КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420150 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200549
Пользователей - 95501

Впечатления

Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

уже по сумбурной аннотации ясно, что читать не стоит.
но я открыл. знаете, чем начинается? эту дуру, ггню, сбила насмерть машина, и её отвезли в морг. потом тройка абзацев - описания: как чувствует себя труп-ггня в морге - холодно ей, оказывается, трупом-то. (а я подумал, что афторша не курила, похоже - инъекции).
а потом этот труп-ггня восстала, на опознании родственницей.
а я - закрыл файл.
то, как эта снежная (???) ал-ндра шифруется, блокируя свои "шедевры", и отсылая дерьмо-письма денежным читателям, которые готовы с остальными поделится текстами "шедевров", уже понятно, что на такой особе - нужно экономить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Светлая сказка (fb2)

- Светлая сказка (пер. А. В. Лазарев) (и.с. Панорама романов о любви) 445 Кб, 127с. (скачать fb2) - Хлоя Флеминг

Настройки текста:



Хлоя Флеминг Светлая сказка

Пролог

На скромном кладбище, что расположено на окраине городка Сан-Лоренцо в штате Техас, в этот день было немноголюдно. Хоронили дочь не слишком известного горожанина, а саму покойницу здесь вообще мало кто видел. Отец ее перебрался в эти места года четыре назад, наезжал в город лишь изредка, а она сама все время проводила на ранчо. И умерла внезапно, через несколько месяцев после рождения сына. Говорят, поехала кататься верхом, конь понес, и она не удержала поводьев. Впрочем, что произошло с ней на самом деле, было известно разве отцу, да еще, может быть, священнику, прочувственно читавшему молитвы.

День выдался непривычно жаркий для мая, и поэтому из кумушек, обычно не пропускавших ни одни похороны, явились лишь трое, возглавляемые Луизой Перес, женой самого богатого бакалейщика в городе. Они стояли в некотором отдалении от разверстой могилы и бросали любопытные взгляды на седого мужчину, стоявшего рядом со священником. Мужчина, несчастный отец, прижимал к груди шляпу «стентон» с широкими загнутыми полями. Точно такие же шляпы красовались на головах трех ковбоев с ближайшего к кладбищу ранчо. Они наблюдали за похоронами через ограду.

— Ума не приложу, что он будет делать с внучком, — жалостливо высказалась одна из кумушек, вдова Альгуэно. — Ведь старик остался с малюткой один…

— А отец ребенка? — возмутилась самая молодая из них, Гленда Мортимер. — Он-то куда запропастился?

— Да что вы, не знаете что ли? — обрадовалась сеньора Перес. — Муженек у бедняжки служит полицейским в самом Далласе. И как раз неделю назад с ним что-то случилось… Подстрелили, говорят. Только он не отец!

— Как не отец? — У Гленды, самой некомпетентной в данном вопросе, загорелись глаза.

— Так уж…

Между тем печальная церемония продолжалась. Седой мужчина оторвал свой взгляд от лица покойницы-дочери и слабо махнул рукой могильщикам. Священник, уже произнесший все, что полагается, подошел к нему, желая утешить. Закрыли крышку. Четыре дюжих молодца-мексиканца подхватили гроб и стали осторожно опускать его в яму.

— Хорошо держится старик, — заметила вдова. — Ни слезинки.

— Настоящий техасец, — подтвердила Гленда.

Наконец появился и тот, чью судьбу они так участливо обсуждали. Старая женщина во всем черном поднесла к могиле маленького ребенка. Тот заглянул непонимающими глазенками в страшную темную яму, куда летели черные комья земли вперемешку с желтым песком, и залился громким плачем.

— Да… — сочувственно заметила вдова. — Если ее муженек-полицейский не выживет, то и ума не приложу, что старику делать. А кто же отец, ты так и не сказала, Луиза?

Самая сведущая из них таинственно хмыкнула.

— Говорят, из Европы… отец-то — то ли англичанин, то ли француз.

— Господи! Ну и угораздило…

— Еще говорят, что у малыша куча родственников там, в Европе. И одна из теток, вроде, хотела взять мальчика на воспитание…

— И откуда тебе все известно? — восхитилась Гленда Мортимер.

Луиза скромно потупилась.

— Да… теперь мальчонке все одно — что с отчимом жить, что с дедом, что с теткой! Без матери — что за жизнь, одна мука… — заметила Гленда.

— Ну не говори! — Тучная вдова Альгуэно даже побагровела лицом от негодования. — Что это ты его вместе с матерью похоронила! В Европе — там точно жизни нет. А здесь у нас, в Сан-Лоренцо, что с дедом, что с отчимом — чем плохо? Вырастет молодцом, счастлив будет, помяни мое слово, Луиза!

Ее пророчество не произвело впечатления на подруг. Обе с сомнением покачали головами и развернулись к выходу с кладбища, куда уже устремились все, кроме старика отца и женщины в черном с ребенком на руках. Малыш уже успокоился и мирно дремал, не подозревая, что это о нем так яростно спорили три незнакомые ему старые женщины, и, уж конечно, не задумываясь над тем, сбудется ли пожелание доброй вдовы.

1

Принцесса Изольда сидела между своими сестрами Элоизой и Марией и напряженно смотрела на площадку для игры в гольф, пытаясь отыскать глазами Кристиана Лемонта. Наконец она заметила его, выпрямилась на стуле и прижала ладошку к губам, будто пытаясь сдержать радостный возглас. Он стоял возле семнадцатой лунки и давал автограф одной из своих болельщиц, которая торопливо что-то говорила ему и время от времени хихикала.

В королевстве Мервиль аристократ и преуспевающий бизнесмен Кристиан Лемонт был знаменитостью. Он прославился не только благодаря происхождению, финансовым успехам и блестящей игре в гольф. Кристиан был известен также своим добродушием и огромным успехом у женщин. Он обладал изысканными манерами, великолепным телосложением и мужественно-благородными чертами лица. В его присутствии женщины просто теряли голову.

— Он так прекрасен, что я теряюсь, — так и сказала очарованная Изольда, крепко сжимая руки своих сестер.

— Успокойся, Изольда, ты оторвешь мне руку, — с легким упреком проговорила ее старшая сестра Элоиза.

Она совсем недавно вышла замуж и теперь старалась держать себя с достоинством великосветской дамы.

Изольда бросила на нее косой взгляд, склонила голову к плечу средней сестры Марии и снова стала наблюдать за красавцем Лемонтом, который в этот момент жестом поманил к себе «кэдди».

Во всем мире болельщики гольфа, затаив дыхание, впились взглядами в экраны своих телевизоров, наблюдая за происходящим на площадке. Спортивные комментаторы устремились к мониторам телевизионных камер и возбужденно забормотали в микрофоны:

— Итак, внимание, он приближается к метке и… Э-э-э-х!

В толпе послышался приглушенный смех и разговоры.

— Похоже, у Кристиана Лемонта небольшие проблемы с «кэдди». Парень упал и никак не может встать на ноги.

— Да, верно, Фрэнк, и, судя по всему, у него на это уйдет около минуты.

— В газетах пишут, что постоянный «кэдди» Лемонта сегодня навеселе и поэтому не смог участвовать в игре.

— Видно, устроил себе хороший праздник после победы во вчерашней игре?

Раздался раскатистый мужской смех. Зашуршали газеты.

— Слушай, Боб, вот тут пишут, что новый «кэдди» Лемонта — сын придворного садовника Берсераков, восемнадцатилетний Эрик Ван Гюйс. Парень в прошлом году играл за команду своего колледжа и надеется выбиться в игроки команды «Тигр» в следующем году.

— Похоже, он не способен даже стоять на ногах.

Прокатилась очередная волна смеха.

— Мне кажется, он просто отвлекся.

— Еще бы! Это все из-за королевских дочек, красотки способны отвлечь даже самого бывалого «кэдди».

На экранах телевизоров появилась юная красавица Изольда в окружении своих привлекательных сестер. Они сосредоточенно смотрели на площадку.

Изольда наблюдала, как растерянный Эрик нервно прощупывал сумку, отчаянно пытаясь найти подходящую для Кристиана клюшку. Но тот подобрал клюшку, лежавшую на траве и, обойдя Эрика, продолжавшего нервно рыться в сумке, подошел к метке.

— Смотри, Фрэнк, — снова послышался голос в толпе, — судя по клюшке, он сделал идеальный выбор. С его мощным размахом и верным глазом он может следующим ударом вывести свою команду в лидеры.

Изольда взволнованно заерзала на сиденье и, облизав губы, стала их нетерпеливо покусывать. Но, как назло, какой-то назойливый журналист заслонил собой поле зрения девушки, и ей пришлось снова наклониться к плечу Элоизы, за что та наградила ее испепеляюще-гневным взглядом.

— Изольда, ты становишься невыносимой.

Прекрати извиваться между нами, — заявила она. — Твои волосы так наэлектризованы, что ты стала похожа на медузу Горгону.

Но Изольда даже не отреагировала на замечание сестры, потому что ей наконец удалось снова увидеть своего героя, который, уверенно держа в руках клюшку, сделал несколько тренировочных взмахов.

— Ради всего святого, Изольда, веди себя прилично. Что ты так пялишься на него? — пытаясь сдержать раздражение, сказала Мария.

— Потому что я пришла сюда только для того, чтобы посмотреть на него.

Она взглянула на сестру, удивляясь, почему та не понимает ее радости и нетерпения. Мария неожиданно рассмеялась:

— Интересно, сколько ему лет? По-моему, около тридцати.

— Тридцать два, — не понимая причины ее смеха, сказала Изольда.

— Боже мой, ведь ты слишком молода для него!

— Я так не думаю, — гордо ответила младшая сестра.

— А я уверена в этом, — продолжала Мария. — Посмотри на себя, ты ведь еще совсем ребенок.

— Я была ребенком пять лет назад, когда мы впервые встретились. Но уже тогда я понравилась ему. — Она проговорила это, пытаясь убедить не столько своих сестер, сколько саму себя, в том, что Кристиан не мог забыть ее.

Элоиза и Мария обменялись насмешливыми взглядами.

— И как же это случилось? — спросила Мария.

— Мы встретились пять лет назад при очень неожиданных обстоятельствах… В общем, мы оба что-то почувствовали… Не знаю, как сказать, — смущенно бормотала Изольда, глядя куда-то в пространство перед собой.

— Что-то почувствовали? — с иронией переспросила Элоиза.

— И тебе тогда было шестнадцать, не так ли? — лукаво ухмыльнулась Мария. — Знаешь, мне кажется, что ты бредишь.

— Думай, что хочешь, а я уверена, что он помнит меня, — обижено проговорила Изольда.

— И как же, интересно, вы встретились? Ты чуть не сбила его, когда училась водить машину? — насмешливо допытывалась Мария.

Она переглянулась с Элоизой, и обе девушки, не удержавшись, расхохотались. Изольда метнула на них гневный взгляд, встала и начала поправлять свои разметавшиеся непослушные волосы.

— Он помнит меня и знает, кто я, — упрямо заявила она.

— Ничего удивительного, ведь он знает всех королевских детей, — шутливо заметила Мария.

— Я не это имею в виду. У нас с ним особая связь. Вам этого не понять, — потупив взгляд, пробормотала Изольда.

Мария сделала важную гримасу и покачала головой:

— Куда уж нам.

Они с Элоизой опять захихикали.

— Ты просто мечтательный ребенок, Изольда, — сказала Элоиза и с сочувствием посмотрела на младшую сестру.

— Пусть так, — согласилась Изольда, — но я знаю, что у него в сердце есть небольшой уголок для меня.

Она демонстративно отвернулась от недоверчивых насмешниц и снова нашла глазами Кристиана, который в этот момент обводил взглядом публику. Заметив ее, он улыбнулся и весело подмигнул ей.

— Вы видели? — радостно оживляясь, прошептала Изольда и стала пихать локтями сестер. — Вы видели, как он подмигнул мне?

Элоиза скептически посмотрела на Кристиана.

— Глупышка, он моргнул, потому что солнце ослепило его.

— Солнце находится у него за спиной! — возбужденно продолжала Изольда. — Он подмигнул мне!

— Похоже, он подмигивает всем непоседливым детям нашего королевства. Смотри, теперь он подмигнул Эрику, — ровным голосом проговорила Мария. — Кстати, если я не ошиблась, то Эрик только что подмигнул тебе.

— Он, похоже, увлекся тобой, — добавила Элоиза и рассмеялась.

— Замолчи, — сердито пробурчала Изольда.

— А что, хорошо звучит: Изольда Ван Гюйс. Разве ты не находишь? — продолжала поддевать ее Элоиза.

И сестры снова разразились смехом, прикрывая ладошками рты.

Изольда снисходительно посмотрела на них и решила больше не обращать внимания на колкости.

— Кристиан Лемонт, — мечтательно прошептала она, лаская губами его имя.

Когда-нибудь она станет Изольдой Лемонт. Вот уже пять лет она разыгрывает в своем воображении сцены семейной жизни с этим мужчиной. Она видит его в роли отца своих четверых детей — трех мальчиков и очаровательной девчушки.

О, только бы он заметил ее, только бы посмотрел на нее, как смотрел в тот незабываемый вечер. От внезапного наплыва воспоминаний ее лицо зарделось. Он должен помнить ее. Он не мог ее забыть.

Широко раскрытыми глазами она пытливо всматривалась в его лицо, замечая все, даже милые изгибы в уголках его губ. Она заметила, что его темные густые волосы слегка подернуты сединой на висках, а синие глубокие глаза смотрят из-под густых ресниц, как будто манят. Она рассматривала ямочку на его мужественном подбородке и думала, что он, пожалуй, выглядит лучше любого французского актера.

Изольда видела, как присутствующие среди зрителей женщины то и дело прихорашивались и, расталкивая друг друга локтями, принимали самые замысловатые позы, пытаясь привлечь внимание Кристиана. Она с огорчением вспомнила насмешки своих сестер и подумала, что в их словах была доля правды. Кристиан был опытным, искушенным и зрелым мужчиной, и его вряд ли могла привлечь двадцатилетняя девушка, которую чрезмерно оберегали. Она никогда не сможет стать независимой и умудренной в мирских делах женщиной, потому что не смеет и шагу сделать без телохранителей, следящих за каждым ее движением.

Только полевые цветы растут под свежим ветром и обильным солнцем…

Ее размышления прервались, когда она увидела, как Кристиан с выражением крайней сосредоточенности на красивом лице склонился над клюшкой. Кивнув головой отцу Изольды, королю Фридриху, он прижал метку к траве и приложил мяч.

Публика заметно заволновалась.

Изольда сильно подалась вперед, едва не сбив Марию с ног.

Толпа зрителей замерла и притихла. Все напряженно наблюдали, как пальцы Кристиана обхватили клюшку и он отклонился назад, приготовившись к удару.

Внезапно тишину пронзил энергичный возглас: «Давай, Кристиан!»

Публика обернулась, и бедная Изольда с ужасом поняла, что этот легкомысленный возглас вырвался из ее груди. Она была готова провалиться сквозь землю.

Король Фридрих закатил глаза.

Изольда, испуганно оглянувшись по сторонам, заметила, как Эрик, широко и одобрительно улыбаясь, показал ей большой палец. Ее сестры притворно захихикали, пытаясь скрыть свое смущение. Элоиза искоса посмотрела на нее и прошипела:

— Ты, маленькое глупое существо, разве тебе не известно, что неприлично орать на турнирах по гольфу. Ты что, не в своем уме?

К ней присоединилась Мария, которая в свою очередь процедила:

— Неудивительно, что он заметил тебя, ведь ты ведешь себя как простолюдинка.

Оправдав ожидания публики, Кристиан сделал идеальный удар. По толпе прокатился гул восторга. Король Фридрих и Кристиан стояли, соединив руки над головой в знак победы их команды. Представители прессы окружили их и оживленно зацарапали что-то в своих записных книжках. Замелькали вспышки фотокамер.

Сквозь толпу Изольда видела, что Кристиан ищет ее глазами. Она приподнялась на цыпочки, их глаза встретились, и он снова подмигнул ей. Приложив руки к горящим щекам, она улыбнулась.

На мгновение реальный мир отступил. Крики толпы и краски смешались, движение замедлилось.

Она видела, как лучи солнца золотой короной окружили голову Кристиана. Она заметила, как вздернулись его брови, и прочла в глубине его глаз множество скрытых вопросов. Она знала, что он помнит ее.

Турнир закончился, и публика стала разъезжаться по домам, чтобы приготовиться к празднику, который в честь победы на турнире устраивался вечером во дворце Берсераков.

Кристиан Лемонт стоял в стороне, наблюдая за своим долговязым, рыжеволосым «кэдди», который очарованными глазами пялился на Изольду. Он хорошо понимал его чувства. Он сам следил за этой расцветающей красавицей на протяжении пяти лет.

Но сегодня он решил положить конец ожиданиям.

Ей исполнился двадцать один год, и она превратилась в прелестную молодую женщину, полную жизненных сил и обаяния. Ее душа была так же прекрасна, как и ее внешность.

Эрик, похоже, тоже так считал.

— А она хороша, правда, старик? — сказал Кристиан и похлопал долговязого юнца по спине.

— Да, очень… Ой, я не это имел в виду, — растерянно забормотал Эрик. — Я бы никогда не посмел…

Он оторвал взгляд от удаляющейся Изольды и посмотрел на Кристиана.

— Господин Лемонт, а вы когда-нибудь были влюблены? — неожиданно спросил он.

— Да, — ответил Кристиан.

— И что же случилось?

— Ничего. Пока.

Находясь в своих покоях, Изольда прислушивалась к отдаленному, приглушенному шуму, доносящемуся из Хрустального зала дворца, где проходил праздник в честь победы на турнире. Она то и дело подходила к окну и высовывалась из него, пытаясь разглядеть автомобиль Кристиана на стоянке для особых гостей. На этот раз ей даже показалось, что она увидела его. Очень возможно, что сам Кристиан был уже в зале и вращался в обществе многочисленных приглашенных. Да, гостей сегодня было много. Но для Изольды существовал только один — Кристиан Лемонт.

Предвкушая встречу с ним, она распахнула окно, и вечерний слабый ветерок донес до ее слуха звуки музыки. Все окна дворца были ярко освещены, а в саду таинственно горели редкие фонари, будто завлекая мечтателей и влюбленных, ищущих уединения.

Было начало сентября, и воздух, нагретый дневным солнцем, был теплым и влажным. Вдалеке клубились дождевые облака, готовые надвинуться и разрешиться обильным ливнем, будто соперничая с душевной бурей, назревающей в груди принцессы Изольды.

Девушка отошла от окна, заставляя себя вернуться в суетный мир. У зеркала она тщательно проверила свой наряд и прическу, и, удостоверившись, что все в полном порядке, вышла из комнаты и отправилась искать своих сестер.

Она застала их в покоях Марии. Обе были поглощены своими нарядами. На изящной шее Элоизы блистало бриллиантовое ожерелье в золотой оправе, которое Мария помогала ей застегнуть. Изольда догадалась, что это ожерелье сестра получила в подарок от своего мужа Вальтера Штейнера. Они поженились всего месяц назад.

— Скажите, как я выгляжу? — взволнованно спросила Изольда.

— Ты выглядишь повзрослевшей, — небрежно бросила Мария. — Надеешься улучить удобный момент и подцепить Кристиана?

— Сказать по правде, да, — вызывающе усмехнулась Изольда. — Можете дать мне полезный совет?

— Да, — серьезно сказала Элоиза, — держись подальше от мужчин.

— Хороший совет от новобрачной, — заметно теряя веселость, проговорила Изольда.

— Тебе хорошо известно, что я не по любви вышла замуж за Вальтера.

— Да, но вы были хорошими друзьями.

Элоиза пожала плечами.

— Говорят, что даже для влюбленных первый год после свадьбы — самый трудный. Представь себе, каково это для друзей.

Изольда почувствовала жалость к своей сестре. Она никогда не смогла бы выйти замуж по расчету.

Ей повезло, что отец не выбрал ее для заключения политического альянса между Мервилем и Кроненбургом, потому что, хотя Вальтер был симпатичным и довольно привлекательным молодым человеком, в его глазах не было тепла и света.

Другое дело — глаза Кристиана, которые искрились и манили, когда он смотрел на нее сквозь толпу. Она решила, что поразмышляет над печальной судьбой своей сестры как-нибудь в другой раз, потому что сегодня… сегодня у нее свидание со своей судьбой.

— А ты, сестрица, что мне посоветуешь? — обратилась она к Марии.

— Помни о самых простых вещах: не садись на пол; пытайся следить, чтобы твоя прическа не растрепалась; проверяй, не застрял ли шпинат у тебя между зубами, если придется его есть; говори только тогда, когда к тебе обращаются; ни в коем случае не подавай виду, что мужчина тебе нравится. Старайся быть равнодушной.

Изольда удивленно подняла брови. Неужели мужчинам это может нравиться?

Практичной Марии всегда недоставало времени на веселые проделки.

Но Изольда была наделена более свободным духом.

— Что ж, я готова идти, — сказала она, направляясь к двери.

— Ты что, собираешься спускаться по лестнице одна? Ведь мы еще не готовы.

— Не будь занудой, Мария, мы живем в современном мире, уже шестидесятые годы двадцатого века, и не обязательно делать все так, как нам говорят. — Она выскользнула за дверь и, прежде чем ее закрыть, просунула голову в щель и добавила: — Постарайтесь не опоздать, а то многое пропустите.

Кристиан Лемонт стоял в окружении близких друзей короля Фридриха, когда его взгляд привлекла фигурка Изольды, задержавшейся на верхней ступеньке парадной лестницы, ведущей в Хрустальный зал. Ослепительно прекрасная, девушка помедлила, оглядывая зал, и стала спускаться, двигаясь одновременно грациозно и величаво. Он смотрел на нее, пока их взгляды не встретились. Его сердце переполнила щемящая радость, и волна воспоминаний увлекла его в тот волшебный вечер, когда он полюбил Изольду.

Это было в сентябре, и день был необыкновенно похож на сегодняшний. Воздух был насыщен влагой, на горизонте толпились грозовые облака, и время от времени доносились редкие, незлобные раскаты грома. Листья на деревьях были слегка подернуты желтизной.

День клонился к закату, и малиновое солнце, едва касаясь вершин далеких холмов, заливало землю скользящими лучами, превращая листья и капли росы в переливающийся красками, сияющий склад драгоценностей. На фоне графитно-серого, драматичного неба это сияние выглядело роскошно и было достойно кисти старых мастеров.

Кристиан был в компании других высокопоставленных друзей королевской четы. Они совершали прогулку на лошадях и вели оживленную политическую беседу. Великолепие пейзажа в лучах предзакатного солнца заставило Кристиана придержать свою лошадь, и он отстал от других всадников, чтобы полюбоваться красотой природы.

В окружающей атмосфере таились предчувствия.

Странное волнение охватило Кристиана, он не мог понять его причины. Возможно, его грусть была вызвана прощанием с летом? А может, он вспомнил о том, что через три года ему будет тридцать, и для него наступило время подумать о женитьбе и наследнике?

Кристиан предался размышлениям, наблюдая, как солнце погружалось за дальние холмы, и тени удлинялись.

Вдруг он заметил, как из королевских конюшен стрелой вылетел всадник и, стремительным галопом пересекая луг, поскакал по направлению к лесу, темнеющему у подножья горы.

Кристиану стало любопытно, куда в такой час мог направляться мальчишка-конюх.

Хорошо зная, что король Фридрих не одобрял таких проделок, Кристиан развернул лошадь и поскакал к лесу.

Ветер свистел в его ушах, когда он, пригнувшись, несся по холмам вслед за проказником.

Приблизившись к лесу, он осадил коня и стал осторожно пробираться между деревьями, пытаясь не оцарапаться и не порвать одежду о низко растущие ветви. Он видел недалеко впереди всадника, слышал треск ломающихся веток. Вскоре послышался шум водопада, и Кристиан увидел поток, который падал с обрыва скалы в одно из небольших озер королевского леса.

Вне всякого сомнения, мальчишка был браконьером и собирался наловить в озере рыбки для своей вороватой семейки. Кристиан притаился неподалеку в густой листве и решил понаблюдать за этим негодяем.

По мере того, как угасали лучи солнца, в лесу становилось темнее. В небе послышался угрожающий раскат грома, и несколько крупных капель упало на голову и руки Кристиана. Он осторожно раздвинул ветки и оторопел от неожиданно открывшейся его взору картины.

На скале, повисшей над водой, стояла юная девушка и торопливо сбрасывала с себя одежду. Ее белоснежная лошадь была привязана к дереву и мирно пощипывала траву. Солнечные лучи дымчатым ореолом окружали ее силуэт, выделяющийся на фоне елей.

Не отрывая глаз, Кристиан наблюдал, как девушка нетерпеливо расстегнула блузку, потом стащила джинсы и швырнула их на траву. Теперь она стояла в тонком кружевном белье, не оставляющем никаких возможностей для игры воображения, и рассматривала блистающие монетки, которые заходящее солнце рассыпало по поверхности озерца.

Кто эта фея? — думал Кристиан, с трудом переводя дыхание. Она не могла работать на королевской конюшне, потому что в Мервиле женщин не нанимали на такие должности.

У нее было тонкое и гибкое тело, хорошо развитые и красиво очерченные икры и бедра, которые свидетельствовали о том, что она была опытной наездницей. Ее рыжеватые пышные волосы, слегка прикрывая плечи, горели золотом в лучах солнца.

Облизав пересохшие губы, Кристиан подумал, что ему, вероятно, не следовало, скрываясь за кустами, наблюдать за ней, но при этом он не мог оставить ее одну в лесу. Это было небезопасно.

Решив на всякий случай остаться в качестве ее охраны, он видел, как она подошла к краю скалы, побалансировала на носочках и вдруг оттолкнулась и, прочертив дугу в воздухе, изящно нырнула, почти не расплескав воду.

Кристиан напряженно ждал, когда она появится из-под воды, но прошло несколько секунд, а ее все не было. Поверхность воды разгладилась, а девушка не появлялась. Его охватила тревога. Куда она могла пропасть? Он решил подождать еще несколько секунд, готовясь поспешить ей на помощь.

Может, она ударилась головой о подводный камень или зацепилась волосами за ветку?

Соскочив с лошади, он бросился к пруду. Но как только он приблизился к воде, она вынырнула и, рассмеявшись, швырнула на берег свой лифчик и трусики. Кристиана она не заметила, так как стояла к нему вполоборота. Он поспешно отступил за дерево.

Его сердце бешено колотилось, и он не знал, то ли отшлепать эту шкодницу за то, что она напугала его, то ли поцеловать ее за то, что она оказалась жива.

К тому же, она была очень красива.

Все те родовитые красавицы, которые увивались за ним с целью добыть себе мужа, до отчаяния утомили его. Аристократки могли быть такими пустыми и глупыми!

Но эта девушка была совершенно другой. В ней отсутствовало всякое притворство, и Кристиану захотелось получше узнать ее. Может, она простолюдинка? Кто ее отец, и чем он занимается? Девушка не была похожа на замужнюю женщину. Ее юное тело и беззаботность говорили о том, что ей не больше двадцати.

А что, она могла бы составить ему идеальную пару.

Глядя на нее, Кристиан чувствовал, как скучные заботы мира покидают его. В этой русалке было нечто таинственное. Она разжигала его воображение, которому он не давал волю много лет. Она побуждала его мысли к полету, пробуждала его давнюю мечту о встрече с истинной любовью.

Теперь незнакомка стояла лицом к противоположному берегу по пояс в воде, спиной к нему, и ладошками протирала лицо. Ее мокрые волосы длинными прядями лежали на лопатках.

Внезапно девушка насторожилась, будто почувствовав, что она здесь не одна. Она медленно повернула голову и, скрестив руки на груди, по плечи погрузилась в воду.

— Кто здесь? — осторожно спросила она. Кристиан вышел из своего укрытия.

— Мне кажется, это я должен задать вам этот вопрос. Разве вы не знаете, что находитесь на территории частной собственности короля Фридриха? Вы нарушаете закон, потому что украли его лошадь и купаетесь в его озере после заката солнца, — сказал Кристиан, глядя ей в глаза.

Его заявление не удивило девушку. Она только пожала плечами и улыбнулась.

— А я не боюсь его, — бойко ответила она.

— В таком случае, может, вам следует бояться меня?

— А скажите на милость, кто вы такой? — дерзко спросила она.

— Меня зовут Кристиан Лемонт, я — друг королевской семьи.

Девушка откинула голову и расхохоталась.

— Вы знаете, Кристиан Лемонт, вам бы следовало присоединиться ко мне и охладить свою горячую голову.

Кристиан уставился на эту маленькую, дерзкую фею.

— Что ж, если вы настаиваете, то я готов последовать за вами.

Она рассмеялась и нырнула, сильно расплескивая воду вокруг себя.

Что же ему делать с этой девушкой? Поймать и вытащить из воды этого проворного дельфина будет весьма нелегко.

Наяда вынырнула на этот раз возле самого водопада и поманила его.

— Давайте же, вода чудесная.

— Неужели ваши родители никогда не говорили вам, что молодой девушке не следует заигрывать с незнакомцем? — удивляясь ее смелости, спросил Кристиан.

— Говорили, — с лукавым блеском в глазах ответила она. — Но ведь вы не незнакомец.

— Вы знаете только мое имя.

— Я знаю также, что мой отец доверяет вам.

— И кто же, интересно, ваш отец?

— А вы не знаете?

— Если бы знал, не спрашивал бы.

— Я — младшая дочь Фридриха Берсерака, короля Мервиля, которому принадлежит этот лес. Между прочим, мы не раз с вами встречались во дворце. Я просто не сразу вас узнала из-за освещения.

Не может быть, подумал Кристиан. Младшей дочери короля сейчас должно быть не больше тринадцати. Обычно он был настолько занят делами политики и бизнеса, что совершенно не обращал внимания на подросших дочерей короля, которые, как ему казалось, по-прежнему интересовались только куклами и нарядами. В детстве он соглашался поиграть с Элоизой и Марией только благодаря настойчивым требованиям родителей. Особенно, матери… А к тому времени, когда в их играх могла бы принять участие малышка Изольда, Кристиан уже вышел из детского возраста.

Девушка лениво подплыла к берегу, на котором стоял Кристиан, и, нащупав под ногами камень, встала на него, по плечи высунувшись из воды.

— Ваш отец знает, что вы здесь? — спросил он, все еще удивляясь, как он мог упустить счет ее годам.

— Мой отец слишком занят, чтобы следить за мной.

— Но любой отец беспокоится за безопасность своих детей.

— А я уже не ребенок, — горячо проговорила она. — Вчера мне исполнилось шестнадцать.

Кристиан разочаровано вздохнул. Ей только шестнадцать. Она еще совсем ребенок.

— Вы, избалованное королевское дитя, немедленно выходите из воды, — скомандовал он.

— Не выйду, — заявила она.

Кристиан растерянно покачал головой. Он не знал, что делать. Редко кто осмеливался перечить ему, а тут девчонка-подросток бросала ему вызов. Но, как ни странно, ему это нравилось.

На какое-то время они замолчали. Слышался только шум водопада и задушевный стрекот сверчка. Где-то вдалеке проухала сова. Солнце скрылось, и грозовые облака подернулись серебром. Крупные капли дождя зашлепали по поверхности воды, но эти двое по-прежнему стояли неподвижно и молчали.

Каждый из них знал, что между ними происходит нечто такое, что, возможно, изменит их жизнь. В уме Кристиана шла ожесточенная борьба, он не мог позволить себе воспользоваться легкомыслием юной принцессы.

«Ты слишком молода». — «Но ведь это не навсегда!» — «Я подожду, пока ты повзрослеешь». — «Хорошо».

Кристиан повернулся, подошел к своей лошади и вскочил на нее.

— Оденьтесь, я буду ждать вас у кромки леса, чтобы проводить домой.

На этот раз она не возражала.

2

Вчера ей исполнился двадцать один год. Этот день и месяц отчетливо выгравировались в памяти Кристиана еще пять лет назад. С тех пор она расцвела и похорошела. И теперь, когда красавица Изольда спускалась по лестнице, взгляды всех присутствующих в зале гостей с обожанием устремились на нее.

Кристиан испытал острое желание быть рядом с ней, в роли защитника. Он попросил прощения у друзей за прерванную беседу и пошел навстречу Изольде.

В этот момент королевский оркестр заиграл вдохновенный вальс. Кристиан протянул ей руку:

— Позвольте пригласить вас на танец.

— С удовольствием.

Она застенчиво вложила свою руку в его, и Кристиан с трудом подавил усмешку. Эта девушка была для него загадкой. Тогда, пять лет назад, да и вчера, на турнире по гольфу, она вела себя необузданно и смело. А теперь почему-то робко краснела, несмотря на то, что изо всех сил пыталась выглядеть сдержанной и светской.

Он вывел ее на середину зала, где по сверкающему мраморному полу уже кружилось несколько пар. Король Фридрих танцевал со своей женой, королевой Кассией Кастальди. Вдовствующая королева Генриетта, мать Фридриха, танцевала с премьер-министром Рене Девуаном. Среди танцующих было много знаменитостей и политиков из разных стран.

Кристиан притянул к себе гибкое тело Изольды, вдыхая нежный аромат ее духов, обвил рукой ее талию, и они закружились в вальсе.

Никогда еще они не были так близко друг к другу. Он разглядывал нежную, гладкую кожу ее щек, стройную, длинную шею, миндалевидные глаза, в которых отражался изумрудный оттенок наряда. Ее губы были слегка приоткрыты в полуулыбке, и Кристиан с трудом удерживал себя от страстного желания поцеловать ее. Ему не терпелось испытать то, о чем он столько лет мечтал.

Однако он хотел, чтобы это произошло в идеальных условиях. Они должны быть наедине. А теперь он мог довольствоваться тем, что держал ее в своих объятиях, и даже это делало его счастливейшим человеком в зале.

— Итак, вам вчера исполнился двадцать один год, не так ли? — спросил он как бы невзначай.

— Откуда вы это знаете? — удивилась она. — Кажется, вас не было вчера на празднике.

— Простая математика.

— Математика? — усмехнувшись, переспросила она.

— Пять лет назад в этот день вам исполнилось шестнадцать.

Ее щеки вспыхнули.

— Вы помните о том дне?

Он промолчал, решив, что когда-нибудь в другой раз признается ей, как все эти годы память о том вечере у водопада не давала ему заснуть и не позволяла увлечься другими женщинами.

— С днем рождения, — сказал он, заглянув ей в глаза.

— Спасибо.

— И как же вы отпраздновали его в этот раз?

— Я отменила купание в озере. Вместо этого отец повез меня в Париж, и я купила себе это платье.

— Прекрасный выбор, — сказал он, окидывая взглядом ее наряд.

— Правда? — спросила она и снова залилась краской.

— Да. Я думаю, что вы самая прекрасная болельщица в этом зале.

Она вздохнула и смущенно опустила глаза.

— Значит, вы слышали?

С трудом удерживая улыбку, готовую растянуть его губы, он слегка отвернул голову и искоса посмотрел на нее.

— Изольда, благодаря телевидению весь мир это слышал.

— О боже, — прошептала она.

— Мне кажется, это было очень мило.

— Мило? — нахмурив брови, спросила она. — Теперь все думают, что я, как школьница, влюбилась в вас.

— А это правда? — всматриваясь в ее глаза, спросил он.

На мгновение забыв о том, что она должна изображать из себя степенную леди, Изольда искренне расхохоталась.

— Что ж, если уже всему миру об этом известно, то нет смысла врать вам. Мне кажется, что вы серьезно вскружили мне голову. Но… — Она перевела дыхание. — Я стараюсь бороться с этим.

— Ради всего святого, не делайте этого, — горячо проговорил он.

Она подняла на него глаза, и ее лицо озарила улыбка. Это были слова, которых она с таким нетерпением ждала. Ее душа, расправив крылья, воспарила.

В этот момент оркестр подхватил ритм темпераментного танго.

— Позвольте вмешаться, — послышался голос из-за спины Кристиана, откуда следом за словами возникла рыжая, кудлатая голова Эрика.

Изольда застыла. Ей хотелось закричать, когда она увидела, как Кристиан неохотно отступил в сторону и передал ее в руки этого нескладного, долговязого подростка. Она почувствовала, как Эрик жадно обхватил ее руками и прижал к себе. Ей стало больно от его грубого прикосновения.

— Надеюсь, позже вы подарите мне еще один танец, — бросил Кристиан, глядя, как Эрик увлекает ее за собой.

Изольда кивнула и беспомощным взглядом проводила его.

Танцуя с Эриком, она все время пыталась поймать глазами Кристиана. Она видела, как к нему тут же подошла пылкая германская баронесса Бригитта Имхауэр и потащила его танцевать.

Эрик неуклюже пытался затеять с Изольдой беседу, но она почти не слушала его. Он старался произвести на нее впечатление, рассказывая о своем участии в турнирах по гольфу, но когда заметил, что ее это мало интересует, замолчал и уткнулся носом в ее волосы. Взгляд Изольды был прикован к Кристиану и Бригитте. Бригитта Имхауэр, претендовавшая на принадлежность к Гансбургской династии, обладала очень властным характером. Если она чего-либо хотела, то непременно добивалась этого. Она любила пофлиртовать с мужчинами, и теперь, похоже, наслаждалась возможностью поймать в свои сети Кристиана.

Жгучая ревность пронзила сердце Изольды, когда она увидела, как Бригитта извивается в руках Кристиана. Одетая в тонкое, открытое платье, больше похожее на одежду вакханки, она прижималась своей пышной грудью к его груди и, томно заглядывая ему в глаза, тянулась своими кроваво-красными губами к его губам.

По сравнению с Бригиттой, Изольда ощущала себя жалкой, незрелой девчонкой. Чувство неуверенности и тревога охватили ее.

Она встрепенулась и очнулась от своих мыслей, когда увидела, что Вальтер Штейнер пытается сменить Эрика в следующем танце с ней. Эрик затоптался, замешкался и метнул недобрый взгляд на Вальтера, однако, следуя правилам этикета, передал руку Изольды в руку Вальтера.

В отличие от Эрика, Вальтер был молчалив, сдержан и строг, и поэтому она смело могла предаться своим размышлениям.

Ее мысли вернулись к беседе с Кристианом. Да, сестры были правы. Она была слишком откровенной и несдержанной. Ей стало стыдно за свое наивное, поспешное признание, и она твердо решила во время следующего танца с Кристианом — если таковому суждено случиться, — контролировать свой глупый язык и следить, чтобы он не проболтал, что она из ревности собиралась вырвать все волосы на голове Бригитты.

Танцуя с мужем своей старшей сестры, Изольда невольно закрыла глаза и вспомнила, как нежные и сильные руки Кристиана обхватывали ее тело. Она была так беспредельно счастлива, когда он увлекал ее за собой в вальсе! Из ее груди вырвался невольный вздох, и по всему телу пробежала дрожь. Откинув голову, она импульсивно прильнула к Вальтеру, но тут же опомнилась. Несгибаемый Вальтер приподнял брови и удивленно посмотрел на нее. Ей стало стыдно, и она быстро соврала:

— Извините, что-то с моим коленом…

Наконец, после ужасно неуклюжего поворота в бесчувственных руках Вальтера, ей на помощь пришел король Фридрих. Она видела за спиной отца лицо разочарованного Эрика, который надеялся на следующий танец с ней.

— Ты удивительно хороша сегодня, дочь. Это платье очень идет тебе.

Услышать похвалу из уст отца значило для нее очень много. Несмотря на то, что он был не слишком многословен, она знала, что отец нежно любит ее. Она была третьей дочерью от его первой, теперь покойной жены, и он отчего-то любил ее больше других дочерей.

— Спасибо, отец, и ты сегодня выглядишь энергичным и весьма привлекательным мужчиной, — сказала она и игриво потянула его за рукав фрака.

— О, я знаю, ты просто пытаешься приободрить старика.

— Но ведь тебе только пятьдесят один. Ты еще не старик!

— Знаешь, мне было почти столько, сколько сейчас Кристиану, когда ты родилась. — Король тепло улыбнулся и тут же добавил: — Я видел, как ты смотрела на него сегодня.

— Да уж, я уверена, что мое ребячество во время турнира навело тебя на мысль, что я без памяти влюблена в него.

Король Фридрих весело рассмеялся, и Изольда не могла не заметить, насколько привлекательным для своих лет был ее отец. Она бросила взгляд на его молодую жену Кассию и увидела, как та фальшиво улыбается премьер-министру, изображая из себя светскую львицу. Изольда знала, что ее отец просто закрывает глаза на ряд недостатков и слабостей своей последней жены.

— А мне показалось, что он тебе просто нравится, — сказал король и заметил, как лицо его дочери залилось краской.

— Папа, я… — попыталась объясниться она. Но король не слушал ее и продолжал:

— Ты превратилась в красивую женщину, Изольда, и, к моему большому сожалению, пришло время освободить тебя от родительской опеки. Ты сделаешь много хорошего в своей жизни, дочь. Но всегда помни, что я люблю тебя и горжусь тобой.

Изольда была до слез растрогана словами отца. Она приподнялась на цыпочки и, целуя его в щеку, заметила слезы и в его глазах.

Праздник был в разгаре. Изольде весь вечер приходилось танцевать с разными партнерами, но время от времени она ловила на себе взгляд Кристиана, который придавал ей сил и уверенности. К ее радости, Бригитта Имхауэр пользовалась большим успехом у мужчин, отчего этой пылкой даме не удалось больше потанцевать с Кристианом. К сожалению, Изольда тоже была лишена этой возможности, но каждый раз, встречаясь глазами с Кристианом, она надеялась, что наступит момент, когда он сможет снова пригласить ее.

На этот раз ее партнером был Карл Штейнер, брат-близнец Вальтера.

— Итак, — говорил Карл, пытаясь завязать с ней беседу, — я слышал, что вы большая любительница французских кинофильмов. Надеюсь, вы оценили «Ребро Адама»?

— К сожалению, мне это кажется несъедобным. Хотя я очень люблю жареные ребрышки.

Карл только удивленно разинул рот.

Танцуя с принцем Кроненбурга Гастоном, Изольда была настолько рассеянна, что периодически наступала ему на ногу и была вынуждена просить прощения.

— Я слышал, — говорил принц, пытаясь привлечь ее внимание, — что ваша сестра Элоиза собирается навестить Кроненбург.

— Да? — рассеянно отвечала Изольда. — А мне кажется, я только что видела ее здесь.

Наконец Кристиану удалось пробраться к ней. Он бережно взял ее руку из рук принца и улыбнулся.

— Здесь очень жарко, — сказал он, заглядывая ей в глаза. — Или это мне так кажется?

— Я думаю, что на этот вопрос трудно дать целомудренный ответ, — с лукавой улыбкой проговорила она.

— Может, выйдем на веранду подышать свежим воздухом? — предложил он.

— Неплохая идея.

— Тогда пошли. Добавим масла в огонь сплетен.

В его голосе слышались волнующие нотки, и сердце Изольды неистово заколотилось.

Они вышли на огромную веранду, которая была почти такой же величины, как танцевальный зал. Из ярко освещенных окон дворца на веранду лился ровный свет. Легкий ночной ветерок подхватывал мелодию из концерта Вивальди и весело кружился с ней в незримом вальсе. В воздухе витали терпкие ароматы поздних летних цветов.

Никогда раньше Изольда не испытывала такого трепета и полноты жизни. Она чувствовала, как от прикосновения руки Кристиана по всему ее телу разливается приятное тепло.

Она мечтала об этом моменте со времени первой встречи с этим человеком. В тот вечер она связала с ним свою судьбу. И хотя они до сих пор не говорили ни о чем серьезно, она знала, что ничто не сможет разрушить их связь. Изольда искренне верила, что сам бог велел им быть вместе, и выбора для нее просто не существовало.

Шаловливый ветер разносил по полу веранды, слегка поднимая в воздух, опавшие сухие листья, трепал ее волосы, забирался к ней под юбки. Предчувствие неизвестного ей переживания трепетом прокатилось по телу.

— Вам холодно? — осторожно спросил Кристиан.

Она с трудом проглотила слюну.

— Нет. Кажется, даже напротив. Кристиан развязал свой галстук и расстегнул пуговицу на воротничке.

— Мне тоже.

Они прогуливались, замечая, как другие пары, которым стало тесно в атмосфере бального зала, тоже выходят на веранду в поисках свежего воздуха и уединения.

Кристиан взял ее за руку, повел вниз по огромной лестнице, и вскоре они оказались на бархатистой лужайке. Изольда сняла свои туфельки на высоком каблуке и, почувствовав облегчение, уверенно зашагала рядом с ним.

— Итак, когда мы виделись в последний раз, вам было шестнадцать, — сказал он и, просунув ее руку под свой согнутый локоть, посмотрел на нее.

— Да, — растерянно проговорила она.

Ей трудно было о чем-либо думать. Ее губы пересохли.

— Но вскоре после этого отец отправил меня в пансион, — добавила она.

— Я знаю, — сказал он.

— Откуда?

— Мне кажется, что это я невзначай сказал ему о том, что вы собираетесь завести парня.

Изольда оторопела.

— Так это из-за вас мне пришлось два года страдать в этой жутко старомодной школе в окружении одних девушек! — нахмурив брови, выпалила она.

— Не стану отрицать.

— Знаете, это было невыносимо, — продолжала она, бросая на него косой взгляд.

— Зато, — сказал он, рассмеявшись, — вы оказались изолированной от общества и не смогли завести себе парня.

Она хмыкнула и, гордо подняв голову, заявила:

— Мне пришлось отложить это до колледжа.

— Но ведь это был женский колледж.

— Только не говорите, что и это была ваша идея.

Кристиан пожал плечами.

— Конечно, нет. Я мог высказать кое-какие предположения, но окончательное решение принял ваш отец.

Погрузившись в раздумья, она смотрела на него». Как она докажет ему, что имеет жизненный опыт, если все эти годы просидела взаперти, как жемчужина в раковине?

Перед ее глазами возник образ полных, соблазнительных губ Бригитты, и она решила во что бы то ни стало доказать Кристиану, что и она — вполне искушенная, зрелая женщина.

— Что ж, несмотря на то, что это был девичий колледж, там были мужчины. — Она сделала усилие, пытаясь вспомнить имена учителей. — Там был Альберт, Бернард… М-м-м, забыла, как его звали. А, Винсент.

— Это что, список ваших любовников в алфавитном порядке? — спросил он, заглядывая ей в лицо.

Она гордо закинула голову и заметила, как в лунном свете блестят его глаза.

— А вы думаете, что у меня никогда никого не было? — срывающимся голосом проговорила она.

— Надеюсь, что не было.

— Но почему, почему?

— Потому что ты — моя, — спокойно и просто сказал он.

Изольда от неожиданности проглотила язык. На мгновение ей показалось, что она теряет равновесие. Перед ее глазами запрыгали мерцающие огоньки. Кровь пульсировала в висках, и неудержимая радость, как пламя, охватила ее.

— Надеюсь, ты не очень удивлена, — сказал он и, повернувшись к ней, осторожно взял ее за подбородок.

— Нет, — тихо ответила она.

— Я почувствовал это в тот вечер. — Он замолчал и поднял глаза к небу, как будто подыскивая нужное слово. — Мне показалось, что мы — родственные души.

— Я знаю, — прошептала она.

Он приблизил свое лицо к ее лицу, и они застыли в потоке лунного света, глядя друг другу в глаза.

Изольда видела, что Кристиан не менее ее поражен силой их взаимного притяжения. Казалось, на мгновение он утратил свою обычную уверенность. Его лицо выражало трогательную уязвимость, благодаря чему он становился ближе и дороже ее сердцу.

Перед ними, как будто повиснув над зеркальной поверхностью пруда, возвышалась статуя великолепного коня. Это был конь прапрапрадеда Изольды. От времени и погоды металл покрылся зеленоватой патиной. А в центре пруда сверкал и переливался великолепный фонтан, подсвеченный по случаю праздника.

Не в силах выдержать напряжения, возникшего между ними, Кристиан взял ее за руку и подвел к широкому бордюру, окружавшему пруд. Взобравшись на бордюр, он помог ей встать рядом с ним. Со стороны дворца доносились приглушенные звуки оркестра.

Он снял с себя туфли, бросил их в траву у бордюра, а затем взял из руки Изольды ее туфельки и положил рядом со своими.

— Мне так и не удалось потанцевать с тобой еще раз. Можно пригласить тебя сейчас? — спросил он, лукаво улыбнувшись.

— Конечно, — согласилась она, положив руки ему на плечи.

Неожиданно он взял ее за талию, приподнял и вместе с ней спустился в пруд. Она вскрикнула от удивления. Они стояли по колено в воде, и ее юбки изумрудной полусферой лежали на поверхности. Кристиан притянул Изольду к себе, и они стали медленно кружиться, осторожно ступая по дну пруда.

Все это выглядело так странно, что она, откинув голову, разразилась неудержимым смехом. Ее звонкий смех, разливаясь волнами по округе, привлек внимание гуляющих по веранде гостей. Они с улыбками наблюдали, как младшая дочь короля резвится у фонтана в компании самого приметного молодого человека в Мервиле.

— Мы же совсем промокнем! — сквозь смех выкрикивала Изольда.

Никто их них не заметил, что в танцевальном зале перестала играть музыка.

— Мы уже и так промокли, — сказал Кристиан, останавливаясь и пытаясь обнять девушку.

Но она, притворяясь рассерженной, изогнулась и стала рассматривать свои многослойные юбки.

— Я не могу в таком виде появиться в зале, — надув губы, пробормотала она.

— Ты права, мы там намочим весь пол, — согласился он.

— Да, и люди могут поскользнуться и упасть.

— Дай мне знать, если тебе захочется сменить свое платье на тонкую ночную рубашку, — сказал он и с дразнящей улыбкой на лице приложил ладони к ее щекам, а потом прикоснулся лбом к ее лбу.

Она почувствовала на своих губах его теплое дыхание.

— Знаешь, даже когда тебя отослали в школу, ты всегда была в моих мыслях, — тихо сказал он.

— Знаю. То же было и со мной, — прошептала она.

— Ты была совсем юной.

— Да, но теперь я повзрослела.

Она в который раз подумала о том, что Кристиан еще тогда мог воспользоваться ее глупой доверчивостью и влюбленностью, но он не сделал этого, он был благородным человеком.

— Да, ты теперь повзрослела. Мне пришлось невероятно долго ждать этого. Тогда мы не могли позволить себе любовные отношения, потому что ты была несовершеннолетней. Но, — глубоко вздохнул Кристиан, — я ждал и мечтал…

Он нежно водил губами по ее губам и был уже готов предаться запретному наслаждению и слиться с ней в поцелуе.

Давно тлеющие угольки вспыхнули ярким пламенем.

Еще мгновение, и он уже жарко целовал Изольду, обхватив руками ее талию и крепко прижимая девушку к себе. Годы терпеливого ожидания завершились. С облегчением и восторгом их губы и души слились, и теперь наконец они могли утолить свое желание приблизиться друг к другу, познать друг друга.

Изольда запустила пальцы в его густые волосы, в то время как он целовал ее шею. Горячая волна прокатилась вдоль ее позвоночника, кожа покрылась мурашками, и, вздрагивая, она ловила ртом воздух, слыша громкие удары своего пульса и спрашивая себя, существует ли предел этому переполняющему ее блаженству.

Быть в объятиях Кристиана Лемонта, целоваться с ним казалось настолько естественным, как будто они были двумя половинками одного целого.

И они знали об этом еще пять лет назад.

Все еще держа в ладонях лицо Изольды, Кристиан с трудом оторвался от ее губ.

— Что мы теперь будем делать? — вглядываясь в ее лицо, спросил он.

В этот момент со стороны дворца кто-то громко прокричал:

— Изольда!

— Кажется, нас застукали, — сказал он, крепко поцеловал ее и отступил назад.

Она тяжело вздохнула.

— Это Мария. Как ты думаешь, если мы не отреагируем, она отстанет?

— Не похоже. Кажется, она чем-то расстроена.

Изольда ощетинилась.

— Я уже не маленькая и сама могу о себе позаботиться. Я уверена, что она наблюдала за нами и теперь горит желанием напомнить мне, чтобы я не забывала делать равнодушное лицо.

— Она немного опоздала, — усмехнувшись, сказал Кристиан.

— Может, сбежим? — неожиданно предложила она.

— У тебя слишком тяжелые юбки, поэтому мне придется нести тебя на спине. А с тобой я не смогу бежать быстро, но мы можем попробовать, если начнем смываться прямо сейчас.

Изольда захихикала.

— Изольда! — прокричала Мария. — Скорее иди сюда! Отец потерял сознание!

3

Прошло шесть месяцев. Как приятно было вернуться домой!

Изольда только что закончила распаковывать свои чемоданы и, закрыв шкаф, подошла к окну. Перед глазами был знакомый пейзаж. Март в этом году выдался на редкость теплый и на лужайках уже распустились первые цветы. Армия садовников копошилась в саду, подстригая кусты и траву, и в воздухе пахло свежескошенной зеленью.

Она вздохнула. Весна была любимым временем года ее отца. Он любил повторять, что весна — это лучшее время для новых начинаний. Изольда долго и неподвижно смотрела на фонтан, у которого они с Кристианом танцевали. Возможно, отец был прав. Ей хотелось собрать обрывки своей прошлой жизни и выбросить в мусор, чтобы можно было начать все заново.

Маленькое королевство Мервиль только сейчас начало оправляться от потрясения, вызванного неожиданной смертью короля Фридриха. Но Изольда не верила, что когда-нибудь сможет полностью прийти в себя и забыть о душевной боли. Она еще раз глубоко вздохнула, и на оконном стекле образовалось запотевшее пятно.

Спасибо Богу за то, что он послал ей Кристиана.

Во время шумных публичных похорон и в течение всех безумных дней, которые последовали за ними, он был непоколебим, как скала. Ему самому очень трудно было перенести смерть Фридриха, потому что король заменял ему отца почти с самого детства, когда умер его собственный отец. Но, несмотря на это, Кристиан находил в себе силы заботиться о ней. Трагедия только укрепила их особую связь, и любовь Изольды стала сильнее, чем прежде.

И все же воспоминания об отце настойчиво продолжали преследовать ее. Она теперь была сиротой, но сиротой, которая уже достигла совершеннолетия, имела деньги, власть и престиж, доставшиеся ей за счет того, что она родилась в королевской семье. Однако ничто не могло облегчить ее боль.

Ее обычная беззаботность сменилась глубокой депрессией. Измученная слезами, Изольда потеряла всякий интерес к жизни. Она хорошо знала, что не сможет общаться с кем-либо, пока не залечит свою боль. Поэтому, спустя неделю после того, как были отданы погребальные почести ее скоропостижно скончавшемуся отцу и она выполнила свой долг члена скорбящей монархии, Изольда собрала чемоданы и отправилась в Швецию к бабушке по материнской линии Маргаритте фон Штакен.

В последний раз она виделась с Кристианом, когда он подвозил ее в аэропорт. Он поцеловал ее на прощание. И хотя этот поцелуй был полон надежд и обещаний, в нем была невыносимая горечь расставания. Они знали, как трудно им будет остаться друг без друга почти сразу после того, как они снова встретились.

И это, действительно, было так.

Изольда была уверена, что те деньги, которые они потратили на бесконечные телефонные разговоры, могли без труда покрыть национальные долги Мервиля. Но как она смогла бы пережить эту трагедию, не слыша его успокаивающего голоса, не зная о том, что происходит дома, и о том, что он по-прежнему любит ее?

Бабушка Маргаритта окутала ее самой трогательной заботой, помогая внучке справиться с болью утраты. Она часто беседовала с ней до поздней ночи и, утирая ей слезы, рассказывала, как король Фридрих гордился ею, когда она только родилась. Бабушка была очень мудрой женщиной, и, когда период самых трудных для Изольды переживаний закончился, она перестала нянчиться с нею. Спустя месяц она направила девушку на добровольную работу в детскую больницу, чтобы та могла увидеть, что беда может постичь как праведных, так и неправедных.

Изольда очень полюбила детей и в заботе о них нашла душевный покой. Ничто не могло так исцелить ее боли, как нежные ручки малышей, обвивающие ее шею. Постепенно ее жизнь обретала новый смысл. Бабушка Маргаритта бережно и заботливо вытолкнула ее из гнезда.

— Жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать впустую даже минуты, — пробормотала Изольда, стоя у окна. Она увидела вдалеке статую королевского коня, и внезапная радость охватила ее. Повернувшись, она бросилась к телефону и набрала номер.

— Алло, Кристиан? Я вернулась!

Кристиан отошел от телефона и с облегчением вздохнул. По его лицу скользнула улыбка. Она вернулась домой, и через час они встретятся. Он сможет обнять и поцеловать ее. Эти шесть месяцев тянулись вечность. Казалось, они были длиннее, чем предыдущие пять лет. Те пять лет, которые он провел, ожидая пока Изольда повзрослеет, были суровым испытанием его терпения. Но после того как он познал восторг поцелуя с ней, находиться на расстоянии от нее было подобно адским мучениям.

Ему не раз приходило в голову нагрянуть в дом ее бабушки, но он удерживал свой порыв, хорошо понимая, что Изольде нужно время, чтобы прийти в себя. И ему самому тоже.

Смерть Фридриха была для него невероятным потрясением. Он рано потерял своего отца, близкого друга короля, и Фридрих видел в нем сына, которого он так хотел иметь. Он был для Кристиана терпеливым наставником, внимательным слушателем и образцом мужских достоинств.

Кристиану мучительно недоставало его. Он скучал по нему почти так же, как по Изольде.

Он спустился вниз и протянул руку за пиджаком, когда услышал за спиной голос матери.

— Уже уходишь? Ты ведь только что вернулся домой.

— Прости, мама. Королевская семья попросила меня присутствовать у них на обеде сегодня.

— Тогда пора идти, — сказала она, проводя рукой по своим коротким, волнистым и все еще темным в ее пятьдесят два года волосам. Затем бегло осмотрела свой наряд. — Но мне нужно переодеться, — взволнованно добавила она.

— Мама, — сказал Кристиан, подавляя улыбку.

Шарлотта на мгновение остановилась.

— Ах, понимаю, меня не пригласили, — тяжело вздохнув, сказала она и уселась на диван.

Кристиан видел, что она обижена. Его мать всегда испытывала страстный интерес ко всему, что касалось аристократии. Тот факт, что после смерти своего влиятельного мужа она оказалась в более низких социальных слоях, немало огорчал ее. Она надеялась, что обед в королевском дворце мог бы возвысить ее в глазах друзей по клубу.

— Я уверен, что это была простая оплошность, — сказал Кристиан, желая ее успокоить.

— Я в этом не сомневаюсь, — грустно усмехнулась Шарлотта.

— Я передам им твой привет.

— Да, дорогой, сделай это, и не забудь сказать, что я выражаю глубокие соболезнования по поводу смерти Фридриха.

Сказав это, она подошла к зеркалу, висящему рядом с диваном, и принялась проверять, не размазалась ли тушь у нее под глазами и не сбилась ли помада в уголках губ.

— Кстати, — добавила она, закончив гримасничать, — когда ты вернешься? Мне нужно кое о чем поговорить с тобой.

— О чем?

— Это касается денег, — раздражаясь, сказала она. — Не могу поверить, но, похоже, у меня проблемы с кредитом. Я уверена, что они в банке ошиблись номером, и в результате я осталась почти без копейки. Ты можешь помочь мне решить эту проблему?

— Мама…

— Не смотри на меня так, Кристиан. Я была бережлива, как Гарпагон.

— Я проверю, в чем там дело, но мне кажется, что тебе не следовало бы устраивать такую показуху из своей жизни.

Шарлотта недовольно поморщилась.

— Интересно, как бы тогда я выглядела в глазах своих подруг?

В ее кругу деньги тратили так, будто они росли на деревьях.

— По всей вероятности, я смогу покрыть твои долги на этот раз. Но тебе все же придется перейти на бюджет.

— Бюджет? — удивилась Шарлотта.

— Да, — сказал Кристиан, направляясь к дверям, ведущим в обширное фойе особняка его матери. — Когда я вернусь, мы составим его для тебя.

Шарлотта проводила его до парадного входа.

— Принеси мне немного того баварского шоколада, который они подают на десерт, — крикнула она, наблюдая, как он садится в свой сверкающий «Пежо».

Кристиан помахал ей рукой и отъехал.

Изольда услышала, как хлопнула дверь машины Кристиана, и понеслась ему навстречу.

Он подхватил ее на руки и закружил, а потом долго целовал, как будто без поцелуев они не могли больше жить.

— Ты здесь! — купаясь в его нежности, прошептала она.

Она была так счастлива снова видеть и чувствовать Кристиана! Как она могла столько времени прожить без него? Бесконечно долго они стояли, наслаждаясь радостью снова быть вместе. Сгорая от нетерпения, Кристиан опять прильнул к ее губам, и этот поцелуй уже не был таким пылким. Теперь он целовал ее нежно и бережно, и она растворялась в блаженстве. Бывает ли в жизни что-то прекраснее любви?

Она гладила руками его грудь, плечи, потом, повиснув у него на шее, откинула назад голову, и он стал осыпать поцелуями ее шею. Они были так близки друг к другу, и все же ей хотелось быть еще ближе к нему. Но она знала, что это будет возможно только тогда, когда они будут связаны священными узами брака.

И она не сомневалась, что однажды это случится. Они были созданы друг для друга. Это было ясно с самого начала. Она закрыла глаза и представила себя в подвенечном платье. Она увидела, как они с Кристианом дают клятву любить друг друга до того момента, пока смерть не разлучит их.

Ее сестры будут продолжать скучные традиции королевского двора, а они с Кристианом переедут жить в его загородное поместье и там будут растить своих троих сыновей и голубоглазую дочурку. Конечно же, мальчики будут похожи на Кристиана и унаследуют эти милые ямочки у рта и на подбородке. У них у всех будут пышные, густые волосы, они все будут озорными и жизнерадостными. Они будут называть ее мамой.

— Изольда! — послышался голос Марии откуда-то с верхних этажей дворца.

Почему реальность всегда так грубо вторгалась в ее мечты? Изольда разочарованно уронила голову на плечо Кристиана.

— Сожалею, что помешала, — продолжала Мария.

— Не думаю, что ты сожалеешь об этом! — сердито прокричала ей в ответ Изольда.

С верхних этажей донесся смех ее сестер.

— Ну, что там у тебя? Говори побыстрее, — нахмурившись, продолжала Изольда.

— Бабушка Генриетта просит всех собраться перед обедом для особого сообщения. Привет, Кристиан! — Мария едва успела договорить, как снова захихикала.

Кристиан помахал ей рукой.

— Она просила, чтобы ты тоже присутствовал на этом собрании, Кристиан, — продолжала Мария. — Через пять минут все должны собраться в официальной столовой. Бабушка уже там и ждет всех.

Собрание в официальной столовой?

Это было серьезно. Изольда взглянула на Кристиана. Она была глубоко расстроена. Нельзя было ослушаться приказа бабушки Генриетты. А собрания в официальной столовой всегда означали бесконечно долгие обсуждения какой-нибудь ужасно нудной темы.

— Что ты на это скажешь? — спросила она, взяв его за руку. — Я знаю, ты не ожидал срочного собрания в первый день нашей встречи.

— Рядом с тобой я готов перенести любые собрания.

— Не уверена, что там будет обсуждаться что-то приятное.

Они первыми явились в сводчатый зал столовой и уселись на назначенные им места. Вскоре стали появляться и другие члены семьи. Войдя, они осторожно оглядывались и, наткнувшись взглядами на суровое лицо бабушки, сидящей в центре стола на стуле с высокой спинкой, поспешно находили свои места и молча рассаживались.

Огромный овальный стол был сервирован для обеда из многих блюд. Перед каждым из сидящих за столом лежало блюдо с гербом Берсераков, а по сторонам было расставлено множество хрустальных бокалов. Серебряные вилки и ножи в особом порядке лежали у каждого прибора. Было ясно, что каждому понадобится не один стакан вина, чтобы переварить то, что собиралась сообщить бабушка.

В зале повисла тишина, какая бывает, когда падает первый снег.

Все напряженно ждали, не осмеливаясь задавать вопросов. По выражению строгости на лице бабушки можно было заключить о серьезности предстоящего сообщения.

В свои семьдесят пять вдовствующая королева Генриетта была худой как палка. Ходили слухи, что она очень гордилась своей скелетоподобной фигурой и старалась подчеркнуть ее наряжаясь в обтягивающие талию и бедра дорогие одежды. Она презирала наличие даже самого незначительного количества плоти на костях, заявляя, что это является признаком отсутствия самоконтроля. Отсутствие самоконтроля было предметом ее ненависти. Ее крашеные волосы были коротко подстрижены, а глаза, похожие на осколки льда, блестели только тогда, когда она раздражалась.

Элоиза сидела одна. Она выглядела немного больной, как обычно и выглядят женщины на первых месяцах беременности. Кристиан не удивился отсутствию Вальтера. Почти сразу после свадьбы между молодоженами что-то не заладилось. В такой маленькой стране, как Мервиль, ничего не возможно было хранить в тайне. Браки и личные проблемы королевской семьи служили предметом обсуждений за оградой на дальнем дворе. Или, как в случае с матерью Кристиана, обсуждались в загородном клубе, где Шарлотта и ее «подружки» притворялись, что увлечены игрой в теннис.

Мария сидела напротив сестры, и, казалось, ей не терпится поскорее освободиться от семейных обязанностей и заняться личными делами.

Приемные дети короля Фридриха — Мишель, которому было двадцать шесть лет, и Натали, которой было двадцать два, — сидели рядом со своей сводной сестрой, четвертой дочерью короля по имени Сандрин. Их матерью была вторая жена Фридриха, Александра Деторвель. Четвертые роды оказались для Александры трагическими — не выжили ни она, ни ее новорожденный сын.

Последней вошла королева Кассия, третья жена короля, которая была на шестом месяце беременности. К сожалению, король умер слишком рано и уже не сможет порадоваться рождению своего последнего ребенка. Кассия устроила зрелище, достойное театральной сцены, когда, усаживаясь в кресло, вцепилась в руки слуг.

Усевшись, она обвела глазами присутствующих и стала барабанить пальцами по столу, будто упрекая их за то, что была вынуждена сидеть в таком неудобном кресле.

Наконец, после долгой паузы, во время которой царила полная тишина, бабушка Генриетта заговорила.

— Спасибо за то, что вы все нашли время и откликнулись на мою просьбу, — медленно проговорила она, и призрак улыбки скользнул по ее губам. — Как вам всем известно, — продолжала она, — после смерти моего сына многие вопросы, касающиеся законности, находятся в процессе завершения. Мы все до сих пор скорбим о его смерти, но наступило время рассмотреть некоторые очень важные проблемы. Это вопросы личного характера, касающиеся браков моего сына. Все, что мы сейчас будем здесь обсуждать, следует хранить в тайне. Надеюсь, всем это понятно?

Все разом кивнули, но никто не промолвил ни слова.

Кассия нахмурилась.

Кристиан нащупал под скатертью руку Изольды, крепко сжал ее и положил себе на колени. Она ответила ему благодарным пожатием. Ей будет нелегко выдержать все эти копания в личной жизни ее отца.

Королева Генриетта прокашлялась, сняла очки и уставилась куда-то в пространство, будто погрузилась в прошлое.

— Вы все знаете, что мой сын Фридрих был несколько раз женат, но вы, наверняка, не знаете, что до брака с вашей матерью Элеонорой Ван Рейн, — Генриетта сделала паузу и посмотрела на трех старших дочерей Фридриха, — он был уже однажды женат.

Элоиза и Мария переглянулись, а потом вместе посмотрели на Изольду.

— Когда Фридриху было восемнадцать, и он был коронованным принцем, он полюбил очень красивую семнадцатилетнюю американку по имени Мелисса Купер. Она приехала из Техаса в Мервиль со своим отцом Генри, который занимался здесь бизнесом. Мать Мелиссы умерла, и поэтому, не желая оставлять девушку одну, Генри забрал ее из школы и взял с собой на три месяца в Мервиль. Однако все дни напролет Генри был занят, по вечерам ему приходилось присутствовать на деловых обедах, и Мелисса большую часть времени проводила в одиночестве, исследуя Мервиль. Однажды, гуляя, она повстречала Фридриха, и молодые люди глубоко полюбили друг друга. Никакие разумные доводы, как со стороны короля Огюста, так и с моей стороны, не могли помешать им быть вместе.

Кристиан бросил короткий взгляд на Изольду, хорошо понимая чувства Фридриха.

— Итак, — продолжала Генриетта, — без нашего ведома они уехали во Францию и тайно поженились там. Разумеется, когда мы с Огюстом узнали об этом, мы были в шоке. Генри Купер принадлежал к бизнесменам среднего класса. То есть, у Мелиссы не было ни денег, ни социального положения.

Изольда прикусила губу, и Кристиан догадался, что она пытается скрыть свое огорчение. Для нее социальное положение ничего не значило, и это было одним из тех качеств, которые он ценил в ней.

Королева Генриетта надела очки и медленным, испытующим взглядом обвела лица присутствующих.

— Вскоре мы узнали, что дети решили пожениться, потому что Мелисса ждала ребенка.

Все присутствующие одновременно ахнули. Изольда раскрыла от удивления рот. Мария подняла брови и усмехнулась. Элоиза закрыла лицо руками. Приемные дети Фридриха Мишель и Натали застыли в молчании, поскольку король Фридрих не был их родным отцом, и новость не оказала на них сильного впечатления. Самая младшая дочь Фридриха Сандрин, которой было только двенадцать, просто пропустила сообщение мимо ушей.

Кассия, казалось, забыла о своих неудобствах и сосредоточенно уставилась на Генриетту.

Королева Генриетта поиграла кистями своей шали, затем громко перевела дыхание и продолжила:

— Поскольку Мервиль находился под угрозой присоединения к Кроненбургу, нам срочно нужно было что-то предпринимать, и мы надеялись устроить Фридриху политически выгодный брак. Фактически, от этого зависела наша свобода. У нас не было другого выбора. Генриетта замолчала, видимо, подыскивая подходящие слова, чтобы продолжить свой рассказ. Все настороженно ждали.

— Итак, — продолжала она, — мы с королем Огюстом решили, что будет лучше, если мы скажем им… — Она замолчала и дрожащей рукой стала снова теребить кисти своей шали. Видимо, ей было трудно говорить.

Напряжение в зале заметно усилилось. Официанты, вероятно, почувствовали это и, появившись из служебных дверей, стали разливать вино.

Преодолевая свои эмоции, королева Генриетта заставила себя вернуться к теме.

— Итак, мы убедили детей в том, что их брак не был законным, потому что Мелисса была несовершеннолетней и не получила разрешения от своего отца. Генри, плохо знакомый с нашими законами, не мог спорить с этим утверждением. Мы пытались избежать подписания акта о расторжении брака, поскольку они могли отказаться подписывать его. Кроме того, этот документ мог послужить доказательством легальности брака, и Мелисса со своим отцом могли воспользоваться этим. Тогда неизвестно, что могло бы произойти. Мой муж, король Огюст, сказал Генри, что в случае огласки этой скандальной истории он добьется его увольнения из корпорации. Бедняга Генри, который проработал в корпорации двадцать лет, был застигнут врасплох.

Внезапно туча заслонила солнце, и в зале потемнело.

— Итак, мы дали Генри значительную сумму денег и попросили его держать язык за зубами. Генри был очень консервативным человеком и не хотел разглашать «позор» своей дочери. Он взял деньги и согласился. Насколько нам известно, они вернулись в Техас и поселились где-то в глуши, на ранчо. С тех пор мы о них ничего не слышали.

Генриетта провела сухими, костлявыми пальцами по губам, размышляя над продолжением своего рассказа.

Изольда взглянула на Кристиана. Ее щеки были бледными, а глаза блестели. Он почувствовал, что она смотрит на него, и слегка пожал ее руку.

— Что ж, — снова начала говорить бабушка, выпрямляясь в кресле, — темная сторона этого события в том, что этот брак, фактически, так и не был расторгнут. Из этого следует, что все последующие браки Фридриха были, не действительными, а дети, рожденные от этих браков, считаются незаконнорожденными. Самым загадочным является то, что мы не знаем, мальчика или девочку родила Мелисса. Если это мальчик, и он до сих пор жив, то он является законным наследным принцем Мервиля.

4

— Причиной, которая заставила меня открыть вам эту тайну, является тот факт, что государство Мервиль — монархия, основанная на первородстве. Это, как вам известно, означает, что трон наследуют только мужчины. Если в семье нет наследника мужского пола, то Мервиль может попасть под власть соседнего государства Кроненбург, частью которого он был до семнадцатого века.

С выражением глубокой задумчивости на лице, Генриетта подалась вперед.

— В Кроненбурге есть группировка политиканов, которая снова готовит заговор против Мервиля. Это связано с экономикой. Вы знаете, что по территории нашего государства течет река, которая впадает в Северное море. Это единственный путь к Северному морю и для нас, и для Кроненбурга. Им надоело платить нам налоги за пользование этой рекой. После смерти Фридриха они составили план захвата не только реки, но и всего нашего государства.

Генриетта сделала очередную паузу и потерла руки.

— Эти люди представляют серьезную угрозу для свободы нашей нации. Они опасны. Ничто не остановит их перед поставленной целью, и поэтому нам необходимо объединиться и создать надежную защиту с наследником на троне, пока это все не зашло слишком далеко.

Повисла зловещая тишина. Никто не смел пошевельнуться. Кассия перестала барабанить пальцами по столу.

Изольда была в ужасе. Как она могла еще шесть месяцев назад вести такую беззаботную жизнь? Все ее интересы сводились только к тому, чтобы добиться любви Кристиана и съездить в Париж за покупками!

Теперь, казалось, вся ее жизнь сместилась со своей оси. Безопасность ее родины была под угрозой, у нее появился старший брат, которого она никогда не видела, и вдобавок… она, по всей вероятности, теперь считалась незаконнорожденной.

Солнце по-прежнему было скрыто за грозовыми облаками, и в зале царил таинственный полумрак. Изольда внезапно почувствовала, как ей неудобно сидеть на своем стуле, ее охватил страх замкнутого пространства. Ей отчаянно захотелось убежать куда-нибудь с Кристианом и разрыдаться от обиды на все эти несправедливости жизни.

— Нам известно, — продолжала королева Генриетта дрожащим голосом, — что заговорщики в Кроненбурге знают о том, что у нас нет наследника, и они уверены, что нам не удастся его найти.

Кассия не могла больше выдержать, что ее ни во что не ставят. От внезапной вспышки гнева ее лицо побагровело, вены на шее вздулись, и, неуклюже выбравшись из кресла, она, следом за своим большим животом, направилась к Генриетте.

— Мой ребенок унаследует трон! Это будет мальчик, и он — законнорожденный! Как вы все смеете игнорировать моего ребенка, который является последним даром Фридриха! Как вы можете пускаться на поиски какого-то сказочного наследника, который, возможно, никогда и не родился!

Гневные фразы, брошенные Кассией Генриетте, оставили королеву-мать по-прежнему невозмутимой.

— А как мы можем быть уверены, что у тебя родится именно мальчик? Это твой первый ребенок, и у тебя шансов — пятьдесят на пятьдесят. Я не могу доверить судьбу королевства случайности. Это ведь не рулетка. Кроме того, как мы можем быть уверены, что ребенок, которого ты носишь, был зачат от Фридриха? Твоя беременность длится столько же месяцев, сколько Фридриха нет в живых. Я нахожу это производство наследника в последнюю минуту подозрительно удобным.

Кассия затряслась и, схватившись рукой за свободное кресло, гневно сверкнула глазами.

— Ты пожалеешь об этом намеке, старуха, — сквозь зубы процедила она, и холодная усмешка скользнула по ее губам. — Ради истинного наследника Мервиля мне пора идти отдыхать.

Сказав это, она повернулась и вышла из зала.

Королева Генриетта жестом попросила слуг начать накрывать на стол, и, пока они сновали вокруг, подняла свой бокал, наполненный вином. Все сидящие за столом присоединились к ней и дружно отхлебнули из своих бокалов.

Готовясь сделать следующее заявление, королева промокнула губы тонкой льняной салфеткой.

— Я считаю, что пришло время провести подробное расследование и выяснить все о ребенке Фридриха и Мелиссы. Премьер-министр уже подыскал подходящего человека из королевской службы безопасности. Его имя Жан Смелзер. — Она сделала паузу, чтобы позволить присутствующим усвоить эту новость, а затем спросила: — У кого-нибудь есть вопросы?

Вопросов ни у кого не было. Все сидели, глубоко потрясенные сообщением бабушки, невидящими взглядами уставившись в пространство. Должно быть, каждый был погружен в мысли о том, как все эти новости повлияют на их личную жизнь.

Как только Изольда и Кристиан покинули уютную атмосферу дворца, Изольда почувствовала непреодолимую слабость. Благо, надежная рука Кристиана поддерживала ее. На западном горизонте висели тяжелые дождевые тучи, воздух был насыщен влагой. Она надеялась, что за последние шесть месяцев выплакала все свои слезы, но теперь новые слезы душили ее. Не в силах сдерживать их, она тихо заплакала.

Кристиан притянул ее руку к своим губам и стал целовать ладошку. Так они молча шли, и она боялась заговорить, потому что могла разрыдаться, и тогда трудно было бы остановить ее рыдания. Она шла, потупив взгляд, и моргала, наблюдая, как падают слезинки, повисшие у нее на ресницах.

Они шли через цветущий сад, мимо фонтана со статуей королевского коня, теплиц, открытых и застекленных беседок… Кристиан выглядел сильным и мужественным. Он всегда казался спокойным и уверенным в себе, способным пройти сквозь самую яростную бурю жизни и остаться непоколебимым. Изольда не уставала поражаться этим его качествам. Она мельком глянула на его сильную, большую руку, обхватившую ее ручку, и почувствовала прилив сил.

Кристиан и Изольда шли теперь по тропинке, посыпанной гравием, которая пересекала лужайку и вела к королевским конюшням. Из леса, окаймляющего лужайку, доносился веселый птичий щебет. С соседних ферм слышалось мычание коров, которых гнали с пастбищ в загоны.

Идя рядом с Кристианом, Изольда ощущала, как в его присутствии она успокаивается. Впервые за долгое время она чувствовала себя в полной безопасности. Ей казалось, что рядом с ним она сможет пережить любые трудности. С ним она пройдет через любые препятствия, которые жизнь уготовила на ее пути. Словно прочитав ее мысли, Кристиан наклонился и нежно поцеловал девушку в висок. Любовь и благодарность затопили ее сердце.

Впереди все четче вырисовывались очертания конюшен. С раннего детства конюшни были ее любимым местом. Для нее они означали свободу. Она очень рано научилась ездить на лошадях, и уже в возрасте одиннадцати-двенадцати лет участвовала и побеждала в престижных соревнованиях. Сидя на лошади, она чувствовала себя так же удобно, как в кресле-качалке, и поэтому теперь, когда в ее душе царило смятение, она бессознательно потянула сюда Кристиана.

Они вошли в помещение главной конюшни и направились по широкому проходу. Несмотря на то, что через окна и двери в конюшню падал дневной свет, в проходе горела лампочка. В загоне несколько конюхов работали с лошадьми, и поэтому никто не заметил их появления.

Острый запах лошадиного пота и сладкий — свежего сена смешивались с запахом старого дерева и пыли, повисшей в воздухе. Изольда закрыла глаза и сделала глубокий вдох, представляя себе, что вдыхает запах средневековья, исходящий от древних стен конюшни.

Она стояла, внимательно прислушиваясь к топтанию лошадей и их нетерпеливому храпу, и невольно вспоминала о тех далеких временах, когда королевству Мервиль приходилось отстаивать свою свободу.

Следом за воспоминаниями исторических событий, о которых она знала только по рассказам, последовали мирные воспоминания из ее жизни. Ей показалось, что она слышит низкий смех своего отца, радостное ржание нетерпеливого коня и свист ветра, когда они с папой неслись по широкому лугу навстречу горизонту.

Изольда взяла Кристиана за руку и повела к стойлу отцовского коня по имени Королевский Золотой. Почуяв приближение посетителей, конь высунул голову из стойла и приветливо заржал. Его уши радостно подергивались, ноздри широко раздувались, он топтался, глядя на них умными глазами. Изольда склонила голову к шее коня и облегченно вздохнула. Она всегда находила здесь покой.

— Привет, красавчик! Разве ты не хочешь поцеловать меня?

Королевский Золотой стал трепать губами ее щеку и довольно храпеть, а после всех этих сентиментальностей, которые творческое воображение могло принять за поцелуй, бросил на Кристиана взгляд соперника.

— Мне следует ревновать, как я понимаю? — спросил удивленный Кристиан.

Она застенчиво улыбнулась и, протянув руку, достала из ведра морковку.

— Теперь он мой. Ни одна из моих сестер не проявила интереса к нему. Папа знал, что я полюбила его с тех пор, когда он был еще жеребенком.

— Красивый конь, — сказал Кристиан и стал поглаживать Королевского Золотого.

Изольда кормила коня морковкой и чувствовала, как Кристиан смотрит на нее. Слегка смутившись откровенностью его взгляда, она попыталась сменить тему.

— Я очень сожалею о том, что тебе пришлось присутствовать при той сцене в столовой, — сказала она и, резко повернувшись, отправилась в подсобное помещение за щетками.

Хорошо, что он не видел, как от смущения зарделись ее щеки.

— Если бы я знала, что бабушка собирается перебирать грязное белье за обеденным столом, я бы не пригласила тебя сегодня на обед — продолжала она, выбирая щетки для себя и Кристиана.

— Изольда, я всегда считал твоего отца родным человеком. Сколько я себя помню, он относился ко мне так, будто я был частью его жизни, его семьи. А в каждой семье бывают как хорошие, так и плохие времена.

— Да, скелеты иногда вылетают из стенных шкафов, не соблюдая расписания полетов.

Она сунула в руку Кристиана щетку и тут же принялась расчесывать гриву коня. Кристиан пожал плечами.

— Должен признаться, что сегодня я узнал кое-что новое о твоей семье.

— Я тоже, — сказала она, и ее губы скривились в печальной улыбке. Она прислонилась щекой к боку коня и добавила:

— Удивляюсь, почему отец никому из нас не рассказал о Мелиссе…

Кристиан на мгновение перестал чистить спину коня и пожал плечами.

— Это было очень давно. По-видимому, он считал, что рассказывать об этом будет неуместным.

— Неуместным? — удивилась она. — Кристиан, ведь у них был ребенок! Я считаю, что упомянуть об этом было бы очень уместным.

Королевский Золотой, фыркая и храпя, тыкался носом в волосы Кристиана. Кристиан потрепал его по морде и принялся снова расчесывать.

— Как король, твой отец находился в очень рискованном положении. Иногда даже намек на скандал способен нанести такой маленькой стране, как наша, непоправимый ущерб.

— Да, но ведь мы — члены его семьи. Я бы хотела узнать прежде сегодняшнего дня, что у меня есть еще один брат или сестра. Более того, он или она должны быть сейчас… — Она нахмурила лоб, пытаясь сделать мысленный подсчет, — почти одного возраста с тобой.

— А я уже довольно старый.

Она искоса посмотрела на него.

— Кристиан, я пытаюсь быть серьезной, — горячо проговорила она. — Надеюсь, ты не успел завести себе несколько жен и детей, которые однажды начнут появляться откуда-нибудь из-за угла?

Кристиан сделал шаг и, обхватив ее руками, начал раскачивать.

— Ни жен, ни, тем более, детей, я пока не завел. Хотя мог бы заняться этим прямо сейчас, если бы ты была в подходящем настроении.

Он стал водить носом по ее шее, и она почувствовала, как приятные волны прокатились по телу.

Не в силах сдержать себя, она рассмеялась.

— Ты невыносим, — сказала она, уставившись в его синие, завораживающие глаза, и почувствовала, что начинает слабеть.

— Так жаль папу, — шепотом добавила она.

— Почему?

— Иметь это и… потерять.

— Мы не допустим этого.

— Обещаешь?

Он нежно притянул ее поближе и поцеловал.

— Обещаю.

— Не понимаю, как он мог жениться на моей матери, не зная, что случилось с его первой любовью и первым ребенком.

— Они жили в более сложные времена. Он должен был выполнить свой долг и посадить наследника на трон.

— Мне кажется, что это и послужило причиной его развода с моей матерью, хотя мы никогда не узнаем правду, потому что они оба теперь мертвы, — задумчиво проговорила она.

Они на миг замолчали, и по глазам девушки Кристиан видел, что ее не оставляют мысли об отце.

— И все же, — продолжала она, — произвести на свет трех дочерей было не очень благоприятным началом выполнения королевской миссии.

— Да, но, насколько мне известно, он беззаветно любил вас и окружал заботой, — проникновенно сказал Кристиан.

— Это правда. Хотя я не уверена, что он когда-либо по-настоящему любил мою мать. Она была слишком энергичной и необузданной.

— Как ты?

Смущенная улыбка скользнула по ее губам.

— Хуже меня, — сказала она, покачав головой. — Она хотела быть борцом за свободу, пожарником и тореадором. Она была женщиной, внушающей восхищение и трепет. Но ей не следовало становиться матерью. Она погибла, ныряя с аквалангом где-то недалеко от Большого Рифа во время одного из своих бесконечных походов.

— Фридрих никогда не рассказывал мне об этом.

— Мне кажется, из чувства вины. Их развод был несколько болезненным.

— И все же ты унаследовала ее спонтанность.

Изольда склонила голову к плечу и, усмехнувшись, бросила на него короткий взгляд.

— К сожалению, это правда, — покорно согласилась она.

Ее руки, лежавшие на его плечах, внезапно переместились к нему на грудь. Ей нестерпимо хотелось расстегнуть пуговицы на его рубашке и убедиться, что его грудь была такой же гладкой и упругой, какой она представляла ее в своих мечтах. Но пересилив этот внезапный импульс, она резко отвернулась и принялась усердно расчесывать гриву коня.

Кристиан тоже вернулся к работе.

— Знаешь, — сказал он, возвращаясь к теме их разговора, — даже в наши дни браки по расчету случаются не так уж редко. Возможно, твоя мать была нужна ему для заключения политического альянса, но он не любил ее.

— Да, с этой же целью он женился и на Александре Деторвель.

Кристиан повернул голову.

— Я думаю, что к Александре он испытывал некоторое сострадание, потому что она была вдовой его старого друга. И все же, политические цели учитывались прежде всего.

— Это все так грустно, — тяжело выдыхая, сказала она.

Ей не хотелось вспоминать о том, как ее отец развелся с матерью и женился на Александре, происходившей из древнего русского рода. Когда это произошло, Изольде было всего три года.

— Я уверена, — продолжала она, аккуратно расчесывая гриву коня, — что отцу было нестерпимо жаль Александру и ее детей, Мишеля и Натали. Бедная Александра, она так отчаянно надеялась, что родит отцу сына.

— И это явилось причиной ее смерти?

— Наверное. Ее первый ребенок, который появился от брака с отцом, был мальчиком, но он родился мертвым. Это повергло ее в глубокое отчаяние. Потом, когда появилась Сандрин, она была потрясена и разочарована. К пятым родам она уже совсем обессилела, поэтому и она, и мальчик, которого она родила последним, умерли с разницей в один час. Я не уверена даже, что она узнала, что это был мальчик.

Глубоко тронутый этой грустной историей, Кристиан с сочувствием посмотрел на Изольду. Его взгляд говорил о той безусловной любви, которая была способна преодолеть их положения и разницу возрастов. Изольда знала, что сила этой любви поможет им пройти через все трудности. Может быть даже, эта любовь не позволит им постареть и стать немощными, седыми и сморщенными…

К этой волнующей и сладкой любви она стремилась всю свою жизнь. Это была та любовь, которую однажды в юности посчастливилось испытать ее отцу.

— Папа чувствовал себя виновным в смерти Александры. Думаю, это мучительное чувство вины и кризис среднего возраста и привели его к Кассии. — Она грустно усмехнулась. — Не могу представить, что еще могло заставить его закрыть глаза на ее недостатки.

— Красивая женщина способна вовлечь мужчину в круг самых разнообразных проблем. — Сказав это, он посмотрел на Изольду и подмигнул ей.

Она ответила ему лукавой улыбкой.

— И все же, — продолжала она, — это очень трагическая история. Я почти уверена, что папа, после того как потерял Мелиссу, так никогда и не встретил истинной любви. Интересно, что было с ней после этого? Что случилось с ее ребенком?

Кристиан молча развел руками и направился в подсобное помещение. Оттуда он вернулся с седлом, уздечкой и покрывалом для седла. Он подошел к коню и стал прилаживать седло. Казалось, в конюшне он чувствует себя так же свободно, как и в бальном зале. Изольда наблюдала, как его ловкие пальцы затягивают ремни на животе коня. Она любовалась каждым движением его сильного, мускулистого тела, обтянутого спортивной рубашкой. Он был красивым и мужественным. Она представила себе, каким он станет с возрастом: его волосы будут подернуты тонкими нитями серебра, а в уголках глаз появятся крошечные лучики морщинок. И от этого он не станет менее привлекательным.

У Кристиана было много общего с ее отцом. Он так же страстно любит жизнь. Он обладает таким же мягким и решительным характером. Он почти такого же роста, как был ее отец. Изольда была уверена, что отец был бы счастлив, если бы Кристиан стал его зятем.

От внезапно нахлынувших воспоминаний у нее на глазах заблестели слезы, горячий комок подкатил к горлу. Кристиан, будто читая ее мысли, быстро вскочил на коня и протянул ей руку.

— Забирайся ко мне, — сказал он. — Давай немного развеемся.

Она, не долго думая, вставила ногу в стремя и в мгновение ока оказалась сидящей впереди него.

Жан Смелзер находился в своей просторной квартире в столице Мервиля. Он только что повесил трубку телефона и уселся на край кровати. Ему позвонил офицер из Интерпола и сообщил некоторые сведения, позволяющие составить более ясную картину дела.

Он сделал копию брачного сертификата, полученного по почте, и приложил ее к копии небольшой, поблекшей, газетной заметки тридцатитрехлетней давности, скромно оповещающей о браке Фридриха Берсерака с Мелиссой Купер.

Жан задумался. Возможно, Фридрих хорошо заплатил клеркам, чтобы заставить их держать язык за зубами, потому что новость о свадьбе коронованного принца Мервиля должна была украсить первую страницу газеты, а не теряться где-то в многочисленных колонках, сообщавших о разном.

«Семнадцатилетняя Мелисса Купер, студентка из Техаса, и восемнадцатилетний Фридрих Берсерак, студент из Мервиля, сочетались гражданским браком 22 июля 1935 года».

Фотографии в газете не было, и Жан представил себе молодоженов с детскими невинными лицами. Невидящим взглядом он уставился на акварельную картинку с видом Эйфелевой башни, висевшую на стене, и задумался о судьбе этой женщины и ее малыша.

В какой-то степени он сочувствовал этому ребенку. Он хорошо знал, что значит потерять родителя в раннем возрасте. Этот королевский ребенок потерял своего отца, а он, Жан, потерял мать, почти сразу же после того, как родился.

Жан тяжело вздохнул. Дело, за которое он взялся, возглавив службу безопасности Мервиля, было еще совсем сырым, но у него уже были кое-какие наметки.

Он снял трубку телефона, чтобы позвонить своему отцу и рассказать ему о том, что работает над большим и престижным делом. Он знал, что тот будет гордиться им. Но тут он вспомнил, что в Техасе сейчас раннее утро и что жена его отца еще дома. Мысль о ней заставила Жана положить трубку на место. Кристина никогда не любила его, и он предполагал, что это все из-за того, что он похож на свою мать. Из-за неприязни и недоверия мачехи мальчик рос и воспитывался в пансионах. Даже теперь, по возможности, он избегал контакта с ней. Кристина всегда пыталась показать, что он не имеет ни малейшего отношения к «их семье». Даже французское имя, которое успела дать ему мать, страстная любительница всего французского, вменялось ему в вину. Он вспомнил, как мачеха обрадовалась, когда он после окончания юридического факультета и недолгой работы в американской полиции перешел, по особому приглашению, на работу сначала в европейское отделение Интерпола, а потом в одно частное сыскное агентство в Париже. Он, будучи уже взрослым человеком, к тому же весьма удачливым, почти знаменитым сыщиком, все еще казался ей угрозой ее семейному счастью…

Что за жизнь! Ему тридцать два, вот и виски уже чуть-чуть поседели, а он по-прежнему не может толком устроить свои семейные отношения. И собственной семьи пока не завел. Жан подумал, что может вспомнить только одну девушку, которая по-настоящему ему понравилась, затронула его сердце. Он познакомился с ней мельком, во время расследования одного громкого дела. Жан заметил тогда, что и он не оставил ее равнодушной. Но времени для встреч так и не нашел.

Всегда в его жизни главной была работа, точнее — жаркое желание повсюду утверждать справедливость. Не только правосудие, в его юридическом смысле, но справедливость, как учил его отец, сам бывший полицейский. Из-за этого в начале карьеры у него были некоторые сложности.

Кстати, вспомнил он, та девушка, чудесное видение из прошлого, была как раз из Мервиля… Он решил, что позвонит отцу вечером, когда Кристина пойдет спать.

Королевский Золотой легким, уверенным галопом нес своих седоков по посыпанной гравием дорожке, ведущей от конюшен. Клонящееся к закату солнце проглянуло сквозь разрыв в серых грозовых облаках, и над смутными очертаниями дальнего леса появилась сияющая радуга. Ветер развевал волосы Изольды и закидывал их на плечи Кристиана, который крепко прижимал ее к себе.

Когда они приблизились к кромке леса, Кристиан придержал поводья, и Изольда догадалась, что он собирается везти ее к озерцу, у которого они когда-то встретились. Она оглянулась и с улыбкой посмотрела на него. Прошли годы, но, казалось, ничего не изменилось. Даже погода была такой же. Воздух был насыщен электричеством. Вдалеке за холмами прогремел раскат грома, и на землю стали падать крупные редкие теплые капли.

В любую минуту мог разразиться ливень. Поток дождя и эмоций.

Не говоря ни слова, Кристиан помог Изольде сойти с коня. Потом соскочил сам и принялся привязывать коня к дереву. Когда он обернулся и поднял глаза, то увидел ее стоявшей на скале, как тогда… Она сбросила туфли и жакет и осталась в одном платьице. Ему показалось, что небеса послали на землю ангела. В лучах солнца ее волосы горели, сквозь тонкую ткань юбки просвечивались длинные, стройные ноги.

Ему казалось, что время обернулось вспять, только теперь Изольда была вполне зрелой женщиной. Он стоял, не двигаясь, не в силах оторвать от нее взгляд. В его душе пылал огонь. Она медленно повернула голову, и их глаза встретились.

По ее лицу он знал все, о чем она думает. Неожиданно она повернулась и, проделав в воздухе изящную дугу, нырнула. На этот раз она вынырнула очень быстро и, встряхнув головой, посмотрела на него. Кристиан заметил, что теперь в ее глазах не было той беззаботности, которая очаровала его тогда, пять лет назад, и чувство горечи сдавило ему горло.

Сбросив рубашку, он вошел в воду, притянул ее к себе и стал пальцами стирать капли воды — или слез? — с ее щек и губ.

— Не стоит так переживать, — прошептал он. Она положила руки ему на плечи.

— Я даже не знаю, кто я теперь.

— А я знаю.

— Тогда скажи.

— Ты моя вторая половина.

Изольда прикрыла глаза, и он почувствовал ее дыхание на своей щеке.

— Все образуется, — сказал он и внезапно испугался за то, что его голос прозвучал не достаточно уверенно.

Он наклонился и крепко поцеловал ее.

Мокрая и продрогшая, Изольда сидела на коне, прижимаясь к Кристиану, когда они направлялись к конюшням. Она чувствовала тепло его груди и, время от времени, поворачиваясь к нему, заглядывала в его глаза. Они обменивались легкими, но уверенными улыбками, какими обмениваются влюбленные после того, как занимались любовью. Однако они не смогли позволить себе этого.

В моменты самого безудержного возбуждения им казалось, что они слышат голос короля Фридриха, который предупреждал их и советовал им придерживаться законов королевской этики и морали. Фридрих должен был гордиться ими даже теперь, когда его уже не было.

Кристиан смолоду научился владеть своими чувствами, и сила воли помогала ему отстраниться от Изольды в тот момент, когда, казалось, он уже не способен управлять собой. Это было так же мучительно для него, как и для нее.

Изольда только разочарованно вздыхала. Она никогда не слушалась своего отца, но по глазам Кристиана понимала, что для него это было очень важно. В их отношениях все должно быть совершенно.

Она верила, что ждать осталось не долго, что совсем скоро они станут мужем и женой и тогда смогут проводить целые дни в постели. От этих мыслей она задрожала, и Кристиан, решив, что она замерзла, еще крепче прижал ее к себе и поцеловал в шею.

— Скоро мы будем дома, — прошептал он ей на ухо.

Они добрались до конюшен, поставили коня в стойло и помчались во дворец. Прошмыгнув через вход для слуг, влюбленные оказались в кухне. Там, переодевшись в махровые халаты, принесенные служанкой, они обшарили кастрюли в поисках остатков еды, в то время как слуги развешивали их одежду для просушки.

Они старались вести себя непринужденно, обмениваясь общими фразами и рассчитывая на то, что никто не заметит их отношений. Но Изольда сомневалась, насколько им это удавалось. В отражениях больших кухонных стекол она видела, как рабочие кухни украдкой обменивались понимающими взглядами и беглыми улыбками. Несомненно, утром по дворцу разлетятся новые слухи, но ее это не заботило. Рано или поздно мир узнает о том, что маленькая Изольда уже совсем выросла и безумно влюбилась.

— Я не хочу, чтобы ты уходил, — бормотала она, стоя с ним у дверей служебного входа.

— Я тоже, — ответил он, — но мне кажется, что мы подбросили им достаточно информации для размышлений на одну ночь.

— Ты заметил, как поварихи шептались, пока мы ели? — спросила она, проглатывая комок, подкативший к горлу.

— Нет, но кое-кто из них смотрит на нас сейчас. Либо они следят за нами, либо получают удовольствие оттого, что стоят, приклеившись лицами к стеклу.

Она рассмеялась.

— Тише, не смотри, а то они узнают о том, что мы видим их, — таинственно прошептал он.

— Что же нам делать? — спросила она. — Наши камеристки, моя и сестер, наверняка тоже уже вовсю чешут языками… Не знаю, как моя Сильви, но уж Барбара наверняка. Так что же делать?

— Все зависит от того, какие мысли ты хочешь вложить в их головы.

— А из чего мне выбирать?

Он поднял глаза к небу и потер подбородок.

— Мы можем пожать друг другу руки, и затем я по-приятельски похлопаю тебя по плечу.

— Нет, это скучно, — протянула она, выпячивая нижнюю губу.

— Тогда я могу попытаться поцеловать тебя, а ты дашь мне пощечину, — предложил он.

— Гораздо интереснее, но я не умею драться. Кристиан вздохнул.

— Хорошо. Мы можем подойти к моей машине и спрятаться за ней. Там я смогу поцеловать тебя на прощание. А они пусть строят догадки.

Она слегка прикрыла глаза.

— Я выбираю последнее, — пробормотала она, предвкушая его прощальный поцелуй.

Кристиану было невыносимо трудно расставаться с ней. Если бы он не опасался, что их поймает наблюдательный глаз камеры безопасности, он бы не скоро выпустил ее из своих объятий.

В такие моменты он жалел о том, что она была из королевской семьи, и думал, что было бы лучше, если бы она была простой крестьянкой, как ему показалось при их первой встрече, когда ей было шестнадцать. Тогда никого бы не заботило, чем она занимается. Она могла бы быть с тем, с кем хочет, не задумываясь над каждым своим жестом и словом и над тем, какое влияние они окажут на весь народ.

Он сел в машину и, выезжая на круг, оглянулся и помахал ей рукой. Ему так хотелось, чтобы она сейчас запрыгнула к нему в машину и они сбежали. Они бы навсегда покинули Мервиль и зажили бы свободной, независимой жизнью. Наверняка, даже живя в бедности, они были бы намного счастливее, потому что им не нужно было бы следовать идиотскому уставу королевской семьи.

Кристиан сочувствовал Фридриху и Мелиссе. Мысль о том, чтобы разорвать связи с системой, была очень соблазнительной, но не реальной. Их жизнь принадлежала Мервилю. Что ж, придется потерпеть. Скоро они поженятся, и будут жить вместе. Всегда.

Вспышка молнии рассекла темное небо. Прокатился гулкий раскат грома, и внезапно полил сильный дождь. Кристиан включил дворники и, прищурившись, стал всматриваться в дорогу.

Следуя правилам приличия, они заключат помолвку, а через шесть месяцев поженятся. А пока ему придется терпеть наблюдение охраны и довольствоваться короткими, тайными мгновениями близости с любимой.

Он доехал до перекрестка, от которого одна дорога вела к его дому, а другая — к дому его матери. Он провел рукой по лицу, устало вздохнул и свернул к дому матери. Он знал, что Шарлотта с нетерпением ждет новостей с обеда во дворце, готовясь посмаковать лакомые кусочки королевских сплетен.

Все окна особняка Шарлотты были ярко освещены. Кристиан припарковал машину, обдумывая, как лучше преподнести ей букет новостей.

Пока Шарлотта наливала в бокалы бренди, Кристиан уселся на диване у огромного камина и позволил своему взгляду рассеянно блуждать по сторонам. Казалось, в этой, когда-то просторной комнате, был собран хлам со всего мира. Повсюду были расставлены дорогие полки, заваленные старинными безделушками и коллекциями, которые должны были произвести впечатление на посетителей, заявляя о вкусе и богатстве Шарлотты. Каждый сантиметр комнаты был заполнен чем-то: на стенах висели картины, на столах стояли дорогие вазы, на полу лежали ковры.

Кристиан заметил несколько новых предметов, приобретенных матерью, и усмехнулся. Он сомневался, что она когда-нибудь научится контролировать свою страсть к приобретению всего этого барахла. Скорее она полностью обанкротится, чем расстанется со своими сокровищами. Мысль о том, что ему придется провести вечер, занимаясь ее банковскими счетами, вызвала у него головную боль.

За окнами завывал ветер, и дождь барабанил по стеклам. Кристиан закрыл глаза и погрузился в сладкие мысли о своей принцессе. Резкий голос Шарлотты вернул его в реальный мир.

— Итак, ты собираешься сидеть там словно чучело бобра или наконец расскажешь мне, что происходило сегодня во дворце?

Он взял стакан, который она подсунула ему под нос, и вздохнул.

— Скажи, что ты хочешь узнать, — вяло проговорил он.

— Все! — сказала она, прищурив глаза. — Но прежде всего мне интересно, почему они пригласили тебя на обед теперь, когда Фридриха больше нет в живых? Ведь ты ни с кем из них не завязал близких отношений.

— Это так, — ответил Кристиан и усмехнулся. Поскольку его отношения с Изольдой были все еще слишком личными, он не считал нужным рассказывать о них кому-либо и прежде всего своей матери, которая вечно вмешивалась не в свои дела. Поэтому он решил побаловать ее той информацией, которая, в любом случае, через неделю станет публичным достоянием.

— Возможно, они пригласили меня потому, что у меня есть дела с Кроненбургом.

Шарлотта уставилась на сына с выражением недоумения на лице.

— А при чем здесь Кроненбург?

— Сейчас узнаешь, — сказал Кристиан, делая глоток из своего бокала. — После смерти Фридриха в Кроненбурге появилась группировка, которая пытается добиться присоединения Мервиля к Кроненбургу. Генриетта хотела знать, что мне известно о политическом климате в Кроненбурге и о тонкостях переговоров с представителями их правительства. Шарлотта склонилась над своим стаканом. Ясно было, что она ждала новостей другого рода.

— Зачем нам беспокоиться о Кроненбурге? Мы отделились много веков назад. Откуда вся эта бессмысленная тревога?

— Дело в том, что в Мервиле пока нет наследника, — сказал Кристиан, надеясь погасить пламя любопытства, охватившее его мать. — Но возможно, что у Фридриха есть еще один ребенок. Они надеются, что это мальчик. Он примерно моего возраста. Если они найдут его, он станет кронпринцем и королем.

Шарлотта с трудом проглотила слюну и крепко сжала губы.

— Не забывай, что Мервиль монархия, власть в которой всегда передавалась по мужской линии. Кроме ребенка, которого ждет Кассия, нашей единственной надеждой остается этот первый сын Фридриха. Никто не уверен, что Фридрих приходится отцом ребенку Кассии, поэтому Генриетта настаивает на том, чтобы найти утерянного наследника.

Шарлотта застыла, неподвижно глядя перед собой, в то время как ее мозг судорожно обрабатывал эту информацию. Наконец она провела языком по пересохшим губам и с трудом пробормотала:

— Найти утерянного наследника?

— Да, и с этой целью они поручили вести расследование новому начальнику службы безопасности Мервиля.

Шарлотта уставилась на Кристиана, но перед ее глазами мелькали образы из ее памяти.

Ее дыхание стало поверхностным, и она не заметила, как перекосился стакан в ее руке и несколько капель бренди пролилось ей на колени.

— Этот наследник… Ты говоришь, что они хотят сделать его кронпринцем и королем? — пробормотала она.

— Да. Кажется, девушку, на которой женился Фридрих, звали…

— Мелисса.

— Да! Верно! Но откуда ты знаешь? — Кристиан удивленно посмотрел на свою мать.

Шарлотта попыталась что-то сказать, но смогла издать только странные, гортанные звуки, как будто у нее был приступ удушья. Кристиан взял из ее рук стакан и поставил его на столик. Он видел, как его мать затряслась, и над ее верхней губой выступили капельки пота.

— Мама, что с тобой? — испуганно спросил он.

Шарлотта приложила руки к щекам, из ее глаз покатились слезы.

— Я не хотела говорить тебе этого, — с трудом выговорила она.

Снаружи послышались раскаты грома, и яркая молния озарила комнату. Внезапно погас свет. Мрачные предчувствия охватили Кристиана, когда при мерцающем свете камина он увидел выражение муки на лице матери.

— Чего не хотела говорить? — спросил он, уже уверенный в том, что не хотел бы знать ответа.

5

Шарлотта вцепилась ему в руку, ее рот жадно хватал воздух. Кристиан хорошо знал, что его мать способна в любой момент разыграть драму не хуже любой провинциальной актрисы, но сейчас выражение ее лица и застывший взгляд заставили его насторожиться.

Снаружи бушевала гроза. Он освободил руки от захвата Шарлотты и потянулся через стол, чтобы взять спички и свечи.

Ветер свистел в старинных оконных рамах, и гром, словно рокот землетрясения, заставлял дрожать декоративные тарелки, громоздившиеся на каминной решетке.

Кристиан выглянул в окно и увидел озаренные вспышкой молнии деревья, которые размахивали изогнутыми ветками, похожими на костлявые пальцы мрачного жнеца. Он провел рукой по подбородку. То, что его мать собиралась сообщить ему, несомненно, было бурей в стакане воды, а точнее, какими-то мелкими сплетнями из теннисного клуба, которые не имели к нему никакого отношения.

Кристиан решил, что как только появится электричество, он займется финансовыми делами матери и попытается наконец навести порядок в ее счетах. Он наполнил стаканы бренди и, протягивая один Шарлотте, сказал:

— Мама, постарайся расслабиться, это всего лишь гроза. А электричество скоро включат.

— Если бы все было так просто, — слабым голосом проговорила она, бросив на него странный взгляд.

Она сделала большой глоток из своего стакана и, почувствовав, как обжигающий напиток скользнул по горлу, вздрогнула и поморщилась.

— Я не говорила тебе этого, потому что считала, что так будет лучше для тебя.

Прекрасно. Наконец она решилась. Сейчас расскажет, что купила участок с видом на океан в Антарктиде, или что-нибудь в этом роде. Кристиан решил набраться терпения. Он плюхнулся в кресло и, скрестив ноги, положил их на кушетку, а потом откинулся и прикрыл глаза. Похоже, придется еще подождать. Наконец Шарлотта приложила дрожащие пальцы к губам и заговорила приглушенным голосом:

— Я должна была сделать это. Я должна была защитить и его, и ее, и всех.

— Кого «его, ее и всех»?

— Я присутствовала при их бракосочетании. Это все правда.

— На каком бракосочетании? Неясное предчувствие снова охватило его.

— Она была беременна. Ее отец был в бешенстве. Он был простым работягой, никем. Родители Фридриха были в ужасе. Никто не мог ничего поделать. Она тайком родила ребенка и отдала его…

— Мама, может, ты расскажешь все по порядку и объяснишь, о ком идет речь?

— Она отдала ребенка бездетной паре. Они отчаянно хотели завести ребенка.

Послышался резкий раскат грома.

— Мы с отцом были этой парой, — добавила она.

— О чем ты говоришь?

— О тебе.

Кристиан сидел, не шелохнувшись.

— О тебе! — выкрикнула Шарлотта и, закрыв лицо руками, разрыдалась. — Ты — тот ребенок!

Он уставился на нее, пытаясь уловить смысл в ее беспорядочных словах.

— Ты хочешь сказать, что я не твой сын? Они смотрели друг другу в глаза. Наконец, не в силах выдержать напряжения, она поставила локти на ручки кресла и уткнулась лицом в складки рукава.

— Ты всегда будешь моим сыном! Просто ты, Мелисса и Фридрих… Я всегда хотела иметь ребенка, а у нее… У нее не было другого выхода. Она была американкой, она была слишком молода… Слишком много было поставлено на карту… Репутация кронпринца, будущее монархии…

— Мама, если ты разыгрываешь меня, то это не смешно.

— Кристиан, мальчик мой, ничего никогда не было для меня более серьезным. У меня есть доказательство… — продолжала бормотать она. — Я могу сделать несколько телефонных звонков, и утром мы получим эти документы.

Ее глаза блестели, а губы беззвучно шевелились. Кристиан посмотрел на нее, сузив глаза.

— Почему ты не рассказывала мне об этом раньше?

— Я вообще не хотела говорить тебе об этом. Мы с отцом любили тебя как родного сына. Ничего не было важнее для нас, чем твое счастье. Если бы мы рассказали тебе о том, как королевская семья отвергла тебя, это могло тяжело травмировать тебя уже в детстве.

Кристиан вскочил с кресла и, отойдя на несколько шагов назад, пристально посмотрел на женщину, которую, как ему казалось, он знал всю свою жизнь. Ее слова казались чужими, как будто она говорила на неизвестном ему языке.

— Нам не важно было, что в твоих жилах течет королевская кровь. У Фридриха много детей.

— И все они женского пола.

— Да, но пока ты не напомнил мне о том, что в Мервиле только мужчины могут наследовать трон, я просто забыла об этом. Мервиль давно нуждается в принце и, казалось, что у Фридриха и Кассии перспективное будущее… Потом, внезапно, Фридрих умер… Пойми, у меня просто не было подходящего момента, чтобы открыть тебе эту тайну. — Она приложила руки к груди и умоляющим взглядом посмотрела на него.

— Я считаю, что у тебя было достаточно поводов и возможностей рассказать мне об этом раньше. Зачем нужно было ждать?

— До настоящего момента в этом не было необходимости! Неужели ты не понимаешь? Теперь Мервилю грозит опасность попасть под власть Кроненбурга, и, как патриоты, мы не должны этого допустить. Теперь королевству без тебя не обойтись! — горячо выкрикнула она и нарочито принялась поправлять свои волосы и одергивать платье.

Всеми этими жестами она явно пыталась убедить его в том, что она говорит правду. Неужели это правда?

Неужели он — сын Фридриха Берсерака?

Мысли галопом проносились через его голову.

Чем объяснить то чувство привязанности, которое он испытывал к Фридриху? Может, Фридрих тоже чувствовал родственную близость с ним? Может, это и было причиной интереса Фридриха к сыну Шарлотты? Может, благодаря этому Фридрих ввел его в курс политических дел Мервиля и помог занять престижное положение в сфере королевской коммерции? Правду ли говорила Шарлотта?

Нет. Это не могло быть правдой.

Кристиан сидел оцепеневший, наблюдая, как пламя в камине охватило последнюю щепку дров. В комнате стало прохладно, и он хотел было расшевелить огонь и подбросить в него дров. Но, погруженный в свои мысли, продолжал сидеть неподвижно.

Пытаясь не упустить момента, Шарлотта поспешила продолжить свое признание.

— Кристиан, дорогой, поверь, что до настоящего момента не имело смысла расстраивать тебя грустной историей твоего происхождения. Тебе было лучше расти в нашей семье. Твоя мать Мелисса… Она умерла. Вероятно, от разрыва сердца, которое не вынесло разлуки с твоим отцом, Фридрихом. Во время конной прогулки… Я храню документ о ее смерти в сейфе.

Шарлотта взяла пачку салфеток из ящика стола и громко высморкалась.

— Все это похоже на сон, — продолжала она. — Ты был нашим малышом. Теперь ты мужчина и должен стать коронованным принцем, чтобы спасти нашу страну от присоединения к Кроненбургу.

В этом она была права.

Внезапно страшная мысль пронзила его мозг. Если он — сын Фридриха Берсерака, то Изольда — его сестра!

Изольда забралась в постель под пуховые одеяла и с волнением наблюдала за разыгравшейся за окном грозой. Сияющие молнии рассекали небо, грозные раската грома следовали за ними.

Это была необычная для Мервиля погода, особенно в марте.

Она подумала о Кристиане. Интересно, что он чувствует сейчас? Кристиан.

Гроза в природе усиливала бурю чувств в ее груди. Она не представляла себе, что встреча с ним вызовет в ней такое потрясение. Она скучала по нему, когда была в Швеции, но не подозревала, насколько истосковалась, пока не почувствовала себя в его объятиях.

Прикрыв глаза, она глубже забралась под одеяло и вздохнула.

На ее губах до сих пор горел его теплый, настойчивый поцелуй. Она чувствовала, как он притягивает ее к себе, обхватив рукой ее шею, чувствовала, как в его объятиях она тает. Она помнила, как он целовал ее у пруда, и его поцелуй был влажным и нежным, как атмосфера вокруг них.

Она была влюблена. Это волнующее, яростное, необузданное чувство любви лишило ее аппетита и способности здраво мыслить. Она никогда не представляла себе, что можно испытывать такое блаженство. Никогда раньше она не была так счастлива, никогда не была в такой гармонии с миром.

Несмотря на то, что ее глаза были закрыты, она знала, что не сможет спать. Перед ней возникали картины этого вечера, проведенного с ним. Она видела, как они с Кристианом выбегали из воды, натягивали сухую одежду на мокрые тела, снова целовались, а потом неслись через лужайку в сторону дома, опережая грозу.

В его объятиях ее прежние тревоги улеглись. Только Кристиан мог успокоить ее и привести в гармонию ее внутренний мир. Она знала, что ей сам Бог подарил его.

Она сложила ладошку с ладошкой и в ритме дождя, барабанившего по стеклам, забормотала молитву благодарности. В конце молитвы она попросила Господа передать ее отцу, чтобы он не беспокоился. В конце концов, все образуется. Кроненбург прекратит свои попытки захватить Мервиль. Утерянный наследник трона найдется. И она скоро выйдет замуж за Кристиана. Внезапный стук в дверь заставил ее испуганно вздрогнуть. Она села и взглянула на часы. Было заполночь. Интересно, что нужно было кому-то от нее в этот час?

Она протянула руку за халатом.

— Сейчас!

Запахивая на ходу длинный халат, она открыла тяжелую дубовую дверь своей спальни и прищурилась от яркого света, ударившего ей в глаза. На пороге стоял дежурный из дворцовой охраны.

— Ваше высочество, вас ждет посетитель в библиотеке. Господин Кристиан Лемонт.

Кристиан? У нее в горле застрял комок, сердце переполнила радость, которую она с трудом удерживала.

— Скажите ему, что через несколько минут я спущусь, — деловым тоном проговорила она.

Закрыв дверь, Изольда бросилась в ванную. Наскоро причесавшись, она оделась, покрутилась перед зеркалом, проверив, как она выглядит, и поспешила в библиотеку.

Он стоял посреди огромной библиотеки и, глядя на тлеющие в камине угольки, не сразу заметил ее появление. Она смотрела на него, и ее сердце переполнялось любовью.

Он был великолепен. Он стоял, слегка расставив ноги и сложив руки на груди. На нем был свободный плащ, подчеркивающий его широкие плечи. Мокрые от дождя волосы слегка вились на затылке и возле ушей. На точеном лице лежала печать задумчивости, взгляд был слегка затуманен.

Что-то случилось. Сердце Изольды дрогнуло. Она глянула на часы. Было около двух ночи.

Наконец, почувствовав ее присутствие, Кристиан обернулся.

Выражение глубокой печали в его глазах заставило ее броситься к нему в объятия. Прижав ладони к его щекам, она приблизилась губами к его губам, с уверенностью в том, что вместе они смогут пережить все, что угодно.

Он уже готов был поцеловать ее, но, будто опомнившись, отстранился. Во всех его чертах была какая-то жесткость, которая насторожила Изольду. Его глаза сверкнули и бегло пробежали по ее лицу. Она попробовала улыбнуться, почувствовав, как он сжал ее руки. Внезапно он протянул к ней дрожащую руку и большим пальцем нащупал едва заметную впадину на ее подбородке.

— Ты — его версия, только в женском облике.

— Ты имеешь в виду папу? — спросила она, удивляясь его странному замечанию.

— Да. Когда ты улыбаешься… Это выражение на твоем лице… Не знаю… Оно не оставляет сомнения в том, что ты его дочь.

— Мама бы охотно согласилась с тобой. Хотя, на ее взгляд, такое сходство — не очень лестный комплимент для девушки.

Она снова улыбнулась, пытаясь смягчить его серьезность.

— Наверное, поэтому он любил тебя больше всех. Никто из твоих сестер не унаследовал так много его черт.

— Никто из нас не унаследовал того, на что он так надеялся. — Она рассмеялась, но сквозь ее смех слышалось сожаление. — Его черты могли лучше передаться сыну.

— Возможно.

— Кристиан, что случилось? Наверняка, ты пришел в этот час не для того, чтобы обсуждать мое сходство с отцом.

Он отвел взгляд в сторону.

— Нет.

— Тогда скажи, в чем дело? Ты пугаешь меня…

— Извини, — сказал он и склонил голову к ее голове. — Я пришел, чтобы поговорить с тобой.

— Это что-то серьезное?

— Не знаю.

Ее сердце сильно забилось. Он снова отстранился от нее и пытливо осмотрел ее лицо.

— Кристиан, не мучай меня. Скажи, я что-то не так сделала, что-то не то сказала?

— Нет.

— Тогда что?

Она приложила руку к его щеке, но он резко убрал ее руку и отвел в сторону. Жгучее чувство обиды сдавило ей горло. Почувствовав себя отвергнутой, пронзенная внезапной болью, она не могла говорить.

На каминной решетке тикали часы, в камине трещал огонь. Снаружи утихающий ветер шептался с деревьями.

— Я должен идти, — сказал он, отпустив ее руку и отступая на шаг от нее.

— Но ведь ты только пришел, и ты хотел поговорить со мной.

— Нет, я ошибся, — сказал он и снова отступил.

За его простыми словами скрывался более глубокий смысл, но она не могла уловить его. Она только догадывалась, что что-то случилось, и это что-то может изменить ее жизнь. Страх и чувство потери, возникшие вдень смерти отца, снова охватили ее.

— Мне пора идти, — сказал он, направляясь к двери.

Его глаза были затуманены и выражали муку.

— Прощай, Изольда.

Ей стало трудно дышать.

— Прощай?

Почему за его обычным вечерним прощанием слышалась мука вечного расставания? Она молча наблюдала, как он прошел через огромное фойе дворца и, минуя охрану и множество двойных дверей, вышел.

Было утро, и в окно спальни Кристиана проглядывало ясное голубое небо, на котором не осталось ни малейших признаков от бушевавшего вчера урагана. В сводке новостей сообщалось о значительных разрушениях, нанесенных этой необычной весенней грозой. Теперь солнце забрасывало его комнату теплыми пятнами света. Пыль улеглась, и воздух был прозрачным и свежим.

Но Кристиан не способен был наслаждаться великолепием мира за окном. Его сердце ныло от боли. Он заставил себя встать, безжизненно проделать ряд необходимых движений, чтобы одеться, Он должен подготовиться прожить этот день. День после конца света.

Он не смог вчера сказать об этом Изольде.

Он презирал себя за эту слабость. Но сказать ей об этом, когда она была так близко, оказалось выше его сил. Даже то, что он заставил себя уйти, не помогло ему набраться храбрости. Вернувшись домой, он принялся пить виски, надеясь заглушить боль и забыться, но этот глупый трюк лишь произвел эффект ржавого топора, рассекающего его мозг.

Что же ему теперь делать?

Ему оставалось только встретиться с королевой Генриеттой и выяснить правду. Тогда все разрешится. Либо он останется с Изольдой, либо вынужден будет выполнить свой долг перед страной.

Все было настолько просто…

И настолько ужасно…

Его руки застыли, когда, застегивая воротничок, он увидел свое изможденное лицо, отраженное в зеркале шкафа. Он всю ночь не сомкнул глаз, терзаясь и проклиная себя. Эта ночная поездка к ней была полным безумием. Он должен был знать, что когда дело касается Изольды, его сила воли бездействует. Ее желание понять и успокоить его, даже не зная причины его огорчения, сделало ее еще ближе и дороже ему.

Обхватив руками спинку кресла и уронив голову, он зажмурил глаза от яркого солнечного света и задумался о своей жизни. Он вырос, окруженный богатством и привилегиями. Даже карьера в бизнесе досталась ему благодаря высокому социальному положению. И все же… С какой стати ему все это досталось, если его мать была необразованной выскочкой, лишенной вкуса и хороших манер?

Всем было известно, что она вышла замуж для того, чтобы добиться положения в обществе. Но ее муж умер, и высшее общество тут же отдалилось от нее.

Шарлотта жила в мире иллюзий. Она легкомысленно игнорировала катастрофическое уменьшение своего счета в банке. Она изо всех сил пыталась занять видное положение в высшем обществе Мервиля, но ее дурное воспитание висело ярмом на ее шее. Тем не менее она считала, что, благодаря браку с аристократом, находится выше простого люда.

Такова была его мать. А он, ее сын, был принят во дворце и обласкан самим королем.

Кристиан резко поднял голову и принялся тщательно вглядываться в свое лицо, с которым был знаком вот уже тридцать два года. Насколько правдивой была та фантастическая история, которую рассказала ему мать? Сказать по правде, он замечал некоторое сходство между собой и Фридрихом. И это сходство было не только физическим.

Оба любили играть в гольф и ездить на лошадях. Фактически, их обоих интересовали все виды спорта. Кроме того, их объединяло чувство юмора, страстная любовь к жизни и терпимость к глупости и жестокости. Оба были преданы Мервилю и его политическим интересам, хранили верность монархии, истории и судьбе. Оба верили в Бога и в силу любви.

Но какое отношение имели все эти качества к кровному родству?

Шарлотта утверждала, что прямое.

Кристиан приложил ладони к лицу и стал потирать лоб и виски. Хорошо зная свою мать, он не сомневался, что она могла и солгать. Но он никогда не представлял себе, что она способна сфабриковать ложь такого масштаба.

В любом случае, пока он не узнает правду, он должен держаться подальше от Изольды.

Кристиан опустился в кресло, стоящее возле кровати, и потянулся за туфлями. Держа туфли в руках, он снова посмотрел на себя в зеркало и задумался. Кем же все-таки он был? Вчера он был удачливым повесой, ухаживающим за королевской дочкой, а сегодня стал наследником трона, назначающим свидания своей сестре.

Сказать, что он был в полной растерянности, будет недостаточно, чтобы описать его состояние. Теперь, когда его личность была под вопросом, он поражался тому, что жизнь, повелителем которой он себя считал, стала сама диктовать ему свои условия.

Скоро он узнает, кто его родители, и тогда сможет выяснить, кто он. Движимый этой целью, он сунул ноги в туфли и направился к двери.

Пришла пора разобраться в этой путанице, и он не хотел терять времени.

По дороге во дворец он решил заехать к матери и взять ее с собой.

6

Как начальник службы безопасности Мервиля, Жан Смелзер знал, что должен подавить в себе чувство неловкости, которое охватило его под испытующим взглядом королевы Генриетты. Поскольку премьер-министр Рене Девуан уже назначил его на дело по розыску наследника, он знал, что собеседование с Ее Королевским Высочеством — это чистая формальность. Но иметь дело с опасными международными преступниками внезапно показалось ему забавой по сравнению с этим допросом.

Старуха сидела, сложив руки на коленях, прочно упираясь ногами в пол. За многие годы суровое выражение ее лица запечатлелось в строгих морщинах в уголках ее рта и глаз. И эти глаза, подобные лазерному лучу, просверливали теперь его душу, ничего не упуская.

Не каждое утро доводилось Жану Смелзеру проводить в тронном зале, особенно в обществе своенравной королевы, сидевшей как ястреб, и готовой в любой момент налететь и заклевать его за малейшее прегрешение при расследовании ее дела. В такие моменты Жан жалел, что не занялся торговлей, как предлагал ему отец в детстве.

Генриетта властно указала ему на один из стульев, стоявших напротив нее. Перед ними на столике лежал нетронутый поднос с пирожными. Жан знал, что не сможет жевать и глотать под ее испытующим взглядом. Он заерзал на стуле, провел языком по пересохшим губам и обвел глазами зал. За исключением людей из охраны, его подчиненных, стоявших у дальних дверей, они с королевой были одни. Жан снова посмотрел на Генриетту, не зная куда девать глаза, и невольно заметил, что на ее ногах были простые каждодневные туфли.

— Вы смотрите на мои ноги? — внезапно спросила королева.

— Что? — Он изумленно поднял голову и почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

— Мои ноги. Похоже, что вы уставились на них, — невозмутимо проговорила Генриетта, подбирая пушинку со своей юбки.

— Нет, что вы! Я… — забормотал он, опуская глаза.

Старуха решила, что он засмотрелся на ее ноги! Но его взгляд снова невольно упал на них. Ради всего святого, приятель, не смотри на ее ноги! Он стал водить глазами по залу, пытаясь на чем-то сосредоточить взгляд, и заметил обнадеживающую табличку с надписью «выход». Как бы он хотел теперь быть по другую сторону этой двери!

— Не смущайтесь, молодой человек, я горжусь тем, что поддерживаю свою фигуру в хорошей форме.

— Но я только… — будто оправдываясь, проговорил он.

— Результат каждодневных прогулок, — продолжала она. — Я могу пройти километр за пятнадцать минут. Неплохо для старухи, которой перевалило за семьдесят?

— Да, конечно…

— Мне ваше лицо кажется знакомым. Только не подумайте, что я пытаюсь затеять с вами один из тех разговоров, которые затевают при случайных знакомствах.

Генриетта посмотрела на него. Ее кокетливый юмор не соответствовал суровому выражению ее лица.

— Однако не думаю, что нам доводилось встречаться раньше.

Жан встряхнул головой, решив обойти тему с ногами.

— Вы могли видеть меня в программе местных новостей по телевизору в прошлом месяце. Я давал интервью по делу банды французских контрабандистов.

— Возможно, хотя я не большая любительница телевизионных программ. Я смотрю только шоу «Античный путь» и «Биография». Кстати, жду, когда они пригласят меня в студию, чтобы я рассказала историю своего детства. Итак, на чем мы остановились?

— Мы с вами раньше встречались? — подсказал он.

— Вы что, заигрываете со мной, молодой человек?

Жан снова растерялся.

— Да, прежде чем вы расскажете мне о том, как собираетесь найти моего утерянного внука, — собралась с мыслями Генриетта, — расскажите немного о себе. Я хочу знать, с кем имею дело.

Желая поскорее убраться, Жан решил рассказать вкратце историю своей жизни.

— Я родился в Соединенных Штатах, но вот уже десять лет, как живу во Франции. Мой дедушка по материнской линии умер, когда мне было четыре года. Моя мать умерла, когда мне было шесть месяцев. Когда мой отец снова женился, меня отправили учиться в Англию. Сначала я учился в Итоне, а потом в Кембридже, на юридическом факультете. Друг моего отца в Кембридже посоветовал мне сделать карьеру в Интерполе, и я проработал там восемь лет. После этого меня взяли начальником службы безопасности в Мервиле.

— Почему? — неожиданно спросила Генриетта. Этот вопрос сбил Жана с толку. Действительно, почему?

— Точнее, что делает вас достаточно квалифицированным для нахождения моего внука?

— Кроме моего образования и опыта?

Генриетта сдержанно кивнула.

Жан пожал плечами, подбирая ответ.

— Я думаю, что в данном случае это то, что я испытываю некоторое сочувствие к пропавшему наследнику, который в раннем возрасте остался без отца. Я сам рано потерял мать. Мне пришлось жить в Соединенных Штатах и во Франции, и культура этих стран мне хорошо известна, и я знаю, что значит…

— Что? — перебила королева.

— Тосковать по своей семье.

Суровый взгляд Генриетты слегка смягчился, и на мгновение на ее лице выразилось нежное участие. Жан внутренне усмехнулся. Он вдруг представил себе, что за штучка была королева Генриетта в молодости. К тому же, вероятно, она была прехорошенькая.

— Ну что ж, очень хорошо. А теперь расскажите мне, что вы успели узнать.

Жан облегченно вздохнул. Похоже, он выдержал испытание.

— Итак, вчера я выяснил, что Мелисса Купер родила…

Внезапно их внимание привлек шум в дальнем конце зала.

Массивная дверь из красного дерева широко распахнулась, и на пороге появился Кристиан Лемонт, который пытался объясниться с охранниками. Шарлотта стояла позади него и, заламывая руки, громко умоляла не устраивать сцену. Кристиан покосился на нее через плечо и, нахмурившись, попросил замолчать. Но тщетно. Она ощущала себя на самом пике своей карьеры.

Охранники смотрели на королеву, ожидая ее распоряжений. Легким кивком головы она позволила им расслабиться и занять свои посты.

Прежде чем встретиться с королевой, Кристиан хотел поговорить с Изольдой, но, к сожалению, она была не готова к принятию гостей.

А может, это было и к лучшему.

Сначала он мог встретиться с королевой, а затем, когда все факты прояснятся, поговорить с Изольдой. Она должна услышать об этой катастрофе от него лично. Хотя ему, наверное, было бы легче встать под пули целого взвода, чем потерять вторую половину своей души.

Намереваясь поскорее разобраться во всех этих недоразумениях, Кристиан широкими шагами направился к Генриетте. У него в руках были документы, доставленные Шарлотте человеком, которому не составило труда заполучить эти документы в государственном офисе. Конечно же, за щедрое вознаграждение.

— Господин Лемонт, что заставило вас нанести мне этот нежданный визит? — спросила королева, удивляясь такому шумному вторжению.

— Я прошу Ваше Высочество простить мне это ужасное нарушение правил этикета, но поступила некая важная информация, которая, надеюсь, вас заинтересует.

Сверкнув бриллиантами на сухой руке с выступающими венами, королева сделала жест и стала представлять молодых людей друг другу.

— Кристиан Лемонт, я бы хотела представить вам Жана Смелзера, начальника службы безопасности Мервиля. Жан, женщина, стоящая за спиной Кристиана, его мать.

Согнув колени, Шарлотта сделала неуклюжий поклон.

Кристиан пожал протянутую руку Жана.

— Извините за мое вторжение, но мне кажется, что я могу избавить вас от излишних хлопот и сэкономить ваше время, — сказал Кристиан.

— Что ж, будьте любезны, — ответил Жан.

— У меня есть основания полагать, что Ваше Высочество может освободить господина Смелзера от расследования по делу утерянного наследника, поскольку утерянный наследник, возможно, найден.

Генриетта неподвижно застыла.

— Я не расположена играть в словесные игры, господин Лемонт. Если вы нашли наследника, то потрудитесь показать нам его сейчас.

— Что ж, Ваше Высочество, это не трудно сделать, — сказал Кристиан и бросил взгляд на свою мать, которая была близка к обмороку. — Он перед вами.

Изольда стояла в дверях и не верила своим ушам. Слова Кристиана повисли в воздухе, и группа людей, сидящих в тронном зале у окна, изобразила немую сцену потрясения и удивления.

Кристиан претендует на место утерянного наследника?

Сдвинув брови, она задумалась над этим странным заявлением.

Почему он никогда не говорил ей об этом? Если он — утерянный наследник, то, вероятно, он является сыном американки Мелиссы Купер и ее отца, короля Фридриха? А если он — сын Фридриха, то он, следовательно…

Изольда, шатаясь, вошла в тронный зал. В ушах у нее звенело, она чувствовала, что готова потерять сознание. Кровь бросилась ей в лицо, в горле сдавило. Она искала, за что бы ухватиться, чтобы удержаться на ногах, но тщетно. Кроме искр, дрожащего воздуха и качающихся стен ничего не было.

Один из охранников, стоявших у дверей, окинул ее внимательным взглядом и, по отрешенному выражению ее лица и слабой улыбке на нем, догадался, что ей нужна помощь. Он бросился к ней и, подхватив под руку, повел к трону. Обычно, кроме короля, никому не было позволено сидеть на троне, но это был особый случай. По лицу Изольды было видно, что она борется с истерическим смехом. Она тяжело рухнула на бархатное сиденье трона, украшенного драгоценными камнями и позолотой, и, опустив голову, обхватила влажными руками свое бледное лицо. Наконец, после долгой паузы, до ее слуха донесся голос королевы.

— Вы заявляете, что вы — сын Фридриха и Мелиссы, — переспросила потрясенная Генриетта, взглянув сначала на Кристиана, а потом на Шарлотту. — Шарлотта, скажите, как это могло случиться?

Шарлотта вышла вперед и без приглашения уселась на свободный стул рядом с королевой. Опустив голову, она сложила ладони у подбородка и заискивающе посмотрела на Генриетту.

— Я… я была там… Я присутствовала при их бракосочетании, — пролепетала она и, глянув на Жана, добавила: — Вы можете проверить и убедиться.

Жан кивнул.

— Это правда. Подпись Шарлотты Лемонт стоит на свидетельстве о браке.

И снова в зале воцарилась тишина. Каждый из присутствующих пытался переварить этот ошеломляющий поворот событий. Изольда беспомощно подняла глаза и посмотрела на Кристиана. Он был таким красивым, таким сильным и величественным.

Но, подумав о том, что он может оказаться ее братом, она снова уткнулась лицом в ладони.

— Кристиан, — пробурчала Генриетта, указывая рукой на стул, — сядьте, пожалуйста. Вы меня раздражаете. Тут есть кто-нибудь, кто мог бы позаботиться о чашке кофе? Или чего-нибудь покрепче?

Девушка-служанка безмолвно принялась наливать кофе в чашки. Кристиан прошел к свободному стулу и опустился на него.

Шарлотта дрожащей рукой приняла из рук служанки свою чашку кофе.

— Она не могла оставить его, — неожиданно сказала она.

— Кого, прошу прощения? — Генриетта с нескрываемой неприязнью посмотрела на нее. Ее явно раздражала неясность, с которой Шарлотта выражала свои мысли.

— Кто-то из должностных лиц сказал Мелиссе и Фридриху, что их брак не действителен.

Старуха-королева опустила глаза, и на ее лице выступил едва заметный румянец.

— Мелисса не могла вернуться домой с незаконнорожденным ребенком и подвергнуть себя и его позору, поэтому она осталась во Франции и жила семь с половиной месяцев в нашем доме, пока не родился ребенок. Затем она вернулась в Америку, скрывалась в глуши. И… и… умерла… Несчастный случай… — Шарлотта вынула носовой платок и протерла лицо. — В своем завещании она оставила ребенка на наше попечение. Ее отец не знал, что с ним делать, и привез его нам с мужем, графом Лемонтом.

Генриетта вздохнула и, глядя из-под очков, погрузилась в раздумье.

— Мне трудно поверить, что Фридрих не посвятил меня в эту часть истории, — проговорила она, качая головой.

— Он сам этого не знал! — поспешила сообщить Шарлотта. — Отец Мелиссы сказал Фридриху, что Мелисса уехала в Америку, и что, как только родится ребенок, они отдадут его в американскую семью. Фридрих не знал, что ребенка передали нам, когда мы еще жили в Париже. Он ведь сам был еще ребенком. У него не было опыта, и не к кому было обратиться за помощью.

Шарлотта, приняв драматическую позу, уставилась в окно и, казалось, напряженно задумалась, пытаясь припомнить детали этой истории.

— Продолжайте, — приказала Генриетта, которую начинала утомлять дешевая театральность Шарлотты.

— Мы с мужем не могли иметь детей, и, поскольку мы были аристократами, приближенными к королевскому роду, Мелисса подумала, что мы сможем стать идеальными родителями ее сыну, так как наша родословная позволит обеспечить ребенку должный статус в обществе. Думаю, что не стоит говорить о том, какую радость принесла нам эта возможность стать родителями. Вскоре после рождения ребенка мы оформили документы по его усыновлению. — Она поспешно добавила: — Вы можете сделать копии этих бумаг, которые мне удалось получить сегодня в юридическом офисе.

— Разумеется, — сухо ответила королева. На лице Шарлотты на мгновенье появилась широкая улыбка, которая тут же соскользнула с лица, когда она решила продолжить свою историю.

— Мы с мужем, вскоре после усыновления, вместе с маленьким Кристианом вернулись в Мервиль, где и растили его, как собственного сына. Фридрих так никогда и не узнал, что Кристиан его сын.

Неожиданно Изольда вскочила на ноги и направилась к собравшимся.

— Нет! — воскликнула она. — Это неправда! Она врет! Этого не может быть! Не может быть! Кристиан, не верь ей!

— Изольда? — прошептал Кристиан, поворачиваясь к ней.

Ему показалось, что жизнь покидает его. Он откинул голову и закрыл глаза.

— Это неправда! — продолжала кричать Изольда и, внезапно повернувшись в Шарлотте, спросила: — Зачем вы делаете это?

— Я сожалею, если эта новость так потрясла вас, моя дорогая, но это правда, — ответила Шарлотта.

В это время в дальнем конце зала раздался другой пронзительный крик, и головы всех присутствующих разом повернулись туда.

— Нет! — кричала разъяренная Кассия, врываясь в зал.

На ее шее вздулись вены, руки были сжаты в кулаки.

— Это возмутительно! — вопила она, указывая на Шарлотту. — И вы собираетесь верить этой… этой… обезумевшей карьеристке?

У Шарлотты перехватило дыхание.

— Как вы смеете… — прошипела она.

— Замолчи! — гневно бросила Кассия и, резко повернувшись к королеве, добавила: — А ты, старая рехнувшаяся крыса, запомни, что никакого утерянного наследника не существует!

Во время всего этого скандала Изольда впервые пожелала, чтобы Кассия оказалась права.

Услышав шум и суматоху, доносившиеся из тронного зала, Элоиза и Мария, а за ними и Мишель с Натали, бросились из салона на нижнем этаже, где они завтракали, наверх, желая узнать причину скандала. Выяснив, что происходит, они тоже присоединили свои голоса к общему гвалту, и вскоре почти все, находящиеся в тронном зале, стали осыпать друг друга обвинениями.

Кристиан забрался на стол и, оглядев этот кромешный ад, скомандовал:

— Тихо!

Все, включая королеву, замерли. Воцарилась мертвая тишина.

Казалось, прошла вечность, прежде чем он заговорил. Глаза всех присутствующих устремились на него. Низким и сильным голосом Кристиан сказал:

— Я никогда не хотел быть принцем, не говоря о том, чтобы быть королем. У меня нет ни малейшего желания занять это положение ни сейчас, ни в будущем. Я точно так же ошеломлен этим открытием, как все вы. Он перевел взгляд на Изольду и долго, с грустью смотрел на нее.

Сделав невероятное усилие, Изольда попыталась сдержать прилив своих чувств, но ей это не удалось. Слезы покатились по ее щекам. Она ни за что не поверит этой лжи, которую Шарлотта сфабриковала о своем сыне.

Она поочередно смотрела то на Кристиана, то на его мать.

Неужели никто не видит сходства между ними?

Те же густые, волнистые, темные волосы, такая же ямочка на подбородке, тот же цвет глаз, такой же сильный подбородок. К счастью, сходство между ними ограничивалось внешностью.

Шарлотта была клубком неуверенности и сомнений. Ее сын был полной противоположностью этому. Там, где Шарлотта была слаба, он был силен. Там, где Шарлотта изворачивалась и манипулировала, он был прямым и честным. И если Шарлотта всегда искала одобрения со стороны других, он чувствовал себя уверенным и самодостаточным.

Она перевела взгляд на Кристиана, безмолвно умоляя его прийти в себя.

Он тоже посмотрел на нее и, читая ее мысли, проникся ее болью, но, по многим причинам, не смог ответить на ее мольбу. Ему пришлось оторвать свой взгляд от нее, невольно причинив ей этим еще больше страданий.

— Жан, — сказал наконец Кристиан, — я хочу, чтобы вы внесли больше ясности в это дело. Узнайте все, что можно, о моих родителях, кем бы они ни были.

Он повернулся к королеве и продолжил:

— Ваше Высочество, поступайте в этом вопросе по вашему усмотрению и согласно с королевским кодексом, касающимся подобных проблем.

Генриетта кивнула.

Кассия вскрикнула.

До смерти утомленный, Кристиан широкими шагами направился к выходу из зала. После его ухода снова понемногу разгорелись споры. Королева некоторое время посидела молча, потом позвала Жана, что-то шепнула ему на ухо. Сыщик кивнул. Он бросил странный взгляд в сторону падчерицы и пасынка короля Фридриха и вышел. Мишель проводил его удивленным взглядом, а Натали — почему-то смущенным.

Изольда поймала Кристиана в конце коридора у одной из четырех лестниц дворца Берсераков. Она окликнула его, и только отчаяние, которое слышалось в ее голосе, заставило его обернуться.

Он остановился, держась за перила лестницы, и посмотрел на нее, хотя это было то, чего он больше всего боялся теперь. Помнить о том, что между ними было, и знать, что она может оказаться его сестрой… Это вызывало у него тошноту. Он сделал глубокий вдох и попытался не отдернуть руку, когда к ней прикоснулась рука Изольды.

— Кристиан, — неуверенно сказала она.

Ее губы дрожали, глаза были полны страха.

— Что?

— Скажи, ты ведь не веришь в эту безумную историю?

Он с шумом перевел дыхание. Ему стоило нечеловеческих усилий стоять рядом с нею и не сметь прикоснуться к ней. Он потер раскалывающуюся от боли голову.

— Почему? У нее есть юридические доказательства, документы. Я подхожу по возрасту, и никто не отрицает, что есть также и другие черты сходства с королем, — сказал он и горько усмехнулся.

— Это совпадение! Он покачал головой.

— Изольда, ты должна признать, что это может быть правдой.

— Ни за что!

— Ты не можешь так говорить. Все очень логично. Понятно и то, почему Шарлотта врала мне все эти годы. И то, почему она открылась сейчас. С одной стороны, она любящая мать, с другой — она очень эгоистична.

— Верно! По этой же причине она врет и сейчас!

Изольда стала напротив Кристиана, который, прижимаясь спиной к перилам лестницы, старался уклониться от ее прикосновения. Она обхватила его обеими руками и прижалась мокрой щекой к его груди. Горячие слезы окропили его рубашку.

— Этого не может быть, — всхлипывая, проговорила она.

Бессильно опустив руки, Кристиан смотрел на ее вздрагивающее тело. Его существо разрывалось на части, он боролся с собой и желал, чтобы она перестала плакать.

Но она продолжала лить слезы, вытирая их ладошками и пытаясь взять себя в руки. Кристиан закрыл глаза, чувствуя, как в его горле застрял комок, делая его дыхание почти невозможным. Он понимал, что там, где дело касалось Изольды, он был невероятно слабым. Ему хотелось сказать что-то, чтобы облегчить ее страдания, но слова не приходили.

Она продолжала плакать, цепляясь за его рубашку, чтобы не упасть.

Сообразив, что должен поддержать ее, он обвил руками ее талию и прижал к себе.

— Изольда, — пробормотал он, касаясь губами ее волос и лаская на языке ее имя, — не плачь, милая, прошу тебя.

Его нежность, казалось, встряхнула ее, и она еще сильнее прижалась к нему.

Он провел руками вверх по ее спине, подобрал волосы и, обхватив ее затылок, наклонился к лицу и поцеловал в мокрые щеки.

— Пожалуйста, Кристиан, — умоляла она, — не дай этому произойти. Поверь мне, когда я говорю, что Шарлотта врет. Какая мать сможет утаивать такую информацию в течение тридцати двух лет?

— А что хорошего это знание могло принести мне?

— Кристиан, она умеет разглядеть перспективы!

— Может быть, — неуверенно сказал он. Ему хотелось поверить, что она права. Но он не мог. Пока не мог.

— А может, и нет, — добавил он так же неуверенно. — Но независимо от того, чем все это закончится, мы с тобой оказались в очень странной ситуации. Особенно, если в это вмешается пресса.

— К черту прессу! Я устала оттого, что моей жизнью управляет общественное мнение! — горячо воскликнула она.

— Нет, Изольда, посмотри на это с общественной точки зрения. Мы — влюбленные? Или брат и сестра? Или, хуже того, и то, и другое? Новости о наших отношениях и об этом скандале с рождением способны причинить нескончаемые неприятности всем, кто причастен к этому.

Изольда уткнулась лицом в его рубашку.

— Не-е-е-т, — вырвалось из глубины ее души. Ему хотелось умереть.

— О, Изольда, — проговорил он, качая ее в своих руках, как будто она была маленьким, испуганным ребенком, — что бы там ни было, ты слишком дорога мне, чтобы причинять тебе такую боль.

— Но ведь ты делаешь это! — воскликнула она и, отпрянув назад, испытующе посмотрела на него. — Кристиан, просто невозможно, чтобы ты был моим братом! Неужели ты не видишь? Ты мне послан Богом! Мы созданы друг для друга. Мы принадлежим друг другу не как брат и сестра, а как муж и жена!

Несмотря на внутренние мучения, Кристиан заставил себя набраться мужества.

— Изольда, в данный момент я даже не знаю, кто я.

— Зато я знаю.

— Скажи мне тогда.

— Ты моя вторая половина.

Он услышал собственные слова, которые сказал ей вчера. Повинуясь порыву, Изольда приникла поцелуем к его губам, и на мгновение Кристиан потерял разум. На него обрушилась лавина запретных чувств. Она все более настойчиво прижималась губами к его губам, и, обжигая своим дыханием, покусывала, пытаясь раздвинуть их и побудить его к поцелую.

Выдержать это было невозможно.

Испугавшись, что он не устоит и поцелует свою сестру, он грубо оттолкнул ее от себя и спустился на несколько ступенек вниз. Его сердце бешено колотилось, дыхание было тяжелым и сбивчивым.

Хватаясь за балюстраду, Изольда опустилась на колени.

— Нам нельзя этого делать. Нельзя, — сказал он и, не осмеливаясь оглянуться, ушел, оставив ее в слезах на верхней ступеньке лестницы.

7

Изольда проплакала двадцать четыре часа. Как раз столько, чтобы ее личико, обычно походившее цветом на свежий персик, стало буквально серым, а ее миндалевидные глаза превратились в припухшие виноградины. В голове ее звучал похоронный марш, а в висках пульсировала кровь. Она знала, что нужно срочно принять аспирин, одну или две таблетки, или даже — тут она тяжко вздохнула — целую дюжину, и отправилась в ванную, рыться в аптечке.

За окном какая-то певчая птичка присела на карниз и завела свою бравурную, веселую песню.

— Ох, заткнись! — крикнула ей злобно Изольда и, забыв об аптечке, понеслась обратно в спальню, рухнула на постель и снова разревелась.

Жизнь была закончена.

Нет никакого смысла ее продолжать. У нее отняли ее единственную любовь, все краски мира перемешались и поблекли, оставив ее перед скучной и мрачной черно-белой гравюрой. Даже не черно-белой. Сплошной черной. Или сплошной белой. Нет, серой.

Она презрительно свистнула, пытаясь хоть вымученным смехом как-то привести себя в норму. Разнюнилась! И тут же в голове зазвучал омерзительный голос Шарлотты. «Он сын Фридриха!», назойливо твердил этот голос. И Изольда начала паниковать.

Когда Кристиан ушел, она проскользнула в свои покои, заперлась на замок и больше не выходила. Отказывалась есть и пить. Отказывалась говорить с кем бы то ни было.

Зачем?

Ведь все приняли за правду эту бесстыдную ложь. А может быть, притворились. Ради великой любви к Мервилю они просто вынуждены сделать вид, что верят Шарлотте. Что она и Кристиан — брат с сестрой! Да любой городской сумасшедший может видеть, что между ними ни малейшего семейного сходства…

Ну хорошо, у короля Фридриха, тоже были эти гипнотизирующие голубые глаза и маленькая ямочка на подбородке. И что?

А, да, еще такого же, почти такого же цвета волосы: темные с серебристым отливом. Ну и… Изольда любит их обоих. И у папы, и у Кристиана одинаково приводящий ее в восторг тембр голоса, но ведь это не делает короля Фридриха его отцом! Или делает? Нет!

— Нет, нет, и нет, — заявила Изольда в голос и, не замечая, что она делает, начала яростно тереть воспаленные глаза. Кристиан ей не брат!

Они предназначены друг другу. Как влюбленные. Как муж и жена. Как отец и мать. Судьбу нельзя обмануть. Судьба не может быть столь жестокой!

Изольда с грацией растерянного фламинго набросила покрывало на постель и уселась перед трюмо. Из зеркала на нее поглядела физиономия, которую впору было фотографировать и расклеивать по всем дорогам с подписью: «Полиция ищет ведьму и заклинательницу лягушек. При встрече не смотреть в глаза!» Черные круги под глазами, на треть — расплывшаяся тушь, на две трети — та чудовищная печаль, что владела ею последние сутки, воспаленные веки и слезные дорожки на щеках, как казалось, совершенно несмываемые. Как разрезы, подумала она мрачно, как раны, которые оставила на ней эта мерзкая ложь!

Изольда застыла неподвижно, как будто в смертном оцепенении, а потом медленно сползла с угла кровати на ковер. Силы ее оставили. Ей показалось, что даже взобраться обратно она больше никогда не сможет.

В дверь постучали.

— Уходите!

— Изольда, малышка, впусти нас. Пожалуйста. Мы хотим тебе помочь!

Она услышала, как Мария и Элоиза стали шепотом переговариваться в коридоре.

— Уходите!

Ни за что на свете она не впустит сюда двойной поток сестринской жалости.

— Мы принесли тебе кофе и марципаны.

Изольда чуть выпрямилась и прижалась спиной к кровати. Может быть, пришло ей на ум, немного сочувствия ей все же не повредит. Шатающейся походкой она добрела до двери и открыла ее.

Сестры на секунду обомлели, увидев перед собой призрака с красными глазами, обрамленными черными полукружьями, а потом очнулись, и когда Изольда вяло махнула им рукой, приглашая заходить, проскользнули в покои.

— Она похожа на Иону, только что выбравшегося из чрева кита, — заявила Мария.

— Может, позвать врача? — предположила Элоиза.

— Прекратите говорить обо мне так, словно меня здесь нет, — возмутилась Изольда.

Элоиза подбежала к окну и откинула тяжелые ночные шторы, впуская в комнату поток свежего воздуха. Мария ввезла из коридора поднос на колесиках, налила Изольде в чашку дымящегося кофе, а затем, схватив гребень, подсела к ней, и принялась спешно расчесывать ее сбившиеся в колтуны волосы.

— Ой!

— Что, кофе слишком горячий?

— Да ты меня чуть не оскальпировала!

— Прошу прошения.

— Ну и… — Элоиза развернулась к ним от окна и посмотрела на Изольду. — Как я понимаю, твое сердце разбито.

Изольда бросила на нее мрачный взгляд.

— Если вы пришли похихикать…

Печально улыбаясь, Элоиза подошла к ней.

— Нет, помочь…

— Действительно? — Изольда посмотрела на нее в упор.

Элоиза чуть призадумалась, а потом очень серьёзно кивнула головой.

— Что мы можем для тебя сделать, сестренка? Изольда решительно отхлебнула из чашки, а потом, выпятив подбородок, заявила:

— Мне нужен очень хороший совет. Как мне привлечь внимание одного мужчины.

— Этот мужчина — Кристиан? — уточнила Элоиза.

— Ага.

— Наш новоявленный братец? — Элоиза уставилась на нее.

— Да.

— Ты хочешь завоевать мужчину, который, возможно, возможно… — Элоиза подбирала нужное слово, как будто пыталась выплюнуть скользкую косточку от оливки. — Возможно, наш брат? Изольда, малышка, это немножко… странно.

— Потрясает! — согласилась Мария.

— Он нам не брат!

— Наверняка ты знать не можешь, — напомнила Элоиза.

— Могу!

— Как, на основании чего?

— Я это чувствую! Назови это инстинктом, шестым чувством, чем хочешь. Женской интуицией! — Свободной рукой Изольда подтянула к себе поднос и только сейчас почувствовала, как она устала. — Вы бы видели глаза его матери, когда она рассказывала о том, что взяла его на воспитание. Глаза матери не могут лгать. Кристиан — ее родной сын.

— Тогда почему она решила от него отказаться?

— Привет! Но ведь тогда он принц-наследник! Кронпринц, дофин! — Изольда бурно зажестикулировала, едва не расплескав содержимое чашки. — Ох… Думаю, ей пригрезилась некая особая должность: почетная приемная королева-мать. Я думаю, она и корону особую себе уже сочинила.

— Но, Изольда, а разве Кристиан не мог догадаться, что она врет?

— Я думаю, он догадался.

— И?

— Ну подумай хорошенько, Мария! Она ведь посеяла сомнение во всех… Если есть хоть малейшая возможность, что он мой брат, он понимает, что наши отношения могут погубить нас обоих. Он отстраняется от меня, даже подозревая, что Шарлотта врет, просто, чтобы защитить меня.

Элоиза и Мария со всей серьезностью оценили все дело под таким углом зрения, и Элоиза признала:

— Да, я время от времени видела Шарлотту в клубе с ее кумушками. Она может.

Мария сказала:

— И у Кристиана такие же, как у нее, глаза. Немножко другого оттенка, что были у папы.

— Значит, и ты заметила семейное сходство между Шарлоттой и Кристианом!

— И все-таки надо подождать, пока все выяснится.

— А я не понимаю, зачем Шарлотте было ждать? Почему она не сказала Кристиану раньше, что он сын короля Фридриха? Если это было бы правдой… — задумчиво произнесла Элоиза, глядя за окно.

— Представилась возможность. А до сих пор такая возможность не появлялась. — Изольда качнула головой.

Она поняла, что появляется и другая возможность. Перед ней забрезжил какой-то свет. И хорошо, что Элоиза, такая всегда практичная, с ней почти согласилась.

— Но что, если ты ошибаешься?

— Я не ошибаюсь! Почему вы мне не верите? Кристиан нам такой же родственник, как какой-нибудь…— Она кивнула в сторону Элоизы. — Вальтер!

— Точно, — сухо отозвалась Элоиза.

— Извини, дорогая, я не это имела в виду.

— Я знаю.

— В любом случае, у Шарлотты ничего хорошего нет на уме. И не спрашивайте меня, откуда я знаю, я просто знаю.

Изольда задумалась на секунду и прибавила:

— Но я постараюсь найти доказательства. Элоиза и Мария обменялись недоумевающими взглядами.

— Ей нужна власть, — продолжала Изольда.

— И престиж, — согласилась Мария.

— И положение, — тоже согласилась Элоиза.

— Мы не должны позволить ей все перетряхнуть! Я этого так не оставлю. И мне нужна ваша помощь. Она пытается разрушить мою жизнь. И жизнь Кристиана.

— Ты и вправду сильно влюбилась. — Элоиза протянула руку и погладила Изольду по плечу.

— Да.

— Тогда ты не должна сдаваться.

— Я и не сдамся, — прошептала Изольда и пристально посмотрела на Элоизу.

— Я тебе помогу, — заявила Элоиза со вздохом.

— Я тоже, — подтвердила Мария.

— Прекрасно.

Впервые за последние сутки Изольда улыбнулась.

— Давайте советы. Я буду записывать. Элоиза, у тебя есть муж. Ты — первая.

Лицо Элоизы исказила недовольная гримаса. Изольда обменялась понимающими взглядами с Марией. Даже известие о том, что его жена беременна, не вызвало у Вальтера желания стать к ней ближе.

Они обе пронаблюдали, как Элоиза морщит нос и барабанит пальцем по подбородку.

— Уф… Я бы попыталась стать как можно желанней для него.

Изольда начала писать в блокноте.

— Желанней. Записала. А как? Элоиза снова наморщила нос.

— Для начала — прими ванну.

— Очень смешно. А дальше?

— Сделать макияж будет еще смешней. По крайней мере, это развлечет тебя. Почему бы не выбраться куда-нибудь? В Париж? Новая прическа, самые модные одежды, это сработает. Это нам всем не помешает.

— Хм… Пожалуй. Макияж. Записала. Если я пойду завтра по салонам, вы со мной?

Элоиза пожала плечами.

— Я бы с удовольствием. Вальтера завтра не будет, и мне здесь делать совершенно нечего.

И снова Изольда обменялась с Марией многозначительными взглядами. Мария сказала:

— Я поеду. Мне нужно кое-что прикупить. Я планирую одно дело. Можете на меня рассчитывать.

— О! А куда ты потом?

Когда Мария не ответила сразу, Изольда повторила:

— Мария, куда ты собираешься?

Мария с деланной небрежностью пожала плечами:

— В Кроненбург.

— В Кроненбург? Это зачем?

— Меня пригласили. Гастон.

— Гастон де Кроненбург? Наследный принц? — Изольда заморгала. — Гастон, наш враг?

Мария кивнула.

— Ты что, спятила?

— Не больше тебя.

— Я сражена наповал, — мрачно улыбаясь, Изольда спросила: — И когда ты к нему?

— В воскресенье вечером я должна уехать.

— В воскресенье? Но уже пятница! Зачем так скоро?

Обе сестры с интересом проследили, как Мария покраснела.

— Я бы предпочла не обсуждать этого.

Изольда подмигнула Элоизе:

— Она бы предпочла не обсуждать.

— Да. Мы ведь здесь никто.

— Нам нельзя доверять.

— А вы обе никому не скажете? Клянетесь? — не выдержала Мария.

— Клянемся. — Изольда сделала вид, что сражена таким недоверием, — Нам нет дела до того, что у тебя с Гастоном.

— Ни малейшего, — подтвердила Элоиза.

— Ладно. У нас с Гастоном возникли некоторые отношения. Это пока все, что я могу сказать. Потерпите немного, скоро узнаете побольше.

— Раз уж ты удираешь на эту неделю к Гастону, то что ты можешь посоветовать?

— Я не удираю!

— Ну, неважно.

Мария взяла с кровати гребень и нервным движением положила его себе на колени.

— Я даже не знаю. А почему бы тебе не спросить у самого Кристиана?

Скривившись от ужаса, Изольда потрясла головой.

— Прекрасная идея!

— Нет, серьезно! Поведи себя с ним, как с братом. Он разве не этого добивается? Я бы на твоем месте тут же завалила своего старшего братца всякими сладкими секретами. Спроси у него совета, как кого-нибудь заарканить и что нужно, чтобы понравиться мужчине. Какие, мол, они предпочитают женские духи, и где ты можешь найти себе подходящего дружка…

Сначала Изольда слушала сестру с недоверием, но потом ее лицо просветлело:

— Ты гений!

— Ты, главное, записывай, а я уж подкину тебе свежих идей!

Кристиан припарковал автомобиль на обычном месте у дворца Берсерак. Сначала он решил снять солнечные очки, но потом передумал. Черные круги под глазами всем покажут, что он не спал ночью. Этим утром он, подведя скорбный итог всей своей жизни, решился провести ее остаток в раскаянии — потому что, если ад хоть наполовину похож на то, что он испытал этой ночью, то лучше туда не попадать.

Он уже слышал от Марии и Элоизы, что Изольда заперлась у себя и никого не впускает, не ест и не пьет, и ни с кем не говорит. И телефонную трубку она не брала.

Он открыл дверь машины. Хочет она или нет, но он должен с ней поговорить. Чтобы хотя бы договориться о том, что им рассказывать, когда дело дойдет до назойливой прессы. И о том, как им прожить эту безотрадную пору их жизни, которая могла затянуться бесконечно надолго. Он знал, что она чувствует то же, что и он сам.

Может быть, это их чуть-чуть утешит. Кристиан стал уже выбираться наружу, когда услышал голоса. На две парковки ниже вышел из своего автомобиля Жан Смелзер и здоровался с Натали, падчерицей покойного Фридриха. Они улыбались друг другу и разговаривали более чем дружески.

Кристиан поглядел на них с завистью и… злостью.

Разве они не замечают, как обрушился мир? Ничего не чувствуют? Ну и ладно. Теперь уже не важно. Ничего.

Кристиан наконец вышел и зашагал к главному входу во дворец. Он вежливо поздоровался с принцессой и сыщиком, мимоходом отметив, как они близко друг к другу стоят. Они проводили его взглядами.

Не исключено, что скоро весь мир будет следить за каждым его шагом.

Изольда видела, как Кристиан вышел из машины и направился к входу. При взгляде на его прекрасное лицо она почувствовала, как ее сердце вздрогнуло. Потом она заметила Жана и Натали. Как только Кристиан скрылся из виду, они повели себя довольно странно. Так Жан, не отрываясь, глядел Натали в лицо, а девушке, хотя ее это немного смущало — она покраснела, явно было это приятно. Сыщик даже сделал некоторое движение, которое можно было истолковать как стремление взять Натали за руку.

Ого-го-го, подумала Изольда, но тут же смутилась, что подглядывает, задернула занавеску и отошла от окна. Кристиан во дворце! И Жан вертится тут же, рядом…

Как только ушли Элоиза и Мария, у нее случилась еще одна немаловажная встреча. По тихому коридору хорошо разносились дальние разговоры. И вот она услышала, как говорят две камеристки: служанка Марии, жуткая сплетница Барбара, которая большую часть времени во дворце проводила за шушуканьем или обольщением быстро слабеющих перед ее чарами мужчин из прислуги. Вторая камеристка была ее собственная, задумчивая красавица Сильви, с которой они были довольно близки, когда Изольда была ребенком, но услугами которой она почти не пользовалась в последнее время. Девушку, казалось, это даже немного обижало.

— Завтра во дворце будет пресс-конференция, — повествовала Барбара. — Все говорят, что Кроненбург хочет захватить наш Мервиль. Но, думаю, там будут говорить о другом. О большом секрете…

— Каком? — едва слышно спросила Сильви.

— Обещаешь, что никому не расскажешь? Изольда, находившаяся по крайней мере за две комнаты от этой любительницы конспирации, только головой покачала.

— Ну ладно, слушай. Говорят, что Кристиан Лемонт — сын короля Фридриха!

— Ох!

Из горла Изольды вырвался сдавленный хрип.

— Я тут встречаюсь с личным секретарем королевы Генриетты, — деловито продолжала докладывать Барбара. — Так он утверждает, что о Кроненбурге заговорили так, для отвода глаз. Чтобы журналисты не напрягались… Ты можешь поверить? Кристиан Лемонт — наш наследный принц!

— Охо-хо, — только и сказала Сильви. — И брат нашим хозяйкам.

Изольда прижалась лбом к стене.

— Ну разве не чудесно?

— Наш будущий король? Барбара только расхохоталась.

— Ну, это если повезет, Я еще встречаюсь с одним парнем с кухни. Так он говорит, что королева Генриетта наняла американца, настоящего сыщика, и он берется за расследование. Видела этого пентюха во дворе, который крутится вокруг барышни Натали?

— Сыщик! — презрительно фыркнула Сильви.

— Ну уж… Один парень из охраны, я с ним тоже встречаюсь, рассказал, что этого пентюха позавчера назначили главой всей нашей службы безопасности. Ага! И что он очень, очень известен в Европе. Кучу тайн пораскрывал…

— Бедная барышня! — заявила Сильви.

— Натали? — удивилась Барбара.

— Не-е-ет.

Дальше Изольда слушать не стала, она подбежала к кровати, накрыла голову подушкой и еще закрыла себе уши руками. Господи, где же Кристиан!

Когда в дверь постучали, она подпрыгнула, как ужаленная.

— Барышня! Мне нужно кое-что вам сказать! — Это была Сильви.

— Я уже все слышала. Вы так шептались, что, боюсь, не услышать могла только бабушка… — бросила ей Изольда.

— Барышня, я думаю, вам нужна моя помощь.

Изольда удивилась и отперла дверь.

— Мне вас так жаль… — захлюпала носом Сильви.

— Ну-ну!

— Я подумала, барышня, что господин Кристиан никак не может быть вашим братом…

— Ты тоже заметила? — обрадовалась Изольда.

— Да… Я думаю, тут что-то затевается, для отвода глаз. Но сыщик-американец наверняка уже знает правду.

— Если бы… — вздохнула Изольда.

— Я хочу вам помочь и все выяснить! — зашептала Сильви.

— Как же?

— Я покручусь вокруг этого сыщика, — наивно сказала Сильви.

Изольда расхохоталась.

Барбара мне давно говорит, что я хорошенькая. И что я могла бы использовать это вам на пользу. Ведь мы должны помогать своим госпожам. А я знаю, что вы… и господин Кристиан…

Изольда нахмурилась. Но потом опомнилась. Милая девушка была так искренна!

— Спасибо, Сильви… Только смотри, не перестарайся. Все-таки он сыщик. Возьмет и посадит тебя в тюрьму!

Но Сильви мужественно нахмурила лобик и убежала, довольная собой и своей самоотверженностью.

Оставшись одна, Изольда вновь погрузилась в свои мрачные мысли. Ей самой тоже не мешает познакомиться с Жаном Смелзером. Может, Натали их представит друг другу. Кажется, они уже познакомились… Изольда с трудом могла представить себе судьбу человека, которому взбрело в голову приударить за пугливой Натали, но чем черт не шутит. Потом, он ведь ее старше. Лет на десять, не меньше.

Как и Кристиан старше нее.

Она решила отвлечься от грустных мыслей. Итак, следовало заняться переменой имиджа. Обложившись модными журналами, вооружившись огромным бокалом лимонада и круассанами, Изольда села в кресло и включила телевизор. Французские программы изо всех сил старались дать представление об идеальной женщине. Певицы извивались перед микрофонами под диско, изысканные дамы в длинных платьях тянули древние шансоны, и все были блистательными, обворожительными и соблазнительными. Несколько передач были впрямую посвящены проблемам обольщения. Одна из них, к ужасу Изольды, была посвящена близкой теме: мужчины, женатые на своих двоюродных сестрах, оживленно делились опытом. Правда, все их жены выглядели на редкость тускло. Носатый парижанин лет тридцати представил всем свою «молодую кузину». Но кузина казалась значительно старше его самого. По правде сказать, она выглядела лет на пятьдесят. Изольда скривилась. По другой программе обсуждали любовные романы. Самые модные повествовали о зажигательной и очень опасной любви. Фигурировали роскошные бандиты на дорогих машинах с вечными ухмылками на губах. Красавицы ныряли в эти машины и вновь возникали уже на тропических островах.

Все это Изольде не слишком понравилось. Наконец она нашла советы знаменитого модельера. Новый космический стиль. Много тканей, похожих на фольгу, блестки, неистовые прически, имитирующие струю огня, вырывающуюся из сопла космического корабля. Изольда сделала несколько заметок в блокноте. Становилось интереснее. Правда, у нее возникли сомнения, что подобный стиль способен сразить такого рассудительного мужчину, каким был ее Кристиан.

Еще одна передача была посвящена приемным детям.

— А почему вы не раскрыли своему сыночку тайну его рождения? — жадно спрашивала ведущая у полной женщины со зверски сосредоточенным лицом.

— Мы не хотели его травмировать. Думали, пусть станет взрослым и тогда все узнает…

— Однако вы с мужем принадлежите к белой расе, а ваш приемный сынок — африканец. Он мог догадаться довольно быстро…

— Да, — согласилась, погрустнев, мамаша.

Изольда фыркнула и переключилась на новости. Премьер-министр Кроненбурга рассуждал о длительных, почти семейных связях между его государством и королевством Мервиль.

— Мы намерены им помочь, — с угрозой в голосе толковал он. — Эпоха династического кризиса всегда тяжела для народа.

— И что же вы собираетесь сделать?

— Объединиться!

Изольда выключила телевизор, откинулась на кровати и скоро погрузилась в сон. Ее разбудил громкий стук в дверь. Изольда сбросила с лица модный журнал и заморгала.

— Изольда! Открой!

Кристиан! Она вскочила, потерла глаза и бросила взгляд в зеркало. Всклокоченные волосы, сонное, мятое лицо, скверное настроение в каждой черточке…

Неудачное время.

— Кто это?

Она понадеялась, что вопрос прозвучал небрежно и расслабленно. Равнодушно.

— Это я, Кристиан.

— Кто?

Как собака в погоне за собственным хвостом Изольда бешено закружилась по полутемной спальне, соображая, что же ей делать. Она еще не готова. Заказы из магазинов еще не пришли. Ладно, думай!

Она должна переодеться. Что-нибудь с блестками. Что там было на этой певичке?

— Ну же, Изольда. Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

Нет, нет! Сейчас она ему ни за что не откроет.

— Изольда! Можно я зайду!

Господи! А закрыла ли она дверь после Сильви? Голос Кристиана звучал подозрительно близко.

Она бросилась в ванную. Раздался звук открываемой двери, и голос зазвучал уже явно из комнаты.

8

О Господи! Это совсем не походило на картину изысканного обольщения, которую она нарисовала в своей голове. Блестки и мишура! Поглядев в зеркало в ванной, она обнаружила, что облачена в домашнее одеяние, которое больше подходит для занятий гимнастикой, чем для обольщения капризного возлюбленного. Она осторожно высунулась за дверь.

Кристиан стоял посреди полутемной комнаты и грустно смотрел на нее. У самых его ног валялся иллюстрированный том «Битва за любовь», принесенный Марией.

Какой позор! Ее взгляд уткнулся в его широкую грудь. Как ей хотелось к ней прижаться, вместо того, чтобы ломать комедию! Но он не должен подозревать, что она так озабочена его обольщением. Нужно было спрятать эту идиотскую книгу.

— Изольда! — сказал он, щурясь. — Мне очень надо с тобой поговорить. Что ты тут делала?

Выйдя из ванной, она уставилась на него. Ее тонкие ноздри были хищно раздуты, как бывало всегда, когда она сильно задумывалась.

— Что я делаю? Ну, если ты здесь, то мы могли бы… — Она в панике поглядела на книгу.

Битва!

— Могли бы подраться.

Она издала победный клич. Что могло быть более нелепым? Но думать дальше времени уже не было. Перед глазами встала картинка: они с Кристианом, мыча, завывая и повизгивая, катаются по полу, с наслаждением награждая друг друга тумаками, пинками и чем там еще принято у игривых братиков и сестричек?

— Подраться? — Кристиан опешил.

— Ну да! — Она могла поклясться, что он принял ее за неожиданно спятившую.

Ну что же, лучше сумасшедшая, чем скорбная лилия, решила она.

— Вот так!

И она прыгнула на него. Ударившись ему в грудь, она сбила Кристиана с ног и навалилась сверху.

— О-о-о!

Их жалобные стоны слились в один. Она убьет Марию.

Пока Кристиан приходил в себя от изумления, Изольда ловко зашвырнула ногой злополучную книгу под кровать.

Он вывернулся из-под нее и сел.

— Ты что, спятила?

Да. Спятила от любви. С безумным рычанием Изольда обхватила его руками за ноги и дернула. Он снова откинулся на спину и они стали кататься по полу. Но если Кристиан катался просто так, не понимая толком, что ему делать в столь странной ситуации, то Изольда каталась с целью. В ходе этой возни она умудрилась забить под кровать два каталога модного белья. Кристиан взвыл и схватился за запястье.

— Что за черт! Изольда! Прекрати! Я не собираюсь с тобой драться!

— А в чем дело, братишка? Боишься, что проиграешь?

Изольда уперлась локтем ему в грудь и дотянулась другой рукой до своего интимного дневника, который валялся прямо на виду около трюмо. Его она запихнула в самый угол, при этом ткнув локтем Кристиану в лицо.

— Боже! Ты мне, кажется, выбила зуб!

— Ну и что! Если ты будешь хорошим мальчиком, то зубная фея положит тебе сегодня ночью пару монет под подушку.

Слегка разозлившись, «братик» легонько пнул Изольду ногой в бедро, и она не успела ничего понять, как оказалась на спине, с руками, закинутыми за голову. Кристиан, усевшись рядом с ней, надежно держал оба ее запястья в своей сильной руке.

— Я не уверена, что это честный прием, — жалобно сообщила ему Изольда.

Она стала извиваться, пытаясь добраться до того места, где горкой лежали самые соблазнительные из ее ночных пижам.

— Ничего, — сказал он сердито, не давая ей продвинуться ни на дюйм.

Наконец она успокоилась и, шумно дыша, уставилась на него.

— Изольда, что все это значит?

Изо всех сил надеясь, что ее слова звучат совершенно естественно, она отвечала:

— А что? Разве не так полагается общаться братику с сестричкой? Я просто пытаюсь наладить с тобой новые, приличествующие нашему статусу отношения.

Она широко раскрыла глаза и посмотрела на него взглядом сельской простушки.

Он потряс головой, словно отгоняя некое наваждение.

— Изольда, ты думаешь, мне это легко?

— Ну да! А для меня это — как по парку пройтись!

— Я этого не говорил…

— Нет. Но ты ожидаешь, что я так просто переключусь с возлюбленной на сестру. Вот я и отрабатываю методику, — солгала она.

В его взгляде мелькнуло отчаяние, и, хотя ей стало его очень жалко, она увидела в этом добрый знак. Он сам еще не был готов принять ее как сестру. Переборов в себе страстное желание дать бедняге передышку, она бойко продолжала:

— Мы же с тобой пропустили целые годы драк, возни на ковре и прочих подобных забав. Вот я и думаю, что нам теперь надо пройти все это в ускоренном темпе. Тогда мы сможем стать настоящими братом и сестрой.

Он сердито сжал губы, так, что они даже скривились, и метнул в нее негодующий взгляд.

— Возня на ковре? Не думаю, что это хорошая идея.

Его дыхание стало едва слышным. Ниточным.

Он повернулся, и их тела на секунду соприкоснулись. В этот момент Изольда с отчаянием поняла, насколько она его хочет. У нее едва ли остались силы сопротивляться этому мощному желанию.

Ну же, мысленно обратилась она к нему. Ты же знаешь правду. Мы никакие не родственники. Поцелуй меня!

— Ну ладно. — Она опустила освобожденные руки и, повернув голову к нему, едва не касаясь губами его рта, прошептала: — Забудем о драках. Как насчет войны подушками?

— Может, лучше будем брызгаться?

— Отлично. У меня есть куча брызгалок. С тебя тогда — фен для просушки.

Ну что же, надо признаться, что их братско-сестринские отношения зашли довольно далеко. Они уже чисто по-родственному препираются. Но она все бы отдала за то, чтобы он прямо сейчас ее поцеловал!

Их взгляды встретились, и оба драчуна замерли. Изольда могла поклясться, что он думал о том же самом, но его желание — и это буквально читалось на его лице — постоянно натыкалось на внутреннее табу. Запрет. Дальше хода нет. Он резко перекатился в сторону и сел.

— Мне нужно возвращаться на конференцию. — Отбросив в сторону край одеяла, он ухватился за ножку кровати, с трудом встал на ноги и прихрамывая пошел к двери.

Она побежала за ним на четвереньках.

— Кристиан, подожди! Он остановился в дверях.

— Смотри! Ты так можешь?

Она высунула язык и скатала его в трубочку.

Он передернулся и начал:

— Изольда, я совершенно не понимаю, что ты здесь вытворяешь…

— Просто сделай так!

Кристиан секунду подумал, а потом с обреченным видом высунул язык. Но, как ни старался, скрутить в трубочку его не смог.

Изольда издала торжествующий вопль:

— Ты не мой брат!

— Что?

— Ты не можешь скатать язык.

— И что это, черт возьми, означает?

— Что мы не родственники. — Изольда ткнула в его сторону пальцем, вся дрожа от ощущения триумфа. — Способность скатывать язык у нас наследственная!

Кристиан потряс головой, на секунду возвел глаза к потолку, а потом опустил их и уткнулся взглядом в ее лицо:

— По какой линии? Отцовской или материнской?

Изольда нахмурилась:

— Что?

— Когда ты достаточно для этого подрастешь, мы поговорим, — сказал он сурово и вышел, хлопнув дверью.

Вот так. Лицо Изольды попунцовело. План не сработал так быстро, как она надеялась. Кажется, она выглядела полной идиоткой. И все же… она ощутила, что его броня дала трещину.

Со свистом клюшка Кристиана рассекла воздух и ударила по мячу. Он проследил, откинув голову назад, прищурив глаза, как тот взвился в лазоревое небо. И он подумал, что это неожиданный поворот в их отношениях с Изольдой спровоцировал такой отчаянный удар. Мячик исчез вдалеке. Кристиан подобрал сумку, уложил в нее клюшки и отправился на его поиски.

Играть в гольф одному никогда не было его любимым занятием. Но сегодня ему не хотелось никакой компании.

Ему хотелось подумать.

Изольда предприняла мощную атаку на их мораторий. Мораторий на продолжение романа. Она делала все, лишь бы разрушить его тактику, призванную защитить ее же. И его самого. От себя, от журналистов. И хотя он не мог отчетливо понять, что она затевает, но был уверен, что в запасе у нее есть еще много разных трюков.

Он почувствовал, что невольно ухмыляется, вспоминая их сегодняшнюю возню. Боже, она совершенно необузданна. И именно за это он ее любил. Он потряс головой и подумал, что любая другая женщина не стала бы затевать эту драку. Она бы предпочла залиться слезами.

Но не Изольда де Берсерак.

Нет, Изольда будет ловить своего мужчину с помощью лассо, сбивать с ног и заваливать на землю, как охотница, как настоящий ковбой на родео. Он громко рассмеялся, осознавая, как он любит ее за каждое движение, свидетельствующее о том, как она его любит. И, ковыляя через поляну, он вспомнил ту худенькую фигурку, которую видел тогда, у лесного озера. Именно тогда он понял, что эта и только эта женщина может стать его любимой на всю жизнь. Единственной. Те, у которых не было искорки в глазах, его никогда не интересовали. А у Изольды в глазах был целый сноп искр.

С другой стороны, своими искорками она вызывала целый пожар в нем самом, и в последние дни это не приносило ему счастья. Само понимание того, что он не способен вести себя разумно там, где дело касалось Изольды, сводило его с ума. Изольда сводила его с ума. Она делала это для того, чтобы быть с ним. Но он знал, что это ввергнет их в страшную пучину.

Ему надо постараться объяснить ей, что они больше никогда не будут вместе.

Но Кристиан понимал, что Изольда не примет никаких логических объяснений. Он стер улыбку с губ. Ему пришла в голову замечательная идея.

Он тоже должен бороться! Он не должен сдаваться. Надо довести эту игру до конца. Он остановился, наткнувшись взглядом на мячик. Достал железную клюшку номер пять, прицелился и запустил в небо роскошную свечку. Да. Он должен сражаться за свою жизнь вместе с Изольдой.

Когда вечером привезли заказы из магазина, Изольда решила, что займется подбором наряда не с сестрами, а с Сильви. Хотя задумчивая красавица не слишком разбиралась в одежде, и они не были с ней особенно близки с тех пор, как Изольда подросла, но она была почти единственной, кто заметил их с Кристианом отношения и вызвался помочь. Вряд ли она могла серьезно помочь, но сейчас Изольде хотелось побыть с кем-то не слишком заинтересованным в ситуации и одновременно близким. С кем-то не из королевской семьи. К тому же на Сильви, в отличие от Барбары, можно было положиться. Это Изольда поняла еще в детстве, когда камеристка, сама старше ее всего на пять лет, очень ловко покрывала все ее шалости и неизменно сопутствовала ей, если только не трусила и не ленилась.

Она позвонила в колокольчик. Явившаяся девушка была почему-то красной как рак.

— Ах, барышня! — заявила она прямо от двери. — Мне почти ничего не удалось! Наверное, я не такая красивая, как все толкуют. Месье Смелзер мной ничуть не заинтересовался.

Изольда расхохоталась. Сыщик оказался крепким орешком. Крепким американским орешком. Куда против такого ее задумчивой «агентше»!

— Но я кое-что все равно узнала! — упрямо сжав губы, сообщила Сильви. — Через подругу…

Изольда посмотрела на нее. Бедняжка! Похоже, еще лет через десять со своим меланхолическим нравом Сильви превратится в грустную клушу, как и положено простой прусской девушке. Удивительно было не то, что она до сих пор не вышла замуж — камеристкам принцесс это позволялось сразу же после того, как их подопечные становились взрослыми, — но то, что у нее, насколько Изольда знала, даже не было парня. Надо этим заняться, это ведь тоже моя вина, озаботилась она. И решила сначала устроить свое счастье, потом потрудиться ради Элоизы и сразу же после этого заняться судьбой Сильви.

— И что же ты узнала?

— Моя подруга Эжени — камеристка у барышни Натали… — Сильви замялась.

Изольда нахмурилась:

— Не уверена, что хочу это знать.

— Но это имеет отношение к нашему делу… — Сильви вздохнула, а Изольда фыркнула.

— Дело в том, что барышня Натали давно знакома с этим сыщиком, Жаном Смелзером.

Вот оно что! Значит, не зря они сегодня так переглядывались! Изольда снова нахмурилась, не желая лезть не в свое дело. С другой стороны, Сильви права.

— И Эжени мне сказала, что ее барышня сильно озабочена из-за поисков наследника…

Все они знают! Не удивительно, если окажется, что на пресс-конференции сейчас настоящая буря.

— Мы все озабочены, Сильви.

— И господин Жан тоже. Он что-то выяснил…

— Это не Кристиан! — Изольда даже взвизгнула от восторга.

— Я точно не знаю… — Сильви потупилась. — Но там много таинственного.

Но Изольде больше уже ничего не было нужно. Ее подозрения, нет, не подозрения, ее уверенность, разделял сам сыщик! Обязательно надо будет с ним побеседовать. Через Натали. Но не сейчас.

— Спасибо, Сильви. Из тебя получится замечательный агент. Но я позвала тебя не за этим.

Сильви радостно покраснела.

Неудача с обольщением сыщика, похоже, была забыта. Надо будет расспросить ее поподробнее потом, напомнила себе Изольда. Любопытство тоже было ее страстью.

— Поможешь мне подобрать наряд? — Она указала на кучу коробок. — Одна я толком не соображу.

Сильви с восторгом схватила край одного платья, уже распакованного, и охнула:

— Новая мода! Я вообще-то не очень…

— Ничего! Наша задача — потрясти этими платьями Кристиана до глубины души, понимаешь?

Сильви кивнула. До бала еще было много времени, и они не спеша принялись за дело. Оставшись одна, Изольда задумалась. Необходимо было позвонить Кристиану. Продолжить игру. Дать ему понять, что она согласна на его правила и собирается оставить его в покое. Она набрала номер. А начать можно с извинений — прекрасный повод!

Он поднял трубку с первого же звонка.

— Кристиан?

— Изольда?

Его голос звучал изумленно. И взволнованно. И соблазнительно. Волнующе соблазнительно.

— Да, это я… — Она постаралась, чтобы ее голос звучал чуть хрипло.

Прокашлялась и закрыла глаза. Он должен подумать, что она взяла себя в руки. Сильная женщина, которая способна контролировать свои эмоции.

Свободной рукой она взяла с кровати плюшевого мишку и вцепилась ему в шерсть ногтями.

— Э… причина, по которой я тебя звоню, это…

А зачем, собственно, она звонит? Ах, да! Освободить его! А разве он сам себя уже не освободил? Ох, как сложно…

— Изольда?

— Я здесь. Извини, я… Хорошо… Я тут немного подумала и просто хочу сказать тебе, что я согласна с тобой. Ты прав.

— Прав?

— Да. Абсолютно прав.

На том конце провода было молчание.

— Кристиан?

— Да, я здесь.

— Ага. Хорошо. Тогда вот что… Я хочу извиниться за свое идиотское поведение сегодня утром. Прости, пожалуйста. В конце концов, если ты станешь моим… — Она выдержала паузу, а затем продолжала со странной веселостью: — Моим братом, то мы будем часто видеться. И в доме, и на вечеринках, и на наших… — Она хихикнула. — На наших свадьбах и тому подобное…

— Изольда, я только…

— Нет, нет, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты знал, все это займет некоторое время, но постепенно я привыкну к мысли, что мы с тобой кровные родственники. Правда, я смогу. Я приветствую это. В самом взрослом смысле. Ради наших прежних хороших отношений. Ради папы. Ради тебя.

Господи, подумала она, что я несу? Вряд ли это подействует на такого умного человека, как Кристиан.

— И поэтому, — объявила она решительным тоном, — я обещаю тебе, что ты еще будешь мной гордиться. Тебе не надо беспокоиться, что я буду докучать тебе.

— Не надо?

— Нет, нет, — поспешила заверить Изольда. — Я понимаю, что никто из нас не виноват. Мы же не могли знать. И, в таком случае, нам лучше всего… лучше всего… вести себя так, как будто ничего не было.

— Ничего? Изольда, ради…

— Правильно. Чтобы стать одной большой, счастливой семьей. Ради всего хорошего, что нам предстоит. И я решила, что мы должны… — Она прервалась, не в силах так сразу проговорить жуткие слова. — Мы должны начать встречаться с другими, как можно быстрее. Ты с какой-нибудь женщиной, а я с мужчиной. Только для отвода глаз… Ты согласен со мной?

— Только для отвода глаз?

— Я уверена, что это единственный способ. По крайней мере для меня. Мне нужно вытеснить тебя из своего сердца. Кем-то другим. Сейчас же. И это лучшее, что я смогла придумать.

Молчание.

— Кристиан?

— Ты хочешь вытеснить?

— Да.

— Так скоро?

— Я должна. Я больше не могу выдерживать это напряжение. Я же не могу сидеть и ждать, когда представится возможность жениться на собственном брате, правда?

— Ты прекрасно знаешь, что я не это имею в виду. Мне этого не нужно.

— Ну и прекрасно. В таком случае, ты не будешь возражать, если сегодня я буду за обедом флиртовать с кем-то другим? Для отвода глаз.

Он вздохнул.

— Конечно.

— И чтобы вылечиться… от этой травмы еще быстрее, я думаю, мне надо выбрать также кого-то, кто будет сопровождать меня завтра на пресс-конференции.

— Изольда, ты можешь делать все, что хочешь.

Была ли нотка отчаяния в его голосе, или ей только почудилось? Или он думает, что она блефует? Что же, на самом деле это не так.

Сделав вид, что обиделась, она высокомерно произнесла:

— Конечно, так я и буду делать.

— Отлично.

— Отлично.

— Счастливо.

— Счастливо.

Изольда повесила трубку, а затем хлопнула себя ладонью по лбу изо всех сил, так, что едва не посыпались искры. Ох, отлично. Теперь ей нужно подыскать мужчину для свидания. У нее осталось ровно двадцать четыре часа на этот особый вид сумасбродства.

— Не понимаю, почему они не объявили тебя наследным принцем во время этой дурацкой пресс-конференции. — С кислым выражением на лице Шарлотта Лемонт покосилась на свое отражение в зеркале Сапфирового Салона дворца де Берсерак.

Этому лицу требовалось, по ее мнению, много всякого: мазков помады, штрихов туши, растираний и похлопываний по щекам, так что Кристиану пришлось ждать довольно долго.

— И все эти шушуканья о том, что Кроненбург попытается нас аннексировать… — пробормотала она. — При том, что все мы знаем: единственная новость, о которой следует шушукаться, это то, что мой сын скоро будет королем!

Отправив все пузыречки и коробочки обратно в сумочку, Шарлотта объявила, что она готова. Опасаясь, как бы ей не пришло в голову сделать еще какое-нибудь усовершенствование в своей внешности, Кристиан повлек ее подальше от зеркала. Прямо в толпу, которая текла в Хрустальную Бальную Комнату, на празднование Независимости Мервиля.

Час назад Шарлотта с Кристианом были почетными гостями на субботней пресс-конференции, сидели вместе с членами королевской фамилии в просторной аудитории, специально отведенной для такого рода мероприятий. Премьер-министр Рене Девуан долго рассуждал о грядущих переговорах с Кроненбургом, о планах разрешения кризисной ситуации, сложившейся между двумя странами, вокруг прав владения одной рекой.

Как ни странно, Шарлотта продремала большую часть его речи, и несколько раз, во время драматических пауз, сделанных премьер-министром, был слышен ее храп. Только смешки журналистов ее разбудили, и она тут же поспешила рассмеяться вместе со всеми, не подозревая, что смеялись над ней.

И это было только началом этого ужасного вечера, подумал Кристиан. Это был «вечер достоинства», призванный продемонстрировать Кроненбургу, что они вовсе не испугались угроз и намерены продолжать веселиться. Хотя у Кристиана не было никаких источников информации, он твердо знал, что королева-мать его испытывает. Она хотела убедиться в том, что он сможет «работать» королем, если когда-то в этом возникнет необходимость. Хотя, согласно законам Мервиля, управляемого только монархом мужского пола, если он действительно сын Фридриха, то все уже решено само по себе.

Со спазмом в животе, Кристиан стоически шел туда, где, как он предчувствовал, должна была пройти самая скверная ночь в его жизни. То, что и Шарлотту сюда пригласили, заставляло его голову гудеть, а глаза невыносимо зудеть. Но от осознания того, что там же будет Изольда, с ухажером или без, это неважно, ему становилось легче, настолько легче, что он был готов сразиться с любым из закованных в латы рыцарей, что стояли в зале древностей.

Пыхтя от напряжения, не в силах приноровиться к широкому шагу Кристиана, Шарлотта напоминала потревоженную наседку.

— Одно словечко не убило бы Генриетту. Могла представить тебя всему миру. На самом деле, это бы отрезвило Кроненбург со всеми его королями. Мы бы указали этому мерзкому Генриху его место. Не понимаю, чего они ждут.

Кристиан дошел до относительно малолюдного уголка в зале и развернулся к Шарлотте.

— Они ждут подтверждения твоей версии.

Шарлотта недоуменно уставилась на него.

— А почему они сомневаются в моих словах?

— Это ты мне скажи.

— Я ни в чем не сомневаюсь Не будь смешным. Мервилю отчаянно нужен король, а ты — как раз подходящий для этого дела человек. Кто справится лучше тебя?

— Никто, — зашипел Кристиан и провел рукой по волосам, оглядываясь: нет ли поблизости одного из вездесущих журналистов, — если только я был рожден для этого дела. Ты должна понять меня, мама, что я несколько упираюсь… Я никогда не думал сделаться наследным принцем этой страны, не говоря уже о том, чтобы стать ее королем. Я по-прежнему не горю желанием усесться на трон Фридриха. Особенно учитывая, что ты дождалась самого последнего момента, чтобы сказать эту якобы правду.

— О чем ты говоришь? — Шарлотта окаменела от ужаса. — Ты упустишь эту возможность, которая возникает всего раз в жизни, да и то совсем не во всякой жизни, только из-за того, что не чувствуешь себя готовым для этого дела? Я свернула небо и землю, чтобы возвести тебя туда, где ты сейчас, а ты намерен от всего отказаться? Я этого не допущу!

— Не допустишь?!

— Ты на своем месте! Один кивок головой может устроить всю нашу жизнь. Ты понимаешь, что это значит? Понимаешь? — Ее голос перешел в визг, что заставило несколько голов в толпе повернуться к ним.

С горящим лицом Кристиан смотрел на мать. На бровях Шарлотты выступили капельки пота, и пока он неподвижно стоял, наблюдая за ней, его мизерные подозрения пускали все более глубокие корни. Что-то в ее настроении было странным. Какой-то особенный свет загорался в ее глазах, когда она говорила о нем, как о сыне Фридриха, как будто она пыталась убедить в этом саму себя.

— Мама, — произнес он сквозь сжатые зубы. — Здесь не место, и сейчас не время обсуждать такие вопросы. Давай я отвезу тебя домой, и мы поговорим там.

— Ты что, сошел с ума? Пропустить бал? — Ее глаза выпучились при одной мысли о таком огорчении. — Никогда!

Заявив это, Шарлотта решительным шагом направилась к толпе у входа в зал.

Этажом выше Изольда с отчаянием созерцала выставку, расположившуюся на ее кровати. Сильви ей толком не помогла. Она только охала и восхищалась. То, что они выбрали вместе, теперь ей казалось совершенно неприемлемым. Но и новые покупки оказались ужасными. Она вытащила нечто похожее на бокал для сока, декорированное фальшивыми фруктами и блестками, и водрузила себе на голову. О чем она, черт ее побери, думала, когда остановила свой выбор именно на этой сумасшедшей моде? Она уже была готова провалиться сквозь землю от стыда. Сумочка, украшенная перьями тропических птиц и сделанная из настоящего пальмового листа, была не лучше.

Она стала изучать странное существо, появившееся в ее зеркале. Она хочет заинтересовать Кристиана или напугать его до смерти? Платье, покрытое золотистыми ромбиками, без сомнения, вызвало бы переполох на любой таможне, а остроносые туфли на высоченном каблуке подошли бы хорошему эквилибристу, но не ей. Новая прическа, макияж и ногти тоже несли на себе все признаки «космического диско» и — по уверениям сестер — бешеной сексуальности.

Изольда закусила свою сияющую всеми цветами радуги нижнюю губу. Она явно сделала ошибку, когда заявила сестрам, что хочет выглядеть «дрянной девчонкой» и декаденткой.

Ведьмой. Но в хорошем смысле слова, конечно. Им-то хорошо, они напялили свои милые платьица и понеслись на бал, а Изольда, повернувшись и поглядев на себя со спины, поняла, что никакой хорошенькой ведьмочки из нее не получилось. Настоящая фея Маб из шекспировского ужастика. Ну и ладно. Она бросила еще один взгляд на кровать. Наверняка, что-то из этих автомобильных аксессуаров произведет на Кристиана такое впечатление, что он сразу поймет — это существо не может быть его сестрой.

Она растерянно потеребила рукав куртки из фальшивой зебры. А если нет?

Внезапно погрузившись в депрессию, Изольда опустилась на край матраса. Ей было омерзительно все, что они накупили, до самой последней мелочи, и она не могла себе представить, что кто-то в здравом уме может появиться в этом на публике. Она хотела вернуться к своей прежней, не столь мятежной жизни. Слезы навернулись на глаза и потекли по щекам. Она хотела, чтобы вернулся папа. И ее законное положение принцессы. И ее любимый.

Дверь с грохотом распахнулась. В парижских нарядах, тоже купленных сегодня, к ней ворвались Мария и Элоиза, полные жизнерадостности и веселья. Она быстро промокнула слезы салфеткой и заставила себя улыбнуться. Мария выглядела потрясающе в своем мини-платьице с павлиньими перьями, а Элоиза напоминала современную мумию в похожем на тюбик от зубной пасты халате, но все-таки это были вполне приличные наряды. Достаточно старомодные.

— Изольда, лапочка, ты выглядишь изумительно! — завопили сестры хором, оценив ее снаряжение.

— Скажи, Мария?

— Сказочно!

Изольда возмутилась:

— Я выгляжу, как мотоцикл, вставший на дыбы!

— Ерунда! Все прекрасно. Разве не так, Элоиза?

— Прекрасно!

— А вам не кажется, что шляпа уж слишком нелепая?

Элоиза энергично затрясла головой.

— Ничуть! Все в полном комплекте, ничего не надо менять.

Ну что же. Пора было идти. Изольда осторожно пощупала свою шляпу. Мотоцикл с корзиной фруктов. Либо ее шея переломится, либо она переживет этот вечер.

— Я нашла тебе ухажера, — сказала Мария и чуть замялась. — Он, конечно, не совершенство, зато вызвался сам. Я даже не успела спросить.

— А что с ним не так?

— Ну, он, может быть, слишком молод…

— Насколько?

— Он совершеннолетний, если ты об этом. Изольда со страхом посмотрела на них.

— Не понимаю, почему такая таинственность? Скажите же, кто он такой?

— Незачем волноваться. Ты скоро сама увидишь. Пусть это будет сюрприз для тебя. Пойдем. И не забудь побрызгать волосы лаком. Так будешь еще изумительнее!

9

Хрустальная комната казалась огромным подносом, заполненным разноцветным вареньем из людских голов и фигур. С того места, где она стояла вместе с сестрами, Изольда могла видеть популярный английский ансамбль на главной сцене, чьи резкие звуки властно перекрывали весь людской шум. Цветные огоньки плясали по люстрам из венского стекла, отбрасывая отражения на музыкантов.

Вся вечеринка, вход на которую был открыт и простой публике, намечалась как утирание носа Кроненбургу. Демонстрация независимости и солидарности всего народа. Поэтому по залу в изобилии расхаживали охранники из службы безопасности. Повсюду были вывешены маленькие флажки Мервиля, и даже декор зала ограничивался тремя государственными цветами: золотым, белым и королевским пурпурным. Ночь грозила стать незабываемой.

Держа руку на перилах, Изольда изо всех сил сжимала ее, пытаясь успокоить дыхание и свои разгулявшиеся нервы. Кристиан был где-то в толпе. Как принцесса, твердо знающая, что в ее постели скрывается горошина, она чувствовала, что он здесь.

— Вот и Кассия, — сказала Мария и указала на мачеху.

— М-да.

— Судя по ее наряду, она решила, что хватит изображать скорбь. — Мария недовольно фыркнула. — Она одета смешнее, чем мы. Что, черт возьми, она пытается этим доказать?

— И с кем она там флиртует? — заинтересовалась Элоиза.

— Он — журналист.

— Ну, отлично. — Изольда тяжело вздохнула, закрыла лицо руками и еле слышно простонала: — Ничего более кошмарного в своей жизни не припомню.

— А это случайно не Жан Смелзер? — Мария чуть выгнулась назад и указала сестрам на угол зала. Все три принцессы принялись всматриваться.

— Где?

— Вон там… видите даму в таком потешном многоцветном ретро-кафтане? За ней — Жан.

Изольда посмотрела, куда указывал палец Марии.

— Между прочим, дама в кафтане это Шарлотта Лемонт.

Конечно же, развеселившаяся Шарлотта уже успела перехватить стаканчик с подноса и, казалось, вовсе не подозревала, что стала объектом столь пристального внимания. Она была на балу в окружении замечательных, равных себе по статусу царедворцев, и она была в восторге.

— Да. — Изольда нахмурилась. — Этот парень за ней — сыщик Жан. Интересно, что он там делает? Генриетта, наверное, запустила его сюда специально.

Она тут же вспомнила слова своей верной камеристки. Жан на ее стороне! Он тоже считает, что Кристиан ей не брат! По крайней мере так сказала Сильви, а ей сказала ее подруга, а подруге — Натали… Да, цепочка казалась длинноватой.

— Отсюда может показаться, что он кокетничает с Шарлоттой. — Мария с Элоизой захихикали.

Изольда уже расслабилась настолько, чтобы позволить себе улыбнуться. Она улыбалась до тех пор, пока не увидела, кто стоял в пяти шагах от Шарлотты. Кристиан.

Если бы она висела на утесе, и то не испытала бы такого выброса адреналина. Все чувства смешались в один напористый вал: страх, желание и возбуждение.

Казалось, он понял, что она глядит на него, в ту же секунду. Их глаза встретились. Изольда потеряла всякий самоконтроль: ей почудилось, что они единственные в зале люди. Кристиан медленно оглядел ее с ног до головы. Выражение его глаз выдавало более чем братскую заинтересованность. Бригитта!

Как это она не заметила Бригитту, буквально прилипшую к Кристиану сбоку? Изольда едва не застонала от ревности, когда монументальная немецкая дива наклонилась к Кристиану и что-то прошептала ему на ухо.

— Она выглядит, как весенняя ослица, — фыркнула Мария и обвила Изольду рукой за талию.

Изольда поблагодарила ее взглядом, хотя ее сердце было готово разорваться на части. Она заморгала, предупреждая слезы.

— Дыши животом, малышка, — посоветовала ей Мария. — Ты очень побледнела.

— Не позволяй Бригитте испортить тебе настроение, малышка. Она того не стоит, — добавила старшая сестра.

Как тренеры на боксерском поединке, Элоиза с Марией принялись растирать Изольде руки и хлопать по спине, всячески выражая свою поддержку.

Сестры были правы. Она не позволит какой-то молочной корове вызывать у нее тахикардию. Она ведь — де Берсерак! Гнев прокатился через все ее тело, давая силу.

— А теперь смейся, Изольда. Покажи им, на что ты способна!

Изольда послушно раскрыла рот и плечи ее затряслись.

— Она смеется или плачет? — поинтересовалась Элоиза.

— Не могу сказать наверняка. — Мария заглянула Изольде в лицо. — Ты в порядке, малышка?

— Я — отлично.

Изольда вытерла слезы с уголков глаз и улыбнулась. Ей показалось, что если Кристиан и чувствовал какие-то угрызения совести, то теперь от них не осталось и следа. Ну ничего! Скоро Кристиан Лемонт увидит, что она не нуждается в нем, чтобы хорошенько повеселиться.

Изольда вцепилась в руку Марии и, сделав глубокий вдох носом, выпрямила спину. Да, у нее здесь где-то ухажер!

— Мария, — зашептала она. — Где мой кавалер?

— Ах, да. Твой кавалер. Вот…

Изольда проследила за виноватым взглядом сестры и увидела Эрика Ван Гюйса.

— Эрик? — выдохнула она, потеряв всякие остатки самообладания.

— Ну, ведь я тебя предупреждала…

— Лучше бы ты меня сразу застрелила.

— Улыбайся, — пихнула ее локтем Мария. — На тебя все смотрят.

И действительно, все смотрели почему-то на нее. Журналисты заблестели вспышками и ослепили Изольду.

Подволакивая ноги и бормоча что-то радостное, Эрик бежал вверх по ступенькам. В одной руке он держал букетик цветов, в другой — устрашающей величины булавку.

— Ох, Изольда, принцесса… Вы выглядите восхитительно! — запыхтел он, добежав до нее. — Я принес вам букетик. Вот, дайте я приколю…

Изольда машинально отшатнулась и потеряла равновесие. И в этот момент булавка Эрика вонзилась ей в грудь. Каблук подвернулся, и она едва не рухнула на руки сестер, одновременно издав легкий визг. В этот момент тяжелые туфли потянули ее вниз по лестнице, и она проскользила несколько ступенек, прежде чем вцепилась рукой в перила.

Мария с Эриком бросились за ней вслед, а Элоиза попыталась на лету поймать все фальшивые фрукты, которые посыпались с ее шляпы.

К счастью, ей это удалось.

К несчастью, каблук на невообразимой туфле Изольды едва не переломился.

К счастью, больше она эти туфли носить не собиралась.

К несчастью, ее платье с металлическими ромбиками задралось ей на бедра, а шляпа повисла за плечами.

К счастью, теперь все это Изольду совершенно не волновало. Ей вообще было все равно, жива она или нет.

У Кристиана защемило сердце, когда он увидел, как Изольда споткнулась, а затем с трудом удержалась на ногах. Он шагнул в ее сторону, но целая толпа мужчин опередили его. Увидев, что в помощниках недостатка нет, он остался стоять на месте.

Сегодня Изольда была красивей, чем когда бы то ни было раньше. Ее стройная фигура была облита каким-то золотистым платьем с металлическими ромбиками, и оно превосходно выделяло все ее головокружительные изгибы и сводило с ума всех присутствующих мужчин. Ее изумительные ноги казались еще длиннее в этих высоких металлических туфлях, а прическа и макияж, с его точки зрения, выглядели великолепно. Потрясающе. Она, казалось, только что сошла с парижского подиума, и Бригитта, хотя и состроила презрительную гримасу, это знала.

Кристиан безумно страдал. Он ревновал не только к нелепому Эрику, но и к каждому мужчине из тех, которые толпились вокруг Изольды, источая похвалы, помогая ей водрузить на место ее фруктовую шляпу, бесконечно предлагая ей свою помощь… Его кадык сжался от спазма.

Боже, как он дошел до такого состояния? Еще несколько недель назад они были самой счастливой парой на свете. А теперь он вынужден стоять в стороне, сжимая в руке пухлую ладонь Бригитты, а за Изольдой ухаживал подросток Ван Гюйс.

Конечно, Эрик больше подходил ей по возрасту, но неужели он действительно был ей интересен? Она изо всех сил показывала, что так оно и есть.

— Ну, детишкам, похоже, хорошо вдвоем, — заметила Бригитта, указывая рукой на лестницу. — Кажется, Изольда наконец нашла себе кавалера по вкусу. Он симпатичный. Кажется, ей с ним весело.

Кристиан был вынужден признать, что это правда. Периодически откидывая голову назад, Изольда заливисто хохотала, вероятно, над остротами Эрика.

— Изольда, ох, прости! У тебя кровь…

Сжав губы, Изольда откинула голову и посмотрела на потолок. Она пыталась не замечать боли и уверить Эрика, что все в порядке, но место, в которое воткнулась булавка, горело огнем. Она старательно изобразила безмятежный смех.

— Все в порядке, Эрик.

— Ну хорошо. — Он с облегчением вздохнул, и его веснушчатая физиономия приняла обычный развеселый вид. — Потанцуем?

— Знаете, Эрик, я бы спустилась еще чуть по лестнице, а там посмотрим, а?

— Правильно! Разрешите? — Он протянул ей руку и им удалось чудесным образом спуститься без приключений.

— Я однажды работал с отцом в дворцовом саду, когда был еще маленьким, и наступил на гвоздь, — сообщил он.

— Как это мило! — заявила Изольда на автопилоте, не вслушиваясь в его слова, больше занятая соблюдением необходимой дистанции между собой и Кристианом.

— Меня отвезли в больницу, и там выяснилось, что повредилась какая-то связка в ноге…

— Изумительно!

Кристиан был всего в пяти метрах. И глядел в упор на нее. Изольда почувствовала, как у нее внутри все переворачивается.

— Я думал, что никогда не смогу ходить нормально, но я смог! Правда, единственный спорт, которым я могу заниматься, это гольф…

Изольда смотрела куда-то выше головы Кристиана, как будто его здесь не было, хотя мысленно она запоминала все его малейшие движения.

— Потому что я такой неловкий, и, знаете, нога болит еще после того, как я ее сломал во время школьного спектакля…

— Это, должно быть, очень здорово.

Изольда умудрилась разразиться беззаботным смехом, правда, опасаясь, что на лице могла отразиться ее напряженность. И, хотя ее глаза были уставлены на Эрика, она не переставала искоса наблюдать за Кристианом и отслеживать все его передвижения по залу.

Даже когда он удалился, она продолжала чувствовать волны сексуальности, которые от него исходили. Казалось, все женщины их чувствовали. Даже бабушка Генриетта, которая вытребовала у него танец. Он нежно подал старушке руку, и Изольда невольно улыбнулась. Тот факт, что он танцевал с королевой, казалось, совсем не наполнял его щенячьим восторгом. Он был почтителен, ловок и очень нежен. Старушка в его руках помолодела лет на шестьдесят.

Когда музыка закончилась, Кристиан повернулся к Генриетте и поблагодарил ее за танец. Все то время, что они двигались по паркету, он осознавал, что за ним наблюдают. Просто разрезают взглядами на части. Казалось, что и королева, вглядываясь в его лицо, стремится разглядеть в нем черты любимого сына. Она выглядела немного печальной, и Кристиан вспомнил, что она потеряла Фридриха в один вечер, очень похожий на этот.

Оставшись один, Кристиан снова нашел взглядом Изольду. Он увидел, что она по-прежнему с Эриком, который, демонстрируя свою мужественность, как раз притиснул ее к своей впалой груди. Этим маневром он едва не поднял ее над полом и потащил сквозь толпу, напоминая щенка, который волочит тряпичную куклу. Любая девушка послабее давно бы разразилась рыданиями и вырвалась. Но Изольде удалось мягко освободиться от его объятий и даже придать ему вид более или менее приличного партнера.

Впрочем, она почти не обращала внимание на нелепости Эрика, кроме тех моментов, которые угрожали ее безопасности. Она даже полузакрыла глаза и соблазнительнейшим образом стала покачивать бедрами в танце. У Кристиана клещами сжало сердце. Она прекрасно танцевала, чувствовала музыку, буквально пропуская ее через свое тело.

Кристиан попытался взять себя в руки тогда, когда жалобный стон едва не вырвался из его груди. Неужели так будет всю жизнь? Если она действительно его сестра, то каждое мгновение; проведенное с ней в одном помещении, превратится в пытку.

Если Шарлотта сказала правду, то был только один способ как-то прекратить это страдание. Один из них должен был покинуть Мервиль.

Навсегда.

Совершенно изможденная ролью плюшевого медвежонка, которого упрямо таскал повсюду за собой неуклюжий мальчишка Эрик, Изольда послала его за стаканом сока, а сама уселась на свободный стул в углу зала. Эрик, у которого тоже пересохло в горле, охотно заковылял куда-то в поисках стойки с напитками.

Изольда сидела неподвижно, ощущая боль в каждой мышце. Демонстрировать Кристиану, как она веселится, оказалось непосильным трудом. Особенно в таких высоченных туфлях, что были на ней.

Ожидая своего незадачливого кавалера, она оглядывала зал, и вскоре обнаружила Кристиана. Вместе с Бригиттой. Время от времени эта немецкая дылда так обжимала своим мощным тазом бедра Кристиана, что у Изольды темнело в глазах. Бригитта играла со своей жертвой, как кошка. Время от времени в танце она отрывалась от него метра на два, кружила, а потом снова прижималась с блаженной гримасой на лице. Изольда была готова поклясться, что слышит мурлыканье и урчание.

В сравнении с роскошной Бригиттой Изольда чувствовала себя угловатым, неразвитым подростком.

Внезапно перед ней возник Жан Смелзер и галантно поклонился.

— Я так и не научился танцевать, — сообщил он.

— Это не танец, — с отвращением заметила Изольда, не отрывая взгляда от Кристиана. — Это брачный ритуал.

— А что… похоже, он действует, этот ритуал.

— Это точно. — Изольда непроизвольно вздохнула. — Нас не представили друг другу. Вы Жан Смелзер?

Жан протянул ей руку.

— Смелзер. Да. Извините, что нарушил этикет.

— Ничего. Я Изольда де Берсерак.

— Ну да. Я неплохо знаю всех членов вашей семьи.

— Вот оно что. Я заметила, что вы знакомы с Натали.

— Мы с ней встречались раньше… несколько лет назад.

— Понятно…

Изольда посмотрела ему в глаза.

— Знаете что, принцесса, — начал он несколько фамильярно. — Вам совершенно незачем было подсылать ко мне вашу камеристку… Хотя она очень мила.

Изольда продолжала спокойно смотреть на него.

— Я и сам хотел с вами поговорить. Натали собиралась нас познакомить, да что-то не вышло.

Изольда отметила про себя, что он сказал это с ноткой неудовольствия в голосе. Вот как! Американский сыщик недоволен, что падчерица короля не сразу выполнила его желание!

— У вас есть какие-то новости? — не выдержала она.

Он грустно кивнул.

— Кристиан — не наследник?

На этот раз он упер в нее взгляд, очень печальный.

— Разве что у короля Фридриха было несколько сыновей…

— Что это значит? Вы нашли подлинного наследника?

От волнения Изольда даже вскочила, на мгновение забыв о своих пыточных туфлях. Жан Смелзер покачал головой.

— Все так сложно, — сказал он с неожиданным отчаянием. — Боюсь, мне доказать это будет сложнее, чем Шарлотте Лемонт.

Изольда покачнулась, Жан подал ей руку.

— Послушайте, — сказала она жалобно. — Вы ведь сыщик, и наверняка поняли, что меня все это волнует не только из любопытства.

— Знаю. — Он усадил ее обратно. — Под вопрос поставлен ваш статус принцессы.

Она отмахнулась.

— Не только это.

Она задумалась, может ли она довериться этому чужаку. Он кивнул.

— Вы думаете бежать? — спросил он прямо. — Вместе с ним? Например, в Париж?

Изольда молчала.

— Подождите, — посоветовал он. — Подождите немного.

Он поклонился и отошел.

— Постойте! — крикнула ему Изольда. — Так это точно не он?

Он кивнул.

Изольда возмущенно тряхнула головой, так что со шляпы снова чуть не посыпались фрукты.

— Дело в том, что я оказался замешан в это дело слишком глубоко, — сказал Смелзер спокойно. — И мое личное счастье теперь оказалось под такой же угрозой, что и ваше.

Он сказал это так спокойно и официально, что Изольда не сразу поняла, о чем он говорит. Его личное счастье? Причем здесь это? Потом ей показалось, что она догадывается.

— Натали? — спросила она.

— Да.

— Так в чем же дело? Я думаю, никто не станет возражать. В конце концов, это никакого отношения не имеет к престолонаследию…

Жан снова покачал головой, еще раз поклонился и ретировался, на этот раз окончательно.

От всего услышанного Изольде чуть не стало дурно. Когда явился Эрик с соком, она ухватила его за руку и попросила вывести себя на воздух. Они вышли на балкон. Изольда сняла надоевшую шляпу, оперлась о перила и задумалась.

— Не могу поверить, что мы наконец-то оказались вдвоем. Наедине… — заявил между тем юный Ван Гюйс.

Изольда улыбнулась ему, огляделась и обнаружила, что они действительно остались совсем наедине.

— Ну, не совсем наедине, — поспешила напомнить она. — За нашей спиной, в бальном зале, несколько тысяч человек.

— Это неважно, — отмахнулся Эрик.

Его ноздри раздулись, он шагнул к ней и зарылся лицом в ее волосы.

— Я мечтал об этом с седьмого класса, когда увидел, как ты купаешься в пруду… — Он выплюнул несколько ее волосков изо рта и продолжил пыхтеть: — Ты была так прекрасна. Я собирался крикнуть тебе, что я здесь, но тут явился Кристиан и велел тебе выходить из воды.

— Так ты тоже был… там?

— Не беспокойся. Я не все видел. — Он хихикнул и обнял ее рукой ниже талии. — Думаю, я тогда-то в тебя и влюбился.

— Ты… влюбился?

Он кивнул:

— О Господи! Этого еще не хватало.

— Изольда… — Он нежно, но настойчиво вцепился одной рукой ей в шею и снова потянулся к ней губами, только теперь не к волосам.

— Изольда, я знаю, что мы созданы друг для друга… Я знаю это с той самой ночи…

Он поцеловал ее подбородок.

— Эрик! — Она едва опомнилась от оцепенения. — Эрик, давай вернемся! Ты не можешь быть влюблен в меня… Это ведь наше первое свидание.

Тут ей пришло в голову, что с Кристианом у них тоже было только одно свидание. И, однако, ей хватило, чтобы влюбиться в него. На всю жизнь!

Эрик воспользовался ее задумчивостью и поцеловал ее в губы. Изольда ойкнула и попыталась вывернуться из его хватки, но он держал крепко.

— Еще один поцелуй, Изольда, умоляю тебя…

— Нет, Эрик, не стоит, право, не стоит… Губы Эрика обрушились на нее, и она испугалась, что он выбьет ей зубы.

— Эрик, нет! Пожалуйста!

Она пыталась упереться руками в его плечи и оттолкнуть, но Эрик оказался упорнее. Его руки, необыкновенно сильные и цепкие, дотянулись до замочка на молнии, и Изольда поняла, что он собирается раздеть ее прямо сейчас.

Из ее глаз хлынули слезы. Пропади пропадом ее гордость! Она бы не оказалась в такой унизительной ситуации, если бы не стремилась помучить Кристиана. Придя в ужас, она стала изо всех сил толкать Эрика, пока он не отскочил от нее так стремительно, словно пробка, вылетевшая из бутылки. Она расширила глаза, удивляясь собственной мощи.

И дивилась, пока не заметила Кристиана.

Ухватив Эрика за воротник, он прорычал:

— Эрик, ты слышал, что тебе сказала девушка? Она сказала: «Нет».

Эрик размахивал кулаками в разные стороны и наконец сумел нанести Кристиану чувствительный удар в живот.

— О-ох!

Удар ногой по лодыжке едва не заставил Кристиана выпустить своего пленника.

— Черт возьми, Эрик, прекрати!

— Нет! — Эрик пыхтел, пытаясь вырваться.

— Пожалуйста, не повреди ему ничего, Кристиан, — простонала Изольда.

Кристиан повернулся к ней в недоумении.

— Я… О-ох, Эрик, черт… Разве похоже, что я ему что-то повреждаю?

— Это я виновата, — прорыдала она.

— Оставьте нас в покое! — проорал Эрик.

— Нет! — выкрикнула Изольда.

Кристиан встряхнул Эрика:

— Ну, ты пришел в себя?

— Она хочет меня! Я ей нравлюсь! — Протесты Эрика становились все энергичнее. — Скажи ему, Изольда. Скажи ему, как у нас много общего.

— Эрик… извини, — выдавила из себя Изольда. — Но я люблю другого…

Кристиан закрыл глаза. Ее слова произвели мощный эффект на Эрика. Он прекратил дергаться и, когда Кристиан его отпустил, с достоинством отступил от него на шаг.

— Я так и знал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, — произнес он с горечью.

— Знаешь, Эрик, женщины вообще не любят, когда их пытаются затискать до смерти на первом же свидании.

— Я такой идиот… — сказал бедняга.

— Не больше, чем я, — признала Изольда. — Извини, если у тебя создалось неправильное впечатление…

— Ничего…

Эрик вздохнул, а потом мужественно сказал:

— Может быть, о сегодняшнем кошмаре мы когда-нибудь вспомним и посмеемся.

Изольда кивнула. Эрик улыбнулся своей мальчишеской улыбкой и шатаясь пошел с балкона в зал.

Кристиан молча смотрел, как Изольда опустилась на каменную скамью у самых перил.

— Кристиан, — сказала она, — я действительно вела себя как идиотка. Я позволила другим людям советовать мне, что делать, и это было ошибкой.

Скамья была холодной. Ноги нестерпимо болели. Она скинула туфли и стала растирать ступни. Он сел рядом и опустил голову.

— Это нелегко, Изольда, для нас обоих.

— Да. Могу тебя заверить, что я не хочу продолжать в том же роде. Но я никогда не приму тебя как брата. Раз тебе не нужна моя любовь…

— Нет, Изольда! Это не так. И ты знаешь, почему…

— Знаю, Кристиан? Что именно?

Он промолчал. Изольда вновь надела туфли и повернулась к нему.

— Я отказалась смириться с тем, что другие люди пытаются сделать с моей жизнью. А ты, почему ты с этим смирился?

Как мученик перед казнью, Кристиан поднял на нее потяжелевшие глаза. Потому что я хочу защитить тебя, хотел прокричать он. Но вместо этого произнес:

— Потому что мы не всегда можем себе позволить то, что нам хочется.

— Даже если мы правы?

Он покачал головой.

— Я разговаривала с Жаном Смелзером. Он тоже уверен, что наследник — не ты.

Кристиан вздрогнул.

— Почему тогда он не рассказал это всем?

Изольда задумалась:

— Я не знаю. Я не поняла. Он сомневается… но в другом. Кажется, он нашел настоящего наследника. Или считает, что нашел. Но он ему чем-то очень не нравится.

Кристиан возмущенно завертел головой, словно пытался разглядеть упрямого сыщика сквозь толпу в зале.

— Пойдем! — заявил он. — Мы должны найти его и заставить сказать все, что он знает!

Изольда печально покачала головой:

— Знаешь, у меня создалось впечатление, что он очень сильный человек. Хотя и выглядит таким мягким. Если он что-то решил, то так и сделает.

Кристиан воззрился на нее в недоумении:

— Может, ты все это выдумала?

Она молчала.

— Хорошо, — сказал он. — Я сам во всем разберусь.

Изольда молча смотрела, как он открыл балконную дверь. К своему ужасу, она увидела сразу за ней знакомую фигуру. Бригитта! Красавица томно потянулась к Кристиану. Изольда услышала звук поцелуя и увидела, как Кристиан ответил на него. Потом обнял ее за талию, и они слились с толпой.

Изольда сидела, словно окаменев. А потом начала тихо рыдать.

10

Такой ее и нашли сестры.

— Малышка, что произошло? — бросилась к ней Мария.

Элоиза только всплеснула руками. Изольда припала к плечу сестры и продолжала рыдать. Она потеряла Кристиана безвозвратно. Даже если он не наследный принц, она его упустила. Она отдала его этой мерзавке. А если не Бригитте, то любой другой женщине, которая не станет дожидаться так долго, как она — пять лет! — чтобы доказать свою любовь.

— Ну что, что случилось? — потрясла ее плечо Элоиза.

— Он поцеловал ее!!!

Элоиза переглянулась с Марией.

— Бригитту?

— Да! Прямо в ее мерзкие, хищные губищи!

Элоиза улыбнулась.

— Это ничего не значит, малышка. Я видела его только что. Он был один и отнюдь не казался счастливым. И его интересует вовсе не Бригитта. Он сначала спросил меня, где этот сыщик, Жан, а потом — где Натали.

У Изольды хватило самообладания, чтобы не приревновать к своей сводной сестре. Кажется, Кристиан действительно пытался что-то выяснить. Она начала понемногу успокаиваться.

— Эрик тоже был грустным… — сообщила Мария.

— Бедняга, — сказала Изольда и вкратце, с некоторыми купюрами, пересказала все, что произошло на балконе.

Мария только качала головой, а Элоиза пару раз хохотнула. Понемногу к Изольде вернулась некоторая уверенность.

— Надо подождать, пока Жан доведет свое расследование до конца, — заявила Элоиза. — Подождать. Мария зашла, чтобы попрощаться.

Изольда вздрогнула.

— Куда ты уезжаешь?

— В Кроненбург.

— Когда, сейчас?

— Да, — Мария кивнула. — Гастон меня пригласил.

Изольда испуганно схватила ее за руку:

— Мария, я не понимаю! Еще совсем недавно ты считала его надутым индюком! Откуда такая перемена?

Мария пожала плечами и встала со скамейки. На ее место рядом с Изольдой тут же села Элоиза.

— Все меняется.

Изольда вздохнула:

— Ох-ох-ох. Мне ли этого не знать!

— Изольда, с тобой все будет в порядке?

— Конечно. Мне плевать, что там у Кристиана с Бригиттой. Мне плевать, кто будет у нас королем. Я поеду к бабушке в Стокгольм.

— Позвонишь мне? — Мария уже уходила.

— Конечно.

Мария помахала им рукой и вышла. Элоиза обняла сестру.

— Передавай привет от меня бабушке. И держись. Как только что-нибудь изменится, я дам тебе знать.

Только после недели отдыха от всех переживаний — вернее, после недельного отсутствия новых поводов к переживаням, — Изольда почувствовала, что снова может окунуться в жизнь. Бабушка попросила ее съездить в город. Маргаритте фон Штакен были нужны яйца и молоко для какого-то особенного десерта, которым она явно надеялась взбодрить свою внучку и заодно прибавить хоть немного округлости ее исхудавшей фигуре.

Изольда пошла пешком. Она побродила по городу, заглядывая в лица встречных и удивляясь, насколько безмятежными они выглядели. Некоторые смеялись или кричали, громко гудели машины. Никто ее не узнавал, и это было необычайно приятно. Затеряться в толпе казалось ей выходом, возможностью забыть обо всех своих проблемах. Она пребывала в этом блаженстве забвения, пока не наткнулась на газетный киоск. Ее сердце заколотилось. Заголовки кричали:

«ДОЧЕРИ КОРОЛЯ ФРИДРИХА — НЕЗАКОННОРОЖДЕННЫЕ!»

«КОРОЛЬ ФРИДРИХ — МНОГОЖЕНЕЦ!»

И даже:

«НАСЛЕДНЫЙ ПРИНЦ МЕРВИЛЯ — КРИСТИАН ЛЕМОНТ?!»

Вцепившись в газетную стойку, чтобы не упасть, Изольда проглядела статьи и помчалась домой. Там она включила телевизор и отыскала программу новостей. Очень скоро она нашла, что искала: то, что оказалось в центре внимания всей Европы. Ее личное дело.

— В чем дело, дорогая? — обеспокоенная состоянием своей внучки, старая аристократка стучала в дверь ее комнаты.

Не услышав ответа, она зашла. На экране как раз некий французский хлыщ-журналист, вальяжно раскинувшись в кресле, со смаком обсуждал подробности жизни королевской семьи, смешивая реальность с собственной выдумкой.

— И в газетах то же самое, — обреченным голосом сообщила бабушке Изольда.

— Неизвестно, какого пола окажется ребенок королевы Кассии, — разглагольствовал журналист. — И неизвестно, будет ли ее ребенок признан наследником, даже если родится мальчик. Если все браки короля Фридриха после Мелиссы Купер являются незаконными… то… — Он развел руками.

— Интересно, — сказала задумчиво Маргаритта фон Штакен, — какая сволочь им все это рассказала?

Изольда фыркнула, услышав столь крепкое словечко из уст своей строгой бабушки, пожала плечами и заявила:

— Вальтер, больше некому.

— Госпожа фон Штакен, барышня! — В комнату заглянула чем-то чрезвычайно довольная Сильви, которую Изольда взяла с собой. — Камердинер сообщил, что к вам пришли.

Она торжествующе поглядела на Изольду:

— Это барышня Натали.

Удивленная Изольда поспешила вниз. Натали уже прошла в гостиную, и, застенчиво улыбаясь, разглядывала портьеры на окнах. Приемная дочь короля, она все никак не могла привыкнуть ни к королевской роскоши, ни к королевской обстановке с камердинерами, многочасовыми ритуалами и непременными портретами предков.

— Натали! — Изольда бросилась к ней, вся дрожа.

Ей было приятно видеть ее, но больше всего ее возбуждала мысль, что Натали привезла какую-то важную новость. Не в силах сдерживаться, она, едва поцеловав сводную сестру, тут же спросила:

— Жан нашел доказательства, да?

Натали смешалась. Похоже было, что ее особые отношения с американским сыщиком не были так широко афишированы, как дела королевской семьи. Но она справилась с собой и кивнула.

— Кристиан — не сын короля Фридриха, — произнесла она тихо. — Но…

— Что такое? — спросила с порога Маргаритта.

Натали замолчала, тоскливо глядя в пол.

— Но доказать это возможно, только представив настоящего наследника… — пролепетала она.

— Так в чем же дело? Милая, говори!

— Наследник не согласен.

Маргаритта подошла к ним вплотную.

— Не понимаю.

Изольда затрясла Натали за плечо:

— Ну же, ну!

Девушка неожиданно разрыдалась.

— Так. — Старая аристократка первой пришла в себя. — Натали, ты устала. Тебе надо отдохнуть. Через полчаса у нас ужин. Сильви проводит тебя в комнату… Мы все обсудим за ужином.

Как ни возражала Изольда, все получилось по словам бабушки. И ей пришлось ждать еще полчаса.

В Мервиле их не должен был никто встречать. Натали никому не сказала, что уезжает, а Изольда не сочла нужным кого-либо предупреждать. Однако в аэропорту их уже ждал Жан Смелзер. Встретившись взглядом с Натали, он засмущался. Два высоченных парня из дворцовой охраны, стоявшие по бокам от него, придавали ему вид чуть ли не карлика.

Сказочный волшебник, с нежностью подумала Изольда, глядя на него. И тут же вспомнила, какую ответственность взял на себя этот странный, застенчивый сыщик, и вздрогнула.

— Здравствуйте, Ваше Высочество, — приветствовал он ее.

Охранники церемонно поклонились.

— Как вы узнали, что мы прилетим? — спросила Изольда.

Смелзер снова смутился.

— Ах да, вы же глава нашей службы безопасности. — Изольда хлопнула себя по лбу. — Вам полагается все знать. Хотя боюсь, что вскоре вам придется сменить пост.

И она поклонилась ему. Несчастный сыщик скривился.

— Я хочу, прежде чем объявлять обо всем королеве-матери, поговорить с Кристианом Лемонтом, его матерью и вами. Так как я все же не был уверен, что вы прилетите именно этим рейсом, то пока не уведомил Лемонтов.

— Ничего, — расслабленно сказала Изольда. — Это может подождать… чуть-чуть.

Она с горечью вспомнила свою последнюю встречу с Кристианом. Как он поцеловал эту немецкую курицу.

— Да. — Жан кивнул. — Поедем. Я покажу вам все документы. Мне ведь тоже…

Что именно «тоже», он не договорил, но Изольда и так поняла. Они все вместе сели в лимузин и поехали во дворец.

Кристиан был в ярости. Он еще раз поглядел на документы, которые переслал ему Смелзер вчера вечером, и которые едва не выбросила в мусор его мать. Сейчас она сжалась в углу кухни. Он приблизился к ней, потрясая листами.

— Почему? — проорал он.

— Что? — тупо переспросила Шарлотта, вжимаясь еще глубже в кресло.

— Не притворяйся глухой, мама. Здесь документы, которые удостоверяют, что я — твой сын по крови. Хотя признать это теперь мне несколько сложно.

— Что там? — спросила она слабым голосом.

— Документы! — снова заорал он, но не дал их ей. — Из госпиталя, где ты меня родила. Свидетельства врачей. Свидетельство моего детского врача, соседей, вообще людей, которых я даже не помню, но которые очень удивились, когда им рассказали, что я, оказывается, не твой сын. Вот их имена: Катрин Метсю, Грегуар Пенель, его жена Клодетта, сэр Арчибальд Стоуни… достаточно?

Шарлотта скорбно поджала губы.

— Тут документ, доказывающий, что сын Мелиссы Купер после смерти матери вовсе не был передан тебе на воспитание, а оставался со своим отчимом и дедушкой и жил в Америке. А вот — доказательство того, что ты подделала документы! Мама! Это ведь уголовное преступление… Но… — Голос его задрожал. — Это я еще могу простить. Но как ты могла подумать, что быть подкидышем, кукушонком — это самое лучшее для меня? Зачем ты опозорила себя и меня перед самыми дорогими мне людьми? Зачем затеяла всю эту шумиху?

— Ты разве не понимаешь? — удивилась Шарлотта. — Я просто подумала, что было бы здорово, если бы ты был королем. Я подумала, что достаточно мне привести тебя во дворец и рассказать про Мелиссу, и никто не будет допытываться до истины. Ведь всем нужен король. Стране необходима сила. Тем более сейчас, когда, как ты знаешь, Кроненбург затеял все эти отвратительные, омерзительные подлости…

Кристиан затряс головой и чуть отступил от кресла матери, опасаясь, что не сумеет сдержать себя.

— Из тебя бы вышел прекрасный король, — скорбно заявила Шарлотта.

— Теперь из меня вышел прекрасный самозванец, — отозвался он. — Хотя это лучше, чем король.

Мысль об Изольде ни на миг не покидала его все эти сумасшедшие дни. Но теперь, выяснив, что он свободен и от кровного родства с ней, и от королевских обязанностей, он не был уверен, имеет ли право навязывать ей другое положение: быть женой самозванца, по сути дела, преступника, или, по крайней мере, посмешища в глазах всей Европы. Посмешища, которым он стал из-за каприза собственной матери.

— Что ты говоришь? По-твоему, плохо быть королем? — искренно удивилась Шарлотта.

Кристиан покачал головой.

— Мама, мама, ты даже не представляешь, что ты наделала…

Он склонился к ней в искреннем сожалении и поцеловал в лоб. В этот момент в дверь их дома позвонили. Кристиан спустился в парадную и вскоре вернулся.

— Меня вызывает к себе Жан Смелзер, — объявил он печально матери. — Не знаю, чем это закончится.

Шарлотта забеспокоилась.

— Зачем он тебя вызывает?

Кристиан посмотрел на нее страдальчески и пробормотал в сторону:

— Господи, ведь теперь я вообще могу никогда ее не увидеть.

Он так и оставил мать в глубоком недоумении. Но он ошибался. Ее, то есть Изольду, он увидел сразу же, как вошел в кабинет главы службы безопасности Мервиля. Кроме Изольды и Жана, там была Натали.

Изольда тут же бросилась к Кристиану и обняла его. У него закружилась голова. Смелзер смотрел на них со смущенной улыбкой. Натали встала со стула в углу кабинета и подошла к сыщику.

— Собственно, я хочу объявить вам не только то, что вы уже знаете, — начал Смелзер нерешительно. — Вы ведь получили мои документы?

Кристиан кивнул, не выпуская Изольды из объятий.

— К сожалению, сразу заглушить всю шумиху, вызванную подлогом, нам не удастся. Кристиан снова кивнул.

— Речь идет вовсе не о преступлении, — поспешил заверить его Смелзер. — Ваша матушка… с ней не будет ничего дурного. Королева-мать и я прекрасно понимаем, почему это произошло.

Кристиан обратил внимание на это особенное «я», словно Жан мог определять теперь и правосудие в Мервиле.

— Жан предлагает нам уехать, — поспешила сказать ему Изольда. — Нам. Вместе. Ты согласен?

Кристиан непонимающе качнул головой. Потом его осенило.

— Ты предлагаешь… Нет, погоди, это я должен сказать: я предлагаю тебе, Изольда де Берсерак…

— Я согласна, Кристиан! — прокричала она, радостно смеясь. — А вот и наши свидетели! — Она кивнула на Жана и Натали.

— Ты согласна стать моей женой? — переспросил Кристиан, млея от восторга. — И уехать со мной, и, может быть, долго не возвращаться домой?

Вместо ответа Изольда прижалась к нему еще крепче и потянулась губами к его рту.

— Подождите, подождите! — засмеялась Натали. — Вам незачем так спешить с браком. Вам незачем бежать, как преступникам…

— Королева Генриетта была в курсе моих поисков и сомнений… — подтвердил Жан. — Все это лишь для вашего спокойствия. Чтобы не оказаться на обложках всех журналов.

Изольда быстро чмокнула Кристиана и чуть-чуть отстранилась от него.

— Сейчас будет и она сама.

— Кто? Королева? Здесь?

Не успел Кристиан преодолеть свое изумление, как вошел молодец в форме службы безопасности и во всю силу глотки объявил:

— Вдовствующая королева-мать, Ее Высочество Генриетта де Берсерак!

Королева вошла в кабинет сыщика хоть и быстро, но сохраняя величие.

— Вы все здесь, дети, — сказала она озабоченно.

Потом повернулась к Жану:

— Я прочитала ваш последний доклад… Конечно, потребуется дополнительное расследование, вы понимаете…

Жан кивнул: одновременно с неким внутренним достоинством, но и подавленно.

— Какое расследование? — забеспокоился Кристиан. — Разве не все еще ясно.

— Речь идет о наследнике, — пояснила ему сурово Генриетта. — Вы им еще не сказали?

— Никому, кроме Натали, — смущенно признался Смелзер.

— Хорошо, тогда скажу я. Правда, может быть, это стоило сделать в более торжественной обстановке, но, надеюсь, на это еще найдется время. Итак, слушайте: знаете, почему мистер Смелзер так надолго затянул свое расследование? Потому что он довольно скоро выяснил, кто является настоящим наследником. И по причинам, мне не до конца ясным, это ему не очень понравилось.

Кристиан перевел удивленный взгляд с королевы на сыщика. О чем они, черт возьми?

— Дело в том, — провозгласила Генриетта, — что по всем данным, собранным мистером Смелзером, и которые, я изо всех сил надеюсь, будут подтверждены… — Она сделала паузу. — Настоящим наследником является он. Жан Смелзер — сын Мелиссы Купер, которая сменила фамилию еще до того, как родила его. Ребенок от короля Фридриха, моего незадачливого сына и нашего покойного короля, появился в семье американского полицейского, за которого Мелисса вышла замуж еще до родов. Вскоре после рождения Жана она погибла, катаясь на лошади. Отчим Жана все время знал, чьим сыном тот является, но, по понятным причинам, не открывал ему правды. Я только вчера имела честь познакомиться с этим джентльменом. Как хороший служитель закона, он тщательно припрятал все документы, относящиеся к этому делу. Но… их удалось разыскать. Они показывают, что будущий король Мервиля — человек довольно упорный. Хотя и странный.

— Жан — наследник? — Кристиан был в шоке.

— Главное, что ты мне не брат, — подсказала Изольда.

Он ее обнял.

— Я не хотел открываться из таких же опасений, — признался Смелзер.

Он совсем не походил на короля.

— Дело в том, что Натали и я… Но, конечно, тут ситуация совершенно другая…

Кристиан радостно рассмеялся.

— Дети мои, — сказала королева, — что ни говори, все устроилось не так уж и плохо… Посмотрим. Посмотрим.

Изольда кивнули, схватила Кристиана за рукав и увлекла его из кабинета. Уже в коридоре они жарко поцеловались в первый раз. И во второй. Потом снова — в машине, на автостоянке. Успокоиться им удалось только тогда, когда Кристиан сел за руль и они принялись обсуждать свои планы.

— Раз ты согласна, — начал он уверенно, — то где ты хочешь, чтобы мы поженились? И когда? Думаешь, следует дождаться, когда Жана объявят королем?

Изольда нежно засмеялась:

— Я готова выйти за тебя замуж где угодно. И как можно быстрее. Я не собираюсь дожидаться, когда решится этот дурацкий вопрос с престолонаследием. А как тебе кажется, Жан будет хорошим королем?

Кристиан задумался.

— Ты имеешь в виду, что он кажется немножко…

— Размазней? — подсказала Изольда в восторге.

— Ну ведь ему пока не пришлось пережить того же, что и нам… А боюсь, что, как королю, ему многое предстоит… Я думаю, он будет замечательным королем. В крайнем случае, твоя бабушка ему поможет.

Изольда рассмеялась.

— И Натали, думаю, тоже.

Изольда замолчала.

— Что ты, любимая? — спросил Кристиан обеспокоено.

— Я думаю, пора обсудить самый главный вопрос, — начала она сурово, но не выдержала и расхохоталась. — Что нам делать с Бригиттой Имхауэр, а?

Эпилог

Гостиница «Вилла Карузо» на Монпарнасе, когда-то любимое место всех почитателей Пикассо и Шагала, в тридцатые годы проживавших неподалеку, ныне стала приютом небогатых молодых пар из Германии.

Новоприбывшие, с первого взгляда, не были исключением. Они говорили по-французски с чудовищным прусским акцентом. Судя по тому, какие они бросали нежные взгляды друг на друга, поженились совсем недавно. А по тому, как внимательно молодая жена изучала карточку услуг, предлагаемых гостиницей своим постояльцам, к миллионерам их никак нельзя было отнести. Они отличались от остальных постояльцев лишь тем, что муж был явно старше жены, лет на десять, да еще своим невыразимо счастливым видом.

«Карл и Инесса Пфален», — вывел клерк в книге, а муж аккуратно расписался, взял ключ на груше, небрежно кивнул и пошел вслед за носильщиком, обняв жену за талию. Та бросала вокруг смешливые взгляды и едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Волю веселью она дала лишь в номере, когда носильщик ушел, получив положенный франк.

— Ну, Кристиан, получилось! — с восторгом заявила Изольда и расхохоталась. — Прошло!

Он подхватил ее на руки и расхохотался в ответ. Они вместе рухнули на кровать в приступе детской радости.

— А ты… а ты… уже думала, что Твое Высочество все в Париже узнают так сразу? — задыхаясь от смеха, спросил он.

— Обычно мы жили в другом районе, не здесь, — признала она. — Ух, до чего же здорово! Никуда отсюда не уедем!

— А как же Мервиль? Неужели тебя не тянет на родину? — удивился Кристиан.

— Кстати, о родине. Когда мы ехали, я разглядела в киоске, в заголовке газеты, кажется, «Либерасьон», что-то о Мервиле…

Изольда соскочила с кровати, подбежала к журнальному столику и стала рыться в свежих газетах.

— А! Вот. Давай почитаем. — И она упала обратно на кровать. — «Новости из Королевства Мервиль…» Про нас ничего, слава Богу. Кажется, мы их больше не интересуем. Но угадай, про кого? — Она хитро поглядела на мужа. — Угадай, Карл Пфален!

— Про кого же еще, как не про нового короля.

— Верно. И заголовок другой, я тебя обманула. Вот какой: «Король, бывший офицер Интерпола, с помощью принцессы Марии разоблачает заговор!» Это о Кроненбурге, если ты не догадался. А как тебе нравится Мария? Ни словечка нам не сказала! Я-то думала, что она влюбилась в Густава, а она действовала как разведчик. Ну и ну!

— Молодец! И Жан тоже! — восхитился Кристиан. — Молодец, его королевское величество. Ей-богу, знаешь, мне немного не по себе. Все кажется, что мы сбежали не в лучшее для Мервиля время. Может быть, ему понадобится наша помощь?

Изольда капризно надулась. Но тут же стала прежней — веселой и задорной.

— Конечно, без тебя не обойдется! Погоди еще чуть-чуть, пусть утихнет скандал с твоей мамой, вернешься и всем поможешь. Мне, кстати, тоже нужно кое-кому помочь. Я хочу, чтобы все женщины нашего королевства были так же счастливы, как и я.

Кристиан кивнул головой. В глазах его застыло некоторое недоумение.

— Разве ты не счастлив? — спросила Изольда, чуть погрустнев.

— Что ты, малышка. — Он улыбнулся. — Просто задумался: как странно и сложно все сложилось. И у нас, и в королевстве…

— Понимаю. — Она серьезно кивнула. — Но теперь все в порядке. И мы наконец можем побыть вдвоем… Наедине… Тебя хоть это радует?

Вместо ответа он ее крепко обнял и поцеловал. Потом не выдержал и рассмеялся:

— «Наконец»! И это после того, как мы уже целый год только и делаем, что ездим вдвоем по разным странам и при этом каждый день остаемся наедине.

— И слава Богу.

— Да…

Они замерли на пару секунд, потом заглянули друг другу в глаза, и их губы стали сближаться. И поцелуй их длился вечность.


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • Эпилог