КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412084 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150877
Пользователей - 93916

Впечатления

DXBCKT про Шегало: Меньше, чем смерть (Боевая фантастика)

Вторая часть (как ни странно) оказалось гораздо лучше части первой, толи в силу «наличия знакомства» с героиней, то ли от того, что все события первой книги (большей частью) происходили «на заштатной планетке», а тут «всякие новые миры и многочисленные интриги»...

Конечно и тут я «нашел ложку с дегтем», однако (справедливости ради) я сначала попытался сформировать у себя причину... этой некой неприязни к героине. Итак смотрите что у меня собственно получилось:

- да в условиях когда «все хотят кусочка от твоего тела» (в буквальном смысле) ты стремишься к тому, чтобы обеспечить как минимум то — чтобы твои новые друзья обошлись «искомым кусочком», а не захотели бы (к примеру) в добавок произвести и вскрытие... И да — тут все правильно! Таких друзей, собственно и друзьями назвать трудно и не грех «кинуть» их при первом удобном случае... но...

- бог с ним с мужем (который вроде и был «нелюбимым», несмотря на все искренние попытки защитить жизнь героини... Хотя я лично ему при жизни поставил бы памятник за его бесконечное терпение — доведись мне испытывать подобные муки, я бы давно или пристрелил героиню или усыпил как-то... что бы ее «очередная хотелка» не стоила кому-нибудь жизни). Ну бог с ним! Умер и ладно... Но героиня идет тут же фактически спасать его убийцу (который-то собственно и сказал только пару слов в оправданье... мол... ну да! Было... типа автоматика сработала а мы не хотели...)... Но сам злодей так чертовски обаятелен... что...

- в общем, тема «суперзлодеев» и их «офигенной привлекательности» эксплуатируется уже давно, но вот не совсем понятно что (как, и для чего) делает героиня в ходе всего (этого) второго тома... Сначала она пытается что-то доказать главе Ордена, потом игнорирует его прямые приказы, потом «тупо кладет на них», и в конце... вообще перебегает на другую сторону!)) Блин! Большое спасибо за то что автор показал яркий образец женской логики, который... впрочем не понятен от слова совсем))

- И да! Я понимаю «что тонкости игры» заставляют нас порой объединяться с теми..., для того что бы решать тактические задачи и одержать победу в схватке стратегической... Все это понятно! И все эти союзы, симпатии напоказ, дружба навеки и прочее — призваны лищь создать иллюзию... для того бы в один прекрасный момент всадить (кинжал, пулю... и тп) туда, куда изначально и планировалась. Все так — но вся проблема в том что я просто не увидел здесь такую «цельную личность» (навроде уже упоминавшейся мной героини Антона Орлова «Тина Хэдис» и «Лиргисо»). И как мне показалось (возможно субъективно) здесь идет лишь о вполне заурядном человеке (пусть и обладающем некими сверхспособностями), который всем и всякому (а в первую очередь наверное самому себе), что он способен на Это и То... Допустим способен... Ну и что? Куда ты это все направишь? На очередное (извиняюсь) сиюминутное женское желание? На спасение диктатора который заслужил смерть (хотя бы тем что он косвенно виноват в смерти мужа героини). Но нет — диктатор вдруг оказывается «белым и пушистым»! Ему-то свой народ спасать надо! И свои активы тоже... «а так-то он человек хороший... и добрый местами»... Не хочу проводить никаких параллелей — но дядя Адя «с такого боку», тоже вроде бы как «был бы не совсем плохим парнем»: и немцев спасал «от жестоких коммуняк», и раритеты всякие вывозил с оккупированных территорий... (на ответственное хранение никак иначе). А то что это там в крематориях сожгли толпу народа — так это не со зла... Так что ли? Или здесь сокрыт более глубокий (и не доступный) мне смысл?

В общем я лично увидел здесь очередного героя, который считает что вокруг него «должен вертеться мир», иначе (по мнению самого героя) это «не совсем справедливо и так быть не должно».

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Антонова: Академия Демонов (Юмористическая фантастика)

сказать, что эта вещь дрянь, это быть до наивозможности деликатным. до конца я дошёл из принципа, за несколько дней. больше на такой подвиг не пойду, но прошёл МЕСЯЦ, а «впечатления» остались.
стукнулась и споткнулась эта ненормальная обо всё. идёт по ровному коридору, споткнулась. шла мимо стола, за угол поворачивала - об угол стукнулась. когда, по ощущениям, спотыканий, паданий, стуканий перевалило за сотню, я думал бросить читать, но пересилил себя.)
кроме того, психическая ещё и калечила себя намеренно. например, видит: второй этаж, и прыгает! под переломы, чем гордится.
но больше всего поразил факт: сидела она на лекции, думала. лекцию не писала. сказать, как раздражает вот это врождённое слабоумие, невозможно. спокойно можно было и конспектировать и думать, но врождённым это не дано. ничего не надумала. и в конце лекции, откинула голову и кааак шмякнется лбом о столешницу!
я тогда онемел, закурил, и понял, как получаются маньяки из преподавателей. которые вот таких вот нефЕлимов, антоновых лидий, вынуждены учить. написана исключительно автобиографичная вещь больного человека.
любой может это попробовать. сесть за стол, размахнуться головой и попытаться удариться о стол. у 100% людей нормальных это не получится. у 75-85% людей с отклонениями – тоже. мозг не позволит. мозг либо остановит голову в сантиметрах пяти от поверхности, либо – на полпути, либо – руки подсунет. в случаях 90 из 100 для всех вариантов пациент просто посмотрит на стол и ПРЕДСТАВИТ, и всё. «что я дурак, что ли».
и вещь дрянь, и автор. они неразделимы.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Каприз судьбы (fb2)

- Каприз судьбы (пер. Елена Яковлевна Ильина) (и.с. мини-Шарм) 944 Кб, 269с. (скачать fb2) - Бренда Хайатт

Настройки текста:



Бренда Хайатт Каприз судьбы

Глава 1

Лестершир, Англия Октябрь 1816

– Ну-ну, успокойся. Это всего лишь тень филина, – произнес лорд Энтони Нортроп, когда конь, которого он вел по безлюдной дороге, в очередной раз шарахнулся в сторону.

Лорд уже пожалел, что оказал услугу молодому Балларду, купив у него этого пугливого и норовистого гунтера[1]. Однако постарался ничем не выдать своего раздражения, чтобы еще больше не напугать животное. Славящийся своим умением обращаться с норовистыми лошадьми, Энтони был уверен, что справится с гнедым лучше неопытного мистера Балларда.

И все же не стоило забирать его нынешним вечером. Его собственный конь был спокойным и хорошо обученным и вряд ли стал бы обращать внимание на нервного соседа. Однако Энтони недооценил его. Скорей бы доехать до охотничьего домика.

В течение нескольких минут Энтони совершенно спокойно правил Пеплом, своим чалым жеребцом. Он мирно трусил в сгущающихся сумерках, а гнедой на привязи следовал за ним. К счастью, дорога из Мелтон-Моубри была в этот час совершенно пуста, но Энтони знал, что вскоре его непременно кто-нибудь нагонит, ведь сюда, в центральную часть Англии, стали съезжаться многочисленные охотники. Близилось открытие сезона охоты на лис.

И действительно, вскоре Энтони услышал позади стук копыт. К нему приближался всадник. Лорд обернулся и разглядел его силуэт на фоне бескрайних полей, отливающих в угасающем свете дня всеми оттенками зеленого и серого. Натянув поводья, Энтони отвел обоих коней поближе к обочине, чтобы дать дорогу всаднику, надеясь, что на этот раз гнедой не шарахнется в сторону.

Но в этот момент из живой изгороди, окаймлявшей дорогу, выскочил кролик, прямо перед носом гнедого. Как и следовало ожидать, конь испуганно попятился, а потом рванулся вперед, и его поводья обмотались вокруг шеи Пепла. От неожиданности Пепел шарахнулся в сторону и едва не выбросил седока из седла. Гнедой поднялся на дыбы, а когда опускался, задел передней ногой за уздечку и вырвал ее из рук Энтони. Выругавшись, лорд спрыгнул на землю, намереваясь схватить поводья прежде, чем конь убежит, но опоздал. Конь снова шарахнулся, а потом понесся галопом по дороге, таща за собой поводья.

Энтони вскочил в седло, чтобы пуститься вдогонку, но всадник опередил его, молнией промчавшись мимо. Энтони последовал за ним. Он не видел лица всадника, однако был уверен, что знает его, иначе зачем бы тот стал ему помогать?

Энтони не проскакал и восьмой части мили, когда спесивый гнедой умудрился запутаться поводьями в кустах, тянущихся вдоль дороги, и с перепугу стал громко ржать и лягаться.

Незнакомец спешился и осторожно шагнул к животному. С виду он был совсем юным.

– Лучше не приближайтесь к нему, – предостерег всадника Энтони. – Он может поранить.

– Чепуха, – последовал ответ.

Энтони пристально посмотрел на незнакомца. По голосу он понял, что это женщина, хотя на ней были брюки, и в седле она сидела по-мужски. Пока лорд с удивлением разглядывал незнакомку, она еще ближе подошла к ошалевшему животному, в то время как ее чалая кобыла спокойно стояла поодаль.

– Ну же, иди сюда, – тихо произнесла девушка. – Что тебя так напугало?

К немалому изумлению Энтони, конь перестал лягаться и замер, слегка подрагивая и поводя ушами.

А девушка почти вплотную подошла к животному.

– Ну вот. Все не так уж плохо, а? Только посмотри, что ты наделал, – напевно приговаривала она.

Спустя мгновение она взялась одной рукой за поводья, а другой ловко и уверенно распугала их. Затем положила свою маленькую руку на шею коня, и тот, вздрогнув, перестал трястись и уткнулся мордой в ухо девушки. Улыбнувшись, она потрепала гнедого по холке.

– Я тоже скучала по тебе, Зефир, – прошептала она, обернулась и, передавая Энтони поводья, произнесла: – Впредь он не будет доставлять вам хлопот, сэр.

С удивлением наблюдавший за происходящим, лорд догадался, почему конь успокоился.

– Спасибо. Кажется, вы…

Энтони не договорил. В этот момент взошла луна и осветила лицо девушки – необычайно красивое, обрамленное несколькими выбившимися из-под шапочки локонами цвета гречишного меда. Брюки облегали длинные стройные ноги, и мысли Энтони устремились в совершенно ином направлении.

– Лошади любят меня, – ответила девушка.

Их взгляды встретились, и оба ощутили взаимную симпатию и родство душ.

– Похоже на то, – произнес, наконец, Энтони и попытался улыбнуться. – И я вполне их понимаю, мисс?

К его разочарованию, незнакомка оставила реплику без ответа.

– Тогда, пожалуй, я поеду. – Она быстро оседлала кобылу и вскоре уже неслась галопом по дороге. Догнать ее, да еще с пугливым животным на привязи, не представлялось возможным.

Энтони смотрел вслед девушке, пока та не исчезла из виду, и продолжил свое путешествие, все еще под впечатлением встречи с таинственной незнакомкой. Речь ее была правильной и ничем не напоминала грубоватую манеру провинциалок. Может, она сопровождала одного из тех джентльменов, что прибыли сюда в ожидании начала охотничьего сезона?

Энтони получал щедрое денежное содержание от отца, герцога Марленда, и раз в три месяца армейское жалованье. Во время недавней войны он дослужился до звания майора. Так что у него были неплохие шансы увести красавицу у ее покровителя. Раз она знала коня, то, должно быть, жила где-то неподалеку. Кроме того, девушка вовсе не пыталась с Энтони заигрывать. Ничто в ее поведении не выдавало содержанку.

Погруженный в размышления, Энтони не заметил, как доехал до охотничьего домика. Только теперь он понял, что незнакомка оказалась права насчет гнедого. Он действительно не доставлял ему больше хлопот. Как она назвала его? Зефир? Баллард не упоминал имени коня, но Энтони не сомневался, что именно так его и звали. Но он все равно спросит об этом Балларда.

Передав лошадей груму, Энтони предупредил его о норове нового коня. Однако гнедой вел себя настолько спокойно, что на лице грума появилось скептическое выражение.

Энтони пожал плечами и направился к охотничьему дому, состоящему из шести просторных спален и не менее просторной гостиной. Кирпичный дом, облицованный деревянными панелями, достался Энтони в наследство от двоюродного дедушки, заядлого охотника, научившего внука всему, что знал сам. Дедушка Олден был бы рад узнать, что теперь в его доме расположился охотничий клуб центральных графств «Одд сок» – второй по величине после клуба Мелтона.

– Как раз вовремя, – с порога поприветствовал Энтони сэр Чарлз Сторм, более известный как Сторми. – Раш хотел подождать с ужином, пока ты не приедешь, но я проголодался.

Энтони с улыбкой повернулся к Райану Дину, герцогу Рашфорду.

– Очень любезно с твоей стороны, Раш, но, право, не стоило. Я не представлял, что конь Балларда доставит мне столько хлопот. Это из-за него я задержался. – Энтони буквально упал в кресло возле камина.

– Конь оказался норовистым? – сочувственно поинтересовался гигант Грант Терпин, усаживаясь напротив. – Вот что бывает, когда оказываешь услуги юнцам. А я ведь предупреждал.

Энтони усмехнулся. Он знал, что на его месте этот великан – или Тор, как его называли близкие друзья – по доброте душевной сделал бы то же самое.

– Предупреждал, но я был уверен, что справлюсь с животным лучше юного Балларда. Однако он так пуглив, черт бы его побрал. Шарахается от собственной тени. Во всяком случае, пока… – Энтони осекся, не желая говорить о девушке, которая в буквальном смысле слова спасла его.

– Не слишком хорошее качество для гунтера, но, думаю, ты усмиришь его, как никто другой, – с уверенностью произнес Тор. – Интересно, все дело в характере или его плохо тренировали?

– Трудно сказать, – пожал плечами Энтони. – Возможно, и то и другое…

– Послушайте, – вмешался в разговор Сторми, – а не могли бы вы обсудить это за ужином?

Посмеиваясь, мужчины направились в гостиную, где к ним присоединились еще несколько членов клуба «Одд сок». Компания подобралась веселая, дружелюбная и непретенциозная. Все пребывали в приподнятом настроении, предвкушая первую охоту в этом сезоне, который начинался ровно через четыре дня.

Подали ростбиф, и друзья вновь заговорили о покупке Энтони.

– Кстати, а у кого Баллард купил этого коня? – поинтересовался Уильям Вердж, виконт Киллерби. – Кажется, еще ни одного аукциона не было.

– Я о них тоже не слышал, – ответил Энтони на вопрос говорливого, похожего на мяч мужчины, которого друзья ласково называли Киллером. – Он купил его у Ситона, местного сквайра.

– Ситона? – отозвался Сторми с противоположного конца стола. – Из Уитстоуна? Кажется, в прошлом году он еще кому-то продал плохую лошадь. Она отказывалась прыгать через барьеры. Кто же это был? – Сторми, задумавшись, наморщил лоб и отпил красного вина из бокала.

– Случайно не Поррингтон? – подсказал Раш. – Помню, как он свалился в канаву, когда его гнедая остановилась у самого барьера. Впрочем, это падение пошло ему на пользу.

Собравшиеся, включая Энтони, одобрительно закивали, так как Поррингтон слыл весьма высокомерным и кичливым. Энтони давно подозревал, что несколькими годами раньше Киллеру не без помощи Поррингтона пришлось покинуть охотничий клуб Мелтона. Именно после этого был создан клуб-конкурент «Одд сок».

– Пожалуй, стоит нанести визит этому Ситону.

Если молодой женщине, которую он встретил, был знаком конь, возможно, он встретит ее в Уитстоуне.

– Вдруг этот парень постоянно продает полудиких лошадей?

Энтони вспомнил, с какой легкостью девушке удалось усмирить коня. Возможно, сделка с Баллардом оказалась не такой уж неудачной…

– Неплохая идея, – согласился Тор. – Сделаем вид, будто хотим купить лошадь, а сами осмотримся в хозяйстве Ситона и разузнаем, были ли лошади Балларда и Поррингтона исключением. Не хотелось бы, чтобы еще юношу обманули подобным образом.

– Так и сделаем. Надо же как-то убить время до начала охоты, – добавил Сторми.

Вообще-то Энтони намеревался поехать один, но теперь ему оставалось лишь кивнуть.

– Хорошо. Завтра утром я еще раз поговорю с Баллардом, а потом навестим конюшни Ситона.

Предложение было встречено одобрительно, после чего разговор вернулся к охоте и перспективам открывающегося через несколько дней сезона.


Вернувшись в Уитстоун, Тесса Ситон обогнула дом, незамеченной подъехала к конюшням с задней стороны и спешилась. Если она поторопится, то успеет отвести Корицу в стойло и вернуться в дом прежде, чем отец заметит ее отсутствие.

– Ну и как она?

Тесса резко повернулась и увидела кузена Гарольда, небрежно облокотившегося о стойло. Как обычно, его шляпа была низко надвинута на лоб, а изо рта торчала соломинка, которую он с небрежным видом жевал.

– Очень хорошо, – пожала плечами Тесса. – Я же говорила тебе. – Тесса ощутила некоторое сожаление, потому что уже успела полюбить Корицу. Не стоило ей так привязываться к кобыле, предназначенной на продажу.

Молодой человек кивнул.

– Думаю, мы сможем получить за нее пятьсот фунтов, когда начнется охотничий сезон.

Тесса нахмурилась:

– Сомневаюсь, хотя она и менее норовиста, чем большинство наших лошадей. – Тесса не стала говорить, что все проблемы, связанные с поведением лошадей, возникали лишь из-за того, что Гарольд совершенно не умел их тренировать. – Она хорошо прыгает, – продолжала девушка, – но не так проворна, как хотелось бы охотникам. Может, оставить ее до следующего сезона…

– И что это даст? – перебил сестру Гарольд. – Кобыла стоит того, что за нее могут дать. Нимб выглядит гораздо привлекательнее, так что можем выставить его на первой охоте. Держу пари, за него мы выручим еще больше.

– Нимб? Об этом рано говорить. Мы купили его только в августе, и он еще не избавился от большинства своих плохих привычек. На прошлой неделе покусал двоих конюхов, а до этого лягнул Бродягу.

– Не конюхи поскачут на нем, а ты.

– Я? – удивилась Тесса. – На охоте? Папа ни за что не разрешит.

У сэра Джорджа Ситона были вполне определенные представления о том, как должна вести себя его дочь, и поездка на охоту, как и частые прогулки верхом, в них никак не вписывались.

– Предоставь это моему отцу, – ухмыльнулся Гарольд. – Твоя мать всегда ездила на охоту вместе с сэром Джорджем. Ты же знаешь.

Тесса покачала головой.

– Это другое. Если бы папа мог поехать со мной, то возможно.

Вот уже шесть лет ее отец не мог сесть в седло, с тех пор как после несчастного случая на охоте остался хромым.

– Мой отец поедет с тобой, – пояснил Гарольд. – Ему необходимо присутствовать на охоте, чтобы потом договориться о торгах.

Мерсер Эмери, отец Гарольда, брат покойной матери Тессы, взял в свои руки управление Уитстоуном почти сразу после несчастного случая с ее отцом. В то время Тессе исполнилось шестнадцать, и она не могла возразить против этого, тем более что сэр Джордж несколько месяцев был прикован к постели.

Когда сэр Джордж оправился настолько, чтобы вновь принять участие в управлении поместьем, дядя Мерсер убедил Тессу, что после случившегося здоровье сильно пошатнулось и малейшее волнение для него опасно. Кроме того, он сообщил племяннице, что финансовое положение поместья гораздо хуже, чем предполагает сэр Джордж, и правда может убить его.

Тесса сожалела о том, что помогла дяде скрыть от отца истинное положение дел. А теперь они вынуждены покупать и перепродавать лошадей, чтобы как-то сводить концы с концами. Тесса давно поняла, что управляющий из ее дяди такой же никудышный, как и тренер лошадей из его сына. Однако по прошествии шести лет Тесса ничего не могла сделать.

– Даже если нам удастся уговорить папу разрешить мне поехать верхом, Нимб не готов для охоты, – произнесла Тесса. – Его надо долго тренировать.

На мгновение девушке показалось, что Гарольд призадумался. Но он тут же улыбнулся и взял сестру за руку.

– Он присмиреет, если на нем поедешь ты. Ведь ты можешь укротить любую лошадь.

Гарольд говорил истинную правду. Тесса обладала особенным подходом к лошадям, так же как и ее мать. Наверное, это был дар свыше. У Гарольда такого дара не было.

Впрочем, и у его отца тоже. Это стало совершенно очевидно в прошлом году, когда дядя Мерсер отправился на охоту. Животные вели себя более или менее сносно только потому, что Тесса успокоила их перед самым началом охоты. Девушка не сомневалась, что они повели бы себя еще лучше, управляй ими она. Но разве могла она согласиться с предложением Гарольда?

– Дядя Мерсер купил Нимба за бесценок, потому что тот был необъезжен, – ответила девушка. – Даже если мы оставим его у себя еще на год, вряд ли выручим за него сколько-нибудь значительную сумму. У коня слишком много недостатков. Помнишь Зефира, этого пугливого гнедого, которого мы продали мистеру Балларду несколько недель назад? Очевидно, он уже сбыл его кому-то еще.

Девушка замолчала, вспомнив, насколько привлекателен был этот кто-то. Более красивого мужчины она не видела.

– Ну и что с того? – возразил Гарольд. – Мы выручили неплохие деньги. Как раз хватило для починки трубы, о которой ты так беспокоилась. Да, кстати, отец сказал мне сегодня, что в западном крыле протекает крыша.

Тесса едва сдержала ругательства, каких совсем не подобало произносить благовоспитанной леди. Ремонт крыши будет не только стоить ей огромных денег, его не удастся скрыть от отца, как удалось скрыть починку трубы. Поместье, несомненно, требует вложения немалых денег, однако способ их получения ей явно претит.

– Продажа плохо объезженных лошадей нанесет ущерб нашей репутации, а это, в свою очередь, повредит торговле.

– Нужно продать как можно больше лошадей, и сделать это как можно быстрее, – стоял на своем молодой человек. – У нас достаточно животных на продажу, чтобы обеспечить себе будущее. – Видя, что Тесса все еще колеблется, Гарольд добавил: – Ты же не хочешь, чтобы твой отец узнал, где ты была сегодня вечером и что на тебе было надето. – Он выразительно посмотрел на ее брюки. – Его бедное сердце этого просто не выдержит.

– Но ведь это ты… впрочем, нет, ничего. – Тесса отвернулась, прежде чем самообладание покинуло ее, и передала поводья с любопытством прислушивающемуся к их разговору конюху. – Мне нужно домой.

Гарольд сам предложил Тессе прокатиться верхом по-мужски, чтобы лошади не привыкали к дамскому седлу. И как всегда, использовал это против нее, совсем не заботясь о том, какой вред здоровью ее отца причинит его слишком длинный язык.

Тесса направилась к задней двери дома. Если она пройдет через кухню, то сможет проскользнуть в свою комнату незамеченной, ведь отец в своем инвалидном кресле не может пользоваться ступенями. Тесса всегда так поступала, если хотела избежать встречи с ним, но сегодня она почему-то испытывала сильное чувство вины за свое поведение.

Может, она чувствовала себя так из-за неожиданной встречи с джентльменом, купившим Зефира? Девушка кивнула слугам, работавшим на кухне. Они ничуть не удивились ее странному наряду, поскольку видели ее в брюках не впервые. С ее стороны было весьма неосмотрительно прийти на помощь незнакомцу в подобном виде. Но, увидев Зефира, Тесса просто не могла поступить иначе.

Быстро взбегая по ступеням, девушка отчаянно замотала головой. Нет, она поступила непростительно глупо. Стоит этому незнакомцу узнать, кто она такая, и слух о ночном происшествии достигнет ушей отца, а это еще хуже, чем если бы он узнал обо всем от Гарольда.

Для сэра Джорджа было очень важно, чтобы населяющие округу джентльмены относились к Тессе совсем не так, как к ее матери – дочери тренера лошадей, который служил у его отца. Тессу мало волновало мнение окружающих, но раз это было так важно для отца, она старалась вести себя надлежащим образом. Впрочем, если бы господа Лестершира и стали бы нелестно отзываться о «странной мисс Ситон», отец, скорее всего никогда не узнал бы об этом, как не знал о протекающей крыше в западном крыле дома. А уж Тесса постарается, чтобы он оставался в неведении.

Что бы сказал отец, узнай он, что ее заветной мечтой было самостоятельно заведовать конюшнями, где она могла бы использовать свой дар и разводить лошадей. Но Тесса и заикнуться об этом не могла. Несмотря на то, что отец, несомненно, гордился ее мастерством наездницы, он не одобрял ее визитов в конюшни, предпочитая, чтобы лошадей для верховых прогулок дочери подводили прямо к дверям дома.

Чтобы проводить больше времени со своими обожаемыми лошадьми и дать им возможность отдохнуть от «тренировок» с Гарольдом, Тесса вынуждена была обманывать отца. Кузен хорошо понимал, что ее работа в конюшнях компенсирует его неопытность как тренера, и поэтому хранил ее секрет не без помощи своего отца.

Тесса убеждала себя, что торговля идет на пользу не только их материальному положению, но и лошадям, которых новые хозяева избавляют от жестокости и грубости Гарольда. Но, несмотря на это, девушка не раз ставила под вопрос разумность продажи лошадей без надлежащей подготовки, хотя выбора у нее не было.

Тяжело вздохнув, Тесса подозвала свою служанку Салли, чтобы та помогла ей переодеться перед ужином в более подходящий для леди наряд.


– Ну, удалось тебе что-нибудь выведать у Балларда? – поинтересовался Раш у Энтони, когда они и еще несколько джентльменов свернули на дорогу, ведущую к поместью сэра Джорджа Ситона.

– Не так много, как хотелось бы, – признался Энтони. – Он был не склонен распространяться об обстоятельствах покупки коня. Сказал лишь, что гнедой вел себя смирно, чем ввел его в заблуждение. Не могу сказать, был ли это преднамеренный обман, или парень просто-напросто совсем не разбирается в лошадях. – Баллард также сказал ему, что коня действительно зовут Зефир, но Энтони не посчитал нужным сообщать об этом.

– Не представляю, как можно заставить необъезженную лошадь исполнять команды, – вступил в разговор Сторми. – С первого взгляда было ясно, что это чрезвычайно нервная скотина, испорченная ненадлежащей тренировкой или плохим обращением.

Остальные согласились со Сторми, поскольку побывали утром в конюшне. К сожалению, чары таинственной незнакомки в брюках перестали действовать, едва забрезжил рассвет.

– Не забудьте про Поррингтона, – добавил Тор.

– Как бы то ни было, скоро все станет ясно, – произнес Раш. – А вот и Уитстоун.

Мужчины замедлили ход, подъехав к посыпанной гравием аллее, ведущей к внушительных размеров дому, похожему на постройки елизаветинских времен. Дом стоял на небольшом возвышении, окруженный широкими, все еще зелеными лужайками, где кое-где росли редкие деревья. За домом виднелись загоны для лошадей и конюшни.

– Похоже, у этого парня неплохо идут дела, – заметил Тор, когда они въехали на аллею.

Впрочем, Энтони в этом усомнился, заметив, что одна из труб слегка покосилась, а увитая плющом крыша западного крыла дома просела. Центральная часть дома выглядела довольно прочной, и как только всадники подъехали к крыльцу, из-за угла выбежал грум, а дворецкий распахнул тяжелую дубовую дверь с железными петлями.

– У вас какое-то дело, господа? – вежливо, однако слегка высокомерно поинтересовался слуга.

Как и было договорено заранее, Энтони спешился и сделал шаг вперед.

– Я – лорд Энтони Нортроп, хочу переговорить с сэром Джорджем Ситоном относительно его лошадей.

– А мы покуда заглянем в конюшни, – добавил Раш, повернув лошадь.

Дворецкий встревожился.

– Господа, прошу вас! Если вы…

Однако друзья Энтони уже пришпорили коней и спустя мгновение исчезли за углом дома.

Энтони с улыбкой повернулся к ошарашенному слуге.

– Не переживайте, мой друг. Они знают, как подъезжать к конюшням, и не напугают лошадей. А теперь доложите, пожалуйста, обо мне вашему хозяину.

Дворецкий все еще пребывал в замешательстве, укрепив тем самым подозрения Энтони.

– Сожалею, милорд, но сэр Джордж не принимает посетителей. Всеми делами ведает его поверенный мистер Эмери. – И, тем не менее, я бы хотел поговорить с сэром Джорджем лично.

Странно, почему баронет перепоручил все дела управляющему? Если этот мистер Эмери продает необъезженных лошадей, это надо довести до сведения сэра Джорджа.

Что-то в тоне Энтони, видимо, убедило дворецкого, и он сдался.

– Хорошо, милорд. Проходите, пожалуйста, а я посмотрю, сможет ли сэр Джордж принять вас.

Дворецкий ушел, оставив Энтони в холле. Лорд огляделся. Холл представлял собой смесь бедности и изысканности, словно у хозяина, обладающего утонченным вкусом, не хватало денег на осуществление своих замыслов. Полинявшие занавеси, ниспадающие изящными складками, в нишах – две великолепные греческие вазы. Присмотревшись, можно было заметить, что одна из них была разбита, но тщательно склеена и отреставрирована.

Тут Энтони услышал торопливые шаги по лестнице и обернулся.

– Весьма признателен, что вы не заставили меня долго ждать… – начал было он и осекся на полуслове. Вместо сельского сквайра, которого он ожидал увидеть, его взору предстало очаровательное создание с длинными волосами цвета гречишного меда и точеной фигуркой. На девушке было бледно-желтое домашнее платье.

– Прошу прощения, милорд, но отец не может принимать посетителей, – произнесла девушка, спустившись в холл. – Я послала за мистером Эмери, так что вы сможете обсудить свои дела с ним.

Энтони растерянно заморгал. Перед ним стояла незнакомка, пришедшая ему на помощь вчера накануне. Только вчера она была в брюках, а сейчас, в платье, выглядела совсем иначе. В ее больших карих глазах застыл испуг, она узнала его, но постаралась ничем не выдать своих эмоций.

Визит обещал превратиться в весьма интересное приключение.

Глава 2

– Я слышал разговор. К нам кто-нибудь пришел? – послышался сверху мужской голос.

Девушка с явным усилием отвела взгляд от Энтони и подошла к лестнице.

– Это по делам, папа, – крикнула она. – Не стоит волноваться.

– Ерунда. Мне все равно нечего делать. Пусть поднимается, – последовал ответ.

Девушка в нерешительности закусила губу, а потом повернулась к Энтони.

– Идемте. Только умоляю, ничего не говорите о…

Энтони ответил с улыбкой, от которой глаза девушки округлились.

– Не понимаю, о чем это вы, мисс… Ситон?

Кивнув, девушка повернулась к молодому человеку спиной и направилась вверх по лестнице в загроможденный всякой всячиной кабинет. На столах и полу возвышались стопки книг и бумаг, только вдоль низких книжных полок был оставлен узкий проход, ведущий от двери к окну.

– Это лорд Энтони Нортроп, папа, – представила гостя мисс Ситон. – Он хочет купить у нас лошадь. – Прежде чем отойти назад, девушка бросила на Энтони еще один предостерегающий взгляд.

– Спасибо, что приняли меня, сэр Джордж, – обратился Энтони к мужчине, сидящему в кресле в дальнем конце кабинета. – Сожалею, что не предупредил вас о своем визите заранее, но охота начинается через несколько дней. – Энтони подошел к сэру Джорджу и протянул руку.

– Надеюсь, вы простите меня за то, что я сижу, – мягко произнес хозяин дома, опустив глаза.

Проследив за его взглядом, Энтони с удивлением заметил, что кресло снабжено двумя большими и двумя маленькими колесами. Молодой человек уже слышал о так называемом кресле Мерлина, которое позволяло инвалидам передвигаться самостоятельно, не прибегая к помощи слуг.

Оказывается, сэр Джордж Ситон не мог ходить. Сглотнув, Энтони быстро пришел в себя и постарался скрыть свое замешательство улыбкой.

– Конечно, сэр. Вы позволите? – Он указал на стоявший неподалеку стул.

– Присаживайтесь, пожалуйста. Итак, вы хотели поговорить о лошадях на продажу? – произнес сэр Джордж.

Но прежде чем тот успел ответить, вперед выступила мисс Ситон.

– Умоляю, не утруждай себя, папа. Скоро придет мистер Эмери, и наш гость сможет обсудить свои дела с ним. – Девушка повернулась к Энтони: – Должна предупредить, что, скорее всего ваших друзей, отправившихся на конюшню, прогнали оттуда. Наш тренер не церемонится с незнакомцами, мешающими ему работать.

Энтони удивленно вскинул бровь.

– Вам не кажется, что это несколько… необычно?

– Наш тренер прекрасно выполняет свою работу, так что мы смотрим сквозь пальцы на некоторые его странности. Он предпочитает выставлять лошадей на поле, а не в загоне. Говорит, что так потенциальные покупатели смогут лучше увидеть достоинства животных. Итак, кого бы вы хотели приобрести? Скакуна для охоты или повседневной езды? – Глаза сэра Джорджа заблестели.

Мисс Ситон отошла назад, хотя и с видимой неохотой – Мне нужен гунтер, отличный скакун у меня уже есть. Вообще-то и гунтер у меня есть, но я подумал, что смог бы сделать больше заездов, если бы менял коней. – Точно так же Энтони объяснил свою покупку Балларду, не желая обидеть молодого человека.

Сэр Джордж кивнул:

– Очень мудро. Я повидал достаточно лошадей, которых насмерть загоняли на охоте.

– Вы… – Энтони вовремя удержался, чтобы не задать вопрос, который напрашивался сам собой, и, очевидно, сэр Джордж почувствовал это.

– Да, раньше я каждый сезон принимал участие в охоте и сходил по ней сума, так же как и вы, молодые повесы. Именно поэтому и оказался в инвалидном кресле. Охота не такое уж безобидное развлечение, как может показаться на первый взгляд, знаете ли.

Судя по его тону, сэр Джордж не чувствовал разочарования или обиды, и это произвело на Энтони сильное впечатление.

– Да, я знаю. Но многие охотники скажут, что риск делает охоту более захватывающей. – Энтони тотчас же пожалел о сказанном, но хозяин дома, похоже, не обиделся.

– Когда-то я тоже так думал. Да и теперь не изменил своего мнения. Поверьте, если бы мог, до сих пор ездил бы на охоту. Господи, где мои манеры? Не хотите ли чего-нибудь выпить?

– Я… э… спасибо, сэр.

Очевидно, ему так и не удастся заглянуть в конюшни.

Энтони оставалось лишь надеяться, что его друзья успеют увидеть все, что нужно, прежде чем вмешается тренер.

Сэр Джордж дернул за шнур колокольчика, который висел над камином достаточно низко, чтобы он мог до него дотянуться, и через некоторое время в кабинете проявилась служанка с подносом в руках.

– Не нальешь ли нам чаю, дорогая? – обратился сэр Джордж к дочери, когда служанка поставила поднос на стол.

Тесса послушно вышла вперед, жалея, что не может отослать сэра Энтони из кабинета, прежде чем он чем-нибудь расстроит ее отца. Какова же истинная причина его визита? Может, он искал ее? Но ведь она не называла ему своего имени?

– Вы уже говорили о какой-то конкретной лошади? – поинтересовался сэр Джордж у дочери.

– Еще нет, – ответила та, стараясь говорить спокойно, хотя все ее чувства и эмоции были сосредоточены на госте. Вопрос отца придал ей уверенности, и девушка ухватилась за него, как утопающий за соломинку.

– Какие качества вы хотели бы видеть в гунтере, лорд Энтони? Скорость? Выносливость? Или для вас важна его красота?

Лорд вскинул бровь, и Тесса пожалела о последних словах. Лорд Энтони казался ей воплощением мужской красоты – чистопородное животное, если можно было так выразиться, – и эти слова сорвались с языка помимо ее воли.

– Я не настолько легкомыслен, чтобы покупать лошадь только из-за красоты, мисс Ситон. Хотя не могу не признать, что это делает более ценным и без того незаурядное… существо.

Тесса почувствовала, как краска приливает к щекам, но взгляда не отвела.

– Значит, вы предпочитаете скорость и выносливость?

– Я всегда отдавал предпочтение выносливости, – ответил молодой человек с улыбкой, которая показалась Тессе необыкновенно чувственной. – Она особенно важна, если приходится скакать долго, как вы считаете?

Целомудрие не помешало Тессе понять, что лорд Энтони подразумевал не только лошадей. И девушка смущенно отвела глаза.

– Пожалуй, вы правы, – чопорно заметила девушка. – И все же есть что-то захватывающее в том, что вы скачете впереди всех, вы не находите?

– О, мне удается быть первым на любом поприще, уверяю вас, мисс Ситон, – С насмешкой в голосе ответил Энтони.

Слегка ошарашенная столь бессовестным заигрыванием на глазах у отца, Тесса напомнила о деле:

– У нас есть очень выносливые и к тому же быстрые гунтеры. У них прекрасная родословная. Любое препятствие им нипочем.

– Ну-ну, дорогая, – перебил Тессу отец. – Не следует обсуждать с посетителями подобные вещи. Может, оставим дела Мерсеру?

– Конечно, папа.

Тесса знала, что отец всячески пытался оградить ее от участия в торгах, но дерзкие двусмысленные высказывания лорда Энтони слегка затуманили ей разум. Гарольд сказал, что дядя Мерсер надеется продать Нимба после первой же охоты. Забавно было бы понаблюдать за жалкими попытками красивого элегантного лорда Энтони усмирить его.

Но нет. Очевидно, он уже купил Зефира у мистера Балларда. А Тессе вовсе не хотелось, чтобы к одному и тому же человеку попали две разные лошади из их конюшен, если даже это был выбивший ее из колеи лорд Энтони.

Шум в холле прервал ее размышления. Спустя мгновение пожилой слуга Гриффит объявил о прибытии лорда Рашфорда, сэра Чарлза Сторма и мистера Терпина. Все они оказались весьма привлекательными, одетыми по последней моде джентльменами, но ни один из них не шел ни в какое сравнение с лордом Энтони. Их сопровождал заметно раздраженный Гарольд Эмери, Мерсер Эмери вошел следом.

Тесса забеспокоилась. Слишком большое количество посетителей могло повредить здоровью отца.

– Господа, прошу вас… – начала было Тесса, но Гарольд прервал ее.

– Эти господа заинтересовались вашими лошадьми, – обратился молодой человек к сэру Джорджу. – Жаль, что вы не предупредили меня об этом, сэр, прежде чем отослать их в конюшни. Неожиданное появление незнакомцев вредит животным.

Прежде чем сэр Джордж успел что-либо ответить, в разговор вступил лорд Энтони:

– Боюсь, это моя вина. Я вошел в дом, а моих друзей отослал в конюшни. Мне в голову не пришло, что это может так вас расстроить.

Ответная улыбка Гарольда скорее напоминала гримасу.

– Я нисколько не расстроен, милорд. Просто у нас не принято поступать подобным образом.

– В таком случае приношу вам свои извинения, – ответил лорд Энтони, вскинув бровь и окинув Гарольда оценивающим взглядом. Повернувшись к сэру Джорджу, лорд Энтони продолжил: – Если честно, у меня была еще одна причина для приезда сюда, сэр. Дело в том, что недавно один из моих друзей приобрел у вас лошадь, с которой потом возникли некоторые проблемы.

Внезапно Тессу осенило. Как же она сразу не догадалась? Видимо, мистер Баллард сообщил лорду Энтони, кто бывший хозяин Зефира. А это значило, что его визит не имел к ней никакого отношения. Ей оставалось только надеяться, что он сдержит свое обещание и ничего не скажет отцу об их встрече накануне вечером.

– Проблемы? – Сэр Джордж перевел взгляд на дядю Мерсера. – Мистер Эмери ведет мои дела, связанные с куплей и продажей лошадей, а его сын, без сомнения, прекрасный тренер.

На лице дяди Мерсера появилось настороженное выражение.

– Какую именно лошадь купил ваш друг и когда? Возможно, мы сможем выяснить это недоразумение.

– Вы продали этого ужасно пугливого гнедого несколько недель назад Балларду, молодому, я бы даже сказал, очень молодому человеку. Он не смог справиться с животным, и я выкупил его у него, поскольку он назвал более чем приемлемую цену.

– Не представляю, как это ваш юный друг сумел испортить отличного коня за столь короткое время. С ним все было в порядке, когда мы его продавали, и я уверен, что мистер Баллард говорил вам об этом, – с вызовом заявил Гарольд.

Энтони, прищурившись, посмотрел на него.

– Да, говорил. Но вам должно быть известно, что очень часто лошади совсем по-другому реагируют на знакомую… руку.

Он бросил взгляд на Тессу, и у девушки от страха перехватило дыхание. Он ведь не собирался…

– Подготовленному надлежащим образом коню не важно, кто именно им управляет, иначе от него не будет никакой пользы на охоте, – продолжил лорд Энтони, переведя взгляд с Мерсера Эмери на сэра Джорджа в надежде на поддержку.

– Хотите сказать, милорд, что мы недостаточно хорошо готовим лошадей? – высокомерно спросил Гарольд.

– Ну-ну, Гарольд, – примирительно произнес сэр Джордж. – Лорд не имел в виду ничего подобного. – И он обратился к Энтони; – Готов поручиться за каждую продаваемую лошадь, милорд. Если же вам кажется, что вашего друга каким-то образом ввели в заблуждение, мы готовы забрать у вас лошадь и вернуть деньги.

Тесса закусила губу. Они не могли себе этого позволить, но ведь отец ничего не знал. Однако лорд Энтони развеял ее опасения.

– В этом нет необходимости. Мой грум уверен, что со временем из этого коня все же выйдет толк. Кроме того, я заплатил за него очень недорого. Так что благодарю вас, сэр Джордж. – Лорд поклонился. – А теперь не смеем вас больше задерживать. Позже мы еще поговорим насчет гунтера.

Тесса почувствовала облегчение. Он уезжал, не потребовав от них материальной компенсации и ни словом не обмолвившись об их встрече. Но тут лорд Энтони повернулся к девушке.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, мисс Ситон. Возможно, наши пути снова пересекутся. Мне показалось, что вы… очень хорошо разбираетесь в лошадях.

Тесса присела в реверансе, не столько ради приличия, сколько для того, чтобы спрятать лицо.

– Спасибо, милорд. Для меня тоже было честью познакомиться с вами.

Как только за четырьмя джентльменами закрылась дверь, дядя Мерсер произнес:

– Сэр Джордж, разрешите мисс Ситон пойти на конюшню со мной и Гарольдом? Мы хотим ей кое-что показать.

Сэр Джордж нахмурился, но потом кивнул:

– Пожалуй, можно, только ненадолго. Дождитесь, пока эти молодые люди отъедут подальше. Не хочу, чтобы мою дочь видели на конюшне. – Сэр Джордж повернулся к дочери: – Очень удачное утро, дорогая. Столько благопристойных джентльменов под нашей крышей, хоть они приехали и не к тебе.

– Не думаю, папа, что они подозревали о моем существовании до сегодняшнего дня, – ответила Тесса, не сдержав улыбки.

– Зато теперь они познакомились с тобой. Ты никогда не позволила бы мне отослать тебя в Лондон, зато теперь у тебя, возможно, появился шанс. Мне всегда казалось неправильным, что такая очаровательная девушка, как ты, прозябает в провинции рядом со своим инвалидом-отцом.

Тесса поцеловала отца в лоб.

– Но я не приношу себя в жертву, папа. Кроме того, светское общество никогда не привлекало меня. – Тесса говорила истинную правду, хотя у них все рано не было денег на ее поездку в Лондон. – Я счастлива здесь, рядом с тобой и лошадьми.

Сэр Джордж потрепал дочь по руке:

– Ты хорошая девочка, Тесса.

– Надеюсь, визит этих джентльменов не слишком утомил тебя, папа.

– Нет, нет. Разговор с ними даже доставил мне удовольствие, – возразил сэр Джордж. – Нужно почаще принимать гостей.

Тесса улыбнулась.

– А теперь тебе пора возвращаться к твоим мемуарам, – произнесла она.

– Конечно.

Повернувшись к стопке бумаг, сэр Джордж принялся их перебирать, и в глазах его появилось прежнее безразличное выражение.


– Сэр Джордж показался мне вполне честным малым, хотя и не может твердо стоять на ногах, – заметил сэр Чарлз, когда друзья отъехали от поместья Ситонов.

– Тебя стоило бы отхлестать за подобные слова, Сторми, – покачал головой Тор. – Но я не могу не согласиться с тобой. Похоже, Ситон действительно честный человек. А вот его тренер…

Энтони кивнул.

– Мне тоже так показалось. Молодой мистер Эмери слишком уж рьяно защищался. Итак, что вы трое обнаружили, в конюшнях?

– Не много, – признался Раш. – Как только этот парень заметил нас, он тут же потребовал, чтобы мы прошли с ним в дом. Он как раз занимался с громадным гнедым, когда мы подъехали к загону. Отличный конь. Держу пари, за него дадут хорошие деньги, когда он будет надлежащим образом подготовлен.

– У Ситона и впрямь есть отличные лошади, насколько я успел заметить, – согласился Тор. – Его конюшни раньше были широко известны, так что у него наверняка остались породистые производители.

Энтони вспомнил, что еще давно, до того как он ушел в армию, его дед Олден говорил что-то о Ситоне и его лошадях. – Интересно, почему в последнее время о нем почти ничего не слышно?

Тор пожал плечами.

– Думаю, старый тренер умер несколько лет назад. А новому, как мне кажется, до него далеко. Чтобы подготовить хорошего гунтера, одной породы мало.

– Что ж, кажется, тайна раскрыта, – произнес Раш. – Сомневаюсь, что после нашего визита у Эмери возникнет желание обмануть еще какого-нибудь юнца. Если они действительно обманули Балларда. Как насчет того, чтобы поужинать сегодня в «Лебеде»?


– Интересно, что такого ты сказала этому господину? Почему он и его высокопоставленные друзья заявились сюда с обвинениями? – спросил Мерсер Эмери, когда они вышли из дома.

Тесса удивленно посмотрела на дядю:

– Я ничего ему не говорила. С чего вы взяли?

– Гарольд сказал, что ты встретила его и Зефира.

Вообще-то Тесса сообщила кузену вовсе не это, но поскольку сказанное было правдой, она не стала отрицать.

– Я просто помогла ему, когда Зефир понес, но не стала называть свое имя, потому что была в брюках. Слава Богу, он ничего не сказал папе.

Гарольд фыркнул.

– И все же ты что-то ему сказала, иначе с какой стати он появился бы здесь на следующий же день?

– Очевидно, он спросил у мистера Балларда, где тот купил лошадь, – спокойно ответила девушка. – Я же говорила, что не стоит продавать плохо подготовленных лошадей.

– Ты ничего в этом не смыслишь. Джентльмены покупают лошадей за бешеные деньги после каждой охоты, и никого из них не волнует, как потом поведет себя купленная лошадь. Правда, отец?

Дядя Мерсер кивнул.

– Твой отец сказал бы то же самое.

Тесса нахмурилась:

– Это же глупо. Почти все эти джентльмены прекрасно образованы, разве нет? А охота – развлечение для бедноты.

Раздался лающий смех дяди Мерсера.

– Богатый джентльмен может быть таким же глупцом, как и бедняк, если хорошенько выпьет. У этих молодых повес полно денег, так что не переживай за них. Твой лорд Энтони, не задумываясь, купил Зефира у мистера Балларда лишь для того, чтобы оказать тому услугу.

Тесса подумала, что это было весьма благородно со стороны лорда Энтони или, по крайней мере, любезно, но не стала высказывать этой мысли вслух. Ее дяде и кузену все, что выходило за рамки их собственных интересов, казалось глупым. Она не раз спорила с ними на эту тему, но безуспешно.

– Что касается этих джентльменов, – продолжал дядя, – думаю, они, сами того не ведая, помогут нам убедить твоего отца отпустить тебя на охоту верхом на Нимбе. По-моему, он не прочь, чтобы они обратили на тебя внимание. И открытие сезона охоты для этого как нельзя кстати.

– Но я думал… – начал было Гарольд, однако отец не дал ему договорить.

Сердце Тессы подпрыгнуло от радости, однако она произнесла:

– Но, дядя, благопристойные леди не ездят на охоту. Сейчас это не принято.

– Да, но сэр Джордж живет прошлым, а тогда это было обычным делом. Именно так он познакомился с твоей матерью.

Тесса кивнула, потому что много раз слышала эту историю от отца.

– Вряд ли он разрешит мне поехать, хотя это было бы чудесно. Мы смогли бы таким образом возродить традицию брать на охоту женщин.

Они подошли к конюшне, и Гарольд велел одному из конюхов вывести Нимба. Тессе показалось, что конюх нервничает, и, как выяснилось, не без причины. Когда коня вывели на улицу, оказалось, что он пребывает в гораздо худшем расположении духа, чем обычно.

– После приезда этих незнакомцев он словно взбесило, сэр, – произнес конюх, выводя Нимба в загон.

Но слова были излишни. Конь рвал уздечку из рук конюхов, прижимал уши и выпячивал губы, обнажая огромные белые зубы. Затем резко мотнул головой. К счастью, стоявший справа конюх вовремя увернулся. Конь гневно заржал и попытался шарахнуться назад, но удила и мартингал[2] не дали ему сделать этого.

Тесса вышла вперед.

– Дай-ка мне уздечку, – приказала она конюху.

– Вы уверены, мисс? Боюсь, сегодня даже вам не под силу с ним справиться. Никогда не видел его таким.

– Я буду осторожна, – ответила девушка, взявшись за уздечку. Конюх отошел подальше. Тесса с удовлетворением заметила, что Гарольд и дядя Мерсер тоже держатся на расстоянии. Но это даже хорошо. Лошади нервничают в их присутствии. Странно, что в их жилах течет кровь матери Тессы.

– Ну что, Нимб? Что тебя так расстроило? – напевно приговаривала Тесса.

Как и Зефир накануне вечером, Нимб заметно присмирел. Его бока все еще вздымались, и он по-прежнему выкатывал глаза, но не скалил зубы и не лягался. Тесса положила руку на мощную шею коня. Он задрожал, сделал глубокий вдох. А вскоре стал ровно дышать и не закатывал глаз.

Сколько Тесса себя помнила, она никогда не принимала свой дар как нечто само собой разумеющееся, считая его просто чудом. В который раз Тесса порадовалась тому, что ее дар снова сослужил ей добрую службу – Нимб постепенно успокоился.

– А теперь, может, хочешь немного пробежаться и выпустить накопленную энергию? – обратилась Тесса к коню. – Билли, будь любезен, принеси дамское седло.

Молодой человек повиновался, хотя все еще нервничал, приближаясь к животному.

– Не волнуйся, он не причинит тебе вреда, – успокоила Тесса конюха.

Она гладила его шею, а Билли тем временем приладил седло и даже подтянул подпруги. Нимб перебирал ногами, но не сделал попытки укусить конюха или лягнуть его.

– Спасибо, Билли, – произнесла девушка, когда все было готово. – Идем, Нимб.

Она подвела коня к специальной подставке, с легкостью вскочила в седло, поправила юбки, дернула поводья, и конь послушно тронулся с места. Вскоре он ускорил шаг, и мгновение спустя пустился в галоп.

Подставив лицо ветру, Тесса засмеялась, чувствуя себя необыкновенно счастливой и полной сил. Так бывало всегда, когда она скакала верхом.

– Может, попрыгаем, а? – спросила Тесса у гнедого, направляя его на низкое препятствие внутри загона. Нимб перемахнул барьер, и девушка направила его к следующему, который он тоже взял без труда. Затем взял еще три, более высоких, после чего Тесса пустила его в галоп, несколько раз объехала по периметру загона и рысью подъехала к воротам.

Ей показалось, что кузен и дядя о чем-то спорят.

– Это ненормально, – говорил Гарольд. – Я готов, но… – Дядя Мерсер кивнул в сторону Тессы, и Гарольд умолк.

– Кажется, у тебя не будет проблем с этим жеребцом в понедельник, – произнес дядя, когда Тесса подъехала ближе.

– Возможно, – ответила девушка, – но вы видели, как он вел себя до этого. На охоте будет очень много незнакомых людей и лошадей. Думаете, он никого не ранит?

Гарольд сплюнул.

– Ему просто нужна твердая рука. Не правда ли, Нимб? – Но только молодой человек протянул руку к уздечке, как конь прижал уши, однако, услышав ободряющий шепот Тессы, подпустил к себе тренера.

– Доброе отношение гораздо эффективнее твоих методов, Гарольд, – возразила Тесса, спрыгнув на землю.

Нимб вел себя намного спокойнее вдали от Гарольда с его никуда не годными методами и грубыми замашками. Она вспомнила события прошлого вечера и брыкающегося Зефира. К счастью, он довольно быстро успокоился и не успел ранить ни себя, ни лорда Энтони. Тесса прогнала воспоминания прочь.

– Кто из нас тренер, ты или я? – спросил Гарольд. Он всегда задавал этот вопрос, когда Тесса пыталась дать ему совет. – Не забывай, что мой дед был непревзойденным тренером.

Это была чистая правда. Однако Тесса не стала напоминать, что Стонтон Эмери приходился дедом и ей.

– Да, Гарольд, я знаю, – примирительно ответила она. Долгий опыт общения, с двоюродным братом убедил ее, что споры с ним чреваты неприятностями. Он мог пожаловаться ее отцу, и тот запретил бы ей посещать конюшни. А она и так проводила там всего час или два в день.

– Я лучше пойду домой.

Тесса уже почувствовала, как в ее душе начали сгущаться сумерки – ведь она уходила прочь от конюшен, единственного источника ее счастья. Сделав несколько шагов, девушка остановилась и обернулась.

– Дядя Мерсер, я поеду на охоту, если вам удастся убедить отца.

Дядя кивнул, а Тесса направилась к дому, гоня от себя дурные предчувствия. Если ничего не изменится, поездка на охоту даст ей возможность проводить больше времени с лошадьми, а это дорогого стоило.


– Поторопись, Сторми, – крикнул Энтони, сидя верхом на Пепле. – Охота начинается через полчаса, не хотелось бы оказаться в хвосте.

Из конюшни на своем гнедом появился сэр Чарлз.

– Прошу прощения. Мне нужно было подтянуть стремена. Как-никак начало сезона.

– Прибереги свои извинения для другого случая, – произнес Раш. – А теперь отправляемся. Нам еще минут десять ехать до поля.

Дюжина членов клуба «Одд сок» пустили своих коней быстрым галопом в предвкушении предстоящей охоты. Энтони буквально дрожал от желания быстрее оказаться на охоте. Охота на животных отличалась от бесцельных скачек по полям и лугам. Ради этого стоило жить.

Друзья полностью разделяли энтузиазм Энтони. Это было понятно по беспрестанной болтовне и песнопению. Вскоре до их слуха донеслись предвестники волнующего действа: громкие мужские голоса, ржание возбужденных лошадей, визг и лай гончих, с нетерпением ожидающих начала охоты. Друзья выехали на лужайку, и перед глазами замелькали красные рединготы и черные цилиндры.

– Привет, Смит, – обратился Энтони к мастеру, заправлявшему происходящим. – Хороши в этом году своры?

Томас Эштон Смит, открывавший в качестве мастера свой вот уже одиннадцатый сезон охоты на лис, усмехнулся.

– Лучше, чем когда бы то ни было, лорд Энтони. Они непременно загонят для нас зверя. Мы уже наметили три норы.

Тор и Раш подъехали к Смиту, чтобы кое-что обсудить с ним и одним из его выжлятников[3]. Тор увлекался разведением гончих и поэтому живо интересовался последними случками и полученным от них потомством.

Энтони послушал несколько минут, а потом поехал проверить своего гунтера Фаро, на которого собирался пересесть, когда охотники достигнут первого укрытия. Впрочем, в этом не было необходимости, потому что такого отличного скакуна, как Фаро, не мог утомить короткий переезд к скоплению низкорослых деревьев или кустарника, где, скорее всего, находилось убежище лисицы. В последние несколько лет стало традицией подъезжать к укрытию на одном коне, а на время охоты пересаживаться на другого. Пепел и Фаро были необыкновенными животными и еще ни разу не подвели своего хозяина.

Фаро ничуть не устал с момента отъезда из охотничьего домика, и Энтони сосредоточил все внимание на собравшихся, отыскивая знакомых, которых не видел с момента своего приезда в Мелтон несколько недель назад. Молодой человек заметил, что старина Триптон стал еще толще и вынужден был пересесть на более мощного гунтера.

Перед глазами Энтони мелькнула розовая амазонка – рядом с лордом Грифтоном верхом на коне ехала его новая пассия. Как и Энтони, виконт взял за правило привозить с собой на охоту женщин, умеющих держаться в седле, причем многие из них превосходили по мастерству мужчин. Прошлогодняя красотка оказалась не слишком искусной наездницей. Энтони вспомнил, что она даже отказалась прыгать через препятствия. Неудивительно, что ее заменили на другую.

Очаровательная блондинка в розовой амазонке напомнила Энтони о мисс Ситон, которая не шла у него из головы последние несколько дней. Он дорого заплатил бы за то, чтобы увидеть ее на охоте. Но рассчитывать на это не приходилось, поскольку женщины, за исключением любовниц, подобные мероприятия не посещали.

А жаль.

Энтони лишь однажды видел мисс Ситон верхом, да и то в брюках. Но что-то в плавности и грациозности ее движений и посадки убедило Энтони, что смотреть на нее летящую по полям верхом на коне – пусть даже и в дамском седле – было бы ни с чем не сравнимым удовольствием.

Улыбаясь своим мыслям, Энтони повернулся к друзьям и остолбенел. На дальнем конце лужайки появился самый великолепный жеребец, какого он когда-либо видел, на котором восседала мисс Ситон собственной персоной в элегантной лиловой амазонке. Она беседовала с Мерсером Эмери, поверенным ее отца, сидевшим на чалой кобыле, той самой, на которой скакала мисс Ситон в ту ночь, когда Энтони впервые увидел ее.

Традиционная одежда для охоты, красный редингот, болтался на мистере Эмери, словно был с чужого плеча. Должно быть, он хотел показать мисс Ситон открытие охоты. Многие женщины приезжали посмотреть это действо.

Сам того не осознавая, Энтони направил коня в сторону мисс Ситон. Он был всего в нескольких ярдах от нее, когда она его заметила. Их взгляды встретились, и девушка залилась румянцем.

– Приятно, что вы приехали посмотреть на нас, мисс Ситон, – обратился Энтони к девушке. – Надеюсь, вам даже удастся увидеть начало охоты. – Энтони подмигнул, наблюдая за реакцией Тессы Ситон.

К его удовольствию, девушка зарделась еще сильнее и очаровательно опустила глаза, но лишь на мгновение, затем вздернула подбородок и посмотрела в глаза Энтони.

– Я увижу всю охоту, лорд Энтони, – произнесла она, – поскольку собираюсь принять в ней участие.

Глава 3

Тессу весьма позабавило ошарашенное выражение лица лорда Энтони. Она даже слегка успокоилась, несмотря на то, что пребывание среди такого большого количества незнакомых людей заставляло ее нервничать. До этого момента она не осознавала, насколько бедно одета по сравнению с другими, ведь они с отцом жили уединенно, и Тесса никуда не выезжала.

– Вы едете на охоту вместе со всеми? – недоверчиво переспросил лорд Энтони.

– Мой отец никогда не позволил бы себе отступить от своих принципов, – пояснила девушка. – Так что для меня это была приятная неожиданность, да и мастер позволил мне присутствовать на охоте.

На самом деле дяде Мерсеру потребовалось два дня, чтобы уговорить мистера Эштона Смита позволить Тессе принять участие в охоте, даже несмотря на то, что у нее было с собой сопроводительное письмо от отца. Лишь нанеся визит сэру Джорджу Ситону, мистер Эштон Смит скрепя сердце согласился.

– Не знаю, насколько мудро это с его стороны, – произнес лорд Энтони, – но в любом случае я одобряю ваше намерение.

Теперь пришла очередь Тессы удивляться, поскольку остальные мужчины выражали крайнее неодобрение и недоумение.

– Благодарю вас; лорд Энтони. Надеюсь, мы с Нимбом оправдаем ваше доверие. – Девушка потрепала гнедого по шее, стараясь, чтобы ее нервозность не передалась коню.

– Ничуть в этом не сомневаюсь, если, конечно, хоть сколько-нибудь разбираюсь в лошадях, – ответил лорд Энтони, одобрительно поглядывая на коня. – Какое красивое животное!

– Спасибо, милорд, мы тоже так думаем.

– Сегодня вечером он будет выставлен на продажу, – вступил, наконец, в разговор Мерсер Эмери, все время хранивший молчание. – Можете сообщить об этом своим друзьям.

Молодой человек кивнул:

– Непременно. А вот и сигнал к началу охоты. Увидимся на поле, мисс Ситон. – Коснувшись полей цилиндра, Энтони направил коня к группе всадников на дальнем конце лужайки.

– Надеюсь, никто из этих господ не расстроит нам сделку, – пробормотал дядя Мерсер, когда Тесса собралась присоединиться к остальным охотникам.

Девушка мгновенно остановилась.

– Что вы имеете в виду?

– Трое из них побывали на наших конюшнях на прошлой неделе, помнишь? Нимб был тогда не в лучшей форме.

Тесса нахмурилась, и ее вновь охватили дурные предчувствия. Но, вспомнив о протекающей крыше, она прогнала их прочь.

– Тогда мне нужно убедить их, что они ошибались, не так ли? – Пришпорив коня, Тесса встала позади всех остальных, чтобы Нимб невзначай не проявил недружелюбия по отношению к другим лошадям и их всадникам.

Она не знала, каким образом дядя заставил ее отца передумать. Когда она впервые попросила отца разрешить ей поехать на охоту, он категорически отказался, хотя девушка увидела, как загорелись при этом его глаза. Но, проговорив с дядей Мерсером битый час сглазу на глаз, сэр Джордж настоял на том, чтобы Тесса непременно поехала на охоту. И вновь Тессе стало не по себе при мысли о том, какое огромное влияние оказывает на отца ее дядя.

Ее сегодняшний дебют покажет, сможет ли она выезжать на охоту и с другими мастерами, которые присутствуют сегодня на открытии сезона. Тесса надеялась не ударить в грязь лицом.

– А что мисс Ситон здесь делает? – спросил Сторми, когда Энтони присоединился к друзьям. – Кажется, она не говорила, что собирается принять участие в охоте.

Обернувшись, Энтони увидел, что Тесса и ее дядя присоединились к остальным охотникам, чтобы последовать за мастером и выжлятниками к первому укрытию.

Раш и Тор проследили за взглядом друга, а потом испуганно посмотрели на него.

– Да ведь это тот самый гнедой, о котором мы тебе говорили на прошлой неделе, – ошарашенно произнес Тор. – Тот, которого мы видели в загоне у Ситона. Клянусь, он даже не объезжен.

– Совершенно дикий, – подтвердил Раш, снова бросив взгляд в сторону мисс Ситон. – Это определенно тот же самый конь. Я заметил, что на его задней левой ноге один носок короче, чем на остальных.

Сторми остановил взгляд на гнедом и согласился с другом:

– Я сначала не обратил внимания на коня, так поразило меня присутствие здесь мисс Ситон. Но Раш прав, хотя сейчас гнедой кажется вполне послушным. Может, у него просто было плохое настроение.

– Может быть, – задумчиво протянул Энтони, вспомнив, как Тесса усмирила Зефира неделю назад. – Интересно будет посмотреть на них на охоте.

– Да, думаю, смотреть на мисс Ситон будет сплошным удовольствием, если, конечно, конь не сбросит ее, – произнес Раш с усмешкой. – Возможно, я даже не буду рваться сегодня вперед.

С губ Энтони едва не сорвалось весьма неуместное замечание. Почему его задевает за живое, когда друзья восхищаются мисс Ситон? Несмотря на то, что она казалась ему родственной душой, Тесса Ситон по-прежнему оставалась для Энтони загадкой. И весьма привлекательной.

– Возможно, я присоединюсь к вам, – бросил он.

В этот момент Смит спустил собак с поводков. Подгоняемые выжлятниками гончие устремились вверх по холму к первой норе, располагавшейся всего в миле от того места, где стояли охотники. Все они последовали за собаками. Большинство всадников восседали на верховых лошадях, в то время как их грумы ехали на гунтерах. Только несколько участников охоты сразу сели на гунтеров, в том числе и мисс Ситон. Может, потому, что ее гнедым больше никто не мог управлять? Интересно.

Энтони и Раш приостановились, пропустив остальных всадников, чтобы как следует разглядеть мисс Ситон и ее гнедого. Конь шел великолепно, ничем не выказывая своего норова. Не знай Энтони своих друзей как самого себя, ни за что не поверил бы в то, что они рассказали об этом гнедом.

– Может, Сторми и прав, – произнес Раш, когда они приблизились к укрытию. – Сегодня я не вижу в коне ни малейшего изъяна, да и всадница безупречна. – Он усмехнулся, заставив Энтони ощетиниться.

Энтони ужасно хотелось сказать. Рашу, чтобы тот повнимательнее следил за конем, но он не захотел быть осмеянным.

– Посмотрим, как он проявит себя на охоте, – только и сказал Энтони.

Охотники поменяли лошадей, а выжлятники созвали гончих и натравили их на укрытие лисы – небольшой лесок с густым кустарником. Томительное ожидание и нетерпение достигли своего апогея, пока всадники ждали, выгонят ли собаки лисицу, или им снова придется поменять коней и направиться к другой норе.

Прошло несколько долгих минут, Энтони не удержался и бросил взгляд на находившуюся неподалеку мисс Ситон. Она казалась немного напряженной, и неудивительно ведь это была ее первая охота. И все же, может, у него появится возможность…

Похожий на звон колокольчика лай гончих, отдавших голос[4], отвлек Энтони. Они почуяли лису! Многочисленных всадников, собравшихся на поляне, охватило волнение.

– Ату! Ату! – закричал один из выжлятников, заметив мелькнувший в кустах рыжий хвост. Однако никто не тронулся с места, чтобы ненароком не задавить собак. Они дождались, пока свора показалась из укрытия и устремилась за бегущим по полю зверем. Самые молодые и разгоряченные ожиданием охотники начали улюлюкать, и поле пришло в движение.

Энтони ощутил охватившее его знакомое возбуждение.

О, как ему этого не хватало! Он направил Фаро в самый центр своры. Уткнувшись носами в землю, собаки преследовали зверя. Было ясно, что они уже не потеряют его, даже если он скроется из виду.

Увлеченный погоней, Энтони на некоторое время забыл о мисс Ситон и помчался вперед. Всадники приблизились к первой живой изгороди, которая оставалась высокой и пышной, так как полевые работники еще не успели подстричь ее.

Только теперь Энтони оглянулся и заметил, что мисс Ситон уже обогнала большинство всадников, а мистер Эмери остался далеко позади. С горящими азартом глазами, подставив лицо ветру, она неслась впереди кавалькады вместе с лучшими всадниками. Великолепное зрелище.

Энтони приблизился к девушке и увидел, как она, опередив его, перемахнула через живую изгородь. Это было сделано мастерски, без малейшего страха или колебания, чего вряд ли можно было ожидать от женщины, пользующейся дамским седлом. Казалось, Тесса и ее конь слились в единое целое.

Собаки притихли, и, бросив взгляд на расстилающееся впереди поле, Энтони заметил, что лиса скрылась в жнивье. Выжлятники вновь натравили собак, и вскоре громкий заливистый лай возвестил охотников о том, что свора обнаружила потерянный след. Перемахнув через канаву и низкую каменную стену, охотники вновь устремились в погоню.

Энтони бросил взгляд через плечо, заметив, что кобыла мистера Эмери отказалась прыгать. Повернув лошадь, он снова направил ее на стену, и на этот раз она взяла препятствие, но мистер Эмери остался далеко позади.

Вскоре стерня сменилась невспаханным полем за высокой изгородью. Собаки пробежали под ней, как очевидно, сделала и преследуемая лисица, а мастер и выжлятники перепрыгнули через нее. Охотники же рассыпались по полю. Кто-то взял препятствие, а менее отважные всадники поскакали в объезд. Энтони направил Фаро прямо на изгородь, заметив краем глаза, что мисс Ситон сделала то же самое.

Молодой человек почувствовал еле заметный холодок в груди, когда девушка на полном скаку перелетела через изгородь. Но его опасения оказались напрасны. Гнедой взял высокое препятствие с такой же легкостью, как и живую изгородь, и каменную стену, а затем пустился в галоп, приземлившись на противоположной стороне.

Миновав добрую половину поля, собаки потеряли след и нервно забегали, отыскивая его. Вынужденная остановка позволила отстающим догнать скачущих впереди, а Энтони, улучив момент, подъехал к мисс Ситон.

– Ну вот, собаки потеряли след, – весело произнес он. – Что вы думаете о своей первой охоте?

Сверкающие глаза девушки и ее ослепительная улыбка были ответом.

– Это восхитительно! – воскликнула она, а Энтони подумал, что восхитительна сама наездница. – Как жаль, что леди не участвуют теперь в охоте.

– Возможно, вы положите начало новой традиции, – предположил Энтони, любуясь румянцем на лице девушки и каштановыми локонами, выбившимися из-под шляпки.

– Очень на это надеюсь. Хотя вижу, что большинство мужчин не разделяют вашего энтузиазма. – Девушка бросила взгляд на группу пожилых джентльменов, поглядывавших в ее сторону.

Энтони тихо засмеялся.

– Их гордость уязвлена, только и всего. Им не нравится терпеть поражение от леди. Но уверенные в себе другого мнения.

Словно в подтверждение его слов к ним подъехали Раш, Сторми и Киллер.

– Мои поздравления, мэм. Отличная гонка, а? – произнес Сторми.

– Да, – согласился Киллер, – несмотря на то, что этот пони отказался прыгать через последнюю изгородь. А у вас отличный конь, мисс Ситон, не так ли?

Девушка царственно, как показалось Энтони, наклонила голову.

– Да. Благодарю вас. Сегодня вечером мой дядя выставит Нимба на аукцион, если это вас заинтересует. – Девушка кивнула в сторону мистера Эмери, который присоединился к остальным.

Энтони удивленно вскинул бровь, он только сейчас понял, что мистер Эмери приходится мисс Ситон родственником. Это объясняет многое, подумал Энтони, вспомнив свое первое впечатление от мистера Эмери-младшего.

– В самом деле? – с энтузиазмом отозвался Киллер. – Я как раз подыскиваю нового гунтера. А теперь мне нужно переговорить с вашим дядей. – С этими словами Киллер повернул лошадь и направился к мистеру Эмери.

– Не торопись принимать решение, – крикнул ему вдогонку Энтони, памятуя отзывы друзей о гнедом. Киллер – отличный парень, но не самый лучший наездник.

Обернувшись, Энтони заметил, что мисс Ситон нахмурилась.

– Хотите отговорить вашего друга от участия в торгах? – спросила она.

Молодой человек пожал плечами и ощутил неловкость под устремленным на него взглядом девушки.

– Лично я не стал бы покупать после первой же охоты. Пусть мой, друг сам испытает коня, прежде чем выкладывать за него приличную сумму денег. – Энтони посмотрел на остальных, ожидая поддержки.

Раш откашлялся.

– Дело в том, мисс Ситон, что мы видели этого коня в загоне вашего отца на прошлой неделе. Он показался нам слишком нервным.

– Но возможно, в тот день он был не в лучшей форме, – заметил Сторми.

– Вы правы, – согласилась девушка и, увидев, что Энтони нахмурился, улыбнулась. – Уж не думаете ли вы, джентльмены, что не сможете совладать с конем, которым управляет слабая женщина?

Мужчины рассмеялись, а Энтони подумал, что фраза прозвучала как-то слишком уж отрепетировано. Но прежде чем он успел возразить, собаки вновь отдали голос, а выжлятники затрубили в рога, возвещая о том, что преследование не возобновляется.

Охотники повернули коней и понеслись по непаханому полю. Теперь отличная охота была гарантирована.

Несущуюся по полю верхом на Нимбе Тессу не покидало ощущение, что гончие обнаружили лису как раз вовремя. По выражению лица лорда Энтони она поняла, что он разгадал ее чисто женскую уловку, и опасалась, как бы он не разоблачил ее.

Хотя в последние несколько дней Нимб вел себя спокойно в присутствии посторонних людей и других лошадей, Тесса не была уверена, что он и впредь будет вести себя так, если ее не окажется рядом. Но разве у нее был выбор?

Готовность, даже скорее горячее желание, отца отпустить ее на охоту после разговора с дядей Мерсером говорила лишь о том, как отчаянно хотел сэр Джордж убедиться в том, что Ситон все еще пользуется влиянием в Лестершире. Но чтобы восстановить влияние – или хотя бы иллюзию этого влияния, – нужны были деньги, и немалые, а Ситонам с каждым годом становилось все труднее сводить концы с концами.

Когда собаки снова потеряли след, Тесса постаралась держаться подальше от лорда Энтони. Конечно, она не обязана ему ничего объяснять, но под его нажимом может сказать больше, чем следовало. Что-то в нем привлекало ее и вызывало на откровенность. Несвойственное ей ощущение – ведь на протяжении стольких лет она ни с кем не делилась своими планами и мыслями.

На этот раз перерыв затянулся, так как лиса пересекла ручей, а затем оказалась в каменистой местности, где запах ее следов был гораздо слабее. Пока егеря и выжлятники науськивали собак, дядя Мерсер подъехал к племяннице, ожидавшей возобновления охоты поодаль.

– А все-таки умно мы придумали, – произнес он: – Уже три джентльмена заинтересовались Нимбом. Надеюсь, торги будут весьма оживленными.

Тесса ничего не ответила, и Мерсер нахмурился:

– В чем дело? Я думал, ты будешь рада, ведь поместье остро нуждается в деньгах.

Тесса вымученно улыбнулась:

– О да, конечно. Я просто подумала о том, как у меня будут завтра болеть мышцы. Ведь уже целый год я не проводила в седле так много времени.

Мерсер Эмери проворчал:

– Горячая ванна и мазь облегчат боль. Если все пойдет так, как я предполагаю, тебе нужно быть готовой вновь отправиться на охоту через несколько дней, чтобы мы смогли продать еще и эту кобылу. – Он указал на Корицу, на которой сидел верхом.

Тесса кивнула, стараясь прогнать прочь недобрые предчувствия.

– Не сомневаюсь, со мной все будет в порядке, – заверила она дядю, но, заметив приближающегося к ним лорда Энтони, пожалела о своих словах.

В этот момент дядя Мерсер отвернулся, чтобы перекинуться парой фраз с еще несколькими джентльменами, так что избежать очередной встречи с лордом Энтони Тессе не удалось.

– Вы прекрасно держитесь, мисс Ситон, – произнес молодой человек с улыбкой, которая развеяла все опасения Тессы касательно лорда Энтони. – Должен признаться, я восхищен вашей выносливостью.

Тесса вдруг вспомнила их двусмысленную беседу в кабинете ее отца на прошлой неделе.

– Спасибо, милорд, хотя я только что говорила дяде, что последствия сегодняшней скачки не заставят себя долго ждать. Я не привыкла проводить в седле так много времени.

– Глядя на вас, этого не скажешь.

Тесса почувствовала, что краснеет.

– Но не стоит выбиваться из сил, если вы действительно устали. Думаю, добрая половина мужчин покинет нас, прежде чем завершится преследование.

Тесса заметила, что еще одна женщина, принимавшая участие в охоте, вернулась назад после второй остановки, так и не взяв ни одного препятствия. Тессе очень хотелось спросить, что это за женщина, но из сказанного дядей она поняла, что та была не совсем благопристойной леди.

– О, мне кажется, я могу без труда проскакать еще несколько миль, – ответила девушка. Ей не хотелось, чтобы лорд Энтони счел ее малодушной. – Да и Нимб полон сил. – Лучше бы она этого не говорила, подумала Тесса.

– Я вижу. Это действительно великолепное животное. Но непредсказуем, так, по крайней мере, мне кажется.

– Он уже доказал, что может быть послушным. Нимб у нас всего несколько месяцев, но за это время заметно изменился в лучшую сторону.

– Стало быть, вы тоже его тренировали?

Тесса бросила на лорда Энтони испуганный взгляд. Отец не хотел, чтобы кто-то знал о том, что его дочь бывает в конюшнях. Да и дядя Мерсер с кузеном Гарольдом тоже.

– Я… э… ездила на нем всего несколько раз, но это позволило мне по достоинству оценить степень его подготовки.

Лорд Энтони улыбнулся. Казалось, он видел Тессу насквозь.

– В таком случае, я еще больше восхищаюсь вами. Никогда бы не подумал, что можно с такой легкостью управлять конем, которого почти не знаешь.

– Благодарю вас, – натянуто ответила девушка. – В последние дни я проводила с ним много времени, потому что знала, что придется ехать на нем на охоту.

Рог егерей возвестил о возобновлении охоты.


День тянулся довольно медленно, и Энтони поймал себя на том, что все время старается оказаться поближе к мисс Ситон. Он убеждал себя, что делает это только для того, чтобы как следует рассмотреть ее коня, но в глубине души осознавал, что в его стремлении скрывалось нечто большее. Это беспокоило Энтони.

– Одержимость какая-то, – пробормотал молодой человек себе под нос, наблюдая, как мисс Ситон перемахнула через очередную изгородь. Он и раньше испытывал подобные чувства к красивым актрисам или молодым привлекательным дебютанткам. Однако влечение пропадало после нескольких минут разговора с ними, который неизменно подтверждал, что они глупы и бессодержательны.

С мисс Ситон он беседовал всего три раза, но по-прежнему ничего о ней не знал, кроме того, что она прекрасная наездница и что ее очаровательная головка отнюдь не пуста.

Инстинкт самосохранения удержал Энтони от того, чтобы подъехать к мисс Ситон во время следующей вынужденной остановки. Зато Киллер поспешил воспользоваться паузой, чтобы обсудить мисс Ситон и ее коня.

– Восхитительное животное. Просто восхитительное. Я обязан купить его, – произнес этот маленький человечек. – Гастон и Бэнкрофт тоже им заинтересовались, но я непременно перебью их цену. Кажется, я понравился мисс Ситон. Это пойдет мне на пользу.

– Вот как? – Энтони с трудом сдержал улыбку. – Почему ты так думаешь?

– Всякий раз, когда я ей улыбаюсь, она улыбается в ответ. Не каждой женщине нужен высокий рост и широкие плечи, – с гордостью ответил Киллер.

– Чего не скажешь о карманах претендента, – поддакнул Сторми, присоединившийся к друзьям. – Если они туго набиты, у него есть шанс завладеть вниманием прекрасной леди.

Киллер нахмурился. Энтони тоже не понравилось это высказывание, однако он не подал виду.

– Но мисс Ситон не такая, – запротестовал Киллер. – Она настоящая леди. Это видно невооруженным глазом.

Киллер произнес эти слова громче, чем следовало, и лорд Порринггон, восседавший на тощем, мышиной масти жеребце, не преминул подъехать к друзьям.

– Интересно, где «настоящая леди» могла научиться так ездить верхом? – поинтересовался он с отвратительным смешком.

Энтони старался не обращать внимания на Поррингтона, но сегодня его манеры показались ему еще более раздражающими.

– Думаю, то же самое можно было бы спросить и о настоящем джентльмене, – безразлично бросил Энтони.

Поррингтону потребовалось некоторое время, чтобы осознать смысл сказанного, и он осклабился.

– Я слышал, что дед мисс Ситон был тренером лошадей, – с презрительной усмешкой произнес он. – Так что она мало чем отличается от остальных участниц охоты, только лучше скачет. – С этими словами Порринггон направил коня прочь, прежде чем друзья успели что-либо ответить.

– Видимо, он до сих пор не может смириться со своим прошлогодним падением, – заметил Раш. – Крайне неприятный тип, не правда ли?

К облегчению Энтони, все полностью согласились с Рашем. Ему не хотелось выступать в роли защитника мисс Ситон.

– Киллер, я бы посоветовал тебе провести с этим жеребцом некоторое время, прежде чем покупать его, – произнес Энтони, чтобы сменить тему разговора.

– Попробую, – ответил пухлый виконт, пожав плечами. – Но если леди… – он сделал ударение на последнем слове, заметив возвращающегося к ним лорда Поррингтона, – справляется с ним с такой легкостью, полагаю, у меня с ним не будет хлопот.

Энтони больше не настаивал, опасаясь уязвить гордость друга, и лишь кивнул, намереваясь взглянуть на коня вечером, когда мисс Ситон отправится домой.

Спустя час охота закончилась. Лучшего открытия сезона Энтони не мог припомнить. Вопреки своим благим намерениям он подъехал к мисс Ситон, собирающейся покинуть остальных. Энтони вовсе не удивился, что она не захотела принять участие в кровавом финале.

– Это всего лишь часть охоты, – произнес он, направляя Фаро к мисс Ситон, у которой на лице было написано страдание.

Девушка натянуто засмеялась:

– Разумеется. Я знаю также, что лисы воруют домашнюю птицу. Но никогда не смирюсь с тем, что их убивают. Благородное животное, благодаря которому мы получаем удовольствие от охоты, заслуживает, на мой взгляд, более достойной участи.

– Никогда не думал об этом с такой точки зрения, – признался Энтони. – Но если вас это немного успокоит, мне приходилось не раз присутствовать на охоте, когда лисе удавалось улизнуть. И, похоже, никого это не огорчало, ведь все и так получили удовольствие от захватывающей гонки.

– Спасибо, – произнесла девушка, и ее лицо озарила искренняя улыбка. – Мне действительно приятно осознавать, что у лисы тоже есть шанс.

– Вы, я смотрю, испытываете тягу не только к лошадям.

– Наверное, хотя лошади всегда были мне очень близки. Моя мать… – Она запнулась и отвела взгляд.

Вспомнив злобное замечание Поррингтона, Энтони сменил тему:

– Мой друг лорд Киллерби намерен купить вашего коня.

– Дядя сказал, что еще несколько джентльменов выказали желание принять участие в торгах. Думаю, окончательная цена за него будет достаточно высока.

Неужели она хочет, чтобы Энтони отговорил друга от торгов?

– Он может позволить себе подобные траты. Надеюсь, ему не придется сожалеть о покупке.

Их взгляды встретились, и Тесса вновь отвела взгляд.

– Нимб – превосходный гунтер, вы могли в этом убедиться сегодня.

– По крайней мере, пока им управляете вы. – Неужели он заметил в ее полуприкрытых глазах тревогу? – Если сделка окажется неудачной, я постараюсь уговорить друга обратиться к вашему отцу, – предупредил Энтони.

– Умоляю, не делайте этого! Джентльмен должен сам отвечать за совершенную сделку. Но если у вашего друга возникнут проблемы, пусть обращается к моему дяде или ко мне. У отца очень слабое здоровье, и не надо его травмировать.

– Прошу прощения, – пробормотал Энтони, – но сэр Джордж вовсе не показался мне слабым.

– Возможно. Возможно, вы правы, – ответила девушка, заметно успокоившись. – Но у него больное сердце. Поэтому мы стараемся ограждать его от всякого рода неприятностей. – Нижняя губа девушки задрожала.

Внезапно Энтони охватила волна нежности и стремление успокоить мисс Ситон и предложить ей свою помощь, правда, он не знал, какую именно. Она выглядела такой ранимой и такой… прелестной. Переварив сказанное, Энтони задумался над тем, что еще скрывает это семейство от сэра Джорджа. Возможно, тот факт, что в доме протекает крыша?

Он еще ни к кому не проявлял подобного интереса и вновь почувствовал беспокойство.

– Примите мои извинения. Если у лорда Киллерби возникнут проблемы, я непременно отошлю его к вашему дяде. А вот и он сам. Простите, я должен вас покинуть. Могу ли я надеяться увидеть вас на следующей охоте?

Тесса бросила взгляд в сторону дяди.

– Наверное, – ответила девушка. – Впрочем, все будет зависеть от решения мастеров. Удачного вам дня, лорд Энтони.

С этими словами девушка повернула своего великолепного коня и направилась прямиком к мистеру Эмери, который, очевидно, собирался забрать Нимба с собой в Мелтон, где должны были состояться аукционы. Энтони смотрел ей вслед со странной смесью сожаления и облегчения, поскольку общество мисс Ситон доставляло ему гораздо больше удовольствия, чем хотелось бы.

Глава 4

– Как ты, дорогая, как прошла охота? – обратился сэр Джордж к Тессе. – Присядь и расскажи мне все. Я попросил принести чаю, ведь ужин только через час. Ты наверняка проголодалась. Со мной тоже так бывало после целого дня в седле.

Тесса не могла не улыбнуться, видя оживление на лице отца.

– Может, я пока расскажу тебе обо всем в двух словах? Мне необходимо принять ванну и переодеться к ужину.

Но сэр Джордж лишь отмахнулся.

– Никогда не возражал против запаха лошадей. Он напоминает мне о счастливейшем времени в моей жизни. Уверен, охота была отличной.

– Великолепной. – Тесса рассказала отцу о наиболее интересных моментах охоты – прыжках через препятствия, о тех, кому не удалось их взять, и тех, кто справился с этой задачей. Описала местность, рассказала о лошадях и собаках. Однако ни словом не обмолвилась о неодобрительных отзывах некоторых джентльменов, касающихся ее участия в охоте.

– Как бы мне хотелось там оказаться, – со вздохом произнес сэр Джордж, когда Тесса закончила рассказ. – Уверен, ты произвела впечатление, моя дорогая, так же как и твоя мать, когда я впервые увидел ее. Она брала препятствия, которые избегали даже самые смелые и безрассудные мужчины.

Прежде чем отец углубился в воспоминания, которые были хорошо знакомы Тессе, девушка поднялась со стула.

– А теперь; папа, прости меня, пожалуйста, но я вынуждена оставить тебя. Возможно, ты и не возражаешь против запаха лошадей и пота, смешивающегося с ароматом еды, но мне хочется в полной мере насладиться блюдами нашего повара.

Мечтательное выражение исчезло с лица сэра Джорджа, когда он посмотрел на дочь.

– Я вижу, ты немного устала. Горячая ванна пойдет тебе на пользу. Увидимся за столом, Тесса. И спасибо тебе.

Тессе не нужно было спрашивать, за что благодарил ее отец. Слушая ее, он выглядел таким оживленным, каким она не видела его уже много месяцев, а то и лет. Воспоминания молодости помогли на время забыть о недуге, не позволяющем ему вновь оказаться в седле.

Поднимаясь по лестнице, Тесса ощущала, как ломит тело. Однако чувствовала себя по-настоящему счастливой. Охота на лис оказалась более захватывающей, чем представляла себе Тесса. Она не могла забыть восхитительное чувство полета над изгородями, канавами: скачки по полям. И искреннее восхищение в глазах лорда Энтони.

Нет! Она не должна думать об этом. Иначе сердце ее будет разбито. Его заигрывания говорили о том, что он весьма искушен в такого рода делах. В Тессе его наверняка привлекала новизна. Она была для него всего лишь развлечением, и он забудет о ней, едва вернется в Лондон по окончании охотничьего сезона.

Ванна была уже готова, когда Тесса вошла в свою комнату. Служанка помогла ей освободиться от старой амазонки матери и нижнего белья, и девушка с блаженным вздохом погрузилась в горячую воду.

На протяжении нескольких лет отец донимал ее разговорами о том, что она должна провести какое-то время в Лондоне. Но даже если бы они могли позволить себе подобную поездку, Тесса ни за что не последовала бы в столицу за лордом Энтони, словно потерявший от любви голову щенок. Тесса даже не была уверена, что он ей нравится. Знала только, что он потрясающе красив. Кроме того, отсутствие денег ставило под сомнение возможность возникновения между ними каких бы то ни было отношений.

Прогнав прочь глупые фантазии, Тесса взяла мочалку и принялась смывать с себя пыль и грязь.


Когда Энтони и его друзья прибыли на свой первый ужин в новом сезоне, лорд был весьма удивлен, поскольку за столом только и было разговоров, что о мисс Тессе Ситон. Если не считать нескольких присутствовавших на охоте любовниц некоторых джентльменов, она была единственной леди, а ее мастерство вызвало не только восхищение, но и негодование.

– Можно подумать, эти парни никогда не видели женщину, скачущую верхом, – обратился Тор к друзьям, когда те вошли в зал, заполненный мужчинами, одетыми в красно-белые наряды для верховой охоты. – Неужели их сестры никогда не сидели верхом на лошади?

– Даже твоя сестра не смогла бы конкурировать с мисс Ситон, Тор, и ты это знаешь, – обратился Киллер к другу. – Хотя мисс Терпин, несомненно, превосходная наездница.

Энтони кивнул, вспомнив, как просилась в прошлом году на, охоту сестра Тора и как брат и отец весьма недвусмысленно запретили ей это.

– А я хочу поговорить с Эмери насчет гунтера, на котором он ехал, – произнес Сторми, кивнув на группу возле камина. – Эта кобыла неплохо сложена и, полагаю, проявит все свои достоинства, если ею будет управлять более искусный всадник. После сегодняшней охоты за нее недорого дадут. – Он усмехнулся. Остальные рассмеялись. Сторми слыл знатоком торгов.

Он направился на другой конец комнаты, и остальные последовали за ним. Они приблизились к камину, и до их слуха донеслось:

– … нет-нет, после ужина. Тогда все будут в сборе и смогут принять участие в торгах. А пока я могу ответить на интересующие вас вопросы.

Несколько джентльменов отошли от камина, дав возможность друзьям Энтони подойти к Эмери.

– Вы не забыли, что я тоже интересовался этим конем, мистер Эмери? – спросил Киллер.

Мистер Эмери, который был всего на несколько дюймов выше низкорослого виконта, улыбнулся.

– Конечно, нет, милорд. Но, как я уже сказал, вы можете попытать счастья сразу после ужина.

– У меня есть пара вопросов, касающихся этого гунтера, если не возражаете, – вступил в разговор Энтони.

Ответная улыбка Эмери была слишком уж любезной.

– Конечно, милорд. Что вас интересует?

– Он родился в конюшнях Ситона? – спросил Энтони, хотя уже знал ответ на этот вопрос из разговора с мисс Ситон. Эмери покачал головой, и Энтони продолжал: – И как давно он у сэра Джорджа? У кого он его купил?

– Мы недавно приобрели Нимба, – ответил мистер Эмери. – Его отец – Праведник, а мать – Гроза. Оба из конюшен Престона и Литлботтома.

– Тот самый Праведник, который выигрывал все без исключения заезды десять лет назад? – Киллер был вне себя от удивления.

Эмери кивнул:

– Тот самый. Нимбу пять лет, из него наверняка выйдет выдающийся гунтер.

Энтони заметил, что мистер Эмери проигнорировал его второй вопрос.

– Значит, вы купили его у Литлботтома? – спросил он. – А почему торопитесь продать? Ведь вы могли дождаться от него потомства!

– Его кастрировали, – сказал Эмери и отвернулся. – Стол уже накрыт. Поговорим позже, джентльмены.

Эмери удалось избежать неприятного для него разговора.

– Странно, что коня с такой выдающейся родословной кастрировали в столь юном возрасте. Очевидно, с ним возникли какие-то проблемы, вам не кажется? – обратился Энтони к друзьям.

– Похоже на то, – согласился Тор. – Я знал немало отличных жеребцов, которых кастрировали только потому, что они были слишком норовисты дли производителей.

– Но Нимб ничем не выказал своего дурного характера, – упрямо гнул свою линию Киллер. – Если его кастрировали именно поэтому, то процедура помогла.

– Может, и так. – Энтони пожал плечами.

– Пора садиться за стол, – сказал Сторми. – Дискуссию продолжим за ужином.

– И все-таки это очень странно, – произнес сэр Брайан Оулни, когда Энтони сел рядом с ним за стол. – Почему никто о ней не слышал до сегодняшнего дня?

– Поррингтон говорит, что ее мать была дочерью старого тренера Ситона, – сказал Джон Бингл. – Когда его сын, нынешний баронет, женился на ней, старик от него отрекся, а год спустя умер. Ситон всегда держал дочь при себе.

– Не понимаю почему, – протянул сэр Брайан, качая головой. – Судя по тому, что я видел, скрывать тут нечего. Весьма привлекательная особа и к тому же великолепная наездница.

Прежде чем ответить, Энтони положил в тарелку большой кусок ростбифа.

– Не забывайте, что дядя молодой леди тоже здесь, и будьте осторожны в своих высказываниях, если не хотите неприятностей.

Мысль о том, что Мерсер Эмери вызовет на дуэль одного из жителей Мелтона, чтобы защитить честь племянницы казалась Энтони смехотворной, однако он намеревался прекратить разговор о ней, пока не поздно. Конечно, ему нет никакого дела до мисс Ситон, но он не может не восхищаться ее смелостью. Лорд Энтони вовсе не хотел видеть, как мисс Ситон страдает из-за того, что ее имя порочат такие типы, как Поррингтон.

– Нет-нет. Конечно, нет, – поспешил ответить сэр Брайан, с опаской оглядываясь по сторонам. – Просто она пробудила наше любопытство.

Раш понял тактику Энтони.

– Какой бы очаровательной и загадочной ни была мисс Ситон, признаюсь, меня больше занимает ее гунтер. Мистер Эмери нам сказал, что его отец – Праведник.

Таким образом, разговор плавно перешел в обсуждение лошадей, их родословных и событий последних сезонов и продолжался до конца ужина.

После ужина принесли вино, и собравшиеся заговорили о торгах, где будут выставлены лошади, участвовавшие в открытии сезона. Вскоре столы убрали, и охотники принялись расспрашивать друг друга о слабых и сильных сторонах лошадей. Киллер направился к мистеру Эмери, остальные члены клуба «Одд сок» последовали за ним.

Многие интересовались Нимбом и получали те же ответы, которые Энтони уже слышал. Пятьсот фунтов – такова была стартовая цена за коня, но все понимали, что продадут его намного дороже.

Сторми несколько минут внимательно прислушивался к разговору, после чего обратился к мистеру Эмери:

– А как насчет вашей чалой кобылы? Уверен, ее цена будет на порядок ниже.

– Я не стану выставлять ее на торги сегодня, – ответил Эмери. – Возможно, в конце недели.

На лице Сторми появилось разочарование.

– Вы не продадите ее ни за какие деньги?

– Это зависит от того, сколько вы предложите, – ответил Эмери, вскинув бровь.

– Ваша кобыла не взяла ни одного препятствия, так что двух сотен более чем достаточно.

Раздались одобрительные возгласы.

– Сожалею, – ответил Эмери. – Но я уже сказал, что не уполномочен продавать кобылу сегодня. Однако я непременно передам ваше предложение сэру Джорджу. – И он повернулся к кому-то другому. – Да, сэр, вы хотели спросить о Нимбе?

Значит, в конце недели, подумал Энтони. Он готов был биться об заклад, что на предстоящей охоте мисс Ситон появится верхом на чалой кобыле, после чего Эмери запросит за нее гораздо больше, нежели две сотни фунтов.


– Двенадцать сотен фунтов? – не веря своим ушам, переспросила Тесса, когда дядя Мерсер сообщил за завтраком ей и сэру Джорджу, что за такую цену продан Нимб. – Но это в четыре раза больше, чем…

– Отличная работа, Мерсер, – перебил Тессу отец как раз в тот момент, когда Мерсер бросил на племянницу предостерегающий взгляд. – И ты молодец, Тесса. Не сомневаюсь, что именно твое мастерство помогло Мерсеру выручить за коня такие деньги. Это положит конец всем сплетням о качестве лошадей из конюшен Ситона.

Однако Тесса совсем не была в этом уверена. Весьма вероятно, что к этому времени ее влияние на Нимба закончилось. Ей оставалось лишь молиться, чтобы он снова не превратился в совершенно неуправляемое животное, каким был на самом деле.

– Надеюсь, вы не станете возражать, сэр Джордж, что я потратил некоторую сумму на покупку нового скакуна. Его ценность существенно возрастет после надлежащих тренировок, – произнес дядя Мерсер. – Гарольд уже занимается с ним.

Отец Тессы кивнул:

– Это разумно. Мы же не хотим уменьшить количество лошадей в наших конюшнях; продавая их быстрее, чем можем обзавестись новыми. По крайней мере, Нимб не был нашим жеребенком, так что тут все в порядке. Как там жеребые кобылы?

Дядя Мерсер пообещал прислать к сэру Джорджу Гарольда с подробным докладом о состоянии дел в конюшнях. Тесса сочла хорошим знаком то, что отец проявляет живой интерес к делам после того, как полностью поручил их Мерсеру, и надеялась, что это не слишком утомит его. Однако этот интерес мог привести к тому, что отец узнает об истинном состоянии их финансов. А что касается последних торгов…

– Кто купил Нимба? – поинтересовалась девушка, перебив дядю, разглагольствовавшего о том, как успешно он провел аукцион.

– Я как раз подошел к этому, – ответил он. – Самую высокую цену дал лорд Киллерби – друг тех молодых людей, которые нанесли нам визит на прошлой неделе, – пояснил он сэру Джорджу.

Сердце Тессы упало. Она видела лорда Киллерби на охоте и теперь ничуть не сомневалась, что справиться с Нимбом ему не удастся ни при каких условиях. Хотя он наверняка отдаст его своему собственному тренеру, прежде чем отправиться на нем на охоту.

– Да; кстати, – вновь оживился сэр Джордж. – Я послал этим молодым людям приглашение на ужин после охоты в Пичли в четверг. Они показались мне настоящими джентльменами, а после их визита я понял, как соскучился по рассказам об охоте.

– Что? – Тесса ошеломленно посмотрела на отца. – Папа, ты же знаешь, что у тебя нет сил на подобные развлечения. Подумай лучше о своих мемуарах.

Дядя Мерсер кивнул:

– Она права, сэр. Кроме того, вам не стоит продолжать это знакомство после того, как эти джентльмены усомнились в компетентности Гарольда и тем самым затронули честь вашей семьи.

– Вздор, – с необычным для него воодушевлением воскликнул сэр Джордж. – Мне вполне понятно их стремление разузнать побольше о коне, купленном одним из них. Без сомнения, тот, кто купил его, не дал им достаточной информации.

– Но, папа… – начала Тесса, уверенная в том, что ужин в компании посторонних людей лишь навредит здоровью сэра Джорджа.

– Решено, – ответил тот. – Кто знает? Возможно, я смогу предаваться некоторым развлечениям, которые откроют новые возможности как для меня, так и для·тебя, дорогая.

Тесса не нашлась что возразить, однако была убеждена, что ужин – крайне неудачная затея.


– Ты все еще не готов признать, что я был прав насчет купленного тобой гунтера? – спросил лорд Энтони своего друга Киллерби, когда они собирались отправиться на охоту в Пичли.

Киллер рассмеялся:

– И не надейся. Картер сказал, что у него наметился прогресс. Вчера он вообще не кусался, только один раз лягнул другую лошадь. Не сомневаюсь, что поеду на нем на охоту уже в конце следующей недели.

Все засмеялись, а Энтони лишь покачал головой. Жеребец начал с того, что покусал грума Киллера, и с тех пор доставлял одни неприятности. Он не подпускал к себе других лошадей, а грумы и конюхи могли только кормить его. Правда, Картер – грум Киллера – смог вывести Нимба на прогулку, и тот даже сделал несколько кругов по загону, но это было скорее исключением из правил, и грум сильно рисковал.

Энтони бросил взгляд на стойло Нимба, когда они проезжали мимо. Конь выглядел спокойным. Энтони и его друзья рысью поскакали к месту охоты: Грумы следовали за хозяевами, ведя под уздцы гунтеров. Киллер собирался ехать на своем гунтере Громе.

– Я бы посоветовал тебе держаться от Нимба подальше, пока Картер не скажет, что он не представляет опасности, – произнес, наконец, Энтони, как бы между прочим, щадя его самолюбие.

Тор кивнул:

– Энтони прав. Я и сам готов принять участие в его тренировках, даже выкупить, если он наберется немного ума.

– В этом нет необходимости. – Киллер с вызовом выпятил подбородок. Выглядел он при этом комично, но никто из друзей даже не улыбнулся. – Я с ним справлюсь, вот увидишь. Вы все увидите.

Тор открыл было рот, чтобы возразить, но Энтони взглядом остановил его. Дальнейшие препирательства могли толкнуть его на безрассудный поступок в стремлении доказать друзьям свою правоту.

– Что вы думаете о приглашении сэра Джорджа? – сменил тему Сторми. – должен сказать, старик очень мил.

– Странно, что его дочь согласилась на это, – заметил Раш. – Помните, как она опекала отца, когда мы были у них на прошлой неделе?

Энтони был такого же мнения, но держал его при себе, только сказал:

– Мне кажется, сэр Джордж в состоянии самостоятельно принимать решения. По-моему, разговор об охоте доставил ему удовольствие. Думаю, старик скучает по ней, ведь до, того, как с ним случилось несчастье, он был заядлым охотником.

Все кивнули, выразив согласие с Энтони, И наступило молчание. Каждый думал о своем. Энтони же думал о том, как отреагировала на поступок отца мисс Ситон. Может, это она подкинула ему подобную идею? Или же он послал приглашение вопреки ее протестам, а может, вообще без ее ведома?

Энтони все время думал о ней. Надеялся увидеть девушку на охоте в Бельвуа, которая состоялась вчера, но она там не появилась.

По дороге в Пичли друзья нагнали еще одну группу охотников. Что с ним происходит? С какой стати он мечтает о мисс Ситон, как влюбленный мальчишка, вместо того чтобы злиться на нее. Ведь это из-за нее Киллер выложил астрономическую сумму за неуправляемого гунтера Нимба. Энтони непременно скажет ей об этом, как только увидит.

– Ага, сейчас посмотрим, на что способна эта чалая кобыла, – воскликнул Сторми.

Энтони проследил за взглядом друга и увидел мисс Ситон, подъезжающую к месту сбора охотников с противоположной стороны поля. Девушку сопровождал ее дядя, Мерсер Эмери. Как и предполагал Энтони, мисс Ситон восседала верхом на той самой кобыле, на которой скакал в понедельник Эмери. Сам же он выбрал для сегодняшней охоты поджарого гнедого жеребца.

Энтони с трудом поборол желание подъехать к Тессе Ситон. Сначала надо справиться со своими эмоциями и унять бешено бьющееся сердце. Тем временем девушку окружили несколько джентльменов.

Очевидно, не его одного привлекло в мисс Ситон сочетание силы духа, мастерства наездницы и красоты. Слегка раздосадованный, Энтони пришпорил Пепла и направился к мисс Ситон.

– Весьма польщены тем, что вы снова присоединились к нам, – донесся до Энтони голос юного Уильяма Дженнисона. – Не могу описать словами, какое удовольствие вы доставили мне в понедельник своей великолепной ездой. – Эти слова были встречены восхищенными возгласами остальных.

Мисс Ситон вспыхнула и смущенно опустила глаза.

– Благодарю вас, джентльмены, – тихо произнесла она.

– Сгораю от нетерпения увидеть эту кобылу в деле, – сказал Сторми. – Я восхищен ее экстерьером. – Это замечание было адресовано мистеру Эмери, который, как показалось Энтони, был чрезвычайно доволен собой.

– Я тоже рад, что вы снова присоединились к нам, мисс Ситон, – произнес Энтони.

Девушка бросила на лорда удивленный взгляд и еще больше покраснела.

– Благодарю вас, милорд. – Она слегка приподнялась в седле и направила лошадь вперед. Мерсер Эмери последовал за племянницей.

– Я бы хотел поговорить с вами. С вами обоими, – произнес Энтони, когда мисс Ситон и ее дядя поравнялись с ним.

– О чем же? – откровенно враждебно поинтересовался мистер Эмери.

Энтони смерил его ледяным взглядом.

– О коне, которого вы продали моему другу в понедельник вечером. Он оказался не таким уж миролюбивым животным. – Энтони бросил взгляд на мисс Ситон, которая тут же отвела глаза.

– Аукцион проводился честно, – с вызовом ответил Эмери. – Или вы сомневаетесь в этом, милорд?

– И в самом деле, Энтони, – начал было Сторми, но молодой человек взглядом заставил его замолчать. Сторми нахмурился и, пожав плечами, отъехал в сторону.

– У меня нет претензий к аукциону, – продолжал Энтони, не обращая внимания на явно враждебный настрой Эмери. – Но меня не покидает чувство, что проданный конь был нарочно выставлен в слишком выгодном свете накануне аукциона. – К разочарованию Энтони, мисс Ситон так и не осмелилась поднять глаз.

– Мы не сделали ничего противозаконного, – быстро ответил Эмери. – И потом, этим конем следовало интересоваться тем, кто собирался его купить. Пусть они сами делают выводы.

Энтони высокомерно вскинул бровь.

– Я говорил не о противозаконности. Этика и закон не всегда одно и то же. – И молодой человек повернулся к хранящей молчание девушке. – Интересно посмотреть, как эта кобыла поведет себя сегодня, когда ею управляете вы, мисс Ситон.

На этот раз Тесса подняла глаза.

– Не сомневаюсь, что Корица покажет себя с самой лучшей стороны. У нее прекрасный характер, любой может ею управлять.

– Не смею сомневаться в ваших словах.

– В самом деле? – возразила девушка. – А по-моему, сомневаетесь. Как вы можете утверждать, что мы обманули присутствующих, показав Нимба в выгодном свете, основываясь только на том, что у меня не было с ним проблем? Не хотите же вы сказать, что считающий себя хорошим наездником джентльмен не сможет управлять лошадью так же успешно, как женщина на первой в своей жизни охоте?

Энтони нахмурился, потому что хотел сказать именно это, хотя в его устах подобное заявление прозвучало бы абсурдно.

– Приношу свои извинения, мисс Ситон, – бросил он и присоединился к остальным членам клуба.

Тесса смотрела ему вслед вне себя от негодования. Как он посмел обвинить ее в том, что она обманула всех участников охоты? Она просто скакала верхом на коне, а остальное предоставила случаю и дяде Мерсеру. Кроме того, деньги, вырученные за коня, уже пошли на ремонт крыши западного крыла дома. Совершенно очевидно, что у того, кто не раздумывая заплатил за коня двенадцать сотен фунтов, никогда не возникало проблем с ремонтом крыши.

В душе Тесса прекрасно понимала, что просто пыталась найти убедительное объяснение случившемуся.

– Я ведь предупреждала вас, не так ли? – обратилась она к Мерсеру, когда гнев уступил место чувству стыда.

Мерсер пожал плечами.

– По-моему, лорд Киллерби счастлив, – произнес он, кивнув на низкорослого всадника. – Покупка не разочаровала его. Во всяком случае, он не жаловался.

Тесса старалась успокоиться, однако чувство вины и стыда не проходило. Она приняла участие в настоящем жульничестве, а когда лорд Энтони сказал ей об этом, рассердилась на него.

Девушке, наконец, удалось прогнать мрачные мысли. Сегодня перед ней стояла довольно сложная задача. Ее не беспокоил норов Корицы, поэтому она чувствовала себя спокойно и уверенно. Кобыла непременно покажет себя с лучшей стороны и будет продана за достаточно высокую цену.

В процессе починки дымохода в полу гостиной первого этажа были обнаружены термиты, и теперь Тесса опасалась, что ее ожидает еще несколько подобных неприятных сюрпризов. Нужно было осушить три поля до наступления морозов, иначе урожай будущего года погибнет. Девушка уже обсудила имеющихся в наличии лошадей с дядей и с отцом. В этом сезоне необходимо продать еще несколько лошадей, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Как заметил сэр Джордж, они не могли позволить себе уменьшить количество производителей, но другого выхода Тесса не видела. Им нужны деньги на ремонт дома и содержание поместья. Как бы ей хотелось найти более подходящего управляющего, нежели дядя Мерсер, но Тесса не хотела волновать отца столь неприятным для него разговором.

Сигнал к началу охоты прервал ее размышления. Корицей было так легко управлять, что полностью освободиться от тревоги Тесса не смогла. Ей наверняка помогут прыжки через ограды и канавы, когда начнется настоящая погоня.

Увы, первая нора оказалась пустой, поэтому охотникам пришлось целую милю скакать рысью до следующей.

Ожидая, пока собаки нападут на след, Энтони подъехал к мисс Ситон, однако заговаривать с ней не стал.

Поколебавшись, Тесса сама обратилась к нему.

– Я… э… хочу извиниться за свою недавнюю вспышку, – произнесла она едва слышно.

Обернувшись, Энтони долго смотрел на девушку, от чего по ее телу побежали мурашки.

– А я – за свои глупые заявления. Возможно… – начал Энтони, но тут собаки, почуяв зверя, отдали голос.

Глава 5

Несколько томительных минут ожидания, и лиса выбежала из укрытия. Свору тут же собрали и направили по ее следу, а участники охоты пришпорили коней. К тому времени как охотники достигли первой изгороди, мисс Ситон скакала в числе первых, хотя ее кобыла была не такой мощной, как жеребец Нимб. Однако сегодня кобыла показала себя более быстрой, чего нельзя было сказать в понедельник, когда ею правил Эмери. Теперь местность стала более ухабистой и таила в себе множество препятствий. Энтони старался держаться как можно ближе к мисс Ситон. Да, она была прекрасной наездницей, но в ее жизни вряд ли были гонки, похожие на эту.

Собаки протиснулись сквозь вторую изгородь, которая, как вскоре выяснилось, оказалась так называемым «двойным барьером» – сразу за ней находилась канава. Когда лидеры гонки пришли в себя от неизбежного падения, раздались предостерегающие крики, и охотники рассеялись по полю в поисках окольного пути.

Мисс Ситон приостановилась лишь на мгновение, прежде чем направить кобылу прямо на изгородь. У Энтони дыхание перехватило от страха. В прошлом он успешно брал этот барьер, но…

Кобыла взвилась в воздух, словно на крыльях, пролетела над изгородью, легко опустилась на дальней стороне канавы и, не останавливаясь, помчалась дальше. Возгласы изумления сменились ободряющим улюлюканьем. Кое-кто из охотников, разыскивающих объездной путь, тоже направил своих коней на изгородь, не желая отставать от женщины.

Энтони первым последовал за мисс Ситон. Фаро приземлился достаточно тяжело, но не оступился и не сбросил седока. Оглянувшись, Энтони увидел, что только один из тех всадников, что отважились скакать через изгородь, успешно продолжал гонку. Остальные свалились на землю, так как их кони споткнулись.

Молодой человек остановился на мгновение, чтобы убедиться, что никто из всадников или их коней не ранен, а потом пустил Фаро в галоп вслед за мисс Ситон. Поравнявшись с девушкой, Энтони крикнул:

– Мои поздравления. Хотя вам не стоило так пугать меня… нас.

Девушка улыбнулась из-под развевающейся на ветру вуали.

– Корица может прыгать удивительно далеко. Дальше, чем все известные мне лошади. Вижу, вашему Фаро это тоже не составило большого труда.

– Мы много тренировались, – ответил Энтони. Похвала девушки была весьма лестной, да и соблазн произвести на нее впечатление был велик, однако он не мог не признаться:

– Я много лет езжу по этой местности и не раз брал это препятствие. Хотя, должен признаться, в первый раз мне не повезло.

Мисс Ситон рассмеялась и понеслась дальше. Они с Энтони возглавляли теперь кавалькаду.

Спустя несколько минут, наполненных лишь свистом ветра в ушах, стуком копыт и поскрипыванием седел, Энтони крикнул:

– Где вы научились так здорово ездить верхом?

Он уже слышал рассказ Поррингтона, но захотел услышать версию мисс Ситон.

Девушка обернулась:

– Мои родители обожали лошадей и были великолепными наездниками, поэтому я с детства оказалась в седле. Отец говорит, что я научилась ездить верхом раньше, чем ходить.

Энтони улыбнулся:

– Мой дед Олден говорил то же самое обо мне. Это он пробудил во мне интерес к охоте, когда я был еще мальчиком.

Беседу прервала очередная изгородь, состоящая их трех жердей, которую оба с легкостью перемахнули. Но тут собаки потеряли след.

– Значит, вы охотитесь с детства? – спросила мисс Ситон, прежде чем их догнали остальные всадники. – А вы когда-нибудь встречали моего отца или мать?

Энтони прищурился, вспоминая.

– Думаю, да, хотя меня не представили им. Это было очень давно. Еще до войны. У вашей матери волосы были светлее, чем у вас? – Энтони смутно припоминал, что дед показал ему однажды поразительно красивую женщину в лиловой амазонке, очень похожей на ту, что была теперь на мисс Ситон.

– Ведь она очень долго не ездила верхом? – спросил он, когда мисс Ситон кивнула. – Если это та женщина, которую я имею в виду, тоя видел ее всего лишь раз, на одной из моих самых первых охот. Мне тогда было около четырнадцати лет.

– Моя мать умерла почти десять лет назад, – сказала мисс Ситон, и ее карие глаза подернулись печалью. – А до этого она несколько лет не выезжала на охоту. Думаю, она охотилась всего раз или два после моего рождения, присутствие на охоте леди становилось все более нежелательным. Поэтому она ездила верхом в поместье и учила меня.

Энтони кивнул:

– Что-то припоминаю.

– Мисс Ситон! – прервал его Сторми. – Теперь я понимаю, почему мистер Эмери отказался продавать эту кобылу в понедельник. Боюсь, после сегодняшней охоты у меня, увы, не хватит денег, чтобы купить ее.

К молодым людям присоединился сэр Брайан Оулни.

– Я тоже собираюсь принять участие в торгах, – объявил он. – Ведь Эмери намерен выставить ее на продажу, не так ли? – обратился он к мисс Ситон.

– Да, – подтвердила девушка. – Возможно, в субботу после Коттсмура.

Коттсмур должен был стать следующим местом охоты.

– И давно эта кобыла у вашего отца? – поинтересовался Сторми.

– Всего несколько месяцев, но я уже успела ее полюбить.

– Тогда почему?.. – начал было сэр Брайан.

Но Энтони перебил его, заметив на лице мисс Ситон смущение.

– К сожалению, бизнес не оставляет места сентиментальности, – произнес он. – Кстати, кто-нибудь видел Поррингтона после падения у изгороди? Он был по пояс в грязи.

Все засмеялись, и разговор плавно перешел к обсуждению того, как нужно падать во время охоты. Энтони бросил взгляд на мисс Ситон, которая благодарно улыбалась ему. Энтони улыбнулся в ответ, вновь потрясенный впечатлением, которое производила на него эта девушка.

К его облегчению, собаки залаяли, и Энтони отказался от попытки анализировать свои чувства. Обернувшись, он увидел, что Эмери в компании парочки таких же неудачников все еще отстает от остальных на восьмую часть мили.

Интересно, он управляет поместьем Ситона с таким же успехом? Энтони подумал, что, возможно, сегодня за ужином у него появится возможность выяснить это.

Вскоре собаки снова потеряли след, и Энтони сказал себе, что ему нет никакого дела до поместья Ситонов.

Охота закончилась вскоре после полудня, когда собаки окончательно потеряли след и так и не смогли отыскать его, несмотря на все усилия выжлятников. Тесса была ужасно рада этому, не только потому, что лисе удалось избежать печальной участи. Охота закончилась рано, а стало быть, она будет выглядеть не слишком усталой во время ужина.

Кроме того, оставалось достаточно времени на подготовку к встрече гостей. Тесса вообще не собиралась ехать сегодня на охоту, потому что дома было слишком много дел – ведь это первый званый ужин в доме Ситонов за много лет. Но отец настоял, чтобы всю работу сделали слуги. Тесса все еще колебалась, когда дядя Мерсер напомнил, как сильно они нуждаются в деньгах, которые можно выручить за Корицу. Только после этого Тесса согласилась.

Как только она направила лошадь в сторону дороги, ее нагнал лорд Энтони.

– Я понимаю, что вы очень торопитесь домой, потому что все мы сегодня вечером нагрянем к вам в гости, – произнес он, словно прочитав ее мысли. – Ноя хотел бы еще раз выразить свое восхищение вашей ездой. Надеюсь, мы увидим вас еще много раз в этом сезоне.

Тесса улыбнулась, вдруг осознав, что с нетерпением ждет предстоящего ужина, хотя тревога за отца не покидала ее.

– Спасибо, милорд, но, думаю, все будет зависеть от моего отца. Должна признаться, что участие в охоте доставляет мне немало удовольствия, так что надеюсь, отец позволит мне поохотиться еще.

– Возможно, нам удастся убедить его в этом за ужином, – произнес Энтони с улыбкой.

К ним направлялись лорд Рашфорд, сэр Чарлз Сторм, мистер Терпин и лорд Киллерби.

Тесса хотела было предостеречь лорда Энтони и его друзей от разговора с отцом, но потом решила пустить все на самотек. Лорд Энтони достаточно проницателен и не может не понимать, что силы ее отца на исходе. В противном случае она вежливо попросит гостей удалиться.

– Итак, до вечера, джентльмены, – произнесла девушка и направила лошадь к мистеру Эмери, ждавшему ее на старом гнедом Громе.

– Постарайся не слишком часто общаться с этими джентльменами, – предостерег он ее. – Твоему отцу это не понравилось бы. Большинству из них просто нужна любовница.

Тесса, ожидавшая похвалы, резко ответила:

– Мой отец пригласил этих джентльменов на ужин, так что не вам судить, насколько часто и близко я с ними общаюсь. Я не сделала и не сказала ничего неблагопристойного.

Однако за свои мысли Тесса поручиться не могла. Не раз за сегодняшний день она внутренне восхищалась статью лорда Энтони и его мастерством наездника. Воображение рисовало ей такие картины, которые никак нельзя было назвать пристойными.

– Не стоит со мной препираться, Тесса, – ответил дядя. – Я предупредил тебя для твоего же блага. Не забывай, что сэр Джордж поручил мне защищать тебя от притязаний незнакомых джентльменов.

Тесса с трудом подавила улыбку, представив, как дядя Мерсер пытается защитить ее от атлетически сложенного лорда Энтони или одного из его друзей.

– Ни один джентльмен не позволил себе ничего непристойного по отношению ко мне.

– Рад это слышать. Кстати, ты прекрасно показала себя сегодня. Так что мы сможем выручить за Корицу пять сотен, а то и больше.

Несмотря на то, что сумма была завышенной, Тесса кивнула:

– Хорошо. Нам нужны деньги. Рабочие, ремонтирующие западное крыло дома, нашли еще несколько неполадок.

Вернувшись в Уитстоун, Тесса первым делом направилась на кухню, чтобы проверить, как идут приготовления к ужину, а затем поднялась к отцу. На столе перед ним стоял графин с вином и в беспорядке лежали бумаги. Похоже, сэр Джордж дремал.

– Папа? – тихо позвала Тесса.

– Тесса, это ты? Уже вернулась? Должно быть, заезд оказался не слишком долгим.

– Да, лиса ускользнула от собак, однако мы успели насладиться гонкой по полям. Как ты себя чувствуешь? Выглядишь усталым. – Теса поправила плед на его плечах и подоткнула его под спину.

– Да, я немного устал. Почти не спал прошлой ночью. Я возлагаю большие надежды на предстоящий ужин.

– Умоляю тебя, не волнуйся. Уверена, все будет хорошо. Главное, чтобы гости не утомили тебя. Я не позволю им слишком долго задерживаться.

Сэр Джордж нахмурился:

– Оскорбительно просить их уехать прежде, чем они сами того захотят. Ты будешь вежлива независимо от того, как долго они пробудут у нас.

– Конечно, конечно, – поспешно заверила Тесса отца. – Я буду сама пристойность.

Сэр Джордж расслабился.

– Я никогда в этом не сомневался, моя дорогая. А теперь иди к себе и готовься к ужину. Прими ванну, надень самое красивое платье, пусть служанка уложит тебе волосы. Гости прибудут уже через несколько часов, а насколько я помню, леди требуется некоторое время, чтобы привести себя в порядок. – Сэр Джордж улыбнулся.

Тесса вовсе не собиралась очаровывать лорда Энтони или кого-либо из его друзей, но не хотела расстраивать отца.

– Хорошо, папа. Почему бы тебе не поспать немного, тогда ты будешь выглядеть свежим и отдохнувшим.

Запечатлев поцелуй на лбу отца, Тесса пошла поговорить с экономкой и слугами. Дядя Мерсер постепенно уволил большую их часть, мотивируя это тем, что они не могут себе позволить платить им жалованье. В результате в поместье остались только миссис Биллз, исполняющая обязанности экономки и повара, две служанки, одна из них исполняла обязанности камеристки Тессы, если не была занята домашним хозяйством, парень, одновременно слуга и лакей, и старый Гриффит – в одном лице слуга отца и дворецкий.

Тесса всех загрузила работой, в основном на кухне, после чего направилась в свою комнату готовиться к предстоящему суровому испытанию.

Посовещавшись, что лучше надеть – вечерние наряды или же охотничьи костюмы, – Энтони и его друзья остановились на последнем варианте.

– Сэр Джордж дал ясно понять, что хочет поговорить об охоте, так что охотничьи костюмы придутся как нельзя кстати, – сказал Энтони. Это был веский аргумент, и остальные с ним согласились.

Друзья были приглашены к шести часам вечера и, когда въехали на аллею, ведущую к поместью Уитстоун, уже сгущались обычные для начала ноября сумерки. Нижние этажи дома были ярко освещены, в нескольких окнах верхнего этажа мерцал тусклый свет, а оба крыла были погружены во тьму.

Когда кавалькада приблизилась, из дома вышли два грума, совсем юные.

– Спасибо, милорд! – поблагодарил молодой человек, когда Энтони протянул ему шиллинг. Радость на лице говорила о том, что он не привык получать чаевые.

Старый дворецкий, на этот раз более любезный, пригласил гостей в дом и провел вверх по лестнице в роскошно обставленную гостиную. Сэр Джордж, выехавший вперед на своем кресле, приветствовал гостей.

– Добро пожаловать, джентльмены, добро пожаловать! – воскликнул он. – Мы очень ждали вашего приезда и надеемся, что ужин с нами доставит вам удовольствие. Проходите и присаживайтесь, прошу вас. Перед ужином мы можем выпить и поговорить.

Друзья наполнили бокалы и расположились кто на диване, кто в кресле. Энтони внимательно рассматривал гостиную, раздумывая над тем, не ошибся ли он, полагая, что поместье приходит в упадок. Ничто в этой комнате нельзя было назвать полинявшим, обветшалым или много раз ремонтированным.

– Мисс Ситон будет ужинать с нами? – поинтересовался Киллер, усаживаясь возле потрескивающего камина.

– Конечно. Она присоединится к нам с минуты на минуту, – ответил сэр Джордж, широко улыбаясь. – Моя Тесса произвела на вас впечатление? Она великолепная наездница. Такая же, как ее мать.

– Она вызвала восхищение сначала в Куорне, а теперь и в Пичли, – сообщил Раш.

Улыбка сэра Джорджа слегка померкла.

– Надеюсь, она вела себя скромно? Как и подобает леди? – Он осушил бокал и снова протянул дворецкому.

– Она не сделала ничего непристойного, – поспешил заверить сэра Джорджа Энтони. – Неудивительно, что женщина, приехавшая на охоту, привлекла к себе внимание – ведь это такая редкость в наши дни – тем более такая искусная наездница. Насколько я заметил, она берет препятствия лучше, чем девять десятых всех присутствовавших на охоте мужчин. Вы с полным правом можете гордиться ею.

Лицо сэра Джорджа просветлело.

– А вот и ты, моя дорогая. Присоединяйся к нам. Вы все знаете Тессу. Или мне следует говорить мисс Ситон?

Мужчины тут же вскочили, а Энтони подумал, что; судя по яркому румянцу на ее щеках, она слышала почти все, что он сказал.

На Тессе было вечернее платье из бледно-розового шелка, с низким вырезом, перехваченное под грудью широкой лентой более насыщенного цвета. Лицо у нее после проведенных на свежем воздухе двух дней не было бледным, как того требовала мода, зато кожа на плечах и груди была кремовой, как у настоящей лондонской дебютантки. Энтони с трудом поборол желание подойти к ней, дотронуться до гладкой щеки, коснуться шелковистых волос, впадинки на…

– Позвольте выразить вам свое восхищение, мисс Ситон, – произнес он вслух, прогнав непристойные мысли. Раздались одобрительные возгласы его друзей.

Краска заливала теперь не только лицо девушки, но и ее грудь, и ложбинку на ней, от которой Энтони не мог отвести глаз.

– Благодарю вас, – пробормотала мисс Ситон, явно смущенная.

– Тебе не холодно, папа? – Тесса пригладила складку на его шарфе. – Хочешь, укрою тебя пледом?

– Нет, нет, со мной все в порядке, – ответил сэр Джордж. – Не беспокойся. Присядь, и мы поговорим об охоте, пока не подали ужин. Значит, лисице сегодня повезло? – Сэр Джордж улыбнулся.

Мисс Ситон с неохотой отошла от него и села рядом на стул.

Энтони же принялся подробно рассказывать об утренней охоте, а друзья время от времени дополняли его. Сэр Джордж заметно оживился, когда Энтони заговорил о старых охотниках, с которыми ему когда-либо приходилось встречаться.

Энтони заметил, что мисс Ситон не произнесла ни слова. Она то и дело бросала на отца встревоженные взгляды, хотя причин для беспокойства не было. Об этом же говорил и румянец на щеках сэра Джорджа, и его нетронутый стакан, и исчезнувшая с глаз пелена.

Вскоре объявили, что ужин подан, и вся компания переместилась в столовую, расположенную по соседству. Мисс Ситон предпочла идти рядом с отцом, хотя его выразительные взгляды и кивки говорили о том, что ей было бы лучше взять под руку одного из джентльменов. Однако за столом ей все же пришлось сесть напротив отца, а пятеро гостей и мистер Эмери расселись по обе стороны стола. Энтони был не единственным, кто захотел сесть рядом с Тессой, но после недолгих препирательств ему все же удалось занять место справа от нее, в то время как Киллер уселся слева. Раш и Тор расположились рядом с сэром Джорджем, Сторми – между Киллером и Рашем, мистер Эмери – между Энтони и Тором. Такое соседство вполне устраивало Энтони, потому что он хотел как можно больше узнать о мистере Эмери.

Когда подали суп, он повернулся к своему соседу и произнес:

– Должно быть, управление таким большим поместьем, как Уитстоун, и конюшнями отнимает у вас все время? Тем более очень мило с вашей стороны сопровождать мисс Ситон на охоту и поужинать с нами сегодня.

М истер Эмери оглядел сидящих за столом, а потом воззрился на Энтони.

– Я мог бы время от времени перепоручать свои обязанности кому-нибудь другому, но стараюсь не пренебрегать интересами семьи – или общества – ради бизнеса.

– Кстати, о поместье, Мерсер, я, кажется, Слышал, что в западном крыле ведутся какие-то работы? – Поинтересовался сэр Джордж с противоположного конца стола. – Что?..

– Просто решили покрасить кое-что, папа, – откликнулась мисс Ситон, прежде чем дядя успел ответить. – Это была моя идея.

Сэр Джордж кивнул:

– Это правильно. Так же как и то, что вы решили прочистить дымоходы. Однажды ты станешь прекрасной хозяйкой этого дома, Тесса. – Он подмигнул ей и улыбнулся собравшимся за столом.

Вспомнив о просевшей крыше и покосившейся трубе, Энтони удивленно поднял брови, но промолчал и сменил тему, чтобы как-то отвлечь внимание гостей от Тессы, которую слова отца привели в замешательство.

– Сэр Джордж, вы, случайно, не знали моего двоюродного деда Олдена Троубриджа? Он, конечно, старше вас, но в свое время был заядлым охотником.

– Троубридж? Ну, конечно же, знал! – воскликнул сэр Джордж. – Он брал все препятствия даже в свои шестьдесят. Он ваш дядя?

Энтони кивнул:

– Со стороны матери. Он оставил мне в наследство охотничий домик Айви-Лодж, и теперь там располагается клуб «Одд сок».

– Значит, вы все члены этого клуба? Он был создан за год или два до моего ранения. Это известие буквально потрясло «Олд-клуб». Но мне кажется, им необходима была встряска, да и конкуренция тоже. Некоторые члены клуба возомнили о себе невесть что, стали пренебрежительно относиться к другим охотникам.

– Точно, – подтвердил Сторми. – Нам не нравилось, как велись дела в «Олд-клубе», и мы основали свой собственный. Все мы являемся его основателями.

К облегчению Энтони, тактичный Сторми умолчал о неприятном инциденте, повлекшем за собой основание «Одд сок». Киллер был увлечен своей покупкой, поэтому пока Сторми и Раш рассказывали сэру Джорджу о своем охотничьем клубе, Энтони вновь повернулся к мистеру Эмери, хотя его вопрос был скорее адресован мисс Ситон.

– Конь, которого купил лорд Киллерби… Не подскажете, как с ним следует обращаться? Кажется, ему не по душе смена хозяина.

– Я… э… – нерешительно начал мистер Эмери, бросив взгляд на племянницу, которая тут же ответила за него, как и надеялся Энтони. Она слишком долго хранила молчание.

– Нимба кастрировали довольно поздно, – произнесла девушка. – Поэтому он до сих пор ведет себя как полноценный жеребец. Поэтому не терпит общества других лошадей, особенно жеребцов. Я бы порекомендовала ставить его в стойло рядом с кобылой и по возможности держать подальше от других лошадей до тех пор, пока он не привыкнет к новому окружению.

И вновь Энтони поразили ум этой девушки, ее интуиция в отношении лошадей и ее красота.

– Что-нибудь еще? – спросил он, залюбовавшись девушкой.

– Он довольно большой, но чтобы управлять им, не нужна грубая сила. Нежность и доверие дадут лучшие результаты. – Она бросила многозначительный взгляд на дядю.

Интересно, подумал Энтони, были ее слова обращены к мистеру Эмери или его отсутствующему сыну? И почему вспыльчивый младший Эмери не присоединился к гостям за ужином? Ведь он – член семьи. Тут в разговор вступил Киллер.

– Благодарю вас; мисс Ситон, – поблагодарил он. – Именно это я и сказал своим друзьям. Вы с легкостью управляли Нимбом, хотя и меньше меня ростом. Но друзья считают мой маленький рост недостатком.

Тесса улыбнулась Киллеру, и Энтони ощутил укол ревности.

– Поверьте, лорд Киллерби, почти все мужчины считают, что быть женщиной – еще больший недостаток. Но все мы обладаем силой и талантами: Нужно только обнаружить их и развить.

Бросив взгляд на сэра Джорджа, увлеченного беседой с двумя другими гостями, Энтони наклонился к мисс Ситон.

– А когда мы лишаемся одной способности, начинают развиваться другие, разве нет? У вашего отца острый ум.

Явно пораженная сказанным, Тесса нахмурилась:

– Конечно. Он использует его для написания мемуаров. Те отрывки, что я прочитала, весьма недурны.

– И он занимается только этим? А как же поместье? Конюшни?

Тесса опустила глаза, на ее лице отразилась тревога.

– Я не хочу волновать его, – понизив голос, произнесла девушка. – Его сердце…

– … похоже, находится в таком же напряжении, как и ум, – тихо, в тон Тессе, сказал Энтони. – Мне кажется, ваша чрезмерная опека только вредит сэру Джорджу.

Девушка снова покраснела, но на сей раз от гнева.

– Вы забываетесь, милорд. Полагаю, это вас не касается.

– Возможно, – ответил Энтони, пожав плечами. – Но мне нравится сэр Джордж, и я хотел бы видеть его счастливым, таким, как сегодня. А что вы скажете, сэр? – обратился он к мистеру Эмери, который изо всех сил делал вид, будто разговор его совершенно не интересует. – Вы бы не хотели, чтобы сэр Джордж принимал участие в управлении поместьем? Это облегчило бы вашу ношу.

Мистер Эмери заморгал, а потом нахмурился:

– Боюсь, мисс Ситон права, милорд. Сэру Джорджу это не под силу. У него слабое сердце. Он быстро устает и впадает в меланхолию, вспоминая о прошлом. – Голос Эмери понизился до шепота. – Да и ум у него не всегда такой острый, как вам показалось сегодня.

Энтони подозревал, что подобное состояние сэра Джорджа можно объяснить скукой и частыми возлияниями, но не высказал этого вслух, не желая сердить мисс Ситон.

– Стало быть, вы единолично управляете поместьем? – спросил он, чтобы расставить все точки над i. – Сэр Джордж в этом не принимает никакого участия?

– Я время от времени советуюсь с мисс Ситон, которой, как вы понимаете, небезразличны судьба поместья и интересы ее отца, – сквозь зубы процедил Эмери.

– Совершенно верно, – подал голос Киллер с противоположного конца стола. – Не стоит тебе так опекать сэра Джорджа, как ты пытаешься опекать меня, Энтони. Предоставь это мисс Ситон.

Глава 6

Тесса судорожно сглотнула, бросив быстрый взгляд на оживленное лицо отца. Нет, он явно не слышал слов лорда Киллерби. То, что он сказал, неправда. Она не опекает отца! Она просто заботится о нем – ведь это ее прямая обязанность, как единственной дочери.

За шесть лет она ни на секунду не усомнилась в том, что поступает правильно, освобождая его от забот и волнений. Отца, казалось, это вполне устраивало. Он был уверен, что поместье процветает, как и прежде, а конюшни являются гордостью центральных графств. Разве будет лучше, если она вдруг развеет эти иллюзии?

Тесса поднялась.

– С вашего позволения, господа, я удалюсь в гостиную, так что вы сможете выкурить по сигаре, выпить бренди, – в общем, сделать все, чего не можете себе позволить при даме.

Гости вскочили на ноги, явно застигнутые врасплох. И неудивительно, ведь десерт еще не подавали. Но Тесса хотела побыстрее избавиться от соседства лорда Энтони. Присев в реверансе, девушка покинула столовую.

Что было такого в этом мужчине, что заставляло ее пересматривать каждый аспект своей жизни? Это выбивало Тессу из колеи, и она гнала прочь неприятные мысли. В том числе и о лорде Энтони. С каким удовольствием она отправилась бы сейчас наверх, в свою спальню. Но девушка знала, что отец будет огорчен. Вздохнув, она вошла в гостиную.

– Ну что, закончила развлекать этих щеголей, которых дядя Джордж пригласил поухаживать за тобой? – язвительно поинтересовался Гарольд, и Тесса тотчас же пожалела о том, что покинула столовую.

– Они не ухаживают за мной, а говорят о лошадях и охоте, – раздраженно ответила Тесса, опустившись в кресло. – Надеюсь, они не слишком утомят отца.

Молодой человек фыркнул.

– Хочешь сказать, что эти франты не отпускали комплиментов в твой адрес? Возможно, мне все же стоило прийти на ужин – не важно, есть у меня для этого подходящая одежда или нет – и удостовериться, что они не наговорили лишнего.

Тесса заметила, что в последние несколько месяцев Гарольд стал относиться к ней как к своей собственности, и решила положить этому конец.

– Можешь не сомневаться, Гарольд, отец вполне способен защитить меня от нежелательных ухаживаний. К тому же я могу сама за себя постоять. Так что тебя это не касается.

– Напрасно ты так думаешь. – Он пересек комнату и, встав рядом с Тессой, дотронулся до ее обнаженного плеча. – Раньше ты бегала за мной, как собачонка, Тесса. Боготворила меня. Думаешь, я не замечал?

Девушка отстранилась так, что рука Гарольда соскользнула с ее плеча.

– Я была несмышленым ребенком. Теперь все изменилось.

Гарольд усмехнулся:

– Думаешь, я слишком плох для тебя? Знай все эти богатые джентльмены и лорды, что твой дед тренировал лошадей, их намерения не были бы столь благородными.

– Как я уже говорила тебе, они приехали в гости к папе, а не ко мне. Кроме того, я не скрываю своего происхождения, так что шантажировать меня тебе не удастся.

– Значит, они все знают? – Гарольд кивнул. – Теперь все ясно. Дело в том, что твой драгоценный лорд Энтони каждый год меняет любовниц и, как правило, каждой дарит лошадь. Тебе бы это понравилось, не так ли?

Тесса бросила взгляд на злобное лицо брата.

– У тебя здесь прекрасная работа, Гарольд, так что вряд ли ты станешь рисковать своим местом тренера.

Молодой человек рассмеялся:

– Кого ты пытаешься обмануть? Дядя Джордж всегда делает то, что говорит ему мой отец. А отец вовсе не собирается меня увольнять. Особенно теперь, когда мы получили весьма неплохие деньги за тех лошадей, которых тренировал я.

– Да ты… – начала было Тесса вне себя от изумления и гнева. Неужели он думает, что имеет к этому какое-то отношение? Очевидно, да. – У меня тоже есть определенное влияние на отца, Гарольд, даже большее, чем у дяди Мерсера.

Гарольд склонился над ней, и Тесса внезапно осознала, какой вид открывается ему сверху – вырез платья был довольно низким.

– Мы все одна семья, Тесса. Не стоит спорить о том, чье влияние сильнее, и не стоит тебе вести себя так по-хозяйски. Я ведь не говорил, что собираюсь рассказать кому-нибудь о нашем деде, так что давай останемся друзьями.

Он положил руку на плечо Тессы, а потом скользнул ниже, к ее ключице. Тесса увернулась и поднялась с кресла.

– Перестань, Гарольд. Мы всего лишь кузены, ими и останемся. – Произнеся эти слова вслух, Тесса испытала огромное облегчение.

Гарольд удивленно заморгал. Уже лет десять она обращалась с ним вежливо, но сдержанно, давая понять, что они только кузены, не больше. Вспомнив обрывок разговора, который ей удалось услышать в конюшне на прошлой неделе, Тесса задумалась над тем, что же говорил сыну дядя Мерсер.

– Мне жаль, Гарольд, но…

Внезапно лицо Гарольда приобрело злобное выражение, и он подошел ближе.

– О да, ты еще пожалеешь, не сомневайся. Я…

– Какие-то проблемы, мисс Ситон? – В дверях стоял лорд Энтони.

Тесса обернулась с чувством облегчения.

– Нет, милорд. Мы с кузеном обсуждали методы тренировки лошадей.

Как и в свой первый приезд, лорд Энтони задумчиво оглядел Гарольда с головы до ног.

– Понимаю, – произнес он, хотя по его тону было ясно, что объяснение Тессы его не устроило. Затем он обратился к Гарольду: – Я видел, насколько искусная наездница ваша сестра, поэтому рекомендовал бы вам прислушиваться к ее советам, Эмери.

Гарольд нахмурился, приготовившись вступить в спор, но шум возвестил о прибытии остальных гостей.

Почему она ощутила облегчение, когда он вошел? Гарольд никогда не причинил бы ей вреда, хотя и пытался запугать. Тессе, к ее досаде, так и не удалось положить конец разногласиям с братом, и теперь неизвестно, когда снова представится такая возможность.

Сэр Джордж и остальные гости появились в гостиной, увлеченные обсуждением самых ярких охот прошлых сезонов. Теса испытующе посмотрела на отца, въезжающего в комнату, опасаясь увидеть на его лице признаки утомления, но он выглядел оживленным и счастливым или просто делал вид. Но если даже он не кривил душой, то после отъезда гостей наверняка поймет, как вымотал его этот вечер.

– Папа, – позвала девушка, когда сэр Джордж на мгновение замолчал, – иди к камину. Здесь тебе будет удобнее.

На мгновение оживление исчезло с его лица, и Тесса решила, что он последует ее совету, но сэр Джордж покачал головой:

– Вздор. В комнате достаточно тепло. Вообще-то я хотел предложить сыграть в вист, у нас как раз достаточно игроков для двух столов. Я уже целую вечность не брал в руки карт, а ты знаешь, как я это люблю.

Он обвел взглядом комнату, считая присутствующих.

– А, Гарольд. Я вижу, ты все-таки решил к нам присоединиться. Джентльмены, большинству из вас знаком мой племянник Гарольд Эмери, который проделал такую отличную работу с лошадьми.

Тесса дождалась, пока мужчины обменяются любезностями, и произнесла:

– Папа, уверена, у джентльменов есть и другие дела. Если они станут играть, могут засидеться за полночь!

– Ну что вы, мисс Ситон, – запротестовал сэр Чарлз. – Думаю, я выражу общее мнение, если скажу, что мы будем рады сыграть с сэром Джорджем партию или две в роббер.

Раздались одобрительные возгласы, и сердце Тессы упало. Ее отец и впрямь очень любил играть в карты. В течение первого года после его ранения Гарольд и дядя Мерсер вынуждены были садиться с ним за карточный стол, хотя оба были не сильны в висте. Но в последнее время сэр Джордж слишком уставал и выглядел замкнутым по вечерам, поэтому даже не предлагал играть.

– Итак, нас девять человек. Значит, за одним столом двое из нас могут играть по очереди или вместе, – сказал лорд Рашфорд.

Однако Мерсер Эмери уже направлялся к дверям со словами:

– В этом нет необходимости, потому что я не могу остаться. Я и так бездельничал весь вечер. А ты, Гарольд, останься, – добавил он, когда сын хотел отправиться следом.

– Прекрасно. Тогда нас как раз восемь! – воскликнул сэр Джордж, жестом приказывая Гриффиту и молодому Джонасу, выполнявшим роль лакеев, накрыть столы. Спустя несколько минут вся компания принялась за игру.

К неудовольствию Тессы, сэр Джордж настоял, чтобы они играли за разными столами, и теперь девушка была лишена возможности присматривать за ним. Более того, вынуждена была терпеть рядом лорда Энтони и Гарольда. Мистер Терпин оказался четвертым в их компании.

Энтони же вполне устраивало такое разделение, потому что давало ему возможность больше узнать об этой чрезвычайно интересной и загадочной семье.

– Как давно вы работаете тренером у сэра Джорджа? – поинтересовался он у молодого Эмери, когда началась первая партия.

Гарольд подозрительно посмотрел на него, прежде чем ответить, еще больше укрепив мнение Энтони о том, что за ним нужно присматривать.

– Немногим более двух лет, – ответил Гарольд. – Я занялся этим, когда мой… когда умер старый тренер. – Он бросил взгляд на мисс Ситон и отвел глаза.

Вспомнив слова Поррингтона, Энтони понял, что хотел сказать Эмери.

– Насколько я понимаю, ваш отец следит за вашей деятельностью? – снова спросил Энтони.

Молодой человек пожал плечами.

– Он присматривает за всем поместьем, однако в том, что касается лошадей, полностью полагается на меня.

– Вы поедете на охоту в этом сезоне, мистер Эмери? – спросил Тор, раскладывая карты веером.

Эмери покачал головой:

– У меня нет времени на подобные глупости. Слишком много дел в конюшнях.

Энтони подумал, что молодой человек чувствует себя крайне неуютно, но почему? Из-за своего грубого ответа или потому, что хотел избежать разговора об охоте?

Все углубились в игру, однако после нескольких взяток Энтони возобновил беседу.

– Сэр Джордж был страстным охотником и до сих пор интересуется охотой. Удивительно, что он так и не изыскал способа поучаствовать в ней, – обратился Энтони к мисс Ситон.

Тесса нахмурилась и пропустила свой ход, но, заметив это, извинилась и сказала:

– Ради Бога, не пытайтесь внушить подобную идею моему отцу, милорд. Боюсь, даже этот вечер может подорвать его здоровье.

– Хотите сказать, что он вообще не выходит из дома?

Девушка покачала головой.

– С тех самых пор, как произошел несчастный случай. Он просто не в состоянии. Лестница и то является для него серьезным препятствием.

Препятствие, из которого Тесса научилась извлекать выгоду, подумал Энтони, вспомнив нищету первого этажа, чего нельзя было сказать о втором.

– Разве в крыльях дома нет пандусов, ведущих на нижний этаж? – спросил Энтони.

– Вообще-то есть, – ответила Тесса с неподдельным удивлением. – И в западном крыле, и в восточном. А почему вы спрашиваете?

Пожав плечами, Энтони одарил девушку обезоруживающей улыбкой.

– Мне просто любопытно, насколько ограничен теперь мир сэра Джорджа. Должно быть, мужчине, некогда ведущему активный образ жизни, трудно существовать в ограниченном пространстве.

– О, он так много читает, наш сэр Джордж, – весело вставил Гарольд Эмери, заметив, что сестра медлит с ответом. – Он вполне счастлив среди своих книг и бумаг, не правда ли, Тесса?

Улыбка девушки показалась Энтони несколько натянутой.

– Да. Да, действительно. Боюсь, мы проиграли эту партию, мистер Терпин, – произнесла Тесса, забирая взятку. – Постараюсь быть более внимательной в следующей.

– Роббер наш, – провозгласила она через час. Тесса стала более внимательно относиться к игре, поскольку Энтони больше не поднимал болезненных для нее тем.

Энтони вовсе не был уверен, что его мастерство хоть как-то компенсирует отвратительную игру Гарольда Эмери. Но коль скоро они играли на очки, а не на деньги, он подавил свое недовольство партнером и теперь наблюдал за игрой очаровательной мисс Ситон и внимательно прислушивался к беседе за столом.

Напряженность в отношениях Гарольда Эмери и мисс Ситон не имела ничего общего с различными подходами к обучению лошадей. Энтони догадался об этом, когда стал свидетелем их перепалки в гостиной. Он был почти уверен, что молодой Эмери угрожал сестре.

И Энтони решил разузнать, как именно обстояло дело. Спустя мгновение игроки за соседним столом тоже завершили партию, и хотя сэр Джордж предложил сыграть еще, Энтони уловил в его голосе легкую усталость.

– Вы так добры, сэр, но мне кажется, мы слишком злоупотребляем вашим гостеприимством, – произнес Энтони. А когда хозяин запротестовал, добавил: – Не забывайте, вашей дочери нужно рано встать, чтобы подготовиться к охоте, а потом провести в седле несколько часов. Так что ей пора отдыхать.

Полный благодарности взгляд мисс Ситон почти компенсировал необходимость покидать ее так рано.

– О, я совершенно забыл об этом, – произнес сэр Джордж. – Тесса, дорогая, ты устала?

– Немного, папа. День выдался нелегкий.

Эти слова решили дело. Гости поднялись и стали благодарить за прекрасный вечер.

– Возможно, клуб «Одд сок» ответит вам любезностью на любезность и пригласит вас на ужин в Айви-Лодж, сэр Джордж, – сказал Сторми.

Сэр Джордж призадумался.

– Я был бы рад, но как это сделать? – Он с раздражением посмотрел на свое инвалидное кресло. – Пожалуй, проще снова пригласить всех вас сюда.

– Эти парни с легкостью вынесут вас из дома и посадят в экипаж, если вы вдруг надумаете посетить нас, – заверил сэра Джорджа Киллер. – Мы с удовольствием покажем вам свой клуб, да, Энтони?

Разрываемый стремлением помочь сэру Джорджу и нежеланием расстраивать мисс Ситон, Энтони осторожно кивнул.

– Уверен, это можно устроить, если вы пожелаете, и если мисс Ситон сочтет это разумным. Я и вас пригласил бы, мисс Ситон, но Айви-Лодж – пристанище холостяков.

– Понимаю, – натянуто произнесла девушка, не сводя глаз с отца. – А теперь позвольте вас проводить.

Она не сомневалась, что как только гости уедут, сэр Джордж оставит эту идею, но Энтони так не думал. Он дождался, пока друзья попрощаются с хозяйкой, чтобы перекинуться с ней парой слов.

– Мне жаль, если наш визит утомил вашего отца, – пробормотал он, склонившись над рукой девушки. – Но вы должны понять, что этот вечер пошел ему на пользу.

Девушка подняла на лорда Энтони свои большие, полные тревоги глаза.

– Хотелось бы, чтобы вы оказались правы, но, боюсь, он переоценил свои силы.

Легонько сжав руку девушки, Энтони долго смотрел на нее. Она должна понять, что он желает только добра ей и ее отцу.

Глаза Тессы расширились, а пальцы слегка задрожали, прежде чем она поспешно убрала руку.

– Не стоит недооценивать вашего отца, мисс Ситон, – произнес он, когда Тесса уже хотела уйти. – Ему под силу многое, о чем вы и не подозреваете, и пусть он тоже в это поверит.

Девушка отступила на шаг, ее карие глаза гневно сверкнули.

– Мне кажется, я знаю своего отца лучше, чем вы, милорд. Вы провели в его обществе всего один вечер. Несмотря на кажущуюся бодрость, завтра утром он будет не в состоянии подняться с постели, и ухаживать за ним придется мне. Прошу вас и ваших друзей больше не приезжать к нам и не вселять в него надежд, которым не суждено сбыться. Это только повредит его здоровью.

Она повернулась и направилась наверх. Энтони не оставалось ничего другого, как присоединиться к ожидающим его друзьям. И все же он был уверен, что ее еще можно переубедить.


Тесса с огромным облегчением услышала стук закрывающейся двери, хотя ее гнев, вызванный прощальными словами лорда Энтони, еще не остыл. Кем он себя возомнил? Как может обвинять ее в том, что ее заботы вредят отцу? Он не видел сэра Джорджа, когда тот часами смотрел в окно, не произнося ни слова. Не представлял, каким напряженным был для ее отца вечер в обществе посторонних людей после стольких лет уединения.

– Гости уехали, дорогая? – спросил сэр Джордж, когда Тесса поднялась на второй этаж. Неужели она услышала в его голосе сожаление, или это всего лишь усталость?

– Да, папа, наконец-то уехали. Давай я позову Гриффита. Тебе давно пора быть в постели. Где Гарольд?

– Думаю, пошел поговорить с Мерсером, – ответил сэр Джордж. – Итак, Тесса, что ты думаешь об этих джентльменах? Прекрасные молодые люди, должен сказать, и все они, кажется, восхищены тобой и довольны вечером. В общем, я удовлетворен тем, как прошел наш первый званый ужин. А ты?

– Первый?

Не хотел же он сказать…

– Да, теперь, когда этот ужин удался на славу, надеюсь, он будет первым в череде многих. Кто знает? Возможно, скоро мы сможем устроить бал и пригласить всех соседей. Ты ни разу не выходила в свет по-настоящему.

Тесса ошеломленно смотрела на отца.

– Бал? Но я не могу себе представить… Я хочу сказать, у нас не хватит слуг, чтобы его устроить. Да и зал для танцев пустует вот уже…

– Более десяти лет, – договорил за нее сэр Джордж. – С тех самых пор, как умерла твоя мать. Я знаю. Я был эгоистичен, Тесса, а в результате ты многого лишена. Но теперь я намерен исправить ситуацию.

– Нет, папа! Ты не был эгоистичен, ты болел. А это не одно и то же. И я вовсе не чувствую себя обделенной.

Она должна переубедить его. Подобные идеи сильно подорвут здоровье отца, да и зал для танцев, расположенный в западном крыле дома, нельзя привести в надлежащий вид без внушительной суммы, которой у них нет.

– Правда, папа, у меня нет ни малейшего желания устраивать бал, – решительно заявила Тесса. – Мне кажется, я разучилась танцевать.

Сэр Джордж лишь отмахнулся.

– Ты вспомнишь. Ребенком ты великолепно танцевала, кроме того, можно нанять учителя, он даст тебе пару уроков.

В этот момент вошел Гриффит, личный слуга сэра Джорджа, и Тесса кивнула ему.

– Продолжим разговор утром, папа. А сейчас тебе пора в постель. Спокойной ночи. – Девушка поцеловала отца в лоб.

– Спокойной ночи, Тесса, спасибо за то, что была такой гостеприимной хозяйкой. Это значит для меня больше, чем ты можешь себе представить. – Он с улыбкой отпустил дочь, позволив Гриффиту увезти себя в спальню, расположенную в дальнем конце второго этажа.

Тесса некоторое время слушала, с каким восхищением отец рассказывает Гриффиту о прошедшем вечере, после чего, вздохнув, отправилась в свою комнату. Только чудом отец сможет завтра подняться с постели после такого беспокойного дня. И Тессе необходимо как следует отдохнуть, чтобы позаботиться о нем завтра.


– Ты уверен, что не хочешь поехать сегодня на охоту? – в последний раз спросил Энтони Киллера, вскакивая в седло. – Там наверняка можно будет взять гунтера напрокат. Мы спросим, когда приедем в Куорн.

Виконт покачал головой.

– Сошлюсь на то, что Гром повредил ногу, и посмотрю, как продвигаются дела у Картера с Нимбом. С момента покупки у меня еще не было возможности понаблюдать за ним.

– Только не подходи к нему слишком близко, – предостерег Сторми, натягивая перчатки и поглядывая в сторону стойла Нимба. – Он сущий дьявол. Возможно, Энтони справился бы с ним, но…

– Но не коротышка Киллер. Ты это хочешь сказать? – Киллер едва сдерживал гнев. – Рост не главное для хорошего наездника, посмотри на мисс Ситон.

– Нет-нет, конечно, нет, – поспешно ответил Сторми, взглядом ища поддержки у Энтони. – Я вовсе не хотел…

– Не бери в голову, – произнес Киллер уже более миролюбиво. – Я знаю, вы оба желаете мне только добра. И все же не стоит беспокоиться. Даже если он захочет сбросить меня, я наверняка успею спрыгнуть. – Он с довольным видом похлопал себя по животу.

Энтони засмеялся, но потом вдруг нахмурился:

– Но ты ведь не собираешься…

Киллер перебил его:

– Давайте-давайте, уезжайте, иначе опоздаете к началу охоты. Я хочу, чтобы вы все подробно мне рассказали, когда вернетесь, особенно о мисс Ситон.

Энтони понимал, что не следует говорить лишнего, тем самым, толкая его на безрассудный поступок.

– А мы, в свою очередь, жаждем услышать об успехах твоего гнедого, – сказал он, взглядом заставив Сторми молчать. Мужчины вскочили на коней и пустили их в галоп, чтобы догнать Тора и Раша, уехавших тремя минутами раньше.

– Ты ведь не думаешь, что он действительно приблизится к коню прямо сейчас? – спросил Сторми, когда друзья отъехали на достаточное расстояние.

– Надеюсь, он не станет рисковать. Хотя, возможно, Нимб изменился в лучшую сторону быстрее, чем я думаю, – ответил Энтони. – Ты же знаешь Киллера с его оптимизмом. Мы вовремя перестали над ним насмехаться.

Сторми кивнул.

– Хорошо, что ты заткнул мне рот. Бывает, что я не могу остановиться.

– Это точно, – согласился Энтони. – Вон они, поворачивают. Давай-ка пришпорим коней.

Четверо друзей – основателей клуба «Одд сок» прибыли на охоту вместе и тут же принялись высматривать в толпе лиловую амазонку.

– Мне кажется, ее здесь нет, – произнес Тор спустя несколько минут.

Энтони это не удивило, потому что накануне вечером Тесса ничего не сказала о предстоящей охоте. Оставалось лишь надеяться, что отсутствие девушки никак не связано со здоровьем сэра Джорджа.

Мистер Эштон Смит поднял рог, чтобы дать собакам и выжлятникам сигнал к началу охоты. Энтони смирился с отсутствием Тессы, хотя это разочаровало и расстроило его. Однако вскоре он сосредоточил все внимание на гонке, лишь изредка вспоминая о девушке.


Когда Тесса вернулась домой после прогулки на новом многообещающем жеребце, купленном дядей Мерсером в понедельник, на улице заметно похолодало, а воздух наполнился влагой. Ее дядя оказался прав насчет того, что после надлежащей тренировки этот конь превратится в отличного гунтера. Главное, чтобы ей дали достаточно времени поработать с ним.

Девушка как раз поднималась в свою комнату, чтобы снять старую коричневую амазонку и переодеться к ужину; когда громкий стук в дверь прервал ее размышления. Неужели она ошиблась, и конь сотворил что-то, едва лишь она ушла от него? Но ведь он казался…

– Мисс Ситон дома? – послышался возбужденный голос лорда Энтони, как только Гриффит открыл дверь.

Тесса поспешила вниз и вошла в холл как раз в тот момент, когда старый слуга, заикаясь, объяснял, что его хозяйка не принимает в данный момент посетителей.

– Все в порядке, Гриффит, – произнесла она, отпустив слугу. – Лорд Энтони, не думала, что увижу вас сегодня. Что-то случилось?

На Энтони все еще был охотничий костюм, и Тессу это удивило, ведь охота закончилась несколько часов назад. Энтони снял шляпу и поклонился, хотя лицо его оставалось напряженным.

– Надеюсь, вы чувствуете себя прекрасно, мисс Ситон, и ваш отец тоже. Мы очень утомили его вчера?

– Нет, – призналась Тесса. – К моему удивлению, он достаточно бодр. – Она умолчала о том, что ее отец весьма оживлен и весел, впервые за последние шесть лет. Даже десять. С тех самых пор, как умерла ее мать.

– Это хорошо. Если с ним все в порядке, то осмелюсь попросить вас об одолжении.

– Одолжении? – озадаченно переспросила Тесса. Лорд Энтони несколько раз ударил шляпой по бедру, словно пытался подобрать слова, прежде чем произнести их вслух.

– Киллер, – произнес он, наконец. – То есть лорд Киллерби. Пока мы были в Куорне, он уехал верхом на Нимбе. Один.

Тесса схватилась рукой за горло.

– С ним… с ним все в порядке? – спросила девушка, стараясь ничем не выдать своего страха, ведь тем самым она признала бы, что конь был ненадежен с самого начала.

– Мы не знаем, – ответил Энтони. – Ни он, ни конь не вернулись.

Глава 7

Краска отлила от лица мисс Ситон, и Энтони положил руку ей на плечо, чтобы она не упала в обморок.

– Мне жаль. Я не хотел пугать вас, – произнес он. – Но подумал, что раз вы знаете этого коня, как никто другой, возможно, поможете мне найти их.

Тесса с тяжелым вздохом кивнула:

– Да, конечно. Мне просто нужно… – она приложила руку ко лбу, – нужно предупредить отца, что я уезжаю. Подождите здесь.

И Тесса пошла наверх. Энтони чувствовал себя виноватым. Не надо было ему оставлять Киллера одного.

Он искал его битых два часа, но безуспешно, после чего и решил обратиться за помощью к мисс Ситон. В сложившейся ситуации это было вполне разумно.

– Идемте, – произнесла она. – Я послала за Корицей. Нимб чувствует себя в ее присутствии спокойнее.

– Корица. Та чалая кобыла, на которой вы были вчера? – спросил Энтони.

Девушка кивнула, и Энтони понял, почему на первой охоте Мерсер Эмери ехал на этой самой кобыле. Она, как и Тесса, действовала на норовистого Нимба успокаивающе. – Как давно уехал лорд Киллерби? – спросила Тесса, когда они вышли на крыльцо.

– Судя по словам грума, примерно в полдень, прошло уже более четырех часов. С ним наверняка что-то случилось.

Тесса коснулась рукава Энтони.

– Не будем думать о плохом. Конь мог сбросить его далеко от дома, и теперь он вынужден возвращаться пешком. А ведь на это требуется время.

– Возможно, вы правы, – согласился Энтони, одолеваемый мрачными мыслями с того самого момента, как узнал об исчезновении друга. Ее успокаивающий тон стал его раздражать, именно таким тоном она усмиряла лошадей. Но он не лошадь, и долг перед другом для него превыше всего.

– Он вообще не должен был подходить к этому животному, – резко бросил Энтони. – И не подошел бы, если бы вы не ввели его в заблуждение относительно послушания Нимба.

На какое-то мгновение в ее глазах появилась боль, тут же сменившаяся гневом.

– Лорд Киллерби взрослый мужчина, – парировала она, – он способен делать выводы и принимать решения. Кстати, я ничего не говорила ему о Нимбе. Ни хорошего, ни плохого.

– А вам и не нужно было, – возразил Энтони. – Неужели вы искренне полагаете… – Он замолчал, заметив конюха, ведущего под уздцы Корицу.

– Мистер Эмери подумал, что здесь какая-то ошибка, – произнес парень, с откровенным любопытством поглядывая на стоящих на крыльце хозяйку и гостя. – Вы ведь только что вернулись с прогулки, мисс Ситон.

Девушка кивнула:

– Да, Билли, но мне снова нужно уехать. Нимб ведь не появлялся в конюшнях?

Парень покачал головой, удивленно тараща глаза.

– А должен был?

– Не бери в голову, – ответила Тесса. – Если мистер Эмери потребует от тебя объяснений, скажешь ему, что соседи пригласили меня в гости.

– Да, мисс, – ответил конюх, подавая хозяйке поводья.

– Я сказала отцу, что буду ужинать у Хиллтопов, – обратилась Тесса к Энтони, когда конюх отошел на достаточное расстояние. – Не хочу, чтобы он волновался.

– А молодой мистер Эмери? Он не следит за вами?

Девушка пожала плечами:

– Мне показалось целесообразным сказать ему то же, что и папе, чтобы он не раскрыл правды. Кроме того… – Тесса осеклась.

– Он попытался бы остановить вас, если бы узнал, что вы едете со мной?

– Наверное, – согласилась девушка. – Они с дядей Мерсером думают, что должны защищать меня, хотя я не раз говорила им, что в состоянии позаботиться о себе сама.

Энтони подозревал, что за их вниманием скрывалось нечто большее, чем забота о благополучии Тессы, но промолчал.

– Ну что, едем? – спросил он, вспомнив о цели своего визита.

Кивнув, Тесса села в седло и расправила подол поношенной коричневой амазонки.

– Хорошо, что папа не видел меня, когда я поднималась наверх, – произнесла она, – иначе ни за что не поверил бы, что я собралась на ужин. Он был очень доволен, что я приглашена в гости, и не стал вдаваться в подробности.

Когда лошади пустились в галоп по аллее, Энтони осторожно поинтересовался:

– Вы часто обманываете отца, мисс Ситон?

– Конечно, нет! – воскликнула девушка и добавила: – Делаю это исключительно из добрых побуждений. Не хочу его волновать.

– Очевидно, честность не является одной из ваших… э… добродетелей. – Он всегда высоко ценил честность.

– Не слишком любезно с вашей стороны говорить мне подобные вещи. Вы ведь меня едва знаете.

Когда они свернули в сторону Айви-Лодж, поднялся туман.

– Вы часто выезжаете верхом в мужской одежде и не хотите, чтобы ваш отец об этом знал. Вы и ваш дядя любыми способами продаете лошадей по сильно завышенной цене. А от сэра Джорджа скрываете истинное положение дел в Уитстоуне, поддерживая в надлежащем состоянии лишь те помещения в доме, которые он может увидеть.

Тесса слегка натянула поводья и с удивлением посмотрела на Энтони, ошеломленная его словами.

– Надеюсь, вы ничего не сказали об этом отцу?

– Конечно, нет, – ответил Энтони, осадив коня. – На самом деле я только что обо всем догадался.

– Но… но вы не скажете ему правду? Для него будет ударом узнать, что Ситоны утратили прежнее влияние, а поместье пришло в упадок.

Энтони стало жаль девушку. Она делала все, что в ее силах, чтобы не ранить гордость отца. Он покачал головой.

– Я ничего ему не скажу. Это должны сделать вы.

– Но…

– Поговорим об этом позже. Киллер… я хотел·сказать, лорд Киллерби все еще неизвестно где. – С этими словами он пришпорил коня.

Они ехали молча до тех пор, пока не достигли конюшен Айви-Лодж. Каждый был поглощен своими мыслями.

– Ничего? – спросил Энтони у Картера, грума Киллера, ожидавшего возле конюшен.

Мужчина покачал головой.

– Я пытался остановить его, милорд, я же говорил вам. Но…

Энтони положил руку на плечо грума.

– Я знаю, Картер. Это не твоя вина. Лорд Киллерби всегда был упрямцем. Мисс Ситон согласилась мне помочь в его поисках, потому что хорошо знает Нимба.

Грум бросил взгляд на девушку.

– В самом деле? Должно быть, вы та самая леди, которая так удивила всех на охоте. Господин рассказывал мне. Откройте нам свой секрет, мисс?

Тесса беспокойно заерзала в седле.

– Просто я умею обращаться с лошадьми, – сказала она груму. – Понимаю их, а они понимают меня. Я… я не могу объяснить это.

Картер кивнул:

– Я слышал нечто подобное. Мой дед рассказывал мне об одной леди, которая скакала верхом, как никто другой. Это было давно, в Ирландии.

Мисс Ситон удивленно посмотрела на грума, хотела что-то сказать, но, видимо, передумала.

– Может, начнем поиски? – обратилась она к Энтони.

Тот кивнул.

– Картер сказал, что Киллер поехал по этой дороге. Она тянется на целую милю, а потом разветвляется. Правое ответвление соединяется с главной дорогой, левое уходит в лес. Я проверил левую дорогу, лорд Рашфорд правую, но ни Киллера, ни коня не обнаружили.

– А куда вы поехали потом?

– Мы вернулись, и я решил поехать за вами. – Энтони не хотел говорить об истинной причине своего поступка, да это и не помогло бы сейчас.

– Тогда поедемте быстрее на развилку, – произнесла Тесса.

Они снова пришпорили коней и через несколько минут были на развилке. Тут мисс Ситон остановилась и сквозь сгущающиеся сумерки посмотрела сначала направо, потом налево.

– Луна хоть и неполная, но светит ярко, если, конечно, облака рассеются, – заметил лорд Энтони, видя нерешительность девушки. – Но мы не можем ждать.

– Не можем, – согласилась Тесса, – тем более, если лорд Киллерби или его конь ранены.

Вместо того чтобы свернуть на одну из дорог, мисс Ситон наклонилась вперед, погладила шею своей кобылы и что-то зашептала ей на ухо. Энтони попытался разобрать ее слова, но услышал лишь кличку «Нимб». После этого девушка отпустила поводья и стала ждать.

– Что вы?.. – хотел было спросить Энтони, но Тесса остановила его движением руки.

– Дайте ей немного времени.

Кобыла опустила голову, и Энтони показалось, будто она щиплет высохшую траву на обочине дороги. Затем она повертела головой, словно пыталась что-то отыскать. Энтони напрягся в ожидании.

Корица тихонько заржала и сделала несколько шагов направо.

– Сюда, – нетерпеливо произнесла мисс Ситон. – Ну же, Корица, поспешим.

Надеясь и сомневаясь, Энтони направился следом за девушкой.

– Вы думаете, они поехали этой дорогой?

– Кажется, Корица думает именно так. – Девушка слегка пожала плечами, не отрывая взгляда от дороги.

– Но Корица – лошадь. Откуда вы знаете, что она думает?

Тесса искоса взглянула на лорда.

– Люди и не подозревают, до чего умны лошади и как сильно развита в них интуиция.

– Да, да, конечно. Я служил в кавалерии и восхищаюсь лошадьми. Однако возможности их ограничены. К тому же она у вас не так давно, как вы сами сказали.

– Вы правы, но я достаточно хорошо изучила ее. И она знает Нимба.

– Вы тоже. И поэтому должны были знать, что никто не сможет им управлять так, как вы.

Помолчав, Тесса ответила:

– Дядя говорил, что многие заводчики лошадей нанимают отличных наездников, чтобы показать своих лошадей с лучшей стороны перед аукционом.

– Это правда, – подтвердил Энтони. – Но вы превосходите самых лучших всадников, каких мне когда-либо доводилось видеть. Включая меня самого. Многие мужчины ошибаются, полагая, что справятся с лошадью не хуже вас, а может, и лучше, потому что вы женщина.

– Так что, мне извиниться за то, что я женщина? Или, может, моему дяде стоит говорить потенциальным покупателям, чтобы они не обращали внимания на поведение выставленной на торги лошади? – насмешливо спросила девушка. – «Пусть покупатель будет бдителен».

Энтони не нашелся что ответить. Возможно, мисс Ситон права. Возможно, все дело в том, что она женщина, и именно поэтому ее способности кажутся сверхъестественными.

– И все же рискованно использовать природные способности ради выгоды.

– Но вы сами используете свои способности, чтобы оказаться первым на охоте. А ведь у вас есть преимущество перед другими – вы много лет служили в кавалерии. Разве это не одно и то же?

Прежде чем Энтони успел ответить, Тесса резко натянула поводья.

– Что такое, Корица? – спросила она у кобылы. – О, лорд Энтони, вы знали, что здесь есть еще одна тропа? Взгляните!

Действительно, влево ответвлялась еще одна, более узкая тропинка. Он никогда не замечал ее и готов был поклясться, что Раш тоже не видел.

Мисс Ситон направила на тропу свою лошадь.

Они проехали две мили по еле заметной тропинке в темноте и тумане и миновали какой-то полуразрушенный дом. Кобыла снова остановилась. Мисс Ситон указала на заросли деревьев в стороне.

– Нижние ветки сломаны. Энтони проехал вперед.

– Видимо, они свернули с тропинки именно здесь и поехали сквозь заросли. – Энтони осмотрел деревья более внимательно, заметив при этом клочок ткани, висевший на одном из сучков. Это был обрывок шарфа Киллера.

Однако разглядеть еще что-нибудь в тусклом свете не представлялось возможным.

– Пусть Корица подойдет поближе и понюхает землю, – произнес Энтони командным тоном, каким не говорил с тех самых пор, как закончилась война.

Пораженная, Тесса тотчас же повиновалась, понимая, что медлить нельзя. Она ослабила поводья, чтобы Корица смогла опустить голову и принюхаться.

– Найди их, – прошептала девушка. – Найди Нимба.

Тесса чувствовала себя ответственной за то, что могло случиться с лордом Киллерби.

Корица нетерпеливо заржала и посмотрела на свою хозяйку. Всматриваясь в темноту, Тесса разглядела сломанную ветку терновника, на ее конце было что-то темное. Неужели кровь? Сердце девушки бешено забилось.

– Сюда, – произнесла она, когда Корица снова повернула голову и сделала два неуверенных шага мимо сломанного дерева. – Поспешим. «И, пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы они были не слишком серьезно ранены», – мысленно помолилась Тесса.

Миновав поросшую утесником полоску земли, всадники устремились к зарослям деревьев и кустарника, которые, без сомнения, служили укрытием для зверя на охоте. Теперь они продвигались без особого труда, потому что кусты и молодые деревца были сломаны и пригнулись к земле. Очевидно, Нимб понес, не разбирая дороги.

– Внимательно смотрите по сторонам. Вдруг конь сбросил лорда Киллерби, – крикнула Тесса, в то время как Корица ускоряла ход. Наверняка так и случилось, если принять во внимание силу Нимба и посредственные способности лорда Киллерби. Во время последней охоты он сказал, что умеет падать. Тесса надеялась, что так оно и есть.

– Что это? Вон там впереди, – отрывисто спросил лорд Энтони.

Тесса посмотрела в указанном направлении и заметила некое подобие препятствия, точнее, обветшалую ограду из брусьев и проволоки. Позади изгороди на земле что-то лежало.

Корица громко заржала, прежде чем Тесса смогла ее остановить, темное пятно на земле шевельнулось, и раздалось ржание.

– Это они; – воскликнул Энтони, объезжая Тессу. – Киллер, с тобой все в порядке?

Они услышали стон, и Тесса с облегчением вздохнула.

По крайней мере, он жив. Энтони остановился у разрушенной ограды и спешился, не рискнув брать препятствие в темноте. Но стоило ему приблизиться, как Нимб забился, отчаянно пытаясь подняться на ноги.

– Подождите! – крикнула Тесса. – Сейчас я подойду к нему и успокою. – Не дожидаясь помощи, Тесса соскользнула на землю и поспешила к ограде.

Однако, подойдя ближе; увидела, что сплетение ветвей и проволоки, растянувшееся на три или четыре фута, с трудом можно назвать оградой. Неудивительно, что Нимб упал. Подобрав юбки, Тесса начала пробираться сквозь завал.

– Нимб, Нимб, успокойся, все будет хорошо.

В следующее мгновение она ласково погладила коня по шее, что-то тихо приговаривая. Конь успокоился, и Тесса позвала лорда Энтони.

Она услышала, как он продирается сквозь ветви к своему другу, который все еще лежал на земле, постанывая, а затем принялась осматривать Нимба. Конь лежал, завалясь на один бок, и не мог подняться. Тесса обнаружила, что его правая задняя нога попала в некое подобие силка, и тут же принял ась освобождать ее.

– Скажи что-нибудь, Киллер, – требовательно произнес лорд Энтони. – Ты в состоянии разговаривать?

– Энтони? Это ты? – послышался слабый голос. – По-моему, у меня сломана лодыжка. Можешь сказать: «Я тебя предупреждал».

– Приберегу это на потом. А теперь нужно подумать, как доставить тебя в охотничий домик, чтобы доктор смог тебя осмотреть. Что еще у тебя болит?

– Больше ничего. Я просто ушибся. Чего не скажешь о бедном Нимбе. Его ведь не придется умертвить? Я тоже виноват в случившемся.

Лорд Энтони ничего не ответил, а Тесса произнесла:

– Пока трудно сказать, что с ним, но мне кажется, нога у него не сломана. Но я не могу вытащить ее из этого силка.

– Он позволит мне подойти? – спросил Энтони.

– Да, сейчас он спокоен. – Девушка положила руку на шею Нимба, чтобы убедиться.

Энтони подошел к девушке и опустился рядом с ней на колени. Она нащупала в темноте его руку, чтобы показать, где застряла нога коня.

– А, это силок, поставленный на кролика. Я поверну ногу коня вот так – и готово. Затем отойду в сторону, прежде чем вы дадите ему возможность встать.

– Спасибо, – поблагодарила Тесса. – Возвращайтесь к лорду Киллерби, с Нимбом я справлюсь сама.

Энтони отошел в сторону.

– Ну, Нимб, давай посмотрим, на что ты способен, – ободряюще произнесла Тесса. Приподнявшись, девушка осторожно потянула за поводья.

Нимб перекатился на грудь и, дернувшись, тяжело поднялся с земли.

– Хороший мальчик! – воскликнула Тесса. – А теперь стой смирно, пока я тебя осмотрю.

Конь повиновался. Тесса ощупала его шею, холку, бока, ноги. На левом боку был глубокий порез, и конь вздрогнул, когда Тесса дотронулась до него, но – благодарение Господу – ноги оказались целы. Тесса облегченно вздохнула, но, вспомнив о лорде Киллерби, почувствовала угрызения совести.

– Как он? – спросила девушка.

– Идти сам он не сможет, – ответил лорд Энтони, – но жить будет. Ты ведь будешь жить, Киллер?

– Непременно. – Теперь голос виконта звучал гораздо бодрее. – Что с моим конем?

Тесса не смогла сдержать улыбки, услышав в голосе виконта заботливые нотки.

– Ноги целы, но на боку глубокая рана, придется накладывать швы.

– Он может идти? – поинтересовался Энтони.

Тесса вывела Нимба вперед. Тот хромал на правую переднюю ногу, но вполне мог передвигаться.

– Думаю, да, только медленно.

– Стало быть, прежде всего, нужно перебраться на другую сторону этого проклятого завала, называемого изгородью. Киллер, обопрись на меня, я помогу тебе подняться.

Шепотом попросив Нимба стоять смирно, Тесса поспешила на помощь мужчинам.

– Давайте я помогу, – произнесла она.

– Я подниму его, – грубовато бросил Энтони, но лорд Киллерби оступился, когда высокий Энтони хотел его повести.

Тесса подошла как раз вовремя, чтобы подхватить Киллера, а потом положила его вторую руку себе на плечо.

– Я ниже вас, и ему будет удобнее опираться на меня.

Энтони что-то проворчал, но возражать не стал. Вдвоем они смогли провести лорда Киллерби через спутанные поваленные ветви к ожидавшим их лошадям.

– Не думаю, что Корицей сможет управлять кто-нибудь, кроме вас, – бросил лорд Энтони.

– Вы не правы, – возразила уязвленная его замечанием Тесса. – Вообще-то я хотела предложить лорду Киллерби поехать на ней, а я поведу Нимба. Корица весьма добродушная лошадь, и не только со мной. Вы же видели на ней моего дядю, не так ли?

Лорд Энтони кивнул.

– Приношу свои извинения, мисс Ситон. Раз Мерсер Эмери мог управлять ею, значит, и любой другой сможет.

Тесса не смогла удержаться от смеха при упоминании дяди Мерсера.

– Именно это я и хотела сказать. Давайте снимем с Корицы дамское седло и прикрепим на нее седло, которое я сниму с Нимба. Надеюсь, оно не повреждено – я не догадалась проверить.

Менять седла в кромешной тьме оказалось довольно сложной задачей, но вскоре на Корицу водрузили седло с Нимба – к счастью, неповрежденное, – а дамское седло закрепили на спине Нимба, хотя Тесса все равно не смогла бы сесть на него верхом. После этого им снова пришлось помочь лорду Киллерби подняться.

– Вы так терпеливы со мной, хотя я этого не заслуживаю, – медленно продвигаясь к лошади с помощью Энтони и мисс Ситон, произнес Киллерби. – Мне так жаль, что я причинил вам столько хлопот.

– Как заметил лорд Энтони, на мне тоже лежит часть вины за произошедшее, – ответила Тесса, почувствовав еще один укол совести. Лорд Киллерби – хороший человек и не заслужил такого строптивца, как Нимб. – Вам придется садиться в седло с правой стороны, чтобы еще больше не повредить лодыжку.

Садиться на лошадь справа было непривычно и неудобно, но Тесса и лорд Энтони помогли Киллеру, и, в конце концов тот смог пере кинуть ногу через спину Корицы и устроиться в седле.

– Ну вот! Готов поклясться, что еще несколько минут назад я был не в состоянии сделать это. Мисс Ситон, ваше присутствие действует лучше, чем самый чудесный бальзам.

Тесса знала, что лорд Киллерби просто пытался ободрить ее, но это не помогло. Потом на ее плечо легла рука лорда Энтони, и Тесса настороженно подняла глаза, ожидая, что он начнет обвинять ее в том, что случилось. Однако, к своему удивлению, Тесса заметила лишь блеснувшие в улыбке зубы.

– Вы действительно очень одаренная и добрая, мисс Ситон, – произнес он. – Спасибо за вашу помощь.

Смущенная, Тесса лишь кивнула, на мгновение лишившись дара речи.

– Я… я приведу Нимба, – вымолвила она наконец. Огромный жеребец все еще спокойно стоял там, где она его оставила. Девушка осторожно провела его сквозь остатки завала, а лорд Энтони тем временем сел на свою лошадь, и все трое медленно двинулись в обратный путь.

Однако спустя несколько минут стало ясно, что Нимб не поспевает за идущими шагом двумя другими лошадьми. – Вам двоим лучше поехать вперед, – произнесла Тесса. – Лорду Киллерби необходим врач, и чем скорее, тем лучше.

– Не говорите глупостей, мисс Ситон; – слабо запротестовал лорд Киллерби. – Мы не можем оставить вас здесь одну в темноте и тумане. К тому же собирается дождь.

Тесса умоляюще посмотрела на лорда Энтони.

– Пожалуйста. Я не хочу стать причиной еще больших проблем. Если погода ухудшится, я смогу укрыться в том домике, который мы проезжали. Со мной все будет в порядке.

Энтони долго смотрел на девушку, сдвинув брови, потом кивнул.

– Хорошо. Я постараюсь как можно быстрее доставить его в охотничий домик, а затем вернусь за вами. Едем, Киллер. Мы должны поспешить.

Бросив беспокойный взгляд на Тессу, лорд Киллерби кивнул, и мужчины быстро поскакали по тропе. Тесса наблюдала за ними с чувством облегчения. Она сделала все, чтобы хоть отчасти загладить свою вину. Кроме того, ей не нужно было принуждать Нимба идти быстрее, чем ему позволяла раненая нога.

– Идем, парень, – сказала она жеребцу, осторожно переступающему по земле. Они продвигались очень медленно. Каждые несколько ярдов Нимб останавливался, а Тесса не протестовала, опасаясь, как бы он не остался хромым.

Вскоре туман превратился в изморось. Пройдет около часа, прежде чем вернется лорд Энтони, ведь лорд Киллерби вряд ли сможет скакать рысью – это причинило бы ему невыносимую боль. Тесса надеялась, что он не потеряет сознания, прежде чем они достигнут охотничьего домика, а вообще-то его голос не внушал девушке оптимизма.

Зато слова лорда Энтони успокоили Тессу. Вновь и вновь она мысленно повторяла их. Он назвал ее одаренной и доброй. Это не были слова влюбленного, но для Тессы они прозвучали как самая высокая похвала.

Она еще не достигла заброшенного дома, а изморось постепенно превратилась в мелкий дождь. Несмотря на то, что Тесса пыталась сосредоточить все свои мысли на Нимбе, она не переставала спрашивать себя, о чем они будут говорить с лордом Энтони, когда тот вернется.

Едва впереди забрезжили очертания дома, как Тесса услышала стук копыт и вскоре увидела лорда Энтони с фонарем в руке. Он возвращался верхом на Корице, а не на своем сером коне, и спешился, подъехав к Тессе.

– Я вижу, вы не слишком быстро передвигались.

– Боюсь, потребуется добрая половина ночи, чтобы доставить Нимба в конюшни. Он то и дело останавливается передохнуть. Я решила остаться здесь и дать ему возможность набраться сил. Вам вовсе не обязательно оставаться со мной, но я была бы вам очень признательна, если бы вы передали записку моему отцу, чтобы он не волновался.

– Уже передал – произнес Энтони, к немалому удивлению Тессы. – Я написал ее от имени Хиллтопов, они якобы пригласили вас остаться на ночь из-за плохой погоды, вы согласились и вернетесь утром. Надеюсь, у них есть дочь?

Девушка кивнула:

– Синтия. Но если бы даже небеса разверзлись, она не предложила бы мне заночевать, ибо считает, что я ей не ровня.

– А сэр Джордж об этом знает?

– Конечно, нет.

– В таком случае все в порядке. Давайте осмотрим дом. Если он действительно пуст, мы сможем переждать в нем дождь. А Нимб тем временем отдохнет.

Тесса задрожала при мысли о том, сколько часов ей придется провести наедине с лордом Энтони, что совершенно непозволительно для приличной леди! Ей надо было возмутиться, запротестовать, но она знала, что подобная возможность ей вряд ли еще когда-нибудь представится.

– Если, по-вашему, так будет лучше, останемся, – произнесла она с едва скрываемой радостью.

– Пойдемте. Уверен, вам хочется укрыться от этого проклятого дождя так же, как и мне.

Глава 8

Энтони постучал в дверь темного дома, убеждая себя в том, что у них нет другого выхода, иначе Нимб останется на всю жизнь хромым, а Киллер настаивал, чтобы Энтони сделал для коня все возможное, и тот просто обязан был выполнить просьбу друга. Чувства к мисс Ситон не имели к этому никакого отношения.

– Тишина, – произнес Энтони. Засов был сломан, и дверь легко подалась, когда лорд на нее нажал. – Есть здесь кто-нибудь?

Очевидно, дом пустовал уже довольно долго, о чем свидетельствовал запах плесени.

– Здесь никого нет. Вот почему ограда находится в таком состоянии. Когда я выясню, кому принадлежит эта земля, непременно выскажу ему все, что думаю по этому поводу.

Подняв фонарь, Энтони внимательно осмотрел единственную комнату в доме. Ее обстановка состояла из стола, двух шатких стульев и грубо сколоченной кровати в углу. Над каменным очагом, расположенным напротив двери, висел на крюке закопченный чайник, под ним лежало несколько поленьев. На полке над камином стояла в подсвечнике наполовину сгоревшая свеча. Все было покрыто толстым слоем пыли.

– Похоже, здесь вполне безопасно, – бросил через плечо Энтони. – Давайте войдем и посмотрим.

Тесса заглянула внутрь, но не двинулась с места.

– Прежде всего, надо позаботиться о лошадях. Вы ведь не привезли с собой овса? – сказала она.

– Вообще-то привез. – Энтони почувствовал себя глупо, из-за этой девушки он стал плохо соображать. Конечно же, она не могла войти в дом вместе с ним, потому что держала под уздцы обеих лошадей.

Энтони вышел на улицу и снял со спины Корицы седельные сумки.

– Нам я тоже привез еду. Но сначала следует накормить лошадей.

Они обошли дом вокруг и обнаружили там навес, который, вероятно, использовался как временное стойло.

– Думаю, им будет здесь неплохо, – произнесла Тесса. – Вы правильно поступили, что вернулись верхом на Корице, а не на Пепле. Нимб не вынес бы соседства с ним.

Энтони кивнул.

– Вообще-то я думал о том, что так будет удобно вам, но вы правы. Корица единственная лошадь, на которую Нимб спокойно реагирует.

Тесса закусила губу и отвела глаза. Энтони несколько запоздало понял, что она восприняла его слова как еще одно обвинение в свой адрес, причем обвинение справедливое. И все же у Энтони не было желания еще больше расстраивать девушку.

– Ну вот, – произнес он, когда обе лошади были укрыты и жевали привезенный овес. – Потом их можно будет напоить, а я видел возле двери бочку с водой.

Энтони вошел в дом, снял с крюка над камином чайник, погрузил в наполовину наполненную бочку. Вода была несвежей, перемешанной с опавшими листьями, но все же лучше, чем ничего. Энтони порадовался тому, что захватил с собой питье для себя и мисс Ситон.

– Вот, – произнес он, протягивая девушке чайник. – А Корицу я уже напоил в охотничьем домике.

Итак, лошади были накормлены и напоены, и Тесса с лордом Энтони могли возвращаться в дом.

– Как долго нам придется пробыть здесь? – Тесса бросила взгляд на узкую кровать в углу. – Ведь неизвестно, когда кончится дождь.

Энтони не возражал провести здесь всю ночь.

– По крайней мере, час или два, чтобы Нимб смог как следует отдохнуть. – Энтони закрыл дверь, зажег от фонаря огарок свечи на каминной полке и поставил фонарь на стол. – Попробую разжечь огонь.

Тесса сняла насквозь промокшую шляпу и села к столу на один из колченогих стульев, а Энтони тем временем, собрав в кучку трут, пытался зажечь его от свечи. Это заняло несколько минут. Когда трут загорелся, Энтони поднялся с колен и отряхнул руки.

– Вы говорили, что привезли какую-то еду? – спросила Тесса, избегая его взгляда.

– Не очень много, но все же лучше, чем ничего. – Энтони поднял с пола седельную сумку и вытащил оттуда половину головки сыра, буханку хлеба и бутылку вина.

Он расстелил на столе чистый носовой платок и положил на него еду.

– К сожалению, нам не из чего пить, – извинился Энтони, ставя вино на стол. – Но у меня есть нож. – Он умело откупорил бутылку и начал нарезать сыр и хлеб.

Когда Энтони поднял глаза, он заметил, что Тесса как-то странно смотрит на него.

– Покидая меня, вы еще не знали, что Нимб настолько серьезно ранен, однако возвращались с явным намерением остаться здесь. Почему?

– Дождь льет не переставая. А военный опыт научил меня тому, что нужно быть готовым к любым неожиданностям. – Он пожал плечами, надеясь, что его объяснение прозвучало убедительно. Однако Тесса отнеслась к его словам с недоверием.

Девушка молчала, и Энтони внимательно посмотрел на нее.

– Ну, хорошо, признаюсь, я собирался убедить вас остаться здесь на некоторое время, даже если бы Нимб мог идти. Вы заинтриговали меня, мисс Ситон, и я надеялся, что узнаю вас получше, проведя с вами некоторое время.

Карие глаза девушки расширились, и она отвела взгляд.

– Я… понимаю.

– Кроме того, идет дождь. Если хотите, поезжайте на Корице в Айви-Лодж, а я приеду позже, когда Нимб отдохнет.

Тесса покачала головой:

– Нет, я не стану подвергать вас риску. Подожду, пока Нимб будет в состоянии продолжить путь.

– К тому же я проголодался. Да и вы тоже. Вы же не собирались ужинать, приехав домой, после того как сказали отцу, что были на ужине у соседей?

– Конечно, нет. Кстати, Билли видел, как я уехала с вами вместе. Он может сообщить об этом Гарольду, и я не хочу возбуждать лишних подозрений, – ответила девушка. – И вы правы – я умираю с голоду. – Девушка взяла хлеб с сыром и принялась есть.

Скрыв улыбку, Энтони последовал ее примеру, а затем протянул девушке бутылку с вином.

– Раз уж нет стаканов, то предоставляю вам возможность сделать глоток первой.

Девушка с сомнением посмотрела на бутылку, пожала плечами и поднесла ее к губам. Вернув бутылку Энтони, Тесса улыбнулась.

– Никогда не пила из горлышка.

– Потому что не оказывались в подобной ситуации. – Энтони тоже улыбнулся. – В эту ночь для вас все впервые, не так ли?

Тесса сглотнула, прежде чем кивнуть, и, сама того не желая, подумала о том, что еще ей предстоит испытать впервые. Первый поцелуй, первый… Но нет, он же совсем не это имел в виду. Смущенная, она откусила хлеб с сыром и сделала большой глоток из бутылки.

– Вы говорили, что ездили на охоту в центральные графства с самого детства, – произнесла она, чтобы прервать неловкую паузу. – Это было семейной традицией? – Только сейчас Тесса поняла, что не имеет ни малейшего представления о семье лорда Энтони. Его отец по меньшей мере граф, раз сам Энтони – лорд, впрочем, она не очень хорошо разбиралась в титулах английской аристократии.

– Только со стороны матери, – ответил Энтони. – Мой двоюродный дед, о котором я рассказывал вашему отцу, Олден Троубридж, был братом ее отца и заядлым охотником. Я часто навещал его, будучи ребенком, ион обучал меня верховой езде и приемам охоты. Мой отец никогда не охотился, насколько я знаю, а из моих братьев охотится только один.

– А сколько у вас братьев?

– Четыре. Два старших и два младших. – Это делало его отца по меньшей мере маркизом. – Мой старший брат Эдвард перестал охотиться три года назад, когда женился. Из Роберта – самого старшего брата – наездник никудышный, младшие, Питер и Маркус, ездили на охоту несколько раз, но она их не увлекла.

– А сестры у вас есть? – спросила Тесса.

Энтони покачал головой.

– Только братья – предмет гордости моего отца. – Его улыбка показалась Тессе несколько циничной. – Насколько я понимаю, у вас нет ни братьев, ни сестер?

– Нет. – Тессе очень хотелось расспросить у Энтони о его отце, но она надеялась, что он сам о нем расскажет. – У меня есть двоюродный брат Гарольд, но он на шесть лет старше меня и не жил в поместье до тех пор, пока дядя Мерсер не переехал к нам после несчастного случая с отцом.

Лорд Энтони кивнул.

– Именно тогда он начал тренировать лошадей?

– Нет, спустя два года после того, как его… наш… дед умер. Хотя он работал немного вместе с дедом. – Тесса взяла протянутую ей бутылку, чтобы сделать очередной глоток. Сказанное, похоже, совсем не удивило лорда Энтони, и девушка добавила: – Я так полагаю, вы уже знаете, что отец моей матери был тренером лошадей, но вы слишком джентльмен, чтобы спрашивать напрямик.

– Кто-то упомянул об этом на охоте в Куорне, – признался Энтони. – Но я не думаю, что этого нужно стыдиться. Некоторые представители дворянства сами готовят своих лошадей.

Возможно, Энтони сказал правду, но это был не ее случай. Предками ее деда являлись торговцы и мелкие землевладельцы.

– Благодарю вас, – произнесла Тесса. – И где же вы живете, когда не охотитесь?

– В Лондоне. – Энтони улыбнулся, поняв, что Тесса хочет сменить тему. – Иногда в Марленде. Я не могу слишком долго общаться с родителями.

– Понимаю, – машинально ответила Тесса, стараясь справиться с потрясением. Значит, отцом Энтони, был герцог Марленд, один из богатейших и могущественнейших людей Англии. А она, дочь мелкопоместного баронета и внучка тренера лошадей, еще надеялась на какое-то внимание с его стороны!

Девушка сделала еще один глоток вина.

– А вы? – поинтересовался Энтони, когда Тесса внезапно замолчала, переваривая неожиданное и нежелательное открытие. – Вы всегда жили в Лестершире?

– Я? Да. На самом деле я никогда не отъезжала от дома дальше, чем на двадцать миль. – Какой же неотесанной и провинциальной он, должно быть, считает ее.

– Жаль, что вы лишили Лондон своего общества, впрочем, я даже рад этому.

Энтони явно подтрунивал над ней.

– Хотите сказать, что я стала бы там посмешищем?

Энтони покачал головой. Лицо приобрело ласковое, даже нежное выражение.

– Потому что ни у кого не появилось шанса поухаживать за вами. А еще потому, что в один прекрасный день я смогу лично показать вам весь Лондон.

На какое-то мгновение Тесса позволила себе погрузиться в захватившие ее сладкие мечты. Мечты о балах, веселье, любви. Но потом покачала головой:

– Сомневаюсь в этом, милорд. Я едва ли смогу оставить отца ради прогулок по Лондону.

«Даже если бы у нас были деньги на подобную поездку», – подумала она, и мечты тотчас же померкли, уступив место более земным и прозаичным картинам. Она никогда не выйдет замуж, и будет ухаживать за отцом до тех пор, пока не состарится и не сможет ездить верхом.

Энтони склонился над столом и взял руку Тессы в свою, такую маленькую и теплую.

– Будет и на вашей улице праздник, Тесса Ситон, – произнес молодой человек, словно прочитав ее мысли. – И как знать, может быть, это случится даже раньше, чем вы думаете.

Их взгляды встретились, и у Тессы перехватило дыхание. Внезапно ее пронзило острое желание. Не такой уж большой грех воспользоваться моментом счастья, о котором она будет вспоминать все последующие годы существования, наполненные беспросветной скукой.

– Энтони… милорд… – прошептала Тесса.

– Энтони. И, пожалуйста, позвольте называть вас Тесса. Мне так хотелось этого с того самого момента, как я впервые увидел вас.

– Конечно, – ответила девушка, тихонько засмеявшись. – Но тогда вы не могли этого хотеть, ведь вы меня даже не знали, – напомнила она.

– Но мне хотелось вас узнать, – ответил Энтони, а его многообещающая улыбка взволновала и одновременно напугала Тессу. – Я всю ночь гадал, кто же она, моя таинственная спасительница, и решил во что бы то ни стало это выяснить. Представьте мою радость, когда я вновь увидел вас на следующий же день.

– Радость? – еле слышно выдохнула Тесса.

– Именно радость. – Энтони поднялся, увлекая девушку за собой и прижимая к себе. – Вы необыкновенная, Тесса. Никогда не сомневайтесь в этом. – Наклонившись, он накрыл ее губы своими. – Никогда в этом не сомневайтесь, – повторил Энтони, а затем подарил Тессе настоящий поцелуй. Первый в ее жизни.

Девушка закрыла глаза и вцепилась в плечи Энтони, упиваясь его поцелуем. Как и все девушки, она не раз представляла себе этот момент, но реальность оказалась восхитительной. Запрокинув голову, она полностью отдалась сладостному ощущению.

Руки Энтони скользнули по спине девушки. Одна рука прижала девушку еще крепче, а другая погрузилась в волосы на затылке. Тесса инстинктивно приоткрыла рот, и кончик языка Энтони скользнул внутрь.

Тесса погладила спину Энтони. Интересно, какова на ощупь его кожа? Поцелуй стал глубже.

Кончиком большого пальца Энтони провел по подбородку девушки и погладил ее шелковистую щеку. Второй рукой легонько коснулся ее груди, скрытой плотной тканью амазонки и плаща.

Но тут в душу Тессы закрался холодок сомнения. Лорд Энтони весьма искушенный в любовных делах, стремился лишь ни к чему не обязывающему флирту, навеянному романтикой охоты. Мгновение назад Тесса думала, что ей достаточно и этого, но оказалось, что это не так.

Должно быть, Энтони ощутил перемену в ее настроении. Он отстранился и вопросительно посмотрел на девушку.

– Все в порядке, – прерывисто произнес он. – Я не стану принуждать вас делать то, чего вам не хочется.

Он озорно улыбнулся, и Тесса снова бросилась ему в объятия;

– Б-благодарю вас. Не то чтобы я не хотела… Просто я… я… – начала Тесса, пытаясь объяснить, почему с ее стороны было бы неразумно поцеловать его. – Мой… мой отец…

– Я понимаю.

Но Тесса знала, что ничего он не понимает. Вернее, понимает не в полной мере. Да и что он мог понимать в борьбе, которая происходила в ее душе в этот самый момент? Как он мог понять, что, возможно, это был единственный ее шанс испытать столь чувственную близость и что ни один мужчина в мире не сможет пробудить в ней таких чувств, как Энтони? Он не мог понять также того, что, поддавшись сейчас своим желаниям, Тесса ранит отца, и эта рана никогда не затянется.

– Нам… нам нужно отдохнуть, – неуверенно произнесла девушка и тут же испугалась, что Энтони поймет ее слова неправильно.

Но Энтони, очевидно, рассуждал гораздо проще.

– Вы правы. Давайте-ка снимем эти промокшие плащи. Вы можете постелить свой на кровать, а я устроюсь на полу возле камина. – Энтони снял плащ и бросил на пол. – А может, вы тоже хотите сесть поближе к огню?

Тесса покачала головой, благодаря Бога за то, что Энтони не мог прочитать ее мыслей.

– Я прекрасно устроюсь на кровати. Моя амазонка из шерсти, и мне будет достаточно тепло.

Словно в подтверждение своих слов, Тесса отошла от лорда Энтони, сняла плащ и постелила на кровать. Но в этот самый момент она услышала, как на ней что-то зашуршало. Девушка отпрянула, тихо вскрикнув.

– Что такое? – Энтони взволнованно подошел к девушке.

Какая же она глупая.

– Наверное, это мышь… Она напугала меня, – ответила Тесса. У нее пропала охота ложиться на кровать. В ее собственных конюшнях было полным-полно мышей, но ей никогда еще не приходилось спать с ними по соседству. А может, это была крыса?

– И вообще я нисколько не устала, – солгала девушка. – Пожалуй, посижу немного у камина, а вы можете воспользоваться кроватью.

Губы Энтони дрогнули в улыбке, но он не стал возражать.

– Ну, если вы так хотите. Впрочем, я тоже не очень люблю мышей. Может, постелим наши плащи рядом с камином и устроимся на них подальше от грызунов?

И вновь в душе Тессы разразилась битва между желанием ощутить близость Энтони и·стремлением соблюсти приличия. На этот раз победило желание.

– Хорошо. Так мы сможем быстрее просушить плащи, да и стулья здесь не слишком удобны, чтобы на них сидеть.

Энтони повернулся, якобы для того, чтобы расстелить плащи. Но Тесса догадалась, что он просто хочет скрыть улыбку. Она не скрывала своих намерений. Энтони наверняка усомнился в ее добродетели, но Тессу это мало заботило.

– Ну вот. Присоединитесь? А я тем временем принесу остатки вина.

Чувствуя себя ужасно безнравственной, Тесса взяла наполовину опустошенную бутылку, опустилась на импровизированную постель рядом с Энтони и завела с ним разговор:

– Вы рассказывали мне, как начали охотиться. А когда ушли в армию, оставили это увлечение?

– Не совсем, – ответил Энтони. – Я служил в кавалерии, в перерывах между военными действиями нас отправляли в отпуск, так что мы могли ездить на охоту. Это была неплохая тренировка. По крайней мере, так нам говорили. Кроме того, мой командир сам был заядлым охотником.

Тесса вспомнила, что слышала что-то об этом от своего отца.

– А ваш бывший командир все еще охотится?

– Да, – ответил Энтони с улыбкой, от которой кровь в жилах Тессы заструилась быстрее. – Вообще-то вы знаете его. Это лорд Рашфорд.

– Он был вашим командиром? Вы познакомились во время войны? – Тесса вновь почувствовала себя ужасно глупой, хотя не могла понять почему.

– Нет, мы были знакомы до этого. Вместе ездили на охоту. А на войне наше знакомство переросло в крепкую дружбу. – На какое-то мгновение глаза Энтони подернулись поволокой, но потом он улыбнулся. – Так было положено начало клубу «Одд сок». Ведь Сторми и Тор тоже служили в полку Раша.

– А лорд Киллерби? – спросила Тесса.

– Нет, отец Киллера отказался купить ему звание офицера, а потом война закончилась. Мы познакомились с ним на охоте. Его поместье располагается на юге Ноттингемшира, недалеко отсюда.

Тесса улыбнулась:

– Бедный Киллер. Похоже, его всю жизнь баловали.

Энтони кивнул, но его взгляд оставался задумчивым.

– Вы правы. А после смерти его отца эту обязанность взяли на себя мы. Однако он все время нам перечит. Наверняка из-за его энтузиазма, который никак не соответствует его способностям и росту.

– И все же вы считаете, что я поступаю неправильно, защищая своего отца, прикованного к инвалидному креслу? – не удержалась от вопроса Тесса.

– Браво, – ответил Энтони с грустной улыбкой. – Возможно, мы тоже лишь вредим Киллеру чрезмерной опекой. Пожалуй, именно это толкнуло его на безрассудство.

Но Тессе не хотелось даже думать об этом. Нет, ее забота не толкнет отца на подобную глупость. И все же случай с Киллерби должен послужить ей уроком.

– Кажется, дождь усилился, – произнесла Тесса, когда наступила неловкая тишина.

Энтони подвинулся, задев ее плечо, и Тесса еще острее почувствовала его близость и их полную изоляцию от всего остального мира.

– Ничего страшного. Нимб вряд ли успел набраться сил за столь короткое время. Думаю, нам тоже не мешает отдохнуть.

В подтверждение своих слов Энтони снял сапоги и растянулся на плаще, протянув ступни к огню. Тесса продолжала неподвижно сидеть. Сердце ее бешено колотилось в груди. Осмелится ли она последовать примеру Энтони?

Собрав волю в кулак, девушка расшнуровала сапожки для верховой езды. Ее чулки промокли, ноги были холодны как лед, и девушка тоже протянула их к огню.

– Ну вот. Так намного лучше, не правда ли? – спросил Энтони, когда девушка робко опустилась на свой собственный плащ.

– Я… э… да, – произнесла она, задыхаясь, словно ей не хватало воздуха. Она ощущала исходящее от Энтони тепло. Он был совсем близко, но Тесса старалась не касаться его.

Энтони пошевелился, заставив девушку напрячься, потом нежно погладил по волосам.

– Расслабьтесь, Тесса. Я обещал не делать то, чего вы не хотите, а я человек слова. Хотя мне это стоит немалых усилий.

– Я доверяю вам, – искренне ответила Тесса. Если кому-нибудь она и не доверяла, то лишь самой себе. Ей очень хотелось, чтобы Энтони перешел за рамки приличий.

– Тогда давайте спать. – Энтони перекатился на спину и закрыл глаза.

Тесса наблюдала за тем, как успокаивается его дыхание и расслабляется лицо, борясь со странным чувством разочарования. Теперь она жалела о том, что остановила Энтони, когда тот целовал ее, что не использовала выпавший на ее долю шанс испытать удовольствие, воспоминания о котором она могла бы пронести через всю жизнь.

Тесса лежала на своем плаще и смотрела на грубые балки потолка, стараясь не обращать внимания на Энтони.

Одно она знала наверняка: ей не удастся сомкнуть глаз, когда он лежит так близко.

Глава 9

– Тесса? Тесса, проснитесь! – Сквозь единственное немытое оконце дома пробивался солнечный свет, и Энтони осторожно потряс девушку за плечо. Она потянулась, открыла глаза, рывком села и встревоженно посмотрела в окно.

– Который час?

Энтони достал из кармана часы.

– Почти семь. Я уже ходил к лошадям. С ними все в порядке, но я не рискнул подойти к Нимбу. Думаю, вы сами это сделаете.

– Разумеется. – Тесса смущенно натянула сапожки, зашнуровала их. – Должно быть, я ужасно выгляжу, – пробормотала она, пытаясь пригладить волосы.

– Вовсе нет, – уверил ее Энтони. Она выглядела очаровательно взъерошенной. Щеки раскраснелись, волосы цвета меда ниспадали на лицо непослушными прядями. – Дать вам расческу?

– Спасибо.

Девушка взяла у Энтони расческу, распустила волосы и принялась расчесывать.

Энтони с трудом сдерживался, чтобы не погладить переливающуюся золотисто-каштановую копну волос, рассыпавшихся по спине Тессы. Но он знал, к чему может привести подобная невинная на первый взгляд ласка. И строго напомнил себе, что коль скоро изображал джентльмена всю ночь, не стоит разочаровывать Тессу теперь.

– В бочке есть свежая дождевая вода. Я принесу, если захотите умыться. – Взяв треснутый кувшин, стоявший возле кровати, Энтони вышел на улицу подальше от искушения.

Он остановился возле бочки и сполоснул лицо, прежде чем наполнить кувшин. Прошедшая ночь далась ему нелегко. Ничего подобного Энтони не ощущал со времен войны. Он так и не сомкнул глаз, хотя прикинулся спящим, чтобы Тесса смогла расслабиться и немного отдохнуть. Когда, наконец, она заснула, Энтони перевернулся на бок и всю ночь смотрел на нее, предаваясь размышлениям.

Тесса хотела его прошлой ночью почти так же сильно, как он ее. От него не ускользнула ни та готовность, с какой она гладила его по спине, когда он целовал и ласкал ее, ни разочарование, мелькнувшее в ее глазах, когда он остановился. Тяжелее всего оказалось остановиться, но внутренний голос подсказал ему, что Тесса еще не готова для большего, пока не готова, хотя всем своим поведением она пыталась доказать обратное.

Да и он не был готов к продолжению. Энтони это казалось странным, хотя, наблюдая за Тессой в течение многих, казавшихся бесконечными часов, он понял, что если сделает ее своей, то уже не сможет отпустить. Эта мысль поразила его до глубины души.

Наполнив кувшин водой, он быстро зашагал к дому.

– Вот. Вода, конечно, холодная, но, думаю, она поможет вам окончательно проснуться.

Тесса взяла кувшин из его рук с робкой улыбкой, которая поразила Энтони в самое сердце.

– Благодарю вас. Я… я, должно быть, устала больше, чем мне казалось. Я не хотела спать так долго, да и вообще не собиралась засыпать.

– День был слишком напряженным, – напомнил Энтони. – Пойду оседлаю вашу кобылу, а вы пока умойтесь. – Энтони с удовольствием остался бы и попытался продолжить то, что они начали накануне вечером. Но не хотел нарушать данного самому себе слова.

Корица вела себя беспокойно и, без сомнения, была голодна. Однако, услышав голос Энтони, она успокоилась и позволила ему надеть на себя седло. Тесса оказалась права – лошадь вела себя вполне миролюбиво, чего нельзя было сказать о Нимбе. Он нервно переминался с ноги на ногу и опасливо поглядывал в сторону Энтони.

Молодому человеку ужасно хотелось попробовать справиться с конем самостоятельно, применяя те методы, которые он подсмотрел у Тессы. Но он не стал рисковать, тем более что девушка должна была появиться здесь с минуты на минуту. Возможно, он попробует свои силы позже, когда конь вернется в Айви-Лодж.

– Он не пытался вас лягнуть или укусить? – раздался за спиной Энтони голос Тессы.

– Нет, он вел себя как истинный джентльмен, хотя я старался не приближаться к нему.

– Ты хороший мальчик, Нимб, – тихо пропела Тесса. – Идем со мной. Давай я посмотрю твою ногу.

Девушка вывела коня из-под навеса, осторожно ощупала его спину, бока и ноги. Как же Энтони завидовал коню!

– Кажется, сегодня он сможет идти быстрее, – произнесла Тесса. – Если не считать раны на боку и больной ноги, с ним все в порядке. Нужно поскорее отвести его в охотничий домик и зашить рану.

Энтони кивнул.

– Уверен, Киллер послал за ветеринаром, и тот наверняка уже ждет нас.

Внезапно в глазах Тессы появилось беспокойство.

– Надеюсь, он не станет упоминать о моем появлении в Айви-Лодж. Я знаю, на вас и лорда Киллерби можно положиться.

– Конечно. Но ветеринару вовсе не обязательно встречаться с вами. Я сам могу отвести Нимба в Айви-Лодж.

Тесса пожала плечами:

– Но если Нимб заупрямится, то все может закончиться гораздо хуже, чем вчера. – Девушка слегка покраснела и добавила: – Кроме того, я не хочу, чтобы он ранил вас.

Энтони улыбнулся:

– Я ценю вашу заботу, но должен сказать, что я очень неплохо лажу с животными, хотя после нашего первого знакомства вы могли подумать иначе.

– О, я вовсе не хотела… – Девушка осеклась, поняв, что Энтони просто дразнит ее. – Ах вы, мошенник! Я прекрасно это знаю, потому что видела вас на охоте. На мой взгляд, вы самый лучший наездник из тех, кого я знаю.

Энтони протестующе поднял руку.

– О, пожалуйста, не нужно лести. Я и так слишком высокого мнения о себе, уверяю вас.

Тесса рассмеялась и долго не могла остановиться.

– Ну и насмешили же вы меня, лорд Энтони, – произнесла наконец Тесса, успокоившись. – Почему бы вам не повести Нимба, в то время как я поведу Корицу?

– А, леди хочет устроить мне проверку. Ну что ж, я принимаю ваш вызов. – С насмешливым поклоном Энтони протянул руку, и Тесса вложила в нее поводья. – Идем, приятель, – произнес мужчина умиротворяющим тоном. – Ты ведь поможешь мне произвести впечатление на мою очаровательную леди, не так ли?

Тесса отвязывала поводья Корицы, и Энтони не мог видеть ее лица. «Моя леди»? Дрожь пробежала по телу Тессы при мысли о том, что она может принадлежать ему. Но Энтони просто дразнит ее. И она произнесла нарочито безразличным тоном:

– Идемте?

К ее удивлению, Нимб не выказал неудовольствия по поводу замены всадника. Несмотря на насмешливый тон Энтони, девушка поняла, что он действительно хочет доказать – себе, если не ей, – что может справиться с этим своенравным и упрямым животным.

– Надеюсь, мой отец не стал посылать для меня записку к Хиллтопам, – сказала Тесса через некоторое время. – Иначе ситуация окажется более чем неловкой.

– А он может так сделать?

Тесса задумалась.

– Вряд ли. Тем более если я приеду домой до полудня. Отец вообще встает поздно. – Однако в последние несколько дней сэр Джордж просыпался с первыми лучами солнца.

– Не сомневаюсь, вы попадете домой гораздо раньше, – заверил девушку Энтони. – Может, нам стоит пойти побыстрее? – Нимб по-прежнему послушно следовал за ним, но, возможно, потому, что Тесса шла рядом. Теперь конь почти не хромал.

– Думаю, Нимб сможет идти быстрее, если вам удастся заставить его попробовать.

Улыбнувшись вместо ответа, Энтони посмотрел на коня и прибавил шаг, так что Тессе пришлось идти вприпрыжку, чтобы не отставать. Нимб тоже пошел быстрее, причем без малейшего сопротивления.

– Можете сесть в седло, если хотите, – предложил Энтони.

Тесса согласилась бы, ведь это ускорило бы их возвращение домой, но потом покачала головой:

– Нет, так я смогу быстрее справиться с Нимбом, если он вдруг заупрямится.

– Разумно, – согласился Энтони, замедлив шаг, так чтобы Тесса поспевала за ним.

Им предстояло идти еще час; поэтому Тесса решила завести разговор на какую-нибудь безопасную тему.

– Вы говорили, что всегда любили верховую езду, – начала она. – Значит ли это, что вы всегда хотели служить в армии?

– С того самого момента, как я стал достаточно взрослым, чтобы понимать, что такое война, – ответил молодой человек. – Моему отцу не очень понравилась эта идея. Но ведь у него пять сыновей, так что с наследником проблемы не возникло бы. В конце концов, я уговорил его купить мне офицерское звание, как он купил его для моего младшего брата Питера.

– Он тоже служил в кавалерии? – Тесса хотела узнать об Энтони и его семье буквально все. Вряд ли ей когда-нибудь представится такой шанс.

– Нет, он никогда не любил лошадей так, как я. Питер очень осторожный, наблюдательный, и у него необыкновенная память. Возможно, поэтому он дослужился до звания полковника, а я всего лишь до майора. – Энтони говорил о брате с гордостью и любовью.

Тесса несколько минут смотрела на молодого человека, любуясь его красиво очерченным профилем.

– Мне почему-то кажется, что вам нравилось служить в армии больше, чем ему.

Бросив удивленный взгляд на девушку, Энтони засмеялся:

– Вряд ли война может кому-то понравиться, но в общем вы правы. В любой ситуации я умею найти нечто забавное.

– Даже сейчас, когда вы оказались один на один с расстроенной девицей и раненым конем?

– У меня и в мыслях не было развлекаться подобным образом, – заверил девушку Энтони. – Или вы просто напрашиваетесь на комплимент?

Тесса смутилась.

– Уверена, вам было бы намного удобнее спать в собственной постели, нежели на жестком полу, – произнесла она и тут же осознала, что он мог превратно истолковать ее слова.

– Удобства не слишком важны для меня, – ответил Энтони.

«Энтони сын герцога», – подумала Тесса. Он просто флиртует с ней. И ничего больше. Не следует забывать об этом.

– У вас всегда был этот чудесный дар? Я имею в виду любовь к лошадям, – спросил он.

К удивлению Тессы, Энтони употребил то же самое слово, которое употребляла она, чтобы как-то обозначить свои необычные способности.

– Думаю, лет с двенадцати или тринадцати. Моя мать обладала таким же даром. Она очень любила лошадей и разрешала мне проводить с ними гораздо больше времени, чем позволяли приличия.

– А ее отец?

– У него тоже был этот дар, только послабее. Тем не менее, он стал выдающимся тренером. Эти способности передаются по женской линии, бабушка моей мамы тоже обладала даром общения с лошадьми.

Энтони задумчиво посмотрел на Тессу.

– Ее бабушка была ирландкой?

– Откуда вы знаете? – удивилась Тесса.

– Я вспомнил слова Картера, грума Киллера, и вашу реакцию. И сопоставил факты.

– Очевидно, в вашей семье не только Питеру присуща наблюдательность! – воскликнула девушка. – Я подумала, что женщина, которую видел его дед, вполне могла оказаться моей прабабушкой. А может, все дело в том, что многие женщины в Ирландии обладают подобным даром.

– Может быть. А теперь расскажите подробнее о своих способностях, – попросил Энтони, предусмотрительно обведя Нимба вокруг поваленного дерева. – Есть такая лошадь, которую вы не могли бы укротить?

Девушка пожала плечами.

– Наверняка. Я никогда не встречала дикого жеребца. Даже Нимба объезжали, прежде чем мы купили его.

– Держу пари, плохо объезжали. И, похоже, ваш кузен не сделал ничего, чтобы это исправить. Я так понимаю, у него нет вашего дара?

– Увы. Вообще-то Гарольд плохо влияет на лошадей. Жаль, что папа не может нанять другого тренера. – Тесса понимала, что не следует говорить об этом посторонним, но ей хотелось с кем-нибудь поделиться.

– Возможно, мы что-нибудь придумаем, – сказал Энтони. – Но, насколько я понял, ваш кузен вряд ли согласится выполнять другую работу.

Энтони прав, амбиции Гарольда не соответствовали его более чем скромным способностям. Тесса подозревала, что он стремится заполучить Уитстоун с ее помощью.

– Мы почти пришли, – сообщил Энтони.

Тессе очень хотелось рассказать Энтони обо всех своих проблемах и позволить ему решить их за нее, но она понимала, что эти проблемы не имеют к нему никакого отношения. Она не могла позволить себе зависеть от него, ведь он уедет, едва завершится охотничий сезон.

– Останьтесь здесь, – произнес Энтони, когда впереди появились очертания конюшен. – Я отведу Нимба, а потом вернусь и помогу вам сесть в седло. Не стоит рисковать. Вас могут увидеть.

Тесса кивнула, хотя к горлу подкатил комок. Она вовсе не ждала, что Энтони сделает ей предложение, чтобы не ставить ее репутацию под удар. Это было бы глупо, ведь скрыть правду о прошедшей ночи совсем несложно. Но даже если бы предложение было сделано, она не приняла бы его. Он должен об этом знать.

В конце концов, они не сделали ничего предосудительного. Бормоча успокаивающие слова, Энтони положил руку на холку Нимба и снял с него седло. Девушка с удивлением наблюдала за конем. Может, Энтони и не обладал ее даром, но обращаться с лошадьми он умел. Если только…

К тому времени как он вернулся, Теса уже вполне могла контролировать свои эмоции. К ее удивлению, Энтони вел под уздцы Пепла.

– Я подумал, что могу проводить вас хотя бы до половины пути, – пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Тессы. – Не волнуйтесь. Я позабочусь о том, чтобы нас никто не видел.

Тесса понимала, что должна отказаться и не подвергать себя риску, но соблазн провести еще некоторое время в компании Энтони оказался слишком велик.

– Ну… ну если вы настаиваете, – произнесла девушка.

Взобраться в седло без посторонней помощи Тесса не смогла, поэтому обернулась к Энтони и заметила, что тот наблюдает за ней с ошеломленным выражением лица.

– Что? – спросила девушка. Молодой человек покачал головой.

– Ничего. Позвольте, я вам помогу. – И вместо того чтобы подставить ей ладони, Энтони обхватил девушку за талию и с легкостью усадил в седло.

От его прикосновения у Тессы перехватило дыхание.

– Спасибо.

Энтони вскочил на своего коня.

– Мне это доставило удовольствие.

Тесса улыбнулась и, опасаясь, как бы голос не выдач ее чувств, повернула кобылу и направилась в сторону Уитстоуна, Энтони поскакал рядом. Хорошо бы он всегда был с ней рядом. Но, увы, это невозможно.

– Вы так внезапно замолчали, – заметил Энтони, когда они проехали в полном молчании добрую половину пути.

– Извините. Я… я просто придумывала, что сказать отцу, когда вернусь домой. – Только сейчас Тессе пришло в голову, что такую историю и впрямь нужно придумать. – Еще нет десяти часов. Вы вполне можете сказать, как и намеревались, что из-за непогоды остались ночевать у соседей.

– Да, конечно, но папа, скорее всего, будет меня расспрашивать об этом более подробно. Например, о чем мы говорили, что ели на ужин. Не хотелось бы придумывать на ходу. Как вы справедливо заметили, мой отец достаточно умен и проницателен.

Энтони кивнул и сменил тему разговора.

– Ваш дядя что-то говорил о продаже Корицы. Вы будете на ней верхом сегодня в Коттсмуре?

– Коттсмур! – в ужасе выдохнула Тесса. – Ведь охота уже началась! Дядя Мерсер придет в ярость. А вы разве не собирались туда поехать?

– Не страшно, если я пропущу один день, – пожав плечами, ответил Энтони. – Я три дня провел на охоте и теперь хочу дать Фаро отдохнуть. И что теперь сделает ваш дядя? – Энтони говорил спокойно, почти безразлично, но не сводил с девушки внимательных глаз.

Тесса пустила кобылу в легкий галоп, прежде чем ответить:

– Он ничего не может сделать, но будет ужасно зол.

Время от времени дядя Мерсер, как и Гарольд, угрожал рассказать сэру Джорджу о вечерних прогулках Тессы или о состоянии их финансов, но девушка сомневалась, что он действительно сделает это. Он не станет рисковать здоровьем ее отца. Кроме того, если отцу станет известна правда, дяде будет нечем запугивать Тессу.

– Он ничего не может сделать, – повторила Тесса. – Он либо попытается продать Корицу сегодня, либо дождется, когда я появлюсь на ней на следующей охоте. Мне жаль, девочка, – обратилась Тесса к лошади, потрепав ее по загривку.

– Дело, конечно, прежде всего, и все-таки жаль, что вы не можете оставить ее себе, – заметил Энтони. – Похоже, вы очень привязаны друг к другу.

Однако Тесса предпочла не обсуждать с Энтони состояние своих финансов.

– Я буду по ней скучать, – призналась Тесса. – Но мы купили ее с тем, чтобы потом продать, так что я с самого начала знала, что она никогда не будет моей.

– А вам когда-нибудь разрешали оставить лошадь, которая вам нравилась? – Голос Энтони был нежным и сочувственным, и Тесса едва не заплакала.

Чтобы не дать волю слезам, она решительно распрямила спину.

– Конечно. Когда я была ребенком, мне подарили пони по имени Незабудка. Я ужасно любила ее. К несчастью, спустя два года она умерла. – Но это было не совсем то, о чем спрашивал Энтони, и Тесса это понимала.

– Мы почти приехали, так что я покидаю вас, – произнес Энтони после долгой паузы, во время которой Тесса, отчаянно пыталась догадаться, о чем он думает. – Я ведь обещал, что нас никто не увидит.

Тесса натянула поводья, раздумывая над тем, чего больше хотел Энтони: сохранить ее репутацию или свою собственную свободу. Однако она тут же прогнала неприятные мысли.

– Благодарю вас, милорд. Вы были очень добры ко мне, учитывая то, что в случившемся есть и моя вина.

– Вы обещали называть меня Энтони, – напомнил молодой человек с улыбкой, которая поразила Тессу в самое сердце. – Кроме того, вы напомнили мне, что и я виноват отчасти в случившемся. Приятного вам дня, Тесса. – Он коснулся шляпы в приветственном жесте. Выражение его лица было таким же чувственным, как и его поцелуй.

– Приятного вам дня… Энтони, – ответила девушка.

Опасаясь, как бы он не догадался о том, что творится у нее в душе, Тесса галопом поскакала к дому.

Энтони смотрел ей вслед со смешанным чувством восхищения, тревоги и еще какого-то более сильного чувства. Чертыхнувшись, он развернул Пепла и галопом поскакал к Айви-Лодж, чтобы освободиться от обуревавших его эмоций.

Глава 10

Объехав стороной конюшни, чтобы избежать встречи с дядей или братом, Тесса остановилась у парадного крыльца и передала Корицу Джонасу. Ей нужно было переодеться, прежде чем кто-нибудь ее увидит, а также подумать.

Услышав шаги дочери на лестнице, сэр Джордж окликнул ее. Но Тесса вовсе не хотела, чтобы отец видел ее в таком одеянии, и, ответив на приветствие, сказала, что зайдет к нему позже. Пока Салли помогала ей снять измятую амазонку и переодеться в домашнее розовое платье, Тесса думала о прошедшей ночи.

Если откроется правда, ее репутация будет разрушена, но ее почему-то это совсем не беспокоило. Ее мысли были поглощены Энтони. Его лицо, его голос, нежность, когда он с ней разговаривал, благородство, с каким он простил ее за то, что она сделала с его другом. Когда же она снова увидит его?

Тесса тряхнула головой, чтобы прогнать непрошеные мысли, и поймала на себе любопытный взгляд служанки. Чем больше она узнавала Энтони, тем больше убеждалась в том, что нашла в нем идеальную пару – мужчину, который принимал ее такой, какая она есть, с ее необычными способностями и многочисленными недостатками. Но это ничего не значило. Энтони не собирался делать ей предложение, а она не смогла бы покинуть отца, если бы даже он его сделал, так что все это пустые мечты.

– Спасибо, Салли, – поблагодарила Тесса служанку, когда та расчесала ей волосы и уложила их в незамысловатую прическу. Кивнув своему отражению в зеркале, Тесса отправилась вниз.

– Ну наконец-то, Тесса, – приветствовал дочь сэр Джордж. – Вижу, ты хорошо выспалась у Хиллтопов. У тебя так блестят глаза. Надеюсь, ты уже завтракала?

– Вообще-то нет, – призналась Тесса. – Хиллтопы встают поздно, а я хотела побыстрее вернуться домой. Я попрошу принести еще чаю и печений. – Отдав приказание служанке, она села за маленький столик напротив отца.

– Так мило со стороны наших соседей, что они позволили тебе остаться на ночь, когда погода испортилась, – заметил сэр Джордж, когда служанка внесла поднос с горячим чаем и печеньями. – Мы теперь просто обязаны ответить любезностью на любезность, и я решил пригласить их на ужин на следующей неделе. Что скажешь?

Тесса едва не поперхнулась и быстро глотнула чая.

– Мне кажется, в этом нет необходимости, папа. Они вряд ли ожидают ответного приглашения, потому что знают, что ты не принимаешь гостей.

– Ерунда. Ты что, забыла, как чудесно я провел время в обществе молодых джентльменов из Лондона? Думаю, будет вполне по-соседски пригласить Хиллтопов на ужин. Мы даже могли бы пригласить еще пару семей и устроить вечеринку.

Господи, ну почему она не подумала о таком повороте событий? Отцу никак нельзя встретиться с Хиллтопами. Ложь засасывала, словно омут, но Тесса вынуждена была снова солгать.

– Боюсь, они в любом случае не смогут приехать, папа, потому что уезжают в Лондон через несколько дней и собираются остаться там на всю зиму.

– Вот как? В таком случае вдвойне мило с их стороны оставить тебя на ночь теперь, когда они заняты приготовлениями к отъезду.

– Я очень сердечно поблагодарила их за это, – ответила девушка.

– А что мисс Хиллтоп? Она выезжает в свет?

Тесса не видела Синтию Хиллтоп больше года и не имела ни малейшего понятия о ее жизни. Она что-то пробормотала в ответ и перевела разговор на другую тему.

– Надеюсь, дядя Мерсер не слишком расстроился из-за того, что я не поехала сегодня в Коттсмур?

– Очень расстроился, но я сказал, что ничего страшного не случилось. Ты сможешь поехать на следующую охоту на кобыле, которую он задумал продать. Однако он весьма настоятельно просил, чтобы ты поговорила с ним, когда вернешься. Разумеется, после того как позавтракаешь.

– Конечно. – Тесса должна была понять, что неприятный разговор не заставит себя долго ждать. Доев печенье и допив чай, девушка встала из-за стола. – Он в кабинете или в конюшне?

– Думаю, в конюшне. Надень плащ, дорогая, на улице сильный ветер.

– Хорошо, папа, спасибо. – Запечатлев на лбу отца поцелуй, Тесса поднялась в свою комнату за плащом, после чего отправилась на конюшню.

– Ну наконец-то, – встретил ее Мерсер Эмери. – В Коттсмур мы уже, конечно, опоздали. И теперь сможем продать кобылу не раньше понедельника, а ведь ты знаешь, как нам нужны деньги.

– Два дня погоды не сделают, – ответила Тесса, раздраженная тоном дяди. – Вы только ради этого хотели меня видеть? Чтобы сделать мне выговор?

Мерсер Эмери взглянул на племянницу и покачал головой.

– Я хочу, чтобы ты начала работать с Вулканом. Мы обсудили это с Гарольдом и решили, что ты сможешь подготовить его для охоты к концу сезона. У него такая родословная, что мы получим за него даже больше, чем за Нимба. Он ведь еще и отличный производитель.

– Не говорите ерунды! – воскликнула Тесса. Вулкан был самым диким и необузданным из всех принадлежавших им лошадей. Необъезженный жеребец, гораздо более злобный и норовистый, чем Нимб. Его содержали в дальнем загоне, подальше от остальных лошадей, и даже Тессе не позволялось подходить к нему.

– Ты говорила, что глупо ожидать от Нимба примерного поведения на охоте, а теперь видишь, как все удачно сложилось?

– Не так уж удачно, – возразила Тесса. – Вы разве не слышали? Вчера лорд Киллерби попытался прогуляться верхом и был серьезно ранен, впрочем, как и Нимб.

– И когда ты узнала об этом?

– Мне рассказал лорд Энтони, когда провожал меня к Хиллтопам.

Билли, вероятно, уже рассказал дяде Мерсеру, что она уехала вместе с лордом Энтони, так что скрывать этот факт не имело смысла.

Эмери выругался.

– Это тот самый любопытный франт?

– Да, он. Боюсь, это происшествие вызовет еще большие подозрения. Лорд Энтони казался весьма разгневанным, когда разговаривал со мной. – Тесса сказала правду. Но потом Энтони простил ее. При воспоминании об этом на душе у девушки потеплело. – Нам лучше иметь дело только с отлично подготовленными лошадьми до конца сезона, дядя.

– У нас осталось всего несколько, – с кислым выражением лица ответил Мерсер Эмери.

Тессе хотелось сказать, что все это из-за неумения Гарольда обращаться с лошадьми, но она знала, что эти слова еще больше разозлят дядю.

– У нас есть Корица. Я поеду на ней на охоту в понедельник, если, конечно, вы не захотите продать ее сегодня.

– Нет, мы получим за нее большую цену, если потенциальные покупатели увидят тебя верхом на ней прямо перед торгами. К тому же в Куорне соберется больше всего народу. Как ты сказала, два дня не имеют значения. Когда Гарольд вернется из деревни, мы обсудим… А вот и он.

Тесса обернулась и увидела двоюродного брата верхом на старом жеребце Громе.

– Вижу, ты вернулась, – недовольно произнес Гарольд. – Хорошо провела время у Хиллтопов?

Разговаривал ли он в деревне с кем-нибудь? Не узнал ли правду?

– Синтия груба как обычно, а вот ужин был превосходным.

– А что этот щеголь, с которым ты уехала вчера вечером? Твой отец знает об этом?

– Лорд Энтони? – Удивление девушки было не слишком сильным. Теперь она была рада, что не стала скрывать факт его приезда. – Он просто проводил меня, но на ужин не остался. – Тессу вновь сковал страх, что Гарольд узнает правду.

– Но если его не пригласили на ужин, что он здесь делал? – продолжал расспрашивать Гарольд.

Тесса решила перейти в наступление.

– Он приехал рассказать мне о несчастном случае с лордом Киллерби. Возможно, ты слышал об этом в деревне.

Гарольд кивнул:

– Да, что-то слышал. Но мне кажется, ни с лошадью, ни с всадником не случилось ничего серьезного. И вообще это не наша вина. Такое случается время от времени.

– Не случится, если лошадь хорошо подготовлена. Мне не хотелось бы снова принимать участие в подобной авантюре.

– Что? – Гарольд вопросительно посмотрел на отца. – Ты разве не сказал, что мы решили насчет Вулкана?

Дядя Мерсер кивнул.

– Но она отчасти права. Мы вряд ли получим выгоду, если покупатели начнут требовать свои деньги назад. Ты же знаешь сэра Джорджа – он вернет все до пенни. Возможно, нам стоит продать сначала хорошо подготовленных лошадей. И все же интересно было бы посмотреть, как она справится с Вулканом.

Эти двое обсуждали Тессу так, словно ее здесь не было. Однако она была готова принять брошенный ей вызов.

– Я не прочь поработать с Вулканом, – произнесла она, – но лишь в том случае, если вы не продадите его в ближайшее время.

Все трое направились к загону, обходя лужи, оставленные вчерашним дождем. Они миновали загоны, где конюхи работали с другими лошадьми, включая и гнедого жеребца, которого тренировала вчера Тесса.

– Эй! – крикнул Гарольд работнику, держащему на длинном поводу коня. – Затяни-ка эту веревку да не стесняйся пускать в ход кнут, если он остановится. – С этими словами Гарольд зашел в загон, намереваясь показать, как именно это нужно делать. Но в тот же момент конь прижал уши и шарахнулся в сторону. Гарольд выхватил кнут из рук конюха и со свистом опустил на спину коня.

– Гарольд! – крикнула Тесса. – Прекрати! Мы вчера здорово продвинулись с этим конем, и я не хочу, чтобы ты свел все мои усилия на нет, сделав пугливым вполне миролюбивое животное.

Из упрямства Гарольд ударил коня еще раз, а потом, обменявшись парой слов с конюхом, вернулся к отцу и сестре.

– Я предупреждал тебя, Тесса, чтобы не делала мне замечаний, – процедил он сквозь зубы, – особенно при других работниках.

– Если бы ты выполнял свою работу надлежащим образом, мне не пришлось бы делать тебе замечаний, – огрызнулась девушка. – Твои методы приносят больше вреда, чем пользы. Я не раз говорила тебе об этом. – Она посмотрела на дядю, ища поддержки.

Но дядя Мерсер лишь пожал плечами.

– Существуют различные методы обучения лошадей, – произнес он. – Гарольд прав, не стоит его критиковать в присутствии рабочих, это плохо сказывается на дисциплине. Ты ведь не будешь вымещать свое плохое настроение на лошадях, а, сынок?

Тесса хотела было возразить, но сдержалась, понимая, что ни к чему хорошему это не приведет. Дядя Мерсер всегда поддерживал сына, независимо от того, прав он или нет. Девушка была рада, что Нимб, ускользнул из рук ее жестокого кузена. А скоро и Корица попадет в другие руки.

Большинство принадлежащих ее отцу лошадей могли бы стать прекрасными гунтерами или скакунами, если бы можно было изолировать их от Гарольда. Если бы только…

Едва они подошли к загону Вулкана, как тот яростно заржал и бросился на высокую изгородь. Выглядел он поистине устрашающе – черный как смоль, ростом в семнадцать ладоней, совершенно необъезженный. Все трое сделали шаг назад, когда конь резко остановился, едва не врезавшись в изгородь, но лишь для того, чтобы вытянуть шею и клацнуть зубами.

Гарольд подтолкнул сестру вперед.

– Ну же, давай. Посмотрим, подействуют ли на него твои чары, – сказал он с отвратительной усмешкой. Гарольд был уверен, что у Тессы ничего не выйдет, девушка думала так же. Этот конь казался настоящим монстром.

Тесса осторожно сделала шаг вперед, стараясь находиться на почтительном расстоянии от огромных зубов коня, которые тот не переставал демонстрировать.

– Ну же, мальчик. Что тебя так рассердило? – напевно произнесла девушка.

Конь снова клацнул зубами, а потом заржал, но на этот раз от разочарования.

Тесса предприняла еще одну попытку.

– Вулкан, Вулкан, успокойся. Обещаю, все будет хорошо. – Девушка сделала еще несколько шагов по направлению к коню, но так, чтобы он не смог укусить ее.

Уши Вулкана затрепетали, а по всему его телу пробежала дрожь, словно он пытался стряхнуть надоедливое насекомое. Он мотал головой, по-прежнему обнажая зубы, однако попытки укусить не делал, хотя дико вращал глазами.

– Вот так-то лучше, – проворковала Тесса. – Ненамного, но лучше. – Слова были не важны. Важен был тон, и конь постепенно начал сдаваться.

Спустя полчаса конь стоял совершенно спокойно, лишь время от времени постукивая задней ногой. Тесса, конечно, не предпринимала попытки дотронуться до него, но была благодарна своему дару за то, что ей удалось успокоить коня всего лишь при помощи голоса.

Отойдя от ограды, она повернулась к кузену и дяде. Широко разинув рты, те наблюдали за происходящим.

– Думаю, на сегодня достаточно. Мне нужно время, чтобы завоевать его доверие, но первый шаг сделан. Навещу его завтра.

– Глазам своим не верю, – воскликнул Гарольд. При звуке его голоса конь попятился, громко заржал и бросился прочь.

Тесса вздохнула.

– В следующий раз я приду к нему одна. Обещаю соблюдать осторожность.

Мужчинам эта идея не понравилась.

– Как я смогу оценить его успехи, если не буду наблюдать за тренировками? – спросил Гарольд. Его отец кивнул.

– А если этот дикарь тебя ранит? – добавил дядя Мерсер. – И рядом не будет никого, чтобы прийти на помощь?

Напрасно Тесса пыталась убедить его, что за ней может присматривать издалека один из рабочих. Наконец Тесса сдалась, надеясь, что со временем они убедятся в ее правоте и их жадность одержит победу над переживаниями за ее безопасность.

Возвращаясь к дому, Тесса подумала, что ее жизнь стала намного счастливее в последние несколько дней. Не только потому, что она могла ездить на охоту, испытывая ни с чем не сравнимое возбуждение от скачек, но и потому, что у нее появилась возможность проводить больше времени с лошадьми. Кроме того, у Тессы впервые за многие годы появился настоящий друг – лорд Энтони, а ее неосмотрительное отсутствие, похоже, осталась незамеченным.

Ботинки девушки были покрыты грязью, и она прошла в дом через кухню, чтобы сменить обувь, прежде чем отправиться в кабинет отца. Возможно, им вместе удастся придумать какое-нибудь подходящее занятие для Гарольда, чтобы изолировать его от лошадей.

Когда Тесса приблизилась к кабинету отца, звук голосов возвестил о том, что сэр Джордж не один. Это удивила Тессу, потому что Гриффит ел на кухне, когда она проходила мимо. Неужели он покончил с обедом так быстро? Но когда девушка вошла в кабинет, та увидела лорда Энтони, сидящего в кресле рядом с ее отцом.

Увидев Тессу, молодой человек встал и поклонился.

– А, мисс Ситон, я рад, что вы уже вернулись. Насколько я понял, вы вынуждены были остаться на ночь у Хиллтопов?

Тесса присела в реверансе, надеясь, что отец не заметил выступившего на ее щеках румянца.

– Да, милорд. Они оказались очень любезны и предложили остаться. Так что мне не пришлось возвращаться домой под проливным дождем. Как чувствует себя лорд Киллерби?

Удивленный взгляд сэра Джорджа напомнил Тессе, что он еще не знает о случившемся. Нет, когда-нибудь она все-таки запутается в паутине лжи! Однако Энтони искусно сгладил ее промах.

– Он чувствует себя гораздо лучше, хотя некоторое время не сможет ходить. А разве мистер Эмери рассказал вам о его падении? – Вопрос был адресован обоим сразу.

Тесса кивнула, в то время как сэр Джордж покачал головой.

– Гарольд услышал об этом в деревне, – ловко вывернулась Тесса. – Я очень расстроилась, узнав об этом. А что с его конем? – Тесса старалась построить разговор так, чтобы отец не узнал, что лорд Киллерби был верхом на Нимбе.

– Он растянул ногу и сильно оцарапал бок, но ветеринар уверил нас, что он скоро поправится. – Энтони повернулся к сэру Джорджу и, прежде чем тот успел задать вопрос, сказал: – Лорд Киллерби сейчас обездвижен и будет очень рад, что вы приняли мое приглашение.

– Приглашение? – переспросила Тесса. – О чем вы? Папа?

Сэр Джордж широко улыбнулся дочери.

– Лорд Энтони был очень любезен и пригласил меня на ужин в Айви-Лодж завтра вечером. Обещал прислать за мной экипаж и помочь сесть в него.

– Это правда, – подтвердил лорд Энтони, улыбнувшись сначала хозяину дома, а потом Тессе. Он заметил, что девушка обеспокоена.

– А ты уверен, что действительно хочешь этого, папа?

– Мне хочется попробовать, – кивнув, ответил сэр Джордж. – Если ничего не получится, то лучше узнать об этом сразу, как ты считаешь? А если получится, то кто знает, на что еще я способен? – Сэр Джордж подмигнул дочери.

Тесса растерянно заморгала – слишком непривычно было видеть отца в таком настроении. Вспомнив разговор с Энтони, она решила не высказывать своих опасений вслух.

– Хорошо, папа.

Она лучше поговорит с Энтони наедине, прежде чем он уедет. Ему необходимо понять, на какой риск он идет. Ведь предстоящая попытка угрожает не только здоровью сэра Джорджа. Тесса даже думать не хотела о том, как он расстроится, если не в силах будет поехать. Она предпочла бы уберечь отца от такого потрясения, но тот был настроен весьма решительно.

Затем разговор зашел об охоте, и сэр Джордж высказал сожаление по поводу того, что ни Тесса, ни Энтони не смогли поехать сегодня в Коттсмур. При воспоминании о причине Тесса вспыхнула, хотя отец ничего не подозревал.

Прошедшая ночь и даже сегодняшнее утро казались Тессе всего лишь сном. Энтони вел себя чопорно и совсем не обращал на нее внимания. Она просто преувеличила значимость произошедшего между ними, и поведение Энтони было лишним тому доказательством.

– … правда, Тесса? – услышала она голос сэра Джорджа и удивленно посмотрела на него.

– Прости, папа, я задумалась. Так о чем ты меня спросил?

– Я предложил тебе проводить лорда Энтони, потому что уверен, что ты захочешь рассказать ему, как нужно со мной обращаться. – В глазах сэра Джорджа плясали озорные искорки.

– О, я… – пораженная словами отца, хотела было запротестовать Тесса, но потом покачала головой. – Ты слишком хорошо знаешь меня, папа, потому что именно это я и хотела сделать. Но я постараюсь не слишком докучать нашему гостю. Лорд Энтони?

Молодой человек поднялся и отправился вслед за Тессой к выходу.

– Я полагаю, нет нужды объяснять вам, что вы должны быть крайне осторожны с ним завтра вечером? – спросила Тесса, застенчиво улыбаясь. – Видите, я пытаюсь следовать вашему совету.

– И весьма преуспели в этом, – ответил Энтони с улыбкой, от которой сердце девушки затрепетало. – Я бы хотел, чтобы и вы поехали с нами, но, боюсь, это будет не слишком прилично.

– Да. Я понимаю. Я вам доверяю и надеюсь, что вы не очень утомите отца. – Тесса обещала не опекать отца слишком сильно, но ей требовалось подтверждение, что с ним все будет в порядке.

И Энтони это понял.

– Я буду внимательно следить за ним. Не менее внимательно, чем вы, Тесса, обещаю.

Девушка знала, что Энтони сдержит слово, и улыбнулась. Заметив, что девушка расслабилась, Энтони бросил взгляд на лестницу за ее спиной, а потом наклонился и быстро поцеловал ее.

– До завтра, – прошептал он и, повернувшись, ушел.

Тесса долго стояла на крыльце, прижав пальцы к губам и мечтательно улыбаясь. Но, оглядевшись, увидела царившую в холле нищету и подумала, что ей предстоит немало работы! Ведь отец спустится сюда.

В последующие несколько часов в доме был настоящий аврал. Тесса и немногочисленные слуги уносили обветшавшую мебель, вносили ту, что выглядела более или менее элегантно, чистили и натирали ее. Серебряные подсвечники были очищены от тусклого налета, из дальних комнат принесли несколько картин, ковер, пылившийся в чулане, был тщательно выбит и расстелен на полу. К обеду холл выглядел вполне презентабельно, и Тесса подумала о том, что такую уборку следовало провести гораздо раньше.

– Спасибо, миссис Биллз, – поблагодарила она почтенную женщину, исполнявшую роль экономки и повара, о чем сэр Джордж не знал. – Вы – настоящее сокровище.

– Благодарю вас, мисс, но если мы хотим убедить в этом вашего отца, то лучше я пойду на кухню. Я оставила Салли приглядывать за супом, но какой из нее повар? Я пришлю ее к вам.

Тесса кивнула и, отослав миссис Биллз, направилась в свою комнату, чтобы снять чепец, который надевала во время уборки. Ей придется поговорить с дядей Мерсером о найме некоторого количества слуг, если отец и дальше будет настаивать на приеме гостей. Тех слуг, что остались в доме, было явно недостаточно.

Тесса спустилась к обеду пораньше, намереваясь поговорить с отцом о Гарольде, но обнаружила в гостиной дядю Мерсера. Сэр Джордж оживленно рассказывал о своей предстоящей поездке, а дядя Мерсер хмурился.

– В самом деле, сэр, вам нужно было посоветоваться со мной, прежде чем соглашаться. Мне кажется, это неразумно. Позвольте хотя бы послать за врачом, чтобы он высказал свое мнение по этому поводу.

– Вздор, – воскликнул сэр Джордж. – Этот старый шарлатан слишком осторожен, на мой взгляд. Вы двое с удовольствием уложили бы меня в постель навсегда, хотя в этом, право, нет необходимости. Как ты думаешь, Тесса? – Сэр Джордж посмотрел на дочь, которая в этот момент появилась в гостиной.

– Ты совершенно прав, папа. – Тесса вовсе не была уверена в этом, но никак не могла принять сторону дяди Мерсера. По крайней мере, не сейчас, когда отцу так хотелось совершить эту поездку.

Мерсер пожал плечами.

– Надеюсь, вы переубедите меня, – кисло произнес он.

Затем пришел Гарольд, а еще через несколько минут пригласили к обеду. К сожалению Тессы, разговор с отцом пришлось отложить еще на некоторое время, потому что за обедом он выпил лишнего, и рассчитывать на его понимание не приходилось.


На следующее утро после завтрака приехал приходский священник. Он всегда приезжал в Уитстоун по воскресеньям, чтобы совершить службу в маленькой молельне, расположенной на первом этаже дома. Тесса помолилась за Гарольда и лошадей, а еще за Энтони, однако ответов на мучившие ее вопросы не получила.

Вторую половину дня Тесса провела в конюшнях, где снова работала с Вулканом. Прогресс был налицо – конь позволял Тессе дотронуться до него й даже не пытался укусить.

– Тебе удалось его усмирить, – тихо произнес Гарольд у Тессы за спиной. – Посмотрим, смогу ли я дотронуться до него, пока он спокоен.

Но прежде чем Гарольд к нему подошел, конь закинул шею и клацнул зубами, чудом не задев плечо молодого человека. Гарольд отскочил в сторону, Вулкан попятился, а потом громко заржал и бросился прочь в самый угол загона.

Тесса вздохнула:

– Гарольд, я лучше справляюсь с ним, когда ты держишься поодаль.

– Ты вчера находилась здесь одна и провела в седле больше времени, чем того требуют приличия. О тебе уже судачат.

Тесса удивленно взглянула на брата:

– Судачат? Кто?

Гарольд пожал плечами.

– Соседи, – махнул он рукой.

– Уже много лет я выезжаю из дому одна, – напомнила Тесса. – Никогда не обращала внимания на то, что говорят другие, да и ты тоже. Это упрощало твою работу.

Гарольд хмуро посмотрел на девушку:

– Это было раньше. А теперь я должен следить за тобой. Отец тоже так считает.

Тесса подозревала, что ее поездка с Энтони в пятницу вечером как-то повлияла на решение дяди Мерсера, но уточнять не стала. Чем меньше она будет упоминать об этом, тем лучше. Не стоит возбуждать у Гарольда подозрения на этот счет. В лучшем случае он станет насмехаться над ней: мол, пустые надежды. В худшем – увидит в Энтони угрозу и сделает что-нибудь, чтобы отвадить его. Все эти мысли напомнили ей о приближающемся приезде Энтони. Не переставая думать об этом, Тесса приняла ванну, оделась с не присущей ей тщательностью и стала спускаться вниз.

Она надеялась поговорить, наконец, с отцом о работе Гарольда, но снова ее надеждам не суждено было сбыться, потому что и Гарольд, и дядя Мерсер уже находились в гостиной вместе с сэром Джорджем. Все трое с удивлением посмотрели на девушку, необычно нарядно одетую.

– О Господи, ты выглядишь просто великолепно, Тесса, – воскликнул сэр Джордж. – Не правда ли, джентльмены?

Оба пробормотали что-то в ответ, а Гарольд нахмурился, с подозрением глядя на Тессу. Ее сердце упало при мысли, что весь вечер ей придется выслушивать ядовитые замечания кузена и терпеть его грубые ухаживания. Тесса придумывала, как отвлечь их внимание от собственной персоны, когда в дверь постучали, и слуга доложил о приезде лорда Энтони и его друга мистера Терпина.

– Вы день ото дня хорошеете, мисс Ситон, – произнес Энтони, не сводя глаз с лица Тессы, и сердце ее затрепетало. Запечатлев поцелуй на затянутой в перчатку руке девушки, лорд выпрямился и обратился к ее отцу:

– Сэр Джордж, с вашего позволения я хотел бы вместе с вами пригласить на ужин и вашу дочь.

Тесса удивленно посмотрела на лорда.

– Но… – начала она, однако сэр Джордж перебил ее:

– Это очень любезно с вашей стороны, лорд Энтони, но как вы сами заметили, Айви-Лодж – прибежище холостяков.

– Да, – вмешался в разговор весьма воинственно настроенный Гарольд. – Как вы смеете оскорблять мою кузину подобным приглашением?

На лице Энтони по-прежнему сияла улыбка, однако его взгляд заставил Гарольда попятиться.

– Я никогда не посмел бы оскорбить мисс Ситон, – ответил Энтони с металлом в голосе. – Просто случилось так, что леди Киллерби приехала навестить раненого сына. Таким образом, присутствие леди Киллерби в Айви-Лодж делает визит мисс Ситон вполне приемлемым.

– В таком случае, – ответил сэр Джордж, – уверен, моя дочь будет рада принять ваше приглашение. Не так ли, Тесса?

Девушка улыбнулась, и душа ее запела при мысли о вечере в обществе Энтони.

– Конечно, – ответила она.

Глава 11

Энтони получил огромное удовольствие от созерцания бессильной ярости на лице Гарольда Эмери, когда улыбнулся Тессе в ответ.

– Я рад, что вы приняли мое приглашение, – искренне произнес он. – Значит, мы можем ехать?

– Может, выпьете стаканчик хереса? – спросил сэр Джордж.

Энтони покачал головой.

– Теперь наша очередь принимать гостей, сэр Джордж, мне очень любопытно услышать ваше, мнение об Айви-Лодж. Кроме того, я не хотел бы выслушивать упреки леди Киллерби за опоздание. Экипаж у дверей, так что позвольте нам снести вас вниз.

Сэр Джордж с беспокойством взглянул на Тессу, но тут же кивнул.

– Прекрасно, джентльмены, отдаю себя в ваши руки в буквальном смысле этого слова.

Как и было оговорено заранее, Тор взялся за спинку инвалидного кресла сэра Джорджа, а Энтони – за подножку. Они без труда вынесли сэра Джорджа из кабинета и спустились с лестницы. В холле на мгновение остановились, и Энтони, оглядевшись, заметил, что со вчерашнего дня холл претерпел существенные изменения. Поймав на себе взгляд Тессы, он подмигнул ей, дав понять, что ему все ясно. Девушка слегка покраснела и смущенно улыбнулась в ответ.

Энтони и Тор снесли кресло по широким ступеням крыльца. Тор взял сэра Джорджа под мышки, Энтони подхватил его под колени, и без особого труда они перенесли отца Тессы в экипаж.

– Ну вот. Разве я не говорил вам, что это будет совсем нетрудно? – спросил Энтони. Он заботливо положил под ноги сэра Джорджа подушки, в то время как Тор помогал кучеру закрепить инвалидное кресло на крыше экипажа.

– Говорили, но должен признаться, меня одолевали сомнения, – ответил сэр Джордж. – Знай я, что это так просто, стал бы выходить из дому много лет назад. Я очень вам обязан, лорд Энтони.

Тесса, нахмурившись, стояла возле экипажа. Энтони подошел к ней.

– Вы все еще беспокоитесь? – тихо спросил он. – Не стоит, уверяю вас.

Тесса подняла на Энтони полные тревоги глаза.

– Нет, не беспокоюсь. Только теперь я поняла, что слишком рьяно оберегала отца. Не стоило этого делать.

Увидев расстроенное лицо девушки, Энтони захотел прижать ее к груди, поцеловать и утешить.

– Нисколько не сомневаюсь, что вы действовали из самых лучших побуждений. Он должен быть счастлив, имея такую дочь, как вы, Тесса.

– Благодарю вас, – прошептала девушка.

– Энтони! – позвал Тор. – Пора ехать!

Подняв глаза, он заметил наблюдающего с крыльца Гарольда Эмери, который подозрительно щурился.

– Едем! – крикнул Энтони и протянул руку Тессе, отчасти из вежливости, отчасти для того, чтобы уязвить молодого Эмери. – Едем?

Тесса кивнула, благодарно посмотрев на Энтони. Он проводил ее к экипажу и усадил рядом с отцом. Спустя мгновение они тронулись в путь, И Энтони начал развлекать сэра Джорджа беседой, чтобы тот не слишком внимательно смотрел в окно на Уитстоун с его просевшей крышей. К счастью, они вернутся, когда уже стемнеет, и сэр Джордж не заметит, в каком состоянии его·поместье.

Сэр Джордж был весьма оживлен, рассуждая об окружающей местности и произошедших в ней изменениях.

Примерно через двадцать минут экипаж прибыл в Айви-Лодж. Повторив всю процедуру, что и в Уитстоуне, только в обратном порядке, Тор и Энтони вынесли сэра Джорджа из экипажа, усадили в кресло и внесли в гостиную. Взяв из рук Сторми предложенный ему бокал хереса, сэр Джордж с восторгом огляделся.

– Как здесь красиво! – воскликнул он. – Надеюсь и впредь совершать подобные прогулки.

– Уверена, у тебя получится, папа, – произнесла Тесса, и Энтони показалось, что ее слова прозвучали искренне, хотя в глазах девушки все еще читалось некоторое беспокойство. Затем она повернулась к удобно устроившемуся на диване Киллеру, чья раненая нога покоилась на подушке.

– К сожалению, я не могу встать, мисс Ситон. Надеюсь, вы простите? – спросил он, широко улыбаясь. Сломанная нога ничуть не уменьшила его самолюбования.

– Конечно, лорд Киллерби, – тепло ответила девушка. – Рана причиняет вам сильную боль?

Киллер энергично закивал:

– Ужасную. Но я готов заплатить еще более высокую цену за ваше внимание.

Энтони подумал, что просто обязан вмешаться.

– Доктор говорит, что он быстро идет на поправку, если, конечно, не совершит еще какого-нибудь безрассудного поступка.

– Безрассудного поступка? Мой Уильям? – раздался женский голос. Все обернулись. В дверях появилась леди Киллерби в ярко-красном атласном платье и ярко-желтом тюрбане с огромным зеленым пером. – Разве он совершил сегодня что-нибудь из ряда вон выходящее? Не хотелось бы пропустить.

Леди Киллерби приближалась к своему пятидесятилетнему рубежу, однако сохранила привлекательность и превосходную фигуру, хотя слишком пестрый вызывающий наряд затмевал ее угасающую красоту. Тесса присела в реверансе.

– Леди Киллерби, – произнес Энтони, – позвольте представить вам мисс Тессу Ситон и ее отца сэра Джорджа Ситона.

Пожилая дама бросила на Тессу проницательный взгляд, еле заметно кивнула и повернулась к сэру Джорджу.

– Я рада встрече, но нас не надо представлять друг другу, не так ли, сэр Джордж? Уверена, что вы не забыли Лили Гилтуэйт.

Сэр Джордж широко улыбнулся.

– Конечно, не забыл! Как приятно увидеть вас снова, Лили… или я должен сказать миледи? Сколько же времени прошло? Лет двадцать пять? Пока я гонялся по полям с другими молодыми людьми, лорд Киллерби поймал вас в свои сети.

– Льстец. – Леди Киллерби стала кокетливо обмахиваться веером из розовых перьев.

Тесса с изумлением наблюдала за шутливой беседой отца и леди Киллерби, когда к ней подошел Энтони.

– Этот визит может оказаться для сэра Джорджа более полезным и приятным, чем я предполагал. Леди Киллерби ничего не говорила о своем знакомстве с ним.

– Полагаю, она из тех женщин, от которых можно ждать сюрпризов, – вполголоса ответила Тесса. – Это всегда привлекает к себе внимание.

– Ну-ну, Тесса, не стоит осуждать отца за то, что он немного развлечется, – слегка пожурил девушку Энтони. – Уверен, это принесет ему скорее пользу, чем вред.

Тесса не могла отрицать того, что женщина, столь легко вызвавшая улыбку ее отца, пробудила в ней чувство негодования.

– Вы правы, и мне стыдно за свой эгоизм, – ответила Тесса.

Энтони потрепал ее по плечу.

– То-то же. А теперь идемте, я представлю вас остальным членам нашего клуба. – Энтони провел девушку в глубину залы и представил Роджеру Литтлтону и лорду Аппингвуду. С лордом Рашфордом и сэром Чарлзом Стормом она была уже знакома, и те выразили свое удовольствие видеть ее снова.

Компания, собравшаяся за ужином, оказалась довольно веселой и доброжелательной. Тесса сидела в центре стола, По правую руку от нее расположился лорд Энтони, по левую – лорд Аппингвуд, напротив – леди Киллерби. По одну сторону от нее сидел ее сын, чья больная нога покоилась на низеньком стульчике, по другую – сэр Джордж.

– Я слышала, вы посещаете охоту, мисс Ситон? – произнесла леди Киллерби, когда подали суп. – Наверняка многие были неприятно удивлены.

Тесса с беспокойством взглянула на отца.

– Я… я не заметила, миледи.

– Фи. Люди стали теперь ханжами. Вряд ли ваше появление на охоте не вызвало пересудов. Когда я была в вашем возрасте, девушкам давали больше свободы, но сейчас молодым особам надлежит вести себя осмотрительно. По крайней мере, все так говорят.

– Да ну нет же, мама, право, – запротестовал лорд Киллерби. – Мисс Ситон не сделала ничего непристойного. Просто участие женщины в охоте немного нетрадиционно.

– В самом деле, мэм, – вступил в разговор сэр Джордж. – Я убедился в том, что учредители охоты согласились с участием в ней моей дочери. Кроме того, ее всегда сопровождал дядя, чтобы соблюсти приличия.

– Ее дядя? – переспросила леди Киллерби. – А кто?

– Мерсер Эмери. Брат моей Грейс, – пояснил сэр Джордж.

Леди Киллерби фыркнула так выразительно, что тюрбан на ее голове задрожал.

– О да, я помню Мерсера Эмери. Он был женат на дочери какого-то местного торговца, не так ли?

– Мне кажется, она была дочерью адвоката, – неуверенно возразил сэр Джордж. – Она умерла около двадцати лет назад.

– Впрочем, это не имеет значения, – произнесла леди Киллерби, махнув рукой. – Дело в том…

– Дело в том, – перебил женщину Энтони, – что мисс Ситон зависит не только от своего дяди. Сэр Джордж может доверять мне и остальным членам клуба «Одд сок». Уж мы-то позаботимся о безопасности мисс Ситон на охоте.

Леди Киллерби пристально посмотрела на молодого человека.

– Доверять группе пышущих энергией холостяков? Я бы не рискнула. Это все равно, что посадить лису в курятник.

Откровенное высказывание леди Киллерби заставило Тессу вспыхнуть, и она живо представила себе ночь, проведенную наедине с лордом Энтони. Дай Бог, чтобы леди Киллерби не узнала об этом.

– Вообще-то мисс Ситон вряд ли нуждается в том, чтобы кто-то охранял ее на охоте, – заявил вдруг лорд Киллерби. – она скачет верхом лучше, чем мы все, вместе взятые. Так что если кому-то и вздумается предпринять в отношении нее какие-то действия, она с легкостью заставит наглеца глотать пыль, летящую из-под копыт ее коня.

Все засмеялись, шумно выражая свое согласие. Тесса покраснела, зато сэр Джордж остался доволен.

Однако на леди Киллерби подобная похвала, похоже, не произвела впечатления.

– В самом деле? Нет, нет, довольно ваших уверений, джентльмены. Я выскажу свое мнение завтра.

– Вы тоже хотите поехать на охоту, миледи? – В голосе Энтони сквозило неподдельное изумление.

– Хм. Я никогда не была блестящей наездницей, даже в расцвете молодости. Я поеду в фаэтоне – так я привыкла делать у себя дома и так делала в молодости. Решительно заявляю – будет чудесно вновь наблюдать за охотой! И, кроме того, – добавила женщина, – проблемы с подходящей компаньонкой для мисс Ситон больше не возникнет. Уверена, это заткнет рты многим охотникам посплетничать.

Тесса заметила, что отец все еще испытывает некоторую неловкость.

– А вот тут, Лили, позволь не согласиться с тобой, – произнес он. – Я не слышал никаких сплетен, касающихся моей Тессы.

Взгляд леди Киллерби, обращенный на сэра Джорджа, был полон жалости.

– И не услышите, Джордж, дорогой. Или же услышите последним. Такова участь всех отцов.

– В таком случае я очень рад, что вы будете присутствовать на охоте. По крайней мере, правила приличия будут соблюдены. – Сэр Джордж пожал плечами, заметив, что Тесса нахмурилась.

– А вы, молодые люди, тоже должны благодарить меня, – заявила она, наслаждаясь их замешательством и удивлением. – Я знаю, вы все считаете себя закоренелыми холостяками, хотя одному или двоим из вас все же придется со временем жениться ради наследников. – Она бросила взгляд на сына, который состроил недовольную мину. – Однако, – продолжала леди Киллерби, – вы постараетесь избегать ситуаций, которые могли бы помешать вашим намерениям и которые – смею вас заверить – умные молодые леди очень ловко умеют подстраивать. Уверена, ни один из вас не хотел бы попасть в ловушку и оказаться связанным узами брака, потому что того требуют обстоятельства. Только не подумайте, будто я намекаю, что мисс Ситон способна на подобные ухищрения.

Тесса ощутила, как все перевернул ось у нее внутри. Она не смела поднять глаз на лорда Энтони, хотя каждой частичкой своего тела ощущала его присутствие. Но ведь инцидент с конем придумала не она. И все же, если это станет достоянием общественности, лорд Энтони будет обязан жениться на ней, хочет он того или нет. Слава Богу, никто не знал о той ночи, которую они провели в заброшенном доме.

Энтони заерзал на стуле.

– Поверьте, миледи, нам не нужны подобные предостережения. Мы хорошо понимаем, насколько непрочно наше холостяцкое положение, не правда ли, джентльмены?

Раздался одобрительный гул голосов, затем последовал смех, и разговор перешел на другую тему. Тесса принимала участие в обсуждении предстоящей охоты, но слова Энтони задели ее за живое.

Он дорожит своей свободой? Что же, Тесса больше не станет лелеять несбыточных надежд, ведь помимо своей воли он ясно дал понять, что не собирается связывать себя узами брака.


Путь домой стал для Тессы настоящим испытанием.

Лорд Энтони не переставал восхищаться тем, как умело она отбила все выпады леди Киллерби, однако ей неприятно было вспоминать об этом.

– Любая девушка дала бы ей достойный отпор, – говорил он, – пресекла бы всяческие намеки. Но вы не сделали ни того, ни другого и заслужили ее уважение, с чем вас и поздравляю, потому что это мало кому удается.

– Рада это слышать, милорд. – Тесса заставила себя улыбнуться.

Энтони накрыл руку девушки своей, что было весьма неосторожно с его стороны, ведь сэр Джордж сидел рядом.

– У меня тоже есть причины благодарить вас, мисс Ситон.

Тесса подняла на лорда Энтони удивленный взгляд. Должно быть, он имел в виду ее молчание относительно проведенной вместе ночи.

– Благодаря вам и сэру Джорджу ужин оказался достаточно приятным, – произнес мистер Терпин. – Надеюсь, вы оба снова посетите нас, особенно теперь, когда леди Киллерби гостит у нас.

Все рассмеялись, в том числе и Тесса, пытаясь подавить боль, причиненную ей благодарностью лорда Энтони.

Вскоре они достигли Уитстоуна. И молодые джентльмены благополучно доставили сэра Джорджа в его кабинет.

– Вот видите, наше мастерство растет! – воскликнул лорд Энтони. – Как только захотите поехать куда-нибудь, сэр Джордж, не стесняйтесь и зовите нас. Мы будем рады помочь вам, да, Тор?

Мистер Терпин кивнул, и молодые джентльмены удалились. Тесса, как обычно, проводила их до дверей, хотя присутствие мистера Терпина лишало ее возможности поговорить с лордом Энтони наедине.

– С нетерпением ждем вас на завтрашней охоте, мисс Ситон, – произнес Энтони, улыбаясь. Он был совершенно спокоен. Зато в душе Тессы царила сумятица.

– Надеюсь, мы с Корицей не ударим лицом в грязь, – ответила девушка. Если бы только она могла спросить его. Но о чем? Действительно ли он намерен остаться холостяком? Но глупо задавать такие вопросы.

Энтони вопросительно посмотрел на девушку, но та отвернулась, чтобы он не заметил выражения ее лица.

– Благодарю вас, милорд, и вас, мистер Терпин, за то, что помогли доставить моего отца домой. Это значит для него больше, чем вы можете себе представить, и для меня тоже.

Еще раз выразив готовность помочь сэру Джорджу в любое время, молодые люди уехали. Тесса вернулась в кабинет отца, изобразив на лице радость.

– Какой чудесный вечер! – произнесла она. – Я и не подозревала, что ты знал мать лорда Киллерби, папа.

На губах сэра Джорджа появилась озорная улыбка.

– Должен признаться, я никак не связывал ее с лордом Киллерби, пока не увидел сегодня. Стюард, ее покойный муж, был просто мистером Верджем, когда женился на ней.

Вошел Гриффит, и Тесса удалилась к себе. Она была рада, услышав, с каким увлечением рассказывает отец слуге подробности своего первого за последние шесть лет выезда в свет. Несмотря на ее опасения, визит в Айви-Лодж пошел сэру Джорджу на пользу, и Тесса не могла придумать ни единого довода, чтобы отговорить отца от подобных поездок в будущем. Но такие доводы могли найтись у дяди Мерсера.

Мысль о дяде напомнила Тессе, что она собиралась поговорить с отцом об отстранении Гарольда с должности тренера. Эта проблема помогла ей немного отвлечься. Ее чувства пребывали в таком смятении, что она долго не могла уснуть. В эту ночь ей приснился Энтони. Сначала он был нежным, как тогда, в лесном домике, а потом, смеясь, оттолкнул ее. Когда Салли разбудила девушку на заре, Тесса почувствовала небывалое облегчение.


– Папа, я хотела поговорить с тобой о Гарольде, – начала Тесса без предисловий, войдя в кабинет отца перед отъездом на охоту. Сэр Джордж поднялся очень рано, чтобы проводить дочь. – Мне кажется, ему не следует тренировать лошадей.

Сэр Джордж заморгал, явно удивленный таким поворотом дела.

– Но Мерсер сказал, что это у него хорошо получается. Какую колоссальную сумму он получил за Нимба на прошлой неделе.

Тесса закусила губу, не зная, стоит ли рассказать отцу всю правду. Однако, вспомнив, с какой жестокостью Гарольд обращается с новым гнедым, она без колебаний продолжала:

– Вообще-то, папа, я оказала на Нимба большее влияние, нежели Гарольд. Он постоянно прибегает к моей помощи с наиболее трудными лошадьми.

– Вот как? – Сэр Джордж нахмурился. – Я знал, что ты ездишь верхом больше, чем положено, чтобы подготовиться к охоте. Но не хочу, чтобы ты проводила много времени в конюшнях. Это неприлично. Ты слышала, что сказала вчера леди Киллерби?

– Я знаю, папа, но это не имеет никакого значения. Я люблю лошадей. И тебе это известно. Ведь никто, кроме слуг и членов семьи, не видит меня там. Не уверена, что Гарольд сможет выполнять свою работу без моей помощи.

– Ты предлагаешь нанять другого тренера? Но Мерсер никогда не согласится уволить его.

– Я не говорю об увольнении, но мы могли бы найти ему какое-нибудь другое занятие, которое больше соответствует его… э… характеру. А я охотно взяла бы на себя обязанности тренера.

Сэр Джордж покачал головой:

– Так не пойдет, Тесса. Ты только начала бывать в обществе. Когда закончится сезон, начнутся балы. У тебя просто не будет времени тренировать лошадей.

– Но Гарольд…

– Что Гарольд? – В кабинет вошли Гарольд с отцом.

Сэр Джордж с улыбкой повернулся к вошедшим.

– Тесса считает, что тренировка лошадей не лучшее применение талантам Гарольда, – произнес он, удивив Тессу своей находчивостью. – Мы обсуждали варианты.

Гарольд зло посмотрел на Тессу.

– Опять критикуешь мои методы? Я говорил тебе… – Гарольд запнулся, когда отец положил ему руку на плечо.

– У мисс Ситон нежное сердце, – произнес Mepcep Эмери. – Неудивительно, что ее женской природе претят некоторые методы укрощения норовистых коней. Ей лучше пореже бывать в конюшне, несмотря на то, что ей нравится проводить время с Гарольдом, ну и с лошадьми, разумеется.

Тесса открыла рот – настолько нелепым было это утверждение, но сэр Джордж закивал. Ей нравится проводить время с Гарольдом? Что за чушь!

– Совершенно с вами согласен, Мерсер, – произнес сэр Джордж. – Тесса просила меня позволить ей проводить больше времени в конюшнях.

– Ничего удивительного, – ответил Мерсер Эмери, – но в сложившихся обстоятельствах…

Сэр Джордж нахмурился и бросил взгляд на Тессу.

– Да, да. Об этом не может быть и речи, особенно после того, что вы сказали.

Тесса с раздражением заметила, что Гарольд самодовольно ухмыляется.

– Прекрасно, – произнесла она, стараясь ничем не выдать своего разочарования. – В таком случае я вообще не буду работать с лошадьми. – «Нечего укрощать для них Вулкана», – подумала она.

Несмотря на то, что ухмылка сошла с лица Гарольда, его отец продолжал улыбаться.

– Это самое лучшее. Разумеется, речь не идет о лошадях, предназначенных на продажу. Я прослежу затем, сколько времени ты проводишь с ними. Репутация – хрупкая вещь. Вы согласны, сэр Джордж?

– Полностью полагаюсь на вас, Mepcep, – быстро ответил сэр Джордж. – Вот так, Тесса.

Девушка поняла, что при желании дядя Мерсер может убедить отца запретить ей ездить верхом. А это не входило в ее планы.

Тесса почти ничего не ела за завтраком, расстроенная недавним разговором. Гарольд продолжал ухмыляться, и ее так и подмывало отвесить ему пощечину. Тем временем дядя Мерсер обсуждал с ее отцом дела. Все, что он говорил, было ложью.

С каждым днем девушка все больше сожалела о своем решении не говорить отцу правды о состоянии поместья, принятом шесть лет назад. Если же рассказать ему все сейчас, его сердце просто не выдержит.

И все же она должна это сделать. Но как?

– Тесса, пора ехать, иначе опоздаем к началу охоты, – сказал дядя Мерсер, прервав ее размышления.

– Передавайте привет леди Киллерби, – произнес сэр Джордж. – С нетерпением жду вашего возвращения.

Тесса машинально кивнула и вышла из комнаты. Гарольд последовал за ней.

– Что за игру ты затеяла, сестренка? – спросил он, едва они вышли из дома. – Я же говорил тебе, что сэр Джордж никогда меня не уволит.

Тесса бросила на него полный ненависти взгляд.

– Я всего лишь просила его подыскать тебе более подходящую должность. Любой, кто увидел бы, как ты работаешь, давно бы уволил тебя.

Лицо Гарольда потемнело, и он шагнул к Тессе, но дядя Мерсер снова остановил его.

– Ничего ужасного не случилось, Гарольд, – обратился он к сыну и повернулся к Тессе: – Я бы посоветовал тебе больше не разговаривать с отцом на подобные темы. Ты же не хочешь, чтобы он узнал правду о состоянии дел в поместье, не говоря уже о твоем поведении?

Тессе хотелось сказать, пусть делает, что заблагорассудится, но мысль о больном сердце отца остановила ее.

– Я подумала, что я обязана сделать что-то ради лошадей, – произнесла девушка, – вовсе не желая причинить вреда Гарольду.

– Если не хочешь, чтобы тебе запретили подходить к лошадям, предоставь заботу о них мне, – произнес дядя. – А теперь нам пора отправляться в путь.

Гарольд помог сестре сесть в седло. Ей было противно его прикосновение, но она виду не подала, чтобы не провоцировать его на новые выпады против нее. Пришпорив Корицу, Тесса оставила Гарольда позади. Хоть бы никогда больше не видеть его. Постепенно она успокоилась.

Но когда они достигли Куорндон-Холла и Тесса увидела Энтони, беседующего с леди Киллерби, все ее спокойствие улетучилось.

Глава 12

– Прошу прощения, миледи. – Энтони несказанно забавляли язвительные высказывания леди Киллерби в адрес каждого вновь прибывающего охотника, но тут он увидел Тессу и уже не мог отвести от нее глаз.

Леди Киллерби проследила за взглядом молодого человека.

– Так вот откуда ветер дует! Нечто подобное я заподозрила вчера вечером. В таком случае поезжайте к ней, молодой человек, но будьте осторожны. Ваш отец вряд ли это одобрит. – Пожилая дама помахала оранжевым зонтиком из ярко-розового с зелеными разводами фаэтона.

В ответ Энтони едва коснулся полей шляпы и удалился, прекратив разговор. Напрасно он напоминал себе, что леди Киллерби права. Что его отец действительно этого не одобрит. Однако каждая встреча с этой удивительной девушкой убеждала его в том, что без нее он не будет счастлив.

– А я уж испугался, что вы не приедете сегодня, мисс Ситон, – произнес Энтони, подъезжая к девушке и отвешивая поклон.

– Мы немного запоздали, – ответила Тесса, бросив взгляд на дядю, сидящего верхом на коричневом мерине, на котором он уже раньше приезжал.

Мерсер Эмери кивнул.

– Но мы ни за что не пропустили бы сегодняшний заезд, после того как нам не удалось побывать в Коттсмуре. Скажите своим друзьям, что эта кобыла будет выставлена на продажу сегодня вечером.

Упоминание о Коттсмуре тут же напомнило Энтони о причине отсутствия Тессы, и его тело мучительно заныло. Тесса избегала смотреть на Энтони, и он понял, что она тоже ничего не забыла. И все же она не выглядела счастливой, и Энтони догадывался о причине.

– Я знаю, что вы совсем не хотите продавать эту лошадь, но, надеюсь, ваше настроение никак не скажется на вашем мастерстве. – Говоря это, Энтони слегка наклонился, чтобы получше рассмотреть выражение лица девушки.

– Не скажется, – грубовато бросил Мерсер Эмери. – Дело есть дело. И она это понимает.

Тесса кивнула. Энтони показалось, что она подавила вздох, прежде чем заговорить.

– Да, понимаю. Мы здорово прокатимся в последний раз, верно, Корица? – Девушка погладила шею лошади маленькой, затянутой в перчатку рукой. Это движение пробудило в нижней части тела Энтони странные и довольно сильные ощущения, и он понял, что завидует лошади.

Вскоре был дан сигнал к началу охоты, и Энтони, кивнув Тессе и предприняв очередную неудачную попытку поймать ее взгляд, повернул коня и поскакал туда, где собрались члены его клуба.

– Что-то случилось? – спросил Раш, когда Энтони приблизился.

– Что? А, нет, ничего. – Ответил Энтони и тут же постарался надеть на себя маску нетерпеливого ожидания. – Мистер Эмери намекнул, что кобыла, на которой скачет мисс Ситон, будет выставлена на торги сегодня вечером. И я подумываю о том, чтобы купить ее.

– Надеюсь, ты имеешь в виду кобылу? – поддразнил друга Сторми.

Однако Энтони было не до шуток.

– Смотри, чтобы леди Киллерби этого не услышала, – предостерег он Сторми. – Да и никто другой тоже.

– Я пошутил, Энтони. Просто пошутил, – со смехом ответил Сторми, выставив вперед руку, словно защищаясь от удара; – Едем, а то останемся позади.

Тесса сдержала слово и великолепно управляла лошадью. Энтони знал, что после этого стоимость лошади лишь возрастет, но не мог не гордиться Тессой. Во время третьей остановки ему удалось подъехать к девушке, чтобы выразить свое восхищение.

– Вы с Корицей заставляете всех нас чувствовать себя совершенными новичками, – весело произнес он. – Вы великолепны.

Впервые за весь день Тесса улыбнулась:

– Благодарю вас. Думаю, ни мне, ни Корице не доставило бы удовольствия сдерживать себя.

Энтони кивнул:

– Да, это так, независимо от того, на какой лошади вы скачете. – Энтони хотел показать Тессе, что больше не винит ее за случай с Нимбом, но девушка нахмурилась.

– Да… Да, наверное, – ответила она.

Склонившись к уху Тессы, чтобы никто из окружающих не смог его услышать, Энтони произнес:

– Насколько я понимаю, пока никто не узнал, что мы провели ночь вместе?

Тесса покачала головой:

– Напрасно беспокоитесь, милорд. Вашей репутации ничто не угрожает.

Энтони рассмеялся.

– Моей репутации? – удивился он. – Об этом можете не беспокоиться.

– Очень мило с вашей стороны… – начала было Тесса, но тут услышала радостный возглас.

Обернувшись, молодые люди увидели леди Киллерби, катящую по направлению к ним. Ее дородный кучер умело правил фаэтоном, объезжая многочисленные рытвины и кочки на поле.

– Я вижу, джентльмены не преувеличивали, говоря о вашем мастерстве, мисс Ситон, – крикнула леди Киллерби, подъезжая ближе. На сегодня вы лучшая наездница. Извините, если задела ваше мужское самолюбие, лорд Энтони. – Женщина игриво подмигнула молодому человеку.

– Ничуть, миледи, – насмешливо ответил тот, отвесив поклон. – Напротив, я совершенно с вами согласен.

Леди Киллерби с минуту пристально смотрела на Энтони, потом повернулась к Тессе.

– Ваша мать была такой же великолепной наездницей, как и вы, думаю, вам уже об этом говорили. Вы, как и она, делаете честь женской половине человечества.

– Благодарю вас, миледи. – Похвала смутила Тессу.

– Весьма предусмотрительно со стороны местных фермеров сделать в оградах ворота, – продолжала между тем леди Киллерби. – Благодаря этому я не слишком отстаю от остальных. Да и лиса молодец, что время от времени запутывает следы. Это тоже помогает нам не отставать, да, Генри?

– Да, миледи, – вежливо согласился кучер. – Но собаки, похоже, вновь погнали ее, так что нам лучше поспешить. – С этими словами он стегнул кнутом парочку гнедых, и леди Киллерби помахала затянутой в перчатку рукой.

– Увидимся во время следующей остановки, – крикнула она.

– По-моему, она приехала в Лестершир не только для того, чтобы ухаживать за сыном, – заметила Тесса, когда они с Энтони пришпорили коней и поскакали следом за остальными. – Никогда не думала, что можно приехать на охоту в фаэтоне.

– Такое редко случается. Может, ваш отец захочет последовать ее примеру?

Тесса бросила на Энтони полный беспокойства взгляд, но тут же взяла себя в руки.

– Возможно, – произнесла она и, пустив лошадь в галоп, вскоре снова оказалась впереди всех.

К глубокому сожалению Тессы, охота закончилась. Даже тот факт, что лиса вновь избежала печальной участи, не поднял ей настроения. Возвращаясь в Куорндон-Холл, она старалась насладиться каждой секундой, проведенной верхом на Корице, однако беспокойство не покидало ее.

– Возможно, ее купит кто-нибудь из ваших знакомых, и вы сможете навещать ее время от времени, – предположил Энтони, поравнявшись с Тессой.

Девушка натянуто улыбнулась:

– Может быть. В любом случае вскоре я полюблю какую-нибудь другую лошадь. – Однако Тесса сама не верила в то, что говорила. Между ней и Корицей установилась тесная связь, что было странно и необычно даже для Тессы.

– На каком коне вы собираетесь появиться на следующей охоте?

– Вы хотите сказать, на какого коня меня посадит мой дядя? – спросила Тесса. Энтони нахмурился, и Тесса пожалела о сказанном. Она излишне откровенна с лордом. – Скорее всего, он посадит меня на жеребца, которого купил на прошлой неделе. Но для продажи этот конь будет готов лишь через несколько недель. Когда приобретет опыт езды на охоте.

Тесса старалась не думать о Вулкане, чтобы не рассказать о нем всю правду Энтони. Нимба он ей простил. Но Вулкан гораздо хуже. Ни один уважающий себя торговец не приобрел бы такое животное.

Леди Киллерби ждала в своем фаэтоне возвращающихся охотников. Ей пришлось остановиться около часа назад, так как дорогу ей преградила канава, а объездного пути рядом не было.

– Итак, мисс Ситон, удалось вам присутствовать при убийстве лисы? – спросила женщина, когда молодые люди подъехали ближе.

Тесса покачала головой:

– Убийства не было, миледи. Но если бы и было, я не стала бы при этом присутствовать. Я слишком слаба для настоящей охотницы.

– Для леди это скорее достоинство, чем недостаток, – заметил лорд Рашфорд, подъехав к девушке. – В любой охоте важнее сама гонка. Да, кстати, Энтони, ты слышал? Харльстон говорил что-то о скачках с препятствиями.

Леди Киллерби захлопала в ладоши.

– Чудесно! Обожаю скачки с препятствиями. В Ноттингемшире их проводили раз или два за сезон, я ни одной не пропустила. А каков приз?

– Это будет зависеть от количества участников, – ответил Энтони.

– И еще от пари. Ставки будут высоки, – добавил лорд Рашфорд. – Я почти уверен, что победитель получит не меньше десяти тысяч фунтов.

У Тессы перехватило дыхание. Десять тысяч фунтов? Этих денег хватит, чтобы завершить все ремонтные работы в Уитстоуне, и еще останется.

– А сколько джентльменов собираются принять участие в скачках? – как бы между прочим поинтересовалась девушка.

Лорд Рашфорд пожал плечами:

– Как минимум двадцать. Впрочем, все будет зависеть от погоды и трассы. Еще не решено, где именно будут проходить скачки.

Когда они вернутся в Куорндон-Холл, она непременно попросит дядю разузнать подробности, и если представится такая возможность, не упустит ее. С такими деньгами ей больше не придется продавать недостаточно подготовленных лошадей. Но поддержит ли ее дядя Мерсер?

Тесса со все возрастающим возбуждением размышляла о предстоящих соревнованиях, когда к фаэтону леди Киллерби подъехал сэр Чарлз Сторм.

– Мисс Ситон, у меня появилась идея, – начал он. – Впрочем, идея эта не моя, я просто ее украл.

– Я не очень вас понимаю, – ответила девушка, но все же отъехала в сторону вслед за сэром Чарлзом. Энтони поехал за ними.

– Пожалуй, вы правы. Я никогда не умел переходить прямо к делу. – Сэр Чарлз с улыбкой покачал головой. – Дело в том, что я слышал, как несколько джентльменов намеревались просить вас выезжать на охоту на их лошадях, чтобы максимально поднять цену на них. Точно так же, как это делал мистер Эмери.

– Не говори глупостей, – перебил друга Энтони, прежде чем девушка успела ответить. – Тесса… мисс Ситон не собирается наниматься на работу.

– Я не имел в виду ничего подобного, – с ошеломленным видом, ответил сэр Чарлз. – Я подумал, что она сможет оказать услугу, а я бы, в свою очередь, не отказался поделиться с ней выручкой, если получу хорошую сумму за этого парня. – Он похлопал своего коня между ушей.

– И все же… – начал Энтони, но Тесса положила ладонь на его руку.

– Все в порядке, милорд, я не обиделась.

«Сколько возможностей заработать, – подумала Тесса. – Ничего бесчестного в них нет. Главное, чтобы отец ничего не узнал».

Тесса с улыбкой повернулась к сэру Чарлзу.

– Вообще-то, – сказала она, – я весьма польщена вашим предложением. Обещаю подумать и обсудить его с дядей.

Лорд Энтони, напротив, энтузиазма не испытывал, хотя Тесса не могла понять почему. Подвернувшаяся возможность казалась Тессе решением всех ее проблем, хотя она и не была уверена, что выиграет скачки, даже если ей и позволят в них участвовать.


Когда участники охоты собрались вечером за ужином, Энтони обнаружил, что не только Сторми хотел убедить Тессу приезжать на охоту на его лошади. Она великолепно показала себя, и ожидалось, что цена за ее кобылу значительно повысится, на предстоящих торгах. Поэтому за столом обсуждались не столько предстоящие скачки, сколько Тесса и ее мастерство.

– Я слышал, что Уитстоун уже не тот, что был раньше, – сказал сэр Брайан Оулни в ответ на чье-то высказывание. – И если это так, Ситоны вряд ли откажутся немного заработать.

Том Биллингсли энергично закивал.

– Как раз на это я и надеюсь. Я собирался предложить мисс Ситон приличную сумму денег за то, что она поедет на охоту на моем Бунтаре. Я все равно собирался продать его в этом сезоне, а благодаря ей получу за него больше, чем рассчитывал.

– А на него надевали когда-нибудь дамское седло? – поинтересовался сэр Брайан. – Об этом ты не подумал! – с торжествующим видом воскликнул он, когда упавший духом Биллингсли покачал головой. – А вот на Борца надевали. Моя сестра ездила на нем прошлым летом. Так что у меня есть преимущество.

Тут в разговор вмешался Энтони:

– Вы говорите об этом как о решенном деле. Но я очень сильно сомневаюсь, что сэр Джордж согласится, чтобы его дочь выезжала на чужих лошадях за деньги. Так что не стоит пока считать доходы.

– Может, ты и прав, – согласился с другом Сторми. – Однако мы можем обсуждать это и строить планы.

Остальные согласились со Сторми, и Энтони не стал продолжать разговор. Он заметил, как загорелись глаза Тессы, когда она узнала о скачках с препятствиями. К тому же она охотно согласилась выезжать на лошадях охотников за плату. Энтони был решительно настроен отговорить ее от участия в этих сомнительных предприятиях.

Однако не стоило в открытую проявлять интерес к девушке. Во всяком случае, не сейчас, ведь он собирался купить вечером ее кобылу.

Энтони убедился в правильности своего решения, когда во время аукциона Джон Биллингсли сказал ему:

– Кажется, вы намерены уйти отсюда вместе с этой кобылой, лорд Энтони. Значит ли это, что вы нашли себе спутницу на этот сезон?

В прошлые сезоны Энтони появлялся с очередной любовницей, которой дарил потом лошадь. Однако он не предполагал, что все об этом знают. И это открытие не слишком его обрадовало, особенно если принять во внимание его планы, касающиеся Корицы.

– Вовсе нет, – ответил он. – Моим конюшням нужна свежая кровь, и эта кобыла как раз то, что нужно.

– А, в таком случае желаю удачи. – С этими словами Биллингсли отвернулся, чтобы перебить очередную сумму Энтони.

В конце аукциона Энтони выложил за Корицу более восьми сотен фунтов, однако остался доволен. Он не мог дождаться того момента, когда подарит Корицу Тессе и увидит выражение ее лица. К сожалению, он не мог сделать этого немедленно – это могло повредить репутации Тессы, особенно после того, что сказал Биллингсли.

Нет, он подождет, пока… Ну да, конечно. Смутные мысли, бродившие в его голове всю неделю, внезапно оформились в четкую идею.

Корица будет преподнесена Тессе в качестве свадебного подарка. Пораженный собственным решением, Энтони некоторое время смотрел перед собой ничего не видящими глазами, ожидая, что сама мысль о браке вызовет у него отвращение, как это обычно бывало. Но ничего подобного не случилось. Более того, Энтони понял, что такой исход событий неизбежен. Поглощенный своими мыслями, Энтони не сразу услышал, что с ним заговорил Тор.

– … поспешил уехать, – донесся до слуха Энтони обрывок фразы.

Энтони резко встряхнул головой, стараясь сосредоточиться.

– Что? Кто?

Тор усмехнулся:

– Похоже, ты мысленно был далеко отсюда, в каком-то очень приятном месте, судя по улыбке на твоем лице.

– Да, в необыкновенно приятном месте, – согласился Энтони. – Так что ты сказал?

– Что Эмери поспешно удалился, как только получил деньги. Остановился на минуту поговорить вон с тем джентльменом, после чего поспешил к выходу. Мне это не очень понравилось. – Тор, нахмурившись, покачал головой.

Энтони проследил за его взглядом.

– Вон с тем джентльменом, ты сказал? А кто он?

Тор пожал плечами.

– Его не было ни на охоте, ни за ужином. Он приехал в самом конце аукциона. Думаю, кто-то из местных. Я видел его пару раз в прошлом году. Как же его зовут? Хайтоп? Что-то в этом роде.

– Может, Хиллтоп? – предчувствуя недоброе, спросил Энтони.

– Да, точно. Я смотрю, Раш заказал еще одну бутылку. Давай поможем ему с ней расправиться.

– Конечно, – машинально ответил Энтони. Вряд ли мистер Хиллтоп сказал Мерсеру Эмери, что его племянница не была у них на ужине. Разговор наверняка шел не о Тессе.

Энтони сел за Стол с друзьями, которые принялись поздравлять его с покупкой, а потом присоединился к разговору о предстоящей охоте. И лишь когда час или два спустя все они направились в Айви-Лодж, Энтони вновь вспомнил о мистере Хиллтопе.

Сначала молодой человек нахмурился, потом пожал плечами. Если случится самое худшее и обнаружится, что Тесса не была у Хиллтопов в пятницу вечером, это лишь укрепит решение, которое принял Энтони. Возможно, все складывается не так уж плохо, подумал Энтони, вспомнив ощущение нежных губ Тессы.

Охваченный внезапным желанием снова почувствовать вкус ее губ, и не только, Энтони решил сделать Тессе предложение уже на этой неделе. И тогда правда о той ночи, если она откроется, уже будет не важна. И Тессе не придется рисковать жизнью, принимая участие в скачках с препятствиями, или выезжать на чужих лошадях, чтобы заработать денег. Лучшего решения он просто не мог принять.


Тесса и сэр Джордж только-только закончили завтракать, когда раздался стук в дверь. Удивленная, Тесса вышла из гостиной как раз в тот момент, когда Гриффит распахнул дверь. На пороге стоял Энтони.

– Доброе утро, – произнес он. – Я приехал поговорить с вами и вашим отцом. Могу я войти?

Тесса кивнула Гриффиту, и тот провел гостя наверх, чтобы объявить, как положено, о его приезде.

– Лорд Энтони! – воскликнул сэр Джордж. – Какая приятная неожиданность. А я думал, вы поедете сегодня утром в Коттсмур.

Энтони поклонился сначала сэру Джорджу, потом Тессе и не сводил с нее взгляда до тех пор, пока девушка не залилась краской.

– Я отправлюсь завтра в Бельвуа, а сегодня решил сделать кое-что более полезное и приехал просить помощи мисс Ситон. С вашего позволения, разумеется.

– Помощи? – удивился сэр Джордж. – О какой помощи вы говорите, милорд?

– Как вы, наверное, помните, я недавно приобрел коня из ваших конюшен. Это тот конь, благодаря которому состоял ось наше знакомство. Мне хотелось бы подучить его, но с помощью мисс Ситон это получилось бы намного быстрее, ведь она с ним уже знакома.

– Милорд говорит о Зефире, папа, – произнесла Тесса. – Пожалуйста…

Однако сэр Джордж нахмурился:

– Да, да, я знаю, о каком коне он говорит. О гнедом, которого продали молодому человеку по имени Баллард. Хотя во время нашей первой встречи вы сказали, что хотите купить у нас другую лошадь, насколько я помню. – Сэр Джордж бросил на Энтони проницательный взгляд.

Тессу удивило, что отец так легко вспомнил детали давнего разговора.

– Вообще-то не совсем так, – сказал Энтони с улыбкой, – и вовсе не это истинная причина моего визита. – Он бросил взгляд на Тессу.

– Папа, я с удовольствием помогу лорду Энтони. – Она умоляюще взглянула на отца. – Он проявил такую сдержанность и понимание, хотя конь был недостаточно подготовлен, когда дядя Мерсер продал его. Я просто обязана помочь лорду Энтони, чтобы он не страдал от собственного великодушия. Ведь он оказал большую услугу мистеру Балларду, купив у него коня.

Сэр Джордж все еще хмурился, однако кивнул:

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, Тесса. Но мне кажется, не совсем прилично работать в конюшнях этого джентльмена, когда…

– Смею вас заверить, сэр, что приличия будут соблюдены, – перебил сэра Джорджа Энтони. – У нас гостит леди Киллерби, к тому же в конюшнях всегда много грумов и конюхов. Леди Киллерби настояла, чтобы мисс Ситон выпила с ней чаю, как только я сообщил о ее возможном визите.

Лицо сэра Джорджа просветлело.

– В самом деле? Дорогая Лили, как это любезно с ее стороны. В таком случае, думаю, нет ничего зазорного в том, что ты посетишь Айви-Лодж. Разумеется, при условии, что ты не станешь проводить слишком много времени в конюшнях.

– Мисс Ситон не придется этого делать, сэр Джордж. Я бы вывел коня на лужайку перед домом, и мы могли бы заниматься с ним на глазах у всех. Единственное, что мне нужно, это совет мисс Ситон и ее присутствие, – ответил молодой человек, снова бросив взгляд на Тессу. – Никак не ожидал, что она станет делать за меня всю грязную работу.

Тесса открыла было рот, но потом снова закрыла. Ее утверждение о том, что она обожает «грязную работу», как выразился лорд Энтони, не порадовало бы отца.

– Очень хорошо, – ответил сэр Джордж. – Так даже лучше. Поблагодарите леди Киллерби за гостеприимство от меня и от Тессы. Мы должны отплатить ей той же монетой, и чем скорее, тем лучше.

– Спасибо, папа. – Тесса обняла и поцеловала в щеку отца. – А теперь я поднимусь наверх и оденусь во что-нибудь приличествующее случаю. Буду готова через мгновение.

– Не торопитесь, – произнес Энтони, усаживаясь в кресло рядом с камином. – Мы с вашим отцом поговорим пока об охоте.

Однако Тесса торопилась, потому что ей не терпелось показать Энтони, что она действительно может помочь. И, конечно же, она очень хочет вновь увидеть Зефира. Салли помогла ей надеть персиковое платье из тонкой шерсти, с широкой юбкой, позволявшей ездить верхом. В то же время оно выглядело достаточно строгим для чаепития. Подхватив коричневую мантилью и в тон ей шляпку, Тесса сбежала по ступеням в гостиную.

– Ты быстро, Тесса, – произнес сэр Джордж, когда девушка показалась в дверях. – Лорд Энтони только начал рассказывать мне о вчерашней охоте.

– Уверена, его версия мало чем отличается от моей, которую ты уже слышал вчера, – уверила Тесса отца. – Быть может, поговорите позже? – Тесса взглянула на поднимающегося с кресла Энтони.

– Конечно, – ответил тот. – С удовольствием начну с того, на чем остановился, когда привезу мисс Ситон домой.

– Прекрасно, прекрасно, – смеясь, ответил сэр Джордж и помахал рукой. – Буду с нетерпением ждать рассказа о том, каких успехов вы достигли с этим жеребцом.

Как только они вышли из дома, Тесса произнесла:

– Как ловко вы уговорили его. Спасибо!

Энтони улыбнулся:

– Вообще-то мне не составило большого труда уговорить вашего отца. Мне нравится сэр Джордж.

– Вы тоже ему нравитесь, милорд, уверена, · – ответила девушка, хотя с ее губ едва не сорвались совсем другие слова. Энтони подвел Тессу к экипажу, и его улыбка сказала ей, что он все понял и без слов.

Спустя несколько минут Тесса произнесла:

– Странно ехать в экипаже, вместо того чтобы скакать верхом.

– В самом деле? Но я подумал, что такой способ передвижения покажется вашему отцу более… э… пристойным. А вы разве всегда ездите верхом?

Тесса кивнула.

– Мы продали наш экипаж четыре или пять лет назад, потому что отец больше не мог им пользоваться. Я же редко езжу в деревню или в Мелтон-Моубри за покупками. В основном их доставляют на дом или я посылаю за ними Гриффита на телеге.

– Это ваш дядя предложил продать экипаж? – спросил Энтони, глядя в окно на пробегающий мимо пейзаж.

– Да, но я согласилась с его решением. – Тесса вовремя остановилась, чтобы не признаться, что им очень нужны были деньги и они не могли позволить себе роскошь содержать экипаж и кучера, когда средств едва хватало, чтобы заплатить остальным слугам.

Энтони посмотрел на девушку.

– Понимаю, – произнес он, и Тесса вновь испытала неприятное ощущение от того, что вновь сказала лишнее. – Возможно, теперь, когда сэр Джордж оказался в состоянии выезжать, вы вновь захотите приобрести экипаж. Я присмотрю для вас что-нибудь подходящее.

– Благодарю вас, – ответила девушка, прекрасно понимая, что они никогда не смогут позволить себе ничего подобного. Каким же тяжелым грузом ложились на ее плечи материальные проблемы. Ей и впрямь стоит обсудить с дядей возможность выезжать на чужих лошадях за плату.

Энтони накрыл руку Тессы своей ладонью.

– Тесса; пожалуйста, не переживайте. Если вы мне позволите, я решу все ваши проблемы.

Тесса удивленно посмотрела на молодого человека. Его близость и исходящий от него мужской аромат заставляли ее сердце бешено колотиться.

– Но я… я не понимаю, каким образом вы сможете это сделать, – пробормотала она. Что именно он предлагал ей?

В ответ Энтони наклонился и накрыл губы девушки своими. Тессе показалось, что она ждала этого поцелуя целую вечность.

Поцелуй стал более глубоким и требовательным. Руки Тессы легли на плечи Энтони, и она прильнула к нему. Он обнял ее за талию и прижал к себе. В этот момент Тесса готова была поверить, что этот мужчина действительно может решить все ее проблемы и что она во всем может на него положиться.

Экипаж замедлил ход, ·и Энтони с явной неохотой отпустил девушку.

– Думаю, мне не стоило этого делать, – произнес молодой человек. – Но я не сожалею о содеянном.

Тесса густо покраснела. Господи, что он о ней подумал? Ведь она без колебаний поддалась на его ласки и ответила на поцелуй.

– Я… Я…

– Разве я не говорил вам, что не стоит волноваться? – мягко произнес Энтони, когда экипаж остановился перед крыльцом охотничьего дома. – Позвольте мне позаботиться о вас, Тесса. Пожалуйста.

Сбитая с толку, Тесса судорожно перевела дыхание.

– Вы… вы предлагаете мне стать вашей любовницей? – Девушка с ужасом осознала, что подобная перспектива не только не пугает ее, но даже кажется ей весьма соблазнительной.

Энтони как-то странно посмотрел на нее и побледнел.

– Господи, Тесса, нет. Конечно, нет! Как вы могли подумать? Я прошу вас стать моей женой.

Глава 13

В этот момент кучер открыл дверцу экипажа, и Энтони мысленно обругал себя за то, что выбрал неподходящий момент для такого рода разговора. Тесса все еще пыталась осознать смысл сказанного.

– Спасибо, Джон, – отрывисто бросил Энтони. – Я сам помогу мисс Ситон выйти.

Кучер поспешно ретировался и занялся лошадьми.

– Тесса? – позвал Энтони. В его голосе сквозили нежность и надежда.

Девушка подняла на него затуманенный взгляд.

– Я… я не знаю. Я должна подумать. Наверное… наверное, нам лучше войти. Леди Киллерби ждет нас.

– Конечно. – Энтони вышел из экипажа и подал девушке руку. Не проронив ни слова, она оперлась о нее, спустилась на землю и так же молча направилась рядом с Энтони к дому.

Как бы ему хотелось узнать, о чем она думала в этот момент. Какой же он все-таки болван. Вот так, без предупреждения, сделать девушке предложение! Что за нелепость? Она даже не поняла, что он имел в виду. И неудивительно. При его репутации. Кроме того, он ни разу не намекнул Тессе о своих намерениях. Что же она могла о нем подумать? Конечно, теперь, когда он открыто высказал свои чувства…

– А, мисс Ситон. Как приятно снова видеть вас, – воскликнула леди Киллерби, стоявшая за спиной дворецкого. – Почему вы не уговорили отца сопровождать вас?

Тесса вопросительно взглянула на Энтони, и тот смущенно откашлялся.

– Сэр Джордж не был готов к поездке, миледи. И сомневался в том, что его слуга сможет помочь мне снести его кресло вниз.

Энтони совершенно забыл о том, что леди Киллерби передавала приглашение и для сэра Джорджа, – слишком уж велико было его желание остаться с Тессой наедине. Что теперь подумает о нем Тесса после всех его разглагольствований о честности?

– Ничего страшного, – ответила леди Киллерби, тряхнув головой. – Возможно, я сама заеду к нему позже. А теперь проходите, мисс Ситон, и давайте выпьем чаю, прежде чем вы приступите к этому… э… странному занятию, о котором говорил лорд Энтони.

Женщина вопросительно смотрела на девушку, и Энтони испытал облегчение, когда та расплылась в улыбке.

– Это не так странно, как может показаться на первый взгляд, миледи. Зефир был куплен у моего отца, и я немного занималась его обучением. Теперь же я приехала, чтобы помочь лорду Энтони советом.

– Понимаю, – ответила леди Киллерби тоном, который говорил о том, что она совсем ничего не поняла. Женщины вошли в гостиную, где, как и прежде, возлежал на диване Киллер.

– Посмотри-ка, Уильям, мисс Ситон приехала навестить нас, – произнесла леди Киллерби, с нежностью глядя на сына.

– Добрый день, мисс Ситон, – воскликнул Киллер, почтительно склоняя голову. – Как мило с вашей стороны, что вы заехали немного развлечь меня, в то время как остальные отправились на охоту.

Тесса вышла вперед. Выражение участия на ее лице делало девушку еще более красивой.

– Вам, наверное, ужасно скучно, милорд?

– Скучно? Рядом со мной? – негодующе воскликнула леди Киллерби. – Я просто подумала, что ему будет полезно сменить обстановку.

Киллер перевел взгляд с Тессы на мать, тщетно пытаясь скрыть улыбку.

– Ты совершенно права. Я сразу почувствовал себя лучше.

– Очень рад за тебя, Киллер, но боюсь, тебе не придется долго общаться с мисс Ситон, – произнес Энтони. – Сразу после чая она отправится в конюшни помочь мне с тем гнедым, которого я· купил у Балларда. А ты можешь понаблюдать за нами из окна, если, конечно, нам удастся усадить тебя в кресло.

– Думаю, это будет интересно, – откликнулся Киллер, и его улыбка заметно померкла.

– Чай готов, – объявила леди Киллерби, разливая янтарную жидкость по чашкам. Когда все уселись за стол, она принялась развлекать гостей беседой.

Опустошив свою чашку, Энтони поднялся из-за стола.

– А теперь, что вы скажете, мисс Ситон, если я вновь представлю вас Зефиру?

Девушка кивнула и тоже поднялась, избегая встречаться взглядом с Энтони.

– Я с нетерпением жду встречи с ним.

Поблагодарив леди Киллерби, Тесса последовала за Энтони на крыльцо, и тот послал лакея в конюшню за Зефиром. Когда слуга удалился, молодой человек повернулся к Тессе.

– Вы не ответили на мое предложение, – произнес Энтони, всматриваясь в ее лицо.

– Я знаю.

В тот момент, когда Энтони открыто сказал ей о своих намерениях, Тессе показалось, что сердце ее выпрыгнет из груди от радости. Ее молитвы услышаны! Но в следующее мгновение в ее душу закрались сомнения и, в конце концов, здравый смысл возобладал. Она правильно поступила, что не приняла предложения Энтони.

– Мне… мне кажется, вы не до конца продумали свое предложение, Энтони, – осторожно начала девушка. – Я ценю ваши добрые побуждения, но, боюсь, наш союз невозможен.

Энтони пришел в замешательство.

– Могу я поинтересоваться, почему? – настороженно спросил он.

Тесса поспешила его ободрить.

– Не потому, что вы мне не нравитесь, совсем наоборот. Но ваш мир и мир, в котором живу я, столь различны… К тому же я не могу оставить папу. Я нужна ему.

Энтони положил руку на плечо девушки, и она ощутила, как он дрожит от обуревающих его эмоций.

– Мне вы тоже нужны, Тесса. Я понял это в тот самый момент, когда мы встретились, и теперь… – Он замолчал, потому что грум подвел к крыльцу Зефира.

– Закончим разговор позже, – произнес Энтони. Тесса кивнула, хотя уже знала, что не изменит своего решения, как бы сильно ей этого ни хотелось. Энтони откровенно желал ее и… жалел. Но он не произнес ни одного слова любви, а это означало, что боль, причиненная ее отказом, быстро пройдет. Стоит ему уехать отсюда, и он забудет ее.

Энтони – сын герцога, член одного из наиболее высокопоставленных семейств Англии. Вряд ли они обрадуются такой невестке, как Тесса, дочери обедневшего провинциального сквайра, внучке тренера лошадей. Женитьба на ней сделает Энтони всеобщим посмешищем, такие случаи не редкость в высшем обществе.

Кроме того, нельзя забывать об отце. Смерть ее матери едва не убила его. Он оказался в инвалидном кресле. Что же с ним будет, если он потеряет и ее? Возможно, он сделает вид, что счастлив за нее, но что будет, когда она уедет? Нет, она не может рисковать благополучием отца.

Энтони взял поводья из рук грума, тихо разговаривая с конем.

– Ну вот, мальчик. Давай покажем мисс Ситон, чему ты научился. – Он положил руку на шею Зефира, но, к удивлению Тессы, конь даже не вздрогнул.

– Принеси мне седло и уздечку, – обратился Энтони к груму. Тот кивнул и побежал к конюшням. Затем молодой человек повернулся к коню. – Давай разогреемся немного.

Крепко держа в руках поводья и, постепенно убыстряя шаг, он повел коня вокруг лужайки. Вскоре вернулся грум. Тесса сделала шаг вперед, намереваясь помочь седлать коня, но Энтони покачал головой:

– Не сейчас. Я хочу, чтобы вы увидели, каких успехов он достиг.

Тесса скептически наблюдала, как Энтони перекинул через спину Зефира сначала мягкую прокладку, потом седло. Она помнила, что конь всегда громко ржал, когда затягивали подпруги. Во всяком случае, так происходило всегда, когда это делал кто-то другой, а не она. Но к ее удивлению, конь стоял совершенно спокойно, пока Энтони седлал его, и даже не запротестовал, когда тот напоследок легонько ударил его по боку.

– Вы действительно достигли успехов, – воскликнула девушка. При звуке ее голоса Зефир навострил уши и повернул голову в ее сторону.

– Не сейчас, парень. Но скоро ты пообщаешься со своей старой знакомой. – С этими словами Энтони приладил уздечку и вскочил в седло. Конь не стал упрямиться.

Тесса во все глаза глядела на происходящее.

– Честно говоря, не знаю, чем могу быть вам полезной.

– Он все еще пуглив, – ответил Энтони. – А это плохое качество для гунтера. Я постепенно приучал его безбоязненно находиться рядом с разными людьми и предметами, но даже внезапное появление собаки может его напугать. Я хочу избавить его от этого страха и очень надеюсь на вашу помощь.

– Конечно. – Тесса была изумлена и немного растеряна. На дрессировку Зефира у Энтони ушло всего две недели, а ей пришлось бы потратить целых два месяца. Может, она слишком полагал ась на свой дар и совсем забыла о традиционных методах? Эта мысль неприятно поразила ее.

После того как Энтони проскакал на Зефире мимо нескольких деревьев и насоса в дальнем конце двора – предметов, которые еще месяц назад напугали бы Зефира, не будь с ним рядом Тессы, – он послал грума за собакой.

– А теперь пройдем настоящее испытание, – произнес Энтони.

Тесса подошла ближе, готовая в любую минуту успокоить Зефира, хотя ей казалось, что Энтони обладает таким же даром общения с лошадьми, как и она. Только ее дед мог так умело управляться с проблемными животными.

Вскоре из-за угла появился грум с гончей на поводке.

– Одна из собак Тора, – пояснил Энтони. – Как только кончилась война, он начал собирать свою собственную свору. – Спокойно, Зефир, – добавил он, когда конь нервно отступил назад.

Энтони знаком приказал груму подойти ближе, сильно натянув поводья.

– Хорошо, Тесса, – тихо произнес он. – Поговорите с ним.

Однако девушка ждала, дав Энтони возможность самому успокоить коня, И заговорила лишь, когда тот намеревался встать на дыбы.

– Ну же, Зефир, все не так плохо, – тихонько заворковала она. – Слушайся лорда Энтони, своего нового хозяина.

Энтони в это время гладил коня по шее и что-то нашептывал. Конь перестал дрожать и перебирать ногами, хотя продолжал искоса поглядывать на приближающуюся собаку. Тесса не могла сказать с уверенностью, кто влиял на коня больше – она или Энтони. Да и сам Зефир не смог бы.

Пока Энтони и Тесса успокаивали коня, грум с собакой приблизился к нему на несколько футов и обошел вокруг. При этом Тесса даже не дотронулась до Зефира.

– Поразительно, – выдохнула она.

– Видите? У меня тоже есть кое-какие способности, – с улыбкой произнес Энтони, когда грум удалился на достаточное расстояние. – Возможно, мне удастся убедить вас позволить мне…

Но в этот момент откуда-то сверху раздался душераздирающий крик.

– Что вы делаете с этим псом, Энтони? – кричала леди Киллерби из окна гостиной, которое она, очевидно, открыла именно с этой целью, потому что погода в ноябре стояла довольно прохладная.

Тесса подпрыгнула от неожиданности, а Зефир снова начал перебирать ногами, но Энтони тотчас же успокоил его.

– Как видите, дрессирую коня, миледи, – откликнулся он. – Но мы уже закончили.

– Хорошо. Сейчас подадут ленч, так что у вас есть время быстро умыться и присоединиться к нам. – Кивнув, от чего зеленовато-желтые перья на ее тюрбане всколыхнулись, женщина захлопнула окно.

Энтони округлил глаза, а потом произнес:

– Почему бы вам не вернуться в дом, пока я отведу Зефира в конюшню. Я скоро присоединюсь к вам.

Отчасти Тесса была рада, что их беседу прервал и, но, с другой стороны, она испытывала некоторое разочарование. Может, она втайне надеялась, что Энтони удастся переубедить ее? Но это не принесло бы ничего хорошего ни одному из них.

За ленчем беседа вертелась вокруг каких-то общих тем, что позволило Тессе погрузиться в собственные размышления. Но всякий раз, когда она вспоминала о предложении Энтони, леди Киллерби возвращала ее к реальности, требуя ответа на тот или иной банальный вопрос. Точно так же она донимала и Энтони.

Ленч подходил к концу, когда Тесса поблагодарила хозяйку и всех собравшихся, а потом сообщила, что ей пора возвращаться домой к отцу. Энтони поднялся из-за стола вслед за ней, и Тесса приготовилась к неизбежному объяснению с Энтони по пути домой.

– Подождите, – произнесла леди Киллерби. – Думаю, я поеду с вами и нанесу визит сэру Джорджу, раз он не смог приехать сам. Нехорошо, что большую часть времени он проводит в одиночестве.

Тесса взглянула на Энтони. Тот слегка нахмурился. Однако вскоре лицо его приняло обычное выражение.

– Конечно, миледи, – вежливо ответил он. – Я прикажу подать экипаж, пока вы будете одеваться.

Спустя десять минут они уже катили по дороге, ведущей в Уитстоун. Леди Киллерби болтала без умолку.

– Я знаю, что ваш отец никуда не выезжает, мисс Ситон, – говорила она. – Но разве никто из соседей не навещает его? В молодости он был таким общительным!

– Шесть лет назад с ним произошел несчастный случай, и здоровье его пошатнулось, миледи, – ответила девушка. – Он слишком быстро уставал и не мог принимать посетителей.

Тесса не стала вдаваться в подробности и объяснять, что это она сама отсылала гостей, даже не сообщая об их приезде отцу.

– Хм. Он совсем не показался мне слабым или усталым в воскресенье вечером. Уверена, общение пойдет ему на пользу, – произнесла леди Киллерби тоном, не терпящим возражений. – Как только станет известно, что я навещаю его, к вам в гости потянутся соседи, помяните мое слово. О моем визите прознают еще до наступления ночи. Слухи разносятся здесь довольно быстро. – Женщина захихикала.

Сэр Джордж был, без сомнения, рад видеть леди Киллерби.

– Какая приятная неожиданность! – воскликнул он, приглашая ее в гостиную. – Тесса, будь любезна, прикажи повару подать что-нибудь к чаю. Проходите, проходите, миледи, устраивайтесь поудобнее.

Тесса позвонила в колокольчик. Пока она разговаривала с миссис Биллз, леди Киллерби уселась в кресло возле камина, и очень скоро они с сэром Джорджем погрузились в воспоминания молодости.

– Наверное, я зря ограждала его от общения все эти годы, – вполголоса призналась Тесса Энтони, видя оживление на лице отца. – Но я была уверена…

– Я знаю. Вы действовали из лучших побуждений. И это вполне понятно. Но теперь вы, возможно, убедились, что он не так уж беспомощен, как вам казалось?

Тесса посмотрела на Энтони и увидела в его глазах нежность.

– Возможно, вы правы, милорд, но пока я не вправе пренебрегать его здоровьем ради собственных интересов.

Во взгляде Энтони промелькнуло разочарование.

– Я понял, что не могу просить… – начал он, но леди Киллерби перебила его:

– Вы не согласны, мисс Ситон?

– Прошу прощения, миледи? – переспросила девушка. Что собирался сказать лорд Энтони? Что он все равно не может просить ее стать его женой? Что он передумал? Сердце Тессы болезненно сжалось, но разве не этого она хотела.

Леди Киллерби пояснила:

– Я только что пригласила вашего отца сопровождать меня завтра в Бельвуа. Герцог Ратланд был в свое время моим почитателем. – Она захихикала. – Но это не имеет никакого значения, – поспешно добавила леди Киллерби, когда сэр Джордж нахмурился. – Мы все сможем заехать сюда завтра утром, – продолжала между тем женщина. – Думаю, Энтони и его друзьям не составит большого труда усадить сэра Джорджа в мой фаэтон. Ну и весело же мы проведем время!

Тесса с беспокойством взглянула на отца. Ему придется провести целый день на улице в открытом экипаже. А ведь уже ноябрь!

– Честно говоря, мне ужасно хочется совершить эту поездку, – произнес сэр Джордж, прежде чем Тесса успела высказать свои сомнения. – Свежий воздух пойдет мне на пользу, если, конечно, не будет дождя.

Тесса тотчас же ухватилась за эту мысль.

– А что, если дождь все-таки пойдет, папа? В это время года такое часто случается.

– Чушь! – воскликнула леди Киллерби. – На небе ни облачка, и наверняка такая погода продержится еще несколько дней. Если с утра соберется дождь, я тоже не поеду на охоту. Так что можете не беспокоиться на этот счет.

– Видишь, Тесса. Лили тоже не хочет промокнуть. Все будет в порядке.

Несмотря на обуревавшие ее сомнения, Тесса чувствовала, что не вправе запретить или разрешить что-либо отцу, хотя привыкла к такому положению дел за многие годы.

– Надеюсь, вы правы, – только и сказала она. Возможно, позже, когда они останутся одни, ей удастся переубедить отца.

Леди Киллерби поднялась с кресла.

– Идемте, Энтони, я обещала сыну не задерживаться. Не хочу, чтобы он волновался. И снова совершил какое-нибудь безрассудство.

Тесса проводила гостей до экипажа и поблагодарила леди Киллерби за ее доброту. Энтони помог пожилой женщине сесть в экипаж, а затем повернулся к Тессе.

– Мне многое нужно вам сказать, но разговор придется отложить на завтра.

Девушка кивнула, стараясь прочитать выражение глаз Энтони.

– Энтони, я… – начала она и осеклась. Любое ее слово вызвало бы лишь новые возражения, но вести подобные разговоры в присутствии леди Киллерби, ожидающей в экипаже, было невозможно.

– Тогда до завтра, – произнесла девушка.

Энтони с нежностью посмотрев на нее, потом повернулся и сел в экипаж.

– До завтра, – бросил он, хлопнув дверцей. Проводив взглядом удаляющийся экипаж, Тесса вздохнула. За ночь Энтони поймет, насколько неблагоразумным будет их союз. А может, он уже понял это и собирался завтра сказать об этом Тессе? В любом случае так будет лучше для них обоих. Разве нет?

Сэр Джордж все еще пребывал в приподнятом расположении духа, когда Тесса вернулась в гостиную. Поглощенный мыслями о предстоящей поездке, он и не вспомнил о мемуарах, которые совершенно забросил в последнее время.

– Хочешь, я помогу тебе привести в порядок твои записи, папа? – спросила Тесса, стараясь отвлечь отца от неприятного для нее разговора.

– В этом нет необходимости, – весело ответил тот. – Загляни-ка в кабинет, сама все увидишь.

Тесса с любопытством зашла в кабинет. К ее удивлению, там царил необыкновенный порядок. Бумаги, которых стало теперь намного меньше, были аккуратно сложены в стопочки, а книги заняли свои места на полках.

– Это Гриффит так разобрался, пока меня не было? – спросила девушка, возвращаясь в гостиную.

Сэр Джордж покачал головой.

– Он убрал на верхние полки лишь несколько книг, остальное·я сделал сам. Удивительно, как мало времени это заняло, стоило мне только взяться за дело. Я избавился от всех старых записей и копий, а остальное разложил по датам.

– Это… чудесно. Я горжусь тобой, папа, – вне себя от удивления, вымолвила Тесса.

– Вообще-то я тоже собой горжусь, – произнес сэр Джордж, широко улыбаясь, и добавил: – Теперь мне будет намного легче писать, если, конечно, я выкрою для этого время.

Тесса не знала, как отнестись к переменам, произошедшим в отце за последние две недели, но постепенно приходила к выводу, что ничего плохого они отцу не принесли. Теперь он гораздо меньше пил и…

Стук в дверь прервал ее мысли;

Тесса поднялась, приглаживая волосы. Неужели Энтони вернулся, чтобы поговорить с ней или с отцом? Нет, он не успел бы проводить леди Киллерби до дома и вернуться.

В дверях появился Гриффит.

– Миссис и мисс Хиллтоп, сэр, – объявил он. – Проводить их наверх?

Тесса, захваченная врасплох, лишь охнула, на ходу придумывая благовидный предлог для отказа, когда сэр Джордж произнес:

– Конечно. Не заставляй их ждать внизу. И вели принести свежего чаю.

– Но, папа, – слабо запротестовала Тесса, так и не придумав ничего, ей оставалось лишь надеяться, что случится чудо и ее ложь не откроется.

Спустя несколько минут в комнату, пыхтя, вплыла тучная миссис Хиллтоп. Вслед за ней появилась Синтия Хиллтоп. За несколько лет в ее внешности ничего не изменилось. Лицо напоминало мордочку хорька, а узкие глаза бегали, словно старались рассмотреть все до мельчайших подробностей.

– Добро пожаловать, миссис Хиллтоп, мисс Хиллтоп, – приветствовал гостей сэр Джордж, прежде чем миссис Хиллтоп успела перевести дыхание. – Ваше посещение такая честь для нас!

Женщина уселась на ближайший стул, и принял ась обмахиваться платочком.

– Рада, что застала вас дома, сэр Джордж, и вас, разумеется, тоже, дорогая мисс Ситон! – Она сделала знак дочери сесть рядом.

Синтия повиновалась. Она быстро оглядела Тессу, сэра Джорджа и украшения на камине, а потом воззрилась на мать.

– Должна признаться, сэр, я не знала, что и думать, когда получила от вас записку с благодарностью за нашу доброту, – продолжала миссис Хиллтоп, отдышавшись. – Но потом догадалась, что это своего рода шутка, потому что мы в последнее время были непростительно невнимательны к своим соседям.

Тесса изобразила на лице радушную улыбку.

– Ну что вы, мэм! Мы ничуть не считаем вас невнимательными.

Сэр Джордж кивнул.

– В самом деле, мадам. Ваш визит сегодня сам по себе любезность, потому что, по моим сведениям, вы как раз должны направляться в Лондон.

– О, разве я не говорила тебе, папа? – громко воскликнула Тесса, прежде чем миссис Хиллтоп успела выразить удивление. – Как оказалось, я ошиблась. Я не совсем правильно поняла услышанное.

Миссис Хиллтоп притворно рассмеялась:

– Да, молва зачастую искажает истину. Кстати, вы действительно выезжаете на охоту, мисс Ситон?

Тесса с облегчением кивнула, надеясь, что отцу не покажется странным, что Хиллтопы ничего не знают о ее выездах на охоту после вечера, проведенного вместе.

– Это правда. Папа разрешил мне, но при условии, что дядя Мерсер будет сопровождать меня, чтобы соблюсти приличия. Очень надеюсь, что со временем и другие леди последуют моему примеру. – Тесса взглянула на Синтию, которая выглядела так, словно проглотила лягушку.

– Вот видишь, мама? – начала та, но мать тотчас же сделала ей знак замолчать.

– Да, мой муж разговаривал с мистером Эмери вчера вечером в «Лебеде». Он был удив… э… рад видеть его в компании молодых аристократов, приехавших на охоту. Haсколько я поняла, некоторые из них были приглашены к вам на ужин?

Внезапно Тесса поняла истинную причину визита соседей. Миссис Хиллтоп надеялась, что дружба с Ситонами поможет ей подыскать подходящего жениха для дочери. Значит, леди Киллерби оказалась права. Однако это нисколько не уменьшало угрозу раскрытия ее обмана.

– Да, – ответил сэр Джордж с гордостью, – у нас ужинали несколько членов охотничьего клуба «Одд сок», а в воскресенье мы нанесли ответный визит. Леди Киллерби, мать лорда Киллерби, гостит сейчас в Айви-Лодж, так что во время визитов Тессы все приличия соблюдены. Сегодня утром она снова была приглашена на чай.

Пока сэр Джордж произносил эту тираду, Тесса молилась, чтобы его иллюзии относительно ее поведения не развеялись еще до конца этого визита.

– Да, леди Киллерби и джентльмены оказались необыкновенно любезны, – ответила она, заметив, что Синтия взглянула на нее с удивлением и даже некоторым уважением. – Лорд Рашфорд и лорд Энтони Нортроп выразили желание проводить в обществе папы больше времени.

При упоминании этих известных имен глаза миссис Хиллтоп и ее дочери округлились. Улыбнувшись еще шире, миссис Хиллтоп воскликнула:

– Должна сказать, это чудесно! Нам следует как можно скорее пригласить вас на ужин. И непременно пошлю приглашение этим джентльменам, раз уж они ваши друзья.

Внезапно они снова ступили на опасную почву, и ситуация усложнилась, когда сэр Джордж произнес:

– Но сначала мы должны пригласить вас на ужин, потому что мы у вас в долгу.

Миссис Хиллтоп растерянно заморгала.

– В долгу? А! Вы вспомнили тот случай, когда мисс Ситон обедала у нас три года назад? Пустяки. А теперь мы должны откланяться. – С этими словами женщины поднялись, к вящему облегчению Тессы.

Наверняка после их отъезда отец начнет расспрашивать ее, но она была уверена, что сможет подыскать подходящее объяснение странным словам миссис Хиллтоп.

– Спасибо, что заглянули к нам, – поблагодарила девушка, поднявшись, чтобы проводить гостей.

Женщины улыбнулись ей в ответ, а миссис Хиллтоп произнесла:

– Не стоит благодарности, дорогая. Вообще-то мы давно навестили бы вас, но только вчера вернулись из Лондона, где провели весь сентябрь и октябрь. Я обожаю город, но так чудесно снова оказаться дома среди друзей.

Кивнув сэру Джорджу, который встревоженно взглянул на Тессу и машинально кивнул в ответ, миссис Хиллтоп с дочерью вышли из комнаты. Тесса проводила их до лестницы и вернулась в гостиную. Как она и предполагала, отец встретил ее недовольным выражением лица.

– Тесса, может, теперь ты объяснишь мне, как ты могла ужинать у Хиллтопов в пятницу вечером и остаться у них на ночь, когда они находились в отъезде? – спросил он тоном, не предвещающим ничего хорошего.

Сердце Тессы упало. Она знала, как важны были для отца приличия, и как много он приложил усилий, чтобы соседи воспринимали ее как равную. Правда убьет его. Но, возможно, если она не станет упоминать имени лорда Энтони…

– Я… э… – начала девушка, но была прервана появлением дяди Мерсера и Гарольда.

– Сэр Джордж, должен сообщить вам нечто очень важное, – произнес Мерсер, косо взглянув на племянницу.

– Я не могу обсуждать сейчас с вами дела, Мерсер, – нетерпеливо ответил сэр Джордж. – Нам с Тессой предстоит важный разговор.

Дядя Мерсер кивнул:

– Да, я видел миссис Хиллтоп. Полагаю, вы, также как и я, узнали, что в пятницу вечером их не было дома, хотя Тесса утверждает, что ужинала с ними. Так вот мой сын может пролить свет на эту загадку.

Тесса и сэр Джордж удивленно воззрились на Гарольда, которого отец подтолкнул вперед. Молодой человек неохотно кивнул, но от Тессы не ускользнуло торжествующее выражение его лица. Она едва сдержалась, чтобы не выругаться, уверенная, что Гарольд лишь усугубит ситуацию. Но она и представить себе не могла, что за этим последует.

Встав перед сэром Джорджем и понуро опустив голову, Гарольд произнес:

– Я должен умолять вас опрощении, сэр Джордж, ведь вы сделали мне столько добра. Правда в том, что вечер пятницы Тесса провела со мной.

– С тобой! – воскликнул сэр Джордж, пораженный не меньше дочери. – Но где? Как?

Гарольд, застенчиво улыбаясь, посмотрел на кузину. – Я знаю, это неправильно, но мы очень привязались друг к другу, и в пятницу вечером наши чувства вышли из-под контроля.

Тесса, открыв рот и не в силах вымолвить ни слова, смотрела на Гарольда. Черт возьми, что он несет?

– Но я готов исправить положение, – продолжал Гарольд. – С вашего разрешения, сэр Джордж, я намерен немедленно жениться на Тессе.

Глава 14

Тесса была вне себя от негодования.

– Папа, это неправда! Ты же знаешь, я бы никогда…

– К сожалению, их видели, – вступил в разговор дядя Мерсер. – В пятницу вечером она уехала из дому с Гарольдом, а вернулась только в субботу утром.

– С Гарольдом? – переспросила Тесса. – Но ведь вы прекрасно знаете, что… – Она осеклась. Ведь назвать имя лорда Энтони было все равно, что признать, будто она провела с ним ночь. – Вы знаете, что между нами ничего не было!

Отец поднял на Тессу полные боли глаза. Сердце ее едва не разорвалось.

– Мне жаль, Тесса. Даже если это правда – а я, конечно, верю тебе, – она ничего не значит. Сплетни непременно разнесутся по округе, если вас видели. Поэтому единственно верным решением будет принять благородное предложение Гарольда.

– Благородное! – с презрением бросила Тесса, глядя на кузена. – Папа, неужели ты не видишь…

– Благородное, – повторил сэр Джордж. – Особенно если, как ты говоришь, ничего непристойного не случилось. Должен признаться, я надеялся… но теперь это не имеет никакого значения. Я испрошу разрешение на брак у епископа, и если все сложится удачно, вы повенчаетесь на следующей неделе.

Тесса, не веря своим ушам, перевела взгляд с отца на дядю и кузена. По самодовольному выражению их лиц было ясно, что все это они тщательно спланировали. Возможно, сразу после разговора дяди с мистером Хиллтопом. И теперь перед Тессой стоял выбор – выйти замуж за Гарольда или стать женой лорда Энтони, предварительно опорочив его честное имя.

Разрыдавшись, Тесса выбежала из гостиной, заперлась у себя в комнате и, уткнувшись в подушку, омочила ее слезами.


На следующее утро Энтони остановил коня у крыльца главного дома Уитстоуна. Он с удовольствием стал бы жить здесь, если именно это нужно Тессе для счастья.

Возможно, Раш и Киллер согласились бы взять Айви-Лодж в аренду, что приносило бы ему доход и позволило не зависеть от отца.

– Фаэтон скоро подъедет, – сказал Тор, останавливая рядом с Энтони своего огромного, черного как смоль коня. – Как думаешь, стоит помочь сэру Джорджу подготовиться?

– Да, давай поднимемся и постучим, – спешившись, ответил Энтони.

Когда впервые ему пришла мысль жить в Уитстоуне, его гордость взбунтовалась. Отчасти потому, что сам он мало что мог предложить Тессе. Айви-Лодж являлся его единственной недвижимостью, потому что он, как третий сын, вряд ли унаследовал бы поместье отца. Военная пенсия и денежное содержание, которого отец мог лишить его, женись он на Тессе, не обеспечили бы девушке тех условий жизни, которых она, несомненно, заслуживала.

Неужели Тесса все же решится на брак с ним? Пока у него было достаточно денег, чтобы оставаться независимым, Энтони не задумывался о будущем. Но тогда он не собирался жениться, а теперь…

Но он нравится Тессе. А сам он любит ее до безумия. Он сможет здесь жить. А со временем сделает поместье прибыльным.

Впрочем, им вовсе не обязательно жить именно здесь. Энтони поговорил с доктором, который заезжал навестить Киллера. Как выяснилось, он знал лечащего врача сэра Джорджа. Он неохотно отвечал на вопросы Энтони, но, в конце концов, признался, что сердце сэра Джорджа в полном порядке, хотя Мерсер Эмери уговорил врача убедить Тессу в обратном.

Дверь открыл ась, и Энтони вошел в холл, с нетерпением ожидая появления Тессы. При первой же возможности – может быть, по дороге в Бельвуа – он изложит ей свой план и сообщит хорошие новости о здоровье сэра Джорджа. Молодой человек улыбнулся, предвкушая, как Тесса обрадуется и примет его предложение.

– Доброе утро, джентльмены, – приветствовал молодых людей сэр Джордж, когда те вошли в гостиную. К разочарованию Энтони, Тесса так и не появилась.

– Леди Киллерби скоро прибудет, – сообщил Энтони, заметив, что сэр Джордж выглядит более усталым, чем обычно. – Давайте снесем вас вниз.

Сэр Джордж кивнул.

Сегодня он явно пребывал не в лучшем расположении духа. Неужели он, Энтони, отнесся к опасениям Тессы относительно здоровья ее отца слишком легкомысленно? Нахмурившись, он взялся за спинку инвалидного кресла, в то время как Тор ухватился за подножку. Не успели они спуститься вниз, как к крыльцу подкатил фаэтон леди Киллерби в сопровождении Раша и Сторми, восседавших верхом на своих конях. Однако Тесса так и не появилась.

– Я вижу, вы ранняя пташка, сэр Джордж, – воскликнула леди Киллерби, когда кучер остановил фаэтон. – Очень хотелось бы услышать то же самое в свой адрес. Говоря по правде, мне не терпелось снова оказаться на охоте.

Сэр Джордж пробормотал какие-то комплименты, однако выглядел весьма сконфуженным, когда Энтони и Тор снесли его по ступеням и усадили рядом с леди Киллерби. Очевидно, женщина ощутила это, потому что тотчас же начала говорить о том, какой чудесный день их ожидает, и посвящать сэра Джорджа в свои планы относительно импровизированного чаепития в Айви-Лодж после окончания охоты.

Они уже собирались отъезжать, когда Энтони не выдержал.

– А мисс Ситон разве не поедет с нами? – спросил он с наигранным равнодушием.

Сэр Джордж покачал головой, и глаза его затуманились печалью.

– Нет, она уже уехала со своим дядей. Они встретят нас в замке Бельвуа.

– Понимаю.

Надеждам Энтони поговорить с девушкой по дороге не суждено было сбыться, он сделает это позже. А пока никак не выкажет своих чувств к ней.

– В таком случае едем.

Специально сконструированный для выездов на охоту фаэтон быстро катил по дороге. Энтони едва сдерживался, чтобы не пустить коня в галоп, – он не мог дождаться момента, когда вновь увидит Тессу. Вскоре впереди показались круглые башенки вновь отстроенного замка Бельвуа.

Больше половины участников охоты собрались на лужайке перед замком, и Энтони нетерпеливо всматривался в толпу в надежде увидеть лиловую амазонку Тессы. Он увидел ее у подножия лестницы, ведущей во внушительных размеров замок, выстроенный в псевдосредневековом стиле. Тесса восседала верхом на жеребце, купленном Мерсером Эмери на прошлой неделе. Извинившись, Энтони пришпорил коня и поскакал к девушке.

Тесса посмотрела на него, однако, к его удивлению, не улыбнулась. И в тот же самый момент ее дядя тронул поводья и преградил молодому человеку путь.

– Мне жаль, милорд, – вежливо произнес он; – но я не считаю, что вы можете в дальнейшем разговаривать с моей племянницей наедине. Поэтому должен просить вас держаться от нее подальше и впредь.

Энтони растерялся. Неужели стало известно, что они вместе провели ночь? Но почему в таком случае сэр Джордж ничего ему не сказал? Ведь Энтони хотел исправить положение. Неужели Тесса ничего не рассказала отцу?

– Могу я спросить, почему? – поинтересовался Энтони. При этом Тесса отвела глаза, что тоже показалось ему странным.

– Я всего лишь пытаюсь соблюсти интересы своего сына, так как его самого здесь нет, – ответил Мерсер Эмери. – Видите ли, мисс Ситон скоро станет его женой.

– Что? – переспросил Энтони, бросив взгляд на Тессу, которая все еще не смела поднять глаз. – Но как?.. Когда состоялась эта… эта помолвка?

Мерсер Эмери ухмыльнулся.

– Вчера вечером. Можете спросить у сэра Джорджа, если не верите мне, милорд.

– Уж будьте уверены, я сделаю это, – резко бросил Энтони, повернул коня и направил его к фаэтону.

Раш с удивлением посмотрел на друга, когда тот подъехал, и Энтони понял, что его беспокойство и растерянность буквально написаны у него на лице. Нужно успокоиться, прежде чем разговаривать с сэром Джорджем, однако он все равно не смог скрыть негодования, когда напрямую спросил:

– Это правда, сэр, что ваша дочь помолвлена с Гарольдом Эмери?

– Что? – точно так же, как и Энтони несколькими минутами раньше, воскликнула леди Киллерби. – Конечно же, это неправда.

Однако сэр Джордж кивнул, сжав губы.

– Это правда, – ответил он с удивившей всех твердостью. – Тесса и ее кузен всегда нравились друг другу, и я не видел смысла в отказе.

– Нравились!.. – Энтони вспомнил сцену, которую ему довелось подсмотреть в гостиной Уитстоуна на прошлой неделе. Тесса и Гарольд действительно испытывали друг к другу сильные чувства. Но Энтони готов был поклясться, что чувства эти были далеки от симпатии.

– Да, понимаю, – вымолвил он наконец. – В таком случае считаю своим долгом передать им мои поздравления.

Однако леди Киллерби все еще хмурилась.

– Поздравления. Хм. Мне кажется, вы не слишком хорошо все обдумали, Джордж. Баша дочь очаровательна. Я уже не говорю о ее таланте и уме. Она могла бы…

– И, тем не менее, дело решено, – резко перебил ее сэр Джордж. – Я не нарушу данного слова.

Было ясно, что сэр Джордж не хочет продолжать этот разговор, поэтому Энт6ни поклонился и отъехал в сторону. Раш последовал за ним.

– Ну и дела, – протянул Раш, как только друзья оказались вне пределов слышимости. – Готов поклясться, что ты ей нравился. Как ты, старина?

Энтони бросил на Раша гневный взгляд.

– Неужели моя пристрастность так заметна? Я еще больше унижен, хотя теперь это не важно.

Однако Раш покачал головой:

– Тебе нечего смущаться. А ты не заметил, как изменился сэр Джордж? Он ведет себя странно. Если он доволен этой помолвкой, то я полный болван.

– Мне тоже так показалось, – ответил Энтони, и в его душе появился проблеск надежды. – Тесса не выглядела слишком счастливой, когда я попытался заговорить с ней. Ее дядя даже не дал мне пере кинуться с ней словом.

– Или ей с тобой. – Раш посмотрел туда, где находилась Тесса под присмотром Мерсера Эмери. – Я тебе скажу, мне ужасно не нравится то, с какой поспешностью состоялась эта помолвка.

– Знаешь, мне кажется, ты прав. – Быстро приняв решение, Энтони вкратце рассказал другу о чертовски мучительной ночи, проведенной наедине с Тессой. Он уверен, что нравится ей, и уже сделал ей предложение.

– Не могу отделаться от мысли, что что-то поспособствовало столь поспешной помолвке, – сказал напоследок молодой человек. – Наверняка Эмери глубоко запустил свои лапы в кошелек сэра Джорджа и просто так не сдастся. Поможешь мне вывести его на чистую воду, Раш?

Граф усмехнулся:

– А для чего еще нужны друзья? Попытайся поговорить с мисс Ситон, а я попробую побольше разузнать о господах Эмери и о том, чем они могут шантажировать сэра Джорджа.

– Как всегда, я в твоем распоряжении. – Энтони насмешливо отдал честь. Вообще-то он был рад, что Раш обо всем позаботится, как это бывало во время войны. Энтони горел желанием выполнить поставленную перед ним задачу.

Как бы то ни было, он заставит Тессу рассказать правду об этой нелепой помолвке и о ее чувствах к нему.


Тесса наблюдала за удаляющимся лордом Энтони, чувствуя, как ее душа медленно умирает. Она должна сказать ему хоть что-нибудь, несмотря на запрет дяди. Энтони выглядел таким же потерянным, как она накануне вечером, когда отец поверил лжи Гарольда.

А что она могла сказать? Что проку скрывать факт своей помолвки, если отец настоял на ней?

Она так и не поняла, что заставило его принять такое решение. Утром она попыталась сказать отцу, что даже не видела Гарольда в ту злосчастную пятницу, а ночь провела наедине с раненым конем, но сэр Джордж только покачал головой.

– Теперь это не имеет никакого значения, Тесса, – сказал он. – Я дал слово Мерсеру и Гарольду.

– Неужели это важнее моего будущего? Моего счастья? – спросила Тесса.

Отец печально посмотрел на девушку.

– Именно о твоем будущем я и думаю, дорогая. Поверь мне.

– Но Гарольд лгал тебе, чтобы добиться этого обещания, – попыталась возразить Тесса. Однако отец стоял на своем. Девушке показалось, что Мерсер и Гарольд запугали отца и теперь шантажируют его.

Тесса видела, как Энтони подъехал к отцу, и тот подтвердил ужасную правду. Вид Энтони, горестно опустившего плечи, едва не убил ее. Что ужасного, если она расскажет правду? Всю правду? Возможно, тогда она станет счастливой, выйдет замуж за Энтони.

Дядя Мерсер, тоже наблюдавший за беседой, засмеялся, чем привел племянницу в бешенство.

– Я всегда знала, что вы ставите свои интересы превыше моих и папиных, – воскликнула она. – Но никогда не думала, что строите свое счастье на несчастьях других.

Мерсер фыркнул.

– Этот молодой выскочка думал, что может получить все, что захочет – тебя, Уитстоун, конюшни твоего отца. Достаточно ему лишь щелкнуть пальцами. Но просчитался. Этот урок пойдет ему на пользу.

– А мне это тоже пойдет на пользу? – спросила Тесса. – Вы же знаете, что я не хочу выходить замуж за Гарольда, и не думаю, что он хочет жениться на мне. Почему же вы настаиваете на этом браке, дядя?

Тесса уже знала ответ, потому что Мерсер только что озвучил его. Ему нужен был Уитстоун и конюшни. Они станут собственностью ее будущего мужа.

Ну почему она не поняла этого раньше? Почему не остерегалась Гарольда и дядю? Потому что считала их своей семьей и не ожидала предательства. Но ошиблась.

– Даже не думай переубедить своего отца, – произнес Мерсер Эмери. – Он, как и ты, не захочет, чтобы все в округе узнали о твоем неблагоразумном поступке. А когда правда всплывет наружу, даже твой ухажер от тебя отвернется.

Тесса удивленно посмотрела на дядю.

– Что вы хотите этим сказать? Вы же знаете, что я не была той ночью с Гарольдом.

– Может быть, но я почему-то уверен, что ты была не одна. Твоя репутация испорчена, детка. И если мужчина, ответственный за это, – мужчина, с которым ты уехала той ночью из дому, – хотел бы спасти тебя, он давно бы это сделал. Ты должна быть благодарна моему сыну за то, что он согласился взять в жены тебя – девицу не первой свежести.

– Благодарна!.. – Тесса готова была наброситься на него с кулаками.

К ее облегчению, мастер сегодняшней охоты герцог Ратланд протрубил в рог, и все двинулись в сторону укрытия. Стоит ли ей попытаться поговорить с Энтони во время заезда? Дядя останется далеко позади, как только начнется преследование. Так что поговорить с Энтони будет нетрудно. Но что она скажет?

Она ведь уже отклонила его предложение и вряд ли сможет просить повторить его теперь, когда помолвлена со своим кузеном. Она также не может попросить Энтони открыто признаться, что он провел с ней ночь в ту злосчастную пятницу. Отец, кажется, поверил, когда она сказала ему, что была всю ночь одна. Но открывшаяся правда может ранить его еще больнее.

Тесса вспомнила язвительное замечание дяди. Неужели поведение Энтони означало, что он сомневается? Если бы он поговорил с ее отцом до этого «признания» Гарольда… Но нет. Как он мог поступить подобным образом из-за того, что она отказала ему? И все же, узнай он об обстоятельствах этой поспешной помолвки, рассказал бы он правду или нет?

Даже если бы он сделал это, его семья, да что там семья – все общество отвернулось бы от нее, узнай они, что Энтони женился на ней из чувства долга. А ее дядя и кузен непременно постарались бы распространить сплетни, Тесса ничуть в этом не сомневалась. Нет, она не может рассказать Энтони правды и тем самым подвергнуть риску его счастье и здоровье своего отца.

По пути к лисьей норе Тесса старалась избегать чьего-либо общества и держалась в стороне. Пока собаки искали след, охотники остановились, и дядя снова подъехал к ней.

– Мы пока не собираемся продавать этого коня, так что нет необходимости показывать сегодня все его достоинства. Старайся держаться позади, а я пока присмотрюсь, какую еще лошадь можно купить.

Тесса посмотрела туда, где Энтони и его друзья пересаживались на своих гунтеров. Они на мгновение встретились взглядами, но потом Энтони отвел глаза, и Тесса не успела рассмотреть выражение его лица.

– Хорошо, – со вздохом ответила она.


Несмотря на то, что гонка была великолепной, для Энтони сегодняшняя охота утратила всякий интерес. Вместо того чтобы, как обычно, скакать впереди всех, ·Тесса держалась позади в непосредственной близости от дяди. Должно быть, ей было велено вести себя так, ведь Энтони знал, что она любит скорость и волнующее преследование.

Энтони хотелось скакать впереди всех и в то же время быть позади, рядом с Тессой. Бедняга Фара никак не мог понять, почему хозяин сдерживает его. Но как бы медленно он ни ехал, Тесса не могла его догнать. Он даже хотел спровоцировать падение и сделать вид, будто ранен, но опасался причинить вред коню.

Перевалило за полдень, когда собаки впервые потеряли след, остановившись у ручья. Пока выжлятники переводили их через поток и натравливали на след, разрозненные группы всадников вновь собрались вместе.

И тут Энтони ухватился за представившуюся ему возможность. Тесса по-прежнему находилась рядом с дядей и неподалеку от фаэтона леди Киллерби, которую Энтони решил использовать в своих интересах.

– Ну, что скажете, миледи, сэр Джордж? Неплохо проехались, а? Мне кажется, это лучший заезд сезона.

Сэр Джордж кивнул. Возбужденный охотой, он на время забыл о меланхолии.

– Да, зрелище доставило мне ни с чем не сравнимое наслаждение. Почему я раньше не ездил на охоту?

– Вам нужен был толчок, а, говорят, я умею подталкивать, – подмигнула ему леди Киллерби. – Энтони, вас что-то беспокоит? В понедельник вы скакали впереди всех, как и мисс Ситон. Должна сказать, ни один из вас не показал себя сегодня с лучшей стороны. – Леди Киллерби перевела взгляд с молодого человека на Тессу, которая лишь пожала плечами.

– В самом деле, Тесса, нет необходимости плестись в конце рядом с Мерсером, – согласился сэр Джордж. – Я знаю, ты впервые села на этого коня, но уверен, тебе не составит труда оказаться впереди. Разве ты не хочешь, чтобы твой отец гордился тобой?

Тесса заморгала, явно пораженная подобным поворотом дела. Бросив взгляд на дядю, она кивнула.

– Хорошо, папа. Когда собаки нападут на след, посмотрим, на что способен этот жеребец.

– А вы, Энтони? – обратилась к молодому человеку леди Киллерби. – Ваш конь что, захромал, или вы вдруг оробели?

– Ничуть, миледи, – ответил Энтони, широко улыбаясь. – Обещаю показать сэру Джорджу все, на что способен.

– Великолепно! – воскликнула леди Киллерби. – В таком случае мы насладимся охотой в полной мере. А теперь, с вашего позволения, поищем, где можно переехать ручей, иначе мы ничего не увидим, когда погоня возобновится.

Поклонившись сидящим в фаэтоне, Энтони искоса бросил взгляд на Эмери, который выглядел злым и разочарованным. Тесса же с благодарностью посмотрела на Энтони, когда дядя отвернулся.

Энтони не пытался заговорить с девушкой сразу, решив сделать это, когда начнется погоня. И все же он не смог удержаться и ободряюще улыбнулся в ответ. Награда не заставила себя ждать – девушка опустила глаза и тоже улыбнулась.

Эмери, хмуро глядя вслед отъезжающему фаэтону, повернулся к племяннице.

– Не думай, что это означает… – начал было он, но в этот момент собаки отдали голос, и сигнал рога возвестил о том, что погоня возобновляется.

– Едем! – крикнул Энтони обоим, понимая, что последовать за ним сможет только Тесса. – Мы ведь дали обещание.

Он пришпорил Фаро, уверенный, что Тесса неотступно следует за ним. Лидеры гонки направили своих коней в ручей, перейти его вброд было задачей не из легких – ведь вода доходила лошадям до колен.

Обернувшись, Энтони с удивлением заметил, что Эмери трусит на своем коне рядом с Тессой, хотя давал ось ему это крайне нелегко. Наездником он был никудышным. Вскоре все трое подъехали к ручью, который быстро катил свои воды.

Энтони направил Фаро шагом, дав ему возможность нащупать дно, и поднял ноги, чтобы не замочить сапоги. Тесса последовала его примеру. Эмери же въехал в воду галопом, не желая позволять этим двоим оставаться наедине. Как и следовало ожидать, его конь поскользнулся и завалился на бок.

Эмери с воплем рухнул в воду и, отплевываясь, встал на ноги.

– Дядя! Вы не ранены? – крикнула Тесса. Энтони уловил в ее голосе насмешливые нотки.

Он едва удержался, чтобы не рассмеяться: Эмери, выжимающий свою шляпу, выглядел весьма комично. Остальные охотники оказались менее сдержанными, и вскоре со всех сторон раздался громкий хохот. Очевидно, Эмери не очень-то любили.

Эмери побагровел.

– Со мной все в порядке, – прорычал он. – Езжайте своей дорогой!

Энтони не пришлось повторять дважды.

– Едемте, – сказал он Тессе. – Ваш отец и леди Киллерби уже на другой стороне ручья. – Он указал рукой туда, где фаэтон выезжал на противоположный берег. – Мы сдержим слово.

Взглянув на разгневанного дядю, Тесса кивнула и пришпорила коня. Оба коня пошли рысью, а затем пустились в галоп. Вокруг было слишком много людей, чтобы начать разговор, но Энтони чувствовал, что все идет так, как он задумал.

Несмотря на то, что Эмери все равно не смог бы догнать их, Тесса и Энтони увеличили скорость, все больше и больше отрываясь от остальных всадников.

Вскоре им пришлось перейти на легкий галоп, чтобы ненароком не обогнать бегущих впереди гончих. Так было проще разговаривать, но давало возможность остальным подъехать ближе.

– Ваш конь выглядит многообещающе, – заметил Энтони.

– Да, думаю, из него получится отличный гунтер после соответствующей тренировки, – ответила девушка, избегая взгляда Энтони.

Итак, она не желает разговаривать. Плохо.

Искусно направляя Фаро как можно ближе к коню Тессы и все же на безопасном расстоянии от него, Энтони начал теснить девушку вправо, в сторону от остальных всадников. И когда спустя несколько минут гончие вновь потеряли след, Энтони и Тесса находились вне пределов слышимости.

Как только они остановились, молодой человек перешел прямо к делу.

– Итак, Тесса, может, вы скажете мне, что все-таки происходит?

Тесса попыталась уклониться от разговора, повернув коня в сторону остальных всадников.

– Не знаю, о чем вы говорите.

Но обмануть Энтони было не так-то легко.

– Нет, знаете. Что это за глупая история с помолвкой?

– Вовсе не глупая, – еле слышно произнесла девушка. – Как уже вам сказал мой дядя и, несомненно, подтвердил отец, я собираюсь выйти замуж за Гарольда и хочу сделать это как можно скорее.

– Но почему? Ведь этот парень не нравится вам. Это как-то связано с предложением, которое я сделал вам вчера?

Тесса на мгновение подняла полные боли глаза, но не произнесла ни слова.

– Тесса? – упрямо повторил он. – Вас принудили к этому?

Тесса продолжала молчать, лишь мотнула головой.

– А ведь вы говорили, что никто не сможет разлучить вас с отцом. Я считал вас более смелой, Тесса.

Девушка вскинула голову, и боль в глазах сменил гнев.

– Смелость тут ни при чем! Вам хорошо говорить, когда часть вины лежит и на… – Девушка осеклась.

– Значит, все дело в том, что мы провели ночь вместе, – произнес Энтони. – Насколько я понимаю, об этом стало каким-то образом известно? Эмери угрожали рассказать все вашему отцу, если вы не выйдете замуж за Гарольда?

– Не совсем так. – Тесса вновь отвела глаза. – Папа узнал, что я не была в тот вечер у Хиллтопов. Но о том, что я провела ночь с вами, не знает. Он уверен, что моя репутация будет испорчена, если я не выйду замуж как можно скорее, поэтому, когда Гарольд сделал предложение, он настоял, чтобы я приняла его.

– И вы не сочли нужным сообщить им всем, что уже получили предложение от меня? – Энтони сам не знал, разгневан он или уязвлен. Неужели он ошибся в ее чувствах к нему?

Но когда Тесса подняла на него свои большие карие глаза, он увидел в них печаль и любовь.

– Я не могла! Разве вы не понимаете? Это было бы равносильно признанию…

Но тут собаки совсем некстати вновь отдали голос, и Тесса, пришпорив коня, поскакала догонять остальных. Энтони еле слышно выругался, проклиная очередную отсрочку.

Теперь он точно знал, что делать. Как только ему удастся поговорить с сэром Джорджем наедине, он откроет ему правду. И старик наверняка настоит на том, чтобы Тесса вышла замуж за него, Энтони, а не за своего авантюриста кузена. Во время следующей остановки он посвятит Тессу в свой план.

Глава 15

Тесса собиралась держаться как можно дальше от Энтони весь остаток дня. Он и так уже вынудил ее во многом признаться, но если она расскажет ему остальное, он почувствует себя обязанным сделать то, о чем будет потом жалеть всю жизнь.

Выполнению ее намерений помогло то, что собаки не теряли больше следа и спустя всего полчаса загнали лису в угол. Не желая видеть кровопролития, Тесса извинилась и поспешила встретить отца и леди Киллерби, ехавших позади всех.

– Может быть, поедем домой, папа? – спросила Тесса отца. – Должно быть, ты замерз и устал.

– Ерунда, – заявила леди Киллерби. – Надеюсь, вы не устали и не замерзли, сэр Джордж?

Сэр Джордж покачал головой.

– Я ценю твою заботу, Тесса, но это был самый чудесный день в моей жизни впервые за много лет.

– И вы, конечно же, не хотите пропустить мою вечеринку, – добавила леди Киллерби. – Не стоит беспокоиться, мисс Ситон, мы усадим вашего отца у камина в Айви-Лодж, и он будет чувствовать себя как дома.

Тесса кивнула, но сердце ее упало. Как ей удастся избежать разговора с Энтони, если все они поедут в Айви-Лодж?

– Тогда я поеду сначала домой, чтобы переодеться, – сказала девушка, надеясь, что ей удастся потянуть время и приехать к концу вечеринки.

Однако леди Киллерби запротестовала.

– Нет, нет, моя дорогая! Как вы не понимаете, в этом-то вся прелесть. Все должны поехать на вечеринку в охотничьей одежде. Хотя те, кто умудрился упасть в грязь и промокнуть, как ваш бедный мистер Эмери, будут настаивать на том, чтобы переодеться.

– Значит, дядя Эмери тоже едет? – спросила Тесса у отца.

Сэр Джордж кивнул.

– И Гарольд тоже. Думаю, это весьма кстати, тем более что вы помолвлены. – При этих словах радость в его глазах несколько померкла.

Леди Киллерби фыркнула и сказала:

– Да, по просьбе сэра Джорджа я сказала мистеру Эмери, чтобы он привез своего сына. Но теперь нам лучше отправиться в путь, я ведь должна встречать гостей. Поворачивай, Генри.

Тесса ехала рядом с фаэтоном, время от времени оглядываясь, чтобы убедиться, что Энтони довольно далеко. А в Айви-Лодж в присутствии ее дяди и Гарольда он вряд ли вернется к прерванному разговору.

К сожалению, когда они приехали, он был уже в охотничьем домике.

– А, вот и вы, – приветствовал он вновь приехавших. – Пока нас не было, Киллер отдавал распоряжения, так что все готово. Вам понравилась сегодняшняя охота, сэр Джордж?

– Очень, – ответил старик. – Лили настаивает, чтобы я сопровождал ее на каждой охоте, и я выполню ее желание.

Тессе это не понравилось.

– Папа, ты уверен… – начала было она, но Энтони перебил ее:

– Великолепно! Рад это слышать. Вы действуете ободряюще не только на своего сына, леди Киллерби. – Он бросил на Тессу многозначительный взгляд, который та проигнорировала.

– Скажите, миледи, здесь найдется комната, где я могла бы освежиться? – спросила девушка, спешиваясь и передавая поводья груму.

В это время к дому подъехали мистер Терпин, лорд Рашфорд и сэр Чарлз.

Леди Киллерби с легкостью выпрыгнула из фаэтона.

– Конечно. Я провожу вас, пока лорд Энтони с друзьями помогут вашему отцу войти в дом.

Тесса последовала за леди Киллерби наверх. В отведенной для нее комнате девушка нашла умывальник с холодной и горячей водой, гребень, зеркало и еще много необходимых вещей.

Десять минут спустя она вновь появилась в холле и тут же увидела Энтони.

– Может, закончим наш разговор? – предложил он, чувственно улыбаясь. Улыбка показалась Тессе даже слишком чувственной, особенно если принять во внимание тот факт, что она помолвлена с другим.

Сердце ее учащенно забилось.

– Мне нечего больше сказать вам, – произнесла она, проклиная себя за неспособность дать этому наглецу отпор, которого он заслуживал.

Энтони подошел ближе.

– Но у меня осталось много вопросов, – тихо произнес он. – Тесса, вы действительно хотите выйти замуж за Гарольда Эмери?

Взгляд Энтони, казалось, проникал ей в самую душу.

– Я должна, – прошептала она.

– Но вы сами хотите этого?

Собрав волю в кулак, девушка посмотрела Энтони в глаза и солгала:

– Да.

Энтони схватил ее за плечи, прижал к себе и запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

Девушка замерла; ошеломленная, и со стоном прильнула к Энтони. Желание взяло верх над рассудком. Этот мужчина ей нужен, она не в силах от него отказаться.

Энтони отпустил плечи девушки, а его поцелуй стал более нежным. Почти не осознавая, что делает, Тесса приоткрыла губы, и язык Энтони ворвался в глубины ее рта. Казалось, тела их слились, стали единым целым.

Губы Энтони ласкали ее губы, и каждая частичка ее тела отзывалась на его ласки. Тесса хотела, чтобы этот поцелуй длился вечно.

Однако мысль об ужасной действительности, словно грозовое облако, мелькнула в ее разгоряченном сознании. Тяжело дыша, Тесса отпрянула назад.

Несмотря на пылающую в его душе страсть, Энтони улыбнулся, а в его глазах мелькнула насмешка.

– А теперь повторите еще раз, что хотите выйти замуж за Гарольда Эмери.

Тесса молчала.

– Я знаю, насколько искусно вы умеете лгать, Тесса, – произнес Энтони. – На протяжении многих лет вы скрывали от своего отца истинное положение дел в поместье. Сами вы умеете лгать, но ваше тело вас подводит. Я хотел узнать правду, и теперь я знаю ее.

Тесса судорожно сглотнула.

– Но это ничего не меняет, лишь заставляет меня еще больше сожалеть о том, что я вынуждена сделать.

– Но почему? – гневно спросил Энтони. – Почему вы не можете выйти замуж за меня? Из-за вашего отца?

– Лишь отчасти, – призналась наконец Тесса. – Я никогда не стану частью вашего мира, Энтони. Вы должны это знать. Ваша семья не примет меня. Я прекрасно вписываюсь в обстановку охоты, но на балу или в лондонском обществе мое появление будет столь же неуместно, как появление гончего пса или лошади.

– Я так не думаю, – уверенно возразил Энтони. – Тесса, пожалуйста, позвольте мне…

В этот момент на лестнице раздались шаги, и Энтони поспешно отошел от девушки. Тесса тоже сделала два шага назад и принялась приглаживать волосы.

– Вот вы где, – воскликнула леди Киллерби, поднимающаяся по лестнице. – Идемте вниз. Уже собираются гости.

Не говоря ни слова, молодые люди последовали за леди Киллерби. Энтони не сможет ее переубедить, размышляла Тесса. Они совершенно не подходят друг другу, и общество даст им это понять.

На пороге гостиной их приветствовал гул голосов, и Тесса отметила, что в зале собралось уже около дюжины человек, включая ее дядю и кузена.

– А вот и моя невеста, – громко произнес Гарольд, направляясь к девушке. Она не сомневалась, что его вытолкнул вперед отец, поэтому радость в голосе молодого человека была явно наигранной. – А я искал тебя, дорогая.

Изобразив на лице некое подобие улыбки, Тесса ответила:

– Я ходила наверх умыться после охоты. Кроме того, мне просто необходимо было поправить прическу.

Она подозревала, что ее волосы в беспорядке после того, что только что произошло между ней и Энтони. Ее губы опухли и до сих пор горели. Тессе казалось, что собравшиеся обо всем догадались. Но никто не смотрел в ее сторону, а Гарольд взял девушку за локоть и провел к креслу, стоявшему рядом с его отцом.

Леди Киллерби приветствовала вновь прибывших. Тесса видела их на охоте, но не могла припомнить имен. Подав гостям по бокалу хереса и печенье, леди Киллерби принялась сновать по комнате, чтобы убедиться, что всем нашлось место. Тесса заметила, что женщина уделяет особое внимание сэру Джорджу, который выглядел весьма довольным.

– Хочу еще раз поблагодарить вас, миледи, за то, что вы любезно пригласили меня и моего сына на эту вечеринку, – произнес Мерсер Эмери, когда леди Киллерби проходила мимо.

Ответная улыбка женщины показалась Тессе слегка натянутой.

– Не стоит благодарности, сэр. Двери этого дома всегда открыты для родственников сэра Джорджа. Только умоляю, не завладевайте вниманием мисс Ситон надолго. Она здесь единственная женщина, кроме меня, и должна помочь мне развлекать гостей. Вы и так проводите с ней почти все время.

Краем глаза Тесса заметила, как Гарольд нахмурился.

– Но… – начал он, однако отец одернул его.

– Не здесь, Гарольд, – донесся до слуха Тессы шепот дяди. – Если мы хотим быть принятыми в общество этих людей, надо играть по их правилам. – Затем он обратился к племяннице: – Иди, детка. Помоги ее светлости разлить чай.

– Вы могли бы занять беседой мистера Торнтона, – добавила леди Киллерби, и Тессе оставалось лишь надеяться, что она сможет сконцентрироваться на беседе.

Энтони, наблюдающий за девушкой с противоположного конца гостиной, с удовольствием заметил отразившееся на лице Гарольда недовольство. Значит, парню не все равно, что его невеста беседует с другими мужчинами.

Никто из собравшихся не обращал внимания на отца и сына, очевидно, понимая, что это люди не их круга. Улыбаясь, Энтони подошел к Эмери и отвесил им полунасмешливый поклон.

– Добро пожаловать в Айви-Лодж, джентльмены, – произнес он. – Надеюсь, вы не простудились после сегодняшнего падения, мистер Эмери?

Кто-то из стоявших рядом джентльменов засмеялся, и Эмери нахмурился:

– Думаю, нет, милорд. Наша семья славится своим необыкновенно крепким здоровьем.

– Рад это слышать. Жаль, что вы не смогли присоединиться к нам сегодня, – обратился Энтони к молодому Эмери. – Почему мы не имели удовольствия видеть вас на охоте в этом сезоне?

Лицо Гарольда потемнело, но, бросив взгляд на отца, он выдавил из себя улыбку.

– Я был занят, – довольно грубо ответил Гарольд.

– А, уверен, вы прекрасный наездник, раз проводите так много времени с лошадьми.

– Совершенно верно.

– Рад это слышать, – весело произнес Энтони. – Вы же не хотите, чтобы ваша невеста затмила вас. Это наносит ущерб мужскому самолюбию. По крайней мере, я так слышал. Да, кстати, я еще не поздравил вас с вашей победой.

Молодой Эмери снова нахмурился, не обращая внимания на отца, дергавшего его за рукав.

– Благодарю вас, – процедил он сквозь зубы.

– Должен сказать, вы отнюдь не выглядите счастливым, хотя заполучили в жены такую красавицу, как мисс Ситон. Будь я на вашем месте…

– Но вы не на моем месте, – огрызнулся Гарольд. – Она сделает меня счастливым, когда мы поженимся – так будет лучше для нее. – Он криво усмехнулся.

Мерсер Эмери поднялся.

– Вы очень любезны, милорд, у моего сына нет слов, чтобы выразить вам свою благодарность. Идем, Гарольд, мне кажется, сэр Джордж хочет побеседовать с нами. – И Мерсер Эмери буквально поволок сына к камину, где сэр Джордж оживленно беседовал с несколькими джентльменами.

Энтони смотрел вслед Мерсерам с мрачной улыбкой на губах. Возможно, с его стороны было жестоко разговаривать столь язвительно с соперником, который уже почти проиграл. Но Гарольд казался таким грубым и неотесанным, что Энтони просто не смог сдержаться.

Однако он не хотел усугублять положение Тессы, пока та находилась в цепких лапах Эмери. Он посмотрел на девушку, которая пыталась уговорить мистера Торнтона попробовать канапе. Она стояла в окружении мужчин, старавшихся завладеть вниманием Тессы. И Энтони их хорошо понимал.

Словно почувствовав на себе его взгляд, Тесса обернулась, и на какое-то мгновение их глаза встретились. На щеках девушки появился легкий румянец, на губах заиграла робкая улыбка, но она тут же снова повернулась к джентльменам.

Тесса была самой очаровательной, самой живой, благородной, доброй и умной девушкой из тех, с кем доводилось встречаться Энтони. Сама мысль о ее браке с невежей Гарольдом Эмери казалась оскорбительной. Более того, это казалось преступлением против самой природы. Как сэр Джордж мог допустить подобное?

Энтони подошел к вернувшемуся в гостиную Рашу.

– Ну, ты выяснил что-нибудь? – тихо спросил молодой человек.

– У меня было слишком мало времени, – так же тихо ответил Раш. – Но то, что имение Ситонов пришло в упадок, результат управления Мерсера Эмери. Несмотря на свое физическое состояние, сэр Джордж не может этого не видеть. Очевидно, Эмери имеет на него какое-то влияние, но родство с покойной леди Ситон тут ни при чем.

Энтони понимающе кивнул.

– А что насчет его сына?

– Я наблюдал, как он подъезжал к дому, – ответил Раш. – Никогда не видел такой отвратительной посадки. Уверен, он такой же никудышный тренер, как его отец – управляющий. Мы окажем сэру Джорджу услугу, если избавим его от этих двоих, не говоря уже о мисс Ситон, которой они не причинят ничего, кроме вреда.

– Согласен. И чем скорее мы это сделаем, тем лучше. – Молодому Эмери ничего не стоит каким-либо образом скомпрометировать Тессу. Он не остановится даже перед изнасилованием, если решит, что это поможет ему добиться своего.

– Ты повезешь с нами сэра Джорджа домой после вечеринки? – спросил Энтони.

Раш кивнул.

– Конечно. Что ты задумал?

Энтони вкратце изложил другу свой план.


За окном начали сгущаться сумерки, когда вечеринка подходила к концу и гости потянулись в свои жилища, чтобы переодеться к ужину. Тесса испытала облегчение, потому что последний час оказался, пожалуй, самым тяжелым в се жизни.

Ради отца она продолжала принимать поздравления с предстоящим замужеством, хотя была уверена, что свадьба не состоится. Если отец не передумает, она сбежит из дома.

Кроме того, она постоянно чувствовала присутствие Энтони, хотя тот совсем не разговаривал с ней. Однако взгляды, которые бросал на Тессу молодой человек, заставляли ее кровь быстрее бежать по жилам, а воображение – рисовать крайне непристойные картины.

Даже когда Энтони не смотрел на нее, ощущение того, что он находится совсем рядом, настолько выбивало девушку из колеи, что она с трудом могла сосредоточиться на беседе. Когда джентльмены задавали ей вопросы, она по нескольку раз переспрашивала и теперь была уверена, что те сочли ее тугой на ухо.

– А разве мы поедем назад не в фаэтоне? – спросил сэр Джордж, когда его вынесли на крыльцо.

– Я попросила у леди Киллерби ее закрытый экипаж, папа, становится прохладно, – пояснила Тесса. На улице все еще было светло, и девушка надеялась, что в закрытом экипаже отец не обратит внимания на плачевное состояние дома.

К удивлению Тессы, лорд Энтони, лорд Рашфорд и мистер Терпин настояли на том, чтобы проводить ее и сэра Джорджа до дома.

– Не сомневаюсь, что вы вполне можете внести сэра Джорджа в дом самостоятельно, – сказал лорд Рашфорд запротестовавшему было Гарольду, – но леди Киллерби прогнала нас, чтобы мы не мешали ей привести в порядок дом после вечеринки. Только Сторми остался развлекать Киллера. Кроме того, Энтони и Тор уже научились управляться с креслом сэра Джорджа, не правда ли, сэр Джордж?

– Совершенно верно, – согласился сэр Джордж. – Приглашаю вас всех на стаканчик бренди.

К удовольствию сэра Джорджа, молодые люди тут же согласились, сказав, что почтут за честь провести вечер в его доме. Однако Тессу подобный поворот событий вовсе не устраивал. Ей придется ехать домой в сопровождении Энтони и Гарольда, и девушка чувствовала себя крайне неловко.

Внезапно ей в голову пришла идея, и девушка повернулась к дяде:

– Я немного устала, поэтому поеду в экипаже вместе с папой. Возьмете моего коня, дядя Мерсер?

Тот согласился, хотя и с неохотой.

– Не стоит беспокоиться, Эмери, – произнес Энтони. – Если у вас возникнут затруднения, любой из нас тут же поможет вам.

Тесса с трудом скрыла улыбку, понимая, как подобное замечание разозлило дядю. А ведь он вряд ли справится с двумя конями одновременно. Решив не обращать внимания на дальнейшую словесную перепалку между мужчинами, Тесса уселась в экипаже рядом с отцом.

– Хорошо, что ты решила составить мне компанию, хотя не сомневаюсь, что предпочла бы ехать верхом, – сказал сэр Джордж, когда экипаж тронулся. – Особенно после… после того, как я не совсем справедливо обошелся с тобой. Я хотел как лучше, но…

– Знаю, папа, но мы в самом деле не подходим друг другу. – Тесса затаила дыхание. Расторжение помолвки с Гарольдом не сделает возможным ее брак с Энтони, но, по крайней мере, ей не придется бежать из дома и предавать отца.

Сэр Джордж тяжело вздохнул.

– Лили… то есть леди Киллерби сказала то же самое. Но мне кажется, у нас нет выбора. Гарольд и Мерсер сделают твою – нашу с тобой – жизнь невыносимой, если мы нарушим данное слово.

– Но как, папа? Неужели ты и вправду думаешь, что они станут рассказывать везде и всюду, что я не ночевала дома в пятницу вечером, просто чтобы насолить нам?

– Могут. Есть кое-что еще. Я не могу рисковать, дорогая. Ради твоего же блага.

Тесса хотела спросить, что именно имеет в виду отец, но поняла, что он ей об этом не скажет. И заговорила о только что закончившейся вечеринке, чтобы к моменту принятия серьезного решения отец порядком устал.

Вскоре, однако, девушка замолчала, вспоминая те несколько минут, которые ей удалось провести с Энтони наедине в Айви-Лодж. Если бы только…

О том, что она непременно должна отвлекать внимание отца, Тесса вспомнила лишь, когда сэр Джордж изумленно охнул.

– Тесса! – воскликнул он, глядя в окно экипажа. – Что случилось с крышей в западном крыле? А труба… Она что, падает?

– Мы уже начали ремонт, папа, – поспешно заверила отца девушка. – Дядя Мерсер нанял рабочих, чтобы…

– Прежде всего, Мерсер не должен был доводить дом до такого состояния, – сурово произнес сэр Джордж. – Почему он не сказал мне о том, что дому требуется дорогостоящий ремонт? Я знаю, что мы не так богаты, как раньше, но…

Тесса удивленно посмотрела на отца:

– Ты знаешь?

Сэр Джордж отвернулся от окна и печально посмотрел на дочь.

– Несмотря на все уверения Мерсера, я давно заметил, что Уитстоун уже не тот, что был раньше. Сколько у нас теперь слуг? Меньше дюжины. Я знал, что он многое от меня скрывает, но не представлял себе истинного положения дел.

Понимая, что дядя непременно свалит всю вину на нее, если отец вздумает его отчитывать, Тесса сказала:

– Должна признаться, тут вина не только дяди Мерсера, папа. Я знала, что у нас трудности, но упросила его ничего не говорить тебе.

– Я ценю твою заботу обо мне, Тесса, но не тебе решать, что я должен и чего не должен знать о собственном поместье. За все дела передо мной должен был отчитываться Мерсер, как мой управляющий, а не ты, почти ребенок. И он знает об этом.

– Но ты был болен. Твое сердце…

– Оно не такое уж слабое. Я был слишком беспечен, но этому нужно положить конец раз и навсегда.

Тесса не стала спорить. Дядя Мерсер сказал, что доктор не рекомендовал рассказывать сэру Джорджу всю правду о его здоровье. Они остановились у крыльца, и дверь экипажа распахнулась. Энтони подал Тессе руку, а потом вместе с мистером Терпином ловко усадил сэра Джорджа в кресло и внес в дверь, предусмотрительно распахнутую Гриффитом.

Тесса последовала за ними наверх. Сопровождаемая Гарольдом, дядей Мерсером и лордом Рашфордом, девушка чувствовала, что контроль над собственной жизнью неумолимо ускользает из ее рук. Еще месяц назад ее жизнь была однообразной, предсказуемой и почти счастливой. Тогда Тессе казалось, что такой она будет всегда. А теперь она совсем не представляла своего будущего, и это пугало ее. Необходимо найти способ обрести прежнюю свободу и распоряжаться своей жизнью по собственному усмотрению.

Войдя в гостиную, Тесса позвонила в колокольчик, чтобы подавали чай, а сэр Джордж приказал Гриффиту налить бренди джентльменам. Гарольд и Мерсер Эмери стояли по одну сторону камина, в то время как Энтони и его друзья – по другую. Тесса подумала, что это сильно смахивало на противостояние.

Тесса села в кресло рядом с отцом, Гарольд тут же подвинул стул и уселся рядом с ней. Девушка не смогла удержаться и бросила взгляд на Энтони. Молодой человек наблюдал за Гарольдом, и на его губах играла загадочная улыбка.

– Очень мило со стороны леди Киллерби организовать вечеринку за такое короткое время, – весело произнесла Тесса, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

– Это верно, – подтвердил сэр Джордж слишком уж воодушевленно. Очевидно, он тоже заметил некоторую неловкость. – А эта поездка на охоту превзошла все мои ожидания. Я думал, нас сразу же оставят позади – в дни моей юности всадники неслись верхом сломя голову. Но в каждой изгороди были ворота. Кроме того, собаки время от времени теряли след, поэтому мы постоянно находились в гуще событий. Я восхитительно провел день.

– Рад это слышать, – произнес лорд Энтони, переглянулся с друзьями и выступил вперед.

– Сэр Джордж, разрешите задать вам вопрос.

Тесса напряглась, а сэр Джордж взглянул на молодого человека с любопытством.

– Конечно, мой мальчик, простите, милорд. О чем вы хотите меня спросить?

Энтони бросил взгляд на Тессу.

– Какова истинная причина столь поспешной и неожиданной помолвки вашей дочери и мистера Эмери?

Пораженный вопросом, сэр Джордж заколебался, а Гарольд вскочил на ноги.

– Что за бестактный вопрос? – спросил он. – Я сделал предложение, Тесса согласилась, и сэр Джордж одобрил наше решение. Какое еще объяснение вам нужно?

Энтони смерил Гарольда холодным взглядом и снова повернулся к сэру Джорджу. Тесса с замиранием сердца наблюдала за происходящим, боясь думать о том, к чему может привести подобный разговор.

– Мой вопрос был адресован сэру Джорджу, – произнес Энтони. – Итак, сэр?

– Все так… так, как сказал Гарольд, – неуверенно ответил сэр Джордж. – А почему вы спрашиваете?

И вновь Энтони взглянул на Тессу. На этот раз она увидела в его глазах решимость, которая испугала и в то же время успокоила ее.

– У меня есть причины предполагать, что эта помолвка связана каким-то образом с тем, что мисс Ситон в пятницу вечером не было дома. Я прав?

Тесса охнула. Неужели он скажет правду?

Сэр Джордж кивнул. На его побледневшем лице отразилась мука.

– Вы правы. Но откуда вам это известно? Моя дочь поступила не слишком благоразумно. Ничего не сказала мне, чтобы не волновать. В сложившихся обстоятельствах…

– Мистер Эмери вам сказал, где она была? – перебил сэра Джорджа Энтони.

– Сказал, что была с ним, – ответил сэр Джордж, нахмурившись. – Но Тесса поклялась, что не сделала ничего непристойного. Мерсер, однако, сказал, что их видели вместе, и, скорее всего, это правда, раз и вам все известно, джентльмены. Так что брак показался нам единственным выходом из положения.

Лицо Гарольда приняло самодовольное выражение, но Энтони одарил его ледяным взглядом.

– В таком случае, мистер Эмери, может, вы расскажете сэру Джорджу, где именно вы провели ночь с мисс Ситон?

– Не ваше дело, – взревел Гарольд.

Губы Энтони изогнулись в улыбке, однако глаза оставались холодными.

– А по-моему, мое.

Гарольд метнул на Энтони полный ярости взгляд, но тот повернулся к сэру Джорджу:

– Он не скажет вам этого, сэр, потому что не знает. Ваш племянник, подстрекаемый отцом, использовал ситуацию в своих интересах, чтобы принудить мисс Ситон к браку. Ваша дочь не была с мистером Эмери в пятницу.

На лице Тессы отразилось крайнее беспокойство.

– Не может этого быть, – в замешательстве произнес сэр Джордж.

Гарольд шагнул вперед, сжав кулаки.

– А теперь послушайте меня, Нортроп, – начал было он, но взгляд Энтони заставил его замолчать.

– Сядь, Гарольд, – попросил племянника сэр Джордж. – Продолжайте, милорд! – обратился он к Энтони.

– Если не ошибаюсь, в будущем ваша дочь унаследует Уитстоун? В качестве ее мужа мистер Эмери смог бы осуществлять контроль над поместьем после вашей кончины, хотя все мы надеемся, что случится это очень и очень не скоро.

– Вы правы, – подтвердил сэр Джордж, – это мне не пришло в голову. Но где же все-таки была Тесса, если не с Гарольдом? – Сэр Джордж вопросительно взглянул на дочь.

Девушка молчала.

– Она была со мной, – ответил Энтони.

Глава 16

– Что? – Гарольд снова вскочил.

Мерсер Эмери тоже вышел вперед, его лицо горело гневом. Однако ни мистер Терпин, ни лорд Рашфорд не выказали удивления.

– Мне кажется, вам стоит объясниться, лорд Энтони, – угрожающе произнес старший Эмери. – Как вы посмели явиться сюда, прикидываясь другом сэра Джорджа, хотя все это время…

– Замолчите! – приказал сэр Джордж тоном, не терпящим возражений, который ошеломил Тессу. – Объяснитесь, лорд Энтони.

Энтони бросил взгляд на разъяренные лица обоих Эмери, а затем с вежливым поклоном повернулся к сэру Джорджу.

– Конечно, сэр. Всему виной глупость лорда Киллерби и великодушие мисс Ситон.

Молодой человек вкратце изложил суть инцидента, произошедшего с лордом Киллерби, и его последствия, вынудившие мисс Ситон провести ночь в заброшенном доме.

– Я не мог оставить ее одну в этом безлюдном месте – ведь хозяин дома мог вернуться в любой момент или же какой-нибудь бродяга забрел бы в этот дом в поисках ночлега. Поэтому я вернулся и провел ночь вместе с мисс Ситон.

Сэр Джордж кивнул.

– Я понимаю сложность ситуации, милорд, и не могу винить вас за стремление обеспечить безопасность моей дочери. Хотя было бы разумнее приехать сюда и послать кого-нибудь в тот дом побыть с лошадью, чтобы Тесса смогла переночевать в собственной постели.

– Теперь и я это понимаю, – согласился Энтони. – Но мисс Ситон уверила меня, что коню придется еще хуже, если она лично не проследит за ним.

Тесса была очень благодарна Энтони за то, что тот не раскрыл всей правды о Нимбе и ее роли в сделке, в результате которой ничего не подозревающий лорд Киллерби приобрел почти необъезженного, полудикого коня. Разумеется, Энтони умолчал о том, что произошло между ними в ту ночь.

– Да, моя Тесса обладает необыкновенной способностью успокаивать лошадей, – с гордостью подтвердил сэр Джордж. – Кроме того, что сделано, то сделано. Не знаю только, как нам теперь поступить?

Внезапно Тесса поняла, что обрела свободу и сможет распоряжаться собственной жизнью.

– Будем считать, что ничего не произошло. Теперь ты знаешь правду, папа. Никто за пределами этой комнаты не подозревает о моем отсутствии в пятницу вечером, а те, кто находится здесь, уверена, не станут болтать. Так что мне не обязательно выходить замуж.

– Но мы ни в чем не можем быть уверены, – нахмурившись, произнес сэр Джордж.

– Нас видел слуга, значит, мог видеть кто-то еще, – пояснил Энтони. Тут Тесса вспомнила о конюхе Билли.

– Стало быть, вы хотите предложить то, что и должен предложить благородный человек, милорд? – спросил сэр Джордж.

– Благородный! – воскликнул Гарольд. – Да он просто хочет прибрать к рукам Уитстоун. Чем же его предложение благороднее моего?

– Хотя бы тем, что мое предложение основано на правде, а не на лжи, – парировал Энтони.

– Давайте сменим тему. Никакого предложения не было. И в нем нет необходимости. Ничего непристойного не случилось.

Все взоры обратились на девушку. Тут Тесса вспомнила, что произошло той ночью и сегодня днем. Только бы не покраснеть. Иначе все поймут, что она солгала. Спустя мгновение отец вновь повернулся к лорду Энтони.

– Это правда, милорд?

– Как благородный человек я нахожу ситуацию весьма непростой, – произнес он, бросив на Тессу озорной взгляд. – Я всегда стараюсь быть честным, но настоящий джентльмен никогда не скажет того, что может запятнать репутацию леди. Поэтому я не могу ответить на ваш вопрос, сэр Джордж.

Сэр Джордж печально взглянул на Тессу. И девушке захотелось броситься к отцу и молить о прощении. Как мог Энтони так поступить?

– Я и раньше хотел просить у вас руки мисс Ситон, – произнес Энтони.

Гарольд вновь попытался что-то сказать, но сэр Джордж протестующе поднял руку.

– В сложившихся обстоятельствах, милорд, боюсь, это единственно разумное решение.

– Но… – начала было Тесса, однако сэр Джордж покачал головой.

– Мне жаль, Тесса, но теперь все случившееся выглядит в совершенно ином свете. Ты должна это понять.

– Да уж, – снова встрял в разговор Мерсер. – Интересно, стал бы лорд Энтони проявлять благородство, если…

– Мерсер! – крикнул сэр Джордж, и Мерсер Эмери ошарашенно замолчал. – Тесса, оставь нас на некоторое время, чтобы мы могли обсудить детали.

Тесса словно застыла. Надежда вновь обрести свободу оставила ее навсегда. Как мог Энтони, которому она доверяла, поступить с ней подобным образом? Ей хотелось плакать, и, чтобы никто не увидел ее слез, она, бросив на Энтони испепеляющий взгляд, быстро вышла из гостиной.

Молодой человек проводил Тессу взглядом. Он выполнил, что задумал, но потерял ее доверие и, возможно, расположение. Оставалось лишь надеяться, что дело это поправимое. Но сейчас ему предстояло решить еще несколько проблем.

– Вы что-то хотели сказать, Эмери? – напомнил он. Не обращая внимания на умоляющий взгляд сэра Джорджа, Мерсер Эмери гадко улыбнулся:

– Не могу сказать, что поведение моей племянницы сильно удивило меня. Но мне неприятно и больно слышать о ее неблагоразумии, потому что вся эта история разбередила старые раны. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь, не так ли, сэр Джордж?

– Не надо, Мерсер, пожалуйста. – В голосе сэра Джорджа сквозила неподдельная мука.

– Мне кажется, лорд Энтони должен узнать правду о рождении вашей дочери.

Энтони вздрогнул, хотя слова Мерсера нисколько не поколебали его решимости. Он и без того знал, что родители не одобрят его выбора. Но если даже они отлучат его от дома, он не сильно расстроится. Его больше волновали сэр Джордж и Тесса.

– Сэр, если эта правда расстроит вас, я могу не слушать вашего родственника, – заявил Энтони.

Сэр Джордж печально улыбнулся:

– Мерсер прав. Вы должны знать правду, только ничего не говорить Тессе. Я не хочу запятнать память ее покойной матери, тем более что в случившемся виноват я один.

– Вы, сэр? – удивленно переспросил Энтони.

– Грейс была самой красивой женщиной из всех, кого я знал. Я до безумия любил ее и вскоре завоевал ее любовь. Меня ничуть не волновал тот факт, что ее отец служил у нас в поместье тренером лошадей, но мой отец пришел в ярость. Ему тяжело достался титул баронета, поэтому он очень ревностно относился к своему положению в обществе и мнению окружающих. Он был уверен, что я подыщу себе великолепную партию, чтобы еще больше упрочить положение. – Сэр Джордж вздохнул и покачал головой. – Он не мог понять, что для Меня самой лучшей партией была Грейс. Отец запретил мне жениться. Грейс не хотела стать причиной раздора между мной и отцом, а также создавать проблемы собственному отцу, и сбежала. Увы, мы были слишком неблагоразумны, но к тому времени я еще не знал, к чему это неблагоразумие привело.

– Насколько я понимаю, она была беременна. Беременна Тессой? – спросил Энтони, когда сэр Джордж замолчал.

Старик со вздохом кивнул.

– Да. К тому времени, как я нашел ее, она вот-вот должна была разрешиться от бремени. Как только Грейс оправилась после родов, я уговорил ее уехать со мной в Ирландию, где мы могли бы пожениться. Мой отец скончался несколькими месяцами позже, и мы смогли вернуться в Уитстоун.

– И вы всем говорили, что женились на моей сестре сразу после того, как она сбежала, – с кислой миной произнес Мерсер Эмери. – К счастью для Грейс, никто в Лестершире не знал, когда именно состоялось венчание.

Прищурившись, Энтони посмотрел на Мерсера Эмери.

– Но вы узнали об этом?

– Да. Она рассказала мне правду, когда я горевал по своей умершей жене. Это было около двадцати лет назад.

– И с тех пор вы держали этот дамоклов меч над головой сэра Джорджа.

Услышав это, старший Эмери побагровел.

– На что вы намекаете? – прорычал он.

Энтони переводил взгляд с отца на сына.

– Вполне понятно, что сэр Джордж хотел сохранить незапятнанной память своей жены. Вы не слишком дружны с обитателями этого дома, поэтому я пришел к выводу, что вы каким-то образом шантажируете сэра Джорджа, заставляя его во всем соглашаться с вами.

– Хватит с нас ваших оскорблений! – воскликнул Гарольд Эмери, шагнув вперед. – Одно дело, когда меня критикует Тесса, но совсем другое дело терпеть ваши выпады.

Энтони с едва заметной улыбкой посмотрел на молодого человека:

– Это вызов, мистер Эмери?

К его разочарованию, Гарольд попятился.

– Я… э… не совсем так. Но…

– Сядь, Гарольд, – нетерпеливо бросил его отец. – Допустим, то, что вы говорите, правда, лорд Энтони. Что вы собираетесь предпринять? Убедить сэра Джорджа уволить нас и прогнать прочь?

Энтони бросил взгляд на сэра Джорджа, уставившегося на огонь в камине.

– Сэр? – мягко позвал он.

Сэр Джордж поднял голову и посмотрел на молодого человека.

– Вы правы, милорд, впрочем, как и Мерсер. Я скорее лишился бы поместья, чем запятнал имя Грейс и Тессы. В любом случае некомпетентность в делах не преступление.

Тут в разговор вступил Раш:

– Зато хищение является преступлением.

– Хищение? – удивленно переспросил сэр Джордж.

Теперь и старший Эмери настроился на воинственный лад.

– Сомневаюсь, что у вас есть доказательства, милорд.

– Посмотрим. – Раш достал из кармана листок бумаги. – Сэр Джордж, здесь записано имя моего поверенного, который проверит ваши конторские книги. Он известен своей честностью и скрупулезностью.

Мерсер Эмери побледнел, но, заметив, что все взгляды устремлены на него, вновь принял воинственный вид.

– Я не вижу необходимости посвящать в семейные дела посторонних людей, сэр Джордж. Кроме того, это ведь ваша дочь настояла, чтобы…

– Да, Тесса говорила мне, что упросила вас держать меня в неведении относительно истинного положения дел в поместье. Наверное, вам было очень удобно играть на ее сострадании и тем временем грабить ее наследство.

Мерсер покачал головой:

– Нет! Все было совсем не так.

– Мистер Фроубиш выяснит это, – произнес: Раш. – Впрочем, мы можем предоставить мистеру Эмери возможность добровольно оставить занимаемый им пост управляющего.

– Мерсер? – обратился сэр Джордж к шурину.

Лицо Мерсера Эмери из мертвенно-бледного стало багровым.

– Ну, хорошо. Если семья совсем ничего для вас не значит, к утру ноги моей здесь не будет. И Гарольда тоже. Посмотрим, во что превратится Уитстоун без управляющего и без тренера. – С этими словами Эмери направился к двери.

– Идем, Гарольд, – бросил он, и его сын, стоявший до этого с открытым ртом, пришел в себя и поспешил вслед за отцом.

Сэр Джордж никак не мог успокоиться.

– Боюсь, что из мести они втопчут мое имя и имя Тессы в грязь. Но если они действительно воровали у нее…

– У вас нет выбора, сэр, – произнес Энтони. – День ото дня они становились все жаднее. Именно жадность толкнула их на то, чтобы принудить Тессу к браку с ее кузеном. Их необходимо было остановить.

– Да, – тяжело вздохнув, согласился сэр Джордж. – Остается лишь надеяться, что цена окажется не слишком высока для Тессы.

– Предоставьте Эмери нам, сэр Джордж, – подал голос Тор. – Мы имеем здесь некоторое влияние, и если они попытаются отравить вам жизнь, найдем способ не допустить этого.

Сэр Джордж, наконец, улыбнулся:

– Спасибо. Спасибо за все. Я так устал! И все же нынешней ночью буду спать крепко, как никогда.


Менее чем через неделю Тесса обменялась с Энтони клятвами верности в маленькой деревенской церквушке. Она была благодарна судьбе за то, что рядом с ней стоял Энтони, а не Гарольд, и все же не могла простить жениху, что он расстроил ее отца и взял в свои руки ее дальнейшую судьбу.

Однако Тесса не могла не признать, что большинство открытий, сделанных ею за последние несколько дней, были скорее приятными, нежели наоборот. Отец не стал ей рассказывать, почему дядя Мерсер и Гарольд столь поспешно покинули поместье, но подтвердил ее подозрения относительно того, что немалую часть вырученных денег Мерсер Эмери клал себе в карман.

Сэр Джордж подыскивал человека на должность управляющего, в то время как поверенный лорда Рашфорда тщательным образом изучал бухгалтерские книги Уитстоуна. Мистер Фроубиш нашел статьи дохода, которые могли дать поместью значительную прибыль.

Кроме того, Тесса радовалась, что лошади чувствуют себя гораздо лучше без Гарольда. Нового тренера еще не подыскали. Когда Тесса намекнула отцу, что хотела бы заняться их тренировкой, сэр Джордж внимательно выслушал ее, прежде чем заявить, что это не совсем прилично, и девушка поняла, что сломить его сопротивление будет нетрудно. По крайней мере, у них не было необходимости продавать Вулкана до того, как он пройдет соответствующую подготовку.

Была и еще одна новость, пожалуй, самая приятная. Оказалось, что Мерсер лгал Тессе относительно здоровья ее отца. Она крепко обняла Энтони, когда тот рассказал ей об этом сразу после помолвки, и почти простила его. Почти. Тесса не могла забыть, что из-за Энтони отец разочаровался в ней и что Энтони лишил ее свободы. Не могла она простить ему и предстоящего ей испытания.

Отец и Энтони решили, что молодожены должны отправиться в Лондон для знакомства с семьей Энтони. Никогда еще Тесса не испытывала такого страха. Но до этого еще нужно было пережить церемонию венчания.

– … до тех пор, пока смерть не разлучит вас? – спросил викарий у Энтони.

– Да, – твердо ответил молодой человек.

Голос Тессы прозвучал не столь уверенно, она была в растрепанных чувствах. Спустя несколько минут церемония закончилась – Тесса и Энтони стали мужем и женой.

– Поздравляю, дорогая, – сердечно произнес сэр Джордж. – Уверен, вы будете очень счастливы.

Тесса крепко обняла отца.

– Спасибо, папа. Ты был так добр ко мне в последнее время, несмотря на то что…

– Что было, то прошло, родная, – с искренней улыбкой ответил сэр Джордж. – Не стоит оглядываться на прошлое. Бери пример с меня, отныне я намерен жить будущим.

Тесса кивнула, понимая, что значило подобное решение для человека, который на протяжении многих лет жил лишь воспоминаниями о прошлом. Затем сэр Джордж повернулся к Энтони:

– Вверяю вам мое самое ценное сокровище. Заботьтесь о ней.

Энтони улыбнулся в ответ, и вот уже в который раз Тесса поняла, что красивее мужчины она еще не встречала в своей жизни.

– Если не оправдаю ваших ожиданий, вы всегда сможете призвать меня к ответу, сэр, ведь после нашего возвращения из Лондона вы будете видеть свою дочь каждый день.

Еще одна приятная неожиданность для Тессы – Энтони намеревался жить после свадьбы в Уитстоуне и уже отдал Айви-Лодж в аренду лорду Рашфорду. А это значило, что Тессе не придется покидать отца.

Однако радость омрачалась мыслью о предстоящей поездке в Лондон.

Пару обступили немногочисленные гости: лорд Рашфорд, сэр Чарлз, мистер Терпин, леди Киллерби и лорд Киллерби, который уже пошел на поправку и мог передвигаться, опираясь на костыли.

– Невесты всегда очаровательны, но вы – самая очаровательная из тех, что мне довел ось видеть, – объявила леди Киллерби, целуя Тессу в щеку и вытирая навернувшиеся на глаза слезы. – В такие моменты я всегда жалею, что у меня нет дочери.

– Возможно, в один прекрасный день Киллер приведет в дом девушку, которая станет вам дочерью, – предположил сэр Чарлз.

– Я не теряю надежды, – ответила леди Киллерби, покачивая головой. – Я думала, перерыв в охоте заставит его обратить внимание на девушек, но теперь вижу, что весной нам придется поехать в Лондон, если, конечно, он захочет подыскать себе жену.

Молодые люди засмеялись.

– Возможно, мы поедем вместе с ним, чтобы помочь ему в этом нелегком деле, – произнес лорд Рашфорд. – Все равно весной нечего делать.

– Впрочем, как и всю последующую неделю, – пожаловался сэр Чарлз. – По крайней мере, ты, Энтони, ничего не потеряешь, если уедешь.

Из-за ранних заморозков охота временно прекратилась, хотя предполагалось, что к возвращению Тессы и Энтони из Лондона земля оттает.

– Не сомневайтесь, я буду присматривать за вашим отцом и не дам ему скучать, леди Энтони, – заверила девушку леди Киллерби.

Тесса вздрогнула от неожиданности, услышав свое новое имя. Оно звучало так странно и так непривычно.

Очевидно, ее реакция не ускользнула от внимания мужа.

– Леди Энтони Нортроп, – поправил он пожилую леди. – Предпочитаю, чтобы мою жену называли именно так. Как думаешь, Тесса, тебе удастся привыкнуть к новому имени?

– Придется, – ответила Тесса, внезапно осознав, как грубо прозвучал ее ответ. – Должно пройти время.

Леди Киллерби настояла, чтобы торжественный обед состоялся в Айви-Лодж, иначе она утратит свои способности устраивать приемы. Однако Тесса подозревала, что подобное решение связано с плачевным состоянием большей части ее собственного дома и что его инициатором был Энтони. Впрочем, охотничий дом ее мужа действительно гораздо больше подходил для проведения многолюдных вечеринок.

Собравшиеся отправились в Айви-Лодж, и вскоре Тесса встретилась со всеми участниками охоты в Куорне, Бельвуа, Коттсмуре и Пичли. Почти все они приехали на обед с женами. Даже Хиллтопы, ничего не подозревающие о своей роли во всей этой истории, приехали засвидетельствовать свое почтение и пожелать счастья молодым.

Почти все собравшиеся помнили сэра Джорджа еще молодым и теперь вспоминали старые времена. Тесса не могла сдержать улыбки, видя, какое наслаждение доставляет ее отцу такая популярность, и изо всех сил пыталась хотя бы на мгновение забыть о предстоящих испытаниях.

– Дорого бы отдал, чтобы прочесть твои мысли, – прошептал ей на ухо Энтони, и девушка вздрогнула от неожиданности. – Судя по твоему лицу, они приятные, хотя и не такие приятные, как мои: – Мужчина положил руку на талию жены и легонько сжал ее.

Внезапно все страхи Тессы вытеснили мысли о предстоящей ночи, и она судорожно сглотнула.

– Я… э… просто думала о том, каким Счастливым и здоровым выглядит мой отец.

– Рад это слышать, – ответил Энтони, проследив за взглядом девушки. – Мне бы не хотелось думать, что наш брак причинил ему боль. Твое счастье – его счастье. А я уверен, что сделаю тебя счастливой, Тесса.

Девушка посмотрела на мужа.

– Надеюсь, мы окажемся не слишком неподходящей парой, ведь это сделало бы тебя несчастным. Пока ты воспринимаешь наш брак как очередной вызов, на который нужно достойно ответить. Но со временем новизна пройдет, и что останется?

– Ты никогда не наскучишь мне, Тесса, – с улыбкой произнес Энтони. – Видела бы ты представительниц высшего общества, которых моя мать пыталась мне сосватать! Двух недель было достаточно, чтобы к любой из них пропал интерес.

– Ты знаком со мной не больше, так что мне еще предстоит пройти это испытание, – беззаботно ответила Тесса, стараясь не думать об очаровательных, с изысканными манерами представительницах высшего света, с которыми, должно быть, мысленно сравнивал ее Энтони.

Молодой человек посмотрел на нее, и от этого взгляда все перевернулось внутри у Тессы.

– Поверь, дорогая, ты уже с блеском выдержала это испытание. Срок ничего не значит, он лишь докажет правильность моих убеждений. Вот увидишь.

Тессе оставалось лишь молиться, чтобы Энтони оказался прав.

Двумя часами позже гости начали разъезжаться. Тесса почувствовала облегчение. У нее скулы свело от необходимости все время улыбаться. Она попрощалась с Хиллтопами, когда заметила возле входной двери какое-то движение. Обернувшись, она с удивлением увидела дядю и кузена, громко объявивших о том, что они приехали засвидетельствовать свое почтение молодоженам.

Тесса увидела их снова впервые после недельного перерыва и скорее по привычке порадовалась тому, что у них все в порядке. Ведь они все же были ее семьей.

– Дядя Мерсер! Гарольд! Надеюсь, у вас все в порядке? – воскликнула девушка. – Уитстоун уже не тот без вас. – Она говорила чистую правду, хотя многие перемены оказались к лучшему.

– Готов поспорить, что нет, – произнес Мерсер Эмери с горькой улыбкой. – Надеюсь, управление поместьем не слишком подорвало здоровье твоего отца. – Он бросил взгляд на сэра Джорджа, беседовавшего у камина с гостями, а теперь настороженно поглядывавшего на вошедших.

– Вовсе нет, тем более что его здоровью, как оказалось, ничто не угрожает, – ответила Тесса, многозначительно посмотрев на дядю, который тут же нахмурился.

Гарольд, как всегда, криво усмехнулся:

– Но, похоже, ты не слишком много времени проводишь теперь дома? – Он кивнул в сторону Энтони. – Думаю, твой бедный отец чувствует себя одиноким и покинутым.

Тесса проследила за взглядом кузена и заметила, что Энтони, извинившись, отошел от группы гостей и направился к ней. Девушка улыбнулась мужу, стараясь не обращать внимания на колкости Гарольда. Этого демона она уже победила, и он ничем больше не угрожал ей.

– А, мистер Эмери, – холодно приветствовал гостя Энтони. – Весьма польщен, что вы нашли время заглянуть к нам.

Он положил руку на плечо жены, словно оберегая ее, чем только вызвал ее раздражение. Неужели он думал, что она не сможет защитить себя от своих же родственников? Внезапно холодок сомнений закрался в сердце девушки. Не это ли было истинной причиной его желания жениться на ней?

– Они просто приехали поздравить нас, – быстро произнесла Тесса, гоня прочь предательскую мысль.

Энтони улыбнулся, хотя взгляд его оставался холодным.

– Как мило!

– Это самое меньшее, что мы могли сделать, – ответил Мерсер Эмери. – Кроме сэра Джорджа, мы единственные близкие родственники леди Энтони. – Он быстро обвел взглядом залу.

– Конечно, вы ведь думали, что ее наследство уже у вас в руках? – цинично спросил Энтони. – Как предприимчиво с вашей стороны.

Улыбка Мерсера Эмери померкла.

– Вовсе нет, вовсе нет! – возмущенно воскликнул он. – Не забывайте, я много лет разделял с Тессой ее заботы о поместье, и они с Гарольдом были очень близки. Поэтому ее судьба нам небезразлична.

Тесса с удивлением заметила, как сжались челюсти Энтони.

– Конечно, – бросил он и, высокомерно кивнув, отошел в сторону. Он был уверен, что не сможет больше сдерживаться, если останется еще хоть на минуту.

– Твой жених выглядит не слишком счастливым для человека, который только что получил такой завидный куш, – заметил Гарольд.

Тесса пораженно взглянула на кузена:

– Куш? Ты имеешь в виду Уитстоун?

Молодой человек вскинул кустистую бровь.

– А что же еще? Ты очень привлекательная и соблазнительная девушка, но я не думаю, что лорд Энтони женился на тебе только поэтому, особенно после того, как узнал правду о твоем рождении. Не позволяй ему попрекать тебя, ведь это не твоя вина.

– О чем ты? – Тесса перевела взгляд с Гарольда на дядю, который лишь пожал плечами.

– Гарольду следовало промолчать, поскольку твой отец сильно расстроится, если узнает, что тебе все известно. А его здоровье оставляет желать много лучшего, хотя лорд Энтони пытался убедить тебя в обратном.

– Но… – Тесса была сбита с толку.

– Идем, Гарольд. Засвидетельствуем свое почтение леди Киллерби и поедем дальше. Желаю тебе счастья, Тесса, – произнес Мерсер Эмери, хотя по его тону можно было догадаться, что он с удовольствием пожелал бы племяннице обратного. – Большого счастья.

Нахмурившись, Тесса наблюдала за удаляющимися родственниками. Что именно хотел сказать Гарольд? Она никогда не слышала, что в факте ее рождения было что-то необычное или непристойное. Но если бы и было что-то, отец не рассказал бы об этом ни ей, ни кому бы то ни было. Все знали, как он дорожит честью семьи.

Впрочем, Гарольд мог все это выдумать. Ее дядя не настолько недальновиден, чтобы не понимать, что малейшая негативная информация могла очернить имя ее матери – его сестры. Однако кузен намекнул, что Энтони все знает, и Тесса решила спросить у мужа.

Энтони с облегчением заметил, что Эмери ушли с другими гостями. И не только потому, что эта парочка едва не вывела его из себя своими полунамеками, а еще и потому, что ему хотелось поскорее оказаться наедине с Тессой.

Его жена – Господи, как же ему нравилось называть ее так! – обняла на прощание отца, прежде чем Тор и Раш внесли его в экипаж. Энтони помог кучеру закрепить на крыше инвалидное кресло своего новоиспеченного тестя.

– Я напишу, как только приеду в Лондон, папа, и постараюсь побыстрее вернуться. Мы с Энтони не хотим пропустить большую часть охотничьего сезона.

Сэр Джордж улыбнулся, чего и добивалась Тесса. Однако от Энтони не ускользнула тревога, мелькнувшая в глазах ее отца.

– Не беспокойся, доченька, со мной все будет в порядке, и я отвечу на все твои письма.

Девушка наблюдала за удаляющимся экипажем с облегчением, смешанным с сожалением.

Когда они поднимались по ступеням крыльца, Энтони подумал, что теперь ничто не сможет помешать ему отвести Тессу наверх. Солнце не зайдет еще пару часов, но он не собирался ждать наступления темноты – он и так слишком долго ждал.

На самом деле эта мысль могла бы показаться кому-то другому смехотворной, ведь с того момента, как он впервые увидел Тессу, прошло всего несколько недель. Однако Энтони чувствовал себя так, словно прошла целая вечность.

– Идем, – тихо позвал он. – Пришло наше время.

Глава 17

Дрожь пробежала по телу Тессы от чувственного прикосновения его руки к ее талии, хотя они все еще были окружены гостями.

– Идем наверх, – прошептал Энтони на ухо жене, когда они вошли в гостиную Айви-Лодж.

– Сейчас? – шепотом переспросила девушка, оглядываясь на леди Киллерби, оставшихся гостей и убиравших со столов посуду слуг. Несмотря на нервозность, Тесса не испытывала нежелания оставаться с мужем наедине, даже наоборот.

– Они не будут возражать, – заверил жену Энтони и. обратился к леди Киллерби: – Я собираюсь проводить жену в ее комнату, чтобы она немного отдохнула перед ужином.

«Моя жена». Энтони произносил эти слова с гордостью! И Тесса почувствовала, как по ее телу разливается приятное тепло. Леди Киллерби кивнула, тактично заметив, что Тесса, должно быть, невероятно устала после такого напряженного и наполненного событиями дня. Однако при этом глаза ее блеснули, и Тесса залилась краской стыда. Она знала – все они знали, – чем на самом деле займутся наверху молодожены.

Взяв жену под руку, Энтони направился наверх.

– Видишь? – пробормотал он. – Никто нас не осудил.

– Никто не осудил… Но ведь они, должно быть, ожидают, что ты вернешься, разве нет?

Энтони засмеялся:

– Сомневаюсь.

Тесса еще больше покраснела; но не сказала ни слова.

Спустя мгновение Энтони распахнул дверь своей комнаты и пропустил девушку вперед. Тесса с любопытством оглядела чисто мужскую, но очень уютную спальню с золотисто-зеленой драпировкой кровати и окон и гостеприимной облицовкой камина, украшенной лепными цветами того же цвета, что и драпировка на окнах.

Энтони напряженно следил за выражением лица жены и почувствовал облегчение, когда та, наконец, улыбнулась.

– Какая чудесная комната, – произнесла она, и на лице Энтони появилась широкая улыбка. – Я как раз такой ее себе и представляла. Кроме облицовки камина. Это сделано специально для меня?

Энтони кивнул.

– Я кое-что переделал здесь и обновил за последнюю неделю и очень рад, что тебе понравилось. Леди Киллерби опасалась, что комната покажется тебе слишком мрачной.

– Мрачной? Вовсе нет. Она уютная и веселая. Как ты.

Чтобы скрыть внезапное смущение, Тесса перевела взгляд на картину на противоположной от окна стене. На картине была изображена охота.

– Тебе не нравится? – спросил Энтони. – Она висела в моей спальне, которую я делил с братьями в Лондоне, и я перевез ее сюда совсем недавно. Если хочешь, прикажу снять.

Тесса была благодарна мужу за заботу. Хотя на картине не было крови, она тем не менее не соответствовала спокойной обстановке спальни. Изображенные на ней охотники и собаки во весь опор мчались за убегающей от них лисицей. Девушка понимала, почему эта картина висела в спальне Энтони в Лондоне. В городе ему не хватало связанных с охотой острых ощущений.

– Не стоит, – тепло ответила девушка. – Она прекрасно передает атмосферу этой стороны жизни. И если мы когда-нибудь надолго остановимся в каком-нибудь другом месте, я с удовольствием возьму картину с собой.

Энтони улыбнулся, пинком захлопнул дверь и заключил жену в объятия.

– Мне кажется, я самый счастливый мужчина на земле, – сказал он. – Ты неповторима, Тесса.

Девушка с бешено колотящимся сердцем взглянула на мужа и его губы, находящиеся всего в нескольких дюймах от ее лица.

– Это хорошо, милорд?

– Очень, миледи, – ответил Энтони и накрыл своими теплыми губами губы жены. Он еще крепче стиснул объятия, прижав девушку к себе. Ощущение крепкого тела мужа доставило Тессе необыкновенное удовольствие, и ей захотелось еще теснее прижаться к нему.

Поцелуй Энтони стал глубже. Потом он слегка отстранился, но лишь для того, чтобы провести губами по щеке жены и спуститься к ее шее. Волосы Тессы были высоко заколоты на затылке, и теперь губы Энтони беспрепятственно скользили по ее нежной коже.

Зарывшись лицом в ложбинку у основания ее горла, Энтони медленно расстегнул крошечные жемчужные пуговицы на спинке платья до самой талии, а когда пальцы коснулись обнаженной кожи над линией корсета, Тесса запрокинула голову и судорожно втянула в себя воздух, восхищенная новым для нее ощущением. Энтони с улыбкой взглянул на жену.

Теперь, когда все до единой пуговицы были расстегнуты, Энтони медленно и осторожно потянул платье жены на себя. Он вновь накрыл губы Тессы своими, и через секунду платье лежало у ее ног переливающимся облаком атласа и бархата. Теперь его пальцы неспешно и осторожно развязывали корсет.

В этот момент Тесса подумала о том, насколько умело расправляется Энтони с крошечными пуговицами и лентами на корсете, даже не глядя на них. Это говорило о его искушенности в подобного рода делах. Мысль причинила девушке боль, но потом снова возникли манящие губы Энтони, и Тесса забыла обо всем на свете.

Вскоре корсет утонул в облаках атласа, лежавшего у ее ног, и Тесса осталась в одной лишь сорочке. Девушка судорожно сглотнула и осторожно положила руку на широкую грудь Энтони, вздымающуюся под тончайшим темно-синим сукном сюртука и белоснежной тканью сорочки. Она с трепетом ждала, что же случится дальше.

– Я был бы рад, если бы ты помогла мне освободиться от одежды, – пробормотал Энтони, потеревшись кончиком носа о чувствительное место за ухом жены.

Девушка снова сглотнула, а потом, робко взглянув на мужа, принялась развязывать дрожащими пальцами его шарф, в то время как он гладил ее обнаженные руки, чтобы согреть их. У Тессы ушло на это несколько минут, потому что в отличие от Энтони она никогда не делала ничего подобного.

Справившись наконец с замысловато завязанным шарфом, Тесса расстегнула три пуговицы на рубашке мужа, а потом остановилась, ощутив неловкость.

– Я… я думаю, тут мне понадобится твоя помощь. – Голос ее дрогнул.

Усмехнувшись, Энтони вытащил рубашку из штанов, быстрым движением снял ее и швырнул на кучу белеющей на полу одежды. Глаза Тессы слегка расширились, и она несмело коснулась кончиками пальцев жестких завитков волос на груди мужа. Ее муж был великолепен.

Тесса ощутила, как Энтони затаил дыхание от этого прикосновения, но потом снова прижал жену к себе, и теперь их разделяла только тонкая ткань ее сорочки. Плотно прижатая к телу мужа, Тесса ощущала его возбуждение.

Поцелуи Энтони становились все настойчивее. Теперь он развязывал ленты на сорочке жены. Немного поколебавшись, Тесса провела руками по теплым бокам мужа, а затем принялась неловко расстегивать пуговицы на его брюках. С губ Энтони сорвался еле слышный стон.

– Я… я, кажется, понимаю, – выдохнула Тесса. – Это как на охоте. Сначала затаив дыхание, выслеживаешь лисицу, а потом… – Тесса наконец расстегнула пуговицы, и плоть Энтони вырвалась на свободу.

Он тихонько засмеялся.

– И что же потом? – спросил он.

Тесса засмеялась, хотя все ее существо содрогалось от желания и любопытства.

– Одна охота отличается от другой, разве нет? – спросила она спустя мгновение. – Ничего подобного я еще не испытывала в своей жизни и не знаю, что последует дальше.

– Я покажу тебе, – ответил Энтони, внезапно посерьезнев. Он подвел жену к кровати, и та в замешательстве посмотрела на откинутое в сторону покрывало.

Усадив жену на край кровати, Энтони опустился на колени, чтобы снять с нее туфли и чулки. Это было простое и вместе с тем опьяняющее действо. Сняв один чулок, Энтони поцеловал ее коленку и улыбнулся, когда у нее перехватило дыхание.

– Ничто не сравнится с тем, что нам еще предстоит, дорогая, – сказал Энтони, снимая с жены второй чулок и садясь рядом с ней, чтобы освободиться от собственных носков и ботинок. Поспешные движения выдавали его нетерпение, и один из шнурков запутался, когда Энтони пытался его развязать.

– Первая остановка, – сказал он с улыбкой, распутывая узел. Затем отбросил в сторону ботинок и снял носок. – А теперь мы снова нашли след. – Он подмигнул.

Тесса молча кивнула. Она слышала, как громко стучит ее сердце.

Встав с кровати, Энтони стянул с себя брюки и снял сорочку с Тессы. Теперь оба остались в чем мать родила.

Тесса изо всех сил старалась унять свое любопытство и не таращиться на мужа. Она даже не представляла, что мужское тело может настолько отличаться от ее собственного, что оно может быть таким восхитительным и таким большим. Она видела, как спариваются лошади и овцы, но всегда полагала, что отношения между людьми должны быть более возвышенными. А теперь чувствовала себя словно разгоряченная кобыла, отчаянно желающая жеребца.

– Иди ко мне, Тесса.

Последние сомнения покинули ее, и она прильнула к мужу, желая поскорее ощутить прикосновение его обнаженного тела к своему.

Сначала Энтони долго и страстно целовал жену. Потом бережно опустил ее на кровать.

– Я хочу, чтобы это было незабываемо и совершенно, – прошептал он.

Тесса не знала, чего ожидать, но не сомневалась, что все будет чудесно. Энтони приподнялся на локтях и посмотрел на жену. Ее вновь охватило смущение, и она попыталась прикрыться рукой, но Энтони покачал головой.

– Не надо. Я хочу посмотреть на тебя, Тесса. Ты такая красивая. Даже красивее, чем мне рисовало воображение все эти несколько недель.

Девушка робко улыбнулась:

– Ты тоже?

С того самого момента, как Тесса поняла, что их свадьба неизбежна, все ее мысли; мечты и сны были наполнены одним лишь Энтони: что он скажет, что сделает, какой будет их брачная ночь. Однако реальность оказалась куда более захватывающей. Неизвестно откуда взявшаяся неуверенность слегка омрачила радость Тессы, но Энтони, словно заметив перемену ее настроения, вновь накрыл ее губы своими, на сей раз плотно прижав ее тело к кровати своим. Затем, перекатившись на бок, принялся осыпать жену ласками. Он коснулся ее плеч, затем прошелся по шее и спустился ниже.

В этот момент Тессе показалось, что все ее тело охвачено пламенем, и горячая волна вот-вот выплеснется наружу. Энтони провел рукой по шее жены и накрыл ладонью ее грудь.

– Ты такая красивая, – шепотом повторил Энтони.

Тесса могла бы сказать то же самое, потому что тело ее мужа с его упругими мышцами, перекатывающимися под глянцевитой кожей, казались ей творением античного скульптора или художника. Она всегда восхищалась телосложением породистых жеребцов, но это было совсем другое. И этот мужчина, этот Аполлон, принадлежал ей.

А его руки тем временем не прекращали своего движения. Проведя ладонью по плоскому животу жены, Энтони спустился ниже.

– Мне кажется, свора почти настигла свою добычу, – выдохнула Тесса. Только бы Энтони не останавливался, молилась про себя Тесса, хотя неизвестность страшила ее.

– Скоро, – пробормотал Энтони, – но впереди еще много удовольствий. – Он вновь накрыл губы жены своими, а его рука скользнула к ее лону.

Она испуганно охнула, но губы Энтони не отрывались от ее губ, поцелуй стал более глубоким, а палец Энтони нащупал самое чувствительное место на теле Тессы, жаждущее ласк. Энтони нежно провел по нему пальцем, и Тесса напряглась.

Выгнувшись, Тесса хотела усилить ощущение, но прикосновения Энтони по-прежнему были нежными и легкими, доводя Тессу до исступления. Она стонала, извиваясь всем телом.

Вцепившись в плечи мужа, Тесса попыталась привлечь его к себе. Ей хотелось чего-то большего, нежели то, что она уже испытала. Но Энтони продолжал нежно гладить жену, увлекая ее на вершины блаженства, а потом перекатился и оказался сверху, крепко прижав ее к матрасу.

Энтони все еще целовал жену, а она ощущала его возбуждение, чувствовала его плоть совсем рядом с тем местом, которое более всего жаждало его прикосновений.

Прикусив мочку ее уха, Энтони прошептал:

– А теперь, моя любовь, мы приблизились к самому пику охоты.

Энтони начал ритмичные движения вверх и вниз, с каждым разом погружаясь все глубже в лоно жены. Тесса задрожала, ей показалось, что она стоит на краю пропасти.

Падение могло убить ее, но ей было все равно, потому что рай находился на самом дне. Движения Энтони стали быстрее, настойчивее, грубее, и вскоре на Тессу нахлынула волна наслаждения.

Мир растворился вокруг, остались только она и Энтони, тела их переплелись в единое целое. Энтони застонал и еще глубже погрузился в нее, увлекая вслед за собой в заоблачные выси.

Медленно, очень медленно возвращалась Тесса к реальности. Открыв глаза, изумленно посмотрела на Энтони, не в силах произнести ни слова.

– Бедная маленькая лисичка, – ласково промолвил Энтони.

Тесса улыбнулась:

– Бедная? Да, но только потому, что охота закончилась.

– Ненадолго, – заверил ее Энтони. – Обещаю тебе еще много захватывающих гонок.

Неужели можно снова пережить нечто подобное?

– Так… так бывает всегда?

Энтони покачал головой:

– Я никогда не испытывал ничего подобного, но уверен, что еще испытаю, потому что мы вместе. И ты тоже. Это только начало.

Энтони говорил истинную правду. Он был весьма опытен в любовных делах, но то, что испытал с Тессой, поразило его. Ничего подобного он не испытывал ни с одной женщиной. Неужели это чудо сотворила любовь?

Он вдруг подумал, что следовало скрыть свое умение управляться с предметами дамского туалета. Но он не хотел быть нечестным с Тессой. Его прошлое осталось позади. А настоящее прекрасно. Так же, как и будущее. Потому что теперь с ним рядом Тесса.

Энтони снова поцеловал жену.

– Значит ли это, что ты прощаешь меня за то, что я настоял на свадьбе? – спросил он насмешливо.

– Ты доказал мне, что в браке гораздо больше привлекательного, чем мне казалось, – ответила Тесса с робкой улыбкой.

– Я рад, но ты не ответила на мой вопрос.

Тесса долго молчала, потом произнесла:

– Теперь я понимаю, почему ты так поступил. Гарольд повел себя бесчестно. Чего не скажешь о тебе. А честность – прекрасное качество.

– Рад это слышать. Надеюсь, нам никогда не придется лгать друг другу.

– Я тоже надеюсь, – ответила девушка. – Да, кстати, прежде чем уехать, Гарольд сказал мне кое-что, и я уверена, ты мне все объяснишь.

Энтони перекатился так, что они теперь лежали лицом друг к другу. Он погладил щеку Тессы, размышляя о том, что мог сказать ей молодой Эмери.

– Если смогу, объясню, – ответил он.

Тесса помолчала, закусив губу, а потом пожала плечами и посмотрела на мужа.

– Он сказал, что ты женился на мне из-за Уитстоуна.

Энтони нахмурился и уже хотел возразить, но Тесса продолжала:

– Я никогда в это не верила. Я бы вообще не начала этот разговор, но мы обещали быть честными друг с другом.

– Спасибо, что рассказала, – ответил Энтони, положив ладонь на щеку жены. – А что еще он сказал? Мне показалось, ты чем-то озадачена.

– Да. Он сказал что-то о моем рождении. И добавил, что тебе это известно. Дядя подтвердил его слова, но предупредил, что отцу не понравится, если я об этом узнаю.

Энтони едва сдержал ярость. Так вот зачем Эмери приезжали сегодня в Айви-Лодж. Хотели испортить самый счастливый в его жизни день. Надо было вышвырнуть их за дверь, едва они переступил и порог. Но это лишь отсрочило бы неизбежный разговор.

– Энтони? – Тесса встревоженно заглянула мужу в глаза. – Объясни, в чем дело.

– Ничего ужасного, – быстро ответил Энтони. – Ты знала, что твои родители сбежали из дома?

Тесса кивнула.

– Отец как-то упомянул об этом. Мне, конечно, хотелось узнать подробности, поскольку сам факт казался мне необыкновенно романтичным, – ответила Тесса с улыбкой. – Но отец не захотел ничего рассказывать, потому что посчитал эту историю неприличной для моих ушей. – Улыбка ее померкла. – Они поженились после того, как я родилась?

– Да, – мягко ответил Энтони. – В этих краях никто об этом не знает, потому что повенчались они в Ирландии.

– Никто, кроме моего дяди и кузена, – отозвалась Тесса, чувствуя образовавшуюся в душе пустоту. Отец скрывал, что она незаконнорожденная.

– Да. Таким образом, они и шантажировали твоего отца. Эмери внушил ему, что, если это станет известно даже теперь, по прошествии многих лет, разразится скандал.

– Скандал? – задумчиво Тесса. Наверняка это известие оказалось не слишком приятным для Энтони, хотя он виду не подал.

– Думаю, никто больше об этом не узнает.

Тесса слишком хорошо знала своего дядю, чтобы согласиться с мужем, однако не хотела его волновать.

– Бедный папа, – произнесла она. – Его чрезмерное беспокойство о том, что скажут окружающие, сослужило ему плохую службу. – Она улыбнулась, и Энтони крепко прижал ее к себе.

– Ты права, детка. Сэр Джордж изводил себя беспокойством о таких пустяках на протяжении многих лет, но тебе не стоит следовать его примеру.

Однако Тесса вовсе не была уверена, что беспокойство отца беспочвенно. Теперь она еще больше утвердилась в мысли, что ее брак с Энтони неравен. Оставалось лишь надеяться, что ему не придется из-за этого страдать.


Энтони наслаждался ужином. И не только потому, что рядом была Тесса. Он чувствовал себя спокойным и расслабленным. Причина была очевидна. Подали суп, затем рыбу, а он не переставал одаривать жену чувственными взглядами, заставляя ее краснеть. Друзья из деликатности делали вид, будто ничего не замечают.

Счастливее его нет на свете мужчины. Не важно, что он не богат, ею главное богатство – друзья и жена, которая будет постоянно дарить ему наслаждение.

Погруженный в размышления, Энтони заметил, что Тесса против обыкновения молчалива, лишь когда подали десерт. Быть может, она смущается? Или за ее молчанием кроется что-то другое? Наверняка ей было нелегко узнать правду о своем рождении. А тут еще поездка в Лондон. Знакомство с его семьей. Слишком много тревог и волнений.

Энтони только сегодня сообщил родителям о своей женитьбе. Он не знал, как они примут невестку.

Сначала Энтони решил приехать без всякого предупреждения и представить Тессу как свою жену, но потом счел это рискованным. Пусть гроза разразится до того, как Тесса переступит порог его дома.

Она и так слишком переживала из-за того, что не сможет вписаться в лондонское общество. Если родители грубо обойдутся с невесткой, Энтони немедленно увезет Тессу. Тут он вспомнил о свадебном подарке для жены и улыбнулся.

– Надеюсь, вы не будете возражать, если мы ненадолго вас покинем, – произнес Энтони, когда леди встали, чтобы удалиться в гостиную. – Леди Киллерби, я хочу отвести Тессу в конюшни, где ее ждет сюрприз.

С явным любопытством глядя на мужа, Тесса взяла его под руку.

– Нимб? – спросила она, когда они вышли из столовой. – Или Зефир?

Вместо ответа Энтони сказал:

– Беги наверх и накинь что-нибудь. А потом пойдем.

Тесса повиновалась. Спустя пару минут Тесса вернулась, закутанная в теплую темно-синюю пелерину.

– Я готова. Итак, что же это за тайна?

Взяв жену под руку, Энтони обогнул дом и повел ее к конюшням. Лошади были накормлены и спокойны, только Нимб заржал, услышав звук приближающихся шагов.

– Это я, – крикнула Тесса, и конь сразу затих.

Энтони казалось, что он никогда не устанет наблюдать за тем, как лошади воспринимают Тессу. И тут в его душу закралось сомнение. Могла ли Тесса использовать свой дар, чтобы заставить его отказаться от собственной свободы и жениться на ней? Или она просто полюбила его? Узнает ли он это когда-нибудь?

– Вот мы и пришли, – произнес Энтони, прогнав прочь предательские мысли. – Вот кто-то, по ком ты, должно быть, очень скучала. – Слова его были обращены не столько к Тессе, сколько к лошади.

– Корица! – радостно воскликнула девушка. – Почему ты не сказал, что купил ее, Энтони? – Она обвила руками шею мужа и расцеловала его, прежде чем повернуться к лошади, которая радостно заржала при звуке голоса Тессы.

Энтони широко улыбнулся в ответ.

– Я опасался, что твой дядя тебе об этом расскажет. Рад, что ошибся.

– А я не спрашивала его, – ответила она, поглаживая шею лошади. – Последняя неделя была такой суматошной.

– Понимаю. Я хотел подарить ее тебе во вторник, но ты отказала мне. А потом в среду.

– А в среду тебе сказали, что я помолвлена с моим кузеном, – тихо произнесла Тесса. – О, Энтони, мне так жаль, что я причинила тебе боль. Вряд ли ты когда-нибудь простишь меня за это.

Энтони ласково погладил плечо жены.

– Я никогда на тебя не сердился, Тесса. Разве что несколько минут, – признался Энтони, вспомнив, какие чувства обуревали его в тот день, – Но даже когда я поверил, что ты выйдешь за Эмери, я решил подарить тебе к свадьбе Корицу.

Глаза ее затуманились, и она повернулась к лошади.

– Возможно, ты правильно поступил, что ничего не сказал мне о Корице раньше. Я бы чувствовала себя гораздо хуже…

Внезапно Тесса вспомнила слова Гарольда о том, что каждый год у Энтони появлялась новая любовница, которой он дарил лошадь. Он купил Корицу еще до того, как сделал ей официальное предложение. Неужели он собирался? Нет. Тесса не будет в нем сомневаться.

Хотя в свете того, что она узнала о своем рождении, роль любовницы подошла бы ей куда больше.

– Спасибо, Энтони, – сказала она, имея в виду не только подарок.


Для Тессы путешествие в Лондон оказалось похожим на сон. Это были два восхитительных дня, Ночью они предавались любви, а днем вели продолжительные беседы. Тессе казалось, что вся ее жизнь будет такой, как эти два дня.

Сгустились сумерки, и плотный белый туман опустился на землю, когда они въехали на улицы Лондона. Тесса смотрела в окно экипажа на проплывающие мимо картины и прислушивалась к звукам. Однако ее радость была омрачена растущей тревогой. Они ехали прямиком в Марленд-Хаус, расположенный в самом сердце модного Лондона, где Тесса должна была быть представлена герцогу и герцогине Марленд – родителям Энтони.

Густой туман превратил газовые лампы на улице в неясные желтые шары и приглушил звуки. Пока экипаж продвигался по переполненным улицам Мейфэра, Тесса разглядывала площади, обсаженные деревьями, и высокие, изысканные особняки, мимо которых сновали одетые в ливреи слуги и важно шествовали облаченные в шикарные наряды мужчины и женщины.

– Это Гросвенор-сквер, – пояснил Энтони, когда экипаж въехал на самую огромную площадь, какую Тесса когда-либо видела, окруженную со всех сторон великолепными домами. – А это, – продолжал Энтони, когда экипаж остановился, – Марленд-Хаус.

Тесса чувствовала, как дрожит ее рука, которую она положила на локоть Энтони.

Тесса отчаянно попыталась припомнить, как нужно делать реверанс. Ну почему она не нашла времени, чтобы попрактиковаться?

– Все будет хорошо.

Раз Энтони так сказал, значит, страх был отчетливо написан на ее лице. Она поспешила изобразить спокойствие и достоинство, но, как ей показалось, попытка не удалась. Ее сердце пульсировало где-то в горле, когда Тесса шла рядом с мужем по мраморным ступеням лестницы, сквозь двойные двери, придерживаемые одетыми в бархатные ливреи слугами.

Роскошь холла превзошла все ожидания девушки. Пол был выложен белыми и черными мраморными плитами, на отделанных красным деревом стенах висели бесценные произведения искусства. Не успела Тесса рассмотреть убранство холла, как Энтони провел ее в другие двери, ведущие в гостиную, переливающуюся золотом.

Несколько человек поднялись с кресел, и вперед выступил импозантный мужчина с седеющими волосами, проницательными, светло-серыми глазами и крючковатым, как у ястреба, носом.

– Я так полагаю, это новый член нашей семьи? – ледяным тоном произнес он.

Тесса отпустила руку мужа и присела в самом глубоком реверансе, на который только была способна. Одна ее нога задрожала, непривычная к подобным упражнениям, и Тесса подняла глаза, ожидая, что либо Энтони, либо герцог подадут ей руку, чтобы помочь подняться. Однако мужчины молча сверлили друг друга взглядами, словно не замечая ее.

Испугавшись, что нога не выдержит и подогнется, Тесса попыталась подняться самостоятельно, однако потеряла равновесие и растянулась на мраморном полу.

Глава 18

Энтони оторвал взгляд от строгого лица отца и виновато опустился на колени рядом с женой.

– Тесса! С тобой все в порядке? – спросил он. Как он мог забыть о ней даже на минуту, зная, как она нервничает?

Но Тесса уже поднялась, густо покраснев после испытанного унижения.

– Извини, – вымученно прошептала она, а затем обратилась к герцогу: – Приношу свои извинения, ваша светлость. Для меня большая честь быть представленной вам.

Герцог вздернул бровь, однако губы его были упрямо сжаты.

– Полагаю, вы захотите привести себя в порядок перед ужином, леди Энтони. Мой сын проводит вас в вашу комнату.

– Конечно, – кивнул Энтони, С трудом поборов желание влепить отцу пощечину за то, как он обошелся с Тессой.

Энтони бросил взгляд на остальных членов семьи. Его мать, брат Роберт, лорд Багстед и леди Багстед ошарашенно и неодобрительно смотрели на Тессу. Нужно было как можно быстрее увести ее отсюда. Интересно, где Эдвард, Питер и Маркус?

– Прости, – произнес Энтони, как только они вышли из гостиной. – Я должен был…

– Не извиняйся, – перебила его Тесса. – Это еще больше унижает меня. Ну как можно быть искусной наездницей и при этом не справиться с такой простой вещью, как реверанс? Наверняка я оправдала их худшие опасения. – Тесса едва не плакала;

Энтони остановился на лестничной площадке и обнял жену за плечи.

– Тесса, не стоит так расстраиваться. Мои родители способны на кого угодно нагнать страху, даже на члена королевской семьи. Да, держатся они надменно, но не станут думать о тебе плохо только потому, что ты потеряла равновесие, ведь в этом есть и моя вина.

Тесса прерывисто вздохнула.

– Ты очень добр ко мне, Энтони. Я этого не заслуживаю. Если бы я уделяла больше внимания урокам этикета, а не носилась верхом по полям…

– Тогда ты стала бы такой же, как все эти жеманные мисс, которых я всегда избегал, – ответил Энтони, ведя жену вверх по лестнице.

– Зато не опозорила бы тебя.

По коридору шли два лакея. Энтони втолкнул жену в комнату, которую занимал во время своих нечастых визитов в Марленд-Хаус, и взял ее лицо в ладони.

– Ты вовсе меня не опозорила. Уверен, все будут завидовать, что у меня такая красивая жена.

Тесса продолжала с сомнением смотреть на мужа, и поцелуй, призванный ободрить ее, вскоре стал необыкновенно страстным.

Руки Энтони скользнули по спине Тессы и, обхватив ее ягодицы, прижали к пробуждающемуся мужскому естеству.

– Неужели ты сомневаешься в том, что сможешь сделать меня счастливым? – пробормотал Энтони.

Наконец губы девушки изогнулись в улыбке.

– По крайней мере, когда мы одни, – ответила Тесса, прижимаясь щекой к груди мужа, чтобы тот не смог разглядеть выражения ее лица. – А мы не можем остаться здесь и поужинать вдвоем?

– И признать поражение? Я считал тебя более храброй, Тесса, – поддразнил жену Энтони.

– Не думаю, что смогу смотреть в глаза членам твоей семьи. Не сейчас, когда я так осрамилась перед ними. – Девушка умоляюще взглянула на мужа.

Неужели их приезд в Лондон оказался ужасной ошибкой? Энтони хотел доказать Тессе, что она сможет вести себя здесь так же уверенно, как и у себя дома. Но все получилось наоборот.

– Конечно же, сможешь, – сказал Энтони с уверенностью, которой вовсе не чувствовал. – Они такие же люди из плоти и крови. Если конь показывает тебе свой дурной характер, чего нельзя делать ни в коем случае?

– Показывать свой страх, – не размышляя ответила Тесса. – Но… ведь это не одно и то же.

– Разве? Воспринимай моих родителей как норовистых жеребцов, чье доверие тебе необходимо завоевать. Они могут быть надменными и капризными, но со временем ты все равно укротишь их.

Тесса наконец кивнула:

– Хорошо. Я попытаюсь, но только ради тебя.

Неужели она никогда ничего не будет делать ради себя самой?

– Спасибо. Но помни, что за свою жизнь ты уже укротила гораздо больше диких животных, чем те, что ожидают внизу.

Спустя двадцать минут, одетая в свое лучшее платье из бледно-голубого атласа, Тесса спускалась с лестницы, испытывая гораздо больший трепет, чем рядом со стойлом Вулкана. В гостиной она заметила две новые пары.

– Питер, Маркус! – воскликнул Энтони. – Я так рад видеть вас! Позвольте представить вам мою жену. Тесса, это мои младшие братья и их жены леди Питер и леди Маркус.

К счастью, чтобы приветствовать их, Тессе не пришлось приседать в глубоком реверансе, и девушка проделала это весьма искусно. Однако она до сих пор не могла поднять глаз на свидетелей ее недавнего позора. Она с улыбкой посмотрела на братьев Энтони и их жен.

К ее удивлению, все четверо тоже улыбались, и на мгновение Тессе показалось, что она снова сделала что-то не так. Но низкорослая леди с темными волосами, леди Маркус, вышла вперед, протягивая к Тессе руки.

– Я так рада познакомиться с вами, леди Энтони. Могу я называть вас Тесса? – Она говорила с заметным американским акцентом. – А вы зовите меня просто Куинн. Жаль, что мы не смогли встретить вас, когда вы приехали. – Брошенный темноволосой женщиной косой взгляд на остальных, находившихся в комнате, сказал Тессе, что ей уже известно об инциденте.

Несмотря на то, что краска вновь густо залила ее лицо, Тесса почувствовала, что не может не ответить на столь теплое приветствие.

– Благодарю вас, Куинн. Да, конечно, зовите меня Тесса. Я не привыкла к формальностям.

– Похоже, неформальность распространяется в этой семье как эпидемия, – с кислым выражением лица заметила леди Багстед. – Думаю, я выражу не только мнение герцога и герцогини, но и своего супруга лорда Багстеда, если скажу, что необходимо соблюдать достоинство, приличествующее имени Нортроп.

Герцогиня кивнула.

– Не могу с этим не согласиться. Кроме того, надеюсь, что вы шестеро будете обращаться друг к другу столь фамильярно, лишь находясь в узком кругу.

Теперь покраснела Куинн, и Тесса бросила на нее полный сочувствия взгляд. Получалось, что это она навлекла неприятности на свою новую родственницу. Однако та вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на герцогиню.

– Разумеется, ваша светлость. Мы с Сарой всегда соблюдали приличия на людях, и нам ничего не стоит воздержаться от проявления дружелюбия в вашем присутствии.

Глаза леди Багстед округлились от ужаса, но герцогиня лишь едва заметно повела бровью.

– В этом нет необходимости. Приличия и семейные привязанности не являются взаимоисключающими категориями. Не забывайте также о слугах.

Куинн с притворной скромностью кивнула, а потом посмотрела на Тессу. В ее глазах плясали веселые искорки.

– Теперь вы понимаете, почему мы не приехали раньше, – прошептала она, подводя Тессу к лорду Маркусу и лорду Питеру. Едва только Тесса подошла к ним, как Энтони взял ее за руку.

– Я уже сказал, что бесконечно рад видеть всех вас. Мне не хотелось бы, чтобы Тесса думала, будто в нашей семье все такие, как эти четверо.

– Уверяю вас, мы совсем другие, – негромко произнес лорд Питер, отвешивая Тессе преувеличенно низкий поклон. На нем были бирюзовый сюртук и небесного цвета жилет, что существенно отличало его наряд от нарядов остальных джентльменов. – К огромному неудовольствию отца, только один из наших братьев оказался не в меру консервативным и склонным к соблюдению приличий.

Лорд Маркус кивнул:

– Эдвард, наш второй старший брат, тоже неплохой парень. Его жена вот-вот разрешится от бремени, поэтому они в настоящее время в деревне.

– Я тоже очень рада познакомиться с вами и с Энтони, – произнесла очаровательная блондинка леди Питер. – Мы были так счастливы узнать сегодня утром о вашем бракосочетании. Можете звать меня просто Сара. По крайней мере, когда герцогини нет поблизости. – Улыбка девушки была такой же теплой и искренней, как и улыбка Куинн.

Тесса улыбнулась в ответ, хотя рядом с хрупкой Куинн и необыкновенно красивой Сарой чувствовала себя деревенщиной. Тесса узнала, что оба брата Энтони женаты совсем недавно. Куинн стала женой Маркуса летом, а Сара и Питер поженились всего месяц назад. Оба брака были такими же быстрыми и неожиданными, как и ее собственный, к неудовольствию старших членов семьи.

– Так что, – подытожила Куинн, – вы стали продолжателями новой семейной традиции.

Остальные молодые люди засмеялись, и Тесса. почувствовала, что напряжение понемногу спадает. Возможно, она и не будет выглядеть в этой семье белой вороной. Кроме того, ей было очень приятно обрести подруг в лице двух новых родственниц. Ведь у нее никогда не было близкой подруги.

К тому времени как объявили об ужине, Тесса болтала со своими новыми родственницами, словно знала их тысячу лет.

– Вам с Куинн нужно вместе поехать на верховую прогулку; – сказала Сара. – Насколько я поняла, вы обе неравнодушны к лошадям.

– Мы могли бы поехать все вместе, – воодушевилась Тесса, но Сара покачала головой.

– Боюсь, я никудышная наездница, хотя Питер и пытался меня учить. Но я с удовольствием посмотрела бы на вас обеих.

Все шестеро договорились, что, если погода позволит, они отправятся в парк на следующей неделе. Энтони пообещал подыскать лошадь для Тессы в конюшнях своего отца или одного из своих братьев, поскольку Корица осталась в Лестершире.

Вскоре все расположились в роскошно обставленной столовой, и молодые люди слегка притихли под строгими взглядами герцогини и старшей невестки. Тесса, которую посадили по правую руку от герцога, вообще не смела раскрыть рта, лишь коротко отвечала на вопросы.

Энтони и его младшие братья вели себя более оживленно, время от времени отпуская безобидные шутки в адрес старшего брата. Лорд Багстед, казалось, ничего не замечал, хотя герцог то и дело бросал неодобрительные взгляды в сторону младших сыновей.

В этом доме все было подчинено строгим правилам, поэтому Тесса не удивилась, когда все без исключения леди удалились в гостиную, едва только закончился ужин. Герцогиня вышла из столовой первой, за ней последовала леди Багстед. Тесса была несколько смущена и напугана тем, что ей пришлось идти третьей, потому что ее муж был старшим из трех присутствующих сыновей. Следом за ней покинули столовую Сара и Куинн. Ничего подобного не наблюдалось в Лестершире, по крайней мере, в тех семьях, которые она знала. Это очередное проявление напыщенности показалось Тессе просто смешным.

– А теперь, Огаста, – обратилась герцогиня к старшей невестке, когда все расселись в гостиной, – расскажите, как дела у моего дорогого Уильяма. Я говорила вчера с его бонной, но та лишь сообщила, что он прекрасно себя чувствует.

– Это так, ваша светлость, – ответила леди Багстед с преувеличенной любезностью. – Думаю, вы согласитесь, что в свои пять лет он достаточно рослый. Наверняка с годами превратится в высокого красивого мужчину. У него также очень правильная речь.

Женщины продолжали разговаривать, а Куинн пояснила Тессе, что Уильям второй после своего отца наследник состояния герцога, поэтому имеет в семье немалый вес. – Очень сомневаюсь, что Розали, жене Эдварда, будут уделять столько же внимания, когда ее малютка появится на свет, – вполголоса произнесла Куинн.

– Но герцогиня в самом деле искренне любит маленького Уильяма, как любая другая бабушка, – вставила Сара. – Возможно, она будет так же любить и ребенка Эдварда, даже если это будет девочка. – Все трое тихонько засмеялись.

К несчастью для Тессы, герцогиня слишком быстро переключила свое внимание на вновь прибывшую невестку и принялась расспрашивать ее о поместье и родителях. Как и за ужином, Тесса старалась отвечать как можно короче и вежливее, не желая давать свекрови повода еще больше презирать ее.

– Я так полагаю, в вашем гардеробе все платья такие, как это? – спросила герцогиня.

Тесса посмотрела на свое лучшее платье, которое, как она уже поняла, выглядело безнадежно устаревшим по сравнению с элегантными и модными нарядами остальных леди. – Да, ваша светлость.

– Этого я и боялась. Жаль, что мой сын не проследил за вашим гардеробом, но, к сожалению, он никогда не уделял достаточного внимания подобным вещам. Вам нужно приобрести что-то более подходящее, если вы хотите поехать с нами на бал к леди Туайфорд, который состоится через два дня.

Бал? Здесь, в Лондоне? Тесса с трудом подавила охватившую ее панику.

– Но я не понимаю, каким образом… – начала она, лелея смутную надежду, что из-за отсутствия подходящего платья ей удастся остаться дома. Господи, зачем только она согласилась приехать сюда?

– Мы можем поехать за покупками завтра, ваша светлость, – вступила в разговор Куинн. – Правда, Сара? Вы тоже можете поехать с нами, леди Багстед. И вы, ваша светлость.

Однако на лицах обеих леди появилось неприязненное выражение.

– Завтра – один из тех дней, что я провожу дома, – пояснила герцогиня. – Я полагаю, вы захотите остаться со мной и принять посетителей, Огаста?

Леди Багстед кивнула:

– Конечно, ваша светлость. Кроме того, я, как и вы, никогда не езжу по магазинам сама. Гораздо удобнее приглашать модисток на дом.

– Но это не так весело, – с дерзкой улыбкой шепнула Куинн Тессе и уже громче произнесла: – В таком случае мы уедем сразу после завтрака, Тесса. Лорд Энтони тоже может отправиться с нами, но если он такой же, как большинство мужчин, то непременно придумает какую-нибудь отговорку, чтобы остаться дома.

После этого вновь заговорила герцогиня. Она рассуждала о моде и манерах, давала советы, подсказывала, с кем Тессе необходимо познакомиться во время ее визита в Лондон. Беседа продолжалась до тех пор, пока к дамам не присоединились мужчины.

Энтони вскоре сообщили о предстоящей поездке по магазинам, и, как предсказывала Куинн, он отказался сопровождать дам, сославшись на то, что ему необходимо подыскать подходящую для Тессы лошадь.

– Вы прекрасно справитесь и без меня, – заявил он. – Питер, возможно, и в курсе последних модных веяний, но что касается меня, то я совершенно не разбираюсь, какие теперь носят цвета, рукава или оборки.

Но даже лорд Питер не изъявил желания поехать с дамами. Он предпочел вместе с лордом Маркусом помочь брату в поисках лошади.

– К вашему возвращению вас будет ожидать прекрасный скакун, – произнес лорд Питер с ободряющей улыбкой.

Поднимаясь по лестнице вместе с Энтони, Тесса пришла к выводу, что вечер оказался для нее настоящим испытанием, но, несмотря на это, с нетерпением ждала завтрашней поездки.

– Возможно, ты был прав, – сказала молодая женщина, когда Энтони последовал за ней в спальню, находящуюся рядом с его собственной. – С помощью Сары и Куинн мне удастся приспособиться к местным нравам. Они обе так добры ко мне.

Энтони сделал знак служанке удалиться. Когда девушка ушла, Тесса оглядела отведенную ей роскошную комнату.

– Мы никак не можем остановиться у одного из твоих братьев?

Энтони с сожалением покачал головой:

– На этот раз нет, иначе родители обидятся. Но мы не задержимся в Лондоне. Через несколько дней уедем. А в следующий раз будем жить в другом месте, обещаю.

Энтони хотел ободрить жену, но ее сердце упало при мысли о том, что в будущем им все равно придется приезжать в Лондон и оставаться здесь гораздо дольше. Тесса еще не успела как следует рассмотреть город, но чувствовала, что задыхается в нем. И вовсе не из-за тумана. Просто ей не нравилась городская жизнь.

– Кроме того, – продолжил Энтони, – нашим домом может стать любое место, разве нет? – Энтони привлек жену к себе.

Тесса кивнула, испытав неловкость. Теперь она отчетливо представляла себе, какое положение в обществе занимает ее муж. Но ни словом не обмолвилась об этом.

– Надеюсь, рядом со мной ты всегда будешь чувствовать себя как дома, Энтони, – произнесла Тесса, коснувшись его рукава.

Энтони приблизил губы к ее лицу.

– Ты со мной, и я чувствую себя как дома. – За этими словами последовал поцелуй, вытеснивший из головы Тессы все сомнения. Теперь в ее душе царили только Энтони и ощущения, которые пробудил его поцелуй.

Тесса быстро освободилась от одежды, потом помогла раздеться Энтони. Они бросились друг другу в объятия, Энтони покрыл жену поцелуями, увлек за собой, и оба упали на кровать.

На какое-то мгновение Тесса испугалась за атласное покрывало, которое наверняка стоило больше всей ее спальни в Уитстоуне, но ощущение нежных мужских рук отодвинуло подобные мелочи на второй план, уступив место необузданному желанию.

Энтони не забыл разговора, состоявшегося между его матерью, невестками и Тессой. Он знал, что его жена все еще ощущает неловкость, но сказал ей истинную правду. Рядом с ней он действительно чувствовал себя как дома, где бы они ни находились. И теперь, ощущая ее прекрасное упругое тело, Энтони понял, что его жизнь уже никогда не будет полной без этой женщины.

Он раздвинул коленом ноги жены, которая тут же перехватила инициативу, привлекая его к себе, прижимаясь к нему самой сокровенной частичкой своего тела. Не в силах сдерживаться, Энтони обхватил ее талию руками, слегка приподнял, а затем вошел в ее зовущее податливое лоно.

Тесса охнула, потом застонала, увлекая мужа на вершину наслаждения.

Запрокинув голову и тяжело дыша, Тесса выкрикнула имя Энтони, и судорога пробежала по ее телу.

Зарывшись лицом в ложбинку на шее мужа, Тесса лежала молча до тех пор, пока ее дыхание не выровнялось. Энтони тихонько баюкал жену, все еще не веря, что эта женщина принадлежит ему. Чем он заслужил такую награду?

– Никогда никому не позволяй относиться к тебе хуже, чем ты того заслуживаешь, Тесса, – прошептал Энтони, когда оба уже засыпали. – Для меня ты дороже всех женщин мира.


Последние слова Энтони все еще согревали душу Тессы, когда на следующее утро она проснулась и стала одеваться. Энтони поднялся рано, легонько поцеловав спящую жену в губы, прежде чем удалиться в свою спальню. Тесса вспомнила, что он с братьями собирался отправиться в конюшни отца подобрать для нее лошадь.

Сначала Тесса хотела поехать с ними, но потом поняла, что здесь, в Лондоне, подобное невозможно. То, что воспринимал ось ею как должное в сельской местности, могло вызвать кривотолки и косые взгляды в городе. Однако Тесса успокоила себя тем, что скоро вернется в свое любимое поместье.

– Спасибо, Салли. Очень красиво, – поблагодарила Тесса служанку, когда та закончила укладывать ее волосы.

Желтое платье, которое надела Тесса, выглядело еще более провинциальным, чем вчерашнее, но девушка не стала расстраиваться, надеясь пополнить свой гардероб, посетив магазины. Она вполне доверяла вкусам Куинн и Сары и надеялась, что не потратит на одежду больше, чем они с Энтони могли себе позволить.

После завтрака, который она съела в одиночку, так как герцогиня и леди Багстед еще не проснулись, Тесса стала размышлять о предстоящей поездке. К сожалению, она не спросила Энтони, сколько можно потратить.

Тесса как раз допивала вторую чашку чая, когда в сопровождении лакея в столовую вошли Сара и Куинн.

– А, вы ранняя пташка, – воскликнула Куинн. – Я говорила Саре, что сельские жители встают рано. Это хорошо, потому что нам удастся заполучить мадам Фаншо, пока остальные дамы еще потягивают утренний шоколад в своих будуарах.

– Звучит очень заманчиво, – ответила Тесса, улыбаясь девушкам. – Должна признаться, мне такое не приходило в голову. Дома я обычно встаю еще раньше.

Сара кивнула.

– Со мной было также, когда я только приехала в Лондон. Я ведь несколько лет провела в школе, где нас поднимали с восходом солнца. А Куинн приехала из Америки, где вообще все по-другому.

– То есть гораздо лучше, – гордо произнесла Куинн. – Но мне не удалось в этом убедить никого из членов моей английской семьи. А теперь, если вы закончили завтракать, мы можем отправляться. Нам нужно многое успеть.

Вскоре Тесса поняла, что Куинн оказалась права. Сначала они остановились у портнихи. Мадам Фаншо прекрасно знала Куинн и Сару, и теперь рада была угодить и Тессе.

– Да, я смогу сшить платье для мадам к завтрашнему балу, – сказала женщина, когда Куинн объяснила цель своего визита. – А два повседневных платья будут готовы через день. А теперь не соблаговолите ли выбрать ткань?

Портниха щелкнула пальцами, и ее помощницы принялись выносить и расстилать на столах рулоны шелка, атласа и бархата всевозможных оттенков.

– Леди Энтони немного отличается сложением и внешностью от остальных моих клиенток, – заметила хозяйка салона, и Тесса решила, что та наверняка имеет в виду ее загар, несвойственный жительницам Лондона. – А это дает нам относительную свободу действий при выборе цвета, которой не могут себе позволить другие мои клиентки, – продолжала портниха. – Подайте-ка вот этот бархат цвета аметиста, – приказала она одной из помощниц. – Да, он как нельзя лучше подойдет для зимнего платья.

В течение последующего часа мадам Фаншо посоветовала Тессе сшить несколько повседневных и бальных платьев и амазонок и рассказала, как они будут выглядеть. В заключение она торжественно вынесла бальное платье из золотисто-кремовой парчи с отделкой цвета осенних листьев, которое было сшито словно на Тессу и требовало лишь небольшой переделки.

Когда портниха с помощницами вышла в соседнюю комнату, чтобы выбрать подходящее кружево, озадаченная Тесса зашептала на ухо Куинн:

– Сколько же все это стоит? Ни Энтони, ни мой отец… Сара улыбнулась и покачала головой:

– Не стоит волноваться на этот счет. Питер переговорил с герцогом и герцогиней, и они сказали, чтобы мы не экономили. Они открыли такой кредит, который вам вряд ли удастся превысить.

Тесса удивленно посмотрела на девушек.

– Но это похоже на милостыню, не так ли? Не думаю, что Энтони захочет быть обязанным родителям.

– Думаю, они полагают, что вы должны быть благодарны их сыну и им, – произнесла Куинн.

Сара кивнула.

– Я хорошо вас понимаю, потому что у меня тоже не было приданого.

Принимая во внимание необыкновенную красоту Сары, Тесса никак не могла согласиться с ней, хотя понимал а, что та хотела сказать. Внешность играла для герцога и герцогини Марленд отнюдь не последнюю роль, а их богатство позволяло сделать так, чтобы новая невестка не осрамила их. По крайней мере, насчет ее гардероба они могли быть спокойны.

Тесса попыталась расслабиться и получить удовольствие от покупок, но это было не так-то легко. Мадам Фаншо обладала утонченным вкусом, и Тессе не терпелось увидеть лицо Энтони, когда она предстанет перед ним, одетая не хуже завзятой лондонской модницы.

Покинув салон портнихи, девушки отправились сначала к модистке, чтобы заказать шляпки, затем к башмачнику, потом в галантерейную лавку за лентами, перчатками, зонтиками и другими аксессуарами. Тесса как раз выбирала искусственные цветы для украшений, а девушки разглядывали чулки, когда в магазине раздался пронзительный женский голос.

– Да это же леди Маркус, – воскликнула незнакомка. – Вас-то я и хотела встретить.

Тесса подняла глаза на симпатичную брюнетку с роскошной фигурой и ярко накрашенными губами.

– Рада видеть вас, леди Аделаида, – ответила Куинн, и Тесса уловила в голосе девушки холодность, которой не замечала раньше. – Вы недавно в Лондоне?

Брюнетка кивнула.

– Вернулась на прошлой неделе. Это правда, что ваш деверь лорд Энтони тоже приехал? Говорят, он остановился в Марленд-Хаусе. Я ушам своим не поверила, ведь в это время он всегда охотится где-то в центральных графствах.

– Это правда, – кивнула Куинн. – Мне кажется, вы еще не знакомы с моей свояченицей леди Питер Нортроп и…

– Очень приятно, очень приятно, – перебила Куинн леди Аделаида, одарив Сару снисходительной улыбкой. – Скажите, леди Маркус, а лорд Энтони будет завтра на балу у леди Туайфорд? Знаете ли, он был неравнодушен ко мне прошлой весной, и уверена, будет рад снова меня увидеть.

– Боюсь, вы переоценили его интерес к вам, леди Аделаида, – произнесла Куинн. – Потому что…

Теперь засмеялась леди Аделаида.

– Уверяю вас, нет. – Она понизила голос, хотя Тесса отчетливо слышала каждое слово. – Говоря по правде, мы стали… э… весьма близки. Если бы мой отец узнал об этом, настоял бы на свадьбе гораздо раньше. Но я решила дождаться предложения от дорогого Энтони.

Тесса судорожно сглотнула. Эта красавица, эта титулованная особа собиралась выйти замуж за Энтони прошлой весной? Была близка с ним? Любовницы – это одно, но…

– Хочу представить вам кое-кого, леди Аделаида, – решительно сказала Куинн, поворачиваясь к Тессе. – Это моя новая свояченица. Леди Энтони Нортроп.

Глава 19

Тесса готова была провалиться сквозь землю. Однако натянуто улыбнулась и выдавила из себя:

– Рада с вами познакомиться, леди Аделаида.

Девушка побледнела, потом вспыхнула до корней волос.

– Леди Энтони. – Она, прищурившись, оглядела Тессу с головы до ног. – Вот так сюрприз.

Тесса вновь заставила себя улыбнуться.

– Вы правы. Мы поженились совсем недавно, лондонские газеты еще не опубликовали сообщения об этом.

– Нет. Не опубликовали. – Леди Аделаида переводила взгляд с Тессы на Куинн и обратно. Она выглядела озадаченной и сбитой с толку, так же как Тесса. Сама того не желая, Тесса ощутила жалость к этой незнакомке, представив, как бы почувствовала себя на ее месте. Но неужели Энтони и вправду…

– Я полагаю, герцогиня решила дождаться приезда леди и лорда Энтони в город, чтобы объявить об их бракосочетании, – сказала Куинн, прервав невеселые размышления Тессы. – Они поженились в Лестершире без всякой помпы, поскольку отец леди Энтони прикован к инвалидному креслу и не может путешествовать.

– Понимаю. – Взгляд леди Аделаиды вновь перекочевал на Тессу. – Лорд Энтони всегда был склонен помогать попавшим в затруднительное положение. Что ж, примите мои поздравления.

И, не сказав больше ни слова, леди Аделаида вышла из магазина.

– Какая наглость! – воскликнула Куинн, едва за той захлопнулась дверь. – Готова поклясться, лорд Энтони не обращал на нее никакого внимания. Я как-то видела их на одном из званых вечеров прошлым летом. Видимо, у нее богатое воображение.

Тессу так и подмывало спросить о «близости», на которую намекала леди Аделаида, но сделать это при посторонних было неловко, к тому же Куинн могла не знать всей правды.

– Думаю, я куплю эти цветы, – произнесла Тесса, едва сдерживая слезы.

Заметив это, Куинн и Сара принялись обсуждать различные мелочи, которые им еще предстояло купить, и спустя несколько минут все трое покинули магазин, весьма подавленные.

– Ради Бога, не обращайте внимания на то, что сказала леди Аделаида, – уговаривала Куинн Тессу, когда они сели в экипаж, чтобы отправиться домой. – Когда женится такой мужчина, как Энтони, всегда найдутся недовольные и разочарованные женщины. Они мечтают о красивых, желанных женихах и желаемое выдают за действительное.

Сара энергично закивала:

– Куинн права. Я слышала несколько историй о женщинах, которые выставили себя на посмешище только потому, что убедили себя, будто понравившийся им мужчина питает к ним какие-то чувства, но это просто был плод их фантазии.

– Спасибо. Спасибо вам обеим, – дрожащим голосом произнесла Тесса и попыталась улыбнуться. Она тоже мечтала об Энтони с первой же их встречи, но ее мечты стали реальностью. Но так ли это?


– Ты, должно быть, шутишь. – Маркус недоверчиво оглядел высокого жеребца с подпалинами. – Мало того, что у него скверный характер, он слишком велик для леди и к тому же уродлив. Для твоей жены совсем не годится.

Энтони улыбнулся:

– Раз он так плох, зачем же ты держишь его в своих конюшнях?

Маркус поморщился:

– Куинн увидела, что хозяин плохо обращается с ним, и настояла на том, чтобы я купил его и таким образом спас от побоев. Но думаю, она уже пожалела об этом.

– Не могу не согласиться с Маркусом, – вступил в разговор Питер. – Мы видели полдюжины коней, которые подошли бы Тессе куда больше, чем это чудовище.

Однако Энтони стоял на своем.

– Пусть сначала прокатится на этом жеребце.

– Насколько я знаю, на него ни разу не надевали дамское седло, – сказал Маркус. – Мы даже не пытались это сделать. Думаю, его стоило бы запрягать в повозку, а то и вовсе отвести на живодерню.

Однако Питер покачал головой.

– Уверен, повозку он перевернет. Я все же не понимаю тебя, Энтони. Или ты упрямишься неспроста?

– Неспроста. А теперь давайте подыщем дамское седло, которое будет ему впору.

Он не собирался рассказывать братьям, что Тесса совсем потеряла веру в себя после событий прошлого вечера, однако надеялся, что норовистый жеребец поможет ей забыть о неудачах и напомнит о том, что она обладает особым даром. Тессе необходимо отвлечься от мыслей о его родителях и неприятностях, связанных с ее появлением в обществе. Энтони был уверен, что этот жеребец как раз то, что ей нужно.

Тесса вернулась в Марленд-Хаус почти сразу после Энтони и входила в холл, сопровождаемая двумя лакеями, которые несли множество коробок и свертков.

– Похоже, у тебя неплохой улов, дорогая, – весело приветствовал жену Энтони. – Давай поднимемся наверх, покажешь мне свои обновки!

– Если… если ты хочешь.

Энтони надеялся, что поездка по магазинам поднимет Тессе настроение, но его жена выглядела подавленной.

Он дождался, пока за ними захлопнется дверь ее комнаты, и спросил:

– Что случилось? Ты переживаешь из-за денег? Я понимаю, сумма кажется тебе непомерной, ведь ты вынуждена была экономить все эти годы, но…

– Нет. Деньги, конечно, волнуют меня, но дело не в этом. Куинн сказала, что герцог и герцогиня возьмут все расходы на себя, если понадобится. – Энтони заметил, что Тесса не осмеливается поднять на него глаз.

В его душе поднялась волна раздражения.

– Мило с их стороны, – ответил он, понимая, что подобная щедрость продиктована эгоизмом. – Но в этом нет необходимости. Я, конечно, не обладатель огромного наследства, но у меня достаточно денег, чтобы купить одежду своей жене.

– Приятно, приятно это осознавать. Мне не хотелось бы оказаться в долгу у твоих родителей.

Энтони ласково погладил жену по плечу.

– Случилось что-то еще, ведь так?

Тесса долго молчала, прежде чем решилась заговорить:

– Мы… э… встретили сегодня твою знакомую. Леди Аделаиду.

– Леди Аделаиду? – Энтони потребовалось некоторое время, чтобы понять, о ком идет речь. Наконец он вспомнил бойкую брюнетку, из-за которой покинул прошлым летом Лондон раньше, чем планировал. – Вот как? И что она сказала? Она была груба с тобой?

– Куинн так показалось. Но, по-моему, ее просто ошеломило известие о нашем браке.

Энтони поморщился, вспомнив выражение самодовольства и торжества на лице леди Аделаиды, когда ей удалось вырвать у Энтони поцелуй на балу в прошлом году. Как же неосмотрительно с его стороны! Благодарение Богу, никто этого не видел, и Энтони постарался больше не оставаться с леди Аделаидой наедине. Видимо, она расценила его сиюминутную слабость как предложение.

Леди Аделаида преследовала Энтони на каждом званом вечере и даже вписывала его имя в свою карточку, как если бы он пригласил ее на танец. Энтони часто преследовали и другие леди или их мамаши, но леди Аделаида оказалась самой настойчивой. Энтони чувствовал себя лисой, чей след взяла упрямая гончая.

Уставший от леди Аделаиды и еще парочки подобных дамочек, Энтони решил уехать на север сразу же после свадьбы Маркуса, чтобы попрактиковаться в стрельбе перед началом сезона охоты на лис. Теперь же он засомневался в правильности своего решения. Неизвестно, что сочинила леди Аделаида в его отсутствие.

– Возможно, я и разговаривал пару раз с леди Аделаидой, а она вообразила невесть что, хотя я не давал ей для этого повода. Она совсем ничего для меня не значила.

– Понимаю, – тихо ответила Тесса, хотя сомнения ее не развеялись. – Куинн сказала то же самое, но ее не было в Лондоне тем летом. – Тесса снова отвела взгляд. – Леди Аделаида очень красива.

Быстро подойдя к жене, Энтони схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.

– Да, леди Аделаида очень симпатичная, как и большинство лондонских жеманниц, но в ней нет и десятой части той привлекательности, какой обладаешь ты, Тесса. Не говоря уже о том, что ты гораздо красивее, чем думаешь. Кроме того, ты обладаешь редкой твердостью характера, а для меня это гораздо важнее, чем красота.

Тесса наконец посмотрела на мужа, в ее прекрасных карих глазах блестели слезы.

– Правда? – выдохнула она.

– Правда, – решительно ответил Энтони. – Для меня ты единственная и неповторимая женщина на свете. Почему, ты думаешь, я так настаивал на том, чтобы жениться на тебе?

Тесса несколько минут вглядывалась в лицо мужа, словно пыталась прочитать его мысли. Наконец, к его облегчению, она улыбнулась:

– Спасибо, Энтони. Прости, что усомнилась в тебе.

Энтони поцеловал жену.

– Не могу отделаться от ощущения, что ты гораздо больше сомневаешься в себе, нежели во мне, Тесса. А теперь покажи, что ты купила. После этого мы выпьем чаю, и ты увидишь мой сюрприз.

Теперь Энтони был вдвойне рад, что не послушал братьев. Только этот строптивец конь мог вернуть Тессе уверенность в себе.

Самообладание вернулось к Тессе после легкого ленча и ни к чему не обязывающей беседы о нравах Лондона. Она даже на время забыла о своем беспокойстве. Герцогиня и леди Багстед делали вид, будто не замечают ее, но Тессу это не трогало, она даже была рада.

После ленча дамы удалились наверх переодеться, в это время прибыли Куинн и Сара со своими мужьями.

– Маркус сообщил, что вы подыскали для Тессы коня, но не пожелал сказать, какого именно, – произнесла Куинн.

Тесса вопросительно взглянула на мужа.

– Это и есть сюрприз, о котором ты мне говорил?

Муж кивнул.

– Давай-ка пройдем к конюшням, ты увидишь коня, а потом прогуляемся по парку.

Молодые люди подождали, пока Тесса переоденется в свой лучший наряд для верховой езды. Тот, что она заказала, должен был быть готов только через два-три дня. Все вместе они дошли до Гросвенор-сквер и свернули к конюшням, располагавшимся между Брук-стрит и Гросвенор-стрит.

– Надеюсь, вы не против того, что мы пошли пешком? – спросила Куинн, когда все шестеро подходили к конюшням лорда Маркуса. – Обычно большинство предпочитали бы ехать, даже если бы дорога заняла вдвое больше времени.

– Конечно, нет, – стараясь скрыть изумление, ответила Тесса. – У меня в поместье конюшни расположены гораздо дальше, и я хожу туда по нескольку раз в день. – Неужели жители Лондона настолько ленивы? Или же не хотят нарушать правил приличия?

– Вот мы и пришли, – объявил Энтони. – Что ты думаешь об этом жеребце, Тесса?

Она взглянула на поджарого, с подпалинами коня и заморгала. Это был самый непривлекательный жеребец из тех, что ей доводилось видеть, а прижатые уши говорили о его норовистом характере.

– Энтони! – воскликнула Куинн, прежде чем Тесса успела ответить. – Хватит шутить! Скажите, какую лошадь вы на самом деле выбрали для Тессы?

Сара, предусмотрительно державшаяся в стороне, вопросительно посмотрела на мужа, но тот лишь пожал плечами.

– Неужели Энтони выбрал именно это чудовище, Маркус?

Лорд Маркус кивнул.

– Мы пытались отговорить его, но он упорно стоял на своем. Может, объяснишь, наконец, почему, Энтони?

Тесса посмотрела на широко улыбающегося мужа.

– Думаю, Тессе доставит удовольствие брошенный мною вызов. Хотя, дорогая, если считаешь, что не справишься с ним, мы подберем тебе другую лошадь.

– Думаю, так будет лучше, – поддакнула Куинн. – Ведь этот дикарь…

– Посмотрим, что он собой представляет, – перебила ее Тесса и взглянула на коня, который навострил уши при звуке ее голоса. – К тому же он все равно оседлан.

Куинн изумленно посмотрела на Тессу и перевела взгляд на мужа.

– Как вам удалось оседлать его? – спросила она. – Я знаю, какой у него норов, Маркус, хотя, конечно, это не его вина. Прежний хозяин очень плохо с ним обращался, – пояснила она Тессе.

– Чтобы его оседлать, потребовалась помощь двух грумов и конюха, – признался лорд Маркус. – Должен сказать тебе, Энтони…

Энтони покачал головой.

– Моя жена так решила.

– Тесса, вы не должны этого делать, – взмолилась Куинн. – Он кусается и лягается. Энтони говорит, что вы прекрасная наездница, но этот конь может вам причинить вред. И я никогда себе этого не прощу.

– Куинн права. Она сама прекрасно ездит верхом, но ни за что не осмелилась бы сесть на этого дикаря.

Тесса не сводила глаз с жеребца, пытаясь оценить его настроение и присматриваясь к его осанке. Она подумала, что он быстр, хотя и не легок в ходу.

– Я ценю вашу заботу, – ответила Тесса. – Но хочу попробовать совладать с ним.

Куинн снова попыталась запротестовать, но Маркус покачал головой, и она замолчала.

– Давайте тоже сядем на коней, – предложил он. – Ты поедешь на Мефистофеле, Энтони. Для Питера и Сары грум тоже подготовил лошадей.

Пока остальные садились верхом, Тесса подошла к пегому жеребцу.

– Ну, мальчик, ты совсем не такой плохой, как о тебе думают, – нараспев произнесла она. – И тебе наверняка придется по душе прогулка по парку, не так ли?

Конь оказался совсем не таким злобным, как Нимб или Вулкан, и даже позволил Тессе положить руку ему на шею. Девушка погладила жеребца, не переставая что-то приговаривать. Тот мотнул головой и распрямил уши.

– Ну вот, – обратилась Тесса к стоявшему с открытым от удивления ртом груму. – Теперь можете его выводить.

Грум вывел коня, а Тесса пошла рядом, положив ладонь на круп жеребца. Вскоре они присоединились к остальным. Тесса с одобрением посмотрела на красивую и энергичную кобылу Куинн. Сара же восседала на спокойной низкорослой лошадке и очень нервничала.

Все, кроме Энтони, в изумлении смотрели на то, как грум помогает Тессе сесть в седло. Жеребец начал было перебирать ногами, но тут же успокоился, едва только Тесса что-то сказала ему.

– Глазам своим не верю, – выдохнула Куинн. – Но как?

Лорд Питер покачал головой.

– Похоже, ты не обманул нас, Энтони. У твоей жены действительно талант.

Польщенная похвалой, Тесса все же почувствовала смущение.

– Ну что, едем? – спросила она.

Переглянувшись, молодые люди направили лошадей в сторону Гайд-парка. Тесса старалась держаться подальше от лошадки Сары, чтобы не нервировать свою неопытную свояченицу, Куинн оказалась куда смелее и вскоре поравнялась с пегим жеребцом.

– Энтони рассказал Маркусу, что вы обладаете удивительным даром усмирять диких лошадей, но я сочла, что ваш муж просто ослеплен любовью, – сказала девушка. – А теперь вижу, что ошибалась. Как вам удалось научиться этому?

Пока они ехали по запруженным улицам Мейфэра, Тесса рассказывала свояченице о способностях своей матери и своих собственных.

– Так что в этом нет моей особой заслуги, – произнесла девушка.

– Да, но вы научились правильно использовать свой дар, – возразила Куинн. – Есть люди, отлично разбирающиеся в цифрах. Но одни из них употребляют свои способности на пользу дела, а другие подделывают бухгалтерские книги для личной выгоды. Этот жеребец выглядит весьма счастливым.

Тесса улыбнулась, хотя сравнение, приведенное Куинн, взволновало ее. Совсем недавно она тоже использовала свой дар в корыстных целях. Конечно, она никогда больше не станет делать ничего подобного. И все же ее дар принес ей немалую пользу.

В Гайд-парке было так же многолюдно, как и на улицах. Очевидно, многие горожане решили воспользоваться хорошей погодой. Энтони объяснил Тессе, что в самый разгар сезона им вряд ли удалось бы проехать по аллеям парка, особенно около пяти часов вечера. Сейчас же многие предпочитали приезжать в парк раньше, так как дни становились короче и холоднее.

Тесса едва скрывала разочарование от того, что ей приходилось сдерживать коня, который жаждал пуститься в галоп, но она понимала, что и так уже привлекла к себе всеобщее внимание. Проезжающие мимо господа поворачивали головы в ее сторону, и до ушей Тессы доносились обрывки разговоров.

Некоторые замечания были весьма лестны. Девушка не раз слышала, как кто-то из джентльменов произносил:

– Прекрасная посадка.

Однако леди предпочитали посмеиваться ей вслед и отпускать едкие замечания типа: «Какая уродливая лошадь» или «Эта амазонка безнадежно устарела».

Тесса надеялась, что Энтони ничего не заметил, ведь он понял, что ей необходим этот вызов, чтобы избавиться от хандры. И все же ей казалось, что она в своей старой амазонке на странного вида лошади нанесет ущерб положению Энтони в обществе.

Они сделали два круга по парку, вернее, она, Энтони, Куинн и Маркус, в то время как Сара с мужем проделали только один. Они уже собирались возвращаться домой, когда Тесса заметила леди Аделаиду, восседающую в элегантном желтом фаэтоне.

– О, лорд Энтони, – воскликнула она. – Как необычно видеть вас в Лондоне в разгар охотничьего сезона. Неужели вам было так скучно на охоте? – Она бросила взгляд на Тессу и снова посмотрела на Энтони.

Энтони свесился с седла, сжав губы.

– Вовсе нет, леди Аделаида. Просто мне хотелось привезти жену в город на несколько дней. Насколько мне известно, вы уже встречались?

Леди Аделаида была поражена. Видимо, не ожидала, что Тесса расскажет мужу об их встрече. Но ее смущение быстро прошло, и она одарила Энтони сногсшибательной улыбкой.

– Конечно. Я уже поздравила леди Энтони и теперь хочу поздравить вас. Ваша жена очень необычная.

Она надменно оглядела одеяние и коня Тессы, и та густо покраснела. На Энтони же это не произвело ни малейшего впечатления.

– Вы правы, леди Аделаида. Она не только необычна: С ней не может сравниться ни одна из знакомых мне леди. Уверен, и вы, и остальные представители высшего общества согласятся со мной, когда узнают ее получше.

Слова Энтони согрели душу Тессы. Глаза леди Аделаиды недобро блеснули.

– Вот как? Что ж, посмотрим. Всего хорошего, лорд Энтони. – И она велела кучеру ехать дальше.

– Какая неприятная женщина! – воскликнула Куинн. – Право, Энтони, не понимаю, что вы могли в ней найти.

– Ровным счетом ничего, – поморщившись, ответил Энтони, и Тесса ощутила, как по ее спине пробежал холодок. Очевидно, между ним и леди Аделаидой что-то было, хотя он и уверял ее в обратном.

– Вы ведь не позволите ревности отравить ваши отношения, Тесса? – спросил Питер, подъехав к девушке. – Куинн и Сару тоже донимали местные сплетницы, однако они не сломались, а только стали сильнее. Уверен, что и вы это переживете.

Тесса улыбнулась:

– Спасибо на добром слове, лорд Питер. Попробую доказать, что вы правы.

– А теперь, думаю, нам пора возвращаться, – произнес лорд Маркус. – Уже поздно, да и дождь собирается.


– О, миледи, – восхищенно выдохнула Салли, закончив вплетать в прическу своей госпожи искусственные листья. – Вы выглядите словно принцесса из сказки. Вы затмите всех этих знатных леди, вот увидите.

– Не знаю, не знаю, Салли, но все равно спасибо. – Тесса оглядела свое отражение в зеркале с некоторым трепетом и облегчением.

Платье из парчи золотисто-кремового цвета с отделкой цвета ржавчины сидело на ней как влитое, а красные и золотые листья в волосах выгодно подчеркивали его теплый цвет. Ни на одном из ее платьев еще не было столь низко вырезанного лифа, и теперь приподнятая с помощью нового корсета грудь Тессы казалась весьма соблазнительной. Грудь и плечи девушки были нежного кремового цвета, а загар на лице Салли замаскировала с помощью пудры.

Она действительно выглядела намного лучше, чем ожидала. Возможно, она и впрямь не подведет Энтони на балу сегодня вечером.

Последние несколько дней оказались настолько насыщенными, что у Тессы просто не осталось времени на тревоги и сомнения, но теперь она вспомнила, как важен сегодняшний вечер. Герцогиня ясно дала понять, что положение Тессы в обществе будет напрямую зависеть от того, как ее примут на балу.

– Вы новый член нашей семьи, поэтому внимание к вам не будет ослабевать ни на минуту, – сказала герцогиня. – Думаю, вы прекрасно понимаете, чего от вас ожидают и как следует себя вести.

Члены новой семьи приложил и все силы к тому, чтобы подготовить Тессу к балу. Энтони пригласил пианиста, чтобы обучить Тессу танцам. Леди Багстед детально проинструктировала девушку, каких людей следует избегать, а с какими быть приветливой и дружелюбной. Куинн и Сара обучали Тессу манерам, но гораздо важнее для нее была их дружба и поддержка. И все же Тесса чувствовала, что не готова к предстоящему испытанию.

Энтони со своим старшим братом стояли у подножия мраморной лестницы, ожидая своих жен. Разговор не клеился, потому что братья были слишком разными и не знали, о чем говорить. Роберт совсем не интересовался охотой и лошадьми, а Энтони – политикой и недавними скандалами.

В который раз он благодарил судьбу за то, что ему не придется наследовать состояние и титул отца, когда легкий шорох заставил его поднять глаза. У него перехватило дыхание, даже Роберт перестал бубнить и на мгновение лишился дара речи.

По лестнице спускалась Тесса – сверкающая в золотисто-кремовом парчовом платье с подобранными на затылке волосами цвета меда с вплетенными в них листьями, подчеркивающими необычный цвет платья. Никогда в жизни Энтони не видел ничего более прекрасного. Но когда молодая женщина спустилась, в ее глазах мелькнула неуверенность, и Энтони поспешил подать ей руку.

– Ты великолепна, дорогая, словно прекрасная лесная нимфа.

К удивлению Энтони, Роберт произнес:

– Чудесное платье, леди Энтони. Право, чудесное.

Вслед за Тессой спустились герцогиня и леди Багстед.

– Что такое, лорд Багстед? – произнесла его жена. – О да. Очень мило, леди Энтони. Что скажете, ваша светлость?

Поднеся к глазам лорнет, герцогиня оглядела невестку с головы до ног.

– Вполне удовлетворительно. Листья – чудесная находка. Это идея вашей служанки?

– Вообще-то это придумала леди Питер, ваша светлость, – ответила Тесса.

Лакей объявил о том, что карета подана, и из библиотеки вышел герцог. При взгляде на Тессу его брови поползли вверх, и он одобрительно кивнул, не произнеся при этом ни слова. Но и этого проявления внимания было достаточно после всех его критических замечаний в адрес невестки.

Держа жену за руку, Энтони проводил ее до кареты с твердым намерением сделать этот вечер незабываемым для нее. Он постоянно вспоминал их разговор в заброшенном лесном доме – он казался теперь таким далеким и нереальным – и ее грусть, с которой она говорила о поездке в Лондон. Сегодня Тесса должна блистать.

Карета подкатила к крыльцу зала приемов Святого Джеймса, где лорд и леди Туайфорд устраивали бал. Энтони почувствовал, как напряглась его жена, выглядывавшая из окна на прибывающих гостей в необыкновенно элегантных, сверкающих нарядах.

– Ты всех затмишь, – ободряюще прошептал Энтони на ухо Тессе. Он заметил, как она сглотнула, а потом сжала его руку и решительно вздернула подбородок.

Кучер открыл дверцу кареты и помог выйти дамам. Сначала он подал руку герцогине, затем леди Багстед и, наконец, Тессе. Пары встретились у подножия лестницы и последовали к дверям.

На верхних ступенях великолепной мраморной лестницы гостей встречали лорд и леди Туайфорд. На этот раз, когда Тесса опустилась в реверансе, Энтони подал ей руку. Ее благодарная улыбка пробудила в нем чувство вины за ее фиаско в первый же вечер их пребывания в Лондоне.

– Ну, теперь худшее позади, – пробормотал он, когда они вошли в ярко освещенную залу. – Мы будем общаться с гостями, танцевать и отвечать на комплименты, которые, несомненно, посыплются на тебя как из рога изобилия.

Тесса с сомнением посмотрела на мужа.

– Тебе легко говорить, а я никогда не делала ничего подобного. Во всяком случае, не в таком обществе. Здесь так красиво, – добавила Тесса, с благоговением осматриваясь. – Даже не представляла себе, что в ноябре может быть такое количество тепличных цветов. А свечи… их, должно быть, тысячи.

– Я рад, что тебе нравится, – ответил Энтони, увлекая жену в глубь залы. Как они предсказывал, к ним постоянно подходили знакомиться люди, хотя большинство из них уже знали, кто такая Тесса, из сообщений в утренних газетах.

– Очаровательна, – еле слышно произнесла леди Джерси, когда Тесса ответила на ее приветствие. Другие влиятельные дамы и джентльмены тоже выражали свое одобрение и восхищение, говоря Энтони, что он, должно быть, очень счастлив иметь такую красавицу жену.

– Вот видишь? – прошептал Энтони. – Ты пользуешься успехом.

Музыканты начали настраивать инструменты, готовясь заиграть первый танец, и Энтони вывел жену в центр зала.

– Сначала менуэт, – напомнил он. – У тебя прекрасно получится, мы ведь тренировались дома.

Тесса нервно кивнула, когда они с Энтони встали в первом ряду.

Внезапно рядом раздался голос, которого Энтони надеялся не услышать сегодня вечером.

– А, леди Энтони, – воскликнула леди Аделаида, подходя к Тессе вместе с какой-то смутно знакомой дамой. Обеих сопровождали кавалеры. – Хотела представить вам мою приятельницу, мисс Поррингтон.

Энтони едва не вы ругался при звуке этого имени, а Тесса повернулась к незнакомке с настороженной улыбкой.

– Ужасно хотелось познакомиться с вами, леди Энтони, – сказала мисс Поррингтон. – В своих письмах мой брат упоминал некую мисс Ситон. Ведь именно так вас звали до замужества?

– Да, – ответила Тесса, и Энтони с гордостью заметил, с каким достоинством держится его жена.

Дамы захихикали.

– Значит, все, что говорила Пенелопа, правда. – Глаза леди Аделаиды злобно блеснули, когда она вкрадчиво продолжала: – Я имею в виду то, что поместье вашего отца пребывает в запустении и что ваша мать… – она изящно повела плечами, – простолюдинка. Дочь тренера лошадей!

– Совершенно верно, – поддакнула мисс Поррингтон, – по словам моего брата, вы часто выезжали на охоту вместе с джентльменами – этими дикими жителями Мелтона, о которых мы так много слышали. Скажите, леди Энтони, каково это, попирать общепринятые правила? Вы вообще понимаете разницу между приличным и неприличным поведением?

Не дожидаясь ответа, обе дамы громко рассмеялись и пошли прочь. Энтони понимал, что репутации Тессы нанесен непоправимый урон. Леди, стоявшая справа от Тессы, вопросительно посмотрела на нее, а джентльмен рядом с Энтони подал руку своей жене и увел ее на противоположную сторону зала.

Гости стали один за другим поворачиваться в их сторону, а весть о происхождении леди Энтони распространилась по залу стремительнее лесного пожара.

Глава 20

От неожиданности краска отлила от лица Тессы; Даже у нее дома правда вызвала бы недоумение и осуждение, здесь же, в Лондоне, это был настоящий скандал. Тесса бросила растерянный взгляд на Энтони, который с побагровевшим от ярости лицом смотрел вслед леди Аделаиде и мисс Поррингтон. Едва заиграла музыка, как девушка принялась бормотать извинения.

Однако Энтони жестко посмотрел на жену.

– Танцуй, – приказал он.

Сбитая с толку, Тесса безропотно подчинилась.

К счастью, менуэт был знаком ей с самого детства, и танцевала она довольно легко. Однако когда пожилая дама в тюрбане бросила на нее гневный, презрительный взгляд, Тесса с трудом удержалась, чтобы не потерять равновесие. Она была уверена, что все взгляды устремлены на нее. Все осуждали и порицали ее.

Когда музыка стихла, к Тессе подошли герцогиня Марленд и леди Багстед. Обе еле заметно дрожали от гнева.

– Что за чушь несет леди Аделаида? – Герцогиня перевела взгляд с Тессы на Энтони. – Надеюсь, это неправда, и все же она не могла такое придумать.

– А что именно вы услышали, мама? – с завидным спокойствием поинтересовался Энтони.

Тон сына охладил решительность герцогини, и та растерянно заморгала.

– Она говорит, будто мать леди Энтони – дочь тренера лошадей. Я думала, он был землевладельцем, благородным джентльменом, но леди Аделаида утверждает, что он простолюдин.

– Это правда, ваша светлость, – сказала Тесса. – Мой дед со стороны матери работал тренером лошадей у моего деда со стороны отца. Землей не владел.

Обе достопочтенные леди едва не задохнулись от ужаса.

– А как насчет другой истории? – настойчиво продолжала расспросы леди Багстед. – Неужели вы принимали участие в охоте на лис?

– Принимала, – ответил вместо жены Энтони. – И имела большой успех, должен сказать. Я не понимаю…

– Помолчи, Энтони, – прервала сына герцогиня. – Ты, конечно, редко бываешь в городе и не можешь знать, что подобное поведение здесь совершенно неприемлемо, даже если в сельской местности на него смотрят сквозь пальцы.

Леди Багстед энергично закивала.

– Сейчас начнется следующий танец, – вдруг сменила тему герцогиня. – Мы должны себя вести как ни в чем не бывало, а потом решим, что можно сделать. Ты очень разочаровал меня, Энтони, вы оба. Постарайтесь не скомпрометировать нашу семью еще больше. – С этими словами герцогиня повернулась и удалилась, сопровождаемая леди Багстед.

Тесса судорожно сглотнула, чувствуя, как слезы закипают в глазах.

– Энтони, я… – начала она, но муж покачал головой.

– Это не твоя вина, Тесса. Мне стоило предусмотреть это, предупредить тебя и… Мне жаль. – Он выглядел рассерженным и несчастным, и Тесса ни минуты не сомневалась, что причиной тому она, что бы он ни говорил. – Последуем совету моей матери. Будем танцевать, будто ничего не случилось. Иного выхода у нас нет.

Взяв жену под руку, Энтони вновь вывел ее в центр зала, не обращая внимания на любопытные и возмущенные взгляды. Тесса следовала за мужем, стараясь ничем не выдать охватившего ее смятения. Однако ее сердце сжималось от боли за Энтони. Скорее бы вернуться домой, в Уитстоун. Теперь у Энтони наверняка пропадет охота ездить в Лондон.

Но внезапно по спине Тессы пробежал холодок. А что, если Энтони будет ездить в Лондон один, без нее? Пожалуй, это самый лучший выход из положения.

Следующий танец оказался более сложным и потребовал внимания Тессы, которая двигалась вдоль линии танцующих от джентльмена к леди и назад. Кое-кто из гостей сочувственно и вежливо кивал, остальные же – в основном леди – отказывались даже касаться Тессы, когда того требовал танец, предпочитая держаться от нее на расстоянии.

Вальс дал Тессе некоторую передышку, потому что смотреть ей нужно было исключительно на Энтони. На его лице отчетливо читал ось напряжение.

– Может быть, уедем пораньше? – спросила Тесса.

– Мы не можем, – ответил Энтони. – Прибыл принц-регент, и пока он не уедет, никто не может покинуть бал.

Тесса огляделась, помимо воли охваченная возбуждением от мысли, что принц находится где-то рядом.

– О, я не знала. А кто из них принц?

Энтони кивнул.

– Вон тот крупный мужчина в парадной форме.

Тесса с благоговением посмотрела на тучного монарха. Невероятно! Она, простая деревенская девушка, рядом с особой королевской крови! Неудивительно, что собравшихся оскорбляет ее присутствие здесь.

Когда они подошли к накрытым столам, Тесса поняла, что остальные члены семьи обсуждают скандальную новость. Куинн, Сара и их мужья тепло приветствовали Тессу, в то время как остальные четверо были мрачнее тучи.

– Не представляю, о чем только ты думал, Энтони, – обратился к брату лорд Багстед. – По крайней мере, ты мог бы нас предупредить, чтобы мы подготовились.

Энтони гневно взглянул на брата.

– Хочешь сказать, что отец еще не знает всю подноготную моей жены? Я поражен. – Он посмотрел на герцога.

– Я знаю о ее происхождении, – признался герцог без тени смущения. – Однако не предполагал, что это станет известно всем за столь короткий срок. У меня, правда, не было времени, чтобы узнать о финансовом состоянии ее поместья и о ее непристойном поведении, ты ведь намеренно – я в этом ничуть не сомневаюсь – сообщил нам о своей женитьбе в самый последний момент.

Тесса посмотрела на мужа, который лишь пожал плечами и упрямо сжал губы.

– А теперь я узнаю, что леди Энтони была помолвлена со своим кузеном всего за несколько дней до вашей свадьбы, – продолжал герцог. – Это тоже нарушение всех правил приличия.

Леди Багстед прищелкнула языком и обратила осуждающий взгляд на Тессу.

– И что же нам теперь делать, ваша светлость?

– Завтра я увезу Тессу из города, – внезапно сказал Энтони. – Я не хочу, чтобы ее оскорбляли еще больше, тем более члены моей семьи.

– Да. Думаю, так будет лучше всего, – согласилась герцогиня. – Пусть разговоры немного утихнут. К весне общество забудет об этом, увлеченное новым скандалом.

Тесса испытала облегчение, унижение и чувство вины отступили. Однако лорд Питер покачал головой.

– Нет, мы не можем так поступить, – заявил он.

– Но… – нахмурился лорд Багстед.

– Вы что, не понимаете? – продолжал лорд Питер. – Убежать – значит признать, что сплетники правы. Что мы действительно стыдимся прошлого Тессы. Мы же Нортропы. И должны играть по своим, а не по чужим правилам.

Герцог кивнул:

– Пожалуй, ты прав. Конечно, я бы предпочел, чтобы правда о леди Энтони выяснилась менее скандальным образом, но раз уж так сложилось, мы не можем позволить нашим недругам использовать ее против нас. Политическая обстановка такова…

– Совершенно верно, – перебил отца лорд Питер, глядя на остальных.

Первой подала голос Сара:

– В конце концов, мое происхождение немногим лучше, чем у Тессы.

– А я вообще американка, – присовокупила Куинн. – И, тем не менее, общество меня приняло.

Однако Энтони стоял на своем:

– Я не хочу, чтобы мою жену оскорбляли. Я обязан ее защитить. – Он взял Тессу за руку.

– И все же Питер прав, – возразил герцог тоном, не терпящим возражений. – Энтони и его жена останутся в Марленд-Хаусе до тех пор, пока общество не примет ее.

Тесса была в отчаянии. На это могут уйти недели, даже месяцы. А если общество вообще не примет ее? Неужели ей никогда не позволят вернуться в Уитстоун к отцу? Она умоляюще посмотрела на Энтони, но тот лишь нахмурился.

– Принц-регент наверняка уедет после ужина, – сказал·Питер. – Тогда и мы сможем удалиться. Завтра воскресенье, и у нас будет время решить, как превратить постигшую нас сегодня неудачу в успех для Тессы и семьи в целом.


– Прости, Тесса. Знаю, я обещал, что мы останемся всего на несколько дней.

В начале третьего ночи Энтони пришел в спальню Тессы, после того как ее служанка и его слуга помогли своим хозяевам снять вечерние наряды. Тесса очень достойно держалась в последние часы на балу и по дороге домой. Теперь же Энтони чувствовал, что ее истинные чувства вот-вот вырвутся на волю.

Девушка попыталась улыбнуться, однако в ее усталых глазах читалось напряжение.

– Это не твоя вина, Энтони. Если Питер прав, глупо покидать Лондон сейчас, хотя я бы дорого отдала, чтобы оказаться дома. Жаль, ты не поверил мне, когда я говорила, что никогда не стану частью твоего мира.

Энтони захлестнуло чувство вины. Он подвел Тессу, и теперь она вынуждена страдать из-за его упрямства и самоуверенности.

– Я во всем виноват. – Он сжал плечи жены сквозь тонкий атлас ее пеньюара. – Мне не стоило привозить тебя сюда, отрывать от места, где ты была счастлива. Я осложнил твою жизнь, Тесса, и мне нет прощения.

Девушка нежно провела кончиками пальцев по подбородку мужа.

– Надо было сделать меня своей любовницей, тогда мы были бы гораздо счастливее.

– Нет. – Энтони отдернул руки. – Я никогда еще не был так счастлив.

Однако улыбка Тессы по-прежнему оставалась печальной.

– Спасибо на добром слове, Энтони. Но если даже ты сказал правду, не уверена, что этого достаточно. Из-за меня ты вынужден будешь пропустить окончание охотничьего сезона. Сколько еще неудобств и неприятностей я тебе причиню? И как долго ты сможешь это терпеть?

– Неужели ты думаешь, что для меня все это важно? – Но для него это было действительно важно. И он это знал. И все же он не колеблясь расстанется с милыми его сердцу привычками, если это сделает Тессу счастливее.

– Меня больше волнуешь ты и твой отец. Я знаю, ты переживаешь из-за того, что вынуждена отсутствовать дольше, чем планировала. Завтра я напишу письмо и сообщу Рашу и леди Киллерби…

– Уверена, что с папой все будет в порядке, – произнесла Тесса, хотя эти слова дались ей с усилием. – Он тоже не захотел бы, чтобы я сбежала, не завоевав доверия и уважения общества.

Энтони коснулся распущенных волос жены, ниспадавших на плечи.

– Просто я не хочу видеть, как тебе причиняют боль.

– Разве не ты убеждал меня в том, что не стоит сдаваться и выказывать страх? – спросила Тесса, упрямо вздернув подбородок и заглянув мужу в глаза. – Так я и поступлю. Только теперь мне предстоит выдержать натиск целого табуна лошадей.

– Ты поразительная женщина! – Сердце Энтони переполняли гордость и любовь. – Ты победишь их, ничуть в этом не сомневаюсь. Точно так же, как победила меня. – Он привлек жену к себе и запечатлел на ее губах поцелуй.

Сначала Тесса отвечала охотно и страстно, но когда Энтони подвел ее к постели, покачнулась. Не желая утомлять жену, Энтони еще раз поцеловал ее и откинул с постели покрывало.

Смущенно и полусонно взглянув на Энтони, Тесса закуталась в одеяло. Заботливо подоткнув его со всех сторон, Энтони поцеловал жену в лоб.

– Поспи, Тесса. Утро вечера мудренее. – Энтони вышел и вернулся к себе в спальню.


Когда Тесса проснулась, солнце уже вовсю светило в окно. Оно отбрасывало полосы света на кровать и, отражаясь от зеркала на туалетном столике, ярким овалом падало на противоположную стену. Тесса огляделась, пытаясь определить, который час и куда делся Энтони.

Внезапно она вспомнила все, что случилось накануне: залитый тысячами свечей зал, вечер, который начинался так чудесно и закончился скандалом, разговор с мужем и то, как тот неожиданно потерял интерес к поцелуям. А может, ей просто показалось?

Однако взгляд, брошенный на кровать, подтвердил, что Энтони провел ночь в своей спальне. Сев на постели, Тесса закусила губу, стараясь справиться с охватившим ее разочарованием. Впервые с момента венчания они не…

Отбросив эту мысль и не позволяя ей разрастись до невероятных размеров, девушка быстро встала с постели. Она устала. Энтони тоже. И все же его отсутствие в ее спальне показалось ей дурным знаком. Как повлияют события предыдущего вечера на их брак?

Раздался стук в дверь, и в спальне возникла Салли с подносом в руках, на котором дымились тосты и чашка с горячим шоколадом. Небывалая роскошь, но сегодня она совсем не радовала Тессу.

– Я подумала, что вы захотите слегка перекусить, миледи, – пояснила служанка, ставя поднос на низенький прикроватный столик. – Или сначала оденетесь?

Тесса отхлебнула шоколад, но он показался ей приторным.

– Который час, Салли?

– Почти одиннадцать, миледи. Но лорд Энтони просил не будить вас. Только что приехала леди Маркус. Она спрашивает, не хотите ли вы поехать на прогулку, вот я и принесла поднос с едой на тот случай, если вы уже встали. Леди Маркус сказала, что после воскресной службы самое время проехаться верхом по парку. Хотя службу вы все равно проспали.

Удивленная тем, что уже так поздно, Тесса поняла, что поспать ей было просто необходимо. Решение пришло быстро.

– Беги вниз и скажи леди Маркус, что я спущусь через несколько минут, а потом возвращайся и помоги мне надеть мою новую амазонку. – Прогулка верхом – вот что ей необходимо, чтобы избавиться от одолевавших ее сомнений и обрести веру в себя.


– До сих пор удивляюсь, как вам удалось справиться с этим жеребцом, – сказала Куинн, когда девушки подъезжали к воротам парка. – Мне с трудом удалось вывести его из конюшен, чтобы он не покусал мою Бурю. – Девушка похлопала свою кобылу по холке.

Тесса улыбнулась, стараясь не думать о том, что Энтони не изъявил желания поехать с ними в парк. Она успокаивала себя тем, что он предоставил им с Куинн возможность обсудить свои женские проблемы, хотя Тессу эти проблемы никогда не интересовали.

– Мне кажется, сегодня он ведет себя гораздо спокойнее, вы не находите? – спросила Тесса.

– О да. Раньше я не осмелилась бы даже подойти к нему. Просто удивительно. Вы проскакали на нем меньше часа, и его словно подменили. Вам не хотелось бы тренировать лошадей?

Тесса бросила на девушку подозрительный взгляд, но та говорила вполне серьезно.

– Вообще-то я много лет мечтала об этом, но знала, что отец не позволит. Вы только представьте, какой скандал разразился бы в обществе.

– Фу, – облегченно выдохнула Куинн. – На мой взгляд, общество придает слишком большое значение подобным мелочам. Но во мне говорит мое американское воспитание. Мой отец тоже требовал от меня соблюдения правил приличия. Только я не всегда подчинялась, – добавила девушка, озорно подмигнув Тессе.

– Я тоже, – призналась та. – Вообще-то… – Тесса осеклась, не желая рассказывать о том, что ее непослушание привело к браку с Энтони. Тогда ей пришлось бы признать, что при других обстоятельствах Энтони, возможно, не женился бы на ней.

К счастью, появление леди Багстед отвлекло внимание Куинн. Почтенная леди как раз въезжала в ворота парка в высоком темно-зеленом фаэтоне, которым правила сама. Рядом с ней сидел маленький мальчик.

– Добрый день, миледи, – весело приветствовала ее Куинн. – Здравствуйте, Уильям. Решили покататься с мамой в этот воскресный день? Вы так подросли!

Мальчик широко улыбнулся, однако мать не разделяла его радости.

– Лорд Нортинг, с вашего позволения. Я не знала, что вы с леди Энтони собирались сегодня в парк. – Она огляделась по сторонам. – Мне кажется, будет лучше, если вы не станете разговаривать слишком долго со мной или моим сыном до тех пор, пока мы не поймем, действует ли план лорда Питера.

– Боитесь пагубного влияния, миледи? – с сарказмом спросила Куинн, бросив взгляд на Тессу.

Однако та внимательно смотрела на лошадей леди Багстед – великолепную пару гнедых. Тот, что стоял слева, беспрестанно вскидывал голову, раздраженно прижимал уши и выкатывал глаза при каждом громком звуке. Второй был спокойнее, однако казался весьма норовистым.

Судя по темпераменту обоих гнедых, худшей пары для дамского фаэтона нельзя было вообразить.

– Вы часто запрягаете этих коней вместе, миледи? – перебила Тесса леди Багстед, разглагольствующую о том, как знакомство с Тессой может повлиять на ее положение в обществе.

Услышав вопрос, женщина растерянно заморгала.

– Нет. Я купила их на прошлой неделе. Разве не чудесная пара? – Она бросила критический взгляд на жеребца Тессы.

– Да, лошади очень красивы. Но они не причиняли вам беспокойства по дороге в парк? – поинтересовалась Тесса.

– Нас привез сюда грум, – ответила леди Багстед. Тесса заметила у ворот грума из конюшен Марленд-Хауса. – А потом поводья взяла я. Как обычно. Это очень модно теперь. Впрочем, откуда вам это знать.

Тесса вопросительно посмотрела на обеспокоенного грума, но тот лишь, пожал плечами.

– Простите, миледи, но я не могу отделаться от ощущения, что этой парой очень трудно управлять, особенно леди. Принимая во внимание, что Уильям…

– Лорд Нортинг, – огрызнулась леди Багстед. – Я хочу, чтобы он с детства привыкал к своему титулу и положению наследника состояния. И вообще, как вы смеете давать мне советы?

Тесса залилась краской, услышав этот укор, однако здравый смысл подсказывал, что следует предпринять еще одну попытку.

– Я думаю лишь о безопасности вашего сына, миледи, и вашей безопасности тоже. Если эти лошади…

– А теперь вы еще критикуете мое умение править лошадьми? – оскорбилась леди Багстед. В парке становилось весьма людно, и некоторые из его посетителей начали с любопытством поглядывать в их сторону. – Всего хорошего, леди Энтони.

Щелкнув кнутом, леди Багстед пустила коней рысью, не обращая внимания на то, как покачнулся фаэтон, когда одна лошадь тронулась с места быстрее другой. Сдвинув брови, Тесса посмотрела им вслед.

– Глупая женщина, – пробормотала она. – Наверное, мне стоило…

– Вы сделали все, что в ваших силах, – заверила подругу Куинн. – О Боже! Смотрите!

Тесса обернулась. Когда фаэтон приблизился к Серпентайну, с поверхности воды с шумом взлетели два лебедя. Гнедой, запряженный слева, неистово заржал и попытался попятиться, заставив своего напарника тянуть в противоположном направлении. Фаэтон накренился и закачался.

– Скорее, Тесса! – воскликнула Куинн. – Возможно, вам удастся…

Она не договорила, потому что Тесса уже пришпорила жеребца и пустилась в галоп. Однако прежде чем она успела достигнуть фаэтона, леди Багстед совершила очередную глупость, пустив в ход свой кнут. Кони обезумели.

Громко выругавшись, Тесса еще раз пришпорила своего жеребца. Люди и лошади шарахались в стороны от раскачивавшегося фаэтона, несущегося по аллее. Он заваливался то на одно колесо, то на другое, грозя перевернуться.

– Давай, мальчик, мы должны это сделать, – крикнула Тесса коню, и тот увеличил скорость. Вскоре окружающим стало казаться, что конь летит над дорогой, стремительно сокращая расстояние между собой и фаэтоном. Теперь конь несся бок о бок со взбесившейся парой гнедых.

– Ближе, ближе, – напевала Тесса.

Повинуясь натянутым поводьям и изгибу тела своей наездницы, конь приблизился к гнедому, от которого его теперь отделял всего лишь фут или два. Жалея, что не сидит верхом по-мужски, Тесса наклонилась, насколько позволяло дамское седло, чтобы схватить гнедого за уздечку. Тот попытался вырваться, но девушка держала крепко, в то время как ее жеребец послушно скакал, не сбавляя скорости.

– Успокойся, успокойся, все в порядке, – крикнула Тесса гнедому, вложив в голос все свои способности и не обращая внимания на охвативший ее страх. Если бы только она смогла положить руку на шею коня!

Несмотря на то, что фаэтон продолжал угрожающе раскачиваться из стороны в сторону, гнедой немного успокоился и перешел на легкий галоп.

– Вот так лучше, гораздо лучше. Ты просто молодец, – напевно говорила Тесса, стараясь перекричать громкий топот копыт. Наклонившись еще больше и едва не вывалившись из седла, она, протянув руку, коснулась челюстей коня и погладила их.

– Успокойся, ну, успокойся, вот так, – приговаривала она. Конь перестал закатывать глаза и перешел на рысь, останавливая тем самым и своего напарника. Вскоре фаэтон встал на оба колеса и почти перестал раскачиваться. Несмотря на то, что опасность миновала, Тесса не убирала руки с морды коня и продолжала приговаривать, пока кони не остановились.

Только теперь, она поняла, что почти съехала со своего собственного седла и в любой момент могла свалиться на землю. И все же она дождалась, пока какой-то джентльмен на черном коне подхватил поводья гнедых, и только после этого попыталась распрямиться.

– Спокойно, мальчик, – пробормотала она своему жеребцу на ухо, прежде чем ей удалось вскарабкаться в седло. – Может, ты и уродлив, но благородства в тебе хоть отбавляй, – добавила она и с благодарностью потрепала коня по шее.

Она вздохнула с облегчением, когда восхищенные возгласы заставили ее оглядеться вокруг. Ее обступила толпа, все аплодировали и улыбались. Пораженная, Тесса посмотрела на сидящих в фаэтоне. Леди Багстед прижимала к себе Уильяма и истерически рыдала. Мужчина, державший гнедых под уздцы, слегка пожал плечами и передал поводья запыхавшемуся груму ее светлости.

– Троекратное ура в честь героини! – выкрикнул мужчина. Толпа тотчас же подхватила его возглас, чем повергла Тессу в смущение. По крайней мере, они не знали, кто она такая.

Вскоре подъехала Куинн, бледная как полотно после пережитого ужаса.

– Троекратное ура в честь леди Энтони! – выкрикнула она.

– Леди Энтони! – заревела толпа. – Ура леди Энтони! Гип-гип-ура!

Лицо Тессы горело, она не знала, куда девать глаза. А потом услышала, как у нее за спиной маленький Уильям подхватил восторженное приветствие. Слава Богу, ей удалось остановить фаэтон вовремя. Оглянувшись, чтобы улыбнуться мальчику, Тесса заметила, что леди Багстед вытирает слезы.

Дородная маркиза прерывисто вздохнула, и ее дрожащие губы тронула улыбка.

– Гип-гип-ура! – повторила она вслед за толпой.

Глава 21

Новость достигла Марленд-Хауса еще до того, как Тесса, Куинн и леди Багстед успели вернуться. Запыхавшийся лакей, начисто забывший о протоколе, ворвался в библиотеку, где Энтони, его братья и герцог обсуждали дела.

– Прошу прошения, ваша светлость, но я подумал, что вы непременно захотите это услышать, – выпалил лакей. – Я бежал с поручением в Парк-лейн и услышал какой-то шум у Гросвенор-Гейт. Не пройдет и часа, как об этом будет знать весь Лондон.

– Что? Что будет знать? Говори, – потребовал герцог.

– Леди Энтони спасла жизнь леди Багстед и маленькому лорду Нортингу. Говорят, что она своими собственными руками остановила лошадей, которые понесли экипаж. Они скоро будут дома и сами обо всем расскажут.

В этот момент Энтони услышал шум в холле. Вскочив, он побежал вниз, братья и герцог, позабыв о чувстве собственного достоинства, последовали за ним.

– Тесса! С тобой все в порядке? – воскликнул молодой человек, когда в холле под руку с Куинн появилась его растрепанная жена.

Тесса оцепенело посмотрела на мужа, в то время как Куинн широко улыбалась.

– В порядке! Лорд Энтони, ваша жена – самая храбрая женщина из тех, что мне приходилось встречать!

Пока Энтони недоуменно смотрел на женщин, мимо него протиснулся Роберт.

– Это не важно. Где Огаста? А Уильям? Уильям жив?

– Что здесь происходит? – спросила спускающаяся по лестнице герцогиня, чем смутила присутствующих еще больше. – Почему все так кричат? Это просто…

– Огаста! – воскликнул Роберт, перебив мать. Он обнял сначала жену, поддерживаемую под локоть грумом, а затем сына. Никогда еще Энтони не видел проявления таких искренних чувств со стороны своего старшего брата.

– С вами все в порядке?

Леди Багстед кивнула. На ее искаженном от ужаса лице виднелись следы недавних слез.

– Да, да, с нами все в порядке благодаря леди Энтони. О, Роберт, я так испугалась. – Леди Багстед бросилась в объятия мужа.

– Папа, это было так интересно, – послышался тоненький голосок Уильяма. – Лошади понесли, фаэтон начал раскачиваться, мама закричала! А потом нас догнала леди Энтони на коне, схватила наших лошадей за поводья, и они успокоились. Просто чудо какое-то! Все люди начали кричать и аплодировать, а потом мы вернулись домой.

Все повернулись к Тессе, неловко переминающейся с ноги на ногу в дверях.

– Я… э… просто не знала, что делать, – залившись краской, произнесла она. – Я знаю, леди не пристало так вести себя, но…

В этот момент вперед вышел герцог, взял ее руки в свои, и Тесса замолчала, испуганно взглянув на него.

– Мы должны быть очень признательны вам, – сердечно произнес он. Никогда еще Энтони не слышал, чтобы его отец говорил таким тоном. – Если бы не ваша находчивость и уменье, Огаста и мой внук могли бы погибнуть. Я рад, что вы оказались там и что вы – член нашей семьи.

Роберт кивнул:

– И я тоже.

– И я, – эхом отозвались герцогиня и леди Багстед.

Обе они улыбались Тессе впервые за все время ее пребывания в Лондоне.

Подойдя к жене, Энтони обнял ее за плечи и прижал к себе. Ее била дрожь.

– Не могу сказать, что я удивлен, но очень, очень горд. Спасибо, Тесса. – И он обратился к остальным: – С вашего позволения, я провожу жену в ее комнату. Думаю, Роберт захочет сделать то же самое. У обеих леди было очень насыщенное утро.

Все засмеялись.

– Очень верное решение, – сказал герцог, а герцогиня тут же начала отдавать приказы слугам, чтобы те приготовили горячие ванны. – Леди Маркус, я полагаю, вы дадите нам полный отчет о произошедшем, пока наша героиня и бедная леди Багстед приходят в себя. А потом, дорогая, – обратился он к герцогине, – подумаем о том, когда устроить бал. Сегодняшнее событие необходимо отметить.


Удивительно, что могут сделать деньги, власть и решительность, думала Тесса, разглядывая сверкающий зал Марленд-Хауса на следующий день. Всего за каких-то двадцать четыре часа наняли дополнительное количество слуг, закупили огромное количество деликатесов и разослали приглашения на бал представителям высшего света.

Вчера, после того как Тесса приняла ванну, Энтони настоял на том, чтобы с ней обращались как с больной. Ей принесли в постель чай со всевозможными лакомствами, и пока она утоляла голод, Энтони развлекал ее различными историями из своей жизни. Когда же Тесса сказала, что чувствует себя превосходно, он лишь улыбнулся и покачал головой.

– Куинн рассказала нам, что именно ты сделала, – сказал Энтони. – Ты рисковала жизнью, Тесса, чтобы спасти женщину, которая обошлась с тобой не самым лучшим образом. На мой взгляд, нет такого приза, который бы сполна вознаградил тебя за столь самоотверженный и бескорыстный поступок.

– Я просто сделала то, чего не смог сделать никто другой, – ответила Тесса, потрясенная тем, какой любовью и гордостью светились глаза мужа. – Ты сделал бы то же самое, окажись, на моем месте.

Энтони нежно поцеловал жену.

– Возможно. Но я сомневаюсь, что результат оказался бы тем же. Ты обладаешь необычным даром, Тесса, и сегодня еще раз это доказала.

Он поцеловал ее в губы. Супруги радовались, что они вместе.

Наверное, она была права, когда сказала, что никто не смог бы остановить лошадей. Она не сомневалась, что необычный дар дан ей свыше. Не для Выгоды, не для гордыни, а для более благородных целей. Взглянув на маленького Уильяма, которому в виде исключения позволили немного поприсутствовать на балу, Тесса ощутила огромную благодарность судьбе за свой дар.

– Могу я пригласить тебя на танец? – услышала она голос Энтони, когда музыканты заиграли менуэт, и сердце ее переполнилось любовью.

– Конечно.

Именно таким представляла себе Тесса свой дебют в Лондоне. Джентльмен, подхвативший в парке поводья гнедых, оказался герцогом Веллингтоном, поэтому история о героизме леди Энтони стала известна в самых высоких кругах.

Теперь не было отбоя от джентльменов, желающих потанцевать с Тессой, а леди стремились заговорить с ней и выразить свое восхищение ее самоотверженностью и умелым обращением с лошадьми.

Энтони светился от гордости за жену, что доставляло Тессе огромную радость – ведь она причинила ему столько неприятностей. Леди Багстед неоднократно извинилась перед свояченицей за свою холодность, а герцог и герцогиня представили сноху принцу-регенту, который специально приехал на бал, чтобы познакомиться с ней.

– Ты, можно сказать, стала знаменитостью, – произнес Энтони, когда закончился последний перед ужином вальс. – Отныне двери всех домов Англии открыты для тебя.

– Ты в самом деле так думаешь? – спросила Тесса, вспомнив, как обошлись с ней эти самые люди всего два дня назад. – Все в мире переменчиво. Сегодня тебя презирают, завтра – восхищаются.

– Но только не тогда, когда речь идет о настоящем героизме. Местные дамы будут наперебой приглашать тебя в гости, ведь это возвысит их в глазах остальных. Если хочешь, можем провести зиму в городе, чтобы ты смогла насладиться своей популярностью.

Предложение казалось весьма заманчивым, но Тесса покачала головой.

– Нет, единственное, чего я хочу, это вернуться домой, в Уитстоун. Как думаешь, твои родители не будут возражать против нашего отъезда, ведь теперь я им ничего не должна?

– Мне все равно, будут они возражать или нет. – Энтони поцеловал жену, несмотря на то, что правила приличия запрещали публичное проявление чувств. – Если хочешь уехать – уедем. Можем отправиться в Лестершир послезавтра.

Тесса улыбнулась, мужу:

– Спасибо, Энтони. Мне и правда этого хочется.


Экипаж загромыхал по гравию, устилающему главную аллею Уитстоун, а Тесса жадно впитывала в себя запахи и звуки родного дома. Казалось, она отсутствовала несколько месяцев, а не неделю. Ей понравилось путешествие в Лондон, но она была рада, что оно закончилось. Тесса очень соскучилась по отцу, да и долгая дорога порядком утомила ее.

– Завтра собирается Куорн, – сообщил Энтони, словно прочитав мысли жены. – Как думаешь, стоит нам поехать на охоту?

В радостном изумлении Тесса посмотрела на мужа.

– Я бы с удовольствием. Очень соскучилась по захватывающим дух скачкам. Думаю, ты тоже.

Энтони кивнул:

– Точно. Вот это-то мне и не нравится в Лондоне. Поэтому в разгар охотничьего сезона я стараюсь проводить там как можно меньше времени. Я чувствую себя таким счастливым, когда несусь по полям верхом на коне. Хотя, – поправился он, – есть кое-что, что делает меня еще счастливее. – Он подмигнул, Тесса захихикала.

– Должна признаться, с некоторых пор и моим любимым занятием стала вовсе не верховая езда.

Энтони обнял жену и крепко поцеловал, прежде чем экипаж остановился у крыльца. Тесса улыбнулась, представив, как рад будет отец ее скорому и неожиданному возвращению. Когда удивленный Гриффит распахнул дверь, Тесса проскользнула мимо него и бросилась в кабинет отца.

– Папа! Я… о… – Она замерла на пороге, увидев сидящую рядом с отцом леди Киллерби. Оба были поглощены изучением газет, лежавших на низеньком столике.

Сэр Джордж взглянул на дочь и улыбнулся:

– Тесса! Не ожидал тебя увидеть еще по крайней мере неделю. – Он нахмурился. – Надеюсь, все в порядке?

Бросив полный любопытства взгляд на леди Киллерби, Тесса подошла к отцу и поцеловала его.

– Да, папа, все просто чудесно. Но я скучала по тебе. Пока меня не было, ничего не случилось?

– Все в порядке, – ответил сэр Джордж. – Лили постоянно навещала меня и помогла мне привести в порядок все записи. Она считает, что у меня накопилось достаточно материала, чтобы написать книгу об охоте на лис, а также о коневодстве.

Леди Киллерби поднялась с кресла, чтобы поздороваться с Тессой и Энтони.

– Сэр Джордж собрал очень ценную информацию за прошедшие годы. Его записи необходимо опубликовать.

– Прекрасная идея, – сказал Энтони, обнимая жену за плечи. – Спасибо за ваше участие, леди Киллерби.

К удивлению Тессы, пожилая леди зарделась.

– Мне это доставило удовольствие. Я хочу сказать… Это самое меньшее, что я могла сделать для сэра Джорджа. Как соседка, – пробормотала она, поглядывая на сэра Джорджа.

Сэр Джордж просиял.

– Лили была для меня отдохновением и помощницей после всех случившихся здесь перемен. Не знаю, что бы я без нее делал.

Тесса растерянно заморгала. Неужели отец и леди Киллерби питают друг к другу нежные чувства? В их-то возрасте? Впрочем, чего не бывает на свете?

– А теперь мне пора, – сказала леди Киллерби и обратилась к Энтони: – Надеюсь, вы позволите мне сообщить в Айви-Лодж о вашем возвращении?

– Конечно, – ответил молодой человек. – Завтра заеду к друзьям. Надо кое-что обсудить с ними.

– А почему бы не пригласить их всех сегодня на ужин? – предложил сэр Джордж.

Тесса удивленно взглянула на отца, но потом вспомнила, что теперь у нее нет поводов для беспокойства о его здоровье. Да и никогда не было.

Энтони проводил леди Киллерби домой и передал друзьям приглашение. Тесса была рада представившейся возможности побеседовать с отцом.

– Ты выглядишь таким счастливым, папа; – сказала Тесса, как только они остались одни. – Я очень рада за тебя.

– Да, я действительно счастлив, – промолвил сэр Джордж. – А как насчет тебя, Тесса? Ты, кажется, чем-то взволнована. Расскажи, как провела время в Лондоне.

Усевшись на свое привычное место, Тесса принялась подробно рассказывать отцу о своей поездке в столицу, вскользь упомянув о своем героическом поступке. Однако ее глаза возбужденно заблестели, когда она рассказывала о том, как остановила обезумевших лошадей и как герцог и герцогиня выразили ей свою признательность.

– Не сомневаюсь, эта история станет семейной легендой, – заметил сэр Джордж. – Жаль, что тебе пришлось пережить столько неприятных моментов. Напрасно я разрешил тебе выезжать на охоту.

– Пожалуйста, не говори так, папа! – воскликнула Тесса. – Как только мнение окружающих изменилось, многие леди выразили желание тоже поприсутствовать на охоте. Возможно, вскоре это не будет никого удивлять, кто знает? В любом случае тебе больше не придется беспокоиться о моей репутации.

Сэр Джордж улыбнулся, хотя в его глазах все еще сквозила тревога.

– Надеюсь, это так.

Тесса на мгновение закусила губу и замолчала в нерешительности. Но нет, с тайнами покончено.

– Папа, – мягко начала она. – Я знаю, что тебя беспокоит. Энтони рассказал мне об обстоятельствах моего появления на свет.

– Что? Но ведь он обещал мне…

– Это не его вина, – быстро ответила Тесса. – Гарольд намекал мне на что-то в день нашей свадьбы, и я настояла, чтобы Энтони мне все рассказал.

Сэр Джордж прикрыл глаза рукой.

– Мне так жаль, что ты узнала об этом, Тесса. Представляю, что ты думаешь обо мне после всех моих нравоучений и запретов.

Тесса взяла отца за руку.

– Я думаю, что ты был молод и влюблен, папа. В конце концов, ты ведь все исправил. Жаль только, что дядя Мерсер использовал это против тебя, против нас все эти годы.

Сэр Джордж сжал руку дочери.

– Ты самая лучшая дочь на свете, Тесса. На самом деле я никогда не сожалел о том, что сделал. Мне только обидно, что все это негативно отразилось на тебе.

– О, папа, – Тесса прижалась к отцу щекой со счастливым вздохом, когда внизу раздался шум. – Похоже, Энтони с друзьями вернулся. Пойду на кухню.

* * *

Ужин прошел в веселой, непринужденной обстановке.

Энтони доставляло огромное удовольствие вгонять жену в краску рассказами о ее героическом поступке. История произвела на молодых людей сильное впечатление, а сэр Джордж был рад услышать подробности, которые Тесса из скромности опустила.

– Сам герцог Веллингтон, – несколько раз повторил сэр Джордж, с любовью глядя на дочь.

Когда подали десерт, Тесса поднялась.

– Если не возражаете, джентльмены, я прогуляюсь на конюшню.

Энтони улыбнулся:

– Боишься, что мы возведем тебя в ранг святых? Хорошо, дорогая, ступай. Когда вернешься, мы будем в гостиной.

Тесса поднялась наверх, чтобы взять плащ, а Энтони вернулся к друзьям.

– Вы говорите, у вас есть новости для нас с сэром Джорджем?

– Да, – ответил Раш. – Они касаются нашего друга Мерсера Эмери. Думаю, вам интересно узнать, как мы решили вашу небольшую проблему.

Энтони посмотрел на тестя. Тот был удивлен не меньше его самого.

– Слушаем вас внимательно.

– После разговора в день твоей помолвки я наблюдал за его поведением в день свадьбы и пришел к выводу, что он все еще представляет угрозу.

– Вы имеете в виду правду о рождении Тессы? – спросил сэр Джордж, нахмурившись.

Раш кивнул.

– Он продолжал отираться в Мелтоне, но не ради охоты. Вы же знаете, что он никудышный наездник. Он играл и пытался втереться в доверие к знатным господам. И это навело меня на одну мысль.

Тор и Сторми захихикали.

– Что же это за мысль? – спросил Энтони.

– Улучив подходящий момент на одном из обедов, состоявшихся после охоты, я позволил себе нелестное высказывание о его покойной сестре.

– Что? – воскликнул сэр Джордж.

– Ты действительно это сделал? – не веря своим ушам; переспросил Энтони. – Но…

– Естественно, Мерсер Эмери очень забеспокоился о своей репутации, – продолжал Раш. – И ему осталось лишь вызвать меня на дуэль.

Энтони понял, к чему клонит его друг, чего нельзя сказать о сэре Джордже.

– Вряд ли он стал бы поносить имя сестры после того, как сам же вызвался защищать ее честь, – пояснил Энтони ничего не понимающему тестю.

– Вы очень находчивы, милорд, – произнес сэр Джордж, сообразив, наконец, в чем дело. – Но что с дуэлью? Вы убили его?

Сторми насмешливо фыркнул, а Раш покачал головой.

– Я намеревался попугать его, а затем промахнуться, выстрелив в воздух. Но переоценил его смелость.

– Невежа так и не явился к месту дуэли, – вставил Сторми. – С тех пор мы его не видели. Насколько мы знаем, он покинул графство навсегда.

– А его сын? – спросил Энтони. – Тоже уехал? – Ему не терпелось рассказать Тессе о том, что ее дядя и кузен никогда больше не причинят ей беспокойства.

Однако сэр Джордж покачал головой:

– Сомневаюсь. Вчера один из слуг сказал мне, что видел Гарольда возле конюшен.

– И вы не выяснили, что ему нужно? – удивленно спросил Энтони.

– Я подумал, что он приехал забрать кое-что из своих вещей.

– Будем надеяться, что это так, – произнес Раш, – хотя, боюсь, этот жулик мог улизнуть с одной из ваших лошадей.

Однако вовсе не о лошадях думал Энтони.

– Вы извините меня, друзья? – И он поспешил к двери.


– Я тоже скучала по тебе, Корица, – говорила Тесса, поглаживая мягкий нос кобылы. – Но теперь я вернулась, и завтра мы вместе поедем на охоту. Думаю, теперь папа позволит мне проводить больше времени с тобой и другими лошадьми.

Лошадь радостно заржала, словно поняла хозяйку.

– Отличный план, – раздался голос за спиной Тессы. – Жаль, что все получится не совсем так.

Испуганно обернувшись, Тесса увидела кузена, облокотившегося о дверь конюшни. Вокруг не было ни души.

– Гарольд? Что ты здесь делаешь? – спросила девушка. – Где?…

Отвратительно усмехаясь в неясном свете единственной масляной лампы, Гарольд оттолкнулся от двери и направился к Тессе.

– Все рабочие давно спят, и спят очень крепко после тех бутылок, что я дал им.

Тесса держалась одной рукой за шею лошади.

– Зачем ты это сделал?

Гарольд не мог знать, что она вернется домой именно сегодня.

– Я хотел забрать эту лошадку себе, пока ты не вернулась. Я бы продал ее за очень хорошие деньги на севере. Но теперь могу забрать нечто более дорогое для твоего дражайшего супруга.

– Ты с ума сошел, – воскликнула Тесса. – Неужели ты и впрямь думаешь, что можешь украсть меня? Тебе даже не удастся вывести меня из конюшни.

Ухмылка Гарольда превратилась в отвратительную гримасу.

– Может, и не смогу. Но мне не придется этого делать – ведь у меня останется лошадь. – С этими словами он вынул из кармана пистолет и направил на Тессу. – Отец купил его для дуэли с Рашфордом, но дал деру, наслушавшись историй о его исключительной меткости. Он сбежал на север пару дней назад, но, к счастью для меня, оставил пистолет.

– Гарольд, одумайся, – произнесла Тесса, не сводя глаз с пистолета. – Если ты уйдешь прямо сейчас, то не сделаешь ничего противозаконного. И сможешь начать новую жизнь.

– Не пытайся околдовать меня, – прорычал Гарольд. – Почему это я должен начинать все с нуля, когда у тебя и твоего муженька есть все? Уитстоун должен был стать моим – отец обещал мне. Он уговаривал меня во всем с тобой соглашаться. Но мне всегда хотелось указать тебе твое место, Тесса.

Девушку охватил леденящий страх, и она судорожно сглотнула. Гарольд всегда был грубияном, но она и представить себе не могла, насколько сильно он ненавидит ее. А сейчас, казалось, он совершенно обезумел.

– Пожалуйста, Гарольд, – прошептала Тесса.

– Нет. Раз мне не досталось поместье, не достанется оно ни тебе, ни твоему муженьку. – Гарольд поднял пистолет выше.

– Думаю, у муженька есть свое мнение на этот счет, – раздался за спиной Гарольда голос Энтони.

Грязно выругавшись, Гарольд повернулся, но не успел направить пистолет на Энтони, Тесса распахнула дверцу загона Корицы. Гарольд обернулся, и его глаза округлились от ужаса, когда лошадь с силой ударила его передними копытами. Раздался выстрел, и Тесса закричала.

Напуганные грохотом лошади дико заржали, а некоторые из них принялись лягать двери своих загонов. Корица попятилась и понеслась прочь. Гарольд, все еще сжимающий в руке пистолет, стоял на коленях, но, прежде чем он успел подняться, мощный удар кулака Энтони отбросил его назад.

– Ты в порядке? – крикнул он Тессе.

Не в силах вымолвить ни слова, она кивнула. Пуля застряла в двери загона Корицы, пролетев всего в нескольких дюймах от ее головы. Собравшись с силами, Тесса крикнула:

– Успокойтесь, все успокойтесь. Все закончилось. Закончилось. – При звуке ее голоса стук копыт и ржание стихли, и вскоре в конюшне воцарилась тишина.

Тесса посмотрела на распростертого на полу конюшни слабо постанывающего Гарольда.

– Он… он хотел убить меня, – произнесла она срывающимся голосом. – И сделал бы это, если бы ты не пришел, Энтони.

Быстро подойдя к жене, Энтони сжал ее в объятиях.

– Но, слава Богу, я успел вовремя! Все закончилось, Тесса. Ты в безопасности. – Затем он с неохотой отпустил ее. – А теперь иди в дом и позови остальных, пока я посторожу этого мерзавца. Нужно послать кого-то за судьей, а потом решить, что с ним делать.


Энтони благодарил Бога, наблюдая за женой, несущейся по полю на спине Корицы. Еще чуть-чуть, и он никогда больше не увидел бы ничего подобного, никогда не смог бы сжимать ее в своих объятиях! Только теперь, когда он едва не потерял Teccy, Энтони понял, насколько сильно любит се. Ее силу духа, самоотверженность и бескорыстие, страсть к верховой езде, каждую частичку ее души и тела.

Накануне они до поздней ночи не ложились спать, решая с судьей важные дела. Но теперь с неприятностями покончено. Гарольд Эмери согласился покинуть графство, а его отцу было направлено письмо с просьбой встретить его. Эмери никогда больше не побеспокоят Тессу.

– Рейнеке-лис устроил нам неплохую гонку, а? – крикнул Энтони Тессе, когда они вместе перемахнули через изгородь, возвышавшуюся посреди поля.

– Отличную, – крикнула в ответ Тесса. Ее щеки пылали от хлеставшего в лицо ветра, глаза горели возбуждением. – Надеюсь, ему удастся убежать, он заслужил это.

Лису действительно удалось избежать расправы, хотя собаки целый час неслись по его следу. Возвращающиеся охотники все как один говорили, что это лучшая охота сезона. Погода стояла ясная, теплая, лошади, собаки, охотники и сопровождавшие их женщины устали, но остались очень довольны.

Вернувшись в Уитстоун, Тесса застала отца и леди Киллерби в гостиной. Они со смехом обсуждали подробности сегодняшней охоты, на которую снова выезжали в фаэтоне леди Киллерби. Сэр Джордж выглядел необыкновенно счастливым, но почему Тесса чувствовала себя так неуютно?

– Пойдешь со мной наверх? – тихо шепнул Энтони на ухо жене, отвлекая ее от беспокойных мыслей.

– Что? А, да. Извини нас, папа.

Но сэр Джордж лишь отрешенно кивнул в ответ, не спуская глаз с леди Киллерби.

– Надеюсь, ты не ревнуешь отца к его приятельнице? – спросил Энтони, когда они поднялись на второй этаж. – Должен признаться, я давно подозревал, что между ними вспыхнула взаимная симпатия, и теперь рад, что мои подозрения подтвердились.

Тесса остановилась, внезапно осознав, что Энтони прав.

Ей действительно не давало покоя то, что отец явно наслаждался обществом леди Киллерби. Но еще больше ей не давал покоя тот факт, что они вовсе не нуждались в ней, Tecce. Во всяком случае, не в такой степени, как ей бы того хотелось.

Энтони распахнул дверь комнаты, смежной со спальней Тессы. Это помещение еще совсем недавно служило кладовкой, но за последнюю неделю миссис Биллз сотворила с ней чудо не без помощи слуг из Айви-Лодж. Сюда перекочевала большая часть мебели Энтони, включая и картину, которая так понравилась Тессе. А прошлой ночью Энтони сказал, что чувствует себя здесь как дома.

– Ты прав, – наконец ответила Тесса. – Как я могу упрекать отца в том, что он обрел счастье, к которому я сама так стремилась? Мне просто надо привыкнуть к этому.

Энтони взял жену за руку и увлек в комнату.

– Перемены происходят, но они не всегда к худшему.

– Ты в самом деле так думаешь, Энтони? – спросила Тесса, испытующе глядя на мужа. – Я перевернула твою жизнь с ног на голову, заставила пропустить часть охотничьего сезона, а теперь ты покинул ради меня свой охотничий дом, который так любил.

Энтони обнял жену.

– Возможно, я все это начал ради тебя, но теперь понимаю, что многое почерпнул и для себя тоже. Я чувствую, что теперь, когда я могу помогать тебе и твоему отцу возрождать поместье, моя жизнь обрела смысл.

– И конюшни тоже?

– Особенно конюшни, – ответил Энтони. – Хотя, думаю, это будет твоей обязанностью, Тесса. Она вполне тебе по плечу.

Чувствуя себя так, словно сбылась ее заветная мечта, Тесса крепко обняла мужа за шею.

– О, Энтони, спасибо. Обещаю, вы с папой будете гордиться мной. А я буду вести себя, как и подобает истинной леди. Буду хорошей женой и неплохим тренером лошадей.

– Не стоит менять свою жизнь ради меня, – сказал Энтони, целуя Тессу в кончик носа. – Правила приличия чересчур строги, на мой взгляд. Раз ты счастлива, оставайся прежней. Дикой, необузданной Тессой, которую я полюбил.

Тесса удивленно взглянула на мужа, и сердце ее замерло.

– Что ты сказал?

– Я люблю тебя, Тесса, люблю больше жизни. Никогда в этом не сомневайся.

– О, Энтони. Я тоже люблю тебя. Всем сердцем.

Энтони крепко обнял Тессу и запечатлел на ее губах поцелуй.

Примечания

1

верховая лошадь, тренированная для охоты

(обратно)

2

мартингал – часть упряжи

(обратно)

3

выжлятник – в псовой охоте охотник, ведающий сворами гончих

(обратно)

4

отдать голос – начать лаять, увидев зверя или почувствовав его запах

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21