КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405267 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146544
Пользователей - 92106
Загрузка...

Впечатления

PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Двойной шантаж (fb2)

- Двойной шантаж (пер. Н. Веркина) (и.с. Соблазны) 1.17 Мб, 356с. (скачать fb2) - Лаура Ли Гурк

Настройки текста:



Лаура Ли Гурк Двойной шантаж

1

Бостон, февраль 1775 г.

Над городом еще брезжил рассвет, а на Норт-сквер, большой рыночной площади, уже вовсю шла торговля: хозяйки и экономки с корзинками в руках толпились у лотков, препираясь с фермерами и продавцами в надежде сбить высокую цену. Женские голоса, гогот приготовленных на продажу гусей, призывные крики торговцев и грохот телег, свозивших на рынок из предместий яблоки, лук и ценившиеся чуть ли не на вес золота дрова, сливались в общий гул.

Занятые своими делами люди не обращали никакого внимания на мужчину, притаившегося в сумрачном дверном проеме гостиницы, расположенной напротив рынка. Впрочем, и при желании разглядеть его было бы трудно: благодаря черной шевелюре, темному плащу и полной неподвижности он словно растворился в утренней мгле, превратившись в неясное темное пятно.

С его места открывался отличный обзор, и серые глаза мужчины нетерпеливо обшаривали рыночную площадь: он ждал посланца с известием, что встреча, которой он добивался, состоится.

Мужчину звали Итан Хардинг. Светские приятели были бы шокированы, увидев его при столь странных обстоятельствах, да еще в такой ранний час, ведь все знали, что он никогда не встает с постели раньше полудня. К счастью, они не могли его увидеть, потому что еще крепко спали в этот час. Но даже если бы их каким-то чудом занесло на рассвете на Норт-сквер, они, скорее всего, просто не узнали бы в настороженном, закутанном в черное человеке, застывшем в дверях второразрядной гостиницы, легкомысленного денди, завсегдатая самых изысканных и модных гостиных тори[1] Итана Хардинга, который предпочитал носить разноцветные шелка и кружева и никогда не появлялся на людях без напудренного парика.

Наконец на рынок въехала тележка, уставленная корзинами с моллюсками. При виде здоровенного лысого возницы Итан вздохнул с облегчением. Это был тот, кого он ждал, шотландец Колин Маклеод.

Тележка остановилась, возница спрыгнул на землю и закричал:

— Клемы[2], свежие клемы! Налетай, покупай!

Итан улыбнулся: продавая свой товар, шотландец частенько заворачивал его в газеты, призывавшие народ сбросить английское иго. Впрочем, Адамс[3] наверняка не против того, чтобы его страстные обличительные статьи попахивали селедкой, если люди прочтут их и узнают обо всех прегрешениях британского правительства.

Хардинг двинулся было к тележке, но ее осадили жаждавшие свежих моллюсков матроны с корзинками, и ему пришлось отступить обратно в тень. Ожидая, пока женщины разойдутся, он продолжал разглядывать площадь.

Совсем рядом с тележкой, меньше чем в дюжине футов от убежища Хардинга, расположился со своим товаром булочник Мэтью Хоббс, и, похоже, торговля у него шла очень бойко. «Жаль, — подумал Итан, скользнув по булочнику взглядом, — ведь Хоббс отъявленный тори». Да, еще не все хотят независимости от Англии, не все осознали, что революция неизбежна!

Возле прилавка с хлебом остановилась девушка лет девятнадцати-двадцати, и Итан перевел взгляд на нее. Без шляпки, одетая в какие-то лохмотья, она явно не тянула на служанку даже самого бедного хозяина. Ее густые, цвета меда волосы, раздуваемые холодным бостонским ветром, были коротко острижены. Бедняжка продала свои косы, чтобы получить еду и крышу над головой, — догадался Итан. Лохмотья скрывали очертания ее тела, но впалые щеки и худенькая шея девушки подтверждали его догадку. По-видимому, это была просто нищенка, бродяжка из тех, на которых мужчины обращают внимание редко и то лишь для того, чтобы опасливо похлопать себя по карманам. Итан уже собирался отвести от нее взгляд, когда девушка вдруг повернулась в его сторону, и у него перехватило дыхание: она была чудо как хороша!

Итан не принадлежал к числу мужчин, падких до женской красоты, а в последние дни и вообще редко обращал внимание на женщин, что в дальнейшем, размышляя над случившимся, он счел скорее своим упущением, нежели достижением.

В жизни Итана был период, когда он очень увлекался женщинами, но в последние десять лет его единственной подругой стала осторожность, потому что он лучше многих других знал, как часто за женским очарованием скрывается предательство — за десять лет шпионской деятельности он не раз имел случай в этом убедиться. И все же сейчас он не мог оторвать взгляда от ангельски прекрасного лица незнакомки.

Ее огромные глаза цвета небесной лазури смотрели по-детски невинно, хотя в густых темных ресницах и пухлых нежных губах таилось столько искушения, что ей позавидовала бы и самая искусная куртизанка. Тонкие черты, безупречная белоснежная кожа — все в лице девушки было прекрасно. Но Итана поразила даже не столько ее красота, сколько улыбка, вдруг осветившая прелестное лицо. О, эта улыбка могла околдовать, поработить мужчину, заставить его забыть об идеалах и чести, продать душу дьяволу!

«Интересно, чему она улыбается», — подумал Итан, вытягивая шею, но не смог рассмотреть, на что устремлен ее взгляд. Девушка же вновь повернулась к булочнику Хоббсу, который, как и Колин Маклеод, был занят многочисленными покупательницами. Незнакомка бросила вороватый взгляд по сторонам, и два румяных пирога исчезли с прилавка, в мгновение ока скрывшись в складках ее дырявого плаща.

«Отличная работа! — мысленно похвалил воровку Итан, изумленный ее ловкостью. — Обворовать тори — благое дело, так и надо этому Хоббсу!» Между тем девушка двинулась прочь, и Итан подался вперед, чтобы не упустить ее из виду, но она быстро затерялась в толпе.

Он снова отступил в тень. Когда же наконец покупательницы оставят Колина в покое? Разговор с Маклеодом предстоял важный, поэтому, хотя речь и должна была идти о вполне невинных на первый взгляд вещах, Итан не хотел, чтобы его услышали посторонние. Береженого бог бережет!

Возле гостиничной двери, в проеме которой он притаился, остановился продавец газет, мальчик лет двенадцати. Торговал он явно газетами тори, потому что вряд ли решился бы распространять прессу вигов[4] открыто — утром, да еще на рыночной площади. Это было бы очень опасно: солдаты прогоняли и нещадно наказывали ослушников. Итан нахмурился — скоро, очень скоро мальчишки смогут продавать какие угодно газеты, не боясь свирепых солдат Его Величества!

Какой-то господин, одетый с вызывающей роскошью, замедлил шаг, чтобы купить газету. «Должно быть, богач!» — подумал Итан, разглядывая серебряные пряжки на башмаках незнакомца, его трость с золотым набалдашником, инкрустированным слоновой костью, и превосходного качества парик.

Кто он такой? Лица мужчины видно не было, но модный покрой его дорогого переливчато-синего камзола и драгоценные кружева, в изобилии украшавшие манжеты, ясней ясного говорили о том, что их обладатель — тори, причем еще больший любитель роскоши, чем тот, личину которого надевал Итан.

Внезапно кто-то закричал, перекрывая рыночный гул:

— Держи воровку! Держи воровку!

Движимый любопытством, Итан снова высунулся из своего укрытия и, к своему удивлению, опять увидел девушку с лицом ангела — на сей раз она пыталась вырваться из цепких рук мужчины, судя по виду, зажиточного торговца, схватившего ее за запястье.

— Я не воровка! — крикнула она сердито. — Сейчас же отпустите меня!

— И не подумаю! — бросил мужчина, оглядываясь в поисках констебля.

Девушка продолжала отчаянно вырываться, и вдруг в ее свободной руке что-то блеснуло и тотчас исчезло.

«Ай да умница, подложила часы хозяину в карман! — догадался Итан. — Теперь ее никто не сможет обвинить в краже».

Не подозревая о возвращении украденного, купец продолжал громко звать констебля, но на его зов явился только молоденький англичанин в красном офицерском камзоле.

— Что здесь происходит? — строго спросил он, пробравшись сквозь толпу зевак, моментально собравшуюся вокруг скандалиста.

— Эта девка украла мои часы! — рявкнул пострадавший и так сжал запястье несчастной, что та даже вскрикнула от боли.

— Неправда, я их не брала! — возразила она жалобным голосом, от которого растаяло бы даже каменное сердце, и, с мольбой глядя на юного офицера своими прекрасными чистыми глазами, в бессильном отчаянии протянула к нему свободную руку. — Поверьте, сэр, произошла ужасная ошибка! Этот человек думает, что я у него что-то украла, и я не в силах убедить его в своей невиновности. О, майор, вы добрый и умный джентльмен, помогите мне, пожалуйста!

Польщенный юнец, который на самом деле имел всего лишь чин лейтенанта, надулся, как павлин, и, с улыбкой потрепав девушку по плечу, ласково сказал:

— Успокойтесь, милая, все будет в порядке, я уверен! Когда вы потеряли свои часы, сэр? — добавил он, обращаясь к пострадавшему.

— Ничего я не терял, — ответил тот со злобной ухмылкой, — часы украла эта девка!

— У вас есть доказательства, сэр?

— Какие еще доказательства?! Часы у нее, что вам еще нужно?

Лицо маленькой воровки приняло такое невинное выражение, что ей позавидовали бы и святые мученики. Итан едва не расхохотался.

— Пожалуйста, обыщите меня, если это убедит вас в моей невиновности! — воскликнула она с видом оскорбленной добродетели. — Но, умоляю вас, сэр, попросите и этого джентльмена порыться в карманах! Я уверена, что он ошибся и часы при нем!

— Да не ошибся я, лейтенант! Дураку ясно, что эта девка — воровка!

Нахмурившись — грубость торговца пришлась ему явно не по душе, — англичанин взял сторону девушки:

— Попрошу вас проверить карманы, уважаемый.

— Что за глупость! — возмутился обворованный торговец, но все же выпустил руку незнакомки и принялся хлопать себя по карманам, бормоча ругательства и бросая на офицера сердитые взгляды. Внезапно злость на его лице сменилась изумлением, и он с растерянным видом извлек из кармана камзола массивные серебряные часы.

— Похоже, вы напрасно обвиняли в краже эту юную леди, — заметил обрадованный таким исходом дела лейтенант.

— Должно быть, я переложил их в другой карман и забыл… — пробормотал торговец, покраснев, как рак, и Итан снова с трудом удержался, чтобы не расхохотаться.

Пристыженный же торговец, не говоря больше ни слова, поспешил уйти.

— О, майор! — воскликнула девушка. — Не знаю, как вас и благодарить!

Ничего интересного больше не предвиделось, и толпа зевак, собравшаяся в ожидании скандала, разошлась. Ушел и денди в переливчато-синем камзоле, а матроны с корзинками вернулись к тележке торговца.

Итан продолжил наблюдение за девушкой в лохмотьях. Она снова удивила его — другая бы на ее месте, чудом избежав разоблачения, поблагодарила бы своего спасителя и убралась подобру-поздорову, но прелестная воровка пошла рядом с лейтенантом, болтая и осыпая его любезностями. Два-три лестных сравнения и полный восхищения взгляд небесно-голубых глаз заставили лейтенанта забыть обо всем на свете. На его губах заиграла самодовольная улыбка, он гордо расправил плечи и выпятил грудь, совершенно не замечая, что ловкая, с тонкими длинными пальчиками ручка незнакомки скользнула к нему в карман.

Итан ухмыльнулся — девушка в мгновение ока выудила кошелек и спрятала у себя под плащом. «Этой красотке палец в рот не клади, — подумал он, восхищенный ее дерзостью. — Она украдет и ключи от райских врат».

Он ждал развязки, уверенный, что через миг ее чары рассеются и англичанин разоблачит обманщицу, но не тут-то было. Прощаясь, незнакомка ласково погладила лейтенанта по щеке и пошла прочь, а юноша стоял и смотрел ей вслед кротко, как ягненок. Обернувшись, плутовка одарила его пленительным взглядом, в котором было все, что только могла обещать мужчине женщина, и скрылась в толпе.

Продолжая ухмыляться, Итан проводил ее глазами. Даже жаль, что она ушла, — в последнее время ему не часто доводилось видеть столь занимательные сценки, как та, что только что разыгралась у него перед глазами. Да, таких плутовок, как очаровательная карманница, только поискать.

Тем временем Колин Маклеод наконец освободился от покупателей, и мысли о незнакомке вылетели у Итана из головы. Выйдя из своего укрытия, он направился к шотландцу. Их взгляды встретились, но мужчины не подали вида, что знакомы. Если бы за ними кто-то наблюдал, он бы ни за что не догадался, что они давно и очень хорошо знают друг друга.

— Есть свежие устрицы? — спросил Итан.

— Нет, сэр, только свежайшие клемы.

— Но мне нужны устрицы, — покачал головой Итан.

— Откуда же мне их взять, господин хороший? — разочарованно протянул рыбник. — Клемы я собираю на берегу, за устрицами же надо выходить на лодке в гавань, а она закрыта из-за Портового указа, поэтому раздобыть их и думать нечего.

— Может быть, вы слышали, где их можно купить?

— Слышал, как не слыхать, — проворчал Колин со вздохом. — Говорят, их иногда подают на завтрак в «Белом лебеде», и стоят они немалых денег. Откуда уж их берет тамошний хозяин, ума не приложу. Должно быть, возит по ночам на подводе из Портсмута.

Кивнув, Итан коснулся шляпы кончиками пальцев и быстро зашагал прочь, размышляя над скрытым для других смыслом слов Маклеода. Пивная «Белый лебедь» — отличное место для конспиративной встречи, особенно в утренние часы, когда там, скорее всего, не будет посетителей. Итан углубился в лабиринт узких кривых улочек Северного Бостона и слился с безликой темной массой прохожих. Поношенная одежда черного сукна делала его похожим на обычного торговца, какие тысячами заполняли по утрам улицы города, спеша по делам. Он специально выбрал такой костюм для встречи с Маклеодом — если за ним следит кто-нибудь из шпионов губернатора Гейджа, то бедняге придется немало потрудиться, чтобы не потерять Итана из виду. Конечно, вряд ли шпионы губернатора настолько искусны, чтобы выследить его, но осторожность никогда не помешает.

Опытный конспиратор, Итан всегда подбирал костюм в соответствии с заданием, за которое брался, но, как бы он ни одевался, чью бы роль ни играл, одна вещь оставалась неизменной — он носил на груди под одеждой серебряный медальон с надписью «Сыны свободы»[5]. Это было чрезвычайно опасно, но почетно, и Итан, как и все его соратники, никогда не снимал медальона.

Пивная «Белый лебедь» вообще-то слыла излюбленным местом встреч тори, но большинство посетителей понятия не имели о политических дискуссиях, проходивших в мансарде «Лебедя». Когда Итан вошел в пивную, там были только хозяин Джошуа Макэлви и его младшая сестра Дороти. Джошуа, как и подобает, стоял за стойкой, а Дороти, пухлая смазливая брюнетка двадцати двух лет, убирала со столов оставшиеся с вечера кружки и деревянные подносы.

При виде раннего посетителя ни хозяин, ни девушка не произнесли ни слова — Дороти лишь приветливо улыбнулась, а Джошуа кивком указал на дверь кухни. Итан миновал кухню, поднялся по черной лестнице в мансарду и постучал. Дверь тотчас распахнулась, и он увидел, что те двое, встречи с которыми он ждал, уже на месте.

— Рад тебя видеть, Эндрю, — негромко поздоровался он с мужчиной, открывшим дверь, и прошел в комнату.

Это был его старинный друг Эндрю Фрейзер. Итан в который раз подумал, что Эндрю с его длинным унылым лицом и низким звучным голосом пристало бы скорее быть владельцем похоронного бюро, чем виноторговцем. Судя по суетливым движениям и страху в глазах, сегодня старый друг был чем-то очень встревожен. Впрочем, Эндрю всегда производил такое впечатление — и в школе, где они оба слыли мастерами по части дерзких выходок, и в Гарварде, где они подпортили себе репутацию шальными эскападами с дамами, и позже, когда они оба с головой ушли в борьбу против англичан. Замышляли ли они подсыпать соли учителю в чай, пойти в бордель или устроить антиправительственный заговор, у Эндрю неизменно был такой затравленный вид, словно он умирал от страха.

— Мы сильно рискуем, встречаясь среди бела дня, Итан, — не преминул напомнить он.

— Знаю, поэтому не будем тратить время на пустые разговоры.

— Разве ты не мог подождать до пятницы, до нашей еженедельной встречи в «Русалке»? — упрекнул Эндрю, неодобрительно качая головой.

— Боюсь, что нет, — ответил Итан, переводя взгляд на второго мужчину.

Это был Джозеф Брамли, один из курьеров Сэмюэла Адамса. Прежде Итану доводилось видеть Брамли только мельком, он его совсем не знал, но Сэмюэл полностью доверял своим курьерам, и Итану этого было достаточно.

Не удосужившись снять шляпу, он прошел на середину комнаты и уселся за стол. Остальные последовали его примеру.

— Перейдем прямо к делу, джентльмены, ведь чем скорее мы разойдемся, тем лучше, — начал он. — Завтра утром губернатор Гейдж собирается послать двух офицеров в Уорчестер с секретным заданием.

— Что за задание? — спросил Эндрю.

— Разведка местности от Бостона до Уорчестера. Офицерам, капитану Джону Брауну и лейтенанту Генри де Верньеру, предписано переодеться простолюдинами и пешком добраться до Уорчестера, определяя состояние дорог и обращая особое внимание на места возможных засад.

Двое других собеседников молчали, обдумывая услышанное. Наконец Эндрю заговорил:

— Гейдж, разумеется, напыщенный гордец, но не тиран по натуре, как Хатчинсон, и уж, конечно, не глупец. Похоже, он хочет найти самый безопасный и короткий маршрут, чтобы послать в Уорчестер войска.

— Прямиком к нашему складу боеприпасов, — заметил Итан и решительно добавил: — Надо поскорее отправить туда кого-нибудь предупредить об опасности.

— Чтобы до прихода войск они успели перевести склад в другое укромное местечко? — спросил Джозеф.

— Конечно! — воскликнул Итан. — Судя по моим источникам, Гейдж знает, что мы прячем в Уорчестере больше пятнадцати тонн пороха и тринадцать пушек. Нельзя допустить, чтобы наши запасы оказались в его руках, потому что через месяц-другой нам понадобится все оружие и все боеприпасы.

В комнате снова повисла тишина. Его собеседники размышляли, откинувшись на спинки стульев.

— Гм… по-вашему, дело дойдет до войны? — спросил Джозеф через несколько мгновений.

— Да, война неизбежна, и виной тому проклятый Портовый указ, — ответил Итан. По этому указу, принятому восемь месяцев назад, бостонский порт был закрыт — англичане надеялись подчинить себе город, заставив его голодать. К счастью, благодаря щедрости других американских колоний, которые отправляли сюда продовольствие и другие товары по суше через Бостонский перешеек, рынки закрывать не пришлось, и городские жители, несмотря на все усилия англичан, могли покупать себе пропитание. Но цены росли как на дрожжах, особенно сейчас, когда близится к концу долгая, полная лишений зима.

— Англичане фактически ввели в Бостоне военное положение, — продолжил Итан. — Как долго наши сограждане будут его терпеть? Уже сейчас ни один коренной обитатель колонии не может добиться справедливости в Бостонском суде, не может открыто высказывать свои мысли, да ему и думать-то запрещено! Три года назад мы свободно обсуждали политические вопросы, теперь же четырем вигам нельзя собраться за кружкой эля, чтобы их не заподозрили в заговоре. Так больше продолжаться не может! — Итан набрал в грудь воздуха и решительно произнес, пристально глядя на собеседников: — Давайте посмотрим правде в глаза, джентльмены. Мы на пороге войны за полную независимость от Англии!

— Наши друзья согласны с вами, — поддержал его Джозеф. — Честно говоря, мысль о войне меня удручает, но, боюсь, ее и впрямь не избежать.

Итан кивнул, довольный, что другие «сыны свободы» разделяют его мнение. Как бы он хотел встретиться с ними — Сэмюэлом Адамсом, Джоном Хэнкоком[6], Полом Ревиром[7] и другими товарищами по борьбе! Увы, его личина завзятого тори, лояльного к англичанам, делала такую встречу слишком рискованной.

— А что мы решим насчет Уорчестера? — спросил Эндрю. — Два офицера, разумеется, не смогут вывезти наш порох, но они сообщат Гейджу точное расположение склада и укажут путь войскам.

— Именно так, — согласился Итан. — По моим сведениям, губернатор намерен приложить все силы, чтобы захватить наши боеприпасы. Если на этот раз его план сорвется, он будет посылать все новые и новые разведывательные группы, пока не добьется своей цели. Гейдж убежден, что сможет предотвратить войну, если лишит нас боеприпасов.

— Хитрая бестия этот Гейдж, — заключил Джозеф. — Самое страшное, что он совершенно прав. Нехватка боеприпасов и оружия может стоить нам победы, если война все-таки начнется. — Поймав взгляд Итана, он спросил: — А ваши сведения верны? От кого вы их получили?

— Эндрю может подтвердить, что у меня вполне надежные источники информации, — ответил Итан. — И конфиденциальные.

Эти слова, казалось, совершенно развеяли недоверие Джозефа.

— Хорошо, — ответил он, поднимаясь из-за стола. — Я передам ваше сообщение Полу Ревиру. Думаю, он сегодня же вечером съездит в Уорчестер предупредить тамошнюю милицию[8].

— Пусть оставят порох на прежнем месте до тех пор, пока офицеры-разведчики не пройдут. Перепрятать его нужно только после их ухода.

— Правильно, — кивнул Джозеф. — И солдаты, которые явятся за ним через несколько дней, уберутся с пустыми руками.

Эндрю тоже встал.

— А я передам твое сообщение милиции Бостона и Чарльзтауна, Итан, — сказал он, — чтобы они были готовы на случай репрессий. Когда солдаты вернутся ни с чем, Гейдж придет в ярость, и один бог знает, что он может натворить! — Эндрю помедлил и добавил: — И все-таки тебе не следовало приходить сюда в столь ранний час. Если ты вечерами ходишь по тавернам под именем докера Джона Смита — это одно, но появляться в городе среди бела дня слишком рискованно.

— Согласен, но я должен был вас предупредить, — ответил Итан, тоже поднимаясь из-за стола. — Ты ведь знаешь, я чувствую, когда за мной следят, так вот: я уверен, что на этот раз слежки не было.

— А если ты ошибся? Тогда Гейджу станет известно, кто ты на самом деле, тебя арестуют, обвинят в подстрекательстве к бунту и повесят.

— Мы все рискуем жизнью, если уж на то пошло, — возразил Итан. — Но Гейдж еще никого не арестовал! Он справедлив, хотя Сэмюэл и рисует его черной краской в наших газетах.

— У этой проблемы, господа, есть еще одна сторона, — вмешался Джозеф. — Вы рискуете не только жизнью, Итан. Как Хардинг, вы вхожи ко многим из друзей губернатора. Если Гейдж обнаружит, что Итан Хардинг и Джон Смит одно и то же лицо, мы потеряем ценнейший источник информации.

— Губернатор никогда не выдвинет против меня обвинения в подстрекательстве лишь на основании сообщения своего информатора, — ответил Итан. — Как я уже сказал, он справедлив и чтит закон. Прибавьте к этому мое положение в обществе и связи — Гейдж ни за что не решится меня арестовать без неоспоримых улик.

Эндрю обошел вокруг стола и положил руку Итану на плечо.

— Не забывай, улики можно сфабриковать, — сказал он. — Мне страшно при мысли, что ты можешь окончить свои дни на виселице, дружище. Будь начеку!

— Эндрю абсолютно прав, — поддержал его Джозеф. — Осторожность и еще раз осторожность.

— Я всегда начеку, — улыбнулся Итан, но глаза его помрачнели.

2

Если бы строгие дамы-благотворительницы из лондонского приюта для детей-сирот и падших девиц могли предвидеть, что Кэти Армстронг, повзрослев, превратится в искусную воровку с особым талантом к карманным кражам и к тому же бессовестную лгунью, они бы еще усерднее молились о спасении ее души и еще чаще пороли бы эту девочку ивовыми розгами. А если бы вдобавок они узнали, что она никогда не будет раскаиваться в своих преступлениях, то посчитали бы Кэти окончательно потерянной для бога, отослали бы ее прямиком в работный дом и больше бы о ней не вспоминали. Тогда судьба Кэти сложилась бы еще плачевней, но, к счастью, приютские дамы не обладали такой прозорливостью, и теперь их бывшая воспитанница, дожевывая последний из украденных на рынке пирожков, брела по Бостону в поисках самого дешевого пристанища, на которое хватило бы денег из кошелька доверчивого лейтенанта. Мысль о том, что воровать и обманывать грешно, даже не приходила ей в голову.

Она думала лишь о том, что ей до зарезу нужна крыша над головой — еще одной зимней ночи на улице ей просто не вынести. Но за ночлег нужно платить… Горсть серебра, которую она стянула из шкатулки Джеймса Уил-лоуби, истрачена на дорогу сюда из Виргинии, а ночи в Бостоне, хотя до начала марта оставались считанные дни, были очень холодными, и Кэти едва не замерзла насмерть, оставшись накануне без пристанища. Она на чем свет стоит кляла себя за то, что, убегая от Уиллоуби, направилась на север, а не на юг, но сделанного не воротишь, и девушке оставалось только смириться с судьбой и постараться выжить, несмотря на холод и безденежье.

Воспоминание о бывшем хозяине заставило ее содрогнуться. Кэти довелось увидеть немало страшного за свою коротенькую жизнь, но то, что Уиллоуби сделал с несчастной посудомойкой Пэтси Уэллс, превосходило все ужасы, с которыми Кэти приходилось сталкиваться, и даже те, которые могло нарисовать ее богатое воображение. Бедняжка Пэтси умерла, и Кэти ни на минуту не сомневалась, что ее саму ждала бы та же печальная участь, не сбеги она из Вирджинии. Если ее поймают и отправят назад к Уиллоуби, он убьет ее прежде, чем ей снова удастся удрать. Девушка решительно сжала губы: она пойдет на все, что угодно, только бы не возвращаться к этому зверю.

Вздохнув, Кэти постаралась выбросить из головы ужасные воспоминания. В конце концов, сейчас ей надо было думать не о мерзавце хозяине, от которого, она, слава богу, избавилась, а о том, как не подохнуть с голоду, не замерзнуть насмерть, ночуя под открытым небом, и не попасть в лапы полиции.

Кэти решила поискать ночлег в дешевых меблированных комнатах, на которые она наткнулась, бродя вокруг населенного проститутками квартала — местные жители прозвали его Гулящим. Вообще-то оставаться в Бостоне надолго Кэти не собиралась, но ей требовалось хотя бы несколько дней передышки, потому что два месяца труднейшего, полного лишений путешествия из Виргинии отняли все ее силы. К тому же, когда наконец девушка добралась до Бостона, денег в ее кармане оставалось не больше пенса. Монеты, которыми она разжилась у лейтенанта, позволят ей снять комнату в Гулящем квартале по меньшей мере на месяц. Конечно, это не самое подходящее жилье — там наверняка полно блох, — но она не в том положении, чтобы привередничать. Кроме того, Бостон маленький город, и спрятаться в нем гораздо труднее, чем в Лондоне, значит, риск быть схваченной и повешенной за воровство очень велик, и надо постараться подольше растянуть содержимое лейтенантского кошелька.

Ах, если бы Мэг сейчас была рядом! Но Мэг, соучастница Кэти по воровским делам, единственная, кого та могла бы с небольшой натяжкой даже назвать подругой, погибла от руки палача в Лондоне. Нет, теперь Кэти не на кого рассчитывать, кроме себя самой.

Неподалеку остановилась карета, но девушка, погруженная в свои невеселые мысли, не обратила на нее внимания. И напрасно — из кареты выскочили двое солдат, которые, быстро догнав Кэти, крепко схватили ее сзади за руки.

Ахнув от неожиданности, девушка попыталась освободиться, но у нее ничего не вышло. Яростно ругаясь, она вновь попыталась вырваться, однако солдаты рывком развернули ее и прижали спиной к глухой стене дома. При виде их красных мундиров Кэти в ужасе замерла, испугавшись, что ее настиг злополучный лейтенант, которого она обворовала на рынке. Но, вглядевшись в лица англичан, она поняла, что это не так.

— Похоже, мы наконец-то нашли ее! Девка полностью подходит под описание! — кивнул товарищу солдат, который держал ее за плечи. — Мы искали тебя все утро, красотка, — добавил он, посмотрев на Кэти.

У нее тоскливо сжалось сердце: должно быть, они видели, как она стянула кошелек у их лейтенанта, или, что еще хуже, они его приятели, которые отправились искать ее по данному лейтенантом описанию. Кэти вспомнились страшные четыре месяца, проведенные ею в Ньюгейтской тюрьме в Лондоне до отъезда в заморские колонии. Пусть эти звери убьют ее, ей все равно — лучше умереть свободной, чем сгнить в тюрьме в компании крыс или окончить свои дни на виселице!

Яростно пнув в голень одного из англичан, девушка вынудила его ослабить хватку и, собрав все свои силы, бросилась бежать. Увы, ее победа оказалась недолгой — солдаты легко нагнали Кэти и, несмотря на ее отчаянное сопротивление, затолкали в ожидавшую карету.

Ехали они недолго, и во время этой краткой поездки у Кэти не было никакого шанса сбежать. Оба стража, крепко державшие ее за руки, словно каменные истуканы, оставались глухи к ее мольбам, не отвечали на вопросы, не реагировали на брань и проклятия. Когда карета остановилась, девушка предприняла последнюю попытку вырваться из плена, но и эта попытка, как и все предыдущие, была тут же беспощадно пресечена.

Солдаты выволокли Кэти из экипажа и быстро втащили внутрь какого-то строения, по-видимому, пивной, как заключила девушка, увидев пустой в этот утренний час зал, заставленный столами и скамьями, и бочки с пивом. Протащив ее куда-то наверх по нескольким узким лестницам, похитители втолкнули Кэти в просторную, скудно обставленную комнату с длинным столом, за которым сидел какой-то человек. При виде девушки и солдат он поднялся на ноги.

Бросив на него взгляд, Кэти оцепенела, и вырвавшееся было ругательство застряло у нее в горле. Перед ней был совсем не простак-лейтенант. Судя по всему, незнакомец вообще не имел офицерского чина. Тощий, с мертвенно-бледной кожей, туго обтягивавшей скулы, он впился в нее темными глазами, в которых не было ни намека на жалость и снисхождение, и на его узких губах заиграла издевательская улыбка. Кэти похолодела — его лицо напоминало улыбающийся череп.

Незнакомец посмотрел на солдат, все еще державших девушку.

— Отличная работа, ребята! — похвалил он и приказал: — Отпустите ее!

Те тотчас повиновались. Кэти угрюмо глянула на своих мучителей и снова перевела глаза на странного человека, который обогнул стол и, подойдя поближе, вперил в нее изучающий взгляд. Девушка тоже принялась рассматривать незнакомца.

«Пожалуй, для полицейского или судьи он слишком богато одет», — решила она, оглядев тщательно напудренный парик превосходного качества, переливчато-синий камзол, тонкие кружевные манжеты и серебряные пряжки на башмаках.

— Вы свободны! — бросил незнакомец солдатам, не сводя глаз с ее лица, и, когда солдаты вышли из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь, представился: — Я — виконт Лоуден.

Кэти была изумлена: что нужно от нее английскому аристократу?

— А как зовут тебя, голубушка? — спросил виконт и, поскольку девушка молчала, добавил: — Я легко узнаю твое имя, уверяю тебя, так что давай не будем терять времени.

— Кэти… — пробормотала она.

— Ну, вот и хорошо, Кэти! Догадываешься, зачем тебя сюда привели?

Разумеется, она лихорадочно перебирала в уме все возможные варианты, но в голову не приходило ни одного мало-мальски разумного объяснения. Похоже, арестовали ее все-таки неофициально, но вот с какой целью… Вместо ответа девушка отрицательно покачала головой.

— Я приказал солдатам разыскать тебя и привести, — продолжал виконт, — потому что хочу поручить тебе одно дело.

— Ничего себе «привести»! — возмутилась Кэти. — Они приволокли меня сюда, как овцу!

— Но-но, советую тебе быть со мной повежливее, голубушка, — прошипел Лоуден, потом, придвинувшись к Кэти вплотную, взял ее руку, оттянул край рваной перчатки и повернул ладонью вверх — на нежной коже багровело клеймо в виде буквы В: так в Англии клеймили воров. — Не то я найду себе другую помощницу, а тебя верну хозяину, от которого ты, по-видимому, сбежала!

При мысли о возвращении к Уиллоуби у Кэти от ужаса подкосились ноги. «Спокойно!» — приказала она себе, изо всех сил стараясь не выдать своих чувств, вырвала руку и посмотрела прямо в безжалостные глаза Ло-удена:

— Понятия не имею, о чем вы.

Его тонкие губы искривила снисходительная улыбка, от которой ужас Кэти только усилился. Могучий инстинкт самосохранения, обостренный годами жизни на улице, подсказывал, что стоявший перед ней человек с недобрым пронзительным взглядом очень, очень опасен, и с ним надо быть предельно осторожной.

— Хватит прикидываться святой невинностью! — насмешливо ответил виконт. — Ты отъявленная воровка, о чем свидетельствует не только это позорное клеймо, но и твоя сегодняшняя проделка на Норт-сквер. Не отпирайся, я был там и видел все собственными глазами.

Внезапно он развернул Кэти лицом к дверям и притянул к себе, крепко сжимая одной рукой ее талию. Оторопев от неожиданности, она не успела ему помешать. Ее сердце забилось от страха — чего хочет от нее этот страшный человек? По-видимому, на уме у него были отнюдь не любовные игры: свободной рукой виконт ловко обшарил карманы ее ветхого плаща, выудив оттуда перетянутый шнуром бархатный мешочек — кошелек простака-лейтенанта. Завладев уликой, он тотчас отпустил Кэти.

Она обернулась, готовая осыпать его бранью, но, встретившись с ним глазами, прикусила язык — таким холодом и жестокостью веяло от виконта.

— Ну-ка, что тут у нас? — ухмельнулся он, разглядывая кошелек. — Неужели это деньги лейтенанта? А ты знаешь, что кража у офицера — серьезное преступление?

Не отвечая, Кэти облизнула пересохшие губы.

— Да, ты воровка, — констатировал виконт, — и, судя по клейму на твоей руке, воровка со стажем. Похоже, тебя сослали сюда в наказание по решению суда, и твой юный возраст говорит о том, что ты не успела отбыть семилетний срок, который обычно дают ворам. Значит, ты беглая! О, не надо так на меня смотреть, не надейся испепелить меня взглядом. Я не безмозглый лейте-нантишка, которого ты смогла провести, как ребенка. Спешу тебя успокоить: я не отдал бы своим людям приказа доставить тебя сюда, имей я намерение повесить тебя за какую-то банальную кражонку. Кроме того, поиск и возвращение растяпам-хозяевам беглых рабынь вовсе не входит в круг моих обязанностей.

Фаталистка по натуре, Кэти знала, в каких случаях бесполезно лгать и давать волю гневу. Похоже, сейчас был именно такой случай — ей придется согласиться на сотрудничество с Лоуденом, и будь что будет!

— Как скажете, сэр, — пожала она плечами. — Какое у вас ко мне дело?

Лоуден вытащил из кармана сложенный лист бумаги и показал Кэти:

— Посмотри — вот ордер на твой арест по обвинению в краже, подписанный лейтенантом Уэстоном, у которого ты сегодня утром на рынке стянула кошелек.

— Чертов обманщик! — в отчаянии воскликнула она. — Вы же только что уверяли, что не собираетесь выдавать меня полиции, а сами уже и ордер на арест приготовили!

— Попридержи-ка язык, — властно приказал виконт, на лице которого не дрогнул ни один мускул. — Еще одно оскорбление, мерзавка, и я разделаюсь с тобой без всяких ордеров. Не сомневайся, никто не помешает мне тебя здесь прикончить, так что и следов не останется.

Кэти содрогнулась: он сказал чистую правду. У него есть все — власть, титул, состояние. Кто перед ним она, нищая, высланная из родной страны? Он может изнасиловать ее, убить, сделать с ней все, что угодно, никто и пальцем не пошевельнет, чтобы ее спасти! Эта мысль придала ей силы.

— Когда-то мне грозила виселица, — ответила она, глядя на виконта с мрачной решимостью. — С тех пор я свыклась с мыслью о неизбежной смерти, так что не тратьте времени на угрозы, я вас не боюсь! — Последнее, разумеется, было ложью, но у Кэти еще осталась гордость: не родился еще такой мужчина, перед которым бы она спасовала! — Дайте-ка сюда ордер на арест, я хочу прочесть, в чем меня обвиняют, — добавила она, протянув руку за бумагой.

Впервые на безжизненном лице Лоудена отразилось какое-то чувство — это было удивление.

— Вот это да! Неужели ты умеешь читать? — спросил он.

Его реакция напомнила ей Мэг. Узнав, что Кэти знает грамоту, изумленная этим обстоятельством Мэг сразу начала придумывать, как использовать талант товарки — к их общей пользе, разумеется. И ей это удалось: она изобрела очень выгодную аферу с компрометирующими любовными письмами, которые от имени богатых аристократов писала Кэти, мастерски подделывая их почерк. Вот и теперь по хитрому блеску в глазах виконта она догадалась, что он, как когда-то Мэг, тоже думает о применении ее способностей в своих целях. «Пожалуй, не стоит ему рассказывать, что я еще и набила руку на подделке почерка», — решила Кэти, а вслух сказала с усмешкой:

— Только не умрите от удивления, милорд. Да, я умею читать и хочу прочесть ордер на свой арест. Что тут такого?

Он передал ей документ, и она его внимательно прочла — он содержал детальное описание ее утренней проделки.

— Ничего не скажешь, все изложено верно, — заметила Кэти, возвращая бумагу с самым беспечным видом, хотя на душе у нее скребли кошки. — Единственная поправка — я не шатенка, а блондинка.

— Неплохо, неплохо… — пробормотал виконт, думая о чем-то своем и как будто не слушая ее. Он машинально сложил ордер и спрятал его в карман камзола. — Ты умеешь читать — не ожидал! Это мне на руку. Может быть, ты и писать умеешь?

— Разумеется! И не только по-английски, но и по-французски.

— Отлично! — воскликнул Лоуден и замолчал, что-то прикидывая. Побарабанив пальцами по столешнице, он окинул Кэти задумчивым взглядом и продолжил: — Хоть ты и ругаешься, как пьяный матрос, голос у тебя приятный и выговор правильный. Похоже, ты даже имеешь некоторое представление о хороших манерах, светском обращении и разговоре…

— Я ведь, хоть и сирота, все-таки человек, а не животное, сэр, — сухо ответила Кэти, поджав губы.

Он не обратил на ее слова никакого внимания, продолжая размышлять вслух:

— К тому же ты грамотная — кто же дал тебе, уличной воровке, воспитание под стать благородной девице?

По своему опыту Кэти знала, что всегда, когда это возможно, лучше говорить правду, иначе можно запутаться в собственной лжи, поэтому она честно призналась:

— Десять лет моя мать была содержанкой одного богатого джентльмена. Он ушел от жены, поэтому жил с моей матерью открыто, не таясь. Мое детство большей частью прошло в его доме… Мама и научила меня читать и писать по-английски и по-французски. Она ведь происходила из хорошей семьи, но, на свою беду, встретила и полюбила одного повесу и мота, моего отца, а он бросил ее еще до моего рождения. Ей ничего не оставалось, как стать любовницей богатого джентльмена. Она умерла, когда мне исполнилось десять лет, и ее любовник тут же отправил меня в приют.

— Хорошо еще, что не в работный дом, — заметил виконт.

«Это еще как посмотреть», — подумала Кэти, вспомнив змеиную улыбку мисс Пруденс, которая с садистским сладострастием секла воспитанниц приюта ивовыми прутьями за малейшую провинность. Беседа, похоже, затягивалась, и Кэти нетерпеливо переступила с ноги на ногу. К чему эти расспросы? Почему виконт так обрадовался, узнав, что она умеет читать и писать? Что бы он ни собирался с ней сделать, лучше уж поскорее об этом узнать!

— Может, вы наконец объясните, зачем я вам понадобилась? — нарочито бодро спросила Кэти, усилием воли подавляя дрожь.

— А ты изрядно поднаторела в искусстве обмана, голубушка, — ответил Лоуден, смерив ее взглядом. — Ты так убедительно притворяешься, будто не боишься меня, что, пожалуй, можешь и сама поверить в свою ложь. Представь, именно твое искусство лицедейства привлекло меня, когда я увидел сцену, которую ты разыграла перед дураком-лейтенантом.

Она молча смотрела ему в лицо, ожидая, когда он закончит свои размышления вслух и ответит наконец на ее вопрос.

— Ты отчаянно смела, хороша собой и весьма неразборчива в средствах, — добавил виконт как бы про себя. — Да, ты именно то, что мне нужно!

— Я вас не понимаю, — не выдержала Кэти.

— Опасность и угроза смерти тебя не пугают, — не реагируя на ее восклицание, продолжил Лоуден. — Именно такому человеку, как ты, по плечу мое задание, которое предполагает и то, и другое!

— А у меня есть выбор?

— Разумеется. Если ты выполнишь задание, которое я собираюсь тебе поручить, я добьюсь снятия с тебя обвинения, и ты будешь вольна уехать, куда захочешь, не боясь преследования английских властей. Кроме того, в награду я дам тебе пятьдесят фунтов, чтобы ты могла начать новую жизнь. Ну а если ты откажешься от моего поручения, я найду твоего хозяина и отправлю тебя к нему.

Пятьдесят фунтов — целое состояние — и вожделенная свобода в придачу! Об этом Кэти не могла и мечтать даже в самых сладких снах. Проблема выбора отпала сама собой.

— Я сделаю все, что прикажете, сэр, если вы добьетесь моего освобождения! — воскликнула она с воодушевлением.

— Учти, задание опасное, может статься, ты даже не успеешь как следует насладиться вновь обретенной свободой, — предупредил Лоуден.

— Мне все равно. Лучше умереть свободной, чем жить в рабстве!

— Очень хорошо, — кивнул он с таким видом, словно и не ожидал другого ответа. — Но запомни: если ты меня предашь, я покараю тебя так, что даже каторжный труд у самого жестокого хозяина покажется тебе райским наслаждением!

Кэти взглянула в его темные безжалостные глаза и поежилась: можно не сомневаться, этот страшный человек выполнит свою угрозу. Но если он обещает ей освобождение от рабства у Уиллоуби, все остальное не имеет никакого значения!

— Ты, надеюсь, слышала о «Сынах свободы?» — перешел к делу виконт.

— О тайном обществе? — уточнила она. — Конечно, слышала.

— Их штаб находится здесь, в Бостоне, и я прибыл из Лондона специально для того, чтобы арестовать главарей и уничтожить эту организацию. Ты должна помочь мне в этом деле.

— Я? — изумилась Кэти. — Вы хотите, чтобы я вывела вас на «Сынов свободы»?

— Именно, — подтвердил Лоуден. — Мне уже известны их имена, но есть одна загвоздка — кто-то на самом верху снабжает их секретной информацией, и я до сих пор не смог выяснить кто. Мы подозреваем, что вождей бунтовщиков информирует некий Джон Смит.

— Кто он такой?

— Мы знаем о нем не так уж много, но нам известно самое главное: тот, кто посылает с ним тайные сведения мятежникам, принадлежит к самым доверенным друзьям губернатора.

— Почему же вы не арестуете этого Джона Смита?

Хотя холодное лицо Лоудена не изменило выражения, в его голосе послышалась с трудом сдерживаемая ярость:

— Потому что досточтимый губернатор Гейдж во всем желает следовать духу и букве английских законов! Он категорически отказывается арестовать этого человека при отсутствии прямых улик! — Губы виконта исказила презрительная улыбка. — Что касается Джона Смита, то губернатор не разрешил даже начать расследование до тех пор, пока не будет весомых доказательств, подкрепляющих наши подозрения. Я в Бостоне всего несколько дней и только приступил к сбору информации о Джоне Смите. Думаю, это вымышленное имя, но настоящего выяснить пока не удалось. Он похож на безработного докера или рыбака, но вот что странно: у него достаточно денег, чтобы целыми вечерами просиживать в пивных вигов, попивая ром.

— Значит, у вас есть свои люди в этих пивных?

По тому, как сощурились темные глаза и сжался тонкий, почти безгубый рот виконта, Кэти поняла, что вызвала его неудовольствие, и от этой мысли по спине девушки пробежал холодок. Каково же было ее удивление, когда Лоуден, несмотря на видимое раздражение, все-таки ответил на ее вопрос:

— Нет, пока что у нас там своих людей нет. Гейдж упустил момент, когда можно было приструнить вольнодумцев, и с самого начала повел дело неверно. Все его попытки внедрить своих соглядатаев в эти бунтарские гнезда бесславно провалились, но я надеюсь добиться успеха. Я послал к пивным своих осведомителей, но, поскольку Джон Смит появляется там только по вечерам, когда на улицах темно, мои люди не могут составить детальное описание его внешности, не приближаясь к нему на достаточно близкое расстояние. Вести за ним слежку очень трудно — он стремителен и изменчив, как ветер, к тому же обладает необъяснимой способностью обнаруживать слежку до того, как моим людям удастся выяснить что-нибудь важное.

— Поэтому-то вам и понадобилась я! — догадалась Кэти. — Значит, вы хотите, чтобы я за ним шпионила?

— Совершенно верно, красавица. Я поручаю тебе выяснить, кто скрывается под именем Джона Смита, от кого он получает секретные сведения и каким образом передает их мятежникам. Еще ты должна найти доказательства его измены, которые я мог бы представить губернатору. О твоем задании не будет знать никто, кроме меня и капитана Уорта, который подчинен непосредственно мне.

Кэти сдвинула брови, обдумывая его слова.

— Смогу ли я справиться с вашим заданием, если его провалили другие шпионы? — засомневалась она.

— Но ты же такая умная, хитрая, ловкая, — пожал плечами Лоуден. — Что-нибудь придумаешь, я уверен. — Он вернулся в свое кресло, взял гусиное перо и, обмакнув его в чернильницу, начал что-то быстро писать на листе бумаге, который лежал перед ним на столе. — Думаю, тебе надо соблазнить Джона Смита и стать его любовницей. Принимая во внимание твою красоту, опыт твоей матери, сделать это будет не трудно! — добавил он, не отрываясь от своего занятия.

С губ Кэти уже было готово сорваться ответное оскорбление, но она стиснула зубы и подавила этот порыв: разве можно рисковать свободой и обещанным состоянием в пятьдесят фунтов ради минутного удовольствия поставить на место зарвавшегося негодяя? Нет, лучше проглотить обиду и промолчать.

— Если мой совет тебе не по душе, — виконт перестал писать и поднял на нее глаза, видимо, почувствовав, что задел ее за живое, — тогда устройся на работу в одну из пивных, где Джон Смит бывает чаще всего, — в «Зеленый дракон», например, «Русалку» или «Салют», и уж там держи глаза и уши открытыми.

Он подул на написанное, чтобы высушить чернила, поднялся и вручил бумагу девушке.

Кэти пробежала ее глазами — там были какие-то имена.

— Список «Сынов свободы»? — догадалась она.

— Только те, кого мы знаем, — уточнил Лоуден. — Запомни имена и сожги список. Твоя главная забота — Джон Смит. Мне очень нужна информация о нем, поэтому сообщай мне все сведения, которые раздобудешь, какими бы малозначительными они тебе ни казались.

— Но Джона Смита в списке нет.

— В отличие от других бунтовщиков, он поступает благоразумно — не бравирует своей принадлежностью к тайному обществу, но я уверен, что он заправляет целой шпионской сетью, агенты которой внедрились даже в администрацию губернатора Гейджа. Эту сеть нужно во что бы то ни стало уничтожить, а Джона Смита — судить за измену Его Величеству и повесить.

Кивнув, Кэти положила список в карман плаща и спросила:

— А как мне держать с вами связь?

— Приходи на рынок Норт-сквер по субботам на рассвете, там тебя будет ждать капитан Уорт. Что бы ты ни решила предпринять, тебе потребуется время, поэтому первую встречу с Уортом назначаю на следующую субботу — у тебя будет почти две недели, чтобы начать действовать.

Кэти посмотрела на него с сомнением.

— С моей стороны глупо идти на риск, встречаясь с вашим человеком, если не удастся добыть важной информации, а за две недели разузнать что-либо интересное трудновато.

— Ты права, но я не собираюсь выпускать тебя из виду, милочка, поэтому ты будешь делать то, что я приказал. Если раздобудешь заслуживающие внимания сведения, Уорт устроит тебе встречу со мной здесь, в таверне «Олень и конь». Давай договоримся об условном знаке на этот случай — например, пусть у тебя на спине висит на тесемках шляпка.

— Откуда у меня шляпка? Вы же сами видите… — с горечью усмехнулась Кэти, проведя рукой по своим отрепьям.

— При твоей ловкости тебе ничего не стоит раздобыть денег на шляпку, я уверен.

— Но это очень рискованно, милорд. Вы же не хотите, чтобы вашу шпионку арестовала полиция?

— Гм… пожалуй, ты права, — неохотно признал виконт.

Порывшись в кармане, он вытащил монету в полкроны и бросил ее девушке. Та ловко поймала монету на лету.

— Если разузнаешь что-нибудь очень важное, не жди субботы, — продолжил Лоуден, — оставь для меня записку у здешней кухарки, миссис Гиббоне. Только смотри, не приведи за собой «хвост».

— Разумеется.

Виконт снова окинул ее оценивающим взглядом, как будто хотел убедиться в правильности своего выбора.

— Я рассчитываю, что ты узнаешь настоящее имя Джона Смита, — сказал он, — и добудешь достаточно весомые доказательства его измены. Если с твоей помощью мне удастся его арестовать, то, как я обещал, ты получишь свободу и деньги. Но если мятежники тебя разоблачат, то вымажут смолой, обваляют в перьях, изобьют и, чего доброго, убьют, а я ничем не смогу тебе помочь. Если же ты попробуешь одурачить меня и бежать, — тут Лоуден угрожающе сузил глаза, — то я тебя найду и арестую за кражу кошелька у лейтенанта Уэстона, как того требует ордер; ты пойдешь под суд и будешь повешена. На этот случай улика — кошелек — останется у меня.

Кэти судорожно сглотнула подкативший к горлу комок.

— А что будет, если, несмотря на все старания, я не смогу выполнить задание? — спросила она.

— Я найду себе другого лазутчика, а тебя верну хозяину!

Непреклонный ответ заставил ее поежиться, что не укрылось от цепких глаз виконта.

— Похоже, ты не в восторге от такой перспективы? — спросил он притворно участливым тоном, явно довольный впечатлением, которое произвела его угроза.

— Конечно, нет, — честно призналась Кэти.

— Тогда постарайся меня не разочаровать, — суровым голосом закончил Лоуден и махнул рукой на дверь: — Убирайся!

Девушка с готовностью повиновалась. По пути к выходу она ненадолго задержалась у весело пылавшего кухонного очага, чтобы насладиться его теплом перед тем, как выйти на пронизывающий до костей зимний холод. Грея у огня руки, Кэти думала о том, какой странный поворот произошел в ее судьбе. Несомненно, все складывалось к лучшему — у нее появилась возможность обрести свободу, куда большую ценность, чем все деньги, которые она могла бы украсть за свою жизнь, и честно заработать целых пятьдесят фунтов!

Господи, неужели она получит наконец свободу и деньги — две самые важные вещи на свете? Если ей повезет и Лоуден останется доволен ее работой, то ей уже не придется ежеминутно опасаться ареста, голодать, спать на грязных улочках или в поле на сырой земле, и чудовище Уиллоуби будет ей уже не страшен… Кэти снова вспомнила об ужасной участи бедняжки Пэтси Уэллс и дала себе слово выполнить поручение Лоудена во что бы то ни стало. Она просто не может позволить себе его подвести!

Мысль о лежавшем в кармане списке вернула ей уверенность в себе — большинством мужчин так легко манипулировать! Вероятно, задание Лоудена окажется не слишком трудным…

Подставляя теплу то один бок, то другой, Кэти подумала о том, что на деньги виконта можно купить угля на много-много холодных зимних ночей, каждый день есть мясо и спать в уютной постели, короче, начать новую жизнь, о которой она прежде не смела и мечтать, — честную жизнь, в которой не будет места таким мерзавцам, как Уиллоуби!

Опьяненная мыслями о долгожданной свободе, Кэти обхватила себя за плечи руками и, не обращая внимания на изумленный взгляд миссис Гиббоне, толстухи с вечно недовольным лицом, громко рассмеялась.

3

Пивная «Русалка», куда направился Итан Хардинг, была излюбленным местом встреч не только рыбаков, но и настроенных против британского владычества патриотов. Он дружил с ее владельцем, Дэвидом Мунро, поэтому пивная идеально подходила для секретных совещаний вигов.

Итан отлично знал, что из дома напротив, принадлежавшего одному тори, за «Русалкой» постоянно ведут наблюдение соглядатаи губернатора Гейджа, поэтому тщательно маскировался. Чтобы его не узнали, он надвигал на глаза матросскую шапку, надевал поношенный бушлат и преображался в ничем не примечательного рыбака или докера, одного из многих сотен таких же бедолаг, которые, лишившись работы из-за ненавидимого всеми Портового указа, шли в пивную пропивать последние гроши. Завсегдатаи «Русалки», куда, как, и в другие пивные, Итан наведывался не раньше полуночи, знали его как Джона Смита, и только самым близким, доверенным людям было известно его настоящее имя.

Войдя в пивную, он сразу же заметил Эндрю Фрейзера, который сидел за столом на другом конце зала в компании Колина Маклеода. Не глядя в их сторону, Итан прошел в самый темный угол недалеко от стола друзей и заказал рому, который, к слову сказать, сам Итан, в отличие от настоящих рыбаков и докеров, терпеть не мог. Откинувшись на спинку стула, он стал ждать — скоро должен был появиться Джозеф, тогда они все четверо украдкой пройдут в заднюю комнату, где можно обменяться информацией, не рискуя быть подслушанными. А до тех пор лучше оставаться в зале, чтобы наблюдать за входом.

Узнав от Итана, что губернатор собирается отправить Двух офицеров с тайным заданием в Уорчестер, повстанцы начали за ними следить. Не успели Браун и де Бер-ньер вернуться в Бостон, как весь порох, хранившийся на подпольном складе в Уорчестере, перепрятали в новый тайник. Если Гейдж отправит за ним войска сейчас, эта экспедиция окажется пустой тратой времени.

Однако, несмотря на успех операции по спасению боеприпасов, на сердце у Итана было неспокойно: запасов пороха явно не хватит для того, чтобы противостоять английским войскам, не испытывавшим нужды ни в боеприпасах, ни в оружии. Если Гейджу удастся обнаружить и захватить хотя бы часть их боеприпасов, то катастрофа неминуема: когда разразится война за независимость, им придется драться почти что голыми руками. Единственный выход в этом случае — обратиться за помощью к Франции.

Итан тяжело вздохнул. Хорошо Сэмюэлу Адамсу писать в «Бостонском вестнике» и других газетах вигов, что справедливость в конце концов восторжествует! Сэмюэл неисправимый идеалист, он же, Итан, прекрасно отдает себе отчет, что без оружия, боеприпасов и провианта, которые можно приобрести на французские займы, армия короля Георга сотрет отряды повстанцев в порошок за считанные месяцы.

Какая ирония судьбы! Когда-то Итан неполных шестнадцати лет вступил в колониальную милицию, чтобы воевать с французами на стороне англичан, стремившихся взять под свой контроль всю Северную Америку. Таких, как он, были сотни, и вот теперь им предстоит решиться на альянс со старым противником, чтобы одолеть прежнего союзника…

Итан снова вздохнул — он и сам был идеалистом во время войны с французами, свято верил, что защищает родину и своего короля, а потом англичане убили его отца, и у Итана словно пелена упала с глаз: он понял, что в награду за верность долгу жители колоний не получили ничего, кроме удавки тирании, высоких налогов и возможности безвременно погибнуть от рук тех, кого они еще так недавно защищали.

Внезапно его горькие размышления прервал какой-то шум на улице. Дверь пивной распахнулась, и внутрь опрометью вбежала худенькая девушка в рваном плаще.

— За мной гонятся солдаты! — закричала она, поспешно закрывая дверь. — Спасите, спрячьте меня, умоляю!

Увидев красивое личико и молящие о помощи безгрешные глаза, Итан тотчас узнал в оборванке очаровательную воровку, за которой наблюдал третьего дня на рыночной площади. Вот так сюрприз! Впрочем, нет, этого следовало ожидать: судя по ловкости и бесстрашию, которые тогда продемонстрировала девушка, воровать у английских военных для нее не впервой, и рано или поздно ее рискованные приключения должны были закончиться погоней. Ему было от души жаль девушку, но при всем желании помочь бедняжке он не внял ее призыву, потому что меньше всего в его планы входила драка с красными камзолами. Тем не менее несколько посетителей пивной с благородной готовностью встали на защиту добродетели, гонимой ненавистными английскими солдафонами.

Первым к девушке бросился Эндрю. Схватив ее под локоть, он повлек несчастную через зал к двери задней комнаты, где предполагалось провести тайное совещание, и втолкнул девушку внутрь. Едва он успел вернуться на свое место, как в таверну ввалились трое англичан в военной форме.

Один из них, офицер, шагнул вперед, и Итан сжался в своем уголке, изо всех сил стараясь остаться незамеченным, — это был капитан Уорт, с сестрой которого Итан танцевал на офицерском балу не далее как неделю назад. Разум подсказывал ему, что в полумраке капитан не мог даже как следует его разглядеть, не то что узнать в заурядном рыбаке завсегдатая светских гостиных, но риск все же был, и Итан не хотел давать капитану даже самого ничтожного шанса.

— Где она, эта маленькая воровка?! — прорычал Уорт, хватаясь за рукоять шпаги.

Никто ему не ответил. Сидевшие за столами мужчины лишь с презрением смотрели на англичан и молчали.

Капитан решительно двинулся к стойке, где возле своих бочонков замер Мунро.

— Эй, кабатчик! — рявкнул англичанин, облокотившись на стойку и тыча пальцем в плечо Дэвида. — Мы ищем одну девку, которая стянула мои часы! Она вбежала сюда, ты не видел, куда она спряталась?

Дэвид демонстративно отвернулся, сплюнул в медную плевательницу и сказал:

— Единственная женщина в этих стенах — моя дражайшая половина Молли. Эй, малышка, ты, часом, не лазила по карманам английских военных, а, Молли? — крикнул он своей рыжеволосой полногрудой жене, которая в этот момент ставила на один из столов кружки с элем.

— Вот еще! — ухмыльнулась та. — Да я к ним и на пушечный выстрел не подойду, чтоб не подцепить какой-нибудь заразы!

Сидевшие за столами мужчины разразились хохотом. Уорт развернулся к ним — лицо его покраснело от ярости.

— Я не позволю вам укрывать эту тварь! Видит бог, она воровка, и бьюсь об заклад, не позже чем к завтрашнему дню будет болтаться на виселице за свои преступления! Отвечайте, куда вы ее спрятали?! — рявкнул он.

На его вопрос опять никто не ответил. Молчание грозило затянуться, и Эндрю Фрейзер поспешил вмешаться:

— Мы не видели здесь никакой девушки, капитан, правда, ребята?

Все посетители согласно закивали головами.

— Врете, проклятые бунтовщики! — презрительно скривил рот Уорт. — А зря! Мне ничего не стоит обыскать эту пивнушку и найти девку.

Сидевшие за столами мужчины напряглись, некоторые приподнялись со своих мест, готовые бросится на англичан. Чтобы не допустить драки, Эндрю быстро поднялся из-за стола и шагнул к Уорту.

— Боюсь, мы не можем вам этого позволить, капитан, — твердо сказал он. — Губернатор Гейдж в специальном указе запретил солдатам и офицерам Его Величества прибегать к силе, не забыли? Вам следует как можно скорее покинуть помещение, иначе… — тут Эндрю подчеркнуто вежливо улыбнулся, — мы будем вынуждены выставить вас вон!

Капитан, похоже, заколебался. Он, конечно, прекрасно понимал опасность своего положения — кровавые стычки с группами враждебно настроенных бостонцев стали в последнее время главной головной болью для армии Его Величества.

— Проклятые бунтовщики, — повторил он, злобно глядя на Эндрю, — вы поплатитесь за свою наглость! Мы восстановим здесь закон и порядок, перевешаем, как собак, всех до одного «Сынов свободы» и маленькую чертовку тоже! Вы собственными глазами увидите торжество британского правосудия!

— Приберегите красноречие для своих солдат, — посоветовал ему Эндрю, указывая на дверь. — Здесь вы вряд ли найдете благодарных слушателей.

Резко развернувшись, Уорт выскочил из таверны, двое солдат поспешили за ним. Едва эта троица оказалась на улице, как Дэвид Мунро подозвал девятилетнего сына Дэниэла и приказал:

— Пойди проследи за ними и тут же возвращайся, если увидишь, что они повернули назад!

Мальчик бросился вслед за англичанами. Эндрю же обошел стойку и, открыв дверь задней комнаты, выпустил девушку из ее убежища.

— Спасибо вам, — благодарно улыбнулась она. — Я уж решила, что мне конец.

— Всякий, кого преследуют англичане, может рассчитывать здесь на поддержку, — ухмыльнулся Эндрю. — А вы действительно украли у него часы?

— Чтобы бросить меня в тюрьму, ему достаточно одного подозрения, — ответила спасенная девушка и вдруг лукаво подмигнула Эндрю: — Но он капитан, разве ему не по карману купить еще одни часы?

Рассмеявшись, Эндрю пригласил девушку за свой стол, на что она с радостью согласилась. Теперь она была всего в нескольких футах от Итана, и, воспользовавшись случаем, он стал рассматривать незнакомку, украдкой глядя на нее поверх своей высокой пивной кружки.

Когда он впервые увидел ее на Норт-сквер, она показалась ему прекрасным ангелом, сошедшим в рубище на землю. Теперь же, при ближайшем рассмотрении, Итан изменил свое мнение: у ангелов не может быть такой иронии и скепсиса в глазах, таких худых скул, заметных даже в мягком свете свечей, — человек с таким лицом наверняка не понаслышке знаком с темной стороной бытия, много лет живет впроголодь, способен ради куска хлеба воровать и лгать без зазрения совести… И все же было в ее чертах нечто неуловимо-обаятельное, гораздо более важное, чем плотская красота, и это нечто подсказывало Итану, что, потратив вырученные за украденные часы деньги на еду, девушка, не задумываясь, поделится ею с бродячим щенком…

Как странно, что маленькая воровка укрылась именно в «Русалке»! Только ли простое стечение обстоятельств привело ее сюда? Итан нахмурился, перебирая в уме мельчайшие детали событий последних нескольких дней, в первую очередь сцены, разыгранной незнакомкой на Норт-сквер, однако, несмотря на все свои старания, он так и не смог вспомнить ничего, что свидетельствовало бы об ее связи с тайной службой губернатора Гейджа. Наверное, дело действительно только в прихотливом стечении обстоятельств, но надо непременно навести о ней справки из всех возможных источников!

— Пожалуй, сейчас вам не повредит глоток эля, — сказал Эндрю, подталкивая к девушке кружку. — И ужин. Эй, Молли, принеси-ка поесть этой мисс!

— Нет, нет, сэр! — испуганно воскликнула девушка. — У меня нет денег, я не смогу заплатить!

— А часы капитана? — громко спросил Итан.

Хоть и застигнутая врасплох таким явным выражением недоверия, девушка была готова к обороне. Она тотчас повернулась к обидчику и заявила, смело глядя ему в глаза:

— Я их не брала!

Сказала ли она правду? Это уже не имело никакого значения. Встретив ее открытый взгляд, Итан почувствовал безотчетное желание верить ее словам. Похоже, красавица действительно обладала врожденным даром убеждения и умела заставить других людей разрешить сомнения в ее пользу.

— Жаль, что я пренебрегла возможностью стянуть часы капитана, — продолжала девушка. — Я в Бостоне уже несколько дней, и все это время из-за безденежья вынуждена ночевать на улице, а ведь сейчас так холодно! — Она зябко передернула плечами и издала горестный вздох, от которого не дрогнуло бы только каменное сердце.

Эндрю не был бы самим собой, если бы тут же не бросился бедняжке на помощь.

— Уверен, что наш старый добрый хозяин Мунро позволит вам переночевать в сарайчике по соседству. Мунро держит там корову, но в сарайчике очень чисто и полно сена. Я могу за вас попросить.

— О, спасибо, сэр, вы так добры! Не стоит беспокоиться! — с ослепительной улыбкой попробовала отговорить его красавица, впрочем, не слишком настойчиво.

— Какое там беспокойство, милая, — ободряюще похлопав ее по плечу, Эндрю встал и с решительным видом направился к стойке.

Итан тоже поднялся на ноги, взял кружку для новой порции рома и последовал за старым другом. Проходя мимо девушки, он краем глаза заметил странный, чересчур пристальный взгляд, которым она его проводила.

— Да девчонка, похоже, и впрямь обчистила капитана, — приблизившись к стойке, услышал Итан недовольный голос Дэвида.

— Вполне возможно, — согласился Эндрю. — Но посмотри на нее: разве не ясно, что пойти на кражу ее заставил голод?

— А если она и меня обчистит? — буркнул хозяин пивной, наливая ром в подставленную кружку Итана.

— Господи, что можно украсть из твоего сарая? — продолжал уговаривать его Эндрю. — Может быть, ты боишься, что она среди ночи уведет твою корову?

Поколебавшись еще несколько мгновений, Дэвид наконец сдался:

— Ладно, бог с тобой! Так и быть, я позволю ей переночевать в сарае.

— По-моему, ты бы мог сделать для нее еще кое-что, — не унимался Фрейзер. — Возьми ее к себе на работу.

Чем больше Итан их слушал, тем сильнее он не одобрял как энтузиазм Эндрю, так и неуступчивость Дэвида.

— Что-о? — переспросил хозяин пивной. — Взять эту нищенку на работу? Да что она будет здесь делать? Но у Эндрю уже был наготове ответ:

— Мести полы, помогать на кухне, разносить эль и ром вместе с Молли, — прикинь сам, сколько в твоей пивной работы, которая вполне по плечу этой девушке.

— А что я ей буду платить, если сам едва свожу концы с концами?

— Она будет работать за еду, — не унимался Эндрю. — Видит бог, бедняжке явно не каждый день перепадает кусок хлеба.

— Похоже на то, — согласился Дэвид, посмотрев на скромно сидевшую за столом девушку. Итан тоже посмотрел на нее и заметил, что, поймав взгляд хозяина пивной, нищенка робко улыбнулась ему в ответ. — Бедная девочка! Такая молоденькая, хорошенькая, беззащитная и вынуждена воровать, чтобы не умереть с голоду, — сочувственно добавил Мунро.

Итан поразился происшедшей в нем перемене — тот уже жалел нищенку, хотя и был уверен в том, что она воровка. Как верно все-таки первое впечатление. Увидев тогда, на Норт-сквер, улыбку этой девушки, Итан сразу понял, какую безграничную власть ловкая карманница может обрести над мужчиной. «Нет, так этого оставить нельзя, — решил он. — Пора вмешаться».

— Не думаю, что взять девушку сюда на работу хорошая идея, — заметил он, глядя на обоих друзей. — Мы же ничего о ней не знаем.

— Тут все ясно и так, — не без раздражения возразил Эндрю. — Несчастную преследуют англичане, она отчаянно нуждается, чуть ли не умирает с голоду — ты же видишь, как она измождена. И все-таки отказываешь ей в помощи. Это жестоко! Честное слово, иногда я думаю, что у тебя нет сердца.

— У меня его действительно нет, — спокойно ответил Итан и, поставив на стойку кружку с ромом, посмотрел в лицо того, которого с детских лет считал лучшим другом. — Иметь сердце в наше время очень опасно.

— Боже милостивый, — рассмеялся Эндрю, не веря собственным ушам. — Ты что, и впрямь подозреваешь в этой бедняжке шпионку?

— Ничего я не подозреваю. Просто считаю, что нельзя брать на работу незнакомых людей — береженого бог бережет.

— А как же доброта, милосердие? Неужели ты настолько занят революцией, что забыл о простом человеческом сочувствии, о сострадании к ближнему?

Итан нахмурился — друг задел его за живое. Что ж, пусть пеняет на себя…

— Ладно, — кивнул он Эндрю. — Если Дэвид согласен дать ей работу — это его дело. А вдруг девушка подслушает наши разговоры?

— Что ты так разволновался? — вмешался Мун-ро. — Мы для того и собираемся в задней комнате, чтобы исключить эту опасность. Я согласен с Эндрю — ничего нет плохого в том, чтобы дать девчонке крышу над головой и пару тарелок супа в день. Пожалуй, не стоит ей ночевать в сарае, пусть спит у очага в кухне, там все-таки будет потеплее. Я попрошу Молли дать ей что-нибудь на ужин и несколько одеял в качестве постели.

Он оставил Итана и Эндрю и направился к жене. Итан же повернулся к другу.

— Не знал, что ты проникся таким состраданием к бездомным бродягам, — с иронией сказал он. — Или ты хлопочешь только за хорошеньких нищенок?

— Ничего подобного! — вспыхнул Эндрю. — Я же сказал, что помогаю ей из простого человеческого сострадания.

— Сострадание к ближнему — прекрасное чувство, которое делает тебе честь, — ответил Итан, — но ни на секунду не забывай, что мы совершенно ничего не знаем о девушке. Это меня очень тревожит, поэтому я намерен восполнить пробел как можно скорее! И он направился к своему столу.


Первые шаги в качестве лазутчицы виконта Лоудена показались Кэти захватывающим приключением, возродив в ее душе острое и одновременно пьянящее чувство опасности, которое она испытывала на лондонских улицах в разгар воровской карьеры. О, какое торжество охватывало Кэти и Мэг, когда тщательно разработанный план приносил им успех, с каким наслаждением пользовались они плодами своей победы! Кэти вздохнула и улыбнулась: немного везения, и она сможет преуспеть в своем новом ремесле не хуже, чем в воровском искусстве.

Во всяком случае, пока все идет хорошо, даже слишком хорошо, ведь она не могла и мечтать, что так скоро удастся устроиться на работу в «Русалку». Но раз улыбнулась такая удача, ею просто грех не воспользоваться!

Когда Мунро с видом благодетеля предложил Кэти работать у него за стол и крышу над головой, она смиренно его выслушала и, просияв глазами, робко поблагодарила. Поманив девушку за собой, Молли провела ее через зал и кладовую для съестных припасов в кухню к огромному, весело пылавшему очагу в задней стене, на котором кипел большой котел. С помощью двух стеганых прихваток дородная хозяйка сдвинула его к краю очага.

— У нас всегда есть наготове горячие бобы и сколько угодно ржаного хлеба, — пояснила она. — Когда проголодаешься, ешь, не стесняйся.

Усадив Кэти за кухонный стол, добрая женщина поставила перед ней дымящуюся тарелку и положила несколько толстых ломтей хлеба. Когда девушка посмотрела на это простое угощение, вдохнула аппетитный запах, У нее от голода свело желудок и закружилась голова. Зажмурившись, Кэти схватилась обеими руками за край стола, чтобы не упасть.

Когда приступ дурноты прошел, она увидела над собой полное сочувствия лицо Молли.

— Должно быть, ты давно не ела горячего, девонька? — спросила хозяйка.

Ее глаза светились такой добротой и пониманием, что Кэти не выдержала, отвернулась.

— Да, давно… — пробормотала она, взяла ложку и, подавив сильнейшее желание сразу проглотить содержимое тарелки, начала степенно есть.

К ее радости, Молли не стала больше ни о чем расспрашивать, только сказала:

— Укладывайся спать здесь, у очага. На чердаке есть старая кровать, я попрошу Дэвида ее принести. Вон там, — она показала рукой на деревянный сундук в углу, — ты найдешь одеяла. Выспись как следует, а утром примемся за работу. Видит бог, помощница мне очень нужна!

Хозяйка вернулась в зал к заждавшимся эля посетителям, а Кэти принялась доедать бобы, размышляя о том, сколько времени никто не смотрел на нее так, как Молли, — с сочувствием и жалостью.

Внезапно прежнее воодушевление покинуло девушку. Она отложила ложку и уставилась невидящим взглядом в пространство: хорошо же она собирается отплатить чете Мунро за доброту и гостеприимство! В душе Кэти шевельнулось раскаяние — чувство, неведомое ей с десяти лет, когда после смерти матери она оказалась в приюте.

Голод, однако, взял свое, и Кэти, опустошив тарелку, подошла к котлу за новой порцией бобов. «Как это ни печально, но своя рубашка ближе к телу, — продолжала она рассуждать про себя, пытаясь заставить замолчать некстати проснувшуюся совесть. — Весь мир живет по этому принципу, и если Молли навлечет на свою голову беду, выболтав мне какой-нибудь секрет, то в этом не будет моей вины! Жизнь — это битва, в которой каждый солдат сражается сам за себя, и Молли, как и все остальные здесь, ничем не лучше других, так что пусть они заботятся о себе сами!»

Каждый сам за себя — за годы жизни на улице эта главнейшая жизненная мудрость вошла ей в плоть и кровь.

Даже Мэг, единственная, кому Кэти доверяла после смерти матери, заботилась прежде всего о себе и своих интересах. Мэг и в голову бы никогда не пришло хоть чем-то поступиться ради подруги, — в том страшном мире, где жили девушки, главным было умение выжить, которому подчинялись все чувства и отношения между людьми. Помогая друг другу, девушки просто не могли позволить себе такую роскошь, как дружба, потому что им постоянно приходилось драться за право остаться в живых.

Теперь же вместе с обещанием свободы и награды в пятьдесят фунтов Кэти впервые получила шанс начать новую, достойную жизнь, в которой не будет места отчаянной борьбе за кусок хлеба, и этот шанс ни в коем случае нельзя упустить! Первая, самая трудная часть задания Лоудена, по сути, выполнена — Кэти взяли на работу в одну из пивных, где собираются виги. Осталось найти Джона Смита. Может быть, он как раз в эти минуты сидит в зале «Русалки», потягивая эль… По всей видимости, познакомиться с ним будет не труднее, чем устроиться сюда на работу, а вот собрать против него улики не так-то просто. Впрочем, Кэти не сомневалась в своем успехе.

Она закрыла глаза, представляя себе свое будущее счастье. О, как это будет прекрасно — не придется больше воровать, спать на голой земле, бояться тюрьмы и виселицы, в ужасе оглядываться, не выслеживает ли ее чудовище из кошмарных снов — Уиллоуби…

Позади Кэти скрипнула половица. Вздрогнув, девушка от неожиданности выронила поварешку, которой собиралась положить себе добавку, и обернулась — в дверях кухни стоял одетый в суконную матросскую куртку мужчина, тот самый, который — единственный из всех присутствующих — высказал обидное сомнение в правдивости ее слов.

Она напряглась, выжидая. Что у него на уме? Этот человек заметно отличался от остальных — хозяева и посетители от души жалели ее, чего, собственно, она от них и добивалась, он же не проронил ни слова в ее поддержку.

Вот и сейчас незнакомец повел себя очень странно — молча встал в дверях, разглядывая ее проницательными серыми глазами, пожалуй, чересчур пристально. Длинные черные волосы, заплетенные сзади в косу, подчеркивали тонкие черты лица, да и вся его высокая фигура в грубой матросской куртке была полна того небрежного изящества, с каким, как вспомнилось Кэти, некоторые высокородные лорды в Лондоне носили одежду простолюдинов, когда ради острых ощущений посещали бордели Ист-Энда.

Разглядывая незнакомца, девушка смутно почувствовала в нем некую двойственность — в его глазах читались усталость и грусть, но одновременно от него исходило ощущение скрытой силы, как от занесенного для удара кнута. Кэти, всегда гордившаяся своим знанием людей, вдруг с испугом поняла, что незнакомец не укладывался ни в одну из привычных категорий.

— Кто вы? — спросила она дрогнувшим голосом.

— Не надо так пугаться, — проговорил он довольно доброжелательно, чем еще раз ее удивил.

— Я вас вовсе не боюсь! Просто я не заметила, как вы вошли.

— Ты, кажется, хотела положить себе еще бобов, — он широким жестом показал на котел. — Пожалуйста, не стесняйся. Клеймо воровки тебе за это не грозит.

Хотя Кэти так и не сняла перчаток и незнакомец никак не мог увидеть букву В, выжженную на ее ладони, девушка инстинктивно спрятала руку с клеймом за спину, и тут же, опомнившись, мысленно отругала себя за столь глупую оплошность.

— Я и не стесняюсь, — с досадой ответила она, — ведь Молли разрешила мне брать столько еды, сколько захочется.

— Вот и ешь спокойно, — проговорил мужчина и добавил с улыбкой, вдруг осветившей его лицо: — Никто тебя не поставит в угол, как нашкодившего ребенка.

У Кэти замерло сердце — преображенный улыбкой незнакомец оказался настоящим красавцем. Но все-таки была в его облике какая-то скрытая угроза. Инстинкт самосохранения, выработанный годами жизни на улице, подсказывал Кэти, что незнакомец может быть опасен, а этот инстинкт ее еще никогда не подводил.

Пытаясь разобраться в своих ощущениях, она положила в тарелку новую порцию бобов, отрезала еще один ломоть хлеба и повернулась, чтобы идти на свое место за столом. Незнакомец же так и стоял в дверях, с улыбкой наблюдая за ней.

— Вы, похоже, любите посмеяться над людьми? — с досадой спросила Кэти.

— Что ты, конечно, нет, — ответил он примиряющим тоном. — Извини, я не хотел тебя обидеть. Судя по всему, наша встреча началась не слишком удачно. Может, стоит начать все сначала?

Она несколько секунд молчала, подозревая в его словах подвох, но голос незнакомца звучал искренне, без тени иронии, и Кэти ничего не оставалось, как согласно кивнуть.

— Ладно уж, так и быть, — сказала она.

— Тогда поскорее берись за еду, а то бобы остынут, — все так же, с улыбкой, посоветовал он и направился к столу, за который собиралась сесть Кэти.

В его тоне явственно слышались властные нотки, как у человека, привыкшего отдавать приказания, а в походке была неторопливая грация, свойственная людям свободным, не привыкшим к запретам. Поставив на стол кружку, он, однако, не сел, а остался стоять, дожидаясь Кэти, и при этом не сводил с нее проницательного взгляда.

— Почему вы на меня так смотрите? — нахмурившись, спросила она с досадой.

— Разве я смотрю как-то особенно? Извини, не хотел тебя смущать, — сказал он, но взгляда не отвел.

Кэти подошла к столу, незнакомец отставил стул, помогая ей сесть, словно она была светской дамой, потом обошел стол и сел напротив. Его любезность изумила Кэти — очень неожиданный жест для человека, одетого в матросский бушлат! Судя по одежде, незнакомец — рыбак или докер, но если это не маскарад, то она, Кэти, — герцогиня!

— Кто вы? — взволнованная своим открытием, спросила она.

— Меня зовут Джон Смит.

Кэти онемела, потрясенная, — это был тот самый мятежник, которого Лоуден поручил ей выследить! Вот это удача, и как легко она далась! На то, чтобы проникнуть в логово заговорщиков и найти Джона Смита, ушло меньше часа! Стараясь не выдать переполнявшей ее радости, она опустила глаза.

— А как зовут тебя? — поинтересовался ее новый знакомый, сделав глоток. При этом он не сводил с нее прищуренных глаз.

— Кэти…

— Скажи-ка мне, Кэти, почему, украв часы у капитана Уорта, ты решила укрыться от англичан именно здесь, в «Русалке»?

Он явно хотел подразнить ее, чтобы вызвать на откровенность, но девушка не поддалась на его уловку.

— Я в Бостоне всего несколько дней, — пожала она плечами, — но и этого оказалось достаточно, чтобы узнать, в каких пивных собираются тори, а в каких виги. Вот почему, спасаясь от капитана и его солдат, я прибежала сюда, — я была уверена, что виги меня не выдадут.

— Другими словами, — ответил он с улыбкой, — ты действовала по принципу «Враг моего врага — мой друг»? Ловко, ничего не скажешь! А ты действительно считаешь королевских солдат своими врагами?

— Если б я попала им в лапы, то скоро болталась бы на виселице! Да, пожалуй, они мне действительно враги!

В воздухе повисло молчание. Не отрывая от Кэти изучающего взгляда, новый знакомый снова поднес к губам кружку, сделал большой глоток, потом аккуратно поставил кружку на стол и задал новый вопрос:

— А сама-то ты за кого — за тори или вигов?

У нее чуть не сорвалось: «Конечно, за вигов!», но в долю секунды она передумала. С этим Джоном Смитом надо вести себя очень осторожно, заходить издалека, не то он в один момент ее разоблачит! Лучше прикинуться циничной и недалекой, чтобы дать ему возможность убедить ее в правоте вигов и сделать своей сторонницей.

— Ни за тех, ни за других, — ответила Кэти. — Мне нет дела до того, кто правит колониями, — меня волнует только одно: где я буду сегодня спать и что есть. Какая уж тут политика!

— Но ты не можешь пренебрегать политикой, если тебе дорога свобода, — возразил он.

Она презрительно хмыкнула:

— Что такое свобода? Это выдумка для богатых и сытых.

Новый знакомый нахмурился, его серые глаза потемнели от гнева — похоже, слова Кэти задели его за живое. У нее снова появилось ощущение, что от него исходит опасность.

— Свобода — не выдумка! — убежденно сказал он, пронизывая ее взглядом. — Она может стать реальностью, если у людей хватит смелости ее завоевать! Или ты считаешь, что с рабством надо мириться?

— Вы говорите, как бунтовщик! — воскликнула Кэти, изображая волнение. — Это не опасно — вести такие подстрекательские разговоры?

Гнев ее собеседника тут же улетучился.

— Какие разговоры? — уже совершенно спокойно спросил он. — Мы просто беседуем с тобой о рабстве, а оно разрешено в колониях нашего доброго короля Георга на совершенно законных основаниях.

Кэти уставилась на него, чувствуя невольное восхищение этим человеком. Неудивительно, что он преуспел в шпионаже! Похоже, любой, кто попробует спровоци-ро-вать его на нелестный отзыв о короле, обречен на неудачу.

— Вы только что рассуждали, как бунтовщик, а через минуту заговорили, как лояльный королю подданный, — заметила она. — На чьей же вы стороне на самом деле, мистер Смит?

— Я на стороне правого дела, — не задумываясь, ответил он, и Кэти еще раз восхитилась ловкостью, с которой он избежал прямого ответа. — Мы с Мунро — давние друзья. Если ты дашь слово, что не станешь его обкрадывать, я позволю тебе остаться.

Кэти едва не рассмеялась — ну и наглец!

— Вы позволите мне остаться? — саркастически переспросила она. — Кто вы такой, чтобы здесь распоряжаться?

— Уверяю тебя, у меня на это больше прав, чем ты думаешь, — сказал он, бросив на нее многозначительный взгляд. — Бедняга Эндрю, который убедил Дэвида взять тебя на работу, просто не устоял перед твоей красотой и беззащитностью.

— В отличие от вас… — пробормотала Кэти, поежившись от неприятного ощущения, что он видит ее насквозь. Этот Джон Смит, оказывается, прекрасно понял ее игру!

— Нет, милочка, ошибаешься! — осклабился ее новый знакомый. — Я люблю красивых женщин.

— Но, похоже, их беды вас не очень-то трогают, — иронически заметила она.

— Не суди о том, чего не знаешь, — возразил он и поднялся из-за стола. — Из тебя получится отличная служанка, если и руками ты будешь работать так же проворно, как языком.

— Что-что, а уж свой хлеб и кров я отработаю.

— Ну разумеется, крошка. И будь уверена, я не спущу с тебя глаз!

С этими словами Джон Смит вышел из кухни. Оставшись одна, Кэти едва не расхохоталась — как быстро и легко далась ей победа! Таинственный информатор мятежников найден, и удача сама плывет к ней в руки!

Но торжествующий смех тут же замер у Кэти на губах: пожалуй, все прошло уж слишком гладко. И потом, почему Джон Смит проявил к ней такое пристальное внимание? Не подозревает ли он ее? О, с ним надо держать ухо востро, тщательно продумывать каждый шаг, если она хочет добыть себе свободу.

И все же в душе Кэти не было и тени страха — в конце концов, она согласилась стать лазутчицей, прекрасно понимая, на что идет. Опыт ее прошлой жизни подсказывал, что Джон Смит никакой не рыбак и не докер, а переодетый аристократ; оставалось разузнать, откуда он получает ценные для вигов сведения. Кэти мысленно поклялась сделать это во что бы то ни стало — ради своего будущего счастья.

Если он решил за ней следить — пусть следит. Она тоже будет следить за каждым его шагом, по крайней мере, до тех пор, пока не соберет достаточно информации, чтобы купить себе свободу!

4

На следующий день Кэти проснулась рано, еще затемно, от ощущения, что кто-то стоит у изголовья ее кровати. Подчиняясь инстинкту самосохранения, она открыла глаза и тут же изо всех сил ударила кулаком вверх, в склонившуюся над ней неясную тень. Человек охнул и навзничь опрокинулся на пол, увлекая за собой стоявший рядом стул.

— Эй, ты что дерешься? — послышался тонкий голосок. — Больно!

Не обращая внимания на жалобу незваного гостя, Кэти выпрыгнула из постели и стала ощупью искать на столе кресало и кремень, чтобы поскорее зажечь свет. Когда она ночевала под открытым небом, ее часто будили таким образом, что, как правило, не предвещало ей ничего хорошего, поэтому девушка всегда была настороже, но на кухне «Русалки» она никак не ожидала нападения и очень испугалась.

Нащупав наконец кресало и кремень, Кэти зажгла одну из ламп, подняла ее повыше и повернулась к таинственному посетителю, который к этому моменту поднялся с пола и стоял, потирая лодыжку.

Это был всего лишь мальчишка лет девяти-десяти. Кэти никогда его прежде не видела, но по его явному сходству с Молли догадалась, что перед ней сын хозяйки.

— Какая ты, оказывается, нервная, — морщась от боли, сказал он. — Извини, я не хотел тебя напугать.

— А я и не испугалась, — соврала Кэти, не желая признать, что испугалась этого маленького сорванца, — просто не люблю, когда меня будят среди ночи!

Мальчик поднял опрокинутый стул и плюхнулся на него, очевидно, не чувствуя никаких угрызений совести из-за того, что пробрался среди ночи в кухню поглазеть на новую служанку и невольно разбудил ее.

— Меня зовут Дэниэл, я сын здешних хозяев, — сказал он, протягивая девушке руку. — А ты — Кэти, я знаю. Вот мы и познакомились.

— Очень рада, Дэниэл, — улыбнулась она, пожимая протяную руку. — Но откуда тебе известно мое имя? Что-то не припомню, чтобы ты был в пивной вчера вечером…

— Нет, я там был, — возразил мальчик, — и видел, как ты прибежала к нам и попросила спрятать от англичан, а когда тебя увели в заднюю комнату, отец велел мне проследить, взаправду ли уйдут англичане или только притворятся, чтобы устроить засаду. Слушай, — мальчик вдруг понизил голос и наклонился к Кэти, — а ты и впрямь настоящая воровка?

В его голосе слышалось столько неподдельного интереса, что она мгновенно догадалась, зачем Дэниэл пришел ночью к ее кровати: ему не терпелось разузнать об ее ремесле. Как бы то ни было, раз уж оно перестало быть тайной, лгать больше не имеет смысла.

— Да, когда-то мне приходилось воровать, — призналась она.

— Почему «когда-то»? Ты же только вчера обчистила английского капитана! — возразил мальчик и прежде, чем она успела вставить хоть слово, спросил: — Может, покажешь, как ты это делаешь?

Кэти тяжело вздохнула — все мальчишки одинаковые — им кажется, что в воровском ремесле есть что-то увлекательное!

— Думаю, мне не следует этого делать, — благоразумно ответила она. — Твоей маме это наверняка не понравится.

— Ну что ты, — принялся упрашивать Дэниэл. — Мама была бы нисколько не против.

Кэти сильно в этом сомневалась и не собиралась потакать пожеланиям Дэниэла.

«Шалуны всегда так говорят, — подумала Кэти, — и всегда лукавят!»

— Нет, даже не проси! — твердо сказала она.

Она нашарила под кроватью свои башмаки, надела их, подошла к висевшему на стене плащу и накинула его на плечи.

— Покажи, ну покажи, пожалуйста, — канючил мальчик.

— Нет, нет и еще раз нет! — воскликнула Кэти, схватила стоявшее на полу возле задней двери ведро и пошла во двор, оставив в кухне надувшегося Дэниэла. Темное небо только-только начало светлеть на востоке, предвещая тусклую зимнюю зарю, легкий морозец пощипывал кожу. Воспользовавшись туалетом, Кэти набрала в ведро колодезной воды и вернулась с ним в кухню. Взяв мехи, она разожгла в очаге сложенный кучкой уголь и водрузила на огонь ведро. Когда вода согрелась, девушка, не обращая ни малейшего внимания на мольбы неунимавшегося Дэниэла, с удовольствием вымыла лицо и руки.

— Слушай, хватит ныть, надоело! — сказала она голосом незабвенной мисс Пруденс. — Не стану я этого делать, и все тут!

— Что именно? — послышался знакомый голос.

Мальчик и девушка разом обернулись — на пороге кухни стоял Джон Смит. Все так же одетый в поношенный матросский бушлат, с темными кругами под глазами, он, по-видимому, провел бессонную ночь вне дома.

Подскочив от радости, мальчик с криком «Джон!» бросился ему на шею.

Как ни странно, его порыв не застал Смита врасплох. Смеясь, он подхватил ребенка и со словами: «Доброе утро, сорванец!» — взвалил его себе на плечо, как куль муки.

Наблюдавшая за ними Кэти осуждающе покачала головой.

— Вы ушли отсюда всего несколько часов назад, и уже опять здесь, — попеняла она Смиту. — Что, совсем не ложились спать?

— Я же обещал не спускать с тебя глаз, куколка, — ухмыльнулся тот, подойдя к ней со счастливым Дэниэлом на плече, потом снял мальчика, поставил на пол и спросил: — Где твой отец, малыш? Мне нужно срочно с ним поговорить.

— Папа с мамой еще спят, но я их сейчас разбужу, — с готовностью ответил Дэниэл и убежал.

Проводив его взглядом, Джон Смит повернулся к Кэти и снова, как накануне, окинул ее изучающим взглядом, от которого ей стало не по себе. Девушка постаралась взять себя в руки, чтобы не выдать своего волнения.

— Я хочу задать тебе один вопрос, — сказал Джон Смит. — Могу я надеться, что ты на него ответишь?

Он стоял очень близко, и Кэти вдруг почувствовала легкое головокружение. Почему присутствие этого человека так ее волнует? В смятении она схватила кочергу и принялась мешать в очаге угли.

— О чем тебя просил Дэниэл?

— Он хочет, чтобы я выучила его ремеслу карманника, — ответила она со вздохом.

— Я нисколько не удивлен. Ты, конечно, отказала?

— Разумеется! Это пришлось бы явно не по душе его матери.

— Еще бы! — рассмеялся Джон Смит, потом чуть помолчал, размышляя, и добавил: — Впрочем, все зависит от того, чьи карманы собирается обчищать юное дарование!

— Вы хотите сказать, что Молли не возражала бы против того, чтобы ее сын стал вором, если он будет красть у тори?

— Именно так! Добрая женщина сочла бы, что ее сын исполняет свой патриотический долг, — снова улыбнулся он, потом смерил ее взглядом: — Послушай, почему бы тебе не продать украденные у Уорта часы, чтобы сменить свои обноски на приличное платье?

Внезапная смена темы разговора удивила Кэти, но, когда она, проследив за взглядом Смита, присмотрелась к тому, во что была одета, его совет показался ей вполне уместным: небрежно залатанная и грязная шерстяная тряпка, служившая Кэти и дневным, и вечерним туалетом, и ночной сорочкой, лишь отдаленно напоминала платье, которым когда-то была. Ее и правда давно пора выбросить, но беда в том, что у Кэти не было часов Уорта: историю с их кражей два дня назад придумали Кэти и Уорт с одобрения виконта Лоудена, конечно, чтобы новоявленная лазутчица могла беспрепятственно проникнуть в логово вигов. И действительно, все прошло как по маслу, ее никто не заподозрил, если не считать этого настырного Джона Смита, который сейчас стоял перед ней, насмешливо разглядывая ее отвратительные лохмотья.

— Боюсь, что не смогу последовать вашему совету, — проговорила девушка, смело глядя ему в глаза. — Повторяю еще раз: я не брала этих часов.

Джон Смит хотел что-то сказать, но тут в кухню решительно вошла Молли с кувшином в руках, за ней следовал присмиревший Дэниэл.

— Кэти поступила правильно, отказавшись выполнить твою просьбу, сынок, — обернулась она к мальчику.

— Но я только просил показать, как она это делает, хоть разочек, мамочка! — опять принялся ныть Дэниэл.

— Мой сын постоянно что-то у всех выпрашивает, — добродушно объяснила хозяйка, наливая в кувшин горячей воды из согретого Кэти ведра. — Но ты, девонька, ни в коем случае ему не потакай.

— Не беспокойтесь, Молли, — ответила та, — я вовсе не собираюсь учить его воровать.

— А я и не просил учить меня воровать! — возмутился маленький Дэниэл, усевшись за стол. — Мне хотелось только посмотреть, как ты это делаешь!

Кэти отрицательно покачала головой, но уже не так решительно, как раньше: она испытывала жгучее желание блеснуть перед ними своей непревзойденной ловкостью. Искушение было слишком велико. Поставив на место кочергу, она повернулась, чтобы отойти, и неловко наткнулась на Джона Смита, который, как она прекрасно знала, стоял на ее пути.

Якобы случайно она коснулась обеими руками его груди и на мгновение неуловимым движением скользнула под грубую матросскую куртку, ощутив, как от ее прикосновения напряглись его сильные мышцы.

— Ах, извините, я такая неловкая! — пробормотала она, ослепительно улыбаясь.

Ее руки игриво похлопали по его груди, словно девушка изо всех сил старалась загладить свою неловкость. Хотя лицо Смита оставалось бесстрастным, Кэти услышала, что его дыхание участилось: как ни прятал Джон Смит свои чувства, все-таки он был, как и другие мужчины, из плоти и крови, и женские чары не могли оставить его равнодушным!

Убрав руки, она было двинулась прочь, но не прошла и двух шагов, как услышала его требовательный голос:

— Постой-ка, красотка! Сначала верни мне то, что украла!

— О чем вы? — обернулась она, придавая лицу самое невинное выражение, на какое только была способна. — Что вы от меня хотите?

Он протянул к ней руку:

— Отдай шиллинг, который ты стянула из моего кармана!

— Зануда! — пробормотала Кэти, кладя в протянутую руку монету.

— Вот это да! — восхищенно воскликнул Дэни-эл. — Я и не заметил, что Кэти забралась к тебе в карман, Джон! И как только ей удалось?

— Тебе еще рано это знать, сорванец ты этакий! — ухмыльнулся Смит, многозначительно взглянув на Кэти.

Молли расхохоталась, но озадаченный и недовольный молчанием взрослых мальчик продолжал настаивать:

— Ну скажи, как, скажи!

— Хватит канючить! — строго сказал Смит, возвращая шиллинг в карман. — Разве тебе не пора заняться домашними делами? Не теряй времени, иначе опоздаешь в школу.

— В школе сегодня уроков не будет, — вступилась за сына добрая Молли, отходя от очага. — Преподобный Гиллинг заболел — его свалила инфлюэнца. А Дэвид сейчас спустится, подожди немного, — добавила она, взглянув на Смита.

— Скорей бы! Мне уже давно пора в постель, — ответил тот, садясь за стол напротив Дэниэла.

Похоже, Молли не очень удивилась, узнав, что завсегдатай ее пивной еще не ложился, и Кэти, которая внимательно наблюдала за ними обоими, поняла, что хозяйка привыкла к его появлениям в самое неурочное время и таким же неожиданным исчезновениям.

— Пойду-ка посмотрю, чего он копается, — проговорила Молли и повернулась к Кэти: — Милочка, видишь ту корзину с чистым постельным бельем? Ты мне очень помогла бы, если бы его выгладила.

— Разумеется, я все выглажу, — ответила девушка.

— Утюги в кладовой, — дала последнее указание Молли и вышла из кухни с кувшином горячей воды в руках.

Проворно принеся из кладовой пару утюгов и подставки для них, Кэти расстелила на столе одеяло, взяла из внушительного размера корзины свежевыстиранную простыню, разложила ее на одеяле и принялась гладить.

— Ну и ловко же ты выудила шиллинг у Джона из кармана, — заметил Дэниэл, глядя на новую служанку с таким восхищением, что она не удержалась, похвасталась:

— Я еще и замки умею вскрывать!

— Правда?! — чуть не задохнулся от восторга мальчик и, когда Кэти кивнула, захохотал: — Вот здорово! С тобой интересно, не то что с другими девчонками. Пожалуйста, покажи, как ты вытащила монету, ну покажи!

— Нет уж, хватит с тебя, Дэниэл! — властно вмешался в их разговор Джон Смит, и мальчик тотчас притих. — Не надо приставать к Кэти с глупыми расспросами, лучше расскажи, чем ты собираешься сегодня заняться, раз у тебя нет уроков.

— Мама сказала, что я могу пойти в типографию к Бенджамину, — послушно начал рассказывать Дэниэл. — Он как-то пообещал научить меня набирать газету, если я подучу грамматику. Я и подучил, так что теперь пусть выполняет свое обещание.

И, довольный собой, он гордо вскинул подбородок.

— Да уж, — ухмыльнулся Джон. — Я уже слышал, что ты вышел в первые ученики по грамматике. И, думаю, об этом знает уже весь Бостон!

Мальчик широко открыл глаза от изумления, а потом его круглая, испещренная веснушками мордашка горестно сморщилась.

— Мама, это все она! — схватившись руками за голову, простонал он. — Хвастается мной на каждом углу. Никакого с ней сладу!

Это было так комично, что Кэти расхохоталась. Гладя белье, она исподтишка наблюдала за хозяйским сыном и Смитом, и ей бросилось в глаза, что мальчик ловит каждое его слово, без пререканий выполняет все требования странного посетителя. Кэти удивилась: ей казалось, что Смит не из тех, кто умеет находить общий язык с детьми. Но потом она пришла к выводу, что мальчик не просто давно и хорошо знает Смита, но и, по-видимому, просто обожает его.

— Расскажи мне что-нибудь, Джон, — попросил Дэниэл, подпирая ладонью подбородок.

— Неужели тебе еще не надоело слушать про чаепитие, малыш? — с досадой вздохнул Смит, откидываясь на спинку стула и вытягивая под столом свои длинные ноги.

— Нет, расскажи мне что-нибудь новенькое! Вытащив карманные часы, Смит посмотрел на них и покачал головой:

— У нас нет на это времени, Дэнни! Если хочешь помочь Бенджамину Идсу с набором свежего номера «Бостонской газеты», то отправляйся в типографию сейчас же. Идс с Гиллом всегда приступают к работе еще до рассвета, так что не мешкай!

Кэти не верила своим ушам — что он говорит, этот липовый Джон Смит?! От изумления она даже перестала гладить, а Дэниэл вскочил на ноги и стремглав выскочил на улицу через черный ход, только дверь хлопнула. Девушка перевела ошеломленный взгляд на виновника этого переполоха и встретилась с проницательными серыми глазами, которые в упор ее рассматривали.

— Чего это ты всполошилась? — усмехнулся Смит. — Что, у меня вдруг выросли рога? Что тебя так взволновало? Какие мысли бродят в твоей хорошенькой головке?

— Что тут непонятного? — воскликнула Кэти. — «Бостонская газета» считается одной из самых радикальных — это известно даже мне, хоть я здесь всего несколько дней!

— Ну и что с того?

— Как может Молли позволить своему сыну работать в типографии, которая печатает газету мятежников? Дэнни еще ребенок, вдруг его сцапают солдаты?

— Губернатор Гейдж пока еще не запретил газеты вигов, — пожал плечами Смит, явно не разделяя негодования девушки.

— Но он непременно это сделает, — убежденно сказала Кэти, вновь принимаясь за работу. — И тогда мальчика обвинят в измене королю.

— Как сказал однажды один знакомый законник по имени Патрик Генри[9], — осклабился ее собеседник, — «Если это измена, давайте все станем изменниками!»

— Вы, сэр, как я погляжу, за словом в карман не лезете, — без тени улыбки ответила она.

— По-твоему, это плохо?

— А не боитесь, что вас арестуют? — вопросом на вопрос ответила Кэти.

— Помилуй бог, да за что же? — с искренним, как показалось Кэти, удивлением спросил Смит. — Разговоры о восстании против короля не считаются преступлением, по крайней мере, пока. А если за них начнут наказывать, то и пострадать не жалко, потому что это восстание — дело справедливое.

Кэти презрительно хмыкнула.

— Уверена, так говорят все подстрекатели, — заметила она сурово. — Вы ли, ваш Патрик Генри, Сэмюэл Адамс в своих язвительных статьях или другие писаки из «Бостонской газеты», которую будет набирать Дэнни для Бенджамина Идса, — все вы дудите в одну дуду: «Восстание, долой короля-тирана, свобода и независимость!» Слова, слова, слова — пустая болтовня, в конечном итоге! Кому от них легче?

— Неправда, слова могут изменить мир, — ответил Смит убежденно, улыбаясь горячности, с которой она возражала. — Откуда у тебя в твоем возрасте такой скептический взгляд на мир и на людей? — Он наклонился вперед и, подперев подбородок ладонью, задумчиво добавил: — Как юная девушка может быть такой циничной?

— Я вовсе не циничная, — поправила его Кэти, ставя остывший утюг на огонь. — Просто я вижу жизнь такой, какая она есть, не заблуждаясь на ее счет. И не такая уж я юная, между прочим.

Сняв с огня второй утюг, который уже достаточно нагрелся, она вновь начала гладить.

— Ну разумеется, — с самым серьезным видом поддакнул Смит. — Тебе, наверное, все девятнадцать. Это уже солидный возраст, ясное дело!

Почувствовав, что он ее дразнит, Кэти нахмурилась.

— Мне двадцать, — сердито поправила она собеседника, перестав гладить, — и нечего надо мной издеваться. В этом возрасте, — добавила она тихо, — теряешь все иллюзии…

— Не знаю, не знаю… К примеру, у меня еще сохранились две-три, хотя мне уже за тридцать. Так что не увиливай от прямого ответа, рассказывай, как на духу, откуда у тебя такой цинизм?

Вздохнув, Кэти снова взялась за утюг. Почему Джон Смит так настойчиво ее расспрашивает? Наверное, лучше ему сказать, ведь она хочет от него ответной откровенности — чтобы выведать его секреты, надо поделиться своими, хотя бы отчасти, тогда он будет ей доверять!

— Когда я была еще совсем маленькой, — начала Кэти свой невеселый рассказ, — моя мать стала любовницей одного богатого джентльмена. Мой отец бросил ее задолго до моего рождения, не желая идти под венец, так что у нее просто не было выбора, ведь жизнь очень сурова к слабым, беззащитным женщинам. Вы бы видели, как третировали мою бедную маму снобы-аристократы, среди которых прошло мое детство! Мне этого никогда не забыть! — Она подняла глаза на человека, сидевшего напротив, и с горечью продолжила: — Такая жизнь быстро свела ее в могилу — мама умерла совсем молодой, когда мне было всего десять, а ее покровителю я была не нужна, поэтому он отослал меня в приют. Я прожила там полгода, потом сбежала.

— Неужели ты с тех самых пор живешь одна и сама добываешь себе кусок хлеба? — удивился он с ноткой сочувствия в голосе.

— Не смейте меня жалеть! — яростно накинулась она на него, с размаху опуская тяжелый утюг на подставку. — Я этого терпеть не могу! Да, я жила одна с десяти с половиной лет, сама добывая себе пропитание, и, поверьте, у меня это неплохо получалось! Знаете, чему меня научила жизнь? О, это очень простая истина — что бы ни болтали люди, как бы они ни призывали бороться за свободу, человек без денег и без благородной родословной никогда не будет по-настоящему свободен!

— Я согласен с тобой, — кивнул Джон, — если речь идет о монархии. А если народ будет сам управлять собой, без короля?

— Без короля? Нет, это невозможно!

— Но почему? — наклонился он к ней через стол, буравя горящими глазами. — Почему ты говоришь «невозможно», даже не задумываясь о том, что мы можем сами выбирать себе правителей? Как ты не понимаешь, Кэти, в этом-то и заключается самое главное! Если мы получим возможность выбирать себе правителей, то люди всех сословий будут жить гораздо лучше, чем сейчас.

Поддавшись силе его убеждения, Кэти представила себе, как хорошо будет без короля, когда у кормила власти вместо чванливых аристократов встанут люди, избранные народом, и в ее сердце зажглась искра надежды, правда, только на мгновение.

— Такого никогда не будет! — сказала она уверенно, сняла со стола выглаженную простыню и аккуратно сложила ее. — Положение в обществе, деньги, воспитание и связи — только это имеет значение в жизни. Короли правят нами потому, что у них самая большая мошна, самое лучшее воспитание и самое высокое положение в обществе, и вы хоть соловьем пойте, но ни за что не убедите меня, что может быть иначе — честнее и справедливей. Кому, как не мне, знать, как несправедлива жизнь к тем, кто не принадлежит к привилегированному классу. Таким, как я, приходится лезть вон из кожи, чтобы не подохнуть с голоду, и так будет всегда!

Она положила на стол отглаженную простыню и вышла из кухни, даже не оглянувшись на Джона Смита, — она презирала его за то, что он поманил ее несбыточной надеждой. Подумать только, он сказал, что народ может управлять собою сам! Что за бредни! Нет, виконт Лоуден — вот единственный человек, который в силах дать ей свободу, и об этом ни в коем случае нельзя забывать!


Прошло уже больше недели с того дня, как Кэти стала служанкой в «Русалке», но пока ей так и не удалось добыть никакой сколько-нибудь ценной информации. Все это время девушка почти не выходила из кухни, без устали моя посуду, отчищая закопченные горшки, поддерживая в очаге огонь, и Джона Смита видела мельком, всего два-три раза. Она понимала, что так продолжаться не может: если и дальше торчать в кухне, того и гляди провалишь секретное задание виконта! На следующий день ей предстояла встреча с капитаном Уортом на Норт-сквер, а что она ему скажет, какими сведениями о тайном противнике блеснет? Кроме того, даже отпроситься на эту встречу у хозяйки под благовидным предлогом будет не так-то просто!

Обо всем этом Кэти размышляла, перемывая очередную стопку грязной посуды, принесенной из зала. Смахнув с тарелки объедки в ведро, девушка с горечью подумала о том, что совсем недавно, когда она работала на ферме Джеймса Уиллоуби в Виргинии, такие отбросы показались бы ей самой желанной пищей — ее хозяин был очень скуп, когда дело касалось кормежки для почти дармовых слуг, зато очень щедр на тумаки и подзатыльники. Слава богу, что теперь он далеко и является Кэти только в кошмарных снах! Но если она не добудет для Лоудена действительно ценной информации, кошмар может стать явью! При воспоминании о прежнем хозяине Кэти задрожала от страха, однако быстро взяла себя в руки. Виконт, конечно, переоценил ее способности, рассчитывая на успех в такой короткий срок, но она верила в удачу…

Надо постараться разнюхать еще что-нибудь! Похоже, что задняя комната таверны служила местом тайных встреч Джона Смита со своими сообщниками. По крайней мере, они собрались там в ту ночь, когда Кэти появилась в «Русалке»: она видела собственными глазами, как в заднюю комнату вошли Смит, Эндрю Фрейзер и еще два человека, плотно прикрыв за собою дверь.

Они пробыли там несколько часов, притворяясь, что собрались на дружескую вечеринку. Разыгрывать этот спектакль им помогала Молли, то и дело носившая в заднюю комнату подносы, уставленные кружками с элем. Но Кэти не проведешь! На следующее утро она осмотрела землю под окном этой комнаты и обнаружила там лужу замерзшего за ночь эля. Похоже, Джон Смит и его товарищи вовсе не пьянствовали, а передавали друг другу секретную информацию и обсуждали планы мятежа против короля! Если бы ей удалось пробраться тайком в заднюю комнату, можно было бы подслушать их разговоры! Конечно, это еще не улика против Смита, но полученные таким путем сведения помогут раздобыть и улики.

Пожалуй, надо напроситься в помощницы к Молли, которая разносит посетителям эль. Мунро наверняка не станет возражать — первые несколько дней славный трактирщик, как ему и положено, поглядывал на Кэти подозрительно, опасаясь за сохранность своего добра, но, убедившись, что ничего не пропало и даже его драгоценные запасы спиртного остались в целости, он проникся к новой служанке большой симпатией. К тому же она пустила в ход свои чары, и к концу недели простодушный Дэвид был уже полностью в ее руках.

Погрузившись в размышления, Кэти перестала скрести грязную тарелку и уставилась в кухонное окно невидящим взглядом. Странная птица этот Джон Смит — одевается как безработный рыбак, а манеры, весь его облик выдают в нем джентльмена. Как и от кого он получает информацию, которую передает сообщникам в задней комнате «Русалки»? Это надо непременно выяснить, но как? Если начать расспрашивать о Джоне Смите хозяев и посетителей, это обязательно вызовет подозрение.

— Ты что, спишь на ходу, Кэти? — прервал ее размышления удивленный голос Молли. — Я жду чистые тарелки.

— О, простите, — вдрогнув, ответила девушка. — Я просто задумалась. Этого больше не повторится!

— Сполосни-ка и это, милая, — сказала хозяйка, водружая на стол возле Кэти поднос с оловянными кружками. — Бедная девочка, вымыть такую прорву посуды! Кто-кто, а уж я-то знаю, какое это муторное занятие, — немудрено, что ты немного отвлеклась. Ну, и о чем же ты тут мечтаешь, скажи на милость?

— Ни о чем… — пожала плечами Кэти, кладя одну из кружек в тазик с мыльной водой, и вдруг замолчала — ей в голову пришла замечательная мысль о том, как побольше разузнать о загадочном Джоне Смите, не вызывая подозрений: надо прикинуться влюбленной в него. Добрая болтливая Молли наверняка выложит всю его подноготную. — Вообще-то я… гм-м… думала о Джоне Смите, мэм… — умело разыгрывая смущение, добавила Кэти.

— Вот как? Тогда мне понятно, почему у тебя такой мечтательный вид, — хихикнула Молли, взяв полотенце, чтобы вытереть вымытые кружки. — Джон видный мужчина!

— И такой славный, — опустив голову и пряча глаза, как влюбленная дурочка, сказала Кэти.

— Джона Смита можно назвать каким угодно, но уж никак не славным! — расхохоталась хозяйка.

— По крайней мере, мне он показался славным…

— Правда? — переспросила Молли, заглядывая Кэти в глаза.

— Да! Но он всегда выглядит таким грустным и одиноким… У него есть семья?

— Если и есть, то я ничего о ней не знаю, девонька.

— Очень жаль, — пробормотала Кэти, — ведь он и Мунро закадычные друзья.

— Да, они дружат уже много лет, — согласилась Молли.

— И Дэнни его просто боготворит…

— Верно, — ответила добрая женщина со вздохом, — но я не уверена, что это хорошо.

— Почему?

— Джон очень замкнутый человек, он ни с кем не сходится накоротке, а дети ведь очень бесцеремонны — им невдомек, что в дела взрослых им не следует совать свой нос. Джон, например, не любит распространяться о себе.

— Он такой странный и загадочный, — продолжала начатую игру Кэти.

— Можно и так сказать, — ответила Молли и замолчала.

Кэти ждала, что она продолжит разговор, однако пауза затягивалась — хозяйка явно не желала обсуждать щекотливую тему.

Но девушка была не из тех, кто легко сдается.

— А сегодня Джон придет в «Русалку»? — спросила она.

— Да, — сказала хозяйка, — и на сей раз немного раньше обычного. Я обещала приготовить его любимые рыбные котлеты. Джон… — Молли запнулась: видимо, хотела что-то добавить, но передумала и сказала только: — …Обожает рыбные котлеты по моему рецепту.

— Вот и хорошо! — обрадованно заметила Кэти. — Пусть хоть раз поест как следует, по-домашнему. Все эти его приходы и уходы ни свет ни заря — он наверняка питается как придется и очень мало спит.

Лицо Молли прибрело озабоченное выражение.

— Ты слишком много о нем думаешь, — заметила она с тревогой. — Ты что, всерьез в него влюбилась? Сейчас же выброси его из головы! Джон, конечно, мужчина красивый, но он не из тех, кого можно на себе женить, заруби себе на носу!

— Что вы, да у меня этого и в мыслях не было. Я только беспокоюсь о его здоровье! — принялась разубеждать ее Кэти с таким жаром, что простодушная Молли окончательно уверилась в прямо противоположном. — И потом, он такой загадочный, что поневоле возбуждает любопытство!

— Вот-вот, а любопытство, как тебе, должно быть, известно, сгубило кошку. Вот что я тебе скажу, девонька: такие, как Джон Смит, совершенно не годятся в мужья. Многие девицы увивались вокруг него, и ничего путного у них не вышло. Вот тебе мой совет: если не хочешь остаться с разбитым сердцем, найди себе хорошего, надежного парня, а не вертопраха, который приходит и уходит, когда ему вздумается!

Надеясь, что ей удалось наставить на путь истинный глупую девчонку, добрая женщина откинулась на спинку стула и добавила:

— Что-то я с тобой заболталась. Пожалуй, пора вернуться в зал. Кстати, завтра поутру мне придется идти на рынок за продуктами, так что сегодня вечером мы с тобой составим список покупок. Ох и не люблю я ходить на рынок! Совершенно не умею торговаться, а тут еще нехватка продуктов из-за Портового указа, и цены растут не по дням, а по часам — просто ужас!

У Кэти перехватило дыхание от радости — само провидение посылало ей возможность отправиться завтра на Норт-сквер для встречи с Уортом.

— Почему же вы ходите на рынок, если так его не любите? — спросила она у хозяйки с самым невинным видом.

— А что делать? Кто согласится сделать это за меня?

— Я могла бы сходить на Норт-сквер вместо вас.

— Вот как? — удивленно подняла брови хозяйка и рассмеялась. — С какой это стати мне посылать за продуктами для пивной девушку, которая обожает таскать у людей из карманов часы и деньги?

— Я куплю все, что нужно, по гораздо более выгодной цене, мэм, вот с какой стати. Я умею торговаться, как никто! — заявила Кэти.

— Откуда такая самоуверенность? — раздался позади них знакомый мужской голос.

Обе женщины обернулись — это был тот, о ком они только что говорили, — Джон Смит. Он стоял, непринужденно прислонившись к дверному косяку со скрещенными на груди руками, и с холодным интересом смотрел на девушку. Прежде чем Кэти успела ответить, он насмешливо добавил:

— Впрочем, ясно, откуда — дает себя знать богатый опыт. Знаешь, Молли, эта особа права: она заставит торговцев сбавить цены, потому что может заговорить зубы и вскружить голову самому королю Георгу. Так что отпусти ее на рынок, но ни в коем случае не доверяй ей денег, иначе не дождешься ни денег, ни продуктов, ни новой помощницы!

От холодного огонька в его глазах Кэти захотелось съежиться. Этот странный человек, всегда появлявшийся, как чертик из коробочки, смотрел на нее так, словно знал про нее абсолютно все, в том числе и все до одной уловки из ее обширнейшего арсенала. «Проклятие, — подумала девушка с дрожью, каждой клеточкой ощущая исходившие от Смита флюиды опасности, — неужели он догадывается, что я за ним шпионю? Нет, не может быть! На самом деле ему ничего обо мне не известно, он только делает вид, что знает о моей тайне».

Но как Кэти себя ни уговаривала, в душе она понимала, что очень рискует. Если Смит и впрямь задался целью во что бы то ни стало выяснить, кто она такая, это могло поставить под угрозу не только ее задание, но и саму жизнь.

5

Словно почувствовав напряжение, возникшее между Смитом и Кэти, Молли занервничала.

— Гм… — кашлянула она, переводя взгляд то на него, то на девушку, — ладно, так уж и быть, голубушка. Если ты берешься купить продукты подешевле, отправляйся завтра на рынок, посмотрим, удастся ли тебе сдержать обещание.

Она махнула рукой и направилась к двери, которая вела в зал. Джон Смит посторонился, давая дорогу.

— Я скажу Дэвиду, что вы здесь, — сказала ему Молли и вышла из кухни.

Кэти вновь занялась грязной посудой, надеясь, что нежданный гость тоже уйдет. Но он все стоял в дверях, и девушка ощущала на спине его обжигающий взгляд. Наконец, не выдержав, она обернулась и спросила:

— Почему вы всегда так странно на меня смотрите?

— Да вот, хочу понять, что ты за птица.

— Это еще зачем? — спросила она, чувствуя, как у нее от ужаса холодеют руки. — Что вам от меня надо?

— Пока не знаю, — улыбнулся он уголком рта. — Но что-нибудь придумаю.

— Вот как? — кисло улыбнулась Кэти, прекрасно понимая, что он играет с ней, как кошка с мышью. Ей такие игры решительно не нравились. — Когда надумаете, будьте добры, сообщите.

— Конечно, сообщу, можешь не волноваться, — заверил он, отрываясь от косяка, но по-прежнему не двигаясь с места. — А теперь признайся, зачем ты обо мне расспрашивала Молли?

Сердце Кэти испуганно замерло.

— Я вовсе не расспрашивала… — начала было она, понимая, впрочем, что отрицать бессмысленно, потому что он слышал по крайней мере часть их с Молли разговора. Она растерялась: Джон Смит вряд ли поверит ее объяснениям. Но почему его недоверие так ее пугает? — Мне просто было интересно.

— Правда? — проговорил он все с той же кривой полуулыбкой и неторопливо направился к девушке. — Что же во мне такого интересного?

Кэти неосознанно сделала шаг назад и, наткнувшись на край стола, замерла, с сильно бьющимся сердцем наблюдая, как приближается Смит. Под его пристальным взглядом у нее моментально вылетел из головы план, по которому она должна была разыгрывать влюбленность, мысли лихорадочно заметались в поисках более или менее убедительного довода, но, увы, безрезультатно.

Подойдя к ней так близко, что Кэти ощутила тепло его тела, хотя он и не прикасался к ней, Джон Смит остановился. Глядя на него во все глаза, Кэти вдруг ощутила неодолимое желание узнать о нем все-все, каждую мельчайшую подробность его жизни, и вовсе не потому, что этого требовало ее шпионское задание. Впрочем, она и сама не смогла бы объяснить почему.

— Кто вы, Джон Смит? — прошептала она. — Кто вы на самом деле?

Он близко склонился к ней, слегка оцарапав небритой щетиной щеку.

— Если тебе интересно, — сказал он тоже шепотом, обдавая теплым дыханием ее ухо, — я отвечу на все твои вопросы, при условии, что ты тоже будешь со мной откровенна!

Кэти испуганно дернулась: очень ясный намек! Ее смятение только усилилось, когда она почувствовала, как его губы коснулись ее уха. Ох, как близко подошла она к опасному краю, надо бы остановиться, подумать, как быть дальше, но Кэти уже была не в состоянии думать…

Этот странный человек совершенно не походил на других мужчин, которых довелось ей встретить на своем пути. На него совершенно не действовали ее трюки, с помощью которых она с легкостью манипулировала другими представителями сильного пола. Джон Смит не верил ее вполне правдоподобным выдумкам, лести и невинному виду, напротив, он сам, Кэти была уверена, мог бы научить ее таким хитростям, которых еще не было в ее арсенале.

Подняв руки, он запустил пальцы в ее короткие волосы и заставил откинуть голову назад. Кэти поняла, что он хочет ее поцеловать, и по ее телу пробежала дрожь возбуждения, какого она еще никогда не испытывала от прикосновения мужчины. Отдавшись этому сладостному ощущению, она закрыла глаза. Тори, виги, виконт Лоу-ден — все они в этот миг перестали для нее существовать, она забыла, что Джон Смит ее враг, что он мятежник, а она лазутчица, которая должна его разоблачить. От волнения Кэти едва дышала.

Он медленно, нежно коснулся губами ее рта, и эта сводящая с ума ласка заставила Кэти окончательно позабыть обо всем. Она приникла к нему всем телом, прося продолжать, впитывая каждое мгновение этой восхитительной близости.

— Если ты и дальше будешь мне отвечать с такой готовностью, — прошептал он, отведя губы от ее рта, — то узнаешь меня в полном смысле этого слова и выбросишь из головы все свои вопросы!

Кэти, уже совсем было потерявшую над собой власть в его объятиях, как током ударило: он потешается над ней! От сладостной неги не осталось и следа, девушку охватила ярость: как он смеет?! И сама она тоже хороша — так забыться! Чувствуя себя полной дурой, она попыталась оттолкнуть Смита, но не тут-то было: он крепко сжимал ее в объятиях.

— Как, милочка, ты не хочешь принять мое предложение? — спросил он, со снисходительной улыбкой наблюдая за ее тщетными попытками освободиться. — Кэти, ты ранишь меня своим отказом.

— Сожалею, но это так, — ответила она, бросив на него яростный взгляд, — а теперь отпустите меня!

Улыбка тотчас сошла с его лица, оно приобрело обычное жесткое выражение, но, к удивлению Кэти, Джон Смит подчинился ее требованию и разжал руки.

— Думаю, мы хорошо поняли друг друга, — сказал он негромко, отступая назад. — С этого дня попридержи свое любопытство и оставь свои вопросы при себе. Не вздумай больше совать свой нос в мои дела!

Он резко развернулся и вышел. Кэти проводила его взглядом, ругая себя за то, что так глупо поддалась на его провокацию. Да, никудышная из нее вышла шпионка, если какой-то повеса так легко, одним поцелуем, смог заставить ее забыть о задании виконта.

Джон Смит и вправду оказался настоящим повесой, умеющим вскружить женщине голову. Но он еще и мятежник, может быть, даже один из лидеров вигов, хотя никто, по-видимому, ничего о нем толком не знает. Это очень странно, ведь у подавляющего большинства людей есть семьи, друзья, знакомые, которые могут о них рассказать, да и сами люди не прочь переброситься парой слов о своих делах, чтобы получить совет или просто поговорить. Джон Смит, однако, не принадлежит к их числу.

Кэти упрямо сжала зубы — пережитое унижение только подзадорило ее. Что ж, мистер Смит ловок, ничего не скажешь, но и она не лыком шита! Тем, что она еще жива, она обязана своим хитрым, изворотливым мозгам, и уж она ими воспользуется, чтобы вывести этого типа на чистую воду! И если он думает, что одного поцелуя и приказа не совать нос в его дела достаточно, чтобы сохранить в тайне его секреты, то Джону Смиту предстоит пережить жестокое разочарование.


— У меня такое впечатление, что твой модный повар бессовестно морит тебя голодом! — с напускным негодованием проговорила Молли, удовлетворенно наблюдая, с каким аппетитом сидевший за столом Итан уплетал уже вторую порцию рыбных котлет с гарниром из сакоташа[10].

— Ты, как всегда, права, — ответил он, не прерывая своего занятия. — Но мой бедняга-повар переживает трудные времена — из-за Портового указа в городе невозможно достать ни устриц, ни омаров, а запасы масла так оскудели, что он не в состоянии готовить свои изысканные соусы. И потом, подумай сама, ну какой повар, пусть и самый модный, сможет приготовить такие замечательные рыбные котлеты, как ты?

— А сегодня котлеты жарила не я, — призналась Молли. — а наша новая служанка Кэти.

Увидев, что лицо Джона Смита вытянулось от удивления, добродушная хозяйка рассмеялась.

— Пока ты разговаривал с Дэвидом, — пояснила она, — я дала девчушке урок кулинарии. Кэти знала, что мы ждем тебя к ужину сегодня вечером, и попросила научить ее готовить твое любимое блюдо. Вот я и показала ей, как делать котлеты из трески. — Молли повернулась, чтобы помешать рыбный суп, варившийся в котле, и, искоса глянув на собеседника, добавила: — Знаешь, по-моему, бедняжка втюрилась в тебя, как кошка!

— Господи, ну сколько можно! — рассмеялся Итан. — То ты говорила, что в меня влюблена Дороти Макэлви из «Белого лебедя», а теперь, по-твоему, и эта маленькая воровка от меня без ума.

— Да, Дороти в тебя влюблена, — кивнула Молли, — я от своих слов не отказываюсь. Ты думаешь, она помогает нам из-за идеи? Как бы не так! Она просто по уши в тебя влюблена.

— Хватит фантазировать, дорогая Молли, — поморщился Итан. — Послушать тебя, так ко мне неравнодушны все женщины Бостона.

— Не все, — ухмыльнулась хозяйка. — Я, например, в тебя не влюблена, это уж точно. И я давно хотела тебе по-дружески сказать: ты слишком легкомысленно относишься к чувствам бедных девушек, а ведь их сердца так ранимы.

— Может быть, может быть… — ответил Итан — Но вот насчет Кэти ты ошибаешься.

— Я ошибаюсь? Да что ты! Я вижу эту девушку насквозь, у меня глаз наметанный. Ей здорово досталось в этой жизни, поэтому она может показаться ожесточенной, даже грубоватой, но у нее нежная душа. Знаешь, она о тебе расспрашивала.

— Это-то и кажется мне подозрительным.

— Господи, да тебе всегда все кажется подозрительным! — воскликнула Молли.

— Ты права, — вздохнул Итан и, отщипнув поджаристый краешек рыбной котлеты, лежавшей перед ним на тарелке, с удовольствием отправил его в рот. — Мне и впрямь везде чудятся лазутчики губернатора.

— Надеюсь, про Кэти ты так не думаешь? Эта девушка не может быть лазутчицей. К тому же она расспрашивала только про тебя, больше ее никто не интересовал.

— Вот как? — насторожился Итан. Он придвинулся к сидевшей рядом женщине и негромко попросил: — Ну-ка, припомни как можно точнее, какие именно вопросы она задавала?

— Самые невинные, какие ей и в голову бы не пришли, будь она шпионкой, если ты это имеешь в виду, — так же тихо ответила Молли. — Во-первых, ее совершенно не интересовало, о чем вы с Дэвидом и другими ведете разговоры в задней комнате. Не задавала она и вопросов о политических взглядах — твоих или кого-либо другого. Бедняжка только спросила, есть ли у тебя время на сон, — беспокоилась, что ты всегда выглядишь таким утомленным, — и есть ли у тебя близкие и друзья, потому что ей показалось, что о тебе плохо заботятся. Согласись, что это вряд ли могло бы заинтересовать шпионку!

— Твоя правда. — Он замолчал, вспоминая, как податливо прильнула к его груди Кэти, когда он обнял ее, с какой нежностью ответила она на его поцелуй. Богатый опыт сердцееда подсказывал Итану, что она не притворялась. Если Молли не ошибается и Кэти действительно влюбилась в него, тогда вполне естественно, что ей захотелось побольше узнать о предмете своей страсти. И все-таки смутное беспокойство не оставляло Итана — уж слишком эта красотка была себе на уме.

Постучав поварешкой по краю котла, хозяйка «Русалки» положила ее на стол и снова посмотрела на собеседника.

— Ты ведь не думаешь, что это несчастное создание, оборванное и истощенное, шпионит на губернатора? — спросила она. — Бедная, она едва стояла на ногах от слабости, когда мы впервые ее увидели.

— Нет, я не думаю, что она соглядатай Гейджа, — ответил Итан. — Губернатор — человек порядочный, не чуждый сострадания, он бы не унизил себя, послав сюда шпионить голодную нищенку. Если бы она стала работать на него, он бы сначала ее подкормил и приодел. К тому же я навел о ней справки и не нашел ничего, что бы хоть как-то указывало на ее связь с Гейджем. Так что не волнуйся, оснований для подозрений действительно нет никаких.

— Значит, ты все-таки подозревал ее, раз навел справки?

— Ну разумеется! Я не был бы самим собой, если бы этого не сделал. Знаешь, кто она? Сосланная воровка, проданная одному землевладельцу из Виргинии, который сообщил властям, что она сбежала. Я не уверен, конечно, но мне кажется, что она появилась в Бостоне всего за несколько дней до того, как ворвалась в «Русалку», спасаясь от мести капитана Уорта. Не представляю, откуда она могла бы знать Гейджа или его людей, да и времени на то, чтобы наняться к ним в лазутчики, у нее практически не было.

— Бедный ты, бедный, — покачала головой Молли, горестно глядя на Итана. — В тебя влюбилась очаровательная девушка, а ты думаешь только о том, шпионка она или нет. Любой другой на твоем месте просто приударил бы за ней как следует.

— Напрасно ты думаешь, что я такой сухарь, — ухмыльнулся Итан. — Я ее уже один раз поцеловал.

— Вот как? — вытаращила глаза Молли, не ожидавшая такой прыти от вечно занятого Джона Смита. — Когда же ты успел?

— Да пару часов назад!

— Ну и дела! — восхищенно прищелкнула языком добрая женщина. — И как повела себя Кэти?

Губы Итана скривила скептическая улыбка.

— Очень странно, — заметил он. — Сначала страстно ответила на мой поцелуй, а потом посмотрела на меня так, словно хотела влепить мне пощечину.

— Это доказывает, что я права! — торжествующе заключила Молли. — Так ведут себя только влюбленные девушки. Я, конечно, уже предупредила бедняжку, чтобы она на тебя не заглядывалась, — ты ведь и сам хотел бы, чтобы я это сделала, правда? Я попыталась ей внушить, что ты вертопрах и повеса, каких мало, но, боюсь, это только подзадорило Кэти. Сказать по правде, на мой взгляд, не так уж и плохо, что красотка в тебя влюбилась.

— Ты сама безнадежно романтична, как юная девушка, моя дорогая Молли, — ласково попенял собеседнице Итан. — В моей жизни нет места увлечению хорошенькими девушками, особенно теми из них, которые себе на уме, да еще и обчищают карманы добропорядочных горожан.

— Конечно, Кэти ангелом не назовешь, — кивнула головой Молли. — Но разве ее можно за это упрекнуть? Одного взгляда на нее достаточно, чтобы понять, как сурово обошлась с ней жизнь. Поверь мне, я знаю, каково приходится несчастной, которую по суду ссылают и продают какому-нибудь самодуру. Это даже хуже рабства. И еще…

Страстную тираду Молли в защиту новой служанки прервало появление Дэвида Мунро.

— Эндрю и Колин наконец пришли, — объявил он. — Они ждут в задней комнате.

Мысли о Кэти тотчас вылетели у Итана из головы.

— Раз и Джозеф уже здесь, мы можем начинать, — проговорил он, торопливо поднявшись из-за стола и направляясь вместе с Дэвидом к двери. — У меня для них важные новости.


Эндрю Фрейзер, Колин Маклеод и Джозеф Брамли растерянно уставились на Итана, обескураженные тем, что он им только что сообщил. Итан откинулся на спинку кресла, молча ожидая, когда они переварят неприятную новость.

— Неужели король собирается назначить губернатором Лоудена вместо Гейджа? — первым задал вопрос Джозеф Брамли.

— Нет, — ответил Итан, — во всяком случае, пока нет. Гейдж продолжает исполнять свои обязанности, и официально Лоуден должен перед ним отчитываться. Однако я подозреваю, что на самом деле это простая формальность, и Лоуден будет напрямую сноситься с Лондоном.

— И все же я не совсем понимаю, зачем сюда прислали нового полномочного представителя короля, — продолжал Брамли, — ведь и сам король, и правительство всегда высоко ценили Гейджа. Неужели он потерял их доверие?

— А что вас удивляет? — возразил Итан. — Такого шага следовало ожидать, ведь в Лондоне отлично видят неспособность губернатора противостоять движению за независимость колоний. Я уверен, что английские власти на ура примут все рекомендации Лоудена.

— А что он за птица? — подал голос Колин Маклеод.

Итан открыл рот, чтобы ответить, но тут раздался негромкий стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Эндрю Фрейзер, и в комнату вошла Молли с подносом, на котором стояли четыре кружки с новой порцией рома.

Пока хозяйка ставила их на стол и убирала грязную посуду, мужчины молчали.

— Итак, продолжим! — сказал Итан, когда за Молли закрылась дверь. — Несколько слов о новом представителе короля при губернаторе: виконт Лоуден, старший сын графа Равенстокса, честолюбив, жесток, только что прибыл из Лондона с явным желанием сделать себе в колониях имя и вернуться в метрополию во всем блеске победителя. Еще про него говорят, что он такой модник, что даст сто очков вперед самому Итану Хардингу.

— Но какова все-таки истинная цель его пребывания здесь?

— Мне о ней ничего не известно, — покачал головой Итан. — По официальному сообщению администрации губернатора, виконт Лоуден прибыл к нам для обеспечения связи между губернатором Гейджем и министром колоний лордом Нортом, но это объяснение просто смехотворно: почему Гейдж не может напрямую обращаться к королевскому министру? Здесь кроется какая-то тайна, и я намерен ее раскрыть.

— А почему ты решил, что Лоуден опасен для нас и нашего дела?

— Мне рассказали, что он, не афшируя своих действий, ищет подходы к самым влиятельным обитателям колоний — судьям, торговцам и представителям других сословий, которые еще не решили, примкнуть ли им к тори или вигам, и занимают нейтральную позицию.

— Умно, ничего не скажешь, — заметил Эндрю. — Наших нерешительных сограждан нетрудно уговорить поддержать тори, особенно если полномочный представитель лорда Нортона, к тому же имеющий право докладывать непосредственно королю, наобещает им в награду златые горы.

— Проклятые трусы! — презрительно хмыкнул Ко-лин. — У меня руки чешутся задать им трепку. Давайте отыщем всех соглашателей, и я сам разогрею смолу, чтобы обвалять их в перьях!

Улыбнувшись горячности старого друга, Итан повернулся к Джозефу Брамли.

— Пожалуйста, предупредите обо всем Сэмюэла Адамса, Пола Ревира и доктора Уоррена, — сказал он. — Я же постараюсь разузнать об истинной цели, которую преследует здесь Лоуден, и, если получу доказательства того, что он и впрямь для нас опасен, нам придется вплотную заняться этой проблемой.

Брамли кивнул.

— Вы, похоже, уверены в успехе, — заметил он, пристально глядя в глаза Итану.

— Я вовсе не имел в виду, что вывести Лоудена на чистую воду будет легко, — пожал тот плечами. — Но вспомните: прежде мы всегда достаточно быстро узнавали о планах тори. Впрочем, — Итан криво усмехнулся, — к несчастью, шпионы тори тоже не дремлют.

— Однако ты ведь на свободе, — тоже с улыбкой сказал Колин, — по крайней мере, пока. Милостивый боже, не оставь нас, грешных, и впредь своей милостью!

Посерьезнев, Итан обвел взглядом своих соратников.

— Итак, джентльмены, — проговорил он, — нам очень нужна информация о виконте Лоудене. Если кому-нибудь из вас удастся хоть что-то узнать из своих источников, прошу немедленно меня известить. Я должен знать о его намерениях, иначе верноподданный тори Итан Хардинг может попасть впросак.

— Позвольте выразить вам мое искреннее уважение, сэр, — восхищенно покачал головой Джозеф Брамли. — Я поражен тем, с каким искусством вы играете столь разные роли, и счастлив, что вам до сих пор удается избежать цепких лап английского правосудия.

— Секрет моего успеха прост, друзья, — ответил Итан, снова обводя соратников взглядом. — Меня до сих пор не поймали только потому, что я доверяю лишь тем, кто на деле доказал свою преданность нашим идеалам.


Поплотнее запахнувшись в дырявый плащ, чтобы хоть как-то защититься от пронизывающего февральского ветра, Кэти как тень скользила по пустынной улице, скудно освещенной редкими фонарями, стараясь не упустить из вида высокую черную фигуру Джона Смита, маячившую далеко впереди. У одного из фонарей Смит неожиданно остановился, и девушка поспешно нырнула в проулок, прижалась к стене. Дрожа от волнения, Кэти подумала, что промедли она хоть мгновение, таинственный посетитель «Русалки» мог бы заметить непрошеный эскорт. Да, слежка давалась ей нелегко, не то что в былые времена!

Кэти вспомнилось, как в Лондоне Мэг учила ее тонкому искусству незаметно сопровождать намеченную жертву, чтобы выбрать подходящий момент и обчистить карманы ничего не подозревавшего обывателя. Уроки оказались очень полезными, потому что в дальнейшем юным воровкам приходилось иногда несколько кварталов кряду красться следом за каким-нибудь торговцем или джентльменом в напудренном парике, прежде чем удавалось поживиться карманными часами или кошельком. Со временем, благодаря педагогическим навыкам Мэг и собственной ловкости, Кэти с блеском овладела всеми приемами выслеживания добычи на улицах Лондона. Однако теперь, после длительного перерыва, она почувствовала, что утратила былую легкость, и это занятие показалось ей гораздо более трудным и рискованным, чем раньше.

Воспоминание о Мэг» навеянное темными улицами Бостона, заставило Кэти сморщиться от боли. Когда они впервые встретились, им было по одиннадцать лет, но и тогда, и потом Мэг выглядела старше своего возраста. Она стала наставницей Кэти, научила ее выживать в городских джунглях, ловко обшаривая карманы и дамские ридикюли, шантажируя богачей поддельными письмами, мошенничая и обманывая. Именно благодаря Мэг Кэти не оказалась в конце концов на панели, что было вполне обычным делом для девушки в ее положении.

Бедная Мэг… какая ужасная судьба ее постигла… Кэти горестно вздохнула и постаралась отогнать печальные воспоминания. Как бы не упустить из виду Смита! Ночью он и его сообщники провели в «Русалке» совещание, которое длилось не меньше трех часов. Кэти дорого бы дала, чтобы подслушать их разговоры, но ей не удалось подобраться к задней комнате, потому что Молли отослала ее спать, едва часы пробили двенадцать.

Беспокойно ворочаясь на своей кровати в кухне, Кэти ловила каждый звук, доносившийся со стороны зала, ожидая, когда совещание закончится и мужчины начнут расходиться. Ждать пришлось долго, но наконец ее терпение было вознаграждено — судя по негромким репликам Молли, Джон Смит ушел последним.

Выскользнув из-под одеяла, Кэти оделась, вышла через заднюю дверь и крадучись отправилась вслед за странным посетителем, полная решимости разузнать о нем все, что можно, чтобы явиться на конспиративную встречу с капитаном Уортом не с пустыми руками.

Выждав несколько секунд, Кэти выглянула из своего убежища и вздрогнула: Джон Смит исчез. Она его все-таки упустила! Ругая себя на чем свет стоит, Кэти опять прижалась к стене. Пожалуй, искать Смита уже нет смысла, лучше вернуться в «Русалку»…

Перед тем как повернуть обратно, она снова выглянула из проулка и — о счастье! — заметила, как далеко впереди мелькнул знакомый силуэт, едва различимый на таком расстоянии. Поспешно покинув свое убежище, обрадованная Кэти пустилась в дальнейшую погоню.

Так они миновали кладбище Олд-Грэнери и свернули на фешенебельную Бикон-стрит, застроенную богатыми особняками, позади которых раскинулся городской парк Бостон-Коммон. Смит шел очень быстро, и Кэти изо всех сил старалась не отстать. Неожиданно его темный силуэт нырнул в узкий переулок, и девушка чуть не бросилась вдогонку, испугавшись, что может его упустить. Однако опыт и здравый смысл заставили ее сдержаться: если бы она побежала, Смит наверняка услышал бы ее шаги в гулкой тишине зимней ночи.

Со всеми предосторожностями дойдя до того места, где Смит свернул в переулок, Кэти остановилась и с опаской выглянула из-за угла. Перед ней был узкий проход между высокой стеной, за которой прятались особняки, и длинным рядом конюшен, тянувшихся по краю парка. Ярдах в пятидесяти знакомая фигура в черном приблизилась к проему в стене и исчезла из виду. По металлическому звяканью Кэти догадалась, что там находились ворота, в которые Смит вошел, заперев их за собой.

Так оно и оказалось. Осторожно приблизившись к воротам, девушка посмотрела сквозь железные прутья — в мертвенном свете луны, то и дело прятавшейся за набегавшими облаками, она увидела посыпанные гравием дорожки, обсаженные живыми изгородями из самшитовых кустов, бельведер и фонтан — в общем, все атрибуты сада, принадлежащего богатому джентльмену.

Сквозь голые ветви кустов и деревьев в глубине сада просматривался трехэтажный особняк красного кирпича, на первом этаже которого светились несколько окон. Шторы не были задернуты, открывая взгляду великолепную обстановку: зеркала в золоченых рамах, огромные гобелены, изысканные картины, изящное фортепьяно. Да, этот Джон Смит неплохо устроился!

Кэти торжествующе улыбнулась: она его раскусила с самого начала! Рядясь в одежду простого моряка, этот умник сумел провести всех, кроме нее! Да он такой же моряк, как она герцогиня! Виконт будет очень доволен, когда она расскажет ему о своих ночных приключениях, ведь выяснить, что за богач живет в этом роскошном доме, пара пустяков!

— Ну что, удовлетворила свое любопытство? — раздался у нее за спиной знакомый голос.

Вздрогнув от неожиданности, Кэти повернулась — чуть ли не в полуметре от нее стоял в своей любимой позе — со скрещенными на груди руками, прислонившись спиной к стене, — тот, кто, как она считала, попался в ловушку. Девушка похолодела от ужаса — проклятый мятежник ее перехитрил, она сама оказалась в западне!

Оставалось одно — бежать. Кэти метнулась вперед, пытаясь проскочить мимо Смита, но он был проворнее: сильные руки бесцеремонно схватили ее за плечи и пригвоздили к стене. В холодном свете луны его лицо, словно вырезанное из слоновой кости, казалось абсолютно бесстрастным.

— Куда ты собралась бежать, глупышка? — без тени улыбки спосил он. — Разве тебе есть куда идти?

— Да куда угодно, лишь бы подальше от вас! — воскликнула Кэти, чувствуя, что присутствие духа и силы покидают ее.

— Поразительно! Секунду назад ты была готова следовать за мной куда угодно, хоть на край света, а сейчас стремишься только к одному — побыстрее меня покинуть, — с притворным сожалением вздохнул он. — Вы, женщины, такие непостоянные, у вас всегда семь пятниц на неделе.

Помимо привычной иронии в его голосе слышалась усталость, как будто он не испытывал никакого удовольствия, дразня незадачливую преследовательницу.

— Так вы знали, что я иду за вами?

— Нет, милочка, не знал, пока не увидел тебя из окна своей спальни. Поздравляю, ты большая мастерица по части слежки! Но все же не могу не сделать одно замечание: если в лунную ночь следишь за домом и хочешь остаться незамеченной, надо спрятаться за живую изгородь, фонтан или еще что-нибудь, а не стоять столбом на видном месте, к тому же освещенном луной.

Он был тысячу раз прав! Кэти выругалась про себя — попасться на такой глупой ошибке мог бы новичок, любитель, а для нее, воровки со стажем, это непростительно. Теперь, если не случится чуда, ей придется дорого заплатить за свою неосторожность.

Кэти вспомнилось зловещее предупреждение виконта: «Если мятежники тебя разоблачат, они сначала вымажут тебя смолой, обваляют в перьях, изобьют, а потом убьют». Господи, неужели этот страшный миг настал?

Облизав пересохшие от волнения губы, она попыталась придумать какое-нибудь более или менее правдоподобное объяснение своему поступку, но ничего подходящего не приходило в голову. Бойкий язык и природная хитрость, которые помогли Кэти выжить в лондонских трущобах, подвели ее в самый трудный момент, когда она оказалась на волосок от смерти.

Девушка почувствовала себя беззащитной птицей, попавшей в силки жестокого охотника. Джон Смит держал ее мертвой хваткой, и одного взгляда в его холодные, безжалостные глаза было достаточно, чтобы понять: объяснять, убеждать, умолять бессмысленно, пощады не будет. У Кэти закружилась голова и подкосились ноги — этот человек, несомненно, решил ее убить.

6

«Господи, что же теперь с ней делать?» — лихорадочно размышлял Итан, вглядываясь в лицо девушки, казавшееся в свете луны мертвенно-бледным. Он, конечно, знал, что надо делать, но этот единственный, самый безопасный для него выход из положения был настолько отвратителен, что Итан даже рассердился на себя за то, что в первую очередь подумал о нем. Но как же быть? Отпустить эту подозрительную девицу, которая знает теперь самое главное — где он, Итан, живет, и, значит, сможет легко выяснить его настоящее имя? А если она все-таки шпионка? Тогда под угрозой окажется не только его безопасность, но и дело, которому он отдал десять лет жизни.

Он с досадой подумал о том, что часть вины лежит и на нем самом: если бы он был повнимательней, то вовремя заметил бы преследовательницу и легко бы от нее ушел. Но он был слишком занят мыслями о виконте Ло-удене, поэтому и допустил промашку, которая может дорого обойтись всем «Сынам свободы». Будь проклят Ло-уден, будь проклято любопытство глупой девчонки!

Но только ли любопытство толкнуло ее на такой отчаянный шаг?

Итан испытующе посмотрел на запрокинутое лицо девушки, но не нашел в его выражении ничего, что помогло бы ему прийти к какому-то определенному выводу. Он только понял, что она очень напугана — ее худенькое тело сотрясала дрожь.

Что заставило ее решиться на слежку? Зная, что эта маленькая воровка большая мастерица на разные уловки и хитрости, Итан не разделял мнения Молли о том, что девушка в него влюблена. Она вполне могла оказаться шпионкой тори, но почему же тогда ему не удалось обнаружить ни малейших доказательств ее связей с тайной службой губернатора? К тому же, как заверили Итана его надежные информаторы, она сбежала от своего хозяина и обосновалась в Бостоне не более двух недель назад, что тоже свидетельствовало в ее пользу.

Все-таки кто она — вражеская лазутчица или влюбленная девчонка, которая, поддавшись чувствам, решилась на необдуманный шаг?

Это надо было выяснить во что бы то ни стало. Но как? Итан терялся в догадках. Прижимая девушку одной рукой к стене, свободной он достал из кармана ключ от ворот, потом подтащил к ним свою пленницу.

— А теперь мы пойдем ко мне, — пробормотал он, отпер ворота и повел девушку через ночной сад к дому.

В просторном вестибюле Итан зажег лампу и, освещая ею дорогу, повел Кэти через длинную анфиладу роскошно обставленных комнат в кабинет. Там Итан усадил ее в кресло, снял плащ, небрежно бросил его на кушетку и, не обращая внимания на подавленно молчавшую девушку, принялся разжигать камин. Когда первые язычки пламени побежали по поленьям, Джон Смит повернулся к девушке, засунул руки в карманы грубых штанов и несколько минут пристально разглядывал ее, словно увидел впервые.

Собрав остатки самообладания, Кэти откинула капюшон, распрямила спину и гордо подняла голову.

— Ну, и что дальше? — с вызовом спросила она, глядя прямо в суровые глаза своего похитителя.

Он не ответил, размышляя. Несмотря на ее браваду, во всем ее облике, в голосе, в огромных голубых глазах читался отчаянный страх — она явно боялась, что за чрезмерное любопытство ей придется расплатиться жизнью.

«Что ж, это мне на руку, — с удовлетворением решил Итан. — Страх быстро развяжет ей язык».

— Действительно, что дальше? — в тон девушке сказал он и добавил, уже гораздо более миролюбиво: — Думаю, глоток бренди тебе не помешает.

Он подошел к изящному шкафчику палисандрового дерева с застекленными дверцами, за которыми виднелись разнообразные бутылки и графины, достал бутылку своего лучшего бренди и до краев налил хрустальный стаканчик. Опасаясь, что от одной порции девушка может не захмелеть, Итан вместе со стаканчиком поставил перед ней на столик и бутылку.

— Пей! — сказал он, показав рукой на стаканчик. — Бренди тебя подкрепит, а то ты похожа на до смерти напуганного кролика.

— Я вас вовсе не боюсь! — презрительно фыркнула Кэти, которой это сравнение пришлось явно не по вкусу.

— Ах ты, маленькая лгунья, — ухмыльнулся Итан, беря стакан и вкладывая его в ее руку. — Ты меня боишься как огня, и, между прочим, правильно делаешь. Пей, тебе станет легче.

Девушка послушно поднесла стакан ко рту, залпом опорожнила его и тут же закашлялась, открывая рот, как рыба, вытащенная из воды. «У нее и впрямь нет привычки к спиртному», — подумал Итан, вспомнив слова Дэвида о том, что новая служанка не сделала ни малейшей попытки приложиться к дармовому элю и рому в пивной.

— Отлично, — с удовлетворением сказал он, беря из ее руки стакан и ставя его обратно на столик. — Слава богу, благодаря бренди к тебе, кажется, возвращается нормальный цвет лица. А то ты была бледна как смерть, и я испугался, что ты упадешь в обморок прямо там, у ворот. Согласись, это поставило бы меня в сложное положение.

— Вот еще, да я никогда в жизни не падала в обморок!

— Все случается когда-то в жизни в первый раз, — философски заметил Итан, подходя вплотную к креслу девушки. Опершись на подлокотники, он наклонился к ней так, что его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее, — его поза ясно говорила, что он хозяин положения, — и потребовал, глядя Кэти в глаза: — А теперь объясни, с чего вдруг тебя обуяло столь страстное желание познакомиться со мной поближе, что ты даже начала выслеживать меня на ночных улицах? Откуда у беглой рабыни такой интерес к моим делам?

Итан почувствовал, как она напряглась: видно, ей и в голову не приходило, что он тоже может разузнать о ней правду.

— Нет! — нервно вскрикнула девушка, отодвигаясь от него, насколько позволяла спинка кресла. — Я вовсе не беглая рабыня, с чего вы взяли?

Не сводя с нее глаз, Итан медленно покачал головой:

— Не ври, Кэти. Сегодня ночью я заставлю тебя сказать правду, даже если придется для этого применить силу!

— Но я и говорю правду!

— Сомневаюсь, что ты сделала это хоть раз в жизни.

— Тогда зачем спрашиваете, если считаете меня отъявленной лгуньей? — воскликнула она сердито, но в ее голосе одновременно со злостью слышалось отчаяние. — Просто убейте меня, и у вас больше не будет проблем!

— Как, убить такую талантливую актрису, к тому же мастерицу выслеживать людей и обчищать чужие карманы? — воскликнул Итан насмешливо. — Да у меня просто не поднимется рука.

Девушка сжала кулаки. «Хочет скрыть от меня, что от страха ее бьет дрожь», — догадался Итан. Увы, он не имел права пожалеть это измученное голодом и страхом создание, слишком многое было поставлено на карту.

— Скажи-ка мне одну вещь, голубушка, — наклонился он к девушке. — Зачем тебе это понадобилось — расспрашивать обо мне Молли и тащиться за мной сюда через полгорода?

Но его вопрос повис в воздухе — она словно оцепенела, не сводя с его лица своих огромных глаз, казавшихся в полумраке комнаты совсем темными. «Похоже, простым запугиванием от нее ничего не добиться, — констатировал Итан с сожалением. — Придется применить более радикальный метод». Он выпрямился и тихо сказал, вложив в свои слова весь сарказм, на какой был способен:

— Как ты думаешь, Кэти, что с тобой сделает достопочтенный мистер Джеймс Уиллоуби, когда я отправлю тебя обратно к нему в Виргинию?

Он ждал, что она начнет пылко и убедительно отрицать его обвинение, кричать, что не знает никакого Джеймса Уиллоуби, пустит в ход свое природное обаяние, наконец, чтобы отвести от себя столь серьезное подозрение, но, к изумлению Итана, Кэти не сделала ни первого, ни второго, ни третьего.

Вместо этого она вдруг схватила стоявшую подле кресла бутылку бренди, разбила ее о край столика, осыпав все вокруг фонтаном осколков, и бросилась на Итана, размахивая отбитым горлышком с острыми как бритва краями. Он едва успел увернуться от удара, отпрыгнув в сторону.

Кэти же стала медленно продвигаться к двери, держа наготове свое импровизированное оружие и зорко следя за каждым движением Итана.

— Я лучше сдохну, — затравленно озираясь, прошипела она, — но в Виргинию не вернусь!

В ее глазах застыл такой ужас, что Итан даже пожалел о своей уловке. Поразительно, однако, какая тяга к свободе у этого слабого — в чем только душа держится — существа! Чем же ей насолил этот Уиллоуби, если она так его боится? У Итана сжалось сердце — он слишком хорошо знал, на что способны новоявленные рабовладельцы, получив в свою полную власть беззащитных женщин.

Он стал медленно приближаться к Кэти, словно к загнанному в угол дикому зверьку, уговаривая ее успокоиться:

— Все будет хорошо, вот увидишь. Ты расскажешь мне правду, мы с тобой вместе подумаем, как быть дальше, заключим соглашение, и я ни слова не сообщу о тебе Уиллоуби, клянусь честью!

Она молчала, видимо, сомневаясь в его словах и размышляя, что делать, потом угрожающе подняла бутылочное горлышко, направив его острые края Итану в лицо, и стала пятиться к двери, пока не уперлась в нее спиной. Маленькие слабые руки девушки тряслись, как от сильного похмелья, но он ни на секунду не сомневался, что она пустит в ход свое оружие при малейшей попытке ей помешать. Однако решительный настрой пленницы совсем не беспокоил Итана — он был уверен, что легко обезоружит ее, если девушка все-таки попытается его ударить, поэтому просто протянул к ней руку и сказал:

— Самое разумное, что ты можешь сейчас сделать, Кэти, это отдать мне свое оружие!

Она продолжала молча стоять с угрожающе поднятым бутылочным горлышком в руке, словно и не слышала его просьбы.

— Милая, подумай сама! — продолжал уговаривать ее Итан. — Предположим, что тебе удастся от меня ускользнуть — хоть это и крайне маловероятно, — что ты будешь делать? У тебя нет ни верховой лошади, чтобы уехать, ни друзей, которые могли бы тебя приютить, ни денег, наконец, чтобы ты могла найти себе какое-нибудь пристанище! Мне стоит только пальцем пошевелить, и констебли тебя разыщут, арестуют и отправят обратно в Виргинию, где, как я понимаю, тебе придется не сладко! Разве не разумнее будет с твоей стороны довериться мне?

Эти доводы, похоже, возымели действие: яростный огонек в глазах девушки потух, она поникла головой и обессилено привалилась спиной к двери. Воспользовавшись моментом, Итан схватил ее тонкое запястье, тряхнул, заставив бросить импровизированное оружие на пол. Не выпуская запястья девушки, он поднял бутылочное горлышко, потом усадил Кэти обратно в кресло, а ее оружие на всякий случай отнес подальше, в противоположный конец кабинета.

— Ну-с, а теперь поговорим начистоту, — посуровевшим голосом сказал он, вновь останавливаясь перед креслом, в котором сидела девушка. — Как мне ни льстит интерес такой красавицы, как ты, но, должен заметить, я ни на секунду не поверил, что ты в меня влюблена. Итак, говори, с какой целью ты наводила обо мне справки и зачем следила за мной сегодня ночью?

Она молчала, глядя на него оцепенело, как кролик на удава.

Увы, жалость и сострадание в нынешнем положении были для Итана непозволительной роскошью, и, чтобы подавить остатки сопротивления упрямицы, он применил уже испытанный прием.

— Молчишь? Что ж, дело твое! — сказал он, с притворным равнодушием пожав плечами. — Я сейчас вызову констебля, и тебя заберут в участок. До утра ты побудешь там, а потом отправишься прямиком в Виргинию. Уверен, твой хозяин будет безумно рад вновь увидеть свою беглую рабыню!

Угроза подействовала безотказно — губы Кэти задрожали, по щекам покатились слезинки.

— Ладно, — сказала она с покорным видом, — ваша взяла. Насчет влюбленности я все выдумала. У меня к вам интерес совсем другого рода…

— Какого именно?

— Из разговоров с вами я сделала вывод, что вы — один из главарей этих мятежников вигов, а «Русалка» — место ваших тайных встреч с другими бунтовщиками…

Кэти судорожно вздохнула и замолчала.

— И что? Говори же!

— Вот я и подумала: если удастся разузнать про вас и других заговорщиков что-нибудь важное, действительно важное, то это могло бы…

— Я начинаю терять терпение, красотка, выкладывай все до конца!

Кэти облизала пересохшие от волнения губы и продолжала:

— Короче, я рассчитывала разузнать что-нибудь полезное для властей. Сведения про революционеров стоят дорого, и, если бы мой замысел удался, я могла бы продать кому-нибудь добытую информацию…

«Теперь, похоже, в ее словах есть доля правды, — решил Итан. — Такие, как она, — нищие, выброшенные на обочину жизни, — как правило, не интересуются политикой, им бы только раздобыть денег на кусок хлеба и крышу над головой».

— Кому же ты собиралась продать собранные о нас сведения? — продолжил он допрос.

— Губернатору Гейджу, конечно, — словно удивляясь его непонятливости, пожала плечами Кэти. — Или, на худой конец, какому-нибудь его помощнику.

— Что тебе известно о губернаторе?

— Что он всеми возможными путями собирает информацию о мятежниках вигах!

— Интересно, откуда ты это узнала?

— Из газет, конечно! — уже с досадой ответила она. — Я, слава богу, умею читать!

Эта девушка оказалась поистине кладезем сюрпризов! Большинство ее товарок по несчастью не то что читать газеты, даже имя свое написать не умели.

— Вот как? Значит, ты почитываешь прессу тори? — удивленно произнес Итан, оглядев Кэти так, словно увидел впервые. — И именно газеты навели тебя на мысль, что губернатор Гейдж сочтет сведения обо мне и моих друзьях ценной информацией?

— Слухами земля полнится! На улицах только и разговоров о том, что губернатор щедро платит за любые сведения о заговорщиках. Когда я поняла, что вы один из них, а «Русалка» — место ваших тайных сходок, то подумала: почему бы и мне не подзаработать немножко деньжат? Мне они ох как пригодились бы!

— Уверяю тебя, что в твоем присутствии мы вели себя достаточно осторожно, и ты не можешь сообщить губернатору ничего такого, чего еще не знали бы его шпионы, которые уже давно глаз не спускают с «Русалки».

Глаза девушки хитро блеснули.

— Вы так думаете? — подмигнула она Итану. — А как насчет настоящего адреса бедного рыбака Джона Смита?

Он погрузился в размышления. Она была тысячу раз права — он и сам отлично понимал, в какую опасную ситуацию попал из-за этой девчонки.

— Поймите, деньги мне нужны, чтобы выжить, — приняв его молчание за выражение неодобрения, что было вполне понятно в его положении, принялась оправдываться Кэти. — Я не могу долго оставаться на одном месте, мне надо уехать из Бостона, иначе Уиллоуби меня разыщет, а, по мне, лучше умереть, чем вернуться к нему в Виргинию. Но на дорогу нужны деньги — вот я и решила, что так смогу быстрее раздобыть нужную сумму…

Ее объяснение очень походило на правду. Итан скрестил руки на груди и молча стоял, пристально всматриваясь в лицо девушки — она не отвела глаз, не покраснела и казалась совершенно искренней. Это, конечно, еще ничего не значило. И все же Итан не мог не признать, что ее рассказ звучал правдоподобно и, главное, вполне соответствовал его представлению о натуре Кэти. Итан очень хорошо помнил ту сцену на рынке февральским утром и нисколько не сомневался, что девушка, живущая в нищете, привыкшая к тому, что в жизни ничего не дается даром, не преминет воспользоваться такой великолепной возможностью решить свои проблемы.

— Скажите, как вы узнали про Уиллоуби? — спросила она.

— Нет ничего проще: проверил списки беглых рабов, которые публикуют власти. Некий Джеймс Уиллоуби из Норфолка, Виргиния, сообщил о побеге выкупленной им молодой заключенной, описав ее внешность, — вылитая ты! Кстати, он сообщил, что тебя зовут Кэти Армстронг. Это правда?

— Правда… — вздохнула девушка и опустила голову.

— Должен сказать, ты поступила неосторожно, оставив свое настоящее имя — Кэти. Лучше бы назвалась каким-нибудь другим, более распространенным в наших местах, Джейн или Анной, например, — так ты меньше привлекала бы к себе внимание.

— Дельный совет великого конспиратора! — съязвила девушка, снова поднимая на него глаза. — Вам, должно быть, взять новое имя, надеть другую личину все равно что сменить рубашку! — Она устало откинулась на спинку кресла и добавила: — Итак, что вы решили — вы не отошлете меня назад?

— Это зависит от многого…

— От чего, например?

Итан не торопился с ответом. Его пленница попала в трудное, по-настоящему опасное положение, ее судьба в его власти… Нельзя ли использовать ее в интересах дела, которому он служит? Ее не знают ни виги, ни тори, она очень красива, умна, изобретательна и лжива — прекрасные качества для конспиративной работы! Итан вспомнил о виконте Лоудене — девушка может пригодиться, чтобы выяснить цель его пребывания в колониях. Хоть, по ее словам, она и случайно натолкнулась на мысль заработать шпионажем, шпионка, судя по всему, из нее получится отменная, в этом Итан не сомневался.

Но как быть с тем, что ей известен его настоящий адрес? Негодница может запросто продать эту информацию Гейджу. Пусть добропорядочный осторожный губернатор и не решится арестовать своего светского знакомого по доносу какой-то уличной бродяжки, но он наверняка примет меры предосторожности, лишив Итана возможности добывать сведения о работе своей администрации, столь необходимые повстанцам. Тогда «Сыны свободы» не узнают, зачем в Бостон приехал проклятый виконт, пока не будет слишком поздно…

Отпустить девчонку — тоже не выход. Даже если отослать ее из Бостона обратно к хозяину, где гарантия, что она не изловчится сообщить людям губернатора настоящий адрес «Джона Смита», что будет равносильно провалу Итана? Гейдж — человек щедрый, за такую ценную информацию он может заплатить маленькой воровке столько, что она купит себе свободу.

Как же поступить в сложившейся ситуации? Если девушке нужна свобода, чтобы навсегда избавиться от страха перед Уиллоуби, и деньги, чтобы в полной мере ею насладиться, то все это мог бы дать Кэти и сам Итан. Почему бы и нет? Кэти собиралась продавать информацию, не все ли ей равно, кто купит ее товар, — губернатор Гейдж или он, Итан? А потом он использует ее для того, чтобы раздобыть информацию о виконте Лоудене.

В голове Итана наконец стал складываться план действий.

— От чего же зависит ваше решение? — нетерпеливо повторила Кэти, нарушив затянувшееся молчание.

— От того, сумеем ли мы с тобой договориться.

— О чем это? — настороженно спросила она. В ее глазах зажегся подозрительный огонек, Кэти выпрямилась и села, скрестив руки на груди, всем своим видом показывая, что не позволит себя провести.

— Загвоздка в том, что теперь ты знаешь, где я живу, — сказал Итан, обводя рукой свой роскошно обставленный кабинет, — поэтому без труда выяснишь и мое настоящее имя.

— Бог мой, — Кэти в притворном изумлении широко раскрыла глаза, — неужели вы не моряк и вас зовут не Джон Смит? Воистину потрясающее открытие.

— Я вижу, — усмехнулся он.

— В таком случае, избавьте меня от хлопот и сами назовите свое настоящее имя, — предложила Кэти.

— Итан Хардинг, — ответил он, кланяясь со всем изяществом, на какое только был способен. — Ваш покорный слуга, мэм!

На лице девушки не дрогнул ни один мускул — это имя ей явно ни о чем не говорило.

— Надеюсь, на сей раз вы говорите правду? — спросила она, скептически подняв бровь.

— Разумеется, правду! Какой мне смысл лукавить теперь, когда ты знаешь мой адрес? Впрочем, если ты мне не доверяешь, то тебе ничего не стоит проверить мои слова!

— А ваши друзья-виги — многим из них известно ваше настоящее имя?

— Напротив, очень немногим! Я предпочитаю не афишировать свое истинное положение в обществе.

— Уверена, Дэвид и Молли в курсе, — начала размышлять вслух Кэти, — а вот Дэнни нет, потому что он зовет вас Джоном. Думаю, Эндрю Фрейзер и другие, с кем вы запираетесь в задней комнате, тоже знают ваше настоящее имя…

— Не утруждай себя подсчетами, милочка, — перебил ее он. — Тех, кто знает, что Джон Смит и Итан Хардинг одно и то же лицо, не больше полудюжины во всем Бостоне.

— Но как вам удалось до сих пор сохранить свою тайну? — изумилась девушка.

— Как ни странно, но до твоего появления особых трудностей не возникало, ведь эти двое — Смит и Хардинг — вращаются каждый в своем кругу, которые никак не пересекаются. У Смита и Хардинга нет общих знакомых, так что распознать обман некому!

Отвечая на вопросы любопытной Кэти, Итан продолжал обдумывать идею, пришедшую ему в голову насчет девушки и виконта Лоудена. Сработает ли его замысел или он обречен на провал? Затея рискованная, но Итан никогда не боялся идти на риск, при условии, что он был оправдан.

— Ваш наряд выглядит довольно нелепо на фоне всей этой роскоши, — заметила Кэти, оглядывая изысканную обстановку комнаты. — Одно из двух: либо мятеж против короля очень прибыльное дело, либо мистер Хардинг имеет другой источник существования!

— Ты права, — улыбнулся ее наблюдательности Итан, — моя семья владеет судоходной компанией. Но введенные королем налоги и вообще вся его карательная политика, направленная на подавление антианглийских настроений в колониях, совершенно обескровили наше семейное дело, даже, можно сказать, поставили его на грань банкротства.

— Я так и знала! — злорадно ухмыльнулась Кэти. — Вы боретесь против короля, чтобы спасти свои деньги, а все, что вы наболтали мне вчера про свободу и борьбу за независимость от Англии, просто враки для легковерных!

У Итана не было никакого желания рассказывать ей об истинных причинах, побудивших его примкнуть к мятежникам, поэтому он просто сказал:

— Спрячь свои коготки, кошечка! Ты права: человек всегда поступает так, как требуют его собственные интересы, но тот факт, что указы короля поставили под угрозу мое состояние, еще не означает, что я не верю в идеалы вигов. Если бы я не верил, то не встал бы на их сторону, даже если бы потерял все деньги до единого пенни!

— Ладно, допустим, вы меня убедили, — не стала спорить с ним Кэти. — Но что вы намерены делать со мной?

Итан отошел от кресла, в котором сидела Кэти, и опустился на стоявший поблизости диван.

— Думаю, ты прекрасно понимаешь, — начал он, — что я не могу отпустить тебя на все четыре стороны так, словно ничего не случилось. Трудное положение, ничего не скажешь! Но у меня есть идея, как из него выйти… — Он замолчал, тщательно подбирая слова. Полная опасностей двойная жизнь, конспиративные встречи, борьба с лазутчиками из вражеского лагеря и постоянное ощущение нависшего над головой дамоклова меча научили Итана быть предусмотрительным и во всем соблюдать осторожность, которая с годами вошла в его плоть и кровь, стала его второй натурой. Поэтому он собирался сказать Кэти только то, что она должна была знать для выполнения его задания. Сам не будучи уверен, что поступает правильно, он произнес: — Я предлагаю тебе стать моей любовницей!

Кэти ожидала услышать все, что угодно, только не это. От изумления она на мгновение потеряла дар речи, но потом выражение ее лица изменилось — в глазах зажегся огонек понимания, губы изогнулись в циничной усмешке. «Похоже, ей уже не раз приходилось слышать подобные предложения», — догадался Итан, и эта мысль вызвала у него досаду: девушка явно приняла его за очередного распутника, который желал использовать смазливую нищенку в своих грязных целях. Тем не менее Итан не торопился развеять ее заблуждение.

— Я куплю тебе дом, — продолжал он, наблюдая за ее реакцией, — и тебе не придется мыть посуду на кухне у Молли, чтобы иметь крышу над головой. Я дам тебе денег на расходы и на покупку гардероба, выделю щедрое ежемесячное содержание, и тебе больше не придется таскать у английских солдат часы и кошельки!

— Вы очень щедры, — проговорила Кэти с иронией. — А что вы хотите получить в обмен на свои щедроты?

— Странный вопрос для воровки, с десяти лет живущей на улице. Неужели не догадываешься?

К его удивлению, Кэти вспыхнула, как маков цвет.

— Может, я и воровка, сэр, — с обидой сказала она, гордо вскидывая подбородок, — но не уличная девка, хотя, как я вижу, вы и убеждены в обратном! Я отказываюсь от вашего предложения!

— Не надо так спешить, подумай хорошенько, — с улыбкой принялся он увещевать строптивицу. — Это очень выгодное предложение.

— Нет, нет и еще раз нет! — негодующе воскликнула Кэти. — Я только для того и стала воровать, чтобы не пойти на панель!

— Но я вовсе не предлагаю тебе становиться шлюхой.

— Вот как? Любовница в обмен на утехи берет у мужчины дом, красивые платья, драгоценности, а шлюха — деньги. По-моему, это одно и то же. И я не настолько глупа, чтобы меня можно было убедить в обратном.

— Нет, конечно, ты права, — пришлось признать Итану. — Но в нашем случае ты будешь моей любовницей только для вида.

— Что-о-о? — чуть не задохнулась от изумления Кэти. — Вы хотите, чтобы я только притворялась вашей любовницей?

— Вот именно.

— Неужели вы и впрямь рассчитываете кого-нибудь обмануть?

— Рассчитываю, и уверен, что не прогадаю, — ведь ты прекрасная актриса. К тому же ты уже имеешь некоторое представление о своей будущей роли.

Кэти нахмурилась: намек на беспутную жизнь матери ей явно не понравился.

— Но зачем вам понадобился этот фарс? — воскликнула она нетерпеливо. — Я не понимаю, объясните.

— Тебе и не надо ничего понимать, — ответил Итан. — Скажу одно: твои опасения напрасны, я не из тех, кто пользуется положением, чтобы принудить женщину к любовной связи. Поверь, многие женщины охотно подарят мне свою любовь, стоит мне только захотеть.

Однако переубедить Кэти было нелегко.

— Нет, я все-таки ничего не понимаю, — упорствовала она, не сводя с него настороженного взгляда. — Ответьте, зачем вам понадобилось, чтобы я притворялась вашей любовницей?

— Все очень просто — так нужно.

— Да вы просто король по части уклончивых ответов! — рассердилась Кэти.

Несмотря на серьезность ситуации, Итан не мог не улыбнуться меткости ее замечания.

— Положение обязывает, — усмехнулся он, разводя руками.

Но девушка не захотела принимать его шутливый тон.

— Похоже, с вашим предложением не все так ясно, как может показаться на первый взгляд… — задумчиво проговорила она. — Признайтесь, какую роль вы мне хотите отвести на самом деле?

Но она опять не услышала прямого ответа.

Засунув руки в карманы грубых штанов, Итан откинулся на спинку дивана и начал издалека:

— Как-то на днях, не больше недели назад, на Норт-сквер, куда я пришел рано утром по одному важному делу, мне довелось наблюдать одну чертовски интересную сценку с участием молодой карманницы, и эта сценка так меня поразила, что я, наверное, не забуду ее до конца своих дней. — Он бросил на Кэти многозначительный взгляд. — Рассказать, что я увидел?

Она судорожно сглотнула, не сводя с него широко открытых глаз, потом хотела что-то сказать, но слова замерли у нее на губах.

Не давая ей времени собраться с мыслями и перейти к обороне, Итан продолжал:

— Вообрази, передо мной предстало удивительное зрелище, достойное театральных подмостков: юная воровка, молодая и красивая, как ангел, стащила часы у одного почтенного торговца, а потом до такой степени заморочила голову английскому лейтенанту, который пришел ее арестовать, что он не только отпустил ее, но и, завороженный ее прелестями, позволил ей поживиться собственным кошельком! Поверь, более искусной комедиантки мне еще видеть не приходилось, мне даже стало жаль, что все так быстро кончилось. Добившись своей цели, девушка исчезла в толпе, и я не надеялся встретить ее еще раз. Каково же было мое удивление, когда судьба снова нас столкнула! Тут уж я решил не упускать случая и познакомиться с ней поближе. И я узнал, что она не только ловкая воровка, но еще и беглая рабыня! Вдобавок, сегодня ночью я понял, что ей претит даже мысль о возвращении к хозяину, и задумался почему…

— Хватит, вы уже высказались достаточно ясно! — прервала его побледневшая Кэти. — Спрашиваю еще раз: что вам от меня нужно?

— Все очень просто, как я уже сказал. Я хочу использовать тебя, Кэти, — твой хитрый изворотливый ум, самообладание, дерзость и, конечно, редкую способность лгать с самым невинным видом. Видишь ли, отправившись следом за мной сегодня ночью, ты практически не оставила мне выбора, поэтому предлагаю тебе единственно возможный выход из положения: стать моей осведомительницей. Ты ведь собиралась шпионить для губернатора Гейджа, так какая тебе разница? Платить я тебе буду гораздо больше, чем он.

Словно потеряв дар речи, Кэти несколько мгновений совершенно неподвижно сидела в кресле, потом вдруг вскочила на ноги. Испугавшись, что она снова рванется к двери, Итан тоже вскочил и преградил ей путь. Но девушка и не думала бежать — всплеснув руками, она воскликнула прерывающимся от волнения голосом:

— Господи… Что вы такое говорите? Вы это серьезно?

— Я никогда не шучу такими серьезными вещами!

— Нет, не может быть… Это уж слишком! — Заливаясь истерическим смехом, Кэти рухнула обратно в кресло и закрыла лицо руками, захлебываясь от хохота.

Ее истерика нисколько его не удивила, ведь разоблачение заставило девушку изрядно поволноваться, и нервное напряжение, перейдя все границы, должно было найти какой-то выход. Поэтому Итан сел на диван и принялся терпеливо ждать, когда Кэти возьмет себя в руки и сможет продолжить разговор.

Наконец она овладела собой и спросила, подняв на него глаза:

— Итак, я вас правильно поняла? По вашему плану я должна стать вашей осведомительницей, а для прикрытия — притвориться любовницей?

— Верно, милая. Итан Хардинг известен в Бостоне как абсолютно лояльный английской короне тори. Я же предупреждал, чтобы ты не совала нос в мои дела, помнишь? Ты не послушалась, так пеняй на себя! Ты не оставила мне иного выбора: хочешь ты того или нет, но теперь ты принадлежишь к узкому кругу моих самых близких соратников, которые знают о моих истинных политических убеждениях. С другой стороны, мне известно о твоем побеге от Уиллоуби, это твоя тайна, и я рассчитываю с ее помощью заставить тебя молчать о том, что ты узнала обо мне; кроме того, я намерен воспользоваться твоими многочисленными талантами, о которых уже говорил, и нуждой в деньгах.

— Значит, вы собираетесь превратить меня в свою сторонницу с помощью шантажа? — уточнила Кэти.

— Фу, что за выражения! Шантаж — отвратительное слово, — слегка пожурил ее Итан. — Кроме того, оно не отражает моих намерений во всей их полноте: я ведь хочу прибегнуть и к другим стимулам — материальным.

— Вот как? — удивилась Кэти. — Можно поподробней?

— Если ты согласишься сыграть в задуманном мною фарсе роль моей любовницы, то получишь собственный дом, отличный гардероб, драгоценности — в общем, все, о чем ты только что сама говорила, и при этом без всяких обязательств, так сказать, профессионального плана с твоей стороны. Моей любовницей ты действительно будешь только на словах. Вдобавок, если ты добудешь нужные мне сведения, я выкуплю тебя у мистера Уиллоуби.

— Сменить одного хозяина на другого — что в этом проку? — пожала плечами Кэти.

— Когда ты мне больше не будешь нужна, я отпущу тебя на все четыре стороны, ты снова станешь вольным человеком.

— Это всего лишь слова. Откуда мне знать, что вы меня не обманете?

— Боюсь, пока тебе придется поверить мне на слово. Ну, ты согласна?

— А какого рода сведения я должна буду собирать для вас?

— У меня есть кое-какие идеи, как использовать твои криминальные таланты, но пока я их как следует не обдумал и поэтому не хотел бы посвящать тебя в них. Ты ведь застала меня врасплох: твое появление здесь не входило в мои планы, это случайность, результат моей самонадеянности и небрежности.

— Могу поспорить, вы редко допускаете такие случайности, — заметила Кэти. Она потерла пальцами виски и сморщила носик, как будто от словесного поединка с Итаном у нее разболелась голова. По напряженному выражению ее хорошенького личика было видно, что она тщательно взвешивает предложение Итана. Через мгновение девушка улыбнулась и пожала плечами: — Что ж, как видно, это судьба. Лучше уж помогать мятежникам вигам, чем вернуться к Уиллоуби. Решено — я согласна.

— Вот и отлично! — Итан поднялся с дивана и направился к двери, жестом приказав Кэти следовать за ним. — Совсем скоро рассветет, давай-ка я провожу тебя обратно в пивную.

По дороге ни один из них не проронил ни слова — слишком многое им обоим надо было обдумать.

Итан редко сомневался в своих решениях, но сейчас был как раз такой случай. Правильно ли он поступил, предложив Кэти сотрудничество, или это ошибка, которая неминуемо приведет к трагическим последствиям? И вообще, как он, такой опытный конспиратор, мог допустить, чтобы маленькая воровка, бессовестная, способная солгать даже господу богу, выследила его, как какого-нибудь мальчишку, играющего в шпионов?

Однако теперь ругать себя и сомневаться в принятом решении уже поздно — дело сделано. Впрочем, Итан был даже этому рад, ведь если бы ему не удалось купить ее молчание и согласие на сотрудничество, то пришлось бы заставить ее молчать гораздо более радикальным способом, иначе под удар были бы поставлены не только он сам и его товарищи, но и то, ради чего они столько лет боролись против тори.

Разумеется, Итан не мог себе позволить поставить на карту самое святое. Слава богу, что Кэти согласилась.

7

Хозяева «Русалки» еще спали, поэтому внутри было тихо и темно. Войдя через черный ход в кухню, Итан зажег лампу и посмотрел на дверь, которая вела на лестницу.

— Вероятно, мне не удастся сюда заглянуть до следующей пятницы, — сказал он Кэти, — поэтому я хочу сейчас повидаться с Молли и Дэвидом, чтобы рассказать им о маленьком ночном приключении и нашем договоре.

— То есть вы хотите им все рассказать прежде, чем я изложу свою версию?

— Именно так, — кивнул Итан. — Бог знает, сколько лжи ты способна им наплести. Думаю, тебе пока лучше остаться в «Русалке», и запомни: хватит на твою голову приключений, не вздумай красться вслед за мной по лестнице, чтобы подслушать наш с Молли и Дэвидом разговор.

— Вот еще! — гордо вздернула подбородок Кэти. — Подслушивать — ниже моего достоинства.

— Рад это слышать, — усмехнулся Итан и направился к двери.

— Да я и при желании не смогла бы подслушать, — добавила Кэти, когда он выходил. — Чертова лестница ужасно скрипит, и пройти по ней незамеченным может разве «что привидение.

Итан усмехнулся: хитрая бестия была совершенно права, лестница на второй этаж, где находилась спальня хозяев пивной, скрипела безбожно, и Итан в очередной раз убедился в этом, взобравшись наверх под аккомпанемент жутких звуков, способных и мертвого поднять из могилы. Немудрено, что к тому времени, когда он преодолел последнюю ступень, дверь спальни была открыта и оттуда испуганно выглядывали заспанные хозяева, при этом Молли держала в руке зажженную лампу, чтобы разглядеть нежданного гостя.

— Что случилось? — с тревогой спросил Дэвид. — Должно быть, что-то важное, иначе ты не разбудил бы нас в такую рань.

— У нас возникла одна проблема, — пояснил Итан, войдя в комнату и плотно закрыв за собою дверь, — но лучше все по порядку…

И он вкратце рассказал о том, что случилось ночью, и о заключенном с Кэти договоре.

Когда он закончил, Дэвид и его супруга воззрились на него, как на умалишенного, не в силах произнести ни слова. Первой пришла в себя Молли.

— И как только бедная девочка согласилась на твое безумное предложение? — проговорила она, тяжело вздыхая и с крайним неодобрением качая головой.

— Хорошенькое дело — мы уже вербуем в шпионки молоденьких невинных девушек, — озадаченно пробормотал ее муж, почесывая в затылке, так что его ночной колпак сбился набок.

— Кэти не так уж невинна, как может показаться на первый взгляд, — поспешил развеять их сомнения Итан. — Она собиралась следить за мной и за всеми нами, чтобы потом продать собранные сведения губернатору Гейджу. Поверьте, она знает, чего хочет и как этого добиться.

— Может, у нее рыльце и в пушку, — возразил Дэвид, — но на бедняжку достаточно один раз взглянуть, чтобы понять, почему она ступила на скользкий путь. Одного я не понимаю — зачем вам с ней притворяться любовниками?

— О, это очень важный пункт нашего договора, дающий мне множество преимуществ. Во-первых, если все будут считать Кэти моей любовницей, то она сможет войти в круг моих знакомых тори и помочь мне выяснить, зачем приехал в Бостон этот опасный тип виконт Лоуден. Во-вторых, я куплю ей дом поблизости от своего и буду использовать его для алиби.

— Для алиби? — непонимающе уставился на него Дэвид. — Как это?

— Очень просто. Если я как Итан Хардинг когда-нибудь попаду под подозрение и за мной начнут следить шпионы Гейджа, то я всегда смогу поехать к Кэти, чтобы на время избавиться от их назойливого внимания, — пока у ее дверей стоит мой экипаж, шпионы будут думать, что я провожу ночь в объятиях молодой любовницы, я же тем временем переоденусь и, выскользнув через черный ход, отправлюсь по своим конспиративным делам. Кроме того, Кэти может исполнять роль курьера.

— Не слишком ли это опасно для такой молоденькой девушки?

— Да она самая лучшая кандидатура! — горячо возразил Итан. — Подумайте сами, друзья, девушка умна и находчива, как никто, — пожалуй, она и мне по этой части может дать фору. А что еще нужно в шпионском ремесле? — Он умолк, снова вспомнив сцену на рынке, так поразившую его неделю назад, потом тряхнул головой, отгоняя воспоминание, и добавил: — Кэти обладает еще одним потрясающим талантом — она может очаровать и подчинить себе любого мужчину, если захочет.

— Кроме тебя, как я вижу! — хмыкнула Молли.

— Правильно, кроме меня, — серьезно сказал Итан, словно и не заметив ее иронии.

— Все это очень хорошо, — опять подал голос Дэвид Мунро, — и девушка вполне может справиться с той ролью, которую ты ей отвел, но можно ли ей доверять, вот что главное. Я лично сомневаюсь, ведь она собиралась следить за нами, чтобы потом выдать губернатору.

— У нее нет никаких политических убеждений, — пожал плечами Итан, — но Кэти слишком умна, чтобы не оправдать моего доверия: она знает, что от этого ей будет только хуже. Кроме того, сотрудничество с ней — единственный разумный выход из создавшегося положения. Вдобавок у меня есть достаточно сильный аргумент, который заставит ее хранить молчание и работать на нас: она — беглая рабыня одного помещика из Виргинии и как огня боится, что ее поймают и вернут обратно.

— И ты бедняжку этим шантажируешь? — метнула в него яростный взгляд Молли. — Я не верю своим ушам. Неужели ты и впрямь можешь отдать на муки эту несчастную, у которой не было ни одного счастливого дня за всю ее коротенькую жизнь? Как же очерствело твое сердце!

Упрек доброй женщины нисколько не задел Ита-на — он знал, что Молли, всегда отличавшаяся мягкосердечием и отзывчивостью, преисполнилась большой симпатией к девушке.

— Я предупреждал Кэти, чтобы она держалась от меня подальше, — заметил он, — но она пренебрегла моим советом, стала за мной шпионить и выследила, где я живу, чтобы продать эту информацию губернатору Гейджу. Ты и сама отлично понимаешь, Молли, что я не мог позволить ей это сделать. А как иначе заставить ее молчать?

— Значит, теперь ты угрозами и шантажом заставишь ее помогать нам? А что, если бедная девочка попадет из-за этого в беду? Разве ты можешь спасти ее от ареста? — продолжала волноваться Молли.

— Я уже обещал Кэти выкупить ее из рабства и отпустить на все четыре стороны. За свою помощь она получит самую драгоценную плату — свободу, которой жаждет больше всего на свете. Значит, мы все выиграем от этой сделки.

— Ты просто хочешь успокоить свою совесть, — ядовито заметила Молли.

— По-твоему, будет лучше, если Кэти при первом же удобном случае помчится к губернатору Гейджу, чтобы выдать нас? — задал риторический вопрос Итан и прежде, чем Молли успела ответить, добавил: — Или ты думаешь, что, воруя на улицах и скрываясь от развратника-хозяина, она подвергается меньшей опасности? Если оставить Кэти на произвол судьбы, то ее в конце концов либо повесят за воровство, либо отправят обратно в Виргинию, в лапы негодяя-рабовладельца!

Закончив свою тираду, Итан решительно поднялся, чтобы уйти, — последние два дня он практически не спал и очень устал, поэтому слушать нотации Молли у него не было ни сил, ни настроения. Однако, к его облегчению, добрая женщина не стала продолжать их словесный поединок.

— Мне лучше вернуться к себе до рассвета, — уже миролюбиво сказал он. — Я сегодня же распоряжусь насчет покупки дома для Кэти. Думаю, найти что-нибудь подходящее поблизости можно будет дня за два, не больше, а пока я бы хотел, чтобы девушка побыла у вас: пусть работает, помогает по дому, как прежде. И еще, приглядывайте за ней хорошенько — один бог знает, что может взбрести в голову этому созданию. Если мы не хотим, чтобы наша затея провалилась, за Кэти нужен глаз да глаз.

— Ладно уж, — проворчала Молли. — Я послежу за малышкой, хоть мне это и не по нутру.

— Значит, договорились. Тогда я пошел. — Итан двинулся было к двери, но вдруг остановился и обернулся к супружеской чете: — Чуть не забыл вас предупредить — я сказал ей только то, что она должна знать, не больше. Пока я не упоминал при ней виконта Лоудена и не заговорю о нем до тех пор, пока не сочту нужным. Уверен, наша красавица будет вас расспрашивать о деталях моего плана, так что прошу вас держать рот на замке: чем меньше она будет знать, тем лучше для всех нас, включая ее саму.

Супруги согласно кивнули, и Итан вышел на лестницу. Когда он снова со страшным скрипом спустился вниз, Кэти по-прежнему сидела в кухне на стуле в той же позе, в какой он ее оставил. Едва он вошел, девушка тотчас поднялась на ноги, и во взгляде, который она устремила на него, читался вопрос.

Кивнув ей, Итан направился к задней двери, собираясь без лишних слов отправиться домой, но при виде ее хорошенького сметливого личика неожиданно почувствовал необходимость напомнить о заключенной сделке.

— Я просил Молли не спускать с тебя глаз в мое отсутствие, — предупредил он, уже перешагнув порог. — Через день-два я куплю тебе дом, а пока оставайся здесь и под ее присмотром, работай по хозяйству, как будто ничего не произошло. И учти, если ты обманешь мое доверие, я без колебаний отправлю тебя к твоему хозяину Уиллоуби.

— В чем-чем, а уж в этом я не сомневаюсь, — ответила она и захлопнула дверь перед самым его носом.

Ошеломленный ее резкостью, Итан несколько мгновений стоял, уставившись в закрытую дверь. Ему почему-то расхотелось уходить. Пытаясь разобраться в своих ощущениях, он припомнил выражение ужаса, которое появлялось на лице Кэти всякий раз, когда он упоминал имя ее хозяина. Чем же Уиллоуби так ее напугал? И почему это волнует его, Итана?


Кэти застыла возле захлопнувшейся двери, не веря своему счастью, — ей невероятно, невообразимо везло.

Если бы в доме не было четы Мунро и Дэнни, она бы расхохоталась во все горло, настолько поразительно было то, что произошло с ней в последние несколько дней, ведь за это время она не только в силу обстоятельств стала шпионкой тори, но и умудрилась раздобыть те важнейшие сведения, ради которых, собственно, ее и завербовал виконт Лоуден.

Кэти с трудом подавила ликующий смех. Да, теперь она знала о «Джоне Смите» практически все, что нужно Лоудену: настоящее имя, адрес и то, что «Джон Смит» не располагал особыми источниками в стане тори, потому что сам был таким источником! Он действительно оказался крепким орешком, неудивительно, что до Кэти ни одному лазутчику не удалось его разоблачить. Подумать только, Итан Хардинг, денди, вхожий в высшее общество Бостона, втерся в доверие к губернатору и теперь, переодевшись простым рыбаком, передает собранную информацию вождям мятежников! Лоуден наверняка по достоинству оценит ловкость Кэти и обязательно подарит ей свободу.

Девушке вспомнилось бесстрастное лицо виконта, холодный огонек жестокости в его темных глазах, и ее радость моментально угасла. Можно ли доверять его обещаниям? Если она расскажет ему все, что знает, да еще раздобудет улики против Итана и других мятежников, как он того требует, и тоже передаст ему, то у нее, по сути, не будет никакой гарантии безопасности, — вдруг виконт, получив то, что хотел, нарушит слово и отошлет ее обратно к Уиллоуби?

При мысли об этом Кэти похолодела. Нет, так дело не пойдет, нужно заручиться гарантиями, например, до передачи улик потребовать бумагу, подписанную самим губернатором, где черным по белому будет написано, что она, Кэти, отныне свободная женщина. Кроме того, нужно заставить Лоудена отдать обещанные деньги, и, когда у нее будет и свобода, и деньги, она постарается убежать от Уиллоуби и Хардинга с виконтом Лоуденом так далеко, как только сможет. Только там, в далеких краях, где ее никто не знает, она сможет в безопасности наслаждаться долгожданной свободой, на которую не посягнет уже ни один мужчина, даже такой обаятельный, как Итан.

Ах, Итан, Итан… Кэти пришло на память, как совсем недавно в этой самой кухне он поцеловал ее и как от прикосновения его чувственных губ, близости сильного, поджарого тела у нее пошла кругом голова. Такого никогда не случалось прежде, хотя, конечно, Кэти не раз доводилось целоваться с мужчинами. Как правило, ее вынуждали к этому обстоятельства, стремление разжиться чем-нибудь за счет кавалера, чаще всего завладеть его кошельком, вот почему до поцелуя Итана девушка считала этот вид ласк обязательным, но малоприятным, ведь раньше ей и в голову не приходило, что поцелуи может быть таким сладостным.

Она нахмурилась, сердясь на себя за то, что не смогла сдержаться и ответила на поцелуй Итана. С этим человеком надо держать ухо востро — сегодня он с ней нежничает, как будто они и впрямь любовники, а завтра возьмет и без малейшего сожаления отправит к Уиллоуби на верную смерть.

Кэти тяжело вздохнула. Угораздило же ее попасть в историю. Но ничего не попишешь, обратного хода нет, и ставка в предстоящей игре — ее собственная жизнь. Теперь главное — найти улики, которые Лоуден мог бы использовать против Хардинга, после этого она получит свободу. Кэти снова представилось лицо наклонившегося к ней Итана, его серые, как хмурое зимнее утро, глаза, в глубине которых горел холодный огонек…

Нет, Итан Хардинг может сколько угодно пускать в ход свои чары, прикидываясь добрым малым, но Кэти он не проведет: такие типы, как он, одного поля ягоды с Ло-уденом, а может, и еще хуже, потому что чужую жизнь они ни в грош не ставят.

«Каждый сам за себя», — вспомнилась ей старая мудрость, которой ее научили лондонские улицы.

Размышления Кэти прервал звук приближавшихся шагов. Недолго думая, она схватила стоявшую в углу метлу и принялась энергично мести пол. Вошедшая в кухню Молли была приятно удивлена рвением девушки.

Не зная, как себя с ней теперь вести, Кэти лихорадочно перебирала в уме возможные варианты. Интересно, что Итан рассказал хозяйке пивной о ночных событиях? Если он скрыл от Молли кое-какие детали, то не сболтнуть бы лишнего… В конце концов девушка решила, что лучше ничего не говорить на эту тему. Она продолжала сосредоточенно работать, чувствуя на себе пристальный взгляд Молли.

Понаблюдав за ней еще несколько мгновений, добрая женщина тяжело вздохнула и попросила:

— Заканчивай с этим, Кэти, сейчас не время наводить чистоту. Разве ты не видишь, что уже светает? Пора идти на рынок за продуктами, иначе все свежие овощи раскупят, и нам ничего не достанется!

Молли выглянула на лестницу и крикнула находившимся наверху сыну и мужу:

— Дэниэл, не забудь подоить корову и натаскать воды из колодца! А ты, Дэвид, смотри, не позволяй ему бить баклуши! Мы с Кэти уходим на рынок, вернемся только часа через два-три, так что дом остается на вас!

Отдав последние указания домашним, Молли взяла висевший на гвозде возле черного хода плащ и вновь повернулась к Кэти:

— Я готова. Пошли!

Поставив метлу на место, Кэти тоже надела плащ. Она так и не потратила полученную от виконта монету в полкроны на покупку шляпки, рассчитывая приберечь эти деньги на черный день. «Ничего страшного, — решила девушка, — у моего плаща есть капюшон, который вполне может послужить вместо шляпки условным сигналом». Она натянула капюшон на голову — сегодня капитану Уорту лучше держаться подальше от своей осведомительницы. Нельзя встречаться с виконтом до тех пор, пока не будет уверенности, что он выполнит свою часть сделки. Кроме того, пока ее сопровождает Молли, устраивать такую встречу просто рискованно.

Солнце уже показалось над горизонтом, когда женщины вышли из пивной и в полном молчании направились к рынку. Только через несколько кварталов Молли наконец заговорила — о том, что сейчас больше всего занимало их обеих.

— В хорошенькую же историю тебя угораздило влипнуть, девонька! — сказала она, и теплый воздух ее дыхания тут же превратился в пар.

Кэти с трудом удержалась от улыбки — как бы отреагировала простодушная Молли, если бы знала всю правду? Но лучше уж пусть она остается в плену неведения!

— Да уж, мэм, иначе и не скажешь! — ответила она покаянным тоном, решив подыграть хозяйке, и сокрушенно вздохнула.

— И о чем ты только думала, когда среди ночи отправилась его выслеживать? — неодобрительно покачала головой Молли. — Что это еще за глупости — торговать чужими секретами? Скажи, разве я не предупреждала, чтобы ты держалась от Джона Смита подальше?

— Предупреждали, мэм…

— Но вы, девицы, все такие: вам, что ни говори, все как о стенку горох, — вошла в назидательный раж хозяйка. — Вас предупреждают взрослые, умудренные жизненным опытом женщины, но куда там! Вы ведь все знаете лучше других! Теперь-то ты хоть понимаешь, какую ошибку совершила? Я тебе даже больше скажу, — Молли бросила на девушку предостерегающий взгляд, — у Итана в голове одна революция, кроме борьбы за свободу, он и думать ни о чем не хочет, и, если ты встанешь у него на пути, он разорвет тебя на мелкие кусочки и не поморщится!

В этом Кэти была с ней абсолютно согласна. Итан представлялся ей холодным, расчетливым честолюбцем, у которого вовсе нет сердца. Но все же иногда она начинала сомневаться в своих выводах, например, когда увидела его на кухне разговаривающим с Дэниэлом — глаза Итана, обычно такие холодные и жесткие, излучали тепло, на усталом лице разгладились морщинки озабоченности и тревоги, он казался непривычно нежным и заботливым. Но как грубо он обращался с ней прошедшей ночью! Кэти поежилась, снова ощутив, как он тащил ее через сад в дом. Разве могут в одном человеке уживаться доброта и жестокость? Она не знала ответа на этот вопрос.

А с каким пылом Итан рассказывал о новом, свободном мире, в котором люди будут сами хозяевами своей судьбы! У нее в ушах до сих пор звучал его восторженный голос. Кэти печально вздохнула — в каком ужасном заблуждении пребывает этот странный, противоречивый человек. Король Георг никогда не позволит людям выбирать себе правителей, это абсурдная, безумная идея! Итан и его друзья заранее проиграли свою битву, и, чтобы выжить, она, Кэти, должна принять сторону Лоуде-на — это единственный способ вновь обрести свободу.

— Я-то думала, ты умная девушка, — вновь прервала ее размышления ворчливая Молли, — а у тебя, оказывается, ума не больше, чем у курицы! Ты хоть представляешь себе, в какое опасное дело впуталась, связавшись с Итаном?

— А что, у вас с Дэвидом тоже ума не больше, чем у курицы? — уколола хозяйку Кэти. — Что же вы связались с Итаном и помогаете ему в его опасной затее?

— Мы совсем другое дело! — махнула рукой Молли. — Мне лично всегда не хватало здравого смысла, вечно тянуло на приключения, да и муж мой никогда не отличался здравомыслием. Сказать по правде, мы оба большие мечтатели и витаем в облаках, вместо того чтобы обеими ногами стоять на грешной земле. Вот почему мы помогаем Итану, который хочет блага для всех, и, поверь, пойдем за ним хоть в геенну огненную, если он нас позовет! — Кэти хотела спросить, зачем подвергать себя такому риску, однако добрая женщина ее опередила, добавив с сожалением: — Но он ожидает этого от тебя.

— Вот как? — пробормотала Кэти, у которой от этих слов по телу побежали мурашки. — Наверное, соглашаться на его предложение было действительно глупо, но он не оставил мне выбора.

— Знаю, знаю, — закивала Молли. — В случае отказа он угрожал отправить тебя к хозяину, от которого ты сбежала.

— О, для меня это было бы хуже, чем болтаться на виселице! — с дрожью в голосе ответила Кэти, потом, взяв себя в руки, уже твердо добавила: — Я ни за что не вернусь к хозяину! Пусть меня лучше повесят за сотрудничество с мятежниками!

— Бедняжка! — с сочувствием взяла ее за руку Молли. — Он тебя, наверное, бил? Или вытворял что еще похуже?

Кэти не ответила на вопрос, только зябко пожала плечами.

— Вы даже не можете себе представить, каково это — быть рабыней, — прошептала она. — Меня сможет понять только тот, кто сам побывал в рабстве!

— Ты так думаешь? — усмехнулась Молли. — Тогда смотри! — Она стянула перчатку с правой руки и показала ладонь, на которой темнело клеймо в форме буквы В, столь хорошо знакомое Кэти. — Видишь? Меня тоже по судебному приговору отдали в рабство, и я знаю, каково быть рабыней. Это значит — изо всех сил бороться за жизнь, чтобы не сдохнуть, как собака, и так изо дня в день, недели, месяцы, годы!

Но Молли знала о ней не все — Кэти мало было только выжить, она хотела стать свободной и богатой, чтобы никогда больше не голодать, не ночевать на улице и не быть вещью, которой распоряжаются другие.

Кэти не питала никаких иллюзий относительно Ита-на: он, без сомнения, собирался использовать ее в своих целях. У нее же были свои планы — она хотела выиграть время, чтобы собрать против него улики и заставить Лоудена дать гарантии ее безопасности, потому что только тогда, когда она получит такие гарантии, угроза Итана отослать ее обратно к проклятому Уиллоуби превратится в ничто, пустое сотрясение воздуха. Кэти же получит свободу, деньги, кров над головой и обеспеченное будущее, — короче все, о чем она всегда мечтала. А Итан… что ж, его за измену королю повесят.

Кэти внезапно остановилась, словно обжегшись.

Итана повесят! Она представила себе, как на его шее затягивается петля и его сильное тело бьется в предсмертной муке, а потом безжизненно обмякает… У нее сжалось сердце — в его смерти будет повинна только она…

Радость от предвкушения скорой свободы, все время кипевшая в ней, угасла, сменившись унынием и ощущением вины. Игра в шпионов уже не казалось Кэти забавным и многообещающим приключением, а мысль о желанной награде не грела душу, как раньше.

Она тряхнула головой, отгоняя мрачное видение. Не ко времени в ней проснулась совесть, ведь жребий брошен и обратного пути нет.

Нет, если Итана и повесят, в этом будет виноват он один! Он сам выбрал, по какой дороге идти, прекрасно зная обо всех опасностях, которые подстерегают его. Бунт против короля карается смертной казнью, Итану ли этого не знать? К тому же он не оставил Кэти выбора, так пусть за это поплатится! Она не собирается жертвовать собой ради мужчины, тем более почти незнакомого.

Она сделает то, что задумала, вернее, то, на что ее вынуждают обстоятельства, — увы, иного пути нет. Ах, если бы можно было все изменить! Увы, это уже не в ее силах… Кэти приказала себе не думать о цене, которую заплатит Итан за ее свободу, и о том, какой ужасный конец его ждет из-за ее предательства. Но сколько бы она ни твердила про себя: «Я не виновата!», в ее сознании, как раскаленный гвоздь, засела страшная правда: дорога к ее новой, свободной жизни пролегала через муки и гибель Итана.


Лоуден нахмурился — лорд Нортон, должно быть, заждался его донесения, а документ все еще не готов. Виконт снова перечитал написанное — нет, все не то, одна болтовня! Министр наверняка желает знать о конкретных результатах его, Лоудена, работы, а вот результатов-то пока и нет. Пожалуй, следует отложить отправку донесения до возвращения из Нью-Йорка, тогда можно будет присовокупить к сообщению о положении в Бостоне и свои соображения о том, насколько широко распространилась зараза вольномыслия в «имперском городе»[11].

— Мне не о чем писать! — с досадой швырнув перо, сказал виконт, ни к кому не обращаясь. — Я пробыл в этой богом забытой глухомани меньше месяца, откуда же у меня могут быть достоверные сведения?

Неожиданный стук в дверь прервал его сетования, заставив поспешно спрятать неоконченное донесение под стопку бумаг, подальше от посторонних глаз.

— Войдите! — разрешил Лоуден невидимому посетителю, и в дверях появился капитан Уорт, который тотчас снял шляпу и отвесил шефу учтивый поклон.

— Надеюсь, вы с доброй вестью, капитан? — спросил виконт. — Наша юная прелестница-шпионка появилась сегодня утром на рынке?

— Да, сэр, появилась, но не одна, а с еще одной женщиной, поэтому я не смог с ней поговорить, — доложил Уорт с самым почтительным видом. — К тому же она прикрыла голову капюшоном, давая понять, чтобы я не подходил. Но она все-таки пришла на рынок в условленный день, сэр, и это уже неплохо.

— А что она делала потом?

— Женщины провели в торговых рядах около часа, делая покупки, а потом вернулись обратно в «Русалку», — доложил Уорт.

— Ты следил за ними все время?

— Да, сэр, но издалека, чтобы не спугнуть спутницу Кэти.

Лоуден удовлетворенно откинулся на спинку стула и приказал:

— Выкладывай все, что видел!

— Девчонка ухитрилась сторговать двух индеек, мешок муки, большой кувшин патоки и четыре бушеля сушеной трески за сущие гроши! — ухмыльнулся капитан. — Ловкая чертовка!

— По-твоему, это для нас важно? — ледяным тоном спросил виконт, и Уорт моментально принял самый серьезный вид.

— Конечно, нет, милорд, — пробормотал он.

— А что за женщина сопровождала Кэти на рынке?

— Некая Молли Мунро, жена хозяина «Русалки». Она ни на шаг не отходила от Кэти.

— Значит, тебе так и не удалось поговорить с девчонкой? — разочарованно переспросил виконт. Хотя он и не ожидал от своей новой осведомительницы вестей так скоро, все же ему было очень досадно, что он ничем не может порадовать своего шефа лорда Нортона. — Неужели она ушла, не дав тебе знать, как продвигаются ее дела?

— Да, сэр, но, судя по всему, Кэти все-таки взяли служанкой в пивную, а это добрый знак. Один из моих людей утверждает, что видел Кэти за работой на кухне.

— Похоже, вы с ней удачно разыграли в «Русалке» сцену преследования, раз девушку приняли. Хвалю! — кивнул Лоуден словоохотливому капитану. Слава богу, хоть в чем-то повезло! По крайней мере, девчонка неплохо устроилась в этой подозрительной пивной и наверняка услышит что-нибудь интересное про таинственного Джона Смита.

— Да, да, сэр. Ведь это была ее идея — притвориться, будто мы преследуем воровку, укравшую у меня часы.

— Девица очень хитра, — согласился виконт. — Будем надеяться, что задание, которое я дал, окажется ей по силам.

Он замолчал, уставившись в пространство невидящим взглядом, прикидывая, что же все-таки написать лорду Нортону. Может быть, сообщить в нескольких словах о новой осведомительнице, столь удачно внедрившейся в логово изменников и бунтовщиков? Нет, пожалуй, это лишнее. О Кэти пока должны знать только он, Лоуден, и капитан Уорт, иначе ценную осведомительницу могут разоблачить — мало ли кому попадет на глаза донесение, отправленное в Лондон. Любопытных много, есть опасность, что письмо похитят еще до того, как оно попадет в руки высокородного адресата.

Погрузившись в размышления, виконт совсем забыл о капитане, но тот напомнил о себе, деликатно кашлянув, и Лоуден прогнал неприятные мысли.

— Сегодня я уезжаю в Нью-Йорк, — сказал он. — Вернусь через две недели, как раз к балу в губернаторской резиденции. И пока я буду в отъезде, будь добр, исправно приходи по субботам на рыночную площадь для встреч с Кэти. Если она захочет мне что-нибудь передать, немедленно пошли в Нью-Йорк курьера. Я остановлюсь у двоюродного брата жены.

— Хорошо, сэр! Не беспокойтесь, я все сделаю! — искательно проговорил капитан. — Еще распоряжения будут?

— Нет, это все, — ответил Лоуден, кивая головой. — Можешь идти!

— Как прикажете, милорд! — отвесив положенный по уставу поклон, офицер надел шляпу, звонко щелкнул каблуками и, чеканя шаг, вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Лоуден подошел к окну, из его служебных апартаментов на Форт-Хилл открывался великолепный вид на бостонскую гавань, который, впрочем, не производил на виконта никакого впечатления, потому что Лоуден терпеть не мог этот город — за отсутствие комфорта и изысканности, к которым виконт привык в Лондоне, за примитивных, враждебно настроенных жителей с их дерзким неуважением к Его Величеству, ерническими антианглийскими газетами и тактикой грубого запугивания солдат и верных королю соотечественников, к какой прибегают только дикари…

Лоуден устало вздохнул, глядя в окно на ненавистный город. Господи, скорее бы вернуться домой, в Англию!

Но сейчас не время думать о возвращении на родную землю, потому что в этом варварском захолустье наверняка придется мучиться еще не один месяц, пока добьешься нужного результата, надо смириться с этой мыслью, тогда, может быть, пребывание здесь не будет такой невыносимой мукой.

Мысли Лоудена вернулись к новой осведомительнице. Ох и сметливая же девица! Хорошо бы она поскорей добилась успеха… Впрочем, прошло всего чуть больше недели, как Кэти завербована, за такой короткий срок она вряд ли успела раскопать что-то интересное. Но, видит бог, Джеймс Лоуден умеет ждать, терпения ему не занимать.

Виконт вытащил из-под стопки бумаг неоконченное донесение лорду Норту, взял перо и энергично заскрипел им по бумаге. В целом получалось даже неплохо — бог даст, главный королевский министр и не заметит, что этот винегрет из светских новостей и банальностей, сдобренный тонкой лестью, настоящее произведение придворного искусства, достойное пера прирожденного политика, не содержит ничего существенного.

8

Когда лорд Перси собирал своих ближайших друзей, чтобы сыграть партию-другую в вист, портвейн лился рекой, ставки взлетали до небес, а новости, которыми обменивались игроки, были настолько интересными, что Итан никогда не позволял себе пропускать такие вечера, хоть ему и приходилось в силу обстоятельств играть там роль пустоголового денди, интересующегося больше модой и женщинами, чем политикой. И его старания вознаграждались сторицей — он никогда не уходил от лорда Перси без ценной информации, оправдывавшей многочасовые ночные бдения в пудреном парике, под которым ужасно потела и чесалась голова, и тесном кружевном галстуке. Сколько страданий причиняли Итану эти обязательные аксессуары светской жизни! Надевая личину денди, он с сожалением вспоминал о суконных штанах и куртке Джона Смита.

Очередной вечер лорда Перси обещал быть исключительно плодотворным для Итана. Кроме самого Перси, лейтенанта губернаторской армии, на нем присутствовали сэр Уильям Холбрук, ближайший помощник Гейджа, и Арнольд Травертайн, еще один чиновник-тори из администрации губернатора. Принесенные ими самые свежие новости о предпринятых губернатором шагах подтвердили худшие опасения Итана: Гейдж действительно хотел прибрать к рукам все боеприпасы, собранные повстанцами.

Чтобы развязался язык лейтенанта Перси, понадобилось всего лишь две бутылки портвейна.

— Гейдж разработал новую тактику борьбы с мятежниками! — заявил лейтенант, раздуваясь от гордости. — Он конфискует у янки оружие по всей Новой Англии, шаг за шагом добираясь до каждого забытого богом уголка! — Перси одним залпом выпил свой стакан и снова наполнил его. — Губернатор уверен, что сорвет таким образом планы мятежников, потому что без оружия они не смогут противостоять нашей армии.

Итан взял из рук соседа слева, Арнольда Травертай-на, колоду карт и начал их тасовать. Его не удивили слова лорда Перси, поскольку он уже знал, что Гейдж послал своих шпионов в Уорчестер, но надо было выяснить, как далеко простираются его планы. Поэтому Итан сказал, постаравшись придать своему голосу как можно более высокомерный тон:

— Оригинально! И как же он рассчитывает узнать, где мятежники прячут оружие? Будет спрашивать местных фермеров: «Господа, не желаете ли вы показать нам свои тайники с оружием?»

Травертайн хихикнул, но Перси и Холбрук даже не улыбнулись шутке приятеля.

— А что, ты почти угадал! — ответил Холбрук. — Гейдж послал своих шпионов разведать местность по дороге в один городишко и разузнать о том, где мятежники могут прятать оружие. Как только это будет сделано, губернатор пошлет войска, которые и конфискуют тайные склады.

— Давненько Гейдж не предпринимал таких активных действий, — заметил Травертайн. — На мой взгляд, он слишком долго сидел сложа руки.

— Мы все так считаем, — согласился Перси. — Я бы на его месте давным-давно арестовал всех зачинщиков — и дело с концом. Видя его мягкотелость, бунтовщики только наглеют.

— Вот-вот, я говорю то же самое, — поддержал приятеля Холбрук, чокаясь с ним в знак солидарности. — Я много раз ему советовал не церемониться с зачинщиками беспорядков. В конце концов, мы ведь подавили восстание в Ирландии, а ирландцы куда более воинственный народ, чем население колонии. Мне кажется, что навести здесь порядок будет гораздо легче, чем в Ирландии.

— Почему же тогда губернатор этого не делает? — удивился Травертайн.

— Друг мой, прежде чем выдать ордер на арест даже самого отъявленного бунтовщика, он требует собрать убедительные доказательства измены, — пояснил Холбрук с недовольной миной. — Видите ли, он считает, что должен соблюдать букву закона.

— Если бунтовщиков не остановить, то губернатор быстро растеряет свою щепетильность, — уверенно заявил Перси.

— Надеюсь, что так! — согласился Итан. — Но расскажите поподробней о новом плане губернатора — признаюсь, я заинтригован!

— Если Гейдж продолжает посылать повсюду своих шпионов, — задумчиво сказал Травертайн, — то, даст бог, он использует для этой цели людей надежных и сообразительных, которые могли бы сойти за местных.

— Уверяю вас, он так и поступает! — сообщил Перси. — Среди офицеров гарнизона выбрали тех, кто знаком со здешними местами. Кроме того, среди населения вербуются группы верных Его Величеству граждан, готовых постоять за короля.

Итан слушал с напряженным вниманием. Ему надо было во что бы то ни стало выяснить детали губернаторского плана, но он не осмеливался продолжать о них открыто расспрашивать, чтобы не вызвать подозрение. Вдобавок по собственному опыту он отлично знал: в таких делах не стоит задавать прямых вопросов, которые могут остаться без ответа, гораздо лучше подзадорить собеседника недоверием и скепсисом.

Поэтому Итан, делая вид, что поглощен игрой, недовольно поморщился:

— Хватит, хватит, господа! О какой войне вы говорите? Мы же не воюем! По-моему, Перси, ты просто наслушался сплетен, которыми заполняют свой досуг клерки губернаторской администрации!

— Это вовсе не сплетни, Хардинг! — обиделся Перси.

Вместо ответа Итан посмотрел на него с добродушной снисходительностью, как взрослый на ребенка, который утверждает, что в сказках про фей и гномов все чистая правда.

Его расчет полностью оправдался: Перси вспыхнул и, наклонившись к нему, запальчиво сказал:

— Если хочешь знать, Хардинг, я тоже один из тех, кого отобрали для поисков оружия, так что можешь мне поверить, это не сплетни! Мои слова могут подтвердить еще несколько наших общих знакомых, которые, как я слышал, тоже вошли в число будущих губернаторских агентов!

Услышав, что лорда Перси в числе других офицеров тоже отобрали «для работы агентом под видом местных жителей», Итан едва удержался от смеха — надень Перси какую угодно одежду, аристократа в нем не разглядел бы только слепой, лейтенант не смог бы притвориться фермером или ремесленником, даже если бы от этого зависела его жизнь. Однако через мгновение от веселого настроения Итана не осталось и следа: среди лояльных королю тори было немало таких, которым задание губернатора наверняка придется по силам. Выявить всех, на ком остановил свой выбор Гейдж, будет непросто, и здесь может очень пригодиться помощь Кэти.

— Господи, Перси, неужели ты будешь таскаться по полям в такую ужасную погоду? — ничем не выдав охватившей его тревоги, брезгливо сморщил нос Итан. — Как это ужасно!

— А по-моему, поиски тайных оружейных складов не самое главное, — вздохнул Травертайн. — Что Гейджу надо сделать немедленно, так это найти способ осадить толпы бостонских мятежников, которые наглеют день ото дня! Их дерзкие выходки привели к тому, что верноподданные Его Величества не могут спокойно пройти по улице. Губернатору пора предпринять против негодяев решительные меры!

— Абсолютно с тобой согласен! — кивнул Холбрук, поднося к губам бокал с вином. Сделав глоток, он повернулся к Итану: — Через неделю я устраиваю вечеринку, и был бы рад видеть тебя в числе гостей, Хардинг. Ничего особенного не предвидится, только вино и карты, но, надеюсь, игра будет интересная, и мы неплохо проведем время!

Итан обрадовался приглашению, впрочем, ничем не выдав своих чувств. Он тоже рассчитывал неплохо провести время, но совсем по другой причине, нежели гостеприимный хозяин Холбрук. Дело в том, что друг Ита-на Томас Флакер, еще один помощник губернатора и по совместительству тесть сочувствующего вигам книготорговца Генри Нокса, рассказал как-то о привычке Холбрука хранить самые важные донесения вместе с другими секретными бумагами дома, в запертых ящиках бюро, и Итан намеревался просмотреть эти документы, чтобы разузнать как можно больше о виконте Лоудене. И в этом деле Кэти могла оказать ему неоценимую помощь.

— Не могу обещать, что приду, это зависит от многих обстоятельств, — ответил он Холбруку, — но, если все же смогу выкроить время, можно мне привести с собой одну особу?

— Разумеется. Что это за особа, позвольте узнать? Джентльмен или дама?

— Ни то, ни другое, — ухмыльнулся Итан. — Как светский человек я придерживаюсь правила никогда не брать в любовницы женщин своего круга — это было бы слишком хлопотно.

Сидевшие за карточным столом молодые люди дружно рассмеялись, а Холбрук в знак одобрения похлопал остряка по плечу. Разговор перешел на бал в губернаторской резиденции, ожидавшийся через две недели, и Итан понял, что больше ничего интересного для своих товарищей-вигов он не услышит. К тому же ему предстояло еще немало сделать в этот вечер, в том числе встретиться с Кэти, так что оставаться у лорда Перси дольше не имело смысла.

Дождавшись конца партии, он поднялся из-за стола и объявил:

— Господа, я вас покидаю.

— Но еще слишком рано! — запротестовал лорд Перси, с явным разочарованием, как и остальные двое, наблюдая за Итаном, который принялся собирать выигранные деньги. Для пущей убедительности хозяин вечеринки вынул карманные часы и показал их нетерпеливому гостю: — Смотри, сейчас только четверть одиннадцатого!

— Ты прав, друг мой, — ответил Итан, снимая со спинки стула и надевая черный с золотом камзол. Положив в карман выигрыш, он поправил кружевной галстук и многозначительно произнес: — Но мне все равно пора — у меня назначена встреча.

— Вот как? Ручаюсь, что с новой любовницей, — догадался Холбрук. — Что еще могло бы тебя оторвать от карт в компании друзей. Я прав?

Итан лишь улыбнулся в ответ, давая понять, что не намерен распространяться о своих амурных приключениях.

— Как жаль, что вы нас покидаете, — упрекнул его Травертайн. — Надеюсь, новая возлюбленная не будет злоупотреблять вашим вниманием и не помешает вам посещать наши маленькие вечеринки — вы хороший игрок, мы не хотели бы лишиться вашего общества. Кстати, вы так и не сказали, кто ваша новая пассия. Наверное, актриса?

Вопрос Травертайна напомнил Итану об актерском даре Кэти. Пожалуй, при нынешних обстоятельствах и впрямь было бы неплохо представить девушку светским | приятелям как актрису — отличная «легенда» для шпионки! Мысленно поблагодарив своего невольного помощника Травертайна за прекрасную идею, он распрощался с друзьями и вышел на улицу.

Через несколько минут подъехал его экипаж, вызванный лакеем с заднего двора. Итан сел и велел кучеру ехать в пивную «Белый лебедь», где у него была назначена встреча с «любовницей».

Интересно, что Кэти думает о доме, который он для нее снял? Его секретарю Адаму Лоренсу потребовалась сегодня утром лишь пара часов, чтобы найти особняк, отвечавший всем требованиям хозяина. Дом, как предупредил Адам, требовал небольшого ремонта, но его местоположение оказалось просто идеальным, и Итан сразу согласился с выбором секретаря, закрыв глаза на некоторые его недостатки. Дом находился через улицу от «Русалки» и всего в квартале от «Салюта», другой пивной, которую он тоже достаточно часто посещал по конспиративным делам. Это соображение сыграло решающую роль: так и не побывав из-за нехватки времени в присмотренном секретарем особняке, Итан снял его вместе с мебелью на шесть месяцев. Если нужен ремонт, его сделают, сколько бы денег на это ни потребовалось, потому что любовница Итана Хардинга должна иметь достойные его апартаменты.

Послав Кэти накануне записку, он попросил ее днем осмотреть особняк, а вечером прийти на встречу в «Белый лебедь», чтобы рассказать о своих впечатлениях и о том, что в доме требует ремонта.

К приезду Итана в пивной яблоку некуда было упасть, но предупрежденная Дороти, которая заранее позаботилась о месте для дорогого гостя, сразу провела его к уединенному столику в углу зала. Итан сел и огляделся — Кэти нигде не было видно. Убедившись, что она еще не пришла, он откинулся на спинку стула и принялся ждать.

Она появилась через несколько минут и, остановившись у дверей, быстро огляделась, ища его взглядом. Мгновение — и их глаза встретились, но, к удивлению Итана, девушка не подошла к его столу, а осталась стоять у двери. Он призывно махнул рукой, подзывая ее. Поколебавшись еще немного, она все-таки пошла к нему через зал. Когда она, усевшись напротив, заговорила, Итан понял, в чем причина ее странного поведения.

— Вы с ума сошли! — прошипела она, сбрасывая с плеч старый плащ. — Здесь полно солдат. Назначить мне встречу в «Белом лебеде» — настоящее безумие! Вдруг меня кто-нибудь из них узнает? О чем вы только думаете!

— Не беспокойся, милочка, — усмехнулся Итан. — Здесь нет ни бедняги лейтенанта, которого ты так ловко обчистила тогда на рынке, ни капитана Уорта, у которого, по твоему утверждению, ты кошелька не брала. А если бы и были, бояться нечего: у меня достаточно денег, чтобы спасти тебя от тюрьмы, откупившись от любого обвинения.

— Спасибо, дорогой сэр, успокоили, а то я уж было совсем разволновалась, — съехидничала девушка, уязвленная его насмешкой. — Что до денег, то если вы такой богач, то могли бы снять для меня приличный дом, а не жалкую лачугу!

Итан не удержался и прыснул от смеха — прямо первая семейная ссора, да и только!

— Вы находите мои слова смешными? — сверкнула гневным взглядом Кэти.

— Ты говоришь скорее как жена, а не любовница!

— Я вам никакая не любовница, прошу не забывать об этом, и я не собираюсь притворяться ею, когда нас никто не слышит! Неужели вы не могли выбрать более подходящее место для встречи, чем набитая английскими солдатами пивная? Снятый для меня дом, например?

— Конечно, мог бы, но только не сегодня. Во-первых, помимо встречи с тобой, у меня здесь есть еще дела, а во-вторых, пока ты не поселишься на новом месте, мне туда дорога заказана — экипаж Итана Хардинга не должны видеть возле пустого особняка, это может вызвать подозрения.

— Согласна, ваш экипаж у дверей пустого дома выглядел бы подозрительно, — кивнула девушка, — особенно принимая во внимание плачевное состояние дома: две рамы по фасаду выбиты, дверь в кладовую висит на одной петле, сама кладовая опустошена, все покрыто толстым слоем пыли… Но самое ужасное — в доме полно мышей! Бр-р, какая гадость! — добавила она, содрогнувшись от отвращения.

Итан удивленно поднял брови:

— Что я слышу? Неужели ты боишься мышей? Ты, много лет прожившая на улице?

— Я вовсе не боюсь этих тварей, — с явным неудовольствием ответила Кэти, — я их просто ненавижу! И мне не по вкусу жить в доме, который кишмя кишит мышами.

— Так заведи кошку, — посоветовал Итан.

— Никогда! — презрительно хмыкнув, воскликнула она. — Разве что вы выпишете для меня бенгальского тигра. У обычной домашней кошки нет ни малейшего шанса выстоять против них, мерзкие твари сожрут ее живьем!

Кэти снова содрогнулась, видимо, представив себе это страшное зрелище. Итан понял, что она и в самом деле напугана.

— Вот уж не ожидал, что ты боишься мышей, — повторил он. — Мне даже не приходило в голову, что девушка, прошедшая ад лондонских улиц, может бояться каких-то мышей! Кэти, ты просто неисчерпаемый кладезь сюрпризов!

— Мыши слишком похожи на крыс! — передернула плечами Кэти. — Бог свидетель, я видела столько этих тварей на своем веку, что появление даже одной из них выводит меня из себя! Вы можете себе представить, что это такое — умирая с голоду, сражаться с полчищем крыс из-за куска хлеба и, проиграв, наблюдать, как они пожирают хлеб, который мог бы поддержать твои силы? Нет, я настаиваю, чтобы в доме извели мышей, а до тех пор я отказываюсь туда перебираться!

— Не волнуйся, Кэти, никто не требует от тебя такой жертвы, — успокоил ее Итан. — Я попросил тебя осмотреть дом, чтобы узнать, какой ремонт там необходим, поскольку у меня самого не было на это времени. Теперь, когда я знаю, что нужно сделать, я попрошу своего секретаря нанять рабочих, которые и приведут дом в порядок. Они сделают все, чтобы тебе было там удобно, и, пока ремонт не закончится, тебе не придется туда переезжать.

— Вообще-то я надеялась, что уже сегодня смогу прийти в собственный дом и лечь в постель с настоящими простынями, подушкой и одеялом… — неожиданно призналась девушка. — Вы даже не можете себе представить, с каким нетерпением я жду этого момента…

Тоска в ее голосе не могла не вызвать сочувствия. Итан снова вспомнил о том, какая трудная судьба выпала на долю Кэти, и с сожалением подумал, что собственные дом и постель, нечто само собой разумеющееся для него, были, оказывается, пределом мечтаний для несчастной девушки и многих, многих других обездоленных.

— К завтрашнему вечеру у тебя будет и дом, и настоящая постель, милая, — пообещал он.

— А можно установить в доме ванну? — вдруг спросила она смущенно, как ребенок, который просит конфетку, боясь, что ему откажут. — Такую большую, чтобы я могла в нее забраться и мыться сидя?

— Конечно. Если хочешь иметь ванну, она у тебя будет, — пообещал Итан.

Кэти подперла рукой подбородок и мечтательно закатила глаза.

— О, это будет изумительно! — пробормотала она со вздохом. — Я всегда мечтала о собственной ванне. — Ее взгляд скользнул поверх головы Итана, потом вниз, и девушка вдруг села прямо, как будто увидела нечто очень странное, из ряда вон выходящее. — Что это на вас такое? Вы что, переоделись для маскировки?

Проследивший за ее взглядом Итан с удовольствием погладил великолепную золотую парчу своего камзола.

— Ты права, это действительно своего рода маскировка, — объяснил он. — Сегодня я был в гостях у одного очень влиятельного тори, поэтому и надел этот камзол, как того требует светская жизнь.

— Может, других ваша одежда и может ввести в заблуждение, — заметила Кэти, — но только не меня. Даже когда на вас этот дурацкий пудреный парик, я все равно узнаю вас хоть за милю.

— Слава богу, что в Бостоне найдется не так много людей, которые могли бы сказать то же самое!

— Ваше счастье, что большинство ваших светских знакомых не так наблюдательны, как я.

— Но уж по части скромности они дадут тебе сто очков вперед, — заметил Итан.

— Никогда не считала скромность бесспорной добродетелью, — ухмыльнулась она. — Вам не удалось меня провести ни на секунду! Едва познакомившись с вами в «Русалке», я сразу поняла, что вы не тот, за кого себя выдаете, — где это видано, чтобы у рыбака или докера были манеры аристократа? Разве простые, необразованные люди выдвигают стул для служанки и ждут, пока она сядет, прежде чем сесть самим? В общем, моя наблюдательность меня не подвела, я сразу поняла, что вы только притворяетесь простолюдином. В дальнейшем постарайтесь больше не допускать таких досадных ошибок.

— Тебе самой неплохо было бы последовать собственному совету, потому что уже с завтрашнего дня тебе предстоит притворяться тем, кем ты не являешься, — моей возлюбленной, так что смотри, веди себя соответствующе, ведь ты больше не нищая бродяжка!

— Вы так считаете? — спросила Кэти, скептическим взглядом окидывая свою рваную одежду. — Никогда бы не подумала.

— Гм… Ты права. Поэтому-то я и договорился с лучшей бостонской портнихой Элизабет Уоринг, чтобы она завтра сняла с тебя мерки, — у тебя будет новый гардероб. Встречаемся у нее в десять утра. Дорогу в мастерскую Элизабет тебе всякий покажет, ее в городе хорошо знают.

Она посмотрела на Итана с сомнением и нерешительно переспросила, покусывая нижнюю губку:

— M-м… Значит, вы хотите заказать мне целый гардероб — не только новые платья, но и все остальное?

— Разумеется! И первоклассного качества. Моя любовница должно иметь все самое лучшее!

Ее лицо просияло такой счастливой, прекрасной улыбкой, какую можно видеть только на лицах детей. Итан был поражен: от ее улыбки в темноватом, прокуренном зале стало, казалось, светлей. До Итана вдруг дошло, чему она радуется.

— Раньше тебе никогда не доводилось носить новых, специально для тебя сшитых платьев, правда? — спросил он.

Продолжая улыбаться, Кэти гордо вскинула подбородок:

— С чего вы взяли? У меня были прекрасные платья, и бальные тоже, сшитые из настоящего шелка, украшенные кружевами и даже бриллиантами. К вашему сведению, я посещала все званые вечера в Сент-Джеймс-Корт!

— Представляю себе, — не удержался от ухмылки Итан, воображение которого нарисовало пышную бальную залу, полную блестящей знати, и разряженную в пух и прах Кэти, ловко обчищающую карманы ничего не подозревающих пэров Англии.

— Напрасно ухмыляетесь, — обиделась Кэти. — Вы можете мне не верить, но я пользовалась большой популярностью в лондонском свете!

— Милая, заруби себе на носу: если уж врешь, то старайся врать правдоподобно.

— Я не вру, истинный крест! У меня было никак не меньше полудюжины высокородных поклонников, которые сходили по мне с ума!

Усмешка тотчас исчезла с лица Итана.

— А вот этому я верю, — сказал он серьезно.

Лицо Кэти вдруг тоже стало серьезным, и Итан почувствовал в ней странное напряжение. Ему вспомнилось, как недавно на кухне «Русалки» она томительно-нежно ответила на его поцелуй, прильнув к нему всем своим тонким и гибким, как струна, телом, и это воспоминание заставило его сердце забиться сильнее. Он почувствовал неодолимое желание вновь прижать к себе Кэти и приникнуть к ее губам.

Итан с шумом выдохнул воздух, раздувая ноздри. Он очень долго не занимался любовью, слишком долго… Любовь — слишком дорогое удовольствие для человека, посвятившего себя борьбе, да вдобавок и слишком опасное, ибо никто так не умеет развязать мужчине язык, как женщина, в которую он влюблен. Любовь лишает человека разума, заставляет терять осторожность, делает его уязвимым для врагов. Нет, он не может позволить себе роскошь любить… Итан тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула.

— А что касается твоего нового дома, — проговорил он бесстрастным голосом, — то завтра рано утром я первым делом вызову рабочих, чтобы они починили рамы и дверь кладовой, сделали уборку и, конечно, потравили мышей. Обещаю тебе, что там не останется ни одной даже самой маленькой мышки. Я также распоряжусь, чтобы Адам нанял тебе слуг — горничную, кухарку, дворецкого, кучера и так далее…

— У меня будут слуги? — радостно воскликнула Кэти. — Я не верю своим ушам!

— Разумеется, у тебя должны быть слуги! Иначе кто присмотрит за домом, кто будет готовить тебе еду?

— Господи, неужели это правда! У меня будет свой дом, настоящая постель, ванна, красивая одежда и даже слуги! — не унималась девушка. — И за все это я должна взамен всего лишь притвориться любовницей богатого денди! — Вдруг радость на ее лице сменилась озабоченностью. — Вы что-то слишком расщедрились, это подозрительно.

Внезапная настороженность Кэти неожиданно прибавила ей очарования: девушка показалась Итану такой слабой и беззащитной… Поддавшись порыву, он приподнял одним пальцем за круглый детский подбородок ее голову, заглянул в большие голубые глаза, показавшиеся ему бездонными, и сказал:

— Не беспокойся, милая, ты сможешь участвовать в нашем фарсе с кристально чистой совестью, ведь я не собираюсь покушаться на твою женскую честь! — Скользнув восхищенным взглядом по ее прелестному лицу, он с грустью добавил: — Хоть мне и чертовски жаль!

Он резко убрал руку и проговорил уже другим, деловым тоном:

— Кроме того, еще до конца нашего спектакля ты заработаешь право на вознаграждение, которое я тебе обещал.

— Я не сомневаюсь в вашем слове, но у меня есть вопрос, — сказала Кэти, доверительно наклоняясь к нему через стол. — Каким образом мне придется зарабатывать это право? Может быть, уже пора посвятить меня в детали вашего плана?

— Всему свое время, — улыбнулся Итан, твердо глядя в ее вопрошающие глаза.

— Бог наградил вас поистине редким умением держать язык за зубами! — с досадой заметила Кэти, раздраженная его упорным нежеланием раскрыть ей хоть какие-нибудь секреты. — Как прикажете шпионить для вас, если я не знаю даже, что именно вас интересует?

Итан хотел было ответить, но их разговор прервало появление подавальщицы с двумя полными до краев кружками эля в руках, которые она тут же водрузила на стол перед Итаном и его собеседницей. Кэти бросила на нее любопытный взгляд — молодая, полногрудая, с тонкой талией и пышными бедрами, с длинными темными волосами, рассыпанными по плечам, подавальщица была очень недурна собой. Заметив изучающий взгляд Кэти, она сердито сверкнула на любопытную посетительницу глазами и повернулась к Итану, при этом воинственный блеск в ее глазах сразу сменился восторженным.

— Здравствуйте, мистер Хардинг! — с искренней теплотой в голосе сказала она и зарделась. — Извините, что не сразу подала вам эль, но у нас сегодня полно народу, как вы сами видите. Я так рада, что вы нас не забываете!

Если румянец на щеках подавальщицы еще можно было отнести за счет отсветов огня, ярко пылавшего в расположенном поблизости камине, то сердечность, с которой она приветствовала Итана, выдавала незнакомку с головой. «Бедняжка, — про себя резюмировала Кэти свои наблюдения, — она по уши влюблена в этого негодника!»

Ответив на приветствие, Итан тем не менее не представил девушек друг другу. Вместо этого он сказал подавальщице:

— У тебя, наверное, есть для меня новости? Девушка с готовностью кивнула, и он добавил:

— Иди, мы поговорим позже!

Хотя Итан выразился предельно ясно, подавальщица чуть помедлила, видимо, желая еще что-то сказать, но потом передумала и, обиженно закусив губу, пошла прочь, впрочем, успев на прощанье окинуть Кэти еще одним ревнивым, подозрительным взглядом.

— Кто она такая? — не удержалась от вопроса Кэти, когда подавальщица скрылась из виду. — Она смотрела на меня так, словно боялась за свой кошелек.

— Просто Дороти весьма проницательная особа, она сразу раскусила, что ты за птица, — ответил Итан с улыбкой, не глядя на собеседницу. Его глаза были устремлены в переполненный зал за ее спиной, и Кэти, воспользовавшись удобным случаем, принялась исподтишка разглядывать этого странного человека. Как он всегда напряжен, как беспокойно скользит по залу его ищущий взгляд, как будто он ждет нападения и в любую минуту готов его отразить… Догадывается ли он, что самый страшный его враг сидит за одним с ним столом на расстоянии вытянутой руки, что этот враг — она, Кэти?

От этой мысли девушке стало не по себе. Она отвернулась и сделала несколько больших глотков эля.

— Не так быстро, милая! — услышала она его насмешливый голос. Итан уже не смотрел в зал, а, подперев рукой подбородок, с интересом наблюдал, как она пьет. — Здешний эль легок на вкус, но очень крепок, а мои осведомители нужны мне только трезвыми, — добавил он, явно подтрунивая над ней.

Их взгляды встретились, и у Кэти вдруг перехватило дыхание и пошла кругом голова, но вовсе не от выпитого спиртного, — всему виной была близость Итана, дразнящий блеск в его глазах, таких притягательных и одновременно холодно-отстраненных. Она почувствовала себя так, словно легко и радостно, несмотря на головокружение, шла по самому краю нависшего над бездонной пропастью утеса к чему-то светлому, манящему, не забывая при этом, что один неверный шаг будет стоить ей жизни.

— Я не собираюсь напиваться, — пробормотала девушка.

— Очень благоразумно с твоей стороны. Рад это слышать!

— Скажите наконец, зачем вы меня сюда вызвали? — спросила Кэти, сделав еще один глоток из кружки.

— У меня были для этого целых две причины. Во-первых, я собирался обсудить с тобой предстоящий ремонт, а во-вторых, хотел тебя познакомить с двумя своими людьми. С Дороти ты уже познакомилась.

— А кто второй?

— Джошуа Макэлви, — ответил Итан, показав рукой на невысокого крепыша за стойкой, который наполнял из бочек пустые кружки. — Он владелец «Белого лебедя» и мой хороший друг.

— Вот как? Вы дружите с хозяином одной из излюбленных пивных английских солдат? — удивилась Кэти.

— Он же не виноват, что его питейное заведение им приглянулось! Просто «Белый лебедь» находится в двух шагах от форта, и англичанам не надо далеко ходить, чтобы пропустить кружку-другую. Для нас же «Белый лебедь» — источник ценнейшей информации: ты не представляешь, сколько важных новостей и слухов выбалтывают англичане после нескольких пинт доброго эля.

— Полагаю, Джошуа придерживается совсем не тех политических убеждений, что его покровители-англичане?

— Можно сказать и так, — улыбнулся Итан, и Кэти впервые заметила у него возле глаз легкую сеточку морщин, какие со временем появляются у смешливых людей. Должно быть, мистер Хардинг тоже любит посмеяться, но с ней он обычно держится серьезно, даже угрожающе…

— Мы с Джошуа знакомы уже много лет, — продолжил Итан, возвращая мысли девушки к теме разговора.

— Вы друзья детства? — попробовала угадать она.

— Нет, — ответил Итан. — Мы товарищи по оружию, вместе воевали в рядах колониальной милиции против французов на стороне Англии.

— Не может быть! Вы воевали на стороне Англии?

— Хочешь верь, хочешь нет, но это так. И мы с Джошуа не исключение — многие тогда думали иначе, чем теперь. В те времена мы считали Англию своей родиной, а короля — добрым отцом и защитником подданных. «Да здравствует Его Величество Георг!» и все такое…

Он замолчал и, нахмурившись, принялся задумчиво вращать кружку с элем между ладонями, видимо, размышляя о превратностях судьбы. Кэти даже показалось, что он забыл о ней, но после долгой паузы Итан вновь заговорил:

— Это случилось семнадцать лет назад. Нам с Джошуа было по шестнадцать лет — совсем еще мальчишки! Разве мы могли понять суть тогдашних событий? Нам сказали, что родная Англия нуждается в нашей помощи, и мы сделали то, чего от нас ждали…

— А теперь?

Он поднял на нее глаза, и Кэти увидела, что в них блеснул гнев.

— Теперь мы уже не желторотые юнцы, а взрослые мужчины, — произнес Итан, — и никто не в силах заставить нас плясать под свою дудку. Мы доверяем только собственным глазам и ушам и делаем то, что подсказывают нам наше сердце и ум!

Кэти хотела спросить, чем вызвана такая резкая перемена, но их разговор прервал сам Джошуа Макэлви, который незаметно для Кэти, сидевшей спиной к залу, подошел к их столику.

— Твоя кружка еще полна, что-то ты сегодня не в настроении, — сказал после обмена приветствиями хозяин пивной, обращаясь к Итану. — Может быть, подать еще чего-нибудь, например, закуски?

Разглядывая давнего друга Итана, Кэти увидела, что он инвалид — вместо правой ноги ниже колена у него был деревянный протез, незаметный раньше из-за стойки.

Джошуа наклонился к старому другу, и они о чем-то говорили вполголоса минуты две-три. Как ни старалась Кэти услышать, о чем шел разговор, шум в пивной стоял такой, что девушке, к ее величайшей досаде, не удалось разобрать ни слова.

Когда хозяин пивной выпрямился, окончив разговор, Итан поднялся из-за стола.

— У меня тут есть одно небольшое дельце, я сейчас вернусь! — сказал он и удалился, а Джошуа уселся на его место напротив Кэти. Она проводила Итана взглядом — он направился к стойке, возле которой стояли с кружками в руках несколько английских солдат в красных мундирах.

Поздоровавшись с ними, как со старыми знакомыми, он облокотился на стойку, приняв такую непринужденную позу, что если бы Кэти не видела его минуту назад, то ей бы и в голову не пришло, что этот человек сплошной комок нервов. Ах, если бы она расслышала, о чем он говорит с англичанами, это могло бы помочь ей в поисках требующихся Лоудену улик против Итана! Как вообще собрать такие улики? Во всяком случае, ясно одно: если ей не удастся подслушивать его разговоры и быть в курсе всех его дел, то на задании виконта придется поставить жирный крест.

— Мистер Хардинг уверяет, что ты наша единомышленница и будешь нам помогать, — с суровым видом начал Джошуа, когда Кэти повернулась к нему. — Что до меня, то я, честно говоря, в это не верю!

От неожиданности у девушки екнуло сердце, она испуганно посмотрела на собеседника и, сделав глубокий вдох, чтобы собраться с силами, только и смогла пробормотать:

— Почему же, позвольте спросить?

— Почему ты согласилась нам помогать, вот в чем вопрос! Ты похожа на обыкновенную уличную бродяжку, озабоченную только поисками хлеба насущного, — ответил он, окидывая ее проницательным взглядом. — Хотел бы я знать, чем пригрозил тебе Итан, что ты согласилась стать нашей союзницей!

— Я не понимаю, что вы имеете в виду! — насупилась Кэти.

— Может, и вправду не понимаешь. Должно быть, для такой хорошенькой девушки, как ты, у него нашелся другой, особый подход: несколько любезных слов, поцелуй — и готово, ты уже в его власти. Итан большой мастак по этой части, и если поставит себе целью вскружить голову какой-нибудь красотке, то, уж будьте уверены, своего добьется!

— Неужели? Я что-то не замечала за ним таких способностей, — ответила Кэти, вновь оборачиваясь к стойке, где должен был стоять тот, о ком они говорили. Однако он вместе с двумя англичанами уже отошел от стойки, заняв место у ближайшего стола, и увлеченно беседовал с раскрасневшейся от удовольствия Дороти. При этом ее пышный бюст аппетитно вздымался над обширным вырезом тесно зашнурованного корсета, надетого поверх сорочки, так что, когда Дороти наклонилась к Итану и зашептала ему что-то на ухо, Кэти испугалась, что грудь молодой женщины, окончательно освободившись от тесной одежды, угодит ему прямо в лицо.

— Если не замечала, — отвлек ее от наблюдений насмешливый голос Джошуа, — то почему весь вечер не сводишь с него глаз?

— Вовсе нет! — солгала Кэти, поспешно отводя хмурый взгляд от игривой сцены. — Просто я немного беспокоюсь за мистера Хардинга.

— Беспокоишься? С какой стати?

— Если Дороти приблизится к нему еще хотя бы на дюйм, то задушит его своими грудями! — съязвила девушка.

— Не самая плохая смерть для мужчины, можешь мне поверить! — хмыкнул Джошуа.

Кэти вновь обернулась — Дороти склонилась над Итаном, обвив рукой его шею, и что-то шептала ему на ухо.

— Похоже, они больше, чем друзья, — сказала она, не без труда отведя взгляд от любезничавшей парочки.

— А ты что, ревнуешь?

— Что за вздор! — возмутилась Кэти. Ей, до этого никогда не ревновавшей ни одного мужчины, претила сама мысль, что она все-таки не избежала участи других женщин и тоже ревнует. И кого — абсолютно равнодушного к ней человека, который без малейшего сожаления перерезал бы ей глотку, узнай он правду о ее сделке с виконтом Лоуденом! — Вы ошибаетесь, мистер, я вовсе не ревную мистера Хардина. Пусть флиртует хоть со всеми шлюхами Бостона, мне нет до этого никакого дела!

— Со шлюхами? — Джошуа откинул голову и захохотал. Кэти удивленно уставилась на него, не понимая, что его так развеселило. Отсмеявшись, он отхлебнул глоток эля и пояснил: — Дороти — моя сестра!

— Ой, я этого не знала! — заливаясь краской, испуганно пробормотала Кэти. — Извините меня, ради бога!

Джошуа лишь добродушно махнул рукой.

— Ладно, ладно, ничего страшного! — сказал он. — Я понимаю, почему ты приняла Дороти за женщину легкого поведения. Но она вовсе не такая, поверь, просто есть одна очень веская причина, по которой моя сестра вынуждена одеваться и вести себя как шлюха.

— Понимаю, — догадалась Кэти, — потому что так ей легче выведать у пьяных солдат то, что им лучше держать в секрете!

— А ты догадлива, маленькая плутовка, схватываешь все на лету! Теперь мне ясно, почему Итан выбрал в помощницы именно тебя. Но вот почему ты согласилась — это для меня по-прежнему загадка, раз ты утверждаешь, что он тебе ничем не угрожает.

Кэти помолчала, обдумывая ответ. Разговор с Джошуа давал ей шанс выяснить о таинственном мистере Хардинге то, что в дальнейшем могло очень пригодиться, и девушка горела желанием воспользоваться этим шансом. Но чтобы вызвать соратника Итана на откровенность, надо завоевать его доверие.

— Признаюсь: вы были правы, Итан угрозами заставил меня ему помогать, — медленно, тщательно подбирая слова, проговорила Кэти. — Смерть меня не страшит, но если бы я отказалась, меня ждало бы наказание, которое хуже смерти.

— Ты меня заинтриговала! Я теряюсь в догадках — что же может быть хуже смерти?

— Это настолько ужасно и отвратительно, что я не хочу говорить, — потупилась девушка. — Давайте сменим тему. Я слышала, вы с Итаном вместе воевали против французов. Это правда?

— Да, чистая правда. И я каждый божий день благодарю судьбу за то, что Итан был тогда рядом со мной, иначе я бы сейчас с тобой не разговаривал!

— Он спас вам жизнь?

— Точно так. Мы служили с ним в одном полку и подружились. В битве при Олбани наш полк здорово потрепали, и сержант уже дал сигнал к отступлению, как вдруг французы осыпали нас градом картечи. Меня и еще одного нашего с Итаном друга серьезно ранило. Противник беспрерывно палил по нас из пушек, и мы поняли, что нас неминуемо убьют, если не удастся уйти за линию обороны вместе со своими однополчанами. Но мы, тяжело раненные, были обречены на гибель…

— Вас спас Итан?

— Да. Он был уже в безопасности за линией обороны, когда обнаружил, что мы остались под прицелом французских пушек. Мне никогда не забыть, как он пробирался обратно по изрытому пушечными ядрами полю, приседая, когда над головой свистела картечь. Первым он вытащил меня.

Замолчав, Джошуа покачал головой, словно и теперь, через столько лет, все никак не мог поверить в свое счастливое спасение.

— Оставив меня на попечение санитаров, — продолжал он, — Итан тотчас ринулся обратно — за вторым раненым, Дэвидом. Наш спаситель получил мушкетную пулю в плечо, но мы оба, слава богу, остались живы!

«Мы с Дэвидом пойдем за Итаном хоть в ад!» — вспомнились Кэти слова Молли, сказанные накануне утром, когда они обе отправились на рынок за покупками. Так вот, значит, в чем дело — хозяин «Русалки» тоже обязан Хардингу жизнью!

— Второго спасенного зовут случайно не Дэвид Мунро? — спросила она Джошуа.

Теперь настал его черед удивляться:

— Откуда ты знаешь? Ты уже слышала эту историю?

— Нет, но я знакома с Дэвидом и его женой Молли. Она мне как-то сказала, что пойдет за Итаном в огонь и в воду. Теперь я понимаю почему.

— Да, мы все с готовностью отдадим за него наши жизни!

У Кэти сжалось сердце — кто знает, может быть, из-за Лоудена, навязавшего ей свою злую волю, она сыграет роковую роль в судьбе и этого добродушного увальня, и славных супругов Мунро… Ей стало жаль их, таких беззащитных в своем неведении.

— Не исключено, что именно так и произойдет… — пробормотала она.

— Знаешь, что я тебе скажу, красавица? — ответил Джошуа со светлой улыбкой. — За день до своего последнего боя я получил из дома письмо, где моя жена, которую я покинул беременной, написала, что у нас родилась двойня. Не было на свете человека счастливей меня! Так вот, если бы не Итан, страшно представить — я бы никогда не увидел своих дорогих дочурок, самых чудесных девочек на земле! Теперь ты понимаешь, что я перед ним в неоплатном долгу!

— А что случилось после войны? — гнула свою линию Кэти. — Почему вы с Итаном и Дэвидом превратились из защитников короля в его заклятых врагов?

— Человек может изменить свою позицию по многим причинам, — уклонился от прямого ответа Джошуа. — Возможно, у меня и Итана они разные, зато цель у нас одна!

Кэти намеревалась продолжить беседу, оказавшуюся весьма полезной, но едва она открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, как на стол упала чья-то тень. Джошуа и Кэти одновременно подняли головы — это был мистер Хардинг собственной персоной.

Хозяин пивной тотчас поднялся из-за стола.

— С нетерпением жду новой встречи с тобой, Кэти, — сказал он девушке, потом повернулся к Итану: — А ты, мой дорогой друг, не забывай об осторожности, кругом полно шпионов!

И он, тяжело припадая на деревянную ногу, направился к стойке, почти не видной из-за толпившихся возле нее красных мундиров.

— Своевременное предупреждение, — заметила Кэти, когда Итан, поставив на стол свою кружку с элем, занял освободившееся место. — Я не понимаю, как вы можете посещать пивную, в которой полным-полно англичан. Неужели вы не боитесь, что вас узнают и разоблачат?

— Здесь мне бояться некого, потому что в «Белом лебеде» я известен как правоверный тори Итан Хардинг. Те, кто бывает в «Русалке» или других подобных местах, сюда не заходят, а здешние завсегдатаи не жалуют пивные вигов: английские солдаты отлично знают, что там им не поздоровится.

— А как насчет шпионов и тайных осведомителей? Они-то бывают и в тех, и в других заведениях!

К ее удивлению, лицо Итана не выразило тревоги.

— Ты скоро увидишь, как быстро мы распознаем лазутчиков, работающих на тори, — сказал он спокойно. — Разумеется, тори тоже не дураки, и нашим шпионам приходится нелегко. В Бостоне редко кому удается сохранить свои секреты!

Кэти мысленно пожелала себе войти в число немногих счастливчиков.

— Кроме того, — продолжал он, — одного только доноса недостаточно для ареста подозреваемого в измене. Я терпеть не могу Гейджа за его подлую политику, но в одном ему не откажешь — он истинный поборник правосудия и строго блюдет букву закона. Он не позволит никого арестовать без веских улик, а посещение пивной и недовольное ворчание по поводу английской политики за кружкой эля еще не является преступлением даже по английским законам. Доказательство измены добыть нелегко!

Кэти с грустью подумала, что тут он, кажется, совершенно прав.

— И все же хорошо, что вы можете полностью доверять Джошуа Макэлви, — заметила она. — Он вам по-настоящему предан.

— На самом деле он предан идеалам революции и свободы, — поправил ее Итан.

— Нет, насколько я могу судить по его рассказу, он предан именно вам, мистер Хардинг.

— Странно, — недовольно нахмурился Итан. — Похоже, он наговорил тебе много лишнего!

— Что вы, мы беседовали о совершенно невинных вещах. Джошуа рассказал мне о том, что в юности вы спасли ему жизнь, и заверил, что с радостью отдаст за вас свою…

— Он не должен был с тобой откровенничать, — перебил ее Итан. — Разумеется, люди знают, что я воевал в ополчении во время войны с Францией, это просто невозможно скрыть. Но история спасения Дэвида и Джошуа, стань она известна широкой публике, может нанести непоправимый вред моей репутации жуира и повесы, которая открыла мне двери в высшее общество.

— Значит, никто не знает о вашем подвиге?

— Увы, теперь о нем знаешь ты, это-то меня и тревожит, сам не знаю почему, — нахмурившись, признался Итан.

— Вы мне не доверяете, а напрасно — я, как никто, умею хранить чужие секреты!

Склонив голову набок, Итан устремил на нее проницательный взгляд своих глубоких серых глаз, и Кэти, как и до этого, ощутила странную неловкость, которая заставила ее смущенно потупиться. Однако Итан не дал ей опустить глаза: протянув руку, он приподнял ее голову за подбородок и стал нежно поглаживать большим пальцем, при этом на его губах заиграла мягкая улыбка.

Кэти показалось, что в дымный, скудно освещенный зал пивной каким-то чудом проникли лучи солнца. Глядя, как зачарованная, в его улыбающееся лицо, она улыбнулась в ответ, почему — она и сама не знала. Он был, конечно, очень красив и обаятелен, но разве ей в новинку внимание красивых мужчин? Возможно, у Кэти просто потеплело на душе от неожиданной теплоты его улыбки, которая как будто на мгновение сблизила их, что в жизни такого индивидуалиста и конспиратора, как Итан, безусловно, случалось не часто.

— По правде говоря, Джошуа трудно винить, — проговорил он тихо, не отводя от нее взгляда. — Даже каменный истукан выдал бы самые сокровенные секреты, если бы заглянул в твои ангельски прекрасные и невинные глаза. Неудивительно, что мой бедный друг и не заметил, как наговорил лишнего. На его месте почти все мужчины, если только они из плоти и крови, попались бы в ловушку твоего очарования.

— Даже вы? — затаив дыхание, спросила Кэти.

— Нет! — твердо проговорил Итан и убрал руку, которой ласкал ее подбородок. — Я сказал «почти все мужчины», но себя я к ним не отношу.

— Правда?

— Да, я никогда не забываю об осторожности, заруби это себе на носу! — ответил Итан и поднял кружку. Хотя его губы продолжали улыбаться, выражение нежности исчезло, перед Кэти снова сидел чужой, таинственный и холодный мистер Хардинг. — К тому же мне уже доводилось видеть, как ты пускаешь в ход свои чары, — если помнишь, несколько дней назад на базарной площади ты до того заморочила голову одному бедняге лейтенанту, что он и не заметил, как лишился кошелька. Я все видел, и этот урок пошел мне на пользу!

Несмотря на громкие крики и смех подвыпивших посетителей, Кэти явственно расслышала в его голосе насмешку.

— Этот лейтенант просто дурачок, если позволил обвести себя вокруг пальца, растаяв при виде смазливой мордашки да неискренней улыбки! — сердито бросила она.

— Ты к нему чересчур сурова! Просто он еще слишком молод и неопытен и не знает, что красота отнюдь не всегда идет рука об руку с добродетелью, — с усмешкой произнес Итан.

Камень в ее огород! Обиженная Кэти ринулась в наступление:

— Кого вы защищаете? Разве английский лейтенант не враг вам и вашим друзьям?

— Не совсем. Армия — всего лишь инструмент.

— Вы хотите сказать, что ваш главный враг — король?

— Не приписывай мне то, чего я не говорил!

— А вам и не надо ничего говорить, все ясно и так! Я отлично вижу, куда вы клоните!

Это была отличная возможность не только отомстить Итану за нанесенную обиду, но и доказать ему, что он зря приписывает себе способность противостоять ее уловкам, и Кэти не собиралась упускать такую возможность. Приняв самый невинный вид, на какой была способна, она сказала:

— У меня в голове не укладывается, как умный человек вроде вас может попасться на удочку так называемых «идеалов свободы»? Восставать против короля — да где это видано? Король — глава государства и церкви, он все равно что земной бог, и бунтовать против него значит брать на себя грех богохульства!

— Какую чушь ты несешь! Всем известно, что король Георг безумен, а его министров волнует только собственный карман! — произнес он тихим, вибрирующим от еле сдерживаемого гнева голосом. — Что до церкви, то господь вряд ли считает алчность одной из христианских добродетелей, хотя англиканские епископы наверняка думают иначе.

Кэти ликовала — ей наконец удалось спровоцировать Итана на изменнические речи! Благодаря ее уловке он настолько забыл о всегдашней осторожности, что прямо здесь, в пивной, полной английских солдат, произнес слова, которые иначе, чем подстрекательством к измене и восстанию, не назовешь! Это победа! Сколько бы Итан Хардинг ни рассуждал о своем благоразумии и рассудительности, все же при некотором усилии даже его можно обвести вокруг пальца!

— Ни королю, ни его министрам нет никакого дела ни до этой земли, ни до ее народа, — продолжал Итан. — Англия попросту использует нас, как обыватель использует проститутку, не утруждая себя ухаживаниями. Ради кого мы должны терпеть такое хамское отношение? Ради безумного короля?

— Знаете, некоторые из присутствующих здесь сочтут ваши слова изменой, — торжествующе заметила Кэти, наблюдая, как меняется выражение его лица — гнев уступил место спокойствию, а глаза насмешливо сузились, словно он ожидал это услышать.

— Несомненно, — охотно согласился Итан, — только вот незадача: здесь стоит такой шум, что вряд ли кто-нибудь из них мог услышать мои подстрекательские речи. Иначе моей репутации верноподданного тори пришел бы конец. Как глупо я поступил, разоткровенничавшись с тобой. А все твои хитрости и уловки!

Она рассмеялась, радуясь своей победе.

— Какие хитрости и уловки, мистер Хардинг? Мы просто разговаривали.

— Нет, милая, это я разговаривал, а ты слушала и молчала, а это всегда очень опасно! Так же молча вонзают кинжал в спину намеченной жертве!

— При чем здесь кинжал? — удивленно спросила она и наклонилась к Итану через стол. — Я же с вами заодно, разве вы забыли? Неужели вы мне не доверяете?

— Моя милая девочка, — тоже подавшись вперед, так что их губы почти соприкоснулись, проговорил он тихим чарующим голосом, — я был бы последним дураком на свете, если бы доверился тебе!

Кэти отпрянула назад, словно ее окатили ледяной водой. Как можно быть такой самоуверенной, когда пытаешься переиграть опытнейшего игрока вроде Итана? Что она ни делала, как ни старалась его опередить, он всегда был на шаг впереди… Кэти уже открыла рот, чтобы сказать в ответ какую-нибудь колкость, но Итан заговорил вновь, ни к кому не обращаясь, как бы про себя, уже без насмешки:

— Наконец-то. Я уж думал, это никогда не кончится.

Кэти вопросительно посмотрела на него, ничего не понимая, однако Итан не стал объяснять, что имел в виду. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Внезапно он вскочил на ноги, бросился к Кэти, рывком поднял ее и, прежде чем она успела сообразить, что он собирается делать, заключил ее в объятия на виду у всей пивной.

За соседними столами послышались скабрезные смешки. Кэти уперлась Итану в грудь, пытаясь оттолкнуть его и освободиться, но не тут-то было, он держал ее крепко, как в тисках. Не в силах пошевелиться, она почувствовала, что он приник к ее губам, бесцеремонно раскрыл их своими, и в ее рот скользнул его горячий язык. По телу девушки пробежала томительно-сладостная дрожь, пол ушел из-под ног, пивная вместе с наполнявшими ее людьми исчезла, и на земле остались только Кэти и Итан.

Внезапно все кончилось — он перестал ее ласкать и отстранился, впрочем, не выпуская из объятий. Потрясенная Кэти уставилась на него во все глаза, силясь понять, почему он так поступил, но его лицо осталось непроницаемым и загадочным, как у каменного идола.

«Нет, это только маска, а сам он все-таки из плоти и крови», — внезапно осознала она, почувствовав, как под ее ладонью бешено, словно стремясь выпрыгнуть из груди, бьется его сердце.

— О, Итан… — нежно прошептала Кэти, снова погружаясь в сладостную истому.

Однако в следующее мгновение взрыв хохота и пьяные выкрики вернули ее к реальности. Оглядевшись вокруг и увидев раскрасневшиеся лица подвыпившей солдатни, смаковавшей выходку Итана, девушка ахнула и попыталась вырваться из его рук, но напрасно — он не разжимал объятий.

— Зачем вы это сделали?! — воскликнула она, заливаясь краской стыда под устремленными на нее со всех сторон бесцеремонными взглядами.

— Теперь все здесь знают, что ты моя, — проговорил он тихо. — Я могу спокойно оставить тебя одну, чтобы встретиться с Дороти, и ни один солдат, даже очень пьяный, не посмеет к тебе приставать!

Кэти едва не задохнулась от возмущения. Похоже, этого самовлюбленного повесу совсем не волнует, как она выглядит в глазах окружающих из-за его нелепой выходки. Кэти представила себе перемигивающихся и хихикающих за ее спиной солдат, и ей захотелось влепить Итану пощечину.

Тот, однако, сделал вид, что не замечает смущения и гнева девушки. Выпустив ее из объятий, он направился к двери, которая вела на лестницу, и вышел. Кэти проводила его возмущенным взглядом. Ну и пусть все думают, что она принадлежит Итану Хардингу, на самом-то деле это не так! Она принадлежит только себе самой, по крайней мере, пока.

Но каков негодяй! Он даже не притворяется, что считает ее своей соратницей! Ей вспомнились его насмешливые, язвительные слова: «Я был бы последним дураком на свете, если бы доверился тебе», и Кэти упрямо сжала зубы. «Можете сколько угодно сомневаться во мне, мистер Хардинг, — подумала она, прикасаясь пальцами к губам, горевшим от его неистового поцелуя. — Но настанет день, когда вы мне поверите. И еще до конца нашего фарса вы будете доверять мне, как самому себе!»

9

Зная по опыту предыдущих встреч, в какой именно из комнат будет его ждать Дороти, Итан прямиком направился к двери в самом конце коридора на втором этаже. Когда он вошел в скудно освещенную одной свечой спальню, молодая женщина уже была там и ждала, сидя на краешке кровати. При виде Итана Дороти вскочила и бросилась ему навстречу.

— Что за девушку ты привел сегодня с собой? — с плохо скрытой ревностью спросила она.

— Она будет на меня работать, — объяснил Итан. — Я привел ее, чтобы показать тебе и Джошуа.

— Она будет на тебя работать? Как это понимать?

— Видишь ли, до меня дошли кое-какие слухи, и я собираюсь выяснить, насколько они правдивы, а Кэти мне в этом поможет.

— Кэти? — скептически скривилась молодая женщина, явно не одобряя замысел Итана. — Тебе хоть известно, кто она такая и откуда родом?

— Конечно! Она карманница из Лондона. Я нашел ее в «Русалке», где она пряталась от английских солдат. Чета Мунро взяла ее к себе в служанки, и Кэти некоторое время помогала им по хозяйству, но сейчас она работает на меня.

— Мне это не по душе, Итан! Ей можно доверять?

Итан ухмыльнулся, вспомнив ухищрения, на которые пускалась Кэти, чтобы вызвать его на откровенность.

— Боюсь, что нет, — сказал он и добавил, видя, что изумленная его словами Дороти собирается ему возразить: — Не волнуйся, Дот! У нее есть весьма действенный стимул быть со мной честной. Если она хочет остаться в живых, а она этого очень хочет, уверяю тебя, то она меня не предаст.

Итан видел, что молодая женщина не удовлетворена его ответом, но его это мало заботило.

— Милая, бог с ней, с Кэти, мы теряем драгоценное время! — нетерпеливо воскликнул он. — Что нового тебе удалось узнать?

— Новости очень тревожные, — ответила Дороти, понизив голос. — Я разговаривала с одним офицером, который только что прибыл из Аондона в распоряжение губернатора Гейджа, так, по его словам, британский парламент очень устал от «вспышек недовольства незрелых умов» в заморских провинциях, как называют это английские газеты. Говорят также, что лорд Норт собирается вскоре послать губернатору особый указ об аресте Сэ-мюэла Адамса, Джона Хэнкока и всех остальных руководителей Конгресса провинции Массачусетс. Вдобавок всех, у кого обнаружат медальон «Сынов свободы», решено сажать в тюрьму как изменников. — Хорошенькое пухлое лицо Дороти с ямочками на щеках омрачилось тревогой, и она попросила: — Итан, умоляю, не носи его больше! Если его у тебя обнаружат…

— Но ведь Джошуа тоже носит этот знак! — перебил он, и молодая женщина печально кивнула:

— Твоя правда!

— Разве Джошуа сорвал с себя свой медальон и швырнул его в сточную канаву потому, что его носить опасно?

Дороти отрицательно покачала головой.

— Вот именно! И я уверен, что твой брат никогда от него не откажется, как и я, потому что мы гордимся своим участием в борьбе за независимость. Для нас с Джошуа снять медальон — все равно что предать товарищей или отказаться от родных! — Испугавшись, что его слова звучат излишне патетично, Итан осекся и поспешил вернуться к главной теме разговора: — Что еще тебе удалось узнать у офицера?

— Англичане собираются конфисковать оружие у колониальной милиции.

— Для нас это уже не новость, — кивнул Итан. — Но Гейдж еще продолжает пребывать в нерешительности — раздумывает, как с наименьшими издержками провести эту кампанию.

— По словам капитана Монроза, лорд Норт недоволен губернатором, и день ото дня его недовольство растет. Всесильного министра раздражает именно нерешительность Гейджа, который не предпринимает против нас энергичных действий. Как бы то ни было, до тех пор, пока Гейдж не получил указа об аресте лидеров вигов, он не станет спешить с арестами наших друзей.

— И даже получив их, он не сразу отдаст такой приказ, — добавил Итан и пояснил, заметив недоумение на лице Дороти: — Гейдж считает наших лидеров своими соотечественниками, и это связывает ему руки. Кроме того, кто-кто, а он лучше многих других королевских чиновников знает, что на место каждого арестованного вига придут десять новых борцов за свободу.

— Что правда, то правда! — согласилась с ним Дороти. — Знаешь, нам лучше не задерживаться здесь надолго, — добавила она, бросая опасливый взгляд на дверь, — а обсудить надо еще многое. Ты придешь на губернаторский бал?

— Конечно! — улыбнулся он. — Тебе пора бы знать, что Итана Хардинга приглашают на все без исключения балы, званые обеды и вечера!

— Вот и хорошо! Говорят, там будет и Жан-Поль Шевен, французский аристократ, вот только титул его я запамятовала. Он эмиссар короля Франции Людовика, хотя, по официальному сообщению, прибыл в Бостон для укрепления дружбы и добрососедства.

— Какая там дружба, — усмехнулся Итан. — Французы с англичанами вековечные враги! Что этому Жан-Полю Шевену нужно на самом деле?

— Он вел секретную переписку с Бенджамином Франклином о предоставлении нам французских займов и другой помощи. Уверен, что Франклин уже предпринял в этом направлении самые энергичные усилия. Некоторые наши лидеры считают, что и ты мог бы поговорить на эту тему с Шевеном, даже обсудить условия предоставления займа, например, на тот случай, если мы будем воевать с Англией.

— Пожалуй, это неплохая мысль, — подумав немного, согласился Итан, — ведь французы любят поиграть на нервах у англичан, особенно когда это сулит прибыль. Однако я сомневаюсь, что удастся поговорить с французским эмиссаром на балу без риска быть подслушанными.

— Не знаю, не знаю, — покачала головой Дороти. — Может быть, как раз на балу у тебя будет отличная возможность поговорить с Шевеном.

— Так-то оно так, но Гейдж, несомненно, будет следить за Шевеном до самого его отъезда. Впрочем, я подумаю, как обставить нашу с ним встречу. Еще новости есть? Ты выяснила что-нибудь еще? Как насчет Лоуде-на?

— Увы, мне не удалось разузнать о нем ничего нового. Если он приехал в Бостон с какой-то тайной миссией, то, скорее всего, никто из офицеров не посвящен в его секреты. Даже капитан Уорт, похоже, ничего не знает.

— Ну, еще не все потеряно, всегда найдется кто-то, кто знает, — философски заметил Итан. В коридоре послышались шаги, и он бросил на дверь тревожный взгляд. — А теперь давай-ка лучше спустимся вниз, пока нас не хватились!

Он был уже у двери, когда Дороти позвала его:

— Итан!

— Что, милая? — обернулся он к ней через плечо.

— Я хочу тебе сказать… насчет той девушки, Кэти… — Она запнулась, потом сделала глубокий вдох, как будто слова давались ей с трудом, и продолжала: — Помнишь, ты меня учил, что в нашем деле нельзя доверять никому? Не пренебрегай же своим собственным правилом…

Он ободряюще улыбнулся Дороти — сестре своего ближайшего друга и боевого товарища, надежной, проверенной соратнице Дороти, за пятнадцать лет их знакомства уже не раз доказавшей свою преданность.

— Значит, никому не доверять? Даже тебе?

Ее хорошенькое пухлое личико окаменело.

— Даже мне… — пробормотала она еле слышно.


Непристойная выходка Итана и впрямь оградила одиноко сидевшую за столом Кэти от приставаний солдат, но, к великому смущению и беспокойству девушки, не помешала им на нее глазеть. Когда один из офицеров за соседним столом, сверля Кэти плотоядным взглядом, поднял в знак одобрения свою кружку и нахально подмигнул, девушка не выдержала.

— Как вам не стыдно! Вы же офицер английской армии! — гневно выговорила она обидчику тоном, который бы сделал честь самой мисс Пруденс. — Так ведите себя достойно, не позорьте свой мундир!

У офицера, не ожидавшего такой отповеди, от изумления отвисла челюсть, его товарищи добродушно засмеялись, и Кэти, помнившая, как Итан беседовал с английскими военными, подумала, что неплохо было бы найти его собеседников, разговорить и постараться вытянуть из них какую-нибудь полезную информацию о Хардинге.

Она собиралась уже приступить к поискам, как вдруг входная дверь пивной отворилась, и в зал шагнул еще один английский офицер. К ужасу Кэти, это был лейтенант Уэстон.

Господи, и зачем только Хардинг назначил здесь встречу! Мысленно призвав на его голову самые страшные из известных ей проклятий, девушка решила, что благоразумнее всего скрыться через черный ход, пока облапошенный лейтенант ее не заметил. Слова Итана о том, что при встрече с Уэстоном он купит ей свободу, не очень обнадеживали Кэти, а второй ее покровитель, Лоу-ден, с самого начала предупредил, что в случае непредвиденных обстоятельств ей не следует рассчитывать на его помощь, так что надеяться можно только на собственную прыть да на удачу!

Бочком пробравшись к двери на кухню, Кэти выскользнула из переполненного зала, выскочила через черный ход на улицу и помчалась прочь от опасного места. Но она не успела пробежать и десяти футов, как ее грубо схватили сильные мужские руки, и Кэти увидела перед собой красное от ярости и эля лицо лейтенанта Уэстона. Теперь ее могло спасти только чудо.

— Попалась, ведьма проклятая! — прорычал он, дохнув на нее перегаром. — Я тебя сразу узнал, это ты стянула на рынке мой кошелек!

— Матерь Божья, Пресвятая Богородица, — испуганно пробормотала девушка, глядя в его налитые кровью и злобой глаза. Встретить Уэстона, да еще и в стельку пьяного, — что могло быть ужасней? Ей оставалось единственное, зато испытанное средство — постараться заговорить ему зубы.

Чтобы выиграть время, Кэти ослепительно улыбнулась изрыгавшему ругательства и угрозы лейтенанту, лихорадочно пытаясь придумать ложь поубедительнее. Сделать невинное лицо, притвориться, что о пропавшем кошельке ей ничего не известно? Рассказать трогательную историю о младшей сестренке, умирающей от чахотки, или о голодной матери-старушке? Или…

Однако события приняли неожиданный для Кэти оборот. Сильно встряхнув пленницу для острастки, пьяный англичанин прижал ее к стене пивной и, навалившись на девушку всем телом, забормотал ей в ухо:

— Ты задолжала мне тридцать гиней, ведьма, и сейчас вернешь должок натурой!

Кэти почувствовала, как его горячие руки шарят под ее плащом, пытаясь задрать подол юбки. Девушку охватила паника — негодяй собирается ее изнасиловать! Но будь она проклята, если позволит ему это сделать, лучше умереть!

— А ну убери свои грязные руки, ублюдок! — взвизгнула она и стала отчаянно вырываться, но напрасно, потому что лейтенант был гораздо сильнее. Раздался треск рвущейся ткани, Кэти охватил тошнотворный ужас — еще мгновение, и омерзительный насильник овладеет ею, ведь остановить его она не в силах…

Внезапно Кэти краешком глаза заметила какое-то движение, и, прежде чем она поняла, что случилось, кто-то оттащил от нее лейтенанта. Задыхаясь от отвращения и бессильной ярости, она привалилась к стене. Когда в следующую минуту, немного придя в себя, Кэти подняла голову, она не поверила своим глазам — ее спасителем оказался Итан Хардинг! Он выволок лейтенанта на середину проулка, размахнулся и так ударил в челюсть, что тот покачнулся, мотая головой и размахивая руками, пытаясь сохранить равновесие. Сняв плащ и парчовый камзол, Итан швырнул их на землю.

Даже в неясном свете луны Кэти увидела, что он кипит от ярости, готовый прикончить негодяя. Должно быть, это почувствовал и английский офицер, потому что он стал оглядываться по сторонам, ища, кого бы позвать на помощь. Но в проулке было пусто и тихо, лишь из освещенных окон пивной доносился шум пьяных голосов.

— Что, сэр, нужна подмога? — язвительно спросил Итан сдавленным от злости голосом. — Вы думали, что слабая женщина не сможет дать вам достойный отпор, но просчитались! Мы будем драться один на один, потому что ваши друзья, оставшиеся в пивной, уже наверняка с трудом стоят на ногах и вряд ли придут вам на помощь!

— Эта девка воровка, она украла у меня три гинеи! Я только хотел заставить ее вернуть мне долг! Уйдите по-хорошему, Хардинг, или я перережу вам глотку, а девка все равно расплатится за свою проделку!

Кэти увидела, как Итан отпрянул в сторону, и догадалась, что Уэстон замахнулся на него кинжалом, который носил за поясом. Для пьяного лейтенант был на удивление меток, потому что в следующее мгновение лезвие рассекло Итану жилет и сорочку. Девушка заметила, что на груди ее защитника что-то блеснуло, но не поняла, что именно. В отличие от нее лейтенант Уэстон все отлично понял.

— Так-так, что это вы прячете под рубашкой? — зловеще осклабился он, указывая острием кинжала на мускулистую грудь Итана. — О, да это медальон «Сынов свободы»! Кто бы мог подумать, что под маской светского льва Итана Хардинга трусливо скрывается гнусный мятежник! Теперь я, как солдат Его Величества, просто обязан вас убить!

С этими словами Уэстон снова сделал выпад, и Кэти вскрикнула от ужаса, решив, что его кинжал достиг цели, однако Итан, похоже, остался невредим, потому что с успехом атаковал противника: когда лейтенант после удара отпрянул назад, Итан схватил его за запястье и с силой выкрутил руку, заставляя Уэстона бросить оружие. Когда это ему не удалось, Итан изо всей мочи ударил офицера кулаком в солнечное сплетение. Уэстон охнул и согнулся от боли пополам, Итан же вывернул ему руку за спину.

— Сейчас же брось кинжал, мерзавец! — прошипел он, — или я тебя так отделаю, что потеря трех гиней покажется тебе сущим пустяком!

Не дав, однако, Уэстону ответить, он дважды саданул ему кулаком по затылку, от чего офицер упал лицом в грязь и больше не шевелился.

Итан постоял над ним, выжидая, потом, видя, что лейтенант потерял сознание, подошел к Кэти.

— Как ты? Этот ублюдок тебя не поранил?

— Нет, слава богу! — покачала она головой. Из-под лохмотьев рубашки на его груди в бледном свете луны тускло блеснул серебряный медальон, но не он привлек внимание Кэти, а темное пятно крови на белом шелке пониже ребер. — А вот вы ранены! — воскликнула она, еще больше побледнев.

— Ну и что? — спросил он, проследив за ее взглядом.

— Как это «ну и что»? — воскликнула Кэти. — Вам нужна помощь врача!

— Пустяки, не рана, а царапина, и так заживет! — отмахнулся Итан.

— Господи, ну как вы не понимаете, любая рана, нанесенная ножом, даже самая неглубокая, может загноиться, а это очень опасно! — выпалила девушка, хватая его за руку и делая попытку увести его за собой, но Итан не двинулся с места. — Пойдемте же, Итан, вас нужно перевязать! Не собираетесь же вы, в самом деле, стоять здесь как столб и истекать кровью?

— Неужели тебя действительно волнует, что со мной будет? — усмехнулся Итан, в изнеможении прислоняясь к стене пивной. — Если я умру, ты освободишься от всех обязательств передо мной.

— Прах тебя возьми, Итан Хардинг! — в отчаянии выругалась Кэти. — Сейчас не время для шуток! Ты ранен и истекаешь кровью, тебе нужна помощь. Позволь мне хоть осмотреть твою рану.

Она отвела его руку, которой он зажимал рану, и хотела заглянуть под рваные края сорочки, но Итан поймал ее за запястье.

— Не верю своим ушам! — усмехнулся он, легонько касаясь пальцами ее ладони. — Неужели ты всерьез обо мне беспокоишься? Я безмерно тронут…

Обиженная его ироничным тоном, Кэти вырвала руку и сердито сказала:

— Уверяю вас, мистер Хардинг, я беспокоюсь вовсе не о вас, а о себе, ведь если вы, не дай бог, умрете…

К изумлению самой Кэти, к ее горлу подкатил комок, и она осеклась. Что это? Неужели Итан и впрямь ей дорог и страх за его жизнь заставляет болезненно сжиматься ее сердце? Почему? Разве она не собирается выдать шпиона вигов Хардинга английскому правосудию, чтобы его повесили? С какой стати ей волноваться из-за того, что будущий висельник ранен? Впервые в жизни Кэти запуталась в своих чувствах и решительно не понимала, что с ней происходит. Чтобы не выглядеть в его глазах смешной, она кашлянула и продолжила сухим, строгим тоном:

— Если вам суждено умереть, то я на веки вечные останусь беглой рабыней из Виргинии без всякой надежды на лучшее будущее. Вот почему меня заботит ваше здоровье.

Свободной рукой Итан приподнял ее голову, заставив смотреть себе в глаза.

— Второй такой обманщицы, как ты, Кэти, не найдешь в целом свете, — тихо произнес он, вглядываясь в ее лицо, при этом его рука скользнула вниз, на затылок девушки, и начала его осторожно поглаживать. — Хитрая, ловкая, пленительная лгунья! Скажи честно, почему ты обо мне беспокоишься? Разве тебе не все равно, останусь ли я жив или умру?

«Мне все равно!» — хотелось ответить смущенной Кэти. Ведь у Итана Хардинга, язвительного насмешника, живущего в призрачном мире интриг, на уме только революция — что может быть глупее, чем волноваться и переживать за такого человека? Но у нее не повернулся язык произнести эти слова.

Внезапно она неожиданно для себя самой, повинуясь какому-то безотчетному порыву, подняла руку и коснулась худой щеки Итана.

— Может быть, мне не все равно потому, — прошептала Кэти, — что, когда лейтенант стал срывать с меня одежду и ты появился из темноты, словно ангел мщения, я увидела твое лицо — на нем был написан страх. Ты испугался, что Уэстон силой заставит меня расплатиться за украденный кошелек?

Пальцы Итана перестали ласкать ее шею.

— Нет, — ответил он насмешливо. — Я испугался, что потеряю свою лучшую осведомительницу прежде, чем она успеет мне послужить!

Издевка в его голосе больно ранила Кэти.

— В таком случае, — проговорила девушка, еле сдерживаясь, чтобы не нагрубить, — нам обоим повезло, потому что мы остались живы.

Резко повернувшись, она пошла по проулку прочь и даже ни разу не оглянулась, чтобы посмотреть, идет ли за ней ее спаситель.

«Нечего о нем беспокоиться, — внушала себе Кэти. — Он не стоит моих переживаний! Так пусть хоть изойдет кровью, истукан каменный!» Она отлично понимала: если не подавить зародившуюся в душе симпатию к Итану Хардингу, то единственная реальная возможность купить себе свободу — с помощью виконта Лоудена, разумеется, — будет потеряна навсегда, да и самая ее жизнь окажется под угрозой.

Пока эта странная пара добралась до «Русалки», девушка успела раз десять, словно заклинание, повторить про себя, что она не так глупа.

Небо на востоке еще только начало светлеть, а Кэти уже вышла из пивной своих хозяев и заспешила на Норт-сквер, чтобы тайно встретиться с капитаном Уортом. Получить такую возможность было легче легкого — хотя по условием сделки с Итаном Кэти уже не приходилось работать на Дэвида и Молли, хозяйка с радостью отпустила ее на рынок за покупками, без опаски вручив на расходы горсть серебра вкупе с корзиной и списком необходимых продуктов. Добрая женщина, конечно, заметила на одежде бывшей служанки свежие заплатки и штопку, с помощью которых Кэти неумело попыталась скрыть разрушительные последствия встречи с лейтенантом Уэс-тоном, но на все расспросы Кэти отмалчивалась, потому что предпочитала не вспоминать о неприятном происшествии.

Ее мысли занимало совсем другое: теперь у нее было все, чтобы обрести наконец долгожданную свободу. Итан носит медальон «Сынов свободы» — вот улика, которой не хватает виконту для его ареста! Достаточно рассказать Лоудену, что шпион вигов, изменник Джон Смит и убежденный тори Итан Хардинг одно и то же лицо, и сообщить о самой что ни на есть убедительной улике против него, как Лоуден сочтет обязательства Кэти выполненными и в свою очередь выполнит свои, то есть освободит от рабства, даст денег и позволит уехать из Бостона. Тогда-то и начнется настоящая жизнь — Кэти переедет в какой-нибудь симпатичный городок, устроится там с комфортом, ведь денег она получит достаточно, и будет наслаждаться свободой. Она больше никогда ни одному мужчине не позволит собой распоряжаться, уж будьте уверены! Не это ли самое важное в жизни?

Почему же тогда так тяжело на душе и так трудно дается каждый шаг навстречу освобождению? Не потому ли, что цена его слишком высока?

Кэти еще и еще раз напоминала себе собственное правило: каждый сам за себя, главное выжить самой, а выживут ли другие — не ее дело, заботиться о ближнем никчемное и обременительное занятие, ведь никто из них не позаботится о ней… Но испытанное средство почему-то не действовало, горькая правда жизни не заглушала угрызений совести…

Если открыть Лоудену секрет двойной жизни Итана Хардинга, его, без сомнения, повесят… Кэти снова подумала о том, с каким бесстрашием он пришел ей на помощь накануне ночью. Хорошо же она собирается отплатить ему за доброе дело…

И потом, кто знает, скольких еще революционеров приведет на виселицу дружба с Итаном? Лоуден, разумеется, проведет тщательнейшее расследование и наверняка нападет на след Дэвида и Молли…

При мысли об опасности, подстерегавшей этих добрых людей, Кэти застонала, как от боли. Господи, да разве можно отдать их в лапы мерзавца Лоудена?

Но если продолжать играть с ним в молчанку, то виконт в конце концов разозлится и пустит в ход заранее заготовленный ордер на арест Кэти, а там — снова Виргиния и ненавистный Уиллоуби… Своя рубашка ближе к телу, так почему бы не позаботиться в первую очередь о себе? В самом деле, разве Хардинг не изменник, заслуживающий смерти за мятеж против короля? Разве, помогая ему, Дэвид и Молли не знали, на что идут? Они тоже изменники! А их сынишка Дэнни… Неужели ему тоже угрожает виселица? Нет, не может быть, его пощадят, он же всего лишь ребенок…

«Эти люди ничего для меня не значат, — твердила себе Кэти. — Они сделали свой выбор, а я вправе сделать свой!»

Чем ближе становилась рыночная площадь, тем глуше звучал голос ее совести, пока наконец не замолк совсем. План был таков: для начала она известит Лоудена через Уорта о том, что выполнила его задание и что собранная ею информация стоит обещанной награды. Лоуден наверняка поймет намек. Потом надо удостовериться, что виконт выкупил ее из рабства, получить соответствующие бумаги и вожделенные пятьдесят фунтов, и только после этого рассказать о Смите-Хардинге.


Итак, вперед, навстречу свободе, прочь глупые колебания! Кэти расправила плечи и решительно ступила на брусчатку рыночной площади. Капитан Уорт был уже на месте: переминался с ноги на ногу у прилавка булочника. Внезапно перед мысленным взором Кэти возникло дергающееся в последних конвульсиях тело повешенного Итана, но она тут же отогнала отвратительное видение и направилась к овощным прилавкам.

Капитан Уорт, внимательно наблюдавший за суетливой толпой, сразу заметил в ней Кэти. На мгновение они встретились глазами, и капитан в знак приветствия коснулся рукой своей треуголки. Теперь девушка была уверена, что он последует за ней, и не ошиблась.

— Есть новости? — шепотом спросил капитан, присоединяясь к ней возле телеги с луком.

— Может быть, и есть.

— Если есть, тогда говори скорей!

— Думаете, я вам их доверю? — спросила она, бросая на него искоса презрительный взгляд.

— Но-но, попридержи язычок, маленькая воровка! — с угрозой проговорил Уорт. — Мне сам Лоуден доверяет, а ты кто такая, чтобы ставить под сомнение мою честность?

Кэти нервно сглотнула и прикрыла глаза. «Скажи ему, что сообщишь новости только самому Лоудену, потребуй встречи с ним. Ну же, говори, не тяни время!» — приказала она себе, но не смогла произнести ни звука — слова застревали у нее в горле.

— Может, хочешь вернуться назад в Виргинию? — с издевкой спросил Уорт. — Отвечай, чего молчишь! Язык проглотила?

Игра, ставка в которой была слишком велика, чтобы проиграть, только началась, а Кэти уже изнемогала от нервного напряжения, необходимости постоянно быть настороже и следить за каждым своим словом, за каждым жестом. А все из-за виконта и Итана, которые втравили ее в эту ужасную историю и держат ее жизнь в своих руках! «Пропади они оба пропадом вместе с королем и революцией!» — зло подумала она, а вслух сказала, напустив на себя независимый вид:

— Капитан, я сообщу то, что узнала, только самому Лоудену при встрече с глазу на глаз.

— Виконт уехал в Нью-Йорк, его не будет две недели, так что не артачься, расскажи все мне, а я передам ему в письме. Он распорядился поступить именно так.

Услышав об отъезде Лоудена, Кэти почувствовала неописуемое облегчение — последний, решающий шаг к предательству, после которого уже не будет возврата к прежней жизни, откладывался.

— Что ж, — пожала плечами она, стараясь не выдать своей радости, — раз виконта нет в Бостоне, я подожду. Вдобавок к его возвращению мне наверняка удастся раздобыть еще больше информации!

— Ну ты и нахалка! — негромко хохотнул Уорт и, не оглядываясь, зашагал прочь.

«Нет, я просто дура!» — мысленно обругала себя Кэти, сердито швыряя в корзину самые крупные и аппетитные луковицы из лежавшей на телеге груды. Она не понимала, почему ее так радует двухнедельная отсрочка, и сердилась на себя за эту непостижимую радость. Разве ей не нужны свобода и деньги, чтобы начать новую, счастливую жизнь? Тогда почему, черт побери, ее душа ликует при мысли, что еще целых две недели все останется, как есть?

Кэти досадливо поморщилась. Ладно, но после возвращения Лоудена она сейчас же потребует конспиративной встречи с ним в «Олене и коне» и выдаст Итана Хардинга королевскому правосудию, а потом заберет свои пятьдесят фунтов и уедет из Бостона куда-нибудь подальше. И пусть здесь хоть всех перевешают, ей плевать! Она будет свободным человеком — это единственное, что имеет для нее значение.


Несмотря на ночные приключения, Итан встал рано. Как всегда с аппетитом позавтракав, он направился в библиотеку, чтобы в семь часов встретиться с Адамом, своим секретарем. В это утро Итан собирался везти Кэти к портнихе, но прежде хотел передать Адаму информацию, полученную накануне вечером. Секретарь должен был передать ее кому следует.

Усевшись за стол, Итан закрыл глаза, и перед ним снова возникла омерзительная сцена — как подонок Уэс-тон, прижав Кэти к стене, пытается сорвать с нее одежду. При одном воспоминании об этом у Итана вновь сжались кулаки.

Да, вчера вечером он не помнил себя от ярости! Когда такое случалось с ним раньше? Сейчас уже и не вспомнить, ведь он умел держать себя в руках. А вчера, напротив, он едва не убил пьяного англичанина, а это грозило немалыми неприятностями: началось бы расследование, вопросы, власти предержащие могли бы даже обратить пристальное внимание на его частную жизнь, а когда ты занят тайной деятельностью, такое внимание к твоей персоне, даже очень благожелательное, может быть весьма опасно.

Итан вздохнул — ну почему его так разъярило нападение Уэстона на юную воровку? Она обыкновенная нищая уличная девчонка, которая понимает лишь язык силы и денег, поэтому добиться от нее помощи можно только шантажом и подкупом, и об этом не следует забывать.

Звук открываемой двери заставил Итана открыть глаза. На пороге библиотеки в выжидательной позе стоял секретарь, держа под мышкой толстую тетрадь, а в руках — чернильницу и баночку с песком, служившим вместо промокательной бумаги.

— Входи, входи, Адам! — пригласил Итан.

Секретарь, светловолосый молодой человек в черном сюртуке тонкого сукна, поклонился, прошел в комнату и, сев на стул напротив хозяина, водрузил на стол чернильницу, раскрыл на коленях тетрадь и приготовился записывать. Однако по его хмурому Лицу и пристальному взгляду Итан понял, что юноша чем-то обеспокоен и хочет поговорить, прежде чем приступить к работе.

— В чем дело, Адам? Тебя что-то беспокоит?

— Камердинер сказал, что рубашка, в которую ты вчера был одет, изрезана ножом и запятнана кровью!

— Господи, разве можно что-нибудь утаить в этом доме? — досадливо поморщился Итан.

— Только не от камердинера, — ответил Адам, — и не от секретаря, который приходится камердинеру двоюродным братом!

— Может быть, вы обсуждаете еще и мои привычки, вкусы, гардероб?

— Что случилось этой ночью, Итан? — секретарь явно не желал принимать шутливый тон хозяина.

— Ничего, о чем бы стоило беспокоиться.

Явно не удовлетворенный ответом, Адам молчал, не сводя с хозяина вопрошающего взгляда.

— Ну хорошо, хорошо, — пожал плечами Итан. — Это пустяковое происшествие не имеет ровным счетом никакого отношения к нашему делу. Один пьяный английский вояка напросился на драку, и я был вынужден его проучить. В результате он меня немножко поцарапал ножом, но от царапин, слава богу, не умирают. Что до него, то он отделался парой тумаков.

— Скажи честно, вы подрались из-за этой девчонки?

— По правде говоря, из-за нее. Ну и что с того?

— Ты уверен, что она нас не подведет?

— Разумеется, нет, не уверен, но я надеюсь на лучшее.

— Твоя рубашка изрезана в клочья. Девушка видела твой медальон?

— Возможно, — пожал плечами Итан. — Если меня сегодня арестуют, я буду знать, что моя попытка купить ее молчание провалилась, и горько пожалею, что не предложил ей денег побольше.

— Черт возьми, Итан! — юноша с досадой отшвырнул перо. — Неужели нельзя обойтись без шуточек? Дело-то очень серьезное!

— А что бы сделал на моем месте ты, Адам? Перерезал бы Кэти горло, чтобы заставить ее замолчать навсегда?

— Нет, разумеется…

— Ну, раз ты отвергаешь убийство и предложенный мной подкуп, нам ничего не остается, как только держать девушку взаперти на какой-нибудь отдаленной ферме, чтобы она не разболтала о нас тори. Ты это предлагаешь?

— Нет, я ничего не предлагаю, — с тяжелым вздохом ответил юноша. — Честно говоря, мне кажется, что в сложившихся обстоятельствах ты действовал правильно. Но ты как-то слишком спокойно реагируешь на события последних дней, и это не может не раздражать. Неужели тебя ничего не беспокоит?

— Вашего с Эндрю беспокойства с лихвой хватает на нас троих! — улыбнулся Итан и поспешил сменить тему: — Сегодня я условился с Кэти о поездке к Элизабет Уоринг, чтобы заказать для мисс Армстронг достойный ее нового положения гардероб. Пока мы будем у портнихи, распорядись насчет ремонта ее дома.

И он продиктовал, что, по мнению Кэти, нужно починить.

— Я сразу сказал, что дом требует ремонта, — заметил Адам, когда хозяин закончил. — Но после того, как все будет сделано, он станет самым подходящим пристанищем для любовницы светского человека — с одной стороны, не слишком роскошным, а с другой — достаточно комфортабельным.

— Отлично! Пусть рабочие приступают к ремонту немедленно. Кроме того, я хочу устроить у себя небольшую вечеринку, чтобы ввести Кэти в свой круг. Назначим вечеринку, пожалуй, на вторник. Приглашения разошли не откладывая — тем же, что и всегда. Да, обязательно пригласи виконта Лоудена… Нет, пожалуй, я сам этим займусь!

— Вряд ли получится, — покачал головой Адам, — он в Нью-Йорке и вернется только через две недели.

— Вот как? Интересно. Он приехал в Бостон только месяц назад и уже отбыл в Нью-Йорк. Что ему там понадобилось?

— Не имею ни малейшего представления.

— Так выясни! Если слухи, что он прибыл с официальной миссией, верны, то поездка в Нью-Йорк может быть составной частью его плана!

— Ты рассчитываешь, что Кэти Армстронг поможет тебе выяснить, зачем приехал Лоуден?

— Да, я надеюсь на нее.

Адам взглянул на него с подозрением:

— Послушай, а вы и впрямь собираетесь только притворяться любовниками, или ты имеешь на нее виды по-настоящему?

Итан представил себе, как на его постели в соблазнительной позе лежит обнаженная Кэти и манит его, улыбаясь той пленительной, многообещающей улыбкой, перед которой не устоять ни одному мужчине на свете… Видение было настолько ярким, что по телу йтана прошла волна вожделения.

Однако он тут же осадил не в меру разыгравшееся воображение, и в следующее мгновение, когда он заговорил, его голос был абсолютно спокоен и холоден:

— Если я и имею на нее виды, то это не твое дело. И вообще, хватит болтать, принимайся за работу!

— Сдаюсь и подчиняюсь! — шутливо поднял руки секретарь. — Еще приказы будут, сэр?

— Да, будут, — ответил йтан, не принимая его веселого тона. — Вчера вечером Дороти сказала, что как только министр Норт заручится поддержкой в палате лордов, то из Лондона придет приказ об аресте лидеров вигов.

Адам присвистнул от удивления:

— Вот это да! И, судя по тому, как идут дела, ждать этого приказа осталось недолго!

— Правильно! Я думаю, он придет к концу марта, и власти сразу выпишут ордера на арест наших лидеров, а щепетильность Гейджа полетит в тартарары. Ты не знаешь, Адамс и Хэнкок уже покинули город?

— Еще нет. Они хотят уехать только после общего митинга.

— Сэмюэль неисправим! — раздраженно воскликнул Итан. — Устраивать сейчас митинги и собрания, игнорируя запрет Гейджа, неразумно! К чему дразнить гусей?

— Видишь ли, они хотят таким образом отметить пятилетнюю годовщину Бостонского кровопролития[12], чтобы люди помнили о принесенных ради освобождения жертвах.

— Я понимаю, чего они хотят, — отмахнулся Итан, — но меня мучают дурные предчувствия. Митинг приведет лишь к новым стычкам с англичанами.

— Что касается меня, то я с тобой согласен, — пожал плечами Адам, — но ты попробуй сказать об этом Сэмюэлу!

— Знаю, знаю, он очень упрям! Надеюсь, что они с Хэнкоком уедут из города сразу после митинга. Так будет лучше для них, особенно с учетом того, что рассказала Дороти.

— Еще новости были?

Итан коротко рассказал Адаму о появлении в Бостоне французского эмиссара Шевена.

— Постарайся разузнать о нем как можно больше, — распорядился он. — И придумай, как мне остаться с ним с глазу на глаз на губернаторском балу.

— Это все? — уточнил Адам.

Итан не ответил — он о чем-то задумался, барабаня пальцами по столу.

— Пожалуй, есть еще одна вещь, о которой я хотел тебя попросить, — после минутного молчания проговорил он. — Пусть все газеты вигов на первых полосах сообщат о готовящемся приказе из Лондона и о надвигающихся арестах. Нужно подать предстоящую кампанию против вигов как дело решенное и абсолютно противозаконное! — Итан поймал взгляд секретаря. — Ты понимаешь, о чем я?

— Еще бы! Прежде всего надо намекнуть, что Гейдж готов отступить от буквы закона и будет сажать вигов без улик и доказательств. Иначе, как произвол, такие аресты не назовешь, и на этом следует сделать упор, еще раз подчеркнув спесивость короля и недальновидность его министров. Да, я понял, чего ты хочешь, и, думаю, Сэмюэл с его сатирическим талантом напишет что-нибудь хлесткое на эту тему.

— Да, его талант для нас просто находка. Кто-кто, а Сэмюэл знает, что в этой войне наше главное оружие — пропаганда! — согласился Итан и озабоченно добавил, бросив взгляд на карманные часы: — Тебе следует поторопиться, если мы хотим увидеть статьи Сэмюэла в вечерних выпусках!

— Так что же, ремонт дома для Кэти Армстронг отодвигается на второй план? — поддразнивая его, ухмыльнулся Адам. — Или удобство твоей любовницы для тебя важнее дела революции?

— Не дерзи, молокосос! Разумеется, газетами ты займешься в первую очередь, — тоже с улыбкой ответил Итан. Упоминание о девушке вызвало в его памяти одну деталь недавнего разговора с ней, и он попросил уже собравшегося уходить секретаря: — Да, насчет дома для мисс Армстронг — позаботься о том, чтобы в нем вывели мышей, всех до единой! И ремонт должен быть закончен сегодня, найми для этого столько людей, сколько нужно.

— Но ты только что сказал, чтобы в первую очередь я занялся газетами! — наигранно возмутился Адам. — У тебя семь пятниц на неделе!

— Еще раз повторяю: не дерзи старшим! — с напускной суровостью отпарировал Итан. — Дерзость до добра не доведет!

10

Итан оказался человеком слова — когда в половине девятого утра Кэти вернулась с рынка, в снятом для нее доме напротив «Русалки» уже вовсю кипела работа. Понаблюдав из кухонного окна пивной, как две дюжины работяг, облепив, словно пчелы, крышу и стены, споро меняют дранку, вставляют новые оконные рамы, заделывают дыры в кирпичной кладке и покрывают свежей краской ставни, Кэти решила, что они и правда могут управиться к вечеру.

Вошедшая в кухню несколько минут спустя Молли тоже так считала.

— Похоже, уже сегодня ночью ты будешь спать в мягкой постели, девонька! — сказала она бывшей служанке, впрочем, без особого воодушевления.

— Да, милая Молли, похоже, что так! — улыбнулась Кэти, предвкушая этот счастливый миг.

— Напрасно ты так радуешься, — нахмурилась хозяйка пивной. — Не забывай, что дом, в котором ты будешь жить, тебе не принадлежит!

Улыбка сошла с лица девушки.

— Ты, конечно, права, Молли, — ответила она серьезно, — но раз уж я должна притворяться любовницей Итана, то почему бы мне заодно не пожить в свое удовольствие?

— Так-то оно так, — вздохнула добрая женщина, — только будь осторожна, не сболтни лишнего, когда будешь веселиться с новыми знакомыми. Кругом полно лазутчиков тори!

«И я одна из них», — подумала Кэти. Если бы Итан знал об этом, что бы он с ней сделал? Она зябко поежилась, вспомнив, каким холодом веяло от него в тот вечер, когда они заключили сделку, как легко и равнодушно он решил ее судьбу.

Что ж, поделом ему. Теперь настал ее черед. Когда она сдаст Итана Лоудену, его судьба тоже будет решена — Итана вздернут, а она… она выбросит его из головы!

— Милая, что с тобой? — услышала Кэти встревоженный голос миссис Мунро.

— Со мной? — переспросила она, глядя на Молли невидящими глазами. Потребовалось несколько секунд, чтобы до Кэти дошел смысл вопроса. — Со мной все в порядке, а что такое?

— Ты вдруг так побледнела, что у меня душа ушла в пятки. Ты не заболела?

— Нет, не беспокойся, Молли, я здорова.

К облегчению Кэти, неприятный разговор был прерван стуком в заднюю дверь. Когда девушка открыла, перед ней стоял мальчик-посыльный.

— В чем дело? — спросила она.

— Вы Кэти Армстронг? — ответил он вопросом на вопрос и, когда девушка кивнула, протянул ей листок бумаги, сложенный и запечатанный красным воском: — У меня для вас записка. Мне велено подождать ответа.

Взяв письмо, Кэти сломала печать с инициалами отправителя «И.Х.» и пробежала глазами торопливые строчки, напоминавшие ей о встрече с Итаном в ателье Элизабет Уоринг в десять часов.

— Передай, что я не забыла о нашей встрече и приду, как условились, — сказала она посыльному, кладя листок в карман.

Мальчик ушел, а девушка спросила у хозяйки, где находится ателье Элизабет Уоринг.

— На Уэст-стрит, возле торгового квартала близ Бостон-Коммон, городского парка, — был ответ.

— Да это совсем близко отсюда, можно запросто дойти пешком, — облегченно вздохнула Кэти, взглянув на старенькие, с отбитой эмалью часы, приколотые к платью бывшей хозяйки. — Но надо поторапливаться, я не хочу опаздывать.

— Для чего тебе идти в ателье?

— Итан хочет заказать мне новые платья.

Молли нахмурилась, явно не одобряя план старого друга, но потом пожала плечами, словно признавая свое бессилие помешать безрассудной затее.

— По крайней мере, ты будешь прилично одета, — проворчала женщина.

— Или неприлично, — ухмыльнулась девушка. — В конце концов, Итан берет меня в любовницы, а не в экономки.

Шокированная Молли тут же вступилась за старого друга:

— Ателье Элизабет Уоринг очень респектабельное заведение, там шьют только приличную одежду, да и мистер Хардинг никогда не закажет для тебя ничего неприличного, не такой он человек.

— Что? — воскликнула Кэти, задетая ее замечанием за живое. — Вы говорите «не такой он человек» про того, кто шантажом заставил меня стать шпионкой, играть роль падшей женщины, про того, по чьей вине мне угрожает опасность быть пойманной и повешенной? И при всем этом он, по-вашему, слишком респектабелен для того, чтобы купить мне «неприличное» белье, какое и подобает носить куртизанке?

Неодобрительно поджав губы, Молли несколько секунд молчала, обдумывая ответ, потом сказала:

— Итан делает то, к чему призывает его долг. Ты сама виновата — зачем тебе понадобилось за ним следить? Ведь вначале ты добровольно взялась шпионить против нас всех для тори, чтобы получить вознаграждение, правда?

Кэти хотела что-то сказать в свое оправдание, но Молли жестом остановила ее и продолжила:

— Я ведь и сама побывала в твоей шкуре, девонька, знаю, каково это, когда утром не уверена, что доживешь до вечера, и отчаянно борешься за жизнь. Поверь, я от души тебе сочувствую, но не могу одобрить твой поступок. И не жди, что Итан простит тебе твои дурные поступки только потому, что тебе пришлось хлебнуть горя на своем веку.

— А я и не жду! — буркнула Кэти. Она понимала, что рассчитывать на чужое сочувствие — пустой номер.


Ателье Элизабет Уоринг оказалось действительно весьма респектабельным заведением. Пожалуй, его без преувеличения можно было назвать даже лучшим в городе — Кэти пришла к такому выводу еще на подходе к ателье, увидев, что узкая улочка перед ним запружена роскошными экипажами, возле которых толпились ливрейные лакеи, готовые броситься на помощь своим хозяйкам, когда те появятся в дверях, нагруженные свертками.

В демонстрационном зале яблоку негде было упасть. Кэти сразу поняла, что заполнившие его дамы принадлежат к высшим слоям бостонского общества. Оглядевшись, она разделила их на несколько категорий, отметив, к примеру, молоденьких девушек-дебютанток в пышных шелках пастельных тонов, со смущенным хихиканьем щебетавших о своих первых балах, и их матерей, городских гранд-дам. Почтенные матроны с пристрастием рассматривали и щупали рулоны бархата, шерсти и шелка самых разнообразных цветов, диктаторским тоном разговаривая о чем-то с угодливыми помощницами хозяйки. Еще раз быстро оглядевшись вокруг, Кэти поняла, что Итана пока нет в этом женском царстве.

Не зная, как вести себя в его отсутствие, она остановилась у самых дверей, где ее заметила одна из помощниц, лицо которой, только что приторно-любезное, при виде одетой в лохмотья посетительницы приобрело смешанное выражение досады и высокомерного презрения. Возмущенная наглостью оборванки, посмевшей переступить порог ателье для избранных, помощница поспешила через залу навстречу Кэти. «Ишь, как она задирает передо мною нос! — подумала та, глядя на приближавшуюся женщину. — И откуда в ней столько чванства? Она ведь наверняка из простой семьи, как и я, ну, может быть, чуть-чуть более благополучной…»

Когда женщина подошла, Кэти вежливо сказала, притворившись, что не замечает откровенного пренебрежения, сквозившего во всем облике помощницы знаменитой портнихи:

— Я бы хотела заказать у вас полный гардероб!

— Если твоя хозяйка поручила тебе заказать для нее гардероб, — процедила та сквозь зубы, — ты должна была войти через черный ход. Знай свое место.

Шум голосов в ателье стих, и Кэти заметила, что большая часть клиенток, оторвавшись от созерцания тканей и разговоров о фасонах, смотрят теперь на нее. Девушка гордо подняла подбородок — она не позволит какой-то жалкой помощнице портнихи одержать над собою верх!

Для победы требовалась изрядная доля дерзости и самообладания, которыми, впрочем, природа наградила Кэти в избытке. Кроме того, девушку поддерживала мысль, что совсем скоро в ателье появится Итан.

— К вашему сведению, я вовсе не служанка, — ледяным тоном ответила она, — и пришла заказать полный гардероб лично для себя!

— Сомневаюсь, что у тебя хватит денег, чтобы заказать здесь хотя бы носовой платок, — отпарировала помощница, с презрением оглядев Кэти с головы до ног. — А если и хватит, то они, несомненно, краденые. Наше заведение для настоящих леди, а не для таких оборванок, как ты!

Каждое ее слово было оскорбительным и хлестким, как пощечина, и другая на месте Кэти расплакалась бы от унижения. Кэти же и не думала лить слезы, помня, что лучший вид обороны — это нападение. Она уже открыла рот, чтобы как следует отчихвостить обидчицу, но тут позади нее раздался знакомый голос:

— Милая, ты давно меня ждешь? Тысяча извинений за опоздание!

Итан, наконец-то! Со вздохом облегчения Кэти тотчас повернулась к своему «любовнику».

— Дорогой, ты даже не представляешь себе, как ужасно со мной здесь обращались, пока тебя не было! — жалобно проговорила она, капризно выпятив нижнюю губку. — Вот эта женщина, — Кэти театральным жестом показала на провинившуюся, — была со мной невероятно груба!

От ее внимания не укрылся смешливый огонек в его глазах — Итан принял игру.

— Вот как? — переспросил он и, повернувшись к служащей ателье, окинул ее уничижительно-брезгливым взглядом, в котором выразилось все презрение человека высшего общества к черни. — Я потрясен до глубины души!

Осознав, что совершила ужасную ошибку, несчастная женщина стояла ни жива, ни мертва, и Кэти посмотрела на нее с торжеством, отчего злополучная помощница окончательно стушевалась.

— Где миссис Уоринг? — спросил ее Итан и, не дав ответить, потребовал: — Найдите ее и скажите, что приехал Итан Хардинг. Я желаю ее видеть.

Торопливо сделав книксен, женщина исчезла за тяжелой бархатной портьерой, прикрывавшей вход в рабочее помещение ателье.

— Сколько высокомерия и презрения было в вашем взгляде! — восхищенно прошептала Кэти. — Как это у вас получается? Неужели специально отрабатываете перед зеркалом?

— Конечно, тренируюсь каждый день! — усмехнулся Итан.

В этот момент из-за портьеры появилась женщина средних лет, которая, оглядевшись и заметив Итана, направилась к нему с самым радушным видом. Кэти сразу сообразила, что перед ней сама Элизабет Уоринг.

— Дорогой Итан, как хорошо, что вы пришли! — воскликнула портниха, беря его руки в свои и целуя в обе щеки. — Ваши визиты всегда большая радость для меня! А что это за «особо важное дело», о котором вы упоминали в своей записке? Вы меня заинтриговали! Впрочем, — тут миссис Уоринг бросила лукавый взгляд на Кэти, — думаю, я уже догадалась, что вы имели в виду!

— Вы всегда были чертовски сметливы, Бетси, — улыбнулся Итан. — Да, я хочу отдать в ваши опытные руки свою подругу мисс Армстронг. Пожалуйста, оденьте ее с головы до ног во все самое лучшее — шляпки, платья, белье, чулки, туфли, словом, все-все-все! Да мне ли вас учить, дорогая Бетси! И еще я прошу вас подобрать для нее что-нибудь из готовой одежды — как видите, мисс Армстронг нуждается в срочном обновлении гардероба!

— Если вы обещаете оплатить ее счета, то я буду счастлива отдать мисс Армстронг все платья, сшитые в моем ателье, дорогой Итан! — с улыбкой ответила миссис Уоринг и, повернувшись к Кэти, смерила ее долгим, внимательным взглядом. К большому облегчению последней, в нем не было и тени высокомерия.

Оценив природные данные новой клиентки, портниха со словами «А теперь пойдемте со мной, милая!» взяла девушку под руку и обернулась к ее покровителю:

— Друг мой, оставьте это очаровательное создание у меня, и даю вам слово, уже сегодня вечером вы ее не узнаете!

Итан, конечно, с радостью согласился, и миссис Уоринг, изящно помахав ему на прощание рукой, повела Кэти к занавешенному входу во внутренние помещения. Девушка шла, ежась под косыми взглядами других клиенток, готовых, как казалось Кэти, бросить ей в спину какую-нибудь колкость, но, взглянув на безмятежное лицо портнихи, она успокоилась.

— Надеюсь, дорогая, вам у нас понравится! — сказала миссис Уоринг, пропуская новую клиентку внутрь. — Вам когда-нибудь доводилось принимать молочные ванны?

Не дожидаясь ответа, она поманила Кэти за собой и стала подниматься наверх, туда, где, по разумению девушки, находились хозяйские покои.

Молочная ванна, способствовавшая, по уверению миссис Уоринг, отбеливанию кожи, оказалась только одной из многочисленных косметических процедур, которыми Кэти наслаждалась в течение следующих двух часов. Еще ее ополоснули ледяной водой, что было необычайно приятно после горячей ванны, натерли ароматным маслом ее тело и волосы, после чего волосы были тщательно вымыты превосходным душистым мылом и аккуратно подстрижены на концах. Кэти, конечно, догадывалась, что такие услуги оказывают в ателье далеко не всем посетительницам, но не знала, чем вызвана любезность миссис Уоринг, — плачевным ли видом новой клиентки или благотворным влиянием Итана.

Рваный плащ, полуистлевшее платье, просившие каши башмаки Кэти были решительно отправлены в мусорное ведро, а ее облачили в очаровательное готовое платье серо-зеленой шерсти и изящные сапожки. После этого Элизабет позвала Кэти обратно в демонстрационный зал, и она провела остаток дня среди навевающих томную негу подушек на мягком диване, неторопливо подбирая себе новый гардероб.

О, это было поистине упоительное занятие! Ей показали множество изумительных платьев, при виде которых ее сердце замирало от восторга. Однако Кэти старалась ничем не выдать своего волнения и вела себя так, словно всю жизнь только и делала, что покупала дорогую одежду. Жеманно откусывая маленькие кусочки бисквита, запивая его подогретой мадерой, она то и дело посылала помощниц Элизабет за шляпками и туфлями в тон предлагаемым нарядам, и испытывала злорадное удовольствие, когда отвергала самые прекрасные платья из всех, которые когда-либо видела, как недостаточно изящные. Кроме того, миссис Уоринг охотно давала Кэти рекомендации относительно цветов, фасонов, отделки и кружев, больше других шедших к цвету ее лица и фигуре, и девушка напрягала память, стараясь все запомнить. Словом, она чувствовала себя центром этого маленького мирка и с наслаждением вбирала в себя внимание окружающих, как выжженная солнцем земля пустыни впитывает живительную влагу долгожданного дождя.

Так продолжалось до самого вечера, пока Кэти не почувствовала, что голова у нее идет кругом. И еще у нее впервые в жизни появилось ощущение, что она женщина, прекрасная и соблазнительная.

«Да, деньги все-таки великая сила», — подумала она.


Выйдя из ателье, Итан неторопливо, словно праздный человек, которой вышел прогуляться без собой цели, направился к Дому собраний. Хотя до начала назначенного лидерами вигов собрания было еще далеко, возле входа уже толпились люди, среди которых Итан увидел много знакомых лиц: помимо известных вожаков, таких, как Сэмюэл Адамс, Джон Хэнкок и доктор Джозеф Уоррен, сюда пришли также многие его друзья и знакомые, включая Дэвида, Колина, Адама и Джошуа.

Чуть поодаль, на углу улицы, Итан с беспокойством заметил еще одну группу — английских офицеров, благоразумно предпочитавших держаться подальше от горожан, которые смотрели на них с нескрываемой враждебностью.

Узнав знакомого офицера, Итан подошел к англичанам.

— Лейтенант Чейз, что тут происходит?

— Горожане пришли на свое собрание, — хмуро ответил тот, — чтобы бросить еще один вызов королю, я полагаю!

— Как бы из-за бунтовщиков-вигов у вас не было неприятностей! — посочувствовал Итан.

— Не волнуйтесь, мистер Хардинг, пусть только попробуют нас тронуть, мы сразу поставим их на место! — хмыкнул лейтенант, многозначительно положив руку на ствол своего мушкета.

Итан, хоть и не без усилия, удержался от презрительной усмешки, но внутри у него все кипело от гнева — господи, что за чванливые глупцы! По их милости жители города не имеют права даже собраться вместе, не боясь репрессий со стороны властей! Когда этому придет конец?

— Уверен, что вы с честью выполните свой долг перед королем, лейтенант, — подавив гнев, сказал Итан и коснулся пальцами шляпы. — Всего хорошего!

Отойдя от офицеров, он купил в ближайшем киоске кружку горячего сидра, для чего пришлось даже отстоять очередь, поскольку желающих согреться было очень много, и занял позицию на углу напротив Дома собраний, где, потягивая сидр, принялся наблюдать за толпой горожан. Уверенный, что между двумя враждебными лагерями произойдет столкновение, Итан с тяжелым сердцем ждал развития событий и думал о том, что хозяин киоска единственный, кто останется от них в выигрыше.


Когда двери Дома собраний открылись и горожане прошли внутрь, за ними последовали несколько офицеров, но, к счастью, опасения Итана не оправдались, и в течение нескольких часов, что он провел на углу, наблюдая за домом, так ничего и не произошло, хотя собрание было в разгаре. Успокоившись, Итан покинул свой пост в надежде, что дело обойдется миром, и направился к ателье.

Там его ждал второй сюрприз. Войдя в демонстрационный зал, он не сразу отыскал глазами Кэти среди многочисленных посетительниц, а когда отыскал, то сначала подумал, что обознался, — ее и впрямь можно было узнать лишь с большим трудом. Несколько секунд он смотрел на нее, не в силах произнести ни слова.

Одетая в изящное платье, с аккуратно уложенными короткими светлыми волосами, которые тепло поблескивали при свечах, словно полированный янтарь, Кэти, чью ангельскую красоту не могли испортить даже лохмотья ее старого наряда, была неописуемо хороша. И все же Ита-на потрясло не только это — в ее облике появилось нечто гораздо большее, нежели физическая красота.

Девушка, казалось, излучала свет — умудренная опытом миссис Уоринг не стала ее пудрить, оставив нежную молочно-белую кожу во всем великолепии естественных красок. Изменилось и выражение ее лица: когда Кэти взглянула на Итана из-под полей маленькой бархатной шляпки, то в ее приподнятом подбородке ощущалась гордость, на прелестных губках играла уверенная улыбка, а в глазах горел проницательный огонек.

— Настоящая картинка, не правда ли? — улыбнулась Итану хозяйка ателье, наблюдавшая за его реакцией из-за спины Кэти.

— Мистер Хардинг просто потерял дар речи, Элизабет! — шаловливо рассмеялась девушка.

— Да, — наконец подал голос Итан, — из-за твоей красоты.

Кэти наклонилась, разглаживая на юбке несуществующую складку, и когда снова подняла на него глаза, в них читалось смущение.

— Я и правда выгляжу неплохо, — негромко проговорила она.

Теперь пришел его черед смеяться.

— Неплохо? Ты и раньше была красавицей, но сейчас… — Он запнулся и покачал головой, словно не мог подобрать нужного слова. — Сейчас с тобой не сравнится ни одна женщина в Бостоне!

— Надеюсь, мистер Хардинг не умерит свой восторг, когда получит счет! — усмехнулась миссис Уоринг, протягивая Кэти ворох разнообразных свертков. — Здесь еще одно готовое платье для вас, милочка, а также белье, чулки и ночные рубашки. Остальное получите через неделю или чуть больше.

— Благодарю вас.

— Счет будет немаленький, — предупредила миссис Уоринг, испытующе глядя на Итана, — так что готовьтесь!

Итан лишь махнул рукой с таким безразличием, что портниха удивленно подняла брови.

— Я с радостью выложу любую сумму! — беззаботно бросил он и предложил руку Кэти, собираясь покинуть с ней ателье. — Нам пора идти, милая, и ставлю десять гиней, что по меньшей мере половина встречных мужчин свернет себе шеи, потому что они не смогут оторвать от тебя глаз!

Заключи они пари, победа с легкостью досталась бы Итану, потому что по пути в Северный Бостон практически все прохожие-мужчины при виде Кэти сначала столбенели, а потом расплывались в восхищенной улыбке и приветствовали красавицу, приподнимая шляпы.

— Вы были правы, — сказала Кэти, когда они с Итаном свернули к ее новому дому. — И мужское внимание начинает меня смущать.

— Не верю. Ты настоящая красавица, и всегда об этом знала.

— Да, конечно, — просто сказала она, — я всегда знала, что красива, мужчины и раньше на меня заглядывались, но теперь они смотрят на меня совсем иначе — восхищенно, однако сдержанно, с уважением, и все потому, что я одета как леди. Встречают-то по одежке! Прежде я об этом никогда особенно не задумывалась… — Она лукаво посмотрела на него. — Но уж вы-то об этом прекрасно знаете на своем опыте, правда?

— Конечно! Одежда влияет на отношение к человеку со стороны окружающих.

— Да, — кивнула девушка. — И вы умело этим пользуетесь! По правде говоря, без парика вы выглядите гораздо лучше.

— Совершенно с тобой согласен, но, к несчастью, парики нынче в моде, а Итан Хардинг — слепой поклонник моды!

— Итан Хардинг — да, — сказала она, усмехнувшись его безрадостному тону, и добавила, понизив голос: — А как насчет Джона Смита?

— Думаю, он терпеть не может парики и самому изысканному камзолу предпочтет рыбацкую куртку.

— Поразительно, что никто до сих пор не узнал о вашей двойной жизни! — покачала головой Кэти.

— Удивляться тут нечему — Хардинг и Смит имеют разный круг общения, и появление у них общих знакомых крайне маловероятно.

— Как это — нечему удивляться? — возразила Кэти. — Вы только вдумайтесь, как вы говорите о них, — как будто они живут своей жизнью, независимо от вас!

— Но это так и есть.

— Что вы имеете в виду? — не понимая, нахмурилась девушка.

— Я придумал Джона Смита, как писатель придумывает героев своего романа. Он такой же человек, как все, — я даже дал ему семью, которую он, разумеется, давно потерял, — остались одни могилы на границе. Налет краснокожих дикарей, знаете ли.

— Ах, какая трагедия! — кивнула Кэти с наигранным сочувствием.

— Да, и после этой трагедии он приехал в Бостон в надежде найти работу в доках.

— Что ж, очень убедительно… — резюмировала Кэти. — Теперь мне понятно, почему Джон Смит зажил своей, отдельной от вашей жизнью. Но почему это произошло и с Итаном Хардингом?

— Я совсем не тот Итан Хардинг, каким был десять лет назад.

— Как это понять? Что вас изменило? Война?

— О, очень многое, — неопределенно махнул он рукой, не желая посвящать девушку в излишние, с его точки зрения, подробности. Воспользовавшись тем, что показался новый дом Кэти, Итан поспешил перейти на другую тему: — Сегодня поистине день перемен! Только посмотри, во что превратился твой дом, — ты его просто не узнаешь!

И правда, чудесная перемена, происшедшая с домом, поразила Кэти не меньше Итана.

Кирпичная кладка его стен, отмытая от многолетнего слоя угольной копоти, которая в зимнее время пропитывала воздух Бостона, сверкала как новенькая; отремонтированные ставни и входную дверь покрывала темно-зеленая краска, а на двери вдобавок блестел бронзовый молоточек и миниатюрный гонг. Дорожку чисто вымели, в два выбитых окна на фасаде вставили стекла, из дворика убрали пожухлую траву. Словом, теперь дом смотрелся ничуть не хуже других особняков в округе, принадлежащих зажиточным семьям.

— Вот это да! — воскликнула Кэти. — Его действительно не узнать!

Они поднялись на крыльцо, девушка протянула руку, чтобы открыть дверь, но та вдруг предупредительно растворилась — ее распахнул степенный пожилой мужчина с невозмутимым взглядом, свойственным отлично знающим свое дело дворецким, Так могла бы смотреть каменная статуя.

— Вы, должно быть, дворецкий Стивене? — спросил Итан. — А я Итан Хардинг. Познакомьтесь со своей хозяйкой — миссис Армстронг.

Кэти одарила своего первого в жизни слугу высокомерным взглядом, который как нельзя лучше подходил к ее новой роли хозяйки дома. Стивене, похоже, был с этим абсолютно согласен, потому что он сразу, с тем же невозмутимым видом, протянул затянутую в перчатку руку, чтобы взять у Кэти плащ. Может быть, в душе он и не одобрял тот факт, что жалованье ему платит человек, не являющийся его хозяйке законным мужем, но Стивене был слишком хорошим дворецким, чтобы дать это понять. «Да, один из несомненных талантов Адама, — подумал Итан, — умение подбирать слуг. Они всегда безупречны!»

Приняв верхнюю одежду у хозяйки, дворецкий потянулся за плащом и шляпой ее спутника и даже не моргнул глазом, когда Итан, вслед за шляпой стянув с головы надоевший парик, положил в протянутую руку и его.

— В гостиной растоплен камин, мэм, — ровным голосом сообщил дворецкий, показав на дверь справа. — Не прикажете ли подать чаю?

— Да, конечно. Спасибо, Стивене.

Неторопливо повесив вещи хозяев на вешалку, дворецкий направился в кухню за чаем, а Кэти с Итаном прошли в гостиную.

— Я думала, что в Бостоне чаепития запрещены! — сказала девушка.

— Не запрещены, а бойкотируются, — мягко поправил ее Итан, поправляя примятые париком волосы, — причем только вигами. Но ведь мы с тобой, дорогая, верные Его Величеству тори, не так ли?

Они обменялись заговорщицкими взглядами.

— Ну конечно, — ответила она с самым невинным видом. — Это замечательно еще и потому, что я просто обожаю чай.

Преобразившаяся после ремонта гостиная тоже приятно удивила новую хозяйку. Освобожденная от чехлов мебель не поражала роскошью, как мебель Итана, но оказалась достаточно красивой и удобной. У камина стояла кушетка, обитая цветастым индийским ситцем, и пара таких же кресел с высокими спинками, а у стен — маленькое фортепьяно, несколько стульев и столиков, в том числе ломберный и шахматный. В прикрытом великолепным бронзовым экраном камине рдели раскаленные угли. Словом, все в этой комнате дышало уютом и покоем.

— Боже, с тех пор, как я потеряла маму, мне не доводилось жить в таком прекрасном доме! — подытожила свои впечатления довольная Кэти. — Здесь чудесно!

— Лучше, чем вчера?

— Не то слово!

— Рад это слышать. Хочешь осмотреть остальные помещения?

Она кивнула со счастливой улыбкой, и они отправились на экскурсию по дому.

К удивлению и огромному облегчению Кэти, ни в кухне, ни в кладовках ей ни разу не попались на глаза мыши. А Итан был удивлен тем, что она битых двадцать минут почти с благоговением рассматривала и щупала сложенные в бельевом шкафу простыни и полотенца.

Наблюдая детский восторг Кэти перед, казалось бы, самыми обычными вещами, Итан думал, что, во сколько бы ему ни обошелся этот дом, он стоит каждого потраченного цента.

Кэти понравилось все, но самую бурную радость она испытала при виде своей новой спальни, с точки зрения Итана, милой, но самой заурядной комнаты, если не считать огромной медной ванны, установленной в углу. Еще там была, как положено, большая кровать красного дерева с балдахином на четырех резных столбах, по обеим сторонам которой стояли два ночных столика, а также умывальник с фарфоровым тазом и кувшином, и платяной шкаф, громадный, но, насколько Итан знал женскую натуру, все-таки недостаточно просторный для того, чтобы вместить все платья, без которых Кэти наверняка сочтет свой гардероб неполным. На окнах спальни висели кружевные занавески, а на стенах — несколько весьма недурных картин, но ничего необычного в этой комнате не было.

Тем не менее Кэти, переступив ее порог, завизжала от восторга. Сначала Итан подумал, что она так обрадовалась ванне, однако девушка первым делом бросилась к кровати.

— Господи, какая чудная кровать! У меня есть настоящая кровать! С настоящим перьевым матрацем! — воскликнула она.

И прежде, чем он успел напомнить ей, что во всех остальных спальнях дома, где она уже побывала, кровати тоже настоящие, Кэти схватилась за один из резных столбов, крутанулась и, раскинув руки, с детским смехом рухнула навзничь на кровать.

— Какое блаженство лежать на настоящей кровати, к тому же твоей собственной! Вы даже не можете себе представить, сколько лет я была лишена этого удовольствия! — проговорила она сквозь смех.

Это было так забавно, что Итан не выдержал и тоже рассмеялся. Подняв голову, Кэти удивленно воззрилась на него и спросила:

— Что тут смешного? А впрочем, мне безразлично: можете смеяться надо мной, сколько угодно! Все равно, настоящая кровать — самая большая роскошь на свете!

С улыбкой глядя на ее гибкое тонкое тело, распластавшееся на кровати, на ее руки, ласкавшие шелк покрывала и кружевные оборки подушек, Итан вдруг с такой силой ощутил желание, что ему пришлось ухватиться за дверной косяк, чтобы не броситься на Кэти и не овладеть ею на ложе, негой которого она наслаждалась столь простодушно и упоенно. Сжав зубы, он запретил себе двигаться с места и стоял, не сводя с Кэти жадного взгляда. Сколько времени так продолжалось — секунда, две, три? — он не знал.

Кэти со вздохом перекатилась на живот, и Итан так крепко сжал косяк, что у него заныли пальцы. Боль была во всем теле — от желания, которое он сдерживал титаническим усилием воли.

— Ты что, уже укладываешься спать? — сдавленно спросил он, и собственный голос показался ему чужим и далеким — так громко у него в висках стучала кровь.

— Может быть, я и засну… — еле слышно пробормотала она, уткнувшись в подушку, — может быть…

Но вместо этого Кэти вдруг опять перекатилась на спину и села, отчего платье пышной волной закрутилось вокруг ее торса, а маленькая бархатная шляпка залихватски съехала набок.

Эта шляпка и стала причиной того, что Итан не выдержал. Говоря себе, что хочет только поправить ее, он захлопнул за собой дверь, подошел к кровати, сел на краешек и потянулся к шляпке, но та вдруг странным образом оказалась на полу, а Итан, обхватив Кэти за плечи, упал вместе с ней на кровать.

Девушка вскрикнула от неожиданности, но он закрыл ее рот поцелуем. Предыдущие поцелуи не шли ни в какое сравнение с этим, потому что в них не было страсти, теперь же страсть стала единственной силой, руководившей Итаном. Раздвинув языком губы Кэти, он впился в ее рот и так сжал в объятиях, словно хотел слиться с ней в единое существо. Потом, не выпуская Кэти из рук, он перевернулся на спину, так что теперь девушка лежала на нем, и принялся лихорадочно расстегивать тугие пуговицы ее платья.

Застонав от наслаждения, она выгнулась под его руками дугой. Он приник ртом к трепещущей жилке над ее ключицей и почувствовал, как Кэти начала ритмично двигаться вверх и вниз на его бедрах. Дрожь желания пронизала его тело, и он мысленно послал проклятие Элизабет, которая пришила слишком много пуговиц к платью его любовницы.

Однако едва он расстегнул третью пуговицу, как Кэти замерла и ее тело обмякло.

— Вы же мне обещали… — пробормотала она чуть слышно, уткнувшись в его плечо. — Вы дали мне слово!

«Господи, милая, только не сейчас, только не останавливай меня!» — чуть не закричал Итан.

Но все уже было кончено — ее тихий укор подействовал на него, как ушат ледяной воды. Итан толкнул Кэти и резко сел на кровати, тяжело дыша. Кэти тоже тяжело дышала. «Значит, она тоже хотела меня!» — подумал он, не зная, радоваться этому открытию или нет.

Несколько мгновений оба молчали, потом Итан резко встал с кровати.

— Прошу прощения за свою несдержанность! — отрывисто сказал он, хотя на самом деле ничуть не раскаивался. — Этого больше не повторится!

Развернувшись, он направился к двери и уже взялся за ручку, когда Кэти позвала:

— Итан!

— Да? — обернулся он.

— Мы завтра увидимся?

— Скорее всего, нет. Но во вторник я устраиваю ужин для нескольких друзей, чтобы представить им тебя. К семи я пришлю за тобой свою карету.

Он открыл дверь.

— Итан! — снова позвала она.

Пробормотав ругательство, он остановился и вопросительно посмотрел на девушку.

— Спасибо вам за чудесную одежду, — сказала Кэти, — и прекрасный дом — в нем действительно не осталось ни одной мыши! Вы знали, что я их ненавижу, и постарались избавить меня от этих тварей… Я хочу вас за все это поблагодарить, чтобы вы не думали, что я не ценю то, что вы для меня делаете. И еще… — Она осеклась, подбирая подходящие слова, а потом вдруг выпалила: — Спасибо, что вы держите свое слово!

— Только ради бога, за это меня благодарить не надо! — процедил сквозь зубы Итан и вышел наконец из спальни.

Ему совсем не хотелось, чтобы она благодарила его за сдержанное обещание, потому что еще до окончания их затеи намеревался его нарушить..

11

На следующее утро Кэти разбудил негромкий стук в дверь. Девушка открыла глаза — в комнату вошла горничная примерно ее лет, в чепчике и фартуке, с подносом в руках.

— Завтрак, мэм! — сказала она с кроткой улыбкой.

Еще не привыкшей к своему новому положению Кэти потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить — впервые в жизни ей подают завтрак в постель! Она села, и горничная поставила поднос ей на колени. На нем, помимо чашки чая, от которой исходил ароматный парок, были: вареное яйцо на специальной подставочке, несколько кусочков копченой семги и горячие тосты с маслом и мармеладом. Наслаждаясь аппетитным запахом, Кэти на мгновение прикрыла глаза и подумала, что освоиться с новой ролью не составит труда.

— Спасибо, голубушка! — проговорила она, благосклонно посмотрев на служанку. — Завтрак выглядит аппетитно!

— Благодарю вас, мэм! — улыбнулась девушка. — Я передам ваши слова кухарке, миссис Клэпхем. Еще она просила узнать, не рано ли подавать завтрак в восемь. Если прикажете, миссис Клэпхем будет готовить его в другое время.

— Нет, в восемь часов мне подходит, — сказала Кэти, ликуя в душе: что за роскошь — получать в постель горячий завтрак, когда заблагорассудится!

— Я скажу миссис Клэпхем, — кивнула девушка и, сделав неуклюжий книксен, пошла было к двери, но Кэти остановила ее вопросом:

— Как тебя зовут, милочка?

— Джейни, Джейни Дункан! — ответила она и показала рукой на окно: — Не прикажете ли отдернуть занавески, мэм?

— Конечно, отдерни, — проговорила Кэти, изо всех сил сдерживая смех. Подумать только, она теперь «мэм» — разве это не забавно? Придется привыкать! — Рада с тобой познакомиться, Джейни. Жаль, что мы не увиделись вчера вечером.

— Надеюсь, вы на меня не в обиде? — испугалась служанка. Она уже отдернула занавески, и в комнату хлынул поток солнечного света.

— За что? — удивилась Кэти.

— Я ведь ваша горничная, мэм, как сказал мистер Лоренс, когда нанимал меня на работу, — начала объяснять девушка. Кэти хотела спросить, кто он такой, но девушка так торопилась, что не дала хозяйке вставить ни слова: — Я приступила к своим обязанностям вчера довольно поздно, когда дверь в вашу спальню уже была закрыта — вы легли спать. Вот я и думаю, что вы сами разделись, а это мое упущение! — Служанка взяла в руки зеленое платье Кэти, лежавшее на стуле, и тщательно его осмотрела. — Ой, сколько здесь пуговиц, особенно на спине! Вам пришлось нелегко!

Кэти почувствовала, что кровь бросилась ей в лицо, и поторопилась опустить голову, чтобы скрыть смущение. Если бы эта простодушная девушка знала, кто вчера помог ее хозяйке расстегнуть на спине платье. Кэти отпила глоток чаю, думая о том, что слуг необязательно посвящать во все подробности своей жизни. Да, ложась спать, надо было позвать горничную, а не раздеваться самой. Но откуда ей было знать, что леди не раздеваются сами на ночь? Ничего, скоро она привыкнет и не будет совершать подобных ошибок.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату, как ураган, влетел мальчик. Это был Дэнни Мунро.

— Привет, Кэти! — закричал он с порога, со всей силой захлопнув за собой дверь, потом подбежал к кровати и с разбега плюхнулся на нее так, что на подносе, стоявшем у девушки на коленях, жалобно звякнула посуда. — Слышала новости?

— Как ты себя ведешь, Дэниэл Мунро! — возмутилась Джейни. Она схватила нарушителя спокойствия за ухо и стащила его с кровати. — Разве ты не знаешь, что нельзя врываться в спальню леди?

— О чем ты, Джейни Дункан? — сердито спросил Дэнни, потирая покрасневшее ухо. — Какая еще леди? Это же наша Кэти!

— Так вы знакомы? — удивилась Кэти, переводя взгляд с горничной на мальчика.

— Да, мэм, Дэнни мой троюродный братишка! — ответила Джейни и повернулась к мальчику, указывая на дверь: — Сейчас же вон отсюда!

— Все в порядке, милая, — успокоила ее Кэти. — Пусть останется. Ну-ка, Дэнни, выкладывай, что случилось?

— Ой, что вгчера было! — воскликнул мальчик, снова плюхаясь на кровать, и сбивчиво, перескакивая с одного на другое, рассказал, что накануне в одном месте, называемом Домом собраний, состоялась встреча горожан, в которой принял участие сам Сэмюэл Адамс, и доктор Уоррен тоже там был; доктор даже произнес речь, но английские вояки начали так свистеть и шикать, что он не смог говорить!

— А потом один из вояк как завопит: «Пожар! Пожар!» — и все, собранию пришел конец! — возбужденно заключил свой рассказ мальчик. — Только Джон считает, что англичанин не виноват.

— Вот как? — ничего не понимая, спросила Кэти. — И как же Ит… Джон Смит это объясняет?

— Он говорит, что на самом деле англичанин кричал: «Позор!», чтобы заставить замолчать доктора Уоррена, но Сэмюэл с Джоном не согласен, он велел Бенджамину напечатать в газете, будто англичанин нарочно закричал: «Пожар!», чтобы сорвать встречу. И он ее сорвал!

— Ты хочешь сказать, что люди испугались несуществующего пожара, запаниковали и стали разбегаться? — уточнила Кэти.

— Вот именно. Все как заорут, как бросятся к дверям! Некоторых здорово помяли! И как раз в эту минуту у дома появились гусары из Сорок третьего полка — под барабанную дробь, с мушкетами в руках, — и люди подумали, что англичане сейчас начнут в них палить. То-то страху было! В давке много народу пострадало. Джон жутко разозлился, он сказал моему папе, что Сэм Адамс зря созвал городское собрание, не такое сейчас время, чтобы дразнить англичан. По словам Джона, подстрели они кого-нибудь из нас, как пять лет назад, то сразу бы началась война. Вообще-то, я не понимаю, почему он так разозлился, — разве он не хочет воевать с англичанами, как все мы? Ведь он так часто говорит, что давно пора прогнать их с нашей земли!

— Только не накликай на наши головы войну, Дэн-ни! — остудила пыл братца Джейни. — В ней нет ничего хорошего, я точно знаю, и мне безразлично, что говорит твой Джон Смит, кем бы он ни был!

— Ты не знаешь Джона Смита? — удивленно посмотрела на нее Кэти.

— Нет, мэм! Я вообще мало кого знаю в Бостоне. Родом я из Кембриджа, а сюда приехала только что — отец Дэниэла послал за мной, узнав, что мистер Лоренс подыскивает для вас горничную. Моя семья очень нуждается в деньгах, вот я и поспешила приехать, чтобы получить это место.

— Джейни, ну как ты можешь быть против войны, — не унимался мальчик, — если сочувствуешь вигам, как и мы все? Мой папа говорит, что война обязательно будет, но надо немного подождать! — Тут он повел носом и бросил заинтересованный взгляд на поднос с едой. — Слушай, Кэти, можно мне кусочек рыбы, а? Уж больно вкусно она пахнет!


Говоря о приближении войны, Дэвид Мунро, возможно, и был прав, но в течение трех дней после происшествия в Доме собраний в городе сохранялась исключительно мирная обстановка. На улицах — тишина и спокойствие: никаких стычек и волнений, способных подлить масла в огонь взаимной вражды. Более того, обе противостоящих стороны изо всех сил старались поддержать корректные отношения, как будто надеялись взаимной учтивостью предотвратить войну.

В течение этих трех дней Итан не появлялся в доме Кэти, и она спокойно наслаждалась своей новой жизнью среди непривычной роскоши: каждый день смаковала кулинарные шедевры, которые готовила для нее искусная кухарка миссис Клэпхем, после обеда совершала в экипаже прогулки по парку, мерила чудесные платья, присылаемые от миссис Уоринг, принимала ванну, а потом ложилась на мягчайшую перину и крепко, без снов, спала до утра.

Благодаря деньгам Итана, ее жизнь была легка и благополучна, настолько благополучна, что даже грозила наскучить. После трех дней такой жизни Кэти, привыкшая постоянно бороться за место под солнцем, поняла, что от покоя и роскоши тоже устают, и начала ждать вечеринки, на которой Итан хотел представить ее своим светским приятелям.

Наконец наступил вторник. Как и обещал, Итан к семи прислал за Кэти экипаж, и в семь пятнадцать она уже стояла в просторном вестибюле его дома.

В ту ночь, когда она выследила Итана, он провел ее в свой кабинет через заднюю дверь, к тому же дом тогда был погружен в тишину и темноту, так что судить о нем было трудно. Однако роскошная обстановка кабинета свидетельствовала о богатстве хозяина, и теперь, стоя на огромном пушистом обюсонском ковре, устилавшем пол каррарского мрамора, и рассматривая громадную хрустальную люстру под потолком, девушка подумала, что действительность превзошла все ее ожидания.

— Мистер Хардинг в музыкальной комнате, мэм, — сообщил дворецкий, еще более степенный и невозмутимый, чем Стивене. — Прошу вас сюда.

Последовав за ним, Кэти поднялась по широкой лестнице и прошла через двойные двери, услужливо распахнутые дворецким, который громко объявил о ее приезде, а затем степенно удалился, плотно закрыв за собой двери. Увидев поднявшегося с дивана Итана в элегантном, почти щегольском костюме, девушка прыснула со смеху.

— Что тебя так развеселило? — спросил удивленный Итан.

— Ах, извините! — воскликнула Кэти, прижимая пальчик к губам в тщетной попытке сдержаться. — Но я не привыкла видеть вас в такой изысканной одежде: панталоны, кружевной галстук, пурпурный жилет — да вы сама элегантность! Вас и не узнаешь!

— Это-то как раз неплохо, — пробормотал Итан. — Но, помнится, ты говорила, что узнаешь меня в любом наряде!

— Конечно, узнаю! — кивнула Кэти. Ей было нетрудно узнать Итана, потому что теперь она всегда рисовала его себе таким, каким увидела впервые, когда он сидел за столом в «Русалке», — без парика, с черными, заплетенными в косу волосами, в грубой простой одежде, грозный, как приготовившаяся к атаке кобра. Девушке словно открылась его внутренняя сущность, которую не могли скрыть ни изысканная одежда, ни пудреные парики. Но Кэти предпочла об этом промолчать.

— Могу я предложить тебе хересу? — спросил Итан.

— Да, пожалуйста, — кивнула она, усаживаясь на обитое золотой парчой канапе, и, когда Итан, налив два бокала, подал один ей, спросила: — Зачем вы все-таки устраиваете эту вечеринку? Я должна буду выполнить какое-то задание?

— Только не сегодня, — ответил он, занимая место рядом с мнимой любовницей. — Вообще-то я собираюсь поручить тебе одно дело, но потом, а сейчас ты просто познакомишься с моими друзьями-тори.

— Не кажется ли вам, что пришла пора рассказать поконкретней, в чем будет заключаться мое задание? — спросила Кэти, сделав глоток вина. — Я имею право знать!

— Конечно, имеешь! — подтвердил Итан со вздохом. Поставив свой бокал с недопитым вином на столик, он снова повернулся к девушке. — Кэти, задание, которое я решил тебе поручить, будет единственным, больше я от тебя ничего не потребую. Если ты его выполнишь, то сможешь навсегда забыть об Уиллоуби — свобода тебе обеспечена!

— Что же это за задание?

— Ты должна как можно больше узнать об одном человеке — виконте Лоудене.

Кэти едва не подавилась хересом — такого поворота событий она не ожидала, — однако после секундного замешательства справилась с собой и как ни в чем не бывало посмотрела на Итана:

— А кто такой этот виконт Лоуден?

— Он прибыл сюда из Лондона, чтобы, как официально объявлено, поддерживать связь между губернатором Гейджем и лордом Нортом, главным королевским министром.

— Иначе говоря, вы не знаете точно, с какой целью он приехал? — переспросила Кэти, стараясь выиграть время, чтобы обдумать нелепое положение, в котором оказалась. Каково — Лоуден заставляет ее шпионить за Джоном Смитом, то есть Итаном Хардингом, а тот, в свою очередь, поручает ей шпионить за Лоуденом! Положение не только нелепое, но и весьма затруднительное! Кэти почувствовала себя жонглером, по неопытности подбросившим в воздух одновременно слишком много мячей.

— Думаю, подлинная цель Лоудена очень далека от официальной, и я хочу знать, чем он на самом деле занимается в Бостоне. Мои обычные источники информации не знают этого или не желают делиться со мной, поэтому я очень надеюсь на твою помощь.

— Понимаю… — задумчиво протянула Кэти.

Уж кому-кому, а ей была прекрасно известна истинная цель виконта — собрать улики против главарей мятежников, чтобы арестовать их и предать суду, — и на какой-то миг девушке даже пришло в голову притвориться, что она выполнила задание Итана и через некоторое время рассказать ему все о Лоудене, купив тем самым себе свободу. Но она вспомнила про ордер на арест, которым ей угрожал Лоуден, и сразу отказалась от заманчивой идеи. Нет, нужно держать сторону Лоудена! Еще раз утвердившись в этой мысли, Кэти спросила:

— Почему же вы не хотите, чтобы я приступила к выполнению вашего поручения сегодня?

— А какой в этом смысл? Лоудена нет в городе, он уехал в Нью-Йорк на неделю-другую. Но мы не будем терять времени зря — пока что ты освоишься в новой обстановке, познакомишься с моими приятелями и, может быть, выполнишь кое-какие мои поручения. На ближайшее время программа такая: завтра мы встретимся после полудня и весь день проведем вдвоем, а послезавтра ты сделаешь для меня одну весьма важную вещь, какую — расскажу позже. Кстати, начиная с сегодняшнего вечера ты актриса!

— Что-о-о?

— Ты актриса, только что приехавшая из Лондона, протеже и дублерша знаменитой Мери Блэк.

— Гм… А почему мне, подающей большие надежды актрисе, вдруг вздумалось оставить Лондон и поехать за тридевять земель? — удивилась Кэти, вновь прикладываясь к бокалу с хересом.

— Очень просто: ты перенесла тяжелую болезнь, в результате которой надолго потеряла голос, а вместе с ним и покровительницу. Хотя ты уже совершенно оправилась от недуга, тебе не захотелось оставаться в Лондоне, где все напоминало о пережитых невзгодах, и ты решила поселиться на некоторое время в колониях. Отныне тебя зовут миссис Армстронг.

— А что случилось с мистером Армстронгом?

— Увы, он отправился к праотцам, оставив тебя несчастной вдовушкой.

— А раз я вдова, к тому же еще и актриса, то есть женщина не слишком твердых моральных правил, то запросто могу стать и чьей-нибудь любовницей, — заключила Кэти. — В данном случае вашей!

— Ты совершенно правильно домыслила образ, который я для тебя придумал! — одобрительно кивнул Итан.

Мысль представиться актрисой показалось Кэти очень удачной, и, нисколько не сомневаясь в своих актерских способностях, она преисполнилась решимости достойно сыграть обе свои роли — актрисы и любовницы.

Детские воспоминания о матери и ее жизни в качестве любовницы богатого джентльмена, конечно, несколько померкли под влиянием времени, но, когда Кэти мысленно вернулась в те годы, она с удивлением обнаружила, что прекрасно помнит все жесты, слова, интонации матери. И потом, в зале для приемов, встречаясь с любопытными взглядами гостей, она ловила себя на том, что копирует мать. В результате Кэти чувствовала себя в новой роли настолько непринужденно, что даже сама не ожидала.

Поскольку Итан не состоял в браке, а Кэти представилась вдовой, им не надо было ради соблюдения приличий держать свои мнимые любовные отношения в секрете, чему девушка несказанно обрадовалась. Ее незамужней матери, открыто ставшей любовницей женатого мужчины, пришлось столкнуться с плохо скрываемым презрением окружающих, и Кэти не хотела повторить ее судьбу.

Когда Итан представил как своего друга миссис Армстронг, гости в подавляющем большинстве не выказали ни малейшего удивления. Они, конечно, сразу поняли, что слово «друг» надо понимать как «любовница», но были слишком хорошо воспитаны, чтобы это показать. Единственным исключением стал хлыщ по имени Холбрук.

— Гм-м… Так вы актриса? — развязным тоном спросил он у Кэти и игриво подмигнул. — А я и не знал, что Итан неравнодушен к театру! Должно быть, он смотрит очень интересные спектакли с вашим участием, на которые нас, увы, не приглашает!

И он захохотал собственной шутке. Из вежливости Итан улыбнулся, но Кэти видела, что его глаза сузились от злости. Взяв Кэти под руку, он сказал, что хочет познакомить ее с другими гостями, и повел прочь от Холб-рука, очень довольного собой и своим остроумием.

— Спасибо, что спасли меня от этого идиота! — прошептала девушка, когда они оказались на противоположном конце зала.

— Я хочу за него извиниться, — ответил Итан. — Холбрук просто свинья!

— Вы что, и правда рассердились на него? — удивилась Кэти, заглядывая ему в глаза.

Он не ответил, но его раздосадованный вид подтверждал ее предположение, и у нее сладко защемило сердце.

— Советую вам быть поосторожней, иначе оглянуться не успеете, как по уши в меня влюбитесь! — не удержавшись, поддразнила она.

— Нет, только не это! Беднягу, который в вас влюбится, ждет незавидная участь!

— Господи, а я-то думала, что вы скажете мне что-нибудь приятное! — рассмеялась Кэти. — Зарубите себе на носу, если хоть изредка не делать любовнице комплиментов, то в один прекрасный день она может просто-напросто бросить вас и уйти к другому!

— Кстати, кого из присутствующих ты бы выбрала в этом случае? — с любопытством взглянул на нее Итан.

Притворившись, что приняла его вопрос всерьез, она принялась рассматривать гостей и наконец остановила свой выбор на высоком светловолосом красавце, стоявшем поблизости.

— Вот этого блондина!

— О, ты промахнулась, — с непонятным неподдельным облегчением вздохнул Итан. — Тебе никогда не добиться благосклонности от Травертайна!

— Вы просто с головы до ног засыпали меня сегодня «комплиментами»! — упрекнула его Кэти, отпивая вина. — Разве я недостаточно для него красива?

— Нет, — ухмыльнулся Итан. — Просто ты — женщина!

Кэти чуть не поперхнулась:

— Так он предпочитает юношей?

— Увы, увы. Кажется, ты шокирована?

— Вовсе нет! Просто мне жаль, ведь Травертайн так красив! — с притворным огорчением вздохнула девушка. — И почему самые красивые мужчины всегда предпочитают женщинам мальчиков?

— Похоже, и я дождался от тебя ответного «комплимента»! — усмехнулся Итан. — Значит, я не так красив, как Травертайн? Что ж, ничья! Теперь твое самолюбие удовлетворено?

— Теперь да, — сказала она с довольной улыбкой.

— Боже, помоги тому, кто тебя полюбит!

— Ой, кажется, к нам идет Холбрук! — с ужасом прошептала девушка, заметив, что грубиян двинулся в их сторону.

— Не волнуйся, я возьму его на себя.

— Если Холбрук такая свинья, почему вы приглашаете его к себе?

— Во-первых, он один из помощников Гейджа, поэтому я получаю от него много ценной информации, особенно когда он напивается, а случается это частенько. Во-вторых, я поддерживаю дружеские отношения с его женой Розали, очаровательной и очень милой женщиной.

— Неужели он женат, да еще на хорошей женщине? — поразилась Кэти. — В это трудно поверить!

— Согласен, но Розали действительно очень славная, и, что еще удивительнее, она его просто обожает!

— Что ж, любовь зла, — с цинизмом уличной девчонки заметила Кэти. — Надеюсь, однако, что этот хам будет держаться от меня подальше, не то ему не поздоровится!

— Разрешаю вам за ужином пнуть его под столом ногой! — великодушно позволил Итан.

К их общему облегчению, столь решительных действий от Кэти не понадобилось, потому что Холбрук уселся на противоположном конце стола. Оказавшись на безопасном расстоянии от него, Кэти почувствовала вкус к своей новой роли. Ей особенно нравилось поднимать глаза на Итана и замечать, что он с усмешкой за ней наблюдает. Тогда на лице Кэти тоже возникала такая же усмешка. Когда бы их глаза ни встретились, в их взглядах всегда было что-то интимное, сокровенное, словно у них был свой секрет.

Что, собственно говоря, и было правдой. У них действительно была своя тайна, тайна, которую Кэти будет вынуждена открыть злейшему врагу Итана всего через несколько дней. Но теперь, встречаясь с Итаном глазами и улыбаясь ему в ответ, она гнала от себя эту мысль, потому что не хотела думать о страшной дилемме — либо он, либо она.


На следующий день Итан заехал к Кэти, как и обещал. Если он и планировал какие-то антианглийские козни на этот день и вечер, то не показывал вида, а просто предложил ей прогуляться вместе на рыночную площадь.

Хотя день выдался холодный, светило солнце, на небе не было ни облачка, — идеальная погода для прогулки, но, помня о том, что Итан сказал ей накануне, Кэти понимала, что он пригласил ее не просто подышать воздухом.

Когда она спросила, почему он выбрал для прогулки именно рынок, он улыбнулся и ответил:

— Потому что ты без ума от книжных лавок!

— Я? — искренне изумилась Кэти.

— Именно ты, — подтвердил Итан. — И ты слышала, что в «Лондонской книжной лавке» можно найти отличное издание всех пьес и сонетов Шекспира!

Девушка неподобающе своему новому образу присвистнула: «Лондонская книжная лавка» принадлежала мистеру Генри Ноксу, известному патриоту и вигу до мозга костей.

— Послушайте, Итан, может быть, вам не стоит показываться в лавке заведомого вига?

— Ты совершенно права, вот почему я и прошу тебя пойти туда вместо меня. Ведь по легенде ты новичок в Бостоне, к тому же свободна от политических пристрастий, поэтому можешь, не вызывая подозрений, зайти в лавку вига.

— А что будете делать вы, пока я покупаю полное собрание сочинений Шекспира?

— Посижу в кофейне поблизости. У лавки Нокса мы разделимся — ты войдешь внутрь, а я отправлюсь дальше, в кофейню. Из лавки иди туда, я буду ждать.

— Но что мне делать в книжной лавке?

— Я же сказал — покупать книги. Кэти хотела уточнить кое-что, но Итан поспешил сменить тему:

— Ну как, ты удобно устроилась в новом доме? Там все в порядке?

— Да, благодарю вас.

— Мыши больше не беспокоят?

— Нисколько, хотя, вообще-то, у них есть привычка возвращаться.

— Знаю, поэтому-то я и принес тебе в подарок одну вещь, — сказал Итан и, остановившись неподалеку от продавца газет, полез в карман плаща.

Кэти с любопытством наблюдала за ним. Еще один подарок? К чему? Разве мало было подарить ей дом и изумительный гардероб? Она подумала о своей несчастной матери, всю жизнь зависевшей от подарков любовника. К счастью, они с Итаном только притворяются любовниками, а на самом деле они принадлежат к разным лагерям, и Кэти даже собирается его предать. Нет, ей больше не нужны от него никакие подарки!

— Спасибо, но подарков больше не нужно, — решительно сказала она. — Не стоит продолжать в том же духе, чтобы наш фарс с любовной связью не зашел слишком далеко!

Итан хотел возразить, но она его опередила:

— Дарить мне подарки совершенно необязательно! Мужчины дарят любовницам очень дорогие вещи — моя мать, например, получала бриллианты, золотые побрякушки, роскошные тряпки, но мне ничего этого не нужно!

— Понимаю, но мой подарок — сущая безделица…

— Может быть, — прервала его Кэти, — но я не могу его принять. Дом, изысканные туалеты — все это мне нужно, чтобы достаточно убедительно сыграть роль вашей любовницы, но больше я ничего от вас не приму. Не хочу чувствовать себя обязанной!

Он слушал ее внимательно, ловя каждое слово, как будто она говорила о чем-то исключительно для него важном, но в изгибе его губ Кэти заметила легкую усмешку.

— Вы надо мной смеетесь! — обиженно воскликнула девушка.

— Что ты, и не думал! — ответил Итан серьезно. — Признаться, мысль подарить тебе драгоценности никогда не приходила мне в голову, но, — тут он вытащил что-то из внутреннего кармана плаща и протянул Кэти, — если хочешь, я могу заказать для него у ювелира украшенный бриллиантами ошейник!

На его ладони лежал ярко-рыжий комочек — крошечный котенок, который при виде девушки приподнял головку и еле слышно пискнул.

Внутри у Кэти все оборвалось, она почувствовала, что броня цинизма и отчуждения, которую она носила всю сознательную жизнь, прочная и такая удобная, что уже почти срослась с ее кожей, вдруг разлетелась на кусочки.

Потеряв дар речи, девушка уставилась на котенка, таращившего на нее круглые зеленые глазенки.

А сам даритель как будто и не заметил ошеломляющего впечатления, произведенного его подношением. Он несколько секунд внимательно рассматривал котенка, потом спокойно сказал:

— Если эта кошечка пойдет в мать, кошку моей кухарки, то вырастет большой и сильной и станет настоящей грозой мышей и крыс! Ее мать, которая весит не меньше четырнадцати фунтов, переловила у меня в доме всех грызунов.

Кэти взволнованно сглотнула. Оказывается, он помнит, что она боится мышей, он заботится о ней! Никогда ни один мужчина не заботился о ней, не ожидая от нее чего-нибудь взамен, и Кэти не могла взять в толк, зачем Итан это делает. Она растерянно смотрела на котенка, не в силах произнести ни слова.

— Это милое создание запросто расправится с любой мышью или крысой, которая посмеет посягнуть на твою кладовую! — продолжал Итан, протягивая ей котенка. — Посмотри, какая славная киска! Разве понадобится выписывать из Бенгалии тигра, если в доме будет ис-требительница мышей вроде нее?

Кэти хотела засмеяться, но вместо этого вдруг разрыдалась. Ей было очень стыдно — плакать на глазах у посторонних, посреди людной улицы! К тому же ей было очень обидно: она уже много лет, с тех пор, как умерла мама, не теряла над собой контроль. Но что бы ни говорила себе Кэти, как бы ни пыталась она совладать с собой, горячие слезы лились и лились по ее щекам, и она ничего не могла с собой поделать.

Протянув руку, она взяла котенка и, зарывшись мокрым лицом в его нежную рыжую шерстку, отерла слезы, но они все текли и текли, и хуже всего было то, что она не понимала, почему плачет. Ведь она никогда не плакала, никогда!

Итан молчал, даже не пытаясь ее утешить. Он только достал из другого кармана платок и протянул его девушке, а потом отвернулся, притворившись, что рассматривает выставленные в киоске газеты, чтобы Кэти могла взять себя в руки. Она бережно положила котенка к себе в карман и принялась утирать слезы.

Когда она успокоилась, они продолжили свой путь, как будто ничего не случилось. Итан по-прежнему молчал, и за это Кэти была ему особенно благодарна. Она не смогла бы поддерживать разговор в таком состоянии.

Много лет, живя в каменных джунглях, она ожесточала свое сердце, избегала привязанностей, защищалась от разочарований, возводя вокруг себя стену цинизма и предубеждения, всегда веря только в худшее и отгоняя от себя страх напускной дерзостью и бравадой.

Но в мгновение ока плоды ее многолетних усилий пошли прахом, и она осталась стоять перед жестоким миром совершенно незащищенная и уязвимая. И из-за чего? Из-за крошечного котенка, подаренного ей человеком, которого она собиралась предать… Она столько раз доказывала себе, что он ей чужд и враждебен, и все напрасно, он становился ей все ближе и дороже…

12

Когда Кэти вошла в «Лондонскую книжную лавку», там было полно народу. Покупатели бродили между стеллажами, уставленными книгами, телескопами, коллекциями самых разнообразных предметов, рассматривали развешанные по стенам географические карты или болтали, попивая из дымящихся чашек кофе из цикория.

Мистер Генри Нокс оказался пухлым розовощеким молодым человеком. Должно быть, его предупредили о приходе Кэти, потому что едва она переступила порог лавки, как он суетливо поспешил ей навстречу сквозь толпу посетителей.

— А вот и вы, миссис Армстронг! — воскликнул он, словно они были давно и хорошо знакомы. — Рад, очень рад увидеть вас снова! Вы пришли за своей книгой?

— Да, — ответила Кэти, с ходу включаясь в игру.

— Отлично! Я уже приготовил ее для вас, сейчас схожу принесу, а вы, пожалуйста, пока побродите по лавке, здесь много любопытного!

Бросив на нее многозначительный взгляд, Нокс скрылся в глубине магазина и вскоре вернулся с пакетом, завернутым в плотную коричневую бумагу и запечатанным сургучом. Кэти, отлично понимавшая, что в пакете отнюдь не сонеты Шекспира, а какие-нибудь тайные бумаги, только разочарованно вздохнула: заглянуть внутрь, не нарушив печати, было невозможно.

— Прикажете записать книгу на ваш счет? — спросил Нокс, услужливо кланяясь.

— Конечно, — ответила Кэти и взяла пакет.

На улице ее встретил пронзительный холодный ветер, какой нередко дует в Бостоне ранней весной, и девушка, зажав сверток под мышкой, спрятала руки в карманы. Наткнувшись одной рукой на пушистый теплый комочек, она уже не заплакала, а улыбнулась — что за славный подарок, куда до него бриллиантам и золотым побрякушкам!

По описанию Итана она легко нашла кофейню. Он уже ждал ее за столом в уголке, а за соседними столами сидели несколько дам и джентльменов, с которыми она познакомилась накануне, на вечеринке в его доме. Среди них был и досточтимый сэр Уильям Холбрук, который не преминул развязно подмигнуть Кэти.

— Дорогая миссис Армстронг, рад вас видеть в нашем тесном кругу! — воскликнул он, окидывая ее похотливым взглядом. — Ой, что это торчит у вас из кармана?

Кэти, которая села на предложенный Итаном стул, опустила глаза на карман плаща — из него высунулся котенок, который сонно таращился на Холбрука.

— Это маленькая кошечка, дорогой сэр, — ответила девушка, — которую мне подарил Итан.

Взглянув на ее покровителя, Холбрук осуждающе покачал головой:

— Разве это дело, старина? Ты должен дарить своей… гм… подруге подарки подороже!

Неприличный намек на отношения Кэти и Итана был весьма прозрачен, но девушка предпочла его проигнорировать. Вытащив из кармана котенка, она подняла его на ладони так, чтобы его видели все, и негромко сказала:

— Я предпочитаю это милое создание. Ну, разве моя кошечка не прелесть? По-моему, такой подарок намного лучше всех бриллиантов на свете!

— Вы очень необычная женщина, миссис Армстронг! — покачал головой Арнольд Травертайн. — Я еще не встречал дам, которые бы предпочитали бриллиантам обычную кошку!

— Ваши простые вкусы, наверное, не слишком обременительны для кошелька, верно, Хардинг? — хохотнул Холбрук, как всегда, очень довольный собой, хотя его почти никто не поддержал — только две дамы ехидно хихикнули, остальные же лишь смущенно потупили глаза. — Я ужасно рад, что вы составили нам компанию, моя дорогая леди!

— Боюсь, что не могу сказать того же о себе, сэр Уильям! — ответила Кэти, деликатно прикрыв рукой зевок. — Но что делать! Едва пробило полдень, и ходить по магазинам еще слишком рано!

— Вы меня удивляете! — продолжал упражняться в остроумии Холбрук. — Я думал, все женщины обожают делать покупки и каждую свободную минутку отдают своему любимому занятию, — тут он метнул многозначительный взгляд в сторону Итана, — тем более когда тратят чужие денежки!

— А где ваша жена, сэр Уильям? — с преувеличенной любезностью спросила Кэти, уставшая от его недостойных выпадов. — Мы с ней еще не познакомились, а жаль!

Теперь даже Холбрук при всей своей недалекости понял, что зашел слишком далеко. Он прекратил иронизировать над положением Кэти, и разговор перешел на другие предметы, в которых он ничего не понимал, — на музыку и искусство. Примерно через полчаса Итан поднялся.

— Пожалуй, нам с миссис Армстронг пора — она хочет обойти по крайней мере четыре магазина.

Попрощавшись, они вышли из кофейни. Оказавшись на улице, Кэти, которой светские разговоры быстро наскучили, вздохнула с облегчением.

— Я вижу, ты взяла у Нокса пакет. Будь добра, не потеряй его!

— А почему он для вас так важен? Признайтесь, там какие-нибудь секретные документы?

— Уверяю тебя, ничего подобного! В пакете действительно только сборник сочинений Шекспира.

— Бьюсь об заклад, что это не так! Я настолько уверена в этом, что даже чуть не заглянула внутрь!

— Даже если бы заглянула, все равно ничего интересного не нашла бы. Уверяю тебя, содержимое пакета тебе ни о чем не скажет!

— Не понимаю!

— А тебе и не нужно ничего понимать.

— Мне кажется, вы напрасно скрытничаете! — нахмурилась Кэти. — Ведь мы делаем одно дело!

— Ну, поскольку тебе придется взять на себя заботу об этой книге на несколько дней, — ответил Итан, пожимая плечами, — и зная твое неуемное любопытство, я думаю, ты досконально изучишь в ней каждую букву.

— Что значит «взять на себя заботу о книге»? — с недоумением спросила Кэти.

— Видишь ли, в Кембридже живет один большой почитатель творчества Шекспира. Ты должна будешь отвезти книгу туда и встретиться с этим человеком в гостинице «Синий кабан». Его зовут Джозеф Брамли.

— А кто он такой?

— Так, обыкновенный горожанин.

— Как и лидер вигов Поль Ревир, — заметила Кэти. — Что, вы и его назовете «обыкновенным горожанином»?

— И буду прав, потому что власти, похоже, не придают особого значения его деятельности, иначе его давно бы уже арестовали!

Кэти вспомнила, что Лоуден и Итан рассказывали ей о щепетильности губернатора Гейджа, и уточнила:

— У них нет против него улик?

— Именно так!

— А как насчет вас? — тихо спросила она, заглядывал ему в глаза. — Долго вы сможете вести двойную жизнь прежде, чем вас разоблачат?

— Не знаю… так долго, как только смогу! — твердо ответил Итан.

Его бескомпромиссный тон снова напомнил ей, каким решительным и безжалостным может быть этот человек. И все же именно он подарил ей котенка, зная, что она боится мышей…

Он заботится о ней! Кэти и не подозревала, что Итан Хардинг способен на такое, и внезапно ей стало жаль, что она плохо его знает да и вряд ли когда-нибудь узнает лучше. Вот только почему ее это так волнует?


Каждый раз, когда Итан думал, что уже изучил характер Кэти досконально, она преподносила ему сюрприз. Он считал ее типичной уличной девчонкой — циничной, лишенной сентиментальности, жесткой, в общем, человеком, все силы которого направлены на то, чтобы выжить в суровых условиях. И, конечно, Итан никогда бы не поверил, что она способна среди бела дня на людной улице расплакаться из-за, котенка, если бы не видел этого собственными глазами. Ее поведение было выше его понимания, ведь Кэти принадлежала к тем людям, которые стараются скрывать свои чувства от посторонних, может быть, потому, что боятся потерять свой защитный панцирь, стать уязвимыми для окружающих, — Итан знал об этом по себе, ведь он боялся того же, хотя и по другой причине.

В его представлении Кэти могла использовать слезы, чтобы манипулировать мужчинами, но он понимал, что сегодня был другой случай. Она плакала совершенно искренно, но почему? О, он бы дорого дал, чтобы заглянуть в ее душу, узнать, о чем она думала в этот момент! Увы, спросить прямо он не мог: она наверняка не захотела бы сказать правду. Скорее всего, она просто попросила бы оставить ее в покое.

Они провели остаток дня, прогуливаясь по городу, разглядывая прохожих и витрины, попивая горячий кофе в кондитерской возле Мельничного пруда, на льду которого с визгом и хохотом катались на коньках ребятишки. Кэти как будто забыла о котенке, и Итану показалось неловко возвращаться к этой теме. Однако вечером, когда они вернулись домой, такая возможность представилась.

Дворецкий приветствовал их с обычной невозмутимостью, которая не изменила ему и тогда, когда Кэти вытащила из кармана рыжего котенка. Не выказав никакого удивления, Стивене взял у хозяйки и Итана плащи и посоветовал пройти в гостиную, чтобы согреться после прогулки у растопленного камина.

Они с радостью последовали его совету.

— Стивене меня поражает, — со смехом заметила Кэти, опускаясь на колени перед камином с котенком в руках. — Наверное, достань я из кармана голову Иоанна Крестителя, дворецкий и глазом бы не моргнул!

Поцеловав котенка между ушками, она осторожно поставила его на коврик перед камином и несколько мгновений любовалась им с умильной улыбкой. Наблюдавший за ней Итан был поражен ее радостью не меньше, чем слезами.

— Похоже, мой подарок пришелся тебе по душе, — сказал он. — Кстати, ты уже подумала, как назовешь свою кошку?

— Да, — кивнула она. — Я назову ее Мэг.

— Почему вдруг Мэг? Странная кличка для кошки!

— Видите ли, у меня была подруга, которую звали Мэг. По крайней мере… — Замолчав, Кэти надолго задумалась и, когда он уже решил, что она хочет прекратить разговор, добавила негромко: — По крайней мере, Мэг — единственная, кого я могла бы так назвать…

Она подняла на него глаза, и по ее лицу пробежала тень — раскаяния, сожаления, скорби? — этого Итан не знал.

— Вам можно позавидовать, — продолжала Кэти. — У вас столько близких, верных друзей! Вы удивительно везучий человек. Цените их дружбу, это большая редкость!

Он принялся было уверять ее, что всегда ценил преданность своих друзей, но внезапно понял, что это не так, что он воспринимал их дружбу как должное. Уверенный, что Дэвид, Молли, Джошуа и Адам пойдут за ним в огонь и в воду, он уже давно считал это само собой разумеющимся. Нет, Кэти права, завоевать их дружбу — большая удача, ему действительно очень повезло.

— Спасибо, что напомнила, — серьезно сказал Итан. — Иногда в повседневной суматохе об этом как-то забываешь, а зря…

Он хотел расспросить ее о Мэг, но Кэти опередила его.

— А вам спасибо за чудесный подарок! — улыбнулась она, и омрачавшая ее прелестное личико тень исчезла. — Меня тронуло ваше внимание, однако это довольно необычно — дарить любовнице котенка, не так ли?

— Что же здесь необычного? — спросил Итан, опускаясь рядом с ней на колени. — Наверное, ты просто не привыкла получать подарки, тем более от мужчин, или из опыта своей матушки знаешь, что мужчины редко делают подарки, не требуя ничего взамен? Или, может быть, тебя удивило, что я о тебе забочусь?

— Откровенно говоря, правильно и первое, и второе, и третье ваше предположение, но особенно третье! — призналась она, открыто, почти дерзко глядя ему в глаза. — Да, еще никогда ни один мужчина не делал мне подарков, по крайней мере, таких, которые бы я приняла, и уж точно таких, которые были бы мне по-настоящему дороги. Мужчины никогда не проявляли обо мне заботу, никогда!

Словно испугавшись своей откровенности, девушка вдруг осеклась и повернулась к котенку, из-за которого и завязался этот странный разговор. Малыш свернулся в клубочек и мирно спал возле хозяйки.

— Какая крошка! — озабоченно вздохнула Кэти. — Боюсь, моей Мэг придется плохо, если мыши и крысы вздумают вернуться!

— Вообще-то, это грызуны должны бояться кошек, а не наоборот! — усмехнулся Итан. — Но твои страхи напрасны: крошка Мэг быстро подрастет и задаст жару мерзким тварям! Я тебе уже говорил, что ее мамаша — гроза всех окрестных грызунов. Моя кухарка утверждает, что мыши и носа не кажут к нам в кухню и кладовую с тех пор, как появилась Либби.

— Ее зовут Либби? Сокращение от «Элизабет», полагаю?

— Мои друзья-тори тоже так подумали бы, и ошиблись бы: «Либби» — это сокращение от «Либерти»[13].

— Вы даже кошке даете кличку с политическим значением! — расхохоталась Кэти. — Но чему тут удивляться!

— А что значит кличка, которую выбрала ты? «Мэг» — это сокращение от «Маргарет», полагаю? Так звали твою подругу?

Улыбка исчезла с лица Кэти.

— Думаю, да, но точно не знаю, — ответила она со вздохом.

— Вот как? Но кто была эта Мэг и как вы с ней познакомились?

— Мы познакомились, когда нам обеим было по одиннадцать лет. Я как раз убежала из приюта и уже вторую ночь проводила под открытым небом — в грязном переулке в Восточном Лондоне. Мне было так холодно и страшно и так хотелось есть, что я заплакала. И тогда из темноты кто-то таким же тонким детским голосом посоветовал мне заткнуться и не мешать другим спать.

— Это и была Мэг?

— Да. На следующее утро она разбудила меня пинком в бок и протянула ломоть горячего, только что из печи, хлеба.

— Ворованного, конечно! — усмехнулся Итан.

— Конечно! — ответила Кэти и недоуменно покачала головой: — Я до сих пор не могу понять, почему Мэг решила мне помочь, но она это сделала. Она научила меня воровать с крестьянских подвод на рынке, чтобы не умереть с голоду, показала, как почти без риска быть пойманной вытаскивать кошельки из карманов и ридикюлей, и рассказала, где продавать добычу, чтобы не прогадать в цене. Она взяла меня в напарницы, и мы примерно восемь лет мошенничали и воровали вместе, это намного безопаснее, чем работать в одиночку.

Кэти посмотрела на Итана своими большими голубыми глазами, слегка затуманившимися от печальных воспоминаний.

— Мэг, по сути, спасла мне жизнь, — сказала она. — Если бы не ее помощь и заступничество, я бы умерла от холода и голода или стала проституткой, что даже хуже смерти.

— И все же, по твоим словам, ты только могла бы назвать ее своей подругой… Почему? Разве вы не были настоящими друзьями?

— Нет, что вы! — покачала головой девушка. — Наши отношения совсем не были похожи на вашу дружбу, скажем, с Джошуа. Когда живешь на улице, на уме только одно — выжить, чего бы это ни стоило. Если бы Мэг пришлось выбирать, умереть самой или остаться в живых, пожертвовав мной, она бы не моргнув глазом выбрала второе, ведь своя рубашка всегда ближе к телу. Вот из-за этого там, на улице, нет места настоящей дружбе.

— Да… трудно тебе пришлось…

— Человек ко всему привыкает, — сухо ответила Кэти и поджала губы.

— А как ты попала в Америку?

— Мы с Мэг попались на краже кошелька у одного щеголя из Вест-Энда, который оказался графом и вообще большой шишкой. Воровство само по себе считается серьезным преступлением, да еще нас угораздило обчистить карманы такой важной птицы, — можете себе представить, какой поднялся шум! Меня приговорили к тюремному заключению и ссылке в заокеанские колонии, а вот Мэг не повезло…

— Что с ней случилось?

Кэти помрачнела и отвернулась.

— Ее повесили на площади перед Нью-гейтской тюрьмой… — тихо проговорила она. — И меня повесили бы рядом, если бы не судья — ему понравилась моя хорошенькая мордашка, и он меня пожалел. Но в назидание меня заставили смотреть на казнь, чтобы это зрелище стало мне уроком на всю жизнь… — У нее перехватило горло, Кэти на мгновение запнулась, потом попросила: — Бога ради, давайте поговорим о чем-нибудь другом! Или еще лучше — сыграем в шахматы! Кажется, на одном из столиков есть шахматная доска.

Она поднялась с колен и направилась на другой конец гостиной к маленькому столику, на котором чьей-то заботливой рукой уже были расставлены шахматные фигуры.

— Неужели ты умеешь играть в шахматы? — удивился последовавший за ней Итан.

— Да! Мама научила меня, потому что, по ее мнению, любовницы богатых джентльменов должны владеть этим искусством наряду с рисованием, вышивкой и игрой на фортепьяно.

Итан вздрогнул, как от удара, и спросил:

— Что ты имеешь в виду? Можно подумать, твоя мать хотела, чтобы ты пошла по ее стопам!

— Думаю, она допускала такую возможность, в будущем, разумеется, — сказала Кэти, пожав плечами, словно ее совершенно не трогала подобная перспектива. — Вот на этот случай мама и обучила меня всему, что знала сама: английской грамоте, французскому языку, хорошим манерам, игре в шахматы и карты. Она была строгой учительницей и муштровала меня так, как не каждый офицер гоняет на плацу своих солдат!

— То есть ты прошла настоящую школу куртизанки?

— По сути дела, да. Моя несчастная мать не без оснований опасалась, что я не смогу удачно выйти замуж, и пыталась хоть как-то обеспечить мое будущее.

— Но ты была совсем ребенком! — воскликнул Итан. Он отнюдь не был сентиментальным человеком, но мысль о том, что мать могла готовить свою маленькую дочь к незавидной участи содержанки, потрясла его до глубины души. — Господи, это ужасно!

Девушка снова равнодушно пожала плечами.

— Попробуйте встать на ее место, — сказала она. — У нас не было ни денег, ни положения, ни связей, а я еще и незаконнорожденная. Что еще могла сделать для меня моя бедная мама?

Итану припомнилось мнение Кэти о значении связей и денег в жизни человека, высказанное однажды утром на кухне у Молли, и он предпочел сменить тему.

— Давай-ка лучше сыграем! — предложил он, усаживаясь за столик.

— Имейте в виду, что играю я неважно, — предупредила девушка, усаживаясь напротив. — Отчасти из-за нехватки практики, отчасти из-за того, что мама и сама не очень хорошо играла.

— Еще бы! — пробормотал он. — Разве содержанке под силу стать искусной шахматисткой? Ведь она уже в силу своего положения просто обязана всегда проигрывать своему любовнику, не так ли?

— Надеюсь, вы не имеете в виду меня? — исподлобья взглянула на него Кэти. — Я не собираюсь вам проигрывать, несмотря на то что вы сказали сегодня Холб-руку. Да я и не обязана, потому что я ваша любовница только на словах.

«Будь ты моей любовницей не на словах, а на деле, мы бы только и делали, что любили друг друга, а о шахматах ты бы и думать забыла!» — подумал Итан, а вслух сказал:

— Уверяю тебя, милая, будь ты и впрямь моей любовницей, я не стал бы тешить свое самолюбие мнимыми победами в наших шахматных турнирах!

Глядя на освещенное мягким светом лампы лицо Кэти, он представил себе плотские радости, которые могла бы дать ему эта любовная связь, и снова ощутил горячую волну желания.

За три недели, прошедшие с того февральского дня, когда Итан впервые увидел ее на Норт-сквер, Кэти удивительно похорошела. Благодаря полноценному питанию она немножко пополнела, и хотя все еще оставалась слишком худой, однако самые явственные следы перенесенных лишений исчезли: фигура чуть округлилась, черты лица заметно смягчились, сделав ее красоту еще совершенней. Но Кэти влекла его не только красотой, его удивлял и завораживал ее противоречивый, непредсказуемый характер.

Прекрасная, как ангел, она была способна безбожно врать; проявляя чудеса изобретательности, воровала кошельки, но отказалась от драгоценностей, которые он мог бы ей купить; воспитанная улицей, она умела быть жестокой, но вдруг заплакала от умиления при виде котенка, — словом, она была соткана из противоречий, и он находил ее от этого еще более пленительной.

Кэти сделала ход слоном и посмотрела на Итана, только сейчас заметив, что он смотрит не на доску, а на нее. Должно быть, она догадалась по его лицу, о чем он думал, потому что вдруг зарделась и торопливо заговорила, пытаясь перевести разговор на другую тему:

— Что это все я рассказываю о себе? Не пора ли и вам поделиться со мной своими секретами?

— А что бы ты хотела узнать?

— Мне любопытно, почему человек, воевавший когда-то за короля, вдруг превратился в его ярого противника.

— Ярого? — удивился он. — Ты считаешь меня ярым противником короля?

— Ну конечно, это же очевидно! Как будто вы сами не знаете! Но почему вы столь радикально изменили свои взгляды?

Собираясь с мыслями, он довольно долго молчал, устремив взгляд на шахматные фигурки, потом хмыкнул и снова посмотрел на Кэти.

— Если я скажу, что из-за отца, который был самым преданным тори во владениях короля, ты мне поверишь? — спросил он.

— Вы его ненавидели?

— Нет, я его любил!

— Тогда я ничего не понимаю!

— Видишь ли, — сказал Итан, катая между пальцами одну из выигранных у Кэти фигур, — мой отец был очень простодушным, открытым человеком. Он верил, что король — наш покровитель и защитник и что сомневаться в правильности его решениях великий грех. Я тоже верил в это, потому что верил он, ведь он был моим отцом!

— А что потом?

— Потом вышел Закон о гербовом сборе[14], и в Бостоне вспыхнули волнения. Как-то на улице, увидев, что несколько английских солдат набросились на одного протестовавшего бостонца, мой отец попытался остановить избиение, и они его застрелили… — Итан перестал теребить шахматную фигурку и уставился на доску. — Кажется, сейчас твой ход.

— Неужели? — удивилась Кэти. Захваченная рассказом Итана, она совсем потеряла интерес к игре и не обдумала следующий ход, поэтому, не глядя, двинула вбок ладью.

Итан тотчас сделал ход конем, взял ладью и объявил:

— Шах и мат!

Она охнула и стала смотреть на доску, пытаясь понять свою ошибку. После нескольких минут размышления Кэти откинулась на спинку стула и проговорила со смехом:

— Господи, какая я невнимательная! Теперь-то я вижу, на чем строилась ваша стратегия! — Она посмотрела на часы, украшавшие каминную полку, и добавила: — Я для вас слишком слабый противник: вы разгромили меня меньше чем за два часа!

— Не будь к себе слишком сурова, милая. Ты играла неплохо, но я — довольно сильный шахматист, регулярно играю в шахматы с самого детства, а эта игра требует не только способностей, но и опыта. Короче, тебе нужно немножко попрактиковаться. Для этого прекрасно подойдет Дороти — играй с ней, когда у нее выдастся свободная минутка, конечно.

Но его предложение не вызвало у Кэти никакого энтузиазма.

— Дороти меня невзлюбила, — сказала она.

— Просто она тебе не доверяет, это совсем другое дело.

— Может быть, но мне от этого не легче. У меня нет никакого желания играть с ней шахматы.

— Пойми, Дороти по-своему пытается защитить меня от шпионов тори, — рассмеялся Итан и уточнил: — Но я, разумеется, не рассказывал ей о том, что и ты пыталась примерить на себя роль шпионки, пока не получила от меня более выгодное предложение.

Подперев подбородок ладонью, Кэти посмотрела ему прямо в глаза.

— Надеюсь, вы понимаете, что она в вас безумно влюблена? — спросила она.

— Вот и Молли так говорит…

— Это действительно так. Думаю, Дороти помогает вигам только из любви к вам, а на независимость колоний, идеалы свободы и вообще на политику ей наплевать!

— Господи, ну почему вы, женщины, всюду ищете какие-то романтические причины? — вздохнул Итан. — Разве Дороти не может быть таким же борцом за дело нашей независимости, как и ее брат?

— Чушь! — скорчив гримаску, сказала Кэти. — Если женщины что-то делают, то не ради каких-то абстрактных идеалов, а ради мужчины, которого любят. Поверьте, Дороти стала помогать вигам только из любви к вам.

— Может быть, ты и права! — махнул рукой Итан. — Но возьмем твой случай — ты помогаешь революции не ради идеалов, не ради мужчины, а ради себя!

Кэти резко выпрямилась.

— А что тут такого? — холодно спросила она, сузив глаза. — Я же говорила вам, что для меня главное — выжить. И еще я хочу стать свободным человеком!

— Но почему тебе так важно получить свободу?

— Рабство, которое я испытала на собственной шкуре, отвратительно, невыносимо!

— Что ты имеешь в виду? — спросил он, пристально глядя ей в глаза.

— Я… я… — Она хотела что-то сказать, но запнулась и потупилась. — Я его терпеть не могу!

— Но откуда у тебя такая ненависть к рабству? — настаивал Итан. — Расскажи!

— Боже милостивый, зачем вы спрашиваете? — пробормотала Кэти с досадой. — Разве это имеет значение?

— Не знаю, почему, — честно ответил Итан, — но мне важно знать. Кэти, расскажи, что с тобой случилось в Виргинии.

Она замерла на мгновение, словно раздумывая, что делать, потом наклонилась вперед и, глядя ему в глаза, кокетливо спросила со своей пленительной улыбкой:

— Неужели я так много для вас значу, Итан?

— Не увиливай от ответа, милая, — потребовал он, не поддаваясь на ее хитрость. — Рассказывай!

Уловка не удалась, и девушка, вздохнув то ли с раздражением, то ли устало — Итан не разобрал, — сдалась.

— Понимаете, увидев его, я сразу, в первую же секунду поняла, что он за человек… — начала она, и Итан сообразил, что речь идет об Уиллоуби. — В порту нас, ссыльных заключенных, выстроили в ряд, и он шел вдоль этого ряда, отбирая тех, кто ему понравился. Судя по одежде, походке, манере цедить слова сквозь зубы, он был важной персоной. Передо мной он остановился, и едва я заглянула ему в глаза, как сразу все поняла.

— Что «все»?

— Что он меня выкупит, и почему он это сделает. В первый же момент и я, и он знали, что произойдет, хотя не произнесли ни слова.

Разумеется, Итан тоже отлично знал, что случается в некоторых поместьях: в колониях ходили слухи, что помещики, выкупая у правительства сосланных преступниц, делают их своими наложницами. Он поежился, представив себе, как похотливо заблестели глаза Уиллоуби при виде красавицы Кэти.

— Капитан назвал мою цену, — продолжала девушка бесстрастно, словно речь шла о покупке яиц на рынке. — Женщины-заключенные стоят дешево, но за меня этот работорговец получил целых пять фунтов — он знал, что Уиллоуби нужна именно такая, как я, и понял по его глазам, что покупатель выложит любую сумму…

Внезапная догадка заставила Итана вздрогнуть от отвращения.

— Потому что Уиллоуби искал невинную девушку? — спросил он тихо. — Ты это имеешь в виду?

— Да, именно это.

Ее сухие глаза потемнели и стали бездонными, но голос оставался безучастным, как будто речь шла не о ней, а о ком-то другом, бесконечно от нее далеком, и эта безучастность подействовала на Итана сильнее, чем слезы, — у него сжалось сердце от сострадания.

— Я думала, что моя судьба решится в тот же день, но ошиблась. Господи, как ужасно я ошиблась!

Голос Кэти оборвался, ее душили слезы, но она, прикрыв на мгновение глаза, сглотнула подкативший к горлу комок и продолжала:

— Я недооценила жестокость Уиллоуби. Он целых шесть недель держал меня в мучительном ожидании, ничего не предпринимая, только время от времени окидывая таким взглядом, после которого мне хотелось забраться в горячую ванну и тереть, тереть себя мочалкой с мылом… А потом он взял другую девушку и наглядно показал мне, что меня ждет, заставив меня смотреть… Боже мой, я понятия не имела, что он собирается делать, пока это не произошло!

Ее огромные голубые глаза стали тусклыми, безжизненными, как два мертвых озера. Итану захотелось крикнуть: «Хватит, не рассказывай больше!», обнять ее, прижать к груди и баюкать, как дитя, но было поздно — Кэти уже не могла остановиться.

— Я даже не могла себе представить, что с женщиной можно сделать такое, а ведь я жила на улице, общалась с проститутками. Мне довелось повидать немало мерзостей на своем веку, но ничего отвратительнее того, что сделал Уиллоуби с моей подругой по несчастью, я не видела. Это был настоящий кошмар. Бедняжка не выдержала, умерла.

Ее глаза наполнились слезами, она смотрела на Итана, но явно не видела его, заново переживая былой ужас и горюя по погибшей товарке. Внезапно ее плечи затряслись, она всхлипнула и закрыла лицо руками.

— Кэти… — прошептал охваченный жалостью Итан.

Овладев собой, она опустила руки и закончила свой рассказ:

— В ту же ночь я взломала сейф Уиллоби и, забрав оттуда все деньги, бежала из его поместья, чтобы спасти свою жизнь.

— Значит, он не успел… — Итан не нашел в себе сил закончить эту фразу, но Кэти его поняла.

— Не успел, — проговорила она ровным голосом. — Я не дала ему шанса, удрав из Виргинии так далеко и так быстро, как только смогла. Но у меня кончились деньги, поэтому в Бостоне пришлось остановиться.

Итан с облегчением вздохнул. Но облегчение, которое он испытал, не уменьшило его гнева против мучителя Кэти, ему захотелось найти подонка Уиллоуби и пристрелить, как бешеную собаку. О, если бы можно было взять назад угрозу отослать Кэти в Виргинию, обнять бедняжку, защитить, чтобы она больше никогда не страдала! Видит бог, она очень нуждается в помощи…

— Почему ты не рассказала мне об этом раньше? — спросил он с горечью. — Если бы я знал…

Он поднял на нее глаза и осекся, потому что собственные слова показались ему верхом лицемерия — ведь он просто не хотел признаться самому себе, что и прежде догадывался о беде, случившейся с Кэти в Виргинии, видя, как отчаянно она старается избежать возвращения, как боится бывшего хозяина. Да, не заметить страх девушки было невозможно, но и отпустить ее Итан не мог. Закрыть глаза на страшную правду, чтобы использовать Кэти в своих интересах, оказалось проще всего, и сейчас его мучили угрызения совести.

— Что бы вы тогда сделали? — прервала его размышления девушка. — Вы поступили бы со мной иначе? Отпустили бы меня, зная, что я ни за что не соглашусь на вас работать, если мне не будет угрожать возвращение к Уиллоуби?

Она просто читала его мысли! Итан поднялся на ноги так резко, что его стул, опрокинувшись, упал на паркет с громким стуком, похожим на мушкетный выстрел.

— Уже поздно, — проговорил он, пряча глаза. — Мне пора…

Выйдя в вестибюль, он взял со стола сверток, принесенный из книжной лавки, заглянул в гостиную, бросив Кэти:

— Через день-другой я верну тебе книгу, чтобы ты отвезла ее в Кембридж! — И не дожидаясь ответа, быстрым шагом вышел на крыльцо, сбежал по ступеням вниз и сел в поджидавший его экипаж.

Всю дорогу до дома Итана не оставляли мысли о Кэти. Конечно, справедливо было бы освободить ее от всех обязательств, отпустить на все четыре стороны и закончить этот фарс, но риск был бы слишком велик! Итан не питал на ее счет никаких иллюзий, потому что Кэти согласилась помогать ему только из страха за себя. Но какие у нее были безжизненные глаза, когда она рассказывала о пережитом в Виргинии! Пройдет немало дней, прежде чем он сможет забыть этот мертвенный взгляд!

Размышляя о той злополучной ночи, когда он принял решение вовлечь Кэти в свои опасные дела, Итан почувствовал сомнение и вину. Вправе ли он длить страдания бедной девушки? Может быть, лучше отправить в Кембридж кого-то другого, а ее выкупить из рабства и отпустить?

Нет, она уже слишком много знает и наверняка без колебаний продаст всю информацию губернатору за кругленькую сумму, если перестанет бояться принудительного возвращения в Виргинию… Господи, что же делать? От его способности найти правильное решение, обеспечить безопасность зависит множество людей, и Итан всегда легко справлялся с этой ролью, но сейчас все обстояло иначе…

Он невесело улыбнулся: что-то уж слишком он стал мягкосердечным! Шпиону и революционеру, который ведет подрывную работу в стане противника, это совсем не к лицу…

13

В течение следующих двух дней Итан не появлялся у Кэти и не давал о себе знать. Воспользовавшись неожиданной передышкой, девушка решила доставить себе удовольствие, которого прежде была лишена в силу своей нищеты: она принялась усиленно посещать бостонские магазины, в основном галантерейные лавки и кондитерские, а также ателье. Ей нравилось наблюдать за продавцами, которые суетились и лебезили перед ней, предлагая то одно, то другое, только потому, что она была модно одета, а у дверей ее ждал красивый экипаж. Вздумай она зайти в одно из этих заведений всего несколько недель назад, ее без малейшего колебания прогнали бы вон, пригрозив позвать констебля; теперь же продавцы, такие заносчивые с бедняками, наперегонки предлагали ей самые лучшие товары, и девушке доставляло жестокое удовольствие гонять их за изысканными яствами и материями и в конце концов уходить, купив дешевенькую бонбоньерку или скромный моток кружев.

Кроме того, она полюбила свой удобный дом, полный слуг, с готовностью исполнявших все ее приказания. До возвращения Лоудена, а с ним и до конца разыгрываемого ею фарса оставалось всего несколько дней, и Кэти стремилась насладиться каждой минутой своей роскошной жизни: кто знает, выпадет ли ей когда-нибудь еще такое счастье!

Одним из самых больших удовольствий стало для Кэти ежевечернее омовение в огромной медной ванне, установленной в спальне. Блаженствуя в благоухавшей лавандой мыльной пене, а потом — в подогретых горничной полотенцах, девушка хоть на время забывала о цене, которую собиралась заплатить за будущую свободу и благополучие, о подстерегавших ее опасностях и о двух мужчинах, чьей марионеткой она вынуждена была стать.

Но однажды ее блаженное забытье было неожиданно прервано.

— Вот теперь ты действительно похожа на содержанку джентльмена! — раздался знакомый голос. Кэти ахнула и открыла глаза — в дверях спальни стоял Итан. Весь в черном, в надвинутой на глаза треуголке, с томиком Шекспира в руках, он прислонился к косяку в привычной лениво-настороженной позе.

Кэти съежилась в ванне, пытаясь спрятаться от его жадного взгляда, но поняла, что ее усилия напрасны, — Итан уже увидел все, что мог.

Тогда она схватила одно из разложенных возле ванны полотенец и предприняла наступление.

— Как вам не стыдно вламываться в мою комнату! — гневно воскликнула она, чтобы сбить его с толку, и одновременно поднялась из ванны, прикрывшись полотенцем, которое сейчас, под пристальным взглядом Ита-на, показалось ей слишком маленьким.

Ухмыльнувшись ее неуклюжей попытке отвлечь его внимание и по-прежнему не сводя с нее взгляда, он совершенно спокойно заявил:

— Поскольку я плачу за эту комнату, как и за все остальное в этом доме, я вправе входить, куда мне заблагорассудится!

Кэти возмущенно фыркнула, но разве можно достаточно убедительно разыграть перед мужчиной гнев, если на тебе все лишь мокрое полотенце? Господи, что же делать? Прежде чем она смогла ответить себе на этот вопрос, Итан вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

Тревога Кэти усилилась — неторопливо подойдя к кровати, на которой Джейни разложила для своей хозяйки пеньюар тончайшего батиста с кружевами, Итан положил на нее книгу, взял в руки почти невесомое ночное одеяние и, к величайшему смущению Кэти, начал его рассматривать.

— Очаровательный пеньюар, — похвалил он, лукаво посмотрев на Кэти. — Как хорошо, что я его тебе купил.

У нее пересохло в горле, сердце билось так, словно готово было вырваться из груди.

— Что вам нужно? — спросила она, стараясь придать голосу холодность, но ей это не удалось.

Завернувшись в полотенце и придерживая его на груди одной рукой, другую руку она протянула за пеньюаром, но Итан, видимо, не собирался его отдавать.

— В каких интересных ситуациях порой оказываются мужчины, не правда ли? — улыбнулся он, дразня ее, и отступил назад.

Кэти попыталась выхватить у него спасительное одеяние, но не смогла, ведь она все еще стояла в воде. Вскрикнув от досады, девушка решительно перешагнула через край ванны и ступила мокрыми босыми ногами на пол, но Итан снова попятился назад, так что пеньюар опять оказался недосягаем.

— Сейчас же отдайте пеньюар, Итан! — потребовала она.

— С какой стати? — игриво возразил он, окидывая ее таким взглядом, что по ее телу побежала горячая волна. — Без одежды ты нравишься мне гораздо больше!

Он шагнул к ней и коснулся рукой ее лица, потом его пальцы скользнули по ее подбородку, нежному горлу и ключице вниз, к груди, стянутой мокрым полотенцем, и Кэти забыла о пеньюаре.

Едва дыша, она стояла, завороженная его пристальным взглядом, прикосновением ласкавших ее пальцев, которые опустились к самой груди, оглаживая кожу по краешку полотенца. Кэти понимала, что должна что-то сделать, как-то остановить его, но у нее не было сил пошевелиться. Медленно, очень медленно Итан привлек ее к себе.

Тело Кэти затрепетало от возбуждения — он снова хочет ее поцеловать! Ей вспомнилось, как он целовал ее раньше, и ее тело еще теснее прильнуло к нему, а губы приоткрылись в немой мольбе об этой сладостной ласке.

Но ее ожидание оказалось напрасным: к удивлению Кэти, Итан внезапно, словно чего-то испугавшись, отступил назад и бросил ей пеньюар. Очнувшись от томного забытья, она снова ощутила нелепость ситуации и жгучий стыд.

Итан тотчас отвернулся, давая ей возможность одеться. Откинув полотенце, девушка поспешно натянула на себя полупрозрачное ночное одеяние.

В одежде, хоть и до неприличия нескромной, она почувствовала себя гораздо увереннее и спросила нежданного гостя:

— Чем вы занимались последние два дня?

Итан обернулся и с улыбкой ответил:

— Ты же знаешь, что мои дела тебя не касаются, милая!

— Вот как? Вы пропадаете целых два дня неизвестно где, потом врываетесь сюда, вытаскиваете меня из ванны… — Испугавшись, что может зайти слишком далеко, Кэти остановилась, сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться, и добавила, указывая на книгу: — Если вы пришли отдать мне это, считайте, что ваша задача выполнена!

— Вообще-то я пришел полюбоваться твоим прелестным нагим телом!

Кэти вспыхнула, затрепетав от странного, доселе незнакомого наслаждения, разлившегося по всему телу. Похоже, Итан имел над ней удивительную власть, как никакой другой мужчина на свете, и Кэти с досадой подумала, что это сделает ее еще уязвимее и очень осложнит ей жизнь.

В течение трех недель, прошедших с их первой встречи, Итан мало-помалу незаметно для Кэти перестал быть всего лишь изменником, против которого она должна была собирать улики. Она узнала его характер, вкус его поцелуев, нежность прикосновений, и из-за этого он стал еще опасней, чем прежде, потому что отношения с ним грозили разрушить ее душевное спокойствие. С незнакомцем, далеким и безликим, ей было легче держать дистанцию, чтобы без помех воплотить в жизнь свой план, но Итан Хардинг, живой, реальный человек, который теперь стоял перед ней, пожирая ее страстным взглядом, и впрямь мог навлечь на нее беду!

Он желал ее, она это видела. Желание было в его взгляде, голосе, прикосновениях. Без сомнения, он желал ее.

Кэти на мгновение прикрыла глаза — у нее закружилась голова, словно перед ней вдруг разверзлась бездна: желание Итана и волновало ее, и одновременно пугало.

Волновало потому, что впервые в жизни вожделение во взгляде мужчины ее радовало, притом совершенно бескорыстно, потому что ей даже не пришло в голову использовать его в своих интересах. Впервые в жизни она страстно ждала поцелуя и впервые испытала горькое разочарование от того, что ее проигнорировали.

Но одновременно она боялась поддаться его очарованию, потерять голову, как нередко другие мужчины теряли голову из-за нее. Кэти чувствовала, что опасность реальна, ведь только Итан смог заставить ее рассказать о Мэг и Уиллоуби, ни с кем до него она не была столь откровенной. Вот и сейчас она стояла перед ним в одном полупрозрачном пеньюаре, желая только одного — чтобы Итан ее все-таки поцеловал. Ее маленький мирок как будто перевернулся, встал с ног на голову, в нем все исказилось и потеряло смысл, все, кроме Итана.

— Я уже второй раз вижу, как ты краснеешь, — удивленно заметил он, прерывая ее размышления. — Никогда бы не подумал, что ты умеешь смущаться!

Кэти постаралась взять себя в руки, говоря себе, что ни один мужчина на свете не стоит того, чтобы рисковать из-за него жизнью, и Итан Хардинг не исключение. Нельзя поддаваться его обаянию и забывать о своих интересах!

— Хватит досужих разговоров, Итан! — воскликнула она, нетерпеливо протягивая к нему руку. — Дайте мне эту проклятую книгу, и дело с концом!

Он протянул ей томик Шекспира, и она взяла его, раздосадованная тем, что он так холоден, когда ей с трудом удается справиться с волнением.

— Когда я должна отвезти ее в Кембридж? — спросила Кэти.

— Выезжай с первыми лучами солнца. Если хорошо держишься в седле, то верхом, чтобы потом кучер не разболтал об этой поездке.

— Но вы же сами нанимали мне кучера, разве вы не доверяете своему человеку? — удивилась Кэти.

— Я никому не доверяю, — резко произнес он. — В пути проверяй, нет ли за тобой слежки, и ради всего святого, будь предельно осторожной!

— Постараюсь! — пообещала Кэти.

— Когда вернешься, пошли мне записку, но не упоминай в ней ни имен, ни деталей. Послезавтра вечеринка у Холбрука, мы приглашены, так что в семь я заеду за тобой, будь готова. Счастливого пути!

Подойдя к двери, Итан уже взялся за ручку, но вдруг остановился и через плечо оглянулся на девушку.

— Кстати, Кэти, тебе не стоило так смущаться, ведь я ничего не видел! — сказал он, сверкнув озорной улыбкой, и вышел.

Она прыснула со смеху, хотя не поверила ни одному его слову. «Господи, ну и обманщик же он, этот Итан Хардинг!» — подумала она через несколько мгновений, забравшись под одеяло.

Да, он отъявленный обманщик, бездушный сердцеед, шпион, который приходит и уходит, когда заблагорассудится. И все же ему не откажешь в смелости и даже порядочности. Пусть он пошел на бессовестный шантаж, чтобы заставить ее помогать мятежникам, но при этом он не перестает удивлять проявлениями редкостного великодушия и галантности. Угрожая отправить Кэти обратно к Уиллоуби, он в то же время рисковал своей жизнью, спасая ее от домогательств Уэстона.

«А ты собираешься отплатить ему за добро предательством!» — кто-то как будто шепнул ей на ухо.

Кэти укрылась с головой, но то был голос ее совести, и заглушить его она не могла. Она закрыла глаза, пытаясь уснуть, но перед ней возникла ужасная картина казни Итана, и Кэти в ужасе вновь открыла глаза, стараясь успокоить разыгравшееся воображение. Все напрасно — стоило ей смежить веки, как перед ней возникало дергающееся в последних конвульсиях тело Итана с петлей на шее.

Внезапно Кэти почувствовала, что ей не хватает воздуха. Охваченная паникой, она резко села и откинула одеяло.

«Я не могу его предать, — думала она исступленно. — Если я это сделаю, то не прощу себе до конца своих дней!»

Она свернулась в клубочек, обхватив руками поджатые колени, и, чтобы успокоиться, стала дышать открытым ртом, как вытащенная на берег рыба.

— Ты должна выдать его Лоудену, — забормотала она, — ты должна, потому что у тебя нет выбора. Речь идет о твоей жизни: или ты, или Итан! Ты должна, должна, должна!

Ах, Итан, Итан… Ей вспомнилось тепло его объятий, восхитительный вкус его губ… О господи, доля Иуды — воистину горькая доля!

Кэти со стоном откинулась на пуховые подушки. Впервые ее не радовали ни их мягкость, ни шелковистость белоснежных простыней. В эту ночь даже самая роскошная на свете постель не смогла бы подарить ей хороший сон. По правде говоря, Кэти вообще не сомкнула глаз.

Гостиница «Синий кабан» находилась всего лишь в полумиле к северу от Кембриджа, на Лексингтон-роуд, и Кэти нашла ее без труда. Простое двухэтажное здание, обшитое досками, стояло довольно далеко от дороги, но на обочине предусмотрительно повесили указательный знак с изображением синего кабана на ярко-желтом фоне, пропустить который даже при желании было бы трудно.

Когда Кэти появилась в дверях гостиничной пивной, в заставленном столами зале не было никого, за исключением хозяина, который стоял за стойкой, вытирая только что вымытые кружки.

— Что вам угодно, мисс? — спросил он с таким мрачным, подозрительным видом, что Кэти бросило в жар. Она остановилась, не зная, что и думать, — то ли он принял ее за шпионку тори (и не ошибся!), то ли просто встал с левой ноги.

Однако надо было действовать. «Смелее, — подбодрила она себя, — ведь у тебя на лбу не написано, что ты шпионка, и если так думает недоверчивый хозяин, что с того? В конце концов, ты привезла вигам ценную информацию, это дает тебе преимущество!»

— Я бы хотела видеть мистера Джозефа Брамли, — сказала она твердо, снимая с плеча дорожную сумку. — Мне сказали, что я найду его здесь.

— Да, мистер Брамли здесь, — ответил хозяин, помрачнев еще больше. — Но он еще спит. Зачем он вам понадобился?

— Боюсь, что не могу вам сказать, это сугубо личное дело, — со всей возможной кротостью сказала Кэти, выдавив самую очаровательную улыбку, на какую была способна. — Я получила указание говорить только с самим мистером Брамли и ни с кем, кроме него. У меня к нему очень важное, срочное дело, так что он наверняка меня ждет!

— Минутку] — буркнул хозяин и, бросив полотенце на стойку, пошел наверх.

Прислушиваясь к скрипу ступеней, Кэти протянула к очагу озябшие руки, но греться ей пришлось недолго. Уже через несколько минут хозяин вернулся и ткнул большим пальцем через плечо:

— Ступайте на второй этаж!

Поднявшись по лестнице, Кэти увидела узкий темный коридор, в самом конце которого, явно поджидая ее, стоял у полуоткрытой двери приземистый коротышка в бриджах. Его лицо показалось Кэти смутно знакомым — она решила, что, скорее всего, видела его в «Русалке» в самом начале, когда так удачно устроилась туда на работу. Но она точно помнила, что ее с ним не знакомили. Брамли нетерпеливо махнул рукой:

— Заходите, милая, не стоит там стоять!

Кэти прошла в его комнату.

— Я вас узнаю — вы работали в «Русалке», — негромко произнес Брамли, закрывая за собой дверь. — Как вас зовут?

— Кэти, — так же тихо ответила девушка.

— Кто вас послал?

— Наш общий друг, некоторые называют его Джон Смит.

— Ну и счастливчик этот Смит! — неожиданно хихикнул Брамли, отчего в уголках его глаз появились добродушные морщинки. — Я тоже был бы не прочь обзавестись такой хорошенькой подругой, как вы! Но к делу — он просил вас передать мне записку?

— Не записку, сэр, а вот это. — Она открыла дорожную сумку и, бросив опасливый взгляд на дверь и на окна, достала из нее книгу.

Брамли взял ее и начал медленно листать, время от времени кивая головой. Похоже, содержание книги говорило ему о многом, тогда как для Кэти оно осталось совершенно непонятным.

Разумеется, девушка не удержалась от того, чтобы перед отъездом из Бостона просмотреть переданный Итаном томик. Она обнаружила, что на некоторые страницы были наклеены другие, тоже отпечатанные в типографии, и тоже со стихами. Но в отличие от строчек Шекспира, беспомощные вирши, которые их заменяли, можно было назвать стихами лишь с большой натяжкой. Очевидно, наклеенные страницы содержали закодированные сообщения, но Кэти, как ни старалась, так и не смогла понять их суть.

Ее даже радовало, что она не сможет передать книгу Лоудену. Предлог был вполне благовидным — виконт возвращался только через несколько дней, но, не привези Кэти книгу в Кембридж вовремя, Итан наверняка заподозрил бы свою помощницу в предательстве, в отсутствие же Лоудена ее некому было бы защитить.

— Отлично! — воскликнул довольный Брамли, закончив перелистывать книгу. — Не перестаю удивляться, как наш общий друг Смит ухитряется добывать столь ценную информацию!

— Я тоже, сэр! — поддакнула Кэти. — Напишете ответ?

— Нет, — покачал головой Брамли. — Просто скажите ему, что я передам книгу нужным людям.

— Хорошо, сэр, — сказала она и хотела было идти, но он остановил ее:

— Мне сказали, что вы только недавно в Бостоне. Скажите, почему вы решили нам помогать? Вы стремитесь к свободе?

— Нет, — солгала она. На самом деле Кэти действительно помогала вигам потому, что стремилась к свободе, но только к своей, личной свободе. Однако разве это объяснишь таким людям, как Брамли? — А как насчет вас, сэр?

— Гм… Что вы имеете в виду?

— Ну, почему вы рискуете всем, что имеете, ради безнадежного дела?

— Потому что я убежден, что воля общества должна быть выше прихотей королей! — решительно ответил он.

— Вы говорите совсем как тот, кто меня сюда послал! — улыбнулась Кэти.

— Да, мы с ним оба верим в одни и те же идеалы — идеалы свободы и независимости, мисс, — кивнул головой Брамли и испытующе посмотрел на девушку: — А во что верите вы?

Девушка открыла было рот, чтобы ответить, но вдруг поняла, что ей нечего сказать, — раньше, когда ей приходилось бороться за право прожить еще один день, она верила в свои силы, теперь же все изменилось, и она уже не знала, во что верить.

— Молли мне как-то сказала, что вы неравнодушны к нашему другу Смиту, — нарушил затянувшееся молчание Брамли. — Что ж, значит, вас привела в революцию вера в храброго рыцаря с серыми, как ненастный день, глазами. Такое тоже случается.

Кэти вспомнила, как эти серые глаза смотрели на нее накануне вечером, когда на ней не было ничего, кроме мокрого полотенца, и вышла из комнаты, так и не произнеся ни слова. Если она и впрямь ради этого готова поставить на кон свою жизнь, тогда она просто сошла с ума!

14

Как Итан и предупреждал, он появился только вечером следующего дня, чтобы сопровождать Кэти на ужин к Уильяму Холбруку. В карете Кэти сказала, что встреча с Джозефом Брамли прошла успешно.

— Да, я знаю, — кивнул Итан.

— Откуда? — удивилась Кэти. — Неужели вы уже успели повидаться с Брамли?

— Нет, у меня есть свои источники информации, — многозначительно улыбнулся он, приведя Кэти в крайнее смятение.

Молясь про себя, чтобы эти источники не открыли ему, чьей осведомительницей она является на самом деле, девушка попросила:

— Пока мы едем, расскажите, как мне вести себя у Холбрука.

— У тебя две задачи, — ответил Итан. — Первая очень проста: в гости к Холбруку приедет развлечься игрой в карты жена Лоудена, леди Лоуден; когда ты окажешься с ней в паре за карточным столом, постарайся выведать у нее, зачем ее мужа послали в Бостон.

— Думаете, она проговорится? — с сомнением спросила Кэти.

— Может быть, и нет, но попробовать стоит. Займи ее разговором, очаруй, льсти напропалую, в общем, делай все, что угодно, лишь бы это сработало. Ну как, справишься?

— Думаю, да, — без тени улыбки ответила она. — Разговорить женщину — что может быть проще?

— Я рад, что ты так уверена в своих силах.

— Да, уверена, — беззаботно пожала плечами Кэти, ведь до возвращения виконта ей нужно было только делать вид, что она старается выполнить задание Итана. — В конце концов, разве не вы заключили со мной сделку потому, что я обладаю «хитрым изворотливым умом, дерзкой отвагой и редкой способностью лгать с самым невинным видом», как вы когда-то мне сказали?

Итан не смог удержаться от смеха — как ловко она повернула против него его же собственные слова!

— А я не говорил тебе, что ты еще и очень тщеславна? — спросил он.

— Не пытайтесь принизить мои таланты, однажды вы их уже признали, — возразила Кэти с улыбкой. — Какое еще задание вы мне приготовили?

— Оно не такое простое, как первое. Видишь ли, Холбрук — один из ближайших советников губернатора. Он держит важные бумаги в ящике стола в своем кабинете. Наверное, там есть и документы, связанные с Лоу-деном. Я хочу пробраться в кабинет и взглянуть на эти бумаги.

— В чем заключается моя роль? — уточнила Кэти, впрочем, догадываясь о том, что ее ждет.

— Холбрук запирает стол, а я не умею вскрывать замки, тогда как ты, насколько я помню, отлично с этим справляешься.

Кэти чуть не застонала от досады: тут уж не удастся притвориться! Если в кабинет Холбрука вместе с ней пойдет Итан, то придется действительно вскрыть злополучный ящик!

— Неужели вы всерьез хотите, чтобы я залезла в стол губернаторского советника? — спросила она, изо всех сил стараясь казаться спокойной.

— Да.

— Но как?

— Я надеялся, ты что-нибудь придумаешь, ведь у тебя гораздо больше опыта по этой части, чем у меня.

— Но если сам Холбрук, кто-нибудь из его слуг или гостей схватит нас за руку, что мы им скажем, как объясним свой поступок?

— Ты сочинишь для них какую-нибудь историю. Разве ты забыла про свои таланты — «хитрый изворотливый ум, дерзкую отвагу и способность лгать с самым невинным видом»? — насмешливо спросил Итан.

— Ради бога, хватит лести, — махнула рукой Кэти, — не то я просто умру от тщеславия! Думаю, должен быть какой-то простой способ залезть к Холбруку в стол и не попасться… — Она нахмурилась и замолчала, глядя в окно на проплывающие мимо пейзажи. «Господи, — подумалось ей, — насколько легче живется воровкам, чем шпионкам!»

Разумеется, отказать Итану нельзя — слишком рискованно. Кроме того, если Холбрук действительно хранит у себя в кабинете какие-то документы, связанные с деятельностью виконта, то участие в затее Итана может даже оказаться полезным: не мешало бы знать, что затевает Лоуден на самом деле, ведь он достоин доверия не больше двуликого мистера Хардинга. Так что эта затея ей на руку!

Вдруг в мозгу девушки, как молния, сверкнула спасительная мысль.

— Похоже, мы в западной части Бикон-стрит? — спросила Кэти, показывая в окно. — Кажется, совсем близко Гулящий квартал?

— Да, а что? — Итан посмотрел на нее с недоумением.

— Велите кучеру остановиться.

— Но зачем?

— Я кое-что придумала, но для осуществления своего плана мне нужны две вещи. Остановите карету.

Итан постучал в потолок, карета замедлила ход и остановилась. Кэти тут же открыла дверцу и спрыгнула на мостовую.

— Я вернусь через несколько минут! — воскликнула она.

— Постой, куда ты?

— Подождите меня, я скоро вернусь, — повторила она, собираясь уйти, но вдруг остановилась и протянула к Итану руку: — Дайте мне денег.

Порывшись в карманах, он выудил оттуда несколько монет. |

— Нет, — покачала головой Кэти, — лучше английское серебро. Нужна как минимум гинея!

Порывшись еще, Итан нашел и гинею.

— Этого достаточно, чтобы уплыть из Бостона куда глаза глядят, — заметил он, передавая ей монету. — Надеюсь, ты меня не подведешь?

— Не беспокойтесь! Даже если бы я хотела сбежать, разве такой мизерной суммы хватит на сносную жизнь? Нет, я рассчитываю на гораздо более щедрый подарок, — заверила его девушка. — Ведь Уиллоуби никогда не согласится продать меня за какую-то жалкую гинею.

С этими словами она захлопнула дверцу кареты и исчезла в темноте.

Ее не было целых двадцать минут.

— Я уже собрался идти тебя искать, — сказал Итан, когда Кэти наконец уселась рядом с ним и карета снова тронулась. — Где ты так долго пропадала?

— В Гулящем квартале, искала это! — гордо ответила Кэти, вытаскивая из кармана свое приобретение. На ее ладони Итан увидел маленький пузырек синего стекла и плоский кожаный мешочек около трех дюймов в длину и ширину.

— Что это такое? — нахмурился он.

— Самый лучший воровской инструмент!

— Вот как? Что-то не верится!

— Сами увидите! — ответила Кэти с лукавой улыбкой. Ей было понятно его беспокойство: он почувствовал, что больше не хозяин положения, и она, Кэти, может выйти из-под его контроля. Что ж, это неплохо, немножко волнения ему не повредит, слишком уж Итан Хардинг невозмутим и уверен в себе!

— Кэти, признавайся, что у тебя на уме?

Девушке вспомнилось, как он дразнил ее в спальне, не отдавая пеньюар, и она решила, что за такую шутку его надо проучить как следует. Утвердившись в этой мысли, она положила ноги на сиденье напротив и приподняла подол вечернего платья так, что ее прелестные стройные ножки, обтянутые тончайшими шелковыми чулками из запасов миссис Уоринг, открылись взгляду Ита-на до самых подвязок, которые поддерживали чулки над коленями.

— Вы ведь, кажется, собираетесь пошарить в столе у Холбрука? — спросила она, засовывая синий пузырек за одну из подвязок.

— Разумеется, — ответил Итан, который не сводил глаз с ее ног, причем бумаги сэра Холбрука, судя по выражению его лица, волновали его в эту минуту меньше всего.

— И вы не хотите быть пойманным, так? — продолжала она, засовывая кожаный мешочек за вторую подвязку.

— Конечно, нет!

— Тогда вам придется целиком положиться на меня! — закончила Кэти с высокомерной усмешкой и одернула платье.


Виконтесса Лоуден оказалась воплощением двух пороков, которых Кэти не выносила в женщинах: она была до смерти скучна и глупа, как пробка. После двух часов игры в паре с ней девушка пришла к мысли, что виконтесса и ее муж стоят друг друга. Леди Холбрук тоже играла за их столом, и Кэти нашла ее именно такой, как ее описал Итан, — «очаровательной и очень милой». Сэр Уильям явно не заслуживал такой жены, но леди Розали любила его и не скрывала этого. Его грубость, чванство, вульгарность и похотливость бросались в глаза; очевидно, бедная женщина догадывалась и о том, что муж ей изменяет, но, несмотря на свои многочисленные пороки, он нисколько не терял в ее глазах. Необъяснимая любовь Розали к мужлану Холбруку показалась Кэти удивительно трогательной. Виконтесса же была женщиной совсем другого сорта.

Улучив момент, Кэти подошла к Итану, стоявшему у столика с пуншем, и шепотом поделилась с ним своим впечатлением от леди Лоуден.

— Она тебе что-нибудь рассказала? — спросил он тихо, передавая ей хрустальный стаканчик пунша.

— О, массу всего!

— Это хорошо, — заметил Итан. Взяв девушку под руку, он отвел ее к стоявшему в углу диванчику, поблизости от которого никого не было, усадил и сам сел рядом. — Так что она рассказала?

— Что скучает по Лондону, что ей не везет в карты и что ее любимый мопс не выносит морской качки, — ухмыльнулась Кэти. — «Вы знаете, моего дорогого Толстячка тошнило всю дорогу до Бостона, а капитан, такой невежа, сказал, что не может ничем ему помочь!» — добавила она жеманно, растягивая слова и гнусавя, как виконтесса.

Итан расхохотался — настолько похоже Кэти изобразила эту высокородную леди, — и несколько человек, оторвавшись от карт и разговоров, повернули головы в их сторону.

— Тихо вы, люди смотрят! — шикнула на него Кэти, которая, впрочем, смеялась вместе с ним.

— Ничего страшного. Они считают, что ты развлекаешь меня, как и подобает любовнице!

— А что вы скажете на это? — Она бросила на него наигранно пылкий взгляд, подражая тому, как смотрел на нее Итан, когда не давал надеть пеньюар, и добавила, делая большой глоток пунша: — Жаль, что вы сейчас одеты!

— Действительно, очень жаль, — согласился Итан, выразительно поглядев на глубокий, на грани приличия, вырез ее платья.

Как случалось всякий раз, когда он давал волю своему вожделению, у Кэти перехватило дыхание, по телу побежала горячая волна, и девушка почувствовала себя во власти какой-то темной, опасной и необузданной силы. Она придвинулась к нему так близко, что ощутила тепло его тела.

— Осторожней, милая, — прошептал Итан. — Ты же сама сказала, что на нас смотрят!

Она отстранилась, презирая себя за то, что поддалась его чувственному обаянию. Нельзя следовать глупому, бесполезному порыву, который грозил еще больше усложнить ее жизнь!

— Как бы то ни было, — печально вздохнула Кэти, — леди Лоуден мне совсем не понравилась. Она просто невыносима!

— Какое счастье, что, кроме меня, тебя никто не слышит, ведь она виконтесса, супруга пэра Англии и дочь графа!

— Ну и что? Будь она хоть королевских кровей, я сказала бы то же самое — леди Лоуден отвратительна! Мне даже кажется, она своего мопса любит гораздо больше мужа. — Кэти зябко повела обнаженными плечами. — Впрочем, за это я ее не виню…

В то же мгновение она почувствовала, как сидевший рядом Итан напрягся, и от ужаса у нее едва не остановилось сердце: господи, она чуть не проболталась, что знает Лоудена!.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Итан, пристально глядя ей в глаза.

— Вы же сами мне рассказывали, какой Лоуден безжалостный и честолюбивый человек, — находчиво сымпровизировала Кэти, решив больше не брать в рот ни капли пунша, который, похоже, действовал на нее расслабляюще, понижал самоконтроль, развязывал язык; еще одна обмолвка могла стоить ей жизни. — К тому же Лоуден пэр, а я немало их повидала и знаю, что они все похожи, как близнецы: жестокие скупцы, бездушные мужья безмозглых жен. Леди Лоуден — прекрасное тому подтверждение.

— В самом деле?

— Единственное, что по-настоящему заботит эту женщину, — продолжила разоблачительную речь Кэти, — ее собачка и ее положение в обществе; любимые занятия леди Лоуден — игра в пикет и сплетни, а самое большое ее желание — купить как можно больше платьев, причем ее не волнует, что многие из них она никогда не сможет надеть! Вы видели драгоценности, которыми она украшена, как рождественская елка? — спросила она с мечтательным вздохом. — На деньги, вырученные от продажи одного лишь ожерелья виконтессы, я могла бы жить, как герцогиня, года два, не меньше!

— Если ты задумала их украсть, сейчас же выброси это из головы! — негромко, но жестко проговорил Итан. — Если тебя арестуют за кражу драгоценностей столь важной особы, даже у меня не хватит денег и влияния, чтобы спасти тебя от виселицы!

— Что вы, меня ни за что не поймают! Я могу снять ожерелье и покинуть Бостон прежде, чем эта клуша сообразит, что ее обокрали.

— Я запрещаю тебе даже думать об этом, Кэти! Расскажи лучше, что ты узнала от виконтессы о ее муже.

— Ничего важного, — честно ответила девушка. Ей не пришлось лгать, хотя она была к этому готова. — Виконтесса уверена, что ее муж, как официально объявлено, приехал сюда для обеспечения связи между губернатором и английским правительством. Похоже, больше она ничего не знает. Послушайте, а может быть, Лоуден действительно прибыл для обеспечения связи?

— Нет, это невозможно! — покачал головой Итан. — Человек с его амбициями никогда бы не приехал в такую даль на должность, явно не соответствующую его высокому положению. Он темнит, скрывает свою истинную цель. Надеюсь, нам помогут бумаги, которые Холбрук прячет у себя в столе. Когда мы ими займемся?

— Нам надо задержаться до тех пор, пока не разойдутся остальные гости.

— Это дурной тон, милая, но, раз надо, значит, надо!

— Как только мы остаемся с хозяином один на один, уговорите его перейти в кабинет, чтобы выпить на дорожку по стаканчику портвейна. Скажите, что вам очень нравится уютная обстановка кабинета, или что-нибудь еще в том же роде, но мы должны оказаться там.

— Хорошо, а что мы будем делать дальше? — Итан не мог совладать со своим любопытством.

— Вы дождетесь, когда Холбрук, отпив из стакана, поставит его на стол, и как-нибудь отвлечете его внимание, остальное — мое дело.

Большая часть гостей сэра Уильяма покинула гостеприимных хозяев далеко за полночь, и около половины второго Итан с Кэти были приглашены в кабинет на стаканчик портвейна — Итан добился этого на удивление легко: он просто попросил Холбрука показать им перед уходом коллекцию эротических рисунков, которой похотливый хозяин очень гордился.

Кэти, повидавшая немало грязных картинок, отлично представляла себе, насколько коллекция Холбрука далека от искусства, поэтому неодобрительно покосилась на Итана, считая, что он мог бы найти более безобидный предлог. К счастью, ее мука длилась недолго: едва они, наполнив стаканы вином, приступили к просмотру коллекции и довольный Холбрук начал отпускать вульгарные комментарии, как Итан привлек его внимание к одному особенно непристойному рисунку, выполненному карандашом и пером. Холбрук поставил стакан и повернулся к Кэти спиной, девушка же, за которой исподтишка наблюдал ее сообщник, в мгновение ока вытащила из своего тайника синий пузырек, открыла его и вылила содержимое в портвейн хозяина, а потом так же быстро спрятала пузырек за подвязку.

Холбрук обернулся, отпил вина и вернулся к своей любимой коллекции. Через пять минут он обмяк и сполз с дивана, с глухим стуком ударившись о пол головой.

— Какое счастье, что ты на моей стороне, — пробормотал Итан, не веря своим глазам: его приятель заснул как убитый.

— Рада это слышать, — буркнула Кэти. Она с деловым видом уселась за стол Холбрука и вытащила из-под платья кожаный мешочек. — Заприте дверь, чтобы сюда не вошел кто-нибудь из слуг.

Итан беспрекословно повиновался, потом вернулся к столу и стал наблюдать за своей сообщницей. Внимательно осмотрев замки на ящиках стола, Кэти открыла кожаный мешочек, в котором оказалось с полдюжины кармашков с миниатюрными металлическими отмычками, и выбрала одну из них.

— Слушай, а что было в пузырьке? — спросил Итан.

— «Святая вода»!

— Шутишь! — не поверил он.

— Вы не поняли, это не настоящая святая вода, просто мы, воры, называем так одну жидкость, которая помогает нам в работе, — объяснила Кэти. — Нескольких капель достаточно, чтобы человек крепко заснул, а у спящего, как известно, легче забрать кошелек, часы и драгоценности. Очень полезная штука, эта «святая вода», мы с Мэг частенько пускали ее в ход!

Изумленный Итан только покачал головой. Между тем Кэти вставила отмычку в замочную скважину верхнего ящика и начала осторожно поворачивать свой инструмент то в одну, то в другую сторону.

— Должен признаться, ты самая удивительная женщина из всех, кого я знаю, — сказал Итан. — Я не перестаю удивляться глубине твоих познаний во всем, что касается мошенничества, воровства и разного рода афер!

— Надо понимать, что это комплимент? — проговорила девушка, сосредоточенно продолжая работу.

Через несколько минут раздался тихий щелчок, замок открылся, и Кэти вставила отмычку в замок второго ящика, а когда и он был открыт, взялась за третий.

— Итак, — заметил Итан, наблюдая за ней, — слуги будут думать, что их хозяин напился до потери сознания, и ни одна живая душа на свете не догадается, что мы просмотрели его бумаги?

— Совершенно верно! — ответила Кэти, и в ту же минуту ее умелые руки открыли последний замок. Она поднялась из-за стола. — Готово! Мы можем рыться в столе Холбрука сколько душе угодно, он не проснется. Перед уходом мы скажем дворецкому, чтобы сэра Уильяма, который перебрал портвейна и отключился, отнесли в постель. Утром он проснется с раскалывающейся от боли головой, ничего не помня о своих ночных приключениях.

— Потрясающе! — ухмыльнулся Итан и уселся за стол.

Кэти наклонилась к его уху и прошептала:

— Ну что, у меня действительно «изворотливый ум»?

— Да, ты очень хитрая и ловкая! — с искренним восхищением подтвердил Итан, открывая первый ящик. — Я и в самом деле рад, что ты на моей стороне.

«Рано радуешься, голубчик!» — подумала Кэти и удовлетворенно вздохнула.

Итан же вытащил пачку бумаг, бегло просмотрел, положил на место и открыл второй ящик. Порывшись в нем несколько минут, он тихонько присвистнул и вытащил из вороха бумаг большой конверт.

— Кэти, посмотри, что я нашел! — позвал он. — Полное досье Лоудена, которое Холбруку прислал губернатор. Хорошо, что мой приятель уже его прочел, не то мне пришлось бы сломать печать.

— Она из воска? Тогда ее легко снять, не ломая.

— Правда? Потом покажешь, как это делается, а сейчас я займусь досье.

Кэти заглянула ему через плечо, тоже собираясь почитать интересный документ, но скрытный Итан нахмурился и повернулся так, чтобы ей ничего не было видно.

— Не могла бы ты посидеть пока там? — махнул он рукой в сторону дивана. — Я управлюсь за несколько минут.

— Неужели вы думаете, что я позволю вам читать это одному? — возмутилась девушка. — Я проделала для вас всю работу, а вы лишаете меня возможности удовлетворить свое любопытство? Так не пойдет.

Он продолжал загораживать бумаги, и Кэти ринулась в атаку:

— Если вы не позволите мне прочесть досье, я не запру ящики, и утром Холбрук поймет, что вы шарили у него в столе!

— Что мы шарили, — поправил ее Итан и сдался: — Так и быть, читай!

Он отодвинулся, и они вместе начали просматривать досье. Через несколько минут, наткнувшись на документ, посвященный истинной задаче виконта Лоудена в Бостоне, они поняли, что рисковали не зря.

Закончив чтение, Итан положил досье обратно в ящик и уступил Кэти место за столом, чтобы она могла его запереть.

— Вот, значит, для чего приехал Лоуден, — прошептала Кэти, мастерски разыгрывая удивление. — Он должен вербовать шпионов, чтобы найти улики против «Сынов свободы»!

— Очень разумный шаг со стороны правительства, — кивнул Итан. — Министр Норт уже много месяцев пытается заставить губернатора Гейджа предпринять против повстанцев активные шаги, но тот отказывается, ссылаясь именно на отсутствие улик.

— Зачем же им понадобились улики? Не проще ли Норту просто приказать губернатору арестовать лидеров вигов? — спросила Кэти, ловко запирая ящики. — Разве он не всесильный главный министр?

— Так-то оно так, но ему необходима поддержка парламента, чтобы заставить Гейджа действовать, а он не смог ее получить. Вот Норт и послал Лоудена добывать доказательства, чтобы добиться своего не мытьем, так катаньем. И если…

Внезапно кто-то затряс дверную ручку и из коридора донесся голос дворецкого:

— Сэр Уильям, вы здесь? Это я, Робертс. Откройте, сэр Уильям! Почему вы заперлись? Мистер Хардинг и миссис Армстронг уже ушли?

Молниеносно выскочив из-за стола, Кэти спрятала кожаный мешочек с отмычками в свой тайник и сделала Итану знак отпереть дверь.

Когда дворецкий Робертс вошел, он увидел, как миссис Армстронг, склонившись над распростертым на полу хозяином, озабоченно похлопывает его по щекам.

— Бедный, бедный сэр Уильям! — вздохнула она, распрямляясь. — Итан, дорогой, боюсь, он слишком много выпил! Ах, вот и вы, Робертс! Слава богу, что вы догадались прийти! Мы уже собирались за вами кого-нибудь послать!

Подойдя к ней, дворецкий посмотрел на хозяина и покачал головой:

— Обычно он не хмелеет от портвейна так сильно, мадам! Честно говоря, я не понимаю, что произошло. А почему была заперта дверь, сэр? — спросил он, повернувшись к Итану.

Тот нахмурился и с крайне озадаченным видом ответил:

— Она вовсе не была заперта, Робертс! Замок, случайно, не заедает?

— Да, сэр, такое случается! Позвольте, я провожу вас, а потом вернусь и уложу в постель сэра Уильяма.

— Нет-нет, — торопливо сказала Кэти, — не тратьте на нас время, лучше сразу займитесь сэром Уильямом!

— Как вам будет угодно, мадам! Счастливого пути!

Итан и Кэти поспешно ретировались из особняка Холбрука, сели в карету и несколько минут проехали в чинном молчании, но потом переглянулись и прыснули со смеху. Как всегда после удачно проведенной аферы, Кэти почувствовала необыкновенный душевный подъем. Глядя на Итана, она поняла, что он ощущает то же самое.

— Замок часом не заедает, Робертс? — произнесла она, пародируя Итана в разговоре с дворецким, и захохотала. — О, Итан, из вас мог бы выйти превосходный аферист!

— Наверное, особенно с такой опытной наставницей, как ты! Кстати, ты успела запереть стол до того, как появился Робертс?

— Конечно!

— Очень хорошо.

— «Очень хорошо»?! — с притворным возмущением передразнила Кэти и, схватив его за полы плаща, притянула к себе. — Всего лишь «очень хорошо» за то, что я усыпила вашего приятеля, ловко вскрыла его стол, помогла в поисках нужного документа и искусно замела следы? Я заслуживаю высшей похвалы, мистер Хардинг, а не какого-то там «очень хорошо», потому что проявила недюжинную сноровку, редкостную изобретательность, отчаянную смелость, даже, не побоюсь этого слова, дерзкую отвагу, короче говоря, я была великолепна!

Она притянула его еще ближе, так что почувствовала на своих губах тепло его дыхания, и потребовала:

— Сейчас же скажите, что я была великолепна!

— Ты была великолепна…

Его губы стремительно прижались к ее, не дав ответить, и безграничное ликование, которое охватило было Кэти, сменилось таким мощным, первозданным, неодолимым желанием, что все мысли о маленькой победе, только что одержанной над Итаном, вылетели у нее из головы.

Под его натиском ее губы раскрылись, и между ними скользнул его неистово-нежный язык. Обхватив рукой ее голову, Итан опустил Кэти на сиденье и прижался к ней всем телом. Девушка только ахнула, не отрывая губ от его рта.

Он тотчас отодвинулся и заглянул ей в лицо, давая возможность сказать «нет!», но Кэти хотела только одного — чтобы его поцелуй длился вечно. Не говоря ни слова, она сорвала с Итана треуголку и парик, швырнула их на пол кареты, потом нашарила косичку и распустила — его длинные черные волосы рассыпались по плечам, девушка ухватилась за густые пряди и притянула его к себе.

— Не останавливайся, милый, пожалуйста! — взмолилась она. — Не сейчас…

Итан снова приник к ее губам и стал торопливо развязывать тесемки плаща, потом наклонился и принялся целовать обнажившуюся шею Кэти. Его ладони скользнули вниз, накрыв холмики ее грудей, и она даже сквозь платье ощутила жар его тела.

Он начал гладить и покрывать поцелуями ее лицо, нежную шею, голые плечи, полуобнаженную грудь, вздымавшуюся над низким декольте, и Кэти, застонав от сладостной истомы, затрепетала в его объятиях.

Внезапно карета остановилась. Итан поднял голову и, пробормотав крепкое словцо из лексикона Джона Смита, совсем не подобавшее светскому льву Хардингу, сел. Похоже, они уже приехали к дому Кэти. Распахнув дверцу, он спрыгнул на мостовую и помог выйти своей спутнице. Едва ее ноги коснулись земли, как он увлек ее к дверям дома, бросив кучеру:

— Жди здесь, я немного задержусь!

В этот краткий миг в Кэти заговорил здравый смысл. Она, конечно, понимала, к чему вел дело Итан, и внутренний голос напомнил ей, что надо соблюдать осторожность, если она не хочет повторить судьбу своей матери. Даже если Итан никогда не узнает о ее договоре с Лоу-деном, и война, о приближении которой он твердит, никогда не начнется, все равно, ничего хорошего от связи с ним ждать не приходится: такие, как Итан, не женятся на девушках вроде Кэти. В лучшем случае этих девушек берут в содержанки. Неужели пример матери ничему не научил непутевую дочь?

Едва переступив порог, Итан захлопнул дверь и притянул девушку к себе. Кэти отвернулась, не давая ему себя поцеловать. Она чувствовала, что этому надо положить конец, пока не случилось того, о чем она потом горько пожалеет, пока их фарс не стал реальностью.

— Господи, Итан, что мы делаем? — пробормотала она, упираясь руками в его грудь. — Я думаю…

— Не надо, милая, — шепнул он, преодолевая ее сопротивление. — Сейчас думать не надо…

Он закрыл ей рот поцелуем, таким долгим и страстным, что мысли об осторожности, да и все другие мысли улетучились у нее из головы. Теперь для нее имело смысл только одно — быть рядом с ним. Завтра — хоть в могилу, но сегодняшнюю ночь она проведет с Итаном, любя его так, как только способна любить женщина.

Осыпая ее поцелуями, он начал расстегивать пуговицы на ее платье, и, когда добрался до последней, Кэти показалось, что она сорвалась с края земной тверди и стала погружаться в горячий океан — такой страстью пылали его губы, его руки, все его сильное тело. У нее закружилась голова, подогнулись ноги, и, чтобы не упасть, она уцепилась за лацканы его парадного камзола.

Через несколько минут, вновь обретя силы, Кэти поднялась на ноги и отстранилась от Итана, но совсем не потому, что в ней опять заговорил здравый смысл — она принялась стаскивать с Итана камзол, а потом, когда камзол упал на пол, начала расстегивать пуговицы на жилете. Итан стоял неподвижно, молча. Расстегивая дрожащими пальцами серебряные пуговки на его груди, она слышала его тяжелое дыхание, чувствовала, как гулко бьется его сердце. Закончив, девушка уже хотела снять с него жилет, но Итан, схватив ее за запястья, осторожно отвел от себя ее руки.

— Кэти… — пробормотал он, задыхаясь, — остановись…

Она помотала головой, не желая его слушать, ведь она уже сделала свой выбор и не собиралась отступать. Нет, жребий брошен! Если сейчас остановиться, то начнешь размышлять и, пожалуй, передумаешь, а этого ей никак не хотелось.

— Черт возьми, Итан Хардинг! — вырвалось у нее. — Вы считаете, что женщины не способны на решительные поступки?

— Ты не поняла меня, любовь моя! — сказал он со смехом. Итан отпустил ее запястья и легко подхватил девушку на руки. — Нам нужно перейти в какой-нибудь укромный уголок, не то, не дай бог, мы разбудим слуг и они спросонок примут нас за пробравшихся в дом воров!

— И они будут не так уж не правы, если вспомнить, что мы сделали у Холбрука! — хихикнула Кэти.

— Но мы ничего не украли у сэра Уильяма, — возразил Итан и кивнул на столик с изящным подсвечником: — Возьми-ка свечу и посвети мне!

Кэти послушалась, и Итан понес ее наверх, в спальню. Сгоравшей от нетерпения девушке эти несколько минут показались вечностью.

Наконец лестница осталась позади. Ударом ноги распахнув дверь спальни, Итан бережно опустил Кэти на пол, взял из ее руки подсвечник и подвел к кровати. Поставив подсвечник на ночной столик, он повернулся к девушке.

Даже в неровном, слабом свете единственной свечи в его глазах читалось такое неистовое желание, что Кэти невольно почувствовала гордость от осознания своей женской власти над этим сильным, умным, уверенным в себе человеком. Сегодня ночью Итан будет принадлежать ей, ей одной, как и она ему, — это чувство пьянило ее, как крепкое вино.

Встретившись глазами, они начали торопливо раздеваться, чтобы поскорее покончить с последней преградой, которая их разделяла.

С легким шуршанием к ее ногам упало шелковое платье, за ним последовал корсет и нижняя юбка, и наконец Кэти осталась в одной сорочке.

Итан со стуком сбросил туфли, потом нетерпеливо сорвал с себя жилет, стянул брюки, белье и выпрямился, нагой и прекрасный, как античная статуя, молочно белея в полумраке.

— Помнишь, как позавчера я застал тебя в ванной, и ты, вся мокрая, завернулась в полотенце? — внезапно нарушил он молчание. — Если бы ты знала, с каким трудом тогда я заставил себя уйти!

— Почему же ты не остался? — спросила Кэти, затаив дыхание.

— Сам не знаю… но хватит слов… — Он притянул ее к себе и нежно поцеловал в густые золотистые завитки на затылке, чувствуя, что вот-вот взорвется от возбуждения. Прочь последние сомнения, теперь уже ничто и никто не в силах его остановить, и даже целая армия короля Георга не помешает ему овладеть этой женщиной!

Он потянул вверх подол сорочки, и Кэти подняла руки, помогая ему снять свой последний покров. Бросив его на пол, Итан хотел было обнять ее, но она неожиданно отодвинулась и быстрым взглядом окинула его тело. Это было так на нее похоже, что Итан улыбнулся: даже сгорая от страсти, Кэти оставалась самой собой.

Но как она хороша! Обвив одной рукой ее тонкую талию, другой Итан провел по ее гибкому телу и накрыл прелестную, как у нимфы, грудь. Она закрыла глаза и приникла к нему. Итан восхищенно улыбнулся — как много наслаждений обещает это юное восхитительное создание!

Он начал ласкать рукой атласную кожу ее груди, а губами — плечо, и почувствовал, как ее тело затрепетало, а сосок под его ладонью напрягся и затвердел. Тогда Итан стал поглаживать его двумя пальцами, одновременно покрывая поцелуями ее плечо, шею, ухо, потом сжал губами ушную мочку, и Кэти низко, утробно застонала.

Этот полный желания стон заставил его содрогнуться от страсти. Обхватив Кэти за плечи, Итан медленно, покачиваясь, словно в каком-то странном эротическом танце, двинулся вместе с ней к кровати, лег и притянул к себе девушку.

Кэти перекатилась на спину, утонув в пуховой перине, и закрыла глаза — она вся, без остатка, принадлежала сейчас ему. Итан придвинулся к ней еще теснее, и она почувствовала на своем бедре его напряженную плоть.

Протянув руку, он нежно погладил ее по щеке, шее, ключице, потом коснулся ее сосков и неожиданно замер, как будто испугавшись собственной смелости.

«Ну же, Итан, продолжай! — трепеща, подумала Кэти. — Господи, почему он остановился?»

Она посмотрела на него и с изумлением увидела, что его взгляд прикован к ее лицу, а не к обнаженному телу, словно он дожидается, когда она откроет глаза. Похоже, так оно и было.

— Знаешь, любимая, — взволнованно прошептал Итан, — я много раз воображал в мечтах этот момент, но я и представить себе не мог, что ты так прекрасна!

Она улыбнулась в ответ, погладила его по щеке, потом запустила пальцы в длинные черные волосы и, притянув к себе, приникла к его губам. Кэти никогда не подозревала, что в ней могло таиться столько страсти, столько нежности.

Его рука, скользнув по ее груди, задержалась на гладком животе, опустилась на бедра, раздвинула ноги и проникла в сокровенную глубину. Он тут же закрыл рот Кэти поцелуем, иначе бы она вскрикнула — по ее телу будто разлился огонь.

Пальцы Итана ласкали ее лоно, и от их обжигающей нежности с губ Кэти сорвался протяжный стон. Она почувствовала, что внутри ее поднимается, крепнет волна нового, острого, ни с чем не сравнимого наслаждения.

— Итан, — пробормотала она. — Что это, Итан…

Ей показалось, что она сейчас расплавится, как кусочек воска. Словно издалека, она услышала свой собственный голос, без конца повторявший имя Итана. «Зачем я это делаю?» — удивилась Кэти, но остановиться уже не смогла. С каждым движением его пальцев огонь в ее лоне разгорался все сильнее, наполняя все ее существо блаженством, какого она до сих пор никогда не испытывала. Она еще трепетала от этого необыкновенного ощущения, когда Итан убрал руку и навалился на Кэти, вдавив ее в перину. Она ахнула от удивления и боли, почувствовав в себе его тугую безжалостную плоть. Он, конечно, знал, что причиняет ей боль, но не остановил вторжения, только еще сильнее сжал Кэти в объятиях, нежно целуя ее в шею и что-то ласково бормоча. Прикосновение его губ и невнятный шепот странным образом подействовали на нее умиротворяюще, постепенно резкая боль внизу живота начала стихать, и Кэти снова ощутила, как по ее телу толчками разливается жар возбуждения. Подчиняясь неодолимому желанию, она сжала Итана бедрами.

— Не делай этого, Кэти! — простонал он, обдавая жарким дыханием ее шею. — Еще слишком рано…

Но тело Кэти подчинялось сейчас каким-то своим, таинственным законам. Ни сама Кэти, ни Итан не имели над ним власти. Всей грудью вдохнув воздух, она начала ритмично двигаться.

— Нет, Кэти, не надо! — снова взмолился Итан, но она и не подумала останавливаться, и тогда он, глухо застонав, стал двигаться в такт с нею. Она уткнулась лицом в его плечо и обхватила руками широкую мускулистую спину, одновременно то напрягаясь, то расслабляясь в такт с его толчками.

Внутри Кэти опять разлился огонь, который с каждым движением Итана разгорался все сильнее, все жарче, пока вдруг не рассыпался фейерверком искр, наполнивших ее тело райским блаженством. Она содрогнулась, вскрикнула, ее лоно сомкнулось вокруг его плоти, и Кэти приподняла бедра, словно для того, чтобы дать ему возможность насладиться сладким мигом любви так же остро, как она сама.

Итан как будто ждал этого. Издав громкий стон, он содрогнулся в любовном экстазе, и Кэти почувствовала последний мощный толчок, после которого ее возлюбленный затих.

Ее руки без устали ласкали его спину, и напряжение понемногу его покидало. Наконец, не выпуская Кэти из объятий, Итан перекатился на бок и прижался к ней, шепча нежные слова. Она же не могла пошевелиться, охваченная сладостной истомой. Через несколько минут Кэти услышала его ровное дыхание — он заснул. Выскользнув из его объятий, она задула свечу, натянула смятое и отброшенное в ноги покрывало и снова прильнула к Итану. Не просыпаясь, он обнял ее одной рукой, как будто хотел защитить от невидимого врага.

У нее возникло ощущение полной безопасности, немало ее удивившее. Подумать только, Итан только что лишил ее невинности, а она, Кэти, рядом с ним уверена в своей защищенности, как никогда!

Впрочем, в глубине души Кэти понимала, что эта уверенность — иллюзия, от которой скоро не останется и следа. Разве она сможет вечно скрывать от Итана правду о себе? Когда-нибудь все откроется, он поймет, до какой степени его возлюбленная лжива и продажна, и будет от души ее презирать. «Господи, хорошо бы к тому времени уехать из Бостона!» — в отчаянии подумала Кэти и постаралась выкинуть дурные мысли из головы. Ее счастье призрачно и скоротечно, стоит ли его портить размышлениями о грядущих бедах?

Положив голову Итану на грудь, она почувствовала под щекой что-то круглое и твердое — это был медальон «Сынов свободы». Кэти закрыла глаза, стараясь забыть и о Лоудене, и о его задании, и вообще обо всем на свете, кроме того, что несколько минут назад произошло между ней и Итаном.

«Что бы ни случилось завтра, сейчас он мой! — подумала она, прислушиваясь к сильным, гулким ударам его сердца. — Буду жить сегодняшним днем!»

15

Кэти разбудило бившее в глаза не по-зимнему яркое солнце — день уже был в разгаре. Зажмурившись, она вспомнила о событиях минувшей ночи и скосила глаза вбок — рядом, обняв ее рукой за талию, спал Итан. Кэти вдохнула новый для нее запах мужского тела и повернулась к возлюбленному. Прикрытый до пояса простыней, он лежал на боку, лицом к Кэти, засунув вторую руку под подушку, и крепко спал. Кэти осторожно сняла с себя его руку, села и принялась его рассматривать.

Подбородок и щеки Итана потемнели от пробившейся со вчерашнего дня щетины, длинные черные волосы разметались по белоснежной наволочке. Мускулы на его груди, руках, плечах, могучие, как у античного героя, казались высеченными из мрамора.

Но когда Кэти всмотрелась в его безмятежное лицо, оно показалось ей по-детски беззащитным. Такого Итана она еще не видела.

Она улыбнулась — как разительно он отличался сейчас от циничного незнакомца, старавшегося высмеять ее в «Русалке»!

Его черты разгладились, утратив обычную резкость, с губ исчезла насмешливая улыбка; глаза Итана, смотревшие всегда сурово и холодно, были закрыты, но Кэти помнила, что ночью в их серой, сумрачной глубине не было и следа всегдашней суровости, только любовь и нежность. Сняв обе свои маски — самоотверженного патриота, безжалостного шпиона, полного загадок и тайн, и заносчивого сластолюбивого денди, он стал просто человеком, давшим ей первый урок любви.

Переполненная благодарностью, Кэти протянула было руку, чтобы погладить его по щеке, но передумала: не дай бог, проснется! Пусть лучше еще поспит, отдых пойдет ему на пользу. Пусть спит хоть до вечера!

Она взглянула в окно — наверное, так и будет, ведь уже далеко за полдень… Эта мысль подействовала на нее, как ушат холодной воды. Уже за полдень, а ведь рано утром она должна была встретиться с Уортом на рыночной площади!

От ужаса у Кэти чуть не остановилось сердце. Как она могла забыть? Господи, что же теперь будет…

Стараясь не шуметь, она соскочила на пол и поморщилась от боли, снова напомнившей ей о том, что произошло ночью. Превозмогая неприятные ощущения, Кэти подошла к платяному шкафу и начала торопливо одеваться. Господи, только бы не проснулся Итан…

Натягивая на себя одежду, она размышляла о том, что теперь с ней будет. Если ночью она гнала от себя мысли о будущем, то сейчас просто не могла не думать об этом, и чем больше она думала, тем тяжелее становилось у нее на душе.

Лоуден, который должен вернуться со дня на день, наверняка сразу потребует от нее отчета. Что она расскажет ему о Джоне Смите? Как долго она сможет дурачить виконта, не выдавая ему Итана? Пожалуй, чаша его терпения переполнится довольно скоро, и в наказание за свои обманутые надежды Лоуден отошлет ее к Уиллоуби…

А вдруг она забеременела от Итана? Что она будет делать с ребенком на руках? Может быть, Итан на ней женится? Кэти горько усмехнулась при этой мысли. Ей ли не знать, как печальна участь матери незаконнорожденного дитя! Даже если Итан благородно пренебрежет разницей в их социальном положении, как он поступит, узнав, что возлюбленная — шпионка его злейшего врага?

Возможно, Итан захочет выкупить ее у Уиллоуби, но это не спасет ее от виселицы, если Лоуден даст ход ордеру на арест, которым он угрожал ей при первой встрече.

Кроме того, была еще одна неприятная вещь, мысль о которой приводила ее в отчаяние: задуманный Итаном фарс превратился в реальность, Кэти стала любовницей и содержанкой по-настоящему, нарушив клятву, которую дала себе девять лет назад, оказавшись одна-одинешень-ка на лондонских улицах. Она стала такой, как ее мать…

Кэти горестно вздохнула: как тяжела и несправедлива жизнь!

— Куда это ты собралась? — внезапно спросил Итан.

У нее упало сердце. Не в силах посмотреть любимому в глаза, она отвернулась и буркнула, застегивая дрожавшими пальцами пуговицы:

— Хочу немного пройтись.

— Пройтись? Куда же, если не секрет?

— Какая тебе разница? — ответила она, роясь в шкафу в поисках плаща. Гнетущее чувство вины сделало ее грубой. — Здесь что, тюрьма?

— Конечно, нет, я тебя не держу!

Вспомнив, что плащ остался в карете Итана, Кэти вполголоса выругалась, сдернула с полки вязаную шаль и накинула ее на плечи. Прочь, прочь отсюда как можно скорее!

— В таком случае я вольна идти, куда мне заблагорассудится, не отчитываясь перед тобой. Я не твоя собственность! — с вызовом сказала она и, выхватив из коробки первую попавшуюся шляпку, водрузила на голову, нисколько не заботясь о том, подходит шляпка к ее наряду или нет.

— Ты просто сбегаешь, милая, я прав?

— Да, бегу! — призналась она, мельком, через плечо, взглянув на него на пути к двери.

— Можешь сказать, почему?

Вместо ответа она торопливо схватилась за ручку двери, но выйти не успела — Итан, который в мгновение ока оказался у нее за спиной, без всякого усилия захлопнул дверь у нее перед носом, и Кэти оказалась в кольце его рук.

Его обнаженное тело источало тепло, дыхание щекотало ей ухо.

— От кого ты хочешь убежать, любимая? — прошептал он. — От меня или от себя?

— Сейчас же выпусти меня! — в отчаянии воскликнула Кэти, поворачиваясь к нему лицом. Господи, что делать, как выбраться из ловушки собственной лжи? Единственный выход — открыть ему самую невинную часть правды. — Неужели ты не понимаешь? Я стала такой, как моя мать! Ты даже не представляешь, в какой ад превратилась ее жизнь, как она страдала… Я видела, с каким пренебрежением к ней относились люди, как она сама презирала себя и ненавидела.

— Милая, опомнись, у нас все совсем не так…

— Я дала себе слово, что со мной этого никогда не случится… — перебила его Кэти, но ее голос предательски задрожал, и она, испугавшись, что сейчас разрыдается, попыталась оттолкнуть Итана. — Я поклялась себе, что никогда не позволю мужчине купить меня, словно вещь, красивую игрушку, но вчера это произошло…

— Дорогая, не равняй себя со своей матерью…

— Я стала содержанкой, наложницей, как она! — твердила Кэти, не слыша его. — Ты купил меня, как вещь! О, как я могла так низко пасть?

— В любви нет ничего постыдного, милая, но утро после любовной ночи нередко становится настоящим кошмаром.

— Да, да, это кошмар!

— Кэти, сейчас же прекрати внушать себе, что пошла по стопам матери!

— А какая между нами разница? — бросилась в атаку Кэти, когда до нее наконец дошел смысл его слов. — Если я не содержанка, как ты утверждаешь, может, ты на мне женишься?

Итан молчал.

— Не волнуйся, я вовсе не рассчитывала стать миссис Хардинг, — с горькой усмешкой сказала Кэти и добавила, отведя взгляд: — А теперь дай мне пройти!

— Ты хочешь меня бросить?

— Если я скажу «да», ты что, вызовешь полицию и отправишь меня к Уиллоуби?

— Если ты скажешь «нет», я тебе поверю и отпущу!

— Значит, я все-таки твоя пленница?

Он приподнял ее лицо за подбородок и, поймав ее взгляд, сказал:

— Кэти, губернатор дает сегодня вечером бал, на котором будет эмиссар французского правительства. Мне нужно обязательно встретиться с ним с глазу на глаз, и я уже придумал, как это сделать, но для осуществления моего плана необходима твоя помощь. От встречи с французом зависит все, за что мы боремся. Пожалуйста, помоги!

— Но я уже выполнила условие нашей сделки, — ответила Кэти, ошеломленная его натиском. — Ты же обещал дать мне свободу, как только я помогу тебе выяснить, зачем сюда приехал Лоуден, разве не так?

— Я выкуплю тебя, и ты получишь свободу, милая, но для этого нужно время, пойми!

— Значит, пока ты будешь меня выкупать, я должна работать на тебя и шпионить на вигов?

— Кэти, речь идет только о сегодняшнем вечере. Ты мне действительно очень нужна! Помоги мне сегодня, и я больше ничего от тебя не потребую, клянусь!

Пальцы Итана нежно гладили ее по щеке, и молодая женщина закрыла глаза, чтобы не видеть его лица. «Негодяй, негодяй»… — подумала она, пытаясь ожесточить свое сердце, но почувствовала лишь, как от его прикосновений ее охватывает истома.

— Лоуден тоже будет на балу? — прошептала Кэти.

— Он приглашен, а придет ли — неизвестно. Это зависит от того, вернулся он из Нью-Йорка или нет. Так я могу рассчитывать на твою помощь?

Кэти открыла глаза и, отбросив ласкавшую ее руку, сказала:

— Да, я тебе помогу. Подумай сам: разве у меня есть выбор?

Она открыла дверь и выскользнула из спальни.

На рыночной площади народу было мало. Высматривая высокую фигуру капитана Уорта, Кэти направилась прямиком к прилавку с луком, возле которого они обычно встречались, но капитан как сквозь землю провалился. Оно и понятно: условленное время давно миновало, он наверняка устал ждать и отправился домой. Кэти повернула обратно.

В голове билась одна мысль: как выбраться из западни, в которую ее загнала судьба? На ум не приходило ни одного мало-мальски подходящего решения. Может быть, его вообще не существует?

Если виконт вернулся, он, очевидно, уже знает, что его осведомительница стала любовницей одного из самых известных бостонских денди. Лоуден хитер, как лис, он без труда свяжет концы с концами и поймет, что Джон Смит и Итан Хардинг одно и то же лицо. Если же Кэти переоценивает его умственные способности, то это тоже сулит неприятности — встретив ее у губернатора, Лоуден может потребовать объяснений, почему она болтается по балам, вместо того чтобы собирать сведения о Джоне Смите в «Русалке».

А что, если взять и рассказать виконту про Итана? Поежившись, молодая женщина поплотнее закуталась в шаль — пронизывающий бостонский ветер пробирал до костей. Но даже самая теплая шаль не смогла бы спасти ее от леденящего холода, который объял ее сердце, когда она подумала о том, что ей предстоит сделать.


— Итан! Итан, вы меня слышите? — повысив голос, спросил секретарь, сидевший за столом напротив хозяина.

— А? Ты что-то спросил? — нахмурился тот, выходя из задумчивости. — Извини, я сегодня немного рассеян!

— Я хотел узнать, как прошел вечер у Холбрука. Вам удалось выяснить что-нибудь новое о Лоудене? — повторил вопрос секретарь.

— Да! Похоже, виконта прислали собрать улики против «Сынов свободы» и заставить Гейджа произвести аресты.

— Ого! — присвистнул Адам. — Интересно, как Лоуден собирается это сделать?

— С помощью осведомителей, как следует из бумаг, которые мы с Кэти нашли у Холбрука.

— Вот как, вам помогала миссис Армстронг? Кажется, она оправдывает ваши надежды!

Услышав ее имя, Итан опять мысленно перенесся на несколько часов назад.

«Я теперь тоже содержанка богача, как моя мать, ты купил меня, как вещь!» — снова услышал он ее горькие слова.

Тогда ее страхи показались ему явным преувеличением: как можно говорить, что она пошла по стопам своей матери, ведь тут совсем другое дело, это ясней ясного! Что за странные и непредсказуемые создания эти женщины!

— Итан, вы уже подумали, как будете действовать вечером?

Голос секретаря донесся до него, словно с другой планеты. Итан кивнул Адаму, но его мысли были далеко. «А если я скажу „да“, ты что, вызовешь полицию и отправишь меня к Уиллоуби?» — сказала она тогда. Господи, как она могла так о нем подумать!

Он постарался встать на ее место и вдруг понял, почему Кэти повела себя так странно: просто бедняжка боялась возвращения в Виргинию, как огня, и разве он, Итан, не воспользовался этим, чтобы заставить ее держать язык за зубами? С другой стороны, неужели она все еще верит в его угрозу после того, что случилось прошлой ночью?

«Да, она все еще верит, потому что ты не стал ее переубеждать!» — мысленно упрекнул себя Итан.

Конечно, он должен был снять с ее души этот камень, но не мог себе этого позволить — слишком многое в опасной игре, которую он вел, зависело теперь от Кэти. Он сказал ей правду: без ее помощи его план относительно встречи с Шевеном обречен на провал. Как можно в этих условиях отказаться от единственного способа повлиять на Кэти? Итана захлестнуло чувство вины перед ней, ведь Кэти честно выполнила свою часть сделки, а он вынужден снова на нее давить!

Его невеселые размышления прервал громкий голос секретаря:

— Очнитесь! У нас столько дел!

Итан тряхнул головой, отгоняя покаянные мысли, — когда на волоске висит судьба целого народа, личные переживания должны отойти на второй план, — и предложил:

— Давай обсудим план действий!

— Именно это я и пытаюсь сделать уже битый час! — с обидой ответил Адам. Вынув из стоявшей на полу кожаной сумки листок бумаги, он подал его Ита-ну: — Это список людей из окружения Шевена. Вся компания приехала вчера из Квебека.

— Превосходно! — воскликнул Итан, быстро просмотрев бумагу. — С ним и Мари Леблан!

— Она его официальная любовница, — уточнил Адам.

— Да, знаю. Я уже навел кое-какие справки.

— Зачем же было просить об этом меня? Я бы не стал тратить свое время, если б знал, что вы и сами отлично справитесь со сбором сведений о Мари Леблан! — добродушно посетовал Адам и перешел к делу: — Расскажите, как вы собираетесь действовать на балу!

— Шевен прибыл с дипломатическим визитом, закамуфлированным под дружественный, правильно?

— Именно так! — подтвердил Адам.

— Вместе с тем ни для кого не секрет, что французы пользуются любой возможностью, чтобы досадить Англии. Поэтому я рассудил, что Шевен как минимум охотно выслушает меня, останься мы с ним с глазу на глаз.

— Думаю, вы правы. Но такую встречу устроить нелегко, особенно с учетом вашей устоявшейся репутации убежденного тори, бесконечно далекого от политики, но зато отлично разбирающегося в модных покроях жилета и лучше других умеющего завязывать галстук. Кстати, мне кажется, это неплохая тема, чтобы вступить с Шевеном в беседу.

— Вряд ли, — не согласился с секретарем Итан, — ведь этот француз известен своим полным равнодушием к моде, да и соглядатаи Гейджа наверняка будут следить за ним во все глаза, так что беседовать с ним открыто даже на такую безобидную тему очень опасно.

— Разве вам обязательно встречаться с ним именно на балу? Не лучше ли устроить встречу где-нибудь в другом месте?

— Я просто не вижу других возможностей! — покачал головой Итан. — На сегодня у француза очень плотное расписание встреч, а завтра днем он отплывает на родину. Нет, бал — мой единственный шанс, который ни за что нельзя упустить! Я должен точно знать, можем ли мы рассчитывать на поддержку короля Франции. Если нет, то о независимости от Англии не стоит и мечтать!

— Но как добиться того, чтобы ваш разговор с Ше-веном остался в тайне, и какое отношение к твоему плану имеет любовница француза?

— Сейчас объясню, — кивнул Итан. — Насколько я помню, несколько спален на первом этаже губернаторской резиденции имеют выход в сад.

— Кажется, так.

— Принято считать, что балы пробуждают в людях вкус к любовным играм, поэтому и Шевен, и я придем в губернаторскую резиденцию со своими любовницами. Улучив момент, каждая пара отправится на первый этаж и уединится в спальне, имеющей дверь в сад…

— Я понял! — воскликнул Адам. — Вы незаметно займете место Мари Леблан! Все будут думать, что вы с Кэти, а Шевен — с Мари, и вас никто не осмелится побеспокоить!

— К тому же под этим благовидным предлогом мы сможем запереться! — добавил Итан.

— Как вы сообщите о своем плане французу?

— Мои информаторы во Франции уже сообщили, что Шевен готов со мной встретиться. Я приглашу мадам Леблан на танец и расскажу о том, что задумал. Единственная загвоздка — в саду могут быть люди, которые увидят, как я выхожу из одной двери и вхожу в другую. Но тут уж ничего не поделаешь, остается только надеяться, что любителей подышать свежим воздухом отпугнет холод промозглой бостонской весны.

— Разумно ли вовлекать в эту затею Кэти? — с сомнением произнес Адам.

— У меня нет выбора, — вздохнул Итан. — Кстати, я обещал выкупить миссис Армстронг у ее хозяина Уиллоуби. Прошу тебя, поезжай в Виргинию и займись этой сделкой сам.

— Стоит ли? — засомневался Адам. — Подумай сам, угроза вернуть ее хозяину — единственное, что удерживает Кэти в наших рядах. Чем можно будет воздействовать на нее потом, когда она получит свободу?

— Я обещал ее освободить при условии, что она поможет мне выяснить, с какой целью Лоуден приехал в Бостон. Кэти выполнила это условие, и, как человек чести, я просто обязан выполнить свое обещание! — твердо заявил Итан.

— Но она запросто продаст нас со всеми нашими секретами Гейджу, чтобы на этом заработать! — возразил Адам.

Итан утомленно потер лоб рукой. Господи, как он устал от двойной жизни и необходимости всегда быть настороже, подозревать всех и каждого!

— Знаешь, Адам, — сказал он, — если бы она хотела на нас заработать, то выдала бы нас давным-давно, когда узнала мое подлинное имя и то, что я ношу медальон «Сынов свободы». Но несмотря на то, что ей так много обо мне известно, я по-прежнему вхож в круг ближайших помощников и друзей губернатора и получаю от них важнейшую информацию. Знай Гейдж, что я передаю ее лидерам вигов, его офицеры не выбалтывали бы мне столько секретов! — Он покачал головой: — Нет, Кэти не выдала меня губернатору. Более того, она даже не стала меня шантажировать, хотя могла бы!

— Но я только хотел сказать…

— Хватит, Адам, пожалуйста! — резко прервал его Итан. — Просто сделай то, о чем я прошу, ладно? Выкинь глупости из головы и перестань беспокоиться!

— Хорошо, хорошо! — примирительно проговорил секретарь. — Но как ты сам мне однажды сказал, я для того и нанят, чтобы беспокоиться о твоих делах. Так что не сердись: я всего лишь выполняю свою работу!

— Знаю, друг мой, — ответил Итан, уже жалея о своей несдержанности. — Извини, я не хотел тебя обидеть, просто из-за авантюры у Холбрука я не смог как следует выспаться, вот и встал с левой ноги. Ну, как тебе мой план насчет Шевена?

— Лучше ничего не придумаешь!

— Может быть, может быть, — задумчиво кивнул головой Итан. — Будем надеяться, что он сработает.

16

Посол Франции господин Жан-Поль Шевен, один из самых влиятельных и уважаемых государственных мужей Европы, от воли которого во многом зависели порой судьбы целых государств, всесильный вельможа, чья поддержка была жизненно необходима «Сынам свободы», оказался совершенно никудышным танцором.

Итан, донельзя взволнованный серьезностью возложенной на него задачи, все же не мог не улыбнуться, наблюдая, как посол, блестя потной лысиной, неуклюже пытался изобразить менуэт в паре с Кэти. Бедняга Шевен пропускал па, сбивался с такта, путал направления движения, из-за чего то и дело налетал на других танцующих, словом, создавал такой хаос, что многие любители менуэта, очевидно, мечтали о скорейшем прекращении этой пытки. Положение усугублялось поистине раблезианским телосложением посла.

В этих непростых обстоятельствах Кэти держалась молодцом — она изящно вела свою партию, искусно помогая обливавшемуся потом партнеру довести танец до конца. Хотя ее приметную прическу закрывал замысловатый пудреный парик, а голубое шелковое платье оказалось точной копией еще по меньшей мере четырех таких же туалетов, Итан без труда находил ее взглядом среди танцующих, и не только из-за вызывающей неуклюжести ее партнера — дело в том, что тонкая фигура Кэти заметно выделялась красотой и грацией на общем фоне.

Итан уже сообщил Мари Леблан свой план, а та во время предыдущего танца передала его предложение Шевену, и теперь Хардинг смотрел на него во все глаза, ожидая, что француз подаст какой-нибудь тайный сигнал в знак согласия.

Только за несколько минут до окончания танца посол повернулся к Итану лицом, поймал его взгляд и многозначительно кивнул — это означало, что он согласен. Напряжение внутри Итана достигло предела. Все, жребий брошен, Рубикон перейден, впереди важнейшая встреча, на которой ему предстоит доказать французу, что поставлять в колонии порох и оружие, ссужать вигам деньги — в интересах самой Франции. От его красноречия будет зависеть судьба нового независимого государства.

Менуэт закончился, и несколькими мгновениями позже Кэти вновь присоединилась к возлюбленному, а Шевен вернулся к своей свите, дожидавшейся его на другом конце бальной залы.

— Ну что? — тихо спросил Итан, наблюдая за послом, который заговорил с губернатором Гейджем и супругами Холбрук.

— Тебе придется снова станцевать с Мари Леблан незадолго до одиннадцати, — поспешила успокоить его Кэти. — К тому времени Шевен выяснит у любезного хозяина, в каких комнатах он мог бы уединиться со своей любовницей.

Итан бросил на нее быстрый взгляд: в ее глазах появилось задумчиво-мечтательное выражение, видимо, ей вспомнилась предыдущая ночь любви. При мысли о той ночи Итана тоже моментально захлестнули упоительные воспоминания, что, очевидно, отразилось на его лице, потому что Кэти, глянув на возлюбленного, поспешно отвернулась, схватила с подноса обходившей гостей служанки бокал мадеры и залпом, в один глоток выпила вино.

— Ты видел Лоудена? — спросила она, поставив бокал в один из горшков с папоротником, украшавших бальную залу.

— Нет, — с неудовольствием ответил Итан, раздосадованный ее вульгарным поступком. — Но Холбрук, должно быть, знает, приехал виконт или нет. Кстати, сэр Уильям как раз направляется в нашу сторону!

— Я просто вне себя от счастья! — с иронией воскликнула Кэти, скорчив гримасу.

Итан расхохотался — так забавно это у нее получилось.

— Пожалуйста, будь повежливее с нашим бонвиваном, — сквозь смех проговорил он, — тем более что с ним сам губернатор!

— А вы все веселитесь, Хардинг? — спросил Холбрук, подойдя к ним в компании с Гейджем. — Странное дело, когда бы я ни встретил вас в обществе этой очаровательной молодой особы, вы всегда смеетесь!

— Это вас удивляет, сэр Уильям? — спросил Итан.

— Нисколько, — отпарировал тот, — ведь мне отлично известно, что миссис Армстронг большая мастерица развлекать джентльменов!

Намек был грубый, почти непристойный, и Итан сжал зубы — какой все-таки хам этот аристократ! Кэти же поспешила сгладить неловкость:

— Ах, сэр Уильям, вы такой шутник! Откуда вы знаете, что я умею танцевать ирландскую джигу?

— Мадам, извольте сейчас же продемонстрировать нам этот зажигательный танец! — с кривой усмешкой потребовал Холбрук, показывая на навощенный паркет залы. — Здесь достаточно места, есть где развернуться!

— Как бы француз не ослеп при виде моих нижних юбок! — в притворном ужасе воскликнула молодая женщина. — Нет, сэр Уильям, я положительно не могу пойти на такой риск!

Все трое мужчин, включая губернатора, рассмеялись ее шутке, и дальше беседа потекла непринужденно, потому что Кэти заговорила с губернатором, а Холбрука, к ее величайшему облегчению, взял на себя Итан. Томас Гейдж, высокий человек средних лет с изборожденным глубокими морщинами лбом — результат тяжкого бремени ответственности, как решила Кэти, — оказался совсем не таким, каким она его себе представляла. Он производил впечатление человека разумного, спокойного и очень доброго.

Она поделилась своим мнением с Итаном, когда Холбрук с Гейджем, извинившись, направились с столикам с выпивкой и легкой закуской. К ее изумлению, он тотчас с ней согласился.

— Но ведь Гейдж твой злейший враг, разве не так? — тихо спросила она, опасливо озираясь.

— Так, но это не мешает мне ценить его хорошие качества, Кэти, — тоже вполголоса ответил Итан. — Более того, я уважаю Гейджа: в отличие от своего предшественника Хатчинсона он справедливый человек.

— Ну и ну, — покачала головой Кэти. — Ты говоришь, что уважаешь человека, который может вздернуть тебя за измену!

— Если бы это зависело от Гейджа, он бы никогда так не поступил, потому что всей душой предан закону. К сожалению, решение об аресте «Сынов свободы» — прерогатива лорда Норта, которого справедливым никак не назовешь.

— Тогда я желаю ему уйти в отставку и заняться выращиванием новых сортов роз в загородном имении или еще чем-нибудь, столь же безобидным!

— Дай бог, чтобы твое пожелание исполнилось как можно скорее! — сказал Итан с улыбкой, но его глаза сохраняли озабоченное выражение. — Кстати, Холбрук не знает, приедет ли сюда сегодня Лоуден или нет, хотя виконтесса уже здесь. Наверное, он задержался в Нью-Йорке.

У Кэти отлегло от сердца. Хоть бы он остался там навсегда, этот Лоуден!

Время шло, а виконт все не появлялся, и Кэти укреплялась в мысли о том, что получила отсрочку. Выполняя инструкции Шевена, Итан снова пригласил на танец Мари Леблан, которая рассказала ему, какую спальню он должен занять. За несколько минут до того, как часы пробили одиннадцать, Итан и Кэти, захватив по бокалу мадеры, тихонько выскользнули из залы. Любой, кто видел их в этот момент, дал бы голову на отсечение, что парочка отправляется на интимное свидание.

Войдя в комнату, на которую указала Мари, Итан тотчас отодвинул задвижку на двери, которая вела в сад, поставил на стол бокалы с вином, сел на краешек кровати и усадил рядом Кэти. Они стали ждать.

Минута проходила за минутой, Мари все не было. Не выдержав напряжения, Кэти нашла руку Итана и сжала, ища поддержки; их пальцы переплелись.

— Все будет хорошо, моя дорогая, не волнуйся, — прошептал он.

— А если нет? — тоже шепотом спросила она. — Если твоя встреча с французом пойдет не так, как ты рассчитываешь? Неужели все будет потеряно?

Вместо ответа он поднес ее руку к губам и поцеловал. В комнате опять воцарилась напряженная тишина.

Итану показалось, что прошла целая вечность, когда дверь в сад с легким скрипом отворилась, и на пороге возник освещенный луной женский силуэт.

Выпустив руку Кэти, Итан поспешил навстречу гостье — это действительно была она, долгожданная Мари Леблан.

Пропустив ее в комнату, он кивнул и выскользнул в сад.

— Удачи! — вполголоса пожелала ему Кэти.

— Спасибо, — еле слышно откликнулся он и приказал: — Только никуда не выходите, пока меня не будет, и постарайтесь не шуметь!

От волнения и промозглого сырого воздуха Итана била дрожь. Осторожно затворив за собой дверь, он подошел к соседней — она была не заперта — и вошел. В смежной спальне не горело ни одной лампы, но зато в окна падал лунный свет, поэтому Итан сразу увидел тучную фигуру дипломата, устроившегося с бокалом вина в мягком кресле в углу комнаты.

Итан знал, что внешность обманчива: этот неповоротливый, добродушный и недалекий с виду толстяк обладал острым расчетливым умом, поэтому убедить его помогать повстанцам могли только весомые аргументы. Если Итан справится с задачей, то Шевен передаст его предложение своему королю, присовокупив собственный благоприятный отзыв, если нет — француз откажет, обрекая тем самым грядущее восстание на провал. Трудность задачи усугублялась нехваткой времени, ведь отсутствие обеих парочек не могло длиться слишком долго, чтобы не вызвать подозрение.

К счастью, Шевен тоже не был расположен тратить время попусту.

— Итак, месье, — сказал он вполголоса, — если мои источники информации не ошиблись и я правильно проанализировал здешнюю ситуацию, вы, виги, готовитесь к войне против Англии. — Поставив бокал на столик рядом, он откинулся на спинку и сложил пухлые руки на обширном животе. — Но для победы вам нужна помощь моей страны, о которой вы и хотите со мной поговорить, я прав?

— Да, — сдержанно ответил Итан, присаживаясь на краешек кровати.

— Но с какой стати нам помогать кучке повстанцев, заведомо обреченной на поражение?

Его пренебрежительный тон задел бостонца. Но что делать, хозяином положения был француз, поэтому Итан спрятал обиду под широкой улыбкой и ответил, стараясь, чтобы его голос звучал как можно увереннее:

— С французским оружием в руках и французским же золотом в кармане мы не проиграем. Мы в силах победить Англию и победим!

— Только при нашей поддержке, — уточнил посол. — Однако об этом до сих пор нет ни одного соглашения. И вы не ответили на мой вопрос, почему, собственно, мы должны вам помогать!

— Во-первых, за предоставленные кредиты вы получите щедрые проценты, — сказал Итан, и его улыбка стала еще шире. — Уверяю вас, мы не поскупимся!

— Если у вас будет чем их выплачивать, — сухо уточнил Шевен. — Давайте посмотрим на вещи трезво: допустим, мы согласимся вам помочь, но где гарантия, что победа достанется колониям, а не Англии? Война штука дорогая, а у вас, вигов, почти нет оружия и пороха; более того, у вас нет средств производства, чтобы обеспечить себя тем, в чем вы нуждаетесь. Мы, французы, понимаем ваше недовольство и глубоко вам сочувствуем, ведь ни для кого в Европе не секрет, что король Георг безумен, но у нас нет уверенности, что вмешательство в ваш конфликт с Англией отвечает нашим интересам. На поддержку вашего движения нужны громадные средства, но их можно дать лишь под надежное обеспечение, а гарантировать прибыль, которую вы сулите, невозможно. Я не уверен, что король Аюдовик решится на такой рискованный шаг!

Сжав рукой матрац с такой силой, что заныли пальцы, Итан несколько мгновений пристально вглядывался в лицо француза, как будто надеялся прочесть его истинные намерения. Но за долгие годы дипломатической карьеры посол научился искусно скрывать свои мысли и чувства, и его лицо оставалось непроницаемым. Итана охватил страх: неужели все усилия напрасны и Францию не удастся склонить к помощи? Без ее поддержки все попытки победить Англию, одно из самых могущественных государств мира, обречены на провал.

— Все, что вы сказали, весьма разумно, сэр, — временно отступил он, готовя почву для нового наступления, — но есть одна вещь, которую вы не приняли в расчет.

— Вот как? Какая же? — оживился посол.

— Вест-Индия! — выложил свой главный козырь Итан, резко подавшись вперед. — Если все останется по-прежнему, Англия постепенно вытеснит вашу страну с вест-индского рынка, и вы, несомненно, понимаете это не хуже меня. Оказать нам помощь в борьбе против английского владычества — единственный для Франции способ сохранить свои позиции в торговле специями!

Он сказал чистую правду, и Шевен, по-видимому, был с ним согласен.

— Чтобы получить большую прибыль, надо рискнуть, и чем выше риск, тем больше прибыль! — постарался развить свой успех Итан. — Если мы нанесем поражение Англии, Франция сможет усилить свои позиции в Вест-Индии и заработать огромные деньги!

Закончив, он затаил дыхание: он сделал все, что в его силах, теперь главное — как отреагирует на его аргумент Шевен?

— Знаете, ваши доводы произвели на меня впечатление, — после минутного молчания сказал француз. — Да, Англия уже давно старается заставить нас уйти из Вест-Индии, и моя страна весьма озабочена положением, складывающимся на рынке специй. — Он опять замолчал, потом кивнул головой: — Очень хорошо. Если здесь, в американских колониях, вспыхнет восстание, я поговорю с королем и посоветую ему оказать вам поддержку. Однако я не могу сказать с уверенностью, насколько успешными окажутся мои усилия.

Итан вздохнул с облегчением.

— Вы только расскажите все королю, сэр, а большего я и не жду! — заверил он посла. — Благодарю за то, что согласились меня выслушать.

— Вы очень умный, проницательный молодой человек, — сказал Шевен. — Скажите честно, вы и ваши товарищи-виги действительно надеетесь прогнать англичан? Мне ваша борьба с ними кажется совершенно безнадежным делом.

— Нам совсем не потребуется их прогонять, — ответил Итан, поднимаясь с кровати. — Просто мы так их допечем, что они предпочтут убраться сами.


Когда Итан вернулся в спальню, где его ждала Кэти, она не задала ни одного вопроса. Лишь после того, как любовница Шевена ушла и дверь в сад была надежно заперта, молодая женщина зажгла лампу и, с тревогой глядя на Итана, взволнованно прошептала:

— Ну как? Получилось?

На его губах заиграла торжествующая улыбка, он взял со столика бокал мадеры, высоко поднял его и со словами: «Да здравствует Франция!» — залпом выпил.

Кэти залилась счастливым смехом.

— Значит, тебе удалось! — проговорила она и, когда Итан утвердительно кивнул, тоже осушила свой бокал. На верхней губе осталась капелька мадеры, и Кэти ее слизнула — при виде розового язычка, мелькнувшего между пухлых соблазнительных губ, у Итана перехватило дыхание от острого желания, и он забыл обо всем на свете, включая свою сегодняшнюю удачу.

Видимо, почувствовав его состояние, Кэти перестала улыбаться и замерла, глядя на него широко открытыми глазами.

Напомнив себе о решении прекратить их связь и отпустить Кэти на все четыре стороны, Итан не сделал даже попытки прикоснуться к ней. Но один всевышний знал, чего ему это стоило!

— Я возвращаюсь в залу, — сдавленным голосом сказал он, — а ты выжди еще несколько минут.

— Зачем? — непонимающе взглянула на него Кэти.

— Затем, что тебе нужно привести в порядок прическу, одежду…

— С какой это стати? У меня и так все в порядке.

— Но у нас же была интимная встреча! — едва сдерживаясь, напомнил ей Итан.

— Вот как? — нахмурилась Кэти, прикидываясь озадаченной. — Должно быть, я не заметила… А еще говорят, что эти свидания на балах очень возбуждают. Нет, люди их явно переоценивают!

Рассмеявшись ее шутке, Итан покинул спальню. Но пока он шел по длинному коридору в бальную залу, от его веселости не осталось и следа. Теперь, когда Кэти помогла ему выполнить и это задание, он обязан сдержать свое обещание и предоставить ей долгожданную свободу. Она наверняка уедет из Бостона сразу, как только получит бумаги о своем освобождении из рабства. Итан помотал головой, стараясь отогнать тяжелые мысли. Ему совсем не хотелось думать, как он будет жить без Кэти.


Выждав по просьбе Итана несколько минут, молодая женщина выглянула в коридор, быстро осмотрелась и пустилась в обратный путь. Проходя вдоль длинного ряда одинаковых дверей, она краем глаза заметила, что одна из них приоткрылась, но, погруженная в свои мысли, не обратила на это внимания. Однако через мгновение позади раздался пугающе знакомый голос:

— Вот мы и встретились, дорогуша!

Кэти замерла, парализованная ужасом. Голос за ее спиной принадлежал, несомненно, виконту Лоудену.

Поборов желание убежать, она взяла себя в руки и обернулась. Виконт стоял на пороге спальни, мимо которой она только что прошла. «Должно быть, сидел в засаде, поджидая меня», — с дрожью подумала Кэти.

Тонкие бескровные губы Лоудена изогнулись в змеиной улыбке, от которой у Кэти кровь застыла в жилах, и он проговорил, довольно потирая руки:

— Кажется, из тебя получилась неплохая шпионка, моя красавица, я не ошибся, остановив на тебе свой выбор!

Бесцеремонно схватив молодую женщину за предплечье, он втащил ее в комнату, в которой только что прятался, и захлопнул дверь.

— Тебя просто не узнать! — ухмыльнулся он, окинув ее взглядом. — У тебя настоящий талант к перевоплощению, достойный прирожденной мошенницы! Похвально, очень похвально! Значит, предатель, которого я приказал тебе разыскать, — Итан Хардинг. Вот уж на кого никогда бы не подумал!

У Кэти чуть не остановилось сердце. «Нет! — хотелось ей крикнуть во всю мочь. — Вы ошибаетесь, он не предатель!» Но из ее горла вырвался только хриплый шепот:

— Я не понимаю вас…

— Что ж тут непонятного? Я вернулся всего несколько часов назад, так что у меня не было времени навести справки о том, что произошло здесь в мое отсутствие. Каково же было мое изумление, когда я, едва переступив порог бальной залы, узнал, что моя шпионка стала любовницей Итана Хардинга!

Кэти постаралась взять себя в руки. «Он не может точно знать, что Итан изменник, — сказала она себе, не испытывая, впрочем, особой уверенности, — у него нет доказательств!»

Между тем Лоуден почти что с нежностью, если только люди вроде него способны на это чувство, погладил ее по щеке. Кэти с трудом удержалась от того, чтобы не отвернуться.

— Вспомни, дорогуша, — проворковал он, — я велел тебе найти предателя Джона Смита и стать его любовницей. Ты блистательно справилась с моим заданием!

Кэти молчала, словно онемев, и с лица Лоудена постепенно исчезла улыбка.

— В чем дело? — с тревогой спросил он. — Разве я не прав, и Хардинг не Джон Смит? Но что еще могло побудить тебя стать его любовницей, когда ты должна была приложить все силы на выполнение моего задания?

Кэти почти физически ощущала бег времени. Лоуден ждал ответа, но она как будто потеряла дар речи.

Это было бы так просто: выдать Итана, и все встало бы на свои места, можно было бы получить обещанную награду, свободу и деньги, и уехать отсюда далеко-далеко! Ведь она давно ждала этого момента, всего-то и надо — рассказать виконту об улике, медальоне «Сынов свободы», который Итан прячет под сорочкой, и у нее, Кэти, будет новая, свободная жизнь, деньги, счастье! Отчего же у нее язык будто прирос к небу, а из горла вырывается только хриплый шепот?

Свобода и деньги, что может быть лучше? Они рядом, только протяни руку и возьми… Нет, хватит обманывать себя, она никогда этого не сделает, потому что не в силах выдать Итана! Он ей дороже свободы, богатства и даже собственной жизни… Она его любит…

Кэти не питала иллюзий относительно его отношения к ней, у ее любви не было будущего, но, как бы Итан к ней ни относился, это не имело значения, потому что впервые после смерти матери она ощутила, что значит любить другого человека всем сердцем, до самозабвения. Если бы потребовалось, она была готова отдать за Итана жизнь без всякой надежды на ответное чувство. Теперь же ей надо было спасать свою любовь от хищных лап Лоудена!

Гордо вскинув голову, Кэти посмотрела прямо в безжалостные, как у завидевшего добычу волка, глаза виконта со всем презрением, на которое была способна. Она решила, что единственный способ спасти себя и любимого — это блеф.

— Милорд, — сказала она, притворяясь раздосадованной и разочарованной, — прежде я считала вас умным человеком, но сейчас…

— Тебе лучше сменить тон, дорогуша, и объясниться, — угрожающе прошипел Лоуден, — не то я напомню тебе, кто ты и кто я!

Сердце Кэти билось так, словно хотело вырваться из груди, и она даже испугалась, как бы виконт не услышал его гулкие удары. Но что поделать, приходилось играть роль до конца, ведь от этого зависела ее жизнь и жизнь Итана.

— Вы приняли мистера Хардинга за шпиона? — воскликнула она. — Да вы просто с ума сошли!

В глазах Лоудена мелькнуло сомнение, и Кэти продолжила атаку, стремясь закрепить преимущество:

— Мистер Хардинг очень далек от политики, но даже если бы она его вдруг заинтересовала, все равно, бедный малый слишком ленив и глуп, чтобы заниматься политикой! — Кэти рассмеялась и покачала головой, как будто изумляясь нелепости подозрений виконта. — Господи, принять Хардинга за шпиона! Да этот болван только и думает, что о покроях жилетов да о новых галстуках!

— Ты хочешь сказать, что молва ошибается и вы не любовники? — переспросил виконт, мрачнея еще больше. — Или что я не видел собственными глазами, как вы в обнимку выскользнули из бальной залы с таким видом, будто отправляетесь прямиком в постель?

— Конечно, нет, милорд! — нетерпеливо воскликнула Кэти. — Мы любовники, это правда, но Хардинг вовсе не Джон Смит, которого вы приказали мне разыскать, я в этом уверена, сэр! К тому же он слишком туп и простодушен, чтобы быть одним из предводителей мятежников!

— Тогда, надеюсь, у тебя была более веская причина стать его любовницей, нежели простое желание обрести достаток! — проворчал разочарованный Лоуден. — Иначе тебе не поздоровится!

— Разумеется, такая причина была… — ответила Кэти, предпринимая титанические усилия, чтобы придумать хоть сколько-нибудь убедительное объяснение, но прежде, чем она успела произнести хоть слово, с совершенно неожиданной стороны пришло спасение — в коридоре послышались шаги, и женский голос капризно произнес:

— Джеймс, дорогуша, где же вы?

Тотчас узнав жеманный голос леди Лоуден, Кэти мысленно вознесла всевышнему благодарственную молитву, хотя прежде особой набожностью не отличалась, и повернулась к виконту.

— Вам лучше идти к жене, Джеймс, дорогуша, — сказала она, мастерски имитируя интонацию виконтессы, — иначе молва и вас запишет мне в любовники!

Выругавшись сквозь зубы, Лоуден двинулся к двери. Взявшись за ручку, он обернулся к Кэти:

— Я жду твоих объяснений. Уорт сказал, что ты искала меня для встречи с глазу на глаз, значит, тебе есть что сообщить. Приходи в понедельник в пивную «Олень и конь», я буду тебя там ждать в полночь.

— Я обязательно приду и все вам расскажу, — заверила Кэти, добавив про себя: «Но сначала мне нужно все хорошенько обдумать!»

Лоуден вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

— Джеймс, я вас везде ищу! — донесся из коридора укоризненный голос леди Лоуден. — Мне сказали, что вы здесь, а я даже не знала, что вы уже вернулись из Нью-Йорка. Вообразите, как мне было неприятно узнать о вашем приезде от чужих людей!

Ответных слов Лоудена Кэти не разобрала, потому что он произнес их очень тихо. Вскоре голоса супругов затихли — видимо, великосветская пара вернулась в бальную залу, — но Кэти из предосторожности выждала еще несколько минут и только потом последовала за Лоу-денами.

Судьба сжалилась над ней, дав время до полуночи понедельника, но виконт далеко не глуп, он может легко поймать ее на лжи, поэтому ее «объяснение» должно быть очень логичным и убедительным.

Что же такое придумать?

Прежде всего нужно постараться отвести подозрение от Итана. Кроме того, сведения, которые она сообщит виконту, должны быть достаточно ценными, чтобы он не послал ее на виселицу за кражу кошелька и не отправил в Виргинию к Уиллоуби до того, как Итан успеет ее выкупить.

Кэти тяжело вздохнула. Как все запуталось! А ведь вначале она была убеждена, что легко справится с этой задачей и без зазрения совести выдаст Итана виконту. Теперь же ее удел — безнадежная любовь к этому человеку, из-за которого теперь приходится идти на смертельный риск.

«Ну и попала же ты, девонька, в историю!» — вспомнились ей слова, которые произнесла добрая Молли, узнав о ее сделке с Итаном. Молодая женщина горько усмехнулась: миссис Мунро ошибалась, то были только цветочки, а ягодки созрели сейчас. И что с ними делать, Кэти решительно не знала.


Увидев леди Лоуден под руку с разодетым в пух и прах мужчиной, Итан сразу понял, что этот щеголь не кто иной, как виконт Лоуден, ее муж. Когда пара остановилась, чтобы обменяться светскими любезностями со стоявшими возле самых дверей губернатором Гейджем, лордом Перси, сэром Холбруком и их досточтимыми супругами, Итан толкнул локтем стоявшего рядом с ним Травертайна и показал глазами на нового гостя:

— Похоже, виконт Лоуден все-таки успел на бал! Травертайн поднял лорнет и посмотрел туда, куда указывал приятель.

— Да, это, несомненно, виконт собственной персоной! — подтвердил он.

Итан почувствовал, что к его щекам прилила кровь. Так вот он каков, враг номер один, посланный уничтожить «Сынов свободы»! «Только через мой труп!» — подумал Итан и недобро улыбнулся.

— Что с тобой, Хардинг? — с недоумением покосился на него Травертайн. — Ты бросаешь на беднягу Лоудена такие взгляды, будто готов его убить!

Тотчас опомнившись, Итан притворился возмущенным:

— Ты только погляди на него, Арни! В жизни не видел более безвкусного жилета! А еще говорят, что виконт самый большой модник в Лондоне!

— Уж не завидуешь ли ты? — усмехнулся Травертайн. — Советую узнать имя его портного!

— Вот еще! — фыркнул Итан. — Мой шьет в сто раз лучше!

В этот момент он увидел вернувшуюся в залу Кэти, которую тотчас обступили и вовлекли в беседу пары, стоявшие у дверей. Говоря что-то виконту, она поймала на себе взгляд Итана и демонстративно повернулась к нему спиной. Он очень удивился такому ее маневру, но вдруг заметил, что она отвела за спину руку и судорожно машет ею, подзывая его.

Извинившись, он покинул Травертайна и, подойдя к Кэти, проговорил с фатоватой улыбкой:

— Ну, наконец-то, дорогая! Я уже заждался, где ты так долго пропадала?

Не дожидаясь ответа, он повернулся к ее собеседнику и вопросительно посмотрел на него, так что Холбрук поспешил их представить друг другу.

— Ваш покорный слуга, милорд! — церемонно поклонился Итан виконту, тот сделал то же самое. Отдав дань вежливости, Итан протянул руку Кэти.

Бросив на него благодарный взгляд, она тихонько сжала ему пальцы и выразительно показала глазами на дверь.

Итан решил ей подыграть. Он поднес ее руку к губам, поцеловал и озабоченно проговорил:

— Ты что-то бледна, милая, наверное, устала? Позволь мне проводить тебя домой!

— Нет-нет, мистер Хардинг, — запротестовал виконт, — еще слишком рано, пожалуйста, не покидайте нас!

— Увы, милорд, как ни жаль покидать столь блестящее общество, но я вынужден это сделать, — любезно улыбнувшись, покачал головой Итан. — На утро у меня назначена одна важная встреча, мне бы не хотелось на нее опаздывать!

Лоуден снова попытался было возразить, но Итан был тверд, и вскоре они с Кэти уже сидели в экипаже, который вез их к ее дому. Теперь, когда рядом не было посторонних, Итан мог удовлетворить свое любопытство.

— Ну как, тебе удалось из него что-нибудь выудить? — спросил он, уверенный, что Кэти тоже думает о Лоудене.

Она уставилась на него непонимающим взглядом, но потом сообразила, что речь идет о ее разговоре с виконтом в бальной зале, и пробормотала, отрицательно качая головой:

— Нет, ничего… А впрочем… Нет, скорее не удалось… Я имею в виду, что и не собиралась ничего из него выуживать, просто… гм.. попыталась выяснить, что он за человек.

— И что же он за человек?

— Честно говоря, я так и не смогла составить впечатления о нем… — слабым голосом проговорила Кэти. Она откинулась на спинку сиденья и прижала к вискам пальцы, как будто у нее разболелась голова.

— Понимаешь, мне показалось, что он ждал удобного случая для знакомства, потому-то и завел с тобой разговор. Может быть, он что-то подозревает?

— Что же он может подозревать, если приехал в Бостон только несколько часов назад?

— Не имею не малейшего представления! Но, надеюсь, и наша краткая отлучка, и недолгое отсутствие в зале Шевена с любовницей останутся для него тайной!

Кэти молчала, и Итан с удивлением заглянул ей в лицо. Она спала! Слабое, колеблющееся пламя дорожной лампы освещало закрытые глаза с длинными шелковистыми ресницами, приоткрытые во сне пухлые губы.

Итан был потрясен: как она могла заснуть после сегодняшних важных событий? Ведь его беседа с Шевеном прошла без сучка без задоринки, это грандиозный успех! К тому же на балу он наконец-то встретился лицом к лицу с Лоуденом, злейшим врагом «Сынов свободы»! При мысли об этом отвратительном даже с виду человеке у Итана снова забурлила в жилах кровь. Нет, он так возбужден и взволнован, что, конечно, не смог бы заснуть, как Кэти.

Но, с другой стороны, с какой стати ей радоваться его успеху и ненавидеть Аоудена, если она далека от борьбы за свободу колоний? Кэти борется лишь за свою собственную свободу, а на колонии ей наплевать.

Итан тяжело вздохнул — как только она освободиться от рабства, то наверняка сразу захочет покинуть эти места, и он не знал, как заставить ее остаться.

17

В следующие два дня Кэти всю силу своего изобретательного ума бросила на то, чтобы придумать складную историю для Лоудена, и в назначенное время прибыла в пивную «Олень и конь», готовая, как ей казалось, отбить атаку виконта на всех направлениях. Тем не менее ее ладони под тонкими перчатками вспотели от волнения, и Кэти подумала, что вознесет благодарственную молитву, когда встреча с Лоуденом закончится.

Пивная «Олень и конь» оказалась точной копией «Белого лебедя» с тем только отличием, что в здешнем зале от красных английских мундиров рябило в глазах. Увидев соотечественников, которые в огромных количествах поглощали эль и мясные пироги, Кэти благоразумно решила воспользоваться черным ходом. Войдя в заднюю дверь, она наткнулась на миссис Гиббоне с кислым, как всегда, раскрасневшимся от жара очага лицом. Не здороваясь, почтенная женщина ткнула большим пальцем в сторону лестницы и проворчала:

— Он тебя уже ждет, красотка. Иди в ту же комнату, что и в первый раз.

Кэти кивнула и поспешила через кладовую к лестнице. Лоуден действительно уже ждал, потому что в ответ на ее нерешительный стук тотчас последовало приглашение войти.

Когда она переступила порог, виконт, который, как и в первую их встречу, сидел за длинным столом, поднялся и вперил в молодую женщину холодный взгляд хищника, завидевшего долгожданную добычу.

— Добрый вечер, милорд, — поздоровалась Кэти, глядя на виконта с выражением победоносной уверенности в своих силах, хотя от его пронзительного взгляда у нее душа ушла в пятки.

— Садись, — не отвечая на приветствие, сурово проговорил виконт и указал на стул подле себя. — Я тебя слушаю.

Аккуратно сняв плащ и повесив его на спинку, молодая женщина заняла предназначенное ей место.

— Вы, сэр, наверняка предпочтете услышать все с самого начала, — сказала она и, не дожидаясь подтверждения своего предположения, приступила к рассказу: — Наша с капитаном Уортом идея инсценировать кражу часов сработала, и тем же вечером меня приняли на работу в «Русалку». Но вопреки моим надеждам жена хозяина, Молли Мунро, определила меня на кухню мыть посуду и готовить, не позволив разносить эль посетителям в зале.

Кэти чувствовала, что говорит слишком быстро, но ничего не могла с собой поделать. Оставалось только надеяться, что виконт не заметит ее нервозности.

— Как вы понимаете, милорд, из-за этого мне пришлось столкнуться с большими трудностями, ведь из кухни мало что увидишь и услышишь, поэтому я…

— Так ты узнала настоящее имя Джона Смита? — нетерпеливо прервал ее виконт.

— Я как раз подхожу к ответу на ваш вопрос, сэр! Итак, сообразив, что надо действовать, иначе мне вашего задания не выполнить, я выяснила, что Джон Смит всегда приходит поздно вечером и ему подают эль не в общем зале, а в отдельной комнате, где к нему часто присоединяются другие виги.

— Другие виги? — спросил Лоуден, наклоняясь к Кэти, и его глаза холодно блеснули. — Назови их имена!

Кэти предвидела это требование и была готова его выполнить, помня слова Итана о том, что губернатор никого не арестует на основании показаний осведомителя. Скрестив под столом пальцы на удачу, она сказала:

— Как правило, в той комнате бывают Дэвид Мунро и еще один человек по имени Джозеф Брамли, который, как я поняла, передает информацию Полу Ревиру и Сэ-мюэлу Адамсу.

Виконт кивнул:

— Знаю такого!

— На встречах в «Русалке» Брамли получает секретные сведения от Джона Смита, я выяснила это почти сразу…

— А откуда такие сведения у самого Джона Смита? — нетерпеливо воскликнул Лоуден, не дав ей договорить.

— Я расскажу вам все, что узнала, до мельчайших подробностей, сэр, только позвольте мне рассказывать так, как я считаю нужным, — твердо сказала Кэти, понимая, что нельзя позволить виконту скомкать ее хорошо отрепетированную историю. — Поверьте, все, что я говорю, очень важно!

В черных глазах Лоудена мелькнуло раздражение, но он промолчал, и молодая женщина решила действовать осторожней, иначе недолго и перегнуть палку, а это — неминуемый провал.

— Уверяю вас, милорд, что ваше терпение будет вознаграждено сторицей, — уже мягче добавила она. — Итак, мне надо было найти способ проникнуть в комнату, где собирались виги. Я долго думала, как это сделать. Наконец мне пришла в голову одна уловка: однажды вечером, когда хозяева ожидали Джона Смита, я сделала вид, что по каким-то своим делам ухожу из пивной, а сама спряталась в шкафу, который стоит в задней комнате.

— Молодец! — скупо похвалил ее изнывавший от нетерпения Лоуден. — Дальше!

Кэти начала успокаиваться — ее план пока работал. Делая вид, что похвала виконта ее воодушевила, она продолжала:

— Да, не будет преувеличением сказать, что моя хитрость удалась на все сто! Я услышала такое… — Округлив глаза, она наклонилась вперед и выпалила: — Представьте себе, Джон Смит узнал, что губернатор Гейдж посылает офицеров искать тайные склады оружия! Офицеры, переодетые крестьянами, бродят по окрестным деревням, выявляют склады и подступы к ним, чтобы потом войска конфисковали оружие…

— Но откуда Смит это узнал? Хватит ходить вокруг да около, дорогуша, говори, кто предатель!

— Вы непременно узнаете его имя, если не будете меня перебивать, милорд! — нахмурилась Кэти, притворяясь раздосадованной.

— Извини, извини! — с преувеличенной любезностью поклонился Лоуден. — Продолжай, я весь внимание!

Теперь Кэти предстояло самое главное — назвать предателя. У нее не было никаких сомнений относительно самой подходящей кандидатуры на эту сомнительную честь.

— Услышав новость, Дэвид Мунро так разволновался, что назвал настоящее имя Смита! — сказала она.

— Кто он?! — выкрикнул виконт, буравя ее глазами. У Кэти мгновенно пересохло в горле, а ладони покрылись потом. — Говори, как зовут предателя!

— Холбрук, — сделала она решительный ход.

— Что-о-о? — открыл от изумления рот виконт. — Ты шутишь?!

На лице Кэти не дрогнул ни один мускул — Холбрук был настолько отвратителен, что ей нисколько не было его жаль. К тому же она знала, что без прямых улик его не посмеют арестовать, а поскольку Холбрук на самом деле невиновен, то от появления таких улик он надежно застрахован. Да, сэр Уильям самая подходящая кандидатура на роль предателя!

— Я не шучу, милорд! — призвав на помощь весь свой актерский талант, сказала Кэти. — Дэвид Мунро назвал именно это имя! Я точно помню его слова: «Боже милостивый, Холбрук, и как только ты ухитряешься выуживать из тори их секреты!»

— Итак, предатель — сэр Уильям… — Виконт побарабанил пальцами по столу. — Вообще-то мне и самому иногда казалось, что он слишком рьяно демонстрирует свою лояльность Его Величеству.

— Разумеется, тогда я еще не знала, кто такой Холбрук, — продолжала Кэти, — но по его голосу сразу поняла, что он джентльмен, поэтому и решила перенести поиски в бостонский свет, а для этого стала любовницей Хардинга.

— А почему не самого Холбрука? — спросил Лоуден, впившись в нее подозрительным взглядом. — Если ты собиралась шпионить за сэром Уильямом, не логичнее было бы стать его любовницей?

— Как, этого развратника? — с отвращением воскликнула Кэти. Ей даже не пришлось притворяться. — Никогда! Есть вещи, на которые я не соглашусь даже в обмен на свободу и все деньги мира! Хардинг — совсем другое дело; хоть звезд с неба не хватает, зато неплохой любовник.

— Я за тебя, конечно, рад, дорогуша, — кисло улыбнулся виконт, — похоже, ты неплохо проводишь время, но будет ли от этого польза для нашего дела?

Кэти прикинулась, что не замечает его сарказма.

— О, вы меня понимаете, милорд! — радостно закивала она головой. — Ведь мне надо играть свою роль убедительно! И, не хвалясь, скажу, что я в этом преуспела. Хардинг мной по-настоящему увлекся: водит на балы, на вечеринки к друзьям, купил мне полный гардероб, драгоценности, снял красивый особняк! Иногда мне его даже жаль — бедняга, я верчу им, как хочу!

— Не сомневаюсь! — сухо заметил Лоуден и с иронией добавил: — Вижу, ты очень занятая особа, но, может быть, в свободную от балов и вечеринок минуту ты вспомнила о моем задании и занялась поисками улик против Холбрука?

Кэти напряглась — это было самое слабое место в ее рассказе.

— Еще нет, милорд, — ответила она, честно глядя в хмурые глаза виконта, — но я помню, чего вы от меня ждете, и постараюсь раздобыть улики при первой же возможности!

Слова Кэти пришлись Лоудену явно не по вкусу. Он наклонился к ней и зловеще прошипел:

— Надеюсь, что ты преуспеешь и в этом деле, маленькая воровка, иначе пожалеешь, что родилась на свет!

— Не беспокойтесь, милорд, все будет сделано как нельзя лучше! — затараторила она, изображая испуг. — Дом, который по моему настоянию снял Хардинг, расположен как раз напротив пивной, поэтому у меня появилась прекрасная возможность наблюдать за черным ходом этого заведения. К тому же я регулярно наведывалась к Молли Мунро. Увы, с тех пор Холбрук не появлялся в «Русалке», во всяком случае, черным ходом он не пользовался. Поэтому я решила сосредоточить усилия на другом: посещая вместе с Хардингом светские приемы, я стараюсь вовлечь в беседу Холбрука, чтобы выведать какие-нибудт сведения, которые помогут доказать, что сэр Уильям и Джон Смит — одно и то же лицо. Но это сделать непросто, поэтому мне нужно время!

Отлично понимая, что Лоуден будет раздосадован промедлением, Кэти ждала его ответа, затаив дыхание: если она сыграла свою роль убедительно, он согласится с ее доводами. Виконт помолчал, обдумывая ее слова, — казалось, прошла целая вечность, — и наконец кивнул:

— Так и быть, ты получишь отсрочку. По сообщению из Лондона, Гейджу пришлют приказ об аресте «Сынов свободы» не раньше середины апреля, то есть через три с небольшим недели. Запомни, это крайний срок! К этому времени ты во что бы то ни стало должна раздобыть улики против Холбрука, чтобы его можно было арестовать вместе с остальными изменниками.

У Кэти словно гора с плеч упала, но она сделала вид, что не ждала другого ответа, и уверенно заявила:

— Можете считать, что улики уже у вас в кармане, милорд!

Она поднялась, накинула на плечи плащ и двинулась к двери, как вдруг ей в голову пришла одна мысль.

— Кстати, — обернулась молодая женщина к виконту, — Хардинг начал переговоры о моем освобождении, так что к тому моменту, когда я выполню ваше задание, вам уже не придется меня выкупать. Как это мило со стороны мистера Хардинга, не правда ли?

— Что ж, тебе очень повезло с любовником, дорогуша, но не обольщайся, ордер на твой арест за кражу кошелька лейтенанта Уэстона еще не аннулирован!

— А я и не обольщаюсь, милорд. Я только прошу вас честно соблюдать условия нашей сделки. Когда я раздобуду улики против Холбрука, вы отдадите мне обещанные пятьдесят фунтов и уничтожите ордер на мой арест. Кроме того, я хочу получить бумагу с подписью самого губернатора, освобождающую меня от преследования за кражу. Я передам вам улику только после того, как эти три условия будут выполнены!

В глазах Лоудена вспыхнул гневный огонек.

— Как ты смеешь ставить мне условия? — возмутился виконт ее наглости. — Разве ты забыла, что до твоего освобождения еще далеко и ты всего лишь бесправная рабыня?

Кэти резко отвернулась и пошла к двери, но у порога на мгновение остановилась и бросила через плечо:

— Вот уж о чем забыть невозможно, милорд!


В следующие две недели Итан был очень занят: из прилегающих к Бостону районов стали поступать сообщения о возросшей активности английской армии. Англичане совершали марш-броски в сельскую глубинку и все свободное время тратили на проверку и ремонт полевого снаряжения; к тому же 5 апреля со стоявших в бухте на якоре английских кораблей были спущены на воду и принайтованы к корме баркасы, предназначенные для высадки десанта. Короче, в воздухе явно запахло войной.

. Как-то днем, ровно через две недели после памятного бала у губернатора, поступило донесение, что группа английских офицеров отправилась на разведку подступов к городу Конкорд, и вечером того же дня Итан созвал экстренное совещание в «Русалке».

— Мои информаторы в резиденции губернатора уверены, что Гейдж собирается послать войска в Конкорд, — сказал он, обводя взглядом Дэвида, Эндрю и Колина, собравшихся в задней комнате пивной. Хотя они никак не выразили своего отношения к его словам, Итан знал, что они, как и он, разделяют мнение информаторов. Война с Англией могла разразиться со дня на день.

— Тебе известно, когда англичане выступают? — спросил Дэвид.

— Вероятно, через неделю, но точнее сказать трудно, потому что мои источники об этом молчат. Последние шаги англичан говорят об активной подготовке к военным действиям, значит, ждать их недолго.

— Как ты думаешь, это часть губернаторского плана по захвату нашего оружия и боеприпасов?

— Похоже на то, — ответил Итан. — В Конкорде довольно большой арсенал, в котором хранятся и порох, и пушки, и Гейджу наверняка давно уже не терпится прибрать его к рукам.

— Что мы будем делать, если англичане выступят? — впервые подал голос Колин.

— Честно говоря, не знаю, — покачал головой Итан. — Жаль, что нельзя обсудить это с Хэнкоком и Адамсом, но, с другой стороны, хорошо, что они уехали из Бостона, ведь приказ об аресте всех лидеров антианглийской оппозиции может прийти на днях. Кстати, Джозеф Брамли уехал с Хэнкоком и Адамсом, но собирается вернуться на случай, если понадобится его помощь.

— Вряд ли она понадобится! — покачал головой Итан. — Джозефу тоже лучше держаться подальше от Бостона, потому что вигам здесь небезопасно и с каждым днем опасность растет. Над нами сгущаются тучи. Эндрю, а где укрылись Адамс и Хэнкок?

— Сейчас они в Лексингтоне, в доме одного приходского священника.

— Я поеду к ним, а от них — прямо в Конкорд! Слова Итана были встречены в штыки.

— А вдруг за тобой следят? — предположил Дэвид. — Ты можешь навести на след Адамса и Хэнкока губернаторских ищеек!

— Если придет приказ об аресте лидеров, то тебя просто-напросто арестуют вместе с ними, и наше движение будет обезглавлено! — заметил Колин, а Эндрю добавил, что в отсутствие Итана тори могут закрыть городские ворота на Бостонском перешейке, что помешает ему вернуться назад.

— Друзья, я знаю, что это опасно, — возразил он, и его собеседники поняли, что отговорить его не удастся. — Но мы все рискуем каждый день! Понимаете, информация о предполагаемом походе англичан на Конкорд слишком важна, чтобы доверить ее обычному курьеру: я должен сам обсудить с Адамсом и Хэнкоком, как поступить, если англичане все-таки сделают попытку захватить арсенал. Надо предупредить об этом местную милицию, помочь перенести оружие в более надежное место. В общем, я еду!

— А что делать нам, пока тебя не будет? — спросил Колин.

— Ты, Маклеод, не спускай глаз с гавани: мы должны знать обо всем, что там делается. Ты рыбак и не вызовешь у англичан особых подозрений. Эндрю, ты часто видишься с Полом Ревиром в «Зеленом драконе», поговори с ним, как отправить весточку в Конкорд, если англичане выступят. Продумайте план действий на этот случай. Дэвид, послушай, о чем говорят в пивных. Свяжись с Джошуа и Дороти, может быть, они слышали что-то важное у себя в «Белом лебеде».

Трое собеседников Итана согласно закивали головами и поднялись.

— Я отправлюсь в Лексингтон завтра вечером, — в заключение сказал Хардинг. — Если вы что-нибудь узнаете, дайте мне знать как можно скорее! — распорядился он.

— И все-таки, Итан, ты очень рискуешь! — сказал Дэвид, кладя ему руку на плечо. — Если в твое отсутствие Гейдж получит приказ об аресте вигов, тогда тебе несдобровать, а я никогда не прощу себе, что позволил тебе уехать! Пожалуйста, будь осторожен!

— Ты же знаешь, друг мой, я всегда настороже! — улыбнулся Итан.


После встечи с Лоуденом в «Олене и коне» у Кэти было достаточно времени, чтобы хорошенько обдумать свое положение. Ясно, что виконт остался ею недоволен, и Итан, судя по всему, тоже, потому что вот уже две недели не показывался ей на глаза.

«Что ж, это его дело», — решила Кэти. Может быть, даже к лучшему, что они не видятся, ведь, как только она получит свободу, ей придется сломя голову бежать от Лоудена. Только побег мог спасти ее от виселицы, потому что Холбрук к измене короне был совершенно непричастен, и не стоило даже мечтать раздобыть против него хоть какие-нибудь улики. А раз так, Лоуден обязательно пустит в ход свой ордер, и Кэти повесят, если она не успеет вовремя унести ноги. В этом случае она обречена оставаться беглянкой до конца своих или Лоудена дней, потому что мстительный виконт никогда не оставит ее в покое… Тем не менее Кэти не жалела о своем выборе, ведь она не предала Итана, по сути, спасла его, а это главное!

Чтобы убить время, молодая женщина ездила по бостонским магазинам, покупая безделушки и красивые тряпки, подолгу и со вкусом обедала, часами лежала в наполненной душистой пеной ванне, рано ложилась спать в свою мягкую постель. Но почему-то эти атрибуты роскошной жизни уже не доставляли Кэти такого удовольствия, как раньше. Теперь ее по-настоящему радовала только кошечка Мэг, которая уже немного подросла, но по-прежнему напоминала клубок пушистой рыжей шерсти. Часто, глядя на это забавное существо, Кэти вспоминала тот день, когда получила Мэг в подарок, и у нее замирало сердце от сладостной тоски: со времени ее последней встречи с Итаном прошло чуть больше двух недель, а она уже отчаянно по нему скучала.

Каждое утро молодая женщина с нетерпением ждала почтальона, надеясь получить от Итана записку с приглашением принять участие в новом приключении, но дни шли за днями, а записки все не было и не было, и Кэти тосковала все сильнее.

Наконец тоска сделась нестерпимой, и она сама послала Итану приглашение на ужин и партию в шахматы. Удивительно, но Итан пришел, однако, к величайшему разочарованию Кэти, он был неразговорчив и холоден, хотя и учтив. Он вел себя подчернуто сдержанно, словно их больше ничего не связывало, как в самом начале их знакомства, когда они не доверяли друг другу. В его глазах не было ни желания, ни радости от встречи с ней, ни простой человеческой теплоты.

После ужина, усевшись за столик с шахматной доской, Кэти смогла лучше рассмотреть этого нового, чужого Итана. Он пришел без парика, черные и блестящие, словно вороново крыло, волосы были заплетены в косу. Кэти вспомнила, какие они мягкие и шелковистые, и у нее снова заныло от тоски сердце.

Рассматривая украдкой отчужденное лицо Итана, размышлявшего над очередным ходом, она подумала, что, несмотря на ночь любви и совместные авантюры, после двухнедельной разлуки между ними как будто выросла стена непонимания. «Нет худа без добра», — попыталась утешить себя Кэти. Теперь ей не приходилось шарить в чужих столах и ломать голову над тем, как на очередном балу ускользнуть от виконта, не вызвав подозрений Итана; к тому же она не покривила душой, когда сказала, что не хочет быть содержанкой, как ее несчастная мать. И еще: отчуждение, возникшее между ними, поможет ей избежать разоблачения! Прервав их отношения, Итан никогда не узнает о двурушничестве своей шпионки. Раз ему не суждено ее полюбить, пусть хоть не питает к ней ненависти из-за ее позорной тайны!

Кэти повторяла про себя эти доводы снова и снова, но легче от этого не становилось. Наконец она не выдержала и нарушила почти получасовое молчание:

— Почему ты так долго ко мне не приходил?

— Я был очень занят, — сухо ответил Итан, не отрывая глаз от шахматной доски, но Кэти заметила, как побелели его пальцы, стиснувшие стакан с бренди.

— Тебе больше не нужна моя помощь?

Передвинув вперед ладью на два поля, он откинулся на спинку стула, сделал глоток бренди и только после этого поднял глаза на Кэти.

— Зачем ты спрашиваешь? Ты выполнила свою часть сделки, больше мне твоей помощи не требуется, — проговорил он и показал на доску: — Твой ход, дорогая.

Едва взглянув, она двинула свою пешку и негромко сказала, не желая отклоняться от темы:

— Я понимаю, Итан, сделка и все такое… Но мне показалось, что сейчас моя помощь нужна тебе не меньше, чем раньше, а может быть, и больше, вот я и подумала… — Кэти осеклась под ледянящим холодом его глаз, тех самых глаз, в которых всего две недели назад горел огонь бешеного желания. — Я подумала, что снова могла бы тебе помочь, — закончила она со вздохом.

— Значит, ты предлагаешь мне помощь? — с иронией спросил Итан, наклоняясь вперед и пристально глядя ей в глаза. Сейчас он снова, как в начале их знакомства, напоминал ей готовый к удару хлыст. — Стало быть, ты прониклась нашими идеями и решила помочь вигам в борьбе за независимость?

Конечно же, совсем не борьба за независимость волновала Кэти, и насмешливый тон Итана подсказывал ей, что он прекрасно это понимает. Она любила его и хотела быть рядом с любимым столько, сколько позволят обстоятельства ее окончательно запутавшейся жизни. А времени на это оставалось совсем мало.

— Нет, — пробормотала Кэти. — Дело не в идеях, просто… я по тебе соскучилась…

Итан откинулся на спинку стула так резко, что та жалобно скрипнула, поставил на столик свой стакан и поднялся, сухо сказав:

— Уже поздно, я пойду.

Кэти вскочила и схватила его за руку, но он резко высвободился и процедил сквозь стиснутые зубы:

— Ты специально меня мучаешь, да? Разве ты уже забыла свои собственные слова о том, что никогда не пойдешь в содержанки?

— Нет, я ничего не забыла, — отпрянув, проговорила она, пораженная его вспышкой. — Но…

— Так вот, положение любовницы, наложницы, содержанки — называй, как хочешь — это единственное, что я могу тебе предложить. Законный брак не для меня!

Кэти в замешательстве покачала головой — она никогда и не рассчитывала на брак и даже сама говорила об этом Итану. Зачем же ему снова понадобилось возвращаться к этой теме?

— Я знаю, что ты на мне не женишься, — проговорила она.

— Приближается война, — продолжал он, — и я не знаю, что со мной будет завтра. На днях, к примеру, я вообще собираюсь уехать из Бостона.

— Ты уезжаешь из города? — испуганно переспросила она. — Сейчас, когда так неспокойно? Надолго?

— На неделю-другую, — уклончиво ответил Итан.

— Но куда?

— Зачем ты спрашиваешь? Я все равно не отвечу, ты же знаешь!

— Это опасно? — не унималась Кэти, хотя по выражению его лица уже догадалась, каков будет ответ.

— Возможно. Гейдж пытается завладеть нашими запасами пороха и оружия, и, думаю, пока английская армия не покинет Массачусетс, мне придется еще не раз уезжать из Бостона.

— А что же твои товарищи? Разве, кроме тебя, больше поехать некому?

— Некому, потому что я единственный достаточно надежный человек, который может покинуть город в такое время.

— Но это же очень опасно!

— Ну и что? Рисковать мне не впервой, и это дело не исключение.

«Нет, исключение, — подумала Кэти, отрешенно закрывая глаза. — Потому что я тебя люблю». Но произнести признание вслух у нее не повернулся язык — как можно говорить о любви, когда любимый находится на волосок от смерти?

Молодая женщина открыла глаза.

— Но почему, почему ты играешь с огнем в этой заведомо проигранной схватке? — задала она давно мучивший ее вопрос. — Объясни, почему эта призрачная идея независимости так для тебя важна?

Он ответил не сразу, улыбнулся уголками рта, как бывало прежде. Эта чарующая полуулыбка всегда пленяла Кэти, но сейчас только усилила ее страх за любимого.

— Кто-кто, а ты, моя милая, лучше других должна была бы понять мое стремление к свободе!

— Ты говоришь совсем о другом! — горячо возразила она.

Итан положил руки ей на плечи.

— Пойми одну вещь, Кэти, — сказал он. — Я посвятил себя борьбе с засильем Англии потому, что убежден: люди должны жить свободно, по своему разумению, не завися от прихоти своих властителей — будь то хозяин или король.

На Кэти его слова не произвели впечатления: привыкшая заботиться только о себе и своих сиюминутных интересах, она совершенно не могла себе представить, как можно рисковать жизнью ради какого-то фантома — общественного блага!

— То, о чем ты говоришь, очень возвышенно, тонко, благородно, — заметила она. — Но я подозреваю, что дело не только в идеалах революции. Ты борешься против короля, потому что хочешь отомстить за смерть отца!

На скулах Итана заходили желваки, хотя внешне он остался спокоен и вежлив, однако Кэти почувствовала, что стена отчуждения между ними стала еще выше.

— Видишь ли, — ответил он, — так оно и было вначале, но потом я понял, как ничтожны мои печали по сравнению с бедой моего народа.

— И все же бороться с англичанами — безумие. У тебя нет шансов победить!

— Иногда сознание того, что поступаешь правильно, гораздо важнее. Кроме того, как я сказал французскому послу, нам не нужно во что бы то ни стало добиваться победы над англичанами, мы просто так допечем их, что они уйдут сами. Согласись, Кэти, такая возможность вполне реальна.

Кэти тяжело вздохнула: похоже, переубеждать его — дело совершенно безнадежное…

— Что ж, тогда поезжай, куда тебя зовет твой долг, — проговорила она, смирившись с неизбежным. — Я не хочу тратить время на бесплодные уговоры.

— Значит, теперь между нами полная ясность, — поймал Итан ее взгляд. — Я не могу на тебе жениться, а другие варианты тебя не устраивают…

— Почему же? Дружба меня бы вполне устроила. Давай останемся друзьями!

Кэти, конечно, лгала, но дружеские отношения позволили бы ей хотя бы чаще видеться с ним, пока она не уедет из Бостона.

— Остаться друзьями? Боже милосердный, что ты говоришь! — вдруг воскликнул Итан, сбросив маску холодного спокойствия. В волнении он взъерошил свою густую шевелюру, и иссиня-черные волосы рассыпались по плечам. — Неужели ты не видишь, Кэти? Я пытаюсь вести себя как джентльмен, но я же не каменный истукан! Как ты не понимаешь, что я весь вечер борюсь с желанием обнять тебя, как прежде, и целовать, целовать, целовать!

Не давая ей опомниться, он отступил назад и продолжал:

— Я выполнил свое обещание — мой секретарь Адам уже в Виргинии, он оформляет бумаги о твоем освобождении. Как только сделка будет завершена, ты сможешь уехать. Я даже настаиваю, чтобы ты уехала сразу по возвращении Адама, потому что через месяц Бостон будет охвачен хаосом!

Резко развернувшись, Итан пошел к двери. Потрясенная Кэти смотрела ему вслед, не в силах вымолвить ни слова, только по щекам побежали слезы. Она вытерла их руками, ненавидя себя за свою слабость, — ведь она безнадежно влюбилась в человека, который не только не собирался на ней жениться, но и совал голову в петлю ради неведомых ей, Кэти, идеалов. Скорее всего, в ближайшие несколько дней его убьют….

Когда Кэти подумала об этом, слезы из ее глаз хлынули горячим потоком. Она, всегда гордившаяся тем, что плакала только в детстве, горько разрыдалась. Любовь сокрушила ее защитную броню и сделала ранимой, как никогда. Если Итана ранят, ей тоже будет больно, если он умрет, то вместе с ним умрет и частица ее, Кэти.

Хлопнула входная дверь — Итан ушел, и ей показалось, что этот момент уже наступил.

18

Итан прибыл в дом приходского священника в Лексингтоне, где нашли приют Сэ-мюэл Адамс с Джоном Хэнкоком, почти в полночь, а на рассвете уже скакал в Конкорд, и за шесть часов, разделявших эти два события, он ни на минуту не сомкнул глаз — совещание с лидерами вигов длилось всю ночь.

Адамс и Хэнкок разделяли беспокойство Итана в связи с возросшей активностью армии в Бостоне, однако известие о благоприятном для колонистов исходе беседы с французским послом их очень порадовало. Сэмюэл и Джон тоже считали, что склады с оружием и боеприпасами следует как можно скорее перевезти из Конкорда в безопасные места и надежно спрятать. Благодаря предупреждению, зашифрованному в томике Шекспира, который Кэти передала Брамли, тайники уже были приготовлены. Итан торопился — время поджимало, и, когда солнце поднялось над горизонтом, он уже мчался по Лексингтонской дороге к Конкорду.

Обитатели этого городка были, казалось, не столько напуганы угрозой вооруженного конфликта, сколько злы на англичан, поэтому с радостью согласились помочь славному Джону Смиту спасти арсенал от ненавистного Гейджа и его присных. Известие о том, что наступления армии надо ждать со дня на день, горожан не удивило: Гейдж уже присылал в Конкорд своих разведчиков, переодетых крестьянами; однако их моментально распознавали и разоблачали, поскольку такого рода операции невозможно сохранить в тайне.

Следующие два дня Итан провел в этом городке, помогая местным жителям перевозить в тайники оружие и боеприпасы. Это оказалось не самым простым делом, потому что содержимое арсенала разделили на множество мелких частей и развезли по близлежащим общинам. Таким образом, даже при большом везении солдаты Гейджа не смогли бы полностью обезоружить Конкорд. Верхом на взмыленной лошади прискакал Пол Ревир с известием, что выступление англичан ожидается завтра, и это сообщение вызвало негодование среди горожан.

— Это же надо — воевать в воскресенье, когда все добрые люди ходят в церковь и отдыхают! — пробурчал Хэмптон, старый фермер, с которым Итан зашел выпить по пинте эля в городке Линкольн, куда они только что доставили пару пушек, чтобы спрятать их в одном из амбаров. — На такое способны лишь безбожники-англичане!

— В Салем они вошли тоже в воскресенье, — напомнила ему служанка, ставя на стол поднос с кружками.

К разговору тотчас присоединились другие посетители, которые припоминали разнообразные прегрешения англичан, часто невероятно их преувеличивая; эмоции перехлестывали через край, и скоро пивная уже гудела, как растревоженный улей. Слушая этих простых людей, Итан еще раз подумал, что обратного пути нет, война с Англией неизбежна.

Вдруг дверь отворилась, и в пивную шагнули двое плечистых молодцов, похоже, не местных. Одетые как обычные крестьяне, они выглядели вполне безобидно, но негодующие голоса тут же притихли, превратившись в еле слышное бормотание, — кто знает, вдруг это шпионы Гейджа, прочесывающие местность? Если завтра в Линкольн войдут войска, то за длинный язык можно и поплатиться!

Взглянув в лицо одного из вошедших, Итан понял, что подозрения горожан не напрасны, — у двери стоял, высматривая свободное место за столом, лейтенант Чарльз Уэстон собственной персоной.

Поспешно отвернувшись, Итан наклонился к старому фермеру, который с любопытством рассматривал незнакомцев, и шепнул:

— Эти двое — переодетые английские офицеры, шпионы Гейджа. Один из них меня знает, так что мне надо уносить ноги. Здесь есть черный ход?

— А как же! — тоже шепотом ответил старик, показывая глазами на дверь в дальнем конце зала. — Там кухня, пройдешь через нее во двор. Выведи из конюшни свою лошадь и отправляйся в Конкорд! Я буду там утром!

Кивнув Хэмптону, Итан поднялся и, стараясь не привлекать внимания, направился к кухонной двери, от души надеясь, что Уэстон, который, усевшись вместе с товарищем за стол, как раз делал заказ и был слишком поглощен прелестями хорошенькой розовощекой служанки, чтобы обратить внимание на выпивоху, пробирающегося по надобности на двор.

Наконец кухня осталась позади. Выскользнув из задней двери, Итан направился к конюшне, тщательно обходя блестевшие в лунном свете кучи навоза, но не прошел он и половины пути, как ночную тишину разорвал чей-то предостерегающий крик, и тут же грохнул пистолетный выстрел. Где-то рядом яростно взревел Хэмптон, но Итан уже ничего не слышал — жгучая боль опалила его висок, и он без сознания рухнул на землю.


Хотя Итан не сказал ничего определенного о дате своего возвращения, с каждым днем беспокойство Кэти росло. Каких-нибудь два месяца назад ей бы и в голову не пришло беспокоиться о мужчине, но теперь она была уже совсем не той Кэти Армстронг, что бежала в Бостон из Виргинии, потому что в ее сердце поселилась любовь.

После семи дней и семи ночей бесплодного ожидания Кэти почувствовала, что так больше продолжаться не может, иначе она просто сойдет с ума, и на следующее утро поспешила в «Русалку», чтобы повидаться с супругами Мунро и расспросить об Итане.

К ее досаде, Дэвида не было дома, Молли же и сама ничего не знала. Проведя гостью в кухню, добрая женщина пристально посмотрела ей в лицо и посоветовала:

— Не надо так волноваться, девонька! От беспокойства никакого толку, оно только растравляет душу. Итан много раз брался за очень рискованные дела и всегда выходил сухим из воды!

— Господи, Молли, неужели ты думаешь, что достаточно сказать «успокойся», и я успокоюсь? — не без раздражения ответила Кэти, усаживаясь на стул.

— Нет, конечно, не думаю, но у меня есть одно надежное лекарство от беспокойства! — подмигнула ей бывшая хозяйка, беря с полки бутылку рома. Налив в кружку щедрую порцию, она подала ее гостье. — Выпей, это поможет тебе успокоиться, а то ты прямо сама не своя!

Хлебнув, Кэти закашлялась — огненная жидкость обожгла ей горло — и через несколько минут пожала плечами:

— Кажется, твое хваленое лекарство не действует, Молли, я по-прежнему просто умираю от беспокойства за Итана! Наверное, я перестану волноваться, только когда увижу его живым и здоровым! — Она поставила на стол локти и со стоном обхватила голову руками. — Ты не поверишь, но я это делаю первый раз в жизни!

— Что, милая?

— Волнуюсь за другого человека больше, чем за себя, — ответила Кэти. Сделать такое признание ей стоило немалого труда. Подняв голову, она посмотрела Молли в глаза: — Жалкое зрелище, да?

— Ну что ты! — поспешила утешить ее бывшая хозяйка. — Разве это плохо — душой болеть за ближнего? Просто раньше тебе не приходилось этого делать. Я так тебя понимаю. Знаешь, я ведь тоже сирота и тоже стала воровать, чтобы не умереть с голоду, только не в Лондоне, а в Глазго. Меня поймали и в наказание отправили на корабле сюда. Ох, и хлебнула я здесь горя до того, как встретила Дэвида! Он-то меня и спас.

Она наклонилась к Кэти и, сочувственно накрыв ее руку своей, продолжала:

— Милая, мне ли не знать, как это бывает, когда человек вынужден смолоду бороться за право на жизнь? Думаешь только о том, где добыть кусок хлеба, где найти ночлег, чтобы не замерзнуть насмерть, на другие мысли просто не остается ни времени, ни сил. Но потом в твоей душе что-то происходит, и все, что ты считала самым главным, вдруг отходит на второй план. Обычно так бывает, когда приходит любовь.

Кэти нахмурилась и убрала свою руку.

— Ты хочешь сказать, что я влюбилась в Итана? — спросила она. — Что за глупости! С чего ты взяла?

— Милая, да у тебя же это написано на лице! Итан как-то предупредил, что ты любишь приврать и чтобы я не верила ни одному твоему слову, но есть вещи, скрыть которые не под силу даже самой отъявленной лгунье. Одна из них — любовь.

Молли видела ее насквозь, и Кэти почувствовала себя неуютно. Как надоело все время врать и изворачиваться, не лучше ли сказать правду?

— Ты права, Молли, я его действительно люблю, — призналась она, потупившись. — Сама видишь, много ли счастья мне это принесло!

— Люди влюбляются не потому, что хотят быть счастливыми, они просто влюбляются, таков закон природы.

— Почему же тогда Итан любит только свою революцию?

— Разве я не предупреждала тебя, что в таких, как он, влюбляться опасно? — покачала головой Молли.

— Предупреждала… — вздохнула Кэти. — А что толку? Твой совет запоздал. — Она встала из-за стола, собираясь уйти. Внезапно в ее памяти яркой чередой промелькнули события последних недель — совместные авантюры, долгие беседы, признания, та удивительная ночь в ее новом доме… — Знаешь, Молли, это странно, но я сейчас подумала: если бы я могла повернуть время вспять, то, наверное, снова бы тебя не послушалась!

Она пошла к двери, и Молли сочувственно сказала ей вслед:

— Зайди в «Белый лебедь», может быть, у Дороти или Джошуа есть новости!

Кэти с благодарностью кивнула бывшей хозяйке и вышла. Заглянув на минутку домой, она на случай возвращения Итана предупредила Стивенса, куда направляется, и поспешила в «Белый лебедь». Не то чтобы Кэти верила в скорое возвращение возлюбленного, нет, просто так ей было спокойней.

Как и в прошлый раз, когда она там побывала впервые, пивную оккупировали солдаты Его Величества, поэтому Кэти осторожно заглянула в окно, прежде чем зайти, — к счастью, лейтенанта Уэстона среди посетителей не оказалось — и только после этого переступила порог питейного заведения. Джошуа, как всегда, стоял за стойкой, бойко наполняя кружки страждущих, а вот Дороти нигде не было видно.

Опасаясь неожиданного появления лейтенанта, Кэти уселась поближе к кухонной двери и принялась ждать, когда Джошуа освободится, чтобы поговорить с ним с глазу на глаз.

Внезапно дверь, возле которой она сидела, распахнулась, и в зал прошла Дороти с подносом мясных пирогов в руках. Кэти не стала ее окликать, памятуя о том, что пухлая служанка невзлюбила ее с первого взгляда.

Но Дороти, поставив поднос перед заказавшими пироги солдатами, повернулась, чтобы идти в кухню за очередным заказом, и увидела нежданную гостью. К удивлению Кэти, служанка тотчас подошла к ней с доброжелательной улыбкой, однако во взгляде ее сквозила тревога.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она. — Как дела у Итана? С ним все в порядке?

— Я ничего о нем не знаю уже несколько дней, и надеялась, что вы с Джошуа что-нибудь о нем слышали, потому и пришла.

— Нет, мы ничего не слышали, — обеспокоенно проговорила Дороти и не без горечи добавила: — Но ты, должно быть, узнаешь все новости первой, ведь ты его любовница!

Кэти хотела ответить, но вдруг забыла, что хотела сказать: ее взгляд упал на капитана Уорта, который только что вошел и стоял у входной двери, видимо, кого-то высматривая в толпе посетителей. Кэти вжалась в сиденье стула и пробормотала:

— Господи, когда только кончится этот кошмар!

— Если, по-твоему, у нас так ужасно, то нечего тебе здесь оставаться, — съязвила Дороти, не видевшая капитана.

Не обращая на ее слова никакого внимания, Кэти привстала со стула, собираясь удрать, но в этот момент ее заметил Уорт, и Кэти села, сделав вид, что у нее и в мыслях не было спасаться бегством.

Заметив, что гостья ее не слушает, Дороти обернулась, чтобы посмотреть, на кого та уставилась.

— Это тот мерзкий англичанин, который обвинил меня в краже часов! — сказала Кэти в ответ на ее вопросительный взгляд.

— Вот как, ты обворовала капитана Уорта? — кажется, впервые Дороти посмотрела на нее с одобрением.

— А разве Итан тебе не рассказывал эту историю?

— Нет, — покачала головой Дороти, — он мне не доверяет.

И опять Кэти показалось, что в ее голосе была горечь.

Ей захотелось утешить Дороти, сказать, что Итан не доверяет и ей, своей любовнице, но Уорт уже направился к ее столу. Не зная, что ему нужно, Кэти предпочла бы остаться с ним один на один.

— Пожалуй, сейчас тебе лучше заняться своими делами! — шепнула она Дороти. — Если англичанин собирается меня арестовать за кражу, он не должен знать, что мы с тобой знакомы.

Служанка согласно кивнула и поднялась из-за стола, собираясь продолжить свой путь на кухню, но Уорт был уже тут как тут.

— Мисс Макэлви! — воскликнул он, с поклоном снимая шляпу и одаривая обильные прелести Дороти долгим взглядом ценителя. — Очень, очень рад нашей встрече!

— Я тоже, капитан, — ответила служанка с весьма любезным видом, чем немало удивила свою гостью. Впрочем, в преувеличенной любезности Дороти не было ничего удивительного, ведь, как напомнила себе Кэти, она принадлежала к числу осведомителей Итана, а раз так, ей требовались источники иформации. — Вы будете пить эль, как всегда?

— О, я польщен вашим вниманием, мэм! — расплылся в довольной улыбке Уорт. — Вы запомнили, что я пью, а ведь у вас так много посетителей!

— Оказывать услуги солдатам короля — наш с Джошуа долг! — кокетливо проговорила Дороти, окидывая капитана из-под ресниц многозначительным взглядом. — Вы же прибыли защищать нас, не правда ли? Значит, мы с братом получаем пользу не только от продажи эля!

— Уверяю вас, мэм, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы улицы Бостона оставались спокойными и безопасными, а пивные процветали!

Пока шел этот обмен любезностями, Кэти ерзала на стуле, еле сдерживая нетерпение. Что заставило Уорта открыто подойти к ее столу? Ему наверняка что-то нужно, но что именно?

Наконец Дороти отошла за элем, а Уорт уселся напротив Кэти.

— Добрый вечер, миссис Армстронг! — сказал он спокойно, как будто они каждый день сидели в пивной за одним столом.

— Вы что, с ума сошли — подходить ко мне на виду у всех? — негодующе зашептала она.

— Ну и что с того? Это пивная тори! Неужели вы думаете, что шпионы вигов осмелятся здесь вас выслеживать?

Кэти опасалась именно этого, но Уорту, конечно, было невдомек, что брат и сестра Макэлви — преданные виги.

— Напороться на шпиона можно где угодно, — холодно, чтобы скрыть тревогу, заметила она. — Надеюсь, у вас достаточно веская причина для разговора со мной?

— Вы не ошиблись. — Уорт достал сложенный лист бумаги и протянул молодой женщине через стол. Радуясь, что Дороти еще не вернулась, Кэти быстро засунула бумагу поглубже в карман плаща. Капитан продолжил: — Я заходил к вам, чтобы оставить записку, но не застал; однако дворецкий подсказал, где вас искать. Записка от виконта Лоудена, он очень сердит из-за того, что вы пропустили две встречи на рыночной площади.

В этот момент вернулась Дороти с двумя кружками эля в руках. Поставив их перед Уортом и Кэти, она сказала: «Пейте на здоровье!» — и пошла обратно к стойке.

К удивлению Кэти, суровый вояка проводил ее долгим заинтересованным взглядом.

— Роскошная женщина! — мечтательно вздохнул он, но тут же опомнился и перевел взгляд на собеседницу. — Лоуден настаивает на встрече, миссис Армстронг, и вот вам мой совет: обязательно пойдите на эту встречу, иначе мигом окажетесь в камере замка Уильям!

Кэти и сама прекрасно понимала, как опасно раздражать виконта; проклятая бумажка оттягивал ей карман, как камень. Намек Лоудена был предельно ясен: если бы он хотел просто встретиться с Кэти, то не стал бы посылать записку с Уортом, подвергая свою шпионку риску разоблачения. Нет, он сделал это, чтобы снова дать ей почувствовать реальность своих угроз!

— Могу себе представить, как вас радует перспектива увидеть меня в тюрьме, капитан, — холодно проговорила Кэти, поднимаясь из-за стола и накидывая на плечи плащ. — Но у меня нет никакого желания доставлять вам подобное удовольствие!

Выйдя из пивной, она зашагала в сторону дома. Записка жгла ей карман, но Кэти достала ее только в гостиной, возле жарко пылавшего камина. Виконт напоминал, что на поиски улик против Холбрука осталось только семь дней, и требовал встречи в «Олене и коне» ровно через неделю, в полночь. Выругавшись сквозь зубы, молодая женщина скомкала записку и швырнула в огонь: с какой стати напоминать ей о том, о чем даже при желании забыть невозможно?

Записка вспыхнула и через минуту превратилась в пепел. Кэти мысленно пожелала того же и ее автору. Увы, о такой удаче не приходилось и мечтать.


Исподтишка наблюдая за капитаном Уортом, Дороти ломала голову над тем, что ему могло понадобиться от Кэти. Капитан повел себя более чем странно: прошел прямо к ее столу, уселся напротив, как хороший знакомый, пил с ней эль, разговаривал и даже передал какую-то записку. Да-да, Дороти видела это собственными глазами, хотя Кэти постаралась побыстрее спрятать сложенный листок бумаги в карман и при этом воровато огляделась вокруг, словно делала что-то нехорошее. Что это за записка? Любовное письмо, сообщение осведомителя? Что бы там ни было, Дороти только укрепилась в своих подозрениях насчет Кэти — та могла быть или любовницей англичанина, или, что еще хуже, — шпионкой тори. Похоже, Итан в большой беде.

Дороти горестно вздохнула. О, Итан, красавец Итан… Как больно думать о нем, не зная, где он и что с ним. Семь дней и семь ночей она ждала от него вестей так, как никакой Кэти и не снилось. Ну и лживая же дрянь эта девчонка: только притворяется, что волнуется за Итана, а сама в его отсутствие встречается в пивной с английским офицером!

Но Итан явно в нее влюблен… Дороти поняла это в ту самую секунду, как увидела их вместе. Как он смотрел на эту вертихвостку! В его глазах читалось желание, он хотел ее, нет сомнения. А девчонка только морочит ему голову, транжиря его деньги на наряды и удовольствия.

Вообще, когда дело касается Кэти, Итан ведет себя как слепой. Что в ней хорошего, кроме смазливой мордашки? Ничего! Нет, Дороти никогда ей не доверяла и предупреждала насчет нее Итана, но он не послушался, сделал смазливую воровку своей помощницей, даже прикинулся ее любовником, якобы для того, чтобы вдвоем добывать секреты тори.

А вдруг это не уловка и они стали любовниками по-настоящему? Нет, не может быть, Итан слишком предан своему делу! И потом, если бы ему понадобилась женщина, он, разумеется, не выбрал бы такую тощую, наглую и лживую тварь, как Кэти. Но почему все-таки он взял на роль своей любовницы эту девчонку, которую, по сути, совсем не знает, а не ее, Дороти, преданную помощницу, способную справиться с любым заданием?

Если бы Итан попросил, она бы сделала все, что угодно! Однако, несмотря на ее преданность и жертвы, которые она принесла ради него, он предпочел другую… Он не любит ее, Дороти, не желает ее как женщину, ему милее карманница, бессовестная лгунья, которая знается с английскими офицерами и обменивается подозрительными записками!

Так пусть Итан узнает, на кого променял свою преданную помощницу, уже много лет любящую его всем сердцем! Когда Дороти сообщит ему про полученную Кэти записку, он поймет, какую змею пригрел на груди.

А вдруг он не поверит? Решит, что Дороти ревнует, и примет сторону Кэти? Итан в большой опасности! Обманщица может в любой момент заманить его в ловушку, его арестуют и, не дай бог, повесят! Надо обязательно убедить его в двуличии этой вертихвостки. Но как? Для этого нужно побольше о ней разузнать…

Ее размышления прервал взрыв хохота на другом конце зала — там за большим столом сидела шумная компания англичан, к которой незадолго до этого подсел капитан Уорт. При виде его красной разгоряченной физиономии в голове Дороти моментально созрел план…

— Ах, Итан, Итан, ты слепец, Кэти совсем не та, за кого себя выдает, — прошептала служанка. — Но я раскрою тебе глаза! Когда ты вернешься из Конкорда, я докажу, что она предательница!

Дороти пригладила руками волосы, еще ниже сдвинула вниз и без того очень смелый вырез сорочки, надела чистый фартук, наполнила кружку самым лучшим элем и с широкой улыбкой направилась к шумной компании офицеров.

Ее появление вызвало в их кругу настоящий фурор, но Дороти смотрела только на одного человека. Сопровождаемая восхищенными взглядами и сладострастным причмокиванием, она подошла к Уорту, одарила его своей самой очаровательной улыбкой, поставила перед ним кружку и села к бравому капитану на колени, обвив его шею руками.

— Дорогой капитан, — проворковала она, наклоняясь к его уху, — скажите еще раз, что рады меня видеть!


В этот вечер, как и в предыдущие семь, Кэти сидела на диване в гостиной, освещенной неверным огоньком единственной свечи, и ждала Итана, напряженно вслушиваясь, не раздастся ли на улице шум подъзжающей кареты, не раздадутся ли на крыльце его шаги. Слуги давно ушли спать, и в тишине слышалось только убаюкивавшее тиканье часов, от которого молодая женщина в конце концов начала клевать носом.

Однако на этот раз ее страдания были вознаграждены сторицей: ночное безмолвие внезапно нарушилось щелканьем замка на входной двери, и через мгновение слабый огонек свечи упал на высокий темный силуэт, появившийся в дверях гостиной. Кэти, с которой моментально слетела дремота, ахнула и рванулась к нему:

— Итан, Итан, ты вернулся!

Это был действительно он, Итан, но в каком виде — в рваном плаще, без шляпы, весь в пыли, лицо осунулось, заросло щетиной — казалось, что бостонский денди долго скакал верхом без остановки.

Быстро оглядев долгожданного гостя, Кэти стала обеими руками оглаживать его, словно не верила, что перед ней ее возлюбленный, а не призрак.

— Слава богу, ты жив, жив… — бормотала она.

— Еще бы, конечно, жив! — ответил Итан слегка хрипловатым от усталости голосом. — Хотя был момент, когда некоторые в этом засомневались.

Кэти испуганно замерла и посмотрела ему в лицо.

— Что ты имеешь в виду? И вообще, где ты пропадал, почему так долго не… — Она осеклась, заметив глубокий свежий рубец, косо прочертивший его висок. — Господи, что это? Ты ранен?! Как это случилось?

Она легонько коснулась рубца кончиками пальцев, а Итан, не отвечая, стоял и смотрел на нее каким-то незнакомым, нежным, изголодавшимся взглядом.

— Что с тобой, тебе плохо? — обеспокоенная его молчанием, спросила молодая женщина и поднесла руку к его лбу, чтобы пощупать, нет ли жара. — Что случилось? Говори!

Он не ответил, как будто не слышал вопроса, но в этом напряженном молчании ощущалась внутренняя борьба, словно Итану приходилось делать над собой огромное усилие, чтобы не выдать обуревавших его чувств. Кэти тоже молчала, и несколько минут было слышно только умиротворяющее тиканье часов. Наконец Итан, видимо, на что-то решившись, заговорил, и его слова оказались для Кэти полной неожиданностью.

— Ты не представляешь себе, — сказал он, не сводя с нее своего странного взгляда, — как сильно меняется мироощущение человека, побывавшего на пороге смерти. Все становится на свои места, обнажается истинная суть вещей.

— На пороге смерти? Что это значит? Он ласково погладил ее по щеке, как будто желая успокоить, и пояснил:

— Это значит, что в меня стреляли, дорогая. И стрелял не кто иной, как наш друг Уэстон!

— Что?! — в ужасе воскликнула Кэти. — Ты ранен?

— Слава богу, это уже в прошлом! — утешил ее Итан. — Послушай, что произошло: я сидел за кружкой эля в одной пивной недалеко от Конкорда, когда дверь этого достойного питейного заведения отворилась и — угадай, кто в нее вошел? Правильно, он самый, лейтенант Уэстон! — Итан улыбнулся своей чарующей полуулыбкой, которая так нравилась Кэти. — Каково? Из сотен офицеров Гейдж подгадал послать с заданием в окрестности Конкорда именно Уэстона! Просто перст судьбы!

— И он в тебя выстрелил?

— Не сразу, дорогая. Вначале я попытался удрать через заднюю дверь, но бравый лейтенант заметил мой маневр, выследил меня и прежде, чем его успели скрутить, пустил мне вслед пулю. Дурачок, он, видимо, думал, что, убивая одного из «Сыновей свободы», выполняет свой долг перед королем. Но он дорого заплатил за служебное рвение: местные жители поймали его, обмазали смолой и обваляли в перьях.

— А что было с тобой? — с тревогой спросила Кэти, которую вовсе не волновала судьба лейтенанта Уэстона.

— Мне повезло: пуля меня только контузила и рассекла кожу, однако я потерял сознание. Один из местных фермеров забрал меня к себе, его жена перевязала рану, так что очнулся я в доме этих добрых людей, и все было бы хорошо, если бы не ужасная головная боль и контузия. Только через два дня я пришел в себя настолько, что смог сесть в седло. И вот я здесь, с тобой!

Он снова нежно провел рукой по ее щеке и спросил:

— Знаешь, о чем я подумал, когда очнулся? Нет, не о происках Гейджа в Конкорде, не о перевозке пороха в Лексингтоне и не приближении войны…

— а о чем же тогда? — прошептала Кэти, чувствуя, как под ее ладонью неистово бьется его сердце.

Он приподнял ее голову так, чтобы видеть лицо, и проговорил с лихорадочным, почти пугающим блеском в глазах:

— Я подумал о том, что могу больше никогда тебя не увидеть. И меня охватил ужас, потому что я тебя люблю!

19

Итан почувствовал, что она перестала дышать, а ее тонкое, гибкое, как лоза, тело напряглось. Он схватил ее за плечи:

— Это правда, Кэти! Я люблю тебя, ты моя отныне и вовеки. Я не позволю тебе уехать!

— Нет, Итан, нет… — покачала она головой.

— Ты не понимаешь, родная! Мы поженимся, ты будешь моей женой, а не любовницей, ведь