КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591437 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235392
Пользователей - 108125

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Прелестница [Валери Кинг] (fb2) читать онлайн

- Прелестница (пер. Ирина Владимировна Гюббенет) (и.с. Кружево) 923 Кб, 268с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Валери Кинг

Настройки текста:



Валери Кинг Прелестница

1

В гостиной миссис Норбери в ее особняке на Брук-стрит царило оживление. Мег Лонгвилль сознавала, что добрая половина присутствующих девиц были вне себя от зависти: лучший жених сезона, склонившись к ней и не сводя с нее глаз, тихо говорил ей что-то. Однако такое внимание к ней лорда Уортена мало ее волновало. У этого утонченного щеголя и законодателя моды, желанной добычи всех светских мамаш, озабоченных поисками мужей для своих дочек, не хватало одного весьма существенного, на ее взгляд, качества — чести: он решительно отказывался выходить, с кем бы то ни было, на поединок.

По оконным стеклам за спиной Маргарет стучал дождь. Она смотрела в лицо лорду Уортену, перья веера чуть касались ее подбородка и полураскрытых губ. Иногда его отдельные слова доходили до ее сознания, вызывая странный отзвук в сердце, но большую часть времени она была настолько поглощена мелькавшими в ее воображении яркими образами, что она его вовсе не слышала. По решительному взгляду его темных глаз она знала, что он говорит о чем-то очень серьезном для него, но мысли ее заполнял калейдоскоп красок, где преобладали черные и алые тона, на фоне которых одинокий парусник сражался с ветром и ливнем.

В голове у нее рождались строки, которыми она пыталась описать эту картину: «Злополучная шхуна барахталась в разбушевавшихся волнах, как пробка в водах пруда». Нет, нет — так не пойдет. Это просто глупо. «Ее носило, как перышко ветром».

— О, черт возьми! — воскликнула Маргарет вслух.

Лорд Уортен изумленно приподнял брови.

— Простите, что вы сказали? — спросил он.

Мег оглянулась. Музицирование временно прекратилось, и гости болтали между собой, перемещаясь по гостиной.

— О Боже, мне не следовало так выражаться и тем более перебивать вас! — воскликнула она. — Простите мою неучтивость, милорд. Продолжайте, прошу вас!

Виконт грустно улыбнулся.

— Маргарет Лонгвилль, неужели вы хотите сказать, что последние несколько минут ваше внимание где-то блуждало?

— Боюсь, что я немного отвлеклась, — искренне отвечала Мег. — Извините меня, но в этой родинке есть что-то — но о чем это я? — я хочу сказать, мне иногда свойственно бывает замечтаться. — Похлопав себя веером по губам, она взглянула еще раз на родинку на щеке лорда Уортена. Какой из него получился великолепный, зловещий граф Фортунато! Красиво причесанные черные волосы, темные глаза, всегда казавшиеся суровыми и мрачными в блеске свечей, освещавших гостиные, орлиный нос, упрямый подбородок и в довершение всего еще одна характерная деталь — темная родинка на правой щеке. Еще в начале сезона, когда лорд Уортен отказался драться на дуэли с бароном Монтфордом, Мег предназначила его на роль злодея в ее новом романе «Розамунда из Альбиона».

До нее смутно донесся его слегка насмешливый голос:

— Вы сегодня совершенно обворожительны.

— Благодарю вас, — рассеянно отозвалась Мег, чьи мысли снова обратились к злополучной шхуне. Прекрасная Розамунда, героиня ее последнего романа, была привязана к мачте. Дождь хлестал по ее нежному лицу, потоки воды струились по ее шелковистым золотым волосам. Мег подумала, не заставить ли ее вновь лишиться сознания. Это было бы уже в третий раз в этой главе. Бедная Розамунда то и дело теряла сознание.

«Веревки, связывавшие ее кисти, врезались ей в кожу. Она вскрикнула от боли, и в это мгновение молния рассекла черные тучи, нависшие над парусником.

Розамунда обратилась к стоявшему с ней рядом дьяволу в человеческом образе:

— Почему ты не освободишь меня? Чем я заслужила такую жестокость?

Граф Фортунато смотрел на нее с гнусной усмешкой. Новая вспышка молнии высветила безобразную черную родинку на его щеке. С затаенной угрозой в голосе он отвечал:

— Так повелели боги. Сам Вулкан приказал мне доставить тебя на остров Лемнос, где я прячу твоего брата Эрнеста. Только дав согласие на брак со мной, ты сможешь увидеть его вновь.

— Нет! Я никогда не выйду за тебя! — в отчаянии вскрикнула Розамунда и снова потеряла сознание. Ее головка бессильно склонилась ей на грудь. Дождь полосовал ее нежную кожу».

Может ли дождь полосовать кожу, усомнилась Маргарет и тут же отбросила все сомнения, как совершенно ничего не значащие. Она никогда не утруждала себя тщательным подбором слов, ее главной целью было добиться того, чтобы у читателей мороз пробегал по коже.

Лорд Уортен наблюдал, как менялось выражение ее лица. Страстность, которую он видел в нем, волновала его. Он желал иметь право знать все, что она думает и чувствует. Он серьезно влюбился в нее и настойчиво ухаживал за ней в течение всего сезона. Его приводило в восторг то, как она часто смотрела на него, словно желая запомнить каждую черту. Однажды, заметив ее откровенное внимание к себе, он шутливо спросил ее, не выпачкано ли у него лицо сажей. Как она при этом восхитительно покраснела, в замешательстве накручивая себе на палец длинный золотистый локон. Она пыталась что-то сбивчиво объяснить: да, она допустила непростительную бестактность; она сама не знает, с чего это она так уставилась на него; она надеется, что он простит ей такие дурные манеры. Эта крошка им явно очарована, но она ни разу не дала ему понять, что он ей нравится. Она не лишалась чувств в его объятиях в душном бальном зале, не сюсюкала и не жеманничала, разговаривая о погоде, не меняла ему в угоду свои мнения. Он уже привык к таким уловкам со стороны женщин, но Мег никогда к ним не прибегала. В разговоре она обнаруживала природный ум и некое лукавство, но только не сейчас, когда она уставилась на него невидящими глазами. Мысль ее снова где-то блуждала.

Маргарет Лонгвилль была очаровательная девушка двадцати шести лет. На ней было белое муслиновое платье, подхваченное под грудью темно-зеленой лентой. Ее золотисто-рыжие волосы, полускрытые тюрбаном, были зачесаны на одну сторону и ниспадали ей на шею и плечо. Ему захотелось потрогать сверкавший в огне свечей локон. Боже, до чего он ее любит!

Что за изысканное существо! Она всегда одевалась по моде, но с фантазией. Украшавшие обычно ее голову тюрбаны или цветы придавали ей романтический вид.

Все в ней привлекало его. Даже сейчас золотистая шаль не просто прикрывала ей плечи, но один конец обвивался вокруг ее левой руки, а другой был перекинут через плечо. Как полотно Тернера, драматичное и пронизанное мягким светом, она приковывала внимание.

Красавица с белоснежной кожей и при этом совершенно равнодушная к мнению окружающих. И он любит ее.

— Мег, — окликнул он ее тихо, пытаясь привлечь ее внимание. — Вы ответите мне сами или вы предпочитаете, чтобы я завтра посетил вашего отца?

Мег с усилием отвлеклась от героя-злодея графа Фортунато. Слегка тряхнув головой, чтобы отогнать свои фантазии, она отвечала:

— Не понимаю, зачем вам обращаться к папе. Разве он может сказать вам что-то, чего не могу я?

Уортен одобрительно кивнул и наклонился к ней ближе.

— С вашего первого появления в свете я постоянно восхищался вами. Я очень хорошо помню, как вы сказали лорду Байрону, что он должен изменить свой беспутный образ жизни, прежде чем вы позволите ему ухаживать за собой. Вы — воплощение всего, чего я когда-либо желал. И вы понимаете, с каким нетерпением я ожидаю вашего ответа.

Маргарет сделала еще одно усилие сосредоточиться. Какие-то подозрения стали приходить ей на ум.

— Ответа на что? Разве вы меня что-нибудь спрашивали? А что вы хотели бы знать?

Он недоуменно взглянул на нее и затем откровенно рассмеялся.

— Мисс Лонгвилль, я только что просил вас стать моей женой.

Мег была настолько поражена, что даже слегка попятилась.

— Что значит — стать вашей женой? Вы мне делаете предложение? Вы? И здесь, во время какого-то… пошлого музыкального вечера? За нею свою жизнь я не слышала ничего… ничего менее романтичного.

— Романтичного? — озадаченно переспросил он.

Она улыбнулась и добавила, как будто желая смягчить удар:

— Вот видите! Вы убедились теперь, как мало мы подходим друг другу. Вы не имеете ни малейшего представления о том, как я могу отнестись к джентльмену, говорящему мне о своих чувствах в скучной до отвращения гостиной.

Не обращая внимания на то, что «скучная» гостиная была полна представителями высшего света, он решительно взял ее за руку.

— Вы не понимаете, что я люблю вас до безумия! Ваша красота лишила меня рассудка, ваш так часто обращенный на меня взгляд стал для меня сущей пыткой. Я не мог удержаться, чтобы не высказать вам, как я жажду назвать вас своей женой. Это жестоко, Мег, отвечать мне так легкомысленно! Неужели у вас не найдется больше ничего мне сказать?

Мег не могла дать себе отчет в своих чувствах. Уортен по-прежнему держал ее за руку. Его жгучий взгляд проникал в самые глубины ее души. Он казался ей сейчас всемогущим, каким она воображала себе графа Фортунато. Она подумала, что никогда его раньше по-настоящему не знала. И почему-то ее вдруг охватило странное, совершенно необъяснимое желание — поцеловать его! Что за нелепость — она же не любит, просто не может любить такого человека, как лорд Уортен.

— Мег, — прошептал он, — вы не можете меня отвергнуть.

Мег чувствовала, что вся покрывается краской. Бесконечное мгновение, подчиняясь магической силе его взгляда, она не могла сказать ни слова. Наконец она с усилием заговорила:

— Я… поймите меня, Уортен, я вовсе не хотела вас дразнить! Я понимаю теперь, как это могло выглядеть и… насколько я виновата перед вами. Но в мои намерения никогда не входило дать вам понять, что я ожидаю от вас предложения руки и сердца. Никогда!

— Но что вы хотите сказать, «вы понимаете, как это могло выглядеть»?

— Это… то есть я… о Господи! — Мег умолкла. Она не могла сказать ему истинную причину, почему так часто пристально смотрела на него, не могла признаться, что желала наделить его чертами своего героя, зловещего графа Фортунато. Мег лихорадочно соображала, что бы ей придумать в ответ, когда раздавшийся внезапно знакомый голос избавил ее от этой необходимости.

Это был звучный голос лорда Монтфорда.

— Уж не нуждаетесь ли вы в помощи, прелестная Маргарет? Уж не докучает ли вам этот субъект? Я охотно бы вызвал его, но ведь он даже не станет слушать подобный вздор. — Барон презрительно скривил губы. Лорд Монтфорд был высокого роста. Его глубоко посаженные глаза смотрели холодно и враждебно.

Прежде чем Мег успела заговорить, лорд Уортен с готовностью ответил:

— Вы совершенно правы. Делает честь вашей проницательности, что вы наконец-то это поняли!

Только теперь он заметил грустное выражение, промелькнувшее в Глазах Мег, выражение неодобрения и досады, и то, как она с треском развернула веер, глядя куда угодно, только не на него. Что он сказал такое, что могло вызвать такой эффект?

Не обращая внимания на Монтфорда, он обратился к Мег:

— Позвольте мне поговорить с вами несколько минут наедине?

Мег отступила чуть-чуть в сторону Монтфорда и сказала спокойно, опустив глаза:

— О нет, лорд Уортен. Было бы неучтиво с моей стороны покинуть лорда Монтфорда, с которым мы, как вам известно, большие друзья. А, кроме того, — тут она подняла на него холодный взгляд, — я полагаю, говорить больше не о чем.

Какое-то мгновение лорд Уортен смотрел на нее, не в силах понять сказанные ею слова. Не о чем говорить? Невероятно! Он был так уверен, что она к нему неравнодушна. Как он мог настолько в ней ошибиться?

Уортен понимал, что, продолжая этот разговор, он только вызовет еще большую неловкость и подстрекнет Монтфорда на очередной выпад против себя. Поклонившись Мег, он сказал:

— На настоящий момент я готов этим удовольствоваться. Но только на настоящий момент. А, я вижу, миссис Норбери делает мне знаки. Я хочу услышать одну прелюдию и фугу Баха в исполнении ее дочери. Ваш слуга, мисс Лонгвилль. Мое почтение, Монтфорд.

Мег кивнула. Странная дрожь пробежала у нее по спине. Ей стало холодно в теплой гостиной, и она плотнее закуталась в шаль. С какой-то щемящей болью в сердце она следила за удалявшейся высокой фигурой лорда Уортена. Черный фрак облегал его широкие плечи и ловко обхватывал стройную талию. Черные панталоны в обтяжку подчеркивали мускулистость ног. Непринужденная грация, свойственная человеку, проводившему ежедневно многие часы верхом или правя своей знаменитой в Мэйфере упряжкой чистокровных серых лошадей, отличала его каждое движение. Если бы только он вел себя — Мег почти улыбнулась при этом — более сообразно своему званию и положению в обществе, она готова была бы подумать над его предложением. Но сейчас одна мысль стать его женой приводила ее в содрогание.

— Быть может, мне следует вызвать этого негодника на дуэль? Я вижу, он рассердил вас своими разговорами. Знай я, что он вам так досаждает, моя милая Мег, я бы пришел к вам на помощь раньше.

Мег слегка нахмурилась.

— Очень любезно с вашей стороны так озаботиться моим благополучием, но я уверена, что лорд Уортен скоро прекратит меня преследовать.

— Непохоже, что он готов оставить вас в покое, у вас такой мягкий характер, что, я уверен, он просто не понял ваших намеков.

— Какой вздор! — засмеялась Мег. — Никогда бы не сказала, что я отличаюсь мягкостью характера, а что до Уортена, я говорила с ним очень сурово. Не сомневаюсь, что, подумав немного, он вообще откажется от знакомства со мной. Но вам, милорд, вовсе не подобает обращаться ко мне «моя милая Мег».

Лорд Монтфорд улыбнулся.

— А разве я сказал «моя милая Мег»? Я просто оговорился. Но прошу вас опереться на мою руку, и я провожу вас на удобное место, где вы сможете наслаждаться игрой Хоуп.

Мег с улыбкой взяла его под руку.

— Вы очень милы и всегда угадываете мои желания.

Он нежно похлопал ее по руке.

— Хочу напомнить вам, что я вовсе не так уж мил.

— Это что, предостережение? — спросила она шутливо.

— И в самом деле. Однако знайте, что ваши интересы для меня превыше всего.

— Что-то вы вдруг стали так серьезны? Но я признательна вам за вашу заботливость. Я всегда ценила ваше дружеское ко мне расположение.

— Жаль, что вы видите во мне только друга, — заметил он, — но я не стану вас торопить.

Ростом он был не ниже Уортена, но не так силен. Он был очень привлекательным, с блестящими синими глазами, проницательными и оценивающими. Его сшитый у модного портного фрак элегантно сидел на его стройной фигуре. Своей повадкой он напоминал Мег охотника. Еще в начале сезона она осторожно отвела его намеки, что, будь она к нему благосклонна, он бы не задумался предложить ей руку и сердце. Он принял ее отказ спокойно, но дал понять, что надеется, что она когда-нибудь изменит свое решение.

Когда они проходили между рядов кресел, Мег украдкой кинула на него взгляд. Он был хорош собой и явно самоуверен. Остроумный и обаятельный, он в разговорах с ней часто цитировал Байрона и Китса. Он имел неплохое состояние, но, главное, был склонен нарушать закон и участвовать в дуэлях на шпагах и пистолетах. Это последнее качество особенно привлекало в нем Мег, соответствуя ее понятиям о чести и благородстве. Короче говоря, он обладал всеми достоинствами, какие она желала видеть в будущем муже. Почему же тогда ее сердце оставалось равнодушным к его настойчивым ухаживаниям? Раздумывая о том, что бы сказал Монтфорд, если бы он узнал о предложении лорда Уортена, она наклонилась к нему и прошептала игриво:

— Надеюсь, что, если бы вам пришло в голову сделать мне предложение, вы не адресовались бы ко мне с ним в этой гостиной?

Он взглянул на нее, прищурив свои синие глаза. Слова легко и плавно лились с его уст:

— Если бы мне это было суждено судьбой, мисс Маргарет Лонгвилль, я бы увез вас на край света, призвал бы ангелов вам в услужение и, преклонив колени, молил бы вас стать моей женой, пока бы вы не согласились.

— О, — проворковала Мег, широко раскрывая глаза, — как это я вас раньше не знала, Монтфорд?

— Плохо знали, — отозвался он, поднося к губам ее пальцы.

Отпустив ее руку, он спросил:

— Простите, Мег, но неужели Уортен и, правда, сделал вам предложение?

— Правда, — засмеялась Мег, — можете вы вообразить себе такую нелепость?

Лорд Монтфорд помедлил с ответом. Обежав глазами гостиную, он увидел Уортена, сидевшего рядом с миссис Норбери. Он слегка приподнял бровь.

— Нет, — отвечал он наконец, — я не могу вообразить себе ничего более нелепого. Я вполне понимаю, насколько вам это было неприятно. Я знаю, как вы его презираете.

— Я ценю, что вы, по крайней мере, понимаете мои чувства. Боюсь, что в отличие от нас с вами многие воспринимают Уортена иначе. Хоуп Норбери, например, превозносит его, уподобляя Марсу, что меня всегда смешит. Бог войны, нечего сказать! К счастью для него, он недурен собой. Без титула и красивой внешности он едва ли бы имел такой успех. Однако я вижу, Хоуп уже приготовила ноты, мне лучше вернуться на место.

Мег опустилась в обитое шелком кресло. Монтфорд отошел с другими мужчинами к стене, чтобы предоставить кресла дамам.

Мег вздохнула. Этот сезон оказался таким неудачным. Она все время ждала своего прекрасного рыцаря, но, увы, тщетно. Он так и не появился. Оставался только Монтфорд, да еще, разумеется, Уортен.

Раздался голос миссис Норбери, объявлявшей, что именно собирается исполнить на фортепьяно ее дочь Хоуп. Некоторые гости, занятые до сих пор разговором, с бокалами шампанского в руках поспешили занять места. Элизабет Пристли, кузина Хоуп, проворно села рядом с Мег. Красавица брюнетка, схватив Мег за руку, возбужденно зашептала:

— Ну расскажи мне все, что тебе говорил Уортен! Я сгораю от любопытства, как и все вокруг! Он сделал тебе предложение? Ты намерена стать леди Уортен? О счастливица, ты будешь виконтессой! Если бы только этот Монтфорд вам не помешал!

Мег повернулась к своей юной приятельнице с намерением все рассказать ей. Но, увидев ее блестящие глаза и полуоткрытый ротик, она шутливо оттолкнула руку Лиззи.

— Ничего я тебе не скажу! Ведь скажи я тебе хоть слово, ты немедленно сообщишь это всем!

— Нет! Ни за что! Ты же знаешь, я не такая. Ну да ладно, Хоуп уже расправляет юбки и разминает пальцы, а тетушка не сводит с меня гневного взора!

Мег взглянула в дальний конец комнаты, откуда миссис Норбери действительно метала на Лиззи грозные взгляды, выразительно покашливая. Хоуп, выпрямившись, уселась на табурет у фортепьяно, глубоко дыша и сгибая и разгибая пальцы перед тем, как опустить их на клавиши. Фортепьяно розового дерева поблескивало в свете свечей. Дождь по-прежнему стучал по стеклам. Шуршали шелка, колыхались веера, джентльмены спешили взять последнюю понюшку и захлопнуть табакерки. Вздохи, кашель, хихиканье постепенно затихли, и Хоуп заиграла.

Под звуки прелюдии слушатели расслабились, некоторые даже впали в дремоту. Но фуга заставила всех встрепенуться. Многие даже наклонились вперед в креслах, захваченные вдохновенным исполнением Хоуп. Мег любила музыку. Закрыв глаза, она отдалась обрушившемуся на нее потоку звуков. Через минуту она снова раскрыла их, медленно оглядела комнату и увидела лорда Уортена. Он так же внимательно слушал игру Хоуп. Мег все еще не могла поверить, что он сделал ей предложение. Дрожь пробежала по ней при воспоминании о том, как, держа ее за руку, он пылко произнес: «Вы не понимаете, что я люблю вас до безумия». Как она могла возбудить такую страсть в человеке, которого она никогда не считала способным на подобные чувства? Она была польщена, но ощущала в то же время действие каких-то неподвластных ей сил, вроде бога огня Вулкана, заставившего графа Фортунато привезти Розамунду на остров Лемнос. Мег снова вздрогнула. Наклонившись к ней, Лиззи прошептала:

— Ты тоже чувствуешь этот экстаз, Мег? Эта музыка всегда приводит меня в трепет!

Веер бурно заколыхался у нее в руках.

— Меня всегда поражает, — продолжала она, — как решительна и энергична становится Хоуп за фортепьяно. Посмотри на ее руки на клавишах. Моя тихонькая мышка кузина прекращается в львицу! Право же, я иногда ее совсем не понимаю.

Раздавшийся позади них сердитый шепот почтенных дам умерил их взволнованные чувства. Хотя Лиззи и тут не могла удержаться, чтобы не обернуться и не сделать гримасу, приведшую разгневанных леди в еще большее негодование.

После того как еще несколько дам продемонстрировали свое искусство игры на фортепьяно и на арфе, музыка наконец умолкла. Хоуп тут же подошла к Мег и Лиззи.

— Я никогда еще так не волновалась! — воскликнула она. — Вообразите только, сам Уортен попросил меня сыграть.

Лиззи широко улыбнулась.

— А ты представь себе, что Уортен сделал предложение Мег!

Бархатные карие глаза Хоуп оживленно полыхнули. Рукой в перчатке она стиснула руку Мег.

— Неужели, Мегги! Милая моя, я так и знала, что к этому шло, он всегда с такой любовью говорит о тебе! Так, значит, ты выходишь замуж или это очередная шутка Лиззи?

Мег слегка сдвинула брови.

— Да, он сделал мне предложение, но с чего ты взяла, что я дала согласие? Мы совсем друг другу не подходим, и тебе известно мое мнение о нем.

Хоуп была явно изумлена.

— Я думала, что ты оставила все эти бредовые идеи о чести и поединках. Я думала, ты оценила его наконец. Ты все время смотрела на него не отрываясь — и еще с таким выражением! Ну знаешь, Мег, если ты и правда ему отказала, я от всей души надеюсь, что он не считает себя оскорбленным.

Пылкая речь Хоуп несколько удивила Мег. Неужели она действительно была настолько неосмотрительна?

Лиззи всплеснула руками.

— Что за вздор вы обе болтаете? Если Мег отказала Уортену, — обратилась она к Хоуп, — какое это может для него иметь значение? Он может жениться на ком пожелает. Я сама бы не отказалась, так как ужас как хочу стать виконтессой. Но я была бы вполне довольна, если бы он просто стал одним из моих поклонников.

Хоуп укоризненно покачала головой:

— У тебя их и так столько, что сама Венера тебе бы позавидовала!

— Да! — торжествующе воскликнула Лиззи. — И это всего лишь мой первый сезон, а у меня их, по меньшей мере, дюжина.

Выражение лица у нее стало лукавым. Раскрыв свой нарядный веер, она выщипывала из него одно за другим мелкие перышки. Не сводя глаз с кузины, она продолжала:

— И, тем не менее, я бы охотно променяла их всех на одного джентльмена, имени я не стану называть, но которого я намерена похитить у тебя, если мне повезет! Я просто не знаю другого такого очаровательного мужчины, как он! Какая тебе выпала удача!

Хоуп вздернула подбородок.

— Если ты имеешь в виду Чарльза, я могу только сказать, что у тебя чрезвычайно странная манера выражаться. Похитить его у меня! Как будто он моя собственность или что-нибудь в этом роде! Он сам себе хозяин, Лиззи, и, если ты не будешь осторожнее в словах, тебя сочтут весьма развязной особой.

Хоуп была на несколько лет старше своей кузины и пользовалась случаем напомнить ей об этом.

Лиззи, пониже ростом, чем Хоуп, выпрямилась при этом замечании и, лукаво подмигнув, казала:

— Развязной? А что это такое? Если молодую особу, посещающую маскарады в Воксхолле можно назвать развязной, то я такая и есть!

Хоуп ахнула.

— Это было вполне пристойно, если хочешь знать. Мама была с нами все время. Мне даже не позволили прогуляться под руку с майором Спиклсом, что было бы очень приятно. Ах, я вижу одну мою знакомую. Мне необходимо поговорить с ней. Она была вчера в цирке Астли, а я слышала, что там лошади затоптали наездника!

Мег смотрела ей вслед, словно наблюдая за огнями фейерверка. Она восхищалась живостью характера Лиззи и той смелостью, с которой девушка бросала вызов всем условностям высшего света. Мег знала, что все, сказанное ею сейчас, имело целью только вызвать неодобрение кузины. И она в этом преуспела. Хоуп поджала губы.

— Она с младенчества была неуправляема. Я удивляюсь только, как это она до сих пор не угодила в какую-нибудь историю.

Мег пропустила это раздраженное замечание мимо ушей, потому что она только что увидела своего отца, занятого каким-то, видимо, очень серьезным разговором с лордом Уортеном. На нее внезапно напал страх, тем более что в этот момент ее отец обернулся и, встретившись с ней взглядом, сурово нахмурился.

2

На следующее утро Мег сидела у себя в спальне перед огромной грудой столового и постельного белья. Она тщательно рассматривала каждую вещь, не утончилась и не порвалась ли где тонкая мягкая ткань. Это домашнее занятие обычно доставляло ей большое удовольствие, но, взяв в руки скатерть, вышитую по краям розами, она загрустила. Эта любимая скатерть матери, уже протершаяся в нескольких местах, напомнила Мег о ее мамочке. Воспоминания, многие годы хранившиеся в душе, пробудились в ней с мучительной силой.

Последний раз мать говорила с ней как раз перед смертью, тринадцать лет назад. Ее прощальные слова стали для Мег руководством в жизни.

«Мое милое дитя, — шептала ей мамочка, держа ее руку исхудавшей слабой рукой. — Ты должна быть очень осторожна в выборе мужа. Он должен быть достойным человеком, безупречным джентльменом, пользующимся уважением всех своих знакомых, рыцарем, готовым защищать тебя от всех превратностей судьбы. Как иначе может женщина родить и воспитать детей в мире и благополучии? Выбирай тщательно, моя ненаглядная Маргарет!»

Эти слова, обращенные к полуребенку-полуженщине, потому что Мег тогда еще не было и четырнадцати, запечатлелись в душе и определяли ее поведение все последующие тринадцать лет жизни. Каждого приближавшегося к ней мужчину она оценивала, исходя из этих наставлений. В добавление к ним богатое воображение наделило этот идеал еще и качествами, почерпнутыми ею из романов автора «Уэверли». Ее рыцарь должен быть мужественным и стойким но всем. Представляя себе образ этого героя, она начала сочинять свои собственные романтические истории о любви и приключениях, опубликовав в результате три книги. В настоящий момент в голове у нее уже складывалась четвертая — Розамунда из Альбиона». Герои ее романов тали воплощением советов матери, а также и собственного представления о человеке, которого она желала бы иметь своим мужем.

Мать ее умерла в ту ночь от чахотки, одной из самых распространенных и неизлечимых болезней. Мег обожала ее и обещала ей, что выйдет замуж за достойного человека, выбор которого одобрила бы ее мама.

Перебирая белье, как учила ее мать, Мег с отвращением вспомнила предложение лорда Уортена. Как он только мог вообразить, что она даст ему согласие, когда он даже не ответил на прямой вызов Монтфорда? Мог ли такой человек защищать ее честь, оберегать и лелеять ее? Ну конечно, нет. Тряхнув локонами и еще раз пообещав мамочке оставаться верной ее заветам, Мег продолжила свое занятие.

Отодвинув шелковую портьеру, сэр Уильям Лонгвилль угрюмо созерцал Беркли-сквер. Едва успев опрокинуть вторую рюмку шерри, он заметил выезжавшего из-за угла на великолепном гнедом лорда Уортена.

Сэр Уильям — высокий, плотный, с гривой рыжих с легкой проседью волос и ярко-голубыми, вечно смеющимися глазами — выглядел сейчас сильно озабоченным. Его густые рыжие брови были сдвинуты, губы сжаты: Опустив портьеру, он с раздражением шумно выдохнул воздух и поставил рюмку на серебряный поднос. Ожидая, пока виконт войдет и поднимется по лестнице, он в сотый раз принялся мерить шагами библиотеку. Это была длинная узкая комната, отделанная прекрасными дубовыми панелями. Два кресла, обитые золотистым бархатом, стояли по сторонам камина. На маленьком письменном столике лежали несколько книг по мифологии. Одна из них была раскрыта на изображении Вулкана, бога огня.

Мег, видно, снова принялась за работу.

Обычно эта комната служила сэру Уильяму уютным прибежищем, где он нередко засыпал в одном из удобных кресел. Но сегодня (помоги ему Бог!) он собирался отдать здесь свою дочь в жены Уортену — если он, конечно, согласится жениться на ней. Проклятье! Как могло до этого дойти? Мег никогда не простит ему.

Он услышал в холле учтивый голос дворецкого и, запустив руку себе за воротничок, потер слегка шею. Он начинал ощущать там уже знакомое ему стеснение, беспокоившее его несколько месяцев подряд. Он испытывал это неудобство всякий раз, когда возникали какие-нибудь домашние проблемы. Сэр Уильям не мог точно припомнить, с каких пор он стал замечать эту тупую боль, но ему казалось, что все началось, когда его возлюбленная супруга сообщила ему, что ему суждено во второй раз стать отцом.

Он поспешно налил себе третью рюмку. Проглотив отдававший орехом шерри, он глубоко вздохнул. Он любил свою дочь; он любил жену, но более непохожих людей трудно было себе представить — практичная, рассудительная Каролина и фантазерка Мег. Господи, подумал он, меня может хватить удар, и ни одна из них не: станет переживать; обе будут слишком озабочены спорами о постельном белье и ночных горшках.

Выход был только один. Его предложила Каролина еще месяц назад. Он должен найти Мег мужа. Его дочь была богатая наследница. За ней шли в приданое земельные угодья, принадлежавшие некогда ее матери и граничившие с усадьбой лорда Монтфорда. А еще весьма солидный капитал в тридцать тысяч фунтов. При желании Мег могла бы иметь дюжину вполне достойных претендентов на ее руку — включая даже одного герцога! А вместо этого она живет в своем воображаемом мире, ожидая этого дурацкого рыцаря, который должен прискакать за ней на белом коне и увезти с собой, перекинув через седло. Чертовски неудобная была бы поездка, не говоря уже о том, что так и шею сломать недолго. Но Мегги не берет в расчет такие практические соображения — ее волнуют только сердечные дела!

Расхаживая по комнате, сэр Уильям остановился перед глобусом и не мог удержаться от искушения пнуть его ногой. Земной шар, слетев со своей оси, с шумом покатился к каминной решетке и, ударившись об нее, мирно заверши; свой путь на паркете.

Раздавшийся в этот момент в дверях голос лорда Уортена вызвал у сэра Уильяма краску смущения.

— Надеюсь, сэр, не я послужил причиной того, что вы ополчились на вселенную?

— Что? О черт, Уортен, я вам очень рад. — Он дружески пожал руку виконту.

Усадив лорда Уортена в кресло у камина, сэр Уильям водрузил земной шар на место, обнаружив при этом на месте Индии огромную дыру, Он наполнил две рюмки шерри и уселся напротив виконта, не выпуская их из рук. Весь погруженный в свои мысли, он сосредоточенно рассматривал вмятину на носке правого сапога.

Голос лорда Уортена прервал его размышления:

— Может быть, вы все-таки расстанетесь с одной из этих рюмок? Я бы не отказался выпить, если бы мне предложили.

— Что? Господи, да я совсем ошалел последнее время.

Он протянул Уортену рюмку и заявил без всяких предисловий:

— Не стану ходить вокруг да около. У меня чертовская неприятность. Вы должны мне помочь. Видите ли, моя дочь совершенно свихнулась, и я очень опасаюсь, что вчера вечером она окончательно погубила свое будущее.

Лорд Уортен понял намек.

— Не имеет ли это отношение к моему предложению?

— Я рад, что вы сами упомянули об этом.

Виконт засмеялся.

— Мне показалось, что вашу дочь оно нисколько не заинтересовало, скорее оскорбило. Уж если кто-то что-то и погубил, то это я. Она сказала, что никогда не слышала предложения менее романтичного или что-то в этом роде.

— Вам следовало сначала обратиться ко мне. Я бы вам посоветовал, как к ней подступиться. Сердце Мег может завоевать только рыцарь в кольчуге, со щитом и мечом.

— Я начинаю понемногу понимать, в чем тут для меня заключается трудность, хотя я все еще никак не могу объяснить себе ее поведение. Вы понимаете, она все время смотрела на меня — и очень пристально. Причем не раз и не два, а почти всегда, когда нам случалось встречаться. Откровенно говоря, у меня были все основания думать, что она влюблена в меня. Можете себе представить, какой неожиданностью стал для меня ее отказ. Впрочем, я не намерен от нее так просто отступиться, если именно это вас волнует. Я очень люблю вашу дочь.

Потягивая свой шерри, сэр Уильям задумчиво смотрел на виконта. Выпитые три рюмки принесли ему большое облегчение, но предстояли еще немалые трудности. Он перевел дух.

— Вам, наверно, известно, что Мег — богатая наследница, — сказал он. — У нее превосходное приданое. В него входит земля, издавна находившаяся во владении семьи ее матери, так что понимаете, я должен быть осторожным в отношении ее поклонников. Я счел необходимым поручить моему поверенному разузнать о вашем состоянии. Должен сказать, что я не удивился, услышав, что ваше имение заложено. Дело в том, что я знал вашего отца. Чудо, что у него вообще что-нибудь осталось!

— Не стану спорить с вами, — отвечал Уортен. — Мой отец растратил свое состояние. Я должен жениться на девушке с приданым. Но могу заверить вас…

— Не трудитесь убеждать меня в чистоте мних побуждений. Я знаю вас с детства и доверяю вам. Я готов отдать вам свою дочь. Я имею это право по условиям завещания, по которому ей передается собственность. К тому же, зная свою дочь, я убежден, что вы вполне ей подходите. Так что она ваша, если вы согласны.

Сэр Уильям почувствовал, что галстук снова врезается ему в шею, но слова были сказаны, и отступление теперь невозможно, хотя эта мысль и приводила его в ужас.

Лорд Уортен поперхнулся последним глотком, не веря своим ушам.

— Что вы хотите сказать, сэр Уильям? — спросил он. — Боюсь, что я вас не совсем понимаю. Разве у Мег нет выбора, и она не имеет права отказать мне — еще раз?

— Вот именно.

— Каким образом? Я не понимаю! Если бы думал, что вы имеете виды на мой титул, я бы немедленно покинул ваш дом. Но я знаю, что вы не придаете этому значения и Каролина тоже. Почему же тогда вы желаете выдать Мег за меня, да еще так поспешно?

Сэр Уильям встал и взял у лорда Уортена пустую рюмку, снова наполнил ее и свою.

— У меня на это есть несколько причин, — сказал он. — Большинство из них личного характера, о которых я не стану вам говорить. Что же до остальных, то, во-первых, я думаю, что Мег могла бы полюбить вас. Быть может, она уже вас любит, не отдавая себе в этом отчета. Ей нужен человек с характером, потому что, несмотря на все ее шелка и ленты и всю ее внешнюю кротость и уступчивость, она обладает железной волей. При этом она страстная натура, хотя не стану скрывать от вас, есть у нее некоторые совершенно ужасающие идеи, которые необходимо выбить у нее из головы. Представьте себе, например, она считает, что настоящий джентльмен должен быть и ученым, и атлетом. Господи, да кто же из нас на такое способен? Кто умом повыше, тот обычно в седле не удержится. А у завзятого охотника не найдется ни интереса, ни времени учить греческий алфавит.

Сэр Уильям вручил одну из рюмок Уортену, уселся в кресло и продолжал:

— Мег слишком много проводит времени в придуманном ею мире. И последнее, о чем я хотел вам сказать, — Эмилия Хартсхорн.

Лорд Уортен ждал, что за этим последует.

Сэр Уильям долго молчал, глядя на своего собеседника и прихлебывая шерри. Наконец он сказал:

— Вы замечали когда-нибудь ее манеру ахать, вздрагивать, носить эти затейливые тюрбаны? Все напоказ, только чтобы произвести впечатление! Удивляюсь, что никто до сих пор не догадался. Хотя я почти уверен, что Монтфорду это известно.

Тут в мозгу лорда Уортена как будто молния сверкнула, и он снова поперхнулся шерри.

— Боже мой, ну не олух ли я? Ведь ваша дочь и есть Эмилия Хартсхорн? Неудивительно, что она отчитала меня за предложение, сделанное в «скучной до отвращения» гостиной. Я думаю, мисс Хартсхорн подошла бы только скрытая в утреннем тумане лесистая долина.

— Значит, вы знакомы с романами моей дочери?

— Только косвенно. Мою сестру Августу невозможно было оторвать от последнего романа Эмилии Хартсхорн. К ней нельзя было подступиться ближе, чем на десять футов. Она оставалась глуха даже к самым жалобным мольбам своего ребенка!

Сэр Уильям понимающе кивнул.

— Прошлой осенью я как-то застал Каролину в нашей библиотеке в Стэйплхоупе, Кругом поздняя ночь, свеча почти что догорела, а она читалась романом Мег. Глаза круглые, как блюдца, и ничего не видит и не слышит, даже меня целых пять минут не замечала.

Он неожиданно улыбнулся, глядя в рюмку.

— Кто бы мог подумать, что моя дочь станет писать романы, не говоря уже о том, чтобы издавать их! Черт побери, я горжусь ею, но вы понимаете теперь, какая у меня тяжелая задача. Кто может сравниться с ее воображаемыми героями? Если хотите, я пришлю вам ее книги сегодня попозже с одним из лакеев. Я полагаю, вам лучше прочесть их все, прежде чем иметь дело с моей взбалмошной дочерью.

Уортен молчал, размышляя. Он взглянул на стоявший рядом письменный стол, и взгляд его упал на раскрытую книгу с иллюстрацией, изображавшей одного из богов древнеримской мифологии. Наклонившись поближе, он прочитал: «Вулкан — бог огня и кузнечного искусства». Уж, не о нем ли идет речь в ее новом романе? Вся современная поэзия полна мифологических аллюзий, поэтому вполне естественно, что Мег могла включить Вулкана в число своих персонажей.

То, что он теперь о ней узнал, открывало ему совершенно новые возможности для того, чтобы покорить неуловимую мисс Лонгвилль. Он будет; читать ей стихи, чем ему следовало бы заняться раньше. Он будет говорить, какой ей только угодно вздор, и это доставит ему огромное удовольствие. Он не упустит случая завоевать ее сердце. Одного он не мог понять — как это ему раньше не пришло в голову испробовать более романтический подход!

Повернувшись к сэру Уильяму, он сказал:

— Я не хочу принуждать Мег. Вы позволите мне посещать ваш дом летом и предпринять попытки найти путь к сердцу вашей дочери?

— Я буду с вами откровенен. У меня есть один сосед, боюсь, небезызвестный вам, преследующий Мег своим вниманием.

— Монтфорд.

— Он самый, и я ему не доверяю. Я слышал, что он попал в лапы кредиторов, и, когда его ухаживания за Мег стали слишком заметны, я поручил частному сыщику кое-что разузнать о нем. За последние несколько лет он пустил по ветру отцовское состояние; его имения заложены. Он много задолжал ростовщикам, и, если бы Мегги вышла за него, она бы оказалась прикована к беспутному игроку, который спустил бы ее приданое на скачках или в игорных домах! Но моя антипатия к Монтфорду объясняется еще и тем, что он не однажды выказывал себя лжецом. Я не стану называть человека выскочкой лишь потому, что его титул недавнего происхождения, но я вижу, что им движет честолюбие и жадность, а не любовь. Не думаю, что он может сделать мою дочь счастливой, но Монтфорд достаточно ловок и умен, чтобы убедить ее стать его женой. Мне кажется, он каким-то образом узнал, что она — Эмилия Хартсхорн, потому уже несколько недель, как он очень изменил свое поведение и даже сочинил стихи в ее честь. Тьфу! Противно было слушать. А у моей дочери глаза заблестели, когда она их повторяла — что-то про голубей, лисиц и колокольчики. Во всяком случае, я совершенно уверен, что, если я не приму меры и как можно скорее, Мег поверит, что Монтфорд и есть ее чертов рыцарь.

Образ Монтфорда с его глубоко посаженными глазами возник отчетливо в памяти лорда Уортена. Монтфорд бесцеремонно нарушил их уединение с Мег на музыкальном вечере и в первые же минуты разговора сумел задеть его честь. Уортен еще ни разу не сожалел так о своей клятве никогда больше не драться на дуэли, как вчера вечером. Он хотел, вернее, страстно желал скрестить шпаги с Монтфордом. Или, что было бы еще лучше, прицелиться на расстояние тридцати шагов в его глумливую физиономию.

При этой мысли он откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул. Монтфорда сменил в его сознании другой образ — распростертый на лесной поляне его брат, струящаяся из раны кровь. Нет, он не станет драться, даже ради того, чтобы защитить свою честь.

Но что ему делать с Мег? Он не мог уступить ее Монтфорду и ему подобным. Он был тот, кто ей нужен, на этот счет у него не было сомнений. И, так или иначе, но он всегда добивался чего хотел. На охоте или в сердечных делах ничто не могло его остановить.

Внезапно осознав, какое это будет наслаждение очаровывать Мег сонетами, цветами и украденными поцелуями, он принял решение.

— Я принимаю ваше предложение и готов жениться на Маргарет.

Сэр Уильям издал вздох облегчения, с него словно тяжесть свалилась.

— Черт побери! — воскликнул он. — Вы об этом не пожалеете! Готовы вы жениться, скажем, через три недели?

Уортен откровенно расхохотался.

— Вам не кажется, что Мег нужно побольше времени, чтобы привыкнуть к мысли стать леди Уортен?

— Лучше сразу ее ошеломить и покончить с этим! Я свою дочь знаю! Три недели и ни днем позже!

Уортен наклонил голову.

— С моей стороны возражений нет! Я надеюсь только, что Мег не станет презирать меня за сегодняшний сговор.

Сэр Уильям снова почувствовал стеснение в орле.

— Да, дело вам предстоит нешуточное. Ну а я доволен, по крайней мере, насколько возможно быть довольным в моем положении. Присылайте ко мне вашего поверенного, когда вам будет угодно.

— Есть еще одно обстоятельство, — сказал Уортен. — Пожалуйста, скажите Мег о моем имении. Я не хотел бы, чтобы в день свадьбы она узнала, что я нуждаюсь в ее приданом, чтобы спастись от разорения.

Сэр Уильям пренебрежительно махнул рукой.

— Да-да, разумеется. Я обо всем позабочусь.

Послышался осторожный стук в дверь. Мег спрашивала разрешения войти.

Наклонившись в кресле, сэр Уильям с силой сжал руку Уортена.

— Ни слова, пока я не поговорю с ней, — прошептал он. — Я вас оставлю на несколько минут, но помните: Эмилия Хартсхорн.

Мег настолько поразилась, застав отца наедине с Уортеном в библиотеке, что уронила висевшие у нее на плече простыни.

— Папа! — воскликнула она. — Я не знала, что вы заняты.

— Ерунда! Заходи, милочка. Мы как раз говорили о тебе.

— Мне неловко показываться гостям в таком виде, — быстро сказала Мег. Она была в выцветшем голубом муслиновом платье. Ее волосы были схвачены белой лентой, но отдельные пряди выбились наружу, и присутствие Уортена заставило ее остро ощутить небрежность своего туалета. Тем более что сам он выглядел безупречно в темно-синем фраке, лосинах и сверкающих сапогах. Сердце ее предательски дрогнуло, когда он поднялся ей навстречу с поклоном. Как он хорош, в сотый раз подумала она. Мег сама не знала, почему его присутствие внушало ей страх. Она попыталась отступить за дверь, как маленький зверек, почуявший капкан, но отец помешал ей. Обхватив ее за талию, он сообщил ей, что лорд Уортен желает поговорить с ней.

— О нет, папа! — прошептала она. Покраснев, она поспешно поправилась: — Я хочу сказать, я уверена, что все, что может мне сказать милорд Уортен, может быть сказано в вашем присутствии.

Сэр Уильям шутливо ущипнул ее.

— Чепуха. Уортен — мой друг, и он просил меня позволить ему поговорить с тобой. Я не могу ему в этом отказать.

Он вышел, и то, как закрылась за ним дверь, что наполнило Мег самыми дурными предчувствиями.

Мег взглянула на Уортена. Папа был вне себя он, узнав о ее отказе такому жениху, как Уортен. Хотя она и пыталась объяснить ему свои чувства, внушить ему, что она не может уважать Уортена, он и слушать не стал и, швырнув на пол «Морнинг пост», с негодованием удалился.

Что они тут вдвоем обсуждали? Уж конечно, не что иное, как вчерашнее предложение Уортена.

Мег была твердо намерена не давать виконту другой возможности возобновить свои ухаживания, как бы ни желал отец ее брака с этим человеком. Поэтому она вежливо объяснила Уортену, что у нее бездна домашних обязанностей и она надеется, что он поймет, как у нее мало времени.

Опустившись на колени, она начала второпях складывать упавшие простыни.

— Не знаю, что это на меня нашло, все из рук валится. Мы уезжаем из Лондона. Каролина последнее время неважно себя чувствует, хочет как можно скорее вернуться в Стэйплхоуп. Мне тоже не терпится домой. Правда, еще не настало время собирать ежевику на варенье, но у меня есть множество других дел. В это время года я всегда разбираюсь в кладовых, выбирая, что отдать бедным, а что просто сжечь.

Наблюдая за ней, Уортен с трудом мог представить ее себе как Эмилию Хартсхорн — писательницу. Могла ли такая женщина желать, чтобы ей нашептывали на ухо поэтические строки? Он медленно подошел к ней и сказал:

— Вы слишком хороши, чтобы погружаться в такие заботы. Вам больше пристало бродить босиком по покрытым колокольчиками полям или сидеть, склонившись над прудом, погружая в него кончики ваших волос.

Взяв у нее из рук смятую простыню, он раз вернул ее во всю длину. Не сводя с Мег глаз, он опустился рядом с ней на колени и расстелил истончившуюся местами ткань у ее ног, наподобие водного пространства.

— Например, в такой пруд, как этот, — сказал он.

Мег так изумилась его словам и поступкам, что смотрела на него буквально раскрыв рот.

— Пруд? — повторила она в растерянности

— Да, — сказал он, пристально глядя на нее. — Если бы вы склонились над этим прудом, окунули бы ваши бронзовые локоны в его воды? Мне уже давно хотелось это узнать. Весь сезон я только об этом и думаю.

Мег ощутила, как воображение начинает бродить в ней. Сердце ее лихорадочно забилось. Она почувствовала легкое головокружение. Фигура лорда Уортена расплылась перед ее затуманившимся взором. Как странно! Чудно и странно!

— Да, — чуть слышно прошептала она. — Мне кажется, мои волосы коснулись бы воды, хотя и не уверена.

— Я хотел бы увидеть ваши волосы распущенными по плечам и обрамляющими ваше прекрасное лицо.

Он говорил очень тихо, не сводя с нее глаз.

— Мои волосы начинают виться, когда намокнут, — сказала Мег.

Наклонившись к ней через разделявшую их модную гладь», он произнес:

— Венец из бронзовых кружев.

Сердце Мег сжалось в сладкой истоме.

— Как это красиво сказано! Я и не знала, что вы умеете так поэтично выражаться, милорд.

Дотянувшись, он коснулся ее волос.

— В молодости я писал стихи. Всякий юнец сочиняет сонеты в пылу первой любви.

— А ваша первая любовь тоже была рыжей?

Он покачал головой.

— Увы, нет. Сказать вам всю правду? Я безумно влюбился в гувернантку моей сестры, Генриетту Эндовер, красавицу двадцати шести лет. Только что перед этим меня исключили из Итона за то, что я, вымазав чернилами учительский стул.

— Скверный мальчишка, — сказала Мег ласково, желая продлить очарование.

— У мисс Эндовер были прямые темные волосы. Помню, я увидел однажды, как она распустила их по плечам. Я просто обезумел. А у вас длинные волосы, Мег? Я хотел бы знать, могут ли они окунуться в наш пруд. Хоть раз мне хотелось бы увидеть их такими же свободными, как ваш дух.

Мег была заворожена его словами. Она совсем забыла свое стремление уйти из библиотеки как можно скорее. Он заставил ее забыть девическую скромность. Без малейшего колебания она дернула за ленту, скреплявшую волосы. Когда локоны рассыпались, лорд Уортен нежно расправил их у нее на плечах и шее. Он не мог допустить даже мысли о Монтфорде, ласкающем ее слух своими лживыми любезностями.

Мег осмотрелась.

— Боюсь, до воды они не достанут.

— А если вы обопретесь на локоть?

Он втайне надеялся, что она не согласится, опасаясь, что ему не устоять, если он увидит ее на полу возле раскинутой простыни. Но она немедленно легла, опустив голову на руку. Перекинув волосы себе на лицо, она опустила их в воображаемый пруд.

Фантазия ее все больше разыгрывалась. Внезапно в ее сознании возник образ прекрасной Розамунды, лежащей на берегу пруда. Горькие слезы капали в воду. Одна мысль терзала ее — как ей одолеть зловещего графа Фортунатто. И вдруг он, этот злодей, появился перед ней!

«…— Попалась, Розамунда! Теперь тебе не уйти от меня.

Розамунда пронзительно вскрикнула. Но в зарослях лемносских кедров никто не слышал ее жалобных криков. Вулкан не допускал никого в свои сады: преданные слуги повиновались своему божеству.

— Чего ты хочешь от меня? — простонала она.

Его глаза горели мрачной решимостью.

— Я хочу сделать тебя своей женой. Она снова потеряла сознание».

Словно сквозь сон Мег увидела, как лорд Уортен, переступив простыню, склонился над ней.

— Мег, — услышала она его шепот, — я хочу сделать тебя моей женой.

Мег вздрогнула. Она попыталась подняться, о его горячее дыхание, обдававшее ее щеку, не давало ей шевельнуться. Как она могла оказаться в таком опасном положении, да еще по собственной воле? Его губы коснулись ее уха и щеки, их прикосновение было необыкновенно легким и нежным.

— О нет, нет! Не надо! О Боже! — шептала она. Его губы коснулись ее губ. Ей стало трудно дышать. Он нежно поцеловал ее.

— Мег, вы должны стать моей, женой. — Он снова поцеловал ее.

— Нет-нет, — отозвалась она охрипшим голосом. Она не могла тронуться с места. Граф Фортунато околдовал и ее. Сильная рука приподняла ее, обхватив за талию, и она оказалась в его объятиях.

И Уортен чувствовал, что сгорает в огне желания. Это дивное создание так близко с ним опьянило его. Он снова вообразил на своем месте Монтфорда, и эта мысль заставила его вскрикнуть:

— Запомни, я никогда не позволю другому обладать тобой!

Мег почти лишилась чувств в его объятиях. Он все более страстно впивался в ее губы. Какая-то горячая волна поднималась и росла в ней. Она испытывала непреодолимое желание ответить на его поцелуй, сознавая в то же время, что не должна этого делать. Ужаснувшись этому внезапному необъяснимому порыву, она попыталась отстраниться от него, но он не отпустил ее.

Мег постаралась сосредоточиться, и темная родинка отчетливо выступила у нее перед глазами. Упершись ему в грудь рукой, она вскрикнула:

— Вы — вы соблазняете меня! Негодяй! Монтфорд спрашивал меня вчера, следует ли ему вызвать вас на дуэль, и я очень сожалею теперь, что не позволила ему это.

Он не выпускал ее из объятий, несмотря на все ее усилия освободиться.

— Так в вашем романе мне уготована роль злодея, Мег? — спросил он. — Смотрите, не ошибитесь!

— Дьявол! — трагическим тоном воскликнула она.

Он отпустил ее наконец, и она поспешно подбилась на ноги с видом оскорбленной гордости.

— Презренный негодяй!

Лорд Уортен тоже встал и, скрестив руки на груди, смотрел на нее исподлобья с нарочито свирепым выражением. Он чуть не расхохотался, когда жестом отчаяния и ужаса она стиснула руки.

— Оставьте меня, оставьте немедленно — чудовище!

Уортен от души забавлялся, глядя на нее. Он надеялся, что ему удалось походить в этот момент на злодея. Он снова начал медленно и непреклонно приближаться к ней. Она отступала, все время драматически вопрошая, что ему от нее нужно, почему он не оставит ее в покое.

Наконец, когда они оба оказались у маленького письменного столика и дальше отступать ныло некуда, он сказал очень тихо, близко к ней наклонясь:

— Потому что я люблю вас, и вы должны быть моей.

— Вы изверг!

С трудом сдерживая внутренний смех, угрожавший испортить всю прелесть момента, он сказал:

— Да, я изверг, милая Маргарет, и вам еще предстоит познать всю глубину моей развращенности.

Закрыв глаза, Мег величественным жестом Я указала ему на дверь.

— Уходите! Немедленно!

Он любил ее, любил ее всю, от волос до кончиков пальцев на ногах, и едва сдержался, чтобы снова не сжать ее в объятиях и не покрыть поцелуями. Подавив в себе это желание, он глубоко вздохнул.

— Я покидаю вас, но только потому, что уверен: я снова скоро буду с вами.

Мег открыла глаза.

— Но я же сказала вам: мы уезжаем в Шропшир.

Взглянув на раскрытую книгу на столе, он коварно улыбнулся.

— Я найду вас везде, Мег. Вулкан повелел меня взять вас в жены! Я исполню волю бога огня.

Ахнув, Мег закрыла глаза. Казалось, что ей становится дурно. Едва слышным шепотом она проговорила:

— Я буду молиться о вашей душе.

Уортен издал какой-то странный звук, но, прежде чем Мег успела заметить произведенное ее словами впечатление, он вышел.

Уортен быстро спустился по лестнице. Он задерживал дыхание, чтобы не расхохотаться. Только уже у парадной двери он дал себе волю. Услышав приглушенный взрыв смеха, провожающий его дворецкий выразил надежду, что его светлость не страдает инфлюэнцей.

Сев на коня и отъехав от дома, Уортен оглянулся. В окне второго этажа он увидел Мег и рядом с ней горничную, энергично кивавшую,

Видимо, в ответ на распоряжения госпожи. Он любил Мег, он желал ее, но какое право он имел принуждать ее стать его женой? Никакого.

В этот момент она посмотрела в окно и, заметив его, поспешно отошла в глубь комнаты.

Он снова засмеялся. Это было несправедливо по отношению к ней, эта помолвка была чудовищной затеей, но он просто не мог отказаться от нее. Она была слишком прелестна, слишком погружена в созданный ею самой причудливый мир, чтобы он мог устоять. Его неотразимо влекло ожидавшее их обоих столкновение упрямых, своевольных характеров. Ударом хлыста пустив гнедого в галоп, Уортен поскакал навстречу ветру. Кровь в нем закипала, сердце ожесточалось, готовясь к предстоящей схватке.

3

Почти неделей позже, направляясь в конюшню, Мег вдруг вспомнила, что забыла хлыст. Она поспешила назад в одну из комнат первого этажа, где она имела обыкновение проводить время и где накануне оставила хлыст. По возвращении в Шропшир она уже несколько дней выезжала по утрам. Мег была прекрасном настроении: небо было ясное, за исключением кое-где легких облачков, и она твердо знала, что, по крайней мере, в течение часа она будет избавлена от стычек с Каролиной.

Перекинув через руку шлейф амазонки, он быстро шла к террасе позади дома. Что-то странное творилось в Стэйплхоуп-Холле, но что именно она точно не могла бы сказать. Ей часто случалось видеть, как шептались, сбиваясь кучку, служанки. При ее приближении они разбегались, хихикая, как будто желая избежать с нею встречи.

Мег полагала, что такое необычное поведение было вызвано известием о беременности Каролины. Хотя казалось немного странным, что событие, которому предстояло совершиться только в ноябре, могло так переполошить весь дом. Даже величественный и властный дворецкий, прозванный в шутку «Зверем», нередко улыбался вопреки своей обычной манере сурово хмуриться. Он даже великодушно простил одного и лакеев, осмелившегося сорвать поцелуй у судомойки!

Поднимаясь по ступеням террасы, Мег вновь поразилась красоте старинного здания. Это был типичный дом елизаветинских времен, и бесконечные ряды прямоугольных окон с частыми переплетами рам выходили на шропширские холмы. Передний фасад был обращен на запад, где невдалеке виднелись горы Уэльса, и был открыт всем ветрам.

Мег быстро прошла в комнату, бывшую с ранних пор ее прибежищем. За все эти годы она превратила просторную комнату в нечто вроде библиотеки, где она проводила целые часы, производя на свет свои персонажи. Мег была счастлива дома, хотя они с Каролиной по-прежнему во многом расходились относительно ведения домашнего хозяйства.

Она не успела еще войти, как на пороге показался лакей с целой охапкой картин и акварелей в руках, ее собственных акварелей.

Мег замерла, сжав в руке перчатки. Сердце у нее упало.

— Джеймс! Что вы делаете с моими рисунками? — спросила она, изумленно подняв брови.

Джеймс багрово покраснел.

— Прошу прощения, мисс, я думаю, вам лучше поговорить с леди Лонгвилль. Она там. — слегка поклонившись, он отступил от двери.

Подойдя поближе, Мег спокойно спросила:

— Куда вы их несете?

— В классную, мисс, — отвечал лакей, глядя на нее во все глаза. — Можно мне идти?

Мег стояла у двери, держась за медную ручку. Повернувшись к лакею, она какое-то мгновение смотрела на него невидящими глазами. Каролина здесь. В ее комнате. Никому, даже прислуге, не разрешалось входить туда, кроме одной горничной, точно знавшей, в каком виде Мег требовала содержать все в этой комнате.

— Мисс! Вы что-то побледнели. Вам плохо? Позвать вашу горничную?

Мег медленно покачала головой:

— Нет-нет. Все в порядке. — Она попыталась улыбнуться, хотя была не уверена, насколько ей это удалось, судя по озабоченному выражению лица Джеймса.

— Мачеха, наверно, приготовила мне сюрприз. Ступайте, куда вам велели.

Мег повернулась к двери и, собравшись с духом, осторожно открыла ее. Комната была просторная и светлая, так как выходила на запад. В ней царила бурная деятельность. В центре, устремив взгляд на каминную полку, стояла Каролина. Двое лакеев аккуратно снимали оставшиеся из двух дюжин акварелей в рамках, годами украшавших стену над камином. Мег дорожила ими, хотя за них не дали бы и двух пенсов. Она нарисовала их все, сидя десяти-одиннадцатилетней девочкой рядом с матерью, прилежно обучавшей ее искусству акварели.

У Мег закололо сердце, когда в памяти у нее зазвучал родной голос: «Мегги, детка, краски должны свободно разливаться по бумаге. Ты слишком тщательно все выписываешь. Это придет позже».

Представшее ее глазам зрелище ужаснуло ее. Налево, где стену покрывали книжные полки, две горничные деловито укладывали сотни книг в три больших сундука. На противоположной стороне комнаты целый рой служанок убирал коллекции камней, бабочек, ракушек и разных других вещиц, дорогих Мег по воспоминаниям детства. Все эти предметы укладывали в несколько плетеных корзин, стоявших на ковре.

— Да, вот так будет лучше, — в голосе Каролины прозвучало облегчение. Она по-прежнему рассматривала каминную полку.

Мег попыталась что-то сказать, но у нее перехватило дыхание.

— Смотрите, да это мисс Маргарет! — воскликнула одна из горничных. — А мы-то ее кидали не раньше как через час. Ну, нам теперь достанется!

Другой голос, потише, добавил:

— У нее даже губы побелели! Господи, да она сейчас в обморок упадет того и гляди!

Суета в комнате внезапно прекратилась. В это же мгновение, резко повернувшись, Каролина в ужасе воскликнула:

— Мег! А я тебя и не вижу; я тебя не ожидала!

Мег, наконец, обрела голос.

— Это очевидно, — сказала она. — Неужели вы не могли, по крайней мере, сначала поговорить со мной о ваших планах?

С этими словами она повернулась и выбежала из комнаты. Слезы жгли ей глаза.

— Маргарет, подожди, — раздался ей вслед голос Каролины. — Ты не понимаешь. Ах, будь он неладен, мой драгоценный муженек. Когда Каролина догнала ее, Мег уже пробежала один марш ступеней террасы.

— Мег, подожди! — крикнула она. — Подожди минутку. Позволь мне объяснить.

— Что объяснить, Каролина? — Мег остановилась. — С самого первого вашего здесь по явления вы дали мне понять, что мне нет места этом доме.

Каролина выступила из тени на солнечный свет. Ее темные волосы отливали шелковистым блеском.

— Это неправда. Ну, может быть, какая-то доля истины в этом есть. Но ты представить себе не можешь, как преданы тебе слуги, какого труда мне стоит заставлять их повиноваться мне. Я бы спросила тебя насчет комнаты, но твой отец сказал, что в этом нет необходимости, что он сам все обсудит с тобой; но только я теперь вижу, что он так и не собрался!

Она сделала еще шаг к Мег.

— Уверяю тебя, все переносят в классную самым аккуратным образом и эта комната очень светлая и удобная. — Она замолчала, прочитав упрек на лице Мег.

Каролина вздохнула.

— Я вижу теперь, что допустила ошибку, твой отец…

Мег смотрела себе под ноги.

— Классная? — переспросила она. — Taк вот значит, куда мне предстоит переселиться? Право же, я чувствовала себя взрослее в тринадцать лет, чем сейчас, когда мне двадцать шесть.

Каролина протянула было к ней руку, но ее не приняли, и рука опустилась вновь на коричневую шелковую юбку.

— Я не так уж виновата, Мег. Твой отец обещал мне, что после завтрака он сразу же повторит с тобой. Я не знаю, почему он этого не сделал.

Каролина судорожно стиснула руки, поджав при этом губы, словно нелестный эпитет был готов сорваться с ее уст в адрес супруга. Секунду спустя она как-то таинственно добавила:

— Я настаивала, что он должен поговорить с тобой. Ему следовало это сделать еще в Лондоне.

— Папа взял свою любимую удочку в сарае садовника еще час назад, — сообщила мачехе Мег. — Он, без сомнения, уснул где-нибудь на берегу.

Каролина прижала руку к голове. Снова вздохнув, она сказала:

— Он не из тех, кто прямо смотрит в лицо фактам.

Мег пристально посмотрела на мачеху.

— Я не понимаю, какое он имеет отношение к моей комнате. Мы с вами скоро уже год не ладим. Вы были бы счастливее, если бы я уехала отсюда. Но я нахожу то, как вы вторглись в мою комнату, где я храню все самое дорогое для меня, просто жестокостью.

Каролина осталась стоять на террасе. Мег не пошла в конюшню. Вместо этого она затерялась в лабиринте, образуемом кустарниками тиса, за домом.

Усевшись на свою любимую скамью в самом центре лабиринта, она следила за облаками, проплывающими над широкой долиной. Как могло дойти до того, что Каролина ворвалась в ее собственную комнату, да еще с толпой слуг?

Мег не знала, как долго она там просидела, когда какое-то время спустя до нее донесся голод отца, звавший ее. Сначала Мег не могла заставить себя отвечать ему. Она была слишком обижена, слишком сердита.

Немного погодя она услышала, как он на чем свет стоит ругает лабиринт.

— Черт возьми! — кричал он. — И почему я не приказал вырвать это все с корнями еще прошлым летом? Мегги, черт — то есть тьфу! да ответь же мне наконец! Где ты? Как мне до тебя добраться? И не дури мне голову, Каролина видела, что ты пошла в лабиринт!

Какое-то время он ворчал про себя, а затем сердито закричал:

— Да отцепись ты от меня, окаянный вонючий сорняк! Я прикажу садовникам выжечь тебя! Клянусь, я изведу тебя! Мегги!

Мег слегка улыбнулась. Она любила отца, но иногда он сильно ей досаждал.

Наконец она подала голос, давая ему знать, где она. Несколько минут он искал ее, посылал проклятья тем, кто придумал такие дурацкие забавы.

Минут через пять он оказался в центре лабиринта. Лицо его покраснело от усилий, темно-синий фрак покрыт пылью и приставшими к нему листьями.

— А вот ты где! Наконец! — воскликнул и на лице его отразилось облегчение. — Терпеть не могу всякие головоломки!

Мег сидела с ногами на скамье. Пышный шлейф амазонки обвивал ее лодыжки. Леди не сидит в такой позе, но ей в этот момент было все равно.

Сэр Уильям тут же уселся рядом с ней и похлопал ее по коленям.

— Ну и наделал я дел, крошка. Прости меня. Я должен был бы подойти к тебе гораздо раньше — сразу же после завтрака! — Он поймал головой, раздувая щеки. — Каролина как ураган на меня налетела, и как раз когда мне попалась самая крупная форель, какую я в жизни видел! Ну и ушла, конечно. Не Каролина! — форель, разумеется. Ах, Мег, во всей этой истории моя вина. Не с форелью, я хочу сказать, а в моей ссоре с моей бедной женой. Черт, до чего я тут сам запутался!

Сэр Уильям наклонился вперед, положив руки на колени. Он еще никак не мог отдышаться после беготни по лабиринту.

— Я хотел поговорить с тобой о комнате, — продолжал он. — И дело не в том, что я забыл, я просто не решался. Я не знал, как к этому приступиться. Каро нужна эта комната для… — Он замолчал, видимо, не находя слов для выражения своих мыслей. — Ей нужна эта комнат; чтобы… ну да ладно! Она и без нее обойдется, думаю. Гостей будет не так уж много.

Нахмурившись, он кусал себе губу.

— Мегги, я просто не знаю, что тебе сказать, — признался он, наконец.

Мег улыбнулась сквозь слезы. Ее отец представлял собой причудливую смесь необычайно привлекательных и невыносимо раздражающих свойств.

— Вы желаете, чтобы я уехала из Стэйплхоупа, папа? — спросила она. — Я вполне в состоянии устроиться самостоятельно, если вам будет угодно. Я знаю, что Каролина недовольна моим пребыванием здесь, и… мне известно, что прислуга часто берет мою сторону в наших столкновениях с ней. Каролина имеет право быть недовольной моим присутствием. Боюсь, что я слишком долго была здесь хозяйкой.

Сэр Уильям издал стон, напоминавший мяуканье кота, которому отдавили хвост. Осторожно отодвинув в сторону колени Мег, он привлек свою девочку в объятья.

— Мегги, дорогая моя, — выговорил он нетвердым голосом. — Я не хочу, чтобы ты уезжала. Ты моя дочь! Но дело в том, что тебе нужен свой собственный дом, муж, дети…

— Папа, — спокойно перебила его Мег, — я не имею желания выходить замуж. С тех пор как умер Филип… И не говорите мне, что тому уже пять лет и мне давно пора перестать его оплакивать, для меня это было все равно, что вчера! — Мег помолчала немного, и поскольку отец не сделал попытки убедить ее в обратном, она продолжала:

— С тех пор как его не стало, я не испытала ни малейшей привязанности к кому-либо. Я его слишком любила, он имел все, что привлекало меня в мужчинах. Такой высокий, красивый, и такой смелый! Он так прекрасно ездил верхом и когда читал мне стихи.

Слезы полились у нее по щекам при воспоминании о ее первой, утраченной любви.

Сэр Уильям обнял ее крепче.

— Я знаю, знаю, — сказал он. — Филип был славный парень, немного чересчур горяч, но он бы остепенился, но — о черт! — ведь я желаю тебе счастья, Мег! Как мне жаль, что ты отказала Уортену. Он хороший человек, и ты могла бы полюбить его, если бы только постараюсь!

Сэр Уильям слегка отодвинулся от дочери, вглядываясь ей в лицо.

Мег покачала головой и рассмеялась, словно услышав какую-то нелепость.

— Вы же знаете, я не выношу его.

Она хотела было шутливо хлопнуть отца по руке перчатками, когда что-то в его лице насторожило ее.

— В чем дело? — воскликнула она.

Сэр Уильям неожиданно отстранился от нее и встал.

— Ничего! Абсолютно ничего!

Он потер рукой шею, и Мег заметила, как он несколько раз повертел головой, словно шейный платок ему стал вдруг тесен. Как странно! Последнее время он стал часто повторять это движение. Каждый раз, когда они оставались втроем, она, отец и Каролина, Каролина многозначительно на него посматривала, а он или начинал откашливаться, или вертел головой, как сейчас, а, иногда и бросал на жену сердитые взгляды.

Мег медленно встала.

— Папа! — сказала она. — Скажите же мне, в чем все-таки дело? Если речь идет о комнате, я уступаю ее Каролине. Быть может, мне и не очень приятно отказаться от своего любимой места на протяжении многих лет, но я сознаю свой долг по отношению к вашей жене и исполню его без колебаний.

Сэр Уильям кивнул. Лицо его сморщилось в жалобную гримасу.

— Я поговорю с Каро, чтобы тебе позволить остаться там до — ну скажем, до конца лета. Ты довольна?

— Это было бы чудесно! — воскликнула Мег. По крайней мере, у нее будет время привыкнуть к мысли о переменах, а может быть найдется и более подходящая комната, чем классная. Все, что угодно, только не классная!

В центре лабиринта была небольшая, усыпанная гравием площадка, и сэр Уильям медленно начал прохаживаться по ней взад и вперед.

Сначала он зашагал в южном направлении, потом, резко повернувшись, направился на север.

И это он повторил несколько раз, что-то бормоча себе под нос.

— Папа! Я никогда еще не видела вас в таком возбуждении, — сказала Мег. — Ведь уже дело не только в комнате? Прошу вас, скажите мне, что случилось?

Сэр Уильям побагровел, глаза у него буквально вылезали из орбит.

— Но почему, почему ты отказала Уортену? — воскликнул он. — Мегги, я этого не переживу!

С этими словами он выбежал из лабиринта, заблудившись только один раз по дороге и громко ругаясь, когда он заметил свою ошибку.

Мег осталась сидеть на скамье, озабоченная и встревоженная. Она никогда раньше не видела отца в таком состоянии. Что имел в виду, говоря, что этого не вынесет? Чего он не вынесет?

Мег просто не могла понять, что происходит. Она смотрела на песок у себя под ногами, пытаясь разобраться, что означали слова отца, так же и его беспокойные жесты и беготня. Что-то же волновало его, помимо комнаты, но что — она себе не представляла.

Туман стлался по долине, где была распложена деревня Стэйплхоуп. В девять часов вечера фонари у маленькой деревенской гостиницы «Виноградная лоза» приветливо мигали сквозь моросящий дождь, привлекая постояльцев. Стэйплхоуп-Холл, одна из самых больших усадеб в обширной долине, находился в трех милях к югу от деревни. Накинув на плечи янтарного цвета шаль, Мег открыла дверь своей комнаты, выходящей в сад, и вглядывалась в туман. За рощей к северу от Стэйплхоупа она могла различить слабые очертания другого большого дома в долине, Бернел-Лодж.

В нетерпении она топнула ногой.

— Да где же ты, Чарльз Бернел? — тихо сказала она в темноту, досадуя, что друг ее детства не подал ей сигнала из окна библиотеки на втором этаже Бернел-Лодж. Он обещал навестить ее сегодня вечером, чтобы сообщить, согласилась ли Хоуп Норбери стать его женой. Он, очевидно, задержался у Норбери дольше, чем предполагал.

Много лет назад, когда Чарльз и Мег еще были детьми — и отличными друзьями, — сэр Уильям распорядился расчистить просеку между Стэйплхоуп и Бернел-Лодж. Вскоре после этого Мег придумала простую сигнальную систему лампочку в окне, и Чарльз, ответив ей таким же сигналом, прибегал навестить ее. Сегодня в окнах Бернел-Лодж было темно, и Мег сгорала от нетерпения услышать, связал ли Чарльз свою судьбу с Хоуп.

Мег вздохнула. Уже привычное нетерпеливое возбуждение вновь овладевало ею. Над домом нависли тучи, приглушая все шумы и оказывая еще больше угнетающее воздействие на ее настроение. Когда влага стала оседать у нее на лице тяжелыми каплями, она медленно закрыла тяжелую дверь и прислонилась к ней. Обстановки за ужином была напряженной. Плохо скрываемое раздражение Каролины было направлено, как ни странно, против сэра Уильяма. Когда ужин закончился, Мег под предлогом, что ей нужно поработать над очередной главой своего романа, потихоньку скрылась в своем любимом убежище.

Картины и акварели вернулись на свое прежнее место над камином, хотя расположение их изменилось и две из них висели косо. Книги и коллекции были в беспорядке расставлены там и сям. Все это напоминало ей о том, что эта глава в жизни — уютное благополучие Стэйплхоупа — быстро приближалась к концу.

Как она любила эту комнату, свой приют на протяжении тринадцати лет! Мег остановилась у старого кресла, такого некрасивого, как лежалое морщенное яблоко. Сиденье было все в буграх, бархатная обивка протерлась. Каролина ахнула, увидев его впервые, настолько оно было безобразно. Мег нежно похлопала кресло рукой при этом воспоминании, словно желая успокоить его оскорбленные чувства. Она любила свое кресло, побила свою комнату.

Она подошла к письменному столу, где разбросанные страницы ее последнего романа покрывали исцарапанное и запачканное дерево. Пятна и царапины придавали столу вид закаленного в битвах ветерана, доставлявшего Мег столько же удовольствия, сколько и старое кресло.

Усевшись за стол, Мег старалась сосредоточиться на лежавшей перед ней рукописи, но мысли путались, Муза ей сегодня изменил; Что-то тревожило ее, как надоедливый комар кружащийся над головой и нежелающий отстать сколько бы раз она ни замахивалась на несносное насекомое. Внезапно ей пришел на память Уортен. Отец упоминал о нем сегодня. Понурившись, она побарабанила пальцами по столу. Быть может, виконт все-таки соберется в Шропшир? Ну что же! Тогда ему несдобровать, она удовольствием даст ему от ворот поворот.

Мег обмакнула перо в чернильницу. Мысли были заняты Уортеном. Ей невольно пришла на ум их последняя встреча и то, как он совершено заворожил ее и даже поцеловал, и все это было библиотеке ее отца! Она не могла понять, как ему удалось вскружить ей голову, убедить ее расположиться полулежа возле какой-то дурацкой простыни на полу и вообразить, что это пруд. Она вспомнила нежное прикосновение его губ, и на какое-то мгновение у нее закружилась голова. Воспоминание о его поцелуях завладели ею. Она закрыла глаза, дрожь пробежала у нее по спине. Она прижала пальцы к губам. Однажды Филип поцеловал ее, но это было ничто по сравнению с тем ощущением, когда Уортен по…

Боже мой, о чем это она? Надо выбросить из головы эти предательские мысли! Мег вновь осознала свою уязвимость, слабость женского сердца, поддающегося на такие хитрости. Уортен — никчемный человек, она не доверяет ему и презирает его. А что, если бы он действительно приехал в Шропшир? Как ей защититься от его безнравственного с ней обращения? Страх пронизал сердце при мысли, что у нее нет защитника. Даже отец дал ясно ей понять, что для него ничего не может быть приятнее, чем ее замужество с Уортеном.

Мег прижала руку к груди. Если бы только какой-нибудь благородный рыцарь, вроде Филипа, взялся защищать ее, быть рядом с ней всегда и везде, чтобы спасти ее от козней Уортена. Кто-нибудь вроде Эммануэля Уайтхейвена, героя ее последнего романа.

При мысли об Эммануэле она глубоко вздохнула, опершись подбородком на руки. Мег представила его в своем воображении, с развевающими белокурыми волосами. Эммануэль бы знал, как поступить с Уортеном, так же как он умел справиться с графом Фортунато. Вдохновение нашло на нее. Мег окунула перо в чернильницу, и оно понеслось по бумаге, действие ее романа стремительно развивалось. «Графу Фортунато доставляло удовольствие постукивать тростью по каменным плитам. Он шагал по улицам маленькой деревушки на берегу лемносской гавани. Через неделю Розамунда будет принадлежать ему. Сам Вулкан совершит церемонию бракосочетания.

Чья-то рука схватила его за плечо. Трость загремела о камни мостовой.

— Так вот ты где? Наконец-то мы встретились! Где Розамунда из Альбиона? Отвечай гнусный негодяй! Где ты ее прячешь и где ее брат Эрнест?

Граф Фортунато затаил дыхание при виде представшего перед ним богоподобного создания. Это был сам Эммануэль Уайтхейвен! Eго прекрасное лицо дышало негодованием. Это был воплощенный ангел мести.

— Я… я не знаю, о чем ты говоришь, Уайтхейвен! Я уже много месяцев не встречал мисс де ла Мер.

Презрительно прищурившись, Эммануэль притянул к себе Фортунато так, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.

— Говори, или я призову всех богов, чтобы судить тебя за твою наглую ложь!

Фортунато смешался.

— Ты… ты ошибся. Я не знаю, о чем ты говоришь.

Эммануэль, отпустив руку графа, поднял кулак. Но Фортунато уже успел обнажить спрятанный под его черным плащом нож. Он бросился на Эммануэля, брызнула кровь. Эммануэль отступил, шатаясь, а граф, устремившись ближайший темный проулок, скрылся в лемносских трущобах».

В это время в другой комнате, как раз над кабинетом Мег, леди Лонгвилль, урожденная Каролина Джейн Брэдли, сидела за туалетным столиком, на котором были аккуратно разложены баночки и щетки. Ее горничная, известная всем по фамилии Пирс, стоя за ее спиной, тщательно расчесывала волосы своей госпожи, уроженка Кента, Пирс отличалась отсутствием чувства юмора и подозрительным отношением к шропширцам, которых она считала иностранцами. Несмотря на ее абсолютную преданность хозяйке, Пирс была одержима одним желанием — вернуться в Кент, где погода была лучше и прислуга говорила по-английски. По ее мнению, Шропшир был слишком близко от Уэльса, и в деревне все говорили с характерной уэльской певучестью — языческая манера, которую Пирс не переносила! Сегодня она особенно выразительно поджимала губы. Она сказала экономке, что хотела бы побывать в городе Сэлопе, которым постоянно восхищались слуги. Экономка ей снисходительно улыбнулась: «Но ведь вы же бывали там, мисс Пирс. Разве вы не знали, что по местное название Шрусбери?»

Откуда ей было знать, что у этих иностранцев по нескольку названий для каждого города? Это был лишний пример их странного поведения. Пирс была предана мисс Каролине, но она скучала по вишневым садам, полям хмеля и уютным прибрежным домикам Кента, где она выросла.

— Сэлоп! Надо же придумать такое! — бормотала она себе под нос.

— В чем дело, Пирс? — спросила Каролина.

— Ничего, миледи! Решительно ничего!

Каролина знала, что ее добрая старая Пирс несчастлива, но она просто не могла отпустить ее. Во всяком случае, не сейчас. Она сама еще чувствовала себя неуверенно в Стэйплхоупе даже помыслить не могла остаться без ворчливой, но такой знакомой и привычной мисс Пирс! Она прилагала большие усилия, чтобы утвердиться в роли хозяйки Стэйплхоупа, не восстанавливая против себя при этом прислугу и Мег. Отрадно было, ложась спать, отдаваться в руки хлопотливой, заботливой Пирс. Если бы ей еще только удалось подружиться с Мег!

Пока Пирс расчесывала ее длинные темные волосы, Каролина смотрела на себя в зеркало. Невозможно было представить себе таких больше непохожих друг на друга женщин, как они с Мег, по крайней мере, внешне. Каролина был небольшого роста, Мег высокая. По сравнению с гибкой и грациозной Мег, Каролина казалась почти приземистой. У Мег ясные голубые глаза, а у нее — неопределенного зеленоватого цвета. Пышные рыжие волосы Мег легко укладывались в модные прически. Ее собственные были прямы, как солома, и ей приходилось изобретать свой индивидуальный стиль. После ряда безуспешных усилий она перестала закручивать волосы в папильотки и прижигать их щипцами, в надежде произвести хоть маленький локон. Вместо этого она создала для себя более строгую прическу с косами, уложенными по сторонам лица красивыми кольцами. Она прекрасно гармонировала с ее спокойными, сдержанными манерами, Каролина знала, что ее считают интересной женщиной, но Мег была красавица и имела множество поклонников и обожателей, чье внимание оставалось часто вовсе ею незамеченным. Это больше всего нравилось Каролине в падчерице. Мег была совершенно лишена всякого тщеславия, остались равнодушной к пылким взглядам джентльменов, буквально ходивших за ней по пятам на протяжении всего лондонского сезона.

Каролина вздохнула, наблюдая за ловкими движениями рук горничной. Мег действительно редкое создание. Если бы у них только было больше общего! На самом деле все, что у них было общего, — это любовь к сэру Уильяму и имело один недостаток, который, как надеялась Каролина, она давно уже изжила, — склонность фантазированию, причинившая Каролине на заре ее юности немало сердечных страданий. Каждый раз, слыша, как Мег превозносит идеи рыцарства, Каролина невольно поеживалась, стараясь изгладить из памяти некий период своей жизни, когда подобные идеалы владели ее воображением. Следы оставленных ими мучительных ран еще жили в глубине ее души. Каролина узнавала в Мег прежнюю себя, и это путало ее. Она боялась, что на долю Мег выпадут те же страдания, которые пережила она. Если бы только можно было найти какой-то путь к сердцу Мег, прежде чем случится трагедия или прежде чем Мег совершит какой-нибудь безрассудный поступок, в котором она до конца дней будет раскаиваться.

Завернувшись в шаль, Каролина с неудовольствием вспомнила утренние события. Она все еще была очень сердита на мужа за то, что он не сообщил Мег об ожидавшем ее замужестве. После того как Пирс надела чепчик на ее косы, Каролина отослала ее. Как только за верной горничной закрылась дверь, Каролина, опустив голову на руки, глубоко вздохнула. Что ей делать? Последнюю неделю она всячески обхаживала сэра Уильяма, пытаясь заставить его выполнить долг, на что он явно чувствовал себя неспособным. Несмотря на все ее ухищрения, он даже не подошел к Мег после ужина, и Каролина была в ярости. Завтра Уортен приезжает в гостиницу «Виноградная лоза», а Мег до сих пор еще и не слышала о помолвке! Каролина сознавала, что необходимо было что-то предпринять, но что?

Когда сэр Уильям впервые сообщил ей, что Мег выходит замуж, она была так счастлива, что бросилась ему на шею. Каролина просто не могла поверить, что ее непростые и в последнее время особенно осложнившиеся отношения падчерицей могут так прекрасно разрешить. Перестав пытаться хозяйничать вдвоем в одном доме, они, быть может, смогут еще и подружиться. Весь сезон Каролина питала тщетные надежды, что Мег все-таки решит выйти замуж за Уортена. Она сразу же заметила, что он влюблен в нее, но не было никаких признаков того, чтобы Мег отвечала ему взаимностью. Правда, она часто наблюдала за ним, но Мег была вообще такая странная, что это обстоятельство еще ни о чем не говорило. Кроме того, что она подолгу не сводила с него глаз, Мег не обнаруживала никаких признаков влюбленности: она никогда не говорила о нем, сожалея только иногда об отсутствии у него рыцарских качеств. Каролина ни разу не слышала от нее восторженных излияний, не видела блеска в ее глазах при упоминании имени Уортена. Нет, Мег не обнаружила никаких обычных свидетельств любви, во всяком случае, видимых свидетельств. По какой-то причине, несмотря на все его достоинства, Уортену не удалось затронуть ее сердца.

Восторг Каролины при известии о помолвке Мег длился недолго, всего несколько минут.

Она была поражена, что ее супруг отдал дочь Уортену без ее ведома и согласия. Мег никогда не подчинится такому произволу. Она была куда больше независима и упряма, чем думал ее родитель.

Первый вопрос Каролины был: «Но что же она тебе на это ответила, Билл? Удивляюсь, что до меня еще не дошли ее бурные протесты. Вряд ли ей понравится идея замужества с человеком, о котором она еще сегодня утром весьма нелестно отзывалась?» — «Она ничего не сказала, потому что ей еще об этом ничего неизвестно, — отвечал сэр Уильям. — И будь я проклят, если скажу ей хоть слово, пока мы не вернемся Стэйплхоуп! Уж лучше я выжду день-другой»

Это свое намерение он, безусловно, не выполнил. Прошла уже неделя, а Мег все еще и не догадывалась, что ей предстоит стать леди Уортен. Сэр Уильям, благороднейший и достойнейший человек во всех отношениях, становился тряпкой, когда речь заходила о его любимой дочери; В порыве раздражения Каролина встала. Она точно знала, что ей следует делать. Она больше не будет мириться с молчанием мужа.

Неподалеку от ее туалетного столика стояла большая ваза с павлиньими перьями. Повинуясь безотчетному побуждению, она вытянула из вазы одно перо и направилась к двери, ведущей в покои супруга. Она постучала и, войдя, остановилась посередине комнаты, ударяя длинным пером по ладони левой руки.

— Я очень расстроена, — сказала она, устремив на сэра Уильяма гневный взгляд.

Баронет сел в постели, очки сползли ему на нос, раскрытая книга выпала у него из рук. Отражение пламени свечей, горевших на столике постели, играло по стенам. Под взглядом жен он еще больше растерялся и стащил с голов ночной колпак. Густые рыжие, с проблескам седины, волосы торчали у него перьями.

— Любовь моя! — воскликнул он. — В чем дело?

— В чем дело! Вы спрашиваете, в чем дело? Сэр Уильям Лонгвилль, немедленно поднимайтесь! Я этого не потерплю! Ваша дочь должна знать обо всем, и вы ей сейчас же все скажете!

Сэр Уильям закрыл книгу и вызывающе скрестил руки на груди.

— И не подумаю, — отвечал он. — Я предоставлю все Уортену. Ты знаешь, он человек умный и лучше всех понимает, как обходиться с Мегги.

Каролина, питавшая большое уважение к способностям мужа и его умению обращаться как со знакомыми, так и с подчиненными, подошла к постели и ударила мужа по голове павлиньим пером,

Он засмеялся.

— Что это ты затеяла, моя маленькая Каро?

Он потянулся к ней, чтобы схватить ее и увлечь к себе в постель, но Каролина, проворно отступив, хлопнула его пером по пальцам.

— Если вы сейчас же не отправитесь к Мег, я немедленно покидаю ваш дом и больше не вернусь. Я не стану жить с человеком, который так ужасно поступает со своей дочерью! И не говорите мне, что Уортен сам со всем справится! Как будто ты не знаешь, что Уортен надеется, что ей будет известно о помолвке до его приезда в Стэйплхоуп!

Вглядываясь в решительное выражение лицо своей молодой жены, сэр Уильям посерьезнел.

— Ты, похоже, принимаешь это близко к сердцу, — сказал он.

— Еще бы! — воскликнула Каролина. — А Мег не заслуживает такого отношения с твоей стороны, да и Уортен тоже.

Указав пером на пол, в направлении находившейся прямо под их покоями комнаты Мег она добавила:

— Ступай к ней! Уверяю тебя, я не шучу. Я уеду, если ты сегодня же не скажешь ей правду

— Какой вздор! Предупреждаю тебя, что я никому не позволю себя принуждать.

— Ах так? Значит, себе ты можешь позволять распоряжаться судьбой дочери и всех остальных, а мы при всем этом должны тебя любить и уважать? Не выйдет!

— Случай с Мег совершенно особый, и тебе отлично известно. А что до помолвки, я уже принял решение, как все должно быть. — Сэр Уильям взял книгу и раскрыл ее нарочито медленным жестом. Притворяясь, что он разыскивает нужную страницу, он добавил: — А ты можешь покинуть Стэйплхоуп, если таково твое желание. Я не стану тебя задерживать. Разумеется, ты должна следовать велениям своей совести.

Леди Лонгвилль швырнула павлинье перо на пол.

— Ты невероятно упрям, Уильям Лонгвилль! Но когда дойдет до дела, то и я тебе не уступлю!

Вернувшись к себе, она позвонила, вызывая горничную. Каролина нарочно оставила дверь между комнатами открытой, чтобы муж ее видел.

Когда появилась ее горничная, она громко сказала:

— Пирс, ты будешь рада узнать, что я немедленно покидаю Стэйплхоуп-Холл. Я намерена вернуться в Кент и поселиться с матерью. Проследи, пожалуйста, чтобы уложили мои вещи и заложили экипаж. Я вполне могу провести эту ночь в «Виноградной лозе».

Улыбка озарила лицо Пирс.

— Миледи! Неужели мы и правда вернемся и цивилизованный мир? В Кент! О, миледи! Все будет готово сию минуту, миледи!

Краем глаза Каролина увидела, как ее муж вскочил с постели и поспешно набросил на себя халат. Пирс уже начала доставать из ящиков комода груды одежды, когда сэр Уильям показался в дверях.

— Это что еще такое? — воскликнул он, обращаясь к горничной. — Отправляйся спать, бестолковая ты женщина. Твоя хозяйка никуда не поедет!

Пирс застыла на месте с охапкой белья в руках, которую она придерживала подбородком. С тревогой в глазах она ожидала ответа Каролины.

— Подожди, Пирс! — сказала ей Каролина.

Со вздохом облегчения горничная свалила белье на постель и снова направилась к комоду.

— Нам сюда вообще нечего было приезжать, к этим язычникам! Сэлоп — это надо же было придумать! — бормотала она.

Не обращая на нее внимания, сэр Уильям нахмурившись, смотрел на жену.

— Ты и впрямь покинула бы меня, Каро? — спросил он негромко.

— Мне очень жаль, но так бы оно и было, Билл. Ты чудовищно поступил с Мег.

Сэр Уильям глубоко вздохнул и развел руками.

— Черт, я должен был поговорить с ней еще в Лондоне. Но я струсил. И хоть я и не раскаиваюсь, что устроил этот брак, я знаю, Мегги обидится, а я не хочу видеть ее голубенькие глазки полными упрека и грусти. — Испустив легкий стон, он продолжал: — Я пойду к ней сейчас же. Ты была права, напустившись на меня.

Каролина обняла мужа за шею. — Слава Богу, — сказала она. Глаза ее внезапно наполнились слезами. — Я так боялась, что мне придется вернуться к маме. Ты же знаешь, я не могла бы жить с ней снова в одном доме! Я бы скорее умерла!

Сэр Уильям крепко ее обнял и, перед самый носом у горько разочарованной мисс Пирс, нежно поцеловал с радостью отозвавшуюся на его ласку жену. Восприняв это как намек, что ей пора удалиться, мисс Пирс так и сделала, громко хлопнув дверью.

— То-то Мег взбеленится! — качая головой, произнес сэр Уильям.

Каролина с улыбкой ущипнула его за щеку.

— Не нужно было навязывать ей этот брак! Теперь тебе придется расплачиваться! В этом не могу тебе помочь, но… — Каролина заметно понизила голос, — но, если тебе угодно, я буду ждать тебя у себя. Я буду счастлива успокоить твои чувства, если они окажутся задеты в предстоящем неприятном разговоре.

— Каро! — воскликнул он, наклоняясь, чтобы снова поцеловать ее, но, выскользнув из объятий мужа, она оттолкнула его.

— Тебе не дождаться от меня поцелуя, Билл, пика ты не поговоришь с дочерью!

Покачав головой, сэр Уильям завязал потуже халат и решительным шагом вышел из спальни.

4

—Мегги, можно мне поговорить с тобой минутку?

Изумленная неожиданным появлением отца, Мег стремительно повернулась в кресле.

— Папа! — воскликнула она, улыбаясь. — Я даже не слышала, как ты вошел. Я была так поглощена одной волнующей сценой в моем романе!

Мег была довольна, что он зашел к ней, хотя ей показалось немного странным, что он выглядел так, словно внезапно поднялся с постели. На нем был голубой атласный халат, и он был босиком! Сунув руки в карманы, отец неуверенно улыбался, щурясь, как будто от яркого света.

Подойдя к ней, он поцеловал ее в лоб.

— Прости, что я сегодня так резко оборвал наш разговор, — сказал он грубоватым голосом, — и за то, что я вызвал вашу стычку с Каролиной.

Мег пристально смотрела на него, пораженная его серьезностью, напряженностью его позы и пронзительностью взгляда.

— Папа, я знаю, что что-то не так, — сказала она. — Я хотела бы услышать от тебя, в чем дело. Уже несколько дней я чувствую какую-то тревогу, но никто мне ничего не говорит!!

Тебя как будто что-то тяготит, а слуги! — они все кажутся такими возбужденными, словно предстоит какое-то великое событие!

Сэр Уильям отошел к камину и откашлялся. В камине еще горел огонь, и в этом слабом свете; его босые ноги белели на красно-синем фоне ковра.

— Мне нужно тебе кое-что сказать, детка. Мне бы следовало раньше это сделать, но я все не решался. Ты так радовалась возвращению в Стэйплхоуп, что я… у меня душа не лежала заговорить с тобой об этом! Понимаешь, мне хотелось, чтобы тебе было хорошо дома.

Он стоял спиной к ней, и Мег не могла судить о том, что он собирался сказать ей, по выражению его лица. Она не имела ни малейшего представления, о чем идет речь.

— Папа, — сказала она укоризненно, — что бы такое вы могли мне сказать, что уменьшило бы мою любовь к вам или отравило мне удовольствие находиться в Стэйплхоупе?

Ей показалось, что она услышала какой-то шум, но она была не уверена, поскольку он все еще стоял к ней спиной.

— Тебе это не понравится, Мегги. Приготовься услышать нечто не очень приятное для себя.

Заложив руки за спину, сэр Уильям расправил плечи. Глубоко вздохнув, он сказал:

— Завтра сюда приезжает Уортен.

Мег довольно долго ожидала, что за этим последует. Когда она поняла, что в этом и заключалось известие, которое был намерен сообщить ей отец, она откровенно засмеялась.

— Вы чудак, папа! И это все? Если бы я пала, я уже давно могла бы избавить вас от дикого беспокойства! Уортен сам говорил мне, что собирается в Стэйплхоуп. И почему бы я стала расстраиваться из-за этого?

Зная, как ее отец восхищается виконтом, она великодушно добавила, хотя для этого ей и пришлось поступиться немного своей гордостью:

— В нашем доме для лорда Уортена всегда открыты двери.

Сэр Уильям резко повернулся. Лицо его странным образом оживилось. Он, казалось, собирался сказать что-то, но воздержался. С вновь омрачившимся лицом он сказал:

— Значит, ты знала, что он приезжает, но не знала зачем.

Мег встала и, слегка наморщив нос, сказала:

— Он весьма самонадеянно заявил мне, что приедет затем, чтобы жениться на мне — как будто я когда-нибудь согласилась бы на подобную глупость, — так что меня не удивляет, что он решил приехать. Я надеюсь только, что его не оскорбит мое равнодушие. Его приезд сюда — напрасный труд.

Сэра Уильяма покоробило.

— Неужели он так тебе неприятен?

Мег заметила уже знакомое ей движение отцовской шеи. Она не понимала, почему они вновь говорят об Уортене. Они только и делали, что говорили об Уортене. Ей до смерти надоело уже одно его имя. Ей опротивели намеки отца, что ей следовало принять его предложение, что он хороший человек и что она сама виновата, что не видит его достоинств. Как ей убедить отца, что она не может уважать лорда Уортена?

Перестав вертеть шеей, сэр Уильям серьезно посмотрел на дочь. Помолчав немного, он перевел дух и объявил:

— Ты выходишь замуж за Ричарда Блейка, виконта Уортена, в церкви святого Майкла через две недели. Каролина так спешила с уборкой вещей из этой комнаты, потому что она намерена использовать ее для приема гостей после бракосочетания. С Уортеном я обо всем договорился. Он приезжает завтра, как я тебе уже сказал, и мы объявим о вашей помолвке, как только его светлость этого пожелает.

Часы на каминной полке отмеривали мгновения жизни Мег, сколько она себя помнила. Но сейчас секундная стрелка замерла или, во всяком случае, Мег так показалось. Время остановилось, и в глазах у Мег все померкло. У нее было такое чувство, как будто ее только что лягнула норовистая лошадь. Она едва могла отдышаться. Неужели папа принудит ее выйти за графа Фортунато?

Она ухватилась за спинку кресла, чтобы удержаться. Все ее тело окаменело и потеряло чувствительность, а ноги казались ватными и не держали ее.

— Папа, — прошептала она, — я не понимаю. Что вы хотите сказать? Я отказала ему на музыкальном вечере у миссис Норбери. Уортен знает, что я не хочу быть его женой! И вы тоже это знаете!

— Да, — отвечал сэр Уильям. Голос его доносился до нее словно издалека. — Но на следующий день после того, как он сделал тебе предложение, он посетил меня по моей просьбе.

Я просил его жениться на тебе, и, хотя сначала он был не в восторге от этой идеи, мне удалось убедить его. Он тебя любит, Мег. Он будет тебе прекрасным мужем.

— Я не выйду за него! — воскликнула Мег. — Я его не люблю. Я не могу уважать его, как женщине подобает уважать мужа. Вы не можете этого от меня требовать! Я не выйду него, ни за что не выйду!

Мег ожидала, что отец пустится в уговор убеждения. Но он оставался непоколебимым и совершенно спокойным, каким она видела его только однажды, и это испугало ее. В его манере чувствовалась настойчивость и упорство, ясно говорившие ей, что он не отступится от своего решения. Много лет назад он предстал перед ней в таком виде, с суровым выражением лица и горящими глазами. В деревню явилась тогда разъяренная толпа безработных ткачей. Они направлялись на север в надежде найти работу на старых мануфактурах. С насиженных мест в Глостершире их вытеснили современные ткацкие станки. От этих людей можно было ожидать всяких неприятностей и серьезного ущерба. Мег навсегда запомнила отца стоящим посередине главной улицы в ожидании подступавшей толпы. С ним были отец Чарльза Бернела и первый лорд Монтфорд. Они были готовы на все, чтобы защитить деревню и свои дома от разорения.

Отец встретил толпу, не дрогнув. Излив свой гнев в проклятиях и угрозах, они отступили и ушли из деревни, не причинив вреда ни людям, ни строениям.

И сейчас Мег могла представить себе всю серьезность его намерений, потому что он выглядит, как и много лет назад, — непоколебимым и спокойным. Он настоит на своем.

Она опустилась в кресло у стола, уставившись на босые ноги отца. Мозг ее напряженно работал в поисках каких-то аргументов, которые могли бы убедить его. Но в голову ей ничего не приходило.

— Я не понимаю! — сказала она, наконец. — Зачем вы это со мной сделали? Зачем вы вмешались в мою личную жизнь, когда вы сами всегда настаивали, чтобы я поступала, как хочу? И почему именно Уортен?

— Потому, что я обещал твоей матери в последний день ее жизни, что я позабочусь о твоем замужестве, и потому, что я отказываюсь позволять тебе хоронить твое сердце в них твоих романах, — отвечал без колебаний сэр Уильям. — А что до Уортена, он прекрасный человек, как раз такого мужа я всегда желал для тебя. С тобой творится что-то странное, Мег. Ты словно замкнулась от настоящей жизни. Уортен все это изменит, я уверен!

Слезы гнева и унижения обожгли ей глаза.

— Я за него не выйду! Я ненавижу его. В моих глазах он даже не джентльмен.

— Не джентльмен? — Сэр Уильям впервые повысил голос. — Не джентльмен? — повторил он. — Маргарет, ты с ума сошла! Как ты можешь так о нем думать? Разве ты не узнала его за прошедшие недели, а точнее сказать, годы? Он лучше сотен других. Уортен — человек чести.

— Чести? — возразила Мег. — Он вас тоже заворожил? Как это весь свет считает его образцом добродетели?

— Тебе никогда не приходило на ум, что, может быть, это ты ошибаешься, а не сотни наших друзей и знакомых?

Мег сидела неподвижно, выпрямившись и сложив руки на коленях. Она чувствовала, как гнев разгорается в ней.

— Я только за себя отвечаю. Но я видела, как он позволял людям оскорблять себя, только улыбаясь в ответ и притворяясь, что их слова нисколько его не задевают! Я не вижу в этом чувства чести!

— Маргарет Элинор Лонгвилль, я слишком много выслушал этого вздора. И вот до чего дошло! Ты скоро, чего доброго, скажешь, что Монтфорд лучше. — Голос сэра Уильяма раздавался теперь еще громче.

— Конечно! — Мег снова встала и заговорила горячо: — Я много говорила с лордом Монтфордом о тонких и возвышенных предметах. Я знаю благородный склад его ума. Я ценю то, как много он придает значения рыцарству и долгу перед семьей. Он, не колеблясь, вызвал бы на дуэль всякого, кто опозорил бы его честь! Мег вздохнула, голос ее смягчился. Филип был такой же. Я знаю, он несколько раз дрался на дуэли в Лондоне. Уортен же отклоняет вызовы, отшучивается, так что все Знакомые потешаются над ним.

Лицо сэра Уильяма застыло. Он побледнел. Почти до синевы. Но он снова стал спокойным.

— Ты хочешь сказать, Монтфорд с компанией издеваются над ним?

Мег вздернула подбородок.

— Да, если хотите знать. А иногда вместе с ними и я.

Если сэр Уильям и испытывал беспокойство по поводу устроенной им помолвки его дочери с лордом Уортеном, теперь его волновало только то, что он несправедливо обошелся с виконтом.

— Я пренебрег твоим воспитанием, — сказал он Мег, грустно покачивая головой. — Твоя мать, я думаю, давно бы заметила несообразность твоего образа мыслей и устранила бы все те нелепости, которые мне теперь приходится выслушивать. Романы, которых ты начиталась и которые сама пишешь, затуманили тебе мозги. Ты даже отдаленно не можешь себе представить, что такое на самом деле дуэль.

Вынув руки из карманов, он хлопнул себя по бедрам.

— Что ж, что прошло, того не воротишь, но я сумею настоять на том, чтобы ты вышла замуж за человека, которого твоя мать сочла бы достойным. Ты станешь женой Уортена, даже если мне придется запереть тебя, пока не зазвонят свадебные колокола. А что до Монтфорда, моя милая Мег, я бы настоятельно тебе посоветовал, не слушая всех его банальностей, заглянуть ему в сердце. Мне было бы очень интересно, что бы ты тогда сказала.

Он повернулся, чтобы выйти, но Мег, подбежав к нему, схватила его за рукав.

— Папа, разве вы не понимаете, что я стараюсь найти человека, которого одобрила бы мамочка? По правде говоря, мне не нужен ни Монтфорд, ни Уортен. Мне всегда хотелось испытать в жизни какие-то приключения, и, может быть, сейчас для этого самый подходящий момент. Чарльз и я давно уже хотели купить яхту и отправиться в кругосветное путешествие. Вы бы позволили мне?

Сэр Уильям засмеялся, поглаживая ее по щеке.

— В кругосветное путешествие? Тебе? — спросил он с удивлением. — Ты с Чарльзом? И без всякого опыта в морском деле? Да тебя укачивает в лодке на нашей здешней речонке! Хотел бы я увидеть тебя на яхте в пятибалльный шторм, когда ее швыряет, как щепку!

При одной мысли о качке у Мег засосало под ложечкой. Облизнув внезапно пересохшие губы, она неуверенно отвечала:

— Не сомневаюсь, что я бы очень скоро привыкла.

— Кто знает. Но эту твою идею я и обсуждать не намерен. Ты станешь женой Уортена и со временем будешь не только любить, но и уважать его.

— Уортен чудовище! Если бы вы только видели, что он сделал со мной в библиотеке, едва вы вышли за дверь, вас бы это потрясло!

Сказав это, Мег зажала себе рот рукой. Она не собиралась рассказывать отцу все подробности о том, как Уортен целовал ее.

Сэр Уильям не мог сдержать улыбку. Молодец, подумал он. Откашлявшись, он принял серьезный вид.

— Я уверен, все, что он сделал, имело целью убедить тебя, что он тебя любит.

Сэр Уильям взглянул на огорченную дочь и сказал, повинуясь какому-то внезапному порыву:

— Одно я могу позволить, это — единственный способ, каким ты сможешь избежать замужества с Уортеном.

Мег устремила на него жадный взгляд.

— Какой? Скажите мне, умоляю! Я пойду на все!

Отец улыбнулся.

— Если ты убедишь лорда Уортена отказаться от помолвки и он решит, что не желает видеть тебя своей женой, я не стану принуждать его к такой невыгодной сделке.

Первоначальное чувство облегчения сменилось у Мег некоторым удивлением.

— Что вы имеете в виду под «невыгодной сделкой»?

— Ты слишком избалована, — последовал немедленный и категорический ответ. — Ты упорно добиваешься своего, мало заботясь о том, как это скажется на других. Ты видишь жизнь глазами героинь своих романов, а не своими собственными. Ты живешь странными заблуждениями, Мег. Что, если я спрошу тебя напрямик — видела ли ты когда-нибудь, как истекает кровью человек, раненный шпагой в горло?

Мег отшатнулась, схватившись за горло, как будто рана была нанесена ей самой.

Сэр Уильям слегка улыбнулся.

— Кровь хлещет из раны. Это не тонкая струйка, к которой деликатного воспитания девица прикладывает аккуратно сложенный носовой платок. Это поток, поток человеческой крови. Я видел такое, когда мой дядя умирал с располосованным горлом. Мне было тогда двадцать лет. Дуэли были в то время в моде, на поединках проявлялось мужское достоинство. С тех пор, однако, мое мнение о дуэлях изменилось. Я склонен согласиться с королем Георгом — это чудовищный обычай. Я желал бы только, ради моей тетки, чтобы их запретили еще давно.

Видя, как побледнела Мег, сэр Уильям понял, что его рассказ произвел впечатление. Убедившись, что обморок ей не угрожает, он удалился, пожелав ей спокойной ночи и приятных сновидений.

Мег бессильно опустилась в свое старое любимое кресло, желая укрыться в нем от услышанных ею страшных слов. Истечь кровью? Боже, какая ужасная мысль! Лучше ей об этом не думать. В ее романах никто не истекал кровью и если погибал, злодеев обычно уносил корабль, принадлежавший рабовладельцам.

Мег тряхнула головой, чтобы рассеять нарисованные отцом мрачные картины. Через несколько минут она уже смогла сосредоточиться главном своем затруднении — как убедить Уортена отказаться от помолвки. Это не должно быть слишком трудно, заключила она, подумав много. Уортен разумный человек и мог, при желании, рассуждать здраво. Если только она даст ему понять, что не любит его, он учтиво с ней распрощается и навсегда покинет Шропшир. Покончив с этим вопросом, Мег вернулась к своему творчеству, погрузившись в создание эпизода, когда Розамунда из Альбиона воображает чудовищные пытки, которым она желала бы подвергнуть графа Фортунато. Четверть часа спустя Мег оторвалась от своей работы и взглянула в окно в направлении Бернел-Лодж. Сквозь сырую мглу мерцал слабый огонек. «Чарльз!» — воскликнула Мег. Проворно вскочив, так что она чуть не опрокинула кресло, Мег, взяв горевшую у нее на столе лампу с масляным фитилем, несколько раз подняла и опустила ее перед окном. Огонек вдали слегка переместился, отвечая ей, и она повторила гной сигнал. К ее величайшему облегчению, огонек исчез. Значит, Чарльз сразу же поспешил к ней.

Минут через пять дверь распахнулась и появился Чарльз Бернел, раскрасневшийся от бега, с улыбкой, явно довольный встречей. Не успел отдышаться, он воскликнул:

— Я боялся, что ты уже легла! Прости, Мег, но мне нужно было о стольком подумать, что я вел бедного Сарацина на поводу всю дорогу от Норбери.

Чарльза считали коротышкой, поскольку он был всего на два дюйма выше Мег. В какой-то степени они были похожи. Его рыжие кудрявые волосы торчали в разные стороны после прогулки по ночной сырости. У него были улыбчивые голубые глаза и белоснежная кожа, без пятнышка. Окружающие часто говорили, что их легко было принять за брата и сестру. Сходство объяснялось тем, что миссис Бернел, мать Чарльза, приходилась двоюродной сестрой сэру Уильяму, и оба были ослепительно рыжие.

— А Сарацин, наверно, всю дорогу встряхивал головой, бедняга, упрашивая тебя пустить его в галоп! Если бы ты знал, как я хотела тебя видеть. У меня потрясающие новости! И закрывай дверь, а то напустишь сырости! Ну, рассказывай! Ты женишься? Что сказала Хоуп?

Чарльз закрыл дверь на террасу, и Мег сразу же поняла, что что-то неладно. Чарльз был все еще в вечернем костюме, в черном фраке, белом жилете и искусно повязанном тончайшем шейном платке. Черные панталоны облегали его сильные стройные ноги, к ботинкам пристали листья и глина с лесной тропинки. Он нагнулся отряхнуть их.

— Я ее даже не спросил, Мегги! Я просто сам не понимаю, что произошло. Я был в отличном настроении, провел по меньшей мере, час, завязывая галстук, а мой камердинер еще полчаса меня причесывал. На мне был мой самый лучший фрак, а Хоуп только и делала, что чихала.

Мег села, указав ему на кресло у камина. Сняв последний листок с ботинок, Чарльз подошел к камину и буквально рухнул в кресло, вытянув ноги к огню.

— Мне очень жаль, — посочувствовала Мег. — Но я что-то не понимаю, какое отношение имеет чиханье к твоему предложению?

Чарльз, нахмурившись, смотрел в огонь. Наконец, глубоко вздохнув, он сказал:

— Все дело в том, что она терпеть не может Байрона и розы!

Мег молчала, ожидая, что он объяснит эту загадочную фразу. Вдруг он сорвался с места и заходил по комнате, ероша волосы.

— Я хотел сделать ей предложение, но не смог, хотя возможностей у меня было предостаточно. Мы даже стояли одни на террасе, глядя на долину. Были видны деревенские огни и даже фонари проезжавшего экипажа. Ты не знала, что с террасы Норбери видно, когда кто-нибудь въезжает в деревню? Кстати, кто бы это мог быть так поздно? Неужели кто-то из знакомых? Так вот, мы с ней там стояли совсем одни. Я даже держал ее за руку. Пальцы у нее дрожали. Я почувствовал такую любовь к ней, что с трудом сдерживал порывы моего сердца. Я наклонился к ней и прошептал: «Она идет, сияя красотою, как звездная ночь в безоблачных краях». Ты знаешь это стихотворение Байрона? Мне казалось, что мои чувства находят в ней отклик. Но что, ты думаешь, я услышал в ответ?

Он остановился рядом с Мег, глаза его горели. Ей пришлось вытянуть шею, чтобы взглянуть на него получше. Она была совершенно ошеломлена услышанным. Покачав головой, она, не отрываясь, смотрела на Чарльза, она еще никогда не видела его в таком расстройстве.

— Нет! — сказала она. — Я представить себе не могу, что она тебе ответила. Скажи мне немедленно, а то я просто умру от нетерпения!

Чарльз глубоко дышал, грудь его вздымалась, глаза сузились.

— Она сказала что-то в этом роде: «Ночь никогда не казалась мне прекрасной. Скорее страшной, а когда совы кричат в лесу, я дрожу от страха в постели. Даже летом, в жару, меня пугают ночные звуки. Вот если бы Байрон сказал: „Она идет, как ясный день“, я бы разделила его восторг. Я просто не понимаю его меланхолию! Мне кажется, ему бы очень пошли на пользу морские купания или, быть может, минеральные воды в Бате! А ты как думаешь?»

Мег громко застонала, закрыв лицо руками. Чарльз сочувственно опустил ей руку на плечо.

Ты слышала когда-нибудь что-нибудь подобное?

Мег фыркнула и с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться.

— Извини, — сказала она. — Я просто действительно никогда не слышала ничего более нелепого. Хотя мне очень нравится это стихотворение, должна признаться, что Хоуп, быть может, и права. Байрону и впрямь были бы полезны… полезны… — Не закончив, она разразилась хохотом. — Морские купания! — повторила она, покатываясь со смеху. — Бедный Чарльз! Так поэтично объясниться в любви девушке и услышать в ответ рассуждения о совах и морских купаниях!

Чарльз, сам широко ухмылявшийся, отвернулся, снова помрачнев.

— Постой, ты еще не все знаешь. Я все-таки собрался обнять ее, поцеловать и сказать ей о моих чувствах к ней. Только я взял ее за талию, как она говорит: «Чарльз, я тебе еще не сказала, что я уже закончила вышивку. Вообрази, я целый год над ней работала». Она выскользнула у меня из рук прежде, чем я успел ее даже в щеку поцеловать. Она вошла в дом, я за ней, и она вынесла свою вышивку. Меня поразил текст. Это была цитата из «Венецианского мавра», очень подходящая к моим с ней отношениям в этот момент: «Жалки те люди, у которых не хватает терпения». Наверно, я и правда был жалок, потому что терпение у меня иссякало с каждой секундой. Вышивка вся была в зеленых тонах, ни одного стежка другого цвета. Я спросил: «А почему бы тебе было не включить какой-нибудь цветок? Розу, например?» И что ты думаешь, она широко раскрыла свои прелестные карие глаза и говорит: «Но, Чарльз, ты же знаешь, что от роз я чихаю».

И тут ее мать принимается перечислять все симптомы сенной лихорадки, от которой страдает вся их семья, и добавляет в заключение: «Я уверена, что это пыльца».

Ты только вообрази себе, Мег, я готов открыть сердце этому дивному созданию с глазами как у лани, а они с матерью рассуждают о пыльце! Никогда я еще не был так разочарован и подавлен!

Мег слегка нахмурилась.

— Ты знаешь, Чарльз, мне кажется, что Хоуп просто не хотела услышать твое предложение.

Чарльз поскреб себе затылок.

— Да, то есть… черт, не знаю, но, похоже, ты права. Она вроде бы поняла потом, как я несчастлив, потому что, когда мы прощались, она вышла со мной в холл и спросила, не случилось ли что со мной.

Мег, ты знаешь, какая она хорошенькая и как давно я люблю ее. Стоило ей взглянуть на меня ласково, и у меня просто колени подогнулись. Но как только я приблизился к ней на шаг, она попятилась, сморщила нос и чихнула — и не один раз, а целых три! На столе в центре холла стояла ваза с желтыми розами! Пусть меня повесят, если я стану предлагать руку и сердце девице, обчихавшей мой новый фрак!

Он лукаво глянул на Мег и добавил:

— Это так же вульгарно, как делать предложение на музыкальном вечере!

Мег ахнула. Она чуть было не забыла о своей помолвке.

— О, Чарльз! — воскликнула она. — Лучше бы ты об этом не вспоминал! У меня самые ужасающие новости.

Чарльз казался сейчас куда спокойнее, чем когда он только что вошел. Он уселся в кресло напротив нее.

— Уж не хочет ли Каролина, чтобы ты сыграла что-нибудь на музыкальном вечере? Прости, Мег, но, если она выразила такое желание, значит, она глухая!

— Покорно вас благодарю, мистер Бернел. Ваши комплименты могут вскружить девушке голову!

Чарльз величественно поклонился, и Мег рассмеялась.

— Я только хотел подразнить тебя, ты играешь не так уж плохо.

— Но с Хоуп мне вовеки не сравниться!

— Нет! — искренне отвечал он. — Как, впрочем, и никому другому в Лондоне. Но что у тебя за новости? Похоже, вечер у нас выдался не из удачных!

Мег сделала гримасу.

— Ты не поверишь, что случилось. Мой отец выдает меня за Уортена, который приезжает в Стэйплхоуп завтра утром. Через две недели должна быть свадьба.

Несколько мгновений Чарльз смотрел на нее, выпучив глаза.

— Ты шутишь! — сказал он. — Ну признайся, что ты пошутила!

— Папа не решался сказать мне правду и признался во всем только полчаса назад. Я знала, что он зол на меня за то, что я отказала Уортену раньше, но мне никогда не могло прийти в голову, что он отдаст меня за это чудовище!

Чарльз побарабанил пальцами по ручке кресла.

— Извини за откровенность, но для особы, которая должна вот-вот выйти замуж, да еще за человека, которого она презирает, ты что-то слишком спокойна. Как-то странно: ни обмороков, ни истерики!

Мег пренебрежительно махнула рукой.

— Я не имею намерения выходить за лорда Уортена, — заявила она твердо. — Хотя я умоляла отца расторгнуть эту помолвку, он категорически был против. Можешь себе представить, как я расстроилась. Но все изменилось, когда он сказал мне, что, если я смогу убедить Уортена отказаться от меня, он не станет настаивать.

Мег вздохнула с таким видом, словно вся эта история ей ужасно наскучила.

— Я думаю, мне не будет стоить большого труда внушить его светлости, что нам лучше расстаться. Я сочиняла письмо к нему в таком духе, когда увидела в окне твою лампу.

— Мег, ты хорошо знаешь Уортена? — серьезно спросил ее Чарльз. — Я знаю, ты много разговаривала с ним последние несколько недель. Я довольно часто видел вас вместе. Что я хочу сказать — ты узнала хоть немного его характер? Согласится ли он разорвать помолвку, если ты попытаешься уговорить его?

— А почему бы нет? — Мег засмеялась. — Он достаточно благоразумен!

Но смутные сомнения уже начинали мучить се. Она вспомнила свой разговор с ним однажды па балу. В поисках новых черт для графа Фортунато она стала расспрашивать его, любит ли он охоту. Она ожидала, что человек, которого она считала трусом, скажет, что он охотой не интересуется. Но вместо этого лорд Уортен, стоявший очень близко к ней, взглянул ей прямо в лицо: «Мисс Лонгвилль, ваши вопросы меня чрезвычайно интригуют. Дело в том, что я очень люблю охоту, больше, пожалуй, чем другие. Умелый охотник всегда настигает свою добычу. Весь секрет в том, чтобы никогда не отступать. Он понизил голос и, наклонясь к ней еще ближе, добавил: — Я никогда не отступаюсь, Маргарет. Никогда».

Его дыхание обожгло ей ухо, и сейчас она прижала к нему руку, как будто одного воспоминания было достаточно, чтобы воскресить в ней это ощущение.

Судорожно глотнув, она сказала:

— Знаешь, если подумать, то, право, не знаю. Но почему ты хмуришься? Скажи мне, что у тебя на уме?

— Я помню, я сидел с ним рядом в клубе «Уайт». Монтфорд держал банк. Вино, как обычно, лилось рекой. К двум часам ночи я уже вышел из игры, а они все сидели и сидели за фараоном. Никогда не забуду Уортена, сидит, весь выпрямившись, как королевский гвардеец на часах. Дважды он спускал все до нитки и все-таки, в конце концов, выиграл у Монтфорда и еще у пяти игроков.

Когда мы встали из-за стола, было уже светло и трубочисты явились чистить камины. Другой давно бы уже бросил, как я. Но у Уортена какое-то дьявольское упорство — не знаю, может быть, я придаю слишком большое значение тому случаю, но, если он решил сделать тебя своей женой, рискну предположить, что одним твоим писательским искусством тебе от него не отделаться.

Мег показалось, что она окаменела. Ее руки и ноги отяжелели. Она поняла, что в словах Чарльза есть правда, и ею овладел страх.

— Чарльз! — воскликнула она. — Ты прав, я знаю! Я просто об этом не подумала. А сейчас я чувствую, что должна бежать! Если я останусь, я окажусь в ловушке. Он чудовище, я творю тебе!

Прижав руки к груди, она закрыла глаза и театрально вздрогнула.

— Мегги! — Чарльз стиснул ручки кресла. — Неужели он… он пытался применить к тебе силу?

Мег молчала. Она хотела рассказать Чарльзу, как лорд Уортен вынудил ее расположиться полулежа возле расстеленной простыни в библиотеке, но она почувствовала, что Чарльз не поймет, почему она по доброй воле улеглась на полу.

— Нет, — медленно сказала она. — Просто… я просто поняла теперь его характер. Он не остановится ни перед чем, чтобы жениться на мне. Он уже мне это говорил, но тогда я ему не поверила.

Она уставилась в пол немигающими глазами, ее руки и ноги еще не обрели свободу движения.

Помолчав, она взглянула в озабоченное лицо Чарльза.

— Если бы вы с Хоуп решили пожениться, я бы тебе это не предложила. Но ты помнишь, как мы всегда мечтали купить в Бристоле яхту и отправиться в кругосветное путешествие? Почему бы нам это не осуществить? В Стэйплхоупе я никому не нужна. Я не хочу выходить за Уортена, и мне кажется, тебе было бы на пользу на время расстаться с Хоуп.

Чарльз вскочил, мгновенно оживившись.

— Отличная идея, Мег! Как раз то, что нужно! Но как? И когда?

Мег устремила задумчиво-восторженный взгляд на догорающий огонь в камине.

— В полночь! — вскрикнула она. — Мы должны уехать в полночь, не сказав никому ни слова! Все подумают, что нас похитили цыгане или что-нибудь в этом роде. Представляешь, какой шум поднимется в округе, и никто не догадается, куда мы делись и почему! О, Чарльз, вот это будет приключение!

— Я никогда еще не видел, чтобы у тебя так блестели глаза, Мег. Конечно, мы уедем, кто нам сможет помешать? К тому времени, как завтра приедет Уортен, мы уже будем в Бристоле. Слушай, давай сбежим, и будь что будет!

Его лицо стало внезапно озабоченным и серьезным.

— Но ведь тебе всегда бывает плохо на воде, даже когда мы катались на лодке?

Мег встала с торжествующей улыбкой.

— Но ведь яхта-то не маленькая лодочка! Отправляйся домой и закладывай отцовскую карету. Я уложу одну-две картонки, и мы встретимся на дороге, что за нашими усадьбами, возле опушки. Там такие заросли, что тебя не будет видно из дома.

Чарльз сиял.

— Я всегда знал, что ты молодчина, Мег! Встретимся в полночь!

5

В половине первого ночи Ричард Блейк, шестой виконт Уортен, расхохотался до слез. Постоялец в соседней комнате «Виноградной лозы», где расположился виконт, застучал в стену. Весь последний час Уортен смеялся так часто и громко, что его сосед больше не мог этого вынести.

— Да, да! — крикнул Уортен через плечо, Адресуясь к стене. — Я постараюсь потише!

Но, продолжая читать, он снова и снова не мог удержаться от смеха.

«Стая гусей взлетела, вытянув длинные шеи. В клювах они держали сеть, в которой, прижавшись друг к другу, лежали Брианна и ее любимый брат Маркус. Их друзья, белокрылые ангелы-гуси, уносили их ввысь с палубы корабля. Вид сотен оранжевых лапок наполнил сердце Брианны радостью и благоговейным страхом».

Уронив голову на руки, Уортен хохотал до боли в груди. Он пытался безуспешно вообразить себе сотню гусей, летящих рядом в тесной близости, да еще каждый с толстой веревкой в клюве. Он читал уже третий роман Мег с удовольствием, восхищением и все время искренне потешаясь.

Он сидел за маленьким письменным столом неподалеку от огромной, красного дерева кровати. Стол стоял у окна с яркими красно-желтыми ситцевыми занавесками, выходившего в мощенный булыжником двор старенькой гостиницы. Из окна ему была видна пивоварня, где хозяин гостиницы варил самое лучшее пиво, какое лорду Уортену случалось пробовать.

Наконец он поднял голову и откинулся в кресле, бессознательная улыбка все еще блуждала на его лице. Романы Мег стали для него откровением. Он впервые полностью осознал ожидавшие его трудности и то, каким сокровищем он мог овладеть в лице Маргарет Лонгвилль. Герои ее романов все время совершали невероятные подвиги — взбирались на отвесные скалы, сражались с полусотней кровожадных турок (сразу со всеми, разумеется) или прыгали через тридцатифутовые пропасти «с легкостью и грацией искусных балетных танцоров». Этот последний пассаж заставил его расхохотаться так громко, что постоялец в соседней комнате закричал: «Да замолчишь ты когда-нибудь!»

Лорд Уортен снова засмеялся. Господи, если он не перестанет думать обо всех этих нелепостях, он умрет со смеху. Он вытер выступившие на глаза слезы и, глубоко вздохнув, закрыл книгу. Хотя его первоначальным намерением было постичь путем чтения тайны ее ума, его сердце глубоко тронула изображаемая в романах Мег любовь. Он понял, какое у нее прекрасное сердце, способное на глубокое чувство. Он и раньше об этом догадывался, теперь он знал это наверняка. Если бы он только мог найти путь к ее сердцу и завоевать его. Но как?

Он сидел, откинувшись в кресле, поглаживая мягкий кожаный переплет. Прелестная, обворожительная Мег! Как ему покорить такое создание? Теперь он понимал тревогу и озабоченность сэра Уильяма: в практической жизни Мег не мыслила ровно ничего — стоит только вспомнить стаю гусей. Он чуть было не расхохотался снова.

Постукивая пальцем по переплету, лорд Уортен нахмурился. В этих трех книгах было что-то, озадачивавшее его: постоянный, едва уловимый мотив утраченной любви, чувство потери. Не был ли это его подлинный соперник, подумал он, призрак из ее прошлого?

Но что бы там ни было — гуси, призраки, что угодно, — он был твердо намерен завоевать ее.

Он приехал в Стэйплхоуп раньше по той простой причине, что не мог больше оставаться в стороне от Мег. Мысль о его добыче — запертом для него сердце Мег — овладела им безраздельно. Завтра утром он приступит к осаде.

Он отослал своего камердинера спать и сидел в своей комнате в тонкой полотняной рубашке, светло-желтых бриджах и высоких сапогах. На плечи он накинул каштанового цвета халат. Он посмотрел на свои сапоги, которые последние два часа он все собирался снять, но книги Мег отвлекли его.

Повернувшись в кресле, лорд Уортен начал было стягивать сапог, но стук колес по булыжнику и громкие сердитые голоса со двора привлекли его внимание. Его комната находилась на втором этаже. Выше был только чердак. Он выглянул из окна. Зрелище, представшее его глазам, изумило его.

— Что за черт? Силы небесные, это еще что?

Во дворе в тусклом свете фонарей он увидел отличную, запряженную парой двуколку, с привязанной к ней как попало по меньшей мере, полудюжиной картонок. Сидевшая в ней огненно-рыжая парочка отчаянно препиралась между собой вполголоса, что не мешало их голосам заполнять маленький дворик. Не прошло и минуты, как они разбудили конюха, двух его подручных, и в комнате хозяина возле кухни зажегся свет.

— Мистер Чарльз! — воскликнул конюх, подняв фонарь и вглядываясь в лицо сидевшей рядом женщины. — Мисс Маргарет? — изумился он. — Куда это вы направились с этим щеголем? Да вы вся дрожите!

У лорда Уортена не осталось никаких сомнений относительно личности путешественников. Это были Чарльз и Мег. Его нареченная сидела слева, прямая как палка, завернувшись в плащ. Справа на нее гневно уставился Чарльз.

Уортен был поражен. Что это, побег? Подумав немного, он отказался от этой мысли. Чарльз и Мег были друзьями, но о браке и не помышляли. Даже в Лондоне они часто обменивались щипками и возились, как настоящие брат и сестра. Но если это не тайное романтическое бегство, то, значит, Мег бежит — от него?

Воображение у него разыгралось. Ничто не доставляло ему такого удовольствия, как хорошая погоня. А что может быть приятнее, чем преследование этой обольстительной рыжей лисицы?

Он сунул левую ногу в сапог и поспешно поднялся. Подойдя к зеркалу, он убедился, что его туалет в порядке. Уважающему себя охотнику не подобает приближаться к такой добыче с торчащими в разные стороны волосами или с пятнами на рубашке. Сначала он собирался повязать галстук, но тут же сообразил, что небрежностью костюма можно было успешнее достичь желанного эффекта. Он накинул черный шелковый плащ, красиво драпировавший его на ходу, придавая ему романтический вид. Уже выходя из комнаты, он вспомнил о пистолетах. Прихватив один, Уортен направился вниз, во двор.

Мег не обратила никакого внимания на конюха, и его изумление при виде ее наедине с Чарльзом в такой поздний час, и осторожно спустилась из экипажа. Она кипела от ярости. Оказавшись на земле, она уперлась руками в бока и закричала на Чарльза:

— Ну и растяпа! Руки у тебя крюки! Чуть не вывалил меня посередине улицы!

Красный, как свекла, Чарльз оставался в двуколке. Стиснув зубы и пытаясь говорить тихо, он сказал:

— Если бы ты не запихнула весь свой гардероб в эти чертовы картонки, — тут голос его против воли сорвался на крик, — я бы одолел этот поворот!

Бросив вожжи одному из конюхов, он соскочил с двуколки. В окнах гостиницы тут и там замелькали огни свечей.

С того самого момента, как она явилась на проселочную дорогу с шестью картонками в руках, она не переставала злиться на Чарльза. Вместо теплого удобного экипажа, который он обещал предоставить ей, он запряг пару вороных — это нужно было вообразить такое! — в двуколку. Экипаж был легкий, на удобных рессорах, но от холодной ночной сырости Мег защищал только тонкий плащ. А куда, интересно, могла она пристроить свой багаж?

Но что всего хуже, при виде этого багажа Чарльз тут же окрысился:

— Какого черта ты притащила все это барахло?

Мег была в ужасе. Хоть они и собрались бежать, но не жить же ей как цыганке?

— Здесь все необходимое, — отвечала она резко. — А где, скажи на милость, дорожная карета твоего отца? Ты же обещал. В такой сырой вечер я ожидала, что у меня будет, по крайней мере, грелка в ногах!

— Грелка? Мег, мы что, отправляемся в кругосветное путешествие или на прогулку? Я взял двуколку, потому что нам нужно спешить! Ведь твой отец, конечно, станет преследовать нас, как только узнает о твоем исчезновении. А что до моего… — Чарльз только широко раскрыл глаза. — Черт, лучше об этом не думать! Он мне голову оторвет, как только нас поймает!

Мег согласилась, что положение их было отчаянное, но настояла, чтобы Чарльз привязал все ее коробки к экипажу. В результате получилось нечто смехотворное. Они не проехали и мили, как коробка с туалетными принадлежностями сорвалась и упала. Чарльзу пришлось остановиться и потратить не меньше четверти часа, чтобы водворить все на место.

И все это время державшая лошадей Мег осыпала его упреками.

— У нас не было бы никаких затруднений, будь у нас подходящий экипаж. И давай поживее! Лошади горячатся и никак не желают стоять смирно!

— Они привыкли к умелым рукам! — язвительно отвечал Чарльз.

— Чарльз Бернел, ты тупоголовый чурбан!

Еще полмили длилось молчание, пока Мег не начало трясти. Они сначала выехали на юг, в направлении Бристоля, но, когда свалилась еще одна коробка, Мег, у которой зуб на зуб не попадал от холода, воскликнула:

— Я дальше не поеду! Поворачивай, и едем в Стэйплхоуп. Ты говорил, что видел, как в долину въезжала карета; быть может, это была почтовая, и мы сможем нанять ее!

— Мне бы это подошло! — Чарльз поднял коробку и сунул ее в руки Мег. — Держи ее на коленях, пока мы не доберемся до «Лозы»!

Мег только взглянула на него, высокомерно подняв брови, и пристроила коробку поудобнее у себя в ногах.

Сейчас, стоя на булыжнике гостиничного двора, она продолжала поносить Чарльза за его кучерские способности, пока не вмешался конюх:

— Не люблю вмешиваться промежду кошек и собак, когда они рычат и шипят друг на друга, но у нас полно постояльцев, которым не нравится, когда нарушают их покой. Так что, пожалуйста, мистер Чарльз, говорите потише и объясните, если можете, почему вы путешествуете таким странным образом с дочерью сэра Уильяма Лонгвилля?

Эти последние слова были сказаны очень выразительно, и Чарльз побагровел.

— Я… то есть я, — проговорил он запинаясь, — я сопровождаю мисс Лонгвилль к… к ее тетке в Бат, и мы… то есть я… я решил, что мне следует, пожалуй, взять закрытый экипаж. Нельзя ли у вас тут случайно нанять почтовую карету?

Конюх взмахнул фонарем, так что свет от него заплясал по булыжнику.

— Ну, это самая забавная выдумка, какую мне доводилось слышать!

Он знал Чарльза и Мег с детства. Подойдя к лошадям, он похлопал коренную по голове. С усмешкой он добавил:

— Карета, может быть, и нашлась бы, но почему бы вам не взять папашину? Я ее хорошо знаю, мисс Мег в ней было бы удобнее. Или, может быть, у вас есть на это какие-то причины, а?

Лицо Чарльза горело, и Мег видела, что он решительно не в состоянии что-нибудь придумать.

Подойдя к конюху, Мег умоляюще сложила руки.

— Моей тетке и в самом деле плохо. Чарльз думал, что в двуколке будет быстрее. Моя бедная тетя София нуждается во мне. Она больна — при смерти! Мы должны выехать немедленно!

— Еще одна выдумка, мисс Мег? — Он укоризненно пощелкал языком.

Мег слегка улыбнулась.

— Вас невозможно провести! Ну ладно, дело в том, что я не могу сказать вам, почему мне приходится покидать Стэйплхоуп таким неподобающим образом, но я должна! У меня ужасное положение!

— А тетка в Бате у вас есть?

— Нет! Вы же знаете, что нет!

Конюх не мог удержаться от улыбки.

— Эта карета не почтовая, она принадлежит вот этому джентльмену. Спросите его, быть может, он вам ее одолжит.

Мег немного удивило выражение его лица. Он потер увесистым кулаком заросший щетиной подбородок, на лице у него была легкая улыбка. Мег могла только догадываться о том, что у него на уме. Не заметив лукавого блеска в его глазах, Мег приготовилась торговаться с владельцем кареты.

Прежде чем повернуться к нему лицом, она состроила самую привлекательную физиономию. Быть может, ей удастся убедить этого человека помочь ей, если он узнает, что ее преследует злодей, чьих когтей она должна избежать любой ценой. Она услышала шаги, топот сапог по булыжнику. В надежде смягчить сердце незнакомца умильным выражением, Мег обернулась.

Она даже предположить не могла, какое зрелище ожидало ее. В шелковом плаще, развевающемся у него за плечами, к ней приближался не кто иной, как сам лорд Уортен. Он улыбался ей, в его темных глазах таилась насмешка.

— Господи помилуй, попались! — пробормотал Чарльз.

— Вы! — воскликнула Мег. Сердце у нее замерло от испуга. — Но как вы сюда попали? Я хочу сказать, вас ожидали только завтра!

Свет фонаря упал на его лицо, и Мег вздрогнула, увидев родинку.

— Любовь моя! — воскликнул Уортен. — Какое дивное зрелище для моих бедных глаз.

Не сводя с нее взгляда, он подошел ближе и, взяв ее рукой за подбородок, крепко поцеловал в губы. Пораженная, Мег не успела сделать и шагу назад, как он сказал:

— Со времени нашей последней встречи — и поцелуя — я не мог ни о чем больше думать! Нo что это? — Он с улыбкой указал на двуколку. — Вы спешили мне навстречу? Как я счастлив, моя милая Мег!

С трудом взяв себя в руки, Мег отступила на несколько шагов, налетев при этом на Чарльза.

— Вы… вы чудовище! — воскликнула она. — Чарльз, защити меня от этого коварного обольстителя!

Чарльз положил ей руку на плечо.

— Послушайте, Уортен! — начал он. — Вы не должны были целовать… я хочу сказать, я требую, чтобы вы оставили Мег в покое. Выбросите этого человека из вашей гостиницы немедленно! — обратился он к конюху. — Он докучает дамам, как вы сами видите!

Уортен ухмыльнулся.

— Ну-ну, Бернел! Придумайте что-нибудь получше! Докучаю дамам? Вы меня, может быть, еще и распутником назовете?

Чарльз нахмурился.

— Нет, не назову. Нельзя назвать человека тем, чем он не является.

Лорд Уортен неожиданно улыбнулся.

— Вы славный парень, Бернел! Но я не перестану докучать мисс Лонгвилль, кто бы меня об этом ни просил. Я люблю ее, и она принадлежит мне.

Чарльз стоял на своем:

— И все же я предлагаю вам удалиться, милорд. Мег рассказала мне эту скверную историю, и, как ее друг, я не могу этого позволить.

— Чарльз! — воскликнула польщенная Мег. — Как благородно с твоей стороны! Как отважно!

— Отважно, вот как? — перебил ее голос Уортена. — Сейчас проверим!

Повернувшись к нему, Мег чуть не потеряла сознания при виде пистолета в его руке, нацеленного на Чарльза. Она никогда бы не подумала, что у Уортена хватит смелости воспользоваться оружием.

— Вы с ума сошли! — воскликнула она наконец.

Уортен выдержал ее взгляд.

— Разве? Впрочем, это не имеет значения. Я остаюсь и не позволю ни мистеру Бернелу, никому другому помешать мне.

Конюх оставил лошадей и, подойдя к Чарльзу, уставился на пистолет.

— Господи помилуй, да у него пистолет!

— Ведь вы же не убьете меня? — обратился к нему Чарльз.

— Позвольте мне спросить вас, — возразил Уортен, — имею ли я право, как человек чести, удержать мою нареченную от побега с вами или с кем-нибудь другим, если на то пошло?

Чарльз нахмурился.

— Мы никуда не убегали. Вы же сами понимаете, что это нелепость.

Конюх, ухмылявшийся теперь во весь рот, заметил:

— А знаете, что я подумал, увидев вас с мисс Мег? Я сказал сам себе: «Руперт, если их остановить, эти ребятки поженятся через день-другой!»

Чарльз посмотрел на него с ужасом.

— Поженятся? Да я скорее женюсь на вас, мистер Барнс, чем на Мег.

Когда конюх, фыркнув, занялся вновь лошадьми, Чарльз с легким поклоном адресовался к Уортену:

— Я не хочу, чтобы Мег выдавали замуж против ее воли, но я признаю, что мои слова были необдуманны и мои поступки могут быть превратно истолкованы.

Мег была недовольна развитием событий. Видя, что Чарльз упускает ситуацию, она сказала, надменно вздернув подбородок:

— Не понимаю, почему вы размахиваете пистолетом у нас под носом…

— Ошибаетесь, моя милая, — прервал ее лорд Уортен. — Пистолетами не размахивают, такие выражения подходят разве только романистам. Разумный человек держит пистолет твердо.

— Если вы думаете, что я собираюсь стоять тут и обсуждать, как обращаться с оружием, вы очень ошибаетесь. Меня удивляет, что у вас вообще есть пистолет, — холодно сказала Мег.

— Быть может, вы имеете в виду, что я давно уже им не пользовался? Но я решил теперь, что напрасно пренебрегал некоторыми жестокими видами охоты, и намерен возобновить мое знакомство с ними. Не пристрелить ли мне для начала Чарльза за то, что он пытался украсть вас у меня?

Мег пыталась понять что-нибудь по выражению его лица, но оно было непроницаемо. Глаза его смотрели холодно, и она слегка прикусила губу, не зная, что и подумать. Сначала ей казалось, что он высмеивает их обоих, но, видя холодный блеск его глаз, она не могла разгадать, что у него на уме.

— Что за вздор! — воскликнула она наконец.

— Это не ответ. Вы должны решить за меня, дорогая. Должен ли я отомстить за свою честь и убить человека, осмелившегося увезти девушку обещанную мне ее собственным отцом? Уверяю вас, пятьдесят лет назад любой джентльмен поступил бы так не колеблясь.

Мег открыла было рот и снова закрыла. Будь кто-нибудь другой на месте Чарльза, поняла она с содроганием, она бы, может, и высказалась за дуэль. Но поскольку Чарльз был в этом замешан, эта идея потеряла для нее всякую привлекательность. К тому же это вовсе не был романтический побег, о чем Уортену было отлично известно. Все это она ему высказала и добавила:

— Мы просто направлялись в Бристоль, где хотели купить яхту. Чарльз и я давно уже собирались в кругосветное путешествие.

— Вы, мисс Мегги? — неожиданно вметался конюх. — На корабле? Волны вверх — вниз, вверх — вниз…

— Довольно, Барнс, — Мег судорожно проглотила слюну.

Конюх засмеялся и хотел еще что-то сказать, когда на втором этаже открылось окно и человек в шелковом ночном колпаке закричал:

— Если вы не прекратите, я сам пойду за констеблем и он запрет вас в каталажку — если только в этой дыре такая найдется.

Вздернув на нос очки, он продолжал:

— Ей-богу, вот этот тип хохотал весь вечер! Я вам голову снесу! У меня завтра дела в Шрусбери и…

— Ну хватит! — крикнул Уортен. — Мы уходим.

— И давно пора! Кричат, хохочут ни свет ни заря! Будь мне по вкусу такая жизнь, я бы уже давно переехал в Лондон.

Он со стуком закрыл окно.

Уортен опустил наконец пистолет и жестом пригласил Мег войти в гостиницу. Конюх, однако, имел на этот счет свое собственное мнение. Он задержал Маргарет, взяв ее за руку, и обратился к виконту:

— Прошу прощения, милорд, но я хотел бы задать вам вопрос насчет помолвки с мисс Мег. Я ничего не слышал об этом! А принимая во внимание поздний час, вы сами должны понимать, ведь семейство Лонгвилль наши соседи, двенадцать поколений жили бок о бок.

Слегка поклонившись ему, Уортен адресовался к Мег:

— Так как же, моя милая, помолвлены мы или нет?

В первый момент Мег хотела немедленно все отрицать, но она внезапно сообразила, что в таком случае конюх может взять ее сторону, и тогда, принимая во внимание непредсказуемое поведение Уортена, может выйти бурная сцена. Этого Мег опасалась и желала избежать.

— Да, мы должны пожениться, — сказала она наконец, — к сожалению.

Уортен улыбнулся, в глазах его вспыхнула улыбка. Не сводя глаз с Мег, он сказал:

— Я сам провожу мастера Чарльза и Маргарет домой, так что можете о них не беспокоиться.

Конюх что-то буркнул в ответ и, взглянув по очереди на Мег и Чарльза, сказал:

— Слушаюсь, милорд.

Мег приуныла. Она поняла, что ее попытка ускользнуть из Стэйплхоупа и от Уортена не удалась. Она вздрогнула. К ее большому удивлению, Уортен вручил свой пистолет Чарльзу и, сбросив шуршащий шелком плащ, ловко накинул его ей на плечи.

Она сразу же согрелась, плащ еще хранил его тепло.

— Благодарю вас, лорд Уортен, — сказала она, вздохнув.

Взяв ее под руку, он повел ее в гостиницу.

— Да вы совсем закоченели, Мег! Как это нам с Чарльзом пришло в голову путешествовать и двуколке?

Встретив сочувственное внимание, хотя и со стороны лорда Уортена, Мег пустилась в рассказ о том, как Чарльз приехал за ней в двуколке вместо дорожной кареты своего отца. Уортен покачал головой, соглашаясь с ней, что Чарльзу следовало проявить больше внимания к ее особе. Он заверил ее, что доведись ему убегать с ней, он бы уж позаботился о более удобном экипаже.

— Вы могли бы взять с собой все ваши платья, если бы вы того пожелали, — сказал он.

Когда они вошли в гостиницу, Мег взглянула на него и невольно улыбнулась.

— Вы, конечно, шутите.

— Напротив, — отвечал он, понизив голос. — Леди всегда должна быть окружена удобствами. Так любила выражаться моя мать, и с годами я понял, насколько она была права. Женщина всегда чувствует себя счастливее, когда за ней ухаживают и ее балуют. А когда женщина счастлива, то и весь дом счастлив.

Погладив меховую подкладку его плаща, Мег вздохнула.

Наклонившись к ней еще ближе, он прошептал ей на ухо:

— Я бы мог сделать вас счастливой, Мег, если бы вы только мне это позволили.

Его дыхание у щеки взволновало ее. Как он может говорить с ней так? Она не знала, что ему отвечать.

Чарльз перебил их:

— Ну вы и хитрец, Уортен! Ведь этот пистолет даже не заряжен.

Все еще не отпуская руку Мег, Уортен резко возразил:

— А вы думали, я стал бы рисковать жизнью Мег? Плохо вы меня знаете!

Мег смотрела на шедшего рядом с ней человека. Он обратился к вышедшему им навстречу улыбающемуся хозяину, дюжему мистеру Крапсу, с просьбой подать бренди и все необходимое для приготовления ромового пунша в парадную гостиную.

Что это за человек, который только что угрожал Чарльзу пистолетом с тем, чтобы тут же объявить, что не заряжал его, опасаясь за ее жизнь? Она пыталась разобраться в нем, но, покачав головой, призналась сама себе, что не понимает его вовсе.

6

Расположившись у камина, Мег отдала Уортену его плащ вместе со своим собственным, поблагодарив виконта за внимание. При этом она не могла удержаться, чтобы не бросить укоризненный взгляд на Чарльза. Уже успевший оценить ситуацию мистер

Крапс — он слышал от кухарки в Стэйплхоупе, что мисс Маргарет выходит за лорда, — мгновенно проявил ко всем присутствующим раболепную услужливость. Он сам подложил дров в камин и подставил Мег под ноги скамеечку. Он не вполне понимал, что могло привести мисс Лонгвилль в гостиницу в такой поздний час — да еще в обществе мастера Чарльза! — но он улыбался и раскланивался перед лордом Уортеном, а, вернувшись на кухню, ущипнул за щеку жену.

— Подумать только, мы залучили себе в гостиницу лорда, настоящего лорда!

— И в самом деле! — отвечала его жена с мечтательной улыбкой. — Нужно пригласить из Сэлопа мою сестру. Уж, наверно, она захочет до него дотронуться. Ты понимаешь, о чем я говорю? Последний раз, когда она у нас гостила, она то и дело норовила столкнуться с Монтфордом, когда он заходил выпить пива. Она говорит, что это помогает от подагры, хотя, я думаю, ей надо бы поменьше пить смородиновой настойки.

Мег, со своей стороны, была благодарна, что хозяин гостиницы не кидал на нее осуждающих взглядов, как это делал конюх, и вообще ничем не показывал, что находит ее поступки предосудительными.

Она отхлебнула немного бренди, наслаждаясь разлившимся у нее внутри теплом. Постепенно руки и ноги у нее согрелись, и она обратила внимание на Чарльза и Уортена. Последний тщательно отмеривал составные части для своего особого пунша, а Чарльз наблюдал за всеми его действиями с жадным любопытством, вызвавшим у Мег улыбку. Через некоторое время Чарльз вынул из кармана клочок бумаги и начал подробно записывать рецепт приготовления напитка огрызком карандаша, время от времени энергично кивая.

Мужчины такие странные, подумала Мег, интересуются ромовым пуншем, лошадьми и кто в Лондоне лучший портной. Мег внезапно заметила костюм Уортена и внутренне ахнула.

Милосердное небо, подумала она, да он совсем раздет! Как это она раньше не обратила внимания. На нем не было ни фрака, ни галстука, а его жилет из великолепной оленьей кожи был наполовину расстегнут. Рубашка была тоже расстегнута у шеи, и взгляд Мег приковался к его груди. Она не могла оторвать глаз от темных завитков.

Боже мой! Ей никогда раньше не случалось видеть обнаженную мужскую грудь. Сердце у нее забилось, непонятный спазм сжал горло. Взгляд ее скользнул на его тонкую талию, она не могла не заметить, как ловко облегали бриджи его стройные мускулистые ноги. Боже, до чего же он хорош! Мег быстро допила бренди и отвернулась. Неужели он нарочно спустился из спальни в таком виде? Инстинкт говорил ей, что именно так оно и было. Мег остро сознавала всю опасность его обаяния, сознавала, как легко поддаться на его ухаживания — да что уж там говорить! — уступить его попыткам соблазнить ее! Вот чудовище!

Бренди, казалось, притупило ее девическую робость. Имея возможность как следует рассмотреть его, она не могла устоять перед искушением. Она каждую минуту на него оглядываюсь. Даже сапоги сидели на нем отлично. Манжеты рубашки были небрежно завернуты, и Мег увидела, что и руки его покрыты тонкими завивающимися волосками. Слегка откинувшись в кресле, она задумалась вдруг о том, как может выглядеть остальное его тело. Непроизвольно у нее вырвался звук, напоминающий нечто среднее между вздохом и кошачьим мяуканьем.

К ее величайшему смущению, Уортен взглянул на нее, как раз когда она предавалась этим размышлениям. Мигнув несколько раз, Мег почувствовала, как краска заливает ей щеки.

Он поднял стакан, как бы предлагая молчаливый тост. Его взор ни на минуту не отрывался от ее лица.

Мег ощутила внезапную потребность держать его на расстоянии. Она перевела взгляд на огонь. Щеки у нее пылали, и румянец стал еще ярче, когда она услышала, как Уортен засмеялся.

После того как Чарльз отведал пунша и разразился похвалами, все снова вышли во двор. Уортену оседлали лошадь, и трио проворной рысью вернулось на проселочную дорогу, пролегавшую за Стэйплхоупом. Уортен согласился, что чем меньше будет разговоров о неудавшемся побеге из Шропшира, тем лучше. Он также обещал по возвращении в «Лозу» щедрым воздаянием замазать рты конюху, двум его подручным, а также самому хозяину и, разумеется, его супруге. Когда они остановились, Мег удержала Чарльза в двуколке и, обратившись к подъехавшему Уортену, сказала:

— Я уверена, Чарльз поможет мне подняться на террасу, милорд. Вы можете возвращаться в гостиницу, поскольку дорога из Лондона вас, наверно, очень утомила.

Было темно, и Мег не могла видеть выражение его лица, но она услышала смешок в его голосе, когда он ответил:

— Как вы добры, проявляя такую заботу о моем благополучии. Но, как ваш жених, я считаю своим долгом позаботиться сам о вашей безопасности.

Наклонившись в седле, он осмотрел двуколку и дружеским тоном, обратившись к Чарльзу, сказал:

— Мистер Бернел, вы не откажете мне в любезности помочь отнести эти картонки в дом?

Чарльз, безмятежно мурлыкавший что-то себе под нос всю дорогу после нескольких стаканов пунша, спрыгнул и живо собрал все картонки.

— Я отнесу их к тебе в комнату, Мегги, — сказал он громким шепотом. И прежде чем она успела попросить его задержаться, пока Уортен не покинет их, Чарльз пустился трусцой по дорожке, балансируя одной из картонок у себя на голове.

Уортен спешился и привязал лошадь к молодому деревцу у дороги, где она могла попастись и траве. Он подошел к двуколке и помог Мег выйти.

У Мег была только одна цель: как можно скорее направиться к дому, догнать Чарльза и держать его при себе, пока Уортен не уйдет. Она быстрым шагом устремилась по направлению к саду и лабиринту, смутно вырисовывавшемуся вдали. Низкие облака неожиданно разошлись, и лунный свет упал на тропинку у нее под ногами. Она слышала у себя за спиной шаги Уортена. Он тихо сказал:

— Вы моя, Мег. Вам не спастись от меня. Я не позволю никому владеть вами! Я проделал длинный путь ради одной цели — сделать вас моей женой, и ничто мне в этом не помешает. Ничто!

Мег дошла до лабиринта и теперь уже почти бежала. Сердце у нее бешено колотилось. Она слышала шаги и смех Уортена. Отчасти она испытывала страх и отчасти неловкость. Но где же Чарльз? Они могли бы все-таки бежать из Шропшира, как только Уортен вернется в гостиницу. Но что, если Уортен догонит ее раньше, чем вернется Чарльз? Что, если он вынудит Чарльза оставить их одних?

Мег решила не думать об этом. Она была уже в парке, с подстриженными кустарниками и усыпанными гравием дорожками. Влажный воздух был наполнен ароматом роз. Парк был залит лунным светом. Внезапно плащ Мег зацепился за колючий стебель.

Вскрикнув, Мег дернула плащ. Когда она наконец освободилась и бросилась дальше, Уортен настиг ее и, обхватив за талию, привлек к себе. Он произнес ее имя. Дыхание его отдавало лимоном и ромовым пуншем. Он мгновенно нашел губами ее губы, и она почувствовала, как будто что-то обожгло ее. Страстный поцелуй длился и длился. Она была его пленницей и не могла освободиться, хотя и сопротивлялась.

Но сопротивление ее продолжалось не дольше двух секунд. Его поцелуй был слишком сладок. Помимо воли руки ее обняли его за шею, и она безумно отвечала на его поцелуи. Она не могла объяснить себе этот порыв. Ее собственное сердце предавало ее на каждом шагу, становясь худшим врагом. По какой-то неизвестной причине она не могла устоять перед его сумасбродством и его поцелуями. Она не понимала, что с ней происходит.

— Мег! — воскликнул он. — Ты любишь меня! Скажи мне, что ты любишь меня так же, как я тебя!

— Нет, я не могу! — Мег отчаянно пыталась высвободиться. — Я не могу любить вас! Я уже вам говорила.

Лунный свет упал на ее лицо.

— Я заставлю тебя полюбить меня, Мег. Я могу это сделать, и ты это знаешь. Я открыл твою тайну. Я знаю, кто ты! Колдунья, фурия, которая преследует меня, но ты принадлежишь мне, Мег, и я не успокоюсь, пока ты не станешь моей женой.

С замирающим сердцем Мег вглядывалась в игру теней на его лице. Всякий оттенок насмешки исчез из его голоса; он был серьезен.

— Вы дьявол!

— Называйте меня, как вам будет угодно, — отвечал он спокойно, освобождая ее. — Я приду завтра, а сегодня не думайте, что вам удастся от меня скрыться. Я не уйду отсюда до рассвета.

Мег вскрикнула и бросилась бежать к дому. Час спустя, стоя у окна своей спальни, она увидела Уортена, стоявшего на том же месте, где она его оставила, среди роз. Подвинув кресло, она уселась у окна. Она знала, что он не останется там всю ночь, надо только подождать, пока он уйдет, и тогда она отправится в Бернел-Лодж.

Почувствовав у себя на плече прикосновение чьей-то руки, Мег, вздрогнув, проснулась. Это была ее горничная Бонни.

— Мисс, да вы никак всю ночь здесь просидели?

— Я… я не могла уснуть, — сказала Мег, — а лунный свет был так красив. Мне приснился самый невероятный сон. — Она внезапно выпрямилась в кресле. — Господи, да ведь это был не сон!

— Сегодня утром в парке садовник чуть не застрелил какого-то человека, — шепотом сказала Бонни, — только он вовремя остановился, заметив его богатую одежду. Он думает, что этот человек ваш… ваш жених.

Она смотрела на Мег, полуоткрыв от любопытства рот. Значит, всему дому уже все известно!

Мег встала и поглядела в окно. Увидев то самое место, где ночью ее целовал Уортен, она вздрогнула.

— И еще, мисс, Чарльз Бернел спит в вашем кабинете и кругом него все эти коробки!

— Я полагаю, что все уже знают обо всем! — сказала Мег.

— Признаюсь, нам было любопытно. Уж не хотели ли вы сбежать с Чарльзом, а вместо этого заснули? Или вы хотели сбежать с этим высоким джентльменом, что был утром в парке?

Бонни начала расстегивать дорожное платье Мег.

— Все это ужас как романтично, и горничные уже влюбились в этого таинственного незнакомца. Кто бы он был такой?

Платье упало к ногам Мег, и она переступила через него.

Она снова посмотрела в окно. Туман окончательно рассеялся, и вдали верхушки берез тянулись в голубизну ясного неба.

Мег вздохнула.

— Это лорд Уортен.

Горничная прямо-таки зашлась в экстазе.

— Я так и знала! — воскликнула она. — Ой, у меня даже вся кожа мурашками пошла! Он такой красивый, и подумать только, он всю ночь вас прождал! Ну, мисс Маргарет, какой же кавалер вам достался!

7

Позже в тот же день Мег сидела за чаем в большой гостиной Стэйплхоупа. Только что приехал с визитом лорд Уортен, и Мег следила за его появлением с чувством, близким к панике. Еще до завтрака она решила, что ей следует делать дальше. Каким-то образом она должна попытаться уговорить Уортена, убедить его, что они с ним совершенно неподходящая пара и, как всякий разумный человек, он должен от нее отказаться.

Однако с того самого момента, как Уортен склонился над рукой Каролины, Мег почувствовала, что во всей этой обстановке она чего-то не понимает. Трое из них — Каролина, Уортен и она сама — находились в центре гостиной у круглого стола. На прекрасном инкрустированном столе стояли вазы с фруктами, пирожными, приготовленными кухаркой «в честь посещения Стэйплхоупа лордом», девонширскими сливками и таким количеством чая, что его хватило бы на половину всех жителей долины.

Сэр Уильям предпочел усесться в дальнем конце комнаты у камина. Светские разговоры обычно мало его занимали, и на лице его было свойственное ему в таких случаях снисходительно-терпеливое выражение. Каролина, надо отдать ей должное, примирилась с неприязненным отношением мужа к некоторым проявлениям светской жизни и настаивала на его присутствии в гостиной только в случаях крайней необходимости. Но даже и тогда она не ожидала от него участия в разговоре, если он сам не выражал такого желания.

С виду, казалось бы, все выглядело так, как тому и следовало быть: сэр Уильям равнодушен, Уортен вежлив, Каролина — сама любезность. Но наблюдавшая за всеми ними Мег была в высшей степени заинтригована. Сначала она заметила необычную краску на лице Каролины, а затем и дружескую улыбку, с которой смотрел на нее Уортен и его непринужденно-интимную манеру. Всем было известно, что они давно знакомы, но Мег внезапно поняла, что их связывали более тесные отношения, чем просто дружба. Уж не была ли Каролина когда-то влюблена в него? Эта идея показалась Мег нелепой отчасти потому, что Каролина стала женой ее отца.

— Вы прекрасно выглядите, Каро, — сказал Уортен, — должен сказать, замужество вам идет.

Краска у нее на лице стала гуще.

— Благодарю вас, Ричард.

Ричард, вот как. Мег взглянула на отца, чтобы увидеть, как он будет реагировать на такое обращение Каролины к виконту. Было заметно, однако, что скука все больше овладевала им. Полузакрыв глаза, он облокотился на ручку кресла. Без сомнения, ему виделась тихая заводь реки Тун, где самая восхитительная форель так и шла на удочку.

Как будто в подтверждение этих мыслей Мег, сэр Уильям тоскливо вздохнул.

Каролина снова обратилась к Уортену:

— Завтра бал по случаю дня рождения Хоуп Норбери. Несколько дней назад я известила миссис Норбери о вашем предстоящем приезде, и она сказала, что будет счастлива видеть вас у себя.

Каролина неожиданно улыбнулась.

— Вы ведь знаете, что вы ее любимец! — Она засмеялась.

Мег поразил этот смех Каролины, такой светлый и совсем на нее непохожий. Она взглянула на Уортена и заметила особенный огонек у него в глазах, как будто речь шла о тайне, известной только им двоим. Внезапно Мег испытала какое-то неудобство, словно она села на подушечку для булавок.

Уортен рассмеялся в ответ.

— Не дразните меня, Каро. Я уже давно проникся восхищением к миссис Норбери.

— Да, а кто говорил, что у нее лицо как из теста, да еще так, что она это слышала!

Мег впилась глазами в Уортена. Неужели он так выразился об одной из самых суровых блюстительниц светских приличий? Как грубо, как низко, как интересно!

Уортен принял обиженный вид и слегка нахмурился.

— Я был тогда невообразимо юн, как вы знаете, — сказал он. — И глуп, как всякий юнец, приезжающий в Лондон с большими деньгами и непоколебимой самоуверенностью. К тому же, — и здесь он взглянул на Мег, — вы едва ли способствуете моему успеху у Маргарет, вспоминая слова, в которых я давно раскаялся.

Мег почему-то покраснела. Она так мало знала Уортена, и эти воспоминания, которыми обменивались старые друзья, заставили ее по-иному взглянуть на виконта. Она увидела в нем просто человека, десять лет назад походившего на Чарльза.

Каролина, видимо, вспомнила о целях, которые она преследовала, устраивая брак падчерицы с Уортеном. Немного помолчав, она расправила плечи и сказала в своей обычной спокойной манере:

— Ваш упрек справедлив. — Повернувшись к Мег, она добавила: — Забудь о том, что ты сейчас услышала. Все это было давно.

Но глаза ее все еще улыбались, когда она подняла чашку к губам.

— А что до бала, — сказал Уортен, — то я получил приглашение с час тому назад и уже отослал ответ, что буду очень рад присутствовать на дне рождения Хоуп. Я хочу снова услышать ее игру.

Еще несколько минут разговор шел только между Каролиной и Уортеном. Они обсуждали музыкальные дарования Хоуп. Мег была не склонна принимать участие в беседе, поскольку ей не хотелось оказывать Уортену какое-либо внимание. Нетерпеливо постукивая туфелькой, она ожидала того момента, когда, оставшись с ним наедине, она сможет покончить со всей этой неприятной историей. Но, увы, Каролина отличалась безупречными манерами, и должно было пройти не меньше четверти часа, прежде чем речь зайдет о предстоящей свадьбе.

Сэр Уильям молчал. Его внимание было сосредоточено на маленьком столике красного дерева поблизости от него. По-прежнему опираясь подбородком на руку, он то и дело устремлял на него взгляд. Время от времени он брал с тарелки крошки пирожного и высыпал их на стол. Мег наблюдала то за маленькой белой мышкой, подбиравшей крошки, то за смягченным выражением лица Каролины, все еще беседовавшей с Уортеном. Ее разбирало любопытство. Неужели Каролина и Уортен когда-то любили друг друга? Похоже, что так.

Окна гостиной выходили на длинную подъездную аллею. Сквозь частые четырехугольные переплеты рам комната круглый год была наполнена светом. Голубой с золотом ковер покрывал блестящий паркет. В обивке позолоченной мебели преобладал серебристый шелк. Золотистого цвета шелковые занавеси с тяжелыми кистями обрамляли высокие окна. Десяток картин и портретов, украшавших стены, говорили о веке давно прошедшем. Даже дорожки в парке были разбиты по моде семидесятилетней давности. Гостиная производила необыкновенно уютное впечатление. Предки Мег, смотревшие со старинных портретов, были счастливыми людьми.

Пододвигая крошки к большой, искусно отделанной музыкальной шкатулке, сэр Уильям прошептал:

— Да ну же, иди сюда, малыш! Если ты это не съешь, я скажу кухарке, и она натравит на тебя собак из конюшни!

Мег быстро взглянула на Каролину, чтобы посмотреть, какое это все на нее производит впечатление. Сначала в ее взгляде было заметно легкое раздражение, но, когда он повернулся в кресле, при виде смятых фалд его фрака в изумрудных глазах Каролины заискрилась теплота. В этот момент Мег поняла всю глубину чувства мачехи к ее отцу. У сэра Уильяма было достаточно досадных свойств, способных вывести из себя самую кроткую женщину, но Каролина, при всем ее пристрастии к приличиям, прощала супругу даже неучтивость, проявляемую им по отношению к пэру Англии, которому вскоре предстояло стать его зятем. Она и в самом деле его любит!

— Что там такое, дорогой? — спросила Каролина. — С чего это ты заговорил о собаках?

Сэр Уильям виновато вздрогнул и поспешно взял чашку. Вытянув длинные ноги, он подмигнул Мег.

— Ничего особенного. Интересно, сыграет ли нам Хоуп что-нибудь завтра. Вы слышали ее, Уортен? Очень профессионально, и я бы даже сказал, в ее игре есть подлинное чувство! Странно, на вид она такой мышонок!

Сэр Уильям снова оглянулся на столик.

— Папа! — с упреком воскликнула Мег. — Вы слишком строги к Хоуп и несправедливы! Скажете тоже, мышонок!

Она повернулась к Каролине.

— Если хотите знать, ваш драгоценный супруг прикармливает мышонка, и занимался этим все время, как мы вернулись из Лондона.

— Мег! — укоризненно воззвал к ней сэр Уильям.

Каролина взглянула на мужа, слегка приподняв бровь.

— Так вот кто во всем виноват!

Мег засмеялась, встретившись при этом случайно взглядом с Уортеном. Она заметила, что он следил за ней с легкой улыбкой. Странное ощущение пронизало ее при виде этой улыбки.

Он был так хорош в синем фраке из тончайшего сукна, цвета беж панталонах и сверкающих ботфортах. Шейный платок был искусно повязан, образуя ровные складки, манжеты выпущены ровно настолько, насколько следовало, и темные волосы красиво зачесаны на висках.

Он прекрасно выглядел, и, к большому удивлению Мег, ничто в его безукоризненном костюме даже отдаленно не наводило на мысль, что он провел ночь в парке Стэйплхоупа.

Мег не могла удержаться от вопроса:

— Хорошо ли вы провели ночь, милорд? Насколько я поняла, вы прибыли в гостиницу еще вчера.

Глаза у него озорно блеснули.

— Да, — отвечал он, — я приехал вчера вечером, за пару часов до полуночи. Но что до сна, то должен признаться, меня мучил какой-то назойливый кошмар. Я видел себя в парке, вблизи большого дома. И вдруг садовник, заботливо ухаживающий за розами, сует мне в самое лицо ружье и велит немедленно убираться. «Не хватало нам еще тут бродяг!» — кричит он. Садовник был очень настойчив, мне пришлось тотчас удалиться.

— Какой странный сон, Уортен! — воскликнула Каролина. — Как раз сегодня утром на рассвете наш садовник спугнул какого-то бродягу!

Уортен взглянул на Мег, та в свою очередь уставилась на сэра Уильяма, созерцавшего лепной потолок.

— Там ровно дюжина херувимчиков. Замечали вы когда-нибудь? Маленькие крылатые ребятишки в каждом квадрате.

Посмотрев некоторое время на отца, Мег обратилась к Каролине:

— Что ж, как ни крути, все равно все выйдет наружу. Вчера ночью я хотела бежать с Чарльзом в Бристоль. Лорд Уортен остановил нас и проводил домой. Чарльз выпил слишком много ромового пунша и заснул в моем кабинете. И хотя в этом не было никакой необходимости, лорд Уортен провел всю ночь в парке, опасаясь, что я могу снова попытаться бежать.

Мег вздернула подбородок, бросив на лорда Уортена полный упрека взгляд.

— Маргарет! — воскликнула Каролина. — О Боже! Неудивительно, что вся прислуга шепчется и переглядывается. Представляю, какие пойдут разговоры! Ну и ну!

Сэр Уильям только пощелкал языком.

— Вы же знаете, я не желала этой помолвки, а теперь, с вашего разрешения, я бы хотела сказать несколько слов лорду Уортену — наедине!

При этом Мег взглянула на отца, который только махнул рукой:

— Пожалуйста.

Каролина выпрямилась в кресле.

— Не понимаю, какая в этом необходимость. Я хотела поговорить с вами обоими о свадьбе. Нам пора приступать к приготовлениям.

— Я не имею намерения стать женой лорда Уортена и сделаю все, что смогу, чтобы этого избежать.

Сэр Уильям сделал знак жене.

— Ничего, дорогая. Пусть будет так. Какой может быть вред от разговора?

— Как вам будет угодно, — вздохнула Каролина.

Глядя им вслед, она с удивлением услышала слова Уортена:

— Как это мило, прелестная Мег, что вы пожелали побыть со мной несколько минут наедине. Уж не хотите ли вы выказать мне свою любовь? Не забывайте только, что я очень скромен и робок…

Голоса удалились. Сэр Уильям переглянулся с женой. Они оба улыбнулись.

— Честное слово, он не оплошает! — воскликнул баронет, и жена с ним полностью согласилась.

Войдя в кабинет, Мег плотно закрыла за собой дверь.

— Это вы-то робки и скромны? С таким же успехом я могу утверждать, что ваш фрак не синий, а алый.

Но Уортен ее, казалось, не слышал. Стоя неподвижно и напряженно, он оглядывался по сторонам. Он долго молчал, и Мег вдруг стало неловко, что она привела его в свое святилище.

Зачем она это сделала? — вдруг пришло ей в Голову. Что заставило ее поступить так? Ведь теперь вся ее жизнь была перед ним как на ладони. Его пристальный взгляд пугал ее. Подойдя к нему, она заглянула ему в лицо. Она не могла сказать, о чем он думает. Выражение его было непроницаемым. Слегка прищурив темные глаза, он внимательно рассматривал каждую вещь в комнате.

— Здесь идет ваша жизнь, — сказал он, как будто высказывая случайно пришедшую ему в голову мысль.

Взгляд его продолжал скользить по комнате, и Мег внезапно почувствовала себя перед ним обнаженной. Ее разбросанные повсюду сокровища не имели значения ни для кого, кроме нее самой. Все было в беспорядке, но каждая вещь была отражением ее внутреннего мира. О, зачем она привела его сюда, когда они прекрасно могли бы побеседовать в библиотеке!

Когда взгляд его остановился на старом кресле, у нее задрожали колени.

Вероятно, поняв ее молчание, он внимательно посмотрел на нее. Неожиданно он улыбнулся, и у Мег перехватило дыхание.

— Прекрасная комната, — сказал он и, подойдя к ее любимому креслу, опустился в него.

Мег слегка запрокинула голову и воскликнула:

— Ах!

Она только смутно сознавала, что на самом деле издала какой-то звук. Подойдя к ближайшей книжной полке, она принялась приводить и порядок книги. Возвращая их на место, горничные поставили многие вверх ногами, и Мег вдруг ощутила непреодолимую потребность восстановить порядок, хотя бы только для того, чтобы не смотреть на лорда Уортена, удобно расположившегося в ее кресле.

И почему он уселся именно в это кресло, думала она, и притом так нарочито? Ей казалось, что этот странный человек обнаружил какую-то скрытую от всех часть ее души и вторгся в нее. Она быстро посмотрела на него через плечо и тут же снова принялась за книги. Он следил за ней так, словно все это забавляло его. Ну и пусть! Он увидел уголок ее души, который она предпочла бы не показывать ему, но дело сделано и не стоит ни о чем сожалеть.

У нее было к нему важное дело. Резко повернувшись, она расправила плечи и, глядя ему прямо в глаза, сказала:

— Я хотела поговорить с вами, лорд Уортен, о том, что с этой помолвкой надо кончать.

Он кивнул. Пальцы его левой руки нежно поглаживали протертую бархатную обивку кресла.

Следя за движениями его руки, Мег почувствовала, что щеки у нее розовеют. Он не нарушал молчания, поэтому она оказалась вынужденной продолжить:

— Ведь вы согласны, что эта помолвка просто нелепость? Вы же знаете, что я не люблю вас.

Оставив в покое бархат обивки, он поднес пальцы к губам, продолжая следить за ней.

Мег заложила руки за спину. Она его прекрасно понимала. Он поставил себе целью отвлечь ее внимание, чудовище! И с ее стороны было очень неблагоразумно смотреть на его пальцы или на его губы, потому что это приводило ей на память поцелуй — ну не дьявол ли он после этого!

Неожиданно она услышала его звучный голос:

— Какое удобное кресло. Оно мне почему-то очень подходит.

Золотые лучи полуденного солнца скользили по комнате, согревая пушистый ковер на полу. Один из этих лучей блеснул на его сапоге.

Мег ощутила уже неоднократно испытанное ею за последнее время в его присутствии чувство: как будто она пытается быстро идти по грязи и с каждым шагом увязает все глубже и каждый шаг становится все медленнее. Это было нечто вроде кошмара, только она не боялась, а впадала в состояние какой-то странной заторможенности, хрупкого, но сладкого покоя.

— Вы знаете, что вы сидите в моем любимом кресле? — сказала она укоризненным тоном.

Он ничего не ответил, но только улыбнулся с довольным видом, как поймавший мышонка кот.

Как можно убедить человека, который отказывается признавать, что им есть о чем говорить? Встряхнув рыжими локонами, она отвернулась от него. Ей вдруг стало жарко, она подошла к двери и распахнула ее. С наслаждением вдыхая свежий воздух, она старалась сосредоточиться на своей цели. Мег уже знала, насколько лорд Уортен был упрям, но она даже не подозревала, насколько он может быть уклончив и изворотлив.

Глубоко вздохнув, она приготовилась к новой попытке. Мег стремительно повернулась к нему, зеленый шелк платья взвился над ее лодыжками. К своему ужасу, она увидела, что он встал и быстро приближается к ней. Как и прошлой ночью, она испугалась, что он настигнет и вот-вот поймает ее. Почему она всегда чувствовала себя с ним как затравленный зверек?

Отвернувшись, зажмурившись и вытянув вперед руки, она воскликнула:

— Нет! — с трудом подавляя желание бежать и скрыться где-нибудь.

Взяв ее за руки, он целовал один за другим ее пальцы.

— Мег, любимая, — прошептал он, — вы несказанно хороши!

Она не могла выдержать прикосновения его губ к своей коже. Не открывая глаз, она прошептала:

— Лорд Уортен, прошу вас, освободите меня от этой помолвки. Я не желала бы задеть ваши чувства, но я не могу стать вашей женой.

Его губы по-прежнему ласкали ее пальцы. Мег чувствовала себя такой потерянной и несчастной, что знала, она вот-вот расплачется. Она открыла глаза.

— Я, то есть мы не подходим друг другу. И дала клятву, что не выйду замуж без любви. Однажды я уже любила. Мы были помолвлены. Не ваша вина, что Филип и вы так же различны, как небо и земля.

Оставив в покое ее пальцы, он поднял на нее глаза.

— Филип? — спросил он. — Мне незнакомо это имя.

— Он умер — уже пять лет.

Все еще держа ее за руки и сжимая их, Уортен сказал:

— Мне очень жаль. Я не знал…

— Филип Харкасл. — Мег ощущала огромное облегчение от того, что ей удалось, наконец, завладеть его вниманием. — Я безмерно его любила, — продолжала она. — Мы так понимали друг друга. Ценою своей жизни он спас ребенка из реки во время весеннего разлива. Филип утонул… — Голос у нее сорвался, и она отвернулась, сдерживая слезы.

— Мег, поверьте, я разделяю ваше горе… — Он вдруг замолчал, пристально в нее всматриваясь. — Филип Харкасл? Высокий молодой человек, дамский любимец — тот ли это Харкасл?

— А что?

Недоверие отражалось у него на лице. Он плотно сжал губы и, немного помолчав, сказал:

— Как я могу отнять ваше сердце у призрака, Мег, да еще призрака, которого вы видите совсем в другом цвете, нежели он был на самом деле?

— О чем вы говорите? При чем здесь цвет. Призраки бесцветны!

— Вы сравниваете меня с ним, и оказывается, что мне до него далеко.

Мег хотела что-то сказать, но он не дал ей.

— Нет! Не нужно ничего объяснять, я читаю и ваших глазах. Вы меня не уважаете, не так ли?

Не желая услышать ее ответ, он громко засмеялся.

— Иногда судьба нас больно ранит, и это как раз такой случай!

В этот момент у Мег впервые появилась надежда. Она знала, что он достаточно рассудителен, и видела, что он начинает понимать, что их союз невозможен.

Но он внезапно резко повернулся к ней, с выражением твердой решимости на лице. В глазах его появился опасный блеск.

— Итак, значит, вы меня не уважаете! Что же, тем хуже для вас. К сожалению, ваши представления о моих достоинствах меня мало волнуют. Мне нужно ваше сердце, и я завоюю его!

Мег широко раскрыла глаза.

— Неужели вы не смягчитесь? — изумленно спросила она. — Я знаю, вы упрямы, но это уж слишком! — «Что же он за человек», — подумала она.

Мег отступила на шаг. Он продолжал:

— Я не расторгну нашу помолвку по такой ничтожной причине, дорогая мисс Лонгвилль. Вам придется получше постараться, чтобы избавиться от меня. Сравнивая меня с вашими бывшими кавалерами, вы ничего не добьетесь!

Мег была в ужасе. Всякий настоящий джентльмен тут же пошел бы ей навстречу! Но только не Уортен! Он каждый раз проявлял себя как человек, лишенный чувства чести.

Она отступала от него все дальше, но он неуклонно приближался к ней. Она хотела бежать, по ноги отказывались ей повиноваться. Смеясь, он обхватил ее за талию и притянул к себе.

— Не спеши, Мегги. Дай себе ощутить мое прикосновение. Ты в объятиях живого человека, а не призрака, который держит тебя только силой воспоминаний. Он мертв, а я готов идти с гобой по жизни, пока ты не поседеешь и не высохнешь от старости.

Он стиснул ее в объятиях, и Мег почувствовала, как дрожь пробежала у нее по телу.

— В моей груди бьется сердце, жаждущее разделить с тобой радости и заботы. Я человек из плоти и крови, Мег, а не создание твоего воображения. Тебе будет тепло в моей постели. Я хочу, чтобы ты рожала мне детей, вела мой дом, раздавала оплеухи моей прислуге, если понадобится. Клянусь Богом, ты будешь моей женой, хотя бы это стоило мне жизни!

Мег испустила легкий стон. Его слова казались ей живой водой, орошавшей выжженную землю пустыни. Она желала только одного — ощутить прикосновение его губ. Она сознавала, что это дурно, что, в сущности, ненавидит этого человека. Но этот мужчина, ласкавший ее и говоривший ей слова, которые она жаждала услышать, которых никогда не слышала от Филипа, — волновал и увлекал ее, она тянулась к нему всем своим существом.

Он нежно поцеловал ее в щеку, стерев губами выкатившуюся слезу.

Только сейчас она смогла оторваться от него, но на этот раз он ее не удерживал, и Мег выскочила из дома и побежала в лес. Там ожидали ее безопасность и покой и… одиночество, мучительное, горькое одиночество.

Но что бы там ни было, она никогда не станет женой человека, которого она не может уважать. Если бы только Уортен не действовал на нее так! Он соблазнял ее, и эта мысль заставляла ее бежать все дальше и дальше вверх, по поросшему буками холму, возвышавшемуся над долиной, по траве, где колыхались колокольчики.

Она презирала его, ненавидела его, но в то же время жаждала его мучительно душой и телом.

8

Мег заметила, как омрачилось лицо Хоуп Норбери, когда Чарльз пригласил Элизабет Пристли на второй танец, к тому же еще и на вальс! Хоуп стояла между матерью и Каролиной, улыбка застыла у нее на лице, веер неуверенно колыхался в руке. Она была вся белом, и это был неудачный выбор, потому что белое платье подчеркивало ее бледность, и на этом фоне совершенно терялись ее прекрасные каштановые волосы и карие глаза. Как выгодно оттенил бы ее черты ярко-голубой цвет, подумала Мег, и что заставило миссис Норбери позволить дочери появиться в таком невзрачном туалете. Конечно, белый придавал ей ангельский вид, но рядом с Лиззи, носившейся по залу в оранжевом шелке и расшитом блестками шарфе, Хоуп выглядела довольно тускло.

Чарльз не мог не заметить такой разительный контраст. Он еще ни разу не танцевал с Хоуп, но кто мог осудить его за предпочтение, оказываемое им оживленной, игривой Лиззи?

Мег стояла рядом с мистером Норбери, сгорая от любопытства. Что означал этот выбор Чарльза — да еще на балу в день рождения Хоуп? Половина всех гостей, перешептываясь, сводили глаз с Хоуп. Не мог же Чарльз не понимать, какое он производит впечатление, избегая Хоуп и откровенно флиртуя с Элизабет! Мистер Норбери, человек с тонким чувством юмора и начинающимся брюшком, слегка раскачиваясь на носках, обратился к Мег:

— Мы всегда наблюдаем летом одну и ту же картину, не правда ли, мисс Лонгвилль?

Он пожевал губами.

— Мы имеем прекрасную возможность наблюдать за передвижением огромного количества самых разнообразных пернатых в нашей долине. Хотя их квохтанье и кудахтанье мне не по вкусу. В особенности меня раздражают крики ворон.

Он устремил взгляд в сторону нескольких худощавых пожилых дам, сидевших по другую сторону зала. Одна из них, старая дева, была и черном бумазейном платье, другая, два года как овдовевшая, все еще одевалась в черный шелк, третья — мать семейства почтенных лет — была в черной шали поверх лилового атласного платья, с суровым неодобрительным выражением лица. Они посматривали по очереди то на Лиззи, то на Хоуп, осуждающе пощелкивая языками и покачивая головами. Поведение Чарльза доставляло им больше удовольствия, чем выпало на их долю, на семейных вечерах в Стэйплхоупе за последние годы.

Взглянув на мистера Норбери, который ей очень нравился, Мег отвечала:

— Я мало понимаю в орнитологии, мистер Норбери, но я заметила, что некая птица, отличающаяся буйным и непредсказуемым нравом, мигрирует на юг в неподходящее время — вечерами.

Мистер Норбери снова пожевал губами. Подавая руку Мег, он предложил ей пройтись по залу.

— Не знаете ли случайно причину такой неожиданной и несвоевременной миграции? Полагаю, что не далее как сегодня вечером ожидается наводнение — из слез! По возможности, нужно быть готовым к любым природным — и домашним — катастрофам.

Мег заколебалась, припомнив все, что говорил ей на днях Чарльз. Что из этого может она открыть мистеру Норбери? Наконец она сказала:

— Трудно говорить за других, но мне кажется, я замечаю большое различие в темпераментах наших — как бы их назвать — голубков.

Мистер Норбери усмехнулся и потом вздохнул.

— Я думаю, вы правы, мисс Мегги. Я тоже отметил существенное несходство между моей дочерью и ее поклонником. Последнее время эти различия, которые, быть может, и привлекли их вначале друг к другу, стали еще более заметны — и, к сожалению, не в пользу Хоуп! Честно говоря, я был бы очень признателен Чарльзу, если бы он способствовал проявлению у Хоуп ее природной живости. А получается как раз наоборот, она становится все более сдержанной и замкнутой. А посмотрите только на Чарльза! Куда делась его степенность, серьезность? Он превращается в посмешище, бегая за Лиззи!

Подняв лорнет, мистер Норбери пригляделся к Чарльзу.

— Бог мой! Да это просто фат какой-то! А я-то считал его, по крайней мере, не лишенным здравого смысла!

Для такого заключения момент был как нельзя более подходящий. Чарльз и Лиззи кружились в вальсе. Крепко обхватив хихикавшую Лиззи за талию, Чарльз смеялся какой-то ее шутке, так громко, что заглушал оркестр. Только сейчас Мег заметила, что на нем были желтые панталоны, полосатый жилет и у талии болталось множество брелоков. Он действительно выглядел щеголем. Его рыжие волосы блестели от избытка помады.

Мег взглянула на Хоуп, так и застывшую на месте. Она обратила внимание, что ее каштановые волосы были тщательно — слишком строго для ее правильных черт — собраны в большой пучок на затылке, а декольте было очень высоким; жемчужное ожерелье терялось на ее белой коже. В таком туалете ее красота не была видна, и Мег очень расстроилась. Она знала, что Хоуп любит Чарльза, но почему же тогда — такая пылкая и страстная за фортепьяно — выглядит она в других ситуациях такой холодной, бесчувственной, уныло-приличной? Мег не могла этого понять. Она вспомнила высказывания Хоуп по поводу Байрона и морских купаний — и ее вдруг поразило, насколько Хоуп стала скучной и прозаичной. Раньше она не была такой, как и сказал ее отец. Но почему она изменилась? Такая умная девушка не может не видеть, что ее поступки, как и манера одеваться, охлаждают пыл ее возлюбленного.

Заметив направление ее взгляда, мистер Норбери прошептал:

— Я говорил ей не надевать это старое белое платье. Ее хорошенькое личико в нем совершенно незаметно. Ей нужны краски, обилие красок.

Он взглянул на проносившуюся мимо них Лиззи. Она громко хохотала в ответ на поддразнивание Чарльза.

— О Господи, вот беда-то! И это моя собственная племянница! Она вся в мать — мою сестру, хороша, но способна на самые невероятные выходки. Чарльз пропал, если он ею увлечется

— Мистер Норбери! — воскликнула Мег. — Как вы можете говорить так о своей родственнице!

— Очень даже могу. Жаль, что зять мой приказал долго жить. Лиззи необходима твердая рука, а меня она не слушает! А сестра моя, Хетти, все больше по гостям, даже и дома не бывает. Я ничего не имею против того, что Лиззи живет у нас, только мне не нравится, как она водит за нос своих кавалеров, а они за ней плетутся, как бычки на бойню!

Он громко фыркнул.

— Хотя иногда, должен признаться, бывает забавно!

Мег засмеялась. Она знала, что мистер Норбери часто ссорился с Лиззи, но, предсказывая ей печальный конец, он щипал ее за подбородок и восхищался ее живостью и манерами, как любой другой из юных джентльменов, заполнявших его гостиные.

— Кто-то должен отвадить от нее этого мальчика! — заявил он. — Я не желаю видеть, как она его оплетает. Она нацелилась на него еще в начале сезона, и будь я проклят, если не считаю, что он заслуживает лучшей участи!

Мег была поражена. Лиззи не скрывала интереса к Чарльзу, но Мег не принимала это всерьез. Лично ей, как и мистеру Норбери, нравилась бойкость Лиззи, но она не думала, что Лиззи может стать подходящей женой Чарльзу.

Мег хотела спросить мистера Норбери, что именно он собирается предпринять в отношении Лиззи, но в этот момент суета у входа разделила их. Мистер Норбери увидел вновь прибывших гостей, которых он счел долгом приветствовать — это были лорд Уортен и его брат, Джеффри Блейк!

Мег осталась там, где мистер Норбери покинул ее, у стеклянных дверей на балкон. Одна из них была слегка приоткрыта, и Мег почувствовала, как ветерок пробежал у нее по спине, когда Уортен здоровался с мистером Норбери.

Виконт раскланялся в своей обычной учтивой манере, с улыбкой представив брата.

Молодая леди, стоявшая рядом с Мег, воскликнула:

— Но как они оба хороши! Да посмотри же, Сьюзи, на этого, с тростью!

Девицы дружно вздохнули.

— Как ты думаешь, он, наверно, бывший военный? Как романтично — ранен в сражении! Может быть, даже при Ватерлоо!

Мег перевела взгляд на опиравшегося на трость мистера Блейка. Он был так же высок, как Уортен, с такими же темными глазами и волосами. Подбородок у него был не такой упрямый и твердый, а более мягких очертаний. Он был, пожалуй, даже красивее старшего брата. Мег не смогла подавить вздох. Блейк выглядел благородно и мужественно. Трость, на которую он тяжело опирался, только подчеркивала мужественность осанки. Мег не знала точно, при каких обстоятельствах он повредил себе ногу, но слышала смутно о каком-то несчастном случае на охоте. Она слегка улыбнулась. Быть раненым в сражении куда более романтично, но уже сама его хромота придала его личности какую-то таинственность, привлекавшую к нему женщин. Мег была уверена, что Байрон завоевывал сердца светских красавиц не столько своей прославленной поэзией, сколько своей хромотой. Даже ее саму не оставила равнодушной его замечательная наружность и манеры. Не отличайся знаменитый поэт такой распущенностью, она бы с удовольствием поощрила его ухаживания.

— О да, наверно, он был военным! — воскликнула Сьюзи. Понизив голос, она мелодраматическим шепотом добавила:

— Если только он не получил эту рану на дуэли!

Ахнув, ее приятельница поддержала ее таким же тоном:

— О да, не иначе на дуэли! Ну, конечно, на дуэли! Кто он такой, хотела бы я знать?

Мег прищурила глаза. Дуэль? Как он мог быть ранен на дуэли? Разве его брат позволил бы ему драться на дуэли? Мег в этом сильно сомневалась.

Мистер Норбери подвел братьев к Каролине, Хоуп и своей жене.

Одна из девиц рядом с Мег воскликнула:

— Посмотри только на леди Лонгвилль! Она так побледнела при виде человека с тростью, того гляди в обморок упадет!

Как раз в этот момент колени Каролины подогнулись и она бы упала, если бы Уортен с большим присутствием духа не подхватил ее на руки.

Что такое с Каролиной?!

Мег была в смятении, но больше всего ее волновало состояние Каролины, чье положение с каждым днем становилось все более заметным. Мег поспешила к ней, стараясь не поддаваться другим, одолевавшим ее мыслям. Каролина упала в обморок, как только увидела и узнала Джеффри Блейка. И в последний момент, прежде чем лорд Уортен успел подхватить ее, она бросила на него молящий взгляд. Стало быть, Каролина знала когда-то обоих братьев.

Что бы это все значило?

Мег не могла объяснить себе неожиданно возникшее в ней болезненное чувство. Быть может, где-то внутри себя она уже постигла все эти тайны и пришла к какому-то выводу. Но каков бы ни был этот вывод, она не хотела его знать. Пока еще нет. Отбросив эти размышления, Мег обратила все свои мысли к Каролине и поспешила убедиться, что с ней все в порядке.

Дюжина дам окружали Уортена, когда он выносил Каролину из зала. Среди них были и три вороны мистера Норбери. Старая дева размахивала под носом Каролины флакончиком с туалетным уксусом, вдова громко требовала зажечь ароматическую свечку.

Последовавшая за ними в холл Мег могла наблюдать только издали, как Каролину уложили на софу в гостиной. Уортен был вскоре вынужден удалиться, так как дамы стали бросать на него неодобрительные взгляды.

Уксус старой девы оказал свое действие. Веки Каролины дрогнули, и она открыла глаза. Когда она услышала, что с ней произошло, на лице ее выразилось отвращение.

— Я никогда в жизни не падала в обморок! — воскликнула она. Но тут же все вспомнила, потому что ее зеленые глаза слегка затуманились. Увидев Мег, она сказала: — Это был Джеффри. Я много лет его не видела. Ну конечно, Уортен его привез. Прости, Мег, что я устроила тут такое зрелище, когда все это такая старая исто… — Она внезапно остановилась, осознав, что ее соседи и знакомые внимательно прислушиваются к каждому слову. Каролина закашлялась и искусно изменила конец фразы: Это вечная история с женщинами в положении. Все это старо как мир.

Несколько окружавших ее почтенных дам души с ней согласились и тут же принялись рассказывать всякие истории о трудностях вынашивания и воспитания детей. Но Мег знала, Каролина имела в виду что-то совсем другое, и ей внезапно стало страшно. Она боялась узнать, в чем тут было дело, но она не сомневалась, что это имело отношение к лорду Уортену и его брату.

Когда Каролина окончательно пришла в себя, объясняя свой обморок как естественное в ее положении недомогание, Мег познакомилась с Джеффри Блейком. Он оказался очень спокойным, сдержанным молодым человеком. Он был женат и имел пятерых детей, и жена его ожидала шестого. Ему доставляло удовольствие постоянно по разным поводам подсмеиваться над братом, и виконт предстал перед Мег совершенно в другом свете, чем она привыкла видеть его в Лондоне. Он держался со всеми непринужденно и в то же время явно старался обеспечить брату теплый прием в кругу знакомых сэра Уильяма. Мег чувствовала, что за этим что-то крылось, и убедилась в этом, когда увидела, как Уортен смотрит на брата — тот в это время был занят разговором с Хоуп Норбери, с каким-то странным болезненным выражением. Это выражение исчезло так же мгновенно, как и появилось, но Мег видела его так же отчетливо, как и молящий взгляд мачехи перед тем, как она потеряла сознание.

Когда Джеффри заговорил с мистером Норбери о местах для рыбалки в округе, Мег увидела, что лорд Уортен, наконец, почувствовал, что может предоставить брата самому себе. Он тут же подошел к ней и пригласил на вальс.

Крепко обхватив ее за талию, он закружил re по залу. Танцевать с ним было легко и приятно, его оживление передалось Мег, и она буквально летала, шурша изумрудным шелком платья, как будто это был последний танец в ее жизни.

— Мегги, вы чувствуете, что мы принадлежим друг другу? — Глаза его сверкнули.

— Ваше воображение еще живее, чем ваши ноги, милорд! Уместнее было бы сказать, что нам очень ловко танцевать вдвоем!

— Где ваша поэтическая душа, любовь моя? Мы с вами одно целое!

Мег улыбалась, но потом, не выдержав, засмеялась.

— Вы слишком много выпили шампанского! А что касается помолвки, дорогой сэр…

Закрыв глаза, он упоенно вздохнул.

— Вы впервые назвали меня «дорогой». Я буду помнить этот вечер всю жизнь.

— Вы не только не хотите понять меня, но еще и говорите вздор.

— Я влюблен в самую очаровательную дурочку, которая когда-либо жила на свете. Я могу говорить все, что захочу! Я имею полное право говорить вздор!

Первая его фраза задела Мег. Вскинув голову, она воскликнула:

— Что вы хотите сказать, это я — «дурочка»?

Он демонически улыбнулся.

— Только дурочка может мне отказать, и особенности когда я так красиво умею ухаживать.

— Вашему тщеславию нет предела, милорд.

Он понизил голос.

— Но вам нравятся мои поцелуи. Признайтесь, что нравятся!

Мег была так шокирована, что чуть не сбилась с такта. Такого она никак от него не ожидала. Правда, несколько раз ему удалось воспользоваться ее слабостью, но говорить о таких ужасных поступках совсем другое дело!

— Я… то есть… лорд Уортен! Что я могу вам на это ответить?

Выражение его лица стало вдруг напряженным и пугающим.

— Скажите «да». Примите мои поцелуи, мою любовь, мои объятия, мою руку и сердце!

— Быть может, вы скажете, что у меня есть выбор?

Прижав ее к себе крепче, он засмеялся.

— Нет, у вас нет выбора!

— Чудовище, — тихо проговорила Мег, но без гнева. В этот момент она не могла испытывать к нему враждебности. Он был слишком весел, слишком счастлив… слишком близок ей. Как ей избавиться от человека, который постоянно лишает ее душевного равновесия?

Музыка увлекала их, ноги едва касались паркета, слышались обрывки разговоров. Мег вся отдалась танцу. Быть может, потом, когда тети станут разъезжаться, она отведет его в какой-нибудь укромный уголок и скажет ему всю правду.

Со времени их последней встречи, когда она убежала в лес, боясь уступить его настойчивости, она старалась укрепиться в решении откровенно рассказать ему о своих чувствах. Но каждый раз, когда она думала о том, как она встретится с ним лицом к лицу и выскажет ему свое мнение, внутри у нее все леденело. Как она могла бы сказать ему или кому-либо другому: «Я считаю вас трусом и не вижу в вас настоящего джентльмена, поэтому я не в состоянии полюбить вас»? Даже сейчас, глядя на него, чувствуя, как легко и уверенно направляет ее его рука, Мег колебалась. Но какой он ей предоставил выбор? Знай он ее подлинное мнение о его характере, он бы, наверно, сразу от нее отказался.

Когда вальс кончился, Мег села у входа, ожидая, пока Уортен вернется к ней с бокалом шампанского. Расправив изумрудного цвета юбки, она обмахивалась веером. Лиззи уговорила оркестр сыграть шотландский танец. Отбивая носком туфельки такт веселой мелодии, Мег с ужасом увидела, как Чарльз пригласил Лиззи в третий — третий! — раз. Вокруг все ахали и перешептывались. Это было нарушение всех правил приличия.

Чарльз нанес Хоуп, с которой он не танцевал ни разу, последний удар. Мег была поражена его жестокостью. Понимал ли он, какую боль он ей причинил? Сделав реверанс Блейку, с которым она в этот момент разговаривала, Хоуп выбежала из зала, споткнувшись на бегу.

Обратив на Чарльза укоризненный взгляд, Мег увидела, что он наблюдал за исчезновением Хоуп, озабоченно нахмурившись. Оглянувшись и ощутив на себе суровые взгляды, по меньшей мере, дюжины дам, Чарльз покраснел. Мег сразу же поняла, что он не вполне сознавал, какую он совершил бестактность.

Но уже минуту спустя он улыбался Лиззи, подпрыгивая под быструю веселую музыку. Какое бы он ни принял решение в отношении Хоуп, оно, вероятно, было окончательным.

Вернувшись с шампанским, лорд Уортен не сел рядом с Мег, но, попросив у нее извинения, сказал, что хотел бы поговорить с Хоуп. Мег взяла бокал, недоумевая, о чем бы он мог говорить с Хоуп, но довольная его решением. Вероятно, он видел все и догадывался об измене Чарльза, потому что вскоре он вернулся в зал под руку с Хоуп.

Они присоединились к другим парам, предающимся безудержному веселью посередине зала. Даже морщинистые лица старых ворон расплылись в улыбке при виде героя, лорда Уортена, рука об руку с покинутой героиней, Хоуп Норбери.

До конца бала Чарльзу не раз пришлось услышать пренебрежительные замечания и плохо скрытые насмешки по своему адресу.

Когда танец закончился, Мег видела, как лорд Уортен несколько минут разговаривал с миссис Норбери и Хоуп. Результаты этой беседы стали вскоре известны. По настойчивой просьбе лорда Уортена Хоуп должна была сыграть, но не на фортепьяно, а на арфе!

По залу пронесся гул. Хоуп, как оказалось, приготовила всем сюрприз. Последние два года она обучалась игре на арфе и сегодня хотела сыграть для своих друзей — соседей по Стэйплхоупу.

С изумлением и восторгом услышав эту новость, гости двинулись в гостиную.

Мег осталась стоять у входа. Она вглядывалась в лица мужчин, пытаясь отыскать Чарльза, чтобы поговорить с ним. Ей не терпелось узнать, что заставило его так некрасиво обойтись с Хоуп. Но в гостиной его не было видно.

Сердце у нее упало. Неужели он был где-то с Лиззи?

Она вернулась в бальный зал как раз вовремя, чтобы увидеть, как Чарльз под руку с Лизи выскользнули на балкон. Мег последовала за ними.

Одно она твердо знала: она не позволит Чарльзу скрыться, пока Хоуп будет играть. Иначе сплетням не будет конца и больше всех достанется бедной Хоуп. Она решила вернуть Чарльза в гостиную, даже если бы ей пришлось тащить его туда за его рыжие волосы.

А что до Лиззи, то у Мег руки так и чесались, чтобы задать ей хорошую трепку!

9

Вслед за Чарльзом и Лиззи Мег вышла на балкон.

— Да ну же, не трусь! — улыбалась Лиззи Чарльзу, сверкая глазами. — Никто не заметит нашего отсутствия. Никому и дела нет! Хоуп будет в центре всеобщего внимания. А мне нужно только твое.

Чарльз ущипнул ее за подбородок.

— Ты же знаешь, что мы, а в особенности я, своим отсутствием привлечем больше внимания, чем если бы все время сидели рядом с твоей теткой.

Мег без колебаний нарушила их уединение.

— Так вот вы где! Наконец-то я вас нашла. Только не говорите мне, что вы ничего не знаете. Хоуп будет сейчас играть на арфе. Поторопитесь, а то вы ее не услышите!

Чарльз высвободил руку из руки Лиззи.

— Вот видишь! Я говорил тебе! Если Мег заметила наше отсутствие, то твоя тетушка уж точно.

Лиззи, нисколько не смущенная тем, что ее застали в такой щекотливой ситуации, вздохнула с облегчением:

— Благодарение небу, это только ты, Мег! Я, было испугалась, что это мой дядюшка явился делать мне выговор.

Она повернулась к Чарльзу:

— Ну пошли! Я полагаю, мне следует послушать игру кузины, хотя я и слышала эту пьесу тысячу раз.

Проходя через бальный зал в гостиную, она продолжала:

— Ты представить себе не можешь, что это за мука — бренчание и звяканье с утра до ночи! У меня от него зубы разбаливались. Тебе нравится арфа, Чарльз?

— Трудно сказать, я как-то об этом не задумывался. Я полагаю, она звучит, как и всякий другой инструмент, — насколько на это способна.

Лиззи улыбнулась.

— Я рада, что ты к музыке равнодушен, потому что, когда мы поженимся, я не собираюсь играть на арфе, да и на фортепьяно тоже.

Мег настолько поразили эти слова, что она остановилась. Ее не удивило, что и Чарльз тоже застыл на месте. Лиззи шла дальше одна. В дверях она остановилась с лукавой улыбкой.

— Я вижу, я вас удивила. Но если бы мы попросили меня стать вашей женой, мистер Чарльз Бернел, быть может, я бы и не отказалась.

Лиззи скрылась. Мег взглянула на Чарльза, который отвечал ей виноватым взглядом.

— Я знаю, ты думаешь, Мегги, что я попал в неловкое положение, и ты, пожалуй, права. Но впервые в жизни меня это не беспокоит! Если и смогу жениться на Лиззи, я женюсь, честное слово!

Отойдя на несколько шагов, он снова подошел к Мег.

— Я пришел к выводу, что с Хоуп мы не пара. Я слишком люблю красоту ночного неба, чтобы отказаться от удовольствия созерцать его. Ты-то должна меня понять!

Он хотел было уйти, но Мег остановила его:

— Подожди, Чарльз. Давай, по крайней мере, вместе войдем в гостиную, чтобы хоть немного утихомирить сплетни. Сегодня все-таки день рождения Хоуп.

Чарльз остановился.

— Да, конечно, это самое меньшее, что я могу сделать.

Взяв его под руку, Мег сказала:

— Я понимаю твои чувства, но ты бы мог немножко пожалеть Хоуп. Она сегодня совершенно убита.

Чарльз взъерошил свои густые рыжие волосы.

— Ты права, но очень трудно все объяснить. Мне следовало бы поговорить с ней раньше, но у меня не было возможности. Я только сегодня утром решил, что должен порвать с ней. И потом, мы ведь с ней не были даже помолвлены.

— Нет, — засмеялась Мег, — официальной помолвки не было, но последние полгода вся деревня только об этом и говорит.

— В этом я не виноват, — раздраженно возразил Чарльз. — Меня не интересует, что людям больше делать нечего, как сплетничать о будущем Хоуп или о моем.

— Ты мог бы протанцевать с ней хоть один танец, а уж шотландский рил — знаешь, это было просто неприлично.

Чарльз вздохнул.

— Тут я с тобой согласен. Мы уже начали, когда до меня дошло, что мы с Лиззи натворили. Это была ее идея! И нам было так весело! Мы уже танцевали, когда я сообразил, что это уже третий танец. Господи, да я никогда больше двух раз ни с кем не танцевал, даже с Хоуп. Представляю, какой шум поднялся. Не могу сказать тебе, до чего я обрадовался, когда увидел, что Хоуп танцует с Уортеном. Так что, кажется, все обошлось!

Мег смотрела на своего друга детства. Она хорошо его знала и, хотя он и притворялся равнодушным и отзывался небрежно о своем поступке с Хоуп, видела, что его что-то сильно волнует. Она не одобряла его поведения, но в то же время понимала, что выговорами ничего не добьешься. Поэтому она только спросила:

— Ты любишь Элизабет?

Криво улыбнувшись, Чарльз стиснул ей руку

— Я понятия не имею, что такое любовь. Все, что я знаю, это то, что с Лиззи мне весело, она такая живая, веселая, и она просила меня почитать Байрона при первой возможности. Большего нельзя и требовать от девушки.

Когда они вошли в гостиную, Лиззи нигде не было видно. Лорд Уортен был в первых рядах слушателей. Его внимание было приковано к бегавшим по струнам пальчикам Хоуп. Как и все в гостиной, он был буквально загипнотизирован ее исполнением, а через минуту и Мег, и Чарльз уже тоже были под обаянием сонаты Моцарта, талантливо переложенной для арфы, быть может, самой Хоуп. Волшебные звуки, извлекаемые ее пальцами, разносились по комнате. Миссис Норбери с мужем внимательно следили за дочерью. Родительская гордость сияла на их лицах. Мистер Норбери взял жену за руку. Она обернулась к нему, в глазах ее блестели слезы.

У Мег перехватило дыхание при виде отражавшейся в этом взгляде любви. Она не могла удержаться, чтобы не взглянуть на Чарльза, заметил ли он этот исполненный нежности жест мистера Норбери. Но Чарльз не сводил глаз с Хоуп. При виде того, как Хоуп полностью отдается музыке, лицо его омрачилось. Он сдвинул брови, в голубых глазах была заметна боль, Страдание юноши, теряющего свою первую любовь.

Мег отвернулась. Эта боль мучительно отозвалась в ее собственном сердце. Она знала, что он любит Хоуп, но, видя, как он очарован Лиззи, Мег подумала, что он прав, расставаясь с Хоуп. При этой мысли она невольно обратила и взгляд на Уортена, сердце у нее сжалось. Почему он так жадно стремился овладеть ею, когда между ними так мало общего? Почему он не видит это так же отчетливо, как она?

Отзвучал последний аккорд, раздались бурные аплодисменты, а затем завязался оживленный разговор. Большинство гостей возвращались в бальный зал. Чарльз отвел Мег в угол гостиной.

— А как у тебя дела, Мег? — спросил он шепотом. — Ты все еще хочешь, чтобы я проводил тебя в Бристоль?

— Нет, — вздохнула Мег. — Я надеюсь как-нибудь уговорить его отказаться от помолвки.

Чарльз нахмурился.

— И тебе это удается?

— Пока нет, — засмеялась Мег. — Ты был прав. Он исключительно упрямый человек. Когда я ясно объяснила ему, что не люблю его, не могу любить, не могу уважать его, он сказал мне недвусмысленно, что мои чувства ему безразличны — он все равно женится на мне!

— Даже после того, как ты сказала ему, что ты о нем думаешь? Что ты не видишь в нем благородства?

— До этого не дошло. Я не хотела упоминать об этом без крайней необходимости. Однако теперь я вижу, что без этого не обойтись. Это поразит его. Я знаю, он о себе другого мнения.

Чарльз покачал головой.

— Все эти аристократы таковы. Они так привыкли к своей исключительности, что части очень заблуждаются на свой счет.

Нахмурившись, он продолжил:

— Но ты уверена в справедливости своего мнения о нем?

Положив руку на рукав его фрака, Мег тихо проговорила:

— На прошлой неделе Монтфорд практически вызвал его, из-за меня, разумеется, а Уортен в ответ только улыбнулся и отделался какой-то пустяковой фразой. Я уверена, вызови он Монтфорда, тот бы немедленно принял вызов. Но Уортен вел себя так, как будто Монтфорд не стоил его внимания. Говорю тебе, Чарльз, я просто едва это стерпела.

— Но что же делать? — покачал головой Чарльз. — Ты же не можешь выйти за человека, настолько лишенного мужества и чести! Да он через неделю тебе опротивеет!

Мимо них, шурша шелками, проходили гости. Многие еще задержались в гостиной, столпившись вокруг Хоуп и превознося ее исполнительский талант.

Чарльз, наблюдавший все это время за Уортеном, внезапно воскликнул:

— Я знаю, что нужно делать, Мег! Как это я только до этого раньше не додумался! То-то ты удивишься! Мы здорово повеселимся!

— Но что такое, Чарльз? Что ты намерен делать?

Чарльз дружески потрепал ее по щеке.

— Я ничего тебе не скажу. Но обещаю тебе, что через несколько дней, тебя ожидает сюрприз.

Мег пришлось этим удовольствоваться, поскольку он немедленно раскланялся и, сказав, что должен хоть немного искупить свои грехи, начал пробираться сквозь толпу гостей, окружавшую Хоуп. Подойдя к ней, он с поклоном пригласил ее на танец, но даже на расстоянии Мег могла видеть, что манера его оставалась отчужденной и подчеркнуто вежливой.

Хоуп отвечала ему любезно, сделав легкий реверанс. Потом, когда они будут танцевать вместе, это, быть может, немного поуспокоит злые языки, но только не Хоуп. Во взгляде, которым она проводила его удалявшуюся фигуру, мелькнуло отчаяние. Бедняжка Хоуп! При всей ее внешней безмятежности, этот день рождения надолго запомнится ей как самый тяжелый в ее жизни.

Был уже поздний час. Усталые оркестранты начинали фальшивить. Последний контрданс Мег протанцевала с отцом. После этого он направился на поиски жены и приказал подавать экипаж. Каролине пора уже было отдыхать.

Мег подумала, что раз уж помолвку необходимо разорвать, то надо действовать побыстрее. Она осмотрелась по сторонам в поисках высокой фигуры лорда Уортена, но его нигде не было видно.

Она вздрогнула, когда женская рука внезапно обняла ее за талию и Лиззи шепнула ей и самое ухо:

— Ты только посмотри на него, Мег!

— О ком ты, Лиззи? — со смехом отозвалась Мег, когда та чуть не сбила ее с ног, стремительно заставив повернуться в сторону дверей на балкон.

— Там, у двери! Видишь, как колышутся занавеси? Посмотри, кто сидит там, опершись на трость. — Лиззи вздохнула. — Как он хорош! Мне даже кажется, он красивее лорда Байрона! Ну найдется ли кто-нибудь романтичнее Джеффри Блейка? О, если бы он только не бы женат, уж я бы его не упустила! Посмотри, какое у него грустное выражение!

— Возможно, у него грустный вид, потому что он не может танцевать с красавицами Стэйплхоупа!

В этот момент Уортен, явно слышавший их разговор, заметил спокойным равнодушным тоном:

— Боюсь, что обе вы ошибаетесь.

Девушки разом повернулись к нему. Рука Лиззи все еще обнимала Мег. Вопрос их прозвучал в унисон:

— Что вы хотите сказать?

Уортен раскрыл маленькую эмалевую табакерку.

— Не хочу разрушать ваши иллюзии, но сомневаюсь, чтобы в данный момент мой брат сожалел о том, что не может танцевать. Видите ли, у него повреждено бедро, и, когда он долго ходит, начинается мучительная боль. Я убеждал его вернуться в гостиницу, опасаясь, что ему очень не по себе, но он не пожелал испортить мне вечер! Так что едва ли он думает сейчас о танцах, которые он не может себе позволить!

Мег понимала, что целью Уортена было охладить их романтический пыл по поводу его брата, но его слова только увеличили их сочувствие к бедному молодому человеку. Они не сомневались теперь в том, что в нем и, правда, было что-то необычайное. Еще раз взглянув на Блейка, они обе воскликнули:

— Ах бедняжка! — И снова их голоса прозвучали в унисон.

— Бедный! — продолжила Мег. — И у него нет ни жены, которая бы утешила его, ни детей, которые скрашивали бы ему жизнь своим лепетом, помогая залечить нанесенные судьбой раны!

Это драматическое высказывание вызвало у Уортена смех.

— Что до жены, вы, несомненно, правы, она действительно служит ему большим утешением, будучи женщиной чуткой и терпеливой. Ну а дети — четверо из которых самые отъявленные сорванцы в Англии, — я думаю, в их отсутствии даже испытания сегодняшнего вечера кажутся ему приятным отдыхом.

Он отошел небрежной походкой, и обе юные леди гневно уставились ему вслед.

— Он человек практичный, ничего не скажешь! Я думаю, тебе повезло, что ты от него избавилась, Мегги! Только зачем он здесь, в Шропшире? Уж не собирается ли он посвататься к Хоуп? Уж очень он ею восхищается!

Эти слова вызвали у Мег в первую очередь облегчение. Значит, в деревне никто еще не слышал о ее помолвке. С другой стороны, при мысли, что лорд Уортен может иметь виды на Хоуп, Мег испытала изумившую ее саму вспышку ревности. То, что в этот момент Уортен подошел к Хоуп и миссис Норбери, стоявшим возле оркестра, и живо обсуждал с ними, должен ли последний танец быть кадриль или вальс, еще больше усилило ее внезапное раздражение. Но Мег тут же осудила себя за это нелепое чувство. Какое ей дело до того, кого лорд Уортен удостаивает своим вниманием, если она сама только о том и думает, чтобы он оставил ее в покое? Разве это не был бы самый лучший выход, если бы виконт отдал свое сердце другой?

Но эта мысль отнюдь не успокоила ее, и она очень резко ответила Чарльзу, когда он снова спросил ее, удалось ли ей убедить Уортена отказаться от нее.

Многие гости уже уехали, когда миссис Норбери объявила последний танец. Лорд Уортен пригласил Мег, и, как раз когда им предстояло занять свои места в кадрили, она предложила прогуляться на террасе.

Немного удивившись сначала, он с удовольствием взял ее под руку, и они направились к дверям.

Уортен увлек ее в уединенный уголок террасы. На небе не было ни облачка. Над холмами, окружавшими долину Стэйплхоуп, ярко сияли звезды.

Взяв Мег за руку, Уортен начал целовать ее пальцы. Но она резко отняла руку.

— Нет-нет, милорд. Я вызвала вас сюда по делу. Я должна вам кое-что сообщить.

— Что бы это могло быть? — Он провел по ее щеке пальцем в перчатке.

Он приблизился к ней с лукавой улыбкой. Догадываясь о его намерениях, Мег протянула руку, отталкивая его от себя. Его это несколько удивило, но, увидев ее серьезное выражение, он прекратил свои попытки обнять ее.

— Вам не понравится то, что я скажу, но, поскольку вы отвечали упорным отказом на все мои просьбы освободить меня от нашей помолвки, я вынуждена сказать вам подлинные причины моего отказа.

Сначала она хотела было прямо высказать ему свое мнение, но, подумав немного, сказала:

— Помните, год назад на балу, когда мы танцевали вальс, на нас налетел мистер Уайт?

Улыбка мгновенно исчезла с лица Уортена. Как будто поняв ход ее мысли, он тоже стал серьезен. С кивком головы он ответил:

— Очень хорошо помню. Мне известно, что мистер Уайт — друг Монтфорда.

— Этого я не знаю. Но что касается дальнейшего, я полагаю, вы должны понять, что ваши поступки кажутся мне совершенно необъяснимыми. Мистер Уайт, конечно, извинился передо мной; но вас он обвинил в грубости и невоспитанности, а вы только улыбнулись ему в ответ.

Вздохнув, Уортен оперся на каменные перила террасы. Мег ожидала, что он станет оправдываться, но он не сказал ни слова.

Наконец она спросила:

— Ну что вы так смотрите на меня? Вы же умный человек, лорд Уортен, неужели вы ничего не скажете в свою защиту?

Она внезапно поняла, что все время надеялась, что у него найдется достойный ответ; ей хотелось в него верить.

— Я не услышал ничего такого, на что бы стоило отвечать, — сказал он. — Мистер Уайт не заслуживал ответа — ни тогда, ни сейчас.

Такое упорство рассердило Мег. Почему он не скажет ей то, что она хочет знать?

— Тогда я выскажусь более откровенно. Почему, когда он назвал вас грубияном и, вытащив у вас из кармана платок, обмахнул им себе сапоги, вы никак не реагировали на это? Почему вы не вызвали его? Ситуация требовала этого!

Он отвечал ей вопросом на вопрос.

— И это все, что вас волнует? То, что я не требую удовлетворения от каждого негодяя в Лондоне?

— Он посмеялся над вами, и вы оставили эту насмешку без ответа.

— Ничего лучшего он не заслуживал.

— А если бы он оскорбил меня, вы бы тоже оставили это безнаказанным?

— Поскольку этого не произошло, мне трудно дать вам удовлетворительный ответ.

— Я прошу вас ответить мне, как бы вы поступили. Если вы говорите, что любите меня, и если бы мистер Уайт — или кто-нибудь другой — оскорбил меня в вашем присутствии, что бы вы сделали?

Уортен улыбнулся.

— Подбил бы ему глаз, поколотил бы его как следует.

Казалось, он был уверен, что она этим удовольствуется.

Мег была глубоко расстроена и унижена.

— Вы бы вступили в потасовку, как простой человек с улицы? Вы бы затеяли вульгарную драку, чтобы мое имя трепали потом по всей Англии?

Уортен воспринял ее слова как пощечину.

— Чего вы на самом деле добиваетесь от меня, Маргарет? И почему, если бы я ударил оскорбившего вас человека, вы не сочли бы себя отомщенной?

Мег надменно вздернула подбородок.

— Меня бы это бесконечно унизило. Настоящий джентльмен никогда бы не вступился за даму таким диким способом.

Лицо Уортена стало серьезным.

— Вы хотите сказать, Маргарет, что настоящий джентльмен не удовольствовался бы ничем, кроме дуэли?

Мег облегченно вздохнула: наконец-то они добрались до сути дела.

— Да, — отвечала она спокойно.

Звуки кадрили разносились в ночном воздухе, нарушая окружавшую их тишину.

— Скажите мне все, Мег, — повелительно сказал он. — Откройте мне ваше сердце.

Мег глубоко вздохнула и начала:

— Я думаю, вам не хватает чувства чести, лорд Уортен, вы боитесь столкнуться лицом к лицу с теми, кто позорит вас. Мне так казалось последние несколько месяцев. Вы знаете, что для этого у меня были основания — серьезные основания. Случай с мистером Уайтом — это только один из многих за последний год. Чего я не могу понять, так это почему мужество изменяет вам. Чарльз и мой отец не раз говорили мне, как прекрасно владеете вы шпагой и пистолетами. И еще один пример. Вам известно, что мы дружим с лордом Монтфордом, и хотя мне было неприятно, когда он вызвал вас на музыкальном вечере у миссис Норбери, факт остается фактом: наша честь была оскорблена. Я все слышала! Вы в ответ вы только сказали, что не станете с ним драться! Большего унижения мне не приходилось испытывать, тем более что вы только что просили моей руки. Вы понимаете теперь, насколько неуместным представляется мне ваше предложение?

После минутного молчания она добавила:

— Вы же не станете отрицать, что всякий, кого вы уважаете, получив такой вызов, сейчас же попросил бы Монтфорда назвать своих секундантов?

— Да, — спокойно отвечал Уортен. — Многие мои друзья и знакомые давно бы уже вызвали Монтфорда.

Мег развела руками.

— Таковы причины моего отказа, решительного и окончательного. Будь я другой, будь у меня меньше уважения к вопросам чести, я, без сомнения, приняла бы ваше предложение с большим удовольствием.

Слезы защипали ей глаза. — Я готова верить, что у вас есть причины пренебрегать насмешками, но я не одобряю вашего поведения в свете. Ну а теперь, после всего того, что вы услышали от меня, не согласитесь ли вы расторгнуть эту помолвку и дать мне свободу?

Мег дожидалась ответа. Она видела, что он обдумывает ее слова, потому что брови его были сдвинуты и было заметно, как он сжимал зубы. Она высказалась так откровенно, поскольку у нее не было другого выхода. Но о чем он думает? Лорд Уортен слегка отвернулся. С трудом сдерживаемая ярость душила его. Ее слова раздирали ему сердце. Он видел, что она сопротивлялась его ухаживаниям, но ему никогда не приходило в голову, что она могла рассматривать его поступки как неблагородные и бесчестные. Боже, это было все равно, как если бы она назвала его трусом! Что может быть позорнее для мужчины, который ценит свои убеждения, свою честность, свою способность противостоять напастям, вторгающимся в жизнь каждого человека?

Женщина, которую он собирался сделать своей женой, считала его трусом всего лишь потому, что он не дал презренной твари вроде Монтфорда или того же Уайта втравить себя в дуэль. Мег не представляла себе, что здесь были еще более сложные обстоятельства. Ей было неизвестно, например, что ее «друг» отлично знал, что Уортен никогда не примет его вызов, и пользовался этим при каждой удобной возможности. Каким-то образом Монтфорд узнал правду о несчастном случае с Джеффри на охоте и о клятве, данной Уортеном, никогда больше не выходить на поединок!

Уортен вглядывался в ночные тени. В центре сада перед террасой был птичник. За подстриженной живой изгородью из тисов темнели высокие стволы и густая листва буков, росших по склону холма, поднимавшегося над долиной на девятьсот футов. Вид этих деревьев напомнил ему об одной ночи, десять лет назад, когда среди леса раздался выстрел и его брат Джефф с криком упал на землю.

С тех пор Уортен тысячу раз пережил ужас той ночи. Он не спал неделями, потому что его мучили кошмары, и он просыпался, обливаясь потом. Тысячу раз он пытался во сне исправить содеянное, и только одна мысль спасала его: в последний момент, когда он в пылу обуревавшей его ревности прицелился в Джеффри, какой-то непонятный инстинкт толкнул его под руку и, вместо того чтобы убить Джеффри, он только навсегда его искалечил. О Боже, изуродовал его на всю жизнь! Своего родного брата!

И Мег считает его трусом! В нем бушевала такая ярость, что он сжал каменные перила террасы так сильно, что у него заныли руки. Как могло случиться, что во всем Лондоне — а с его титулом и положением он имел неограниченный выбор — он полюбил женщину, чьи взгляды целиком противоречили его собственным. А у нее были действительно необычные взгляды. Все его знакомые дамы питали отвращение к дуэлям Его собственная бабушка, например, узнав, что ее старший сын собирается драться на дуэли, приказала слугам связать его и запереть в сарай на целую неделю.

Но Мег не имела ничего против ужасного обычая лишать человека жизни за то, что он сказал что-то не с той интонацией, толкнул тебя в дверях, назвал грубияном или обмахнул твоим платком свои сапоги. Уортен не сомневался, что вызови он тогда Уайта, тот бы уже лежал на кладбище в своей деревне — а чего ради?

Однако судьба оказалась жестокой к нему, послав ему любовь к женщине, превозносившей дуэли. Он чувствовал, как будто ему снова швырнули в лицо обвинение за поединок с братом.

— Мой брат был искалечен на дуэли, — наконец сказал он хрипло. — Об этом мало кому известно, но вы можете себе представить, как я отношусь к дуэлям.

Он смотрел на Мег сквозь пелену поднимавшейся в нем ненависти к Монтфорду, невольно вогнавшему между ним и Мег этот клин. Он искал слова, которыми ответить ей. Когда он заговорил, голос его звучал приглушенно, так что он бы не удивился, если бы Мег его не услышала.

— Вы должны сами ранить или убить человека на расстоянии тридцати шагов, прежде чем осуждать меня или любого другого, кто выступает против поединков. Вы не понимаете на самом деле, о чем вы говорите. А что до того, чтобы судить меня на этом основании, право же, я был о вас лучшего мнения. Но если вы думаете, что я откажусь от помолвки потому, что вы считаете меня — и притом ошибочно — трусом, вы очень ошибаетесь. А теперь я должен проводить Джеффри в «Лозу», где он сможет дать отдых своей искалеченной на дуэли ноге. Поймите, наконец, что до конца дней мой брат не сможет танцевать, не сможет бегать, что каждый день приносит ему страдания, а я мучаюсь его болью. Врач говорит, что к пятидесяти годам он сможет передвигаться только в кресле. Это, по-вашему, романтично, Мег? Это почетно?

Он не мог больше говорить. Резко повернувшись, он удалился, оставив ее одну на террасе.

Мег онемела от этих слов и при виде его лица, когда он вновь переживал это ужасное воспоминание. Неужели Джефф был осужден провести остаток своей жизни в кресле — из-за дуэли? Сквозь занавеси она видела, как Уортен подошел к брату. Слегка поморщившись, Джефф поднялся и тут же пошатнулся, тяжело опираясь на трость. У Мег замерло сердце, когда Уортен подхватил его под локоть. А она-то думала, что Джефф выглядит таким интересным со своей тростью! А он уже десять лет не танцует и никогда больше не сможет танцевать!

Мег отвернулась, чтобы не видеть, как Уортен уводит брата под руку из бального зала. Слезы струились у нее по лицу. Слова отца, сказанные на днях, пришли ей на память с мучительной остротой: «А ты видела когда-нибудь, как человек истекает кровью?»

10

— Вы уверены, что не стоит привести сюда одну из собак? — спросила миссис Поттс. Экономка Стэйплхоупа сидела на краешке софы в гостиной. Она вся изогнулась, пытаясь заглянуть за софу, где ее хозяйка ползала в этот момент на коленях, осматривая пол.

— Нет! — воскликнула Каролина. — Я не пущу в дом грязных охотничьих собак сэра Уильяма. Пусть лучше кухарка принесет нам кусочек сыра. Садовник говорил, что у него есть мышеловка, которой мы можем воспользоваться.

Миссис Поттс со стоном извлекла платок из рукава черного бумазейного платья. Каролина взглянула на нее.

— Боже мой! Что случилось?

Миссис Поттс закатила глаза и откинулась на софе, прижимая платок к губам. Это была худенькая женщина, небольшого роста, с орлиным носом и большими серыми глазами. Она снова издала стон.

— Не спрашивайте меня, миледи! Умоляю вас, не поминайте при мне о садовнике и его мышеловках! Последний раз, когда мы их ставили, бедной мыши, пытавшейся достать кусок заплесневелого сыра, наполовину снесло голову — и ее нашли только через несколько дней! Мне потом неделю было дурно!

— Боже мой! — воскликнула Каролина. — Ну ладно, быть может, я заманю его кусочками пирожного и поймаю в коробку. Но где же он обитает, этот мышонок сэра Уильяма?

Она обыскала все около софы, где два дня назад сидел ее муж, не обнаружив ни мышонка, ни места, где бы он мог спрятаться. Встав, она осмотрела камин, но и там не обнаружила никаких тайников.

— Мы должны избавиться от этой твари до субботы. Я не хочу, чтобы миссис Бернел или кто-либо еще из дам попадали в обморок, если нашему маленькому гостю вздумается внезапно появиться!

— Ах! — Миссис Поттс закивала, помахивая у себя под носом флакончиком с ароматическим уксусом. — Я так счастлива за мисс Маргарет! Подумать только, она выходит за пэра Англии. И этот бал — какая прекрасная идея! Кстати, я только сегодня утром говорила с кухаркой, и она заверила меня, что бульона для ужина будет приготовлено достаточно. Она также хотела вам сообщить, что сумеет приготовить ужин на двенадцать персон, как вы велели. Она немного обиделась, что вы сами не сказали ей об этом раньше.

— У сэра Уильяма и у меня были такие планы, но мы решили сохранить их в тайне, чтобы устроить Мег сюрприз в день ее помолвки, — отвечала Каролина с принужденной улыбкой. У нее было предчувствие, что вечер кончится катастрофой, но она не желала посвящать прислугу в такие подробности.

— К тому же сэр Уильям и я обедаем в этот день с лордом Уортеном в «Виноградной лозе» и вернемся, только когда гости уже соберутся. Лорд Уортен и Мег не должны ничего знать о наших приготовлениях, пока они не войдут и бальный зал.

Каролина замолчала, задумавшись. Правильно ли она поступает?

Она придумала этот план, случайно услышан разговор Мег с Уортеном накануне. Она возвращалась из парка, где прогуливалась в одиночестве, стараясь немного успокоиться. Неожиданное появление Джеффри потрясло ее до глубины души.

Подойдя к каменным ступеням террасы, она услышала голос Мег. Каролина никогда не подозревала, насколько серьезны убеждения ее падчерицы. Позже, когда она рассказала все сэру Уильяму, он с готовностью согласился отметить помолвку Мег приемом гостей, тем самым приведя всю эту затею с ее замужеством к благополучному завершению в церкви святого Майкла.

Слушая разговор Мег с Уортеном, Каролина многое пережила вновь. Сильнее всего было переполнявшее ее чувство огромной вины. Она в такой же мере была ответственна за хромоту Джеффри, как и оба брата. Она узнала о предстоящей дуэли за несколько дней. Неужели это все произошло десять лет назад? Ей казалось, что это было вчера. Она пыталась предотвратить поединок, послав письмо Уортену с лордом Монтфордом, но зло было непоправимым. Они должны были стреляться. Лорд Монтфорд сказал ей, что их не удалось отговорить.

Когда Каролина впервые, очень молодой, появилась в свете, она была такой же кокеткой, как Мег. И у нее было так же развито воображение — два недостатка, которые она с тех пор упорно старалась преодолеть. Братья соперничали из-за нее, и она наслаждалась их вниманием, поощряя то одного, то другого. Они не были ее единственными поклонниками, но ей доставляло особое удовольствие видеть, как загораются у них глаза, и она всеми способами вызывала их на соревнование друг с другом. Следствием стала дуэль и увечье, полученное Джеффри.

Каролине казалось странным, что судьба свела их вновь, словно желая, чтобы тяжелое прошлое отступило перед счастливым будущим. Она ужаснулась, услышав мнение Мег о характере Уортена. Все это было слишком страшно, слишком знакомо, чтобы отнестись к этому спокойно. Неужели боги снова наказывают их?

Но что бы там ни замышляли боги Олимпа, Каролина знала, что она всеми средствами должна способствовать этому роману. Конечно, ей хотелось быть единственной хозяйкой в Стэйплхоупе, но больше всего она желала, чтобы Уортен получил то, что он заслуживал, — любимую женщину.

После дуэли Каролина осознала самую ужасную истину. Ее сердце давно принадлежали Уортену, но ее глупость, ее легкомыслие стоили ей его любви. После того как три знаменитых лондонских хирурга подтвердили невозможность полного выздоровления Джеффри, она уже не могла больше с ним видеться. В тот день в ней умерло все ее кокетство, и она думала только об одном: чтобы ее тщеславие не стало причиной еще чьей-нибудь беды.

Неужели Мег ждет та же судьба? Неужели из-за ее заблуждений, ее легкомысленного романтизма она тоже утратит любовь Уортена? Каролина не могла этого допустить.

Приняв решение, она решительно тряхнула головой.

— Я надеюсь, наш сюрприз доставит им большое удовольствие, — сказала она миссис Поттс. Но сомнения не покидали ее.

— Я в этом уверена! — отвечала миссис Поттс, запихивая платок в рукав.

Глядя на стол, Каролина нахмурилась.

— Но где же этот мышонок! Я так и вижу, как он сидит на плече у кого-нибудь из гостей, выпрашивая крошки!


Мег встала из-за письменного стола, подобрала обломки перьев, уже дважды сломанных за последние пять минут, и бросила их в сторону камина. К ее изумлению, они аккуратно опустились прямо на сложенные уголья.

— И это единственное, что мне удалось за четыре часа! — вслух сказала она.

Она взглянула на двадцать с лишним страниц, лежавших перед ней на столе. Верхний лист, весь в чернильных пятнах, был разрисован и исчерчен; на нем с трудом можно было разобрать несколько фраз. Ее рука отказывалась повиноваться ее рассудку, и в таком состоянии она пребывала всю вторую половину дня.

Закрыв чернильницу крышкой, Мег, порывшись в верхнем ящике стола, достала черную ленту — самый подходящий цвет для тяготивших ее печальных мыслей. Она связала лентой страницы рукописи, взяла карандаш, легкую голубую шаль и быстро вышла.

Настроение у нее было тревожное и грустное. Оно овладело ею вскоре после ссоры с Уортеном. Ни сон, ни размышления, ни даже бешеная скачка по деревенским дорогам на любимой лошади не уменьшили царившего у нее в душе смятения. Она не могла отказаться от своих убеждений, но также не могла она и забыть о том, как ужасно сказалась дуэль на Уортене и его брате.

Всю ночь, даже во сне, в ней шла внутренняя борьба. Когда честь требует удовлетворения? Уортен, видимо, считает, что никогда! Но она не могла с ним согласиться. Ей было ужасно жаль Джеффри. Быть может, причина ссоры не была столь серьезной для такого решительного шага?

Мег не хотела больше об этом думать! Она знала одно: эта помолвка была ей навязана. Ее мир был четким и определенным, все ценности и нем соответствовали до мельчайших подробностей высоким идеалам рыцарства. Но всего за последние две недели ее сначала спросили, видела ли она, как истекает кровью человек, а потом она стала свидетельницей того, как дуэль навечно искалечила жизнь Джеффри.

Как бы в ответ на все эти мысли, вихрем проносившиеся у нее в голове и не дающие ей ни минуты покоя, Мег свободной рукой подобрала юбки и побежала в лабиринт. Ей хотелось затеряться в нем на час-другой и ни о чем не думать. Но лицо Уортена то и дело вставало перед ее мысленным взором. Она не могла забыть ужасного выражения, с которым он рассказывал ей о ране Блейка, и все бежала и бежала, быстрее и быстрее.

Когда она, наконец, оказалась в центре лабиринта, она бросила рукопись на каменную скамью и устроилась рядом с ней, поджав колени. Подложив шаль вместо подушки под голову, она смотрела на возвышавшиеся на востоке буковые деревья. Клонившееся к закату солнце согревало ей лицо и руки, и через несколько минут она уже забылась глубоким сном.

Проснулась она оттого, что кто-то осторожно дергал ее за руку.

— Мегги, — раздался нежный голос, — проснись! Мне нужно поговорить с тобой.

Открыв глаза, Мег увидела перед собой милое личико Хоуп Норбери. Оно ей приветливо улыбалось. Солнце уже село, и дул ветерок, навевая в центре лабиринта прохладу. Мег быстро села.

— Боже мой! Я, наверно, заснула. Как странно и как стало холодно!

Развернув шаль Мег, Хоуп накинула ее ей на плечи.

— Спасибо! — сказала Мег. — Но как ты разыскала меня? О милая, да ты плакала. — Она сжала ей локоть.

Хоуп засмеялась, но глаза ее наполнились слезами.

— Я в жизни так никогда не плакала, как вчера и сегодня. Прямо фонтан какой-то, и самое худшее, что никак не могу остановиться.

Слезы уже катились у нее по щекам. Отбросив рукопись, Мег усадила ее рядом с собой и обняла за талию.

— Ну-ну, не плачь, а то и я зареву за компанию.

— Прости, я дала себе слово, что больше не буду…

— Вздор! Можешь плакать, сколько хочешь. Я пошутила.

Эти слова как будто несколько успокоили Хоуп, по крайней мере, на какое-то время.

Она достала батистовый платок из кармана легкой коричневой накидки. Утерев слезы, Хоуп сказала:

— Твоя мачеха предположила, что тебя можно здесь найти, а мне так необходимо поговорить с тобой, Мег. Видишь ли, боюсь, что я потеряла Чарльза навсегда. Я никогда не имела намерения заходить так далеко в этой своей затее. Я сделала ужасную ошибку, а теперь уже поздно что-либо исправить.

С минуту Мег сидела неподвижно.

— Что ты имеешь в виду под ошибкой?

Глаза Хоуп снова налились слезами, носик покраснел.

— Я знаю, вчера всем могло показаться, что Чарльз ужасно со мной поступает. И хотя он действительно зашел немножко далеко — этот шотландский танец был уже вовсе ни к чему, итак его намерения были всем ясны! — но дело в том, что это я, я сама оттолкнула его! И не один раз! Я знаю, третьего дня он приезжал сделать мне предложение, — все было практически решено между нами, — но я так испугалась! — Хоуп вдруг рассмеялась. — Я даже начала чихать и сказала, что не люблю ночь! Ты же знаешь, Мегги, что я без ума от звезд, лунного света на вершинах холмов…

— Но я не понимаю! В чем же дело? Ты хочешь сказать, что ты лгала ему? Но зачем?

Хоуп была не в силах продолжать. Прижав к лицу платок, она разрыдалась.

Мег прижала ее к себе. У нее тоже выступили на глазах слезы. Что она хочет сказать? Как она оттолкнула Чарльза? Чувствует ли она красоту ночи? Ну конечно, чувствует! Всякая девушка, кто может так заворожить слушателей своей игрой, просто не может оставаться равнодушной к лунному свету, серебрящему верхушки деревьев. Ну почему все не так, как должно быть? Почему все так странно ведут себя? Почему все ее прекрасные иллюзии на каждом шагу разлетаются в прах? Почему Хоуп сидит здесь, плача, что ее покинули, а не признается, что она просто хотела досадить Чарльзу?

Эта мысль вдруг поразила Мег. Почему Хоуп вообще решила отвергнуть Чарльза? Он был горячий, пылкий, благородный человек, который бы не задумываясь, бросился защищать честь Хоуп, если бы в этом возникла необходимость. По какой причине она решила вдруг отвергнуть его искания?

Через несколько минут, когда рыдания Хоуп поутихли и она, по меньшей мере, с полдюжины раз высморкалась, она объяснила:

— Это только моя вина, что Чарльз стал ухаживать за Элизабет. В какой-то степени я даже сама это поощряла последнее время — даже когда мы были в Лондоне, я нарочно оставляла их одних. Видишь ли, я была очень благоразумна.

Хоуп вдруг засмеялась.

— Я решила, что Чарльз для меня слишком легкомыслен и непостоянен. Он стал интересоваться боксом и заговорил на каком-то ужасном жаргоне. Даже его костюмы стали какими-то странными. Ты заметила вчера его желтые панталоны? Но помимо всего он подружился с лордом Монтфордом, и, хотя я знаю, что и ты с ним дружна, я не могла не заметить, что его компания посещает пользующиеся дурной славой игорные дома, не говоря уже о том, что во время сезона они почти каждую неделю ездили на скачки в Нью-Маркет.

— Уж не думаешь ли ты, что Чарльз сделался игроком? — воскликнула Мег.

— О нет, пока еще нет. Иногда я просто не знаю, что и думать. Но он стал так похож на Филипа, что я боюсь, что и он плохо кончит, а я бы этого не вынесла! У тебя такой сильный характер, Мегги, но я не могла бы быть такой стойкой и мужественной, какой была ты — и есть!

Мег показалось, что она ослышалась.

— Ты говоришь о моем Филипе? О Филипе Харкасле?

Хоуп вскочила, прижимая платок ко лбу, как будто стараясь подавить какое-то тяжелое воспоминание.

— Филип был так красив! Боже мой, мы все были влюблены в него, а он принадлежал тебе! Мне было тогда девятнадцать, да и тебе немногим больше!

С задумчивой нежной улыбкой она покачала головой.

— Однажды он ущипнул меня за щеку и сказал, что безнадежно влюблен в меня. Он был такой милый, и нам было так грустно, когда его не стало.

Хоуп встала и начала прохаживаться взад-вперед по маленькой площадке в центре лабиринта.

Мег не могла отвести глаз от ее лица. Она чувствовала, что сейчас услышит что-то страшное, чего она не хотела слышать. Она пыталась подняться, не дать Хоуп продолжать, но словно примерзла к холодной каменной скамье. Ветерок зашелестел страницами ее рукописи, и Мег вздрогнула.

— Даже папа, которому Филип не нравился, говорил, что он образумится со временем. Я никогда не понимала, как ты могла это вынести. Я помню, я как-то спросила тебя, вскоре после похорон, почему ты не разделишь со мной свое горе, но ты только покачала головой. Ты всегда казалась такой спокойной, Мег, но как ты могла это пережить?

Мег взглянула на нее.

— Ты хочешь сказать, как я могла перенести его внезапную смерть?

Хоуп махнула рукой.

— Я хочу сказать, как ты могла вынести известие об обстоятельствах его смерти?

У Мег задрожали колени.

— Как я могла перенести известие о том, что он утонул?

— Да, что он был пьян и упал в канаву, спасаясь от людей, которых послали за ним в погоню его кредиторы. Как могла ты жить, зная, что твой любимый так низко пал? Ты была так благородна.

Хоуп медленно прохаживалась около скамейки.

— Я старалась быть такой же по отношению к Чарльзу. Но он стал играть в притонах на Пэлл-Мэлл, и я просто не могла оставаться верной ему, как ты Филипу. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Мег кивнула, все еще не в силах двинуться с места.

Хоуп вздохнула.

— Но теперь я знаю, что я была не права, отказавшись так легко от Чарльза. Я долго говорила вчера вечером с папой, и он объяснил мне, что твой Филип постоянно попадал во всякие переделки, еще когда учился в Итоне, — так что я была несправедлива, сравнивая с ним Чарльза. Ты понимаешь, я заблуждалась, а теперь, боюсь, уже слишком поздно. Чарльз, по-моему, ужасно влюбился в Лиззи.

Слезы снова полились у нее из глаз.

Мег инстинктивно протянула ей руки, и Хоуп, кинувшись к ней, уронила голову ей на плечо. Под тихие всхлипывания Хоуп Мег все еще слышала ее слова и чувствовала, как будто на нее обрушилась каменная стена. Стало быть, Филип не спасал ребенка. Он был пьян и погиб, удирая от преследования кредиторов.

Очень благородно, с иронией подумала она.

Отважный ангел, каким сделало Филипа ее воображение, взлетел слишком близко к солнцу, и его восковые крылья расплавились. Он опрокинулся на землю, где ему и было место. Еще до того, как Хоуп рассказала ей все это, Мег инстинктивно чувствовала правду о гибели своего возлюбленного. Она не могла сказать точно, как и откуда ей это стало известно, но некоторые незначительные факты начинали складываться один к одному в ее сознании. Пустяки, в сущности, вроде перешептывания слуг, смотревших на нее не с сожалением, но со страхом, как бы случайно не проговориться. Похороны Филипа, когда на лицах присутствующих не было заметно ни горя, ни даже удивления. И еще слова ее отца, всего несколько дней назад: «Он бы остепенился».

Хоуп начинала понемногу успокаиваться. Мег погладила ее по плечу. Ей не хотелось, чтобы Хоуп знала, как она разрушила ее иллюзии.

— Что же нам делать по поводу твоей ошибки? — сказала она. — Ты могла бы прийти ко мне. Я бы рассказала тебе о Чарльзе. Он немного жаден до денег и все время жалуется, что Монтфорд злится на него, когда он отказывается поставить больше пяти фунтов. — Мег засмеялась. — Какой же он после этого игрок?

Хоуп откинулась на спинку скамьи.

— Да нет, конечно! У меня не хватило к нему доверия, вот и все!

— Пожалуй. Ты была несправедлива, сравнивая его с Филипом.

Мег вдруг вспомнила выражение отвращения на лице Уортена, когда он произнес его ими. Невольная слеза скатилась по ее щеке.

— Я стараюсь думать о нем только хорошее. Я всегда так делала, с самого начала. Но ты умнее меня, я закрывала глаза на то, как Филип далеко зашел. Теперь, оглядываясь назад, я вижу многое в ином свете.

— Ты была очень мужественна. Ты и слезинки не проронила, даже в церкви.

— Я была слепа, — спокойно проговорил. Мег.

Хоуп молчала, и Мег снова обратилась к ее проблемам. Вспомнив Лиззи, она слегка содрогнулась. Она поняла, что не желает, чтобы Чарльз женился на Лиззи.

— Хоуп, ты должна сказать Чарльзу правду. О том, например, как ты относишься к природе! Ты же не можешь притворяться дольше, что ты равнодушна к жизни, когда твоя музыка волнует нас всех до глубины души. Чарльз стремится узнать тебя с этой стороны. Я читала это в его глазах еще вчера, когда ты играла на арфе.

— Я боюсь, — отвечала Хоуп.

— А кто не боится? — вдруг пылко воскликнула Мег. — Открывая кому-то свое сердце, ты всегда страшишься, что тебя могут больно ранить. Иногда безопаснее замкнуться прочно внутри себя, чем полностью предаться любимому. Надо отдать должное Филипу, он никому не отказывал во внимании, хотя я помню, я часто желала, чтобы он поменьше флиртовал с другими. Пусть он был легкомыслен и непостоянен, но ведь мы любили его?

— О да! — воскликнула Хоуп. — Как могло бы чудесно, если бы он остепенился, женился на тебе, сделал тебя счастливой! Теперь у вас была бы дюжина детей!

Мег улыбнулась.

— Не меньше. А я была бы толстой, как наша кухарка!

Хоуп весело расхохоталась. Кухарка в Стэйплхоупе отличалась восхитительной пышностью, как и подобает особе, для которой приготовление пищи составляет величайшее наслаждение в жизни.

Хоуп засунула платок в карман накидки и встала.

— Уже поздно и холодает. Мне пора. И спасибо тебе за совет.

Мег плотнее завернулась в шаль. Подобрав свою рукопись, она сказала:

— Быть может, ты поужинаешь у нас, а потом мы проводим тебя домой в ландо.

Хоуп кивнула в знак согласия. Когда они подошли к арке у выхода из лабиринта, Мег сказала:

— Я должна сказать тебе еще одно. Я надеюсь, ты поймешь меня правильно. Ты очень хорошенькая, если бы ты только иногда одевалась поярче, в голубое или красное…

Хоуп рассмеялась.

— Ты не поверишь, что сделал вчера папа. Он вошел ко мне в комнату и, прямо подойдя к шкафу, порвал в клочья мое белое платье! Можешь себе представить? Потом он достал все остальные — в основном бледно-розовые, бледно-голубые или желтые — и бросил их на пол Он сказал, что сожжет их, если я не отдам их бедным. И еще он сказал, что эти тусклые тона придают мне унылый вид, вместо того чтобы подчеркивать цвет лица и глаз. Я просто поразилась, но не могла с ним не согласиться. Потом он сказал, что мама поступала очень глупо, годами одевая меня в ткани блеклых тонов. Ты будешь смеяться, когда услышишь, как он повез меня сегодня утром к портнихе. Миссис Барнс была шокирована; она не привыкла видеть, чтобы материю выбирал мужчина — даже если это мой отец, — а ты знаешь, как она умеет выражать свое неудовольствие! Когда он сказал, что хочет видеть меня в амазонке из вишневого бархата, она чуть в обморок не упала.

Хоуп продолжала безмятежно болтать в таком духе, и Мег была рада видеть, что настроение ее улучшилось.

11

Лорд Монтфорд лежал лицом вниз на обитой парчой софе у себя в кабинете. Его ужасно раздражал тихий настойчивый стук. В его полусонном состоянии ему казалось, что звук, доносившийся от окна, то приближался, то отдалялся. Он не мог понять, где стучат; голова его была как в тумане.

— Пошел вон, негодяй! — крикнул он, наконец, и от этого усилия голова у него затрещала еще сильнее.

Стук становился все настойчивее. Нужно открыть глаза, подумал он, и выяснить, что это за дьявол ему досаждает, но он едва мог шевельнуться. Лорд Монтфорд застонал, во рту у него пересохло, голова раскалывалась. Паршивое бренди, которое подают в игорном доме миссис Полл, стоило ему остатков трехмесячного дохода, а заодно и потери его обычно трезвого и ясного сознания. Все живо встало у него перед глазами. Так играть вчера мог только полный идиот! Когда он проиграл последнюю гинею, огонь свечей заплясал перед ним. Его друзья — тоже мне, друзья! — смеялись, видя, как он, спотыкаясь, выходит из этого притона. На свежем воздухе ему стало еще хуже. Ночной сторож, не узнав его сначала, чуть было не огрел его дубинкой.

— Милорд! — воскликнул он. — Да это вы?

— Найди мне наемную карету, — простонал Монтфорд.

Когда сторож уже захлопывал дверцу, он, высунувшись в окошко, сказал:

— Благодарствую, приятель. Ты мне оказал большую услугу. — Лорд Монтфорд полез было в карман, но, ничего там не обнаружив, выругался.

— Нет и фартинга заплатить тебе за твою доброту.

— Бог с вами, милорд, езжайте лучше скорее, а то и без рубашки можете остаться!

Монтфорд не помнил, как он вернулся к себе. И вот не прошло и нескольких часов, как какой-то негодяй рвется к нему в кабинет. Если это его камердинер Браун, он с него шкуру спустит!

Стук продолжался, пока ему не начало казаться, что голова у него сию минуту лопнет. Он попытался сесть, но от этого боль еще усилилась.

Теперь стук сопровождался еще и криком Монтфорд узнал голос Брауна.

— Милорд, прибыл посыльный с важным сообщением. Милорд!

Облизнув губы, Монтфорд застонал. Он старался окончательно проснуться, но эта задача была ему явно не по силам.

Когда стук возобновился с новой силой, Монтфорд уже достаточно собрался с духом, чтобы крикнуть: «Войдите!», хотя после этого головная боль стала еще мучительнее.

Камердинер вошел и, подойдя к софе, присел на корточки. Монтфорд, все еще не поднимавший головы, скосил на него глаза.

— Что тебе надо, щенок? Лучше придумай причину поважнее, а то тебе несдобровать!

Морщась, он снова закрыл глаза.

Браун говорил тихо, голос у него был серьезный.

— Милорд, прибыл посыльный из Стэйплхоупа с письмом. Похоже, речь идет о той особе, за которой вы ухаживали последнее время. Посыльный говорит, что его хозяин — Барнет его зовут — ждет ответа. Вы с ним же можете отправить.

— Стэйплхоуп? Барнет? — Мысли у Монтфорда ворочались туго. — Какой Барнет? Я не знаю никакого Барнета!

Он приподнялся на локте и взял наконец письмо из рук камердинера.

Сломав печать, он развернул его и, прежде всего, взглянул на подпись — Чарльз Бернел!

Бернел! Он сел, туман у него в голове мгновенно рассеялся. Он сообразил, что Чарльз имеет что-то сообщить ему о Маргарет. Забыв о своем самочувствии, он так резко поднялся, что кровь бросилась ему в голову.

Он быстро пробежал письмо.

— Проклятье!

Он разразился ругательствами. Камердинер, выпучив глаза, попятился к двери, чтобы в случае чего спасти свою жизнь бегством. Его хозяин редко выходил из себя, но, когда это случалось, сотрясался весь дом от подвала до чердака. Браун проскользнул в дверь и закрыл ее за собой, тяжело дыша.

Он поспешил вниз на кухню, чтобы поговорить с посыльным и узнать все новости из Шропшира. Ему было не впервой добиваться для себя кое-каких благ, выясняя заблаговременно положение дел и давая затем своему хозяину полезные советы.

Монтфорд налил себе бренди. Стоя у окна, он прочел письмо еще раз. Итак, Уортен считает, что приз завоеван, но, судя по письму, до свадьбы еще несколько дней.

Он отхлебнул бренди и, пополоскав им рог, проглотил. Ему опротивела такая жизнь. Уже несколько месяцев он испытывал нужду в деньгах, а его отношения с Маргарет Лонгвилль складывались не так, как он ожидал, не так, чтобы успокоить кредиторов. Он намеревался к этому времени уже обвенчаться с Мег, а она оказалась на редкость неуловимой.

Ему было нужно ее солидное приданое, чтобы наполнить себе карманы, но были и другие причины, по которым он желал на ней жениться. Он хотел заполучить земли, унаследованные ею от матери, и ее родственные связи с лучшими семьями в Англии. И сама она тоже его сильно привлекала, что в его глазах было равносильно любви.

Он перечитал письмо, недоверчиво покачивая головой, и что-то неодобрительно про себя буркнул. Вся эта земельная знать одинакова. Они не хотят видеть чужаков в своем кругу. Он знал, например, что сэр Уильям терпеть не мог его отца и перенес свою неприязнь на сына. Чем он заслужил от сэра Уильяма такое обхождение?

Тем, что его отец унаследовал капитал, нажитый торговлей, а не сбором арендной платы. Поэтому он никогда и не был допущен в круг близких знакомых баронета. Даже когда его отец получил титул, возвысивший его над сэром Уильямом, баронет продолжал относиться к нему с холодным вежливым безразличием.

Оставалось одно средство загладить эти обиды — Монтфорд должен жениться на дочери сэра Уильяма.

Барон сел и написал ответ на полученное письмо, где в тщательно составленных выражениях высказал намерение немедленно приехать в Стэйплхоуп. Заключительные строки ему особенно понравились:

«Вы правильно поступили, мой добрый и досточтимый друг, сообщив мне о предстоящем бракосочетании. Я был другом мисс Лонгвилль на протяжении нескольких лет, и мы во многом придерживаемся одного мнения: мне известно ее отношение к лорду Уортену. Вы, конечно, знаете, что я всегда хотел жениться на Маргарет. И надеялся когда-нибудь добиться ее руки. Как и вы, я поражен и возмущен тем, что ее принуждают к нежелательному браку. Я призвал бы Уортена к ответу за этот низкий поступок, но он мало придает значения формам поведения, признанным среди джентльменов. Это самый его недостойный поступок! Бедняжка Маргарет! Я страдаю душой за нее. Чтобы доказать ей, что друзья не покинули ее, я намерен немедленно отправиться в путь. Если я выеду четверкой, и не буду останавливаться по пути, я должен быть и Стэйплхоупе не позже субботы. Искренне ваш, Монтфорд».

Он запечатал письмо и отдал его ожидавшему посыльному.

Слуга Бернела пришпорил черного жеребца. Об одном только не упомянул лорд Монтфорд и своем письме — он и сам бы охотно похитил Маргарет, представься ему такая возможность.


Три дня спустя после печального дня рождения Хоуп Мег прохаживалась по просторному холлу Стэйплхоупа, ожидая прибытия лорда Уортена. Остановившись перед большим зеркалом в золоченой раме напротив парадной двери, она поправила длинные рыжие локоны, спускавшиеся по обе стороны ее лица. Часть ее пышных кудрявых волос была уложена высоко на голове и убрана живыми цветами — колокольчиками, душистым горошком и розовыми бутонами. Остальные падали ей на плечи каскадом локонов. Мег была довольна собой. Сама Розамунда не могла бы выглядеть прелестнее! Собираясь на пикник с Уортеном, Мег надела зеленое муслиновое платье. Оно, пожалуй, не слишком подходило для завтрака на природе, будучи собранным на спине чуть ниже талии в сотню крошечных складок. По низу рядами, один над другим, шли крошечные оборки. Эффект был совершенно потрясающий! Мег собиралась предложить лорду Уортену расположиться на траве на берегу реки, чтобы листья не запутались в ее небольшом, но пышном шлейфе.

— О мисс Маргарет! — воскликнула ее горничная. — Вы хороши прямо как картинка. То-то его светлость будут довольны!

Бонни сидела в кресле у входа в гостиную. На ней было простое коричневое платье с высоким воротом и маленькая шляпка на тщательно уложенных волосах. Ей предстояло сопровождать свою хозяйку.

Еще раз взглянув в зеркало, Маргарет слегка ущипнула себя за щеки. Будет ли Уортен на самом деле доволен ее туалетом, подумала она. Она внезапно поняла, что ей бы этого очень хотелось. Встретившись при этой мысли взглядом со своим отражением, она увидела, как ее губы сложились в молчаливый вопрос: «Ты любишь его?»

Она закрыла глаза, не желая поддаваться этому чувству, не желая дарить свое сердце человеку, не отвечавшему ее идеалам. Но отвечавший им Филип оказался игроком. Папа все ей рассказал. Он проиграл свое состояние, заложил одно за другим поместья, а потом продал их. Филип был воплощением ее идеалов, а как он кончил, в конце концов!

Уортена она не могла понять. Ее влекло к нему, как ни к кому другому, даже к Филипу. Но это влечение было слишком чувственным, и оно заставляло ее сомневаться в своих ощущениях и суждениях. Филип обращался с ней как с нежным, хрупким созданием — ангелом, достойным высочайшего уважения и поклонения. Уортен, наоборот, властно вел себя с ней и говорил о том, как она будет рожать ему детей и бить его слуг. И это отпугивало ее. Но при таких обстоятельствах она никогда ни за кого не выйдет. Сегодня она собиралась еще раз попросить его дать ей, по крайней мере, время понять его и привыкнуть к недавним разоблачениям, касавшимся Филипа. Быть может, она и полюбила бы его, но принуждения она не потерпит. Он должен это понять!

Она еще не видела его после бала у Норбери. На следующий день он дал ей знать, что его брат заболел, и что он должен оставаться при нем. Мег догадалась инстинктивно, что, хотя он действительно ухаживал за братом, он еще и в какой-то степени избегал ее. Во время их последней ссоры он был сильно раздражен. Она знала, что он опасается, что не сможет говорить с ней спокойно и хладнокровно.

Прикусив губу, Мег рассеянно взглянула на часы и тут случайно заметила шмыгнувшего под столик вишневого дерева маленького белого мышонка.

— Кыш! — сказала она тихо. — Кыш, пока Каролина тебя не обнаружила. Иначе тебе конец!

Мег вздохнула. Весь ее мир перевернулся.

Она совершенно потерялась! Она просто не знала, что думать о Филипе, об Уортене и даже о Чарльзе в его желтых панталонах! Хотя бы Монтфорд помог ей разобраться во всем этом!

Шум приближающегося экипажа нарушил ее размышления. Сердце у нее сильно забилось, ока направилась к двери, но тут же остановилась. О чем она думает? Еще минута — и она бы распахнула дверь и бросилась к нему навстречу! Она приложила руку к лицу и слегка вскрикнула.

— Что случилось, мисс Маргарет? — Бонни поднялась с кресла. — Вы не заболели? Что это у вас вдруг такое лицо?

Все еще не отнимая руку от щеки, Мег сказала:

— Ничего особенного. Мне кажется, что я с ума схожу.

Бонни вздохнула и кивнула с опытным видом.

— Он так хорош, ваш лорд Уортен! Я бы тоже с ума сошла, если смотреть на него несколько часов кряду!

Она снова вздохнула.

Мег поразил шум, поднятый лошадьми. Для выезда на пикник пары было бы достаточно, но, судя по всему, виконт нанял, по меньшей мере, четверку — да еще с форейторами!

Любопытство одолело ее, и, прокравшись в гостиную, она выглянула в окно.

— Боже мой! — Никогда еще она не видела такого зрелища. Даже садовник, занятый с наемными рабочими среди елей, вытянувшимися вдоль подъездной аллеи, оставил свои труды, уставившись на приближающийся экипаж.

Уортен сидел в голубой коляске, запряженной шестеркой белых коней — у каждого на голове красовалось розовое перо! Мег затрепетала, знакомое чувство охватило ее, не раз испытанное, в момент создания самых романтических сцен в ее романах. Ноги у нее подогнулись, руки ослабели, и она бессильно опустилась на софу, к счастью, оказавшуюся поблизости. Она вздохнула, прижав руку к сердцу.

— Шесть белых лошадей, как в моем первом романе, где герой спасает героиню от коварного герцога де Морено и увозит ее в свой замок в самом сердце Англии.

Мег была в восторге при мысли об ожидавшем ее чудесном пикнике.

— Тпру! — Мег услышала голос Уортена, когда экипаж остановился у дверей. Мег заметила напряженное выражение на его лице. Он держал вожжи в одной руке.

— Тпру! — снова крикнул он, сдерживая отказавшихся повиноваться его первому приказу лошадей.

Из-за угла появился конюх и кинулся к лошадям. Ветер сорвал с него шляпу, но он не обратил на это внимания и, подбежав, схватил коренника за недоуздок.

В голову Мег закралось сомнение насчет удобства выезда шестерней, но, когда она увидела большую корзину, привязанную ремнями к задку коляски, эти сомнения мгновенно рассеялись. Быть может, Уортену и не хватает некоторых возвышенных рыцарских качеств, но он уж точно умеет возбудить интерес и воображении дамы.

Справившись с лошадьми, Уортен взгляну, на окна и увидел у одного из них Мег, все еще прижимавшую руку к груди. Улыбнувшись, он склонил голову. Когда он встал в коляске, Мег увидела, что он был в красновато-коричневом фраке, темно-желтых бриджах и сверкающих ботфортах. Плащ был накинут на одно плечо. Ее горничная права. Он очень красив. Ее сердце дрогнуло вновь. Сняв шляпу, Уортен низко поклонился и легко спрыгнул на землю. Плащ развевался у него за спиной, когда он взбегал по каменным ступеням.

Мег была поражена. Точно так же вел себя герой ее первого романа. Ей пришло в голову уж не читал ли Уортен ее книги, но она тут же отбросила эту мысль. Мужчины потешаются над такими романами. Она наклонила голову, отвечая на приветствие Уортена, и попыталась принять выражение спокойного достоинства. Ей не хотелось показывать, что она поощряет его, особенно когда он был так явно счастлив ее видеть.

И вдруг на нее напало сомнение. Внешне он по-прежнему выглядел расположенным к ней. Но Мег не могла поверить, что раздражение его против нее прошло. Она слишком ясно и недвусмысленно высказала свое мнение о его характере, а какому мужчине, пусть даже и влюбленному, придутся по нраву такие высказывания? Но когда она встретила его в холле, он сказал:

— Сможете ли вы простить меня когда-нибудь за то, как резко я говорил с вами на балу у Хоуп?

— О конечно, лорд Уортен, — отвечала они с большим облегчением. — Я вполне понимаю, что у вас есть основания не одобрять рыцарские правила. Но ведь мы можем все-таки быть друзьями?

Мег протянула ему руку.

На какую-то долю секунды ей показалось, что глаза его сверкнули недобрым блеском, но он взял ее руку и — в присутствии двух грумов, горничной и дворецкого — крепко поцеловал ей пальцы.

Мег почувствовала, как щеки у нее вспыхнули.

Проворно отняв руку, она воскликнула:

— Какой сегодня чудесный день для завтрака на природе!

Направляясь к дверям, она услышала его смех у себя за спиной. Он быстро поравнялся с ней и, взяв под руку, когда она начала спускаться по ступеням лестницы, подвел ее к ожидавшему экипажу.

Горничная следовала за ними на расстоянии нескольких шагов.

Мег с некоторой опаской оглядела лошадей, закидывавших головы и бивших копытами. Грум крепко держал под уздцы коренника, но Мег видела, какого усилия ему это стоило.

Через несколько минут Мег уже сидела в ландо. Горничная пристроилась на маленькой скамеечке сзади. Когда виконт, взяв вожжи, уселся с ней рядом, Мег сказала ему, как ей понравились лошади. В ответ он слегка наклонил голову.

— Я надеюсь, они понравятся вам своей удалью, а не только статью. Дьявольская подобралась упряжка!

Мег отметила про себя, что он даже не извинился за такое сильное выражение, и внезапно самые худшие опасения охватили ее.

Уортен кивнул груму, который удерживал лошадей, обливаясь потом. Тот, отпустив коренника, проворно отскочил в сторону, явно опасаясь быть растоптанным.

Лошади с места взяли рысью. Экипаж встряхнуло. Ухватившись за дверцу, Мег услышала крик горничной:

— Господи! Да нам так всем пропасть!

Уортен засмеялся. Мег взглянула на него с ужасом. Какой бес в него вселился, что он так пренебрегает ее удобствами и безопасностью?

Шестерка белых коней летела по дороге. Каждый поворот становился для Мег и ее горничной кошмаром. Мег умоляла Уортена придержать лошадей. Он бросил на нее вызывающий взгляд.

— Ни за что! Они мчат нас, Маргарет, ни встречу нашей судьбе!

— Прошу вас! — взмолилась Мег. — Лучше я пойду пешком!

— Вздор! Разве вам не по вкусу дух приключения, который они привносят в обычный пикник? Когда мы поженимся, каждая наши прогулка станет таким приключением. О, я все знаю! Я не зря наблюдал за вами все эти годы! Я дам вам возможность вдоволь насладиться тревогами и опасностями дальних странствий. Это только начало! Известно ли вам, например, куда мы направляемся?

Впереди них по дороге медленно двигалась повозка. У Мег перехватило дыхание.

— О нет, милорд, — с трудом проговорили она, — я не имею ни малейшего представления. Я полагала, что мы расположимся на южном склоне холма. Я хотела поговорить с вами еще до отъезда, но ваши лошади отвлекли меня. Они довольно горячи!

— Еще только наполовину объезжены! Я купил их у приятеля два дня назад, так что у меня не было времени объездить их! Но ведь это делает наше путешествие еще увлекательнее, вы не находите?

— Вне всякого сомнения, — прошептала Мег. Сердце у нее было готово выскочить из груди. — Но вам не кажется, что нам лучше было бы вернуться к холмам за Стэйплхоупом? Там есть местечко, которое, я уверена, вам бы понравилось! И развалины еще времен римского владычества.

Она была насмерть перепугана, и у нее была только одна мысль — как бы поскорее избавиться от экипажа и от лошадей и вновь почувствовать себя в безопасности на твердой земле.

— Какие-то жалкие развалины на холме! — воскликнул он. — Как это скучно! Нам это не подойдет, моя милая Мег. Мы едем на мельницу в Хосли!

— На мельницу! — повторила изумленная Мег.

— Но там водятся привидения! — с ужасом вскрикнула горничная. — Говорят, что там повесился старый мельник, после того как его жену убили цыгане. По ночам там бродят их тени! Это страшное место, говорю я вам! Милорд, вы не можете повезти туда мисс Мег!

— Лорд Уортен, нам нельзя… — Повозка маячила все ближе. — Милорд, это мистер Митчет, разве вы не видите? Он едет очень медленно!

Уортен прищелкнул языком.

— Проще простого обогнать его!

Мег была в этом далеко не уверена, видя, как пот выступил у него на лбу. Мистер Митчет оглянулся, и Мег увидела, как его темные глаза расширились от ужаса. Он потянул свою бедную клячу к канаве по левую сторону дороги.

— Вы его сейчас опрокинете! — закричала Мег. — Остановитесь! Умоляю вас, остановитесь!

— Ни за что!

Уортен расправил вожжи, пробормотав про себя:

— Ну теперь только держись!

Они поравнялись с повозкой. Всего несколько дюймов отделяли колеса ландо от ее колес, Словно движимая непреодолимой силой, Мег наклонилась, не сводя с них глаз.

— Мы сейчас сцепимся колесами! — закричала она.

Уортен взял чуть правее, и только легкий скрежет раздался, когда ступицы колес ландо задели колесо повозки. Всего несколько мгновений — и повозка осталась далеко позади.

Мег в полуобморочном состоянии откинулась на подушки. Она хотела было попросить у горничной флакончик с туалетным уксусом, но, оглянувшись, увидела, что Бонни полулежит на сиденье с закрытыми глазами, прижав ко рту платок.

У поворота на проселочную дорогу лошади замедлили свой бег. С большим искусством и колоссальными усилиями Уортен заставил их свернуть, розовые перья неловко болтались, когда они начинали прядать ушами.

Проселочная дорога была полна изгибов и поворотов, и Мег с ужасом почувствовала, что Уортен снова пустил лошадей рысью.

— Что вы делаете? — воскликнула она.

Он только рассмеялся. Мег начинала понимать, что у него была еще какая-то, особая цель, помимо простого пикника. Чем быстрее шли лошади, тем больше поднималось пыли. В отличие от большинства дорог в Шропшире, эта не была утрамбована щебнем. Ландо было вскоре покрыто стоявшей столбом пылью. Мег зажмурилась, откашливаясь в носовой платок.

Лорд Уортен, отчаянно кашляя сам, воскликнул:

— Ну разве это не замечательно!

Мег только сделала гримасу, не рискуя раскрыть рот и добавить себе в легкие пыли.

Несколько минут спустя лошади пересекли каменный мостик, и Мег вздохнула с облегчением. Дорога была вся в рытвинах. Мег становилось уже тошно от всех этих приключений, когда вдали показалась мельница. Несмотря на все трудности пути, Мег была довольна, что он привез ее на эту старую мельницу. Она была просто прелестна!

Когда пыль улеглась, Мег, наконец, перевела дух.

— Должна признаться, что ваши лошади чуть меня совсем не доконали, но этот вид вознаградил за все! Подумать только, вся северная стена увита плющом, а колесо застыло и уже больше не вертится!

По большим серым камням, журча, бежала вода. Только отдельные блики солнца проникали сквозь листву разросшихся вокруг мельницы буков. Живая изгородь из тиса почти целиком загородила проход, но тропинка была все же видна, что свидетельствовало о том, что это за брошенное местечко было более посещаемым, чем можно было подумать с первого взгляда.

— Я так и знал, что вам здесь понравится, — сказал Уортен, — когда еще впервые услышал о ней. Но мне нужно немного времени, чтобы поставить лошадей и приготовить нам место для завтрака.

— О мисс! Но вы ведь не войдете внутрь? — воскликнула Бонни.

— Разумеется, войду, я не такая трусиха, как ты!

Бонни поджала губы и выпрямилась.

— Пусть это будет неприлично, но я туда п-пойду!

— Превосходная компаньонка, ничего не скажешь! — не мог сдержаться Уортен. — Я тебе вечно буду за это признателен!

Бонни ахнула. Мег не могла не фыркнуть.

Промчав четыре мили, лошади были теперь поспокойнее. Уортен помог Мег и ее горничной выйти из экипажа и привязал лошадей неподалеку в зарослях.

Верная своему слову, Бонни осталась снаружи. Как только Мег и Уортен переступили порог старинной постройки, вдали прогремел гром, откуда-то взявшиеся тучи закрыли солнце, и все помещение погрузилось во мрак.

— Какая прелесть! — воскликнула Мег, осматривая просторную пустую комнату, середину которой занимали огромные механизмы и колеса.

Она принюхалась. Какой-то непонятный запах поразил ее обоняние.

— Что бы это могло быть такое?

— А в чем дело, моя милая Мег? — спросил подошедший Уортен.

— Какой-то странный запах.

— Здесь, видимо, обитает уже не одно поколение крыс, — сказал он небрежно. — А может быть, мельник таким способом дает нам понять, чтобы мы здесь не задерживались. А как вы думаете, любимая?

Стоя у нее за спиной, он положил руки ей на плечи. Он почувствовал, как она вздрогнула.

— Ведь вы же не боитесь, любовь моя?

— И страшно, и приятно, — вздохнула Мег. — Если бы только запах не был такой резкий.

— Вы привыкнете со временем, я уверен, — прошептал он ей на ухо.

Мег ясно понимала, что сейчас он снова примется за свои штучки. Только на этот раз она была твердо намерена не позволять ему ничего подобного.

Быстро отойдя к дальней стене, она выглянула в маленькое разбитое окно, выходившее на реку. В это мгновение ее шлейф шевельнулся, и она вскрикнула.

— Что-то дотронулось до меня! — Она стремительно повернулась, слегка приподняв юбки.

Что бы это ни было, оно уже скрылось. Пыль и грязь на полу запятнали ее шлейф и оборки юбки

— О, посмотрите только на мой бедный муслин! На что он стал похож!

— Я думаю, здесь уже много лет никто не убирался, — сказал Уортен, скрывая улыбку.

— Ну конечно, нет, и нечего смеяться надо мной. Я просто не ожидала, что здесь будет настолько грязно.

Наверху что-то зашуршало, и Мег взглянула на потолочные балки. Она ничего там не увидела, но инстинктивно приблизилась к Уортену.

— Крысы? — спросила она. Он обнял ее за талию.

— Без сомнения. И хотя я вижу, они вас встревожили, я склонен назвать их друзьями, так как они вернули вас ко мне.

Она взглянула ему в лицо, широко раскрыв глаза.

— Вы не боитесь, что они на нас набросятся?

Уортен засмеялся.

— Они боятся нас больше, чем мы их. Едва ли они нападут на нас, но в случае необходимости я всегда могу защитить вас. — Он жестом указал на большую полированную шкатулку, которую он принес с собой.

— Вы принесли пистолеты! — воскликнула удивленная Мег.

— Разумеется, — отвечал он. Снова раздался удар грома, уже ближе. Воздух, казалось, застыл. Сквозь открытую дверь и разбитые окна не долетало ни ветерка. Мег всматривалась в лицо Уортена. В полумраке родинка на его щеке была едва заметна, и она не могла понять выражение его глаз.

— Тогда на балу я не хотела вас обидеть, — сказала она.

— Я знаю, — услышала она его низкий звучный голос. — Я думаю, я вас понимаю, Мег. В вашем сердце царит одно добро. Ни одна дурная мысль не приходила вам на ум. Мы не так далеки друг от друга, как вам может качаться, — продолжал он, впиваясь в нее взглядом. — Только дайте мне возможность приблизиться к вам настолько, чтобы вы могли понять меня так же, как я понимаю вас. Мое единственное желание, чтобы вы хоть немного поверили в меня.

Мег самой от всей души страстно захотелось поверить в него. Она не сказала ни слова, но только слегка прижалась к нему. Это был легкий, едва заметный жест, но ему этого было достаточно. Он чуть не задушил ее в объятиях. Приподняв ее голову за подбородок, он страстно поцеловал ее в губы. Слегка отпрянув, как будто хотел сказать ей что-то, он глубоко вздохнул.

— До чего ты хороша, и как ты мучаешь меня, особенно когда у тебя такое выражение! Ответь мне, если только у тебя хватит смелости, ты хочешь, чтобы я снова целовал тебя?

Вместо ответа Мег, которую влекло к нему с непреодолимой силой, обвила руками его шею и прижалась полураскрытыми губами к его губам. У него вырвался стон. Он еще крепче обнял меня. Его поцелуй его стал еще более настойчивым и пылким. Если бы в любви все было так просто, подумала Мег, ей ничего не нужно было бы решать. Но она не станет думать об этом сейчас, только не сейчас, когда она тонет в его объятиях. Он так силен, она чувствует его руки, ноги, его всего так близко, как никогда. Никогда она так не растворялась в нем! Только бы это мгновение длилось вечно! В доме еще больше потемнело из-за надвигавшихся с запада туч. Скоро пойдет дождь, и, быть может, целый час она проведет с ним… так. Эта мысль была невыносимо сладостна. Он начал нежно целовать ее лицо.

— Мег, мое сокровище. Забудь свои глупые выдумки и люби меня!

При этих словах вся прелесть момента исчезла. Она отвернулась. Стало быть, он считает ее глупой. Как он может считать ее глупой и говорить, что любит ее?

Он медленно отпустил ее, не сводя с нее глаз. Казалось, он снова хотел сказать ей что-то. Когда он заговорил, голос его звучал весело:

— А теперь я принесу корзину с нашим завтраком, если хотите.

Мег рассеянно кивнула. С театральным поклоном он вышел. Мег снова ощутила затхлый отвратительный запах. Ей вдруг стало холодно, когда в дверь подуло свежим ветерком и повеяло запахом дождя.

Они слишком разные, чтобы принадлежать друг другу. Он находит ее идеи глупыми. О чем же еще говорить? Мег приуныла. В этот момент лорд Уортен появился в дверях с огромной корзиной.

Поставив ее на пол и расстелив прекрасную льняную скатерть, он достал такую же салфетку и, приподняв край ее юбки, смахнул приставший к ней сор.

— Прошу вас, не надо, лорд Уортен, — воскликнула она в некотором замешательстве от его неожиданной любезности.

— Я же знаю, Мег, что вас это беспокоит. К сожалению, когда такие обстоятельства сопутствуют приключениям, всегда рискуешь запачкаться.

Несколько мгновений он смотрел ей в глаза, словно стараясь дать ей что-то понять, а потом продолжал отряхивать ее платье.

Мег опустила взгляд на его склоненную голову. Она решительно не могла его понять! То он наносит ей оскорбление, то становится олицетворенной заботливостью! А нет ли метода в его действиях, неожиданно пришло ей в голову. Что он на самом деле пытался ей сказать? Все, что бы он ни делал и ни говорил с первого момента своего появления в Стэйплхоупе, имело, казалось, какую-то цель. Чего он все-таки надеялся достичь?

— Лорд Уортен, посмотрите на меня, — приказала она.

Когда он поднял взгляд, она спросила:

— Чего вы добиваетесь?

Казалось, напряжение между ними достигли предела. Может быть, виновата была гроза. Он предложил ей сесть на принесенный им ковер, а сам, подойдя к ящику с пистолетами, достал оба. Это были отличные дуэльные пистолеты, и он начал тщательно их заряжать. Мег чувствовала, что он обдумывает что-то.

Он положил пистолеты и начал извлекать содержимое из корзины: холодного цыпленка, пирожки с абрикосовым вареньем, свежий хлеб, только этим утром испеченный женой хозяина гостиницы, разнообразные желе, фрукты и шампанское.

— Я много думал над тем, что вы сказали мне на днях. Я составил несколько длинных трактатов на темы чести, поединков, утраченных идеалов рыцарства. Я намеревался прочесть вам хотя бы один и, быть может, поспорить с вами.

Мег съела кусочек цыпленка и отпила глоток шампанского. Намазывая маслом толстый ломоть хлеба, он продолжал:

— Потом я понял, что это безнадежная затея. Ваши убеждения рождены не опытом, а почерпнуты из романов. После того как мы поедим, Мег, я хочу, чтобы вы выстрелили из одного из этих пистолетов. Я хочу, чтобы вы знали, как звучит выстрел, как отдает пистолет в вашей руке.

Мег взглянула на лежащий поблизости пистолет, и это зрелище внезапно заворожило ее. Она часто описывала оружие в романах, но никогда не держала в руках пистолета, даже отцовского.

Слегка откинув голову набок, как она это всегда делала, когда что-то озадачивало ее, она взглянула на Уортена.

— Вы знали, до того как привезти меня сюда, какой здесь мерзкий запах?

Он кивнул.

— Вы нарочно устроили этот пикник, чтобы показать мне кое-что?

Он снова кивнул. Мег поставила бокал.

— Я хочу выстрелить сейчас.

Во рту у нее вдруг пересохло.

Уортен живо поднялся и помог ей встать. Он вручил ей пистолет.

— Нажимайте на курок осторожно; выстрел будет громким. Цельте туда. — Он указал в угол, где стоял старый деревянный ящик. — Можете стрелять, как только пожелаете.

Подняв пистолет и вытянув руку, Мег почувствовала головокружение и даже легкую дурноту. Очаровательный завтрак на природе, подумала она с иронией. Вонючая мельница, кишащая крысами, того гляди польет дождь, человека чуть не сбили по дороге, а теперь она должна стрелять в какие-то ящики. Едва ли это назовешь романтическим приключением!

Она держала пистолет со всей твердостью, на какую была способна, целясь в ящик у дальней стены. Как он ей посоветовал, она мягко нажала на курок. Ей казалось, что между нажатием и выстрелом прошла целая вечность, а гром как будто бомба взорвалась.

— Боже мой! — громко вскрикнула она. Рука ее дрожала. Мег очень удивилась, что пистолет все еще у нее в руке, и смотрела на него со страхом. — Просто оглохнуть можно! — Они пригляделась к ящику и заметила на нем темное пятно.

— А теперь стреляйте из этого! — Уортен протянул ей второй пистолет, когда вдруг из своего убежища за ящиком выскочила крыса и бросилась к Мег. Уортен выстрелил.

Мег увидела крысу и услышала выстрел и одно и то же время. Она заткнула себе уши и тут увидела дергавшуюся в луже собственной крови крысу.

Уортен подхватил лишившуюся чувств Мег, когда в дверях появилась горничная:

— Милорд, вы убили мисс Маргарет!

12

На следующий день Мег сидела за письменным столом. В левой руке она сжимала флакончик с нюхательной солью и батистовый носовой платок. Ее правая рука стремительно носилась по бумаге, слова лились так быстро, что она едва успевала макать перо в чернильницу. Она заперлась в своей комнате и не впускала никого, даже Каролину и отца, которые несколько раз пытались выяснить, не лучше ли ей.

Лучше? Как могло ей стать лучше, когда одно воспоминание об этой крысе… Последнюю фразу у нее совсем закапало чернилами, но она даже не замечала, настолько она боялась, что ей снова станет дурно. Ни за что на свете она не хотела бы снова упасть в обморок.

Уортен, это чудовище, убил бедное животное. Хотя он не раз объяснял ей, что крысы разносят болезни, и он опасался за ее здоровье, в случае если бы бедняжка укусила ее, Мег это мало беспокоило. Все, что она помнила, — это как она пришла в себя в его объятиях, чувствуя, как будто ее несколько раз сильно ударили по голове. После этого она еще долго не могла, как следует опомниться.

Возвращение было еще хуже, чем дорога на мельницу. Дождь лил как из ведра. Экипаж несколько раз застревал в грязи, и Мег с горничной промокли до нитки. Бедняжка Бонни с больным горлом лежит сегодня в постели! Но хуже всего была шестерка горячих коней, шарахавшихся в разные стороны при каждом ударе грома. По меньшей мере, дважды Мег была уверена, что их путешествие закончится в придорожной канаве.

В жизни у нее еще не было такого злополучного пикника. Когда они вернулись в Стэйплхоуп, Мег была ужасно зла на виконта за то, что он подверг ее таким неудобствам — и все для того, чтобы дать ей какой-то непонятный урок!

Она не желала больше ни секунды думать об этом жестокосердном человеке. Мег снова принялась за свой роман, который был уже почти закончен. Она грустно улыбнулась: единственным удовлетворительным результатом этого приключения было то, что овладевшее ею негодование возбудило ее воображение, и она смогла завершить свое произведение. Герой, Эммануэль Уайтхейвен, ухитрился-таки спасти бедного маленького Эрнеста из графского дворца на острове Лемнос, но коварный Фортунато снова спрятал от него Розамунду в недосягаемом месте. Мег с удовольствием воспользовалась подробностями неудачного путешествия на мельницу, чтобы нарисовать в самых черных красках гнусный облик Уортена — то есть графа Фортунато. «Розамунда содрогнулась, когда Фортунато втолкнул ее в кишевшую крысами комнату. Куда бы она ни бросила взгляд, повсюду шныряли эти твари. Она обезумела от страха, но больше всего она боялась стоявшего перед ней злодея, плотоядно устремившего на нее свой демонический взгляд.

Под шум воды, вращавшей колесо старой мельницы, Розамунда воскликнула:

— Не прикасайтесь ко мне! Вы — проклятье здешних мест! Уайтхейвен добьется, чтобы вас навсегда изгнали с Лемноса и из Альбиона.

— А где он, ваш Уайтхейвен? Он вас не защитит! Здесь только я один, исполненный любви к вам, прекрасная Розамунда…

— Любви? Ха-ха-ха! Вы не имеете понятия о том, что такое любовь! Разве это любовь, привести женщину в такое место?

— Это и есть высшее проявление любви, потому что здесь мы одни, и кто посмеет вторгнуться к нам?

Граф медленно подступал к ней, и последнее, что увидела Розамунда, была зловещая черная родинка на его щеке. Блаженное забытье поглотило ее, и она снова лишилась чувств».

Мег положила перо. «Она снова лишилась чувств». Сколько раз это уже с ней случалось? Не меньше десятка. Бедная Розамунда. Сердце Мег вдруг остыло, и вдохновение покинуло ее так же внезапно, как и пришло.

Мег задумалась о глупой склонности своей героини падать в обморок всякий раз, когда ей это было удобно. Месяц назад она не была бы так критически настроена по отношению к Розамунде, но сейчас ей пришло в голову, что было что-то трусливое в таком способе избегать опасности. А помимо всего, непонятно, как только Розамунда могла остаться в живых после стольких обмороков?

Мег встала из-за стола и пересела в свое любимое старое кресло. Она закрыла глаза и откинулась на подушки. Мысли ее, наконец, улеглись, и она была в состоянии думать спокойно.

Она упала в обморок впервые в жизни. Очнувшись от запаха ароматического уксуса, она чувствовала дурноту и головокружение. Бонни ухаживала за ней, то и дело оглядываясь через плечо, словно мельник и его жена готовы были вот-вот на них накинуться. Уортен зарыл останки крысы и вылил шампанское на темные доски, пытаясь смыть кровь.

Заметив приближение дождя, Уортен усадил их в экипаж, и они отправились в обратный путь, но вскоре застряли. Мег обвиняла во всем Уортена, уверенная, что он все заранее подстроил. Когда она открыто высказала ему свои подозрения, он сказал: «Дождь пошел по собственному произволу, а что до ландо, вам лучше поговорить об этом с миссис Норбери, это ее собственность».

Мег открыла глаза, почувствовав себя неожиданно очень неловко. Она действительно вела себя как ребенок. Неважно, сколько бы раз она ни твердила себе, что во всем виноват Уортен, она прекрасно знала, что у него не было намерения охотиться на крыс. А что касается погоды, то тут Мег действительно позволила себе лишнее.

Как все это неприятно, подумала она со вздохом.

Уортен не оставляет попыток влюбить ее в себя, и в какой-то степени это ему удалось. Какую девушку не прельстило бы подобное внимание! Но как только они поженятся, грязь на ее платье будет волновать его не больше, чем восход и заход солнца!

Мег встала, не желая больше предаваться подобным мыслям. Ее жизнь была такой мирной и спокойной, пока в ней не появился Уортен. Она должна найти способ отделаться от него, но какой? Чарльз был прав: преследуя добычу, он не знал пощады, тем более что она так упорно ему сопротивлялась.

Стук в дверь отвлек Мег от ее размышлений. Она уже слишком долго пребывала в затворничестве.

— Одну минуту! — Она отперла дверь и широко распахнула ее.

Взглянув в глубокие голубые глаза, она радостно воскликнула:

— Уайтхейв… — то есть Монтфорд! Что вы здесь делаете? Очень рада вас видеть!

Рядом с ним с холодной улыбкой стояла Каролина.

— Лорд Монтфорд только что прибыл в Стэйплхоуп и пожелал сразу же посетить нас. Я объяснила ему, что тебе сегодня нездоровится.

Она посматривала на Мег с любопытством.

Мег с удовлетворением вздохнула, вспомнив Эммануэля Уайтхейвена. Будь у барона волосы посветлее, он бы в точности походил на Уайтхейвена.

— Сегодня утром мне было что-то не по себе, — адресовалась она к нему. — Но сейчас я вполне здорова, могу вас уверить.

— Достаточно здоровы, чтобы прогуляться в саду? — подхватил барон.

— О да.

— Дорожки еще сырые после дождя, Маргарет, — несколько неуверенно проговорила Каролина, словно сомневаясь, стоит ли оставлять их наедине. — Быть может, лорд Монтфорд лучше выпьет с нами чаю в гостиной.

— Нет-нет! — весело воскликнула Мег. — Он должен увидеть наши розы. Я знаю, он особенно любит розы.

Лорд Монтфорд слегка приподнял бровь, но отвечал без колебаний:

— О да, цветок любви!

Мег подала ему руку.

— Вы останетесь закусить у нас? — спросила Каролина.

— С большим удовольствием, Каро.

Услышав это фамильярное обращение, Мег резко повернулась, чтобы взглянуть на мачеху. Каролина слегка покраснела, но, встретившись глазами с Монтфордом, слегка улыбнулась с заметным удовольствием. Какое странное совпадение, подумала Мег. Каролина так же хорошо знакома с Монтфордом, как и с Уортеном и его братом.

Перед тем как они вышли на террасу, Каролина обратилась к Мег:

— Не думаю, чтобы лорду Монтфорду были известны все наши новости. Ты должна рассказать ему.

Взглянув на Монтфорда, Мег выразительно сказала:

— Непременно.

Взяв барона за руку, Мег потянула его вниз по ступеням террасы.

Он засмеялся, поддразнивая ее.

— Если бы я знал, что меня ожидает такой теплый прием, мисс Лонгвилль, я бы уже давно вернулся в Шропшир.

Каролина смотрела им вслед. Солнце неожиданно померкло, как будто его закрыли облака, но небо оставалось чистым. Она почувствовала, как сердце у нее сжалось, когда Монтфорд погладил руку Мег почти отцовским жестом. Ее дружеские отношения с бароном охладели после дуэли Уортена с Джеффри Блейком. Присутствие барона было постоянным напоминанием, что ей не удалось предотвратить дуэль. Написанное ею письмо не дало никаких результатов.

Монтфорд вернулся к ней с известием, что Уортен просто сжег письмо с угрожающими словами: «Она опоздала со своими просьбами». Монтфорд нежно обнял ее тогда в утешение. Потом он тоже просил ее руки и, получив отказ, принял его с достоинством, как истинный джентльмен.

Когда они приблизились к искусно подстриженной живой изгороди, Мег прошептала:

— Я поверить не могу, что вы здесь! Разве вам было известно, что вы мне очень нужны?

Откуда вы могли знать? Мне надо рассказан, вам многое, чему вы просто не поверите!

— Я не стану вас обманывать, Мег, — сказал он негромко, пожимая ей руку. — Чарльз прислал за мной.

— Ну да, — воскликнула она, — ну да, разумеется! Он говорил мне, что у него есть для меня сюрприз, но это было четыре дня назад. Неужели вы так быстро добрались сюда из Лондона?

Его голос стал мягким и нежным.

— Я спешил, как только мог. Ничто не могло задержать меня вдали от вас в такое время. Но что можно поделать? Я был поражен, узнав, что ваш отец и Уортен объединились против вас. Я никогда бы не поверил, что ваш папа способен на такой поступок — а что до Уортена, я уверен, что он вынудил его на это.

Странное беспокойное чувство шевельнулось в Мег, как будто какое-то ощущение, которое она желала утаить от самой себя, рвалось к ней в сердце.

Их шаги шуршали по гравию дорожки.

— Я… я знаю, что Уортен был против сначала, — сказала она тоже тихо. — Я должна быть справедлива: это мой отец настаивал на браке.

— Но Уортен, наверно, как-то спровоцировал его намеками или еще как-нибудь. Он это умеет.

— Нет. Это папа. Я уверена.

Рука Монтфорда застыла. Мег взглянула на него и увидела, как он выпятил подбородок.

— Мне кажется, ваш папа почему-то боится, что вы влюбитесь в меня.

Мег посмотрела в его сверкающие глаза и подумала: могла бы она полюбить его? Легкий ветерок шелестел ее лиловым с желтым летним платьем. Она почувствовала, что заливается краской.

— Могли бы вы полюбить меня, Маргарет? — прошептал он, наклоняясь к ней.

Его дыхание коснулось ее уха, и она вздрогнула.

— Не знаю, — тихо сказала она. — Я считаю вас одним из моих лучших друзей. Быть может — со временем.

— Но ведь его-то вам как раз и не хватает!

Мег вздохнула. Он снова сжал ее руку.

— Тогда позвольте мне, во всяком случае, помочь вам. Только скажите, что я должен делать. Когда ваша свадьба?

— Через неделю, в следующее воскресенье. О, Монтфорд, я не могу быть его женой! Он жесток, бессердечен и…

— Он вас ничем не обидел?

— Нет! Я имею в виду его манеры.

— А, значит, он целовал вас, воспользовавшись этой фальшивой помолвкой.

Мег снова покраснела.

— Я не должна говорить с вами об этом. Но что же мне делать?

Неожиданные слезы защипали ей глаза.

— Боюсь, что это еще хуже.

Они вошли в розарий и остановились у большого розового куста, покрытого темно-красными цветами. Разносимый ветром аромат окружил их.

Мег отняла у него руку и прижала платок к глазам. Только сейчас она осознала, что по-прежнему сжимает в руке платок и флакончик.

— Вы хотите сказать, плакать хуже?

— О нет, совсем не то. Я имел в виду слухи, дошедшие до меня в Лондоне. Я полагаю, вам хорошо известно о финансовом положении Уортена.

Мег дотронулась до лепестков розы.

— Мне и в голову не приходило обсуждать с папой такие вопросы. Деньги меня не интересуют. Все дело в том, что моей душе нет покоя.

— Значит, вам неважно, что все его имущество заложено? Вы очень щедры душой, Мег, я всегда это знал.

Пальцы Мег застыли на розовых лепестках.

— Я всегда была щедра к тем, кого любила. Но что вы хотите этим сказать — заложено? Как это заложено?

Монтфорд сдвинул брови.

Он снова взял Мег за руку.

— Я не хочу причинять вам боль, дорогая, но я вижу теперь, что от вас скрывали истинное положение вещей. Но я скажу вам правду; вы должны все знать. Уортен вынужден жениться на богатой наследнице. Я подозревал это и, именно поэтому навел кое-какие справки. Его финансовое положение в плачевном состоянии. Ведь он игрок, каким был и его отец в свое время.

За всю свою жизнь Мег не испытала больше огорчений, чем за последние две недели. Она вся похолодела, как будто теплый летний ветерок внезапно превратился в снежную бурю. Уортену было нужно ее приданое? Не может быть, он никогда с ней об этом не заговаривал. А что, если он собирался сообщить ей это в их брачную ночь? «Как только я выкуплю мои усадьбы, быть может, у нас останется достаточно денег тебе на новое платье раз в год».

— Разве ваш отец ничего вам не говорил? Милая, вы что-то неважно выглядите. Я вижу, это был для вас сильный удар.

Чувствуя дурноту, Мег поспешно поднесла к носу флакончик с солью.

— Я не стану второй Розамундой! — воскликнула она.

— Розамунда? — переспросил он. — Я не знаю дамы с таким именем. Это ваша подруга из Лондона?

— Да нет, так, одна особа, которую я знала когда-то. Она всегда падала в обморок в затруднительном положении.

Монтфорд засмеялся.

— Я всегда вас подхвачу, можете на меня рассчитывать.

Мег улыбнулась.

— Вы очень добры. Я не стою вашей дружбы

— Дорогая, вы стоите много лучшего! У меня кровь закипает, когда я только подумаю, что вас принуждают к замужеству, в особенности с человеком вас недостойным! Будь это кто угодно другой, а не лорд Уортен, я бы не был в такой ярости. — Его глаза сверкали негодованием. — Он не может любить вас. У него не хватает благородства, чтобы оценить вашу кротость и добродетель. — Он помолчал немного и, наклонившись к ней ближе, сказал: — Я вас боготворю, Мег, — сам воздух, которым вы дышите, мое единственное желание, чтобы вы воцарились в моем доме, как вы уже давно царите в моем сердце. Скажите только слово, и я избавлю вас от всех этих переживаний. Поверьте мне, уже много месяцев я думаю лишь об одном — как завоевать вашу душу. Дайте мне надежду. Вам стоит только намекнуть — и я увезу вас. Мы могли бы поехать в Париж…

Ахнув, Мег слегка отступила.

— Вы просите меня бежать с вами?

Не пытаясь удержать ее, он твердо продолжал:

— Эта мысль противна мне, как и вам. Но если бы это было необходимо, если бы вы могли полюбить меня… — Он не закончил.

Мег отвернулась. Пойдет ли она на брак с Монтфордом, чтобы избавиться от Уортена? Она не могла ответить на этот вопрос. Говоря по совести, она не имела желания выходить ни за того, ни за другого.

Тон его сделался нежным.

— Не кажется ли вам, Маргарет, что это было бы очень романтично — ускользнуть на рассвете, в теплом удобном экипаже — с прекрасными рессорами, разумеется, — и мчаться по лесам и полям, еще не просохшим от утренней росы, где пасутся овечки. С вами я утопал бы в блаженстве, это было бы такое счастье…

В это время с террасы раздался знакомый голос:

— Мегги! Веди же твоего гостя к чаю!

Сэр Уильям махал им рукой. Мегги, покраснев, помахала в ответ.

— Нам пора вернуться, — сказала она. — Папа не понравится, что я так долго разговариваю с вами одна в саду.

— Ваш отец всегда меня недолюбливал, — с грустью заметил Монтфорд. Он вздохнул.

Мег ничего ему не отвечала, зная мнение отца. Она тоже глубоко вздохнула.

— Однако вы можете быть уверены, что я сама выбираю себе друзей. Я желаю только иметь возможность любить по велению моего сердца. Если бы я полюбила, мнение отца мало бы что значило для меня.

— Поистине вы — достойнейшая из женщин, — сказал он проникновенно. — Я глубоко почитаю вас! Стоит вам сказать одно лишь слово, и я дам вам…

— Я знаю, — сказала она. — Леса и поля, еще не просохшие от росы, где пасутся овечки.

На ступенях террасы она остановила его прикосновением руки к его рукаву.

— Вы нарисовали мне очаровательную картину, милорд, что свидетельствует о том, что вам знакомы мои устремления. Но вы сами можете понять, что я ни в чем не уверена, пока. Знайте одно, ваше присутствие в Стэйплхоупе доставляет мне большое удовольствие.


Посередине самой лучшей гостиной гостиницы «Виноградная лоза» был накрыт стол. Это была просторная, удобная комната с отделанными ореховыми панелями стенами. В камине весело трещал огонь, а на буфете в хрустальном графине краснела рубиновым блеском наливка. В центре стола красовался букет из колокольчиков и папоротников. «Прелестная картина!» — подумала Мег, входя в гостиную с отцом и Каролиной. Она была все еще вне себя оттого, что ни отец, ни ее жених не нашли нужным сообщить ей, что лорд Уортен нуждался в ее приданом для спасения своего состояния, а ее нареченный при этом еще лицемерно твердил ей о своей любви. «Как легко влюбиться в тридцать тысяч фунтов!» — повторяла она про себя.

Она встретила взгляд лорда Уортена вежливой улыбкой. Он ожидал гостей, стоя у камина, в строгом вечернем костюме. Он склонил голову, приветствуя ее, но по тому, как он слегка прищурил глаза, она поняла, что он догадывался о ее недовольстве. Рядом с ним, похлопывая тростью по сапогу, сидел Джеффри.

Лорд Уортен не успел сказать двух слов, как, бесцеремонно перебив его, Мег обратилась к его брату:

— Здравствуйте, мистер Блейк! Я надеюсь, нам лучше. Я слышала, вы были нездоровы.

Взглянув на брата, Джеффри не мог удержаться от улыбки.

— Нам обоим пришлось нелегко, с тех пор как мы с вами последний раз встречались, не так ли, мисс Лонгвилль?

Мег была озадачена его вопросом и хотела было ответить, но он укоризненно покачал головой брату:

— Я говорил тебе не брать ее на мельницу. Это никуда не годится, любезный братец! В следующий раз посоветуйся со мной, как нужно занимать даму.

Мег протянула Джеффри руку.

— Вы знали о его намерениях и не одобряли их? — спросила она.

Взяв ее руку, он шепнул, подмигнув:

— Мой брат ужасно независимый. Не давайте ему воли! Держите вожжи твердо в руках, милочка!

Мег рассмеялась.

— И зачем только вы так рано женились, мистер Блейк, я уверена, мы с вами прекрасно бы подошли друг другу!

Мягкая, чуть насмешливая улыбка осветили лицо Джеффри.

— Боюсь, если бы моя жена вам кое-что порассказала, вы сочли бы себя счастливой, что вам удалось избежать такой напасти!

— Не может быть! — с улыбкой отвечала ему Мег. — Вот будь у вас хоть частица любезности вашего брата, я бы последовала за вами на край света! — сказала она, повернувшись к Уортену.

— Мегги! — упрекнул ее отец. — Разве можно так говорить с лордом Уортеном!

Но Уортен только засмеялся.

— Она права. Что касается манер, мне их явно не хватает. Я могу предложить только преданное сердце. — Он поклонился Мег.

Она приподняла бровь.

— Неужели? — Она отошла к окну и стала смотреть во двор.

Джеффри взглянул на нахмурившегося брата и прошептал:

— Не нужно было тебе убивать эту крысу! Она очень огорчена.

Уортен покачал головой.

— Нет, тут дело не в этом. Но в чем?

Словно в ответ на его вопрос сэр Уильям сказал:

— У нас сегодня побывал интересный гость, Уортен.

Лорд Уортен посмотрел на него и Каролину и подвинул для нее кресло к огню. Склоняясь над ее рукой, он спросил:

— И кто бы это мог быть?

— Старый знакомый, — отвечала Каролина.

Сэр Уильям раскачивался на носках, заложив руки за спину. Сердито взглянув на дочь, он сказал:

— Монтфорд. Монтфорд был здесь сегодня.

Несколько секунд царило молчание. Обернувшись к присутствующим, Мег заметила удивленный взгляд Блейка, нахмуренные брови Уортена, сердитое выражение на лице отца и недоуменное у Каролины.

Вздернув подбородок, она сказала:

— Мы с Монтфордом большие друзья. Я была очень рада с ним увидеться. К тому же он рассказал мне удивительные вещи. — Она нежно всем улыбнулась.

В дверях появился хозяин гостиницы с серебряным подносом. На подносе было пять хрустальных бокалов и бутылка шампанского. Хозяин был маленький толстяк с лысеющей макушкой и добродушным взглядом голубых глаз.

Мег ахнула.

— Уортен! Вы не должны были заказывать шампанское. Оно слишком дорогое. Вам это не по средствам.

Пораженный хозяин нахмурился. Остальные смотрели на нее с изумлением.

— Маргарет! — воскликнула, покраснев, Каролина.

Мег осмотрела всех самым невинным взглядом широко раскрытых глаз.

— Если мне в ближайшем времени предстоит замужество, — сказала она, — я должна задуматься о таких вещах, как расходы и экономия. Сколько стоит это шампанское, мистер Крапс? — спросила она хозяина с самым серьезным видом.

Он только осуждающе покачал головой и сказал строго:

— С вами, юная особа, я такие предметы обсуждать не намерен.

Мег слегка покраснела, но не могла не улыбнуться. У себя за спиной она услышала смех Уортена.

Обед затянулся. Он был отлично приготовлен, и Мег все время не переставала подсчитывать в уме стоимость спаржи, устриц, омаров и всего прочего, что появлялось на столе. Мистер Крапс несколько раз хмуро посматривал в ее сторону, но она продолжала оценивать даже обеденный сервиз.

— Быть может, нам лучше будет воздержаться от приемов. Как вы думаете, милорд? Мы бы смогли порядочно сэкономить, переставши знаться со всеми нашими друзьями и знакомыми.

Лорда Уортена, казалось, вовсе не задевал ни ее выбор темы для разговора, ни ее интерес к домашней экономии.

— Мне бы доставила удовольствие каждая минута наедине с вами. Несомненно, ваша идея имеет свои преимущества, — отвечал он вежливо.

Мег была очень недовольна такой учтивостью. Она надеялась, по меньшей мере, разозлить его настолько, насколько она сама была зла. Но этот несносный человек упорно отказывался выходить из себя!

Но ее отец не отличался таким хладнокровием. К тому моменту, когда подали пирожные и свежие фрукты, лицо сэра Уильяма приняло такое угрожающее выражение, что Мег сочла за благо оставить эту тему.

Вся компания собиралась вернуться в Стэйплхоуп, где планировались несколько партий в вист и легкий ужин, о котором уже несколько дней заботилась кухарка. Сэр Уильям улучил минуту отвести Мег в сторону. Если она не изменит свое поведение сейчас же — сейчас же! — он даст ей хорошую трепку, прошептал он ей. И особенности когда Каролина специально устраивает этот вечер.

— Я стану улыбаться Уортену через карточный стол, если вам так угодно, — насмешливо отвечала Мег.

Сэр Уильям наклонился к самому ее лицу.

— С меня хватит твоих безобразий на сегодня, Маргарет Элинор Лонгвилль.

Мег и глазом не моргнула на это.

— Если вы хотите, чтобы ваша дочь примерно себя вела, почему вы не сказали ей, что ее берут в жены ради ее приданого! Неужели вы настолько меня не уважаете, папа?

Сэр Уильям побледнел.

— Проклятье! — простонал он. — Это Монтфорд тебе сказал.

— Да, он! Хоть один он оказался мне настоящим другом. Но почему я должна была услышать это от него, папа? Сначала вы, за день до приезда лорда Уортена, сообщаете мне, что я должна стать его женой. Потом Хоуп рассказывает мне правду о моем милом Филипе, а теперь почему-то Монтфорд должен поставить меня в известность о том, что Уортену необходимо жениться на богатой наследнице, чтобы выручить свое имущество!

Мег едва удерживалась от слез. Она оглянулась. Каролина уже в холле о чем-то оживление разговаривала с братьями.

— Я должна была знать обо всем этом заранее!

— Ну да, я должен был сказать тебе! — сквозь зубы проговорил сэр Уильям.

Мег, еще питавшая слабую надежду, что Монтфорд был не прав, почувствовала, как сердце у нее сжалось.

— Значит, лорду Уортену действительно нужно мое приданое? Тогда как он может говорить, что любит меня?

— Мег, я признаю, что я не прав, но ты не должна из-за этого думать плохо об Уортене! Я знаю, что он любит тебя.

— Ха! — Это было единственное, что она могла сказать ему в ответ.

— Ну и тщеславная же ты девчонка после этого! Да он мог иметь дюжину богатых невест, стоило ему только пальцем шевельнуть. И почему ему только взбрело в голову жениться на самой неприятной особе в Лондоне! И чего ради я стараюсь убеждать такую упрямую ослицу!

Сэр Уильям выглянул во двор, где их ожидала карета.

— Пошли, Мег, нас ждут гости!

— Что еще за гости? — спросила Мег. Никогда в жизни она еще не была в таком дурном настроении.

Но сэр Уильям, видимо, достаточно натерпелся от ее настроений, поэтому он не удостоил ее ответом.

13

Когда экипаж свернул на подъездную аллею Стэйплхоуп-Холла, Мег поняла, что что-то не так. Все комнаты второго этажа были ярко освещены — само по себе странное обстоятельство. Подобным образом дом освещался только во время больших приемов. К тому же Каролина, сидевшая напротив нее, все время нервно сжимала и разжимала пальцы, а ее зеленые глаза прямо-таки сверкали. Мег показалось, что что-то происходит, но потом она подумала, что Каролина просто хотела оказать честь лорду Уортену и его брату.

Как бы там ни было, она немало потрудилась ради этой цели. Мег пожалела, что мачеха проявила к их гостям такое внимание; ей не хотелось, чтобы лорд Уортен воображал себя в Стэйплхоупе желанным гостем.

По дороге джентльмены вели себя в полном соответствии с ее ожиданиями.

Отец по понятным причинам совершенно ее игнорировал, скрестив руки на груди и глядя в окно кареты. Сидевший рядом с Каролиной Джеффри поддерживал учтивую беседу, делая замечания относительно погоды и рассказывая забавные истории. Мег не могла не отметить его безупречные манеры. Он был неизменно любезен, хотя говорил практически он один, поскольку остальные казались озабоченными своими мыслями. Даже его брат мало обращал на него внимания, только один раз отозвавшись на его слова: «Да уж! Для июня это очень неожиданное и резкое похолодание».

Так как в этот момент он смотрел на нее, Мег поняла, что он имеет в виду, и бросила на него сердитый взгляд. В дальнейшем она его просто не замечала. Она намеревалась при первой же возможности пробрать его как следует и предвкушала это удовольствие.

В холле Мег не обратила никакого внимания на одетых в парадные ливреи слуг, выжидая удобный момент поговорить с Уортеном. Он, казалось, также этого желал, но по совершенно иным причинам.

Помогая ей снять накидку, он прошептал ей на ухо:

— Как вы прекрасны!

На ней было платье из зеленого шелка с расшитыми жемчугом пышными рукавами. Шею украшало изумрудное колье, волосы поддерживала белая лента.

— Хотел бы я остаться с вами наедине, — добавил он. — Сначала я бы выслушал ваши жалобы и упреки, зато потом смог бы вас поцеловать.

Обернувшись, Мег сверкнула на него глазами.

— Возможно, вам пришлось бы не по вкусу то, что я хочу вам сказать, милорд лицемер!

В этот момент к ним поспешно подошла Каролина.

— Маргарет, ведь лорд Уортен еще не видел наш бальный зал. Быть может, ты проводишь его туда?

Мег посмотрела на нее с некоторым удивлением, но с благодарностью. Каролина, вероятно, почувствовала назревающую ссору и хотела дать им возможность поговорить наедине.

Последние слова Каролины, сказанные им вслед, озадачили ее, однако:

— Постарайся улыбаться, Мег, хоть немного!

Лорд Уортен крепко держал ее за руку. Они были уже у дверей в зал, когда Мег послышался приглушенный смех. Кто-то из прислуги, быть может? Она хотела что-то сказать, но лорд Уортен неожиданно обнял ее довольно бесцеремонно и крепко поцеловал. Он сразу же отпустил ее. «Чудовище!» — чуть было не закричала она, но он, смеясь, зажал ей рот рукой.

— Не забывайте, мачеха велела вам улыбаться! — прошептал он.

Из-за закрытых дверей зала донесся еще один приглушенный возглас.

— О Боже! — прошептала Мег, закатывая глаза. — Только не говорите мне, что там полно гостей! Неудивительно, что прислуга последние три дня была вне себя.

Уортен усмехнулся.

— Вас это забавляет? — сказала она саркастическим тоном.

— Вместо того чтобы дать мне нагоняй, вам придется праздновать нашу помолвку. — Он с лукавой усмешкой распахнул двери.

Открывшаяся перед ней картина взбесила и… очаровала Мег. Толпа ее друзей и знакомых бросилась к ним навстречу, поздравляя их и желая им счастья.

И Мег улыбнулась, как и велела ей Каролина.

Зал вдоль стен был убран букетами роз с плющом и папоротником. Сами стены были декорированы лиловой с блестками тканью. Тысячи свечей придавали залу особенно праздничную атмосферу, освещая танцующие кадриль пары.

Первый вальс Мег танцевала с Уортеном, а потом Монтфорд постарался, чтобы все остальные танцы у нее разобрали другие кавалеры.

Лорд Уортен слегка поклонился барону в самом начале бала. Мег заметила, что он тщательно избегал разговоров с Монтфордом, и ее негодование против нареченного ожило с новой силой. Больше всего ее оскорбило и унизило то, что, объясняясь ей в любви, он преследовал единственную цель — завладеть ее приданым, что человек, принуждающий ее к замужеству, метит на ее состояние. О какой любви может идти речь?

Когда ей случалось перемолвиться с ним словом, она улыбалась и была очень любезна, не желая дать хотя бы малейший повод для сплетен, но, даже улыбаясь, она все равно давала ему понять, что между ними отнюдь не все благополучно.

Одну из кадрилей она танцевала с мистером Норбери. Когда они сошлись в очередной фигуре, он широко улыбнулся и спросил:

— Вы видели мою дочь?

Они снова разошлись. Мег начала искать глазами Хоуп. Увидев, наконец, свою подругу, она была поражена ее видом. На ней было темно-розовое, почти вишневого цвета, платье, с коротким пышным шлейфом. Ее мягкие каштановые волосы были модно уложены локонами. Такое чудесное преображение вызвало у Мег улыбку. Дюжина кавалеров роились вокруг Хоуп, добиваясь ее внимания. На лице подруги играла счастливая улыбка.

Мег одобрительно кивнула мистеру Норбери. Что теперь подумает Чарльз о своей бывшей возлюбленной, пришло ей в голову, и видел ли он ее уже?

После кадрили Мег хотела его найти, но Монтфорд, подхватив ее под руку, уговорил ее пройтись с ним по залу.

— Я уже говорил вам, как вы сегодня элегантны? — сказал он.

— Еще нет, но прошу вас, продолжайте! Я вся внимание!

Она улыбнулась ему поверх раскрытого веера.

— У меня от вас дух захватывает, Мег! И одно только желание — умчать вас подальше от Стэйплхоупа. Мой экипаж ожидает вас сегодня вечером — если вам будет угодно!

Мег была поражена.

— Вы шутите! — воскликнула она. Неужели он просит ее бежать с ним? — Монтфорд, я никогда не имела в виду — то есть я хочу сказать, я надеюсь, вы не думаете, что я когда-либо поощряла…

— Ну конечно же, я шучу, — засмеялся Монтфорд, — во всяком случае, отчасти. По правде говоря, я приехал в двуколке — едва ли подходящий экипаж для побега, вы согласны?

— Вы случайно не говорили с Чарльзом? — спросила Мег, глядя в его смеющиеся глаза.

Он откровенно расхохотался.

— Ну не чудак ли он после этого! Однако я больше виню себя. Будь я здесь, я бы проводил вас в Бристоль в мгновение ока. Я могу и сейчас это сделать, если хотите.

Мег начала было возражать, но он серьезным тоном продолжал:

— Я не предлагаю вам бежать со мной. Я мог бы просто помочь вам избежать этого замужества, если это нужно.

Мег почувствовала, как на нее словно свежим ветром пахнуло после долгого пребывания в душной комнате. Все ее внутреннее напряжение как рукой сняло. Исчезни она сейчас, и все стали бы подозревать Чарльза, но никому бы и в голову не пришло заподозрить Монтфорда.

— Сэр, — отвечала она, — я вам очень признательна за ваше предложение. Если возникнет необходимость, я, конечно, обращусь за помощью к вам.

Он поклонился.

— Тогда не будем больше и говорить об этом. Стоит вам только слово сказать — и я к вашим услугам.

В этот момент к ним подошел Уортен.

— Миссис Норбери хочет поговорить с Маргарет. Вы позволите?

Он в упор посмотрел на Монтфорда.

— Разумеется, — с улыбкой отвечал барон. Но прежде чем отойти, он поднес руку Мег к губам и поцеловал ее пальцы. После чего он удалился небрежной походкой.

— Возмутительная дерзость, — процедил сквозь зубы лорд Уортен.

— Вы так находите? — спросила Мег, подавая ему руку. — Он, по крайней мере, не принуждал меня к помолвке против моего желания,

Чарльз Бернел и лорд Монтфорд стояли неподалеку от оркестра. Чарльз превозносил добродетели Мег, хотя при всех нежных чувствах к ней всегда видел в ней только подругу детских игр. В отличие от Монтфорда, чей взгляд был устремлен на Мег, Чарльз не сводил глаз с обольстительного создания в розовом платье, окруженного со всех сторон поклонниками. Со времени их размолвки с Хоуп некоторые его приятели в разговорах с ним выражали желание и намерение искать ее расположения. Чарльз был поражен. Ему никогда не приходило в голову, что стоит ему устраниться, как Хоуп, его милая кроткая Хоуп, немедленно окажется предметом внимания бесчисленных обожателей. Она неожиданно предстала перед ним в совершенно ином свете, и в сердце ему закралось сожаление, что он так легко расстался с ней.

Разумеется, он отказался от своих притязаний на нее; он желал ей всего самого лучшего — но это было до сегодняшнего вечера. Он вздохнул, наблюдая за тем, какими игривыми стали ее манеры, когда она шутливо ударила веером по пальцам одного из своих кавалеров. Она была так хороша с этой прической, а платье на ней было просто ослепительное! Он ощутил внезапное желание подойти к ней и провести рукой по нежным завиткам ее волос.

С противоположной стороны зала до него донесся знакомый голос:

— Чарльз, дорогой, ну идите же сюда!

Он узнал голос Элизабет, но был так поглощен созерцанием замечательно изменившейся Хоуп, что не мог оторвать от нее взгляд.

Монтфорд потянул его за рукав:

— Мисс Пристли зовет вас, Бернел.

Слова барона нарушили очарование, и Чарльз посмотрел в направлении его взгляда.

— Боже мой! — воскликнул он, увидев Лиззи.

Монтфорд засмеялся.

— Бойкая особа, правда? И явно, навеселе сейчас!

С легким поклоном в сторону барона Чарльз сказал:

— Я надеюсь, что Пристли станет моей женой, хотя вы, конечно, не могли об этом знать, так как только что приехали в Стэйплхоуп.

Монтфорд уставился на него во все глаза.

— Вы и Элизабет? Но я думал… — Он не закончил и удивленно приподнял брови. Затем улыбнулся. — Я только хотел сказать, что у Элизабет горячий нрав, хотя такой человек, как вы, всегда сумеет с ней справиться.

Чарльз хотел было выступить в защиту Лиззи, но в этот момент она поскользнулась и с трудом удержалась на ногах.

— О черт, пожалуй, и впрямь она слишком — бойка! — воскликнул он.

Монтфорд шутливо похлопал его по плечу.

— Пойдемте, поможем ей. Похоже, она нуждается в твердой руке, хотя бы для того, чтобы не дать ей упасть!

Подходя к Лиззи, Чарльз не мог не оглянуться еще раз на Хоуп. Его немного удивило, что она смотрела на него. Встретившись с ним взглядом, она сделала реверанс и, поднеся к губам веер, нежно ему улыбнулась.

Чарльз почувствовал, как будто ему нанесли удар в солнечное сплетение. Но Хоуп тут же переключила свое внимание на рыжеватого молодого человека, подошедшего пригласить ее танцевать.

Лиззи снова позвала его громким голосом, раздавшимся по всему залу:

— Вы совсем забыли меня, Чарльз! Пойдемте выпьем еще шампанского.

В этот момент она заметила Монтфорда.

— Это вы, милорд? Что вы делаете в Стэйплхоупе? Я была уверена, что вы никогда не покинете Лондон. Миссис Боллс прелестна, не правда ли?

Она икнула и снова захихикала.

Монтфорд чуть прищурил глаза.

— Вы хотите сказать, она дает прелестные маленькие вечера с картами.

Лиззи подхватила его и Чарльза под руку.

— Вы опасный, опасный человек, лорд Монтфорд! Как будто я не знаю, что вы уже несколько месяцев приволакиваетесь за вдовушкой!

Изумленный такими откровениями, Чарльз взглянул на Монтфорда, но тот только покачал головой. Чарльз понимающе кивнул: его любимая Элизабет была под влиянием слишком многих бокалов шампанского.

— Нельзя ли найти где-нибудь немного кофе? — сказал он.

Через несколько минут им удалось уговорить Элизабет расположиться в удобном кресле в кабинете сэра Уильяма. Она хихикала и кокетничала с ними обоими, пока не появилась ее тетка и не упросила ее сдержать свой смех, если уж ей было не под силу сдерживать свои распущенные манеры!

Миссис Норбери обратилась к Чарльзу:

— Будьте столь любезны, проследите, чтобы кто-нибудь из прислуги принес ей кофе.

Чарльз вышел. Миссис Норбери укоризненно покачала головой, и хотела уже было позвонить, чтобы позвать горничную, но за ней прислала миссис Бернел. Оказалось, что бедная миссис Фитсвелл упала в обморок при виде любимой мышки сэра Уильяма!

Как только кабинет опустел, Элизабет взглянула на Монтфорда. Он стоял у окна, скрестив руки на груди и пристально на нее глядя. Она встала, подбежала к двери и тщательно закрыла ее. Кокетливо улыбнувшись, она сказала:

— Я не так уж много выпила шампанского, как вы думаете. Но мне нравится притворяться опьяневшей! Это очень плохо, да?

— Очень! — отвечал Монтфорд, не сводя с нее глаз.

— Вы самый красивый мужчина из тех, кого я знаю, милорд. Вы не против такой моей откровенности? — Медленно, но твердым шагом она подошла к нему, заложив руки за спину. Темно-синее, сильно декольтированное платье выгодно оттеняло ее белую кожу и темные волосы. Платье было совершенно восхитительным и совсем неподходящим для столь молодой особы. Юным леди подобало белое, бледно-розовое или голубое. Туалет Лиззи был откровенно вызывающим.

Скользнув взглядом по ее вполне сформировавшейся фигуре, он спросил:

— Сколько вам лет? Я бы очень удивился, если вам только девятнадцать.

— Только-только. А при чем тут возраст?

— Все зависит от того, чего от человека ожидают. Юноше, например, легче срубить дерево, чем старику.

— А молодой женщине, — перебила его Лиззи, — легче родить, чем пожилой. Я знаю, чего вы хотите, — вы никогда этого не получите. Мег не будет вашей женой. Вам придется украсть ее у Уортена!

Она стояла очень близко к нему, их разделял только маленький столик. На нем стояла хрустальная ваза с сухими цветочными лепестками. Запустив в вазу руку, Лиззи сказала:

— Мое приданое меньше, чем у Мег, но его бы хватило, чтобы расплатиться по одной-двум закладным.

Лорд Монтфорд покосился на нее.

— Чего вы добиваетесь, мисс Пристли? У меня такое чувство, как будто вы делаете мне предложение.

— Вы можете поцеловать меня, если хотите, — сказала Лиззи.

Монтфорд засмеялся.

— Вы шутите!

— Отнюдь нет. У вас есть кое-что, что нужно мне.

Он понимающе кивнул.

— Разумеется. Вам нужен титул.

— Я уверена, вам бы понравилось целовать меня, хотя это очень и очень дурно.

— Вы можете думать обо мне что угодно, Элизабет, но я никогда не обойдусь так с моим другом.

— А вы к тому же и лжец. Вы мне нравитесь, Монтфорд, мне кажется, у нас с вами много общего.

Монтфорд откровенно расхохотался, но тут же поспешил изменить тему разговора:

— А как же Чарльз? Как я понимаю, мне следует вас поздравить!

— Если вы не хотите поцеловать меня, я вижу, мне придется выйти за мистера Бернела. Забавно, право. Не думаю, что я его на самом деле люблю, но он так долго ухаживал за Хоуп, что я просто не могла этого вынести. Он никогда даже и не взглянул на меня, так что вы понимаете, я должна была завоевать его. Пожалуй, я все-таки выйду за него. Может быть, после свадьбы мне удастся заставить его заинтересоваться политикой. Но только в том случае, если вы меня не поцелуете.

— Вы бойкая особа, мисс Пристли, но, к сожалению, у меня нет ни малейшего желания вас… поцеловать.

Не выносившая, когда ей перечили, Элизабет захватила горсть цветочных лепестков и бросила ему в лицо. Монтфорд только засмеялся. Повернувшись на каблуках, она поспешила к двери и столкнулась с лакеем, несшим на подносе кофе. Выбив поднос у него из рук, она исчезла.

Растерявшийся лакей начал извиняться за свою неловкость, но Монтфорд перебил его:

— Никогда не извиняйтесь за дамские капризы!

— Слушаюсь, милорд! — Лакей опустился на колени и начал промокать салфеткой пятно на ковре.

Приказав подать кофе даме в кабинет сэра Уильяма, Чарльз увидел, как Хоуп скрылась в комнате Мег. Сердце страшно забилось у него в груди. Он сознавал, что должен вернуться к Лиззи, но не мог противостоять внезапному желанию последовать за Хоуп. Он быстро оглянулся по сторонам и, убедившись, что вокруг нет никого, кто мог бы его увидеть, бегом поспешил за ней.

В комнате Мег он увидел Хоуп стоящей у камина с опущенной головой. Его первой мыслью было, что у нее здесь с кем-то свидание.

— Ты одна, Хоуп, или, быть может, я помешал?

Хоуп стремительно обернулась и уставилась на него, как на привидение.

— Да, то есть нет. — Она прижала руку к груди. — Нет, конечно, ты не помешал. Ты думал, я встречаюсь здесь с кем-то? Но что ты здесь делаешь? Где Элизабет?

Чарльз сам не понимал, что он здесь делает наедине с девушкой, которую он отверг всего пять дней назад.

— Я только хотел сказать тебе, как ты прелестно выглядишь сегодня. Я тебя такой еще не видел. У тебя больше поклонников, чем у Лиззи.

Хоуп опустила глаза. Она стояла неподвижно, как будто не зная, что еще сказать. Наконец она собралась с духом:

— Чарльз, я лгала тебе — сотни раз, словом и делом… Сможешь ли ты простить меня?

Чарльзу снова показалось, что она ударила его. Сделав шаг к ней; он сказал:

— Что ты хочешь сказать? Я не понимаю. Ты не способна лгать. И не нужно меня дурачить! Не забудь, что я тебя знаю с детства!

— И, тем не менее, — возразила Хоуп, — я лгала. Я притворялась бесчувственной, в то время как мое сердце переполнено желаниями и страстями.

Чарльз заметил, что она покраснела, но эти не была краска смущения. Это было что-то большее.

Он приблизился к ней, но она отступала все дальше к двери на террасу. Раскрыв дверь, она сказала:

— Для меня нет ничего прекраснее, чем полное звезд ночное небо. Оно может быть красивее, только когда луна освещает все вокруг.

Чарльз нахмурился. Он не мог понять, к чему она клонит и почему она вдруг заговорила так о ночи. Он не верил своим ушам.

— Но ведь недели не прошло, с тех пор как ты сказала мне, что боишься ночи.

Хоуп закрыла дверь. Глаза ее наполнились слезами.

— Я лгала, Чарльз, — сказала она просто.

— Но я бы сделал тебе предложение, не наговори ты мне тогда всего этого.

— Я знаю. Понимаешь, мое доверие к тебе пошатнулось. Я боялась, что ты стал легкомысленным и безрассудным, как Филип Харкасл. И ты так сдружился с Монтфордом, а всем известно, что он игрок. Только потом, когда я поговорила с Мег, я поняла, как я ошибалась. Чарльз, я люблю тебя.

Чарльз взъерошил свои густые волосы.

— Ты думала, что я стал игроком?

— Да, пока Мег не сказала мне, что ты и пари держишь всегда не больше чем на пару фунтов.

Чарльз переступил с ноги на ногу.

— Зря ты так о Монтфорде, — мягко упрекнул он ее. — Он совсем не такой, уверяю тебя.

— Я знаю, все это сплетни! Дело в том, что мне совершенно безразлично, игрок он или нет. Я только хочу, чтобы ты узнал мои истинные чувства.

Чарльза охватило страстное желание сжать ее в объятиях. Только он собрался это осуществить, как его остановил голос Лиззи:

— Хороша ты, Хоуп Норбери, нечего сказать! Кокетничаешь с человеком, за которого я собираюсь замуж. И надо же, чтобы у тебя хватило духу сказать тому, кто тобой больше не интересуется, что ты его любишь. Ты меня поражаешь; я готова всем сейчас об этом рассказать.

Чарльз хотел было убедить ее молчать, но Хоуп, распрямив плечи, подошла к Лиззи.

— Ничего ты никому не скажешь, иначе я с удовольствием оповещу всех, что ты… — Она наклонилась и прошептала что-то Лиззи на ухо.

— Ты этого не сделаешь! — вскрикнула Лиззи. — У тебя не хватит смелости, ты не способна на такое…

— А вот увидишь. Я многому научилась у тебя и не премину этим воспользоваться.

Высоко подняв голову, Хоуп величественно удалилась.

Сделав гримасу ей вслед, Элизабет снова обратила все свое внимание на Чарльза.

— А ты, мой ветреный обожатель, проводи меня в зал и танцуй со мной, а то я пойду поищу еще шампанского.

Чарльз, опасавшийся скандала, вздохнул с облегчением и подал ей руку.

14

Все гости разъехались, кроме Уортена. Даже его брат вернулся в «Лозу». Мег мерила шагами ковер перед камином. От усталости раздражение, накапливавшееся в ней в течение длинного дня, дошло до предела. Она слушала Каролину, говорившую какие-то глупости Уортену, который посмеивался то и дело в ответ на ее слова.

Воспользовавшись минутной паузой в разговоре, Мег остановилась и сказала:

— Вы не устали от сегодняшнего вечера, Каролина? Неужели вас еще не тянет в постель?

Каролина бросила на нее изумленный взгляд.

— Я… то есть я хочу сказать, мы все, я думаю, немного утомились.

Встав, она обратилась к Уортену:

— Непростительно с моей стороны задерживать вас в такой поздний час. Вам, наверно, тоже хочется спать.

Каролина нервно улыбнулась Мег и протянула руку Уортену, как будто собираясь проводить его до дверей.

Уортен понял намек и встал, но Мег остановила его:

— О нет, лорд Уортен, вы не можете сейчас уехать. Я бы хотела поговорить с вами, если вы не возражаете.

Он поклонился.

— Для меня было бы большим удовольствием… — глаза его блеснули, — во всяком случае, я думаю, что это будет удовольствие.

Мег не ответила ему улыбкой, твердо заявив, что ему известно, какой важный вопрос они должны обсудить.

Лорд Уортен достал из кармана табакерку:

— А, стоимость омаров, насколько я помню.

Каролина с озабоченным видом хотела было снова сесть. Мег чувствовала, что мачеха не хочет оставлять ее одну с Уортеном не ради приличия, а из опасений, что Мег нарушит свадебные планы.

— Прошу вас, — адресовалась к ней Мег самым почтительным тоном, — мне действительно необходимо поговорить с его светлостью наедине. Обещаю вам, что разговор будет коротким.

Видя, что мачеха колеблется, она добавила:

— В конце концов, он мой жених, и через несколько дней наша свадьба.

Каролина неохотно встала.

— Конечно, но… — Она сделала движение рукой в сторону Мег, словно желая сказать ей что-то важное, но рука ее тут же опустилась, и озабоченность сменилась на лице выражением покорности судьбе.

Она сделала реверанс Уортену.

— Спокойной ночи.

Мег молчала, пока шаги Каролины не затих ли в отдалении.

Она стояла у камина. За спиной у нее уютно потрескивали дрова. Уортен, вставший, когда Каролина выходила из комнаты, обернулся к ней. Сдержанная улыбка, которую она заметила на его лице, заставила Мег еще больше внутренне ощетиниться.

— А теперь, умоляю вас, скажите мне, в чем дело, прежде чем меня хватит удар от нетерпения. Из-за ваших намеков я весь вечер не нахожу себе места. — Он говорил твердым тоном, но губы его слегка дрогнули в улыбке.

— Да, я вижу, что у вас душа в пятки уходит, — отозвалась Мег.

— И, правда, хотя я надеялся, что вы этого не заметите. А теперь скажите мне все-таки, в чем дело, ведь, судя по вашей внезапной озабоченности стоимостью омаров, речь должна идти о деньгах.

Мег стиснула руки, собираясь заговорить, когда он добавил:

— Нет-нет! Не скрывайте от меня ничего. Я хочу знать каждую мысль из тех, что крутятся у вас в голове целый вечер!

— Если только вы дадите мне возможность, я вас долго не заставлю ждать, — резко возразила Мег.

Он поднял руку:

— Одну минуту, прошу вас. Я бы предпочел выслушать ваши упреки сидя. Вы не возражаете, если я сяду?

— Дорогой сэр, — отвечала Мег со всем сарказмом, на какой была способна, — я ни за что не хотела бы лишать вас ваших удобств.

Она указала на софу:

— Располагайтесь, прошу вас. Не позвонить ли мне дворецкому, чтобы вам принесли скамеечку под ноги? Быть может, какой-нибудь напиток вас бы поддержал.

— Неплохая мысль.

Он с презрением взглянул на софу и проворно опустился в обитое золотистым бархатом кресло у камина.

— Вот так-то лучше. К тому же сейчас огонь освещает ваше лицо. Если бы я сидел на софе, камин был бы у вас за спиной, а ваше лицо оставалось в тени. Как бы мог я тогда видеть озаряющий его временами свет любви?

— Так вы, наконец, довольны тем, как вы сидите и как я стою? — в нетерпении спросили Мег.

Он серьезно кивнул, хотя улыбка все еще мелькала у него в глазах.

— Начинайте, прошу вас! Сейчас вы скажете мне все, что вертелось у вас на языке последние несколько часов.

Мег, которой надоели его шутки, уперлась руками в бока. Она долго молчала, глядя им него. Наконец сказала:

— Из всех прекрасных речей, которые я от вас слышала за последние несколько дней, я, на верно, по какой-то странной глухоте упустила одну. Не будете ли вы так любезны повторить еще.

Уортен склонил набок голову.

— А что бы это могло быть, моя ненаглядная Маргарет? — Он слегка прищурился, словно ища про себя ключ к ее загадке. Наконец он сказал: — Не то ли, что я хочу, чтобы моя жена экономила каждый пенс, покупая дешевые свечи и сама стирала белье, или, может быть…

— Довольно глупостей! — нетерпеливо взмахнула рукой Мег. — Вот что я хочу знать: как вы осмелились целовать меня и объясняться мне в любви, ожидая от меня взаимности и при этом забывая, что вы разорены!

— Ах, вот оно что! — воскликнул он с притворным удивлением. — А разве я вам не говорил? Как это опрометчиво с моей стороны! Но я сам немедленно все расскажу: мои карманы пусты, мои земли заложены. Я беден, как церковная крыса, и естественно, что главной причиной моего интереса к вам является ваше приданое в двадцать тысяч фунтов!

— Тридцать! — поправила его Мег.

— Тридцать? Подумать только! Значит, у меня будет еще десяток, который я смогу промотать в свое удовольствие!

— Не вижу в этом повода для шуток! Вы отлично понимаете, насколько это меня оскорбило и обидело.

— Не знаю, почему бы это, Маргарет. Я был бы не первым, кто женится на деньгах!

— Значит, вы просто ничтожный охотник за приданым?! — ахнула Мег. — Я никогда не смогу понять, как может мой отец вас уважать. Я ни за что не стану вашей женой, даже если бы мне пришлось бежать из Шропшира…

Он покачал головой.

— Один раз вы уже пытались, как вы помните.

— Второй раз у меня это получится, уверяю нас! Я твердо решила, что не стану вашей женой; этого не будет никогда. У вас нет никакой душевной чуткости. Вы даже крысу пристрелили у самых моих ног, и все только для того, чтобы произвести впечатление!

Мег ожидала, что он заговорит, но он молчал, взгляд его темных глаз стал холодным. Наконец она воскликнула:

— Можете вы что-нибудь сказать в свое оправдание?

— Все понятно, — медленно проговорил он вставая. — Значит, вот чего вы от меня хотите — чтобы я оправдывался. Вы знаете, Маргарет, у меня весь вечер было такое чувство, что больше всего вам хочется разозлить меня. И весь вечер мне было смешно, потому что я знаю, что все это пустяки и что простого объяснения были бы достаточно, чтобы исправить положение. Теперь я вижу, что вам нужен предлог для ссоры, но зачем? Что же, знайте, что своей цели вы добились, вам удалось меня взбесить. Не помню, чтобы я когда-нибудь в жизни был в такой ярости.

Мег отступила на шаг, видя, как гневно раздуваются у него ноздри.

— Как вы смеете обходиться со мной с таким презрением? Как вы смеете приписывать мне самые гнусные побуждения и бесчестные намерения?

Он все наступал на нее, а Мег пятилась все дальше и дальше.

— Как вы смеете обвинять меня в подлых поступках, даже не зная, о чем вы говорите? Что я такого сделал, Мег, чтобы у вас создалось обо мне такое мнение? Но оправдываться перед вами или перед кем-либо я не стану никогда! Этому не бывать! Вы почему-то предубеждены против меня, но, знаете ли, что я на самом деле думаю? Я думаю, что вы боитесь своего чувства ко мне, боитесь даже сейчас!

Продолжавшая отступать Мег налетела на столик красного дерева. Стоявшая на нем музыкальная шкатулка издала от этого столкновения несколько нежных высоких нот. Мег была поражена этим неожиданным звуком не меньше, чем вспыхнувшим в глазах Уортена огнем.

— Какая нелепость! — проговорила она внезапно охрипшим голосом. — С чего бы я стала вас бояться? — Колени у нее задрожали.

Он неожиданно улыбнулся, но выражение его оставалось холодным.

— Потому что я настоящий, живой человек, из плоти и крови, потому что во мне нет и тени притворства и потому что ваше сердце уже принадлежит мне, хотя вы и не хотите в этом признаться. Но я вам скажу, что есть нечто еще более нелепое, чем ваша боязнь меня, — то, что вы считаете вашими лучшими друзьями тех, кто льстит вашему тщеславию и притворяется, что боготворит вас.

Он стоял теперь так близко к ней, что она ощущала у себя на лице тепло его дыхания.

— Я полагаю, вы говорите о Монтфорде! — воскликнула она, опираясь на столик для поддержки. Музыкальная шкатулка еще раз жалобно зазвенела.

— О ком же еще? Кто бы еще примчался в Стэйплхоуп только для того, чтобы дружески сообщить вам, что я охочусь за вашим приданым? Какой, в самом деле, преданный друг! Что он вам наговорил, Мег? Говорил он вам, что я вас недостоин? Говорил он вам, что вас боготворит, и что только святой достоин целовать вам ноги?

Мег вспомнила, что Монтфорд действительно говорил, что боготворит ее.

— Он говорил, что любит меня, если хотите знать, — прошептала она. — Да, он боготворит меня, а что в этом плохого?

— То, что простой смертный, которого мы обожествляем, неизбежно проявит какую-нибудь слабость и окажется недостойным нашего преклонения. В любви нет места поклонению, Мег. Разве вы не боготворили Филипа? А что, если бы вы, став его женой, обнаружили, что ничего героического в нем нет и вообще ничего, кроме кучи долгов? Продолжали бы вы любить его по-прежнему? Боюсь, что нет.

Обхватив ее за талию, он продолжал:

— Вот что я скажу вам, Мег: я вас не боготворю. Но я поцеловал бы вам ноги; и не в знак какой-то возвышенной бессмысленной преданности, а потому, что я обожаю ваши недостатки, ваши слабости, даже то, что вы так слепы в ваших пристрастиях и заблуждениях. Я обожаю ваш нрав и ваш чудовищный обычай приписывать добродетель злу и зло добродетели. Вы истинная женщина, и я стал бы целовать ваши ноги за одно это.

Он поднял ее на руки и посадил на софу. Его слова оказали странное воздействие на ее сердце. Никогда еще ни один мужчина не говорил с ней так. Она всегда воображала, что обожание составляет большую часть любви и что мужчину и женщину сближает, прежде всего, духовная преданность. Вместо этого он говорит, что обожает ее нрав, хотя должен был бы сказать, что презирает ее за него! Мег едва могла видеть его сквозь слезы, обжигавшие ей глаза. Он был полной противоположностью тому, что она желала бы видеть в своем муже. Но почему же тогда ее сердце жаждало слушать его еще и еще? В то же время она со страхом ожидала, как он поведет себя дальше. Поцелует ли он ее? Ей хотелось этого больше всего на свете, хотя рассудок и твердил ей об опасности.

Когда он опустился перед ней на колени и осторожно приподнял ее ноги в туфельках, Мег чуть не вскрикнула. Ей казалось, что она сходит с ума.

— Прошу вас, лорд Уортен! Перестаньте! Умоляю, избавьте меня от этого! Встаньте! Встаньте сейчас же!

Слезы лились у нее по лицу.

— В следующий раз, когда Монтфорд станет говорить вам, что он боготворит вас, я хочу, чтобы вы помнили об этом!

Наклонившись, он прижался губами к носку каждой туфельки.

Он встал и, подняв Мег на руках, привлек ее к себе. У нее не было сил противиться. Обнимая ее, он сказал:

— Я люблю вас, Мег, и я не успокоюсь, пока не услышу от вас эти слова!

Сжимая ее в объятиях, он прильнул к ее губам обжигающим поцелуем.

Возникшая где-то глубоко внутри ее боль прокатилась по ней, как мощная океанская волна. Она с силой потянула его за волосы у затылка, отвечая на его поцелуй. Одной рукой держал ее за талию, он запустил пальцы другой в ее локоны. Его поцелуи стали нежными, почти воздушными.

— Не стану отрицать, мне нужно твое приданое, — прошептал он, — но ты мне нужна больше. Люби меня, Мег.

Нахлынувшая волна внезапно разбилась. Мег с рыданием оттолкнула его от себя.

Он не стал ее удерживать.

Вбежав в свою спальню наверху, Мег зарылась лицом в вышитые подушки на изумрудно зеленом покрывале постели. Она плакала, пока не обессилела. Наконец она заснула, пошевелившись, только когда горничная прикрыла ее плотным шерстяным одеялом.

На следующее утро Мег проснулась под пение жаворонка у себя за окном. Солнце расцветило яркой мозаикой ковер на полу. Она не пыталась остановить нахлынувший на нее поток воспоминаний: Филип, обучающий ее танцевать вальс; Монтфорд, просящий у нее разрешения вызвать Уортена; взгляд Уортена, когда он целовал ее вчера вечером, и ощущение губ сквозь шелковый чулок.

Она застонала вслух от сердечной боли. Что он за человек, который всегда так умеет возмутить ей душу? Если бы он не поцеловал вчера ее ноги, она бы уже послала записку Монтфорду, умоляя его помочь ей бежать из Шропшира.

Но Уортен целовал ей ноги, он сказал ей, что любит ее такой, какая она есть. Филип называл се ангелом; Монтфорд назвал ее лучшей из женщин, что было неправдой. Она была вспыльчива, избалована и всегда норовила настоять на своем.

Она понимала теперь, что Филип любил ее, совсем ее не зная, так же как и она любила его, даже не подозревая о его склонности к картам, обнаруживавшей в нем все признаки игрока. Быть может, он бы и остепенился со временем, а если нет? Мег знала, что она почувствовала бы себя чудовищно обманутой, открыв это свойство в своем возлюбленном.

Монтфорд любил ее, не испытывая никакого стремления понять ее.

А Уортен? Мег закрыла себе голову подушкой. Уортен любил ее, потому что она была такая, какая она есть, и ее снова охватил страх. Она поняла, что боится его, как он и говорил. Она боится его способности читать каждую ее мысль и проникать в тайники ее души, узнавая скрытые желания, о которых никто и не догадывался.

Позже в тот же день Мег получила от лорда Уортена записку, извещавшую ее, что брату сообщили, что у его жены начались роды. Блейк счел необходимым немедленно вернуться в Оксфордшир. Уортен намеревался его сопровождать и должен был вернуться обратно с хорошими новостями. Ему предстояло стать дядей в шестой раз, и ничто ему не доставляло большего удовольствия, как общество его племянников и племянниц. Он сожалел, что ему приходится расстаться с Мег в такой момент, но он выражал надежду, что она его поймет.

Мег прочитала записку, сидя в своем любимом кресле, и вздохнула с облегчением. Два дня его отсутствия дадут ей время разобраться в собственных мыслях и обрести душевное равновесие, утраченное ею со времени его приезда две недели назад.

Может быть, она поймет, что делать и просить ли ей Монтфорда увезти ее из Шропшира.

15

Помогая брату спускаться по лестнице, Уортен тихо говорил ему:

— Ты видишь теперь, в каком я скверном положении. Она все время настаивает, чтобы я объяснял ей свои слова и поступки. А кому, как не тебе, знать, насколько мне это всегда было противно! Мне кажется, она меня совсем не уважает!

Опираясь на трость, Джеффри осторожно опустил ногу на следующую ступеньку.

— Она очень энергичная и смелая особа, Ричард. — Он усмехнулся. — Не могу себе представить никакую другую юную леди, делающую тебе выговор за то, что ты заказал шампанское.

— И я тоже. Обычное поведение для девицы — хлопать ресницами и жеманно улыбаться. Но Мег совсем не такая.

— Я всегда знал, что подобные приемы должны тебе рано или поздно надоесть, — сказал Джеффри.

— Я всегда такие фокусы терпеть не мог. Но равнодушие ко мне со стороны Мег коренится в ее невысоком мнении о моих достоинствах.

— Ты не способствовал успеху своих намерений, братец, согласившись на эту свадьбу. Принуждать такую девушку — все равно, что подгонять ее хлыстом!

— Ты так думаешь? — воскликнул удивленный Уортен. — Неужели я действительно совершил серьезную ошибку?

Джеффри неожиданно остановился, опершись на перила. Побледнев, он слегка поморщился:

— Эта проклятая нога!

Уортен издал что-то вроде стона. Джеффри взглянул на него.

— Ты по-прежнему винишь себя? Я думал, мы давно это уладили.

Он опустил трость и предоставил брату поддерживать его на всем оставшемся пути вниз.

— Это моя пуля погубила тебе ногу. Ничто, никакое прощение этого не изменит.

Джеффри засмеялся.

— Ну да, мое упрямство, ревность и вообще ребяческое поведение не имели к нашей дуэли никакого отношения! Будь по-твоему! Ты одни виноват, что моя жизнь разбита!

Уортен не мог удержаться от смеха, но этот смех был натянутым.

К ним с поклоном подошел мистер Крапс:

— Ваш экипаж готов, милорд, мистер Блейк! Блейк медленно вышел во двор, где били копытом готовые пуститься в путь лошади.

— Мы были парой идиотов, — сказал Уортен. — Как мы могли допустить такое?

Джеффри что-то буркнул в ответ.

— А кого бы из нас выбрала Каро, не дойди мы до убийства? — спросил он. — Не забывай, братец, я задел тебе голову и безнадежно испортил твой фрак, рубашку и шейный платок.

— Да, у меня страшно болела голова с неделю после этого. А что касается Каролины, как знать? Первый год я с ней вообще говорить не мог. К тому же она была потрясена не меньше нас с тобой. Она очень изменилась впоследствии. Все ее кокетство совершенно исчезло.

— И она начала тщательно укладывать волосы, — перебил его Джеффри, — вместо того чтобы распускать локоны и убирать их цветами. Одно меня беспокоило во всей этой истории: она могла бы помешать нашей дуэли одним мановением пальца, но она этого не сделала. Почему?

Уортен пожал плечами.

— Она была капризна и легкомысленна, как и мы. Быть может, она просто не верила, что у нас дойдет до убийства.

Когда они подошли к экипажу, мистер Крапс и Уортен помогли Джеффри сесть. Его краткое пребывание в Стэйплхоупе утомило его, и, хотя Джеффри искренне сожалел, что не сможет остаться до свадьбы, Уортен чувствовал в его поведении желание поскорее вернуться домой, где слуги знали, как быстрее и лучше помочь ему.

Дверцы захлопнулись, кучер хлестнул коренника, и карета выкатилась со двора.

Было уже далеко за полдень. Окружавшие долину холмы золотились в лучах уже начинавшего клониться к закату солнца. На восточных склонах появился Стэйплхоуп. Величественное здание эпохи Елизаветы гордо возвышалось на фоне густой зелени буков.

Уортен смотрел на него из окна кареты. Что, черт возьми, ему делать с Мег? Он был страстно влюблен в нее, в женщину, не испытывавшую к нему ни любви, ни уважения. Что ему еще оставалось делать, кроме как продолжать доказывать ей свою любовь и надеяться, что она когда-нибудь оценит его?

Проследив направление его взгляда, Джеффри какое-то время наблюдал за ним. Наконец он сказал:

— Ты стал слишком гордым, Ричард. Раньше я этого не замечал. Ты отказываешься оправдаться перед Мег — единственное, что она от тебя требует, — но приходило ли тебе когда-нибудь в голову, что наше общество, как я ни наслаждаюсь относительным комфортом, который оно предоставило мне, моей семье и большинству моих друзей и знакомых, предоставляет нам мало возможностей проявить свой характер? В конце концов, Мег может оценить тебя только с твоих слов. Я советую рассказать ей, почему ты отказываешься принимать вызовы Монтфорда, Уайта и им подобных. Ей нужны основания, чтобы верить тебе и уважать тебя. Почему ты не мог просто сказать ей вчера: «Ваш отец обещал мне рассказать вам еще до возвращения в Шропшир, что мне необходимо ваше приданое»?

— Я же говорю тебе, что это было бессмысленно. Она была заранее уверена в моей вине. Я хочу, чтобы она верила мне, не вынуждая постоянно оправдываться и доказывать ей что-то. Этого не должно быть.

Глядя на розоватый кирпич фасада Стэйплхоуп-Холла, Джеффри сказал:

— Если она не способна тебя уважать, а ты не можешь смириться и сказать ей то, что она хочет услышать, тогда тебе лучше отказаться от нее.

— Я никогда от нее не откажусь! И как может человек чести говорить то, во что он в глубине души не верит?

— В тебе говорит не только гордость, но и упрямство. Это опасное сочетание, Ричард. Если ты помнишь, наша дуэль состоялась именно по этим двум причинам.

— Уж не хочешь ли ты сравнить мое отношение к Мег с этой глупой дуэлью десятилетней давности?

Джеффри твердо встретил его взгляд:

— Я это только что сделал.


Два дня спустя после этого разговора небольшая компания выехала на прогулку на отличных лошадях. Блестящие темные волосы Лиззи спадали на элегантную амазонку из алого бархата очень смелого покроя. Чарльз, в синем фраке, красовался на великолепном гнедом. Уортен, в красновато-коричневом, умело сдерживал сильного вороного жеребца. Собственная кобыла Мег шла рысью рядом с жеребцом. Мег с удовольствием ощущала, как ветер выбивает из-под шляпы ее рыжие локоны. Белое страусовое перо красиво спускалось с полей шляпы ей на щеку. Юбка голубой бархатной амазонки лежала изящными складками.

Локон упал из-под шляпы ей на плечо, и Мег улыбнулась. Пусть она обречена на длительное заточение в стенах усадьбы Уортена, но, во всяком случае, сегодня она полностью насладится этой устроенной Чарльзом прогулкой. Лорд Монтфорд в какой-то степени успокоил ее тревогу относительно приближающейся свадьбы. Если она не сумеет убедить Уортена отказаться от этого союза, она может написать записку Монтфорду и он похитит ее до воскресенья, когда ей навсегда придется связать свою судьбу с человеком, в чувствах к которому она, в лучшем случае, не уверена.

— Я однажды была в этой заброшенной каменоломне! — воскликнула Лиззи. — Знаете, я слышала две недели назад, как какой-то мальчишка поскользнулся и чуть не разбился там насмерть. Это ужасно! — Прижав руку к груди, она закатила глаза, явно наслаждаясь этой едва не случившейся катастрофой.

— Я уверен, что ни с одним из нас такого не случится, — твердым голосом сказал Чарльз. — Уж я об этом позабочусь.

Лиззи, гарцевавшая немного впереди него, обернулась к нему с ослепительной улыбкой.

— Как это галантно с вашей стороны, Чарльз. Но если вы воображаете, что я откажусь прогуляться по Тропе дьявола, вы очень ошибаетесь.

Пришпорив коня, Чарльз с раскрасневшимся лицом поравнялся с ней.

— Я восхищаюсь вашей смелостью, мисс Элизабет Пристли, и даже не подумаю лишить вас такого приключения!

Элизабет кокетливо улыбнулась.

— Когда мы поженимся, у нас каждый день будут такие приключения!

Чарльз был явно озадачен таким «прозрачным» намеком на то, что его предложение стало уже общеизвестным фактом.

— Я… то есть… я, конечно… но дело в том, что мы еще так мало знаем друг друга. Я, конечно, считаю вас чертовски обворожительной…

Протянув руку, Лиззи слегка дотронулась до его плеча.

— Как это мило с вашей стороны, что вы не скрываете ваших намерений. Только вчера моя горничная сказала мне, что все говорят, что мы поженимся до конца лета.

Чарльз побагровел. Лиззи хихикнула и пустилась от него галопом, крикнув через плечо:

— Вы должны приучить себя к этой мысли, потому что я намерена стать вашей женой, мистер Чарльз Бернел!

Чарльз оглянулся на Мег с несколько ошеломленным видом, а затем, пожав плечами, устремился вслед за Лиззи.

Оставшийся рядом с Мег Уортен сказал:

— Как агнец на заклание! Мне неприятно говорить об этом, но этот юноша попал в скверную историю или скоро попадет. Лучше бы ему жениться на Хоуп Норбери, чтобы потом всю жизнь не мучиться.

Мег, думавшая точно так же, не могла заставить себя открыто согласиться с лордом Уортеном и, вздернув подбородок, сказала:

— Я уверена, что Элизабет была бы Чарльзу превосходной женой. Они очень близки по темпераменту, оба отважны и любят приключения. Вы же видите, какая она живая и веселая, а Чарльз всегда был известен как заядлый искатель приключений.

Уортен коротко рассмеялся.

— Не надо меня мистифицировать, мисс Лонгвилль. Я видел, как вы были шокированы, когда Лиззи сказала, что намерена стать его женой. А что до их склонности к приключениям, то это едва ли может быть разумным основанием для супружеского союза.

Мег не могла удержаться, чтобы не возразить горячо:

— Я полагаю, ваше представление о разумном союзе основывается на том, чтобы принудить к браку особу, вовсе этого не желающую.

Несколько мгновений он, не отрываясь, смотрел ей в глаза.

— Вы забываете одно обстоятельство: у меня есть причины считать, что эта особа отнюдь не равнодушна ко мне. Ее губы выдали тайну ее сердца.

Мег слегка покраснела, у нее не находилось слов для ответа.

Усмехнувшись, лорд Уортен наклонился в седле и погладил ее по щеке.

— Перестанем ссориться, во всяком случае, до конца нашего сегодняшнего приключения, которое, должен признаться, начинает меня беспокоить. Что такое Тропа дьявола? По-моему, это звучит зловеще.

Мег, посвятившая последние два дня размышлениям о своих отношениях с Уортеном, услышала в его словах знакомую ей нотку осторожности, так раздражавшую ее. Если бы у него было побольше живости, смелости, предприимчивости, как, например, у Лиззи! Ее вновь охватило чувство разочарования, не раз испытанное ею в общении с ним.

— Это не так опасно, как можно подумать, — отвечала она, стараясь придать своим словам небрежный тон. — Я думаю, вам там даже сапоги не запачкать, если вы этого опасаетесь.

Несмотря на все старания, даже в ее собственных ушах это прозвучало язвительно. Она поняла, что и Уортен воспринял это так, судя по тому, как он поклонился ей, слегка приподняв бровь.

У Мег были теперь все основания не выносить его, поскольку он не только лишний раз доказал, что собственная безопасность волнует его больше любого самого невинного приключения, но он еще и надулся на нее.

Она пыталась не придавать этому значения, убедить себя, что ей нет до него дела, но ей это плохо удавалось. Глядя на него, она начинала понимать, что некоторые ее рассуждения совершенно несерьезны.

Оставив эти мысли, Мег сосредоточилась на игре между Чарльзом и Лиззи, ехавшими на сотню ярдов впереди нее. Она видела, как Лиззи игриво ударила спутника хлыстиком по руке и пустилась галопом вперед. Она совсем им завладела.

Внезапно Мег вспомнила о Хоуп. Она знала, что подруга приняла близко к сердцу ее советы. На балу три дня назад она прелестно выглядела. Но когда до Мег донесся смех Лиззи, она с тревогой подумала, что Хоуп, может быть, уже опоздала, ей уже не вернуть привязанность ветреного Чарльза. Кто может состязаться с Лиззи в кокетстве, у кого более обольстительна и улыбка?

Мег подтянула поводья, и ее кобылка перешла в галоп. Уортен последовал за ней, и вскоре вся компания снова объединилась.

Дорога к каменоломне шла по склону холма. С его вершины перед ними вдруг открылась темная пропасть. Карьер, разрабатывавшийся столетиями, был широким и глубоким. Буковые деревья и кустарник, приткнувшиеся кое-где по его краям, казалось, в любую минуту могли сорваться в пропасть. С вершины холма вниз вела Тропа дьявола — узкая дорожка, по которой можно было спуститься только пешком.

Спешившись, они привязали лошадей к деревьям и подошли к краю.

— Боже мой! — воскликнула Мег. — Да она уже, чем я думала!

Лиззи, подхватив одной рукой шлейф амазонки, немедленно начала спускаться.

— Вздор, Мег! Будь она хоть на дюйм пошире, было бы совсем неинтересно.

Чарльз тут же последовал за Лиззи, бросив Мег вызывающий взгляд.

— Струсила, Мегги?

— Разумеется, нет! — Мег начала подбирать свои длинные юбки.

Ее остановила чья-то рука. Уортен, нахмурившись, задержал ее.

— Вы думаете, это благоразумно, Маргарет? Одна рука будет у вас все время занята вашими юбками. А если вы поскользнетесь? Так прямо и полетите на дно, головой вперед.

Мег презрительно засмеялась.

— Вы чересчур заботливы. И к тому же не доверяете нам с Чарльзом. В детстве мы спускались по этой тропинке десятки раз за лето.

— За это время ливни и ураганы могли изменить состояние почвы. Уж с этим-то вы должны согласиться.

— Я всегда находила, что вам не хватает смелости, лорд Уортен, — вызывающе отвечала Мег. — Теперь я в этом убедилась. Удивляюсь, как вы только не боитесь ездить верхом.

Уортен стиснул ей руку.

— Будьте поосторожнее в своих суждениях, моя милая. Вы стали слишком упрямы и опрометчивы. А что до смелости, которую мне все-таки удается иногда найти в себе, позвольте сказать вам, что у меня есть особый способ успокаивать свои страхи. Возьмем, например, лошадей. Видите ли, я хорошо знаю своих лошадей. Во-первых, я, как правило, выезжаю их сам. Во вторых, я знаю их характер и возможности и всегда принимаю это во внимание, чтобы не подвергать опасности как свою собственную жизнь, так и жизнь животного. В-третьих, я никогда не сяду на незнакомую горячую лошадь, точно так же как никогда не стану спускаться по тропе, которая выглядит слишком крутой и ненадежной, без соответствующей одежды и приспособлений.

Он указал на тропу, где уже давно не было видно Чарльза и Лиззи.

— Без веревки я бы, во всяком случае, не рискнул! В настоящий момент мое единственное желание — удержать вас, но я вижу, что вы приняли решение и стали бы презирать меня всю жизнь, если бы я попытался это сделать. Что же, как вам угодно, можете пускаться в путь. Но если что-то случится с вами, вы не сможете обвинить меня в том, что я не исполнил свой долг и не попытался защитить от опасности любимую женщину.

Мег отвернулась от него с пылающим лицом. Слишком многое из сказанного им было разумно и правильно, и ей было неловко от собственного ребячества. Но в то же время ей страстно хотелось, чтобы он так же, как Чарльз, на деле доказал ей свою любовь.

Она сделала только три шага, когда раздался

Пронзительный крик Лиззи и затем наступила страшная тишина.

— О Боже, нет! — воскликнула Мег. Она ожидала, что Уортен начнет отчитывать ее за глупость их выдумки, но вместо этого виконт начал проворно спускаться по тропе.

Мег осторожно последовала за ним. Сердце бешено стучало у нее в груди. Она слышала, как звал на помощь Чарльз, но от Лиззи не было больше ни звука. А что, если она сорвалась? Боже, она, быть может, уже мертва! Нет, нет, уговаривала себя Мег, нельзя давать волю воображению. Медленно, но неотступно она следовала на Уортеном, пока не услышала его голос. Он кричал ей:

— Ни шагу дальше, Мег! Тропа ненадежна!

Тропинка круто поворачивала впереди. Мег опустилась на колени и осторожно подползла к краю. Примерно пятнадцатью футами ниже тропинка снова поворачивала, как раз под тем местом, где стояла на коленях Мег. Уортен и Чарльз склонились над распростертой фигурой в алом бархате. Мег прижала руку ко рту, увидев бледное лицо Лиззи, ее неловко повернутую шею.

— Она жива? — прошептала Мег и снова повторила свой вопрос, поняв, что Уортен ее не слышал.

— Да, — отвечал он. — Но вы должны быть очень осторожны. Возвращайтесь к лошадям и поезжайте на ближайшую ферму. Достаньте какой-нибудь экипаж, хоть телегу. Лиззи при смерти. Поторопитесь, Мег!

У Мег внезапно закружилась голова. Она не могла оторвать глаз от безжизненного лица Лиззи. Ей показалось, что ей сейчас станет дурно. Неужели такого приключения она желала? И почему ей только не пришло в голову, что кто-нибудь может пострадать? Почему это понимал Уортен, а она сама никак не могла понять?

— Мег! Чего вы ждете? — закричал Уортен. — Ступайте быстрее! Немедленно!

Мег, наконец, взглянула ему в лицо, и постепенно его черты проступили отчетливее, и они снова услышала его крик. Она с трудом нашла и себе силы отползти от края и начала подниматься. Она дважды наступала себе на юбку и вспоминала при этом предостережение Уортена. Лиззи, наверно, тоже наступила на свой шлейф, споткнулась и упала. Мег снова стало дурно. Прижав руку ко лбу, она на минуту остановилась и затем снова продолжала карабкаться наверх.

Сев на лошадь, она ударила ее хлыстом и поскакала на ферму, находившуюся к северу от каменоломни. Дорога показалась ей бесконечной. Когда она, наконец, добралась до фермы, мистер Шоу, пожилой сутуловатый овцевод, немедленно заложил лошадь, и повозка затряслась по камням. Мег указывала ему дорогу, на что он только неодобрительно пощелкивал языком, а потом начал откровенно ругаться на глупость тех, кто искушает судьбу, посещая заброшенную каменоломню.

— Тропу размыло еще пять лет назад, сказал он. — Разве вы не слышали о мальчике, который чуть не погиб?

— Слишком поздно! — прошептала Мег. — Я должна вернуться к друзьям. Приезжайте как можно скорее.

— Уж я постараюсь, — сказал он, подстегивая лошадь.

Мег помчалась вперед. Когда она добралась до каменоломни, Элизабет уже вынесли на поверхность. Чарльз держал ее на коленях. Уортен только что вернулся от ручья с мокрым носовым платком в руке. Не сводя глаз с Лиззи, он спросил Мег, удалось ли ей найти повозку. Она рассказала ему о мистере Шоу, уверив его, что тот знает, где их найти, и скоро будет на месте.

Опустившись на колени рядом с Элизабет, Уортен приложил платок к ее голове.

— Здесь у нее шишка, но других повреждений я не вижу. Во всяком случае, ничего не сломано. И за это надо уже быть благодарным.

— Она приходила в себя хоть на минуту, пока меня не было? — спросила Мег.

Чарльз посмотрел на нее. В глазах у него блестели слезы.

— Нет! Я думал, она умерла. Я думал, она умерла. Я думал, я убил ее, позволив ей пойти на это дурацкое приключение.

— Ты же не знал. Откуда тебе было знать, что тропа размыта?

— Мне следовало бы знать, когда я увидел, какой она стала узкой. Но дело даже не в этом. Лиззи шла слишком быстро, она почти бежала и каблуком зацепилась за юбку. — Чарльз закрыл глаза, снова переживая в памяти этот ужасный момент. — Я потянулся к ней, но они была слишком далеко от меня и уже, казалось, скользила к краю пропасти. О Господи, если бы это не было как раз на повороте, она могла бы сорваться вниз. Она бы погибла.

Его испуганный голос задрожал.

— Что же я наделал!

Лиззи шевельнулась, и все они напряженно ожидали, что она откроет глаза. Но этого не случилось. Мег с трудом сдерживала слезы.

Уортен, прижимавший мокрый платок к ее голове, обратился к Чарльзу:

— Вы не могли помешать бойкой беспечной молодой леди, такой, как мисс Пристли, делать то, что она пожелает.

Он взглянул на Мег, словно пытаясь сказать ей что-то взглядом.

В этот момент появился фермер. Увидев Лиззи, он покачал головой:

— Так это она! Ну, тогда все понятно! В голове-то у нее ветер гуляет!

Мег удивилась, что фермер знал, кто такая Лиззи. Встретившись с ней взглядом, мистер Шоу добавил:

— Я не раз видел, как она скачет по холмам, не разбирая дороги. Я все думал, как это она себе шею до сих пор не сломала.

Уортен перебил его с некоторой резкостью:

— Однако сейчас вам лучше оставить свое мнение при себе. Нам нужно как можно скорее отвезти мисс Пристли домой к тетке.

Мужчины скинули фраки, чтобы подстелить их на жесткое деревянное дно повозки. Чарльз сел с ней, по-прежнему поддерживая в своих объятиях. Она несколько раз застонала. Глаза ее широко раскрылись. Взглянув ему в лицо, она проговорила: «Мой любимый!» и снова опустила голову ему на плечо.

Дорога до Норбери-Хаус казалась бесконечной, хотя на самом деле прошло немногим больше часа, когда показались ворота. Уортен обогнал их, и, когда повозка подъехала к дому, с полдюжины слуг выбежали им навстречу. Лиззи снова открыла глаза, и Мег услышала, как она сказала: «О Боже, ну и переполох!» Лиззи не отпускала руку Чарльза, так что ему пришлось внести ее в дом, что он исполнил с большой готовностью.

Невольное подозрение мелькнуло в голове Мег, но она сразу же отвергла его как нелепость. Лиззи сильно ударилась головой. Она просто не могла оправиться так быстро, чтобы сознательно воспользоваться своей слабостью для того, чтобы еще больше привязать к себе Чарльза. А может быть, и могла?

Мег последовала за Чарльзом и слугами в холл. Их встретили Хоуп и миссис Норбери, со сложенными, как бы в мольбе, руками. Хоуп, отведя в сторону Мег, умоляла рассказать ей, что случилось с бедняжкой Лиззи. Мег, Хоуп и миссис Норбери поднялись вместе с Чарльзом наверх. Мег тихо рассказала им, как произошел несчастный случай.

Когда они подошли к спальне Лиззи, миссис Норбери, которая никак не могла оторвать пальцы Лиззи от обшлага Чарльза, попросила его положить Лиззи на кровать. Он сел рядом, наклонившись над ней. Выражение лица у него было совершенно растерянное.

Дамы столпились вокруг постели, ожидая, что Лиззи вот-вот придет в себя. Но она оставалась неподвижной. Лицо ее было прекрасным и безмятежным, хотя и довольно бледным. Появившаяся горничная задвинула портьеры, и в комнате сделался полумрак.

Молчание длилось долго, пока миссис Норбери, наклонившись к Мег, не прошептала:

— Я полагаю, вы пытались привести ее в чувство вашим туалетным уксусом?

— Нет. Я никогда не беру его с собой, когда выезжаю верхом.

Не прошло и секунды, как миссис Норбери оказалась напротив Чарльза, размахивая флакончиком под носом у племянницы. К общему удивлению, Лиззи раскашлялась, расчихалась и начала отбиваться обеими руками. Только тут она отпустила обшлаг Чарльза.

— О, Боже мой! Что со мной? — Лизи прижала руку ко лбу. — Ах да, помню. Я шла слишком быстро и вдруг упала и покатилась. Никогда в жизни я не испытывала такого ужаса! — Минуту она лежала неподвижно. — Я чувствую, как будто меня несколько часов везли в экипаже с никуда не годными рессорами. Мне кажется, на мне нет живого места, и ужасно болит голова.

Мег выпрямилась в кресле, испустив издох облегчения.

— Слава Богу, с вами все в порядке, Элизабет. Мы боялись, что вы разбились.

Хоуп встала и подошла к матери.

— Да, Лиззи, ты нас ужасно напугала, — сказала она спокойным тоном.

Лиззи посмотрела на каждую из них по очереди. Взгляд ее, наконец, остановился на Чарльзе. Выражение ее смягчилось, и она коснулась пальцами его щеки.

— Последнее, что я помню, мой милый Чарльз, — сказала она мечтательным голосом, — это то, как ты просил меня стать твоей женой.

16

После того как доктор сказал, что, помимо нескольких синяков и шишки на голове, никаких повреждений у Лиззи нет, и она благополучно доживет до свадьбы своих внуков, Мег вышла из спальни. Она медленно спускалась по лестнице, смутно сознавая, что ее туалет выглядит очень потрепанным: страусиное перо жалко свесилось набок, юбка была в грязи, рукав амазонки порван. Она испытывала огромное облегчение при мысли, что Элизабет вне опасности.

На нижней ступеньке лестницы она внезапно остановилась. В памяти возник образ ее жениха. Ей только сейчас пришло в голову, с какой беззаветной храбростью, пренебрегая опасностью для собственной жизни, кинулся лорд Уортен спасать Лиззи.

Он вел себя как настоящий герой!

Эта мысль ее совершенно ошеломила. Значит, он не трус, как это ей все время казалось. Он просто осторожен и осмотрителен. Он может вести себя как истинный джентльмен, когда захочет. Быть может, если им правильно руководить, он станет таким же рыцарственным, как Монтфорд, и тогда…

Мысли путались у нее в голове. О чем он думает? Выходит, она могла бы полюбить его, если бы он стал рыцарем, завладевшим ее воображением? Да, могла бы. Мег целиком предалась мечтам о таком счастливом будущем. Она должна найти его и сказать, как она гордится его храбрым поступком. Он должен знать, как она уважает его за спасение Элизабет. Но где же он?

Обойдя все гостиные Норбери-Хаус, Мег нашла своего нареченного на террасе. Скрестив руки на груди, он уставился невидящими глазами на каштановую рощу. Брови его были сдвинуты. Мег никак не могла понять, что привело его в такую глубокую задумчивость. Но она скоро исправит все!

Она приблизилась к нему так тихо, что он вздрогнул, когда она к нему обратилась.

— Вы меня напугали, дорогая! — сказал он. — Но как она — она останется жива?

Мег вспомнила, как Лиззи цеплялась за рукав Чарльза.

— О да, она вполне здорова. Так говорит доктор, да и по ней это видно. — Мег засмеялась. — У меня возникло подозрение, что где-то по дороге она пришла в себя, но не подала виду, чтобы кто-нибудь об этом не догадался. Мне кажется, она не хотела отпускать от себя Чарльза.

Уортен, казалось, сразу успокоился. Он прошелся по террасе.

― Слава Богу, — сказал он.

Мег была уверена, что он терзается угрызениями совести за то, что позволил дамам спуститься в каменоломню. Она подошла к нему и нежно погладила его по плечу.

— Вы не должны обвинять себя, милорд. — Она говорила тихо. Сердце ее было полно надежды, что он, наконец, становится джентльменом, которого она сможет уважать. Ей не терпелось сказать ему, как она ценит его безрассудную отвагу.

— Вы проявили сегодня редкое мужество, лорд Уортен. Каждая женщина, считающая себя настоящей леди, с гордостью назвала бы вас своим нареченным.

Опустив ресницы, она шепотом добавила:

— Можете поцеловать меня, если хотите. Считайте это наградой рыцарю за исключительную храбрость.

Только подняв голову, чтобы удостоить его этой награды, Мег поняла, что где-то в чем-то она допустила ошибку — серьезную ошибку.

Он опустил руки ей на плечи, но не обнял ее. Глаза его потемнели от гнева, когда, с силой встряхнув ее, он произнес:

— Стало быть, я завоевал, наконец, расположение леди Маргарет! Это очень лестно! Одни из ваших подруг чуть не погибла из-за собственного упрямства и глупости, и только потому, что я сделал то, что сделал бы всякий в подобной ситуации, вы называете меня храбрецом. Какая неслыханная честь! Неужели вам не приходило и голову, что Чарльз мог бы погибнуть из-за Элизабет? Не говоря уже о том, что я дорожу своей жизнью, и не желал бы рисковать ею только потому, что какая-то дура кидается в пропасть, очертя голову! Я бы мог сказать вам, что нужно сделать с вознаграждением, предложенным вами, но слова, которые просятся мне на язык, заставили бы покраснеть девку из Ист-Энда! Поэтому, с вашего позволения, я покидаю вас, леди Маргарет, и, может быть, когда я немножко поостыну, мы еще поговорим на эту тему — а быть может, и никогда!

Не дожидаясь ответа, он резко повернулся и ушел.

На его обличительную речь Мег была не в состоянии ответить ни слова. Она была так поражена, что долго стояла, глядя ему вслед, пока он не скрылся в доме. Страусовое перо щекотало ей нос. Мег сдула его с лица, с силой выпустив воздух сквозь губы.

Хоуп Норбери ожидала в холле. Сердце было готово выпрыгнуть у нее из груди. Ей хотелось застать Чарльза одного. Хоуп наблюдала за дверью в спальню Лиззи, и колени у нее дрожали, а руки похолодели. Мать сказала ей, что останется у Элизабет до вечера. Доктор уже давно ушел, это означало, что, как только Элизабет заснет, Чарльз выйдет из ее комнаты.

Хоуп судорожно сжала в руках мягкий шелк своего зеленого утреннего платья. На шее у нее была зеленая бархотка, скрепленная жемчужной брошью. Локоны обвивали ее лицо. Хоуп была благодарна отцу за то, что он настоял, чтобы она изменила прическу, так же как фасон и цвет своих платьев. Теперь она на самом деле чувствовала себя привлекательной. Она знала, что ей никогда не сравняться с шиком и блеском Лиззи, но в глубине души она понимала, что стала бы Чарльзу лучшей женой, чем Лиззи.

Дверь спальни Лиззи медленно открылась, и Хоуп замерла, все еще не выпуская из рук свое платье, пока на пороге не появилась чья-то фигура.

Это был Чарльз, и она вздохнула с облегчением. Если бы мама застала ее в холле, она бы немедленно догадалась о ее цели и отправила бы ее к себе в комнату. Миссис Норбери не одобряла никаких уловок и хитростей и скорее бы умерла, чем позволила дочери опуститься до фокусов, которые позволяла себе Лиззи.

Но Хоуп была в отчаянии. Она знала, что ее кузина пойдет на все, чтобы добиться своего — в данном случае завладеть Чарльзом. Она видела, как Лиззи вцепилась в его рукав, использовав чуть было не ставший роковым случай, для того, чтобы заполучить его.

Хоуп ожидала, что Чарльз поднимет голову и заметит ее, но он стоял в задумчивости. Он был явно расстроен. Хоуп быстро поднялась по лестнице, чтобы перехватить его, пока он не начнет спускаться.

— Хоуп! — воскликнул он, пораженный ее внезапным появлением.

Схватив его за руку одной рукой, она приложила указательный палец другой к губам, чтобы помешать ему заговорить. Потянув его за собой, Хоуп распахнула дверь в библиотеку и почти втолкнула его туда. В просторной комнате лучи полуденного солнца освещали кожаные переплеты книг на полках красного дерева. В промежутках со стен смотрели многочисленные предки семейства Норбери.

Закрыв за собой дверь, Хоуп на мгновение прислонилась к ней. Она едва дышала. Никогда в жизни она еще не совершала такого решительного поступка, и ее собственная смелость пугала ее до полусмерти.

Чарльз, смотревший на портрет мужчины и длинном кудрявом черном парике, должно быть, понял, что она ведет себя как-то странно.

— В чем дело, Хоуп? Ты чем-то расстроена? Ты здорова?

Он потер лоб рукой.

— Конечно, ты станешь мне выговаривать за этот случай с Лиззи. Я этого вполне заслуживаю. Можешь не щадить меня!

— О Чарльз! — воскликнула она. Вполне понимая, насколько неприлично ее поведение, она в то же время не могла не следовать велению своего сердца. Бросившись к нему, она обняла его за шею, неудачно задев его при этом по лицу.

Чарльз слегка отступил, рассмеявшись неожиданности этого объятия.

— Хоуп! Что ты делаешь, глупышка! Ты не должна…

Она поцеловала его в губы, потом в щеку.

— …не должна этого делать. О моя любовь!

Как бы ее неожиданный поступок ни удивил

Чарльза, он быстро собрался с мыслями. Не задумываясь, он сжал ее в объятиях. Хоуп блаженно вздохнула, ее желания сбылись. Все ее страхи исчезли, и она полностью предалась своему чувству, поцелуем отвечая на поцелуй.

Некоторое время спустя она отстранилась от него, по-прежнему обнимая его рукой за шею:

— Я люблю вас, мистер Бернел.

— Хоуп, дорогая, я так давно люблю тебя, почему я до сих пор не знал, как сильно? Я хочу сказать, я всегда желал видеть тебя моей женой, но я не сознавал, насколько велика моя любовь к тебе, пока…

Он отвернулся от нее с гримасой отчаяния. Хоуп не дала ему отойти. Все еще обнимая его, она снова нежно поцеловала его в губы.

— И я не понимала моего чувства к тебе, пока не увидела, что теряю тебя!

Сжав нежную ручку, обвивавшую его шею, Чарльз сказал:

— Я люблю тебя до безумия, но боюсь, что мы оба опоздали! Вскоре после ухода доктора я сделал предложение Лиззи. Она этого ожидала. Я сделал порядочную глупость, преследуя ее последние две недели.

Он прислонился лбом к ее лбу. Когда он снова заговорил, в голосе его звучала боль.

— Ты понимаешь, это я виноват, что она сегодня чуть не умерла.

Только теперь он вырвался из ее объятий, и она не стала его удерживать. Его бледное лицо осунулось, синий фрак и бриджи в грязи, как и шейный платок, волосы растрепаны. Ей хотелось провести рукой по его волосам, сказать ему, чтобы он не обращал внимания на Лиззи, но она понимала, что он должен был объяснить ей причины, побудившие его просить руки Лиззи.

— Я даже не подумал о ее безопасности! Ты была права, Хоуп, считая меня недостойным тебя!

— Нет, Чарльз! Я была не права…

Он остановил ее движением руки.

— Разве ты не понимаешь, что этот несчастный случай был результатом моей преступной небрежности? Я не должен был предлагать эту поездку, но откуда мне было знать, что все тропинки размыло? И Лиззи слишком быстро шла. Я просил ее не спешить, но ты же ее знаешь…

— Знаю, — перебила его Хоуп. — Если ты просишь ее сесть, она встает, если ты скажешь ей, что сияет солнце, она будет утверждать, что это луна. Я уверена, что, как только ты предупредил ее быть осторожнее, она подобрала юбки и побежала.

Он застенчиво взглянул на нее.

— Пожалуй, ты права. Хотя она и не бежала, но все-таки пошла быстрее и зацепилась каблуком за шлейф.

Чарльз умолк, глядя прямо перед собой, как будто все это снова происходило у него перед глазами.

— Это было как в страшном сне, — продолжал он. — Я потянулся к ней, но она соскользнула вниз и — о Боже! — чуть не погибла.

Втянув голову в плечи, он закрыл лицо руками.

Содрогаясь при мысли о собственной дерзости и неприличии того, что она собиралась сделать, Хоуп все же твердо решила, что не можем позволить Чарльзу поддаться проискам кузины.

— Но она жива, — твердо сказала Хоуп, — она спокойно лежит в постели и, если я не ошибаюсь, завтра утром будет здоровехонька. Неужели ты не понимаешь, Чарльз, что пытаться усмирить такое порывистое, безрассудное существо, как Лиззи, все равно что остановить приближающуюся бурю? Ты должен мне верить!

Чарльз поднял голову. Мягкий свет, струившийся в окна, золотистым огнем зажег ему глаза. Он покачал головой.

— Каковы бы ни были ее недостатки, это не освобождает меня от обязанности исполнить мой долг.

Он подошел к окну, выходившему на каштановую рощу.

— Я был безмерно глуп. Я открыто и бездумно преследовал Элизабет своим вниманием, и едва ли теперь найдется хоть один из наших соседей, кого бы не шокировал мой отказ от нее. Лиззи сама говорила мне, что даже слуги сплетничают, что мы поженимся до осени.

Хоуп хотела напомнить ему, что двумя неделями раньше то же самое говорили о Чарльзе и о ней самой, но она воздержалась. Она понимала, что им в большей степени руководит чувство вины, чем мнение соседей… Хоуп сознавала, что нее возражения будут бесполезны; недавние события лишили его способности рассуждать здраво.

Вместо этого она медленно подошла к окну и, остановившись рядом с ним, сказала:

— Чарльз, я уважаю тебя за твои благородные намерения и вижу, что говорить больше не о чем. Быть может, тогда ты поцелуешь меня на прощание?

Чарльз со стоном повернулся к ней. Нежно обняв Хоуп, он поцеловал ее в губы. Хоуп улыбнулась.

— Нет, мистер Бернел, так не пойдет.

Обняв его крепко, она прижалась губами к его губам, всячески поощряя его ответить ей. Ее усилия были вознаграждены. Запустив руку в короткие завитки у нее на затылке, он целовал ее долго и страстно.

— Но какой же я дурак! — воскликнул он, наконец, в отчаянии, резко отталкивая ее от себя. В одну секунду его уже не было в библиотеке.

Хоуп застыла на месте, боясь, что портреты предков ополчатся на нее с негодованием за жестокую игру со страстной натурой Чарльза. Но предки молчали, и через несколько минут она вышла из библиотеки уже с улыбкой.

Не зря она так долго общалась с Лиззи, кое-чему полезному она от нее научилась. Сбежав по лестнице в холл, Чарльз едва не столкнулся с выходившей из гостиной Мег.

— Боже мой, Чарльз! — воскликнула она. — Что случилось? — На нее вдруг напал страх. — Лиззи?..

Чарльз махнул рукой.

— Нет-нет! Элизабет чувствует себя хорошо.

Мег облегченно вздохнула.

— Слава Богу. Судя по твоему выражению, я было подумала…

— Успокойся. Лиззи нас всех переживет.

— Я очень рада.

Чарльз сильно дернул шнурок звонка.

— Я с удовольствием провожу тебя домой, Мег, если хочешь. — Оглянувшись, он тихо добавил: — Мне нужно тебе многое рассказать.

Мег, все еще негодовавшая на Уортена, отвечала:

— А мне — тебе.

Когда им привели лошадей, и они вместе выехали за ворота, Чарльз рассказал ей все: что он теперь помолвлен с Лиззи и что именно сейчас, в самый неподходящий момент, он понял, насколько велика его любовь к Хоуп, которая только что целовала его в библиотеке, затолкав его туда почти силой.

— Хоуп? — изумилась Мег, не в силах представить себе свою подругу, осмелившуюся на такой поступок.

Объезжая большую яму, Чарльз кивнул.

— Эта проклятая дорога стала хуже, чем когда-либо! И почему только Норбери ее не замостит. Здесь стало чертовски трудно ездить, даже в сухую погоду.

Не обращая внимания на его сетования по поводу дороги, Мег сказала:

— Мне очень жаль, что у тебя с Элизабет все произошло так быстро, прежде чем ты разобрался в своих чувствах. Какая ирония, что мы помолвлены с людьми, которых не любим или не можем любить.

Чарльз нахлобучил себе шляпу на голову.

— Что нам делать, Мегги? Какой нам остается выбор? Я не могу покинуть Элизабет, особенно после несчастного случая, а если ты убежишь из Шропшира, ты рискуешь никогда больше не увидеть отца и Стэйплхоуп, не говоря уже о твоих лондонских знакомых.

— Я бы без колебаний пренебрегла общественным мнением, если бы по-настоящему любила человека, ради которого я рассталась бы со всеми.

Чарльз покачал головой.

— Ерунда это все, Мег. Ты не можешь расстаться с семьей и друзьями, точно так же как ты не можешь бежать в Бристоль без дюжины картонок!

Мег нахмурилась.

— Жестоко напоминать мне мою единственную попытку избежать этого замужества. Кроме того, ты сам виноват, что повез меня в дурацкой двуколке!

Чарльз, который в обычных обстоятельствах был бы в восторге от спора, грозившего вылиться в ссору, пожал плечами.

— Пожалуй, это моя вина. Ведь я же знаю твою привязанность к комфорту. Мне надо было взять целый фургон, чтобы захватить все необходимые тебе вещи.

— Это еще что? Уж не хочешь ли ты поссориться со мной?

— Нет. Я хочу знать, что сказал тебе Уортен, пока я… был занят с Хоуп.

— О Чарльз! — вздохнула она. — Мне до смерти надоела его постоянная манера высмеивать мое пристрастие ко всем атрибутам рыцарства. Я похвалила его храбрость, а в ответ он разозлился и начал кричать на меня!

Почувствовав беспокойство хозяйки, кобылка начала тревожно поводить ушами и шарахаться.

— Ну-ну, старушка! — успокоила ее Мег. — Извини. Это не твоя вина, что лорд Уортен — чудовище!

Помолчав немного, Мег продолжала:

— Но самое худшее в том, что на какое-то время, после того как Уортен помог спасти Лиззи, я почти примирилась с мыслью стать его женой. Я даже готова была извинить, в одном или двух случаях, его нежелание защитить свою честь. Но ты не поверишь, что он имел дерзость мне сказать; это было ужасно; я даже не могу повторить это тебе!

Щеки у нее вспыхнули, отчасти от гнева, отчасти от унижения. Он отверг ее самым недостойным джентльмена образом.

Чарльз был поражен.

— Он ругал тебя?

— Нет, не то чтобы ругал, но всем своим видом дал понять, что хотел бы выругать.

— Но как? Я не понимаю.

— Я не могу тебе объяснить, — сказала Мег. — Тем более что сама не понимаю, что у него на уме. Он, по-видимому, считает, что не совершил ничего героического, и восхвалять его храбрость было глупо с моей стороны! Но больше всего его рассердило то, что Лиззи подвергла опасности его жизнь своим безрассудством, и меня обвинил в том же, хотя и не сказал прямо. Я знаю, он осуждал меня за то, что я собиралась спуститься вслед за вами. Мы с ним как раз об этом спорили, когда я услышала крик Лиззи. Сам он решительно отказывался спускаться.

— А, я понимаю. Я не знал, что он был настолько против.

Сердце у нее вдруг замерло.

— Чарльз, неужели мы такие безрассудные, какими он нас считает?

Чарльз вздохнул.

— Мне самому это приходило на ум. Я скажу одно: сегодняшняя наша выходка, быть может, и была ошибкой, но ты не так своевольна и опрометчива, как Элизабет. У тебя побольше здравого смысла.

— Я просто не знаю, что и думать. Но вот что я чувствую: Уортен и я никогда ни в чем не сойдемся. Я его не выношу! Он самый неприятный человек, какого я встречала! Монтфорд, по крайней мере, на моей стороне. Он обещал помочь мне, если сумеет.

— Что ты намерена делать, Мег?

— Я не знаю, но я что-нибудь придумаю. Мне надо посоветоваться с лордом Монтфордом. Он всегда понимал мое отношение к Уортену. Как жаль, что я не влюблена в Монтфорда. Он говорил, что, стоит мне только слово сказать, и он увезет меня из Шропшира. Он сам хотел бы на мне жениться.

— Я так и думал, — сказал Чарльз. — И зря ты в него не влюбилась. У тебя была бы уже дюжина детей, а та земля, что оставила тебе мать, прекрасно округлила бы его владения.

Почему-то эти слова неприятно поразили Мег.

— Мне это не приходило в голову, — сказала она.

Выехав к этому времени на мощеную дорогу, они пустили лошадей быстрее, и те охотно повиновались. Какое это было удовольствие — мчаться навстречу ветру. Страусовое перо на шляпе Мег сломалось, и она его бросила. Впереди показались ворота Стэйплхоуп-Холла, и Мег пустила лошадь рысью.

Когда они уже были на подъездной аллее, Мег вдруг нахмурилась. Что-то сказанное о Монтфорде и ее приданом встревожило ее. Она вдруг вспомнила себя маленькой девочкой. Ее отец громко спорил о чем-то с первым лордом Монтфордом. Его сын, теперешний лорд Монтфорд, был с ним тогда. Он как раз собирался поступать в Оксфорд. Мег покачала головой, подумав, что с того дня прошло уже шестнадцать лет, а ее отец все еще не простил первому барону Монтфорду его слова, сказанные в пылу ссоры. Но только теперь ей пришла на память причина этой ссоры: Монтфорд хотел купить ту самую землю, о которой упомянул сейчас Чарльз. Смутное подозрение зародилось у нее, и она громко сказала:

— Нет, этого не может быть!

— Ты о чем?

— Послушай, Чарльз… Нет, это все мое злосчастное воображение.

Она не захотела высказать пришедшую ей на ум предательскую мысль. Вместо этого она задорно улыбнулась своему старому другу:

— Держу пари, что обгоню тебя по дороге в конюшню. Выигравший получает новый хлыст.

Она пришпорила лошадь, еще не договорив, и не успел Чарльз сообразить, что пари заключено, она уже умчалась.

Расставшись с Мег, Чарльз не имел никакого желания сразу же возвращаться домой. Разговор с Мег, касавшийся в основном ее проблем, имел, по крайней мере, один положительный результат: целых двадцать минут он ни разу не вспомнил о своей предстоящей свадьбе.

Теперь, когда он остался в одиночестве, тысячи самых неприятных мыслей проносились у него в голове. Хуже всего было сознание, что будь он осмотрительнее по отношению к Лиззи, он не был бы должен на ней жениться.

Он жадно вдыхал прохладный вечерний воздух, раздраженный своей собственной глупостью. Надо же было попасться на блестящие глазки и безудержное кокетство! Откуда у девятнадцатилетней девчонки такой опыт? Став ее мужем, подумал он с тоской, ему будет трудно держать ее на привязи.

Оставалось одно: он должен отправиться в «Виноградную лозу» и выпить кружку-другую знаменитого пива мистера Крапса. Ощутив внезапно не только жажду, но и голод, Чарльз стегнул своего гнедого.

В «Лозе» он тут же заказал себе кружку пива и осушил ее одним духом. Он только что хотел заказать вторую, как послышался смех в соседней комнате, и он узнал голос Монтфорда.

Чарльза осенило вдохновение. Улыбнувшись мистеру Крапсу, он сказал:

— Еще кружку, пожалуйста, и что-нибудь для лорда Монтфорда — что он там сейчас пьет. У меня для него хорошие новости.

Остановившись в дверях гостиной, он увидел за столом Монтфорда, играющего и вист с местными землевладельцами.

— Здравствуйте, дружище, весело приветствовал он Чарльза. — Вы похожи на кота, добравшегося до миски со сметаной'

— Гоните отсюда этих мошенником, Монтфорд, и я расскажу вам, как победить сердце красавицы!

17

На следующий день Мег сидела на каменной скамье в центре лабиринта. Даже здесь, за окружавшей ее живой изгородью, ее локоны разлетались на ветру. Она склонилась над маленькой конторкой. Ее воображение лихорадочно работало. Она заканчивала последнюю главу своего романа. Поспешно строчившее по бумаге перо едва успевало за посетившим ее вдохновением.

«Толстые веревки врезались в нежные кисти Розамунды. Ее руки были связаны у нее за спиной, причиняя невыносимую боль. Она находилась в карете графа Фортунато, и он, склонившись над ней, обдавал своим гнусным дыханием ее невинную шею.

На ней было великолепное свадебное платье из белого атласа, ее белокурые волосы, переплетенные флёрдоранжем, волнами падали на расшитый жемчугом лиф. На крошечных ножках были серебряные туфельки с украшениями в виде бантиков на носках, отделанных перламутром.

— Наконец-то никто не может нам помешать! Уайтхейвен мертв, и Вулкан ждет нас на Лемносе! Почему ты так дрожишь, мое сокровище?

Краем глаза Розамунда видела родинку на щеке Фортунато, и сердце ее леденело в груди,

— Я не дрожу, — отвечала она смело. — Это земля содрогается от вашего чудовищного поступка со мной.

Он засмеялся.

— Утром мой поступок не будет казаться тебе таким ужасным.

Розамунда старалась сохранить присутствие духа, но ей вдруг стало невыносимо душно. Они не могла дышать, в глазах у нее потемнело, лицо Фортунато все приближалось. Откинувшись на подушки, она лишилась чувств.

Когда она очнулась, карету уже не качало и снаружи раздавался голос, который был для нее дороже всех голосов на земле — кроме, конечно, голосов ее бесконечно дорогих родителей. Только сейчас она поняла, что Фортунато не было с ней. В волнении высунувшись в окно, она увидела зрелище, наполнившее ее душу восторгом.

Уайтхейвен был жив и в этот самый момент держал шпагу у горла Фортунато».

Мег не могла продолжать. У нее заныла рука, и она чувствовала глубокую усталость от охватившего ее героиню восторга. Она закрыла глаза, переживая радость Розамунды, спасаемой своим возлюбленным. Образы медленно покидали ее воображение. Роман был почти закончен, и скоро они заживут своей собственной жизнью в переплетах из телячьей кожи. Ей будет так их не хватать!

Молчание нарушил чей-то голос:

— Смею я надеяться, что в своей задумчивости вы уделили мне хоть одну мимолетную мысль?

Мег открыла глаза, пораженная внезапным появлением лорда Монтфорда. В этот момент сильный порыв ветра сорвал шляпу с головы барона. Он погнался за ней, несколько раз тщетно пытаясь ухватить ее. Он представлял собой смешную фигуру, гоняясь за шляпой, уносимой ветром по гравию дорожки.

Мег тихонько засмеялась, радуясь тому, что ветер сгладил неловкость ситуации. Она вовсе не хотела говорить барону, о чем она думает. Она поспешно собрала листы бумаги и плотно закрыла чернильницу.

Мег встала и протянула руку Монтфорду, уже тем временем поймавшему и отряхнувшему шляпу.

— Я очень рада видеть вас, милорд. Как вы поживаете?

Вместо того чтобы просто пожать ей руку, он сильно ее сжал.

— Я не стану тратить ни минуты драгоценного времени на обычные церемонии. Я пришел по важному делу. Видите ли, я говорил с Чарльзом, и он рассказал мне, — тут барон помедлил немного, неуверенный, как ему следует продолжать, — он рассказал мне о несчастном случае, постигшем мисс Пристли.

— О Монтфорд, это была самая страшная минута моей жизни, когда я увидела распростертую фигуру Лиззи на тропинке как раз подо мной. Она была бледна как смерть!

— Будь я с вами, — пылко сказал он, — я бы успокоил ваши опасения. Я бы избавил вас: от этого ужаса. У меня сердце разрывается при мысли, что и вы могли там погибнуть.

Он поднес ее руку, которую все еще держал, к своей груди.

Мег сделала шаг к нему. Она жаждала услышать эти слова утешения. Она ни у кого еще не видела таких удивительных блестящих светло-синих глаз. Он был красив, и его слова произвели на нее сильное впечатление.

— Скажите же мне, что вы действительно не пострадали. Когда Чарльз рассказал мне о случившемся, я не мог поверить, что вы в безопасности. Рассудок отказывался повиноваться мне.

— Нет-нет, со мной все благополучно. Вы можете не волноваться.

Он улыбнулся, словно она пролила ему в душу целительный бальзам. С глубоким вздохом облегчения он сказал:

— Вы не можете себе представить, сколько я пережил за прошедший день! Я пришел бы к нам вчера, но я знал, что вам необходим отдых после такого тяжкого испытания. Увы, мне не суждено было оказать вам помощь в трудный час!

Подведя ее к скамье, он упросил ее сесть. По-прежнему сжимая ее руку, он пронзал ее взглядом.

— Скажите мне только, что я могу для вас сделать, моя обожаемая Мег!

Быть может, ветер помрачил ей рассудок, быть может, это было впечатление от последней сцены ее романа, быть может, это был участливый тон Монтфорда, но что бы это ни было, слезы выступили на глазах Мег.

— Прошу вас, пожалуйста, увезите меня с Лемноса — то есть я хотела сказать из Шропшира! — сказала она.

— О Мег, — прошептал барон, — как долго я ждал от вас этих слов! Мы едем немедленно.

Он склонился к ней, и сердце у нее сильно забилось. Она боялась его, но в то же время не трогалась с места и не отворачивалась. Еще раз прошептав ее имя, он поцеловал ее в губы.

Поцелуй длился всего несколько секунд.

— Пошли, нам пора, — сказал он, заставляя ее подняться со скамьи. — Я точно знаю, что мы должны делать.

Он взял ее под руку. Вместе они быстро выбрались из лабиринта. Мег никак не могла собраться с мыслями. Она не знала, что и думать. Его поцелуй должен был бы стать для нее откровением, но вместо этого ее пронизала дрожь. У нее было такое чувство, в котором она не могла дать себе отчета, что жестокий рок поразил ее в этот момент. И это был всего лишь поцелуи. Нет, это все ее воображение, и больше ничего! Мег споткнулась, и тут же сильная рука обхватила ее талию. У нее возникло внезапное издание бежать прочь, прочь от него! Но это все вздор!

— Вы дрожите, дорогая, — сказал он.

О, почему он должен был сказать именно эти слова?

«Я не дрожу. Содрогается земля».

— Я увезу вас от всех забот и тревог, и утром вам будет гораздо лучше, уверяю вас.

Пораженная Мег смотрела на него с ужасом, как будто судьба нанесла ей удар.

Выйдя из лабиринта, Мег инстинктивно повернулась к дому, но Монтфорд увлек ее в противоположную сторону.

— Нет-нет! Мой экипаж там, за холмом, в потаенном месте. Мы исчезнем отсюда, и ни одна живая душа не увидит нас.

— Как чудесно, — пробормотала Мег, чья смелость начала испаряться.

Монтфорд, казалось, даже и не слышал ее. Мег была уже в полной панике. Ей хотелось бежать от него, и в то же время она все твердила себе, что это глупо. Барон был ее другом на протяжении многих лет; у них было так много общего во взглядах; он никогда не причинит ей вреда. И вдруг у нее словно заледенели кончики пальцев; она вспомнила Уортена: «Смотрите, не ошибитесь в выборе». Почему эти слова пришли ей на память именно теперь?

Мег поняла, что она не может пойти на это. Вынудив барона остановиться, она сказала:

— Я не могу поехать с вами, милорд.

Сердце у нее болезненно сжалось, она надеялась, что он поймет ее. Его глаза странно блеснули, и он улыбнулся.

— Мег, как вы могли подумать… О милая, мы говорили о побеге — но я всего лишь хочу отвезти вас к моей тетке в Линкольншир. Ей лучше знать, как поступить в такой сложной ситуации. Уверяю вас, побег или похищение не входят в мои планы, сама идея мне неприятна.

Мег чуть не стало дурно от радости, так что она оперлась о его плечо.

— Я всегда знала, что могу на вас положиться. Мы немедленно отправимся к вашей тетушке.


Когда солнце начало клониться к закату, лорд Уортен направился верхом в Стэйплхоуп-Холл. Весь день после происшествия с Лизи его терзала мысль, что они с Мег живут в разных мирах. Она — в мире, созданном ее собственной фантазией и подлинной любовью ко всему рыцарскому и героическому. И он, с его категорическим неприятием этих нелепых возвышенных идей. Они были обречены на постоянные противоречия.

Когда она подошла к нему на террасе, сияя гордостью за его мужественное поведение, он понимал, что несколькими тщательно подобранными словами он мог бы завоевать ее полностью и навсегда. Но его совесть не позволила ему ни на минуту дать ей поверить, что ему было чем гордиться. И что было всего хуже, не совладав с собой, он говорил с ней жестоко, но не из благородного побуждения вразумить ее, а просто потому, что она так низко его ставила, считая его усилия по спасению Лиззи чудесным изменением его обычно трусливого поведения.

Но помимо всего остального он начал постепенно приходить к заключению, что Мег, возможно, права — их супружеская жизнь стала бы непрерывной цепью таких разногласий. Он ехал теперь в Стэйплхоуп-Холл с намерением предложить ей расторгнуть их помолвку.

Но на сердце у него было тяжело, потому что, несмотря на все их разногласия, он любил ее, и всегда будет любить.

По прибытии в Стэйплхоуп он встретил в холле озабоченную Каролину. Она сразу же направилась к нему, шурша юбками. Брови ее были сдвинуты, в изумрудных глазах была видна тревога.

— Я очень рада, что вы приехали, Уортен. Сэр Уильям еще не вернулся с рыбной ловли, а я боюсь, что что-то не так. Понимаете, уже несколько часов, как никто не видел Мег. Чарльз приехал полчаса назад и обыскал весь парк, но нашел только ее конторку в центре лабиринта. Вы не можете себе представить, как я беспокоюсь!

Лорд Уортен отвечал ей спокойно, но ему в сердце закралась тревога. Монтфорд был на удивление вежлив с ним вчера, когда они встретились в гостинице. Мистер Крапс тоже выразил серьезное опасение, что затевается какая-то нечистая игра. Ему довелось услышать, как Монтфорд и Чарльз в разговоре несколько раз упоминали имя Мег.

— Не нравится мне этот лорд Монтфорд, да и все тут, — сказал мистер Крапе. — Совести у него нет, по глазам вижу. Два года у меня здесь ни за что не платит!

Не желая тревожить Каролину, Уортен спокойно сказал:

— Быть может, она просто гуляет. Вы же знаете, как она любит бродить по окрестностям.

Каролина покачала головой.

— Не думаю. Ее горничная говорит, что на ней было утреннее платье и легкие туфли. Вам знакома здешняя местность; она бы надела сапожки и платье поплотнее, чтобы не оцарапаться ежевикой. Но куда она могла деться?

— Не волнуйтесь, — сказал Уортен, — я ее найду. Но где же Чарльз? Я бы хотел поговорить с ним.

— Он в библиотеке.

Уортен хотел уже идти, когда Каролина сказала:

— С ним творится сегодня что-то странное, Ричард. Я не пойму, что такое, и хотя он выражал озабоченность отсутствием Мег, он при этом все время улыбался. — Каролина вдруг засмеялась. — Не слушайте меня! Я болтаю вздор. Но я обеспокоена. Мег всегда давала знать мне или прислуге, где она и когда вернется.

Уортен направился в библиотеку и остановился в дверях. Чарльз стоял у окна, глядя на холмы за лабиринтом. На нем был синий фрак, галстук аккуратно повязан, твердо стоял накрахмаленный воротничок. Его считали немного вспыльчивым, но честным, порядочным, надежным молодым человеком. Сейчас он чему-то улыбался.

Уортен внимательно к нему присмотрелся, Ему было известно, что Чарльз дружен с Монтфордом, и ему вдруг пришло в голову, что именно Чарльз мог сообщить барону о помолвке Мег. Но как бы там ни было, он не знал, как убедить Чарльза сообщить ему, куда скрылась Мег.

— Вы чем-то очень довольны, мистер Бернел, — сказал он небрежным тоном, входя в библиотеку.

Чарльз, не заметивший его появления, вздрогнул, и на лице его появилось какое-то испуганное выражение.

— Я… то есть… вы… вы можете меня поздравить. Я женюсь на Элизабет. Я думал сейчас об ожидающей меня радости. — Краска выступила у него на лице.

— Что за шутки! — рассмеялся Уортен. Он был теперь совершенно уверен, что Чарльз и Монтфорд были в заговоре. Он знал, что должен действовать осторожно, если хочет завоевать доверие молодого человека.

Вынув табакерку, он достал щепотку табаку и дружески улыбнулся.

— Если вы и правда женитесь на мисс Пристли, я очень сомневаюсь, что радость будет преобладать в вашем доме. Истерик и бурных вспышек будет предостаточно, но что до радости?.. Вы сами отлично знаете, что этого ваш брак вам не сулит!

Чарльз немедленно раскипятился. Он подступил к виконту, сжав кулаки.

— Вы не имеете права говорить так о моей невесте! Она превосходная молодая особа, хотя иногда слишком бойка. Но когда мы поженимся, я не сомневаюсь, что она будет отличной женой.

— Вздор! — Уортен слегка приподнял бровь, придав своему лицу скучающее выражение. — Но я отнюдь не имел намерения задеть вас или мисс Пристли. Я только выразил сомнение в ее способности сделать вас счастливым. Это мое личное мнение, и, если вы того желаете, я охотно возьму свои слова обратно.

Чарльз, который в душе придерживался того же мнения, беспомощным жестом поднял руки.

— Я уверен, что было бы бесполезно пытаться убедить вас в обратном, — сказал он.

Уортен сел в кресло напротив него.

— Я вижу, по выражению вашего лица, что вы согласны со мной, — сказал он. — Бог мой и как это вас угораздило попасться этой сорвиголове, мой мальчик?

Чего-чего, но честности Чарльзу было не занимать.

— Все произошло внезапно после этого несчастного случая. Мег полагает, что Лиззи притворялась больной, по крайней мере, какое-то время, чтобы потом объявить о нашей помолвке. Что остается делать в такой ситуации порядочному человеку? Я сам виноват! Я ухаживал за ней, сидел у ее ног, читал ей стихи. Я целовал ее несколько раз, однажды ее дядя застал нас и каштановой роще после довольно пылкого объятия. Господи, я думал, что он тут же кинется за своим ружьем и всадит мне пулю в лоб.

Уортен начинал испытывать нетерпение. Если Монтфорд убедил Мег бежать с ним, каждая минута отдаляла ее от него. Он хотел перебить Чарльза и спросить его напрямик, где Мег, но понимал, что следует выждать. Он посмеялся рассказу Чарльза о встрече с мистером Норбери.

— Но это же еще не конец вашей истории, — сказал он. — Прошу вас, расскажите мне, что было дальше. Что вам сказал Норбери? Он потребовал, чтобы вы женились на его племяннице?

— О Господи, нет! Он только назвал меня зеленым юнцом, который попадается на такие фокусы, и пошел своей дорогой. Лиззи сделала гримасу ему в спину и сказала, чтобы я не обращал внимания на ее несносного дядю. Но вы же знаете Элизабет! Получив от нее один поцелуй, только и думаешь, как бы украсть у нее другой!

Уортен расхохотался. Увидев, что Чарльз снова ощетинился, он махнул рукой.

— Я засмеялся только потому, что со мной в юности произошло нечто подобное. Только ее звали Дафна. — Лорд Уортен облокотился на ручку кресла и подпер себе рукой подбородок. — Девушка с таким именем не может не быть неотразимой! Мой бедный отец извелся тогда из-за нее. Она была во многих отношениях завидная невеста — как и Лиззи, — но бессердечная и неуправляемая, и упрямая как ослица.

Лорд Уортен замолчал. Взгляд его случайно упал на конторку Мег, лежавшую рядом на кресле. Он поднял ее, нахмурившись. Каролина говорила, что конторку нашли в лабиринте. Вероятно, Монтфорд застал там Мег и тут же увез ее. Уортен открыл крышку и быстро просмотрел отрывок рукописи. Его настолько поразило упоминание о родинке на щеке персонажа, что он невольно дотронулся до своей. Сколько раз в течение сезона он замечал, как Мег смотрела на него — на его родинку! Он испытал настоящим шок, осознав это. До него словно издалека донесся какой-то вопрос Чарльза, но он не мог понять, о чем тот его спрашивает.

Его внимание было приковано к отрывку, который он только что пробежал глазами. Он прочитал его снова — на этот раз более внимательно. По-видимому, родинка была на лице у отрицательного персонажа по имени Фортунато — злодея, вынуждавшего благородную девицу по имени Розамунда стать его женой. Совпадение внешности и обстоятельств поразило Уортена.

Опустив крышу, он положил конторку на место. Наконец-то ему открылось подлинное положение вещей, но это открытие было для него мучительно. Мег пристально изучала его при каждой возможности, чтобы наделить его чертами злодея в своем последнем романе. И все это время он принимал этот внимательный взгляд за доказательство ее любви к нему! Боже, каким же нужно было быть тщеславным, чтобы усмотреть в этом страсть! Он просто служил ей источником вдохновения для создания образа отрицательного героя! Какой же он идиот! Неудивительно, что Мег так старалась разорвать их помолвку.

До него снова донесся голос Чарльза. Какое-то время Уортен смотрел на него, не замечая, кто перед ним. Наконец он сказал:

— Прошу простить меня! Я немного отвлекся тем, что тут написала Мег. Что вы сказали?

— Что с ней случилось? — спросил Чарльз.

— С кем?

— С неотразимой Дафной?

Уортен рассмеялся.

— Ах да. Она сбежала с бравым конногвардейцем, стала военной дамой, народила восьмерых детей и растолстела теперь, как сам принц-регент. Я видел ее на прошлое Рождество. Она выглядела всем довольной, хотя голос у нее стал пронзительным и резким, несомненно, как результат окриков на ее многочисленное потомство!

С ловкостью опытного боксера обойдя защиту Чарльза, он спросил:

— Кстати о романтических побегах, скажите мне, пожалуйста, куда отправились Мег с Монтфордом? Я никак не могу позволить, чтобы она ему досталась.

От изумления Чарльз широко открыл рот и глаза одновременно. Краска залила его лицо, и он уже приготовился спорить, но Уортен твердым тоном перебил его:

— И без фокусов, пожалуйста. Мистер Крапс рассказал мне о вашей продолжительной беседе с Монтфордом вчера. Он не имел намерения подслушивать, но имя Маргарет часто повторялось в вашем разговоре. Он, видите ли, не доверяет Монтфорду. Наш милый барон ни разу не заплатил в «Лозе» по счету. Сначала я не придал вашему с ним разговору никакого значения, но я заметил, как вы самодовольно улыбались, стоя у окна. Вы с ним сговорились?

Чарльз отвернулся, нахмурившись. Заложим руки за спину, он смотрел на холмы за лабиринтом.

— Мне не оставалось ничего другого, как помочь Маргарет. Она была так несчастна. Мне очень жаль, что я нарушил ваши планы, но я бы сделал это снова, если бы понадобилось. Она не желает быть вашей женой — никогда этого не хотела!

Наступило неловкое молчание. Уортен смотрел в спину Чарльзу, тщательно взвешивая свои слова. Он понимал, что Чарльз будет бороться не на жизнь, а на смерть ради Маргарет и ему нужно очень искусно выбрать свою линию поведения. Наконец он сказал:

— Я знаю, что Монтфорд хочет жениться на Мег, но я совсем не уверен, что Мег мечтает быть его женой. Если они бежали вместе…

Чарльз глянул на него через плечо, воротничок врезался ему в щеку.

— Лорд Монтфорд — джентльмен. Он не станет принуждать Мег: он слишком любит ее для этого. Но я могу вам сказать, что он увез ее не с целью на ней жениться. Его намерения намного благороднее. Он просто желал спасти ее от вас. А теперь вы можете вызвать меня за мое участие в этом деле, но я ни в чем не раскаиваюсь.

Уортен посмотрел на него внимательно.

— Почему я должен вызывать вас за то, что вы преданный друг Мег? Вы могли бы сказать мне, по крайней мере, куда они уехали? Я обещаю вам не преследовать их, если мне не удастся убедить вас поехать со мной.

— Что вы хотите этим сказать? Почему вы думаете, что я соглашусь предать Мег?

Уортен встал.

— Я убежден, что Монтфорд помог Мег ускользнуть от меня с единственной целью — жениться на ней самому. Он решил любой ценой завладеть ею.

— А вот и нет! — воскликнул Чарльз. — Я точно знаю, где они. Монтфорд повез ее к своей тетке в Линкольншир. Как истинный друг Мег, он только хотел помочь ей избежать нежеланного замужества.

Уортен подошел к камину.

— Насколько мне известно, у Монтфорда нет родственников в Линкольншире. А что до теток, у него их вовсе нет. Его единственная тетка умерла от рака лет десять тому назад.

Чарльз повернулся к нему и смотрел ему сейчас прямо в лицо. Солнце зажгло его рыжие волосы золотым огнем. Он слегка покачнулся как от удара.

— Вы понимаете, что вы говорите? — воскликнул он. — Вы называете Монтфорда лжецом! Как это у него нет родственников в Линкольншире? А вам это откуда известно?

— Несколько месяцев назад, — спокойно отвечал Уортен, — сэр Уильям заметил, что ухаживания Монтфорда за его дочерью стали слишком настойчивыми. Он решил, что Монтфорд имеет на нее виды. Сэр Уильям рассказал мне, что его знакомство с первым лордом Монтфордом настроило его против этой семьи. Как честный человек, он считал, однако, несправедливым переносить неприязнь к отцу на сына, Чтобы выяснить для себя характер барона, он нанял частного сыщика, чтобы выяснить как историю семьи, так и финансовые дела лорда Монтфорда в настоящее время. Результаты оказались более чем прискорбными. Монтфорд уже два года как растратил свое состояние полностью, и его единственная надежда — жениться на богатой наследнице, а именно на Мег.

Чарльз застыл на месте, сжав кулаки. Он уставился на Уортена невидящим взглядом.

— Вы хотите сказать, что сыщик получил эти сведения от кредиторов Монтфорда? Что он использует слухи о предстоящей женитьбе на Маргарет Лонгвилль, чтобы получить отсрочку по уплате долгов? Вы ошибаетесь. Этот сыщик, вероятно, ошибся.

— Монтфорд — игрок, — отвечал ему Уортен, не отводя взгляда, — и он должен жениться, прежде чем его имущество станет собственностью его кредиторов.

Чарльз закрыл глаза.

— Хоуп только на днях говорила мне, что он игрок, но я не поверил. Хотя я теперь припоминаю, что он постоянно выигрывает или проигрывает огромные деньги. Что же я наделал? — Он часто задышал. — Так вы говорите, что я помог игроку и лжецу сопровождать Мег в Линкольншир к несуществующей тетке? Монтфорд уверял меня, что она будет в безопасности, что он только проводит ее туда, пока вы, как «джентльмен», не откажетесь от ее руки.

Чарльз тряхнул головой.

— Уортен, вы думаете, он ее похитил?

— Боюсь, что так, — тихо отвечал Уортен. — Вы его знаете лучше, чем я. Куда он мог с ней отправиться? В Гретна-Грин, в Бристоль или в Париж? В Дувр, а затем в Париж? Как вы думаете?

Чарльз, ошеломленный всем, что услышал, мерил шагами библиотеку. Движения его были торопливы и резки. Он был явно очень расстроен.

— Я люблю Мег. Она мне как сестра. Мы вместе играли в детстве. О Господи, сначала Лиззи, а теперь это! Я никогда себе не прощу, если он…

— Довольно! — резко остановил его Уортен. — Чтобы вовремя найти ее, вы должны сказать мне, какие у него могли быть планы! Думайте!

Чарльз помахал рукой перед лицом, как будто стараясь прояснить мысли у себя в голове.

— Конечно-конечно. Монтфорд. Нет, не знаю. Понятия не имею. Хотя вот разве только — я помню, мы как-то играли в вист в клубе и Монтфорд сказал, что моря не выносит. Поэтому, быть может, в Париж он не решится отправиться.

— А раз ему нужны ее деньги, он не захочет уезжать из Англии, — добавил быстро Уортен

— Настоящий игрок, мне кажется, не будет тратить время на поездку в Париж, когда у него здесь готовый источник дохода. Должно быть, это все-таки Гретна-Грин! Но, Уортен, вы уверены, что ваши сведения точны?

— Абсолютно уверен. Но есть еще кое-что, что Монтфорд всегда желал заполучить…

— Земли, которые Мег должна получить по завещанию матери.

— Вот именно. Я думаю, поэтому он и предпочел Мег другим невестам.

Чарльз взъерошил свои рыжие кудри. Он все еще продолжал ходить взад и вперед по комнате.

— Я вчера только говорил об этом Мег, и, даже ее смутило это желание Монтфорда округлить свои владения. Я на это тогда не обратил внимания.

Чарльз расправил плечи.

— Я давно знаю Монтфорда. Многое из того, что вы мне сейчас рассказали, кажется мне просто невероятным. Но я знаю, что сэр Уильям не любит Монтфорда. И если причины его нерасположения действительно таковы, я могу понять его желание не допустить женитьбы Монтфорда на Мег.

— Так поехали со мной, — сказал Уортен, — помогите мне найти их.

Они быстро спустились в холл и позвонили, чтобы вызвать дворецкого. Неожиданно в холле появилась Каролина. Переводя взгляд с Уортена на Чарльза, она спросила:

— В чем дело? Что случилось?

Уортен колебался, не зная, что ей сказать. Ее положение уже становилось заметно, и ему не хотелось волновать ее. С другой стороны, он знал ее твердость, что она непременно пожелает быть в курсе событий. До появления дворецкого он кратко рассказал ей, что, по его и Чарльза мнению, произошло. Когда он закончил, вошел дворецкий и Уортен приказал привести им лошадей.

Каролина поспешила отпустить дворецкого, как только он скрылся за дверью, она подошла к Уортену и прошептала:

— Но этого не может быть. Не может же Монтфорд быть настолько низким человеком. Мы когда-то были друзьями, и, хотя это было давно, я не могу поверить тому, что вы мне о нем говорите! Если он и правда игрок и сбежал Мег, зная, что она ваша невеста, значит, у него нет совести. Вы понимаете, Ричард, что это означает? Он, может быть, даже предал… — Каролина умолкла, выражение ужаса мелькнуло у нее в лице. Она прижала руку ко рту.

Пораженный ее внезапной бледностью, Уортен взял ее за руку.

— Что такое, Каро? В чем дело? Значит, есть еще что-то.

— Да, то есть, нет! Быть может, это все пустяки. Но это не имеет отношения к нашей ситуации сейчас. Езжайте скорее, Ричард, найдите Мег и верните ее домой. О Ричард, неужели вы думаете, что он увез ее?

Отпустив ее руку, Уортен стал натягивать перчатки.

— Да, — отвечал он просто. — Я считаю его способным на бесчестный поступок.

Он быстрыми шагами направился к двери

— Не беспокойтесь. Мы обо всем позаботимся. У нас есть основания полагать, что они едут в Гретна-Грин. Мы их найдем.

— Ричард, — тихо проговорила она ему вслед, — вы должны привезти ее домой сегодня. Иначе все потеряно!

— Я обещаю, что привезу ее в Стэйплхоуп еще до рассвета завтрашнего дня!

18

Мег дремала урывками, откинувшись на подушки кареты. Она не могла дождаться, когда они, наконец, приедут в Линкольншир. В начале пути она слишком нервничала, чтобы замечать обычные симптомы болезни, от которой всегда страдала в дороге. Но после того как она освоилась с мыслью о роковом шаге, который предприняла, покинув дом в обществе барона, ей становилось все хуже и хуже. Последний час каждое движение экипажа вызывало у нее все более сильную тошноту. Ей как-то удавалось справляться с этими приступами, но она была не уверена, сколько еще сможет выдержать. Кроме того, рессоры кареты не отличались упругостью, и у Мег невыносимо болел каждый мускул. Она, вздрогнув, проснулась, когда экипаж, попав в какую-то яму на дороге, внезапно остановился. От резкого толчка Мег чуть не свалилась на пол кареты.

— Господи! — воскликнула она. Во рту у нее пересохло, голова разламывалась. — Что случилось? Боже, какая тьма! Я совершенно больна, милорд, и мне холодно. Далеко еще до дома вашей тетушки? Надеюсь, что мы уже почти на месте. Но что случилось с каретой? Почему мы стоим?

— Мне очень жаль, что я не мог обеспечить вам все необходимые удобства, о чем вы мне так часто напоминали последние несколько часов, — сказал лорд Монтфорд с оттенком раздражения. — Желал бы я, чтобы мы уже были на месте, но боюсь, из этой ямы нам не выбраться. Черт побери, это должно быть, самая паршивая дорога в Англии!

— Сэр! — упрекнула его Мег. — Я не виновата, что дороги плохо содержатся.

Не обращая внимания на Мег, он открыл дверцу кареты и крикнул кучеру:

— Уж не ось ли это?

— Так оно и есть, сэр. В двух милях отсюда есть деревушка. Я выпрягу одну лошадь и мигом слетаю туда и обратно.

— Да-да, поживее! — воскликнул Монтфорд. — Мы должны добраться до Гре… до дома моей тетушки как можно скорее, иначе ее очень удивит наше позднее появление.

Мег устало прислонилась к окну кареты. Какой-то сильный аромат ворвался с порывом ветра в открытую дверцу экипажа. Раздражение Монтфорда все усиливалось. Каждый раз, когда они останавливались менять лошадей, он в нетерпении ходил по двору, нервно оглядываясь по сторонам, словно ожидая увидеть привидение.

— Вереск! — воскликнула Мег, вдыхая успокаивающий ее взволнованные чувства запах. — Я не припомню, когда ощущала такой чудный аромат, с тех пор как я была в Озерной области два года назад.

— Вам понравится моя тетя Генри! Я всегда зову ее Генри, хотя она очень не любит это имя или делает вид, что не любит.

Мег повернулась к барону. В карете было темно, но слабый свет дорожных фонарей освещал его черты: красивый открытый лоб, прямой нос, упрямый подбородок. Мег вздохнула; как жаль, что она к нему так равнодушна.

— Вы очень добры, милорд, помогая мне так по-рыцарски самоотверженно. Я навек перед вами в долгу!

Когда они только выехали из долины, где находился Стэйплхоуп, Мег охватила тревога, близкая к панике. Дважды она говорила Монтфорду, что хочет вернуться, но он, ласково похлопывая ее по руке, уговаривал не быть такой трусихой, немножко больше храбрости — и она навсегда будет свободна от Уортена. Ее успокоила его мягкая дружеская манера, и очень скоро она уже могла любоваться окрестным пейзажем, пока ее не начало укачивать.

Ее страхи возобновились, когда они остановились в небольшой деревне в двадцати милях от Стэйплхоупа. Мег очень удивилась, обнаружив там ожидавшую их собственную карету лорда Монтфорда. Это явное свидетельство того факта, что он подготовил все заранее, вызвало у нее новые опасения. Как он мог быть уверен, что она поедет с ним? Она вспомнила, как спросила его: «Вы были так уверены, что я поеду с вами, что даже выслали вперед свой экипаж? Должна признаться, меня изумляет ваша дальновидность». Он рассмеялся: «Вы скоро убедитесь, что я очень предусмотрителен, когда увожу даму!» У Мег все застыло внутри. «Но мы ведь не…» — «Нет-нет, я просто пошутил. Конечно же, это не романтический побег. Чарльз сказал мне, что вы нуждаетесь в помощи, и я взял на себя смелость сделать некоторые приготовления на тот случай, если вы позволите мне помочь вам. И вы видите, что я поступил правильно».

Мег почувствовала себя очень неловко. И она была благодарна, что он продолжал разуверять ее. В конце концов, они ехали одни, с ней даже не было горничной, так что он вполне мог похитить ее, если бы захотел. Но это было просто смешно. Мег понимала это, видя его ласковую улыбку и дружеское выражение лица. Он был ее другом!

Два часа спустя они остановились поужинать в другой деревне. Монтфорд сказал ей, что они уже в Стаффордшире. Как только они вошли в гостиницу и за ними закрылась дверь, он опустился перед ней на колени и начал умолять стать его женой, бежать с ним в Гретна-Грин сию же минуту!

Мег слушала его мольбы со слезами на глазах. Его нежность и пылкие уверения трогали ее, она желала бы согласиться, но сердце оставалось глухо к его мольбам. Она слегка коснулась его щеки рукой в перчатке и со всей мягкостью, на какую была способна, отказала ему. Монтфорд прижал ее руку к лицу, а потом поцеловал ее ладонь. Он тихо сказал: «Я обещаю вам, Маргарет, я не стану больше досаждать вам».

Последовало неловкое молчание. Он встал и усадил ее в кресло у камина. Но вскоре, преодолев уязвленное самолюбие, оживился и стал занимать ее разговором. Наступал вечер. Крутые холмы, поросшие буком, уступали место пологим склонам, где паслись стада овец. Мимо окна прошествовало стадо гусей, направлявшихся к мелкому пруду, где они обитали среди высоких камышей. Обвивавшая фасад гостиницы жимолость сквозь открытые окна наполняла комнаты ароматом. Вполне успокоившаяся, Мег наслаждалась черепаховым супом, холодной олениной, пирогом с голубями, свежим хлебом и на десерт малиной со сливками. Теперь, когда события последних двух недель остались позади, она испытывала огромное облегчение. Единственная трудность заключалась только в том, чтобы помириться с отцом.

Однако не прошло и получаса, как они пустились в дорогу, и Мег почувствовала, что чудесный ужин заворочался у нее в желудке. Дрожь пробегала по ней, хотя Монтфорд и закутал ее своим плащом; малина никак не хотела улечься в ней и дать покой. Только всячески стараясь сохранять спокойствие, глубоко дыша и забываясь время от времени сном, Мег смогла не разболеться окончательно.

А теперь сломалась ось. Ну что же, по крайней мере, она сможет отдышаться, пока чинят карету.

Глядя в темноту, она с трудом различила очертания довольно высокого холма. Мег нахмурилась. Линкольншир, насколько ей было известно, представлял собой преимущественно болотистую равнину. Она никак не ожидала увидеть такой ландшафт. Внезапно из облаков появилась луна, и на мгновение вся округа озарилась светом. До Мег снова донесся запах вереска, с новой силой воскресивший в ней воспоминания о поездке в Озерную область.

Поднявши голову с подушек, Мег резко выпрямилась. Скала над дорогой, подступавшие со всех сторон холмы и запах вереска — все говорило ей о том, что она в Камберленде, далеко на север от Шропшира, вблизи границы с Шотландией.

Внезапно она все поняла, и ужас охватил ее. Она взглянула на Монтфорда. Вся мягкость и нежность исчезли с его лица. Он смотрел прямо перед собой, выпрямив упрямый подбородок.

— Я надеялся, что вы проспите всю оставшуюся дорогу. Мне не хотелось бы истерики, что в любом случае было бы вас недостойно. Завтра вы станете моей женой. Я полагаю, быть леди Монтфорд не такая уж плохая участь для любой женщины.

Мег едва понимала, что он говорит ей. Она и Камберленде, значит, он везет ее в Гретна-Грин.

— Вы шутите! — воскликнула она. — А как же все ваши дружеские излияния? А ваша тетушка?

— Она умерла десять лет назад, — он, смеясь, погладил ее по руке, — она по нас скучать не будет.

Мег была готова упасть в обморок, но она удержалась. Розамунда из Альбиона могла это себе позволить, но Мег, наблюдая за Монтфордом, понимала, что ей следует быть начеку. Если он оказался способен на такое предательство, он может быть способен и на худшее! С сильно бьющимся сердцем она продолжала следить за ним, пытаясь сообразить, что ей делать дальше.

— Вы негодяй! — воскликнула она наконец.

— Вы должны понимать, дорогая, что у меня не было выбора, — сказал он. — Еще год назад я решил, что вы будете моей женой, и когда представилась эта возможность — необходимость вам бежать от Уортена, — что мне оставалось делать, как не пойти вам навстречу и в то же время осуществить свое собственное желание?

— Уортен предупреждал меня, но я была слишком упряма и своевольна. К тому же я легкомысленно полагала, что хорошо знаю вас обоих, что на самом деле далеко от истины. Ничего не скажешь, истина! Большего заблуждения невозможно и вообразить!

— Ну-ну, милочка, — сказал Монтфорд устало, — не нужно так упрекать себя. Вы славная женщина и при этом необыкновенно доверчивая.

— Да, — согласилась Мег. — Только почему я доверилась вам, а не Уортену? Чего стоит доверие, если оказывать его тем, кто его недостоин?

Монтфорд засмеялся.

— Ваш особый взгляд на жизнь всегда забавлял меня, мисс Лонгвилль. А что до Уортена, я о нем невысокого мнения. Он недостоин звания джентльмена. Кем только я не называл его разве только не жалким трусом, и он не обращал никакого внимания. Однако есть особое удовольствие в том, чтобы отнять у него такой приз.

Мег отвернулась, пораженная его словами, его манерой, гнусностью его замыслов. Какая ирония в том, что он отказывает Уортену в звании джентльмена только потому, что виконт не принимал вызовов на дуэль, думала Мег. А ведь она судила об их характерах исключительно на этом основании.

Мег содрогнулась, но не от холода, а от внезапного познания самой себя. То, что открылось ей, волновало ее больше, чем ситуация, в которой она оказалась, — одна, в сломанном экипаже, наедине со своим похитителем. Она совершила страшную ошибку, и больше всего ее терзала не столько перспектива быть до конца дней связанной с очень дурным человеком, сколько мысль о том, что в Шропшире остался тот, кто с каждым часом становился ей все дороже. Она узнала правду о себе самой, и это откровение потрясло ее до глубины души: она дура, жалкая, тщеславная, никчемная идиотка. Она гордилась своими принципами и убеждениями, когда на самом деле она не что иное, как нелепое творение собственных фантазий.

— Как вы можете уважать женщину, позволившую себе быть так глупо обманутой вашими планами поездки в Линкольншир? — сказала она.

Он откинулся на подушки и, усмехаясь, коснулся ее руки выше локтя.

— Мне нет надобности уважать вас, Маргарет. У меня другие интересы.

Мег отняла у него руку.

— Как, например, мои земли?

Он слегка сжал губы, как будто задумавшись над ее словами. Немного спустя он ответил:

— Да, разумеется. И ваше приданое тоже, поскольку я в несколько стесненных обстоятельствах.

— Мерзавец!

— Вы должны быть мне благодарны, милочка, что я, во всяком случае, с вами откровенен.

Мег покачала головой, не в состоянии поверить своим ушам.

— Но вы говорили так убедительно. Я верила, что вы любите меня, Монтфорд, — она вдруг засмеялась в полном недоумении, — там, в гостинице, где мы ужинали, вы стояли на коленях. Я верила каждому вашему слову.

Он слегка наклонился к ней с обворожительной улыбкой.

— Вы заблуждаетесь. Я знаю свои возможности, я умею завоевать сердце наивной простушки. Но ваше мне затронуть не удалось, ведь так?

Этот вопрос удивил Мег, но это была правда.

— Нет. И я не могу понять почему. Мне доставляло удовольствие ваше общество, я находила вас остроумным, я разделяла ваши мнения. Вы красивы и отважны, но я ни разу не почувствовала себя с вами так, как…

Мег замолчала. Слезы выступили у нее на глазах. Как порыв северного ветра налетело на нее мучительное, болезненное воспоминание.

— …как с…

— Как с Уортеном? — пришел к ней на помощь барон.

У Мег вырвалось рыдание.

— Какая нелепость! Какая чудовищная нелепость! Так поздно понять свои собственные чувства! Он говорил мне быть осторожнее с выбором! О какая я жалкая идиотка!

— А вы еще и половины всего не знаете. — Он придвинулся к ней ближе, как будто они были сообщниками, обсуждающими свои тайны. — Вы не можете себе представить, какое наслаждение доставляют мне ваши страдания. Подумать только, что мне удалось отнять такой приз у вашего жениха!.. Любопытно, однако, что мы с Уортеном имеем склонность к одному и тому же типу женщин. Каролина, например.

Их разговор принимал такие неожиданные обороты, что Мег на этот раз даже не удивилась. Она вспомнила, как Каролина и Уортен несколько раз обменивались понимающими улыбками. Смахнув катившуюся у нее по щеке слезу, Мег сказала:

— Значит, вы тоже интересовались Каролиной. Меня это почему-то не удивляет.

— О да, — отвечал он. Голос его звучал задумчиво. — Десять лет назад я надеялся сделать ее своей женой. В свете этого, события последних двух недель кажутся мне особенной иронией судьбы. Мне это доставило большое удовольствие.

— Но вам не удалось завоевать ее.

— Увы! Она относилась ко мне примерно так же, как вы. Тогда я не мог этого понять; я и теперь еще не все понимаю. Почему вы не любите меня? Вы сами сказали, что я вам нравлюсь. Для меня это загадка.

Мег вытерла еще одну слезу.

— У меня нет с собой даже ридикюля.

Он сжалился над ней и протянул ей свой платок.

Мег высморкалась.

— Благодарю вас, — сказала она. — Я не знаю точно, почему я не влюбилась в вас, и могу высказать только догадку, милорд. У вас не хватает каких-то очень важных положительных качеств, и хотя ваши манеры вызывают уважение и в какой-то степени даже расположение…

— Позвольте мне докончить, — перебил он насмешливо. — Вы хотите сказать, что под внешним блеском сердце добродетельной женщины узнало зачерствевшую душу. — Глаза его вспыхнули гневом. — Позвольте мне тогда сказать, что я думаю на самом деле. Вы так же жалки, как и другие, особенно ваш отец. Все, что вас интересует, это только происхождение и воспитание. Вы презираете моих отца и деда, составивших себе состояние торговлей. Я просто выскочка, недостойный Каролины Брэдли или Маргарет Лонгвилль, чьи предки восходят к Вильгельму Завоевателю.

Мег была поражена этой вспышкой и готова была начать убеждать его, что он заблуждается, но в этот момент вернулся кучер с небольшой повозкой, запряженной пони.

Луна снова скрылась, и все погрузилось и темноту. В сознании у нее на мгновение наступил просвет, но тут же исчез. Станет ли Уайтхейвен, то есть Уортен, разыскивать ее? — мелькнуло у нее в голове. Да и захочет ли он ей спасти?

Мег прижала руку к лицу. С чего бы он вздумал ей помогать, когда она сама сказала ему, как невысоко она его ставила? Она еще больше приуныла. Никто не знает, где она. Нет никакой надежды, что ее найдут, и, если она не желает стать женой Монтфорда, ей нужно бежать.

Но как? Денег у нее не было, и ни в одной гостинице, где останавливаются респектабельные путешественники, не поверят ее рассказам. Даму, путешествующую одну, без горничной или компаньонки, немедленно заподозрят в самом худшем. Как она сможет объяснить кому-нибудь, что ее похитил из родительского дома пэр Англии?

Взобравшись в старенькую повозку, Мег с радостью ощутила, что прохладный ночной воздух в значительной степени способствовал облегчению ее дурноты. К сожалению, ей пришлось втиснуться между кучером и бароном. Она сразу заметила, что его поведение по отношению к ней изменилось. Он обнимал ее очень крепко за талию, якобы для безопасности, и пользовался каждой возможностью прижать ее к себе. Мег держала платок у рта не столько для того, чтобы удерживать тошноту, вызванную покачиванием повозки, сколько от ощущения его отвратительной близости. Она никогда не могла вообразить, что кто-то может быть ей настолько омерзителен. Когда он наклонился и поцеловал ее шею, она, ни минуты не колеблясь, дала ему пощечину. Он тихо засмеялся, нимало не смущенный такой реакцией.

Его голос причудливо разнесся эхом среди близлежащих холмов:

— Нам с вами будет весело. Хоть вы и притворяетесь настоящей леди, но я-то вас вижу насквозь. Я знаю, какой в вас горит огонек!

Мег хотела было назвать его чудовищем, но вспомнила, что она давно уже называла так Уортена. Из внезапно зародившегося в ней уважения к Уортену она не могла применить к Монтфорду такой эпитет. Она сидела неподвижно рядом с ним, хотя повозку трясло сильнее, чем когда-либо.

— Я никогда не буду вашей женой, Монтфорд, — сказала она. — Лучше умереть. Вы не джентльмен.

Монтфорд придвинулся к ней еще ближе.

— А Уортен — человек чести, вступивший в заговор с вашим отцом, чтобы заставить вас выйти за него? В чем разница, Мег, — я ли вас увезу в Гретна-Грин или Уортен подпишет брачный контракт без вашего согласия? Какой вы, однако, стали лицемеркой!

Мег не сразу нашлась, что ему ответить.

— Нет ничего необычного в том, что отцы устраивают браки своих дочерей. Я вела себя недостойно, отказываясь повиноваться желаниям папы. Я сама виновата.

— А Уортен не виноват?

Она молчала, не желая обсуждать с ним Уортена, пока они не доехали до гостиницы. Когда он усадил ее в очень грязной гостиной маленькой гостиницы со странным названием «Колокол и русалка», Мег вздохнула с облегчением. Побыть без него хоть несколько минут, пока он отдавал распоряжения насчет их дальнейшего пути, было уже отрадно. Он сам намеревался проследить за ремонтом кареты и узнать, можно ли нанять другой экипаж на всякий случай.

В его отсутствие замученная работой служанка принесла Мег кофе и ломоть черствого хлеба. Чашка была грязная, и, с отвращением проглотив кофе, Мег почувствовала новый приступ тошноты. Когда прислуга вышла, девушка встала и подошла к камину. Он сильно дымил, и от дыма разъедало глаза. Но и без дыма слезы так и текли у нее по лицу. Ей было холодно, и она чувствовала себя ужасно несчастной, сознавая, что, уехав из Стэйплхоупа с Монтфордом, она сделала самую большую глупость в своей жизни. В сердце Мег начал закрадываться страх, что ей не выйти из этого чудовищного положения. Перед ней у камина в медной стойке помещались щетки, раздувальные мехи и кочерга. В случае необходимости она могла бы защититься с помощью кочерги. Мег содрогнулась, вспомнив десятки эпизодов, в которых ее героини отстаивали свою честь именно таким способом. Теперь, когда она сама оказалась в ловушке злодея, ее романы казались ужасно глупыми.

Заскрипели несмазанные дверные петли, и в комнате появился Монтфорд. Стоя в дверях, он довольно улыбался, не выпуская дверной ручки, всем своим видом напоминая ей, что она его пленница.

Расправив плечи, Мег сказала:

— Я никогда не буду вашей женой, Монтфорд. Что бы ни случилось сегодня — или завтра, я никогда на это не соглашусь. Лучше прожить остаток дней в позоре и унижении, чем быть женой такого человека, как вы.

— Как это благородно звучит! — воскликнул Монтфорд, входя в гостиную. — Но я думаю, что завтра вы отнесетесь к моему предложению более благосклонно.

Лорд говорил очень медленно, и Мег с ужасом поняла, что он успел угоститься спиртным из запасов хозяина гостиницы. Он широко улыбался, приближаясь к ней медленными шагами, и явно наслаждался происходящим.

— Наш экипаж будет готов только утром, моя дорогая Мег. Нам придется с этим примириться. Как вы можете себе представить, сначала я очень огорчился, но потом сообразил, что нам может быть очень уютно в этой миленькой гостинице…

— Во-первых, камин дымит, — холодно заметила Мег, — как и, наверное, во всех здешних помещениях, хлеб черствый, а ночью нас заедят клопы! Миленькая гостиница, ничего себе!

Монтфорд укоризненно покачал головой.

— Я не позволю вам клеветать на это восхитительное любовное гнездышко. Вы не можете вообразить себе, как я ждал того момента, когда смогу, наконец, заключить вас в объятия. Вы очаровательное создание, сама невинность! Но в то же время я не раз видел, как ваши глаза загораются страстью. Я очень люблю вас, Мег, несмотря на неприглядные обстоятельства этого приключения.

— Если вы любите меня, то отпустите.

— Никогда! — усмехнулся он, подступая к ней.

Мег пошарила у себя за спиной и схватила толстую ручку. Стук ее собственного сердца отдавался у нее в ушах. Монтфорд был уже рядом, и она с трудом удерживалась, чтобы не броситься бежать. Она знала, что, если она только попытается бежать, все пропало. У нее был только один шанс спастись — нанеся барону сильный удар при его первой попытке прикоснуться к ней и лишив его сразу сознания. У нее начинала кружиться голова.

— Какая храбрость! — сказал он. — Я не ожидал, что вы сможете так стойко противостоять мне.

Едва он успел обхватить ее за талию, как Мег вытащила первое, что ей попалось, — щетку, за которую она ухватилась, и изо всех сил ударила барона по голове.

К сожалению, ей попалась щетка, оцарапавшая барону ухо, а не кочерга. Увидев, чем его ударили, Монтфорд громко расхохотался.

— И почему эта дурацкая штука оказалась щеткой! — воскликнула Мег. — Неужели только в романах героине попадается под руку нужный предмет?

Монтфорд внезапно перестал смеяться и снова подступил к ней. Мег продолжала колотить его щеткой, пока он не вынудил ее уронить это оружие, вывернув ей руку.

— Вам не следовало вступать со мной в борьбу, Маргарет. Сопротивление только разгорячит во мне желание обладать вами.

— И как только я могла называть вас другом! Я…

Он не дал ей договорить, прильнув губами к ее губам.

Мег почувствовала, как тошнота снова подступает к горлу, слезы хлынули у нее из глаз. Она боролась, силясь оттолкнуть его. Но Монтфорд был очень силен, и ее усилия не увенчались успехом. Его поцелуи становились все настойчивее, причиняя ей боль.

Когда он отпустил ее на секунду, Мег вскрикнула:

— Перестаньте немедленно, а то меня сейчас вырвет!

Он только засмеялся в ответ, тесня ее все ближе к камину. Это вышло удачно для нее, так как Мег знала, что кочерга где-то сзади. Она потянулась и на этот раз нащупала ее. Неудобные раздувальные мехи не подошли бы для ее цели.

Дотянувшись до кочерги, она размахнулась и ударила ею Монтфорда по голове.

Барон не упал замертво. Колени у него слегка подогнулись, и он поднес руку к голове. Кровь закапала на пол. Маленький быстрый ручеек, проникая между его пальцами, катился по щеке, образуя все разрастающееся пятно на его шейном платке. Он застонал и повалился в стоявшее у стола кресло.

— Черт! — пробормотал он. — Ты мне дорого за это заплатишь!

Мег, сделавшая было шаг к нему, уже раскаиваясь, что она так сильно его ударила, этих словах попятилась и выбежала из гостиницы. Она кинулась во двор к конюшне. Ее целью было найти себе лошадь и бежать отсюда как можно дальше.

— Скорее! — крикнула она. — Оседлайте мне лошадь. Прошу вас. Я должна бежать отсюда. Немедленно.

— Маргарет! — услышала она голос Монтфорда.

Мальчишка-конюх, чистивший лошадь при свете фонаря, смотрел на нее во все глаза, не понимая, что ему делать.

— Прошу вас! — взмолилась Мег, но парень стоял как статуя, не трогаясь с места.

Мег снова взмолилась, и тронутый ее слезами парень выступил вперед. Но в эту минуту в конюшню ввалился Монтфорд с окровавленным лицом. Он легко поймал Мег.

— Плутовка! И все же что за прелесть! — Увидев конюха, он закричал: — Убирайся отсюда, щенок!

Сняв с гвоздя в стене уздечку, он хлопнул ею себя по сапогу.

Взглянув на уздечку, а затем на Монтфорда, парень попятился и, повернувшись, убежал.

Бросив уздечку в сено, Монтфорд заставил Мег повернуться к нему лицом.

— Отпустите меня, а то вам плохо придется! Клянусь, вы за это ответите!

Держа ее за талию, он засмеялся. Кровь все еще лилась из раны, и Мег поняла, что он, должно быть, сильно пьян, раз даже не позаботился о том, чтобы перевязать ее.

Неожиданно силы оставили Мег. Ноги подкашивались. Монтфорд держал ее в объятиях, не давая ей упасть, лицо его расплывалось у нее перед глазами, как в тумане. Внезапно он оттолкнул ее, так что она упала на колени. Сидя на сене, она закрыла лицо руками. Она уже решила вступить с ним в переговоры и предложить ему деньги за свое освобождение, когда вдруг поняла, что они не одни.

Знакомый голос спросил:

— Что с вами, Мег? Вы не ушиблись?

Резко повернувшись, Мег увидела Уортена. Он стоял над валявшимся на полу и слабо стонущим Монтфордом. Уортен смотрел на нее, ожидая ответа, но намеренно не отходил ни на шаг от Монтфорда.

Мег была поражена. Она никак не думала, что он вовремя узнает о похищении и последует за ней, чтобы спасти ее! Но ему это удалось, и Мег никогда еще не была так счастлива его видеть! Глаза ее наполнились слезами.

— Я не могу поверить, что вы нашли меня! О слава Богу, что вы здесь, милорд! Я уже не надеялась… Он… он хотел…

Поколебавшись лишь секунду, Уортен бросился к ней, помог ей подняться и крепко обнял.

— Мег, моя любимая!

Мег уткнулась ему в плечо.

— Я думала, что я пропала!

За спиной Уортена раздался еще чей-то голос:

— Вставай, негодяй! Поднимайся, тебе говорят!

С взбешенным лицом, сжав кулаки, над распростертым Монтфордом стоял Чарльз.

— Поднимайся, пьяная рожа!

Застонав, Монтфорд перекатился на бок, но не сделал попытки подняться. Он долго смотрел на Чарльза, потом закрыл глаза и долго их не открывал.

— Я не хотел сделать ничего плохого, — сказал он. — Я только пытался задержать ее здесь, пока Уортен от нее не откажется. Вы должны мне верить, Бернел! Я бы никогда не обидел Мег. Вы же знаете, что я люблю ее. Вы должны это знать!

Маргарет не могла поверить своим ушам.

— Презренная тварь! Мало того, что напал на меня, так еще и лжет! Я никого в жизни так не презирала!

И тут она разразилась рыданиями. Уортен обнял се за плечи.

— Успокойтесь, дорогая. Все будет хорошо.

Монтфорд медленно поднялся на ноги, отряхивая сено с фрака и бриджей. Покачиваясь, он сказал:

— Не знаю, что это за вздор она вам тут болтает.

Чарльз размахнулся, как будто желая дать ему пощечину. Но Уортен остановил его:

— Оставьте, Чарльз, это ничему не поможет. Вернемся в гостиную и займемся Мег.

Мег была поражена настойчивостью в его голосе. Она взглянула на него с недоумением. Лицо его было серьезно, и, хотя он уговаривал Чарльза помочь ей, она догадывалась, что у него совершенно иные цели. Она только не могла понять, чего он хотел достичь.

Голос Чарльза нарушил ее размышления.

— Скажите мне, милорд, есть ли у вас тетка, которая живет в Линкольншире? Отвечайте немедленно!

— У меня… то есть… я…

— Нет у него никакой тетки, — вмешалась Мег. — Он лгал и мне и тебе. Его тетка умерла много лет назад.

Она почувствовала, как Уортен сжал ей плечо, словно пытаясь предупредить ее о чем-то. Но она была слишком зла на барона, чтобы сдержаться.

— Этот человек, — добавила она полным презрения голосом, — лжец и игрок. Он хотел увезти меня в Гретна-Грин, чтобы там жениться на мне.

Монтфорд взглянул на нее с улыбкой.

— Я думаю, так или иначе, но ты доставила мне удовольствие, Маргарет, — сказал он загадочно.

— Что вы этим хотите сказать? Я никогда не стану вашей женой, если вы на это намекаете

Монтфорд с улыбкой указал на присутствующих мужчин.

— Эти джентльмены отлично понимают, что я имею в виду.

Мег взглянула в лицо Уортена, ставшее совершенно каменным. В желтом свете фонаря его взгляд казался суровым и непроницаемым.

Внезапно Мег поняла и предостерегающий жест Уортена, и намеки Монтфорда. Чарльз намеревался вызвать его на дуэль. Широко раскрыв глаза от ужаса, Мег сообразила, что, если дуэль состоится, Чарльз, скорее всего, погибнет. Монтфорда ему не одолеть.

Она уже раскрыла рот, чтобы помешать дальнейшему развитию событий, но Чарльз опередил ее:

— Вам не избежать наказания за эту проделку.

— Бернел! — резко окликнул его лорд Уортен. — Не делайте глупостей!

Повернувшись к Уортену, Чарльз слегка ему поклонился.

— Я уважаю вас за данное вами обещание, но я такого обещания не давал и добьюсь удовлетворения.

Он снова обернулся к Монтфорду.

— Вы опозорили свое имя и свой титул. Назовите ваших секундантов.

Вне себя от ярости, сознавая, что он не только позволил себя одурачить, но и подверг опасности жизнь Мег, он сорвал перчатку и швырнул ее к ногам Монтфорда.

Мег увидела скомканную перчатку у пыльных сапог барона. Уортен отпустил ее и подошел к Чарльзу. Они начали договариваться о предстоящей встрече. Секундантом Чарльза будет Уортен. Монтфорд сказал, что его друг мистер Уайт, который должен прибыть в Стэйплхоуп на следующий день, с удовольствием возьмет на себя обязанности его секунданта.

Эти слова произвели мало впечатления на Мег. У нее как будто притупился слух, и она продолжала, не отрываясь смотреть на перчатку Чарльза.

Она подняла взгляд на него самого. Он стоял очень прямо. Будучи на несколько дюймов ниже Уортена и Монтфорда, он казался в этот момент выше их, благородный, храбрый, настоящий джентльмен. Это было как раз то, что Мег все время требовала от Уортена. Она взглянула на Уортена. Он тоже пристально смотрел на лежавшую на земле перчатку. Мег поняла, что он пытался, как мог, предостеречь ее. Стоило сделать небольшое усилие, и дуэль могла быть предотвращена.

Мег похолодела. Чарльз только что вызвал на дуэль одного из лучших стрелков в Англии. Мег запрокинула голову: новая мысль поразила ее. Она осознала то, что хорошо понимали сотни женщин, ненавидевшие этот обычай: нелепая, дурацкая пуля может лишить жизни ее любимого друга и товарища детских игр. Хотя Чарльз был и метким стрелком, но при всем его задоре у него была до сих пор только одна дуэль, больше похожая на фарс и закончившаяся тем, что противники напились до потери сознания в ближайшей таверне.

Мег оглянулась. Мужчины целиком занялись предстоящим поединком. Она знала, чем он закончится. Чарльз умрет, потому что она по глупости отстаивала убеждения, которые с отвращением отвергали все здравомыслящие женщины. Она, только она одна, создала эту чудовищную ситуацию. Если Чарльз погибнет, это будет на ее совести, и только на ее.

19

Когда Уортен проводил Мег в гостиную, Монтфорд удалился в одну из комнат на втором этаже. Чарльз по просьбе виконта остался в общем зале, пока Уортен устраивал Мег у грязного дымящего камина, согревая ее холодные руки.

Мег не сводила с него глаз, желая, чтобы он заговорил с ней, отчитал ее за глупость, чтобы она могла наконец согласиться с ним и доказать ему, что ее убеждения изменились. Но он не смотрел на нее. Он казался полностью погруженным в свои мысли, и у Мег родилось ужасное предчувствие, что он обдумывает, каким образом сообщить ей нечто страшное. Вокруг его темных глаз легли усталые складки, и Мег с трудом удержалась, чтобы не коснуться рукой его лица и не поцеловать его. Она поняла, что любит его до безумия, но страх сжимал ей сердце. Ее мучило его молчание, особенно потому, что обычно, рассердившись на нее, он рвал и метал.

Если бы только, думала печально Мег, он пришел в бешенство. Она могла снести его гнев; его серьезный вид разрывал ей сердце, лишая ее слов.

Наконец она была больше не в силах выносить это молчание:

— Боюсь, что я навсегда потеряла ваше уважение, милорд. Только несколько минут назад, когда я увидела на грязном сене перчатку Чарльза, я поняла то, что вы старались объяснить мне последнее время.

Он отчужденно взглянул на нее.

— Но все-таки вы ожидали, что я вызову Монтфорда на дуэль, чтобы отомстить за нанесенное вам оскорбление?

— Лорд Уортен, я…

Он вынудил ее замолчать, коснувшись пальцем ее губ.

— Не нужно ничего говорить. Мне известны ваши чувства. Со вчерашнего дня я много думал над вашей просьбой расторгнуть нашу помолвку и пришел к заключению, что вы правы: мы не подходим друг другу. Нам лучше разойтись.

Он отпустил ее руки и, встав, отошел к маленькому грязному окну. Почему-то он провел рукой по стеклу и, с отвращением глядя на запачканную перчатку, сказал:

— Господи! Неужели Монтфорд не мог додуматься до чего-то получше?

Оставаясь на своем месте, Мег смотрела на красное пятно на полу. Она внезапно поняла, что это была кровь Монтфорда. Голова у нее закружилась. Она не могла поверить, что была готова расстаться со своими убеждениями как раз в тот момент, когда Уортен разорвал их помолвку.

Избегая глядеть на него, она тихо сказала:

— Значило бы это что-нибудь для вас, милорд, если бы я сказала, что мои чувства изменились настолько, что я желаю… желаю стать вашей женой?

Он отвечал не сразу. Она не могла догадаться, что у него в мыслях, и, поскольку он продолжал молчать, она взглянула на него.

— Вы говорите так, — сказал он наконец, — потому что вы считаете своим долгом вознаградить меня за ваше спасение. Но вы не понимаете того, что в этой ужасной ситуации есть и моя вина. В сущности, я подтолкнул вас к этому побегу. Вы мне ничем не обязаны, Маргарет, поэтому нет необходимости притворяться, что в вашем сердце произошли такие внезапные перемены. — Он слегка улыбнулся. — Но должен сказать, что я ценю этот ваш жест.

— Это не жест, уверяю вас.

— Мег, — сказал он, на лице его не было уже ни тени улыбки, — у меня была возможность, до отъезда из Стэйплхоупа, заглянуть в рукопись вашего последнего романа. Я вижу теперь, как я ошибался с самого начала.

— Вы знаете, что я пишу дурацкие любовные романы? — Она почувствовала стеснение в груди. — Я полагаю, папа вам об этом рассказал?

— Да. Но вы очень ошибаетесь, называя ваши романы дурацкими. Они прелестны, забавны, не без недостатков, но дурацкими их назвать нельзя. Я прочитал два и только что закончил третий, когда вы с Чарльзом приехали в «Лозу». Но когда я говорю о последнем вашем романе, я имею в виду четвертый.

Мег встала, поднеся руки к лицу.

— О нет! — воскликнула она. — Значит, вы обнаружили всю беспредельность моей глупости!

Он медленно подошел к ней. Его спокойствие тревожило ее больше, чем вспышки гнева.

Теперь каждый его шаг говорил ей, что все кончено.

— Вы помните музыкальный вечер у Норбери несколько недель назад, когда я в первый раз сделал вам предложение? Я очень удивился вашему отказу, потому что думал, что вы влюблены в меня. Теперь я понимаю, что вы просто изучали мои черты, чтобы наделить ими персонаж вашего романа. Я прав?

— Да, но вы не понимаете.

Он нежно обхватил ее плечи. Ей не нужна была сейчас его нежность, ей хотелось, чтобы он с силой прижал ее к себе, как он делал это раньше. Ей хотелось, чтобы он поцеловал ее.

Вместо этого он грустно смотрел на нее. В его взгляде по-прежнему было упрямство, но только теперь это упрямство, эта его злосчастная твердость были против их союза.

— Я слишком хорошо все понимаю, — сказал он. — Я даю вам свободу, Мег. — Он отступил от нее и сказал совершенно другим, деловым тоном: — Примерно через час прибудет карета, чтобы отвезти вас домой. Я нанял служанку для вашего сопровождения, и ради соблюдения приличий Чарльз и я вернемся завтра в разное время. Мне очень жаль, что вам невозможно остаться здесь на ночь, но я уверен, что вы понимаете, как важно, чтобы вы оказались в Стэйплхоупе до рассвета. Каролина ждет вас.

Мег не пыталась спорить с ним или удерживать его. Она только попросила прислать к ней Чарльза, так как она хотела поговорить со своим добрым старым другом.

Чарльз вошел с усталой улыбкой и поцеловал ее в щеку. Мег усадила его рядом с собой у камина и, взяв его за руку, сказала:

— Если я стану умолять тебя, мой дорогой друг, забыть об этой ужасной нелепой дуэли, ты послушаешь меня?

Чарльз, все еще очень бледный, стиснул зубы и отвернулся к почерневшему камину. Он тихо сказал:

— Ты же понимаешь, что я не могу. Я человек чести, и никто никогда не задевал мою честь так, как это сделал Монтфорд. — Помолчав немного, он добавил: — Я считал его своим другом, и он так отплатил мне за дружбу. У меня нет выбора.

— Есть, — сказала Мег. — Жениться на Хоуп, иметь детей, вместе состариться.

Чарльз взглянул на нее затуманившимся взором.

— Я не так уж плохо стреляю. Если понадобится, я могу и постоять за себя.

Вдруг он засмеялся.

— С каких это пор ты выступаешь против этого старинного благородного способа разрешать конфликты между джентльменами?

— С тех пор, — сказала Мег, не отводя взгляда, — как любящее сердце женщины положило конец всем этим детским бредням.

Дорога в Стэйплхоуп была долгой и унылой. Служанку, как выяснилось, укачивало еще больше, чем саму Мег, так что ей пришлось всю дорогу ухаживать за бедной девушкой. Она даже не пыталась спорить ни с Чарльзом, ни с Уортеном, так как стала, наконец, немножко понимать характер каждого из них. Оба были люди чести и, дав слово, всегда держали его. Какими убеждениями, какими слезами могла она надеяться заставить их изменить свое решение? Нет, она должна найти какой-то выход и помешать дуэли между Чарльзом и Монтфордом.

Оставался еще час до рассвета, когда она вернулась домой. Мег путешествовала всю ночь напролет, и никогда еще Стэйплхоуп не казался ей более гостеприимным и уютным. Первым делом она проследила, чтобы служанку уложили в постель, напоив ее теплым питьем. Отца она нашла в библиотеке крепко спящим. Сидевшая у окна Каролина вскочила ей навстречу и обняла ее.

— Это был Монтфорд? — спросила она Мег шепотом, чтобы не разбудить сэра Уильяма.

Мег утвердительно кивнула. Слезы полились у нее из глаз.

— О Каролина, — тихо проговорила она. — Я так все запутала в жизни. Я потеряла Уортена. Я цеплялась за свои убеждения, пока не потеряла его. А теперь я потеряю и Чарльза. Монтфорд убьет его!

Каролина крепко обнимала ее.

— Чарльз вызвал Монтфорда на дуэль?

— Да, — отвечала Мег, — на пистолетах.

Каролина вздрогнула, но не сказала ни единого слова. Она отпустила Мег, а потом нежно обвила рукой ее плечи и увлекла за собой к двери.

— Я оставлю кого-нибудь из слуг, чтобы сообщить отцу о твоем благополучном возвращении, если он вдруг проснется.

Оглянувшись на удобно растянувшегося на софе, сладко похрапывавшего баронета, Каролина улыбнулась сквозь слезы.

— Хотя я сомневаюсь, что его сейчас пушками разбудишь.

Они вышли из библиотеки и направились в холл. Каролина снова заговорила, уже своим обычным голосом.

— Я провела всю ночь, думая о тебе, Маргарет. Я уже давно хотела сказать тебе кое-что, но не знала, как это лучше сделать. Видишь ли, однажды, десять лет назад, я была влюблена в Уортена. Он и его брат были моими самыми любимыми поклонниками. Монтфорд тоже ухаживал за мной. Тогда я была очень легкомысленна, вроде Элизабет, и мне казалось, что ничего не может быть романтичнее, чем если из-за меня состоится дуэль. Я поощряла братьев к соперничеству.

Мег посмотрела на Каролину с удивлением.

— Вы? Но я не могу себе представить вас такой. Вы всегда такая спокойная, сдержанная… — Мег вдруг замолчала, вспомнив, как Каролина упала в обморок при виде Джеффри Блейка. Мег остановилась сама и остановила мачеху. Они стояли на нижней ступеньке лестницы. Каролина обнимала Мег за талию одной рукой, но Мег схватила ее за другую руку и воскликнула:

— Значит, из-за вас была дуэль? Это был мистер Блейк? Уортен говорил мне, что его брат был ранен на дуэли. Каролина, это Монтфорд ранил его?

Каролина вся погрузилась мыслями в прошлое. Лицо ее было как маска.

— Хуже. Его ранил Уортен. Уортен дрался со своим братом.

Мег вновь испытала все пережитое ею за последние дни: Монтфорд, распутник и лжец; Филип — игрок; ее друг Чарльз погибнет на поединке, причиной которого она сама! А теперь последний, самый сокрушительный удар — Уортен ненавидел дуэли по той причине, что он чуть не убил собственного брата! И после этого он поклялся никогда больше не выходить на поединок. Это и имел в виду Чарльз, упоминая о данном Уортеном обещании.

Мег медленно кивнула, мысли наконец-то стали приобретать хоть какую-то стройность. События последних дней заставили ее взглянуть по-новому на свою жизнь. Мег поняла, что после преждевременной смерти матери не было никого, кто бы направил ее запутавшийся, сбитый с толку детский ум. Вспоминая сейчас свои встречи с Уортеном и Монтфордом, она недоумевала, как она могла уважать человека недостойного и презирать того, кто был исполнен истинного благородства? Как она могла заблуждаться на их счет?

Не в силах стоять, Мег опустилась на ступеньку. Обхватив голову руками, она глубоко вздохнула.

— Господи, какая я была глупая все эти годы! Я только удивляюсь, как со мной не случилось чего-нибудь похуже. Каролина, что я сделала? Я лишила жизни Чарльза.

— Есть еще одно, что я хотела бы, чтобы ты знала. Вечером накануне дуэли Ричарда с Джеффом я попросила Монтфорда передать Уортену письмо. В нем я умоляла его не драться. Я писала, что я люблю его и только по непростительной глупости позволила ему с братом соперничать из-за меня. И если он того желает, я была готова стать его женой.

Подняв голову, Мег тихо сказала:

— Я так и думала, что вы влюблены или были когда-то влюблены в него.

Положив руку ей на плечо, Каролина села с ней рядом на ступеньку.

— Это не значит, что я не люблю твоего отца. Не забывай, то, что случилось между мной и Ричардом, было десять лет назад. Монтфорд вернулся с ужасным известием, что дуэль состоится в любом случае. Он сказал мне, что, прочитав письмо, Уортен ответил: «Скажи ей, что она опоздала со своими просьбами». Я верила Монтфорду, Мег, верила до сегодняшнего дня. Теперь я сомневаюсь, что он передал это письмо. После дуэли я целый год не обменялась с братьями ни словом. Мы все были виноваты, но Монтфорд совершил предательство. Я хочу спросить Уортена, получил ли он тогда мое письмо.

Мег сидела неподвижно, размышляя обо всем, что сказала ей Каролина. Вдруг со смехом, в котором прозвучала истерическая нотка, она сказала:

— Знаете, что бы я сделала, если бы женщины могли вести себя так же свободно, как мужчины?

— Что? — улыбнулась Каролина.

— Я бы вызвала Монтфорда на дуэль, сию минуту!


Каролина проспала все утро до полудня. Проснувшись, она лежала какое-то время, тщательно обдумывая случившееся. Наконец она решила, что, прежде всего она должна выяснить, получил ли Уортен ее письмо накануне дуэли.

Вечером, объяснив предварительно свое намерение сэру Уильяму, она приняла Уортена в кабинете мужа. Он стоял возле письменного стола. На лице его была заметна усталость. Каролина ощущала в нем страшную внутреннюю борьбу. Она хотела сразу же заговорить о письме, но вместо этого сказала:

— Я знаю вас достаточно долго, чтобы понимать вас немного. Прошу вас, скажите мне, и чем дело.

— Ничего особенного, — отвечал он насмешливо. — Дело только в том, что Бернел будет убит на дуэли, в которой должен был бы участвовать я! Мне надо было бы вызвать Монтфорда, а не Чарльзу. Монтфорд убьет его.

В порыве внезапного раздражения, смешанного с отчаянием, он вдруг с силой ударил рукой по столу.

Каролина слегка нахмурилась, перебирая белую кружевную косынку, украшавшую ее платье.

— Вы должны помешать этой дуэли, — сказала она.

— Да, — сказал он. — Нужно что-то сделать. — Взгляд его сделался ожесточенным. — По меньшей мере, я не должен был позволить Чарльзу вызвать его, но он был в бешенстве и требовал удовлетворения — он был гнусно обманут своим, так называемым, другом!

Уортен покачал головой.

— Ни на шпагах, ни на пистолетах ему с Монтфордом не сравняться! Это будет самое настоящее убийство. Если бы я только мог вызвать Монтфорда сам.

Каролина отошла от окна и села в кресло, покрытое выцветшей вышивкой в розовых и зеленых тонах. Она не желала, чтобы Чарльз или Уортен выходил на поединок, а что до Монтфорда, она была уверена, что его беспутство приведет его рано или поздно к печальному концу.

Изменив тему разговора, она спросила:

— А как же Маргарет? Ей кажется, что вы не хотите на ней жениться.

Уортен опустил глаза, упрямо выпятив подбородок.

— Я был не прав, принуждая Мег к помолвке, которой она не желала. Очень не прав. Но помимо этого, я еще так раздражал и дразнил ее последнее время, что нет ничего удивительного в том, что она бежала с Монтфордом. Я вынудил ее покинуть Стэйплхоуп в его обществе. Я виноват в том, что случилось, точно так же, как я виноват и в том, что произошло десять лет назад — что Джефф стал хромым. Я чуть не убил его на этой идиотской дуэли, вчера я едва сумел спасти свою невесту от судьбы, ужаснее которой трудно себе что-нибудь вообразить. А теперь из-за моего упрямства может погибнуть Чарльз.

Настойчивость, с которой Уортен обвинял себя во всех смертных грехах, вызвала у Каролины легкое раздражение.

— Скажите, какое благородство, Ричард, — мягко упрекнула его она, — взять на себя вину всех!

Он взглянул на нее с некоторым удивлением. Она продолжала:

— Я также виновата в хромоте вашего брата, а равным образом и сам Джефф. Почему вы непременно должны утверждать, что во всем виноваты вы один? А вам не приходило в голову, что лорд Монтфорд в обоих случаях виноват больше, чем любой из нас? Если вам нужно обвинять кого-то, обвиняйте лучше его.

Уортен нахмурился.

— Что вы хотите сказать — в обоих случаях? Он не имел никакого отношения к моей дуэли с Джеффом!

— До недавнего времени я сама так думала, — тихо сказала Каролина. — Но теперь, ввиду нового свидетельства его непорядочности, я боюсь, что он имел самое непосредственное отношение и к дуэли.

— Каким образом? — спросил Уортен.

: Позвольте мне сначала спросить вас кое-что. Если бы я тогда попросила вас или Джеффри отказаться от дуэли, вы бы исполнили мою просьбу?

Уортен кивнул.

— Мы с ним говорили об этом только на днях. Мы подумали теперь, задним числом, почему вы тогда не помешали нам.

Каролина тяжело перевела дыхание. Значит, это правда — Монтфорд так и не передал ее письмо.

— Но я пыталась помешать, — сказала она еще тише. — Я послала вам письмо.

Уортен покачал головой, не веря своим ушам.

— Я не получал никакого письма, — сказал он. — Кто должен был передать его мне? Один из ваших слуг?

Глаза Каролины наполнились слезами.

— Нет, не слуга. Разве вы не догадываетесь? Я была так же слепа, как и Мег.

Каролина никогда еще не видела такой ненависти в его взгляде.

— Монтфорд!

Каролина встала и подошла к нему.

— Вы видите теперь, что вы не виноваты. Не в вашей власти помешать бесчестному человеку совершать бесчестные поступки.

— Да, — медленно согласился Уортен, — но я могу, по крайней мере, сделать так, чтобы он больше никому не повредил.

Широко раскрыв глаза, Каролина прижала руку к груди.

— Ричард, что вы говорите? Вы не можете вызвать его сами! Как же тогда ваша клятва Джеффу?

— Если бы речь шла о ком-то другом, а не о Монтфорде, я бы не пошел на это. В данном случае я не испытываю никаких угрызений совести, потому что предательство барона и привело к тому положению, в котором Джеффри оказался. Если бы он передал мне ваше письмо, Джефф был бы сейчас здоров!

Каролина сидела неподвижно, полуоткрыв рот. Почему она не могла этого предвидеть? Сжав перед собой руки, она сказала:

— Я уверена, что, что бы я ни сказала, ничто не заставит вас изменить решение. Поэтому я могу только пожелать вам всего лучшего.

Направившись к двери, она внезапно остановилась.

— О да, и еще одно. Мег хотела поговорить с вами, прежде чем вы уедете. Она у себя внизу,


Пройдясь, по меньшей мере, десяток раз по комнате, Мег села за письменный столик и принялась перечитывать свою рукопись, тщательно вычеркивая все упоминания о родинке графа Фортунато, какие попадались ей в тексте. Они ждала, пока Каролина пришлет к ней Уортена, и каждая минута казалась ей вечностью. В ужасном беспокойстве она то и дело поправляла свои локоны.

Она старательно одевалась для этой встречи с виконтом, зная, что время скоро разлучит ее с ним навсегда. Он, конечно, останется в Шропшире до дуэли, как секундант Чарльза. Но Мег была уверена, что после этого он немедленно уедет. У нее оставалась только эта одна маленькая возможность попытаться воздействовать на его сердце. Она знала, что в уме он уже все решил и был твердо настроен против женитьбы на ней. Но она также знала, что он любит ее, и на эту любовь она и рассчитывала. Поэтому Мег надела белое муслиновое платье, облегающее ее женственную фигуру; она даже намочила ткань юбки, чтобы подчеркнуть линии. Ее горничная Бонни, помогавшая ей одеваться, пышно взбила ей волосы, так что они падали ей на плечи сотнями крошечных завитков. Даже Бонни признала, что в наружности Мег было что-то небесное. Только бы Уортен нашел ее достаточно привлекательной, чтобы поцеловать ее на прощание, — на этом она строила все свои дальнейшие планы и надежды.

Услышав шаги в холле, она вскочила, перо выпало у нее из рук. Шаги приближались, и она не сводила глаз с двери. Внезапно она решила, что комната слишком ярко освещена, и повернулась, чтобы потушить свечи, горевшие в канделябре у нее на столе. Она не успела потушить их все, но освещение стало мягче.

В дверь тихо постучали. Мег отошла к камину и, опустившись в кресло, сказала:

— Войдите.

Дверь открылась, и появился Уортен. Он остановился в дверях. Выражение его лица, как и прошлым вечером, было холодным и отчужденным.

Мег встала, сознавая, что огонь камина и свечи на каминной полке освещали ее теплым светом. Она с удовольствием отметила, что Уортен оглядел ее с головы до ног.

Сделав шаг вперед, она остановилась.

— Я надеюсь, вы не возражаете, что я принимаю вас в такой интимной обстановке, хотя мы уже больше не помолвлены. Это может показаться неприличным.

Уортен вошел в комнату, закрыв за собой дверь.

— Я уверен, что раз ваша мачеха разрешила мне посетить вас, — сказал он, — общество едва ли может иметь что-нибудь против.

Мег сделала еще шаг к нему. Не желая, чтобы он сел, она быстро заговорила:

— Я хочу попросить вас об одном одолжении, прежде чем вы уйдете. Видите ли, я в очень затруднительном положении.

Приняв озабоченный вид, он подошел к ней ближе и взял ее под локоть явно с намерением усадить ее в кресло у камина. Мег вдруг охватил страх. Она отняла у него руку.

— Нет! Благодарю вас, я лучше постою.

Уортен, казалось, удивился, но, слегка наклонив голову, сказал:

— Разумеется. Как вам будет угодно. Чем я могу вам служить?

Они стояли теперь у камина, и огонь свечей смягчил его черты. Она взглянула ему в глаза, и сердце у нее сжалось. Она так его любит! Он сделал легкое движение к ней, но сразу же отвел взгляд.

— О каком одолжении идет речь, Мег? Я сделаю все, что вы пожелаете.

Мег сделала к нему еще один шаг и положила руку ему на грудь. Удивленно взглянув на нее, он взял ее руку и крепко сжал. Мег ничего не говорила, только смотрела на него, стараясь изо всех сил передать ему свои чувства без слов.

— Почему вы на меня так смотрите? — спросил он. Голос его звучал глухо и немного хрипло. — Что вы затеваете, Мег?

Мег была теперь совсем рядом с ним, ее юбки касались его сапог.

— Если я обречена прожить всю оставшуюся жизнь без вас, не испытывая больше никогда сладости ваших поцелуев, не слыша выговоров за мое безрассудство, я хочу провести с вами этот последний момент перед разлукой. Вот моя просьба, лорд Уортен, — поцелуйте меня на прощание.

Уортен все еще сжимал ее руку.

— Я не должен, — сказал он, впиваясь глазами в ее лицо. — Я не должен этого делать, раз мы никогда не будем мужем и женой.

Свободной рукой он коснулся ее волос. Пропуская пальцы сквозь кончики ее локонов, он сказал:

— Ваши волосы, они такие мягкие…

— Бронзовое кружево, — сказала Мег, подставляя ему губы. — Помните?

— Вы соблазняете меня? — спросил он. Глаза его затуманились, рука все еще перебирала ее завитки.

— Да, — отвечала Мег. Полуоткрыв губы, она потянулась к нему и провела ими нежно по его губам. Наслаждаясь сладостью его дыхания, она сказала: — Я люблю вас, милорд. Полюбите и вы меня, хоть чуть-чуть.

Запустив руку ей в волосы, он прижал к себе ее голову и страстно поцеловал ее. Мег еще никогда не отдавалась ему так самозабвенно, как сейчас. Сердце ее переполнилось любовью.

— Я люблю тебя, люблю! — твердила она, прижимаясь к нему, в то время как он целовал ее щеки, лоб, глаза.

— И я тебя люблю, моя дорогая Мег!

Внезапно он отпрянул от нее, сознавая, что он произнес слова, которые сделают их расставание еще мучительнее. Он не сказал больше ни слова и, резко повернувшись, устремился к двери. Уже стоя в дверях и не выпуская дверной ручки, он оглянулся со словами:

— Я зайду к Каролине, перед тем как уехать.

— Ричард! — вскрикнула Мег.

Он закрыл дверь. Шаги его уже раздавались в холле. Мег схватила старую книжку, которую она терпеть не могла, и швырнула ею в дверь.

— Самый глупый упрямец, какого я когда-либо знала!

Она упала в кресло, закрыв лицо руками.

Через несколько минут, к ее удивлению, в дверь снова постучали. Поспешно утирая слезы, Мег вскочила.

— Ричард! Мой любимый…

Но в открывшейся двери показалась Каролина.

— Мне очень жаль, Мег, но он уехал. Но не волнуйся, нам нужно хорошенько подумать, тебе и мне, чтобы исправить все то, что было сделано.

Всхлипнув, Мег поспешила к столу в поисках носового платка. Подойдя к ней, Каролина спросила:

— Значит, он тебе сказал?

— Что? Что он уезжает из Стэйплхоупа? Да.

— Нет. Про дуэль?

— Ничего такого он не говорил. — Встретившись взглядом с Каролиной, Мег затаила дыхание. — Скажите мне все немедленно!

— Он сам намерен вызвать Монтфорда.

В обычном стиле своей малодушной героини Розамунды Мег рухнула на пол без чувств.

20

На следующий день Каролина и Мег явились с утренним визитом в Норбери-Хаус. Миссис Норбери, как им сообщили, лежала в постели с головной болью. Элизабет и Хоуп они застали в каштановой роще в ужасной ссоре.

Еще только приближаясь к роще, они услышали голос Лиззи:

— Что касается меня, то я в восторге, что мой жених проявил такую храбрость. Я уважаю его за то, что он вызвал Монтфорда! Это только доказывает, мисс Воплощенная Чопорность, что он человек дерзкий и отважный и прекрасно мне подходит!

Сквозь заросли тиса Мег увидела, как Хоуп всплеснула руками.

— Это похоже на тебя, Элизабет! Ты всегда думаешь только о себе. А ты подумала о том, что Чарльз может быть убит?

— Какая чепуха! Чарльз, конечно, останется жив! Он сам мне говорил, что неплохо стреляет. Быть может, он и будет ранен слегка, но только совершенно неумелый стрелок может погибнуть на дуэли!

— Я не знаю никого более бесчувственного, чем ты!

— А ты — самая безнадежная зануда, с какой я имею несчастье быть связанной узами родства!

В этот момент Лиззи, сидевшая верхом на стволе упавшего дерева в позе, совершенно неподобающей леди, заметила Мег и Каролину. Она возбужденно замахала им рукой.

— Как я рада видеть тебя, Мегги! Ты-то хоть поймешь, как это замечательно, что Чарльз дерется с Монтфордом!

Взглянув на Каролину, она немного поумерила свой энтузиазм и вежливо приветствовала ее:

— Здравствуйте, леди Лонгвилль! Как поживаете?

Каролина наклонила голову, предоставив отвечать Мег.

— Боюсь, что сегодня я тебя разочарую, Лиззи, — сказала Мег. — У меня есть только одно желание, чтобы ни один из этих джентльменов не пролил и капли крови в такой жестокой затее, как дуэль!

Лиззи от изумления раскрыла рот, приняв при этом глупый вид. Она хотела было что-то сказать, но Хоуп не дала ей такой возможности.

— Я только сегодня утром узнала эту чудовищную историю. Повсюду уже ходят сплетни, об этом только и говорят. Сначала я не поверила, но Элизабет сказала мне, что Чарльз сам ей все рассказал еще вчера.

Мег повернулась к Элизабет.

— Это правда?

— Да, — отвечала та, слегка сдвигая свои темные брови. — Он был ужасно мрачен по этому поводу и все время повторял: «Если что-нибудь случится со мной», пока я чуть не впала в истерику! — Она бросила лукавый взгляд на Хоуп. — Но я позволила ему поцеловать меня — один разочек! — раз уж ему предстоит встретиться с Монтфордом на расстоянии тридцати шагов.

Заметив выражение ужаса и отвращения на лице Хоуп, Лиззи вздохнула:

— Хотела бы я только знать, из-за чего они дерутся. Чарльз ни за что не хотел мне сказать.

Мег не замедлила оповестить Хоуп и Элизабет о том, что произошло той ночью, когда Монтфорд пытался ее похитить. Хоуп слушала ее со страхом на лице. Лиззи, снова оседлавшая бревно, наклонилась вперед, с жадностью впитывая каждое слово, и даже задала несколько очень существенных вопросов относительно обстоятельств похищения и сути предательства Монтфорда. Когда Мег кончила свой рассказ, Лиззи захлопала в ладоши.

— Как это все должно быть интересно! Какое замечательное приключение! Счастливица ты, Мег! Хотела бы я, чтобы кто-нибудь похитил меня!

Заметив, что три женщины смотрят на нее с укоризной, она только беспомощно развела руками:

— Но я же не виновата, что во мне больше жизни, чем во всех вас, вместе взятых!

Мег долго молча на нее смотрела. Совсем недавно ее взгляды не отличались от взглядов Лиззи, и она вновь ощутила укоры совести от сознания, что ее детские бредни привели к такой чудовищной ситуации. Она с мольбой взглянула на Каролину.

Каролина сжала ей руку.

— Мы все поправим! Вот увидишь.

Мег слабо улыбнулась и обратилась к Лиззи:

— Мои убеждения настолько изменились, что я даже не знаю, что тебе сказать. Однако, по-моему, совсем не важно, какого мы мнения о дуэли и похищениях, опасных или безопасных. Каждая из нас, кроме Каролины, имеет свой особый интерес в этом деле и должна постараться, чтобы эта дуэль не состоялась. Хоуп может потерять любимого человека, я тоже, а ты, Лиззи, можешь потерять шанс стать женой пэра Англии.

Хоуп, которая стояла, отвернувшись, стремительно обернулась к ней:

— Мег, ты хочешь сказать, что ты влюбилась в Уортена?

Нежный голосок Хоуп болезненно задел сердце Мег. Слезы подступили у нее к глазам, и она поспешно начала рыться в ридикюле в поисках платка.

Утерев слезу, она сказала:

— Я так люблю его, что даже никогда не могла себе представить, что такая любовь существует.

Она потеряла его, подумала Мег про себя, из-за своих ребяческих фантазий, но она ничего не сказала вслух. Глубоко вздохнув, она продолжала:

— Лорд Уортен дал понять Каролине, что намерен помешать дуэли Чарльза с Монтфордом и сам скрестить с ним шпаги.

— Но как же тогда Чарльз? — воскликнула Лиззи. — Как же он сможет отомстить за свою честь?

— Никак, если Уортен настоит на своем.

— Но это нечестно! — с негодованием воскликнула Лиззи.

Молчавшая до сих пор Каролина резко заметила:

— Вы бы так не думали, мисс Пристли, стоя над могилой Чарльза. Что бы вы тогда сказали ему? «Молодец! Ты дал себя убить, но поступил благородно!»

Лиззи дерзко усмехнулась.

— Вы слишком много придаете этому значения.

— А вы слишком мало! — возразила Каролина. — Однако я приехала сюда не для того, чтобы спорить с вами. На самом деле я приехала, чтобы убедить вас отказаться от Чарльза.

Пораженная Лиззи даже выпрямилась от неожиданности.

— Что вы хотите сказать? Я никогда не откажусь от Чарльза. Я люблю его. Я намерена стать его женой.

— Но зачем это вам, Лиззи? — воскликнула Каролина. — Зачем, когда Монтфорд отчаянно нуждается в приданом, таком, как ваше? У меня есть основания полагать, судя по тому, что выяснил недавно мой муж о его финансах, его бы очень заинтересовала особа с вашим редким обаянием!

Неужели мачеха права, думала Мег, неужели Лиззи можно убедить заняться Монтфордом, если она поверит, что у нее есть шанс завоевать его?

Элизабет с удивлением смотрела на Каролину.

— Это в высшей степени любопытно, леди Лонгвилль! Так вы полагаете, что я интересуюсь Монтфордом? — Она встала, отряхивая кору со своего платья персикового цвета. — Вы слишком много на себя берете!

— Мисс Пристли, — отвечала Каролина с оттенком насмешки в голосе, — мне отлично известно, что вы были бы готовы бежать с Монтфордом, если бы он только намекнул вам на такую возможность. Это то, что мы с Мег хотим вам предложить, — похищение.

— Я оскорблена! — патетически воскликнула Лиззи. — И ужасно заинтригована. Расскажите мне еще что-нибудь!

Хоуп, слушавшая весь этот разговор с тревогой, подойдя к Мег, прошептала:

— О чем это Каролина? О Мегги, если бы ты знала, что бы это для меня значило! Но неужели Лиззи так легко откажется от Чарльза?

— А ты как думаешь? — спросила ее Мег.

Хоуп неожиданно улыбнулась.

— Как это глупо с моей стороны! Ну конечно же, она бы отказалась от него!

Наклонившись к ней поближе, Мег прошептала:

— Есть еще одно обстоятельство: если мы хотим предотвратить дуэль между Чарльзом и Монтфордом, ты должна быть очень храброй, потому что тебе предстоит сыграть роль в нашей интриге!

— Я сделаю все, что от меня потребуется, можешь быть уверена, — с горячей искренностью отвечала Хоуп.


Ближе к вечеру Мег в сопровождении грума отправилась в Хорсли-Милл, где должна была состояться дуэль. Местность показалась ей более пустынной, чем в тот раз, когда она была здесь с Уортеном. Оставив грума с лошадьми у ручья, Мег ходила по двору у мельницы, пытаясь представить себе обстановку, в которой должна была состояться дуэль.

На сердце у нее было тяжело, и она была полна страха. День и ночь ее мысли были заняты Уортеном, его недавним отказом еще раз посетить ее; она вспоминала его взгляд, силу его рук. Больше всего ее терзало мрачное предчувствие неминуемой потери.

План Каролины был прост, и Мег не сомневалась, что он может быть успешно осуществлен. Каждая из дам должна была всего-навсего нанять экипаж, увезти своего возлюбленного, и все будет в порядке. Но у Мег еще оставались сомнения. Она была согласна, что Монтфорд, принимая во внимание его характер и его заинтересованность в приданом Лиззи, легко пойдет на это. Но как быть с Уортеном и Чарльзом? После нескольких часов размышлений Мег решила, что ни один из них не отступится от того, что он считает своим долгом. Чарльз в особенности, не говоря уже о его стремлении получить удовлетворение за оскорбленную честь, ни за что не пойдет на то, чтобы опозорить Хоуп каким бы то ни было похищением.

Отсчитывая по тридцать шагов в разных направлениях, Мег пришла к выводу о необходимости перестроить несколько их план. Она вошла в здание мельницы. Слабый свет проникал сквозь разбитое окно, освещая неизменную пыль вокруг. Пахло затхлостью и крысами. Мег не могла удержаться, чтобы не взглянуть на пол, где корчилась в луже крови крыса. Прошло еще не так много времени со дня злополучного пикника, но в сердце Мег произошли такие перемены, что ей казалось, как будто прошли годы. Если бы только она могла найти способ увидеться с Уортеном до дуэли! От одной мысли потерять его ей становилось дурно, и она поспешно вышла, чтобы еще раз осмотреть окрестности.

Что она ищет, спросила она себя. Вдохновение, может быть, как ей осуществить свой план? В отдалении она видела сидящего на берегу ручья грума, мирно щиплющих траву лошадей.

Мег представила себе вновь все ее отношения с Уортеном; одно воспоминание было особенно мучительно — когда на террасе она высказала ему откровенно, что она думает о нем, о долге, о чести, как он не раз позволял Монтфорду и другим оскорблять себя, не требуя от них удовлетворения.

Какая ирония в том, с горечью подумала Мег, что теперь Уортен готов драться на дуэли и навсегда отказаться от нее.

Порыв ветра взбил юбку ее амазонки, холодок пробежал по спине, и она вздрогнула. Она вспомнила слова Уортена: «Вы должны оказаться под дулом пистолета на расстоянии тридцати шагов». Он хотел сказать, что, пока человек — будь то мужчина или женщина — не испытал чего-то на собственном опыте, он не вправе судить других.

Он был прав, конечно. Мег оглянулась и увидела саму себя в мужской одежде, с пистолетом в вытянутой руке, медленно спускающей курок.

Как будто это случилось на самом деле, Мег ощутила, как пистолет дернулся в ее руке, услышала звук выстрела. Закрыв глаза, она зажала себе уши руками. Она не могла бы сделать это! Она бы никого не обманула, попытавшись заставить их принять ее за Чарльза. А может быть, и смогла бы? Ведь будет темно; она несколько раз обернет шарфом шею, притворившись, что у нее простуда. И она ведь похожа на Чарльза, в какой-то степени! Если все освещать будут только пара фонарей на земле и все лица будут в тени… Мег подобрала шлейф амазонки и быстро направилась к лошадям. А если бы Уортена удалось немного задержать и если она будет осторожна, может, что-нибудь и получится, должно получиться!

Если раньше Мег испытывала страх, то теперь она просто окаменела. В глубине души она сознавала, что, если она хочет, чтобы ее упрямый возлюбленный остался с ней, ей придется пойти на этот опасный шаг. Но только что, если Монтфорд убьет ее? Эта внезапная мысль лишила ее равновесия, и она споткнулась. Нет, об этом она думать не будет! Она быстро села на лошадь и поскакала домой.

Вернувшись в Стэйплхоуп, она сразу же прошла к себе и стала рыться в ящике со старыми письмами, пока не нашла бесконечной давности письмо от Чарльза. Затем она уселась и написала три письма, в двух из которых она подделала почерк Чарльза. Часом позже она с удовлетворением созерцала плоды своих трудов. Она была довольна результатами. Первое письмо было адресовано Монтфорду, в нем она обдавала его презрением, вставив несколько уничтожающих замечаний по поводу распутников вообще. Этим она надеялась пробудить в нем такое раздражение, что он прибудет на место дуэли в состоянии крайнего возбуждения. Второе письмо она адресовала Уортену, сообщая ему в характерной для Чарльза небрежной манере, что дуэль состоится на полчаса позже назначенного срока. Третье письмо она написала своим обычным почерком Лиззи, убеждая ее не опаздывать, иначе дуэли между Уортеном и Монтфордом не избежать. Лиззи имела обыкновение опаздывать, поскольку она любила обставлять свое появление где бы то ни было таким образом, чтобы привлечь всеобщее внимание.

Ранним утром, еще до рассвета, туман стлался в лесу, разделявшем Стэйплхоуп-Холл и Бернел Лодж. Мег стояла в дверях своей комнаты, прислушиваясь к щебетанию ранних птиц. Она ожидала своего грума Джеймса с известием, что мистер Бернел уже запряг лошадь в двуколку и вот-вот выедет.

Когда она увидела приближающегося Джеймса, сердце у нее застучало. Что, если ее план не удастся? Она не доверилась никому, потому что изменения в их планах касались ее одной. И теперь, когда ей предстояло отправиться в Хорсли-Милл, некому было ее поддержать в ее намерениях. Она стояла в дверях, дрожа. Ей бы очень хотелось поделиться своими тревогами с Каролиной, мирно сидевшей у камина. Но если бы мачеха узнала о ее затее, она бы никогда не позволила ей выехать из дома.

— Ты уже видишь Джеймса? — донесся до нее голос Каролины.

— Да, — отозвалась Мег через плечо. — Он едет! Вы думаете, я достаточно похожа на Чарльза, чтобы обмануть Уортена и Монтфорда?

Каролина, вышивавшая детский чепчик, опустила иголку.

— Если ты будешь оставаться в тени и как можно меньше разговаривать, кашляя в платок и жалуясь на простуду, я уверена, что у тебя получится. По крайней мере, ты сможешь затянуть дело, чтобы дать Хоуп время увезти Чарльза, а Лиззи — убедить Монтфорда сделать выбор между ее приданым и этой нелепой дуэлью. Великолепный план, тебе не кажется? — Каролина неожиданно улыбнулась.

— О да, — отвечала Мег.

Каролина встала и подошла к ней.

— Ты очень нервничаешь, что вполне естественно. Постой-ка, дай мне на тебя посмотреть. До тех пор, пока я тебя не увидела в этом костюме, я и не замечала, что вы с Чарльзом так похожи.

Она поправила узел шейного платка Мег. На ней были черный фрак и жилет, черные панталоны и высокие сапоги. Бонни так искусно причесала ее, что, когда Мег надела черную шляпу на свои рыжие кудри, казалось, что у нее мужская прическа а lа Брут.

Каролина взяла Мег за обе руки и энергично их пожала.

— Скажи Ричарду, что ты любишь его, Мег. Тверди ему это тысячу раз, пока он не поцелует тебя и не согласится на тебе жениться.

Мег обняла Каролину.

— Вы лучшая из женщин!

Каролина слегка подтолкнула ее.

— Я расскажу все твоему отцу позже. Без сомнения, он будет очень рад узнать, что ты все-таки выходишь за Уортена. — Она усмехнулась. — Конечно, он всего лишь поднимет бровь, услышав о твоих проделках, а потом исчезнет, прихватив с собой свою любимую удочку!

Ее последние слова заставили Мег рассмеяться и немного облегчили тяжесть у нее на сердце. В это время в дверях появился раскрасневшийся Джеймс:

— Мастер Бернел уже в деревне!

Каролина поправила на ней шляпу, и менее чем через минуту Мег уже сидела в своей карете с Джеймсом за кучера. Они были в пути не более нескольких секунд, когда, выглянув из окна, Мег увидела в отдалении двуколку Чарльза, которой перегородила дорогу нанятая Хоуп карета. Чарльз выскочил из двуколки и направился к этому экипажу. Мег улыбнулась при мысли, как он удивится, обнаружив в нем Хоуп.

Вглядываясь в закутанную в плащ фигуру, скрывавшуюся в глубине кареты, Чарльз с раздражением воскликнул:

— Лиззи, что вы затеяли? Вы же знаете, что вам не следует здесь быть!

— А почему, мистер Бернел, вы думаете, что я Элизабет?

— Хоуп? — недоверчиво переспросил Чарльз. — Нет, это невозможно!

Откинув капюшон плаща, Хоуп сказала:

— Я должна была увидеть тебя перед… — Слезы помешали ей продолжать. — Чарльз, я так за тебя боюсь! Я не могла не увидеться с тобой, быть может, в последний раз!

Она зарыдала, зажимая себе рот платком. Счастливым результатом ее поступка было то, что Чарльз оказался внутри кареты.

Откинув еще дальше от ее лица капюшон, Чарльз нежно гладил ее волосы.

— Любимая, лучше бы ты не приходила. Ты делаешь все еще труднее для меня, и я не могу видеть твои слезы!

Хоуп стиснула его руку.

— Ты такой храбрый, Чарльз, а я… я так боюсь, что я больше никогда не увижу тебя. Мне все равно, что ты женишься на Элизабет; я только хочу, чтобы ты был жив.

Ее рыдания возобновились с новой силой. Чарльз обнял ее за плечи.

— Ну-ну, любимая, перестань. Ничего со мной не случится, вот увидишь! Как я уже говорил Мег, я неплохо стреляю.

— Я знаю, — сказала Хоуп. — Ты лучший стрелок в графстве, во всей Англии!

Чарльз взглянул в ее карие глаза, полные восхищения и любви. Его собственная любовь к ней затмила в нем в этот момент все остальные чувства. Едва ли он был лучшим стрелком в Шропшире, не говоря уже обо всей Англии, и он это хорошо знал. Так же, как и Хоуп, он боялся, что не доживет до вечера. Когда все эти мысли внезапно нахлынули на него, он сжал Хоуп в объятиях.

— Я люблю тебя, дорогая. Прости мне все, что было.

Хоуп смотрела на него затуманившимися от слез глазами.

— Поцелуй меня, любовь моя.

Наклонившись, Чарльз поцеловал ее тянувшиеся к нему губы. Обняв его за шею, Хоуп притянула его к себе, страстно целуя его, пока она чуть не задохнулась.

— Ты едешь в деревню? — наконец спросила она, отстранившись немного. — Я сама тебя отвезу туда. Уортен поедет с тобой? О Чарльз, я так боюсь!

— Я встречаюсь с Уортеном на условленном месте, — сказал Чарльз.

— Хорсли-Милл, — грустно кивнула Хоуп.

— Послушай, откуда тебе столько известно об этой проклятой дуэли? — спросил подозрительно Чарльз.

— От Лиззи, — отвечала Хоуп. — Ты же ее знаешь. Как только она услышала о дуэли, она приставала к прислуге до тех пор, пока кто-то не сказал ей, что ты дерешься с Монтфордом. Прошу тебя, Чарльз, позволь мне отвезти тебя туда. Ты же видишь, со мной форейтор, и он может поехать за нами в твоей двуколке. Ну, пожалуйста, Чарльз!

Слезы струились у нее по лицу.

— Нет! — резко сказал Чарльз. — Тебе нельзя! Дамы не могут присутствовать.

С нежной улыбкой Хоуп опустила ему на плечо голову.

— Я так и знала, что ты так скажешь. Позволь мне тогда довезти тебя до проселочной дороги, а оттуда ты уже один поедешь на мельницу.

Сначала он отказывался, но, когда Хоуп снова сказала, что они, может быть, никогда больше не увидятся, он согласился. Дав указания форейтору, как ему следует обращаться с запряженной в двуколку парой чистокровных лошадей, он присоединился к Хоуп, и экипажи тронулись. Как только Чарльз очутился рядом с Хоуп, он обнял ее, а она, не колеблясь ни минуты, уткнулась лицом ему в плечо.

— Ты не можешь представить себе, Хоуп, какого я свалял дурака. Если бы можно было все начать с начала…

— Нет, нет! Я тоже виновата. Я сама толкнула тебя в объятия Лиззи своими чопорными манерами. Я была так глупа, ты же знаешь!

Ее слова успокоили Чарльза, и он начал рассказывать ей о поездке в Камберленд в поисках Мег.

— …и когда мы проехали Ланкашир, моя лошадь потеряла подкову и охромела. К счастью, до ближайшей деревни была только миля… Постой! — Он выглянул из окна. — Да мы уже почти в Стэйплхоупе. Черт, мы пропустили поворот! Кучер!

Но тот его, казалось, не слышал. Снова окликнув его и не получив ответа, Чарльз обернулся к Хоуп:

— Он что, глухой?

— Нет, — спокойно отвечала Хоуп, — он только тебя не слышит.

— Что ты хочешь сказать?

— Только то, что я похищаю тебя, Чарльз Бернел. К завтрашнему вечеру мы будем мужем и женой.

21

Как только карета Хоуп скрылась за поворотом, Мег приказала Джеймсу прибавить рыси, и они поспешили по направлению к Хорсли-Милл. Прибыв на место, Мег застала там Монтфорда и Уайта, стоявших у городского экипажа барона. Мег обрадовалась, увидев, что двор освещает только один фонарь. Это давало ей превосходную возможность осуществить свой план.

Она надеялась скрыть свою личность, настояв на немедленном поединке, пока ее не разоблачит наступивший рассвет. Она также была намерена разговаривать только с мистером Уайтом, поскольку он не знал ее и Чарльза так хорошо, как Монтфорд. Это был еще один способ избежать разоблачения.

Остановив карету у мельницы, Джеймс открыл ту дверцу, что была подальше от фонаря. Мег сделала ему знак подвести к ней мистера Уайта. Она закутала себе шею черным шерстяным шарфом.

Мистер Уайт, маленький человек, с лысеющей макушкой, лет тридцати с небольшим, быстро подошел и был явно изумлен, когда Мег заговорила с ним, высунувшись из окошка кареты. Кашлянув несколько раз, она проговорила очень тихо:

— Уайт, Уортен дал мне знать, что болен и не приедет! Я настаиваю, чтобы дуэль состоялась немедленно! Займитесь этим!

Она снова закашлялась, ожидая его ответа. Некоторое время он стоял, словно окаменев, а потом сказал:

— Но это против правил! У вас должен быть секундант, чтобы он проверил оружие.

— Я настаиваю на немедленном удовлетворении! — прохрипела Мег. — Если только у Монтфорда хватит смелости!

— Как вам угодно, Бернел! — С коротким поклоном он отошел и вернулся к барону.

Мег следила за тем, как они обсуждали ситуацию. Она знаком подозвала Джеймса, чтобы он дал ей отцовские пистолеты, которые она могла бы предъявить мистеру Уайту для осмотра. Они были заряжены, целый час потребовался ей на эту операцию.

Взяв ящик с пистолетами у нее из рук, Джеймс сказал:

— Мисс, мне не хотелось бы об этом говорить, но эти двое слишком уж серьезны. А вы говорили, что это все шутка. Где же лорд Уортен?

— Лорд Уортен будет здесь с минуты па минуту, — отвечала с улыбкой Мег, стараясь казаться спокойной. — А мистер Уайт здорово играет свою роль, правда?

Джеймс, нахмурившись, посмотрел на мистера Уайта. Он насмотрелся много всяких странных игр, в которые играли господа. И не может же он не повиноваться мисс Маргарет! Он поклонился ей, отнес ящик мистеру Уайту и вернулся к лошадям.

Мег предложила ему отвести их к ручью, как он это сделал вчера, и он с готовностью согласился. Если она ничего не имеет против, он бы предпочел держаться подальше, сказал он.

Мег наблюдала за Монтфордом и мистером Уайтом, пока пистолеты не были осмотрены. Только когда они оба обернулись в ее сторону, она вышла из кареты. Надвинув шляпу на уши и завернувшись в шарф, она направилась к ним, стараясь подражать походке Чарльза.

Остановившись перед ними, она повернулась так, чтобы ее лицо оставалось в тени. Ни один из мужчин, видимо, не нашел ничего странного в ее наружности, и она слегка расслабилась, по меньшей мере настолько, чтобы поклониться им и назвать Монтфорда по имени.

Монтфорд, с неподвижным лицом, сказал:

— В вашем письме, Бернел, вы превзошли все пределы. Эта дуэль доставит мне величайшее удовольствие.

Если Мег до сих пор нервничала, при этих его словах гнев пришел на смену неуверенности. Она выпрямилась и слегка наклонила голову с саркастическим выражением. Она уже не боялась, но смотрела на него вызывающе, ожидая его следующего шага. Не заподозрил ли он чего, подумала она. На секунду он слегка прищурился, но больше никаких чувств не выразил.

Мистер Уайт обратился к ней:

— Бернел, поскольку Уортен отсутствует, хотите проверить оружие в присутствии Монтфорда?

Мег закашлялась, но она достаточно владела собой, чтобы твердо ответить:

— Я вам вполне доверяю, Уайт. Если все в порядке, я полагаю, нам пора приступить к делу.

Монтфорд и Уайт обменялись взглядами. Потом Монтфорд сказал:

— Конечно. В тридцати шагах?

Мег кивнула. Мистер Уайт показал им, где встать и откуда начинать сходиться.

Впервые с того момента, как этот план родился у нее в голове, стоя спиной к спине с Монтфордом, Мег поняла весь ужас того, что должно было случиться.

Лорд Уортен мчался по дороге, вонзая шпоры в бока своего гнедого жеребца. Как он мог быть настолько глуп, чтобы сразу не заметить, что письмо написано не Чарльзом? Слуга принес ему это письмо вечером, и хотя ему показалось странным, что Чарльз изменил время поединка, у Уортена не было оснований ему не верить. Только позже, одеваясь, он снова случайно взглянул на письмо и обратил внимание на то, что росчерк в конце подписи был не Чарльза, но в то же время он показался ему очень знакомым.

В это же мгновение у него в памяти промелькнула рукопись Мег. Догадавшись, что письмо было не от Чарльза, а от Мег, он понял, что замышляется что-то страшное. Не колеблясь ни секунды, оставив на постели жилет и фрак, он выскочил из своей комнаты и крикнул конюху, чтобы ему сейчас же оседлали лошадь.

Гнедой летел как вихрь. Сердце бешено стучало в груди Уортена. Успеет ли он предотвратить катастрофу? Он не знал, что замышляла Мег, вмешиваясь в эту историю, и не повредит ли Чарльзу такое вмешательство, но что бы там ни было, он почти обезумел от страха — за безопасность ее и Чарльза.

Мег отмечала про себя каждый шаг, который вслух отсчитывал мистер Уайт: «Двадцать шесть, двадцать семь…»

От охватившего ее теперь откровенного ужаса у Мег гудело в ушах. Что она делает? Для чего она все идет и идет с этим дурацким пистолетом в руке? Для того чтобы повернуться, прицелиться и выстрелить в Монтфорда? Конечно, она сама выстрелит в воздух, а что, если он попадет ей прямо в сердце? Двадцать девять! Мег становилось дурно от страха. Тридцать! Мег стремительно повернулась, подняла руку высоко вверх, услышала выстрел и упала навзничь, когда прозвучал второй.

Услышав один выстрел, а затем другой, Уортен пришпорил лошадь. «Господи, только бы никто не пострадал!» Вылетев на поляну, он увидел тело Бернела на земле. На противоположном конце стояли Монтфорд и Уайт, глядя на него. Пистолет Монтфорда еще дымился. Неужели Чарльз убит? А где же Мег?

— Я не знаю, что случилось! — воскликнул барон, увидев Уортена.

— Если вы убили Бернела, вам не жить! — отозвался виконт, устремляясь к распростертому телу.

Спешившись, он снял шляпу с головы Бернела и с изумлением увидел, как из-под нее упали на траву длинные рыжие локоны.

— Мег! — воскликнул он в ужасе.

Не обнаружив у нее раны ни на голове, ни на теле, он в смятении приподнял ее и прижал к груди.

— О Боже! Скажи мне, что ты жива!

Мег шевельнулась. Поддерживая ее одной рукой, Уортен другой развязал ее шейный платок. Она была очень бледна.

Монтфорд и Уайт поспешили к нему.

— Да это мисс Лонгвилль! — воскликнул мистер Уайт. — Так вы узнали ее? — обернулся он к Монтфорду.

— Как раз перед тем, как она повернулась ко мне спиной. Ее скулы совсем другие, чем у Чарльза.

— Но зачем же вы стреляли в нее? — спросил в недоумении Уайт.

— Да не стрелял я в нее. Я просто не мог удержаться от искушения выстрелить в воздух.

Веки Мег дрогнули. Увидев лицо Уортена, она закрыла глаза и произнесла драматическим тоном:

— Как темно! Наверно, я покидаю этот мир.

Уортен засмеялся.

— Глупышка моя милая! Ну конечно, вокруг темно. Рассвет еще только наступает.

— Вы не понимаете, — прошептала Мег. — Я была смертельно ранена на дуэли с Монтфордом. Вы сказали мне однажды, что я должна оказаться перед дулом пистолета на расстоянии тридцати шагов. Я так и сделала, и теперь я должна проститься с вами.

Она закрыла глаза, не понимая, почему он смеется. Она ожидала, что ее дух должен был немедленно воспарить в небеса, но ничего такого не произошло. Наоборот, птичьи голоса стали громче, прохладный утренний воздух освежал ее щеки, и ощущение рук Уортена у нее на теле доставляло ей невыразимое наслаждение. Короче говоря, было непохоже, что она умирает.

Мег несколько раз мигнула. Ее самочувствие сейчас напоминало ей состояние, пережитое ею на пикнике — когда она упала в обморок.

— Только не говорите мне, что пуля меня даже не задела! — простонала она.

— Боюсь, что именно так и было, — сказал Уортен. — Монтфорд выстрелил в воздух, чтобы вас напугать.

Мег прижала руку ко лбу.

— Господи, я стала вроде Розамунды! То и дело лишаюсь чувств! Как это унизительно!

— Розамунда? — спросил мистер Уайт. — Кто такая Розамунда? Я не знаю женщины с таким именем, кроме разве моей весьма противной тетки, но она умерла от удара, как раз после того, как меня определили в Итон.

Не обращая внимания на Уайта, Уортен спросил Мег:

— Вы хотите сказать, что вы лишились чувств?

— Да, — сказала Мег. — Ну, может ли быть более жалкая личность!

— Вы проявили большую смелость, — засмеялся Уортен. — В чем я сомневаюсь, однако, так это в том, найдется ли у вас хоть капля здравого смысла.

— Вряд ли, — отвечала Мег. Она попросила его помочь ей подняться, что он исполнил с большой готовностью, хотя и продолжая поддерживать ее за талию.

— А где Чарльз, кстати? — спросил он.

Мег на мгновение смутилась.

— Вероятно, на пути в Шотландию с Хоуп Норбери, если только наш план удался.

— Наш план? — спросил Монтфорд. — Чей это «наш»?

— Все мы, кто был заинтересован в благополучном исходе этой истории, придумали план, чтобы помешать этой дуэли, которая могла бы принести нам большое несчастье. Я имею в виду Каролину, Лиззи, Хоуп и себя. Вы можете сердиться сколько хотите, но мы были готовы на все, опасаясь, что один из вас может быть сегодня убит.

Мистер Уайт пытался было упрекнуть ее, но Уортен и Монтфорд не дали ему это сделать. Мег немного удивилась, что Монтфорд не стал делать ей выговор, поскольку он был всегда готов навредить всякому, кто становился ему поперек дороги. Заметив ее выражение, Монтфорд сказал:

— Если хотите знать, я не стал бы убивать Чарльза. Мне нравится мое положение и привилегии, которые предоставляет мне мой титул. Я совсем не желал отправляться в изгнание на континент.

— Я полагаю, вы ожидаете от меня благодарности за ваше полное равнодушие ко всем, кроме собственной персоны, — возразила горячо Мег.

Он насмешливо улыбнулся.

— По крайней мере, вы могли бы оценить такое отношение.

Мег уже собралась поспорить с этим человеком, которым она так восхищалась прежде и которого теперь так презирала. Но Уортен ее опередил.

— Некоторое время я терпел ваши оскорбления, потому что я дал клятву брату никогда больше не драться на дуэли. Но я не чувствую себя обязанным долее сносить ваши выходки, порочащие мою честь, как и поношения со стороны некоторых ваших друзей. И вам известно, что у меня есть основания нарушить мою клятву Джеффу, более серьезные, чем ваши оскорбления.

Мистер Уайт попятился.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — сказал барон.

— В первую очередь я имею в виду Мег и то, как вы похитили ее. Но я также говорю о событии десятилетней давности — точнее, о некоем письме.

Монтфорд застыл, услышав эти слова.

— Ах, да, — сказал он, о письме, которое я так никогда и не доставил.

— О письме, стоившем моему брату ноги. Я хочу, чтобы вы знали, что я не возлагаю всю вину целиком на вас: это я был настолько глуп, чтобы спустить курок. Но Джефф и я знаем, что дуэль бы не состоялась, если бы вы выполнили свое обещание и передали мне письмо Каролины.

Монтфорд не пытался спорить.

— Ваше оружие? — спросил он просто.

Мег, с возрастающими опасениями слушавшая весь этот разговор, была в ужасе. Неужели после всех ее усилий ей было все-таки суждено потерять Уортена? Она выступила между ними.

— Нет! Я не позволю! Каролина тоже этого никогда не желала!

Уортен холодно взглянул на нее.

— В одном вы были правы, Мег. Наступает момент, когда человек обязан защитить свою честь и жизнь тех, кто ему дорог.

Слезы выступили ей на глаза.

— Это были слова глупой девчонки. Что такое честь? Она не займет место мужа в постели жены, не даст ей детей!

Пораженный ее словами, Уортен открыл было рот, чтобы заговорить. Он понял, что накануне она сказала ему правду. Ее взгляды изменились.

— Я никогда не думал, что услышу от вас такое, — выговорил он, наконец.

Мег подошла к нему и положила обе руки ему на грудь.

— Умоляю вас, Ричард, не повторите вашу ошибку. Не теперь, когда нас многое ожидает в будущем.

Положив руки ей на плечи, он долго смотрел ей в лицо. Мег понимала, что он думает о ее словах и обо всем том, что случилось за последние недели, за последние десять лет. Она ждала затаив дыхание. Наконец он сказал:

— Ведь я дал клятву. Что бы, хотел бы я знать, мне сказал сейчас Джеффри?

Глядя на него сквозь слезы, Мег прикусила губу.

— Он сказал бы, чтобы вы исполнили свое обещание. О прошу вас, Ричард.

Уортен внезапно отпустил ее, выражение лица у него прояснилось.

— Я знаю, что Маргарет этого не одобрит, — обратился он к Монтфорду, — она не выносит вульгарной драки. Но я не могу позволить вам остаться безнаказанным. Я выбираю бокс и прямо на месте.

Монтфорд, не любивший бокс, насмешливо усмехнулся.

— Я никогда не унижусь до такого!

Он хотел удалиться, но Уортен задержал его, схватив за руку.

— А ничего лучшего вы не заслуживаете!

Ударом в челюсть он сбил Монтфорда с ног.

— Пусть будет так, если вы этого желаете! — Монтфорд начал подниматься, но в этот момент раздался женский крик:

— Остановитесь! Я запрещаю!

— Лиззи! — воскликнула Мег. — Слава Богу, ты пришла!

Монтфорд, которому были адресованы слова Лиззи, раздраженный тем, что женщина вздумала им командовать, резко отвечал:

— Убирайтесь ко всем чертям, Элизабет!

Мег опасалась, что, оскорбленная таким обращением, Лиззи откажется исполнить свою роль. Но до настоящего момента она никогда полностью не понимала характера Лиззи.

Лиззи спрыгнула с лошади и, приблизившись к барону, укоризненно покачала головой:

— Я просто не могу позволить вам разговаривать со мной таким ужасным тоном, в особенности потому, что вы вскоре должны стать моим мужем!

Одной рукой она поддерживала шлейф своей амазонки вишневого бархата, в другой небрежно держала хлыстик.

— Боже мой, как интересно! — продолжала она. — Смотри только, как ты вырядилась, Мег, — в панталонах и сапогах!

Наступал рассвет. Темные очертания деревьев проступали отчетливее. Воздух наполнился сотней птичьих голосов.

— Я, к сожалению, опоздала, — продолжала Лиззи, — но теперь, раз уж я здесь, я с удовольствием избавлю вас от Монтфорда.

Она повернулась к барону, отряхивавшему свой фрак и панталоны.

— Я не имею никакого желания на вас жениться, Лиззи! — фыркнул он.

— Вы слишком торопитесь, милорд. В конце концов, у меня есть нечто вам очень необходимое, ведь так?

Несколько секунд казалось, что он готов ответить ей новой резкостью, но потом лицо его скривилось в гримасу.

— Так, — сказал он наконец. — Так что же вы предлагаете?

Глядя на него невинным взглядом широко раскрытых глаз, Лиззи сказала:

— Я полагаю, милорд, что при нормальном ходе событий предложение должно было бы исходить от вас. — Засмеявшись собственной шутке, она небрежно продолжала: — Свадьба через две недели в церкви святого Майкла меня бы вполне устроила. Мне так хочется выйти замуж!

Обернувшись к Мег и Уортену, Монтфорд учтиво с ними раскланялся.

— Приношу смиренные извинения за мою нелепую попытку похищения, — сказал он Мег. — Кулаками вы владеете отменно. Поздравляю, — сказал он Уортену, потирая подбородок, где начинал расплываться синяк. Взяв руку Элизабет в свою, он расцеловал ей каждый пальчик.

— Я всегда восхищался блеском ваших волос и ослепительным сверканием ваших изумительных глаз!

— Вы так можете вскружить голову бедной девушке! — проворковала Лиззи, не сводя с него обожающего взгляда. — Ваши комплименты восхитительны! Хотела бы я знать, приходило ли вам когда-нибудь в голову заняться политикой? У меня есть идеи на этот счет, которые мне очень хотелось обсудить с вами последний месяц.

— Мисс Пристли! Как я мог не разглядеть все это время, какое вы сокровище!

Лиззи засмеялась. Они удалялись в направлении кареты барона, и голоса их доносились все глуше.

Когда они отъехали, Мег не могла удержаться, чтобы не заметить с иронией:

— Какая замечательная пара! И они друг друга стоят!

Уортен хотел сказать ей что-то, но в это время к ним подошел мистер Уайт.

— Могу я сказать вам несколько слов, милорд? — Пот выступил у него на лице. — По поводу этого случая на балу — Бог мой, неужели это было год назад? — Он принужденно засмеялся. — Уверяю вас, что я не имел в виду ничего дурного. Тем не менее, приношу вам мои извинения; я тогда немного подвыпил. Вы знаете, в таком состоянии не всегда хорошо соображаешь, что говоришь. Поэтому я хотел бы уверить вас…

— Мистер Уайт, — перебил его Уортен, — если я когда-нибудь увижу, что вы говорите с мисс Лонгвилль, я потребую у вас отчета за каждое слово, какое вы позволите себе сказать!

— Очень хорошо, сэр. — Мистер Уайт не переставал улыбаться. — Что же, можно сказать, все хорошо, что хорошо кончается. Да, пожалуй, мне пора, всего вам доброго. — Он хотел проститься с Мег, но воздержался и оглянулся, ожидая увидеть экипаж. Внезапно он понял, что был настолько озабочен необходимостью извиниться перед Уортеном, что не воспользовался местом в карете Монтфорда. У него было такое испуганное выражение, что Уортен, сжалившись над ним, предложил ему добраться до Норбери-Хаус на лошади Лиззи.

Бедный мистер Уайт, с трудом подобрав поводья норовистой лошади, явно его сразу невзлюбившей, едва вскарабкался в седло.

Через несколько минут он скрылся, и Мег осталась одна с Уортеном. Волосы в беспорядке рассыпались у нее по плечам, панталоны были покрыты пылью и приставшими к ним листьями.

Некоторое время они молчали.

— Я очень сожалею, — начала Мег.

— Сожалеете? — переспросил он. — Сожалеете? — Словно внезапно поняв, что она только что была на волосок от смерти, он схватил ее за плечи. — Вас следовало бы четвертовать за вашу проделку! Если бы Монтфорд нас не узнал, вы могли бы быть убиты. Мне даже подумать страшно о том, что могло бы случиться!

— Вы представить себе не можете, какое для меня счастье слышать, как вы снова на меня кричите! — сказала Мег.

— Что? — возвысил голос он. — Вы опять за свои бредни! Уж не хотите ли вы мне сказать, что, ругая вас, я доказываю тем самым свою любовь к вам?

— О да, — выдохнула Мег.

Он сильнее сжал ее плечи.

— Маргарет Лонгвилль, — прорычал он угрожающим тоном, — если ты не прекратишь свои штучки немедленно, я тебя выпорю! Неужели ты так ничему и не научилась?

— Научилась, — отвечала Мег. — Я поняла, что герои моих романов слабы и никчемны в обращении с любимыми женщинами и что все они ужасные зануды, все до одного!

Положив руки ему на грудь, она разглаживала складки на его тонкой батистовой рубашке.

— А теперь скажи мне все! В чем я еще что-нибудь напутала? Может быть, мне следовало надеть бриджи, а не панталоны?

Взглянув на ее костюм, Уортен изумился, как будто впервые заметив, как она одета.

— Мег, — сказал он, и голос его звучал как-то странно. — Этот костюм… — Его руки теперь нежно касались ее плеч. Он пристально вглядывался ей в лицо. — У тебя щека запачкана, — он слегка дотронулся пальцами до ее лица.

Схватив его руку, Мег поцеловала ее.

— Я люблю тебя. Если ты меня оставишь, я погибну или, что еще хуже, обещаю, что восстановлю все упоминания о родинке на щеке графа Фортунато — и, причем с удовольствием это сделаю!

Он засмеялся.

— Мы будем часто ссориться с тобой. Ты уверена, что ты этого хочешь?

Мег утвердительно кивнула.

— И я намерен читать все, что ты напишешь, прежде чем пошлешь рукопись издателю. Я просто убежден, что ты будешь несчастна со мной. И каждый раз, как ты предашься романтическим фантазиям… — Губы его почти касались ее губ. — Мег, я думал, что он убил тебя! — Она почувствовала легкое прикосновение его губ. Это был не поцелуй, которого жаждала Мег, скорее обещание поцелуя. — Я никогда не оставлю тебя, любимая! — сказал он.

Теперь это был настоящий поцелуй, и она с восторгом отдала свои губы ему на растерзание. Обхватив ее талию, он прижал ее к себе. Бессвязные мысли мелькали в голове Мег. Она полностью предалась блаженству любви. Герои ее романов целовали героинь целомудренно в лоб или в щеку, а Уортен — то, как он варварски обходился с ней, ей и во сне не могло присниться. Сердце ее переполнилось. Она любила его безумно, беспредельно, никакая Розамунда не могла так любить никакого ангелоподобного Уайтхейвена.

Выглянуло солнце, и его первые лучи золотили листья буков и ивы. Уортен целовал ее лоб, щеки, ее распустившиеся локоны.

— Я люблю тебя, — вновь и вновь повторял он, и его слова проливали целительный бальзам в ее душу после трех мучительных недель.

Опустив голову к нему на грудь, Мег слышала мерное, успокаивающее биение его сердца.

Она могла бы провести так многие часы, но очарование момента было нарушено шумом подъезжающего экипажа. Они оба обернулись и увидели приближающуюся карету Хоуп. Мег улыбнулась. Она сильно подозревала, что до границы с Шотландией они не доберутся, и в этом она оказалась совершенно права.

Как только улеглась пыль, Чарльз выскочил из кареты и помог спуститься Хоуп. Его щеки горели, голубые глаза потемнели от гнева.

— Мег, — закричал он, подходя, — я никогда не прощу тебе этого! Господи, да ты в мужском костюме! Что здесь произошло?

— Я притворилась тобой и заняла твое место на дуэли с Монтфордом! — улыбнулась Мег.

Он стоял, глядя на нее широко раскрытыми от изумления глазами.

— Да ты же вовсе не разбираешься в оружии! Неужели ты могла одурачить Монтфорда и Уортена этим костюмом?

— Было очень темно. Я притворилась больной, и все время ужасно кашляла к тому же. — Она взглянула на Уортена, — Ричард тогда еще не приехал.

— Но он мог тебя убить! — воскликнул Чарльз, немного поостыв.

— Я знаю, — сказала Мег. — Но после всех неприятностей, которые я причинила тебе и Ричарду, я чувствовала себя виноватой. Почему вы должны были страдать из-за моего легкомысленного, безответственного поведения?

Чарльз на мгновение умолк под впечатлением ее слов, но тут же вспомнил о предательстве Монтфорда по отношению к нему самому.

— У меня к нему свой счет, как тебе известно. Я не успокоюсь, пока не получу удовлетворения.

Не зная, что сказать, Мег бросила умоляющий взгляд на Уортена. Он сразу же понял намек.

— Боюсь, Бернел, что вы опоздали. У меня были свои причины добиваться от него удовлетворения, но прибыла Элизабет и положила конец тому, что, я надеялся, будет славной схваткой.

— Элизабет? — воскликнул удивленный Чарльз. — Какого черта ей здесь понадобилось? И потом, я бы подумал, что она скорее станет нас подстрекать, чем прекращать поединок!

— Она сказала Монтфорду, что запрещает ему продолжать борьбу, если он желает на ней жениться, — сообщила ему Мег. — Мне неприятно огорчить тебя таким известием, но твоя невеста покинула тебя ради пэра Англии!

Чарльз даже рот раскрыл.

— Как сказал мистер Уайт, — добавил Уортен, — все хорошо, что хорошо кончается.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Чарльз, — моя честь требует, чтобы я вызнал Монтфорда, и я это сделаю!

— Если ты это сделаешь, Чарльз Бернел, после того как я рисковала жизнью, чтобы ты не погиб на дуэли — и только не говори мне, что ты можешь с ним сравняться в искусстве стрельбы! — я с тобой больше разговаривать не буду!

Пораженный Чарльз переводил взгляд с нее на Уортена. Он, казалось, был в нерешительности. В это время вперед выступила до сих пор молчавшая Хоуп. Лицо ее вспыхнуло гневом.

— А что я скажу нашим детям, когда они спросят меня, почему их отец был убит на какой-то идиотской дуэли?

Ее пылкая речь и отсутствие в ней всякой логики изумили присутствующих. Хоуп прижала руку ко рту.

— Боже мой! — воскликнула она. — Какие глупости я говорю! Ведь если тебя убьют на дуэли, — взгляд ее омрачился, — о моя любовь, ведь тогда у нас никогда не будет детей! Ты же не захочешь лишить меня моих собственных детей?

Чарльз выглядел совершенно ошеломленным. Схватив ее за руки, он воскликнул:

— Моя ненаглядная Хоуп! Нет, конечно, нет, я просто не подумал! Дети! Наши дети! Твои и мои! — Он улыбнулся. — Ну, раз ты мне все представила таким образом, мне ничего не остается, как уступить. К тому же я обязан барону благодарностью. Если бы не он, я бы все еще был помолвлен с Лиззи.

Хоуп засмеялась.

— Я непременно пошлю ему письмо с выражением моей особой признательности.

Взглянув на Уортена, Мег подумала, что и она обязана Монтфорду. Его вероломство помогло ей по достоинству оценить характер Уортена.


Позже в этот день Мег сидела за письменным столом у себя в комнате, склонившись над рукописью. Она усердно работала, убирая все оставшиеся родинки из своего четвертого романа, когда к ней подошел Уортен. Наклонившись над ней, он нежно погладил ее плечи.

— Кончила ты это гнусное занятие?

Мег улыбнулась ему.

— Почти! Хотя должна сказать, что мне жаль. Видишь ли, мне хотелось больше всего на свете, чтобы, читая последний роман Эмилии Хартсхорн, все изучали твое лицо с таким же усердием, как это делала я.

Уортен покачал головой.

— Ну и плутовка же ты!

Поскольку он в этот момент целовал ее макушку, Мег знала, что он не сердится. Уортен тем временем протянул руку и взял со стола лист бумаги, где были выведены слова: «Причудливая наследница».

Мег попыталась отнять у него листок, но он не позволил ей.

— А это что такое? — спросил он.

— Начало моего следующего романа, — отвечала Мег, краснея.

Он прочил вслух:

«Элинор чуть не задохнулась, когда герцог де Монтефорде, наклонившись над ее пламенеющими локонами, воскликнул: „Ты моя, моя золотоволосая красавица. Я увезу тебя на край света, где у меня великолепный замок, где ты навсегда станешь хозяйкой!“

«Но я люблю другого! — ломая руки воскликнула Элинор, глядя в сверкающие глаза своего похитителя. — Как вы можете совершить такой чудовищный поступок? Маркиз де Верите этого не потерпит!» Элинор вспомнила своего жениха. Он был красив, добр и благороден. Глаза его были темны как ночь, на правой щеке у него была родинка. Цыганка некогда предсказала его матери, что он будет одарен всей мудростью богов».

— Нет! — твердо заявил Уортен.

— А если я… — начала было Мег.

— Нет, — повторил он и, разорвав листок на клочки, швырнул их на пол. — Ты можешь писать что хочешь, но только не о героине с пламенеющими волосами и не о герое с родинкой на правой щеке.

Поскольку он смягчил свои слова поцелуем, Мег не могла не уступить ему. Так и быть, пусть родинка будет у героя на левой щеке…


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21