КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400537 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170331
Пользователей - 91049
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Чернышева: Кривые дорожки к трону (Фэнтези)

довольно интересно, хотя много и предсказуемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

Прочёл 100 страниц. Сплошь: "Рыбаки начали рыбачить, рыбный пост у нас..." (баранину ели два раза). На какой странице заклёпки?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).

Весенняя страсть (fb2)

- Весенняя страсть (пер. Вера Васильевна Копейко, ...) (и.с. Откровение-47) 1 Мб, 300с. (скачать fb2) - Дениз Домнинг

Настройки текста:



Дениз Домнинг Весенняя страсть

ПРОЛОГ

Конец июня, 1194 год

Качнувшись, словно от сильного удара, дверь распахнулась. Джон Эшби испуганно вздрогнул и вышел из полузабытья. Из зала, расположенного слева от его спальни, донеслись крики ужаса.

– Набег!

Он с трудом приподнялся. Рана в боку снова открылась: все усилия дочери зашить ее оказались напрасными. Тучное тело пронзила жгучая боль, повязка сразу пропиталась кровью. В глазах у Джона потемнело: нестерпимая боль беспощадно напомнила о страшном грехе, терзающем его совесть.

– Ты нарушил клятву! – сказал он сам себе, пытаясь приподняться и сесть в кровати, задернутой темными драпировками. Творившееся в зале было не нападением врага, а лишь справедливым возмездием Рэналфа Грейстенского, наказывающего вассала, который осмелился поднять смертоносный меч против господина.

Стыд терзал сильнее, чем рана, переворачивая Джону внутренности. Конец близок, он умрет, даже если рана не доконает его. “Что ж, – нахмурился Джон, – я не просто нарушил клятву верности Рэналфу, я отринул устои и традиции, которыми дорожил сам”.

Боже, каким тупоголовым дураком он был! Новая жена так опьянила и обольстила его своим сладким телом, что он ослеп и не заметил лжи. С какой невероятной легкостью ей удалось воспользоваться его доверием к ней, его горячностью! Она сделала все это своим оружием. Слава Господу, что, судя по крикам, доносившимся из зала, ее заговор против Рэналфа провалился.

С бессильным отчаянием слушал Джон вопли ужаса, становившиеся все громче. Каждый человек в замке Эшби должен будет заплатить за его безумную ярость. Но вот эти панические крики перекрыли чьи-то уверенные приказы. Джон сразу узнал голос дочери.

Николь.

Джон закрыл глаза, тщетно пытаясь сдержать слезы. Больнее всего ему было от мысли, что он погубил собственную дочь. Если она умрет, их семейная линия прервется. Что ж, такова судьба предателя.

Скоро ли люди Грейстена доберутся до него? Джон поник, печально сгорбившись, но душа его вопила, протестуя. Он не видел способа немедленно покончить с жизнью. Проклятие! Неужели его найдут в постели, где он прячется, как малодушный трус? Позор, позор! Джон вцепился руками в драпировки вокруг кровати и попытался протащить свое огромное тяжелое тело по туго набитому соломой матрасу. Каждое движение причиняло муку: простыня сползла и свесилась с кровати.

Когда Джону удалось наконец спустить ноги на пол, у него в глазах снова потемнело. Обнаженная кожа коснулась холодного металла. Он посмотрел вниз. Меч, вынутый из ножен, стоял прислоненным к кровати, рукоять сама легла ему в руку. Кто же столь беспечно обращается с драгоценным оружием?

Джон крепко обхватил рукоять; за долгое время кожа на ней приняла форму его ладони. Положив тяжелое металлическое лезвие на колени, он с сожалением посмотрел на него. Хотелось бы ему, Джону Эшби, встретить свой конец с оружием в руках, но предатель не заслуживает достойной смерти.

Подняв голову, он обвел взглядом комнату, словно прощаясь с ней. Его дом, прилепившийся к маленькой каменной сторожевой башне, был чуть больше обычного амбара, с деревянными стенами и соломенной крышей, под которой можно укрыться от дождя. Все здесь такое знакомое, привычное, вечное, как это широкое окно с пыльными ставнями в восточной стене, как сундук для доспехов.

Когда он умрет, его господин Рэналф отдаст дом другому. Новый вассал станет собирать обильные урожаи на землях Эшби и охотиться в густых лесах. Потом он женится, и в этой постели будут рождаться его дети. Собственные дети Джона являлись в мир именно здесь, он был тому свидетелем.

Джон вздохнул. Господь сыграл злую шутку с ним и с его отпрысками. Сын родился слабым и умер пять лет назад, а дочь оказалась настоящей воинственной ведьмой и едва ли не с пеленок научилась владеть мечом. С восьми лет Николь горела желанием стать хозяйкой Эшби и до сих пор никак не хотела отказаться от детской мечты. Она не хотела верить, что это невозможно.

Надо было заставить ее выбросить из головы нелепые фантазии и настоять на замужестве. Ей делали предложения, хотя Николь выросла слишком высокой и некрасивой девушкой – в ее манерах не было ни капли женственности, мягкости. Ах, если бы он нашел дочери подходящего мужа, ни за что сам не женился бы снова! И тогда не случилось бы то, что случилось.

Джон тихо засмеялся и со свистом выдохнул. До чего глупо с его стороны! Несмотря на солидный договор, который они с Хью де Окслейдом заключили между собой, Николь поклялась убить этого мужчину, если он попытается настаивать на браке.

Нет, невозможно силой тащить его дочь к алтарю. Она станет сопротивляться изо всех сил, а сил у нее много. Джон не вынес бы того, что какой-то мужчина пытается сломить дух Николь. Пожалуй, и Джон с усмешкой приподнял бровь, зрелище было бы не менее ужасным, если бы его дочь превратила какого-нибудь претендента в мужья в кровавое месиво. Он покачал головой. Да, лучший выход для Николь – умереть в сегодняшней битве, потому что, если она останется жива и лишится отцовской защиты, жизнь ее превратится в сущий ад.

Уже смирившись с неотвратимостью близкого конца, Джон вдруг обратил внимание на дверь комнаты: серые клубы дыма, завиваясь, проникали в щель под ней, как змеи вползали внутрь и поднимались по оштукатуренной стене, то вздымаясь, то опадая, как будто проверяли стену на прочность. Он не мог оторвать глаз от этого густого серого облака, собиравшегося под тростниковым потолком. Из зала донесся сильный шум; он нарастал, как лавина, переходя в злобный раздраженный рев.

Джон в ужасе замер. Эшби горит! О Боже, лучше повеситься, чем сгореть. Треск пламени, пожиравшего все на своем пути, так усилился, что заглушил остальные звуки. Джона пронзила отчаянная мысль о побеге.

Упираясь острием меча в пол, он попытался встать с постели, но от слабости его сразу зашатало. Как он убежит от огненной смерти, если у него нет сил даже подняться? Ответ был прост: ему не удастся спастись. Джон наклонил голову, понимая, что умрет ужасной смертью. Он сгорит.

Снова подняв глаза, Джон увидел, что дым уже вьется над ним, становясь все гуще и темнее. В ноздри ударил едкий запах задымившегося тростника. Внезапно дверь спальни распахнулась – старые кожаные петли протестующе заскрипели.

Ужасно кашляя, Николь ворвалась в комнату, на плече у нее висела свернутая в кольцо веревка. В светло-карих глазах дочери стоял страх, лицо было перепачкано сажей, платье обгорело. Она швырнула веревку через комнату и захлопнула за собой дверь, но та снова со скрипом отворилась. Девушка налегла на нее спиной и закрыла.

Джон уставился на веревку, лежащую под окном. Он понял, что дочь хочет его спасти. Такая забота тронула отца, но он хорошо понимал, что Николь задумала невозможное. И не только из-за его грузности. Джон вздохнул и попытался усмехнуться. Веревка почти наверняка завершит дело, начатое мечом Рэналфа: она разорвет его надвое.

– Дочь, – сказал он ей, – тебе не спасти меня.

– Отец! – хриплым голосом выкрикнула Николь.

В этот же миг дверь с силой распахнули, и девушка отлетела в другой конец комнаты, упав лицом вниз, совершенно ошеломленная.

На пороге стоял рыцарь, высокий, огромный, настоящий великан. Его одежда была залита кровью, а пятна цвета ржавчины на мече свидетельствовали о том, что он отнял жизни у многих обитателей Эшби. Хотя лицо рыцаря было скрыто, Джон узнал его по огромному росту. Перед ним стоял Гиллиам Фицхенри, брат Рэналфа Грейстенского. Молодой рыцарь молча шагнул в комнату, держа перед собой оружие.

Значит, Рэналф поджег Эшби, не удовлетворившись множеством смертей. Господин Джона собирался стереть с лица земли даже воспоминания о мятежном вассале. Таков удел предателя.

Джон приготовился к смерти. Его рука больше не сжимала рукоять меча, а безвольно лежала на ней. Нет, он не добавит к совершенному греху еще один, не станет сопротивляться справедливому возмездию и умрет от руки брата своего господина. По крайней мере смерть от удара меча менее мучительна, чем от огня пожара.

– Так вот ты где, подлый предатель! – воскликнул Гиллиам Фицхенри, подходя к Джону на расстояние длины меча. Его глубокий голос стал хриплым от дыма. Указывая острием клинка на окровавленные повязки на животе Джона, он продолжил: – Вижу, мой брат оказался не таким беспомощным, как тебе хотелось бы. А ну поднимай оружие и попробуй на вкус металл другого сына Грейстена!

Слова звучали холодно и твердо.

Не веря своим ушам, Джон смотрел на молодого рыцаря, уверенный, что ослышался. Стены зала содрогались от людских криков, балки стонали и трещали, охваченные огнем. Легкие Джона отказывались работать, он почти не мог дышать от горького, едкого дыма. Времени оставалось мало. Почему же этот парень не наносит удар?

Николь пошевелилась, пытаясь вдохнуть воздуха и прийти в себя. Она с трудом поднялась на четвереньки, ее руки дрожали.

– Нет! – прохрипела она. – Остановись! – Девушка задыхалась.

Гиллиам не обращал на нее внимания.

– Поднимай свой меч, – приказал он пожилому мужчине, – пока ты не сгорел!

Сердце Джона разрывалось между печалью и гордостью от этих слов. Младший брат лорда Рэналфа предлагал несчастному предателю бесценный дар – достойную смерть, смерть порядочного человека, каким когда-то был Джон.

Собрав остаток сил, он оторвал конец меча от пола и даже попытался расправить плечи, утешая себя тем, что его уход из жизни свершится быстро и почти безболезненно.

Гиллиам кивнул, давая понять, что уважает мужество противника перед лицом смерти. Этого было достаточно, чтобы вернуть Джону потерянную душу. Он закрыл глаза, и его дух свободно воспарил в небеса, прежде чем меч противника успел пронзить ему горло.

ГЛАВА 1

Проклятие! Где же, в конце концов, де Окслейд? Лишь свадебный договор, который они составили прошлой весной, может ее спасти. Николь Эшби шумно и зло выдохнула; в холодном воздухе заклубилось облачко пара. Она упрекала себя за возникшие сомнения; надо верить, что ее молочная сестра сумела доставить послание. Для нее, Николь, нет ничего ужаснее, чем насильственный брак с человеком, убившим отца, разрушившим ее дом.

Лучше принять смерть, чем сделать Гиллиама Фицхенри владельцем Эшби. Нет, лучше ему умереть.

Четырьмя широкими шагами она пересекла маленькую комнатку, подошла к двери и уставилась на нее. Самолюбие требовало попытаться вырваться из заточения, но дверь не поддавалась. С тех пор как лорд Рэналф арестовал Николь, она уже четыре месяца находилась под его надзором. Ничего удивительного, что ее заперли накрепко.

Николь резко повернулась, и распущенные волосы рассыпались по плечам; каштановые локоны достигали пояса. Николь шагнула мимо стула и горшка, мимо набитого грубой соломой тюфяка, служившего ей постелью. Зеленые, расшитые золотом юбки дорогого наряда, специально сшитого к свадьбе, от которой она упорно отказывалась, колыхались при малейшем движении. Лучше бы насильнику вернуть ее повседневную одежду, иначе скоро он не узнает дорогих нарядов. Прошлой ночью девушка нарочно улеглась в них спать.

Николь остановилась возле дальней стены комнаты, ближней к башне. Сквозь узкую прорезь бойницы она могла видеть кусочек мира, от которого ее так давно отрезали.

Прошел уже час после рассвета, за окном царила мрачная серость, небо было сплошь затянуто плотными ноябрьскими облаками. Сквозь бойницу Николь видела часть поселения, прилипшего к внешней стене Грейстена. Дома стояли очень близко друг к другу. Для сельской девушки, какой была Николь, подобная теснота казалась невыносимой. Но все равно ее охватила зависть, ведь у жителей Грейстена было то, чего она была лишена: свой дом, своя постель. Эти люди не сидели, как она, в неволе, в чужом доме, где у нее нет ничего собственного, кроме нескольких украшений.

Заморосил дождь, и тотчас крыши заблестели серебром. На Николь повеяло сильным запахом садов и огородов. Девушка глубоко вздохнула, ее охватила нестерпимая тоска по дому. Именно этот запах, запах живой зелени, напомнил ей о лесах Эшби, о его волнистых холмах.

Сердце ее сжималось от боли. Дом звал ее к себе. За всю жизнь Николь ни разу не отрывалась от него больше чем на две недели. А сейчас она так надолго разлучена с ним как раз в то время, когда ее люди больше всего нуждаются в хозяйке. Невыносимо! Кто лучше ее знает, как восстановить дом и хозяйство? Уж, конечно, не дьявол, разрушивший их.

Внезапно ее кольнуло чувство вины: ведь если бы не она, вообще ничего не пришлось бы восстанавливать. Это верно, что ее мачеха заставила отца напасть на лорда Рэналфа, но именно она, Николь, отдала команду отворить ворота, когда в них постучал Гиллиам Фицхенри.

Николь с силой ударила кулаком по каменной стене, позволяя гневу смыть накатившую волну самобичевания. Нет, Эшби пал не из-за нее, не она виновата в страшной трагедии! Она желала лишь сохранить свой дом, стать полновластной хозяйкой Эшби. Ярость Николь росла. Если бы мир был устроен справедливо, ей не пришлось бы изворачиваться, чтобы обмануть лорда Рэналфа и заполучить Эшби Она могла бы распоряжаться им не хуже любого мужчины. К черту законы, запрещающие женщине владеть собственностью, которая у нее есть. Почему лорд Рэналф должен властвовать над ее жизнью всего лишь потому, что она родилась женщиной?

За толстой дубовой дверью зазвенели ключи. Николь мгновенно отпрыгнула в дальний угол комнаты, все ее тело напряглось, готовое к схватке. Дверь со скрипом отворилась.

Двое дородных мужчин в кольчугах и металлических шлемах переступили через порог. Вооруженные гораздо серьезнее простых охранников, оба держались за рукоятки мечей, настороженно глядя на пленницу. В последний раз, пытаясь бежать, Николь здорово ударила одного из них. Девушка насмешливо улыбнулась.

– Трусы! – с издевкой бросила она. – Вы боитесь меня, беззащитную девушку?

– Придержи язык, ведьма, – прохрипел один из мужчин, – или мы не впустим девицу.

Николь удивленно выпрямилась. В Грейстене в тот момент никого не было – все хозяйство на зиму перевезли в Апвуд, и вчера вместо горничной ей прислуживала старушка, жена местного лавочника. Ее же Николь ожидала увидеть и сегодня. Господин неспроста выбрал для девушки пожилую служанку, он рассчитывал, что Николь не станет нападать на беспомощного старого человека, и оказался прав.

– Что еще за девица?

Мужчины отступили, и Николь увидела Тильду из Эшби. В одной руке та держала поднос, в другой – ведро воды. Сердце Николь подпрыгнуло, она едва удержала радостный крик. Ей нельзя позволять себе ничего подобного. Стоит надсмотрщикам узнать, что Тильда – ее союзница, и они очень быстро вытолкают девушку отсюда в шею.

Мужчины переглянулись, когда хорошенькая простолюдинка вошла в комнату: по выражению их лиц было видно, что они высоко оценили ее пышные формы и миловидное личико. Темная одежда ничуть не приглушала яркой внешности Тильды, она была, как говорится, мед и молоко. Капюшон, откинутый на спину, открывал рыжеватые волосы, карие глаза блестели от старательно сдерживаемого веселья.

– Спрячьте свое хозяйство обратно в штаны! – презрительно-насмешливым тоном процедила Николь. – Не сомневаюсь, ни у одного из вас она не возьмет ничего из того, что вы можете ей предложить.

– Доброе утро, леди Эшби, – сказала Тильда на ужасном французском. – Моя бабушка шлет свои извинения, она прихворнула. Надеюсь, вы не будете возражать против моих услуг?

Николь закашлялась, желая скрыть смех. Ее подруга знала норманнский язык, но они с Тильдой все равно всегда говорили по-английски. Мать Тильды, Агнес, была кормилицей, а потом няней Николь, так что девочки с самого детства были неразлучны. Тильда поставила поднос на стол и повернулась к мужчинам.

– Нам надо ненадолго уединиться, если позволите. Я должна помочь леди.

– Запрещено, – ответил один из охранников. – Давай-ка поторапливайся со своими делами и проваливай отсюда.

Они отступили на шаг, загородили дверь и зорко следили, чтобы не случилось ничего недозволенного.

Тильда повернулась к ним спиной и небрежно пожала плечами.

– Ах, леди Эшби, ваш наряд в полном беспорядке, – заявила она, и из-за ужасного произношения простая фраза превратилась в какую-то тарабарщину. – Поднимите-ка руку, я поправлю шнуровку.

Николь подчинилась, позволяя девушке развязать узел. Но вместо того чтобы плотнее затянуть шнур, Тильда принялась распускать его. Затаив дыхание, она оглянулась на охранников. Окажись на их месте женщины, они сразу бы все поняли, но эти увальни ничего не заметили.

Взглянув на Тильду, Николь увидела, что хорошенькие пухлые губки подруги расплылись в победной улыбке. За четыре месяца разлуки воспоминания Николь слегка стерлись, но, глядя в этот миг торжества на свою любимую молочную сестру, она вспомнила, как ловко умела та водить за нос окружающих. И не дай Бог, если Тильда кого-нибудь возненавидит: месть ее была жестокой.

Пока девушка расправляла складки на платье, Николь слегка наклонилась, словно наблюдая за ловкими пальцами.

– Де Окслейд приедет? – шепотом спросила она.

– Разве я похожа на доверенное лицо дворянина? – прошипела Тильда в складки платья, будто занимаясь шнуровкой. – Ты ведь просила меня только доставить послание. – Тильда выразительно посмотрела на Николь. – И что тебя так волнует? Надеюсь, ты не собираешься выходить за него замуж?

Ее слова были едва слышны.

– Но я должна, – выдохнула Николь. – Я не могу отдать Эшби Фицхенри. А с Хью мне нетрудно будет справиться.

– Пожалуй, нет, уж больно он хитер, – прошептала Тильда, облизывая конец обтрепавшегося шнурка, чтобы вдеть его в дырочку.

Николь нахмурилась.

– Тогда я все равно выйду замуж за бедного малютку и очень скоро овдовею.

Случалось, что женщина из благородного сословия, овдовев, покупала у короля право владеть своими землями. Она могла стать полновластной хозяйкой и без мужчины.

Тильда, прищурившись, вытянула руки, как бы выравнивая шнурки в дырочках.

– Дайте-ка я поправлю вам воротничок, леди Эшби. – Она встала на цыпочки и прошептала: – Ты сошла с ума. Если бы у тебя росла борода и были взрослые наследники, тогда, может, тебе и разрешили бы купить право на Эшби, останься ты без мужа.

Николь стиснула кулаки, не желая признавать, что ее замысел практически невыполним. Впрочем, в глубине души Николь все прекрасно понимала.

– Горничная, – громко произнесла она, – а известна ли тебе моя история? Я говорю лорду Рэналфу, что помолвлена с Хью де Окслейдом, а он заставляет меня выходить замуж за его брата, Гиллиама Фицхенри, того самого, который убил моего отца. Скажи мне, как ты думаешь, одна ли я усматриваю в этом несправедливость?

– Леди Эшби, – решительно откашлялся один из охранников, – прекратите эти разговоры, иначе я сейчас же отошлю горничную.

– Ты что же, затыкаешь мне рот? – с угрозой в голосе спросила Николь, бросив на мужчину тяжелый взгляд.

Тильда невозмутимо расправляла ткань платья вокруг изящной талии Николь.

– Ну вот, сейчас гораздо лучше. Теперь садитесь и поешьте, а я вас причешу.

Тильда подала Николь поднос. Госпожа уселась на стул лицом к стене, а служанка встала сзади, повернувшись спиной к охранникам, и принялась за прическу.

– О, леди Эшби, я вижу, у вас нет даже столового ножа?

Николь подняла глаза на Тильду и объяснила:

– Да, лорд Рэналф решил оставить меня полностью безоружной и не позволяет мне пользоваться столовым ножом. – Николь склонила голову набок, нащупала пальцами булавку, которая скрепляла ее накидку, и погладила гладкий металл.

Это была единственная вещь, оставшаяся девушке от отца и сохранившаяся после разрушения дома. Головка булавки, густо усыпанная гранатами толщиной в два пальца, ложилась в руку, как рукоять меча. Тонкий язычок булавки, пристегивавший накидку на плече, был длинный и очень острый, так что вряд ли можно было считать Николь абсолютно безоружной.

– Я вполне обхожусь без ножа.

– Да, вижу, – сказала Тильда, медленно проводя щеткой по волосам Николь. При очередном взмахе она наклонилась и прошептала: – Твой узелок у меня.

Николь так резко повернулась к Тильде, что та испуганно отступила. Охранники сразу подскочили, схватившись за рукояти мечей. Николь гневно посмотрела на них и вскинула руку к волосам.

– Осторожней! – потребовала она раздраженно. – Что скажет жених, если я неожиданно облысею?

Мужчины, успокоившись, отступили обратно к двери.

– Простите, леди Эшби, – хихикнула Тильда, – но с вашими волосами очень трудно управиться.

Николь не смогла удержаться от улыбки. Мягко сказано! Она ценила свои волосы и считала, что они самое женственное в ней. Ее волосы жили как бы своей жизнью и терпеть не могли никакого насилия над собой, даже когда их заплетали в косу.

Тильда снова встала между охранниками и Николь.

– Я больше не живу в Эшби, поэтому присоединяйся ко мне.

Николь удивилась. Как же это? Дом Тильды в Эшби. Впрочем, вопросы можно отложить на потом. Даже если де Окслейд не приедет за ней, содержимое ее узелка позволит освободиться и отправиться к нему самой. Из переполненных сундуков Грейстена Николь удалось в июле кое-что стащить, так что у нее было припасено все необходимое для того, чтобы преобразиться. В новом облике, который она примет, можно убежать куда угодно, не привлекая ничьего внимания.

Тильда отошла, любуясь буйными кудрями подруги. Охранник окликнул ее.

– Ну что? Кончила? Тогда пошли.

– Как прикажете, – ответила девушка по-английски.

Николь встала, и Тильда уже по-французски обратилась к своей даме:

– Миледи, я очень люблю свадьбы. Вы ведь выходите замуж… Можно мне прийти посмотреть?

Тильда улыбнулась, и эта улыбка ясно говорила, что девушка ждет не дождется, когда можно будет испытать опасные приключения. Она склонила головку набок, показывая охранникам свой прелестный профиль. Тильда отлично знала, что именно так она лучше всего выглядит. Ей хотелось, чтобы эти слова засели в головах мужчин, которые непременно явятся поглазеть на брачную церемонию. Охранники не должны были понять, что произойдет у них под носом.

– Конечно, ты можешь прийти, – ответила Николь, – но аббат на некоторое время отложил венчание. Мне приятно будет увидеть тебя в толпе: у тебя милое личико, а ведь меня здесь окружают одни враги.

– Я приду. – Улыбаясь, Тильда исчезла за дверью.

Мужчины тоже удалились, закрыв за собой дверь.

Николь пересекла комнату, подошла к двери и пристально посмотрела на нее. Ей снова хотелось попробовать открыть. Но нет, дверь не поддавалась, она была надежно заперта на засов.

ГЛАВА 2

Гиллиам Фицхенри сидел, упершись локтями в колени, на скамейке перед одним из двух совершенно одинаковых очагов в пустом зале Грейстена. Он не отрываясь смотрел на отблески пламени, танцевавшие на каменной подставке. Свет огня, отражаясь, переливался на золотой вышивке рукава торжественного голубого наряда. Огонь камина освещал и след от вчерашней схватки с “мегерой”.

Да, гнев – едва ли самое подходящее чувство для счастливого жениха. И вообще этот союз был заключен слишком поспешно. От подобных мыслей уголки губ Гиллиама слегка приподнялись в иронической усмешке. Без сомнения, это будет брак, заключенный в аду, а не на небесах, но так уж распорядилась судьба, да и гордость не оставляет ему выбора.

Он вспомнил, что говорила Николь о своей помолвке. Явная ложь. Почему она об этом сказала? Ее слова давали только небольшую отсрочку от свадьбы. Гиллиам покачал головой. Конечно, ей нужно время для побега, она только к этому и стремится.

Его беспокойство немного улеглось. Все будет так, как он хочет. Никакие жалобы или угрозы не остановят его, он обретет не только имя лорда Эшби, но и все, что вместе с ним полагается. Наконец-то он получит то, о чем даже не осмеливается мечтать младший сын: свой собственный дом.

За спиной Гиллиама раздался победный крик, отозвавшийся эхом под самой крышей. Несколько мужчин из Эшби, взятых им для охраны Грейстена, развлекались игрой в кости у второго очага. Зимой все обычно отдыхали. Так будет и на этот раз. Когда свадебная церемония завершится, солдаты останутся единственными обитателями сторожевой башни.

– Лорд Гиллиам, к вам лорд Джефри, – перекрывая вопли проигравших в очередном коне, доложил привратник.

– Лучше поздно, чем никогда, старший сын моей матери, – пробормотал Гиллиам.

Если Рэналф заменял Гиллиаму отца, то Джеф с годами стал для него не только близким родственником, но настоящим другом, видевшим в Гиллиаме не младшего братишку, а взрослого мужчину, с которым следует держаться на равных. Скрывая беспокойство под маской беззаботности, чего всегда от него ждали, Гиллиам поднялся.

Джефри, лорд Кодрэй, широким шагом прошел мимо ширм, защищающих зал от сквозняков Он был вооружен, легкая кольчуга ниспадала ниже колен; на ходу рыцарь снимал шлем. Одной рукой без перчатки он держал за ворот плаща маленького худенького мальчика.

От путешествия в холодный ноябрьский день бледное лицо мальчика посинело, только испачканные грязью щеки горели румянцем. Густые спутанные каштановые волосы выбились из-под капюшона и прилипли ко лбу, широко расставленные карие глаза удивленно смотрели на открывшийся им незнакомый мир.

– Джеф, я здесь! – От мощного голоса Гиллиама заколыхались панно, укрывавшие каменные стены. – Это что же, свадебный подарок?

– Нет, в подарок ты получил кровать, младший сын моей матери. А это твой оруженосец. – Джеф помолчал и добавил: – Подарок для дела.

Он так быстро шел по устланному половиками полу, что мальчику приходилось бежать трусцой, чтобы не отставать от взрослого мужчины.

– Да, но кровать оказалась слишком короткой.

– Была бы в самый раз, если бы ты вовремя перестал расти.

Гиллиам искренне рассмеялся, довольный шуткой брата.

– Подойди-ка ближе, дай взглянуть. – Джеф послушно выдвинул мальчика перед собой, но Гиллиам желал посмотреть не на паренька, а на брата. Хотя братья сильно отличались ростом и телосложением, их лица были потрясающе похожи, точнее, были похожи до сравнительно недавнего времени. Оба имели золотистые волосы, одинаковый овал лица, тот и другой безуспешно старались отрастить настоящую бороду. И только недавно у братьев появилось весьма заметное отличие: Джеф лишился одного глаза. Этот “подарок” ему преподнесла жена, теперь покойная. Шрамы почти затянулись, но повязка все еще закрывала глаз.

– Заживает довольно быстро, – сообщил Джеф, догадавшись наконец, что интересует Гиллиама.

Он произнес это с болью, но боль была не физической. Оставшийся глаз, так похожий на бледно-голубые глаза Гиллиама, потемнел от душевной муки.

Гиллиам сразу сменил тему:

– Ну так как? Останешься на свадьбу?

– Что? – смутившись, спросил Джеф. – Я как раз собирался извиниться за опоздание, ведь все произошло вчера? Или я перепутал день?

– Возникли кое-какие осложнения, – стараясь сдержать гнев, Гиллиам усмехнулся. – Моя любимая заявляет, что она помолвлена с парнем, живущим по соседству с замком Эшби.

– Это невозможно! – горячо воскликнул Джеф.

Гиллиам скептически приподнял брови.

– Да, но новый аббат ищет любую зацепку, лишь бы выйти из-под влияния Рэналфа. Моя невеста – прекрасный инструмент для него в достижении этой цели. По настоянию аббата Саймона за де Окслейдом уже послали. Священнослужитель потребовал его присутствия: хочет выслушать Окслейда, а уж потом решить, насколько обоснованны его претензии.

Единственный глаз старшего брата весело сверкнул.

– Рэналф, должно быть, сходит с ума от ярости. Я его предупреждал, что он слишком многого требует от аббатства. Монахи на него в обиде.

– Да, но, между прочим, сейчас он там и пускает в ход все свое дипломатическое искусство, чтобы разрядить обстановку. Он сумеет, ему всегда это удается, – сказал Гиллиам, беззаботно пожав плечами. – Ну а теперь почему бы тебе не познакомить меня с “подарком”? Мальчик гораздо интереснее, чем кровать.

Понимая, что гигантский рост пугает парнишку, Гиллиам сел на скамейку и подмигнул ему. Тот отвернулся.

– Джослин, – мягко сказал Джеф, – протяни руку, поздоровайся с моим братом, новым лордом Эшби. Лорд Эшби, это Джослин, наследник замка Фрейн, он хочет стать твоим учеником и жить у тебя в доме.

Нижняя губа Джослина задрожала, и он нехотя протянул Гиллиаму руку, уставившись в пол.

– Рад встрече, милорд. Вы очень добры, что предлагаете мне очаг и дом, – произнес он заранее приготовленную фразу. Но в голосе не слышалось ни радости, ни благодарности.

Большая рука Гиллиама обхватила тоненькие пальцы мальчика, ручка была вялой и холодной.

– Я тоже рад встрече. Для меня большая честь принять тебя в свою семью.

Гиллиам отпустил руку мальчика и указал на стол с холодными закусками, стоявший поодаль. Судя по всему, основательную еду здесь подавали лишь раз в день.

– Садись-ка за стол и перекуси с дороги. Впереди еще долгий день, а завтра утром мы отправимся в Эшби.

Окажись на месте Джослина Гиллиам в таком же возрасте, его не пришлось бы приглашать дважды. Однако будущий оруженосец с кислой миной покосился на уставленный едой стол и потащился к нему, словно это был эшафот. Нехотя обойдя стол вокруг, Джослин повернулся и взглянул на лорда Джефри.

– Джеф, когда ты попросил меня взять его в оруженосцы, я решил, что ты спятил, – сказал Гиллиам тихо, чтобы мальчик не услышал. – Я ничуть не сомневаюсь, что способен научить его бойцовской премудрости, хотя мой дом наполовину лежит в руинах и вдобавок я еще не женат. Теперь я понимаю тебя. Сколько ему? Десять? Одиннадцать? Он не смог даже пожать мне руку как следует, и если его отправить учиться в компании со сверстниками, они съедят его живьем.

Джеф опустился на скамью рядом с братом, устало вытянув ноги.

– Дело обстоит гораздо хуже. Ему почти тринадцать. Он уже должен был участвовать в состязаниях по метанию копья и получить свое первое оружие. Из-за хилого сложения и маленького роста его родители считают, что ему место только в церкви.

– А какое отношение его сложение имеет к силе?

– И это я слышу от брата-гиганта? – изумленно спросил Джеф.

– Ну да, конечно, природные данные могут помочь, – согласился Гиллиам с улыбкой, – но выиграть бой можно, лишь сочетая умение и твердый характер. Никакая святость этому не помеха. Вспомни архиепископа Хью Дорхемского и осаду в Тикхилле. Какую неоценимую помощь он оказал при подавлении недавнего восстания Джона Лэклэнда против его брата и монарха Ричарда по прозвищу Львиное Сердце.

Джеф только покачал головой и уставился на огонь.

– Дело в том, что мать Джослина всегда хотела сделать его образованным человеком и все силы тратила на то, чтобы уберечь его от реальной жизни, которая, как ей кажется, может сломать человека. В итоге мальчик превратился в тряпку, боится всякой деятельности. Но ведь ему придется стать наследником Фрейна, судьба распорядилась именно так. Ни у матери Джослина, ни у него самого нет выбора. Он должен стать рыцарем и, в конце концов, хозяином Фрейна. – Джефри повернул голову, с улыбкой глядя на брата: мол, такова ирония судьбы.

Гиллиам посмотрел на мальчика через голову Джефа. Джослин сидел за столом спокойно, как взрослый, скрестив руки на груди.

– А что у него за характер?

– Мрачный ребенок, не любит игр. Когда я заставляю его что-то делать, он плачет и уверяет меня, что он маленький и слабый. Это внушила ему мать. Гиллиам, если кто-то может сделать его человеком и объяснить, как жить дальше, так это ты.

– Это комплимент или насмешка? – поинтересовался Гиллиам.

– Да ладно тебе, – сказал Джеф, и искорки смеха заплясали в его здоровом глазу. – Я бы не привез мальчишку, если бы не считал тебя настоящим мужчиной, способным стать отцом-воспитателем Такова твоя натура от рождения. Я очень этому рад Знаешь ли, дорогой мой брат, только ты или я можем сделать из парня рыцаря. Я бы предпочел, чтобы именно ты этим занялся. – Он улыбнулся. – Мать Джослина впадает в истерику, когда разговор заходит о сыне. Боже мой, Гиллиам, ее слезами можно заполнить ров вокруг моего замка. А что я могу сделать? Только надеяться, что сумею перетерпеть ее присутствие и дождаться, когда у нее родится ребенок. Боже мой, никогда не ожидал, что придется играть роль няньки у беременной вдовы, но ты же понимаешь, что это моя обязанность, мой долг.

Гиллиам потупил взгляд.

– Прости, брат. Я счастлив взять на себя такую ответственность. Только иногда мне кажется, что никто в семье не в силах уяснить, что я совершенно взрослый мужчина.

Джеф засмеялся.

– Как же можно забыть? Разве не ты продемонстрировал свою силу и волю в июне, разрушив Эшби за один день ради освобождения Рэналфа? – Он умолк, потом искоса посмотрел на брата. Гиллиам напрягся, пытаясь понять, что скрывается за этим взглядом Джеф, казалось, собирался заговорить о прошлом. – Меня огорчает лишь одно. Почему ты так спешишь со своей свадьбой?

Гиллиам облегченно вздохнул и расслабился. Не этого вопроса он ожидал и не его опасался.

– Если говорить коротко, мне нужна леди Эшби со всеми ее знаниями и умениями Рэналф видит в ней только бойкую бабенку, но люди говорят о своей хозяйке совсем другое. Они уверяют, что их госпожа преданная, с искренним, добрым сердцем, умеет лечить, помогает всем, кто работает в замке и на землях Эшби. Если бы не эти ее способности, зимой они бы просто голодали.

– Короче говоря, тебя убедили, что из нее выйдет любящая, заботливая жена? – Джеф вопросительно поднял брови, ожидая ответа.

– Меня убедили в том, что она достойная женщина, которая в первую очередь заботится о своих людях.

Подобные мысли были спасительной соломинкой, за которую хватался Гиллиам, уже смирившийся, что жена никогда не полюбит его. Но ему очень хотелось, чтобы Николь не стала его врагом, чтобы они могли объединиться для общего дела. Надо было найти способ заставить ее не оглядываться на прошлое Эшби, а смотреть в будущее.

– Рэналф опасается ее угрозы убить тебя. Она не похожа на женщину, готовую заботиться о тебе, брат. Почему именно она, Гиллиам? – тихо спросил Джеф. – Рэналф предлагал тебе другой, не такой опасный вариант женитьбы. Ты получил бы собственность, и не было бы нужды жениться на наследнице.

– Мне не нравится то место, – поджав губы сказал Гиллиам.

Джеф перевел взгляд на огонь.

– Похоже, этот брак для тебя – сущее наказание, настоящая епитимья. – В голосе Джефа послышалась мягкая усмешка.

Гиллиам приготовился с укоризной посмотреть в глаза брату, но Джеф уже внимательно уставился на свои сапоги.

– Ты не хочешь снять доспехи и переодеться к церемонии? – спросил Гиллиам напряженным голосом. – Скоро появится Рэналф, время ехать за невестой.

– Нет, – тихо ответил брат. – Мне больше всего хочется узнать, зачем тебе связывать свою судьбу с женщиной, желающей тебе смерти? Ведь ты мог бы приобрести собственность без женитьбы, – снова повторил он.

– Но мне нужно именно Эшби. – Гиллиам нахмурился, глядя на пламя. – За последние пять месяцев я прикипел душой к этому дому, люди Эшби стали как будто моими людьми. Я не хочу начинать сначала в другом месте. – Помолчав, он добавил: – И мне не нужна другая женщина. – Гиллиам невесело рассмеялся. – Ты ведь знаешь, я умею обходиться с опасными созданиями.

– Да, и небезуспешно, – согласился Джеф тем же мягким тоном, не спуская глаз со своих сапог. – Но ведь эта женщина не одно из твоих любимых домашних животных. И знаешь, я невольно подумал об Изотт и твоем сыне.

Внутри у Гиллиама все похолодело при упоминании о второй жене Рэналфа и ее ребенке от него, Гиллиама. Если есть на земле человек, недостойный будущей жены, так это он.

– Значит, из вас троих именно ты избран для разговора со мной? – спросил Гиллиам. – Хорошо. Но я не стану говорить на эту тему даже с тобой.

– Брат, если Рэналф уже забыл прошлое, зачем тебе за него цепляться?

Гиллиам отвернулся от Джефри, не желая, чтобы тот видел выражение его лица.

– Боже мой, то, что я сделал, запятнало меня на всю жизнь, – прошипел он. – Пойми, не я цепляюсь за прошлое, а оно преследует меня, как вонь гниющих отбросов. Не будем говорить об этом!

– Нет, будем. Я должен знать, почему ты продолжаешь казниться, хотя все уже простили тебя. – Брат говорил спокойно, не обращая внимания на растущий гнев Гиллиама.

– Может, Рэналф и простил меня, но он не способен освободить меня от угрызений моей собственной совести. – И внезапно гнев и душевная боль заставили его выкрикнуть слова, казалось, навеки похороненные глубоко в сердце: – Скажи мне, Джеф, как я могу простить себе любовную связь с женой брата? А убийство? Ведь ребенок, которого она понесла от меня, лишил ее жизни?

– Брат, за мной тянется целое сонмище грехов, один страшнее другого. Даже разрушение Эшби лежит на моей совести. Если бы не мое грехопадение с Изотт, ее сестра никогда не причинила бы зла Джону Эшби. Именно из-за меня замок и деревня оказались в руинах, так не я ли должен восстановить их? Я воспринимаю ненависть наследницы Эшби как заслуженное наказание. – Последние слова Гиллиам произнес шепотом, душа его пылала, он опустил голову, борясь с собой. – Боже, я слишком много тебе сказал…

– Я никогда не думал, что ты способен на такие переживания, – пробормотал Джефри после долгого молчания. – Поклянись мне, Гиллиам, что ты не повторишь моей ошибки. И в своей гордыне попробуй все же рассмотреть, что за женщину ты берешь себе в жены.

Гиллиам поднял глаза и увидел неподдельную тревогу на лице брата.

– Я уже сделал это. Но если я не ищу любви и заботы в браке, не думай, что моя будущая жена – сумасшедшая. Ее не любили бы так люди, не расточали бы ей столько похвал.

– А если она попытается исполнить свою клятву убить тебя? – Джеф не осмелился добавить, что его жена едва не сделала это. Невысказанные слова тяжело повисли в воздухе.

– На двери нашей комнаты крепкие засовы, – сказал Гиллиам недрогнувшим голосом. – Я буду держать ее взаперти ради собственной безопасности.

– Сколько же времени это продлится? Я знаю тебя. Даже собаку ты не способен долго держать на цепи.

Гиллиам в замешательстве потер рукой лоб.

– Ах, Джеф, не хочется верить, что до этого дойдет. Когда ты ее увидишь, сам поймешь, почему я надеюсь на ее благоразумие. Николь Эшби – единственная женщина, которую я могу обнять, не боясь, что причиню ей боль. – С этими словами к Гиллиаму вернулось чувство юмора и он рассмеялся. – Вот я и стараюсь осуществить все свои желания: получить дом, о котором мечтал, жену, достаточно крепкую, такую, которая может согревать ночами. Мои люди побились об заклад, что она выпустит мне кишки до конца первой брачной ночи. Я принял их вызов. Рассудил, что, если они выиграют, я уже буду мертв и мне все равно не придется платить. – Он снова улыбнулся.

– Значит, ты делаешь этот шаг, невзирая на опасность? – в тихом голосе брата слышалось удивление.

– Да нет, Джеф, – сказал Гиллиам твердо и решительно. – Я объяснил тебе, почему стремлюсь именно к Эшби. Это мой дом, и я никому его не отдам, никакому мужчине и никакой женщине. Да, есть опасность домашней войны, но я готов и к такому повороту событий. Я готов ко всему.

Джефри медленно кивнул, словно обдумывая последние слова брата.

– Понимаю тебя, Гиллиам. – Лорд Кодрэй встал и сделал знак своим людям, разрешая присоединиться к игравшим в кости солдатам. – Роберт, принеси мои вещи, я переоденусь. Кстати, я тоже хочу сделать свою ставку в споре о первой брачной ночи. Кто собирает деньги?

Один из солдат поднял руку.

– Я, лорд Джефри.

– Ставлю три марки, что мой брат останется в живых.

Мужчины дружно застонали, услышав о столь крупной сумме. Они были совершенно уверены, что очень скоро рыцарь расстанется со своими деньгами.

– Дело не в том, что он мой брат, важно другое: я знаю, мои деньги не пропадут, – упорствовал лорд Кодрэй.

– А откуда у тебя такая уверенность, ты ведь даже не видел моего противника? – рассмеялся Гиллиам, уже с некоторым облегчением подумав о предстоящей свадьбе. Возможно, разговор с Джефом помог ему.

– В июне я получил хороший урок, когда поспорил с тобой насчет того, что можно разбить стену баллистой. Вот так-то, младший сын моей матери, – улыбнулся Джеф. – Теперь я не могу себе позволить недооценивать тебя.

Раздался громкий крик привратника. Гиллиам вскочил, Джеф обернулся с быстротой молнии, схватившись за рукоять меча. В роскошном одеянии из прекрасной шерсти, расшитом серебром и золотом, Рэналф Фицхенри, лорд Грейстенский, ворвался в комнату.

– Я заставлю несчастного церковника заключить этот брак! – проорал он. – Ни один лицемерный монах не может мне диктовать, кого сделать своим вассалом! Гиллиам, забирай эту чертову мегеру, если хочешь!

На верхней площадке винтовой лестницы, ведущей в комнату северной башни, Гиллиам поднял руку, приветствуя охранника. Улыбка его была вполне искренней.

– Прекрасный денек, ребята. Ваш господин решил, что пора начинать брачную церемонию, и я пришел за невестой.

– Один? – насмешливо спросил один из солдат.

– Эй, а где веревки? – добавил другой. – Вчера утром нам всем пришлось ее держать, чтобы связать.

– Сегодня – другое дело, – Гиллиам погрозил пальцем охраннику. – Я думаю, наша пленница замышляет побег. Она боится, что аббат не сможет или не захочет помешать нашему браку. Если я прав, она будет хорошо себя вести и нам не придется ее связывать. А теперь отойдите и давайте посмотрим.

Охранник, скептически улыбаясь, открыл дверь. Гиллиам шагнул мимо солдат и, нагнувшись, нырнул в маленькую комнатку.

Николь Эшби прижалась к стене в самом дальнем углу, готовая к схватке. Как всегда, рост девушки поразил Гиллиама. Она могла смотреть ему в глаза, не закидывая голову, хотя он был самым высоким мужчиной из всех ему известных. И еще она была очень сильная. Да, жаль, что Николь Эшби ненавидит его.

Он шагнул к ней. Девушка подалась вперед, приготовившись шипеть и плеваться. Луч солнца, проникший в комнату через бойницу, упал на нее, осветил длинное лицо, которое нельзя было назвать красивым, однако волосы, обрамлявшие его, золотом засверкали на солнце. Великолепны были и глаза Николь. Именно они, миндалевидные, опушенные густыми темными ресницами, превращали простушку в потрясающую женщину. Над глазами чернели две совершенно прямые черточки бровей. Цвет глаз девушки менялся в зависимости от настроения. Они были карими, когда Николь забывала о своей ненависти к Гиллиаму, и становились зелеными, когда она вспоминала о ней.

– Ну что ж, пришло время нам воссоединиться, – тихо произнес он.

– Нет, – ответила она. – Аббат отложил церемонию.

Гиллиам пожал плечами.

– Мой брат считает, что откладывание свадьбы – лишь уловка священнослужителя. Он решил, что нам пора пожениться, малышка.

– Малышка?! – гневно воскликнула она. – Ты пытаешься заставить меня почувствовать себя маленькой и беспомощной, называя так? Ну что ж, я тоже могу поиграть в такую игру, красавчик.

– Я и не думал, что ты заметишь, – насмешливо сказал он, не реагируя на издевку. – Может, хочешь рассмотреть меня в профиль? Всегда считал, что в профиль я гораздо привлекательней, чем анфас.

Гиллиам повернул голову, и охранники, стоявшие позади него, зашлись от хохота.

Николь, прищурившись, смотрела на самодовольного тщеславного нахала, стоявшего перед ней. Его лоб и подбородок были совершенных пропорций, нос не мал и не велик, без горбинок и не крючком. Золотистые волосы локонами спускались вдоль сильной стройной шеи. Высокие скулы выдавались над прекрасно вылепленным подбородком. Да, нельзя было не заметить, что Гиллиам – красивый мужчина, и Николь возненавидела себя за то, что заметила это. Если бы не поля и леса Эшби, этот мужчина никогда и не взглянул бы на амазонку с лошадиным лицом вроде нее. Злясь на себя за то, что обратила внимание на его красоту, Николь сразу выпалила другое оскорбление:

– У тебя голое лицо. Я думаю, это потому, что даже к двадцати двум годам тебе не удалось вырастить бороду, как настоящему мужчине.

– Ну, завтра утром у тебя будет шанс проверить, – сказал Гиллиам, насмешливо приподняв брови.

– Ты слишком самоуверен, – с презрением заявила Николь. – Никакой священнослужитель нас не обвенчает, если я помолвлена с другим. Ты обречен остаться без земли.

– Я еще раз говорю тебе, твоя история с помолвкой дурацкая выдумка. А теперь почему бы нам не отправиться в аббатство и не выяснить, кто наконец выиграет эту войну? – Он минуту помедлил, потом накинул ей на плечи свой плащ. – Тебя связать?

Когда Гиллиам шагнул к ней, Николь увидела, как туго натянулись рукава голубого наряда на его мускулистых руках. Она разочарованно вздохнула. Мало того, что он убийца, лишивший ее дома, этот самонадеянный петух вдобавок гораздо сильнее ее.

– Как ты гордишься своей силой, – процедила она сквозь зубы, желая уколоть Гиллиама. – Но я думаю, кроме силы, в тебе ничего больше нет. Мужчины-великаны похожи на быков: такие же сильные и тупые.

На лице Гиллиама Фицхенри появилась широкая улыбка, голубые глаза заблестели.

– Моя дорогая леди Эшби, спорить с тобой так же интересно, как наблюдать помол зерна на мельнице. Знаешь, ты похожа на звереныша, который кружит по одной и той же тропе. Не подумай, я ничего не имею против твоих оскорблений: мне просто скучно оттого, что я не слышу ничего нового.

Матерь Божья! Как она ненавидела этого Фицхенри и его насмешки! Николь отвернулась, закрыла глаза. Как бы она хотела с такой же легкостью выбросить его из своей жизни! Открыть глаза и не увидеть его перед собой. Этот нахал, этот шут гороховый только и делал, что искал повод превратить ее в мишень для своих издевательств.

– Кажется, мое остроумие лишило тебя дара речи? Не переживай, не тебя первую оно потрясло.

Николь задохнулась от негодования. Тихие насмешливые слова он произнес ей прямо в ухо. Она медленно открыла глаза и обнаружила его лицо прямо перед своим. Брови приподняты, в уголках красиво очерченных губ играет улыбка. Она отшатнулась вправо, он перехватил ее, она попыталась увернуться влево, но он опередил ее.

– Ох, леди Эшби, ну как неосторожно! Эта тактика не годится там, где нет и не может быть выхода!

Гиллиам оперся руками о стену над ее плечами: теперь Николь вообще не могла пошевелиться.

– Вот видишь, ты в ловушке.

Николь очень хотела оттолкнуть его, но бороться с ним означало одно: ее снова свяжут. А ведь Тильда должна скоро появиться с вещами для побега. Так что придется терпеть его близость и ждать, когда он перестанет издеваться над ней.

Николь подняла на Гиллиама глаза, надеясь испугать его суровым, полным ненависти взглядом.

Но он только улыбался. О Дева Мария! Как ей хотелось изо всех сил ударить его по самодовольному лицу. Вместо этого Николь опустила глаза и посмотрела на мощные плечи молодого рыцаря. Господи, какая широкая грудь! В ужасе и раздражении она шумно выдохнула. И это ее люди называют великаншей?!

Сначала жар, исходивший от его тела, был приятен после стольких часов, проведенных в холодной комнате, но с каждым ударом сердца ей становилось все теплее, ее щеки горели. Близость Гиллиама начала беспокоить ее. Чувства трепетали, Николь тщетно пыталась взять себя в руки. Если она не сможет убежать от него сегодня, он затащит ее к себе в постель. Гиллиам должен это сделать, ведь пока он не лишит ее девственности, ему нельзя считаться настоящим хозяином Эшби.

Он оторвал руки от стены и положил их ей на плечи. Это прикосновение снова напомнило ей о его силе. И этот мужчина должен забрать самое ценное, что у нее осталось?

Ярость, возникшая при этой мысли, затопила Николь. Пленение стало настоящим вызовом ее женственности. Отныне тело – ее единственная собственность, но именно этому мужчине она ни за что и никогда его не отдаст. Она убьет его раньше, чем такое случится. Какая же она дочь, если ляжет в постель с убийцей своего отца?

– Рассчитываешь запугать меня? – резко спросила она.

– Запугать? – искренне удивился он вопросу. – Разве такое возможно?

– Нет! – Девушка вздернула подбородок, но не смогла задрать нос так высоко, чтобы посмотреть сверху вниз на мужчину, который был выше ее на полголовы. И все же Николь умудрилась надменно взглянуть на Гиллиама Фицхенри. – Просто мне надоела твоя игра.

– Понятно. Тогда, если ты меня не боишься, пора отправляться. У нас встреча с аббатом. – Фицхенри отступил и протянул Николь руку. – Как лучше, держать тебя за руку или связать? Что выбираешь?

Девушке пришлось выбрать первое, тихо бормоча проклятия себе под нос. Она почувствовала, как по коже поползли мурашки, когда сильные пальцы сжались вокруг ее запястья.

Оба охранника, наблюдавшие за ними с порога, расхохотались.

– Неужели это та самая девушка, что вчера? – весело спросил один. – Лорд Гиллиам, если вы с такой легкостью усмирили ее сейчас, после первой ночи она растает, как кусок масла на сковороде! – Солдаты оглушительно расхохотались.

– Эй, придержите-ка языки, ребята, вы говорите о моей жене! – ответил Фицхенри, но в голосе слышался еле сдерживаемый смех, которым он заразился от них.

Гордость Николь корчилась от унижения. Прикосновение Фицхенри было почти невыносимо. Девушка дернула руку, но ее мучитель в мгновение ока обхватил ее за талию.

– Верхом или пешком? – тихо задал вопрос Гиллиам.

На его красивом лице не было ни гнева, ни даже раздражения. Он спрашивал мягко, смотрел спокойно, ожидая решения Николь.

– Пешком, – сказала она, мучаясь от необходимости подчиняться ему.

И снова его пальцы стиснули ее худое изящное запястье.

– Ты, наверное, ничего не ешь, питаешься одним воздухом? – спросил он. – Ты такая тонкая.

– А знаешь, что я думаю? Что мне плевать на то, что думаешь ты.

Великан рассмеялся.

– Это я уже понял, малышка. Что ж, пошли, нас ждут в церкви.

ГЛАВА 3

Гиллиам освободил руку Николь на четвертой ступеньке лестницы, ведущей к двери церкви. Рэналф с напряженным от гнева лицом стоял на верхней площадке. Оруженосец Джослин все еще сидел в башне Грейстена, пока Джеф снимал кольчугу и переодевался в подобающее торжественному случаю платье.

– Арнэлт, – обратился Рэналф к молодому смотрителю Грейстенского замка, стоявшему возле калитки аббатства. – Приведи-ка господина аббата. И если надо, попроси помощи у своего меча.

…Помощник аббата вылетел из опочивальни, будто ужаленный змеей. Тощий и длинный, вытягивая тонкие гибкие руки, он бежал к ним; широкие рукава развевались у него за спиной, как крылья. Гиллиам усмехнулся: просто журавль какой-то, а не ангел.

– По какому праву вы сюда ворвались? – закричал монах.

– По праву покровителя этих мест. Я должен поговорить с аббатом. – Голос Рэналфа звучал холодно. – И не советую ему томить меня ожиданием. Через четверть часа я прикажу своим людям обыскать дом и забрать все дары, которые я подносил вам в последние несколько лет.

Монах ничего не отвечал, но глаза его округлились и, казалось, готовы были вылезти из орбит. Наконец он повернулся и кинулся обратно.

Гиллиам посмотрел на Николь. Цвет платья ей очень шел, ее глаза казались еще зеленее. Сейчас она беспокойно осматривала толпу зевак, собравшихся во дворе аббатства. Он попытался проследить за ее взглядом и весело хмыкнул. Несмотря на холод и сырость, большинство жителей Грейстентауна собрались на пространстве, огороженном высокими каменными стенами.

В густой толпе стояли рядом нищие в пестрых отрепьях и скромные хозяйки в белых головных уборах, закрывающих подбородок, щеки и шею. Ученики торговцев, сбежавшие на часок из лавки, выделялись алыми и голубыми нарядами. Казалось, никто в городе не смог пропустить интересное развлечение. Может, даже хорошо, что толпа такая большая: не слишком бросаются в глаза солдаты, которых собрали сюда из Кодрэя, Эшби и Грейстена и выстроили вдоль всех стен.

Через минуту Гиллиам заметил, что плечи Николь расслабленно опустились и девушка облегченно вздохнула. Итак, он оказался прав. Россказни насчет обручения не более чем средство для отсрочки свадьбы. Она надеялась на кого-то в толпе, на кого-то, кто освободит ее. Гиллиам наклонился к ней.

– Не выйдет. Ты никуда не убежишь от меня. Ты моя.

Николь так и накинулась на него: ее глаза сощурились, нижняя челюсть выдвинулась вперед от злости.

– Никогда я не буду твоей, убийца! – Гиллиам почувствовал себя задетым.

– Я не убийца, – возразил он. – Твой отец сам просил меня поднять меч. И даже свой оторвал от пола, приглашая к поединку. Неужели ты предпочла бы, чтобы он сгорел в огне пожара?

– Нет! – выкрикнула Николь, как упрямый ребенок. – Я могла бы его спасти! Ты убил его!

Девушка отвернулась, но недостаточно быстро, и он заметил внезапно набежавшие ей на глаза слезы.

Гиллиам удивился. Он и не предполагал, что его невеста способна на такое чисто женское проявление чувств. Возбужденный шум толпы вывел его из задумчивости, возвестив о появлении недавно избранного аббата. Молодой рыцарь обернулся, желая посмотреть на него.

Маленький, хрупкий, с мелкими чертами лица священнослужитель совсем не походил на человека, способного легко уступить барону. Аббат Саймон по сравнению со своим недавно скончавшимся предшественником был сильной личностью. Ему хотелось освободиться из-под гнета мирских правителей Грейстена, и он использовал свою гордость как щит, а церковный закон как меч.

Рэналф сразу же обратился к нему.

– Час пробил, господин аббат. Мы явились сюда совершить обряд венчания.

Тонкие брови аббата сурово сдвинулись.

– Я отложил церемонию на более поздний срок. Я жду появления здесь Хью де Окслейда. Если вы полагаете, что угроза насилия с вашей стороны что-то изменит, вы ошибаетесь. Более того, ваша попытка принудить меня к совершению незаконного обряда может стать причиной того, что я вообще наложу запрет на союз леди Эшби с вашим братом.

– Дай-то Бог, – прошептала Николь. Рэналф принялся спорить с аббатом, а Гиллиам схватил побледневшую невесту за руку. Крепко держа гарантию получения Эшби в свою собственность, он закричал, заглушая голос брата:

– Служитель церкви! У тебя нет никаких оснований так поступать! Мой вклад в этот союз – деревня Эйлингтон и средства на восстановление Эшби. Это тянет на одну треть того, что у нее есть, если оценить по справедливости, – как раз столько, сколько надо. И если с этим все в порядке, как ты можешь отказываться обвенчать нас!

Аббат угрюмо посмотрел в его сторону.

– Твоим голосом сейчас говорит невежество, свойственное молодости. Церковь имеет право помешать насильственному браку, то есть такому браку, который заключается не в интересах невесты.

– Она находится под моим надзором, я ее господин! – закричал Рэналф. – Я лучше знаю, что для нее хорошо, а что плохо, чем какой-то дерзкий церковник.

Аббат выпрямился во весь рост, скрестив руки на груди.

– Это бессмысленный спор. Она обручена, и ты не можешь жениться на ней милорд. Закон Божий превыше любых земных законов.

– Черт побери! Да не было никакого обручения! – прорычал Гиллиам, и его слова эхом отдались в высоких каменных стенах. – Если бы оно было, тот мужчина потребовал бы своего назавтра после смерти лорда Эшби. Ты же сделал церковное объявление о браке. Где же жених? Разве он явился? Нет. Так что все слова насчет обручения ничего не стоят. Как и твоя спесь.

– Следи за своим языком, – резко одернул его Рэналф.

Гиллиам накинулся на брата, больше не пытаясь сдерживать гнев.

– Нет! Вчера я придерживал язык из уважения к более старшим и мудрым, но теперь с меня довольно. Я не хочу иметь никаких дел с этим церковником, если он относится ко мне с таким предубеждением.

– Тебе от этого никуда не деться, – презрительно бросил аббат Саймон. – Если и впрямь существует договор между де Окслейдом и Эшби, тебе придется уступить замок законному владельцу.

– Я и есть законный владелец. Моими руками перестроена стена вокруг Эшби, по собственному проекту я возвожу новый зал. Я, а не кто-то другой, заплатил налог королю, и люди, в ужасе бежавшие от меня в июне, сегодня с радостью называют меня своим господином, вверяют мне свои жизни.

Пламя гнева разгоралось в душе Гиллиама, он высоко поднял руку Николь, показывая, как крепко он держит ее.

– Взгляните! Эшби в моей руке. И там останется.

Сердце Николь заныло, она пыталась высвободиться. Это ей не удалось, но девушка все же добилась, чтобы он передвинул свои пальцы чуть ниже. Неужели правда, что люди Эшби называют его своим господином? Как они могли довериться ему, если он убил их родных, разрушил их дома во время осады Эшби? Нет, он наверняка лжет.

– Убийца! – закричала она. Голос ее был хриплым от боли и ненависти. – Ты не сможешь меня удержать! Никогда я не сделаю тебя хозяином Эшби!

– Заткнись, мегера! – рявкнул Рэналф. – Тебе никто не давал права голоса!

Несправедливость его слов так глубоко задела Николь, что она негодующе стиснула пальцы в кулаки.

– Как ты можешь говорить о моих интересах, не давая мне права голоса?! Сейчас обсуждается моя жизнь, а не то, чем засеять дикое поле!

Голос девушки прерывался от обиды. Никто из мужчин не принимал в расчет ее желания.

– Замолчи, дрянь! – выкрикнул маленький монах. – Я не потерплю твоей наглости!

Потрясенная Николь повернулась было к аббату, но внезапно подумала: чему тут удивляться? Он тоже мужчина. Как она сразу не поняла, что его забота о ней – чистое притворство. Он хотел использовать ее как оружие против лорда Рэналфа. Гнев на аббата за его предательство затмил ей разум.

– Да к черту вас всех! – закричала она. – Слушайте! Убийца моего отца не может быть и не будет хозяином Эшби.

Мгновенно наступила тишина. Карие глаза аббата злобно смотрели на нее, взгляд лорда Рэналфа стал тяжелым и мрачным. Николь для них уже умерла тысячью смертей. Вот и все, надежды на бегство загублены ее собственной несдержанностью. Теперь ее свяжут, заткнут рот и… Сильная рука Гиллиама судорожно сдавила девушку, притиснула к мощной груди, и Николь не противилась. Напротив, сила, которая исходила от него и которую она чувствовала спиной, была неожиданно приятна.

– А ты думала, что он твой защитник? – тихо пробормотал Гиллиам Фицхенри. – Ну и глупая. Да он хочет только одного: отнять кусочек власти у моего брата. Мы с тобой для него пустое место.

Эти горькие слова помогли девушке понять всю безнадежность ее положения лучше, чем пустые и громкие фразы, произнесенные вчера аббатом.

Внезапно во дворе позади нее раздались крики, и Николь различила цокот копыт по булыжникам, которыми был вымощен двор.

Три рыцаря в кольчугах, с мечами и в зеленых плащах пробирались на взмыленных лошадях через бушующую толпу. Хью де Окслейд и два его гораздо более рослых племянника подъехали на своих жеребцах и остановились у крыльца. Николь улыбнулась с облегчением и победоносно огляделась по сторонам.

– Можешь больше ничего не говорить! – крикнул аббату Хью. – Она обручена со мной.

– Это невозможно! – сердито и недоверчиво крикнул лорд Рэналф.

– Похоже, что вы все же ошибаетесь! – язвительно произнес священнослужитель с ноткой превосходства в голосе.

Гиллиам Фицхенри, прерывисто дыша Николь в спину, быстро проговорил:

– Нет, никакого договора нет.

Хью де Окслейд не торопясь спешился. Его племянники предпочли остаться на лошадях. Николь обратила на Гиллиама горящие глаза и заявила:

– А вот и есть. Я предупреждала тебя, что ты никогда не будешь владеть мной.

На этот раз, когда она дернула руку, он разжал пальцы.

– Хочешь, я докажу тебе, что ты ошибаешься – выдохнул он ей прямо в ухо.

И прежде чем она успела шевельнуться, великан развернул ее к себе лицом и обнял. Глаза девушки оказались где-то на уровне его шеи. Николь уперлась пальцами в широкую твердую грудь, пытаясь оттолкнуть Гиллиама, но ей не удалось этого сделать.

– Отпусти! – с трудом выдавила из себя Николь, однако ее слова заглушил большой воротник Гиллиама.

Его платье пахло лавандой, с каждым вдохом Николь ощущала ее аромат. Она выгибала шею назад, сопротивляясь сильной мужской руке, но Гиллиам крепко схватил девушку за затылок и притянул ее голову к своей груди. Уткнувшись лицом в изгиб его шеи, Николь почувствовала подбородком биение мощного пульса.

– Любимая, я погиб, – громкий насмешливый голос разнесся по двору. – Неужели мои ласки не радуют тебя, и ты ищешь другого, кто занял бы мое место? – Он остановился на секунду, ожидая, когда простолюдины, собравшиеся во дворе церкви, догадаются, какую игру он затеял. – Как мне убедить ее, что она ошибается? – спросил он, обращаясь к толпе тоном человека, сбитого с толку.

Зеваки не заставили себя долго ждать, немедленно откликнувшись веселыми криками:

– Поцеловать! Поцеловать! Поцеловать!

– Господин аббат, – запротестовал Хью. – Он оскорбляет ту, что принадлежит мне.

– Немедленно отпусти ее! – взвизгнул аббат, взбираясь по лестнице.

Николь услышала тяжелое гневное дыхание маленького монаха. Она ждала, что Гиллиам отпустит ее, но он по-прежнему не разжимал объятий.

– Должен ли я ее отпустить? – крикнул он в толпу.

Мощное “нет” простолюдинов, казалось, покачнуло паперть, на которой они стояли. Люди вопили, топали ногами, бушевали, требуя решить спор в свою пользу и не отдавать невесту.

– Святой Иисусе, давай же, пока они не учинили беспорядков, – раздраженно процедил сквозь зубы аббат.

Гиллиам Фицхенри смиренно обратился к толпе.

– Вы думаете, поцелуй поможет? Мне невыносима мысль потерять невесту на пороге брака.

Под ободряющие крики он сжал ладонями голову девушки и заставил ее поднять лицо к нему. Николь напряглась, сопротивляясь изо всех сил. Нет, он не унизит ее вот так, на глазах у стольких людей, она не позволит ему.

Сила пальцев Гиллиама чувствовалась даже через густую массу волос: лицо ее медленно поднималось к нему. Когда кончик носа Николь встретился с его носом, она с ненавистью стиснула губы в тонкую полоску.

Фицхенри улыбался, но дружелюбное выражение лица было лишь маской. Его подбородок напрягся так сильно, что под высокими скулами образовались впадины, а голубые глаза горели опасным огнем.

Николь боролась с внезапно возникшим страхом, презирая себя за слабость.

– Дурак, – прошипела она. – Я не слабая женщина, которую можно запугать.

Едва Николь успела договорить, как он впился губами в ее рот. Толпа радостно завопила.

Губы его были теплые и мягкие. Когда он прикоснулся к ней второй раз, Николь поймала себя на мысли, что ей нисколько не обидно и не оскорбительно это прикосновение, хотя прежде она всегда думала, что будет испытывать именно эти чувства. Более того, она обнаружила, что поцелуй не стал грубым насилием над ней. Он вызывал у нее какое-то внутреннее беспокойство, о возможности которого она и не подозревала.

Гиллиам отнял губы и чуть отодвинулся, почти не отрываясь от ее рта. Руки его крепко обнимали ее, так крепко, что она не могла сопротивляться.

– Малышка, – выдохнул он ей в лицо, – ты чувствуешь, что тебе не вырваться из моих объятий? Если аббат отдаст тебя этому заморышу, ты овдовеешь на следующее утро. Я уж постараюсь. И можешь не сомневаться, к закату я все равно возьму тебя. – И он снова прижался к ней губами.

Николь ничего не могла сделать. Поцелуй становился все глубже, все крепче, а она все ждала: когда же станет больно? Дыхание ее застревало в груди, тело горело огнем. Жар исходил изнутри, вызывая волны странных непонятных чувств. Испуганная до глубины души, Николь застонала.

Фицхенри отпустил ее неожиданно. От удивления Николь попятилась, пальцы запоздало взметнулись к губам, словно желая не допустить поцелуя. Рот припух, она еще ощущала вкус его губ. Девушка вытерла губы тыльной стороной ладони, словно желая стереть следы этих прикосновений.

– Жестокая свинья! – проговорила она дрожащим голосом. – Грязный подлец! Ты мне отвратителен!

Между тем прежний жених наблюдал за ними, медленно улыбаясь. На лице его было написано удивление.

– Интересное сочетание слов. Я полагаю, что имелось в виду нечто иное: грязная свинья и жестокий убийца.

Простолюдины вопили, и смущение буквально сжирало девушку заживо. Она попыталась снова взять себя в руки. Что ж, эту схватку он выиграл, но день еще не кончился.

Она отвернулась от него, все еще не теряя надежды.

Хью стоял рядом с лошадью, сняв шлем и стянув капюшон: миру открылись черные волосы и борода с проседью. Он развязал мешок, свисавший с седла, вынул сложенный пергамент. Это был договор, который они с отцом Николь составили в июне и который девушка наотрез отказалась признать.

– Господин аббат, я привез договор.

– Давайте его, лорд Окслейд, – дружески сказал аббат. – Покажите мне ваш пергамент.

Николь едва не расхохоталась, увидев торжество, написанное на лице маленького монаха. Только это и нужно было им с Хью: убедить аббата, что они обменялись клятвами.

Лорд Рэналф вытянул руку, чтобы помешать Хью подняться по ступенькам.

– На этом документе не может быть моей подписи. Я не видел его. А без моего одобрения договор недействителен.

– Закон Божий выше закона человеческого, – прошипел аббат. – Если они обменялись клятвами, они должны пожениться.

– Ты не нарушишь мои права! – В голосе лорда Рэналфа звучала смертельная угроза.

– Рэналф! – мягко окликнул Гиллиам брата. – Ты слишком разгорячился и не в состоянии как следует рассуждать.

Николь через плечо посмотрела на Гиллиама, не понимая причину его спокойствия в эту минуту, когда старший брат просто выходил из себя. Молодой рыцарь быстро и холодно взглянул на нее, и Николь прочла в его глазах все. Мадонна, он ведь и впрямь сделает обещанное: убьет Хью и заберет ее прежде, чем она успеет взмолиться отпустить ее на свободу. Нет, ей не помешать этому браку. Паника охватила девушку, но она приказала себе держаться и не спешить. Бесполезно волноваться о том, что еще не случилось.

Гиллиам ободряюще посмотрел на брата:

– Погоди, позволь этому человеку показать договор аббату Саймону. Но не забудь сам прочитать написанное. Вот-вот появится Джеф, и нас станет больше. Я хочу, чтобы на моей репутации хозяина Эшби не было никаких пятен.

Из горла лорда Рэналфа вырвался звук, похожий на рычание. Широко прошагав по лестнице, он встал рядом с аббатом.

Де Окслейд с легким изумлением на лице переводил взгляд с одного великана на другого. Николь понимала, он испугался не меньше ее, узнав, что владелец Грейстена умеет читать: среди рыцарей было очень мало грамотных.

Подойдя после легкого замешательства, Хью встал между лордом Рэналфом и девушкой, как бык между двумя высокими дубами. Он подал аббату документ.

– Здесь ничего не пропущено. Только нет печати Эшби.

– И моей печати! – резким тоном заявил лорд Рэналф.

– Но в этом нет моей вины, – парировал де Окслейд. – Джон умер от руки твоего брата и не успел доставить этот документ тебе. Он хотел поставить свою печать после твоего одобрения. Если не веришь, Осберт и Уильям, которые меня сопровождают, могут засвидетельствовать, что мы обменялись клятвами.

– Вы обменялись клятвами без моего одобрения? Что за небылицу ты несешь? – с презрением процедил лорд Рэналф.

Тут в разговор вступила Николь. За месяцы, проведенные в заточении, она продумала ответы на все возможные вопросы.

– Да, лорд Рэналф. Это действительно необычно, – сказала она спокойно. – Мой отец несколько месяцев подряд уговаривал меня принять предложение Хью. И когда я наконец согласилась, отец настоял, чтобы мы немедленно обменялись клятвами. Он боялся, что я передумаю.

Аббат Саймон подцепил пальцем единственную печать на краю пергамента и сломал ее. Лорд Рэналф напрягал зрение, заглядывая через плечо аббата и силясь прочесть написанное на пергаменте. Николь смотрела на недоростка, владевшего землями, прилегавшими к Эшби с южной стороны.

Хью едва доставал ей до плеча. Он бросил на девушку быстрый взгляд, на его болезненном лице с острыми чертами отразилось отвращение Черные глаза пылали ненавистью. Николь отвела взгляд, боясь, что рассмеется ему в лицо.

Хью ненавидел девушку больше любого другого претендента на ее руку. В последнюю встречу она подбила ему глаз и угрожала прикончить, если он попытается взять ее силой. Хью назвал Николь безгрудой амазонкой, недостойной оказаться в постели ни одного мужчины. А потом он вдруг заявил отцу, что не может дольше откладывать женитьбу. Именно поэтому Николь выбрала сейчас именно его для осуществления своего плана. Она знала, как стать единственной владелицей Эшби. Ей будет нетрудно даже убить Хью, если понадобится.

Тот решил наконец прервать затянувшееся молчание.

– Милорд Грейстен, не знаю, помните ли вы, но мы встречались несколько лет назад. Мои владения граничат с южными землями Эшби. Вот почему леди Николь столь выгоден союз со мной, как, впрочем, и всем заинтересованным лицам, включая вас. По этой причине и Джон Эшби просил свою дочь принять мое предложение. Я был благодарен, когда новый брак лорда Эшби заставил ее наконец выбрать меня себе в мужья.

Николь вздрогнула, когда губы Гиллиама коснулись ее уха.

– Неужели ты раздвинешь ноги перед этим болтливым заморышем? Малышка, я перестану тебя уважать.

Николь резко повернулась и задела Хью. Заморыш зашатался на краю площадки, с трудом удержавшись от падения. Окинув девушку ненавидящим взглядом, он продолжил свою тираду.

– Я понимаю, вы удивлены, но на самом деле нет ничего необычного ни в нашем договоре, ни в нашем союзе.

Лорд Рэналф только крякнул и продолжил чтение. Неожиданно он с удивлением вскинул брови и посмотрел на Николь.

– Какого числа вы обменялись клятвами?

Николь заколебалась, роясь в памяти и отыскивая дату, потом нахмурилась. Внутренний голос подсказал ей, что лорд Рэналф не зря задал этот вопрос.

– Так как же, леди Эшби, – настаивал он, – когда? Когда это было?

Она попыталась уклониться от ответа.

– Точно не вспомню, но по крайней мере за неделю до моего приезда в Грейстен на свадьбу отца.

Лорд медленно кивнул, потом с улыбкой повернулся к священнослужителю:

– Господин аббат, не было никаких клятв. Девушка подтверждает это своими собственными словами. В тот день, в день свадьбы лорда Эшби и моей подопечной Мэв, Джон жаловался мне, моей жене и всем присутствовавшим, что никак не может уговорить дочь принять чье-нибудь предложение.

Николь попыталась унять охватившую ее дрожь. Дева Мария, да как же она забыла об этом? Девушка сразу сникла. Из-за того, что отец постоянно жаловался на ее упрямое нежелание выбрать себе мужа, она давно перестала обращать внимание на его слова, пропускала их мимо ушей.

– Так что, господин аббат, – хозяин Грейстена угрожающе посмотрел на монаха, – перейдем к другому делу: венчанию моего брата с леди Николь.

Аббат Саймон слегка приподнял брови и повернулся к Гиллиаму.

– Милорд Гиллиам, вы слышали, чтобы отец девушки говорил эти слова?

Гиллиам покачал головой.

– Меня не было тогда в Грейстене.

Аббат снова повернулся к лорду Рэналфу и пожал плечами.

– Милорд, я считаю, что ваши слова ничего не доказывают, поскольку нет никого, кроме вас, кто мог бы их подтвердить. А этот человек имеет двух свидетелей, утверждающих, что обмен клятвами состоялся. Исходя из всего сказанного здесь, я не вижу причины отказать де Окслейду. Он и леди Николь должны соединиться в браке.

Николь вновь обрела надежду. Лорд Рэналф был в ярости, но не хотел выказывать ее. Он стоял с каменным лицом.

Она оказалась права: аббат будет отстаивать подлинность договора, чего бы ему это ни стоило.

Лорд Рэналф медленно выдохнул.

– Все зашло чересчур далеко. Можете не сомневаться, я немедленно подам жалобу архиепископу. – Его слова, произнесенные тихо, звучали более грозно, чем если бы он позволил себе кричать. – Что же касается контракта, забудьте о нем. Вы жените моего брата на наследнице Эшби. А если нет, то я возьму в плен де Окслейда и его рыцарей и стану держать их у себя до тех пор, пока Гиллиам не уедет со своей невестой и не спрячет ее в тайном месте без всяких взаимных клятв. Он продержит ее там, пока она не понесет от него, после чего не будет надобности спорить, была она обручена или нет, насильственный это брак или нет. И не льстите себя надеждой помешать мне.

– Нет! – закричала Николь, осознав, что ловушка захлопнулась.

Желание освободиться от власти лорда Рэналфа взяло верх над всем остальным. Она кинулась к Хью. Испуганный жених выставил перед собой руки, словно защищаясь от возможного удара в лицо. Но у Николь было на уме совсем другое: она схватилась за рукоять его меча. Упершись ногой в бедро Хью, девушка попыталась вытащить оружие из ножен.

– А я думаю, что да! – заявил Гиллиам, хватая ее сзади.

Николь громко застонала от обиды и рывком засунула наполовину вынутое оружие обратно в ножны. Потерявший равновесие Хью покатился по ступенькам, гремя кольчугой о камни. Испуганные лошади забили копытами, вздрагивая и роняя хлопья пены с удил. Николь, которую Гиллиам прижимал к груди, злобно пнула ногой лорда Рэналфа в живот. Тот со стоном рухнул на аббата. Священнослужитель вцепился в барона, пытаясь устоять, и в результате они оба повалились на землю.

Но прежде чем они упали, Николь вытащила булавку из накидки и зажала ее в ладони. Потом изо всех сил лягнула Гиллиама по ноге так, что тот завопил и ослабил хватку. Этого ей было достаточно, чтобы вырваться на свободу. Ее накидка упала между ними, Николь развернулась и с размаху всадила булавку Гиллиаму в плечо.

– Мегера! – завопил тот, пошатнувшись и хватаясь обеими руками за рану.

На голубой праздничной одежде выступила кровь. Николь похолодела. Если он поймает ее сейчас, она умрет. Девушке не оставалось времени на раздумья.

– Давай! – закричала из толпы Тильда. Николь прыгнула с лестницы. Отталкиваясь от ступенек, она почувствовала, как ее накрыло воздушной волной: это Гиллиам пытался схватить девушку, но промахнулся. Он упал, запутавшись ногами в накидке.

Вопя от страха и победного восторга, Николь неслась к воротам: юбки высоко вздымались, обнажая ее ноги выше колен. Людям лорда Рэналфа приходилось с трудом пробираться сквозь толпу, которая, однако, со смехом расступалась перед девушкой, давая той дорогу. Простые люди не хуже Николь понимали, что у женщины благородного сословия нет никакого шанса незаметно исчезнуть из города.

Николь выскочила следом за Тильдой через ворота на Верхнюю улицу. Какой-то мужчина в желтом одеянии, украшенном золотом, удивленно закричал, когда они едва не сбили его с ног. Мальчик, наряженный в голубое и красное, застыл рядом с ним с открытым ртом.

– Хватай ее! – крикнул какой-то мужчина двум солдатам, но девицы пронеслись мимо и оказались на портновской улице, устремляясь к рядам лавочек, из которых пахло чем-то сладким.

Николь оглянулась. Толпа, пытаясь выплеснуться на улицу, запрудила ворота, и солдаты, которым было велено преследовать беглянку, не могли выбраться наружу.

Тильда потянула Николь за рукав, увлекая за угол. Они пробрались между винными складами и продуктовой лавкой. Проход оказался таким узким, что Николь задевала локтями обе стенки. На половине пути они увидели, что одна доска от стены лавки отошла и верхним концом упирается в стену соседнего строения, образуя щель у самой земли. Тильда засунула свой узелок в отверстие, протолкнула его внутрь, затем, улегшись на живот, проползла сама. Николь последовала за подругой. Влажная земля пахла помойкой и отбросами. Девушка задержала дыхание и услышала топот преследователей. Люди смеялись, окликали сбежавшую невесту, солдаты сыпали французскими и английскими ругательствами.

Как пришпоренная лошадь, понимая, что с ней будет, если ее поймают, Николь с силой протиснулась в щель. Тильда взяла ее за руку и рывком поставила на ноги. Теперь их не было видно со стороны улицы: девушки оказались между стеной без окон и доской, Сверху их прикрывала крыша склада, соединенная с крышей продуктовой лавки. Голоса преследователей слышались все ближе, становясь все громче, но потом внезапно стихли. Солдаты, по-видимому, устремились дальше по улице. Повернувшись к Тильде, Николь начала расшнуровывать платье.

– Эй, развязывай свой узелок. У нас нет времени. Я хочу скорее превратиться в молодого человека.

Гиллиам постарался упасть так, чтобы не задеть раненое плечо. Он приземлился на колени и быстро вскочил, одновременно выдергивая булавку из плеча. Ткань треснула и разорвалась. Чертова мегера! Его лучшее платье! Он устремился вперед, но его остановила развеселившаяся толпа, которая пыталась пробиться через ворота аббатства.

– Альфред, поторопись и проследи, чтобы главные ворота были заперты! – крикнул он солдату. Мощный голос Гиллиама перекрывал гул огромной толпы. – Роберт, ты займешься задними воротами!

Даже если его невеста добежит до главных городских ворот прежде, чем их успеют закрыть, охранники все равно ее не выпустят. Женщина благородного сословия без сопровождающего на улице города – такая же редкость, как рогатая лошадь. Внезапно Гиллиам испытал чувство облегчения и почти простил Николь за попытку сбежать. Своим глупым бегством она разрушила замысел де Окслейда увести у него из-под носа Эшби. Гиллиаму сейчас нужно было только одно: запереть ворота. Потом он поймает девушку и… станет хозяином Эшби.

Рэналф спустился с лестницы и встал рядом с братом. Богатый наряд лорда Грейстенского был покрыт грязными пятнами.

– Будь проклята эта идиотка! – прорычал он. – На что она надеется? Неужели собирается спрятаться от меня в моем собственном городе?

– Дядя! – крикнул один из племянников де Окслейда, слезая с лошади, чтобы помочь встать на ноги своему незадачливому родственнику. – Ты ушибся? Может быть, ранен?

– Нет! – буркнул коротышка.

Внезапно его лошадь попятилась и начала бить копытами о землю. Де Окслейд схватил ее под уздцы.

– Глупая сука!

Трудно было понять, кого он имеет в виду – девушку или лошадь.

– Мерзавка – завопил аббат, подняв голову к небесам. Подобрав полы своего одеяния, он быстро спустился по ступеням к де Окслейду. – Последний раз в жизни я вмешиваюсь в дела, связанные с дочерьми Евы.

С этими словами он швырнул пергамент рыцарю. Договор упал на грязные камни.

– Можешь нести его кому угодно, любому священнику. А теперь убирайтесь отсюда! Уходите! Все! – вопил он. По багровому лицу и трясущимся в ярости рукам было видно, как сильно задето его самолюбие.

Гиллиам посмотрел на ворота, через которые в этот момент входил нарядный Джефри. Джослин следовал за рыцарем по пятам, одетый в короткую голубую тунику и алые узкие штаны. На мальчике был плащ, но покрасневший нос выдавал, что парнишка сильно замерз. Еще бы, он был такой худой, кожа да кости, и совсем не мог защищаться от холода.

Рэналф накинулся на де Окслейда, срывая собственную злость.

– Я хочу, чтобы ты и твои родственники убрались с моей земли! Сейчас же. Арнэлт, проводи их! – окликнул он слугу. – Проследи, чтобы их выпустили за ворота.

Замухрышка огляделся по сторонам, переводя взгляд с одного Фицхенри на другого, и понял, что появился третий брат.

– Господин шериф, – сказал он, приветствуя Джефри и растягивая в медовой улыбке тонкие губы. – Лорд Грейстен, поверьте мне, я немедленно и с радостью покидаю это место. Случившееся уберегло меня от страшной ошибки. Забирайте себе эту мегеру, – повернулся он к Гиллиаму. – Желаю вам пережить первую брачную ночь и не получить рану посерьезней, чем от булавки.

Де Окслейд вскочил на лошадь и развернул ее в сторону ворот, оставив договор валяться в грязи. Племянники последовали за дядей.

Гиллиам смотрел им вслед. Этот маленький рыцарь показался ему слишком самонадеянным, не осознавшим свое поражение и ничему не научившимся. Взглянув на помятый пергамент, он задумался: почему на нем нет печати? Окслейд не дурак, стало быть, он не только знал, что Николь собирается бежать из плена, но был уверен: девушка бросится к нему. Итак, претендент на Эшби сейчас направлялся на условленное место встречи с невестой!

Проклятие! Но если Гиллиам не найдет ее первым, Хью увезет Николь туда, где ее нельзя будет найти. А когда у нее в животе окажется ребенок, конец всем спорам о браке.

– Де Окслейд почему-то считает себя хозяином этой мегеры. Я думаю, здесь с самого начала был устроен заговор. Договор привезли просто так, для отвода глаз. – Гиллиам поддел ногой намокший пергамент. – Вы заметили, что его племянники даже не пытались остановить девушку, когда она побежала?

– Разве нет? Я – то пытался. – Джефри переводил взгляд с одного брата на другого, пытаясь скрыть веселую улыбку. – Гиллиам, у тебя на плече кровь. Рэналф, а что с твоим платьем? Похоже, я пропустил потрясающее зрелище.

– Смейся, Джеф, и я выбью тебе второй глаз! – прорычал Рэналф. – Гиллиам, никакой испорченной девке, пускай она сам дьявол в юбке, я не позволю вырвать то, что я отдал тебе. Найди ее! Если де Окслейд ее поймает, бери их в осаду и знай, что я тебя поддержу. Если ты первый ее схватишь, тащи в Эшби, запирай все ворота и не выпускай до тех пор, пока у твоего новорожденного младенца не полезут зубы. Но что бы ни случилось, я больше никогда не хочу ее видеть. – Он развернулся и, кипя от злости, направился к воротам.

Гиллиам и Джефри молча наблюдали за тем, как лорд Грейстен покидает аббатство. Когда Джеф перевел взгляд на младшего брата, на его лице не было и тени улыбки.

– Как это ей удалось сбежать? Она чуть не сбила меня с ног в воротах.

– Хочешь знать как? Ногой и булавкой.

Гиллиам раскрыл ладонь. Он сохранит эту безделушку как напоминание о коварстве женщины, о том, какой опасной она может быть. Заставив себя унять гнев, он постарался говорить мягче.

– Эй, Джослин, – сказал он мальчику, – сегодня я преподам тебе первый урок: как охотиться на убегающих жен.

Джеф обнял мальчика за плечи и подтолкнул его к новому хозяину.

– Прими мои извинения, я не могу остаться и помочь тебе. Мне надо вернуться в Кросуэлл.

– Не бойся, с Джосом все будет в порядке. Гиллиам положил руку на худенькое плечо мальчика.

– Меня зовут Джослин, – пробормотал тот. Гиллиам усмехнулся, довольный тем, что парнишка проявил характер.

– Джеф, можешь успокоить мать мальчика. Скажи ей, что я обещаю не испортить ее сына за то время, пока он будет моим оруженосцем.

ГЛАВА 4

Солдаты чувствовали себя охотниками, преследующими убегающую лань. От стен сторожевой башни Грейстена они двинулись к оборонительным рубежам города Солдаты входили в каждый дом, обыскивали все углы.

А в это время Николь сидела на корточках в щели, в которую они забились с Тильдой. У нее болело все тело. Подруга заканчивала возиться с волосами Николь. С нарастающей тревогой беглянка прислушивалась к крикам преследователей. Они близко Слишком близко.

– Скорее, Тильда, мы больше не можем тянуть, – тихо торопила она.

– Все готово, – ответила девушка, подавая подруге меч. – Надевай капюшон, а я посмотрю, что там на улице.

Николь засунула меч в ножны, болтающиеся на поясе, и встала. Ей показалось, что голова вознеслась высоко над плечами. Холодный влажный воздух обжигал оголенную шею. Николь тряхнула головой, и обрезанные локоны запрыгали возле подбородка. Этого трудно было ожидать, но короткие волосы стали еще кудрявее. Николь запустила пальцы в свою шевелюру, потом печально посмотрела на золотую копну, лежащую у ног.

Что она наделала? Ничего более женственного, чем волосы, у нее не было, так она считала всегда. Золотые кудри придавали своеобразную привлекательность простоватому лицу и мальчишеской фигуре. Поборов минутную слабость, Николь натянула коричневый капюшон, под которым можно было спрятать даже лицо, если надвинуть капюшон поглубже на лоб. Николь насмешливо улыбнулась и откинула капюшон на плечи. Теперь, когда у нее такие короткие волосы, зачем прятать лицо? Никто не догадается, что она женщина.

Льняная рубашка, ткань которой от долгой носки стала совсем мягкой, приятно касалась тела. Николь была в коричневых чулках, перевитых крест-накрест завязками, как их носили все мужчины. Штаны плотно облегали бедра, и Николь не беспокоилась, что они с нее свалятся. Да, пожалуй, мужской наряд не слишком удобен для нее, привыкшей к широким юбкам, не стеснявшим тело.

Поверх нижнего белья на девушке была надета старая туника. Когда-то ярко-зеленая, с годами она выцвела и сейчас лишь отдаленно напоминала прежний яркий наряд. Пришлось закатать рукава, но по длине туника была в самый раз – опускалась чуть ниже колен. В последнюю очередь Николь надела толстый кожаный дублет[1] и кольчугу, скрывающие маленькие женские округлости.

Обуться Николь пришлось в грубые башмаки, которые, к сожалению, оказались ей малы и сильно натирали ноги. Девушка с тоской посмотрела на прекрасные туфли, которые носила прежде; с ними придется расстаться. Дело было не только в том, что такую обувь носили лишь дамы из благородного сословия, просто они сами по себе не годились для долгого похода. Николь вздохнула и, видя, что выбора нет, решила терпеть боль.

Тильда тихонько позвала ее из-за стены.

– Выходи, все спокойно.

Николь протиснулась под доской, испачкав тунику. Встав, она попыталась стереть с себя липкую грязь, но только измазала руки. Оставив бессмысленное занятие, она подошла к Тильде.

– Они уже повернули за угол?

– Нет еще. – Тильда обернулась к Николь, потом внимательно оглядела ее.

– Колетт![2] – выдохнула она.

– Что? – воскликнула Николь и огляделась по сторонам, подумав, что Тильда увидела нечто ужасное.

– Натяни капюшон! – велела та резким тоном. – И пониже. На самый лоб.

– А что такое? Зачем? – на этот раз Николь даже смутилась.

– Делай, как я говорю, Колетт, и не спорь. – В голосе Тильды вдруг зазвенел металл. – Если хочешь убежать отсюда, изображай горбуна и не снимай капюшон до тех пор, пока мы не отойдем подальше. Больше ни о чем меня не спрашивай, нам надо спешить.

Тон подруги становился все холоднее.

Николь нахмурилась, но подчинилась Тильде. Даже прожив с ней бок о бок целую жизнь, Николь так и не смогла до конца понять изменчивый характер своей молочной сестры.

Вместе с подругой они прошли несколько шагов, свернули за угол на маленькую улочку и увидели стоявшего поодаль солдата. Николь сразу сгорбилась, зашаркала ногами, но мужчина даже не взглянул на них, когда девушки проходили мимо.

Настроение Николь поднялось: слава Богу, ее не узнали! Она будет свободна! Как только удастся миновать ворота, она отправится к де Окслейду, выйдет за него замуж, а потом избавится от него. А после…

А после Гиллиам женится на ней. Или церковь примет над ней опеку. Или, что еще хуже, королевский двор возьмет ее под свое покровительство и будет высасывать жизнь из ее владений, чтобы пополнить скудную казну Англии. Но разве может она позволить, чтобы такая беда случилась с ее людьми?

Да, все ее радужные планы рушились перед лицом суровой реальности. Желание стать полноправной и единственной хозяйкой Эшби не более чем детская фантазия, выдуманная ею, чтобы подпитывать свою жажду мести и скрашивать скуку заточения. Ни один мужчина не позволит ей осуществить такую мечту.

Николь упрямо тряхнула головой, стараясь отогнать от себя эти мысли. Она пожертвовала своими прекрасными волосами не для того, чтобы так скоро признать поражение. Ее план обязательно удастся, просто не может не удаться. Какая же она дочь, если выйдет замуж за убийцу собственного отца?

Шагавшая рядом с ней Тильда рассмеялась.

– Даже бровью не повел, дурак, – хмыкнула она. – Как же он возненавидит себя, когда узнает, что мы прошли у него под носом.

– Тильда, это не игра, – резко бросила Николь, рассерженная не столько поведением подруги, сколько собственными сомнениями. – Моя свобода висит на волоске, а ты думаешь о том, как одурачить какого-то солдата.

Тильда бросила на Николь хмурый взгляд.

– Не говори со мной таким тоном, Колетт. Стоит мне только назвать твое имя, и ты снова окажешься под замком!

– Тильда! – Пораженная Николь остановилась и уставилась на подругу. Вообще неуважительные манеры Тильды не удивляли ее. Эта простолюдинка никогда не держалась с ней как горничная с госпожой, и виновата в этом была сама Николь. Она всегда видела в Тильде сестру, а не служанку. Однако сейчас в тоне девушки прозвучала новая нотка, которая потрясла ее.

– Проклятый язык, вечно он выдает меня, – насмешливо ответила Тильда, склоняя голову и отводя глаза. – Что ты пялишься на меня? Я знаю, что не должна вести себя так. Только тронь гордость господина, и он сразу поставит тебя на место. Ладно, как-нибудь переживем. Но если меня поймают, кричи караул. – Тильда спокойно повернулась и направилась к воротам, покачивая бедрами.

Николь двинулась за ней, обиженная и смущенная неожиданно грубым поведением подруги. Что случилось? Из-за чего такая перемена? Правда, сейчас не время для выяснения отношений. Потом, когда они окажутся за городскими стенами, она поговорит с Тильдой как следует.

Николь прибавила шагу и догнала Тильду. Весь остаток пути до ворот они прошли в неловком молчании.

Главные ворота Грейстентауна представляли собой квадратный проем в толстой стене, по обе стороны которого были установлены маленькие башенки. В них помещался механизм, с помощью которого поднималась и опускалась толстая стальная решетка. Сейчас она висела вверху на цепях, но прочные высокие деревянные ворота были закрыты.

Перед воротами собралось уже довольно много людей, желавших выйти из города. Толпа нетерпеливо гудела, обсуждая последние события. Николь и Тильда встали немного в стороне; кое-кто взглянул на них, но ничей взгляд не задержался надолго на девушке и ее высоком спутнике.

Видимо, ничего интересного в двух молодых простолюдинах не было.

Николь втянула ноздрями воздух, наполненный ароматом тушеного мяса, и желудок тотчас отозвался громким урчанием. Но какой толк сейчас в мыслях о еде? Кожаный мешочек на поясе пуст, как и ее желудок. Вероятно, путь к месту встречи с Окслейдом предстоял не только грязный и холодный, но и голодный.

Грубая шерсть накидки колола голую шею. Подняв плечи, Николь повертела головой, чтобы избавиться от неприятного ощущения, и, засунув руку под капюшон, с наслаждением почесала шею.

– Перестань, не стаскивай капюшон с лица, – недовольно прошипела Тильда и, поднявшись на цыпочки, оглядела толпу. – Да где же он? – пробормотала она себе под нос.

– О ком ты?

– Да о том типе, который вывезет нас из Грейстена, глупая. Вообще-то мы появились рановато. Я и не думала, что тебя так быстро можно переделать в мужика, – хихикнула Тильда, снова всматриваясь в толпу.

Николь в растерянности приоткрыла рот, не веря своим ушам.

– Ты кому-то рассказала обо мне? Да вдобавок мужчине?

– Именно, и очень этому рада. В таком сопровождении нам будет легче пройти через ворота. Двое мужчин и одна женщина. Как раз то, что надо, а? – Тильда снова хихикнула.

– И ты могла меня предать? – тихо воскликнула Николь.

– Предать! Подумать только, какие слова ты говоришь, Колетт! – Тильда повернулась к подруге, уперев руки в бока и зло сощурившись. – Разве не ты сбежала из-под венца? Разве не ты на пути к обручению с де Окслейдом?

Легкий порыв ветра сдул соломинку с серого капюшона Тильды.

– Откуда я знаю, что этот тип не сдаст меня обратно в Грейстен?

Тильда посмотрела на Николь, потом пожала плечами.

– Не беспокойся. Алан доставит тебя в целости и сохранности куда надо. – Тильда помолчала, слегка пожала плечами и добавила: – Ох, Колетт, не понимаю, почему ты выбрала этого маленького гаденыша, ведь были же и другие простаки, которые хотели твоей руки. Если ты думаешь, что де Окслейд будет спокойно стоять, когда ты начнешь кромсать его на куски, то ошибаешься. Он прекрасно помнит, как ты однажды обошлась с ним. – Тильда с отвращением фыркнула, тряхнув волосами. – Выбери кого-нибудь другого.

Николь хрипло рассмеялась, и ее смех эхом отразился от каменной стены позади них.

– Нет, Хью идеально подходит для моих целей. Жадность тащит его прямо ко мне в руки. Желание заполучить земли Эшби приведет его под мой нож. И с его племянниками я тоже разберусь, подумаю, как устроить их судьбу.

– Ну что ж, дело твое. Но я все же думаю, что глупо было связываться с этой свиньей, – бросила через плечо Тильда, снова вглядываясь в толпу. – А вот и Алан.

Николь бросила взгляд туда, куда посмотрела Тильда, и застонала в отчаянии.

Рядом с бело-рыжей клячей неопределенной породы шел солдат в шлеме, с ободранным щитом у седла. Темные волосы падали на плечи, обрамляя лицо, заросшее густой бородой. Осанка солдата была чрезмерно самодовольная, взгляд наглый, хотя все его доспехи состояли из грубого кожаного дублета с нашитыми зелеными колечками, поблескивавшими и позвякивавшими при каждом шаге. Это был скорее всего простой наемник или внебрачный отпрыск какого-нибудь мелкого землевладельца, пытающийся пробить себе дорогу в жизни. Николь после первого взгляда на него не сомневалась, что если бы он мог получить за нее деньги, то немедленно бы ее продал.

– Тильда, как ты могла? – выдохнула девушка, чувствуя, как нехорошие предчувствия сдавливают ей грудь.

Тильда ухватила Николь за капюшон, притянула к себе и жарко прошептала прямо в лицо:

– Слушай внимательно. Он думает, что я с северо-запада, из поселян. Будто бы я оттуда возвращалась в Грейстен, когда встретилась с ним на дороге. Ты мой очень робкий братец Никольс, ученик продавца одежды. Я сказала Алану, что сегодня мы едем домой к умирающей матери. Вот. Теперь ты поняла, что я никому не говорила, кто ты такая на самом деле? Ладно, будем считать, что ты немножко поволновалась. Решила, что я предательница? Вообще-то я могла бы и обидеться.

Николь широко раскрыла глаза и с облегчением вздохнула.

– Тебя стоило бы отколотить, крысеныш, – с сердитым смехом заявила она. Потом снова вздохнула, точно желая извиниться. – Заточение сделало меня подозрительной и раздражительной. Прости, Тильда, что я в тебе усомнилась.

В карих глазах девушки мелькнула печаль, но она только улыбнулась и спросила:

– Так как, остаемся друзьями навсегда? Что бы ни случилось?

– Тильда, а в чем дело? – Николь с беспокойством заглянула в лицо подруги, положив руку ей на плечо.

Тильда нервно дернулась, желая высвободиться.

– Ладно, поговорим потом. А сейчас, братец, будь робким, очень робким, и только изредка поднимай на него глаза. – С этими словами Тильда отвернулась от Николь, чтобы поздороваться с солдатом.

Чувство самосохранения заставило Николь мгновенно опустить глаза долу, сгорбиться и сцепить перед собой руки, словно и впрямь очень робкий молодой человек. Осторожно выглянув из-под края капюшона, девушка увидела, что Алан склонился над хорошенькой девушкой.

– Ах, красавица Тильда, вот где ты меня ждешь. – По-английски он говорил старательно, желая казаться не тем, кем был на самом деле. Затем солдат повернулся к Николь. – Стало быть, это и есть твой братец? Здравствуй, парень.

– Приветствую вас, сэр, – пробормотала Николь, кивая. В это мгновение лошадь солдата шагнула в ее сторону, и Николь с благодарностью спряталась за ее шею. – Подержать вашу лошадь? – проговорила она как можно более грубым голосом.

– Очень любезно с твоей стороны, – сказал солдат и, словно испугавшись, сразу добавил: – Но в этом нет необходимости.

– Мой брат хочет хоть как-то отблагодарить тебя за то, что ты проводишь нас из Грейстентауна, – сладким голоском пропела Тильда. – Боже мой, даже я забыла, какой он робкий. С тех пор как я здесь появилась, то есть со вчерашнего дня, я услышала от него не больше десятка слов. Так что не сочти его неразговорчивость грубостью.

Николь еле сдержалась, чтобы не выкрикнуть: значит, Тильда появилась в городе только вчера? Разве последние четыре месяца она не жила в Грейстене, как ей полагалось? Однако единственным, на что она осмелилась, был быстрый взгляд на подругу из-за гривы лошади.

Тильда склонилась к солдату, гладя его по руке. Лицо Алана стало похотливым, он маслеными глазами не отрываясь смотрел на девушку. Озабоченность Николь сменилась горьким весельем. Мужчины всегда глупели рядом с Тильдой. Они никогда не замечали, что девушка использует их, а потом, когда они надоедают и ей становится скучно, избавляется от них.

– Ты ведь едешь с нами? Правда? – промурлыкала она.

– Да, еду. Мне здесь не повезло, я не нашел места, – ответил Алан. Голос его стал хриплым от желания. – Мне как раз нужна компания, чтобы скрасить одинокий путь.

Николь кашлянула. Ей стало ясно, что вовсе не свое одиночество он собирался скрасить. Нет.

У них за спиной неожиданно громко заговорили по-французски. Николь подняла глаза, открыла рот и ухватила лошадь Алана за уздечку, желая совсем спрятать голову за густой гривой животного.

– Милорд, не знаю, как вас благодарить, но ведь вы хорошо понимаете, что в мою обязанность входит следить за торговлей. Она не должна прекращаться, иначе город ослабеет.

Гиллиам мысленно выругался и широкими шагами двинулся к городским воротам. Джослин плелся за ним по пятам. Глава городского совета старался не отстать от лорда. Голос этого человека всегда действовал Гиллиаму на нервы, но сегодня он просто ни минуты больше не мог выносить его бормотание.

– Мы, купцы, хотели довести до вашего сведения, что понимаем, как драгоценна ваша потеря, но считаем, что можно выйти из положения, не причинив вреда ни одной из сторон. Можно договориться: пускай каждый охранник у ворот станет задавать вопросы всем подряд. Уверяю вас, никому не удастся проскользнуть незаметно.

– Довольно, хватит, я все понял, – раздраженно прервал его Гиллиам. – Ты попросил, я согласился.

– Значит, вы согласны… – Под суровым взглядом Гиллиама мужчина моментально умолк.

Они пересекли небольшую площадку, выложенную камнем, и направились к воротам.

– Альфред, – сказал Гиллиам солдату, стоявшему рядом с охранником. – Переведи своему напарнику: он может открыть одну створку, но каждого незнакомого человека необходимо расспросить, кто он и куда едет. Все повозки надо тщательно осматривать, и если появятся сомнения, пусть сразу зовет меня. Я буду наверху, в башне, и оттуда стану наблюдать. Как только ты объяснишь ему это, пойди и сообщи всем, кто занимается поисками, где я. Пусть идут с докладом прямо ко мне.

– Слушаю, милорд, – ответил солдат и принялся переводить охраннику слова лорда Гиллиама.

Гиллиам уже направился к одной из башен, когда внезапно задержался: взгляд его упал на вооруженного мужчину. Конечно, нельзя было сравнить доспехи и лошадь Гиллиама с доспехами и жеребцом этого всадника, но молодой рыцарь увидел в наемнике того, кем мог бы оказаться сам. Если бы не щедрость Рэналфа, Гиллиаму пришлось бы ходить от одного большого замка к другому в поисках работы.

– Джослин, иди сюда, – велел Гиллиам парнишке.

Его неодолимо потянуло к несчастному рыцарю, и он не отказал себе в том, чтобы подойти к нему.

Рядом с рыцарем стояла маленькая женщина, хорошенькая, но уже похожая на отцветающую розу. Девушка нахально смотрела на него, и в ее взгляде читался откровенный расчет, как у проститутки, которая оглядывает мужчину, подсчитывая, сколько можно с него взять. Стало быть, этот рыцарь состоит при ней сводником, пытается заработать лишние монеты. Похоже на то.

– Приезжал сюда наниматься? – поинтересовался Гиллиам у обтрепанного воина.

– Да, милорд, но дом закрыт, – ответил тот.

Ужасный французский солдата заставил Гиллиама посмотреть на него внимательнее. Выходит, он не побочный сын представителя благородного сословия, а просто наемник, желающий получше устроиться. У него есть лошадь, и это уже очень неплохо: даже самая захудалая лошаденка – дорогое удовольствие.

– Да, верно, и будет закрыт до февраля. Кстати, шериф как раз набирает людей.

– Спасибо, но я обещал вернуться на свое последнее место, если мне не повезет в Грейстене. – Рыцарь быстро поклонился, но в его поклоне не было ни раболепия, ни надменности. Потом он улыбнулся: – С вашего позволения мы отправимся, милорд.

Гиллиам оглянулся на ворота. Площадь перед ними постепенно пустела, ожидавшие выхода были хорошо известные охраннику горожане. Гиллиам собрался пожелать рыцарю доброго пути и уже повернулся к нему, когда заметил мальчика, державшего лошадь солдата.

Гиллиам оценил его еще выше. Искатель лучшей доли не беден, если может содержать женщину, лошадь и парнишку-слугу. Мальчик был высокий, но очень робкий, горбатый, с поникшей головой. Гиллиам сразу обратил внимание на его одежду Когда-то эта туника была зеленой, но сейчас выгорела и побелела. Гиллиам вспомнил, что давным-давно и у него была похожая и что он очень жалел, когда вырос из нее.

– Доброго пути, – пожелал Гиллиам. – Пошли, Джослин.

Он положил руку на худенькое плечо мальчика и зашагал к башне. Оруженосец первым ступил на винтовую лестницу, Гиллиам шел за ним, массируя горящее огнем раненое плечо. Кровь впиталась в рубашку, и ткань прилипла к коже. Ощущение было не из приятных.

Из башни можно было выйти на стену, откуда открывался вид на городские окрестности. Сырой холодный ветер мгновенно охватил рыцаря и его оруженосца, напоминая о близкой зиме. Ветер колол лицо и ерошил волосы. Джослин скорчился под одним из каменных выступов вдоль стены, торчащих, как гигантские зубы, и старался поплотнее закутаться в плащ. Гиллиам подошел к другому выступу и прислонился к нему.

Внизу под ними распростерлись мирные долины, охраняемые мечом его брата. Поля золотились от жнивья, кое-где чернела пятнами вспаханная земля. Виноградники и фруктовые сады уже почти облетели, лишь изредка мелькали яркими островками остатки ягод и плодов на фоне темных веток.

Гиллиам устремил взгляд на дорогу, которая змеей выползала из городской стены, переваливалась через маленький холм и скрывалась в густых лесах Рэналфа. Люди, которым сегодня пришлось отправиться в дальний путь, торопились, чтобы не замерзнуть в пути. Погода обещала совсем испортиться.

– Милорд?

Гиллиам взглянул на мальчика сверху вниз. Джослин сидел тихо и смотрел серьезно.

– Да, Джослин?

– Зачем я вам?

Горечь, прозвучавшая в голосе мальчика, придала его лицу выражение легкого презрения, смешанного с любопытством, и еще чего-то неясного. Это заставило Гиллиама сдержаться от незначащего торопливого ответа вроде того, что он выполняет приказ Джефа. Гиллиам постарался ответить как можно мягче:

– Ты ведь знаешь, я рыцарь и обязан учить сыновей моих товарищей, обязан помогать им стать хорошими воинами.

– Значит, я нужен вам для того, чтобы вы выполнили свои обязанности – мрачно спросил Джослин, глядя на дорогу.

– Ну, не совсем, но если бы даже и так, в этом нет ничего ужасного. Обязанности являются частью нашей жизни.

Гиллиам опустился перед Джослином на корточки. Этот разговор вдруг стал для него не менее важным, чем для мальчика.

– Это большая честь, когда тебе доверяют чужого сына. Во время твоего посвящения в рыцари твой успех будет и моим успехом.

– Со мной вы не добьетесь успеха, милорд. Я не смогу стать рыцарем. Лорд Кодрэй не слушал ни меня, ни мою мать, когда она валялась у него в ногах, умоляя не делать из меня рыцаря. – Мальчик поднял к небу глаза, в которых застыло выражение муки. – Я слишком слаб для такой жизни. Я просто умру и все.

– Ты так уверен? – тихо спросил Гиллиам без тени удивления или насмешки.

– Да, я очень скоро заболею, и смерть заберет меня. Вот увидите.

Это прозвучало почти угрожающе.

– Ты не кажешься больным. Это правда, ты очень худенький, но у тебя в лице я вижу краски жизни.

– Это из-за ветра, – серьезно заявил Джослин. – Смотрите. – Он вытянул руку, закатал рукав и показал худую, почти прозрачную руку. – Видите, бледная кожа да кости.

Гиллиам покачал головой.

– Такая же кожа, как у всех. Ничего особенного. Ты меня не убедил.

– Да вы слепой! – гневно воскликнул Джослин.

– Джослин! – Гиллиам крикнул так громко, что стены, казалось, задрожали. Вскочив на ноги, он взглянул на мальчика сверху вниз. – Ты забыл, как следует себя вести? Если еще раз осмелишься говорить со мной таким грубым тоном, ты не только услышишь мой гневный голос, но на своем теле почувствуешь, что такое мой гнев.

На мучнисто-белом лице Джослина теперь видны были только огромные, широко раскрытые глаза, нижняя губа дрожала.

– Моей маме не понравится, если вы станете меня бить, – предупредил он дрожащим шепотом.

– Хватит прятаться за материнские юбки, – сказал Гиллиам. Голос его звучал твердо, однако на него произвело впечатление умение мальчика владеть собой: Джослин не расплакался, как можно было ожидать. – Если ты намерен дерзить и вызывающе вести себя, то будь мужчиной и с достоинством неси наказание за свои поступки. Какой же рыцарь прячется за женщину? Только трус.

Несмотря на опасения Джослина, Гиллиам не побил его.

– Военное дело не для меня. Я предназначен для церкви, – тихо возразил он. – Нечестно, что вы силой заставляете меня учиться тому, чему я учиться не хочу.

С каждой минутой в Гиллиаме росла уверенность, что за этим несколько странным поведением скрывается нормальный мальчик. Он надеялся, что стоит лишь снять наслоения, возникшие в результате дурного воспитания, и откроется совершенно другой ребенок.

– Да, конечно, – согласился Гиллиам, – несправедливо, что твой отец и брат умерли. Произошло несчастье, но теперь ты наследник Фрейна и тебе придется стать рыцарем и лордом. Так что крепись, парень, я помогу тебе стать настоящим мужчиной.

Джослин часто заморгал, стараясь удержаться от слез. Он уже не выглядел таким угрюмым.

– Простите меня за грубость, лорд Эшби. Я надеюсь, вы скоро найдете свою жену.

Это была скромная, но великодушная уступка со стороны мальчика.

– Ну что ж, спасибо, Джос. Мы найдем ее вместе, – сказал Гиллиам, весьма довольный результатом их беседы. Он снова посмотрел на дорогу.

Солдат и его маленькая компания были сейчас на полпути к лесу. Очевидно, охранника удовлетворили их ответы. Мужчина, ведя лошадь, шел рядом с женщиной. Даже с такого расстояния Гиллиаму было ясно, что они улыбаются друг другу и весело болтают.

Высокий мальчик, опустив голову, шел чуть поодаль от них, неловко переставляя ноги, словно это были ходули. Казалось, он испытывает ужасную боль. Но на самом деле парнишка скорее всего вырос из ботинок, а обедневшему хозяину не на что купить новые.

Гиллиам следил за путниками ленивым взглядом, пока они не скрылись в тени деревьев Когда вся группа исчезла в густом лесу, в нем заговорила внезапная ревность. У этого простого солдата есть то, чего нет у него, женщина, которая заботится о нем. Гиллиам покачал головой, загоняя глубоко внутрь фантастичное желание.

– За кем это ты следишь?

Гиллиам обернулся и с удивлением увидел перед собой Рэналфа в кольчуге и с мечом на поясе. Он так глубоко погрузился в свои невеселые мысли, что не слышал шагов брата.

– Да так, за одним солдатом и его женщиной, – ответил он Рэналфу, который был ему скорее отцом, чем братом. – Джослин, поздоровайся с лордом Грейстеном. Он был слишком зол, поэтому я не представил тебя раньше. Лорд Грейстен, это мой новый оруженосец Наследник Фрейна.

К удивлению Гиллиама, Джослин протянул руку и смело встретил взгляд Рэналфа.

– Я очень рад с вами познакомиться, лорд Грейстен, – вежливо сказал он.

– А я с тобой, сынок, – ответил Рэналф, улыбаясь парнишке. – Поскольку ты член семьи моего брата, значит, ты член и моей семьи. Добро пожаловать! А теперь мне надо на минуту отвлечь твоего господина.

Кивнув, Рэналф отпустил руку Джоса и отошел. Гиллиам последовал за братом.

– Итак, Гиллиам, ты все еще настаиваешь на своем желании получить разрушенный замок, разоренные земли и жену, которая хочет твоей смерти?

– Рэналф, с меня довольно всяких споров. Сердце мое принадлежит Эшби. И ты не сможешь разубедить меня.

– Что ж, я сдаюсь. Но знай, брат, мне невыносимо видеть, как ты мучаешь себя из-за прошлого. – Рэналф положил ему руку на плечо и улыбнулся, серые глаза смотрели спокойно, без недавней горечи. – Ну как, ты нашел жену?

– Нет, – Гиллиам заставил себя улыбнуться, – однако ты можешь поблагодарить меня за хорошую работу. Я обнаружил двух воров и одного работника, сбежавшего от хозяина. Открыты только одни ворота, и никакая высокая женщина не проходила через них. Вероятнее всего, она еще в городе.

– Милорд? – с лестницы раздался голос Уолтера.

Оба рыцаря одновременно повернулись. Гиллиам спросил:

– Ты что-то нашел?

– Вот.

Уолтер тотчас поднялся к ним, держа в руках развевающееся, как знамя, платье Николь. Оно все было испачкано жирной грязью, превратившись из роскошного наряда в жалкую тряпку.

– И еще вот это. – Солдат раскрыл ладонь, и длинный локон заструился у него между пальцами.

Гиллиам замер на мгновение, затем резко повернулся в сторону дороги и уставился на густой лес. Мальчик, которым переоделась его невеста, уже пропал из вида. Он перевел взгляд на Рэналфа, не зная что делать: кричать от ярости или вопить от радости. Он нашел ее и потерял!

– Проклятие! Да ведь она сбежала в моей тунике!

– Что! – воскликнул Рэналф. – Нет, это невозможно. Даже мегера вроде нее не способна оказаться столь наглой. – Лицо его исказилось при мысли, что девушка посмела надеть мужское платье. – И ты хочешь жениться на этой… на этом существе? На этом невероятном создании?

– Не важно, во что она одета. Она все еще леди Эшби. А Эшби станет моим. Тысяча чертей, она удрала у меня прямо из-под носа! Я так внимательно на нее смотрел, потому что туника на ней очень сильно напоминала мою собственную, которую я носил в пятнадцать лет. – Он схватил брата за руку. – Да, это та самая туника! Джос, за мной! – скомандовал Гиллиам, уже спускаясь по лестнице.

Рэналф и Уолтер поспешили за ним. Во дворике он остановился.

– Охранник, можешь открывать ворота. Наша птичка улетела! – крикнул он, махнув солдату, чтобы тот переводил. – Уолтер, собери людей и седлай коней. Мы с Джосом будем готовы, как только переоденемся.

– Вы хотите надеть доспехи? – начал Уолтер, но Гиллиам остановил его, покачав головой.

– У нас нет времени облачаться во все это. Попроси людей, чтобы они приготовили мою кольчугу, и подыщи что-нибудь подходящее из женской одежды Возьмем это с собой, я подозреваю, вещи понадобятся, когда я найду леди Эшби.

– Почему бы мне не послать человека, который привезет ее обратно к тебе? – в тоне Рэналфа слышались одновременно предложение и приказ.

– Нет. – Гиллиам коротко рассмеялся. – Поспеши, Уолтер, – добавил он и повернулся к брату. – Рэналф, с меня хватит всех этих политиков и церковников, которые себе слишком много позволяют. Я хочу сам забрать жену и отправиться домой. Священник в Эшби поженит нас не хуже любого другого.

– С чего ты взял, что она выйдет за тебя замуж в Эшби, если отказала здесь? – Рэналф удивленно поднял брови.

– Ее люди приняли меня как своего господина. Я думаю, что даже если бы я связал ее и засунул в рот кляп, а сам кивал бы ее головой в нужный момент, они помогли бы мне стать законным хозяином Эшби. Если я ошибаюсь, то придется воспользоваться твоим советом, буду держать ее взаперти, пока она не понесет от меня.

Гиллиам говорил очень уверенно, понимая, что если он насильно возьмет леди Эшби, то с самого начала их отношения будут не такими, каких бы ему хотелось.

– А теперь, если ты все еще хочешь сделать мне одолжение, пошли двух человек к лесничим и скажи, чтобы они объявили окрестным жителям об этой компании. Пусть обратят внимание на женщину, высокого мальчика в линялой зеленой тунике и солдата на тощей лошади. Останавливать не надо, иначе моя невеста сбежит. Путь до границы, где они должны, как я понимаю, встретиться с де Окслейдом, займет час с небольшим. Так что у нас есть время.

– Что ж, выполнить твою просьбу нетрудно. Пока Рэналф давал указания своему человеку.

Гиллиам смотрел через открытые ворота и размышлял. Следует ему убить или, наоборот, поблагодарить солдата, который вывел Николь за городские стены? Все же, независимо от того, соучастник он или нет, солдат помог ему, сам того не подозревая. Если бы не он и его лошадь, Гиллиам никогда не обратил бы внимания ни на “мальчика”, ни на свою тунику. Гиллиам невольно улыбнулся, подумав о смелости леди Эшби. Ни одна другая женщина не осмелилась бы даже попытаться сделать нечто подобное.

– Больше тебе ничего от меня не нужно? – спросил Рэналф.

Продолжая улыбаться, Гиллиам похлопал старшего брата по плечу.

– Спасибо, старина. Это все. Отправляйся к своей милой жене, Рэналф, и предоставь меня самому себе. Я понимаю, мне предстоит долгий и трудный путь, чтобы по-настоящему завоевать ее.

Рэналф вскочил на коня, который сразу затанцевал, почувствовав тяжесть всадника.

– Между прочим, я поставил шесть марок на то, что жена устроит тебе кое-что похуже, чем укол булавкой, в первую неделю вашей совместной жизни.

– Как?! Ты поставил против меня? Хорошо же, ставлю двенадцать марок, что ты ошибаешься! – засмеялся Гиллиам.

– Договорились! – крикнул Рэналф, пришпоривая коня, и галопом понесся к воротам.

– Она правда убьет вас, милорд? – В голосе Джоса слышалось больше восхищения, чем страха.

– Надеюсь, нет, – ответил Гиллиам, продолжая улыбаться. – Идем, мы должны переодеться для верховой езды. Меньше чем через час, я уверен, вместе с моей невестой мы отправимся домой, мальчик.

ГЛАВА 5

Шея Николь ныла от того, что все время приходилось наклонять голову, ноги в тесных башмаках горели. Пятки и пальцы были сбиты до кровавых мозолей. При каждом шаге надорванная кожа правого башмака впивалась в ногу так, что Николь едва удерживалась от стона. Она шла гораздо медленнее своих спутников, Алан и Тильда оказались далеко впереди. Девушка со счастливым видом восседала на лошади, которую вел в поводу солдат.

Николь мучила ревность. После четырех ужасных месяцев, проведенных в одиночестве в запертой комнате, Николь отчаянно нуждалась в дружеском участии Тильды. Девушка хотела так много рассказать подруге, стольким поделиться с ней. Только Тильда могла ее понять!

Кроме того, Николь не терпелось узнать, как жила ее подруга. Откуда в ее взгляде столько печали? Но всякая попытка поговорить с Тильдой ничем не кончалась: подруга избегала откровенного разговора. Едва они вышли за ворота, как девушка все свое внимание сосредоточила на Алане, словно и впрямь горела желанием остаться наедине с ним.

Николь видела лишь спину подруги, и то секунду, пока Алан и Тильда не скрылись за поворотом в густом лесу. Она вздохнула, мучимая усталостью и злостью. Подруги не должны позволять мужчинам вставать между ними, с горечью думала Николь.

Дойдя до поворота, девушка вдруг услышала позади себя топот копыт и отпрыгнула в сторону, бросившись через размокшую грязь в гущу леса. Колючие, почти голые ветки не могли служить надежным укрытием, и она, присев под кустом терновника, затаилась, как заяц, преследуемый собаками, моля Бога, чтобы ее не заметили.

Лорд Грейстен в сопровождении нескольких всадников галопом пронесся мимо, не глядя по сторонам. Через минуту его и след простыл, только в грязи остались глубокие следы лошадиных копыт.

Николь вышла из-за куста и довольно улыбнулась. Если они не собирались прочесывать окрестности в поисках беглянки, значит, считают, что она еще в городе.

Ощущение победы вытеснило из ее души обиду на Тильду, которая продолжала вести свою глупую игру с Аланом. Хромая, Николь вернулась на дорогу и от радости, пересилив боль, сделала пируэт. Наконец-то дочь Джона Эшби свободна!

Девушке так хотелось с кем-то поделиться этой радостью, что, забыв о больных ногах, она побежала догонять своих спутников. Когда Николь снова оказалась у поворота, она задыхалась от боли, капюшон слетел с головы, волосы растрепались.

Дорога уходила вперед, прямая и ровная, но на ней не было видно ни души.

Николь оторопела: где же Алан и Тильда?

Она стояла, ожидая увидеть парочку вылезающей из придорожных кустов. Николь подумала, что они тоже прятались от проезжавших всадников. Но дорога была по-прежнему пустынна, никто не появлялся из леса.

Николь заволновалась. Положив руку на рукоять ножа, она медленно направилась вперед. Тишину нарушал только щебет птиц да шуршание голых веток на ветру. Щеки покалывало от холода, влажный воздух превращался на лице в ледяные капли.

– Тильда! – позвала она.

Из кустов вышел Алан. Он как будто только и ждал ее слов.

– Так вот ты где! – произнес он, в его голосе не слышалось и намека на доброжелательность.

Внезапно он остановился, будто испугавшись, затем уставился на нее и расхохотался.

– О Боже, я думал, что подхватил проститутку с никчемным мальчишкой, а это, оказывается, настоящий красавчик, мне такие еще не попадались.

– Красавчик? О чем ты болтаешь? И где моя сестра? – Николь не поняла настоящего смысла его слов. Холодный ветер трепал ее кудри, как бы напоминая, что капюшон свалился, и его надо немедленно надеть на голову.

– У вас не должно быть ничего общего с этой маленькой замарашкой, леди Эшби, – сказал Алан, отвратительно усмехнувшись. – Позвольте мне оградить вас от разных неприятностей до тех пор, пока ваш муж не заплатит за вас.

Николь уставилась на солдата, потрясенная услышанным. Значит, он не только раскрыл ее маскарад, но еще и угрожает похищением.

– Я не говорю на твоем языке, – грубо бросила она по-английски.

– Ну-ну, – ответил он, – брось притворяться. Такая благородная девушка не должна прятаться под мужской одеждой. Веди себя тихо, и никто не сделает тебе ничего плохого.

От ярости, разгоревшейся в ней, Николь сощурилась. Этот жалкий бродяга собирается отнять у нее свободу, за которую она так отчаянно сражалась! Все они, дворяне, церковники и даже простолюдины, хотят командовать ею, диктовать ей что делать только потому, что они мужчины, а она нет!

– Ты, мерзкая скотина, – прошипела она по-французски, – много о себе воображаешь, если думаешь, что можешь схватить меня и держать у себя. Даже лорд Грейстен не сумел сделать этого! Николь выхватила нож и выставила его перед собой. – Отдавай мою подругу и прочь с дороги! Или я выпотрошу тебя, как гуся!

– Дамы не должны играть острыми предметами, – с угрозой предупредил Алан. Он потянулся было за ножом, но тотчас отдернул руку, залитую кровью – Проклятие! Ты разрезала мне ладонь! – завопил он, удивившись, однако, что девушка посмела напасть на него. – Прекрати свои глупости. Отдавай сейчас же! – И солдат неуклюже бросился к девушке.

Николь презрительно рассмеялась. Неужели негодяй думал, что она будет спокойно стоять и ждать? Девушка молниеносно сделала Алану подножку, и тот упал. Острие ножа уперлось ему в голову, и солдат повалился лицом в грязь.

Поставив ногу на спину поверженного противника, Николь отбросила нож и вытащила меч из ножен солдата. Вооружившись, девушка сразу почувствовала себя увереннее и, отступив на шаг, ткнула солдата его же оружием.

– Вставай, деревенщина, и отдавай мне Тильду.

Тот поднялся на колени: борода вымазалась в грязи, глаза помутнели.

– Чего вы на нее смотрите, вы, дураки! – закричал он по-английски, выплевывая грязь изо рта, – скрутите ее, только осторожнее. Если переломаете ей кости, эти дворяне убьют нас, вместо того чтобы заплатить за нее.

Николь приоткрыла от удивления рот, когда из леса с громкими криками начали выскакивать один за одним какие-то оборванцы. Дорога, только что совершенно безлюдная, словно ожила. Кто-то из нападавших был наряжен в остатки кожаных доспехов, на других были кольчуги, довольно прочные и способные отражать удары. Все были вооружены: кто мечом, кто ржавым ножом, а кто заостренным колом. Их оказалось шестеро, не считая Алана, и все заросли грязью настолько, что Николь едва не вырвало от ужасного запаха, когда они подошли поближе. Самый рослый и большой из них держал за руку Тильду, растрепанную, всю в синяках.

– Тильда! – взволнованно крикнула Николь.

Подруга даже не взглянула в сторону девушки. Посмотрев на Алана, Тильда сказала:

– Слушай, лорд Окслейд заплатит не только за нее, но и за меня тоже.

– Кто такой Окслейд? – спросил Алан, баюкая раненую руку, прижав ее к груди. – Я думал, брат Грейстена собирался на ней жениться.

– Лорд Окслейд один из тех, кто приезжал утром, чтобы остановить церемонию, – в голосе Тильды сквозило отчаяние. – До него легче доехать, чем до Грейстена. Но без меня ты его не найдешь, потому что только одна я знаю, где он ждет нас.

– Ждет?! – не веря своим ушам воскликнула Николь.

Откуда Хью мог знать, ведь план созрел только сегодня утром? Сердце Николь дрогнуло, когда она заметила быстрый взгляд Тильды. Стало ясно, что замысел ее побега принадлежит Хью. Не случись эта неожиданная помеха, де Окслейд уже получил бы Николь, ее бы доставили ему.

– Алан, выслушай меня внимательно, – настаивала Тильда, пытаясь вырваться из рук громилы. – Лорд Окслейд заплатит любую сумму, которую ты запросишь за леди Эшби. Разреши мне привести его сюда.

Алан гневно зарычал на девушку.

– В чем дело, сучка? Ты только что здорово меня разогрела, а сейчас, как я чувствую, хочешь отвертеться от уютной тепленькой зимы в нашей компании? Так дело не пойдет, зима долгая, нас много… У меня есть мыслишка получше. Почему бы тебе тут не посидеть, пока я сам поищу твоего лорда? А когда найду, спрошу у него, правда ли он хочет купить обеих: невесту и проститутку.

– Нет! – закричала Тильда, беспомощно дергаясь в руках огромного детины, крепко державшего ее.

– Стой спокойно, маленькая дрянь, – велел тот, и голос его был таким же тяжелым и низким, каким был он сам.

Детина сжал кулак и, казалось, лишь коснулся подбородка Тильды. Однако девушка закачалась и тихо осела на землю.

Николь обуял гнев, когда Тильда упала. Не важно, что она натворила, Тильда и ее родные были самыми близкими людьми для Николь.

– Нет! Я не позволю тебе обижать ее!

– Отнимите у нее меч! – скомандовал Алан.

Оборванцы стали окружать Николь, и она наметила себе первую жертву, беззубого старика с головой, обтянутой грубой, как подошва, кожей. Защищал его только рваный дублет, он был вооружен одним заостренным колом. Кудахтая, как курица, старикашка качался при каждом шаге. Николь сделала мгновенный выпад в его сторону. Лезвие меча вошло в тело, не защищенное дублетом; металл проткнул ребра и, разрывая плоть, вошел глубоко внутрь. Старик скорчился от боли. Николь сбросила его с лезвия: тот затих и быстро умер.

Николь держала запачканный кровью меч перед собой, отступая назад, пока все бандиты не оказались в поле ее зрения. Только тогда она взглянула на свои руки в перчатках, залитых кровью старика, и ее замутило.

В мгновение ока она покончила с одной жизнью. Прежде Николь не раз угрожала убить кого-то, она оттачивала свое боевое мастерство, тренируясь с отцом, но никогда не думала, что это произойдет вот так. Николь пыталась справиться со своим смятением. Что с ней случилось? Неужели она струсила? Эти люди собираются отнять у нее свободу, если не жизнь, и она здесь одна против всех!

– Кто еще хочет попробовать того, что один уже проглотил? – с угрозой проговорила она, возбуждая в себе ярость, стараясь справиться с женской слабостью.

Краем глаза она заметила, что Тильда с трудом поднимается на ноги. В душе Николь затеплилась надежда. Конечно же, если подруга возьмет оружие старика, они вдвоем справятся с этими бандитами. А когда все будет позади, они с Тильдой поговорят. Не важно, что случилось, подруги поймут друг друга.

– Чего вы ждете?! Вы, идиоты! – кричал Алан с красным от ярости лицом. – Хватайте ее, не может же она всех вас зарезать!

– Хватай ее сам! – завопил в ответ один из его сообщников. – Кто же знал, что эта стерва такая опасная!

– Я не могу, она порезала мне руку!

– Давайте, подходите, попробуйте моего меча, вы, жалкое отродье! – Николь подстрекала нападавших, ожидая, что Тильда вот-вот присоединится к ней. – Идите сюда со своими ржавыми мечами и деревянными дубинами. Я проучу вас как следует! – И девушка сделала выпад в сторону стоявшего рядом мужчины. На мгновение бросив взгляд на подругу, Николь увидела невероятное: Тильда выводила из укрытия лошадь Алана.

Николь помотала головой, не веря собственным глазам, когда Тильда забралась в седло и не оборачиваясь послала лошадь вперед. Ее бегство в такой момент было хуже недавнего предательства.

Покачнувшись от внезапно накатившей боли, Николь случайно сделала взмах мечом и попала по плечу тощему оборванцу: его рука плетью повисла вдоль туловища. Раненый отскочил, но было совершенно ясно, что скоро он умрет от потери крови.

Потрясенная поведением Тильды, Николь сразу ощутила ужасную пустоту в душе. С трудом дыша, она почувствовала, что через минуту станет совершенно неуправляемой. С ней такое и раньше бывало, и она ничего не могла с собой сделать. На нее вдруг снизошло странное спокойствие, она словно оказалась внутри огромного прозрачного бычьего пузыря и рассеянно наблюдала, как Алан посмотрел вслед отъезжающей Тильде и снова повернулся к ней.

– Эта проклятая сука украла мою лошадь! Вы все трусы! – завопил он на свою гвардию. – Перед вами всего-навсего женщина, черт бы вас побрал! Берите ее, а потом поймаем шлюху! Дикон, покажи этим псам, как должен вести себя с женщиной настоящий мужчина.

Подчиняясь команде Алана, громила, ударивший Тильду, поднял свой ржавый меч и направился к Николь. Девушка почувствовала, что ее лицо напряглось в гримасе ненависти, и приготовилась к встрече с врагом. Она ничего не чувствовала, даже страха. Дикон, уставившись на нее, чуть замешкался, стиснув в руке оружие.

– Мне это совсем не нравится, – захныкал какой-то трус. – Женщина не должна себя так вести. Посмотрите-ка на нее. У нее нет души. Она ведьма. Отпусти ее, Алан. Она накличет проклятие на всех нас.

– Я-то не боюсь ее, – пробормотал Дикон, занося меч и готовясь к удару; ветер донес до Николь его запах. Но тело девушки не собиралось долго раздумывать. Меч, словно без ее ведома, отразил удар Дикона, все услышали, как громко лязгнул металл о металл.

Гибкое тело Николь увернулось от удара; благодаря годам тренировок движения девушки стали легкими и быстрыми. Изловчившись, Николь молниеносно всадила меч глубоко в живот противнику. Тот закричал, клонясь в ее сторону. Она повернула рукоять меча, желая вынуть оружие, но лезвие застряло внутри. Если этот громила свалится на нее, он придавит ее своим весом и она окажется в ловушке. Поэтому Николь, спотыкаясь, стала отступать назад. Без оружия.

– Вот теперь хватайте ее! – торжествующе завопил Алан.

Оставшаяся в живых троица кинулась на девушку, пытаясь подмять ее под себя. Николь были невыносимы их прикосновения, и она изо всех сил отбивалась ногами и руками. Тщедушный парнишка с криком откатился, зажимая рукой нос, из которого хлестала кровь, но двое других сумели прижать Николь к дороге, улегшись ей на руки.

– Злобная сука! – прорычал Алан, пиная девушку в ребра.

Николь моментально сжалась в комок, защищаясь от следующего удара.

– Ты перебила половину моих людей, ранила меня, из-за тебя я потерял лошадь и нашу шлюху! Может быть, мне тобой ее заменить. – Солдат похотливо уставился на девушку.

– А я после тебя, Алан, – проговорил один из державших Николь, касаясь толстыми губами ее щеки – Мне все равно, как она выглядит, и то, что я буду вторым. Ты мне кажешься сладеньким кусочком, девчонка. – И мерзавец лизнул ее в шею.

Николь ничего не чувствовала, даже отвращения. Она хотела только одного: избавиться от ненавистных прикосновений. Девушка подтянула колени к груди и, когда Алан схватил ее за волосы, собираясь снова ударить, выбросила ноги прямо ему в лицо. Голова солдата запрокинулась, он завопил, плюясь кровью, а левой рукой нащупывая кинжал.

Пока он шарил рукой на поясе, Николь успела снова прижать ноги к груди. Концом кинжала Алан задел ее голень, разрезав чулок и кожу. Но она ничего не чувствовала, никакой боли. Упершись ногами Алану в живот, Николь отодвинула его от себя и согнула одну ногу, целясь в грудь противнику. В это время Алан пытался, навалившись всей тяжестью своего тела, справиться с другой ногой, по-прежнему упиравшейся ему в живот, поэтому вместо груди пятка девушки попала солдату в горло. Глаза Алана вылезли из орбит, он схватился за шею и с побелевшим лицом упал, корчась в агонии.

– Алан! – закричал один из бродяг.

Дико брыкаясь, Николь сумела освободить одну руку. Поднявшись на ноги, она схватила ржавый меч Дикона, и оба оборванца мгновенно ретировались в кусты.

– Подождите меня! – захныкал мальчишка, шатаясь на нетвердых ногах и торопясь за ними, зажимая рукой нос, из которого капала кровь.

Николь посмотрела им вслед, крепко сжав рукой рукоятку меча. Сердце ее, казалось, умерло в груди. Небеса словно задышали, подул пронизывающий холодный ветер, потом посыпался снег с дождем. Холодная пустота в душе Николь была под стать погоде.

Она глубоко втянула воздух и подошла к Алану. Тот все еще корчился на земле, пытаясь вдохнуть, но сдавленное горло не пропускало воздух. Кинжал валялся рядом с ним. Николь потянулась к оружию, слегка удивившись, что рука ее совершенно тверда. Разрезав завязки на дублете Алана, девушка вынула меч у него из ножен, выпрямилась Затем она обнажила лезвие, отвернула кольчугу на груди Алана и воткнула острие меча прямо напротив сердца. Все, что надо было сделать, чтобы лишить его жизни, это всем телом навалиться на рукоять. Однако она не могла так легко совершить столь хладнокровное убийство. Николь постояла немного, словно одеревенев, и ее опять охватило знакомое ощущение пустоты в душе…

Когда тело Алана наконец перестало дергаться, девушка отпустила рукоять меча, тихонько повернулась и пошла по дороге, по которой уехала Тильда. Николь не ощущала боли в ногах, о ране она тоже забыла. К ней медленно возвращались чувства, и наконец рана напомнила о себе и стала гореть, ребра заныли, ноги пронзила острая боль.

Пройдя с полмили, Николь нашла девушку и лошадь на обочине. Она остановилась и уставилась на подругу. Одна щека Тильды пылала от удара, на подбородке лиловел большой синяк, нос распух. В воздухе повисла тяжелая, напряженная тишина. На лице Тильды отражались сожаление и стыд.

Николь несколько раз пыталась открыть рот и заговорить, но слова застревали в горле.

– Ты бросила меня, – наконец потрясение прошептала она.

И как будто эти слова стали ключом, отомкнувшим уста Тильды. Та больше не ощущала вины. С выражением безразличия на хорошеньком личике она пожала плечами.

– Они не собирались тебе делать ничего плохого. В конце концов ты из благородной семьи и чего-то стоишь. А моя семья совсем простая. Не могла же я оставаться там и ждать, когда они заберут меня с собой и сделают своей шлюхой на зиму. А потом убьют, когда натешатся вволю.

– Ты бросила меня, чтобы спасти свою шкуру? Тебе было все равно, выживу я или умру? – неровно дыша, проговорила Николь.

Из глубины души снова поднимался гнев, согревая девушку; щеки ее слегка порозовели. После ужасного холода, сковавшего Николь, казалось, навсегда, это было полезно.

– Но ты, как я вижу, выжила.

Попытка подруги изобразить улыбку была ужасно неискренней. Она вывела лошадь обратно на дорогу.

– Давай садись скорее, нам надо двигаться.

– Зачем? – резкий вопрос Николь словно повис в воздухе между подругами. Девушка сощурилась, изучающе глядя на Тильду. – Что ты делала в последние четыре месяца, девочка моя? Я думаю, пришло время нам поделиться своими секретами.

– То, что я делаю, тебя не касается, – заявила Тильда.

– Наоборот, ты живешь в Эшби, я твоя госпожа. И тебе лучше рассказать мне, где ты провела последние четыре месяца.

Николь сама испугалась своих слов и своего тона. Так она говорила с Тильдой впервые. Подруга гневно свела брови.

– Я не буду тебе отвечать. Я не стану перед тобой отчитываться. И ни перед кем другим.

Николь выпрямилась во весь рост.

– Тогда я скажу, чем ты занималась. Все вокруг знают, что Хью содержит женщин, и я думаю, ты жила эти месяцы в Окслейде в качестве его любовницы. Он никогда не думал, что сможет с помощью контракта отнять меня у лорда Гиллиама. Как не верил и в то, что я действительно собираюсь выйти за него замуж. Но Хью нужен был кто-то, с чьей помощью он мог бы меня поймать. Вот тут и появилась ты. Ты не только собиралась украсть меня из Грейстена, ты хотела сдать меня под его охрану. Из этого я делаю главный вывод. Говори, сколько он заплатил тебе, чтобы ты меня доставила?

На лице Тильды снова появилось виноватое выражение, которое, однако, тут же сменилось выражением злобы. Она надменно посмотрела на Николь.

– Какое это имеет значение, если ты все равно собиралась к нему бежать? Этот дурак был готов заплатить мне за то, что мог бы получить бесплатно. Ну и пускай платит.

– Значит, все так и было, – выдохнула Николь с удивлением, которое неожиданно причинило боль. До этого она и сама не понимала, как ей хочется, чтобы Тильда все отрицала. – Так ты действительно продала меня ему?

Тильда пожала плечами.

– Да, но это всего-навсего справедливо. То, что сгорело в Эшби, стоило мне больших трудов. Там было все, что я заработала.

– Заработала? Я думала, мужчины дарили тебе безделушки из любви. Ты хочешь сказать, что ложилась под них за деньги?

Николь выпалила роковые слова не думая, и, когда опомнилась, было слишком поздно брать их обратно.

Лицо Тильды сначала побелело от обиды, потом снова потемнело от гнева.

– А кто ты такая, чтобы меня оскорблять? По крайней мере я признаюсь в том, какая я. А посмотри на себя! Ты так боишься быть женщиной, что готова притвориться мужчиной!

– Нет, – слабо возразила Николь, зажав уши руками, чтобы не слышать злых слов, каждое из которых словно нож вонзалось в сердце.

Тильда уперла руки в бока.

– Если ты такая женщина, которую никто не может полюбить, тогда ты еще хуже мужика. Уж больно ты высокого мнения о себе. “Я защищу стены от брата Грейстена, Тильда, – говорила ты мне. – Когда лорд Рэналф увидит, какая я способная, он отдаст мне Эшби в собственность”. И даже когда баллиста лорда Гиллиама пробила наши стены, ты все равно не открыла ворота! – Тильда почти кричала. – А теперь Эшби лежит в руинах. Мать моя мертва, Колетт. Ты убила их обоих, мою мать и своего отца. Это ты их убила!

– Я не виновата! – взмолилась Николь, словно обращаясь к себе самой.

Но на самом деле чувство вины давно грызло ее. Она была так уверена в себе, в своих способностях, что осмелилась рисковать людьми, помогая мачехе удерживать в плену лорда Рэналфа, невзирая даже на угрозу нападения его брата. В ушах у девушки снова звучал ужасный грохот падающих камней, рев пламени, раздавались крики умирающих, вставало перед глазами страшное зрелище: Гиллиам, всаживающий меч в тело отца.

Тильда шагнула к Николь и схватила ее за капюшон, заставив свою высокую госпожу наклониться и смотреть ей прямо в глаза.

– Как ты сможешь вынести все, что сделала? – жестко прошептала она, потом отвернулась.

Николь зажмурилась. Ветер выл, и в этом вое ей слышались мольбы умирающих. Все они искали у нее защиты, а она предала их ради своих эгоистичных целей.

– Нет! – шатаясь, Николь отошла от Тильды, как заклинание снова и снова повторяя это слово: – Нет! Нет! Нет! Это не я виновата. Ничего бы не случилось, если бы лорд Рэналф не выдал ту мерзавку замуж за моего отца. Это он виноват, потому что вмешался! Проклятие! В этом нет моей вины! Нет! – Голос девушки упал до шепота.

Тильда повернулась и посмотрела на подругу в упор.

– Я хотела отомстить и поэтому продала тебя Окслейду. А теперь я поеду за женишком моей драгоценной госпожи. – Она усмехнулась. – Тебе невредно узнать, Колетт, что его тошнит при одной мысли о том, что придется жениться на тебе. Он собирается посадить тебя на цепь, как собаку. И если хочешь знать, он дает мне столько, что я буду обеспечена до гроба всем, чем хочу! – Девушка повернулась и влезла на жалкую клячу.

– Тильда, не я убивала твою мать. Я видела, она умерла от меча Фицхенри, как и мой отец. Выслушай меня! Ты должна меня выслушать! – закричала Николь, но для нее, как и для Тильды, эти слова не были оправданием.

– Твоя гордость стоила ей жизни. Между нами все кончено, между тобой и мной. Но я предупреждаю, Колетт, если ты не хочешь стать пленницей Хью, отправляйся в противоположную сторону. – Тильда ткнула пятками в бока клячи, и несчастное создание не спеша потрусило по дороге.

Николь смотрела ей вслед. Боль ушла глубоко внутрь. Дождь прекратился, но лицо Николь было мокрым. Она утерла влагу рукой и удивилась, догадавшись, что плачет.

Ей захотелось сесть. Она отошла от дороги к большому дубу, окруженному кустами, скользнула на мокрую землю и прислонилась спиной к стволу, надежно скрывшись от посторонних глаз.

Она слегка дрожала, потом ее стало трясти сильнее. Уткнув голову в колени, Николь боролась с собой, пытаясь взять себя в руки. Неужели мало того, что ее люди, ее отец убиты и дом разрушен? Теперь этот Окслейд настроил против нее самую близкую подругу. Скоро он сам явится за Николь. Если Тильда сказала правду, Хью запрет ее на всю оставшуюся жизнь.

Николь тихо раскачивалась из стороны в сторону, стараясь унять боль, но та никак не отпускала. Вот цена, которую она платит за предательство своих людей.

А Тильда? Она выдала ей грязные планы де Окслейда. В дальнем уголке сердца девушки что-то шевельнулось. Николь внезапно выпрямилась и нервно втянула носом воздух. Вероятно, Тильда сохранила свою любовь к ней. Она предупредила подругу, тем самым лишившись щедрого вознаграждения.

Итак, она не могла ехать к Хью и не могла вернуться в Грейстен.

Эшби…

При мысли о родном доме девушка вздрогнула. Николь закрыла глаза, как если бы одна только мысль об Эшби облегчила ее боль. Она должна идти домой.

Сердце постепенно начинало биться спокойнее. Николь потянулась к ноге, чтобы взглянуть на рану. Перчатки девушки были в крови, и при виде ее в животе все перевернулось, но Николь не позволила себе распускаться. Сейчас на это не было времени. Когда она окажется в безопасности и вне досягаемости Хью, тогда можно будет спокойно обдумать случившееся. А сейчас Николь вытерла перчатки о траву, затем осторожно и медленно открыла рану на ноге.

Быстрый осмотр успокоил девушку: это всего лишь порез, который надо ровно зашить, чтобы все бесследно заросло. Если она пойдет в Эшби, рану придется туго перевязать.

Николь вынула кинжал, нарезала из подола туники тряпок и перевязала ногу.

Занимаясь этим, девушка морщилась от боли, но боли не физической. Она предала людей Эшби, так какая же встреча ждет ее дома? Что, если Фицхенри утром не обманул и крестьяне действительно отдали ему свою любовь?

– Нет, я не виновата, – внушала она себе, – мои люди любят меня, я возвращаюсь домой! Домой! – крикнула она, подняв лицо к небу, закрытому тяжелыми тучами. – Когда я вернусь к ним, они восстанут против Фицхенри, и я займу место, которого так долго добивалась!

Эхо сказанных слов глухо отдавалось у нее в ушах, но Николь притворялась, что ничего не слышит.

Оберегая завязанную ногу, девушка осторожно поднялась и направилась через лес на север. Когда она убедится, что ей действительно удалось отделаться от всех преследователей, только тогда она выйдет на дорогу.

– Я иду домой, – говорила она себе, делая шаг за шагом. – Иду домой.

ГЛАВА 6

Гиллиам остановил большого черного жеребца и дал сигнал своим людям тоже остановиться. Посреди дороги валялось тело того самого наемника, который вывел Николь из Грейстена. Может, он и был умелым солдатом, но горло у него было разбито, а из груди торчал ржавый меч, который словно пришпилил солдата к дороге. Трое других – все простолюдины в отрепьях – валялись поблизости. Ни маленькой женщины, ни его невесты нигде не было видно.

– Роберт, держи моего оруженосца подальше отсюда, – велел Гиллиам – Вы двое, – приказал он другим своим спутникам, – поищите справа и слева от дороги. Уолтер, взгляни-ка на этих бедняг. И посмотри, может, есть кто-нибудь живой в кустах, кто может рассказать, что случилось с женщинами.

Отдавая приказы, Гиллиам не сомневался, что верно оценил обстановку. Де Окслейд, должно быть, не уезжал за пределы земель Грейстена, а ждал здесь. Он убил солдата и этих несчастных, накинувшихся на него, и забрал женщин. Проклятие! Значит, он опоздал.

Почувствовав, что хозяин напряжен и расстроен, конь Гиллиама поднялся на дыбы. Гиллиам сразу выругал себя за то, что поехал на Уитасе, а не взял спокойную лошадь для верховой езды. Без доспехов он был слишком легким для этого жеребца. Теперь придется изо всех сил сдерживать коня, смущенного непривычным весом седока и запахом крови, не давать тому кидаться на своих людей.

Он осторожно наклонился вперед и тихо прошептал на ухо животному:

– Прекрати, Уитас, или мне придется тебя наказать.

Реагируя на тон хозяина, огромный конь расслабился, но только слегка.

Осмотрев заросли с обеих сторон дороги, люди Гиллиама доложили ему, что ничего не нашли.

– Милорд, – сказал Уолтер, наклоняясь над убитым солдатом. – Они все мертвы, но резня происходила совсем недавно. Тела еще теплые.

– Боже праведный! – воскликнул Гиллиам. – Тогда де Окслейд не мог уйти далеко. Эй, надо поймать его на наших землях – Он пришпорил коня, и большое животное бросилось вперед, прежде чем спутники Гиллиама успели вскочить на своих лошадей.

Хотя всадники мчались быстро, ни невесты, ни соседа Эшби догнать не удалось. Когда наконец впереди замаячили какие-то фигуры на лошадях, Гиллиам, присмотревшись, узнал наряд де Окслейда. Однако Хью со своими людьми ехал не в ту сторону, в какую, по мнению Гиллиама, должен был направиться, встретившись с Николь.

Чувство облегчения смешивалось в душе Гиллиама с раздражением. Видимо, Окслейд не заполучил леди Эшби, но тогда где же она? И кто убил тех оборванцев? Гиллиам поднял руку, давая знак своим людям остановиться.

– Останемся здесь! Вынуть мечи! – скомандовал он. – Но надо постараться избежать конфликта. Эшби не может позволить себе войну с соседом.

По сигналу Уолтера солдаты выстроились в одну линию, перегородив дорогу.

Гиллиам обернулся и нашел глазами Джослина и его пони. Лицо мальчика все еще было мертвенно-бледным после печального зрелища смерти.

– Джослин, поставь свою лошадь позади Уолтера и держись поближе к деревьям. Если начнется бой, отойди в сторонку и спокойно жди, пока он кончится.

– Да, милорд, – дрожащим голосом ответил мальчик и тронул пони с места.

Гиллиам улыбнулся. Воспитание мальчика продвигалось скорее, чем он предполагал. Джос оказался сообразительным и послушным.

– Подходящий для меня парень, – усмехнулся он.

Когда де Окслейд остановился на расстоянии не больше длины пики от Гиллиама, Уитас сделал еще одну яростную попытку сбросить седока. Но Гиллиам сумел справиться с ним; тем временем люди соседа в беспорядке скучились позади своего маленького господина.

Гиллиам оглядывал их, в надежде увидеть Николь. За спиной солдат сидела на лошади девушка. Присмотревшись, он узнал в ней ту, что стояла у ворот в Грейстене. Лицо было в синяках и ссадинах, но это, несомненно, она. Итак, де Окслейд использовал девчонку для того, чтобы украсть наследницу Эшби у Гиллиама.

– Простите за вторжение на вашу территорию, – ровным голосом проговорил маленький рыцарь, – но я кое-что потерял в путешествии.

Де Окслейд смело, даже нагло окинул взглядом людей Гиллиама, и его тонкие губы раздвинулись в улыбке.

– Насколько я понимаю, вы тоже ничего не нашли. Это обнадеживает. Стало быть, я смогу удалиться и ждать, когда моя потеря сама явится ко мне.

Смысл его слов был совершенно ясен, более того, он был оскорбителен.

Хотя Гиллиам отлично понимал, что его подзуживают, кровь в нем уже начала закипать.

– Нам обоим известно, что у вас нет на нее законных прав. Она моя. Только дотроньтесь до нее, и вы многим рискуете.

Соперник насмешливо приподнял бровь.

– Как беззаботна в наши дни молодежь. Когда я был в вашем возрасте, сэр, я дважды думал, прежде чем спорить с человеком, умудренным опытом.

Злость Гиллиама переросла в холодную ярость. Он сильнее натянул повод, и Уитас поднялся на дыбы. На этот раз конь поступил правильно, помешав Гиллиаму обнажить меч. Пока молодой рыцарь усмирял коня, он справился и с собственными чувствами. И решил, что стоит продолжить игру, навязанную де Окслейдом. Гиллиам заставил себя улыбнуться.

– Я бы сказал, что глупо судить о способностях человека по его годам. Возможно, мне следовало вас предупредить, что я заработал свои шпоры в Святых землях, убив язычника. Наш король сам преподнес их мне, желая оказать честь за проявленную в битве доблесть. Теперь, если мы закончили нашу беседу, полагаю, вам пора возвращаться в Окслейд.

Хью с безразличным видом пожал плечами.

– Я думаю, мы разобьем лагерь у поворота дороги на север, к Окслейду и Эшби. А утром снова тронемся в путь. Прекрасное место, оттуда все замечательно видно, а я так люблю наблюдать за путешественниками.

И снова было нетрудно понять, на что намекал де Окслейд.

Если Гиллиам найдет Николь и попытается отправиться с ней в Эшби, Хью их увидит. Ну что же, пусть так: в Эшби ведет не одна дорога.

Гиллиам помолчал, удивляясь, почему человек так откровенно излагает свои планы, будто хочет лишиться всех возможностей заполучить девушку. Но вдруг до Гиллиама дошло, и он искренне развеселился. Похоже, Хью, как и леди Эшби, считает, что у великанов не может быть мозгов!

– Как угодно, – спокойно проговорил он. – Я желаю вам успешного путешествия в Окслейд, и как только все будет улажено, надеюсь, мы отбросим вражду и станем жить в мире, как и подобает добрым соседям.

Тут Гиллиам вдруг поднял руку, словно его только что осенило:

– Ах да, еще одно. Может, вы согласитесь стать крестным отцом моего первенца?

Удар попал в цель.

Окслейд сощурился, его бледное лицо потемнело от гнева. Молча он дал сигнал своим людям разворачиваться, потом пришпорил коня и, трогаясь в путь, бросил через плечо:

– Эй ты, так или иначе, я получу Эшби!

– Ну что ж, посмотрим, – сказал Гиллиам в спину удалявшемуся де Окслейду.

– Милорд, – сказал Уолтер, – я думаю, этот человек собирается причинить вам неприятности.

Гиллиам расхохотался.

– Нет, Уолтер, он намерен убить меня, если я женюсь на леди Эшби. Итак, он ее не получил, значит, разумно допустить, что она сейчас где-то в лесу во власти того, кто оставил на дороге столько трупов.

Пытаясь успокоиться, Гиллиам снова обернулся назад, оглядывая поле битвы.

Уолтер предложил подождать у дороги лесничих Рэналфа, но Гиллиам не мог спокойно выносить бездействия. Он велел конюшему привести более спокойного коня из Грейстена, а своего большого боевого жеребца доверил другому конюху. Джос грелся у костра, пока Гиллиам вместе с солдатами прочесывал окрестности, пытаясь разгадать, куда направилась его невеста. Очень быстро они нашли место под дубом, где она совсем недавно сидела.

Гиллиам не мигая смотрел на примятую окровавленную траву. Вообще-то, подумал он, ее смерть означала бы для него освобождение. После ее кончины земли Эшби перешли бы к Рэналфу, а брат в этом случае наверняка отдаст их ему. Но невольно в памяти возник образ высокой девушки, которую он прижимал к себе на церковном крыльце. Торжественный наряд не мешал ему испытывать невероятные ощущения. Он чувствовал прикосновение ее тела, прижимавшегося к его телу. Они как будто были созданы друг для друга.

Получив хороший урок греха с бывшей женой Рэналфа Изотт, Гиллиам с тех пор имел дело только с проститутками. Эти женщины всегда брали с него больше за его необыкновенный вес и никогда не позволяли ему ложиться сверху. До сегодняшнего дня и до его разговора с Джефом Гиллиам и подумать не смел, что когда-то ему повезет и он ляжет с женой, как все мужчины. Да, конечно, он знал, что их слияние будет коротким, он должен забрать ее девственность, испачкать простыни, но на большее Гиллиам не рассчитывал.

Даже сейчас при воспоминании о ее губах, податливых и теплых, у Гиллиама перехватило дыхание и в жилах забурлила кровь. Их поцелуй оказался крепче и глубже, чем он предполагал. Если бы она не вскрикнула, когда он ее целовал, он бы не отнял своих губ. И может, они даже пошли бы дальше в порыве страсти. Гиллиам проглотил слюну, закрыл глаза, и неодолимое желание охватило его. Почему она его так целовала, если ненавидит всей душой? Боже мой, кто может сказать – почему? И все же она целовала.

– Милорд.

Гиллиам вздрогнул, открыл глаза и увидел перед собой озабоченного Уолтера.

– Мы обнаружили след, он ведет на север. – Мужчина в нерешительности помолчал. – Вы себя плохо чувствуете? У вас как будто жар.

Да, это был жар, но не от болезни. Гиллиам усмехнулся собственной глупости. Николь никогда не вступит с ним в любовные игры. Скорее всего ему придется брать ее силой.

– Со мной все в порядке, – ответил он. – Давай-ка пойдем поищем мою невесту.

Оставив Джоса возле костра вместе с двумя солдатами, которые должны были передать послание лесничим, Гиллиам двух других отправил осмотреть дорогу от самых границ владений Рэналфа. Сам же вместе с Уолтером двинулся по следу, ведущему на север.

Погода изменилась, но вряд ли стала лучше: вместо дождя с неба посыпался снег, а потом снова полил дождь. Гиллиам шел, прячась за лошадь, но ветер проникал сквозь много слоев одежды, пробирая до костей. Они продвигались медленно, боясь пропустить хоть малейший след того, что здесь проходила Николь. Была уже середина дня, часы текли, но ничего обнадеживающего обнаружить не удалось. Терпение и надежда сменились тревогой.

Когда они уже почти достигли границы земель Рэналфа, Гиллиам неожиданно услышал треск кустов. Он устремился на шум, Уолтер бросился за ним следом. Навстречу им вышел Хобб Ли, один из лесничих лорда Рэналфа. Он тащил за шиворот костлявого парнишку в отрепьях.

– Что ты такое нашел, Хобб? – крикнул Гиллиам.

Мужчина в зеленом одеянии лесничего поднял руку, приветствуя господина.

– Милорд, я и не знал, что вы ушли так далеко вперед. Нам здорово повезло, что больше не надо месить грязь. Мы кое-что узнали о вашей пропавшей невесте.

Лесничий со своим странным спутником обошли кусты и оказались рядом. Гиллиам заметил темные круги под глазами парня и засохшие пятна крови на лице. Молодой рыцарь удивленно покачал головой.

– Хобб, тебе пришлось его отколотить? Вряд ли он похож на крепкого соперника.

Лесничий улыбнулся и сразу стал похож на оскалившегося хорька.

– Да нет, это не я его обидел. Он говорит, что глаз ему подбила красивая женщина, дьявол в женском обличье, проклявшая его и всех его товарищей. Он говорит, что четверых из них она убила. Парень так боится ее, что сам выбежал из своего укрытия и умолял меня отвести его в ближайшую церковь, чтобы там найти спасение.

– Ведьма убила четверых мужчин? – спросил Гиллиам не веря своим ушам.

И внезапно он понял все, что произошло на дороге, откуда там взялись четыре трупа. Николь неплохо владела мечом, как он мог забыть, что она напала на него с оружием отца после смерти Джона Эшби? Конечно, ей не хватило сил, но она достаточно искусно владела мечом, чтобы победить плохо вооруженных простолюдинов. Но это невозможно, просто невероятно! Не слишком ли много – четверо мужчин!

– Попроси его описать ее, – приказал Гиллиам лесничему.

Когда Хобб перевел вопрос, Гиллиам снова пожалел, что не умеет говорить на языке крестьян. Хотя он доверял управляющему Эшби и священнику и полагался на них, ему все равно было неловко, что он не знает английского языка. Гиллиам чувствовал бы себя гораздо увереннее, если бы понимал, о чем говорят люди вокруг него.

Когда парнишка умолк, Хобб повернулся к Гиллиаму и разочарованно сказал:

– Извините, милорд Я ошибся Похоже, парень что-то выдумывает. Боюсь, у него галлюцинации от голода.

Гиллиам отрицательно покачал головой.

Голые ветки шумели на ветру, и рыцарь плотнее завернулся в плащ, спасаясь от косых струй холодного дождя.

– Рассказывай все.

– Он говорит, что женщина была одета, как мужчина, и волосы у нее были острижены, как у мужчины. И это еще не все. Судя по тому, что он плетет, она дерется лучше любого солдата. Я же говорю, это не лезет ни в какие ворота. – Лесничий пожал плечами, как бы извиняясь за то, что зря отнимает время у господина.

Но Гиллиам вдруг широко улыбнулся и коснулся булавки на плече.

– Да, это все сделала она, – тихо произнес рыцарь.

– Милорд? – переспросил мужчина.

– Хобб, мальчик не бредит. Он действительно видел мою невесту.

Хобб, заморгав, сказал:

– Примите мои соболезнования, милорд.

И хотя внутренний голос говорил Гиллиаму, что следует серьезно задуматься о своем будущем, он все равно улыбнулся.

– Хобб, покорение этой женщины – настоящий подвиг, достойный прославления в легендах. К тому же лорд Грейстен проиграет свою ставку. Уолтер, советую тебе сказать людям, поставившим против меня, что им не мешает передумать.

– Да, милорд, – ответил солдат.

Но на лице у него было написано, о чем он действительно думает: его хозяин спятил. Гиллиам повернулся к Хоббу и спросил:

– А парень знает, где сейчас леди Эшби? – Лесничий перевел:

– Два его приятеля, оставшихся в живых, сейчас гонятся за ведьмой – о простите, за леди Эшби. Они хотят поймать ее и получить за нее выкуп. Наш паренек боится нарваться на нее и боится остаться один. Поэтому он не догоняет их, а идет следом.

Должно быть, они не больше чем в полумиле отсюда. Парнишку я встретил только что.

– Все, я нашел ее! – победно воскликнул Гиллиам и умолк. Он понял, что Эшби у него в руках, и в его голове зароились разные замыслы. Он улыбнулся.

– Хобб, у меня возникла одна ужасно забавная мысль. Как я понял, мальчик хочет спрятаться в церкви. Отведи беднягу в Грейстентаун к аббату Саймону. Пускай он расскажет свою сказку про ведьм, которые завелись у нас в лесу, только никому ничего не объясняй. Пусть монахи поволнуются несколько месяцев.

Лесничий, тихо рассмеявшись, кивнул.

Гиллиам повернулся к Уолтеру.

– А ты возьми всех людей, моего оруженосца, лошадь для дамы и отправляйся в селение, что к северу отсюда. Знаешь это место?

Уолтер кивнул, а Гиллиам продолжал:

– Но не ходи по дороге, иди наперерез преследователям. Из селения мы поедем прямо в Эшби.

Пытаясь определить время, Гиллиам посмотрел на небо. Ощутив пустоту в желудке, он предположил, что сейчас, наверно, далеко за полдень. Следовательно, они выйдут на дорогу уже в темноте. Гиллиам нахмурился. Но ему все равно надо оказаться за стенами Эшби и сделать эту женщину своей женой прежде, чем наступит следующий день. Но как добраться до имения и не столкнуться с засадой де Окслейда?

– Хобб, ты отвезешь мое послание в Грейстен?

– Да, милорд, – ответил тот и закрыл глаза, чтобы сосредоточиться и хорошенько запомнить слова, которые сейчас услышит. Ни читать, ни писать лесничий не умел.

– Если де Окслейд будет думать, что мы еще не нашли невесту, он не поедет в Эшби, а я именно туда и отправлюсь. Пусть Арнэлт отрядит людей, которые станут ездить взад-вперед по дороге, как будто мы продолжаем поиски. В сумерках самый высокий из них должен облачиться в доспехи, а другой – в кожаный дублет, зеленую тунику и коричневые чулки. Пусть эти двое сядут на моего боевого коня, но только осторожно, он беспокойный. Вместе с доспехами я тяну на двадцать один камень,[3] так что им вдвоем надо весить примерно столько же, чтобы не оказаться под копытами моего Уитаса.

Уолтер смущенно перебил его.

– А где им ездить на нем, милорд?

– Разумеется, мимо лагеря де Окслейда и обязательно галопом, – сказал Гиллиам, хитро улыбаясь и пожимая плечами. – А как только Окслейд сядет им на хвост, они должны удрать от него и вернуться в Грейстен. Арнэлт пусть пошлет Уитаса ко мне через день-другой. Но будь внимателен, Хобб, я сильно разочаруюсь в Арнэлте, если кого-то из людей Грейстена поймают.

Лесничий понимающе кивнул и, схватив мальчишку за руку, развернулся, чтобы идти на запад.

– Желаю приятного путешествия, милорд, а также пережить первую брачную ночь.

– Благодарю, Хобб. Твоя вера меня очень вдохновляет, – крикнул ему вслед Гиллиам.

Уолтер вскочил в седло.

– Что ж, Уолтер, чем скорее ты появишься в селении, тем лучше пройдет наша затея с Окслейдом и тем скорее мы окажемся дома.

– На дорогу и приготовления мне потребуется не больше часа, милорд, – уверил его Уолтер, трогаясь с места.

Гиллиам тоже сел в седло, но не позволил жеребцу сорваться в галоп. Под толстым слоем листьев и травы скрывалось множество нор, на которые конь мог наступить и покалечиться. Это происшествие могло вызвать заминку, которую Гиллиаму никак нельзя было допустить.

Желудок настойчиво напоминал о себе, и рука молодого рыцаря сама потянулась за кожаным мешком с едой. В нем лежали пироги с мясом, сухие фрукты, хлеб и сыр. Гиллиам поел на ходу, оставив немного хлеба и сыра на потом. Рэналф обязательно разворчался бы, сетуя на отсутствие манер у брата.

Гиллиам, усмехнувшись, подумал, что в Эшби ему будет очень спокойно, не придется беспокоиться ни о соблюдении правил хорошего тона, ни о чем-то еще в этом роде. Эшби не похож на Грейстен с его городскими замашками, обязательным этикетом и постоянными дипломатическими увертками, которые так мучили его.

Пока лошадь неспешным шагом двигалась в ту же сторону, куда ушел Хобб, Гиллиам осматривался, надеясь увидеть Николь или ее преследователей. Пейзаж изменился: все чаще встречались небольшие холмы и валуны. Огромное дерево, похожее на дуб, все еще покрытое зеленой листвой, стояло недвижно и безмолвно. Кругом не было ни души. Внезапно Гиллиам заметил едва уловимое движение и привстал, желая разглядеть получше.

Тяжело опираясь на толстую палку, натянув на лицо капюшон, чтобы защититься от дождя, мальчик, который на самом деле не был мальчиком, хромая, переходил через поле. Гиллиам смотрел на высокую изящную фигуру, ожидая появления в душе неприятного чувства оттого, что видит на девушке свою старую одежду, но неожиданно для себя почувствовал лишь растущее уважение к смелости и решительности Николь. Сколько мужества потребовалось ей, чтобы отрезать свои роскошные волосы! Ведь женщину лишали волос только в двух случаях: во время тяжелой болезни или за разврат.

Гиллиам вглядывался в мрачноватый воздух, силясь рассмотреть ее преследователей, но никого не заметил. Снова опустившись в седло, он заставил лошадь пойти чуть быстрее. Обогнув густые заросли, Гиллиам опять увидел девушку.

Она остановилась, медленно огляделась. Гиллиам удивленно смотрел на ее лицо. Переодевшись, Николь Эшби на удивление преобразилась ее лицо из простоватого сделалось очень хорошеньким.

Густые кудрявые волосы обрамляли лицо, смягчая его резкие черты. Линия подбородка была округлой и женственной, он даже рассмотрел высокие скулы, которых прежде не замечал. Пока он ее разглядывал, девушка задумчиво грызла ноготь большого пальца, потом снова повернулась к нему спиной.

Гиллиам стиснул зубы, не позволив себе закричать: ему хотелось смотреть на нее до тех пор, пока в его сознании хорошенькая нежная женщина не соединится с сердитой некрасивой девушкой, его невестой. Внезапно Николь споткнулась и упала. Гиллиам напрягся. Если щиколотки у нее такие же тонкие, как запястья, она наверняка себе что-нибудь сломала. Гиллиам снова тронул лошадь, не отрывая глаз от Николь.

Девушка встала на одно колено и уткнулась в него лбом Видно было, что бедняжка безумно устала Кусты, отделявшие их друг от друга, внезапно зашевелились. Гиллиам увидел двух преследователей, ползком подбиравшихся к ней все ближе.

Желание защитить Николь охватило молодого рыцаря Он впился каблуками в бока лошади. Мерзавцы умрут, прежде чем дотронутся до нее хоть пальцем.

ГЛАВА 7

Николь медленно села, подтянула колени к груди и обреченно уткнулась в них лицом. Девушка так устала, что у нее не было сил даже стонать. Нестерпимо болел бок, рана на ноге горела, ступни превратились в кровавое месиво. Желудок был пуст со вчерашнего вечера и требовательно урчал. Николь потерла щиколотку, чтобы хоть немного унять боль, но это не помогло.

Ее преследователи подошли совсем близко. Она представила себе волков, которых видела однажды прошлой зимой, огромных, серых, с желтыми глазами, горящими от голода. Не поднимая головы, Николь одной рукой взялась за палку, другую положила на пояс, где висел в ножнах кинжал. Просто так она свою жизнь не отдаст.

Николь била сильная дрожь, и она ругала себя за слабость и неуклюжесть. Чтобы смыть с рук кровь жертв и свою собственную, она на минуту остановилась у маленького ручья. Отмывая въевшуюся грязь, девушка поскользнулась и окунулась в воду. Быстрое течение подхватило и унесло перчатки, а промокшая одежда мигом заледенела: день был такой холодный.

Николь трясло не то от смеха, не то от рыданий. Может, это Божья кара за попытку сбежать от женской жизни? Девушка горько усмехнулась. Во всем случившемся виновата только она сама.

– Мы можем взять ее, Отти. – Слова были произнесены очень тихо, но ветер донес их до слуха девушки, а из-за окружавшей ее тишины они прозвучали ясно и четко.

Николь не подняла головы с колена. Она догадалась, что говорит один из трех бродяг, оставшихся в живых. Черт побери, надо было взять меч с собой, а не оставлять его в теле Алана. Девушка подняла глаза и посмотрела на небо. Впрочем, какая ей сейчас польза от меча? Она так устала, что не сможет поднять такое тяжелое оружие.

Кусты зашелестели, потом все замерло.

– Подождем. Вдруг она не ранена, а просто отдыхает? – Голос походил на щенячий визг, доносившийся к ней вместе с холодным ветром.

Николь немного взбодрилась. Нерешительность врагов давала ей небольшое преимущество. Не поднимая головы, она медленно вытащила кинжал и стиснула в руке палку, готовясь к схватке.

– Она не двигается. Ну? Давай!

Зашумели ветки, затрещали под ногами сучки, бродяги кинулись к Николь. Вскочив на ноги, она отступила назад, подняла палку и увидела, что их только двое, а не трое. “Это еще лучше, – подумала Николь, – у меня есть шанс”.

Негодяй, который посмел прикоснуться языком к ее шее, вырвал палку из руки Николь, не заметив кинжала в ее другой руке. Николь сделала выпад и всадила лезвие ему в живот. Мужчина взревел и повалился на бок.

Отступая назад, девушка споткнулась и упала, ударившись головой о камень. Из глаз посыпались искры, потом вокруг стало темно. Судорожно открывая рот, Николь пыталась схватить хоть немного воздуха, но легкие отказывались работать. Второй бандит с воплем кинулся на нее, но она не успела почувствовать удара, потому что бродяга внезапно отскочил и побежал от нее, заорав от ужаса. Стало тихо.

Николь уже могла дышать, мысли понемногу прояснялись. Она с трудом села: голова раскалывалась, ноги ныли.

И тут же ей пришлось пожалеть, что она пришла в себя. Прямо на девушку наступала лошадь, а в седле сидел Гиллиам Фицхенри. Густые золотистые локоны обрамляли его высокий лоб и красиво очерченные скулы. Молодой рыцарь вытирал меч о свой плащ, не глядя на нее. Николь с отчаянием во взгляде уставилась на Гиллиама.

Он был воплощением спокойствия и уверенности в себе. Под кожаным дублетом, таким же, как у нее, была надета охотничья одежда темно-коричневого цвета. Сапоги были очень удобные, как раз по ноге. Вложив меч в ножны, Гиллиам посмотрел на нее. Голубые глаза ожили, он улыбнулся. Но эта улыбка резнула девушку больнее, чем острый меч.

Николь стиснула зубы. Дева Мария! Как же она ненавидит Фицхенри! Почему не Окслейд нашел ее? Хью мог бы связать ее, бить, даже убить, но она была уверена, что он не стал бы над ней насмехаться. Этот сукин сын, убийца, станет потешаться над ее мужским нарядом, над ее бесплодными попытками сбежать. Но больше всего он будет издеваться над ее обрезанными волосами. Нет, ее гордость этого не вынесет!

Натянув капюшон поглубже, Николь с трудом встала. Щиколотки заныли, протестуя, пальцы на ногах горели из-за кровавых мозолей, но желание избавиться от присутствия Гиллиама было гораздо сильнее боли. Хромая, Николь попыталась убежать.

По звону металла и скрипу кожи позади нее стало ясно, что он спешивается. Девушка прибавила шагу, но не успела пройти и пятнадцати ярдов, как услышала, что Гиллиам уже дышит ей в спину. Николь тихо вскрикнула, но это был крик гнева, а не боли. Черт бы его побрал! Гиллиам не бежал, он догнал ее шагом. Николь сжала кулаки и повернулась, готовая бороться до конца. Внезапно нога у нее подвернулась, и, вместо того чтобы ударить Гиллиама, Николь, вскрикнув, упала ему прямо в руки, которые он неожиданно подставил. Потом девушка выскользнула и бессильно осела на землю у его ног. Поражение было полное.

Николь уставилась на его колени, оказавшиеся на уровне ее глаз, и с трудом проглотила подступившие рыдания.

– Ни слова, – предупредила она его ноги. – Я не вынесу ни единого слова.

Раздались звуки, похожие на еле сдерживаемый смех, и Николь откинула голову, чтобы посмотреть на Гиллиама.

– Если будешь надо мной смеяться, клянусь, я вырву твое сердце из груди.

Убийца поднял густые красивые брови над яркими голубыми глазами, словно прикидывая цену ее угрозы.

– Не сомневался, что именно такую судьбу ты мне уготовила независимо от моих слов или поступков. Может, начнем переговоры? Я не буду смеяться над тобой, если ты согласишься выйти за меня замуж без всяких оговорок и жалоб.

Сидя на земле и глядя снизу вверх на своего спасителя, Николь еще раз не могла не удивиться его устрашающим размерам. Она с трудом собрала осколки своей разбитой гордости, желая защититься.

– Убийца! Я никогда не выйду за тебя замуж. Я никогда не стану твоей собственностью.

Он молча смотрел на девушку, потом присел рядом с ней на корточки и посмотрел прямо в глаза.

– Слишком поздно, моя девочка. Ты уже моя собственность.

– Нет! – гневно бросила Николь в ответ. Когда Гиллиам потянулся к девушке, что-то яркое блеснуло у него на плече.

– Моя булавка! – воскликнула Николь, как за соломинку хватаясь за драгоценное воспоминание о прежней жизни.

– Больше не твоя, – предупредил Гиллиам, перехватив ее руку.

– Отдай ее мне! – потребовала Николь, высвобождаясь резким движением.

Сожаления, обида, усталость вдруг навалились на нее. Она должна была понять, всаживая в него булавку, что потеряет ее навсегда. Но в тот день она все делала, не думая о последствиях своих поступков.

– А что ты предлагаешь взамен? – тихо спросил Гиллиам. – За подходящую цену могу и уступить.

Николь попыталась скрыть обиду и боль. Если он поймет, как эта вещица дорога ей, он этим воспользуется.

– Ничего. Оставь себе, если хочешь. Она мне всегда казалась безобразной.

Гиллиам медленно и задумчиво кивнул.

– Болит? – И не обращая внимания на громкие протесты, он взял ногу девушки и стал внимательно изучать лодыжку. – Боже мой, что ты сделала со своей ногой?!

Резкий вопрос испугал Николь.

– Башмаки были малы, – слабым голосом объяснила она.

– Ну и дура! – грубо бросил он и потянул башмак.

Однако нога так распухла, что снять его было невозможно. Тогда Гиллиам вынул свой кинжал.

– Что ты делаешь? – И Николь дернула ногой, пытаясь ударить Гиллиама.

Тот раздраженно поднял глаза на девушку.

– Отпилить ногу. А что ты думала? Ладно, сиди тихо.

Кончиком ножа Гиллиам распорол башмак по швам и с неожиданной бережностью стал снимать с ноги куски кожи, которые только что были башмаком, затем снял, разрезав, толстый чулок. Но вместо облегчения Николь почувствовала, что нога заболела втрое сильнее. Девушка откинулась назад, на локти, стиснула зубы и крепко зажмурила глаза, чтобы сдержать слезы. Боль понемногу утихала.

– Давай капюшон, я оберну тебе ноги. – Голос звучал ласково, Гиллиам жалел ее. Ненавидя себя за то, что позволила ему стать свидетелем собственной слабости, Николь резко села. С губ готовы были сорваться грубые слова, но Гиллиам, не обращая на нее никакого внимания, распутывал намокшие узлы завязок на ноге. Она наблюдала за ним, удивляясь, насколько ловкими и умелыми оказались такие большие руки.

Распутав узлы, Гиллиам выжидательно посмотрел на Николь.

– Теперь давай твой капюшон.

Николь потянулась за капюшоном, но вдруг замерла и напряглась, подумав, какое отвращение он испытает, увидев ее короткие волосы. А какое ей, собственно, дело, что он подумает? Девушка выпрямилась, сидя на земле, и со всем достоинством, на какое была способна, стянула с головы капюшон. Крепко зажав его одной рукой, другой Николь провела по остриженным кудрям, потом протянула капюшон Гиллиаму. Она смело встретила его взгляд. Брови ее слегка приподнялись, словно она говорила: ну попробуй, скажи хоть слово!

Гиллиам пристально всматривался в лицо Николь. Его взгляд замер сначала на лбу, потом на щеках и смягчился, замерев на губах. Взгляд Гиллиама пробудил в ней странное желание: Николь захотелось прикоснуться к нему. У девушки перехватило дыхание. Что за чары он напустил на нее? Попытавшись отвлечь Гиллиама, она потрясла капюшоном у него перед носом.

– Ну бери же! – девушка сунула ему капюшон. – Но оставь половину на другую ногу. Та еще хуже этой.

Когда он брал капюшон и распарывал его по шву, она заметила обиду в его взгляде.

– Неужели ты так сильно ненавидишь меня, что готова остаться калекой, только бы не выходить за меня замуж?

Николь пожала плечами, устремив взгляд вдаль.

– Ты убил моего отца, поэтому я не могу выйти за тебя замуж.

– Я его не убивал, – возразил Гиллиам, беря половинку капюшона и заворачивая в него босую ногу Николь. Сверху он крест-накрест перетянул повязку веревкой.

– Это происходило при мне, – возразила она. – Я видела, что ты сделал. Незачем спорить.

– Вот это верно. Спорить незачем. – И в молчании принялся за ее второй башмак.

Когда Гиллиам начал снимать с ноги промокшую кожу, Николь откинулась назад, опершись на локти. От боли она онемела: эта нога ныла еще сильнее. Тихо застонав, девушка упала на спину, собрав все силы, чтобы не выказывать других признаков слабости. Боль отступила, когда Гиллиам принялся обматывать ногу тряпкой.

– А это что? – спросил он немного Погодя, потянув за повязку вокруг икры.

Ткань прилипла к ноге, и когда Гиллиам снял повязку, рана снова открылась. По холодной коже заструилась теплая кровь.

– Это от удара ножом, оставь, – устало ответила Николь, лежа на спине и глядя на небо сквозь переплетение голых веток. – Я постаралась так сложить края, чтобы рану можно было зашить. Я хочу, чтобы она зажила ровно.

– Ты собираешься зашить?! – в голосе Гиллиама слышался искренний ужас.

Она почувствовала, как он вздрогнул от страха.

– Ты когда-нибудь зашивала раны?

Его реакция, как ни странно, помогла девушке собраться с духом и немного ободриться. Снова приподнявшись на локтях, она посмотрела на молодого рыцаря. Казалось, глаза Гиллиама чуть позеленели от страха. При мысли о том, что такой сильный мужчина боится иголки с ниткой, девушка улыбнулась. Потом рывком села и скрестила ноги.

– Да, я много раз зашивала раны другим.

– Ну, тогда понятно, – произнес он ослабевшим голосом и, слегка откашлявшись, добавил более уверенно. – Еще есть раны?

Вопрос заставил Николь вспомнить недавние утренние события, и ее замутило. Девушка постаралась сдержать рвотный позыв, ей живо вспомнилось ощущение, которое она испытала, вонзая меч в живую плоть, вспомнилось, как теплая кровь оросила ей руки: Боже, как легко жизнь расстается с телом! Пытаясь справиться со слабостью, девушка проглотила слюну и уставилась на свои колени. Ее руки лежали ладонями вверх, все еще испачканные кровью последней жертвы. В желудке все перевернулось, поднялось и подступило к горлу.

– Матерь Божья! Я же убила их! – тихо простонала она, с ужасом глядя на собственные пальцы. Желудок вот-вот мог вывернуться наизнанку.

Николь вскочила и метнулась в сторону. Какая же она дура! Ведь она убивала защищаясь, а ее тошнит. Девушка ругала себя за слабонервность, но это не помогало. Стиснув кулаки, напрягшись, она велела своему организму прекратить, но желудок не обращал никакого внимания на ее приказы. Николь наклонилась вперед, крепко обхватив живот руками.

Гиллиам взял ее сзади за плечи. Девушка попыталась сбросить его руки, но он был гораздо сильнее. Рыцарь притянул ее к себе, обнял, силой заставив прислониться к его груди, и тихо, ласково заговорил:

– Ты в первый раз убила, да? Это пройдет. Дыши глубже.

– Не могу, – униженно выдохнула Николь.

Он положил голову девушки себе на плечо, приподнял ее подбородок, подержал некоторое время, затем скомандовал:

– Дыши!

Николь судорожно пыталась сделать один вдох, потом другой, но картина убийства явственно стояла у нее перед глазами. Желудок вновь напомнил о себе, и тошнота опять подступила к горлу.

– Ты здорово поработала. Уложила четверых. А сейчас еще этого, пятого. А ты ведь не очень закаленный боец. – Гиллиам говорил ровным, спокойным голосом. – Я думаю, мой брат в долгу перед тобой. Эти воры могли довольно дорого ему обойтись, оставаясь в его владениях.

Слушая его спокойный голос, Николь постепенно стала дышать ровнее. Гиллиам убрал пальцы с ее подбородка, и Николь прижалась щекой к его твердому мускулистому плечу. Он принялся легонько качать ее; постепенно девушка расслабилась.

Через несколько минут Гиллиам прижался щекой к ее шее.

– Ну как ты? Хорошо? – спросил он бархатным шепотом.

Николь вздрогнула, ее словно окатила теплая волна и отогнала все мысли. Девушка глубоко и с облегчением вздохнула.

– Да, лучше.

– Хорошо. – Он произнес это слово хриплым голосом, а потом прижался губами к ее испачканному рту.

– Что ты делаешь? – закричала Николь, вырываясь из его объятий. Она ранена, устала, без оружия, она едва отбилась от воров, которые так и не сумели овладеть ее телом, а он в это мгновение был так близок к этому.

Николь отшатнулась, вскрикнув от боли в ногах, и села на землю. Потом повернулась к нему лицом со стиснутыми кулаками, готовая к защите. Нет, победа не дастся ему легко!

– Ты не возьмешь меня! – прорычала она.

Сидя на расстоянии вытянутой руки от девушки, Гиллиам пристально смотрел на нее. Выражение его голубых глаз было непроницаемым. Минуты текли.

– Что же мне делать, если ты так мне нравишься, что я теряю голову?

– Нравлюсь?! – воскликнула Николь. Худшую насмешку трудно было придумать. Она сейчас такая отвратительная, без волос, в мужском платье. Он издевается над ней. Глаза Николь превратились в щелочки от обиды, и она набросилась на Гиллиама. – Вот как? Это я-то, одетая парнем? Конечно, я слышала, такие мужчины бывают…

Она хотела оскорбить его намеком, но он только рассмеялся.

– Слушай, я, конечно, долго пробыл в солдатах, но в этом грехе не повинен… А теперь, малышка, нам пора трогаться в путь.

– Я скорее останусь здесь и умру, чем пойду с тобой. – И давая понять, что разговор окончен, Николь гордо скрестила на груди руки.

– Довольно странное решение. У твоего отца ведь нет других наследников, – спокойно заметил Гиллиам. В его голосе не слышалось ни раздражения, ни гнева. – Если ты умрешь, Эшби снова перейдет к Рэналфу. А он отдаст замок мне.

Николь потрясенно уставилась на Гиллиама. Если это правда, почему он не убьет ее сейчас же? Разве для него это не наилучший выход? Хью наверняка именно так поступил бы в подобных обстоятельствах.

Похоже, Гиллиам читал ее мысли. Медленно улыбнувшись, он ответил:

– Тебе повезло, что ты встретила меня, не правда ли? Я не убийца.

Она почувствовала облегчение от его слов и тут же выругала себя за это.

– Ладно, я пойду с тобой, – пробормотала Николь.

Гиллиам кивнул и поднялся. Когда он, наклонившись, протянул руки, Николь решила, что он хочет помочь ей встать. Но вместо этого Гиллиам поднял ее на руки, легко, как ребенка. Николь даже удивилась, как приятно ей лежать в его объятиях. Ноги ужасно ныли.

Николь свернулась клубочком, громко стуча зубами. Гиллиам приподнял ее, устраивая поудобнее, и девушка невольно обвила его шею руками. Он вздрогнул, когда ее руки сплелись на его затылке.

– Ты холодная, как ледышка. – В голосе Гиллиама слышалась озабоченность.

– Неудивительно, ведь я весь день провела под холодным дождем без плаща, – ядовито ответила Николь.

Дрожь в теле немного унялась; девушка скорее покончила бы с собой, чем рассказала, как свалилась в ручей.

– Ну конечно, я и забыл, что ты считаешь меня тупицей, – заметил Гиллиам и, засмеявшись, понес ее дальше.

При каждом шаге его волосы слегка касались ее запястий. Это приятное ощущение отвлекало Николь от боли. Они подошли к лошади, и Гиллиам отпустил ее ноги, однако руку со спины не убрал. Девушка оказалась с ним нос к носу. По губам молодого рыцаря скользнула улыбка и… он сразу стал серьезен.

Медленно и осторожно Гиллиам поставил девушку на землю. Николь с трудом удержалась от крика, боль вернулась мгновенно. Она хотела вставить ногу в стремя, но не могла, страшно было подумать, что раненой ноге придется выдержать вес ее тела. Но ничего не поделаешь. Подавив крик, девушка рывком вскочила в седло.

Прежде чем она успела понять намерения Гиллиама, тот уселся позади нее, и она вынуждена была прижаться к нему спиной. Он обнял девушку, еще сильней прижав к себе. От его близости Николь стало трудно дышать.

– Я думала, ты поведешь лошадь.

Николь тщетно пыталась снять руку Гиллиама со своей талии, пока он не сказал с раздражением:

– Прекрати сейчас же. Что я, дурак? И не подумаю идти пешком, если можно ехать верхом. А теперь хватит сопротивляться, а то будешь болтаться всю дорогу в седле. – Николь сдалась и перестала отрывать от себя его руку. – Вот и хорошо. Теперь, чтобы твои ноги отдохнули, положи их на мои, а то икры сведет судорогой. – И Гиллиам пятками тронул лошадь, направляя ее вперед.

Здравый смысл подсказывал Николь, что дальнейшее сопротивление совершенно бесполезно и она зря тратит силы, которые понадобятся для следующей схватки. Правда, гордость ее восставала против столь трезвого подхода, но девушка слишком устала, чтобы беспокоиться из-за этого. Тихо вздохнув, Николь откинулась назад, прислонившись к груди Гиллиама. Желудок, казалось, окончательно успокоившийся, словно воспользовался моментом и напомнил о себе громким урчанием.

– Хочешь есть? – сразу откликнулся Гиллиам. – У меня есть хлеб с сыром.

– Правда? – Тотчас все заботы отступили, желудок запел в ожидании пищи.

Он дал ей кожаный мешок, и Николь рывком открыла его. Внутри лежал внушительный кусок черного хлеба, слегка подсохший, и маслянистый сыр.

Рот Николь сразу наполнился слюной, девушка с жадностью накинулась на еду. Хлеб был твердоват, но вкусен, она жевала его с блаженным выражением на лице.

Затем Гиллиам протянул Николь фляжку с разбавленным вином. Поев, Николь не почувствовала особенной сытости, но желудок был благодарен и за ту малость, которую получил.

Гиллиам рассмеялся, когда девушка вернула ему опустошенные мешок и фляжку.

– Так быстро? Я рад, что догадался предложить тебе поесть.

Слегка поежившись от намека на отсутствие хороших манер, Николь собралась было объяснить, что во рту у нее со вчерашнего вечера не было и маковой росинки, но, рассердившись, промолчала. Подумаешь, оскорбился ее деревенскими манерами. Да плевать она на это хотела! Но все же не очень хорошо, если Гиллиам сочтет ее совсем уж неотесанной. Даже по отношению к врагу надо вести себя прилично. Не важно, что она о нем думает, его доброта заслуживает признания. Поэтому, слегка откашлявшись, Николь сказала:

– Спасибо за еду и за помощь.

Слова, выдавленные через силу, не очень-то походили на благодарность.

– Пожалуйста, миледи.

Даже не видя его лица, Николь по голосу заметила, как он удивился.

– Но не думай теперь, что мои чувства к тебе переменились, – добавила она быстро. – Я просто решила, что твоя помощь заслуживает благодарности.

– Ну что ж, учту, – в голосе Гиллиама послышалось удовлетворение.

Потом они надолго замолчали; тишина нарушалась только мягким шепотом ветра в кронах деревьев и фырканьем лошади. Николь задрожала от холода, и Гиллиам расправил плащ: они оба оказались под ним. Ей пришлось теснее прижаться к груди рыцаря в поисках тепла.

Он обернул край плаща вокруг ног девушки, подоткнув его, и она очутилась как бы в коконе. Тело ее невольно обмякло, и хотя Николь поклялась ни за что этого не делать, ее голова сама собой легла на плечо Гиллиама. У нее не было сил снова поднять ее. Николь вздохнула и слегка поерзала в седле, усаживаясь поудобнее. Рука, обнимавшая ее за талию, напряглась, девушка услышала короткий вздох у себя за спиной.

– Теперь устроилась? – хрипло спросил Гиллиам.

Голова Николь покоилась у него на плече, как на подушке. Его дыхание овеяло ее щеку, вызвав странное ощущение где-то внутри, но девушка так устала: у нее просто не было сил разбираться, что это было.

– Да, – выдохнула она. – Но предупреждаю, я снова начну бороться, только немного отдохну.

– Не сомневаюсь, – ласково ответил он. – У нас просто небольшая передышка в схватке. Так?

– Именно так. – Девушка зевнула. – А как ты меня узнал? – Вопрос вырвался сам собой, и Николь несказанно удивилась, услышав ответ.

– Так ты же в моей тунике. – Гиллиам ответил с улыбкой, но без всякой насмешки.

Николь закрыла глаза. Теперь все понятно. Ничего удивительного, что ей пришлось закатывать рукава.

– Мы возвращаемся в Грейстен?

– Нет. – Гиллиам нежно потерся подбородком о ее волосы. Это подействовало успокаивающе.

– А куда? – Голос Николь звучал устало, но твердо.

– Домой, – был короткий ответ.

ГЛАВА 8

И часа не прошло, как они добрались до деревни. На небольшом поле, скучившись, стояли двадцать домиков. Непрекращающийся ветер поднимал столбы дыма от соломенных крыш. Изгородь, окружавшая деревню, служила слабой защитой. Дети в грубой одежде из сурового полотна с грязными лицами глядели через дырки в заборе на приехавших и хихикали. Взрослые, знавшие по опыту, что лучше не вмешиваться в происходящее за забором, смотрели издали.

Гиллиам придержал коня, ожидая своих людей. Николь дремала на плече своего спасителя, пока не появились солдаты. Она увидела лошадь с пустым седлом и угрюмого мальчика на пони. Сердце ее дрогнуло при виде ребенка, такого несчастного, с покрасневшим от холода носом и пунцовыми щеками.

– Милорд, – доложил выступивший вперед солдат, – никто не видел, как мы сюда приехали.

– Хорошо сработано, Уолтер. Прикажи окружить нас, чтобы моя невеста не вздумала бежать, прежде чем я пересяду на другую лошадь! – крикнул Гиллиам.

Его мощный голос оглушил ее. Гиллиам наклонился и гораздо тише добавил:

– Сейчас мы вынуждены расстаться. Не могу выразить словами, как мне больно это делать.

Его шутка снова разозлила ее.

– О чем, ради всего святого, ты болтаешь!

– Я не шучу, – с комичной серьезностью ответил он.

Когда солдаты окружили их, Гиллиам слез с лошади, но поводья не отпустил.

Николь посмотрела на него. Оказывается, он не собирается доверить ей лошадь. Ее хорошо охраняют. Пожалуй, теперь им не остается ничего другого, как привязать ее к седлу. Именно так поступил лорд Рэналф, когда вез ее в Грейстен. Желание стать свободной утроилось, и Николь напряглась, готовая к драке.

Один из людей Гиллиама передал ему накидку Николь. Гиллиам положил ее перед девушкой, насмешливо сказав:

– Поскольку у тебя нет булавки, завяжешь на плече узлом.

Но Николь не взяла накидку. Гиллиам, удивленно приподняв бровь, внимательно посмотрел на девушку.

– Я не стану тебя связывать, – ласково сказал он – Просто я хочу быть уверен, что мы поедем в одну сторону.

Чувство горячей благодарности охватило Николь, но она подавила в себе желание ответить ему добрым словом. Она резко подхватила накидку и тут же вспомнила, что у нее на голове теперь нет капюшона.

В эту минуту она, кажется, отдала бы жизнь, лишь бы накрыть чем-нибудь голову. Зачем она пожертвовала такими красивыми волосами? Когда Тильда отрезала первую прядь, Николь уже понимала, что попытка убежать обречена на провал. Ее все равно поймают. А теперь придется жить с доказательством собственной глупости не один год.

– Джос! – позвал Гиллиам Фицхенри. – Поедешь с моей леди, составишь ей компанию.

– Я не твоя леди, – предупредила она хриплым голосом.

– Скоро станешь ею. Мы приедем в Эшби и поженимся.

Слова прозвучали так, словно женитьба была делом решенным.

– Ты не сможешь силой заставить меня сделать то, чего я не хочу, – возразила Николь, но зерна страха уже упали ей в душу. Она предала своих крестьян, у людей нет причины поддерживать ее, выступая против Фицхенри.

– Увидим.

Тот, к кому обратился Гиллиам, оказался мальчиком на пони. Он подъехал и остановился рядом с высоким жеребцом. Джос уставился на Николь, глаза на серьезном личике казались старше его самого.

– Так рассматривать человека невежливо, – сурово произнесла девушка.

– Простите, леди Эшби, но я ни разу в жизни не видел женщины в мужском платье. – Мальчик ответил не по-детски спокойным голосом. – Уолтер говорит, что вы убили тех воров. Это правда?

– Да. – К Николь снова вернулась тошнота, и девушка поблагодарила Бога за то, что позыв был не такой сильный, как прежде.

Ее пленитель, отъехав вперед, собирал людей, призывая трогаться в путь. Коротконогая лошадка мальчика рысцой трусила рядом с ее лошадью, парнишка комично подпрыгивал в седле.

– Вы убьете лорда Эшби?

– Он вовсе не лорд Эшби. – Николь сердито посмотрела на мальчика, и у нее вдруг мелькнула мысль, что убивать не такое легкое дело, как ей раньше казалось. – А кто ты такой? Почему ты задаешь подобные вопросы?

– Я Джослин Фрейн, оруженосец лорда Эшби. – Голос звучал так печально, словно быть оруженосцем – жестокое наказание, удел похуже смерти.

– А почему тебе захотелось стать оруженосцем?

Паренек пожал худенькими плечами.

– То, чего я хочу, никого не волнует. Мама говорит, я слишком слабый и маленький, чтобы выдержать тяготы, выпадающие на долю оруженосца. Я скоро умру. – Джослин глубоко вздохнул, брови его горестно приподнялись.

Николь внимательно посмотрела на своего спутника взглядом опытного лекаря. Под алыми пятнами на щеках кожа была бледной, но естественного цвета. Никаких темных кругов под глазами, указывающих на чахотку.

– Ты выглядишь вполне здоровым, – заметила она, помолчав.

– Откуда вы знаете? – негодующе спросил мальчик, глядя на нее в упор. – Меня привезли сюда против моей воли. Я хочу умереть.

– Стало быть, мы оба пленники, да? – спросила она, заметив, что мальчика одолевают те же чувства, что и ее. – Ну что ж, если я сумею освободиться по дороге, можешь поехать со мной.

– А куда мы отправимся? – спросил он, и его карие глаза засветились любопытством.

И в самом деле, куда? Какое бы направление она ни выбрала, везде есть мужчина, караулящий ее, чтобы схватить и забрать в плен. Николь поморщилась, затем пожала плечами.

– Хотела бы я знать.

– Но по крайней мере мы можем поехать вместе, – сказал мальчик, и лицо его немного разгладилось.

– Да, верно, – согласилась она. – Вообще-то ты странный парнишка, Джослин Фрейн, но ты мне нравишься.

Казалось, ее заявление понравилось ему, он улыбнулся. Гиллиам торопил своих людей, поэтому пришлось закончить беседу. Они ехали долго по плохой дороге, на землю вот-вот должна была опуститься ночь.

К концу дня дождь прекратился, но подул сильный ветер. Холодное дыхание зимы ощущалось тем сильнее, чем дальше на север они углублялись. Наконец на небо выплыла луна.

Джослин совершенно вымотался, и Гиллиам, заметив это, взял мальчика к себе на лошадь. Он посадил его так, как недавно сидела Николь. Сама она не могла вспомнить, когда последний раз была столь уставшей и замерзшей. Накидка слабо защищала от пронизывающего ветра. Задрожав, она подумала, как хорошо ей было бы сейчас ехать с Гиллиамом.

Эта неожиданная мысль заставила ее резко выпрямиться в седле. Да что же она за человек, если ее тянет в объятия убийцы отца? Черт побери, Гиллиам с помощью доброты заманил ее в ловушку. Без сомнения, лишь этим можно объяснить, почему он все время спрашивает ее о самочувствии и останавливается по ее малейшей просьбе.

Вцепившись в луку седла, Николь опустила глаза и сидела так, пока ненависть не вернулась к ней. Пусть он думает, что приручил ее. Сейчас они совсем близко от Эшби, на расстоянии броска одного камня. Преданные крестьяне спасут ее от него. Она очень надеялась на это.

Николь вздохнула. Как ей хотелось, чтобы ее надежда не оказалась напрасной. Почему она волнуется? Конечно, ее люди никогда не согласятся, чтобы она против своей воли вышла замуж за убийцу их хозяина. Отца в деревне любили, несмотря на то, что он был ленив и несколько легкомыслен в ведении хозяйства. В память об отце они откажут Гиллиаму.

Группа всадников одолела последний поворот, и возбуждение вытеснило все тревоги и заботы из сердца Николь. Она жадно всматривалась в ночь, стараясь не упустить ни одной мелочи. В свете звезд девушка могла видеть только неясные тени, но зато она слышала шум реки, бегущей вдоль дороги, и шуршание ветра в густом лесу. С каждым вдохом она втягивала знакомый запах дыма из очагов, аромат свежевспаханной плодородной земли и скошенной травы.

Они с шумом преодолели мостик и, так как собиратель пошлины давно отправился спать, беспрепятственно вступили в деревню под дружный лай собак и гогот гусей. Николь удивленно смотрела на аккуратные домики под соломенными крышами на фоне ночного неба. Она хорошо помнила, что в июне Гиллиам сжег здесь все дотла, готовясь к осаде Эшби, и в ноябре рановато было ожидать, что деревня возродится. Как это ее люди умудрились так быстро отстроиться?

Вместо того чтобы ехать к воротам Эшби, Гиллиам направил коня в другую сторону и остановился перед церковью, общей для господ и простолюдинов. Церковь стояла прямо под защитной стеной Эшби, выделяясь в темноте черным квадратом.

Николь улыбнулась, недоверчиво покачав головой. Как глупо с его стороны думать, что он может жениться на ней прямо сейчас. Люди наверняка не захотят вставать среди ночи, да и сам отец Рейнард всегда любил поспать. Ну что ж, пускай попробует. Ему же хуже.

– Теперь все, кроме Альфреда, оставьте лошадей и идите к дому управляющего, – велел Гиллиам. – Уолтер, расскажи Томасу о моих намерениях. Помоги ему поднять всю деревню. Я хочу, чтобы все до одного пришли сюда и стали свидетелями. Даю тебе четверть часа. Если потребуется, разрешаю тебе пригрозить оружием.

– Да, милорд, – ответил Уолтер. Заскрипело седло, зазвенел металл, жеребец, перебирая ногами, громко заржал. Пятеро солдат спешились и напряженной от долгого сидения в седле походкой направились к дому отца Тильды, быстро растворившись в ночной темноте.

– Джослин, тебе придется снова пересесть на пони, – сказал Гиллиам своему оруженосцу, спуская мальчика на землю.

Тот спотыкаясь побрел к пони и долго не мог попасть ногой в стремя, прежде чем наконец забрался в седло.

Гиллиам спешился и повернулся к оставшемуся подле него солдату.

– Альфред, поезжай с Джо в дом и подними прислугу. Возьми с собой вот это. – И рыцарь подал солдату плащ и меч.

Николь взглянула на пояс Гиллиама. Оружия на нем больше не было. Девушка, поморщившись, пожала плечами. Что ж, он лишает ее возможности отнять у него оружие, но и сам остается безоружным перед ней.

– Пришли двух конюхов, пусть отведут лошадей в конюшню, – продолжал отдавать приказы Гиллиам. – Только охрана может оставаться на месте. Все остальные станут свидетелями, даже стадо свиней. Принести все необходимое для костров и факелов. Я хочу, чтобы пламя горело по обеим сторонам входа в церковь и чтобы все держали факелы. Пусть будет светло как днем.

– Да, милорд, – ответил солдат и, держа в поводу пони Джослина, пошел к воротам дома, находившимся в нескольких сотнях ярдов.

Гиллиам подошел к Николь и положил руки ей на талию. Собираясь вынуть девушку из седла, он слегка обнял ее. Но Николь словно прилипла к седлу, понимая, что настало время собраться с силами и дать ему отпор.

– Итак, нашему миру конец, – констатировал Гиллиам без всяких эмоций. – Что ж, как хочешь. Но прими во внимание, миледи, что я устал и проголодался. Лучше не зли меня.

– Если хочешь отдохнуть и поесть, уезжай из Эшби, я тебя не держу. – Голос девушки дрожал; ее знобило. – Почему ты никак не уймешься? Я же сказала, что не выйду за тебя замуж. Ты не сможешь заставить меня силой.

– Вынь ноги из стремени или приготовься к боли, когда я стану вытаскивать тебя из седла. – В голосе рыцаря по-прежнему не было ни злости, ни раздражения.

Да, сопротивление, конечно, дело хорошее, но только не за счет собственных измученных ног. Николь высвободила ноги из стремян, и Гиллиам, взяв девушку на руки, понес ее к хижине позади церкви. Как и все домики в деревне, она была покрыта соломенной крышей. В загоне рядом с огородом вздыхали овцы отца Рейнарда.

Гиллиам прошел по хорошо утоптанной тропе к деревянной двери. Одной рукой ему пришлось стучать, а другой держать девушку, поэтому Николь, потеряв опору, чуть не упала. Невольно она вскинула руку и ухватила Гиллиама за шею; под пальцами чувствовались твердые мускулы. Он постучал в дверь второй раз.

– Отец Рейнард, откройте наконец своему господину!

Ветер обвевал Николь, играл волосами, добираясь до голой шеи. Ее накидка была завязана только на плечах, поэтому холодный воздух свободно гулял под ней. Николь, задрожав, прижалась к плечу Гиллиама. За дверью раздался скрипучий голос отца Рейнарда.

– Иду, иду.

От этих двух простых слов, произнесенных таким знакомым голосом, Николь сразу почувствовала себя под надежной защитой.

Она едва удержалась от радостного вопля. Дома! Она дома. Люди любят ее и никогда не позволят причинить ей боль или зло.

Засов со скрипом отодвинулся, двери на кожаных петлях, смазанных маслом, с тихим шорохом распахнулись.

– Входите, – пригласил священник и пошел обратно в единственную комнату. Его башмаки на деревянной подошве глухо стучали по утоптанному земляному полу. – Дайте-ка минуту, я зажгу лампу. А потом расскажете, что привело вас ко мне в столь поздний час.

Подойдя к очагу, отец Рейнард обернулся. В свете звезд его лицо, круглое как луна и такое же бледное, показалось из темноты. Девушка с радостью смотрела на него.

Большой крючковатый нос над широким ртом, бородка с проседью, карие глаза в паутинке морщин под густыми бровями. Священник был совершенно лысый, как будто природа намеренно удалила всю растительность у него с головы, придав ему неповторимый облик.

– Святой отец! – воскликнула девушка, не в силах больше сдерживать радость возвращения домой. – Это я, Николь!

– О миледи! – возбужденно воскликнул священник. – Слава Богу! Вот проклятые пальцы, никак не могу открыть.

Послышалось шуршание, зазвенел металл, потом появились тлеющие угольки в очаге. Священник подержал возле уголька камышовую палку, пока ее кончик не занялся, потом поднес палку к фитилю лампы. Тонкий язычок пламени быстро разрастался, запахло прогорклым жиром.

– Милорд, – сказал священник, – как хорошо, что вы принесли ее сюда, ко мне. Какое счастье, что она цела и невредима.

Освещенный желтым светом, отец Рейнард повернулся. Бледная кожа приобрела цвет слоновой кости, глаза превратились в две темные ямки. Седина блестела в бороде. Священник был в грубой крестьянской тунике, явно надетой второпях, потертый ворот свободно болтался на худой шее.

– Я не собирался идти сюда, но очень хорошо, что вы ей обрадовались. Святой отец, вы должны сейчас же нас поженить.

Николь посмотрела на державшего ее на руках мужчину. В свете луны был отчетливо виден его точеный мужественный профиль. Спокойствие Гиллиама нервировало ее. Она чувствовала бы себя лучше, если бы Гиллиам злился, тогда она могла бы по крайней мере накинуться на него.

– Что? – Брови отца Рейнарда поползли вверх, отчего на лбу образовались глубокие морщины. – Я думал, что вы уже вчера поженились, милорд.

– Возникли сложности…

– Я отказалась, – перебила его Николь. – Я вообще не хочу этого брака.

– Да что же тебя заставляет отказывать ему? – изумился священник.

Сердце Николь упало. Кто-кто, а отец Рейнард должен был ее понять.

– Это был не просто отказ, – заметил Гиллиам. – Впрочем, объяснение может подождать. Итак, святой отец, берите свое облачение и пойдемте в церковь. Возьмите все необходимое для церемонии.

Все еще держа Николь на руках, Гиллиам повернулся, давая понять, что разговор окончен, и пошел из хижины. Священник, которому ничего другого не оставалось, как следовать за рыцарем, подчинился. Он семенил за Гиллиамом, делая два шага в то время, как его спутник делал один.

Они завернули за угол церкви, и Николь увидела пустой двор. Девушка вздохнула с облегчением. Конечно, никто не пришел и не придет.

Священник открыл дверь и торопливо зашел внутрь церкви, звонко стуча каблуками по каменному полу. Гиллиам тоже вошел, но, переступив через порог, сразу остановился и опустил Николь на пол.

Колени девушки затряслись, ноги едва ее держали, рана заныла. Николь покачнулась и ухватилась за Гиллиама, чтобы не упасть. Он позволил ей вцепиться в его руку, потом обнял.

Пламя лампы священника металось на сквозняке, пока он пересекал церковь. Установив светильник на алтаре, отец Рейнард надел облачение поверх туники, потом повесил на грудь большой крест. Пламя в светильнике снова заплясало, приближаясь к Николь. Отец Рейнард остановился прямо перед ними… и в крайнем изумлении уставился на девушку, наконец как следует рассмотрев ее.

– Боже мой! Что они с тобой сделали?

– То, что вы видите, сделала она сама, пытаясь убежать от меня, – объяснил Гиллиам. – Опустите лампу ниже и взгляните, что на ней надето.

Отец Рейнард так и поступил, и его лицо невольно вытянулось. Толстым коротким пальцем он потрогал кольчугу, потом коснулся одного из коротких локонов, свисавших у щеки.

– Боже мой и все святые! На этот раз она сделала из себя мальчика! – пробормотал он, едва сдерживая негодование.

– На этот раз? – рассмеялся Гиллиам. – Расскажите-ка, святой отец, что еще она вытворяла? Мне не терпится услышать.

Николь передернуло от его веселья. На девушку снова накатила ярость, способность рассуждать здраво улетучилась.

– Не смейся надо мной!

И Николь кинулась на Гиллиама с кулаками. Удар пришелся по руке, но через секунду девушка уже висела у Гиллиама на плече кверху задом, болтая ногами в воздухе. Она пыталась распрямиться, но синяк на боку давал о себе знать.

– Черт побери! Отпусти меня! Поставь на пол! – задыхаясь, требовала она.

– Миледи, прекратите. Нельзя вести себя так с мужем! – взмолился священник, пораженный неожиданным нападением своей питомицы на благородного господина.

– Эта грязная свинья мне не муж! И никогда им не будет! – вопила Николь. – Отпусти меня, ты, скотина – Кулаками девушка беспрерывно колотила Гиллиама в спину.

– С меня хватит твоих оскорблений! – закричал, в свою очередь, великан, и от мощи его голоса над головой задрожали балки. – Еще раз ударишь, тебе не поздоровится.

Потрясенная, но ничуть не испуганная его гневом, Николь затихла. Кровь стучала в висках.

– И что же будет? – Вопрос был задан смело, но ответа она ждала настороженно.

– Ударь и узнаешь, – произнес он мрачным напряженным голосом.

Неопределенность угрозы была хуже, чем конкретное обещание. Николь представить не могла, что у него на уме. Воображение рисовало разные варианты дальнейшего развития событий, и все малоприятные. Охваченная злостью и беспокойством, Николь чувствовала себя ужасно беспомощной, и поражение в поединке с Гиллиамом Фицхенри казалось ей весьма возможным.

– Милорд, отпустите ее, – попросил священник.

Николь облегченно вздохнула. Ей не придется подчиняться Гиллиаму, отец Рейнард убедит его.

Священник спокойным тоном продолжал увещевать Фицхенри.

– Пожалуйста, милорд. Отнеситесь ко всему спокойнее. Сейчас очень поздно, мы все устали. Пойдите спать, отдохните. Завтра утром все предстанет в ином свете. Женитесь на ней завтра.

– Святой отец, я не потерплю вашего вмешательства! – Слова Гиллиама падали в тишине, как тяжелые камни. – Речь идет не о ребенке, которого надо защищать. Перед вами вполне взрослая женщина. Она должна понять, что за оскорбления рано или поздно приходится расплачиваться. Я думаю, ей и так слишком долго потакали.

Глаза Николь широко раскрылись.

– Слишком долго потакали? – она едва не задохнулась от негодования. – Меня несколько месяцев держали, как в тюрьме. Мой дом отдали человеку, который лишил жизни моего отца. А мое естественное сопротивление твоему насилию ты называешь плохим поведением?! – Девушка заморгала, пытаясь отогнать набежавшие на глаза слезы. – Я ненавижу тебя!

– Можешь ненавидеть, если хочешь. Только не поднимай на меня руку, – резко ответил Гиллиам. – Поклянись, что ты никогда больше не ударишь меня, и я отпущу тебя. Но не давай клятву только ради клятвы. Я буду следить за тобой. Если нарушишь слово, берегись!

– Отец Рейнард, прикажите ему отпустить меня, – взмолилась Николь.

– Очень плохо, когда женщина бьет мужчину, – тихо произнес священник.

– Я ненавижу всех мужчин! – в ярости прорычала Николь. И, взяв себя в руки отчаянным усилием воли, отчеканила: – Извини, что ударила тебя.

На самом деле Гиллиаму не были так уж нужны ее извинения, поэтому он ничего не ответил, ожидая продолжения.

В висках у Николь бешено стучала кровь.

– Жестокий, ты выиграл эту схватку лишь по одной причине: ты больше и сильнее, а я ранена! Клянусь перед Богом на этом святом месте, больше я не ударю тебя Надеюсь, ты как следует насладишься своей победой.

Гиллиам по-прежнему молчал, не отпуская девушку.

Николь прекрасно понимала, чего еще он хочет. Голова ее раскалывалась, она так устала от борьбы.

– Пожалуйста, отпусти меня, – тихо прошептала она.

Рыцарь тут же поставил ее на ноги. Перед глазами Николь все поплыло. Она пошатнулась и ухватилась за Гиллиама. Он притиснул ее к своему боку.

Боже, как она его ненавидела! Ей ужасно хотелось оттолкнуть Гиллиама, но девушка понимала, что если сделает это, то не устоит на ногах. Ей не хотелось даже смотреть на него, она знала, что увидит на его лице улыбку. Этот бессердечный человек испытывает искреннюю радость от каждого ее поражения.

Она сердито вздохнула.

– Отпусти меня. Мне невыносимы твои прикосновения.

– Какая жалость. – В голосе Гиллиама звучала ирония. – А мне ты как раз кажешься ужасно привлекательной. Только немного дикой.

Насмешливый тон резанул Николь острее, чем нож Алана. Никто из мужчин никогда не считал ее привлекательной.

– Лжец! А теперь отпусти меня! Я могу стоять без твой помощи. – Девушка не смотрела на Гиллиама. – Отпусти сейчас же!

– Вряд ли я смогу удовлетворить твою просьбу до тех пор, пока святой отец не совершит обряд. Де Окслейд дышит мне в затылок, вот-вот здесь появится. Я не собираюсь уступать ему Эшби из-за того, что он дал клятву.

– Уступать Эшби де Окслейду? Что вы хотите этим сказать? – вопрос священника, заданный взволнованным голосом, привлек внимание Николь.

Отец Рейнард переводил взгляд с девушки на великана рядом с ней.

– Видите ли, святой отец, ваша госпожа уверяет, будто она обручена с соседом Эшби…

Гиллиам не успел договорить, как под сводами церкви гулко загремел голос священника.

– Что?! – завопил он, уставившись на девушку. Казалось, от удивления его глаза вот-вот выскочат из орбит. – Как ты осмелилась играть священными понятиями о браке!

– Отец, у меня не было другого выхода, – заспорила Николь.

Сквозь открытую дверь она видела приближающиеся факелы. К церкви подходили слуги, подчинившись приказу Гиллиама. Если она сейчас же не перетянет священника на свою сторону, ей конец. В отчаянии девушка вцепилась в рукав отца Рейнарда.

– Вы должны понять, – молила она, – я не собиралась оставаться замужем за тем хорьком. Как только Окслейд сошел бы в могилу, Эшби оказался бы в моих руках.

У отца Рейнарда от потрясения отвалилась челюсть, лицо застыло.

Гиллиам стоял так близко, что Николь явственно услышала его сдавленный смех.

– Бедная моя девочка. Теперь я понимаю, почему ты предпочитала его мне.

– Убийца! – Священник наконец сумел исторгнуть из себя хотя бы слово. Одновременно он сделал попытку отцепить ее пальцы от своего рукава. – Ты собиралась его убить?! Божья матерь! Явись и спаси бедную женщину от нее самой. – Отец Рейнард принялся громко молиться, потом, видимо, подумав, что небесного вмешательства недостаточно, решил призвать на помощь земные силы. Свободной рукой он схватил Гиллиама за руку и опустился перед ним на колени. – Милорд, умоляю вас, если вы в силах вытерпеть этот союз, позвольте мне немедленно совершить обряд. Правда, судя по ее словам, леди Николь не совсем в себе. Но она прекрасно лечит, может содержать в чистоте дом, ловко управляется на кухне. Ее сыры известны всей округе. Видит Бог, отец испортил ее тем, что отказывался хоть немного ограничивать ее свободу. Пожалуйста, милорд, я вижу, сколь отчаянно она нуждается в вашем руководстве. Может быть, вы сумеете восстановить то, что разрушил ее отец.

– Нет, отец Рейнард! – это был гневный и отчаянный крик. Николь охватила паника.

Гиллиам рассмеялся и прижал девушку к себе.

– Не бойтесь, я хочу ее в жены, не важно, сумасшедшая она или нет. Советую вам как следует сосредоточиться, вы же видите, она намерена бороться с нами до конца.

Николь извивалась, желая освободиться из его железных объятий. Когда Гиллиам подхватил девушку на руки, она попыталась воспротивиться. Тогда он слегка разжал руки, будто собирался уронить ее. Николь вскрикнула, обхватила его за шею, но в следующее мгновение сердито сжала кулак и замахнулась. Он удивленно приподнял брови.

– Что? Разве твое слово ничего не значит?

– Ты нечестным путем вырвал у меня клятву. – Но рука, занесенная для удара, сначала замерла в воздухе, потом опустилась. Нарастающий гнев требовал выхода, поэтому девушка схватила Гиллиама за ворот кольчуги. – Вообще все, что ты делаешь, нечестно.

Гиллиам посмотрел на девушку. В свете лампы и разгорающегося пламени факелов волосы рыцаря переливались, как золотые нити. Тени играли на его лице, подчеркивая красивый изгиб губ. Должно быть, от игры света выражение его лица казалось нежным, ласковым и немного печальным.

– Я знаю, – тихо согласился он, – но кричать из-за этого не стоит, этим делу не поможешь. Мы скоро поженимся, и тебе лучше попробовать извлечь из нашего союза что-то хорошее.

– Какая же я после этого буду дочь! – с болью в голосе воскликнула Николь.

Против воли одинокая слеза скатилась по щеке к подбородку девушки. Гиллиам открыл рот, желая что-то возразить, но Николь приложила руку к его губам, требуя, чтобы он молчал.

– Я не могу больше слушать, будто ты не делал этого. Я была там и видела сама.

Гиллиам прикрыл глаза, потом коснулся губами ее ладони. Девушка удивленно отняла руку. Когда он заговорил, его слова были похожи на глубокие вздохи.

– Ты неверно расценила мой удар. Если бы сейчас можно было повернуть время вспять! Как дорого мне обошелся тот взмах мечом, гораздо дороже, чем я мог себе представить.

– Нет! – сказала Николь окрепшим голосом. – Нет, я не принимаю твоих извинений и не выйду за тебя замуж. Крестьяне поддержат меня, они выступят против тебя.

– Я молю Бога, чтобы они не поддержали твое решение, – ответил рыцарь. И хотя секунду назад его лицо казалось печальным и сочувствующим, в этот миг оно сияло веселой улыбкой. – Сыры, которые ты умеешь делать, меня заинтриговали.

Николь отвернулась от Гиллиама, когда он на руках понес ее из церкви. Но даже поставив на ноги, он крепко держал ее сзади за кольчугу.

Николь сощурилась от яркого света, но потом, когда глаза немного привыкли к нему, посмотрела на огромную толпу у входа в церковь. Люди продолжали прибывать: завернутые в плащи, в накидки или просто в одеяла, с факелами, свет которых выхватывал из темноты только носы и брови. Николь не узнавала своих крестьян. Ночь делала всех похожими.

Ветер играл огнем факелов, иногда особенно сильные порывы подбрасывали в небо длинные языки пламени. Пригоршни искр рассыпались вокруг, кружась в диком танце. Внезапно ветер склонил пламя факелов в одну сторону: повалил густой вонючий дым чернее самой ночи.

Через толпу пробирался управляющий. По тяжелой походке Николь сразу узнала Томаса, отца Тильды. Под накидкой на нем была короткая туника, в свете костра девушка разглядела волосатые икры. Судя по всему, Томас торопился и не успел надеть штаны. Он был уже достаточно старым человеком, и его лицо имело мало общего с лицом красивой дочери. Томас был рыжеволос, с густой бородой и глубоко посаженными глазами, почти не видными на грубом лице.

Николь приготовилась улыбнуться приземистому человеку, посмотревшему прямо на нее. Однако лицо его сморщилось от разочарования, когда он увидел, что девушка сделала со своими волосами, и, покачав головой, управляющий отвернулся.

Да, Томас ее не поддержит. Она предала Эшби и теперь не может рассчитывать на его любовь. Еще одна слезинка покатилась по лицу Николь, и девушка сердито смахнула ее.

– Друзья мои, – обратился отец Рейнард к собравшимся на их родном языке. – Наш новый хозяин просит вас стать свидетелями его обручения с нашей хозяйкой. Леди Николь накануне отказалась обручиться с ним и пытается снова это сделать. Вы должны решить, в наших ли интересах поддержать ее или настоять на браке?

– Вы не можете со мной так поступить! – запротестовала Николь на том же языке. – Если вы решите его поддержать, вы предадите память моего отца. Не позволяйте человеку, который убил ваших любимых и разрушил ваши дома, стать новым лордом Эшби!

– Я отношусь к вам со всем уважением, миледи, но кто сейчас станет беспокоиться о том, что достойно или не достойно памяти? – медленно заговорил Александр Лейн, деревенский плотник. – Никаких убийств не было бы, не возьми ваш отец в плен лорда Грейстена и не держи его у себя. Нельзя осуждать лорда Гиллиама за то, что он пришел освободить родственника.

– Да как ты можешь его оправдывать? – не веря своим ушам возмутилась Николь – Ты тоже так скажешь, Джон Брук? – И она повернулась к угрюмому мужчине средних лет. – Твоя дочь погибла в тот день. – Девушка была одной из горничных Николь. Она выбрала именно Джона, потому что обычно он любил покричать обо всяких несправедливостях. Но сегодня все, казалось, были против нее.

– Моя дочь умерла, и теперь не важно, кто в этом виноват. Мне надо заботиться о доме и ферме. За последние месяцы я своими глазами наблюдал, как интересуется нашей жизнью лорд Гиллиам Оглядитесь вокруг: все, что он разрушил, спасая брата, он восстановил своим потом и кровью. Без его помощи нам не удалось бы снова возвести наши стены. Короче, благодаря ему у нас есть крыши над головой и неплохой урожай. Нам не страшны зимние холода.

– Ха! – мрачно воскликнула Николь, стараясь скрыть возрастающее отчаяние. – Разве вы не видите, что он помогал вам для того, чтобы купить вашу верность? Как только Гиллиам Фицхенри получит то, что хочет, можете не сомневаться, он сбросит свою маску, и вы увидите другого человека.

– Может, она и правду говорит, но после пяти месяцев жизни при лорде Гиллиаме мне не слишком в это верится. – Кузнец Уильям Смит скрестил на груди сильные руки. – А что обо всем этом скажет управляющий?

Томас вскинул косматую голову.

– Ничего не скажу. Вы все знаете, что леди тесно связана с моей семьей. Поэтому я оставлю свое мнение при себе.

Николь почувствовала некоторое облегчение. Если даже Томас не поддержит ее, то по крайней мере и не станет выступать против.

– Миледи, есть мужья намного хуже этого, – раздался томный женский голос, но его обладательницу не было видно в темноте. – Такой огромный мужчина поможет согреться в длинные зимние ночи.

Крестьяне расхохотались.

– А еще он хорошо плавает, миледи, – заявил какой-то ребенок, уверенный, что для мужа нет качества главнее.

– Хватит этой чепухи! – воскликнул Ральф Вуд. Его дребезжащий голос эхом отдался от стены церкви. Его слово имело большой вес, так как он владел самой значительной частью земли в деревне.

Толпа в ожидании его речи умолкла.

– Сейчас холодно. Завтра ни свет ни заря надо начинать молотьбу. И вот она, а не кто-то еще, закрыла мост перед лордом Гиллиамом, когда он появился, чтобы освободить брата. Именно она виновата во всем, что с нами произошло. Этот хозяин, ясное дело, лучше ее отца. Поэтому пускай говорит что хочет, а брак этот надо заключить, если мы хотим оказаться под надежной защитой со своими домами и фермами.

Николь покачнулась, ее сердце разрывалось на куски. Ее люди отказывают ей в поддержке, они винят ее в падении Эшби. Как же это вынести?!

ГЛАВА 9

Гиллиам прижал Николь к себе, когда она тихо застонала и пошатнулась, и окликнул Уолтера.

– Что сказал этот мужчина?

– Милорд, Ральф Вуд просит крестьян не обращать внимания на протесты вашей невесты, он считает, что вы должны соединиться. Остальные последуют его примеру.

Гиллиам в благодарственной молитве ненадолго закрыл глаза. Вот оно, последнее испытание, ради которого он так усердно работал. Те же люди, которые умоляли вернуть им их леди, не вняли ее мольбам: они решили дело в его пользу. Хорошее начало для его планов относительно Эшби.

Но его невеста снова заговорила на странном гортанном языке крестьян. Ему не нужен был перевод, он и так знал, о чем она их просит: не отдавать ее ему. Священник покачал головой и шагнул вперед.

Гиллиам снова вздохнул с глубоким облегчением. Эшби будет его. И леди Николь тоже.

Боже, оказывается, желание заполучить ее, как пожар, разрасталось во всем теле Их недолгое путешествие верхом едва не доконало его. Одежда не была преградой, и когда Николь откинулась ему на грудь, Гиллиам взглянул вниз и увидел под кольчугой и туникой соблазнительные округлости. В такт движению лошади ее тело прижималось к его телу, оголенная полоска ее шеи звала к поцелуям. К концу путешествия он был как пьяный.

Но она-то не хочет его. Гиллиам с мучительным недоверием покачал головой. Может, именно потому, что она так ненавидит его, жажда обладания столь нестерпима? Подобная мысль показалась ему порочной.

Священник повернулся к Гиллиаму.

– Милорд, все согласились, что госпожа страдает сейчас временным помутнением разума. Поэтому она отказывает вам. Не стоит обращать внимания на ее протесты против насильственного брака. Люди надеются, что вы согласитесь взять ее в жены, несмотря на нынешнее помрачение рассудка.

Гиллиам посмотрел на стоявшую рядом женщину. Если жена Джефа действительно страдала умственным расстройством, то Николь в отличие от нее была совершенно нормальна. Единственное наваждение, которое ею владело, – это желание не быть такой, какой ее хотят видеть.

– Да, я возьму леди Николь в жены.

– Нет! – жалобно и тихо выдохнула она.

Гиллиам взял ее за другую руку и повернул к себе так, что они оказались лицом к лицу. Когда Николь посмотрела на него, он понял, как глубоко ранило ее решение крестьян. Девушка была потрясена. Карие глаза блестели от непролившихся слез. Они горели, как драгоценные камни, губы дрожали.

У Гиллиама перехватило дыхание.

Дева Мария, как же она хороша, когда не сердится! Ему хотелось немедленно коснуться нежной бархатистой щеки, приникнуть поцелуем к изящной стройной шее и почувствовать, как Николь тает от наслаждения. Конечно, она стерла бы этот поцелуй, нет такой ласки, которая могла бы победить ее ненависть.

Стоя у них за спиной, отец Рейнард откашлялся.

– Милорд, я не такой уж выдающийся служитель церкви и не способен произнести длинную речь. Разве что я попрошу вас обменяться клятвами.

Гиллиам посмотрел на священника.

– Думаю, это единственное, что имеет значение. Так ведь?

Согласно кивнув, священник начал говорить, пропустив вопрос о желании молодых вступить в брак.

– Мне известны размеры наследства жениха и невесты, и я заявляю, что здесь нет никаких помех для воссоединения. Кроме того, я знаю содержание брачного договора, согласно которому лорд Гиллиам внес вполне подходящий вклад, деревню Эйлингтон. Вы даете свою клятву, милорд?

Гиллиам крепче сжал руки Николь в своих, но девушка отвернулась, отказываясь смотреть на жениха, когда он произносил:

– Я, Гиллиам Фицхенри, владелец Эйлингтона, беру тебя, Николь, наследницу Эшби, в законные жены, чтобы с этого дня всегда быть вместе с тобой в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, до самой смерти. В этом я даю свою клятву.

Священник повернулся к Николь.

– Миледи?

Девушка не отрываясь смотрела на пламя.

– Я не буду произносить никаких клятв. Если я так поступлю, то опозорю память отца.

Слова ее прозвучали бы спокойно и холодно, если бы не прервались тихими всхлипываниями. Рейнард посмотрел на крестьян.

– Из-за временного умопомрачения наша леди вдобавок потеряла дар речи. Кто скажет за нее?

– Я, – ответил управляющий Томас.

– Нет! – выкрикнула Николь, как будто ее смертельно ранили. – Только не ты, Томас!

– Дайте мне сказать за нее. – Женщина на сносях, с огромным животом, вышла, переваливаясь, из толпы. Волосы ее были медно-красного цвета. – Я хорошо знаю язык господ.

– Элис!

Прежде чем Гиллиам понял ее намерения, Николь вырвалась у него из рук. Когда он снова схватил ее за кольчугу, высокая девушка уже обняла женщину с огромным животом. Элис спокойно улыбнулась, довольная поведением госпожи. Николь тихо и настойчиво заговорила с ней по-английски.

– Леди Николь, но все уже решено. С нашей помощью вы выполните свою обязанность, – произнес управляющий по-французски.

Гиллиам заметил, что Томас говорит почти как Рэналф, когда надо принять неотложное решение.

– Если вы не произнесете клятву, люди не захотят больше видеть вас в своих домах. Это я вам говорю.

Николь посмотрела на мужчину расширившимися от страха и волнения глазами. Гиллиам покачал головой. Что такое говорит ей этот простолюдин? Николь скорее готова умереть, чем оказаться отвергнутой.

Отец Рейнард поднял руку.

– Мы все видели, что леди Николь назначила Элис своей доверенной. – Священник повернулся лицом к беременной женщине. – Элис, если хочешь говорить, говори. Может, нам еще удастся хоть немного поспать.

Гиллиам повернул к себе лицом свою высокую невесту.

– Я бы хотел услышать эти слова от тебя, – сказал он, сжимая в руках ее пальцы. Они были длинные, тонкие и холодные как лед. Гиллиам гладил их, согревая, но Николь лишь покачала головой и отвела глаза.

– Я, Николь, леди Эшби, беру тебя, лорда Гиллиама Фицхенри, отныне Эшби, в свои законные мужья. – Голос Элис звенел, как колокольчик, акцент был едва заметен. – Клянусь быть вместе с этого дня в горе и в радости, в бедности и богатстве, в болезни и в здравии, пока нас не разлучит смерть, если так суждено. В этом я даю свою клятву.

Отец Рейнард удовлетворенно кивнул.

– У вас есть кольцо, милорд?

– Есть, – ответил Гиллиам, отпуская одну руку Николь и развязывая мешочек на поясе.

Он протянул священнику золотое колечко, на котором был выгравирован геометрический узор. Отец Рейнард благословил его и вернул обратно.

Николь спрятала руку за спину.

– Я его не возьму, – предупредила она.

– Не заставляй меня причинять тебе боль.

– Мне все равно, но я твое кольцо не возьму.

Гиллиам схватил руку девушки и выдернул из-за спины. Николь сопротивлялась изо всех сил: ее рука была в его руке, но она крепко стиснула пальцы в кулак, мешая надеть кольцо, как полагалось по ритуалу. Рыцарь умолял ее раскрыть руку. Потом прикоснулся золотым кольцом к каждому пальцу, а надел на тот, который вел к сердцу.

– Этим кольцом я тебя обручаю, а своим телом оказываю тебе честь.

– Нет! – Николь сбросила кольцо и отшатнулась, вырвавшись у него из рук.

Гиллиам прыгнул за ней, схватил за талию, но кольчуга оказалась такой гладкой, что девушка выскользнула, словно змейка, и, тяжело хромая, обошла священника, пытаясь скрыться в толпе.

Но ей не дали убежать. Из толпы посыпались упреки, Николь окружили. Несколько женщин оставили своих мужей и столпились вокруг нее. Николь яростно мотала головой, отметая все доводы. Гиллиам стоял в напряженном ожидании, боясь, что она вот-вот растолкает всех и кинется бежать. К своему удивлению, он увидел, что женщины постарше повели ее, уже не сопротивляющуюся, к воротам.

– Все! Сделано! – громко закричал отец Рейнард, чтобы все слышали. – Я заявляю, брак совершен, мы все были свидетелями. – Он повернулся к новому господину. – Женщины, идите и приготовьте ее к ночи. Мы пойдем следом, милорд. Я хотел бы успеть вернуться домой и немного отдохнуть.

Гиллиам смотрел в спину Николь, пока высокая стройная фигура не исчезла в темноте. Последний шаг на его пути к овладению Эшби. Но она не хочет его, Гиллиама. А брак вряд ли должен начинаться с насилия.

Испытывая горечь и досаду, Гиллиам взглянул на священника, стараясь за улыбкой скрыть свои истинные чувства.

– Спасибо, отец Рейнард, спасибо всем вам. А теперь идите с миром. Знайте, я благодарен вам за то, что вы разделили со мной мою радость.

Когда его слова перевели тем, кто не понимал французского, люди засмеялись. Расходясь по домам, все поздравляли его с женитьбой и желали побольше детей.

Гиллиам повернулся к Уолтеру.

– Найди кольцо, – приказал он усталым голосом. – Это кольцо моей матери, оно мне очень дорого. Когда найдешь, проследи, чтобы все слуги вернулись за стены, и вели запереть ворота. Это маловероятно, но кто знает, может быть, сегодня ночью де Окслейд станет искать меня и мою жену.

Гиллиам вместе с отцом Рейнардом направился к воротам замка. Если на севере и на востоке границей владений Эшби служила река, то здесь замок защищал ров, склоны которого были утыканы заостренными кольями. Они прошли вдоль рва, потом вдоль недавно восстановленной южной стены. В такой поздний час ворота обычно запирали, но сейчас деревянный висячий мост был перекинут через ров между двумя маленькими башенками, а ворота широко распахнуты. Двое часовых стояли на страже.

Узкий мостик загромыхал цепями, на которых висел, когда Гиллиам со священником ступили на него. После того как они прошли, охранники оставили свой пост, поздравив нового господина. Гиллиам благодарно кивнул и быстро вошел во двор замка в сопровождении отца Рейнарда.

В отличие от Грейстена, где было мало земли, в Эшби было просторно, и поэтому там много всего выращивалось: живность, фрукты, овощи. Собирали мед, даже рыба плавала в мельничном пруду. Они прошли по хорошо утоптанной дороге, ведущей к двум высоким мельницам, где крестьяне мололи муку.

Его крестьяне. Вдруг Гиллиам остановился. Гордость за обретенную землю охватила его. Впервые в жизни он почувствовал себя по-настоящему дома. Это ощущение немного сгладило впечатление от столь невеселой свадьбы.

– Милорд? – спросил священник, тоже остановившись.

– Подождите-ка минуту, святой отец, – сказал Гиллиам, после того как несколько слуг прошли мимо, высказывая добрые пожелания. Они направлялись к длинному узкому строению, которое в эту зиму должно было служить ему главным залом.

В общем, это строение было достаточно просторным, чтобы приютить всех, кого он должен обеспечивать едой и кровом. Ничего особенного оно собой не представляло: деревянные стены, соломенная крыша, как у всех крестьянских домов. Только пол более ровный. Для человека, выросшего под защитой каменных стен толщиной больше его роста, это строение казалось совершенно негодным для обороны и довольно неприспособленным для жизни. Гиллиам посмотрел на главную сторожевую башню Эшби. Она могла служить лишь последним убежищем на случай войны. Квадратное каменное строение было тесным, совершенно неподходящим для жизни. Когда-то к этой башне примыкал главный зал Эшби, но после пожара осталась лишь башня с зияющей дырой в потолке, служившей явным доказательством непрочности деревянного строения.

Для себя Гиллиам давно решил, что у него будет каменный зал. Придет весна, и он начнет строительство. А до того времени верхняя комната в башне, в которой когда-то был заключен Рэналф, послужит ему пристанищем. Именно там Николь сейчас ждет его.

Гиллиам отвернулся от башни и направился к строению, которое пока считалось залом.

– Святой отец, мне надо поесть и помыться перед тем, как пойти к невесте. Могу и вам предложить чего-нибудь согревающего.

Гиллиам немного терялся и сам понимал это. Но он должен найти в себе силы сделать то, что должен.


– Дядя, я думаю, мы опоздали.

Хью де Окслейд бросил на Уильяма нетерпеливый взгляд, прежде чем снова посмотреть на ярко освещенную церковь. Его младший племянник мог и не говорить об очевидном. Хью, Уильям и пятнадцать его людей остановили лошадей на южной окраине поля, принадлежавшего Эшби. За спиной Хью простирался луг, а за ним лес, прекрасное убежище в случае атаки Гиллиама. Другой племянник Окслейда, Осберт, остался на пересечении дорог, ожидая, пока Хью будет возвращаться в свое имение. Хью приятно удивился, обнаружив, что надменного брата Грейстена не так легко провести. Это добавляло изюминку в их противостояние. Конечно же, он вытащит глупую суку из постели брата лорда Рэналфа.

Хью благодарил Бога, что у него есть племянники, которых можно женить на ней.

– Да, Уильям, но они только что закончили обряд. – Хью наблюдал, как крестьяне тушили костры. – Хоть бы этот Уотт не изувечил лошадь.

Племянник фыркнул.

– Эту ошибку он не повторит дважды. – Ошибка Уотта стоила тому жизни.

– Никогда нельзя найти оправдание поражению, – согласился Хью. – Мертвецы редко меня подводили. Ну ладно, бедняга Осберт будет разочарован, он лишился невесты. Как ты думаешь, он не против заполучить вместо нее вдовушку? – Хью мрачно ухмыльнулся.

– Что ты собираешься сделать?

– Думаю, мы дадим этому человеку день-другой, чтобы он развлекся с новобрачной. А потом пошлем в леса Эшби воров вроде тех, которые украли леди Эшби у моей шлюхи. Только на этот раз они будут куда более злобными, очень осторожными, не оставят после себя столько следов. Надменный лорд, конечно, постарается выяснить, кто опустошает его леса, теперь-то он будет яростно защищать свои новые земли.

Племянник нахмурился, обдумывая сказанное.

– Что-то я не понимаю, как невеста превратится во вдову.

Хью укоризненно покачал головой, недовольный тупостью Уильяма.

– Единственное, что я сегодня заметил, – это гордость и надменность нового хозяина Эшби. Он считает себя очень сильным и способным. Не так ли? Когда поднимется тревога, я думаю, он прибежит к моим воротам с криком, что, мол, это дело моих рук, а не воров. Его оскорбления вынудят меня объявить ему войну. А когда Гиллиам Фицхенри умрет в бою, меня никто не сможет обвинить.

– Да, но если он погибнет от твоей руки, лорд Грейстен не отдаст Осберту Эшби, раз ты убил его брата, – заявил молодой рыцарь.

Хью рассмеялся.

– Грейстен сам подсказал мне мысль о наследнике. Он прав, если у нее будет ребенок, о чем тут можно говорить? Кто отец ребенка, тот и муж. Ладно, поехали, пора домой, погреться у огня.

Хью повернул лошадь и направил ее через луг.

– Дядя, твою девку здорово отделали. Она вся в синяках. Может, уступишь мне ее на ночь?

– Нет, пока еще нет. Лицо заживет, не в первый раз. Я ее пока придержу, она неплохо исполняет приказы, особенно если у нее перед носом позвенеть монетами. И еще лучше, когда она думает, что крадет их у меня.

ГЛАВА 10

– Нет! – с горячностью заявила Николь, и облачко пара вырвалось у нее изо рта.

В комнате не имелось ни очага, ни жаровни, поэтому было холодно, как на улице.

Деревенские женщины с лампами в руках плотным кольцом окружили девушку. Слабый свет освещал роскошную кровать с четырьмя столбиками по углам, устремленными вверх, к деревянному потолку. Из мебели, кроме кровати, были еще высокий подсвечник и стул. Луч света выхватил из темноты белую свежеоструганную деревянную дверь и кусок пола под ногами. Прежний пол сгорел во время пожара.

– Тебе лучше подчиниться и сделать все, как полагается, – советовала Эмот, жена Ральфа Вуда. Суровая, с твердым характером женщина с трудом сохраняла терпение. – Ты в мужском наряде, но от этого не стала мужчиной, так что готовься выдержать на себе мужа, как и всем нам приходится.

– Ох, перестань, Эмот. Разве ты не видишь, что бедная девочка боится? – заметила медноволосая Марджери, жалостливая сестренка Элис.

– Я не боюсь, – упрямо помотала головой Николь. – Почему вы не хотите понять? Этот человек завладел всем, что когда-то принадлежало мне! Но свое тело я ему не отдам.

– Святые угодники, да вы только послушайте ее! Она не боится, она просто упрямая испорченная дрянь, какой всегда и была. Что ж, если хотите, оставайтесь и успокаивайте ее, а с меня хватит, – грубо отрезала Эмот. – Я отправляюсь спать.

– Давайте, миледи, мы вас разденем. – Деревенская торговка элем Ателина давно научилась терпению и спокойствию, общаясь со своими нетрезвыми клиентами. – Надо подготовиться к приходу мужа.

– Какую непристойность ты вытворила со своими волосами, – упрекнула девушку Энн, жена сборщика пошлин, занявшая место Эмот.

– Хватит говорить глупости, – заявила Майда, самая старшая из присутствующих женщин. Ее внуки уже обрабатывали землю, которой владел ее муж. – Волосы отрастут. А сейчас чем скорее ты скинешь мужскую одежду, тем лучше себя почувствуешь. – И женщина бодро закивала, точно соглашаясь сама с собой.

Скрестив руки на груди, Николь оглядела женщин.

– Если вы не хотите, чтобы я заходила к вам домой, ваше дело. Пусть так и будет.

Марджери положила ей руку на плечо.

– Не верю, что тебе этого совсем не хочется. Просто у тебя болит сердце об отце. Подумай-ка про Элис, она так надеялась, что ты вернешься к ее родам. Смотри, вон идет Бертильда, она несет тебе теплую воду, чтобы помыться.

Все расступились, пропуская женщину с тазом и полотенцем.

– Ну же, не упрямься, – уговаривала Ателина, касаясь заскорузлой рукой пальцев Николь. – Давай, девочка, мы так рады, что ты вернулась домой. Тебе немного осталось, и ты будешь такой же, как мы.

Николь отчаянно нуждалась сейчас в дружеской поддержке, поэтому позволила вывести себя из угла. Она молча стояла, пока женщины делали свое дело: сняли с нее кольчугу, рваную тунику, рубашку. Они дружно вскрикнули, зацокав языками, когда увидели огромный синяк у нее на боку, оставшийся от удара Алана. Когда подошло время снимать штаны и чулки, таз отставили в сторону, а Николь усадили на стул. Теплой мокрой тканью удалось отодрать от раны повязку, и Николь взглянула на след от ножа; рана воспалилась, нога опухла.

Марджери взяла с кровати большое одеяло и завернула в него девушку, другие женщины завязывали ей ногу и смазывали мазью кровавые мозоли.

Умытая, с расчесанными и аккуратно уложенными волосами, Николь дрожала под одеялом.

Бертильда пошла за священником.

Девушка закрыла глаза. Она так устала, что, казалось, не в силах была помешать Гиллиаму взять то, чем теперь больше всего дорожила.

Дверь открылась. Она взглянула на вошедших мужчин и съежилась под одеялом. Гиллиам наклонил голову, чтобы не задеть потолок. Рыцарь заполнил собой всю комнату, отчего она сразу показалась крошечной.

Тихо бормочущие женщины в домотканых одеждах при тусклом свете выглядели довольно мрачно и напоминали стайку голубей. Они окружили высокого мужчину и принялись раздевать его. Отец Рейнард направился к кровати, чтобы благословить Николь. Она не отрываясь смотрела на священника, лишь бы не видеть того, что делалось в трех шагах от нее.

Кровать была хороша, с ярким расшитым пологом. Даже при слабом свете желтые и зеленые стежки вышивки красиво выделялись на голубом фоне. Священник отдернул полог, и Николь увидела матрас, покрытый одеялами. В изголовье лежали валики, так и манившие опустить на них больную усталую голову. В жизни своей Николь не спала в такой роскошной кровати! Ее тело заныло, требуя отдыха. Если бы одной оказаться там, какое это было бы блаженство!

– Теперь идите, миледи, – позвала Марджери сладким голосом. – Пора.

Две женщины взяли ее под локти и подняли, в то время как жена торговца элем стянула с девушки одеяло, отцепив сжимавшие его пальцы. Стоявшие по бокам женщины поддерживали ее за спину, понимая, что стертые и израненные ноги не держат девушку. От холода кожа Николь покрылась пупырышками. Она закрыла глаза от чувства унижения, прекрасно понимая, что у нее нет тех округлостей, которые должны быть у настоящей женщины. Гиллиам уже говорил ей, что она слишком худая. Сейчас он в очередной раз посмеется над ней. Сейчас. Николь напряглась.

– Я не вижу никаких недостатков, – произнес Гиллиам низким голосом, едва дыша.

В его голосе не было и тени насмешки. Николь с облегчением и благодарностью выдохнула, тут же возненавидев себя за это.

– Теперь ваша очередь, миледи, – шепнула ей в ухо Бертильда. – Вы должны сказать, видите ли вы какие-то недостатки в теле вашего мужа.

Николь подняла ресницы. Гиллиам смотрел на нее блестящими голубыми глазами, которые, однако, не выдавали его истинных чувств. Боже, какой он красивый! Золотистый отсвет пламени факела бросал тени на его красиво изогнутые брови. Она увидела прекрасные высокие скулы, мощную, как колонна, шею, гладко выбритые щеки; все еще влажные после мытья волосы были цвета густого меда.

Плечи рыцаря были раза в два шире, чем у Николь, на одном из них девушка заметила кровоподтек. Она поморщилась, вспомнив, откуда он. Именно в это место она ударила булавкой. По привычке Николь посмотрела на рану глазами лекаря. Рана была несерьезная, ее даже не надо перевязывать, уже образовалась корка.

Потом Николь бесстрастно продолжила свой осмотр. Пряди густых волос прилипли к шее, но капли воды сверкали и на плечах. Николь проследила за одной блестящей бусинкой, проложившей себе путь через вздувшиеся мускулы на груди к плоскому животу. Здесь капля пересекла шрам. Он тянулся от талии до бедра. Неудивительно, что Гиллиам терпеть не мог даже упоминания об игле. Ему явно пришлось слишком близко познакомиться с ней, когда зашивали эту рану. Вообще чудо, что он выжил после такого удара и сохранил здоровье и силу. Взгляд Николь скользнул вниз, к бедрам. Она удивилась, что при таком массивном теле незаметно ни грамма лишнего жира. Ноги длинные, но каждое бедро толще ее талии. Николь отметила очень большие ступни.

Затем девушка посмотрела на свои маленькие истерзанные ноги. Хотя Николь была самой высокой из всех женщин, каких знала, ей никогда не приходилось чувствовать себя такой маленькой и беспомощной. Она явно проиграет, если попытается бороться с ним.

– Не вижу никаких недостатков, – пробормотала девушка, глядя себе под ноги.

– Вот видишь, ничего трудного, – успокаивающе бормотала Бертильда.

И они с Ателиной повели Николь к кровати.

– Залезай под одеяло, а то замерзнешь. И запомни, к утру должна быть кровь на простынях.

Женщины помогли девушке укрыться и собрались уходить.

– Делай все, как мы тебе говорили, и утром проснешься женщиной. Вот увидишь, все будет хорошо.

И они направились к двери.

Николь скользнула по матрасу на самый край кровати, к стене. Как только женщины закрыли за собой дверь, увели с собой отца Рейнарда и забрали лампы, Николь крикнула им вслед:

– А когда я делала так, как мне говорили?!

Одинокая свеча мерцала в изголовье кровати. Ее скудный свет едва проникал сквозь густую тьму. Она видела, как Гиллиам неясной тенью пошел закрывать дверь. Раздался тяжелый стук щеколды, и сердце Николь подскочило в груди. На новой двери остался прежний засов. Снова эта комната стала тюрьмой. Только на этот раз не для Рэналфа, а для нее самой. О Дева Мария! Он запер ее, чтобы обеспечить себе успех.

Волнение сменилось гневом. Черт его побери! Она не позволит ему забрать последнее, что у нее осталось. А если несчастные предатели из деревни хотят отвернуться от нее – пусть. Лучше потерять их, чем себя.

Кровать покачнулась, когда Гиллиам сел на ее край. Веревки, удерживавшие матрас, натянулись под страшной тяжестью. Николь забилась в угол кровати, плечами прижавшись к холодной стене. Камни собственного дома словно прибавили ей сил; она напряглась, готовая к предстоящей битве.

Гиллиам сидел на краю кровати. У него не было опыта обращения с женщинами, которые не хотели его. В постели с Изотт они оказались неожиданно: их увлекла молодая страсть и его желание доказать, что рана не повлияла на мужские способности. С тех пор он пользовался только услугами проституток, платя за удовлетворение своих желаний.

Он посмотрел на жену, забившуюся в дальний угол, темнота ночи скрывала ее лицо. Да ему и не надо было его видеть.

Несколько минут назад, когда Николь смотрела на него, как того требовал ритуал, Гиллиам ожидал увидеть в ее глазах боль, ненависть, отвращение. Вместо этого на лице девушки была опустошенность. Гиллиам знал многих мужчин, которые впадали в такое бесчувственное состояние накануне битвы. Если она намерена бороться с ним, Боже, как он сделает то, что должен, не причинив ей боли?

Положив голову на валики, он вытянул ноги, накрылся холодным одеялом и задернул полог. Кровать погрузилась в темноту, скрывшую то, чего он не смог бы вынести при свете дня… Гиллиам со вздохом закрыл глаза. Перед его внутренним взором возник ее образ. Даже с обрезанными волосами в Николь не было ничего мужского. Лоснящаяся, как кошка, изящная, как тростник, гладкая и белая. Только на одном боку темнел сине-зеленый синяк. Гиллиам открыл глаза и спокойно заговорил.

– У тебя ужасный синяк. Откуда он? – Гиллиам старался, чтобы его голос звучал как можно тише.

– Когда я защищалась от бродяг в лесу, они меня ударили, – объяснила она.

В ее интонации слышалось предупреждение. Гиллиам разочарованно закрыл глаза, ему хотелось завыть.

– Не надо, – умоляюще произнес он.

– А что мне остается? Разве у меня есть выбор? – спросила Николь. – Я дала клятву… Ты требуешь, чтобы я выполняла свои клятвы, так что вряд ли захочешь, чтобы я нарушила эту. Разве не так?

Девушка бросала ему вызов. Гиллиам потер лоб, с трудом сдерживая гнев. Он попытался расслабиться и как следует вытянуть ноги, но колени все равно пришлось согнуть. Черт побери, он замерз и смертельно устал. На Эшби в любую минуту могут напасть. Жена собирается с ним драться. А он не может вытянуться в этой чертовой короткой кровати.

Гиллиам повернулся к Николь, пытаясь достучаться до ее разума, прежде чем гнев полностью овладеет им.

– Ты убежала от меня. Ты сделала моим врагом владельца соседних земель и попыталась восстановить крестьян против меня. Все это я могу понять и простить, так как ты мстишь мне за смерть своего отца. Теперь битва окончена. Ты боролась достойно, отстаивая его память. Но ты потерпела поражение. Прими его с достоинством. Ты больше не его дочь, а моя жена. Ты должна уступить мне.

– Не уступлю!

– Ты просишь взять тебя силой?

– Попробуй, если осмелишься, – по-змеиному прошипела Николь.

Ее враждебность разбудила в нем ярость. Все надежды удержать себя в руках рассыпались в прах после ее угрозы.

– Вы заходите слишком далеко, мадам. Нравится тебе или нет, но ты вышла за меня замуж. Я не позволю тебе сказать “нет” в первую брачную ночь.

С этими словами Гиллиам потянулся, чтобы поймать Николь. Глупышка захотела выскочить, и он тут же схватил ее за руку. Девушка напрасно пыталась вырваться, Гиллиам медленно, но непреклонно тянул ее к себе.

Тогда она уперлась ступней ему в бедро и прижалась спиной к стене. Она была близко, но он никак не мог сдвинуть ее с места. По напряжению в ее теле он понял, что Николь свободной рукой ухватилась за столбик кровати, и, только схватив ее за плечо, он сможет оторвать руку от столбика.

– Иди ко мне! – потребовал он.

Все раздражение, все тяготы прошедшего дня обратились сейчас в гнев. Держа Николь за запястье, Гиллиам потянулся в темноте в угол кровати и схватил девушку за плечо. Она попыталась вцепиться зубами ему в руку.

– Черт побери! – оглушительно взревел он, отдергивая пальцы.

Николь поползла по матрасу, сбив простыни в изножье кровати. Она билась и брыкалась, чтобы освободиться от Гиллиама.

Тот сильно потянул ее, потом отпустил, и Николь с криком опрокинулась на спину. Все произошло так неожиданно, что девушка не оттолкнула его, и Гиллиам, рванувшись, обнял жену за талию. Обхватив ее, он почувствовал, как сильно напряжены мускулы под шелковистой кожей. Он привлек девушку к себе, но она обеими руками ухватилась за столбик.

– Нет! – кричала Николь, но Гиллиам так стиснул ее, что она задыхалась, пытаясь набрать воздуха.

Гиллиам почувствовал вкус победы. Если она некоторое время будет продолжать извиваться, то ее надолго не хватит.

Николь сильно ударила его ступней в бедро. Гиллиам охнул от боли и схватил ее за ногу, чтобы предупредить новый удар. Она завопила, и Гиллиам догадался, что разбередил рану на лодыжке. Он тотчас отпустил девушку, но успел почувствовать теплую кровь, выступившую на повязке. Ему стало нехорошо при мысли, что он причинил ей боль.

– Хватит, – предупредил Гиллиам, голос его звучал очень решительно. – Я не позволю, чтобы кто-то из нас по твоей глупости покалечился в постели.

Поднявшись на колени, Гиллиам добрался до девушки, схватил за запястье и большими пальцами стал с силой отрывать ее пальцы от столбика. Затем сжал одной рукой ее запястья, а другой обнял за талию.

Николь снова извивалась и дергалась, но Гиллиам бросил ее на матрас и обеими ногами прижал к кровати. Он навис над ней, а она, как в ловушке, оказалась под ним. Гиллиам глубоко вдохнул, стараясь не раздавить Николь весом своего тела.

– А если бы ты от меня освободилась? Куда бы ты сейчас побежала? Дверь заперта.

Николь закричала, и отчаяние, разочарование, страх слышались в этом крике. Он чувствовал, как быстро колотится сердце Николь у его груди. Дыхание девушки стало коротким, прерывистым, она напряглась под ним, пытаясь выскользнуть на свободу. Все происходящее было похоже на ужасную пародию. И сейчас они должны заняться любовью?

В животе у Гиллиама все сжалось: он не мог насиловать ее, даже ради Эшби. Ему хотелось вопить и трясти ее до тех пор, пока она не поймет, что вытворяет с ними обоими.

– Вой! – хрипло сказал он. – Ты должна выть.

Когда Николь снова заерзала под ним, Гиллиам больше не мог сдерживаться. Лучше расправиться с ней, чем сделать себя больным. Он расслабился на ней, и девушка ощутила всю тяжесть его тела. Теперь, конечно, и думать было нечего о том, чтобы его сбросить. Николь дышала со свистом, ему казалось, он слышит рыдания.

– Не насилуй меня! – вскрикнула она так, будто ее сердце разрывалось. – Пожалуйста, пожалуйста! Не насилуй меня. – В голосе уже не было ни ненависти, ни злости.

Гиллиам прислонился к ее лицу щекой и ощутил горячие слезы.

– Ты должна была сказать мне, что боишься. – Он почувствовал облегчение и ласково прошептал: – Я не хочу причинить тебе боль. То, что между нами сейчас произойдет, не больнее, чем твоя открывшаяся рана.

– Я и не боюсь, – упрямо твердила она, и ее снова сотрясали рыдания.

Гиллиам чувствовал, что они разрывают ее изнутри. Опустив руки, но все еще не освобождая Николь, Гиллиам слегка повернулся на бок и прижал жену к груди. Он чувствовал прикосновение мягких волос к своей шее, ароматное тепло женской кожи.

– Если ты не боишься, в чем тогда дело? – Новые рыдания сотрясли Николь, прежде чем она смогла что-то сказать.

– Разве тебе мало? – всхлипывая, заговорила она. – Ты теперь владеешь моим домом и моими людьми. Ты можешь взять меня, но знай, ты меня погубишь, если не оставишь мне ничего, совсем ничего, даже моего тела.

Гиллиам удивленно приподнял брови, признавая оправданность ее сопротивления.

– Но почему ты мне ничего этого не сказала, когда я только подошел к постели? Я понимаю тебя.

– А разве ты стал бы слушать, если меня больше вообще никто не слушает? – Николь говорила, захлебываясь слезами. – Ни лорд Рэналф, ни аббат, ни мои крестьяне…

Ободренный ее откровенностью, Гиллиам задумался. Он уже понимал, что не сможет взять ее силой, а она отказывалась соединиться с ним по своей воле. По крайней мере сейчас Но ведь независимо от того, лишит он ее сегодня девственности или нет, их будущее едино, они навсегда вместе. Так что же требуется? Гиллиам улыбнулся. Требуется испачкать простыни сегодня.

Николь, сама того не заметив, предложила ему способ, которым можно представить все так, как полагается.

– А сейчас ты в состоянии говорить со мной? – спросил он тихим голосом.

– Говорить? А зачем тебе говорить со мной, если я лежу, поверженная, рядом с тобой? Ты можешь брать что хочешь. – Рыдания девушки перешли в тихую икоту.

– Откуда ты знаешь, что я хочу только этого? – ласково спросил Гиллиам. – Мне нужно еще, чтобы ты приготовила этот дом к зиме. Мне говорили, ты многое умеешь. Но мне надо знать, согласна ли ты вести себя честно, не пытаясь навредить мне, не обманывая Эшби и его обитателей. Если мы договоримся об этом, я буду доволен.

– Ты хочешь сказать, что я тебе нужна? – удивление в голосе Николь смешалось с нотками удовольствия.

– Да, – ответил он, пораженный ее интонацией. – Я многого не знаю. Мне не под силу сделать все в одиночку. Разве Рэналф не говорил, для чего я попросил приблизить день нашего брака? Он ведь хотел подождать, пока будет построен большой зал.

– Значит, я тебе нужна, – произнесла Николь еле слышно.

Гиллиам тихо вздохнул.

– Конечно. Разве ты не хозяйка Эшби? И разве не ты будешь нас всех кормить каждый день? Ну, что скажешь? Если я оставлю тебя хозяйкой самой себя, дашь ли ты мне то, что я прошу и в чем нуждаюсь?

– Я должна подумать.

Она тихо лежала около Гиллиама. Он наклонил голову, уткнувшись лбом ей в плечо. Кожа благоухала чистотой и свежестью. Его колени удобно укладывались в ее согнутые колени. Теплая спина уютно прислонилась к его груди, мягкие ягодицы, прижимавшиеся к его бедрам, манили к себе. Он отпустил запястья Николь и положил руку ей на бедро. Лучше ему немного отодвинуться, чтобы не поддаться искушению.

– Я не могу понять, почему ты мне это предлагаешь, – сказала она, как будто этот жест подтолкнул ее к разговору. – Пока мы не соединимся, ты не можешь считаться настоящим хозяином Эшби.

– А кто может разболтать, что ничего не произошло? Только ты или я. Я заявлю, что ты была девственницей, когда я тебя взял, правда, крови не осталось. Если ты назовешь меня своим мужем и станешь каждую ночь спать со мной в одной постели, разве кто-то будет нас о чем-то спрашивать?

Николь недоверчиво посмотрела на него через плечо. Даже в темноте было заметно, как удивленно поднялись ее брови.

– Это не очень хорошо, сам понимаешь. Ты обязан взять меня, и на простынях в качестве доказательства должна остаться кровь.

Гиллиам пожал плечами.

– Так как я не намерен тебя насиловать, а ты не собираешься добровольно уступить, какой остается выход? Придется солгать.

От легкого движения головой густой локон свесился на лоб Николь. Боже, как ему хотелось запустить пальцы в ее волосы, посмотреть, такие ли они упругие, какими кажутся. Гиллиам горько улыбнулся. Сделай он так, она с воплем отпрыгнет, как тогда в лесу, когда он поцеловал ее в щеку. Да, она совсем его не хочет.

– Что ты решила?

– Что ты сумасшедший, – сказала Николь, в ее голосе слышалось беспокойство.

– Вполне возможно, – согласился Гиллиам, невесело усмехнувшись. Явное сумасшествие думать, что он сможет ночь за ночью лежать рядом и не прикасаться к ней.

Легкая улыбка пробежала по губам Николь.

– Что толку спорить с сумасшедшим. Я сделаю все, что обычно делала в Эшби. Я подготовлю дом к зиме.

– Хорошо, – сказал он, затем продолжил обыденным тоном: – Теперь надо решить, как вести себя перед людьми. Я не стану упоминать о наших разногласиях. Если ты захочешь обсудить со мной что-то, будем отходить в сторону. Я не хочу, чтобы люди видели, как мы ругаемся из-за каждой мелочи.

Снова поглядев на него через плечо, Николь согласно кивнула.

– Ты рассуждаешь вполне разумно и в интересах Эшби. Я согласна. Но поклянись внимательно выслушивать то, что я буду тебе говорить.

– Разве я только что не доказал тебе?

– Да, доказал.

Даже в темноте Гиллиам чувствовал, как она успокоилась. Сбросив одеяло, совершенно нагая, Николь лежала рядом, и его взгляд невольно скользнул вниз, к округлостям груди. Подавив вздох, Гиллиам приподнялся на локте, стараясь не прикасаться к ней.

Николь зевнула.

– Я ужасно устала, – пробормотала она. – Завтра у меня полно дел, мне надо выспаться. Укрой меня одеялом, ладно?

– Я думаю, из-за больных ног ты еще день-два не сможешь ходить, – заметил Гиллиам, выполнив ее просьбу. – Ранам нужно время, чтобы зажить.

– Если ты хочешь, чтобы я успела переделать все дела, лучше надейся на другое. Уже первая неделя ноября, и только одному Богу известно, сколько всего надо успеть. А теперь молчи, я собираюсь спать.

Командные нотки в голосе жены вызвали у Гиллиама улыбку. Он понимал, она рада оказаться дома и еще больше рада тому, что она нужна кому-то. Да, она выполнит обещанное. По крайней мере то, о чем говорила сейчас. Но он будет настоящим дураком, если поверит, что она прекратит сопротивление.

Гиллиам лег рядом с Николь, размышляя, какие пути для бегства у нее остались. Она могла направиться к де Окслейду, но так как Николь уклонилась от встречи с ним в лесу Грейстена, теперь это вряд ли возможно. Ее люди, связавшие свою судьбу с ним, не поддержат ее, если она вдруг восстанет.

Судя по тому, как складывалась ситуация, для Николь не было причин и возможностей убежать. Может, она попытается убить его? Но он позаботился об оружии: оно собрано в одной комнате и надежно заперто. Его люди обыскали все укромные уголки, собрали все до одного острые инструменты. Повар поклялся каждый день пересчитывать ножи, чтобы ни один не попал в руки его госпоже. Гиллиам улыбнулся. Где только не нашли оружие! Везде, по всему замку: в сараях, в укрытиях, даже в маленькой кладовке для хранения трав и целебных снадобий. Оставалось надеяться, что его люди ничего не пропустили.

Убедившись, что Николь спит, Гиллиам наконец осмелился сделать то, что боялся сделать раньше: коснулся ее волос. Густые и мягкие, они закручивались вокруг пальцев, как шелковая паутина. Действительно жаль, что он ей совсем не нравится. Гиллиам откинулся на валик, и сон унес его.

ГЛАВА 11

Николь вздрогнула от мокрого прикосновения к щеке и открыла глаза. Она сразу увидела перед собой здоровенную пятнистую морду. Огромная собака с фырканьем обнюхивала ее, тыкаясь носом в щеки, теплый пар вырывался из ноздрей животного.

– Боже, – испуганно прошептала она, не смея пошевелиться.

Услышав чужой голос, собака приподняла верхнюю губу, зарычала и оскалилась. Глаза Николь округлились от ужаса.

Занавеси вокруг кровати были широко раздвинуты, в маленькую комнату проникал мутноватый утренний свет. Николь увидела темные штаны и знакомые высокие сапоги. Она повернулась на спину, и собака угрожающе зарычала.

– Нельзя, Ройя, – приказал Гиллиам. Собака мгновенно успокоилась. Полностью одетый, в плаще, застегнутом ее булавкой у плеча, муж смотрел на Николь.

– Дорогая моя, больше я не могу их задерживать.

И, словно подтверждая сказанное, раздался требовательный стук в дверь. Собака повернулась и со злобным лаем кинулась к двери, шерсть ее встала дыбом.

– Боже мой! – выдохнула Николь, резко села в постели и стала двигаться к стене, закрываясь рубашкой до шеи, словно ткань могла защитить от острых собачьих клыков.

– Хватит, – велел Гиллиам.

Собака посмотрела на хозяина, еще раз хрипло гавкнула, глядя на дверь, и вернулась к кровати.

Затем она вскочила на место Николь, словно это была ее собственная постель.

– Вниз! – скомандовал Гиллиам собаке, весело смеясь. Его любимица подчинилась и уселась у ног хозяина.

– Милорд! – раздался крик из-за двери. Ройя снова зарычала.

– Еще несколько минут! – ответил Гиллиам.

– Это твоя собака? – сердитым шепотом спросила Николь.

– Да, это Ройя, мы так назвали ее, потому что она происходит от волкодавов нашего короля.

Услышав свое имя, Ройя прижалась головой к бедру хозяина и обожающим взглядом уставилась ему в лицо. Он почесал собаку за ухом, и та радостно оскалила огромную пасть.

– Ты так здорово умеешь охотиться на кабана. Правда, дорогая? Потом, понимаешь ли, она решила, что это наша с ней комната. Мне придется убедить ее, что вы с Джосом нам не чужие, а члены семьи. Пока она не привыкла к тебе, не советую делать резких выпадов в мою сторону. Она очень ревнива. – И Гиллиам с улыбкой посмотрел на свою любимицу.

– Теперь я не сомневаюсь, что ты действительно сумасшедший. Никто в здравом уме не будет держать возле себя такое страшилище. – Николь могла высказаться более резко, но не хотела сердить собаку своим тоном.

– Нет, – засмеялся Гиллиам. – Это я ее любимчик. Теперь ты готова с ними встретиться?

– Нет. – Николь растерянно посмотрела на дверь, за которой стояли женщины. Они должны войти сюда и осмотреть простыни. А они белые, как снег. Девушка печально покачала головой. – Твое объяснение их не убедит.

Гиллиам приподнял бровь, потом весело улыбнулся.

– Ах, милая женушка. Но ведь нечего объяснять, кровь есть.

Казалось, он очень доволен собой.

– Что?!

Ройя тут же с рычанием бросилась к Николь. Гиллиам еле успел схватить ее за ошейник.

– Сидеть.

Очень осторожно Николь откинула одеяло. В середине простыни розовело маленькое пятнышко. Черт бы его побрал!

– Ты солгал мне! – как можно тише воскликнула она. Потом завернулась в одеяло, словно желая защититься от него и от холода. – Ты взял меня во сне!

Гиллиам потрясенно вытаращил глаза.

– Слушай, могу поклясться всеми святыми, что когда на этом матрасе мы будем любить друг друга, ты не заснешь! – И хотя он говорил это смеясь, Николь почувствовала, что ее обвинение задело его.

Так, значит, этот павлин считает себя великим любовником? Конечно, такой красавец не может сомневаться в себе. Ей стало приятно, что она, хоть и случайно, затронула его больное место, его самолюбие.

– Я очень тебя обидела? – спросила она притворно-ласково.

Гиллиам криво усмехнулся.

– Очень. Посмотри на свою ногу, тогда, может, сама все поймешь. – К нему снова вернулось чувство юмора.

– Я ничего не хочу знать, – ответила она. Ну совершенно невыносимый человек, раздражительный, испорченный, его насмешки колют, как зубы тролля. Словно помимо собственной воли она все же вытянула ногу из-под одеяла. Так вот какая кровь пропитала простыню! Николь снова посмотрела на запятнанное полотно. Она все поняла, и ее настроение сразу поднялось. Замечательно, что это красное пятнышко позволяет ей обрести все, что она хочет: свой дом, своих людей и право на собственное тело.

– Держи, – муж протянул ей тряпку, висевшую на краю таза.

Николь дрожала от холода, пока он мочил тряпку в холодной воде и подавал ей.

– Смой кровь с ноги, чтобы свидетельницы ни о чем не догадались. А потом вставай и приступай к своим обязанностям. Я не хочу, чтобы говорили, будто моя жена – соня.

– Мне нечего надеть, – пожаловалась Николь, загоревшись нетерпением хозяйки Эшби. Она хотела заглянуть в каждый закуток, увидеть все, что теперь принадлежало ей. – Мои платья остались в Грейстене.

– Твой свадебный наряд безвозвратно погиб, – сообщил он, сдерживая смех и давая понять, что вся история бегства ему хорошо известна. – Ты вряд ли захочешь его носить.

– Это точно, – кивнула Николь, вытирая кровь. Она не смела поднять на Гиллиама глаза, не желая вдохновлять его на новые колкости. – Я имею в виду свою обычную одежду.

– Надо было оставаться в аббатстве во время церемонии обручения, а не убегать. Ну ладно, ничего не поделаешь. У меня есть идея. Поскольку ты привыкла к мужской одежде и тебе подходит моя, могу с тобой поделиться и дать свою тунику.

Николь быстро вскинула голову и посмотрела на мужа. Он не улыбался, но глаза его лукаво поблескивали. Снова колкость! Она так и думала, что с утра начнутся бесконечные насмешки из-за вчерашних событий.

– Я так не думаю, – заставила она себя ответить и, опустив глаза, сосредоточилась на своем занятии.

Нет, он не заставит ее вспоминать подробности вчерашнего дня, от которых ее снова будет мутить.

– Жаль, – пробормотал Гиллиам, вставая. – Я с удовольствием полюбовался бы твоими ногами, которые видны из-под короткой туники. Ройя, пошли.

Николь искоса наблюдала, как Гиллиам с собакой подошли к выходу, как он взялся за ошейник, потом открыл дверь. Волкодав зарычал, пытаясь броситься на вошедших, но Гиллиам крепко держал его.

Николь гордо выпрямилась в постели, удивив женщин.

– Не бойтесь, заходите.

Марджери держала горшок под мышкой, Эмот несла таз с водой, от которой шел пар. Обе осторожно обошли собаку, им даже пришлось повернуться спиной к госпоже, чтобы следить за огромным животным.

Внезапно Николь поняла, что все еще держит в руках испачканную кровью тряпку. Не хватало еще, чтобы женщины обо всем догадались. Сжав грязный комок в руке, она бросила на Гиллиама быстрый обеспокоенный взгляд. Он все сразу понял и кивнул ей, вытянув руку. Тряпичный мячик пролетел над головами женщин и исчез у него в кулаке. Затем Гиллиам улыбнулся и подмигнул ей, давая понять, что оценил точность броска.

– Я жду тебя внизу, во дворике, – сказал он и вместе с собакой стал спускаться по лестнице.

– Слава Всевышнему, – облегченно вздохнула Эмот и поставила на пол таз с кипятком. – Это животное настоящий волк, а не собака.

– Мне сказали, что это охотничья собака с хорошей родословной, она происходит от настоящего волкодава, – объяснила Николь, пытаясь успокоить свои нервы. – Я очень надеюсь, что муж не собирается держать ее здесь, я ей не нравлюсь. – Девушка смело откинула одеяло, и все увидели красное пятно.

– Миледи, – с удовольствием воскликнула Марджери, ставя горшок на пол.

Эмот тоже сумела изобразить слабое подобие улыбки.

Николь выскользнула из кровати с радостным ощущением победы.

– Марджери, мне нечего надеть, у меня даже нет обуви. Найдешь мне что-нибудь?

– Вот ваша одежда, миледи. – Крестьянка развязала узелок с вещами Николь. – Ваш господин привез ее с собой.

Николь удивленно раскрыла глаза, когда на пол упали ее туфли. Значит, Гиллиам предлагал ей надеть мужской наряд, прекрасно зная, что ее платья здесь!

– Какой ужасный нахал, – прошептала она.

Пока женщины снимали испачканную простыню с кровати и складывали, чтобы сохранить, Николь умывалась. Холод пронизывал до костей, и она торопилась. Надела длинную нижнюю рубашку, а поверх нее натянула нижнее платье. Оно было с небольшим вырезом, из хорошей шерсти бледно-зеленого цвета. Когда Марджери зашнуровала узкие рукава от локтя до запястья, показалось, что они стали второй кожей Николь.

Верхнее платье было густого зеленого цвета, из более толстой ткани, чем нижнее, широкое, с пышными рукавами, украшенное по низу шелковым шнуром. Подол спереди был чуть приподнят, а сзади переходил в длинный шлейф.

Этот наряд сшили для нее в Грейстене, следуя самой последней моде. Здесь же, в Эшби, волочащийся подол казался ужасно неудобным, а длинные рукава и вовсе опасными, так как в любой момент могли загореться от пламени очага. Но у Николь не было больше абсолютно ничего, поэтому она была благодарна и за эту одежду. Будет время, она сошьет себе другие платья.

Марджери смазала ей раны на ногах, наложила свежие повязки. Николь натянула чулки и обулась, стараясь несильно затягивать тесемки. Потом завязала пояс на талии, накинула на плечи накидку и завязала узлом, потому что булавки у нее не было, как и положенного ножа на поясе.

Николь повернулась к двери, собираясь выйти.

– Подожди, – сказала Эмот, – ты теперь замужняя женщина. Где твой головной убор? Не годится ходить с непокрытой головой.

Николь бросила на нее раздраженный взгляд.

– Может, ты одолжишь мне свой? Откуда ему у меня быть? Потом сошью.

– Но не тяни с этим, – предупредила старая женщина, открывая дверь. – Ты обрезала волосы, что уже плохо. А ходить с непокрытой головой вообще никуда не годится. Люди Бог знает что о тебе подумают.

Эмот открыла дверь и вышла.

– Ну и ладно. А про тебя думают, что ты ворчливая старая зануда, – пробормотала Николь ей вслед и повернулась к Марджери.

– Спасибо, что пришла вместе с Эмот. Ее одну невозможно вынести.

– Да, с ней бывает трудновато, миледи, – засмеялась Марджери. – Элис просила меня узнать, когда вы сможете к ней прийти.

– Как только я начну ходить как следует, – сказала Николь улыбаясь. – Я поверить не могла, когда увидела ее с таким огромным животом. Это хороший знак.

Марджери уставилась на свою хозяйку, выпучив глаза, как будто у Николь вырос второй нос.

– В каком смысле?

– Да ведь Элис теряла ребенка за ребенком. И несмотря на ужасный июнь, этого она сумела сохранить. Ее беременность – залог того, что все снова будет хорошо, как раньше.

Николь пожала плечами, удивившись своей внезапной глупой вере, что, если у Элис родится здоровый ребенок, с ее сердца спадет тяжесть от всего происшедшего несколько месяцев назад.

Марджери рассмеялась.

– Элис наверняка решит, что это безумие, придавать такое значение рождению ее ребенка, – добавила Николь.

Ласковые глаза простой женщины весело засияли.

– Миледи, как хорошо, что вы дома. Мы очень скучали и сильно беспокоились за вас. – С этими словами Марджери вышла из комнаты, гулко стуча башмаками по каменным ступенькам.

Николь смотрела ей вслед с растущей надеждой в сердце. Оказывается, она здесь нужна, без нее скучали. Если Гиллиам думает, что, построив им дома, он украл у нее преданность и верность ее людей, то он ошибается. Не важно, чего это будет ей стоить, но она вернет доверие крестьян, которое сама разрушила. Ведь когда-то они ее так любили.

Она пошла за Марджери, чтобы закрыть дверь, и остановилась на узкой площадке у порога. Перед пожаром в июне отсюда открывался вид на заднюю стену зала. Теперь перед ней было открытое небо. День обещал быть холодным, но солнечным, легкий ветерок играл длинными юбками.

Она услышала тысячу знакомых звуков: кричали дикие гуси, напевали мужчины, молотя зерно, шумела река, вращая мельничные колеса. Ноздри уловили запах дрожжей от пекущегося хлеба. Она посмотрела направо, на густой дубовый лес с изредка попадавшимися ясенями, в честь которых Эшби и получил свое название.[4] Потом перевела взгляд на юг. Прямо от стен замка начинались леса и холмы, самые ближние из которых были покрыты ровными бороздами полей.

Николь знала абсолютно точно, где ее полосы, а где крестьянские. Поля уже отдыхали, хотя сезон для этого еще не наступил. Некоторые из них были черными, значит, там земля вспахана и засеяна озимыми, а другие лежали под жнивьем высотой до щиколотки. Остатки урожая подбирали коровы и овцы.

Словно зажатая между полями и стенами замка, стояла деревенька. Свежевыбеленные, крытые соломой домики расположились на берегах реки, золотистые краски прибрежных кустов напоминали о быстро уходящей осени. Цыплята и свиньи свободно бродили по дороге и между домами. Там, где еще зеленела трава, носились дети, гоняя мяч. Все так знакомо и так хорошо, что сердце Николь наполнилось радостью. Да, она дома.

– Ты собираешься стоять здесь целый день? – Гиллиам оперся рядом о каменную стену. Ройя сидела у его ног. У него над головой, там, где когда-то была крыша зала, остались лишь деревянные перекрытия. Николь вдруг снова увидела его в тот самый день конца июня, в кольчуге, запачканной кровью, с мечом, коловшим насмерть ее людей. Все это происходило в пылавшем огнем зале.

Каким самонадеянным ребенком она была, думая, что сможет отстоять стены Эшби от этого человека! И она до сих пор надеется вернуть прежнюю безмятежную жизнь. До конца своих дней ей придется смотреть в лицо тем, кого больше всех любила и кому причинила боль из-за наивной веры в свои силы. Николь закрыла лицо руками, отказываясь признаваться себе в содеянном. Внезапно раздались приближающиеся шаги Гиллиама.

– Николь, – его густой голос был, как мягкий бархат.

– Это очень тяжело, – выдохнула она себе в ладони. – Я увидела тебя там и вспомнила тот день.

– Если бы я мог вернуться в прошлое и изменить все, что сделано. Но я не могу! – Его голос был полон сожаления.

О Боже! Как он хотел!

Николь отняла руки от лица. Гиллиам стоял на ступеньку ниже, и они смотрели друг другу прямо в глаза. Его взгляд был таким напряженным, что она вдруг судорожно вздохнула. Он посмотрел на ее лоб, потом на губы, на стройную шею, и девушка почувствовала, как под сердцем пробудилось странное ощущение.

– Этот цвет идет тебе, – сказала Гиллиам, поднимая руку и собираясь коснуться ее лица. Однако он вовремя удержался. – Похоже, вы нашли свою одежду, леди Эшби? – Он улыбнулся.

Его слова разрушили волнующее чувство, охватившее ее минуту назад, и напомнили, что она должна постоянно злиться на него.

– А что бы ты сделал, если бы я согласилась надеть твою тунику?

Глаза его засветились от удовольствия.

– Нет, твоя гордость никогда не позволит тебе надеть мою одежду. Твои поступки очень предсказуемы.

– Предсказуемы?! Это ты обо мне? – Николь чуть не подпрыгнула на месте. – Что ж, раз я такая предсказуемая, значит, быстро тебе наскучу. Ты пойдешь искать другую.

Он покачал головой. Ее колкость его не задела.

– Знаешь, я что-то не представляю, как с тобой можно соскучиться.

– Очень жаль, – резко бросила в ответ девушка. – Да, кстати, поскольку ты носишь мою булавку, тебе не кажется, что и мне надо какую-то дать? Или нож, которым я могла бы резать мясо. – Сейчас в ее голосе не было издевки.

– Истинная правда, мадам. Почему это я забыл о таких важных вещах? – спросил Гиллиам невинным тоном, в котором звучало удивление, и коснулся булавки на своем плаще.

Николь прищурилась, глядя на этот собственнический жест. Кажется, он снова над ней смеется.

– Да, я удивлена. Что это за рассеянность? Он убрал руку с булавки, погладил раненое плечо и усмехнулся.

– Без всякого сомнения, это от испытанной боли я стал такой рассеянный.

– А я думала, мы договорились о мире в нашем доме. Ты мне не доверяешь? – спокойно поинтересовалась Николь.

Гиллиам пожал плечами.

– В общем-то, доверяю. Я верю, что ты можешь быть сильной, умелой и смертельно опасной даже с самым простым оружием, которое у тебя случайно окажется в руке. Дай мне время узнать тебя лучше, прежде чем я снова смогу тебя вооружить. Прошлой ночью я попытался обуздать твою жажду спорить со мной из-за каждого слова. А теперь мне помочь тебе спуститься по лестнице или ты пойдешь сама?

Он так быстро сменил тему разговора, что Николь не успела заспорить: Гиллиам мгновенно приложил палец к ее губам.

– Ничего не говори.

Она с шумом выдохнула, потом резко отклонила голову. Он думает, что сможет оставить ее без оружия. Идиот. Она знает, где лежит ее меч: в кладовке, рядом с травами и целебными снадобьями. Со своим мужем и его собакой она чувствовала бы себя гораздо спокойнее, имея при себе надежное оружие. Нож тоже припрятан в укромном месте, известном только ей.

– Я спущусь сама, иди вперед. Если я упаду, ты тоже свалишься.

– Ради тебя я готов на все, моя дорогая.

ГЛАВА 12

Когда Николь дошла до конца лестницы, ее ноги болели нестерпимо. Гиллиам предложил ей руку. Но когда она приняла ее, Ройя с лаем кинулась между ними. Николь мгновенно с опаской отодвинулась подальше от Гиллиама.

– Ройя, прекрати.

Как и прежде, он не поднял голоса. Собака протестующе оскалилась, шерсть на спине встала дыбом.

– Ко мне! – Он указал на место рядом с собой.

Ройя подчинилась, и Гиллиам снова предложил руку Николь.

Та осторожно оперлась о нее.

– Она действительно может напасть на меня?

– Пока она не узнает тебя получше, я бы, на твоем месте, не стал ее сердить, – ответил он смеясь. – Но не бойся, она предпочитает проводить время со мной, так что я всегда успею остановить ее, если она кинется.

– Спасибо за такое великодушие, – насмешливо поблагодарила Николь. – А что ты убрал в погреба? – спросила она тоном хозяйки.

– Бочки с дегтем, тележки и всякое такое, – ответил Гиллиам, – все то, что крысам не по зубам.

Николь кивнула. Мудрое решение. Она посмотрела на грушевый и яблоневый сад: плоды уже собрали.

– А какой был урожай в саду?

Он поглядел на жену искоса и пожал плечами.

– Не знаю.

Проходя по огороду, снабжавшему дом луком, горохом, чесноком и даже съедобными и лечебными травами, Николь поинтересовалась:

– Отхожие места почистили? Навоз вывезли на огород?

– Думаю, да, – ответил он. – Я заметил, больше не воняет.

Между огородом и садом располагались ульи, сплетенные из прутьев и по форме напоминающие холмики. Две печи, чуть больше ульев, стояли поблизости. Деревенские женщины окружили одну, наблюдая за пекущимся в ней хлебом.

– А мед собрали? Пчелиные семьи накормили? Трубу в дальней печи починили?

– Неужели я про все это должен был знать? – с раздражением ответил Гиллиам.

– Да, конечно, я совершенно напрасно задаю тебе эти вопросы. Хорошо, все это я беру на себя, – спокойно сказала Николь.

На этот раз в ее голосе не было ни капли злобы, она говорила спокойно и уверенно. Итак, ее муж не интересуется каждодневными делами Эшби, как, впрочем, и ее отец не интересовался. Ей это знакомо. Он будет охотиться, выступать в качестве третейского судьи в спорах, улаживать ссоры, без которых жизнь не обходится, а она возьмет управление Эшби в свои руки. При этой мысли девушка радостно улыбнулась.

Они пересекли внутренний дворик.

– Где ты собираешься устроить временный зал?

– Здесь, – он указал на главный сарай. Деревянное строение было накрыто соломенной крышей. Большая дверь, некогда запиравшаяся на большой засов от волов, которые могли накинуться на драгоценное зерно, была распахнута.

Николь увидела дымок, курившийся над дальним крылом строения.

– Этот сарай нельзя так использовать, – запротестовала она. – Куда же я дену зерно и ячмень?

Он пожал плечами.

– В другие сараи.

– Нет, мне нужен этот.

Как ей подготовиться к зиме, если он отнимет у нее самый главный склад? О Боже, если это только один пример происшедшего в ее отсутствие, то чего еще ей ждать?

– Послушай, это единственное просторное помещение, которое можно приспособить для зала. Уверяю тебя, мы найдем место для размещения зимних запасов.

– Не представляю, где мы будем его искать, – язвительным тоном ответила она. – Ты бы лучше построил зал, вместо того чтобы покупать благосклонность крестьян, строя им дома.

– Ах! Посмотрите-ка, вот я, оказывается, какой нехороший! – усмехнулся Гиллиам, вводя жену во временный зал Эшби.

В одном его конце ярко горел очаг, свет которого слабо освещал помещение без окон. Дым вился, прилипая к соломе наверху, несмотря на проделанное отверстие над очагом. Возле огня стояли три стола, все длинные, деревянные, со скамьями по бокам. Два из них тянулись параллельно очагу, а третий поперек зала, в самом теплом и светлом месте.

Ройя, принюхиваясь к половичкам, лежавшим на утрамбованном полу, пробиралась к ближнему столу. Две служанки сидели и болтали, потроша гусей для завтрака. Николь бросила взгляд на другой стол, у которого сидел Томас и пристально смотрел на нее. Она отвела взгляд. Он ждал ее, но она не хотела с ним разговаривать.

– Джос, ты где? – раздался громкий голос Гиллиама.

Мальчик вышел на свет из дальнего конца зала.

– Ты поел?

Оруженосец нехотя пожал плечами.

– Я не проголодался. – Гиллиам нахмурился.

– Как же ты собираешься целый день работать на пустой желудок? Бери хлеб с нашего стола и пошли.

Опустив плечи, мальчик взял булочку из корзинки на краю дальнего стола и нехотя поплелся через комнату. Гиллиам пробормотал:

– Я думаю, он привык питаться, как церковник, поститься утром и вечером. И наверняка он толком не обедает. Мать готовила его к жизни священнослужителя.

– Как можно позволить ребенку есть так мало? – изумилась Николь. – Это очень плохо для здоровья, мальчик растет, ему надо как следует питаться.

– Рад слышать такие слова, – сказал Гиллиам, – тем более что ты сама, мне кажется, не страдаешь отсутствием аппетита. – Он усмехнулся: – Его мать вбила ему в голову странные идеи, придется их вытряхнуть из него. Если потребуется, даже из ушей.

Николь не удержалась от смеха.

– Вытряхнуть из ушей?

Блестя глазами, Гиллиам посмотрел на жену.

– Я это сделаю, даже если придется трясти его, держа за пятки.

Джослин подошел к нему, и Гиллиам положил руку мальчику на плечо.

– Пошли, малыш, нам предстоит хорошая прогулка.

– Ты сегодня охотишься? – спросила Николь как можно дружелюбнее.

– Охочусь? Нет. Сейчас не до охоты. Много других дел. До полудня займемся корчевкой деревьев. Потом надо найти пастуха.

Николь удивленно посмотрела на Гиллиама.

– Для чего? Зачем? – Гиллиам усмехнулся:

– Как для чего, жена? У него кое-какие соображения насчет того, как увеличить поголовье стада, как его улучшить. Сейчас самое подходящее время. У моего старшего брата есть знакомства среди торговцев шерстью, они говорят, что цена английской шерсти растет день ото дня. Я думаю, это очень прибыльное дело для Эшби. Ну ладно, пошли, Ройя.

Волкодав вынырнул из-под стола и повернулся к ним мордой.

– Ой! – воскликнул Джослин и попятился от своего господина. Лицо мальчика побелело от страха, глаза округлились. Ройя заинтересовалась незнакомцем, который был чуть выше ее ростом, и пошла к нему. – Ненавижу собак!

– А зря, похоже, ты ей понравился, – заметил Гиллиам. Он схватил мальчика за худенькое плечо, не дав убежать.

Джослин застыл, когда собачий нос прижался к его боку; хвост мотался, как флаг на ветру.

– Эй, Джослин, не бойся, она тебя не съест. На тебя Ройя только рычит, а нападать любит на меня. Милорд, сжалься же над мальчиком, это животное совершено невыносимо.

– Что? Ты имеешь в виду этого маленького зверька? Ройя – комнатная собачка! Иди сюда, милая. – Гиллиам велел Ройе идти рядом, и собака подчинилась.

Компания под предводительством Гиллиама направилась из зала. Собака шла у него с одной стороны, мальчик – с другой.

– Джос, держись…

– Меня зовут Джослин, а не Джос, – заметил мальчик дрожащим голосом, когда они выходили.

Николь покачала головой, глядя им вслед, потом пошла к столу с едой. Каждый шаг давался с трудом и отзывался болью. Она старалась ступать осторожнее, но пока пересекала комнату, боль стала почти такой же сильной, как вчера.

– Обопрись на мою руку.

Николь посмотрела на Томаса, оказавшегося рядом.

– Я сама. И потом, я с тобой не разговариваю.

– Колетт, возьмись за мою руку, – хрипло велел он.

– Я не принимаю помощи от человека, который угрожал выбросить меня из своей жизни и жизни всех, кого я люблю.

– Тогда падай.

Он отступил, скрестив мощные руки на груди, выражение его лица стало сердитым.

Николь попробовала сделать еще шаг, но боль была невыносимой.

– Ох, дай скорее руку! – крикнула Николь. Томас подвел ее к столу, потом сел напротив.

Сощурившись, подслеповатыми глазами он уставился на девушку. Помолчав довольно долго, он потянулся пальцем к ее обрезанным волосам. Морщины на лице углубились.

– Ах, Колетт, как ты могла сотворить с собой такое? – вздохнул он. – Если бы я только знал…

Николь отвернулась, будто ее заинтересовала корзинка со свежими булочками и двумя кругами сыра на краю стола.

Она взяла хлеб.

– Я сделала то, что должна была сделать в память об отце, – ответила она напряженным голосом. – Кто, как не ты, должен был понять, почему я отказывалась выйти замуж за этого мужчину. Агнес умерла от его меча, и мой отец – тоже.

Томас свел брови, в глазах его застыла невероятная печаль.

– Да, лорд Гиллиам взмахнул мечом, который лишил жизни мою жену. Но я думаю, ты больше виновата в случившемся. Не лги мне и не сваливай все на свою мачеху. Если бы ты действительно хотела оказаться достойной памяти отца, ты бы открыла ворота, когда в них стучал лорд Гиллиам. Тогда лорд Джон остался бы в живых. Наши дома не сгорели бы. Зал не был бы разрушен. Все было бы так, подчинись ты неизбежному.

– Нет! Никогда. – Николь с болью склонила голову, ей хотелось бежать от ноши, которую он на нее взваливал.

– Отец Рейнард сказал, что ты вовлекла в свои игры де Окслейда. Это правда?

– Я была уверена, что смогу уберечь вас от Хью… – начала Николь, но Томас перебил ее.

– Колетт, ты всегда была упрямой, но никогда не теряла разума. Докажи мне, что ты не такая глупая и не собираешься сделать то, о чем я подумал. Подумай сама, что случится, если ты избавишься от мужа.

Он говорил с ней, как отец. Николь молчала. Томас терпеливо ждал ответа.

– Наверное, стану еще чьей-нибудь пленницей, – наконец произнесла она. – Я понимаю, Томас. Я понимала это и вчера, когда убежала. Но Эшби принадлежит мне от рождения. Нечестно, что другой человек может забрать у меня все только потому, что я женщина, а он мужчина.

Томас удивленно и сердито выдохнул.

– Да ты просто маленькая дурочка. Ты все еще веришь, что можешь владеть Эшби как своей собственностью. Я говорил твоему отцу, что он не прав, позволяя тебе предаваться таким мечтам. Этот благородный идиот развлекался, когда ты изображала из себя солдата, не понимая, какой вред он тебе причиняет.

Николь разозлилась.

– Какое ты имеешь право рассуждать об отцах и дочерях, когда твоя собственная дочь Тильда стала наложницей де Окслейда?

Управляющий откинулся назад, как будто Николь ударила его наотмашь. Глубокие морщины залегли на щеках и на лбу. Потом, стараясь придать лицу выражение безразличия, он сказал:

– Я не виноват, что она стала шлюхой. Все попытки исправить ее греховное поведение и наставить на путь истинный не дали никакого результата. Ты говорила Тильде, что я не имею никакого права руководить ею. И она поверила, будто может делать все, что хочет.

– Но я не говорила ей, что она может или должна стать шлюхой, – возразила Николь, искренне задетая.

Томас провел рукой по волосам, затем, посидев немного, поднял руку, словно призывая к перемирию.

– Прости, я не должен был так говорить. Колетт, я пришел не ругаться, а умолять тебя. Твое поведение нам всем очень дорого обошлось. Я боюсь твоих намерений. Неужели ты не понимаешь, что без твоего мужа Эшби и все мы станем приманкой для любого, кому не лень посягнуть на чужую собственность?

Она принялась возражать, говоря, что сможет защитить замок и людей не хуже любого мужчины, но потом умолкла. Томас прав, то была детская мечта, и она стоила всем очень дорого.

– Хорошо, я понимаю.

Томас потянулся и коснулся ее руки.

– Колетт, не причиняй нам больше зла. Агнес всегда относилась к тебе, как к родной дочери. Пусть Эгги гордится тобой на небесах. Ведь она многому научила тебя. Ты так хорошо лечишь всех нас. Пускай лорд Гиллиам станет хозяином Эшби, кем ему и следует быть. Если тебе он не нравится, что ж, потерпи ради всех нас.

– Ты хочешь, чтобы я разрешила ему командовать здесь? – спросила Николь. – Да что он знает об Эшби? Нет, я не буду стоять в стороне и позволять ему делать все что вздумается. Я не разрешу ему превратить мое хозяйство в развалины, в какие Окслейд превратил свое. Если бы он что-то понимал в делах Эшби, то вместо того, чтобы строить вам новые дома, он восстановил бы сперва общий зал.

Томас ухмыльнулся точно так же, как улыбалась хорошенькая Тильда.

– Он во многом разбирается. У него полная голова планов. Колетт, твой отец никогда не любил перемен, он хотел чтобы один год походил на другой, чтобы они тащились скучной вереницей друг за другом. Лорд Гиллиам смотрит в будущее, ему нужна наша помощь, чтобы достичь поставленных целей. Он строит нам дома, потому что это входит в его планы. Я думаю, он понял, что слишком поторопился сжечь деревню, и попытался искупить свою вину.

– Правда? – удивилась Николь, видевшая в этом только желание Гиллиама переманить крестьян на свою сторону.

Управляющий хмыкнул.

– Ты думаешь, твой отец хоть однажды поднял бы топор, чтобы помочь нам расчистить площадку для дома, или стал бы корчевать и рубить деревья, чтобы добыть нам материал для постройки домов?

Николь улыбнулась.

– Томас, ты сам прекрасно понимаешь, что мой отец никогда не сделал бы ничего подобного. И знаешь почему. Я думаю, ты неплохо воспользовался неопытностью бедняги новичка, незнакомого с нашими традициями. Я готова закрыть глаза на то, что ты лукавишь и обманываешь, подсчитывая пошлину, которую деревня обязана платить замку. Но предупреждаю, я дома и больше не собираюсь его покидать, так что у тебя не будет возможности и дальше дурить беднягу.

Томас рассмеялся привычным рокочущим смехом, в котором слышалось явное удовольствие.

– Девочка, мне нравится наша с тобой игра. Я думаю, мы обучим ей и молодого Тома, готовя его к следующему году.

– А что будет в следующем году? – спросила Николь.

– Меня одолели больные суставы. Думаю, на следующий год я стану настоящим инвалидом и обузой семье. На место управляющего есть два претендента: мой сын и Ральф Вуд. А поскольку Ральф – еще та задница, наверняка выберут моего Тома. А теперь мне надо спешить, есть дела поважнее, чем сидеть тут с тобой и точить лясы.

Он выбрался из-за стола и, покачиваясь, пошел к выходу. Да, он действительно болен, думала Николь, глядя ему вслед.

Она сжевала корочку булки. Конечно, нельзя принимать за чистую монету все, что говорит Томас. Он обязан защищать интересы жителей деревни, даже если они идут во вред замку Эшби.

Итак, голова ее мужа, оказывается, полна планов. Мимоходом сказанное Гиллиамом насчет рынка шерсти запало в голову Николь. Обитатели Эшби всегда занимались фермерством, но овец они держали большей частью для молока и мяса. Николь задумалась. В западной части Эшби есть отличное пастбище, подходящее для овец. Почему она сама не додумалась до этого раньше?

Девушка фыркнула, недовольная собой. Не один отец виноват в том, что из года в год ничего не менялось в Эшби. Это и ее ошибка. Ей никогда и в голову не приходило думать о переменах.

Нет, она не отступит в сторону и не передаст бразды правления в руки Гиллиама. Это ее дом, а не его. В конце концов, чье благополучие в опасности: ее собственное или Эшби? Но вряд ли верно так ставить вопрос, одернула она сама себя. Она хочет и будет участвовать в управлении хозяйством, которое называет и считает своим.

ГЛАВА 13

К концу дня Николь совершенно точно знала: во-первых, она не сможет работать, пока ноги не заживут, и, во-вторых, в кладовке с травами нет ее меча. И так как ничего нельзя было поделать ни с тем, ни с другим, девушка села у очага и вытянула ноги поближе к огню, надеясь, что от тепла раны заживут скорее. Из-за больных ног она снова оказалась в заточении и сидела в зале без дела, когда в доме было полно работы.

В дверь и через дымовое отверстие в зал потихоньку вползала темнота. Тишину нарушал лишь свист пляшущего в очаге пламени. Слуги Эшби и солдаты, завернувшиеся в одеяла на своих тюфяках, походили на холмики.

Ногам нужен был покой, и Николь решила заняться шитьем, чтобы не тратить зря времени. Она сшивала два больших куска ткани себе для нижнего платья. В корзинке уже лежали скроенные части верхнего платья. Оба были из грубого полотна коричневого цвета, предназначенного для солдатских туник. Конечно, вряд ли у нее получится модный наряд, но какая ей разница? Чего не хватало Николь, так это куска льняной ткани для столь необходимого в ее положении замужней женщины головного убора.

Если ноги скоро не заживут, она займется тем, что всегда оставляла на холодные зимние вечера. Давно замочен лен, в погребе лежит чистое руно, то и другое надо спрясть и соткать.

Дверь открылась. Николь подняла глаза и увидела Гиллиама с Джослином. Мальчик зевал, под глазами у него от усталости залегли тени. Еще бы, он целый день ходил по пятам за своим господином.

– Ну что, вы видели сову? – спросила Николь, когда они подошли к ней.

Воткнув иглу в ткань, девушка положила шитье в корзинку.

– Нет, миледи, – разочарованно покачал головой Джос.

Когда Гиллиам предложил поискать ночных птиц, мальчик усмехнулся и сказал, что его это не интересует.

– Лорд Гиллиам думает, что мы все-таки должны услышать когда-нибудь эту птицу.

Николь кивнула, снова влезая в башмаки. Тепло действительно помогло, мозоли подсохли. Она помешала огонь, потом прикрыла его ширмой и встала.

Подав Джослину лампу со стола, Николь сказала:

– Посвети мне, а я понесу ведро.

Вода, приготовленная на утро, стояла на другом конце стола.

– Я понесу воду, – сказал Гиллиам и взялся за ручку ведра. – Ты едва держишься на ногах.

– Я похожа на больную слабую женщину? – возмутилась Николь. Не нужна ей никакая помощь, особенно от него. – Вас не было целый день, и я вполне управлялась одна. Так что ни в чьей помощи я не нуждаюсь.

– Я ничуть в этом не сомневаюсь, – с улыбкой сказал Гиллиам. – Но поскольку я уже держу ведро, а тебе, чтобы его отнять, придется бороться, давай оставим все как есть. Пойдем, бедняга Джос с трудом держит глаза открытыми.

И Гиллиам направился к выходу.

Николь взглянула на мальчика, ожидая, что тот снова поправит своего господина, но Джослин только обреченно завел глаза к потолку и пошел за Гиллиамом. Удивленно качая головой, Николь отправилась следом. На этот раз ступать было не так больно, как утром, когда она шагала, будто на ходулях.

Они подождали ее у двери.

– Джослин, – сказала Николь, – я положила твой тюфяк на полу у нас в башне. Но там очень мало места, кровать слишком большая и занимает почти всю комнату. Твоему господину придется смотреть в оба, чтобы не наступить на тебя.

– Я никогда не наступлю на Джоса, – возразил Гиллиам, усмехаясь, и тут же его огромная ступня оказалась на ноге оруженосца. Тот покачнулся, еле удерживаясь от смеха, а когда Гиллиам едва не наступил во второй раз, мальчик с хохотом выскочил за дверь, прикрывая рукой пламя лампы, чтобы оно не погасло на ветру.

Кутаясь в накидку, чтобы защититься от ледяного ветра, Николь посмотрела вслед Джосу.

– Гиллиам, ему лучше спать в зале, здесь все время горит очаг, здесь тепло.

Она повернулась к мужу, но в темноте едва удавалось различить его темную фигуру. Правда, как всегда, она ощущала тепло, исходящее от него.

– Нет, он должен спать в моей комнате. Придет весна, мы построим зал, а в нем я запланировал для мальчика переднюю, где он будет держать свой тюфяк. А до тех пор нам всем придется потесниться. – Его рука скользнула под локоть жене, когда они пересекли дворик. – Втроем нам будет теплее, – добавил он.

Небо было тяжелым, дул сильный ветер, который на открытом месте едва не сбивал с ног. Гиллиам и Николь шли, наклонившись вперед, чтобы не упасть. Под ногами шуршали листья, из сарая доносилось мычание коров. Их догнала Ройя.

– Но она-то не будет спать с нами, правда? – В голосе Николь слышался страх.

Гиллиам тихо засмеялся.

– Ну что мне делать? Она больше нигде не останется. Прошлой ночью я привязал ее в конюшне. Конюхи говорят, она выла всю ночь напролет.

– Но Джослин не любит собак, – возразила Николь, поднимаясь по ступенькам. Хотя, если честно, она не столько беспокоилась о мальчике, сколько о себе.

Гиллиам обхватил рукой ее талию на случай, если Николь будет тяжело идти.

– После сегодняшнего дня он относится к ней без прежнего страха. Они с Ройей поняли друг друга. И ты тоже не волнуйся. Я не дам тебя ей в обиду, – засмеялся Гиллиам.

– Даже если она не съест меня живьем, она заразит нас блохами, – сказала Николь, понимая, что это совершенно неубедительный довод.

Джослин оставил дверь открытой и от своей лампы зажег ночную свечу. В скудном свете яркие занавеси вокруг кровати казались серым саваном, а сама кровать походила на пещеру.

Мальчик уже снял тунику, но все еще стоял в штанах и рубашке, боясь замерзнуть. Николь опустилась на колени рядом с набитым соломой матрасом, разложенным у стены, отвернула одеяла и меха, и мальчик не раздумывая прыгнул в приготовленную для него теплую норку. Девушка заботливо укрыла его, подоткнула одеяла со всех сторон и, улыбнувшись, пожелала спокойной ночи.

– Спи, мой мальчик, – сказал Гиллиам, стоя в изголовье. – Как следует выспись. Завтра у нас много дел.

– Да, милорд, – с трудом пробормотал оруженосец, не открывая глаз.

Николь встала, и в это время Ройя прошла мимо нее, на этот раз никак не проявив недоброго отношения к хозяйке Эшби. Сообразив, что тюфяк, на котором спит мальчик, обещает тепло и уют, огромная собака сделала несколько кругов возле пустовавшего края тюфяка, потом с глубоким вздохом улеглась на него.

Когда Николь повернулась, собираясь попросить Гиллиама помочь ей со шнуровкой, муж стоял к ней спиной, уже без туники, и золотистый свет свечи освещал его сильные плечи и спину. Она открыла уже рот, но не решилась заговорить, с благоговением взирая на его размеры. Интересно, если она дотронется до него, его тело окажется таким же твердым, как стена? Или оно мягкое, как любое тело? Желание потрогать золотистую кожу на плечах мужа стало таким сильным, что Николь уже подняла руку, но, испуганная силой своего желания, тут же ее отдернула, прижала к боку и закашлялась. Гиллиам взглянул на жену через плечо, пламя освещало его красивое лицо. Так вот каков мужчина, с которым она будет делить постель всю свою жизнь.

– Ты не поможешь мне с платьем? – робко спросила Николь.

– Конечно, – ответил Гиллиам и со смешком повернулся к ней. Его волосы блестели, словно золото.

Николь протянула сперва руки.

– Завтра к вечеру я дошью свое новое платье. Во всяком случае, надеюсь. – Она быстро выпалила это, наблюдая, как Гиллиам возится со шнурками. Ее удивляло, что такие большие пальцы могут быть настолько гибкими и ловкими.

– Но коричневый цвет тебе совсем не идет, – он покосился на Николь.

Та пожала плечами.

– Цвет не имеет никакого значения. А вот практичность имеет. – Она старалась говорить тихо, чтобы не разбудить Джослина. – В этом платье я вряд ли смогу заниматься забоем скота, а в том мне не надо беспокоиться, посажу я на него пятно или нет. И потом, тебе вряд ли понравится каждый вечер возиться со шнуровкой, как будто ты горничная при леди.

Гиллиам улыбнулся.

– Ты ошибаешься. Между прочим, я из тех мужчин, которые никогда не собирались жениться. Но раз уж так вышло, домашние обязанности доставляют мне большое удовольствие. – В его тоне слышалось даже нечто большее, чем просто удовольствие. Сердце Николь забилось быстрее.

Она обрадовалась, когда потребовалось повернуться к нему спиной, чтобы расшнуровывать дальше.

– А почему ты не собирался жениться? Николь развязала поясок, повесила его на крюк, вбитый в столбик кровати, и оглянулась.

Его грудь поблескивала в слабом свете свечи.

– Твой брат такой богатый господин, он наверняка выделил бы тебе какое-нибудь поместье.

Руки Гиллиама вдруг замерли у нее на спине.

– Кто может точно сказать? Отец не оставил мне ничего, кроме имени, поэтому я ничего не ожидал получить.

Горечь, прозвучавшая в этих словах, удивила Николь. Ей даже показалось, что он никогда не ожидал большего, считая, что не заслуживает этого. Наверное, что-то ужасное произошло между братьями. Она снова посмотрела на Гиллиама. Возле его губ залегла горькая складка.

– А почему?

– Ну вот и все, – пропуская мимо ушей ее вопрос, сказал Гиллиам.

Она спустила платье с плеч и переступила через него, оставшись в нижнем платье. На нем был единственный узелок, на поясе. Гиллиам принялся за него. В тишине комнаты раздавался только шелест ткани.

– Ты не ответишь на мой вопрос? – тихо спросила Николь.

Развязав узел, он сказал:

– В другой раз.

Голос мужа стал напряженным. Он отвернулся, заканчивая раздеваться.

Николь выскользнула из нижнего платья, оставшись в одной рубашке. Рубашку она оставила не из стеснительности – все мужчины и женщины всегда спали голые, – а из-за холода. Она собрала одежду Гиллиама и свою, повесила ее, потом полезла в постель. Он лежал у стены, как бы растворившись в темноте.

Забравшись под одеяло, Николь догадалась, что муж лежит спиной к ней.

Девушка задернула полог, постель погрузилась в непроницаемую темноту. От тела Гиллиама исходил жар, как от печки, и Николь стала засыпать, сквозь сон пытаясь понять, что она натворила такого ужасного, из-за чего его хорошее расположение духа столь внезапно улетучилось…

Ее окутало облако дыма. Николь оглянулась и увидела языки пламени, которые лизали стену и поднимались все выше и выше. Мужчины и женщины, которых, она знала всю жизнь, безмолвно бежали мимо нее с широко открытыми ртами. Она проследила взглядом, куда они бегут, и увидела проем в стене, который и ей показался безопасным.

Николь рванулась за бегущими, но что-то держало ее. Она оглянулась и увидела, что горит ее юбка. Пламя быстро сжирало ткань, добираясь до тела. Николь с воем принялась отбиваться от него ногами и руками, пытаясь сбросить горящую одежду. Навстречу ей летела огромная собака, рыча и щелкая челюстями. Николь закричала и побежала от страшного пса и от огня…

– Ройя, нельзя. Прекрати.

Испугавшись внезапно раздавшегося голоса и прикосновения к ее руке, Николь вскрикнула и попыталась встать. Но ее окутывала полная темнота, и девушка сжалась от страха: неужели она в тюрьме? Сзади раздался шорох, потом скрип кровати, чьи-то руки обняли ее, и по силе и мощи объятий она догадалась: Гиллиам.

– Проснулась?

– Да, – пробормотала Николь, снова ожидая неприятного ощущения, словно попала в ловушку.

Но напротив, ей было приятно. Завтра надо предупредить Гиллиама, чтобы он впредь обходился без подобной интимности, они ведь договорились, ее тело принадлежит только ей. Сейчас она слишком устала, чтобы обсуждать это.

Николь расслабилась, и Гиллиам прислонился щекой к ее оголенной шее. Она почувствовала колючую щетину, и ей вдруг стало весело. Неужели он из-за тщеславия не отпускает бороду? Девушка зевнула, готовая снова провалиться в сон.

– Что тебе приснилось? – тихо спросил он низким рокочущим голосом.

Он опустил голову жены на валик и принялся осторожно массировать ей спину.

Николь что-то пробормотала и подалась ближе к Гиллиаму, подставляя спину.

– Мне снится всегда одно и то же. Я все время пытаюсь убежать от пожара, но пламя настигает меня.

– Хм, довольно жуткий сон.

– Что? – в полусне спросила Николь.

– Я про пожар. Тогда, в полных доспехах, я думал, что умру от жары, но не мог себе этого позволить. Вы заперлись в Эшби, не отвечали на мои крики, и я был уверен, что Рэналф мертв. Тогда я принял твердое решение отомстить за него, даже если это будет стоить мне жизни. Я слишком многим обязан брату.

– Почему? – спросила она скорее для того, чтобы слушать его голос, чем из желания узнать правду.

– За несколько дней до того, как он пришел в Эшби и был взят в плен, между нами произошла стычка. Я сказал ему кое-что. – Гиллиам помолчал, потом добавил: – Кое-что, чем я не могу гордиться. – Он убрал руки с ее спины и лег, укрывшись одеялом.

Николь улыбнулась и уткнулась лицом в валик.

– Насколько я понимаю, он тебя до сих пор не простил, – пробормотала она.

– Почему ты так думаешь? – удивился Гиллиам.

– Но ведь он отдал меня тебе!

К Гиллиаму тотчас вернулось чувство юмора.

– Надо же, ты умеешь шутить! – удивился он.

– А разве мне нельзя? – в полусне, слегка раздраженно возразила она. – А теперь давай-ка спать, уже середина ночи.

Засыпая, Николь была уверена, что слышит тихий смех Гиллиама.

ГЛАВА 14

Николь осторожно пробиралась через грязный двор, накрывшись с головой накидкой, чтобы спастись от дождя. Она ступала очень осторожно, но не потому, что болели ноги. Это было ее третье утро дома, но первое, когда боль наконец отпустила. И первое утро, когда она надела свой новый наряд.

Какая радость одеться самой! Коричневое платье оказалось в самый раз, такое простое и удобное, с пояском на талии. Нижнее платье с длинными рукавами, очень просторное, если надо, можно закатать рукава по самый локоть, а верхнее она сшила совсем без рукавов.

Николь вошла в зал, ожидая увидеть Гиллиама и Джоса. Больше часа назад, едва рассвело, они отправились сюда. Сделав несколько шагов от порога, она с удивлением обнаружила, что ни мужа, ни его оруженосца нет. Вообще никого. Ни одного солдата. Только служанки сиротливо сидели за столом. Томас, имевший право есть вместе с лордом Эшби, тоже не явился.

Любопытство, смешанное с беспокойством, охватило Николь. Надо было пораньше встать и выяснить, куда все решили отправиться. Она отругала себя за то, что раньше не побеспокоилась об этом. Она же хозяйка замка и должна знать абсолютно обо всем, что происходит в Эшби. Где же они все?

Николь сняла накидку и встряхнула, капли полетели во все стороны. Вдруг откуда ни возьмись выскочила Ройя и подпрыгнула, щелкнув челюстями. Николь удивленно и испуганно вскрикнула. Гиллиама нет, и одному Богу известно, на что способна эта собака.

Но вместо того чтобы нападать, Ройя уселась и принялась наблюдать за хозяйкой Эшби. В больших ореховых глазах застыла мольба. Ройя била хвостом по утоптанному земляному полу, но без всякой злобы. Николь поколебалась, потом еще раз встряхнула накидку. Собака прыгнула, ловя открытой пастью капли воды.

– А-а, так ты хочешь поиграть, – удивленно протянула она.

Раскрыв пасть и высунув язык, собака смотрела то на Николь, то на накидку, словно умоляя позволить ей еще немного позабавиться.

Николь пожала плечами и неожиданным для самой себя извиняющимся тоном проговорила:

– К сожалению, она уже сухая. Я не так долго была на улице.

Николь осторожно прошла мимо собаки и остановилась возле очага полюбопытствовать, что варится в котле. Фасоль и ячмень кипели в густом бульоне. Едва усевшись за стол, Николь услышала топот лошадиных копыт и голоса всадников у двери. Резким свистом позвали конюха. Зазвенела упряжь, заскрипела кожа. Гиллиам большими шагами вошел в зал, оруженосец следовал за ним по пятам. Новый хозяин Эшби был не при полных доспехах, но поверх туники блестела тонкая металлическая кольчуга, на поясе висел меч. Он откинул капюшон, и в мокрых волосах засверкали капли воды.

Как и Гиллиам, Джос был в кольчуге, надетой поверх туники, но вид у него был жалкий. Он потирал руки, пытаясь согреть их, волосы прилипли ко лбу, кончик носа покраснел. Ройя немедленно запрыгала возле хозяина, приветственно размахивая хвостом.

– Куда вы ездили так рано? – спросила Николь, когда Гиллиам остановился у огня, собираясь снять мокрую одежду.

Солдаты, такие же вымокшие, как хозяин, заполняли зал. Гул голосов после гнетущей тишины поднимал настроение.

– Мы гонялись за ворами, – пояснил дрожащий Джос. Пальцы его так тряслись, что он не мог развязать шнурок капюшона.

– Что еще за воры? – Николь направилась к смельчаку, собираясь помочь.

– Пастух наткнулся на неизвестного мужчину с перерезанным горлом. К тому же его ограбили, – обыденным тоном сообщил Гиллиам. – Он умер уже несколько дней назад. Да, еще исчезли две овцы. Джос, мальчик, повесь-ка плащ у огня и шагай к столу. Этот выезд отнял столько времени, а у нас полно дел.

Николь быстро подошла к Гиллиаму, и он заметил:

– Ты уже хорошо ходишь. – Он приподнял брови и пошел к большому сундуку с доспехами, который стоял возле стены.

– Да, слава Богу, – ответила она немного напряженно, наблюдая, как он прячет в сундук меч и запирает его. Потом Гиллиам разложил на сундуке одежду для просушки.

Итак, он старается держать все оружие подальше от нее. Но не так уж оно ей сейчас и нужно, ради Эшби Николь готова потерпеть.

– У нас и раньше такое случалось. Лес густой, в нем можно спокойно прятаться. А ты спросил деревенских, не знают ли они убитого?

Гиллиам вернулся и встал рядом с ней.

– Да, спросил. Но ни управляющий, ни другие, а их около сотни, не признали его. Из деревенских никто не пропал.

Николь задумчиво смотрела на мужа.

– В таком случае почему ты беспокоишься, если никто не признал его?

– А с чего ты взяла, что я беспокоюсь? – удивился Гиллиам.

– Потому что ты не улыбаешься, как обычно.

Он рассмеялся.

– О Боже! Один мой секрет ты уже знаешь. Ты права. Это убийство меня действительно беспокоит. Дело в том, что тело убитого не прятали, а, напротив, вытащили из леса на видное место. Вот над этим стоит задуматься, согласна? – Он умолк, продолжая смотреть на Николь. Потом добавил: – Я так и знал, этот цвет тебе совсем не идет. – В голосе звучало разочарование.

Николь бросила на него быстрый взгляд и пошла к столу.

– А мне все равно, идет цвет или нет.

– А мне не все равно.

От того, как тихо он это произнес, она занервничала, потом села на скамейку. Гиллиам опустился рядом. Его нога тесно прижалась к ее ноге, и Николь сразу стало трудно дышать. Дева Мария, ужасно все время чувствовать себя маленькой и беспомощной рядом с ним. Без сомнения, он об этом догадывается, использует свою физическую мощь… Николь, не решаясь столкнуть мужа со скамьи, поерзала, пытаясь отодвинуться.

– Трусиха, – прошептал Гиллиам. Николь вздернула подбородок.

– Ты чересчур большой, занимаешь слишком много места, – ответила она тихо, чтобы не услышал Джос. – Я даже не могу взять в руку ложку.

Кухарка положила перед ней толстую вчерашнюю лепешку с вынутым из середины мякишем и налила туда похлебки. Николь взяла ложку и принялась есть.

– А можно и мне тоже? – спросил, стесняясь, Джослин.

– Джос! – удивленно воскликнул Гиллиам. – Ты хочешь есть! Я, тобой горжусь, мой мальчик.

– Да я, может, и не хочу, просто замерз. А еда кажется такой горячей, – проговорил мальчик, скрестив руки на груди и поджав губы.

Николь удивленно посмотрела на Джослина и снова увидела в нем свое собственное отражение. Как и она, Джос упрямо не желал изменяться, когда его об этом просили другие. Джос вовсе не собирался признаваться, что закончил поститься и больше не собирается стать служителем церкви. Всем своим видом, гордо поднятой головой и вздернутым подбородком, он давал понять, что не хочет слышать никаких насмешек из-за его решения.

Гиллиам намеревался что-то сказать – по выражению лица было ясно, что какую-то колкость, но Николь положила свою руку на его и слегка сжала. Он бросил на нее удивленный взгляд, но удержался и промолчал.

– Тогда ешь, – сказала Николь. – Если завтра не так сильно замерзнешь, сам решишь – есть тебе или нет. Уина, принеси Джосу поднос и такую же похлебку, пускай согреется.

– Да, миледи, – ответила женщина.

Джос с благодарностью посмотрел на свою госпожу и жадно принялся за еду.

– Молодец, – еле слышно сказал Гиллиам. – Как ты догадалась?

– Некоторые не выносят твоего юмора, – тоже шепотом ответила Николь. – А мы оба устали быть постоянной мишенью для твоих насмешек.

Гиллиам улыбнулся в ответ и принялся за еду. Новый господин Эшби съел шесть вареных яиц, три маленьких батона хлеба, четверть круга мягкого сыра, а чтобы все это запить, налил чашку подслащенной ячменной воды. Николь уже поела, а он снова взялся за яйца и хлеб.

Кухарка, проходя мимо нее с пустым горшком, сказала:

– Клянусь, миледи, у вашего мужа внутри настоящая яма, и он никак не может ее заполнить.

– Истинная правда, – ответила Николь по-английски, а потом сразу перешла на родной язык. – Гиллиам, я думаю, нам всем придется голодать зимой, чтобы накормить тебя.

Гиллиам только улыбнулся.

– Тебе надо больше верить в свои силы, моя дорогая жена. Так что ты будешь делать теперь, когда снова встала на ноги?

От приятного возбуждения она улыбнулась, задумчиво грызя ноготь большого пальца. Николь всегда так делала, когда хотела привести мысли в порядок.

Во время уборки урожая единственным отличием Николь от остальных женщин Эшби было лишь почтительное обращение “госпожа”. В остальном – никакой разницы. Она занималась забоем выбракованных животных из стада и из отары, солила мясо, делала колбасы, из винограда готовила вино, из яблок – сидр и уксус. Запасов надо было сделать много, чтобы семье и слугам хватило на долгую зиму.

– Я думаю начать с домашней фермы. Надо заглянуть в каждый коровник и в каждый сарай Когда я узнаю, что у нас есть, я пойму, что делать. Если останется время, схожу в деревню. Ах да, еще надо навестить Элис.

– Но перед тем, как идти, найди меня, – велел Гиллиам, сметая крошки со стола и скатывая в шарик, чтобы кинуть Ройе. – Если я не смогу пойти сам, то дам тебе сопровождающего.

– Сопровождающего? – засмеялась она. – Чтобы сходить в деревню? – Потом ее осенило: он собирается держать ее под охраной. – Милорд, я могу поговорить с тобой наедине? – ледяным тоном спросила она.

– Конечно, миледи. – На его лице появилось смущение. – И где ты предлагаешь?

– В дальнем углу, вон там, – указала Николь.

Скрестив руки на груди, Николь шествовала впереди, а Гиллиам медленно следовал за ней.

– После всех слов о нашем с тобой договоре ты собираешься следить за мной? Держать под охраной? – Николь старалась говорить тихо, чтобы он не смог обвинить ее в невежливом поведении. – Ты собираешься держать меня в моем собственном доме, как в тюрьме? – Она так сильно обиделась на Гиллиама, что даже отвернулась, не давая ему возможности заметить всю глубину обиды.

Он положил ей руку на плечо, но она сбросила ее.

– Не прикасайся ко мне, – сказала она довольно громко.

– Если не хочешь, чтобы я прикасался к тебе, повернись ко мне лицом.

Она судорожно вздохнула, собираясь отказаться, но решила, что спорить и сопротивляться бессмысленно. Гиллиам наблюдал за ней, взгляд его был полон разочарования.

– Подумай-ка, Николь, почему я не хочу позволить тебе уехать из замка без сопровождающих?

– Потому что ты думаешь, что я попытаюсь убежать из Эшби, – резко ответила она.

– Убежать? Куда? – Он ласково коснулся ее руки, на этот раз она не протестовала. – Я вижу, как ты любишь это место. Я думаю, ты никогда отсюда не убежишь. Даже если тебе представится такая возможность. Можешь попробовать еще раз… Кстати, ведь не я позвал де Окслейда за тобой.

Николь удивленно приоткрыла рот, упрекая себя в откровенной глупости. Только жадность и желание получить Эшби влекло де Окслейда к ней. В следующее мгновение Николь отмахнулась от этих мыслей.

– Но на что сейчас может надеяться Хью? Для всего мира мы считаемся мужем и женой.

Гиллиам опустил глаза и скрестил на груди руки.

– Какое ему дело до нашей клятвы? Он знает, что у нас нет наследника. – Гиллиам быстро замолчал, не высказав того, что вертелось на языке. Внезапно его лицо просветлело. – О, я теперь понимаю, что это за воры. С их помощью наш сосед пытается развеять зимнюю скуку. Он хочет оставить тебя вдовой. Понимаешь? Он схватит тебя, запрет у себя и станет ждать, когда я приду тебя вызволять. Что будет дальше, я думаю, не стоит рассказывать. Теперь ясно, что де Окслейд намерен одним камнем убить сразу двух птиц!

– Что же я наделала! – воскликнула Николь.

Злобный и хитрый Хью, конечно, попытается завладеть тем, что она имеет. Она понимала это слишком хорошо. Из-за бессмысленной тупой решимости удержать в своих руках Эшби она открыла ворота и пустила волка в овчарню. Подогревая жадность Хью, она снова может стать причиной очередного разрушения ее владений.

– Но не стоит оплакивать меня раньше времени, жена, – толкнул ее локтем Гиллиам и засмеялся. – Я вовсе не собираюсь умирать. Я ищу способ, как свести на нет эту опасность, которую ты навлекла на нас.

– Какой я была дурочкой, – сердито пробормотала себе под нос Николь. Поглощенная своими мыслями и злостью, она забыла, что Гиллиам слушает ее.

– Да, но ты моя дурочка. И будь я проклят, если позволю кому-то отнять тебя у меня. – Снова его смех резанул ее, как удар ножом.

– Да перестань же надо мной смеяться! – ощетинилась она, схватив его за тунику и пнув по ноге. – Тебе мало, что я ненавижу себя за собственную глупость? Ты хочешь, чтобы мне стало еще хуже?

Она повернулась, собираясь уйти подальше от него и от его ужасного юмора, но больные ноги не позволили ей выполнить это намерение. Николь поскользнулась на половике и, если бы Гиллиам не подхватил ее, шлепнулась бы на спину.

Гиллиам поставил жену на ноги, потом привлек к себе и обнял, прежде чем она успела вздохнуть. Николь вся сжалась как пружина, готовая оттолкнуть его, но, как всегда, ее попытки оказались бесполезными. Он положил ее голову себе на плечо.

– Слушай, я не смеюсь над тобой, – сказал он тихо и ласково. – И не собираюсь.

– Отпусти, – простонала Николь, собираясь вынырнуть из его объятий. – Отпусти. Я не выношу этого. Ты меня высмеиваешь всякий раз, когда тебе вздумается.

Но злилась она сейчас не на Гиллиама, а на саму себя. Ей до смерти надоело собственное наглое упрямство.

Гиллиам не отпускал ее, и Николь чуть расслабилась. Признавая свое поражение, она склонила голову ему на плечо.

– Пожалуйста, Гиллиам. Отпусти меня. Я только что ясно поняла, что натворила. Это ужасно. Если я сейчас не займусь делом, я проплачу до тех пор, пока мои глаза не ослепнут. Обещаю, я найду тебя прежде, чем выйду за стены замка.

– Ну вот, теперь ты сама себя мучаешь, – тихо сказал он, коснулся губами ее лба и отпустил. Николь торопливо вышла из зала.

К концу дня Николь так утомилась, что на сожаления о прошлом не осталось никаких сил. Как и в прошлые вечера, она взялась за шитье. Через некоторое время она опустила квадратный кусок льна на колени и откинулась назад, вытянув ноги и потирая одеревеневшую шею.

Сегодня у нее не было никакой возможности отправиться в деревню. Требовали внимания ужасно запущенный коровник и переполненные ульи. Николь занималась ими до полудня, а потом пошла на ферму.

Она вспомнила про Томаса и усмехнулась. Нет, он не собирался никого обманывать, просто вел игру, в которую все простолюдины играют со своими хозяевами. Новый лорд Эшби еще не успел вникнуть во все мелочи, поэтому кое-что по хозяйству не делалось вовсе или делалось спустя рукава. К примеру, сбор урожая винограда. У дальней стены все еще висели на лозе четыре больших грозди, их с наслаждением клевали птицы. А ведь эль из этого винограда они с Гиллиамом и слугами могли бы пить зимой. Казалось, хорошо ухожен лишь огород. Может быть, потому, что вся кухня зависела от него и надо было кормить Гиллиама. Земля удобренная, мягкая, прекрасно обработанная. На праздник святого Эдмунда она посадит там фасоль и чеснок.

Были еще дела, которые должна сделать только она. Не восполнены запасы трав, в кладовке их осталось очень мало, слишком старые тоже нельзя использовать. Ничего не поделаешь, осень кончается, зима на носу. Теперь луговые и лесные травы можно собрать только следующим летом.

Николь снова подняла с коленей ткань и принялась за шитье. Если она сегодня подошьет края, то завтра уже не выйдет из дома с непокрытой головой. Вернулся Гиллиам. Встав за спиной у Николь, он положил ей руки на плечи.

Она потянулась было, чтобы сбросить его пальцы, но он принялся легонько массировать ей затылок, стараясь помочь мышцам расслабиться. Николь тихо замурлыкала, ей ужасно захотелось принять ласку, снимающую страшную усталость от работы.

– Ну как дела? – спросил он.

– Почти закончила. – Николь еще ниже наклонила голову, подставляя шею. Ощущение было необыкновенно приятным. Когда Гиллиам наконец убрал руку, Николь откинулась назад и уперлась затылком мужу в живот, глядя на него снизу вверх.

Он улыбался одними глазами.

– Джос заснул прямо за столом, когда помогал мне есть пирог с мясом. – Гиллиам имел в виду последнюю на сегодня, шестую трапезу. – Так что пора идти спать.

– Пока нет, – покачала головой Николь. – Я больше ни дня не могу ходить с непокрытой головой. Меня засмеют в деревне.

Во всем мире замужние женщины покрывают голову. Не важно, настоящий брак у Николь или нет: она не собирается быть посмешищем для крестьян.

– Как жаль, – тихо сказал Гиллиам, касаясь ее локонов. От прикосновения его пальцев у нее по спине побежали мурашки. – У тебя такие красивые волосы.

Она слишком устала, чтобы думать, почему эти спутанные космы на голове, которые не должны вызывать ничего, кроме отвращения, так ему нравятся. Он, кажется, решил, что если она молчит, то, значит, ему можно продолжать играть ее локонами. Словно щеткой он расчесывал их пальцами. Нежность, с которой его большая рука ласкала ее волосы, вызывала томление в груди Николь. Она схватила его за руку.

– Больше не надо, – тихо попросила, – ты прав.

Когда они встали, к ним подошла выбравшаяся из-под стола Ройя. Николь взяла лампу, потом погасила огонь в зале и прихватила ведро с чистой водой. Гиллиам поднял на руки своего спящего оруженосца. Все вместе они пересекли внутренний дворик и направились к себе в башню.

В комнате Гиллиам положил Джоса на тюфяк, и Николь принялась раздевать мальчика. Ройя терпелива ждала. Потом заняла свое место рядом с маленьким оруженосцем. Николь осмелилась осторожно прикоснуться к Ройе. Собака зажмурилась и махнула хвостом. Во сне Джос придвинулся к собаке ближе, а потом обхватил ее рукой за шею.

– Я тебе не рассказывал? Джос, оказывается, терпеть не может собак. – Гиллиам засмеялся, снимая рубашку и тунику.

– Да, он говорил, – кивнула Николь, опускаясь перед Гиллиамом на колени, чтобы помочь ему разуться. Потом она поднялась, ожидая, когда он разденется, чтобы, как полагается жене, развесить одежду мужа, а обувь поставить к двери. – Твой оруженосец довольно странный мальчишка.

– Но день ото дня ему становится все веселей, – сказал Гиллиам, забираясь под одеяло. – Ты завтра собираешься колоть свиней?

– Да, первым делом. А что? – Николь торопливо разделась и набросила свое платье на вещи Гиллиама. Потом нырнула в постель, дрожа от холода и торопливо натягивая одеяло до подбородка.

– Тогда не забудь прихватить для него пузырь, ладно?

Надутые свиные пузыри были привычной игрушкой каждого мальчика. Особенно в этом сезоне.

– Прекрасная мысль, – сказала она, задергивая полог вокруг кровати. – Ему понравится. – Она повернулась на бок и сразу провалилась в сон.

ГЛАВА 15

Николь опоздала на обед, потому что провозилась с игрушкой для Джослина дольше, чем рассчитывала. Когда она вошла в зал, Гиллиам и мальчик почти закончили есть. На обед была тушеная рыба. Гиллиам окликнул Николь, вошедшую вместе с Уиной:

– Извини, мы начали без тебя. – И добавил себе тушеной рыбы.

– Я сама опоздала.

Николь остановилась возле двери, вытирая ноги и развязывая узел накидки на плече. Откуда ни возьмись появилась Ройя и уселась перед ней, раскрыв пасть и свесив влажный язык.

– Подержи-ка, Уина, – тихо попросила Николь, протягивая надутый пузырь женщине и придерживая накидку за уголки.

Сегодня дождь не такой сильный, как вчера, но она полдня провела на улице. Николь несколько раз встряхнула накидку, пока с нее слетали капли, которые Ройя изо всех сил старалась поймать.

– Глупый ты зверь, – сказала она собаке, снова завязывая накидку. И волкодав еще сильнее оскалил зубы, будто соглашаясь.

Забрав пузырь у Уины, Николь спрятала его за спиной и через всю комнату направилась к дальнему столу. Томас, как всегда, сидел во главе правого стола, стоявшего выше того, за которым обедали солдаты, охранявшие стены Эшби. На сей раз она никак не выделила Томаса из всех присутствующих, хотя раньше поступала так всегда. Николь чувствовала свою вину перед ним и поэтому смотрела прямо перед собой. Неужели Томас тоже думает, что за тем убийством стоит Хью? Если так, то управляющий никогда ее не простит – ее самоуверенность уже обошлась ему однажды слишком дорого.

Она села на скамейку рядом с Гиллиамом, на теперь уже привычное для нее место.

– Присутствие управляющего беспокоит тебя? Я могу ему сказать, чтобы он больше не обедал с нами, – предложил муж.

Николь испуганно взглянула на Гиллиама.

– Нет, – коротко сказала она. – По традиции управляющий Эшби завтракает и обедает с нами. Ты не можешь отказать ему в этом. – Желая перевести разговор на более приятную тему, девушка через стол обратилась к мальчику: – Джослин, у меня есть для тебя кое-что. – Николь вынула из-за спины надутый свиной пузырь и потрясла им перед носом оруженосца. Бобы внутри тонкой оболочки загремели.

– Боже, что это? – выдохнул Джослин, уставившись на игрушку, но даже не пытаясь потянуться к ней и уж тем более взять в руки.

Она удивленно посмотрела на мальчика и положила мяч посередине стола.

– Джос, это пузырь. Его можно кидать… понимаешь, бросать.

Кажется, Гиллиам тоже был совершенно ошарашен.

– Послушай, ты ведь не хочешь сказать, что у тебя никогда в жизни не было мяча? Все мальчишки осенью играют в такие пузыри.

Джос посмотрел на своего господина; на лице мальчика было совершенно взрослое выражение.

– Это забава для простолюдинов. Моя мама – леди, она не одобряет таких игр.

Николь рассмеялась, а Гиллиам от хохота едва не свалился со скамейки. Невозмутимый ответ Джоса потряс его.

– Ну тогда я простолюдин! – воскликнул он. – Да что это за мать, которая лишает сына мальчишеских радостей?

– Моя радость, милорд, это перо и пергамент, – объяснил мальчик.

– Ты умеешь писать и читать? – удивилась Николь.

Кроме церковников, читать и писать умели лишь лорд Рэналф и его жена. Все остальные, по крайней мере те, кого она знала, для этого нанимали монахов или кого-то еще.

– Да, это единственное, на что я способен. – Признание, которое, казалось, должно было прозвучать самоуничижительно, Джослин сделал с большой гордостью.

– Неправда, – коротко возразил Гиллиам. – Посмотри, – он взял со стола пузырь и потряс его. – Держи.

– Зачем? – спросил мальчик со вздохом. – Я не умею ни кидать его, ни ловить.

Николь скептически посмотрела на Джослина.

– Ты ведь только что сказал, что тебе никогда не разрешали этим заниматься. Так откуда ты можешь знать, поймаешь ли его?

– Я знаю, – совершенно уверенно заявил мальчик, потом угрюмо взял ложку и поднес ко рту. – Я не могу делать то, что могут все.

Николь подумала, что это уж слишком: пора ему перестать играть роль беспомощного ребенка.

– А ты попробуй, – предложил Гиллиам бесстрастно. – Давай, парень, поднимай руку.

– Я не могу, – упорствовал Джослин, печально качая головой.

– Подними руку, – снова повторил его наставник тихим голосом.

Николь посмотрела на мужа. Гиллиам явно начинал сердиться. Он нахмурился, и хотя во взгляде не было ничего пугающего, веселое настроение как рукой сняло.

– Джослин, попытайся, – сказала Николь и тут же одернула себя: чего ради она вмешивается?

– Не хотел бы показаться невежливым, но я даже не хочу пробовать. – Мальчик словно воздвигал каменную стену между собой и тем, что он, по его мнению, не мог делать.

Пузырь, брошенный Гиллиамом, стукнулся о голову мальчика и отскочил к Николь. Парнишка изумленно заморгал, а девушка между тем подхватила пузырь. Гиллиам молча махнул ей рукой, давая знак, чтобы она кинула обратно. Николь кивнула, и пузырь снова перелетел через стол и ударил Джослина по макушке. Гиллиам схватил его.

– Что вы делаете? – сердито и испуганно воскликнул Джослин, потом, как бы опомнившись, добавил: – Милорд!

– Подними руки, мальчик, – сказал Гиллиам спокойно и тихо.

Джослин уставился на молодого рыцаря. Его нижняя челюсть окаменела, лицо напряглось – мальчик был полон решимости отказаться. Пузырь снова загремел и ударился о его голову. Потом еще раз.

Джос сердито взвизгнул, как щенок, которого только что оторвали от материнского соска. Когда Гиллиам в очередной раз бросил ему пузырь, прицелившись в голову, тот поймал его без всякого труда.

– Посмотрите-ка, миледи, наш Джос только что сам поймал мяч! – засмеялся Гиллиам. – Ну что скажешь, Джос? Что думаешь? Ты совершил невозможное: не умел, но поймал!

Джос прижал мяч к груди, удивленно вытаращив глаза.

– Я поймал его, – прошептал он, потом уставился на пузырь в своих руках. – Я поймал его.

– Да, ты сумел, – сказала Николь, широко улыбаясь. – Кидай мне и посмотрим, сможешь ли повторить еще раз.

Джос направил мяч по столу, не осмеливаясь бросить его. Николь отправила его обратно, старательно целясь, и Джос легко поймал пузырь на лету.

Если Джос не обманул и действительно впервые играл в мяч, то у него была прекрасная реакция. У человека с такими данными наверняка есть большие способности к стрельбе из лука. По крайней мере так всегда считал ее отец. И если у Джоса вдобавок острое зрение и хороший глазомер, то он станет отличным стрелком.

Гиллиам отодвинул еду в сторону.

– Моя очередь, – сказал он, забирая мяч у Джоса и потряхивая им, потом подкинул высоко над столом.

Джос нахмурился, наблюдая за своим наставником, но тем не менее сумел поймать мяч.

– Я поймал! – выдохнул он изумленно. – Я могу!

Гиллиам, потянувшись через стол, потрепал его по щеке.

– Джос, тебе стоит подумать. Оказывается, ты в силах делать то, что и другие мальчики. Может быть, твоя мама ошибалась, сомневаясь в твоих способностях оруженосца?

Мальчик прижал к себе мяч и со страданием на лице посмотрел на своего господина.

– Возможно, – тихо произнес он, словно испугавшись собственного признания, потом поспешил добавить: – Но ведь это единственное, что у меня получается. И ничего другого я не смогу.

– Джос, сможешь, если попытаешься. Все, о чем я тебя прошу, не борись сам с собой, не старайся убедить себя в собственном бессилии. – Гиллиам рассмеялся и встал. – Бери свой плащ, парень, поехали посмотрим, можешь ли ты так же хорошо обходиться с мечом, как с мячом. – Он засмеялся своему каламбуру.

Во дворе громко заржала лошадь и раздались испуганные крики. Тишину серого дождливого дня разорвал треск досок.

– Милорд! – услышали они отчаянный вопль. – Эта дьявольская лошадь ранила Альфреда!

Николь вскочила, но Гиллиам, опередив ее, уже мчался к двери.

– Назад! Ройя, стоять на месте! Все остальные тоже! – скомандовал он.

Николь отнесла эту команду к слугам, но только не к себе. Она побежала за мужем. Если человек ранен, то без ее помощи не обойтись. Выскочив за дверь, она остановилась.

Огромный черный конь бесновался в центре двора. Люди выглядывали из укрытий и не сводили с него глаз. Два солдата оказались словно в ловушке за сломанной телегой. В грязи неподвижно лежал Альфред. Копыта лошади мелькали над ним, но слава Богу, не опускались на его тело.

– Тихо! Всем молчать! – закричал Гиллиам. – Я позову его к себе.

Заложив пальцы в рот, он свистнул, и громкий звук эхом отлетел от высоких каменных стен. Лошадь ответила еще одним пронзительным ржанием, затем встала на все четыре ноги, фыркая и вздыхая. Большие клубы пара вырывались из ноздрей при каждом вдохе животного, конь храпел, его лоснящаяся кожа подергивалась.

Николь смотрела на жеребца со страхом и восхищением. Совершенно черная шкура, мокрая от дождя, блестела, как смазанная маслом. Когда Гиллиам сделал два шага к коню, животное повернуло голову к хозяину. Это был жеребец хороших кровей: огромный, злобный, каким и полагается быть боевому коню Она не могла представить себе Гиллиама на какой-нибудь другой лошади. Они подходили друг другу по своей красоте и стати. Гиллиам еще раз свистнул, уже иначе, и конь повернулся к хозяину.

Альфред тихо застонал и слабо пошевелился. Николь поблагодарила Бога за то, что он сохранил жизнь солдату. Как бы ей хотелось, чтобы бедняга сумел выползти из опасной зоны, из-под железных копыт коня. Альфред подтянул колени, словно именно это и хотел сделать.

Но конь отшатнулся, испуганный движением солдата, и снова напрягся, собираясь подняться на дыбы. Альфред замер точно мертвый.

– Уитас, маленький мой, – нараспев приговаривал Гиллиам, – иди, иди ко мне, детка. Иди.

Огромный конь подрагивал всем телом и, казалось, качал головой, даже не думая подчиниться. Он повернул морду к хозяину, не сходя с места.

– Уитас, мальчик мой, иди, иди же ко мне. Гиллиам еще раз шагнул к коню, снова и снова повторяя ласковые слова, которые звучали как колыбельная, убаюкивающая жеребца. Но пока хозяин приближался к нему маленькими шажками, Уитас как вкопанный стоял на прежнем месте и прерывисто дышал, шумно втягивая в себя воздух, словно проверял, не пахнет ли врагом.

Николь огляделась. Что, если ей попробовать подойти к Альфреду сзади? Конь не заметит ее, и она вытащит солдата из опасной зоны. Решившись на этот отчаянный поступок, Николь проскользнула на то место, откуда удобнее всего было добраться до Альфреда. Девушка думала только о том, как спасти жизнь несчастному.

Дойдя до угла, Николь осторожно выглянула. Гиллиам уже приблизился к коню, но животное все еще стояло как вкопанное. Молясь, чтобы Альфред не шевелился, Николь опустилась на корточки и медленно стала подбираться к нему. Она двигалась очень осторожно, чтобы каким-нибудь резким жестом не испугать коня.

– Николь, – произнес Гиллиам тем же тоном, каким говорил с лошадью, – он встревожен запахом человеческой крови. Уходи.

Николь покачала головой. Его слова только прибавили ей решимости спасти Альфреда. Она опустилась на колени возле плеча раненого, заставляя себя не обращать внимания на огромные копыта с острыми подковами. Голова Альфреда была залита кровью, глаза закрыты, но она ощутила напряжение, исходящее от его тела. Солдат был в сознании.

Медленно и осторожно Николь протянула руку и положила ее на плечо Альфреда.

– Я могу только тащить тебя, – еле слышно проговорила она по-английски, почти не шевеля губами.

Лошадь снова испуганно задрожала и подняла уши, уловив незнакомый голос. Успокаивающий голос Гиллиама опять отвлек Уитаса, и конь сосредоточился на хозяине.

Вцепившись в тунику Альфреда, Николь медленно потянула его к себе. Дюйм за дюймом она вытаскивала солдата из-под огромных копыт Уитаса. Внезапно голова мужчины ударилась о камень, он застонал, и тут же Николь дернула его что было сил, откинувшись назад, не сомневаясь, что сейчас конь ударит копытом.

Она не ошиблась, копыта сверкнули у нее перед самым носом. Николь прикусила язык; вскрикни она от испуга, было бы еще хуже. Она снова с силой потянула Альфреда, думая лишь о том, как вытащить его из поля зрения животного. Два человека, оказавшиеся, как в ловушке, за телегой, помогли ей. Раненый мужчина оказался в укрытии.

Николь обернулась и в тот же миг увидела, как Гиллиам схватил жеребца под уздцы.

– Как только они уведут лошадь в конюшню, мы перенесем тебя в зал, Альфред, – задыхаясь сказала она, тяжело опускаясь прямо на землю. – Дева Мария, мне кажется, все мое нутро осталось там, в грязи.

– Мое тоже, миледи, – хрипя произнес Альфред, – и я вам бесконечно благодарен.

Николь слегка сжала его плечо, и в это время стоявший по другую сторону разломанной телеги Гиллиам позвал конюхов.

– Идите закрепите поводья, я помогу отвести его в загон. Нет-нет, мой мальчик, – сказал он снова всхрапнувшему коню. – Ты дома. Все. Ты дома.

– Вот глупый, – тихо пробормотала Николь. – Только тебе может прийти в голову обращаться с таким диким зверем, как с безобидным домашним животным. – Она проверила глаза Альфреда, пытаясь обнаружить, нет ли признаков сотрясения мозга. Потом облегченно улыбнулась. Слава Богу, ничего серьезного. Из рассеченного лба текла густая кровь.

– Сломана рука, – сказал он, – пытаясь сдержать удар, я выставил ее.

Николь улыбнулась.

– С этим я справлюсь, – ласково пообещала она.

Голос мужа, говорившего с лошадью и конюхом, удалялся.

– Ну что ж, все в порядке, – сказала она двум мужчинам. – Давайте перенесем его в зал.

Как только они положили раненого на стол, Николь подсунула ему под голову свою свернутую накидку, потом послала служанку в кладовку принести все, что надо для перевязки, а Уина отправилась искать две небольшие дощечки для сломанной руки Альфреда. Оказавшись в безопасности, Альфред больше не боролся с собой и, отдавшись боли, впал в забытье.

Николь подняла его руку. Да, сломана, но хрустнувшие кости не порвали кожу. Она прощупала всю руку, проверяя, потом аккуратно совместила кости и твердым движением поставила их на место. Теперь надо завязать, чтобы рука оказалась в покое и правильно срослась. А пока она аккуратно положила ее вдоль туловища раненого.

– Нам надо поговорить.

Голос Гиллиама звучал холодно и резко, когда он схватил жену сзади за плечо и развернул к себе. Николь едва устояла на ногах.

– Что ты делаешь! – воскликнула она. – Прекрати, я занята. Уходи.

Но он утащил ее в дальний конец зала, развернул к себе, прижал спиной к стене, а сам уперся руками в стену над ее головой. Глаза его гневно горели, сжатые губы превратились в ниточку. Он не говорил, а цедил сквозь зубы:

– Я всем приказал оставаться в зале. Ты не послушалась меня. Я велел тебе оставить солдата. Ты снова не послушалась. Ты же была прямо под копытами Уитаса, идиотка!

– Я не могла позволить ему убить Альфреда! – заявила Николь вырываясь. – Я знала, что смогу уклониться от удара, я ловкая. А теперь отпусти, мне надо вернуться к бедняге.

– Не могу понять, как ты только не погибла? – это был отчаянный свистящий шепот. – Мне надо просто убить тебя за это.

Николь расслабилась, оперевшись спиной о стену и уставясь на мужа в полном недоумении. Какая бессмысленная логика!

– Убить меня за то, что я не погибла? – изумленно спросила она.

Гиллиам судорожно вздохнул, потом посмотрел на нее сверху вниз.

– Боже праведный и все святые! Никогда в жизни я не пугался так сильно, как в тот миг, когда увидел, что Уитас занес над твоей головой копыто! Я думал, тебе конец. Никогда, никогда больше не поступай так со мной. – С этими словами Гиллиам оттолкнулся от стены и широким шагом отошел от Николь.

Та удивленно смотрела ему вслед. Что сейчас его гложет?

– Джос, – окликнул Гиллиам оруженосца, издали с робостью наблюдавшего за раненым. Парнишка как будто хотел получше рассмотреть мужчину, но не смел подойти ближе.

– Да, милорд. – Он держал мяч в руке.

– Пошли поищем сухое место и проверим, далеко ли ты сможешь кидать мяч. – Голос Гиллиама звучал уже совершенно спокойно.

Николь смущенно покачала головой, удивляясь странному поведению мужа. Потом вернулась к бедному Альфреду.

ГЛАВА 16

– Ты сам захотел спать в этой холодной комнате, поэтому вставай и ломай лед. Я больше не буду этого делать, – сонным голосом заявила Николь.

Кончалась вторая неделя ее пребывания дома, и Николь осточертела эта ужасная комната.

– Жизнь в Грейстене изнежила тебя, – заметил Гиллиам вместо пожелания доброго утра.

– Если торчать в запертой кладовке несколько месяцев подряд означает нежиться, тогда конечно.

Ее с самого утра ожидало множество дел, но так хорошо было лежать в тепле и уюте. Николь потянулась и слегка отодвинула полог. Розоватый свет зари постепенно заполнял комнату.

– Сегодня появится солнце, – сообщила Николь, засовывая руку обратно под одеяло.

– Слава Богу, а то я уже устал ездить под дождем. А если точнее, то мотаться между домом и Эйлингтоном.

Гиллиам повернулся к Николь спиной и натянул на плечи одеяло.

Николь смотрела на спутанные после сна волосы мужа. Они были длиннее, чем обычно носили мужчины, красивые локоны спускались вдоль сильной шеи.

– Я слышала, ты вчера уезжал.

Николь не виделась с мужем с самого завтрака. Она весь день занималась заготовкой яблок на зиму. Одни надо было нарезать для сушки, другие – на приготовление сидра и уксуса, те надо было заложить в бочонки. Она закончила дела, когда уже зажигали факелы. Николь взглянула на свои руки. От сока фруктов они потемнели, значит, она хорошо потрудилась.

– Так почему ты уезжал?

– Надо было наведаться в один из домов на отшибе. Там пробита стена. Все мало-мальски ценное исчезло, остальное раскидано.

Гиллиам произнес это в стенку, в голосе звучали усталость и раздражение.

Это был уже третий неприятный случай после того странного убийства. В начале недели кто-то затоптал поле, потом угнал овцу.

– Ох, – вздохнула Николь. Она хорошо понимала отчаяние мужа, но разве поможешь словами?

– Снова воры.

Зашуршав простынями, он повернулся на спину.

– Де Окслейд, – сказал он.

Николь посмотрела на красивый профиль мужа.

– Ошибаешься. Я тебе говорила, у нас и раньше такое случалось. Ничего нового.

Он должен был ошибаться. Иначе, если он прав, она этого не вынесет.

– Ну ладно, так или иначе, я уже устал мотаться между домом и Эйлингтоном. Думаю, надо выводить наших людей в дозор.

Николь пристально изучала рисунок на пологе кровати.

– Мой отец тоже пытался так сделать, но воры пережидали время выезда солдат и нападали в промежутках.

– Мы поступим иначе. Наши дозорные будут выходить нерегулярно. Подбросим монетку, и если выпадет монарх, мы едем в Эйлингтон, а если крест – остаемся дома.

Гиллиам хотел потянуться, но кровать оказалась слишком короткой для него. Руки упирались в стену, а колени пришлось согнуть.

– Я встаю. Но давай сначала ты, чтобы мне не переползать через тебя.

– А ты переползи, – сказала Николь. – Я еще не готова.

– Ну ладно, так и быть, я разобью лед, – предложил он.

– Ну спасибо, – пробормотала Николь потянувшись, потом села, кутаясь в одеяло от холода. Затем отодвинула полог и, свалив на колени всю кучу одежды, нашла свое платье. Одежду Гиллиама она положила отдельно. Потом спустила ноги на пол и быстро натянула платье, достававшее ей почти до щиколоток.

Гиллиам уселся рядом. Они оба посмотрели на спящих мальчика и собаку.

– Что бы он, бедный, делал без ее тепла? И она без его? – покачал головой Гиллиам, размышляя вслух.

Джос брал Ройю к себе под одеяло, сейчас их головы лежали рядом. Собака поняла, что хозяин встает, открыла глаза, пошевелила ушами, а потом снова заснула.

– Она чешется, у нее блохи, – сказала Николь, подавая мужу сапоги. – Собакам полагается жить в конуре. Они все-таки грязные.

– Ройя не грязная. Она прекрасно себя ведет и никогда не справляет нужду в зале.

В голосах супругов не было никакой вражды. Такие разговоры стали обычной частью утреннего ритуала. Пока Николь завязывала мужу завязки на чулках, они еще немного поспорили насчет собаки. Гиллиам встал с кровати, чтобы одеться до конца. Свет зари, заливавший комнату, осветил шрам на его бедре.

– Откуда у тебя такой шрам? Похоже, рана была ужасная.

В этот момент Николь держала в руках свое верхнее платье, отделяя его от рубашки Гиллиама.

– Ты права.

Ожидая продолжения, Николь надела платье и завязала на плече накидку. Но пришлось еще раз поежиться от холода, возясь с чулками и туфлями. Николь снова посмотрела на Гиллиама. Тот уже оделся и потянулся за сапогами, оставив рубаху и тунику на потом. Казалось, холод не действовал на него.

– Ну? – спросила она.

– Что “ну”? – рассеянно проговорил он.

– Откуда у тебя такой шрам? Только не притворяйся, будто ты меня не понял. Я же знаю, что ты все прекрасно расслышал.

Если Николь и узнала что-то в последние две недели о мужчине, за которого вышла замуж, так это то, что он совершенно не был тупым. Просто его медлительность смущала ее. Николь осмотрела свои ноги, надевая чулки. На икре остался едва заметный след, все остальное прекрасно зажило.

– Давай рассказывай, – настаивала она, надевая туфли.

Гиллиам надел один сапог, а другой держал в руке.

– Меня это немного смущает. – Он чуть покраснел.

Николь улыбнулась, заметив краску на его лице.

– Что? Ты краснеешь? Кто бы мог подумать, что ты на это способен? Давай обувайся и рассказывай.

Он ткнул ногу в сапог, а Николь встала на колени перед ним, держа в руке кожаные завязки.

– А почему тебе так любопытно узнать?

– Я не любопытствую, – фыркнула она. – Я удивляюсь. Мне кажется, это была смертельная рана. Я хотела бы знать, как все произошло и из-за чего.

– Что ж, да… – сказал он нехотя. – Мне не было еще шестнадцати, и я находился у своего наставника. Нас было пятеро таких, как я. Компания, в которой каждый старался переплюнуть другого, ну и понимаешь, мы все храбрились. Однажды мы охотились на кабана. – Гиллиам умолк, слегка приподняв плечо. – Я пообещал, что перед тем как убить зверя, я на нем прокачусь.

Николь села на пол и недоверчивым взглядом посмотрела на мужа снизу вверх.

– Не может быть.

– Да. Правда. Я проехался. Недолго. А в ответ он вывернул наружу все мои кишки. – Гиллиам улыбнулся. – Выходка глупого мальчишки. Хватит об этом. – Он протянул жене руку, чтобы поднять ее на ноги.

– Не могу поверить, что ты был таким дураком, – все еще не в состоянии переварить услышанное, проговорила Николь. – Верхом на кабане? Мне казалось, ты умнее.

– Не заставляй меня жалеть о том, что я тебе рассказал, – предупредил он.

Она снова покачала головой, не веря себе.

– Попробуй только насмехаться надо мной из-за этого, я тебе так отомщу…

– Неужели ты думаешь, что я боюсь тебя, великан? Ха! Я запомню эту историю о шраме на всю жизнь, великий охотник на кабанов. – Николь удовлетворенно улыбнулась.

– Однако ты зашла слишком далеко! – прорычал Гиллиам и схватил ее в объятия. Но прежде чем она успела воспротивиться, он швырнул ее на кровать и навалился сверху. – Я раздавлю тебя, как букашку.

– Нет! – заверещала Николь, придавленная тяжестью его огромного тела. – Прекрати! Ты сломаешь мне кости! Убирайся, дурачина, – с трудом выговорила она, – не то я надаю тебе пощечин.

Смеясь, Николь уперлась руками в грудь Гиллиаму, отталкивая его и заставляя подняться. Кожа его была гладкой и теплой, сердце сильно колотилось у нее под руками. Его тепло проникало в нее через ладони, и неожиданно ее пальцы поползли вверх по его груди и стиснули ему шею. Мягкие волосы мужа упали ей на руки, и какая-то невероятная горячая волна поднялась у нее внутри, настолько сильная, что Николь едва не задохнулась.

Они поцеловались, и даже сквозь многие слои одежды она почувствовала силу его желания. Он хотел ее, желал! Невероятно. Ни один мужчина никогда не хотел ее.

Внутри Николь все трепетало. Она попыталась взять себя в руки, посмотрела на его лицо и увидела, что он закрыл глаза. Гиллиам наклонился, желая поцеловать ямку у ее шеи, потом его губы пробежали по шее к уху, и там, где кожи касались его губы, она начинала гореть, вызывая неведомые прежде ощущения во всем теле.

– Нет, – прошептала Николь, отворачиваясь и пытаясь отстраниться от его губ.

Своими чарами он снова пытался ее околдовать, но ощущения, надо признаться, были невероятными, прекрасными, в ней все ожило, ничего подобного с Николь в жизни не случалось. Рука его скользнула от талии вверх, его пальцы обхватили маленькую грудь.

– Что ты делаешь! Нет! – хрипло запротестовала она, чувствуя, что соски твердеют, отвечая на его прикосновение. Ей надо было сопротивляться, а не лежать, как жертва паука, попавшая в паутину.

– Ты сводишь с ума. Желание просто разрывает меня, – прошептал Гиллиам ей в ухо, потом перевернулся на спину и уставился на полог у себя над головой. Он закрыл глаза и судорожно втянул воздух. – Ты сказала мне “нет”. Давай пойдем поскорей, Николь, а то я снова начну приставать к тебе. Я не могу обещать, что послушаюсь твоих “нет”, если мы останемся здесь дольше.

Николь подскочила на кровати. Что с ней такое? Ройя залаяла и тотчас оказалась у ее ног, и Джос, испуганно вскрикнув, проснулся. Она схватила оставшуюся одежду, рывком распахнула дверь и не глядя под ноги понеслась по лестнице. Наконец Николь остановилась у высокой стены, все еще дрожа. Боже, что случилось с ее решимостью сохранить для себя свое тело? Она закрыла глаза и поняла: ее собственное тело готово предать ее. Оно жаждало узнать Гиллиама, умоляя позволить ему снова и снова прикасаться к ней.

Она прислонилась лбом к холодным камням и принялась судорожно копаться в себе, отыскивая искры гнева, которые можно раздуть в пламя.

Что же она за дочь, если вздыхает по мужчине, убившему ее отца? Но как она ни старалась распалить себя, разозлить, ничего не получалось. Тело все еще трепетало, щеки горели.

Никогда раньше ни один мужчина не смотрел на нее так, как на ее подругу Тильду. Все соискатели ее руки добивались одного: Эшби. Но Гиллиам уже получил Эшби. И дело не только в нем. Такой мужчина, как он, мог бы обладать любой женщиной, но он сказал, что сходит с ума от желания к ней. К ней!

При этой мысли ее охватила необъяснимая гордость. А может, это еще одна из его ужасных игр? Никогда мужчины не прельщаются отвратительными великаншами вроде нее. Гнев, который Николь старательно разжигала в себе, наконец вспыхнул, сметая внезапную глупую слабость.

Она затянула пояс потуже и вздохнула. Сегодняшнее утреннее приключение должно стать для нее уроком, никогда больше она не должна позволять ему так с собой шутить. Надо быть постоянно настороже, если она хочет оградить себя от его нападений.

Николь быстро шла к залу через дворик; утренняя прохлада остудила жар в крови, который пробудил Гиллиам. Встав в дверях, Николь велела:

– Уина, принеси мне хлеба с сыром. После завтрака мы с тобой пойдем заниматься колбасами. Да, приготовь мне помыться, прямо на кухне. – Не ожидая ответа Уины, Николь повернула к кухне, на ходу восстанавливая свои бастионы, которые должны были защитить ее от тяги к Гиллиаму.

ГЛАВА 17

– Элис, – обратилась Николь к крестьянке, – роды скоро. Ребенок уже у порога. Смотри, как опустился живот. – И она коснулась большого живота Элис, который за последние дни действительно заметно опустился. – Если ребенок не появится до середины завтрашнего дня, оставайся дома.

По традиции хозяин Эшби устраивал эль – деревенский праздник с обедом для крестьян – трижды в год. Первый праздник устраивался после сева, второй раз столы накрывали в середине лета. Правда, события этого лета не располагали к праздникам. Последний, третий эль обычно праздновали на Мартынов день, 11 ноября, в честь окончания сбора урожая. Но так как лето выдалось тяжелым и урожай был очень скромным, этим праздником тоже пренебрегли. Но Николь не хотела оставить людей совсем без угощения и перенесла праздник на первый день декабря.

– Миледи, завтра вся деревня соберется в замке, – возразила крестьянка, смахивая остатки еды и крошки хлеба на пол, цыплятам. – А если мой малыш решит выйти на свет сразу, как только все рассядутся? Мне придется самой тащиться в зал и звать тебя на помощь? – Элис тихо рассмеялась, представив такую картину, и передала госпоже вымытые чашки.

Николь обошла очаг и поставила чашки на полку, прибитую к стене. Из-за высокого роста ей приходилось нагибаться под свисавшими с потолочных балок окороками и кусками копченой грудинки.

– Но музыка и танцы могут сослужить тебе дурную службу.

– Да уж вряд ли я буду танцевать, – возразила Элис. Потом помолчала и коснулась руки своей госпожи. – А почему ты так обо мне беспокоишься? Мне нетрудно рожать. Трудно было сохранить ребенка. Когда родился Эдвин, я быстро управилась. Помню, Агнес заметила, как легко он вышел. – В первый раз Элис родила мальчика раньше срока, он болел и умер в годовалом возрасте.

Николь слегка пожала плечами. Она все еще цеплялась за нелепую детскую мысль, что ребенок Элис снимет с нее тяжкую ношу вины за разрушение Эшби.

– Просто в голове у меня засела какая-то глупость. Я уехала из Эшби, когда замок и деревня лежали в руинах. А вернувшись, увидела, что все наполовину восстановлено и ты почти на сносях.

– Да. Марджери сказала мне, что ты считаешь это знамением, – улыбнулась Элис. – Значит, на мне лежит большая ответственность. Но ради тебя я постараюсь изо все сил, чтобы все прошло хорошо.

Элис села перед очагом, широко расставив колени, чтобы удобнее было держать тяжелый живот. Она достала начатую плетеную корзинку, пристроила ее на коленях и распухшими от работы пальцами взялась за привычное занятие.

– Со мной и с ребенком все будет в порядке. Так что до завтра, миледи.

– Ну что ж, до завтра, – улыбнулась Николь, но беспокойство не оставило ее. Роды всегда опасны, а ей отчаянно хотелось, чтобы ребенок появился на свет без всяких осложнений.

В тот день, когда исчезла дочь плотника и Гиллиам был вынужден поехать в Эйлингтон, Николь охранял солдат Уолтер. Она подала ему знак, что уходит. Уолтер, на простом лице которого была написана неподдельная скука, вышел первым из соображений безопасности. Николь пошла за ним, закрыв за собой дверь.

Казалось, весь безмолвный мир был завернут в одеяло из облаков. От влажного воздуха защипало в носу, и Николь почувствовала, что очень скоро пойдет дождь со снегом, а может быть, вообще выпадет ранний снег. Из-за холода Николь сменила свой груботканый головной убор на шарф из толстой шерсти.

– Сегодня ты, Уолтер, вытащил короткую соломинку, да? – Николь увидела его испуганный взгляд и подавила смешок.

Для нее было большим удовольствием узнать, что солдаты ее побаиваются. Они жаловались Гиллиаму, что она заставляет их работать с утра до ночи и выполнять некоторые обязанности слуг.

– Извините, миледи, вам не стоило бы знать об этом, – смутился он.

– Можешь пока расслабиться. Пойдем-ка навестим управляющего, а по дороге поговорим с тобой про воров, которые нам надоели, – предложила она. – Расскажи мне, почему мой муж так убежден, что все это вытворяет наш сосед? – Она сжала руки под накидкой, направляясь на край деревни, к последнему домику, который наметила сегодня посетить.

– Я думаю, из-за того, что слишком аккуратно все делается. Обычно воры торопятся, боятся, что за ними будет погоня, и у них не остается времени замести следы.

Николь посмотрела на солдата, понимая справедливость его слов, но они никак не соответствовали ее собственному убеждению.

– Может, это тоже воры, только другого сорта, – заявила она.

– Может быть, – согласился Уолтер, – но они никогда не оставляют следов, по которым можно судить, лорд Окслейд их нанял или они действуют сами по себе.

Николь остановилась перед деревянной дверью дома. Из дальнего конца пристройки донеслось коровье мычание, потянуло теплом. Надо признаться, Николь пришлось собрать все силы, чтобы заставить себя прийти в этот дом.

С той ночи у церкви, когда Томас так сурово набросился на Николь, она никак не могла найти в себе силы встретиться с управляющим лицом к лицу. Так как сегодня утром его не было за столом, а на улице стояла холодная погода, Николь подумала, что он мучается от болей в ногах. Девушка засунула руку в мешок, нащупала баночку с мазью и помолилась, чтобы она помогла по-настоящему, а не просто принесла краткое облегчение. Если Томас продолжает винить ее во всех смертных грехах, может, эта мазь “успокоит его гнев? Николь нерешительно подняла руку и резко постучала по задвижке. Дверь открыла невестка Томаса.

– Миледи! Какой сюрприз! – Невестка Томаса, молоденькая Джоанна со свежим личиком и блестящими глазами, была примерно на год старше Николь. Она хорошо ладила с молодым Томом и из обычной дочки фермера незаметно превратилась в жену влиятельного в деревне человека. Двухлетний сынишка цеплялся за юбки матери. После смерти Агнес невестка стала хозяйкой в доме, заняв такое положение на много лет раньше, чем должна была по возрасту.

– Старший Томас дома? – робко спросила Николь.

– Да. Он лежит, ему плохо, он очень мерзнет. Входите, миледи, входите.

Николь постаралась как следует вытереть ноги, прежде чем войти. Несколько цыплят бросились врассыпную, когда она шагнула в комнату.

– Спасибо, Джоанна. Может ли мой сопровождающий посидеть у огня?

– Конечно, миледи. – Джоанна повернулась к Уолтеру и пригласила его: – Садитесь. Хотите кружку эля и хлеба?

– Да, не откажусь. Спасибо, добрая женщина, – ответил с улыбкой Уолтер хорошенькой хозяйке. Он осторожно закрыл за собой дверь, и комната снова погрузилась в темноту, если не считать света от очага. Воздух, тяжелый от запаха животных и от дыма, был сдобрен резким ароматом коптящегося мяса и варившихся в большом железном горшке бобов.

Джоанна усадила сына, потом сняла со стены лампу и зажгла фитиль. Взяв из угла стул, она направилась в заднюю комнату. Николь шла следом за ней, с интересом оглядываясь.

Томас полностью восстановил дом, не изменив в нем почти ничего. Как и в любой другой хижине, очаг он вделал в стену с рядами полок: на них стояли чашки, маленькие горшочки, лежали ложки, ножи. На крюках висели железные инструменты с деревянными ручками, недавно натертыми маслом. Мешки с зерном, орехами, сухими фруктами стояли вдоль бочек с сидром и элем.

Своим приходом Николь отвлекла Джоанну от работы на ткацком станке. Она заметила отложенное в сторону веретено.

Новым в доме был помост, примыкавший к задней стене и покоившийся на толстых столбах. Залезть туда можно было только по лестнице. Но так как старому Томасу уже не под силу было одолеть эти ступеньки, Николь поняла, что на помосте спят Джоанна с Томасом.

– Отец, – позвала девушка. – Наша госпожа пришла тебя навестить.

Джоанна поставила стул рядом с кроватью, а лампу – на сундук. Слабый свет озарил толстый тюфяк, покрытый несколькими одеялами.

Томас спросонья испуганно крякнул и пошевелился; солома в тюфяке зашуршала.

– Пришла, да? – удивился он. Со стоном тучный мужчина сел, свет лампы выхватил из темноты лицо, бороду и краешек плотной оголенной груди.

Джоанна подала ему тунику, сняв ее с крюка на столбе, и Томас оделся. Николь уселась на стул, а Джоанна отошла к очагу. Госпожа и управляющий долго молчали.

– Миледи, это хорошо, что вы пришли навестить старика. – Официальное вежливое заявление не имело ничего общего с обычным тоном и манерами Томаса.

– Теперь я для тебя миледи, Томас? – мягко упрекнула его Николь. – А как насчет Колетт?

Медленная улыбка осветила лицо мужчины, оставшиеся зубы блеснули в слабом свете.

– Значит, ты меня простила за то, что я пытался вмешаться в твою жизнь? Я не имел права ругать тебя в тот день. Я потом думал, что ты из-за этого меня избегаешь.

– Ох, Томас, – тихо вскрикнула Николь. – Я избегала тебя, потому что мне было стыдно, а не из-за твоих слов. Милорд думает, что де Окслейд стоит за всеми случаями воровства. Если это правда, значит, я и тебя, и Эшби предала дважды. Я стала причиной смерти Агнес, а теперь еще и это. Как ты можешь простить меня?

– Эх, девочка. Так ты мучаешь себя, да? – Томас потер лицо дрожащей старческой рукой. – Давай начнем сначала. Со смерти Эгги. Если бы я послушал свою мудрую жену в то июньское утро, мы бы остались дома и обедали у своего огня. Она меня предупредила, что ты собираешься закрыть ворота и показать, на что способна. Я не обратил внимания на ее предупреждение. А теперь скажи мне, кто виноват в смерти жены? – Томас пытался говорить легким тоном, но голос предательски дрожал.

Николь удивленно посмотрела на управляющего.

– Ты себя винишь?

– Виню? Нет. Я отвечаю перед Богом за свою глупую гордость. Я несу наказание и молю о прощении. Какой смысл винить себя, когда Агнес все равно не вернуть: она убита. И не важно, кто это сделал А что до лорда Окслейда, Колетт, давно ли этот рыцарь охотится за Эшби?

Николь выпрямилась на стуле.

– С момента смерти моего брата. Как только я стала наследницей.

Тогда ей было двенадцать лет, но она уже была выше Хью.

– Итак, он стремится получить Эшби уже несколько лет. Тогда в чем ты виновата сейчас? Если это его проделки, то, я думаю, он пытается выяснить для себя, что за человек наш новый господин. Если бы лорда Эшби было легко запугать, Хью Окслейд давно уже проглотил бы нас всех с потрохами.

– Ах если бы ты был прав, – вздохнула Николь, однако не слишком уверенно.

– Кто вообще что-то может сказать? Я не собираюсь тратить свое время и вникать в мысли господ. Бесполезное занятие. – Глаза старика блеснули из запавших глазниц, потом сразу потускнели. – Единственная надежда, что моя маленькая потаскушка не участвует в делах лорда Окслейда против нас. – Томас протянул руку и коснулся шершавой ладонью щеки Николь. – Ты, Колетт, можешь только обидеть меня, а Тильда своим предательством может убить.

– Нет! – тут же ответила Николь. – Она никогда не предаст свой дом. – И умолкла. А почему бы нет? Ведь Тильда собиралась предать ее, выдав Хью? – Сердце ее здесь, – сказала Николь, стараясь придать голосу уверенность, которой не было в душе. – Когда Тильде надоест де Окслейд, она вернется домой. – Странно, но на самом деле ей совсем не хотелось, чтобы Тильда возвращалась. Разве можно восстановить их разрушенные отношения?

– Пускай лучше никогда не возвращается. – Слова Томаса были жестокими, но голос его дрогнул.

– Неужели ты отвернешься от собственной дочери?! Томас, ты не сможешь! – Возглас Николь прозвучал как мольба за себя и за Тильду.

– Ах, Колетт, я не смогу взглянуть на свою беспутную дочь и удержаться от злых слов. Она мой позор. И хотя у нее хорошее приданое, не найдется приличного парня во всей деревне, который захотел бы жениться на ней. Те, кого она ранила, не посмотрят в ее сторону, а кого не успела, не захотят испытать то, что уже довелось вынести другим. Он мрачно рассмеялся.

– Разве что сын Мьюриэл польстится на нее. Ему только шестнадцать, а он хороший работник на ферме. Но мне дорого обойдется выдать ее замуж за того, кто гол как сокол.

– Вряд ли Тильда захочет жить с сумасшедшей Мьюриэл в их дырявом шалаше, – пробормотала Николь. Беднее этой женщины в деревне никого не было. Они с сыном едва сводили концы с концами, кормясь с огорода и нескольких полосок земли. Иногда им что-то удавалось заработать на стороне. – Может, это было бы для Тильды наказанием за ее поведение. Скольких мужчин она использовала, не сосчитать, – тихо добавила Николь.

– Может быть. – Томас горько улыбнулся. – Ты ведь тоже несешь свое наказание. Разве не так?

– Да, молитва за молитвой, – Николь улыбнулась. – Только мне покажется, что я искупила свои грехи, как отец Рейнард находит еще какой-нибудь грех, который я тоже должна замолить.

– Нет, я имею в виду твой брак. Тебе нелегко далось это замужество Я понимаю, выйти за человека, превратившего в руины стены твоего родного дома, очень трудно.

– Знаешь, Томас, весь месяц я работаю от зари до зари, и у меня нет ни минуты подумать об этом. – Николь откинулась на спинку стула, сцепив руки на коленях. – А ночью мне все равно, кто со мной в постели – Если не считать, что Гиллиам очень теплый и никогда не ленился помассировать ей спину, которая просто разламывалась к концу дня.

– Так ли это?

В слабом свете лампы глубоко сидящие глаза Томаса странно сверкнули Его необычный тон заставил Николь занервничать. Она торопливо открыла свой мешок и вынула баночку с мазью.

– Томас, я пришла не только поговорить с тобой, я принесла мазь. Ты не появился за завтраком, и я поняла, что тебя здорово прихватило. Конечно, такие холода…

– Да ты просто святая, Колетт! – Томас широко улыбнулся. – Ноги болят ужасно, нет сил даже выйти вместе со всеми за ивовой лозой и тростником.

– Ой! – Николь всплеснула руками и прижала их ко лбу. – А мне столько надо перебрать всего, и нет ни места, ни времени, сам знаешь. На крыше полно мешков с орехами, они только кое-как прикрыты тряпкой от дождя. Мне просто необходим хорторный сарай.

– Бедняжка, – успокаивающе проговорил Томас. – Беги-ка лучше домой, к сумеркам управишься. Будут у тебя корзины и все, что надо, не волнуйся, я пришлю.

– Спасибо, Томас, – сказала Николь, улыбаясь, и наклонилась поцеловать старика в круглую щеку. – Выздоравливай, чтобы завтра вместе со всеми прийти на эль. Очень хочется увидеть, как ты танцуешь и смеешься. Итак, до завтра.

– До завтра, Колетт, – сказал Томас, ласково глядя на девушку.

Николь с легким сердцем вышла из дома управляющего. Они с Уолтером возвращались по деревенской улице, которая вела к воротам замка Эшби.

Позади раздался стук копыт.

– Дорогу! – раздался звонкий голос Джоса. Николь и Уолтер отскочили в разные стороны.

Пони пронесся мимо них, свесив язык; земля летела из-под копыт, казалось, за лошадью и всадником гонится черт. Николь обернулась. Так и есть.

Темная шкура Уитаса выделялась на фоне выцветших ржавых холмов. Хозяин Эшби свернул с дороги на проселок. Николь и Уолтер стояли на обочине и смотрели. Зрелище вселяло благоговейный ужас.

Огромное черное животное галопом летело на них с гордо поднятой головой, грива развевалась на ветру. В полном вооружении, в накидке поверх кольчуги Гиллиам восседал на жеребце и, судя по всему, не обращал никакого внимания на холод. Кольчуга отливала серебром, несмотря на мрачность дня. Завидев Николь, муж поднял руку, приветствуя ее.

Потом сжал коленями бока Уитаса. Жеребец сначала перешел на рысь, затем пошел шагом.

– Уолтер, сейчас я схвачу ее, не давай ей убежать! – крикнул Гиллиам, и голос его вознесся, казалось, в облака.

Солдат с ухмылкой посмотрел на свою госпожу.

– Он сейчас поднимет вас, миледи. Стойте спокойно, чтобы случайно не повредиться – Уолтер посмотрел на дорогу, потом развернул Николь, как надо было для трюка, который пожелал исполнить его хозяин. Солдат положил руку на плечо Николь, не давая той сойти с места.

– Что такое? – запротестовала Николь, не веря в выполнимость глупой затеи мужа. Трудно придумать более ужасную смерть, чем под коваными копытами Уитаса. Страх переполнял ее до краев, но гордость не позволяла убежать. Черт побери! Она не даст Гиллиаму или его солдату увидеть ее страх.

Гиллиам выбросил руку вперед, и Николь решила с честью выдержать предстоящее испытание. Молодой рыцарь слегка наклонился и подхватил жену за талию. Едва ноги Николь оторвались от земли, как она тут же впилась пальцами в звенья кольчуги и в его руку так крепко, будто в эту секунду решался вопрос ее жизни и смерти. Даже сквозь кольчугу она ощутила затвердевшие мускулы Гиллиама. Через мгновение она оказалась у него в седле. Обхватив мужа за талию, Николь прошипела:

– Ты сошел с ума? Твой зверь мог меня убить. – Но лицо Гиллиама было скрыто под шлемом, и единственное, что открывалось ее взору, был рот. Как всегда, губы Гиллиама улыбались.

– Пока ты стоишь на месте и не двигаешься, тебе ничто не грозит, – сказал он. – А для Уитаса это еще одно рыцарское упражнение. Кроме того, я понял, что ты заколдована. Вспомни, ты могла бы сгореть в огне, погибнуть от моего меча, в битве с бандитами в лесу, под копытами Уитаса. Но ты жива, и я убежден: ты неуязвима.

Николь выдохнула.

– Ладно, но больше не надо делать ничего такого. Твои упражнения меня не интересуют. А как дела в Эйлингтоне? Ты нашел девочку?

Улыбка Гиллиама погасла, он пустил Уитаса шагом. Огромный жеребец хотел было воспротивиться, но покорился.

– Мы нашли ее, – тихо сказал Гиллиам. – Они жестоко мучили ее ради своего удовольствия.

– Она мертва?

Челюсти его крепко сжались.

– Теперь уже да. Проклятие! – добавил он тихо, затем постарался скрыть свои истинные чувства за улыбкой. – Итак, как прошел день, миледи? Надеюсь, он был приятнее моего.

Николь взглянула на мужа и поняла, что боль из-за гибели девушки слишком сильна и он не хочет продолжать разговор об этом. Стараясь отвлечь его от печальных мыслей, Николь заговорила о своих затруднениях:

– Я еще не все закончила. Томас пришлет мне плетеные корзины для орехов, но мне некуда их ставить. Гиллиам, мне так нужно для них место Ты бы лучше построил новый зал, чем восстанавливать хижины.

Гиллиам откинул голову назад и из-под забрала попытался посмотреть ей в глаза.

– У меня не было времени заняться этим до холодов. Зал надо белить известкой в теплую погоду. Придет весна, и мы построим новый.

Под весом рыцаря и боевого коня висячий мостик, ведущий в замок Эшби, застонал.

– Белить? – удивилась она. – Ты хочешь построить каменный зал?

– Да, подумай сама, моя дорогая: если у нас будет надежная, не соломенная, крыша и каменные стены, нам не страшен пожар. Не придется бояться и врага, который может попытаться уморить нас голодом в маленькой, набитой людьми башне во время осады. Мы будем сидеть в нашем доме, за каменными стенами, с погребами, полными разной снеди.

Когда он остановил Уитаса возле главного зала, Николь смотрела на мужа, пораженная его словами. Как говорил Томас, у этого человека серьезные планы на будущее. Строительство каменного дома потребует много средств. Конечно, Эйлингтон дает хороший доход, но и его мало. Наш дом, сказал Гиллиам. Как легко он включил ее в собственные планы, сделав их общими.

– Я победил! – закричал Джос, сидя верхом на пони посреди двора.

С видом победителя он потряс сжатыми кулаками в воздухе. Под кожаным защитным дублетом, недавно посланным ему лордом Кодрэем, была надета туника из толстой шерсти. Теперь мальчик тепло одевался и за последний месяц забыл, что значит болеть. Капюшон слетел у него с головы, уши и нос покраснели от холода, темные глаза возбужденно сверкали.

– Не хвались, парень, – со смехом сказал Гиллиам, – я тебе дал фору в полмили.

Из конюшни выбежали конюхи с крепкими поводьями, потому что Уитас подпускал к себе только тех, кого любил, да и настроение его было очень изменчиво. Неизменной была лишь любовь, которую он дарил своему хозяину.

Гиллиам, обняв Николь одной рукой, спустил ее на землю. Она сразу постаралась подальше отойти от копыт животного. Гиллиам тоже спешился. Огромный конь повернул голову к хозяину и жалобно заржал. Сняв перчатки, сплетенные из стальных нитей, хозяин почесал у коня за ушами, что-то шепча ему: он разговаривал с огромным жеребцом, как с ребенком.

– Ты балуешь его даже больше, чем Ройю, – сказала Николь мужу, когда конюхи повели коня в загон.

Гиллиам поднял с лица забрало и сунул под мышку шлем и кожаный подшлемник.

– Эх, – ответил он, проведя рукой по волосам, – сердце мое уже в плену Очень жаль, что не ты захватила его. Увы. – Голубые глаза Гиллиама блеснули, он печально покачал головой.

Николь чуть не застонала. Почему ей постоянно приходится терпеть его насмешки? И она все время дает ему повод для них. Николь выразительно посмотрела на мужа, потом отвернулась и вошла в зал.

Гиллиам вздохнул и предложил Джосу:

– Поскольку мы с тобой в полном обмундировании, пойдем-ка потренируемся во дворе.

Даже в зале Николь услышала стон мальчика:

– О, милорд, вы же знаете, как плохо я владею мечом… – И тут же Джос сам себя оборвал: – Но я попытаюсь, милорд.

В голосе мальчика звучала не только безнадежность, но и решительность. Николь покачала головой. Да, в парнишке произошли заметные перемены. Джос никогда не мог устоять перед напором Гиллиама, но он все больше делался похожим на обычного мальчика его возраста.

ГЛАВА 18

Николь остановилась, чтобы убрать со лба выбившуюся прядь волос. Она отодвинула ее с лица тыльной стороной руки, потом выпрямилась. Когда она вытащила все тюки из угла в погребе, ей хватило места для ивовых корзин. Но засыпать урожай в корзины пока еще рановато, надо дать прутьям как следует высохнуть. Николь отступила на шаг, чтобы взглянуть на результаты своих трудов. Вдруг она заметила, что на фоне белой стены что-то темнеет за одним из тюков. Николь подошла поближе, заинтересовавшись находкой. И, не удержавшись, вскрикнула от удовольствия.

Между бочками и стеной стоял арбалет отца, прежде хранившийся в чулане. Николь быстро отодвинула тюки от стены, желая вынуть оружие, когда что-то еще упало и ударилось об пол. Меч! Тот самый, который отец подарил ей на день рождения в восемь лет! Он еще пообещал, что когда-нибудь девочка дорастет до него. Вот она и доросла.

Николь удивленно рассматривала свою находку. Боже, как все это оказалось здесь? Но вспомнив, что пришлось пережить Эшби до ее возвращения, она сказала себе: удивляться нечему.

Николь подняла меч, рука удобно легла на рукоять, лезвие знакомо блеснуло. Они с отцом время от времени тренировались, он гордился ее умением пользоваться оружием. Потом отец сильно погрузнел, стал неповоротливым и не годился в партнеры. Николь улыбнулась своим воспоминаниям и прислонила меч к лестнице, ведущей в погреб. Потом решила вынуть арбалет.

Вытащив его целиком, Николь провела рукой по блестящей поверхности, пристально всматриваясь, не подгнила ли она. Этот арбалет делал на заказ специально приглашенный мастер. Сейчас арбалет был без тетивы. Очень мощный, размахом в два фута; приходилось упираться обеими ногами, чтобы натянуть тетиву. Стрелы арбалета летели не слишком далеко, но попадали точно в цель. Николь хорошо помнила об этом.

Девушка повертела его в руках, прицелилась, потом отложила в сторону. У нее столько дел, а она тратит время на пустяки. К тому же любимым оружием Николь всегда был меч, а не арбалет. С мечом в одной руке, с арбалетом – в другой Николь поднялась по лестнице, собираясь отнести драгоценные находки в чулан, где они лежали раньше.

На улице сильно похолодало, легкие покалывало при каждом вдохе. Девушка пересекла площадь, подошла ко двору, где обычно тренировались рыцари, и услышала нытье Джоса.

– Пожалуйста, милорд. Вы сами видите, все бесполезно. Я никогда не научусь владеть мечом. К тому же я ужасно замерз.

– Прекрати хныкать. Если будешь упорно тренироваться, согреешься. Давай-ка еще раз.

Гиллиам говорил спокойно и терпеливо.

– Бесполезно.

– Ты только начал учиться. Нельзя ожидать совершенства с самого начала. И больше никаких извинений. Давай, Джос, поднимай меч, – настаивал Гиллиам.

Николь подошла и стала наблюдать за ними. Оба стояли в центре хорошо утоптанной площадки. Джос натянул капюшон, заткнул плащ за пояс. Нос алел на ветру. Одной рукой в перчатке он сжимал короткий учебный меч, в другой у него был кожаный щит.

Вооруженный точно так же, Гиллиам стоял с непокрытой головой, но в боевом облачении: в кольчуге и ножных доспехах поверх дублета и шерстяных чулок. Плащ он снял и положил рядом со своим мечом и ножнами, однако холода не чувствовал.

Гиллиам выставил меч перед собой. Джос сощурился, сосредоточившись, потом занес оружие для бокового удара и покачнулся. Гиллиам пошевелил рукой в запястье, позволяя мальчику сделать лишний удар, потом их мечи скрестились Раздался лязг металла, и Джос с криком разочарования упал назад.

– Милорд, он трясется у меня в руке, когда я ударяю по вашему мечу, – пожаловался Джос. – Как мне его удержать, если он прыгает и качается? От этого мне больно.

– Больно не может быть, ты же в перчатках. И потом, именно этому ты должен научиться. Надо так держать меч, чтобы вибрировало лезвие, а не рукоять. Давай-ка, мальчик, попробуем еще раз.

Джос приготовился к удару. Когда он сделал выпад, Гиллиам чуть приподнял меч, чтобы мальчик промахнулся.

– Ты должен был ударить по моему мечу. Не надо без толку размахивать оружием, – упрекнул он его, слегка усмехнувшись. – И не закрывай глаза.

– Я их не закрываю. Вы просто отвели свой меч в сторону еще до моего удара. – Джос с трудом дышал, изо рта у него валил пар. – Так что стойте спокойно. – Он сделал еще выпад.

Гиллиам снова слегка приподнял свой меч и сильно ударил по мечу мальчика. Джос опять упал, на этот раз удивившись.

Николь ухмыльнулась.

– Стыдно, милорд! Ты его обманываешь. – Муж немедленно повернулся к ней, на его лице читалось явное удовольствие. Под его теплым взглядом лицо Николь слегка порозовело. Слава Богу, ей хватает причин держаться от него подальше.

– Я не знал, что ты за нами наблюдаешь, – сказал Гиллиам с усмешкой. – А что такое ты тащишь?

Он опустил на землю меч и пошел к жене, не спуская глаз с арбалета. Николь сразу выругала себя, но было поздно прятать свою находку. Хорошо хоть она успела сунуть за спину меч. Господи, ну чего ради она встала здесь?

– Я нашла в погребе старый арбалет, пока освобождала место под корзины. Хочу положить его вместе с другим оружием, – солгала Николь.

– Смотри-ка, отличная вещь, – удивился Гиллиам, взяв в руки арбалет и прицеливаясь из него.

– Это отцовский, подарок старого короля. Я рада, что он не сгорел во время пожара. Приятно иметь память об отце, – добавила Николь, готовая пожертвовать даже арбалетом, лишь бы сохранить меч.

– Да, конечно, – согласился Гиллиам, снял перчатку и провел рукой по дереву, потом снова приподнял оружие, целясь. Не отрываясь от арбалета, он спросил:

– А какую историю ты расскажешь про меч? – Она вздрогнула от неожиданного вопроса. Гиллиам не должен был увидеть меч!

– Никакой.

– Неужели, мадам? – удивился Гиллиам, приподняв бровь. – Оружейная комната находится как раз в противоположном направлении. Мне показалось странным, что ты идешь не туда.

Николь, признав поражение, пожала плечами. Странное дело, но мысль о том, что Гиллиам отнимает у нее оружие, на этот раз не разозлила ее.

– Это мой меч, мне подарил его отец.

– Но тебе больше не придется им пользоваться, так ведь? – В голосе Гиллиама слышалась насмешка. Потом он опустил арбалет и посмотрел на жену веселым открытым взглядом.

– Да что это за оружие? Так, ничего особенного, старье для тренировок. Зачем оно слабой и беспомощной женщине вроде меня?

– Слабой и беспомощной? – переспросил Гиллиам. – И ты смеешь называть себя так после того, как показала, в лесу, на что способна?

– Милорд, я замерз, – проклацал зубами Джос. – Мы закончили или еще нет?

Благодарная Джосу за вмешательство, Николь решила отблагодарить его.

– Позволь ему, милорд, пойти в зал. Он не способен, как ты, вырабатывать тепло. Сегодня слишком холодно.

– Почему мы должны кончать тренировку, когда у нас все так хорошо пошло?

И Гиллиам обнял парнишку за плечи. Под тяжестью его руки Джос покачнулся.

– Хорошо пошло? Только тебе может понравиться стоять на сквозняке с мечом, – фыркнула Николь. – Несчастный Джос. Отпусти его на кухню, пускай выпьет горячего бульона.

Гиллиам радостно потер руки. Ему всегда доставляла удовольствие мысль о еде.

Джос с надеждой посмотрел на своего господина. Лорд Эшби перевел взгляд с мальчика на Николь. Потом широко улыбнулся, глаза его весело блеснули.

– Если ты так просишь за него, я позволю мальчику уйти. Но при одном условии: ты станешь моим партнером.

– Что?! – изумилась Николь. – Ты, наверное, сошел с ума, если такое предлагаешь. Ты полностью вооружен, а я в одном платье! Оно не защитит меня от твоих ударов Я даже без перчаток.

– Что это? Уловка? Подобного я наслушался от Джоса и никак не ожидал от тебя. Ты говоришь, что у тебя нет перчаток. Хорошо, я тоже их сниму. Подумаешь, большое дело обменяться несколькими дружескими ударами, а?

Гиллиам снял перчатки, отбросил их в сторону, затем поднял с земли меч и щит.

Ветер рвал юбки Николь, трепал шарф на голове, и хотя у нее было желание сразиться с мужем, она понимала, какая это дурацкая затея. После схватки у него появится еще больше поводов для насмешек над ней.

– Зачем тебе нужен этот поединок? – Гиллиам пожал плечами.

– Может, тогда я пойму, как ты отправила на тот свет бродяг из леса. – В тоне Гиллиама не было ничего указывающего на какие-то скрытые причины.

– О, если ты хочешь узнать только это, я сама расскажу. С одной стороны, мне повезло, с другой – очень хотелось выжить. К тому же все они голодные бродяги в отличие от тебя, отлично тренированного и полного сил. Какое может быть сравнение?

– Если ты меня так боишься, уверяю, я стану только защищаться и не буду нападать, – весело пообещал Гиллиам.

– Боюсь тебя? – в ее голосе послышалось презрение. – Ничуть.

Воспоминание о том, как легко он разоружил ее после смерти отца, всплыло в памяти. Тогда она надышалась дыма, была убита горем, иначе ему не удалось бы это так легко и быстро. Теперь меч, казалось, жил в ее руке своей собственной жизнью. Желание схватиться с Гиллиамом и показать ему, что она вовсе не такая неумеха, какой он ее считает, переполняло Николь.

– Ну, давай, Николь! – поддразнивал жену Гиллиам. – Покажи свое мастерство. Не хочешь же ты уверить меня, что ни на что не способна? Мы ведь оба знаем, что это не так. Разве нет?

Николь возвела глаза к небу, показывая, насколько смешны ей его подначки. Ладно, пускай отведает ее искусства. Может, хоть немного удастся отомстить ему за постоянные издевательства над ее гордостью. Николь пристально посмотрела на Гиллиама. Глаза его блестели. Он поигрывал мечом, и она восприняла это как приглашение начать.

– Миледи, пожалуйста, – взмолился Джос. – Сделайте, как он просит. Я совсем замерз, до самых костей. Прошу вас!

Мальчик, обхватив себя руками, сильно дрожал, даже не пытаясь сдерживаться.

– Ну что ж, ради тебя, Джос, – пытаясь скрыть охватившее ее перед схваткой возбуждение, сказала Николь своим обычным голосом.

Гиллиам улыбнулся.

– Джос, дай леди Николь свой меч и иди на кухню. Но поскорей возвращайся, это просто небольшой перерыв в твоем уроке.

Брови Николь полезли на лоб от такого оскорбления. Неужели он действительно считает, что ее так легко победить? Страстное желание показать самоуверенному Гиллиаму свое умение охватило ее.

Джос, не медля ни секунды, отдал своей хозяйке меч и щит.

– Спасибо, миледи, – пробормотал он и со всех ног кинулся на кухню. От испытанного облегчения он даже не заметил, насколько странно происходящее.

Николь подождала, пока мальчик исчезнет за дверью, потом сняла накидку и отбросила ее в сторону. Подняв подол юбки, девушка заткнула его за пояс.

– Нечестно. Меня будут отвлекать твои голые ноги, – засмеялся Гиллиам.

– Мне так понимать, что ты передумал? Насчет поединка? – с вызовом спросила Николь. – Как же мне сражаться, если юбки будут путаться под ногами?

– Но я стану отвлекаться, – повторил Гиллиам, прижав руку к сердцу. – Ладно, начинай.

Николь сделала несколько шагов ему навстречу. Когда она остановилась, он приподнял меч.

– Готова? – спросил Гиллиам.

Вместо ответа Николь сделала быстрый выпад от бедра. Если бы он на секунду замешкался, то ощутил бы укол в ребра. Глаза Гиллиама расширились от удивления. Он оценил выпад, ухмыльнулся и качнул лезвием. Потом подался к Николь; она отклонилась назад, но, прежде чем восстановить равновесие, успела поработать мечом.

Их мечи скрещивались снова и снова. Очень быстро, в темпе огненного стаккато. Как и обещал, Гиллиам только защищался, отражая ее удары. Легкость, с которой он это делал, свидетельствовала о быстроте его реакции и о том, что у Николь было мало практики. Но очень скоро она ощутила, как мышцы ее разогрелись, движения стали быстрыми и ловкими. Ее тело постепенно вспоминало давние годы тренировок.

Теперь Гиллиаму с трудом удавалось блокировать ее удары. Он дрался в тяжелых доспехах, и у нее, легко одетой, оказалось преимущество. Гибкая и быстрая, она нанесла четыре точных удара, вложив в них всю силу и заставив Гиллиама отступать шаг за шагом.

Николь сосредоточилась, наблюдая за противником. Улыбка не сходила с его лица, хотя капли пота уже блестели на лбу. Перехватив ее взгляд, Гиллиам повел бровями, подбадривая жену. Она широко улыбнулась и нанесла атакующий удар, потом, не ожидая ответа, повернулась, сделала пируэт и совершила еще один выпад.

Гиллиам, спотыкаясь, попятился, с трудом отразив мощную атаку.

– Боже, – удивленно выдохнул он, – сейчас у меня перед глазами едва не прошла вся моя жизнь!

Николь открыла рот, собираясь возразить, но Гиллиам перестал защищаться и замахнулся мечом. Такого удара, сразу поняла она, ей не отразить. Девушка мгновенно упала, перекатилась на другой бок и быстро вскочила на ноги там, где меч мужа уже не мог ее достать. Гиллиам со всего размаха рассек воздух.

– Большие мужчины такие неповоротливые, – презрительно хмыкнула Николь, уперев руки в бока.

Гиллиам расхохотался и отбросил оружие.

– Это я-то неповоротливый? – завопил он и бросился к ней.

– Нет, у нас же поединок! – закричала Николь. – Поединок! – Она быстро отскочила от мужа. – Разве это честно? Я не могу ударить невооруженного человека! Отступай, ты!

Он схватил ее и обнял. Меч и щит упали на землю, когда он поднял жену на руки и закружил в воздухе.

– Ну ты просто невозможная женщина! – восторженно вопил он с явным удовольствием. – А я-то думал, ты только немного баловалась с мечом. Ан нет! Теперь ты и только ты будешь моим партнером на тренировках. До конца дней, запомни!

– Сумасшедший! Буйнопомешанный! – смеялась Николь. – Отпусти меня, пока твоя кольчуга не переломала мне ребра.

– Не отпущу, пока не объяснишь, почему держишь меч так низко.

– Ну и глупец, если не понимаешь. – Николь вложила в это слово наигранное презрение и крепко сцепила руки у мужа на шее. – Посмотри на меня, а потом на себя. Там, где ты можешь использовать мощь плеч и спины, я могу использовать только силу бедра. Для меня нет другого источника силы, это первое, чему научил меня отец.

– Вот я смотрю на тебя, – сказал Гиллиам, и его голубые глаза вдруг стали серьезными, он больше не смеялся, – и думаю: как же мне повезло, что я женился именно на тебе.

Николь быстро втянула воздух, снова почувствовав таинственные чары, охватившие ее несколько недель назад. Правда, сейчас волшебство было втрое сильнее. Она отчаянно искала, чем бы защититься.

– Повезло, что связался с великаншей из Эшби? С отвратительной амазонкой, надевшей на себя мужское платье и размахивающей мечом? С обкромсанными волосами?

Пока она все это говорила, ее сердце постепенно забилось ровнее.

Гиллиам изумленно поднял брови.

– Но ты для меня не великанша, – проговорил он тихо, – и никакая не амазонка. Я же не жалкий недомерок, слабый и беспомощный, который мог бы сказать такое из зависти к твоему росту. И насчет внешности тоже неправда. У тебя очень красивые глаза, самые красивые, какие я видел у женщин. Волосы такие пышные, вьющиеся, полные жизни. Я не могу спокойно на тебя смотреть, меня соблазняет твое тело, я просто сгораю от желания. – С этими словами Гиллиам поставил жену на землю, но рук с ее спины не убрал. Николь оказалась тесно прижатой к его груди. Она отпустила шею Гиллиама, руки сползли ему на грудь и замерли. Николь понимала, что этого не следует делать, но не удержалась и заглянула мужу в лицо.

В голубых глазах не было даже искорки смеха, в них горело желание. Желание ее тела. Жажда ее любви. Николь читала это и в мягком изгибе его губ, и в напряженной линии подбородка. Не веря себе, она покачала головой. Ни один мужчина никогда не хотел ее.

– Я поняла, ты сумасшедший. Действительно сумасшедший.

Она надеялась сказать это в полный голос, но с ее губ сорвался лишь тихий шепот. Поэтому Николь решительно добавила:

– Отпусти меня.

Ледяной ветер крутился вокруг ее обнаженных ног, забираясь под юбки. И как тогда, на ступеньках церкви, его объятия стали крепче. Гиллиам приподнял ее, и она встала на цыпочки. Глядя мужу в лицо, Николь видела, как сильно он хочет ее. Только ее. Никаких сомнений. Он считает ее красивой. Николь едва не задохнулась от охватившего ее с головы до пят удовольствия. Она закрыла глаза, когда он потянулся к ней губами.

Поцелуй был теплый, мягкий, может, не слишком страстный, но она почувствовала, как глубоко внутри что-то запульсировало. Она прижалась к нему губами, а руки сами собой поползли вверх и сцепились у него на затылке. Тогда его губы ожили и задвигались, и девушка перестала дышать.

Гиллиам стянул шарф с ее головы, взял в мозолистые ладони ее лицо, потом запустил пальцы в волосы. Она не противилась его поцелуям до тех пор, пока кровь не забурлила в жилах.

Внезапно ее одолело страстное желание захватить его рот своими губами и не отпускать. Николь потянулась к мужу, не обращая внимания на кольчугу, царапавшую ей грудь. Завладев его ртом, Николь сразу стала необычайно требовательной, заставляя Гиллиама оставить игру и поцеловать ее со всей страстью.

Он чуть не задыхался, впиваясь в нее ртом, одной рукой поддерживая жену за затылок, а другой крепко прижимая к себе. Его губы словно растворялись в глубоком поцелуе. Голова Николь кружилась, но она отвечала ему с не меньшей страстью, сгорая от желания. Она с трудом оторвала свои губы от его рта и принялась целовать подбородок, мочку уха, от чего по всему телу Гиллиама пробежала дрожь. Он тихо застонал, как от боли. Теперь пришла очередь Николь вздрогнуть: ее потрясло собственное поведение, но остановиться она не могла.

Поцелуи и ласки возбуждали обоих. Губы Николь с новой страстью ласкали шею мужа, пальцы играли с его волосами, заставляя Гиллиама наклониться так низко, чтобы можно было еще сильнее впиться ему в губы. Гиллиам громко застонал. Его рука скользнула к груди Николь, и в этот момент что-то внутри нее взорвалось. Девушка выгнулась всем телом от удовольствия и удивления.

Он сразу убрал руку и снова обнял Николь. Она все теснее и теснее прижималась к мужу, и он тихо выдохнул:

– Боже мой, какая сладкая мука! Если ты не собираешься немедленно со мной лечь, прекрати.

Николь разочарованно нахмурилась. Она совсем не хотела прекращать. Во всяком случае, не сейчас, когда каждое прикосновение доставляло столько удовольствия и внутри оживало что-то странное.

– Но я… – начала она, но не нашла слов продолжить свою мысль.

Гиллиам отпустил Николь, схватил ее руки в свои и отступил на шаг. Николь разочарованно вскрикнула. Всем сердцем ей хотелось оставаться в его объятиях. Он закрыл глаза и прижался губами к ее ладони.

У девушки задрожали колени, дыхание участилось, она никак не могла взять себя в руки. Что он такое с ней делает? Какое волшебство творит? Откуда-то из глубины сознания снова поднялось желание, но Гиллиам отступал все дальше и дальше, пока не отошел на расстояние, откуда уже не мог до нее дотянуться. Николь опустила руки, хотя они тянулись к нему.

– Так ты ляжешь со мной? – хрипло спросил он.

Николь вздрогнула, словно холодный ветер унес с собой тепло, возникшее от соприкосновения их тел. Чувства ее сразу остыли. От холода, пронзившего до костей, она отрезвела, здравый смысл вернулся к ней.

Николь посмотрела на Гиллиама, снова отметив высокие красивые скулы, золото волос, твердую линию подбородка и чувственный изгиб рта. Глаза его стали темно-синими от желания. Боже, как он хорош! И этот мужчина считает, что ему сильно повезло с ней! Гиллиам не относится к ней с презрением, он ценит ее умения, способности, он даже хочет сделать ее своим партнером по тренировкам.

Внезапно из глубины памяти всплыла картина: Гиллиам стоит перед отцом, меч, описав дугу, входит в его горло. Сердце Николь дрогнуло, глаза наполнились слезами.

– Это нечестно, – прошептала она, и по щеке у нее покатилась слеза. – Ну почему единственный человек в мире, которому я нравлюсь такая, какая есть, отнял жизнь у моего отца?

Гиллиам отвернулся.

– Черт побери! Да он был почти мертв. Хочешь знать, зачем я всадил в него меч? Чтобы облегчить его смерть, не дать ему сгореть в пламени пожара.

Николь, удержавшись от вздоха, не думая, что делает, подошла к мужу и прижала дрожащие пальцы к его губам.

– Я не хочу, чтобы ты обвинял себя. – Николь отдернула руку, пораженная собственными словами. – Да что это со мной? – воскликнула она.

Николь повернулась и побежала. Ее сердце разрывалось на части.

ГЛАВА 19

Наутро Гиллиам проснулся с тяжелой головой Он не видел Николь после того, как она убежала от него Он знал, что она ходила навещать священника в сопровождении Уолтера, работала на кухне, и теперь она где-то за стенами Эшби, под надежной защитой.

В последний месяц всякий раз, когда ему удавалось потревожить защитную оболочку, которой Николь окружила себя, она убегала от него и с головой уходила в работу. А после ходила навещать деревенских, хлопотала о здоровье слуг и работников Эшби. В эту ночь она не пришла спать в его постели.

Гиллиам закрыл глаза, вспоминая, какое смущение отразилось в ее прекрасных глазах. Николь сама не ожидала, что простит ему смерть отца. Это произошло само собой, она даже не успела осознать случившегося. Итак, он сокрушил ее последний бастион.

Передвинувшись на край кровати, Гиллиам отдернул занавеси, сел и осмотрелся. Комната была залита мрачным светом, воздух такой же ледяной, как вчера. Джос укрылся одеялами, Ройя, свернувшись в клубок, тесно прижалась к нему. Почуяв движение хозяина, собака навострила уши, но осталась лежать на своем месте.

– Вообще-то твое пренебрежение могло бы оскорбить меня, – проворчал он ей. – Я думаю, ты любишь мальчика больше, чем меня.

Собака немедленно вскочила, потянулась, заскулила и, положив морду ему на колени, посмотрела умоляющими глазами. Гиллиам почесал ее за ухом, потом потрепал по боку, но стоило ему убрать руки, как Ройя снова вернулась к Джосу.

Гиллиам насмешливо ухмыльнулся.

– Думаю, я не имею права жаловаться, я ведь тоже отдал свое сердце другой.

Он потянулся за одеждой. Может, даже хорошо, что Николь не пришла к нему в эту ночь. Но, Дева Мария, как он ее жаждал! Прикосновение ее губ к его шее, ее страстные поцелуи разожгли желание так сильно, что он уже не отвечал за себя.

Надев нижнюю рубаху, он стоял, держа концы завязок в руке, и смотрел на ноги. Обычно Николь занималась ими по утрам, когда он обувался. Что, если она больше никогда не захочет спать с ним в одной постели.

Гиллиам покачал головой. Если у нее такое на уме, он сам затащит ее себе в постель, сколько бы она ни сопротивлялась. Ей не убежать от него.

Рыцарь снова сел. За месяц они ни на шаг не продвинулись вперед. Все пошло по новому кругу. Он снова собирается силой тащить ее туда, куда она не хочет. Но на этот раз у него нет терпения все начинать с самого начала. Он невыносимо хотел свою жену.

А что, если он применит силу, а она отвернется от него навсегда? Гиллиам застонал и повалился на постель, уставившись в потолок. Его не просто влекло к Николь – она нравилась ему, с ней было так весело и интересно. Если она возненавидит его, то жизнь станет невыносимо одинокой.

Гиллиам с трудом сел. Спина еще болела.

– Джос, – громко позвал он мальчика усталым голосом, желая разбудить его. – Сегодня наш день.

Мальчик тихо застонал, потянулся.

– А, сегодня эль, – зевнул он. – Не могу дождаться. Леди Николь сказала, что сварила грушевый компот. Мой любимый.

Гиллиам улыбнулся. За последний месяц у Джоса прорезался настоящий мальчишеский аппетит, хотя сам он еще не стал настоящим мальчишкой.

– Слушай, застолье начнется в середине дня, нет никакого смысла затевать что-то серьезное. Так почему бы нам не пойти на охоту? Ройя с удовольствием побегает.

Но в лес хотелось не собаке, а ему. Мысль о том, что он столкнется с Николь в стенах Эшби и увидит в ее взгляде отказ, страшно мучила его.

Джос удивленно сел.

– Вы возьмете меня на охоту?!

– А почему бы нет? – Гиллиам наклонился, обматывая завязкой ногу.

– Мне говорили, от меня на охоте нет никакого толку, – ответил мальчик тихим покорным голосом.

Гиллиам торопливо вскочил. Так, значит, не только мать, вся семья Джоса над ним потрудилась.

– Слушай, я так не думаю. Может быть, ты и не обучен охоте, но сказать, что от тебя не будет никакого толку, никак нельзя. Я думаю, ты не разочаруешь меня. – Он старался говорить спокойно и уверенно.

– Нет, не разочарую, – твердо ответил мальчик.

Гиллиам наклонился, делая вид, что хочет поправить завязку на ноге, а на самом деле пытаясь скрыть улыбку. Даже если они с Джосом вернутся с пустыми руками, уже сам выход на охоту прибавит мальчику уверенности в себе, которой ему так не хватает. Сегодняшний день не пройдет даром.

Настроение Гиллиама поднялось от принятого решения, он подумал, что в середине дня, когда в зале соберется вся деревня, Николь волей-неволей придется быть рядом с ним до позднего вечера. А уж он постарается найти способ наладить их отношения.

Когда последние гости праздника торопливо вошли в зал, Гиллиам сел на свое место за высоким столом. Хозяин Эшби оглядел крестьян и остался доволен. Все нарядные, в самой лучшей одежде. Ярко-зеленые, синие, красные платья оживляли мрачные стены зала. Каждый принес не только свою миску и хлеб, но и скамейки. Почти все доски, какие нашлись в Эшби, пошли на длинные, грубо сколоченные столы.

Гиллиам нахмурился. Его жены не было. Они с Уолтером ушли рано утром, но куда они направились, Гиллиам не знал.

Лорд Эшби отклонился в сторону, позволяя Джосу поставить на стол чашу с водой, потом вытянул над ней руки.

Гиллиам не смотрел на мальчика, чтобы не смущать его, но неловкий Джос все равно пролил немного воды на свою бледно-голубую тунику. Мальчик очень старался, даже высунул кончик языка и наморщил лоб. Вместо того чтобы лить воду, он капал на пальцы своего господина, потом предложил полотенце.

Стараясь скрыть улыбку, Гиллиам смотрел в пол. Но его разбирал смех. Ноги мальчика в красных чулках казались похожими на раскрашенные ходули бродячего акробата. Гиллиам откашлялся и взял себя в руки.

– Молодец, Джослин, хорошо, – похвалил он своего оруженосца.

– Моя обязанность служить вам, – торжественно ответил Джос, а потом улыбнулся.

Гиллиам понял, что парнишка рад, что не пролил воду на колени своему господину.

Джос сел на свое место, а Гиллиам вздохнул. Он намеревался как следует воспользоваться этим застольем. Рыцарь оглядел свое единственное праздничное одеяние: ярко-алое, украшенное геральдическими ромбовидными синими фигурами. На рукояти красивого кинжала блестел, словно подмигивая, драгоценный камень. Сейчас он, Гиллиам, выглядит как настоящий лорд, но долго ли ему удастся сохранить такой облик? Он снова поднял глаза и увидел перед собой повара, нервно переминавшегося с ноги на ногу и пытавшегося завладеть его вниманием.

– Да? – спросил Гиллиам, подбадривая мужчину.

Тот нахмурился и сосредоточился.

– Элис Грин… Леди Николь… – Он что-то взволнованно говорил, потом с надеждой посмотрел на управляющего, который, прихрамывая, шел к ним.

Томас сегодня казался выше ростом, чем обычно, рыжеватые волосы были аккуратно причесаны.

Он был одет в ярко-синюю тунику, из-под которой виднелись коричневые чулки. Они обменялись приветствиями по-английски.

Управляющий поклонился своему господину.

– Сигер говорит, что еда готова и можно подавать. Но госпожа ушла в деревню, к Элис Грин, у той начались роды. Леди Николь шлет свои извинения и просит начинать без нее, милорд. Как только родится ребенок, она сразу появится.

Гиллиам кивнул тучному простолюдину, стараясь скрыть свои истинные чувства. Жена не только покинула его, она оставила его совершенно беспомощным. Он понятия не имел о том, как проходит этот праздник в Эшби и что он, как хозяин, должен делать.

Управляющий выдвинул стул и сел справа от своего господина, оставив место для хозяйки. За столом Гиллиама сидел не только Томас, но и этот надутый осел, у которого земли было не меньше, чем у самого Гиллиама, Ральф Вуд с воинственной старухой женой Эмот. Они сидели по левую руку от Гиллиама, а на противоположном конце стола устроился отец Рейнард.

Когда Гиллиам взялся за свою чашу, одна из деревенских девушек, обслуживавших торжество в этот вечер, подбежала, чтобы наполнить ее элем. Она была очень хорошенькая, с розовыми щечками и блестящими глазами. Гиллиам улыбнулся ей, она захихикала и застенчиво посмотрела на него через плечо, словно приглашая. Он приподнял в ответ брови, и она томно улыбнулась, потом медленно пошла, покачивая бедрами. Ну что ж, если жена не хочет его, есть и другие женщины.

Но вся беда в том, что он никого не хотел, кроме Николь.

– Разве нет других женщин, которые знают, как принимать детей, Николь, – проговорил он себе под нос, поднося чашу с элем к губам. – Ах, Николь, Николь, тебе не стоило оставлять меня одного.

– Да, но ваша жена очень упрямая и доверяет только себе. Это один из ее недостатков. Она считает, что никто, кроме нее, не сумеет принять роды как надо.

Гиллиам резко поднял голову и посмотрел на Томаса. Шум в комнате стоял оглушающий, он и не думал, что его слова кто-то услышит. Он не собирался посвящать в свои семейные дела посторонних. Простолюдин наклонил голову набок и вздохнул. В этом вздохе было мужское сочувствие.

– Это все заслуга моей Агнес. Эгги не только вскормила грудью леди Николь, она научила ее лечить людей. Эх, милорд, я очень хорошо понимаю ваши чувства. Не могу сказать, как часто моя Эгги поворачивалась ко мне спиной. Эх, женщины, – добавил он, пожав плечами и дружески поглядывая на собеседника глубоко сидящими глазами. – Что ты с ними сделаешь?

– Хотел бы я знать, – пробормотал Гиллиам самому себе. Но все же его немного утешало, что Николь пошла помочь деревенской женщине, а не просто убежала, не желая встречаться с ним. – Томас, я ничего не знаю об этих праздниках. Что от меня требуется?

Управляющий снова наклонил голову набок, как будто только в таком положении его рот мог открываться и закрываться.

– Мы люди простые, милорд, без затей. Ну, во-первых, пускай святой отец благословит трапезу. Потом скажите несколько слов приветствия всем нам. Я переведу. После этого мы начнем застолье. Поедим, выпьем как следует. А потом посмотрим, кто больше всех выпьет эля, не свалившись под стол.

Томас подался вперед и тихо добавил:

– А мальчик пускай лучше сядет и поест. Ему нет необходимости подносить вам еду, милорд. Особенно если он с ней управится так же, как с водой.

Гиллиам смерил управляющего долгим взглядом, не зная, оскорбиться ему или, напротив, почувствовать себя польщенным подобной фамильярностью простолюдина. Он решил выбрать второе, главным образом потому, что такое решение облегчало ему жизнь, и с улыбкой сказал:

– Мне нравится в Эшби все больше и больше, Томас. Думаю, здесь я смогу проявить свои лучшие качества.

Отвернувшись от управляющего, он обратился к священнику, сидевшему на другом конце стола:

– Святой отец, все расселись, все готовы начать трапезу и ждут вашего благословения. Можете это сделать. Я не возражаю.

Ну они и поели! По приказанию Николь им подали жареную говядину и баранину, потом откормленных на жнивье гусей и голубей, тушенных с луком. Были линь и угорь, выловленные в мельничном пруду, сухие фрукты, грушевый компот, столь любимый Джосом.

Устроили соревнование по питью эля. После четырех часов участия в нем Гиллиам готов был уступить победу Ральфу Буду. Этот человек казался настоящей бездонной бочкой. В отличие от управляющего, с трудом державшегося на ногах от огромного количества выпитого эля, Ральф стал лишь немного энергичнее.

Гиллиам посмотрел мимо Ральфа, туда, где должен был сидеть священник, которого ему стало жаль. Еще бы! Выдерживать такое застолье! Но место пустовало. Гиллиам удивился, что не заметил ухода отца Рейнарда.

Потом остатки еды собрали и положили на двух столах, чтобы раздать самым бедным батракам, другие столы разобрали и доски прислонили к стенам. Крестьяне принесли с собой разные музыкальные инструменты. Загремели барабаны, заиграли дудки, запиликали смычки, в зале начались танцы. Взлетали юбки, мелькали ноги, оставшиеся сидеть топали в такт мелодии. В переполненном зале воздух стал тяжелым и душным.

Гиллиам посмотрел на Джоса. Ройю заперли на конюшне на ночь, и мальчик остался без компании. Подойдя к кучке деревенских ребятишек, игравших в кости, он робко наблюдал за игрой. Они делали ставки на самое ценное для них.

Гиллиам краем глаза заметил в углу какое-то движение. Там примостилась пара и занималась тем, чем ему страстно хотелось бы заняться со своей женой. Почувствовав ревность, он снова уставился на середину зала. Внезапно дверь открылась и закрылась.

Уолтер. А где же Николь? Он поднял руку, подавая сигнал своему солдату, но Уолтер уже расталкивал всех и шел прямо к нему. Гиллиам вскочил и покачнулся: голова кружилась сильнее, чем он думал.

– В чем дело?! – крикнул он.

Уолтер покачал головой, он был взволнован.

– Я прибежал первым, чтобы предупредить. Все очень плохо, и с нашей госпожой тоже что-то неладное. Ужас! Она рвет на себе одежду, бледная как мел. Пойдемте, милорд, пойдемте со мной.

Но Гиллиам не успел подняться со своего места, как раздался громкий вопль, затем дверь едва не слетела с петель. Оказавшиеся рядом шарахнулись в сторону, точно отброшенные океанской волной, которая неожиданно разделила людей и прибила к стенам. Стулья падали, стукаясь о землю, музыка смолкла, резко взвизгнув, танцоры рассыпались, давая дорогу своей госпоже.

Николь оказалась в центре комнаты и остановилась, уставившись на огонь. Она была без накидки, с непокрытой головой. Юбки в крови. Верхнее платье разорвано от шеи до талии. Лицо ее было ужасно бледное и застывшее. Взглянув на жену, Гиллиам похолодел. Она, казалось, впала в какое-то отрешенное состояние. Когда он хотел направиться к ней, Томас схватил его за руку.

– Если вы дотронетесь до нее, она ударит, – сказал управляющий. Он поднялся из-за стола и взял его за руку. – Она сейчас как мертвая, понимаете?

– Понимаю, – сказал Гиллиам, освобождая руку.

Он пробрался через толпу возле его стола, не отрывая взгляда от Николь.

Она медленно повернулась, огляделась, но, похоже, никого не увидела. Потом направилась к столу с едой. Гиллиам не сомневался, что она собирается перевернуть стол.

– Отойдите в сторону, – велел он мешавшим ему крестьянам. Когда он наконец оказался возле жены, та уже схватилась за край стола. – Остановись, Николь! – Он старался произнести это громким командным голосом.

Управляющий рассмеялся.

– Ее зовут не Николь, она Колетт, милорд. – Крышка стола уже была приподнята.

– Прекрати немедленно, Колетт! – крикнул Гиллиам, встав у нее за спиной, и осторожно накрыл руками ее руки.

Стол вернулся на место, еда расплескалась, подносы загромыхали. Николь резко повернулась к Гиллиаму, он отступил назад, отпустив ее руки. Толпа ахнула.

Она хотела ударить его, но он перехватил ее руку, Николь подняла другую, но муж оказался проворнее. Гиллиам опустил ее руки вдоль туловища и прижал к бокам. Она стояла с зажатыми руками и смотрела невидящими глазами, но Гиллиам знал, что скрывается за ними.

– Ах, Колетт, неужели тебе так больно? – Она глубоко, с дрожью, вздохнула, лицо ее все еще оставалось бледным, но мало-помалу Николь возвращалась к жизни. Гиллиам отпустил ее, она смотрела на него, не отводя глаз, которые стали темно-зелеными. Он запустил пальцы в ее волосы и принялся нежно массировать виски. Она уперлась головой в его ладонь.

– Поделись своим горем со мной, дорогая, – тихо попросил он. – Отдай мне свой груз. Я понесу его.

Николь моргнула, губы задрожали, когда она попыталась заговорить.

– Гиллиам, – еле слышно произнесла она его имя, сделала шаг и уткнулась ему головой в шею, обняв за талию.

Гиллиам обнял ее.

– Тебе надо поспать. Давай, я отнесу тебя в постель.

Она кивнула, он нагнулся, подхватил ее под колени и поднял на руки. Гиллиам шел к двери, и люди молча расступались перед ним. Он крикнул им с порога:

– Продолжайте праздник без меня! – Управляющий ответил:

– Да, милорд.

Сразу после его слов раздалось громкое икание, глухой стук и победный крик Ральфа Вуда.

Держа на руках тихую, обмякшую Николь, Гиллиам вышел на улицу.

Ледяной ветер, успевший разогнать тучи, набросился на них. Солнце садилось в долину между холмами Эшби, расчертив небо серыми и пурпурными полосами. Холодный ветер играл кудрями Николь, и они плясали возле ее слегка порозовевших щек.

Гиллиам прикрывал жену своим телом, стараясь защитить от холодного ветра, а потом вспомнил об их комнате. Там не теплее. В ней, к сожалению, нельзя установить жаровню, нет никакой тяги. Но ничего не поделаешь, пока они не построят новый зал, придется терпеть. Судя по последним дням, зима будет суровой, так что наверняка придется перебираться в зал, поближе к огню.

Он забрался по лестнице, повозился с задвижкой, открыл дверь. Николь зашевелилась и тихо застонала, словно только что проснулась.

Он посадил ее на кровать, чтобы раскрыть одеяло. Сел рядом с ней и прижал к себе, согревая. Ему надо как-то заставить ее рассказать, что мучит ее, а потом уложить в постель.

Гиллиам смотрел на жену, ожидая, когда она заговорит. Сумерки только начали спускаться, но в комнате было мрачно и серо. Тени ложились на неровные каменные стены, и яркие краски полога вокруг кровати поблекли, обрели безрадостный оловянный оттенок. Ветер проникал в комнату даже через закрытые ставни, тяжелые занавеси слегка надувались над полом. Николь молчала.

Гиллиам пальцем приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. Он все еще никак не мог слить воедино два образа: хорошенькой девушки и злой мегеры, накинувшейся на него в аббатстве. Она посмотрела на него зелеными глазами. Лицо оставалось отрешенным, но боль, сидевшая глубоко внутри, пробивалась наружу. Он провел пальцем по ее щеке.

– Может, ты расскажешь мне, что случилось?

Николь замотала головой, но снова обвила руками его талию, уткнувшись лбом ему в плечо. Он стал тихо качать ее. Николь чуть-чуть приподнялась и коснулась губами его шеи. Он вздрогнул. Она передвинула губы выше, к уху. По нему пробежала дрожь.

– Нет, Колетт, тебе надо выплакаться, а не… – Ее рука поднялась к его затылку, пальцы принялись перебирать волосы.

– Не могу. – Слова были произнесены шепотом, но прозвучали громче, чем крик. – Заставь меня что-то чувствовать, а это можешь сделать только ты.

У Гиллиама перехватило дыхание. Он стиснул зубы, борясь с собственным желанием, потом отпустил ее и отодвинулся. Рука Николь оставалась лежать на его бедре, сквозь одежду она ощущала тепло его тела.

– Нет, ты не понимаешь, чего просишь. – Пальцы Николь скользнули по толстой гладкой ткани его одежды вверх, к тому месту, которое больше всего жаждало ее. Гиллиам со стоном схватил ее за руку, их пальцы сплелись.

– Нет, – он покачал головой. Но Боже, ему так хотелось зарыться лицом в ее волосы и целовать, целовать ее бессчетное число раз.

Она коснулась его лица, провела рукой по его лбу. Кончики пальцев, казалось, оставляли горячие следы на щеке. Он судорожно вздохнул, ему не хватало сил остановить ее.

– Прекрати, – выдохнул он ей в руку, когда она обводила линию его рта указательным пальцем.

Николь снова покачала головой, отказываясь подчиниться. Потом нагнулась к нему и поцеловала. Этому поцелую, легкому и быстрому, она научилась у него вчера.

Гиллиам обхватил ее за талию, пытаясь силой оторвать ее от себя. Внутри него разгоралась страсть, его руки дрожали.

Она села на колени в кровати, уперлась ему руками в грудь, а потом легонько толкнула. Гиллиам повалился на спину, не отпуская ее талию, и невольно увлек Николь за собой. Она оказалась сверху, а ее ноги между его ногами. Тело отреагировало на эту близость немедленно, и он подумал: что было бы, если бы одежда не разделяла их?

Она продолжала играть его губами. Ему стало больно от желания, он с трудом дышал. Гиллиам не хотел отпускать ее талию, но внезапно одна рука, словно помимо его воли, поползла ниже, следуя изгибу ее бедра, и он обхватил пальцами ее мягкую плоть.

Николь легонько куснула его нижнюю губу.

– Боже! – простонал он. – Ведь ты пожалеешь об этом, Колетт.

– Ты мне нужен, – пробормотала она, целуя его в ухо.

Каждое ее слово было для него адской мукой.

Николь языком коснулась его уха, и он сделал то же самое. Руки его взметнулись к поясу, пальцы дрожали, когда он пытался развязать его. Выпитый эль и желание делали его безнадежно неуклюжим. Гиллиам тихо и разочарованно застонал, но руки жены уверенно и быстро пришли ему на помощь.

Гиллиам раскинул руки, а она ловкими пальцами распустила пояс. Он дышал, как рыба, выброшенная на берег. Все, что он мог сделать, это приподнять бедра, когда Николь стала стягивать с него штаны. Потом его одежда упала на пол.

Она слезла с кровати и стала раздеваться. Пояс полетел следом за его вещами, потом платье. В вечернем свете были отчетливо видны мягкие изгибы бедер, безупречные округлости грудей, затвердевшие соски.

Когда Гиллиам увидел ее обнаженной, остатки здравого смысла покинули его. Он застонал и принялся сдирать с себя нижнюю рубаху; швы трещали. Николь стаскивала с него обувь. Он зарычал и, отстранив ее, повалил на кровать и начал стаскивать чулки вместе с башмаками. Едва башмаки успели долететь до пола, как он уже подтянул ее к себе и положил рядом.

Гиллиам натянул на них одеяло, перевернулся на спину, и, положив Николь сверху, впился в нее губами. Она отвечала ему так же страстно. Он чувствовал биение ее сердца возле своей груди. Там, где ее грудь касалась его кожи, вспыхивало пламя.

Он гладил ей спину, потом бедра, повторяя все изгибы ее тела. Николь слегка приподнялась, отвечая на ласки, и запустила пальцы ему в волосы. Гиллиам не мог вздохнуть.

Продолжая одной рукой прижимать ее бедра к себе, другую он положил ей на грудь. Николь легла так, чтобы ему было удобнее. Гиллиам стал пальцем гладить сосок и не прекращал, пока она не оторвала свои губы от его губ, с трудом переводя дыхание Он воспринял это как сигнал и, отпустив ее грудь, скользнул свободной рукой вниз.

Николь вскрикнула, выгнулась, приподнялась над ним, позволяя его руке оказаться там, куда она стремилась. Гиллиам почувствовал влагу и тепло, а когда Николь начала ритмично двигаться, он застонал.

Вдруг девушка скатилась с него и, схватив за плечи, потребовала лечь на нее сверху. В глубине души он понимал, что не должен этого делать, но сейчас она руководила им. Он подчинился и вошел в нее.

Николь целовала его с невероятной страстью, о существовании которой он уже знал. Он чуть надавил и ощутил преграду, охраняющую ее девственность. Гиллиам схватил Николь руками за талию, стараясь двигаться осторожно, хотя его плоть требовала иного.

Николь обвила его шею руками, потом пальцами, как гребнем, прошлась по волосам. Когда она провела пальцами от затылка к шее, он судорожно вздрогнул и, оторвав от нее губы, стал целовать щеки, лоб, ухо, а Николь ласкала его затылок, чуть поскребывая ногтями. Гиллиам ошеломленно вскрикнул, пронзенный сладостным чувством плоть требовала своего, и немедленно.

– Колетт, прекрати, – едва дыша прошептал он.

Но она снова провела пальцами по его затылку.

– О Боже, я больше не могу! О Боже!

Но было слишком поздно. Не обращая больше внимания на препятствие, Гиллиам вошел глубоко внутрь. Стиснутый ее плотью, он застонал и не мог действовать нежно, как собирался. Он проникал все глубже в Николь, а она приподняла бедра, призывая его продолжать, словно боялась, что Гиллиам остановится.

Он потерялся в невероятных ощущениях, возникших от его единения с Николь. Ее руки оставили его затылок и переметнулись на спину. Николь обхватила его бедра обеими ногами и подгоняла Гиллиама пятками, требуя войти в нее еще глубже. Он подчинился; она вскрикнула и выгнулась.

Гиллиаму показалось, что он услышал стоны, но бесконечное наслаждение ослепило и оглушило его. Где-то в глубине сознания забрезжила мысль о том, что ей, может быть, больно, но ему было слишком хорошо, чтобы задумываться над этим. Она снова выгнулась под ним, но он схватил ее за бедра, останавливая, а потом со страстью, словно накопившейся за всю жизнь, вошел в нее до самого предела.

Облегчение было таким огромным, что невозможно передать. Он дрожал всем телом, удовлетворение растеклось по каждой клеточке. Очень медленно к нему стал возвращаться разум. Гиллиам вздрогнул, подумав, какую боль он мог причинить ей, физическую и душевную.

Он приподнялся на локтях и посмотрел на жену. Она сердито оттолкнула его. Гиллиам перевернулся на спину, а Николь с яростным криком вскочила с кровати. Сердце его оборвалось, он тупо уставился в потолок. Дьявол попутал его, все надежды на их совместное будущее убиты.

ГЛАВА 20

В бешенстве на саму себя, Николь стояла посреди комнаты. Холодный воздух остудил ее жар. Она повернулась и посмотрела на Гиллиама. Муж тихо лежал на кровати, уставившись в потолок.

Что она натворила?

Она использовала его, чтобы прогнать свой страх после смерти Элис.

Она надеялась освободиться от вины за разрушение Эшби, которое лежит на ее совести.

Вот для чего она это сделала! Нет, это не оправдание. Боже, оказывается, она может лечь с ним в постель. Черт бы побрал ее предательское тело!

Николь посмотрела на красивый профиль мужа, отчаянно борясь с той нежностью, которую он в ней пробудил, и стараясь выработать способ защиты. Но вместо этого она чувствовала другое. Совсем другое. Ей нравились его губы, всегда готовые к улыбке. Его могучая грудь.

Но Боже, как это было замечательно, когда он лежал на ней! Ее взгляд опустился ниже. А еще гораздо лучше было, когда он оказался внутри нее. От его движений удовольствие затопляло Николь. Оно оказалось настолько сильным, что даже одно воспоминание о нем раздувало угольки желания. Она снова захотела его.

– Нет, – прошептала Николь. И повернулась к мужу спиной.

Она не должна его хотеть, она не будет пылать страстью к мужчине, который убил ее отца. Крепко закрыв глаза, Николь восстановила в памяти ужасный момент смерти Джона Эшби. Перед ее мысленным взором встала картина, яркая и ясная, как никогда. Она снова услышала рев огня, треск горящей крыши, казалось, дым заполнял ее легкие. Она видела, как Гиллиам требует, чтобы отец поднял свое оружие. Слова его отчетливо звучали у нее в ушах.

Как будто она снова лежала на полу и смотрела на отца, который с усилием оторвал кончик тяжелого меча от пола. Но на этот раз она увидела, как он подставил шею под меч Гиллиама, умоляя, чтобы тот своим оружием покончил с его жизнью. Так что же, выходит, ее муж одним движением спас отца от более страшной смерти?

– Нет!

Она замотала головой, чтобы прогнать это видение и сделать еще одну попытку. Гиллиам разрушил ее дом, а потом украл его у нее. Да, но лишь для того, чтобы вернуть ей дом, перестроив и сделав лучше прежнего.

Он силой заставил ее выйти за него замуж. Но он принял все ее условия. Хуже того, Гиллиам считает ее красивой. Он хотел именно ее, такую, какой узнал, ее, а не то, чем она владеет. Даже несмотря на то, что он жаждал ее, он просил не ложиться с ним, опасаясь причинить боль.

Николь наклонила голову. Она хотела быть женой Гиллиама. Но сумеет ли она не превратиться в глупую идиотку, раболепствующую курицу? Не вести себя так, как ее отец вел себя со второй женой, готовый потерять себя?

– Я не позволю этого, – хрипло прошептала она. Но как можно помешать этому, если она так влюбилась в Гиллиама и неудержимо тянулась к нему?

Ее взгляд упал на пояс, лежавший у ног. Этот глупец оставил свой кинжал в ножнах. Быстро, как кошка, Николь наклонилась и схватила его. Пальцы стиснули рукоять. В два прыжка она оказалась возле кровати и посмотрела на мужа сверху вниз.

Он перевел взгляд с ее лица на нож, потом снова на ее лицо. В его глазах не было ничего, кроме печали. Сердце ее заныло, когда она представила себе его страдания, но, подавив возникшее было чувство жалости, медленно подняла кинжал.

Не спуская глаз с острого блестящего лезвия, он положил руки на одеяло, открывая грудь для удара.

Гиллиам не собирался бороться за свою жизнь. Его спокойствие лишило ее сил.

– Я хочу тебя убить, – прохрипела Николь.

– Я знаю, – спокойно ответил Гиллиам. Смирение в его голосе разрывало ее сердце на части.

– Ты должен бороться! Сопротивляться! – воскликнула она.

– Зачем? Ты же меня ненавидишь. А я не хочу жить с твоей ненавистью.

Бесстрастный голос пронзил ее, как кинжал, которым она собиралась проткнуть его сердце.

– Ты должен бороться, а потом заставить меня перестать тебя ненавидеть. – Николь ахнула, услышав свои собственные слова. Смутившись, она опустила руки.

– Разве мне такое под силу? – Надежда, вспыхнувшая в глазах Гиллиама, облегчила боль ее сердца. Ее охватила паника, ей захотелось приласкать мужа, почувствовать его объятия. Жизнь без него станет скучной и пустой.

– Нет, не под силу! Я ненавижу тебя! – Она отбросила кинжал, отвернулась и метнулась в угол. Николь прижалась щекой к твердому холодному камню, на глаза навернулись слезы. Он владел ее телом и душой, а она любила его за это.

Веревки, поддерживавшие матрас, застонали, когда Гиллиам вставал с кровати. Он подошел к ней и обнял, прижав к груди. Потом коснулся губами ее плеча. Жар его тела проник в нее, смешавшись с жаром, который пробудил в ней его поцелуй.

– Я тоже люблю тебя, моя дорогая, – пробормотал он тихо.

– Я не люблю тебя, – солгала она, ее губы дрожали. – Я говорю тебе, я не буду тебя любить. Ты ужасный нахал, ты все время смеешься надо мной. Ты хочешь держать меня на коротком поводке, как своих животных.

Он тихо засмеялся.

– Ах, если бы это была правда, может, тогда я бы воспитал тебя, как Ройю, научил бы командам “сидеть” и “стоять”. – Он коснулся щекой ее затылка. Оба молчали. – Ты ошибаешься, дорогая. Это ты меня держишь на поводке.

В голосе Гиллиама было столько печали, что Николь повернулась к нему лицом, не вырываясь из его объятий. В глазах мужа застыло выражение боли. Желая приласкать Гиллиама, Николь провела рукой по его щеке. Он вздохнул, наклонился и поцеловал ей ладонь. От ласки она задрожала и отдернула руку.

– Ты поставила меня на колени, Колетт. Я не могу выносить твоей ненависти. Я хочу, чтобы ты заботилась обо мне, как заботишься об Эшби и своих людях. – Он махнул рукой в сторону зала. Холодный ветерок доносил приглушенные звуки пирушки. Голос Гиллиама перешел в шепот: – Если сегодня ты не можешь мне сказать, что любишь, пообещай признаться в этом когда-нибудь потом.

Николь посмотрела ему прямо в глаза и насмешливо прищурилась.

– Какой же у меня выбор? Мне ничего не остается, кроме как объявить тебе о моей любви.

Глаза Гиллиама оживились, он широко улыбнулся.

– Правда, миледи? Я запомню. – Она скорчила рожицу.

– Придется молиться денно и нощно, чтобы любовь к тебе не превратила меня в слабую недалекую женщину. Представляешь меня с глупыми ужимками и хихиканьем?

Гиллиам снова улыбнулся.

– О, я этого не люблю. Ты мне нравишься такая, какая есть. Поклянись, что никогда не изменишься, Колетт.

– А кто сказал тебе, что меня зовут Колетт? – спросила она, презрительно подняв брови. – Это имя для очень близких людей.

Гиллиам испугался, а Николь, заметив его растерянность, не удержалась и со смехом проговорила:

– Эх ты, охотник за кабанами.

Он сгреб ее в объятия и так стиснул, что ребра Николь захрустели.

– Ты смеешься надо мной! – с радостью завопил он.

Гиллиам бросил ее на кровать и улегся сверху.

– Уйди, верзила, ты меня раздавишь.

Он перевернулся на бок и оперся на локоть, глядя на нее сверху вниз. На красивом лице Гиллиама появилось выражение сожаления.

– Нет уж, я и так много чего натворил. Для одного дня, думаю, более чем достаточно, – заметил он.

– О чем это ты? – поинтересовалась Николь.

– Да о тебе, – ответил он, смущенно пожав плечами. – Я хотел быть нежным, но ты меня так околдовала, что мои мозги отказали. Я ничего не соображал.

– Это что, извинения? – строго спросила Николь, с трудом сдерживая смех. – Я могла бы ожидать подобное от Джоса, но не от такого, как ты, громилы.

Гиллиам удивленно уставился на жену. Николь с победным видом улыбнулась.

– Чего тут непонятного? Я хочу, чтобы ты знал, как глубоко я оскорблена. Неужели я похожа на слабую, малодушную женщину, способную плакать от каждого щипка?

– Щипка? – удивился он и подтолкнул Николь. – Ну-ка подвинься, сейчас посмотрю, что у нас на простынях.

Николь и самой стало любопытно. Она подвинулась, и на ее лице появилось выражение удивления: на простынях не было никаких признаков утраты девственности. Потрясенная, она смотрела на снежную белизну постели, потом ее охватило волнение. Гиллиам может подумать, что она не была девственницей. Она схватила простыни, стала осматривать каждый дюйм. Ничего. В полной панике она подняла на него глаза.

– Клянусь, я отдала тебе то, чего не отдавала никому.

Гиллиам смерил жену долгим презрительным взглядом.

– Ты ждешь, что я поверю? – хрипло спросил он. Но в следующий миг весело улыбнулся. – Да я знаю. Но будь поосторожнее, дорогая, если собираешься бросаться колкостями и насмешками. Может, мне лучше сразу тебя поколотить?

– Эй ты! – вскрикнула Николь и кинулась на мужа.

Он схватил ее за руки и прижался ртом к ее губам. Они повалились на матрас.

Николь задрожала, но не от холода. Там, где ее грудь прикасалась к его груди, возникал дивный трепет. Ей казалось, их сердца бьются друг о друга. Она погладила плечи Гиллиама, потом провела рукой по его безволосой груди. Ладони ее оживали от этих прикосновений. Он застонал, приподнялся, как бы открывая ей свое тело, страстно желая, чтобы она прикасалась к нему еще и еще. Ее тело охватил жар от близости с ним.

– О Матерь Божья, я и не думала, что прикосновение к мужчине вызывает такие ощущения.

Гиллиам взглянул на жену взглядом, полным желания.

– Не ко всякому мужчине. Только ко мне. Клянусь, я тебя убью, если ты дотронешься до кого-нибудь другого.

Но едва он закончил свою угрозу, как тут же ахнул: ее руки скользнули между его бедер.

– Нет. Ты и только ты, – поклялась Николь. – Только ты хочешь меня и только ты смотришь на меня так, что во мне загорается огонь.

Она наклонилась и провела губами по ключице Гиллиама, потом стала покрывать поцелуями его шею. Он задрожал и повернулся так, чтобы открыться ей целиком.

Николь улыбалась, ей нравилось чувствовать свою власть над таким гигантом: от ее прикосновений он дрожал, словно лист на ветру. Но она чувствовала и другое: ее собственная кровь, будто отравленная сладким ядом наслаждения, кипела, бурлила, требовала чего-то гораздо большего. Николь отняла губы от уха Гиллиама и нашла его рот.

Муж прижал ее к себе. Его поцелуй был полон неистовой жажды. И как раньше, в ответ на его желание внутри Николь поднялась горячая волна и захлестнула ее. Николь улыбнулась, внезапно вспомнив слова Тильды, которая говорила ей, что если держишь мужчину за его плоть, он твой, ты его хозяйка.

Она протянула руку, решив проверить слова Тильды, плотно обхватила и сжала набухшую мужскую плоть. Гиллиам, застонав, оторвал от нее губы, задвигался, его бедра начали ритмично подниматься и опускаться.

Когда нога Гиллиама коснулась обнаженного тела Николь, у нее по спине побежали мурашки. Он дотронулся до ее груди, большим пальцем принялся играть соском, а губы снова нашли ее губы. Напряжение Николь нарастало, ей хотелось как-то разрядить его.

Она потерлась о бедро мужа, ощутив невероятное удовольствие. Громко вскрикнув от удивления, она снова потерлась. Рука ее впилась в его пульсирующую плоть и тоже стала двигаться. Гиллиам охнул, и в его низком голосе она услышала отзвук того же удовольствия, которое испытывала сама.

Николь стало необыкновенно приятно, она не отнимала руку и не останавливалась. Он извивался под ней, его рука ерошила ее волосы, он еще ближе притянул жену к себе. Когда Гиллиам поцеловал Николь за ухом, ей показалось, что она сейчас растает. Ощущение было таким сильным и неожиданным, что она отняла руку и опустилась на колени; его нога оказалась между ее ногами.

Гиллиам перестал ласкать ее грудь и подтянулся наверх. Она оперлась руками о его плечи.

Жар, исходивший от него, увлекал ее, она наклонилась вперед, потерлась сосками о его грудь. Ощущений было столько и таких сильных, что она громко застонала.

Николь смотрела на его лицо: даже при слабом свете волосы мужа, упавшие на лоб и щеки, отливали золотом. Глаза Гиллиама потемнели от желания, губы набухли. Она понимала, сейчас он принадлежит ей, его лицо ясно говорило об этом. И она принадлежит ему, призналась Николь самой себе. И она была рада и тому, и другому…

Николь заметила его улыбку прежде, чем он коснулся губами ее ключицы. А потом припал к ее груди, обхватил губами сосок. Николь едва не задохнулась. Он слегка сжал зубы, и она почувствовала, как в самом низу живота у нее все запылало и набухло.

– Я просто таю! – тихо воскликнула она, и голос ее дрожал от страсти, которую он пробудил в ней.

Николь не понимала, чего ей хотелось больше: то ли оттолкнуть его, то ли прижать крепче. Он засмеялся.

– Хорошо, – прошептал он.

– Я уже растекаюсь у твоих ног.

Он снова обхватил губами ее сосок и зачмокал, как дитя.

От невероятного наслаждения Николь приоткрыла рот и запустила пальцы ему в волосы. Почувствовав, что он хочет оторваться от нее, она дала понять, что ей нравится и она не хочет, чтобы он останавливался. Гиллиам продолжил, а Николь наклонилась к нему и поцеловала между плечом и шеей, ногтями тихонько проведя по затылку Гиллиама вверх и вниз. Он задрожал, его плоть дернулась возле ее бедра. Когда Гиллиам наконец оторвался от ее груди и прижался лбом к ее шее, он весь дрожал. Николь обжигало его прерывистое дыхание. Она снова ногтями провела по его затылку и улыбнулась, услышав его стон:

– Боже! Перестань. Что ты со мной делаешь! – Она повторила еще раз, и его рука оказалась у нее между ногами, а пальцы искали то место, куда он собирался проникнуть. Застонав, она оперлась руками о его плечи, позволяя ему делать все, что он хочет. Ощущения, возникавшие внутри, разрывали ее. Она хотела его сильно, до дрожи.

– Колетт! – умоляющим тихим голосом произнес Гиллиам.

Они оба хотели одного и того же. Николь приподнялась, продолжая опираться руками на его плечи, и оседлала мужа. Гиллиам обхватил ее за талию, помогая, направляя.

– Я сгораю от страсти к тебе, – выдохнул он, глядя на Николь. Он говорил истинную правду, в этом не было сомнений. – Но я не хочу причинить тебе боль.

Николь разочарованно посмотрела на мужа сверху вниз, словно обиженная его словами.

– Да что же я такое? Сплошная слабость? Ты не можешь мне причинить никакой боли. – Она сама опустилась на его плоть, ощутив наслаждение от того, что он заполнил ее.

– О Боже, как хорошо, – выдохнул он, расслабившись на постели. Николь легла сверху, и Гиллиам укрыл их простыней.

Она повернулась и поцеловала мужа в шею.

Он ласково гладил ее по спине, но она хотела большего. Николь улыбнулась, догадываясь, как добиться желаемого. Она подняла руку и стала ласкать его затылок, водя рукой вверх-вниз. Затем сама стала ритмично подниматься и опускаться.

Гиллиам застонал, крепко держа жену за бедра.

– Ты просто невозможная, – проговорил он ослабевшим от желания голосом.

– Разве тебе не нравится? – выдохнула Николь ему в ухо.

Гиллиам задрожал, и его ответ стал ясен без слов.

– Очень нравится, – еле сумел выговорить он.

– Если это правда, тогда почему ты все время пытаешься меня остановить?

Он рассмеялся и отпустил руки. Николь снова задвигалась, вскрикивая от удовольствия, охватившего ее. Потом снова поцеловала мужа в губы. Каждое движение доставляло ей несказанную радость. Но ей хотелось большего.

Вдруг он закричал и обхватил ее за талию; Николь тут же оказалась под ним. Он действовал медленно, но настойчиво. Она выгибалась навстречу мужу, впиваясь ему в спину ногтями. Он целовал ее огненными поцелуями. Внутри Николь все горело.

Наслаждение охватило обоих. Она вскрикивала под его ласками. Руки Николь впились в бедра Гиллиама, как бы направляя его, чтобы удовлетворить желание. Он оторвал от нее губы, задыхаясь от страсти. Движения его становились все быстрее, с каждым ударом удовольствие росло, волны наслаждения одна за другой накрывали Николь. Ее тело само хотело двигаться, и каждый его удар она встречала своим. Откуда-то издалека она услышала, как Гиллиам просит ее двигаться в одном ритме с ним.

Николь поднялась навстречу его очередному удару. Муж продолжал говорить с ней тихо и ласково, рассказывая, какое удовольствие она доставляет ему, отчего ее собственное наслаждение становилось все сильнее, росло и росло, хотя, казалось, большим оно уже не могло стать.

…Когда Николь подумала, что больше не выдержит, Гиллиам неожиданно застонал и вошел в нее со всей страстью, которую испытывал. Она убрала руки с его бедер только для того, чтобы снова крепко сжать их, втискивая в свое тело снова. Почувствовав, как внутреннее напряжение иссякает, она вздохнула. Где-то в глубине души возникла мысль, что ощущения могут быть еще невероятнее, еще головокружительнее…

Он обмяк на ней, судорожно, тяжело дыша. Его мускулы расслабились, и он всей тяжестью придавил ее. Николь нежно поцеловала Гиллиама в подбородок, потом в губы.

Он попытался соскользнуть с нее, чтобы не давить своим весом, а когда она не позволила ему, перекатился на бок, увлекая ее за собой. Николь разочарованно вздохнула.

– Но мне нравится, когда ты сверху, – прошептала она.

Гиллиам вздрогнул и еще крепче поцеловал жену. Отчаяние, с которым он ласкал ее, испугало Николь. Она взяла в ладони его лицо и принялась изучать каждую черточку. На его лице были написаны страх, тоска, радость, и все это отражалось в глазах. Улыбки не было.

– Я сделала что-то не так? – тихонько спросила она.

Он покачал головой.

– Колетт, у меня ноет сердце. Я думаю только об одном. Я, наверное, сделал тебе ребенка, и теперь ты умрешь.

Вся радость от только что испытанного наслаждения улетучилась.

Николь наклонила голову, перед глазами возникла картина смерти Элис.

– Ты имеешь в виду, как Элис? – спросила она бесстрастно. – По крайней мере она родила прекрасного здорового мальчика и, прежде чем уйти в мир иной, видела, как ее муж взял своего сына на руки. Она успела порадоваться. Элис умерла, потому что при родах потеряла много крови. У нее были ужасные разрывы.

Рассказывая, Николь старалась отделить смерть Элис от символа возрождения Эшби, который она видела в родившемся ребенке.

– О Гиллиам, это была моя ошибка! – воскликнула она и удивленно замолчала. Она не собиралась рассказывать мужу о том, что чувствует себя предательницей Эшби.

– Но это не твоя ошибка, если у нее были разрывы, – смущенно успокаивал он жену.

И вдруг Николь испытала острое желание рассказать ему о своей неутихающей боли.

– Нет, не в этом дело, – сказала Николь, упершись взглядом в грудь мужа и стараясь не смотреть ему в глаза. – Меня мучает гибель Эшби. С июня я пытаюсь бежать от мысли, что я натворила. Даже рождение ребенка Элис я превратила в символ, пытаясь избежать ответственности за происшедшее. Вот в чем моя ошибка. Мачеха заточила твоего брата, но именно я закрыла ворота, когда ты пришел за ним, Гиллиам. Я думала: если смогу показать лорду Рэналфу, какая я умелая, он отдаст Эшби мне. Именно из-за меня сгорел дом и разрушена деревня.

– Ты отводишь себе гораздо большую роль в этой истории, чем она есть на самом деле, – твердо сказал Гиллиам. – Я, мой брат, твой отец, его жена тоже внесли свою лепту в случившееся.

Николь продолжала сосредоточенно смотреть ему в грудь.

– Ты очень добр, если хочешь меня простить. Но нельзя изменить того, что я натворила. Из-за меня убито столько людей, которых я любила, так много пострадало тех, кого я должна была защитить. Я пытаюсь и не могу понять, как вынести весь этот груз, свалившийся на меня. – В ее глазах появились слезы. Сердце переполняли тоска и боль.

Гиллиам отодвинулся, чтобы взять ее лицо в ладони. Он заставил жену посмотреть ему в глаза.

– Ты сумеешь, – сказал он ласково, – даже если груз предательства давит тебя до сих пор.

В комнате еще оставалось немного света, чтобы разглядеть его глаза, полные печали и понимания.

– Откуда ты знаешь, что я чувствую? – удивилась она.

Его губы сжались.

– Однажды я тоже предал человека, чьей любовью дорожил. О Боже! – Гиллиам закрыл глаза. – Я слишком много сказал. У меня нет сил продолжать.

Он отпустил ее, лег на спину и крепко закрыл глаза.

Но Николь почувствовала его боль. Пораженная, она молча смотрела на мужа и не могла поверить, что этот человек, который постоянно улыбается и шутит, на самом деле носит в себе такое страшное страдание. Вдруг она все поняла. Из-за безмятежности его характера она считала сначала, что ему не хватает ума, а за привычной улыбкой не разглядела боли, которая грызла его.

Николь продолжала молчать. Гиллиам открыл глаза, но не посмотрел на жену.

– Я боюсь, что твоя только что родившаяся ко мне любовь умрет, если ты узнаешь эту историю.

Николь покачала головой.

– Ничего не может быть такого, что заставило бы меня отказаться от моих чувств. Ты единственный во всем мире, кто понимает меня и принимает такой, какая я есть, и потому ты для меня самое драгоценное в мире существо.

Гиллиам повернулся к ней, в глазах его стояла мольба, ему не верилось, но очень хотелось поверить.

– Даже если это была любовная связь, кровосмесительная, связь с женой моего брата? – произнес он едва слышно. – Она умерла при родах, это был сын от меня.

То, что он совершил, конечно, было ужасно. Николь вдруг осознала, что сейчас в ее руках находится его жизнь. Если она отшатнется от него в ужасе и отвращении, ему конец.

– Даже это ничего не изменит. – Она не стала выспрашивать подробности, требовать объяснений, оправданий. Нет, ее любви было достаточно простого признания.

Гиллиам медленно выдохнул, и даже по лицу его было видно, какое огромное облегчение он испытал. Его реакция была похожей на ее. Бремя предательства давило нещадно, его невозможно было нести дальше одному.

– Любовь моя, – сказал он тихо. – Давай шаг за шагом пойдем вместе, вперед, помогая друг другу нести наши грехи. Я помогу тебе восстановить то, что ты разрушила, а ты будешь меня любить, несмотря на то что сделал я.

– С величайшим удовольствием, – сказала Николь, улыбнувшись.

Он тоже улыбнулся ей.

– Но я предупреждаю тебя. Теперь, когда ты отдала мне свое сердце, я захочу детей. И я убью тебя, если ты попробуешь умереть, выпуская их на свет.

Гиллиам лег на бок, и они снова оказались лицом к лицу.

– Я? Попытаюсь умереть? – с презрением воскликнула Николь. – Знай же, если меня что и держит в жизни, то не везение, как ты, возможно, думаешь, а мой дурной характер. Меня боятся и Бог, и дьявол.

Она провела рукой по его сильному плечу до локтя. Ладонь ощущала шелковистость кожи.

– Я скучала без тебя прошлой ночью. Я решила, лучше замерзну здесь с тобой, чем буду одна в теплом зале.

– Благодарение Богу даже за столь малые благодеяния, – ответил Гиллиам, играя прядью ее волос. Этот невинный жест снова вызвал у нее трепет. – Да, кстати, о благодеяниях. Может, сделаешь мне одно?

– А что именно? – Внутри Николь снова разгорелось пламя. Она вдруг подумала, что ей, пожалуй, нравится быть замужем.

– Научишь меня говорить по-английски? А то я устал слушать и не понимать, о чем говорят вокруг меня.

Она взглянула на него с нарочито скептическим заражением на лице.

– Не знаю, смогу ли я.

– А что, очень трудный язык?

– Нет, – ответила она, – для меня – нет. Но меньше всего мне хотелось бы с тобой разговаривать. Особенно сейчас. – Она поцеловала его в грудь и прошлась по ней кончиком языка.

– Боже, Колетт, – выдохнул он. – Тогда лучше пойти в зал.

– Почему это? – пробормотала она. – Люди в Эшби сумеют напиться и без твоего руководства. Останься со мной. Мне кажется, я начинаю понимать, что значит любить друг друга. Еще немного тренировки, и у меня получится.

Он запустил пальцы в ее волосы и приподнял голову, чтобы заглянуть ей в глаза.

– Пожалуй, только это я и могу, – со смехом предупредил он.

– Ну что ж, посмотрим, как ты можешь, – улыбнулась она. – Кстати, сейчас у тебя будет первый урок английского. Следи внимательно, как я стану называть части твоего тела.

Гиллиам застонал.

– О, теперь мне конец!

ГЛАВА 21

– Теперь еще раз, Джос, – спокойно и настойчиво сказала Николь, потом повернулась спиной к мишени и мальчику.

Она не хотела смотреть на него, опасаясь, что это только помешает.

Погода стояла обычная для Рождества, холодный ветер быстро гнал по небу серые облака. Мельничный пруд покрылся тонкой ледяной коркой, а земля – слоем снега. Дрожа, плотно кутаясь в накидку, надетую поверх платья, Николь наблюдала за стрельбой Джоса. Новое платье, которое она надела сегодня, подарил Гиллиам. Фасон был хорош, прекрасно подходил для ее хозяйственной деятельности, а ткань была изумрудного цвета, который очень шел ей.

– Я могу это, – прошептал себе мальчик. Потом глубоко вздохнул, и она увидела, как он натянул короткий охотничий лук, ее первый подарок ему на Рождество. Раздался резкий щелчок тетивы, и стрела полетела.

Николь зажмурилась и услышала удовлетворенный выдох Джоса. Она повернулась.

– Попал?

– Попал! – восторженно завопил мальчик, приплясывая от возбуждения. – Все шесть в самый центр! У меня получилось!

Это был уже не тот Джос, что два месяца назад. Перед ней стоял здоровый парень: за последний месяц он вырос почти на два пальца.

– Разве я не говорила, что глаза и руки у тебя как раз для стрельбы из лука – сказала Николь. Она была так довольна, будто сама одержала победу. – Вообще-то это редкий дар. Если ты добился таких успехов всего за несколько дней тренировки, то скоро станешь настоящим мастером.

Она пошла к мишени вынуть стрелы.

– Миледи, пожалуйста, оставьте их там. Я хочу, чтобы лорд Гиллиам увидел, когда вернется. Может, тогда он возьмет меня с собой в дозор, как других. Ведь все берут своих оруженосцев, правда?

Пока жители Эшби наслаждались последним праздничным днем, Гиллиам и солдаты Эшби объезжали свои границы. За последние двенадцать дней три овцы, которые скоро должны были окотиться, исчезли. Плетень в овечьем загоне был разобран. И еще убили быка.

– Джос, он не берет тебя не потому, что не доверяет, ты просто еще не владеешь мечом как надо.

– Я стараюсь, – ответил мальчик.

– Но вспомни, как поздно ты начал учиться. Другие ребята в твоем возрасте уже долго тренируются, а ты взял меч в руки всего два месяца назад. Это очень сложное искусство, оно требует долгих упражнений. Так что дай себе время.

– Я буду стараться, – сказал Джос, и его подбородок напрягся. – Если случится битва, я хочу защищать своего лорда.

Николь скривилась.

– Не спеши убивать людей. Это ужасное дело. Слушай, парень, я промерзла до костей, на сегодня хватит.

Гиллиам уехал на весь день, и она взяла на себя роль наставника.

– А можно мне подождать его здесь? – спросил мальчик с надеждой на лице. Потом вдруг посмотрел вдаль, через плечо Николь, и его лицо расплылось в улыбке. Подняв лук, он замахал им, крича: – Лорд Гиллиам! Идите сюда! Посмотрите, что я сделал!

Николь повернулась. Одетый в кольчугу, муж большими шагами пересекал дворик, направляясь к ним; его плащ развевался на ветру. Как всегда, он был с непокрытой головой, без перчаток, а подшлемник болтался на спине вместе с капюшоном плаща. Из-за пояса торчали перчатки. Даже на расстоянии ее тело ощутило его присутствие, от него исходила мощная теплая волна. Когда он остановился рядом, Николь прикоснулась к нему и обхватила его за талию, зацепившись за кольчугу.

– Ну и что ты сделал? – спросил Гиллиам, выжидательно улыбаясь. Хотя все внимание он сосредоточил на Джосе, рука его нежно, но крепко прижимала жену к себе.

– Мишень, милорд! – нетерпеливо повторял Джос. – Посмотрите на мишень.

– Какую мишень? Это не мишень, а настоящий ежик. – Потом он очень выразительно пробормотал: – Боже, так это в самом деле мишень. И ты поразил ее!

– Да, шесть раз попал в яблочко. – Джос сиял. – А теперь вы должны, как поклялись, позволить мне взять тот арбалет.

– Ты обещал ему арбалет моего отца? – удивленно спросила Николь.

Гиллиам быстро посмотрел на нее.

– Прощу прощения. Я забыл спросить у тебя разрешения. Наш Джос просто сердцем прикипел к тому арбалету. Ты не против, правда?

Его слова даже испугали ее.

– А почему я должна быть против?

– Вообще-то он твой, у тебя на него все права. Он достался тебе от отца.

– Это наш арбалет. И ты можешь давать его кому хочешь и когда хочешь, – сказала Николь, пожав плечами. – Просто Джос недостаточно крепок даже для этого лука, а арбалет просто огромный. Он его не поднимет.

– Нет подниму, – настаивал Джос. – Я знаю, что подниму.

– Но не сегодня, – предупредил его Гиллиам, – скоро стемнеет, а я хочу есть. Собирай стрелы и пошли в тепло, к очагу.

Мальчик подчинился, а Николь повернулась к Гиллиаму и поцеловала его в губы. Он зажмурился от наслаждения, затем стащил с головы жены шарф и погрузил пальцы в ее волосы. Страсть обожгла обоих. Прошел месяц, но ее желание возрастало с каждым днем.

– Я думал, мы идем, а если вы собираетесь стоять тут и заниматься этим, то я лучше постреляю, – в голосе Джоса слышалось презрение.

Гиллиам улыбнулся.

– Я думаю, он уже устал от нас, любовь моя.

– Но что я могу сделать? – прошептала она, склонившись к мужу. – Я и так положила его тюфяк в зале, чтобы он не видел, чем мы занимаемся ночами, не слышал, как ты кричишь.

– Я? – Гиллиам откинул назад голову, словно оскорбившись. – Это не от моих криков содрогается крыша.

Николь сощурилась.

– Но разве не ты меня доводишь?

– Да сам знаю, – ответил Гиллиам с удовлетворенной улыбкой, засовывая шарф, снятый у жены с головы, ей за пояс. Ему нравилось, когда Николь ходила с непокрытой головой. – Пошли, чем-нибудь набьем мой желудок.

Джосу пришлось прибавить шагу, чтоб не отставать от своих воспитателей.

– Сегодня уже двенадцатая ночь. – Это было смелое напоминание. Гиллиам улыбнулся:

– Так и есть. У меня есть для тебя подарок. А у тебя? Ты не увидишь подарка, пока я не получу свой.

– Может, мы уже покажем ему? – Николь взглянула на Джоса, понимая, что мальчику не терпится показать Гиллиаму подарок, который они ему приготовили.

– А уже можно? – он умоляюще посмотрел на Николь.

Та кивнула, и Джос схватил своего лорда за руку, пытаясь повернуть великана к себе лицом.

– Самое лучшее мы припасли напоследок, милорд.

– Но я так хочу есть, что вот-вот потеряю сознание. – Гиллиам споткнулся, делая вид, что падает. – Ой, держите меня!

– Ну и падай, пожалуйста, лежи себе, – возразила Николь. – Можешь потерпеть минутку, прежде чем помоешься и поешь.

– Никто меня не жалеет, – вздохнул Гиллиам, позволяя Джосу вести себя к дальнему навесу. Приглушенное урчание доносилось из-за плетеной ивовой загородки. Гиллиам удивленно поднял брови. – А что это там?

Мальчик распахнул дверь, и перед ними предстали щенята: одни – только что отнятые от суки, другие – слегка подросшие.

– Теперь мы можем охотиться на лису. – И словно подтверждая его слова, одна из маленьких вислоухих гончих подняла мордашку и смело затявкала тонким щенячьим голоском.

Мальчик не мог оставить без ответа этот призыв. Он опустился на корточки среди щенков, позволяя им окружить его. Он засмеялся, когда они начали его лизать и тыкаться в руки мордочками. Гиллиам тоже присел и приподнял одного из подросших щенков, это оказалась сучка. Щенок удивленно тявкнул, потом довольно заурчал, когда Гиллиам почесал его за ухом.

– Ой, целых двенадцать. А я рассчитывал на одного или двух, – он довольно улыбнулся Николь. – Я знал, что ты поняла мой намек.

Николь рассмеялась.

– Да, но ты намекал не слишком тонко. Между прочим, шесть прислали из Кодрэя и шесть из псарни Грейстена.

Гиллиам недоверчиво посмотрел на жену.

– Что? Рэналф послал тебе собак? В последний раз, когда он тебя видел, мне показалось, ты не очень ему понравилась.

– Да, это было странно, – сказала она, борясь со смущением. – Он не только прислал собак, но и отказался от платы, которую мы ему отправили с Джосом. Он сказал, ты оплатил их своим выигрышем.

На лице мужа заиграла легкая улыбка.

– О, я совсем забыл. Извини, Колетт, я, конечно, не должен был ставить на тебя.

Она потрепала его по щеке.

– Не беспокойся. Зато я использовала деньги, которые не пришлось тратить на собак, и купила себе красивый новый нож.

Он с насмешливым испугом вскинул руку и прикрыл рот.

– Я, конечно, умираю от страха. Но пожалуйста, не убивай меня до тех пор, пока мы с Джосом не приучим старших щенков к крови.

– Пожалуй, столько я смогу продержаться, – вздохнула она, как будто перед ней действительно стояла трудная задача. – А сейчас отпусти щенка и пойдем есть.

Николь ждала, но вместо этого Гиллиам наклонился и взял еще одного щенка.

– Дорогой, я думала, ты умираешь от голода.

– Эти малютки тоже, – сказал он, ласково глядя на них. – Надо отнести их в зал, пускай поедят и согреются.

– Но не сейчас. Томас пришлет людей, они построят псарню. Ты меня слушаешь? Псарню, где они будут жить.

Прежде чем Гиллиам посмотрел на жену, Николь уже поняла, что напрасно тратит слова. Конечно же, все собаки будут жить зимой в зале. Рыцарь со своим оруженосцем уже выводили больших щенят за дверь, а ей доверили нести трех самых маленьких.

– Он безнадежен, – пробормотала Николь, уткнувшись лицом в мордочку одного из щенков и вдыхая его запах. – Может, ничего плохого, пускай они живут в зале, только надо научить их выходить во двор и там делать свои дела. Так, как научили Ройю.

Зал, как и все дома в деревне, как церковь отца Рейнарда, был увит остролистым плющом. Длинные космы, свисавшие сверху, казалось, упорно напоминали, что сейчас земля лежит мертвая и бесплодная, но придет весна и все снова оживет. Праздники начались с большого совместного с деревенскими жителями пира и продолжились дарением подарков слугам. Теперь дни отдыха подходили к концу. Торжественную мессу отслужили, оставался один тихий вечер, после которого всех снова ждала работа.

Слуги и солдаты в одном углу сражались в кости, женщины в другом смеялись и болтали, не выпуская из рук шитья. Дети бросили игру в салки и принялись забавляться щенками.

– А как Ройя? Она не съест малюток? – Гиллиам покачал головой.

– Нет, она несколько раз щенилась и привыкла к собачьему обществу. Джос, – он похлопал парнишку по плечу, – тебе не удастся пустить к себе на тюфяк щенков вместе с Ройей. Она не потерпит этого.

– Понятно, милорд. – Джос остался наблюдать за щенками, а Гиллиам с Николь пошли в дальний конец зала. Там, рядом с большим сундуком, в котором хранились доспехи Гиллиама, Николь поставила большой чан с холодной водой. Она собиралась налить туда кипяток из чугуна, висевшего над каменным очагом, чтобы вода стала подходящей для мытья.

После того как она помогла Гиллиаму освободиться от кольчуги, Джос подошел и взял ее. Охнув от тяжести, он потащил кольчугу в свой угол. Ему полагалось проверить все железные колечки: нет ли сломанных или слабых. Потом мальчик вернулся за кольчужными штанами, а Николь тем временем помогала Гиллиаму снять дублет и чулки. Все это должно было полежать на сундуке и проветриться.

Вылив в чан горячую воду, Николь подтолкнула мужа.

– Ну, давай, а то быстро остынет. – Гиллиам погрузился в воду, и она полилась через край.

– Черт побери, ну почему я никак не научусь наливать столько, сколько надо? Опять пол мокрый. Какой ты все-таки здоровенный. Сколько ты весишь?

– Примерно пятнадцать-шестнадцать камней, – пробормотал Гиллиам, наклоняясь к воде, чтобы намочить волосы. Потом он поднял голову и закрыл глаза от удовольствия. – Ты знаешь, я так привык к купанию. До женитьбы я не понимал, как это здорово. Мне очень нравится, когда ты меня моешь. – Он приоткрыл один глаз, желая увидеть ее реакцию.

– Просто я тебе нравлюсь, – сказала Николь с улыбкой, протягивая ему поднос с хлебом, сыром и копченой рыбой.

– Ага, точно, – кивнул он, принимаясь за еду, а жена тем временем мыла ему голову и терла спину.

Еще до того как она собралась его ополоснуть, поднос опустел. В последний раз проведя руками по спине, она дала мужу тряпку, чтобы он сам мылся дальше. Гиллиам говорил ей, что, когда она его моет, он испытывает настоящую муку.

Она села рядом с ним с ножом в руке, дожидаясь, когда можно будет его побрить.

– Гиллиам, а почему ты не отращиваешь бороду? Тогда было бы не так опасно целоваться с тобой.

Он улыбнулся и отдал ей тряпку.

– Ты была права.

– Насчет чего? – она склонила голову набок, ожидая ответа.

– Я не могу вырастить бороду. Она получается редкая и некрасивая. – Он ухмыльнулся. – Я думаю, это из-за светлых волос. У моего брата Джефри то же самое. Придется тебе подождать, прежде чем увидишь меня бородатым. Брат на семь лет меня старше.

Николь улыбнулась.

– Правда? Не можешь? Ха-ха.

– Да, но не злорадствуй. Давай кончим разговоры, а то вода остывает.

Обтеревшись, Гиллиам надел тунику, обулся, и они вернулись к огню. Николь хотела весь вечер шить, потому что среди подарков она обнаружила кусок льна и решила смастерить себе какой-нибудь головной убор. Когда они уселись спиной к столу, вытянув ноги к огню, подошел Джос, держа в каждой руке по щенку.

– Ну? – выжидательно протянул он. – Я вам отдал подарки. А где же мой?

– Ну и наглый же ты парень, – засмеялся Гиллиам. – Хорошо. Пожалуй, ты прав. Уолтер! – Громкий голос рыцаря перекрыл шум в зале.

Уолтер, сидевший среди игроков в кости, что-то вынул из темного угла. Когда он подошел, Николь увидела длинный колчан, полный деревянных стрел с металлическими наконечниками и оперением. Еще он держал отцовский арбалет.

– Ты ведь это хочешь, да? – спросил солдат, ожидая, когда Джос опустит на пол щенят и возьмет подарки.

Джос принял из рук солдата арбалет и стрелы, с изумлением глядя на Гиллиама.

– Значит, вы знали, что у меня получится, даже когда я еще не начал учиться стрелять?

– Слушай, когда моя жена говорит, что у тебя меткий глаз и руки приспособлены для стрельбы из лука, почему бы мне не поверить? Но сегодня утром ты меня и впрямь озадачил. Двенадцатый день, последний, а ты никак не мог достичь своей цели. Хорошо, что сумел, а то не видать бы тебе такого подарка.

– Спасибо, милорд, – с благоговением выдохнул Джос, обрадованный доверием господина и подарком.

Гиллиам опустил руку на плечо мальчика.

– Но будь осторожен. Это настоящие стрелы, с металлическим наконечником, не просто деревянные заостренные палочки. Ради Бога и ради меня не направляй арбалет на цель, которую не хочешь поразить. Это грозное оружие: хороший стрелок может поразить врага даже через дырку в кольчуге.

– Клянусь, я стану с ним обращаться как надо. Спасибо, милорд. – Глаза Джоса сияли, словно звезды. Мальчик прижал к себе арбалет и побежал в угол, к своему тюфяку.

– Похоже, ты забыл спросить меня не только о том, можно ли Джосу пользоваться этим арбалетом.

Гиллиам, радуясь успехам Джоса, все же должен был поговорить с ней, перед тем как отдать арбалет.

– Но дело в том, что это не твой арбалет, – сказал он тихо, наблюдая за мальчиком. – Тот сделан для настоящего мужчины, взрослого, с сильными руками. Джос в нем не натянет тетиву. А этот гораздо меньше, он ему как раз впору. Просто этот арбалет очень похож на тот. – Гиллиам повернулся к ней, продолжая улыбаться. – Арбалет твоего отца я спрятал подальше. А он пускай верит, что держит в руках настоящее оружие мужчины.

Николь не отрывала глаз от мужа, ее сердце переполнялось любовью.

– Ты замечательно справляешься с Джосом. Лорд Кодрэй не ошибся, отправив его к тебе.

– Да-а, – медленно протянул Гиллиам и кивнул с печальной улыбкой. – Без Джоса мне было бы скучно. Ты же не будешь играть в снежки или бегать наперегонки, хотя у тебя прекрасный бросок и ты вполне могла бы соревноваться со мной в метании кольца. Ты постоянно занята делами. А когда не работаешь, можешь только лежать в постели. В общем, с девушками скучно. Можешь спросить Джоса, он тебе объяснит.

– Ну что ж, если тебе больше нравится компания Джоса, я верну его к нам в комнату вместе с тюфяком. А сама буду спать здесь: в зале гораздо теплее, чем в той ужасной комнате. – Она отвернулась от Гиллиама и обиженно пожала плечами.

– Но если ты сегодня ночью не придешь, то не получишь своего подарка, – тихонько прошептал он ей в ухо.

– Ну это не подарок, то, что ты имеешь в виду. Это я могу получать каждую ночь.

– Я не про то, хотя и на это рассчитываю, – пробормотал он, уткнувшись лицом ей в шею. – Я положил для тебя подарки в комнате, побоявшись, что они тебя смутят, если преподнести их здесь, в зале.

Николь повернулась и посмотрела на мужа. Он был очень собой доволен, никакого сомнения. Глаза сверкали от возбуждения, она больше не могла удержаться от любопытства и отложила шитье.

– Как скажете, милорд. Давай-ка посмотрим, что, по твоему мнению, должно меня смутить.

Гиллиам накинул плащ, Николь набросила накидку и, взяв лампу, направилась к выходу. Мужчины в углу разразились хохотом.

– Милорд, – окликнул Уолтер, когда они проходили мимо игроков. – Сигер хочет вас предупредить, первый год брака – это кольцевание. Вы дарите жене кольцо, а она вдевает свое кольцо вам в нос. Стоит женщине убедиться, что кольцо на месте, ночью вы уже просто спите, и никаких наслаждений. Сигер советует торопиться и брать свое. Наслаждение, говорит он, недолго длится.

Гиллиам ухмыльнулся.

– Я наслаждаюсь, Уолтер, ей-богу наслаждаюсь.

Николь подняла голову и сказала по-английски:

– Мы делаем перерыв на сон только тогда, когда лорда оставляют силы.

От такого заявления мужчины с хохотом попадали на пол.

Прикрыв пламя лампы ладонью от ветра, она подтолкнула мужа к выходу.

– Ну и что я им сказала?

– Ты говорила так быстро, что я не все уловил. Но я понял, о чем шла речь. Ночь, сон, силы.

– Молодец, – похвалила Николь, задыхаясь от смеха.

– Но ты заплатишь мне за это. Поверь, – предупредил Гиллиам жену. – Утром они мне расскажут, и уж я тебе отплачу.

Николь поднялась по лестнице и толкнула дверь. Хотя день был пасмурный, было ясно, что наступило время заката. Она огляделась и ничего не заметила. Все по-прежнему. Свеча, постель, полог вокруг кровати плотно задернут. Она подошла к свече, зажгла ее от лампы и повернулась к мужу.

– Ну? И где подарок?

– В постели. – Он снова ухмыльнулся.

– Гиллиам, – Николь разочарованно вздохнула, решив, что он разыграл ее, рывком отдернула полог и остолбенела.

Гиллиам подошел к ней сзади и заглянул через плечо.

– Я хочу, чтобы мы стали полноправными партнерами, любовь моя. Я устал от тех игрушек.

На покрывале лежали пара перчаток и стальная кольчуга, дублет, конический солдатский шлем и подшлемник, кожаный пояс и кожаные ножны, простой щит. И еще лежал меч.

Удивленная Николь набрала полную грудь воздуха и потянулась к мечу.

– Так это меч моего отца. О Гиллиам! – Она взяла его в руки, пробуя лезвие пальцем. Рукоять была обтянута новой кожей, и требовалось хорошенько поработать мечом, чтобы она пришлась по руке.

– Он пережил пожар. Я спрятал его, решив, что у нас когда-нибудь будет сын, который захочет иметь меч своего деда. – Он обнял жену и потащил к своему сундуку. – Но если он для тебя слишком тяжелый и длинный, я приготовил и другой.

Слезы застилали глаза Николь, когда она положила на постель подарок и приникла к Гиллиаму.

– Еще месяц назад я кричала, как сильно ненавижу тебя. Как ты мог тогда думать о детях? Ты мечтал о них, несмотря на мою ненависть?

– Понимаешь, Николь, я сам лишний сын в семье. Младший из четырех братьев не смеет мечтать о собственном доме, жене, детях. – Гиллиам слегка пожал плечами и улыбнулся. – Согласившись жениться на тебе, я решил, что, если добьюсь невозможного и ты когда-нибудь примешь меня, у нас будет настоящая семья. Меч для нашего с тобой сына стал для меня залогом воплощения моей мечты. – Он пристально смотрел на Николь, на ее лицо в неясном свете свечи, на ее глаза, полные слез. Николь не выдержала и всхлипнула.

– Я не могу поверить. Я так счастлива быть твоей женой, Гиллиам, как замечательно, что я вышла замуж именно за тебя. Спасибо, ты воздал должное моему отцу, сохранил оружие, которое он очень ценил, – с трудом выговорила она. – Тем самым ты и мне оказал честь.

Она прикоснулась к его рту губами, и они слились в нежном, полном любви поцелуе. Потом его руки стиснули ее, и он отступил.

– Да, но ты не сосчитала подарки. – Николь быстро вытерла слезы и повернулась.

На кровати лежало десять предметов.

– Ты хочешь сказать, есть еще два? – спросила Николь, прерывисто дыша.

Он потянулся к ее плечу и прикрепил к накидке булавку. Гранаты засверкали в неверном свете лампы.

– Ты столько раз упрекала меня, что я ее забрал, поэтому я решил сдаться и вернуть.

Николь закрыла глаза. Она умирала от любви. Не в состоянии больше сдерживать слезы, она дала им волю. Николь положила голову на плечо Гиллиама, не в силах произнести ни слова. Муж долго держал ее в объятиях, поглаживая рукой по спине.

– Наконец, последний подарок, который я должен попросить тебя принять. Тот, который ты раньше отказывалась брать. – Он взял жену за руку и на безымянный палец надел золотое кольцо. – Это кольцо моей матери, отец подарил ей во время венчания. Я никогда не знал матери и не помню отца, но Рэналф говорит, что они очень любили друг друга Я почту за честь, если ты станешь его носить.

Николь обняла мужа за шею

– Всю мою жизнь, – сказала она и заплакала, как ребенок.

ГЛАВА 22

Воскресная месса только что закончилась, Николь и Гиллиам стояли перед церковью отца Рейнарда, и по мере того как люди расходились, лицо Гиллиама становилось все задумчивее и обеспокоеннее. Апрельский ветер трепал его волосы, и даже в такой пасмурный день пряди их отливали золотом.

Веселый ветерок играл одеждой Николь, путаясь в широких рукавах. Этот ветер доносил пение птиц, тревожащие душу запахи проснувшейся земли. На деревьях, стоявших вдоль рва, который окружал замок, зеленели листочки.

У жителей Эшби вошло в привычку красиво одеваться на воскресную службу. Гиллиам был в новом голубом наряде вместо того, который испортила Николь, а она надела красивое зеленое платье с длинным шлейфом На голове ее был простой убор, короткие локоны то и дело выскакивали из прически, завиваясь вокруг лица. Она знала, что Гиллиаму нравятся ее волосы, он не любил, когда она их прятала. Отправляясь в церковь, она стала покрывать голову, заметив, что ее непочтительное отношение к правилам, предписывающим замужней женщине не ходить с непокрытой головой, раздражало Ральфа и Эмот Вуд. Джос надел свое самое лучшее платье и красные чулки.

– Милорд, ребята хотели бы прийти посмотреть, как я стреляю по мишени. В это воскресенье им нечего делать, можно они придут взглянуть? – Джос внезапно озорно улыбнулся. – Я побился об заклад, что попаду в самое яблочко с двухсот ярдов.

Гиллиам с трудом отвлекся от тяжелых мыслей и ответил:

– Неужели? Кстати, по-моему, это предел для твоего арбалета. И на что ты поставил?

– Александр знает гнездо ястреба. Он мне покажет. У Дикона есть четыре камня, которые блестят красным цветом, а у Джона – резная палка. Остальные придут просто посмотреть.

– Да, куча настоящих сокровищ, – улыбнулся Гиллиам. – А с чем расстанешься ты, если проиграешь?

Джос рассмеялся.

– Не проиграю. Я уже двенадцать раз попадал в яблочко.

– Мальчик, что пообещал ты? – строго спросил Гиллиам.

– Только позволить поиграть со щенками, – неуверенно проговорил Джос. – И еще они могут взять одну из стрел, которые мне подарила леди Николь. Но я не проиграю, клянусь. – Гиллиам рассмеялся.

– Нельзя быть таким самоуверенным, Джос. Никогда нельзя ставить на то, что ты не хочешь потерять. А теперь иди. Но сперва переоденься.

– Хорошо, милорд! – крикнул он и бегом бросился к Эшби.

Три мальчика, которых он собирался победить, подошли к нему, когда он им махнул, другие тоже побежали следом. Если бы английский у Джоса не был таким же, как у Гиллиама, ему было бы совсем легко объясняться с деревенскими ребятами.

– Он стал еще больше, – сказала Николь, наблюдая за убегающим Джосом. – Он совсем вырос из своей одежды.

– Да, – согласился Гиллиам. После ухода Джоса в его голосе снова послышалось беспокойство. – Еще полгода, и он будет таким, каким ему полагается быть. А ты обратила внимание, какой у него голос? Очень скоро ему не будет скучно с девчонками. Тебе придется рассказать бедняге Джосу, почему надо держаться от них подальше.

– А почему мне? Разве это не мужская обязанность?

Николь взяла мужа за руку.

– Нет, твоя. Потому что я не могу ему врать, будто это большое удовольствие, – быстро ответил муж и улыбнулся. Он хотел пойти в сторону дома, но Николь удержала его.

– Гиллиам, прошло две недели и никаких происшествий. Ты обратил внимание? Я думаю, прошлые случаи были делом рук обычных воров. Сейчас у нас полный покой, значит, они ушли в другие земли.

Святая неделя была первой спокойной неделей, пасхальная тоже обошлась без потерь для Эшби, никого не убили, ничего не украли.

Гиллиам разочарованно посмотрел на жену.

– Да, скорее всего сосед перестал нам досаждать, чтобы отметить Пасху, как положено добродетельному человеку. Я молился, чтобы он наконец отступился от нас. Камнерезы и каменщики должны начать работу в мае Не могу же я охотиться за де Окслейдом и одновременно защищать наши каменоломни? Это выше моих сил.

– Почему ты так уверен, что это Окслейд? Докажи мне.

Гиллиам пожал плечами, словно удивляясь вопросу Николь.

– Потому что он делает именно то, что делал бы я, если бы хотел погубить человека, забрать его жену и отнять дом.

Нахмурившись, Николь посмотрела на Гиллиама.

– Но если ты так уверен, почему не пойдешь прямо к де Окслейду и не вызовешь его? Мы давно живем в какой-то мучительной неопределенности. Надо наконец поставить точку!

Он покрутил пальцем у ее виска.

– Моя милая женушка. Ты рассуждаешь слишком прямолинейно. Давай-ка я попробую тебе объяснить. Допустим, я де Окслейд, а твой отец еще жив. Допустим также, что мы с ним однажды встретились на дороге и поругались Потом я бы предупредил твоего отца, что намерен украсть у него Эшби. Через несколько дней пропадает несколько овец. Потом еще несколько. Поля затоптаны. Дома разрушены. И так далее. Я не оставляю никаких следов, но ты помнишь мои слова и веришь, что я делаю то, чем грозил. Скажи теперь, если де Окслейд считает, что я должен вести себя, как твой отец, как поступил бы Джон Эшби?

– Ответ прост. Отец взял бы оружие, поскакал бы к де Окслейду и вызвал бы того на честный бой, как положено мужчине, – сказала Николь, а потом, тихо охнула, все поняв.

– Ну вот, догадалась наконец? Смотри, допустим, я отправился к де Окслейду. Наш сосед может открыто на меня напасть, подогреваемый тем, что я ему нанес оскорбление – ведь нет никаких доказательств, что все происшедшее дело его рук. Поскольку у де Окслейда гораздо больше людей, чем у меня, нет уверенности, что я не умру в бою от его меча. В этом случае я выгляжу молодым и горячим рыцарем, перешедшим все границы дозволенного. В Грейстене наш сосед намекнул моему брату, что ни ты ему больше не нужна, ни Эшби. Таким образом, сделав меня виновником распри, де Окслейд надеется избежать враждебных действий со стороны Рэналфа. Он намерен получить тебя и твою землю после моей смерти.

– Если это так, почему сейчас он прекратил набеги, а я до сих пор твоя жена? И останусь ею всю свою жизнь!

– Я думаю, это из-за приближающейся посевной. Зачем ему вредить полям, которые он считает своими? И скорее всего он разрабатывает новую стратегию, которая поможет ему привести меня к гибели. – Гиллиам смотрел вдаль, но мыслями был далеко от окружавшего их пейзажа: он снова и снова прокручивал в голове разные варианты развития событий.

Николь смотрела на мужа, и ее сердце нестерпимо ныло. На секунду она представила свою жизнь без Гиллиама, и ей стало дурно. Она решительно взяла его руку.

– Мне будет оскорбительно, если ты начнешь беспокоиться обо мне, как о ребенке, – сказал Гиллиам, глядя на нее. В голосе его слышался горький смех. – Это женские штучки, моя дорогая. Не надо.

Она скорчила гримаску, уже не удивляясь, что Гиллиам настолько хорошо читает ее мысли.

– Но я иначе не могу. У де Окслейда больше людей, чем у нас, у него лучше доспехи.

– Ах, – засмеялся Гиллиам. – Зато Эшби принадлежит мне. – Глаза его сверкнули, когда он посмотрел на жену. – И самое главное, у меня есть ты. – Внезапно веселье как рукой сняло, его лицо стало печальным. – Я бы мог проявить терпение и позволить ему продолжать свои игры, пока он не поймет всю безнадежность затеянного, но через три недели начнется строительство. – Гиллиам замолчал, словно считая, что Николь понимает его беспокойство из-за стройки.

Николь подождала объяснения и, не дождавшись его, спросила:

– Ну и что?

– Когда де Окслейд узнает про это, он начнет нападать на рабочих в каменоломнях, на деревни, на поля, понимая, что я не смогу защищать все одновременно. Мне придется пойти на него открыто, чтобы остановить. А если я не сделаю этого, мы просто умрем с голоду зимой.

– Значит, надо отложить строительство. – Она положила голову ему на плечо.

– Николь, но нам нужен новый зал, ты понимаешь это лучше всех.

– Мы можем построить деревянный, – предложила она.

Гиллиам покачал головой.

– Сосед хватает меня за пятки, как гончие Ройю. Я ведь отложил деньги, чтобы заплатить за работу. Если я отошлю каменщиков, а де Окслейд будет продолжать нападения, все, что я накопил на каменный зал, уйдет на восстановление потерь. Я не могу позволить ему разрушить мои планы. С какой стати я должен зависеть от него?

– Мы не можем нанять солдат твоего брата охранять рабочих и помешать стычке с Окслейдом?

– Да, мы могли бы нанять солдат, но чем их кормить? – спросил Гиллиам со вздохом отчаяния. – Нам самим едва хватило запасов в прошлую зиму, чтобы прокормить работников и продержаться до нового урожая.

– А можем мы не покупать продукты? – это прозвучало как мольба, в которой не было особенной надежды.

– Без этого нам не построить новый зал. Но не спрашивай, можем ли мы кормить людей в долг. Стоит на это пойти, и де Окслейд ввергнет нас в страшную нищету, нам из нее никогда не выбраться. Если учесть сумму, которую мы должны заплатить королю, прибавить к ней истраченное на наше бракосочетание, на восстановление Эшби, то я могу тебе сказать, моя дорогая жена, мы уже залезли в свои доходы на несколько лет вперед. Все это было бы ничего, если бы наш сосед не разрушал то, что мы с таким трудом создали. Я просто обязан найти выход и избавиться от этой напасти.

– Извини меня, Гиллиам, за то, что я когда-то предлагала себя этому Хью.

Он открыл рот, чтобы ответить, но она подняла руку, призывая его молчать.

– Знаю. Я снова виню себя больше, чем надо, но тем не менее я очень и очень сожалею.

Гиллиам улыбнулся.

– Да ладно, вместо того чтобы себя винить, помоги найти ответ на вопрос, который меня мучает. Если враг затаился и никак себя не обнаруживает, каким должен быть твой следующий шаг?

– Я пойду домой вместе с любимым мужем, – тихо сказала Николь.

Гиллиам молча улыбнулся, и они бок о бок направились к воротам Эшби. Николь опустила голову и смотрела на носки своих туфель, которые высовывались из-под подола платья при каждом шаге.

Вдруг Гиллиам остановился.

– Посмотри-ка, Николь, я уже видел ее раньше. Тогда мне очень не нравилась ее компания. По-моему, ты знаешь эту девицу. Зачем де Окслейд послал ее сюда?

Николь проследила за его взглядом и пораженно выдохнула:

– Тильда!

Дочь управляющего шла по зеленой траве, плащ раздувался за спиной, капюшон был откинут, и густые рыжеватые волосы развевались на ветру. Под плащом на ней было надето серо-голубое платье. Оттуда, где они стояли, нельзя было рассмотреть выражение лица хорошенькой девушки, но непристойность ее походки была очевидна.

Николь охватила ярость. Скорее всего Тильда бросила де Окслейда и решила подыскать другого мужчину для забавы. Повернувшись к Гиллиаму, Николь объяснила:

– Это Тильда. Дочь управляющего Томаса, моя молочная сестра. Я убью ее, если она прикоснется к тебе.

Гиллиам расхохотался.

– У нее не будет такой возможности, моя дорогая. Я не безумец, чтобы ставить под удар наши отношения. И потом, ты меня погубила навсегда. Разве теперь я могу лечь в постель с маленькой женщиной? Да я ее раздавлю, как мошку. – Глаза его смеялись.

Несмотря на слова Гиллиама, Николь злилась. Она никак не могла понять, почему мужчины так падки на Тильду.

– Томас тоже не обрадуется ее возвращению. Он считает ее своим позором.

Но Гиллиам не слушал. Задумавшись, он сощурился, потом внезапно его лицо осветилось улыбкой.

– Ха! – победно воскликнул он. – На месте врага я бы обязательно послал кого-нибудь в стан противника, чтобы найти там предателя. Но на этот раз де Окслейд ошибся, он считает, что у нас здесь не произошло никаких перемен. – Он схватил Николь за руки. – Не стоит ли нам извлечь пользу из его посыльного?

– Что? Никогда в жизни я не позволю переманить Тильду на нашу сторону. Ей нельзя верить. – Николь попыталась освободиться, но Гиллиам не отпустил ее. – В последний раз, когда я ей доверилась, я узнала, что де Окслейд пообещал денег за то, что она меня доставит к нему.

– Очень, очень хорошо. – Гиллиам улыбался все шире. – Беги поздоровайся с ней, она ведь из-за тебя сюда идет.

– Нет, – твердо заявила Николь. – С какой стати я должна ее приветствовать в моем доме? Она хочет одного: еще раз попытаться продать меня де Окслейду. И потом я понятия не имею, что говорить.

– Позволь тогда научить тебя, – ответил Гиллиам, подняв брови. – Во-первых, ты должна отвести Тильду к отцу и уговорить Томаса принять ее. Если он будет спорить, пошли его ко мне. Как только останешься наедине с подругой, скажи ей, что тебе удалось на несколько минут убежать из моей тюрьмы и ты спешишь вернуться домой. Пожалуйся на меня, расскажи, как я избиваю тебя и оскорбляю, попроси устроить побег, как она уже однажды сделала. Выдумывай все, что хочешь. У нее должно сложиться обо мне самое отвратительное впечатление. Действуй, дорогая.

От удивления Николь даже перестала злиться. На этот раз, когда она дернула руку, Гиллиам отпустил. Она смущенно посмотрела на него.

– Я не хочу позорить нашу любовь ложью. Зачем ты просишь об этом?

– Потому что она расскажет де Окслейду о плохом обращении с тобой. Это значит, что, если даже случится худшее и я погибну, он не станет мучить тебя… – Гиллиам коснулся рукой ее щеки.

Николь долго смотрела на мужа, потом улыбнулась.

– Нет, это не поможет. Ты не умеешь скрывать свою любовь ко мне, и я тоже. Тильда быстро раскроет наш обман, ей стоит лишь поговорить с кем-нибудь о нас. О Боже, но если она спросит Эмот, какие бесстыдные откровения та ей выложит!

Он удивился, потом пожал плечами.

– Нет, она ведь не простая женщина. Ты посмотри на нее: Тильда считает, что ни один мужчина не сможет ей отказать. Самоуверенность заставит ее поверить, что она может увести меня у тебя. Разве я не прав?

В памяти Николь всплыли слова Тильды о том, какая она конченая женщина: не в силах пропустить ни одного мужчину.

– Да, это верно. После того как ты убедишь ее в моей ненависти к тебе, попроси ее помочь убежать к де Окслейду. Предложив де Окслейду то, чего он больше всего хочет, то есть власть над тобой, мы выведем его на чистую воду. Он попытается устроить мне ловушку, чтобы покончить со мной навсегда.

Николь покачала головой.

– Гиллиам, Хью не дурак. Разве ты не говорил, что он хотел бы избежать враждебных действий со стороны твоего брата? Конечно, то, что он меня украдет, не доведет лорда Рэналфа до слез, но твоя смерть наверняка приведет его в ярость. Неужели ты думаешь, что твой брат позволит Хью держать меня пленницей или захватить Эшби после того, как я расскажу ему, что он натворил?

– Почему ты так рассуждаешь? – пожал плечами Гиллиам. – Ты говоришь этой женщине, Тильде, что ненавидишь меня и хочешь бежать. Разве не так ты поступила в ноябре, когда искала помощи у Хью, чтобы не выходить за меня замуж? До тех пор пока ты не сказала соседу о наших истинных отношениях, у него нет причин думать, что за эти месяцы ты переменилась ко мне. Разумеется, я хотел бы думать, что он будет добр и ласков с тобой, ведь он хочет наперекор мне привязать тебя к себе. На его месте именно так я и поступил бы. – Гиллиам нехотя улыбнулся.

– Ты сошел с ума! – Потрясенная Николь отступила от мужа на шаг.

– Возможно, – сказал он, на лице его снова появилось выражение беспокойства. – Но это самый быстрый путь к освобождению от нависшей над нами беды. В итоге у нас будет еда и покой. Если Хью послал дочь управляющего, она тебе предложит способ увидеться с ним. Де Окслейд придет в надежде получить у тебя поддержку в борьбе против меня. Поэтому не будет необходимости скрещивать мечи. Мне только надо выследить, где он прячется, и как только я это выясню, мои руки будут развязаны. Я могу нанять солдат и напасть на него как человек, который ищет похитителя собственной жены.

Николь закрыла глаза, сдаваясь. Он прав. Ложь, основанная на ее прошлом поведении, поможет выманить Хью сюда. Он примчится, чтобы покончить с Гиллиамом. В ужасе она прильнула к мужу.

– А если вам придется сразиться и он убьет тебя?

Он прижался щекой к волосам жены.

– Тогда ты пошлешь за моими братьями. Они приедут все трое и отомстят де Окслейду. – Вдруг он стиснул ее в своих объятиях так сильно, что у нее затрещали кости. – Боже мой, я рискую тем, что так страшно потерять!

– О Боже, Гиллиам! – прошептала она. – Я люблю тебя, я люблю Эшби. То, что ты задумал, может помочь исполнить наши мечты. Если он ранит тебя, даже легко, я не стану ждать твоих братьев. Я разорву его на такие мелкие кусочки, чтобы его могли склевать вороны.

Гиллиам рассмеялся и отступил от Николь.

– Ну что ж, надеюсь. А теперь я возвращаюсь в церковь и буду там, пока не увижу, что ты привела в деревню дочь управляющего. Беги, посей нужные семена в ее голове. Скажи, что де Окслейд должен появиться через пять дней, потому что именно в тот день я собираюсь уехать из Эшби. А когда все сделаешь, возвращайся домой. Я не успокоюсь, пока ты снова не окажешься в моих объятиях, в полной безопасности.

ГЛАВА 23

Николь повернулась спиной к Гиллиаму и пошла к воротам Эшби, полная решимости сделать то, что должна. Только раз она оглянулась, но муж уже скрылся из виду. Впереди, у подвесного моста, стояла Тильда, охранники просили ее назвать себя. Маленькая женщина склонила голову набок и очаровательно улыбнулась.

– Да это же я, Тильда, дочь управляющего Томаса. Пришла навестить леди Эшби, – ответила она. – Меня тут долго не было, а теперь я вернулась.

– Вот она, смотри, хозяйка Эшби идет к нам, – ответил охранник, показывая на приближающуюся Николь.

Тильда повернулась, веселости у нее поубавилось, и хотя Николь стояла на расстоянии вытянутой руки от девушки, казалось, их разделяет пропасть.

– Колетт, – выдохнула Тильда и продолжила по-английски: – Посмотри-ка, какая ты стала, я едва узнала тебя. – В голосе ее чувствовались печаль и разочарование. – Ты так изменилась, мне придется снова привыкать к тебе.

Николь смотрела на стоящую перед ней женщину. Красивый овал лица, изогнутые брови, светящиеся карие глаза. Чувственные пухлые губы, всегда такие соблазнительные, сейчас дрожали. Но если отбросить маску похоти, прелестное лицо Тильды было до боли знакомо. Почему эта женщина, уже однажды предавшая Николь, должна предать ее снова?

Несмотря на печаль, которую испытывала Николь, глядя на свою подругу и молочную сестру, с Тильдой было тесно связано ее прошлое.

– О Тильда, мне вдруг вспомнилось, как я прятала тебя в погребе, чтобы мама тебя не побила. Помнишь, она поймала тебя с кем-то, и я врала, что ты убежала из дома и больше никогда не вернешься? А потом я тайно носила в погреб еду, и ты через три дня объявилась.

Лицо Тильды приняло беззаботное выражение той девочки, которой она когда-то была. Девушка простодушно рассмеялась, в смехе слышалось обожание, с которым они когда-то относились друг к другу.

– Ой, не могу поверить, что ты не забыла. А помнишь, как мама радовалась, что я оказалась жива-здорова? Она даже не отлупила меня. А я, кажется, тебе и спасибо не сказала. – Губы Тильды изогнулись в насмешливой улыбке, глаза довольно блеснули. – Теперь говорю спасибо, хоть и с опозданием. И вообще я за многое тебе благодарна, ты меня столько раз выручала.

– Да, мне хотелось тебе помочь, – тихо ответила хозяйка Эшби. У них всегда были такие отношения. Выгораживать подругу уже вошло у Николь в привычку. Обе помолчали; Николь проглотила слезы. – О Тильда, как же у нас с тобой все так вышло?

– Такое бывает, – печально прошептала Тильда. – Я знаю, мы не можем вернуть прошлое, стать прежними, но почему не попробовать начать все сначала? – На лице девушки появилось выражение раскаяния. – Колетт, я пришла просить у тебя прощения за все. Я совершила столько ошибок в последние месяцы.

Николь не отвечала. А что, если Гиллиам ошибается. И Тильда действительно бросила де Окслейда? Она, может быть, вернулась домой, чтобы залечить раны, а не навредить ей. У Николь возник слабый проблеск надежды.

– Я могу лишь напоминать себе, что хотя ты и пыталась заманить меня к Хью, но потом все же предупредила об этом.

– А ты знаешь, он все еще верит, что тебя украли у меня. – Тильда через силу улыбнулась, радуясь, что ей удалось обмануть человека высокого сословия. – О Колетт! Как ты запуталась в этой паутине лжи. Почему ты отправила меня к нему, зная, какой он и какая я? – Тильда подняла глаза к небу, моргая, чтобы не вылились слезы. – Ты должна была выбрать для этого кого-нибудь попроще.

Николь молча наблюдала за Тильдой, пораженная тем, с какой легкостью подруга отвела от себя вину и переложила на нее, Николь. В то время как Гиллиам и Томас пытались сделать так, чтобы Николь не винила во всем одну себя, ближайшая подруга старалась свалить на нее побольше.

Так как Николь молчала, Тильда продолжила:

– Он уговаривал меня, Колетт, говорил о любви, обещал устроить мне такую жизнь, о которой я могла только мечтать. Но он врал. Единственное, чего он хотел, жениться на тебе. Можешь представить себе, как мне было больно. Хью использовал меня, чтобы я помогла ему заполучить тебя в жены. Клялся, что ты ничего не значишь для него, но я не могла делить его с кем-то. Даже с тобой.

– Так он больше тебе не нужен? – Николь как будто ожидала, что ответ Тильды убедит ее в этом.

– О Колетт, – выдохнула та, – я ему больше не нужна. – И она, рыдая, бросилась к подруге. – Я не могу тебе передать, как мне больно. Я расплачиваюсь за то, что жестоко отвергала других. Ужасный урок!

Николь обняла Тильду, понимая боль подруги. Как же будет тяжело, подумала Николь, если вдруг Гиллиам ее разлюбит.

– О моя бедная, ты вернулась залечить раны. У вас дома Джоанна с ребенком, она очень больна. Она обрадуется, если ты останешься дома и поможешь ей.

– Нет, я не пойду домой. Отец раскричится, станет обзывать грязной потаскухой. А нельзя ли мне жить с тобой? – Тильда отстранилась от Николь, вытирая слезы. То, как быстро подруга осушила слезы, насторожило Николь.

Она внимательно посмотрела на лицо девушки и увидела на нем такое же отчаяние, как во время ее драки с Аланом. Да, пожалуй, де Окслейд покончил с Тильдой, но дочь управляющего еще не покончила с ним. Ей что-то нужно от соседа, и она собиралась использовать подругу из высшего сословия, чтобы это получить. Может, снова деньги? И только сейчас Николь по-настоящему поняла: их отношения навсегда закончились в ноябре. Теперь слишком поздно что-то менять. Николь ничего не оставалось, как сыграть намеченную Гиллиамом роль и посмотреть, что будет. О Дева Мария! Ведь она не хотела, чтобы Тильда снова предала ее.

– Нет, со мной тебе нельзя жить Мой муж ни за что не разрешит, – бесстрастно сказала Николь.

– Ну, Колетт, пожалуйста. Мне не вынести ненависти отца. Тебе ведь нужна горничная? Не может же твой господин отказать тебе в этом? Ты мне нужна, Колетт, только ты и никто больше.

Боль и мольба в голосе девушки как волной окатили Николь, ей сразу же захотелось успокоить молочную сестру. В этот момент она не думала о том, какую боль причинила ей Тильда. Огромным усилием воли Николь отвела глаза и изобразила на лице страх.

– Боже мой. Да о чем я думаю? Нас могут увидеть. Пойдем. Надо спрятаться, и будем молиться, чтобы никто не рассказал моему господину, что я говорила с тобой – Она схватила девушку за руку и потащила ее подальше от ворот Эшби.

Тильда с трудом поспевала за ней.

– Колетт, я не понимаю, кого ты так боишься? – Своего мужа. Если он узнает, что у меня появился союзники, он тебя выгонит. Он мало чем отличается от своего брата, лорда Грейстена. Настоящий зверь. Боже, я могу только надеяться, что твой отец разрешит тебе остаться дома. Тильда, не важно, что скажет Томас, о чем станет просить, – со всем соглашайся. Если не сможешь остаться у него, тебе придется уйти из Эшби. А теперь молчи. Я не скажу ни слова, пока мы не окажемся в укромном месте.

В полном молчании они торопливо пошли к деревне. На окраине, возле дома Томаса, Тильда ахнула.

– Ты только погляди! Все как прежде. Дом стал как новенький. Не ожидала такое увидеть.

Она отступила, любуясь домом отца. Дверь была приоткрыта в этот прохладный день. Ставни на маленьких окнах широко распахнуты.

За зиму солома на крыше потемнела, побурела, белые стены потеряли былую яркость. На огороде перед домом росли лук-порей, репчатый лук, капуста; они обогнали в росте травы, которые Джоанна совсем недавно посеяла. Перед дверью бродили цыплята, свинья облизывала новорожденных поросят в загоне, прилепившемся к стене дома.

– Посмотри-ка, какая ты стала, старушка. – Тильда почесала свинью за ухом.

Та захрюкала, признавая хозяйку.

– Еще опоросишься, еще нас покормишь.

В дверь высунулась удивленная Джоанна. Лицо ее было бледным от болезни.

– Тильда! – удивленно воскликнула она, однако без особой радости.

– Джоанна, – холодно ответила девушка, – ты выглядишь ужасно.

Томас, отодвинув невестку, подошел к двери. Он ходил еще хуже обычного, несмотря на весеннее тепло. Управляющий остановился, уперев руки в бока и широко расставив ноги. Брови сошлись на переносице, губы плотно сжались. Было совершенно ясно, что он не собирался пускать Тильду на порог.

– Джоанна, иди в дом и закрой дверь. Он подождал, пока не щелкнет задвижка.

– Итак, ты притащилась домой, да? Радуйся, что младшего Тома сейчас нет. Он бы тебя убил, это точно. А ты, – его злость перекинулась на Николь, – о чем ты думала, когда тащила ее сюда? Я говорил тебе, в моем доме нет места шлюхе.

В ответ Николь покорно опустила голову.

– Томас, я объяснила Тильде, что мой господин никогда не позволит мне держать горничную. А так как Тильда не может остаться со мной, ты должен… – она подчеркнула это слово и интонацией, и взглядом, – принять ее у себя. Ты знаешь, что за человек мой муж. – Николь надеялась, что, изобразив запуганную женщину, она скорее заставит его поддержать игру. А потом, наедине, объяснит все как следует.

Томас очень внимательно смотрел на Николь, долго молчал, потом сказал:

– Ну ладно. Мне надо самому получше спрятаться. Хозяину не понравится, когда он узнает, что в деревне опять появилась моя дочь. Я же сказал ему, что она умерла.

Николь резко вздернула голову, и смирения как не бывало. Вот старый лжец! Но все было ясно: управляющий намекал ей на пошлину, которую должны были платить все жители деревни замку Эшби. Николь с трудом сохраняла серьезное выражение на лице.

– Ты сказал господину, что Тильда умерла? Томас, мой муж подумает, что ты солгал, чтобы сэкономить на пошлине. Не представляю, что он сделает, когда узнает. Мне страшно за тебя и твою семью. – Вообще-то управляющему было лучше опасаться Николь, ведь именно она вела книги счетов.

Все еще толком не понимая, что его хозяйка хочет ему внушить, Томас долго смотрел на Николь, потом перевел взгляд на Тильду.

– Смотри, как дорого ты мне обходишься. Сколько мне пришлось заплатить лишней пошлины за твои похождения и разврат, а теперь еще это. Иди в дом и никуда не высовывайся. Я не хочу, чтобы соседи увидели мою дочь-шлюху.

– Да, папа, – сказала Тильда, опустив глаза. – Как скажешь, папа.

Томас посмотрел на свою госпожу.

– Пойду посмотрю, нельзя ли уладить это дело. А ты знаешь, где сейчас твой муж?

– Нет, я улучила момент, когда его не было дома, и выскочила, – скромно сообщила она.

– Да, и без сопровождения, – добавил управляющий. – Что он подумает, когда узнает.

Тебе лучше вернуться со мной.

Он не знал, почему Николь всегда сопровождали, он знал только одно: Гиллиам хотел всегда держать жену под защитой.

– О Томас, мне хочется побыть с Тильдой, хоть недолго! Умоляю, не говори ему, что видел меня. – Голос Николь дрожал от волнения.

Она видела, что Томас озадачен ее поведением. Наконец он пожал плечами.

– Поступай как знаешь, но я думаю, твой господин не обрадуется, когда услышит, что ты общаешься со шлюхами. Долго не задерживайся. Если хочешь поговорить с ней, зайди в дом, чтобы никто не видел вас.

Когда Томас ушел, Николь вошла вместе с Тильдой в главную комнату дома. Ставни были открыты, и в комнате было светло. В очаге тлели угли, но их жара хватало только для овощей, которые доваривались в котелке. Кулей и бочек, обычно стоявших вдоль дальней стены, не было: место пустовало в ожидании нового урожая. Из-за этого сундук, который держали для хранения залога, казался еще больше. Не висело и мясо на обычном месте, на перекрещенных балках под потолком, – его давно съели. Джоанна в последнее время варила бобы, лук-порей и капусту просто на воде.

– Все по-прежнему, – удивилась Тильда, потом наклонилась близко к Николь. – Посмотри, как я сейчас выкурю за дверь Джоанну, – прошептала она и гораздо громче продолжила: – Все, как раньше, кроме помоста. – Она кивнула на него. – Ага, значит, мой братец больше не занимается любовью со своей женой на виду у всех. – И Тильда выразительно посмотрела на Джоанну.

Та с напряженным выражением на лице отступила назад.

– Я, пожалуй, пойду в огород, поищу, нет ли там в траве яиц.

И она быстро вышла из комнаты, ведя за руку сына.

Тильда состроила гримасу ей вслед.

– Она очень вознеслась, когда заняла место моей матери. Правда? – Тильда толкнула ногой стул и шлепнулась на него. – Что они все о себе думают, как смеют меня судить? Кто они такие? Простые крестьяне, умрут тут и не узнают, что бывает жизнь и получше. – Слова Тильды прозвучали как непререкаемая истина, ей не нужен был ответ.

Когда хозяйка Эшби села рядом с подругой на другой стул, Тильда повернулась к ней.

– Колетт, расскажи мне все. Что случилось с моей сильной смелой девочкой? Меня только одно успокаивает, что ты под охраной. Значит, есть что охранять.

Николь, пристально глядя на тлеющие в очаге угли, начала:

– Знаешь, Тильда, Фицхенри поймал меня и привез сюда как пленницу. Он купил преданность моих людей, построив им новые дома. Поэтому никто не обращал внимания на мои крики и протесты против насильственного брака. Негодяй силой заставил отца Рейнарда нас обвенчать. – До этого момента Николь не пришлось лгать. – Разве ты не обратила внимание, как грубо твой отец разговаривает со мной? Я думаю, вся деревня меня ненавидит, все считают меня виноватой в разрушении Эшби. Посмотри на эту жалкую тряпку у меня на голове: она ничего не прикрывает. Мой муж настаивает, чтобы я носила ее. Он считает, все должны видеть мои обрезанные волосы.

Тильда взяла молочную сестру за руку и успокаивающе погладила.

– Без всякого сомнения, он ищет способ оскорбить тебя. – Даже в тени комнаты было заметно, каким удовлетворением засверкали глаза девушки.

Николь стало больно. Сердце заныло, душу охватила печаль. Она опустила голову. Неужели Тильде приятно думать, что ее унижают? Конечно, эти чувства она хочет использовать как инструмент, с помощью которого можно направить ее под опеку Хью. Николь хотелось встать и уйти. Невыносимо трудно было говорить с бывшей любимой подругой, ставшей столь коварной.

– Боюсь, мне пора. Если мой муж узнает, что я выходила за стены Эшби, трудно сказать, что случится.

– Так он тебя еще и бьет?! О Колетт! Как я волнуюсь за тебя. Мое сердце обливается кровью. Я-то думала, вернусь домой и снова увижу настоящую хозяйку Эшби.

– А тогда, в ноябре, ты была слепа? Ты не видела Фицхенри? Это же настоящий громила! – Николь с сомнением посмотрела на подругу. – Я говорила тебе, мне не удастся управлять им, мне с ним не справиться. Поэтому я так отчаянно старалась убежать от него. Тильда, дорогая, сейчас он полностью владеет мной! – Голова Николь притворно поникла, плечи опустились, руки безвольно упали.

– Моя бедная Колетт, – заворковала Тильда. – Когда-то ты была такая живая, свободная, а сейчас, как птица в клетке, заперта в этом Эшби. Мне тоже не лучше. Если осяду здесь, стану страдать еще и из-за тебя. Из-за твоей ужасной судьбы, моя дорогая молочная сестра. К черту отца, он хочет распоряжаться мной, а мне до смерти надоели мужчины с их приказаниями!

Тильда раздраженно фыркнула, потом повернулась на стуле и сцепила пальцы на коленях. Свет из очага озарял ее гладкую кожу, тень комнаты смягчала черты лица, придавая им былую нежность.

– Какой я была глупой, когда думала, что снова могу вернуться домой.

– Да, это верно. Тебя не слишком радостно встретили, – согласилась Николь. – Но если ты будешь работать как следует, докажешь отцу, что изменилась… – Именно так поступила сама Николь, и собственные успехи поразили ее.

– Ах, Колетт, а если я не изменилась? – Быстрая, но яркая улыбка промелькнула на лице Тильды. – Ты знаешь, вдали отсюда я правда подумывала о том, чтобы выйти замуж за кого-то из местных. Хотя я, конечно, понимала, что эта затея не для меня. И все же…

Николь посмотрела на подругу.

– А почему же нет? Разве здесь парни не такие, как в любой другой деревне?

Тильда рассмеялась.

– Да дело не в парнях, а в самой деревне. Мне страшно погрязнуть здесь в смертельной скуке. Работать весной, летом. Трудиться осенью, а зимой затягивать пояс потуже. А когда закончится зима, все начинать сначала. Это не похоже на игру в кости, где кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Ты как в ловушке.

Там, где Тильда видела только черную, нудную работу, для Николь были дела и обязанности, цель жизни, ее смысл. Каждый год в Рождество она праздновала торжество жизни и здоровья, дома и семьи. Прошлогодний праздник был лучше всех других, ведь она обнаружила, что давно, по-настоящему любит Гиллиама. Николь посмотрела на свою руку, на золотое кольцо на пальце, надетое мужем, потом снова перевела взгляд на Тильду.

– Если тебе не хотелось домой, зачем ты явилась сюда?

– К несчастью, когда я ушла от де Окслейда, я поняла, что мне некуда деваться. Но очутившись здесь, знаешь, что я думаю?

– Нет, не знаю. Что? – Николь пристально смотрела в очаг, на тлеющие угли. Он ничем не отличался от очага в зале замка, только был немного меньше. Да и сам зал был такой же: половички на полу, такие же оштукатуренные стены, такие же котелки над очагом.

– Грязная солома, глиняные полы, вся эта бедность. Жизнь в доме лорда меня испортила. Пока я жила у де Окслейда, я ни разу и пальцем не пошевелила. Только если надо было доставить удовольствие моему покровителю. А это небольшая цена за такое роскошное житье.

Тильда отпихнула ногой цыпленка, вертевшегося у ее ног, и посмотрела на Николь.

– Надо хорошенько подумать, оставаться ли здесь. Отец был так груб со мной, что нет сомнений: если я останусь, он уж постарается выдать меня за самого дрянного парня, какой только отыщется в околотке.

– За Роберта, – пробормотала Николь.

– Да ты шутишь! – Тильда сдавленно вскрикнула. Ей приходило это в голову, но она не верила, что отец на самом деле надумает такое. – Это сын сумасшедшей Мьюриэл!

Николь беспомощно пожала плечами.

– Так мне сказал Томас. Он думает, что Роберт хороший крестьянин, он сможет обрабатывать землю, которую тебе дадут в приданое. Он считает, что никто больше не захочет взять тебя в жены. Ты слишком многих успела обидеть, Тильда.

Красивое лицо девушки исказилось ненавистью.

– Он лжет! Ему просто хочется меня унизить, как твоему мужу тебя! Стоит поманить пальцем, и любой из этих грязных вшивых парней приползет на брюхе к моим ногам, не слушая воплей своих мамаш! Ах, но мне-то они зачем! Здесь такая тяжелая жизнь, Колетт. Она не для меня. И не для тебя.

– Ты думаешь, у меня есть выбор? – Николь произнесла это с таким отчаянием и безнадежностью в голосе, на какие только была способна.

Тильда наклонилась к ней. Снова в ее темных глазах вспыхнули опасные огоньки.

– Мы с тобой убежим, как уже убежали однажды.

Сердце Николь снова заныло. Значит, подруга опять хочет сделать то же, что в ноябре. Она хочет продать ее Хью. Какую цену запросила она на этот раз? Больше всего на свете Николь не хотелось нового предательства со стороны Тильды.

– Не говори глупостей, Тильда. Если я убегу, мой хозяин выследит меня и поймает. Но это не значит, что ты должна сидеть из-за меня в моей тюрьме. Убегай, Тильда, скорее спасайся. – Она хотела, чтобы Тильда вскочила со стула и тут же исчезла, прежде чем с ее губ сорвутся лживые слова.

– Да, обязательно. Но я не оставлю тебя здесь, в этой клетке. Хью до сих пор хочет заполучить тебя, Колетт.

Николь сощурилась от боли, потом прямо и открыто посмотрела на подругу.

– Неужели ты меня так ненавидишь? Ведь именно ты мне говорила, что он хочет посадить меня на цепь, как собаку.

– Да я врала, чтобы оттолкнуть тебя от него, Колетт. А если ты будешь вести себя с ним, как я, слегка заискивая, он будет доволен.

Тильда повернулась на стуле, взяла Николь за плечи. Ее лицо оживилось от наигранного волнения.

– Колетт, это прекрасный выход для тебя. С твоим мужем покончено. Ты должна стать прежней. А после того как Хью сделает тебя вдовой, можешь покончить и с ним. Для всего мира это будет выглядеть как месть за смерть мужа. Потом ты можешь хозяйничать в Эшби. Делать то, о чем всегда мечтала.

– Тильда, я думала, ты любишь Хью. Как же ты можешь говорить о его смерти? – Николь перешла на шепот, подумав о том, что чувствовала бы она, если бы погиб Гиллиам. – Как ты можешь желать смерти любимому мужчине?

Тильда отмахнулась от слов подруги, но обида мелькнула в ее глазах.

– Хью меня бросил. Так чего ради мне беспокоиться о нем? Какая мне разница, что с ним будет? – Тильда прикоснулась к щеке Николь.

– Теперь скажи мне, хочешь ли ты, чтобы я подготовила тебе встречу с Хью?

– Да, я думаю, ты должна это сделать. Устрой ее через пять дней. Мой господин как раз уедет из Эшби по своим делам, – сказала Николь. Каждое слово давалось ей с трудом.

– Ха, а теперь посмотри, как я обхитрю отца. – Тильда презрительно засмеялась. – Пускай сынишка полоумной Мьюриэл заработает несколько монет, отнесет мое послание. А твой господин разрешает тебе лечить деревенских? Ты же их всегда лечила.

Николь кивнула, и подруга продолжила:

– Вот и хорошо. Когда я получу ответ, прикинусь больной, и отец пошлет за тобой.

– Я просто умираю здесь, – сказала Николь, мысленно умоляя Тильду остановиться и ничего не делать. – Но мне надо бежать. – Она быстро вскочила, будучи не в силах дольше находиться в обществе Тильды, боясь расплакаться.

– Я вижу, тебя давит невыносимый груз, – ответила Тильда. – Давай беги, пока тебя не хватились. И пусть мысль о свободе облегчит тебе жизнь в эти дни. – Она схватила Николь за руку. – Я люблю тебя, Колетт, – ласково сказала Тильда.

На глазах Николь выступили слезы.

– И я тебя, Тильда. – Видит Бог, это была истинная правда.

Она выскочила из дома и побежала искать Гиллиама. На его плече она сможет выплакаться и облегчить свое горе.

* * *

Была глубокая ночь, но Гиллиам не спал, только слегка задремал. Он тут же открыл глаза, когда на лестнице раздались шаги, и повернулся на бок. Полог кровати был отдернут, тускло горела свеча.

В открывшуюся дверь ворвался воздух, напоенный ароматом цветущих в саду яблонь и груш. Пламя свечи взметнулось, на стенах заплясали причудливые тени. На пороге комнаты стояла Николь, облитая серебристым светом луны. Она плотно закрыла дверь, и сразу все успокоилось: в комнате воцарился прежний полумрак.

Гиллиам наблюдал, как Николь развязывает пояс, снимает с себя платье. Теперь он хорошо понимал, почему жена любит одежду свободного покроя и не выносит никакого стеснения, даже шнуровку. То, как сильно она привязалась к нему, его удивляло. Нет, он совсем не был против. Жена, преданная только ему, поклявшаяся любить его до конца дней, – смел ли он мечтать о таком счастье? А она все это предложила ему сама, Гиллиам никогда не просил ее ни о чем подобном. Он улыбнулся. Что ж, таков характер Николь. Чем меньше у нее просишь, тем больше она дает.

Николь сняла нижнюю рубашку, и он засмотрелся на ее матовую кожу; на холмиках груди цвета слоновой кости залегли тени. Стоило Гиллиаму взглянуть на жену, как его немедленно охватывало желание. Он приподнялся на локте, чтобы лучше рассмотреть тонкую, гибкую фигуру Николь.

Она наклонилась и погладила Ройю. Гиллиам услышал глухой стук: его любимица стучала хвостом об пол. Потом огромная собака заскулила от удовольствия. Видимо, Николь почесала ее за ухом. Месяц назад Ройя снова повадилась спать у них в комнате, и Гиллиам не мог решить почему: то ли потому, что Джос теперь играл со щенками, а может, Ройя устала без конца возиться с таким количеством маленьких надоедливых созданий.

Когда Николь снова поднялась на ноги, она почему-то не пошла в постель. Вместо этого она долго смотрела на пламя свечи. В ее неверном свете можно было рассмотреть выражение боли на лице леди Эшби.

– Как дела у Александра? – Гиллиам постарался заговорить как можно спокойнее.

Николь вздрогнула от неожиданности и повернулась к мужу. Ее лицо потемнело от боли.

– Голову собрали просто из кусочков, мальчик весь в синяках. Я посидела с ним. При таких ранах первые часы – самые тяжелые. – Николь через силу улыбнулась. – Как только он выздоровеет, мать, наверное, изобьет его до таких же синяков за то, что он вообще полез за ястребиным яйцом.

Гиллиам тихо рассмеялся.

– Джос отнесся к своему наказанию, как полагается мужчине. Но если с Александром все обошлось, почему ты такая печальная?

Николь отвернулась и наклонила голову.

– Пришел ответ. Все вышло, как мы планировали. Завтра, в середине дня.

– Ага, – тихо и понимающе произнес он. В интонации Гиллиама крылось не только беспокойство за исход встречи с де Окслейдом. Он догадался, что дочь управляющего предала Николь еще раз.

Гиллиам долго смотрел на жену. Если бы это было возможно, он сейчас же отправился бы к дочери Томаса и уговорил ее уйти, прежде чем она совершит предательство. Сердце Николь такое большое, оно вмещает в себя Эшби и всех его обитателей. И это сердце сейчас разбито и нестерпимо болит.

Он встал с постели и обнял ее, прижав к груди. Николь как бы растворилась в муже и, положив голову ему на плечо, отвернулась к окну. Гиллиам поцеловал ее в шею. Когда он прикоснулся к ней губами, Николь подняла руку и погладила пальцами затылок мужа. От ее прикосновения он затрепетал.

Гиллиам поцеловал жену еще раз и, дыша в щеку, спросил:

– Может, расскажешь мне подробнее?

– Сначала люби меня, – прошептала Николь. – Мне надо почувствовать тебя в своих объятиях, прежде чем я расскажу тебе то, что должна рассказать.

Желание обладать ею затмило все остальное. Если он ей нужен для того, чтобы бороться со своей болью, то Николь нужна ему, чтобы почувствовать, как она любит и хочет его. Их тела сплетутся, и опасность, которой угрожает Хью де Окслейд, не коснется их. Они обретут будущее, о котором мечтают.

Пальцы Николь запутались в густых кудрях мужа, она нежно гладила его затылок. Как всегда, эта ласка вызвала дрожь в теле Гиллиама. До Николь он никогда раньше не понимал, как простое прикосновение может поставить мужчину на колени. Волшебное ощущение захлестнуло его. Какое счастье вот так подчиняться любимой женщине!

ГЛАВА 24

– Милорд, а что будет, если лорд де Окслейд заметит, что вы его выслеживаете, и произойдет схватка? Леди Николь говорит, что у него больше людей, чем у вас, значит, я вам нужен. Я должен ехать с вами, милорд. – Мольба Джоса шла из самого сердца.

– Но мне ты нужен больше, – сказала Николь оруженосцу. – Ты останешься охранять меня. – Она хотела положить мальчику руку на плечо, но он, обиженный, отстранился.

– Миледи, объясните вашему мужу, что ему нужен кто-то, чтобы прикрывать его с тыла. – Джос говорил со всей силой убеждения, на какую был способен.

Николь только покачала головой.

– Он принял решение, и я не могу заставить его передумать.

Солнце поднималось. Гиллиам с двадцатью солдатами отправлялся в столь ранний час под видом важного дела за пределами Эшби, чтобы найти подходящее укрытие неподалеку от места встречи в северной части леса.

Хозяин Эшби повернулся к своему оруженосцу.

– Дружище, пока ты не научишься владеть мечом так, как луком и арбалетом, ты не можешь быть рядом со мной. Стрелку нужно много времени для перезарядки, он уязвим для человека с мечом. А я не хочу так скоро лишиться твоего общества. Так что прими мое решение достойно. Я оставляю на тебя мою даму. Это серьезная ответственность, потому что ее жизнь все равно что моя.

Гиллиам прикрепил меч и ножны поверх доспехов, заткнул перчатки за пояс. Шлем болтался на спине. Николь смотрела на мужа так, будто видела его в последний раз. Широкий лоб, прекрасно вылепленный нос и красиво очерченные губы.

Так могла думать только женщина. Гиллиам ведь не ребенок, а мужчина, сильный и умелый. Она должна это знать, так как в последние несколько месяцев была его партнером на тренировках. Кроме того, возможно, похищение состоится не сегодня.

Если бы Николь могла надеть доспехи и следовать за мужем, чтобы охранять его! Вместо этого ее роль заключалась в том, чтобы надеть повседневную одежду и спрятать на всякий случай нож у голени. Как ужасно оказаться в стороне. А что, если схватка произойдет сегодня?

– Смотрю я на тебя, моя дорогая, и думаю: ты ведешь себя почти так же плохо, как Джос. – Гиллиам протянул руку, чтобы привлечь жену к себе.

– Это не я, это моя любовь, – возразила Николь, склоняясь к Гиллиаму.

Рука в стальных доспехах легла ей на спину, уколов сквозь платье. Но Николь не отстранилась от Гиллиама.

– Из-за этого я и волнуюсь. Конечно, ты знаешь, как я сама ненавижу себя за слабость.

– Да, знаю, – улыбнулся он и поцеловал ее в губы.

Он поцеловал ее медленно, нежно, без обычной страсти Она долго прижималась губами к его губам, потом отступила и провела пальцами по лбу, по высоким скулам, потом по гладко выбритому подбородку Гиллиам схватил ее руку и большим пальцем провел по кольцу на ее руке.

– Ты замечательный, – сказала она. – Пожалуй, я запру тебя дома и буду держать как свое любимое домашнее животное. А теперь отправляйся, пока я не превратилась в беспомощную слабую женщину. Но будь осторожен, мой великан. Хью никогда не простит тебя, если ты обременишь его мною до конца его жизни, сколько бы она ни продлилась.

Гиллиам засмеялся.

– Нет, ни один мужчина в мире не посмеет коснуться тебя. Я это обещаю.

Джос разочарованно всхлипнул, а Гиллиам шагнул к двери.

Николь с Джосом стояли на пороге и наблюдали за своим повелителем. Солнце поднималось над горизонтом, розовый свет заливал дверной проем. Через мгновение хозяин Эшби и его люди, за исключением Уолтера, наблюдавшего за воротами, выехали со двора.

Когда топот копыт превратился в слабое эхо, Джос повернулся к Николь и с обидой сказал:

– Он не взял меня с собой.

– Да, и меня тоже, – кивнула Николь. – А без прикрытия он может пасть на поле сражения.

– Вы смеетесь надо мной, – хмуро пробормотал Джос.

– Нет, нисколько – Она покачала головой. – Глупо звучит, но у меня именно такое чувство.

– У меня тоже. – Джос пнул половик под ногами. – Ненавижу чувство беспомощности!

Снова, в который раз, Джос был так похож на Николь.

– Знаешь, мальчик, мы с тобой так похожи. Ты и я. Если мы не можем получить то, что хотим, пойдем к огню и там будем вместе сердиться на злую судьбу.

Близился полдень. Николь в беспокойстве ходила взад-вперед по пустому залу, щенки тявкали и носились за ней, хватая за подол развевающейся юбки. Наконец она встала в дверях. Джос неподалеку во дворике упражнялся с мечом. От усталости он уже пыхтел, но продолжал закалывать воображаемого врага и разделывать его на кусочки.

Николь тревожным взглядом посмотрела вверх, пытаясь по солнцу определить время, которое сегодня тянулось ужасно медленно. Яркий шар исчез за огромным белым облаком, а вереницы облаков поменьше неслись по небу, подгоняемые холодным ветром. Николь закрыла глаза и привалилась к дверному косяку.

Вокруг раздавались звуки, привычные для Эшби. Меч Джоса со свистом резал воздух, в саду жужжали пчелы. Птички осыпали лес звонкими трелями, мельничные жернова со скрипом терлись друг о друга, вода в реке плескалась и смеялась. Николь могла поклясться, что слышит, как у нее под ногами растет трава. Боже, какой сегодня бесконечно долгий день!

– Колетт! – раздался от ворот громкий взволнованный голос Тильды.

Николь выскочила во двор. Что случилось?

Тильда, одетая в красивое платье и плащ поверх него, боролась с Уолтером, стоявшим на карауле.

– Нет, ты меня не остановишь! – вопила она, пинаясь и осыпая тумаками бедного солдата.

– Колетт, иди сюда! Колетт!

Николь охватила паника. Тильда появилась слишком рано. Джос уже стоял подле своей хозяйки, вкладывая меч в ножны.

– Пусти ее, Уолтер, дай ей войти! – крикнула она.

Освободившись от рук солдата, Тильда кинулась к Николь, коса ее растрепалась, платье помялось, слезы заливали лицо.

– Мой отец! – истерично выкрикнула она, тяжело дыша, и схватила госпожу за руки. – Колетт, пойдем. Ты должна спасти моего папу!

Николь посмотрела на Тильду и не увидела хорошенькой чувственной женщины: перед ней стоял ребенок в слезах, сердце которого разрывалось на части от горя и страха. В душе Николь была готова немедленно броситься навстречу Тильде и ее беде, но разум предупреждал об опасности, о возможной ловушке, он призывал к осторожности и трезвому расчету. Слишком многое поставлено на карту. Жизнь людей.

– А что с Томасом?

– Сегодня утром за завтраком ее отец был в полном порядке, – сказал Джос, тоже насторожившись.

Тильда заговорила по-французски.

– О, Колетт, я считала себя такой ловкой и хитрой, а Хью обвел меня вокруг пальца. Он схватил отца. Если ты сейчас же не побежишь со мной на южный луг, он убьет папу. Это точно. О Господи, ну почему я пошла на это?! – Тильда закрыла лицо руками и упала на грудь подруге.

– Я думаю, тебе лучше объяснить, в чем дело, Тильда. – Голос Николь звучал настойчиво и твердо. – Я с места не сойду, пока не узнаю, что ты натворила.

Тильда вскинула голову. Лицо ее было залито слезами и искажено злобой.

– Я хотела использовать тебя против Хью. Точно так же, как он воспользовался мною против тебя. Это ошибка, я понимаю. Но я собиралась ему отомстить. Когда Хью расхотел меня, он отдал меня своему племяннику, а я любила Хью. Никогда не думала, что он выбросит меня, как какую-нибудь изношенную рубаху. Ты только представь себе – он выбросил меня! – Чувствовалось, что Тильда искренне удивлена тем, что подобное могло с ней случиться.

– Как же ты собиралась мстить, воспользовавшись мной? – ледяным голосом спросила Николь.

– Ну я же тебе говорила, – ответила девушка. – Хью покончил бы с твоим лордом, ты бы овдовела. Тогда ты могла бы убить самого Хью. Мы же с тобой говорили, что нам обеим это выгодно. Ты получила бы полное право на Эшби, а я отомстила бы ему за его обращение со мной.

– Да, точно так, как ты говорила, – пораженно повторила Николь. – Да. Ты именно это имела в виду. Ты не собиралась отдать меня в лапы Хью. – Ее настроение слегка поднялось.

– Почему ты стоишь здесь и разговариваешь, когда нам надо спешить? – плакала Тильда, хватая госпожу за руки. – Хью взял отца в заложники, он боится, что я донесу о нем твоему мужу. Его человек явился в дом и сказал, что, если я не приведу тебя на встречу в эти четверть часа, Хью убьет папу.

– Так, значит, Хью не доверяет тебе? – Николь удивленно посмотрела на Тильду.

Тильда пожала дрожащими плечами.

– Ас чего ему мне доверять? Пойдем, Колетт, пожалуйста.

– Миледи, – тихо сказал Джос, – я не могу вам позволить идти без сопровождения. Кроме того, мы должны дать знать моему лорду о том, что происходит.

Мальчик был совершенно прав.

– Да, Джос, давай лети как ветер. – Целых три мили отделяло то место, где ждал Гиллиам, от южного луга, где находился Хью.

– Нет, миледи, я отправлю мальчика с конюшни. А сам последую за вами, только возьму лук.

Времени спорить с Джосом не было, он уже повернулся и поспешил в зал.

Николь схватила за локоть рыдающую Тильду и пошла с ней со двора.

– Уолтер, – позвала она солдата. – Когда Джос выйдет, закрой ворота и держи их запертыми, пока я или мой муж не вернемся.

– Слушаю, миледи, – ответил солдат. Очень скоро пони Джоса, стуча копытами, появился за воротами Эшби. На нем без седла сидел Хол, а его брат Роб, на год моложе Хола, которому было двенадцать, трясся у него за спиной. Младший брат соскользнул со спины пони, Хол ударил пятками по бокам, животное коротко заржало и поскакало вперед.

Роб пронесся мимо госпожи прямо в деревню. Проезжая мимо кузницы Уильяма, он окликнул его сыновей, приглашая их с собой. Мальчиков не надо было звать дважды, они мгновенно понеслись за всадником, сверкая босыми пятками.

Тильда вырвала свою руку у Николь.

– Скорее, Колетт, а то будет поздно. – Она быстрым уверенным шагом направилась вперед.

Николь шла рядом. Они миновали зеленые посадки, где Дикон, сын горшечника, и две девочки пасли гусей и играли, подкидывая и ловя маленькую деревяшку. Дети проследили взглядом за Колетт и Тильдой и даже с любопытством пробежали немного следом, совершенно позабыв о своих делах.

Когда странная процессия дошла до конца деревни, Николь оглянулась. Джоса не было видно, но Дикон, оставив компанию девчонок, устремился на запад, к вспаханному полю. Похоже, он выбросил из головы и игру, и работу. Николь укоризненно покачала головой: это будет стоить ему тумака или даже двух.

Южный луг располагался на вершине холма и граничил на севере, востоке и западе с пшеничными полями Эшби. На юге, ниже перевала, луг переходил в лес. Поля были уже засеяны, взрослых там не было никого, только иногда ребятишки собирались по краям поля и кидали камни в лесных голубей и ворон, прилетавших склевывать драгоценные семена. Николь и Тильда медленно пробрались вдоль живой изгороди, змейкой вившейся по холму, и повернули направо, а потом налево, поднимаясь все выше и выше. Оказавшись почти на вершине, они натолкнулись на Джона и еще одного парнишку.

– Куда вы направляетесь? – поинтересовался Джон, подкидывая камешки, которых у него была полная горсть.

– К южному лугу, – ответила Николь, словно для нее это было самое обычное дело.

– Знаете, нам надо встретиться с ребятами, они дежурят с другой стороны поля. Мы собирались вместе поесть, так что мы пойдем с вами.

– Лучше вам этого не делать, – предупредила Николь.

– Но нам надо, – ухмыльнувшись, ответил Джон. – У них наш хлеб и сыр.

Как же от них отвязаться? Если очень постараться, то можно, конечно, но их любопытство разгорится еще сильнее. Хотя, с другой стороны, стоит им увидеть соседа и его людей, они сами кинутся в гущу леса, чтобы ненадежнее спрятаться. Вчетвером они очень скоро дошли до вершины холма.

Перед ними простирались пышные зеленые луга, кое-где виднелись цветочные полянки. Овцы мирно паслись, белея на фоне яркой зелени, ягнята резвились рядом, будто танцуя от радости. Тильда решительным шагом направилась через луг, увязая во влажной весенней земле Джон схватил госпожу за руку.

– Джос на том дубе, – показал он на огромное дерево, в густых ветвях которого можно было отлично устроиться. – Мы пришли, чтобы выручить его, если понадобится.

Николь удивленно посмотрела на парня. Джос уже там? Он так быстро добежал? Наверное, понесся прямо через поля. А Джон добавил, обращаясь к своему напарнику:

– Нет, парень, ты ничего не сможешь сделать с вооруженными людьми. Так что держись подальше – Он помолчал и обратился к госпоже: – От нас никакого толку, поэтому мы спрячемся, – сказал Джон. – Вы ведь знаете, враг вашего мужа захватил управляющего. Я думаю, старый Том уже мертв. С этим Хью пришло еще четырнадцать человек, они прячутся в этом лесу, а еще двадцать пять притаились поглубже, в зарослях. Джос послал Роба предупредить лорда Эшби, чтобы он, когда выйдет на дорогу, знал о засаде. Будьте осторожны, миледи. – И Джон прыгнул в кусты, с которых начинался лес.

Сердце Николь замерло, когда она услышала, сколько у Хью людей. Боже мой, когда Гиллиам выедет на дорогу со своими двадцатью солдатами, Хью нападет и расправится с ними. Леди Эшби изо всех сил боролась со своим страхом. Схватка может произойти только в том случае, если Гиллиам появится на дороге в определенное время. У Николь мгновенно созрел план: она должна как можно скорее провести это свидание, быстро договориться с Хью и отправить его домой. Тогда Гиллиам не встретится с ним.

– О, леди Эшби, не могу сказать, как я удивлен, встретив вас здесь, – сладкий голос Хью раздался из рощицы в полусотне шагов от дуба. В шлеме, в доспехах, с поясом для меча, застегнутым пряжкой поверх зеленого плаща, он медленно выехал на лошади из своего укрытия. Племянники, тоже в кольчугах, следовали за ним. Неподалеку стояла остальная свита двенадцать воинов в защитных кожаных дублетах, таких же как у Николь.

– Где мой отец? – вскрикнула Тильда. Николь обратила внимание, что за последние месяцы ее французский стал гораздо лучше.

– Покажите этой шлюхе ее отца, – скомандовал Хью через плечо не оборачиваясь.

Последний солдат медленно выехал вперед, в руке у него была веревка. Неподвижное тело Томаса, привязанное к ней, бороздило влажную землю. Тильда закричала. Николь пыталась справиться с яростью. Хью должен поверить в ее слабость и покорность.

Тильда упала на колени перед телом Томаса.

– О отец! Прости! – кричала она, пытаясь развязать узлы на его руках.

Хью остановил лошадь в десяти шагах от Николь. Поскольку он был в шлеме, она не видела его лица, но очень хорошо чувствовала взгляд. Кивком головы он приказал людям окружить ее, и те взяли Николь в кольцо. Она в упор смотрела на Хью.

– Слава Богу, что вы пришли, – жалобным голосом проговорила она, ломая руки. – Пожалуйста, милорд, у меня очень мало времени. Мой муж сегодня уехал из замка, он постоянно держит меня под охраной. Если я очень быстро не вернусь, будет плохо. Скажите, что вы готовы мне помочь.

Хью молча снял шлем и остался в подшлемнике. Его густые черные брови удивленно поползли вверх. Во взгляде таких же черных глаз блеснуло удовлетворение. Склонив голову набок, он уставился на Николь и, вытянув губы трубочкой, с любопытством оглядел ее с головы до ног.

– О, я едва узнал вас, миледи. Брак вас сильно изменил, – глумливо заметил он.

– Да, это правда, – сказала она дрожащим голосом, пытаясь изобразить отчаяние. – О, милорд, я получила свой урок, пожалуйста, не сердитесь, что я так грубо вас отвергла. Я была надменная, невыносимая… Скажите, что вы прощаете меня.

На лице Хью появилась самодовольная улыбка, болезненно бледная кожа на щеках слегка порозовела.

– Миледи, ну кто способен отказать такой хорошенькой женщине, как вы, когда она так мило просит? Вы прощены.

Николь улыбнулась ему, потом быстро опустила голову, чтобы скрыть свои настоящие чувства. Поверил ли этот хитрый Хью настолько, чтобы забыть, как называл ее отвратительной амазонкой? Нет, никогда этот хитрец не забудет ее оскорблений. Она в этом нисколько не сомневалась. Он не из тех, кто забывает или прощает, этот Хью де Окслейд.

– Ваша светлость, вы так добры ко мне, – проговорила она скромно. – Мое прежнее поведение не заслуживает вашего снисхождения.

– Ах! – воскликнул маленький рыцарь. – Вы меня смущаете. Как вы думаете, чем же я должен вам помочь?

Николь подняла голову, наморщив лоб от неподдельного беспокойства. На лице Хью не было и тени улыбки. Неужели Тильда в своем послании ничего ему не объяснила?

– Милорд, я думала, вы уже знаете. Я хотела бы расторгнуть свой брак. Мне надо было согласиться на ваше предложение в прошлом году. Вы проявили обо мне больше заботы, чем мой нынешний муж.

Хью надменно вскинул бровь.

– Вы через столько месяцев пришли к такому выводу? – Он покачал головой, с недоверием глядя на Николь. – Поразительно!

– До тех пор пока Тильда не вернулась домой, у меня не было помощника, через которого я могла бы обратиться к вам. А когда Тильда сказала, что вы все еще хотели бы на мне жениться, то я поверила в это… – Николь замолчала. Ее вдруг словно осенило. Хью хотел, чтобы она сама предложила убить Гиллиама Фицхенри и заключить новый брак. – Я подумала, вы сумеете найти способ избавить меня от мужа. Мы были бы оба свободны, чтобы пожениться.

Ну вот, все сказано. Теперь ему остается лишь согласиться. А потом вернуться в Окслейд. Николь так хотелось, чтобы он поскорее убрался отсюда.

– Так у вас, стало быть, убийство на уме? – Лицо Хью оставалось невозмутимым, радости, которая могла бы возникнуть при мысли об убийстве Гиллиама, не было заметно.

– Нет, – сказала Николь, стараясь говорить тихо и жалобно. – Это не убийство, это смерть в честном бою.

– Я думаю, все усилия окажутся напрасными. Ваш сюзерен, миледи, не захочет меня в вассалы, если я убью его брата. Говорят, только тронь одного Фицхенри, остальные кинутся на тебя всей стаей, как гончие на охоте.

Итак, де Окслейд снова пытался избежать ответственности за то, что может произойти.

– Значит, вы мне отказываете, милорд? – спросила Николь.

– Я всего-навсего жду веских доводов в пользу такого рискованного предприятия. Раз вы задумали все это, скажите, как вы собираетесь потом выйти за меня замуж, если сюзерен откажет мне в поддержке?

Внезапно Николь осенило.

– Всю прошлую зиму на Эшби нападали воры. Теперь они оставили нас в покое: видимо, перебрались на другое место. С самой Пасхи никаких неприятностей не было. Но ведь могло произойти иначе… А если бы мой муж столкнулся с ними на охоте? А значит, кто осудил бы вас за то, что считалось бы делом рук воров?

Хью долго смотрел на Николь, потом наконец понял и просиял.

– Ну что ж, сегодня действительно день сюрпризов.

Он повернулся в седле и посмотрел на женщину, которая в последние месяцы была его любовницей. Тильда сидела на земле, голова отца лежала у нее на коленях. Молодая женщина раскачивалась и плакала, орошая мертвое лицо слезами.

– Ну так что, шлюха, скажи, какая у тебя корысть во всем этом деле?

Поскольку Тильда молчала, Хью резко повернулся к солдату, державшему веревку, к которой был привязан Томас.

– Заставь ее ответить.

Мужчина пнул Тильду ногой.

– Отвечай лорду Хью, сука! – велел он по-английски.

Девушка в замешательстве подняла глаза.

Николь переминалась с ноги на ногу. Все это слишком затягивалось. Она хотела, чтобы Тильда скорее что-нибудь сказала.

– Прошу прощения, я не слышала, о чем вы меня спросили, милорд? – Ее нарочито правильный французский и подобострастный тон испугали Николь.

– Какая у тебя корысть во всем этом деле, моя дорогая? – прорычал он. – Не думаю, что ты взялась бы за какое-нибудь дело, не имея в нем собственной выгоды. Такого еще не бывало и быть не может, я слишком хорошо тебя знаю.

Хью говорил грубо и презрительно: ни малейшего намека на былую страсть к Тильде не слышалось в его словах.

– Никакой, милорд, – с трудом выговорила Тильда. – Никакой выгоды.

– Правда, милорд, – поторопилась прийти на помощь подруге Николь, желая ускорить ход событий. – Мы с Тильдой очень близки с рождения. Она делает это только ради того, чтобы помочь мне. Это плата за мою любовь к ней.

Хью посмотрел на Николь пустым взглядом.

– Это создание никого не любит, кроме себя. На большее она не способна. Должен сказать вам, леди Эшби, наша встреча меня озадачивает. Ваш муж ни под каким предлогом не оставлял Эшби в последние несколько месяцев. Однако через пять дней после возвращения этой шлюхи он куда-то отправился по делам.

Николь судорожно соображала, отыскивая правдоподобное объяснение.

– Я уже говорила вам, всю зиму нас одолевали воры, вот он и сидел в Эшби. Теперь, когда воры ушли, наверное, навсегда, мой господин отправился по делам, которые накопились за долгое время.

– Звучит весьма убедительно, – Хью медленно кивнул. – Однако я все еще продолжаю сомневаться. Почему бы нам не подождать здесь примерно до середины дня? Чтобы я мог убедиться окончательно.

– Убедиться в чем? – Николь стиснула кулаки, едва удерживаясь от того, чтобы не закричать.

– Как в чем? В том, что ваш муж, миледи, не поджидает меня где-нибудь недалеко от места нашей встречи. Все очень просто: если Гиллиам Фицхенри там, то он не сможет выйти из ворот Эшби искать вас. – И Хью улыбнулся дьявольской улыбкой.

Николь призвала на помощь все силы, земные и небесные, чтобы сдержать крик отчаяния. Де Окслейд перехитрил их. Гиллиам приедет за ней, но с ним мало солдат, и он погибнет.

– Осберт, я думаю, мы возьмем еще одну заложницу, – сказал Хью, подняв брови.

– Сколько ты поставишь на то, что муж леди Эшби вот-вот появится? Погляди-ка, как внезапно она побледнела.

– Да, дядя, я думаю, ты прав, – заметил один из племянников, расхохотавшись.

Рыцарь пришпорил лошадь и остановился прямо перед Николь. Она постаралась скрыть свой страх за Гиллиама и казаться просто испуганной женщиной. Ей оставалось надеяться, что все же удастся усыпить их бдительность. Николь молилась о том, чтобы, когда придет время действовать, она оказалась хоть немного полезна своему мужу. Ах, если бы при ней были меч и кольчуга!

– Ну хорошо, хорошо, – прогремел густой голос Гиллиама из лога. – Посмотрите-ка, кого я вижу! Снова ты стоишь на моем пути, снова пытаешься украсть у меня жену! Но на этот раз ты умрешь, коротышка. Я тебе обещаю.

ГЛАВА 25

Николь осторожно выбралась из своего укрытия с мечом в руке.

– Отправляйся домой, Дикон, расскажи людям про битву, пускай сидят дома и не выходят. – Она нагнулась, подобрала полы юбки и заткнула их за пояс. Без кольчуги и щита ей придется сидеть под деревьями, пока идет бой, но если понадобится защищаться, она готова.

– Хорошо, миледи. – Парень вылез из кустов следом за хозяйкой.

Николь встала под гигантским дубом и посмотрела вверх, старательно вглядываясь в переплетение ветвей. Джоса на нижней ветке не было, он сидел на более тонкой, гораздо выше. Оттуда лучше было видно, и хотя мальчик выбрал ветку не слишком толстую, стоя на ней, он мог упереться ногой в ствол и натянуть тетиву.

Она осторожно выглянула из-за дуба, и ее сердце подпрыгнуло в груди: Гиллиам сидел верхом на вороном жеребце, шлем скрывал его лицо. С того места, где она стояла, Гиллиам казался невероятно высоким, с огромным мечом в руке, который он – держал перед собой, положив на холку коня.

Уитас возбужденно всхрапывал и ржал. Гиллиам выехал на луг. Люди Эшби выстроились в линию за его спиной. Овцы заблеяли и кинулись врассыпную, спасаясь от копыт лошадей. Николь одобрительно кивнула. Гиллиам собирался держать всех солдат де Окслейда на расстоянии полета стрелы Джоса. Парнишке уже удалось всадить одну в несчастного Осберта, и у него было их еще одиннадцать. И если у Джоса получится, он выведет из боя одиннадцать человек. А если одиннадцать отнять от сорока, останется двадцать девять врагов на двадцать воинов Эшби, включая Гиллиама. Это уже гораздо лучше.

Николь оглядела ряды Хью, отыскивая Тильду. Ее не было, и Николь тихонько помолилась за себя, за мужа и за подругу, чтобы все остались живы.

Когда Гиллиам оказался в пяти ярдах от противника, де Окслейд поднял руку. Один из его солдат протрубил в рог, подавая сигнал “к бою”, другие откликнулись. Они закричали во всю мощь легких и кинулись в атаку. Солдаты Гиллиама тоже закричали и смело бросились вперед, окружая врага.

Кто-то схватил Николь за руку. Она рванулась, чтобы освободиться, и чуть не уронила меч, прежде чем увидела, что это Джон.

– Пойдемте, вы встанете по другую сторону дороги, может, мы сможем остановить кого-то, кто попытается пробиться к лугу.

Она подняла голову вверх, чтобы предупредить Джоса, но мальчик уже целился в сторону луга. Они с Джоном сели на корточки по обе стороны широкой просеки, служившей для всадников самым безопасным выходом из леса.

Их первый враг появился, осторожно направляя коня сквозь густые деревья. Он не отрывал глаз от луга и не глядел по сторонам. Николь поднялась с мечом наготове. Хотя его грудь была хорошо защищена кожаным дублетом, ноги оставались уязвимыми, и она изо всех сил вонзила меч в бок лошади, целясь солдату в голень, чтобы покалечить его и сломать ребра животного.

Второй всадник не был столь осторожен, как первый. Он летел к ним галопом, в то время как раненая лошадь первого воина развернулась, страшно хрипя в агонии. Лошади столкнулись, всадник перевернулся через голову, свалился на дорогу и затих. Николь кинулась вперед убедиться, что солдат больше не сможет сражаться. Действительно, ее вмешательство уже не требовалось. Падая, солдат сломал себе шею.

Появился еще один, он громко и устрашающе вопил. Джон метнул в него большой камень; удар пришелся по голове, шлем покатился на землю Кровь хлестала из разбитого носа, мужчина выпал из седла и бесформенной кучей осел у копыт своей лошади. Та остановилась, задрожав от страха. Николь подбежала к раненому и решительным ударом добила его.

Трое из двадцати пяти солдат Хью, прятавшихся в лесу, были убиты. Еще один остался в гуще леса со стрелой в плече.

Ужасный крик Джона зазвенел над лесом, разрывая сердце. Так люди кричат перед смертью. Николь вскинула голову в отчаянии.

И тут на нее снизошло внезапное спокойствие. Все чувства, все желания ушли, осталось только одна мысль: убить Хью и его людей, отомстить за ребенка, которому пришлось пережить такое. Быстрыми шагами она направилась к лугу.

Там было полно людей. Одни верхом, другие пешие, третьи валялись на земле – им уже никогда не подняться. Овцы блеяли, мечи звенели, скрещиваясь, Уитас в ярости ржал. Крики дерущихся смешивались со стонами раненых.

Теперь пятнадцать солдат Гиллиама дрались с двадцатью восемью солдатами Хью.

Над Николь просвистела еще одна стрела. Один из людей Хью выгнулся, упал и больше не поднялся. На дальнем конце поля Уитас встал на дыбы. Гиллиам спешился, позволяя коню защищаться самому. Огромное животное в бешенстве яростно топтало копытами тех, кто пытался его поймать. Затем бросилось к другой группе сражавшихся. Те в испуге разбежались.

Николь увидела Альфреда, окруженного тремя солдатами Хью. Если она не поможет ему сейчас, его ждет смерть. Она сделала выпад, и один из вражеских солдат лишился руки. Увернувшись от удара, она всадила меч в незащищенную спину другого. Альфред прикончил третьего.

Николь двинулась дальше с мечом наготове.

– Миледи, вы без щита и кольчуги! Дальше ни шагу! – услышала она крик Альфреда, но голос его не смог пробить невозмутимого спокойствия Николь.

Один из бойцов Хью с сумасшедшим оскалом на лице протянул руку, пытаясь схватить ее. Стиснув кулак, Николь локтем ударила его в живот, затем ее меч пронзил солдата. Тот упал, а Альфред тут же оказался рядом с госпожой.

Николь нашла взглядом человека, виновного во всем происходящем. Хью сидел на лошади, далеко не такой замечательной, как Уитас, за спинами пятерых солдат. Он ругался и подстрекал их напасть на бойцов Гиллиама.

– Ко мне! – закричал ее муж, и этот крик пробил мощную стену ее спокойствия.

Она нужна Гиллиаму.

Николь побежала к мужу, Альфред старался держаться к ней как можно ближе. По дороге она проткнула мечом одного из вражеских солдат, ударив его в спину: тот рухнул прямо ей на руки. Николь споткнулась и чуть было не упала. Альфред отбросил труп солдата, освободив Николь, которая с трудом удержала равновесие. Какой-то солдат замахнулся, чтобы ударить Николь, и она, не глядя на него, выставила руку, пытаясь загородиться ею, как щитом, хотя прекрасно понимала, что это бесполезно. Внезапно нападавший упал прямо на нее, пробитый стрелой со стальным наконечником, прошедшей через кожаный дублет навылет.

Трое солдат лорда Гиллиама образовали вокруг своего господина защитное кольцо, но солдат де Окслейда было гораздо больше.

– Ко мне! – закричал Хью, созывая своих людей, чтобы они наконец прикончили небольшой отряд Эшби.

Лицо Николь исказила гримаса ярости. Она выхватила кинжал, который был спрятан у голени в специальных ножнах, и бросилась к Хью, намереваясь поразить в шею его коня. Это оказалось не труднее, чем заколоть свинью.

– Ты, грязная сука!

Хью сделал выпад мечом в ее сторону. Николь, уворачиваясь от удара, споткнулась, но Альфред вынырнул сбоку и принял удар на себя.

Когда Николь поднялась на ноги, Хью все еще валялся на земле – его ногу придавила упавшая лошадь. Он глянул на Николь, когда она занесла над ним меч, но вдруг, взглянув ей за спину, осклабился. Интуитивно, не думая, Николь отпрыгнула в сторону.

– Дядя! – И тут же меч одного из племянников Хью, Уильяма, разрезал воздух там, где только что стояла леди Эшби.

В этот миг стрела, пущенная Джосом, пронеслась мимо него, не попав в цель лишь потому, что лошадь Уильяма внезапно кинулась в сторону.

Хью выбрался наконец из-под своего коня.

– Генри, возьми того, с луком! – закричал он и, прихрамывая, побежал к солдатам, атаковавшим лорда Эшби.

– Нет! – завопил Гиллиам во весь голос, но он был в ловушке. Пятеро воинов окружили его своими щитами, но против них было десять человек. – Защитите Джоса! – кричал он.

– Уильям, убей эту дрянь! – завопил Хью своему племяннику.

В десяти ярдах от себя Николь увидела человека, снимавшего лук со спины, и ринулась к нему. Солдат встал на колено, натягивая тетиву. Его спина была открыта. Николь решила, что скорее умрет, но не даст ему выстрелить в Джоса. Она услышала, как за ее спиной конские копыта взрывают землю, и сделала ложный выпад вбок.

Между тем солдат уже натянул тетиву, целясь в мальчика, сидевшего на дереве.

Скользя на мокрой траве, Николь бросилась к лучнику. Уильям продолжал гнаться за ней. Она услышала, как над головой просвистела стрела Джоса, но в тот же миг лучник выпустил свою стрелу.

Племянник Хью позади нее взвыл от боли, и одновременно раздался крик Джоса. Сраженный стрелой, мальчик упал с дерева. Ничего не чувствуя от горя и отчаяния, Николь кинулась на лучника, отомстив тому за смерть маленького оруженосца. Затем она бросилась на выручку Гиллиаму. Краем глаза Николь заметила лошадь Уильяма. Племянник Хью болтался, зацепившись за стремя. Когда тело перевернулось, она успела увидеть, что стрела Джоса попала Уильяму в лицо.

Гиллиама окружали теперь восемь врагов, не считая Хью. А со стороны Эшби оставалось только двое. Муж глянул на жену из-за щита.

– Вот щит, любовь моя, а потом встанем спиной к спине! – крикнул он. – Мы или выстоим, или погибнем все вместе.

Николь выхватила щит у Альфреда и двинулась к кругу сражавшихся. Один из людей Окслейда попытался на нее напасть.

– Нет! – прорычал Хью. – Пусти ее к ним, мы прибережем ее напоследок. Позабавимся, когда перебьем остальных.

Николь встала рядом с мужем.

– Развернись! – задыхаясь, крикнул он ей через плечо. – Бери того, что слева!

По его команде она повернулась и сделала выпад, оказавшийся смертельным. Солдат слишком высоко держал свой маленький круглый щит, ожидая удара от мужчины, но меч Николь прошел под щитом и пропорол кожаный дублет и все, что было под ним.

Под прикрытием жены Гиллиам ударил по щиту одного из вражеских солдат, затем молниеносным выпадом заколол другого в шею. Но в этот миг один из солдат Эшби вскрикнул и упал.

– Еще раз, – выдохнул Гиллиам, и снова муж и жена вместе развернулись. Двое людей де Окслейда упали мертвыми.

– Дьявол! – в глубоком разочаровании простонал Хью, не веря своим глазам.

Хью был подвижным и искусным бойцом, поэтому, несмотря на раненую ногу, ему удалось вывести из строя последнего из солдат Эшби.

Итак, остались только лорд и леди Эшби.

Хью отступил назад: с ним остались еще трое его людей.

Николь слегка повернулась к мужу; руки ее болели, дыхание стало прерывистым.

– Гиллиам, – выдохнула она, – я люблю тебя.

Вдруг рыцарь бросил странный взгляд через плечо Хью.

– Мы выживем, – пробормотал он, и Николь услышала его сдавленный смешок. К ее удивлению, Гиллиам опустил свой меч.

Окслейд, приготовившийся скрестить меч с мечом лорда Эшби, вдруг прогнулся назад, рот его удивленно приоткрылся. Споткнувшись, Хью инстинктивно обернулся посмотреть, кто на него напал. Но тут же залитый кровью меч Гиллиама рассек кольчугу у него на груди.

Хью упал, судорожно дернувшись, и испустил дух. Гиллиам вынул свое оружие из тела поверженного врага.

И тут Николь увидела Тильду. В дрожащих руках девушка держала окровавленный солдатский меч. Это она оказалась за спиной Хью и нанесла ему роковой удар.

Времени думать не было. Гиллиам мгновенно повернулся к оставшимся в живых солдатам де Окслейда. Бой продолжался недолго. Лишившись предводителя, враги не смогли оказать достойного сопротивления. Все было кончено.

Наступившую внезапно тишину нарушало только блеяние овец, хриплое дыхание Уитаса и стоны раненых. Внезапно раздалось радостное пение жаворонка.

Гиллиам опустился на землю, Николь без сил упала рядом. Согнув в коленях дрожащие ноги, она положила на них голову. Платье ее отяжелело от пролитой крови, руки словно налились свинцом и дрожали от усталости, легкие горели огнем. Плечом она оперлась о спину мужа, чувствуя его прерывистое дыхание. В следующий миг Гиллиам вытянулся на земле рядом с ней, совсем обессиленный.

Николь подняла голову, Тильда стояла как вкопанная, меч вывалился у нее из рук. Девушку трясло, карие глаза остекленели от ужаса.

– Он уби