КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406427 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147299
Пользователей - 92529
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Прелестница (fb2)

- Прелестница (пер. Ирина Гюббенет) (и.с. Кружево) 923 Кб, 268с. (скачать fb2) - Валери Кинг

Настройки текста:




Валери Кинг Прелестница

1

В гостиной миссис Норбери в ее особняке на Брук-стрит царило оживление. Мег Лонгвилль сознавала, что добрая половина присутствующих девиц были вне себя от зависти: лучший жених сезона, склонившись к ней и не сводя с нее глаз, тихо говорил ей что-то. Однако такое внимание к ней лорда Уортена мало ее волновало. У этого утонченного щеголя и законодателя моды, желанной добычи всех светских мамаш, озабоченных поисками мужей для своих дочек, не хватало одного весьма существенного, на ее взгляд, качества — чести: он решительно отказывался выходить, с кем бы то ни было, на поединок.

По оконным стеклам за спиной Маргарет стучал дождь. Она смотрела в лицо лорду Уортену, перья веера чуть касались ее подбородка и полураскрытых губ. Иногда его отдельные слова доходили до ее сознания, вызывая странный отзвук в сердце, но большую часть времени она была настолько поглощена мелькавшими в ее воображении яркими образами, что она его вовсе не слышала. По решительному взгляду его темных глаз она знала, что он говорит о чем-то очень серьезном для него, но мысли ее заполнял калейдоскоп красок, где преобладали черные и алые тона, на фоне которых одинокий парусник сражался с ветром и ливнем.

В голове у нее рождались строки, которыми она пыталась описать эту картину: «Злополучная шхуна барахталась в разбушевавшихся волнах, как пробка в водах пруда». Нет, нет — так не пойдет. Это просто глупо. «Ее носило, как перышко ветром».

— О, черт возьми! — воскликнула Маргарет вслух.

Лорд Уортен изумленно приподнял брови.

— Простите, что вы сказали? — спросил он.

Мег оглянулась. Музицирование временно прекратилось, и гости болтали между собой, перемещаясь по гостиной.

— О Боже, мне не следовало так выражаться и тем более перебивать вас! — воскликнула она. — Простите мою неучтивость, милорд. Продолжайте, прошу вас!

Виконт грустно улыбнулся.

— Маргарет Лонгвилль, неужели вы хотите сказать, что последние несколько минут ваше внимание где-то блуждало?

— Боюсь, что я немного отвлеклась, — искренне отвечала Мег. — Извините меня, но в этой родинке есть что-то — но о чем это я? — я хочу сказать, мне иногда свойственно бывает замечтаться. — Похлопав себя веером по губам, она взглянула еще раз на родинку на щеке лорда Уортена. Какой из него получился великолепный, зловещий граф Фортунато! Красиво причесанные черные волосы, темные глаза, всегда казавшиеся суровыми и мрачными в блеске свечей, освещавших гостиные, орлиный нос, упрямый подбородок и в довершение всего еще одна характерная деталь — темная родинка на правой щеке. Еще в начале сезона, когда лорд Уортен отказался драться на дуэли с бароном Монтфордом, Мег предназначила его на роль злодея в ее новом романе «Розамунда из Альбиона».

До нее смутно донесся его слегка насмешливый голос:

— Вы сегодня совершенно обворожительны.

— Благодарю вас, — рассеянно отозвалась Мег, чьи мысли снова обратились к злополучной шхуне. Прекрасная Розамунда, героиня ее последнего романа, была привязана к мачте. Дождь хлестал по ее нежному лицу, потоки воды струились по ее шелковистым золотым волосам. Мег подумала, не заставить ли ее вновь лишиться сознания. Это было бы уже в третий раз в этой главе. Бедная Розамунда то и дело теряла сознание.

«Веревки, связывавшие ее кисти, врезались ей в кожу. Она вскрикнула от боли, и в это мгновение молния рассекла черные тучи, нависшие над парусником.

Розамунда обратилась к стоявшему с ней рядом дьяволу в человеческом образе:

— Почему ты не освободишь меня? Чем я заслужила такую жестокость?

Граф Фортунато смотрел на нее с гнусной усмешкой. Новая вспышка молнии высветила безобразную черную родинку на его щеке. С затаенной угрозой в голосе он отвечал:

— Так повелели боги. Сам Вулкан приказал мне доставить тебя на остров Лемнос, где я прячу твоего брата Эрнеста. Только дав согласие на брак со мной, ты сможешь увидеть его вновь.

— Нет! Я никогда не выйду за тебя! — в отчаянии вскрикнула Розамунда и снова потеряла сознание. Ее головка бессильно склонилась ей на грудь. Дождь полосовал ее нежную кожу».

Может ли дождь полосовать кожу, усомнилась Маргарет и тут же отбросила все сомнения, как совершенно ничего не значащие. Она никогда не утруждала себя тщательным подбором слов, ее главной целью было добиться того, чтобы у читателей мороз пробегал по коже.

Лорд Уортен наблюдал, как менялось выражение ее лица. Страстность, которую он видел в нем, волновала его. Он желал иметь право знать все, что она думает и чувствует. Он серьезно влюбился в нее и настойчиво ухаживал за ней в течение всего сезона. Его приводило в восторг то, как она часто смотрела на него, словно желая запомнить каждую черту. Однажды, заметив ее откровенное внимание к себе, он