КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426875 томов
Объем библиотеки - 585 Гб.
Всего авторов - 203028
Пользователей - 96636

Впечатления

кирилл789 про Эльденберт: Танцующая для дракона (Любовная фантастика)

харассмент, половое недержание и стокгольмский синдром.
он её растирает ногой с плевками, а она в него влюбляется до мокрых трусов, как только видит. как свежо! как оригинально!
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Рамис: Попаданка для двух драконов (Любовная фантастика)

Читать не стала , пробежалась только.
В мыслях только одно – автор любитель мжм?? Ну ладно , тут то два мужа- ХА!
А в другой книжонке… Скажу честно - НЕ читала ( и другим не советую!!), посмотрела начало и окончание. У ГГ аж 3 мужа и прямо все так любят ГГ , ну , и наверное не только любят…...
Две писанины всего... Наверное , в 3-й писанине у ГГ будет уже пяток , не менее , мужей..А то и гарем..
Ну-ну , мечтать аффтар не вредно. Вредно такое читать..
Ф топку и в черный список.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Platinum007 про Онищенко: Букеты. Искусственные цветы (Хобби и ремесла)

Наши флористы использовали некоторые советы вполне успешно для магазина kvitolux.com.ua
Можно черкнуть идеи вполне интерестные.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Шукшин: Я пришел дать вам волю (Историческая проза)

Очень сильный роман!

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Ныряльщица (Социальная фантастика)

эту вещь хвалили, поэтому и потратил время на прочитку конца первого опуса, начал читать вот это, простите, а что это за "потрясающий" рассказ о великой хамке-нищебодке?
её спасли от смерти, ей хотят и пытаются помочь, причём разные люди. то, как это хамло хамит - слов нет. и конца этому хамству в опусе нет и нет.
НЕЧИТАЕМО, дамки с непроизносимым псевдонимом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Бабочка (Социальная фантастика)

я дочитал до пропажи старшей сестры и "финансами распоряжалась только она. денег у нас нет", и понял, что читать не буду.
4 сестры потеряли родителей, живут в хибаре, две работают, две только учатся. живут где-то в преступном районе. и что, "умница старшая сестра" и "умница вторая сестра, работающая и учащаяся в академии, куда принимают только лучших", не смогли просчитать вариант что с кем-то из них что-то случится? раз разгуливают с шокерами?
им что, зарплату на карточки начисляют? в средневековье-то этом иномирском? ни фига, ничего такого не написано. что, старшая сестра так хорошо захерила бабло с двух зарплат в их хибаре, что не найдёшь? и никому не сказала?
мне в моём реальном мире таких дур хватает выше головы, чтобы я тратил время на написанных идиоток. хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рис: Семь Принцев и муж в придачу (Любовная фантастика)

млядь. заявлять ггню, как ПЛАТИНОВУЮ блондинку и писать: "Растрепанная золотистая коса"? афтарша, ты - дура.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Эпидемия IDIC (fb2)

- Эпидемия IDIC (а.с. Звездный путь-38) 755 Кб, 218с. (скачать fb2) - Джин Лоррен

Настройки текста:



Джин Лоррен
Эпидемия IDIC

Глава первая


В столовой Совета Найсуса были доступны только синтетические продукты. Кухня была закрыта из-за продолжающейся эпидемии. Мастер Корсал набрал на панели репликатора черный кофе, как любила подавать ему Кэти, и отправился к столу, за которым уже сидели двое: вулканец и андорианин.

– Корсал, – мягко прошипел сзади его имя знакомый голос. Это был Борт, орионский представитель в Совете. – Садитесь со мной.

Он оттащил Корсала от стола с двумя людьми и активировал щит секретности. Клингон потянулся к выключателю, чтобы убрать щит и проворчал:

– Нам незачем скрываться от остальных; зачем провоцировать их подозрительность.

Борт блокировал его руку.

– Они и так нас подозревают; какая разница. Я хотел бы знать, что вы планируете делать с этой чумой.

– Я инженер Борт, – ответил Корсал. – Я ничего не могу сделать. Только отдать свой голос за более сильные карантинные меры. Если вы спрашиваете, буду ли я голосовать, чтобы просить Совет Федерации о медицинской помощи, да, конечно я буду.

Орионец покачал головой и с отвращением поджал губы. Плоский головной убор закрывал его глаза, из-за чего он со своей зеленой кожей на первый взгляд был похож на рептилию.

– Нет, идиот. О чем вы сообщите в Клингонскую Империю? Отчеты коммуникаций показывают, что в последние шестнадцать дней вы не посылали никаких сообщений.

– В условиях карантина научный прогресс невозможен. Мне нечего им сообщить.

Корсал сделал длинный глоток кофе, игнорируя тот факт, что оно было слишком горячим. Он не впервые задавался вопросом, почему это горькое варево считают успокаивающим. Он наоборот брал от него силу, и давно понял, что в этом было нечто общее между клингонами и людьми.

– Нет? – продолжил его мысль Борт. – А вы не подумали, что как оружие эта чума могла бы…

– Не продолжайте! – гневно бросил Корсал, и вскочил. Он повернулся лицом к другим столам, затем наклонился вперед и положил руки на стол, и, стараясь держать их в пределах щита секретности, заглянул в холодные желтые глаза.

– Оружие, которое может повернуться против своего хозяина так же легко, как и против врага, не оружие вовсе. Попробуйте продать этот вирус моим людям, Борт, и вы получите Империю Клингонов в качестве личного врага!

Корсал выпрямился, и смял пластмассовый стакан, даже не заметив, как остатки кофе обожгли ему руку. Он бросил его в репликатор, и вышел из столовой.

Не было смысла идти куда-то еще: все помещения в Гражданском Центре как и во всех других общественных зданиях были закрыты – поэтому он вернулся в зал заседаний.

Гражданский Центр, в котором находился зал заседаний Совета научной колонии Найсуса, был расположен около гигантской дамбы электростанции, которая обеспечивала водой и электричеством долину внизу. Дамба была изделием инженерной мысли Земли, технологией прошлого столетия, старой для той водной планеты, но только не для старшего поколения трех клингонских миров, где голод был побежден благодаря такими дамбам уже при жизни Корсала. Инженер клингон подошел к огромному окну, выходящему в долину. Вид гор загораживался огромной массой дамбы. Некоторые говорили, что твердый серый бетон был уродливым, но Корсала привлекала красота его мощи. Он наблюдал как прирученная речная волна кувыркается через шлюзы, и спускаясь под уклон дает управляемую энергию. Ниже поток разделялся в систему ирригационных каналов для обработанных фермерами-геманитами полей для предотвращения эрозии, и в водную систему для маленького городка, в котором жили и работали ученые всех рас Федерации… И не только Федерации.

Корсал был обеспокоен своим положением на совете Найсуса, потому что он был инженером, а не политическим деятелем. Даже не социологом. Даже не лидером среди своего народа, где "стратегия независимости" в сражении или в политике была отличительной особенностью тех, кто стоял у власти.

Его положение на Совете Найсуса доставляло ему неудобство; каждая раса, представленная в научной колонии, выбирала из своих рядов члена, который должен был заседать в Совете. А так как его коллеги возвратились в Империю семью годами ранее, Корсал оказался единственным клингоном на Найсусе.

В зале еще никого не было. В одиночестве Корсал выплеснул свое расстройство, ударив кулаком по окну: не стекло, а прозрачный алюминий – другое изобретение землян. Мало того, что он не смог сломать его; он почувствовал отдачу твердого металла в знак тщетности своей попытки.

Не один Корсал приходил в очаяние. Совет принял его предложение о перерыве только после четырех часов обсуждений. Наконец в зал начали возвращаться другие представители Совета. Самый большой контингент представляли люди, те, кто последние три столетия осваивали галактику, создавая колонии столь непохожие в управлении и в культуре, что они были не способны договориться о большинстве проблем лучше, чем вулканцы и клингоны.

Вулканцы были второй по величине группой, потому что их родная планета и каждая из их колоний имела своего собственного представителя. Хотя все колонии были частю одного центрального вулканского правительства, их представители в совете не были представлены в справедливой пропорции, и из-за этого население Найсуса было обеспокоено. Наука была сердцем вулканской культуры, поэтому научная колония состояла на сорок процентов из вулканцев, на тридцать два процента из людей, и только на двадцать восемь процентов из телларитов, геманитов, андориан, ригелиан, лемнориан, орионцев, тракескиан, джованиан и… одного клингона.

Корсал вернулся на свое место за столом и сел в кресло, которое напоминало довольно неудобный куб, до тех пор пока человек не садился в него. Тогда оно сканировало размеры, форму, температуру тела, и напряженность мускулов, и делало слепок непосредственно с контуров тела, предотвращая усталость мышц, но не позволяя расслабление, переходящее в сон, потому что оно предназначалось для рабочего места.

Даже Кески, представитель лемнориан в Совете, сел на точно такой же куб. Тот немедленно изменился, чтобы приспособиться под гигантский рост, расширил спинку, чтобы поддержать длинное туловище лемнорианца, который даже сидя возвышался над всеми. Такая мебель была изобретением склонных к комфорту телларитов. Трикодеры на столе были вулканским изобретением.

В то время подобные изделия считались само собой разумеющимся и им не придавали особого значения. Изо дня в день жизнь людей в галактике улучшалась различными технологиями. Сотрудничество среди рас здесь в научной колонии не раз порождало технологические прорывы, доселе неизвестные в галактической истории.

Только теперь… оно породило чуму.

Корсал не хотел ни с кем говорить, не хотел рассказывать кому-либо о своем споре с Бортом, поэтому он достал свой трикордер. Взглянув на свою руку он обнаружил пузырь на ладони в том месте где обжегся горячим кофе. Но это было не страшно.

Он направил на рану трикодер и запустил его. В это время T'Саен, биохимик, начала перечислять имена погибших тем монотонным голосом, каким обычно говорили вулканцы, когда контролировали свои эмоции.

– Мы продолжаем предполагать, что это быстро видоизменяющийся вирус. Пока мы оказались неспособны изолировать его из-за скорости его мутации. Он устойчив ко всем антимутагенам, известным науке.

Потом Териан, андорианский эпидемиолог, выдал статистику о чрезмерно быстром распространении болезни, и о тенденции к увеличению этой скорости.

Корсал покачал головой. Биохимия была не его областью, но математика была проста: в пределах шестидесяти дней каждый человек на Найсусе должен был заболеть. Вирус не выказывал уважения ни к какой расе; он нападал одинаково на существ с кровью, основанной на железе, меди, или кремнии.

Они закрыли школы и отменили все встречи, театральные представления, и другие сборища двенадцать дней назад, но вирус продолжал распространяться. Незначительные общественные здания были закрыты, маски и перчатки стали привычной одеждой, но тем не менее вирус все еще продолжал распространяться.

И убивать.

В своей первоначальной форме болезнь была всего лишь неприятностью. Она проявлялась в лихорадке, головных болях, брюшных судорогах – чрезвычайно неприятных, но не смертельных симптомах. Болезнь шла своим чередом, и через пять дней оставляла свою жертву ослабевшей, но без особых последствий. Биохимики начали работать над вакциной, и никто не волновался.

Потом все повторилось. Вторая волна началась с тех же самых симтомов продолжавшихся три дня, но на четвертые сутки жертва внезапно входила в почечную кому. Больница начала заполняться, но они по крайней мере имели достаточно систем жизнеобеспечения, чтобы спасти этих пациентов.

До того дня, когда одна из жертв, подключенная к системе жизнеобеспечения, забилась в конвульсиях, сопровождавшихся печеночной недостаточностью и остановкой сердца. Первой был десятилетняя девочка землянка. Она была так ослаблена, что даже самых героических усилий врачей не хватило для ее спасения.

Но она не была последней; смертность возрастала, и отказ всех систем организма был добавлен к симптомологии болезни. Какие бы органы не отказывали, в зависимости от вида, но они были всегда жизненно важны.

В числе смертельных случаев оказались доктора и медсестры, которым не помогли обычные меры предосторожности, применяемые для предотвращения распространения болезни за пределы больницы.

И при всем при этом самые ранние признаки болезни не указывали, какой именно вид заболевания имеет жертва. Больница переполнялась испуганными людьми, которые не могли знать, принесет ли им четвертый день смерть или нет.

Тем не менее два дня спустя восемьдесят семь процентов жертв более вирулентной версии поправились. Это выглядело так, будто нашелся способ управлять течением болезни, но это еще не означало окончательного изгнания болезни из колонии.

А затем внезапно болезнь, изменившись, вернулась снова. Новые жертвы больше не чувствовали лихорадку, и что было главным – недомогания; вместо этого без предупреждения первыми признаками стала невыносимая головная боль и мгновенная параноидальная вера в то, что любой оказавшийся поблизости человек был врагом, желающим их убить!

Внезапно каждая новая жертва стала оружием, обученным убивать всех, находящихся поблизости, даже тех, кто пробовал им помочь. Только в течении первых двух дней мать убила своих двух детей, двое мужчин расправились со своими женами, сотрудник убил доктора и двух медсестр в больнице, и четырнадцать человек были ранены членами своих семей, друзьями, или коллегами, внезапно впавшими в неистовство. Все очень скоро удостоверились, что знания, полученные о болезни не помогают новым жертвам, потому что почти половина заболевших умерла в течении первых часов после выхода из стадии обострения, а остальные осталась в критическом состоянии.

Идея Борта относительно использования вируса как оружия, вызывала отвращение у Корсала. Клингоны с удовольствием готовы сражаться в любое время. Но они борются с несправедливостью, враг против врага, независимо от того, была ли это битва умов или оружия. А эта ужасная чума была постыдной тактикой; это было бы все равно что приглашение для противника использовать точно такие же ответные меры. Позвольте кому-либо использовать это в первый раз, и вирус освободится и уничтожит население галактики.

Немного успокоившись Корсал признал, что был не прав, сбежав от орионца. Борт не был глуп; он сам видел чуму, и знал, что орионцы не обладают иммунитетом. Он наверняка прислушался бы к его доводам.

Совет возобновил работу, и начал с голосования по вопросу о помощи со стороны Федерации. Единогласно, отметил про себя Корсал.

Потом получил слово один из людей, доктор Джон Тредвелл. Это был высокий, худощавый человек, исследователь, который редко выступал на Совете.

– Я думаю, –сказал он нерешительно, – что в то время как мы ждем помощи, мы можем быть неправы подходя к исследованию этой эпидемии традиционными способами, пытаясь изолировать тех, кто еще не заразился.

– Что вы предлагаете, доктор Треадвелл? – спросила T'Саен.

– Мы все еще пробуем изолировать вирус, чтобы найти лекарство или вакцину. Это стандартная процедура. В то время, как наши лучшие усилия терпят неудачу, болезнь становится более смертельной, и в то же самое время не поддается антисептике. Двадцать восемь процентов населения Найсуса получили рецидив. Прогноз гораздо хуже для других семидесяти двух процентов из-за новой разновидности.

Человек с трудом сглотнул и покраснел, но продолжил.

– В истории Земли, было время, когда существовала болезнь даже более страшная чем эта чума. В то время никто не делал прививок. И была другая болезнь, называемая коровьей оспой; ей часто заражались рабочие молочных ферм. Симптомы этой болезни были очень похожи на симптомы человеческой оспы, но эта болезнь было гораздо менее серьезной. Она почти никогда не убивала и никого не калечила. Оказалось что те, кто перенесли коровью оспу, никогда не болели человеческой оспой. Поэтому спасаясь от болезни, некоторые люди преднамеренно заражали себя коровьей оспой.

T'Саен кивнула.

– Вы предлагаете, чтобы мы преднамеренно подвергли незараженных людей меньшему риску?

Тредвэлл снова сглотнул; его кадык судорожно подпрыгнул на худой шее.

– Я… предлагаю это обсудить.

Гинг, телларит, задумчиво произнес.

– Идея стоящая если мы можем гарантировать, что действительно подвергнем их меньшему риску.

– Да, – согласился Столос высоким голосом геманита; кисточка на его головном уборе заколебалась от нетерпеливого движения его головы. – Каждый на этом Совете имел или первый или второй вид болезни, но мы все поправились. Раз мы не имеем к настоящему времени вакцины, устойчивость к смертельному вирусу конечно стоит боли, связанной с первой разновидностью заболевания.

– Вы не правы, Столос, –сказал Корсал. – У меня не было никакой разновидности этой болезни. Но самая последняя разновидность пугает меня; предыдущее заражение делает вас… менее уязвимыми, в то время как у меня нет антител. Клингоны не боятся никакого видимого врага, но болезнь, которая нападает незримо, крадя разум человека, – он возбужденно развернулся к землянину. – Доктор Тредвелл, я готов быть добровольцем, чтобы проверить вашу теорию.

Он почувствовал себя готовым к действию, не смотря на то, что предложил себя в пассивной роли. В своем страхе стать недееспособным, Корсал был истиным клингоном.

Ворнер Юргенс, председатель Совета, направил запрос о помощи на станцию коммуникации, и Совет вернулся к материально-техническому обеспечению новой стратегии.

– Мы будем брать образцы от всех жертв, поступающих в больницу, –сказала Рита Эспозито. – Как только мы увидим, какое направление принимает болезнь, мы сможем использовать материал людей с менее вирулентным видом забелевания, чтобы подвергнуть действию вируса добровольцев, которые никогда не были больны. Если это защитит их, то эти пробы будут использованы на других, хотя это не очень приятный опыт.

– Нет! Проклятье вам, люди! Вы хотите убить нас всех!

Кески, лемнорианин, ринулся на Эспозито, схватив пораженную женщину одной рукой за горло, а другой замахнулся на нее трикодером. В зал Совета запрещалось приносить оружие, но трикодер был тяжелым инструментом, а у Кески было больше чем достаточно сил, чтобы пробить им череп женщины. Все сидящие за столом бросились на выручку, но Корсал достал Кески первым, блокировав его руку раньше, чем лемнорианец смог нанести удар. Кески сопротивлялся Корсалу, но его сопротивление было сломлено.

Пока два землянина пытались разжать пальцы лемнориана и освободить шею женщины от захвата, T'Саен подошла сзади к Корсалу и попробовала достать до плеча Кески. Но тот был слишком высок для нее, поэтому ей пришлось встать на его стул, который уже возвратился к кубической форме.

Лемнорианин покачнулся, приложив большое усилие, и вулканка упустила свой шанс. С бессмысленным ревом Кески отпустил Эспозито и замахнулся на Корсала, стараясь при этом задеть и Т'Саен. Клингон увернулся, заметив трикодер, летящий в его голову, и отклонился в противоположном направлении.

Кески обрушил инструмент на крышку стола. Трикодер разбился в черепки, поранив руку Кески. Лемнорианин закричал, и развернулся в тот же момент, потому что T'Саен снова оказалась в позиции, удобной для приема. Он нанес ей удар слева, но вулканка сумела приземлиться на ноги, упав со стула.

Столос схватил Кески за лодыжки и толкнул его словно шкодливого пса. Кески сжал обе руки вместе, готовый нанести удар, который разбил бы голову Т'Саен. Корсал ударил его под колени, и Кески свалился, в пылу ярости увлекая за собой клингона.

Корсал увернулся от его ноги и блокировал первый неуклюжий удар лемнорианца рукой, чувствуя как она немеет от удара. Со скоростью, не свойственной своей гигантской расе, Кески бросился на Корсала, подняв кулак.

Стоя спиной к столу, Корсал не мог пригнуться. Инстинктивно он попробовал откатиться назад за стол, чтобы уйти от Кески, но лемнорианин ожидал этого, и прыгнул вперед ему в ноги, схватил их, и упустив возможность ударить, попробовал задушить Корсала.

Корсал схватил запястья Кески, и удерживал его до тех пор, пока наконец T'Саен смогла его отключить, и потерявший сознание лемнорианин резко обмяк на клингоне.

Кто- то помог стащить обмякшее тело. Тредвелл, единственный врач на Совете, уже достал медсканер. Он провел им по Эспозито, произнеся:

– У вас нет никаких серьезных повреждений, но я хочу понаблюдать за вами в больнице. Кто-нибудь, вызовите санитарную машину –я должен доставить Кески в больницу раньше, чем он придет в себя. Корсал, – он повернулся, меняя настройку сканера, и направил его на клингона.

– Никаких повреждений, если не считать руку, –сказал он, – но…

Это "но" прозвучало в зале Совета так зловеще, что каждый затаил дыхание, чтобы понять его значение. Корсал поднял свою руку и посмотрел на ладонь. Во время борьбы пузырь от ожога, вызванного горячим кофе, прорвался, и теперь кровоточил. Кроме того его рука была измазана оранжевой кровью Кески. Не было никакой надежды счистить ее: он только что подвергся тому же самому вирусу чумы, которая превратила обычно уравновешенного лемнорианца в бешенное животное.

Но Корсал не стал задерживать дыхания.

– Кески уже болел однажды! –сказал Столос. –Это означает…

– …что мутация развилась от ее первоначальной формы, что устойчивость к предыдущим заражениям не имеет никакой силы, – заключил доктор Тредвелл; его лицо смертельно побледнело. – Нам всем немедленно нужно попасть в больницу, в изолятор и переждать инкубационный период.

– Я вызову еще санитарные машины, –сказал Териан.

Корсал встал, и подумал о своей семье, зная, что каждый на его месте сделал бы то же самое. Почти каждый. Они стояли обособленно, каждый глубоко погруженный в свои мысли. Корсал снова подошел к окну. Борт последовал за ним.

– Уйдите, –попросил Корсал. – У вас тоже есть жена и дети, подумайте о них.

Орионец кивнул.

– Думаю о них будут хорошо заботиться, если то, что я подозреваю, верно. Каждый член этого Совета переболел чумой, но не вы, Корсал –все государственные служащие, кто не мог просидеть в изоляции дома. Ваша жена переболела самой ранней формой, но вы не заразились, и никто из ваших сыновей не заболел, хотя они жили в том же доме. Теперь, – сказал он, касаясь пальцем поврежденной руки Корсала, – мы будем знать точно, обладают ли клингоны иммунитетом.

– Этого не будет, потому что вы отлично знаете, что орионцы иммунитетом не обладают.

– Будет, если только я выживу, а я выживу, Корсал. Я не знаю, кто вы. Наверное предатель?

– Что вы имеете в виду? – Корсал оскорбленно посмотрел на орионца, его губы дрогнули, обнажая зубы в хищном оскале. Но Борт не испугался.

– Если клингоны не восприимчивы к болезни, вы ведь не станете сообщать Империи об этой болезни.

– Клингоны не уничтожают население планеты с помощью болезни, чтобы увеличить свою территорию. Мы сражаемся, позволяя им защищать свои дома.

– Против очень превосходящих сил и вооружения, – сказал Борт с масляной улыбкой. – И вы, Корсал, это не одобряете. Я вижу это по вашим глазам. Вы не клингон, вы слабак подобно этим людям. Но я орионец, и я думаю, что в Клингонской Империи найдутся фракции, которые заплатят за этот вирус. Особенно если клингоны обладают иммунитетом.

– Для аргументации скажите еще, что мы только пока обладаем иммунитетом, – сказал Корсал. – Путь, по которому видоизменяется болезнь, нельзя предсказать. Сможет ли она стать смертельной для моих людей?

Борт пожал плечами.

– Пока мне хорошо платят, я готов рисковать. Держу пари, что этой заразе хватит времени, чтобы вычислить, как поразить и клингонов. Но к тому времени я буду далеко от Клингонской Империи.

Корсал впился в него взглядом.

– Вы делаете меня больным без любого вируса, Борт. Какой же вы ученый, если основываете свою теорию на единственном случае. Но если я заболею, я не умру. Кто-то из тех, кто действительно знает вас, должен быть рядом!


Глава вторая


Капитан Джеймс Т. Кирк сидел в своем кресле на мостике «USS Энтерпрайза», чувствуя себя отдохнувшим и сосредоточенным в естественной земной гравитации. За месяц, проведенный им на Вулкане, он привык к постоянному ощущению усталости. Правда в последние дни он перестал обращать на это внимание. Но тем не менее теперь он чувствовал определенное облегчение.

С другой стороны, он акклиматизировался к более высокой температуре Вулкана и теперь чувствовал легкий озноб от температуры на звездолете, предназначенной для человеческого комфорта. Возможно ему стоит носить нижнюю рубашку, как это делал Спок в течение нескольких дней.

Тихая смена утомляла. Он хотел бы обойти звездолет, но никак не мог найти достаточно оправданий, чтобы побродить по коридорам, которые он не видел достаточно долго. Если он не найдет себе дело, он…

– Капитан! – раздался взволнованный женский голос по системе внутренней связи, который он не узнал.

– Кирк здесь!

– Это Валенски, сэр. Наши вулканские гости причиняют беспокойство. Двое из них хотят бороться смертельным оружием! – Он слышал напряженность в ее голосе, и вспомнил, что часть ее обязанностей включала слежение за использованием помещений корабля. Она принадлежала к обслуживающему персоналу, а не к службе безопасности.

– Где они?

– Палуба пять, гимнастический зал A.

– Иду! – бросил Кирк Валенски. – Мистер Спок, примите мостик. И вызовите службу безопасности в гимнастический зал.

Проклятый Сендет и его толпа, не иначе! На борту «Энтерпрайза» они были не гостями, а политическими заключенными, транспортируемыми к новой необитаемой вулканской колонии, где они будут оставлены, чтобы искать свой собственный путь развития, который они сочли бы верным.

За исключением Сендета, однако, последователи Т’Вет, как они назвали себя, не совершили никакого преступления, потому что они были пойманы прежде, чем смогли осуществить свои планы о свержении правительства Вулкана. Высокий Совет Вулкана предоставил им выбор: или умственное перепрограммирование, или ссылка. При таких обстоятельствах, Кирк не сомневался в их выборе!

Когда Звездный Флот приказал «Энтерпрайзу» перевезти мятежников, Кирк решил, что нет никаких причин перевозить их как заключенных. Пусть уж лучше чувствуют себя гостями; к тому же это означало меньше работы для его команды.

Насколько он их понял, последователи Т’Вет поддерживали веру в расовую чистоту, что Кирк с трудом принимал; их философия была своего рода верой здравого смысла в выживание сильнейших, и соответствовала многим другим верованиям. Он не ожидал неприятностей, во всяком случае не через два дня после того, как они покинули Вулкан!

Гимнастический зал был большим, с открытой трибуной для аудитории, чтобы было удобно наблюдать за соревнованиями, которые часто проводились среди членов молодой неугомонной команды космического корабля. Но он не предназначался как арена для кровавых игр.

Когда Кирк прибыл, два мускулистых молодых вулканца уже кружились друг перед другом на циновке. Если бы они были безоружны, Кирк просто присоединится бы к зрителям, но эти двое сжимали в руках лирпы, вулканское оружие на одном конце которого крепился камень, а на другом острое как бритва изогнутое лезвие, которым наносили хлесткие удары. Любой конец мог убивать.

– Капитан!

Это должно быть Валенски. Маленькая женщина в красной униформе службы обеспечения стояла на открытой трибуне в окружении вулканок.

– Тише, человек! – сказала ей одна из них. – Бой не должен быть прерван.

– Ну конечно! –воскликнул Кирк, шагая между борцами. – Kroykah!

Он кричал, надеясь что даже последователям Т’Вет известно слово, которое использовалось в вулканских церемониях Начала времен и означало "остановитесь!"

Получилось. Не протестуя оба борца прекратили кружиться, повернулись друг к другу и опустили оружие.

– Как вы смеете осквернять вулканские традиции!

Человек, отделившийся от группы вулканцев, был столь же высокого и внушительного роста как и отец Спока Сарек, того же примерно возраста, и от него исходила уверенность человека, привыкшего видеть повиновение. В отличие от других вулканцев, которые были одеты как узнал Кирк в повседневную одежду, этот человек носил одежды из тяжелого коричневого материала с зеленой вышивкой спереди, украшенной золотом и драгоценными камнями.

Когда вулканец выступил вперед, Кирк заметил Сендета среди других молодых людей, который наблюдал за ним с улыбкой превосходства на губах. Кирк обратил внимание на приближающегося к нему человека.

Вулканец был почти на голову выше Кирка и подошел к нему настолько близко, чтобы вынудить человека обратить на себя внимание. Но Кирк никогда не позволил бы такой уловкой запугать себя ни вулканцу, ни человеку, ни кому либо еще. Он остался стоять и твердо ответил:

– Вы теперь не на Вулкане. Вы находитесь на моем корабле, и здесь мое слово закон. Я не допущу боя смертельным оружием на моем корабле. Если желаете, можете использовать наши средства для невооруженного боя или же можете попрактиковаться в стрельбе…

– Достаточно! – властно бросил вулканец. – Продолжайте бой.

Он отвернулся и зашагал назад к своему месту в первом ряду на трибуне. Не смотря на то, что Кирк все еще стоял посреди ковра, оба борца снова подняли свое оружие; казалось, что, если он не уйдет с их пути, они пройдут прямо через него.

Но Кирк не отошел!

Где же служба безопастности?

Кирк стоял между борцами всматриваясь в их лица. Эти вулканцы не верили в философию Сурака. Они хотели жить подобно воинам древних вулканских кланов, и не желали изменяться и учиться эмоциональному контролю. В их глазах светился гнев, но также и неуверенность. Эти два борца были молоды. Правда трудно было судить по внешности о возрасте вулканцев, но на обоих лицах были признаки юнцов на пороге зрелости. Взгляд, типичный для младших кадетов Академии, физически зрелых, но все еще растущих психически и эмоционально.

Кирк нарочно встал прямо между ними, ближе к младшему, который носил синюю набедренную повязку и амулет из зеленых камней. Как он и ожидал, юноша сделал выпад к нему, очевидно надеясь оттолкнуть Кирка в сторону черенком липры и продолжить бой со своим противником.

Но вместо этого Кирк перехватил липру, качнулся назад и упал спиной на ковер. Он перебросил юношу через голову заученным движением, и отвесил ему сильный пинок в солнечное сплетение. Вулканец приземлился, с трудом переводя дыхание.

Кирк уже вскочил на ноги и теперь стоял перед другим борцом. Второй юноша, который носил черную набедренную повязку и ленту с искуссной серебряной вышивкой, не стал повторять ошибку своего соплеменника. Он махнул концом липра в сторону Кирка

– Прекратите это!

Когда приказ не остановил смертельную атаку, воздух зашипел от фазерного разряда, и юноша шлепнулся к ногам ошеломленного Кирка. Лейтенант Нельсон и шестеро громил из службы безопасности вошли в гимнастический зал с фазерами наготове.

– Долго же вы! – прокомментировал Кирк.

– Мне показалось, что вы контролировали ситуацию, капитан, – ответил Нельсон в своем обычном лаконичном стиле. – Что прикажете сделать с нашими неугомонными гостями?

– Чтож, давайте займемся этим, – ответил Кирк, – Валенски, спуститесь пожалуйста.

– Да, сэр, – молодая женщина бросилась вниз с очевидным облегчением.

– Теперь, – Кирк повернулся к вулканцам, положив руки на бедрах. – Кто среди вас может дать обещание, что такое больше не повторится?

Пожилой мужчина в церемониальных одеждах снова поднялся.

– Я могу. Я Сатат, военный руководитель кланов Т’Вет. Все другие кланы, представленные здесь поклялись мне в преданности.

– Отлично, Сатат, – сказал Кирк, – я дам вам еще один шанс и если вы нарушите свое слово на этот раз, то проведете остаток пути под арестом.

– Мы не нарушали свое слово, – невозмутимо с достоинством ответил Сатат. – Мы не вмешивались в управление вашим кораблем и не мешали вашему персоналу. Это ваши люди мешали нам.

Проклятье. Сатат был прав. Таков был договор. Согласно распоряжениям, полученным Кирком от Звездного Флота: по усмотрению капитана последователи Т’Вет могли путешествовать как гости, пока они не мешали управленю кораблем или его экипажу. Коммодор Брайт, который заключил это соглашение, был кабинетным служакой, который никогда не командовал звездолетом. Иначе он добавил бы в соглашение то, что Кирк был вынужден добавить теперь.

– Вы нарушили правила Звездного Флота и моего корабля и помешали моему экипажу.

– Этот бой был назначен, когда на арене не было никого из команды вашего судна, – ответил Сатат. – Все, что ваш экипаж был должен сделать, – добавил он кивая на Валенски, – так это уйти с нашего пути.

– Только не тогда, когда она видела, что вы используете смертельное оружие, – объяснил Кирк. – Использование такого оружия в гимнастическом зале запрещено. Удержав мисс Валенски, когда она пробовала вас остановить, вы помешали выполнению ее обязанностей. Теперь, если вы дадите мне слово, что будете соблюдать все инструкции Звездного Флота и «Энтерпрайза», то сможете продолжить поездку в качестве гостей.

– Мы согласны, – раздраженно ответил Сатат, не теряя при этом достоинства.

Интерком подал звуковой сигнал. Кирк подошел к переборке.

– Кирк здесь.

– Это Спок, капитан. Вы придете на мостик сами, чтобы принять распоряжения от командования Звездного Флота, или мне их записать?

– Иду, – ответил Кирк, и покинул гимнастический зал, бросив напоследок Нельсону, чтобы тот закончил за него. Если это был коммодор Брайт со своими новыми распоряжениями, то на этот раз он хотел поговорить с этим человеком лично!


Глава три


Командор Спок обратился к лейтенанту Ухуре, передавая ей сообщение капитана. Она тихо забормотала что-то в свой микрофон, стараясь не отвлекать команду на мостике.

«Энтерпрайз» получил приказ от Звездного Флота доставить последователей T'Вет на вулканскую Колонию Девять, делая две остановки в пути. Одну на Кориоланусе, где родителей Спока Сарека и Аманду ждали на дипломатической конференции. Они должны были сменить сербанианского посла и его супругу, которые возвращались домой. А на Сербании они заберут медсестру Кристину Чапел, которая проводила там время на медицинском семинаре, пока «Энтерпрайз» был в ремонте. До вулканской Колонии Девять было всего шесть дней при нормальной варп-скорости от Сербании.

Это было необычно для звездолета, заранее знать свой маршрут. И не было необычным изменение планов. Капитан Кирк выбежал из турболифта, принял свое место рядом со Споком, и сказал на Ухуре:

– Лейтенант, открыть канал для командования Звездного Флота. "

На экране появилась капитан Хенсон из звездной базы MI-17. Это была женщина примерно пятидесяти лет, с пепельными волосами, короткой стрижкой в деловом стиле.

– Капитан Кирк, – сказала она, – у меня есть новые распоряжения относительно вас от коммодора Брайта. Эпидемия поразила научную колонию Найсуса. «Энтерпрайз» должен вернуться на Вулкан из-за черезвычайных обстоятельств. Там вы возьмете на борт целителя Сорела, доктора Дэниела Корригана, доктора Джеффри М'Бенгу, и ксенобиолога Т’Мир, наряду с несколькими помощниками и двумя жителями Найсуса. С Вулкана вы доставите экспертов по медицине и ксенобиолога прямо в научную колонию Найсуса. Вы оставите их в колонии вместе с доктором Леонардом Маккоем из вашего собственного экипажа, а затем продолжите свой путь как было оговорено. Эта миссия черезвычайно важна. Я передала детали непосредственно вашему шефу медицинской службы.

Она сделала попытку улыбнуться, но проницательный Спок заметил следы волнения и усталости на ее лице.

– У меня нет других кораблей для этого задания, капитан. «Энтерпрайз» находится ближе всех к Найсусу, и, к счастью, также близко к Вулкану, где можно легко найти медицинских экспертов. Ваш начальник медицинской службы кратко охрактеризует наше положение. Времени мало. Слишком много жизней находится под угрозой. Хенсон закончила.

Экран погас прежде чем Кирк смог вставить хотя бы слово. Но он не сомневался, что положение действительно было критическим.

– Энсин Чехов, возьмите курс на Вулкан.

– Есть, капитан.

Кирк ударил по одной из кнопок на пульте своего кресла.

– Боунс, ты слышал…?

Голос Леонарда Маккоя ответил немедленно.

– Да, Джим, я получил свои бумаги вместе с сообщением относительно эпидемии на Найсусе. Если собрание лучших ученых в галактике не сможет остановить это, эта зараза сможет свободно распространиться. Мне нужно время, чтобы изучить сообщение.

– Один час, – ответил Кирк. – Потом ты встретишь меня и Спока в зале совещаний.

Капитан обошел свое кресло, и встал перед станцией Спока.

– Ты знаешь что-нибудь об этом, Спок?

– Только то, что мы только что слышали, – ответил он.

– Хорошо, тогда пожалуйста иди, и сообщи своим родителям, что наше прибытие на Кориоланус откладывается. Возможно они захотят улететь на другом корабле.

– В настоящий момент нет свободных кораблей, – ответил Спок; он просмотрел списки судов и их варп-скорости еще когда они готовились к отъезду с Вулкана. – Однако, мой отец захочет послать сообщение на Кориоланус, и объяснить свою задержку.

Когда Спок направился к турболифту, Кирк приказал Чехову принять научную станцию. Когда двери турболифта открылись, Чехов наклонил и пробормотал лейтенанту Сулу, слишком тихо для того, чтобы смог услышать Кирк:

– В прошлый раз мы не могли пробиться к Вулкану. А на сей раз мы не может от него оторваться!

Предполагалось, что Спок не должен был слышать этого комментария. Но люди всегда забывали насколько острый у вулканцев слух.

Его родителей не было ни в их каюте, ни в библиотеке звездолета ни на палубе наблюдения. Прозвонив наиболее вероятные места по интеркому, он решил вызывать рек палубу. По интеркому ответил Джеоман Казито.

– Они были здесь недавно, – сказал он Споку, – но потом посол Сарек ушел с мисс Чонг в астрофизическую лабораторию, а леди Аманда спустилась в гимнастический зал.

– Спасибо, Джеоман, – автоматически произнес Спок, но его мысли были в другом месте. Насколько ему было известно, только что имел место инцидент в гимнастическом зале, но капитан Кирк не упомянул Аманду. Вместо звонка по интеркому он спустился на палубу отдыха и спросил энсина Валенски, была ли там его мать.

– Да, она в комнате номер шесть. Не волнуйтесь, мистер Спок, она даже не знала о волнениях в гимнастическом зале.

Комната шесть была малым спортивным залом для индивидуальных занятий. Спок нажал звонок двери.

– Мама? Это –Спок. Я могу войти?

– Да, конечно.

Ее голос звучал более приглушенным чем обычно, должно быть дверь заглушала его. При всем при том дверь открылась только тогда, когда Спок дотронулся до сенсорной панели. Аманда стояла посреди комнаты вверх ногами. Через мгновение он понял, что она делает стойку на плечах. Вот только Спок никак не мог понять, зачем. Ее недавняя смертельная болезнь напомнила ему, насколько хрупок человеческий организм. Зачем же теперь она подвергает свое тело таким нагрузкам? Через несколько секунд она аккуратно изменила положение, перекатившись на спину; ее синие глаза мерцали на разрумянившемся лице.

– Нет, Спок, твоя мать не сошла с ума. Я выполняю распоряжение доктора и делаю ряд простых упражнений каждый день, чтобы привести в норму свое тело после времени, которое я потратила в стазисе.

– Я… никогда не видели, чтобы ты делала их прежде, –удивился он, поскольку мать, должно быть, начала занятия еще дома, в то время когда он ее посещал.

– Нет, я делала их в гимнастическом зале Академии. – Она улыбнулась, села на колени, и начала наклоняться в стороны. – Я не хотела, чтобы мой сын видел меня выглядещей настолько глупо.

– Ты не выглядишь… глупо, – ответил он. Фактически, она была в очень хорошей форме, темно синее трико выгодно оттеняло ее изящную фигуру. Спок никогда не предполагал, что его мать такая стройная и подтянутая, поскольку она всегда одевалась в просторные одежды ярких цветов не совсем вулканского покроя, которые однако скрывали достоинства ее фигуры.

– У меня есть сообщение для тебя и отца, – продолжил Спок. – Звездный Флот приказал, чтобы «Энтерпрайз» вернулся на Вулкан, а затем летел сразу на Найсус перед остановкой на Кореланусе.

Синие глаза Аманды изучали сына.

– Насколько мы опоздаем?

– На шесть дней.

– Не шесть целых сто тридцать семь тысячных?

– Шесть целых двести пятьдесят две тысячных дня. Мама, разве логично раздражаться, когда я или отец даем тебе точное число, а потом требовать точности, когда мы этого не делаем?

– Нет, – ответила она пожимая плечами, – просто это по человечески.

Она встала, надела ботинки, потом взяла со скамьи просторную тунику и оделась. Теперь она снова стала той Амандой, какой всегда знал ее Спок. С ее серебряными волосами, уложенными на голове, высокими каблуками, делающими ее выше, и одежде, ниспадающей глубокими складками, она казалась высокой, статной и величавой.

– Сарек сейчас в компьютерной лаборатории, – сказала Аманда Споку, – помогает в подготовке астрофизических исследований.

– Я знаю, – сказал Спок.

Это была обычная вещь. Оба его родителя были преподавателями, и если попадался толковый студент, то Сарек или Аманда готовы были терпеливо работал с ним в течение долгих часов для собственного удовольствия.

Когда Спок и Аманда покинули гимнастический зал, она спросила:

– Я полагаю, что ты уже проверил, существует ли другая возможность добраться до Кориолануса?

– Не имеется.

Аманда улыбнулась сыну.

– Тогда мы будем просто наслаждаться неожиданным продолжением наших каникул рядом с тобой. Почему «Энтерпрайз» направлен в другое место?

Когда Спок рассказал ей о медецинском кризисе, она посерьезнела.

– Эксперты по инопланетной медицине? Спок, что случилось?

– Эпидемия. Доктор Маккой введет нас в курс дела через сорок одну и семь десятых минуты.

– Отлично, – сказала Аманда. – Я пошлю сообщение на Кориоланус о нашей задержке. Нет смысла беспокоить твоего отца, пока мы не знаем подробностей.

Мать Спока не была телепатом, но живя на Вулкане, она научилась контролировать свои эмоции, чтобы отгораживаться от посторонних. Но даже тогда, когда Спок чувствовал, как закрывается ее сознание, он точно знал, о чем она думает. Полукровки, люди, живущие на чужих планетах, в искусственных окружающих средах звездолетов и звездных баз, все это было еще ново в истории галактики. Никто не мог предсказать долгосрочных последствий всего этого; многие из них начали проявляться только теперь.

Собственная мать Спока, сегодня выглядела здоровой, хотя всего несколько месяцев назад она умирала от дегенеративного ксеноза, болезни, связанной с ее отъездом с родной Земли и многолетним проживанем на Вулкане. Точные причины ее болезни еще не были поняты, но уже имелся способ лечения. Аманда исцелилась навсегда, по крайней мере на это надеялись Сорел и Корриган, лучший человеко-вулканский тандем врачей в Академии Наук.

Спок знал и вулканского целителя и доктора землянина всю свою жизнь, поскольку он был первым вулканно-человеческим гибридом, продуктом их первой совместной работы. Они сами, подобно Споку, подобно его родителям, подобно Федерации и Звездному Флоту, были примером того, чего можно достигнуть на научном поприще, если научиться работать вместе и радоваться своим различиям.

Но только слишком часто природа возражала. Сколько раз «Энтерпрайз» находил заброшенные заставы, подобно Psi 2000, на которой вся исследовательская группа сошла с ума, убивая друг друга и самих себя? Когда вирус, который уничтожил группу исследователей, был случайно принесен на борт «Энтерпрайза», какое-то время казалось, что они больше не вернуться в те миры, которые считали своим домом. Но изобретательность команды «Энтерпрайза» спасла их тогда, и не раз спасала потом… пока. Эта команда была собрана со всех уголков Федерации.

Молчание между матерью и сыном продолжалось весь путь до турболифта. Но когда они дошли до дверей, Аманда остановилась и произнесла

– Спок… Ты взволнован.

– Волнение нелогично, – машинально ответил он.

Мать встала перед ним, преграждая путь к турболифту, но оставаясь при этом вне зоны действия сенсоров лифта. Она понимающе улыбнулась.

– Тогда обеспокоен. Думаю с медицинскими экспертами, собранными со всех уголков Федерации, чума долго не продержится.

– Мама, – напомнил он ей, – на Найсусе и так полно экспертов со всех уголков Федерации и не только. Даже клингонские и орионские ученые прилагают там совместные усилия, также как исследователи в каждой области науки от каждой культуры Федерации.

– Я знаю, – ответила Аманда. – Найсус существует уже три поколения – я узнала об этом в школе, когда была маленькой земной девочкой. Самый прекрасный в галактике пример сотрудничества среди разумных форм жизни. Было время, когда я думал, что буду проводить лингвистические исследования относительно эффекта "найсуса", когда в небольшом коллективе говорят на множестве языков, но потом я встретила твоего отца… И пришлось реализовывать на практике различные формы сотрудничества между разумными видами.

Спок знал, что она желала спровоцировать его улыбку, когда заявила, что легко победила Сарека. Но Спок заметил то, что Аманда отказалась признать: ученые Найсуса не смогли остановить эпидемию, хотя она была, вероятно, их собственным детищем, результатом сотрудничества между видами.

По крайней мере концепция терпимости была универсальна среди разумных рас, которые достигли определенного уровня цивилизации, хотя некоторые осуществляли ее с большим усердием чем другие. Спок вырос на Вулкане, знал эту концепцию как IDIC – Бесконечное Разнообразие в Бесконечной Комбинации.

IDIC был священной концепцией Вулкана – логика требовала признания этого факта. Она проявилась в характере матери Спока, которая осмелилась жить там, где люди никогда не жили, а теперь и ученые Найсуса воплощали идеалы IDIC в жизнь. Недостаточно данных, чтобы сформулировать гипотезу, сказал Спок сам себе. Конечно так же, как это случилось с его матерью, медицинская мудрость многих миров объединится, и найдет способ спасти Найсус.


Глава четыре


Целитель Сорел вернулся из операционной в свой офис в вулканской Академии Наук. На сегодня у него были намечены еще два пациэнта: T'Кир и ее дочь Т'Пайна, для обычного обследования, прежде чем они покинут Вулкан, чтобы возвратиться в научную колонию на Найсусе. Он не успел дойти до двери приемной, когда раздался пронзительный сигнал пейджера. Он вернулся обратно и спросил у T'Сел:

– Почему вы со мной связались?

– Звонок из Космического Центра Вулкана.

– Космический Центр? Я буду говорить из своего офиса.

Каждый вулканец учился контролировать эмоции, но Сорел теперь знал на личном опыте то, что ему сказали, когда он только начинал свое обучение много лет назад.

"Целитель, – объяснял ему мастер Сван, – является парадоксом. В то время как он, как и любой вулканец, должен поддерживать самый строгий эмоциональный контроль, ради здоровья своих пациентов и своего собственного здравомыслия, он выбирает профессию, которая, прежде всего, провоцирует типичный недостаток вулканца: любопытство."

И действительно, к тому времени, когда он добрался до пульта коммуникатора в своем офисе, Сорел просто извелся от любопытства. Его дочь теперь благополучно вернулась домой; все члены его семьи находились на Вулкане. Так что его любопытство не было приправлено беспокойством, и он задавался вопросом, что именно хотел от него Космический Центр.

Он быстро нажал выключатель, и на экране появилось изображение мужчины в форме коммодора Звездного Флота.

– Приветствую вас, целитель. Я Винсент Брайт, командующий Звездного Флота в этом секторе. Вулканский центр направил меня к вам. Командование Звездного Флота просит вас и вашего партнера, доктора Дэниэла Корригана о помощи.

После долгих лет обучения Сорел автоматически подавил свое беспокойство; почему «Энтерпрайз», который покинул Вулкан двумя днями ранее, объявил о критическом положении. Если доктора Леонарда Маккоя, в чьих навыках Сорел уже убедился, звали на помощь, значит ситуация, действительно была ужасная. С полным спокойствием он ответил.

– Я служу на Вулкане, коммодор. Какую именно помощь ждет от меня Звездный Флот?

– В научной колонии Найсуса разразилась эпидемия. Население запросило медицинский персонал со знанием инопланетной медицины. В запросе конкретно названы вы и доктор Корриган, так же как и ваша дочь ксенобиолог T'Mир. «USSЭнтерпрайз» вернется на Вулкан за вами через два точка семь десятых дня. Я известил весь вулканский медицинский персонал, который затребовал Звездный Флот, за исключением леди Т'Мир и доктора Корригана. Вы знаете где они находятся?

– Знаю.

– Превосходно. Пожалуйста, дайте мне их координаты.

– Это не возможно, – ответил Сорел.

– Почему? Это должно быть возможно! Корриган доктор, он должен присутствовать. И конечно вы можете войти в контакт с вашей дочерью.

– Моя дочь и доктор Корриган недавно поженились, – ответил Сорел. – Они находятся в Уединении.

– Вы имеете ввиду медовый месяц?

Кто- то за кадром схватил Брайта за руку и потащил. Тот с раздражением стряхнул захват.

– Боюсь, что положение критическое.

Рука снова вернулась к руке Брайта, сопровождаемая телом в синей космофлотовской униформе. Это была земная женщина средних лет с нашивками командера. Офицер протоколист, решил Сорел спокойно наблюдая как она использует самое сильное средство контроля, чтобы прекратить неуместные речи.

– Коммодор! – прошептала женщина, и резко потянула Брайта подальше от экрана. – Ничто не может иметь приоритет для женатого вулканца, находящегося в Уединении!

Сорел, привыкший много лет судить о человеческих способностях по доктору Корригану, понял, что человек не стал прислушиваться к словам женщины. Брайт нахмурившись глядел на нее.

– Черт возьми, мисс Фрезер! Меня не заботит, какая это планета. Отпуск не может иметь приоритета перед медицинским кризисом!

– Это не… – она бросила быстрый взгляд на экран, и, должно быть, вспомнила о слухе вулканца, потому что оттащила Брайта за пределы изображения.

Сорел больше не мог слышать ее слова, но после паузы, он услышал растерянный протест Брайта

– Но этот Корриган, он же человек!

Тупость человека раздражала мисс Фрезер настолько, что она повысила голос, и Сорел услышал ее сердитый шепот:

– Мы не знаем ничего относительно того, как подобные вещи затрагивают вулканских женщин, сэр! И у вулканцев, когда берет верх биология, об этом не спрашивают!

Потом оба голоса понизились настолько, что Сорел слышал лишь невнятный шум, пока люди обменивались колкостями. Наконец коммодор Брайт снова появился на экране, покрасневший и потный. Он прочистил горло.

– Есть ли способ передать сообщение доктору Корригану и леди Т'Мир?

Найсус, колония лучших ученых в галактике обратилась бы за медицинской помощью только в самом серьезном критическом положении.

– Да, – ответил Сорел. – Я могу это сделать. И, – добавил он, – Дэниел и T'Мир вернутся через два дня, если ситуация действительно оправдывает это.

– Спасибо, – сказал Брайт с очевидным облегчением. – Если вы включите запись, я перешлю вам информацию, которую мы получили о чуме на Найсусе.

Экраны данных мелькали слишком быстро даже для вулканца, чтобы можно было за ним следить, но кое-что задерживалось на мгновение, ужасая Сорела. Число смертельных случаев. Как можно быстрее Сорел просмотрел анализ болезни и характер ее распространения. То, что он увидел, объяснило ему, почему он и Дэниел стали необходимы.

Когда коммодор Брайт вновь появился на экране, Сорел сказал:

– Мы прибудем, коммодор. В этой ситуации я могу говорить за моего партнера. Хотя я не могу говорить за мою дочь, но думаю, что она тоже откликнется. Я созвонюсь с ними, и уведомлю вас в течение часа.

– Спасибо, – повторил Брайт, и дал Сорелу отбой.

Конечно не было никакой биологической причины для Дэниела и T'Мир находиться в Уединении, но Сорел не собирался просвещать этого назойливого человека. Он сомневался, что тот сможет понять императивы уединения и традиции. Как только коммодор исчез с экрана, целитель набрал код дома своего партнера, активировав секретную комбинацию, которую знал только он.


Глава пять


Корсал делил комнату в крыле изолятора больницы Найсуса с Терианом, андорианским эпидемиологом. Обычно, каждый пациент в этой крыле получал одноместный номер, но больница была так ужасно переполнена, что было невозможно разместить всех, хотя пациентов в критическом состоянии конечно же помещали отдельно.

Оба человека реквизировали терминалы компьютеров и потратили последние два дня, не думая об угрожающей им самим опасности на то, чтобы справиться с чумой. Корсал выкинул из головы угрозы Борта, и сконцентрировался на поисках ответов о причине мутации вируса, помогая Териану.

Синяя кожа андорианца побледнела от усталости, потому что он совсем не мог спать. Инкубационный период почти закончился, если конечно эта новая разновидность в этом отношении была такой же, как и старые образцы. Вчера у доктора Треадвелла появились новые признаки болезни, но как врач, который был в контакте с другими жертвами перед встречей на Совете и считал себя иммунизированным, он не смог предостеречься в полной мере. Все что смог им сообщить утомленный больничный персонал, было то, что доктор землянин не повредил никому, но сам находился в критическом состоянии. Как и Кески.

Териан вводил данные насчет каждого нового случая, его антенны устало свисали, потому что возросло количество случаев безумия, и уменьшилось количество лихорадки и головной боли. Он подготовил графики, которые на взгляд Корсала ничего не означали.

– Для меня они тоже ничего не означают, – сказал печально Териан. – Я не могу найти общего фактора заражения для различных рас ни в возрасте, ни в месте проживания, ни в предыдущих болезнях. Все здесь, – добавил он, протягивая Корсалу кристал данных, – пожалуйста, проверьте мои вычисления, а я пробую кое-что еще.

Корсал вставил кристал в свой терминал и начал просматривать графики, заранее зная, что данные Териана были точными. Андорианин, тем временем, запросил у больничного компьютера отчеты о семьях всех жертв последнего вируса. Потом, почти машинально, он запросил статистику по каждому заболевшему, имеющему любую форму болезни. Скоро он снова погрузился в рассчеты.

Внезапно в комнате заработал коммуникатор. Корсал, который нашел вычисления Териана столь же точным как, он ожидал, щелкнул выключателем.

– Корсал здесь.

На экране появилось изображение Риты Эспозито.

– Боюсь у меня плохие новости.

Териан оставил свою работу, и встал около Корсала.

– Число жертв увеличилось?

– Не совсем, – ответила она. – Но Джон Треадвелл только что умер, а Кески впал в кому и находится на полной поддержке жизнеобеспечения.

– Кто-нибудь оправился от нового заражения? – спросил Териан.

Эспозито посмотрела куда-то в сторону. Она была медсестрой здесь в больнице; Корсал был уверен, что она получала регулярные сообщения от своих друзей в штате. Потом она снова посмотрела на них и ответила:

– Есть несколько новых случаев в критическом состоянии, но пока они стабильны. Но пока никто еще не поправился.

– Спасибо что дали нам знать, – сказал Корсал. – Кто-нибуди еще из Совета…?

Она покачала головой.

– Следующие шесть часов должны стать критическими. Да поможет нам всем бог.

Экран погас. Териан отшатнулся, и его антенны поникли еще больше, они почти исчезли в его пушистых белых волосах.

– Все ваши вычисления точны, – сказал Корсал с усилием, чтобы ободрить его.

– Но бессмысленны! – ответил Териан. – Почему я не могу найти решения?

– Оно должно быть, – сказал Корсал. Как инженер он верил в цифры. – Мы только пока не нашли ключевой фактор.

Териан издал тихий шипящий звук, который у андориан был эквивалентом вздоха.

– Давайте посмотрим, что случится, если я добавлю в уравнения данные по семьям.

Корсал отстраненно наблюдал как Териан изменет данные в своих рассчетах. Система работала медленно; из-за того, что слишком много людей были подключены к системам жизнеобеспечения, и больница вообще была переполнена пациентами, происходила заметная задержка между вводом запроса и получением ответа. Часы на экране отсчитывали минуты.

Наконец начали появляться первые результаты. Ни размеры семьи, ни возраст членов семей не имел значения. Никакая область города не дала большее количество случаев на душу населения, если не считать больничный комплекс.

– Просчитать, – проинструктировал машину Териан.

Корсал внимательно изучал числа, бегущие по экрану. Ничего нового; самый большой процент жертв составляли доктора и медсестры, зараженные видимо первыми пациентами, не взирая на все принятые меры обеззараживания. Следующей по численности группой были студенты и преподаватели – но это было совершенно нормально для эпидемии на любой планете.

– Теперь подсчитайте только для жертв вируса B и C, – приказал машине Териан.

Числа опять ничего не сказали Корсалу. Разве что уменьшилось число студентов и преподавателей, и то только потому что школы к тому времени были уже закрыты; в противном случае число жертв вряд ли отличалось бы.

Териан дернул одну из своих антенн – действие, которое причинило боль чувствительному органу, показывая степень расстройства, которое испытывал андорианин.

– Взять каждый индивидуальный фактор в файлх данных жертв, – проинструктировал он компьютер, – и вычислить по каждому из них в отдельности.

– Недостаточно памяти, – объявил компьютер. – Программа перегружена. Оценка времени для завершения программы при текущих условиях – три часа четырнадцать минут.

Корсал прикинул, что обычно компьютер управился бы с программой за несколько минут; компьютер больницы был действительно ужасно перегружен.

– Позвольте мне добраться до компьютерного терминала и исправить кое-что, – предложил он.

– Действуйте, – сказал Териан, – я все равно собираюсь продолжать работу; я готов пожертвовать три часа своей жизни, лишь бы обосноваться за вашим лабораторным компьютером.

Он прав. Поэтому Корсал послал вызов одному из своих коллег, чтобы тот начал вносить исправления со своего терминала, затем он направился понаблюдать, как идут дела у Териана.

Программа работала, но настолько медленно, что было видно, как каждая новая линия медленно ползет по экрану, исчезая где-то вверху. Териан внимательно изучал их, и Корсал не решался отвлекать его. Вскоре он получил связь с лабораторным компьютером и начал вносить изменения, необходимые для того, чтобы приспособить больничный терминал для работы.

– Великая Мать Андоры!

Корсал был потрясен восклицанием Териана. Он повернулся, чтобы посмотреть на андорианца, пристально глядящего на линии, ползущие по экрану компьютера; его антенны встали почти вертикально.

– Это –дети! – Териан тяжело вздохнул, потом всхлипнул. – О, Великая Мать, это дети!

– Какие дети? – потребовал объяснений Корсал, передвигаясь к месту, с которого он мог видеть экран.

Териан переключился на него, оскалив зубы.

– Нет! – закричал он. – Вы, предатель, дважды осквернили чистоту крови Великой Матери! Ничего нет! Ничего нет!

– Териан,это чума, – сказал мягко Корсал, стараясь держаться подальше от взбешенного андорца. Он держал свои руки ладонями вперед, надеясь что Териан узнает его и не нападет. – Вы больны, Териан. Позвольте мне вызывать…

– Laskodor! – бушевал Териан. – Соблазнитель дочерей! Убийца детей!

Комната не была звукоизолирована, и Корсалу не пришлось звать на помощь; крики Териана уже переполошили санитаров. Он слышал их топот в коридоре, но Териан уже тянулся к его горлу! Андорианин был гораздо слабее клингона, но гнев безумия придал сил худощавому телу Териана. Стараясь не причинить вреда, Корсал оттолкнул его, но тонкие руки извернулись и схватили его за горло.

Корсал боролся, выгибая пальцы Териана назад, чтобы выбить сустав! Еще мгновение и он задохнется! Где же санитары?! Просунув локти под руки Териана, Корсал разбил захват. Но андорианин еще держался, и он отбросил его назад на двух санитаров, возникших в дверном проеме.

Териан отскочил от них, вскрикнул и снова кинулся на Корсала. Клингон схватил его руки и начал разворачивать к санитарам, когда андорианин обмяк.

– Он готов, – сказал он, поднимая легкое телоТериана и укладывая его на кровать. – Лучше позовите врача.

Один из санитаров вышел, а другой подключил к кровати монитор жизнеобеспечения. Ни один из индикаторов не шевельнулся, кроме того, который показывал температуру тела. Сначала она повысилась, а потом начала медленно опускаться.

– Он мертв, – сказал санитар глухим голосом.

– Этого не может быть! – воскликнул Корсал. – Позовите кого-нибудь! Нет, я это сделаю, а вы реанимируйте его!

– Сэр, – сказал санитар, – он андорианин. Его нельзя реанимировать.

Корсал так и не узнал, было ли это особенностью андорианской физиологии или же религиозным принципом. Так или иначе, он уже ничего не мог сделать; Териан ушел. Он подавленно сидел на своей кровати в полном одиночестве, потому что санитары ушли и забрали тело. Он ушел. И его знание ушло вместе с ним.

Или же это было всего лишь проявлением безумия?

Корсал посмотрел на экран компьютера Териана, где линии данных все еще покорно ползли вверх и исчезали. Независимо от того, что увидел эпидемиолог, это место уже прокручено, и Корсал не имел ни малейшего понятия, какие именно данные ему нужно искать. Действительно ли безумие заставило Териана думать, что он нашел ответ? Или же по мнению андорианца ключом к мутации чумы действительно были дети Найсуса?


Глава шесть


Пациенты Сорела прибыли вовремя. Физически, и Т’Кир и Т’Пайна были совершенно здоровы.

– Вы считаете, что это мудро, возвращаться теперь на Найсус? – спросил Сорел у женщин. – У вас там больше нет семьи…

– Это наш дом, – просто ответила Т’Кир. Если бы он мог позволить себе такую эмоцию, Сорел позавидовал бы ее безмятежности. Т’Кир возвратилась на Вулкан два месяца назад, чтобы вернуть предкам катру своего мужа.

– Найсус единственный дом, который я когда либо знала, – добавила Т’Пайна. – Теперь, когда я закончила свое образование, я хочу работать.

– Но вы подвергнете себя смертельной опасности, – напомнил им Сорел. – Конечно эпидемия со временем будет взята под контроль, но транспорт туда пойдет не скоро.

– Я медсестра, – ответила Т’Кир. – А медсестры сейчас отчаянно необходимы. Вы же не отказались лететь на Найсус, целитель.

– Значит информация стала публичным достоянием, – прокомментировал он.

– Мне сказал, Сорн, – ответила Т'Пайна. – Он хотел убедить меня пока не возвращаться домой.

– Сорн хотел бы, чтобы Т’Пайна не возвращалась на Найсус вообще, – сказала ее мать, – но его семья не стала со мной разговаривать.

Сорел перехватил невысказанное предостережение юной женщины. Он не знал Сорна, но заключил, что молодой человек должно быть происходил из такой вулканской семьи, в которой жен себе выбирали с особой осторожностью. Т’Кир и ее муж происходили из древнего рода, ведущего свою родословную от первых последователей философа Сурака. Но их дочь, однако, была приемной.

Т’Пайна была одной из тех двадцати четырех детей, оставшихся в живых после нападения на вулканскую колонию пять. Теперь там больше никто не жил, поскольку у вулканцев хватало колоний, расположенных вдали от ромуланской Нейтральной Зоны.

Все знали, что именно ромуланцы разрушили колонию, которая процветала несколько лет, и убили больше семисот человек, но не было никакого способа доказать это. Поскольку колония находилась вдали от регулярных космических трасс, их просьба о помощи пришла в Звездный Флот спустя сутки после нападения. К тому времени когда звездолет добрался до колонии, ничего уже не осталось, кроме опустошения, и двадцати четырех детей моложе трех лет.

Все взрослые и старшие дети были мертвы, все здания разрушены, а записи уничтожены. Другие дети были идентифицированы по сетчатке глаза, но одна новорожденная девочка была настолько мала, что ее рождение даже не успели зафиксировать. Никто из детей не мог сообщить имен ее родителей, и никто не знал, какому вулканскому семейству она принадлежит.

Т’Кир и Севела это не волновало. Не имея собственных детей, они с радостью приняли маленькую девочку и забрали ее с собой на Найсус. Она выросла красивой и здоровой, и нашла свое место на Найсусе, а потом училась в вулканской Академии Наук.

Все это было в медицинской карте Т'Пайны. Но отчеты не показывали всей безмятежности Т'Пайны, такой же как и у ее матери. Между ними не было кровного родства, но связь между матерью и приемной дочерью была сильнее, чем между кровными родственниками.

Сорел пришел к выводу что это было связано не с кровным родством, а с непостижимой способностью. Некоторые вулканцы были неспособны радоваться собственным различиям так, как учил Сурак. К сожалению, те немногие могли причинить большой вред. Он помнил Сендета, попытавшегося разрушить узы между Дэниелом и Т’Мир, и впервые вспомнил, что молодой человек находится теперь на борту «Энтерпрайза». Он надеялся, что капитан Кирк успел увести Сендета и всех его единомышленников!

Подавляя эту недостойную мысль, Сорел вернулся к Найсусу.

– Дэниел и я нужны там, мы имеем опыт лечения не только вулканцев и людей, но и многих других видов.

– Наши друзья остались на Найсусе, – сказала Т'Кир. – Мы не можем оставаться здесь, когда там каждый человек на счету, чтобы заботиться о больных – даже просто следить за системами жизнеобеспечения!

Т’Пайна добавила:

– Целитель, самообеспечению Найсуса пришел конец. Колония может погибнуть из-за нехватки свободных рук.

– Из-за отсутствия гвоздя был потерян башмак, – не раздумывая произнес Сорел.

Т’Кир посмотрела на него с удивлением, но Т’Пайна кивнула.

– А из-за отсутствия башмака, была потеряна лошадь. Это высказывание Земли, мама. Я слышала его от землян здесь в Академии.

– А я узнал это от Дэниела Корригана, – сказал Сорел. – Точное последствие очевидных тривиальных событий: из-за маленького почти ничего не стоящего изделия в конечном счете было потеряно королевство. Но люди совсем не маленькие или ничего не стоящие, Т’Пайна.

– Именно поэтому мы не должны быть потеряны.

– Я согласна, – добавила Т'Кир. – Целитель, здесь логика не применима. Нет способа узнать, принесет ли наше возвращение на Найсус действенную помощь в борьбе с болезнью, или же мы сами умрем от нее. Мы понимаем, что болезнь становится все более заразной, но на Найсусе применяют строгие меры предосторожности, чтобы предотвратить ее распространение. Чтобы сохранить наш дом и наших друзей, мы готовы пойти на риск.

– Тогда я не буду больше вас отговаривать, – сказал Сорел, восхищаясь их мужеством. – T'Пэр ждет вас, чтобы провести последнее испытание вашего психологического статуса.

Брови Т'Кир изогнулись.

– Не вы, целитель?

Похоже она не знала. Возможно знала T'Пайна; только те, кто работал в камерах стазиса, знали, что только время могло излечить разрушенную связь Сорела.

– Я переношу ту же самую травму, от которой оправляетесь вы, – сказал он категорично. – Однако, моя жена покинула меня неожиданно, и наша связь была разорвана. Я не смог вернуть ее катру предкам.

T'Кир заметно побледнела, хотя для такой реакции причина была вполне очевидна. Хотя она закончила цикл траура, Сорел, как и уверяла T'Пэр, нашел ее исцелившейся, она поняла то, что не могла понять ее необещанная дочь.

У Сорела была травма, от которой некоторые вулканцы никогда не оправлялись; иногда он был вынужден усилием воли поддерживать жизнь в своем теле изо дня в день, теперь он видел смысл жизни только в своей работе. Он напоминал себе, что T'Зан хотела бы, чтобы он продолжал жить, но это становилось все труднее с каждым днем. Он тратил всю свою энергию на больницу, сопротивляясь возвращению в опустевший дом, который они когда-то делили.

Направление на Найсус было для Сорела как никогда своевременным. После смерти T'Зан Леонард Маккой предложил ему на какое-то время покинуть Вулкан, но тогда у него не было веских причин. Он не понял, что T'Kир хочет вернуться на Найсус по той же самой причине, что и он сам – она хочет чувствовать, что кому-то еще нужна, даже если придется заплатить за это знание своей жизнью.

К своему удивлению он увидел в ее глазах понимание. Ее глаза были синими, редкий цвет среди вулканцев, и им было трудно скрывать нахлынувшие эмоции. Сорел считал, что его собственные черные глаза были непроницаемы – и все же T'Кир, которая едва его знала, поняла его чувства так же легко, как и Дэниэл. Но его партнер знал его больше сорока лет и был человеком, и поэтому всегда проявлял тревогу.

Он видел симпатию в глазах Т'Кир. Потом она посмотрела вниз, и ее ресницы скрыли нечаянный обмен мыслями.

– Мы понимаем, целитель, – сказала она формально, – и горюем вместе с вами. Ну, T'Пайна. T'Пэр ждет нас.


Глава семь


Непосредственно перед тем, как они достигли орбиты Вулкана, капитан Джеймс Т. Кирк вызвал Сендета и Сатата в комнату для совещаний «Энтерпрайза».

– Господа, – сказал он, – между нами нет согласия относительно множества вещей, но я полагаю, что мы с вами разделяем один общий принцип. Если я даю человеку слово, он может на него рассчитывать. Вы придерживаетесь этого правила?

– Разумеется, – осторожно ответил Сатат.

– Тогда отлично. Я собираюсь объяснить вам наше положение и взять с вас слово, что вы не доставите нам больше неприятностей, пока мы перевозим медицинский персонал на Найсус.

– Найсус? – спросил Сатат. – У меня там живут дальние родственники – Серт, T'Прен и их дочери.

– Мне жаль. В научной колонии разразился медицинский кризис, – объяснил Кирк. – Там разразилась эпидемия. Ни одна раса, кажется, не способна ей противостоять, уже есть смертельные случаи. «Энтерпрайз» должен доставить туда медицинскую команду.

– Конечно мы не будем вмешиваться, капитан, – сказал Сатат.

– Сендет? – спросил Кирк. – Вы должны знать, что Сорел, Корриган, и жена Корригана Т'Мир, все будут присутствовать на борту.

Молодой вулканец пожал плечами. В ответ его аристократические черты изобразили презрение на вопрос Кирка.

– Я могу не одобрять выбор Т'Мир, – ответил он, – но я никогда не стану препятствовать медицинской миссии.

– Хорошо. Сатат, пожалуйста сообщите об этом другим вашим соплеменникам.

– Не сомневайтесь, я могу говорить за всех последователей T’Вет. Мы хотим жить по древним законам Вулкана, но мы не варвары, капитан. Мы не будем вмешиваться, но если мы можем быть полезными, пожалуйста не стесняйтесь позвать нас.

Хорошо, – подумал Кирк, покидая комнату совещаний, и направляясь в изолятор. – Все оказалось проще, чем я думал!

Его встреча с Маккоем, тем не менее была не такой обнадеживающей. Мешки под синими глазами доктора показали, что он провел бессонную ночь. Спок был вместе с ним, и занимался анализом данных. Они оставили вулканца, поглощенного своей задачей и вышли в соседнюю комнату.

– Мы только что получили некоторую новую информацию, Джим, – сказал Маккой. – Все плохо.

– Новая мутация?

– Вероятно нет, но они только что узнали, что антитела после первого заражения не гарантируют устойчивости к третьему виду. Они будут знать через пару дней, защищает ли второй вирус от третьего. В данный момент весь Совет Найсуса находится в изоляторе.

– Что случилось?

– Каждый член совета имел одну из двух более ранних версий болезни, так что они чувствовали себя в безопастности и назначили встречу. Им следовало сделать это по коммуникатору.

– И? – встревожился Кирк.

– После того, как они послали запрос в Звездный Флот, они возобновили работу по другим делам; именно тогда лемнорианский представитель впал в безумие –первый признак самой последней мутации чумы. Он переболел первым типом вируса, и теперь каждый член совета заражен третьим типом. Спок делает повторные вычисления по новы данным. Они прислали нам для исследования образцы жертв новой мутации, но…

– …но мы сможем провести испытания только когда прибудем на место, – раздался за спиной Кирка голос Спока. Вулканец присоединился к ним и добавил, – В настоящий момент я не нашел никаких ответов в новых данных; только время обеспечит подробную информацию.

– И вы оба хотите спуститься на эту планету, чтобы раздобыть данные самостоятельно, – заметил Кирк.

Он знал, что оба человека хотят этого, даже если Маккой был единственным, кто признает это, он добавил:

– Знаете, в ситуациях, подобных этой, Боунз, Спок и вы весьма единодушны!

Кирк очень надеялся, что друзья проглотят приманку. Спок и Маккой посмотрел на друг друга, а затем снова на Кирка, и в один голос произнесли:

– Действительно, капитан, я не вижу причины, чтобы так меня оскорблять.

Кирк усмехнулся, ему опять удалось снять напряжение. Но его восторг был краток.

– Минуточку! Спок, в распоряжениях Звездного Флота нет вашего имени; к тому же медицина –не ваша специальность.

– Я исследователь, – ответил вулканец. – И потом, кто будет держать доктора Маккойя в рамках логики, если я не буду его сопровождать?

– Логика не ответ, Спок, – парировал Маккой. – Найсус кишит вулканцами, но они не нашли способ лечения. Все что им нужно – опыт и человеческая интуиция нескольких старых докторов галактики!

– Тогда, – сказал Спок с тихим достоинством, – я возвращаюсь на свой пост, и оставляю вас анализировать данные.

С этими словами он покинул изолятор. Маккой смотрел ему вслед.

– Это означает, что он твердо уверен что ответ, в котором мы нуждаемся, не в этих новых данных. Проклятье!

Он подошел к репликатору и заказал кофе для себя и Кирка. Отпив глоток, он признался:

– Джим, я уверен, что Спок будет на Найсусе неоценимым помошником.

– Жаль, Боунз, пройдут месяцы прежде чем вы возьмете болезнь под контроль, прежде, чем «Энтерпрайз» вернется за вами.

Он не стал высказывать опасений, что Маккой сам мог стать жертвой этой болезни, которой были нипочем все карантинные меры.

– Я уже теряю начальника медицинской службы на это время; и я не хочу лишиться так же шефа научной службы.

– Да, – печально согласился Маккой. – Я знаю.

– У тебя будет множество других вулканцев для этой работы. А как насчет Сорела и Корригана? Не сомневаюсь, что ты уживешся с вулканцами.

– Право же, – сказал доктор. – Мы найдем причину этой болезни, Джим и все исправим. – Он остановился, затем добавил с бледной улыбкой. – Кроме того, я должен найти это быстро и вернуться на борт прежде, чем Чэпэл перестроит мой изолятор так, что я ничего не смогу найти.


Глава восемь


Корсал покинул больницу с чувством одиночества; то же самое с ним было, когда он впервые вступил на землю Найсуса. В отличие от других клингонских ученых, которые участвовали в эксперименте научного сотрудничества, он нашел здесь дом.

Своему родному миру он не подходил. Близорукость и астигматизм уберегли его от военной карьеры. Нося толстые линзы на глазах, он мог видеть достаточно хорошо, но враг мог легко лишить его зрения. Поэтому он за время положенного срока дослужился только до самого низкого офицерского ранга.

Это вполне удовлетворило Корсала; его интересы всегда лежали в области исследований и технологий, особенно в инженерии, где он мог применять на практике теории, которые очаровывали его. Он использовал свое право на минимальное образование, заработанное на военной службе, чтобы стать ученым. Закончив класс, он был допущен в Инженерную Академию на одном из миров Клинжая, где он выделялся умом среди своих однокласников.

Его братья медленно делали военную карьеру, чем несказанно радовали своего отца. Корсал, тем временем, впитывал знания, доступные в Академии и в конце концов был выбран, чтобы учиться непосредственно на Клинжае, в самом престижном университете Империи. Его отец сдержанно одобрил это.

– Если ты не можешь преуспеть в военной карьере, то по крайней мере можешь сделать хоть что-то полезное.

Делать что-то полезное было именно то, чего хотел Корсал, и на Клинжае он нашел такую возможность. Он учился, и изобретал. Он изобрел антенну, которая принимала сообщения подпространственного радио на рассояниях вдвое больше обычного, и не страдала от искажний от ионных штормов. Из студента он очень скоро стал преподавателем. В конечном счете, несмотря на задержки в карьерном росте, вызванные его отказом участвовать в политических маневрах, он стал самым молодым ученым на Клинжае.

Но научная карьера Корсала принесла ему небольшую известность или славу, потому что он не имел никакого желания проектировать оружие. Его коллеги считали его принципы непостижимыми. Он устал отвечать на вопрос:

– Вы не верите в Бесконечную Игру?

– Только когда я смогу выбираться наружу, чтобы увидеть перспективу, – отвечал он, – я буду знать, существует ли Бесконечная Игра. Ведь никто не может знать наверняка, может быть единственная игра в этом мире Отражающая.

Отражающая форма клин-жа была сложена из множества частей, и люди были одними из врагов. Это была большая игра самых великих клингонских стратегов, но даже некоторые из них признавали тщетность этой войны. Это была игра энтропии, в которой обе стороны в конце концов проиграли бы: победитель одержал бы победу на пустой доске.

В обществе, основанном после войны, ориентация Корсала не принесла ему много друзей. Именно поэтому когда прибыло приглашение клингонским ученым о присоединении к ученым Федерации в обмене знаниями на Найсусе, Корсал стал одним из первых, кто откликнулся. Не было причины не позволить ему уйти; он не желал изобретать оружие, но он не был предателем.

По мнению большинства клингонов он был никем.

Семья Корсала не относилась к благородным, но при этом не отличалась от других членов клингонского общества. Когда он уехал на Найсус, двое из его братьев с честью погибли на космической службе, а третий дослужился до лидера эскадры. Их отец чувствовал гордость за своих сыновей; но он никогда не мог понять ученого, которого произвел на свет.

Одна из первых вещей, которую Корсал обнаружил на Найсусе, состояла в том, что Федерация имела простую и безболезненную технологию лечения проблем глаз. Когда ему предложили лечение, он понимал, что Федерация не станет приглашать клингонов присоединиться к научным исследованиям только для того, чтобы ослепить одного из членов делегации.

После бесконечного числа тестов на аллергию, ему наконец обработали один глаз, и через три дня он получил возможность видеть ясно. Они заставили его ждать еще тридцать дней прежде, чем они занялись другим глазом, и впервые в своей жизни Корсал проснулся утром и увидел ясный мир, а не размытое пятно, на котором приходилось сосредоточиваться раньше, пока он искал свои линзы.

Это был первый раз, когда Корсал послужил подопытной свинкой для медицинского персонала Найсуса. Теперь он делал это снова, и надеялся, что результат будет столь же обнадеживающим, что и в первый раз! Методика лечения глаз, которой подвергся Корсал, теперь была столь же распространена в Империи Клингонов, как и в Федерации.

Если только чума не подверглась необычно длинному инкубационному периоду в организме клингона, было очевидно, что он действительно был не восприимчив к болезни. Перед тем как выпустить его, доктора выкачали из Корсала как минимум половину крови для изучения. Но теперь он был волен идти домой, потому что насколько врачи могли сообщить, он не являлся переносчиком.

Но что, если доктора ошиблись? Что, если, несмотря на все предосторожности, несмотря на купание в тех же самых обеззараживающих лучах, которые использовали хирурги, Корсал даже теперь нес смертельную болезнь к себе домой?

Действительно ли его сыновья были невосприимчивы? Они были только на половину клингонами, но ни один из них не заразился, хотя и ежедневно посещал школу, пока она не закрылась. Он хотел, чтобы они невосприимчивыми, чтобы они были в безопасности.

Но если это так, как быть относительно плана Борта продать болезнь Клингонской Империи?

Корсал мог бы защищать честь клингонов до последнего вздоха, но он знал, что даже если никто в официальных каналах не купит такое постыдное оружие, коварному орионцу не потребуется много времени, чтобы найти покупателя по неофициальным каналам.

Он чувствовал себя так, словно был вынужден снова играть в известную игру клин-жа в Финальной Форме, где надо было не только захватывать фигуры противника, но и уничтожать их – сжечь деревянные фигурки, разбить или расплавить сделанные из камня или металла. Но в этом не было никакой победы – когда оставался только один набор фигур, игра возвращалась к Отражающей, и ошибки более слабого игрока приводили к уничтожению фигур более сильного. Только клингон, думал Корсал, мог придумать такую игру, но только орионец мог вынудить клингона играть в нее.

Все же, если биохимики Найсуса смогут изолировать и воспроизвести фактор клингонской крови, которая делала его устойчивым… Он должен надеятся на это. Однако биология не была его областью, и ему приходилось полагаться на людей и вулканцев, изучающих теперь образцы его крови в поисках ответа.

Дом Корсала находился в отдаленных предместьях города. Система общественного транспорта все еще работала, хотя он не увидел никого на скользящей дорожке, ни на медленных внешних полосах, ни на высокоскоростных внутренних. С мастерством полученным от ежедневной практики, он перескочил на скоростную ленту C, и понесся к пригороду.

Его собственный дом. Земля, сад. Это было нечто, на что он никогда не мог надеяться будучи ученым в клингонской Империи. Его звание мастера мысли там означало совсем немного, поскольку его исследования не приносили пользу военным.

На улице с утра шел дождь. Воздух был напоен свежестью и влагой, когда он сошел с бегущей дорожки. На протяжении всего пути он заметил всего три одиноких силуэта, которые проскользнули мимо него по полосам, способным перемещать тысячи. На улицах тоже никого не было, если не считать нескольких детей играющих за оградами собственных садов.

Эти сады могли бы показаться нормальными на первый взгляд любому, но только не жителю Найсуса. Здесь две вулканские девочки играли под неусыпным надзором сехлата. Там пять подростков геманитов весело кувыркались на траве около маленького водоема. Еще через несколько домов другой вулканский ребенок, мальчик, упражнялся один с ахн-вун, в то время как на другой стороне улицы каитианские дети использовал огромное дерево для занятия гимнастикой.

Что было неестествено, так это то, что дети каждого вида были ограничены пределами собственных дворов. Обычно они собирались в шумные группы в разных местах. Неестественная тишина совсем не улучшила настроение Корсала.

Он дошел до собственного дома и нашел своих сыновей в главной комнате дома. Четырнадцатилетний Кевин, сидел на кушетке, и хмурился на экран своего трикодера. Он унаследовал от отца проблему с глазами, с которой пока ничего нельзя было сделать, но Кевин знал что со временем сможет отказаться от очков. Они скатывались с его переносицы, и он возвращал их на место жестом настолько знакомый, что это вызывало у отца улыбку. Он заметил, также, что у Кевина начали пробиваться усы, хотя на подбородке их было явно недостаточно. Тем не менее, его человеческое наследие проявлялось в том, что его волосы были светло коричневыми, а кожа светлее чем у отца.

Другой сын Корсала, Карл, которому исполнилось девять, играл в клин-жа на консоли коммуникатора со своим однокашником, вулканцем Сонаном. Когда вошел Корсал, Кевин отложил в сторону трикодер, встал и произнес

– Отец!

Карл остановил игру и тоже поднялся на ноги.

– Добро пожаловать домой, отец. Рад, что ты чувствуешь себя хорошо. У меня есть для тебя сообщение от госпожи Торренс. Она просила связаться с ней, как только ты вернешься. Она тосковала без тебя, пока ты был в больнице.

– Спасибо, Карл, – сказал он, и стал наблюдать как его младший сын сохраняет игру и обрывает контакт с Сонаном, чтобы отец, смог воспользоваться коммуникатором.

Формальность его сыновей была принята в высокородных клингонских семьях, но здесь была совсем не обязательна. Несколько лет назад, оба мальчика бросились бы в его объятия, если бы он возвратился после долгого отсутствия. Тем не менее Кевин уже вошел в возраст, когда демонстрация привязанности к родителям вызывала смущение и у клингонских и у земных подростков, и такая реакция была совершенно естественной для Кевина.

Корсал понимал Кевина. Как и его брат он представлял собой сплав клингона и человека, но Карл был загадкой семьи. Корсалу часто казалось, что его более младший сын взял все лучшее от вулканцев.

В другое время Корсал обнял бы своих сыновей несмотря на их протест, но сегодня он не станет касаться никого из членов своей семьи, пока не вымоется и не переоденется. Он не думал, что мог подхватить заразу по пути домой из больницы, но он не станет рисковать их здоровьем.

– Где Сеела? – спросил он, присаживаясь к коммуникатору.

– Ушла на рынок, – ответил Кевин.

– И вы не предложили пойти вместо нее? – спросил Корсал. Он был бы так же обеспокоен, если бы один из его сыновей рисковал здоровьем, но скаждым днем он все больше уверялся в их неуязвимости.

– Я предлагал, – сказал Кевин. – Но Сеела сказала, что тот, кто переболел вторым типом, не может заразится снова.

Это была правда; Корсал сказал ей об этом, когда сообщил, что теперь свободен. Сеела переболела вторым типом чумы и поправилась. Кевин продолжил:

– Она также сказала, что я все равно не знаю, как выбирать мясо и овощи.

– Печальный пробел в вашем образовании, – сказал Корсал. – Сеела должна преподать вам этот урок; кроме того вы оба должны научиться готовить. Я не хотел бы, чтобы мои сыновья женились слишком рано только из-за голода.

Кевин усмехнулся.

– Ты хочешь заморить своих сыновей голодом?

– Кевин, – отрезал Карл, – ты должен проявлять больше уважения к нашему отцу. Он всегда обеспечивал нас.

– А ты, Карл, – сказал Корсал младшему сыну, – не должен быть таким серьезным! Кевин совершенно прав: я женился на Сееле только из-за ее кулинарных способностей.

Карл был слишком юн, чтобы понять шутку, но Кевин подавился от смеха. Ему нравилось делить взрослую шутку с отцом.

– Кевин, – сказал Корсал, – бери своего брата и идите на свежий воздух. Дождь кончился. Я выйду поиграть с вами в мяч, как только узнаю чего хочет от меня Торренс. Я давно нуждаюсь в физических упражнениях, особенно после больницы!

Лицо Торренс долго не появлялось на экране, когда он набрал номер женщины. Он готов был уже дать отбой, когда услышал в коммуникаторе на фоне звука мчащейся воды чей-то взволнованный голос.

– Корсал! Слава богу, хоть один инженер не попал в списки больных! Срочно приезжайте к дамбе. У нас большие неприятности!


Глава девять


T'Пайна была очарована USS Энтерпрайзом; это был самый большой корабль, на котором она когда-либо путешествовала – по крайней мере, насколько она помнила. У нее почти не осталось воспоминаний о первом детском путешествии на Вулкан, и обратно на Найсус.

Однажды, когда она училась в средней школе, она побывала в трехдневной поездке с четырьмя другими выдающимися студентами на борту картографического судна по необитаемым мирам системы Найсуса. Позже, она путешествовала на Вулкан, чтобы поступить в вулканскую Академию на борту вулканского торгового судна. Космческие корабли Федерации интересовали ее гораздо больше.

Здесь она была окружена легендами.

Конечно сложившаяся ситуация была необычной. В обычном рейсе она вряд ли бы столкнулась с Сареком, известным вулканским послом и ученым, или же с его женой Амандой, самым известным в Федерации ученым-лингвистом. И вряд ли когда-либо известная бригада врачей – Сорел и Корриган – покинули бы Вулкан вкупе с Сареком и Амандой!

Да и команду самого «Энтерпрайза» возглавлял легендарный капитан Джеймс Т. Кирк, и его первый помошник командор Спок, давно затмивший своих известных родителей и как ученый, и исследователь.

Вырастя среди людей множества рас Федерации в близком сотрудничестве, T'Пайна не обратила внимания на тот факт, что каждая легендарная пара состояла из вулканца и человека. Она видела, как шеф медицинской службы «Энтерпрайза» приблизился к Сорелу и Корригану, которые разговаривали с чернокожим землянином в синей униформе научного отдела Звездного Флота, на которой не было знаков ранга.

Любопытно, подумала она, а что если они уже нашли способ победить чуму на ее родной планете, и с этой мыслью подошла поближе к группе. Доктор «Энтерпрайза» – кажется Маккой, произнес:

– Это удовольствие работать снова вместе, хотя мне жаль, что при таких обстоятельствах.

– Будем надеяться, что мы сможем быстро изменить эти обстоятельства, – сказал доктор Корриган, невысокий, полный, лысеющий человек.

– Прислал ли Звездный Флот какую-нибудь новую информацию, Леонард? – спросил Сорел.

– Да, но я не думаю, что там будет что-то хорошее, и я не хочу обсуждать это здесь. Вы не обидитесь?

– Обижусь? – переспросил вулканский целитель.

– Вероятно он имеет в виду дискуссию, – перевел его человеческий партнер. – Тогда, – добавил он, – будет лучше не задавать вопросы здесь, а уйти вместе. Мы можем присоединяться к вам в вашем офисе когда служба безопасности закончит регистрировать гостей?

– Непременно, – ответил Маккой.

– Когда целители шепчутся, – произнес позади T'Пайны мужской голос, – пациенты должны остерегаться.

T'Пайна развернулась в ужасе от того, что ее поймали за подслушиванием частной беседы. Прошло всего два дня, а она уже забыла о контроле. Ей стало намного хуже, когда она разглядела того, кто к ней обратился; судорога сдавила горло так, что она не смогла говорить.

Предполагалось, что вулканцы не должны проявлять свои чувства, и T'Пайна не могла вспомнить, что когда-либо в своей жизни она чувствовала что-то подобное. Человек был вулканцем, высоким, лишь на несколько лет старшее ее… и красивым.

"Красивый" было слишком слабое слово, чтобы описать это лицо, хотя оно было вполне мужественным. Казалось, будто какой-то великий художник вознамерился изобразить идеал вулканской мужской красоты – густые, прямые, блестящие темные волосы, ниспадающие в идеальном порядке вокруг головы, идеальной формы; овальное лицо, прямой нос, сильная челюсть, высокие скулы; и его глаза – карие блестящие янтарем глаза под густыми ресницами под высокими бровями.

Только рот избежал классического совершенства, да и то только потому, что его линии застыли в выражении явного неодобрения. T'Пайна сдержала свои эмоции, и решила больше не давать этому человеку повода для неодобрения. И только потом поняла, что он не имел никакого права одобрять или не одобрять ее, только если бы она сама дала ему это право.

Он не был слишком стар, чтобы иметь право старшинства; он не был ее преподавателем, ее целителем, или же ее начальником. И при этом он не был членом ее семьи – что тоже давало ему такое право, не смотря на одинаковый возраст.

Вооружившись этой мыслью, T'Пайна легко обрела контроль над собой.

– Меня зовут T'Пайна, – сказала она. – Я биотехник.

Человек посмотрел на нее практически бесстрастно, но его рот смягчился сменив неодобрение на легкий намек улыбки. Это заставило ее пульс участиться.

– Меня зовут Сендет, – сказал ей он, – из клана T'Дайта. Я нейрофизик.

– Нейрофизик? – T'Пайна старательно сосредоточилась на теме разговора, чтобы Сендет не заметил ее нелогичной физической реакции.

Он назвал ей имя своего клана после первого знакомства! Что это могло означать? Он явно не был обещан, так же как и она. Она не могла так отреагировать на обещанного мужчину.

– Я немного знаю о чуме на Найсусе, – продолжила она, – но я думала, что это вирус. Разве он атакует нервную систему?

Сендет моргнул, посмотрел на погруженных в беседу целителей и обратился к T'Пайне.

– Вы летите на Найсус? Конечно у них достаточно биотехников. Простите меня, но вы не кажетесь достаточно старой, чтобы быть экспертом.

– Я не эксперт, – ответила T'Пайна. – Найсус мой дом. Я только что закончила обучение в вулканской Академии.

– А я являюсь дипломированным специалистом Академии, и провел несколько последних лет в штате больницы. T'Пайна… я где-то слышал это имя. Вы раньше не учились в моем классе?

– Я имел эту честь, – ответила она, нелогично довольная тем, что он ее вспомнил.

– Дочь.

T'Пайна не слышала, как сзади подошла ее мать. Продолжая себя контролировать, она обернулась к T'Кир.

– Мама, это Сендет, нейрофизик из Академии. Сендет, это T'Кир, моя мать.

– Это честь для меня, – сказал Сендет с безупречной вежливостью. T'Пайна видела, как его взгляд остановился на золотом значке Т'Кир, который она надела по такому случаю.

– Ваша дочь делает вам честь, T'Кир.

– Она никогда не разочаровывала меня, – ответила T'Кир.

Задаваясь вопросом, было ли это предупреждением, чтобы не разочаровать ее теперь, T'Пайна поглядела в лицо матери. Но T'Кир в этот момент изучала золотой значок клана Сендета с красными и зелеными камнями. T'Пайна никогда не изучала геральдику кланов; она не поняла бы символы, если бы Сендет сам не назвал свое родовое имя. Его эмблема очевидно также ничего не сказала и T'Кир, за исключением того, что право носить его означало его принадлежность к одному из древних кланов воинов.

Она с любопытством поглядела вокруг. Сорел носил значок клана, но ни Сарек ни Спок этого не делали. Сарек носил только посольские ленты; он должен был оставаться нейтральным во всех своих действиях, и действовал в интересах всего Вулкана, а не в своих личных или в интересах каких-либо фракций. Инструкции Звездного Флота, тем не менее, не запрещали офицерам носить подобные символы на форме – например мистер Скотт, главный инженер «Энтерпрайза», мог при необходимости одевать шотландку.

Спок, однако, вместо эмблемы клана носил значок IDIC: Бесконечное Разнообразие в Бесконечных Комбинациях – больше чем просто союз противоположностей, вулканский символ в форме треугольника, заключенного в круг, и представляющий собой блестящий бесценный образец идеального разнообразия. Треугольник был помещен в круг, который представлял собой движение и изменение; ничто живое не остается неизменным. Вулканцы уважали жизнь, а значит уважали изменение.

Пристальный взгляд Т'Пайны вернулся к Сендету. Она задавалась вопросом, были ли T'Деата одним из Древних Семейств. Так как она никогда не знала, принадлежала ли она сама к одному из таких кланов, она даже не потрудилась узнать об этом больше, чем преподавали обычно на уроках истории. Название T'Деата обозначало происхождение от матриарха, но оно ничего не сообщало о том, примкнул ли клан к философии Сурака во время жизни матриарха, или же в более поздних поколениях.

Сендет спросил:

– T'Кир, T'Пайна, видели ли вы звезды с палубы обсерватории? Предлагаю вам это развлечение –при варп скорости это уникальное зрелище.

T'Кир оглядела Сендета и T'Пайну.

– Действительно, это то, что я высоко ценю. Палуба обсерватории вряд ли будет переполнена в это время. Думаю, ты должна это увидеть, дочь. Вы проводите ее, Сендет?

– Это будет честью для меня, – повторил молодой человек, а T'Пайна как могла боролась со своей радостью. Мать ее одобрила! Она опустила глаза, чтобы ни мать ни Сендет не увидели ее недисциплинированное восхищение, и развернуласьк Сендету.

– T'Кир! – это был Сорел. Он покинул группу других целителей. T'Пайна постаралась скрыть свое беспокойство. Очевидно целитель не хотел, чтобы ее мать летела.

– Пойдем, T'Пайна, – сказал Сендет.

Она последовала за ним, задаваясь вопросом, о чем целителю понадобилось так срочно поговорить с T'Кир. Возможно он хотел узнать о ее навыках медсестры.

T'Пайна и Сендет не были одни на палубе обсерватории, но глядя как стремительно проносятся звезды, чувствовали себя одинокими. Закусив нижнюю губу, T'Пайна задыхалась от ощущения падения в вечность. Там, перед нею, была чрезвычайно неприветливая абсолютная пустота. Несмотря на теплую одежду, она никак не могла справиться с дрожью. А затем она почувствовала, как по ее спине пробежала волна тепла, тепла Сендета, его защита от холода ночи. Он не касался ее.

Но однажды, думала она, когда придет время, они соприкоснутся. Видя как его отражение в стекле отдалилось, T'Пайна разрешила себе улыбнуться.


Глава десять


Движущаяся дорожка остановилась около группы правительственных зданий у подножия дамбы, поэтому Корсал взял двухколесный велосипед и поехал по дорожке, ведущей к входу в дамбу. Он направился в мастерскую, чтобы захватить пояс с инструментами и коммуникатор.

– Торренс, я у дамбы. Где вы?

– Возле третьей турбины, – громко ответил ее голос. – Поспешите!

Каждый звук возле дамбы был во власти шума мчащейся воды, но поскольку Корсал следовал за оранжевыми линиями, которые должны были привести его к нужной турбине, он слышал другой звук – приглушенный стук, который доносился откуда-то из-под земли, как будто какая-то гигантская машина сотрясала землю.

У входа в турбинный зал контрольные огни показывали чтотретья турбина отключена. Это совсем не объясняло тревожный звонок. Корсал толкнул дверь, открыл ее, и снова окунулся в шум.

Эмилия Торренс была представителем одной из темнокожих рас людей; кожа ее была глубокого, как кофейные зерна, коричневого цвета, черные волосы упруго вились – курчавились вокруг ее лица, но теперь прилипли к скулам от водяных брызг в палате турбины.

При помощи пары рычагов она руководила одним из гигантских подъемных кранов пытаясь захватить что-то кружащееся в водовороте, что время от времени показывалось из воды и чего там явно не должно было быть.

Корсал понял, что подводная лопасть колеса турбины частично сместилась со своей оси и теперь совершала дикие волнообразные движения.

– Как это случилось? – крикнул он, хватаясь за вторую пару рычагов, и приводя в действие второй кран.

– Лед! – ответила Торренс.

Лед? Было совершенно невозможно разговаривать среди оглушительной комбинации шума бурлящей воды и лязганья турбины, поэтому Корсал просто сосредоточился на деле.

Они зажали подьемниками непокорное колесо, чтобы остановить его колебания. Затем, пока Корсал наблюдал за обоими пультами, чтобы бушующая вода снова не вырвалась на свободу, Торренс опустила колесо турбины обратно на ось, и присоединилась к Корсалу, и вместе они уложили гигантское, мокрое колесо на бетон в стороне.

Как только они выловили турбину, адский стук и гром прекратились, хотя мчащаяся вода была достаточно шумной сама по себе, чтобы не позволить поговорить, пока они занимались расчетами функций контроля.

Два других колеса так же были повреждены обломками льда, которые разорвали третью турбину, но пока они могли поддерживать эти турбины в работе, пока не восстановят заново вручную баланс системы. Пока же система могла работать и без сломанной турбины.

Закрыв кожух блока управления, Корсал и Торренс прошли мимо поврежденного колеса. Теперь оно казалось бесформенным. Несколько лезвий были искривлены, другие надломлены. Как лед мог нанести так много ущерба?

Прежде чем Корсал смог задать вопрос, они покинули турбинный зал и направились в главный офис электростанции. К тому времени у Торренс началась реакция, которую он видел у людей прежде: она дрожала, а ее кожа из коричневой стала бледно серой.

Люди имели железу, которая изливала в их кровь особое вещество в критических ситуациях, делая их бдительными, сильными и смертельно опасными. Однако, как знал Корсал, когда ситуация приходила в норму, у людей наступала обратная реакция.

Торренс в отличие от Корсала, который не успел переодеться, носила водонепроницаемый комбинезон. Он был пропитан специальным составом, но неприятно холодил кожу Торренс.

В верхнем ящике всегда держали полотенца. Корсал вручил одно из них Торренс, а вторым стал вытираться сам.

Корсал снял промокшую рубашку, и стал сушить полотенцем волосы и бороду, наблюдая за Торренс. Она постепенно выходила из шокового состояния, цвет ее кожи и дыхание вернулись к норме. Он задрапировал сухое полотенце вокруг ее плеч, и она посмотрела на него с благодарностью, затем налил в чашку горячего кофе из машины, которая всегда была в человеческих офисах.

– Теперь, – сказал Корсал, беря другой стул и присаживаясь перед контрольным пультом, – что там насчет льда?

– Раннее таяние, – ответила она. – На склонах гор этой весной лед взломался слишком рано, и слишком большими кусками. Он не успел растаять прежде, чем достиг плотины.

Корсал сказал:

– Предполагается, что для безопасности дамбы выше по течению есть шлюзы, чтобы препятствовать проходу больших ледяных глыб прежде чем они раздробятся до подходящих размеров.

– Очевидно, – сказала мрачно Торренс, – система безопасности больше не работает.

Она повернулась к компьютеру и вызвала на экран план инспекционных поездок.

– Взгляните сюда –Декрикс и T'Лин должны были полететь в инспекционный тур еще пять дней назад, но нет никаких данных, что они это сделали.

– Проверьте списки госпитализации, – предложил Корсал.

Имена оказались там. T'Лин в списке умерших, а Декрикс находился в критическом состоянии.

Торренс закусила губу.

– И пилот и дублер выбыли, мы настолько неукомплектованы, что можем оставить здесь только одного человека. Это моя вина. В прошлый раз именно я проводила проверку систем; я не стала смотреть журнал регистрации. И это случилось как раз перед тем, как лед разорвал турбину. Вы понимаете что случилось бы, если бы то колесо попало бы дальше?

– Оно вероятно рухнуло бы вниз и сокрушило бы все турбины ниже по течению, – ответил Корсал. – Только из-за этого Найсус потерял бы три четверти электрической мощности.

Торренс кивнула и начала подниматься.

– Я должна проверить статус оставшихся систем.

– Я сделаю это, – сказал Корсал. – А вы проверьте журнал регистрации.

– Но гидроэлектрика не ваша специальность, – возразила Торренс.

– Дайте мне контрольный лист, и я ничего не пропущу, – сказал он ей. – Эмилия, все, что я должен сделать – проследить за желтыми и красными огнями! Я вызову вас, если что-то произойдет.

Она посмотрела на него с улыбкой.

– Спаисбо.

Вооружившись инструментами и распечатками, она взяла электронное табло, на котором высветился контрольный список. Вручив все это Корсалу, она вложила свою ладонь в его руку.

– Спасибо что без разговоров примчались сюда. Я и думать не могла…

– Уберите ваши руки от моей жены!

Корсал развернулся. Человек в дверном проеме оказался мужем Торренс.

– Чарли! – произнесла она. – Что ты здесь делаешь?

– А что делаете вы? – парировал мужчина. – Я слышал, что здесь случился кризис, и ты обзвонила весь город, чтобы найти помошников, но когда я добрался сюда, то нашел свою жену полураздетой…

– Чарли, заткнись! – выкрикнула Торренс, вставая и стягивая с плеч полотенце, чтобы показать, что она полностью одета. Корсал, конечно, был без рубашки, которую повесил на спинку стула. С нее все еще капало, а его промокшие брюки неприятно липли к ногам.

– Я не буду молчать! – ответил человек, поворачиваясь лицом к Корсалу.

Они были почти одинакового роста, но Чарльз Торренс был сложен как атлет; он работал тренером в школе, и Корсал помнил, что Торренс имел Олимпийскую золотую медаль по какому-то виду рукопашного боя. Торренс был знаком с многими видами боевых единоборств, в том числе и с кершу. Корсал поощрял своих сыновей брать уроки у этого человека.

– Госпожа Торренс обзвонила весь город, – сказал спокойно Корсал, – чтобы найти любого инженера, который умеет обращаться с захватами в турбинном зале и кто помог бы ей перебалансировать систему. Так случилось, что я оказался первым, кого она нашла.

– Ну да, а заодно решили воспользоваться случаем. – Торренс переместился ближе. – Я не знаю, почему мы до сих пор позволяем вам оставаться на этой планете, Корсал. Вас не удовлетворили белые и зеленые, и теперь вы решили попробовать черных…

– Чарли!

Гнев на собственного мужа овладел Эмилией Торренс.

– Немедленно прекрати и извинись! Что с тобой происходит?

Ее гневные слова привели Чарльза в себя, и Корсал вздохнул с облегчением. Его гнев не был проявлением чумы. А потом он понял насколько абсурдно было его облегчение. Чума в научной колонии высвободила скрытые предрассудки. В конце концов, возможно… он действительно не был здесь дома.

Чарльз Торренс внимательно посмотрел на свою жену, на ее влажные волосы, а затем на влажные волосы Корсала, на его промокшую рубашку, брошенную на стул.

– Аварийная ситуация в турбинном зале? – спросил он дрожащим голосом.

– Да, в турбинном зале, – холодно ответила ему жена. – Ты был там, Чарли. И ты знаешь, что там невозможно остаться сухим.

Человек выглядел пристыженным.

– О, право, мне очень жаль!

– Надеюсь на это! – сказала ему жена.

– Я… Эмми. Корсал, послушайте, вы мужчина и у вас очень красивая жена. Если бы вы застали ее в обществе другого мужчины, без одежды… я имею в виду…, что бы вы подумали?

– Я надеюсь, – сказал Корсал, силясь обуздать свой гнев, – что достаточно доверяю ей, и не стану обвинять прежде, чем смогу во всем разобраться.

Мужчина сокрушенно посмотрел на него.

– Мне жаль. Правда. Черт возьми, Эмми, если бы я не любил тебя так сильно…

– Мы обсудим это позже, – устало сказала она. – Прямо сейчас у меня есть дела, и Корсал вызвался помочь. В раздевалке есть чистые комбинезоны, – добавила она Корсалу. – Лучше переоденьтесь. Я слышала, что клингоны возможно обладают иммунитетом к чуме, но я не совсем уверена что вы не поймаете пневмонию!

– А что мы будем делать, если количество льда увеличится, и снова повредит турбины, – сказал ей он. – У меня есть лицензия на вождение ховера, и мой сын Кевин тоже недавно получил ее. У меня есть карты зоны безопасности. Что если мы полетим завтра вверх по реке, и посмотрим, что там случилось?

– Я была бы очень счастлива, – ответила она. – Спасибо.

– Я установлю компьютер, чтобы можно было круглосуточно отслеживать льдины и сообщать о любых неполадках.

– Кто-то должен был подумать об этом неделю назад! – сказала Торренс.

– Никто на Найсусе не может думать обо всем, – сказал Корсал, – даже вулканцы.


Глава одиннадцать


На палубе обсерватории «Энтерпрайза», T'Пайна наблюдала за движением звезд.

– Вселенная так прекрасна, – сказала она наконец, – но мы видим лишь малую часть этой красоты. Большинство людей никогда не покидают своих планет.

– Возможно, именно так и было задумано природой, – неожиданно для T'Пайны ответил Сендет. Она обернулась, и посмотрела ему в лицо, но он контролировал себя как целитель.

– Я никогда прежде не покидал Вулкан, – добавил он.

– Тогда я надеюсь, что после того, как эпидемия будет остановлена, вы сможете провести некоторое время на Найсусе, – сказала Т'Пайна. – Он очень отличается от Вулкана. Найсус водная планета, очень влажная по нашим стандартам. На ней есть океаны, и вы непременно должны побывать в морском круизе!

– Что… морской круиз?

T'Пайна была удивлена, заметив его смущение, хотя это была обычная реакция среди вулканцев. Путешествие по воде не было привычним делом для людей, рожденных в пустыне; а первый опыт качающейся под ногами палубы лодки был столь же странен, как и свободное падение. Она задавалась вопросом, испытывал ли Сендет когда-либо такое ощущение, и решила выяснить, была ли на «Энтерпрайзе» зона отдыха с нулевой гравитацией.

– Обширный опыт увеличивает мудрость, – процитировала она Сурака, – если не искать опыта как же тогда стимулировать это ощущение.

– Ощущения необходимы, – ответил Сендет, – чтобы не умер дух.

Это прозвучало как часто цитируемое высказывание, но T'Пайна никогда не слышал его прежде.

– Не каждый вулканец во всем соглашался с предписаниями Сурака, – сказал Сендет в ответ на ее поднятую бровь. – Философия Сурака принесла мир враждующим племенам Вулкана, и сделала цивилизацию возможной. Однако, полное подавление эмоции убьет цивилизацию так же верно, как и полное опровержение правил или власти.

Полное подавление эмоции? – спросила T'Пайна. – Нет, я никогда не желала следовать дисциплине Гол. Однако мои преподаватели всегда предупреждали меня, что мой фактор любопытства чрезвычайно высок, даже для вулканца.

Она была вознаграждена легкой, причудливой и хорошо контролируемой улыбкой Сендета.

– Как и мой тоже.

– Тогда, почему вы говорите, что природа не желает, чтобы мы покидали миры, в которых были рождены? Разумные существа растут, они ищут ответы за следующим холмом, по другую сторону гор, за пределами самых далеких звезд.

– Где есть рост, – сказал он, – там есть и коррупция. С другой стороны горы могут жить другие люди –слабые но соблазнительные люди, которые понимают только силу.

Теперь T'Пайна совершенно запуталась.

– Что вы такое говорите, Сендет? Многие на Вулкане выступали против нашего присоединения к Федерации, но за прошедшие годы даже они убедились, насколько выгодно взаимодействие с другими культурами.

– T'Пайна, посмотри, что это сделало с нами. Как только первый вулканец покинул планету, чтобы войти в контакт с другими культурами и отправился на Найсус, появились иноземные ученые, а вместе с ними торговцы. Мы не разрешали прежде иностранцам жить в нашем мире. Теперь же они наводнили его. Почти четвертая часть студентов в Академии…

– Сендет! – воскликнула T'Пайна. – Надеюсь вы не считаете ошибкой обучение всех тех, кто имеет способности и желание. Что касается иноземцев, наводнивших Вулкан, то ваша статистика неверна. Их колличество меньше одной сотой процента от числа граждан Вулкана, меньше половины процента от населения временные поселенцы вроде студентов и исследователей, и еще меньше тех, кто искал гражданства.

Хотя он хорошо контролировал свое лицо, в глазах Сендета отразилось удивление. T'Пайна не понимала, почему он ожидал, что она примет его утверждения, хотя они были в корне неверны. В то же самое время, ее разум отторг ложные утверждения Сендета, и она сожалела о своей острой реакции. Беседа началась так приятно. Почему же все испортилось?

– В прошлом поколении, – сказал категорически Сендет, – иноземцы получили сильную точку опоры. И что наиболее важно, их влияние на Вулкан становится все сильнее с каждым днем.

– Как это может повредить? – спросила T'Пайна. – Вы не верите в IDIC? Комбинации разнообразия принесла столько хорошего. На Найсусе, где каждый отличается от каждого, научный прогресс настолько высок, что такого история галактики еще не знала. – она посмотрела ему в лицо. – Сендет, боюсь что у нас с вами серьезные разногласия в филосовских вопросах, которые, вероятно, ни один из нас не сможет преодолеть. Если вы извините меня, я вернусь в свою каюту.

– Вы не хотите побороться за свои идеалы? – спросил Сендет.

– … бороться?

– Словами, – объяснил он. – Я не предлагаю вам лирпа.

Лирпа. Сегодня это было церемониальное оружие, хотя каждый вулканский мужчина обучался пользоваться им на тот случай, если однажды ему придется принять церемониальный вызов.

Но тяжелый, неуклюжий лирпа не был оружием женщины. Между мужчиной и женщиной больше не делали различий, но исторически это оружие использовалось воином, чтобы снести голову неверной женщине. Во времена Реформации, сестер, дочерей, даже жен, которые следовали за Сураком против желания старейшины клана, иногда казнилась таким образом.

От слов Сендета по спине Т'Пайны пробежал холодок… и все же как это ни парадоксально было что-то приятное в этом холоде. После ее обширного опыта общения с людьми всевозможных культур, T'Пайна реагировала на Сендета, как ни на кого другого.

– Вы покинете поле битвы, – бросил он ей вызов, – или останетесь и опровергнете мое утверждение?

– У меня нет никакого желания опровергать его, – ответила она. – Сами люди, которые собрались здесь на этом корабле опровергают ваши слова. Капитан и его первый помошник вулканец, вам не кажется, что они командуют самым прекрасным судном в Звездном Флоте. Сарек вулканец и его жена землянка Аманда; Сорел и Корриган…

– И жена Дэниела Корригана, Т'Мир, – перебил ее Сендет; его голос был так холоден, что T'Пайна опять почувствовала дрожь, и на сей раз это ощущение не было приятным. – Там вы можете увидеть скрытый недостаток среди достоинств IDIC, – продолжил он. – Вулканцы женятся на инородцах, загрязняя нашу кровь…

– Я больше не желаю выслушивать это, – сказала Т'Пайна, с трудом справляясь с возрастающим гневом. – Я не думала, что такой образованный и обученный логике человек как вы, может так просто игнорировать факты. Спокойной вам ночи, Сендет.

T'Пайна покинула обсерваторию с нелогичным ощущением потери. Как мог кто-то столь молодой, здоровый, привлекательный, быть настолько несправедливым? И, хотя он был решительно неправ, почему она чувствовала к нему влечение?

Было верно, что она не умела заканчивать обсуждение с любезностью и достоинством. Возможно поэтому она была недовольна собой. Ей надо помедитировать. Поэтому она не стала возвращаться на прием, а назвала турболифту палубу, на которой находились комнаты пассажиров.

Она прикоснулась к пластине возле комнаты, которую делила с матерью, и дверь, скользнув в сторону, открылась. Но комната не была пуста, как она ожидала. В деловой части апартаментов, где стоял стол и терминал, на стульях сидели T'Кир и целитель Сорел.

T'Пайна перехватила инициативу.

– Добрый вечер, мама, целитель. Вы желаете уединения? – экран конфиденциальности, разделяющий рабочую область и область сна не работал, поэтому голоса слышались в любом уголке комнаты. – Я вернусь на прием.

– Нет, T'Пайна, останься, – сказал Т'Кир. – Сорел сообщил мне кое-что о человеке, которого мы встретили на приеме.

– Для беспокойства нет причин, мама. Я знаю, каков Сендет. – В том что целитель счел необходимым предупредить их, как это сделал Сорел, было что-то ужасно неправильное, что внезапно заставило T'Пайну обобщить факты, которые она знала, но которые прежде никак не сходились. – Он не часть медицинской миссии. Он последователь T'Вет.

– Он сказал вам? – спросил Сорел.

– В этом не было необходимости. Его философские убеждения рассказали мне обо всем. Мы… между нами нет ничего общего. Когда я обнаружила это, я оставил его на палубе обсерватории.

– Ты преуспела, дочь моя, – сказал ей T'Кир.

Тогда, почему я чувствую, как будто я сделала что-то неправильно? T'Пайна задавалась этим вопросом, старательно ограждая свои мысли, но видимо не достаточно хорошо. Голова Сорела слегка приподнялась, и непроницаемые черные глаза уставились на нее.

– T'Пайна, – сказал целитель, – я могу ответить на ваш вопрос. Стоит ли мне говорить об этом перед вашей матерью, или вы желаете услышать одна?

Синие глаза Т'Кир выказали удивление, пока она переводила взгляд с Сорела на T'Пайну. Потом она вспомнила, что Сорел обладал экстрасенсорными способностями целителя, от которых не мог защититься ни один вулканец.

T'Пайна никогда не стала бы скрывать что-то от матери. Фактически, она и так намеревалась рассказать ей о своих странных реакциях на Сендета, если бы ее медитация не решила бы эту загадку. Она часто находила, что ее медитации часто превращались в мысленную езду на велосипеде через проблему, а обсуждение ее с матерью все разъясняет и приводит к решению.

– Я знаю, что не сделала ничего постыдного, целитель, – ответила она. – Говорите.

– Нет, T'Пайна, нет ничего позорного, – сказал Сорел. – То, что вы испытываете, совершенно нормально. Ваш физиологический осмотр показал первые признаки полного созревания.

Значение этих слов для вулканских ушей было вполне ясным. Юридически она уже считалась взрослым гражданином, а окончание Академии причислило ее к разряду тех, кто творил будущее. Теперь же ее физический возраст соответствовал ее интеллектуальным достижениям: теперь она была готова выйти замуж и выносить детей.

– Нет ничего, чего бы стоило бояться, – сказала Т'Кир.

– Я не боюсь этого, – ответила Т'Пайна, солгав только наполовину.

Сорел сказал:

– Вы необещанная. Так же как и Сендет. Влечение, которое вы чувствуете к нему, нормально, но вы умеете управлять своими желаниями с помощью разума, также, как и все разумные существа. Продолжайте так же как начали, и вы не допустите ошибки.

– Сорел, – сказала нерешительно T'Кир, – вы думаете, что я должна искать мужа для T'Пайны?

– Я не думаю, что это необходимо, – ответил Сорел. – Поверьте, однажды T'Пайна сама найдет на Найсусе подходящего мужчину.

Брак. Обещание. Это разрешило бы эти тревожные чувства. Теперь, когда она поняла то, что случалось, T'Пайна осознала свою реакцию на Сендета: это было нормально для вулканцев, узы между мужем и женой, разделяющих умственную близость, неизвестную среди нетелепатических видов. Когда она встретила необещанного мужчину соответствующего возраста, произошла инстинктивная реакция.

Ее родители не стали связывать ее узами в детстве, хотя у них было несколько предложений. Теперь она задавалась вопросом, почтупили ли T'Кир и Севел действительно мудро; древняя традиция обещать детей в возрасте семи лет подразумевала, что, когда пара достигала зрелости, они уже умели доверять друг к другу. С внезапным пониманием, она признала что присутствие третьего вулканца в этой комнате не приносит ей дискомфорта.

И ее мать и целитель потеряли супругов; T'Пайна тосковала о ком-то неизвестном, которого она никогда не знала. T'Кир чувствовала присутствие Севела все эти годы до его смерти. Для нее было намного хуже знать, что именно недоставало в ее жизни.

А жена Сорела была оторвана от него неожиданно, без шанса для прощания или заживляющих ритуалов. Его потеря должно быть была агонией, по сравнению с болью неопределенной тоски Т’Пайны.

Возможно ли, задавалась она вопросом, что Сорел и T'Кир могут найти друг в друге то, в чем они нуждаются больше всего?

– Спасибо, целитель, – сказала она. – Знание поможет мне справиться с этим. Но теперь еще рано. Я вернусь на прием, если…

– Я должен уйти, – сказал Сорел. – Доктор Маккой получил новую информацию, которую нужно обсудить с медицинским персоналом.

– Спасибо за вашу помощь, Сорел, – сказала Т'Кир.

Целитель не выдал стандартный ответ: " Никто не благодарит логику." Не логика привела его, чтобы говорить с матерью девушки. T'Пайна была в этом уверена. Вместо этого, он сказал:

– Я готов вам помочь. Не стесняйтесь звать меня.


Глава двенадцать


Когда Корсал вернулся домой с электростанции, облака опять закрыли небо, и снова пошел проливной дождь. Так как он теперь носил водонепроницаемый комбинезон, он не промок на этот раз, но холодный дождь, намочивший его непокрытую голову, заставил его дрожать.

Поспешно уезжая из дома, он не смог найти шлем, который обычно висел на руле цикла. Кого-то из сыновей придется поругать: Кевина, если он не положил шлем на место, или Карла, если он ездил на цикле. Карл унаследовал раннее развитие от клингонов. Он был достаточно высок и обладал хорошей координацией, чтобы уметь обращаться с циклом, но закон Найсуса запрещал детям любого вида младше десяти стандартных лет самим пользоваться этим транспортным средством.

Как ни странно, это был частый аргумент в его споре с младшим сыном, который заверял Корсала, что он клингон. В Империи он мог бы использовать такое оборудование еще год назад.

И, Корсал напомнил себе, неплохо бы начать первичное военное обучение. На Найсусе этому не учили. Корсал не стал возражать, когда Кевин принял решение поступить в Академию Звездного Флота, потому что не надеялся, что он будет принят. Стала бы Федерация учить своим военным стратегиям кого-то с двойным гражданством, особенно если этот кто-то наполовину был клингоном?

Хорошо, если бы они приняли его. Тогда мальчик получил бы адекватное военное обучение, и наряду с ним превосходное общее образование. Но если Федерация его не примет…, тогда Кевин должен будет решать в пределах следующих трех лет, возвращается ли он в Клингонскую Империю и проходит необходимую минимальную военную службу, или же отказывается от клингонского гражданства. Мальчик знал, что ему придется делать выбор; Корсал сохранял полный нейтралитет в этом вопросе, хотя ему была ненавистна мысль, что любой из его сыновей может отказаться от наследия своего отца.

Корсал обучил обоих сыновей искусству самообороны и обращению со стрелковым оружием, и настоял, чтобы они посещали все занятия по военному искусству, предлагаемые в школе. Если они выберут клингонское наследие, то их человеческая половина заимеет на них зуб.

Столкновение с Чарльзом Торренсом расстроило Корсала больше чем, он желал признаться. После первого года взаимного недоверия, клингонская делегация и другие ученые на Найсусе привыкли друг к другу. Найсус населяло много детей смешанного наследия, и когда Корсал женился на Кэти Патемчек, они не колебались в выборе иметь собственныйх детей или нет.

Сыновья Корсала были конкурентоспособны – что-то они унаследовали от их матери, что-то от него самого, но это было нормально для Найсуса. Такие дети обладали преимуществом – ведь образованные родители поощряли их учиться судить людей по их достижениям, а не по происхождению. Он не мог вобразить лучшего места для своих сыновей, чтобы дать им основное образование. Это, и еще его жена землянка, были главными причинами того, что Корсал не вернулся в Клингонскую Империю вместе со своей делегацией.

Но теперь… Положит ли эта чума конец сотрудничеству на Найсусе? Непрошеные всплыли воспоминания о невнятных ругательствах умирающего Териана. Те же самые вещи сказал Чарльз Торренс, напомнив о его браках с женщинами, которые не были клингонками.

Он не намеревался жениться дважды. Он был доволен Кэти, но она предпочла сделать карьеру в Звездном Флоте. Она думала, что ее назначение на Найсус было окончательным; Корсал был уверен, что она не стала бы выходить за него замуж и заводить двух детей, если бы знала, что однажды получит назначение на звездолет.

Корсал не мог идти с нею, не могли и мальчики. И… Кэти отказалась уйти в отставку. Возможность была слишком велика: научный работник на корабле класса Конституция, в ранге коммандера.

Они ожесточенно боролись с такой несправедливостью, пока она не уехала. Она говорила о встречах во время отпуска, о том что будет при первой возможности просить перевести ее обратно на Найсус. Поначалу сообщения приходили чуть ли не каждый день, потом с периодичностью в недели, а потом… Потом пришли документы на развод и кассета с плачущей Кэти, сообщающей Корсалу и детям, что она не имеет права связывать их и не может быть рядом с ними. Она уступила опеку над своими сыновьями Корсалу… И с тех пор никто из них не видел ее и не получал от нее никаких известий, хотя Корсал слышал, что она успешно поднималась в звании в рядах Звездного Флота.

Корсал миновал размытую горную тропу и въехал в город. Теперь он ехал по гладкой омытой водой поверхности, не смея увеличить скорость не смотря на большое желание как можно скорее выйти из холодного дождя и подальше от болезненных мыслей.

Но мысли не проходили. Когда родился Кевин, Корсал решил оставаться на Найсусе, пока его сын не подростет настолько, что самостоятельно сможет сделать выбор между Федерацией и Клингонской Империей. Рождение Карла еще больше продлило срок его пребывания. Теперь чума заставляла его сделать преждевременный выбор за них всех?

А был ли выбор? Полукровки, дети смешанного происхождения в Империи принимались с презрением. Был только один способ преодолеть это: военная слава. Его сыновья были бы вынуждены бороться – часто против людей вроде их матери, или же стать второразрядными гражданами.

Корсал путешествовал по Федерации, и испытал на себе ненависть и опасение по отношению к клингонам, которая преобладал всюду, кроме Найсуса. Он думал, что Найсус безопасное. Был ли он прав?

Что означали слова Териана, когда он кричал о детях в день своей смерти? Действительно ли это была его последняя ясная мысль, или же это чума выпустила наружу скрытые предубеждения, и большинство детей Найсуса смешанной крови вынуждены будут страдать от этого.

Нет… наверняка даже приближающееся безумие не привело бы к этому нехарактерному нападению на Корсала.

Тогда, что? В уме клингонского ученого внезапно укоренилась идея: предположим, что имелась связь между открытием Териана и специфической формой его безумия. Что, если он действительно видел кое-что существенное в той статистике бегущей на экране, наверняка что-то насчет детей, но… возможно детей вроде сыновей Корсала?

Все эти данные пока еще доступны, инженерный терминал все еще связан с компьютерной системой больницы, которая все еще была перегружена работой. Корсал мог вызывать статистику со своего домашнего терминала. Теперь, когда у него возникла хоть какая-то идея, он знал что искать.

Корсал поставил цикл и вошел в дом. Его ботинки хлюпали, и с него капала вода. Он направился в душевую, стянул ботинки, и начал нетерпеливо искать полотенца, чтобы побыстрее добраться до компьютера, внезапно уверенный в том, что ответ был там. Причина? Образец распространения? Каждая крупица информации была шагом к обнаружению лекарства или к способу остановки распространения этой проклятой чумы.

Но пока он сушился, кухонная дверь открылась, и его сердце замерло. Ему не нужно было смотреть на нее. Ее аромат, тонкий, почти неосязаемый, охватил его прежде, чем она подошла прямо к нему, забрала полотенце из его внезапно ослабших рук и вытерла его лицо, шепча при этом:

– Корсал. О, муж мой, наконец то ты дома.

Сеела. Орионка была настолько хороша собой, что могла остановить мысли любого мужчины, и когда она сосредотачивала свое внимание на нем, иногда ему казалось, что он забывал, как надо дышать. Его печень переворачивалась.

Подобно всем женщинам своей расы, Сеела имела изумрудную кожу, черные волосы, и яркие синие глаза. Ее тело было гибким и чувственным, пальцы нежными но сильными, и ими она расстегнула его комбинезон и стянула с его плеч, протирая его лицо и шею.

– Мне так жаль, что меня не было дома, когда ты вернулся, – шептала она.

– Хорошо, что тебя не было, – ответил он, – потому что я был вынужден снова уйти.

Как и в прежние дни он коснулся ее. Она не сопротивлялась. Последняя умная мысль испарилась, а следующий момент прояснения наступил позже, когда они лежали в кровати, и недоумевали, каким образом оказались там. Воспоминания их любви, тем не менее, были остро приятны. Улыбнувшись, Корсал провел пальцем по лицу Сеелы. Она поймала его зубами, осторожно прищемила, и посмотрела призывно. В животе Корсала заурчало, и Сеела рассмеялась.

– Пойдем, муж мой; пора подавать обед. Что случилось на дамбе?

Удовлетворенный он мог теперь просто сидеть рядом с Сеелой. Корсал рассказал ей насчет льда и турбины, пока ел. Он не стал рассказывать ей о Чарли Торренсе, но память принесла его поезд мысли назад к его вдохновению на дороге. Закончив обедать – превосходная стряпня Сеелы казалась еще более восхитительной после скромного больничного рациона – он налил в кубок кофе и сказал ей с сожалением:

– У меня еще есть работа. Это прежде всего.

В его офисе ему пришлось согнать Кевина от терминала компьютера. Мальчик смотрел на него в удивлении.

– Я думал, что ты будешь занят до позднего вечера.

– Ты думаешь слишком много о неправильных вещах, – сказал ему отец. – Почему бы тебе не подумать, куда делся шлем от цикла?

– Ой… я забыл положить его. Он в моей комнате, – признался Кевин. – Я брал его вчера на летное поле.

– И что ты делал на летном поле, когда все считали, что ты соблюдаешь карантин?

– Им понадобились пилоты ховеров. В геологическом лагере заболели люди, и их надо было эвакуировать. Им понадобились все квалифицированные пилоты, кто еще не заболел, отец.

Корсал посмотрел на сына. Кевина вызвали вместо отца. Нет, он понимал, что если бы не увяз в больнице, их вызвали бы обоих, и все же его мальчик нашел свое место в обществе как мужчина.

– Ты все сделал правильно. Я горжусь тобой, Кевин. А назавтра у нас с тобой есть работа на ховере: ты будешь пилотом, а я навигатором.

Кевин усмехнулся, обнажив по человечески свои зубы. Он должно быть увидел что-то в глазах своего отца, потому что сжал губы прежде, чем усмешка исчезла. Потом он сказал:

– Мне жаль, что я забыл вернуть шлем. Я сейчас его принесу.

Корсал направил свои мысли к компьютеру. Да, инженерный компьютер все еще был связан с компьютером больницы; вероятно это останется так, пока не закончится критическое положение. Он углубился в поиски статистики Териана, над которой тот работал как раз перед своей смертью. Он предположил что статистика имела отношение к развитию различных типов болезни у детей.

Информация была на месте, и компьютер снабдил его всевозможной информацией, которую он искал: возраст, пол, раса, даже вес тела. Не было никакой системы в том, что он видел.

Поэтому он решил проверить еще одну догадку, затребовав статистику только о детях смешанной крови. На Найсусе их было почти четыре сотни. И почти все из них имели некоторую форму чумы, но Корсал все еще не видел системы.

Расстроенный, он добавил данные о взрослых, внутренне понимая, что ответ так или иначе следует искать в родословной. Тем не менее эти числа тоже ничего ему не говорили.

Что имел в виду Териан? Был ли протест андорианца просто первым признаком безумия? Почему Корсал продолжает упорствовать в своей вере в то, что слова андорианца не были лишены ясности? Он напрягся, чтобы вспомнить все остальное, что тогда сказал Териан о видах информации, которую он вызвал. Занятия, местоположение.

– Компьютер, – сказал внезапно Корсал, и его внутренности сжались, как будто он приготовился для сражению, – покажи мне тенденцию распространения трех напряжений болезни среди всех граждан Найсуса смешанного происхождения, их семейств, наблюдателей, преподавателей, студентов, партнеров, коллег, и всех, с кем они имели ежедневный контакт.

– Работаю, – ответил холодный механический голос.

А затем появилась схема – бесспорная, летальная. Не нужна была вулканская логика, чтобы почувствовать черезвычайную важность этой схемы. То, что смотрело на Корсала с равнодушного экрана, отрицало все цели Найсуса.


Глава тринадцать


На борту «Энтерпрайза» Спок делил свое время между обычними обязанностями и компьютером изолятора. Он игнорировал периоды сна, пока не изучил все медицинские отчеты, которые мог предложить им Звездный Флот. Только тогда он признал утверждение доктора Маккоя, что если он не отдохнет пока для этого есть время, он не будет готов исполнить с максимальной эффективностью свои обязанности, когда они получат новые данные. Иногда Маккой мог быть раздражающе логичным.

Поэтому Спок решил отдохнуть в изоляторе… Пока он не был разбужен неистовым шепотом. Он поднялся с кушетки и направился в офис Маккоя. Леонард Маккой пристально разглядывал цветной дисплей, на который поступала информация с его компьютера.

– О, Боже, – шептал он. – Это слишком грязная уловка даже для вируса!

– Вы что-то обнаружили, доктор?

– Это обнаружил не я, а инженер с Найсуса. Посмотрите на распространение этого образца, Спок. Перейти к настенному экрану и проиграть заново, – обратился он к компьютеру.

Большой настенный экран, используемый для контроля во время операций, ожил. Сначала бежали только бесконечные линии статистики того же типа, какие они видели прежде дюжину раз.

– Вот что будет, если нанести на карту разным цветом статистические данные по разным видам жертв, – сказал Маккой. Имена и числа исчезли с экрана, и на нем появилась разноцветная сетка. – Синий для андорианцев, зеленый для вулканцев, красный для людей, и т.д. Здесь нет никакой закономерности, если не рассматривать группу людей, не имеющих отношения ни к одной расе – а именно люди смешанной крови. На Найсусе таких сотни, и большинству из них не больше двадцати стандартных лет.

Спок нахмурился.

– Биологически такая несоизмеримая группа людей не подходит ни под один медицинский профиль.

– Именно, но почему-то никто из медецинского персонала не подумал о них как об однородной группе. Нашего друга инженера это не остановило. Перейти к следующей схеме, – сказал Маккой компьютеру, и внезапно массы разноцветных пятен все стали белыми. – Это жители Найсуса смешанного происхождения, – объяснил доктор.

– Теперь, – продолжил он, – эта сетка ассоциации – цветные точки около белых представляют собой семьи, соседей, близких друзей, одноклассников, и коллег людей смешанной крови. Вариации чумы – круги вокруг точек: фиолетовый цвет для первого, довольно безопасного вида A; серый для вида B; и черный для смертельного вида C. Анализ во времени, – проинструктировал он компьютер, и на экране в верхнем правом углу начался отсчет дней.

Круги появлялись здесь и там вокруг точек. Точки имели различные цвета, но все круги были фиолетовыми. Пока хронометр отсчитывал дни дальше, все больше точек окружались ореолом, и белые точки с той же частотой, что и цветные. Потом появились первые серые круги, представляющие вид B… И всегда вокруг цветных точек в непосредственной близости к белым, окруженным фиолетовым ореолом.

Маккой посмотрел на Спока, который по своему обыкновению ничем не выдал своего беспокойства. Образец продолжал изменяться. Белые точки, которые никогда не имели фиолетовых кругов, обрели серый ореол, а около них появились первые черные круги, даже чаще, чем вокруг фиолетовых.

– Мутации к более смертельным разновидностям, – прокомментировал Спок, игнорируя комок в горле, – кажется, имеют место… в системах людей смешанной крови.

– Это что-то напоминает, – сказал Маккой. – Все становится еще хуже.

– Хуже? – Спок задался невольным вопросом, как Маккой при такой низкой температуре в изоляторе справляется с дрожью.

– Из-за лекарства, которое мы ищем для решения проблемы, – сказал ему Маккой. – Прививать, используя болезнь против себя. Было бы… логично обратиться к тем людям, в которых болезнь видоизменяется, но которые остаются устойчивыми к видоизмененным штаммам.

– Я понимаю, доктор, – сказал Спок. – Их кровь должна содержать антитела против новых видов болезни.

– Точно, – сказал Маккой. – Такие люди должны показать устойчивость к заражениюю, и этот фактор устойчивости можно было бы выделить из их крови и привить другим людям.

– Конечно, – сказал Спок кивнув с надеждой. Но когда он сказал это, на экране появилась причина, по которой это нельзя было считать решением. Некоторые из белых точек начали окружаться черным ореолом…, включая и те немногие, которые уже имели фиолетовый ореол. Те, в ком видоизменялась болезнь, сами по себе не обретали иммунитет.

– Болезнь не вызывает образование антител, – сказал Спок, – и не дает никакой защиты против мутировавших видов. Болезнь видоизменяется в полукровках, но мы не можем произвести вакцину из их крови.

Экран погас. Маккой положил голову на руки, и потер висок.

– По крайней мере это улаживает один вопрос, Спок. Вы не будете высаживаться на Найсус.


Глава четырнадцать


Несмотря на усилия Сеелы, Корсал провел беспокойную ночь после того, как он передал свое открытие относительно распространения образца чумы в эпидемиологическую секцию больницы. То, что его собственные дети не были подвержены болезни, не подавляло его беспокойства. Какой-нибудь новый и гротескно измененный вид чумы может появиться завтра, и возможно поразит его сыновей – и поместить их в инкубаторы новых ужасов?

Он очень хотел заполучить физического врага, которого можно увидеть, взять дисраптор или нож, или даже голыми руками. Тогда он мог делать хоть что-то, чтобы защитить свою семью!

Сеела наконец заснула, свернувшись калачиком на его груди. Начинало светать, он смотрел на ее мягкую зеленую кожу, ее красивое невинное лицо, и вспоминал, как ужасно она хотела детей. Ее и его. Но для этого потребуется помощь генетиков; клингоны и орионцы различались гораздо сильнее, чем клингоны и люди. Но это делалось прежде, и Корсал немного терялся от возможности увеличить семью перед чумой.

Теперь… действительно ли эта чума была намеком природы, которая как и клингоны рассматривала полукровок, как низших существ? Он не мог поверить в это – не перед лицом Кевина и Карла. Погрузившись в мысли, он не сразу услышал движение в прихожей. Кевин был нетерпеливым, и уже собирался на летное поле. Корсал встал, оделся, и присоединился к сыну за завтраком.

Сеела была такой совершенной хозяйкой, что иногда Корсал желал хоть какого-нибудь недостатка в ее домашнем хозяйстве; она оставила кофе и два приготовленных завтрака в стазисе. Все, что им оставалось сделать, так это разогреть его.

В этом не было ничего нового ни для Корсала, ни для Кевина; еще до Сеелы, они привыкли разогревать приготовленную пищу. Это случалось и до того как уехала Кэти, правда обеды они тогда покупали. А Сеела готовила сама. И никогда с тех пор как он женился на Сееле, Корсал не заказывал обеды у кухонного процессора. Он задавался вопросом, было ли это что-то большее.

Они быстро поели и взяли термос с свежим горячим кофе с собой. Весенняя погода снова испортилась. В горах было холодно. Они надели ботинки, свитеры, и тяжелые жакеты, и Корсал бросил Кевину шлем.

– Нам надо получить второй, – сказал он. – Теперь, когда ты получил лицензию на ховер, мы можем летать вместе, как этим утром, или же при необходимости по отдельности.

– Можно позаимствовать запасной шлем на поле, – сказал Кевин. – Когда они вызвали меня на днях они попросили, чтобы я принес свой, потому что у них не оказалось нужных вещей для всех пилотов. Думаю, что я был в самом конце списка.

– Ты откликнулся, – напомнил ему Корсал, – и ты выполнил свою задачу ответственно. Я сомневаюсь, что в следующий раз когда понадобится, ты будешь в конце списка.

Диспетчер на летном поле подтвердила мнение Корсала. Она уже заказала для них корабль, сообщив Корсалу:

– Ваш сын показал себя весьма хорошим пилотом во время эвакуации. Но хорошо, что сегодня вы полетите вместе. В горах назревает шторм, и вы можете часа через три столкнуться с непогодой.

– Это опасно? – спросил Корсал.

– Не для пилота с вашим опытом, – ответила лемнорианка. – Однако, вы знаете насколько непредсказуемыми могут быть горы. Повернете обратно, если станет слишком опасно.

Сын оправдал ожидание Корсала. Он никогда не летал с Кевином прежде, поскольку уроки Кевина вел профессиональный инструктор, и день когда он гордо пришел домой с лицензией, был последним днем перед закрытием летного поля для всех кроме экстренных рейсов.

Ховер представлял собой маленький самолет, который скользил над землей на высоте десяти – двенадцати метров. Так как ховеры работали на комбинации воздушной подушки и антигравов, полет был нелегкой задачей, так как самолет то взмывал вверх, то падал вниз, следуя линиям ландшафта.

Навык пилотирования ховера заключался в компенсацию изгибов ландшафта: самолет реагировал по разному на воду, деревья, вспаханную землю и здания. Пилот низкой квалификации позволил бы машине трястись и противиться каждый раз измененю рельефа местности, и весьма возможно врезался бы в гору или высокое здание, если бы недооценил реакцию сенсоров.

Кевин доказал свое искусство пилота. Корсал отдал сыну левое место. Правда в ховере было двойное управление, и если бы сын столкнулся с чем-то слишком сложным, он мог перехватить управление в любой момент.

Навигационный трикодер вел их через дамбу вверх по реке, которую питали горные потоки. Корсал был доволен тем как Кевин поддерживал высоту. Когда он сказал об этом вслух, мальчик усмехнулся.

– Мне пришлось пройти по этому пути во время спасательной миссии. Я занимался полетами над дамбой для лицензии, но мне впервые пришлось лететь по реке. Я едва не растерял зубы от толчков, пока не научился их компенсировать. Зато эвакуируемые на обратном пути ничего не почувствовали.

– И ты сумел не растрясти болты ховера, – сказал Корсал с уважением инженера к сложным машинам.

Хотя облака собрались на пике горы, здесь на более низких склонах было красивое утро. Горы около города все еще сохранили местные растения и мелких животных, но среди них все же попадались сосновые и видоизмененные деревья, дикие розы, начинающие распускаться, и живую природу дюжины прочих планет.

Испуганные олени, пьющие у кромки воды, сбежал при приближении ховера. Семейство диких сехлатов, приняло брошенный вызов и бросилось им навстречу.

– Вот здесь мы поворачивали к лагерю геологов. – Кевин указал левый из притоков. – С этого места начинается новая для меня территория.

– Главное держи глаза открытыми и гляди куда летишь, – сказал ему Корсал. – Ветер усиливается, потому что мы поднялись намного выше.

На земле еще лежал снег, а на реке лед, хотя Корсал не видел ничего настолько большого, что могло бы повредить турбину. Кроме того, эти маленькие глыбы растаяли бы прежде, чем добрались до плотины.

Но чем выше они поднимались, тем большее количество льда встречалось им на пути. Огромные глыбы указывали на то, что система экранирования действительно не работала. Облака наверху сгустились, и пелена дождя уменьшила видимость.

Холмы с обеих сторон реки стали более крутыми, пока они не оказались в пределах крутого каньона, со стремнинами на дне. Связь с летным полем исчезла. Слишком много теперь было твердой скальной породы между ними и городом.

Хлопья снега смешались с дождем. Ветер швырял ховер, и Корсал схватился за свое управление, чтобы помочь Кевину держать ховер в устойчивом положении. Если бы мальчик был один, он обязан был бы повернуть обратно; Корсал поступил бы так же, не окажись они так близко к цели.

– Мы почти на месте, – сказал он сыну. – Здесь должно быть самое низкое место, и оно не функционирует…

Они заложили крутой вираж, и увидели это. Шлюз безопасности был разгромлен, бетон взломан, а металлические конструкции искривлены.

– Khest, – воскликнул Кевин, и впервые за все время Корсал понял, что его сын знает клингонские ругательства.

Но даже вулканец, подумал Корсал, решил бы, что причина для этого была вполне достаточна. Очевидно кусок льда, который сокрушил турбину, был намного больше, когда пробился через шлюз. То, что осталось от системы безопасности, теперь уже ничего не задержит. Ее нужно срочно восстанавливать.

– Включи камеры, – сказал Корсал сыну. – Я постараюсь подойти как можно ближе. Постарайся сделать несколько хороших снимков; этот ремонт будет иметь чрезвычайный приоритет.

Корсал провел машину как можно ниже над разрушеннымт иметьвычайный приоритет. "тив себяаторомстве как мужчина шлюзом безопасности, сражаясь с бурей, пока Кевин не сказал:

– Готово!

Только после этого он позволил ветру поднять и закружить ховер подобно листу, брошенному в вихрь.

– Отец! – Кевин задыхался, добежав до пульта.

– Все отлично! – пояснил Корсал. – Я боролся с этим воходящим потоком до поры до времени, и преднамеренно позволил ему поднять нас снова. Ты еще научишься этим уловкам. – Он выровнял ховер на нужной высоте. – А теперь нужно решить, стоит ли нам подняться и посмотреть, поврежден ли шлюз безопасности выше этого места, или же повернуть назад?

– Я никогда не летал при таком ветре и снеге, – сказал Кевин. – Я не знаю, как судить об этом, отец.

– Так же как и я, – признался Корсал. – Если мы сможем пройти еще несколько километров, то увидим, готов ли ледяной покров ломаться. Если нет, и если шлюзы безопасности выше этого места не повреждены, ремонт не настолько срочен, чтобы рисковать здесь ремонтной бригадой, пока зима грозит новыми штормами.

Они решили продолжать насколько позволит видимость и пройти сквозь шторм к следующему повороту.

– Хорошо, – сказал Корсал, уставившись на погодные сенсоры.

Окруженные стеной в этом месте сенсоры почти не работали; прямо сейчас они указывали на прояснение впереди, насколько могли достать. Ветер дул порывами. Кевин несколько раз был вынужден остановить разведку для того, чтобы помочь Корсалу удержать управление.

Они обогнули поворот и столкнулись со стеной снежной бури. Погодный сенсор начал громко свистеть.

– Пора возвращаться домой! – сказал Корсал, и начал разворачивать ховер вокруг вертикальной оси.

– Думаю, я кое-что для себя выяснил! – сказал Кевин.

– Ты нашел что-то, что не предусмотрели в научном проекте, Кевин? – спросил Корсал.

– Да.

– Тогда почему бы тебе не разработать систему предупреждения, на тот случай, если что-то прорвет шлюзы?

– Если такое возможно, почему ты не спроектировал это много лет назад, отец?

– Потому что до сегодняшнего дня я никогда не задумывался над этим!

Мальчик затих, пока они скользили вдоль крутых изгибов каньона, тревожась как никогда об изменении ветра. Потом он сказал, размышляя вслух:

– Система должна противостоять погоде и зверям, и быть достаточно чувствительной к неполадкам. Это проблема, не так ли? Любая система, достаточно чувствительная посылает слишком много ложных сигналов.

– Это проблема, – согласился Корсал.

– Система должна включать в себя компьютер, способный рассуждать, –но компьютеры слишком чувствительны к холоду и сырости.

Улыбаясь сам себе, Корсал слушал сына, обдумывая проблему. К тому времени, когда они доберутся домой, он вероятно разработает в уме проект опытного образца. Его улыбка погасла, когда они повернули за изгиб, за которым скрывался разрушенный шлюз и обнаружили, что шторм остался позади.

Они стояли перед кружащейся стеной снега и льда, полностью блокировавшей узкий каньон. Корсал боролся с ховером и смотрел на смертельную белизну.

– Непростительно! – сказал он. – Мы разрешили врагу окружить нас.

Краем глаза он поймал резкое движение головы сына, когда Кевин повернулся к нему.

– Это…, это шторм, отец, – сказал он неуверенно. – Это не разумно.

– Надеюсь ты помнишь все, что узнал о выживании?

– Природа более опасна, чем любой враг. Она часто бывает дружелюбна, но того кто проявляет небрежность в самый неожиданный момент может убить.

Он слышал напряжение в голосе мальчика. Кевин прошел курс выживания в возрасте шести лет, но очевидно с тех пор ни разу не задумывался над этими уроками. Я потерпел неудачу, как отец, думал Корсал. Мои сыновья не думают как клингоны.

– Какими должны быть действия? – подсказал он.

– Всегда считать, что природа враг, – ответил Кевин. Он немедленно стал изменять регулировку погодного сканера, чтобы тот следил за тем, что происходит сзади. Слабый след указал, что снежная буря, которая заставила их отступить, теперь преследовала их. – Мы отрезаны спереди и с тыла. Мы не можем видеть, что творится побокам из-за стен каньона, но это наш единственный шанс.

Если бы ситуация не была настолько серьезна, Корсал с удовольствием принял бы ответ сына.

– Сможет ли машина сделать это? – спросил он.

– Оборудование сможет, – ответил Кевин немедленно. – Я поднимался над дамбой.

– Ты что?

– Я сказал сказал своему инструктору, что все рассчитал.

– Не бери в голову! Лучше вспомни, как ты это сделал.

– Ветер на вершине дамбы был устойчивым, обеспечивая подъем, – объяснил Кевин. – Я не уверен, сможем ли мы подняться здесь над стеной каньона, если не найдем восходящий поток, но… это – наш единственный шанс.

– Альтернативы?

– Приземлиться, но где?

Действительно, где? Под ними река уже раздулась от весенних вод, заполняя каньон от одного берега до другого. Ховер не был водонепроницаемым, а если бы и был, он совсем не предназначался для плавания. Река просто снесла бы их в стремнину и разбила бы о камни. Пока они вели поспешную беседу, оба боролись с управлением.

– Видимость ухудшается, – отметил Кевин.

Это не было новостью для его отца.

– Значит надо действовать.

Он позволил кораблю повернуть налево, потом вправо, чувствуя усиление ветра. Когда он нашел то, что искал, то подлетел к правой стене каньона.

– Друг или враг?

– Если враг дает преимущество, – ответил Кевин, – нужно использовать это против него. Там. Тот оползень! Нам пригодится этот угол, отец.

Они быстро поднялись, пока маневровые двигатели не достигли предела высоты. Теперь у них остался только угловой импульс, и безумно наклоняя маленькое судно они направили его к стене камня, льда и снега. Корсал увеличивал мощность до тех пор, пока двигатели не взвыли, протестуя против такого насилия. Снег закрыл все вокруг.

– Нулевая видимость, – сообщил Кевин.

Двигатели ховера не предназначались для такого полета, но Корсал вытянул из них все, что было можно чтобы лететь "задним местом", как говорил когда-то его инструктор землянин.

Швыряемые ветром, они больше не могли сказать поднимаются ли они вообще.

– Барометрический альтиметр! – сказал он Кевину. Этот прибор отсчитывал расстояние от ближайшее поверхности под ними. Теперь он регистрировал медленный но определенный подъем. – Хорошо, – сказал Корсал, вглядываясь через летящий снег.

– Антиграв предупреждает, – сказал внезапно Кевин. – Перегрев!

Корсал видел красное свечение, но теперь у него не было выбора – или продолжать, или упасть в реку. Они все еще поднимались, но отклонялись от курса, а он все не решался изменить направление. Если он выровняется слишком рано, они врежутся в стену каньона; если он выровняется поздно… Зазвенела система контроля антиграва.

– Высота относительно поверхности! – приказал Корсал, разглядывая альтиметр, потом он вернул корабль в горизонтальный полет, поскольку теперь они находились на высоте примерно двух метров от поверхности земли!

Он летел в слепую, намереваясь сесть на карниз каньона и переждать бурю. Но он не подумал о перегретом антиграве. Раздалось предупреждающее шипение, когда они уселись на слой снега и льда.

– Маневровый двигатель! – воскликнул он. – Это испаряется его изоляция! Кевин прыгай! Беги!

Холодный воздух ворвался в крошечную рубку, когда Кевин открыл левую дверь и прыгнул в снег. Корсал толкнул дверь со своей стороны, и в этот момент раздался взрыв.

Его подняло и подбросило в воздух подобно комьям снега. Он упал на что-то большое и твердое. Он слышал как хрустнули ребра, затем почувствовал боль, но мгновение он был все еще способен думать, пока его тело безвольно скользило по земле.

Кевин! Он хотел кричать, но не было ни сил ни дыхания. Успел ли мальчик отбежать от машины? Или же взрыв так же поймал его? Корсал попробовал двинуться, но не смог. Он пробовал кричать, но издал только тихий булькающий звук. Потом темнота и холод поглотили все его мысли.


Глава пятнадцать


Когда Спок сообщил новые результаты по чуме на Найсусе капитану Кирку, он увидел как побледнело лицо его друга. Но естественный оптимизм человека не заставил себя долго ждать.

– Это ключ, Спок. Медицина не моя область, она для Маккоя и других экспертов. Они воспользуются этой информацией, чтобы найти вакцину или лекарство.

– Какой класс безопасности вы хотите ввести для этой информации? – спросил Спок.

– Знание необходимо, – ответил Кирк, – но все же продолжайте кодировать все сообщения для Звездного Флота. Боунз кратко введет в курс дела каждого из медицинской миссии, но нет смысла давать эту информацию остальной части команды… или кому-либо из пассажиров.

– Но мои родители, – начал Спок, но Кирк оборвал его.

– Нет смысла волновать их, Спок. Ноги вашей не будет на этой планете.

Спок устало кивнул. Вулканцы были реалистами, основывая свою жизнь на фактах и логике. Однако, он нашел неприятным, что его смешанная кровь стала теперь физической обузой. Много раз в своей жизни он возлагал ответственность за нелогичность или эмоциональность на частицу человеческой крови, но тогда это было его личным выбором и под его контролем. А эта мутирующая чума контролю не поддавалась.

Загадка этой чумы казалась неразрешимой. Пока вчера вечером не пришла новая информация, он был настроен найти логическую причину, чтобы спуститься вниз на Найсус вместе с Маккоем. Как случалось смущающее слишком часто, Кирк уловил его мысли.

– Спок, я тоже расстроен, – сказал капитан. – Но по серьезной причине я не могу спуститься на Найсус, а это означает, что мне придется передать по системам связи сообщение, которое я предпочел бы доставить человеку лично.

– И что это? – спросил Спок.

– Кажется на Найсусе появился молодой человек, который только что опередил меня в книге рекордов по возрасту зачисления в Звездную Академию.

Кирк не казался особенно несчастным, из-за того, что кто-то побил его рекорд.

– Вулканец? – предположил Спок.

Кирк усмехнулся.

– Нет, если только вулканцы не изменили своим обычаям давать имена. Имя этого молодого человека Кевин Катасаи.

Катасаи! Спок почувствовал как его брови невольно взмыли вверх. Кирк увидел это и нахмурился.

– Вы что его знаете, Спок?

– Нет. Однако… Инженер, который раскрыл способ распространения чумы Корсал Катасаи, возможно родственник этого успешного кандидата.

Хмурый взгляд Кирка стал еще более сердитым.

– Корсал? Это звучит словно… – он рассмеялся. – Проехали, Спок; это только совпадение! Звездный Флот никогда не согласится принять клингона в Академию!

– Вы вероятно правы, капитан, – ответил Спок.

Это было бы самой маловероятной вещью, которую мог сделать Звездный Флот. Они оставили зал брифинга, но Кирк не спешил возвращаться на мостик. Он проводил Спока к главной столовой, где завтракали большинство их пассажиров. Там они присоединились к Сареку и Аманде, которые завтракали с Дэниелом Корриганом и его женой, Т'Мир.

Спок подошел со своим подносом как раз вовремя, чтобы услышать, как его мать говорила T'Мир:

– Я всегда считала, что различие в мышлениях между мужчиной и женщиной намного больше чем между вулканцем и человеком.

Дэниел подарил жене усмешку, которая подтверждала это, но T'Мир в этот момент смотрела скромно вниз на поднос, а затем поддержала мать Спока.

– Я начинаю понимать это, – мягко сказала она.

Сарек выгнул бровь и сказал Дэниелу:

– Mulier est hominis confusio.

Усмешка доктора землянина переросла в беспомощный смех. T'Мир перевела взгляд со своего мужа на Сарека, а потом обратно.

– Что он сказал? – потребовала она.

– Женщина –радость мужчины и все его блаженство, – выдавил из себя Дэниел.

Аманда посмотрела на Сарека взглядом раздраженным и довольным одновременно. T'Мир заметила, что ее собственный муж прячет глаза и сказала:

– Дэниел, это означает что-то совсем другое!

– Это, – ответил он, – соответствует древнему правителю Земли, Шантеклеру.

После этих слов Спок, чей латинский был достаточно хорош, понял истинное значение высказывания, и вспомнил, откуда оно было. Доверить Сареку сеять свои шутки в литературном мраке! Глядя на Кирка, он увидел, как его капитан душит усмешку, и вспомнил страсть Кирка к древним книгам. T'Мир изогнула бровь и сказала Сареку:

– Я должна просмотреть эти ссылки.

– Да, вы должны это сделать, – ответил отец Спока, так будто он говорил с одним из своих студентов.

Это иногда происходило и со Споком, пока он не достиг зрелости, что возможно и подтолкнуло его к решению пойти в Звездную Академию, а не в вулканскую Академию Наук. Все произошло потому, что он не хотел получить кого-либо из родителей в преподаватели, особенно отца. Сарек утверждал, что не понимает концепцию юмора, но часто вызывал такую же реакцию у своих не вулканских студентов, какую спровоцировал сейчас у доктора Корригана.

Эта мысль промелькнула, но Спок быстро подавил ее, как он делал всегда. Когда маленькое волнение за их столом улеглось, Спок обратил внимание на продовольственную консоль. Молодая вулканка ожидала свой заказ, который появился в кабинке, когда к ней подошел Сендет. Спок не мог слышать их слова, но он видел, что женщина сделала отрицательное движение головой.

Дверца кабины открылась, и женщина взяла свой поднос и пошла прочь. Сендет направился следом. Когда они приблизились к столу, за которым сидел Спок, он услышал слова Сендета:

– Вы должны выслушать меня, T'Пайна. У вас есть и сила и интеллект, чтобы быть одной из нас. Позвольте мне показать вам, что выйдет из осуществления этого великого идеала IDIC.

– Сендет, – категорически сказала T'Пайна, – я не желаю говорить с вами далее. Пожалуйста уйдите.

К этому времени Кирк тоже заметил эту сцену, но прежде чем он смог отставить в сторону свой кофе и встать, другой голос громко произнес.

– Сендет! Пусть эта женщина услышит все вместе со всеми. Тогда она получит факты, чтобы сделать свой выбор.

Сатат стоял в дверном проеме среди других последователей T'Вет. Потом он направился к Кирку. Капитан поднялся. То же сделал Спок, автоматически принимая положение позади него и немного в стороне, где он при необходимости мог защитить его спину. Из другого конца комнаты лейтенант Ухура заняла такое же положение с другой стороны Кирка. Сатат с насмешкой просмотрел на группу за столом.

– Я скажу им то, что не соизволили сказать им вы, капитан Кирк. Конечно эти практики IDIC… –он произнес эти слова так, как будто они являлись чем то мерзким на вкус, – не смогли бы спокойно завтракать, если бы знали секретные данные, которые ночью получил ваш доктор.

– Что вам известно об этих данных? – парировал его Кирк.

– Вы дурак, капитан. Вы думаете, что если мы практикуем древнюю философию, то мы технологические дикари? Среди нас тоже есть эксперты по компьютерам. Мы перехватывали все сообщения, поступающие на «Энтерпрайз».

Их действия не были замечены только потому, что никто и не предполагал, что последователи T'Вет могли бы сделать такую вещь. Кирк обратился к Споку за объяснениями.

– Любой программист мог воспользоваться одним из наших терминалов для связи с изолятором, – сказал он. – Зачем вы это сделал, Сатат? Вы дали слово, что не будете мешать «Энтерпрайзу».

– Наша проверка не была вмешательством, но она дала нам оправдание за все, за что мы стоим. Эта безымянная чума –неопровержимое свидетельство того что случается, когда вулканцы забывают свое истинное наследие, из воинов превращаются в философов, и загрязняют свою родословную чужеземными генами! Бесконечное разнообразие существует, в этом нет никаких сомнений. Но бесконечные комбинация против природы. Вы увидите результаты этого на Найсусе!

– Капитан Кирк, – сказал Сарек, – вы понимаете о чем говорит этот человек?

– Да, понимаю, – мрачно ответил Кирк. – О самом последнем открытии о чуме Найсуса. Мы знали, что болезнь продолжает видоизменяться, становясь более смертоносной с каждой новой вспышкой. Но мы только что узнали, что наиболее смертельные заражения развиваются…, когда вирус нападает на людей смешанной крови.

Сарек и Аманда посмотрел на друг друга, а затем на Спока. Сарек поднял свою руку, и Аманда прикоснулась своими пальцами к его. Дэниел Корриган также протянул руку жене, но захватил ее ладонь человеческим способом.

А Сатат торжествующе продолжил:

– Эта болезнь только самый последний признак распространения искажений с Земли и Вулкана к каждому миру, который разрешил звучным идеалам пересилить факты. Дайте же теперь чуме ее собственное имя, имя истинного источника. Назовите ее Эпидемией IDIC!


Глава шестнадцать


Корсал пробудился от сильного холода и боли. Он не знал, где находится. Все вокруг было белым и серым. Когда его глаза сфокусировались, он понял, что белым был снег, который падал вокруг него так плотно, что ничего нельзя было разобрать дальше нескольких метров. Серыми формами были камни и деревья. Память вернулась. Кевин! Он пробовал сесть, но боль ударила в правый бок. Он попробовал глубоко вздохнуть, назвать имя сына, но снова острая боль остановила его.

– Отец?

Голос звучал слабо из-за ветра. Но Кевин был жив! Несмотря на боль, Корсал вздохнул и попробовал крикнуть. Вышло что-то каркающее.

– Кевин!

– Отец? Ты в порядке?

Снова он пробовал ответить, но получился только хрип. Что это за темная форма там на белом фоне. Был ли это кусок дерева, сорванный ветром? Нет! Это что-то двигалось к нему…

– Отец! – Кевин встал на колени около него. – Ты ранен!

– Только… ребра сломаны, – выдохнул Корсал.

– Тогда лежи и не двигайся, – сказал Кевин, и покопался в карманах Корсала в поисках перчаток, которые он снял в ховере. Кевин помог отцу надеть их и сжал ему руку. – Антигравитационные двигатели взорвались.

– Я знаю. Ты ранен?

– Нет. Только оглушен. Хотя я потерял свои очки. Не пытайся говорить. Я знаю, что надо сделать; мы только должны дожить до окончания шторма. Они пошлют поисковую партию. Пожара в ховере почти не было. На этом снегу он быстро остынет, и я смогу кое-что спасти.

– Нет… в снежной буре, – Корсал задыхался. – Это удача, что ты нашел меня.

– Мы сотворим собственную удачу, – сказал Кевин. Это было высказывание человека, но могло бы принадлежать и клингону. – Ты не можешь двигаться, чтобы согреться, так что я собираюсь построить убежище и развести огонь. – Он снял свой жакет и накрыл им Корсала. – Работа не даст мне замерзнуть, пока я не раздобуду огонь.

Кевин и Корсал оба носили тяжелые универсальные ножи за отворотами ботинок – знак мужественности, заработанный при Выживании, но также и универсальный инструмент, который помогал в борьбе, как это было теперь. Кевин согнул низко висящую лапу сосны и использовал ее сначала как метлу, чтобы убрать снег с того места, где лежал Корсал.

Он сделал ложе из сосновых ветвей, чтобы изолировать отца от промерзшей земли, и с большой осторожностью помог отцу переместиться туда. Корсал чувствовал себя странно, оказавшись немощным и беспокоился за сына – как будто они внезапно поменялись местами. Он очень гордился мальчиком. В столь критическом положении, Кевин реагировал спокойно и со знанием дела. Благодаря этому они, возможно, выживут.

Кевин соорудил навес, а Корсал, неспособный внести больший вклад, расчистил место для веток, которые Кевин вытащил из снега. К счастью, мальчику не пришлось далеко ходить за дровами, потому что снег падал все также плотно, а ветер завывал. Корсал наблюдал, как он отделил влажную кору от сухой сердцевины и сделал трут.

– Теперь, – сказал он, – как мы зажгем это? У меня есть лупа, но нет солнца, есть сталь, но нет кремня. В экстренном комплекте ховера была зажигалка, если только она не взорвалась.

– Больше не было взрывов, – сказал Корсал. – Я думаю, что ты сможешь войти в ховер и найти комплект.

Но снег теперь падал настолько сильно и быстро, что, хотя был только полдень, темнота уже сгустилась над ними. Корсал выглянул из убежища и решил:

– Нет никаких признаков затишья. Здесь ты можешь потеряться и замерзнуть на расстоянии десяти метров от меня. Становится холоднее. Нам придется добывать огонь трением.

Это была не легкая задача в холодном, влажном воздухе, но Кевин работал старательно, вращая палку среди трута, который он создал.

– По крайней мере мои руки согреются, – пошутил он. – А то я больше не чувствую ног.

Корсал тоже их не чувствовал. Фактически, все его тело оцепенело. Возможно лучшим выходом станет сон, чтобы дать телу возможность исцелить раны…

– Отец! Отец, проснись!

Кевин поднял задыхающегося от боли в сломанных ребрах отца, и заставил его сесть.

– Проснись! – требовал Кевин. – Я не позволю тебе замерзнуть насмерть!

– Снег идет… так холодно… – бормотал Корсал.

– Ветер холодный! – сказал Кевин. – Очнись, отец. Поговори со мной!

– Что? – Он с трудом разлепил один глаз, и посмотрел на сына, близоруко сощурившегося на него.

– Поговори со мной! – потребовал снова Кевин. – Расскажи мне… расскажи об Империи. Что, если я прилечу туда когда-нибудь? Что я должен буду сделать, чтобы меня приняли?

– Сражаться, – сказал слабо Корсал.

– На войне. Да, но что еще? Я хочу быть ученым, как и ты, а не солдатом.

– Они хотят… оружие.

Кевин собрал трут и снова начал раскручивать палку.

– Расскажи мне о семье. Как ты жил в Клингонской Империи?

– Как и здесь. Выживал… ходил в школу. Всегда был лучшим в школе, лучше чем мои братья, но они были старше, сильнее. Крэл – он был самым старшим. Я помню…, он преподавал мне Клин-жа. С тех пор как мне исполнилось восемь, я всегда побеждал. И он всегда снова бросал мне вызов…

– Отец? – удивился Кевин.

– Я не мог победить в сражении, стрельбе, или беге. Никто из других детей не стал бы играть со мной. Но Крэл, он всегда… всегда давал мне шанс сделать то, к чему я был способен.

– Я буду помнить об этом, – сказал Кевин. – Карл намного лучше в Клин-жа чем я. Я должен играть с ним так или иначе.

– В этом нет необходимости, – мягко сказал Корсал. – Он лучше, чем я, хотя это я научил его.

Он открыл глаза, потому что запах дыма дразнил его ноздри, и увидел, что Кевин наклонился, осторожно раздувая крошечный огонек.

– Стэл говорит, что это признак хорошего наставника, когда студент выигрывает у него.

Затуманившееся сознание Корсала отказывалось ему служить. Его глаза снова закрылись. Стэл. Преподаватель математики Кевина. Звездный Флот. Проходной балл Кевина на экзамене при поступлении в Академию, должно быть, был выше чем думал его преподаватель.

– Стэл мудр, – сказал Корсал.

– Как и многие вулканцы, или это только кажется, – сказал Кевин. – Иногда я думаю, что это потому что они никогда не говорят много, а если действительно говорят, то произносят умные вещи.

Корсал улыбнулся проницательности сына. Тепло начало возвращать его к жизни, и он открыл глаза, чтобы видеть, как Кевин раздувает небольшой костер. Пока они говорили, Кевин утрамбовал снег вокруг их убежища, а огонь создал для них небольшую ледяную пещеру.

– Отлично, Кевин, – сказал отец. – Мы сможем продержаться, пока не прибудут спасатели.

Через некоторое время когда снег немного стих, Кевин сказал:

– Я собираюсь посмотреть, смогу ли я заполучить аварийный комплект ховера. Потом принесу еще дров.

– Здесь теперь тепло, – сказал Корсал. – Одень мой жилет поверх своего, и мои перчатки тоже.

Кевин сделал это не протестуя и вышел в снежный полумрак. Корсал смотрел, как он уходит, и надеялся, что густые низкие облака не начнут вываливать свое содержимое прежде, чем Кевин справится со своей задачей. Он экономно поддерживал огонь, надеясь что Кевин скоро получит топор из аварийного комплекта. Глубокий снег не позволит мальчику уйти далеко, но в то же самое время снег был настолько рыхлым, что делал передвижение практически невозможным.

Казалось, прошло немало времени, прежде чем Кевин вернулся с охапкой заснеженных веток, переводя с трудом дыхание от ходьбы по глубокому снегу. Сбросив дрова на землю перед костром, Кевин снял перчатки и протянул пальцы к огню.

– Я снова пойду за дровами как только согреюсь, – сказал он, а потом добавил, – отец… ховера нет.

– … исчез?

– Наверное из-за высокой температуры лед и снег на краю каньона растаял, и он соскользнул. Ветер вероятно поспособствовал этому. Я видел дорожку по которой скользил ховер, прежде чем упасть в реку.

Сломанные ребра Корсала снова заныли от того, что он резко выдохнул. Нет аварийного комплекта, значит нет ни топора, ни продовольствия, ни одеял, ни света, ни медикаментов.

– Все в порядке, – сказал он. – Все, что мы должны сделать – остаться в живых, пока не прибудут спасатели, а они наверняка прибудут к утру.

– Да, отец. Конечно к утру, – сказал Кевин. Корсал понял, что он пытался пошутить. – Теперь нам нужно больше дров, – сказал Кевин, – так что мне придется сделать еще одну ходку перед вечерним снегопадом.

Корсал снова выглянул наружу, и посмотрел на небо. Облака были тверды, черны и заполнены снегом. Снег пошел прежде, чем вернулся Кевин, а бушующий ветер принес снежную бурю, воющую вокруг их убежища, после того, как настала ночь. Кевин не мог выйти снова в поисках дров, даже если бы и нашел что-то под слоями снега. Они поддерживали огонь настолько экономно насколько было возможно, чтобы дотянуть до рассвета, они растопили снег в одном из шлемов, и пили горячую воду в попытке согреться изнутри.

Но температура падала, проникая в их маленький приют. Они вместе укрылись своей одеждой, чтобы согреться теплом своих тел, но холод продолжал просачиваться.

– Расскажи мне еще о своем брате Крэле, – попросил Кевин. – Возможно когда-нибудь я доберусь до Клинжая и встречусь с моим дядей.

– Он умер, – сказал Корсал. – Погиб в сражении с Федерацией шесть лет назад. У меня так и не получилось сказать ему, что я знал… что он подыгрывал мне, когда я был мальчиком…, чтобы я мог… выиграть… хоть в чем-то.

– Отец?

Корсал слышал его, но не мог найти сил чтобы ответить. Если Кевин сказал еще что-то, то он этого уже не слышал. Он снова сидел перед пультом, настроенным для Отражающей Игры. Напротив него сидел его брат Крэл. Он улыбнулся, не показывая зубы и жестом предложил Крэлу сделать первый ход.


Глава семнадцать


Капитан Джеймс. T. Кирк сидел на мостике военного корабля USS Энтерпрайз, который наконец выходил на орбиту вокруг Найсуса. Леонард Маккой стоял слева за его плечом, наблюдая за экраном. Планета была похожа на Землю, с обширными океанами, окружающими один большой континент и множество островов небольшого размера. Научная коллония занимала только одну маленькую область континента; оставалось немало места для роста населения. Этот мир казался обманчиво мирным и красивым. Маккой озвучил свою мысль:

– Смотря на все это, никогда не подумал бы, что здесь столько неприятностей.

– Чтож, это ваша работа, спуститься и решить проблему, Боунз, – сказал Кирк, поворачивая кресло так чтобы увидеть утомленные синие глаза. – Мы будем скучать без тебя. Ты же знаешь.

– Только не ищите больших неприятностей, пока меня не будет, – ответил Маккой, никогда не любивший прощаться.

Когда он повернулся к турболифту, Спок оставил свою станцию.

– Доктор, – сказал он, – я полагаю, что одна из ваших вредных микстур быстро уничтожит тот вирус.

– Спасибо за доверие, Спок, – ответил с усмешкой Маккой. – Но если это не подействует, я попробую амулеты и бубен.

– Однако чтобы вы не делали, – сказал торжественно Спок, – пожалуйста защитите себя. Было бы большой неприятностью для «Энтерпрайза» потерять шефа медицинской службы.

– О, я конечно не хотел бы передавать вашу анатомию какому-нибудь другому врачу, – согласился доктор, и повернулся к турболифту. Двери открылись. – Скоро увидимся.

– Удачи, Боунз, – сказал Кирк.

К его удивлению и удивлению Маккоя, чьи глаза расширились, Спок произнес:

– Действительно, доктор. Удачи.

Когда двери турболифта закрылись, из комнаты транспортатора поступило сообщение, что первые медицинские эксперты высадились на Найсусе.

Как только сообщения транспортера закончились, Кирк послал сообщение офицеру связисту Звездного Флота на Найсусе. Здесь не было военных баз, но на планете находился многочисленный научный штат Звездного Флота. В настоящее время, высокопоставленным чиновником оказалась коммандер Кармилла Смит. Он потратил всего одну минуту на то, чтобы просмотреть ее файл, потому что раньше они ниразу не сталкивались, и обнаружил, что ее специальностью была этнография. Что мог делать этнограф в научной коллонии?

Он вызвал ее офис, где ее помощник сказал:

– Доктор Смит дома, выздоравливает.

– Выздоравливает?

– Да, сэр. Ей очень повезло. Она одна из немногих, кто смог пережить последнюю волну заражения.

– Возможно не стоит ее беспокоить, – сказал Кирк. – Кто следующий по рангу?

– Следующий? – спросил молодой человек с очевидным замешательством. – А, вы имеете ввиду персонал Звездного Флота. Мм, мастер Торвен умер несколько дней назад. Доктор Чанг был принят в больницу вчера. Я сожалею, сэр, но я не из Звездного Флота. Я не знаю ранги команды на Найсусе. Если это не секретно, можете вы сказать мне, о чем вы должны поговорить с доктором… ой, с коммандером Смит?

– Молодой гражданин Найсуса получил допуск в Звездную Академию.

– О, хорошие новости! Позвольте я дам вам домашний номер доктора Смит; она будет рада услышать это.

Несколько мгновений Кирк думал, что он так и не получит ответа, но потом его экран заполнился крупным изображением женщины, которая одним движением включила свой пульт.

– Смит слушает, – сказала она, изучая его. – Капитан Кирк? «Энтерпрайз» уже прибыл? Огромное вам спасибо!

Теперь, когда она оказалась в нужном диапазоне сенсоров своей консоли, Кирк получил возможность получше ее рассмотреть. Она стояла, опершись на трость, и он мог видеть шину на ее ноге, которая выглядывала из-под одежды.

Даже при том, что она носила один из тех свободных предметов одежды, у которой "один размер соответствует всем" столь любимый женщинами, чья целомудренность сохранялась даже дома, он заметил, что она была слишком худа и бледна. Ему хотелось бы положить руку на ее узкие плечи, но она была всего лишь изображением на экране. Очень привлекательным изображением, фактически, молодость ее лица противоречила преждевременной седине ее волос.

– Пожалуйста сядьте, коммандер, – это было все, что он мог сделать для ее удобства. – Я вижу, что вы были ранены.

Ее темные глаза сузились на мгновение, как будто воспоминания причиняли ей боль.

– Да. Кажется я напала на одного из моих помощников. Эта новая версия чумы часто начинается именно так. Он смог уклониться и удержать меня, но я сломала себе лодыжку. Однако, я удачлива: я никого не убила. Не все жертвы были настолько удачливы.

– Мы слышали об этом, – сказал Кирк. – Я рад, что вы поправились, и у меня есть новость, которая, я надеюсь, ускорит ваше выздоровление. Вы послали в Звездную Академию рекомендацию для некоего Кевина Катасаи.

– Вы имеете в виду…? – На мгновение ее лицо озарилось улыбкой, но потом омрачилось снова.

– Да, – уверил ее Кирк, – его приняли.

– Надеюсь, что еще не слишком поздно, – последовал ее странный ответ.

– Вы хотите сказать, что он болен чумой?

– Кевин? – Она смотрела на него озадаченным хмурым взглядом. – Разве врачи не передали информацию относительно его устойчивости? Кевин не заболел, но прямо сейчас мы не уверены, что он все еще жив.

– Что вы имеете в виду, говоря что вы не уверены?

– У нас возникли неприятности со льдом на электростанции. Вчера утром Кевин и его отец взяли ховер и отправились в горы, чтобы проверить шлюзы безопасности, и проверить, как проходит лед. Они не вернулись; там теперь бушует шторм. Автоматический чрезвычайный маяк ховера работает, но мы не можем послать поисковую партию в ту область. Есть две возможности: они сели и включили маяк…, или ховер разбился.

– Проклятье! – сказал Кирк. – Передайте мне координаты маяка и ждите. Может быть мы найдем их и сможем поднять…

Он вспомнил.

– Проклятье! – повторил он. – Мы не можем взять никого на борт из-за той чумы!

Они не носители, капитан. Врачи недавно проверяли Корсала, а его младший сын Карл прошел через все тесты, которые смогли придумать наши доктора два дня назад. Клингоны определенно не восприимчивы к чуме.

– … Клингоны? Они клингоны?

– Да, но Корсал ученый, а его сыновья родились прямо здесь на Найсусе. Не колеблетесь, если сможете определить их местонахождение и поднять на «Энтерпрайз,» то спасете их жизни, если они все еще живы.

– Возможно мы могли бы поддержать их в стазисе, не поднимая на борт, – предложил Кирк, – и перенаправить их в больницу Найсуса.

– Капитан, они не заразны, но они вероятно будут очень слабы. Ховер с двумя людьми не несет много оборудования для выживания, а если они разбились, они могут быть ранены. Я понимаю что вы предлагаете сделать, но я также знаю, что поддержка в стазисе даже на время смены координат, может привести к временной слабости даже здорового человека.

– Откуда вы это знаете? – спросил Кирк.

– Это не секрет; любой член Звездного Флота имеет доступ к этой информации. Я никогда не любила, чтобы кто-то расщеплял мои молекулы, и поэтому предпочла узнать все об этой процедуре, включая и экспериментальные методы.

– Вам стоит познакомиться с нашим доктором Маккоем, – сказал Кирк.

– Есть и другая причина принять Корсала и Кевина на ваше судно: больница здесь неимоверно переполнена, а весь персонал, и средства обслуживания работают против чумы. Кевин и его отец получат намного лучшее лекчение в вашем изоляторе. Теперь, капитан –не могли бы мы прекратить наш спор и спасти двух людей? Они уже могли умереть, пока мы с вами разговаривали.

– Конечно вы правы. Подождите. – Кирк ударил по инженерной консоли, активируя внутреннюю связь. – Скотти, вы мне нужны, чтобы сделать некоторую тонкую работу на транспортере.

– Да, капитан.

Кратко, он объяснил ситуацию.

– Клингоны? – удивился его главный инженер. – У нас строгий приказ не поднимать на борт никого, даже из научной службы Найсуса, а вы хотите взять на борт клингонов?

– Это приказ, Скотти.

Мгновение царила пауза. Затем:

– Есть, капитан. Я настраиваю сканеры.

Кирк вернулся к обзорному экрану и подарил коммандору Смит уверенную улыбку.

– Как только Скотти закончит настройку, мы сделаем это.

– Спасибо, капитан. Я только надеюсь, что вы успеете вовремя.

– Мы узнаем это через несколько минут, – сказал ей Кирк. – Если хотите остаться на линии…

– Определенно! – ответила она.

– Пока мы ждем, не удовлетворите мое любопытство? В ваших файлах записано, что вы этнограф. Что вы делаете на Найсусе, вместо того, чтобы изучать новые цивилизации? Типичное грязное назначение Звездного Флота?

– Нет, конечно! – ответила она. – Я изучила здесь на Найсусе культуру, которая является уникальной в нашей галактике – здесь гораздо больше этнического разнообразия чем даже в девятнадцатом и двадцатом столетии в Америке, и гораздо сильнее взаимосвязанное. Я просила об этом назначении. Я думала, что закончила свое изучение и собирался запросить перевод по службе, когда началась эпидемия. Теперь, внезапно, у меня появился новый факт для изучения: реакция уникального общества Найсуса на кризис.

Она вздохнула.

– Я вероятно напишу об этом книгу и получу продвижение по службе. По правде говоря, капитан, я была бы более счастлива, оставшись только с одной монографией!

– Понимаю, – сказал он. – Еще один вопрос: как вы решились порекомендовать клингона в Звездную Академию?

– Мать Кевина коммандор Кэтрин Пейтмчек. Но я рекомендовала Кевина исключительно из-за его собственных достоинств. Он является блестящим, умным…

– А как же лояльность? – спросил Кирк. – Что случится, если он столкнется в бою с клингонами?

– Капитан, я рекомендовал Кевина, потому что я считаю, что Академия даст ему лучшее образование из всех возможных. Да, он в конечном счете столкнется с проблемой лояльности к Федерации, если по окончании решит продолжить службу. Я надеюсь, что он выберет Федерацию. Насколько мне известно, Клингонская Империя может остановить на нем свой выбор, но если в течение нескольких последующих лет он не пройдет необходимое обучение в имперских вооруженных силах, клингоны его не примут.

– Вижу, – сказал Кирк. – вы считаете его ценным призом.

Даже через экран Кирк видел, что Смит изо всех сил пытается обуздать свое раздражение.

– Кевин не часть оборудования. Он молодой человек, который собирается внести свой вклад в технологический прогресс. И я предпочитаю, чтобы это была Федерация. Кевин желает военной карьеры не больше, чем его отец. Вся их семья мыслители и мечтатели. Кевин проектирует звездные корабли, а не хочет командовать ими.

– Звучит так, как будто это клингоны, которых я никогда не встречал.

– Конечно, это потому что в Звездном Флоте мы встречаем только солдат. А кто встречает клингонов? Наши солдаты. Капитан Кирк, мы всегда говорим, что звездные команды представляют лучшее, что может предложить Федерация. Вы ведь не станете говорить, что вы сами и ваша команда средние граждане Федерации?

– Нет.

– Вот именно, – сказала она. – Я надеюсь, что вы получите шанс узнать Кевина и Корсала получше. Если бы не их научный блеск, их можно было бы считать средними гражданами клингонской Империи. Или по крайней мере Корсала; Кевин никогда там не был. Так или иначе, вы найдете, что они сильно отличаются от воинов, которых мы привыкли видеть.

– Капитан! – голос Скотти ворвался в их беседу.

– Вы готовы принять на борт наших гостей? – спросил Кирк.

– Пока нет, но мы определили местонахождение маяка. Мы ищем. Но капитан, я только что обнаружил кое-что в комнате транспортера. Контроль был установлен повторно.

– Что вы имеете в виду?

– Я оставил его полчаса назад, установив координаты транспортного центра Найсуса. А когда вернулся, он был установлен на координаты где-то в океане. Как будто кто-то изменил их наугад, возможно прикрывая незапланированную транспортацию.

– Проверьте последнее использование транспортера! – сказал Кирк.

Это не дало бы им ничего кроме направления. Неужели кто-то спустился в океан? В течении нескольких мгновений царила тишина. Потом голос Скотти снова произнес.

– Капитан… Я, не знаю куда направлен сигнал, но последнее включение транспортера указывает на то, что направление было на «Энтерпрайз». Несмотря на ваши распоряжения, кто-то или что-то поднялось на борт с Найсуса.


Глава восемнадцать


Корсал занимался руками сына, наблюдая как исчезают в огне последние дрова, которые смог собрать Кевин. Когда они вспыхнули, огонь дал немного тепла, а затем исчез, как будто его никогда и не было. Второй раз они терпели катастрофу. Кевин нашел немного дров, когда снежная буря немного утихла. Во второй раз ему пришлось для этого разрывать снег, и он вернулся с обмороженными руками и жалкой охапкой сучьев.

Его сын справлялся отлично. Если бы шторм продолжился только ночь, они бы выжили, и спаслись. Но теперь это был их второй день. И ситуация была безнадежной. Снег продолжал валить, пока не засыпал их убежище на высоту плеча, обеспечивая изоляцию, пока они могли поддерживать огонь. Но у них не было ни лопаты, ни снегоступов, и даже если бы они оба не пострадали, шторм не выказывал никаких признаков ослабления.

Горы не пропускали передачи между ними и городом; люди будут искать их с ховеров или другими способами, на дне каньона по аварийному сигналу разбитого ховера. Если конечно он еще работал. И наверняка они найдут ховер, но не обнаружат в нем тел. Если они умрут и замерзнут, инфракрасные сканеры не покажут их местоположения. Их не найдут до следующего таяния.

Они все еще лежали завернувшись вместе, чтобы сохранить тепло тел, но теперь было мало что сохранять. Корсал не чувствовал свои руки и ноги, но по крайней мере его сломанные ребра прекратили ныть. Когда Кевин заснул, отец не стал его будить. Пусть уходит мирно; Корсал будет следующим.

– Кай Катасаи, – прошептал он вызывающе приближающейся темноте и почувствовал головокружение.

Корсал моргнул. Из всех его чувств работало только зрение. Он не чувствовал ничего. Он лежал на полу в маленькой серой комнате. Перед ним был какой-то пульт, и за ним стоял мужчина землянин в красной униформе. Около пульта стояли мужчина и женщина в красном, с фазерами, направленными на Кевина и Корсала.

Темнокожие люди в Флоте? Разум Корсала помутился. Потом другие люди в синем отодвинули охранников, и поспешили к нему с одеялами и медсканерами, мягко вырвав Кевина из его рук.

– Они оба живы, мистер Скотт, – сказала молодая женщина в синем.

– Вы слышали это, капитан? – сказал мужчина за пультом, и бестелесный голос ответил.

– Хорошая работа, Скотти!

– Где? – пробовал спросить Корсал.

– Лежите смирно! – перебила его маленькая, оживленная женщина с пепельными волосами и добрыми глазами. – Мистер Скотт, сообщите капитану, что эти мужчины нуждаются в срочном лечении. Обморожение, гипотермия, сломанные ребра, истощение, ушибы…

– Везите их в изолятор, – прибыл приказ. – На тот случай, если они заражены. Мы и так рискуем. Пусть остаются в изоляторе, пока мы не придем с доктором Смит к единому решению.

Корсал понял, что он и Кевин очутились на борту звездолета.

– Это… «Энтерпрайз»? – прошептал он, когда его подняли на носилки. Он был все еще оцепенелый и не чувствовал никакой боли.

– Да, – сказала женщина. – Я доктор Гарденс, временный исполняющий обязанности шефа медицинской службы. Все будет в порядке, если мы займемся вами раньше, чем начнется отмирание тканей. Мистер Скотт, пожалуйста очистите коридоры между отсеком и изолятором на всякий случай, если информация капитана была неверна.

– Да, девушка, – ответил Скотт.

Корсал слышал объявление, звучащее эхом в залах впереди. Переход занял немного времени. В изоляторе Корсала и Кевина поместили на диагностические кровати, которые тут же начали тревожно сигналить.

– Артур! – закричала доктор Гарденс. – Я просила вас перенастроить сенсоры для клингонов!

– Я сделал это, мэм, – донесся голос из другой комнаты.

Потом худощавый молодой человек со вьющимися темно-рыжими волосами вошел в комнату с распечаткой в руке.

– К сожалению, доктор, мне никогда еще не приходилось устанавливать данные для клингонов, не так ли?

Читая распечатки, он быстро вносил изменения в систему контроля, и сенсоры Корсала перестали сигналить. Доктор Гарденс нахмурившись обратилась к Кевину.

– Мой сын, – сказал ей Корсал. – Он наполовину человек. У него более высокое содержание железа и гемоглобина; сердечный ритм в норме восемьдесят ударов в минуту, температура тела…

Он сказал им всем, что знал о нормальных жизненных функциях своего сына, в то время как техник менял настройку. Наконец тревога смолкла.

– Насколько я могу судить, – сказала доктор Гарденс, – ваш сын перенес большее истощение чем вы. У вас обоих серьезные обморожения, но его руки хуже чем ваши. Артур, подключайте регенератор.

Потом она обратилась к Корсалу.

– Медсестры помогут вам раздеться, а затем мы займемся сломанными ребрами. Сканеры показывают, что у вас было небольшое внутреннее кровотечение, но оно остановилось само собой. Именно поэтому вы все еще живы.

– Кевин сделал всю работу, – ответил Корсал. – Именно поэтому он так истощен, он не позволял мне двигаться.

– И правильно сделал, – сказала доктор, пока санитар и медсестра раздевали его. – Иначе вы скорее всего умерли бы от кровопотери.

Корсал непроизвольно застонал, когда медсестра сдернула с него рубашку.

– Больно? – спросила быстро доктор Гарденс.

– Это хорошая боль, – ответил Корсал. – Она означает, что я все еще жив.

Она улыбнулась.

– Хорошо, давайте посмотрим, можем ли мы поддержать вас, но убрать боль.

Корсал был знаком с медицинскими методами Федерации, и совсем не удивился, когда Гарденс и Артур поместили хирургическую панель поверх его правого бока, и ноющая боль исчезла. Он не мог видеть то, что они делали, или чувствовать эту область тела, но когда Гарденс собрала и закрепила кость, он усмехнулся.

– Вы знаете, что это проект клингонов? – спросил он.

Она поддержала его.

– Это? Этот принцип из двадцатого столетия Земли.

– Возможно, но этот проект, миниатюризированный и сосредоточенный, был одним из первых обменов, когда клингонская научная миссия прибыла на Найсус. Можете мне поверить, мы получили немало взамен.

– Хорошие торговцы лошадьми? – спросил Артур.

– Знаете как они говорят, – ответил Корсал, – нет более жуликоватых торговцев чем вулканцы, заключающие сделки по цене кеваса и триллиума!

Рядом с операционной Корсала проснулся Кевин.

– Отец? – выкрикнул он, садясь и оглядываясь вокруг вслепую.

Корсал не мог двигаться, но он сказал:

– Все в порядке, Кевин. Мы в безопасности. Лежи спокойно.

– Где мы?

Две медсестры подошли к Кевину.

– На борту «Энтерпрайза», – сказала ему одна из них. – Вы нуждаетесь в хорошем уходе, но вы в порядке и ваш отец тоже.

Когда операция была закончена, руки Корсала, и ноги подключили к системе регенерации, как и у Кевина. К тому времени, они восстановились настолько, что захотели есть, и медсестры покормили их соком и супом, а затем оставили отдыхать. Оба были все еще слабы; сон пришел быстро.

Их будили время от времени для обследования и приема пищи, но большинство времени они спали. Корсал понятия не имел, как долго продолжались эти процедуры, за исключением твердого ощущения, что заняли они не один день – возможно два или три. В его состоянии наркотического сна, он не мог вычислить, как долго это было по времени Найсуса.

Потом внезапно Корсал был разбужен аварийной тревогой. Конечно она прозвучала не в стенах изолятора, но все же была достаточно громкой, чтобы разбудить любого спящего, и не только. Сирена звучала несколько секунд, а затем к ней присоединялся требовательный голос.

– Красная тревога! Красная тревога! Охрана в инжнерную! Все по местам, красная тревога! Злоумышленники в инженерной! Красная тревога!

Корсал сел, поняв, что за время сна с него сняли все приборы. Он согнул свои руки, видя что они снова стали нормальными. Когда он встал, боли в его груди больше не было.

На соседней кровати Кевин тоже проснулся, но его руки были все еще заключены в аппарат регенерации.

– Что случилось? – спросил он у Корсала невнятным голосом, потому что все еще находился под действием лекарств.

– Ничего, что касается нас, – сказал ему Корсал. – Так что лежи тихо, ты все еще болен.

Из внешней комнаты он услышал голос, который он признал как мистера Скотта – человека, который управлял транспортером. Очевидно он кричал в интерком:

– Что там за обстоятельства? Кто испортил мои двигатели?


Глава девятнадцать


В день, когда на борту появились и были помещены в изолятор неожиданные клингонские гости, Спок покинул мостик по окончанию своей вахты, и пошел разыскивать родителей. Как обычно, он не нашел их в их комнатах. Он нашел их в одной из комнат отдыха, где незанятые вахтой члены экипажа давали импровизироавнное представление.

– Берите вашу арфу, и присоединняйтесь к нам, мистер Спок, – сказала лейтенант Ухура, когда увидела его в дверном проеме.

– Да, Спок, – сказал Аманда, – пожалуйста сделай это.

У него не было повода отказать этой просьбе, так что Спок вернулся к себе и прихватив инструмент, вернулся в комнату отдыха. Ухура пела под аккомпанемент энсина Пасчела на виоле. Это была грустная баллада о любви, которая выбивала слезу у всех присутствующих людей.

Когда песня закончилась, Пасчел начал играть на своем инструменте живую танцевальную мелодию. Несколько человек вскочили, и бросились танцевать, в то время как остальные хлопали руками в такт музыке, разумеется все кроме Спока и Сарека.

Спок перехватил изучающий взгляд отца, и понял, что Сарек задается вопросом, почему они все еще болтаются на орбите Найсуса. К счастью, музыка и смех мешали беседе. Когда танцы закончились, а раскрасневшиеся и запыхавшиеся танцоры расселись, Ухура попросила:

– Сыграйте нам что-нибудь вулканское, мистер Спок.

– Я преклоняюсь перед талантом своего отца, – ответил быстро Спок, и вручил лиретту Сареку.

Но эта уловка спасла его всего на полчаса. Сарек любезно сыграл несколько мелодий, подходящих для человеческой эстетики и слухового диапазона. Но потом, несмотря на искренние протесты благодарной аудитории, Сарек сказал:

– Боюсь, что есть кое-что, что я должен обсудить с моим сыном. Аманда, пожалуйста останься и наслаждайся исполнением.

Спок увидел синюю вспышку в глазах своей матери – она редко реагировала положительно, когда Сарек принимал авторитарный тон, но в этот раз она надела свою самую добрую улыбку и ответила:

– Конечно, муж мой. Я встречу тебя позже в наших комнатах.

И Спок знал, что уже через десять минут, после этого она узнает все от Сарека или Спока, хотя они и не собираются ей ничего говорить. Было бесполезно пробовать оградить Аманду, хотя и ее муж и ее сын инстинктивно желали сделать это. Однако, спустившись в коридор, ведущий к каюте Спока, Сарек спросил:

– Почему сегодня был перекрыт коридор к транспортному отсеку?

– А что вы там делали? – спросил Спок.

– У нас есть друзья в Академии, которые должны были спуститься на планету, и твоя мать хотела с ними проститься. Каждый, кто сегодня спустился вниз рискует жизнью.

– Я знаю, – ответил Спок. – Однако, коридор был перекрыт через тридцать одну целую и тридцать семь сотых минуты после последней телепортации.

Они дошли до каюты Спока. Когда они вошли внутрь, Сарек Ответил:

– Как ты можешь жить среди людей и не знать их обычаев? После отправки люди, остающиеся на борту задержались возле комнаты телепортации, чтобы выразить друг другу сожаление о тех, кто ушел. Рядом есть зал заседаний, и все у кого не было неотложных дел пошли туда, все кроме Сендета, который без сомнения чувствовал, что его присутствие нежелательно.

– Сендет? Что он там делал? – спросил Спок.

– Разве ты не заметил интерес, который он проявлял во время рейса к вулканке Т’Пайне? И разве ты не заметил соотношения между мужчинами и женщинами среди последователей T'Вет? В поколении Сендета на трех мужчин приходится две женщины… и Сендет необещанный.

Спок судорожно сглотнул. Необещанные мужчины среди последователей T'Вет рисковали жизнью; фактически, упоминая соотношение, Сарек только что сказал, что каждый третий был под угрозой смерти. В этом месте у них просто не было выбора.

Как только мужчина достигал пон-фар, он нуждался в помощи… или умирал. Все доступные женщины были обещаны, оставив одну треть мужчин без поддержки, не борясь за их жизни. На вулканской колонии девять не было других общин, из которых они могли бы украсть или соблазнить женщин; вызов стал бы образом жизни с первого дня необещанных мужчин вступивших в период пон-фар.

– Значит, – сказал Спок, – Сендет попробовал в самый последний момент склонить Т’Пайну к союзу с ним и присоединиться к нему в изгнании.

– Верно, – сказал Сарек.

– Но она отказалась.

– Также верно. Она разумная молодая женщина. Жаль, что ты не получил возможности с ней познакомиться поближе, Спок.

Внезапно Спок почувствовал раздражение. Он знал, что Сарек выражал только свое беспокойство.

– Я был занят, отец.

– Я больше не собираюсь делать выбор за тебя, Спок. Но ты все еще не рассказал мне, почему коридор был очищен.

– Большинство команды об этом не знает, отец. Нам просто надо было убедиться, что нет никакой опасности.

– Значит вы действительно приняли кого-то на борт.

Вывод Сарека был ясен даже дураку. Когда Спок заколебался, он добавил:

– Аманда и я были среди последних, кто покинул зал заседаний. Мы должны были ехать в одном турболифте с Сендетом после того, как другие ушли вперед. Когда мы ждали турболифт, то услышали приказ очистить коридор. Так как мы уже покинули эту зону, это было совсен нетрудно.

– Да, – сказал ему Спок. – Фактически, мы приняли на борт двух человек, но согласно полученной с Найсуса информации, они не являются переносчики чумы.

Он объяснил причину их неожиданного гостеприимства.

– Клингонский ученый, – сказал Сарек. – Удивительно. Я хотел бы встретиться с ним.

– Мы знаем, что инкубационный период чумы колеблется между шестнадцатью и сорока восьмью часами; поэтому мы не сможем покинуть орбиту в течение двух дней. Каждый, кто контактировал с клингонами, изолирован в медотсеке. Если никто не заболеет за это время, значит действительно клингоны не болеют и не переносят чуму, и ты сможешь посетить их. – Спок нахмурился. – Ты сказал, что Сендет не входил с вами в зал заседаний.

– Он не делал этого. Он, должно быть, остался в зале транспортатора или в коридоре, потому что он был там, когда мы уходили.

– Тогда, – сказал Спок, – Сендет наш наиболее вероятный подозреваемый.

– Подозреваемый? – спросил Сарек.

– Мистер Скотт обнаружил, что кто-то телепортировался с Найсуса еще до клингонов. Интересно… что могло быть настолько важным для Сендета на Найсусе, что он рискнул незаконно использовать транспортер?

– И подвергнуться заражению, – добавил Сарек.

– Вряд ли. Эпидемиологи установили, что, смертельный вирус недолго живет без хозяина. Это было в последнем сообщении, которое мы получили, меньше чем за два часа до выхода на орбиту.

– Чума, кажется, не передается на объектах или одежде, если они не соприкасались в течении нескольких минут с инфицированным человеком. На открытом воздухе вирус умирает в течении нескольких минут, если не найдет подходящего хозяина. Инфицирование, к сожалению, происходит задолго до того, как переносчик показывает признаки заболевания. Так что есть небольшой шанс, если тот, с кем общался Сендет, был заражен, и он коснулся его… возможно что он тоже заразился.

Спок сообщил капитану Кирку то, что сказал ему отец, и он немедленно вызвал Сендета в зал брифинга.

– Что вы транспортировали с Найсуса? – потребовал Кирк.

– Ничего, – ответил Сендет. – А что я мог?

– Это то, что мы хотим знать, – сказал ему Кирк. – Вы подвергли опасности весь звездолет…

– Если такое и было, что я отрицаю, разве это было не опаснее, чем транспортировать жителей Найсуса на борт?

– Спок, я думал, что вы устранили пробел в безопасности!

– Подтверждаю, капитан. Однако, я должен указать, что изолятор переполнен людьми, которые не больны, и раздражены, будучи ограничеными в передвижении. Они не находятся под арестом, и так же не лишены доступа к системе внутренней связи…

Кирк на мгновение впился взглядом в потолок. Новости без сомнения к настоящему времени расползлись по всему кораблю.

– Если вы знаете это, – сказал Кирк Сендету, – тогда вы должны знать, что люди, которых мы приняли на борт не заражены. Это не меняет тот факт, что вы что-то транспортировали.

– Я этого не делал, – сказал категорически Сендет.

Кирк поглядел на Спока хмурым взглядом. Спок вынужден был согласиться: вулканец, казалось, не лгал.

– Не хотите обыскать мою каюту? – предложил Сендет. – Возможно вы сможете определить местонахождение этого таинственного объекта, который, как вы полагаете, я поднял на борт.

– В этом нет необходимости, – сказал Кирк. – Независимо от того, что это было, это очевидно не в вашей каюте. Вы можете идти.

Тем не менее, когда Сендет ушел он посмотрел на Спока.

– Я очень устал, – сказал он. – У меня такое чувство, что я не смог задать правильный вопрос. Что-то случилось в зале транспортатора; Скотти не делает таких ошибок, когда оставляет управление, и Сарек не ошибся обнаружив прячущегося в коридоре Сендета после того, как группа спустилась вниз. Проклятье! Если я теперь запру его в изоляторе, я должен доставить туда и себя, и вас, и ваших родителей, любого, кто был около Сендета начиная с таинственного луча. Спок медленно покачал головой.

– Это не выполнимо, капитан, и наверняка уже слишком поздно, даже если и так. Мы не должны изолировать столько людей и мы не можем отфильтровать и дезактивировать воздух во всем корабле, как мы делаем это в изоляторе. Если Сендет принес вирус на борт, и он нашел хозяина, к настоящему времени болезнь уже находится в системе вентилляции. У нас, кажется, нет никакого выбора, разве что ждать еще сорок восемь часов.


Глава двадцать


Первый случай чумы Найсуса появился на «Энтерпрайзе» спустя двадцать часов. Спок в это время был на вахте, поддерживая синхронную орбиту над научной колонией Найсуса, когда двери турболифта открылись, и пропустили Аманду.

– Мама? Что я могу сделать для тебя? – спросил он скрывая удивление.

Пассажирам разрешалось быть на мостике только по особому приглашению. Она посмотрела, и как будто смутилась, увидев его там.

– Спок? Что ты делаешь в этой униформе? О, Спок, что ты сделал? Твой отец…

Спок закусил губу, стараясь не выдать своих чувств. Глаза Аманды остекленели, а ее слова были эхом того далекого дня, когда он сказал своим родителям о решении сделать карьеру в Звездном Флоте… после чего Сарек отказывался разговаривать с ним в течение восемнадцати лет.

– Все в порядке, мама, – сказал он спокойно. – Все прошло.

Он должен был отвести ее в изолятор. Или это был первым признак чумы, или его мать перенесла шок. В любом случае, он должен был поддерживать ее спокойствие.

– Что ты имеешь в виду, говоря что все в порядке? – потребовала она. – Сарек хочет, чтобы ты следовал по его стопам и поступил в Академию Вулкана!

Все на мостике теперь развернулись, чтобы посмотреть на мать и сына, и Спок почувствовал ощутимую волну их симпатии, затрагивающую его. Они не знали, что болтовня Аманды могла быть симптомом чумы, не понимали опасности для себя.

– Пожалуйста, мама, – сказал Спок, – давай пойдем в другое место и обсудим это. Мистер Сулу, примите мостик.

Спок поднялся, мягко направив Аманду к турболифту когда двери открылись и вошел Сарек.

– Аманда! – воскликнул он. – Почему ты здесь?

Внезапно обычно нежная, мягкая мать Спока с яростью набросилась на мужа и с воплем вцепилась ему в лицо ногтями. От неожиданности Сарек выдохнул:

– Аманда! – и на его лице отразился каждый нюанс его испуга.

Но Аманда продолжала кричать:

– Как ты можешь так поступать с ним? Он твой сын! Ты не можешь отрицать свою собственную плоть и кровь!

На сей раз Сарек перехватил замахнувшиеся кулаки, которыми его пыталась ударить жена. Спок вышел из мгновенного ступора и схватив плечо Аманды зажал нерв. Сарек подхватил на руки обмякшее тело и шагнул в турболифт. За ним последовал Спок.

– Изолятор, – приказал Спок, и затем ударил ладонью по пластине коммуникатора. – Доктор Гарденс, чума на борту. Выселяйте всех из изолятора. Мы войдем через вход C прямо в зону изоляции.

Когда двери открылись, Сарек внес Аманду. Спок задержался в турболифте только для того, чтобы проинструктировать систему убрать эту платформу, пока ее не простерилизуют. Бесполезное усилие, думал он, видя людей в залах: предупреждение очистить помещение пришло теперь слишком поздно. Все кто были на мостике оказались под угрозой. Он должен был вызвать капитана, изолировать команду мостика, и выслать команду дезактивации прежде, чем вирус пожнет новый урожай.

Но все это было бесполезно; если вирус не попал в систему вентиляции раньше, если Аманда подхватила его при контакте с Сендетом, то теперь вирус точно был в системе вентиляции. Одев защитный костюм, доктор Гарденс встретила их, помогла Сареку устроить Аманду на одной из кроватей, и подключила индикаторы признаков жизни. Из-за того что ее температура была на опасном уровне, а ее сердце билось часто и нерегулярно, сработала сирена. Доктор включила охлаждение кровати и быстро сделала Аманде несколько инъекций.

– Пожалуйста помогите мне раздеть ее, – сказала она Сареку. – Никто из тех, кто был в изоляторе, пока не заболел. Я не хочу подвергать своих медсестер дополнительному риску. Боюсь, что наш персонал станет отчаянно необходим, прежде чем дела придут в норму.

Пока Аманду укладывали, Спок вызвал Кирка. После того, как Спок сообщил свои новости, на несколько мгновений восцарила тишина. А потом:

– Боже, Спок, мне так жаль. Не волнуйся, я позабочусь обо всем отсюда.

Не волноваться. Как типично для человек. Спок не стал на этот раз утверждать, что вулканцы не волнуются – он признался сам себе, что действительно волнуется, и знал, что Сарек тоже. Он отвернулся от коммуникатора, и вернулся туда, где лежала его мать, бледная и без сознания, теперь одетая в зеленый больничный комбинезон.

– Она пока стабильна, – сказала доктор Гарденс. – Больше мы ничего не можем сделать, только ждать, и отслеживать симптомы. Побудьте с нею, если вы ее любите. Теперь уже вы не можете подвергнуться еще большему риску, чем прежде.

Сарек пододвинул к кровати стул. Спок начал делать то же самое, потом внезапно опомнился…

– Доктор, меня тоже надо изолировать. Вы читали сообщения с Найсуса. Во мне течет кровь вулканца и человека: теперь мое тело может породить еще более смертельную форму болезни, чем та что может убить моих отца и мать.


Глава двадцать один


Доктор Леонард Маккой был утомлен уже тогда, когда транспортировался на Найсус. В течение дня он устал еще больше. Каждый здоровый врач был на расхват, потому что больница заполнялась жертвами чумы. Если он не наблюдал пациентов, то был в компьютерной лаборатории Найсуса вместе с медицинскими экспертами, помогая им в свободные часы.

Он понял, из-за чего здесь умерло больше половины докторов и медсестр; от полного истощения, вызванного заботой о большом числе пациентов, у них просто не осталось сил сопротивляться болезни.

Заражение было неизбежно; никто не мог провести всю жизнь в маске, перчатках, и защитной одежде. Даже в инфекционных камерах стресс приводил к ошибкам. Например многие вытирали собственный неприкрытый лоб той же самой рукой в перчатке, которая только что касалась руки пациента при обследовании. За свою длительную карьеру Маккой видел такое прежде много раз. По большей части, он ни за что не вспомнил бы промах, из-за которого вирус попал в организм, и при этом невозможно было сказать, была ли это ошибка в процессе выполнения служебных обязанностей, или же что-то другое.

Пока, единственным обнадеживающим открытием был тот факт, что вирус жил вне живого организма меньше часа; любая окружающая среда, изолированная от людей в течении часа становилась безопасной. Но люди не могли прекратить взаимодействовать в целом. Семьи не могли разделиться. Больным была нужна забота, и каждый день был уступкой правилам.

Наконец, после восемнадцатичасового рабочего дня, когда он держался только силой воли, Маккой заснул прямо на стуле. Когда кто-то попробовал поднять его, он проснулся ровно настолько, чтобы переползти на кушетку.

Но не успел он как следует уснуть, как кто-то снова начал трясти его за плечо.

– Мне жаль, доктор –экстренный вызов с «Энтерпрайза».

Он доплелся до коммуникатора.

– Да, – сказал он шатаясь. – Маккой здесь.

– Боунз. – серьезность в голосе Джима заставила его очнуться.

– Что случилось?

– Болезнь уже на борту. Аманда. Спок и Сарек оба подверглись заражению.

– Поднимайте меня, – была первая мысль Маккоя.

– Хотел бы, но не могу –ты нужнее там, где находишься.

– Джим, здесь такая неразбериха! Я проклинаю эту работу словно молоденький интерн, впрочем как и другие доктора. Мы не продвигаемся в исследованиях из-за постоянных кризисов. Половина их докторов и медсестер умерли от этой заразы, а остальные больны или истощены.

– Тем больше причины тебе остаться, – сказал ему Кирк. – Твой персонал справится с изолятором. По крайней мере есть одна хорошая новость.

– И что же это?

– Теперь мы не сможем уйти и оставить тебя. «Энтерпрайз» останется на месте, пока вы не найдете средство от этой болезни. Только тогда мы действительно улетим, и ты вместе с нами, если захочешь.

– Благодарю, – цинично произнес Маккой. Потом пронзил капитана взглядом. – Джим! Помнишь образец мутации! Если Спок заразился…

– Он знает. Он сразу же изолировал себя, – ответил Кирк. – Так что я застрял здесь так же как и вы. Хотя сейчас я не имею ничего против того, чтобы болтаться на орбите.

Маккой заметил расстройство в голосе капитана; вирус не был тем видом врага, с которым человек действия знал, как бороться.

А я? задумался Маккой, прерывая контакт.

После таких плохих новостей, Маккой не мог спать, и поэтому он направился к компьютерной панели. Сорел и Корриган совещались над схематическими диаграммами вируса в его различных формах.

– Компьютер, – приказал Корриган, – выдать схему распространения вируса C-4 при взаимодействии с образцом крови Карла Катасаи.

Маккой наблюдал как безликие линии на экране переместились и изменились.

– Вот оно, снова! – сказал Сорэл. Маккой показалось, что он услышал волнение в голосе вулканского целителя.

– Дэниел, по моему мы идентифицировали фактор, который препятствует распространению вируса в крови клингонов.

– Что это? – спросил Маккой.

– Вот. – Корриган указал на местоположение на экране, где теперь к знакомой схематичной модели вируса присоединилась незнакомая органическая молекулярная структура. – Этот фактор крови связывает вирус и препятствует его размножению. Поэтому он высыхает и гибнет!

– Кажется я где-то видел подобную структуру прежде, – сказал Маккой, – но я не могу вспомнить где. Не то чтобы точно такая же, но… – он нахмурился. – Я осел. Я анализировал клингонскую кровь и раньше. Должно быть тогда я и видел это, но не знал для чего.

– Это фактор гемоглобина, – сказал Сорэл. – Он тоже похож на что-то, что я видел прежде, но не идентичен. Если мы сможем изолировать этот фактор, мы сможем произвести вакцину для больных с кровью на основе железа.

– А как насчет лечения для тех, кто уже болен? – спросил Маккой.

– Это должно сработать, – сказал Корриган. – Мы должны попробовать.

– Позвольте мне передать это на «Энтерпрайз-» сказала Маккой. – Спок может поработать над этим, возможно мы сможем синтезировать сыворотку вовремя, чтобы помочь Аманде.

Внезапно и целитель и доктор уставились на него.

– Аманде? – спросил Корриган. – Чума на борту судна?

Маккой рассказал им о сообщении Кирка.

– Так что никому не повредит, если мы поднимемся на борт и поработаем над сывороткой там.

– Тогда мы должны вернуться в лаборатории «Энтерпрайза», – сказал Сорэл. – У них есть два из трех доступных поставщиков крови, в которой мы так нуждаемся.

– Что? – усталость снова навалилась на Маккоя.

– Другие два клингона, – объяснил Корриган. – Отец Карла и его брат находятся в изоляторе «Энтерпрайза».

– Клингоны в моем изоляторе? – взревел Маккой.

– Леонард, – урезонил его Дэниел, – капитан Кирк не стал бы телепортировать их на борт, если бы они представляли опасность для «Энтерпрайза.» Если окажется что мы правы в своих предположениях, нашей единственной проблемой будет поставка. Просто невозможно получить достаточное количество материала.


Глава двадцать два


Капитан Джеймс Т. Кирк шел по коридорам своего судна, тихо проклиная вирус, напавший на его команду и его друзей. Замкнутая система, которая обычно защищала их, теперь обеспечивала совершенную окружающую среду для распространения вируса. И ничего нельзя было с этим поделать; разве что перестроить судно.

Он очень хотел бы заполучить врага, с которым он мог бы сойтись в схватке, и победить, или обмануть. Как капитан звездолета может сражаться с невидимой угрозой?

– Капитан Кирк, – прозвучал голос Ухуры.

Кирк подошел к перегородке и хлопнул по панели.

– Кирк здесь.

– Сообщение от доктора Маккоя.

– Передавайте сюда.

– Джим, мы думаем, что мы нашли… – начал было Маккой.

Но сигнал красной тревоги заглушил то, что собрался сказать докктор.

– Боунз, у нас критическое положение. Перезвони попозже. Кирк.

Он переключился на внутрикорабельный коммуникатор.

– Что черт возьми происходит?

– Злоумышленники в инженерной секции! – прозвучал незнакомый голос. – Капитан, они… – визг, затем приглушенный глухой стук.

Кирк ударил по кнопке.

– Инженерная! Статус!

Ответа не было.

– Компьютер! Определить статус инженерного отсека! – потребовал он.

– Все системы функционируют, – сообщил ему спокойный механический голос. – Тревога сработала вручную. Доступ к инженерной секции закрыт.

– Открыть двери! – потребовал Кирк, направляясь к турболифту.

– Доступ в инженерный отсек закрыт; автоматическое и ручное управление отключено, – сообщил ему компьютер.

– Проклятье! – Он снова ударил кулаком по коммуникатору. – Скотти!

Но его главный инженер находится в изоляторе. Как и Спок. Капитан Энтерпрайза предусмотрительно отключил коммуникатор прежде чем выругался, а затем развернулся и побежал к турболифту.

– Инженерная палуба!

Двери лифта открылись в запертую комнату. Во всех трех направлениях экстренные двери перекрыли коридор. Кирк не мог пройти дальше чем на десять метров от турболифта ни в одном из направлений.

Двое мужчин и женщина в форме службы безопасности распростерлись на полу. Кирк быстро проверил их дыхание. В этот момент ожила связь с инженерным отсеком, и потребовала голосом Скотти:

– Что там происходит? Что с моими двигателями?

– Я еще не знаю, Скотти, – ответил Кирк. – Что бы там ни было, сработали защитные двери. Оставайся на месте. Я сообщу, когда мы узнаем.

Двери турболифта открылись. Вошли лейтенант Нельсон и еще трое из персонала службы безопасности, вооруженные фазерами.

– Они все живы, – быстро уверил их Кирк, когда они бросили встревоженные взгляды на своих распростертых товарищей. – Скорее всего оглушены.

– Нет, – сказал Нельсон, оттянув ворот рубашки одного из мужчин, чтобы показать синяк. – Зажим нерва. Это те мятежники с Вулкана. Мы должны были запереть этих разбойников в камерах еще перед стартом.

– Именно там они проведут остальную часть перелета! – поклялся Кирк. – Выкурите их оттуда!

– Да, капитан, – сказал спокойно Нельсон. – Олаг, схемы для этих дверей. Коркоран, найдите весь инженерный персонал, не запертый на той стороне, и приведите их…

Именно в этот момент одна из аварийных дверей скользнула в сторону и открылась. Все обернулись и увидели обмякшие тела команды инженеров, лежащие в коридоре, а позади них следующую надежно закрытую аварийную дверь. Все эти люди тоже были живы, но без сознания. Кирк оставил Нельсона, а сам пошел на мостик. Вскоре мятежники вышли на связь. На экране Сендет появился.

– Капитан Кирк, мы захватили контроль над вашей инженерной секцией. Как вы знаете, управлять судном можно и отсюда. Мы покинем орбиту через два часа. За это время вся команда и пассажиры должны транспортироваться на Найсус. Когда мы покинем орбиту, мы подвергнем все части корабля вне инженерной зоны смертельным дозам радиации.

– Зачем вы это делаете? – спросил Кирк.

– Вы подняли на борт «Энтерпрайза» двух человек, зараженных чумой IDIC, и она передалась одному из ваших пассажиров. Радиация убьет вирус, но она также убьет любого, кто будет находиться вне защищенной зоны. Последователи T'Вет намеревались мирно уйти в изгнание. Но вы действовали безответственно, и оказались не в состоянии обеспечить надежную охрану. Мы конфискуем ваш звездолет. Мы имеем право сохранить свои жизни, и «Энтерпрайз»…

– Неверно, Сендет, – перебил его Кирк.

Он мог видеть Сатата, стоящего позади Сендета и был уверен, что старший вулканец не знал истинную историю.

– Это вы принесли чуму на борту. Вы были единственным человеком, кто контатировал с леди Амандой, которая… – внезапно Кирка озарило. Он понял, почему ему казалось, что Сендет не лгал, утверждая, что ничего не транспортировал с Найсуса.

– Вы ничего не поднимали! – воскликнул Кирк. – Вы сами спускались вниз на планету, а затем снова поднялись! С кем вы входили в контакт? Чего вы касались? Ну конечно, транспортер управляется из центра на Найсусе! И вы вдохнули воздух; вы вернулись и принесли болезнь в своих собственных легких, и вы выдыхнули ее "сусеисьй, которая – "ции. ".юй коммуникаторэто ошибка в процессе выполнения служебных обязанностей, или на Сарека и Аманду.

Сендет мог быть мятежником, но он вырос на нормальной культуре Вулкана, которая считала ложь недопустимой. Поскольку Кирк понял, что случилось, лицо Сендета окаменело от усилия справиться с эмоциями. Сатат приблизился, бросил взгляд на Сендета, и потребовал:

– Почему? Почему ты совершил такой нелогичный поступок?

– Я должен был пробовать еще раз убедить T'Пайну, – признался Сендет. – Сатат, вы знаете, что мы нуждаемся в женщинах. Я думал, что не подвергнусь опасности заражения за столь короткое время.

Голос Сендета стал совершенно невыразительным. Именно так поступал Спок, когда говорил что-то, скрывая свои человеческие чувства.

– Я телепортировался вниз вне зоны терминала. Внутри, я конечно столкнулся бы с оператором транспортера; снаружи я рисковал быть замеченным, но мне повезло, потому что я попал на грузовые склады транспортатора.

– Я вышел на улицу и увидел что она пустынна. Лишь невдалеке группа с «Энтерпрайза» шла по направлению к больнице. Они были единственными людьми, двигающимися по улице.

– Тогда я понял, что не смогу добраться до T'Пайны, как рассчитывал. Я думал, что она сначала пойдет домой, и что я последую за ней и смогу поговорить наедине. Вместо этого, она сразу пошла с остальными в больницу.

– Пока я просчитывал дальнейшие действия, из одного из зданий выбежал землянин, и закричал. За ним следом выбежал андорианец, и попробовал помочь, но человек набросился на него. Затем вышли два вулканца, схватили человека и отнесли его в больницу. Я слышал, как один сказал другому, что кроватей больше нет. Они располагают пациентов в коридорах и отсылают домой любого, кто достаточно оправился, чтобы пережить перемещение. Андорианец пошел с ними, говоря, что немногие оправляются. Что им остается надеяться, что эти новые доктора смогут помочь.

– Я услышал что-то из терминала транспортатора. Я подумал, что это кто-то еще телепортируется с «Энтерпрайза», поэтому я спрятался, чтобы переждать, пока все действия транспортера не закончатся, чтобы потом вернуться на «Энтерпрайз». Но ни одна платформа не была задействована, и за пультом никого не оказалось. Я решил, что оператор за пультом… мертв. Оказалось, что звук, который я слышал… она направила фазер на себя. У меня не было желания смотреть дальше. Я установил координаты и вернулся на корабль.

– О, мой Бог, – прошептал Кирк. – Вы касались пульта, за которым работала умершая женщина…

– Она покончила с собой, а не пострадала от чумы! – возразил Сендет.

Кирк вздрогнул.

– Насилие –первый симптом худшего типа заражения; это то же самое, что вы видели на улице. Та женщина была одна, когда наступил кризис, и она направила насилие против себя. Сендет, вы заразили себя, а затем вернувшись назад передали болезнь леди Аманде. Вероятно и Сареку тоже… кажется, инкубационный период у вулканцев больше, чем у людей.

Сатат выступил вперед.

– Изолируйте его, – приказал он другим вулканцам, которые вошли в зону монитора. – Не трогайте его. Снил, перестройте фильтры в его комнате, и заприте его…

– Уже слишком поздно, – сказал Кирк. – Вы все заражены.

– Не обязательно, – ответил Сатат. – Сендет, ты продезинфицировал себя, как только вернулся на «Энтерпрайз»?

– Конечно, – ответил Сендет.

– Значит если к том времени вы не были заражены, то и другие не заразились тоже.

– Сатат, вы мечтатель, – сказал Кирк. – Сендет проследил, чтобы мы не смогли вытащить вас из инженерного. «Энтерпрайз» не может уйти куда-либо, пока не найдено средство лечения. И мы не покинем орбиту, но мы можем оставить вас в инженерном, пока вы сами не откроете двери и не попросите о медицинской помощи.


Глава двадцать три


T’Пайна работала в изоляторе, где были размещены все граждане Найсуса смешанной крови, подальше от остальной части населения. Многие из них были больны, так же как и остальные жители коллонии. В то время как ее мать была назначена медсестрой среди тех, кто был заражен, работа Т’Пайны заключалась в наблюдении за здоровыми детьми.

Это было не легко. Они были изолированы в течение больше трех дней, и ради предосторожности проживали все вместе в одном медицинском корпусе с максимальными удобствами. Но даже в этом случае в комнатах, предназначенных для двоих жили по три-четыре человека. Днем взрослые пробовали развлечь детей играми в местах отдыха, солярии, или в кафетерии, куда была назначена сегодня Т’Пайна.

Все дети были обеспокоены и очень напуганы. Число заболевших за время их невольного заточения возросло, и старшие дети неизбежно говорили о смерти своих друзей, пугая этим младших детей еще больше.

В изоляторе, конечно, находились и взрослые смешанной крови, но их число по сравнению с детьми было так незначительно, что даже при помощи таких добровольцев как Т’Пайна они все время были заняты, преподавая уроки, организуя игры, и объясняя по многу раз, почему дети не могли вернуться домой, или даже выйти наружу, и почему их родители не могли посетить их.

Было очень трудно объяснить, почему Т’Пайна и другие добровольцы носили защитную одежду, маски, и перчатки.

– Почему вы скрываетесь от меня? – требовал Зиона, маленькая, очаровательная девочка, которая была наполовину ригелианкой, наполовину геманитом. Сегодня она была близка к истерике от тоски по своей семье, потому что она была еще слишком мала, чтобы понять что же случилось.

– Почему я не могу видеть ваше лицо? – требовала Зиона судорожно хватаясь за маску Т’Пайны так, что молодая вулканка едва успела уклониться.

– Потому что если эта леди откроет свое лицо, а не только прекрасные глаза, ты уже больше не будешь здесь самой красивой девочкой, – ответил мужской голос, говоря по-английски с акцентом, который немного напомнил Т’Пайне доктора Корригана, но все же не был точно таким же.

– Ну так что, хочешь остаться самой красивой девочкой? – продолжил голос.

Т’Пайна обернулась, когда Зиона пулей пронеслась мимо нее, чтобы вскочить на руки мужчины, который на первый взгляд показался ей человеком, но…

Он едва ли был выше Т’Пайны, примерно среднего роста для человека. Его волосы были черны, коротко подстрижены, но густы и прекрасны – они наверняка были такими же мягкими как мех. Его лицо было довольно обычно, если бы не глаза, которые сияли из-под челки и были под густыми ресницами самыми темно синими, которые она когда-либо видела.

Именно его кожа давала повод думать, что он не был чистокровным землянином; это было не так заметно, но все же его кожа была бледной, безупречно гладкой, почти прозрачной, с едва заметным намеком на зелень. Потом он улыбнулся, и его лицо больше не было обычным, оно стало подвижным и очаровательным.

– Я Дивер, – представился он, – и в отличии от вас, я нахожусь здесь, потому что я должен быть здесь. – Заметив ее поднятую бровь он снова рассмеялся. – Я наполовину человек, наполовину орионец, но каким образом мама и отец это обустроили, остается тайной даже для меня. Но я здесь. Здесь говорят, что я взял худшее от обоих миров, особенно в том что касается красивых женщин.

– Я Т’Пайна, – ответила она, сомневаясь как ей реагировать на его поведение, – и я вулканка, хотя и прожила большую часть своей жизни на Найсусе. Как случилось, что я не встречала вас прежде? – спросила она, понимая что не заметить такого яркого индивида просто невозможно.

– Я здесь всего два года, – ответил он, присаживаясь за один из столов, и усаживая на колени Зиону. – Я столкнулся Федерацией еще в юности. Мой отец был свободным торговцем.

Т’Пайна поняла этот общепринятый эвфемизм: контрабандист.

– Но вы же ученый, – сказала она, воспользовавшийся возможностью, чтобы на мгновение присесть. Почему бы еще он мог оказаться на Найсусе?

– Математик. Унаследовал способности своего отца манипулировать числами. Я должен был последовать по его стопам, но когда мне было приблизительно четырнадцать, мы неожиданно на длительный срок застряли на планете София. Вы знаете Софию? Вы не хотели бы знать Софию, – продолжал он, не давая ей шанс ответить.

Так как счастливая Зиона теперь сидела на коленях у Дивера, и слушала его затаив дыхание, Т’Пайна не пыталась прервать его монолог. Это был первый раз за все утро, когда ребенок прекратил плакать.

– Моя мама получила работу танцовщицы, – продолжал Дивер, давая Т’Пайне понять, что "длительное пребывание" подразумевало, что его отец был заключен в тюрьму. – Но чиновники обнаружили меня и заставили впервые в жизни пойти в школу. Это было великое время для меня! Но не для моих преподавателей, поверьте. Мои родители научили меня только читать и считать, но меня действительно увлекли компьютеры. На Софии я нашел много интересного материала для учебы – особенно числа.

Говоря это, Дивер подкинул Зиону на своем колене, чем вызвал ее хихиканье. Другие дети теперь наблюдали за ним, и он сказал:

– Оказалось что числа очень забавны. Хотите, я покажу вам?

– Да! – сказала маленькая девочка, энергично кивая головой.

Дивер показал ей свои руки.

– Сколько у меня пальцев, Зиона?

Десять, – ответила она, – сколько и у меня!

– Нет, – ответил он, – у меня одиннадцать пальцев.

– Не правда! – возразила Зиона.

– Могу доказать.

– Не можете! – настаивал Зиона. – Я хорошо считаю!

– Я могу доказать это. Показать?

– Да!

Сначала Дивер пересчитал все свои пальцы, начиная с правого большого и заканчивая левым мизинцем.

– …восемь, девять, десять. Ты видишь десять пальцев, верно?

– Верно! – нетерпеливо кивнула Зиона соглашаясь. К этому времени вокруг них собралась целая толпа мальчиков и девочек. Т’Пайна поняла, что Дивер был прекрасно знаком детям, и что они любили его. Теперь он поднял свою правую руку.

– Сколько здесь пальцев?

– Пять! – сказала торжествующе Зиона.

– Хорошо. Мы только что считали на этой руке, но давайте, удостоверимся. – На сей раз он начал с мизинца. – Десять, девять… восемь… семь… шесть, – он показал на большой палец, – и пять на этой. – Он снова поднял правую руку. – Сколько будет шесть плюс пять?

Глаза Зионы расширились в чрезвычайном замешательстве.

– Одиннадцать!

– А что я вам говорил? – спросил Дивер.

– Как вы это сделали? – потребовала Зиона в замешательстве, поворачиваясь с восхищением. Она схватила его руки, исследуя их, как будто действительно ожидала найти там одиннадцатый палец, скрывающийся где-нибудь.

– Вот, – ответил Дивер, – я покажу вам на ваших руках, а потом, когда вы вернетесь домой, то сможете сказать вашим родителям, что, пока вы были в больнице, вы отрастили дополнительный палец. Зионе потребовалось три попытки прежде чем она поняла уловку, но когда все получилось, она вырвалась и снова захихикала.

– Я должна показать Доминику! – сказала она, соскользнув с коленей Дивера, и убежала чтобы найти своего друга. Другие дети, которые также наблюдали, поспешно ушли, и Т’Пайна поняла, что этой новой игры хватит детям до вечера.

Когда дети рассеялись, Т’Пайна спросила:

– Что вы изучали на Софии –детские игры с числами?

– Нет, это одна из старых уловок моего отца. На Софии я обнаружил, что математика центр всего во вселенной. К тому времени когда я занялся вычислениями квантовой механики, у меня больше не было времени разбирать замки или делать ловушки для дураков на кафедре. Мы провели там около двух лет, так что никто не удивился, когда я выиграл приз сектора по математике! И получил доступ к любому университету Федерации; эта борьба была по мне! – Он рассмеялся. – В тот раз я очень удивил своего отца. Он всегда говорил, что я ничего собой не представляю, и нужен лишь для того чтобы удерживать маму.

– Какой университет вы выбирали? – спросила Т’Пайна.

– Конечно же на Земле, хотя мой отец испытывал неприязненные чувства к Федерации, я пробовал для начала MIT(массачусецкий технологический институт). Я провел там два года, один год в Оксфорде, где наставники возражали против моего пути, поэтому я ушел в Корону, в Королевскую Академию, где и получил свою степень к моему собственному удивлению!

Т’Пайна была впечатлена: если в Федерации и было какое-либо учреждение, которое могло конкурировать с Академией Вулкана в областях науки и математики, это была Королевская Академия Короны. А Дивер продолжал:

– Остерегайтесь математики, леди Т’Пайна. Эта склонность входит в кровь и не отпускает. Я нахожу решение к функциям Т'прола только ради собственного развлечения. А потом я стал аспирантом в научной Академии Вулкана!

– Вы преподавали в Академии Вулкана? – Т’Пайна внезапно задалась вопросом, были ли все его слова ложью, или же уловкой типа той, что он показал Зионе.

Но Дивер ответил на ее вопрос.

– Целый год. Своего рода забава почувствовать себя с другой стороны стола.

– Я училась в Академии Вулкана три последних года, – сказала Т’Пайна. – Я только что получила высшее образование.

– Тогда это было еще до вас, семь лет назад по стандартам Федерации. Мне понравились тамошние люди –вы вулканки держите мужчин в напряжении, как и везде в галактике, точно так же как здесь. Скажите мне кое-что, – добавил он, глядя на нее сверху вниз, как будто он мог сказать все о ее внешности, не смотря на защитный костюм, – Академия Вулкана выдвигает специальные требования красоты для женщин?

– Что?

– Слушайте, все время пока я был там, я никогда не видел женщину, которая не была бы лучшей представительницей своего вида. Даже телларитки были, гм, были не так уродливы как всегда. И каждая из них была очень сообразительна –на мой взгляд там просто рай для мужчины! Если бы я мог и дальше переносить высокую температуру и гравитацию, то я бы там остался.

– Не сомневаюсь, – отрезала Т’Пайна. Она не одобряла поворота, который обрела эта беседа. – Если вы извините меня, мистер Дивер…

– Бэу, – сказал он. – и пожалуйста, сидите, леди Т’Пайна. – Очень скоро эта кричащая орава потребует внимания.

– Дети, которые кричат не всегда те, кто требуют внимания, – сказала она, подходя тихо к окну, где играли малыши. Она положила датчик термометра на лоб каждого ребенка, проверяя его температуру, которая для каждого из них была уникальна. – И если вы провели год на Вулкане, то вы должны знать, что ко мне не стоит обращаться как к леди, – добавила она когда Дивер встал на колени рядом с ней.

– А… конечно. Тогда вы моложе, чем я думал, – сказал он, касаясь щеки спящего ребенка тыльной стороной ладони. – Это означает, что вы еще более храбры, чем я думал. Почему вы решили работать здесь, среди нас парий?

Автоматически, он собрал игрушки, которые разбросали дети и вернул их на место.

– Работа должна быть сделана, – объяснила Т’Пайна. – Я не могу быть полезна в лабораториях. Поэтому…

– Поэтому вы вдвойне рискуете своей жизнью?

– Я защищена.

– Зиона почти сняла с вас маску. – Маленький мальчик, который явно на половину был телларитом, протянул ему свои руки и жалобно закричал. Дивер поднял его, подкинул вверх, прижал свою щеку к щеке ребеннка, затем пощекотал, чем вызвал смех, и снова поставил на пол.

– Термометр намного более точный способ проверить наличие лихорадки, – сказала ему Т’Пайна.

– Не для моей мамы. Она всегда могла наощупь определить, когда пора готовить куриный бульон. Plomeek суп для вас, мисс.

– Я знакома с человеческими блюдами, – сказала ему Т’Пайна. – Как и plomeek суп, народная мудрость традиционно наделяла его большими лечебными свойствами – и современная медицина доказала, что он подобно антибиотику действительно помогает. Однако…

– Т’Пайна!

Лайн Свит, прозванная "Сахаром" ее человеческими друзьями, спешила через комнату игнорируя детей, которые пробовали привлечь ее внимание, всем видом говоря Т’Пайне, что она принесла важные новости. Как и Т’Пайна, Сахар была здесь добровольцем, потому что у нее не было опыта для другой работы на Найсусе, чтобы остановить чуму. И, подобно Т’Пайне, она желала делать хоть что-то, чтобы сохранить свой дом. Прядка темных волос выскользнула из-под защитной кепки Сахара и упала ей на глаза. Автоматически ее рука поднялась, чтобы вернуть волосы назад. И Бэу Дивер и Т’Пайна воскликнули:

– Нет! – и бросились, чтобы перехватить ее руку прежде, чем она коснется обнаженного лба.

Рука Дивера накрыла руку Т’Пайны на запястье Сахара. Даже через защитную перчатку, она почувствовала его странную прохладу, и это было похоже на удар током. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Сахар этого не заметила.

– О, мой Бог, – прошептала она, уставившись на то как соскользают руки Т’Пайны и Дивера, освобождая ее. – Спасибо, – сказала она. Потом посмотрела на Т’Пайну, которую она знала всю свою жизнь. Они были соседями. – Т’Пайна, это твоя мать. Она заразилась на работе, они думают, что это первая или вторая разновидность, но не третья. У нее есть хороший шанс на выздоровление, но…

– Я пойду к ней, – сказала Т’Пайна, и только одна мысль теперь вертелась в ее голове.

Теперь болезнь поразила T'Кир, единственного члена ее семьи.

Глава двадцать четвертая

Сорел провел своим медсканером по T'Кир. У нее была перемежающаяся лихорадка, но в остальном показатели были стабильны.

– Вы чувствуете боль? – спросил он.

– Я могу ей управлять, – ответила она.

– Я введу вам антивирусный агент широкого спектра действия, а затем помогу войти в исцеляющий транс.

T'Кир слабо кивнула. Она была медсестрой; она знала об опасности транса при таких состояниях.

Не было свободных диагностических кроватей; в настоящее время их все использовали для пациентов, находящихся в критическом состоянии. Если окажется, что T'Кир заразилась вирусом B, она будет в безопасности в течении еще трех дней, и ее сила сопротивления возрастет, если она проведет эти дни в исцеляющем трансе.

Однако без диагностической кровати невозможно будет определить момент, когда она впадет в кому и начнется отказ всех систем организма, как это ожидалось. Все пациенты в этом крыле обычно обследовались каждый час; но было слишком мало медсестер и техников, чтобы делать это чаще.

Если ее сердце или легкие откажут, T'Кир умрет в течении нескольких минут, потому что ни один вулканец не мог выйти из исцеляющего транса в одиночку. По этой причине, целители всегда помещали пациентов в трансе на автоматические диагностические кровати.

А… что, если болезнь Т'Кир не была разновидностью B, как это показалось вначале? Она работала в течение многих дней среди жителей Найсуса смешанного наследия – что, если это было новым видом, маскирующимся в своих первичных признаках под менее опасные? Лаборатория патологии была безнадежно перегружена; пройдут часы прежде чем придет результат.

Сорел нашел, что логика не управляла его реакцией на болезнь Т'Кир. Он хорошо узнал ее за время полета, и счел ее интересной и интеллектуальной, сочетающей в себе зрелость с мудростью и чувствительностью. Она очень любила дочь, но хорошо управляла этим чувством для столь молодой женщины, и при этом не была ни холодной ни отстраненной.

Собственная молодость Сорела была уже давним прошлым, но поскольку время излечило рану смерти Т'Зан, он вновь открыл в себе чувства, которые когда-то знал со своей женой. Они сосредоточились на Т'Кир. Она не была для него обычным пациентом; он ощущал себя так, словно она была членом его семьи.

Если бы Т'Кир жила на Вулкане, и если бы это были простые времена, а не эпидемия, было бы вполне логично для Сорела продолжить знакомство с Т'Кир. Целитель и медсестра; вдовец и вдова; оба из Древних Семейств, имеющие взрослых образованных детей. Они составили бы подходящую партию. В обычные времена жители Вулкана, их друзья и семьи, непременно устроил бы этот союз.

Но время не было обычным. Что было более важно, Т'Кир осталась бы здесь, где была ее работа, где была ее дочь, на Найсусе. А Сорел рано или поздно вернется на Вулкан. И… у него были другие пациенты, и другие обязанности для проявления терпеливой заботы. Он встал, произнеся:

– Я вернусь, как только будут закончены анализы.

Но прежде, чем он смог выйти, вбежала T'Пайна, замотанная, как и Сорэл в защитную одежду. Как и Т'Кир. Если это была разновидность B, была возможность, что она подхватила заразу вне больницы, что указывало бы на достаточные меры предосторожности в госпитале. Но если это было не так…

– Целитель, – вежливо позвала T'Пайна Сорэла, но потом ее внимание переключилось на Т'Кир. – Я здесь, мама.

– Рад что ты пришла, дитя. От твоего присутствия мне спокойнее, – сказал Т'Кир.

Сорэл собрался оставить их посекретничать, но что-то в тоне Т'Кир остановило его. Эти формальные слова Т'Кир произнесла так, словно придавала им особую важность, как будто они могли бы быть последними. Что-то было неправильно. Сказали долгие годы медицинского опыта Сорела. А дочерняя привязанность подсказала T'Пайне; он видел это в ее глазах, когда она посмотрела на него, отвернувшись от матери. Молодая женщина положила руку в перчатке на ладонь своей матери.

– Целитель! – воскликнула она. – Посмотрите ее!

Он был уже на полпути. Температура Т'Кир оказалась на четыре градуса ниже нормальной вулканской! Ее глаза потеряли лихорадочный блеск, и их синий цвет на глазах поблек и стал серым.

– Мама! – выдохнула T'Пайна.

Сканер показал что ее сердце бьется с трудом. Они видели как судорожно она дышала, и как слабее становилось ее дыхание. Сорэл нажал кнопку голубого кода, затем стал ритмично сжимать грудную клетку пациентки, за неимением портативного стимулятора. Этот прием было намного труднее осуществить на вулканце чем на человеке, потому что сердца в груди располагались не так удобно. Зеленый цвет исчез с лица Т'Кир; оно побледнело и стало восково желтым. Она вздрогнула и прекратила дышать.

– Нет! – крикнула T'Пайна. – Мама! Мама, не умирай!

В больнице настолько переполненной пациенты вроде Т'Кир, которые казались не критическими, помещались в комнаты с минимальным набором оборудования. Сорэл обычно брал инвентарь из запасов, когда делал обход; он знал что здесь нет дыхательной маски… T'Пайна не стала тратить время в пустую, ища в другом месте: она сняла свою защитную маску и стала вдыхать воздух в легкие матери, не смотря на то, что Сорел предостерегающе вскрикнул:

– T'Пайна. Нет!

Между вздохами, T'Пайна подняла голову и сказала:

– Я не позволю ей умереть!

Но было уже слишком поздно. T'Пайна подвергла себя этому новому заражению чумы. Сорэл продолжал массировать сердце Т'Кир, в то время как T'Пайна дышала за нее. Прибыла команда реаниматоров. Человек, вулканец и телларит, они подхватили Т'Кир с непринужденностью выработанной длительной практикой, положили ее в устройство. И пока человек и телларит подключали системы контроля, вулканец калибровал аппаратуру по нормам Вулкана.

Т'Кир лежала неподвижно, теперь машина дышала за нее и заставляла сердце биться. Но действительно ли она была жива? Для целителя был только один путь узнать это, но для этого он должен прикоснуться к ее лицу незащищенной рукой. Но ее дочь должна была знать это. Сорэл повернулся к T'Пайне, лицо которой он теперь мог видеть. Она выглядела безмятежной, довольной.

– T'Пайна…?

– Нет, целитель. Катра моей матери не переходила ко мне. Она жива.

Действительно, в течение получаса организм Т'Кир начал бороться с системой жизнеобеспечения. Они переместили ее на диагностическую кровать, которая освободилась, когда умер другой пациент, и через час она очнулась.

– Где T'Пайна?

– К сожалению, чтобы спасти вам жизнь, она подверглась заражению, – объяснил Сорэл. – Ее обследуют, и как только проявятся симптомы, она будет немедленно помещена в систему жизнеобеспечения. Нас больше не застанут врасплох.

Но где мы найдем оборудование? спросил он себя. Эта болезнь опережает нашу способность справиться с ней в условиях оборудования и персонала.

Когда Сорэл вернулся к компьютерной лаборатории после окончания обхода, он нашел T'Мир и Дэниэла, уже изучающих схематическое изображение нового вируса.

– Мы хотим узнать, стоит ли есть клингонскую кровь на завтрак, – сказал Дэниэл.

Они уже убедились, что введение клингонской крови заставляло вирус ссыхаться и умирать так же, как это было с другими типами вирусов. Дэниел усмехнулся.

– Мы сможем! Теперь все, что мы должны сделать, испытать это на ком-то!

– У нас уже есть список добровольцев, – сказал Т'Мир. – Те кто находятся в критическом или нестабильном состоянии.

– Давайте надеяться, что никто из них не имеет аллергию на клингонов, – сказал Дэниэл. – Начнем с трех?

Сорэл кивнул.

– Человек, телларит, и лемнорианин –все с кровью на основе железа.

– Верно, – сказал Дэниэл, переводя взгляд со своего партнера на жену; его обнадеживающая улыбка исчезла. Но он только сказал, – Чтож, вперед. По крайней мере, если мы можем защитить персонал с кровью на основе железа, мы сможем объединить медицинский штат, и не беспокоиться хоть о ком-то.

Они справились с сывороткой, и T'Мир, вернулась в лабораторию, в то время как Сорэл и Дэниел возвратились к своим пациентам. Было еще три случая нового заражения, два из которых умерли прежде, чем были диагностированы. К тому времени когда они обследовали еще дюжину пациентов, жалующихся на недостаток оборудования и персонала, Сорэл заметил напряженность и усталость в глазах своего человеческого партнера.

Он знал Дэниела, знал, что тот будет до предела своих возможностей бороться за жизни. Поэтому когда они закончили в больнице, и Дэниел сказал:

– Мы должны осмотреть секцию смешанного наследия, проверить их на новый вид вируса.

Сорэл прервал его.

– Только после того как ты поешь и поспишь хотя бы пару часов. Это предписание, Дэниэл. Ты опять забыл, что ты не вулканец.

Человек улыбнулся, но в его улыбке не было радости.

– Я не хочу есть.

– Мне стоит проверить твой уровень сахара в крови?

– Ты получишь результат самое малое через три дня! Хорошо, хорошо –давай посмотрим, есть ли в столовой что-нибудь приемлемое.

Время было позднее, но в эти дни никто не придерживался нормального графика. Доступна была только автоматическая кухня. Они направились туда, подождали своей очереди на дезактивацию, и прошли в зону где было безопасно есть без масок и перчаток. Или не было? Что, если один из них уже сейчас несет в себе чуму? Дениел подумал о том же.

– Сорел, – сказал он, – ты заметил как возросли опасения относительно контактов, даже за короткое время, которое мы были здесь?

– Это нормально, Дэниел… и хорошо, учитывая текущие обстоятельства. Даже наши максимальные предосторожности не предотвращают распространение болезни, но если люди чрезмерно осторожны, по крайней мере болезнь можно немного замедлить.

– Это не то, что я имел ввиду. Еще раньше сегодня T'Мир и я разговаривали вне компьютерной лаборатории. Мы говорили по вулкански. К нам подошел ригелианин, уставился на меня, и захотел узнать, почему я не заперт в медицинском корпусе вместе с остальной частью… 'ergoflin' было его слово. Я предполагаю, что это означает 'человека смешанного наследия' по ригелиански, но у меня сложилось впечатление, что это не был вежливый термин.

Сорэл также не говорил по ригелиански. Здесь на Найсусе стандартными языками были английский и вулканский; здесь не было на каждом шагу универсальных переводчиков, как на борту звездолета, и он и Дэниел не носили переводчики, так как свободно общались на обоих языках. Дэниел все еще ломал голову над инцидентом.

– Даже под защитным костюмом любой мог увидеть, что я человек.

– Ты выглядишь как человек, но для ригелианина твой вулканский не прозвучал с акцентом, – сказал Сорэл. – Только носитель языка знал бы, что ты не тот.

– Благодарю, но это еще не все. Мужчина был оскорбителен и агрессивен. Когда я назвал себя, его гнев направился в другую сторону. Он выступил с напыщенной речью против разрешения людям разных рас иметь общих детей. Он сказал что чума это способ природы показать нам, что это неправильно. Он не знал, что T'Мир моя жена, но Сорел, если бы она не передала мне свое спокойствие, я вероятно уложил бы этого парня.

– Я так не думаю, – сказал Сорел. – По моему опыту цивилизованные люди часто разряжают отрицательные эмоции, думая об агрессивных действиях, но при этом они не собираются претворять их в жизнь.

– Да? И сколько цивилизованных людей ты знаешь?

– Ты один из них. И ты очень напряжен, Дениел, как и все мы… включая ригелианца.

– Знаю. Мы ушли от него. Но разве ты не слышишь тоже самое, произносимое правда более вежливо, по крайней мере десять раз в день, с тех пор как мы появились здесь? Боже, Сорел, что, если они правы? Я не подразумеваю предубеждение. Я имею ввиду, что иногда хорошие стремления приносят плохие результаты. Возьми Евгенические Войны Земли, для примера. Мы хотели улучшить свою породу, предотвратить генетические дефекты, старение, задержки развития. Вместо этого, мы создали суперменов, которые попробовали завоевать мир, и создали новые болезни, новые дефекты.

Уныние Дэниела было ощутимо, поскольку он продолжал.

– Что, если ты и я, помогая хорошим людям вроде Сарека и Аманды иметь детей, снова подтолкнули этот процесс, но на сей раз в галактическом масштабе? Что, если эта чума, которая видоизменяется через таких детей, является только началом?

Его глаза, направленные на Сорела, были опустошены.

– Ты одобрил мой брак со своей дочерью. Я женился на T'Мир, потому что люблю ее. Предположим, что мы действительно найдем лечение для этой специфической болезни. Но T'Мир и я все еще остаемся перед ужасным выбором: или мы должны отказаться иметь детей, или жить со страхом, что в любое время чума подобная этой, с которой мы боремся, или кое-что похуже, возникнет снова.


Глава двадцать пять


Когда шеф медицинской службы USS Энтерпрайза телепортировался на борт и вытурил из изолятора всех, кроме тех кто оставался в боксе, Корсал решил, что его и Кевина немедленно отошлют обратно на Найсус. Но вместо этого доктор Маккой встал между их кроватями, и внимательно посмотрел на пациентов. Человеческий доктор качнулся взад и вперед на носках, лицо его отражало смешанные эмоции. Наконец он произнес:

– Мои сотрудники взяли у вас обоих много крови.

– Мы заметили, – ответил Корсал.

– Вы знаете почему? – поинтересовался доктор.

– Предполагаю, что вы ищете причину, почему мы обладаем иммунитетом к чуме Найсуса.

– Вы нашли ответ? – спросил нетерпеливо Кевин. – Вы можете использовать нашу кровь, чтобы защитить других людей?

Маккой нахмурившись посмотрел на мальчика.

– А вы этого хотите?

– Конечно! Доктор, все мои друзья в опасности. – Корсал видел волнение сына. – Вы не доверяете нам!

– Мне говорили, что я могу, – сказал Маккой. Потом он улыбнулся. – Ваша реакция говорит, что мне сказали правду. Да, мы получили сыворотку, и если вы желаете помочь нам, мы можем сделать еще больше.

– Чем мы можем помочь? – спросил Корсал.

– Я знаю, что вы хотите вернуться домой, – объяснил Маккой, – но я хотел бы, чтобы вы остались здесь. Вы будете нуждаться в медицинском наблюдении, а больница на Найсусе – сумасшедший дом.

– Что вы хотите, чтобы мы сделали? – повторил Корсал.

– Вам придется принимать кое-какие лекарства, которые будут стимулировать производство клеток крови. И позволить нам забирать столько крови, сколько будет возможно.

– Конечно, – сказал Корсал. – Кевин?

– Конечно. Мм, вы снова заставите нас спать?

Это был первый день, когда мальчику перестали вводить лекарства.

– Нет-заверил его Маккой. – Но вы не сможете бегать где угодно. Мы можем предложить вам для развлечения пленки, какие вы захотите и…

– Я предпочел бы компьютерный терминал, – сказал Корсал. – Кевин должен учиться чтобы нагнать пропущенное время, а у меня есть работа.

– Вы должны попросить об этом капитана Кирка. Он сегодня придет посмотреть на вас. Теперь, о вашем младшем сыне…

– Карл? С ним все в порядке? – спросил Корсал.

– О, да, все прекрасно. Как только он убедился, что обладает иммунитетом, то сразу предложил работать в палатах высокого риска, заботясь о детях смешанного наследия, которых мы изолировали после того, как получили ваше сообщение. Он всего лишь ребенок, но…

– Только не говорите это Карлу! – предупредил Кевин. – Знаете, он прошел кахс-ван.

– Кахс-ван? Это же ритуал вулканцев?

– Никакой это не ритуал, – ответил Корсал. – Это испытание на выживание, полностью соответствующее клингонскому ритуалу Выживания, который должен пройти каждый мальчик. Когда Карл был в соответствующем возрасте, на Найсусе осталось слишком мало клингонов, чтобы контролировать ритуал, но я получил для него разрешение пройти кахс-ван, и вулканцы приняли его для испытания. Так что вы должны спросить непосредственно Карла, доктор. Он имеет право решать сам.

На утомленном лице доктора отразилась усмешка.

– Хотел бы я посмотреть на прохождение кахс-вана клингоном! Вы люди действительно живете на Найсусе по законам IDIC, не так ли?

– Полагаю, что так, – ответил Корсал. – Я никогда не задумывался об этом в таких терминах. Доктор, вы скоро вернетесь на Найсус?

– Скорее всего через час. А что?

– Вы сделали бы мне одолжение, если бы передали пленку для моей жены? Я уверен, что ей сказали, что Кевин и я в порядке, но я не смог поговорить с ней, потому что все каналы связи судна на статусе приоритета.

– Конечно, – сказал Маккой.

Корсал добавил:

– Мне даже не разрешили послать предупреждение о дамбе, но я уверен, что связист вашего судна переслал мое сообщение.

– Дамба? – переспросил Маккой.

– Шлюзы безопасности –из-за них мы были на горе, когда попали в шторм, – объяснил Корсал. – Если систему безопасности не восстановить, к дамбе могут пробиться большие глыбы льда, и электростанция перестанет работать.

– А почему вы не используете солнце или ядерный синтез, как на большинстве планет? – поинтересовался Маккой.

– Найсус водный мир, вроде вашей Земли, – объяснил Корсал. – Было намного проще и дешевле построить гидроэлектростанцию, чем фабрику синтеза, к тому же дамба и так была необходима. Да и атмосфера блокирует слишком много солнечного света чтобы эффективно использовать солнечные батареи. На Найсусе тепла больше от парникового эффекта чем от прямой солнечной радиации.

– Ну ладно, я доктор, а не инженер. – улыбнулся Маккой. – Я попрошу лейтенанта Ухуру удостовериться, что ваше сообщение передали. Если и есть что-нибудь, что я ненавижу больше всего, так это когда во время операции кончается электричество!

Сотрудники Маккоя быстро отсоединили Корсала и Кевина от оборудования, которое контролировало их состояние и управляло потоком стимулятора крови. Скоро вошел Артур, чтобы взять кровь от каждого из них, и затем их навестил капитан «Энтерпрайза».

Корсал слышал о Джеймсе Т. Кирке. От легенды он ожидал увидеть более внушительную фигуру, чем мужчину среднего роста с каштановыми волосами и глазами, в которых отражалась та же усталость и возбуждение, которая овладела всеми и здесь и на Найсусе. Но он вскоре испытал на себе власть индивидуальности Кирка, когда мужчина улыбнулся и сказал:

– Я хочу поблагодарить вас обоих. Благодаря вашему сотрудничеству мы теперь получили вакцину для людей с кровью на основе железа.

– Только для людей с кровью на основе железа? – спросил Кевин. – Но это означает…

– Это означает, – сказал Корсал, – что можно защитить приблизительно половину населения Найсуса. Капитан, нам не говорили об этом. Я сожалею.

– Сожалеете?

– У нас есть и вулканские, и ригелианские, и орионские друзья. И для них еще нет вакцины. – И нет защиты для Сеелы…

– Отец, – сказал Кевин, – но мы не сможем дать столько крови, сколько нужно для целой планеты.

– Ваш сын прав, – сказал Кирк. – Но медицинский персонал делающий прививку проявил надлежащую заботу о тех, кто действительно серьезно болен. Прививки так же сделают и тем полукровкам, у кого кровь на основе железа, чтобы по крайней мере устранить вероятность дальнейших мутаций. Вы дали нам ниточку, и мы вам очень за это благодарны.

Корсал улыбнулся, тщательно пряча зубы.

– Вы благодарите нас за то, над чем мы не имеем контроля, за фактор в нашей крови.

– Нет, за вашу готовность помогать другим. Теперь, что я могу сделать, чтобы одлегчить ваше пребывание на борту?

– Ваши сотрудники и так обращаются с нами, как с особами царской крови, – ответил Корсал.

– Хорошо, тогда, по крайней мере я могу принести вам немного хороших новостей. – Он развернулся к Кевину. – Кевин Катасаи, я имею честь и удовольствие сообщить тебе, что ты получил досрочный допуск в Звездную Академию. Насколько я понимаю, ты закончишь свое обучение на Найсусе в стандартную дату 4100.

– Верно, – с уверенностью сказал Кевин, отчего Корсал понял, что мальчик вычислил стандартную дату задолго до сегодняшнего дня.

– Обучение начнется в стандартную дату 4168, – сказал Кирк. – Если ты примешь назначение, то сообщи в Звездную Академии эту дату.

Корсал увидел, что глаза его сына заискрились от восхищения, когда он обменялся рукопожатием с капитаном Кирком.

– Почту за честь, сэр, – сказал он. – Особенно за то, что именно вы сообщили мне эту новость. Я читал и слышал так о вас…

– И вы начали с того, что побили мой рекорд? – сказал Кирк с улыбкой.

– Никто не сможет когда-либо превзойти их все, сэр, – ответил Кевин. – Кроме того, я не планирую быть командиром. Я хочу быть инженером, как мой отец. В Звездном Флоте я хочу проектировать корабли, которые полетят еще дальше и быстрее чем «Энтерпрайз», сократят расстояния между самыми дальними планетами до нескольких дней. Или возможно не потребуются вообще. Вообразите транспортер, который достал бы от Найсуса до Земли!

Мальчик затих, и смутился:

– Простите, сэр. Я слишком возбудился. Я не был уверен, что меня примут.

– У вас есть повод для такого возбуждения, – сказал ему Кирк, затем повернулся к Корсалу. – А для вас… согласны вы с решением вашего сына?

– Он имеет на это право, – ответил Корсал. – Я знаю, что он получит хорошее образование. И это будет хорошо для Кевина, изучать Федерацию за пределами Найсуса.

Его улыбка на сей раз была вымученной; он весьма хорошо понимал, что в Звездной Академии Кевин столкнется с открытым предубеждением. И все же… Командование Звездного Флота преодолело свои предубеждения, и позволило полуклингону стать младшим кадетом в Академии. Он знал, что у его сына хватит мужества, чтобы преуспеть.

– Я горжусь достижениями своего сына, – сказал он, а затем добавил, – Капитан, вы позволите воспользоваться нам компьютерными терминалами? Кевин должен догнать на школьных занятиях, он пропустил несколько дней.

– Я думал, что школы были закрыты, – сказал Кирк.

– Верно, но студенты продолжают занятия по тем предметам, которые можно проводить по коммуникатору.

– Да, – сказал Кевин. – Я занимаюсь по математике и физике. Когда школы откроются снова, мы вероятно потратим все наше оставшееся время на обсуждение предметов вроде литературы и поэзии.

Эти предметы никогда не занимали много места в школе Корсала, и он был удивлен обнаружив их едва ли не основной частью учебного плана в школах Федерации. Тон голоса Кевина ясно показывал, что он тоже считал эти предметы тратой времени.

Кирк не мог не заметить такое отношение мальчика.

– Вы не любите литературу и поэзию?

– Я предпочитаю то, что реально, – сказал Кевин. – А это все нереально.

Кирк рассмеялся.

– И где были бы инженеры без воображения? Кевин, звездолеты сначала были придуманы, и только потом разработаны и построены. Кроме того, литература имеет дело с людьми – и если подумать об этом, вы всю жизнь тоже будете иметь дело с людьми. Вы не сможете испытать все возможности, но авторы столетиями описывали их. Позвольте спросить вы когда-нибудь читали Кентерберийские Рассказы Джеффри Чосерома?

– Нет, но это есть в нашем списке для чтения.

– Мой первый офицер мистер Спок, читал его, в то время пока был в изоляции; он сделал это чтобы освежить память, поскольку его отец недавно ссылался на это произведение. Так что я знаю, что эта книга есть в нашем библиотечном компьютере. Почему бы вам не прочитать ее, пока вы без дела сидите здесь, и заодно сэкономить время, пока мы спасаем мир?

– Половину мира, – поправил Кевин. Потом он добавил, с большим пылом. – Я лучше изучу схемы ваших двигателей деформации.

Кирк рассмеялся снова.

– Давайте договоримся, я оставлю вам сборник Кентерберийских Рассказов, и немного Земной истории средневековой Европы для фона. Потом я вернусь и мы обсудим с вами, что общего имеют паломники Этажерки и их мир с миром, в котором вы живете на Найсусе. Взамен я заставлю моего главного инженера показать вам двигатели деформации. Идет?

– Идет, – согласился Кевин,

Теперь Корсал убедился, где Кирк получил свою репутацию дипломата. Он попросил о терминале для себя и доступе к собственным данным по чуме. Если по его подсчетам его кровь и кровь его сыновей могла защитить половину населения, возможно он сможет найти самый эффективный способ, чтобы использовать вакцину.

– Конечно, – согласился Кирк. Он подошел к коммуникатору на стене, но прежде, чем он коснулся кнопки, раздался звонок.

– Капитан Кирк, – сказал приятный женский голос.

– Кирк здесь, – ответил капитан.

– Это Ухура. Капитан, вы отменили статус приоритета на личные сообщения на Найсус. Но здесь одно сообщение от клингонского инженера Корсала к технической службе на дамбе.

Khest! – воскликнул Корсал. – Его еще не посылали? Они не знают, что шлюзы безопасности сломаны!

– Мне отослать его? Служба безопасности предложила поинтересоваться у вас, капитан.

– Пошлите немедленно! – крикнул Кирк. И продолжил более спокойно, – мы не знаем, кто из них болен, а кто уже мертв. Это сообщение означает точно то о чем говорит. Пошлите его с чрезвычайным приоритетом по его первоначальному адресу и каждому должностному лицу Найсуса и каждому инженеру домой и в офис.

Он повернулся к Корсалу.

– Мне очень жаль. Если бы я знал… насколько это плохо?

– Очевидно пока еще не было никакого несчастного случая, вроде того, из-за которого мы отправились в горы. Но скоро начнется таяние, капитан. Если система безопасности не будет восстановлена, лед прорвется и повредит турбины. Мы смогли проверить только смый близкий шлюз. Как только позволит погода, все из них должны быть проверены, и восстановлены если необходимо. Иначе Найсус потеряет электричество, и как тогда бороться с эпидемией.


Глава двадцать шесть


Когда Джеймс Т. Кирк покинул клингонов, он нашел доктора Маккоя, проходящим дезактивцию после посещения изолятора.

– Как Аманда?

– Слаба. Хотя и держится. Я дал ей сыворотку; теперь остается только ждать.

– Ты посещал Спока и Сарека?

– Да. Джим, ты говорили кому-нибудь из них?

– Споку, конечно. А что?

– Разве тебе не кажется здесь что-то странным? – спросил Маккой.

– Боунз, я сконцентрировался на способе выкурить мятежников вулканцев из инженерного отсека, не применяя взрывчатку.

– О да. Я забыл об этой проблеме. Прогресс есть?

– Пока нет. Тем не менее теперь, когда Скотти покинул изолятор, я уверен, что он откроет эти чертовы двери. Теперь, что там со Споком и Сареком?

– Время. Ты же знаешь это проклятое вулканское ощущение времени. У Сарека за последние три дня не было ничего, кроме беспокойства о жене. С частью того, что он сказал мне переводчик не смог справиться, но из-за чего он действительно обезумел, так это от содержания взаперти в течение трех дней. Три дня, Джим.

– Что? Ты не подозреваешь ни Спока ни Сарека?

– Верно, я не подозреваю их. Спок… ну в общем, кто может предсказать, как отреагирует его организм на что-либо? Но Сарек чистокровный вулканец, и он был подвергнут заражению дважды. Сначала в одно время с Амандой, а затем самой Амандой. Мой Бог, она оставила на его лице глубокую царапину, занесла вирус прямо в кровь, но он не болен.

– Может быть это из-за редкого фактора крови, который они оба имеют? – предположил Кирк.

– T-отрицательная? Она встречается редко, но я не думаю, что на Найсусе нет других вулканцев с таким же фактором крови, – сказал Маккой.

– А что насчет вулканцев на Найсусе, которые не болели чумой? Боунз…!

– Я проверю это, Джим. – Он подошел к коммуникатору. – Ухура, свяжите меня по экстренному каналу с Сорелом и Корриганом.

После короткого молчания раздался голос:

– Здесь М’Бенга, доктор Маккой. Сорел и доктор Корриган обследуют пациентов.

– Вы можете проверить кое-что для меня, Джеф. Я хочу знать, были ли на Найсусе заражены какие-либо вулканцы с T-отрицательной кровью любым из видов чумы.

– Минуточку. Они должны быть в отдельном файле… да, вот отчеты. Шестеро вулканцев на всем Найсусе. Одну минуту, я проверю их имена в отчетах о болезни. T'Ара… Разновидность A, выздоровела. Скитра… Разновидность B, умер. Сутер… Разновидность B, выздоровел. T'Гра… Разновидность C, в критическом состоянии…

Маккой вздохнул.

– Спасибо, Джеф. Я подумал, что возможно ответ в T-отрицательном факторе, но нет.

– Итак, почему Сарек обладает иммунитетом? – спросил Кирк.

– Давай возьмем анализы его крови и посмотрим, – предложил Маккой.

Несколько минут спустя Кирк был в лаборатории вместе с Маккоем, оба в защитных комбинезонах. Маккой показала ему на увеличительном экране, как клингонские образцы крови разрушали различные виды вируса. Но кровь Сарека этого не делала; самый первый экземпляр, который ввел Маккой, стал размножаться как обычно.

– Он не обладает иммунитетом, – сказал Кирк.

– Но он определенно не болен, – ответил Маккой. – О, ад мы не можем удерживать Сарека и Спока. Они не могут никого заразить, пока не заболеют сами, и я не думаю, что кто-нибудь захочет сидеть взаперти только для того, чтобы избежать возможности заражения.

Когда их освободили, и Спок и Сарек настаивали на свидании с Амандой, но Маккой не позволил им войти в палату. Им пришлось смотреть через порт наблюдения, видеть, как она лежит бледная, но тем не менее индикаторы показывали, что она все еще жива. Спок уже размышлял относительно того, почему ни он сам ни Сарек не подхватили болезнь Аманды.

– Я хочу просмотреть исследования, которые провел Корсал, – сказал он. – Графики, которые идентифицировали образец мутации.

Маккой объяснил, что Корсал был все еще в изоляторе. После прохождения всех процедур дезактивации на выходе изолятора, они пошли туда, где расположился клингонский инженер. Как приказал Кирк, компьютерные терминалы были настроены, и Корсал работал. Области разноцветных точек вспыхивали на его экране, а он наблюдал за ними и хмурился. Корсал посмотрел, как группа вошла в его комнату.

– Капитан Кирк, вы телепортировали материалы или персонал с Найсуса?

Кирк пожал плечами.

– Поскольку мы уже получили чуму на борт, не было смысла беречся дальше. Хотя сегодня никто не возвращался.

– Только вчера, – подтвердил Маккой.

– Вы, доктор Маккой, – сказал Корсал. – Кто еще?

– Сорел и Корриган. M'Бенга. Некоторые из наших медсестер так же возвращались, и несколько техников лаборатории.

– Тогда… к настоящему времени оба вида вируса могут быть на борту, – сказал Корсал.

– Сейчас уже четыре вида вируса, – поправил его Маккой.

– Нет, не вида… подвида; полагаю это более точный термин. Когда вы сказали мне, что наша кровь на основе железа не могла обеспечить устойчивость для тех у кого кровь на основе меди, я пересмотрел диаграмму, используя только красный цвет для железа, зеленый для меди, и белый для крови на основе кремния. Люди с кровью на основе кремния имели только разновидность A.

– Сколько таких людей на Найсусе? – спросил Маккой.

– Сорок семь, – ответил Корсал, – и среди них нет полукровок, кто комбинировал бы кремний с медью или с железом. Посмотрите на образец распространения: белый к белому, красный к красному, зеленый к зеленому. Но так как мутация к более смертельным разновидностям вируса произошла у людей смешанной крови, то получили развитие подвиды. Смотрите. Вот разновидность B.

Используя только три цвета вместо первоначального изменения оттенков, они смогли увидеть распространение мутации: красное к красному, к красному, к красному, к красному – пока волна не достигла кого-то, чья точка была и красной и зеленой, кого-то, родословная которого комбинировала в себе кровь на основе меди и на основе железа, как это было у Спока. От этого человека распространились три образца: красный к красному, и зеленый к зеленому из разновидности B, и разновидность C, в этом случае идущая от зеленого к зеленому.

Спок пододвинулся к экрану. Кирк видел, как он с трудом сглотнул.

– Доктор, – сказал он, абсолютно бесцветным голосом, – я думаю, что мне нужно вернуться в изолятор.

Кирк увидел, как доктор посмотрел на вулканца… их друга полувулканца, сначала пораженно, а потом опечаленно.

– Да, – сказал он, – я боюсь, что вы правы, Спок. Давайте будем надеяться, что пока вы не заражены.


Глава двадцать семь


С тех пор как T'Пайна подверглась заражению, Сорел позволил ей ухаживать за матерью. Молодая женщина работала так, словно была здорова, почти без отдыха. Целитель ожидал, что она проявит первые симптомы в течении первых сорока восьми часов, но первый день не выявил никаких симптомов болезни.

T'Кир по прежнему сильно лихорадило, и она оставалась без сознания. Сорел приказал ей устроить прохладную ванну, благо для этого на Найсусе воды было в достатке. На Вулкане такое охлаждение делалось экологическим блоком управления. Но было много других пациентов. Сорел совершенно не спал начиная с их прибытия на Найсус, и возможно уже достиг допустимого для вулканцев предела.

Теперь, когда они были способны произвести сыворотку для тех, чья кровь была на основе железа, время докторов и целителей теперь делилось между терпеливой заботой, исследованием по устранению дефектов вакцины для людей с другими основаниями крови, и подготовкой и перевозкой сыворотки.

Их три клингона могли произвести только конечное количество крови. Сорел был особенно обеспокоен состоянием самого младшего мальчика; его сила должна идти в рост, а не на производство крови, стимулируемого лекарствами. Но у них не было выбора. Карла Катасаи отправили на «Энтерпрайз» и поместили рядом с отцом и братом.

Сначала сыворотку вводили пациентам в критическом состоянии, медицинскому персоналу, людям смешанной родословной с кровью на основе железа, и любому, у кого проявлялись первые признаки болезни, и наконец в последнюю очередь остальному населению с кровью на основе железа, начиная с детей и тех кто был в списках повышенного риска. Однако, их поставка охватила только первые две категории и часть третьей.

По крайней мере Дэниел в безопасности, думал Сорел, делая прививку другу и коллеге.

– Но не ты и не T'Мир, – ответил печально Дэниел на его невысказанную мысль.

Сорел всегда оценивал экстрасенсорное восприятие Дэниела как нулевое. Человек перехватил его взгляд, затем уставился на руку Сорела, которой тот все еще сжимал его плечо.

– Ты истощен, – сказал он. – Я никогда не думал, что твои щиты могут так ослабнуть.

– Ты никогда не знал это, – ответил Сорел. – Прости меня, Дэниэл.

– За что? За доказательство того, что мы являемся одной семьей? Ты бы не стал просить прощение у Т'Мир, если бы коснулся ее.

– Когда мы вернемся на Вулкан, нужно будет снова тебя проверить, – сказал Сорел. – Твое слияние с вулканкой, кажется, увеличило твои экстрасенсорные возможности.

– Не меняй тему. Если ты слабеешь ментально, значит слабеешь и физически, а такая возможность очень опасна и для врача и для пациента. Я принял твой совет, и подремал несколько часов, но ты не спал вообще. Я больше не пущу тебя к пациентам, пока ты не поспишь хотя бы шесть часов. И это распоряжение доктора, целитель!

Дэниел был прав. Сорел неохотно принял предписание, и использовал технику медитации, чтобы заснуть, и пробудился отдохнувшим, хотя и не менее обеспокоенным. А беспокойство было ему гарантировано: еще семь случаев разновидности D, и все у людей с кровью на основе меди. И у них не было никакого средства против этого заражения, они могли лишь изучать симптомы.

Лихорадка Т'Кир продолжалась несмотря на холодные компрессы и ледяную ванну; она дважды билась в конвульсиях. T'Пайна оставалась рядом с ней, заменяя лед так быстро, как только он таял, и ее беспокойство отражалось в ее глазах, даже при том, что она контролировала свое лицо как истинная вулканка. Она была бледна, но это скорее было признаком усталости, а не чумы.

Жизненные показатели Т’Пайны оставались на удивление нормальными. Сорел не понимал, как ее организм мог так долго сопротивляться вирусу.

– Как только вы почувствуете первые признаки лихорадки, вы должны немедленно позвать на помощь, – предостерегал он ее, и напомнил медсестре землянке, которая следила за состоянием Т'Кир каждые полчаса, чтобы она обязательно проверяла и Т’Пайну.

По крайней мере было приятно видеть медицинский персонал, который благодаря прививкам избавился от громоздкий защитных костюмов. И видеть выздоравливающих пациентов из числа землян, лемнориан, гаитиан, и геманитов.

Но также быстро диагностические кровати заполнялись вулканцами, орионцами, ригелианцами – и так же быстро освобождались, поскольку две трети из заразившихся разновидностью D умерли в течение первых двенадцати часов. В компьютерном зале Маккой показал им новые результаты поисков Корсала.

– И своими перемещениями мы, возможно, загрязнили «Энтерпрайз» всеми видами и подвидами, в то время как Сендет принес только разновидность, которая нападает на людей с кровью на основе железа, от которого мы теперь имеем эффективное средство!

– Мы не можем знать это точно, Леонард.

– Да, – согласился человеческий доктор, – точно не можем. – Он фыркнул насмешливо. – Хотел бы я увидеть Сендета, подорвавшегося на собственной петарде.

– Не думаю что вы действительно хотите этого, – сказал Сорел. – Вы никогда не желали бы болезни другому.

– Да, – согласился Маккой. – Я видел столько, что хватило бы на целую жизнь.

Коммуникатор подал звуковой сигнал. Маккой ударил по кнопке значительно сильнее, чем требовалось.

– Маккой здесь.

– Это Гарденс, из лазарета «Энтерпрайза», доктор. Я думаю, что вам стоит подняться на борт. Мистер Спок впал в кому.

Глава двадцать восемь

Совершенно здоровый, не относящийся к медперсоналу, и не являющийся полукровкой, Джеймс Т. Кирк оказался в конце списка на вакцинацию против чумы. Это означало, что он был прикован к «Энтерпрайзу» намертво. Каждому, кто был около Аманды между ее заражением и ее заключением в изолятор, так же сделали прививку. Казалось это сработало: ни у кого кроме Спока не появились симптомы болезни.

Находясь в конце списка на вакцинацию, Кирк не мог посетить Спока, хотя Маккой и напомнил ему, что он не был доктором, а значит ничем не мог помочь впавшему в кому вулканцу. Но тем не менее у него было иррациональное чувство, что Спок будет знать, что он не был там, и что, если бы он мог быть, возможно он мог бы хоть как-то бороться за жизнь друга.

Аманда теперь была вне опасности, слабая, и очень волновалась о Споке. Сарек много времени проводил рядом с ней, о чем Маккой не переминул сказть, что вероятно это было самое безопасное место на борту.

– Весь медицинский персонал привит, – объяснил его стармед, – так что Сарек не может заразиться от них. Или он уже заразился от Спока, или он в полной безопасности, если из-за нашей небрежности на борт не занесли разновидность вируса действующую на людей с кровью на основе меди.

– Если только Сендет не притащил с собой вирус, поражающий не только людей, – сказал сердито Кирк.

– Мы будем знать это достаточно скоро, – сказал Маккой. – Мы фильтруем воздух во всем лазарете, а не только в изоляторе. Сорел и другие вулканцы останутся теперь на планете – они добавили к своим задачам способ определения болезни раньше, чем проявляются первые признаки. – Доктор потер утомленные глаза. – Теперь, когда мы получили вакцину, ситуация немного улучшилась. Только почему я теперь более занят и устал сильнее, чем когда-либо?

– Потому что получил только часть ответа, – ответил Кирк, – и мы не можем применить его из-за того, что нет возможности произвести вакцину в достаточных количествах.

– Я не могу и дальше держать Корсала и его сыновей на лекарствах, – сказал Маккой. – Они не столь опасны как тот препарат, который я использовал на Споке, когда нуждался в большой количестве крови для операции на сердце Сарека, но с другой стороны, они увеличивают производство крови только на двадцать пять процентов, а не на двести как та ригелианская сыворотка.

– Но ригелианская сыворотка… – начал Кирк.

– Работает только на людях с кровью на основе меди. – подхватил Маккой.

Кирк покачал головой.

– Боунз, ты когда-нибудь жалел о том, что мы не так дружны с клингонами? – Внезапно его озарило, – Подожди! Возможно мы сможем!

– А? – сказал Маккой совсем не остроумно, что блестяще свидетельствовало о том, насколько утомился и перенапрягся стармед.

Кирк покинул офис Маккоя и вошел в комнату, которую занимали Корсал и его сыновья. Бросив взгляд на младшего мальчика он позвал:

– Боунз! Иди сюда!

Карл спал. Когда же он не проснулся от крика Кирка, и его отец и его старший брат немедленно подошли.

– Что с ним случилось? – потребовал Корсал, увидев спешащего Маккоя.

Кирк смотрел, как Маккой изучает индикаторы признаков жизни на кровати, но они ничего для него не значили, потому что он понятия не имел, какими должны быть жизненные функции полуклингона получеловека. Доктор приподнял одно из век Карла, посветил в глаза, и мальчик проснулся, слабо отодвигая Маккоя, и перевернувшись на другую сторону опять провалился в сон.

– Он в порядке, – сказал Маккой. – Только истощен. Я немедленно прекращаю вводить ему лекарства. Он слишком молод, чтобы выдержать такое.

Корсал перевел взгляд с сына на доктора, и Кирк увидел волну эмоций, прокатившихся по его лицу.

– Вы уверены, что ему уже не навредили?

– Взгляните на индикаторы, – сказал Маккой. – Предупреждающий сигнал установлен на достаточно высоком уровне от опасного, и он не сработал. Впрочем я оказался бы здесь уже через несколько минут. Корсал, я понятия не имею сколько жизней вы уже спасли. Вы думаете, что мы разрешили вашему сыну подняться на борт, только для того чтобы навредить ему?

– Нет. Вы были весьма осторожны. Но теперь ваше производство вакцины будет сокращено на одну треть.

– Этого не должно случиться, – сказал Кирк.

Корсал уставился на него, и нахмурился.

– Что вы хотите этим сказать?

– Корсал, я ни за что не поверю, что Клингонская Империя бросила бы вас здесь, на планете Федерации, без возможности при необходимости позвать на помощь.

– Я регулярно посылаю в Империю сообщения, – ответил Корсал, – но моя миссия состоит в приобретении новых знаний.

– Но вы можете войти в контакт с Империей?

– Да. А что?

– Вы знаете что! Даже клингоны должны ответить на медицинский сигнал бедствия! Минутку, когда вы узнали, что мы можем делать вакцину из крови клингонов, почему вы не послали сигнал добровольцам? Вы жили среди нас достаточно долго, чтобы знать, что мы не воспользуемся такой возможностью для западни или убийства!

Корсал смотрел на него спокойно, Кевин был в ужасе. Потом мальчик испуганно повернулся к отцу.

– Я не знал, что ты мог связаться с Империей. Почему ты это не сделал, отец?

Корсал тяжело отошел к своей кровати и сел.

– Я могу послать сообщение, которое достигнет заставы Империи приблизительно через два дня. Но я не посылал этого сообщения. Капитан, вы понимаете о чем просите?

– О помощи. От клингонов. Но ваши слова говорят о том, что человеческое предубеждение оправдано: что если бы клингон увидел истекающего кровью человека, он не только не стал бы ему помогать, но и ограбил бы его прежде чем уйти, или добил бы?

– Джим! – воскликнул Маккой.

Корсал улыбнулся слегка показав кончики своих зубов. Кирк много раз за свою карьеру видел такое выражение лица у клингонов, но у Корсала впервые. Потом клингон сказал:

– Вы солдат, капитан, среди ваших людей, вы стоите особняком. Среди моего народа тот факт, что я не солдат, тоже ставит меня особняком. Но несмотря на это я кое-что знаю о мышлении военных.

Он продолжил:

– Если бы я послал медицинский сигнал бедствия, Империя прислала бы помощь. Но подумайте: те, кто придет на помощь Найсусу сообщат обо всем. Капитан Кирк, люди никогда не участвовали в биологической войне?

Евгенические войны. Живот Кирка судорожно сжался.

– Мы считаем это самым отвратительным преступлением, – ответил он.

– Раз вы так считаете, значит не так давно в вашей истории ваши люди испытали это. Среди клингонов, это тоже считается одинаково предосудительным, постыдным и запрещенным. Однако, каждый военный знает, что раз оружие уже существует…

– … его можно использовать, – закончил Кирк. – Клингоны говорят так же.

– Жизненный опыт, – ответил Корсал. – Теперь вы понимаете, капитан? Этот вирус видоизменился в разновидности, которые являются смертельными, и очень быстрыми. Он одинаково эффективен против каждой из рас Федерации, но… клингоны обладают иммунитетом. Это оружие, которое вы не можете повернуть против нас.

– Джеймс Кирк, вы не можете быть столь наивны, чтобы думать что все клингоны верят в честь прямой конфронтации. Есть и другие, а их потребуется совсем немного, достаточно одного, который, если бы он знал об этом вирусе, использовал бы его. А если выпустить вирус гулять по Федерации…

– …у нас не окажется средства, – сказал Маккой, – для лечения такого большого числа граждан Федерации, кровь которых основана на меди. Но и для людей и других рас с кровью на основе железа…

– … единственное действенное средство, – подхватил Кирк, – может быть сделано только из крови клингонов. Что может сделать любое планетарное правительство, чтобы спасти свои жизни, и жизни своих семей? – он подавил дрожь.

– И, – добавил Корсал, – это превратило бы вашу расу в вампиров… охотящихся на мою расу.

– О, Боже, – простонал Маккой. – Он прав; мы нападали бы на их корабли, чтобы добыть кровь и сделать вакцину, и рационализировали бы это, говоря, что они начали первыми.

К этому времени Кирк почувствовал себя совершенно больным.

– Я не знал, что есть клингоны, которые не хотят войны.

– Не такой войны, – ответил ему Корсал. – И не каждый нормальный клингон. Однако, даже среди людей есть такие…

– Не продолжайте, – сказал Кирк. – Корсал, я сожалею. Слава Богу вы подумали об этом.

– Работа ученого, экстраполяция, – сказал Корсал.

Вдруг заговорил Кевин.

– Отец, теперь я понимаю, почему тебя не огорчило мое поступление в Звездную Академию.

Корсал посмотрел на сына, но промолчал, поэтому мальчик продолжил:

– Я предполагал, что когда Карл и я вырастем, у тебя будет выбор, вернуться ли в Империю или остаться в Федерации. Если бы я закончил Звездную Академию, а ты бы вернулся в Империю, была определенная возможность, что мы могли встретиться однажды как враги. Но прежде чем пришло извещение, началась чума, а у нас оказался иммунитет. Ты знал, что не станешь сообщать эту информацию в Империю. И это означает… ты никогда не сможешь вернуться домой.

Глава двадцать девять


Доктор Леонард Маккой неохотно спустился вниз на Найсус, оствив Спока в руках своих сотрудников. Он разыскал Сорела и сказал ему:

– Мне нужен вулканский целитель. Я видел Спока больным не раз, но этот раз меня озадачил. Его температура и кровяное давление скачут вверх и вниз как ё-ё. У него шла кровь из носа. А когда он приходит в себя, его начинает рвать, хотя в нем ничего не осталось. Он не может проглотить даже воду. В последний раз его рвало кровью. Я делаю ему переливание прямо от его отца, но он по прежнему без сознания.

Целитель был закутан в защитный костюм, мрачное напоминание о том, что они все еще не имели никакой защиты от чумы для вулканцев.

– Леонард, – сказал он, – мы договорились, что никто с кровью на основе меди не будет подниматься на борт «Энтерпрайза.» У вас больше не было случаев заражения среди вулканцев?

– Нет.

– Тогда возьмите доктора М'Бенгу. Нет никакой потребности в мелдинге, Леонард; Джеффри может посмотреть Спока, так же как и я.

Неохотно Маккой отискала чернокожего доктора. Он спал, и его глаза были налиты кровью и утомленны, когда его вынудили их открыть, но он тотчас же вскочил, едва Маккой описал ему симптомы Спока.

– Это вулканский волнообразный синдром, – сказал он. – Кровотечение будет продолжаться изо всех слизистых оболочек, если его не остановить, и переливание крови ему не поможет. Он может умереть от кровопотери.

– Как остановить это? – потребовал Маккой.

– Антикоагулянты и повышение давления. Я покажу Вам.

– Антикоагулянты? – переспросил Маккой, внезапно испугавшись, что M'Бенга настолько утомился, что мог сделать фатальную ошибку.

– Коагуляция в капиллярах вынуждает кровь проникать сквозь мембраны. Вулканцы не люди, Леонард.

– Но Спок наполовину человек, – напомнил ему Маккой.

– Не физиологически. В его анатомической структуре не так много факторов, связанных с анатомической структурой человека. Спок первый вулканно-человеческий гибрид, он особый случай, который мы изучали на занятиях. Я доволен возможностью исследовать его в реальной жизни –за исключением того, что я предпочел бы менее мрачные обстоятельства.

Они снова прошли длительную дезактивацию, прежде чем транспортироваться по лучу, но по крайней мере теперь эти два человека знали, что они не несли болезнь в своей собственной крови.

Маккой был увлечен знаниями М'Бенги. М'Бенга проверил наиболее важные показатели Спока, прописал лечение, настроил температуру в комнате на несколько градусов выше, и сказал:

– Теперь, мы должны поднять давление в его главной артерии, надо ввести кровь через капилляры, так чтобы она не образовала тромба. Кровяное давление вулканца обычно настолько низко, что это становится проблемой в случае болезни; столкнувшись с усилением кровяного давления собственные органы Спока очистят капиляры.

М'Бенга показал Маккою, как поднять давление, затем отпустить его так, чтобы кровь прилила с дополнительной силой, подобно воде, выпущенной из-за дамбы. Они прошлись систематически по его телу, поднимая и отуская давление, пока их пальцы не онемели, а затем продолжили работать, спасая его жизнь. Наконец М'Бенга остановился и взял образец крови, и они исследовали его в лаборатории.

– Это хорошо, – сказала М'Бенга. – Его кровь вернулась к норме. Если его сердце выдержит, можно считать кризис пройденным.

Но Спок был все еще без сознания, бледный, и дышал неравномерно. Маккой знал, что болезнь все еще шла своим курсом.


Глава тридцать


Когда Сорел оставил Маккоя, он вернулся к комнате Т'Кир. У вулканки тоже начался волнообразный синдром; ее дочь и медсестра землянка занимались ей, когда он вошел.

Это последнее проявление болезни могло бы стать смертельным для вулканцев на Найсусе: чтобы просто присматривать за больными, персонала вполне хватало. Но для борьбы с этим синдромом было необходимо два человека и не меньше часа времени. И по крайней мере один из этих двоих должен был быть обучен, чтобы направлять другого, как это делали медсестра и T'Пайна.

Сорел видел, что не смотря на все их усилия, смерть их опережала. Было множество желающих помочь: людей, лемнориан, гаитиан, но их руки были не тренированными. Это последнее проявление болезни требовало любого, кто знал анатомию вулканцев… а таких было совсем немного.

Критическое состояние продолжалось с каждым новым видом все дольше. Т'Кир была больна в течение более трех дней, и…

Три дня!

Он встал позади контрольной системы Т'Кир и посмотрел на T'Пайну. Лицо молодой женщины побледнело и осунулось от беспокойства и усилия управлять собой; ее глаза от недостатка сна были окружены темными кругами, но она не была больна. T'Пайна была на грани истощения, но чумы у нее определенно не было.

– Как долго? – спросил он медсестру.

– Сорок девять минут.

– Позвольте мне взять образец крови, – сказал Сорел. Все доктора и целители теперь носили с собой трикодеры, чтобы делать анализы крови на месте, а не посылать их в перегруженную лабораторию.

– Хорошо, – сказал он, – кризис миновал.

Но сколько еще она может выдержать?

– T'Пайна, – сказал он, – теперь ложись и попробуй поспать. А я возьму анализ у тебя.

Девушка нахмурилась.

– Зачем? Я не чувствую себя больной.

– Именно поэтому я хочу взять образец, – ответил он. – Дитя, ты должна была быть столь же больна как и твоя мать уже через два дня, потому что ты переутомилась так, что совсем не осталось сил для сопротивления. Но все же твое тело сопротивляется чуме. И я хочу понять почему.

Она больше не возражала. Сорел вернулся в компьютерную лабораторию, где работала его дочь Т'Мир.

– Проведи на этом образце те же испытания, что и на образцах клингонов, – сказал ей он.

Она уставилась сначала на пузырек с зеленой жидкостью, потом на отца, как будто сомневаясь в его здравомыслии.

– Я не шучу, дитя, – сказал он, и только теперь вспомнил, что обратился к T'Пайне точно так же, как будто она тоже была его дочерью.

Как там Дениел называл такие вещи? Фрейдистская оговорка? Его подсознание уже сделало Т'Кир и T'Пайну частью его семьи?

Он сел и опустил голову на руки, в то время как Т'Мир проводила тесты. Целители и доктора рано учились в своей карьере перехватывать любые мгновения отдыха во времена кризиса. Он преднамеренно направил свои мысли от чумы, позволив им свободно течь.

Он видел Т'Кир на борту «Энтерпрайза» достойной, величественной и красивой. Ее синие глаза изучали его, и так отличались от обычно темных глаз вулканцев, их так легко читать. В них он читал…

– Отец! Отец, посмотри. Ты нашел это!

Он посмотрел и увидел, что его дочь уставилась на компьютерный экран.

Т'Мир ввела самую смертоносную разновидность вируса в образец крови, которую он принес – в кровь T'Пайны. Также как в клингонской крови, здесь оказался аналогичный фактор гемоглобина, который препятствовал росту вируса. Перед глазами отца и дочери смертельная инфекция съежилась и умерла.


Глава тридцать один


T’Пайна лежала на кровати, которую поставили для нее в палату ее матери, но она не могла спать. Почему она не заразилась, когда ее мать была так ужасно больна? Даже не смотря на вулканское обучение T'Пайна боялась. Т'Кир умирала. Она была ужасно обезвожена, но не могла взять даже воду, и входила в волнообразный синдром каждый раз, когда они пробовали ввести ей в кровь плазму, или провести гидратацию.

T'Пайна не была готова потерять мать, не так скоро после того, как умер ее отец! Она прошла процесс исцеления; целители сказали, что она восстановилась. И все же память раз за разом возвращала ей воспоминания о чувствах испытанных в тот момент, когда пришло сообщение от Т'Кир. Севел был мертв. Ушел. Она ощутила его катру снова, когда Т'Кир прибыла на Вулкан, чтобы возвратить его катру предкам. Теперь у нее никогда не будет отца, который мог бы ей советовать, перед чьей силой она преклонялась бы, и чья мудрость вела бы ее.

Но Т'Кир все еще была там, мудрая и сильная. Нелогично! T'Пайна встала и подошла к кровати Т'Кир.

– Мама, – прошептала она, хотя и знала, что Т'Кир не может ее слышать, – пожалуйста не умирай. Пожалуйста, мама…

– Она не умрет, T'Пайна –благодаря тебе.

Это был целитель Сорел. Он прижал гипошприц к худенькому плечу Т'Кир. T'Пайна смотрела на целителя, боясь почувствовать надежду.

– Вы пробуете новое лекарство?

– Следи за ее показателями, – проинструктировал ее Сорел.

Они оставались критическими… пока биение сердца внезапно не усилилось, ускорилось, разогналось, а затем вернулось к вулканской норме! T'Пайна посмотрела на другие индикаторы. Температура Т'Кир, которая была очень низкой, поднималась, но вместо того, чтобы взлететь как при лихорадке, она тоже пришла в норму.

T'Пайна уставилась на Сорела.

– Вы нашли лекарство!

Он кивнул, непроницаемые черные глаза все еще смотрели на индикаторы.

– У нас появилась надежда, и Т'Кир подтверждает это. Этим!

Устойчивое кровяное давление. Кризис преодолен. Т'Кир пошевелилась и открыла ввалившиеся глаза.

– T'Пайна? – прошептала она.

– Я здесь, мама, – T'Пайна поддержала ее, взяв ее согнутую как коготь руку в свои. – Все будет хорошо.

– Да, – справилась Т'Кир. – … жажда.

Торопливо T'Пайна помогла ей напиться. Ее мать была настолько слаба, что ее голова тут же опустилась на подушку, но Сорел сказал:

– Поспите, Т'Кир. Немного отдыха, и вы в порядке.

Он обратился к T'Пайне.

– Идем со мной, дитя. Ты спасла жизнь своей матери, но есть большая потребность в твоей крови.

– Моей крови?

– Мы не знаем, как, но ты носишь в себе кое-что. Нечто подобное фактору, который мы нашли в крови клингонов –фактор, который уничтожает эту болезнь. Мы можем сделать сыворотку из твоей крови, чтобы иммунизировать нас.

T'Пайна не реагировала. Внешне, могло бы показаться, что она овладела полным контролем над своими вулканскими эмоциями, но по правде говоря она была просто ошеломлена, потому что по пути в лабораторию целитель останавливался дважды, чтобы войти в другие палаты и сделать инъекции пациентам в критическом состоянии.

В одном из пациентов она признала, хотя и после нескольких мгновений, Бэу Дивера. Он сильно изменился за последние дни, лежал без сознания, обезвоженный, заросший многодневной бородой, он выглядел очень плохо. Сначала она приняла его за мертвого, темные круги вокруг его глаз, сморщившаяся, бледная как у трупа кожа.

Но как случилось с ее матерью, жизненные показатели этого мужчины также откликнулись, сердце окрепло, дыхание выровнялось. Сорел не стал ждать пока пациент очнется, но оставил с ним медсестру и поспешил вместе с T'Пайной к лаборатории. Там они взяли еще немного крови из ее руки и начали готовить сыворотку.

– Сколько крови я могу дать? –спросила она.

– Сейчас нисколько, – ответил ей доктор Корриган, – но этого хватит, чтобы спасти еще десять человек.

– Но здесь сотни людей в критическом состоянии, – возразила она.

– Мы ждем новости с «Энтерпрайза», – начал Сорел.

Но прежде чем он договорил, сработала связь, и на экране появилось освещенное человеческой усмешкой лицо доктора Маккоя.

– Это сработало! Ей-богу, вы нашли это! Спок очнулся, злющий как никогда. Что это был за материал?

– Сыворотка из крови Т’Пайны, – сказал ему Сорел. – Казалось, что она обладает иммунитетом, поэтому мы проверили и нашли такой же фактор гемоглобина как и в крови клингонов. Все здесь, – добавил он, вызывая модель.

Т’Пайна наблюдала как на экране вирус, схему которого она видела прежде, пробовал напасть на что-то, что очевидно, было ее собственной кровью. Но вместо того чтобы размножаться, вирус разрушился и погиб.

– Я же знал, что видел прежде что-то подобное этому клингонскому фактору крови, – сказал Маккой, – но я не мог вспомнить где.

– Я был небрежен, – добавил Сорел. – Я тоже вспомнил кое-что подобное. Я должен был помнить… Я никогда не видели такой фактор в крови вулканца, только у Т’Пайны.

– У вас там есть кое-что посерьезней, – сказал шеф медслужбы «Энтерпрайза». – Это не кровь вулканца, Сорел. Это кровь ромуланца.


Глава тридцать два


На протяжении следующих нескольких часов Сорел был слишком занят, чтобы задаваться вопросом, как T'Пайна могла оказаться ромуланкой. По правилам сыворотку из ее крови надо было использовать для спасения наиболее тяжелых пациентов. Это было бы простой работой, но девушка не могла отдать слишком много крови.

К счастью, Леонард Маккой имел ответ на эту задачу: ригелианский препарат, который заставил бы тело девушки производить клетки крови как можно быстрее. Поскольку хирург Звездного Флота уже имел опыт с этим препаратом, им не пришлось искать компьютерные отчеты, а затем приспосабливать препарат для использования на вулканце.

В больнице Найсуса такой препарат был, но он использовался только на ригелианцах, поэтому Леонард транспортировался вниз, чтобы помочь им адаптировать препарат для T'Пайны.

– Однажды мне пришлось использовать его на Споке, – объяснил он. – Он не полностью вулканец, но препарат не затрагивал человеческие факторы в его крови. Будем надеяться, что препарат не снизит эффективность фактора крови T'Пайны или не приведет к побочным эффектам.

– Леонард, – спросил Сорел, пока они работали, – Откуда вам известно, что этот фактор крови ромуланский?

– Это произошло примерно год назад, – ответил Леонард, – «Энтерпрайз» имел стычку с ромуланским судном. Никто в Федерации еще не видел ромуланцев, так что мы хотели узнать все, что могли. Несмотря на их сопротивление, мы получили одно тело на борт, после того, как их корабль был разрушен. Я производил вскрытие. Если бы не этот фактор в их крови, их можно было бы считать вулканцами.

– Этот фактор все, что отличает вулканцев от ромуланцев? – задумался Сорел.

– Кажется да, и этот фактор вполне мог быть создан искусственно. Спок думает, что они ответвление вулканской расы, – сказал Маккой. – Возможно такие же изгнанники, как последователи T'Вет.

Сорел ккивнул.

– Пожалуйста расскажите об этом T'Пайне. Она внешне справляется с эмоциями, однако ее щиты настолько старательно выставлены, что я не могу пробиться к ее мыслям не прибегая к давлению, а она этого не разрешит. Она настаивает что должна помедитировать самостоятельно, и что гораздо важнее, если я буду заниматься тяжелыми пациентами. Поговорите с ней вы…?

– Я понимаю, – ответил доктор земляни. – Конечно, я никогда не мог пробиться к мыслям Спока, но я могу сказать ей, что она перебарщивает с подавлением. Я поговорю с T'Пайной, но ее мать может сделать это более аккуратно. Мм… Возможно девочка была удочерена? Или ее отец мог быть…?

– Нет, Севел не был ромуланцем, – сказал ему Сорел, удивившись от такой нелепой идеи. – И да, T'Пайна приемный ребенок, ее родословная неизвестна.

Он сказал Леонарду все, что знал о T'Пайне.

– Значит T'Пайну действительно не идентифицировали в детстве?

– Верно.

– И вы никогда не слышали ни о каком другом вулканце с этим фактором крови?

– Когда T'Пайна стала моей пациенткой, я просмотрел все отчеты, – ответил Сорел. – Фактически, так как я начал исследовать ее с младенческого возраста, мой медицинский компьютер был запрограммирован так, чтобы подать сигнал, если у кого-либо обнаружится такой же фактор крови. Первоначально мы стремились определить местонахождение любых ее родственников, которых она могла бы иметь. И у меня не было причины отменить эту программу. Леонард, ваше сообщение должно было подать сигнал.

Леонард улыбнулся.

– Вы не имели контактов со Звездным Флотом, не так ли? О, в конечном счете однажды они опубликуют эту информацию, но все, что связано с клингонами и ромуланцами часто классифицируется как стратегически важное. Но если бы ромуланцы подкидывали кукушек к жителям Вулкана, этот фактор крови наверняка прошел бы по гражданским каналам, и ваш компьютер заметил бы это.

– Подкидыш кукушки? – переспросил Сорел. Дэниел наверняка перевел бы ему эту фразу, но он был занят.

– Земная птица, которая откладывает свои яйца в гнезда других птиц, – объяснил человек. – Но это не имеет смысла для разумных существ. Кровь не сыграла бы своей роли; T'Пайна воспитана как вулканка, так насколько хороший ромуланец из нее может получиться? Оставить младенца, которого примут, хотя он и ребенок врага, не самый лучший путь для подготовки шпионов.

– Вы правы, T'Пайна вулканка, – ответил Сорел. – И если бы были еще такие как она, или если среди нас были бы взрослые шпионы, не думаю, что ни один из них когда-либо не делал анализ крови. Так что пусть происхождение Т’Пайны остается тайной.

Маккой проницательно посмотрел на него, читая его так же легко, как Дэниел.

– Но если есть что-нибудь, перед чем вулканец не сможет устоять, так это тайна. Хотя она и кажется неразрешимой. Мало данных.

Адаптация препарата для Т’Пайны не была сложным процессом, и скоро они отправились на поиски молодой женщины. Не удивительно, что они нашли ее возле кровати ее матери. T'Кир спала, ее жизненные показатели пришли в норму, а цвет кожи, хотя и бледный, стал естественным.

– Ну, Т’Пайна, – сказал Сорел. – Мы должны ввести препарат.

– Мама не проснулась, – возразила Т’Пайна. – Я не успела сказать ей…

– …что вы ромуланка? – спросил Леонард Маккой. – Т’Пайна, наверняка вы знаете, что это не будет играть для нее никакой роли. Сорел рассказал мне, что вас удочерили, и вы уже знаете, что это делает T'Кир и вас матерью и дочерью, и связывает вас более сильными узами, чем единокровных родственников. Ничто не изменится только потому, что вы теперь знаете что означает этот фактор крови.

Т’Пайна кивнула.

– Было бы нелогично предположить, что это что-то изменит, – сказала она категорически.

– Не берите в голову логику! – сказал человек. – Вы не можете любить. Хотя слово 'любить' описывать ваше чувство к матери лучше, чем понятия лояльности и семейственности? Эти понятия на Вулкане очень уважаются.

– Действительно, – ответила Т’Пайна, но Сорел видел, что она на самом еще не смирилась с этой новостью о своем происхождении.

– Т’Пайна, – сказал целитель, – теперь тебе стоит прилечь, чтобы мы смогли ввести стимулятор крови. Возможно ты сможешь помедитировать какое-то время.

– Какое-то время? – переспросила она.

– Побочный эффект не начинается сразу же, – объяснил Леонард. – После нескольких часов препарат приводит к физической слабости, которая затрагивает разум. Вы можете почувствовать головокружение, и нам придется постоянно дежурить возле вас, потому что вы можете действовать неразумно. Из-за этого не стоит волноваться; эффекты уйдут, как только препарат выведется из вашего организма.

– Да, доктор, – сказала Т’Пайна бросая последний взгляд на мать. Потом она пожала плечами. – Люди умирают, а моя кровь может спасти их. Я готова.

Но едва они собрались выйти, настенный коммуникатор издал пронзительный звук, сопровождаемый голосом:

– Оповещение для T'Пайны. Все каналы. Критическое положение. T'Пайну к любому коммуникатору.

Сорел слышал, как слова разносятся по всему больничному корридору. Леонард Маккой подскочил к перегородке и ударил по кнопке.

– Т’Пайна здесь с нами, – прорычал он. – Что случилось такое критическое, что вы тревожите тяжелых пациентов?

Фактически этого не могло произойти. Кто бы ни звонил, он не должен был пробиться в палаты пациентов находящихся в критическом положении. Сорел прежде никогда не видел, чтобы такое случалось в больнице.

– Я должен поговорить с Т’Пайной, – настаивал голос.

Последовал взрыв статических помех, через которые они услышали голос Джеймса Кирка:

– Отключите его…

Но его самого отключили. Маккой крикнул:

– «Энтерпрайз»? Что случилось? Джим?

– Мы перехватили управление связью, – сказал первый голос. – Т’Пайна, вы там?

– Это Сендет, – ответила Т’Пайна, подходя к коммуникатору. – Я не желаю говорить с вами, Сендет, – сказала она спокойно в микрофон.

– Т’Пайна, вы нужны мне! – голос молодого вулканца внезапно охрип. Потом уже более спокойно, словно снова обретя контроль, он сказал, – Это мое время, Т’Пайна. Вы одна из нас, молодая и сильная, из хорошей семьи. Вы должны подняться на борт и обязательно быть со мной. От этого зависит моя жизнь, Т’Пайна.

Это был последний удар по контролю девушки. Сорел видел как позеленели ее щеки, а потом она рассмеялась! Смех был резок, ожесточен, и сопровождался слезами. Сорел пододвинулся к ней, но Т’Пайна подняла руку и выпрямилась, восстанавливая контроль. Она дышала глубоко, вдвое быстрее, а затем сказала в коммуникатор:

– От меня зависит гораздо больше жизней, Сендет, и у вас есть другой выбор. Сделайте его. А когда пройдет безумие, подумайте вот о чем: вы думаете что можете судить других вулканцев. Вы судите по такими вещами, как сила и родословная – но T'Кир и Севел мои приемные родители. До сего дня я не знала ничего о своем происхождении, но, в отличие от вас, моих родителей это не заботило. Они приняли меня такой, какая я есть, а не по тому, чья кровь течет в моих венах.

– Я тоже это сделаю, Т’Пайна, – умолял Сендет. – Мне все равно – вы сильная, умная чистокровная вулканка…

– Дурак! – воскликнула девушка. – Если бы я была чистокровной вулканкой, не было бы никакого способа остановить эту чуму! Подумайте над иронией, Сендет: я ношу лекарство для вулканцев от этой чумы, потому что я ромуланка!

Какое-то время коммуникатор молчал. Потом на заднем плане чей-то голос сказал:

– Сендет, что с тобой?

Донесся звук опрокидываемого стула, рычания животного, и шум борьбы. Потом эти звуки прекратились, и голос Ухуры произнес:

– Доктор Маккой?

– Маккой здесь, Ухура. Что там происходит?

– Мятежники, возможно один Сендет, добрались до коммуникатора в инженерном, и нарушили режим секретности. Каждый, кто был в этот момент рядом с коммуникатором, наверняка слышал все это.

Голос Кирка перебил ее.

– Теперь мы все контролируем. Скотти наконец-то открыл двери, и мятежники отправлены под арест.

– Это радует, – сказал Маккой. – Мм, а Сендет…

– Я знаю что с ним не так, Боунз. Или почему он думает неправильно. Я поместил его в изолятор. Хочешь вернуться и обследовать его?

– M'Бенга на борту? Он может сам справиться с этим. Мы собираемся ввести T'Пайне стимулятор крови, и я хочу лично проконтролировать процесс, пока не убежусь, что все идет правильно.

– Хорошая работа, – сказал капитан. – T'Пайна?

– Да, капитан Кирк? – девушка сумела произнести это спокойно.

– От имени всех тех, чьи жизни вы уже спасли и еще спасете, говорю вам большое спасибо.

Воспитание Т’Пайны среди разнообразных культур Найсуса заставило ее автоматически ответить:

– Пожалуйста.

Когда Кирк закончил, позади них раздался утомленный голос.

– T'Пайна?

– Мама! – девушка поспешила к Т'Кир.

Ослабевшая Т'Кир подняла руки скрестив запястья. T'Пайна повторила этот жест, соприкоснувшись при этом с ладонями матери в знаке вулканского приветствия между родителем и ребенком.

– Ты слышала? – спросил осторожно T'Пайна.

– Это было… очень громко, – сказала Т'Кир. – Это правда? Ты…?

– Ромуланка.

Т'Кир нахмурилась.

– Как это возможно?

T'Пайна выпрямилась.

– Я не знаю, – сказала она холодно. – Мне надо идти, мама.

– T'Пайна, нет мы должны поговорить, – умоляла Т'Кир.

– Другим тоже нужна моя кровь, – сказал натянуто T'Пайна. – Целитель, доктор…

Сорел сказал:

– Пожалуйста возьмите ее, и начинайте процесс, Леонард. T'Пайна права: мы не можем задерживаться. Много жизней под угрозой.

Когда хирург Звездного Флота вышел в сопровождении T'Пайны, Сорел повернулся к Т'Кир, которая пыталась сесть. Он вернул ее обратно на подушки, говоря:

– Отдыхайте. T'Пайна в безопасности рядом с доктором Маккоем. Он и раньше проводил такие процедуры.

Т'Кир несколько мгновений лежала с закрытыми глазами. Потом она открыла их и сказала:

– Я подвела ее. Я не смогла сказать ей, что она моя дочь, независимо от того чья кровь течет в ее венах.

– Вы скажете ей это завтра, – уверил ее Сорел. – T'Пайна испытала большой шок и у нее не было времени, чтобы помедитировать и достигнуть согласия с собой. Не вините себя, Т'Кир. Иногда нам приходится использовать методы, которым мы научились в детстве.

– Я должна поговорить с нею.

Сорел посмотрел в ее бесхитростные синие глаза.

– Вы поговорите. После того, как отдохнете. Я рекомендую вам попробовать лечебный транс, Т'Кир. Я помогу вам, если хотите.

– Нет, целитель, – ответила она так же холодно как ее дочь, – Я помню технику.

И она расслабилась и закрыла глаза. Сорэл выпрямился и отошел. Т'Кир много дней называла его по имени. А теперь, подумал он…

Я тоже должен все обдумать, сказал он себе. Т'Кир была смертельно больна, и пробудилась, чтобы обнаружить, что ее любимая дочь была ромуланкой. Неудивительно, что в первый момент она не могла думать ни о чем другом, кроме T'Пайны.


Глава тридцать три


Корсал пробудился от беспокойного сна, и увидел встрепанную голову Артура, который удалял трубку, через которую его кровь поступала в контейнер. Аппарат, вводивший стимулятор крови в его руку, тоже исчез.

– Что вы делаете? – спросил он.

– Доктор Гарденс говорит, что вы должны несколько дней отдохнуть, – ответил молодой человек. – Мы не можем постоянно держать вас на этом лекарстве. Мы сняли аппарат вчера вечером; большая часть лекарства уже вышла, но вы некоторое время будете чувствовать усталость.

– Но у вас недостаточно сывороткм! – возразил Корсал.

– …, но если мы продолжим и вы умрете, как хорошо по вашему мы будем выглядеть?

Клингон знал что медперсонал Энтерпрайза был прав. Фактически, он чувствовал себя не очень хорошо: во рту пересохло и был неприятный привкус, мускулы одервенели, а разум балансировал на тонкой грани со всем телом, угрожая отказать, если он и дальше будет лежать неподвижно, но хуже всего была боль во всем теле, когда он двигался.

– Выпейте это, – сказал ему Артур, вручая немного синей жидкости в пластмассовом стаканчике.

Корсал фыркнул.

– Что это?

– Лучшее средство для больного. Из личных запасов синеглазого старика, так что попробуйте это прежде чем встанете!

Это был, действительно отличный бренди. "Синеглазым стариком, " как предположил Корсал, был шеф медицинской службы Маккой. Он не стал спрашивать, как Артур получил доступ к его личному запасу.

Бренди помог, но все же вспышки головной боли время от времени затуманивали его сознание. Он увидел, что кровать Кевина пуста, но сын вскоре вернулся, поприветствовал отца, и включил компьютерный терминал.

Корсал тоже не испытывал желания разговаривать. Люди умирали, потому что он, Кевин и Карл просто не могли дать больше крови. Карл спал на третьей кровати в комнате, все еще на лекарствах, потому что он попал сюда позже чем его отец и старший брат. Кевин не был способен оставаться так же долго как Корсал, и его освободили от системы еще раньше. Он учил то, что задал ему капитан Кирк.

Капитан проверял своего студента. Корсал был все еще слишком утомлен, чтобы думать о своей собственной работе, поэтому он сидел и слушал, как его сын проводит аналогию между англичанами четырнадцатого столетия и населением Найсуса.

– Паломники Кентерберри происходили из всевозможных классов, кроме правящего, и всевозможных профессий. У некоторых из них был весьма нелегкий характер. Но хотя они ссорятся между собой, они вместе ради общей цели: благополучно добраться до Кентерберри и вернуться назад. Если бы они встретили бандитов, они объединились бы, чтобы бороться с ними не в одиночку, но они никого не встретили, – сказал с разочарованием Кевин.

– Чоссер умер прежде, чем закончил работу, – сказал капитан Кирк. – Я всегда думал, что, если бы он закончил произведение, были бы и бандиты. И вероятно шестой муж для жены Бата. Продолжай.

– Они похожи на нас, потому что у них есть общая цель, и они могут достигнуть ее только работая вместе, независимо от того насколько отличаются их взгляды и ценности.

Кирк усмехнулся и просмотрел на Корсала.

– У вас очень умный мальчик.

– Он делает мне честь, – ответил Корсал. Но он не мог доверить никому свое беспокойство о его сыне, обоих сыновьях. Ложь ни к чему не приведет, нужно просто сосредоточиться на планах, которые он составил для улучшения системы безопасности дамб на Найсусе, но мысли снова вернулись: теперь, когда Корсал оказался в ссылке, что будет дальше с его сыновьями? Вскоре после того, как ушел Кирк, в отделение заглянул Артур, и спросил:

– Не желаете принять посетителей?

– Это зависит от того, кто они, – ответил он.

– Ваша жена и ее дядя, как они говорят.

Так это правда: до его затуманенного лекарствами разума донеслись звуки счастливого волнения в лазарете, и он понял, что теперь действительно нашелся способ защитить людей с кровью на основе меди от чумы. Если Сеела и Борт появились на звездолете, значит это правда. Корсал прикрыл глаза.

– Я хочу увидеть мою жену, и полагаю, ради этого мне придется смириться с компанией Борта.

Сеела подбежала, чтобы обнять Корсала. Когда она отошла, чтобы приветствовать Кевина, Корсал повернулся к неприятному посетителю, пришедшему вместе с ней.

– Что вы здесь делаете? И как вы оказались на борту?

– Нам сделали прививку, всем орионцам на Найсусе, – ответил Борт. – Дипломатическая любезность не гражданам Федерации.

И вы использовали эти рычаги, подумал злобно Корсал, в то время как вулканцы и ригелианцы умирают, потому что сыворотки для всех не хватает! Но он не показал свой гнев. Борт был здесь по какой-то причине. Орионец подтащил стул поближе и наклонился вперед, чтобы сказать:

– Вы думаете, что они победили, Корсал?

– Я не знал, что это было соревнование, Борт.

Желтые глаза вспыхнули диким светом.

– Игра продолжается, но являетесь ли вы игроком или просто пешкой. Эта чума поставит Федерацию и клингонскую и ромуланскую Империи в горлах друг друга, а победителями станут орионцы.

– Вы неправы, Борт, – сказал Корсал. – Вы недооцениваете наш интеллект.

– Чей? Клингонский? – прошипел мужчина. – Конечно вы не имеете в виду Федерацию! Вы уже просили гражданства в этом жалком объединении рожденных в рабстве рас, Корсал?

– Я клингон, – ответил Корсал, отказываясь признать, что эта мысль преследует его с тех пор, как он понял, что он никогда не сможет вернуться домой. А где его дом? Найсус был единственным местом, где он когда-либо чувствовал себя нужным.

– Никакой вы не клингон, – сказал ему Борт. – Вы слабы как любой федерал, вы тяготеете к ним. Когда я продам эту чуму клингонам и ромуланцам, как тогда ваши прекрасные друзья посмотрят на вас?

Продать это ромуланцам? Но ведь именно ромуланская кровь оказалась устойчивой к вирусу. Он думал о том, что случайно услышал. Ведь предполагалось, что в Федерации нет ромуланцев. Борт продолжал угрожать.

– О, Федерация поддержит вас. Вас и ваших сыновей полукровок. Они могут даже разводить вас, ради вашей драгоценной крови. Вы будете лабораторным животным вместе с другими клингонами, которых они захватят.

Гнев придал Корсалу сил, и он сжал плечо Борта в болевом захвате; если бы они были одни, он, возможно, ударил бы его.

– Вы думаете, что я позволю вам рассказать это, Борт? Сначала я убью вас.

– Тогда вы должны сделать это сейчас, – ответил холодно Борт. – Скоро я покину Найсус вместе с остальными.

– Что?

– Дурак! Это смешение рас ослабляет и Федерацию и клингонскую Империю. Мы орионцы продаем наших женщин обоим, ослабляя ваши гены. Когда Совет Федерации получит сообщение относительно чумы на Найсусе, они определят ее источник и расформируют колонию. Куда вы тогда пойдете, Корсал? Что бы ни случилось, вы все потеряете. Если…

– Если?

Борт оглянулся туда, где Сеела стояла рядом с кроватью Карла, поглаживая лоб спящего пасынка.

– Если я позволю вам жениться на Сееле…

Но это уже случилось. Корсал купил свою жену у Борта, чтобы воспрепятствовать ему вернуть Сеелу на Орион, когда она достигла необходимого возраста. Ее красота и навыки танцовщицы скорее всего означали бы, что ее продали бы как дорогую рабыню для развлечений. Корсал освободил ее прежде чем женился.

– Оставьте Сеелу в покое! – прошипел Корсал. – Вы продали ее, это была сделка. Теперь это не ваша забота.

– Ах, как вы это делаете, – сказал Борт. – Она удивительно предана вам, Корсал. С тех пор, как вы на ней женились, я не получил от нее никакой полезной информации.

Услышав свое имя Сеела возвратилась к Корсалу, и села на край его кровати. Ее присутствие должно было омрачить его разум, но это было не так. Вместо этого, он почувствовал ее поддержку, как будто она передала ему свою силу. Все его друзья отговаривали его он женитьбы на орионке, но потом примолкли, когда он сделал по своему. Но он был прав: Сеела не управляла им… кроме тех моментов, когда он хотел ее.

– Я знаю, почему вы хотели, чтобы я женился на Сееле, Борт, – сказал он, беря руку своей жены. – Вы ужасно недооценили ее. Она точно знает, какой вы.

– Она просто женщина. Товар. Вы дурак, если смотрите на нее иначе. Однако, – продолжил орионец, – вы можете спасти ее, найти место для своих сыновей, прежде, чем вы станете заключенными Федерации. Летите со мной на Клинжай. Сообщите о чуме своим людям, Корсал. Вы станете героем, дав им оружие против их врагов. Ваших врагов.

– Нет-сказал Корсал. К его удивлению, Сеела произнесла это слово одновременно с ним.

– Нет, дядя, – сказала Сеела. – Что бы ни случилось, мы не будем разжигать новую межпланетную войну.

– У вас был шанс, – сказал Борт, освобождаясь от захвата Корсала и вставая. – Теперь я сделаю то, что нужно сделать для пользы Ориона.

Когда Борт ушел, Корсал сказал:

– Он не знает необходимые коды, чтобы войти в контакт с клингонской Империей. Но он пойдет туда, и я должен это предотвратить.

– Ты прав, мой муж, – сказал Сеела.

Корсал уставился на нее и вспомнил, что когда она просила его покровительства она всегда пользовалась коммуникатором, чтобы ее ферромоны не могли на него повлиять. В третий или четвертый раз, когда это случилось, он понял, как сильно она стремилась обрести его доверие. Как она изо всех сил пыталась преодолеть свое воспитание, свою зависимость от мужчин, не пользоваться своей чувственностью, ради собственной выгоды.

– Я думал, что ты попросишь меня согласиться на предложение Борта, – сказал Корсал.

– Именно это он пытался заставить меня сделать. А так же получить от тебя коды. Я больше не служу Борту, – ответила она. – Корсал, я никогда не знала, что мужчина может быть настолько силен и благороден, пока не встретила тебя. Что бы ни случилось, я останусь с тобой.

– Отец, – сказал Кевин с кровати, – что делать?

Корсал вздохнул.

– Последнюю вещь, которую ожидает Борт, или нас уже не было бы в живых. Я должен рассказать капитану Кирку о планах Борта. Другого пути нет. Борта нужно остановить, не прибегая к убийству, а у меня нет способа сделать это.

После того как Сеела ушла, он попробовал связаться с Кирком, но дежурный связист сообщил ему, что капитан занят.

– Тогда второго в команде, пожалуйста, – сказал Корсал.

– Мистера Спока нет на мостике. Я поищу его.

Пока он ждал вызова, заявился другой посетитель: мужчина землянин, который был за пультом транспортера в тот день, когда они с Кевином телепортировались на борт.

– Я Монтгомери Скотт, главный инженер, – представился человек. – Мы встречались, хотя вы можете не помнить, вы тогда замерзли почти насмерть.

Корсал видел настороженность в глазах мужчины, хотя он пробовал это скрыть. Независимо от того, что Корсал мог сделать, мистер Скотт видел в нем только "клингона".

– Мой сын и я должны отблагодарить вас за спасение наших жизней, – ответил Корсал.

– Я должен вернуть вам должок, – несколько натянуто ответил мистер Скотт. – Капитан Кирк рассказал мне, что он обещал вашему сыну Кевину тур по инженерному отсеку.

– О да! – воскликнул Кевин. – Но, отец…

– Я позабочусь об этом, Кевин. Ты хочешь пойти с мистером Скоттом.

Кевин оттолкнул свой терминал в сторону, и выбрался из кровати, ища шлепанцы. Скотт изучал его.

– Капитан сказал мне, что тебя приняли в Звездную Академию, – сказал он с легким оттенком скептицизма.

– Да, я хочу стать инженером. Как и мой отец, – ответил Кевин. – Возможно я смогу приспособить генераторы антивещества, наподобии тех, что есть на борту судна для планет вроде Найсуса.

– Это требует абсолютного нуля температур для системя охлаждения, – сказал Корсал. – Только звездолеты могут их благополучно использовать.

– Да, – сказал мистер Скотт. – Пошевеливайся парень, и я объясню тебе почему.

– Экстренная связь для Корсала, – внезапно произнес женский голос из коммуникатора, который Корсал оставил включенным.

– Корсал здесь.

Его экран засветился изображением Эмилии Торренс.

– Корсал, вы в состоянии работать? Спросите вашего доктора…

– Я в порядке, – сказал он нетерпеливо. – Что случилось?

– Весеннее таяние, – ответила она многозначительно.

– Лед?

– Новая проблема. Река замедлила течение, и исследователи сообщают о ледяном заторе в проходе выше тех шлюзов безопасности, где вы попали в аварию. Талые воды скапливаются позади затора…

– Но если это прорвется, дамба и водоводы не справятся с этим! – воскликнул Корсал.

– Мы отзываем всех инженеров, которые есть, но их недостаточно. Эта чума убила семь наших лучших людей.

– Ни к чему так раздражаться, девушка, – вставил мистер Скотт из-за плеча Корсала. – Я соберу свою команду, и мы окажемся там так быстро, как только может работать транспортер. Вы просканировали ледяной затор? Мы пробьем фазерами туннели, и постепенно снизим давление воды. Это будет тонкая работа, чтобы не высвободить всю массу разом. – Он поглядел на Кевина. – Жаль, малыш, но с экскурсией придется подождать.

– Я понимаю! – сказал Кевин. – Мы пойдем с вами, чтобы помочь, правда, отец?

Но едва Корсал и его сын направились за мистером Скоттом к выходу, как прямо на них выскочила доктор Гарденс.

– И куда это вы направляетесь? – потребовала она.

– На планету, – объяснил Корсал. – Мы должны предотвратить наводнение!

Доктор Гарденс бросила взгляд на отступившего назад мистера Скотта.

– Вы тоже собираетесь спуститься туда, мистер Скотт?

– Разумеется.

– Тогда они вам не нужны. Назад в кровати, вы оба. Кевин, для тебя достаточно волнений на сегодня.

– Доктор, – сказал Корсал, – мы не заключенные на борту этого судна!

– Нет, но вы наш единственный источник сыворотки на основе железа против чумы Найсуса. Вы не должны подвергать опасности свои жизни, вы не можете позволить себе эту роскошь. Если вы остаетесь здесь, через двадцать часов мы сможем снова ввести стимулятор крови и спасти новые жертвы чумы. Если вы спуститесь вниз, вы рискуете заболеть или пораниться. И это истощит вас настолько, что пройдет немало времени, прежде чем мы сможем ввести препарат. А сколько людей умрет за это время.

Корсал знал, что она прочитала по его лицу, что выиграла. Он не стал больше протестовать. Доктор смягчилась.

– Корсал, Монтгомери Скотт один из лучших инженеров Федерации. При чрезвычайных обстоятельствах и при нехватке времени, он, вероятно, лучшее, что может быть. Если кто-то и может воспрепятствовать прорыву дамбы, так это наш мистер Скотт.

Глава тридцать четыре

Спок был все еще в изоляторе, когда туда привели сопротивляющегося Сендета. Из его разглагольствований он понял, что мужчина решил, будто он находится в состоянии пон-фар. Это было время, когда каждый вулканец должен спариться или умиреть, но диагностические индикаторы быстро показали, что это всего лишь симптом чумы.

Как ни странно, анализы крови показали, что молодой человек заразился разновидностью C. Первичная паранойя была основным симптомом заболевания и стала причиной беспокойства Сендета: его состояние необещанного мужчины объединилось со страхом об изгнании в мир, где мужчины превзошли численностью женщин.

Мать Спока, тоже все еще была в изоляторе, и не нуждалась в отличном вулканском слухе, чтобы заметить это волнение. Аманда почти выздоровела. Когда шум стих и стало ясно, что Сендет потерял сознание, она пришла, и села около кровати Спока.

– Спок, – хотя она колебалась, он знал, что именно она хочет ему сказать.

– Да, Сендет напоминает мне, что я тоже необещанный взрослый. Но сейчас бесполезно это обсуждать. Когда снова придет мое время пон-фар, я обещаю, что что-нибудь придумаю, чтобы не стать опасным.

Она печально улыбнулась.

– Я надеялся, что за то время пока ты был дома, ты встретишь хорошую женщину.

– Я встретил несколько хороших женщин. Однако продолжительные разлуки, которые ослабили мое первое слияние, продолжатся до тех пор, пока я служу в Звездном Флоте. У меня еще есть время, мама. Ведь вы поженились по своему выбору. Позвольте мне сделать то же самое.

Улыбка матери потеплела.

– Если это твое решение, Спок, то я больше не буду так беспокоиться. Как я понимаю, последователей T'Вет выселили из инженерного отсека?

– Да. Мистер Скотт открыл двери, и затем чума Найсуса дала стимул их желанию сдаться, а не бороться. Я предполагаю, что здесь скоро их будет намного больше, и потребуются все свободные кровати изолятора. Доктор Маккой сообщил мне, что я могу возобновить свою работу уже завтра.

– А меня отпустят сегодня, – сказала Аманда. – Я правильно поняла, что твою жизнь спасли благодаря сыворотке из крови ромуланки?

– Да. Т’Пайна. Я просмотрел о ней все отчеты, но не нашел ничего, что указывало бы, каким образом ромуланский младенец оказался в вулканской колонии, где она была найдена.

– А это имеет значение? – спросила Аманда. – Спок… возможно Сендет и Сатат были правы, называя эту болезнь Эпидемией IDIC. Посмотри что случилось. Болезнь может распространиться везде, где объединено бесконечное разнообразие, так же как комбинация лекарства! Наши спасители клингоны и ромуланцы…

– Мама, – перебил ее Спок, – ни одна из Империй не помогла нашему спасению. Корсал единственный клингон на Найсусе, и его сыновья наполовину люди, а Т’Пайна вулканка, что бы там ни говорили. У вас достаточно дипломатического опыта, чтобы понять, что то что мы имеем, не дает никакой надежды для будущего сотрудничества. Это смертельная тайна, которую надо сохранить и от клингонов и от ромуланцев. Иначе, эта чума, к которой они имеют врожденный иммунитет, станет оружием против Федерации.

Как и было обещано, на следующий день Спок возобновил свои обязанности. Капитан Кирк приветствовал его возвращение, но не стал ему ни о чем сообщать. Несмотря на введенные ограничения, из-за которых прививку от болезни делали только опасно больным пациентам с кровью на основе железа, ее все равно не хватало. Доктор Маккой кипятился из-за того, что орионцы живущие на Найсусе использовал дипломатическое давление, чтобы получить необходимую сыворотку на основе меди для людей, которые не были больны. А у их клингонских гостей развились побочные эффекты, и им временно перестали давать стимулятор.

И при этом не было никакой надежды, что одна единственная молодая женщина могла произвести достаточно крови, даже с помощью ригелианского препарата, чтобы сделать прививку всем нуждающимся.

Этого великого открытия было слишком мало, и сделано оно было слишком поздно, а единственными возможными источниками помощи были враги, которым нельзя было позволить узнать о том, что случилось.

Вскоре Спок вернулся к своему нормальному графику, но с тех пор как они вышли на орбиту Найсуса, у него было не слишком много времени, чтобы думать. Поэтому, когда он услышал, что мистер Скотт телепортировался на Найсус, чтобы предотвратить наводнение, он предложил присоединиться к команде.

– Всегда рад вас видеть рядом, когда есть технические проблемы, – сообщил ему мистер Скотт.

Они спустились вниз к губе каньона в горах немного выше научной колонии. Был солнечный весенний день, достаточно теплый даже для Спока, так что не пришлось одеваться в теплую одежду. Но само тепло было их врагом. Мистер Скотт бросил один взгляд на ледяную пробку в каньоне, и на стену воды позади нее, и прошептал:

– Боже мой!

Два инженера телларита показали им данные, которые они успели снять.

– Почему нас не послали сюда вчера? Это может произойти в любую минуту, – проворчал сердито один из них. – Здесь три слабых места. Если любая из этих областей подтает…

– Да, – сказал Скотт. – Ну и как мы собираемся ее разрушить. Мы пришли слишком поздно!

Он щелкнул коммуникатором.

– Капитан! Эта ледяная пробка огромна. Я останусь здесь и попробую вечером пробить ее, но надо послать предупреждение в город об эвакуации. И я предлагаю, чтобы вы телепортировали мистера Спока и других на борт. Единственное, что они могут здесь сделать, так это пожелать мне удачи.

– Капитан, – добавил Спок в свой собственный коммуникатор, – перенесите меня вниз к городу и подготовьте команды экстренной помощи на случай наводнения.

– Хорошо, – сказал Кирк, и Спок услышал его слова, – Ухура, пошлите предупреждение об эвакуации.

Потом Спок отошел подальше от мистера Скотта, который настраивал фазеры для бесполезной попытки пробить ледяную пробку, и приготовился телепортироваться. Непосредственно перед тем, как луч подхватил его, прежде, чем мистер Скотт закончил настраивать оборудование, Спок увидел ледяной разрыв. Сначала поддался центр, и вода помчалась через него со скоростью ракеты! Потом разрушились стороны, и с ревом стена воды рухнула вниз, разрушая все на своем пути, и Спок очутился на борту «Энтерпрайза».


Глава тридцать пять


После нескольких часов пребывания на стимуляторе крови, T'Пайна потеряла сознание. Когда она проснулась, мир был странно искажен; время от времени она не была уверена, что было реальностью, а что плодом ее воображения. Иногда она чувствовала себя вполне нормально, пока не произносила странные вещи, совершенно ей чуждые.

Но всегда рядом был кто-то, хотя она почти никого не узнавала. Однажды там появилась ее мать, но не рядом, а на расстоянии, где-то в конце длинного туннеля, простирающегося между ними. Голос Т'Кир прозвучал как эхо, когда она сказала T'Пайне:

– Ты моя дочь. Кровь никогда не имела значения прежде, почему так должно быть теперь? T'Пайна?

T'Пайна хотела ответить, но слова не шли с ее губ. Она не знала, какими они были. Она знала только, что вызвала недовольство у своей матери и не могла исправить ошибку. Это было в ее крови… в ее крови… ее кровь.

T'Пайна проснулась, когда кто-то взял ее за руку. Рука его была прохладной, возможно кто-то из человеческого медицинского персонала. Но это не была медсестра или доктор, и при этом этот кто-то не отпускал ее. Кто-то предлагал ей утешение, она знала что это принято у некоторых людей. Она не стала освобождать руку, а просто открыла глаза.

Мужчина возле ее кровати носил одежду пациента. Она узнала Бэу Дивера и с трудом вспомнила, что видела его в критическом состоянии в тот день, когда врачи нашли лекарство в ее крови.

Он определенно был жив, хотя все еще выглядел измученным. Он побрился, но это должно быть было несколько часов назад, потому что на его щеках опять пробивалась щетина. Его черные волосы стали немного длиннее чем в день, когда они встретились впервые, и выглядели растрепанными, придавая им еще большее сходство с мехом. Он улыбнулся ей, его темно-синие глаза потеплели и ободрились.

– Вы очнулись, – сказал он.

– Почему… вы здесь? – спросила она.

– Вы спасли мою жизнь, – ответил он. – Это самое малое, что я мог сделать, увидя вас такой больной из-за этого лекарства. У меня нет навыков медика, но я могу предложить свою дружбу. Теперь надо позвать вулканца, – добавил он, накрывая своей рукой ее руку, которую она запоздало попыталась вырвать. – Целитель говорит, что вы можете быть не логичны из-за этого препарата, так что потрудитесь попробовать.

– Я не вулканка, – сказала T'Пайна, закрывая глаза. Она наконец поверила этому. – Почему я должна быть логична?

– В таком случае, – ответил Дивер, – я воспользуюсь вашим состоянием в своих интересах и попрошу вас пойти со мной. Как только эпидемию взяли под контроль, с этой минуты снова открылись рестораны.

T'Пайна снова открыла глаза, заметив что в его словах не было никакой логики. Поэтому она спросила:

– Что вы от меня хотите?

– Вашей компании на хороший обед, возможно концерт или пьессу, а после этого… кто знает?

Она озадаченнр нахмурилась.

– Но почему?

– Потому что вы красивы, – сказал он, – вы храбры… и вам может помочь разговор с тем, у кого есть жизненный опыт и с кем удобно было бы поговорить, кто-то между-между.

– Что?

– Кто-то, кто не является тем, кем выглядит. Я выгляжу на первый взгляд человеком, но если меня уколоть, я кровоточу зеленым. – Он хихиикнул. – Из-за этого я выиграл несколько поединков – некоторые типы так удивлялись моей крови, что пропускали мои удары и получали на орехи.

– Вы часто участвуете в кулачных драках? – спросила она, теперь она могла сосредоточиться хоть на какой-то части его болтовни.

– Не сейчас, но во времена нерастраченной молодости не проходило и недели, чтобы я кому-нибудь не поставил под глаз фингал. – Он пожал плечами. – Или позволил кому-нибудь сделать это со мной. Труднее всего стало когда я пошел в настоящую школу, для большинства образованных людей кулаки не были решающим аргументом в споре. Поэтому я так больше не делал.

T'Пайна не могла даже вообразить такое воспитание. Дивер подарил ей сардоническую улыбку.

– О да, в галактике есть немало мест, где можно многого добиться лишь остроумием и кулаками, и некоторый навык обращения с ножом тоже не помешает.

T'Пайна отвела пристальный взгляд, и произнесла:

– Пожалуйста простите меня; я не хотела показывать удивление.

– Думаю вы оставили логику на потом, – поддразнил он, заставляя ее посмотреть на себя, и снова увидеть теплую дружелюбную улыбку на его лице. – Эй, – добавил он, – мне сказали что вы переполнены лекарством. Даже эта ходячая статуя Сорел не сможет ничего сделать или сказать чтобы удержать вопреки вам, o’kay?

Так как она все еще чувствовала себя не совсем нормально, T'Пайна кивнула и согласилась, повторив человеческие слова: " О’kay ".

– Какого направления вы хотите придерживаться…, – начал Дивер, но потом необъяснимо, прервал то, что собирался сказать.

Она увидела кое-что в его темно синих глазах, которые уже нарушили ее и без того сомнительное равновесие; но на ее глазах этот взгляд внезапно потемнел. Он сумел скрыть свои чувства так же эффективно как любой вулканец.

– Я почти зашел слишком далеко, не так ли? Это моя худшая привычка. Всегда проверять допустимые пределы.

Запутанная еще больше его извинениями, которых она не понимала, T'Пайна воспользовалась возможностью, чтобы освободить свою руку от Дивера. Он не убрал свою руку, оставив ее на краю ее кровати. Это вызвало у девушки необъяснимое чувство, как будто она теперь должна принести извинения… но она не знала за что.

Вместо этого она задумалась над тем, что действительно понимала.

– Расширение пределов возможного порождает больших ученых, – добавила она, помня его профессию. – Если вы ограничиваете себя в вашей работе…

– Я решу Универсальное Уравнение, но не получу никакой радости от жизни, – сказал ей он.

– Я думала, что математика была для вас забавой.

– Вы слушали! – сказал он, и глаза его засияли от восхищения, и реакция T'Пайны даже в ее состоянии была такой же неуместно восторженной.

– Конечно, – ответила она. – Я всегда слушаю.

– Да, но вы запомнили, – сказал он. – Теперь…

Он был прерван голосом по селекторной связи.

"Это – чрезвычайная тревога. Больница эвакуируется из-за возможности внезапного наводнения. Пациенты пожалуйста оставайтесь в своих комнатах, пока персонал больницы не прийдет, чтобы помочь вам. Персонал, это чрезвычайная тревога три, повторяю, чрезвычайная тревога три.Передвижные пациенты, следуйте за персоналом больницы к отведенным зонам безопасности. Лежачие пациенты, не пытайтесь отсоединить оборудование. Персонал больницы переместит вас."

Сообщение начало повторяться. Дивер сказал:

– Внезапное наводнение? Но не было никакого дождя, чтобы говорить о…

T'Пайна, которая прожила на Найсусе большую часть своей жизни, вспомнила.

– Сейчас весна, ледники тают. Иногда лед блокирует каньоны в горах, и если затор прорывается внезапно, вода может выйти за пределы дамбы. Дважды нас уже эвакуировали, когда я училась в здесь школе, но за все время не было ниодного серьезного наводнения.

– Это радует, – сказал Дивер. – И все же…

Ригелианский техник вошел в комнату, подталкивая носилки.

– А, мистер Дивер, – сказал он. – Вы способны передвигаться самостоятельно. Пройдите по коридору налево. Следуйте за синими линиями к…

– Я помогу вам с T'Пайной, – сказал Дивер.

– Вы должны сами… – начал мужчина.

– Вы хотите со мной побороться? – предложил Дивер, как будто действительно не возражал немного встряхнуться. – Или вы хотите доставить эту леди с драгоценной кровью в безопасное место?

T'Пайна попробовала сесть, но ее охватило головокружение.

– Лежите спокойно! – приказал Дивер. – Шевелитесь, вы должны отсоединить ее от этого проклятого аппарата! Вперед! – он задохнулся, когда ярко зеленая кровь хлынула из иглы в руке Т’Пайны, когда отсоединили трубку. – Вы хотите чтобы она истекла кровью?!

– Стимулятор все еще находится в ее организме, – ответил техник. – Она воспроизводит кровь очень быстро.

Как можно быстрее он подсоединил другую трубку, которая вела к контейнеру на носилках, к игле, оставленной в руке Т’Пайны. Потом он заменил контейнер с лекарством, подключенным к другой руке и произнес:

– Это гидратирующий раствор, в нем нет препарата, но Т’Пайне грозит обезвоживание, если не восполнить потерю жидкости.

Дивер передвинулся, когда ригелианин приготовился переместить Т’Пайну на носилки, и она поняла, что он делал это прежде. Так что технику ничего не оставалось делать; он прекратил возражать и принял его помощь.

Пробежка через залы снова вызвала головокружение. Потом они оказались в лифте, а потом в длинном коридоре. Наконец они достигли дверей экстренного выхода, где другие пациенты на носилках и в инвалидных креслах ждали санитарные машины.

Два транспортных средства только что отбыли, а еще один ховер только что приземлился. Его быстро загрузили и он улетел, а Т’Пайну продвинули в очереди. Позади нее число пациентов неумолимо увеличивалось. Т’Пайна могла слышать продолжающийся спор о безнадежности попытки отделить инфицированных жертвы чумы от других пациентов, но она не могла видеть, кто это говорил.

Другой ховер забрал еще двух пациентов, и когда новая машина затормозила неподалеку, к нему подтащили Т’Пайну вместе еще с каким-то вулканцем, который, казалось, был без сознания. Дежурные оказались людьми, один высокий и белокурый, другой с короткими вьющимися черными волосами и глазами почти столь же синими как у Бэу Дивера.

Какая странная мысль, признала Т’Пайна. Высокий проверил ее идентификационный номер на запястье и сказал:

– Дейв, с этим бортом ты должен быть особенно осторожен: она та, чья кровь может остановить чуму.

– Я всегда осторожен, – ответил другой мужчина. – Почему ты всегда критикуешь мое вождение?

– Потому что не плохо бы получить всех пациентов целиком! – ответил его коллега, когда они подняли вулканца в санитарную машину и благополучно закрепили его. Он изучил пациента и сказал серьезно: – Предполагалось, что этот поправляется, но он выглядит не очень хорошо.

– Надо доставить его в медгородок, и пусть целители займутся им, – сказал тот, которого звали Дейв.

Они повернулись, чтобы поднять Т’Пайну и наткнулись на Бэу Дивера, готового помочь.

– Сожалею, сэр, – сказал Дейв, – эти машины только для лежачих пациентов. Если вы обойдете вокруг больницы, там есть автобусы…

– Я прошел обучение санитара, – сказал Дивер. – Я раньше работал на санитарной машине. – Он обратился к ригелианскому технику. – Я смогу позаботиться о ней.

Он колебался всего мгновение. Потом мужчина сказал:

– Контейнеры крови выключаются, как только заполнятся, а контейнеры с жидкостью, когда опустеют. Приблизительно через пять часов ее производство крови начнет снижаться, но возможно к тому времени мы вернемся в больницу. – Он улыбнулся. – Благодарю, там есть другие пациенты, которым действительно нужна моя помощь, но вы знаете насколько это важно.

Его взгляд включал и дежурных. Двери немедленно закрылись и санитарная машина тронулась с места, управляемая Дейвом, а его белокурый коллега, уселся на свое место, чтобы наблюдать за пациентами. Дивер сидел на между ними. Он смотрел на Т’Пайну, когда санитарная машина вдруг резко развернулась, едва не опрокинувшись.

– Откуда кровь…? – начал неистово Дивер, и в тот же момент побледнел. – О, мой Бог!

Санитарная машина покачнулась и развернулась.

– Эта улица тоже понижается! – воскликнул Дейв, ведя санитарную машину так, как будто это был гоночный автомобиль. Сирена начала вопить.

– Дамба прорвана! – сказал другой дежурный. – Мы не сможем опередить волну! Надеюсь все умеют плавать!

Дивер развернулся и затормошил вулканца.

– Проснитесь, черт возьми! – мужчина оставался без сознания.

Т’Пайна приподнялась на локтях и смотрела как санитарная машина ринулась назад к больнице. Она могла смотреть только в заднее окно. Стена воды выше чем она могла видеть, преследовала их! Она настигала их! Волна подхватила машину как игрушку, встряхнула и закрутила, высоко подбросила… Дивер держался одной рукой за носилки. Они ударились о стену. Противоположная сторона санитарной машины обвалилась на Т’Пайну. Другой пациент толкнул Дивера, и оба мужчины свалились на нее. Вода захлестывала через проломленную крышу. Она прибывала!

– Я не могу освободиться! – услышала Т’Пайна восклицание белокурого дежурного.

– Держитесь! – отвечал Дейв. – Я разрежу пояс!

Потом оба дежурных попробовали выбраться из переполненной санитарной машины. Вода дошла до уровня носилок Т’Пайны и разлилась по ней, пока они боролись, чтобы выбраться. Она потянулась к крепежам, удерживающим ее на месте.

Попавший в ловушку между стеной и бессознательным вулканцем, который теперь висел на ремнях безопасности, Бэу Дивер попробовал повернуться к ней, но было слишком мало места для его широких плеч.

– Подождите! – сказал он, и начал освобождать вулканца от ремней. – Парни, вы можете взять его? – спросил он.

– Если сможем выбраться, – ответил белокурый дежурный. – Будьте внимательны! Металл зазубрен.

Он глубоко вздохнул немного воздуха из того что осталось, и наклонился назад, чтобы схватить вулканца под руки, которого Дейв поставил вертикально. От этого толчка крен санитарной машины усилился, и оба дежурных вместе с вулканцем выбрались.

Дивер придвинулся к Т’Пайне. Он взял скальпель из оборудования, и хлестнул им по ремням, удерживающим ее. К этому времени вода окатила ее. Она вырвалась на свободу, задыхаясь, и повисла на мгновение в последнем пузыре воздуха, оставшегося под крышей.

– Вы умеете плавать? – спросил Дивер.

– Да, – ответила она.

– Тогда держитесь за меня, и отталкивайтесь, не пробуйте плыть самостоятельно, – сказал Дивер. – Глубоко вздохните…

Т’Пайна втянула воздух в легкие. Дивер пошел первым, потом вытащил ее. Она чувствовала напряжение его рук. Это беспокоило ее не так сильно, как мысль о потере поддержки руки Дивера, когда она оказалась в бурлящей темной воде.

Она не могла видеть. Она не могла дышать. Она не могла сказать ни слова. Единственной реальностью была ледяная вода, швыряющая ее из стороны в сторону. Помня инструкции Дивера, она оттолкнулась, задаваясь вопросом, а что если по пути наверх они попадут в поток, несущий их в воздушную ловушку. Было невероятно холодно.

Почему все так черно? Ее конечности оцепенели. Что-то ударило их: обломок дерева, плывущий сам по себе. Она усилила захват, позволяя небольшому количеству воздуха вырваться из ее легких, и борясь с убеждением, что все кончено, потому что вокруг была только вода. Внезапно ее подхватил водоворот!

Ее бросало из стороны в сторону. Даже силы вулканца не хватало для того, чтобы держаться за Дивера. Их снова что-то ударило; она почувствовала, как его отбросило. Беспощадный поток подхватил ее. Она не могла видеть его, не могла чувствовать его, она ощущала только горящие легкие и невероятно холодную, бесконечную воду…

И затем ничего.


Глава тридцать шесть


Через несколько минут после прорыва ледяного затора, Спок стоял на плоской крыше Торгового Центра Найсуса, самого высокого здания в городе. «Энтерпрайз» использовал его как точку для ориентирования. Направляя усилия спасателей, Спок наблюдал эвакуацию города и понимал, что оборудование «Энтерпрайза» не сможет закрыть брешь при эвакуации тысяч людей. Тем не менее, они должны были попробовать.

Пешком, на движущихся дорожках, и на всевозможных транспортных средствах, люди двигались из города к ближайшим холмам. Но выше них, стена воды ревя неуклонно катилась под гору, к переполненному водохранилищу, и она наверняка окажется здесь раньше, чем люди из предместий города окажутся в безопасности.

Никто не знал, как высоко поднимется вода. Спок сообщил о приближении потока, и спасательные команды начали направлять людей в Торговый Центр и другие высотные здания, потому что стало очевидно, что они не успеют уйти из города.

На крыше Торгового Центра, в луче транспортера появлялись группы людей с оборудованием. Некоторые были регулярными командами высадки, умеющие работать вместе, как медицинская команда, устанавливающая свое оборудование в одном углу.

Спок наблюдал прибытие седьмой команды из шести человек, собранных из отделов информатики, медицины, экономики, службы безопасности, службы снабжения и инженерного отсека звездолета. Кирк иногда упоминал эту команду как "IDIC партию", потому что их таланты были настолько разнообразны. Но это обозначение было фактически одной из шуток капитана, который однажды стал свидетелем их ссоры, и решил, что они не могут договориться и будут стоять на площадке транспортера до бесконечности.

Несмотря на их разногласия, тем не менее, они были столь же эффективны как любая другая команда. Ими командовал инженер Роджерс, полный мужчина с вьющимися каштановыми волосами. Они подбежали к надводному катеру, материализовавшемуся сразу после них, и начали собирать его. Рослый офицер службы безопасности соединял части аппарата вместе, в то время как две женщины скрепляли их болтами.

Тем временем третий мужчина собирал бортовой компьютер, работая при этом с концентрацией, достойной вулканца, в то время как последний член команды, маленький, невзрачный на вид мужчина, держал наготове инструменты, готовый вовремя вручить их тем, кто нуждался в них.

В процессе работы они продолжали спорить, но все же машина была готова прежде, чем следующая команда приземления присоединилась к ним на наблюдательной вышке.

– Люди, – раздался спокойный голос позади Спока. – Я иногда задаюсь вопросом, как они научились сотрудничать настолько хорошо, чтобы достигнуть цивилизации.

Спок обернулся.

– Отец. Что ты здесь делаешь?

Сарек не только присутствовал; он переоделся в заимствованную форму Звездного Флота, и был готов действовать.

– Я понимаю, что сейчас необходим каждый здоровый человек, – ответил отец Спока. – Когда я указал вашему капитану, что я являюсь здоровым и дееспособным, он уступил логике ситуации.

– Логика? Послать вулканца в зону наводнения? Ты умеешь плавать, отец? – спросил Спок, ища повод, чтобы отослать Сарека обратно на борт.

– Конечно я умею плавать, – ответил Сарек. – Твоя мать преподала мне несколько уроков, когда мы встретились в первый раз на Земле.

О! Конечно она могла бы. Он задавался вопросом, не появится ли Аманда вместе со следующей партией приземления. Как будто прочитав его мысли, Сарек сказал:

– Аманда осталась с экипажем, ожидающим жертв наводнения на борту «Энтерпрайза».

Спок посмотрел на Сарека, и заметил, как тот внезапно стиснул челюсти, принуждая себя к контролю, потому что его взгляд скользнул по городу. Спок обернулся. Стена воды хлынула в водоем и перекрыла его по крайней мере на тридцать метров выше поверхности.

Вода перекатилась по вершине дамбы и разрушив ее, хлынула в долину, охватывая здания ниже. Если люди прислушались к инструкциям, то в пределах километра от дамбы не должно было быть ни души. Но вода не собиралась оставаться на месте.

– Все воздушные транспортные средства, запуск! – скомандовал Спок в коммуникатор. – Команды водного транспорта, ждать!

Беспомощно Спок и Сарек наблюдали, как объединившиеся потоки воды кружатся у подножия дамбы, но из-за того, что вода лилась через вершину дамбы в долину, стена воды восстановила себя и непреклонно помчалась к центру города. Попав в населенные области, где высокие здания создавали каналы, вода с ревом ускорялась, продолжая свое движение вверх по узким улицам.

Ховер и шаттлы спикировали вниз, подхватывая людей, оказавшихся на пути потока – это был достаточно простой трюк для таких аппаратов! Спок и Сарек были слишком далеко чтобы видеть лица людей, но они видели, как летающие машины мчались от приближающейся волны, которая охватила улицы под ними. Ховер оставался внизу слишком долго, пытаясь подобрать кого-то. И был пойман стеной воды и разбился словно хрупкое насекомое.

Сарек развернулся и зашагал туда, где команда приземления, с которой он спустился вниз, собирала маленький воздушный автомобиль. Ловко, он начал устанавливать связь и навигационные компьютеры. Это была машина с двумя пилотами, и двумя внешними гондолами для эвакуируемых. Два члена экипажа прыгнули на борт и поднялись.

Сарек направился к краю крыши, и уставился в бурлящую воду в поисках тех кто остался в живых. Спок присоединился к нему. Сарек обернулся.

– Есть ли способ передать людям, попавшим в ловушку в зданиях, чтобы они оставались на месте? – спросил он.

– «Энтерпрайз» передаст это по всем каналам, хотя большинство коммуникаторов вероятно затоплено.

Спок послал приказ, а Ухура приняла его. Сарек посмотрел на сына, потом повернулся назад к затопляемому городу. Все вокруг них, команда «Энтерпрайза» и граждане Найсуса вытаскивали людей из воды, с крыш, и с верхних окон. На крыше внизу телларит и андорианец помогали человеческой женщине, застрявшей на лестничной клетке, затем переключили внимание на геманита. Лемнорианин, который очевидно поднял людей снизу, поднимался следом за ними. Один из ховеров «Энтерпрайза», в котором Спок заметил Чехова и Сулу, взял их всех с крыши и направился прочь.

– IDIC в действии, – сказал Сарек так тихо, чтобы Спок не смог услышать это на фоне прочего шума. Но он перехватил взгляд сына и понял, что он все слышал, и поэтому продолжил, – Меня не должен был удивлять тот факт, что ты выбрал карьеру в Звездном Флоте, Спок. Здесь столько разнообразия. С тем же успехом ты возможно выбрал бы Найсус.

– Или Академию Вулкана, – допустил Спок. – Есть человеческое высказывание: истинное счастье живет…

– … в вашем собственном саде у дома, – закончил Сарек. – Я не понимаю 'счастье ', Спок, но я знаю о человеческой склонности искать его далеко от дома, обычно неудачно. Но я часто забываю то, что ты наполовину человек, и имеешь полное право осуществить ту часть своего наследия так же, как и вулканскую половину.

– Ты также забываешь, – напомнил ему Спок, – что всю мою жизнь пред глазами был пример моей матери. Вспомни, отец, она действительно нашла счастье за световые годы от мира, где она была рождена.

Едва заметная улыбка появилась на губах Сарека.

– И я нашел ее за световые годы от моего дома. Ты наш сын, Спок. Я надеюсь, что ты больше не будешь стесняться возвращаться домой.

– Я вернусь на Вулкан, отец, когда мое время в Звездном Флоте закончится. – Спок не мог сказать, когда он принял это решение; он только знал, что оно было верным.

– Это очень порадует твою мать, – только и сказал Сарек, но Спок видел в глазах отца, что он также был доволен.

В такой момент логика была неуместна; воссоединение, которое началось с рискованной поездки на Бабель и продолжилось, когда они объединились на Вулкане, чтобы спасти жизнь Аманды всего несколько недель назад, наконец завершилось. Отец и сын вместе оглянулись на затопляемый город.


Глава тридцать семь


Придя в себя, T'Пайна увидела, что Бэу Дивер склонился над ней. Она промокла и очень замерзла.

– Где мы? – спросила она, поворачивая голову. Она обнаружила, что лежит на холодном металле, всего в нескольких сантиметрах от поверхности черной воды.

– Мы в воздушном кармане. Поток занес нас в здание, – сказал медленно Дивер. – Давлением воды по видимому выбило окна. Я не знаю, что это за здание, или как высоко стоит вода. Но на какое-то время мы в безопасности, пока не кончится воздух.

T'Пайна догадалась, что тусклое освещение было от аккумуляторов здания – были задействованы аварийные системы. Она и Дивер лежали на крышке высокого шкафа. Потолок был всего лишь в метре над ними; было слишком мало места, чтобы сидеть, но благодаря этому под потолком остался воздух, и это спасло им жизнь.

– Что мы будем делать? – спросила она.

– Зависит от обстоятельств, – сказал Дивер. – Вода должна довольно быстро уйти. Нам останется только ждать – если конечно мы не рядом с поверхностью земли, – добавил он. – Система коллектора, вероятно переполнена. Остальная часть воды должна будет стекать по поверхности, а это займет день или два. Понятия не имею насколько хватит электричества. Давайте немного отдохнем, а потом посмотрим, сможем ли мы найти лестничную клетку. Даже если она заполнена водой, мы сможем выплыть наверх.

При мысли о возвращении в ледяную воду, T'Пайна вздрогнула.

– Вы замерзли! – сказал Дивер.

На их крошечном островке безопасности, он попробовал согреть T'Пайну, обняв ее своими руками. Это помогло на некоторое время. Но скоро она начала дрожать снова, и странное ощущение покалывания пронзило ее кожу.

– T'Пайна? Что случилось? – спросил Дивер.

– Я… не знаю, – ответила она. – Я чувствую себя очень странно. Так хочется пить, но…

– Не пейте эту воду! – сказал быстро Дивер. Потом добавил, – Ладно, я не думаю что что-то изменится, если вы это сделаете теперь; мы и так наглотались воды пока плыли.

– Я хочу пить, – повторила T'Пайна, – и все же я чувствую себя переполненной, как будто…

Дивер схватил ее за левую руку. Поток крови остановился. Медтехник велел ему продолжать сливать кровь, но при этом восстанавливать потерю жидкости. Ему было жаль, что ригелианца здесь не было.

– У нас есть два выхода, – сказал он. – Не делать ничего, и надеяться, что давление не приведет к удару или разрыву сосудов, или же слить часть вашей крови, и надеяться, что это не ослабит вас слишком сильно.

T'Пайна лучше него знала, что он не может это сделать. Она знала одно:

– Если вы сделаете мне кровопускание, моя кровь будет потрачена впустую. Ее нельзя будет использовать для производства сыворотки.

– Но если вы умрете или заболеете, врачи не смогут использовать стимулятор, – сказал Дивер, – и тогда не будет больше сыворотки.

T'Пайна почувствовала себя в этот момент еще более странно. Невольная мысль пришла ей в голову, что грамматика и формулировка Дивера резко изменились, когда ситуация стала столь серьезной.

– Кажется вы на самом деле могли преподавать в Академии Вулкана, – прошептала она.

Она почувствовала его резкий выдох.

– Мы должны что-то сделать!

Дивер схватился за карманы рубашки.

– Я не потерял его! – сказал он с облегчением, и вынул скальпель, которым освободил их из разбившейся санитарной машины. – Он сильно затупился после того, как я его использовал. – Он слабо улыбнулся. – Боже, я надеюсь, что поступаю правильно!

У него не было возможности стерилизовать скальпель. Он полоснул по вене на локте Т’Пайны, и кровь забила струей, с давлением совершенно недопустимым для вулканца.

– Лучше? – спросил Дивер. Т’Пайна видела, как он с трудом сглотнул глядя на прибывающее количество крови.

– Лучше… – ответила Т’Пайна.

Дивер снова обнял ее своими сильными руками.

Глава тридцать восемь

На крыше Торгового Центра Найсуса спасательные мероприятия шли в полным ходом. Внимание Спока разделялось между его работой и ужасным обаянием все еще прибывающей воды. Было трудно посылать других членов экипажа, на спасательную работу, в то время как он сам оставался на крыше в безопасности. Позади него мисс Нордланд собирала компонент для одного из воздушных автомобилей и внезапно вскрикнув, выпрямилась. Спок подскочил, чтобы подхватить оборудование, и спросил:

– В чем дело?

– Моя спина, сэр, – ответила Нордланд. – Это иногда случается. Очевидно это случилось и теперь.

Нордланд была крепкой женщиной, чьи длинные густые пряди почти белых волос для удобства были стянуты на затылке. Спок знал, что она продолжит несмотря на боль, если он позволит ей, поэтому он сказал:

– Вы не сможете вытаскивать людей из воды в таком состоянии.

– Но я хочу помочь, сэр, – возразила Нордланд. Ее бледность отступала; казалось, теперь, когда в ее руках не было тяжелого агрегата, она не испытывала боли.

– Тогда займитесь моей работой, – сказал Спок, вручая Нордланд коммуникатор.

Он присоединился к Сареку в сборке аэрокара и занял место пилота. К этому времени вода бурлила вокруг Торгового Центра на высоте второго этажа. Он не видел никого кроме своих собственных людей, наблюдающих из верхних окон, и пытающихся решить, когда наконец-то можно будет спустить лодки.

Спок взлетел и направился к больнице; он увидел санитарные машины, снующие по земле взад и вперед между городом и медицинским городком, спешно оборудованным на склоне горы. Больница почти ушла под воду. На ее крыше оставались люди, но они были в безопасности – объекты их поиска находились в воде.

Они попадали то в восходящие воздушные потоки от нагретых за день крыш, то в нисходящие потоки от ледяной воды. Перепад температур создавал предательские завихрения ветра. Показания тепловых сенсоров в таких завихрениях были аномальны; прежде чем они смогут положиться на свои сенсоры, вода должна уйти. Поэтому они искали пострадавших визуально. В самом низу, где пересекались две главные улицы, потоки воды, столкнувшись друг с другом образовали водоворот.

– Там! – сказал Сарек, указывая на то, что сначала показалось непонятным синезеленым объектом брошенным в воду.

Когда они приблизились к нему, то различили три фигуры, две в синих комбинезонах из персонала больницы, и одного в больничном зеленом комбинезоне пациента. Мужчины в синем поддерживали его голову над водой. Спок спикировал вниз, и спросил:

– Ты сможешь держать аэрокар в устойчивом положении, отец?

– Я не знаком с этим транспортным средством, – ответил Сарек, закрепляя привязные ремни на себе и прикрепляясь к машине. – Ты пилотируй, а я спущусь вниз и помогу этим людям.

Через мгновение Сарек открыл дверь, и ветер чуть было не вытряхнул их из машины. Отец Спока опоясал себя и перелез на гондолу со своей стороны. Пациент в зеленом комбинезоне был вулканцем, и был без сознания. Такой ледяной воды было вполне достаточно, чтобы вырубить даже здорового вулканца. Спок боролся с управлением, ведя машину так, чтобы она скользила у самой поверхности воды.

Двигатели аэрокара протестующее стонали, ветер выл. Спок видел, что один из мужчин в синем что-то попробовал сказать Сареку, но его отец не смог понять что, и вместе они затащили вулканца на гондолу.

Еще мгновение и все встало на места, Спок держал аппарат прямо и немного выше завихрения, затем позволил Сареку воспользоваться моментом устойчивости, чтобы высунуться снова и закрепить ремни вокруг изнеможденных людей.

Вскоре оба оказались в безопасности, и Спок развернулся назад к Торговому Центру, потому что они находились слишком далеко от медицинского городка, чтобы вести туда истощенных промокших мужчин.

К этому времени медицинская команда «Энтерпрайза» была в полной готовности. Два медтехника Маккоя, Артур и Вестплейн, снимали пострадавших с гондол и укутывали в одеяла. Вулканец все еще был без сознания. Спок видел, что доктор Гарденс направила свой медсканер на него и жестом приказала отправить его по лучу на звездолет.

Тем временем Вестплейн, высокий, долговязый человек с темно-рыжими волосами и странно обветренным лицом для человека, который большую часть времени проводил на звездолете, склонился над другими двумя спасенными. Внезапно один из них сел, схватил медтехника за руки, и Вестплейн ничего не мог сделать чтобы успокоить его, пока тот не сказал ему что-то такое, отчего его обычно лаконичное отношение изменило ему.

Спок и Сарек были готовы улететь, когда Вестплейн подбежал к ним, размахивая руками. Спок открыл свою дверь, и Вестплейн сунул голову в кабину.

– Эти мужчины были дежурными санитарной машины, – сказал он. – Они везли трех пациентов, когда были пойманы наводнением – вулканца, которого вы спасли, одного из ученых Найсуса, и ту девушку с ромуланской кровью – T'Пайну!

Глава тридцать девять

Т’Пайна лежа в объятиях Бэу Дивера, все еще чувствовала себя немного странно. Кровопускание немного уменьшило неприятное ощущение раздутости, но она все еще мерзла и мучилась от жажды, хотя сознания больше не теряла. Она попробовала сосредоточиться на их положении.

– Теперь нам надо попробовать выбраться на поверхность, мистер Дивер.

– Не сейчас, – сказал Дивер. – Давайте удостоверимся что с вами все в порядке. Кроме того, я знаю, что вода не настолько холодна, чтобы убить меня, но кто знает вулканцев.

– Ромуланцев, – пробормотала она.

– Не вижу разницы, – ответил он. – Один небольшой фактор крови.

Она почувствовала его взгляд на себе, и изо всех сил постаралась удержать контроль.

– Тогда вы сами должны пойти туда. Вернетесь с помощью для меня.

Дивер медленно покачал головой.

– Только не сейчас, – повторил он. – Мы даже не знаем, успокоилась вода или нет.

В ответ Т’Пайна сильно задрожала.

– Сейчас! – сказал Дивер, с силой прижимая ее к своей широкой груди и пытаясь натянуть свою промокшую одежду на них обоих. – Нет, – остановился он, – так не пойдет. Перевернитесь, Т’Пайна.

– Перевернуться?

– На бок, спиной ко мне. Да, именно так, – повторил он, когда она покорно повернулась.

Он обхватил ее руками и одновременно прижался коленями. Внезапно, даже сквозь свой промокший больничный комбинезон, она почувствовала его тепло. Температура его тела была намного ниже, чем у нее, но в этот момент он обеспечил ей необходимое тепло.

– Вот и хорошо. Вы перестали дрожать, – сказал он, прижимая ее. – Только не вздумайте расслабляться. Я не хочу чтобы вы отключились.

– Я не буду, – пообещала она, борясь со слипающимися глазами.

Но Дивер был настороже.

– Т’Пайна, продолжайте говорить. Эй, я рассказал вам о своем гнусном прошлом. Теперь ваша очередь.

– Я… не знаю ничего… о моем гнусном прошлом, – ответила она.

– Страдаете амнезией, не так ли?

– Я не знаю… кто я.

– Уверен что знаете, – сказал он. – Вы маленькая девочка, которая спасла Найсус.

– Я не ребенок, – возразила она, и почувствовал, как напряглись его руки, и движение его лицевых мускулов, когда он улыбнулся.

– Нет, – сказал он, – я уверен, что вы не ребенок. Но я решил избрать для себя избрать путь джентельмена, а не пользоваться преимуществом нынешней ситуации.

– Преимуществом…?

– Один, с красивой женщиной в моих объятиях. Если кто-то узнает, что при этом я ничего не сделал, то что станет с моей репутацией?

Т’Пайна не знала, что на это ответить. Она соединила его комментарий с обычными шутками и инсинуациями, которые никогда не имели смысла, хотя она слышала их от невулканцев всю свою жизнь. Это не имело отношения к биологии воспроизводства; это было то, чего она никогда не понимала, то, что имело отношение к поцелуям и другим странным трогательным действиям, о которых она читала или видела на лентах.

Все же… теперь, когда она созрела, она начала понимать, с чем это было связано. Она вспоминала свою нелогичную реакцию на Сендета. Но он был необещанным мужчиной ее собственного вида – или по крайней мере ее собственной культуры. Почему Бэу Дивер ожидал, что она ответит ему?

Воспоминание о Сендете, тем не менее, напомнило ей прием на борту «Энтерпрайза», где она видела Сарека и Аманду, доктора Корригана и T'Мир. Для них это было возможно. Она вспомнила день, когда встретила Дивера, как он помог ей с детьми, насколько приятно должно быть было рядом с ним. Будь она в нормальном состоянии, смогла бы она ответить взаимностью мужчине, который так сильно отличался от нее? И были ли они на самом деле настолько различны? Как он их назвал – промежутками? В затянувшемся молчании Дивер произнес:

– Поактивнее, Т’Пайна. Расскажите мне о себе побольше. Вы медицинский техник.

– Да, – ответила она. – Я собиралась несколько лет поработать в больнице Найсуса, пока не выберу область специализации. Потом снова пойду учиться в соответствующее заведение.

– Соответствующее, – повторил он. – Вы когда-нибудь делали что-нибудь несоответствующее в своей жизни, Т’Пайна?

– Да, – ответила она.

– Правда? И что?

– Каким то образом… я родилась ромуланкой.

Она услышала как он рассмеялся. Люди были странными, но этот человеко-орионский гибрид был еще более странным. Она не понимала, почему он нашел ее слова такими забавными. Однако, прежде чем она успела спросить об этом, он сказал:

– А это не изменит ваши планы?

– Что вы имеете ввиду?

– Разве вам не любопытно? Я думал, что любопытство единственное чувство, которое признают вулканцы.

Т’Пайна знала, что она была любопытна; у нее просто не было времени, чтобы подумать об этом. Теперь, возможно потому что препарат перестал действовать, она начала задаваться вопросом, как она могла быть ромуланкой.

– Я понятия не имею, как узнать об этом, – призналась она Диверу. – Ромуланцы враги Федерации.

– Спросите Корсала, – предложил Дивер.

– Корсала? Клингонского инженера? Разве он знает обо мне?

– Я не говорил, что он знает, как вы попали в ту вулканскую колонию. Но клингоны поддерживают деловые отношения с ромуланцами. Корсал может знать, как направить ваш запрос по клингонским каналам и получить некоторые ответы от ромуланцев.

– Мистер Дивер, – спросила она, – откуда вы это знаете?

– Вам не кажется, что при таких обстоятельствах вы можете звать меня Бэу?

– Вы уклоняетесь от ответа.

– Ах логика возвращается. Совсем плохо. Вы так нравились мне запутавшейся.

– Я спросила вас, откуда вы знаете, что клингоны поддерживают контакт с ромуланцами.

– Хорошо, – ответил он, – я мог бы предложить вам спросить у орионцев, но я думаю, что вы можете больше доверять клингонам. По крайней мере, когда они враждебны, они открыто говорят об этом.

– О, – сказала она обеспокоенно. Тогда, вы утверждаете, что и орионцы поддерживают связь с ромуланцами?

– Орионцы имеют дело с любым, от кого они могут получить прибыль, – ответил он. – Они имеют дело со всем: с оружием, с наркотиками, с рабами. Меня однажды тоже чуть не продали.

– … Что?

– Вы же знаете, что они продают своих женщин.

– Да, каждый знает это.

– Так вот это единственный товар которым можно торговать в пределах Федерации, не особенно при этом рискуя. Но на их родных планетах они продают мужчин, женщин и детей. Я был еще ребенком, но уже в юности обладал душераздирающим обаянием. Орионский торговец по имени Зефат думал, что сможет получить за меня высокую цену как за экзотическую игрушку от какого-нибудь богатого орионца или клингонской семьи. Он завлек отца в игру. Азартные игры всегда были фатальной слабостью моего отца. Он замолчал.

T'Пайна не могла поверить тому, что услышала.

– Вы имеете в виду, что ваш отец играл на деньги и на вас?

– Не только играл на деньги; он проиграл.

– Тогда, как…?

– Моя мама, – ответил он. – Орионские женщины не так глупы, как считается. Орионские мужчины держат их в неведении. Но мой отец позволял маме делать то, что она хотела, пока она делала его счастливым. Она научилась использовать компьютер корабля не только для того, чтобы поддерживать чистоту. Когда она узнала что сделал отец, она отправилась за мной, вооружившись всей доступной информацией о Зефате которую смогла получить от Федерации и от других орионских женщин.

T'Пайна почувствовала, как напряглись его руки, когда он вспомнил то, что было очевидно болезненным опытом.

– Оброненные ею намеки позволили ей попасть на корабль Зефата. Он думал, что она пытается шантажировать его, и она позволила ему так думать. Ее поместили в ту же комнату, где был я. Зефат планировал убить мою маму, чтобы преподать мне урок. Но он не знал маму. Она узнала, кто были его враги, а благодаря информации Федерации и сплетнями других женщин, она дала им знать, в обмен на мою жизнь, что Зефрат их обманывает. Она сдала Зефрата трем его худшим врагам

– Ваша мать была очень храброй, – сказала Т’Пайна.

– Да, – ответил он. – Всегда. Я думаю она одна из тех, кого орионцы не смогли напугать. И мне жаль, что я не могу отрицать, что я один из них.

– Но вы не…, – начала она, а затем внезапно поняла что хочет сказать ему то же, что он говорил ей. – Вы такой же орионец, как и я ромуланка.

Он улыбнулся.

– И я о том же.

– Я думала, что вы математик, а не психолог, – сказала она.

– Я мастер на все руки, мисс, – сказал Дивер. Она неловко переместилась в его руках. – В чем дело? – спросил он.

– Я не знаю, – с усилием произнеслаT'Пайна. – Просто внезапно… стало трудно дышать. – Она мучительно сглотнула. – Возможно сыворотка все еще действует, приводит к обезвоживанию.

– Или возможно, – сказал Дивер, – заканчивается воздух.

T'Пайна перевернулсь, так чтобы увидеть его.

– Мы не можем больше ждать. Мы должны пробовать выбраться на поверхность.

– Вы правы, – сказал Бэу. – Только… – его голос затих.

Она поискала его глаза.

– В чем дело?

– Ладно, – продолжил он. – Я не могу сделать это так легко, как похвалялся вам. – Он приподнял одежду, чтобы показать ей длинную, глубокую рану на бедре. T'Пайна непроизвольно всхлипнула, ее собственная боль ушла на второй план.

– Это произошло когда нас протащило в одно из окон, – объяснил он. – Рана чертовски болит, и я не уверен что смогу справиться с ней в воде.

– Вы должны были сказать мне, – сказал T'Пайна.

Дивер улыбнулся.

– И дать вам еще один повод для волнения? И что тогда? Нет, я надеялся что кто-нибудь найдет нас, и нам не придется снова лезть в воду. Хорошая из нас получится пара. – Он оперся рукой о плечо Т’Пайна. – Попробуем? – спросил он, кивая на воду.

Т’Пайна глубоко вздохнула и кивнула.


Глава сорок


Спок вел аэрокар к тому месту, где они подобрали три жертвы наводнения. Внизу седьмая поисковая партия усаживалась в лодку и готовилась к выезду, потому что вода наконец-то успокоилась. Он ударил по кнопке коммуникатора.

– Партия семь.

– Шеврон здесь, мистер Спок, – пришел быстрый ответ. Это был компьютерный техник, второй после Спока в команде «Энтерпрайза».

– Мы знаем, что санитарная машина, перевозившая Т’Пайнау попала в ловушку, – сказал он Шеврону, передавая координаты.

– Это на нашем пути.

Судно направилось к перекрестку, подпрыгивая на волнах. Со своей удобной позиции Спок и Сарек снимали показания сенсоров, и обнаружили четкие признаки жизнедеятельности в одном из зданий.

– Есть живые в здании Федерации, мистер Шеврон, – сообщил Спок. – Встречаемся с вами на крыше.

Они проложил курс к зданию. Крыша была достаточно широка, чтобы позволить аэрокару приземлиться. Спок и Сарек выскочили и побежали к лестничному пролету, где два сотрудника службы безопасности в гидрокостюмах уже исчезали в глубине, таща за собой леер, прикрепленный к стойке крыши.

Шеврон подошел к двери, неся запасные баллоны со сжатым воздухом и дыхательные маски. Он повернулся к двум вулканцам и сказал:

– Думаю у нас и так достаточно героев. Кроме того вулканцы не были задуманы как водные животные, не так ли? Вы поможете буксировать нас, если случится неприятность.

С этими словами, он пристегнул свой собственный ремень безопасности к лееру, натянул дыхательную маску, и последовал за своими коллегами в проем. Сарек нахмурился.

– Нарушение субординации?

– Эксцентричность, – ответил Спок. – Капитан Кирк разрешает свободу действия, пока члены его экипажа хорошо справляются со своей работой. Мистер Шеврон просто пользуется этим в своих интересах.

– И это хорошо для дела, не так ли? – спросил Сарек.

– Действительно, – признал Спок, – очень хорошо.

Оставалось только ждать. Майхолз, другой мужчина из команды высадки, нервно расхаживал по крыше, проверяя через каждые несколько минут крепление страховочного троса. Спок не сказал ничего. Для людей было нормальным такое проявление стресса, и в то же самое время оно не мешало им действовать адекватно. Кроме того, он понимал, что чувствовал человек. Он сам был совсем не рад оказаться здесь и ждать в то время, как другие члены экипажа «Энтерпрайза» рискуют своими жизнями ледяной воде.

Глубоко вздохнув, Дивер легко скользнул в воду. T'Пайна услышала его резкий вздох, и увидела, как он побледнел от боли, когда вода коснулась раны. Чтобы справиться с собой он прикусил нижнюю губу.

– Теперь все в порядке, – сказал он T'Пайне, которая лежала на самом краю металлического шкафа позади него. Он потянулся к ней.

– Дайте мне вашу руку, и перекатитесь в…

Она внезапно перебила его.

– Слушайте! – сказала она.

– Что?

Это повторилось снова: кто-то стучал по металлической поверхности, три отчетливых удара. На сей раз и Дивер услышал это. Он приподнялся, держась рядом с T'Пайной и ударил три раза по шкафу, на котором они лежали. Немедленно последовал ответ из четырех ударов, которые он тут же повторил. Когда потом стало тихо, он произнес:

– Они должны точно определить, где мы находимся. Очень скоро мы отсюда выберемся.

Вскоре вскоре рядом с ними появились три человека в водолазных костюмах. Приняв в воде вертикальное положение, один из мужчин снял свою маску и спросил:

– Вы ранены? Плыть сможете?

– Сможем, – ответил за обоих Дивер.

Другой из спасателей помог им одеть дыхательные маски и закрепил баллоны с воздухом. Неохотно T'Пайна соскользнула в ледяную воду, где один спасателей закрепил на ней страховочный трос, а затем взял ее за руку.

– Большая часть пути не освещена, – сказал он. – Главное следуйте по страховочному тросу и мы вас выведем.

Потом мужчина, который говорил с ними, натянул свою дыхательную маску, и они все нырнули в ледяную воду. Возможность дышать под водой была большим облегчением, но T'Пайна чувствовала как цепенеют руки и ноги. Хотя ее разум наконец-то прояснился, в мускулах почти не осталось сил, и спасателям пришлось тащить ее.

Наконец они выплыли в узкую башню с неподвижной водой, которая была здесь не черной, а светло серой. Когда они поднялись, вода посветлела еще больше, и T'Пайна поняла, что они оказались на лестничной клетке с прямоугольником неба вверху, где была открыта дверь.

Они всплыли, и потянулись к лестнице, когда внезапно вода безумно забурлила! T'Пайну швырнуло на одного из спасателей, и он оказался зажатым между нею и лестницей, потому что она беспомощно билась о него. Потом ее отбросило в противоположном направлении, и ударило баллоном со сжатым воздухом, когда она отлетела вперед. Лидер снова спустил свою маску, и прокричал:

– Не потеряйте трос!

Все заскользили вбок! Лестница разрушилась, и та ее часть что была над водой обрушилась на них. Открытый дверной проем приближался, и T'Пайна попробовала последовать примеру спасателей, и, быстро перебирая страховочный трос руками, погрузилась в воду. А затем рухнула крыша, вынуждая их всех нырнуть под ледяную воду еще раз, чтобы не попасть под обломки.

Одновременно Спок и Сарек ощутили как дрогнула крыша под их ногами. Они видели, что пустой аэрокар начал скатываться к воде и бросились к нему, пробуя удержать его прежде, чем он погрузится в воду. Позади них Майхолз выкрикнул:

– Здание разрушается! – Он очертя голову бросился к лодке, упал в нее, и освободил тросы.

Сарек добежал до аэрокара первым, и не стал ждать, пока Спок окажется на борту, а завел двигатель. Спок прыгнул на пассажирское сидение с противоположной стороны в тот момент, когда крыша ушла у него из-под ног. Он держался за раскачивающийся флайер, потому что его отец не имел опыта пилота, а когда они поднялись выше, быстро пристегнулся страховочными ремнями. Внизу он увидел Майхолза в лодке. Он низко наклонился, стараясь достать плавающую в воде катушку страховочного троса. И это ему наконец удалось, когда две женщины схватили его за ноги и втащили назад в лодку.

Потом втроем они принялись наматывать трос пока…

Чья- то голова появилась на поверхности! Это был один из спасателей в гидрокостюме, который с помощью людей в лодке вытащил мужчину в больничной одежде. Завернув пострадавшего в одеяло они направили все свое внимание на тех, кто еще оставался в воде.

Вторая голова в маске взломала водную поверхность, и за ней третья. Между собой они поддерживали женщину в зеленом больничном комбинезоне, а ее длинные темные волосы, стелились по воде.

Воздушные пузыри, выброшенные из разрушенного здания подбросили лодку, как раз в тот момент, когда спасательная команда пыталась втащить женщину на борт. Когда они наконец оказались на борту, Роджерс взял коммуникатор.

– Спускайте аэрокар, так чтобы мы смогли загрузить пациентов, мистер Спок.

Он сделал это, а затем оставив Сарека поддерживать устойчивость поднялся, чтобы помочь. Бледная T'Пайна была в сознании. Другой пациент, мужчина, отключился от холода.

– Бэу! – крикнулаT'Пайна, но ответа не последовало.

В бурлящей воде потребовалось несколько попыток, чтобы передать и T'Пайну и мужчину на борт. Борясь за устойчивость аэрокара, Сарек сообщил, что T'Пайна найдена и в сознании. К тому времени когда Спок занял свое место, Сорел уже был на связи.

– Пожалуйста привезите T'Пайну прямо в медецинский городок.

Они взяли курс к холмам, тщательно пробиваясь через скопление аэрокаров и ховеров все еще занятых перевозкой спасенных. Вода теперь пестрела всевозможными лодками, которые подбирали оставшихся в живых. Спок видел, как орионская женщина сняла гаитианку и ее ребенка с верхушки дерева. Команда телларитов скользила по воде на баркасе, чтобы снять людей из окон. Вода медленно отступала, крыши невысоких зданий теперь выступали на два метра над поверхностью.

Худшее было позади. Теперь предстояло подсчитать спасенных и погибших. А потом начнется трудная работа по очистке и восстановлению города.

Спок взглянул на затопленный пейзаж, и задался вопросом, сколько времени потребуется на восстановление Найсуса.


Глава сорок один


В медецинском лагере Сорел с облегчением узнал о том, что Т’Пайна выжила. Он пошел искать T'Кир, которая уже вернулась к своей работе несмотря на то, что сама поправилась совсем недавно.

– Спасибо, Сорел, – сказала ему она, и в ее глазах засветилось облегчение. – Я пойду с вами.

Они встретили аэрокар и Спока, который вместе с Сареком выгружали пациентов. Но для отца и сына все еще было много работы, и они не могли задерживаться; закончив разгрузку они тотчас же отправились на поиски других жертв. T'Кир склонилась над дочерью.

– T'Пайна…

– Я в порядке, мама, – настаивала молодая женщина, пробуя подняться на ноги. – Бэу, он спас мне жизнь. Насколько серьезно он ранен?

Медсканер быстро подтвердил, что Т’Пайна почти в норме, поэтому Сорел направил прибор на ее компаньона, узнав орионо-человеческий гибрид. Как и T'Кир он был спасен от смерти благодаря сыворотке из крови Т’Пайны, и только начал выздоравливать.

– Он просто без сознания, – заверил Т’Пайну Сорел. – из-за истощения и его раны. Позвольте ему поспать. Он оправится через день или два. Но пока мы не можем ввести ригелианский препарат Т’Пайне.

Единственным проявлением эмоций в этот момент было то что она моргнула. Потом, оглядевшись вокруг, она кивнула.

– Конечно, Целитель.

Это наводнение нарушило карантин. Спасатели не боялись трогать пострадавших людей, и при этом не считали, что подвергают себя риску, потому что они спасали жизни.

К окончанию наводнения случаи, связанные с чумой опять участились, и больница Найсуса опять заработала. Команда «Энтерпрайза» приложила все усилия чтобы вычистить грязь, восстановить мебель и оборудование.

Первой задачей стало найти и опознать погибших. Сама чума, которая отвлекла всеобщее внимание от безопасности дамбы, внесла вклад в наводнение, унесшее не так много жизней. В результате, погибло меньше пятидесяти человек. Сообщество, разделенное из-за чумы, вновь сплотилось от этой трагедии, нося траур.

Они возлагали надежду на вакцину. Теперь те у кого кровь была на основе меди больше не боялись смерти. Если они заболевали, то немедленно получали необходимое лечение. Хотя Т’Пайна не могла дать достаточно крови для сыворотки, чтобы делать прививку всем, они теперь могли вылечить каждый новый случай чумы, как только выявлялась жертва заражения. Для вулканцев, орионцев, ригелианцев и других рас с кровью на основе меди, кризис был закончен.

Но не для другой половины населения Найсуса. Леонард Маккой поместил Корсала и его старшего сына снова на стимуляторы, но девятилетний Карл не мог больше выдерживать это. Для клингонов не существовало ничего подобного ригелианскому препарату, и сыворотки не хватало.

Каждый на Найсусе задавался вопросом, почему Корсал не позвал своих соотечественников на помощь, но ответ пришел быстро. Мало того, что клингоны обладали иммунитетом, но и их кровь содержала лекарство, за которое они могли потребовать с Федерации выкуп. Чума была оружием, которому нельзя было бы позволить попасть в их руки. К счастью для их мира, они не знали, что это уже произошло.

Джеймс Т. Кирк так не считал. Капитан «Энтерпрайза» пришел лично, чтобы сообщить Корсалу:

– Офицер Звездного Флота, коммандер Смайз, задержала Борта. Но он отказывается говорить, послал ли он сообщение клингонской Империи, хотя наш компьютер зафиксировал закодированное послание, которое мы пока не можем вскрыть. Его послали перед самым наводнением.

– Могу я просмотреть это сообщение, капитан Кирк?

Когда Кирк показал ему это, он сказал:

– Это не коды клингонов. Я отказался дать ему шифр. Это орионцы; Борт послал сообщение через своих собственных людей, хотя это и задержит его доставку и он рискует тем что в орионской системе кто-нибудь его расшифрует.

– Но оно пройдет, – с нажимом спросил Кирк.

– Мне жаль, но я в этом не сомневаюсь, капитан.

– Я отправлю ваше сообщение командованию Звездного Флота. Что будет дальше, зависит от них. Конечно Борт пойдет под суд. Вам, вероятно, придется свидетельствовать против него, Корсал.

– Я знаю. Капитан Кирк, я хочу межгалактической войны не больше вашего.

– Но орионцы хотят; они уже пробовали сорвать конференцию на Бабеле, чтобы ослабить Федерацию. Они смотрят на войну как на возможность ограбить обе стороны. Странно… только посвященные ученые прибывают на Найсус. Вы не типичный клингон. Почему орионцы должны был послать типичного орионца?

Корсал проигнорировал скрытое оскорбление клингонов в целом, понимая, что Кирк имел ввиду совсем не это, и сказал:

– Не думаю, что есть какой-либо другой вид орионцев.

– А как же ваша жена, – сказал Кирк. – Она настоящая леди.

– Орионские женщины, – сказал Корсал, – не образованы, но при этом подвергаются идеологической обработке. Сеела выросла на Найсусе, и несмотря на все усилия Борта, кажется, поглощена…, тем что вулканцы называют IDIC, а не орионским эгоцентризмом.

– Вы правы, – сказал Кирк. – Фактически, среди картин, автоматически снятых камерами спасательных катеров есть такие, которые вы захотите увидеть, и на которых Села спасает людей.

– Вы имеете ввиду… она пошла в наводнение?

– В маленькой лодке, – сказал ему Кирк. – Посмотреть стоит ли дом.

– Я построил его с моими сыновьями, – сказал Корсал. – Сеела испытывает крайне неприятное чувство находясь в лодке; она очень боится утонуть.

– Похоже она больше боялась за других людей, – сказал Кирк. Он улыбнулся, и посмотрел на две пустых кровати в комнате. Сыновья Корсала наконец получили долгожданную экскурсию по инженерному отсеку. – Я сказал бы что у вас вся семья герои, Корсал.


Глава сорок два


Больница была переполнена. Поскольку все меньше вулканцев и других людей с кровью на основе меди заболевали, Сорел прекратил вводить Т’Пайне стимулятор и разрешил ей работать в лаборатории.

По крайней мере удалось привить всех полукровок; новой разновидности болезни не появлялось, и не было больше потребности изолировать детей. У руководителя лаборатории появилось время, чтобы преподать T'Пайне свою методику, и вскоре оттуда посыпались сообщения об успехах молодой женщины.

Биохимики пробовали синтезировать факторы устойчивости из ромуланской или клингонской крови, но этот проект мог занять месяцы и даже годы.

Тем временем, люди, гаитианцы, лемнорианцы, и другие с кровью на основе железа заполняли больничные койки. Медицинский персонал работал сверхурочно вместе с добровольцами, которые занимались неквалифицированной работой.

Бэу Дивер тоже стал волонтером. Когда-то в своем пестром прошлом он учился на парамедика; его взяли водителем санитарной машины, хотя в конце цонцов он продемонстрировал, что вполне может найти вены фактически у любой расы, и Сорел, надавив на доктора Сертогу, добился его перевода на станцию забора крови – не смотря на то, что целитель знал, что единственным стремлением Дивера было желание видеть T'Пайну, когда он привозил образцы в лабораторию.

Возможно Сорел чувствовал влечение Дивера к T'Пайне из-за его собственного отношения к матери девушки. В больнице Академии Вулкана Сорел работал со множеством квалифицированных медсестер. С T'Кир, однако, он обрел ту же самую связь, которая образовалась у него с его партнером, Дэниелом Корриганом. Слова были не нужны, их взаимодействие возросло до уровня искусства.

Наряду с чумой, в городе проявлялись и обычные болезни и травмы. Чтобы отвлечься, он присоединиться к Дэниелу в операционной, который занимался повреждениями, вызванными наводнением.

В операционной Сорел вошел в легкий мелдинг с бессознательным пациентом, помогая Дэниелу при операции, в то время как T'Кир выполняла обязанности медсестры. Было ли это игрой воображения (то, что Сорел никогда не приписывал себе) или же действительно их взаимодействие стало таким слаженным, какое Сорел еще никогда не испытывал?

Оставив T'Кир заниматься пациентом, Сорел и Дэниел вернулись к миру, находящемуся во власти чумы. Прежде, чем они вошли в эту неприятную действительность, Дэниел остановился.

– Хорошо? – спросил он.

– Это вопрос? – ответил Сорел.

– Приди в себя, друг, – сказал его человеческий партнер. – Что ты собираешься делать с T'Кир?

– Делать с ней?

Дэниел положил руки на бедра, и уставил синие смеющиеся глаза на Сорела.

– Если ты не попросишь ее выйти за тебя замуж, то я сделаю это за тебя.

– Дэниел!

– Я имею право, – заметил Дэниел. – Я твой зять, помнишь? T'Мир согласна со мной. Если ты не сблизишься с T'Кир, мы сделаем это. Сорел, она подходит тебе… и кроме того, я хочу видеть ее в моей операционной!

– T'Кир живет здесь, на Найсусе, – указал Сорел.

– Она родилась на Вулкане, выросла там, – сказал Дэниел. – Ее дочь может остаться здесь или вернуться на Вулкан, как ей понравится – а по мне, так Т’Пайна вскоре сама выберет себе пару. У тебя нет никакой причины задерживаться, Сорел. Фактически, ты вполне можешь упустить свой шанс. Ты не подумал о том, что вокруг полно других более предприимчивых мужчин, желающих завладеть ТКир? "

– Завладеть? Это не скрытая ловушка? – спросил Сорел, знакомый с английским выражением, – Что значит завладеть?

– Значений много, – сказал Дэниел. – В данном случае это означает бросить вызов и получить то что тебе нужно.

– Человеческие языки так нелогичны, – прокомментировал Сорел.

– А ты логичен? Обсуждаешь это со мной вместо того, что быть у ее ног?

– Это не вулканский способ предложения брака.

– Ага? – сказал Дэниел, с блеском в глазах. – Скажи это своей дочери. Она же не отвергла меня!

Было бесполезно спорить дальше. Сорел знал своего партнера слишком хорошо: если он сам не сделает предложение T'Кир, Дэниел выполнит свою угрозу. Чувствуя себя неловко Сорел пошел искать T'Кир. Он нашел ее рядом с пациентом. Он остановился возле диспенсера в прихожей, чтобы взять два стакана фруктового сока. Вместо приветствия Сорел предложил один из стаканов T'Кир.

– Вы превосходно работаете в операционной, – сказал он.

– Это удовольствие работать с вами и Дэниелом, – ответила она. – Я теперь знаю, почему вас считают лучшей бригадой врачей.

– После сегодняшнего дня, – перехватил инициативу Сорел, – если вас не будет рядом с нами, мы будем чувствовать, что наша команда потеряла важного члена.

Она уставилась на него.

– Сорел…

– T'Кир, пойдемте в сад.

Больница была построена так, что повсюду располагались маленькие дворики, чтобы дать пациентам и свободному персоналу немного свежего воздуха. Правда все сады пострадали от наводнения, и были залиты грязью и тротуары и скамейки. Даже там, где раньше были растения, теперь лежала только высохшая грязь. Но стоял теплый весенний день, и когда Сорел взглянул в синие глаза Т'Кир, мир показался прекрасным местом и без цветов.

Они сидели рядом на скамье, не соприкасаясь, и Сорел медленно потягивал сок, подыскивая нужные слова. Пустоту в его разуме очень хотелось заполнить присутствием Т'Кир, но он не знал, как сказать это.

Т'Кир старательно ограждала свои мысли; даже сильное экстрасенсорное восприятие Сорела не могло пробиться через ее барьеры без прикосновения. Он был вынужден положиться на слова.

– Т'Кир, – сказал он тихо, – если это кажется вам столь же логичным, как и мне, я хотел бы объединиться с вами.

Ее глаза улыбнулись, хотя она попрежнему оставалась серьезной.

– Сорел, это не логично, но… нет, – добавила она быстро, пресекая его попытку объяснить свою логику, – не говорите ничего. Мне очень трудно говорить. Мой дом здесь, а ваш находится на Вулкане. Ваши дети уже взрослые и женаты, а моя дочь все еще необещанная и она в шоке от недавнего открытия относительно своего происхождения.

– Т’Пайна обладает исключительным контролем для такой молодой девушки, – заметил Сорел. – Каждый вулканец почел бы за честь сделать ее членом своей семьи.

– Однако, она нуждается в моем совете, потому что она решает, что делать дольше. Здесь на Найсусе не возникнет вопроса о ее ценности. А на Вулкане…

– Вулканцы сослали тех, кто отказывается принимать концепцию IDIC, – заметил Сорел. – Т’Пайне не стоит опасаться того, что ее не примут, особенно в Шикхаре. Моего партнера и зятя Дэниела Корригана приняли как вулканца, даже сама T'Пау.

Т'Кир покачала головой.

– Сорел, почему вы спорите? Это не вопрос логики.

– Я… не понимаю, – сказал он категорично; он понимал только то, что она похоже, отказывала ему.

– Это не логично, – повторила она. – Моя дочь должна быть моим самым большим беспокойством, пока она не смирится с этим новым знанием о себе. Я не должна думать о себе, и все же вы вошли в мою жизнь именно теперь, а не в более удобное время. Я не могу задерживать вас; вы должны найти жену.

– Это не критическое положение, – заверил он ее.

– Но в конечном счете, если я откажусь, вы должны найти другую. Но я не хочу, чтобы вы взяли другую, Сорел. Именно поэтому я говорю, что это не логично. Я… хочу соединиться с вами.

Это прозвучало настолько внезапно, настолько неожиданно, что на мгновение он не понял, что она только что дала свое согласие. Потом, не осмеливаясь произнести что-то неуклжее, он поднял свою руку, вытянув два пальца. Т'Кир прикоснулся своими пальцами к его, и он почувствовал ее заботу, теплоту и обещание.

– Когда? – спросил он.

– Скоро, – ответила она. – Как только ситуация улучшится настолько, что мы сможем спланировать время, когда вы я, Т’Пайна, T'Мир, и Дэниел, сможем собраться вместе без опасения быть прерванными.

– Да, – ответил он. – И, T'Кир – нет никакой особой необходимости, чтобы мчаться на Вулкан на первом же транспорте. Мы останемся на Найсусе до тех пор, пока вы не убедитесь, что ваша дочь больше не нуждается в вашем совете.

Он улыбнулся, видя ее легкую улыбку посвященную только ему одному. Причина для этого была вполне достаточна.


Глава сорок три


Корсал изучал сочинение человека по имени Чосер, когда капитан Кирк появился в дверях.

– Здесь есть кое-кто, кто хотел бы вас видеть. Если конечно вы готовы к этому, – сказал Кирк.

– Я готов, – ответил он. – Пожалуйста, попросите их войти.

Он узнал T'Пайну, хотя формально они никогда не встречались, и он был знаком с Бэу Дивером, математическим гением, который расстраивал инженера тем, что применял свои блестящие открытия на практике забывая при этом об осторожности. Они были последними людьми, которых он ожидал увидеть.

T'Пайна нерешительно приблизился к Корсалу.

– Мастер мысли Корсал. Я прошу вашего покровительства.

– Все что в пределах моих возможностей, T'Пайна, – ответил он. – Я знаю из-за чего вы пришли. И пожалуйста, не будьте настолько официальны. Никаких званий. Что я могу сделать для вас?

Она посмотрела на Дивера, и сказала:

– Бэу… мистер Дивер сказал мне, что вы можете знать…, как так случилось, что я оказалась ромуланкой. Ведь клингоны поддерживают с ромуланцами дипломатические отношения, не так ли.

Капитан Кирк резко обернулся.

– Это секретная информация, Дивер. Предполагается, что клингонам не известно, что мы знаем об их союзе с ромуланцами. Как вы узнали об этом?

– От орионцев, – ответил Дивер, – когда я был ребенком мы дрейфовали вокруг границ Федерации. Каждый в кругу моей семьи знал это.

– Не стоит беспокоиться, капитан, – сказал Корсал. – Я не в том положении, чтобы сообщить об этом на родину. T'Пайна, – добавил он, – боюсь теперь все клингонские каналы, и высшее командование закрыто для меня. Однако, я могу сказать вам, что есть ромуланская традиция оставлять младенцев на захваченных планетах.

– Пожалуйста расскажите мне.

Глаза девушки умоляюще расширились, хотя она по прежнему поддерживала вулканский контроль.

– И клингоны и ромуланцы заботятся о генетических линиях своих кланов, – сказал ей Корсал, – но ромуланцы имеют традицию мести из-за клановой вражды. Похищают младенца – важного младенеца, наследника большой династии, или ребенка, брак которого может однажды закрепить союз между сильными кланами. Грубый метод состоит в том, чтобы убить ребенка и послать тело родителям. Но ребенок может быть оставлен среди преступников. Если он вырастет преступником, рано или поздно его идентифицируют, и он станет причиной позора клана.

– Самая редкая, но и самая разрушительная форма мести –для вашего врага конечно – когда крадут ребенка и отдают его более сильному врагу – откуда невозможно его вернуть, но можно наблюдать, как он растет среди людей, которых вы ненавидите.

– T'Пайна, – продолжил Корсал, – я полагаю, что вы жертва такой мести. Мы все знаем о вашем происхождении, как вы были обнаружены после разрушения вулканской колонии Пять. Та планета расположена достаточно далеко от Нейтральной Зоны; набег не был предупреждением для Федерации.

– Я могу только предполагать, но это была небольшая колония. Набег, возможно, был предпринят членами ромуланского клана, который похитил вас. Убивая всех кроме детей, они гарантировали, что те, дети которые выживут все будут отправлены на Вулкан, вглубь Федерации. Зная, что вулканцы примут вас, они таким образом поместили вас туда, где ваши настоящие родители не имели никакого шанса вернуть вас. Если только они когда-нибудь смогли узнать, что именно случилось с вами.

T'Пайна сидела в тишине, как будто пробуя усвоить то, что он сказал ей.

– Тогда я никогда не смогу узнать, кем были мои биологические родители.

– Боюсь, что не сможете, – сказал Корсал. – Клингоны не смогут провести для вас это расследование, даже если и захотят. А насколько мне известно Федерация вообще не поддерживает деловых отношений с ромуланцами.

Кирк уставился на него.

– Но у клингонов было для этого достаточно много времени, не так ли? Это не новый союз.

– Новый? Нет, но клингоны не встречались с ромуланцами с тех пор, как они начали усовершенствовать свои звездолеты!

– Капитан Кирк! – Корсал вздрогнул, услышав голос Ухуры.

– Кирк здесь, – ответил капитан, ударяя по кнопке коммуникатора на терминале Кевина. Ухура выглядела весьма обеспокоенной.

– Капитан, нас приветствует клингонский имперский крейсер Звездный Разрушитель.

– Переведите их сюда, – приказал Кирк, не выказывая собственного беспокойства.

Экран дрогнул, и изображение мостика после вспышки сменилось образом клингонского капитана.

– Кирк, – сказал он, – я Кеф, капитан Звездного Разрушителя. Мы прибыли сюда в поисках… – Внезапно темные глаза на экране посмотрели мимо Кирка, на Корсала. – О! Корсал. Вас то мы и ищем. Вы больны? Почему мы так долго не получали от вас никаких сообщений? – Кеф наклонился ближе. – Почему мы должны узнавать о событиях на Найсусе от орионцев?


Глава сорок четыре


Джеймс Т. Кирк уставился на изображение клингонского капитана.

– Я… не болен, – ответил Кефу Корсал.

– Тогда почему вы в изоляторе звездолета Федерации?

Корсал промолчал. Кеф спросил:

– Почему вы отказываетесь говорить, Корсал?

– Я не могу, – ответил Корсал.

Клингонский капитан нахмурился. Его глаза обратились к Кирку, потом он снова посмотрел на Корсала.

– Говорите. Я приказываю вам.

– Я не могу, – повторил Корсал. Он пожал плечами. – Если я это сделаю, я втяну Клингонскую Империю и Федерацию в позорную войну, потому что когда наши подросшие дети придут в Черный Флот и встретят нас, они будут бороться не с врагами, они будут мстить за нас.

Кеф искал глаза Корсала. Когда стало очевидно, что Корсал не собирается говорить, Кеф воскликнул:

– Вы глупец! Вы и этот треклятый орионец думаете, что нам ничего не известно об этой болезни на Найсусе. Мы знаем, что она собой представляет, и что мы обладаем иммунитетом к ней.

– А знаете ли вы, – отрезал Корсал, – что клингонская кровь может быть использована, чтобы иммунизировать представителей других рас?

Кеф задумался.

– Вы… защищали нас? Это правда, Корсал?

– Да. Мы взяли под контроль эпидемию на Найсусе. Никто, кто был болен, не покинет планету без обязательной иммунизации. Эпидемии в Федерации не будет. Не будет и спроса на клингонскую кровь.

Кирк перебил:

– Кеф, откуда вы так много узнали о чуме? Если бы Борт хотел продать ее вам, он не стал бы давать вам достаточно информации, чтобы можно было определить местонахождение источника.

Клингон улыбнулся, показывая только кончики своих зубов.

– Именно поэтому я хотел, чтобы Корсал сказал мне. Теперь вы знаете, что мы расшифровали последний код Звездного Флота, а так как вы сообщите об этом факте командованию, нам придется взламывать и новый.

Кирк вынужденно улыбнулся в ответ.

– Точка равновесия. – он посерьезнел. – Раз вы знаете об этой болезни, можем мы просить о вашей помощи? Как сказал Корсал, эпидемия под контролем, но еще не все кончено. Мы можем применять сыворотку только в критических случаях. И прежде, чем кто-либо сможет покинуть Найсус, их надо иммунизировать

К удивлению Кирка, Кеф ответил сразу:

– Да, моя команда пожертвует кровь, в которой вы так нуждаетесь.

– Почему? – с подозрением спросил Кирк, из-за слишком легкой победы.

– Возможно мы предпочитаем дать нашу кровь добровольно, а не заставлять вас брать ее силой, – ответил Кеф.

– Мы не стали бы…

– Что, капитан, – сказал Кеф, – спасать Федерацию? Если бы ситуация изменилась, если бы вы не помогли нам, разве вы не ожидали бы, что я возьму вашу кровь силой, чтобы спасти жизни клингонов? Стали бы вы добровольцем или нет?

– Надеюсь, – ответил Кирк, – что мои рассуждения менее циничные, и я полагаю, капитан, что ваши тоже.

– Доноры уже подбираются, – сказал Кеф, игнорируя попытку Кирка к согласию. – Кроме того у нас есть формула, по которой можно синтезировать фактор устойчивости, но процесс займет двадцать дней. До этого момента вы можете сдерживать чуму сывороткой. Первая партия крови готова к транспортировке.

Кирк позволил Ухуре передать линию связи Маккою, в то время как Кеф соединял своего врача с доктором Федерации. Пока все это продолжалось, Кирк обратился к Корсалу.

– Что вы думаете?

Корсал улыбнулся, не показывая зубов.

– Я думаю возможно клингоны и люди не так уж и отличаются.

– Тогда, почему вы боялись сообщить о болезни?

- Именно потому, что мы настолько похожи. Среди наших народов есть те, кто использовал бы даже эту болезнь как оружие. Если бы я знал, что у моих людей уже есть средство, я послал бы за помощью немедленно.

Но Кирка ответ не удовлетворил. Когда Кеф вернулся на экран, он спросил:

– Вы прибыли на Найсус из-за сообщения, которое послал вам Борт?

– Нет. Если бы мы знали о чуме, мы прилетели бы еще раньше, и привезли бы синтетической сыворотки. Мы здесь, потому что передачи Корсала резко прекратились тридцать дней назад. Технологические открытия сделанные на Найсусе, даже при том, что они не имели отношения к оружию, были неоценимы для клингонской Империи. Мы не хотим прекращения научного сотрудничества между Федерацией и Империей. Когда Империя не смогла связаться с Корсалом, нас послали, чтобы узнать почему. В пути мы получили сообщение Борта, но когда мы вошли в подпространственный радио-диапазон, и расшифровали ваши передачи, мы обнаружили, что ваша чума была тем, о чем мы подозревали.

– И в вашем компьютере совершенно случайно оказалась формула синтетической сыворотки? – спросил Кирк.

– Разумеется наш главмед знал об этом.

– Разумеется? – переспросил Кирк. – Почему разумеется? Кеф, вы обладаете иммунитетом к этой заразе! Почему же ваш стармед знал формулу лекарства?

– Капитан… – запротестовал Корсал.

Кеф усмехнулся.

– Вы заслуживаете свою репутацию, Кирк. Вы правы; этот мутирующий вирус известен в клингонской Империи, даже при том, что большинство из нас обладают иммунитетом. Спросите Корсала. Он не мог бы узнать генетическую структуру вируса, но каждый клингон знает об Имперской чуме. – экран погас.

Кирк развернулся к Корсалу.

– Ладно, рассказывайте. Что это за имперская чума?

К его раздражению Корсал рассмеялся. Но это был болезненный смех иронии.

– Если это действительно так, клингонская Империя наверняка не сможет воспользоваться ей как оружием!

– Почему нет? – спросил Кирк.

– Потому что клингоны не только не имеют к ней иммунитета, но и отторгают антитела из другой клингонской крови. Вся клингонская Империя была иммунизирована против имперской чумы, чтобы не подвергать опасности наших лидеров были. Для них это смертельно. Вы видели, как быстро убивает мутировавший вирус –за те двадцать дней, что требуется для синтеза лекарства, большинство из них были бы уже мертвы.

Имперская раса. Кирк знал, что реальные лидеры Клингонской Империи никогда не показывались на нейтральных территориях, граничащих с Федерацией, хотя они были замечены там в дни Первого Контакта. Он видел старые изображения мужчин с бугристыми лбами, которые носили волосы длиннее чем обычные клингоны, которых он знал.

– Но почему вы не узнали чуму? – спросил Кирк.

– Я говорил вам: всех клингонов империи стандартно иммунизировали. Болезнь не была замечена в клингонской Империи в течение нескольких поколений, к тому же, как сказал Кеф, медицина не моя область. Один из ваших врачей смог бы узнать случай, скажем, оспы, а смогли бы вы, капитан?

– Думаю вы правы, – признал Кирк. Он расслабился. – По крайней мере теперь мы не должны волноваться о Борте; ему нечего продать. Корсал, я доверяю вам. И я думаю, что могу доверять научному личному интересу Кефа.

Пока он говорил, прибыл мистер Скотт с Кевином и Карлом. Оба мальчика были взволнованны, но они тихо сели на кровати Кевина, когда Скотт спросил:

– Ну и что Кеф?

– Капитан клингонов отправляет нам кровь, которую жертвует его команда, чтобы остановить чуму, – сообщил ему Кирк, наслаждаясь изумлением главного инженера.

Скотт посмотрел на Корсала на его двух сыновей, потом на T'Пайну и Бэу Дивера у двери.

– Спасены клингонами и ромуланцами. Клингоны в Звездной Академии. Капитан, мы случайно не попали в странную космическую аномалию?

– Нет, Скотти, – заверил его Кирк, и объяснил сложившуюся ситуацию. Потом он обратился к Кевину, который слушал затаив дыхание.

– У вас, молодой человек, кажется, снова есть выбор.

– Я все еще хочу пойти в Звездную Академию, – ответил мальчик. Потом посмотрел на отца. – По крайней мере я хочу попробовать это.

– Возможно, – сказал Кирк, – когда вы получите высшее образование, мы будем иметь настоящий союз вместо вооруженного перемирия с народом вашего отца. То что происходит на Найсусе, конечно способствует этому.

– Я надеюсь на это, сэр, – ответил Кевин.

Кирк обратился к T'Пайне и Диверу.

– Если мы действительно улучшим отношения с клингонами, – предложил он девушке, – вы возможно сможете найти своих родителей.

– Возможно, – сказала она, но несмотря на ее вулканский контроль он услышал тоску в ее голосе.

Бэу Дивер положил руку ей на плечо. Она не стала пожимать плечами, но обернулась, чтобы посмотретьему в глаза.

– Пожалуйста, Бэу, не делайте этого.

– T'Пайна, у вас есть семья, – сказал мужчина. – Кого заботит ваше происхождение? Вы самодостаточны, но я хочу узнать вас получше, если вы мне позволите.

На сей раз она действительно потянулась, чтобы убрать его руку.

– Я имею честь называть вас другом, Бэу, но после повторного брака моей матери, я должна начать принимать свои собственные решения.

– Вы решили вернуться на Вулкан? – спросил он.

– Нет. Я останусь на Найсусе.

– Тогда хорошо, – сказал Дивер с обезоруживающей улыбкой, – это даст мне время и возможность.

Вскоре прибыл доктор Маккой, бросил взгляд на T'Пайну и Дивера, и произнес:

– Корсал, вы вольны уйти, как только почувствуете себя в хорошей форме, то же самое относится к вам, мальчики.

– Спасибо, доктор, – сказал Корсал, вставая с кровати. – Я буду рад вернуться к своей работе. Кевин, те планы, над которыми мы работали для улучшения безопасности дамбы…

– Если мы правы, больше никогда не случится наводнение, подобное этому, – ответил мальчик, вынимая из компьютера свой диск.

Кирк направился в офис Маккоя, потому что у него были новости для доктора, как только он закончит выселять клингонов из изолятора. Он нашел там Спока, изучающего диаграмму на медицинском компьютере.

– Лекарство?

Спок кивнул.

– Лекарство, капитан. Оно нейтрально к гемоглобину; его можно синтезировать и для крови на основе меди и для крови на основе железа. – Он оглянулся. – Предоставленное клингонами.

– Значит эпидемия IDIC распространяется, – подвел итог Кирк.

Одна из бровей Спока на мгновение поднялась, но потом он понял, что имел ввиду Кирк.

– Да, бесконечное разнообразие, возможно, обеспечило питательную среду для болезни, но оно же обеспечило и лекарство. И не только это. T'Пайна, Корсал, все люди, которые пришли, чтобы помочь.

Присоединившийся к ним Маккой услышал слова Спока.

– Плохо, что мы не останемся на Найсусе подольше. Дополнительная сыворотка из крови вылечит всех оставшихся критических пациентов. Через двадцать дней мы получим синтетическую сыворотку, и сможем иммунизировать всех остальных членов команды и пассажиров, и продолжить нашу миссию.

– Я буду очень рад, – сказал Кирк. – Я готов сбросить Сендета, дать команде немного отдохнуть, а потом вернуться к нашей работе. Это кое-что напомнило мне: я потянул кое-какие ниточки в Звездном Флоте, Боунз, и выбил назначение на «Энтерпрайз» для Джефа М'Бенги. Когда мы улетим, он пойдет с нами.

Брови Спока взмыли вверх.

– Вы приобрели врача, который на самом деле изучал физиологию вулканцев?

– Физиологию вулканцев, возможно, – парировал Маккой. – Но я все еще единственный эксперт по вашей физиологии.

– Я постараюсь, – сказал торжественно Спок, – избегать необходимости такой экспертизы.

– Это усилие в прошлом вам не помогало, – заметил Маккой. – Ладно, возможно я позволю Джефу попрактиковаться на вас. Он утверждает, что вы классический случай, Спок.

– Действительно? – Брови снова взмыли вверх.

– Классический случай промедления, это вы оба! – сказал Кирк, на самом деле слишком довольный видеть Спока и Маккоя расслабившимися настолько, чтобы снова задевать друг друга. – Я устал от орбиты Найсуса.

Он подошел к интеркому.

– Инженерная.

– Скотт здесь.

Уже. Ну конечно.

– Готовь двигатели, Скотти. Мы покинем орбиту через двадцать дней. Кирк.

Потом он повернулся к двум своим самым близким друзьям.

– Ну и что вы стоите? У вас есть сыворотка, которую нужно ссинтезировать, а у меня есть корабль, чтобы сбежать. Двадцать дней, господа; двадцать дней и не одной минутой больше!


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава три
  • Глава четыре
  • Глава пять
  • Глава шесть
  • Глава семь
  • Глава восемь
  • Глава девять
  • Глава десять
  • Глава одиннадцать
  • Глава двенадцать
  • Глава тринадцать
  • Глава четырнадцать
  • Глава пятнадцать
  • Глава шестнадцать
  • Глава семнадцать
  • Глава восемнадцать
  • Глава девятнадцать
  • Глава двадцать
  • Глава двадцать один
  • Глава двадцать два
  • Глава двадцать три
  • Глава двадцать пять
  • Глава двадцать шесть
  • Глава двадцать семь
  • Глава тридцать
  • Глава тридцать один
  • Глава тридцать два
  • Глава тридцать три
  • Глава тридцать пять
  • Глава тридцать шесть
  • Глава тридцать семь
  • Глава сорок
  • Глава сорок один
  • Глава сорок два
  • Глава сорок три
  • Глава сорок четыре