КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412471 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151363
Пользователей - 93989

Впечатления

ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Вербинина: Сборник "Иван Опалин" [5 книг] (Исторический детектив)

Спасибо! Но после того как книга готова в FBE 2.6.7., надо нажать на "Сохранить" и тогда видны в выпавшем сообщении что не доделано и каковы ошибки. То есть почему файл не валидный! Успехов, Странник!
Эпиграф в произведении "Московское время" - а именно "Все персонажи и события данного романа вымышлены. Любое сходство с действительностью случайно."-оформлен неправильно, потому валидатор ругается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шилкова: Мострал: место действия Иреос (Фэнтези)

длинное-длинное и огромное предисловие заполнено перечислением 325 государств, в каждом государстве перечисляется столица, кто живёт в государстве, в каждой столице - имя короля, иногда - два короля, имена их жён, всех детей, богов по именам. зачем?
я что, это всё ДОЛЖЕН запомнить?? или - на листочек выписать?
мне что, больше заняться нечем???
автор, вы - даже не знаю как вас назвать. цивильного слова нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Доверься седцу (fb2)

- Доверься седцу (пер. Елена Яковлевна Ильина) (а.с. Сестры-2) (и.с. Очарование) 966 Кб, 285с. (скачать fb2) - Сара Гэбриел

Настройки текста:



Сара Гэбриел Доверься сердцу

Посвящается Мэри Джо Патни и Патриции Райе, которые делились со мной своим блеском, терпением, обаянием и стеклянными бусами.

Пролог

Лондон, 1 марта 1728 года

Единственный взгляд, брошенный на златовласую красавицу, стоящую в толпе, едва не стоил Александру Фрейзеру жизни и уж точно сбил его с толку. Отступив назад, он поднял меч, чтобы снова отразить удар, понимая, что противник наверняка воспользуется его невнимательностью.

К счастью, Джек Макдональд был не слишком силен в искусстве сражения на мечах. Но Алеку вовсе не улыбалась перспектива быть случайно пронзенным мечом на глазах у всего двора короля Георга, собравшегося в Сент-Джеймском дворце.

Капитан Александр Фрейзер, полковой офицер, владеющий землями в Килберни, наследник огромного состояния, которое было ему совсем не нужно, осторожно пританцовывал на месте, парируя удары. В левой руке, защищенной небольшим круглым щитом, прикрепленным к предплечью, он держал похожий на смертоносный шип кинжал, в то время как правой сжимал меч, готовясь отбить удар Джека.

Звон металла наполнял огромный зал, эхом отзываясь в сводчатом потолке, отражаясь от обшитых деревянными панелями стен и выложенного сланцем пола двухсотлетней давности.

Обернувшись, Алек вновь увидел ослепительной красоты девушку, которая стояла теперь ближе. Кто она такая, черт возьми, и почему занимает его мысли? Он заметил ее, даже, несмотря на то, что все его внимание было сосредоточено на противнике. Разглядел ее прекрасные белокурые волосы, кремовое с золотым отливом платье и традиционную шотландскую шаль, наброшенную на плечи.

Красавица шотландка не побоялась надеть национальную одежду в присутствии короля, вигов и англичан. Алек должен был знать ее, и все же она была ему незнакома. Повернувшись спиной к девушке, он вновь переключил внимание на противника.

Мягко, словно кошка, метнувшись вправо, он взмахнул мечом. Стальные клинки со звоном сомкнулись. Удар был настолько силен, что дрожь стали передалась руке Алека. Он стукнул рукояткой меча по левой руке Джека и выбил зажатый в ней кинжал. Разжав пальцы, Джек гневно взглянул на противника. Алек сделал резкий выпад, и его меч проскользнул между торсом Джека и рукой, в которой тот сжимал клинок. В ответ Джек яростно рубанул им воздух, и Алек отклонился назад, чтобы избежать удара. Противники осторожно переступали по полу, внимательно следя за движениями друг друга.

Зрители стояли в холле довольно далеко от сражавшихся – пестрое скопление разноцветных нарядов, напудренных париков и незнакомых лиц. Воздух стал горячим и тяжелым от причудливой смеси запахов духов, помады, вина и пота. Король Георг в камзоле из зеленой парчи и посыпанном серебряной пудрой парике восседал на позолоченном троне, что был установлен на витиевато украшенном помосте. Его королева сидела рядом – пышная и яркая в платье, расшитом цветами.

Все это промелькнуло перед глазами Алека единым пестрым пятном, и лишь прекрасная незнакомка сияла посреди этого буйства красок, подобно солнечному лучу. Она склонила голову, прислушиваясь к тому, что говорила стоящая рядом с ней женщина в черном. Развернувшись, Алек сделал выпад и отдернул руку.

Противники петляли, парировали удары, сходились, а потом снова расходились в смертельном танце. Раздался гул голосов, когда Алек сделал очередной выпад, намеренно не задев соперника. Отскочив в сторону, он встретил ответный удар Макдональда развернутым вертикально мечом, который внезапно взметнулся вверх и рассек ткань его рубашки. При этом его дыхание ни разу не сбилось, а движения оставались спокойными и размеренными.

Макдональд поднял свой клинок, но его удар не достиг цели, так как Алек отскочил в сторону. Вместо этого меч Джека с силой вонзился в устланный сланцем пол. Клинок Алека молниеносно взметнулся вверх и описал в воздухе дугу, едва не задев бок Джека, а затем прижал его плед к ребрам – смертельный удар, если бы Алек вложил в него больше силы. Макдональд замер под клинком противника.

Тяжело дыша, Алек ждал. Его рубашка пропиталась потом и прилипла к спине под клетчатым пледом.

И вновь в поле его зрения возникла златовласая красавица. Алек ощущал ее присутствие, как бы глупо это ни казалось, но следил взглядом за Макдональдом. Наконец Джек поднял руки, показывая тем самым, что сдается, со звоном бросил меч на пол и отступил назад, любезно кланяясь. Алек же лишь слегка нагнул голову.

Джек задорно, по-мальчишески улыбнулся и поклонился, когда зрители разразились аплодисментами. Его ясная улыбка, красивое, словно вылепленное искусным скульптором лицо, темные волосы, ниспадающие на лоб крупными локонами, навевающее романтику одеяние шотландского горца вызвали восхищенные вздохи дам. Джек Макдональд обладал многими достоинствами, одним из которых было природное обаяние. Женщины любили его, хотя временами он вел себя по-свински.

Джек повернулся и дружелюбно похлопал Алека по плечу. Тот хмуро кивнул, отирая со лба пот тыльной стороной ладони. Причиной его холодной сдержанности был вовсе не Джек, закадычный друг. Алек не умел работать на публику. Он лишь быстро окинул взглядом зрителей, а потом положил на пол оружие. Все, кроме меча с эфесом, Джек же продолжал срывать улыбки и аплодисменты и даже поймал три надушенных шелковых платочка. Когда овации стихли, он вместе с Алеком повернулся в сторону помоста.

Король Георг одобрительно кивнул, а стоящий рядом с ним важный камердинер в пышном парике и зеленой ливрее движением руки приказал шотландцам поклониться.

Алек в сомнении помедлил. Ему не хотелось кланяться этому немецкому выскочке, в то время как законный король Шотландии и Англии Яков Стюарт жил в изгнании в Риме. Поговаривали, что он почти оставил надежду вернуться на родину и теперь уповал лишь на провидение или на якобитов, которые могли бы помочь ему вернуть трон.

Будучи офицером независимого шотландского полка, Алек понимал, что должен скрывать свое мнение на этот счет. Осторожность и скрытность – лучшие спутники того, кто тайно помогает якобитам. Молодой человек еле заметно склонил голову, в то время как Джек все же отвесил поклон, но без привычной витиеватости движений.

– Ваше величество, – пробормотал Алек.

– Ошень карошпй представлений, – с сильным акцентом произнес король Георг. – Это палаш?

– Да, на гэльском языке это звучит claidheamh тог, ваша светлость, – пояснил Алек, – что означает «большой меч». – Краем глаза Алек заметил, как прекрасная незнакомка продвинулась ближе к тому месту, где стоял он. Пожилая женщина в черном неотступно следовала за ней, словно дуэнья. Алеку хотелось упиваться красотой девушки, узнать, кто она такая. Это было бы наградой за его мастерство. А внимание остальной публики и короля было ему безразлично.

– Я тумаль, они больше, эти шотландские мечи, – заметил король, и по залу пронесся тихий смех.

– Ваше величество, – промолвил Джек, – раньше шотландские мечи были гораздо больше, с двумя рукоятками и клинком в рост воина. Они предназначались для смертельной схватки, а не для показательного сражения. Теперь лезвия мечей значительно короче, да и рукоятку шотландцы усовершенствовали. Кстати, у нашего оружия бывают и немецкие клинки. – Джек снова поклонился. Алек же стоял и молчал.

– Кароший немецкий сталь, та! Только у шотландцев теперь нет оружия, его отобрали. – Король фыркнул, стараясь подавить смех.

– Мы знаем это, сир, – сухо произнес Алек.

– Кароший представлений в честь дня рождения нашей королевы, – продолжал между тем король. – Лучше, чем та «Опера нищих», что идет сейчас в театре. – Король отвернулся и заговорил с королевой Каролиной, сидящей рядом. Полная миловидная женщина, утопающая в шелках и жемчуге, улыбнулась шотландцам, а потом склонилась к мужу и согласно кивнула.

«Свободны», – подумал Алек.

Затем к шотландцам подошел камердинер и, вытянув вперед затянутую в перчатку руку, положил на ладонь каждого из них золотую гинею.

– Это вам за беспокойство, – надменно произнес он. Глядя на оскорбляющую достоинство подачку, Алек вспыхнул до корней своих золотисто-каштановых волос. Ни он сам, ни Джек не были наемными артистами. Их пригласили по просьбе короля, чтобы продемонстрировать искусство владения мечом перед публикой, собравшейся во дворце в честь празднования дня рождения королевы.

Повернувшись спиной к королю, Алек направился в центр зала, чтобы собрать оружие. Джек последовал за ним. Пряча кинжал в ножны, прикрепленные к ремню, Алек кипел от ярости.

– Дьявол, мы целых две недели ждали приглашения ко двору, а все ради чего? – пробормотал Джек.

Молча, взглянув на кузена, Алек подхватил с пола меч.

Почти три недели назад к нему обратился генерал Уэйд с просьбой отправиться в Лондон, чтобы продемонстрировать при дворе искусство сражения на мечах. В тот момент Алек был в Шотландии, в форте Уильям, где просматривал списки конфискованного оружия. Выбор генерала был не случаен. Ведь Алек, в совершенстве владел мечом. Его обучал дядя, написавший когда-то пособие по подготовке фехтовальщиков. Алек же прихватил с собой Джека Макдональда – своего кузена и помощника, чтобы тот исполнил роль его соперника в показательном состязании.

Ожидание королевского приглашения затянулось. Джек с готовностью окунулся в придворную жизнь, в то время как Алек, любивший уединение, гулял по улицам и паркам или вел деловую переписку, будучи юристом шотландского полка в звании капитана. Чем дольше Алек оставался в Лондоне, тем отчетливее понимал, что нужен в Шотландии.

Теперь, когда представление закончилось, они с Джеком были свободны. Зрители разошлись, потеряв интерес к шотландцам.

Красавица стояла неподалеку. Обмахиваясь веером цвета слоновой кости, она вполголоса разговаривала о чем-то с пожилой женщиной. Но вот она подняла глаза и вновь посмотрела на Алека. Ее взгляд – прелестный, робкий и чарующий – ослепил капитана.

Желая скрыть смятение, он вновь сосредоточил внимание на ножнах. Джек поднял с пола короткую форменную куртку красного цвета и ремень, но Алек отказался надевать их. Если его национальный костюм смутит вигов и лондонцев, значит, так тому и быть.

Джек как раз сворачивал вещи, когда Алек спросил его:

– Джек, кто эта девушка?

– Вон та красотка? Не знаю. Но я слышал, что она вместе со своей теткой приехала к королю подавать прошение от имени вдов якобитов. Каждая из них должна получить пенсию по причине смерти мужа. Вернее, по случаю его казни, – уточнил Джек. – Похоже, она шотландка.

– Судя по пледу, да. Ты не слышал, как ее зовут или к какому клану она принадлежит?

– Увы, нет. Но я люблю загадки. – Джек с любопытством рассматривал девушку.

Незнакомка снова посмотрела на шотландцев. Ее взгляд, устремленный на Алека поверх веера, растревожил его сердце.

– Странно видеть при дворе леди – жен якобитов, – заметил Джек. – Но король благосклонно отнесся к их прошению, а все потому, что девушка так прелестна. Защита вдов – благое дело. То, что творят ее родственники на севере, никак не касается ее здесь, в Лондоне. Нечасто увидишь при дворе шотландский плед. Девушку приняли бы за шпионку, если бы она не была… необыкновенно привлекательна.

Молча, кивнув, Алек заметил, как обе женщины подобрали юбки и направились в их сторону. Он стоял, сжав в руках рукоять меча, воткнутого в пол, с бешено колотящимся сердцем. Джек был рядом и говорил о чем-то обыденном – что нужно забрать вещи с постоялого двора и расплатиться с его хозяином. Но потом замолчал и он.

Грациозная женщина, идущая навстречу, казалась поистине волшебным существом. Невысокая, стройная и изысканная, она поддерживала изящными руками широкие шелковые юбки цвета слоновой кости, отделанные золотом. В клетчатой шали, перекинутой через руки, преобладали светлые оттенки. Три нитки жемчуга украшали ее точеную шею, а на соблазнительной груди, прикрытой полупрозрачными кружевами, покоилась мерцающая хрустальная подвеска на серебряной цепочке.

Алек стоял, словно завороженный, упиваясь восхитительным зрелищем. Он старался запечатлеть в памяти все – лицо в форме сердечка, похожие на лепестки роз губы, безупречно чистую кожу, слегка вздернутый нос и завораживающие светло-серые глаза. Отливающие золотом волосы, собранные на затылке, были спрятаны под кружевной чепец. Даже без пудры, румян и украшений она была удивительно красива.

– Святые небеса, – проронил Джек. – Сказочная принцесса.

Алек молча согласился. Девушка словно светилась изнутри, и он с трудом разглядел ее попутчицу – маленькую женщину, закутанную в черные одежды. Когда женщины поравнялись с ним, Алек почтительно склонил голову перед пожилой дамой, а потом вновь посмотрел на девушку.

Красавица еле заметно кивнула в ответ и прошла мимо. Она была так близко, что Алек мог бы дотронуться до нее, стоило лишь протянуть руку. Ее юбки едва не задели его ноги.

Девушка удалилась, унося с собой солнечный свет.

Внезапно Алеку показалось, что сияние, исходящее от незнакомки, прогнало тьму, окутывавшую его годами. Не двигаясь, он наблюдал, как незнакомка исчезла за боковой дверью, предупредительно распахнутой пажом.

Глубоко вздохнув, Алек быстрым движением спрятал меч в ножны. Никогда еще он не испытывал такого всепоглощающего влечения, захлестнувшего его подобно волне, сметающей все на своем пути. Даже к любимой женщине, ушедшей из жизни два года назад, не питал он подобных чувств. Изысканная и загадочная шотландка заставила его затрепетать.

Джек тоже онемел от восхищения.

– Я только что видел маленькую сказочную королеву, и мне кажется, я влюбился.

– Да? Пожилая дама как раз в твоем вкусе, – поддел его Алек.

Не обращая внимания на мгновенно нахмурившегося друга, он направился к главным дверям, возле которых стояли облаченные в ливреи привратники. Выходя из зала, Алек отдал сверкающую гинею одному из них. Он не нуждался в золоте английского короля.

Ее будто внезапно подхватил и унес ввысь неизвестно откуда взявшийся вихрь. Прижав руку к бешено бьющемуся сердцу, Кейт Маккарран наблюдала за высоким шотландцем сквозь узкую щель в дверном проеме.

Он бросил на Кейт несколько обжигающих взглядов и сразу же полностью поработил ее. Его мужская красота, ловкость и ощущение скрытой силы пленили ее. Пронзительные голубые глаза, глядящие из-под сдвинутых бровей, темные волосы с золотистыми прядями, словно тронутые солнечным светом… Этот благородный шотландец, похожий на ее братьев, казался таким же суровым и сильным, как родные горы. Его худощавый, темноволосый товарищ поражал красотой, но Кейт обратила внимание лишь на высокого шотландца и теперь раздумывала, кто он такой.

Тетка тронула девушку за рукав, приглашая следовать дальше, но та отрицательно покачала головой, дав понять, что вскоре ее догонит. Опершись рукой о дверной косяк, она наблюдала за шотландцами, пока те не покинули зал.

Внезапно Кейт ощутила непреодолимое желание отправиться вслед за незнакомцем в милую ее сердцу Шотландию навстречу приключениям. Но у нее было дело, и пока оно не завершено, она не вправе вернуться на север, не может позволить себе никем увлечься. Мечта, конечно, чудесная, но риск слишком велик.

Хрустальная подвеска блеснула, дрогнув на серебряной цепочке. Кейт дотронулась до нее пальцами. Кристалл вселил в нее уверенность и слегка усилил магический дар девушки, передаваемый в ее семье из поколения в поколение.

«Любовь творит волшебство», – гласил девиз ее клана. Кейт с рождения обладала магическим даром – способностью очаровывать людей. Один лишь мимолетный взгляд Кейт мог сделать любого мужчину ее рабом. Однако на высокого шотландца не произвел никакого впечатления. В его взоре она не увидела привычного обожания и покорности, готовности на все ради нее. Его немногословность, спокойствие и гордость глубоко запали ей в душу.

И все же Кейт не могла позволить этому незнакомцу очаровать себя, хотя при взгляде на него ее сердце начинало колотиться так, как никогда доселе. Она должна помочь родственникам-якобитам, используя свой магический дар. Ведь именно для этого она сюда приехала.

И все же Кейт показалось, что это высокий шотландец обладает волшебным даром, а вовсе не она. В тот момент, когда он прошел мимо, не удостоив ее взглядом, она почувствовала, что пропала.

Прикрыв дверь, девушка пригладила подол атласного платья. На другом конце зала ее тетя беседовала с шумным генерал-лейтенантом, который на протяжении многих лет пытался покончить с якобитами. Кейт была уверена, что вскоре он начнет расточать ей улыбки, и она сможет вытянуть из него информацию, полезную для ее северных родственников.

Изобразив на лице очаровательную улыбку, Кейт поспешила присоединиться к тете.

Глава 1

Шотландия, Глен-Мор, октябрь 1728года

– Нелепость какая-то, – пробормотал Алек, внимательно рассматривая листовку, которую держал в руках. Этот измятый и затертый в некоторых местах листок передал ему молодой офицер, стоявший у импровизированного стола в походной палатке. – Здесь написано «особо опасна». Вы согласны с этим, лейтенант Герон?

– Возможно, капитан. – Молодой человек нервно скомкал черную треуголку. – Генерал Уэйд попросил меня прийти сюда и рассказать о встрече с этой… э… преступницей.

Алек выбрал несколько документов из тех, что лежали на столе.

– За те дни, что я здесь, я успел прочитать несколько рапортов, но вы первый, с кем я лично беседую об этом деле. Кроме того, я только сейчас увидел эту девушку на листовке. Она весьма привлекательна, – заметил Алек, разглядывая изображение.

– На рисунке это не слишком бросается в глаза, но вот если бы вы увидели ее лично… – Герон откашлялся.

Алек поднес листовку поближе к тусклому свету фонаря и еще раз прочитал текст. В тишине было слышно, как хлопает парусина и барабанит по крыше дождь. Дверь палатки то и дело вздымалась от налетавших порывов ветра. Сюда удалось втиснуть походную кровать, деревянный сундук, доверху наполненный книгами и документами, а также шаткий раскладной стул, занятый теперь Алеком. Сесть было некуда, поэтому долговязый лейтенант стоял рядом с шестом, на котором крепилась палатка.

– Кэти Хелл, – прочитал Алек. – Пользующаяся дурной славой уроженка Шотландии. – Вскинув бровь, Алек некоторое время изучал портрет, помещенный над заголовком. – Воровка и шпионка, представляющая угрозу для короны… владеет магией. Что это значит, черт возьми? – Алек вопросительно взглянул на молодого человека.

– Она печально известна среди солдат генерала Уэйда. Сначала она завораживает человека, подобно сирене, а потом похищает у него документы. Она обладает… властью над людьми. Я не могу объяснить этого. Вы приехали сюда для того, чтобы поймать ее, сэр?

– Нет. Я юрист, а не полицейский. Но раз уж я здесь изучаю юридические документы, генерал Уэйд попросил меня обратить внимание и на это дело. Если вы не возражаете, лейтенант, я попрошу вас написать рапорт о вашей встрече с этой Кэти Хелл. – С этими словами Алек взял из стопки чистый лист бумаги и обмакнул перо в чернильницу.

– Конечно, сэр. Ее необходимо поймать.

– Несомненно. Она всех нас выставляет на посмешище своими действиями. – Алек вновь сосредоточил внимание на гравюре, которую держал в руке. На ней была изображена стройная девушка с пистолетом в одной руке и ножом в другой. Она была одета в клетчатые бриджи и обтягивающий жакет того же цвета. Ее высокую грудь пересекала широкая лента. Стройные лодыжки были затянуты в чулки, а на ногах можно было различить изящные туфли с загнутыми мысками. Волосы девушки, крупными локонами ниспадающие на плечи, были забраны лентой, а голову венчала шотландская шапочка с пером. Она была необыкновенно красива, с большими ясными глазами и пухлыми губами.

Алек прочитал вслух:

«Уроженка Шотландии Кэти Хелл действует в качестве шпионки в интересах якобитов. Умело используя женские уловки, эта девица обольщает солдат, доводит их до бессознательного состояния, а потом похищает собственность короля и короны. По словам суеверных шотландцев, эта непредсказуемая, обладающая диким нравом соблазнительница наделена магическим даром…»

Алек вновь взглянул на лейтенанта.

– Она и с вами это проделала? Лишила сознания и так далее?

– Она… э… ударила меня по голове рукояткой моего же собственного пистолета.

– Вот как? – Алек заинтересованно взглянул на молодого человека. – Продолжайте.

– Она вовсе не похожа на доступную девицу, изображенную на этом рисунке. Но я признаю, что у нее действительно какие-то сверхъестественные способности. Когда мы встретились, на ней было скромное платье, и она отличалась изысканностью манер. Она очаровала меня. Мне даже и в голову не пришло, что она может оказаться шпионкой. И я почти уже поверил в то, что она обладает… магическим даром. А потом она взяла мой пистолет и ударила им меня по голове.

Алек кивнул, не переставая смотреть на портрет.

– Она больше похожа на пирата, нежели на волшебницу. Вы смогли бы узнать ее, если бы встретили снова?

– Не уверен. Было темно, а моя палатка освещалась единственной свечой. Эта девушка показалась мне таким чудесным, нежным созданием! Невинным и образованным. Она совсем не походила на распутницу, изображенную на этом портрете. – Лейтенант указал на листовку. – Она оставила после себя кое-что. Белую ленту, свернутую в виде розы, – символ якобитов.

– Да, она и раньше так делала. Я читал об этом в других рапортах. Но каково ваше впечатление о ней?

– Она действительно волшебница. Я не смог устоять перед ее чарами. Есть в ней нечто особенное, какое-то только ей присущее очарование.

– Волшебница. Чары. – Алек сделал несколько пометок. – Так вы остались довольны свиданием?

– Я… э… не знаю. – Лейтенант продолжал мять в руках треуголку. – Я совсем ничего не помню.

Алек нахмурился. В каждом рапорте слово в слово повторялось то же самое. Ни один из офицеров не мог вспомнить, что именно произошло после того, как они повстречали обольстительную шотландку. Однако все они упоминали о поцелуе, после которого засыпали или теряли сознание. Алек подозревал, что девушка пускала в ход какое-то зелье. Когда ее жертвы приходили в себя, они обнаруживали оставленную девушкой белую розу и отсутствие важных документов.

Герон пожал плечами:

– Когда я проснулся, ее и след простыл. Перо вновь заскрипело по бумаге.

– Эта девушка умна, лейтенант. Никто из офицеров не знает, кто она такая, и не может описать, ни как она выглядит, ни что именно с ними произошло. Все они сбиты с толку. Она ловко делает вид, что владеет тайной магией, – произнес Алек. – Даже бывалые солдаты поверили в это. Продолжайте. Что-нибудь пропало из вашей палатки?

– Карты и шоколад.

– Что? – удивленно переспросил Алек.

– Я составил для генерала Уэйда схемы дорог, которые строят на Северном нагорье его отряды. Так вот, эти схемы пропали, равно как и банка с шоколадной крошкой. У нас в семье все очень любят горячий шоколад, и мы предпочитаем – не сочтите за лесть – шоколад мануфактуры Фрейзера. Он самый вкусный из тех, что я знаю.

– Спасибо. Я сообщу своей семье о ваших лестных отзывах. – Алек принялся перебирать лежащие на столе бумаги, не желая упоминать о собственной незначительной роли в торговой деятельности семейства Фрейзеров. – А откуда вы знаете, что именно эта девушка забрала ваши вещи?

В этот момент раздался стук по деревянному шесту, установленному у входа в палатку, и Алек оторвался от бумаг. Лейтенант тоже обернулся.

Откинув полотнище, закрывающее вход, в палатку вошла женщина. Укрываясь от ветра и дождя, она с головой закуталась в толстый шотландский плед, из-под которого выглядывало поношенное зеленое платье. Держа под рукой корзину, полную сложенного постельного белья, она заговорила на гэльском языке и указала сначала на кровать, а потом на корзину. Ее рука была затянута в побитую молью перчатку-митенку.

– Это прачка, – пояснил лейтенант. – Я видел ее здесь в лагере. Вполне безобидная, но, по-моему, немного не в себе.

– Я понял. Мисс, не могли бы вы прийти немного позже? – Алек по привычке встал со стула, как делал всегда в присутствии женщины.

Но прачка не обратила внимания на его слова и вошла в палатку, бормоча что-то на своем наречии и махнув рукой. Очевидно, она давала понять, что много времени ей не потребуется. Стряхнув с капюшона дождевые капли, она подошла к узкой кровати, поставила на пол корзину и принялась снимать постельное белье.

– Мисс, мы заняты, – произнес Алек, опускаясь на стул.

– Она не понимает английского языка, – сказал лейтенант. – Несколько местных женщин выполняют в лагере работу по хозяйству, но ни одна из них не говорит по-английски. Они неплохо делают свое дело. Одна беда – приходят и уходят, когда им вздумается, не соблюдая при этом никаких приличий.

Тем временем женщина копошилась возле кровати, напевая что-то себе под нос. Она оказалась на редкость неуклюжей. Уронила на пол чистое белье, а потом подняла его и отряхнула от грязи. Алек не мог рассмотреть ее лица, но под мешковатой одеждой вырисовывалась весьма недурная фигура. Возможно, женщина была вовсе не такой полной, как показалось вначале. А на мгновение мелькнувшее из-под капюшона симпатичное лицо говорило о том, что его обладательница довольно молода.

Женщина тем временем взяла из корзины чистую простыню, встряхнула ее и застелила матрас. По палатке распространился свежий аромат, прогнавший запах земли и травы.

– Мисс, – снова начал Алек, – пожалуйста… – Но женщина не обратила на него никакого внимания.

– Бесполезно, капитан, – сказал Герон. – До тех пор пока мы разбиваем военные лагеря здесь, в горах, где отряды генерала Уэйда строят дороги, мы должны нанимать местных жителей. Большинство из них говорят на ирландском наречии. Они весьма доброжелательны, а их женщины просто красавицы, – добавил лейтенант, бросая украдкой взгляд на прачку. – Но иногда они бывают невероятно упрямы и суеверны.

– И кроме того, – пробормотал Алек, – горцы благородны, вежливы и гостеприимны. По их словам, нет в мире более красивого народа, чем они. – Алек вскинул бровь. – Я тоже вырос в горах.

– Я… э… прошу прощения, капитан, – смущенно пробормотал лейтенант.

– Надеюсь, – продолжал тем временем Алек, – часовые тщательно проверяют личность каждой женщины, появляющейся в лагере, учитывая события последних нескольких недель?

– Конечно. – Герон махнул рукой. – Зачастую это сородичи, распределяющие работу между собой.

– Звучит не слишком обнадеживающе, если принимать во внимание тесные родственные связи в семьях якобитов.

– Да, но в нашем лагере было всего два происшествия – со мной и с полковником Грантом. – Герон откашлялся. – С того самого момента, как полковник попал в сети этой Кэти Хелл, он сделал все для того, чтобы ни одна женщина не попала в лагерь без тщательной проверки. Он пришел в ярость после того, что случилось. И до сих пор никак не придет в себя. Он говорит, что эта распутница угрожала убить его. А ведь она даже не ударила его пистолетом по голове, сэр.

– Я читал его показания. Кэти уязвила его гордость, – согласно кивнул Алек. – И все же вернемся к нашему разговору, лейтенант. Откуда вы знаете, что именно эта девушка взяла ваши вещи? Схемы и… э… шоколад?

– Она похвалила составленные мной схемы и заинтересовалась баночкой с шоколадом. Она даже принесла две чашки с горячей водой и сахаром. Девушка сказала, что очень любит шоколад и непременно хочет отведать немного.

Заправив простыню, прачка встряхнула одеяло с такой силой, что бумаги на столе Алека с шорохом взметнулись в воздух и несколько документов упало на землю.

– Tcha, – пробормотала женщина и повернулась, чтобы подхватить их. При этом она наступила на несколько документов, а остальные сгребла в охапку. Руки прачки скрывали потрепанные рукава слишком большого для нее платья. И все же Алек заметил, что ее кисти были изящными, а пальцы чистыми.

Не переставая бормотать что-то на родном наречии, прачка положила документы на стол, а потом наклонилась, чтобы поднять остальные. Алек присел, чтобы сделать то же самое, и в этот момент они столкнулись лбами. Женщина охнула от неожиданности и посмотрела на Алека.

Мужчина увидел красивые глаза необычного серебристо-серого цвета. Внезапно какое-то воспоминание всплыло в голове Алека. Он видел эту шотландку прежде, или ему это просто показалось?

– Извините, – произнес он и протянул руку, чтобы дотронуться до ее закутанной в плед головы. В этот же самый момент он испытал какое-то странное ощущение. Внезапно возникшее желание, потребность быть рядом с незнакомкой. Неужели так много времени прошло с тех пор, когда он последний раз был с женщиной?

Прачка быстро поднялась, а Алек вернулся к своим делам.

– Прошу прощения, лейтенант. О чем мы с вами говорили? – Алек вновь взял со стола листовку и еще раз внимательно посмотрел на изображение Кэти Хелл. – Значит, плутовка стащила ваш пистолет? Но как это случилось?

– Ну… я попытался поцеловать ее, выразив тем самым свое восхищение. А она ударила меня рукояткой пистолета по голове.

– А как она оказалась в вашей палатке? – Алек вопросительно взглянул на лейтенанта.

– Она бродила в темноте по лагерю. Сказала, что искала родственницу, но заблудилась. Она выглядела такой усталой и растерянной, что я предложил помощь.

– Она назвала свое имя?

– Мари. Кажется, так. Это все, что я помню.

Прачка взяла в руки подушку, с силой ударила по ней, а потом положила ее на кровать и снова расправила одеяло.

– На ваш взгляд, она шотландка или уроженка гор?

– Она прекрасно говорила по-английски, без намека на акцент. Более того, она понимает французский. Это выяснилось, когда я… э… прочитал вслух стихотворение.

– Стихотворение, – сделал пометку Алек. – Она красива, как вы считаете?

– Да. Молодая, утонченная. Кажется, у нее белокурые волосы. Но может статься, что и пепельные или рыжеватые. А глаза… Глаза голубые или зеленые. Или, может быть, серые? Я помню, на ней было темное платье, кружевной чепец и темный плащ с капюшоном. От нее пахло лавандой. А волосы были такие мягкие, – мечтательно протянул лейтенант. Алек вновь взял в руки перо.

– Глаза неопределенного цвета, оттенок волос неизвестен, говорит по-английски и по-французски, носит темную одежду, пахнет лавандой… словом, ничего выдающегося. Вы можете что-нибудь добавить?

– Есть в ней нечто особенное, – кивнув, произнес Герои. – Этакое сочетание очарования и невинности. Мне хотелось защитить ее и в то же время… любить ее. Перед ней невозможно устоять, и мои ощущения не поддаются описанию. Я был ослеплен, околдован. Возможно, все эти слухи о ее магическом даре – правда.

Алек отложил перо.

– Другие офицеры описывают свое состояние примерно так же. Вполне вероятно, что она подсыпала вам что-то в шоколад.

– В это трудно поверить. Она казалась такой трогательной, нежной и ранимой. И я страстно возжелал ее…

– Надеюсь, больная голова убедила вас в обратном, – досадливо заметил Алек. Пока Герон согласно кивал, не переставая теребить треуголку, капитан вновь взглянул на прачку. На этот раз она достала из корзины рубашку, пару клетчатых носков и сложила их на кровати.

Это была не его одежда, но Алек все равно надел бы ее. Поджав пальцы в поношенных ботинках, он вдруг' осознал, что носит одну и ту же рубашку, плед, жилет и носки слишком долго. В походных условиях найти свежую одежду было невероятно сложно, но Алек старался использовать любую возможность, чтобы переодеться. Чистое же постельное белье, принесенное прачкой, было дороже любого подарка. Местные женщины действительно хорошо выполняли свою работу.

Прищурив глаза, Алек внимательно наблюдал за прачкой, которая теперь повернулась к нему спиной. Она совсем не походила на неотразимую красавицу, описываемую всеми, кому довелось повстречать на своем пути Кэти Хелл. Но вот ее чудесные глаза, которые он успел заметить под капюшоном, когда женщина поднимала с пола бумаги…

Алек продолжал задумчиво следить за прачкой.

Если эта женщина – Кэти Хелл, отважившаяся войти в палатку с находящимися в ней офицерами, то она либо глупа, либо чрезмерно дерзка. Алек взглянул на лейтенанта.

– Это все, лейтенант. Я передам свои записи генералу Уэйду. Ему не терпится изловить женщину, доставившую столько неприятностей его офицерам.

– На мой взгляд, это не слишком верное определение, сэр. Я скорее назвал бы это… мгновениями счастья и благодати. Я чувствовал себя так, словно на миг прикоснулся к волшебству. Эта Кэти очаровательна.

– Эта хитрая и коварная бестия разбила сердца нескольким солдатам, а остальных обвела вокруг пальца.

– Да, сэр. Полагаю, вы правы. – Офицер опустил глаза.

– Можете быть свободны, лейтенант. Но прежде позвольте мне восполнить ваш запас шоколадной пудры. – Алек поднялся со стула. – Моя тетушка часто присылает мне банки с шоколадом. Я бы даже сказал, слишком часто. – Он указал на маленький стол, где лежали ложки, стояли кружки, серебряный чайник, а также несколько золотисто-черных банок с чаем, какао и кофе. Взяв со стола три банки, Алек передал их Герону.

– Спасибо. Вы так щедры.

– Вовсе нет. Я предпочитаю более крепкие напитки, но тетушка почему-то не высылает мне виски. – Капитан улыбнулся.

Герон рассмеялся, еще раз поблагодарил Алека и вышел из палатки.

Алек вернулся к столу. Тем временем прачка запихнула грязное белье в корзину, подхватила ее под руку и уже собиралась уходить. Алек взглянул на женщину и вновь ощутил укол. Неужели он видел ее раньше?

Он внимательно посмотрел на мешковатый плед, полностью скрывающий фигуру женщины, вздернутый нос, изгиб щеки. Всего-навсего симпатичная шотландка с недурной фигурой, спрятанной под всей этой одеждой. Прачка не смотрела на него, и Алек забыл о своих подозрениях. Эта женщина ничем не напоминала умную интриганку, изображенную на листовке.

Склонившись над столом, Алек вновь взял в руки портрет.

– Кэти Хелл, – пробормотал он, – ты завязала несколько узлов на полотнище британской армии, детка.

Прачка прошла мимо него к выходу, неся под рукой корзину. И вновь Алека охватило какое-то необъяснимое ощущение.

– Мисс, – позвал он.

Женщина остановилась, не оборачиваясь.

– Oichemhar, – произнесла она на родном наречии. Алек с трудом повторил сказанное – слишком долго не говорил он на этом языке:

– Рано говорить «спокойной ночи», мисс. Будьте любезны, подойдите сюда.

Глава 2

Сердце Кейт упало, когда она остановилась перед хлопающим полотнищем, прикрывающим вход в палатку. Господи, неужели капитан Фрейзер вспомнил, что видел ее в Лондоне?

Ему стоило лишь немного призадуматься, чтобы понять: шотландка, объявившаяся сначала при дворе короля Георга, а потом в палатке английского офицера, прикинувшись прачкой, не кто иная, как интриганка Кэти Хелл, шпионка, разыскиваемая военными. Если бы он попросил лейтенанта Герона или полковника Гранта опознать ее, она была бы поймана, а ее родственники оказались бы в смертельной опасности.

Кейт намеренно не оборачивалась. Она не могла позволить капитану Фрейзеру узнать в ней женщину, которую он видел в Сент-Джеймском дворце.

Войдя в палатку, Кейт с ужасом узнала в капитане шотландца, которого видела в Лондоне. Другой офицер оказался молодым лейтенантом, которого она встретила несколько недель назад. Но ни один из них не обращал внимания на женщину, вошедшую в палатку. Вот уже несколько недель она приходила в лагерь под видом прачки. Она собирала грязное белье и относила его своим кузинам, которые действительно стирали для солдат.

Но теперь сердце Кейт предательски забилось в присутствии статного шотландца. Несколько месяцев назад она, наведя справки, узнала, что он из семьи Фрейзеров, торгующих чаем и какао. Младший сын, имеющий звание офицера, что совсем нетипично для детей состоятельных торговцев. Уверенная, что она больше никогда его не увидит, Кейт все же мечтала о встрече с ним и даже воспылала страстью к шоколаду Фрейзеров.

Но она и представить себе не могла, что их встреча произойдет при таких вот обстоятельствах. Этот человек мог ее арестовать. Расспрашивал ли он о ней в тот день в Лондоне, как сделала она? Узнал ли ее имя?

– Мисс, – твердо произнес Фрейзер, – подойдите сюда, пожалуйста.

– Oichemhar, – повторила Кейт, берясь за полотнище, закрывающее вход в палатку. Ее колени задрожали, и она не смогла заставить себя обернуться.

Она подвергала себя большому риску, придя сюда в поисках важных документов, столь необходимых ее родственникам-якобитам. Кейт узнала, что у новичка капитана есть списки недавно арестованных горцев. Именно эти списки нужны были ее родным. И сейчас один из кузенов ждал в темноте под дождем, чтобы забрать их и отвезти Кейт в безопасное место.

– Мисс, подойдите сюда, пожалуйста, – строго повторил капитан.

Если она побежит, то лишь вызовет еще больше подозрений. Повернувшись вполоборота, Кейт спрятала лицо под клетчатым пледом.

– Рубашка, – произнес Фрейзер, взявшись за рукав. – Leinen?

– Leine, – удивленно поправила Кейт.

– Мой гэльский уже не тот. Раньше я говорил на нем свободно, – пояснил Алек. – Мою рубашку нужно постирать. Не заберете ли вы ее с собой? – Он принялся расстегивать жилет.

Кейт указала на кровать и быстро ответила на гэльском языке:

– Там ваши чистые рубашки.

– Leine, – повторил Алек.

– Для горца, – продолжала девушка, – вы не слишком хорошо знаете родной язык.

Посмотрев на нее, Алек загадочно улыбнулся, а потом стянул рубашку через голову.

– О, вы очень красивый мужчина, – пробормотала Кейт.

Она подошла ближе, чтобы подхватить рубашку, брошенную ей Алеком, и замерла в оцепенении. Мужчина стоял, по пояс обнаженный в тусклом свете фонаря, прекрасный, как бог. На его широких плечах и груди перекатывались тугие мышцы, а вокруг талии был обвязан шотландский плед. Его блестящие золотисто-каштановые волосы выбивались из тесьмы, которой были перехвачены, и ниспадали на плечи. Он скорее походил на гордого воина-кельта, нежели на мерзкого приспешника короля.

И вновь, так же как в Лондоне, Кейт испытала странное чувство при виде этого шотландца. Он словно бы очаровал ее. Ощущение было настолько сильным, что Кейт потеряла всякую способность мыслить здраво.

Сжимая в руках рубашку, она резко повернулась, чтобы уйти, и ее корзина с силой ударила по столу. Бумаги вновь дождем посыпались на пол.

– Дьявол, – пробормотал Алек и наклонился, чтобы поднять документы.

Воспользовавшись моментом, Кейт быстро просмотрела бумаги, лежащие на столе: отвратительную листовку, на которой уроженка Шотландии Кэти Хелл была изображена какой-то разбойницей, записи Фрейзера и несколько длинных списков, написанных рукой клерка. Должно быть, это и есть то, что она ищет.

Кейт уже протянула руку, чтобы взять списки, но капитан снова встал. Девушка убрала руку столь поспешно, что задела фарфоровую чашку, стоявшую на краю стола. Жидкость – судя по цвету, крепкий горячий чай – пролилась на бумаги, промочив насквозь портрет. Кейт схватилась за него одновременно с капитаном, и листовка разорвалась.

Пока Фрейзер пытался спасти остальные документы, Кейт бросила корзину на пол, схватила грязную простыню и принялась вытирать растекающуюся лужу. Выхватив простыню из рук девушки, Алек начал бороться с быстро расползающимися по столу чернилами, чуть слышно ругаясь.

Суетясь больше, чем нужно, Кейт подняла чашку и поставила ее на маленький столик рядом с серебряным чайником и жестяными банками. В чайнике был кипяток. Девушка наполнила чашку, раздумывая над тем, как бы поближе взглянуть на списки.

С другими офицерами Кейт надо было лишь подождать, когда тихая беседа, улыбки, лесть, смех и мимолетные прикосновения сделают свое дело и ее чары подействуют. В большинстве же случаев мужчины впадали в дремотное забытье, выпив лишнего. Вот тогда-то Кейт и просматривала документы и прятала нужные бумаги в карман.

Но сегодня она не могла рисковать и тянуть время, пытаясь испытать свой дар на этом капитане. И не только потому, что он мог вспомнить, что видел ее в Лондоне. Кейт почему-то казалось, что ее магический дар не подействует на него так быстро, как на остальных мужчин.

Нужно найти списки и убираться отсюда. Сунув руку в карман юбки, Кейт нащупала спрятанный там стеклянный пузырек с сонным зельем из трав. Иногда она подливала это снадобье в напитки офицеров, чтобы оградить себя от их домогательств.

Кейт осторожно открыла пузырек кончиками пальцев. Незаметно бросив взгляд на списки, которые держал в руках Фрейзер, она заметила имя Иена Камерона. Иена арестовали, и ее брату и остальным родственникам необходимо было знать, где его держат. Кейт было известно, что если они найдут Камерона, то не только спасут ему жизнь, но правительство не узнает его секрета. А это сохранит жизни и благополучие сотен, а может быть, и тысяч горцев-якобитов.

Фрейзер продолжал стоять, и Кейт поставила на стол чашку, так и не улучив момента, чтобы подсыпать зелье. Офицер молча смотрел на нее, и Кейт отвернулась, пытаясь унять пустившееся вскачь сердце.

Оставалось последнее. Метод, о котором она слышала, но никогда ранее не применяла. При одной только мысли об этом в душу закрадывалась тревога.

Если верить семейной легенде Маккарранов, тот, кто унаследовал магический дар от предков-фей, также обладал и способностью околдовывать человека. Чары лишали его сознания и даже останавливали время.

Кейт никогда не проделывала ничего подобного, полагаясь на свое врожденное обаяние и удачу. Она не знала, каким образом сможет обворожить Фрейзера. Более того, она не была даже уверена, что обладает такой способностью, несмотря на семейную легенду. С самого детства ей было сложно принять тот факт, что она отмечена сверхъестественными способностями, с легкостью очаровывая людей. Она использовала этот дар, чтобы помочь своему клану. А вот колдовство – это уже серьезно.

Несколько лет назад их семья счастливо жила в замке Данкрифф. Ее бабушка и тетки, досконально изучившие семейные предания, предупреждали ее о том, что колдовство следует использовать только в том случае, если понимаешь его силу. Но Кейт казалось, что она никогда не поймет этого. Другие члены клана Маккарранов разбирались в семейных преданиях гораздо лучше, чем она. В старинном, огромных размеров манускрипте, в который из столетия в столетие добавлялись страницы, описывались семейные волшебства и магические рецепты. Но Кейт этот манускрипт напоминал скучный школьный учебник, и она почти не открывала его.

Кроме того, она почему-то была уверена, что чары Маккарранов не подействуют на Фрейзера. Казалось, ее очарование не произвело на него ни малейшего впечатления.

Он выглядел раздраженным, когда, сердито сдвинув брови, собирал со стола бумаги. Кейт давно не сталкивалась с подобной реакцией мужчин. А если точнее, с того самого момента, когда отец застал ее за рассматриванием иллюстраций одной из книг в его библиотеке. Это был сборник итальянских гравюр, изображавших обнаженных мужчин и женщин, сливающихся воедино в различных интересных позах. Кейт не могла сделать людям ничего плохого, а вот ей самой необычные способности, в которых была так уверена ее мать, не принесли ничего хорошего.

Как только Фрейзер отвлекся, Кейт улучила момент и вылила содержимое пузырька в свежезаваренный чай. Слегка горьковатое на вкус, а в целом вполне безобидное снадобье способствовало крепкому беспробудному сну. Отыскав плошку с сахаром, девушка высыпала добрую порцию в чай.

Подав капитану чай, Кейт почувствована себя не в своей тарелке. Она напоминала себе самой паука, плетущего паутину, чтобы поймать ничего не подозревающую жертву.

Взяв чашку, Фрейзер поблагодарил сначала по-английски, а потом на гэльском наречии:

– Спасибо… tapadhleaf.

Слова, произнесенные народном языке, заставили Кейт почувствовать себя еще более виноватой. Большинство офицеров, встречавшихся на ее пути, были марионетками в красных мундирах – все до одного виги, – и у нее, рожденной в горах от отца-якобита, погибшего в изгнании, были все основания их недолюбливать. Все они мгновенно начинали пылать страстью к Кейт – пресыщенные, толстые глупцы. Их было легко ненавидеть и обводить вокруг пальца.

Но капитан Фрейзер внушал ей совсем иные чувства. Несмотря на то что он оказался вовсе не тем воином-горцем, какого она себе вообразила, и вопреки тому, что он носил красный мундир, сердце Кейт начинало биться сильнее в его присутствии.

«Ну, пожалуйста, выпей! – мысленно молила Кейт, борясь с желанием выбить из рук капитана Фрейзера чашку. – Выпей и прости меня».

Алек поднял чашку в приветственном жесте:

– Вы крошечное неуклюжее существо, мисс Прачка, но, несмотря на это, вы очень красивы, и я надеюсь, что стираете вы гораздо лучше, нежели выполняете работу полому.

С этими словами капитан стал пить чай.

Чувство вины усилилось, но Кейт наклонилась и принялась собирать разбросанное белье. Рубашка капитана Фрейзера все еще пахла его телом – уютом, силой и мужественностью. Подхватив корзину, Кейт двинулась к выходу из палатки, но потом обернулась.

Капитан сидел на стуле и потягивал чай, раскладывая на столе бумаги. Затем он поднял руку и провел по густым волнистым волосам.

Кейт почти уже вышла из палатки. Но тут заметила, что он подпер голову рукой, как если бы сильно устал. Стараясь заглушить острое чувство вины, Кейт вышла из палатки и нетерпеливо вгляделась в сгущавшиеся сумерки.

Едва она побежала вперед, из темноты возникла фигура высокого шотландца. Кейт испуганно охнула, а затем метнулась навстречу кузену. Алан Маккарран схватил ее за плечо и оттащил в безопасное место.

– Что случилось? – тихо спросил он на гэльском языке. – Я стоял снаружи и прислушивался на случай, если понадобится моя помощь. Ты была там довольно долго.

– Все в порядке, – прошептала Кейт.

– Нашла списки арестованных?

– Я их видела, но забрать не смогла. Офицер до сих пор не заснул. Алан, послушай, – взволнованно продолжала Кейт, – он видел меня несколько месяцев назад в Лондоне. Я подлила ему в чай сонное зелье, и все же слишком рискованно возвращаться назад. Он может догадаться, что я шпионка, которая принимает различные облики. Он отнюдь не дурак, этот офицер.

Алан покачал головой.

– Ты можешь очаровать его так же, как и других. А это снадобье, что ты подлила ему в чай, свалит его с ног. Найди списки и возвращайся скорее.

Внезапно Кейт охватила паника. Она разрывалась между желанием немедленно покинуть лагерь и порывом вернуться назад в палатку Фрейзера. Он словно околдовал ее, и эти странные и восхитительные чары оказались слишком сильны. Вот ведь ирония судьбы.

– Нам необходимы эти списки, – сказал Алан. – Мы должны узнать, куда «красные мундиры» увезли Иена Камерона после ареста. Другу твоего брата известно, где тайник с испанским оружием, и мы должны освободить Иена, прежде чем англичане смогут вытянуть из него информацию. Его схватили до того как он успел встретиться с твоим братом, так что нам лучше поспешить.

– Я понимаю, – ответила девушка. Она не знала Иена Камерона лично, но понимала всю важность известной ему информации, – если капитан поймает меня и узнает… Риск слишком велик.

– Через несколько минут мы будем уже далеко отсюда, – подбодрил Алан кузину. – Камерон знает, где спрятано это пропавшее оружие, и если «красным мундирам» станет известно о тайнике раньше нас, восстание будет задавлено, еще не начавшись. А оно так много значит для твоего клана.

Кейт вздохнула. Она была предана близким и брату и готова на все ради Роберта – главы клана Маккарранов из Данкриффа. И если он считал Иена Камерона своим верным другом, а эту миссию важной для их цели, Кейт сделает все, что в ее силах.

– Хорошо, – прошептала она. – Я вернусь.

– Я буду ждать тебя здесь. Позови, если потребуется помощь.

Холодок пробежал по спине девушки, но она поспешила назад в палатку под противным мелким дождем. Войдя внутрь, она завязала тесемки на импровизированной двери.

Поставив корзину с бельем возле входа, Кейт осторожно сделала шаг вперед. Голова капитана Фрейзера покоилась на его руках, глаза были закрыты. Казалось, он спит. Значит, снадобье все-таки подействовало. Подойдя ближе, Кейт принялась с любопытством разглядывать его.

Капитан был высок, широк в плечах и всем своим видом и фацией напоминал льва. Его красивое лицо частично скрывали упавшие на лоб густые пряди волос. От внимания Кейт не ускользнули смуглая кожа, высокие скулы, прямые черные брови над закрытыми глазами, обрамленными темными ресницами, аристократический нос и нежный изгиб губ.

Внезапно глаза мужчины открылись, и в их глубине вспыхнул темно-голубой огонь.

– М-м-м… – пробормотал капитан и с трудом поднял словно отяжелевшую от похмелья голову.

Кейт испытала некоторое сожаление. Он не набросился на нее, как это делали остальные офицеры, хотя Кейт и ожидала чего-то подобного. Фрейзер сел и неуклюже вытянул руку вперед, смахнув при этом со стола документы, чернильницу и фарфоровую чашку. А когда он, пошатываясь, встал, стул покачнулся и опрокинулся на пол.

Кейт наклонилась, чтобы подобрать осколки разбитой чашки. Снадобье, которое она подлила капитану в чай, считалось довольно сильным, но даже содержимое целого пузырька не смогло окончательно лишить его сознания. Капитан все еще бодрствовал, хотя и сильно ослаб.

Когда Кейт выпрямилась, он схватил ее за предплечья и притянул к себе. Девушка встревожено уперлась руками в широкую грудь мужчины. Ее капюшон слетел с головы вместе с белоснежным чепцом, явив взору капитана Фрейзера ее лицо. Белокурые волосы рассыпались по плечам.

Мужчина нахмурился:

– Господи… а ведь я вас видел и раньше. – Он говорил тихо и невнятно.

– Вы ошибаетесь, – прошептала Кейт. – Отпустите меня, пожалуйста. – Пытаясь вырваться и забыв об осторожности, она заговорила по-английски.

– Черт, как кружится голова… Что это вы подсыпали мне в чай? – Стальные руки мужчины держали ее так близко к себе, что Кейт пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть на него. – Он был слишком сладким… хотя и с горчинкой. Что вы со мной сделали?

– Снадобье не причинит вам вреда, вы лишь ненадолго заснете, – ответила Кейт. – Вот, ложитесь сюда. – Девушка подтолкнула капитана к кровати, поскольку он еле держался на ногах, рискуя свалиться в любую минуту.

– Вы же раньше говорили на гэльском языке… Дьявол, я ничего не соображаю. – Фрейзер тряхнул головой, потом пошатнулся, и его ноги подкосились.

– Позвольте, я помогу вам. – Кейт подлезая под его руку, чтобы поддержать.

Навалившись на нее всем своим весом и крепко держа за плечо, Алек посмотрел на девушку:

– Клянусь, я видел вас прежде.

Обхватив офицера за талию, Кейт повела его к кровати.

– Вам это снится. Садитесь.

Алек неловко осел на кровать, а потом повалился на подушки и свесил ноги. Он ни на секунду не отпускал Кейт, и она упала на кровать вместе с ним. Как ни приятны были его объятия, она выбралась из-под руки мужчины и попыталась закинуть на кровать его ноги, хотя он был высоким, мускулистым и значительно превосходил ее по весу.

Капитан лежал, неуклюже раскинувшись на узком матрасе. Задравшийся плед явил взору Кейт упругие мышцы его бедра. Красная форменная куртка расстегнулась, обнажив широкую грудь, и теперь медные пуговицы на ее лацкане тускло поблескивали в свете лампы. Кейт накрыла мужчину одеялом и отошла было назад, но он снова схватил ее за запястье и потянул к себе с такой силой, что она вновь не удержалась на ногах и упала в его объятия.

– Пустите, – тихо промолвила она, пытаясь вырваться.

– Нет, останься, – пробормотал Алек. Он провел пальцами по ее волосам, свободным от шпилек. Белокурые пряди, сверкнув в тусклом свете лампы, рассыпались по плечам. – Сказочное золото.

– Нет… пожалуйста, я должна… – Кейт вновь попыталась оттолкнуть мужчину.

Но он с легкостью устоял перед ее натиском, несмотря на снадобье, а потом намотал волосы девушки на руку и притянул ее к себе.

– Я знаю, кто вы, – хрипло произнес Алек. – Сказочная принцесса.

Кейт стало трудно дышать. Нет, он не может ничего знать о ее предках. Очевидно, ее зелье слишком сильно повлияло на его мозг, и теперь он нес сущую чепуху. Только вот выглядела она слишком уж правдоподобно.

– Что… что вы имеете в виду? – прошептала Кейт.

– Я видел вас в Лондоне, – ответил мужчина. Лицо Фрейзера было так близко, что Кейт ощущала его легкое дыхание на своих губах. – Мы назвали вас сказочной принцессой.

При этих словах Кейт ощутила некоторое облегчение.

– Говорят, одна из моих прародительниц была феей. Но это не важно, потому что утром вы ничего не вспомните.

– Я поймал тебя. – Алек вновь потянул девушку за волосы, а другой рукой взял ее лицо. – И теперь уже не отпущу.

А потом он поцеловал ее, и Кейт ощутила тепло и нежность его губ. Ей показалось, что она тает, растворяясь в его жарком поцелуе.

Нужно поскорее уходить отсюда. Но пальцы мужчины скользнули по подбородку Кейт, а потом обхватили и наклонили ее голову навстречу очередному поцелую, глубокому и волнующему. С гулко бьющимся сердцем Кейт повиновалась.

Никогда еще ее так не целовали. Никогда. Ее словно окатила океанская волна, едва не лишив способности дышать. Утопая в объятиях мужчины, Кейт упивалась одним поцелуем, а потом следующим, каждый из которых оказывался еще более пылким и нежным, чем предыдущий. Она положила ладонь на щеку офицера, покрытую двухдневной щетиной. Будто прикоснулась к нагретому солнцем песку. Скользнув выше, Кейт провела пальцами по его волосам, таким густым и мягким, что у нее невольно вырвался вздох восхищения. А его губы тем временем продолжали терзать ее – божественные, теплые, губительные.

Кейт слегка приоткрыла рот, словно моля о большем. Но Фрейзер остановился, вздохнул и опустил голову на матрас. Он закрыл глаза, крепко прижав девушку к себе. Кейт ждала, а потом, поняв, что он, наконец, заснул, нехотя отстранилась.

«Уходи, – говорила она себе. – Пусть спит, а утром проснется и не вспомнит ни меня, ни того, что произошло ночью».

И все же против собственной воли девушка вновь наклонилась, сгорая от желания получить еще один последний поцелуй. Она чувствовала себя так, словно это ее околдовали.

Фрейзер пошевелился, вновь заключил Кейт в объятия, а потом перекатился на бок и нашел ее губы.

В этот вечер ей довелось ощутить все разнообразие поцелуев – бесстрастный, неистовый, застенчивый, мягкий и податливый, словно пудинг, – и каждый из них просто восхитительный. Потом при воспоминании о них она вся трепетала. Ни один мужчина еще не разжигал в ее душе таких ошеломляющих чувств.

Поцелуи Фрейзера нельзя было забыть. Его губы ласкали и нежили губы девушки, рождая в ней волны наслаждения. Его дыхание согревало ее, а руки так тревожили все ее существо, что Кейт готова была провалиться в жаркую бездну, подчинившись его воле. Когда губы Фрейзера вновь накрыли ее рот, девушка забыла обо всем и отдалась страсти, отвечая на поцелуй, словно изголодавшаяся волчица. Руки его скользили по ее плечам, рукам, будто бы невзначай касались груди, отчего она едва сдерживала крик вожделения. Каждое прикосновение, каждый поцелуй были совершенными, прекрасными и восхитительными.

Не сошла ли она с ума? Здравый смысл твердил, что она должна как можно скорее покинуть это место. Ведь снаружи ее ждал кузен. Нужно отыскать списки и бежать без оглядки.

Но сила никогда прежде не испытанной страсти ошеломила Кейт. Она чувствовала необходимость поддаться зову тела. Поцелуй могли утолить внутренний голод, а ласки – согреть одинокую, заледеневшую душу. Кейт стремились к этому многие годы, но не понимала, насколько сильна ее мечта. И ей хотелось чего-то большего.

Девушка почувствовала острое желание Алека, на которое эхом отозвалось ее тело, и со стоном задрожала. Очередной поцелуй оказался настолько глубоким и насыщенным, что Кейт охватила вдруг небывалая радость – пронизывающая и ошеломляющая.

– Боже, – прошептала она. – Святой Боже…

И вновь Фрейзер накрыл ее губы поцелуем, а его рука обхватила грудь девушки. От этого прикосновения Кейт пронизала сладостная дрожь. Сердце гулко, словно барабан, билось в предвкушении чего-то неизведанного, когда рука мужчины скользила по ее телу. И она пылко ответила на поцелуй, забыв о том, кто она, где находится и что ее ждут снаружи.

Глава 3

Обвив руками шею Алека, Кейт вздохнула, когда его рука легла на ее поясницу, а тело крепко прижалось к ней.

Она не могла остаться, но позволила себе еще немного насладиться этой нечаянной близостью. Руки Фрейзера поглаживали ее тело, следуя восхитительному ритму, а тело стало твердым, словно сталь. «Еще несколько минут, – говорила себе Кейт, – и я уйду отсюда».

Язык Алека коснулся ее языка, в то время как его пальцы скользнули вверх по ее спине, проникли под лиф скромного платья и нащупали теплую плоть. Девушка задрожала и изогнулась навстречу ему.

Еще поцелуй и еще… Внезапно Кейт осознала, что всю жизнь жаждала именно таких прикосновений. Губы Алека нежно коснулись щеки девушки и ее уха, а его дыхание согрело ее кожу. На миг Кейт показалось, что она падает, и она изо всех сил вцепилась в Алека. Ее руки оказались на его обнаженной груди под ненавистным красным мундиром. Его теплая кожа была невероятно гладкой на ощупь, а ее пальцы ощутили биение его сердца.

Никогда еще Кейт не позволяла мужчине дотрагиваться до себя подобным образом. Как правило, дело ограничивалось несколькими поцелуями. Кэти Хелл была девственницей, хотя это совсем не соответствовало ее имиджу прожженной негодяйки. Ее родственники убили бы всякого, кто позволил бы себе зайти столь далеко, и все же она не могла, не хотела остановить происходящее.

Кейт понимала, что это она попала в западню, беспомощная против чар мужчины, породившего в глубине ее души столь глубокое, не поддающееся контролю чувство. Потонув в потоке разнообразных ощущений, Кейт с готовностью отвечала на его призыв, понимая, что может изведать что-то еще более восхитительное, если позволит своим чувствам разгореться в полную силу. Она снова пообещала себе, что останется совсем ненадолго, едва не задохнувшись, когда губы Алека проложили чувственную дорожку по ее шее.

Совсем скоро капитан Фрейзер уснет, а когда проснется, Кэти Хелл здесь уже не будет. Он наверняка не вспомнит того, что произошло, зато у Кейт останутся драгоценные воспоминания о том, какой может быть настоящая страсть или даже любовь. Этот секрет она сохранит в своем сердце до конца дней.

Кейт не издавала ни звука, прекрасно понимая, что кузен, ожидающий снаружи, тут же примчится на помощь, едва только услышит что-либо. Поэтому она лишь беззвучно вздохнула, когда руки Алека настигли ее грудь, скрытую под сорочкой и платьем. Кейт едва не вскрикнула, когда другой рукой Фрейзер откинул в сторону ее многослойные юбки. А когда его теплая ладонь скользнула по ее колену, а потом по бедру, у девушки перехватило дыхание, и она уткнулась лицом в плечо капитана.

Нет, она определенно сошла с ума! Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она поцеловала его покрытый жесткой щетиной подбородок, а потом припала к губам, ощутив прикосновение его влажного языка. Девушка еле слышно простонала, а потом выгнулась, когда рука мужчины обхватила ее грудь.

Теперь Кейт чувствовала его настойчиво пульсирующую плоть, прижатую к ее телу, и она с любопытством дотронулась до нее дрожащими пальцами. Она отодвинула в сторону его килт и плед, а его рука скользнула ей под юбку. Они одновременно дотронулись до самых сокровенных мест на теле друг друга и вздохнули от восхищения.

И Кейт позволила ему сделать то, что он хотел, – этот единственный в мире мужчина. Распутницы, изображенной на листовке, и феи-искусительницы больше не существовало. Ни один мужчина еще не дотрагивался до Кейт там.

Прикосновения Алека Фрейзера изумляли Кейт, захватывали и волновали. Все ее тело было охвачено пламенем. Она вскрикнула, но крик этот растворился в поцелуе. Ошеломленная и притихшая в объятиях капитана Фрейзера, Кейт чувствовала себя опустошенной.

Она молча уткнулась лицом в его щеку. Теперь он просто обнимал ее, но Кейт, скользнув рукой по его бедру, нашла его плоть, теплую и гладкую. Ей хотелось дать этому мужчине то же, что он дал ей. Инстинкт подсказывал девушке, чего он хочет. Но Фрейзер убрал ее руку, а потом перевернулся на бок с приглушенным стоном и обмяк. Он не шевелился. Снадобье из трав наконец подействовало.

Время шло, пора было уходить, хотя внутренний голос упрашивал ее остаться. Но она не могла внять его просьбе. Была не вправе.

Семейное предание гласило, что только истинная любовь поможет ей сохранить чудесный дар и благополучие клана. Все остальное лишь ослабит его силу. Но Кейт знала, что настоящая любовь встречается очень редко, а потому даже и не мечтала о том, чтобы найти такую. Хотя то, что пробудил капитан Фрейзер в ее душе, дало ей надежду. По крайней мере, она будет теперь хранить и лелеять воспоминания о том, какой может быть любовь. Кейт поцеловала спящего в висок, в последний раз провела рукой по темному шелку его волос и соскользнула с кровати.

Нужно поторопиться, ведь она еще не отыскала список. На улице ее ждал кузен. Им предстояло пройти пешком несколько миль, прежде чем они окажутся в безопасности.

На подкашивающихся ногах Кейт подошла к столу и приступила к поискам.

Алек редко видел сны, и уж тем более он никогда не грезил о сказочных феях. Но эта сама скользнула в его объятия, а сон показался легким и мимолетным, словно летний ветерок. Изысканная и соблазнительная, она показалась Алеку вполне реальной, хотя он не знал, вообразил ли он или испытал на самом деле, как его тело с готовностью отзывалось на тихие возгласы наслаждения, рожденные его прикосновениями. Он чувствовал себя так, словно на него наложили какое-то чудодейственное заклятие.

Наконец фея покинула его, растворилась в окутывавшем все тумане. Он погружался в сон, словно одурманенный, и это ему совсем не нравилось. Что-то не так.

Борясь с дурманом, отказываясь подчиниться его воле, Алек попытался приподняться. Открыв глаза, он увидел перед собой хлопающие от ветра стены палатки и пляшущие на них отсветы лампы. У Алека кружилась голова, во рту пересохло, а странное ощущение опьянения совсем лишило его сил.

Заметив на стене палатки тень, он повернул голову.

Она была здесь, эта девушка, которую он держал в объятиях и любил в своем странном сне. Ее распущенные по плечам волосы сияли в свете лампы, подобно золотому ореолу. Склонившись над столом, она просматривала лежавшие на нем документы, записи и переписку.

Только теперь Алек понял, что перед ним стояла не сказочная фея, а обычная прачка. Нахмурившись, он протер глаза, а потом снова посмотрел на девушку. Святые небеса! Неужели он только что занимался любовью с местной прачкой?

Стараясь не шуметь, Алек осторожно приподнялся на локте. Стоявшая к нему спиной девушка была поглощена изучением документов и ничего не замечала. Сев на кровати, Алек опустил ноги на пол. Палатка закружилась в бешеном ритме.

Девушка слегка повернула голову, и Алек более четко увидел ее профиль. Она определенно была феей из его сна – утонченной красавицей с безупречной кожей, слегка вздернутым носом и серебристо-серыми глазами. Алек был уверен, что видел ее прежде.

В тот же миг на него словно вылили ушат ледяной воды. Это она была в Лондоне. Красавица в желтом платье, отделанном золотой тесьмой. Она не фея и не прачка. Эта девушка – шпионка, которую они разыскивают. Она соблазнила его и подсыпала что-то в чай.

Вот болван! Ну почему он не понял этого раньше? Девушка умна, и ей так легко поверить… Ей удалось опоить его. Как и остальные, Алек пал жертвой ее чар.

Роясь в бумагах на столе, Кэти Хелл не оборачивалась. Несмотря на головокружение, Алек сел на кровати, протянул руку к маленькому столику, стоявшему возле нее, и схватил пистолет. Коварная соблазнительница взяла несколько листков и, свернув их, сунула в карман платья. Еще один листок она спрятала за лиф, в теплую впадину между грудями, которую Алек совсем недавно целовал. Исходящий от нее аромат мыла и лаванды все еще преследовал его, и странная власть, которую она возымела над ним, закружила его сильнее, чем подсыпанное в чай снадобье, завладев сердцем и разумом.

Тем временем девушка подхватила накидку и отошла от стола. В спешке она даже не оглянулась. Алек поднял пистолет. Щелчок взводимого курка громом прокатился в тишине палатки.

Девушка резко повернулась.

– Кэти, моя дорогая, – пробормотал Алек, направляя на нее дуло пистолета. – Наконец-то я с тобой познакомился.

Глава 4

Откуда-то издалека доносился гул голосов, но Кейт не прислушивалась. Она стояла на полу в одних чулках, а на ее руках висели тяжелые кандалы. С самого утра стражники не позволяли ей сесть или даже пошевелиться. Туго натянутая короткая цепь была прикреплена одним концом к кандалам, а другим – к крюку, вбитому в стену, поэтому любая попытка Кейт опуститься на пол или поменять положение тела заканчивалась тем, что кандалы больно впивались ей в руки. Некоторое время назад она упала, и надсмотрщик, пришедший поднять ее, грубо предупредил, чтобы впредь она была осмотрительнее.

Уставшая и ослабевшая, она из последних сил старалась не двигаться. Между тем в крошечной тюремной камере сгущались сумерки. Кейт дрожала: расстеленная на каменном полу солома не спасала от холода. Где-то у нее за спиной висел фонарь, и теперь она видела на стене перед собой собственную тень, хрупкую и прямую.

Сквозь спутанные золотистые волосы Кейт видела и другие тени – прутья железной решетки и фигуры охранников в коридоре. У нее закружилась голова. Она покачнулась, но, когда ее колени подогнулись, заставила себя выпрямиться. Свободные от лент и шпилек, ее волосы плотной пелериной спадали на плечи и застилали лицо.

Кейт знала, что ее держат в подземелье замка Инверлохи близ форта Уильям, где располагались правительственные войска под командованием генерала Уэйда. Несколько дней назад ее арестовали в палатке капитана Фрейзера. Сопровождаемая драгунами, Кейт преодолела длительное путешествие из Пертшира, где располагался лагерь. Ее везли под проливным дождем в повозке, продуваемой насквозь ледяным ветром, пока обоз не достиг замка в Глен-Мор.

Она никак не могла забыть взгляда Фрейзера, которым он провожал ее, уводимую драгунами. Сдвинув брови, он просил конвоиров не затягивать кандалы слишком туго и заботиться о ней в пути. А потом отвернулся и ушел.

На какое-то мгновение Кейт показалось, что ее сердце разбито. Ее ошеломило предательство и мысль о том, что никогда больше она не окажется во власти того чудесного сна. Но уже через несколько минут она собралась с силами; на помощь ей пришла ненависть и надежда, что никогда больше она не увидит капитана Фрейзера.

Душа ее разрывалась от боли. Словно что-то тянуло и давило сильнее, чем проклятые кандалы.

Кейт вздохнула, стараясь не думать о событиях прошедшего дня. Но Алан… Что случилось с ее кузеном? Кейт не видела Алана Маккаррана с той самой злополучной ночи. Сначала она испугалась, что его тоже схватили. Но ни один из конвоиров не упоминал об этом, и Кейт жила надеждой, что ему удалось сбежать и рассказать о произошедшем с ней несчастье ее брату Роберту и остальным родственникам.

После прибытия Кейт в Инверлохи полковник Френсис Грант пришел допросить ее. Тот самый военный, которого она встретила несколько недель назад в лагере Уэйда в Пертшире. Он задавал вопросы, а Кейт отказывалась отвечать. Именно Грант приказал приковать ее цепями, чтобы она стояла до тех пор, пока не надумает заговорить.

Силы постепенно оставляли Кейт, но у нее в запасе еще были упрямство и преданность клану. Она не откроет тюремщикам своего имени, ведь этим ока поставит под удар родных. И тогда Грант пошлет солдат в замок Данкрифф и арестует их.

Кейт прекрасно понимала, чем рискует, несмотря на то что от усталости и боли мысли мешались у нее в голове. Она знала, что Александр Фрейзер, в объятиях которого она испытала ни с чем не сравнимые ощущения, арестовал ее и отдал в руки Гранта. Он не поехал с ней в замок Инверлохи, и теперь Кейт убеждала себя в том, что он совсем не тот человек, за которого она его принимала. Это отчасти помогало ей ненавидеть его.

Кейт осторожно потянулась, чтобы расправить затекшие плечи, но ноющая боль разлилась по всему телу, охватив чрезмерно напряженные мышцы, замерзшие руки и опухшие ноги. Но Кейт преодолела боль.

Через некоторое время до ее слуха донеслись звуки шагов, скрип стула и приглушенные голоса. Она увидела, как на стене задвигались тени, потом скрипнула дверь и зашуршала солома под чьими-то ногами.

– Кэти Хелл. – Гнусавый голос Френсиса Гранта прозвучал спокойно. Даже воздух вокруг этого человека словно, пропитался ненавистью. Кейт вся напряглась.

Сначала в поле ее зрения появились черные сапоги и кремовые бриджи, а потом она увидела костлявые ноги и красный китель, перехваченный офицерским ремнем. Подняв голову, Кейт взглянула в карие глаза на бледном узком лице, казавшемся совсем безжизненным из-за светлого парика, посыпанного серебристой пудрой. Девушка молча смотрела на полковника.

Несколько недель назад она видела Гранта распростертым на полу. Он лежал в расстегнутой рубахе и полуспущенных бриджах, сжимая в руке серебряную фляжку и храпя на весь лагерь. Кейт помнила, что он прикладывался к фляге с явным удовольствием, так что ей не пришлось воспользоваться снадобьем из трав. Бить его по голове тоже не потребовалось. Все, что было нужно, – это снова и снова подливать ему виски. Время от времени Грант переставал хватать Кейт за грудь и впиваться в ее губы, причмокивая, словно отвратительный водяной, и опять пил виски. Он оказался довольно сильным и жилистым. Синяки, оставленные им на руках Кейт, не проходили целых две недели.

Ее братья уже хотели поехать и убить его, но она их остановила, не желая мести. Она сказала, что Грант не причинил ей серьезного вреда и ради их общей цели они не имеют права рисковать, пытаясь уничтожить полкового офицера.

Полковник не знал, что она спасла ему жизнь и теперь он у нее в долгу.

– Кейт, – повторил Грант. – Я уверен, ты очень устала и хочешь пить. Скажи то, что я хочу знать, и тебе позволят отдохнуть и принесут горячий ужин.

Одна только мысль об отдыхе и еде заставила Кейт задрожать. Но она продолжала смотреть в стену, желая, чтобы та отдала всю свою силу ее ногам, удержав от падения.

– Назови мне свое имя и имена тех, кто послал тебя сюда. – Голос Гранта звучал пронзительно и неприятно, словно нож разрезал туго натянутый кусок материи. – Зачем ты вернулась в этот лагерь? Ты явно совершила ошибку, дорогая.

Но только Кейт знала цену этой ошибке. Вспомнив о Фрейзере, она почувствовала, как защипало в глазах. Девушка молча сомкнула веки.

Грант дотронулся до ее руки, и Кейт подскочила от неожиданности, а когда его пальцы сомкнулись на ее запястье, содрогнулась от боли.

– Прошло четыре дня с тех пор, как тебя привезли сюда, в форт Уильяме, – пробормотал Грант. – Все это время ты молчишь и уже восемнадцать часов стоишь. Сколько еще ты продержишься?

Кейт посмотрела на сапоги полковника, во рту у нее пересохло.

– Маленькая упрямая шлюха! – прошипел Грант. – Учти, меня тебе не переиграть. Ты заговоришь или умрешь вот так, стоя.

При его словах Кейт охватила паника. Неужели Грант приведет свою угрозу в исполнение? Она отчаянно силилась вдохнуть, превозмогая боль в запястье.

– Я не хочу смотреть на твои страдания. Я ведь помню, как ты пришла ко мне… такая соблазнительная, – прошептал Грант, поглаживая плечо девушки. – Но к сожалению, ты исчезла слишком быстро. А ведь мы могли получить такое удовольствие вместе. – Полковник наклонился к уху девушки. – Я мог бы быть единственным мужчиной, которому известны все секреты Кэти Хелл и который испробовал на себе ее опьяняющую магию. – Пальцы мужчины коснулись лифа платья и полной груди девушки. – И я все еще могу стать этим мужчиной.

Кейт содрогнулась от отвращения и отшатнулась. Цепи загремели, больно потянув за руки девушки. Грант же не сделал ни шага назад.

– Или ты скажешь мне то, что я хочу знать, или я скажу всем, что Кэти Хелл была моей, – сказал Грант, горячо дыша в щеку Кейт. – А если ты не станешь сотрудничать, то точно станешь моей. Я буду приходить сюда каждую ночь, черт бы меня побрал! – прорычал он.

Сердце девушки отчаянно забилось, а колени едва не подогнулись. Но она не сказала ни слова и отвернулась.

– Ну ладно! – прошипел Грант. – А ведь я хотел пощадить тебя. – Он отпустил руку Кейт так резко и неожиданно, что девушка чуть не упала. Сапоги пропали из виду. Лязгнув, открылась, а потом снова захлопнулась дверь камеры, и Кейт услышала удаляющийся топот шагов Гранта.

Кейт поджала замерзшие пальцы ног в чулках. Ботинки вместе с пледом у нее забрали еще раньше. Теперь она была одета лишь в поношенное зеленое платье, сорочку и нижнюю юбку.

Серебряную цепочку и кулон – один из волшебных кристаллов Данкриффа – у нее тоже забрали. Отец Кейт вынул этот кристалл из ободка магического золотого кубка замка Данкрифф, чтобы дочь могла носить его на шее. Сестре Кейт Софи тоже достался такой кристалл. Их торжественно вручили девушкам на семейной церемонии, чтобы обозначить их отличие от остальных. В соответствии с традициями клана каждому ребенку, наделенному магическим даром – необычными способностями, унаследованными от предков, рожденных лесными феями, – вручался кристалл, который он или она должны были постоянно носить с собой. Кейт знала, что теперь, когда маленький камень больше не защищал ее и не питал своей энергией, ее врожденный дар мог ослабеть или вообще пропасть.

В жилах Маккарранов еще сохранилась кровь волшебников-предков, но в последние несколько лет магический дар мало у кого проявлялся. Кейт и Софи оказались одними из немногих, унаследовавшими дар предков, от которого зависели не только их собственные жизни, но и жизни, счастье и благосостояние остальных членов клана.

Опустив голову, Кейт вздохнула. Она часто ставила под сомнение свои способности и даже правдивость семейных преданий. А теперь, лишившись амулета, чувствовала себя беззащитной и напуганной.

Кэти Хелл вряд ли смогла бы очаровать кого бы то ни было без этого кристалла.

– Как давно она здесь стоит? – глухо прорычал Алек, вглядываясь в темноту камеры. – И кто, черт возьми, приказал приковать ее?

– Она стоит с прошлого вечера, – ответил сержант. – Это приказ полковника Гранта, сэр.

Алек еле слышно выругался. Ему надо бы приехать раньше, но проклятые документы и. задания Уэйда задержали его.

Стоявшая в темной камере девушка казалась тенью той красавицы, что он видел раньше. Алек нахмурился, наблюдая за ней через решетку. Кэти стояла к нему спиной, но он отчетливо видел кандалы, не дающие ей сесть. Она выглядела неряшливо без ботинок, в грязном зеленом платье. Ее волосы свисали беспорядочными прядями, хотя Алек знал, что они начинают светиться золотом в лучах солнца.

Девушка слегка покачнулась, но потом выпрямилась, переступив с ноги на ногу. Было понятно, что она очень ослабела, но Алек чувствовал в ней стальную волю. Да, зрелище не для слабонервных.

Чувство вины начало разрывать Алеку сердце, как только он позвал в палатку солдат, заметив, что девушка роется в его бумагах. Когда ее увели на допрос, Алек не смог сразу последовать за ней. А освободившись, тотчас же отправился на север, в слепой ярости пришпоривая коня. Даже его закадычный друг не поспевал за ним, а ведь Джек Макдональд и сам был способен на безумства.

Алек же, напротив, никогда не делал ничего необдуманного.

Глядя на девушку, он никак не мог прийти в себя. Она казалась такой слабой и безобидной. Неужели он совершил непоправимую ошибку, отдав ее под арест? Разве могла она быть шпионкой, которую описывали ему офицеры, разбойницей, изображенной на листовке? И все же эта хрупкая, но непоколебимая бродяжка была одновременно прачкой, скандально известной Кэти Хелл и ослепительной молодой женщиной, которую Алек встретил при дворе. Но как? Почему?

Кто-то назвал это магией, но Алек не верил в подобную чепуху. Девчонка что-то подсыпала ему в чай, украла документы и легла с ним в постель. Она оказалась обычной интриганкой, шпионкой, бесчестной женщиной. И не было в этом ничего сказочного.

А еще Алек никак не мог забыть страсть, которую он почувствовал к этой девушке, в памяти всплывали трепетные ощущения от ее близости, сладких поцелуев и шелковистой кожи. Если бы перед ним оказалась развратная, опытная в любовных делах женщина, Алек понял бы это. Но в ту ночь он был уверен, что в его объятия попала невинная девушка. И никакая не фея.

Алек в замешательстве подумал, что все это не имеет смысла. Кем бы она ни была, эта девушка многолика и настоящий кладезь всевозможных тайн. Он непременно дознается, кто она такая и что задумала. Только желательно, чтобы это произошло, прежде чем военные сумеют вытянуть из нее информацию.

При виде того, как над ней издеваются, Алека охватила злость, и ему захотелось защитить ее. Он ощутил жалость и еще какое-то странное, более глубокое чувство, названия которому он не знал.

Эта девушка словно свела его с ума, и Алеку это не нравилось. Он предпочитал спокойную и устоявшуюся жизнь. По крайней мере, он пытался убедить себя в том, что ему нужно именно это. Но непредсказуемость Кэти Хелл заинтриговала его.

Алек обернулся. Караульный сидел на деревянном стуле, прислонившись спиной к стене и вытянув одну ногу. В большей камере, расположенной рядом, лежали два мужчины – один в бриджах и поношенной куртке, а второй – огромных размеров горец, закутанный в плед. Оба спали.

– Ее уже допрашивали? – спросил Алек у караульного.

– Она отказалась отвечать, и полковник Грант сказал, что она будет стоять до тех пор, пока не решит заговорить. – Сержант чиркнул спичкой и раскурил трубку. В воздухе потянуло едким запахом дыма.

Френсис Грант. Алек нахмурился, вспомнив рапорт полковника о встрече с Кэти Хелл. Он видел полковника и раньше, и, хотя тот был выше его по званию, Алек не слишком уважал его. Грант был чересчур взбалмошен, вспыльчив и постоянно чем-то недоволен.

– Но, сержант, девушке наверняка позволили отдохнуть, поесть и привести себя в порядок?

– Полковник велел не предоставлять ей такой возможности, пока она не ответит на все вопросы. Он сказал, что ей известны секреты якобитов, поэтому следует применить к ней строгие меры. Вы будете допрашивать ее, сэр?

Алек посмотрел на заключенную. Она снова покачнулась и попыталась выпрямиться. А потом повернула голову и увидела его. В ее глазах вспыхнула ярость. Она узнала его.

– Да, позвольте мне поговорить с ней, – ответил Алек. – Откройте дверь, пожалуйста. – Солдат повиновался, и, когда дверь со скрежетом распахнулась, Алек вошел внутрь.

Девушка смотрела на свои ноги сквозь завесу спутанных волос.

– Кейт, – тихо позвал Алек. – Как дела?

Девушка ничего не ответила и отвернулась. Тогда Алек склонился ближе.

– Вам нужно с кем-то поговорить. Давайте начнем с того, что вы назовете мне свою фамилию. – Алек говорил спокойно, наблюдая за девушкой.

Та вновь отвернулась, но на этот раз тихо презрительно фыркнула.

– Я знаю, вы не хотите говорить со мной после того, что произошло. – произнес Алек. – Но может статься, я окажусь вашим единственным другом здесь.

Глаза Кейт округлились от изумления.

– Капитан, – позвал сержант. – Бесполезно с ней разговаривать. Она родилась в горах и, возможно, не говорит по-английски.

– Или предпочитает не говорить на этом языке, – пробормотал Алек, не сводя глаз с пленницы.

– Говорят, вы сами родились в горах, капитан… Вы знаете ее язык? Может, она с вами поговорит.

– Последний раз я разговаривал на гэльском наречии, когда сидел в юбках на коленях у няни, – ответил Алек. – Держу пари, она не станет говорить ни на одном языке. Не так ли? – тихо обратился он к девушке.

Кейт хранила молчание, но теперь наклонилась в сторону Алека. Она была настолько измождена, что у Алека сжалось сердце.

– Мы думали, что она сломается, – сказал сержант. – Удивительно, как она смогла продержаться так долго.

– Присущее горцам упрямство, – пробормотал Алек. Внезапно ему захотелось протянуть руку и сорвать с Кейт эти цепи, но она вновь бросила на него полный горечи и ненависти взгляд. Фрейзер понимал, что если он попытается помочь ей, она может принять это в штыки.

– Спросите, зачем она шпионила за отрядами Уэйда, – вновь подал голос сержант. – Полковник Грант хочет это знать. Возможно, она сотрудничает с якобитами. Но поговаривают, что она продажная женщина, которую поймали в палатке одного из офицеров. А вы так не думаете, сэр?

Алек слышан язвительный вопрос, но ничего не ответил.

– А в остальном как с ней обращались? Не стоит понимать мой вопрос превратно, сержант, – произнес Алек, не сводя глаз с девушки.

– Я понимаю, о чем вы. Вполне прилично.

– Видишь, Кейт, ничего не изменится. – Алек тронул девушку за плечо. – Поговори со мной.

Кейт попыталась отстраниться, но ее ноги подкосились. В тот же момент ее руки резко взметнулись вверх, так как цепи, удерживающие их, были слишком коротки. Алек подхватил девушку, поставил ее на ноги, и она прильнула к нему, прижавшись щекой к форменной куртке. Сердце его разрывалось. Он был готов немедленно вытащить Кейт из узилища.

– Ради всего святого, девочка, скажи им хоть что-нибудь, – шепотом взмолился Алек, прижимая Кейт к себе.

– Эй, капитан, прошу прощения, но никто не должен помогать этой девице!

Алек поднял глаза.

– Вы же видите, сержант, что наказание оказалось бесполезным. В таком состоянии она не сможет ничего сообщить. – Пока Алек говорил, Кейт собралась с силами и попыталась оттолкнуть его. – Перестаньте вырываться, черт возьми, я стараюсь помочь вам, – пробормотал он.

– Полковник велел остерегаться, иначе она заставит нас пожалеть ее, а потом обведет вокруг пальца. Она очень коварна, сэр. Хотя мне и самому ее очень жаль. Но полковник приказал…

– А я изменю его приказ, – бросил Алек. – С этого момента она больше не подвергнется подобному обращению. – Он услышал и увидел достаточно и не мог больше выносить подобного зрелища.

– Да, но полковник выше вас по званию!.. – воскликнул сержант.

Не говоря ни слова, Алек снял с крюка цепь, взял девушку одной рукой за плечо, а потом с легкостью подхватил на руки. Отойдя в другой конец камеры, он опустился на колени и осторожно положил ее на солому. Она казалась безвольной, точно тряпичная кукла. Сняв свою красную форменную куртку, Алек укрыл девушку и только после этого заметил, как опухли ее покрытые кровоподтеками ноги в тонких чулках.

Сержант протестующе бросился к ним, но Алек остановил его одним лишь взглядом.

– Ее ноги в крови, – коротко бросил он. – Ей нужно немного полежать и отдохнуть, иначе ее хватит удар и она умрет.

– Но она молодая здорова, сэр. Очень привлекательная и сильная. Лучше вам снова приковать ее, а то не сносить мне головы.

– Всю вину я возьму на себя. Пусть принесут воды, одеяла и чего-нибудь горячею… бульона или чая, если это возможно. – Алек встал. – И еще найдите женщину. Пусть позаботится о ней. Местную повитуху или повара. Только быстрее.

– Здесь, в замке, есть экономка.

– Хорошо. Сделайте то, что я сказал. – Сунув руку в сумку, Алек достал несколько монет и передал их караульному. Сержант кивнул.

– Но, сэр, что я скажу полковнику Гранту?

– Скажите ему, что от нее не будет пользы никому, если она умрет.

С этими словами Алек вышел из камеры, и эхо его шагов вскоре затихло.

Глава 5

– Отличный ямайский ром. Его провозят контрабандой. – Генерал Уэйд налил напиток в оловянную кружку и передал ее Алеку. – Мы перехватили эту партию, прежде чем ее успели увезти в глубь страны. Несколько ящиков оставили себе, а остальное отправили на юг для обложения налогом. – Высокий мужчина с величественной осанкой чокнулся кружками с Алеком. – За то, чтобы поскорее покончить с этими чертовыми дорогами. Пусть погода улучшится, а проклятых горцев на пути встретится меньше.

– Сэр, вы говорите с человеком, который родился в горах, – тихо произнес Алек, а потом отпил глоток. Огненная жидкость обожгла горло.

Уэйд сглотнул, а потом поморщился, извиняясь.

– Если бы ваш дядя не возглавлял клан Фрейзеров из Ловата, вы могли бы вообще никогда не появиться здесь. – Уэйд вскинул бровь.

– Когда несколько лет назад Ловат предложил мне служить в независимом полку, передо мной стоял выбор, буду ли я вести скучное существование коммерсанта или однообразную жизнь адвоката, – сказал Алек. – Я был молод и думал, что служить в чипе офицера окажется гораздо интереснее, нежели перебирать бумажки, сидя за столом.

– Так вы и перебираете бумажки в качестве адвоката в красной униформе, – ответил Уэйд, делая очередной глоток.

– Верно, – согласился Алек. – Но я не жалуюсь. Не каждому предоставляется возможность пить в компании главнокомандующего британских войск в Шотландии, – в приветственном жесте поднял кружку.

– А я должен признать, что мне выгодно иметь в своих рядах племянника одного из самых влиятельных шотландцев, – не остался в долгу Уэйд. – Независимо от ваших симпатий – а я считаю, что горцы достаточно умны, чтобы держать личное мнение при себе, – вы прекрасно справляетесь с возложенными на вас обязанностями.

– Сэр, – пробормотал Алек, почтительно склоняя голову.

Генерал опустился в кресло возле стола из красного дерева, заваленного различными документами и схемами. Фрейзер стоял на толстом турецком ковре. Кабинет был просторным и прекрасно обставленным. Замок Инверлохи, который размещенные в городе войска переименовали в форт Уильям, был очень удобен для английских солдат, хотя и не слишком гостеприимен для якобитов.

Генерал воззрился на Алека сквозь очки в медной оправе, чудом удерживающиеся на кончике его длинного носа.

– Итак, капитан, вы видели эту интриганку? Она все еще отказывается говорить?

– Да. И я не могу осуждать ее за это, ведь к ней применили слишком жестокие меры.

– Не очень-то по-джентльменски со стороны Гранта, – пробормотал Уэйд. – Но мы должны знать, что она скрывает. И, кроме того, Грант затаил на нее обиду. Ясначала думал, что она заговорит. Но девчонка слишком упряма. Вы знаете, что Грант был одной из ее жертв? После ее ухода он очнулся с раскалывающейся от боли головой и недосчитался нескольких карт. Френсис Грант не терпит, когда его выставляют дураком.

– Я читал его рапорт, генерал. Полковник был сильно пьян, поэтому неизвестно, что произошло на самом деле. А если честно, мы не имеем понятия, та ли это девушка, что была в его палатке. Ведь до сих пор никто не знает, кто она такая.

– Но она побывала и в вашей палатке, сэр, – коротко бросил генерал.

– Да, но… я тоже был немного не в себе, – сказал Алек. – Эта девушка – одна из прачек. Так сказали местные жители. – Алек ездил в дом, где располагалась прачечная, но ничего стоящего так и не выяснил. Ему сказали, что это чья-то кузина и бедняжка немного не в себе. Тогда Алек подумал, что она либо не та, за кого себя выдает, либо очень умна.

Уэйд махнул рукой.

– Нынче трудно доверять тому, что говорят горцы. Скольких шотландок, желающих взглянуть на военные документы и карты, вы встречали? Ни одной. Она забрала у вас документы, сэр. Списки арестованных шотландцев и отчеты о конфискованном у них оружии.

– Возможно, она хотела узнать что-то о своих родственниках. Семейные узы и преданность клану очень много значат здесь, в горах, сэр. – У Алека были другие мысли по поводу того, зачем Кейт забрала у него списки, но он хотел сам докопаться до правды. Интуиция, отточенная годами секретной работы, вкупе с врожденной осторожностью научили его держать собственное мнение при себе.

– Она украла документы, кроме того, она выглядит, как Кэти Хелл. Уверен, она что-то замышляла.

– Возможно, я слишком поспешил с выводами, сэр. В тот вечер я был не в состоянии мыслить трезво. – Алек разболтал в кружке ром и посмотрел на образовавшиеся круги. – И я принял эту девушку за Кэти Хелл, которую мы все разыскивали.

– А теперь вы в этом не уверены?

О нет, он убежден, что пленница была пресловутой Кэти Хелл, шпионкой якобитов. И ему нужно придумать способ узнать, откуда ей так много известно о мятеже, прежде чем это узнают англичане. У Алека был свой интерес в делах якобитов, который он тщательно скрывал.

– Думаю, ее стоит допросить, сэр, – сказал Алек, – Но обращаются с ней здесь ужасно. И меня это очень беспокоит.

– Пусть это решает полковник Грант, а вы ему поможете. Вы оба оказались в числе… э… счастливчиков, близко познакомившихся с Кэти Хелл. – Генерал насмешливо вскинул бровь.

Алек поставил кружку на стол.

– Генерал, если станет известно, что в замке дурно обращаются с заключенной шотландкой, начнется возмущение не только среди якобитов, но и вигов. И вся вина падет на голову командующего королевской армией в Шотландии. То есть на вас, сэр.

Генерал постучал пальцами по столу.

– Да, скандалы мне не нужны. Мы можем потерять сторонников как в Шотландии, так и в Англии.

– Совершенно верно. – Алек обернулся, услышав в коридоре гул голосов. В дверь нетерпеливо постучали. Она распахнулась, и в кабинет заглянул часовой.

– Сэр, к вам полковник Грант.

– Пусть подождет. Я занят, – коротко бросил генерал. Часовой захлопнул дверь, но она тут же открылась снова, и на пороге появился Грант.

– Генерал, мне необходимо поговорить с вами, – произнес он, протискиваясь в дверной проем. – Фрейзер! Вам стоит оторвать за это голову, черт возьми!

– Покиньте мой кабинет, полковник! – прорычал генерал, и часовой захлопнул дверь, несмотря на протесты Гранта. На лице генерала отразилось раздражение. – Я так понимаю, вы знаете, о чем идет речь, Фрейзер?

– Должно быть, полковник Грант узнал, что я отменил назначенное пленнице наказание. Она настолько обессилела, что упала в обморок и могла умереть. Я сам уложил ее на пол и велел караульному позаботиться о ней.

– Негоже отменять приказы старшего по званию, но, должен признать, вы поступили гуманно. – Нахмурившись, Уэйд взял со стола письмо. – Не стоит нам держать эту девушку здесь. Местная тюрьма не приспособлена для содержания в ней заключенных женского пола. Мы и так рискуем, держа здесь этого мошенника Камерона. Но его скоро перевезут в другое место. Взгляните на это письмо, сэр.

Алек взял сложенный вчетверо листок бумаги, а потом удивленно взглянул на генерала.

– Лорд адвокат Эдинбурга лично хочет видеть ее? Уэйд кивнул:

– Я сам послал нарочного к лорду Хьюму в тот день, когда девушку доставили сюда, понимая, что ее сначала допросят, а потом привлекут к судебной ответственности в Высшем уголовном суде. Лорд Хьюм немедленно прислал ответ. Она должна предстать перед ним в первую неделю ноября. А сейчас уже середина октября. Мы можем продержать ее здесь еще две недели или отправить в Эдинбург прямо сейчас и покончить с этим. Я мог бы отослать ее в замок Эдинбург вместе, с этим парнем Камероном.

– Позвольте мне сказать, сэр. Я считаю, что не стоит везти ее в Эдинбург в открытой повозке вместе с заключенным мужчиной и мужчинами-охранниками, – сказал Алек. – Генерал… лорд адвокат – мой родственник. Моя семья живет в Эдинбурге. Позвольте мне сопровождать заключенную.

– Так и сделаем, – ответил генерал, раздраженно глядя на дверь, в которую снова постучали, – Черт бы побрал этого надоеду. Фрейзер, выясните, кто эта девушка и что она знает, если вообще что-то ей известно. Высшему уголовному суду нужно сообщить ее имя. Вытащите из нее информацию, какую сможете, чтобы мы все не выглядели шутами.

– Да, сэр.

– Я напишу сейчас поручение. Отправляйтесь в путь завтра. Я распоряжусь, чтобы вам предоставили закрытый экипаж. – Уэйд взял в руки перо, обмакнул его в чернильницу и начал писать. – Я также хочу, чтобы вы установили, знает ли она что-нибудь об испанском оружии, пропавшем после восстания в замке Эйлин-Доунан, когда якобиты получили помощь от испанцев.

– Это оружие так и не нашли, сэр, – заметил Алек. – Возможно, испанцы забрали свой груз назад, после того как мятежники потерпели поражение.

– Так и мы думали, но молва свидетельствует об обратном. Недавно были найдены мушкеты испанского производства. В перестрелке в Глен-Мор были убиты два горца. Так вот они были вооружены испанскими мушкетами, именно такими, что прибыли из Испании на помощь мятежникам.

– Но ведь испанское оружие не такая уж редкость.

– Да, но не такое, на котором стоит название корабля, доставившего его в Шотландию. Камерон был вместе с убитыми, вооруженными такими мушкетами. У.него самого было при себе два испанских мушкета.

– Но в таком случае почему не допросить его?

– Мы пытались, – ответил Уэйд. – Черт бы побрал упрямых горцев. Как и девчонка, он не сказал ни слова. Его едва не забили до смерти, но я прекратил это. Мы отправим его в Эдинбург следом за Кэти Хелл. Пусть суд разбирается с этими двумя якобитами. Подозреваю, что они оба что-то знают.

Алека не покидало то же самое ощущение.

– Если эти мушкеты попадут в руки якобитов, мятежники снова будут вооружены.

– Именно так. Идет молва, что они припрятали более тысячи единиц испанского оружия. Но на самом деле его может быть больше. Только вот где оно?

– Думаю, мы сможем найти тайник, сэр.

– Не сомневаюсь. Мы несколько лет пытаемся конфисковать оружие у горцев, и новые дороги позволяют нам подтягивать сюда войска и доставлять продовольствие и боеприпасы. Но наши люди не будут в безопасности в горах, если местные жители начнут стрелять в нас с этих проклятых холмов.

Алек кивнул:

– Я отвезу девушку к лорду адвокату и постараюсь сделать все от меня зависящее.

– Хорошо. Постарайтесь втереться к ней в доверие. Я слышал, она очаровательна, как, впрочем, и большинство молодых девушек, а? – Уэйд взглянул на Алека, и в его глазах блеснули озорные искорки. – А потом передайте лорду адвокату. Это его проблема. Вот. – Генерал вручил Алеку наспех нацарапанный приказ. – Конвой уберете утром.

Отдав честь, Алек повернулся. Но в этот момент дверь распахнулась и в кабинет ворвался полковник Грант.

– Генерал, должен вам доложить, Фрейзер не соблюдает субординации! Он отменил мой приказ, касающийся заключенной.

– Он имеет на это право, – примирительно произнес генерал. – Я поручил ему надзор за девушкой. Он переправит ее в Эдинбург, и это будет уже не наша головная боль.

– Но за ней надзирал я…

– Таково мое решение, полковник, – твердо сказал генерал.

– Ему нельзя доверять, – запротестовал Грант. – Он тоже познакомился с этой мерзавкой. Она насылает порчу на каждого мужчину, оказавшегося рядом с ней. Я и сам чудом избежал гибели. Она околдовала Фрейзера.

Алек обернулся:

– Она всего лишь симпатичная молодая девушка. Приписываемые ей сверхъестественные способности, должно быть, существуют лишь в вашей фантазии или… где-то еще.

Уэйд с трудом подавил смех, а Грант взорвался:

– Вы такой же шпион, как и ваша любовница, капитан. Вы оба из одного теста. Я сомневаюсь, что есть хоть один горец, не сочувствующий якобитам.

– Кроме вигов Кемпбеллов и их приспешников Грантов? – спокойно спросил Алек.

– Вам виднее, вы ведь в кармане у Ловата, – огрызнулся Грант.

– Достаточно, джентльмены, – заявил Уэйд. – Полковник, вы готовы к переправке Камерона?

– Бандита увезут сегодня вечером, – ответил все еще не желающий успокоиться полковник. – Он настоящий зверь, так что справиться с ним будет непросто.

– Ваша правда. Фрейзер, будьте рядом на случай, если понадобится помощь. Может потребоваться несколько человек, чтобы посадить его в повозку. Ведь он непременно окажет сопротивление. Вы говорите на гэльском языке?

– Немного, сэр. Я буду рядом. – Не обращая внимания на протесты Гранта, Алек снова отдал честь и отворил дверь.

Кейт прислонилась спиной к каменной стене и наблюдала за двумя мужчинами, находящимися с ней в камере. Караульные привели их недавно, когда Кейт только проснулась. У нее болело все тело и кружилась голова. Мужчины, казалось, спали. Один из них лежал на полу, а второй сидел в углу напротив девушки.

Дрожа от холода, Кейт потянулась – ее спина и ноги затекли от многих часов неподвижного стояния. В камере сгустилась темнота. Наступила ночь. Кейт проспала почти весь день.

Подтянув к себе колени и спрятав ноги под юбку, она осторожно огляделась. Один из заключенных – горец, судя по пледу, – лежал на боку спиной к Кейт. Длинные темные волосы скрывали его лицо. Другой мужчина, одетый в коричневую куртку и бриджи, сидел в углу, прислонившись спиной к стене.

Он открыл глаза и пристально посмотрел на Кейт. Потом отдал ей честь и насмешливо вскинул бровь. Кейт отвернулась.

Сквозь зарешеченную дверь Кейт видела фигуры караульных в коридоре и слышала их приглушенные голоса. Обитая железом дверь отворилась, потом снова закрылась, и Кейт услышала другие мужские голоса.

Мужчина в коричневом фыркнул:

– Эй, детка! Иди ко мне.

Не обращая на него внимания, Кейт положила голову на сложенные руки.

– Считаешь, я тебе не ровня, да? Гляди-ка, Дональд, они привели к нам в камеру женщину! – Он пнул ногой мужчину, лежащего на полу, но горец не ответил.

Мужчина вновь посмотрел на Кейт:

– Они чуть не убили парня. Мне даже кажется, что он умер.

Кейт встревожено посмотрела на лежащего на полу заключенного. Он не двигался и вполне мог быть как спящим, так и мертвым. Шотландский плед и атлетическое телосложение заставили Кейт вспомнить о братьях. Девушка на четвереньках подползла к нему и осторожно тронула за плечо.

– Сэр, с вами все в порядке? – спросила она на гэльском наречии. Он не отвечал, хотя Кейт и удалось перевернуть его.

– Точно помер, – протянул мужчина в коричневом. – Так что мы остались одни. – Он усмехнулся, обнажив гнилые зубы. – И мне кажется, я не смогу устоять перед тобой.

Кейт отползла под защиту спасительной, как ей казалось, стены, подтянула колени к животу и крепко обхватила себя руками. В отчаянии она думала, что нужно найти какую-нибудь лазейку и сбежать отсюда. Зарешеченное окно было слишком высоко. Но даже если бы она смогла до него добраться, то не протиснулась бы в него, таким оно казалось узким. На двери камеры, обитой железом, висел крепкий железный замок.

Кейт внимательно посмотрела на него. Она знала толк в замках. В детстве девушка проводила много времени в компании кузнеца из Данкриффа. Будь у нее достаточно времени и нож или ножницы, она смогла бы отомкнуть замок. Однако ничего такого у Кейт не было. А запутавшиеся в волосах серебряные шпильки были слишком гибкими и не годились для подобных целей.

Отвратительный мужчина все еще наблюдал за ней, а через несколько минут на четвереньках подполз к девушке. Кейт испуганно посмотрела в сторону коридора, но не увидела ни одного караульного.

– Привет, красавица, – сказал заключенный, усаживаясь рядом с Кейт. – А тут холодно. Позволь согреть тебя. – Он обхватил девушку за плечи и навалился на нее всем телом.

Кейт отстранилась.

– Отстаньте от меня, – бросила она.

– Ну-ну, детка. Нам стоит подружиться. – Мужчина крепко схватил Кейт за руку. – Знаешь, они привели тебя сюда, потому что я помог им.

Кейт вновь попыталась вырваться, внезапно ощутив дурноту, – она все еще не восстановила силы.

– Отстаньте от меня, – настойчиво повторила она, пытаясь высвободить руку. Но наглец придвинулся ближе, источая отвратительный запах немытого тела.

– О, детка, ты такая хорошенькая. Так здорово, что мне не пришлось прозябать тут в одиночестве. Я слышал, тебе нравится проводить время с мужчинами! – прорычал негодяй, запустив руку в волосы Кейт и притянув ее к себе с такой силой, что та вскрикнула от боли. Его лицо оказалось совсем близко, а губы коснулись щеки. Содрогнувшись от отвращения, Кейт с силой уперлась обеими руками в грудь мужчины и пихнула его так, что кандалы на ее руках громко зазвенели.

Глава 6

Внезапно на них упала тень, и Кейт успела заметить пару мускулистых полуобнаженных ног под измятым пледом. А потом чья-то огромная рука схватила мерзавца за шиворот, приподняла и швырнула на выложенный сланцем пол.

– Оставь ее! – прорычал горец.

– Ох! – Распростертый на полу мужчина попытался сесть. – Я думал, ты умер!

– Жив как видишь. Держись подальше от этой девушки.

Кейт, открыв от изумления рот, смотрела на своего спасителя. Это был небритый взлохмаченный гигант с грязным лицом и с запекшейся кровью на руках. Выглядел он угрожающе, но Кейт никому еще не была так рада, как этому незнакомцу.

– Спасибо, – пробормотала она.

– Слышь, Дональд, – протянул мужчина с гнилыми зубами. – Да она же просто шлюха. Я потом уступлю ее тебе. – Он снова попытался подползти к Кейт, которая тут же метнулась в противоположный угол.

– Убери руки! – взревел горец и вновь сграбастал негодяя, а потом отшвырнул его в сторону, словно мешок с горохом. Тот глухо ударился о стену, перекатился и сел в изумлении. После этого он поспешно ретировался в угол и теперь злобно смотрел оттуда на девушку и горца.

Кейт подняла глаза на великана. Она сразу поняла, что его недавно били. Под его глазом темнел синяк, веко опухло, а губа и щека были рассечены. Однако его лицо оставалось спокойным. Его квадратный подбородок вселял уверенность, а сжатые губы казались неожиданно мягкими. Голубые глаза смотрели устало и нежно, но никак не угрожающе.

– Спасибо, – повторила Кейт.

Мужчина что-то проворчал в ответ, а потом повернулся и подошел к заключенному, жавшемуся к стене.

– Оставайся тут.

– Я просто немного пошутил, – махнул рукой тот. – Я ведь якобит, как и ты. Ну что, друзья?

– У меня достаточно друзей-якобитов. И у нее тоже, – ответил великан. – Сиди в своем углу, если тебе дороги вши и голова, на которой они живут.

Кейт с благодарностью смотрела на шотландца, который теперь направился к ней. Он сел недалеко от нее, прислонился к стене и закрыл глаза. Кейт заметила еще несколько синяков и запекшуюся кровь.

– Вы сильно ранены? – спросила она на гэльском языке.

– Я в порядке, – ответил мужчина.

– Я очень признательна вам за помощь, сэр. Не открывая глаз, мужчина кивнул.

– Меня зовут Кейт, – произнесла девушка. – А вы Дональд?

Мужчина фыркнул:

– Уроженцы низменности называют так всех горцев. Меня зовут Камерон.

– О! – воскликнула Кейт и подползла ближе. – Иен Камерон, мы искали вас, – прошептала она.

Мужчина приоткрыл один глаз.

– Кто это мы?

– Мои родственники. – Кейт по-прежнему говорила шепотом, несмотря на то что их сокамерник или караульные вряд ли понимали гэльский язык. – Я Кейт, а мой брат – Данкрифф.

Теперь на нее воззрились оба голубых глаза. – Роберт Маккер…

– Тише, – прошептала девушка. – Они могут расслышать имя, даже не зная нашего языка. – нас дошел слух, что вас схватили, но мы не знали, где вас содержат.

– Я здесь уже несколько недель. – Горец потер голову. – Но как случилось, что сестра Роберта оказалась в тюрьме?

– Меня арестовали за то… что я помогала родственникам. – Кейт придвинулась ближе. – Мы думали, что вас отвезли в замок Эдинбург.

– Пока нет, но я слышал, что скоро переправят туда. Полковник Грант и его люди схватили меня около месяца назад. Он сумасшедший, скажу вам. Но, по крайней мере, я заслужил право находиться здесь. – Он озорно улыбнулся, что было неожиданно для мужчины его комплекции.

– Заслужили? – Кейт озадаченно взглянула на шотландца.

– В то утро я слишком долго спал, и они нашли нас. Убили двух моих кузенов, а меня арестовали. Но я успел ранить двух красных солдат, а остальных оставил в дураках. Парочку я столкнул головами, а потом свалился, ревя, словно раненый бык. – Камерон поморщился и тронул пальцем опухшее веко.

– Жаль, что ваши братья погибли. Но я совсем не удивлена, что вы непросто дались солдатам. Иен… а вы нашли то, что искали?

Мужчина отрицательно покачал головой.

– Я понял, что вы имеете в виду. Я не нашел, но знаю, где нужно искать. Меня схватили, прежде чем я успел добраться до места или послать весточку Робу.

– Ну и где же это? – затаив дыхание, спросила Кейт. Камерон внимательно посмотрел на девушку.

– Если я скажу вам то, что знаю, и они снова начнут мучить вас, как вчера, гори они все в аду… – Камерон гневно сплюнул, – вы можете не выдержать и все рассказать.

– Я буду молчать, – ответила девушка.

– Тогда я расскажу. – Камерон придвинулся ближе и с опаской посмотрел в сторону шагавшего по коридору караульного. – Отшельник в горах знает секрет.

Кейт удивленно заморгала.

– Отшельник? Но где его найти?

– То же самое сказали мои кузены, когда они нашли тайник с оружием, – прошептал Камерон на гэльском наречии, продолжая следить за караульным. – Они говорили, что отшельник живет близ Глен-Карран. Они собирались сообщить мне остальное, когда мы дойдем до места. Это была предосторожность. Они ведь не думали, что их убьют. Я как раз собирался найти вашего брата и отправиться на поиски.

– И больше вам ничего не известно?

– Смерть настигла кузенов слишком быстро, – грустно откликнулся Камерон. – Передайте это своему брату, когда увидите его.

– Я увижу его совсем скоро, – твердо сказала девушка. – Не знаю как, но я выберусь отсюда.

– Они и вас собираются переправить в Эдинбург. Я в этом не сомневаюсь. Ваш брат знает, что вы здесь?

Кейт покачала головой:

– Я не назвала своего имени, поэтому они не могли никому сообщить о моем местонахождении. Возможно, об этом догадывается один из моих кузенов. Он наверняка сообщит Робу. Если «красные мундиры» узнают мое имя, они арестуют Маккаррана. Офицеры считают, что родственники послали меня шпионить.

– А это так?

Кейт гордо вздернула подбородок.

– Так.

Камерон прижался к девушке плечом.

– Послушайте меня. Вы правильно делаете, что молчите. Что бы вам ни было известно о делах Роба, пусть это останется в секрете. И не говорите мне ничего больше. Если меня станут пытать, я боюсь проболтаться, – со смешком заявил Камерон.

– Вы никогда не проговоритесь. – Кейт почувствовала облегчение. Она была очень рада, что нашла друга в таком мрачном месте.

– Но это может случиться. Я не так силен духом, как вы. – Лицо мужчины помрачнело. – Я все слышал. Заставить вас стоять на протяжении многих часов… это очень жестоко. Я бы убил их за это, если бы мне представилась такая возможность.

– Со мной уже все нормально. Один из офицеров посчитал, что я достаточно наказана, и освободил меня.

– А высокий капитан? Я видел его. Хороший человек.

– Это ему я обязана наказанием… потому что он арестовал меня.

Иен вскинул бровь, что получилось довольно комично из-за его опухшего глаза.

– Но потом смягчился? Стало быть, вы снова пустили в ход магию Маккарранов?

Кейт удивленно взглянула на мужчину:

– Вы знаете об этом?

– Ваш брат рассказывал мне о своих сестрах и семейном предании. – Иен снова склонился к самому уху Кейт и махнул рукой. – А вы не можете вызволить нас отсюда? Перенести в волшебный замок на горе?

Кейт отрицательно покачала головой.

– Это бесполезный дар. Если он вообще существует. Мы сидим здесь, а я не могу ничем помочь.

– Жаль, – задумчиво пробормотал Камерон. – Если этот дар существует, то он однажды сослужит вам службу. Ведь так гласит предание? А теперь поспите немного. А этого не бойтесь, – кивнул мужчина в сторону сокамерника. – Я буду вас охранять.

– Я никогда не смогу отплатить вам за все, что вы сделали для меня.

Шотландец криво усмехнулся в густую темную бороду.

– Вы словно лучик солнца в этом проклятом месте. А теперь ни слова. Караульные возвращаются.

Кейт закрыла глаза и попыталась заснуть. Но она слышала тяжелые шаги и мужские голоса, к которым присоединился какой-то новый. Она открыла глаза и насторожилась.

Этот низкий спокойный голос она узнала. Взглянув на дверь, Кейт увидела Александра Фрейзера, стоящего за решеткой. Его пронзительный взгляд в первую минуту ошеломил ее, и некоторое время для нее существовал только он один.

Вскоре в коридоре появился полковник Грант в сопровождении четырех драгунов, одетых в красно-белые мундиры. Один из солдат достал откуда-то тяжелую связку ключей и отпер дверь камеры. Фрейзер посторонился, и драгуны вошли внутрь, заполнив все помещение. Один из солдат держал в руках тяжелую цепь и кандалы.

Испуганно охнув, Кейт вжалась в стену. Иен сел, за ним последовал другой заключенный.

– Иен Камерон, – произнес солдат. – Вы пойдете с нами.

Кейт обеспокоено взглянула на шотландца, который невозмутимо спросил:

– Куда меня повезут?

– В Эдинбург, – ответил Грант, выходя вперед. – Скоро состоится суд, и, если нам посчастливится, вас повесят.

– Не спешите, полковник, – вмешался Фрейзер, опиравшийся о дверной косяк. – Мистер Камерон, вас допросит лорд судебный клерк, и возможно, ваше дело рассмотрят в Высшем уголовном суде. У вас будет право высказаться в свою защиту. Поэтому нельзя с уверенностью сказать, что дело закончится казнью, – угрюмо заключил капитан. – Вас могут заточить в Тауэр, и надолго.

– Спасибо, сэр. – Камерон поднялся в полный рост. Кейт тоже встала, чувствуя себя маленькой и незначительной среди высоких, крепких мужчин. Ее сердце учащенно билось от страха за вновь обретенного друга.

– Идемте, мистер Камерон. – Фрейзер мрачно взглянул на Кейт.

Два драгуна надели на запястья Камерона наручники, хотя его ноги уже были закованы в кандалы. Шотландец принялся ожесточенно вырываться, отбросив в сторону одного солдата и оттолкнув другого. На помощь товарищам поспешил третий драгун.

Фрейзер тоже вошел в камеру, чтобы помочь. Задев плечом Кейт, он подошел к заключенному и взял его за руку.

Кейт тоже приблизилась к Камерону, звеня собственными кандалами, схватилась за большую мускулистую руку мужчины и потянула.

– Отпустите его, Кейт, – прорычал Фрейзер, – и не ввязывайтесь!

Но девушка не обратила на слова капитана никакого внимания.

– Iain то сагап, – произнесла она на родном наречии. – Иен, мой дорогой друг. Что я могу для вас сделать?

Шотландец посмотрел на девушку сверху вниз, в то время как драгуны с помощью Фрейзера закрепили на его мощных запястьях наручники, а потом соединили их цепью с кандалами на ногах.

– Постарайтесь выбраться отсюда, – ответил Иен на гэльском языке. – А потом известите своего брата об отшельнике. Но поспешите. Сообщите ему все, что знаете, до того как я умру.

– Иен! – зарыдав, воскликнула девушка и вцепилась в великана.

– Прочь! – рявкнул Грант, оттолкнув девушку к стене с такой силой, что та больно ударилась плечом.

Пробормотав что-то себе под нос, Фрейзер отпихнул Гранта в сторону, когда шотландец бросился на него. Драгуны же подхватили цепи и поволокли Камерона прочь из камеры. В суматохе никто не заметил, как Фрейзер взял Кейт за руку и отвел ее в сторону.

– Вы не ранены? – обеспокоено спросил он, все еще держа ее за запястье.

Но девушка попыталась вырваться.

– Отпустите меня. Иен! – Она рванулась вслед за заключенным.

Камерон обернулся.

– Всего один поцелуй на прощание. Единственное прикосновение к волшебству, – сказал он по-гэльски, а потом быстро наклонился и коснулся губ девушки в горьком прощальном поцелуе. – А все-таки вы волшебница, – с улыбкой произнес Иен, которого волокли к выходу драгуны.

– AchDhia, Иен! – прорыдала девушка.

– Присмотрите за ней! – выкрикнул Камерон, поворачиваясь к Фрейзеру. – Ей не на кого здесь опереться, гак что передаю свои полномочия вам.

Фрейзер кивнул. Солдаты волокли Камерона к двери. Проходя мимо девушки, капитан дотронулся до ее локтя. Это нежное, почти неуловимое прикосновение заставило ее затрепетать. Кейт посмотрела ему вслед. Но он не обернулся. Один из караульных со скрежетом закрыл дверь и запер ее на замок.

Она стояла посреди камеры, прислушиваясь к звуку удаляющихся шагов. Легкая и очень приятная дрожь все еще чувствовалась во всем теле, словно его прикосновение обрело вторую жизнь и принесло с собой ощущение безопасности. Прикрыв глаза, Кейт глубоко вздохнула.

Когда Иен поцеловал ее, она не ощутила ничего необычного. Это напомнило ей поцелуй ее брата. Но из всех поцелуев, что она испытала на своем веку, – искренних и не очень – самым чудесным был тот, что она разделила с офицером, который, возможно, вел сейчас Иена Камерона на верную смерть.

– Эй, детка, – глухо позвал девушку сидевший в углу заключенный, – ты и впрямь ведьма. Целовалась с Дональдом, после того как отказала мне. Но теперь мы снова вдвоем. – Мужчина осклабился.

– Оставайся там, где сидишь. – Кейт недобро посмотрела на мужчину. – Иначе я нашлю на тебя проклятие, от которого не избавишься.

Разинув рот, тот посмотрел на девушку, но с места не двинулся.

Кейт села у противоположной стены, подтянула колени и, звякнув цепями, спрятала лицо в ладонях.

– Сказочная принцесса? – Джек изумленно воззрился на друга.

– Она самая, – ответил Алек, запихивая в холщовую сумку чистую рубашку, пару клетчатых носков и толстую пачку бумаг, перетянутых бечевкой. Эти документы ему еще предстояло изучить.

– И куда ты ее везешь? – продолжал изумленно расспрашивать друга Джек. – Она шпионка? Почему ты не сказал мне ничего раньше?

– Хотел убедиться, – пробормотал Алек. – Она в этом пока не призналась, но я не удивлюсь, если вскоре это произойдет.

– Не сомневаюсь, что она во всем сознается. Стало быть, она чертовски умная принцесса.

– Насчет принцессы не знаю, а вот то, что она умна, – это факт. Я должен отвезти ее в Эдинбург к лорду адвокату.

Джек фыркнул:

– К своему дяде, лорду Хьюму? Да он разжует ее, а потом запьет горячим шоколадом дяди Уолтера.

– Вполне возможно, если я не вмешаюсь.

– Ой, совсем забыл. Тебе тут кое-что прислали из Эдинбурга. – Джек передал Алеку сверток. – Думаю, будет лучше, если мы отправимся вместе с драгунами. Нельзя отпускать с ними девушку.

– Мы не поедем с драгунами, – сказал Алек, запихивая сверток в нагрудный карман. – Я хочу, чтобы сегодня вечером ты поспешил в форт Уильям и взял там экипаж и лошадей. Только не говори, что действуешь от лица военных. Дай им денег. Вот. – Алек достал из сумки несколько монет и протянул их Джеку.

– А почему не нанять экипаж здесь?

– Потому что взять его мы сможем только утром.

– Стало быть, уже вечером в дорогу? И, как я полагаю, одни?

Алек кивнул, застегивая сумку. Прислонившись плечом к стене, Джек наблюдал за другом.

– А я-то думал, к чему такая спешка? Это на тебя совсем не похоже, брат. Ты ведь такой уравновешенный и степенный. Я ошеломлен, – насмешливо протянул Джек, хотя его взгляд оставался серьезным.

Алек пожал плечами.

– Я и сам немного ошарашен. И все же я должен это сделать, прежде чем кому-нибудь еще придет в голову допросить ее. Френсису Гранту в этом вопросе доверять нельзя.

– Так-то оно так. Но есть определенная доля риска. Ты не похож на человека, похищающего девиц под покровом ночи.

– Просто на сегодняшний вечер я позаимствовал немного склонности к безумствам у другой ветви моей семьи, – сухо ответил Алек.

– Должно быть, она очень ценна, эта твоя шпионка.

– Именно так. Правительство даже не подозревает, до какой степени. Поэтому я хочу увезти ее, прежде чем оно поймет то же, к чему пришел я.

Джек нахмурился:

– И в чем же ее ценность? Очевидно, это как-то связано с якобитами? Но как именно? Дело в пропавшем оружии, да? Я знаю, ты получил письмо, в котором об этом говорится. Его прислал твой дядя Макдональд…

– Я позже все объясню. – Взяв в руки сумку, Алек бросил ее Джеку. – Ну вот. А теперь идем. Поторопись.

– Если нам предстоит спасти сказочную принцессу, я готов на все, – сказал Джек.

– Мы не собираемся вызволять ее. Просто отвезем в Эдинбург к судье, – проворчал Алек.

– Эй, это не слишком по-джентльменски.

– Разве это так важно для тебя, имеющего по подружке в каждом городе?

– Да, но только одна из них завладела моим сердцем, – возразил Джек. – Я тоже очарован этой сказочной феей и не стыжусь в этом признаться. – Усмехнувшись, он перекинул сумку через плечо и направился к двери.

Нахмурившись, Алек последовал за ним, не желая признаваться в том, что и на него подействовали чары Кэти Хелл.

Глава 7

Алек снял с головы мокрую треуголку, отряхнул ее, а потом смахнул дождевые капли с рукавов. Он снова стоял в коридоре подземной тюрьмы и вглядывался в темноту сквозь зарешеченное оконце.

Девушка сидела у стены, подтянув ноги к животу и уткнувшись лицом в сложенные руки. Она дрожала от холода и выглядела совершенно несчастной.

Когда Алек с другими солдатами вывел Камерона на улицу, разразилась осенняя гроза, и они вымокли до нитки, поджидая подводу и лошадей. Непогода задержала их. Но Грант приказал драгунам ехать без остановки, невзирая на ненастье.

Краем уха Алек услышал, как полковник отдал приказ одному из драгун вернуться вечером за девушкой, чтобы вывезти ее под покровом ночи. Воспользовавшись неразберихой, Алек улизнул к себе, чтобы собрать сумку и отдать необходимые распоряжения Джеку Макдональду. Он понимал, что должен вырвать девушку из лап полковника Гранта как можно скорее.

И вот теперь он стоял у двери камеры, а Кэти Хелл все не замечала его. Дождевые струи колотили в узкое окно, расположенное под самым потолком, а в помещении гулял ледяной ветер. Девушка снова задрожала.

– Кейт, – позвал Алек, засовывая руку в карман.

Наконец девушка подняла голову. Изнуренная, неряшливо одетая, она умудрилась не растерять своего не поддающегося объяснению очарования. Она взглянула на него, и ее неземные серебристые глаза сверкнули гневом.

С пальцев Фрейзера свисала серебряная цепочка с подвеской. Он держал ее так, чтобы на нее падал свет. Только что он выпросил ее у сержанта за несколько шиллингов. При виде цепочки глаза Кейт заблестели.

Сомнений не оставалось. Это именно та женщина, которую он видел в Лондоне. Алек помнил, что, помимо нитки жемчуга, на ее шее была точно такая же цепочка с хрустальной подвеской. Маленькое блестящее ожерелье как нельзя кстати дополняло ее облик сказочной феи. На склонах гор часто попадались затейливые камешки, которые местные жители называли магическими кристаллами.

– Что вам нужно? – хрипло спросила девушка.

– Я пришел посмотреть на то, как вы творите чудеса, – ответил Алек.

– Вы уже видели. А теперь уходите.

– Подойдите сюда. – Цепочка вновь качнулась в руке Алека.

Глаза девушки превратились в две узкие щелочки.

– Оставьте цепочку здесь и уходите.

– Сначала я должен поговорить с вами.

– Нам не о чем разговаривать. Вы меня арестовали. Или уже не помните?

– А разве у меня был выбор, Кейт? – спокойно спросил Алек.

Она помолчала.

– Несмотря на то что вы носите шотландскую одежду, вы все равно один из «красных мундиров». Настоящий горец ни за что не арестовал бы меня и не увел на верную смерть себе подобного.

– Вы говорите об Иене Камероне? Но что у вас общего?

– Уходите или откройте дверь и выпустите меня отсюда. – Кейт беспокойно посмотрела на соседа по камере.

Алек уже заметил, что заключенный весьма недвусмысленно посматривал на Кейт, и от его взгляда у капитана мурашки побежали по коже. Кейт хотела выйти отсюда, но и. Алек желал этого не меньше.

– Подойдите, – повторил он.

Он был очень осторожен от природы и вовсе не склонен к необдуманным поступкам. И все же сегодня ему не составило труда вызволить из глубин своей души немного спрятанного там безрассудства, чуточку необузданности, которую он всегда старался задушить на корню. Но эти качества дремали в нем, дожидаясь своего часа.

Девушка и в самом деле оказалась красавицей, которую он встретил в Лондоне, и оттого становилась гораздо более ценной пленницей, о чем Грант не подозревал. Она была на дружеской ноге с королем Георгом и все же проявляла такой интерес к государственным документам, что переоделась прачкой и с риском для жизни проникла в офицерскую палатку. Она, без сомнения, задумала какую-то интригу. А при нынешнем положении дел это говорило только об одном – она связана с якобитами.

Конечно же, она была пресловутой Кэти Хелл, хотя и отказывалась признать это. Алек собирался допрашивать ее до тех пор, пока не получит ответов на все интересующие его вопросы. А после этого он отпустит ее.

Еще раз покачав в руке цепочку, Алек убрал ее в сумку и отвернулся.

– Подождите. – Гремя цепями, девушка подобралась к двери камеры. Алек подошел к самой решетке. Приближался караульный.

– Что вы хотите?

– Вы должны поехать со мной, – еле слышно произнес Алек.

Девушка нахмурилась.

– Куда?

– В другое место, – сказал он и оглянулся через плечо. – Сержант, – позвал он, – мне нужен ключ.

– Прошу прощения, капитан, но полковник Грант отдал четкие распоряжения касательно этой девицы.

– Знаю. Я разговаривал с ним. Сейчас у него много других дел, поэтому он велел мне заняться девчонкой.

– Тогда ладно. – Сержант кивнул.

– Мы обо всем договорились. Я должен ехать в Эдинбург. Раз уж так получилось, захвачу ее с собой. Тайно, как и хотел полковник.

Алек вытащил из кармана приказ генерала Уэйда и помахал им перед носом у сержанта, не дав тому возможности посмотреть на документ поближе.

– Сами понимаете, дело щекотливое. К тому же время поджимает. Отоприте, пожалуйста, дверь. И мне нужен ключ от кандалов. А это вам, сэр.

Алек достал из сумки сверкающую гинею, которую солдат схватил, прежде чем достать из кармана маленький железный ключ. Потом он снял с кольца большой ключ и отпер дверь камеры.

– Я сам выведу ее, сержант. – Войдя в камеру, Алек взял за руку ошеломленную Кейт.

– Куда вы меня ведете? – Девушка попыталась вырваться. – Я не хочу ехать с вами в Эдинбург.

– Вы поедете туда со мной, – пробормотал Алек. – Или с Грантом.

– Я не поеду туда ни с одним из вас, – сопротивлялась Кейт.

– Прекрасно. В таком случае желаю вам удачи. Возможно, вам удастся остаться целой и невредимой, – произнес Алек на очень плохом гэльском и отвернулся.

– Хорошо, я поеду с вами, – поспешно ответила Кейт на этом же языке.

Облегченно вздохнув, Алек повернулся, взял девушку за руку и вывел в коридор. Он был рад, что разговор оказался коротким. С его скудными познаниями языка Алек вряд ли смог поддержать более продолжительную беседу.

Они двинулись по коридору. Тут заключенный вышел из угла и схватился за решетку в тот момент, когда сержант запирал дверь.

– Эй! Сначала увели горца, теперь девку. Выпустите и меня!

– Ты не захочешь отправиться за ней следом! – прорычал сержант.

– Ее казнят, да? Она настоящая ведьма. Вам лучше сразу сжечь ее на костре. – Он рассмеялся.

Кейт испуганно охнула.

– Со мной действительно могут это сделать? Судить за колдовство?

– А вы в последнее время превращали кого-нибудь в свинью? – прошептал Алек.

– Только подумываю об этом, – дерзко ответила девушка. – Да не тяните меня так. Я ведь не мешок с шерстью!

– Вас не сожгут как ведьму. К счастью для вас, в Шотландии больше подобного не практикуют. Но мы должны поспешить. – Алек увлек девушку за собой мимо поста.

– Я бы пошла быстрее, если бы с меня сняли цепи и отдали ботинки. – Кейт резко остановилась и приподняла подол перепачканного платья.

Взору Алека открылись ее одетые в чулки ноги и закованные в кандалы лодыжки. Он вздохнул:

– Дьявол! Я позабыл про обувь.

– Мне должны вернуть ботинки. А еще шаль и серебряную цепочку, которую вы у меня украли.

Нахмурившись, Алек взял девушку за локоть и повел назад к караульному.

– Сержант, принесите, пожалуйста, ее веши.

Пока они ждали, Алек приподнял подол платья девушки. При виде тяжелых кандалов на ее стройных лодыжках его охватила ярость. И ноги девушки, и рваные чулки были покрыты запекшейся кровью.

Фрейзер провел пальцами по лодыжке девушки, потом достал из сумки маленький ключик и, отстегнув кандалы, бросил их вместе с цепью на каменный пол.

Алек посмотрел на девушку. Ее красивые глаза казались печальными.

– Мне жаль, – произнес он. – Я не подозревал, насколько все плохо.

Кейт пожала плечами.

– Боль пройдет.

– В самом деле? – пробормотал Алек, думая о ее и своей собственной боли, запрятанной глубоко в душе и потому невидимой постороннему глазу. Он поднялся на ноги.

Кейт протянула руки, все еще закованные в наручники, соединенные между собой длинной цепью.

– А это?

– Не сейчас. – Алек убрал ключ в небольшую кожаную сумку и застегнул ее.

Кейт негодующе фыркнула, а потом повернулась к солдату, вернувшемуся с ее накидкой и кожаными башмаками на толстой подошве, украшенными серебряными пряжками.

Алек протянул солдату еще одну монету, беря из его рук одежду и обувь. В этот момент ему в голову пришла мысль, что в таких прочных башмаках можно идти куда угодно. Он передал Кейт ботинки и накинул на ее плечи плед.

– Ожерелье тоже отдайте, – сказала она.

– Оно в сохранности. У нас нет времени. Обувайтесь.

Кейт попыталась обуться, хотя сделать это с наручниками на запястьях оказалось не так-то просто. Алек наклонился и всунул в башмаки сначала одну, а потом другую ногу девушки. Кейт же старалась удержать равновесие, опираясь на его плечо, пока он застегивал пряжки.

– Слишком туго, – произнесла она.

Алек нетерпеливо ослабил пряжки, потом встал и устремился с девушкой в сторону лестницы. Когда они завернули за угол, Алек направился к другой лестнице, по которой ходили не слишком часто. Ему не хотелось сейчас с кем-нибудь встретиться.

– Куда вы меня ведете? Вы подкупили караульного? – вопрошала Кейт, тщетно пытаясь вырваться из железных рук шотландца.

– Мы идем на улицу. Да, подкупил, – коротко бросил Алек, направляясь к полутемной лестнице, холодные ступени которой по спирали поднимались вокруг каменного столба.

– Несправедливо отправлять меня в Эдинбург. Я еще не слышала ни одного обвинения, меня не допрашивал судья, и мне даже не предоставили адвоката.

– Адвокат перед вами, – произнес Алек, увлекая девушку за собой.

– Значит, вы ведете меня к адвокату?

– Я адвокат. Дьявол, вы что, так и собираетесь тянуть нас обоих вниз? – Спустившись немного, Алек взял девушку за талию и поставил ее на ступень выше.

– Вы? В таком случае мое дело наверняка будет проиграно, потому что вы пристрастны, – с раздражением в голосе пробормотала девушка.

– Я не ваш адвокат. Я просто адвокат. Присяжный стряпчий. Я учился в университетах Эдинбурга и Лидена, а сейчас служу в армии, заведую документами. Вы ведь видели некоторые из них.

Кейт оглянулась. Алек приподнял ее и поставил еще на одну ступеньку выше. Девушка была легкой, и ему это не составило труда.

– Бумажный червь, да к тому же презренный оборотень. С какой стати мне выбирать вас своим адвокатом?

– Черт возьми, – проворчал Алек, поднимая девушку на очередную ступеньку. – Я же сказал, что я не ваш адвокат. И может, вы помолчите наконец?

– Не хочу молчать. Что вы сделали с мистером Камероном?

– Мистер Камерон отправил к праотцам больше «красных мундиров», чем вы можете себе представить. Хотя вы были совсем не прочь сорвать его поцелуй, – добавил Алек, сам не зная зачем.

– Дружеский поцелуй. Обещаю, вам придется ждать того же вечность, – парировала Кейт, остановившись на две ступени выше Алека, так что их лица оказались на одном уровне.

– Вот как? – Алек посмотрел на девушку в темноте. В его памяти вновь всплыли поцелуи, которыми они уже обменивались. В воздухе возникло почти осязаемое напряжение. В висках у Алека застучало. Кейт молча отвела глаза.

Положив руку на ее талию, Алек осторожно подтолкнул девушку, и та едва не вскрикнула от боли.

– Что случилось? – спросил Алек.

– Ничего, – ответила Кейт. – Просто все тело ломит. Я устала и проголодалась. Я вовсе не тороплюсь предстать перед судом, а потом отправиться на виселицу, хотя вы и намерены поскорее меня туда препроводить.

– Вы сможете поесть и отдохнуть позже. А сейчас поднимайтесь по лестнице.

Кейт прошла вверх несколько ступеней, а на лестничной клетке остановилась и обернулась.

– В какой области юриспруденции вы практикуете и сколько берете за услуги?

– Наймете меня позже, – ответил Алек.

– А стоит ли оно того? Возможно, у меня не хватит денег, чтобы вас нанять. Большинство адвокатов назначают немыслимые цены. Да перестаньте же, – сказала Кейт, когда Алек в очередной раз подтолкнул ее. – Я сама могу подняться.

– В таком случае сделайте одолжение, – процедил сквозь зубы Алек. Ее манера говорить очаровывала, впрочем, как и ее движения, и взгляды, и запах, и поцелуи…

Нет, нужно перестать думать об этом.

– А если я все же смогу оплатить ваши услуги, вы поклянетесь военным, что я не совершала преступления?

– Я арестовал вас и не могу выступать в роли вашего адвоката.

– Скажите им, что совершили ошибку. Ведь так оно и было.

– Вы предлагаете мне лжесвидетельствовать в обмен на деньги, снятые с вашего счета, если таковой имеется? Это соучастие в преступлении, моя дорогая.

– Я знаю. Я могу читать и понимаю латынь, французский и итальянский.

– Браво. Стало быть, вы высокообразованная леди. Тогда какого черта вы вынюхивали в военном лагере? Зачем подсыпали отравы мне в чай и украли мои бумаги?

– Я дала вам успокоительного. Вы выглядели уставшим.

– Как мило! По крайней мере в этом вы признались. Сюда, – указал Алек, когда они достигли вершины лестницы.

– Я не собиралась ничего красть.

– А-а, значит, вы хотели запомнить то, что увидели?

– Вы напугали меня своим пистолетом. – Кейт обернулась. Теперь она стояла всего в нескольких дюймах от Алека, положив руки, увенчанные тяжелыми цепями, ему на грудь. – Капитан Фрейзер, пожалуйста, отпустите меня. Оставьте меня здесь, а я потихоньку убегу, – тихо попросила Кейт.

Каким-то образом руки Алека оказались на восхитительно тонкой талии девушки, а его пальцы легли на ее поясницу. Удивительные серебристо-серые глаза Кейт приобрели в полутьме какой-то необыкновенный оттенок. Волшебные глаза. Он смотрел на девушку сверху вниз, слегка нахмурившись.

Он ведь мог отпустить ее. На какое-то мгновение ему показалось, что он держит в неволе сказочное существо. Оно настолько очаровательно и невинно, что он не в силах устоять перед его чарами и попал в ловко расставленные им сети. Кейт была обворожительна, непредсказуема. Алеку очень хотелось внять ее мольбам, но он поставил бы на карту слишком многое, если бы помог ей бежать.

Еще немного, и он отпустил бы ее. Алек вдруг осознал, что очень давно не испытывал желания кому-то помочь или доставить радость. Он так и не ответил ей.

– Пожалуйста, капитан. Мне очень нужно на свободу, – прошептала Кейт.

Она вся светилась изнутри, эта девушка. Волнующе трепетала, сияя подобно пламени свечи на этой темной лестничной площадке. При воспоминании о невыразимом удовольствии, которое он испытан в ее объятиях, тело Алека пронизала предательская дрожь.

Он никогда не встречал женщин, подобных ей. Даже Эми, которой однажды удалось завладеть его глупым, одиноким сердцем, не была так соблазнительна, как эта маленькая шотландка. Мимолетная улыбка Кейт или взмах ее шелковистых темных ресниц, обрамляющих серебристые глаза, заставляли сердце Алека биться быстрее и приводили в беспорядок мысли.

Дождь барабанил по двери, и невесть откуда проникающий тусклый свет озарял лицо девушки. Внезапно Алек ощутил острое желание, хотя ни время, ни место, ни ею положение совсем не способствовали этому. Не в силах сдержаться, Алек поднял руку и нежно провел по ее щеке.

– Мы должны идти, – грубо бросил он, отстраняясь и беря Кейт за локоть.

– Не думаю, что я воспользуюсь вашими услугами, – пробормотала она.

Глава 8

Выйдя вслед за Фрейзером на темный двор, Кейт почувствовала порывы ветра и холодные дождевые капли на лице. Ощущение оказалось на удивление приятным. Она подняла голову. Хорошо было вновь очутиться на свежем воздухе. Независимо от обстоятельств.

Поспешив за капитаном, Кейт споткнулась, и тот, бережно подхватив девушку за талию, повел ее за собой. Прямо перед ними в тени главных ворот Кейт заметила почтовую карету, запряженную парой лошадей.

Какой-то мужчина в темной одежде распахнул дверцу и опустил подножку. Он был молод, худощав. Его лицо скрывала треуголка. Кейт с удивлением заметила, что он не военный, но спросить ничего не успела, потому что Фрейзер подтолкнул ее к экипажу.

Он быстро приподнял девушку за талию и втолкнул внутрь. Кейт уселась на сиденье, и капитан опустился рядом. Кожаные сиденья оказались достаточно удобными, хотя сама карета была маленькой, рассчитанной всего на двух или трех человек.

В двери и по бокам экипажа располагались оконца. Еще одно виднелось в передней панели. Сквозь него Кейт разглядела головы лошадей и кучера, взмахнувшего кнутом, v – Откиньтесь на сиденье и держитесь, – сказал Фрейзер. Наш возница очень спешит.

Сначала экипаж двигался медленно, а потом и вовсе остановился перед воротами, пока кучер разговаривал с часовым. Фрейзер приподнял руку в приветствии, и карета покатила по одной из дорог, которые проложили в горах отряды генерала Уэйда.

Возница хлестнул лошадей, и экипаж, качнувшись, начал набирать скорость. Кейт соскользнула с сиденья и едва не упала на Фрейзера. Алек поддержал ее, и девушка вновь забилась в угол возле окна.

Кейт смотрела на проплывающую мимо местность. Дождь немного утих, и все еще сумеречное небо над темными вершинами проступающих в отдалении гор начало окрашиваться в нежно-лиловый цвет. Прижавшись щекой к прохладному стеклу, Кейт наблюдала за мерцающими сквозь пелену рваных облаков звездами.

Спустя некоторое время она взглянула на Фрейзера, который сидел так близко. Стоило лишь протянуть руку, и она дотронулась бы до него. Воздух в экипаже был холодным и влажным, и Кейт попыталась плотнее укутаться в плед. Алек помог ей, так как движения девушки сковывали наручники. Он ловко запахнул ее плед и закрепил на нем серебряную булавку.

– Шерсть, отделанная шелком, – заметил Алек, потрогав ткань. – Очевидно, прачкам неплохо платят.

– И у прачек могут быть дорогие вещи, – ответила Кейт, пока он застегивал брошь. Несколько мгновений девушка наслаждалась его близостью, теплым ароматом мыла, и еще чего-то необычного и сладкого. – От вас приятно пахнет, – под влиянием момента промолвила Кейт. – Я еще раньше это заметила.

– Спасибо, – пробормотал Алек. Кейт вытянула руки.

– А теперь снимите с меня, пожалуйста, эти цепи. Алек искоса посмотрел на нее:

– Можем поторговаться.

– Я tie стану этого делать. – Кейт протянула руки. – Вы снимете с меня наручники и отдадите мою цепочку.

Ей показалось, что Алек с трудом подавил улыбку.

– Большие цепи пока останутся у вас на руках, а маленькая цепочка у меня.

– Но она моя! – протестующе воскликнула Кейт, внезапно ощутив прилив ярости. Эта простенькая цепочка значила для нее гораздо больше, чем кто-либо мог заподозрить. Только членам семьи была известна ее истинная ценность. С тех пор как Кейт исполнилось семь лет, она с ней не расставалась. – Вы должны отдать мне ее.

Алек вскинул бровь:

– Как вы сказали, вас зовут?

Кейт запнулась и отвела глаза. Фрейзер оперся локтем об оконную раму и положил подбородок на руку. Несколько минут они ехали молча, но Кейт время от времени поглядывала на своего спутника.

Не желая признаваться себе в этом, Кейт была благодарна этому мужчине за то, что сидела на мягких сиденьях, в удобном экипаже, закутанная в собственный плед. Она не знала, куда ее везут, но это было все же лучше, чем прозябать в темном подземелье. Она была признательна Фрейзеру за то, что тот вызволил ее оттуда. И рядом с ним она ощущала, как по ее телу пробегала едва заметная, но вполне ощутимая дрожь.

Экипаж катил дальше, и цепи на руках Кейт зазвенели, когда она слегка подпрыгнула на сиденье.

– Куда мы едем? – спросила она.

– В сторону от гор, – просто ответил Фрейзер. Его пронизывающий взгляд заставил Кейт внутренне затрепетать, но потом он вновь отвернулся. В тусклом свете четко выделялся его профиль, сочетающий в себе утонченность и силу, при виде которого все внутри Кейт плясало от радости. Однако темные брови офицера были сурово сдвинуты.

– Мы едем по дороге Уэйда через Глен-Мор в Пертшир, – заметила Кейт. – Значит ли это, что мы направимся в Эдинбург прямо отсюда или поедем по проселочной дороге, ведущей на восток?

– Мы проедем весь Пертшир, а потом свернем на юго-восток в сторону Эдинбурга. Если погода позволит, мы сделаем только одну остановку, да и то по настоянию Макдональда. Лошади должны отдохнуть.

– Макдональда?

– Это мой друг и кузен. Джон Макдональд. Джек. Кейт кивнула.

– Стало быть, Макдональды – ваша родня?

– Да. Моя мать – урожденная Макдональд из Кеппока. Кейт удивленно заморгала.

– Но ведь все члены клана Кеппок – убежденные якобиты. А вы полковой офицер, и ваше имя Фрейзер. Какой же из Фрейзеров в вас преобладает – виг или горец?

Алек улыбнулся и махнул рукой.

– Всего понемногу. Кейт прищурилась.

– Капитан шотландского независимого полка, носящий шотландскую одежду, говорящий на очень плохом гэльском… Должно быть, вы родственник Фрейзера из Ловата.

– В самую точку, – удивленно подтвердил Алек.

– Я бы на вашем месте не слишком гордилась подобным родством. Симон Фрейзер из Ловата давно уже придерживается в этом споре определенных правил, когда не выдает полиции шотландцев, считавшихся его друзьями. А теперь, говорят, он отказывается признавать Якова законным королем Шотландии.

– А вы неплохо информированы, – откликнулся Алек, складывая руки на груди.

– Ловат хорошо известен как горцам, так и жителям низменности. Он начал первые независимые компании, чтобы организовать несколько отрядов шотландского дозора. Только вот потом он передал бразды правления британцам. Ловату нужно назначить на должность офицеров своих преданных родственников, только тогда он сможет вернуть себе власть.

– Он любит деньги, и его вполне устраивает его нынешнее положение, когда не нужно больше надзирать за отрядами, – ответил Алек.

– И теперь вы надзираете за одним из отрядов вместо него? Алек покачал головой.

– Отец купил мне офицерский чин, когда я был гораздо моложе, а Ловат сделал меня капитаном в одном из своих отрядов, носящем название «Черный патруль»…

– Я о нем слышала, – перебила Кейт, – Стало быть, вы в руках у Ловата! Вы тоже, как и он, мечетесь из стороны в сторону, чтобы защитить себя?

– Я тверд, как скала, – отозвался Алек, – в том, что касается моих убеждений.

– Не стану с этим спорить, – пробормотала Кейт, а потом нахмурилась, потому что смех мужчины заставил ее взволнованно затрепетать. – И все же я не могу доверять такому оборотню, как вы, хоть в ваших жилах и течет шотландская кровь.

– Я не оборотень. А вы упорно стремитесь забыть, как мы… наслаждались дружеской встречей? – тихо спросил мужчина.

– Только вот закончилась она совсем не по-дружески. И… – решительно добавила девушка, – подобного больше никогда не повторится.

– Решено, – немного помолчав, ответил Алек. Наверное, Кейт должна была почувствовать облегчение, но холодная волна разочарования окатила ее. Отвернувшись, она некоторое время смотрела в окно, а потом вновь взглянула на капитана.

– Когда мы приедем в город, вы отвезете меня в Тол бут или в замок Эдинбург?

Откинувшись на сиденье, Алек взглянул на девушку.

– Не терпится снова оказаться в тюрьме? Кейт подняла руки и потрясла цепями.

– Я предпочла бы освободиться вот от этого. И вы можете мне помочь.

– Если я сниму с вас наручники, вы выпрыгнете из экипажа и сбежите.

– А что, интересная идея, – протянула Кейт. – Но нет, спасибо, моя спина, руки и ноги до сих пор болят после обходительности обитателей замка Инверлохи.

– За это можете поблагодарить полковника Гранта. Знаете что, – Алек сунул руку в сумку, – пообещайте мне кое-что, тогда и поторгуемся.

– В обмен на мое ожерелье? – спросила Кейт. Вместо ответа Алек достал из сумки маленький железный ключик и, зажав его в пальцах, покачал перед носом девушки.

– Обещаю вести себя хорошо! – выпалила та.

– Я рассчитывал на доверительную беседу. Начнем с того, что вы назовете свое имя.

– Кейт.

– Ну-ну. Ваше полное имя. – Алек подкинул ключик и снова поймал его.

– Кэтрин.

– Прекрасно, но так мы не сторгуемся, мисс Кэтрин. Или мне стоит называть вас Кэти Хелл?

– Можете называть меня мисс Хелл, – натянуто ответила Кейт.

Алек рассмеялся: Кейт не ожидала этого, как не предвидела и своей реакции на смех мужчины. Она готова была слушать его снова и снова.

– Мисс Хелл, – задумчиво повторил Алек. – Что же это за клан? Макхеллион? И много вас таких, амазонок-якобитов, похищающих документы, пускающих вход пистолеты и яд, использующих женские чары, чтобы обвести вокруг пальца ничего не подозревающих офицеров?

Кейт гордо вздернула подбородок, не зная, что ответить. Нет смысла отрицать, что она и есть Кэти Хелл. Фрейзер и Грант уже выяснили, что прачка, вдова, старая повитуха, молодая женщина, разыскивающая своего брата, – кем только она не была за последний год! – все это Кэти Хелл. Часть ее секрета раскрыта, но Фрейзер знает о ней гораздо больше, чем любой другой мужчина.

Он не только коснулся ее тела и завоевал маленькую частичку ее сердца. Прошлой весной он видел ее в Сент-Джеймском дворце. Его показаний, если он решит дать таковые, хватит, чтобы повесить ее как шпионку. Ведь он мог сказать, что видел ее не только в военном лагере, но и во дворце короля. А если он узнает ее имя, то арестует всех ее родственников.

– Кейт, – повторил Алек, так и не дождавшись ответа.

Но Кейт продолжала молчать, наблюдая за расстилающимися за окном пейзажами. Дождевые тучи рассеялись. Сквозь резные кроны деревьев блеснула река. Экипаж пронесся через дорогу, и Кейт слегка приподнялась на сиденье. Цепи на се руках звякнули.

– Эти наручники, должно быть, причиняют вам большое неудобство, – произнес Фрейзер. Кейт лишь пожала плечами. Цепи были невероятно тяжелыми и натирали запястья. – Зачем вы пришли в мою палатку? – спросил капитан. – Что вы хотели найти среди документов? – Его взгляд словно прожигал насквозь.

Лишнее слово, сказанное ею, могло стать приговором для Кейт и ее родных. Да, этот человек отнесся к ней по-доброму, но она не могла доверять ему.

– Чего вы пытались добиться, соблазнив меня? Хотя я, конечно, не против, – добавил Алек.

– Что? – Кейт удивленно заморгала и взглянула на собеседника. – Соблазнить вас? Я ничего подобного не делала.

– Забыли? – Мужчина слегка наклонился, коснувшись плеча девушки и пробудив в ее теле волнующий трепет. – Если мне не изменяет память, мы занимались с вами любовью. Или чем-то вроде этого. Я прекрасно помню, – сказал Алек, придвигаясь ближе и переходя на шепот, – что мы зашли дальше простых поцелуев.

– А я ничего такого не припоминаю, – ответила Кейт, вздергивая подбородок.

– В самом деле? Мне вовсе не хочется показаться грубым, мисс Кэти… Кэтрин… или как вас там зовут, но лучше сказать правду. Мы оба знаем, что произошло. Наверное, вы даже больше, чем я.

– Хотите правды? Тогда потрудитесь вспомнить, что это вы соблазнили меня! – возмутилась девушка. – Я собиралась как можно скорее покинуть вашу палатку. – Она снова отвернулась, чувствуя, как колотится в груди сердце.

Кейт не могла произнести этого вслух, но в ту ночь они поменялись ролями. Кэти Хелл забыла обо всем и пала жертвой поцелуев и прикосновений этого мужчины. Та роковая ошибка стоила ей свободы.

– Обольстил вас? Дорогая моя, да я с трудом держался на ногах, после того как вы подсыпали что-то в мой чай. Но я помню почти все. Нет-нет, не отводите глаза. Если верить молве, вы вовсе не недотрога. А я не имею обыкновения укладывать в свою постель прачек… впрочем, как и придворных дам. – Фрейзер насмешливо вскинул бровь.

– Пересудам не всегда можно верить. – Кейт с вызовом вздернула подбородок. – А вы не страдаете избытком благородства.

– Это ведь вы были при дворе в марте, не так ли? Сердце Кейт едва не выпрыгнуло из груди.

– Я не понимаю, о чем вы…

– Возможно, скоро вы вспомните. – Алек протянул руку, и на его ладони сверкнул ключ. – Рано или поздно, – пробормотан мужчина, – вы заговорите, Кейт, чтобы обрести свободу. Я имею в виду не цепи, а полную свободу.

Кейт покачала головой и опустила глаза.

– Я не могу.

– Значит, вы что-то знаете. Скажите мне, – тихо продолжал Алек. – Я выслушаю вас. И обещаю не использовать это против вас. – Его тихому голосу трудно было противостоять.

– Я вам не доверяю. – Кейт понимала, что это безумие, но ей очень хотелось довериться ему. Забыть бы обо всем и броситься к нему, вновь ощутив его объятия. Но она никак не могла ухватить суть происходящего. Фрейзер арестовал ее. Кейт не знала, чего именно он от нее хочет. И все же она чувствовала себя рядом с ним в безопасности.

Алек спрятал ключ в нагрудный карман и теперь выжидательно смотрел на Кейт. Девушка вздохнула.

– Наверное, вы считаете меня распутницей, но это не так. Более того, я не преступница, место которой за решеткой. – Кейт потрясла цепями. – И вы могли бы снять с меня это здесь, в экипаже. Большего я не прошу.

– Я бы сделал это, если бы доверял вам. – Алек откинулся на спинку сиденья. – Лучше поспите. Ехать еще долго.

– Пожалуйста, – попросила Кейт. – У меня очень болят руки.

Фрейзер слегка наклонил голову. Скорее непринужденно, чем высокомерно. Ему и самому все это не нравилось.

– Скажите мне хоть слово правды, Кейт.

– Правда в том, что вы злобное животное.

– Похоже, вашему языку не помешает немного мыла. – Он закрыл глаза, как если бы собрался спать.

Кейт вздохнула:

– Чем еще я могу поторговать, кроме своего имени?

– Вы в самом деле хотите получить ответ? – Фрейзер приоткрыл один глаз.

Кейт поняла, что он имел в виду. Она не удивилась, ведь ее репутация была хорошо известна. Вспомнив глубокие и сладкие поцелуи, Кейт посмотрела на его губы и руки. Вспыхнув до корней волос, она порадовалась тому, что в экипаже был полумрак.

– Ну хорошо. Меня зовут Мэри Кэтрин. Большего я вам сказать не могу. Пожалуйста, поймите. Слишком многое будет поставлено на карту.

– Ну хоть что-то. – Алек вытащил из кармана ключ. Кейт подняла руки.

– Хотя бы ослабьте наручники.

– Они из железа, и их нельзя ослабить, моя дорогая. Наручники можно либо снять, либо оставить.

– Тогда снимите. Пожалуйста, – добавила девушка. «Дорогая». При звуке этого слова внутри ее что-то оборвалось. Оно пробило брешь в ее решимости. На глаза навернулись слезы, но Кейт сдержалась.

А капитан играл ключом.

– Зачем вы приходили в мою палатку? – Сменить белье, – ответила Кейт.

– Что вы знаете про испанское оружие?

Кейт едва не вскрикнула. Если она хоть как-то намекнет, что она, ее родные и Иен Камерон искали это оружие, а Фрейзер узнает ее имя, все, за что боролись ее братья, пойдет прахом. Их всех арестуют, а может, даже… казнят. Вот если бы капитан сохранил в тайне полученную информацию… Но даже сама мысль об этом казалась абсурдной.

– Испанское оружие? – Кейт пожала плечами. – Оно очень дорогое, ведь его привозят из Испании. Это все, что мне известно.

– Испанское оружие, – произнес Алек, – сотни мушкетов, а может, и больше, было спрятано якобитами десять лет назад. Но недавно его нашли. Я думал, вы знаете, где находится тайник.

– Если его недавно нашли, почему вы спрашиваете о нем меня?

Он вздохнул, а потом накрыл руку Кейт своей ладонью. Прикосновение теплом кожи поразило ее. Повернув ключ, Фрейзер снял с рук девушки наручники и сложил их вместе с цепями на пол.

– Спасибо. – Кейт помассировала растертые запястья. – Почему вы…

– Вы своим колдовством заставили меня сделать это, – угрюмо отозвался Алек. – Но позже я снова надену их на вас. Вы еще многое можете рассказать, Мэри-Кэти-Кэтрин. Я не отпущу вас. – Он говорил очень чувственно, а звук его голоса обволакивал Кейт утонченной лаской.

– Никогда? – с бешено бьющимся сердцем спросила девушка.

– Ну, до тех пор пока лорд адвокат не решит, что с вами дальше делать, – ответил Фрейзер, махнув рукой.

Вздохнув, Кейт уселась в углу и прижалась лбом к оконному стеклу. Она наблюдала за быстро меняющейся местностью за окном, убаюкиваемая слегка покачивающимся экипажем. Затем снова взглянула на Фрейзера. Он расслабился, вытянул ноги, сложил руки на груди и погрузился в мысли.

Кейт разглядывала его широкие плечи, мощную грудь, крепкие ноги и руки. Если капитан заснет, у нее появится шанс сбежать.

Но как? Хватит ли у нее смелости или безумства выпрыгнуть из двери, как предположил Фрейзер? Такую возможность исключать не стоило. Лучше уж рискнуть, нежели предстать перед судом и попасть в тюрьму.

Внезапно Кейт ощутила себя совершенно разбитой. О побеге можно подумать позже. Она закрыла глаза, не в силах думать ни об испанском оружии, ни о находящихся в опасности друзьях и родных. Ей также хотелось выбросить из головы сидящего рядом мужчину, хотя она постоянно мыслями возвращалась к нему.

Вскоре она погрузилась в сон.

Глава 9

Алек протянул руку и поправил неловко упавшую на плечо голову спящей Кейт. Он помедлил, слегка коснувшись пальцами щеки девушки. Ее кожа была необыкновенно мягкой, а черты лица показались ему изящными в лунном свете. Алек прекрасно осознавал свое влечение к этой девушке и понимал, какие проблемы могут из-за этого возникнуть у них обоих. Он уже старался избегать глубоких чувств и сильных привязанностей.

Однажды он отдал свое сердце, и это привело к предательству, а потом к трагедии. Вряд ли подобное повторится, ведь у него не было больше ни брата, ни возлюбленной. И все же Алек боялся снова испытать былую боль.

Искушение велико, но он не должен лелеять нежных чувств к этой девушке. Не потому, что она арестованная, а может, даже шпионка. Он понимал, что мог бы испытывать к ней сильные чувства, любить ее, прачка она или принцесса из сказки. И это пугало его.

Стараясь привести мысли в порядок, Алек закрыл глаза, но заснуть не удалось. Сунув руку в карман, он достал небольшой толстый пакет, который еще раньше передал ему Джек. Очередное послание от тети. Он еще не успел прочитать его, хотя и догадывался, о чем в нем говорится.

Он пакета исходил сладкий запах, который и почуяла Кейт, когда прижалась к нему. Не подобает мужчине распространять вокруг себя аромат шоколада.

Алек развязал бечевку и развернул несколько слоев коричневой бумаги. Внутри находилось письмо, обернутое вокруг свертка из провощенной бумаги. Когда Алек раскрыл сверток, в нос ему ударил сильный приторно-сладкий аромат. Рот его тут же наполнился слюной, но темный бесформенный комок, упавший на его ладонь, мог отбить аппетит у кого угодно.

Помяв комок в пальцах, Алек сморщился, завернул его в бумагу и отложил в сторону. Письмо также источало запах какао. Алек узнал витиеватый, но очень ровный почерк тети Юфимии.

«Мой дорогой Александр!

Посылаю тебе последний образец шоколада, приготовленного Уолтером. Он очень на этом настаивал. Попробуй эту гадость, если осмелишься. Твой дядя говорит, что это лучшее из того, что он придумал в последнее время. Твои лестные отзывы о последнем рецепте лишь подбодрили его. Если бы ты сказал ему, что шоколад отвратителен и пахнет тухлыми яйцами, как это сделала я, он пощадил бы нас и прекратил свои глупые опыты.

Рози считает, что его последний рецепт был неплох, а вот Лили на целый день слегла с головной болью, отведав лишь кусочек. У нас с ней очень нежные желудки. Дейзи не разрешили попробовать шоколад, хотя Уолтер непременно угостил бы ее, не приди я бедной девочке на помощь. Я сказала ему, что не следует давать шоколад детям…»

Алек улыбнулся. Он не сомневался в том, что Лили обладает нежным желудком, но вот его тетка излучала здоровье, хотя всегда утверждала обратное. Она умело управлялась с хозяйством, принадлежавшим его покойному брату Эдварду, и с присущей ей энергией воспитывала трех его дочерей-сирот. Юффи была замужем за дядей Алека Уолтером Фрейзером. Теперь они жили в Эдинбурге, в особняке Хоупфил-Хаус, который Эдвард и Эми предпочитали фамильному имению в Килберни из-за его близости к фабрике. После смерти Эдварда Алек унаследовал и недвижимость, и дело.

Алек был младшим сыном. Поэтому после смерти родителей ему отошла часть собственности в Килберни и доля в семейном бизнесе. После гибели брата он унаследовал все остальное, не считая того, что должны были получить три его племянницы по достижении совершеннолетия. Алек не стал бы возражать, оставь Эдвард все дочерям. Он не скупился на их содержание, сам довольствуясь малым.

Теперь Алек нечасто навещал имение в Килберни или Хоупфил-Хаус, хотя дела службы предполагали, что он будет время от времени посещать дом своей семьи. Алек обладал большим состоянием, его дело процветало. У него были земли в Хайленде, прекрасный дом в Эдинбурге и любящая семья.

И все же иногда он чувствовал себя отчаянно одиноким, без дома и настоящей семьи. Он понимал, что это ощущение временами настигает его, потому что он сам закрыл для всех свое сердце. Нахмурившись, Алек вновь сосредоточился на письме тети Юффи.

«Уолтер уверен, что его шоколадное производство лишь укрепит «Фрейзере фенсис», но боюсь, он совсем непрактичен. Вот у твоего брата была деловая жилка. Эдвард говаривал, что чай – продукт, всегда пользующийся спросом, а вот шоколад – это уже роскошь. И все же Уолтер ожидает, что его производство приобретет популярность не только в Британии, но и на континенте.

Пожалуйста, приезжай домой поскорее и отговори Уолтера от его безумного проекта. Кроме того, есть еще дела, требующие твоего внимания. Надеюсь, это письмо застанет тебя в добром здравии. Я буду молиться, чтобы отвратительное варево Уолтера не выбит тебя из седла надолго, если у тебя все же достанет смелости отведать его. Девочки посылают тебе горячий привет.

С любовью твоя тетя Юфимия.

P.S. Рози пришлет тебе письмо, когда в достаточной степени овладеет чистописанием.»

Внизу страницы виднелась начертанная неумелой детской рукой, окруженная кляксами подпись «Роуз Александра Фрейзер».

Сдвинув брови и не желая признаваться себе в том, насколько сильное впечатление произвела на него подпись племянницы, Алек быстро сложил письмо и сунул в карман вместе с куском шоколада, который он так и не попробовал. Вздохнув, Алек сел поудобнее. При виде этой единственной неряшливо написанной строчки у него сжалось сердце.

Алек был опекуном трех племянниц, хотя знал, что с Юффи и Уолтером им будет лучше, чем с ним. Бизнес тоже находился в надежных руках, ведь его дядя всего себя посвятил процветанию «Фрейзере фенсис» с момента ее основания. Алек же исполнял роль стороннего наблюдателя. Когда требовалось, он подписывал банковские счета и давал юридические консультации. Такое положение дел вполне его устраивало, но Уолтеру и Юффи было уже за семьдесят. Они не могли бесконечно следить за девочками и семейным бизнесом.

Алек должен вернуться в Эдинбург, подать в отставку и серьезно взяться за управление «Фрейзере фенсис». Он знал, что такой день настанет. Но каждый раз, когда он видел дочерей Эми, его охватывала такая тоска, что он уезжал и долго не возвращался назад.

В том, что касалось «поедания шоколада», Алек не разделял опасений Юффи. Затея Уолтера была не такой уж глупой. Его мечта осуществилась бы, найди он нужный рецепт. Только вот этот рецепт никак не давался ему в руки.

Глядя на раскинувшийся в сумерках ландшафт, Алек вдруг осознал, что не был в Эдинбурге с середины лета. Эдвард умер несколько месяцев назад, после того как получил рану в сражении на мечах. Несмотря на то что его брат был искусным фехтовальщиком, ему не хватало хладнокровия, присущего Алеку. Взрывной характер Эдварда вкупе с любовью к виски и ночным посиделкам в барах после смерти Эми во время родов привели его в конце концов к дуэли, из которой он не вышел победителем. Алек был очень благодарен тете с дядей за то, что те согласились взять на себя заботу о детях, хозяйстве и предприятии, позволив ему тем самым вернуться к службе.

Несмотря на то что он унаследовал все имущество брата и стал опекуном его детей, Алек не смог нянчиться с маленькими племянницами. Он также не захотел стать кондитером, хотя отец обучил обоих сыновей этому ремеслу. Он воспользуется полученными навыками и опытом, когда того потребуют обстоятельства.

Алек не считал себя достаточно подготовленным для того, чтобы воспитывать детей, в особенности девочек, в течение трех лет потерявших обоих родителей. Алек не мог дать им всего, что им требовалось.

Внешне суровая Юфимия любила девочек всем своим щедрым на любовь сердцем. Эми была бы рада видеть, что ее дочери воспитываются в тепле и заботе. Алек же, холостой офицер, не мог дать им всего этого.

На этот раз он вернется в Хоупфил-Хаус вместе с гостьей, отказывающейся назвать ему даже свое полное имя. Как он объяснит родственникам ее присутствие в их доме?

Кейт тихонько всхрапнула и съехала набок, прижавшись плечом к руке Алека и уткнувшись лицом в его грудь. Он старался не шевелиться. Пусть отдыхает. С лицом, озаренным лунным светом, она больше походила на сказочную фею, нежели на преступницу и шпионку.

Алек вздохнул. Что, черт возьми, ему делать с Кэти Хелл? Девушка пошевелилась во сне, и Алек крепче обнял ее за плечи. Экипаж покачивался из стороны в сторону, и теперь, когда они сидели так близко, Кейт удобно устроилась подле Алека.

Они так уютно сидели, что Алек позволил себе еще немного расслабиться. Чувство усталости было достаточно сильно, и он, положив подбородок на голову девушки, закрыл глаза. Дыхание ее щекотало его грудь, согревая теплом, проникающим сквозь ткань жилета.

– О! – пробормотала Кейт, не открывая глаз. Она подняла руку и положила пальцы на жилет Фрейзера. – От вас так вкусно пахнет.

Алек посмотрел вниз. Лицо девушки покоилось всего в нескольких дюймах от кармана, в который он сунул сверток с шоколадом. Он улыбнулся и погладил ее по волосам. Прикосновение было таким мимолетным, что Кейт скорее всего не почувствовала его, да и Алек не понял, было ли это на самом деле.

Внезапно экипаж сильно тряхнуло. Кейт открыла глаза, и сон тут же покинул ее. Она села, смутившись оттого, что всего лишь мгновение назад лежала на груди капитана Фрейзера. Его рука придерживала голову девушки, но он не спал, напряженный и натянутый, как струна.

– Какого черта?! – прорычал он, когда экипаж раскачался до такой степени, что рессоры угрожающе заскрипели. Кейт подскочила на сиденье, но Фрейзер крепко держал ее за плечо. Он выглянул в окно, пытаясь разглядеть дорогу позади, когда экипаж накренился на повороте.

Фрейзер еле слышно выругался.

– За нами гонятся.

– Кто? – Кейт вытянула шею, чтобы выглянуть в окно через плечо спутника. Экипаж накренился, и это позволило разглядеть дорогу позади. Кейт увидела быстро двигающиеся очертания всадников и лошадей.

– «Красные мундиры»! Это сопровождение?

– Нет, – ответил Фрейзер. Он поднялся и теперь стоял, пригнувшись в тесном пространстве и раскачиваясь вместе с экипажем. Схватившись за ручку двери, он слегка приоткрыл ее, а потом высунул голову и позвал: – Джек! Джек Макдональд!

Экипаж вновь резко качнулся, и Кейт, соскользнув с сиденья, упала на пол. Фрейзер удержался лишь потому, что схватился за дверцу.

– Джек! Сворачивай с главной дороги! – прокричал он.

При попытке подняться на ноги Кейт налетела на капитана, и тот поддержал ее свободной рукой, в то время как другой закрывал дверь. Карету качнуло в другую сторону, и оба они упали на сиденье. Экипаж резко развернулся, отбросив обоих пассажиров в угол с такой силой, что Кейт прижалась щекой к щеке Фрейзера. Его колючий подбородок и крепкие объятия заставили Кейт почувствовать себя в безопасности.

– Держитесь, – сказал он. Но Кейт и не думала разжимать рук. – Джек знает здесь все тропинки. Преследователи потеряют нас в темноте.

Карета неслась по крутому склону, грохоча колесами и угрожающе раскачиваясь. Вновь соскользнув с сиденья, Кейт ощутила, как ее подхватили сильные руки и заключили в объятия. Фрейзер откинулся назад, чтобы сохранить равновесие в сильно накренившемся экипаже.

– Ваш друг сумасшедший! – Кейт обхватила мужчину за шею в тот момент, когда мир, казалось, перевернулся и подпрыгнул.

– К счастью для нас, – ответил Фрейзер.

Экипаж накренился на один бок, потом выпрямился и остановился. До слуха Кейт донеслись фырканье лошадей и стук копыт. Потом она услышала голос Джека:

– Эй, с вами все в порядке?

– Да, – откликнулся Фрейзер, все еще обнимая Кейт за плечи. – Вы не ранены?

– Нет – руками Кейт откинула с лица волосы и одернула подол платья.

– Останьтесь здесь, – сказал Фрейзер и, распахнув дверцу, вышел навстречу ночной прохладе.

Не желая подчиняться приказам капитана, Кейт последовала за ним и едва не упала, потому что ступенька была все еще поднята. Фрейзер повернулся, ловко подхватил девушку на руки, поставил ее на землю, а потом развернул лицом к своему другу. Макдональд крепко обнял девушку за плечи, в то время как капитан направился куда-то в сторону.

– Пошел посмотреть на всадников. А вы, мисс, останетесь со мной, – пояснил Джек Макдональд.

Услышав в его голосе едва заметный акцент, присущий настоящим кельтам, Кейт удивленно взглянула на мужчину, и тог улыбнулся. Макдональд был всего на несколько дюймов выше ее и одет в костюм уроженцев шотландской низменности. Луна освещала худощавого мускулистого человека с необыкновенно красивым лицом и удивительно правильными чертами. Макдональд был моложе, чем предполагала Кейт. Он показался ей смутно знакомым, ведь она не разглядела его раньше в спешке.

– Мы с вами подождем здесь, – произнес Джек. Кивнув и все еще дрожа, Кейт огляделась. Фрейзера нигде не было видно. Экипаж стоял у подножия довольно высокого холма с крутыми склонами. Рядом возвышался еще один такой же холм, а имеете они образовывали ущелье. Дорога осталась далеко наверху. Экипаж спустился сюда с самой вершины холма, а густые деревья и кустарник надежно скрывали проложенную им колею.

У Кейт перехватило дыхание, когда она поняла, что Фрейзер ушел, а ее руки и ноги свободны от оков. Возможно, эго единственный шанс сбежать. Если бы Макдональд отпустил ее хоть на мгновение, она могла бы метнуться в сторону и раствориться среди деревьев. Кейт снова посмотрела на молодого человека и едва не вскрикнула.

Теперь она его узнала. Макдональд был во дворце и выступал в роли противника Фрейзера в бою. Мысли девушки смешались. Ситуация оказалась более серьезной, чем она предполагала.

Фрейзер и его друг могут сказать, что видели ее в непосредственной близости от короля. А если капитан еще и подтвердит, что она проникла в его палатку с намерением украсть документы, обвинения в государственной измене не избежать. Все это может повлечь за собой разоблачение якобитов и тюремное заключение для Кейт и ее родных.

Девушка в отчаянии огляделась по сторонам. В ночной тьме деревья и кустарник обрамляли тропу, петляющую среди холмов. Вершины черных гор, взмывающих в ночное небо, утопали в седой шапке тумана. Кейт узнала очертания этих гор. Они обозначали границу между Пертширом и северными территориями.

Замок Данкрифф, ее дом, лежал к западу от этих гор и совсем недалеко от того места, где она сейчас находилась. День пути по ущелью между холмами – и она окажется в Глен-Карран. Ее брат Роберт Маккарран – глава их клана – и некоторые их родственники наверняка и сейчас в замке. Сестра Кейт Софи недавно вышла замуж за Коннора Макферсона из Кинноула, чье имение находилось недалеко от их родового гнезда. В этом узком горном ущелье Кейт наверняка найдет родственников или членов клана, которые с готовностью приютят и защитят ее. Если ей удастся сбежать, она будет в безопасности.

Кейт надеялась, что Алан Маккарран уже сообщил родным о ее аресте. А если это так, то родственники ее ищут. Ей необходимо встретиться с ними и рассказать, что она видела Иена Камерона, который вскоре предстанет перед судом и, возможно, будет казнен. А еще она должна сообщить им, что он располагает информацией о местонахождении тайника с оружием.

От внезапно переполнившего ее желания оказаться на свободе, дома, рядом с семьей Кейт громко вскрикнула и тут же прикрыла рот ладонью.

– Что такое? – спросил Макдональд на гэльском языке.

– Ничего, – ответила девушка. – Просто я очень устала. Молодой человек сжал ее плечо, а минуту спустя из темноты возник Фрейзер.

У Кейт дух захватило. Одетый в темный килт и красный военный китель, капитан был высок и казался невероятно красивым в свете луны. От него исходило ощущение первобытной силы и власти. Кейт, сама того не желая, с жадностью смотрела на него и не могла отвести глаз.

Но образ окутанного романтикой воина растворился, когда Фрейзер подошел к экипажу и, распахнув дверцу, достал из него кандалы и цепи. Он сложил их в холщовую сумку, которая была закреплена на запятках экипажа. Перекинув сумку через плечо, он подошел к Кейт и Макдональду.

– Сколько человек ехало за нами? – спросил он у друга. Кейт гневно взглянула на Фрейзера, но тот лишь скользнул по ней взглядом, прежде чем выслушать ответ.

– Шесть или восемь, – ответил Джек. – Но мы оторвались от них, спустившись сюда. Они не заметили нас в темноте и проехали мимо.

– Они вернутся. И все же отлично сработано, Джек.

– Отлично? – взорвалась Кейт. – Он едва не убил нас!

– Джек сделал то, что должен был, – невозмутимо заметил Фрейзер. – Нужно же было как-то оторваться от преследователей.

– С какой стати отрываться от них? – разъярилась Кейт. – Они сопровождали нас.

– Не совсем так. – Фрейзер взял девушку за руку, когда Макдональд отошел назад. – Джек, поезжай вперед, а мы пойдем пешком.

– Я не пойду пешком в Эдинбург! Объясните мне, что здесь происходит, – потребована Кейт.

– Позже, – коротко бросил Фрейзер.

Кейт ударила его по руке – бесполезная, ребяческая выходка. Бросив на девушку раздраженный взгляд, Алек взялся за свою сумку. Кейт отшатнулась, но Джек поймал ее.

– Ну и ну. – пробормотан Джек. – Идти рядом с этой девицей – все равно что прогуливаться с дикой кошкой. Можешь взять экипаж, Алек, а я поведу ее.

– О нет. Боюсь, тебе слишком это понравится. Готов поклясться, вы заплутаете где-нибудь, и я никогда больше не найду ни одного из вас. Вскоре мы должны быть в Эдинбурге. Туда и направимся.

– Парню нравится следовать правилам, – громко обратился Макдональд к Кейт. – Поэтому отец и купил ему офицерскую должность. Но он может быть необузданным, только никому в этом не признается, даже самому себе.

Кейт удивленно посмотрела на Макдональда, а потом на Фрейзера.

– Если вы перестанете болтать, – прорычат капитан, – мы отправимся в путь и встретимся с тобой в нескольких милях отсюда у Макленнанов.

Кейт взглянула на Фрейзера.

– Макленнан – еще один бесчестный офицер? Он что, начальник местной тюрьмы?

– Нет. Хозяин постоялого двора, – ответил Фрейзер. – К счастью, он находится недалеко отсюда. Там есть конюшня, а хозяева – друзья.

– Ваши или мои? – парировала Кейт, и Джек рассмеялся.

– Забирай этот чертов экипаж и проваливай! – набросился Фрейзер на друга. – Уведи солдат как можно дальше отсюда.

– Я заведу их в горы. Туда, где заканчивается дорога. Встретимся вечером или в крайнем случае на рассвете.

– Отлично. Будь осторожен, старина.

– Хорошо, Алек. Передай Джини Макленнан, что я скоро приеду.

– Я сделаю это, только будь любезен, исполни на этот раз свое обещание, – угрожающе буркнул Алек.

Переводя взгляд с одного мужчины на другого, Кейт заметила, как Джек ухмыльнулся и пожал плечами, прежде чем подбежать к экипажу и забраться на козлы.

Взяв Кейт за руку, Фрейзер отправился в путь. Он казался спокойным, но его пальцы настойчиво сжимали запястья девушки, и она почувствовала, что нервы его натянуты, как струна. Позади Джек тихо щелкнул языком, разворачивая лошадей, и экипаж покатился по тропе, ведущей назад, к дороге.

Глава 10

– Алек… Вполне подходящее имя для безумца, – ворчала Кейт, следуя за капитаном. – А вы и впрямь сумасшедший, раз тащите меня за собой. Что вам от меня нужно?

– Я не сумасшедший. В нашей семье не было таковых, – бросил капитан настолько небрежно, что от разочарования Кейт захотелось пнуть его по ноге. Он просто проигнорировал ее вопрос. Этого мужчину ничто не могло вывести из равновесия. Его невозмутимость начала раздражать ее. Ведь по натуре Кейт была полной противоположностью: вспыльчивая, прямолинейная и эмоциональная. Природа не наделила Кейт таким же спокойствием, как ее сестру Софи, хотя частенько Кейт прямо-таки жаждала покоя.

– Та ветвь Фрейзеров к которой принадлежу я, – продолжат тем временем Алек, – обычно состоит из «сумасшедших» и «уравновешенных» Фрейзеров. Так вот я не отношусь к первым.

– Вот как? – кисло пробурчала Кейт.

– Когда я был ребенком, няня дала мне на гэльском языке прозвище Alasdair Callda.

– Зануда Александр? Прекрасно ее понимаю… хотя Макдональд сказал, что в вас есть некоторая сумасшедшинка.

– Я компенсирую отсутствие чрезмерных эмоций другим способом, – тихо произнес Алек, сжимая руку девушки.

Кейт невольно затрепетала. На мгновение ее кожу будто лизнуло языком пламени. Девушка не могла забыть прикосновения Алека в их первую встречу.

– К тому же в сложившейся ситуации уместнее обсудить ваше имя, мисс Хелл, а не мое, – сказал капитан.

– Alasdair Callda… Можете звать меня Catriona Allta, – быстро ответила девушка.

Он тихо засмеялся:

– Хорошо. Дикая Кэтрин. Но увы, не это я хотел услышать.

– Увы, – эхом отозвалась девушка.

Через несколько минут они уже шли по тропе, пересекавшей склон по диагонали, далеко от того места, где покинули экипаж. Алек старался держаться ниже уровня построенной военными дороги.

Когда они поднялись на следующую вершину, Кейт удалось вырваться, но Фрейзер вновь схватил ее за руку.

Девушка начала сопротивляться.

– Пожалуйста, отпустите меня.

– Если я сделаю это, то вы вскоре заблудитесь.

– Я слишком хорошо знаю эту местность и… – Сказав это, Кейт тут же пожалела о своих словах.

– В самом деле? Интересно. Значит, ваш дом где-то недалеко, не так ли?

– Нет, – поспешно ответила Кейт. – Я просто… бывала здесь раньше. Когда ездила в Эдинбург за покупками, – пояснила девушка.

– За покупками? Значит, прачка отоваривается в Эдинбурге?

– Нет, это делает сказочная фея, – пробурчала Кейт.

– Загадочная мисс Кейт, – протянул Алек. – Даже если вы знаете местность, люди Гранта вскоре найдут вас, не сомневайтесь. Они прочесывают дороги и горные склоны.

– И трактиры тоже, – заметила девушка.

– Тут мы рискнем вместе.

Вместе. Внезапно в душе девушки всколыхнулось чувство, которое она вовсе не хотела будить. Глубоко спрятанное желание найти надежного спутника жизни и обрести любовь. Однако она тут же напомнила себе, что капитан Фрейзер – совсем неподходящая для этой роли кандидатура.

– Мы? – с вызовом переспросила Кейт. – Я бы никуда не пошла с вами по своей воле. Ни с вами, ни с солдатами Гранта.

– Странно слышать подобное от Кэти Хелл, – усмехнулся Алек.

И тут Кейт отвесила ему звонкую пощечину.

Склонив голову набок, Фрейзер сверху вниз смотрел на нее. В неясном свете луны Кейт разглядела на его щеке темную отметину, оставленную ее ладонью. Сердце ее бешено колотилось, стало трудно дышать. Казалось, все пространство между ними заполнило напряжение, пульсирующее и почти осязаемое.

– Я не распутница, – процедила сквозь зубы Кейт.

– И я обычно веду себя более по-джентльменски, – прошептал Алек. – Прошу прощения. – Взяв девушку за руку, он пошел дальше.

Кейт позволила провести себя по уступу скалы и по тропинке, извивающейся вдоль берега бурлящей горной речки, а потом снова попробовала вырваться. И опять ее попытка не принесла плодов. Ей очень хотелось освободиться, но ее спутник оказался слишком силен.

– Пожалуйста, вы должны меня отпустить.

– До чего же вы упрямая, – еле слышно отозвался Алек. – Я ведь не на плаху вас веду. Решение будет принимать судья.

– Он вполне может прийти к выводу, что меня следует повесить. А я ведь не сделала ничего плохого. И я хочу… в общем, мне нужна свобода.

– Нам всем так или иначе она нужна.

– А какой свободы хотите вы? Мне кажется, у вас есть все, что вам нужно. Вы занимаете довольно высокое положение в обществе, у вас есть семья, да и думаете вы только о том, чтобы выполнить свой долг. Уверена, вам нечего больше желать.

– А у вас острый язычок, – процедил Алек. – Я хочу свободы, которая дает душевное спокойствие и позволяет вести размеренную жизнь.

– Тогда избавьтесь от красного мундира, Фрейзер из Ловата, – ответила Кейт.

Алек громко вздохнул.

– Осторожно, здесь камни, – произнес он, и в этот момент девушка вдруг поняла, насколько терпеливым и снисходительным он может быть. – Послушайте, Кейт. Вы поедете в Эдинбург либо со мной, либо с Грантом. Но я предпочитаю, чтобы вы оставались со мной.

– Разве вам не все равно, кто сопроводит меня в тюрьму?

– Мне небезразлично, каким образом вас туда доставят.

Он выразился предельно ясно, и Кейт внезапно ощутила, что очень благодарна этому мужчине за его заботу. И все же она не могла остаться с ним ни по этой, ни по какой-либо другой причине.

– Если вы отпустите меня, проблема будет решена.

– Только для вас.

– Просто скажите, что я сбежала.

– Полковник Грант будет очень разочарован. Мы и без того не сходимся с ним во мнении по многим вопросам. – Алек словно подтрунивал над девушкой.

– Но вы ведь оказались с ним заодно, решив упечь меня в тюрьму!

– Я выполнял приказ, не забывайте об этом. Генерал Уэйд поручил вас моей заботе, и я буду внимательно следить за вами, до тех пор пока судьи не решат, что с вами делать.

– Им стоит просто отпустить меня.

– Надеюсь, они сделают это ради вашего блага, моя дорогая. Вернее, мисс Хелл, – поправился Алек.

«Моя дорогая». Такое обращение нравилось Кейт гораздо больше.

– Куда вы ведете меня, если не в тюрьму?

– Несколько дней вы проведете у меня дома в Эдинбурге, – ответил капитан.

– Наконец-то я услышала от вас что-то приятное. Раз уж меня поручили вашей заботе, я по меньшей мере хочу как следует выкупаться после гостеприимного приема в вашей тюрьме.

– Это не моя тюрьма. Вы можете купаться сколько угодно в Хоупфил-Хаусе и получать чистую одежду, но только до тех пор, пока не придет время предстать перед лордом адвокатом. Все будет гораздо проще, если я смогу сообщить ему ваше полное имя.

– Все будет совсем просто, если вы меня отпустите. Фрейзер вздохнул:

– Наверное, придется зарегистрировать вас в суде как Мэри Кэтрин Хелл. Или вы предпочитаете имя Макхсллион?

– Зарегистрируйте меня как королеву Небыляндии. Мне все разно. Почему полковник Грант послал за нами солдат, если ко мне уже приставили вас?

– Потому что он полный идиот. Кейт засмеялась:

– В этом я с вами согласна. Алек бросил взгляд на девушку.

– Очевидно, он затаил на вас злобу и теперь желает, чтобы вы заплатили сполна. Я полагаю, вы знаете, что его так расстроило, Кэти Хелл?

Кейт залилась краской до корней волос. Все ее лицо горело, несмотря на холодный ветер.

– Я не соблазняла полковника Гранта, если вам это интересно.

– Так же, как и меня? Только не надо набрасываться на меня с кулаками. – Алек шутливо прикрылся рукой. – Вы ведь воспитанная девушка. Я ожидал честного ответа, а не демонстрации вашего вспыльчивого характера.

Кейт молча отвернулась. Она была скорее напугана, нежели рассержена.

– Я прекрасно помню вечер, когда встретилась с полковником Грантом, – тихо произнесла девушка. – Он так грубо обошелся со мной… Похоть сделала его просто невменяемым. Я уже не чаяла, что уйду от него невредимой.

Пальцы Алека сжались на ее руке.

– Продолжайте.

– Я защищалась. Пыталась вырваться. А потом ударила его коленом по… штанам и убежала из палатки. Он так напился, что упал, ударился головой и без сознания растянулся на полу. Думаю, он винит во всем этом злодейку Кэти Хелл.

– Вообще-то так оно и есть.

– Я ничего подобного с ним не делала, клянусь вам. Алек молчал, пока они взбирались на следующий холм.

Наверху ветер был так силен, что едва не сбил их с ног.

– Если бы я был там и все видел…

– Тогда вы поверили бы в то, что я сейчас рассказала?

– Нет. Я бы убил негодяя.

Пораженная и слегка польщенная, Кейт взглянула на него:

– Значит, вы мне поверили. Я не соблазняю мужчин, хотя они могут утверждать обратное.

– Кейт, то, что вам ставят в вину, еще не доказано. Вам это на руку, потому что по шотландским законам никто не может обвинить вас в связи с недоказанностью преступления. Но если Грант и остальные офицеры опознают вас как девушку, побывавшую в их палатках и укравшую документы и карты, вы лишь навредите себе, если станете отпираться. А что касается соблазнения… Я знаю наверняка, что-то между нами произошло. – С этими словами Алек потянул ее за собой.

Кейт не могла отрицать того, что между ними действительно что-то было, и она лелеяла в сердце воспоминания об этом.

– Я ничего не могу поделать, когда… – Она коснулась рукой шеи и не нашла привычного украшения. Никто, кроме членов ее семьи, не знал о ее врожденном даре. – Иногда я оказываю на мужчин странное действие, – решилась признаться девушка, но Фрейзер лишь раздраженно фыркнул.

– Я знаю это. Идите вперед. – Он подтолкнул девушку и поддержал, когда та едва не упала, споткнувшись.

– Вижу, мои попытки все вам объяснить бесполезны.

– Вам не нужно этого делать. Я знаю, что произошло между нами, и могу догадаться, что вы бывали в подобном… затруднительном положении и раньше, мисс Хелл.

– Но в случае с вами… все по-другому. Алек остановился и повернул ее к себе.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я никогда не делала подобного раньше, – призналась Кейт.

Мужчина нахмурился:

– Вы всем так говорите?

Кейт с трудом перевела дыхание. Ей показалось, что на этот раз по лицу ударили ее.

– Я не распутница.

– Тогда кто же вы? И зачем знакомитесь с офицерами? Кейт отвернулась. Ей показалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди.

– Я не могу сказать вам этого.

– Кем бы вы ни были, – прорычал Алек, – о том, что случилось в моей постели, нужно забыть!

Кейт взглянула на капитана:

– Забыть?

– Сейчас это не имеет никакого значения, потому для нас обоих лучше выбросить это из памяти. – Алек вновь двинулся вперед, перекинув через плечо сумку и таша девушку за собой. – А что касается Гранта, должен вас предупредить: он все помнит и ничего не прощает.

– В отличие от вас, – протянула девушка.

– Вот именно. – Алек произнес это так невозмутимо, что Кейт ощутила пробуждающееся в душе упрямство. Она остановилась, отказываясь идти дальше.

– Кейт, дорогая, – произнес Алек, засовывая руку в сумку и доставая оттуда цепи с наручниками, – или вы пойдете сейчас со мной, или мне придется надеть на вас это.

– Просто оставьте меня здесь. Со мной ничего не случится.

– Я не брошу вас там, где вас могут найти люди Гранта, – твердо сказал Фрейзер.

– Но почему? Я в любом случае окажусь в тюрьме!

– Вы ведь не хотите туда попасть?

– Не хочу. – Кейт сердито посмотрела на Фрейзера.

– Хорошо. Так что вы выбираете?

– Раз уж мне придется идти с вами, не могла бы я получить свою цепочку? – Девушка протянула руку. – А в обмен на это я обещаю больше не упрямиться.

– Что-то подсказывает мне, что сделки с Кэти Хелл не доведут меня до добра, – тихо проворчал Алек.

– А вы попробуйте. – Кейт знала, что сильно рискует. Она часто чувствовала себя околдованной в присутствии этого мужчины, хотя самому Алеку каким-то образом удавалось противостоять ее чарам. Единственным исключением была та ночь, о которой Кейт не могла забыть с такой же легкостью, как капитан Фрейзер.

Вытащив руку из сумки, Алек раскрыл ладонь, на которой лежала освещенная луной, похожая на маленькое серебряное озеро цепочка с мерцающим на ней кристаллом. Кейт протянула руку, но Алек тотчас же сжал пальцы.

– Мне бы хотелось, чтобы эта маленькая безделушка оказалась единственной цепью в вашей жизни, Кейт, – тихо произнес он.

У нее подкосились колени.

– Отдайте мне мое украшение, сэр.

– У меня нет никакого желания надевать на вас наручники, но я также не намерен беспрерывно торговаться с вами. Мне придется поверить вам на слово, хотя мне кажется, что вы сбежите при первой же возможности, – заметил Фрейзер.

Кейт вздохнула:

– Сбегу.

– Честный ответ. Я оставлю цепочку у себя в качестве гарантии вашего примерного поведения. Ничего больше я не могу предложить.

Девушка посмотрела на капитана. Кровь бросилась ей в голову. Он мог предложить еще очень многое. Если бы капитан поцеловал ее, она вообще перестала бы сопротивляться.

Лицо офицера было так близко, что Кейт показалось, будто он хочет поцеловать ее так же, как и раньше, и ей вдруг мучительно захотелось этого. Откинув голову назад, девушка ждала. Она уже решила, что позволит Фрейзеру это и будет наслаждаться его поцелуем, пока он не заставит ее забыть о страхах и потрясениях. Кейт прикрыла глаза.

– Позже, дорогая. – Алек убрал цепочку в сумку. – Думаю, сейчас не время затевать подобные игры.

Обиженная Кейт старалась стряхнуть с себя оцепенение, которое она всегда испытывала в присутствии Фрейзера, воспротивиться его влиянию, остановить трепет своего сердца.

– Постоялый двор в этой стороне? – спросила она, проходя мимо Фрейзера на ватных ногах.

Нагнав Кейт, Фрейзер взял ее за руку, чтобы провести сквозь заросли деревьев.

– Предупреждаю, ведите себя прилично. Никаких попыток сбежать или затеять ссору. И не вздумайте драться с сопровождающим вас офицером.

– Вы приписываете мне дурные замыслы. – Кейт с вызовом подняла подбородок и выдернула руку, хотя прикосновение было угрожающе приятным.

– Да замышляйте что угодно, если будете держать это при себе.

– Я учту это.

– Хорошо. А теперь дайте мне слово, как уроженка гор земляку.

– Земляку? Ну уж нет. Вы обычный офицер в шотландской одежде.

– Я капитан независимого полка Ловата, и меня все считают горцем, кроме вас.

– Вы живете в Эдинбурге, носите красный мундир и скорее всего сочувствуете вигам. Вы настаиваете на том, чтобы я держала себя прилично, хотя не имеете на это никакого права. Мои земляки не ведут себя подобным образом. Клятвы горца для вас ничто.

– Я родился и вырос в Инвернесшире, говорил на гэльском языке, пока не вырос из детских штанишек, и всю жизнь носил плед, – ответил Фрейзер. – Клятвы горца – все для меня.

Кейт выдержала взгляд мужчины. Как бы ей хотелось ему поверить! Когда она впервые увидела капитана Фрейзера в Сент-Джеймском дворце, он выглядел как величественный воин-горец. В тот день Кейт немного влюбилась в него, но он оказался вовсе не тем, за кого она его принимала.

– Если бы вы были горцем, вы разделяли бы взгляды якобитов.

– Не обязательно. AmFreiceadanDubh, или, как нас иногда называют, «Черный патруль» сам обеспечивает поддержание порядка. Именно это я пытаюсь сделать сейчас, – поморщившись, произнес Алек. – Мы не пособники якобитов, а связующее звено между Шотландией и королем.

– Многие скажут, что мы вовсе не должны сотрудничать с ними. Й я не стану обмениваться клятвами с человеком, которому не верю.

– Вы дадите мне слово, или эти цепи окажутся у вас на руках. – Алек приподнял сумку, в которой звякнули наручники.

– Это не смешно.

– Я и не думал смеяться. А теперь ваше слово, – угрюмо произнес офицер. В его тоне уже не было веселых ноток.

– Хорошо. Но мое обещание будет действовать только до тех пор, пока мы не достигнем постоялого двора. Я дала его лишь потому, что очень устала и проголодалась.

– Не сомневаюсь. – Мужчина шел рядом, поддерживая девушку за локоть. Под их ногами шуршали листья, а воздух был влажным и прохладным. – Назовем это перемирием.

– Но только временным, – напомнила Кейт.

Глава 11

Вскоре Алек и Кейт подошли к двухэтажному каменному зданию, освещенному луной. Сквозь красные занавески на окнах лился приветливый теплый свет, а на крючке возле входной двери мерцал фонарь. Слева от здания доносились звуки конюшен: храпели лошади, и что-то выкрикивали конюхи. Алек сомневался, что Джек Макдональд уже приехал, но надеялся, что его друг цел и невредим.

Взглянув на Кейт, Фрейзер накинул на ее белокурую голову плед. Девушка была слишком заметна с ее похожими на пламя волосами. К счастью, ее легкий, отделанный шелком плед оказался достаточно длинным, чтобы укрыть ее с головы до ног.

– Лучше, если вас никто не сможет узнать, – предупредил Алек, распахивая дверь. Он провел девушку внутрь, не обращая внимания на брошенный ею взгляд. Он знал, что она не хочет быть здесь с ним, и прекрасно понимал ее желание оказаться на свободе.

Молодые люди встретились взглядами, и Алек вдруг увидел неуверенность, скрытую за показной непокорностью. Положив руку на плечо девушки, Алек наклонился к ее уху и прошептал:

– Обещаю, никто не узнает, что вы арестованная, пока вы будете вести себя как подобает. Договорились?

Девушка кивнула, и от ее взгляда сердце Алека сжалось.

В полутемном помещении было дымно от чадящих свечей и табака. Его наполнял шум голосов и звуки музыки, а по воздуху плыл изумительный аромат еды. Рядом с очагом пожилой мужчина играл на скрипке печальную мелодию. За грубыми столами на скамьях сидели мужчины и несколько женщин.

Быстро оглядев таверну, Алек заметил, что в большинстве своем посетители одеты в сюртуки и бриджи и разговаривают по-английски. Остальные же были горцами в мешковатых пледах. К своему облегчению, он не увидел ни одного солдата.

– Молчите и опустите голову. – предупредил он Кейт. Кто-то окликнул его по имени. Алек обернулся. Стоящий за высоким прилавком седовласый хозяин заведения Джеймс Макленнан приветственно поднял руку. Рядом с хозяином стояла его дочь, симпатичная молодая шатенка, держащая на руках спеленатого ребенка. Завидев Алека, она улыбнулась и поспешила к нему навстречу.

– Мое почтение, мисс Макленнан. – Алек снял с головы треуголку, по-прежнему крепко держа Кейт за худенькое плечо другой рукой. Девушка молчала, спрятав лицо под пледом. Джин с любопытством взглянула в ее сторону.

– Здравствуйте, капитан Фрейзер. И добро пожаловать, мисс…

– Джин Макленнан… Кейт, – представил Алек девушек друг другу, в то время как Кейт что-то пробормотала в ответ на приветствие.

Джини улыбнулась. Ее лицо с карими глазами и румяными щеками, обрамленное блестящими темными волосами, излучало тепло. Она непрерывно похлопывала по спинке беспокойного младенца.

– А мистер Макдональд с вами, сэр?

– Он присоединится к нам чуть позже. У нас сломался экипаж, и мы пришли пешком раньше его. Думаю, ему понадобится некоторое время, чтобы исправить… э… поломку. – Алек улыбнулся. – Надеюсь, с вашим малышом все в порядке? – Он никак не мог вспомнить ни пола, ни имени ребенка, хотя ему все это сообщили во время последнего визита два месяца назад. Тогда малыш только появился на свет. Алеку оставалось лишь надеяться, что все это помнил Джек, законченный негодник.

– О да. Он уже улыбается и спит почти всю ночь, – с гордостью сообщила Джини. Малыш захныкал. – На этот раз он не помешает вашему сну, капитан Фрейзер.

Кейт взглянула на Алека, вскинув бровь.

– Обычно я снимаю комнату, которая располагается прямо над комнатой Джин, – пояснил тот.

– Мы уже приготовили ее для вас, капитан. Я скажу отцу.

Джини пересекла комнату и поспешила к хозяину трактира, переливавшему эль из бочонка в оловянный кувшин. Мужчина широко улыбнулся подошедшему к прилавку Алеку.

– Добро пожаловать, капитан. Вы возьмете еще одну комнату для леди? – спросил он.

Кейт хотела было заговорить, но Алек сжал ее плечо.

– Одной комнаты будет вполне достаточно… для нас с супругой, – неожиданно ответит он, понимая, что не может поселить пленницу отдельно. Кейт же протестующе дернула плечом.

– Ваша супруга? – Хозяин постоялого двора был явно ошеломлен, а Джин и вовсе смотрела на улыбающегося Алека, раскрыв от удивления рот.

– Мы недавно поженились, – уточнил Алек.

– Да, совсем недавно, – пробормотала Кейт.

– Так, значит, это миссис Фрейзер? Поздравляю! – сердечно произнесла Джин, похлопывая по спинке крошечного сына.

Хозяин подал дочери ключ.

– Идите за мной. Вы не подержите лампу, капитан?

Взяв из рук хозяина лампу, Алек вместе с Кейт направился следом за Джини по деревянной лестнице на второй этаж, а затем в угловую комнату, где он всегда останавливался во время путешествий между Эдинбургом и фортом Уильям. Открыв узкую скрипучую дверь, Джин отошла в сторону и принялась успокаивать малыша, который снова захныкал.

– Я меняла постельное белье неделю назад, – сказала женщина. – Никто не спал здесь, кроме вас и Джека Макдональда. Но он в последнее время не часто к нам наведывался. Я могу сменить белье, но это стоит три шиллинга, сэр.

– Спасибо, обойдемся этим, – сказал Алек, в то время как Кейт едва не поперхнулась от возмущения. – Не могли бы вы принести нам ужин? Я знаю, что уже десятый час, но жена умирает от голода. – Алек знал, что после нескольких дней, проведенных в тюрьме, Кейт нужно хорошо питаться, да и сам он был не прочь слегка перекусить.

– Мой отец предложил бы вам лишь хлеба с сыром, так как бекон мы поджарим только утром. Но у нас осталось немного тушеной баранины и полбуханки ржаного хлеба. Я приготовлю еду и оставлю внизу на столе.

– Спасибо. – Алек вынул из кармана несколько монет.

– А Джеку Макдональду понадобится еда и чистая постель, когда он приедет?

– Не сомневаюсь, – ответил Алек. – Хотя, думаю, он появится здесь не раньше завтрашнего утра.

– Я сообщу вам, когда он приедет. О, у нас есть свежее пиво и отличный испанский ром. Капитан… миссис Фрейзер. – Женщина собралась уйти, и Алек придержал дверь.

– Мы сейчас спустимся. – Он втолкнул Кейт в комнату, а потом подал Джин несколько монет. Она зажала их в руке, которой держала ребенка.

Когда Алек, затворив дверь, вернулся, Кейт стояла перед кроватью.

– Я не буду здесь спать.

Алек быстро пересек комнату и уселся на кровать, которая прогнулась и жалобно заскрипела под его тяжестью, похлопал по бугристому матрасу.

– Кровать вполне удобная. Я часто ночевал здесь.

– Я поняла. – Кейт скрестила руки на груди.

– Если вы думаете, что я воспользуюсь тем, что мы остались наедине, то не переживайте. Вам ничто не угрожает. – Алек страстно мечтал о еще одной ночи в объятиях Кейт, но не мог позволить себе этого. – Даю вам слово.

Девушка нахмурилась, сдвинув брови. При этом ее серо-голубые глаза стали похожи на две маленькие луны. Затем она вздернула подбородок.

– Вы можете снять еще одну комнату.

– Я предпочитаю экономить, поэтому переночуем вместе. Я буду спать на полу.

– Нет, я лягу на полу. Постельное белье старое и к тому же не первой свежести.

– Ведь вы слышали, что здесь спал только я, – заметил Алек. – Ну, может быть, Джек пару раз.

– И неизвестно кто еще! – Кейт сморщила нос.

– Я снимаю комнату на месяц, а может, и больше, так как часто езжу в форт Уильям и обратно.

– Вы дали этой женщине деньги, но не попросили ни чистого белья, ни еще одного одеяла.

– Я дал деньги лично ей, а не в уплату за какие-то услуги, потому что она каждое пенни отдает отцу. И я не стану просить ее о лишних услугах из-за одной ночи. Вы несколько дней провели в тюрьме, и я думал, что эта комната покажется вам настоящим раем, а постель – ложем турецкого паши.

– Я привыкла к определенным условиям.

– Да? Росли в неге и ласке? И где же, интересно? – Алек вопросительно вскинул бровь.

– Дома, на постели с чистым бельем. – Кейт гневно взглянула на мужчину. – Пока мы здесь, я хотела бы ванну. В личное пользование.

Алек встал с кровати и сверху вниз посмотрел на девушку.

– Вы можете быть очень испорченной, если захотите. Значит, загадочная мисс Хелл воспитывалась в привилегированной семье?

– Мне нужна ванна, а не допрос. Я устала.

– Понимаю. Но сейчас вам придется довольствоваться тем, что есть. Я не стану в столь поздний час просить Джин о том, чтобы она нагрела воды, а потом таскала ее на второй этаж, чтобы наполнить вам корыто. У нее и без того немало дел. Она без мужа воспитывает ребенка. Отец и так нагружает ее работой, которой не стало меньше, с тех пор как родился ребенок.

– Она не замужем? А этот ребенок, он… ваш? В таком случае вам лучше переночевать с ней, а меня оставить здесь, – предложила Кейт.

– Ребенок не мой, честное слово. Это сын Джека, – Алек положил на кровать треуголку, провел рукой по волосам и потер глаза. Господи, насколько же он устал! Ему хотелось просто снять мундир и лечь спать. Но искусительная мысль о том, что он окажется в постели вместе с Кейт, не дала ему этого сделать. Да, ему предстоит опасная ночь!

Кейт внимательно смотрела на капитана.

– Значит. Джек Макдональд отец?

– Джин отказывается признать это, хотя я уверен. Думаю, что Джек мог бы жениться на ней. Джини ему нравится, хотя он пока не склонен обзаводиться семьей. Да Джини и не настаивает.

– Наверное, она так сильно любит его, – тихо произнесла Кейт, – что готова предоставить ему свободу.

Алек посмотрел, на девушку:

– Может быть, и так. Она порядочная девушка. Никто не осуждает ее за то, что она родила ребенка до свадьбы. Мы, шотландцы, очень терпимо относимся к ошибкам своих родных. А как ваши родственники относятся к вашим… э… сумасбродствам?

– Нормально, потому что это их идея. – Произнеся это, Кейт тут же прикрыла рот рукой. – Я хотела сказать…

– Ага, – одновременно с ней протянул Алек. – Стало быть, вы признаете, что совершили нечто противозаконное.

– Если я и сделала что-то неподобающее, то только в случае с вами. – Кейт сложила руки на груди. – Легко представить, почему Джин попала в такую переделку. Джек Макдональд – настоящий красавец.

– Вот как? Хотя вы правы. А как насчет меня?

– Мне не слишком симпатичны мужчины, заковывающие женщин в цепи. – Кейт оглядела комнату. – Скажите, а Джек собирается взять на себя ответственность за ребенка?

– Джек осознает ответственность, но чтобы взять ее на себя… – Алек пожал плечами.

– Значит, вы верите, что он вернется с экипажем?

– Он непременно приедет. Джек держит данное слово. Однако в том, что касается отношений с женщинами, он весьма ненадежен и избегает обещаний. Что касается вашего купания, – продолжал Алек, – в углу есть таз и кувшин с водой, так что можете умыться. – Он указал на столик, на котором стояли большой керамический кувшин и широкий таз. – Мы сможем попросить горячей воды позже. Я знаю Джин, поэтому могу гарантировать, что все в этой комнате чистое, включая полотенца. Я плачу за то, чтобы здесь всегда были свежие полотенца, достаточно мыла и воды. Правда, я не слишком щепетилен в отношении постельного белья, но только потому, что не часто остаюсь здесь на ночь. Кроме того, комнату не сдают никому, кроме меня.

Кейт сморщила нос, потом подошла к столику и заглянула в кувшин. На маленькой тарелочке девушка увидела толстый кусок мыла, а рядом – свернутое льняное полотенце. На стене, возле которой стоял столик, висело небольшое треснувшее зеркало. Взглянув на свое отражение, Кейт подняла руку, стянула с головы плед, и ее золотистые волосы рассыпались по плечам. Налив в таз немного воды, девушка вымыла руки и сполоснула лицо.

Это обыденное зрелище произвело неожиданный эффект. Внезапно Алек ощутил не просто сильное желание, а неприкрытое вожделение. Он успокаивал себя лишь тем, что эта девушка не возымела над ним реальной власти.

Но когда Кейт сняла и отбросила в сторону плед, а потом развязала платок, чтобы провести полотенцем по груди, Алек почувствовал, что ее чары начали действовать.

Он вдруг понял, что нагло таращится на нее, и отвернулся, сделав вид, что возится с лампой. Он сделал пламя поярче, а потом снова уменьшил его. Но трепещущие на стене тени и золотистый светлишь сделали девушку еще более красивой, соблазнительной и совершенной, когда Алек снова взглянул на нее.

Она обернулась, и Алек поразился тому, как ее серебристые глаза мгновенно стали темными, точно грозовые тучи. Кейт повернулась к нему спиной. Он отвел глаза.

Алек услышал, как Кейт налила в таз еще немного воды. Но потом плеск прекратился.

– Капитан Фрейзер, мне нужно остаться одной. Алек встал, не глядя на нее.

– Учтите, я буду за дверью. А другого выхода из этой комнаты нет, – предупредил он.

Стоя в темном узком коридоре, Алек слышал плеск воды, а когда он прекратился и не возобновился вновь, постучал и вошел в комнату.

Поставив одну ногу на кровать и подняв юбки, Кейт обтирала влажным полотенцем обнаженную лодыжку. Алек успел разглядеть изящные стройные ноги и гладкую блестящую кожу цвета топленого молока, прежде чем Кейт поспешно одернула подол платья. Его сердце колотилось так, словно его действительно заколдовали. Эта девушка была невероятно прекрасна. Ее умытое лицо, казалось, светилось изнутри, а влажные волосы вокруг него превратились в очаровательные завитки. Алек был ошеломлен, хотя и пытался убедить себя в том, что сможет противостоять чарам этой женщины.

Он молча ждал. Вскоре плеск прекратился, и Алек услышал, как Кейт выливает грязную воду в помойное ведро и наполняет таз чистой. Тут она хлопнула его мокрым полотенцем по плечу.

– Ваша очередь, сэр. – Кейт прошла мимо Алека и уселась на кровать. Старые пружины заскрипели даже под ней.

Алек вымыл руки, сполоснул лицо и шею, радуясь тому, что вода оказалась прохладной. Ему было жарко. Все его тело словно охватило огнем. Он снял красный китель и такого же цвета жилет, чтобы остаться в помятой рубашке и перехваченном ремнем килте, который он часто носил. К счастью, на сине-зеленом фоне было не слишком заметно, как сильно он обтрепался в постоянных разъездах.

Не оборачиваясь, Алек ощутил на себе взгляд Кейт. В маленьком зеркальце, висящем на стене, он видел ее отражение. Она казалась волшебным существом, феей из сказки.

Алек тщательно вымыл руки, потом провел пальцами по волосам, а затем собрал их в хвост при помощи черной ленты. Он редко носил парик, потому что от него чесалась голова. После этого он на секунду прикрыл ладонями глаза.

– Устали, капитан? – спросила девушка.

– Нет, – грубо бросил Алек, хотя действительно очень утомился. Просто обычно он ни перед кем не обнаруживал своих чувств. Он расправил воротничок рубашки и обернулся.

– Может быть, поедим? – предложила Кейт, нетерпеливо ерзая. Она потянулась, словно наслаждаясь свободой от наручников. Ее грудь соблазнительно приподнялась под тканью лифа, облегающего ее изящное туловище. Встав, девушка подбоченилась, постукивая пальцами по бокам.

Алек смотрел на нее, чувствуя, как тело обволакивает очередная, неизвестно откуда взявшаяся горячая волна. Ему необходимо подавить свое вожделение, если уж придется ночевать с Кейт в одной комнате в общей постели.

– Я очень проголодалась. Идемте. – Кейт подошла к двери, взялась за ручку и нетерпеливо топнула ногой.

– Минутку. – Алек подошел к сумке, оставленной им ранее на полу, и вытащил из нее наручники с цепью.

– Только не это, – настороженно произнесла девушка, пятясь назад.

– Вам не составит труда сбежать, когда мы спустимся вниз – двинулся к девушке.

Она сделала еще один шаг назад.

– Но вы же не думаете, что я спущусь вниз, закованная в кандалы, как преступница.

– Послушайте, – негромко произнес Алек, подходя к девушке, прижавшейся спиной к двери. – Вы ведь и есть государственная преступница. Разве забыли?

– Здесь я миссис Фрейзер. Ведь так вы меня представили. Вы же не можете вести свою жену вниз, закованную в цепи.

– Не могу, дружелюбно ответил Алек. – Но ведь на самом деле вы мне не жена. – Взяв правую руку Кейт, он надел на ее запястье наручник.

Девушка сердито наблюдала, как Алек защелкнул замок, а потом надел на свою левую руку другой наручник. После этого он убрал ключ в карман.

Алек взял сумку, чтобы замаскировать соединявшую их цепь. Он вовсе не собирался унижать Кейт. – Просто не хотел, чтобы она сбежала. Он взял девушку за руку, и цепь повисла между ними.

– Разделим ношу, – сказал Алек.

– Мне не нужно что-либо делить с вами. Снимите наручники!

Капитан крепко сцепил свои пальцы с пальцами Кейт.

– Скажите, зачем вы пришли в мою палатку, кто вас послал и свое полное имя?

– Я принесла чистое белье. Меня послала прачка, – прошипела Кейт, наклоняясь ближе и негодующе глядя на Фрейзера. – И вы знаете мое имя… или то, что вам нужно знать.

– Я собираюсь насладиться совместным ужином. Мэри Кэтрин, – сказал Алек. – А наша постель будет очень удобной. – С этими словами он загремел цепью, понимая, что немного поколебал решимость своей пленницы.

– Как только вы уснете, я вытащу у вас ключ.

– Кейт, моя дорогая, – терпеливо произнес Алек, берясь за ручку двери. – Я буду настороже. Сейчас я проголодался и намерен спуститься вниз. А это означает, что вы пойдете со мной.

Кейт возмущенно фыркнула, но последовала за ним.

Глава 12

Подперев щеку свободной рукой, Кейт наблюдала затем, как Алек доедал ее мясо, покончив со своим. Вторую руку, прикованную к Алеку, Кейт держала под столом. Она подумала, о том, что ее спутник совсем не утратил аппетита. Казалось, ничто не могло вывести этого внешне холодного и невозмутимого мужчину из равновесия.

Кейт поела совсем немного, хотя обычно она не страдала от отсутствия аппетита. Наблюдая за Алеком из-под сдвинутых бровей, она спокойно отказалась, когда он предложил ей последний ломоть намазанного маслом ржаного хлеба, и теперь молча ждала, пока он доест то, что осталось. Затем Алек сделал большой глоток эля из высокой оловянной кружки. Казалось, его нимало не беспокоил тот факт, что его левая рука лежит под столом, закованная в наручники.

Кейт по привычке дотронулась до шеи, тоскуя без прохладного прикосновения маленького кулона, вселяющего в нее уверенность. Она была убеждена, что ее родные посоветовали бы ей очаровать надсмотрщика и сбежать. Но ведь они всегда больше верили в ее способности, чем она сама. Без магического талисмана обворожить капитана Фрейзера не так-то просто. Кейт всегда говорили, и она сама ощущала, что маленький гладкий кристалл действительно обладает волшебной силой.

Кроме того, сегодня вечером она чувствовала себя скорее обиженной, нежели привлекательной. Если бы она включила свой дар, подобно фитилю лампы, или помахала кулоном перед самым его носом, даже превратись она вдруг в фею, капитан Фрейзер вряд ли бы это заметил. Уравновешенный Александр был непоколебим, не поддавался воздействию и выводил из себя.

На него совсем не производили впечатления взгляды Кейт, от которых приходили в смятение другие мужчины. Он не вздыхал, не смотрел на нее телячьими глазами, цветисто восхваляя ее прелести. Более того, он не шел навстречу, о чем бы она ни просила. Внезапно Кейт поняла, что с капитаном Фрейзером ей не стоит полагаться на свой магический дар.

Девушка сама не могла поверить в то, что с ней творилось. Ведь это она с обожанием смотрела на Фрейзера. Это ей на ум приходили поэтические сравнения. Кейт не могла налюбоваться его глазами, голубыми, словно полуденное небо, каштановыми волосами со светлыми, словно залитыми солнечными лучами, прядями, его статной, как у античного бога, фигурой. Это она таяла, когда Фрейзер смотрел на нее.

Кейт недоумевала. Мужчина, показавший, насколько бережным и нежным может быть с ней, теперь казался совершенно равнодушным и даже раздраженным.

И все же его отношение отчасти привнесло в жизнь Кейт свежую струю. Рядом с ней находился мужчина, чьи поступки она была не в состоянии предсказать и которого не могла подчинить себе. Он бросал ей вызов своей невозмутимостью. Кейт не было скучно рядом с капитаном Фрейзером. Она обнаружила, что магия не всегда одерживает верх. Алек избавил ее от постоянного давления собственного чудодейственного дара.

Она знала только то, что необузданная, соблазнительная девица Кэти Хелл не имеет ничего общего с Кейт Маккарран, обладающей недюжинной силой духа и взрывным темпераментом, но предпочитающей вести тихую, безмятежную жизнь.

Кейт никогда не любила своих врожденных способностей. Зачастую ей были неприятны мужчины, павшие жертвами ее очарования. Кейт боялась, что никогда не сможет встретить того, кто достоин любви и уважения.

Фрейзер отличался от всех известных ей мужчин. Он привлекал Кейт не только своей мужественностью, красотой и умом, но и железной волей и невероятно твердым характером. По иронии судьбы она не была свободна, чтобы позволить расти своему интересу к нему. Более того, она должна сбежать от него.

Она сидела рядом с Фрейзером на деревянной скамье и рассматривала его. Их руки, скованные наручниками, лежали под столом, прикрытые широкими складками пледа Кейт.

Капитан Фрейзер заинтриговал ее тогда, во дворце. Но Кейт не влюбилась в него. Магия могла усилить чувства, но не породить их. Несмотря на его обаяние и ее привлекательность, на ошеломляющую страсть, которую она испытала в объятиях этого мужчины, капитан Фрейзер оставался офицером, а Кейт заключенной. Ее интерес к нему не принес бы им обоим ничего, кроме проблем. Алек поднял глаза.

– Что такое? – спросил он с набитым хлебом ртом. – Вы виг или якобит? – поинтересовалась Кейт. Сбитый с толку Алек проглотил еду.

– Не считаю целесообразным отвечать на подобные вопросы. Но вы-то, полагаю, якобит?

Кейт округлила глаза:

– Едва ли вы захотите услышать ответ.

– Тогда держите его при себе. Здесь слишком много таких, кто не разделяет вашей страсти к шевалье де Сент-Джорджу, – еле слышно произнес Алек, назвав прозвище короля Якова. – У вас не слишком хороший аппетит, – добавил он, глядя на поднос девушки.

Кейт подняла руку под пледом, на которой был наручник, и, стараясь не греметь, потрясла цепью.

– Ах, значит, это вам мешает? Ну ничего, недолго осталось.

– А что, если Джек Макдональд не вернется? Если он в беде?

– Он может сам о себе позаботиться. Я хорошо его знаю и верю ему. Мои родители подобрали его, когда он, потеряв мать и отца, слонялся по улицам Эдинбурга, чтобы найти хоть какую-то работу. Он отыскал наш дом, и экипаж моего отца едва не сбил его. Даже если бы Джек не был родственником моей матери, отец все равно чувствовал бы себя ответственным за него.

Кейт наклонила голову.

– Вы выросли в Эдинбурге?

– Отчасти. Все лето мы проводили в Глен-Мор близ Инвернеса. Мои родители, брат и сестры, – пояснил Алек.

– А где они теперь? В Глен-Мор?

– В Килберни-Хаус? Нет. Почти все они умерли. Мои родители – от лихорадки семь лет назад, а со дня гибели брата не прошло еще и года. Сестра живет в Килберни с мужем.

– Значит, теперь вы землевладелец?

– Да. Но мне редко выпадает возможность съездить в Килберни. Сестра и зять ведут хозяйство вместо меня. У них есть дети, а Килберни – прекрасное место для малышей. А откуда родом вы? – как бы случайно поинтересовался Алек.

Угрюмо посмотрев на него, Кейт отпила прохладного пива из стоявшей перед ней оловянной кружки.

– Я родилась в горах, – ответила девушка.

– А что вы знаете об испанском оружии, которое там пропало? – тихо и медленно спросил Алек, рисуя на столе влажный круг.

– Я же сказала, что ничего об этом не знаю.

Мужчина придвинулся так близко, что его дыхание всколыхнуло волосы Кейт и согрело ее щеку. Ощущение близости пронзило ее.

– Поведайте мне свои секреты, или мы оба потеряем время, что пагубно отразится на деле якобитов.

Кейт ошеломленно посмотрела на капитана.

– Что вы хотите этим сказать?

Алек взглянул на приближающуюся Джин, в то время как Кейт смотрела на него, не понимая, чего он на самом деле хочет и что думает о якобитах, спрятанном испанском оружии и… плененной шпионке.

– Вы закончили? – снова держала на руках ребенка, завернутого в клетчатое одеяло. Когда она подавала ужин, малыша с ней не было.

– Да, спасибо, – ответил Алек.

– Все было очень вкусно, – добавила Кейт. – Значит, малыш снова проснулся?

– Да. Он такой неспокойный сегодня, но за ним некому присмотреть, кроме меня. Обычно по ночам в таверне помогает мой брат Дейви. Но сегодня его нет.

Оглядевшись, Кейт поняла, что Джини совсем никто не помогает. Поблизости не было видно ни ее отца, ни слуг. Алек многозначительно посмотрел на Кейт.

– Идем наверх, любовь моя. Мы оба очень устали, а завтра рано уезжать.

Любовь. При звуке этого тихо произнесенного слова Кейт ощутила, как по ее спине пробежала сладкая дрожь.

– Мы уедем, если Джек Макдональд вернется, – заметила Кейт.

– Я оставлю ему немного тушеного мяса, – предложила Джини, забирая со стола оловянные тарелки. Кейт сложила их одна на другую, чтобы помочь, но при этом старалась держать закованную руку под столом.

– Посмотрите, – тихо сказал Алек, сжимая пальцы девушки.

Подняв глаза, Кейт увидела, как в таверну вошли солдаты в красных мундирах.

– Нет, – испуганно проговорила она. – Здесь есть другая дверь, чтобы мы могли уйти?

– Слишком поздно, – прошептал Алек. – Они заметят, если мы встанем с места.

– О, смотрите, еще несколько посетителей! – воскликнула Джин, оборачиваясь. – Солдаты. А отец ушел спать, да и брата нет. Пойду обслужу их. – Она поудобнее перехватила ребенка, который снова завозился, и принялась похлопывать его по спинке. – Вы хотели бы поговорить с ними, капитан?

– Вообще-то нет, – поспешно ответил Алек. – Ступайте, Джин. Моя жена присмотрит за ребенком, пока вы будете обслуживать посетителей. – Алек подтолкнул Кейт локтем.

– Да. Позвольте, я возьму его. – Внезапно Кейт поняла, что задумал Алек. Ребенок поможет ей остаться незамеченной. Ведь солдат не интересовала молодая мать.

– О, спасибо. Я скоро вернусь. Если вы заберете его наверх, я приду за ним. – Джин осторожно положила спеленатого малыша на согнутую руку Кейт и отвернулась.

Девушка неловко придерживала ребенка одной рукой, ведь другой она была пристегнута к Алеку.

– Я не смогу держать ребенка, если вы не снимете наручники, – прошептала она, стараясь удержать очень легкий, теплый и неожиданно подвижный сверток. – Кроме того, я не собираюсь бежать с малышом Джини. Но мне кажется, вы и гак это знаете, – вдруг добавила Кейт.

– Да. – Вставив ключ в отверстие, Алек повернул его, осторожно снял наручники и сложил их в сумку, стоявшую на скамье между ним и Кейт. После этого он прикрыл лицо девушки краем пледа. – Сидите здесь и постарайтесь не привлекать внимания.

Фрейзер встал так, чтобы загородить спиной Кейт, а потом облокотился бедром о стол, поднял кружку и неторопливо выпил содержимое. Девушка же села на край скамьи и теперь баюкала малыша, который начал плакать, энергично извиваясь.

– Я совсем не умею обращаться с детьми, – сказала Кейт, прижимая младенца к плечу и в отчаянии хлопая его по спинке.

Алек обернулся:

– Да не бейте вы так бедолагу. Он ведь не барабан. Просто пустите в ход свое обаяние, и он весь ваш.

Кейт бросила на капитана сердитый взгляд. А тот лишь улыбнулся и снова отвернулся.

Заметив Фрейзера, солдаты направились к нему, в то время как Кейт отодвинулась в тень и склонилась над ребенком. Алек встал.

– Добрый вечер, джентльмены, – сказал он.

– Капитан Фрейзер, – мрачно откликнулся один из солдат. Кейт наблюдала за происходящим поверх плечика малыша, стараясь при этом не поднимать головы, словно она занята ребенком.

Сын Джини жалобно плакал, и его дрожащий голосок разрывал Кейт сердце, наполняя его отчаянием. Она не знала, как успокоить малыша. Радовало лишь одно – солдаты вряд ли станут тревожить мать с плачущим ребенком на руках.

– Мое почтение, капрал, – ответил Фрейзер. – Могу я спросить, что привело вас сюда?

– Думаю, вы знаете ответ, сэр. Мы следовали за вами с того самого момента, как вы покинули форт Уильям вместе с женщиной-заключенной.

– Так, значит, это вас мы видели? – как ни в чем не бывало спросил Алек.

Дальнейшую беседу Кейт не услышала из-за коротких, отрывистых всхлипываний малыша. Девушка поглаживала его по спинке, целовала в крошечную бровь и, обхватив ладонью его головку, нашептывала какую-то бессмыслицу. Исходящий от малыша нежный аромат оказался на удивление чудесным.

– Полковник Грант требует, чтобы вы передали ее нам, – сказал капрал. – Если вы не сделаете этого добровольно, нам приказано забрать ее силой.

С бешено бьющимся сердцем Кейт уткнулась лицом в малыша.

– Я бы с радостью выдал ее вам, если бы она была здесь, – ответил Фрейзер. – Справиться с ней оказалось тяжелее, чем я думал.

Офицер огляделся.

– Где она, сэр? – Его взгляд остановился на Кейт с ребенком и, не задержавшись, проследовал мимо.

Малыш замолчал. Ненадолго повисла тишина, но потом снова раздался крик, протяжный и дрожащий. Все три солдата воззрились на Кейт, и Фрейзер сделал шаг в сторону, чтобы закрыть ее.

– Девушки здесь нет, – произнес он.

– Хочу довести до вашего сведения, что полковник Грант намерен привлечь вас к ответственности, если вы не выдадите нам заключенную. Он не давал вам разрешения забирать ее из форта Уильям, сэр.

– Это сделал генерал Уэйд. Напомните об этом полковнику. И кроме того, Кэти Хелл здесь нет.

– Я видел вас вместе с ней в экипаже.

– Проклятая девица сбежала. – Фрейзер отхлебнул пива из кружки, вытер рот рукавом и покачал головой. – Лошади понесли. Вы здорово их напугали. Когда они, наконец, остановились, девчонка выпрыгнула из экипажа и бросилась наутек. Я побежал за ней, а мой товарищ отправился в другом направлении. К счастью, я набрел на эту таверну и остался здесь дожидаться друга. Он знает это место. А девчонка оказалась чертовски умной, – продолжал Алек. – Я быстро потерял ее из виду.

– Мы не знали об этом, сэр. Полковник Грант сказал… вам нельзя доверять.

– Вот как? Просто ему не понравился приказ генерала, – заметил Алек.

Кейт с колотящимся сердцем наблюдала за происходящим. Она никак не могла понять, почему Фрейзер так стремился помочь ей в ущерб собственной репутации.

– Думаю, вы захотите вернуться и сообщить Гранту, что девушка сбежала, – сказал Алек. – Утром я собираюсь отправиться в Эдинбург. Я все равно ехал, в ту сторону.

Кейт попыталась прислушаться, но малыш снова принялся громко плакать и извиваться под одеялом.

– Сэр, – перекрывая крик ребенка, произнес капрал, – мы должны продолжить поиски этой приспешницы якобитов!

– Она шотландка. И исчезает так же быстро, как фея из местных легенд.

«Как же мне хотелось бы, чтоб так и случилось», – в отчаянии подумала Кейт. Малыш Джин продолжал шуметь, и Кейт поняла, что ей нужно унести его отсюда, иначе она привлечет к себе внимание.

Она встала, прижав младенца к плечу, и с отчаянно колотящимся сердцем пошла мимо солдат. Один из них преградил ей дорогу. Кейт взглянула на него поверх одеяльца малыша, за которым старательно прятала лицо.

– Сэр, – пробормотала она, – позвольте пройти. Мой сынок слишком беспокойный сегодня.

Мужчина коснулся пальцами треуголки.

– Извините. У нас с женой малышка примерно этого же возраста. Я не видел дочь с тех самых пор, как она родилась.

Кейт откинула одеяло, чтобы солдат мог посмотреть на ребенка. Он легонько коснулся щеки малыша и улыбнулся.

Фрейзер оглянулся, но Кейт спрятала от него лицо. Молодой солдат отошел в сторону и кивнул Кейт:

– Спасибо. Вы должны успокоить ребенка. Доброго вам вечера.

– Спасибо, сэр, – еле слышно ответила Кейт. – Ну-ну, крошка, – проворковала она, успокаивая ребенка. Осторожно сжимая капризный сверток, Кейт поднялась по лестнице, а потом, свернув за угол, проскользнула в комнату, которую снял для них Фрейзер. Захлопнув дверь, Кейт прижалась к ней спиной и перевела дух.

Затем она села на кровати и подложила под спину подушки, чтобы можно было облокотиться на них и держать ребенка на коленях. Она пыталась успокоить малыша: напевала песенки, улыбалась, нашептывала на ухо сказки. Но он плакал все громче и громче, отчаянно извиваясь в своем одеяльце.

Фрейзер сказал, что на младенца могут подействовать ее чары, и Кейт отчаянно желала, чтобы так и было. Но казалось, ее магический дар произвел на несчастного малыша не большее впечатление, чем на самого Фрейзера. Кейт не смогла очаровать ни одного из этих двоих.

– Может быть, капитан твой отец? – пробормотала девушка, но малыш издал еще один душераздирающий вопль. – Нет? Это хорошо. Мне не хотелось бы, чтобы ты оказался его сыном.

Кейт встала с кровати и принялась расхаживать по комнате, баюкая малыша и похлопывая его по спинке. Вскоре мальчик затих, обмяк и положил голову на плечо Кейт.

– Тите, тише, – напевала девушка, вспомнив колыбельную, которую не раз слышала много лет назад, когда она, Софи и Роберт были детьми имир не представлял для них угрозы – тише, баю-бай, спи, малыш мой, засыпай…

Головка мальчика безвольно лежала на плече девушки, и он, найдя свои пальчики, шумно их сосал. Продолжая петь, Кейт снова села на кровать и стала наблюдать за тем, как закрываются глазки малыша под звуки колыбельной. Вскоре его дыхание стало мерным, и Кейт улыбнулась.

Она с удивлением заметила, что очаровала ребенка самостоятельно, не прибегая к помощи волшебного кристалла. Она успокоила его, окружила заботой и любовью, и малыш охотно откликнулся.

Пусть и незначительный, но этот успех обрадовал Кейт, и она улыбнулась, прижав ребенка к себе.

Глава 13

Ее голос напоминал виски с медом – такой же мягкий и сладкий и вместе с тем земной. И Алек ощутил, как его тело охватил чувственный трепет. Прислонившись лбом к двери и закрыв глаза, он слушал тихое пение Кейт.

Охватившее Алека ощущение было не просто вожделением, а скорее тоской, настолько острой, что защемило сердце.

Он слышал, как внизу разговаривали солдаты, покончившие с очередной порцией пива и раскидывающие карты. К счастью, капрал удовлетворился рассказом о побеге Кэти Хелл. Никому также не пришло в голову установить личность неизвестной молодой женщины с ребенком.

После ухода Кейт Алек выпил с солдатами. Джин, подающая напитки, то и дело бросала на него озабоченные взгляды: она беспокоилась о малыше. Отойти никак не удавалось, так как она подносила солдатам еду и пиво. Предложить в столь поздний час она могла лишь хлеб с сыром. Когда плач ребенка стих, Джин немного успокоилась.

Алек ушел при первой же возможности, сославшись на усталость. Ведь ему пришлось преследовать беглянку. Однако по пути наверх он услышал, как капрал попросил Джин предоставить им свободную комнату. Продолжать поиски в темноте в преддверии ливня он считал бессмысленным.

Алек стоял возле двери с закрытыми глазами, до тех пор пока песня не кончилась. После этого он тихонько постучал и вошел в комнату.

Кейт слегка покачивалась, стоя у окна и держа на руках заснувшего малыша. Алек увидел не распутицу, не преступницу, а прелестную молодую женщину, баюкающую ребенка. В памяти Алека всплыл образ Мадонны, виденный им много лет назад на полотне одного фламандского художника. Перед ним была хрупкая женщина с серыми глазами, золотистыми волосами и нежными, изящными руками.

Она обернулась, и ее мимолетная нежная улыбка заставила Алека задрожать. Он молча кивнул, не желая будить малыша, и тихонько притворил дверь. Сам того не желая, Алек вспомнил Эми, с ее чудесным лицом, темными волосами и безмятежной улыбкой. Она вышла замуж за его брата Эдварда. Алек тогда учился в Лидене. Вернувшись, он обнаружил, что она вот-вот станет матерью. Когда он видел ее в последний раз, Эми с заметно округлившимся животом держала на руках одного ребенка, а второй стоял рядом, цепляясь за ее руку. Его приняли тепло, хотя Эми все еще робела. В ее чудесных глазах Алек прочитал любовь, несмотря на то что Эми тщательно скрывала это чувство. Ее глаза вопрошали, не могут ли они остаться друзьями и забыть вставшую между ними боль и обиду.

Но Алек так и не ответил на ее немой вопрос. Спустя месяц Эми умерла во время родов, произведя на свет крошечную девочку, отчаянно боровшуюся за жизнь. Со временем сердце Алека закрылось, как раковина. Так было легче переносить боль.

А теперь другая Мадонна привела в смятение его чувства. Только она была златокудрой и необузданной в отличие от той темноволосой и спокойной. Алек молча наблюдал за ней. Его разбитое сердце жаждало излечиться, но знал об этом только его хозяин.

Когда Кейт улыбнулась ему, он увидел в ее красивых глазах сострадание и заботу. И Алек, словно зачарованный, пошел к ней – так мотылек летит на пламя свечи.

– Где Джин? Я надеялась, что она придет забрать малыша.

– Все еще подает напитки. – Алек снял китель, бросил его на кровать и сел. Матрас жалобно застонал под тяжестью его тела. Когда он откинулся на подушку, спинка кровати ударила по стене.

– Тише! – Кейт принялась поглаживать захныкавшего малыша. – Пожалуйста, не будите его. Ведь мне так долго пришлось его укачивать. Я не очень-то хорошо управляюсь с детьми.

– У вас неплохо получилось.

– Скоро он проголодается, и, кроме того, ему нужна чистая пеленка. – Кейт сморщила нос.

– С детьми никогда не знаешь, что случится в следующую минуту. У вас дома есть дети?

– Нет. Большинство моих родственников уехали несколько лет назад во Францию.

– Якобиты? Они покинули здешние места после восстания девятнадцатого года или раньше?

– После. Тогда вместе с отцом отправилась на континент большая часть моей семьи. Сестра вернулась в этом году. Она вышла замуж и ожидает ребенка. Теперь у меня есть кое-какой опыт, и я смогу помочь ей. Ну, по крайней мере на протяжении часа с ребенком справлюсь. – Кейт улыбнулась и уткнулась лицом в головку малыша.

Сердце Алека растаяло, но он лишь заинтересованно вскинул брови:

– Сестра? И как же ее зовут?

– Скпзрть? – Кейт засмеялась и принялась расхаживать по комнате, поглаживая спинку малыша. – А у вас в семье есть дети?

– Два племянника – сыновья старшей сестры – и три маленьких племянницы… дочери погибшего брата.

– Значит, у вас богатый опыт общения с детьми, – сказала Кейт, подходя ближе.

– Вовсе нет. Я бегу от них, как от чумы. Месяцами не появляюсь дома. Уф! – В этот момент Кейт вложила ему в руки ребенка. – Какого черта…

– Не ругайтесь. Он внимательно слушает, поэтому думайте, что говорите.

– Ему всего два месяца, – возразил Алек. – Он еще даже не понимает языка. – Дьявол, – произнес Алек. – Он мокрый.

– У меня нет запасных пеленок. А что у вас тут, кроме цепей? – Кейт подошла к сумке. – Чистые рубашки?

– Одну вы выстирали собственноручно. Так вы мне сказали. Но это отличный фламандский батист! – протестующе воскликнул Алек, когда Кейт, порывшись у него в сумке, достала рубашку.

– Ее можно постирать, – ответила девушка, встряхивая рубашку.

– Черта с два. Она станет желтой, и тогда уже ничего не сделаешь.

– Значит, опыт у вас все же есть! – Лицо Кейт просияло. – Только заправская нянька может сделать такой вывод.

– У меня обширный опыт в чем угодно, но только не в воспитании детей, моя дорогая. Джини не задержится. Этот чертенок может подождать. Положите рубашку обратно. Только посмотрите, с ним все в порядке. – Алек покачал ребенка, но малыш ответил таким негодующим взглядом, что мужчина не выдержал и рассмеялся. – Он напоминает детеныша обезьяны, которого я видел в зоопарке… а это значит, что он наверняка сын Джека, – шутливо сказан Алек. Кроха сморщил носик, и капитан вновь тихонько рассмеялся. Склонив голову, Кейт наблюдала за происходящим.

– Мне кажется, Джек очень симпатичный, – сказала она.

– Большинство женщин думают так же, – заметил Алек.

– И вы тоже очень привлекательный. – Глаза девушки на мгновение вспыхнули огнем.

Не удержавшись, Алек улыбнулся в ответ. Он вновь почувствовал себя околдованным. Кейт ослепляла его, и для этого ей не нужны были шелка, драгоценности или поведение обольстительницы. Его пленяло ее природное, не поддающееся описанию обаяние. Он наслаждался уже тем, что просто смотрел на нее. Но ему хотелось гораздо большего.

Алек переключил внимание на отрыгнувшего малыша.

– О да! В жилах этого парня, без сомнения, течет кровь Джека.

– Надеюсь, с ним ничего не случилось, и он скоро вернется. Я чувствую себя виноватой, потому что он повел солдат по ложному пути. Но они здесь, – добавила девушка. – Не означает ли это, что он попал в беду?

Алек нахмурился:

– Если честно, я и сам об этом подумал. Но ни один из солдат не упомянул об экипаже, и это обнадеживает. У Джека здесь полно друзей, и он с легкостью мог остаться переночевать у кого-то из них, с тем чтобы встретиться с нами на рассвете. Нам остается только ждать.

Малыш завозился, замахал крошечными кулачками, и его личико покраснело.

– А ну-ка, Кейт, возьмите его, – сказал Алек. – Боюсь, я с ним не справлюсь.

– Сейчас он ваш. – Девушка потянулась и зевнула. – Вы уверены, что это ребенок Джека, а не ваш?

– Конечно. Я не укладываю в постель дочерей трактирщиков. Вот прачки совсем другое дело… – Он насмешливо вскинул бровь.

Если бы Алек был сделан из стали, взгляд, которым одарила его Кейт, расплавил бы его до основания. Но ситуация весьма забавляла его.

Кейт села рядом, и матрас прогнулся настолько, что она прижалась к капитану.

– Он такой спокойный, когда вы его держите.

– Это потому, что он сделал свои дела, – проворчал Алек.

– Нет, потому что ваши руки большие и сильные, голос низкий и негромкий, а сами вы… такой уверенный в себе. Он чувствует себя в безопасности рядом с вами. – Алек удивленно взглянул на девушку. – Вы будете прекрасным отцом. Правда, малыш? – спросила Кейт ребенка, беря его за крошечную ручку.

Земля ушла у Алека из-под ног. Он ощущал тепло ребенка и сидящей рядом с ним женщины. Именно этого он так долго хотел, такую картину рисовал себе в воображении много раз – женщина, ребенок и он, защищающий их. Это счастье отняли у него несколько лет назад, и Алек еще не оправился настолько, чтобы вновь мечтать о нем.

Похоже, Кейт опять пустила в ход свои чары, раз он обрел способность вернуться к этим мечтам. Алек глубоко вдохнул и тряхнул головой.

– Этому парню все равно, кто о нем заботится. Ему лишь нужно, чтобы его потребности были удовлетворены.

– Как и всем нам, – сказала Кейт, поглаживая ребенка по головке.

– Да, – еле слышно ответил Алек, остро ощущая прикосновение плеча и бедра Кейт. «Господи, как же хорошо» Алек нахмурился.

– Если Джек его отец, они с Джини поженятся? – спросила девушка.

– Спросите их, – ответил Алек, пожимая плечами. – Это их дела. – Его слова прозвучали слишком резко, даже грубо. Очевидно, Кейт почувствовала это. Она встала, отошла к окну и посмотрела на улицу, явив взору Алека четко вырисовывающийся на фоне окна гордо и немного раздраженно вздернутый подбородок.

– Не знаю, почему я все еще здесь, с вами? – сказала она. – Мне следовало сбежать, когда появилась возможность.

– Не говорите ерунды. Вы же не могли бросить младенца.

– Не могла. Нужно было что-то придумать. Вы вдруг стали неприветливым, словно старый медведь. А ведь в какой-то момент все было так прекрасно… – Девушка замолчала и постучала пальцами по подоконнику. – Но если я останусь с вами, то вскоре окажусь в тюрьме. Мне стоит уйти отсюда прямо сейчас, пока вы держите ребенка. Никто не остановит вашу жену, – презрительно бросила Кейт, повернувшись в сторону двери.

– Можете попросить о помощи людей Гранта, – предложил Алек, начиная медленно закипать. – Или воспользоваться в качестве выхода окном. Только в темноте спуск со второго этажа займет у вас много времени.

Кейт поджала губы и хотела уже что-то ответить, но в этот момент раздался стук, и Алек встревожено посмотрел на дверь. Кейт приложила руку к груди. Дверь со скрипом отворилась, и в комнату заглянула Джин. Алек испытал облегчение. Теперь Джини заберет у него ребенка, а Кейт не сможет уйти.

– Капитан Фрейзер, вы тоже здесь? Сынок! – проворковала Джини, заметив на руках у мужчины ребенка. Она положила на единственный стул сверток, который держала под мышкой, и забрала малыша у Алека. Мужчина встал и, скрестив руки на груди, улыбнулся. – Спасибо, что приглядели за ним, – произнесла Джини, обнимая ребенка.

– Он не доставил нам хлопот, – сказала Кейт. – Нам понравилось нянчиться с ним.

Алек согласно кивнул:

– Джини, хочу напомнить вам, что мы уезжаем завтра рано утром, как только приедет Джек. Не говорите солдатам, куда мы поехали, если они вдруг спросят вас об этом.

– Мне сделать вид, что я ничего не знаю? – Глаза Джини загорелись огнем. – Вы поженились тайно? Вы избегаете солдат, потому что их послал за вами отец миссис Фрейзер?

– Можно сказать и так, – ответил Алек, бросая взгляд на Кейт.

Джин улыбнулась:

– Я вас прекрасно понимаю. Не волнуйтесь. «Красные мундиры» внизу, так что вы не столкнетесь с ними, если останетесь здесь, а завтра рано уедете.

– Хорошо, – тихо сказала Кейт.

– Да, чуть не забыла… Я кое-что вам принесла, – спохватилась Джин, беря со стула сверток. – Вы присмотрели за моим малышом, и мне захотелось как-то отблагодарить вас. Я знаю, у вас проблемы из-за сломанного экипажа. Кроме того, вам пришлось ждать Джека. Вот посмотрите. Это платье и остальные вещи стали мне малы после родов. Я подумала, что, может, они пригодятся вам.

Кейт взяла вещи из рук Джин и развернула льняное полотенце, которым они были обернуты. Внутри она обнаружила сорочку и другое нижнее белье из тонкого хлопка, отделанного кружевом. Внизу лежало платье с длинными рукавами и корсажем глубокого красного цвета. Кейт восхищенно ахнула и приложила платье к себе.

– Оно чудесно! – с улыбкой воскликнула девушка. – Но я не могу его взять.

– Говорю вам, оно мне узко и будет теперь пылиться в шкафу. Джек подарил мне его два года назад. Я надевала его всего несколько раз – на танцы и на праздничный концерт в Перте. А теперь… – Джин пожала плечами. – Этот цвет очень вам идет. Я заметила, что ваши волосы слегка отливают медью. Кроме того, в красном вы будете казаться не такой бледной. Как вы думаете, капитан Фрейзер?

Склонив голову, Алек изучающе смотрел на Кейт, робко глядевшую на него поверх корсажа. Оттененная темной, словно рубин, тканью, молочная кожа Кейт, казалось, начала светиться изнутри, а золотистые волосы стали переливаться еще больше.

– Мне очень нравится, – ответил он. Алек представил, какой красавицей будет Кейт в этом платье, а потом подумал, как снимет с нее его. Он откашлялся и сел на кровать. – Она выглядит как королева фей, окутанная пурпуром и золотом.

– Верно, – согласилась Джин.

Алек привалился спиной к стене и немного расслабился, наслаждаясь моментом.

– Щедрый подарок, Джин. Мы пришлем вам новое платье вместо этого. Вы предпочитаете красный цвет?

– О! Я люблю красный, но в этом нет необходимости…

– Ерунда. Я пришлю платье из Эдинбурга.

– А я с радостью помогу выбрать его для вас, – осмелилась вставить Кейт. – Если буду… свободна. – С этими словами девушка взглянула на Алека.

Джин взялась за дверную ручку.

– Когда Джек Макдональд приедет, я дам вам знать. Кейт пошла было за Джин, но Алек поспешно подошел к двери и распахнул ее, встав так, чтобы Кейт не смогла сбежать.

– Спасибо, Джин, – произнесла девушка. – Спокойной ночи, малыш. Мне кажется, вы не сказали, как его зовут.

– Джон Алаздэр Макленнан. Но я зову его Крошка Джек, – с улыбкой ответила Джин.

– Это имя ему подходит, – сказала Кейт.

Джин пожелала гостям спокойной ночи, и Алек закрыл за ней дверь. Кейт аккуратно складывала платье и нижнее белье. Она подняла глаза.

– Что теперь, капитан Фрейзер? – спросила девушка.

– Можете надеть это платье, если хотите.

– Надену, если вы меня отпустите, – парировала Кейт. – А вы сможете взглянуть на меня, когда я буду уходить из этой комнаты, из этой таверны и из вашей жизни. Идет?

– Опять торгуетесь. Возможно, вы действительно умеете колдовать? Ведь именно так говорилось в листовке. – Алек наклонился и достал из сумки тяжелые звенящие цепи.

Кейт сделала шаг назад.

– Нет, только не это. – Она попятилась к двери и схватилась за ручку. Но Алек быстро оказался рядом и подставил ногу, чтобы Кейт не смогла открыть дверь. Правой рукой он уперся в косяк над головой девушки, а в его левой руке звякнули наручники. – Я этого не вынесу, – сказала Кейт.

Алек склонился над девушкой.

– Но я ведь не могу быть уверен, что вы не сбежите ночью.

– Лучше остаться с вами, нежели быть пойманной людьми Гранта. – Кейт дерзко взглянула на Алека. Он увидел в ее глазах огонь и ощутил, как ответило на этот призыв его тело. – Поверьте мне.

Едва не рассмеявшись, Алек покачал головой:

– Меня не так-то легко провести. – Он понимал, что наклонился достаточно близко, чтобы поцеловать ее, и осознание этого окатило его с головы до ног.

Прищурившись, Кейт смотрела ему в лицо. В ее прозрачных, как озера, светло-серых глазах отражалось пламя лампы.

– Если вы уберете наручники, я останусь, – произнесла девушка. Ни одна мышца на ее лице не дрогнула, хотя она сжала ручку двери так крепко, что побелели костяшки пальцев. – Даю вам слово.

От дыхания мужчины колыхались ее волосы. Запрокинув голову, Кейт закрыла глаза. Она затаила дыхание и ждала. Ждал и Алек. А потом его внезапно подхватил поток, которому нет сил сопротивляться, и вихрем закружил в своем водовороте. Кейт просто стояла и смотрела на него. Ей не нужно было прибегать к каким бы то ни было уловкам, бросать на Алека кокетливые взгляды или что-то говорить. И все же она излучала какую-то странную необузданную магию. Она полностью подчинила волю Алека, хотя он изо всех сил старался ей противостоять.

– Мне нужно… чем-то подкрепить ваше обещание, – еле слышно произнес Фрейзер. Его сердце бешено колотилось, а тело ритмично сжималось в предвкушении того, что будет дальше. Алек слегка наклонился, и его нос коснулся носа девушки. Господи, как же ему хотелось поцеловать ее!

Кейт запрокинула голову, ее веки опустились, а потом снова поднялись.

– Чем… я могу подкрепить обещание?

Алек знал, чего желает. Но Кейт утверждала, что она не распутница, и он ей верил. Алек приблизил свое лицо к лицу Кейт. Его сердце готово было вырваться из груди. Девушка немного склонила голову, и Алек поцеловал ее.

Ее губы показались ему такими нежными, сладкими и трогательными, на удивление мягкими и спокойными. В Кейт чувствовалась неуверенность, и все же она не отстранилась. Алек ощутил ее тоску по близкому человеку и ранимость, которые были так похожи на его собственные чувства.

Он был нужен Кейт так же, как и она ему.

Эта мысль поразила Алека. Он глубоко вдохнул, сжал плечо девушки, и она обмякла и прильнула к нему. Поцелуй возник сам по себе. Нежное прикосновение губ, медленное погружение в сладкую негу. Выдохнув, Алек вновь поцеловал Кейт, и в тот момент, когда она обхватила его руками и прижалась к нему всем телом, почувствовал, что пропал – окончательно и бесповоротно.

Глава 14

Кейт простонала и вцепилась пальцами в рубашку Фрейзера и в его жилет. Девушка страстно отвечала на его поцелуй, разжигая огонь, зарождающийся в его душе.

Алек говорил себе, что нужно остановиться, и все прижимал Кейт к двери, упираясь одной рукой в косяк, а второй гладя ее по руке. Его большой палец скользнул по туловищу девушки, и она вздохнула. Кейт подняла руки и погрузила пальцы в его волосы. Она вновь простонала тихо и страстно, и этот звук эхом отозвался в сердце Алека. Кейт прижалась к нему бедрами, и он ощутил небывалое возбуждение и желание. Уж не сошел ли он с ума?

Кейт потянула его за рубашку, ее пальцы заскользили по его телу, словно она хотела впитать в себя его живое тепло, запомнить очертания его плеч, шеи, подбородка. Алек никогда не испытывал ничего подобного. Он чувствовал себя так, словно его внезапно пронзила молния.

Каждая его клеточка пульсировала, все тело горело, а здравый смысл покидал его с каждым новым неистовым поцелуем. Кейт вновь потянула его за рубашку, так что едва не оторвала пуговицы на жилете, и приоткрыла губы навстречу его поцелую. Ее язык был прохладным, влажным, божественным на вкус, разжигая в душе Алека пламя страсти. Он был готов взорваться от возбуждения.

Длинные пальцы Фрейзера обхватили грудь девушки, словно изучая ее очертания. Сердце Кейт гулко билось под его ладонью, а ее дыхание было таким же частым, как и его собственное. Алек покрыл поцелуями щеки девушки, ее шею и изящно изогнутые ключицы, а потом спустился к груди. Она не протестовала, а лишь еле слышно застонала и запрокинула голову. Руки его ловко развязали тесемки зеленого платья, выпростав из-под него простенькую сорочку, а затем обнажили восхитительную грудь. Каким-то образом ему удалось сделать это. Алека сводили с ума нежные, искусные пальцы девушки, погружавшиеся в его волосы, касающиеся подбородка, тянущие за пуговицы рубашки.

Казалось, Кейт желала его так же страстно, как и он ее. Алек поднял голову, чтобы вновь ее поцеловать. Прижав девушку к двери, он нашел ее сосок – сначала один потом другой – и превратил их в теплые бусины, нежно коснувшись их подушечками пальцев. Кейт застонала и обмякла. Она начала оседать, и Алек последовал за ней, опустившись на колени, сжимая ее в объятиях и не прерывая поцелуя. Плотная дымка вожделения обволокла его рассудок. Лишь одна мысль смутно маячила на краю сознания – он теряет контроль над собой.

Обняв Кейт и чувствуя вокруг своей талии ее руки, Алек задержал ее так на мгновение. Ощущение теплой женщины в объятиях было так чудесно – блаженство, лишь усиливающее волнение. «Остановись, – сказал себе Алек. – Остановись». Но его окутал горячий туман страсти, развеять который могла только Кейт. Она одна.

Девушка прильнула к Алеку, ища его губы. А когда она выгнулась, ее сердце стало биться в унисон с его, дыхание их смешалось, и Алек потерял способность мыслить здраво.

Он наслаждался каждым поцелуем и не мог утолить жажды. Он почувствовал себя свободным. И эту свободу дала ему Кейт своей жаркой нежностью и огнем желания. О, эта радость – целовать ее, дотрагиваться до нее, ощущать ее страстные прикосновения, гладить восхитительную кожу! Вскоре платье, похожее на старую зеленую тряпку, с легкостью покинуло хозяйку, едва не разорвавшись. За ним последовали две тонкие нижние юбки и корсет. Кейт стянула с Алека жилет, рубашку, килт. И каждое движение сопровождалось поцелуями и ласками.

Положив девушку на матрас, Алек откинул в сторону покрывало, лежавшее поверх простыней, так не понравившихся Кейт, и лег рядом с ней. Ее батистовая сорочка была совсем прозрачной. Свет лампы беспрепятственно проникал сквозь ткань, когда Кейт поднимала руку или колено. Ее тело было упругим и гибким. Алек осыпал поцелуями ее губы, шею и, стянув сорочку, коснулся ее груди дрожащими пальцами и горячими губами.

Внезапно в его сознании, одурманенном страстью, возникло то ли воспоминание, то ли сон – он уже любил ее вот так. Алек вспомнил это сладкое ощущение, наслаждение и чувство невероятности происходящего. Теперь он мог упиваться каждым дюймом тела Кейт. Только на этот раз его голова была ясной, а намерения предельно понятными. И все же это было безумие, наваждение. Алек понимал, что не должен обращаться так с Кейт, хотя та откровенно поощряла его.

Тяжело дыша, он остановился, а потом заставил себя оторваться от прекрасного жаркого тела. Прижав руки к груди и закрыв глаза, он боролся со своим влечением. Вправе ли он допустить близость с этой девушкой?

Алек осуществлял надзор за Кейт и обеспечивал ее безопасность. Он не мог обращаться с ней как со случайной женщиной. Ведь она уже так много значила для него! Алек откатился в сторону и сел, упершись спиной в стену.

– Извините, Кейт, – прохрипел он.

Кейт молча лежала на кровати и настороженно смотрела на Алека широко открытыми глазами. Ее губы припухли и покраснели от поцелуев. Потом она села, натянула сорочку на колени и уткнулась головой в сложенные на коленях руки.

Алек вспомнил, что она так же вот сидела в тюремной камере и выглядела при этом совершенно несчастной. Он дотронулся до ее руки, но девушка отшатнулась и ударила его.

– Оставьте меня, – сказала она.

– Кейт, это несправедливо, – еле слышно отозвался Алек.

– Знаю. Вы считаете меня распутницей и не хотите иметь со мной ничего общего. – Голос девушки звучал приглушенно.

– Это не так. – Проведя рукой по волосам, Алек вздохнул. – Мы не должны этого делать. Я несу за вас ответственность.

– О! – почти прорыдала она, махнув рукой и не поднимая головы. – Вы обязаны следовать приказам, разумеется, избегать вверенной вам девицы. – Кейт подняла на Алека красные от слез глаза.

– Я не могу воспользоваться вашим положением, – беспомощно пояснил он. Алек никогда не умел красиво говорить и ни перед кем не обнажал своих чувств. Он попытался дотронуться до Кейт, но та снова ударила его по руке. – Я вовсе не хотел обидеть вас или оскорбить… – пробормотал Алек.

– Оставьте меня в покое. Я устала. Мне нужна отдельная комната. Пожалуйста. – Кейт свесила ноги с кровати и встала, подняв платье, нижние юбки, корсет и шаль.

Но несчастное выражение ее лица не обмануло Алека. Он увидел, что Кейт приняла какое-то решение, прихватив с собой красное платье Джин. Алек с трудом сдержал улыбку, сочтя это чисто женское поведение обезоруживающим. Если бы он забрал одежду в спешке, то не заметил бы, что именно оказалось у него под рукой, да ему это было бы и не важно.

Кейт натянула сорочку Джини поверх своей собственной и надела чистую нижнюю юбку, в то время как Алек ошеломленно и зачарованно наблюдал за тем, как легко Кейт справилась с лентами на корсаже – он-то думал, они должны быть на спине – и как быстро разобралась с красным платьем. Его фасон несколько озадачил Алека. Оно расширялось книзу и кверху, а в талии было узким и напоминало по форме песочные часы. Кейт надела платье, как пальто, запахнув его на талии, и застегнула так, что из-под него стали видны нижние юбки и сорочка. Алек наблюдал, и его тело невольно отзывалось на подобное зрелище.

Кейт прошагала к двери, но Алек вскочил с кровати и преградил ей путь, хотя девушка уже взялась за ручку.

– Мне нужно взаймы несколько монет, чтобы оплатить отдельную комнату.

Алек взял девушку за запястье.

– Вы останетесь здесь, Кейт. Девушка попыталась вырваться.

– И забудем о том, что произошло?

– Я ничего такого не хотел. Простите меня. – Он привалился плечом к двери, все еще не выпуская запястья Кейт.

Именно здесь все началось всего несколько минут назад, и его тело все еще пульсировало от желания. «Осторожнее», – приказал себе Алек.

– Я вовсе не считаю вас распутной и хочу еще раз извиниться, если мое поведение свидетельствовало об обратном. И все же вы должны остаться со мной.

Кейт попыталась вырвать руку, но Алек не отпускал.

– Как долго?

«Навсегда», – подсказал внутренний голос.

– До тех пор, пока я не передам вас судье. Кейт в очередной раз попыталась вырваться.

– Я ухожу, – сказала она.

– Тогда извините. – Оттащив девушку от двери, Алек усадил ее на кровать. Он крепко держал ее одной рукой, а другой достал наручники и, забыв в порыве ярости о том, что произошло несколькими минутами ранее, защелкнул металлический браслет на хрупком запястье, а потом повернул ключ. – Мне очень жаль. Простите.

– Нет, – прошептала Кейт и зарыдала.

Алек надел вторую половину наручника на свою руку, как уже делал это прежде, защелкнул его и убрал ключ в поясную сумку.

– Так будет лучше. Спокойнее.

– Для кого? – Голос девушки был обволакивающе теплым, сладким и земным.

– Для меня. Вы оказались слишком большой проблемой, мисс Мэри Кэтрин Как-вас-там. – Слова прозвучали резко, но во взгляде затаилась грусть.

Девушка смотрела на Алека. Взбешенная, растрепанная, с покрасневшими главами и шмыгающим носом. Такая ранимая и прекрасная, восхитительно желанная. Не сирена, не сказочная принцесса, а обычная девушка, которая очень подходила ему сердцем, умом и телом. Она была нужна Алеку, и это всколыхнувшееся в душе чувство невероятно растрогало его.

Из горла Кейт вырвалось последнее рыдание, разрывавшее Алеку сердце. Девушка взглянула на сидящего рядом с ней мужчину.

– Не смотрите на меня так, – произнес он. – Пожалуйста. Ложитесь. Нам обоим нужно отдохнуть. – Алек слегка подтолкнул ее. – Вы можете спать у стены, а я расположусь на противоположной стороне.

– Таким образом вы сразу почувствуете, если я надумаю сбежать.

– Совершенно верно. – Алек жестом приказал девушке лечь. Кейт отползла к стене и легла на бок. Алек немного задержался, чтобы привернуть фитилек лампы. Дым витиеватой струйкой поднялся вверх и растаял в темноте.

Алек вытянул ноги, и матрас застонал под тяжестью его тела. Кейт свернулась клубочком на боку, вынудив его вытянуть руку – цепьоказалась слишком короткой. Голова Алека покоилась на единственной приплюснутой подушке, но от этого ему не стало удобнее. Тусклый свет луны, пробивающийся сквозь оконное стекло, освещал фигурку лежащей рядом девушки.

– Если вы подвинетесь ближе и ляжете на спину, нам обоим будет гораздо удобнее.

– Я люблю спать на боку и всегда делаю так дома.

– И где же он? – еле слышно спросил Алек.

– Кроме того, – продолжала Кейт, словно не слыша вопроса, – я не хочу лежать рядом с вами. Это не должно случиться, забыли?

– Кейт! – вздохнул. – Просто устройтесь поудобнее.

– Мне лучше уйти отсюда. Кто знает, что может произойти в темноте?

– Послушайте, примите мои извинения, и инцидент будет исчерпан, – с некоторым раздражением произнес Алек. Он сложил руки, и цепь натянулась. – Нам придется лечь рядом, так как цепь слишком коротка. И, кроме того, вы государственная преступница. Это так, небольшое напоминание на случай, если вы забыли.

– Это у вас плохо с памятью, – пробормотала Кейт.

– Но сейчас я хорошо помню, кто вы такая. Вы очень ценная заключенная.

– Ценная для кого?

– Для меня, – тихо ответил Алек. – И я не могу потерять вас. – Слова эхом повисли в воздухе, помимо воли Алека обретя еще одно значение. Или же виной всему было непонятное и неоспоримо острое желание быть рядом с этой девушкой?

– Мне нужно на свободу, – прошептала Кейт. – И я не хочу, чтобы мне… причиняли боль. Только и всего, Алек.

Звук его собственного имени болью отозвался в сердце капитана.

– Я хотел бы того же самого, окажись я на вашем месте. И я могу дать вам свободу, если вы кое-что мне расскажете.

Кейт слегка приподнялась на локте.

– Вы можете меня освободить? Но как я могу что-то обещать, не имея никаких гарантий?

– Ведь я ваш единственный шанс, – ответил Алек. Кейт прищурила глаза.

– Но вы же выполняете приказ.

– Если бы я выполнял все распоряжения, которые мне отдают, вы все еще были бы в руках Гранта.

– Да? Разве вам не поручали забрать меня из форта Уильям?

– Вы действительно находитесь под моим надзором, но то, как я забрал вас из тюрьмы… Одним словом, это не совсем то, что мне приказали. – Алек искоса посмотрел на девушку. – Я вас украл.

– Tcha. – Кейт села на кровати, и пружины матраса выпрямились. – Вы сделали это из-за полковника Гранта?

– Отчасти.

– Стало быть, я должна поблагодарить вас. Думаю, у вас будут большие неприятности.

– Возможно. Но это не так уж важно.

– Вас могут посадить в тюрьму за то, что вы сделали? – тихо спросила Кейт.

Алек смотрел на Кейт из-под полуприкрытых век. Он не мог сказать ей всего, что знал. Кроме того, он был выбит из колеи. А виной всему его неудовлетворенное желание дотронуться до нее и вынужденное созерцание ее красоты.

– Да, это вполне вероятно.

– Что бы я ни сказала вам, – осторожно начала Кейт, – это может быть использовано против моих родных. Правительство выйдет на мою семью, а потом и на других якобитов.

– Вам придется поверить мне, – тихо сказал Алек.

– А вы передадите вашим начальникам то, что я расскажу? – В голосе Кейт послышалась нерешительность, и Алек понял, что она готова приоткрыть завесу тайны.

Если Кейт это сделает, он и вправду может дать ей свободу. Только внутри у него все переворачивалось при мысли, что он потеряет ее.

– Я могу держать язык за зубами, когда нужно. Ведь я уже не новобранец, друг мой. – Запрокинув голову, Алек смотрел на девушку. Его рука и соединяющая их цепь лежали на матрасе. Алек ждал.

Кейт с подозрением прищурила глаза.

– Я считала вас уравновешенным Фрейзером, всегда выполняющим приказы.

– Мы, сдержанные личности, думаем, прежде чем что-то предпринять. Как правило.

– Иногда вы слишком много думаете.

– Может быть. Я должен спросит кое-что.

– Никаких вопросов, касающихся моего имени и семьи. – Подперев голову рукой, Кейт ждала.

– Кто такой отшельник? – медленно спросил Фрейзер. Кейт не сводила с него глаз.

– Почему вы спросили? – хрипло произнесла она.

– Мне потребовалось некоторое время, чтобы додуматься до этого. Я не слишком хорошо говорю по-гэльски, но я все же понял, что Иен Камерон упомянул отшельника… и какой-то тайник.

– Я не знаю, кто такой отшельник, – заявила Кейт. – Иен нес какой-то вздор. Кажется, он говорил, что лучше станет отшельником, чем будет сидеть в тюрьме и дожидаться казни. Неужели вы думаете, что я знаю какой-то важный секрет и помогу вам расправиться с якобитами? Ведь я даже не назвала вам своего полного имени.

– Поговорите со мной, и возможно, якобитам ничто не будет угрожать, – нетерпеливо откликнулся Алек. Его сердце гулко билось в груди. Он мог бы доверить Кейт свою собственную тайну. И он сделал бы это, если бы знал наверняка, что она примет сказанное на веру. – Вам придется поверить мне, Кейт.

– Иногда мне хочется этого… Но я не могу.

– Выходит, вы что-то знаете.

– Я очень устала, – неожиданно сказала девушка и положила голову на матрас. Каскад золотистых волос полностью закрыл ее лицо.

Что ж, хоть немного, но они продвинулись вперед. Эти несколько мгновений пылкой страсти перевернули их отношения и каким-то образом изменили Алека. Возможно, они затронули и Кейт. Алек едва не сказал ей, что и сам связан с якобитами, несмотря на свое звание офицера. Он готов был довериться ей. И это его пугало.

– Тогда спокойной ночи, – сказал Алек, стукнув по подушке и ложась на спину. Цепь звякнула. – Обещаю не трогать вас. – Но как же трудно сдержать это обещание!

– А если я скажу, что ничего против этого не имею? – прозвучал в темноте голос Кейт.

У Алека перехватило дыхание.

– Охраняющий вас офицер не должен был так себя вести, и я уже за это извинился, – с закрытыми глазами произнес он. – Будет только хуже, если об этом станет известно в суде, поверьте мне.

– Мне показалось, – тихо сказала Кейт, – вы… даже не замечали, что я женщина, после той ночи, когда…

– Замечал, – грубо бросил Алек. – Я всегда обращал на вас внимание, с того самого дня, как впервые увидел в Лондоне.

Кейт молчала, словно подтверждая его слова.

– Полагаю, я похож на остальных мужчин, угодливо взирающих на Кэти Хелл, точно безмозглые глупцы. – Алек положил под голову согнутую руку.

– Нет, вы единственный мужчина, который… – Кейт запнулась. – Единственный, кто попросил прощения, Кто смог… проявить силу воли.

Онемев от удивления, Алек открыл глаза и посмотрел на девушку.

– Спокойной ночи, сэр. – Потянувшись, Кейт перевернулась на бок и вздохнула.

Каждый раз, когда она начинала ворочаться, Алек чувствовал не только то, как проминается видавший виды матрас. Он ощущал, как его собственное тело отвечает на немой призыв, испытывал острую тоску и желание, грозившее в любую минуту вспыхнуть пламенем, если Кейт не успокоится и не заснет.

– Мне тоже нужна подушка, – сказала девушка. Алек приоткрыл один глаз.

– Вы и ребенком были столь же требовательны, или это вновь приобретенная привычка?

– Я стала такой в тот момент, когда повстречала вас, – ответила Кейт, поймав подушку, брошенную ей Алеком.

Глава 15

Лунный свет пробивался сквозь окно. «Бежать, бежать», – думала Кейт. Но внутренний голос уговаривал ее остаться. Скоро рассветет, и едва ли ей удастся выскользнуть незамеченной.

Кейт бросила взгляд на спящего рядом Алека. Его красивый профиль отчетливо выделялся в лунном свете. От этого зрелища и тепла его тела сердце Кейт сжалось. Но ее не должно быть здесь, когда он проснется. Кейт содрогнулась при мысли об Эдинбурге и тюремном заключении.

Она знала, что военная дорога, пролегающая близ постоялого двора, проходит мимо Глен-Карран. Кейт не могла идти по ней открыто, но ведь можно пробираться параллельно ей по холмам. Все, что нужно сделать, – это достать ключ и поскорее убраться отсюда.

Ладонь Алека, лежавшая на ее руке, была теплой и тяжелой, а их запястья по-прежнему соединяли наручники. Он изредка похрапывал, и Кейт решила, что он крепко спит. Вспомнив, что Алек положил ключ в сумку, Кейт подползла ближе, прикрыв одеялом цепи, чтобы приглушить их звон.

Теперь она ощущала исходящее от капитана тепло, его дыхание обвевало ее щеку и волосы. Она осторожно протянула руку к сумке.

Небритый подбородок коснулся ее лба, и Кейт невольно вздохнула. Но она не могла позволить себе думать о том, что она будет чувствовать, если он сейчас ее обнимет. Она должна сосредоточить все мысли на ключе и ждущей ее свободе.

Алек слегка пошевелился, и, когда матрас прогнулся под ним, Кейт скатилась еще ближе. Теперь ее лицо находилось всего в дюйме от него. Девушка замерла и подождала, пока Алек затихнет. Затем она осторожно протянула руку к прикрепленной к поясу сумке, едва коснувшись жилета и килта. Нащупав пряжку и кожаный ремешок, она осторожно расстегнула сумку.

Сделанная из прочной кожи и меха, традиционная сумка шотландских горцев покоилась прямо под ремнем, прикрывая собой самую интимную часть тела мужчины. Когда Кейт сунула руку внутрь, она почувствовала, как он пошевелился дерзко и весьма ощутимо с другой стороны сумки.

Ей стало трудно дышать. Она уже коснулась заветного ключа кончиками пальцев, когда почувствовала, как плоть мужчины снова дрогнула под ее ладонью, которую отделял от нее лишь слой кожи и шерстяной ткани. Внезапно ее захлестнуло необузданное желание, и она едва не застонала, стремясь оказаться в его объятиях, вновь вкусить его поцелуев, касаться его, любить. Тело Кейт напряглось от возбуждения при одной только мысли об этом.

Девушка понимала, что сейчас не время лелеять мечты и фантазии, но она до боли хотела этого мужчину. Когда Алек пошевелился и глубоко вздохнул, Кейт замерла, не вынимая руки из сумки.

Свободная рука шотландца нашла ее плечо и немного задержалась на нем. Затем она скользнула вверх, и пальцы его погрузились в волосы Кейт, пробудив в ее теле такой трепет, что она закрыла глаза. Большой палец мягко коснулся щеки девушки, и Алек снова шумно вздохнул. А потом он потянулся к ней, коснулся губами ее щеки и накрыл ее рот поцелуем.

Кейт таяла от этих прикосновений. Она тихонько застонала. Спит ли Алек или уже проснулся, она не знала. Но ей было все равно…

– Какого черта, – пробормотал Алек, – ваша рука делает в моей сумке?

Алек стиснул ее запястье, и девушка только теперь осознала, что с силой нажимает рукой туда, где подрагивала его плоть, твердая, настойчивая и загадочная. Алек тихо застонал. Ею ладонь все еще покоилась на щеке Кейт, а губы прижимались к ее губам. Но потом он отстранился.

– Уберите руку, дорогая, – прошептал он. – И оставьте этот проклятый ключ.

– Черт! – еле слышно выругалась Кейт, и ей показалось, что Алек засмеялся, целуя ее. В этот же самый момент он потянул ее за запястье.

Вытаскивая пальцы из сумки, Кейт каким-то образом умудрилась подцепить ими ключ и уронить его на кровать, прежде чем Алек перехватил ее руки. Он провел большим пальцем по ладони девушки и убедился, что она пуста. Кейт специально разжала руку, и Алек крепко стиснул ее.

– Ну, – прошептал мужчина, скользнув губами по подбородку Кейт, обжигая своим дыханием ее горло, заставляя ее содрогнуться от удовольствия, – что мне с вами делать, мисс Хелл?

Кейт вскрикнула, выражая тем самым протест и согласие одновременно, и губы мужчины с неистовой настойчивостью накрыли ее собственные. Именно этого она хотела, именно это было ей так необходимо. Гораздо больше, чем ключ, хотя Кейт не понимала, как подобное могло произойти. Она вообще потеряла способность думать.

Алек отпустил ее пальцы, но только для того, чтобы взять за запястье и притянуть к себе. Кейт вновь положила ладонь на его килт рядом с сумкой, туда, где снова шевельнулась выпуклость. Любопытство взяло верх над возбуждением. Тайны тела Алека и красота скрытой в нем силы волновали. Поцелуи возобновились, и сердце Кейт забилось, как запертая в клетке пташка. Вздохнув, она пообещала себе, что лишь несколько мгновений насладится происходящим, а потом остановится, как это сделал Алек. Он это заслужил.

Но тотчас же Кейт поняла, что не может остановиться. Только не теперь, когда ладонь мужчины легла ей на грудь там, где лиф платья и сорочка немного приподнялись, образовав небольшую лазейку. Это прикосновение заставило Кейт вскрикнуть, а потом выгнуться всем телом, будто ее кожу лизнул язык пламени. Губы мужчины снова коснулись ее лица, и Кейт запрокинула голову, приоткрыв рот, чтобы впустить его язык. Она вздохнула, подвинулась ближе и выбросила из головы мысли о ключе.

Алек взял девушку за руку, сжал ее пальцы, переплетя со своими. Другой рукой он провел по подолу ее платья, а потом медленно и уверенно начал его поднимать.

Затем он на мгновение замер. Кейт знала, что может положить конец этому в любую секунду, – Алек ясно дал ей это понять. Он с уважением отнесся бы к ее желанию и отодвинулся. Решение было за Кейт. Как и прежде, ей вдруг нестерпимо захотелось продолжения, словно у нее не было иного выбора.

Тихо вздохнув, Кейт слегка расставила ноги, чтобы дать Алеку дорогу. Она ощутила, как его ладонь пробежала по ее бедру, а потом почувствовала – его палец скользнул внутрь ее лона в тот же самый момент, когда язык проник в глубины ее рта. Пронизавшая ее чувственная волна едва не свела Кейт с ума. Она охнула и качнулась навстречу мужчине. Алек положил ладонь на припухшую настойчивую плоть, и Кейт сильнее прижалась к нему, несмотря на сковывавшую движения железную цепь. Его губы доводили ее до исступления, в то время как нежные, ласковые пальцы дразнили ее изнутри. Кейт обжег вихрь новых, ранее неизведанных ощущений, и она выгнулась. Прерывисто дыша, она скользнула рукой под килт, провела пальцами по бедру мужчины и вскоре нашла его тугую горячую плоть. Вздохнув от восхищения, Кейт сомкнула пальцы. Алек глухо застонал, подался навстречу Кейт, и его сумка сдвинулась в сторону. Он провел языком по губам девушки, в то время как его пальцы продолжали разжигать в ней пламя, едва не доводя до безумия.

Кейт опьянела от нахлынувших на нее чувств и ощущений, и она позволила себе отдаться охватившему ее вихрю. Рука Алека продолжала свое волшебное действо, вторя движениям пальцев Кейт, и девушка задрожала – слишком чувственными и восхитительными были их прикосновения. Никогда она не знала подобной близости. Вокруг не существовало ничего, кроме прикосновений, прерывистого дыхания, желания.

Все существо Кейт подхватила и увлекла за собой какая-то неведомая сила. Ее рука скользила по плоти мужчины, в то время как его пальцы гладили ее лоно. Обезумевшая от поцелуев и ласк, Кейт была там, где и хотела быть, – вместе с этим мужчиной в бешеном водовороте страсти.

Наконец Алек содрогнулся. Чувство неудовлетворенности сменилось взрывом эмоций. Они сжимали друг друга в объятиях. Мгновение пронзительной, неописуемой радости – она вздохнула в унисон с ним, склонила голову к его плечу, и их прерывистое дыхание слилось воедино.

– Господи, – прошептал Алек спустя некоторое время. – Кейт…

– Тише, – произнесла девушка. – Тише. Все хорошо. – Кейт поцеловала его. Обняв девушку одной рукой, Алек прижал ее к себе так, что металлические наручники уперлись ей в бока, и как только ее сердцебиение стало ровным и спокойным, Кейт почувствовала, что погружается в сон.

Через некоторое время она проснулась и обнаружила, что Алек снова заснул и теперь дышал глубоко и размеренно. Кейт вспомнила, что маленький ключик от наручников затерялся где-то среди простыней. Ощупав вокруг себя матрас, она нашла его.

Медленно, боясь лишний раз вдохнуть, Кейт подобрала ключ, вставила его в отверстие на наручнике и осторожно повернула.

У нее не было выбора. Она чувствовала себя птицей, дверца клетки которой только что открылась.

Кейт на цыпочках шла через пустой темный зал на первом этаже постоялого двора, морщась каждый раз, когда скрипели старые деревянные половицы. Если драгуны обнаружат ее здесь, она окажется в еще более трудном положении, нежели рядом с капитаном Фрейзером. И все же Кейт направилась к двери, спрятанной в небольшой нише.

Дверь оказалась запертой, что ничуть не удивило Кейт. Ключа нигде не было видно. Привстав на цыпочки, она протянула руку и ощупала дверную коробку. Ничего. Разочарованно уткнувшись лбом в запертую дверь, Кейт припомнила, что видела на ремне хозяина постоялого двора большую связку ключей. Должно быть, ключ от входной двери был там, и добыть его невозможно.

Сквозь крошечное окошечко, расположенное рядом с дверью, пробивался тусклый свет и проникал прохладный ночной воздух. Затаив дыхание, Кейт наклонилась, чтобы повнимательнее рассмотреть замок.

Она узнала его конструкцию. Ей требовался лишь узкий прямой инструмент и немного времени. Оглядевшись вокруг, девушка вошла в зал, заставленный столами и скамейками, и увидела там банку с ложками и вилками, стоящую в буфете. Ликуя, Кейт схватила вилку и поспешила назад к двери.

Она потрясла замок, прислушиваясь к звону механизма, а потом ловко вставила зубцы вилки в замочную скважину. Осторожно поворачивая вилку, Кейт снова оглядела комнату. Она прислушивалась не только к щелчкам, доносящимся из замка, но и к звукам на втором этаже, где спал шотландский офицер с рукой, прикованной к наручнику.

Девчонкой Кейт наблюдала за работой кузнеца, кующего замки, засовы, сельскохозяйственные орудия и кухонную утварь. Кейт с восхищением следила за тем, как бесформенные куски железа приобретают нужные очертания, прилаженные друг к другу умелой рукой кузнеца. В горне полыхал огонь, кузнец и его подмастерья работали, а Кейт помогала им, чем могла. Они с братом все время играли с деталями, и пытливый ум девушки научился понимать устройство механизмов и назначение деталей.

Намерения их строгого отца были, бесспорно, благими, когда он запретил Кейт появляться в кузнице, а ее сестре Софии в саду, где та самозабвенно копалась в навозе. Глава клана, отец считал подобные занятия неподходящими для наделенных магическим даром дочерей, которые должны были выйти замуж по любви, когда наступит время.

Но долгожданный час так и не настал, потому что отца арестовали за подготовку мятежа вместе с Макферсоном из Кинноула и главой клана Камеронов. Отцу Кейт повезло, его всего лишь сослали во Францию, в то время как его друга Макферсона казнили, а Камерона посадили в тюрьму. Кейт несколько лет провела во Франции и Фландрии, где училась при монастыре. Но учеба там не пришлась ей по вкусу, и она вернулась в Шотландию вместе с братом Робертом. Их отец умер в ссылке. Сестра Кейт Софи, прекрасно чувствовавшая себя в монастыре, осталась в Бельгии в городе Брюгге, а их мать вторично вышла замуж во Франции.

Софи вернулась в Шотландию несколько месяцев назад. Но, несмотря на то, что трое сирот воссоединились, а Софи встретила настоящую любовь и вышла замуж за сына казненного лорда Кинноула, Кейт знала, что жизнь в Данкриффе уже не будет той, что прежде.

Кейт вновь ощутила непреодолимое желание оказаться дома. Она яростно повернула вилку, отчаянно стремясь поскорее очутиться на пути к дому. Она была не в силах перенести ограничения свободы, как не могла оставаться вдали от семьи.

Обнадеживающий Щелчок – собачка внутри замка повернулась и отпустила дужку. Кейт подхватила упавшую щеколду, положила гнутую вилку на стол, приоткрыла дверь и выскользнула наружу.

В лицо ей пахнул свежий, прохладный ночной воздух. Покидая комнату, Кейт прихватила с собой плед и теперь закуталась в него, благодарная за его тепло и за то, что он помог ей пересечь внутренний двор незамеченной. Кейт разглядела бледную полоску вымощенной камнями дороги, проходящей мимо постоялого двора и исчезающей в холмах. Но она не пошла по дороге. Она миновала ее и направилась к диким, поросшим вереском утесам. Туда, где она родилась и выросла.

Она больше недели провела в тюрьме, и теперь сладковатый воздух горной Шотландии придал ей силы и очистил ее. Кейт бежала по поросшей вереском земле до тех пор, пока мощенная камнями дорога не осталась далеко позади. Она запыхалась и ощутила себя частью этой прекрасной страны, сотворенной из земли и воздуха.

Девушка подумала об Алеке Фрейзере. Вот он просыпается и обнаруживает, что она убежала. Но не чистая радость от удачного бегства охватила ее. Она не могла отделаться от ощущения тоски и потери. Многие годы она не верила, что найдет мужчину, который ее полюбит и кого сможет полюбить она. А теперь ей казалось, что, сбежав, она, возможно, упустила единственный шанс обрести настоящую любовь.

Кейт напомнила себе, что капитан Фрейзер слишком чтил приказы и правила, так что лучше забыть об этом приключении раз и навсегда.

Она бежала на запад в сторону долины Глен-Карран, лежавшей в нескольких милях отсюда, но казавшейся такой близкой. Кейт знала, что к вечеру или к утру следующего Дня она будет дома.

Глава 16

Стоя в темноте посреди двора, Алек еле слышно выругался. Без коня он вряд ли настигнет беглянку, без сомнения, прекрасно знающую местность. Даже если бы у него была лошадь, Алеку пришлось бы двигаться медленно по труднопроходимой скалистой местности.

Кроме того, он не знал, в каком направлении ушла Кейт. Чертыхнувшись, Алек принялся вглядываться в темноту. Холодный ночной ветер трепал его волосы и развевал полы кителя. И все же он никого не увидел на холмах, простирающихся за дорогой. Кейт убежала. Но куда?

Маленькая дикарка все-таки одурманила его во сне. Но Алек поймает ее. И ей больше не удастся его одурачить. Лихорадочное напряжение и последовавшее за ним облегчение были ошеломляющими, полными чувственной силы. Но, похоже, это не склонило Кейт к тому, чтобы согласиться с желаниями своего надсмотрщика.

Дьявол! Алек направился к конюшне, чтобы разбудить спящего конюха. За то, чтобы поскорее оседлать коня, парень получил сумму, в три раза большую, чем полагалось за подобного рода услуги. Через несколько минут Фрейзер уже садился на отличную гнедую кобылу. Лошадь легким галопом выбежала со двора.

Остановившись посреди вымощенной булыжником дороги, Алек прислушался к звукам, доносимым ветром, – журчанию воды и голосам ночных птиц. Разглядывая проступающие в темноте горы, Алек не знал, в какую сторону направиться. Он закрыл глаза и представил, как Кейт пробирается горными тропами. Она родилась в горах и принадлежала верному якобитам клану, хотя Алек еще не знал, какому именно.

Да. Она пойдет на запад, даже, скорее, на северо-запад, к Северному нагорью. Это была всего лишь догадка, но, возможно, верная.

Алек развернул лошадь и направился в сторону от дороги. Во всем, что касалось Кэти Хелл, его сердце знало то, чего не мог понять разум.

Вскоре над вершинами гор забрезжил бледный серебристый рассвет, и Алек смог наконец рассмотреть расстилающуюся перед ним местность – скалы, бурлящие между ними речушки и ручейки и простирающиеся в отдалении горы. Алек отъехал от постоялого двора не слишком далеко – всего несколько миль – и вскоре заметил Кейт, взбирающуюся по склону холма.

В лучах рассвета он увидел копну золотистых волос и похожую на колокол алую юбку. Шумно вздохнув, Алек тронул поводья. Вскоре он остановился у подножия холма, привязал лошадь к дереву, а потом пошел вверх по склону быстро и уверенно.

Кейт медленно поднималась, очевидно, устав от ходьбы. Алек же проскакал половину пути верхом, сэкономив силы. К тому же он родился в долине Глен-Мор и провел всю юность в горах, поэтому, как и Кейт, знал, как нужно взбираться по склону.

Подойдя ближе, Алек начал внимательно выбирать дорогу. Склон был неровным и каменистым, а ноги путались в зарослях вереска и утесника. Вдруг Кейт обернулась и увидела его. Девушка побежала что есть силы. Ее золотистые волосы развевались на ветру, напоминая своим блеском восход солнца, а платье горело, подобно маяку на вершине холма. Алек поспешил за ней, стремительно сокращая расстояние, – ведь его ноги были длиннее и сильнее – и вскоре нагнал Кейт.

Он схватил девушку за руку. Кейт принялась гневно и нетерпеливо вырываться, но споткнулась, и Алек, упав на колени, вместе с ней опустился на землю, поросшую вереском. Поймав беглянку, он перекатился на спину вместе с ней, а потом убедился, что она не поцарапалась. Он крепко держал Кейт, не оставляя ей ни малейшего шанса вырваться.

И все же девушка вывернулась и поползла вверх. Но Алек успел схватить ее за подол платья, потом за лодыжку, за талию и потянул к себе.

Кейт извивалась, словно разъяренная выдра, и Алеку пришлось навалиться на нее всем телом, чтобы утихомирить ее. Капитан замычал от боли, когда острый локоть девушки вонзился ему в живот, но все же ему удалось сломить сопротивление упрямицы. Он прижал Кейт спиной к поросшей вереском земле, а коленями сжал ее бедра.

Глаза Кейт горели яростью. Она продолжала отчаянно извиваться. При иных обстоятельствах ее телодвижения показались бы Алеку соблазнительными, но сейчас он захлебнулся от возмущения.

– Успокойтесь! – тяжело дыша и прижимая руки Кейт к земле, прорычал он.

Кейт предприняла очередную попытку освободиться:

– Вы с ума сошли? Слезьте с меня…

– Успокойтесь. Я не причиню вам вреда. – Алек уперся руками в землю рядом с плечами Кейт, лишая ее возможности увернуться от него. – Неужели вы думаете, я стал преследовать вас ради того, что мог бы получить от любой другой женщины? Вы, конечно, лакомый кусочек, но я не настолько подвержен вашему легендарному очарованию, чтобы пасть так низко, – бросил Алек. Он сел на пятки, удерживая Кейт под собой.

Глаза девушки полыхали гневом, дыхание сбилось, а грудь тяжело вздымалась. Она что-то сердито проворчала на родном языке – отнюдь не комплимент – и попыталась высвободить руку, рванувшись вверх, но Алек перехватил ее запястье.

– Где только вы научились таким манерам? – хладнокровно сказал он и поднялся на ноги, увлекая Кейт за собой. – Идемте.

– Я никуда с вами не пойду. – Кейт отряхнула юбку.

– Значит, вы предпочитаете спать в вереске? Прошлой ночью вы ясно дали понять, где хотите спать. – Алек потащил девушку за собой, а когда та споткнулась, поддержал ее за локоть. – У меня нет никакого желания гоняться ночью по холмам за испорченными молодыми леди.

– Но уже рассвет. – Казалось, Кейт была намерена противоречить Алеку буквально во всем. – Мне нужно идти домой. Только и всего.

– Скажите, где ваш дом, и мы отправимся туда вместе. У меня есть кое-какие вопросы к вашим родственникам.

– Не стоит беспокоить их. Их совсем не интересуют дела вигов.

Алек раздраженно фыркнул.

– Моя лошадь ждет у подножия холма. Так что, домой? – спросил он плетущуюся за ним девушку. – Должно быть, это чудесное место, раз вы так туда стремитесь.

– Место и впрямь дивное, только я не скажу, как его найти.

– Моя дорогая Кэти, ваше упрямство сослужит вам плохую службу. Подумайте, как все может обернуться, если вы откажетесь назвать свое полное имя лорду адвокату.

– Мы оба избежим многих неприятностей, если я прямо сейчас отправлюсь домой.

– Вы сделаете это ради меня? Или лишь потому, что вам все это безразлично?

– Только оставьте меня здесь. Я знаю эти холмы…

– О, значит, вы живете где-то поблизости. – Алек повел девушку к лошади. – Если вы хотите защитить других, мой вам совет – не старайтесь быть святой и не жертвуйте чем бы то ни было. Ваши старания не будут вознаграждены.

– Я ничем не жертвовала. Это удел моей сестры. Она всегда сначала думает о других, и зачастую в ущерб собственным интересам. Я не такая.

– Я вижу, – протянул Алек. – А если она не обладает к тому же таким диким нравом, как у вас, ее стоит причислить к лику святых.

Алеку показалось, что Кейт засмеялась.

– Мой брат часто называет ее Святая София. Она очень терпеливая и снисходительная, хотя может и проявить характер, когда захочет. Однажды ее похитили повстанцы, и ей пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы защищаться. А сейчас она замужем за тем самым человеком, который ее похитил.

– Да он храбрец, – проворчал Алек. – Осторожнее.

– Моя сестра самоотверженная и верная. Но и я тоже преданная. Именно поэтому я должна возвратиться домой. Если вы настоящий горец, то поймете меня.

– Иногда значение преданности переоценивают. Я лишился близкого мне человека, потому что был слишком преданным. – Алек сам не знал, зачем сказал это.

– Что вы имеете в виду? – спросила Кейт. Алек вздохнул.

– Несколько лет назад я потерял свою возлюбленную, когда учился в Лидене. Я хотел, чтобы она была счастлива, и, уезжая, сам посоветовал ей обрести то, что ей действительно нужно. Она решила, что ей необходим мой брат, а меня она ждать не может.

Кейт остановилась и посмотрела на Алека.

– О! Мне так жаль.

– Да ничего, – пробормотан Алек. – Думаю, у нее были причины поступить так, а не иначе.

– Должно быть, вам было тяжело навещать их.

– Тогда – да. Но теперь… их обоих больше нет. Брат умер несколько месяцев назад от полученной на дуэли раны, а его жена… скончалась во время родов два года назад, Теперь я опекун трех маленьких племянниц.

– Они живут в вашем доме в Эдинбурге?

– Да.

– Мне хотелось бы с ними познакомиться. Алек удивленно взглянул на девушку.

– Вот как? Ведь вам так не терпелось отделаться от меня.

– Если мне не удастся от вас улизнуть и придется ехать в Эдинбург, то я предпочитаю познакомиться с вашими племянницами, нежели предстать перед лордом адвокатом, – рассудила Кейт.

– Прекрасно вас понимаю. Но вы в любом случае встретитесь с лордом адвокатом. Потому что он мой дядя.

Замедлив шаг, Кейт посмотрела на Алека.

– Он тоже Фрейзер?

– Нет. И, тем не менее, он мой дядя.

– В таком случае мне не о чем волноваться. Почему вы не сказали об этом раньше?

– Думаете, я смогу выторговать вам свободу, только потому, что лорд адвокат – мой родственник? Вряд ли. Хотя вы можете опробовать на нем свое легендарное очарование… при условии, что ослепленному вашей красотой старику не придется преследовать вас по улицам Эдинбурга.

– Оставлю это вам, – буркнула Кейт.

– Но я сомневаюсь, что кто-либо сможет обворожить моего дядю, – задумчиво протянул Алек. – У него очень дурной характер. Так что желаю вам удачи.

Кейт что-то тихо пробормотала на родном наречии и зашагала вперед. Алек последовал за ней, крепко держа за руку.

– Послушайте, – процедил он сквозь зубы. – Я думаю, что не такая уж вы неотразимая соблазнительница, как о вас говорят. Я бы сказал, что вы просто избалованная и пресыщенная молодая леди, думающая только о себе.

– Откуда вы знаете, что я не думаю о других? – горячо возразила Кейт. – И с чего вы взяли, что я не делаю этого сейчас? Разве оказалась бы я в таком расчудесном положении, если бы не заботилась о других? Никогда!

Алек тихо засмеялся. В речи. Кейт время от времени проявлялся свойственный жителям горной Шотландии акцент.

– И впрямь удивительное положение, – произнес Алек. – И мы оба в нем находимся. Я спрашиваю вас о родственниках не потому, что хочу причинить им вред. А для того, чтобы помочь.

– Разве такое возможно?

– Мне совершенно ясно, что вы преданы своим родственникам-якобитам, хотя они послали вас за необходимой информацией прямо в пасть льва. Только вот что они сделали для вас?

– Они не трусы! – взорвалась Кейт. – Они верны своему клану и законному королю!

– Сборище мятежников, и все – представители одного клана, не так ли? А вы, часом, не Макдональд? Моя мать принадлежала к этому роду. А может, Макдугал? Их преданность не знает границ, когда речь идет о короне Шотландии и свергнутом короле.

– Я не Макдугал, хотя и уважаю их позицию. Но если в вас течет кровь Макдональдов из Кеппока, почему вы носите красный мундир?

– Мы ведь обсуждаем ваших родственников, а не моих. Вы вполне можете принадлежать клану Макгрегор, – продолжал Алек, – раз отказываетесь назвать свое имя. Этот клан объявлен вне закона, а мисс Кейт предпочитает оставаться безымянной. Гм, – произнес Алек, задумчиво поглаживая подбородок и украдкой бросая взгляд на Кейт.

– Ошибаетесь, но я не могу не признать, что у меня есть родственники, в чьих жилах течет кровь Макгрегоров.

– Мне нравится эта игра, только я уже начал терять терпение. Может быть, мне стоит называть вас мисс Румпельштильцхен[1], когда мы прибудем в Эдинбург?

Кейт засмеялась – настоящая услада для слуха.

– Я читала эту сказку на немецком языке, но не принадлежу к ганноверской династии. В Шотландии можете меня называть мисс Уиппити-Стаури. Это еще одна сказка об именах[2].

– Няня часто рассказывала мне ее. Насчет волшебства я согласен, но вы определенно не гном. Дайте подумать, – тихо произнес Алек. – Вы направлялись на северо-запад. Если бы вы продолжали идти в этом направлении, вы вышли бы прямо к имению Макферсонов и… этих дьяволов Маккарранов из Данкриффа. Я знаю это маленькое, но весьма беспокойное гнездо якобитов. Они невероятно преданные и умные.

– Мне нравится имя мисс Уиппити-Стаури.

– Ага! Значит, Маккарран! Я слышал их семейное предание о волшебном даре, унаследованном от фей. Это многое объясняет. И как я раньше не догадался! – торжествующе воскликнул Алек. – Кейт Маккарран!

– Ну и что теперь? – с горечью спросила Кейт. – Я должна трижды повернуться вокруг своей оси и исчезнуть?

Алек усмехнулся:

– А как насчет того, чтобы спрясть мне целый амбар золота?

– Лучше превращу вас в жабу, – угрюмо проворчала Кейт.

– Мэри Кэтрин Маккарран, – поддел девушку Алек, но, увидев ее мрачное лицо, посерьезнел. – Вы дочь мятежника или сестра? Маккарраны хорошие люди, хотя и свернули в последнее время на кривую дорожку. Главу вашего клана недавно посадили в тюрьму, но потом выпустили, так как обвинение оказалось ложным. Он довольно молод… Значит, вы его сестра. Его зовут… Роберт Маккарран.

– О, замолчите, – пробормотала Кейт.

– Сестра главы клана, – протянул Алек, довольный собой.

– А вы думали, что я сказочная королева.

Они спустились к подножию холма, и Алек подвел девушку к лошади.

– Жаль, что я не узнал вашего имени тогда, в Лондоне. Мне было бы проще сопоставить факты.

– А я узнала ваше имя, – сказала Кейт. – Мне сообщили, что ваша семья производит шоколад. Только не сказали, что вы приняли сторону вигов.

– Как родственники уговорили вас пойти на такое? Кейт попыталась вырвать руку, но Алек удержал ее.

– Я делала это по собственной воле, а не по приказу.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, – ответил Алек. – И все же должна быть какая-то причина.

– Маккарраны всегда были преданы Стюартам. Но вам, марионеткам Ловата в красных мундирах, этого не понять.

– А у вас острый язычок, – пробормотал Алек. – Но почему эти мерзавцы Маккарраны позволили вам выполнять за них их работу?

– Потому что они выглядели бы довольно странно в роли прачек.

Алек засмеялся.

– вы умеете хранить тайны, мисс Маккарран. Идемте. – Алек подвел девушку к лошади, помог ей сесть в седло, а потом вскочил на спину лошади позади нее.

Кейт обернулась.

– Вы узнали мое имя, – сказала она, протягивая раскрытую ладонь. – Мы заключили сделку, и теперь я хочу получить назад свою цепочку.

Алек недоуменно вскинул бровь.

– Но мне пришлось отгадывать ваше имя.

– Вам это понравилось, – заметила девушка, и Алек улыбнулся. – А теперь отдайте мне цепочку и кулон.

– Хорошо. – Он вздохнул и опустил два пальца в нагрудный карман. – Сюда вы раньше не заглядывали, не так ли? – сказал Алек, доставая серебряную цепочку и кристалл. – Вы были слишком заняты тем, что изучали совсем другое место. – И он положил цепочку в ладонь девушки.

Кейт сжала пальцы. Ее лицо осветилось счастьем.

– Спасибо. А что касается изучения других мест… вам ведь это понравилось.

– Понравилось. Как и вам.

Но она лишь пожала плечами, и в неярком зареве рассвета Алек заметил, как она покраснела.

– Что такого особенного в этой милой крошечной безделушке? – Алек помог девушке застегнуть цепочку и будто бы случайно коснулся пальцами ее шеи. Кейт наклонила голову и слегка отстранилась, напоминая тем самым, что капитан Фрейзер был ее надсмотрщиком, а не любовником, несмотря на то что ему так хотелось взглянуть на это по-другому.

– Это магический кристалл, передающийся в моей семье из поколения в поколение, – ответила девушка. – В моих жилах течет кровь наших предков – фей… и я немного умею колдовать. – Глаза девушки блеснули, и их серебристо-серые глубины показались Алеку невероятно притягательными.

– Я бы с готовностью поверил в это, мисс Маккарран, если бы вообще верил в сказки и магию. – Алек взялся за поводья. – Держитесь крепче. И постарайтесь противостоять своему неослабевающему желанию во что бы то ни стало от меня отделаться.

Он развернул лошадь в сторону дороги. Кейт без возражений позволила обхватить себя руками за талию.

Кейт дремала в объятиях мужчины, словно бы даря ему свое доверие, которое он так хотел завоевать. Поддерживая девушку одной рукой, Алек остановил лошадь рядом с дорогой и теперь наблюдал, как встающий над вершинами гор рассвет превращается из бледно-розовой дымки в слепящий глаза огонь.

Он часто испытывал благодарность судьбе за то, что мог видеть восход солнца, мог дышать. Алек знал, как быстро все это уходит в небытие, и потому создал вокруг себя панцирь, чтобы защититься от потерь.

Но в последнее время, особенно когда он находился рядом с Кейт, Алек чувствовал, что панцирь дал трещину. В его груди разливалась теплая волна радости и душевного волнения. И ощущать это он начал с того самого момента, как встретил Кейт Маккарран.

Слишком долго он позволял себе отдаваться лишь тем чувствам, которые мог держать под контролем. Но как только в его жизнь вошла эта необычная девушка, все изменилось. И если так будет продолжаться, защитная оболочка, долгое время оберегавшая его от внешнего мира, лопнет и обратится в прах.

И тогда ему придется либо встретиться лицом к лицу с застарелой болью… либо обнаружить, что он исцелился и может возродиться. Алек не знал, что произойдет в будущем и надолго ли Кейт вошла в его жизнь. Но он понял одно – она действительно обладает каким-то магическим воздействием на него.

Сопротивление пало, обратившись в пыль у обочины дороги, и Алек осознал, что поддался чарам этой прелестной девушки. Он потянулся за Кэти Хелл, словно неоперившийся юнец. Но, как ни странно, это вовсе не расстроило его.

Он прижался щекой к волосам Кейт, поцеловал ее макушку. Держа девушку в объятиях, он наблюдал за рождением нового дня.

Кейт зашевелилась, села и сонно огляделась по сторонам.

– Как чудесно, – произнесла она, глядя на небо.

– Да, – прошептал Алек и дернул за поводья.

Глава 17

Кейт совсем пала духом. Она смотрела в окно на солнечное небо, покрытые вереском холмы и позолоченные осенью верхушки деревьев. Ей хотелось быть там, на пути в Данкрифф. А вместо этого она сидела взаперти, охраняемая снаружи.

Алек Фрейзер не оставил ей ни малейшего шанса на побег. Именно так он сказал Кейт, покидая утром постоялый двор. Прежде чем уехать, он нашел двух пожилых женщин, согласившихся покараулить Кейт.

– Я не настолько глуп, чтобы поставить возле двери мужчин, – сказал он, когда вернулся в комнату, чтобы забрать сумку. – Я беспокоюсь о Джеке и поэтому отправляюсь на его поиски. А вас я оставлю здесь под присмотром. Старая миссис Макленнан и ее сестра исполнят роль ваших компаньонок. Они не слишком разговорчивы, – предупредил Алек, распахивая дверь, в то время как Кейт смотрела на нею, не веря собственным ушам. – Они боятся, что вы их заколдуете.

– Но почему? – воскликнула Кейт, вскакивая с кровати и бросаясь к двери.

– Понятия не имею, – беспечно откликнулся Алек и закрыл за собой дверь. Но прежде Кейт стащила с ноги туфлю и кинула ему вслед, едва не попав в голову. Потом она услышала, как повернулся в замке ключ и звук удалявшихся шагов.

Кейт не знала, как Алек объяснил происходящее обеим женщинам. Но когда те принесли ленч, то, не говоря ни слова и испуганно таращась на Кейт, поставили на стол поднос и спешно удалились из комнаты. В замке вновь повернулся ключ, и Кейт осталась одна.

По крайней мере, Алек не стал надевать на нее наручники, да и кристалл был теперь с ней. Кейт внимательно изучила замок и увидела в замочную скважину обеих женщин, восседающих на стульях по обе стороны двери. Судя по тому, какие взгляды бросала на дверь одна из них, Кейт поняла, что они действительно боятся быть околдованными, а посему решила немного поспать. Последняя неделя окончательно вымотала ее.

Спустя некоторое время Кейт, изрядно отдохнув, проснулась и услышала за дверью голос, который принадлежал вовсе не Алеку. Он также не был похож на скрипучие интонации хмурой женщины – одной из тех, что ее охраняли.

Девушка подошла к двери и постучала по деревянной обшивке.

– Эй! Кто-нибудь!

– Да? – ответил незнакомый мужчина. У него был молодой голос, немного дрожащий, но очень приятный. – Чем я могу помочь вам, миссис Фрейзер?

– Кто вы? – Кейт прижалась ладонями к двери. – И где старуха… старая миссис Макленнан?

– Обе леди устали от длительного сидения здесь, и я предложил сменить их ненадолго у двери. Я знаю, что вы не должны выходить из комнаты. Вам плохо? Кстати, я Дейви, брат Джин.

– О! Нет, со мной все в порядке. Рада познакомиться с вами, Дейви Макленнан. – Кейт улыбнулась. Алек Фрейзер здорово пожалеет о том, что оставил ее.

– Я тоже, миссис Фрейзер. – Голос молодого человека еще не обрел свойственной мужчинам грубости. – Вам что-нибудь нужно, мадам? Может, вы проголодались или хотите пить?

– Было бы неплохо съесть что-нибудь. Спасибо, Дейви.

– Ваш муж сказал, что вас нельзя выпускать отсюда, что бы ни случилось.

– Мы просто поссорились… мой муж и я. Глупость какая. Но я уверена, что он не рассердится, если я выйду из комнаты.

– Он сказал, что вам нельзя даже вниз спуститься. Что вы очень вспыльчивая и за вами нужно приглядывать, пока он не вернется.

– О, Дейви, в этом нет никакой необходимости.

– Он вполне ясно выразился, госпожа.

– А вы не знаете, где он? – осторожно поинтересовалась Кейт.

– Уехал куда-то верхом и еще не возвращался. Он сказал, что вы не должны спускаться в зал ни под каким предлогом, пока здесь драгуны. Думаю, он тревожится за вашу безопасность.

– Понятно, – произнесла Кейт, раздумывая над тем, волновала ли Алека вообще ее безопасность.

– А он с норовом, – продолжал тем временем Дейви. – Так ругался с солдатами. Эти драгуны ворвались сюда и стали обвинять его в том, что он будто бы что-то прячет…

– Дейви, – нетерпеливо перебила Кейт, – о чем это вы говорите?

– Драгуны сказали, что арестовали сегодня двух горцев с мушкетами, которых у них быть не должно, – пояснил Дейви.

– С оружием, которое должно быть конфисковано? – Сама не своя, Кейт прижала руку к груди.

– Сдается мне, они говорили вовсе не о старых ржавых мушкетах, с которыми горцы воевали против армии, клянясь, что у них больше ничего нет, хотя на самом деле есть, – продолжал Дейви, описывая привычные действия горцев. – Нет, они имели в виду новенькие кремневые ружья, сделанные в Испании. Ружья действительно отличные, вот англичане и бесятся.

– Испанское оружие! А солдаты не называли имен этих горцев?

– Нет. Сказали только, что они с запада. Так ведь большая часть гор на западе. А потом драгун толковал о том, что в горы пошлют солдат, чтобы отыскать остальных с таким же оружием. Он говорил, что капитан Фрейзер знает об этом больше, чем нужно, и он не должен защищать горцев, вооруженных испанскими мушкетами.

– О нет, – в смятении произнесла девушка. – А что капитан Фрейзер… мой муж… ответил?

– Он рассердился. Я-то это видел, хотя он держался очень спокойно. Он считает, что драгуны подняли слишком много шума, а что касается оружия, то ему об этом ничего не известно. Потом он уехал на поиски товарища, который, возможно, лежит раненный на дороге. Поскакал как дьявол, этот Фрейзер.

Кейт кивнула, сходя с ума от беспокойства. Кто-то еще знал о тайнике и пользовался взятым оттуда оружием, а правительство собиралось послать отряд на поиски этого человека. Кейт подозревала, что Алек Фрейзер не зря расспрашивал ее об отшельнике. Наверное, он хотел остановить поиски или даже защитить горцев, отыскавших оружие.

Но почему? Нахмурившись, Кейт прислонилась лбом к двери.

Дейви постучал.

– Госпожа? Вы замолчали.

– Я просто… Дейви, вы не могли бы принести мне поесть? Я ужасно проголодалась и хочу пить.

Это, возможно, ее единственный шанс сбежать отсюда и добраться до Данкриффа, чтобы предупредить брата. Если ее родственники нашли то место, о котором пытался рассказать ей Иен Камерон, значит, это двоих из них арестовали драгуны.

– Конечно, я принесу вам что-нибудь. У нас есть горячий шоколад. Джини только что сделала. Хотите?

– Выпью с удовольствием, – ответила Кейт, погруженная в собственные мысли.

– Это шоколад с фабрики Фрейзера, – довольно сказал Дейви.

– Не сомневаюсь, – ответила Кейт. – Благодарю вас, Дейви. Вы настоящий джентльмен.

– Спасибо. Я скоро вернусь. Надеюсь, с вами ничего не случится за те несколько минут, что вы останетесь одна, госпожа?

– Но ведь дверь-то заперта. Разве я смогу выйти? – сладко протянула Кейт.

Дейви засмеялся, и девушка услышала, как он спускается по лестнице. После этого она упала на колени и снова посмотрела в замочную скважину, чтобы еще раз изучить устройство замка.

Кейт увидела темный коридор и проникающий снизу свет. Оттуда слышались мужские голоса и смех. Кто-то попросил еще одну кружку эля, и Джини тотчас же откликнулась.

Механизм был достаточно простым, но у Кейт не было под рукой ничего, чем бы она могла отомкнуть замок. Теперь она жалела, что не припрятала за ужином вилку. Заслышав шаги, Кейт отступила назад. Кто-то вставил ключ в замочную скважину, и дверь распахнулась.

В комнату вошел долговязый юноша с взъерошенной копной рыжих волос и закрыл за собой дверь. В одной руке он держал накрытую крышкой тарелку, в другой – кружку. Он улыбнулся. Его бледную кожу залил румянец, а карие глаза блеснули.

– Миссис Фрейзер, – сказал он. – А вы моложе, чем я думал. И такая красавица…

– Вы тоже очень красивый, – ответила Кейт, беря кружку с горячим шоколадом. – Большое вам спасибо.

Юноша что-то смущенно пробормотал в ответ и протянул Кейт тарелку, едва не уронив ее. Он был неловок, словно новорожденный теленок, и наступил на собственную ногу, пытаясь подхватить падающую посуду.

Кейт забрала тарелку из рук Дейви, прежде чем та упала на пол, и осторожно поставила на стол.

– Жаль, что вы должны сидеть здесь, госпожа, – заметил Дейви. – Капитан Фрейзер не ценит свою шотландку-жену.

– Вы ошибаетесь, мы разрешим это недоразумение очень скоро, – безмятежно ответила Кейт.

– Я тоже родом из горной Шотландии, – сказал Дейви. – И тоже на стороне короля Якова, миссис, хотя, наверное, не стоит мне об этом говорить вслух.

– Понимаю. Мне очень приятно, что за мной присматривает такой бравый горец.

– О да. – Дейви смотрел на Кейт честно, невинно и в то же время хитро, чем напомнил ей щенка. Потом он опустил свои большие карие глаза, снова взглянул на Кейт и покраснел еще больше.

Девушка поднесла к губам кружку и сделала глоток. Шоколад был горячим, густым, хотя и немного горьковатым. В него почти совсем не добавили сахара, и Кейт с трудом его проглотила.

– Спасибо, Дейви. – Кейт знала, что теперь парень в ее власти. Об этом говорили его широко раскрытые ясные глаза, слегка отвисшая нижняя губа и жаркий румянец на щеках. Дейви был еще очень молод, и Кейт ощутила некоторую, неловкость, потому что совсем не хотела вводить его в заблуждение.

Но такое случалось и раньше. В особенности если на ее пути встречались такие вот молодые люди. Кейт хватало лишь улыбки и доброго слова, чтобы они плыли, словно рыбка на приманку. Кейт предпочитала иметь дело с одинокими молодыми людьми, похожими на неопытных щенят, и она всегда была добра к ним. Но попадались и совсем другие мужчины – нетерпеливые, совершенно не нуждающиеся в любви, желающие лишь утолить сексуальный голод. Таких Кейт старалась избегать. Она могла очаровать и их. Для этого требовался лишь ее особенный взгляд и кокетливый наклон головы. И все же Кейт старалась держаться от них подальше и не рисковать, Френсис Грант оказался одним из таких, но ей удалось вырваться из его лап. Алек не принадлежал ни к первому типу, ни ко второму, и его замкнутость и отстраненность Кейт находила чрезвычайно притягательными. Но она сказала себе, что сейчас не время о нем думать.

Девушка улыбнулась Дейви Макленнан, и тот смущенно заморгал. Он был из тех молодых людей, что быстро попадают в ловушку и легко влюбляются. Кейт отвела глаза и едва не попросила Дейви уйти, чтобы дать ему возможность проиграть с честью. Она знала, как легко юноши влюбляются, а потом чувствуют себя обманутыми. Но теперь, когда ее сторожил Дейви, у нее появился реальный шанс улизнуть с постоялого двора.

Коснувшись пальцами кристалла, Кейт улыбнулась юноше.

– Поешьте, госпожа, – сказал он. – Вы такая бледная. Мясо очень вкусное, я сам недавно пробовал его.

Кейт снова улыбнулась и села на кровать – больше сесть было некуда за исключением простого деревянного стула. Дейви залился краской до корней морковно-рыжих волос, когда Кейт выбрала кровать. Сняв с тарелки крышку, Кейт отломила кусочек горячего пирога и быстро отправила его в рот. Затем она отломила еще кусочек, облизала кончики пальцев и взглянула на юношу. Тот наблюдал за ней со странным выражением лица, словно в одно мгновение лишился разума.

– Очень вкусно, – похвалила пирог Кейт, – но здесь для меня слишком много. Может быть, доедите остальное?

– Не могу. Я должен идти. – Молодой человек отступил назад и взялся за ручку двери.

– О, Дейви, – вздохнула Кейт. – Я хотела бы немного подышать свежим воздухом. Вы не погуляете со мной?

– Капитан Фрейзер голову мне снимет, если вы выйдете из комнаты.

– Он уже не будет сердиться на меня, когда вернется, я уверена. И мне так хочется как можно скорее попросить у него прощения. Мне бы хотелось подождать его на улице.

– Ему это понравится, – сказал Дейви, наблюдая за тем, как Кейт прикладывает к губам салфетку, которую он принес вместе с тарелкой.

Кейт встала с кровати.

– Тогда идите вниз, Дейви. Я не хочу, чтобы у вас были неприятности. Я буду помнить вас как настоящего друга.

Молодой человек замялся в нерешительности.

– Пожалуй, я могу доесть пирог.

– Если хотите. – Кейт протянула юноше тарелку, и тот с готовностью принялся за еду.

Кейт взглянула в окно. Было уже поздно, и солнце начало опускаться за горизонт. У нее не так много времени. Алек скоро вернется.

– Слава Богу! – воскликнула она, отворачиваясь от окна. – Мой муж возвратился! – Кейт чувствовала себя ужасно: ведь Алека за окном не было, а Дейви ей нравился.

– Он сказал, что вернется к вечеру. Я лучше пойду. – Дейви помедлил. – Но если вы хотите встретить его, думаю, я могу проводить вас на крыльцо, раз вы увидели, что он подъезжает.

– Это будет так любезно. – Подхватив с кровати плед, Кейт закуталась в него, а потом подошла к двери, встала на цыпочки и поцеловала долговязого юношу в щеку. – Вы настоящий друг.

– Правда? – Парень распахнул дверь, и Кейт, проскользнув мимо него, поспешила вниз по лестнице.

Остановив лошадь посреди дороги, Алек в изумлении наблюдал за тем, как Кейт открыто и без опаски выходит из таверны. Она даже не подождала наступления темноты. Ошеломленный, он просто сидел и смотрел, как она направляется в ту же сторону, что и прошлой ночью. Эта маленькая хитроумная лиса не потрудилась избрать другой путь.

Покачав головой, Алек дернул поводья и пустил кобылу в быстрый галоп. В какой-то момент у него возникло желание просто отпустить Кейт, но Алек не мог этого сделать. Кейт знала что-то об испанском оружии – Алек был уверен в этом, – и ему необходимо понять, что именно.

Он наблюдал за девушкой еще некоторое время. Что ж, если он потеряет ее след, он знает теперь, где ее искать. У Маккарранов. Он спросит дорогу и выйдет прямо к долине и замку, где Кейт, несомненно, поджидали родственники.

Нахмурившись, он подумал о том, что это за родственники, которые послали девушку навстречу опасности. Однако не стоит спешить с выводами, пока Кейт не расскажет ему больше. Но надо догнать девушку. И он тронул поводья.

Сегодня он побывал в соседнем городе в поисках Джека и смог навести справки о недавних арестах. В местной таверне ему рассказали о том, что близ Эдинбурга действительно схватили двух горцев, которых затем отправили в замок. Одним из них оказался Маккарран.

Алек отчасти ожидал чего-то подобного. Он поехал дальше, надеясь услышать какие-то новости о Джеке, но безрезультатно. Однако по пути назад он встретил его самого в одном из имений, всего в двух часах езды от постоялого двора Макленнанов.

Вначале Алек убедился, что с Джеком все в порядке. Экипаж свалился в канаву, а Джек сильно ушиб голову. Местные жители оказали ему помощь и приютили на время, но он даже не удосужился сообщить об этом другу, что, впрочем, было вполне в духе Джека Макдональда. Взяв с Джека обещание следовать за ним как можно быстрее, Алек в нетерпении пустился в обратный путь. Он понимал, что слишком надолго оставил Кейт под присмотром импровизированных охранников.

А теперь он видел результат своего опрометчивого поступка. Алек поклялся себе, что в следующий раз выставит перед дверью целую дюжину пожилых леди.

Подъехав ближе, Алек заметил выходящего во двор Дейви Макленнана. Парень недоуменно озирался. Капитан въехал во двор в тот момент, когда Дейви в очередной раз обернулся.

– Привет, Дейви, – спокойно произнес Алек. – Она ушла?

– Ох, сэр! Простите меня ради Бога… Я знаю, вы хотели, чтобы миссис Фрейзер поджидала вас в своей комнате.

– Да, твоя бабушка и ее сестра должны были присматривать за ней. Что случилось? – Алек ждал, сложив руки на седле.

– Они утомились и попросили меня сменить их на время. Она очень хорошая женщина, ваша жена. Она сказала, что хочет встретить вас на улице и попросить у вас прощения. А теперь я не знаю, куда она делась. Она исчезла! Алек кивнул.

– Ты удерживал ее, как мог. Я ее приведу. Иди в дом. – Мужчина бросил юноше золотую гинею, а потом прищелкнул языком, пересек дорогу и поскакал в сторону торфяника.

Да уж, прощения она хотела попросить.

Спустя несколько минут Алек заметил Кейт, поднимающуюся на вершину невысокого холма. Он ехал не слишком быстро, так как девушка была всего лишь в полумиле впереди него. Опускаясь за холмы, солнце окропляло землю последними золотистыми лучами, и в этом сиянии волосы Кейт, свободные от шпилек, отливали бронзой.

Платье, подаренное Джин, трепетало, словно яркое полотнище. Благослови Джин и провидение за то, что облегчили ему задачу, подумал Алек.

Он увидел, как Кейт вышла на открытое место, где трава, устилающая мягкие изгибы равнины, устремлялась к подножию холма. А потом девушка обернулась, увидела Алека и пустилась бежать.

Вскоре скачущий на коне мужчина нагнал ее, и Кейт помчалась быстрее, ее волосы развевались на ветру, а подол платья хлопал, словно знамя. Не вытаскивая ног из стремян, Алек наклонился как можно ниже и одной рукой схватил ее за талию. Несмотря на то что она отбивалась, словно раненый альбатрос, и едва не выбила Алека из седла, ему удалось втащить ее на коня и перекинуть через колено. После этого он крепко обхватил девушку за талию и развернул коня.

– Ну уж нет, ничего не выйдет, – пробормотал он, когда Кейт, изловчившись, едва не вырвалась из его рук. Крепко держа девушку, он стиснул ее руки у себя под мышкой и перехватил поводья в левую руку. Кейт была прочно прижата к коленям Алека. Настолько, что он остро ощущал дискомфорт. Превозмогая боль, он крепко сжимал отчаянно извивающуюся и брыкающуюся в попытках освободиться Кейт.

– Ну все, – прорычал Алек, – достаточно! Внезапно она затихла, открыв рот, посмотрела на Фрейзера и вновь принялась извиваться.

– Господь свидетель, я терпел слишком долго, – произнес Алек. – В следующий раз, когда вы попытаетесь сбежать, я позволю вам сделать это!

– Вот и прекрасно! – парировала Кейт.

– А потом я поеду в это прибежище якобитов, которое вы так рьяно защищаете, и получу ответы на все интересующие меня вопросы, – процедил сквозь зубы Алек.

Он направил лошадь в обратный путь, а Кейт притихла и нахмурилась.

Эта девушка взбесила его, бросила ему вызов – ведь ее несговорчивость и упрямство были сродни его собственным, и Алек помимо воли восхищался силой ее характера. Он давно уже не испытывал подобного всплеска эмоций, намеренно обуздывая их. И все же Алек понимал стремление Кейт к свободе, хотя она об этом даже не догадывалась.

Странным чувствам, бурлившим в его душе, пока еще не было названия, но Алек знал, что они ознаменовали собой рождение нового Алека Фрейзера. Кейт заставляла его крутиться волчком, и Алек уже не раз задавался вопросом, что именно побуждает его вести себя подобным образом. Уж не любовь ли, странная и необузданная? Он изменился в последние несколько дней, и скорее всего именно любовь была тому причиной.

Однако Кейт никак не хотела ехать спокойно. Время от времени она обиженно отталкивала его и пиналась. Держа в одной руке Кейт, а в другой поводья, Алек пустил лошадь шагом, а подъехав к дороге, и вовсе остановил ее. Он посмотрел на Кейт и подождал, пока та успокоится.

– Перестаньте, – невозмутимо сказал он. – Я не могу позволить вам сбежать, и вы это знаете.

Вздохнув, Кейт затихла и отвернулась. Алек почувствовал себя так, словно его внезапно вовлекли в сказочное сражение с представительницей эльфов, выиграть которое было ни одному из них не по силам.

И Алек вдруг понял, что оба они пытаются противостоять чему-то большему, нежели взаимная обида. Если между ними возникли какие-то невидимые узы, если в сердце Алека и в самом деле родилась любовь, то они обладали недюжинной силой, способной переделать его и сделать Кейт лучше, чем та девушка, которую он встретил в своей палатке.

Когда-нибудь он, наконец, признается себе в том, что сможет полюбить эту девушку, если вообще осмелится подумать о чем-то подобном. И если такое произойдёт, то ему рано или поздно придется сказать правду о том, что и он тайно воюет на стороне якобитов.

Но время для этого еще не пришло, необходимо было сделать еще кое-что, выполнить свои обязанности, разгадать тайны. Алек сжимал беглянку в объятиях, явственно ощущая ее растущее напряжение и сопротивление.

– Кейт, – еле слышно проронил мужчина, – я не представляю для тебя опасности.

Девушка подняла глаза.

– Тогда заяви в суде, что потерял меня, ведь ты уже сказал это солдатам. Позволь мне уйти, и тебе больше не придется беспокоиться обо мне.

– Я всегда буду тревожиться о тебе, – ответил Алек, и слово повисло в воздухе. Всегда.

Кейт с удивлением взглянула на него, и он наклонился – не смог удержаться, словно его что-то тянуло, – и накрыл губы девушки своими.

Это нежное прикосновение пронизало все его существо. Поцелуй растворился у него на губах, но лишь для того, чтобы возродиться с новой силой.

– Ты не даешь мне возможности мыслить здраво. Почему бы тебе не прислушаться к тому, что я говорю, и не отпустить меня? – спросила девушка.

– Потому что мне нравится целовать тебя, – ответил Алек. – Возможно, тебе стоит рассказать мне больше, чтобы я все понял. С какой целью твои родственники посылали тебя в военные лагеря? Скажи, что вы знаете об этом проклятом оружии?

Кейт сердито посмотрела на капитана.

– Ты знаешь, что со мной и так чертовски трудно справиться, а будет еще труднее. Я не позволю тебе так вот просто отвезти себя в тюрьму.

– Я понимаю это. Но ты останешься со мной, Кейт Маккарран, независимо оттого, чего желает твой необузданный нрав. Так что решай сама.

Пораженная Кейт взглянула на Алека, и сердитое выражение на ее лице сменилось задумчивостью, когда тот пустил коня вниз по холму в сгущающихся сумерках.

Глава 18

Тьма быстро окутывала землю, а до постоялого двора оставалась еще миля. Окна таверны мерцали вдалеке приветливым светом. Настороженно окинув взглядом дорогу, Алек заметил приближающийся экипаж.

– Ну наконец-то, – сказал он с облегчением. – Джек вернулся.

Кейт выпрямилась.

– Джек? Слава тебе, Господи! Значит, он не ранен! Я так волновалась.

Уловив в голосе девушки беспокойство, Алек ощутил легкую зависть. Спустившись по склону, он осадил лошадь на дороге между постоялым двором и приближающимся экипажем. Вскоре Джек поравнялся с ним и остановил карету.

Джек спешился и подошел ближе.

– Джек, за все это время вы не дали о себе знать! – упрекнула Кейт. – С вами все в порядке? Что случилось?

– Несчастный случай, но сейчас все позади. Так приятно видеть вас снова, Catriona Bhan, – добавил Джек по-гэльски и приподнял шляпу.

Джек назвал ее Белокурой Кэтрин. Алек нахмурился, когда лицо Кейт осветила улыбка. Ему даже в голову не пришло сказать ей комплимент, в то время как Джек Макдональд с легкостью проделал это.

– Алек нашел меня сегодня утром, – пояснил Джек. – Я приходил в себя, после того что со мной приключилось. Но я как раз собирался присоединиться к вам.

– Он ничего не говорил мне об этом. – Кейт взглянула на Алека.

– У меня не было возможности сказать, потому что ты завывала, как привидение, – прошептал на ухо Кейт Алек. Нет, он был не склонен к получению мимолетных удовольствий.

– Простите, что я так задержался, – продолжал тем временем Джек. – А что происходит? Почему вы оба здесь? – Похоже, он только теперь заметил, как крепко его друг держит Кейт, сидящую у него на колене.

– Слегка повздорили, – ответил Алек.

– Он не позволяет мне вернуться домой, – пояснила Кейт.

– Я считаю, что эта молодая леди должна оставаться на постоялом дворе, – вновь вступил в разговор Алек. – Но она предпочитает в одиночку бродить по холмам. Особенно ей не нравится общество сопровождающего ее офицера.

– Ага… – лишь протянул Джек, и Алек мысленно поблагодарил кузена за то, что тот счел нужным промолчать.

Потом Кейт по-гэльски спросила Джека о здоровье, а потом он задал свой вопрос. Алек слышал, как она ответила, что с ней все в порядке, только капитан Фрейзер иногда ведет себя как…

Алек нахмурился.

– Baobach… Что это значит?

– Болван, – ответила Кейт, а затем продолжила беседовать с Джеком на родном языке.

– Зануде Александру можно доверять. Мне ни разу не пришлось в этом усомниться, – говорил между тем Джек. – Хотя он любит тайны и холит свое дурное настроение. – Потом молодой человек сказал что-то по-гэльски, и Кейт рассмеялась.

– Надеюсь, вы закончили, – грубо бросил Алек и мрачно добавил: – Думаю, ты захочешь провести некоторое время с Джини?

– Конечно, хотя знаю, что тебе нужно отправляться в Эдинбург. Спасибо, что подождал. Ведь ты мог бы уехать один.

– Жаль, что я не подумал об этом раньше, – ехидно заметил Алек. Джек донельзя раздражал его. Алек не понимал почему, но знал, что это как-то связано с Кейт. Только с ней. Он развернул лошадь, в то время как Джек подбежал к экипажу и запрыгнул на козлы, чтобы следовать за другом в сторону постоялого двора.

– Ты не рад, что Джек вернулся целым и невредимым? – спросила Кейт.

– Рад. Но я уже видел его сегодня и сказал ему об этом. Теперь я намерен отправиться в путь, а он хочет провести хотя бы день с Джин и малышом.

– Вы оба можете оставаться гут сколько угодно, – сказала Кейт. – А мне позвольте идти своей дорогой.

– Никогда еще не видел такой упрямицы, – проворчал Алек, слегка покачав головой. – Мне и самому следовало бы уже давно от тебя отделаться. – Да. Теперь он понял, что действительно раздражен и сгорает от ревности. Алек знал, что ему это не идет, но ничего не мог с собой поделать.

– Значит, ты не считаешь меня обворожительной? – спросила Кейт.

– Ты очаровательна, но меня не проведешь.

– Это я уже поняла, – пробормотала Кейт.

– Кстати, как тебе удалось сбежать? Ты околдовала бедолагу Дейви? Неужели он воспылал к тебе такой страстью, что полностью подчинился твоей воле?

– Он был рад мне помочь.

– Не сомневаюсь. Бедняга. Мне сделать то же самое?

– Что? Помочь? Конечно.

– Воспылать к тебе страстью, – ответил мужчина. Его голос напоминал тихий рык льва, а сердце молотом стучало в груди. Он было уже решил, что его заключенное в панцирь сердце немного оттаяло, но теперь ему хотелось отдаться привычному раздражению, позволявшему держать людей на расстоянии.

Кейт вскинула подбородок не высокомерно, а скорее гордо, уверенно, со знанием собственной значимости – как настоящая сказочная королева фей.

– Пожалуйста, если тебе так хочется, – ответила девушка. – Воспылай ко мне страстью.

– А что, если это уже произошло? – Алек задержал на ней взгляд, а в душе его пробуждалось новое чувство, имени которого он еще не знал.

Кейт тихонько засмеялась:

– Если бы это случилось, я бы знала.

– Вот как? Смех Кейт замер.

– Если бы было так, ты не потащил бы меня за собой с цепями на руках, – сказала она..

Алек коснулся кристалла, покоящегося на ее шее.

– Но сейчас на тебе только эта цепь.

Кейт накрыла пальцы мужчины своими, а потом отвела глаза. Ему нравилось изящество ее профиля. Да, он обожал его.

– Кейт… – внезапно произнес Алек. Он не знал, что хочет сказать или сделать. Он чувствовал лишь, что должен дотронуться до нее. Какая-то невидимая сила манила его к ней.

Но они уже въехали во двор, сзади загрохотал экипаж, и Дейви выбежал, чтобы распрячь лошадей. Заметив Кейт и Алека, он остановился в нерешительности.

Алек отдал честь, Кейт помахала ему рукой, и парень заулыбался. Потом он подбежал к Джеку, чтобы распрячь лошадей и отвести их в стойло. Алек спешился и помог Кейт спуститься на землю.

Он помедлил, положив руки на плечи девушки и не отпуская ее от себя. Ее тело чувственно прижималось к его собственному. Они стояли посреди двора, но Алеку казалось, что на свете существуют только они.

– Если я тебя отпущу, что ты сделаешь?

– Убегу, – ответила Кейт.

– Честный ответ. – Поставив девушку на землю и крепко держа ее за талию, Алек повернулся к Джеку. – Если ты хочешь зайти и повидать свою подругу, не стесняйся, – сказал он. – А мы поднимемся наверх. Будем ждать тебя там.

– Хорошо. – Джек улыбнулся Кейт.

Но та видела лишь Алека и задумчиво смотрела на стоящего перед ней мужчину.

– Значит, вы хотите сбежать? – тихо спросил Джек. Вечером того же дня он сидел вместе с Кейт в маленькой комнате постоялого двора. Алек спал на кровати, повернувшись к ним спиной, и храпел. Он так устал, что попросил Джека присмотреть за Кейт, пока он спит.

– Да, – призналась Кейт. Она сидела на кровати, облокотившись на подушки, а Джек занял единственный стул.

– Я вас очень хорошо понимаю.

Джек откинулся на стуле и скрестил вытянутые ноги в ботинках с пряжками. На нем был коричневый сюртук, бриджи и белые чулки. Одним словом, ничто не напоминало о его происхождении. Однако если бы он надел клетчатую куртку или жилет, его могли бы арестовать как якобита. Но несмотря на его пышный наряд – снежно-белые гофрированные манжеты, выглядывающие из рукавов сюртука, скрывающее шею кружевное жабо и дорогие серебряные пуговицы, – он был настоящим горцем. Чутье не могло обмануть Кейт.

Джек Макдональд был редким красавцем с выразительными зелеными глазами под прямыми бровями, блестящими темными волосами и всегда готовой улыбкой, от которой на щеках появлялись веселые ямочки. Он выглядел скорее как джентльмен, чем слуга. Большей частью Джек разговаривал с Кейт по-гэльски, уважительно, но вместе с тем непринужденно. Это был истинный уроженец гор, и Кейт сразу же почувствовала себя с ним легко. Ее переполняло ощущение того, что нашла в нем верного друга.

– Но если вы понимаете, что мне необходимо на свободу, то выпустите меня отсюда, – прошептала Кейт, оглядываясь на дверь.

Джек протестующе взмахнул рукой.

– Я сделал бы это, если б мог. Но мы будем поступать так, как хочет Алек.

– Почему? – Кейт скрестила руки на груди. – У меня есть родственники, которых я должна увидеть, и дом, куда я хочу вернуться. Мой путь лежит на запад, а вовсе не на восток.

– Знаю. Маккарран, хм… – произнес Джек. – Вы могли бы мне сказать. Я Макдональд из Кеппока. Наши семьи – союзники.

– Но если вы якобит, то почему вы здесь с Алеком Фрейзером?

– Я предан великой цели, – любезно ответил Джек. – Но и этому человеку я тоже верен. – Джек указал пальцем на спящего Алека.

– Мне нет никакой необходимости оставаться здесь, – упрямо повторила Кейт.

– Может быть, – беспечно бросил Джек, наклоняясь на стуле до тех пор, пока тот не уперся в стену. Прислонившись затылком к стене, Джек прикрыл глаза. – Вы должны как следует это обдумать. В чьих интересах, чтобы вы ушли? Вас самой? Ваших родственников? Зануды Александра? А кому выгодно, чтобы вы остались? Вам с Алеком обоим. Но так думаю я. А решать вам.

Кейт нахмурилась, раздумывая над словами Джека, в то время как он сам замолчал, словно собирался погрузиться в сон. Кейт медленно встала, не сводя с молодого человека настороженного взгляда. Но его рука взметнулась вверх, ухватила девушку за локоть и усадила обратно.

– Я бы не стал делать этого сейчас, – еле слышно произнес Джек, открывая один глаз.

– Но вы закрыли глаза. Я восприняла это как разрешение уйти.

– Я просто не хотел смотреть на вас. Ваша красота ослепительна. Она способна любого мужчину лишить разума. Поэтому я решил, что не буду смотреть на вас. Тем более что вы обладаете магической силой.

Кейт дотронулась до кристалла, висящего на цепочке.

– Обладаю чем?

– Маккарраны… Я слышал предания, хотя насчет Алека не уверен. Мы с вами оба знаем, что я могу пасть к вашим ногам из-за этих чар, как и остальные бедолаги. Поэтому я постараюсь смотреть на вас как можно реже. – С этими словами Джек снова закрыл глаза.

Кейт засмеялась:

– В вас тоже есть свое очарование, мистер Макдональд.

– Это верно. Но я не настолько глуп, чтобы флиртовать с девушкой, завладевшей сердцем Алека Фрейзера.

Внезапно Кейт бросило в жар.

– Сомневаюсь, что он отдаст свое сердце какой-то женщине.

– Он уже отдал его вам, – тихо ответил Джек. – Поверьте моему слову. И в один прекрасный день он сам это поймет. – Джек открыл глаза и бросил на девушку проницательный взгляд. – И когда он до этого додумается, вам лучше принять его сердце. Он не из тех, с кем можно шутить.

– Я знаю, – тихо откликнулась Кейт.

– Хорошо. Но и со мной тоже шутки плохи, ведь речь идет о моем родственнике, которому вот-вот разобьет сердце девушка, в чьих жилах течет кровь фей и которая не осознает своего могущества.

– В этом нет необходимости. Он меня не любит, – сказала Кейт.

– Хм… Любит, или полюбит, или может полюбить. А вы? Кейт помолчала, а потом взглянула на Алека.

– Я… могла бы.

– Это обнадеживает. Но давайте лучше сменим тему, потому что этот разговор не доведет нас до добра. Я могу не удержаться и посмотреть на вас, а вы – на меня, и мы оба навсегда сгинем, пропав под влиянием наших грешных чар, моя дорогая. А что же будет с дорогим Александром? – Джек удовлетворенно улыбнулся.

Девушка снова рассмеялась. Джек заставлял ее смеяться. И все же, несмотря на его красоту и невероятное обаяние, Кейт не ощущала к нему такого неодолимого влечения, как к Алеку Фрейзеру. И это приводило ее в замешательство и пугало.

Кейт уже не раз задумывалась над тем, не был ли Анек мужчиной, способным подарить ей настоящую любовь, ибо только такую она могла принять. Ведь так гласила старинная легенда. Кейт задумчиво дотронулась до магического кристалла.

– Уверена, мы с вами сможем совладать с собой, – произнесла Кейт.

– Сможем. Я слишком предан капитану Фрейзеру, чтобы позволить себе лишнее. А вы? – Джек снова открыл глаза.

Кейт покачала головой и взглянула на Алека, его широкую спину и крепкие плечи, на его взъерошенные каштановые волосы с золотистыми прожилками. Она видела его всего, за исключением рук, спрятанных под одеялом. А у него были очень сильные и красивые руки.

– Я рада, что с вами не случилось ничего плохого за эти последние два дня, Джек. Вы рисковали ради меня и капитана Фрейзера, и я благодарна вам за это, хотя капитан и не выглядит признательным.

– Это в его духе. Он все держит в себе.

– Да уж. Он так и не сказал мне, почему хочет доставить меня в Эдинбург, – сказала Кейт. – Я совсем не тороплюсь, да и вы, думаю, хотите провести здесь несколько дней.

Джек взглянул на девушку.

– Я?

– Побыть со своей подругой и сыном, – прямо сказала Кейт.

Джек слегка нахмурился и некоторое время молчал.

– Я действительно хочу побыть с ними, – наконец ответил он.

– Малыш такой красивый. Вы, должно быть, очень гордитесь им.

– Он выглядел как печеное яблоко, когда я видел его последний раз, но сегодня вечером он и мне показался красавчиком, – признался Джек.

– Я просто влюбилась в его смех, – сказала девушка.

– А при мне он не смеялся.

– Подождите немного, и вы тоже влюбитесь, мистер Макдональд. Джини очень хорошая мать.

– Знаю. А я… не слишком хороший отец. Знаете, я сделал ей предложение, но она отказалась выходить за меня замуж, – произнес Джек. – Сказала, что будет ждать до тех пор, пока я не пойму наверняка, чего хочу. Но весь последний год я хотел только одного – жениться на Джини Макленнан. Вот только смогу ли я убедить ее в этом? Боюсь, мое грешное прошлое так и будет меня преследовать.

– Я знаю, что это такое. Но думаю, вы очень хороший человек.

Джек подавил смех.

– Мою тайну вы раскрыли. А как насчет Алека Фрейзера? Что вы о нем думаете?

Кейт отвела глаза.

– Он… меня озадачивает. Одурманивает мой рассудок. Джек засмеялся:

– Это вы околдовали его. И даже больше.

– Я знаю, что он тоже хороший, – тихо произнесла Кейт.

– Он бы предпочел, чтобы мы этого не понимали, – прошептал Джек.

– Если вы хотите провести больше времени с Джини и сыном, прежде чем мы отправимся в Эдинбург, – осторожно начала Кейт, – вам лучше пойти к ним прямо сейчас, ведь уже поздно.

– Я обещал Алеку, что посижу с вами, пока он спит.

– Меня тоже клонит в сон. Думаю, нам всем следует отдохнуть. – Кейт коротко зевнула и потянулась.

Джек посмотрел на нее, прищурив глаза, и засмеялся.

– Я вовсе не так глуп, как вы думаете, мисс Кэти Хелл, – протянул он.

– Вы гораздо больше похожи на своего хозяина, чем я думала.

– Он мой кузен, – поправил девушку Джек. – По Макдональдам из Кеппока. Они воспитали меня, когда я осиротел.

– Он упоминал об этом.

– Вот как? Я удивлен. Обычно Алек держит мысли при себе и никому не рассказывает о своем прошлом.

– Настоящий виг.

– Ну, это вряд ли, – сказал Джек. Кейт подалась вперед.

– Что вы хотите этим сказать?

– Спросите его самого. Возможно, он вам ответит.

– Он… он сторонник якобитов? – Эта мысль взволновала Кейт и никак не хотела отпускать.

– Я не могу говорить о чужих политических пристрастиях. Это очень личное. Спросите Алека. Но в любом случае, – решительно заявил Джек, – он не сможет отменить ваш арест или предстоящее слушание дела в суде.

Кейт нахмурилась. Внезапно она впала в уныние. Страх перед тем, что ожидало ее в Эдинбурге, не отпускал ее.

– Джек, что вы знаете об испанском оружии и недавних арестах горцев?

Джек больше не казался насмешливым, и его лицо приобрело серьезное выражение.

– Я знаю только то, что вы должны рассказать нашему другу Александру все, что вам известно, прежде чем кто-нибудь лишится жизни.

Выпрямившись, Кейт приготовилась говорить. Алек зашевелился, перекатился на спину и положил руку на лоб.

– Все разговариваете? – полусонно спросил он.

– Да. Перечисляем твои положительные качества, – ответил Джек. – Но эта леди по-прежнему думает, что ты произошел от животного, и она ничего не может с этим поделать.

– Иди к черту, – проворчал Алек и снова отвернулся. Джек встал и поклонился.

– Думаю, теперь мне лучше уйти, Кейт Маккарран. Уже слишком поздно. Я дам вам немного времени, чтобы решить, чего вы хотите больше всего.

Джек печально улыбнулся, взял шляпу, подошел к двери, отворил ее, а потом с тихим щелчком закрыл за собой, но не запер.

Глава 19

Кейт упрямо шагала под дождем, то и дело смахивая слезы, непрерывно катящиеся по щекам. Поскользнувшись на грязном склоне, девушка испуганно охнула и подобрала подол красного платья, перепачканный и промокший насквозь. Чудесный подарок Джин испорчен, и Кейт убеждала себя, что именно это является причиной ее слез.

Она не станет плакать из-за Алека Фрейзера, мирно спящего на постоялом дворе. Она не будет лить по нему слезы, хотя ее душу раздирало горькое чувство, что она предала его, потеряла навсегда. Нет, все это ни капельки не трогало ее.

Теперь Кейт свободна, и только это важно. Вряд ли Джек ожидал, что она останется, когда дверь была открыта, а Алек мирно храпел, повернувшись к Кейт спиной. Наверняка ее братья беспокоятся о ней. Кроме того, им необходимо узнать то, что сообщил Иен Камерон о пропавшем оружии. Если бы Кейт могла объяснить все это Алеку, она не ушла бы вот так, тайком.

Но она выскользнула из комнаты, остановившись на мгновение, чтобы напоследок взглянуть на него. На этот раз попытка убежать удалась. Кейт миновала обширный торфяник и уже подходила к подножию холма, а позади по-прежнему не было ни души.

Шмыгнув носом, Кейт приказала себе расслабиться. Именно так сказал бы себе Алек, окажись он сейчас здесь, чтобы поддержать ее, вместо того чтобы увеличивать зияющую между ними пропасть.

Обернувшись, Кейт испытала некоторое разочарование оттого, что не увидела позади капитана Фрейзера. А ведь если бы он заметил, что она ушла, ему не составило бы труда догнать ее. Теперь он знал ее имя и то, к какому клану она принадлежит, и Кейт была уверена, что он непременно за ней последует. Но она прибудет в Данкрифф первой и отошлет родственников из дома. А о том, что будет потом, Кейт не думала. Пока ей необходимо поспешить домой. Утро было ненастным. Она шла под холодным моросящим дождем, спускаясь время от времени в утопавшие в густом тумане низины. Кейт с головой закуталась в плед и слегка замедлила шаг – слишком уж труднопроходимой оказалась местность. Впереди она видела подернутые дымкой горы, окружавшие небольшую долину, где был ее дом. Каждый шаг приближал Кейт к цели, пока она не начинала думать о мужчине, которого оставила на постоялом дворе.

Отвратительный мелкий дождь сыпал не переставая и промочил ее одежду насквозь. Джек просил ее довериться Алеку, и ее собственный внутренний голос вторил ему – гораздо настойчивее, чем прежде, – но Кейт не могла оставаться под надзором капитана Фрейзера. Даже если Алеку можно доверять, он не защитил бы ее от того, что ее ожидало.

Кейт вдруг осознала, что не хочет ставить его под удар. Если она просто сбежит, Алек окажется в меньшей опасности, чем при попытке помочь ей. Чувства Кейт словно застыли и стали похожими на кристалл, что она носила на шее, и она поняла, что бежит, чтобы защитить Алека так же, как и своих братьев.

Если он все же последует за ней, она отошлет его назад для его же блага. Воспоминания о нем будут всегда согревать ее. А сейчас лучше, если они с Алеком окажутся порознь. При мысли об этом Кейт вновь разразилась слезами.

Ощутив боль в боку, Кейт остановилась. Тяжело дыша, она потянула за тесемки туго стянутого корсета, чтобы слегка ослабить его. Оглянувшись, она увидела лишь пустой торфяник, простирающийся вплоть до военной дороги, большая часть которого была скрыта плотным туманом.

Поднявшись на вершину очередного невысокого холма, Кейт обнаружила еле различимую тропу, петляющую между склонами. Эта тропа, по которой раньше гоняли скот, вела на запад через холмы.

Из-за тумана и моросящего дождя холмы казались темными и зловещими, и Кейт подумала, что Алеку будет не так-то просто отыскать ее здесь. Но рано или поздно он поймет, где следует искать дом Маккарранов.

Идя на северо-запад через холмы Пертшира, Кейт рассчитывала, что до замка Данкрифф в долине Глен-Карран примерно день пути. В кармане у Кейт лежал небольшой кусок хлеба, припрятанный за ужином, а от непогоды ее защищал лишь тонкий плед. Но как только она достигнет холмов, окружающих Глен-Карран, она сможет найти приют в одном из домов горцев.

Остановившись у узенького ручейка, Кейт опустила руку в бурлящую ледяную воду, попила немного, а потом отерла окоченевшие пальцы о плед и продолжила путь. Полузаросшая тропа была отчетливо видна, и Кейт без труда нашла дорогу.

Через некоторое время до ее слуха долетели треск и шорох. Странные звуки послышались снова, но туман разнес эхо по холмам, и Кейт не смогла определить, откуда они доносятся. И снова шуршание – словно кто-то наступает на камни, приминая мокрую траву.

Кейт не на шутку встревожилась. Неизвестно, кто еще бродит в тумане – воры или ее родственники, бандиты или солдаты. Подобрав юбки, Кейт принялась спешно взбираться по склону.

Чем выше она поднималась, тем гуще становился туман, а на самом верху он превратился в непроницаемое белое облако. Кейт продолжала восхождение, но теперь уже более осторожно. Ее красное платье промокло насквозь и покрылось грязью, все тело болело от усталости, но она продолжала идти.

Теперь Кейт была почти уверена, что поблизости кто-то есть и, возможно, намеренно идет за ней следом. Вряд ли это Алек – он не смог бы догнать ее так быстро. Кейт осмотрелась, но разглядеть ничего не смогла – она стояла на дне впадины, разделявшей два склона, заполненной плотным туманом.

– Кейт!

Девушка испуганно охнула, а ее сердце подпрыгнуло в груди. Она с уверенностью могла сказать, что голос принадлежит Алеку – она знала этот тембр и интонацию. Мужчина позвал снова, и Кейт показалось, что звук исходит откуда-то снизу, далеко от того места, где стояла она. Значит, он все-таки пошел за ней.

– Кейт!

Звук был совсем тихим, и Кейт не понимала, откуда он исходит. Внезапно ей захотелось ответить, хотя она понимала, что не должна этого делать.

Она побежала вперед, потом снова остановилась. А что, если он заблудился? Или он беспокоится, что потерялась она? Голос Алека звучал отнюдь не гневно или нетерпеливо, а скорее обеспокоено и… решительно.

Она же не настолько глупа, чтобы бежать назад, к своему тюремщику. Она ушла достаточно далеко, и ей необходимо это преимущество: ведь Алек все равно рано или поздно появится в Данкриффе.

На вершине другого холма клубы тумана поредели, и Кейт отчетливо разглядела тропу, неровные очертания серых камней и пучки дерна. Сквозь шум дождя и зловещий вой ветра до слуха Кейт донеслись звуки шагов по тропе и приглушенные мужские голоса. И эти люди были гораздо ближе, чем Алек Фрейзер.

– Дьявол, да где же она? – пробормотал Алек, поднимаясь по очередному крутому склону. – Черт возьми, Кейт, куда же ты отправилась на этот раз?

Преодолевая этот последний холмистый участок, Алек, как пес, шел по следу, сопровождая поиски цветистыми ругательствами. Раза два он видел впереди красное платье, проступавшее в тумане, как размытое пятно. Алек уже понял, что Кейт тоже нашла тропу для перегона скота, по которой он сейчас пробирался.

Алек позвал девушку снова, и эхо разнесло его голос, звучащий так одиноко среди окутанных туманом холмов.

Красный шерстяной китель отяжелел от воды, а его облегающий силуэт сковывал движения. Но к радости Алека, на нем был килт, позволяющий делать широкие шаги и перепрыгивать через препятствия.

Его попытка догнать Кейт в таком тумане могла оказаться бесполезной. Но Алек шел вперед, хотя знал, что сможет найти ее дом и позже. Он остановился, огляделся по сторонам, но не увидел ничего, кроме унылых камней и утопающих в вязкой грязи островков дерна. Ничто вокруг не напоминало ни ярко-красного атласного платья, ни светлой головки в обрамлении золотистых локонов. Неужели Кейт уже свернула с тропы?

Алек снова еле слышно выругался и двинулся дальше вверх по склону.

После того как он проснулся в пустой холодной кровати, Алек принялся метаться по таверне. Он мимоходом выхватил печенье из рук Джека и оставил того стоящим в недоумении со спеленатым ребенком на руках. Джек не мог последовать за другом, но Алек счел, что так будет лучше. Вскочив на коня, он довольно быстро пересек торфяник.

Сквозь пелену дождя впереди маячило красное платье Кейт, но Алек понимал, что девушка опередила его на целый час. Достигнув подножия холма, он спешился и оставил лошадь в небольшой лачуге, где укрылся от дождя старый пастух с испещренным морщинами лицом. В обмен на монету старик согласился присмотреть за лошадью. Алек же продолжил путь пешком, предварительно расспросив старика, в каком направлении находится дом семейства Маккарран.

Пастух ответил, что замок Данкрифф лежит за холмами в узкой долине, и посоветовал следовать по старой пастушьей тропе.

С того момента Алек не раз видел впереди красное платье и благословил судьбу и Джин за такой подарок. Он шел по тропе, но вскоре потерял Кейт из виду где-то посреди изрезанного оврагами предгорья. Маленькая плутовка чувствовала себя здесь вполне свободно. Алек шел быстрее, и его движения не сковывали пропитанные дождевой водой юбки, но он не знал местности так хорошо, как Кейт.

Оглядываясь по сторонам, Алек подчинялся скорее инстинкту, чем логике, в этом адском тумане. Время работало не на родственников Кейт. Шансы на спасение таяли с каждой минутой как для них, так и для всех вовлеченных в заговор, целью которого было сокрытие от британского правительства испанского оружия. Алек тоже не был исключением.

Не раз он хотел довериться Кейт и рассказать о своем интересе в этом деле, о желании помочь якобитам отыскать и разумно использовать тайник с оружием. С того самого момента, как он встретил эту девушку, Алек начал ощущать происходящие в нем перемены, еле заметные трещины в броне, от которой ему необходимо было избавиться. Если раньше эта броня его защищала, то теперь она не приносила ничего хорошего.

Но если он потерял Кейт и никогда больше ее не увидит, он всегда снова может спрятаться в панцирь, внутри которого существовал так долго. Он знал, что преследует Кейт скорее ради себя самого, а не потому, что того требовали его обязательства перед правительством. И ответы на все возникшие к ней вопросы нужны были его сердцу, а не для выполнения приказа.

Как и Кейт, Алек был шпионом, как и она, – бунтарем в душе. Но только теперь он начал осознавать, что не хочет больше быть таким, каким он привык быть, – одиноким, сожалеющим о прошлом, отказывающимся любить. Он вел именно такую жизнь, пока магия Кейт не захватила его. Не только она хотела быть свободной.

Однако чувства Алека не имели ничего общего с тем фактом, что Кейт была арестованной, а он ее надсмотрщиком. Им нужно как можно скорее отправляться в Эдинбург, иначе обоим не поздоровится.

Лучше всего, если он найдет испанское оружие, прежде чем Иена Камерона или одного из недавно арестованных горцев – родственника Кейт, если судить по тому, что написано в рапорте, – принудят рассказать то, что они знают.

Алек в растерянности двинулся вперед. Он понимал, насколько ему необходимо изменить себя. Но ведь всякое перерождение сопровождается борьбой, и Кейт постоянно приводила его в смятение, побуждала к каким-то действиям, заставляла нервничать. Он никогда не оказался бы здесь, не затерялся бы в тумане, если бы не она.

– Кейт! – снова позвал Алек и остановился, чтобы перевести дух. Неудивительно, что в большинстве своем горцы были красивыми, крепкими и очень сильными людьми, подумал Алек, глядя на поднимающиеся впереди горные вершины. Регулярные упражнения с мечом помогали ему сохранять силу и ловкость, но длительное восхождение по горным склонам давалось с трудом. Часто ему приходилось ездить верхом между городом и военным лагерем, но основной его обязанностью была подготовка документации для генерала Уэйда и других военачальников, что несколько отразилось на его физической форме.

Но он упрямо продвигался вперед.

– Кейт! Кэти! – звал Алек, но в ответ доносилось лишь эхо. Вскоре он остановился. Представшая его глазам картина напоминала сказку. Склон, поросший мхом и покрытый острыми камнями, с венчающей его шапкой густого тумана походил на вход в сказочное королевство, где оживают легенды и пропадают все, кто войдет внутрь.

Вот и Кейт исчезла где-то здесь, среди окутанных белой завесой холмов. На какое-то мгновение Алек поверил, что она действительно обладает магической силой.

– Где ты? – прокричал он. – Кейт!

– Кейт! Кейт! – печально откликнулось эхо.

Если Кейт поднялась на этот холм, она могла заблудиться или разбиться, или и то, и другое сразу. Алек чувствовал, что не сможет прекратить поиски, пока не убедится, что с ней все в порядке.

Он размышлял, как лучше подняться по склону, когда до его слуха донеслись звуки – еле слышные и непонятные, но вполне реальные. А потом он явственно услышал звон клинка, вытаскиваемого из кожаных ножен. От этого звука мороз пробежал у него по спине.

Левой рукой Алек схватился за кинжал, а правой – за меч. Он захватил оружие с собой на всякий случай. Одинокому солдату опасно бродить по территории горцев – того и гляди встретишь повстанцев или разбойников.

Зажав в левой руке кинжал, а в правой меч, Алек настороженно развернулся. Если он еще раз позовет Кейт, незнакомцы могут понять, где именно он находится. Наклонившись, он зачерпнул полную пригоршню камней и бросил их вниз по склону.

Слева от него раздался шепот и топот ног. Алек ждал, едва осмеливаясь дышать, а потом стал потихоньку подниматься вверх.

И тут на него набросились трое мужчин, размахивающих смертоносными клинками и жаждущих крови. Они внезапно появились из тумана, выпрыгнули из-за камней. Алек выбросил руку с мечом вперед, готовый к обороне. Навстречу ему кинулся первый противник, и ему по плечу пришелся мощный удар клинка. Самый старший мужчина оказался опытным фехтовальщиком.

А потом Алека атаковали все трое – старый и двое молодых. Сначала он подумал было, что от тумана у него стало двоиться в глазах, потому что молодые люди были похожи как две капли воды. Один появился справа, другой – слева. Они непрерывно менялись местами, в то время как третий нападавший метался между ними и клинок его меча с лязгом встречался с клинком Алека. Вскоре и молодые противники начали наносить удары мечами. Алек повернулся, парируя удары, защищаясь, как только мог.

Движения молодых горцев-близнецов были быстрыми и ловкими, хотя они оказались не настолько искусными фехтовальщиками, как их пожилой товарищ. Вскоре Алек понял, что на его долю выпало настоящее испытание. Сражаться с тремя нападающими на скользком, покрытом камнями склоне, да еще в густом тумане оказалось крайне опасно.

Пожилой седовласый горец был коренаст и преисполнен ярости, как дикий медведь. Несмотря на отсутствие грации и ловкости, он оказался очень сильным противником. Горец мощно орудовал старинным шотландским мечом – простым, но страшным оружием.

Алек в равной степени владел итальянской, немецкой, французской и древне шотландской техникой фехтования. Его противники явно не знали итальянской техники. Они действовали инстинктивно и беспощадно. Алеку с огромным трудом удавалось парировать удары всех троих одновременно. Он довольно часто практиковался в сражении с несколькими противниками. Его отец и дядя считали, что такие упражнения весьма полезны для развития внимания, ловкости и быстроты реакции.

Однако его противники умели то, чего не приходилось делать ему, – сражаться в гористой местности. Горцы вполне уверенно чувствовали себя на склоне. Они проворно и умело обходили острые камни, заросли вереска и утесника. Алек же то и дело смотрел под ноги, чтобы ненароком не споткнуться и не упасть, хотя прекрасно сознавал, что подобная осторожность может оказаться для него фатальной.

Эхо разносило звон и лязг стали. Один из молодых горцев вскочил на валу и, а второй обошел Алека с другой стороны. Алек отразил шквал мощных ударов пожилого горца и сделал выпад. Его меч рассек плотную ткань пледа, вонзился в плоть. Седовласый горец отшатнулся и побледнел.

Теперь Алека атаковали близнецы. Он осторожно отступал назад, а его меч рассекал воздух, минуя цель. Близнецы, точно дьяволы, стремительно кружили вокруг, в то время как их старший товарищ прижал к боку пальцы, сквозь которые струилась кровь.

А потом Алек увидел ее. Кейт внезапно появилась из тумана, словно из недр волшебной горы. Она выглядела как сказочная королева в алом платье, с волосами, напоминающими расплавленное золото. Алеку показалось, что он увидел окружающий ее магический ореол, как если бы в ее жилах действительно текла кровь фей. Мгновение он смотрел на девушку, а потом вернулся к бою.

Горцы наступали на него сзади и сбоку, и Алек резко развернулся на каблуках. Кейт побежала к нему, но он велел ей оставаться на месте. Один из горцев сделал выпад, и Алек подставил меч, чтобы отразить удар, в то время как свободной рукой оттолкнул Кейт. В этот самый момент клинок противника пронзил его руку.

Алек ощутил удар, но не боль, а опустив глаза, с удивлением заметил, что лезвие меча рассекло шерстяную ткань на его левом рукаве и вонзилось в предплечье. Прореха в ткани стала быстро заполняться кровью. Алек чувствовал себя оглушенным, а холмы вокруг него принялись кружиться в каком-то диком танце.

Горцы бросили на землю мечи, и Алек выпустил из рук свой собственный. Он отступил назад, прижимая руку к плечу и стараясь остановить поток теплой крови.

Кейт подбежала к нему, и Алек понял, что горцы были не врагами, а ее друзьями. Они подошли к нему позади нее, словно призрачные воины, охраняющие свою королеву.

Внезапно ноги Алека подкосились, и он рухнул на колени. Кейт опустилась рядом с ним на грязный дерн. Горцы подошли ближе.

Сильные руки подхватили Алека в тот момент, когда земля начата уходить у него из-под ног.

Глава 20

Щелк-щелк, щелк-щелк.

Алек лежал в полудреме с закрытыми глазами, а в его сознании возникали разные образы. Теплая и удобная кровать, утихающая боль в руке. Щелк-щелк, щелк-щелк.

Бесчисленное количество дней и ночей в этой кровати, занавешенной пологом из роскошной зеленой парчи. Теплое одеяло, мягкие простыни. Неясный шепот, нежные ловкие руки, горячий суп и прохладное белье, резкий запах мази и горячие компрессы.

Щелк-щелк-щелк.

Все это время Алек боролся с отнимающей силы слабостью и лихорадкой. Он знал, что рана на его руке оказалась достаточно глубокой. Кто-то промыл ее, зашил, а потом снова промыл. Алек помнил обжигающее горло крепкое виски, дикую боль в руке, когда прижигали рану, и последующее забытье.

Кейт постоянно была рядом. Он выделял ее одну в веренице незнакомых лиц и голосов. Алек не раз видел дородную темноволосую женщину с мягкими руками и других людей, среди которых были горцы, пытавшиеся его убить. Он также приметил незнакомую красивую женщину. Она была очень похожа на Кейт, только держала на руках ребенка. А может, это и была Кейт в навеянных лихорадкой снах, когда он грезил о будущем?

Щелк-щелк, щелк-щелк.

Присутствие Кейт служило Алеку гарантией безопасности, олицетворением любви, и он судорожно цеплялся за это и наблюдал за ней, когда сил хватало на то, чтобы открыть глаза. Он ослаб настолько, что был не в состоянии даже поблагодарить ее. Она могла с легкостью покинуть его, и он не знал, почему она осталась.

Теперь он отчетливо понимал, что именно чувствует. Словно все ненужное, второстепенное сгорело в огне лихорадки. Почему он не понимал этого раньше? Ведь это же так просто, так естественно. Он любит ее.

Алек повернул голову. Кейт сидела возле камина в ореоле золотистого света, склонившись над рукоделием. Ее руки быстро мелькали над маленькой подушечкой, лежавшей у нее на коленях. Алек вновь услышал тихие щелчки. Щелк-щелк, щелк-щелк.

Внезапно он понял, что звук издают коклюшки[3] в руках девушки. Тончайшая паутина кружева, возникающая под пальцами девушки, покрывала маленькую подушечку. Крошечные иголки удерживали работу, а нитки были плотно намотаны на дюжину тонких коклюшек, свисающих по краям подушечки. Кейт перебирала коклюшки, скручивая и переплетая нити. Ее руки двигались проворно и грациозно. Именно этот стук слышал Алек сквозь горячечный туман.

– Значит, ты плетешь свои чары на шелковой подушке, – хрипло произнес Алек.

Кейт подняла глаза, улыбнулось, и сердце Алека защемило от любви.

– Это кружево, – ответила Кейт. – Я люблю тебя.

По крайней мере, она сказала это, прежде чем Алек вновь погрузился в сон. Было ли тому виной ее колдовство, но он стал ее рабом.

– Пусть твой брат решает, что с ним делать, – сказал Нейл Мюррей. Он был другом брата Кейт и помощником мужа ее сестры Коннора Макферсона. Именно поэтому он так вольно разговаривал с Маккарранами.

Двоюродный брат Кейт Алан Маккарран угрюмо кивнул.

– Роб захочет отослать его отсюда.

– Он не может этого сделать, – ответила Кейт. – Капитан Фрейзер рискует умереть, если мы попытаемся увезти его отсюда сейчас. Два дня он боролся с жаром и слабостью от потери крови. Он все еще слишком слаб. Твоя собственная жена помогала мне вернуть его в мир живых, Нейл Мюррей. И я не дам ему уйти в царство мертвых. – Кейт опустила полотенце в таз с розовой водой, принесенной Мэри Мюррей, и промокнула лоб спящего Алека. Жар прошел, но Кейт знала, что он может начаться снова. – У него очень серьезная рана. Ему нужно сперва выздороветь.

– А как насчет моей раны? – спросил Нейл, прикоснувшись к своему боку.

– Мэри сказала, что это всего лишь глубокая царапина, – заметила Кейт. – Как ты себя чувствуешь?

– G ним все в порядке, – сказал Алан. – Крепкий, как скала, только вот скулит от малейшей ссадины.

– Малейшей! Да этот парень дерется как дьявол, несмотря на то, что он солдат короля! – воскликнул Нейл, указывая на спящего Алека. – Мы не должны оставлять его здесь. Он «красный мундир».

– А как же наше знаменитое гостеприимство? – решительно возразила Кейт. – Я, например, рада, что мы позаботились о нем.

– Ага, – многозначительно протянул Нейл, взглянув на Алана.

– Что это? – обратился к Кейт кузен. – Ты никогда прежде не беспокоилась об офицерах. Тебе не терпелось поскорее избавиться от них, и на то были причины.

Кейт отложила полотенце и посмотрела на мужчин, недавно вошедших в комнату. Встав, она поправила одеяло, которым был укрыт Алек, вывела остальных в коридор, а потом повернулась.

– Мне кажется, нам нужно обсудить это без посторонних, – сказала девушка. – Вы знаете, я не люблю причинять вред людям, независимо от цвета их формы и политических пристрастий. И в моем отношении к этому офицеру нет ничего особенного.

– А мне кажется, он тебе небезразличен, – сказал Нейл. Все обернулись, когда подошел Родерик, один из сыновей Нейла. Темноволосый красавец одарил Кейт улыбкой, от которой на его щеках образовались забавные ямочки.

Девушка кивнула в ответ. Ей очень нравились Родерик и его брат-близнец. Кейт знала, что они были друзьями ее сестры Софи и очень помогли ей, когда ее похитил Коннор Макферсон.

– Падрэг уехал на поиски Данкриффа, сообщить ему, что Кэтрин вернулась, – проговорил Родерик. – Он также скажет, что с ней «красный мундир». Их непременно начнут искать, так что нам следует поостеречься, если он останется здесь.

– Вскоре он окрепнет и уедет отсюда, – сказал Алан.

– Но прежде пройдет некоторое время. Странно, что Роб еще не вернулся, – произнесла Кейт, – Как думаешь, он уже близко?

– Этого никто не знает. Но он наверняка едет через горы вместе с Коннором Макферсоном, – ответил Нейл. – У нас были кое-какие проблемы. Эндрю Макферсона и твоего кузена Дональда Маккаррана схватили, когда они отправились разведать, что происходит на недавно отстроенном участке дороги Уэйда. По слухам, их отвезли в замок Эдинбург. Роб и Конн поехали узнать хоть что-нибудь у коменданта замка. Роба ужасно расстроил твой недавний арест, и он с товарищами почти каждый день уезжал из дома, чтобы хоть что-нибудь разведать о тебе. Именно поэтому мы столкнулись сначала с этим офицером, а потом и с тобой.

Кейт кивнула.

– Я так рада снова оказаться дома, по мне жаль Эндрю и Дональда. По крайней мере теперь, когда мой брат узнает о моем возвращении, он сможет сосредоточиться на том, чтобы помочь им.

– И Иену Камерону тоже. Мы все хотим, чтобы он вернулся. Падрэг отыщет Роба и Коннора, и они вскоре приедут, – сказал Родерик. – Кроме того, Падрэг взял с собой Томаса Макферсона. На случай если им встретятся «красные мундиры», у них есть отличные кремневые ружья. Ну, те, испанские. Мы нашли несколько штук, но остальное… Кейт покачала головой:

– Не говорите об этом. Эндрю и Дональда забрали из-за этого оружия, разве вы не понимаете? – шепотом добавила она.

– Что ты хочешь этим сказать? – Алан вопросительно посмотрел на девушку.

– Я слышала, что у них нашли испанское оружие. Уэйд хочет отыскать тайник. Капитан Фрейзер тоже его ищет. Поэтому не стоит так открыто говорить об этом.

Нейл нахмурился:

– Слишком опасно оставлять здесь этого твоего офицера. Кейт выдержала взгляд.

– Мы не можем увезти его отсюда.

– Несмотря на то, что он такой сильный и красивый и, кажется, завладел твоим сердцем, – сказал Нейл, – он должен уехать.

Кейт отвела глаза.

– Я никому не отдавала своего сердца.

– Нет? – переспросил Алан. – А я согласен с Нейлом. Твой капитан должен уехать, иначе нас ждут неприятности.

– А ты проявляй свою преданность там, где нужно, – дома с родственниками, – твердо добавил Нейл.

Кейт ничего не ответила. Разве они могут понять, что она полюбила офицера королевской армии, в то время как не должна была даже думать об этом? Наделенная магическим даром Маккарранов, она обязана была проявлять большую осторожность при выборе возлюбленного. Нейл и Алан именно поэтому так беспокоились. Пребывание Алека в Данкриффе уже грозило неприятностями, а это дурное предзнаменование.

Кейт дотронулась до кулона.

– Он останется, – решительно заявила она, обведя взглядом присутствующих.

– Упрямица. – Нейл укоризненно покачал головой.

– Кэтрин, ты же знаешь, что твой брат будет совсем не рад видеть здесь этого солдата, – сказал Алан. – Не говоря уж о том, что это именно он арестовал, а потом преследовал тебя. Его товарищам вскоре станет известно, где мы, независимо от того, останется он или уедет. Ему нельзя доверять. Я так скажу: мы должны увезти его отсюда как можно скорее – сегодня или завтра, пока он не поправился настолько, чтобы больше узнать о нашей семье и этой долине.

Родерик согласно кивнул:

– Мы сможем вывезти его на подводе из долины Глен-Карран и оставить там, где он будет в безопасности. А оттуда он сможет отправиться на восток.

– И это называется гостеприимством? – В голосе Кейт прозвучала горечь. – Здесь, в горах, мы гордимся тем, что помогаем и друзьям, и врагам, когда возникает необходимость. Вы не можете так с ним поступить.

– Ты говоришь разумно. Роб согласится с тобой, – сказал Нейл.

– А что со списками, Кэтрин, и с оружием? – спросил Алан. – Ты постоянно ухаживала за этим капитаном, и у нас совсем не было времени, чтобы поговорить о делах. Ты сказала, что видела Иена Камерона. Ну и?..

– Я все расскажу, когда приедет Роб. Но не сейчас и не здесь. – Кейт посмотрела на спящего Алека.

– Тебе придется объяснить и еще кое-что, – добавил Алан. – Ты изменилась, Кейт, только я пока не могу сказать, как именно.

– Ты прав, я другая, и этот мужчина не уедет отсюда.

– Ему не стоит оставаться в долине, – настаивал Нейл.

– Мне кажется, у Кейт есть причины для того, чтобы так говорить, – пробормотал Алан. – Но если это так, она подвергает клан опасности. Помнишь, о чем гласит семейное предание?

– Я сделаю правильный выбор, – сказала Кейт. – Не сомневайтесь.

Позже, когда на небе взошла луна и весь замок погрузился в сон, Кейт присела на краешек кровати Алека. В камине потрескивал огонь, наполняя комнату ароматом поленьев и теплом. Отгороженная от остального мира пологом, кровать Алека казалась на удивление спокойным местом. Смочив полотенце в тазу, стоявшем на столике возле кровати, Кейт провела им по щекам Алека, покрытым щетиной, по красиво очерченному упрямому подбородку, по крепкой шее, на которой ритмично пульсировала жилка. Глаза мужчины были закрыты.

Лихорадка вернулась вчера утром, несмотря на то, что жена Нейла Мэри дана Алеку снадобье, способствующее скорейшему выздоровлению, от которого он проспал весь день. Кейт испытала огромное облегчение, когда кризис миновал, и теперь ее обуревали совсем другие чувства. Вскоре Алек должен уехать. На этом настояли ее родственники, считавшие, что так будет лучше для всех.

Кейт провела влажным полотенцем по плечам мужчины. На нем не было рубашки, и ее полотенце скользило по вздымающимся мышцам плеч и рук, по груди, где под гладкой кожей скрывалась недюжинная сила. Кейт коснулась груди мужчины в том месте, где мерно билось сердце, его ребер. Его маленькие плоские соски напряглись, он пошевелился, и его дыхание участилось. Сердце Кейт забилось быстрее, и она облизала губы, взволнованная этой переменой, а потом медленно направила полотенце вниз. Губы мужчины приоткрылись, ресницы дрогнули, словно он собирался проснуться. Алек вздохнул, так что его живот приподнялся, а потом опустился под рукой Кейт.

Девушка не сомневалась, что Роб согласится с мнением остальных родственников, и как только Алек наберется сил, его переправят в другое место. В эту ночь, возможно, Кейт выпала последняя возможность побыть с Алеком наедине.

Она водила полотенцем вверх и вниз, избегая раненой руки, покоящейся на маленькой подушечке. Капельки воды стекали по обнаженной коже спящего, исчезая в шелковистых темных волосах, покрывающих грудь и спускающихся по животу вниз. Одной рукой Кейт слегка сдвинула одеяло и принялась обтирать его кожу теплым влажным полотенцем.

Плоть мужчины приподнялась под одеялом, и Кейт увидела всю силу его возбуждения, когда сдвинула одеяло еще ниже. Ее собственное тело отозвалось учащенным сердцебиением. Желание росло, сжигая Кейт изнутри.

Ладонь Кейт проделала тот же путь, что и полотенце, собирая влагу. Алек был очень красив, с необыкновенно гладкой прохладной кожей, покрытой приятными на ощупь шелковистыми волосами. Каждая частичка его тела – резко очерченная или приятно-округлая – свидетельствовала о его силе. Безупречная кожа натянулась на тугих мускулах, когда Алек пошевелился, матово переливаясь в янтарно-желтых отсветах пламени. Этот мужчина волновал Кейт как никто другой.

Даже если ее родные не отошлют его из Данкриффа, Кейт сделает это сама. Девушка понимала, что он не захочет оставаться здесь долго, не вызвав подозрений у правительства, а она не может ехать с ним на восток, чтобы предстать перед судом в Эдинбурге. Несмотря на все разногласия и споры между ними, Кейт поняла, что любит его.

Девушка немного подвинулась на кровати, а потом наклонилась над Алеком и прижалась к нему. В этот момент она ощутила, что он возбудился еще больше, и, тихонько простонав, прижалась к нему сильнее, проведя ладонью по его мускул истому животу.

– Кейт, – прошептал Алек, – или ты немедленно прекратишь это, или жди последствий.

– О! – Испуганно охнув, Кейт выпрямилась. – Я думала, ты спишь!

– Как я могу спать, когда со мной рядом такое восхитительное существо?

– Ах ты! – Кейт легонько шлепнула его мокрым полотенцем. Тихонько засмеявшись, Алек перехватил ее запястье правой рукой. – Я обтирала тебя полотенцем. Почему ты меня не остановил?

– Думаю, ты знаешь ответ. – Алек притянул девушку к себе. Он обнял ее здоровой правой рукой, и Кейт послушно упала ему на грудь, в то время как сам он облокотился на подушки. – Я не спал после ужина, но тебя здесь не было, – сказал Алек.

– Я была со своими родными и сестрой. Мы думали, что ты все еще спишь.

– Да. Слуга принес еду, чай и кувшин с лимонадом… Хотя я предпочел бы кое-что другое.

– Тебе и впредь будут приносить чай и лимонад, – сказала Кейт, поглаживая обнаженную грудь Алека. – Но может, ты хочешь какао?

– Господи, нет. Я поел немного, выпил чаю, ополоснулся, а потом читал. Здесь много книг. Стихи, романы. Я дремал, когда ты вошла. И раз ты решила искупать меня еще раз, я не стал отказываться.

Кейт охнула и засмеялась, когда Алек помог ей устроиться подле него в теплой мягкой постели.

– Алек, – позвала Кейт, обнимая его за шею, – значит, ты себя хорошо чувствуешь?

– О да, – ответил тот, лаская губами щеку Кейт.

– Если так… Алек, мои родные захотят, чтобы ты уехал из Данкриффа. Так что эта ночь… возможно, наш последний шанс… побыть вместе.

Алек замер. Кейт почувствовала его дыхание на своей щеке. Потом он вздохнул и отстранился.

– И я полагаю, ты не поедешь со мной в Эдинбург?

– Мои родные не хотят этого. – Кейт серьезно посмотрела на него.

– Понятно. А чего хочешь ты?

– Тебя, – прошептала Кейт, закрыв глаза.

С тихим вздохом Алек обнял девушку, прижавшись своей шершавой, покрытой щетиной щекой к ее щеке. От него исходил теплый мужской аромат, и Кейт вдыхала его полной грудью.

– Кэти…

Прежде чем девушка смогла что-либо ответить, губы Алека коснулись ее щеки, скользнули по подбородку, нашли ее губы, и Кейт страстно ответила на поцелуй, оглушенная внезапно охватившим ее желанием.

Обвив шею Алека руками, Кейт крепко прижалась к нему. Он окончательно проснулся. Он шептал имя девушки, что-то спрашивал, но она заставила его замолчать, приложив палец к его губам, а потом накрыла их поцелуем. Руки его блуждали по телу Кейт, а поцелуй лишь распалил растущий внутри ее жар.

Кейт тихо вздохнула, и ее пальцы пробежали по шелковистой спине Алека, его мощным плечам и торсу. Девушка жадно впивалась в его губы, а желание стало почти непереносимым, всепоглощающим. Когда Алек опрокинул Кейт на спину, она, задыхаясь от нетерпения, помогла ему развязать ленты корсета, стянуть платье – оно было лишь помехой. Кейт знала, чего хочет. При мысли о том, что ей придется жить без Алека, она словно обезумела. Кейт не могла больше ждать.

Она не думала о семейных преданиях или своем долге перед кланом. Она хотела любить этого мужчину здесь и сейчас, втайне от всех, в первый и последний раз. Ведь скоро он уйдет из ее жизни навсегда.

Алек откинулся назад и приподнял одно колено, чтобы еще крепче прижать Кейт к своему твердому, теплому и чувственному телу. Когда он потянул за ее сорочку, Кейт села, быстро стянула ее с себя, швырнула на пол и снова скользнула в объятия Алека. Глубоко вздохнув, она поймала его нетерпеливые губы.

Взяв грудь девушки в ладони, Алек осторожно провел кончиками пальцев по ее соскам. Кейт тихо вскрикнула и скользнула вверх, а когда губы его сомкнулись вокруг одного соска, сладкая дрожь пронзила тело. Сердце Кейт наполнилось радостью, а желание стало отчаянным.

Скрытая пологом от посторонних глаз, погруженная в полумрак теплая кровать показалась Кейт раем на земле. Она чувствовала себя свободной, могла делать то, что хочет и что ей необходимо, – верить Алеку, любить его, полностью отдаться ему. И никто не узнает, что произошло ночью в этом укромном месте. Здесь и сейчас имели значение лишь прикосновения, поцелуи, удовольствие, которое Кейт получала и щедро дарила в ответ. Все ее тело было словно охвачено пламенем. Необузданное желание искало выхода. Если Кейт никогда больше не суждено увидеть его, она хотя бы узнает, как это – отдать себя целиком другому человеку.

Проведя ладонями по крепкому красивому телу мужчины, Кейт отбросила в сторону одеяло и приподнялась над ним. Рука Алека скользнула вниз и коснулась ее лона, заставив девушку вздрогнуть. Кейт выгнулась, едва не задохнувшись от смятения и восторга. Когда же ее охватило сладкое ощущение освобождения, она опустилась на бедра Aлека, прижалась к нему и сомкнула пальцы вокруг тугой горячей плоти.

Алек вздохнул, закрыл глаза и, выгнувшись навстречу девушке, обхватил руками ее бедра. Потом он затих, его дыхание стало тяжелым, и Кейт ощутила настойчивую пульсацию его плоти. Наклонившись вперед, Кейт потерлась о него своим телом так, что Алек глухо застонал. Она потянулась к его губам и задержалась там. Их языки ласкали друг друга, и пульсирующее желание в глубине лона Кейт стало непереносимым.

Их тела слились в единое целое. Кейт вобрала в себя часть мужчины, тяжело дыша, превозмогая сладкую боль. Она сама задавала ритм, сама принимала решения.

Алек затаил дыхание, взял Кейт за талию, а потом глубоко вдохнул и подался вверх. В этот самый момент девушка опустилась на него, словно перчатка на руку, и тихо вскрикнула, когда он заполнил ее всю.

Кейт слегка отстранилась, открыла глаза и увидела, что Алек сделал то же самое. В полумраке спальни, освещаемой лишь огнем камина, девушка заметила его взгляд, острый и пронзительный.

– Ты… О Господи! – прошептал Алек. – Подожди.

– Молчи. – Кейт крепче прижалась к нему. Алек обнаружил, что он первый в ее жизни мужчина. – Молчи… Я хочу этого. Я должна знать, как это будет с тобой. И я желаю, чтобы ты тоже понял, что мы могли бы обрести вместе, если бы… посмели.

Больше Кейт не могла говорить. Упершись руками в плечи Алека, она опустилась вниз, почувствовав, как его пронзила дрожь, когда он начал двигаться внутри ее. Его движения задавали ритм, который вскоре перерос в бушующее пламя внутри ее собственного тела. Кейт раскачивалась вместе с Алеком, вскрикивала в унисон с его стонами, и вскоре восхитительная сила происходящего полностью поработила ее. На мгновение Кейт приподнялась. Руки мужчины лежали на ее талии, а его сердце билось в едином ритме с ее сердцем, удерживая ее там, где она хотела быть, – с ним рядом.

Потом Кейт упала на грудь Алека, и волосы закрыли ее лицо золотистым покровом. Девушка почувствовала, что медленно выплывает на поверхность из заполненного сердцебиением волшебного водоворота. Она глубоко вдохнула и прижалась лбом к его лбу.

Теперь Кейт чувствовала себя так, словно ее сердце и душа очистились и обрели новое звучание. Она хотела бы рассказать об этом Алеку, но не могла подобрать слов и лишь уткнулась головой в его плечо.

Алек обнял ее. Кейт свернулась калачиком и закрыла глаза, когда Алек поцеловал ее в лоб.

– Кейт, прости меня. Я не думал, что ты никогда…

– Ш-ш… Не будем говорить об этом, – прошептала она. – Это не важно. Ты был первым и останешься единственным, только это имеет значение.

– Но, Кейт…

Девушка приложила палец к губам мужчины.

– А теперь тебе лучше отдохнуть. – Упершись в матрас руками и ногами, Кейт проворно перебралась через Алека и собрала свои вещи. Когда он протянул к ней руку, она отстранилась.

– Вернись! – глухо прорычал он.

Кейт отрицательно покачала головой, натянула сорочку, а затем платье. У двери она остановилась, чтобы еще раз взглянуть на Алека и послать ему воздушный поцелуй, и выскользнула из комнаты.

Глава 21

– Вы сегодня не спите. Мои поздравления, сэр. – Женщина с улыбкой подошла к кровати и поставила медный поднос на украшенный мозаикой прикроватный столик. Там уже стоял блестящий серебряный подсвечник с тремя толстыми ароматными свечами, ярко горящими в полумраке комнаты. – Думаю, вы чувствуете себя значительно лучше!

Алек сел на кровати и приветственно кивнул:

– Силы вернулись. Спасибо за помощь, мадам. Я знаю, что вы были рядом на протяжении моей болезни. Вам не было необходимости делать это… Ведь я не слишком желанный гость в этом доме.

– Гостеприимство горцев распространяется на всех, кто постучит в дверь, – ответила женщина. – Солдаты в красных мундирах не исключение.

– Но я не английский солдат, а офицер шотландского полка, – сказал Алек. – Я капитан Александр Фрейзер.

– Знаю. А я Мэри Мюррей, жена раненного вами горца. Алек смутился.

– Мадам, мне жаль…

– Не извиняйтесь. С ним все в порядке, с моим Нейлом. А вот вы! У вас была такая серьезная рана. – Алек заметил, что женщина говорила не на гэльском языке, а на шотландском диалекте. – А теперь сядьте, Александр Фрейзер, и поешьте супа. – Женщина улыбнулась, подоткнула подушки и положила на кровать еще одно одеяло, хотя в комнате и так было очень тепло. Алек улыбнулся.

Он заметил, что Мэри Мюррей была довольно красива – цветущая и пышущая здоровьем женщина, с ясными голубыми глазами и обрамляющими лицо темными локонами, выбивающимися из-под кружевного чепца. Она взяла с подноса небольшую фарфоровую чашку, наполненную густой темной жидкостью, чей насыщенный аромат показался Алеку до боли знакомым.

– Шоколад. – Мужчина едва не застонал.

– Да. Кейт сказала, что ваша семья производит шоколадную пудру, которой мы пользуемся. А еще чай и кофе! «Фрейзере фенсис»! Подумать только! – Женщина улыбнулась, сложив руки на груди. – У вас отличный шоколад. Нейл всегда покупает его мне, когда ездит в Перт или Каллендер на рынок. Я люблю время от времени выпить горячего шоколада. А ваши шоколадные плитки… Просто нет слов.

– Я рад, что вам нравится, – ответил Алек, беря из рук женщины чашку. – Я пришлю вам еще, когда вернусь в Эдинбург.

– Ох, да не беспокойтесь обо мне.

– Это не составит труда. – Алек сделал небольшой глоток. Горячий шоколад оказался очень вкусным, сладким, с толстым слоем пены наверху. – Превосходно, миссис Мюррей. Достаточно горячий, и такая густая пена. Мне нравится, когда в шоколад добавляют сахар. – Алек никогда не был любителем горячего шоколада, но он вдруг понял, что этот напиток ему действительно понравился.

– Это горький шоколад, без добавления сахара. Для его приготовления нужны очень густые сливки, – сказала Мэри. – Уж я-то умею их взбивать. Здесь, в Данкриффе, есть специальный серебряный кувшин с веничком внутри… Как же он называется?

– Молинилло, – подсказал Алек. – Сбивалка для шоколада.

– Точно. Дома у меня такого нет, поэтому я переливаю сливки из чашки в чашку. Получается очень густая пена, если постараться.

– Это старый способ. Надежный и проверенный, – сделал еще глоток. – Значит, вы используете шоколадные плитки, в которые добавляете сахар? Наш порошок уже смешан с сахаром, спрессован в плитки и запакован в оловянные банки. Их остается только поломать на кусочки и залить кипящей водой.

– Да. Но получается недостаточно сладко. Думаю, в городе пьют очень горький шоколад.

– Но ваш и впрямь восхитителен. – Алек дал себе слово прислать Мэри не только ящик шоколадного порошка, но и хороший серебряный чайник для шоколада и сбивалку. – Когда увижу моих тетю с дядей, непременно скажу им, что самый вкусный шоколад я пил в горах.

– Спасибо, капитан Фрейзер, – ответила Мэри, беря из его рук пустую чашку и заменяя ее большой тарелкой с горячим супом. Сядьте повыше, иначе прольете. Это говяжий бульон с овощами с моего огорода. Овощи в этом году дороги, так что доедайте все.

Алек послушно уселся на кровати и взял из рук женщины тарелку и ложку.

– Спасибо. Я очень благодарен вам за заботу, миссис Мюррей.

– Да что там! Вы были слабы, словно младенец, когда я впервые вас увидела. Силы быстро к вам вернутся, потому что вы очень крепкий мужчина, – сказала Мэри, одобрительно улыбаясь, и Алек тихонько засмеялся, услышав скрытый в словах женщины комплимент. – Но вы должны отдыхать и есть бульон, чтобы восстановить их.

Алек кивнул, отхлебнул супа и оглядел комнату – мебель красного дерева, парчовые гардины цвета слоновой кости, яркие турецкие ковры, устилавшие деревянный пол.

– Данкрифф – очень красивый замок, – сказал Алек. – И на удивление уютный.

– Это верно. Главы клана Карран сейчас нет дома. Уехал в горы с лордом Кинноулом, мужем Софи, сестры мисс Кэтрин. Нейл с сыновьями встретил вас на земле Кинноула.

Алек кивнул, тронув забинтованную руку на перевязи.

– А вы не знаете, как случилось, что мы столкнулись с ними в тот день?

– Нейл и наши сыновья были в горах и услышали, как вы зовете Кэтрин. Когда они увидели ваш красный мундир, то решили, что вы ее враг. Они искали ее с того самого дня, когда… мы слышали, что ее арестовали «красные мундиры». А потом чудо вернуло ее нам.

Очевидно, миссис Мюррей знала о роли Кейт во всей этой истории, и Алек слегка нахмурился. Наверняка об этом было известно всем в Данкриффе.

– Вы родственница Кейт Маккарран, миссис Мюррей?

– Не кровная. Мы дружим с ее семьей.

Алек кивнул, еще раз оглядев комнату. Пока он не выходил за ее пределы и не видел всего замка. Вид на горы, открывающийся из высокого окна, захватывал дух.

– Чудесное место.

– Вы увидите больше, когда сможете вставать. Да не забудьте взглянуть на магический кубок. Это самое дорогое, что есть у клана. Его хранят в гостиной. Говорят, что из поколения в поколение членам клана Маккарран передается магический дар. Он есть у Кейт и Софи и является источником всех их бед. – Мэри озорно улыбнулась.

– Могу себе представить. А вы давно знаете мисс Маккарран?

– Мы знаем Кэтрин, ее сестру и брата с детства. – Мэри прищурила глаза. – А насколько хорошо знаете ее вы, сэр?

Алек откашлялся и опустил ложку в суп.

– Не слишком хорошо, – наконец ответил он.

– Все мужчины хотят узнать ее получше, и поэтому родным приходится защищать ее от них. – Мэри задумчиво посмотрела на Алека.

– Мне кажется, – пробормотал он, – они могли бы лучше оберегать ее.

– Так действительно может показаться со стороны. Но ведь у нее есть магический дар. Так что им остается либо запереть ее в башне, либо извлечь как можно больше пользы из ее врожденных способностей. Вы, наверное, знаете, что в ней есть нечто особенное, капитан.

Алек печально улыбнулся.

– Что-то слышал об этом. Какое-то красивое семейное предание.

– Существует много историй о магическом даре Маккарранов. Кто-то обладает такой притягательностью, что может очаровывать и подчинять себе, кто-то умеет разговаривать с растениями или предсказывает будущее, а некоторые исцеляют любые болезни… Об этом клане ходит много легенд. Они умеют колдовать, эти Маккарраны. – Мэри улыбнулась, и ее глаза заблестели.

– Не могу с вами не согласиться, – посмеиваясь, сказал Алек.

– Ешьте ваш суп, капитан Фрейзер. Кэтрин сварила его для вас. Она не отходила от вас. Даже спала в этой комнате. – Мэри указала на диван, стоящий в дальнем углу.

– Я знаю, – ответил Алек, вспомнив ощущение ее постоянного обнадеживающего присутствия рядом на протяжении его недолгой, но изматывающей болезни. – А где она сейчас? – Алек опустил глаза, вспомнив их страстную, похожую на сон ночь, и осознав, как сильно он хочет видеть Кейт снова.

– Я отослала ее немного отдохнуть. Она готовила все это для вас, словно преданная жена. И вот что я хочу знать, – произнесла внезапно Мэри Мюррей, – каким вы будете для нее мужем?

– Мужем?

– Вы знаете, что я имею в виду. У девушки магический дар, заставляющий мужчин влюбляться в нее. Они не могут противостоять, если она насылает на них свои чары.

– Чары? – с любопытством переспросил Алек.

– Колдовское очарование. Она может влюбить в себя любого мужчину, если захочет.

Алек кивнул и снова опустил ложку в суп.

– Но я никогда не видела, чтобы влюблялась она сама.

– Нет? – Глаза Алека встретились с серьезным взглядом женщины.

– Но с вами все по-другому, сэр, и я думаю, она это знает. Мне кажется, вы стали ей небезразличны, капитан.

– Мадам, уверяю вас, у меня и в мыслях не было ничего дурного.

– Я вам верю, – произнесла женщина, выдержав небольшую паузу. – Но вы лучше надейтесь, чтобы ее брат и остальные родственники тоже в это поверили.

– Мне нечего скрывать от них, миссис Мюррей.

– Это хорошо. Знаете, вы можете изменить ситуацию так, что она станет удобна для всех, сэр.

– Да? – Алек ждал. Он думал, что Мэри сейчас скажет, чтобы он уезжал из Данкриффа как можно скорее.

Женщина наклонилась к Алеку.

– Женитесь на Кейт, – прошептала она, беря пустую тарелку из его рук. – Женитесь. Так будет правильно. Для вас обоих. Для всех. Вот мой совет. Только не говорите ни единой душе о том, что я вам сказала. Просто подумайте над моими словами.

Онемев от изумления, Алек смотрел на женщину.

– Если вы переспали с Кейт, вы обязаны жениться на ней. Но вы ведь джентльмен и сами понимаете это.

Алек не понимал, ругают его или одобряют.

– Да, я настолько джентльмен, что не стану ни с кем это обсуждать, кроме как с самой леди.

– А мне не нужно ничего говорить, я и сама все вижу. Известие о вашей свадьбе наделает много шума, но вы с этим справитесь.

– Уверен, родственники Кейт будут возражать, – сказал Алек, складывая руки на груди.

– Сначала, конечно, будут. Но когда они увидят, что она счастлива, они изменят свое отношение. Этот клан очень верит в семейные предания, а они гласят, что члены клана Маккарран, наделенные магическим даром, как Кейт и Софи, должны выходить замуж и жениться только по любви – настоящей любви, иначе весь клан пострадает из-за неправильно сделанного выбора.

– Настоящей любви? – Алек пораженно посмотрел на Мэри. Возможно ли это? Внезапно он понял, что возможно.

– Думаю, все это пустая болтовня насчет того, что Маккарранам нужна настоящая любовь, хотя Софи удачно вышла замуж за Коннора, – задумчиво добавила Мэри. – Я скажу так: женитесь на той, при виде которой ваше сердце начинает биться быстрее, которая заставляет вас смеяться и знает, что другого такого нет. На той, кого хотите видеть возле себя на подушке до конца жизни. Лично мне этого достаточно. Но здесь, в Данкриффе, у них свои представления.

– Миссис Мюррей, – сказал Алек, – вы очень мудрая женщина.

– Знаю. – Мэри широко улыбнулась. – Если вы женитесь на Кейт, вы сможете защитить ее, когда она предстанет в Эдинбурге перед судом.

– Насколько я понял из ее слов, она не собирается ехать в Эдинбург, – заметил Алек.

– Может быть, но если вы будете с ней, вы никому не позволите причинить ей вред, и беда пройдет стороной. – Мэри кивнула, словно была уверена, что так все и будет. Взяв тарелку, она попрощалась с Алеком и вышла из комнаты.

Нахмурившись, Алек попытался собраться с мыслями. Господи, а ведь миссис Мюррей права. Как же он не понял этого раньше! Алек сел на кровати и провел рукой по волосам.

Он заставил Макленнанов поверить в то, что они с Кейт поженились, у них на постоялом дворе. Тогда он сделал это, чтобы удержать Кейт подле себя. Но он любил ее, обращался с ней так, словно она действительно была его женой. Кейт заслужила его уважение. Он должен жениться на ней. Алек хотел этого, хотя сама мысль о женитьбе была неожиданной и поразила его словно удар молнии.

Теперь Алек знал, был уверен в том, что, если Кейт и обладала способностью очаровывать, это лишь усилило его чувства к ней. Любовь нельзя пробудить одним лишь желанием. Для того чтобы она расцвела пышным цветом, нужно нечто большее, какая-то высшая магия.

И все же случай был беспрецедентный. Алек еще ни разу не слышал, чтобы надсмотрщик женился на женщине-заключенной. Более того, на протяжении последних нескольких лет он вообще не думал о браке, после того как его любовная история закончилась столь печально.

И внезапно идея о том, чтобы жениться на Кейт, обрела смысл.

Глава 22

Тихонько постучав в дверь, прежде чем войти в комнату, Кейт с удивлением обнаружила, что Алек не спит. Он выглядел бодрым и здоровым, хотя и немного смущенным. Он сидел на краю кровати, обмотавшись покрывалом цвета слоновой кости, которое много лет назад мать Кейт обшила кружевами. Его торс был обнажен, а левая рука покоилась на перевязи. Из-под покрывала торчала одна нога, пальцы которой упирались в пол.

– Мне нечего надеть, кроме этого, – сказал Алек, указывая на покрывало.

Кейт пересекла комнату и подошла к нему. Его гладкая кожа блестела в отсветах пламени камина, а волосы, не стянутые лентой, свободно ниспадали на плечи, переливаясь, словно виски в бокале. Взгляд его серо-голубых, как штормовое море, глаз манил.

При воспоминании о том, как он любил ее, как прикасался к ней прошлой ночью, Кейт затрепетала.

– В таком случае я пришла спасти тебя, – сказала она. – Я принесла чистую рубашку. – Девушка положила ее на кровать. – А килт и китель пока еще стирают и штопают.

– Но одной рубашки недостаточно, чтобы выйти из комнаты, моя дорогая. – Алек криво усмехнулся.

Кейт кивнула и судорожно сглотнула, не желая думать о его отъезде из Данкриффа. Возможно, Алек ожидал, что она поедет с ним в Эдинбург, – ведь она все еще находилась под арестом.

Вспомнив о том, за чем пришла, Кейт вытащила из кармана толстый конверт.

– Это было в твоем кителе.

Алек взял из рук девушки письмо и отложил его в сторону.

– Это послание от моей тетушки из Эдинбурга.

– Пахнет от него божественно, – протянула девушка. – Шоколадом.

– Время от времени тетя присылает мне маленький образец очередного творения моего дяди. Прессованный шоколад. Предполагается, что его нужно есть прямо так, не растапливая, как пирожное.

Кейт улыбнулась:

– Как вкусно!

Алек сморщился.

– Может быть, но дядя предпочитает шоколад, изготовленный по традиционному испанскому рецепту. С перцем. – Он сделал ударение на последнем слове. – Поверь мне, не слишком приятно, когда пробуешь подобное в твердом виде. Дядя продолжает эксперименты, так что образец из письма вполне может содержать острый перец. Именно так употребляли шоколад испанцы, когда впервые узнали о нем от диких племен Америки, – пояснил Алек. – Аборигены называли его xocalati и пили без сахара, но с добавлением острого перца.

Кейт сморщила нос.

– Не могу представить. Ведь это такой чудесный напиток. Мы всегда пьем его с сахаром, и густыми взбитыми сливками. Другого способа приготовления я не знаю.

– Тебе повезло, – усмехнулся Алек. Девушка засмеялась.

– Значит, ты вез меня в Эдинбург к своим тете и дяде?

– Собирался, – осторожно ответил Алек.

Кейт взяла рубашку и передала ее Алеку, но тот вопросительно смотрел на нее.

– Мне нужен мой плед.

– Пока ты поправляешься и лежишь в постели, тебе хватит и рубашки.

– Все, что мне нужно в постели, – прошептал Алек, касаясь руки девушки, – это ты, Кейт… Господи, ты действительно нужна мне, – сказал он и удивился собственным словам.

Тело Кейт пронзила дрожь, когда Алек потянул ее к себе, раздвинув колени. Он обхватил девушку за талию здоровой рукой и положил ладонь ей на спину, так что Кейт наклонилась к нему.

Она хотела отстраниться, но не смогла. От близости мужчины захватывало дух, а когда его губы накрыли ее собственные, у нее закружилась голова. Именно этого она хотела – нежных прикосновений, взаимной страсти и любви. Быть с Алеком. И ни о чем больше не думать, не спорить и не торговаться.

Губы Алека ласкали ее рот, но Кейт не была бы сама собой, если, бы позволила ему окончательно подчинить свою волю. Она отстранилась.

– Тебе нужно отдохнуть, – промолвила она, и рука Алека соскользнула с ее талии.

– Я уже отдыхал достаточно, – проворчал он хрипло. – Я быстро выздоравливаю. Нам – тебе и мне – нужно как можно скорее отправиться в Эдинбург. – Алек стал неловко натягивать рубашку через голову, помогая себе одной рукой.

– Я не поеду с тобой, – тихо сказала Кейт. Просунув голову в ворот, Алек замер, а потом до конца надел рубашку со свисающим пустым рукавом и посмотрел на Кейт.

– Но я не могу уехать без тебя.

– Я останусь с родственниками, а ты поезжай. – Кейт сделала еще один шаг назад, подальше от чар Алека. – Мой кузен Алан тоже так считает, и наш друг Нейл Мюррей…

– Не сомневаюсь, что они хотят поскорее от меня избавиться, но ты должна ехать со мной. Однако мне еще нужно увидеться с твоим братом и поговорить с ним.

– Он скажет то же самое.

– Тебя ждут в Эдинбурге. А если ты намерена прятаться, то тебя вышлют из страны, и тебе все равно придется покинуть Шотландию.

– Моего отца сослали девять лет назад, – сказала Кейт. – Из-за этого нам на протяжении нескольких лет пришлось жить вдали от Данкриффа и Шотландии. Он так и не увидел родину, потому что умер при дворе короля Якова Стюарта в Риме. Я останусь здесь. – Кейт сложила руки на груди.

– Раз уж ты что-то задумала, то не отступишься, верно?

– Я редко меняю решение. Здесь я в безопасности. Данкрифф – место уединенное, а о Кэти Хелл вскоре забудут.

Только ты, – сказала Кейт, – будешь знать правду обо мне. Ты и Джек.

– Значит, ты хочешь, чтобы я вот так просто уехал от тебя?

Кейт опустила глаза, а сердце защемило так, что она прижала сложенные руки к груди.

– Я должна взять с тебя слово… что ты будешь держать в секрете мое настоящее имя.

– Еще одна сделка? А что ты предложишь мне взамен? Кейт подняла глаза:

– Мое доверие.

– Это настоящий подарок. – Алек взял руку девушки и снова притянул ее к себе, так что их бедра соприкоснулись, разделенные лишь тонкой тканью покрывала. – Но я не могу уехать от тебя.

– Не можешь? – Кейт ждала, слыша свое собственное дыхание.

Алек вновь притянул ее к себе. Она прижалась к его груди, ощущая его сердцебиение под своей ладонью.

– Нам нужно обсудить еще кое-что, – сказал Алек, и его губы, коснувшись щеки Кейт, нашли ее рот.

– О! – У нее подкосились ноги. – И что же?

Алек потерся кончиком носа о нос девушки, провел языком по ее нижней губе, так что она судорожно втянула в себя воздух и ощутила, что тает в его объятиях.

– Ты все еще находишься под арестом, – прошептал Алек, и его низкий голос эхом отозвался в ее душе. Кейт хотела вырваться, но Алек лишь крепче обнял ее за талию. Его губы и дыхание согревали ее, а вот слова привели в смятение. – И ты останешься под надзором назначенного правительством офицера.

– Под твоим надзором, – произнесла Кейт.

– Под моим, – подтвердил Алек и вновь коснулся губ девушки. Она застонала, а потом вырвалась.

– Перестань, – взмолилась Кейт. – Я не в состоянии думать, когда ты…

– Когда я… что? – спросил мужчина.

Какие же у него голубые глаза, подумала Кейт. Как она раньше не замечала его редкой красоты?

– Когда ты насылаешь на меня свои чары, – еле слышно произнесла Кейт. – Дотрагиваешься до меня, целуешь… И я ничего не могу с собой поделать. Известно ли тебе, что ты единственный мужчина, кто заставляет меня чувствовать такое? И только ты сможешь забрать меня отсюда. – Кейт еле сдерживалась, чтобы не зарыдать.

– Кейт, – прошептал Алек, беря девушку за руку. Но Кейт сердито отшатнулась.

– Лучше бы ты уехал.

Алек со вздохом покачал головой.

– Послушай, что я скажу. Тебе нужно предстать перед судом в ближайшие дни. А моя задача – доставить тебя туда. Если мы не…

– Ты сказал, что не всегда следуешь приказам. – Девушка взглянула на Алека. – Что случится, если ты приедешь без меня?

– Меня могут арестовать, обвинив в измене или пособничестве шпионке. Уж Грант об этом позаботится. Он хочет отдать тебя под суд, но не из-за шпионажа, а потому что ты его унизила.

– Господи, – произнесла Кейт, качая головой. – Я не подозревала… И что потом, после того как тебя арестуют?

– Думаю, мне придется искать возможность бежать. Джек поможет мне. А потом приехать сюда.

– А дальше что? – Кейт не находила себе места.

– Мы уедем. Ты и я.

Кейт восхищалась способностью Алека даже сложные ситуации превращать во вполне обыденные. Она же воспринимала все слишком серьезно.

– Но у тебя есть семья.

– У тебя тоже. – Алек снова взял девушку за руку. – Кейт, – произнес он, поглаживая ее ладонь подушечкой большого пальца, – выходи за меня замуж.

Кейт в смятении прижала руку к груди. Она подумала о магическом кубке, о семейном предании, о своем намерении никогда не выходить замуж. А что, если эта любовь окажется ошибкой, если этому офицеру в красном мундире нельзя доверять и клан пострадает из-за ее неправильного выбора?

– Я не могу. Не должна этого делать.

– Ты ждешь более изысканного предложения руки и сердца? – Алек указал на покрывало. – Я буду выглядеть глупо, если опущусь перед тобой на одно колено в этом или в одной рубашке. Тебе придется принять меня таким. Выходи за меня.

Дыхание Кейт стало прерывистым. Ей хотелось обвить шею Алека руками, сказать, что любит его, что ей плевать на семейные предания, ее собственный арест, на то, что скажет ее семья о браке с «красным мундиром», или его – о женитьбе на шпионке. Кейт так долго была лишена возможности поступать так, как хочет. Никто даже не подозревал, какое давление испытывает наделенная магическим даром Кэти Хелл.

– Мы плохо знаем друг друга, – выдавила наконец девушка.

– Я смог бы лучше защитить тебя в Эдинбурге, если мы будем женаты.

Покачав головой, Кейт отвела глаза, но руки не отняла.

– Мои родные никогда не позволят этого независимо от того, поможет это или нет.

– С каких это пор тебя волнует, что скажут другие? – Он поднес руку девушки к губам, поцеловал ее пальцы, и Кейт на мгновение прикрыла глаза. – Существует достаточно причин для того, чтобы мы поженились. Мы спали в одной постели, и то, чем мы занимались там… и в других местах… обязывает меня но крайней мере жениться на тебе.

И снова Кейт покачана головой.

– Для заключения брака этого недостаточно. Посмотри на Джека и Джини. Она до сих пор отказывается выйти за него замуж.

– Джин очень упрямая. Кроме того, она не вполне доверяет Джеку.

– В таком случае у нас с ней много общего. Я освобождаю тебя от всех обязательств. Вот. – Кейт вздернула подбородок.

Только гордость могла защитить ее от собственного упрямого сердца, которое отчаянно желало согласиться на брак с Алеком. Но Кейт боялась. Ведь если она сделает неверный выбор, пострадает ее клан.

Любит ли он ее? Может, он решил жениться на ней из чувства долга? И Кейт не знала, было лито, что испытывала она, настоящей любовью. Но разве кто-нибудь мог быть уверенным в этом?

Алек притянул девушку к себе.

– Послушай, Кейт. Наш брак поможет мне защитить тебя. Но я не стану валяться у тебя в ногах, умоляя выйти за меня замуж.

Кейт нахмурилась, отвела взгляд и ничего не ответила. Алек сжал пальцы девушки.

– Ты… очень нравишься мне, Кейт.

Девушка испуганно и взволнованно посмотрела на Алека.

Она ему нравится? Но разве этого достаточно, чтобы удовлетворить требованиям семейного предания? Кейт отрицательно покачала головой:

– Я не могу выйти за тебя.

– Когда ты сидела возле моей постели, – произнес он, – и плела кружево, мне в горячке показалось, что ты колдуешь. Что ты тогда сказала?

Кейт отчетливо помнила свои слова, опрометчиво оброненные возле постели тяжело больного Алека.

– Я сказала… что люблю тебя, – прошептала девушка.

– В самом деле? – Алек по-прежнему удерживал ее руку в своей.

– Почему ты спрашиваешь меня об этом сейчас? – Кейт заглянула ему в глаза. – Все… из-за того, что случилось между нами? Но тебе нет необходимости жениться на мне только поэтому.

– Ш-ш… – приложил палец к губам девушки. – Иногда… огонь лихорадки сжигает все лишнее, оставляя только то, что нам действительно необходимо.

Кейт наклонилась и поцеловала его в губы.

– Ты действительно зануда со всеми своими правилами, с долгими раздумьями.

– Я не импульсивный человек. Правда. Я очень уравновешенный. Но ты вскружила мне голову, Кэти Хелл. Теперь жизнь видится мне иной, чем прежде. И я вновь пытаюсь найти точку опоры. – Он улыбнулся. – С тобой.

Сердце Кейт оборвалось. Грустно улыбнувшись, она выдернула свою руку из ладони Алека.

– Я не могу выйти за тебя замуж, – прошептала она. – Мы слишком разные, ты и я. Ты не должен жениться только для того, чтобы помочь мне. Я связана традициями, передаваемыми из поколения в поколение. Я могу выйти замуж только… при определенных условиях. Пожалуйста, пойми.

Кейт ждала, отчаянно надеясь, что Алек вдруг признается в том, что она так хотела от него услышать, скажет о своих необыкновенных чувствах к ней. Но Алек лишь нахмурился.

– Я так понимаю, мне дали от ворот поворот, – тихо произнес он.

Кейт набрала в грудь воздуха, начала говорить, но не могла объяснить всего Алеку. Чтобы поверить в то, что она встретила истинную любовь, ей нужно было услышать от него очень важные слова, которых он так и не произнес.

– Пойду посмотрю, починили ли твои вещи! – выпалила Кейт и отвернулась, желая скрыть закипающие слезы.

Глава 23

Склонившись над шелковой подушечкой, лежавшей у нее на коленях, и слегка нахмурившись, Кейт перебирала длинные тонкие коклюшки. Она переплетала и скручивала нити, создавая причудливый узор. Сплетя небольшой участок кружева, Кейт остановилась, чтобы передвинуть медные булавки, удерживающие работу на подушечке. Ее пальцы сновали быстро и ловко, работа не требовала умственных усилий, поэтому Кейт могла размышлять.

Только вот все ее мысли занимал Алек. Его предложение привело Кейт в замешательство, и она до сих пор не могла прийти в себя. Что же делать? Ей непременно нужно принять правильное решение – для нее, для него, для клана, судьба которого зависела от ее выбора.

Щелк-щелк. Коклюшки еле слышно постукивали друг о друга, по мере того как Кейт переплетала нити, превращая их в замысловатое кружево. Щелк-щелк.

Работа успокаивала Кейт, а монотонные, повторяющиеся движения вводили в состояние легкого транса. Ей нужно было лишь позволить своим пальцам выполнять работу. Кейт овладела техникой плетения кружев в английском монастыре в Брюгге, где училась ее сестра Софи. Щелк-щелк-щелк. Кейт чувствовала, что может забыться, отрешиться от окружающего мира, раствориться в ловких движениях пальцев, мерно постукивающих друг о друга длинных тонких коклюшках, паутине переплетающихся и скручивающихся тонких белых нитей.

Работая, Кейт время от времени поглядывала на сестру Софи, сидящую за большим столом и внимательно рассматривающую внушительных размеров книгу с картинками. Беременность Софи вынудила ее на время отказаться от излюбленного занятия – садоводства. Поэтому она вот уже которое утро просиживала в библиотеке и читала о так любимых ею растениях.

– Я бы с радостью покопалась сейчас в земле, вместо того чтобы сидеть и читать об этом, – сказала Софи, перелистывая страницу. – Мне доставляет гораздо больше удовольствия изучать цветы и растения на природе. Но Коннор настоял на том, чтобы я как можно больше читала о растениях. В Кинноул-Хаус у него богатая библиотека. Он ведь изучал садоводство и сельское хозяйство. Ты не знала об этом?

– А разве не разбойничество? – тихо произнесла Кейт, и Софи рассмеялась.

– В этом он преуспел, – согласилась она. – В любом случае я не могу проводить в саду много времени, ведь малыш появится на свет уже после Нового года. – Софи погладила заметно округлившийся живот. Ее просторное платье из голубой парчи, выгодно подчеркивающее ее ясные голубые глаза, давало возможность животу расти и дальше. Кейт посмотрела на свою светловолосую сестру и улыбнулась. Софи выглядела такой же яркой и цветущей, как и ее любимые растения, которые распускались словно по волшебству, едва только их касались ее руки.

Кейт даже представить не могла, что ее мягкосердечная добрая старшая сестра сможет ужиться с таким дикарем, как Коннор Макферсон, но ей это удалось. Более того, она смогла одержать победу в затеянной им самим же игре. Теперь Кейт понимала, почему ее сестра влюбилась в своего красавца горца. Софи нашла настоящую любовь, и ее счастье способствовало спокойствию в Данкриффе, такому желанному после череды невзгод последних нескольких лет.

Значит, семейное предание было не просто сказкой. Брак по любви лишь приумножал магическую силу клана. «Любовь творит волшебство», – подумала Кейт, вспомнив девиз, начертанный на ободке магического кубка Данкриффа. Опыт Софи давал Кейт надежду на собственное счастливое будущее.

– Люблю голландские тюльпаны. Вот эти пестрые. Они напоминают языки желтого и красного пламени, – задумчиво сказала Софи, переворачивая следующую страницу. – Интересно, разрешит мне Коннор выписать из Голландии новые луковицы?

– Он позволит тебе что угодно, – отозвалась Кейт, скручивая тонкие нити. Мало-помалу у нее получался узор из переплетенных листьев аканта. – Мне потребуется целый год, чтобы сплести это кружево, – посетовала девушка. – У меня совсем нет на это времени.

А если ее посадят в тюрьму, она и вовсе никогда его не закончит. Кейт снова вспомнила об Алеке. Неужели он действительно думает, что она поедет в Эдинбург и выйдет за него замуж только для того, чтобы избежать тюрьмы? Нельзя было верить в благополучный исход этого предприятия, ведь она шпионка, а он офицер королевской армии.

– Ой, а как мне нравится вот этот! – воскликнула Софи, склонившись над книгой, чтобы повнимательнее рассмотреть рисунок. Она перевернула испещренную картинками страницу и взглянула на Кейт. – Посмотри на этот чудесный красный тюльпан. Он великолепен. Я очень люблю красный цвет.

– Я тоже, – отозвалась Кейт, сосредоточенно переплетая нити. – И я не знаю, что делать.

– Кэти? – Софи вопросительно посмотрела на сестру. – О чем это ты?

– О! Ни о чем. – Кейт яростно перебирала коклюшки. Щелк-щелк-щелк.

– Ты об этом офицере? – тихо спросила Софи.

– Конечно, нет, – Щелк-щелк-щелк.

Софи поднялась со стула и села рядом с Кейт на обитый парчой диван.

– Ты уверена? Я заходила к нему сегодня утром. Подумала, что стоит представиться.

– Вот как? – Кейт подняла на сестру глаза, горя желанием узнать больше. – Что он сказал? Что ты о нем думаешь?

– Он отдыхал, поэтому я быстро ушла, – ответила Софи. – Мы лишь перекинулись несколькими словами. Он выглядел усталым, и я задернула шторы, убедив его немного поспать. Подобные раны отнимают много сил, хотя он довольно быстро выздоравливает. Я нарочно подошла к нему близко, чтобы получше рассмотреть его, – призналась Софи, тихонько засмеявшись. – А он очень красивый, твой капитан Фрейзер. Крепкий и сильный.

– Наверное, – согласилась Кейт, вновь сосредоточив внимание на очередном отрезке узора.

– Мы поговорили мало, но он мне сразу понравился, а ты знаешь, что в отношении людей интуиция меня никогда не подводит. Он показался мне спокойным и решительным. Он хороший человек. – Софи коснулась изящными длинными пальцами хрустального кулона, висящего на тонкой цепочке на ее шее. – Он очень хороший человек, Кейт, несмотря на то что «красный мундир». Он сказал, что ты…

– Что? – Кейт взглянула на сестру, внезапно ощутив отчаяние.

– Он считает, что ты заставила его по-другому взглянуть на многие вещи, – ответила Софи. – И что никогда тебя не забудет, и, может быть, ты когда-нибудь простишь его. – Склонив голову, Софи смотрела на сестру, но та лишь пожала плечами.

– Мне не за что его прощать. Он лишь исполнял свои обязанности.

– Наверное, ты права. Он очень благодарен нам за гостеприимство, но вынужден вскоре уехать. Точнее, сегодня. Он не был уверен, что ты захочешь с ним попрощаться.

Уронив коклюшки, Кейт зажала рот рукой и зарыдала. Софи обняла ее за плечи.

Алек в одиночестве шел по коридорам Данкриффа, минуя одну за другой великолепно обставленные комнаты замка. Однако у него не было времени, чтобы остановиться и разглядеть все как следует. Когда Мэри вошла рано утром в его комнату с дымящимся кофе и чашкой горячего шоколада, Алек уже встал и надел килт, подпоясанный офицерским ремнем, жилет и отремонтированный красный китель. Он заверил Мэри, что с ним все в порядке и он полностью выздоровел. Поворчав немного, женщина сообщила, что Данкрифф приехал домой вчера поздно вечером, а теперь ждет Алека в гостиной вместе с Кейт и остальными родственниками.

Мэри также сказала, что Алека пригласили на завтрак, но он подумал, что ему лучше отклонить это приглашение и уехать.

Алек знал, что встретится сегодня с братом Кейт, поэтому оделся заранее, и теперь ему казалось, что он идет навстречу своей судьбе или даже року. Он не хотел покидать Кейт, но знал, что час пробил. Он не мог заставить ее поехать в Эдинбург, как не в силах принудить ее выйти замуж. В Эдинбурге так или иначе ему пришлось бы доставить ее в суд. Он очень хотел защитить ее, но все же не мог гарантировать ее безопасность.

С рукой на перевязи, в свободно болтающемся на плечах кителе, Алек прошел по коридору и спустился по лестнице вниз. Замок переделали в прошлом веке, придав ему еще больше великолепия, как того требовал якобитский стиль. Алек шел по великолепным комнатам замка. На полу каждой из них блестел паркет, а стены были обиты дубовыми панелями или окрашены в пастельные тона. Паркет устилали турецкие ковры, вдоль стен стояли стулья с сиденьями из гобелена, старинная мебель соседствовала с изысканной французской. Алек успел заметить хрустальные люстры и хрупкий фарфор, зеркала и выложенные мозаикой столики, картины и бронзовые скульптуры, стеклянные и фарфоровые вазы с цветами.

На дворе была середина октября, а в каждой комнате стояли живые цветы – вазы с ноготками, маргаритками и веточками лаванды, горшки с тюльпанами и другими растениями, названия которых Алек не знал. Все они были в цвету. Их аромат наполнял воздух, и Алек начал понемногу расслабляться, чувствуя себя здесь как дома, несмотря на назначенную ему аудиенцию.

Замок околдовал его. Его магия чувствовалась повсюду, словно он принадлежал невидимому простым смертным таинственному миру. Очарование пропитывало все вокруг и было здесь таким же естественным, как свет или музыка.

А может, все дело было в атмосфере дома, наполненного покоем и любовью? Неудивительно, что Кейт так отчаянно стремилась сюда. Если бы это был его дом, он сделал бы все от него зависящее, чтобы вновь оказаться здесь.

Следуя указаниям Мэри, Алек нашел гостиную, но помедлил, прежде чем войти, взявшись за ручку двери. Затем он набрал в грудь побольше воздуха и распахнул ее.

К своему удивлению, Алек сразу же понял, что комната пуста. Ведь он ожидал увидеть разгневанного главу клана и стоящих у него за спиной воинственно настроенных горцев.

Большая гостиная, наполненная светом восходящего солнца, выглядела чудесно: стены, окрашенные бежевой краской, полированный пол с устилавшим его абиссинским ковром, мебель – темная эпохи Якова I и светлая французская, – стулья, обитые гобеленом, узкий диван и расписной клавесин в углу. Из проделанных в дальней стене высоких окон, задрапированных бархатными шторами, открывался вид на каменную веранду и сады, простиравшиеся до самого подножия гор.

Алек пересек комнату, привлеченный восхитительным зрелищем. Позади веранды он увидел цветочные клумбы и розовые кусты, фонтан, который, очевидно, не работал осенью, живую изгородь и фруктовый сад. Из окна видны были простирающиеся на многие мили покрытые вереском холмы и увенчанные снежными шапками горы, окружающие долину со всех сторон. Янтарно-желтые, сложенные из песчаника стены Данкриффа возвышались над всем этим великолепием, подобно снисходительной королеве, взирающей на своих подданных.

Алек огляделся, него внимание привлек странный предмет, стоящий в тяжелом резном буфете. Но это была не ваза с цветами и не серебряный подсвечник. В центре буфета находилось серебряное блюдо с лежавшей на нем подушечкой из красного бархата. Блюдо накрывал стеклянный колокол, внутри которого покоился золотой кубок.

Чудесный кубок из кованого золота был инкрустирован серебром. Его поверхность покрывали причудливые узоры, а ободок украшали крошечные кристаллы хрусталя. Наклонившись, чтобы поближе рассмотреть кубок, Алек сразу заметил, что некоторые из них отсутствовали.

– Магический кубок Данкриффа, – прозвучал у него за спиной голос Кейт.

– А! – Алек невозмутимо развернулся, хотя его сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Конечно. Я немного слышал о легендах замка Данкрифф.

Она стояла возле двери, ведущей на веранду и в сад. Сказочное существо, окруженное золотистым солнечным ореолом. Внезапно Алек поверил в существование ее родственниц-фей.

Кейт подошла к нему, такая воздушная и неземная в платье из серебристо-голубой парчи. Облегающий лиф и рукава до локтя были отделаны каскадом кружев, а края лифа и полы широкой юбки расходились в стороны, открывая взору расшитую цветами внутреннюю часть платья. Волосы девушки были аккуратно убраны под кружевной чепец, а в ушах подрагивали жемчужные серьги. Грациозная и утонченная, она была той самой красавицей, которую Алек встретил при дворе.

Кейт встала рядом, не поднимая глаз. Она избегала встречаться взглядом с Алеком.

– Жена самого первого владельца замка оставила этот кубок своей семье. Она была лесной жительницей.

– Призраком?

– Не совсем, – ответила девушка. – Она была королевой прекрасного высокого народа – фей, населяющих леса Шотландии много веков назад… во времена туманов.

Алек кивнул.

– Она пользовалась этим кубком?

– Говорят, его изготовили для нее лесные кузнецы из волшебного золота, добытого в горах долины Глен-Карран. Задолго до возникновения замка королева фей пришла в Данкрифф вместе с дальним предком Маккарранов. Он спас ее, когда она упала в реку. Выходил ее, а потом влюбился. Она стала его женой и матерью трех его сыновей. – Кейт по-прежнему не смотрела на Алека. – Но однажды она вернулась в лес, к своему народу, туда, где родилась. Желание быть свободной в конце концов пересилило любовь к семье, и она вынуждена была покинуть ее.

– Понимаю, – пробормотал Алек. – кровь.

– Говорят, это разбило ей сердце, – продолжила Кейт, – но ведь она была свободным существом из иного мира, и если бы она осталась, то непременно погибла бы от тоски. Уходя, она оставила дары.

– Этот кубок?

– Гораздо больше. Она наделила трех своих сыновей магической силой, которая стала передаваться предкам Маккарранов из Данкриффа из поколения в поколение. Время от времени кто-то из Маккарранов рождается с магическим даром. Одни могут исцелять, другие предсказывать будущее, а третьи… пробуждать любовь. Такие люди способны очаровывать себе подобных, подчинять их волю.

– Понятно, – еле слышно произнес Алек. – А этот кубок?

– Он хранит в себе магическую силу семьи. Так гласит легенда. Если кто-то наследует магический дар, один из кристаллов вынимают из ободка кубка и отдают этому человеку. Говорят, кристалл приумножает магическую силу.

Алек взглянул на девушку.

– Твоя сестра тоже носит на шее похожий кристалл. Значит ли это, что и она наделена магическим даром?

Кейт кивнула.

– Способности Софи проявляются в том, что все в ее руках оживает, растет и расцветает. Я думаю, это сродни дару целителя. Сады, что ты видишь, – Софи. Она на протяжении нескольких месяцев возрождала к жизни сады здесь, в Данкриффе, и в замке ее мужа. Она сама очень быстро забеременела. Софи считает, что это случилось тоже благодаря ее дару. – Кейт улыбнулась.

– Она очень похожа на тебя. Такая красивая и обворожительная. Я вижу магию… вас обеих. – Алексам удивлялся тому, как легко он уверовал в чудесные способности Маккарранов, хотя раньше никогда не относился к подобным вещам серьезно.

– Софи намного лучше меня, – сказала Кейт. – Такая терпеливая и мягкая. Мы обе обладаем волшебным даром и магическим нравом… Но у Софи ярче проявился дар, а у меня характер. – Кейт скривила губы.

Алек едва заметно улыбнулся. Господи, как же он любил ее, и это чувство разрывало сердце, потому что он не позволил ему вырваться на свободу.

– Оценивай себя по заслугам, Мэри Кэтрин. У твоей сестры мягкое сердце. В твоем же бушует пламя. Но вы обе ослепительно прекрасны. Я так и не познакомился с Коннором Макферсоном. Когда увидишь его, передавай от меня поклон и скажи, что он счастливец.

– Ты в самом деле уезжаешь? – Сдвинув брови, Кейт взглянула на Алека, и ее серебристо-серые глаза приобрели оттенок платья.

Алек хотел бы оказаться таким же счастливым, как Коннор, но Кейт отклонила его предложение. Он не станет делать его снова, не будет умолять. Алек отвел взгляд, и на его щеках заиграли желваки.

Он не хотел снова пострадать от любви, слишком долго он пытался защитить себя от нее. И вот опять принял удар и заслоняется от него своей гордостью, словно щитом.

– Я пришел попрощаться, – сказал Алек. – Будет лучше, если я уеду. Ты сама так сказала. – Он посмотрел в глаза Кейт, и она первой отвела взгляд. – Я надеялся поговорить с твоим братом и одолжить коня.

– Конечно, – вежливо произнесла Кейт, и сердце Алека упало. Она даже не попыталась оспорить его решение. – Мой брат с родственниками на веранде.

– Прекрасно. – Алек сделал шаг к двери.

– Алек, подожди… – Кейт запнулась, приложив руку к груди.

– Да? – Алек смотрел на девушку через плечо. Но даже отойдя на безопасное расстояние, он чувствовал странную тянущую боль, как если бы между ними натянули веревку.

– Значит, ты в самом деле решил уехать… без меня?

– А ты хочешь, чтобы я тащил тебя за собой? Ты бы визжала и вырывалась, а следом за нами неслась бы целая вереница вооруженных до зубов горцев. – Внезапно Алека охватило раздражение. Он разговаривал грубо и оскорбительно, хотя не должен был этого делать. – Я сообщу властям, что арестованная сбежала, и положусь на волю судьбы. Так будет лучше для тебя, любовь моя, – бесстрастно закончил Алек.

Он направился к двери. Шаги Кейт звучали за его спиной, но он не оборачивался, пока не распахнул дверь, а потом ждал, не произнося ни слова, когда она пройдет мимо него.

Глава 24

На залитой солнцем веранде Кейт подобрала юбки, стараясь поспеть за уверенно шагающим впереди нее Алеком. В нескольких ярдах от них стояли Роб, Коннор и другие. Все обернулись, заметив Алека.

Роб пошел навстречу, мрачный и настороженный. Это был высокий мужчина с пепельными волосами и умным взглядом. Он совсем не походил на сурового главу клана, славящегося вспыльчивым нравом. Кейт обожала брата и всегда считала его очень красивым – этакой мужской версией двух сестер. Следом за Робом шел Коннор Макферсон из Кинноула. Вот он-то как раз выглядел как настоящий горец-разбойник. Зять Кейт был крепок и мускулист. Его красота и проницательный взгляд зеленых глаз поражали воображение. Закутанный в плед, он казался свирепым воином. Хотя он получил прекрасное образование. В последние несколько месяцев Кейт полюбила Коннора как родного брата. Она ценила его грубоватый юмор, спокойную улыбку и трезвый ум.

Однако она не знала, как Коннор, ее брат, Алан и Нейл отнесутся к Александру Фрейзеру. Ей так и не удалось поговорить с братом, хотя Нейл, Алан и Коннор уже рассказали ему все, что знают.

В столь ранний час ветерок был довольно прохладным, и Кейт продрогла.

– Роберт Маккарран из Данкриффа, – произнесла девушка, – Коннор Макферсон, лорд Кинноул… позвольте представить вам капитана Александра Фрейзера.

Роб с минуту изучал Алека, а потом сказан:

– Фрейзер, сэр.

– Данкрифф. – Алек протянул руку, и Роб за неимением выбора пожал ее. Затем Алек повернулся к Коннору. – Лорд Кинноул.

– Просто Коннор, – ответил мужчина и пожал руку Алека. Несмотря на вежливое приветствие, Кейт ощущала, как возросло витавшее в воздухе напряжение, когда Алек пожимал руки Нейла и Алана.

– Мы как раз собирались зайти в дом. Здесь довольно прохладно, но Коннор хотел посмотреть, что Софи сделала в саду, хотя она еще не присоединилась к нам. – Роб пропустил Кейт вперед и обернулся к Алеку: – Вы уже оправились от болезни, сэр?

– Да, вполне могу пуститься в путь, – ответил Алек. – Я очень благодарен вам за гостеприимство, но мне нужно отправляться в дорогу как можно скорее. Надеюсь, я не затрудню вас, если одолжу у вас коня. Я непременно верну его вам. Кстати, ваша сестра останется в Данкриффе, – добавил Алек. – Я не требую, чтобы она поехала со мной. – Его голос звучал низко и серьезно, и Кейт стало не по себе.

Роб кивнул и посмотрел на сестру.

– Кейт?

Девушка подняла голову.

– Я попросила его оставить меня здесь. Он согласился и теперь вынужден будет сказать в суде, что я сбежала.

– В суде узнают только то, что я… потерял ее, – произнес Алек.

Тон его голоса и смысл этих слов, обращенных лишь к Кейт, болью отозвались в сердце девушки. Она печально взглянула на Алека. Но он не смотрел в ее сторону.

Роб кивнул:

– Мы у вас в долгу, сэр, хотя должны вас возненавидеть. Алан сказал мне, что это вы арестовали Кейт.

– Именно так. Ваша сестра выглядела как шпионка или по крайней мере как воровка. Только потом я понял, что… Если быть откровенным, Данкрифф, я хотел бы кое-что выяснить, прежде чем уехать.

– Что именно? – Голос Роба звучал настороженно. Кейт с беспокойством взглянула на Алека, боясь, что он сейчас напрямую спросит о пропавшем испанском оружии.

Фрейзер гневно сдвинул брови.

– Мне хотелось бы знать, чем вы думали, когда посылали Кейт с подобным заданием?

У Кейт сердце едва не выпрыгнуло из груди. Вопрос явно поразил Роба, и теперь все удивленно смотрели на Алека.

– Но она согласилась… – начал Нейл.

– Пусть говорит Фрейзер, – сказал Роб. – Объяснитесь, сэр.

– Ситуация, в которой она оказалась, опасна. Особенно для молодой женщины. Ее все равно рано или поздно арестовали бы. Или того хуже! – прорычал Алек.

– Но это ее выбор, – возразил Алан, делая шаг вперед. – Она знала о потенциальной опасности. И мы все время были рядом.

Нейл кивнул.

– Неподалеку всегда был кто-то из нас или даже несколько человек. Мы никогда не позволяли Кейт делать что-то на свое усмотрение.

– И все же это случалось, – сказал Алек. – Каждый раз, заходя в палатку офицера, она оказывалась одна, без поддержки. Ее могли бы…

– Да нет же, – возразила Кейт. – Всегда кто-то был со мной.

– Всегда рядом. Ты никогда не была в полной безопасности за исключением того случая, когда оказалась в моей палатке. – Алек многозначительно посмотрел на Кейт.

Глядя в глаза Алека, Кейт на мгновение лишилась дара речи. Его беспокойство, граничащее с гневом, его желание призвать ее родных к ответу внезапно пробудили в ней уверенность, что Алек действительно любит ее.

Его слова перевернули ей душу.

– Твои родственники и друзья наверняка лучше осведомлены о возможной опасности, чем ты, – продолжал Алек. – Красивая женщина, обладающая неотразимым шармом, не должна выходить из дому одна, тем более для выполнения подобных заданий.

– Это был мой выбор, – возразила Кейт. – Меня никто не заставлял.

– Я бы ни за что не позволил тебе подобного, – сказал Алек.

– А я не стала бы тебя спрашивать, – парировала Кейт. – Я сказала родным, что справлюсь без их помощи. Они не были в восторге от этой затеи и поэтому всегда посылали со мной кого-нибудь.

– Она очень упрямая, – вступил в разговор Роб. – Теперь и вы это знаете.

– Интересно, – усмехнулся Коннор, – почему это капитана больше волнует ее безопасность, нежели предполагаемые преступления?

– Да, – прищурив глаза, согласился с другом Роб.

– Она очень горячая, ваша сестра, я это прекрасно понимаю, – сказал Алек. – И если она что-то задумала, остановить ее уже невозможно. Она храбрая, находчивая и… красивая, – продолжал Алек. – Она по собственному желанию рисковала жизнью, здоровьем и репутацией ради вас и великой цели якобитов.

– Кажется, вам это совсем небезразлично, – заметил Коннор.

– Верно. Мне не все равно, что она может быть ранена. Я не был равнодушен к тому, что с ней плохо обращались в этой проклятой тюрьме. А где же были вы все это время, а?

– Искали Кейт, – резко бросил Роб. – Мы прочесывали милю за милей, стараясь узнать о ней хоть что-нибудь.

– Кажется, она была с вами все это время, – произнес Алан. – Поэтому я хочу спросить вас, капитан, какого черта вы делали с ней все то время, пока мы ее искали?

– Как мог, заботился о ее благополучии, – ответил Алек.

– И преследовал меня каждый раз, когда мне удавалось бежать, – сказала Кейт своим друзьям. – Именно поэтому он пришел сюда за мной следом.

– Парень так же упрям, как и она, – заметил Коннор, скрестив руки на груди и переводя взгляд с Алека на Кейт.

– Надеюсь, он хорошо с тобой обращался? – спросил Роб, дотронувшись до руки сестры.

– Хорошо. – Кейт взглянула на Алека. – Он забрал меня из тюрьмы, прежде чем со мной действительно случилось несчастье. Он относился ко мне с уважением и всегда заботился о моем, комфорте.

Алек кивнул Кейт и спокойно взглянул на нее. Она ни разу не видела его по-настоящему разгневанным, и все же она испугалась, что вопрос о ее благополучии приведет к взрыву.

– В таком случае мы должны поблагодарить вас, сэр, – сказал Роб. – А на ваш первоначальный вопрос отвечу, что мы действительно просили Кейт помочь нам кое в чем. Уверен, вас не удивляет наша преданность делу якобитов, поэтому я не стану ничего отрицать.

Алек кивнул.

– Но зачем вы просили ее о помощи?

– Она обладает… некоторыми способностями, которые позволяют ей проникать туда, куда не можем пробраться мы, и добывать информацию, которую нам получить не под силу. Ее всегда сопровождал один из нас, да и ее собственные способности ее защищали.

– О-о, вы говорите о магии, – протянул Алек. – А вы понимаете, что Кэти Хелл заработала репутацию не только колдуньи и чаровницы?

– Мы сознавали, что непременно поползут не слитком приятные сплетни, но пока ее настоящее имя не стало известно, едва ли эти пересуды могли ей хоть сколько-нибудь навредить. А что касается преданий… Они могут показаться кому-то глупой выдумкой, но мы-то знаем, насколько реальным и могущественным может быть магический дар в нашей семье.

Алек еле заметно покачал головой.

– Кейт обладает невероятным очарованием и притягательностью. Она в равной степени умна и упряма… А вы верите лишь е этот предполагаемый дар?

Кейт заметила, как Роб и остальные присутствующие пожали плечами и кивнули.

– Сочувствую вам, Фрейзер, я и сам был в подобной ситуации, – сказал Коннор.

– Что вы имеете в виду?

– Меня тоже околдовала одна из Маккарранов. На лице Алека мелькнула улыбка.

– Да неужели, Кинноул?

– Волшебство – так он это называет – совсем на него не действует, – сказала Кейт, скрещивая руки на груди. Я могла бы пытаться очаровать его, до тех пор пока у нас всех не закружится голова, а он все равно ушел бы от меня и даже не обернулся.

– Хм… Это правда? – недоуменно спросил Нейл. – На вас в самом деле не действуют чары этой девушки?

– О, еще как действуют, – отвечал Алек. – Я так же уязвим, как и любой другой мужчина, если она в этом заинтересована.

– А мне так не показалось, – сказала Кейт. – Я думала, что вообще тебе безразлична… до сегодняшнего дня. А теперь ты уезжаешь, а я… – Она запнулась.

Алек посмотрел на девушку.

– Да, я уезжаю в Эдинбург. Может, ты все-таки хочешь оказаться в тюрьме?

– Не хочу, – ответила Кейт.

– Хорошо! – отрезал Алек, словно не собирался больше продолжать этот разговор.

– Но я совсем не против того, чтобы быть с тобой, – произнесла Кейт с бешено бьющимся сердцем. Она почувствовала себя дерзкой и непокорной.

Внезапно ей стало безразлично, удовлетворяет ли ее выбор семейному преданию. Алек уезжал, а это значило, что она может больше никогда его не увидеть. Осознание этого поразило ее. Она не могла его отпустить и готова была забыв обо всем на свете, броситься за ним навстречу опасности.

Алек недоуменно взглянул на Кейт. Все присутствующие смотрели на нее с изумлением.

– Что ты сейчас сказала? – медленно переспросил Алек.

– Я бы с удовольствием стала твоей. Ведь именно об этом ты просил меня, – прошептала Кейт.

Холодный взгляд его голубых глаз потеплел. Алек рассмеялся и в смущении покачал головой.

– Передумала, да?

– Да, – ответила Кейт, вздергивая подбородок. Она сделала шаг навстречу Алеку, потом еще один, и ее глаза защипало от навернувшихся слез. – Если ты все еще хочешь взять меня в жены, Александр Фрейзер, я приму твое предложение.

– Взять в жены? – спросил Роб, но Коннор жестом остановил его.

Алек наклонил голову.

– Мне было непросто набраться мужества и сделать Кейт предложение только для того… чтобы она его отклонила, – тихо произнес Алек. Но потом его глаза просияли. – Почему ты передумала?

– А тебе обязательно все усложнять? – спросила Кейт.

– А почему бы и нет?

Кейт знала, что Алек поддразнивает ее, чтобы снять напряжение, но она также понимала, как он раним. Ему необходима уверенность в ее чувствах, так же как и ей в его прошлой ночью.

Посмеиваясь, Нейл взглянул на Алана. А Роб и Коннор смотрели на Кейт, словно громом пораженные. Кейт сделала еще один шаг, не сводя глаз с Алека.

– Я хочу стать твоей женой, Alasdair Callda. – Теперь она стояла достаточно близко, чтобы дотронуться до него, и все же не решалась протянуть руку. – Я действительно хочу этого, хотя ты можешь заупрямиться.

Алек тихо засмеялся. Кейт любила этот звук, потому что так смеялся только он. Его смех был низким, хрипловатым, печальным и мужественным. Алек погладил девушку по щеке, и та затрепетала.

– Я никогда не был столь же упрям, как ты.

– Так каков твой ответ? – спросила Кейт.

– Да, каков? – эхом отозвался Нейл, а на лицах Роба, Алана и Коннора отразилось неподдельное любопытство.

Алек взял девушку за подбородок и, наклонившись, запечатлел на ее губах поцелуй.

– Согласен, – прошептал он. – Я согласен. Только не знаю, одобрят ли это твои родные. Может, они не захотят принять в свою семью офицера королевской армии, – добавил Алек, обнимая Кейт за талию.

Она обвила руками его шею.

– Такое родство доставит нам некоторое неудобство. – Алан насмешливо сдвинул брови, в то время как Нейл лишь кивнул.

– Но если этого хочет Кейт, – вступил в разговор Роб, – и если ее решение исходит от сердца, как и решение Алека, это гораздо важнее цвета мундира.

– Мое решение действительно продиктовано велением сердца, – сказала Кейт.

– И мое тоже, – эхом откликнулся Алек.

Именно это и хотела знать Кейт. Она посмотрела на любимого и улыбнулась. Ее душа воспарила от счастья.

– Ну вот, – задумчиво произнес Роб, и Кейт ощутила его неуверенность. – Вам известно наше семейное предание, сэр?

– Я что-то слышал об этом, – ответил Алек.

– На магическом кубке, хранящемся в замке, начертан девиз нашего клана. «Любовь творит волшебство и чудеса», – процитировал Роб. – Эта надпись выгравирована на ободке кубка на древнем языке. Семейное предание гласит: если наделенный магическим даром член клана влюбится и решит жениться или выйти замуж… Расскажи ты, Кейт.

– Это должна быть только настоящая любовь, – начала девушка, взглянув на Алека. – Настоящая, потому что если выбор будет сделан неверно, клан так или иначе пострадает.

Любовь является частью магии нашего клана. Я все больше в этом убеждаюсь.

– Так вот почему ты мне отказала? – спросил Алек. Кейт кивнула:

– Я должна была думать в первую очередь о клане, потому что я наделенная магическим даром Маккарран. Я знала, чего желает мое сердце, но не была уверена в твоих чувствах.

Алек печально улыбнулся:

– Тебе не о чем беспокоиться. – Он поднял глаза. – Можешь быть уверенна, у тебя не возникнет повода для волнений, пока я являюсь заинтересованным лицом.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Кейт. – Ты никому не сообщишь, что я здесь и Кэти Хелл стала твоей женой?

– Я хочу сказать, что я один из вас. Преданный делу якобит.

Открыв рот, Кейт смотрела на Алека. Остальные же стояли как громом пораженные.

– По понятным причинам я никому не рассказывал об этом. Я хранил свою тайну на протяжении нескольких лет, – продолжал между тем Алек. – Я сотрудничал с советом якобитов. С Лохьелем и остальными.

Кейт смотрела на Алека, затаив дыхание.

– Ты тайный агент?

– Да, – пожав плечами, ответил тот.

– И вы подчиняетесь Камерону из Лохьеля, главе клана? – спросил Роб.

– В числе других. В эту же группу «ходит и мой дядя Макдональд из Кеппока. Я тоже разыскивал Иена Камерона, – тихо произнес Алек, в то время как остальные внимали ему с выражением облегчения и удивления на лицах. – Я тоже пытался отыскать это проклятое испанское оружие, прежде чем его обнаружит правительство.

– Но ты не говорил мне, – упрекнула Кейт. Признание Алека поразило ее до глубины души, но теперь она поняла, что давно уже почувствовала его причастность, да и Джек намекал на это.

– Кейт, ты даже не сказала мне своего настоящего имени, – напомнил Алек. – Я не знал, на кого и против кого ты работаешь. А я всегда очень осторожен.

– Я знаю, – откликнулась Кейт.

– Интуиция подсказывает мне, что вам можно доверять, Фрейзер, – угрюмо произнес Роб. – Так что я рискну поверить вам. И остальные, думаю, тоже. Если Кейт вас любит, другой рекомендации нам не требуется.

– Спасибо, – еле слышно ответил Алек.

– Значит, говорите, сотрудничали с Кеппоком? – спросил Коннор, еле заметно нахмурившись, что говорило о его настороженности.

– Да, и довольно часто, ведь он брат моей матери. Я присяжный стряпчий и работал с документами. Составлял их как для военных, так и для сторонников якобитов. Например, для Блэра из Атолла и Камерона из Лохьеля. – Алек помолчал. – Я узнал секретные коды и алфавит и не раз использовал фокус с лимонным соком и маслом. Если написать что-либо такой смесью, надпись станет невидимой. Зато потом она проступает, когда бумагу погреешь над свечой. Я передавал пакеты и донесения, разъезжая от Слита к Макдональду из Кеппока и от Ловата к Лохьелю. Сейчас я избегаю графа Мара, который регулярно посылает доклады в Вестминстер. Я также отвозил письма Фрейзеру из Ловата, хотя он до сих пор не может определиться, на чьей он стороне.

– Вы родственник Ловата? – с подозрением спросил Коннор.

– Он сводный брат моего отца. Я верю в его преданность семье, но также знаю, куда может завести эта вера, и поэтому соблюдаю осторожность, – ответил Алек. – Я владею землями в Килберни близ Инвернеса, хотя на протяжении многих лет моя семья жила в Эдинбурге. У нас там дело, которое начали мой дед и его брат.

– «Фрейзере фенсис», – уточнила Кейт. Коннор коротко хохотнул.

– Шоколадная пудра? Интересно, – произнес он.

– Мой дядя прекрасно ведет дела вместо меня, – сказал Алек. – Он и его жена – преданные якобиты, хотя они и не рассказывают об этом на каждом углу. Их дом располагается рядом со зданием суда на Хай-стрит. Вы слышали о «Шоколадном доме»?

– Рядом с Каслхилл? Я был в этом магазине, – сказал Коннор. – Слышал, что владельцы симпатизируют якобитам. Но мы этого не афишируем.

– Ты мог бы рассказать мне об этом, – пробормотала Кейт.

– Все это очень интересно, – произнес Роб. – Но что вы предлагаете, капитан Фрейзер?

– Просто Алек. Думаю, мы должны отыскать тайник с испанским оружием и постараться вызволить из застенков замка Эдинбург Иена Камерона и ваших родственников.

Коннор мрачно кивнул.

– Вы не знаете, где может находиться этот тайник?

– Не знаю, – ответил Алек, – но подозреваю, что у Кейт есть информация, которая может нам помочь.

– Я разговаривала с Иеном Камероном, – сказала Кейт. – Ему не известно точно, где спрятано оружие, но кое-что он все же рассказал.

– Очевидно, некоторое количество ружей было найдено, – обратился Роб к Алеку. – Кое-кто из Камеронов припрятал их. Иен сказал, что ружья остались от отца. Он дал нам несколько штук, а потом сказал, что найдет остальное и расскажет мне, где находится тайник.

– Эндрю и Дональд получили несколько ружей от Камеронов, – сказал Алан. – Но похоже, никто не знает точно, кто их нашел и где находится остальное. Это мы услышали от Иена.

– Он сказал мне, что оружие у отшельника, – сообщила Кейт. – У отшельника, живущего близ Глен-Карран.

– Но поблизости нет ни одного отшельника и не было на протяжении сотен лет, – нахмурился Роб.

– Отшельник… а может, он имел в виду жилище отшельника? – высказал предположение Коннор.

– Вполне возможно, – откликнулся Роб.

– Что за жилище? – спросила Кейт. – Я никогда о нем не слышала.

– Сейчас оно называется Осиан-Холл, – пояснил Коннор. – Это небольшое, спрятанное от посторонних глаз место рядом со старой разрушенной башней. Я жил некоторое время в тех краях. Рядом есть водопад и крошечная хижина – прихоть Блэра из Атолла. Он начал строить ее на своей земле, да так и не закончил. Это место довольно отдаленное, а за водопадом расположены пещеры. Вот я и подумал…

– Пещеры! Конечно! – Лицо Кейт просветлело. – Мне стоило раньше об этом догадаться. Когда мы были детьми, мы слышали истории о святом, жившем в тех пещерах. Об отшельнике.

Роб кивнул:

– Верно. Мы с парнями сходим туда и посмотрим, спрятано ли там что-нибудь. – взглянул на Коннора. – А когда вернемся, нам лучше отправиться в Эдинбург на поиски наших арестованных друзей.

– Фрейзер, вы с нами? – спросил Коннор. – Законным путем мы их из застенка не вытащим.

– С вами. Мое звание офицера вам поможет, – решительно заявил он. Он притянул Кейт к себе, и девушка ощутила исходящее от него напряжение. – Кейт должна остаться здесь.

– Ну уж нет. Я еду с вами, – возразила она.

– Мы собираемся вызволить друзей из темницы, а не содействовать тому, чтобы там оказалась ты, – сказал Алек. – Если ты появишься вместе со мной в Эдинбурге, тебе придется предстать перед судом. Меня в городе слишком хорошо знают, Кейт. О твоем приезде сразу станет известно, так что избежать суда не удастся.

– Но ведь ты сказал, что лорд адвокат – твой родственник.

– Да, – согласился Алек. – Самый неприятный из них. Кейт улыбнулась, несмотря на растушую в душе тревогу.

Ей ужасно хотелось быть рядом с Алеком независимо от угрожавшей ему опасности. То, что решили предпринять ее родные вместе с Алеком, было действительно очень рискованно, и Кейт не собиралась оставаться дома, чтобы умирать от беспокойства за них.

– А вдруг я смогу его очаровать? – беззаботно произнесла она.

– Сомневаюсь, – ответил Алек и грустно посмотрел на любимую.

Глава 25

– Осторожно, – предупредил Коннор, идущий впереди процессии в темной пещере. – Здесь скользко.

Алек взял Кейт за руку и наклонил голову, чтобы войти в узкую расщелину в скале прямо над бушующим водопадом. После того как один из сыновей Нейла вернулся в Данкрифф с сообщением о находке, Алеку не терпелось взглянуть на нее собственными глазами, и Кейт поехала с ним. Несмотря на довольно опасное место, где находился тайник, Алек не стал настаивать, чтобы она осталась дома. Кейт была прекрасно знакома с этой местностью и имела полное право увидеть то, что нашли ее родные.

– Посмотрите сюда, – сказал Коннор, и его тихий голос эхом прокатился под сводами.

Дойдя до конца поднимающейся вверх галереи, Алек ступил на ровную площадку под округлым сводом. Здесь было темно, лишь свет лампы отражался от черных влажных стен грота. Впереди он увидел Роба и Нейла, стоящих возле двух больших деревянных ящиков.

Когда Кейт и Алек подошли ближе, Роб приподнял крышку одного из них, а Нейл выше поднял лампу.

– Господи, – ошеломленно проговорил Алек, крепче сжимая руку Кейт.

– Оружие, да… но я не ожидала увидеть золото, – раздался в звенящей тишине шепот Кейт.

Золотые монеты поблескивали, отбрасывая сверкающие блики на лицо опустившейся на колени девушки. Тысячи монет были рассыпаны между пистолетами, мушкетами, штыками и мечами, словно деревянная стружка.

Опустившись на одно колено рядом с Кейт, Алек провел рукой по содержимому ящика. Он ощутил под пальцами холодную сталь, дерево и медь кремневых ружей, рифленую поверхность золотых и серебряных монет, заполнявших пустоты.

– И сколько же здесь оружия? – спросила Кейт, взглянув на брата. – И сколько денег?

– Пока не знаем. Понадобится время, чтобы все сосчитать, но сделать это здесь не представляется возможным. – Он указал на второй ящик. – Там мы обнаружили шотландские мечи, клинки и все те же монеты.

Алан поднял крышку, второго ящика и держал ее, пока Алек рассматривал грозно мерцающие в свете лампы клинки.

– Отменная сталь из Толедо. И пистолеты в первом ящике тоже сделаны в Испании. Я видел подобные метки и раньше, – сказал Алек, указывая на клейма изготовителя, выгравированные на прикладах некоторых ружей и рукоятках пистолетов.

– Мы должны вытащить отсюда эти ящики, прежде чем все сосчитать, и решить, что с этим делать, – сказал Коннор.

– Но разве можно использовать эти испанские деньги здесь, в Шотландии? – спросила Кейт, взяв в руки сначала серебряную, а потом золотую монету, чтобы рассмотреть получше.

– Конечно, – сказал Алек – взяв пригоршню монет и просеяв ее сквозь пальцы. – Серебряные реалы и эскудо. На последних стоит цифра восемь, значит, каждая такая монета равна восьми реалам, – объяснил он, взяв в руки серебряную монету и бросив ее назад. Она упала с еле слышным нежным звоном. – Золотые дублоны… Все это можно использовать как валюту. Испанские монеты везде пользуются спросом, потому что они отлиты из чистого серебра и золота. Их можно продать или переплавить и получить таким образом драгоценные металлы.

– Откуда ты это знаешь? – спросила Кейт.

– Я юрист и, кроме того, имею отношение к торговле, – ответил Алек, а потом посмотрел на Роба и остальных. – Испанцы по-своему заинтересованы в том, чтобы англичане потеряли власть в Шотландии. Я полагаю, это оружие и деньги должны были послужить восстанию 1719 года. Но кто-то надежно спрятал все это, после того как восстание было подавлено.

– Да. А жаль. Ведь то восстание обещало быть наиболее успешным из всех, – заметил Коннор.

– Но как эти ящики здесь оказались? – вновь задала вопрос Кейт.

– Думаю, их тайно перевез сюда наш отец вместе с отцом Коннора, – ответил Роб.

– Ваши отцы принимали участие в восстании 1719 года? – спросил Алек.

– Да, они сбежали на Северное нагорье, после того как восстание потерпело поражение, а потом вернулись с Камероном из Лохьеля, – пояснил Коннор. – Я помню, отец постоянно говорил об этом, но ни словом не обмолвился о тайнике. Этот секрет был слишком опасен, чтобы доверять его кому бы то ни было. Думаю, они хотели подождать, пока не решат, что делать дальше. Только шанса не представилось.

– Должно быть, Камерон что-то припрятал, – высказал предположение Алек. – Кое у кого из членов его клана нашли подобное оружие, а Иен дал несколько ружей вам. Лохьель очень хотел знать, где укрыто остальное. Должно быть, он подозревал, что Маккарран и Макферсон что-то спрятали, но ему пришлось ждать подходящего момента. В последние несколько лет не было слышно никаких разговоров о подготовке нового восстания, но сейчас об этом снова заговорили. А стало быть, вновь возникла потребность в оружии и валюте.

– Это похоже на склад, – сказал Нейл.

– Но ни мой отец, ни твой так и не сообщили о его местонахождении Лохьелю, – сказал Коннор. – Маккаррана из Данкриффа сослали во Францию, а моего отца казнили. – Он покачал головой. – Но как Иен узнал о тайнике?

– Придется спросить его об этом, – вмешался Роб. – Но сначала найдем более подходящее место для этих ящиков, а потом сразу отправимся в Эдинбург, пока у Иена не выпытали информацию.

– О, он никогда ничего не скажет! – воскликнула Кейт. – Хотя он говорил, что может не выдержать, и просил меня молчать о ваших делах. Но он скажет то, что знает, только нам.

– И все же есть вероятность, что он проговорится, – задумчиво произнес Роб. – Ты не знаешь Иена так хорошо, как мы. Он хороший человек, но у него есть жена и ребенок, и если им будет угрожать реальная опасность, он заговорит.

– Судя по тому, как много здесь оружия и монет, на кону окажется гораздо больше, нежели я думал, – сказал Алек. – Если англичанам станет известно, где тайник, они не преминут опустошить его и наказать всех, кто о нем знает.

– Верно, – согласился Коннор. – Лучше увезти отсюда ящики, прежде чем мы отправимся в Эдинбург.

Кейт поднялась с колен.

– Но почему не оставить их здесь? Ведь они простояли несколько лет, и никто их не тронул.

Алек встал рядом с девушкой и покачал головой.

– Если подчиненные Уэйда узнают что-нибудь от Иена, они тут же приедут сюда. Ящики нужно увезти, и как можно быстрее.

Алан закрыл тяжелую крышку, и сияние золота тут же прекратилось, словно задули лампу.

– А как поступить с этими запасами? Нельзя же оставить их лежать без дела, когда они так нужны якобитам.

– Есть смысл распределить найденное между преданными горцами, – предложил Алек. – Только вот между кем и как – это вопрос.

– Может быть, отдать все это совету якобитов? – Горящие глаза Кейт с беспокойством смотрели на Алека.

– Какую-то часть мы отдадим непременно, – ответил Алек. – Но я подумал о десятках горцев, сдавших оружие правительству. Большинство из них не имеют никакого отношения к повстанческому движению. Они обычные люди, и оружие им нужно, чтобы защищать свои дома и ходить на охоту. Этим людям оружие нужнее, чем воинственно настроенным лидерам якобитов.

– Я знала, что ты хороший человек, – с улыбкой сказала Кейт.

– А что, неплохая идея. Оружие тем, кто в нем нуждается, а валюту совету якобитов, – согласился Роб.

– Камерон из Лохьеля может передать монеты совету, – сказал Коннор. – Мы дадим ему знать. Мы можем послать к нему Алека, ведь Лохьель все равно ждет от него известий. А что касается оружия… О нем станет известно, только распространять эту информацию нужно очень осторожно и неторопливо.

– Часть оружия можно вывезти отсюда на подводах, а остальное – на спинах лошадей, – предложил Нейл. – Кое-что мы можем тайно раздавать прямо здесь. Мы постараемся сообщить об этом повстанцам. Мало-помалу горцы снова вооружатся и обретут чувство безопасности, какого не знали на протяжении многих лет. Алан кивнул.

– А где мы будем хранить ящики сейчас?

– В Глендун, – сказал Коннор. – Разрушенная башня в горах как нельзя кстати подходит для этой цели. Оттуда же можно раздавать оружие тем, кому мы об этом сообщим. Туда никто не придет. Место приобрело дурную славу из-за того, что там якобы обитают привидения.

– Ну вот еще! – отмахнулся Нейл. – Я не потащу эти тяжеленные ящики в горы, Кинноул.

– Тогда мы попросим о помощи твоих молодцов-сыновей, – сказал Коннор. – В любом случае к полудню нам нужно увезти отсюда ящики и отправляться в Эдинбург.

Кейт взглянула на Алека, и тот увидел в ее глазах неуверенность.

– А ты оставайся, любовь моя, – прошептал он. – В Данкриффе тебе ничто не грозит.

– Рядом с тобой я буду в большей безопасности. Кроме того, мне нужно знать, что у тебя тоже все в порядке. – Девушка прильнула к Алеку. – Поедем вместе.

– Слишком рискованно, – ответил Алек, обнимая любимую. – Ты приложила все силы, чтобы не ехать со мной в Эдинбург, а теперь изменила решение. Я хочу, чтобы ты осталась здесь.

– Да уж, теперь мы поменялись местами. – В ее глазах вспыхнуло пламя, не предвещавшее ничего хорошего.

– Да, во многом. Раньше я не понимал того, что мне ясно сейчас, Кейт, – прошептал Алек, целуя волосы девушки.

– Мы оба многого не знали. Именно поэтому я должна отправиться с тобой. – Она взглянула на него. – Не стоит говорить, что я твоя пленница… просто скажи, что я твоя жена.

Глава 26

Когда нежно-розовый закат окрасил крышу замка Эдинбург, возвышающегося на холме, процессия въехала в город со стороны Уэст-Боу – крутого, со всех сторон обдуваемого ветром холма. Дорога в город пролегала прямо по холму мимо высокого вулканического утеса, подпирающего с одной стороны замок. Почтовая карета спустилась по петляющей горной дороге, проехала Гроссмаркет и, миновав главные ворота, охраняемые часовыми, направилась в сторону Канонгейт. Джек, едущий на одной из лошадей, запряженных в карету, уклончиво ответил на заданный ему вопрос, и экипаж покатил дальше. Копыта звонко цокали по булыжной мостовой, а свежий прохладный воздух нес предвкушение нового дня.

Они ехали весь предыдущий день верхом на пони и остановились только на постоялом дворе Макленнанов, где повстречали Джека. Поев и немного отдохнув, они сели в почтовую карету и еще до рассвета отправились в путь. Кейт и Алек ехали в карете, управляемой Джеком, а Роб и Коннор скакали позади. Друзья договорились въехать в город по отдельности и остановиться на постоялом дворе возле Канонгейт, Облюбованном якобитами. Иначе приезд в Хоупфил-Хаус многочисленных гостей непременно вызвал бы подозрения.

Подавив зевок, Кейт смотрела на переливающееся над замком предрассветное небо. Она сидела рядом с Алеком, задумчиво уставившимся в окно, и размышляла над тем, что ее ждет в этом городе. Пока ее отца не выслали из страны, Кейт часто бывала в Эдинбурге. Она ходила в магазины, театры, на концерты. Но тогда она была моложе, да и сама жизнь ее семьи была совсем другой. С тех пор она приезжала сюда лишь за необходимыми покупками или вместе с родными для выполнения секретных заданий.

Внезапно ее сердце упало, и она поняла, что Алек скорее всего прав. Ей не стоило настаивать на этой поездке, а лучше остаться в Данкриффе, где она была в полной безопасности. Кейт не умела предсказывать будущее и не знала, предстанет ли она перед судом и попадет в тюрьму или просто побудет с семьей Алека, как он и планировал, и покинет город, когда Иен, Эндрю и Дональд будут освобождены.

Кейт знала, что все они рисковали. Алек, ее брат, Коннор Макферсон готовы были расстаться с жизнью в довольно опасной игре, целью которой было освобождение арестованных товарищей. Совесть не позволила Кейт сидеть дома сложа руки и ждать известий.

Алек накрыл ладонью руку девушки, лежащую на сиденье.

– Совсем недавно ты была уверена, что я привезу тебя сюда закованной в кандалы, – сказал он, словно прочитав ее мысли. – Но я не собирался везти тебя в суд. Ты должна знать это.

Кейт взглянула на Алека, недоверчиво сдвинув брови.

– А что же ты был намерен сделать?

– Я хотел отпустить тебя, Кэти, – тихо произнес мужчина. – Я бы освободил тебя сразу после того, как ты ответила на мой вопросы, как только я узнал бы, где спрятано оружие. Да, я действительно собирался привезти тебя в дом, где живут мои дядя с тетей. Но я совсем не желал, чтобы ты предстала перед судом.

– Но ведь ты получил приказ! – возразила девушка.

– Да. – Алек пожал плечами. – Но если бы только ты сказала мне то, что я хотел знать, – свое имя, имена твоих товарищей, то, что передал тебе Иен Камерон, – я бы догадался об остальном. Если бы я смог поговорить с твоими родными и узнать от них, как разыскать тайник с оружием… я отпустил бы тебя.

Кейт слушала, не веря собственным ушам.

– Значит, все это время ты обманывал меня, заставив поверить в то, что я предстану перед судом, а потом попаду в тюрьму?

– Но ведь ты действительно должна была предстать перед судом, который, возможно, приговорил бы тебя к тюремному заключению. Однако я знал, что у тебя есть выход, если только ты ответишь на интересующие меня вопросы. Я не говорил тебе всего этого, потому что ты не захотела пойти мне навстречу.

Кейт еле заметно улыбнулась.

– Я рада, что ты приехал за мной. Если бы этого не произошло, Алек, мы могли бы никогда не узнать о… собственных чувствах друг к другу.

Алек крепко сжал ее пальцы.

– Ты умная девушка, Кэти-Кэтрин. Все в нашей жизни происходит не случайно.

– Даже когда нам что-то кажется ошибочным, позже может получиться как раз наоборот.

Алек наклонился, их пальцы сплелись, а плечи соприкоснулись. И он поцеловал ее, подняв раненую руку так, чтобы взять в ладонь щеку девушки. Его губы ласково коснулись ее губ. Простой поцелуй, но от его нежности на глаза Кейт навернулись слезы.

– Что ты скажешь своей семье?

Поднеся руку девушки к губам, Алек поцеловал ее.

– Скажу, что ты моя жена. Ведь это правда. Вернее, скоро ею станешь.

– Это действительно правда. По нашей традиции, если молодые люди договорились пожениться – и при этом не важно, говорили они об этом наедине или при свидетелях, – а потом отдались любви плотской, брак считается законным. А ведь у нас все так и случилось, разве нет?

– Сначала нужно дать брачные обещания, а потом скрепить их брачной ночью, – кивнул Алек. – Свидетели при нашем разговоре о свадьбе присутствовали, так что этот пункт вполне законен. Только мы слегка изменили последовательность событий. – Алек озорно улыбнулся.

– Но мы все исправим.

Палец Алека описывал чувственные круги по руке Кейт, заставляя ее содрогаться от зарождающегося желания.

– Да, нужно исправить это как можно скорее.

Кейт прижалась к Алеку, обнявшему ее одной рукой, и улыбнулась. В окно пробивались солнечные лучи, заливая светом его лицо и вспыхивая золотистым ореолом над его головой. Кейт молча поцеловала Алека. Затем посмотрела в окно.

Несмотря на ранний час, улицы были заполнены людьми и транспортом. Торговцы открывали лавки и подметали ступени. Некоторые вывозили на улицу небольшие тележки и выносили столы, чтобы разложить на них товар. Ватаги мальчишек бродили вверх и вниз по холму, сидели на ступеньках домов или на углах улиц. Некоторые из них помахали проезжавшей мимо карете. Кейт заметила, что почти все они были горцами в потрепанных пледах. Мальчишки и подростки готовы были за небольшое вознаграждение доставить в нужное место донесение, поднести поклажу или провести путника по лабиринту улиц и дворов в нужное место. Принимая во внимание многочисленные подъемы и спуски, а также возвышавшиеся по обе стороны улиц многоэтажные дома с множеством лестниц, можно было сказать, что мальчишки честно отрабатывали свои деньги.

Здесь же стояли носильщики паланкинов, поджидающие пассажиров. Поверх сиденья размещалось некое подобие ярко раскрашенного короба. Вся эта конструкция крепилась на толстых горизонтальных шестах.

Алек склонился к уху Кейт.

– Когда отправишься в замок, тебе лучше нанять паланкин, – еле слышно произнес он. – Здесь это в порядке вещей. Зачастую леди путешествуют по городу в собственных паланкинах, да еще в сопровождении мальчишек-посыльных. Более безопасного средства передвижения не найти. Кроме того, так будет удобнее для нас всех, когда ты в одиночку отправишься повидать Иена и остальных.

Кейт кивнула, памятуя о плане, который она обсудила с Алеком, Робом и Коннором сначала в Данкриффе, а потом у Макленнанов.

– Тебя здесь хорошо знают, – сказала Кейт, – а внешний вид моих родных слишком привлекает внимание.

– Верно. – Алек снова сжал руку девушки. – Волнуешься?

– Я больше переживаю из-за встречи с твоей семьей, нежели из-за предстоящего побега. Опасность этого предприятия по крайней мере ожидаема. А вот как примут меня твои родственники – еще вопрос.

– Не стоит их бояться. Только не соглашайся пробовать опытные образцы шоколада, приготовленного дядей Уолтером.

Тихо засмеявшись, Кейт наблюдала из окна за проплывающими мимо картинами. Карета как раз миновала Канонгейт и теперь ехала мимо дворца Холирудхаус. Девушка вытянула шею, чтобы получше разглядеть массивные башни, возвышающиеся над воротами, и высокий холм вулканического происхождения, названный Креслом Артура, виднеющийся в отдалении.

Спустя несколько минут Кейт увидела проехавших мимо Роба и Коннора. Они выглядели ослепительно в пледах, сколотых на плечах серебряными брошами, в белоснежных сорочках под кожаными жилетами и темными куртками. Коротко поприветствовав Кейт, они направились вдоль Канонгейт.

– Они остановятся в кабачке «У Дженни Хей», – сказал Алек. – Это место сбора якобитов. Часовые не станут их расспрашивать, потому что боятся стычек. А вот вопросы к нам появились бы, если бы кто-то заметил, что нас сопровождают два горца.

Кейт кивнула. Она помнила, как они обсуждали это в Данкриффе.

Джек свернул налево. Канонгейт осталась позади, а карете предстояло преодолеть подъем в милю длиной, именуемый Хай-стрит, или Роял-Майл. Улица начиналась внизу у дворца Холируд и заканчивалась наверху у замка Эдинбург. Здесь Кейт увидела еще больше торговцев, мальчишек-посыльных и носильщиков паланкинов. Величественные фасады роскошных особняков и нарядных городских зданий были залиты лучами восходящего солнца. Здесь же располагались магазины с ярко раскрашенными витринами, таверны и мрачные многоквартирные дома, которые были столь высоки, что кое-где закрывали солнце. Даже в самых привилегированных кварталах города проявлялись терпимость и непроизвольное равенство, столь характерные для Шотландии и характера шотландцев.

Наблюдая за тем, с какой легкостью здесь соседствовали представители различных сословий, Кейт внезапно ощутила острое чувство гордости за Шотландию и свой народ, за горцев и тех, кто проживал в долинах. Ее также охватило какое-то новое ощущение преданности делу и стремления к цели. Миссия ее родных и Алека – лишь маленькая частичка огромной мозаики, но без ее успешного завершения успех якобитов был немыслим.

Услышав стройный звон колоколов, Кейт вздрогнула.

– Это колокола церкви на Канонгейт. Они звонят весь день, – пояснил Алек. – Ты привыкнешь.

Кейт кивнула, вспомнив свои предыдущие визиты в Эдинбург.

– Я немного волнуюсь. А это Толбут? – спросила она в наступившей тишине, когда карета проезжала мимо громадного здания, возвышавшегося над булыжной мостовой.

– Да, городская тюрьма, – вполголоса ответил Алек. – Дом лорда адвоката напротив. Хоупфил-Хаус расположен немного дальше, справа от Каслхилл. Ты увидишь «Шоколадный дом», а немного позади него Хоупфил-Хаус.

Кейт глубоко вздохнула. Вскоре перед ними появилось здание из коричневого плитняка с богатой отделкой и опрятной черной вывеской, на которой золотыми буквами было написано: «Шоколадный дом Фрейзере фенсис».

Какая-то женщина подметала ступеньки, а когда карета приблизилась и стала разворачиваться, начала неистово махать руками. Алек поднял руку и улыбнулся, а женщина бросила метлу и скрылась за дверью.

– Юффи, – пояснил Алек. – Юфимия Фрейзер, жена моего дяди.

Кейт ощутила еще большую тревогу, когда Джек направился в один из узких переулков, которыми так изобиловал город. Карета въехала в затененную арку между двумя многоэтажными домами и покатила по мощеной дороге в маленький открытый дворик, приютившийся позади главной улицы. В дальнем углу обсаженного деревьями двора за коваными воротами возвышался сложенный из песчаника особняк – довольно скромных размеров, но весьма изящный – с остроконечной крышей и куполами.

– Добро пожаловать в Хоупфил-Хаус, – произнес Алек. – Семья живет здесь, а магазин расположен в другом здании, на Хай-стрит.

Кивнув, Кейт надвинула на самые брови капюшон темно-коричневого плаща и пригладила зеленую юбку, которую надела в комплекте с коротким отрезным жакетом из сине-зеленой шотландки и белой кружевной блузкой. Софи одолжила ей этот наряд, сказав, что Кейт должна носить более модную одежду, чем та, которую она предпочитает.

Алек вышел из кареты и помог Кейт спуститься, подав ей руки. Потом он поцеловал ее в щеку, скрытую капюшоном, и натянул его еще ниже.

– Не снимай капюшона, если мы встретим солдат, любовь моя, – сказал Алек. – Нельзя исключать, что тебя кто-нибудь узнает.

– Ее блистательная красота ослепит их, и она наколдует так, что с них штаны слетят, – вставил язвительное замечание Джек, подходя к Алеку и Кейт.

– Пусть штаны останутся при них, – вполголоса произнес Алек, а затем обернулся и помахал рукой. – Тетя Юффи! Как я рад вас видеть! Привет, кто это у нас здесь? – Улыбнувшись, Алек наклонился, когда из задней двери смотрящего на улицу особняка навстречу ему выбежали три маленькие девочки в кружевных розовых платьицах. Пробежав мимо высокой рыжеволосой женщины, появившейся из дома вместе с ними, они пересекли выложенный крупной галькой двор. При этом самая младшая так торопилась, что Алек протянул руки и подхватил ее, прежде чем она упала.

– Мисс Маккарран, – произнес он, взглянув на Кейт. – Я рад представить тебе моих племянниц и тетю Юфимию Фрейзер.

Он встал с колен, чтобы обнять тетю, которая была почти столь же высокой, как и он, и примерно такой же комплекции. Женщина была так рада видеть племянника, что едва не приподняла его от земли. Коротко объяснив ей, что он поранил руку, упражняясь в сражении на мечах, но быстро выздоравливает, Алек обернулся к Кейт.

– Тетя Юфимия, это Кэтрин, Кейт, – сказал он. – Я привез ее, чтобы познакомить с тобой и дядей Уолтером.

– Да? Значит, это особенная гостья? – Женщина улыбнулась, и в ее глазах заплясали веселые искорки. Ее непослушные рыжие волосы упрямо выбивались из-под чепца. Они были либо окрашены, либо просто не потеряли природного цвета, несмотря на возраст.

– О да, она действительно особенная, – ответил Алек.

– Добро пожаловать, мисс Кэтрин?.. – Женщина выжидательно посмотрела на девушку.

– Фрейзер, тетя. Вернее, скоро ею станет. Юфимия изумленно посмотрела на племянника.

– И я узнаю об этом только сейчас? И Уолти тоже? Идемте в дом. Надо же… Ну и новость!

Кейт, которой по очереди представили девочек, подумала, что все они очень красивы, словно сказочные эльфы: Рози с темными прямыми волосами и серьезным взглядом зеленых глаз; Лили с белокурыми локонами, большими голубыми глазами и ямочками на щеках, придававшими ей необыкновенное очарование; и Дейзи, самая младшая, с бронзовыми кудряшками и такими же голубыми, как у сестры, глазами. Знакомясь с каждой из них, Кейт пришла в восторг от их внешности и такой непохожести друг на друга – серьезная Рози, утонченная, воздушная Лили и живая малышка Дейзи.

– Какие прелестные девочки, – восхищенно сказала Кейт, взглянув на Алека.

Тот улыбнулся и кивнул, не сводя с племянниц глаз. Рози стояла рядом с ним, то и дело поглядывая на него, в то время как застенчивая Лили молча ухватила его за палец. Наблюдая за тем, с какой готовностью он взял девочку за руку и как Дейзи тянула его за килт, с обожанием взирая на него, Кейт почувствовала, что ее сердце тает.

– Они скучали по дяде Алеку, – сказала Юфимия Фрейзер.

– Я уверена, что он тоже по ним соскучился. – Кейт взглянула на Алека и заметила промелькнувшую в его глазах неуверенность и даже ранимость. Но потом он улыбнулся, и видение исчезло. Он положил руку на блестящие темные волосы Рози, такие прямые и гладкие, что желтая ленточка не могла их удержать.

– Каждый раз, когда я вижу ее, она все больше становится похожа на свою мать, – сказал Алек, взглянув на тетю.

– Тебе стоит видеться с ней почаще, – обиженно ответила та. – Возможно, тогда для тебя это не будет таким потрясением. Заходите в дом, я угощу вас шоколадом. Мы только что позавтракали, но вы наверняка захотите перекусить.

Она жестом позвала следовать за собой и направилась в сторону особняка, в то время как Джек позади них развернул лошадей и погнал карету в конюшню, расположенную вниз по улице.

– Что твоя тетя имела в виду, когда говорила, что тебе следовало бы почаще навещать девочек, Алек? – спросила Кейт, когда они пересекли двор – мощенную гравием дорожку и сад, окруженный плодовыми деревьями, и направились в сторону дома.

Алек молчал, пропуская бегущих следом за двоюродной бабушкой девочек, хотя Дейзи упрямилась, желая остаться с дядей. Наклонившись, Алек подхватил ее на руки и передал Кейт, потому что его левая рука все еще покоилась на перевязи. Девочка совсем не возражала, уютно устроившись на руках у новой знакомой.

– Мы были помолвлены с их матерью. Но, вернувшись из Лидена, я обнаружил, что она вышла замуж за моего брата и забеременела.

Кейт вздохнула.

– Ты рассказывал мне об этом. Но теперь, когда я увидела девочек, я лучше поняла, что тебе тогда пришлось пережить.

Алек пожал плечами.

– Эдвард больше подходил Эми, чем я, потому что он был довольно необузданный, а мы с ней спокойные и уравновешенные. Ему нужно было ее спокойствие, а она нуждалась в некоторой… э… непредсказуемости. У них родились три очаровательные дочки, – сказал Алек, бросая взгляд на Дейзи, на протяжении всего пути не сводившей с дяди глаз.

Кейт отчасти понимала, что чувствовала девочка. Ведь она сама пала жертвой чар ее дяди Александра Фрейзера и до сих пор не могла на него наглядеться.

– С появлением каждого ребенка они лишь становились счастливее, а я старался отсутствовать как можно дольше, – продолжал Алек. – Эми умерла, давая жизнь очаровательному созданию, что сидит сейчас у тебя на руках.

– О нет, – прошептала Кейт, прижимаясь лбом к головке Дейзи. – Мне жаль.

– На протяжении многих лет я боялся приезжать сюда. А когда в начале этого года погиб Эдвард, стало еще хуже.

Несколько недель назад я страшился этого визита, как и прежде… Но сейчас я чувствую себя по-другому.

Кейт посмотрела на собеседника. Тот остановился рядом с ней возле кованых ворот. Распахнув перед девочками дверь, Юфимия обернулась, чтобы подождать Кейт и Алека.

– И что же изменилось?

– Не знаю. Я больше не ощущаю такого страха… перед ними, если ты понимаешь, что я хочу сказать.

– Понимаю. Я знаю, что ты очень их любишь.

– Всегда любил. Но боль была очень сильна и не затихала с годами. А теперь… мне кажется, она совсем исчезла. Все изменилось… Я стал другим. Кейт задумчиво посмотрела на Алека.

– Ты действительно переменился, Александр. Позволил себе наконец избавиться от оков, которые носил много лет.

Алек грустно улыбнулся:

– Это так, любовь моя, и все благодаря тебе и твоим чарам.

– Нет-нет. Я тут ни при чем. Это произошло в твоей душе. Наверное, пришло время вновь открыть для кого-то свое сердце.

Алек тихо засмеялся и погладил отливающие медью кудряшки Дейзи.

– Что бы это ни было, оно исчезло, мисс Дейзи Фрейзер, – сказал Алек, и девочка рассмеялась, словно он произнес только им одним известную шутку. – Я был таким глупцом.

– Глупцом, – повторила Дейзи, и Кейт рассмеялась.

– Любовь, капитан Фрейзер, – сказала девушка, – творит волшебство.

– Так говорят потомки фей Маккарраны. – Алек обнял Кейт за плечи. – И, наверное, это правда.

– Можешь не сомневаться, – прошептала девушка, взглянув на любимого.

– Но пока что мы не знаем одного, мисс Маккарран: поможет ли ваш магический дар вызволить из тюрьмы троих мужчин, да так, чтобы вы не оказались на их месте?

– Будем надеяться, – ответила Кейт, с тревогой думая о побеге. – Иначе мы с вами вновь окажемся в кандалах, сэр.

– Остается уповать на то, что нас посадят в одну камеру, – мрачно пошутил Алек, ведя девушку к дому.

Поставив Дейзи на землю и улыбнувшись Юфимии, Кейт коснулась рукой кристалла на шее. В ее жизнь вошла любовь, которая, возможно, дала ей шанс на успех. Они должны успешно завершить стоящую перед ними задачу. План действий составлен, и ей, Алеку и остальным нужно осуществить его. А пока Кейт предстояло снискать расположение родных Алека.

Глава 27

– Поженились! – Юфимия изумленно смотрела на Алека.

– Ну, – протянул Алек, – бросая взгляд на Кейт, густо залившуюся краской, – Кейт и я… э… поженились по традиции, принятой в горах, но мы непременно оформим наш брак официально.

– Не могу поверить, – пробормотала Юффи и посмотрела на своего мужа Уолтера, восседавшего в кресле с высокой спинкой в гостиной Хоупфил-Хауса. Комната, с ее обитыми парчой диванами, расшитыми шторами и разбросанными в углу игрушками, выглядела очень уютной. – Что это значит – по традиции, принятой в горах?

Юффи, которая родилась и выросла не в горном районе Шотландии, говорила с сильным акцентом. В ее речи преобладал раскатистый «р», а половину слогов она проглатывала.

– Тебе не нужно знать, – без обиняков заявил Уолтер, а Юффи охнула и прижала руку к груди. Уолтер поправил на носу очки в медной оправе. – Все в порядке, так что не приставай к ним больше. Поздравляю вас обоих, – сказал Уолтер и кивнул.

– Спасибо, дядя, – ответил Алек, и Кейт пробормотала то же самое.

– Ну, вот ты и решил жениться, – продолжал дядя. – Они счастливы, Юффи, значит, так тому и быть. Она отличная девушка, а он просто баловень судьбы, что встретил ее.

Юффи, молча смотревшая на мужа, вздохнула и кивнула головой.

– Мы останемся всего дня на два, а потом на некоторое время вернемся в дом Кейт. Но мы погостим подольше в следующий раз, – поспешно сказал Алек, заметив, что Юффи пытается возразить. – У меня есть важные дела в горах, – добавил он громким шепотом.

– А-а, что-то связанное с мистером Кепиком? Хорошо! – Юффи сама придумала это имя для Макдональда из Кеппока, но, по мнению Алека, всем сразу становилось понятно, о ком идет речь. Юффи посмотрела на Кейт. – Значит, вы из Хайленда? Да? А вам не знакомо место под названием Лестница Якова или Камень Якова? Они находятся на севере. – Тетя говорила громким шепотом.

На лице Кейт появилось смущение.

– Наверное, это далеко от моего дома…

– Это пароли якобитов, – объяснил Алек сбитой с толку Кейт. – Тетя Юффи, все в порядке. Она разделяет наши симпатии.

– А! Очень хорошо. И где же вы познакомились?

– В Лондоне несколько месяцев назад, – ответил Алек.

– А вы не были в «Шоколадном доме» Уайта в подвале Сент-Джеймсского дворца? – спросила Юффи, скрестив руки на груди. – У него отличная репутация.

– Да, это место сбора якобитов и разного рода бунтарей, будь то политики или поэты, – заметил Алек. – Мы с Джеком посетили это заведение, чтобы сравнить его с нашим в Эдинбурге. Мы не встретили там завсегдатаев, но я попробовал горячий шоколадный напиток в испанском стиле.

– Да, перец ни с чем не спутаешь! – На лице Уолтера возникло выражение довольства. – Вот это истинный вкус.

– Никто не делает его так, как ты, дядя, тактично произнес Алек. – мне очень понравился напиток, который приготовила для меня подруга Кейт миссис Мюррей. Она добавляет в горячий шоколад густые взбитые сливки и сахар.

– Ну, это напиток для детей, – протянул Уолтер. – Перец – вот это вещь!

Взглянув на Кейт, Алек постарался скрыть улыбку. Та лишь отчаянно моргала, стараясь не потерять нить рассуждений эксцентричных родственников Алека.

– А мне нравится, как делают в Риме, если вы понимаете, о чем я, – громко прошипела Юффи на ухо Кейт, которая невольно отшатнулась назад, пораженная.

– Охлажденный с молоком, мадам? – спросил Уолтер жену, намеренно делая вид, что не понимает, о чем речь. – Но вы привыкли к горячему и пряному…

– Да тише ты! – отмахнулась Юффи. – Я хотела сказать, что мне нравится двор Якова Стюарта в Риме, – сделав ударение на последнем слове, продолжала Юффи. – А вам, мисс Кейт?

– Мне тоже. Там очень мило, хотя и скучно. Я несколько лет жила в Риме с родителями. Там очень много молятся и читают, а интриг – что гораздо более интересно – почти нет. – Кейт слегка наморщила носик, и Уолтер искренне рассмеялся.

– Вы были при дворе изгнанного короля? – изумленно спросила Юффи.

– Моего отца сослали во Францию, и мы уехали вместе с ним. Он последовал за королем в Рим, и мы жили там некоторое время, как и во Фландрии.

– Отца Кейт отправили в ссылку за то, что он принимал участие в восстании, – пояснил Алек.

Юффи восторженно всплеснула руками и наклонилась, чтобы сжать Кейт в объятиях. Тетя Алека была высокой женщиной и почти вдвое превосходила Кейт по весу. Обладающая пышной грудью и сильными руками, она едва не задушила Кейт. Девушка, смеясь, вынырнула из объятий будущей родственницы, посмотрела на Алека и поправила съехавший набок кружевной чепец.

– Она мне нравится! – провозгласила Юффи. – Ты должен на ней жениться! – С этими словами она направилась к двери. – А теперь вам двоим не мешает отдохнуть перед ленчем. Слишком уж бурное выдалось утро! – Кивнув собравшимся, Юффи вышла из комнаты.

– Она пьет слишком много вишневой наливки перед ленчем, – посетовал Уолтер, когда его жена намеренно громко захлопнула дверь. – После того как отдохнете и переоденетесь, спускайтесь вниз, я покажу вам магазин, – обратился он к Кейт.

Осторожно отворив дверь, отделяющую его спальню от спальни Кейт, Алек беззвучно вошел в комнату, ожидая увидеть Кейт спящей. Но стоявшая возле окна в ореоле солнечного света, просачивающегося сквозь шторы, девушка повернулась, словно ждала его.

На ней была одна лишь сорочка, сквозь тонкую ткань которой можно было отчетливо разглядеть ее восхитительную фигуру, освещенную солнечными лучами. При одном лишь взгляде на Кейт Алек ощутил, как его тело окатила мощная волна желания. Он ступил на толстый восточный ковер, придававший спальне особый уют и роскошь, и пошел к Кейт.

Она двинулась ему навстречу, едва заметно дрожа. Кейт подняла руки, чтобы обнять Алека, и тот, не говоря ни слова, взял ее за талию, притянул к себе и накрыл ее губы поцелуем. Ладонь его скользила по спине девушки, ощущая тепло ее тесно прижатого к нему тела.

Ее губы были невероятно соблазнительными, упругими и чуткими. Они быстро приоткрылись, освободив дорогу ее сладостному нетерпеливому языку. Алек судорожно втянул в себя воздух и еще крепче прижал девушку к себе. Еще раньше он успел снять китель и сумку и теперь стоял перед Кейт в одной рубашке и килте, ощущая сквозь ткань прильнувшее к нему трепещущее тело и свой собственный жар и напряжение.

Но Кейт отстранилась и взглянула сначала на Алека, а потом на дверь.

– Они отдыхают в своих комнатах, – сказал он, – и думают, что мы спим.

– Мы так и сделаем, – прошептала Кейт, – только немного позже. А сейчас, – прошептала она, коснувшись губами губ Алека, скользнув по его подбородку, – нам нужно дать друг другу обещание.

– Какое? – пробормотал Алек, отвечая на ласковые прикосновения губ девушки.

– Сначала мы дадим обязательство жениться. – Ее теплое дыхание ласкало кожу Алека. – А потом заключим сделку.

– А-а… – понимающе протянул Алек. – Сделку, условия которой удовлетворят нас обоих.

Кейт тихонько засмеялась и, взяв Алека за руку, повела его к кровати. Она уже сняла покрывало, и, когда он потянулся, чтобы опустить полог, Кейт села на кровать. Алек уселся рядом, снял перевязь, поддерживающую раненую руку, а потом обнял Кейт за плечи и опустился в прохладное и баснословно мягкое облако из подушек.

Кейт наклонилась, чтобы поцеловать его, и Алек ответил на поцелуй, а потом уложил Кейт на спину, и его рука скользнула под длинную сорочку, прикрывающую тело девушки. Чувство восхищения переполняло все его существо, гулко стучась в грудную клетку, но он на мгновение замер и, уткнувшись лицом в шею Кейт, лизнул ее маленькое изящное ушко.

– Я обещаю жениться на тебе, Кэтрин Маккарран, – прошептал он, – так скоро, как ты пожелаешь. А ты пообещаешь мне то же самое?

– О да, – прошептала в ответ Кейт.

– На этом первая часть церемонии бракосочетания закончена, – еле слышно шепнул Алек, скользя губами по необыкновенно мягкой и нежной щеке девушки. – А теперь, если ты не возражаешь, перейдем ко второй части.

– А вот этого я хочу больше всего на свете.

Алек тихо засмеялся, поцеловал шею девушки, спустился ниже, и она ощутила его горячее дыхание в ложбинке между грудей. Алек провел языком по одному упругому холмику, нашел сосок, и Кейт выгнулась ему навстречу, едва не задохнувшись от наслаждения. Алек приподнял подол ее сорочки, а потом стянул ее через голову Кейт. Спустя мгновение она уже лежала в его объятиях обнаженная и прелестная, как сказочная фея. Взгляд Алека ласкал молочно-белую кожу девушки, ее золотистые, словно омытые лучами полуденного солнца волосы, изящные изгибы ее фигуры, пока сладостная пульсация в его теле не стала непереносимой.

– Теперь твоя очередь, – прошептала Кейт, уверенно и ловко помогая Алеку освободиться от рубашки и килта. Вскоре и он был полностью обнажен. Их тела соприкасались – его смуглое и ее светлое, его упругое и ее мягкое и нежное, его тугое и ее шелковистое. Они были так не похожи и все же составляли единое целое. Пальцы мужчины ласкали тело Кейт, ненадолго останавливаясь в самых потаенных его уголках, а она гладила его чистую кожу, целовала ее, восхищалась ею. Сердце Алека начало гулко колотиться.

Его ласки были неторопливыми и уверенными, приносящими ему такое же удовольствие, как и ей. Осыпав тело Кейт поцелуями, он нашел ее лоно и ласкал до тех пор, пока она не застонала и не подалась ему навстречу.

Когда рука девушки коснулась его горячей упругой плоти, Алек судорожно втянул носом воздух и перекатился, подмяв Кейт под себя. Она открылась ему навстречу с такой готовностью и любовью, что его сердце едва не выпрыгнуло из груди. Приподняв бедра Кейт, Алек погрузился в ее соблазнительные обжигающие глубины, а когда начал двигаться, ему показалось, что весь он состоит лишь из пульсации крови и горячего дыхания. А потом его душа словно оторвалась и воспарила ввысь.

Внезапно все происходящее показалось ему настоящим чудом – таким, в которое он никогда прежде не верил, – и оно наполнило его новой силой. Кейт двигалась навстречу ему, словно накатывающая на иссушенный солнцем берег волна, унося его навстречу совершенно новой жизни.

Алек подумал, что никогда еще не ощущал подобного единения, никогда не чувствовал себя таким счастливым и переполненным любовью. Его душа обновлялась, наполняясь уверенностью, что эта женщина и есть его половинка, та, о которой он мечтал и кого искал так долго.

И все же над ними дамокловым мечом висела опасность, угрожая их единению, и Кейт понимала это так же, как и он сам.

– Скоро мы должны встретиться с друзьями в «Шоколадном доме», – сказал Алек, когда они с Кейт спустились в гостиную и увидели там Уолтера. – Если через час у тебя освободится та маленькая комнатка в самом дальнем углу магазина, она будет весьма кстати.

– Хорошо, – ответил Уолтер, провожая молодых людей до двери.

Им потребовалось лишь пересечь внутренний двор, чтобы оказаться перед высоким зданием. Уолтер провел их через черный ход, по коридору мимо кухни в помещение магазина.

– Мы здесь уже почти сорок лет. С того самого момента, как основали с братом компанию «Фрейзере фенсис». Сначала мы торговали кофе, к которому впоследствии прибавились китайский чай и шоколад, – рассказывал Уолтер Кейт. – Мы открыли этот магазин как кофейню. Потом начали продавать здесь шоколад, и вскоре он стал знаменитым «Шоколадным домом». Скорее всего название возникло из-за темно-коричневого цвета фасада, но оно нам понравилось. – Уолтер улыбнулся и распахнул перед Кейт и Алеком очередную дверь. Уолтер Фрейзер был худощав и невысок, но жив и энергичен. Его добродушие уравнивало чашу весов, когда речь заходила о росте его супруги.

Пройдя вперед, Кейт улыбнулась Алеку.

– Мне нравится твой дядя, – прошептала она. – Он «уравновешенный» Фрейзер?

Алек наклонился к девушке, зная, что Уолтер немного глуховат и не услышит их разговора.

– Так может показаться на первый взгляд, но его склонность к разного рода экспериментам – особенно с шоколадом и какао – переводит его в разряд «необузданных» Фрейзеров.

– Ты имеешь в виду острый перец и другие чудачества? – прошептала Кейт.

– Вы сказали, что собираетесь сегодня встретиться с друзьями? – спросил Уолтер. – В таком случае вы, наверное, захотите выпить шоколада. Это король напитков. – Уолтер повел молодых людей в зал.

Преступив порог, Алек огляделся и сжал плечо Кейт. За окном у стола сидели трое солдат. Кейт так резко остановилась, что Алек едва не врезался в нее. Девушка взглянула на него с беспокойством. В двух солдатах Алек узнал тех, кто был на постоялом дворе Макленнана.

– Комната, о которой мы говорили, сейчас свободна, дядя? – тихо спросил Алек. Уолтер кивнул и провел их через боковую дверь в небольшое помещение с четырьмя столами, на каждом из которых стоял серебряный кофейник. В комнате никого не было. Но в камине потрескивал огонь.

– Это комната для курения, – пояснил Уолтер. – Можете встретиться со своими друзьями здесь. Хотя сюда может зайти еще кто-нибудь. В обед у нас бывает очень людно – клерки, адвокаты… Рядом ведь здание суда. Даже сами судьи часто сюда заглядывают, а лорд адвокат и лорд судебный исполнитель отдыхают здесь в полдень.

Кейт испуганно охнула, и Алек выдвинул стул, чтобы девушка села. Она сняла капюшон и дрожащей рукой пригладила волосы.

– Лорд… адвокат? Здесь?

– Да, он дядя Алека по матери. Лорд Хьюм.

– Я думала, фамилия твоей матери Макдональд, – сказала Кейт.

– Так и есть. Но ее сводные братья носят фамилию Хыом. Наши внутрисемейные родственные связи очень запутанны. Именно поэтому у меня столько дядюшек. Дядя Джордж приходит сюда почти каждый день, не так ли? – спросил Алек.

– Верно. Пьет шоколад, как только улучит свободную минутку. Он предпочитает напиток, приготовленный по испанскому рецепту, с корицей и анисом или с жасмином и печеньем. Если же у него суд или допрос, он появляется в четыре часа и пьет шоколад вместо чая.

– Шоколад с жасмином? – с сомнением переспросила Кейт.

– О, это очень вкусно. Цветки жасмина и зернышки ванили в шоколаде. Девушкам нравится. – Уолтер подмигнул Кейт, и Алек едва не раскрыл рот от изумления, потому что никогда не видел, чтобы дядя когда-либо делал что-то подобное.

Но потом он вспомнил, какое влияние оказывает Кейт на мужчин, и подумал, что его дядя тоже отчасти поддался ее очарованию.

– У нас есть шоколад на любой вкус. С корицей, жасмином, анисом или перцем. Мы можем приготовить его и так, как любят дети, – с молоком, сахаром и ванилью. Мы подаем его горячим, а иногда остужаем, если нам доставляют снег с гор. У нас есть также лечебный шоколад, в который мы добавляем взбитый с яйцами шерри, и шоколадный суп. Так что вы попробуете?

– Шоколадный суп? – переспросил Алек. – Раньше мы ничего подобного не готовили.

– Да, но это скорее пудинг, который намазывают на хлеб. Мы делаем его из густого шоколада, смешанного с яйцами. Да, кстати, Юффи намерена слегка европеизировать наш дом, поэтому она хочет добавить в меню крем мокко и шоколадную печенку.

– Печенку? – спросила Кейт, недоуменно взглянув на Алека.

– Да. Нужно только обжарить печень и окунуть ее в шоколадный соус. Ей не нравится тот шоколад, что готовлю я, но печенка, по ее словам, совсем другое дело, потому что, видите ли, ее любят на континенте, – добавил Уолтер, качая головой. – Так что вы хотите попробовать?

– Я бы отведала шоколада по испанскому рецепту с корицей, – ответила Кейт.

– Буду счастлив приготовить его для вас собственноручно. Мы делаем его в больших серебряных кувшинах со взбивалкой внутри для получения густой пены. Нигде вы не найдете такого шоколада, как у Фрейзера. Алек?

– Да, дорогая, ты нигде не найдешь такого шоколада, как у Фрейзера, – насмешливо повторил Алек, и Кейт слегка толкнула его под столом ногой. – Я, пожалуй, выпью кофе, дядя. Крепкий, черный. А сахар принеси отдельно.

– О, этот парень никогда не испытывал большой любви к какао, хотя его брат обожал этот напиток. Эдвард живо интересовался делами, а Алек спихнул все на меня, в то время как сам промышляет шпионажем, – вполголоса сообщил Кейт Уолтер.

– Но, мистер Фрейзер, Шотландии нужны люди, занимающиеся такого рода деятельностью, как и те, кто создает самый чудесный шоколад на свете. – Кейт сладко улыбнулась.

– Тебе ведь нравится вести дела, – сказал Алек. – Ты управляешь компанией гораздо лучше, чем это сделал бы я.

– Когда у тебя найдется свободное время, нужно заняться бухгалтерскими книгами. Экспорт наших товаров – какао, чая и кофе – наконец начал расти, хотя наши затраты на импорт тоже возросли довольно быстро.

– Лен, – произнес Алек, – вот о чем я подумал. Нам нужно вложить средства в другую отрасль. Лен – стабильный источник дохода для Шотландии. Промышленность быстро развивается, поэтому, если мы вложим деньги в лен и ткань, нам будет проще финансировать «Фрейзере фенсис». Мы также сможем помогать развитию промышленности в маленьких городах Шотландии.

Брови Уолтера взметнулись высоко вверх, отчего его очки съехали на кончик носа.

– Конечно! Это необходимо обсудить. Похоже, ты разбираешься в делах ничуть не хуже своего брата! А теперь пойду приготовлю для вас напитки. – Уолтер улыбнулся и вышел из комнаты.

Алек коснулся руки Кейт.

– Ты очень обеспокоена, детка. А ведь я уже понял, что тебе не занимать смелости и самообладания. Что случилось?

Кейт тряхнула головой, попыталась улыбнуться, а потом встала и посмотрела в щель – Уолтер оставил дверь приоткрытой.

– Солдаты все еще здесь. Но где же Роб и Коннор?

– Они не станут заходить внутрь, если заметят солдат. Возможно, тебе придется пойти в замок, как мы договорились, чтобы разыскать Иена и остальных, а потом дождаться нас.

– Но ведь мы договаривались, что будем держаться вместе.

– Да. Сначала Джек и твои родные выполнят то, что зависит от них, а наше дело – ждать. Кажется, пробило час? – Алек встал, подошел к двери и тоже посмотрел в щель. Вскоре дверь магазина распахнулась, и в помещение вошли несколько мужчин, одетых в черные мантии и старомодные белые парики. Их сопровождали три или четыре солдата в красных мундирах, хотя Алек не сразу смог их разглядеть из-за толпы непрерывно жестикулирующих мужчин в черном.

Теперь было не важно, кто они такие. Любое вмешательство представителей суда или военных могло оказаться крайне опасным, если узнают Кейт или остановят с расспросами Роба и Коннора. Уолтер бросился им навстречу и, обменявшись с ними парой слов, кивнул и указал на комнату для курения.

– Да, он здесь, – произнес хозяин магазина, – и Кейт тоже. О да, вы, конечно же, захотите с ней познакомиться. Сюда, пожалуйста, лорд Хьюм.

– Что за черт, – еле слышно выругался Алек и посмотрел на Кейт. – Надеюсь, сегодня твои магические способности проявят себя как никогда. Дядя Джордж здесь, и он отнюдь не в добром расположении духа. Если ты никогда не молила Всевышнего сотворить чудо, то теперь самое время это сделать.

Лицо Кейт тотчас же посерело, и Алек испугался, что она лишится чувств. Но Кейт распрямила спину, коснулась рукой висевшего на шее кристалла и улыбнулась. На мгновение Алеку показалось, что комнату осветили лучи солнца.

Господь благослови Кейт, восхищенно подумал он, а потом принялся молиться, чего не делал уже много лет. Он стоял бесстрастно и спокойно и молил Бога о том, чтобы чудо помогло им обоим выпутаться из сложившейся ситуации.

Алек не мог потерять Кейт сейчас. Он был ее судьбой, так же, как и она его. Он подумал, что все, к чему Кейт начинает проявлять интерес, становится запутанным и сложным. Вот и сейчас ситуация была довольно непростой и без этих приближающихся судей в черных мантиях.

Алек отошел назад, уступая дорогу Уолтеру и одному из судей. А потом он увидел лорда адвоката, самого низкого и подлого человека из тех, что существуют на свете. Тот направлялся в сторону комнаты для курения.

Позади него шел полковник Френсис Грант.

Глава 28

– Это он, лорд Хьюм, – произнес Грант. Натянуто улыбаясь, он посмотрел сначала на Алека, а потом на Кейт. – Капитан Фрейзер. А это девица, которую он выкрал из тюрьмы в замке Инверлохи, проигнорировав приказ, полученный от генерала Уэйда.

Кейт враждебно посмотрела на Гранта, который, прищурив глаза, буравил взглядом ее лицо, а потом не удержался и перевел взгляд на ее тело, четко вырисовывающееся под облегающим жакетом и скрытое внизу пышной юбкой. Он нахально вскинул бровь, давая понять, что оценил ее привлекательность. Позади него лорд адвокат нахмурился так, что на его обвислых щеках и лбу залегли глубокие складки.

– Александр, – крайне неприветливо бросил он, – как поживаешь?

– Благодарю вас, сэр, хорошо. А вы?

Кейт переводила взгляд с одного на другого, заметив, насколько холодно и официально ответил Алек своему дяде.

– Александр? – удивился полковник Грант.

– Лорд Хьюм – мой дядя, – пояснил Алек.

– Дядя! Черт бы вас побрал, Фрейзер…

– Для меня это не имеет никакого значения! – рявкнул лорд Хьюм. – Если он виновен, он все равно будет наказан независимо от степени нашего родства. Он прекрасно это знает. Где мой шоколад? И кто, черт возьми, это такая? – Лорд адвокат воззрился на Кейт из-под кустистых седых бровей. Его голубые глаза слезились, а весь его вид говорил о том, что он до крайности раздражен. Девушка робко улыбнулась.

– Это Кэтрин, сэр, – ответил Алек.

– Что за Кэтрин? Я не собираюсь играть с тобой в прятки. Это та девица, которая должна предстать перед судом по обвинению в измене и шпионаже? Та самая, о которой Уэйд докладывал мне в рапорте? Та, на которую жаловался этот джентльмен? – Лорд адвокат снова воззрился на девушку.

Кейт хотела отойти назад, но не сделала этого. Собрав волю в кулак, она спокойно смотрела на лорда Хьюма.

– Она самая, сэр, – ответил Алек. Кейт посмотрела на него, ошарашенная признанием, которое было равносильно предательству. Но брошенный тайком взгляд Алека говорил, что все будет хорошо.

– Ну, где эта помощница Уолтера с чертовым какао? Я что, целый день буду ждать? Так, а ну-ка, все сядьте и объясните мне, что происходит. Если эту девицу нужно допросить, так почему не сделать этого здесь, раз мне все равно не принесли шоколада и я вынужден ждать. – Лорд адвокат тяжело опустился на стул. Он был довольно тучным мужчиной, хотя широкая черная мантия и скрывала это.

Алек подвинул стул Кейт и сам сел рядом. Грант же остался стоять.

– Лорд Хьюм, сэр, эта девица воровала документы из офицерских палаток, – начал Грант. – Вы сами читали рапорты. Ее видели много раз. Более того, она нанесла травмы нескольким офицерам, в том числе и мне. Она проститутка. Капитан Фрейзер арестовал ее, но потом почему-то передумал и помог ей бежать. – На лице Гранта было написано такое самодовольство, что Кейт захотелось встать и отвесить ему пощечину.

Лорд Хьюм что-то проворчал. Он переводил взгляд с одного на другого. В этот момент в комнату вошел Уолтер, неся в руках поднос, на котором стоял высокий серебряный кофейник с длинным узким носиком. Следом за ним шла служанка еще с одним подносом. На нем тоже был кофейник и кружки.

– Наконец-то, – проворчал лорд Хьюм.

Наблюдая за тем, как Уолтер с жаром вращает веничком, взбивая шоколад, Кейт ждала с бешено бьющимся сердцем. Она страшилась того, что случится дальше.

Сначала Уолтер налил шоколад в маленькую фарфоровую кружечку и подал ее лорду Хьюму. От горячего насыщенного напитка исходил божественный аромат. Затем он поставил кружку перед Кейт и налил в нее того же самого напитка.

– Испанский рецепт. Шоколад с корицей, – произнес Уолтер, довольный тем, что столь высокопоставленные и желанные гости собрались вместе. С цветущей улыбкой на лице он предложил напиток и Гранту, но тот отказался, грубо отмахнувшись.

Служанка налила горячего черного кофе в маленькую фарфоровую чашечку и поставила ее перед Алеком вместе с вазочкой с сахаром и маленькой серебряной ложечкой. Печенье, мармелад и масло довершали убранство стола. Поклонившись, Уолтер удалился из комнаты вместе со служанкой.

– А теперь, – произнес лорд Хьюм, – продолжайте. У меня всего несколько минут, мне нужно в суд. – Он отхлебнул горячего шоколада, держа чашку двумя руками. – украла документы и так далее и тому подобное. Все это мне известно. А теперь я хочу услышать то, чего еще не знаю. Кто вы, Кэтрин? – Он посмотрел на девушку поверх ободка чашки. – Как ваше имя?

– Дядя Джордж, ее имя Кэтрин Фрейзер, – ответил Алек.

– Что?! Что ты хочешь этим сказать? Она твоя старая знакомая? – Лорд Хьюм вонзил зубы в печенье, и в стороны полетели крошки.

– Если бы она была Фрейзер, – насмешливо фыркнул Грант, – вы сказали бы об этом раньше.

– Кэтрин Фрейзер, – повторил Алек. – Моя жена. Кейт молчала, настороженно наблюдая за присутствующими.

– Жена?! – прорычал Грант. – Что за черт?

– Ты женился на арестованной? Какая глупость! – Лорд адвокат шумно отхлебнул шоколад. – Тебя могут взять под стражу и лишить офицерского звания за это.

– Именно об этом я и подумал, сэр, – сказал Грант. – Налицо измена, обман судьи, похищение заключенной. Ее арестовали в его палатке, а теперь он ее защищает. Она всегда проделывает такое с мужчинами, – сказал Грант, наклоняясь. – Настоящая распутница.

– Вас противно слушать! – рявкнул лорд Хьюм. – Лучше замолчите. Я хочу сам посмотреть на девушку. Вы женщина легкого поведения? – Он проницательно взглянул на Кейт.

– Вовсе нет, сэр. И никогда не была таковой, – тихо ответила девушка, и ей показалось, что лорд адвокат собирается улыбнуться. Лорд Хьюм наклонился к ней, но потом шумно вздохнул и вновь сосредоточил свое внимание на чашке с дымящимся шоколадом.

Очевидно, он, как и его племянник, остался равнодушен к чарам Кейт. Девушка смотрела на лорда адвоката, понимая, что тревога за будущее не дает ей никакой возможности очаровать кого бы то ни было. Она дрожала, словно в лихорадке.

– Гм… А теперь я хочу послушать, о чем идет речь. Александр, объяснись. – Лорд Хьюм снова шумно отхлебнул напиток, взял очередное печенье и обмакнул его в шоколад.

– Сэр, когда она пришла в мою палатку той ночью… Я полагаю, она искала меня, – начал Алек.

Взяв со стола собственную чашку с шоколадом, Кейт замерла и удивленно посмотрела на Алека.

– Могу с уверенностью сказать, что разыскивал ее с тех самых пор, как мы познакомились несколько месяцев назад в Лондоне. Еще тогда мы поклялись друг другу в любви. Я отдал ей свое сердце, а она мне свое. А потом жизнь нас разлучила. И с тех пор…

– Мы пытались найти друг друга, – закончила фразу Кейт. – Это правда. Я искала Алека с того самого дня, как мы с ним впервые встретились… Я мечтала о нем и боялась, что никогда больше его не увижу. Везде, куда я приходила, я первым делом принималась расспрашивать об офицере-шотландце. – Девушка взглянула на Алека. – Не важно, что я делала. Мне нужен был только он. Он один.

– Так же, как я искал ее, – еле слышно произнес Алек, кладя руку на плечо Кейт.

– Противно слушать! – злобно прошипел Грант. – И вы никогда не заглядывали в военные документы? – фыркнул он.

– Только в те, в которых значилось имя Алека, – ответила Кейт.

Лорд Хьюм смотрел на молодых людей, пережевывая сухое печенье, щедро смазанное мармеладом и смоченное в шоколаде, крошки которого сыпались теперь у него изо рта.

– Гм-гм… А потом ты ее арестовал? – Лорд Хьюм бросил на Алека прожигающий насквозь взгляд.

– Мы поссорились, – ответил молодой человек. Кейт энергично закивала:

– Мы действительно серьезно поругались.

– Черт возьми, весьма жестокий способ наказать девушку из-за банальной ссоры. Стоит испробовать его на своей жене. – Лорд Хьюм затрясся от смеха.

Грант едва не взорвался от ярости.

– И вы не сказали об этом ни слова? – взревел он.

– Я не был уверен в ее чувствах, – ответил Алек. – Но мы поженились по традиции горцев.

– И давно ли? – рявкнул Грант.

– Мне кажется, это произошло тогда, когда наши взгляды впервые встретились, – ответила Кейт. – Именно тогда мы вверили друг другу свои сердца.

– Лорд адвокат, сэр, – официально обратился к родственнику Алек, – Кейт никогда не совершала тех преступлений, что ей приписывают. Она импульсивная девушка и зачастую думает сердцем, а не головой. Именно поэтому она совершает столь необдуманные поступки. Но она не распутница и не воровка. Эта девушка очень верная и преданная, сэр.

– Но она шпионка! – резко возразил Грант.

Громко причмокивая, лорд Хьюм допил остатки шоколада и налил из серебряного кофейника еще порцию. Комната вновь наполнилась восхитительным ароматом. Не говоря ни слова, он взял из вазочки последнее печенье и обмакнул его в напиток.

– Сэр, это совершенный вздор, – обратился к нему Грант. Он нахмурился, а костяшки пальцев, лежавших на спинке стула, побелели от напряжения.

– Значит, ты ручаешься за эту девушку? – Хьюм посмотрел на Алека. Тот кивнул. После этого пожилой адвокат критически оглядел Кейт. – А вы клянетесь, что никогда не брали военных документов или других вещей с преступной целью? – Его тяжелому пронизывающему взгляду невозможно было противостоять.

– Я могу вам честно признаться, что никогда не входила в палатку офицера и не заглядывала в документы без мыслей о капитане Фрейзере. Ведь он всегда был единственной причиной… моих поступков. Должна вам признаться, он занимает все мои мысли и все мои сны. Я совсем не могла спать, сэр, пока не отыскала его. – Сказав это, Кейт подумала, что ее слова Отчасти оказались правдой. Она накрыла ладонью руку Алека, по-прежнему сжимавшего ее плечо.

– Неужели вы думаете, что в это можно поверить? – осведомился Грант.

– Но это правда. Мы на протяжении многих месяцев искали друг друга.

– Думайте что хотите, сэр, – тихо сказал Алек. – Я просто хочу раз и навсегда прояснить ситуацию и забрать жену в Килберни-Хаус, где мы мирно заживем.

Лорд адвокат вновь что-то проворчал. Он допил вторую порцию шоколада, стряхнул крошки с черной мантии и поднялся со стула.

– Я не стану тратить своего драгоценного времени, времени короля или его денег на распрю двух одурманенных любовью глупцов. Это дело не стоит того, чтобы его рассматривали в суде. Я лорд адвокат Шотландии, а не чертов сводник. А если девушка и шпионка, то весьма непрофессиональная. Это дело не стоит того, чтобы его рассматривали в Высшем уголовном суде. У нас и без того много работы.

– Сэр… – начал Грант. – Умоляю вас, рассмотрите это дело.

– Любви и подобным глупостям не место в моем суде. Александр, приятного тебе дня. Кэтрин, добро пожаловать в нашу семью.

Несмотря на громкие протесты Гранта, пожилой адвокат был непреклонен. Он жестом указал Гранту на дверь, а потом обернулся:

– Прекрасный выбор, Александр. Это чертовски занимательная история. – А потом он улыбнулся искренне и по-доброму.

– Спасибо, сэр, – ответил Алек, а Кейт вышла вперед, чтобы поцеловать лорда адвоката в щеку. Тот шумно запротестовал и, так и не сказав ничего вразумительного, ушел, громко хлопнув дверью.

Алек посмотрел на любимую.

– То, что сейчас произошло, – сказал он, – было либо чудом, либо первоклассной демонстрацией твоих магических способностей.

Кейт засмеялась от охватившего ее чувства облегчения и радости. Она обвила шею Алека руками, и тот прижал ее к себе. Их разделяла лишь покоящаяся на перевязи рука. Кейт подставила лицо для крепкого поцелуя, в котором смешались вкусы шоколада и кофе, сладкие ароматы страсти и нежности.

Потом Алек отстранился и посмотрел на Кейт.

– Любовь моя, как бы мне ни хотелось продолжить начатое, но у нас есть дела и поважнее.

Кейт кивнула.

– Алек, а что, если нас поймают, когда мы будем вызволять из тюрьмы Иена и остальных? Сегодня лорд адвокат проявил снисходительность, но чуда больше не произойдет. А вдруг ничего не получится?

Вместо ответа Алек обнял девушку. Просто обнял, и ощущение исходящей от него надежности показалось Кейт самым восхитительным на свете.

– Нам придется рискнуть. Мы не позволим нашим товарищам сидеть в тюрьме в ожидании смерти. Кроме того, Иена скоро перевезут в Лондон, в Тауэр. Но ты можешь не принимать в этом участия, если беспокоишься.

– Я пойду с вами. – Кейт вскинула голову.

– Хорошо, – тихо ответил Алек. – Там, в замке, нам потребуется твой дар. Он будет служить нам щитом.

Вместе с Кейт Алек вышел из комнаты в зал. Когда Алек помахал Уолтеру Фрейзеру и распахнул перед ней дверь, Кейт сначала не заметила группу людей, стоявших на тротуаре и беседующих с двумя носильщиками паланкинов.

Потом она посмотрела на них и охнула. Алек тихо фыркнул, хотя скорее всего он просто попытался подавить смех.

Роб, Коннор и Джек обернулись. Все они были одеты в длинные темные плащи с капюшонами – точно такие, как у Кейт, – из-под которых выглядывали платья.

С трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Кейт подумала, что в качестве леди никто из них не выглядел хоть сколько-нибудь привлекательно'. Девушка знала, что все очень и очень серьезно. Эти мужчины могли умереть сегодня за правое дело, и Кейт понимала, что ни один из них не хочет встретить смерть в подобном обличье.

– Ну, – произнес Джек, подходя к Алеку и Кейт, – мы готовы. Паланкины мы наняли, так что можно отправляться в замок.

– Джек, – не удержался Алек, – ты восхитительно выглядишь.

– Иди к черту! – огрызнулся молодой человек, а потом развернулся на каблуках и направился к ожидающим паланкинам.

Глава 29

Паланкин накренился. Но его сиденье крепилось на шестеренках, поэтому, когда паланкин несли в гору, оно оставалось на прежнем уровне. Кейт крепче схватилась за кожаное сиденье и обернулась. Все ее «компаньонки» тоже ехали в паланкинах, в то время как Алек пошел один другой дорогой.

Впереди, на вершине холма, вырисовывались темные стены замка. «Дамы» с легкостью миновали первых часовых. Кейт объяснила, что она с подругами направляется в тюрьму навестить заключенных, потому что над тремя дамами нависла угроза стать вдовами. Их пропустили. Они без проволочек проследовали и мимо караула у центральных ворот.

Когда «дамы» вошли в ворота замка и поднялись по крутому склону к группе зданий, Кейт вопросительно посмотрела на Роба.

– Иди прямо, – прошептал тот, не поднимая головы. – Тюрьма вон в том здании.

Кейт кивнула и медленно пошла вперед. Потом она услышала, как кто-то окликнул их сзади, и обернулась. Перед ней стоял Алек, одетый в красный китель и килт, подпоясанный офицерским ремнем. Но здесь было много таких, как он, солдат и офицеров, поэтому Алек остался неузнанным. Он, удивительно красивый, подошел к группе «леди», и сердце Кейт подпрыгнуло от радости.

– Леди, позвольте мне сопровождать вас. Вы пришли на свидание с заключенными? – Он держался холодно и вежливо и почти не смотрел на Кейт. Миновав еще несколько постов, Алек провел друзей по истертой каменной лестнице к тюрьме, и вскоре они оказались в узком темном коридоре, пропахшем горящим в лампах маслом, запах которого, однако, не мог скрыть отвратительного зловония тюрьмы.

Кейт содрогнулась, вспомнив дни, проведенные ею в темнице замка Инверлохи. Внезапно все сомнения исчезли. Душа ее наполнилась уверенностью в правильности того, что они здесь делают. Их товарищей нельзя оставлять в этом месте.

– Сержант, капрал… эти дамы пришли навестить заключенных горцев, – сказал Алек, когда двое часовых, сидящих в коридоре, отдали ему честь. – Подозреваю, что они вскоре овдовеют, – громко прошептал он, – так что, думаю, мы позволим им побыть наедине с мужьями.

– Но здесь четыре леди, – заметил сержант, – а горцев трое. Так сколько же жен у этих парней? Войти могут только трое, – сказал сержант. – Четверым нельзя.

– Одна из дам – сестра заключенного.

– Тогда пусть она зайдет позже, – ответил сержант. – Мы не можем пропустить их всех сразу, капитан. – Он встал.

– Если только дамы не найдут способ уговорить нас, – сказал капрал, вытягивая затянутую в перчатку руку. – Знаете, сэр, этих Дональдов содержат в нижних камерах только потому, что у них нет денег, чтобы заплатить за более удобные помещения. Они могли бы расположиться наверху, где хорошо кормят и на кроватях есть белье. Там даже можно позвать слугу, отправить письмо или почитать книгу. Но бедность горцев всем известна. Нам пришлось посадить этих трех мошенников в одну камеру, и теперь мы здесь сторожим их. – Капрал недвусмысленно потер пальцами один о другой, потом откашлялся и отошел назад.

– Понимаю, – произнес Алек и обернулся. – Леди? Роб, наряженный в длинный зеленый плащ с капюшоном и голубое кружевное платье, вышел вперед. Он прижал к лицу платок и громко всхлипнул. За ним последовали Коннор и Джек – все в шуршащих пышных юбках. Первые двое прижимали к лицу платки, а Джек прикрывал лицо пестрым шелковым веером. Проходя мимо, он зарыдал, и Алек потрепал его по плечу.

– Ну же, мадам. Проходите, пожалуйста. Сержант отопрет вам дверь. – Когда так называемые леди ушли, Алек повернулся к Кейт. – Мисс… Камерон, вы ведь сестра одного из заключенных, не так ли? Может быть, вы подождете здесь и составите компанию этому джентльмену, пока остальные леди не закончат свой визит? А потом вы сможете немного побыть с братом.

– Спасибо, – пробормотала девушка. Она откинула с головы капюшон, так что ее волосы, которые она распустила еще в паланкине, засверкали всеми оттенками золота в свете лампы. Капрал оцепенел и уставился на Кейт.

– Здравствуйте, мисс Камерон, – запинаясь, произнес он.

Кейт царственно склонила голову.

– А теперь мне пора, – сказал, кланяясь, Алек. – Был рад познакомиться с вами, мисс. – Повернувшись, он ушел, и звук его шагов эхом пронесся под сводами коридора.

Кейт улыбалась капралу, не сводившему с нее глаз. Лицо солдата медленно заливала краска смущения. Кейт знала свою задачу. Ей предстояло отвлечь внимание часовых, пока горцы будут ходить взад и вперед. Джек, Роб и Коннор припрятали под одеждой по еще одному комплекту плащей и юбок. Эти комплекты они должны были передать Иену, Эндрю и Дональду.

Вскоре вернулся сержант, и Кейт перевела взгляд на него. Солдат заморгал, улыбнулся и радушно предложил девушке стул. Но Кейт не стала садиться. Она принялась расспрашивать часовых об их здоровье, семьях, о них самих.

Оба часовых были не прочь поболтать. Молодым людям наскучило сидеть в подземелье, сторожа заключенных. Кейт проявляла неподдельный интерес ко всему, что они рассказывали, и очаровательно смеялась в ответ на их шутки.

Все это время солдаты не сводили с нее восхищенных взглядов, а капрал и вовсе сидел с открытым ртом. Кейт знала, что оба мужчины поддались ее очарованию и с каждым словом, с каждым взглядом девушки все сильнее запутывались в сплетенной ею паутине.

– Мисс, – обратился к ней капрал, – вы вся светитесь, словно вокруг вас возник золотой ореол. Вы знаете об этом? Очень красиво!

Его товарищ с готовностью закивал.

– Да, как новая лампа. Нам такие необходимы, – сказал он.

Кейт была словно на горячих углях, но она нашла в себе силы поблагодарить солдат за комплимент. Коснувшись пальцами кристалла на шее, она ощутила уверенность, какой никогда доселе не испытывала.

Внезапно девушка почувствовала, что может управлять своими способностями. Улыбка, слово, прикосновение к кристаллу, казалось, теперь не имели такой силы, как та, что исходила изнутри. И дело было вовсе не в мужестве. Кейт поняла, что ее новая магия каким-то образом связана с верой в то, что она любима, с тем, что любовь живет в ней, как жидкость в сосуде или свет в лампе.

Раньше с Кейт не происходило ничего подобного, и теперь она знала наверняка, что те из Маккарранов, в чьих жилах течет кровь древних фей, могут носить в себе любовь и дарить ее остальным. Вне себя от восторга, Кейт приложила руку к груди, ощущая чудесную силу любви. В ее сознании зародилось убеждение, что волшебным даром нельзя пользоваться единолично, его нужно дарить людям.

Лицо девушки озарилось широкой улыбкой, и стоявшие перед ней солдаты окончательно потеряли головы.

За спиной Кейт из камеры вышла сначала одна, а потом вторая леди. Вскоре они снова вернулись. Обе рыдали и всхлипывали. Затем две леди поспешили вниз по коридору, убитые горем, а одна из них возвратилась назад, очевидно, для того, чтобы в последний раз обнять и поцеловать мужа. Так они и ходили по коридору, пока Кейт улыбалась часовым, а те заворожено смотрели на нее. Ни одному из них не пришло в голову сосчитать закутанных в плащи женщин, снующих по коридору.

– О! – воскликнула Кейт, словно вспомнив о цели своего визита. – Кажется, все дамы ушли. Бедняжки, – прошептала девушка. – Они убиты горем. Если позволите, я тоже попрощаюсь с братом. О нет, не стоит меня провожать, – сказала Кейт, когда капрал встал, чтобы последовать за ней. – Я должна сделать это наедине. И все же спасибо вам.

Кейт прошла по короткому коридору до камеры. В ее обитой досками двери было вырезано зарешеченное оконце. Войдя в камеру, Кейт постояла там некоторое время, наслаждаясь ощущением одиночества.

Все ушли, и ей оставалось только протянуть время, чтобы шесть «леди» вместо трех вошедших успели выбраться из замка. С помощью Алека они покинут пределы замка и уедут в паланкинах, прежде чем кто-либо поймет, что произошло.

Сочтя, что прошло достаточно много времени, Кейт вышла из камеры и закрыла за собой дверь. Затем она проследовала мимо часовых с улыбкой на дрожащих губах и слезами на глазах. Она остановилась и достала из кармана небольшой кошелек. Вынув из него два золотых испанских дублона, как и было условлено заранее, девушка протянула их часовым.

– О нет, мы не можем принять… – начал было капрал.

– Пожалуйста, – произнесла Кейт. – Вы были так добры. Это вам за беспокойство. Мне сказали, что эти монеты довольно ценные.

– Похоже на то, – согласился сержант. – Но светят они совсем не так ярко, как вы, мисс. От вас веет волшебством: – Он просиял, по-мальчишески желая угодить.

Кейт, нежно приподняв уголки рта, пожала на прощание руку каждого из молодых людей.

– Я влюблена. Вот что это за волшебство. Не стоит провожать меня, джентльмены. Мои друзья ждут снаружи. – С этими словами Кейт направилась к выходу. Свернув за угол, она подобрала юбки и побежала.

Снаружи Алек помог каждой леди, благодарной и в то же время недовольно ворчащей что-то под нос, сесть в нанятый паланкин. Все это время он не сводил глаз с выхода, ожидая увидеть Кейт. В то время как Джек Макдональд и родственники Кейт постарались отделаться от женской одежды, не желая ходить в ней дольше положенного, Иен, Эндрю и Дональд готовы были надеть все, что угодно, лишь бы поскорее убраться из замка. Когда они, наконец, оказались в безопасности, Алек поспешил назад к воротам.

Дьявол, куда же запропастилась Кейт? Она давно уже должна была выйти из тюрьмы. Но, подняв голову, он увидел, как она появилась из темного тоннеля, ведущего в тюрьму, и свернула в сторону разводного моста. Подобрав юбки, она бросилась к нему. Капюшон упал с ее головы, явив взору окружающих переливающиеся в лучах полуденного солнца локоны цвета золота. Алек заторопился навстречу. Кейт улыбнулась, но мужчина держал себя в руках.

– Никаких объятий, любовь моя, хотя для меня ты прекраснее любой сказочной королевы. Но к сожалению, ты не можешь раствориться в воздухе или улететь, поэтому мы должны разыскать паланкин и как можно быстрее убраться отсюда.

Кейт кивнула, прекрасно понимая, почему Алек так осторожничает. Он спокойно направился вместе с Кейт к выходу. Но девушка внезапно охнула и схватила его за руку.

Он ворот к ним направлялся Френсис Грант. Его глаза под грозно сдвинутыми бровями метали гром и молнии, а руки сжались в кулаки.

– Фрейзер! – выкрикнул он, положив ладонь на рукоятку меча. – Черт бы вас побрал, Фрейзер, и леди с вами! Что вам здесь нужно?

– Ничего. Мы просто прогуливаемся, – еле слышно ответил Алек.

– А, бьюсь об заклад, сегодня мы недосчитаемся нескольких горцев-заключенных. Уверен, вы с этой девицей что-то задумали. Ну, я покажу вам прогулку! – рявкнул Грант, выхватывая меч из ножен.

Оттолкнув Кейт в сторону, Алек обнажил свое оружие и бросился на Гранта с такой легкостью и уверенностью, что тот сначала отступил назад. Но полковник быстро опомнился, откинул в сторону треуголку и встал в оборонительную позицию.

Просчитав направление удара, Алек отбил клинок противника и обрушил на него шквал выпадов. Грант оказался достойным соперником; и Алеку приходилось следить за каждым своим шагом, за каждым движением. Он не мог даже взглянуть на караульных, которые собрались вокруг. Все они выжидательно взялись за рукоятки мечей, а двое вытащили пистолеты.

Алек также не мог себе позволить посмотреть на прекрасную, светящуюся изнутри девушку, стоящую в толпе солдат. Более того, он намеренно не смотрел в ее сторону.

Шаг назад, защита, парирование удара, выпад. Алек двигался, почти не задумываясь. Он кружил вокруг противника, с трудом балансируя из-за висящей на перевязи руки. Наконец он разорвал ограничивающую движения повязку, стянул ее через голову и отбросил в сторону. Затем вытянул левую руку, чтобы удержать равновесие. Боль пронзила предплечье, но Алек, казалось, даже не заметил этого.

Теперь он развернулся так, что садящееся за стены замка солнце светило ему в спину, и Грант отчаянно заморгал. Чтобы удержать противника в таком положении, Алеку нужно было двигаться взад и вперед, а не из стороны в сторону, и он делал все, чтобы не дать Гранту увернуться.

Блокируя удары, Алек отступал, а потом подныривал и делал выпад, все время подставляя спину слепящим лучам заходящего солнца. Грант снова и снова пытался увернуться. Солнце заливало его лицо ярким золотом своих лучей. Видя горящую в глазах полковника ярость, Алек понимал, что будет убит, едва только его противник займет более выгодную позицию.

Защита, шаг вперед, выпад. На этот раз клинок Алека достиг цели, и на щеке Гранта запылала алой кровью рана. Прижав ладонь к щеке, Грант вновь попытался метнуться в сторону, но Алек снова отступил назад. Солнце по-прежнему оставалось у него за спиной – яркий, ослепляющий врага союзник.

Грант рванулся назад, и Алек преследовал его, осыпая градом ударов. Внезапно полковник оступился и развернулся так быстро, что Алеку не оставалось ничего другого, как сделать шаг в сторону. В результате оба они оказались в опасной близости от внешней стены, защищающей площадку, на которой происходило сражение. С одной стороны к площадке примыкал замок, с другой – она соединялась с дорогой, спускающейся в город. Всего на расстоянии вытянутой руки от сражающихся, прямо за стеной, была отвесная скала высотой в несколько сот футов.

Из-за плеча Гранта Алек видел Кейт, стоявшую в толпе солдат. Все они наблюдали за сражающимися, не в силах остановить смертельную схватку. Алек сделал несколько шагов в сторону, и его каблуки царапнули основание стены. Холодный свежий ветер взъерошил его волосы, и они упали Алеку на глаза, лишенные удерживающей их ленты. Наступив на покатое основание стены, Алек потерял равновесие и на мгновение утратил бдительность. В этом месте вьющаяся по вершине холма стена едва доставала Алеку до пояса. Молодой человек попытался отойти от нее на безопасное расстояние, но Грант ринулся в атаку.

На этот раз кончик его клинка достиг раненой руки Алека, рассек бинты и резанул по только что затянувшейся ране. Дикая, обжигающая боль пронзила руку Алека, в глазах у него потемнело. Но он удержался на ногах, не обращая внимания на быстро пропитавшую рукав кровь. И повернулся.

Внезапно он увидел Кейт. Она возникла рядом с ним, словно яркий солнечный луч. Девушка стояла спиной к стене и заходящему солнцу. Алек не знал, когда она ступила навстречу опасности, но он не мог посмотреть в ее сторону.

– Отойди, – прошипел он. – Уйти отсюда!

Но Кейт не послушалась. Да этого и не надо было, потому что Грант внезапно остановился и изумленно посмотрел на Кейт. На его лице возникло выражение такого замешательства, что он на мгновение заколебался.

И в этот самый момент Алек сделал выпад. Грант пришел в себя, но теперь он был совсем уже другим человеком. Этот новый Грант взирал на Кейт растерянно и очарованно. Он не сводил с нее глаз и уже не мог сосредоточиться на сражении. Алек вновь ринулся на противника. Кейт кружила вокруг сражающихся на безопасном расстоянии в несколько футов. Она сверкала в лучах заходящего солнца, а ее волосы сияли, точно ореол. И тут Алек увидел волшебство, которое парило и переливалось вокруг Кейт.

Но на этот раз он не споткнулся, не отвлекся. Его тело обрело новую силу, а боль в руке исчезла. Кейт была рядом с ним, как союзник, прикрывающий тылы. Она защищала и поддерживала его на свой, только ей одной известный магический лад, и Алека вдруг охватило странное ощущение, что он тоже является частью этой магии, словно он обладал чудесным даром.

Теперь Грант смотрел на них обоих, переводя взгляд с Кейт на Алека, словно завороженный. А потом на его лице появилось неистово-дикое выражение, и он бросился на Алека, лишь клинок сверкнул в лучах солнца.

Алек отклонился назад, когда смертоносное лезвие резануло воздух, не коснувшись его груди. Грант споткнулся, сила тяжести его собственного тела увлекла его вперед, и он перелетел через стену.

Алек выбросил левую руку и постарался схватить полковника, поймав полу его кителя. Не удержавшись, он метнулся следом за Грантом. Со звоном уронив свой меч на камни, Алек схватился за китель Гранта второй рукой и потянул изо всех сил. Он упирался коленями в каменную стену, перевесившись через нее вместе с полковником, который болтался над пропастью, отчаянно вопя.

Алек почувствовал, как руки Кейт обхватили его за талию и потянули. Вскоре к ней присоединились два солдата. Схватив его за руки и за китель, они попытались втянуть противников назад. Однако мужчина, висящий за стеной, оказался слишком тяжел. Шерстяная ткань его кителя начала с треском рваться, выскальзывая из пальцев Алека, и Грант беззвучно рухнул вниз.

От отчаяния и неподдельного сожаления Алек ударил кулаком по каменной стене и, повернувшись, сполз на землю. Он сидел, опершись спиной о стену, с дрожащими от напряжения руками и ногами.

Кейт опустилась рядом, обвила его шею руками и зарыдала. Она дышала так же тяжело и прерывисто, как и Алек.

– О Господи, Алек, – срывающимся голосом прошептала она. – Я думала, что потеряла тебя… потеряла тебя… а ты жив. – Едва не задохнувшись от слез, она уткнулась головой в плечо любимого.

Алек обнял девушку правой рукой, потому что левая истекала кровью, и прижался лицом к ее щеке. Он тяжело дышал, сознавая, что все больше солдат собирается вокруг, только исправить уже ничего нельзя.

Алек вдруг понял, что теперь их поймают и возможности избежать этого нет. Наверняка к этому времени стало известно, что заключенные горцы сбежали, а двое людей, затеявших побег, сидели здесь, затаив дыхание, пойманные в ловушку.

– Уходи, – прошептал Алек, отталкивая Кейт от себя. – Уходи отсюда… скорее! – Но она лишь крепче прижалась к нему. – Кейт, я люблю тебя. Милостивый Боже, как же я тебя люблю, – повторил Алек. – Поднимайся, беги отсюда. Ты сможешь затеряться в переулках, а потом добраться до магазина моего дяди.

Но Кейт покачала головой:

– Я не могу тебя оставить…

– Сэр, – раздался над ухом Алека мужской голос. Молодой человек поднял глаза. – Капитан, сэр, сбежали несколько заключенных. Вы что-нибудь знаете об этом?

– Заключенные? – Алек увидел перед собой часового. Все стоявшие вокруг смотрели на него с осуждением.

– Они не имеют к этому никакого отношения, лейтенант, – сказал один из солдат, выходя вперед. Пораженный Алек узнал в нем капрала из тюрьмы, рядом с которым стоял его товарищ сержант. – Эти двое не имеют к случившемуся никакого отношения.

– Но вы сказали…

– Да, в тюрьму действительно приходили мужчина в офицерской форме и леди. Такая красавица… Но не эта леди, – пробормотал капрал. – Не эта.

Он сделал шаг вперед и протянул затянутую в перчатку руку. Кейт взялась за нее и встала, не сводя глаз с молодого человека.

Сержант помог подняться Алеку, и теперь оба караульных смотрели на Кейт.

– Нет, не эта леди, – тихо произнес сержант. – Та была вовсе не такой красавицей, как эта. – Он еле заметно печально улыбнулся.

Кейт, не говоря ни слова, пожала его руку, а потом руку капрала. Оба они чуть заметно кивнули.

– Те люди убежали, – сказал капрал лейтенанту и остальным собравшимся. – А эти двое просто случайно оказались в самом центре событий. Бедняга, – добавил он, бросив взгляд на стену.

– Капитан, прошу прощения, – обратился лейтенант к Алеку. – Нужно позвать вам врача.

– Со мной все в порядке, – ответил Алек. – Не беспокойтесь.

Кейт взяла любимого за руку.

– Я отвезу мужа домой, господа. Благодарю вас за помощь. – Она улыбнулась стоящим вокруг и разглядывающим ее людям. И Алек заметил, что все мужчины улыбнулись в ответ. Каждый из них был польщен, во взгляде каждого светилась любовь, словно Кейт подарила улыбку только ему одному.

– Идем, – тихо сказал Алек, беря Кейт под руку и направляясь к воротам. – Мне лучше увести тебя отсюда, пока все солдаты Эдинбурга не оказались у твоих ног.

Кейт обняла Алека за талию.

– В Эдинбурге есть только один солдат, который мне нужен, – сказала она. – Один-единственный.

Алек ничего не ответил, хотя весь просиял и ощутил в душе разгорающееся пламя. Он молчал, пока они не миновали ворота замка и не оказались в прохладной голубой тени, отбрасываемой зданиями, примостившимися на вершине холма.

– Уведя Кейт в тень, он обнял ее и поцеловал. Алек крепко прижимал девушку к себе, чувствуя, как ее руки обвивают его шею, асам он погружается в водоворот восхитительного поцелуя, в волшебство, снизошедшее на него, вернее, цепь чудесных событий, похожих на серебряную цепочку, украшающую шею Кейт, в то время как сама она была кристаллом.

– Я люблю тебя, Кэти-Кэтрин, – прошептал Алек, снова целуя губы девушки и ее щеку. – Я попал в сети твоих чар и не хочу выбираться из них.

– О! Но ведь и ты тоже околдовал меня, – ответила девушка. – И мне кажется, ты сам не знал, что способен на подобное.

– Значит, нам нужно остаться в этом волшебном мире, чтобы насладиться нашими дарами, – тихо сказал Алек. Кейт засмеялась и еще крепче прижалась к любимому.

– И все же тебе придется время от времени покидать этот мир, – прошептала Кейт.

– Зачем? Я не могу найти ни одной причины для этого. Кейт продолжала смеяться, и ее мелодичный серебристый смех исцелял Алека, наполняя его новыми силами.

– Тебе придется покинуть его, чтобы нанять для меня паланкин, – сказала Кейт. – Мне очень понравилось на нем ездить.

– Вот оно что, – усмехнулся Алек. – Я всегда знал, что ты немного избалована, дорогая. – Алек обнял девушку за плечи и оглядел улицу. – Я вижу один.

– Но нам нужно два. Ты ведь ранен. – Кейт вышла вперед, подняла руку, и из-за угла, словно по волшебству, вынырнул еще один паланкин.

Алек рассмеялся. Он просто не смог удержаться.

– Я в самом деле люблю тебя, – прошептал он, и Кейт прижалась лицом к его лицу – маленькое проявление радости. – И чем скорее мы останемся наедине, моя дорогая Кейт, – прошептал он, целуя девушку в щеку, – тем быстрее я покажу тебе, насколько сильно.

Кейт нежно засмеялась, и, когда отстранилась, чтобы взглянуть на него, Алек заметил исходящее от ее сияние. Он понял, что это отсветы горящего внутри ее магического дара.

Алек знал, что будет видеть это волшебное свечение каждый день на протяжении всей жизни – не каждый раз глазами, но всегда сердцем.

Эпилог

Февраль 1729 года

Войдя в Хоупфил-Хаус со стороны двора, Алек услышал треск и такие неистовые приглушенные крики, что у него оборвалось сердце. Он бросился бежать по коридору в том направлении, откуда доносились крики, и с грохотом распахнул дверь, ведущую в кладовую, где стоял буфет с раскрытыми дверцами. Пробегая мима, он разглядел сложенные стопками фарфоровые тарелки. Очевидно, кто-то составил их для церемонии бракосочетания, намеченной на сегодняшний вечер, но так и не успел отнести.

Где же слуги? И кто, черт возьми, так кричит? Алек бросился вперед, распахнув еще одну дверь. Лили… Да, без сомнения, кричала Лили. И Дейзи тоже…

В спешке он опрокинул стопку фарфоровых тарелок и услышал раздавшийся за спиной оглушительный звон. А крики тем временем не смолкали. Теперь Алек различил голос Рози. Он ворвался на кухню в развевающемся килте с бешено бьющимся сердцем.

И остановился как вкопанный. Громкие крики эхом неслись под сводчатым каменным потолком кухни, а ноздри Алека наполнились насыщенным сладким ароматом…

Шоколад был везде: лужами растекался по полу и начищенному дубовому столу, стекал с каминной полки. Он булькал, переливаясь через край, в двух черных чайниках, стоявших на столе. Аромат был божественный. Раненых и покалеченных Алек не заметил.

Обернувшись, он увидел их – трех перепачканных шоколадом маленьких леди, выглядывающих из-за самого большого кухонного стола. Его племянницы действительно визжали, но только от смеха.

Все они были с ног до головы забрызганы шоколадом. Их маленькие ручки и личики были покрыты пятнами, плиссированные платья перепачканы, взъерошенные волосы слиплись и висели сосульками. Заметив Алека, Рози и Лили подняли вверх руки и принялись размахивать ими и подпрыгивать. А Дейзи была полна решимости вырваться из рук Кейт, чтобы только взглянуть на обожаемого дядю.

Склонившись за спинами девочек с полотенцем в руках, Кейт взглянула на Алека через плечо, а потом вновь переключила внимание на его племянниц. Держа одной рукой подол платья Дейзи, она пыталась смыть с лица Лили темную массу. Младшая из девочек, стоящая на четвереньках, сводила все усилия Кейт на нет. Она вытягивала руку, стараясь окунуть пальцы в липкую лужу шоколада на полу, и взвизгивала от возмущения и разочарования.

– Ах ты, маленькая воровка, я не позволю тебе этого сделать, – приговаривала Кейт, пытаясь подтащить к себе ребенка за подол платья. – Алек, помоги мне, – взмолилась она.

– Дядя Алек, посмотри! – Рози, спокойная, серьезная темноволосая копия Эми, улыбалась от уха до уха.

Алек остановился, сложив руки на груди, и наблюдал за девочками. Все они были в безопасности, не ранены. Все они были такие чудесные, несмотря на то что их лица покрывали пятна шоколада, и все были настолько дороги ему, что Алек ощутил восхитительную боль в сердце. Он рассмеялся.

– Это, безусловно, самое невероятное зрелище, которое я когда-либо видел, – сказал он.

Кейт рассмеялась.

– Смотри, дядя Алек! – Рози подпрыгивала на месте, указывая на дубовый стол. Его поверхность была покрыта паутиной бесчисленных луж и пятен. Загустевший шоколад растекался по столешнице и капал на пол.

– Алек, забери ее! – Кейт пыталась подтащить Дейзи за платье. Она опустилась на колени, и на подоле ее бледно-голубого атласного платья появилось два коричневых пятна. Ее собственные пальцы были тоже перепачканы шоколадом, на рукавах виднелись отпечатки детских рук, а на щеках – следы поцелуев. – Ай-ай! – Девушка подошла к хихикающей Рози. – Как вам удалось сотворить подобное?

– Мы готовили шоколад для вашей свадьбы, – ответила Лили, которой Кейт пыталась оттереть лицо.

– Готовили шоколад? – переспросил Алек, подхватывая Дейзи под руку. Девочка захихикала и принялась извиваться. Потом она уцепилась ногами за ногу Алека, оставляя на рукаве его белоснежной рубашки благоухающие пятна шоколада. Она вытянула губы и подставила для поцелуя личико.

– Целуй! – скомандовала девочка.

Алек послушно поцеловал девочку в щеку и почувствовал на своем подбородке ее липкие губки.

– Маленькая сладкая Дейзи, – со смехом произнес Алек.

– Она не сладкая, а до ужаса озорная, – сказала Рози.

– Рози! – укорила ее Кейт. – Дейзи не могла сделать это одна.

– Она опрокинула чайник, – рассудительно заметила Лили. – Мы пытались приготовить шоколад, но малышка Дейзи пролила его на стол и на пол.

– И тогда вы решили им раскраситься? – Алек опустился на одно колено вместе со все еще цепляющейся за него Дейзи и подставил рукав Рози, чтобы та могла вытереть руки.

Ведь рубашка из дорогого батиста все равно была безвозвратно испорчена.

– Мы делали свадебный шоколад, но Дейзи и его испортила, – пояснила Рози.

– Свадебный шоколад? – Кейт взглянула на Алека. – Дядя Уолтер действительно готовил утром что-то особенное для праздничного обеда.

– Да, он говорил об этом, когда я встретил его в магазине, – ответил Алек. – Но где тетя Юффи? Где повар? И кто, черт возьми, присматривает за детьми?

– Я за ними присматривала, – сказала Рози. – Тетя Юффи пошла прилечь – у нее заболела голова – и велела нам идти к Кейт, но Кэти примеряла платье с леди Кинноул. Вернее, с тетей Софи, так она велела нам ее называть. Но тетя Софи держала на руках маленького Дункана, который снова заплакал, – запыхавшись, рассказывала девочка. – Вот я и сказала, что сама смогу присмотреть за сестрами.

– Уверен, никто не думал, что ты станешь присматривать за ними на кухне, – проворчал Алек, – или наблюдать, как они обмазываются шоколадом.

– Мы хотели удивить тебя, – жалобно произнесла Лили.

– И вам это удалось, – признался Алек.

– Я спустилась вниз, когда узнала, что Юффи отдыхает, а девочек нигде не видно, – объяснила Кейт, отпуская Лили и принимаясь вытирать влажным полотенцем лицо Рози. – Но где повариха и ее помощница? – спросила она у Рози.

– Они отправились к зеленщику, – ответила Рози. Ее голос звучал приглушенно из-за полотенца, которым ее вытирали. – Они не смогли отыскать на улице мальчишку, который сбегал бы на рынок, а конюх уехал с дядей Уолтером в гостиницу за гостями.

Алек знал, что девочка говорит о родственниках и друзьях Кейт, приехавших в Эдинбург на свадьбу и тайно остановившихся в гостинице, принадлежащей якобитам. Утром Кинноул привез Софи, а потом уехал вместе с Джеком, чтобы привезти Данкриффа, Маккарранов, Мюрреев и Макферсонов в Хоупфил-Хаус на церемонию бракосочетания и праздничный ужин.

– Повариха сказала, что в доме недостаточно репы. А еще ей понадобилась смородина для приготовления пудинга. Она обещала вернуться домой в половине второго. А сейчас уже половина второго? – Лили вопросительно взглянула на Алека.

– Не совсем, – ответил тот. – Так что же, вы сотворили все это за пятнадцать минут?

– Или даже меньше. – Кейт встала и принялась вытирать круглые щеки и маленькие пальчики Дейзи чистым краем полотенца.

– Целуй! – приказала Дейзи, вновь выпятив губы. Поцеловав девочку, Кейт начала вытирать сладкие пятна с ее лба.

Заметив пятно шоколада на подбородке Кейт, Алек протянул руку и принялся чувственно водить подушечкой большого пальца по нежной, полупрозрачной коже девушки. Кейт подняла на него бездонные, подернутые поволокой глаза.

– Всего один поцелуй, – прошептал Алек, наклоняясь. Кейт подняла лицо, и муж обхватил ее голову, погрузив пальцы в густые золотистые волосы. Он коснулся своими губами ее губ, упиваясь их сладостью и чувствуя, как Кейт отвечает на его ласку. Алек закрыл глаза, и Кейт издала жалобный стон, от которого его сердце подпрыгнуло, а тело отозвалось неожиданным желанием.

– Позже, – прошептал он.

– Дядя! – Лили потянула Алека за килт, и тот посмотрел вниз, все еще не выпуская из руки затылка Кейт. – Иди сюда, посмотри, что мы для тебя сделали, – позвала девочка и снова дернула за килт. Алеку ничего не оставалось, как последовать за племянницей к главному столу на огромной кухне.

Половина стола была заставлена чашками с нарезанными фруктами, глянцевыми куриными яйцами, остывшей кашей, смородиной и специями. Здесь же стояли кувшины с молоком и сливками для приготовления пудинга, а также вазочки с уже готовым пудингом и кремом. По цвету и запаху Алек догадался, что это лимонный пудинг, несмотря на то что он перелился через край, а ложка почти утонула в его глубинах.

Алек с облегчением заметил, что ножи были аккуратно сложены в ящик. Повариха не оставила на столе ничего, чем могли бы пораниться девочки. Подносы с жареной бараниной и птицей были задвинуты глубоко в печь, а котелок с дымящимся супом стоял слишком высоко, чтобы маленькие ручки могли до него дотянуться.

Однако сердце Алека сжалось при мысли о том, что здесь могло произойти.

– Их нельзя оставлять одних, – обратился он к Кейт.

– Знаю, – недовольно ответила та. – Я думала, Юффи присматривает за ними, пока мы с Софи примеряем платье. Ее малышу всего три недели, и он постоянно плачет. Неудивительно, что мы утратили бдительность.

– Я не сомневаюсь, что ты непременно присмотрела бы за девочками, если бы знала, что они предоставлены самим себе, – произнес Алек. – Может быть, не стоит постоянно оставлять их с Юффи. Она уже слишком стара, чтобы следить за ними.

Кейт склонила голову.

– Мы могли бы забрать их к себе домой, – тихо предложила она. – Ты ведь их опекун. После свадьбы мы собираемся в Килберни, чтобы познакомиться с твоими остальными родственниками. А потом, если позволит погода, уедем в Данкрифф. Я хочу, чтобы церемония венчания состоялась в маленькой часовне в горах, как того требует древняя традиция Маккарранов.

– Так и будет. Но я думал… девочкам нравится жить в Эдинбурге, где все они могут ходить в школу.

– Лили и Дейзи еще слишком малы, чтобы ходить в школу, – заметила Рози. – И вообще мы предпочли бы жить в горах с тобой и тетей Кэти.

– Горный воздух полезен для них, – сказала Кейт. – Они будут жить с нами в Килберни, а несколько раз в год мы приезжали бы в Эдинбург. Теперь, когда ты решил уйти в отставку, ты будешь много времени проводить в разъездах. Поможешь дяде Уолтеру и откроешь новое дело.

Алек посмотрел на племянниц. Их возбужденные невинные глаза были устремлены на него.

– Жить с нами? – переспросил Алек, и его сердце едва не остановилось. – Килберни?

– Ты не только их опекун, но и любимый дядя. Наверняка ты захочешь больше времени проводить со своей семьей. Ты же знаешь, что она скоро увеличится, – тихо произнесла Кейт. – Кто знает, когда это произойдет. – В глазах Кейт вспыхнул огонь.

Алек вдруг понял, что Кейт вновь начала очаровывать его. Он тихо засмеялся и посмотрел на девочек – таких красивых и дорогих его сердцу.

– Дядя Уотти и тетя Юффи очень хорошие. Они так добры к нам, – произнесла Рози со свойственной ей врожденной рассудительностью, которой она так напоминала Алеку ее мать. – Но нам нравится жить за городом.

– Мы не хотим все время оставаться в городе, – поддержала сестру Лили. – Колокола звонят слишком громко.

– Вниз, – потребовала Дейзи. – Вниз. – А потом принялась вырываться из рук Алека, уворачиваясь от мокрого полотенца.

Ничего не ответив Кейт и двум старшим девочкам, Алек опустил малышку Дейзи на пол и вложил ее ручку в ладонь Рози. Мысли роились у Алека в голове, не в силах сформироваться в единое целое. Сдвинув брови, он посмотрел на Лили.

– Ну, показывай, что вы сделали, – произнес он более строго, чем хотел.

– Вот. – Девочка указала пальцем на стол. – Это для тебя и тети Кэти.

Алек присмотрелся к гладким темным кускам шоколада и вдруг понял, что они вовсе не бесформенные. Девочки разлили шоколад в маленькие железные формочки, которые повариха использовала для приготовления пудинга и фруктового мороженого.

– Что это?

– Шоколад, который можно откусывать, – пояснила Рози. – Дядя Уолтер делает густой шоколадный соус, в который можно макать печенку. Но мы не любим печенку и шоколадный соус, поэтому мы решили сделать что-то другое.

– Свадебный шоколад, – с гордостью произнесла Лили. Алек коснулся поверхности пальцем. Но содержимое формочки оказалось твердым. Алек нажал сильнее, тонкая оболочка треснула, и из-под нее показался лимонный крем. Он нахмурился.

– Как вы это сделали?

– Мы добавили в шоколад сахар, потому что знали, что ты любишь шоколад с сахаром и без этого противного перца, – пояснила Лили, сморщив нос.

– Но он получился очень густым, – продолжала Рози, – поэтому мы разлили его в формочки. А потом решили, что можно положить в него немного лимонного пудинга. Понимаешь, мы совсем не любим печенку, – добавила она, как чопорная леди.

– Понимаю, – пробормотал Алек и обмакнул палец в смесь лимонного пудинга с шоколадом. – Рози, очень вкусно. Просто восхитительно. – Он вновь погрузил палец в ароматную смесь и протянул его Кейт.

Девушка облизала кончик пальца, и Алек подумал, что ей не стоило этого делать, потому что его чресла словно пронзило молнией.

– О Боже! Невероятно вкусно. – Кейт взглянула на Алека.

Его сердце ликующе перевернулось.

– Да, – прошептал он. – Леди, у вас получился великолепный шоколад. Я непременно скажу дяде Уолтеру и тете Юффи, чтобы они наградили вас за это открытие.

– А ты возьмешь нас с собой в Килберни? – быстро спросила Лили. – Мы будем очень хорошими.

– Хорошими! – выкрикнула Дейзи, поднимая руку.

– Мы будем вести себя примерно, – кивнув, пообещала Рози. – Мы не станем сорить на кухне. Ну, по крайней мере постараемся не брать с собой Дейзи.

Рассмеявшись, Алек посмотрел на Кейт.

– Полагаю, мы можем взять их с собой в Килберни и оставить их там… насколько они пожелают.

Лицо Кейт просияло, и Алек вновь увидел это свечение, золотой ореол, возникающий вокруг нее время от времени, великолепие души, о котором она, скорее всего и не подозревала. Алек предпочитал ничего не говорить Кейт, чтобы наслаждаться этим в одиночку.

Тут он подумал, что с удовольствием будет жить вместе с детьми в настоящей семье. Ведь Алек всегда хотел именно этого, хотя на протяжении многих лет не смел об этом даже мечтать.

– Что ж, хорошо, обсудим все это позже, но вы поедете в Килберни с нами, – сказал Алек девочкам, которые тут же принялись прыгать и визжать от радости. – А теперь ступайте наверх, грязнули, и прямо в таком виде разбудите тетю Юффи. Это будет ей наградой за то, что она заснула.

Кейт улыбнулась.

– Да, идите, только присматривайте за Дейзи, когда будете подниматься по лестнице, – сказала она девочкам. – Да, и еще, дорогие мои, скажите тете Юффи, что вам необходима ванна и чистая одежда. Те чудесные платья, что мы сшили специально для торжества, готовы и ждут вас наверху. Тетя Софи знает, где они.

Рози и Лили захихикали от удовольствия, а потом взяли Дейзи за обе руки и поспешили в коридор.

– А вы пойдете наверх? – спросила Рози, оглянувшись.

– Да, очень скоро, – ответил Алек, не сводя глаз с Кейт. – Но сначала я помогу тете Кэти умыться. Она вся в шоколаде. – Когда дети скрылись в коридоре, ведущем к лестнице, Алек обнял ее за талию.

– Ну, я лишь слегка испачкалась, – со смехом сказала Кейт.

– меня достаточно. Ты такая… – Алек поцеловал жену, нежно коснувшись ее губ своими, – …такая сладкая. – Он лизнул кожу Кейт так, что у нее захватило дух, и она крепче прижалась к нему.

– Но я знаменита вовсе не своей сладостью, сэр.

– Ну и я отчасти с кислинкой, так что из нас получится прекрасная пара, – прошептал Алек, и когда его губы встретились с губами Кейт в глубоком поцелуе, он провел рукой по лифу ее платья, над которым вздымалась ее грудь – соблазнительная и мягкая. Прикосновение к ней пробудило в Алеке такое неистовое желание, что он не мог больше ждать. Наклонив голову, он отодвинул в сторону полупрозрачный кружевной шарф, прикрывающий грудь Кейт и будоражащий его сознание на протяжении последних нескольких минут. Он поцеловал ее грудь, его пальцы скользнули под туго зашнурованный корсет, и девушка покачнулась в его объятиях, как если бы ноги вдруг отказались ее слушаться.

– Алек, – задыхаясь, произнесла она, – куда мы можем пойти?

– В буфетную, – пробормотал он, поднимая голову, чтобы снова поцеловать Кейт. – Мы сможем закрыть на ключ обе двери. Или в кладовую прямо за этой стеной. – Он слегка подтолкнул Кейт в указанном направлении и, наклонив голову, поцеловал ее обнаженное плечо.

– О, повариха скоро вернется, – сказала она, обвивая руками шею Алека. – Я знаю одно место сразу за черным ходом в саду. – Кейт потянула его за собой. – Там, где хранится шоколад. Кладовка заставлена банками и ящиками.

– Отличная идея, – сказал Алек, а потом остановился и подхватил Кейт на руки. Он поймал ее губы, наслаждаясь насыщенным теплым вкусом шоколада, вдыхая сладкий аромат волос и кожи Кейт. Чувства Алека обострились до предела. – Туда никто не войдет. На кухне достаточно какао, так что о кладовке некоторое время никто не вспомнит.

– По крайней мере, до тех пор, пока не придет время надевать свадебное платье. – Кейт легонько провела кончиком языка по мочке уха Алека, пока тот нес ее к задней двери.

– О да, – согласился тот, остановившись, чтобы снова найти губы Кейт, а потом поспешил к кладовке, спрятанной в глубине палисадника. – А когда церемония закончится, не хотела бы ты снова улизнуть сюда?

– С удовольствием, – прошептала Кейт. – Я люблю тебя и пойду с тобой куда угодно, хоть на край света.

– Тогда начнем с этого, – ответил Алек, распахнув одной рукой дверь кладовки и войдя вместе с Кейт внутрь.

Примечания

1

сказочный гном из одноименной сказки братьев Гримм

(обратно)

2

Имеется в виду шотландская сказка – вариант немецкой сказки «Румпельштильцхен».

(обратно)

3

Точеные палочки с утолщением и шариком на конце для плетения кружев

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Эпилог