовать в качестве военной силы мелких и средних аллодистов, не находившихся ни в поземельной, ни в вассальной зависимости от феодальной знати. Все это обеспечивало королевской власти известную самостоятельность в военном отношении. В своих захватнических предприятиях германские короли пользовались поддержкой не только большинства крупных феодалов, стремившихся к расширению своих владений, но и особенно средних и мелких землевладельцев, весьма заинтересованных в богатой военной добыче и земельных ленах за счет завоеванных стран.

Можно согласиться с А. И. Неусыхиным, что Германия X в. по уровню социально-политического развития во многом походила еще на империю Карла Великого и была в состоянии проводить аналогичную захватническую политику. Здесь еще не сформировались феодальные институты: иммунитет, вассалитет и вотчинно-сеньориальная власть, а феодальная знать не приобрела полной самостоятельности, что позволяло королю, пользуясь поддержкой определенных групп землевладельцев, проводить активную внутреннюю и внешнюю политику[96]. Примерно такое же объяснение и такую же оценку этим фактам и событиям дают в настоящее время и историки ГДР[97].

Внешнеполитическая обстановка в Западной Европе в середине X в. вполне благоприятствовала успеху германской экспансии. Повсюду воцарилась феодальная раздробленность. Последние Каролинги во Франции, которые имели больше, чем саксонские Оттоны, династических прав на итальянский и императорский престол, не могли об этом и помышлять, так как сами с трудом удерживали номинальную власть на французском престоле. Папство переживало глубокий упадок и не только не препятствовало немецкому вторжению, но и зачастую подавало для этого повод.

Более сложным и дискуссионным является вопрос: почему Германия в последующие столетия не пошла, подобно своим западным соседям, по пути политической централизации, а потеряла даже прежнее относительное единство и превратилась в совокупность полуавтономных территориальных образований?

В современной зарубежной историографии даются разные объяснения этой особенности государственного развития Германии. Мнения советских медиевистов по этой проблеме тоже до некоторой степени расходятся. В указанной выше работе А. И. Неусыхина существенной причиной роста территориальной раздробленности Германии называется исход борьбы за инвеституру. Мнение автора настоящей работы по этому вопросу сводится к следующему.

Установившаяся в XIII-XIV вв. в Германии территориальная раздробленность не являлась повторением классической феодальной раздробленности, пережитой другими западными странами в предшествующие столетия. Это был распад государства не на вотчины-сеньории, поставленные в иерархическую зависимость, а на обособленные территориальные образования, в которых княжеская власть распространялась на все население безотносительно к его поземельной зависимости. Это были королевства в миниатюре, со своей системой подданства и управления.

Прослеживая процесс образования территориальной власти, мы приходим к выводу, что в основе его лежали те же социально-экономические предпосылки, которые обусловили и общегосударственную централизацию: изменение форм феодальной эксплуатации, рост хозяйственных связей (хотя и не в общегосударственном, а в местном, территориальном масштабе), появление новых слоев населения, освободившихся от вотчинной зависимости и превратившихся в государственных подданных. В конечном счете проблема сводится к тому, чтобы выяснить, в силу каких обстоятельств не королевская власть в Германии стала во главе общегосударственной централизации (как это было в других странах Европы), а обособленные и по-своему централизованные территориальные владения создали князья.

Как известно, в других странах королевская власть установила свое верховенство в результате долгой и напряженной борьбы с феодальной знатью. Опираясь на отдельные группы господствующего класса и на верхушку «третьего сословия», короли победили феодальную аристократию и ликвидировали политическую раздробленность. Что же помешало германским королям последовать их примеру?

Ведь нельзя сказать, что в Германии отсутствовали те социальные силы, которые были заинтересованы в устранении засилья феодальных магнатов и в национально-политической централизации. Выше приводились факты, свидетельствующие о том, что горожане настойчиво стремились к союзу с королевской властью, но сама королевская власть не шла навстречу этим стремлениям и нередко подавляла выступления горожан в угоду князьям. Одной из главных причин столь пагубной политики германских королей являлись итальянские походы, для которых нужна была постоянная военная помощь князей. Ради этой помощи и поддержки императоры отказывались в пользу князей от своих верховных государственных прерогатив.

Таким образом, с полным основанием можно сказать, что итальянская политика германских королей создавала весьма благоприятную почву для роста могущества князей и способствовала закреплению политической раздробленности Германии. Ф. Энгельс в «Заметках о Германии» писал: «Германия, несмотря на отсутствие экономических связей, была бы также централизована, и даже еще раньше (например, при Оттонах), если бы, во-первых, римский императорский титул и связанные с ним притязания на мировое господство не сделали невозможным конституирование национального государства и не привели к растрате сил в итальянских завоевательных походах... При этом общегерманские интересы все время нарушались. Во-вторых, этому помешала система свободного избрания императора... Во Франции и Испании тоже существовала экономическая раздробленность, но там она была преодолена с помощью насилия»[98]. Далее Ф. Энгельс замечает: «Решающим явилось то, что в Германии, раздробленной на провинции и избавленной на долгое время от вторжений, не ощущалось вследствие этого такой сильной потребности в национальном единстве, как во Франции (Столетняя война) в Испании, которая только что была отвоевана у мавров, в России, недавно изгнавшей татар, в Англии (война Роз)»[99].

Итак, Ф. Энгельс называет три основных обстоятельства, способствовавших закреплению политической раздробленности Германии: итальянскую политику германских королей, утверждение принципа свободного избрания императора князьями, отсутствие для Германии внешней опасности, которая сделала бы настоятельно необходимым политическое объединение в национальном масштабе. Следует сказать, что решающим обстоятельством явились именно итальянские походы и притязания на мировое господство, из-за чего германские короли оказались неспособными обеспечить свои наследственные права на престол.

«Священная Римская империя», которая, по мнению некоторых немецких буржуазных историков (Ю. Фиккера и его последователей), якобы сплотила саму Германию, стала в действительности виновницей ее территориального распада. Германские короли, создав эту империю, надеялись превратить в орудие своей политики папство. Получилось же наоборот. Папство стало главным противником на пути императоров к европейской гегемонии и вдохновителем сепаратистских сил в самой Германии. Позиции императорской власти были серьезно подорваны в ходе борьбы за инвеституру. Папство упрочило свое господство над епископатом (особенно в Италии и Бургундии), разрушив созданную Оттоном I государственно-церковную систему. Позиции феодальной знати, в том числе и епископов, в Германии были значительно укреплены в ущерб королю и государственному единству. Временное усиление императорской власти при Штауфенах не изменило общего направления развития Германского государства от относительного единства к территориально-политической раздробленности. Императоры должны были отказаться не только от подчинения папства, но и от установления власти над немецкими князьями, заботясь прежде всего о сохранении верховного сюзеренитета над имперскими княжествами и о создании собственных значительных территориальных владений.

В этих условиях уже не могло быть и речи о какой-либо гегемонистской политике Германской империи в системе западноевропейских государств. Территориально раздробленная страна с трудом могла защитить свой суверенитет перед лицом мощных централизованных европейских монархий.

Уже во второй половине XV в. началось отпадение отдельных имперских территорий, попадавших под власть соседних государств. Используя княжеские смуты в стране, европейские государства начали вмешиваться в германские дела. Это привело к Тридцатилетней войне – первой в истории европейской войне, которая разыгралась на территории Германии. Вестфальский мир (1648) подтвердил аннексию некоторых германских территорий и узаконил сложившуюся внутри страны территориальную систему.

Такова была цена гегемонистской политики «Священной Римской империи».


Оттон I. Миниатюра X в.


Оттон II. Миниатюра X в.


Корона императоров «Священной Римской империи» (X в.)


Свидание в Каноссе. Миниатюра XII в.


Фридрих Барбаросса с сыновьями. Миниатюра XII в.


Фридрих II. Миниатюра XIII в.


Семь курфюрстов. Миниатюра XIV в.


Золотая булла

Примечания

1

По данным В. Шмидта, количество работ на эту тему превысило к 1962 г. 310 названий (Schmidt W. Deutsches Königtum und deutscher Staat des Hochmittelalters unter Einfluss der italienischen Heerfahrten. Wiesbaden, 1964, S. 1). См., напр.: Hostenkampf H. Die mittelalterliche Kaiserpolitik in der deutschen Historiographie seit v. Sybel und Ficker. – «Historische Studien», 1934, H. 255; Koch G. Die mittelalterliche Kaiserpolitik im Spiegel der bürgerlichen Historiographie des 19. und 20. Jahrhunderts. – «Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft», 1962, H. 8.

(обратно)

2

Glesebrecht W. Geschichte der deutschen Kaiserzeit, Bd. 1. 2. Aufl. Leipzig, 1873. S. VII.

(обратно)

3

Sybel H. Über die neueren Darstellungen der deutschen Kaiserzeit. Universalstaat oder Nationalstaat. – In: Die Streitschriften. Hrsg. von Fr. Schneider 2. Aufl. Innsbruck, 1943, S. 8.

(обратно)

4

Ficker J. Das deutsche Kaiserreich in seinen universalen und nationalen Beziehungen. – Ibid., S. 96.

(обратно)

5

Below G. Die italienische Kaiserpolitik des deutschen Mittelalters mit besonderem Hinblick auf die Politik Fr. Barbarossas. Munchen – Berlin, 1927, S. 135.

(обратно)

6

Kern F. Der deutsche Staat und die Politik des Romzuges. Berlin, 1928, S. 61.

(обратно)

7

Brakmann A. Der Streit um die deutsche Kaiserpolitik des Mittelalters. – «Velhagen und Klasings Monatshefte», 1929, Nr 43, S. 443.

(обратно)

8

См.: Неусыхин А. И. Итальянская политика Германской империи X-XIII вв. в современной фашистской историографии. – В кн.: Против фашистской фальсификации истории. М., 1939, с. 156 и сл.

(обратно)

9

Hostenkampf Н. Op. cit.

(обратно)

10

Lintzel М. Die Kaiserpolitik Otto des Grossen. München, 1943, S. 112.

(обратно)

11

См.: Колесницкий Н. Ф. «Священная Римская империя» в освещении современной западногерманской историографии. – В кн.: Средние века, вып. XIV. М., 1959, с. 154 и сл.

(обратно)

12

Lowe Н. Kaisertum und Abendland in ottonischer und fruhsalischer Zeit. – «Historische Zeitschrift», 1963, Bd. 196, H. 3. S. 560.

(обратно)

13

См.: Muller-Mertens E. Das Zeitalter der Ottonen. Berlin, 1955, S. 100; Idem. Regnum Teutonicum. Berlin, 1970, S. 8; Koch G. Die mittelalterliche Kaiserpolitik..., S. 1837; Idem. Auf dem Wege zum Sacrum imperium. Berlin, 1972; Sproemberg H. Mittelalter und demokratische Geschichtsschreibung. Berlin, 1971.

(обратно)

14

Muller-Mertens E. Das Zeitalter der Ottonen, S. 109.

(обратно)

15

Sproemberg H. Op. cit., S. 5, 14, 23.

(обратно)

16

В современной зарубежной историографии Верденский раздел рассматривается только как предпосылка оформления Германского государства. Начало же Германского государства датируется окончанием династии Каролингов и вступлением на престол чисто немецких династий, в частности Саксонской. Историки называют несколько разных дат: 887 г., когда был свергнут с престола Карл Толстый и германским королем избран Арнульф Каринтийский, побочный сын Карломана – «неподлинный Каролинг»; 911 г. – окончание династии Каролингов («неподлинных») и избрание в короли франконского герцога Конрада I; 919 г. – вступление на престол Генриха I – основателя Саксонской династии. Некоторые историки называют дату: 936 г. – начало царствования Оттона I. В советской историографии подобная точка зрения не разделяется. А. И. Неусыхин придерживался мнения, что окончательное оформление Германского государства относится к началу X в., имея в виду его территориальное сплочение (см.: Неусыхин А. И. Очерки истории Германии (до XV в.). Проблемы европейского феодализма. М., 1974, с. 234). Видимо, при решении этого вопроса следует руководствоваться не династическим, а этническим признаком. Восточно-Франкское государство, выделившееся из каролингской империи в 843 г., объединяло страну, населенную преимущественно германскими этническими общностями, из которых сформировалась немецкая народность. Короли и знать этого государства обладали суверенной властью в пределах его территории. Если временами еще собирались общие съезды королей и знати всех частей распавшейся империи, на которых принимались общие решения и издавались общие капитулярии, то это, по существу, не нарушало независимости каждого из королевств.

(обратно)

17

Schenemann К. Deutsche Kriegsfuhrung im Osten während des Mittelalters. – «Deutsches Archiv», 1938, H. 2, S. 54.

(обратно)

18

Deutsche Geschichte. Hrsg. von H. J. Bartmuss u. a. Bd. 1. Berlin, 1967, S. 199; Koch G. Die mittelalterliche Kaiserpolitik...

(обратно)

19

Неусыхин А. И. Проблемы европейского феодализма. M., 1974, с. 259.

(обратно)

20

Неусыхин А. И. Проблемы европейского феодализма. M., 1974, с. 260.

(обратно)

21

Monumenta Germaniae Historica (далее: MGH). Legum Sectio IV. Constitutiones et acta publica imperatorum et regum (далее: Constitutiones...), t. I. Hannoverae, 1893, № 10-12, p. 21.

(обратно)

22

См.: Lowe H. Kaisertum und Abendland in ottonischer und fruhsalischer Zeit. – «Historische Zeitschrift», 1963, Bd. 196, H. 3, S. 541.

(обратно)

23

В 756 г. франкский король Пипин Короткий подарил папе Стефану III отвоеванные у лангобардов земли, составившие Папскую область.

(обратно)

24

Герберт из Ауриляка – известный ученый своего времени. Он обучался в одном из арабских университетов Испании; его стараниями в Европе начали применять арабскую десятичную систему цифр. Некоторое время он занимал кафедру архиепископа Реймского, потом был учителем и наставником Оттона III, позже занимал кафедру равенского епископа.

(обратно)

25

MGH. Scriptores rerum Germanicarum (далее: Scriptores...), Nov. ser. t. IX. Berlin, 1935, p. 120.

(обратно)

26

«Константинов дар» – подложная грамота, сфабрикованная папской канцелярией в VIII в. для обоснования притязаний папы на светскую власть над Римом, Римской областью и всей Италией, а также на верховенство над всеми странами западноевропейского христианского мира. Грамота была якобы выдана в начале IV в. императором Константином римскому епископу Сильвестру I. Итальянский гуманист Лоренцо Валла (XV в.) с помощью лингвистического анализа доказал ее подложность.

(обратно)

27

См.: MGH. Constitutiones..., t. I, № 26, p. 55; см.: Schramm P. E. Kaiser Rom und Renovatio, t. I. Darmstadt, 1957, S. 161.

(обратно)

28

MGH. Constitutiones..., t. I, p. 50.

(обратно)

29

Ibid., p. 47.

(обратно)

30

Некоторые историки оспаривают эти факты, так как в источниках нет на этот счет точных указаний. В «Польской хронике» Галла Анонима говорится: «Император (Оттон III) определил его (Болеслава Храброго) братом и сотоварищем в империи, назвав другом и союзником римского народа» (см.: Monumenta Poloniae Historica. Nov. ser., t. II. 1952, p. 19).

(обратно)

31

MGH. Scriptores..., t. IV, p. 770.

(обратно)

32

MGH. Scriptores..., Nov. ser., t. IX, p. 188.

(обратно)

33

См.: В. Д. Королюк. Западные славяне и Киевская Русь. М., 1964, с. 190 и сл.; Slawen in Deutschland. Hrsg. von J. Herrmann. Berlin, 1974, S. 289.

(обратно)

34

Jaffe Ph. Bibliotheca rerum Germanicarum, t. V. Berlin, 1864, № 123, p. 234; см.: Колесницкий H. Ф. Исследование по истории феодального государства в Германии (IX – первая половина XII в.). М., 1959, с. 199 и сл.

(обратно)

35

MGH. Diplomatum regum et imperatorum Germaniae, t. IV. Hannoverae, 1893, № 130.

(обратно)

36

MGH. Constitutiones..., t. I, p. 90.

(обратно)

37

Barraclough G. Op. cit, p. 68. По мнению Барраклоу, это прогрессивное развитие было прервано борьбой за инвеституру.

(обратно)

38

Инвеститура (лат. investitura – облачение, введение в сан) на практике осуществлялась до того времени светской властью. Она состояла из следующих актов: вручения новоизбранному или назначенному на должность духовному лицу посоха и кольца (символов духовной власти) и передачи ему скипетра (знак светской власти) и земельного владения – лена.

(обратно)

39

В Милане «патария» (дословно «рынок старьевщиков») представляла широко распространенное течение, близкое к ереси катаров. Оно требовало соблюдения духовенством строгих апостольских нравов и боролось против гнета богатого симонистского духовенства.

(обратно)

40

В русском переводе письмо помещено в кн.: Стасюлевич М. История средних веков в писателях и исследованиях, т. II. Пг., 1915, с. 783 и сл.

(обратно)

41

Русский перевод см. в кн.: Средневековье в его памятниках. Под ред. Д. Н. Егорова. М., 1913, с. 98.

(обратно)

42

MGH. Constitutiones..., t. I, № 382, p. 537.

(обратно)

43

О характере, причинах и ходе восстания см.: Колесницкий Н. Ф. Саксонское восстание 1073-1075 гг. – «Уч. зап. МОПИ им. Н. К. Крупской», т. 213. Всеобщая история, вып. 10. М., 1968, с. 21 и сл.; Неусыхин А. И. Проблемы европейского феодализма, с. 276 и сл.

(обратно)

44

См.: Muller-Mertens Е. Regnum Teutonicum, S. 176.

(обратно)

45

Ibid., S. 169, 170.

(обратно)

46

См.: Рамм Б. Я. Папство и Русь в X-XV вв. М. – Л., 1959, с. 67, и cл.

(обратно)

47

См.: MGH. Libelli de lite imperatorum et pontificum saec. XI et XII conscripti (далее: Libelli...), t. I-III. Hannover, 1891-1893; Erdmann C. Die Anfangen der staatlichen Propaganda im Investitur-Streit. – «Historische Zeitschrift», 1936, Bd. 154, S. 491.

(обратно)

48

MGH. Scriptores..., t. V, p. 365, cap. 91.

(обратно)

49

MGH. Constitutiones..., t. I, № 59, p. 108.

(обратно)

50

Jaffe Ph. Bibliotheca rerurn Germanicarum, t. II, Reg. III, 10a.

(обратно)

51

MGH. Constitutiones..., t. 1, p. 110-111.

(обратно)

52

13 Lamperti monachi Hersfeldensis Annales. Ed. O. Holder-Egger et W. D. Fritz. Berlin, 1955, p. 396-398.

(обратно)

53

Ibid., p. 398.

(обратно)

54

Ibid., p. 414.

(обратно)

55

MGH. Libelli..., t. I, p. 304; Kern F. Gottesgnadentum und Widerstandsrecht im fruhen Mittelalter. Munster – Koln, 1954, S. 216.

(обратно)

56

См.: Рамм Б. Я. Указ. соч., с. 71 и сл.

(обратно)

57

«Божий мир» запрещал военные нападения и грабежи в дни церковных праздников и в отдельные дни недели – от пятницы до понедельника.

(обратно)

58

MGH. Constitutiones..., t. I, p. 125; см. также: Колесницкий Н. Ф. Исследование по истории феодального государства в Германии, с. 213 и сл.

(обратно)

59

MGH. Scriptores..., t. III, p. 110.

(обратно)

60

MGH. Constitutiones..., t. I, p. 158.

(обратно)

61

Ibid., p. 161.

(обратно)

62

Ibid., № 107, p. 159.

(обратно)

63

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 572.

(обратно)

64

MGH. Constitutiones..., № 162, р. 255.

(обратно)

65

Ibid., р. 222.

(обратно)

66

Ibid., р. 197-198, § 10, 12, 13.

(обратно)

67

См.: Koch G. Auf dem Wege zum Sacrum imperium, S. 193, 256.

(обратно)

68

MGH. Constitutiones..., t. I, № 161, p. 224.

(обратно)

69

Ottoni Frisingensis Chronica sive historia de duabus civitatibibus Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters, Bd. XVI. Berlin, 1960, S. 2, 292.

(обратно)

70

См.: Koch G. Auf dem Wege zum Sacrum imperium, S. 194.

(обратно)

71

MGH. Constitutiones..., t. I, № 168, p. 235; см. также: Ibid, № 164-167, p. 229-234.

(обратно)

72

Ibid., № 175, p. 244.

(обратно)

73

Ibid., № 249-250, p. 349-354.

(обратно)

74

Ibid., № 293-295, p. 411-420.

(обратно)

75

Целестин III, только что сменивший умершего Климента III, пытался уклониться от коронации, оттягивая с этой целью свое посвящение в римские первосвященники. Тогда Генрих VI – этот «каналья чистейшей воды» (см.: Маркс К. Хронологические выписки. – Архив Маркса и Энгельса, т. V, с. 177) – вошел в соглашение с римлянами, выдав им на расправу г. Тускулум, находившийся под его защитой и враждовавший с Римом. За это римляне заставили Целестина III под угрозой изгнания из города поспешить с коронацией Генриха VI.

(обратно)

76

При взятии Акры в 1191 г. Ричард приказал бросить в грязь знамя, вывешенное австрийским герцогом в честь его победы, и повесил свое.

(обратно)

77

Право на получение движимого имущества умерших епископов и аббатов.

(обратно)

78

Фридрих воспитывался под опекой матери на юге Италии в Апулии.

(обратно)

79

См.: Колесницкий Н. Ф. Особенности вассально-ленных отношений в Германии. – В кн.: Средние века, т. 32. М., 1969, с. и сл.

(обратно)

80

См.: Holzmann W. Imperium und Nationen, X. Congresso Internationale die Science Storiche-Relationi, v. III. Roma, 1955, S. 257.

(обратно)

81

MGH. Constitutiones..., t. I, № 379, p. 530.

(обратно)

82

См.: Kienast W. Deutschland und Frankreich in der Kaiserzeit. 900-1270. Leipzig, 1943, S. 152.

(обратно)

83

MGH. Constitutiones..., t. II, № 1, p. 1.

(обратно)

84

Ibid., № 451, p. 621.

(обратно)

85

Ibidem.

(обратно)

86

Ibid., № 46-51, p. 57.

(обратно)

87

Запрет выполнять церковные обряды.

(обратно)

88

Ibid., p. 86.

(обратно)

89

Ibid., № 171, p. 211; Constitutio in favorem principum, cap. 6.

(обратно)

90

Ibid., № 156, p. 191.

(обратно)

91

MGH. Scriptores..., t. XXXII, p. 651.

(обратно)

92

См.: Kienast W. Op. cit., S. 194.

(обратно)

93

Zeumer K. Ludwigs des Bayern Konigswahlgesetz. – In: Neues Archiv der Gesellschaft fur altere deutsche Geschichtskunde. Berlin, 1904, S. 110 u. sq.

(обратно)

94

Династия Габсбургов окончательно утвердилась на германском престоле со времени Альбрехта II (1438-1439), и ее представители носили императорскую корону вплоть до упразднения «Священной Римской империи».

(обратно)

95

См.: Беркович M. E. Из истории формулы средневековой Германской империи. – В кн.: Средние века, вып. 30. М., 1967, с. 238 и сл.

(обратно)

96

Неусыхин А. И. Проблемы европейского феодализма, с. 238-239.

(обратно)

97

См.: Deutsche Geschichte. Bd. 1. Hrsg. von H. J. Bartmuss u. a. Berlin, 1967, S. 198. Авторы характеризуют итальянскую политику германских королей как захватническую, а поддержку королевской власти со стороны феодалов объясняют их заинтересованностью в захвате военной добычи и в помощи короля для подчинения немецкого крестьянства.

(обратно)

98

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 572.

(обратно)

99

Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. М., 1952, с. 164.

(обратно)

Оглавление

  • ВВЕДЕНИЕ
  • НА ПУТИ К ИМПЕРИИ
  • ОТТОН I ВОССОЗДАЕТ ИМПЕРИЮ
  • RENOVATIO IMPERII ROMANORUM
  • ГЕРМАНСКАЯ МОНАРХИЯ НА ПОДЪЕМЕ
  • ПАПА ДАЕТ БОЙ ИМПЕРАТОРУ. КАНОССА
  • «СВЯЩЕННАЯ ИМПЕРИЯ» ШТАУФЕНОВ
  • КРУШЕНИЕ ИМПЕРИИ ШТАУФЕНОВ
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ


  • загрузка...