КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398024 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169140
Пользователей - 90506

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Свет в полумраке (fb2)

- Свет в полумраке (пер. Е. К. Деникина) (а.с. Уисперинг-Спрингз-1) (и.с. City Style) 1.12 Мб, 336с. (скачать fb2) - Джейн Энн Кренц

Настройки текста:



Джейн Энн Кренц Свет в полумраке

Стивену Каслу, брату и другу, с любовью.

Глава 1

Стены комнаты пронзительно вопили.

– Проклятие! – прошептала Зоя Льюс.

На миг оглушенная беззвучным криком, она резко остановилась в дверном проеме пустой спальни и воззрилась на ослепительно белые стены. «Господи, только не сейчас, только не здесь! – в панике подумала она. – Мне очень нужна эта работа!»

Стены всхлипнули. Сквозь свежий слой белоснежной краски, покрывавшей их, просачивался, пульсируя, как головная боль в висках, ужас. Безмолвный визг рикошетом отдавался от пола к потолку и обратно.

Зоя прижала пальцы к вискам. Жест был столь же инстинктивным, сколь и бесполезным. Она крепко зажмурилась, пытаясь справиться с болью: ее пронзила леденящая молния с острыми зазубренными краями, вошла в нее, да так и осталась в ней, обратившись в замерзший пруд где-то в районе желудка.

Дэвис Мейсон шел по коридору в каком-нибудь шаге от Зои, и когда она резко остановилась, не успел среагировать и неловко налетел на нее.

– Прошу прощения. – Он быстро восстановил равновесие. – Кажется, я зазевался.

– Ничего страшного, я сама виновата.

Стараясь, чтобы ее движения выглядели естественно, Зоя попятилась из дверного проема обратно в коридор. Здесь ей стало полегче, здесь она уже могла владеть собой. Она повернулась к Дэвису и одарила его, как она надеялась, яркой суверенной улыбкой. Но улыбка далась ей нелегко, потому что из спальни все еще просачивались приглушенные крики. Зое хотелось вырваться из этого дома, и поскорее. Она не знала, что именно произошло в спальне, но чувствовала – там случилось что-то страшное.

Дэвис легонько тронул Зою за плечо:

– Эй? Вы хорошо себя чувствуете?

Она снова натянуто улыбнулась. Впрочем, улыбаться Дэвису было не так уж трудно: он был недурен собой, элегантен, вел себя галантно, правда, с легким – но как раз в меру – налетом небрежности. Зое подумалось, что если бы он родился не человеком, а автомобилем, то, наверное, был бы сияющим европейским «родстером». А судя по большому дому и рубашке, сшитой на заказ, он еще и богат. Идеальный клиент. Если сформулировать в двух словах, то именно так Зоя думала о Дэвисе вплоть до последней минуты. «Но теперь-то все изменилось», – с грустью подумала она.

– Да, все нормально.

Она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, как ее учили на курсах самообороны. По словам инструктора необходимо найти глубоко внутри себя некий центр спокойствия и стабильности; Зоя так и попыталась сделать, но, к сожалению, ей это плохо удалось, и она смогла почувствовать только одно: приближение сильного приступа паники.

Теперь Дэвис выглядел всерьез озабоченным.

– Что все-таки случилось?

– Ничего особенного, просто у меня начинается мигрень. Со мной это часто случается, когда я забываю позавтракать.

В последнее время ложь стала даваться ей на удивление легко, впрочем, стоило ли удивляться: у нее было много возможностей потренироваться. «Одно плохо, – подумала Зоя, – я еще не настолько поднаторела во вранье, чтобы убедить саму себя». Именно сейчас ей бы очень не помешала небольшая порция самообмана.

Дэвис несколько секунд пристально смотрел на нее, потом заметно расслабился. 8 – Пропустили утреннюю дозу кофеина?

– И еды тоже. Мой организм реагирует на изменение уровня сахара в крови, так что очень глупо с моей стороны было не позавтракать. – Зое не терпелось сменить тему, она оглянулась на спальню и выпалила первое, что пришло в голову: – Что случилось с кроватью?

– С кроватью?

Они оба уставились на пустой прямоугольник голого пола между двумя массивными прикроватными тумбочками в миссионерском стиле. Зоя почувствовала себя неловко.

– Ну да. – Она сглотнула. – Все остальные комнаты дома полностью меблированы, поэтому то, что в спальне нет кровати, естественно, сразу бросается в глаза.

– Она ее забрала, – буркнул Дэвис.

– Вы имеете в виду бывшую жену? Он вздохнул.

– Эта чертова кровать ей очень нравилась, она выбирала ее несколько месяцев. Честное слово, кровать, по-моему, значила для нее больше, чем я. Это единственное, что она забрала с собой при разводе, конечно, кроме личных вещей.

– Понятно.

– Вы знаете, как это бывает при разводе… Иногда самые шумные ссоры происходят из-за каких-то мелочей, из-за ерунды.

«Пропавшую кровать можно назвать как угодно, только не мелочью», – подумала Зоя.

– Я понимаю.

Дэвис всмотрелся в ее лицо:

– Что, боль усилилась?

– Не волнуйтесь за меня, как только я немного перекушу и выпью чашку кофе, все пройдет.

– У меня есть предложение, – сказал Дэвис. – Дом вы осмотрели, думаю, общая картина у вас уже сложилась, так может, сделаем перерыв, пойдем в клуб и поедим чего-нибудь? Заодно сможем обсудить ваши первые впечатления.

При мысли о еде желудок Зои взбунтовался. Она по опыту знала, что ей не удастся проглотить ни кусочка, пока не пройдет приступ, а на этот раз случай тяжелый, и ей может потребоваться много времени, чтобы прийти в себя. Сама виновата, не надо было так опрометчиво входить в комнату. Обычно она бывала более осмотрительной, но сейчас слишком увлеклась собственными планами переустройства интерьера, да и весь большой дом, за исключением спальни, казался совершенно новым, чистым. Она не ожидала, что столкнется с какими-то проблемами, и, как это часто случается, поплатилась за беспечность.

– Я бы с удовольствием к вам присоединилась, но, к сожалению, в этот раз не получится. На сегодня у меня назначена еще одна встреча, и мне нужно к ней подготовиться.

Дэвис колебался.

– Ну, если вы точно не можете…

– Никак не могу. – Зоя постаралась, чтобы в ее отказе прозвучали виноватые нотки. – Честно говоря, мне уже пора бежать. К тому же, как вы правильно заметили, я уже все осмотрела, пока мне этого достаточно. – «А почувствовала я даже больше, чем достаточно, благодарю покорно». – План дома вы мне уже дали. Я его размножу и подготовлю несколько вариантов набросков, чтобы вы представляли, какие у меня идеи.

– Наброски – это было бы неплохо. – Дэвис заглянул в спальню и с некоторой грустью покачал головой. – Признаюсь, мне действительно легче ухватить идею, когда я вижу рисунок.

– Да, когда перед тобой рисунок или чертеж, всегда легче представить комнату. Минутку, дайте-ка я загляну в ежедневник.

Зоя открыла объемистую сумку цвета ликера «Шартрез». У нее было шесть сумок разных цветов, и каждая выполняла одну и ту же функцию, будучи чем-то средним между саквояжем и дамской сумочкой. Эту она выбрала сегодня потому, что ей нравилось, как зелёный цвет контрастирует с темно-фиолетовой тканью ее костюма. Зоя на ощупь порылась в глубинах сумки, под руку попались фотоаппарат-«мыльница», тетрадь для набросков, сантиметр, прозрачная пластиковая коробка с цветными авторучками и маркерами, папка с образцами тканей и, наконец, старинная круглая дверная ручка из латуни, к которой, как к брелоку, были прикреплены ключи от квартиры. Деловой ежедневник оказался на самом дне. Зоя выудила его на поверхность и открыла.

– Я изложу свои замыслы на бумаге, – деловито проговорила она. – Постараюсь подготовить предварительные наброски до конца недели. Вас устроит, если мы встретимся в моем офисе в пятницу днем?

– В пятницу? – Дэвис не скрывал своего разочарования. – Это же будет почти через неделю. А пораньше никак нельзя? Мне бы хотелось начать как можно скорее. Откровенно говоря, с тех пор, как от меня ушла жена, этот дом наводит на меня тоску.

«Охотно верю», – подумала Зоя. Вслух же она сказала сочувственно:

– Я вас понимаю.

Изображать сочувствие было нелегко, потому что у нее до сих пор стояли дыбом крошечные волоски на шее, а руки под длинными рукавами легкого пиджака были покрыты гусиной кожей.

– Не хочу строить из себя обиженного мужа, но развод обошелся мне в кругленькую сумму. И у меня есть опасение, что поток счетов от адвокатов иссякнет еще не скоро.

Зое подумалось, что вообще-то все указывает на то, что Дэвис Мейсон нисколько не пострадал от развода, во всяком случае, финансово. Например, ему принадлежит большой и, уж конечно, не дешевый дом, за оформление интерьера которого он собирался выложить дизайнеру немалую сумму; к тому же он состоит членом дорого кантри-клуба. Однако Зоя не стала высказывать свои соображения вслух. С некоторых пор она старалась вести себя с недавно разведенными мужчинами дипломатично. Зоя уже поняла, что именно эта категория населения поставляет многих клиентов дизайнерам по интерьеру, в том числе ей самой. Человек, который только что выбрался из-под развалин своего брака, зачастую стремится переделать свое жизненное пространство: он видит в этом средство, помогающее избавиться от горького осадка, оставшегося на душе после разрыва.

Зоя пролистала ежедневник, делая вид, что изучает расписание встреч, и решительно захлопнула томик в кожаном переплете.

– Очень жаль, но в остальные дни у меня все время расписано. Пятница – это единственный день, когда я могу уделить вам столько времени, сколько заслуживает этот проект. В два часа дня вас устроит?

Дэвис был явно недоволен: очевидно, он привык получать все, что захочет.

– Что ж, похоже, у меня нет выбора, пятница так пятница. Не хочу показаться нетерпеливым, но мне действительно хочется приступить к этому делу поскорее.

– Это естественно. Как только вы приняли решение что-то изменить, вам, конечно, хочется поскорее осуществить это на практике. – Зоя говорила быстро, стараясь, чтобы голос звучал уверенно и по-деловому. – Однако изменение интерьера всего дома – очень серьезная работа, и ошибка, сделанная на ранней стадии, может обойтись очень дорого.

– Да, с этим я уже столкнулся. – Дэвис бросил еще один взгляд на спальню. – Я понял, что мне нужна помощь профессионала, после того как перекрасил эту комнату. Мне и в голову не могло прийти, что, если я всего лишь покрашу стены белой краской, может получиться так плохо, но как только я закончил красить, то понял, что все не так. Я-то хотел, чтобы комната казалась светлой, полной воздуха, а получилось…

Он не закончил фразы и пожал плечами, словно говоря: «Черт его знает, что получилось».

Результат Зоя видела. Спальня стала не более «уютной», чем кабинет патологоанатома или помещение для бальзамирования. И даже свет яркого аризонского солнца, отражающегося в сапфировой глади бассейна за окнами, не мог нейтрализовать это ощущение. Отчасти столь неприятное впечатление вызывалось стерильно-безжизненной белой краской на стенах, но Зоя знала, что истинная причина кроется в том, что в этой спальне произошло. Некоторые вещи не спрячешь под слоем краски.

Знала Зоя и другое: мистер Идеальный Клиент на осознанном уровне не понимает, что в этих стенах заперты острые негативные эмоции. К своему большому сожалению, Зоя еще не встречала человека, который бы чувствовал такие вещи так же, как она, чисто энергетически. Но она не раз замечала, что и другие люди, сами того не подозревая, подсознательно реагируют на атмосферу той или иной комнаты, и это убедило ее, что связь с пространством на каком-то глубинном, психическом, уровне ощущают многие. Однако жизнь научила ее, что лучше держать это знание при себе.

– Вы выбрали очень яркий белый свет. – Зоя сделала еще шаг назад, отступая подальше от двери спальни. – Многие ошибочно думают, что чисто белый цвет – это совсем просто, но в действительности с белым очень трудно работать. Он отражает слишком много света, особенно здесь, в пустыне. Кроме того, когда вы начинаете обставлять комнату мебелью, в комнате с белыми стенами тени кажутся очень резкими и холодными. Вы поступили правильно, что остановились на этой комнате и не стали красить другие.

– Я понял, что пошел по неправильному пути. – Дэвис непринужденным жестом пригласил ее пройти в холл впереди него. – Должен вам сказать, Зоя, что когда я принял решение пригласить профессионального декоратора, я не очень-то серьезно относился ко всем этим идеям в духе фэн-шуй, которые вы исповедуете.

– В фэн-шуй многие не верят, пока не почувствуют результатов на собственном опыте.

– Я думал, это просто очередное модное течение, все дамы в кантри-клубе им увлечены. Но когда Хелен Уэймот давала мне вашу визитку, она много распространялась о том, что после ее развода вы совершенно преобразили ее дом. С домом у нее было связано столько неприятных воспоминаний, что она собиралась выставить его на продажу, но вам, по ее словам, удалось изменить саму атмосферу этого места.

– О, мне было очень интересно работать над ее домом. – До входной двери оставалось совсем немного, еще пара минут, и она вырвется отсюда. – Миссис Уэймот предоставила мне полную свободу действий.

– Она посоветовала мне поступить так же. Несколько месяцев назад, после того как Дженнифер от меня ушла, я бы сказал, что переставлять мебель таким образом, чтобы регулировать потоки позитивной и негативной энергии, – это не для меня. Но чем дольше я жил один в этой обстановке, где все было точно так же, как при Дженнифер, тем больше убеждался, что в ваших дизайнерских теориях что-то есть.

– Я не придерживаюсь какой-то конкретной школы фэн-шуй. – Зоя вдруг с ужасом поняла, что тараторит слишком быстро. «Веди себя нормально, ты же знаешь, как это делать». – Я использую в своей работе отдельные элементы различных школ в сочетании с организационными принципами других классических традиций дизайна, например, Васту.

– А это что такое?

– Это древнеиндийское учение, в котором изложены основополагающие принципы архитектуры и дизайна. Кроме того, я применяю и элементы современных теорий гармонии и пропорций, если они кажутся мне полезными. Так что, как видите, мой стиль довольно эклектичен.

«На самом-то деле я большей частью придумываю его по ходу дела», – добавила Зоя мысленно. Но это было явно не то, что хотелось бы услышать клиенту.

Торопясь выйти на свежий воздух, она быстро прошла в переднюю часть дома. Чувства, испытанные ею в спальне, обострили ее восприятие, и теперь она улавливала тонкие флюиды темных, нездоровых эмоций, исходящие от других стен здания. Ей было необходимо как можно быстрее выйти из этого дома.

Наконец Зоя оказалась в вымощенном терракотовой плиткой холле. Дэвис следовал за ней. Он открыл дверь, и Зоя наконец-то вырвалась из дома на свежий воздух, в успокаивающее тепло осеннего дня.

– Вы уверены, что достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы вести машину? – спросил Дэвис.

«Веди себя естественно!»

– Все нормально, я сейчас подкреплюсь, у меня в машине всегда есть что-нибудь на этот случай.

Очередная ложь, но врать становилось на удивление легко. Неужели она превращается в законченную обманщицу?

– Ну, как знаете. Тогда всего хорошего, до пятницы.

– До пятницы.

Зоя одарила клиента улыбкой – как она надеялась, бодрой и профессиональной, – покрепче схватила сумку и быстро зашагала к машине, стараясь, чтобы ее уход не выглядел как поспешное бегство из кричащего дома. Дойдя до машины, она вздохнула с облегчением. Зоя распахнула дверцу, бросила сумку на переднее сиденье, села за руль, надела темные очки, включила зажигание – и все это, казалось, сделала одним движением. Руки у нее до сих пор дрожали – последствие резкого выброса адреналина в кровь. Это случалось не впервые, и Зоя могла с этим справиться. Но для того чтобы выехать с территории элитного жилого комплекса, она должна твердо держать руль.

Слева от дороги протянулась бескрайняя, как летное поле, и неправдоподобно зеленая лужайка для гольфа, принадлежащая кантри-клубу жилого комплекса Дезерт-Вью. Вокруг нее в живописном беспорядке были разбросаны особняки вроде резиденции Мейсона.

Вдали, за оазисом яркой зелени, простиралась каменистая равнина пустыни Сонора, а еще дальше начинались пологие предгорья. Гольф-клуб и городок Уисперинг-Спрингз находились примерно в часе езды от Финикса, то есть достаточно близко для того, чтобы и им перепадали кое-какие крохи от жирного пирога туристического бизнеса, и в то же время достаточно далеко от толчеи и дорожных пробок большого города.

Год назад, когда Зоя только поселилась в здешних краях, пустынный пейзаж казался ей непривычным, чуть ли не космическим, но постепенно она стала привыкать к новой обстановке и даже полюбила ее. Зоя открыла для себя своеобразную красоту пустыни с ее поразительными контрастами света и тени, с удивительными, ни на что не похожими восходами и закатами. Со временем она пришла к выводу, что решение остановиться в Уисперинг-Спрингз было правильным, но вот что касается выбора новой работы, то тут она, возможно, совершила ошибку. Тогда Зое казалось вполне естественным заняться дизайном интерьера, в конце концов, она получила образование в области изящных искусств, у нее наметанный глаз, она умеет почувствовать атмосферу жилого пространства. А главное, для того чтобы на законных основаниях заниматься этим бизнесом, ей не требовалось получать никаких дополнительных дипломов или сертификатов. Однако сегодняшняя встреча с клиентом заставила Зою усомниться в правильности ее выбора.

Из небольшой сторожки у ворот вышел охранник в униформе. Эмблема на его щеголеватой форменной куртке гласила, что он является сотрудником охранной фирмы «Раднор секьюрити системз». Он вежливо поздоровался с Зоей, пожелал ей приятного дня и вернулся в свое кондиционированное убежище, чтобы сделать соответствующую запись в журнале. Система безопасности в этом хорошо обустроенном анклаве богатства и престижа была очень строгой, однако кое-кому из резиденции Мейсона это не помогло.

Зоя выехала за ворота, свернула в направлении делового центра Уисперинг-Спрингз и только после этого достала мобильный телефон и набрала единственный номер, который был у нее запрограммирован для быстрого набора. После третьего гудка низкий грудной голос Аркадии Эймс ответил:

– Галерея «Эйфория».

Аркадия торговала эксклюзивными подарками и работала с очень богатой клиентурой, но Зоя была уверена, что подруга могла бы вполне успешно торговать даже песком в пустыне – и не в последнюю очередь благодаря своему голосу. Аркадия была ее лучшей подругой, а по существу, и единственной. Когда-то у нее были и другие друзья, но это было давно, когда она жила настоящей, реальной жизнью, а не пряталась в тени.

– Это я, – сказала Зоя.

– Что случилось? Что-нибудь не так с мистером Идеальным Клиентом?

– Пожалуй.

– Он все-таки решил не нанимать тебя на эту работу? Вот идиот! Но не волнуйся, у тебя будут и другие клиенты, не хуже. Ведь непохоже, чтобы количество разводов пошло на убыль.

– К сожалению, Мейсон не передумал, – сказала Зоя ровным голосом. – Хотя лучше бы он это сделал.

– Неужели этот мерзавец посмел к тебе приставать?

– Что ты, он вел себя как образцовый джентльмен.

– Наверное, он очень богат. Любой, кто живет в Дезерт-Вью, богат по определению, другие там не водятся.

– Мне кажется, мистер Идеальный Клиент убил свою жену.

Глава 2

Двадцать минут спустя Зоя поставила машину на благоустроенную автостоянку, обслуживающую магазины и офисы Уисперинг-Спрингз. Пройдя небольшое расстояние по тротуару, она свернула в затененный пальмами вход в «Фонтейн-сквер», дорогой торговый центр на открытом воздухе. Аркадия уже ждала ее за столиком в тенистом патио, примыкающем к одному из бесчисленных кафе. Наряд, да и весь облик Аркадии были, как обычно, выдержаны в серебряно-льдистых тонах. Ее коротко, по-мальчишески стриженные волосы отливали платиной, этот же цвет повторяли акриловые ногти на руках. Глаза у Аркадии были редкого, серебристо-голубого, оттенка. Высокая и стройная, как фотомодель из мира высокой моды, она и двигалась подобно им – плавно, грациозно. Сегодня Аркадия была в шелковой рубашке цвета голубоватого льда и белых шелковых брюках свободного покроя. На шее и в ушах поблескивали украшения из серебра с бирюзой.

Зоя не знала точно, сколько Аркадии лет. Сама Аркадия никогда об этом не говорила, и было в ней нечто такое, что заставляло человека хорошенько подумать, прежде чем задавать ей столь личный вопрос. Зоя могла только предполагать, что Аркадии лет сорок пять, но уверена в этом не была. Зое приходило в голову, что в другое время, в другом месте Аркадия была бы американкой, живущей в Париже, потягивала бы абсент и записывала в дневник наблюдения над людьми, которые вскоре могут прославиться.

На всем ее облике лежал некий налет утонченной скуки, какая возникает, когда человек слишком хорошо узнает этот мир. В реальной жизни Аркадия была когда-то очень успешным финансовым трейдером.

На столике перед Аркадией стояла чашечка эспрессо. Зою дожидался стакан чая со льдом. Соседние столики были свободны. Зоя бросила сумку на свободный стул и села. Как всегда бывало при встречах с Аркадией, она обостренно сознавала, насколько они разные. Внешне между ними не было абсолютно ничего общего. У Зои были темно-каштановые волосы, цвет ее глаз трудно поддавался определению – нечто среднее между зеленым и золотистым, а на фотографии для водительского удостоверения они и вовсе получились карими. В отличие от Аркадии в одежде Зоя предпочитала яркие, живые цвета. Однако при всем внешнем несходстве этих женщин между ними существовала глубокая внутренняя связь, какая бывает между родными сестрами.

Аркадия нахмурила тонкие брови платинового цвета, так что они почти сошлись над переносицей.

– Что с тобой?

– Все нормально, по крайней мере самое страшное уже позади. Все дело в том, что я оказалась застигнутой врасплох. Сама виновата, не надо было так беспечно влетать в незнакомую комнату.

Зоя с удовольствием взяла в руки холодный запотевший стакан и отпила большой глоток чая. К ней постепенно возвращалось спокойствие, но она знала, что на то, чтобы окончательно прийти в норму, потребуется еще какое-то время. После инцидентов вроде сегодняшнего Зоя всегда чувствовала необъяснимое беспокойство и неестественное чувство голода.

– Я заказала нам по салату «Цезарь» – сказала Аркадия.

– Отлично, спасибо.

Официант поставил на стол корзиночку с хлебом и кувшинчик оливкового масла с ароматом розмарина и удалился. Зоя тут же отломила большой кусок хлеба, полила его маслом, посолила и отправила в рот.

– Ты правда нормально себя чувствуешь? – с сомнением переспросила Аркадия. – Не обижайся, но выглядишь ты, честно говоря, неважно.

– Я в порядке, – ответила Зоя с полным ртом. – Вопрос в другом: что мне теперь делать?

Аркадия подалась вперед и понизила голос так, чтобы никто, кроме Зои, ее не слышал:

– Ты уверена, что этот парень убил свою жену?

– Нет, конечно. – Зоя проглотила хлеб. – Я же не могу знать определенно, что произошло в той комнате. Я улавливаю только эмоции, связанные с событиями, а не сами события. Но одно могу сказать совершенно точно: в этой комнате произошло что-то очень плохое. – Она поежилась. – И произошло совсем недавно.

– И все это ты можешь сказать только па основании своих ощущений?

– Да. – Зоя задумалась, анализируя собственные впечатления. – Более того, у меня есть кое-какие доказательства моей версии. Во всяком случае, я думаю, что есть.

Аркадия ухватилась за ее слова:

– Какие доказательства?

– К сожалению, ничего такого, что можно было бы предъявить в суде. Но из комнаты исчезла кровать.

– Кровать?

– Ну да. Мейсон говорит, что бывшая жена забрала ее с собой.

– Может быть, так оно и есть. Вряд ли исчезновение кровати кому-то покажется подозрительным.

– Из комнаты исчезла не только кровать. Я заметила, что краска на полу немного выгорела, но рядом с местом, где стояла кровать, можно разглядеть прямоугольник, где она сохранила яркость.

– Думаешь, там лежал ковер?

– Да.

– И он тоже исчез. Но Мейсон ни словом не обмолвился о том, что бывшая жена забрала и ковер.

– Именно так. Кроме того, стены комнаты были недавно перекрашены в цвет, который совершенно не подходит. Мейсон утверждает, что сделал это собственноручно, и похоже, что так оно и было. Выкрашено ужасно. Богатый мужчина, живет в престижном районе… было бы естественно, если бы он нанял кого-то перекрасить стены, коль уж сам не умеет обращаться с кистью и краской,

– Гм… – Аркадия забарабанила по кофейной чашке платиновым ногтем. – Что-то мне все это не нравится.

– Меня сейчас больше всего беспокоит выбор краски. В том, что Мейсон выкрасил стены не в какой-нибудь цвет, а в ослепительно белый, есть что-то символичное, как будто он пытается скрыть нечто очень темное.

– Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду.

Снова подошел официант, на этот раз он принес салаты. Зоя взяла вилку и принялась за еду. Не прекращая есть, она рассказывала:

– К сожалению, Мейсон твердо решил нанять меня на работу, видно, Хелен Уэймот сделала мне блестящую рекламу. В пятницу я снова с ним встречаюсь.

– Но ты можешь отменить встречу. Скажи Мейсону, что ты не можешь заняться его домом, потому что у тебя неожиданно возникли серьезные проблемы с другим заказом и для него просто не остается времени.

Зоя улыбнулась, но улыбка исчезла с ее лица так же быстро, как появилась.

– А что, неплохой предлог, в находчивости тебе не откажешь.

– Но?..

– У меня такое впечатление, что Мейсону это не понравится. Ему очень хочется поскорее отделать дом заново, возможно, где-то на подсознательном уровне он и сам улавливает темные вибрации, которые исходят от его спальни. Или его замучило чувство вины, и он надеется, что от смены обстановки ему станет легче. Как бы то ни было, боюсь, он устроит неприятную сцену, если я откажусь.

– Но что он может сделать? Не станет же он подавать на тебя жалобу в официальные инстанции?

– Ты права, вряд ли он пойдет на это. Если он действительно замешан в преступлении, он не захочет лишний раз привлекать к себе внимание, устраивая сцену в офисе уважаемой деловой женщины.

– Тогда почему бы тебе не отменить эту пятничную встречу?

Покончив с салатом, Зоя откинулась на спинку стула и посмотрела Аркадии в глаза:

– Ты сама знаешь почему. Вдруг он действительно убил свою жену?

– На данный момент ты знаешь только то, что в его спальне произошло нечто нехорошее.

– Да.

Аркадия довольно долго смотрела на подругу, потом вздохнула так, словно смирялась с неизбежным.

– И ты с твоим характером не можешь просто оставить все как есть.

– Трудно, знаешь ли, просто взять и выкинуть такое из головы, – сказала Зоя, словно оправдываясь.

– Ну хорошо, хорошо, я тебя понимаю. – Аркадия подцепила вилкой листочек салата. – Но прежде чем принимать какие-то решения, мы должны хорошенько все продумать.

– Одно могу сказать, я не способна изложить свои ощущения в логической форме и обратиться с ними в полицию.

– Нет, – быстро сказала Аркадия, – это исключено. Если они услышат, что ты уловила в спальне клиента некие опасные вибрации, тебя просто поднимут на смех.

– А может, мне позвонить в полицию? Анонимно? Скажу, что я заметила в доме Мейсона нечто подозрительное, и попрошу навести справки, где сейчас находится миссис Дженнифер Мейсон.

– Вряд ли они обратят внимание на твой звонок, если только кто-то еще раньше не заявил об исчезновении этой женщины. – Аркадия покачала головой. – Ты ей не родственница, ты ее даже ни разу не видела.

– Это верно. И даже если мне удастся убедить полицию провести обыск в доме Мейсона, они не обнаружат никаких улик. Это я точно знаю, сегодня я побывала во всех комнатах, включая бельевую кладовку.

– Но ведь может оказаться и так, что случившееся в спальне не имеет никакого отношения к Мейсону. Что-то могло произойти еще до того, как Мейсоны купили этот дом.

– Возможно. Однако Мейсон сказал, что они с женой переехали в этот дом вскоре после свадьбы, и если не ошибаюсь, это было года полтора назад. А то, что я почувствовала в спальне, мне кажется, произошло не так давно.

– Но ты ведь не можешь этого утверждать?

– Не могу, – неохотно согласилась Зоя. – Если эмоции очень сильные, они сохраняются довольно долго.

– Так что нельзя исключить, что события в спальне произошли еще до того, как дом перешел в собственность Мейсонов?

– Да, это возможно.

«Но мне в это не верится», – подумала Зоя. Она не могла бы выразить этого словами, но по каким-то неуловимым признакам ей удавалось распознавать старые, померкшие чувства и отличать их от более свежих. То, что она ощутила в доме сегодня, было свежим.

– Послушай, если миссис Мейсон жива и здорова, думаю, это нетрудно будет установить. Если станет известно что она, к примеру, загорает топлесс где-нибудь на юге Франции, значит, муж ее не убивал, и я смогу вздохнуть с облегчением.

– Да, точно.

Аркадия немного расслабилась.

– Значит, мне нужен частный детектив. Наверняка для профессионала это пустяковое дело, он за полчаса получит ответы на все мои вопросы.

Зоя вскочила.

– Подожди минутку.

– Ты куда?

– Зайду внутрь, возьму телефонный справочник.

Она быстро прошла внутрь кафе, без труда нашла потрепанный желтый том – он лежал на письменном столе за стойкой – и попросила у служащего кафе разрешения ненадолго его взять. Служащий пожал плечами и передал ей справочник. С толстым томом под мышкой Зоя вернулась к подруге, положила справочник на стол и открыла на нужной странице. В разделе «Детективы» значились всего две компании. Реклама частного детективного агентства «Раднор секьюрити системз», с подробным описанием фирмы и перечнем предоставляемых услуг, занимала целую страницу. Предлагались составление досье на наемных работников, проверка на наличие судимости, корпоративные семинары по безопасности, наемные охранники и новейшие детективные технологии в режиме он-лайн. Вторая компания называлась «Труэкс инвестигейшнз». Крошечная реклама занимала всего пару дюймов в ширину и один в высоту на самом верху страницы и сообщала, что компания успешно работает в Уисперинг-Сприигз уже более сорока лет. Всем клиентам гарантировалась полная конфиденциальность. Кроме этого реклама содержала только номер телефона и адрес на Кеболт-стрит.

– Похоже, мне придется выбирать между большой компанией с упором на корпоративных клиентов и небольшой фирмочкой, которая давно работает в городе. – Зоя повнимательнее вчиталась в рекламу «Труэкс инвестигейшнз». – Наверное, вся фирма состоит из одного человека.

– Выбирай крупную, – посоветовала Аркадия. – У них больше возможностей, а у тебя больше шансов получить за свои деньги человека, который разбирается в современных методах поиска. Но это, наверное, обойдется дороже.

Зоя достала из сумки мобильник.

– Сколько может стоить поиск одного-единственного человека? Мне всего-то и нужно, что выяснить, пользовалась ли миссис Мейсон в последнее время кредитными карточками или обращалась ли она к своему банковскому счету. Я уверена, для детектива это пустяк.

Она набрала номер «Раднор секьюрити системз». На ее звонок ответили очень быстро; секретарша отработанным деловитым тоном произнесла заученное приветствие. Зоя поинтересовалась расценками и, услышав ответ, быстро отключилась.

– Ну что? – спросила Аркадия.

– Оказывается, у меня устаревшие и наивные представления. Я-то думала, что обращаюсь с пустяковым поручением, но судя по тому, что мне сказали, расследование обойдется очень дорого. Мало того, что у них высокая почасовая оплата, они еще берут невозвращаемую минимальную оплату в размере трех почасовых.

Аркадия пожала одним плечом:

– Наверное, они не хотят связываться с мелкими заказами. Попробуй позвонить в другое агентство, может, там окажутся не такими жадными. – Она помолчала. – К тому же меньше шансов, что возникнут какие-то осложнения.

Зоя посмотрела на подругу. Не было необходимости уточнять, что Аркадия имела в виду под словом «осложнения». Они обе прекрасно понимали – чтобы избежать излишнего внимания, этим делом нужно заниматься очень осторожно.

– Ладно, позвоню этому Труэксу. – Зоя снова взяла телефон. – Наверное, так даже будет лучше. Если уж детектив занимается своим делом больше сорока лед, наверное, он знает эту работу. Мне представляется, что это такой старомодный частный детектив. У него наверняка полно осведомителей среди местных и есть связи в полиции, Как знать, если Дженнифер Мейсон и вправду исчезла может быть, ему удастся уговорить копов заняться этим делом, не объясняя, зачем ему это понадобилось.

– Главное, чтобы он не упоминал твоего имени.

Слушая длинные гудки в трубке, Зоя еще раз взглянула на рекламу «Труэкс инвестигейшнз».

– Тут сказано о серьезном отношении к вопросам неприкосновенности частной жизни. Наверняка репутация этого детектива на том и строится, что он гарантирует клиенту полную конфиденциальность.

– Какая еще репутация? – удивилась Аркадия. – Ни ты, ни я о нем даже не слышали, пока ты не открыла этот справочник.

– И это лишний раз доказывает, что он умеет не привлекать к себе внимания.

Между тем в «Труэкс инвестигейшнз» не спешили снимать трубку. Зоя нахмурилась, выждала еще несколько гудков и отменила вызов.

– Может, он ушел на обед? – предположила Аркадия.

– Похоже. Контора находится на Кеболт-стрит, это всего в нескольких кварталах отсюда. Пожалуй, я прогуляюсь туда и лично поговорю с тем, кто у них принимает заказы. Только сначала доем.

– Ты хорошо подумала? Ты уверена, что хочешь этим заняться?

– Уверена.

Зоя закрыла справочник и отпила чай. Ее охватило приятное чувство уверенности в себе, и настроение сразу улучшилось. «А может, это еда и теин так подействовали», – подумала она.

– Знаешь, интуиция мне подсказывает, что я поступаю правильно, выбирая «Труэкс».

– Ты так думаешь?

– Я это чувствую.

Аркадия покачала головой, на ее губах, покрытых серебристым блеском, появилась редкая гостья – лукавая улыбка.

– Знаешь, Зоя, что меня в тебе всегда удивляет? Твой неиссякаемый запас оптимизма. Если бы я тебя не знала, тo готова была бы поклясться, что ты поддерживаешь такой иррациональный взгляд на жизнь с помощью наркотиков.

– Ну да, я оптимистка; я из тех, кто считает полупустой стакан наполовину полным, – улыбнулась Зоя.

– А я всегда ожидаю худшего. Тебя не удивляет, как это мы ухитрились подружиться?

– По-моему, мы друг друга уравновешиваем. Кроме того, мы прошли обучение в одном и том же университете.

– Незабываемый Занаду. – Аркадия подняла чашку с эспрессо и чокнулась с Зоиным стаканом. Ее глаза недобро вспыхнули. – Чтоб ему провалиться в подводную яму и там сгинуть.

Улыбка сошла с лица Зон.

– За это стоит выпить.

Глава 3

Зоя свернула за угол и вышла на Кеболт-стрит. По мере того как она шла, ее оптимизм все таял и таял. Просто поразительно, как сильно может измениться характер города всего через несколько кварталов. До модных бутиков и современного делового центра было рукой подать, но они находились словно в другом измерении. Здесь, на Кеболт-стрит, царила совсем другая атмосфера, все казалось старомодным и слегка обшарпанным.

Улица была застроена в основном двухэтажными домами в колониальном испанском стиле, точнее, в его классической юго-западной разновидности: оштукатуренные фасады, скругленные, углы, арочные проемы, глубокие окна, крыши, крытые красной черепицей. Большие деревья, посаженные явно за много лет до того, как городской совет озаботился проблемами сохранения воды, создавали тенистый полог над тротуаром. Пройдя до середины квартала, Зоя остановилась и сверилась с адресом, записанным на бумажке. Все правильно, перед ней тот самый дом, который ей нужен: Кеболт-стрит, 49.

Она пересекла небольшой внутренний дворик-патио и через закопченное стекло стала изучать список обитателей дома. Офис «Труэкс инвестигейшнз» находился на верхнем этаже. Большая часть остальных помещений, судя по всему, пустовала, только на первом этаже размещался магазинчик под названием «Специальная литература».

Открыв дверь, Зоя помедлила на пороге. Один урок она сегодня уже получила и теперь стала осмотрительнее. Она знала, что со старыми зданиями нужно быть особенно осторожной, они хуже всего. Однако на этот раз ничего ужасного не произошло. Стены не испускали флюидов ярости или насилия. Коридор, в который Зое предстояло войти, был погружен в темноту, но в одном Зоя могла быть уверена: здесь никого не убили, во всяком случае, относительно недавно.

Зоя направилась к лестнице. Проходя мимо «Специальной литературы», она заметила, что дверь закрыта. Похоже, владелец магазина не жаждет видеть посетителей.

По скрипучей, тускло освещенной лестнице Зоя поднялась на второй этаж и с опаской вошла в столь же тускло освещенный коридор. Из трех дверей две были без табличек и закрыты, третья была немного приоткрыта, и на ней висела маленькая табличка: «Труэкс инвестигейшнз». В щель было видно, что и внутри офиса такой же полумрак, как в коридоре.

Зоя остановилась в нерешительности, спрашивая себя, не совершает ли она огромную ошибку. Возможно, лучше было бы все-таки обратиться в крупное детективное агентство, находящееся на другом конце города. Конечно, их услуги обойдутся раза в три-четыре дороже, но в нашем мире обычно за что платишь, то и получаешь.

С другой стороны, сейчас для нее очень важно не терять времени, а в «Труэкс» она уже пришла. Да и деньги приходилось считать, особенно теперь, когда выяснилось, что мистер Идеальный Клиент может оказаться не таким уж идеальным. В конце концов Зоя решилась, открыла дверь и с опаской вошла в офис. Однако, едва переступив порог, она расслабилась: стены помещения не таили в себе ничего тревожного. Памятуя о том, что о компании и о владельце можно многое сказать по состоянию офиса, Зоя огляделась. Если это изречение верно, то «Труэкс инвестигейшнз» явно переживает не лучшие времена. Или же владелец фирмы просто не считает нужным тратить часть прибыли на оформление своей приемной.

Деревянный стол секретаря и большие мягкие кресла для посетителей выглядели старомодно; они и были старыми, однако к разряду ценных старинных вещей, представляющих интерес для торговцев антиквариатом, тоже не принадлежали. Мебель такого рода обычно не коллекционируют, но она сделана основательно и прослужит долго. Письменный стол и стулья были сильно поцарапанными, но зато они никогда не развалятся и им не будет сносу. Тому, кто надумает выбросить эту мебель, придется изрядно потрудиться, вытаскивая ее на свалку.

У Зои возникло искушение сфотографировать комнату, черно-белый снимок получился бы интересным. Она отчетливо представила себе фотографию – неприветливый интерьер, сумрачная комната, а сквозь узкие щели между планками жалюзи просачивается мутноватый дневной свет.

На столе стоял телефон, но компьютера не было, и это Зое не понравилось. Она рассчитывала, что детектив хорошо знаком с современными методами поиска, только в этом случае он сможет быстро ответить на ее вопросы. То, что в конторе не было ни секретарши, ни дежурного, тоже не внушало оптимизма.

Но больше всего Зою встревожила гора картонных упаковочных коробок, занимавшая едва ли не треть всего небольшого помещения. Некоторые коробки были закрыты и заклеены, некоторые стояли открытыми. Зоя подошла ближе и заглянула в крайнюю. Там лежали настольная лампа на длинном гибком штативе, похожем на гусиную шею, и несколько новых, еще упакованных в пленку отрывных блокнотов разных размеров. Примерно половину из них составляли маленькие, с листочками три на пять сантиметров, такие удобно носить в нагрудном кармане мужской рубашки, остальные были побольше, наверное, восемь с половиной на одиннадцать. В этой же коробке лежало несколько старых, изрядно зачитанных книг.

Зоя совсем пала духом: кто-то упаковывает офисное имущество, видимо, «Труэкс инвестигейшнз» прекращает свое существование.

Сама не зная почему, Зоя заинтересовалась книгами. Достав из коробки один из толстых томов, она прочла название на корешке: «История убийств в Сан-Франциско конца XIX века». Она положила фолиант на место и взяла другой; это оказалось «Исследование насилия и убийств в колониальной Америке».

– Приятное чтение на ночь, – пробормотала Зоя.

– Джефф, Тео, это вы? Наконец-то!

От неожиданности Зоя вздрогнула и уронила книгу обратно в коробку. Мужчина говорил негромко, но веско, в его низком звучном голосе слышались интонации человека, привыкшего отдавать распоряжения. Такие голоса всегда настораживали Зою.

– Надеюсь, вы не забыли принести мне кофе? Я не хочу тратить время, сегодня у нас еще полно дел.

Зоя кашлянула, прочищая горло.

– Э-э… это не Джефф и не Тео.

В комнате, расположенной в глубине офиса, стало тихо, потом дверь со скрипом отворилась шире. В дверном проеме возник мужчина. Кисть руки, задержавшаяся на двери, на вид казалась сильной. Мужчина разглядывал Зою с загадочным выражением, которое, пожалуй, можно было бы назвать вежливым интересом. Однако Зое показалось, что его глазам выражение вежливого интереса удавалось не очень хорошо. Они были необычного цвета – темного янтаря. Похожие глаза Зоя не раз видела в фильмах из жизни дикой природы, обычно они принадлежали крупным хищникам с острейшими зубами.

Мужчина был одет в облегающие брюки цвета хаки, сидевшие низко на бедрах, и безупречно выглаженную белую рубашку. Воротник был расстегнут, рукава закатаны до локтя, в вороте рубашки и на мускулистых предплечьях темнела поросль волос, из нагрудного кармана рубашки выглядывала пружинка блокнота три на пять. Сама поза мужчины подразумевала наличие хорошо развитой мускулатуры и внутренней уверенности. Зое подумалось, что ее инструктор по самообороне описала бы этого человека как сконцентрированного. Он был не очень высокого роста, лишь чуть выше среднего, но в развороте его широких плеч чувствовалась упругая сила. Он определенно производил впечатление человека, отлично владеющего собой – как своим телом, так и эмоциями. Возможно, самообладание развито у него даже чрезмерно, подумала Зоя.

Волосы мужчины явно были когда-то такими темными, что в тени их можно было принять за черные, но сейчас в них блестела седина, причем не только на висках. Седина хорошо гармонировала с лучиками морщинок, разбегающихся от уголков глаз, и складками вокруг губ. Казалось, в его случае морщины выдавали не столько возраст, сколько жизненный опыт. Этому лицу очень подходил голос, который Зоя слышала. И то, и другое принадлежало человеку, к которому не раздумывая обращаются в критической ситуации, но который во все остальное время может здорово действовать на нервы, потому что он привык во всем верховодить и не колеблясь дает это понять всем остальным.

Мужчина в чем-то походил на мебель, стоящую в этом офисе, – глядя на него, думалось, что он может обтрепаться но краям, но никогда не сломается и сносу ему не будет. И так же как и в случае с мебелью, чтобы от него избавиться, придется тащить его на свалку силой, а это будет нелегко. Если это и есть мистер Труэкс из «Труэкс инвестигейшнз», подумала Зоя, то реклама в справочнике грешит неточностью. Этот человек, конечно, прошел немалый жизненный путь, но до старости ему еще далеко, вряд ли он мог проработать в фирме сорок лет.

– Извините, я стоял на стремянке и не видел, как вы вошли. Чем могу быть полезен?

Глубокий мужской голос вернул Зою к действительности, и она поняла, что стояла затаив дыхание, как если бы этот момент и этот мужчина были по какой-то еще не познанной ею причине очень для нее важны.

«Сосредоточься на настоящем, – мысленно приказала она себе. – Дыши спокойно. Если у тебя почти нет личной жизни, это еще не повод таращить глаза на незнакомого мужчину».

– Мне нужен мистер Труэкс.

Зоя мысленно похвалила себя: голос прозвучал уверенно, что, учитывая обстоятельства, было очень и очень неплохо.

– Это я.

Она прочистила горло.

– Так «Труэкс инвестигейшнз» – это вы и есть?

– Да, с позавчерашнего дня, если верить моей лицензии. Кстати, меня зовут Итан Труэкс.

– Не понимаю. В телефонном справочнике написано, что вы работаете здесь больше сорока лет.

– Ах вы об этом… Ту рекламу давал мой дядя, в прошлом месяце он вышел на пенсию, а я продолжаю его дело.

– Понятно. – Зоя взмахом руки показала на коробки: – Значит, вы не съезжаете, а въезжаете?

– Совершенно верно.

– Позвольте поинтересоваться, давно вы живете в Уисперинг-Спрингз?

Труэкс немного подумал.

– Чуть больше месяца.

«Вот тебе и детектив с обширными связями среди местных и в полиции», – разочарованно подумала Зоя. Еще не поздно обратиться в «Раднор секьюрити системз». Конечно, их услуги для нее дороги, но, может быть, удастся договориться об оплате в рассрочку. Зоя сделала шаг в сторону двери.

– Значит, вы новичок в этой работе?

– Нет, у меня несколько лет было собственное сыскное агентство в Лос-Анджелесе.

Теоретически это известие должно было бы порадовать Зою, но почему-то не порадовало. Она быстро сказала:

– Наверное, я не вовремя, вы, должно быть, очень заняты, вам нужно разбирать вещи, устраиваться на новом месте…

– Занят, но не настолько, чтобы не принять клиента. Может, пройдем в мой кабинет и вы мне расскажете, зачем вам понадобился детектив?

Зоя отметила, что это был не совсем вопрос, но и не то чтобы приказ. Скорее, приманка, призванная заманить ее в зону досягаемости. Нужно было срочно что-то решать.

Главным для нее были время и деньги, но и того, и другого ей явно не хватало. Зоя крепче сжала ручку сумки и притворилась женщиной, для которой нанимать частного детектива – обычное дело,

– Мистер Труэкс, сколько вы берете за услуги?

– Проходите и садитесь. – Он зашел в кабинет, ненавязчиво увлекая за собой и Зою, – Финансовую сторону дела мы можем обсудить позже.

Зое не пришло на ум ни единой убедительной причины, которая бы заставила ее прежде всего оценить стоимость работы.

– Ну хорошо, уговорили. – Она быстро посмотрела на часы. – Только у меня мало времени, а если мы не договоримся о цене, мне придется обратиться к кому-нибудь другому.

– Кроме меня, в городе есть только одно агентство – «Раднор».

– Да, я знаю, – сухо сказала Зоя. Она не хотела, чтобы Труэкс подумал, будто она не выяснила ситуацию на рынке услуг, прежде чем обратиться к нему. – Мне показалось, что это очень современная компания, говорят, они используют новейшие компьютерные методы.

– Если вы имеете в виду, что у них в офисе есть компьютеры, то это так. Но у меня тоже есть – один.

– Правда? – Зоя демонстративно огляделась. – И где же он?

– Я его как раз сейчас устанавливаю.

– А-а…

– Могу вас заверить, что мои услуги обойдутся дешевле, чем услуги «Раднор секьюрити».

– Ну…

– И советую учесть еще один момент. – Губы Труэкса слегка дрогнули. – Поскольку я новичок в городе, я гораздо более голодный.

Зоя чуть не бросилась к двери.

– Ну…

– И более гибкий.

Она собралась с духом и шагнула в сторону кабинета. В том, чтобы переступить порог, было нечто символичное. Зое вспомнилась телеигра, в которой участник, переступая порог третьей двери, знал, что его ждет сюрприз, но не знал какой. Он мог, например, выиграть бесплатную поездку в Париж, а мог потерять все, что выиграл до этого. Зоя помедлила на пороге, выжидая, что она почувствует. Но в комнате не было ничего страшного, лишь слабые отголоски эмоций, которые, как Зоя давно усвоила, всегда витают в старых зданиях. Она уловила легкое дуновение грусти, отголоски тревоги, следы подавленного гнева, но все это было очень слабым и явно очень старым. С такими вещами она справлялась без труда.

– Что-нибудь не так? – спросил Итан.

Зоя вздрогнула. Труэкс очень внимательно наблюдал за ней. Она помедлила на пороге самую малость, и большинство людей на месте Итана не заметили бы ее колебаний, но от него они не укрылись. Почему-то это обстоятельство Зою встревожило, но она успокоила себя мыслью, что он все-таки частный детектив, ему положено замечать даже такие мелочи.

– Нет, все в порядке.

Она быстро вошла в кабинет и подошла к очень большому и очень мягкому креслу, стоящему напротив письменного стола. Когда она села в это кресло, то почти утонула в нем. Итан расположился за дубовым столом, который был еще больше того, что стоял в первой комнате. Стул под ним протестующе заскрипел.

Зоя оглядела комнату. Ей хотелось думать, что она делает это с чисто профессиональным интересом, как дизайнер, но в действительности ею двигало личное любопытство. По какой-то непонятной причине ее очень интересовало все, что было так или иначе связано с Итаном Труэксом. А пространство, в котором человек обитает, может рассказать очень многое об этом человеке.

Кабинет был меблирован в том же духе, что и первая комната. Зоя не могла не признать, что все эти не слишком красивые вещи создают атмосферу определенного периода и настроение, которое вполне соответствует образу конторы частного детектива. Только, на ее взгляд, кресло для посетителей было слишком велико, чтобы эти самые посетители чувствовали себя в нем комфортно. Кроме того, чтобы в комнате создавались правильные энергетические потоки, массивный письменный стол должен был стоять в другом месте. Да и зеркало на стене тоже висело неудачно и имело неподходящие пропорции.

У задней стены кабинета стояли вплотную один к другому металлические картотечные шкафы. Они были допотопные и довольно уродливые, но, вероятно, в кабинете частного детектива без них не обойтись.

С обеих сторон от двери были недавно поставлены новые стеллажи для книг. К сожалению, Труэкс предпочел дешевые металлические стеллажи, которые нисколько не улучшили атмосферу в комнате. Половика полок была уже занята книгами, в основном это были солидные фолианты вроде тех, которые Зоя видела в коробке.

Кто бы мог подумать, что частный детектив хранит у себя целое собрание серьезных книг? Зое подумалось, что, пожалуй, ее представление об этой профессии, почерпнутое из детективных романов, старых фильмов и телепередач, не соответствует действительности. Обстановка в офисе Итана Труэкса не только не отвечала на ее мысленные вопросы, а наоборот, она вызывала новые и пробуждала ее любопытство. Пока она могла сказать точно одно: Итан подчинял себе пространство, а не наоборот.

Он открыл выдвижной ящик стола, достал желтый отрывной блокнот и положил его перед собой.

– Начнем с вашего имени.

– Меня зовут Зоя Льюс. У меня своя дизайнерская фирма здесь, в городе, называется «Современные интерьеры».

– Значит, вы декоратор, – буднично сказал Итан.

– Дизайнер интерьеров.

– Это одно и то же.

– Скажите, вы что-то имеете против представителей моей профессии?

– У меня был как-то раз неудачный опыт общения с декоратором.

– К вашему сведению, мне кажется, что это у меня о-очень неудачный опыт общения с частным детективом, причем прямо сейчас. И этот опыт может надолго отвратить меня от людей вашей профессии.

Итан помолчал, в задумчивости постукивая ручкой по блокноту. Наконец он сказал:

– Прошу меня извинить. Давайте попробуем начать все сначала. О чем вы хотите меня попросить?

– Но я думала, мы сначала обсудим финансовую сторону дела.

– Ах да, чуть не забыл. – Итан отложил ручку в сторону, положил руки на стол и сплел пальцы. – Как я уже сказал, если для вас важна цена, то вам нужно выбирать меня. Моя почасовая такса гораздо ниже, чем у «Раднора» к тому же я беру минимальную оплату в размере всего двух часовых.

От этой новости настроение у Зои немного улучшилось.

– А как насчет издержек: дорожные расходы, питание и все такое?

– До тех пор, пока я не выезжаю за пределы города транспорт и питание я оплачиваю сам, за текущие расходы я выставлю вам счет. То же касается моих затрат в том случае если мне придется выехать за пределы Уисперинг-Спрингз! Не волнуйтесь, я предъявлю вам чеки.

«Он считает меня идиоткой!» Зоя холодно улыбнулась демонстративно скрестила ноги и села поглубже в необъятное кресло, искренне надеясь, что это чудовище не поглотит ее целиком.

– В таком случае я хотела бы купить эти самые два часа которые входят в минимальную оплату. Мое дело наверняка не займет у вас больше времени.

– Вы хотите получить досье на нового поклонника? – бесстрастно поинтересовался Итан.

– Нет, конечно, с чего вы это взяли! – Зоя нахмурилась. – А что, у вас много заказов такого рода?

Он пожал плечами:

– Пока нет. В Уисперинг-Спрингз вы моя первая клиентка, но в Лос-Анджелесе подобных заказов было довольно много.

– Что ж, наверное, – в этом нет ничего удивительного, – немного подумав, кивнула Зоя. – То есть я хочу сказать, что если тебе кажется, будто у тебя с каким-то мужчиной могут завязаться серьезные отношения, имеет смысл его проверить.

– Особенно когда дело происходит в Лос-Анджелесе, – сухо согласился Итан.

– Я же хочу всего лишь узнать местонахождение одного человека.

– Кого, мисс Льюс? – Итан выдержал паузу и серьезно уточнил: – Я ведь правильно вас назвал? Или мне следует обращаться к вам «миссис»?

– Я не замужем. – Зоя ответила строго на поставленный вопрос, не давая ни капли лишней информации. Но «мисс Льюс» ей тоже не нравилось, это звучало слишком официально. – Зовите меня Зоей.

– Хорошо, Зоя, так кого вы хотите поручить мне найти?

Зоя глубоко вздохнула и приготовилась идти по минному полю, тщательно продумывая каждый свой шаг. Ей предстояло решить сложную задачу: дать Труэксу достаточно информации, чтобы он мог выполнить свою работу, но не наговорить лишнего, чтобы он не принял ее за ненормальную. Однако меньше всего ей хотелось сообщать ему какие бы то ни было подробности, которые могли бы пробудить в нем интерес к ее личности.

– Я хочу, чтобы вы нашли некую миссис Дженнифер Мейсон. Могу дать ее последний адрес в городе, кажется, она уехала оттуда несколько месяцев назад.

Итан расцепил пальцы, снова взял ручку и стал писать что-то в блокноте. Потом, не поднимая головы, спросил:

– Она ваша подруга? Или родственница?

– Ни то, ни другое. Она жена мистера Дэвиса Мейсона из Дезерт-Вью.

Тут Итан все-таки поднял глаза.

– Вы имеете в виду поселение любителей гольфа, которое находится сразу за городом?

– Да. Мистер Мейсон недавно пригласил меня оформить интерьер его резиденции.

– Резиденции, говорите… Надо полагать, этим словом у вас, декораторов, принято называть дом?

Итан Труэкс с каждой минутой все сильнее проявлял признаки раздражения.

– В среде дизайнеров по интерьеру, – Зоя намеренно выделила голосом название своей профессии, – словом «резиденция» обозначается место, где клиент живет. Этот термин намекает на постоянство и утонченную элегантность и подразумевает определенный стиль жизни. Людям нравится, когда их дома ассоциируются именно с этими качествами.

– Гм… утонченную элегантность, говорите?

Казалось, ее слова позабавили Итана. Видя это, Зоя добавила елейным тоном:

– Конечно, если вам трудно пользоваться таким длинным определением, вы можете обходиться более коротким.

– Спасибо, я так и сделаю. У вас есть какие-нибудь предположения о том, куда могла уехать миссис Мейсон?

– Никаких. Мистер Мейсон, ее муж, сказал, что несколько месяцев назад она от него ушла и сейчас они находятся в стадии оформления развода. Мне просто хотелось бы получить этому подтверждение.

Брови Итана поползли вверх.

– И вы утверждаете, что это не досье на потенциального любовника?

– Дэвис Мейсон – мой клиент, – строго сказала Зоя

– Если это так, то почему вас интересует местонахождение его бывшей, точнее, еще не совсем бывшей жены?

Вопрос встревожил Зою.

– Вы что же, хотите узнать мои мотивы, прежде чем соглашаться на эту работу?

– Нет, во всяком случае, не на этой стадии.

– В вашей рекламе особо подчеркивается сохранение конфиденциальности.

– Ту рекламу давал не я, а мой дядя.

В душу Зои закрались сомнения. Она положила руки на широкие мягкие подлокотники кресла и приготовилась встать, вырвавшись из мягких челюстей этого мебельного монстра.

– Если вы собираетесь менять принципы, на которые, как я понимаю, опиралась деятельность агентства вашего дяди, я бы хотела услышать об этом еще до того, как наш разговор продолжится. У меня, знаете ли, есть ещё один вариант.

Итан отложил ручку и откинулся на спинку стула.

– Нет, в том, что касается конфиденциальности, принципы останутся прежними.

Зоя немного успокоилась.

– Рада это слышать.

– Но прежде чем приступить к расследованию, я должен узнать о предстоящем деле как можно больше.

Теперь уже Зоя подняла брови.

– Мне казалось, что человек именно потому и обращается к частному детективу, а не в полицию, что не хочет объяснять, почему его интересует та или иная информация.

Губы Итана чуть заметно дрогнули.

– Вот как?

Зоя с удовольствием послала бы Итана Труэкса подальше, но ей помогла сдержаться мысль о деньгах и времени – и того, и другого ей остро не хватало. Ей обязательно нужно было получить ответ на свой вопрос до пятницы.

– Мистер Труэкс, скажите прямо, возьметесь вы за эту работу или нет?

– Возьмусь. Прошу прощения, если мои вопросы вам неприятны, но я всего лишь собираю информацию. Это моя работа.

– А я всего-навсего хочу, чтобы вы узнали, где в данный момент находится миссис Дженнифер Мейсон. Наверняка профессионалу не составит труда решить эту задачу. Насколько я понимаю, нужно всего лишь проверить, пользовалась ли она кредитной карточкой или чековой книжкой, не так ли? С этим делом, наверное, справится даже ученик старших классов.

– Вот именно. Я как раз начал опасаться конкуренции со стороны школьников.

Зоя уже не сомневалась, что Итан над ней смеется. Она оперлась о подлокотники и попыталась встать с кресла, хотя вырваться из пасти этого мягкого чудовища было непросто.

– Если вы чувствуете, что работа вам не по силам, – мрачно сказала она, поднявшись, – или вы не можете выполнить ее, не собрав еще какую-то информацию, так и скажите, тогда я найму смышленого старшеклассника.

– Сядьте. – Итан выдержал паузу. – Пожалуйста. Конечно, это не было приказом, он же не имел права ей приказывать. И силой заставить ее сесть обратно в огромное кресло он тоже не мог. Правда состояла в том, что Зоя блефовала и Итан это знал. Она села.

– Так вы намерены взяться за это расследование или нет?

– Я найду вам миссис Дженнифер Мейсон. Но лучше сразу прояснить один момент: я не сообщу вам ее координаты, пока не буду уверен, что она не против, чтобы вы знали о ее местонахождении. Вы меня поняли?

Вопрос застал Зою врасплох.

– Минуточку! Вы думаете, я хочу узнать ее новый адрес, чтобы как-то ей навредить?

– Бывает и такое.

Зоя пожала плечами:

– Возможно, но ко мне это не относится. Уверяю вас, мне все равно, где она живет, я даже не собираюсь с ней связываться.

– То есть, если я правильно вас понял, вам достаточно убедиться, что она больше не участвует в жизни Дэвиса Мейсона?

Зоя поняла, что Труэкс не успокоится, пока не найдет убедительную причину, заставлявшую ее интересоваться координатами миссис Мейсон. Рассудив, что, пожалуй, проще всего будет принять его предположение, Зоя сделала вид, что сдается, и вздохнула:

– Ну хорошо, вы попали в точку, для меня это и правда личное дело. Мейсон – мой клиент, но при этом он еще и состоятельный, умный и привлекательный мужчина, к тому же он, кажется, проявляет ко мне интерес, если вы понимаете, что я имею в виду.

– Ага, понимаю.

Тон Итана насторожил Зою, она подозрительно посмотрела на него, но он просто сидел с невинным видом и молча ждал. Зоя раскусила его тактику, точно такую же использовала доктор Макалистер, ее психотерапевт из Занаду. Итан применил технику проведения допроса, основанную на том, что у большинства людей пауза в разговоре вызывает неловкость, они подсознательно стремятся ее заполнить и начинают говорить сами. Почему-то Зою страшно разозлило, что Труэкс пытается применить к ней ту же тактику, которую использовала доктор Макалистер. Но она тут же напомнила себе, что в отношении Труэкса к ней нет ничего личного, просто он пытается получить ответы на свои вопросы.

– Как я уже сказала, Дэвис утверждает, что разводится с женой. Но мне бы хотелось убедиться, Что он действительно свободен или по крайней мере в ближайшее время будет свободен для новых… э-э… серьезных отношений.

Итан не шелохнулся; он не сводил глаз с лица Зои.

– Ладно.

Зоя не знала, как его понимать.

– Ладно? Это значит, что вы теперь приступите к поиску?

– Нет.

– Ну все, с меня хватит!

Она снова вылезла из кресла.

– Я обратилась к вам с просьбой провести простейшее расследование, выполнить несложный поиск, я даже объяснила, зачем мне это нужно, хотя мои причины имеют глубоко личный характер, а я терпеть не могу, когда вторгаются в мою частную жизнь. Не представляю, чего вам еще не хватает?

– Аванса в размере стоимости двух часов моей работы. По кредитной карточке, чеком, наличными – мне все равно, в какой форме.

– Означает ли это, что вы беретесь за работу?

– Да, мэм. Как и вы, я не могу себе позволить быть особенно разборчивым. Я только пытаюсь наладить здесь работу.

Зоя рывком расстегнула молнию на сумке, достала бумажник, вынула из него кредитную карточку и бросила ее на стол.

– Вот, держите.

Итан взял карточку и отошел к отдельному столику, на котором стоял аппарат для обработки кредитных карточек. Зоя видела, как он набрал на клавиатуре какие-то цифры и пропустил ее карточку через прорезь.

– Знаете, я не могу не отметить, что вы еще не успели установить компьютер, но уже подключили машинку для авторизации кредитных карт.

– Самое важное – в первую очередь.

– Да, мистер Труэкс, ваши приоритеты мне ясны. Ваш принцип – деньги вперед, не так ли?

– Я не занимаюсь благотворительностью.

– О, не подкуйтесь, мне и в голову не могло прийти, что ВЫ – филантроп.

Дожидаясь, пока машина выплюнет ее кредитную карточку, Зоя еще раз окинула критическим взглядом кабинет. Она понимала, что благоразумнее было бы держать язык за зубами, но просто не смогла удержаться, чтобы не дать детективу бесплатный совет.

– На вашем месте я бы заменила кресло для посетителей на другое, поменьше. Это слишком велико и выглядит негостеприимно.

– Может быть, это вы слишком маленькая для этого кресла? – равнодушно бросил Итан.

Все его внимание было обращено на листочек бумаги, выползающий из аппарата.

Ну все, мысленно решила Зоя, больше ни слова. Если Труэкс слишком упрям, чтобы прислушаться к доброму совету, тем хуже для него. Однако письменный стол тревожил ее еще сильнее, чем кресло. Да и зеркало в кабинете висело очень неудачно. Она прочистила горло и выпалила скороговоркой:

– И не помешало бы передвинуть стол поближе к окну. А зеркало лучше снять или хотя бы перевесить на другую стену. Тогда здесь будут создаваться более спокойные энергетические потоки.

Итан покосился на нее с сомнением:

– Энергетические потоки?

Зоя снова убедилась в том, что давать ему советы – пустая трата времени.

– Ладно, не обращайте внимания. Вы, наверное, не знакомы с современными направлениями в дизайне, помогающими гармонизировать пространство, как, например, фэн-шуй.

– Про фэн-шуй я слышал. – Итан оторвал квитанцию и протянул ее Зое. – Но новейшие веяния дизайна – не мой профиль.

– Почему-то меня это не удивляет.

Зоя забрала у него кредитную карточку и квитанцию, посмотрела на сумму и поморщилась. Дешевле, чем «Раднор», но определенно не задаром. Труэкс, похоже, прочел ее мысли:

– Мои услуги дешевы, но не бесплатны.

Зоя вздохнула и расписалась на чеке. Итан взял подписанный ею чек и всмотрелся в него с нескрываемым удовлетворением.

– А знаете, для меня это особый момент.

– В каком смысле?

– Это моя первая финансовая операция в Уисперинг-Спрингз. Наверное, мне следовало бы поместить этот чек в рамку и повесить на стену. Представляете, ваше имя красовалось бы на этой стене многие годы.

– Вместе с номером моей кредитной карточки? Нет уж, благодарю покорно. На вашем месте я бы не слишком ликовала, я не собираюсь становиться вашей постоянной клиенткой.

– Не зарекайтесь. Вдруг этот Мейсон окажется неподходящим кандидатом для… как вы там выразились? Ах да, для серьезных, длительных отношений. Если он не выдержит экзамена, то бишь не получит развода, вы, возможно, придете ко мне, чтобы проверить другого кандидата.

По какой-то совершенно необъяснимой причине Зоя вдруг задумалась, а готов ли к серьезным, длительным отношениям Итан Труэкс. Она посмотрела на его левую руку. Обручального кольца нет. Интересно, что бы она узнала, если бы заказала досье на него самого? Наверняка в его послужном списке немало бывших подружек, а возможно, и бывшая жена.

«Ну вот, этого еще не хватало, теперь я задумалась о его семейном статусе».

Зоя бросила ручку, которой подписывала чек, в сумку и ослепительно улыбнулась:

– Не рассчитывайте на это.

Перекинув ремень сумки через плечо, она повернулась и пошла к двери, с удовлетворением думая, что по крайней мере последнее слово осталось за ней.

– Минуточку.

Она обернулась:

– Что еще?

– Вы положили в сумку мою авторучку. Нельзя ли получить ее обратно? Я, знаете ли, стараюсь минимизировать расходы на канцелярские товары.

Глава 4

В роскошном кабинете Йена Харпера царила благоговейная тишина. Но почему-то именно здесь, в кабинете босса, среди дорогой, обитой бархатом мебели, Леон Грейди всегда чувствовал себя неуютно, и у него начиналась изжога. Сам он вырос в рабочем квартале, где об обшитых панелями стенах и настоящей деревянной мебели, фанерованной шпоном экзотических пород дерева, и мечтать не приходилось. Да что там говорить, только редкие счастливчики в их районе могли похвастаться тем, что стены дома у них крашеные, а мебель сделана из пластмассы «под дерево».

Доктор Йен Харпер как-то сказал, что дизайн его кабинета был разработан с таким расчетом, чтобы действовать на пациентов успокаивающе и вселять уверенность в их родственников. Но на Леона все эти ковры и дорогие картины оказывали прямо противоположное воздействие. Он прямо-таки ненавидел эту комнату – вот вам и спусковой механизм стресса. Леон пробыл в кабинете всего лишь несколько минут, дожидаясь, пока Харпер закончит говорить по телефону, но уже чувствовал, как внутри у него начинает все гореть.

Леон предполагал, что это один из тех самых психологических комплексов, о которых так любят рассуждать работающие в клинике «Кэндл-Лейк-Мэнор», или еще какая-нибудь чертовщина. Фобия какая-нибудь. Может, ему потому и неприятно находиться в этом кабинете, что тот ассоциируется у него с обострением неполадок с желудком. Будучи главой службы безопасности «Кэндл-Лейк-Мэнор», Леон за прошедший год имел несколько очень Неприятных разговоров в этом самом кабинете.

Все шло более или менее нормально, пока не исчезли две пациентки. Сама по себе работенка здесь неплохая, лучше всех, которые у него были до этого, даже премии есть. Впервые в жизни Леон почувствовал, что к нему в руки идут настоящие деньги; Впрочем, они и таяли так же быстро, как появлялись, но это не его вина, у него были большие расходы. Например, приходилось выкладывать каждый месяц немалую сумму за «порше» и навороченную звуковую систему. Леон не очень-то умел распоряжаться деньгами, наверное, потому, что у него никогда их не было в достатке. Деньги в его карманах никогда не задерживались, уходили, как вода между пальцев. Пока он работал в «Кэндл-Лейк-Мэнор», это было не так страшно, потому что Леон мог быть уверен, что в следующем месяце, как обычно, получит очередную зарплату. Но потом из клиники сбежали две пациентки, и его спокойному, благополучному существованию пришел конец. А вскоре после этого начались проблемы с желудком. Особенно тяжко ему пришлось в первые недели после побега женщин. Харпер рвал и метал, винил во всем службу безопасности. Леон тогда очень боялся, что потеряет работу. Найти новую было бы нелегко, и в любом случае другого такого теплого местечка, как в «Кэндл-Лейк-Мэнор», ему не получить, У него было не все в порядке с рекомендациями.

Когда Харпер потребовал, чтобы сбежавших пациенток поймали и водворили обратно в клинику, Леон по-настоящему запаниковал, он почувствовал себя загнанным в угол. Дело в том, что он понятия не имел, как проводить серьезное расследование. Фенелла, первостатейная стерва, которая работала у Харпера помощником по административным вопросам, ехидно предложила ему нанять настоящего детектива, из современных, которые пользуются компьютером и всякими продвинутыми штуками. Но Леону здорово повезло, он даже сам не ожидал, что так получится. Через несколько недель после побега тех пациенток до него дошли слухи, что в одной мексиканской газете помещена подробная статья о двух женщинах, погибших при пожаре в гостинице. На месте происшествия не было найдено никаких документов погибших, и власти не смогли выйти ни на кого из их родственников. Единственными зацепками, которые могли помочь установить личности погибших, были шариковая авторучка и шлепанцы – и на том, и на другом сохранились монограммы «Кэндл-Лейк-Мэнор».

Узнав об этом, Леон вздохнул с облегчением. Конечно, для Харпера смерть двух пациенток означала потерю дохода, но Леон считал, что раз его босс бизнесмен, он должен отнестись к потере философски. Да, финансовые неудачи случаются, но жизнь продолжается и приносит новые источники дохода. А на этот раз положение Харпера было даже лучше, фактически он по-прежнему разрабатывал все ту же золотую жилу. Леон восхищался его наглостью. Харпер продолжал регулярно получать плату за весьма дорогие услуги клиники и с родственников пациентки Клиленд, и от доверительного фонда другой пациентки. Клиенты Харпера вполне могли оставаться в блаженном неведении еще неопределенно долгое время. Психиатрическая клиника «Кэндл-Лейк-Мэнор», эксклюзивная и очень дорогая, была к тому же и очень закрытой. Располагалась она в южной Калифорнии на берегах удаленного от проторенных путей озера Кэндл-Лейк. Правда, неподалеку находился маленький сонный городок с таким же названием, но туда никто не заглядывал, если не считать отдельных туристов летом и охотников осенью.

Леон знал точно, что удаленность и недоступность места как раз и были одной из особенностей, которые привлекали богатых клиентов клиники. Харпер огребал большие деньги с тех, кто хотел упрятать своего сумасшедшего родственника или родственницу подальше, по принципу «с глаз долой, из сердца вон». Тех двух женщин, которые сбежали, никто не посещал, как и большую часть пациентов клиники.

Однако Леон сомневался, что Харперу удастся дурачить клиентов бесконечно долго. Рано или поздно у оплачивающих услуги клиники может возникнуть причина связаться с кем-то из этих женщин. И когда этот момент настанет, Харпер влипнет, потому что он не сможет предъявить пациенток.

Узнав, что пропавшие женщины, по-видимому, погибли в Мексике, Леон уже стал надеяться, что его проблема разрешилась сама собой, но вдруг на прошлой неделе с ним связался по электронной почте некий тип, известный под именем Шестерка: «…насколько я знаю, вы ищете пропавшую пациентку. Я могу помочь. Мои расценки приведены ниже, торг исключается».

Тогда-то Леона снова и прихватило, у него разыгралась изжога, она не только не проходила, но с каждым часом становилась все сильнее.

Харпер повесил трубку, неторопливо снял очки и посмотрел на Леона.

– Грейди, у вас что-нибудь важное? Я сегодня очень занят, днем поступают два новых пациента.

Желудок Леона отреагировал даже на голос Харпера – бархатный голос богатого человека лишний раз напомнил Леону обо всем, что их разделяло. Харпер, конечно, жулик тот еще, но в отличие от него самого док – везучий.

Харпер был хорош собой, у него были густые волосы и подтянутая фигура человека, регулярно играющего в теннис. В свое время он как-то сумел получить хорошее образование. Кроме того, он обладал тем особым шармом, который был ему необходим, чтобы пудрить мозги богатым клиентам.

– Мой хакер вышел на связь, – сказал Леон. – Кажется, у нас появилась надежная информация о Клиленд, но он запросил за нее очень много.

– Только о ней, а о второй пациентке ничего нет?

– О второй ничего.

Харпер нахмурился, но, похоже, был не слишком обеспокоен, лишь слегка опечален. Можно было подумать, что Леон только что сообщил ему, что один пакет акций из его портфеля обесценился, но тут же подвернулся другой, который неожиданно принес больший доход, чем предполагалось.

– Ну да ладно, она была не такой выгодной клиенткой, как Клиленд. Так что о ней известно?

– По словам Шестерки, она жива и благополучно существует под другим именем. Он сказал, что некий продавец личных кодов через Интернет поставил программу, которая посылает в ответ на любой запрос о ней ложную информацию. Вот почему детектив, которого мы нанимали в самом начале, ничего не нашел.

– Где она? – резко спросил Харпер. – Я хочу, чтобы ее немедленно доставили в клинику.

Огонь в животе у Леона разгорелся еще жарче. Ему нужно было срочно принять лекарство, и таблетки были у него с собой, но ему казалось неприличным жевать их в присутствии босса. К тому же он хотел показать Харперу, что спокоен и контролирует ситуацию.

– Сэр, это не так просто. Она очень осторожна, Шестерке удалось выяснить только то, что она живет где-то в Лос-Анджелесе. Точного адреса у него нет.

– Где-то в Лос-Анджелесе, говорите? – Харпер сжал холеными пальцами золотую авторучку. – Какой мне прок от этой информации? Лос-Анджелес большой.

– Да, но теперь, когда я знаю ее имя и некоторые цифры из номера ее удостоверения личности, найти ее не составит большого труда. С вашего разрешения, сэр, я бы хотел выехать уже сегодня днем.

– Не пытайтесь привезти ее самостоятельно. Когда вы найдете пациентку, оставайтесь в тени и держите ее под наблюдением. И сразу звоните мне, я вышлю вам на помощь Рона и Эрни. Они умеют обращаться с медикаментами, которые потребуются в данном случае.

– Хорошо, сэр. – Леон прочистил горло, стараясь сохранить уважительный тон. – Позвольте заметить, сэр, когда мы выйдем на пациентку, придется подумать, как лучше доставить ее в клинику.

– Медикаменты сделают ее покладистой.

Леон подумал, что, несмотря на все свои дипломы, Харпер иногда бывает тупым, как пробка.

– Дело в том, сэр, что эта Клиленд живет под чужим именем уже около года. У ее наверняка есть работа, новые друзья, коллеги. Это значит, что мы не можем просто так схватить ее на улице и увезти, это заметят.

– Да, конечно. – Харпер швырнул ручку на стол и встал. Он отошел к окну. – Я понимаю, что вы имеете в виду. Нам нужно будет провести эту операцию без лишнего шума.

– Согласен, сэр. У меня такой план: я приеду в Лос-Анджелес, разыщу эту женщину и некоторое время понаблюдаю за ней со стороны, вживусь в ситуацию, узнаю ее распорядок дня. Собрав достаточно полную информацию, можно будет найти наилучший способ вывезти ее без шума.

Харпер некоторое время обдумывал предложение Леона, не отрывая взгляда от озера. Внутренности Леона горели огнем. Наконец Харпер сказал:

– Ну хорошо, кажется, это разумно. Главное – не привлекать внимания к этому делу, возвращение пациентки должно пройти как можно тише.

Леон тайком вздохнул с облегчением и сделал шаг к двери.

– Билет на самолет я уже заказал, мне осталось только заехать домой и собрать кое-какие вещи в дорогу. До аэропорта далеко, так что, с вашего разрешения, сэр, я поеду прямо сейчас.

– Ладно. Держите меня в курсе дела.

– Непременно, сэр.

Харпер недовольно пробурчал:

– Не нравится мне все это. Но нам еще повезло, что этот Шестерка обратился сначала к нам, а не к Форресту Клиленду.

На это Леон лишь плечами пожал. Он-то знал, что везение здесь ни при чем и хакер не случайно связался первым делом с человеком из «Кэндл-Лейк-Мэнор». Шестерке хватило ума разобраться, как работает это заведение. По-видимому, он понял, что у руководства психиатрической клиники есть веские финансовые причины желать, чтобы пациентка по имени Клиленд вернулась обратно в клинику и чтобы это возвращение прошло без шума. Похоже, он понял, что для успешной деятельности весьма выгодного предприятия Харпера крайне важна конфиденциальность – чем меньше внимания будет привлекать деятельность клиники, тем лучше.

Леон деликатно кашлянул.

– Обратиться к нам гораздо менее рискованно. Форрест Клиленд богат, наделен властью, и у него нет никаких причин замалчивать это дело. Если на то пошло, он вполне мог бы заявить в полицию, и тогда Шестерка ничего бы не заработал.

Харпер снова нахмурился.

– Интересно, а почему Шестерка решил, что я соглашусь заплатить за эту информацию?

– Трудно сказать. Возможно, когда он влез в файлы того торговца личными кодами, он каким-то образом узнал, как дорого Клиленд платит за то, чтобы держать свою родственницу взаперти в «Кэндл-Лейк». Шестерка не может не понимать, что такими деньгами, какие приносила клинике эта Клиленд, так просто не бросаются. Но наверное, еще важнее другое: Шестерка понял, что родственники пациентов платят прежде всего за конфиденциальность, и клиника не может себе позволить огласку в прессе.

Харпер несколько раз сжал и разжал кулак. Леон с удовлетворением понял, что ему удалось донести свою идею до босса. Он повернулся и быстро пошел по толстому бежевому ковру к двери.

В приемной перед кабинетом Фенелла Лидс подняла взгляд от раскрытой папки с документами, лежавшей перед ней на столе, и посмотрела на Леона. Роскошная блондинка с голубыми глазами, Фенелла выглядела как красотка с центрального разворота мужского журнала. В реальной жизни Леон, пожалуй, не встречал другой такой красавицы, но он старался всегда держаться с ней настороже, как если бы она была не женщиной, а коброй, поселившейся в офисе. Леон почти не сомневался, что какое-то время Фенелла спала с Харпером, но недавно поползли слухи, что она сошлась с одним парнем из бухгалтерии. Леон не завидовал ни первому, ни второму – если спишь со змеей, то рано или поздно рискуешь быть укушенным.

– Едешь в Лос-Анджелес искать Клиленд? – спросила Фенелла.

То, что Фенелле откуда-то было известно, о чем он только что говорил с боссом, Леона не удивило. Он знал, что с нее станется и магнитофон под столом спрятать. Он даже подозревал, что она собирает подробнейшую информацию обо всем, что происходит в клинике. И это было одной из причин, почему он старался действовать очень, очень осторожно, пока благополучно не уберется из этого места.

– Да, – бросил он, не останавливаясь, и посмотрел на часы. – Я тороплюсь, как бы не опоздать на самолет.

Фенелла вернулась к своим бумагам, даже не пожелав Леону удачной поездки. К тому времени, когда Леон достиг сравнительно безопасного места – коридора, боль в его желудке стала почти невыносимой. Так плохо ему еще никогда не было. Он достал из кармана флакончик с таблетками и высыпал несколько штук на ладонь, потом поспешно сунул их в рот и стал усиленно жевать.

Леон знал, почему изжога так сильно мучает его именно сегодня. Дело в том, что он принял для себя серьезное решение, исполняя которое он должен будет лгать в глаза доктору Йену Харперу. Это означало, что Леон сжигает за собой мосты, и ему было страшно.

Харперу он сказал, что Шестерка сообщил ему лишь новое имя сбежавшей пациентки и то, что она живет в Лос-Анджелесе. Но в действительности Шестерка оказался куда большим мастером своего дела, чем Леон представил Харперу. По сведениям, предоставленным хакером, Клиленд жила вовсе не в Лос-Анджелесе, а в штате Аризона, в некоем местечке под названием Уисперинг-Спрингз. Шестерка сообщил ему все, что было нужно, чтобы отыскать женщину: и адрес, и оба телефона, домашний и рабочий. Если бы эта информация попала к Леону год назад, вскоре после того, как пациентки сбежали, Леон бы прямиком пошел к Харперу и все бы ему выложил. Но за этот год что-то изменилось, и в один прекрасный день, вероятно, после того как Леон осознал, что вынужден каждые несколько часов глотать таблетки от изжоги, и сделал для себя ошеломляющее открытие: он вдруг понял, что больше не желает работать на доктора Харпера, как бы много этот прохиндей ему ни платил.

Трудность состояла в том, что Леон привык много тратить, деньги у него никогда не задерживались, поэтому он не сумел скопить приличную сумму, которая позволила бы ему выйти на пенсию и жить безбедно. Однако когда объявился хакер с информацией о Клиленд, на Леона снизошло небывалое творческое вдохновение.

Глава 5

– Джефф и Тео рассказали, что сегодня ты принял первую клиентку, – взглянула на него Бонни.

Они с Итаном сидели за столом друг против друга.

– Точно. – Итан подцепил вилкой кусочек жареного палтуса и поочередно посмотрел на каждого из племянников, сидевших по обе стороны от него. – Только я бы не сказал, что мой профессионализм произвел на нее большое впечатление. Она так торопилась сбежать из моей конторы, что по дороге чуть не сбила вас с ног.

– Зато она заплатила тебе авансом, – сказал Джефф с полным ртом, уминая картофельное пюре.

– Что ж, возможно, в школе обаяния и хороших манер я и не был бы отличником, зато в бизнесе кое-что смыслю. Получить с клиента аванс до того, как он выйдет из офиса, – первое правило успешного бизнеса.

Восьмилетний Джефф, который был на два года старше брата, усмехнулся. Пока еще по-детски нескладный, улыбаясь, мальчик становился точной копией своего отца.

Итан посмотрел на Бонни. В глазах невестки появилось мечтательное и немного грустное выражение. После смерти Дрю прошло больше трех лет, и Итан считал, что его невестка смирилась с потерей, но он понимал, что дети всегда будут напоминать ей о покойном муже. Бонни любила Дрю всем сердцем.

Не только Бонни вспоминала Дрю Труэкса всякий раз, когда Джефф или Тео смеялись как отец, улыбались его улыбкой, демонстрировали такие же, как у отца, живой ум и общительный характер. В такие моменты Итан тоже вспоминал брата. Дрю был на четыре года младше. Братья были близки, но для тех, кто знал их достаточно хорошо, это оставалось загадкой: по характеру и по темпераменту они были полной противоположностью друг другу. Дрю был оптимистом и фантазером, за любое дело брался с энтузиазмом. Умный, не лишенный чувства юмора, щедро одаренный способностями, необходимыми успешному менеджеру и финансисту, он был прямо-таки создан для работы в крупной корпорации и сделал стремительную карьеру.

Через семь месяцев после того, как совет директоров компании «Трейс энд Стоун индастриз» избрал его главным администратором, Дрю исчез. Тогда же исчезла значительная часть финансовых активов компании. Полиция пришла к логическому заключению, что Дрю прихватил деньги компании и сбежал, бросив семью, друзей и всю ту жизнь, которая была у него в Лос-Анджелесе, и теперь живет припеваючи под чужим именем на каком-нибудь теплом острове в Карибском море. Такое случается, считали полицейские. Но Итан и Бонни точно знали, что Дрю не мог так поступить. Однако если Итану интуиция подсказывала, что его брата нет в живых, то Бонни продолжала надеяться, что Дрю найдется. Положение ухудшилось, когда один шарлатан, именовавший себя медиумом, подкрепил надежды Бонни на то, что ее муж жив и будет найден.

Итан попытался преодолеть скорбь единственным способом, какой был ему известен: он стал докапываться до истины с упорством и яростью одержимого, удивившими даже тех, кто его хорошо знал, включая его жену. Вскоре после того, как он начал расследование, в офис компании «Труэкс секьюритиз» явился странный субъект, ходячий скелет с глазами бассет-хаунда. На нем был дешевый коричневый костюм, который бросался в глаза своим отвратительным пошивом.

– Я представляю интересы некоторых людей.

Голос у странного посетителя был тоже странный, надтреснутый.

– Это я уже понял. – Итан непринужденно откинулся на спинку серебристо-серого кожаного кресла. – Осмелюсь предположить, что этих людей беспокоит расследование, которое я веду.

– Да. Бытует мнение, что ваш брат жив, но если окажется, что это не так, люди, интересы которых я представляю, хотят передать, что они будут сожалеть о вашей потере.

– Сочувствуют, значит.

– Да, очень. Однако они хотят подчеркнуть, что не имеют к исчезновению вашего брата никакого отношения.

– Славненько. Но если они ни при чем, тогда им и беспокоиться не о чем, не так ли?

– Дело в том, сэр, что они вложили средства в некую компанию и в данный момент предпочли бы, чтобы вы не вмешивались в это дело. В финансовом смысле эта компания находится сейчас в щекотливом положении.

– И что же они предлагают мне сделать?

– Не мешать вести расследование полиции.

– Которая не слишком торопится с этим делом.

– Мои работодатели предлагают вам держать себя, как подобает добропорядочному гражданину и довериться компетентным органам. Пусть расследованием занимаются те, кому и положено этим заниматься.

– Скажите, на моем месте вы бы положились на компетентные органы?

Гость не ответил на вопрос.

– Кроме того, мои работодатели просили вам передать, что, если вы прекратите задавать вопросы, они проследят, чтобы на банковский счет вашей компании поступила крупная сумма.

Итан немного подумал.

– Кто они, ваши работодатели?

– Я не уполномочен сообщать вам эту информацию.

Итан выпрямился.

– В таком случае передайте своим хозяевам, чтобы они убирались ко всем чертям.

– Вы совершаете ошибку, мистер Труэкс, честное слово.

– Убирайтесь, – очень тихо сказал Итан. Визитер довольно долго смотрел на него.

– Вы не передумаете?

– Нет.

– Ясно.

Гость повернулся и молча вышел из кабинета. Расследование Итаном смерти Дрю имело далеко идущие последствия, которые в конце концов привели к краху компании, конкурирующей с фирмой «Трейс энд Стоун индастриз», и могущественного дельца, который пытался управлять ею из-за кулис. Разразился страшный скандал, и ударная волна от него прокатилась по теневому консорциуму биржевых брокеров, политиков и бизнесменов, многие из которых, пользуясь внутренней информацией, вложили в конкурента «Трейс энд Стоун индастриз» немалые суммы.

Итану удалось найти тело брата; Дрю лежал в неглубокой могиле на пустыре. Были найдены и арестованы и наемный убийца, и человек, который его нанял, – Саймон Уэндовер, владелец крупного пакета акций конкурирующей фирмы. Однако убийцу убрали до того, как он успел дать показания против заказчика убийства, и Уэндовера освободили в зале суда.

Месяц спустя Саймон Уэндовер погиб в результате несчастного случая, катаясь на яхте. Все-таки судьба – странная штука.

Конкурент фирмы «Трейс энд Стоун индастриз» был объявлен банкротом, но это была не единственная компания, потерпевшая крах в результате предпринятого Итаном расследования. В следующем году компания, которую Итан создал с нуля, «Труэкс секьюритиз» пошла ко дну. Примерно в это же время распался и его третий брак.

Все родственники Итана считали, что причиной развода стал стресс, связанный с расследованием и последовавшим за ним внезапным банкротством. Итан их не разубеждал, но для себя он сделал вывод, что просто не создан для семейной жизни.

Деловые колонки лос-анджелесских газет, печатая короткие сообщения о банкротстве «Труэкс секьюритиз», объяснили случившееся неумелым управлением. Но Итан отлично знал, что произошло в действительности. Слишком многие южнокалифорнийские компании вдруг решили разорвать контракты с «Труэкс секьюритиз» и передать решение вопросов безопасности другим компаниям, это не могло быть простым совпадением. Массовый отток клиентов явно был организован кем-то из нанимателей того странного визитера в отместку за то, что Итан заставил их нести досадные финансовые потери.

Человек тот навестил Итана еще раз. Дело было во время открытого аукциона по распродаже имущества «Труэкс секьюритиз».

Итан стоял, прислонившись к своему письменному столу, теперь уже бывшему, и наблюдал за ходом торгов. Стол представлял собой внушительное произведение дизайнерского искусства, состоящее из полированной стали и гнутого стекла. По мысли декоратора, оформлявшего интерьер «Труэкс секьюритиз», этот письменный стол был не просто предметом мебели, а являлся программным заявлением.

Во время аукциона к Итану и подошел мужчина с глазами бассет-хаунда. Некоторое время он стоял молча, с восхищением наблюдая за энергичным аукционистом, пытавшимся подогреть энтузиазм публики. Наконец он не выдержал:

– Интересно, где их учат так болтать?

Итан не ответил.

Мужчина испустил долгий вздох, в котором слышалась вселенская усталость.

– Все-таки надо было вам остановиться, пока была возможность. Тогда бы у вас все было в порядке. Если бы вы не влезли в это дело, сидели бы сейчас в каком-нибудь милом местечке, возможно, по-прежнему за этим самым письменным столом.

Итан посмотрел на собеседника:

– Между прочим, в прошлый раз вы не сказали, как вас зовут.

– Стэгг, Гарри Стэгг.

– Интересно, Гарри Стэгг, каково это, продать душу кучке мерзавцев, которые, наверное, и имени вашего не помнят и которым плевать, если завтра вас хватит инфаркт или вы разобьетесь вдребезги на своей машине – ведь они могут в любой момент заменить вас другим?

– Это моя работа.

Итан снова стал наблюдать за аукционистом. Стэгг переступил с ноги на ногу.

– В прошлый раз, когда я приходил к вам в офис, вы задали мне вопрос, на который я тогда не ответил. Вы спросили, на кого я работаю.

Итан промолчал.

– Они все – члены престижного кантри-клуба. В этом клубе у них есть все: плавательные бассейны, сауны, парные, корты. Конечно, есть большое поле для гольфа и бар. Все, кто имеет отношение к клубу – и мужчины, и женщины, – выглядят как фотомодели. Говорят, если ты член этого клуба, то можешь иметь все, что захочешь, или почти все.

Итан слушал, как аукционист героически пытается поднять ставки за пару стальных стульев с кожаной обивкой, которые когда-то украшали приемную «Труэкс секьюритиз». Стулья были доставлены аж из самой Италии и обошлись Итану в кругленькую сумму. Он тогда очень возражал против этой покупки, но раздосадованная декораторша развернула целую рекламную кампанию, убеждая его, что очень важно с самого начала произвести хорошее впечатление на потенциальных клиентов. По ее словам, дорогие стулья – это вложение капитала. В конце концов стулья были проданы лишь за малую часть их начальной цены. «Хорошенькое вложение капитала, нечего сказать, – подумал Итан. – Будь я проклят, если еще когда-нибудь свяжусь с декоратором».

– Как называется этот кантри-клуб? – спросил Итан, не особенно надеясь на ответ.

– Вам незачем это знать, до тех людей все равно не добраться, они неприкасаемые. Кроме того, сами они стараются не пачкать рук.

– Так вы скажете мне название?

– Они называют свой клуб «Убежище», – проговорил Стэгг. – А того человека, который в прошлый раз приказал мне связаться с вами, зовут Дорни. К тому времени, когда стала раскручиваться история, связанная с вашим братом, он уже полтора года был президентом клуба.

Имя было Итану знакомо, в южной Калифорнии оно имело большой вес; под его прикрытием можно было творить чудеса.

– Не знаю, важно ли это, – продолжал Стэгг, – но несколько месяцев назад совет директоров клуба уволил Дорни и выбрал нового президента. Ошибки обходятся дорого, каждый президент сохраняет свой пост только до тех пор, пока положение дел в клубе устраивает его членов.

– По-видимому, это «Убежище» мало чем отличается от других деловых предприятий.

– Да. – Стэгг собрался уходить. – Между прочим, я от них ушел, как только услышал о ваших финансовых проблемах.

– И чем же вы теперь занимаетесь? – спросил Итан.

– Я стал консультантом по вопросам безопасности.

– И что, выгодное дело?

– Это моя работа. У меня теперь даже визитная карточка есть. – Стэгг достал из кармана маленький кожаный чехол, вынул визитку, отпечатанную на бежевой бумаге, и протянул Итану. – Если потребуется консультация, обращайтесь.

Он нырнул в толпу и исчез. Итан оставался на аукционе до самого конца, конец был горьким. Личный письменный стол Итана, еще одно «программное заявление», ушел за какие-то жалкие сто семьдесят пять баксов. И этим все было сказано.


Передавая Джеффу тарелку с картофельным пюре, Бонни посмотрела на Итана:

– И какую же работу заказала твоя первая клиентка?

Итан вернулся мыслями к действительности и потянулся за очередной булочкой.

– Ничего интересного, обычную проверку прошлого одного мужчины, с которым она подумывает завести роман. На всю работу требуется минут десять.

– Ты ее уже выполнил?

– Нет еще. – Итан помолчал, намазывая булочку маслом. – Днем, когда я пытался подключить офисный компьютер, возникли какие-то глюки.

– Дяде Итану придется переустанавливать приложения, – с важным видом сообщил Джефф. – Они у него не совместимы с операционной системой на новом компьютере.

– Дома у меня есть ноутбук, – сказал Итан. – Вечером я подключусь к Интернету и наведу нужные справки, так что к утру, возможно, моя клиентка получит ответы на все вопросы.

Бонни нахмурилась.

– Кстати, раз уж ты упомянул этого розового монстра, которого ты называешь своим домом, ты не подумал над моим предложением выставить его на продажу?

Итан откусил еще кусочек булочки, прожевал и пожал плечами:

– Да кто его купит? Дом потому и достался мне так дешево, что дядя Виктор не смог его продать до отъезда на Гавайи. А ведь он пытался, в разное время он обращался едва ли не к каждому торговцу недвижимостью в Уисперинг-Спрингз.

– А мне Найтвиндс нравится, – заявил Тео. – По-моему, там классно, и бассейн есть.

– И домашний кинотеатр с большим экраном, – поддержал брата Джефф. – И машина для поп-корна!

– Этот телевизор и аппарат для приготовления попкорна – едва ли не единственные усовершенствования, которые сделал в доме дядя Виктор, кроме этого он только проводку поменял. Хорошо, что он по крайней мере начал с главного.

– Эх, жалко, что мы живем здесь, а не там, – вздохнул Джефф. – А то бы могли каждый вечер смотреть телевизор на большом экране.

Тео вздохнул:

– А у нас дома ужасно скучно.

Джефф поморщился:

– В Найтвиидсе только одно плохо – его цвет.

– Дело в том, – пояснил Итан, – что жена первого владельца обожала розовый цвет.

– Дядя Виктор говорил, что в доме появляется ее призрак, – серьезно произнес Тео. – Кажется, ее звали миссис Легг.

– Фут[1], – поправил Итан. – Ее звали Камелия Фут, она была подающей надежды актрисой.

– Как это, подающей надежды? – спросил Тео. Итан переглянулся с Бонни.

– Это значит, что она не стала знаменитой.

– А-а, понятно. – Подумав, Тео решил, что это не так уж важно. – Короче, она умерла, и старый мистер Фут свихнулся. Он не стал ничего менять в доме и жил там совсем один до самой смерти.

– Жаль, что следующие владельцы тоже мало что изменили, – сухо сказала Бонни. – Можно было надеяться, что кто-нибудь из них догадается его хотя бы перекрасить.

– Дядя Виктор купил этот дом за гроши десять лет назад, после смерти тети Бетти, – сказал Итан. – До этого он практически пустовал. Но дяде было не по средствам его перекрашивать.

– Как видишь, он не собирался жить в Найтвиидсе на пенсии. Как только он продал компанию тебе, так сразу же, буквально на следующий день, улетел на Гавайи.

– Он говорил, что ему надоела пустыня. – Итан подложил себе пюре. – Ему хотелось жить на берегу океана.

– А мне он сказал, что хочет целыми днями смотреть на девушек в бикини, – вставил Джефф.

– Точно, – кивнул Тео. – Он говорил, что на некоторых пляжах леди ходят совсем голые, без купальников.

– Серьезно? – Итан поднес вилку с пюре ко рту и выдержал паузу. – У меня есть адрес дяди Виктора в Майами. Пожалуй, когда у меня в следующий раз будет несколько свободных дней, я съезжу к нему в гости. Погуляю по пляжам и все такое.

Джефф так расхохотался, что чуть не свалился на пол. Тео пнул ногой ножку его стула.

– Дядя Итан, вы правда хотите посмотреть на голых тетенек?

Итан сделал вид, что серьезно задумался.

– Ну, если выбирать между работой и голыми женщинами на пляже, я бы, пожалуй…

– Вот что, молодые люди, – решительно прервала их Бонни, – по-моему, вы достаточно поговорили о голых женщинах, давайте сменим тему. Вернемся к Найтвиндсу. Джефф говорил, что твоя новая клиентка – дизайнер по интерьеру, это так?

– Она декоратор, только не понимаю, при чем здесь Найтвиндс.

– Я вот о чем подумала: может быть, после того как ты выполнишь ее заказ, стоит нанять ее, чтобы она занялась этим розовым мастодонтом?

– Резиденцией, – поправил Итан.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Мне стало известно из достоверных источников, что дом полагается называть резиденцией, так, знаешь ли, звучит шикарнее. Но поверь мне, ни за каким…

Итан вдруг заметил, что племянники наблюдают за ним, затаив дыхание, явно предвкушая, что будет, если дядя употребит запрещенное выражение. Это было одним из любимых их развлечений. Итан вовремя спохватился и гладко закончил:

– Я решительно не собираюсь приглашать мисс Льюс переделывать интерьер моего дома.

Разочарованным Тео и Джеффу ничего не оставалось, как вернуться к еде.

– Почему? – спросила Бонни.

– По двум причинам. – Итан подчистил пюре с тарелки. – Во-первых, даже если я и захочу переоборудовать дом, сейчас мне это не по средствам. А во-вторых, я сомневаюсь, что Зоя Льюс продвинется дальше входной двери. Подозреваю, что она хлопнется в обморок прямо на пороге.

Джефф перестал жевать, его глаза загорелись любопытством.

– Почему она упадет в обморок, дядя Итан?

– Она что, боится привидений? – спросил Тео.

Итан покачал головой:

– Сомневаюсь, что Зою Льюс испугает привидение. Но я просто уверен, что вид моей новой резиденции жестоко оскорбит се тонкий вкус дизайнера. Давайте смотреть правде в глаза: Найтвиндс вряд ли мог бы получить приз как лучший дом года.

– Это еще мягко сказано, – пробормотала Бонни. – А еще говорят о пошлости Голливуда.

– Думаешь, мисс Льюс прямо так и упадет посреди холла? – с искренним интересом спросил Джефф.

– Я бы этому не удивился, – ответил Итак.

– А может, она затрясется или еще что-нибудь в этом роде, – предположил Тео.

Джефф судорожно задергал левой рукой:

– Вот так, например.

– Или так. – Тео стал качать головой из стороны в сторону.

Оба мальчика довольно захихикали.

Их ужимки с каждой минутой становились все более изобретательными.

Итан наблюдал за племянниками с нескрываемым восхищением.

– Неплохо. Да, наверное, она упадет и начнет дергаться, как вы показываете.

Бонни, наблюдая за мужчинами, страдальчески вздохнула:

– Объясни, Итан, почему, когда ты с нами за столом, обед всегда превращается в спектакль?

– Что тебе сказать? У меня особый талант.

Час спустя Итан подъехал к Найтвиндсу. Выходя из машины, он помедлил и еще раз окинул критическим взглядом свою «резиденцию». По какой-то неведомой ему причине он вдруг задался вопросом, что бы сказала о его доме Зоя Льюс. Дом действительно выглядел как версия испанского колониального стиля в интерпретации голливудских художников, тут уж ничего не попишешь. И он действительно был розовым, причем не бледно-розовым, словно выгоревшим на солнце, и не благородного цвета старого кирпича-сырца. Цвет особняка можно было сравнить разве что с ядовито-розовым цветом жевательной резинки. «Ну и что с того? – сказал себе Итан. – Зато у дома есть свое лицо. И он просторный, в нем много места, есть где разместить книги и личные вещи».

А главное, дом достался Итану со всей обстановкой что пришлось очень кстати: после финансового краха фирмы и последовавшего вскоре развода у Итана не осталось почти ничего из мебели. А мнение Зои Льюс… черт с ним. С какой стати его должно волновать, что она подумает о Найтвиндсе?

Он попытался обобщить собственные впечатления о ней, оставшиеся после сегодняшней встречи. Ему хорошо запомнились ее гладкие рыжевато-каштановые волосы, уложенные в элегантный узел, живое выразительное лицо и загадочные глаза, наверняка хранящие немало секретов. А еще его удивил ее очень странный вкус в одежде. Еще на уроках рисования в детском саду (если, конечно, он ничего не забыл и не перепутал) Итан усвоил, что ядовито-зеленый плохо сочетается с лиловым. На этот счет существуют очень четкие правила, во всяком случае, существовали в те времена, когда он ходил в детский сад. Что-то подсказывало Итану, что Зоя никогда не следовала чужим правилам. Впрочем, то же можно было сказать и о нем самом.

Итан знал, что ему не следует думать о Зое в личном ключе, она его клиентка, а он давным-давно на собственном опыте усвоил урок, что отношения с клиентками ни в коем случае не должны выходить за рамки деловых. Кроме того, Итан был абсолютно уверен в том, что розовый Найтвиндс вызовет у нее резко отрицательную реакцию.

Он поднялся по лестнице, вошел в парадную дверь, украшенную пастельно-розовыми колоннами, и оказался в холле цвета оперения фламинго. Строго говоря, в доме не все было розовым. В отделке часто встречалась позолота, попадались также резные деревянные детали, выкрашенные белой краской. А рисунок коврового покрытия представлял собой гигантские густо-розовые лепестки орхидей, перемежающиеся зелеными листьями.

Итан шел по дому, по дороге включая свет. Он держал путь в одну из комнат с видом на сад и неглубокий каньон.

Наконец, лавируя между коробками с книгами, которые он еще не успел распаковать, Итан подошел к окну и сел за большой письменный стол, розовый с позолотой.

Включив ноутбук, он достал блокнот с заметками сделанными во время разговора с Зоей Льюс.

Итан начал поиск с обычных источников, доступных в режиме он-лайн. Если все пойдет нормально, он сможет установить местонахождение миссис Дженнифер Мейсон уже минут через десять, как он и сказал Бонни. Легкие деньги но, сидит Бог, сейчас они нужны ему позарез.

Однако все пошло совсем не так гладко, как рассчитывал Итан. Ему не удалось найти ни единого подтверждения тому, что Дженнифер Мейсон за последние несколько месяцев пользовалась кредитной карточкой или снимала деньги с банковского счета. Заинтригованный, Итан стал копать глубже.

Он не нашел никаких доказательств участия Дженнифер Мейсон в бракоразводном процессе. Она не обращалась ни одну из местных компаний, занимающихся перевозкой вещей, а их услуги не могли ей не потребоваться, если бы она переезжала в другой, город.

Так прошло сорок пять минут. Наконец Итан откинулся на спинку стула, скрестил ноги, засунул руки в карманы брюк и уставился на светящийся экран.

По всему выходило, что Дженнифер Мейсон просто исчезла. И интуиция подсказывала Итану, что Зоя Льюс догадывалась об этом, когда поручала ему разыскать эту женщину.

Глава 6

На рабочем столе Зои зазвонил телефон, она сняла трубку после первого же звонка.

– «Современные интерьеры».

– Вы меня обманули!

Больше всего Зою поразило то, что Итан вынес свой обвинительный вердикт абсолютно бесстрастным тоном, как если бы он давно привык к тому, что его обманывают. Хотя, учитывая характер его работы, так оно и было. Зоя замерла на стуле, невидяще глядя на три черно-белые фотографии в рамках, висящие на противоположной стене. Старый дом причудливой архитектуры Зоя сфотографировала в сумерках, когда он словно робко выступал из пустыни. Она сделала три фотографии, чтобы позже выбрать из них самую выразительную, но так и не смогла остановиться на какой-то одной: на каждом снимке было схвачено что-то особенное, неповторимое, ускользающее. В конце концов она вставила в рамки все три и повесила их рядом

Через несколько дней один из клиентов обратил внимание на снимки и рассказал, что этот дом известен в округе как Найтвиндс.

– Вы меня слышите? – спросил Итан.

– Да, конечно, – сдержанно откликнулась Зоя «Спокойно, без паники, – сказала она себе, – может все еще не так страшно, как кажется». Что он мог о ней узнать, пока разыскивал Дженнифер Мейсон? Не могли он каким-то образом совершенно случайно наткнуться на правду? Неужели он нашел брешь в прочной стене, которой она отгородила свое настоящее от прошлого? А как насчет Аркадии? Вдруг он разоблачил не только ее прикрытие но и прикрытие подруги? В эту минуту Зоя очень жалела, что связалась с частным детективом.

«Спокойно, – снова сказала она себе, – не паникуй дыши глубже и думай».

Новые удостоверения личности, которые они с Аркадией купили, были очень высокого качества, это Аркадия настояла на том, чтобы не скупиться и потратиться на самое лучшее. Итан Труэкс не мог копнуть настолько глубоко чтобы добраться до истины, будь он хоть семи пядей во лбу – он бы просто не успел этого сделать. Да у него и причин не было копаться в ее прошлом. Она заплатила ему за то, чтобы он разыскал Дженнифер Мейсон, с какой стати он стал бы тратить свое время и вместо этого собирать какую-то информацию о самой клиентке?

– Не понимаю, о чем вы говорите. – Зоя постаралась унять волнение. – Вы нашли Дженнифер Мейсон?

– Нет.

Зоя крепче прижала трубку к уху.

– Вам не удалось?

– Нет, – повторил Итан – Более того, я подозреваю, что вы и не рассчитывали, что мне удастся ее найти. Вот почему это дело меня так заинтересовало.

– Я вас не понимаю.

– Нам нужно поговорить.

Не дожидаясь ее ответа, Итан бросил трубку. Зоя задохнулась от возмущения и посмотрела на бездушный аппарат.

– Черт вас побери, Труэкс, не смейте бросать трубку, когда разговариваете со мной!

Дверь кабинета распахнулась так неожиданно, что Зоя вздрогнула. Она резко повернулась во вращающемся стуле. В ее кабинет решительно вошел Итан Труэкс, он был одет так, словно только что вернулся со стройплощадки: потрепанные, заляпанные краской джинсы, джинсовая рубашка, рабочие ботинки и кепка, на которой красовалась эмблема местной таверны «Хеллз беллз». Название заведения было Зое знакомо, это была дешевая забегаловка, рассчитанная в основном на водителей-дальнобойщиков и мотоциклистов. Мужчины, посещающие такого рода заведения, ее никогда не привлекали. Вот только не очень понятно, почему при появлении Итана ее бросило одновременно и в жар, и в холод. Наверное, все дело в том, что у нее слишком давно не было мужчины.

Итан убрал мобильник в карман джинсов.

– Я случайно проходил мимо, вот и решил заглянуть.

Зоя очень медленно положила телефонную трубку и постаралась взять себя в руки. По крайней мере на этот раз у нее было одно преимущество – из них двоих именно она сидела за письменным столом.

– Скажите, мистер Труэкс, подобное драматическое появление – один из ваших фирменных трюков, особенность вашей манеры вести дела?

– По-моему, нам нужно поговорить, причем немедленно. – Итан направился к стульям для посетителей, стоящих напротив стола Зои, но по пути заметил три черно-белых снимка Найтвиндса и остановился.

– Кто сделал эти фотографии?

– Я.

– Хм.

– Мистер Труэкс, не отвлекайтесь на фотографии. – Зоя подалась вперед, выдавая свое нетерпение, и положила руки на стол. – Садитесь и рассказывайте, в чем дело.

Итан еще раз взглянул на фотографии и покорно сел на стул. Зоя тут же пожалела, что предложила ему сесть: дорогая обивка ее стульев не была рассчитана на посетителей в грязной рабочей одежде. Однако Итану, по-видимому, и в голову не приходило, что он может испачкать ее бесценные стулья. Он непринужденно откинулся на спинку, обитую кожей медового цвета, вытянул ноги и скрестил их в щиколотках. Затем достал из кармана блокнот на пружинке и раскрыл его.

– Я не обнаружил никаких признаков того, что миссис Дженнифер Мейсон празднует свой новый статус почти разведенной женщины. – Итан заглянул в свои заметки. – За последнее время она ни разу не пользовалась кредитной карточкой, не получала наличные через банкомат с их общего с мужем банковского счета, не выписывала чеки на этот счет. – Он поднял взгляд. – Между прочим, счет до сих пор открыт, Дэвис Мейсон не потрудился его закрыть.

– И что это значит?

– А вы угадайте. Он не боится, что его почти бывшая жена может опустошить их общий счет.

Зоя только охнула, ее худшие опасения подтверждались.

– У меня сложилось впечатление, что у Дженнифер Мейсон не было в городе близких друзей. Этим вопросом я все еще занимаюсь, но то, что я уже узнал, мне не нравится. Она прожила в Уисперинг-Спрингз не очень долго и после замужества, по-видимому, появлялась в обществе, только когда нужно было помогать Мейсону развлекать его деловых партнеров, а это случалось не слишком часто.

– Родственники у нее есть? – спросила Зоя.

– Несколько очень дальних, да еще престарелая тетушка в Индиане. Сегодня утром я всем им позвонил, ни один за последнее время не получал от Дженнифер вестей, да их это и не волнует. Все сказали, что не видели ее с детства и связь с ней оборвалась много лет назад. Не очень-то дружная семейка, как видите.

– Иными словами, никто не торопится подавать заявление об исчезновении Дженнифер Мейсон?

– Ни одна живая душа, – согласился Итан. – Но это еще не все. Я навел справки в официальных инстанциях. Процедура развода вообще не была начата.

Зоя поняла, что события развивались по самому худшему из возможных сценариев. Дженнифер Мейсон, не поддерживавшая близких отношений ни с друзьями, ни с родственниками, представляла собой классический образчик жертвы домашнего насилия. Зоя спросила себя, что же ей теперь делать. Чтобы хоть чем-то занять руки, она взяла ручку. И сжала ее так, что побелели костяшки пальцев.

– Спасибо, что занялись этим вопросом, мистер Труэкс. Я вам еще что-нибудь должна сверх минимальной платы, которую внесла вчера?

– О да, должны, и немало.

Зоя нахмурилась:

– Сколько?

– Для начала вы должны дать мне ответы на некоторые вопросы. Как вы думаете, что случилось с Дженнифер Мейсон?

Зоя не ответила.

– Вы были с ней знакомы до ее исчезновения?

– Нет, никогда ее не видела.

– Вы ведь думаете, что Мейсон убил свою жену, не так ли?

Зоя немного поколебалась, но потом молча кивнула.

– Это серьезное обвинение, – строго сказал Итан. – Позвольте спросить: что навело вас на эту мысль?

– Неприятное чувство, которое возникло у меня, когда я осматривала его резиденцию.

– Значит, неприятное чувство, – бесстрастно повторил Итан.

– Можете назвать это интуицией.

– Надеюсь, вы не сочтете меня женоненавистником, но должен вам признаться, что я не очень-то верю в силу женской интуиции.

«Веди себя нормально, как обычная женщина!»

– Из хозяйской спальни исчезла кровать, – спокойно сказала Зоя. – Не считая кровати и ковра из спальни, вся остальная мебель в доме осталась на месте. Кроме того, стены в спальне недавно были перекрашены.

Брови Итана поползли вверх.

– И этих улик вам хватило, чтобы сделать вывод, что Дженнифер Мейсон стала жертвой преступления?

Зоя решила сменить тактику и действовать более уверенно.

– Мистер Труэкс, как вам известно, я – профессиональный дизайнер по интерьерам. Я догадываюсь, что вы не очень высокого мнения о моей специальности, но смею вас уверить, что дизайнеры именно в силу особенностей профессии и природных склонностей очень наблюдательны. Я чувствую, нет, я просто уверена, что в резиденции Мейсона что-то не так.

– Ладно, не кипятитесь. Почему вы не думаете, что Мейсон попросту продал кровать?

– Он сказал, что жена забрала кровать с собой, потому что она ей очень нравилась. По его словам, это была очень большая и дорогая кровать. Но…

– Я слушаю.

– В бельевом шкафу я заметила два комплекта очень дорогого итальянского постельного белья из натурального льна. Простыни и наволочки даже не вынуты из фабричной упаковки.

– И что из этого?

Зоя постучала кончиком ручки по столу.

– Вы хотя бы приблизительно представляете, сколько могут стоить два комплекта льняного постельного белья такого размера и качества? Если бы Дженнифер Мейсон действительно забрала кровать, она бы обязательно взяла и постельное белье, которое было куплено специально для этой кровати.

Итан несколько секунд молчал, обдумывая ее слова потом кивнул:

– Логично. А Мейсон, случайно, не упоминал, что жена сдала кровать на хранение?

– Нет.

– Он не сказал, как именно она организовала перевозку кровати?

– Нет. – Непрерывный поток вопросов стал действовать Зое на нервы. – Между прочим, частный детектив здесь вы, а не я.

– Ах да, простите, все время забываю. – Итан достал из кармана ручку и что-то записал в блокнот. – Вчера, когда вы ходили по дому Мейсона, вы не заметили еще чего-нибудь подозрительного?

«Не считая кричащих стен? Нет, мне и этого вполне хватило».

– Еще одна вещь показалась мне странной, – негромко сказала Зоя.

– Что именно?

– Занавески для душа.

– Что с ними не так?

– В хозяйской ванной есть большая душевая кабина со стеклянными стенами и отдельно стоящая ванна. Две другие ванные, по-видимому, были оформлены как гостевые, в каждой есть ванна со стандартным смесителем для ванны и душа. Однако в обеих гостевых ванных комнатах отсутствуют занавески для душа, хотя должны были бы быть.

Итан посмотрел на нее с вежливым недоумением:

– Объясните.

– Обе ванные полностью обустроены, то есть там есть мыло, полотенца, все, что нужно. В них обязательно должны быть и занавески для душа. Но их нет. – Зоя пожала плечами: – Мне это показалось несколько странным, вот и все.

На этот раз Итан молчал довольно долго, глядя на Зою.

Наконец он медленно произнес:

– Вы ведь понимаете, что у нас недостаточно улик, чтобы обращаться в полицию?

– Конечно, понимаю, поэтому я и обратилась к вам.

– Маленькое уточнение: вы обратились ко мне потому, что услуги «Раднор» вам не по карману, но сейчас это не важно. – Итан закрыл блокнот и убрал его в карман рубашки. – Сейчас у нас есть дела поважнее.

– Какие, например?

– Я сам хочу взглянуть на дом, то есть, прошу прощения, на резиденцию Мейсона.

Зоя уставилась на Итана во все глаза: несмотря на ее опасения, он ее заинтриговал.

– Вы что же, собираетесь вломиться в дом?

– Ни в коем случае! Это только в кино частные детективы занимаются такими вещами. Думаете, я хочу лишиться своей лицензии?

– Наверное, нет.

Реакция Итана на ее предположение была вполне логичной, но, как ни странно, Зоя почувствовала легкое разочарование. Наверное, у нее разыгралось воображение, и она нафантазировала о частных детективах лишнее.

Зоя приняла равнодушный вид.

– Вероятнее всего, вы бы просто не смогли проникнуть в дом. Территория Дезерт-Вью обнесена забором и хорошо охраняется, вряд ли вам удалось бы пройти дальше охранников у ворот.

Итан не стал возражать, а загадочно отмолчался, но Зоя почему-то вдруг почувствовала себя неуютно. Она задавала себе вопрос, не оскорбили ли его ее слова или, еще того хуже, не смутила ли она его. Ей следовало помнить, что «Труэкс инвестигейшнз» – предприятие, состоящее из одного человека, естественно, что его возможности куда скромнее, чем у такой крупной фирмы, как «Раднор секьюрити системз». Не стоило ждать от Итана Труэкса чудес. «За что заплатила, то и получила», – напомнила себе Зоя. Она смущенно кашлянула.

– Я полагаю, вы уже отработали те деньги, которые я заплатила вам авансом?

– Вы правильно полагаете, – легко согласился Итан – даже слишком легко. – Я потратил их сегодня ночью.

– Этого я и боялась. – Зоя выпрямилась, собралась с духом и устремила на Итана, как она надеялась, твердый взгляд. – Сколько еще мне придется заплатить за это расследование?

– Пока не могу сказать. Возможно, мне понадобятся еще день или два, чтобы понять, что происходит.

– День или два? Но я не могу платить вам так много! Даже по вашим расценкам.

– Не беспокойтесь, мы что-нибудь придумаем. В конце концов, я только начинаю свой бизнес в Уисперинг-Спрингз, и вы моя первая клиентка. Я хотел бы произвести на вас хорошее впечатление в надежде, что вы потом будете рекомендовать меня своим знакомым.

Зоя осторожно поинтересовалась:

– Какие условия вы предлагаете?

– Моя невестка подала мне интересную мысль. Правда, сначала я не придал ей большого значения, но сегодня ночью, когда стало ясно, что ваше дело потребует больше времени, чем ожидалось, я подумал, что ее предложение не лишено смысла.

– Можно поподробнее?

– Мне нужны услуги дизайнера по интерьеру.

Зоя задумалась.

– Вообще-то мне понравился ваш офис, в нем есть своеобразный полежалый шик.

– Полежалый шик?

– Вам достаточно лишь заменить непомерно большое кресло для посетителей на другое, переставить письменный стол на более удачное место и избавиться от зеркала, тогда энергетические потоки в кабинете будут распределяться правильно, вы сами это почувствуете.

– Спасибо, но меня вполне устраивают энергетические потоки в том виде, в каком они существует сейчас. Большое кресло играет свою роль: оно показывает посетителям, что в моем кабинете не они контролируют ситуацию, и у них возникает желание доверить решение своих проблем мне. А если стол прерывает энергетические потоки – ну и пусть, мне нравится, как он стоит сейчас. То же относится и к зеркалу. Одним словом, моему офису услуги декоратора не требуются.

– Тогда что вы имели в виду?

– Мой новый дом. – Итан улыбнулся. – Я хотел сказать, мою новую резиденцию.

– Вашу резиденцию? – Зоя оперлась ладонями о стол и резко встала. – Это что, шутка? Вы же не рассчитываете всерьез, что я оформлю интерьер целого дома в обмен на небольшое детективное расследование?

– А что, по-моему, это было бы справедливо.

– А по-моему – нет. Кажется, вы пытаетесь…

Зоя оборвала себя на полуслове, спохватившись, что фраза «поиметь меня задешево» в разговоре с Итаном Труэксом прозвучит неуместно.

Итан наблюдал за ней с выражением вежливого любопытства, и что-то в его взгляде подсказывало Зое, что он прочел ее мысли дословно. С досадой почувствовав, что краснеет, она расправила плечи и скрестила руки на груди.

– Мне кажется, вы пытаетесь заключить со мной несправедливую сделку. Мои расценки на оформление целой резиденции довольно высоки, и я определенно не могу выложить такую сумму за ваши услуги, мистер Труэкс.

– Ну что ж, я готов к компромиссу. Если не весь дом то одну комнату.

Поколебавшись, Зоя пожала плечами:

– Ладно, пусть будет одна комната.

– По рукам. Но только комнату я выберу сам.

– Договорились. А теперь скажите, как вы собираетесь проникнуть в особняк Мейсона?

– О, это совсем легко, меня проведете туда вы.

– Каким образом?

– Для начала называйте меня Бобом.


Час спустя Итан стоял посредине хозяйской спальни особняка Мейсона и пытался не обращать внимания на волнение, будоражащее его кровь. Он прекрасно понимал причину своих ощущений: если Зоя права в своей догадке о судьбе Дженнифер Мейсон, то они находятся в одной комнате с убийцей. Правда, если быть уж совсем точным то в одной комнате с Мейсоном находился только он, а Зоя оставаясь в коридоре, маячила в дверном проеме спальни, крепко обхватив себя руками. До последней минуты Зоя очень хорошо играла свою роль, но когда они достигли спальни Итан заметил, что она как-то странно напряглась.

Дэвис Мейсон наблюдал за ними, стоя чуть поодаль. По словам Зои, когда она позвонила ему и попросила разрешения приехать в дом вместе с подрядчиком, он немного удивился, но потом согласился и уговаривать его не пришлось, более того, он даже предложил пораньше уйти с работы чтобы встретить их.

– Итак, Боб, как тебе нравится моя идея насчет освещения комнаты? – спросила Зоя от двери.

– По-моему, идея разумная, – откликнулся Итан. – Здесь вполне хватит места, чтобы установить подвесной потолок и смонтировать скрытое освещение. Хотите, чтобы я подготовил подробную оценку?

– Пока не нужно, я только хотела услышать твое мнение, стоит ли мне разрабатывать эту идею дальше.

– Конечно, стоит, с освещением проблем не будет. Но вот насчет панно на потолке я не уверен.

Дэвис покосился на Зою:

– Вы хотите нарисовать на моем потолке картину?

– Это один из вариантов. Мне показалось, что это будет выглядеть оригинально. В городе есть несколько превосходных специалистов по настенной живописи, которые могли бы изобразить в этой комнате нечто особенное, например, закатное небо.

Дэвис задумчиво кивнул:

– А что, пожалуй, это было бы неплохо. Самому мне до этого ни за что бы не додуматься.

– Имейте в виду, эта красота влетит вам в копеечку, – предупредил Итан. – Скрытое освещение, которое она хочет установить на потолке, само по себе дорогое удовольствие, а уж насчет художника – одному Богу известно, сколько он запросит.

Зоя пригвоздила Итана к месту пристальным взглядом.

– Боб, стоимость – не твоя забота.

– Зоя права, – кивнул Дэвис, – цена для меня не имеет значения. Я недавно развелся с женой и хочу, чтобы эта спальня выглядела совсем иначе, чем раньше.

Итан тихонько присвистнул:

– О-о, я вас понимаю, сам через это прошел, и не один раз. Проблема спальни мне хорошо знакома.

Итан перехватил ошеломленный взгляд Зои, но сделал вид, будто не замечает, что ее поразила его реплика, в данный момент его куда больше интересовала реакция Дэвиса.

Хозяин дома нахмурился.

– Проблема спальни? Не понимаю, что вы имеете в виду.

Итан покачал головой с видом знатока:

– Уж поверьте мне на слово, я знаю, о чем говорю. Три раза жены уходили от меня и подавали на развод. Похоже, некоторым женщинам я просто не могу угодить.

– Да, – спокойно согласился Дэвис, не глядя в Сторону Зои. – С женщинами иногда бывает нелегко.

– Мало того, что нелегко, они еще и обходятся очень дорого! Особенно когда дело доходит до постели. Да вы сами знаете, хорошие кровати – ужасно дорогие.

– Но при чем здесь кровать? – не понял Дэвис. Итан пожал плечами:

– Сами посудите, что мужчина делает после того, как расплатится со своей бывшей и с хапугами-адвокатами? Начинает встречаться с другими женщинами. Да что там, возможно, он даже не станет ждать, пока закончится вся эта бумажная волокита, может, в процессе развода ему просто необходимо женское внимание и поддержка, понимаете, о чем я?

– Нет, Боб, – возразила Зоя ледяным тоном, – я лично не понимаю.

Итан вздохнул и принялся терпеливо объяснять:

– Вы уж не обижайтесь, мисс Льюс, но у мужчины, когда он разводится, обычно так и бывает. Понимаете, человеку хочется снова встречаться с женщинами. И вот он приводит в дом новую знакомую. Пара бокалов вина, соответствующая музыка, и, глядишь, он уже рассказывает ей свою печальную историю. – Итан подмигнул Дэвису: – Верно я говорю?

– Пока не знаю, – ответил тот. – Я еще не вернулся к светской жизни.

– Ну тогда поверьте мне на слово, что так оно и бывает. Короче говоря, пока вы в гостиной, все идет прекрасно, и наконец вы предлагаете ей перебраться в спальню. Она соглашается. Сначала все хорошо. Вы вдвоем идете по коридору, входите в спальню, и тут вдруг ни с того ни с сего дама, бросив один-единственный взгляд на кровать, останавливается как вкопанная.

Дэвис и Зоя, словно окаменев, смотрели на Итана с одинаковым выражением на лицах.

– Почему же она останавливается? – удивился Дэвис.

– Из-за чертовой кровати, из-за чего же еще! У нее на лице появляется странное выражение, она поворачивается к тебе и спрашивает, не та ли это кровать, на которой ты спал со своей бывшей. Вопрос с подвохом, вот как я это называю.

Дэвис поморщился:

– Уж точно, с подвохом. Кажется, я начинаю понимать, что вы имеете в виду.

– Женщинам не нравится спать или еще чем-нибудь заниматься в той же самой кровати, где мужчина спал со своей бывшей женой, ясно? Наверное, это какой-то особый женский комплекс.

Итан посмотрел на Зою. Вид у нее был страдальческий, но она молчала. Что же касается Дэвиса, то он расслабился и, по-видимому, снова почувствовал себя непринужденно. Он даже улыбнулся Итану и одарил его понимающим взглядом, как мужчина мужчину.

– Должен признаться, я пока еще не думал об этих вещах, но теперь, после ваших слов, я понимаю, что со старой кроватью могли быть трудности. Но к счастью, именно этой конкретной проблемы у меня как раз и нет.

– Ну да. – Итан уставился на пустое место посреди «спальни. – Я вижу, кровати нет.

– Моя бывшая жена забрала ее с собой.

– Что, просто велела подогнать к дому грузовик и погрузить кровать? Бесчувственность, вот как я это называю.

– Ну, она забрала не только кровать, но и свои личные вещи. Если честно, я даже помог ей их упаковать.

Итан понимающе кивнул:

– Мне тоже приходилось это делать, я вас хорошо понимаю. Что ж, считайте, вам повезло, раз бывшая жена избавила вас от кровати. Конечно, за новую придется заплатить, но дело того стоит, можете мне поверить.

– Готов поверить, – пробормотал Дэвис. – Так вы говорите, у вас большой опыт, вы разводились три раза?

– Ну да. Мой адвокат так хорошо на мне нажился, что теперь посылает мне открытки ко дню рождения и ко всем праздникам.

– По-моему, он должен посылать тебе цветы, – натянуто пошутила Зоя. Она сделала шаг назад и отошла еще дальше от двери в спальню. – Боб, по-моему, мы все посмотрели и можем уходить. Если ты подготовишь предварительные наброски с указанием, где должны располагаться розетки и электрооборудование, то я смогу включить эти данные в информацию, которую готовлю для Дэвиса к пятнице.

– Все сделаю. – Итан задержался перед Дэвисом и протянул ему руку. – Приятно было познакомиться, мистер Мейсон. Желаю удачи с ремонтом. Не волнуйтесь, мисс Льюс сделает все в лучшем виде, она свое дело знает.

Дэвис быстро пожал протянутую руку, но смотрел при этом не на Итана, а на Зою.

– Мне не терпится начать с ней работать.

– Мне тоже, – сказал Итан. – Это всегда очень любопытно, если вы понимаете, что я имею в виду.

Зоя молча повернулась и пошла по коридору к выходу. Итан отметил, что она очень торопится уйти подальше от этой спальни, и, размышляя, что бы это могло значить, последовал за ней. Он обратил внимание, что Зоя насторожилась, еще когда он сказал, что хочет попасть в дом Мейсона, но тогда она довольно легко согласилась с его планом. Пока они ходили по дому, Зоя была относительно спокойна, но все изменилось, когда они подошли к хозяйской спальне.

Итан устроился на переднем сиденье и захлопнул за собой дверцу. Зоя молча села за руль, пристегнулась ремнем безопасности к, не мешкая ни секунды, отъехала от дома. Итан надел темные очки и под этим прикрытием стал разглядывать ее напряженный профиль. Губы Зон были плотно сжаты, руки вцепились в руль мертвой хваткой. А автомобиль она вела с сосредоточенной решимостью профессионального гонщика, приближающегося к финишной черте. На подъезде к будке охранника Зоя немного сбавила скорость. Итан спросил:

– С вами все в порядке?

– Конечно.

– В доме Мейсона вы отлично справились со своей ролью. Если бы я не знал, что вы декоратор, я бы решил, что у вас есть опыт в области моей профессии.

Пальцы Зои, сжимавшие руль, побелели.

– Как вас понимать?

– Я хочу сказать, что у вас несомненные способности к работе под прикрытием.

– Способности?

– Да, прямо-таки талант. Во всяком случае, поначалу мне так казалось. Но когда мы подошли к спальне, у вас начался легкий мандраж.

– Может быть, это потому, что вы завели с Дэвисом нелепый разговор о том, что, меняя жен, нужно менять и кровати?

– Это не нелепость, а объективный факт. Как я и сказал Мейсону, я сам несколько раз проходил через это.

– Так вы на самом деле три раза разводились? А я-то подумала, что вы это сочинили, чтобы заставить Мейсона заговорить об исчезнувшей кровати.

– Я сказал правду.

– Какой кошмар! А дети у вас есть?

– Нет.

Зоя явно не считала Итана идеалом мужчины, но для него это не было новостью. Он только одного не понимал: с какой стати его вообще интересует ее мнение на этот счет?

– А вы? Насколько я понял, вы не замужем?

– Нет.

– Разведены?

– Нет. – Зоя затормозила возле будки охранника. – У меня был близкий человек, но это все в прошлом.

Итан явственно услышал грохот захлопываемой двери. Зоя определенно не желала говорить о своем прошлом. Он не знал, что у Зои произошло с тем мужчиной и почему, но понял, что случившееся оставило шрамы. Закрытые двери всегда пробуждали в Итане любопытство. Он невольно задавал себе вопрос, что произойдет, если он копнет поглубже.

Охранник вышел из будки и подошел к машине. Зоя опустила стекло и быстро пробормотала какую-то дежурную вежливую фразу. Ей явно не терпелось поскорее покинуть Дезерт-Вью. Когда они немного отъехали, она спросила:

– Ну что, удалось нащупать какие-нибудь ниточки?

– Возможно.

Зоя метнула на Итана раздраженный взгляд:

– «Возможно»? И это все, что вы можете сказать?

– Пока – да.

Итан оглянулся. Охранник возвращался в свою будку, методичный тип, все делает по инструкции. Сотрудники «Раднор секьюрити системз» старательно соблюдают все процедуры, наверное, в этом и кроется секрет их успеха.

– Что будем делать дальше? – спросила Зоя. Итан снова посмотрел на дорогу.

– Теперь я буду искать пропавшую кровать.

– Не понимаю, зачем вам тратить на это время?

– Шестое чувство подсказывает мне, что, отыскав ее, я узнаю, что случилось с Дженнифер Мейсон.

Глава 7

На следующий день, в полдень, Зоя стояла одна в холле резиденции Тейлора и наслаждалась ощущением теплоты заполнявшей все окружающее пространство. Подобные минуты были ее самой любимой частью работы. Она поняла это примерно через год после того, как начала заниматься дизайном интерьера. Каждая мелочь в доме, начиная от деталей оформления окна и заканчивая коврами на полу обрела свое место. Мебель привезена и расставлена по местам строители и отделочники завершили работу и наконец ушли. Ее творение готово, но владельцы еще не въехали в новый дом, и пока он находится в ее распоряжении. Для Зои это была единственная возможность пройтись по дому в одиночестве, критически осмотреть собственную работу. Только в такие моменты она могла оценить, достигнута ли цель которую она перед собой ставила как дизайнер.

Элегантная резиденция была одним из ее первых крупных проектов; для нее как для дизайнера это была настоящая проверка сил. Зоя потратила на эту работу несколько месяцев. Тейлоры выдали ей целый список своих пожелании и заявили, что предоставляют дом в ее полное распоряжение, а сами отправляются в кругосветный круиз.

– В самом начале совместной жизни мы с мужем уже затевали полную переделку интерьера нашего дома. – Мэри Тейлор поежилась, вспоминая ту давнюю историю. – Тогда мы пережили такой стресс, что дело чуть было не закончилось разводом. Мы с мужем многими делами благополучно занимаемся вместе, но к дизайну интерьера это не относится. Поэтому на этот раз мы решили не принимать участия в самом процессе. И сейчас мы надеемся, что к нашему возвращению все будет закончено и мы сможем войти в полностью готовый дом.

Тейлоры возвращались в следующем месяце, и Зое казалось, что они должны быть довольны результатом ее работы. Супругам Тейлорам было за шестьдесят, оба многого в жизни достигли, оба были общительны, несмотря на возраст, полны энергии и вели активный образ жизни. Зоя постаралась создать интерьер, который образовал бы нечто вроде спокойного фона, призванного оттенить яркие индивидуальности хозяев дома.

Дом был совсем новый, с хорошими пропорциями, с высокими потолками. Он был спроектирован так, что человек, проходя по дому, мог любоваться интерьером с разных точек обзора. Зоя работала в тесном контакте с архитектором, стараясь, чтобы дизайн интерьеров подчеркнул существующие достоинства дома. Она, конечно, была новичком в этой профессии, но обладала развитой интуицией и получила хорошее образование. Как то, так и другое подсказывали ей, что гармония в интерьере лучше всего постигается, когда задачи архитектуры и дизайна решаются вместе.

Зоя сняла с плеча ремешок пурпурной сумки, опустила ее на выложенный плиткой пол и прошла в очень просторную парадную гостиную. Чтобы создать ощущение уюта и интимности в этом обширном пространстве, она разместила мебель отдельными, изолированными группами, и результат получился в точности таким, к какому она и стремилась. Зоя представила, как комната заполняется сотней гостей. Если всю энергию и шум голосов собрать в одном месте, этой стихией было бы трудно управлять, сейчас же благодаря ее дизайнерским находкам все должно получиться хорошо.

Зоя пошла дальше, то тут, то там поправляя кое-какие мелочи. Ее охватило чувство глубокого спокойствия. Она вдруг поняла, что пришла сегодня в дом Тейлоров не только для того, чтобы в последний раз взглянуть на результат своих трудов, но и потому, что отчаянно нуждалась в ощущении безмятежности, которое порождал созданный ею интерьер.

Второй визит в хозяйскую спальню особняка Дэвиса Мейсона подействовал на нее еще сильнее, чем первый. Вопли, которые издавали стены, не стали глуше. Невидимая боль достигла такой остроты, что Зоя не понимала, как остальные ухитряются ее не чувствовать.

Дэвис, казалось, ничего не замечал, как и в предыдущий раз. Однако с Итаном было иначе, в какой-то момент Зое показалось, что он неосознанно уловил что-то из того, что чувствовала в этом пространстве она сама. Вероятно, на это ее натолкнуло то, как Итан двигался – словно его что-то насторожило или встревожило. Он не шагал по комнате, не прохаживался, он крался. Но потом Зоя поняла, что его поведение – вовсе не проявление его подсознательной реакции на энергию, исходящую от стен спальни. Итан просто повел себя как охотник, предвкушающий, что вот-вот нападет на след зверя.

Зоя остановилась посередине кухни, сияющей медью и полированным гранитом, и задумалась. По ее спине пробежал холодок. При определенных обстоятельствах Итан Труэкс может стать опасным. Само по себе это открытие ее бы не особенно тревожило, если бы она не сознавала, что ее к нему влечет. И хотя она не могла объяснить, почему в его присутствии она всегда чувствует странное возбуждение и легкое покалывание по всему телу, отрицать свои ощущения она не могла.

Самое странное заключалось в том, что за последние два года она даже не взглянула ни на одного мужчину с интересом, а теперь вдруг нежданно-негаданно грезит о малообеспеченном частном детективе, который признался, что был три раза женат и столько же раз разведен.

Итан Труэкс определенно не в ее вкусе. Другое дело Престон с его любовью к искусству и истории, с его мягкостью – вот он был мужчиной ее типа. Зоя решила, что, какие бы чувства она ни испытывала к Труэксу, они, вероятнее всего, вызваны действием гормонов, которые долгое время были подавлены.

Зоя вышла из кухни, к которой примыкала большая кладовка, и прошла мимо красивой полированной стальной двери, ведущей в суперсовременный, оборудованный установкой контроля за температурой и влажностью.

Винный погреб. Тейлоры не только любили дорогостоящие Развлечения, они еще и коллекционировали редкие и экзотические вина. Сейчас винный погреб пустовал и не был заперт, потому что коллекция ценных вин еще не была перевезена. Эдвард Тейлор ясно дал понять, что желает лично проследить за этим ответственным процессом, когда вернется из круиза.

Зоя продолжила путь по просторному центральному коридору, любуясь прихотливым рисунком выложенного плитками пола. Дойдя до тренажерного зала и сауны, она задержалась, чтобы проверить, правильно ли установлено спортивное оборудование.

Зоя уже свернула в направлении гостевого крыла, когда откуда-то из глубины дома вдруг донесся слабый, еле слышный звук. Это был лишь легкий скрип, который можно было бы списать на игру воображения. Звук был из разряда тех, что почти ожидаешь услышать в большом помещении, где эхо многократно усиливает каждый шорох. Но Зое показалось, что течение воздуха по коридору немного изменилось. Одна из французских дверей, соединявших кухню с террасой у бассейна, была приоткрыта. Зоя поняла, что она уже не одна в этом большом доме.


–Только вы уж поскорее, ладно? – Кладовщик возился с кодовым замком, чтобы открыть дверь на втором ярусе. Он нервно оглянулся. – Вдруг кто-нибудь придет? Если мой начальник узнает, что я, вас впустил, мне достанется.

– Мне нужно всего пару минут, не больше. – Итан сунул кладовщику в руку несколько хрустящих банкнот. – Возвращайтесь за конторку, остальное я отдам вам на обкатном пути.

– Ладно, только побыстрее.

– Конечно.

Кладовщик спрятал деньги в карман и поспешил к лестнице.

Итан прошел вдоль длинного ряда запертых дверей и остановился перед дверью под номером 203. По словам кладовщика, именно эту ячейку склада арендовал мужчина, по описанию похожий на Дэвиса Мейсона. Он назвался другим именем и расплатился наличными, но кладовщик запомнил кровать. «Очень большая кровать. Он сказал что от него ушла жена и он теперь не хочет видеть эту кровать. Дал мне двадцать баксов, чтобы я помог выгрузить ее из машины и поместить в хранилище».

Итан отрыл футляр с инструментами, который принес с собой, и выбрал те, которые могли ему пригодиться. Дверь ячейки представляла собой подъемную створку типа гаражных ворот и ходила вверх-вниз на роликах по направляющим, уходящим под потолок. На то, чтобы вскрыть стандартный навесной замок, у Итана ушло не более пятнадцати секунд, и вот он уже открыл подъемную створку. Первым, что он увидел, было массивное резное изголовье кровати. Оно было прислонено к левой стене. Холодноватый свет люминесцентных светильников, висевших в коридоре, плохо освещал внутренность ячейки, но Итан разглядел края матраса и большого пружинного основания кровати. Матрас был завернут в несколько слоев непрозрачного пластика. Итан включил предусмотрительно взятый с собой карманный фонарик и обвел каморку лучом света. Кроме кровати, здесь стояло несколько упаковочных коробок. Итан достал нож и распорол крайнюю коробку. Внутри оказалась женская одежда, что его нисколько не удивило.

«Неплохо для начала, – подумал он. – Пожалуй, моя клиентка будет довольна. Но для того чтобы обращаться в полицию, надо бы иметь побольше улик».

То, что ему было нужно, Итан обнаружил, когда разрезал пластиковую пленку, в которую был завернут матрас. Массивная кровать была обильно испачкана какой-то жидкостью, которая, высохнув, приобрела характерный коричневатый цвет.

Кровь.


Зоя запаниковала. Неужели ее выследили церберы из Занаду? Или она настолько невезучая, что именно в тот момент, когда приехала, чтобы в одиночку прогуляться по готовому дому своих клиентов, в него решил забраться грабитель? Причем она сама же облегчила взломщику задачу, когда, входя в дом, отключила сложную систему сигнализации. В любом случае она оказалась в ловушке. Ее телефон лежит в сумке, которая осталась на полу в холле. Да даже если бы сумка была при ней, она бы не рискнула воспользоваться телефоном, потому что грабителю будет слышно каждое ее слово. В пустом доме звуки разносятся очень далеко и усиливаются эхом. Но вне досягаемости оказался не только ее телефон – ключи от машины находились в той же сумке. У Зои было только одно преимущество перед взломщиком – в отличие от него она хорошо знакома с внутренним устройством дома.

С бешено колотящимся сердцем Зоя сняла босоножки и босиком, стараясь ступать бесшумно, пошла обратно через гостевое крыло в сторону кухни. В это время откуда-то из зоны парадной гостиной раздался голос Дэвиса Мейсона:

– Очень жаль, Зоя, но мне придется вас наказать. Так же, как я наказал Дженнифер. Вы на нее в чем-то похожи. Ей я тоже не мог доверять. Мне не хотелось причинять ей боль, но она часто вынуждала меня ее наказывать. А потом она стала заводить разговоры о разводе. Вы же понимаете, что я не мог этого допустить, правда? Вот мне и пришлось ее убить.

Зоя замерла почти не дыша. Дэвис Мейсон. Не взломщик и не посланец из Занаду. Вот и говори после этого о везении и невезении.

– Вы, наверное, удивляетесь, как я до этого додумался. – Дэвис говорил так, словно выступал на еженедельном собрании членов делового клуба. – Я, знаете ли, не дурак. Еще в тот день, когда вы впервые осматривали мой дом, я понял, что вы что-то заметили в спальне. До того момента все шло отлично, но потом вы внезапно напряглись, и я сразу почувствовал, что вы нервничаете. Я видел, что вам прямо-таки не терпится поскорее сбежать из моего дома. А еще вы спросили меня про кровать.

Зоя услышала, как Мейсон ступает по плиткам пола в центральном холле, он и не пытался скрываться. Он держался так уверенно, даже вызывающе, что Зоя почти не сомневалась: у него есть оружие.

– Я проследил за вами до вашего офиса, – продолжал Мейсон. – Я видел, как вы встретились в кафе с подругой. У меня еще оставались сомнения, что, возможно, я ошибся насчет вас и на самом деле все в порядке. Но когда я уже собирался уехать, вы вышли из кафе и отправились пешком через несколько кварталов к частному детективу на Кеболт-стрит.

Зоя сделала маленький пробный шажок, ее босые ноги ступали совершенно бесшумно.

– У меня еще оставалась надежда, что вы обратились к частному детективу по какому-то личному вопросу, не имеющему отношения ко мне. В конце концов, рассудил я, если бы вы подозревали, что я убил Дженнифер, вы бы сразу обратились в полицию. Но вчера утром вы мне позвонили и попросили разрешения приехать вместе с подрядчиком. А ведь вы заверяли меня, что до пятницы у вас совсем нет времени. Тогда я понял, что вы лжете.

Мейсон приближался.

– А когда этот чертов подрядчик завел разговор о кроватях, я понял, что он, вероятнее всего, и не подрядчик, а тот самый частный детектив с Кеболт-стрит, к которому вы обратились. Тогда я понял, почему вы не заявили в полицию: потому что у вас не было доказательств.

Зоя сделала еще шаг.

– Знаете что, Зоя? Ваш детектив никогда не найдет никаких улик. Я сдал кровать на хранение. Вы хотя бы отдаленно представляете себе, сколько в нашем штате компаний, которые принимают вещи на хранение? – Мейсон хмыкнул – Не представляете? Я тоже. Сотни, может быть тысячи. Искать у них кровать – это все равно что искать иголку в стоге сена. Даже если Труэксу придет в голову проверить хранилища, он не будет знать, с какого конца начать.

Мейсон коснулся рукой холодного гладкого металла.

– Мне жаль, Зоя, но вам придется стать жертвой грабителя, которого вы случайно спугнули, когда пришли в этот дом в одиночку. Мне действительно очень жаль, что все закончится именно так. Ваши советы по фэн-шуй мне бы очень пригодились.


Итан стоял в кабинете Зои и ждал, когда ответит ее мобильник. Однако включился автоответчик:

«– Здравствуйте, это Зоя Льюс. Пожалуйста, оставьте свое сообщение».

– Зоя, это Труэкс. Перезвоните мне как можно скорее.

Итан отключил связь и сунул телефон в карман пиджака. Ему казалось, что от волнения и нетерпения все его тело гудит, как провод под током высокого напряжения. Он снова заглянул в Зоин ежедневник, лежащий на столе, но чуда не произошло: клетки, отведенные под сегодняшний день, оставались пустыми, как и несколько секунд назад, когда он последний раз на них смотрел.

Куда подевалась Зоя? Итан терпеть не мог, когда его клиенты ни с того ни с сего исчезали – обычно это означало какие-то неприятности.

Он полистал ее картотеку с номерами телефонов, нашел номер Мейсона и позвонил тому в офис. На звонок ответила женщина с приятным голосом:

– «Мейсон инвестментс».

– Будьте любезны Дэвиса Мейсона.

– К сожалению, мистера Мейсона нет в офисе. Ему что-нибудь передать?

– Нет, спасибо, я перезвоню.

Итан стал проверять кнопки быстрого набора на телефоне Зои. Оказалось, что номер запрограммирован всего один, причем фамилия абонента не указана, только одна буква – А. Он набрал этот номер и услышал в трубке голос, который вполне мог бы принадлежать певице из ночного клуба:

– Галерея «Эйфория».

– Я ищу Зою.

– А кто вы?

– Итан Труэкс. Я частный детектив и работаю по ее заданию, сейчас мне очень нужно с ней связаться. Это очень важно. Не подскажете, где ее можно найти?

– Вы Труэкс из «Труэкс инвестигейшнз»?

– Да.

– А я ее близкая подруга. Что случилось?

– Зои нет в офисе, но в ежедневнике на сегодня ничего не указано.

– Это касается Дэвиса Мейсона?

– Да. – Труэкс с трудом сохранял терпение. – Если можно, давайте покороче, просто скажите, где она, по-вашему, может находиться.

– Мы с ней встречались за ленчем, и она сказала, что хочет еще разок взглянуть на дом, который закончила отделывать для одного клиента.

– Адрес?

– Это дом Тейлоров. Адрес и телефон должны быть в ее картотеке. А что случилось, мистер Труэкс? Вы обнаружили что-нибудь важное?

– Я нашел кровать.


На подъездной аллее к дому Тейлоров стояла машина Зои, но ничто не указывало на присутствие Мейсона или еще кого бы то ни было. Итан говорил себе, что это хороший знак, но его интуиция подсказывала другое. Он взял револьвер и вышел из машины. О том, чтобы не потревожить соседей, можно было не волноваться: в этом районе земельные участки вокруг домов были большими, и до ближайшего дома было не меньше четверти мили. Итан подошел к парадному входу. Ручка легко подалась, и дверь открылась.

Итан оказался в элегантном холле. Первым, что бросилось ему в глаза, была большая красная сумка. А потом он почувствовал легкий сквозняк и понял, что где-то в доме открыта еще одна дверь или окно.

– Зоя?

Тишина.

Итан заметил на стене внутренний телефон, возле верхней кнопки значилось «общая связь». Он нажал ее и сказал в микрофон:

– Зоя, это Труэкс, отзовитесь.

– Итан, уходите отсюда! – Зоя тоже нажала кнопку общей связи со своей стороны, и ее голос гремел из каждого динамика в доме. – Здесь Мейсон, он вооружен.

– Велика важность, я тоже. Что с вами?

– Со мной все в порядке. Я спряталась в винном погребе. – Голос Зои звучал взволнованно, но говорила она вполне разборчиво. – Я заперла дверь, и теперь он до меня не доберется. Ради Бога, уходите из дома и вызовите полицию.

Итан не ответил. Он разулся и, бесшумно ступая в одних носках, двинулся по просторному холлу, от которого в разные стороны отходили арочные проемы. В один из проемов ему было видно гостиную и кухню. Неожиданно совсем близко он услышал шаги и понял, что звуки доносятся из кухни. В поле зрения Итана возник Мейсон, спешивший к стеклянным дверям, которые выходили во внутренний дворик с бассейном.

– Не двигайтесь, Мейсон, все кончено.

Тот резко повернулся и поднял пистолет. Итан проворно укрылся за оказавшимся рядом деревянным сундуком, украшенным резьбой. Мейсон выстрелил. Где-то рядом с сундуком разбилась стеклянная витрина, в которой были выставлены старинные серебряные украшения с бирюзой; стекла разлетелись, и Итана осыпало градом осколков.

– Вам меня не достать! – крикнул Мейсон. – Вы не сможете ничего доказать. Вы меня слышите? У вас нет никаких улик!

Снова прогремел выстрел, пуля вошла в прочную древесину сундука. «Совсем слетел с катушек», – подумал Итан. Он осторожно переместился к самому краю своего укрытия, занял удобную позицию, прицелился и выстрелил. Мейсон дернулся, вскрикнул, взмахнул руками и неуклюже повалился на пол. Пистолет он выронил и схватился обеими руками за левое бедро. Итан сосчитал в уме до пяти и только после этого вышел из укрытия. С его рубашки и волос посыпались осколки стекла.

По коридору метнулась Зоя. Она была босиком и держала в руке босоножки.

– Итан, подождите, здесь повсюду стекло, а вы и так уже порезались.

Итан не сводил глаз с Мейсона.

– Зря вы приехали сюда одна.

Зоя молча надела босоножки.

– Подождите, – проговорила она с поразительной нежностью в голосе. – Я принесу ковер и прикрою осколки.

Итан понял, почему она говорит с ним таким тоном: по-видимому, Зоя думает, что он в состоянии шока, хотя па самом деле он был просто в ярости.

– Сначала поднимите пистолет Мейсона.

– Хорошо.

Она наклонилась за пистолетом и передала его Итану. Потом принесла ковровую дорожку и бросила ее на пол в том месте, где было больше, всего осколков. Когда она выпрямилась, Итан всмотрелся в ее лицо. Зоя была очень бледна, но, кажется, владела собой.

Она быстро оглядела Итана, нахмурилась, сняла с шеи шелковый шарфик, красный с оранжевым, и протянула ему:

– Возьмите. Ваш порез выглядит не очень глубоким, но он кровоточит.

Тут только Итан почувствовал на шее что-то теплое и влажное и понял, что это кровь. Он рассеянно промокнул рану шарфом и подошел к лежащему Мейсону. Тот стонал. Зоя тоже подошла.

Мейсон стискивал зубы и обеими руками сжимал раненое бедро. На полу возле него растекалась лужа крови.

– Вы ничего не докажете! – Он посмотрел на Итана, и его лицо исказилось от боли и ярости. – Ни черта вы не сможете доказать!

– На вашем месте я бы на это не рассчитывал. – Итан смахнул с рубашки несколько осколков стекла и достал из кармана мобильник. – Я обнаружил кровать.

Глава 8

– Ну, – сказала Зоя, – рассказывайте, как вы нашли эту кровать.

Итан поднес к губам фужер с шампанским и сделал глоток. На том, чтобы заказать именно шампанское, настояла Аркадия. Итан не был любителем этого напитка, но Зоя, по-видимому, разделяла вкусы подруги, и он решил подстроиться под клиента, утешая себя тем, что никто не запрещает ему выпить чистого виски позже, когда он вернется в Найтвиндс.

Было поздно, и небольшой модный ресторанчик на Фонтейн-сквер постепенно пустел. В зале еще оставалось несколько парочек, да за большим столом в дальней от них части зала сидела большая компания – по-видимому, там проходил деловой обед. Среди собравшихся Итан заметил знакомое лицо.

Дача показаний в полиции заняла у Итана и Зои много времени. Когда они освободились, Зоя предложила пойти пообедать. По ее словам, они оба устали, перенесли сильнейший стресс, и им необходимо расслабиться.

– Обед за мой счет, – предупредила она, – это самое меньшее, чем я могу отблагодарить вас за сегодняшнее.

Итану подумалось, что предложение звучит слишком заманчиво, чтобы быть правдой, и, как это часто бывало в подобных случаях, он не ошибся. Зоя позвонила Аркадии Эймс и предложила присоединиться к ним. В результате вместо интимного обеда вдвоем, во время которого Итан мог бы во всех подробностях объяснить Зое, почему ей не следовало отправляться в дом Тейлоров одной, он оказался в компании сразу двух женщин и чувствовал себя не очень уютно.

При этом Итан отчетливо понимал, что у него нет никаких оснований роптать. Если бы не Аркадия, он, возможно, искал бы Зою до сих пор. Всякий раз, вспоминая, как Зоя, чтобы спастись от обезумевшего женоубийцы, заперлась в современном, оборудованном почти как сейф винном погребе, он переживал приступ гнева и вместе, с тем испытывал какое-то странное, непонятное ощущение где-то внутри. Было совершенно очевидно, что Зоя побывала на волосок от смерти.

И вот теперь все трое сидели в уютной угловой кабинке и пили шампанское. Итан подумал, что, возможно, так оно даже и лучше. Его отношения с Зоей должны носить чисто деловой характер, но он далеко не был уверен, что не совершил бы какой-нибудь глупости, окажись они сегодня вечером наедине. Сложность состояла в том, что хотя Итан был рассержен, по-настоящему зол и при этом устал, ему страшно хотелось затащить Зою в постель. Из-за своей сексуальной неудовлетворенности он пребывал не в лучшем настроении, и ему было довольно трудно это скрыть.

– Кровать. – Итан решил поддержать разговор на интересующую его спутниц тему. – Именно с ней у Мейсона было больше всего хлопот. Завернуть труп жены в занавески для душа и закопать в саду за домом было не так уж трудно. Но он бы не смог выкопать такую большую яму, в которой уместились бы каркас кровати и двуспальный матрас.

– Да, это могло бы привлечь внимание соседей, – согласилась Зоя.

– Но и просто так вытащить кровать из дома и отвезти на свалку он тоже не мог. По свалкам часто ходят нищие, выискивая вещи, которые еще можно использовать, и кровать обязательно привлекла бы их внимание, ведь она была в прекрасном состоянии.

– Не считая пятен крови, – вставила Аркадия. Она повертела в руке бокал с шампанским, закручивая жидкость в воронку. – Мейсон знал, что если матрас, испачканный кровью, попадется кому-нибудь на глаза, это станет серьезной уликой против него.

Итан кивнул. В первый момент ему показалось, что у Аркадии и Зои нет ничего общего, однако через некоторое время он почувствовал, что между женщинами существует глубокая эмоциональная связь, и это его встревожило. Он даже задавал себе вопрос, не была ли эта связь сексуальной. Интуиция ему подсказывала, что Зоя не лесбиянка, но в таких вопросах Итан не очень доверял своей интуиции. Женщины – существа загадочные. Он легко допускал, что именно сегодня вечером его инстинкты не действуют, потому что он способен был думать только о том, как бы заняться с Зоей страстным сексом.

«Возьми себя в руки! – приказал себе Итан. – Будь профессионалом, думай головой, а не тем местом, которое у тебя ниже пояса!»

Зоя улыбнулась Итану. Сейчас она выглядела гораздо лучше, чем несколько часов назад, когда вышла из винного погреба, однако ее глаза неестественно блестели. Итан догадывался, в чем причина: как и он сам, Зоя переживала последствия мощного выброса адреналина.

– Дэвис был абсолютно уверен, что вы никогда не найдете кровать, – заметила она. – Он заявил, что даже если вы догадаетесь, что он сдал ее на хранение, вам ни за что не найти, где именно она хранится. По его словам, в штате вещевых хранилищ сотни, если не тысячи.

– Вероятно, так оно и есть.

Итан снял крышку с керамического мармита в центре стола, взял пышную маисовую лепешку и окунул ее в один из соусов, поданных официантом. Они уже покончили с закусками, но основное блюдо им еще не подали, а он был голоден как волк.

– И что же? – поторопила его Зоя.

– Дело в том, что у меня не было необходимости обыскивать все хранилища в штате. – Итан с аппетитом откусил кусок лепешки. – Достаточно было проверить те, которые находятся в радиусе получаса езды от Дезерт-Вью. Кроме того, я рассудил, что Мейсон постарается не привлекать к себе лишнего внимания и поэтому выберет крупное хранилище со множеством ячеек, а не мелкое, где его могут запомнить. Это помогло мне еще больше сузить круг поисков. Я взял телефон и начал обзванивать хранилища.

– Минуточку, – перебила его Зоя, подняв руку, – почему вы решили, что хранилище должно находиться в радиусе получаса езды от Дезерт-Вью?

– Я узнал, в котором часу Мейсон взял в аренду грузовик и когда он вернул его обратно. Я почти точно знал, во сколько он выехал из Дезерт-Вью с кроватью. После этого было несложно подсчитать, как далеко он мог уехать, если принять в расчет, что он еще должен был выгрузить кровать в хранилище.

Итан замолчал, чтобы съесть еще кусок лепешки с соусом, и заметил, что деловой обед в дальней от них части зала заканчивается. Во главе стола сидел крупный мужчина с рыжеватыми волосами, одетый в дорогой льняной костюм. Итану было видно, как он попросил счет и эффектным и в то же время непринужденным жестом дал понять, что платит за всех. Неплохо иметь солидный бюджет на представительские цели, с некоторой завистью подумал Итан и снова переключил внимание на свою клиентку и ее подругу. Зоя смотрела на него с откровенным восхищением:

– Потрясающе! В вашем изложении все кажется простым и логичным. Все-таки мозг детектива – это нечто особенное.

– Спасибо, всю жизнь мечтал, чтобы меня полюбили за мой ум.

Итан мысленно чертыхнулся, он же совсем не то хотел сказать; наверное, это шампанское виновато, и ему не стоит больше пить. Похоже, шампанское плохо сочетается с остатками адреналинового коктейля, который все еще бурлил в его крови.

Аркадию его слова, казалось, немного позабавили, но она промолчала. Что же касается Зои, если она и сочла его фразу несколько неуместной, то ничем этого не показала. Она снова посерьезнела.

– Я все-таки не понимаю, как вы узнали, в какой компании Мейсон взял в аренду грузовик и во сколько он выехал из Дезерт-Выо.

Итан собрался ответить, но возле их столика неожиданно вырос тот крупный мужчина в дорогом модном костюме.

– Труэкс! – Нельсон Раднор – а это был он – непринужденно улыбнулся. – Рад вас видеть. Я слышал, вы сегодня провернули крупное дело.

– Быстро же разносятся слухи, – заметил Итан.

– У меня есть свои источники информации. – Нельсон увидел пластырь на шее Итана и поднял брови. – Как вижу, вы даже ранены,

– Ерунда, просто царапина от осколка стекла. – Итан посмотрел на своих спутниц. – Зоя, Аркадия, это Нельсон Раднор. Нельсон, это Зоя Льюс и Аркадия Эймс.

– Раднор из «Раднор секьюрити снетемз»? – догадалась Зоя.

Нельсон одобрительно улыбнулся:

– Совершенно верно. Рад с вами познакомиться. Насколько я понял, когда Труэкс брал Мейсона, на месте происшествия присутствовала женщина. Могу ли я предположить, что это была одна из этих очаровательных дам?

– Я бы предпочел, чтобы вы не делали никаких предположений, – сухо сказал Итан. – Клиентка, для которой я выполнял эту работу, не хочет привлекать к себе внимания.

– Нет проблем. – Нельсон переключил внимание на Аркадию. – Везет Труэксу, он наслаждается обществом прекрасных женщин, его вечер наверняка проходит куда интереснее, чем мой.

Аркадия улыбнулась. Итан отметил, что ее улыбку в лучшем случае можно было бы назвать вежливой.

Но в ней не было ни малейшего намека на теплоту. Однако Раднор, по-видимому, этого не заметил. Итан кивком указал на группу мужчин, направлявшихся к выходу:

– У вас был обед с клиентами?

– Да, самый обычный. – Нельсон бросил быстрый взгляд на удаляющуюся компанию, но от Итана не укрылось удовлетворение, мелькнувшее в его глазах. – Это управляющий «Лас Эстрельяс» и несколько его коллег.

– «Лас Эстрельяс» – это новый курортный отель за городом?

Нельсон кивнул:

– Судя по всему, наша компания будет обеспечивать его безопасность.

– Поздравляю с выгодным контрактом, – сказал Итан.

– Спасибо. А знаете, Труэкс, возможно, я вам позвоню в ближайшие дни. У нас в «Радноре» полно работы, думаю, мы могли бы передать часть небольших заказов вам. Возможно, вас это заинтересует? Хотите поработать по субконтракту?

– Посмотрим, – осторожно ответил Итан.

– Я с вами свяжусь.

Нельсон, по-видимому, спохватился, что слишком долго стоит у чужого столика. Он кивнул обеим женщинам, чуть дольше задержав взгляд на Аркадии, и отступил на шаг от стола.

– Ну, не буду вам мешать. До скорого, Труэкс.

Он повернулся и пошел к выходу.

– Если бы я назвал его конкурентом, – произнес Итан, – это было бы не совсем точно, ведь, говоря правду, мы с ним играем в разных лигах.

Зоя задумчиво покачала головой:

– Может быть, да, а может быть, и нет. Если же вам интересно моё мнение, по-моему, он ревнует.

– К тому что я обедаю с двумя очаровательными молодыми дамами, а не со скучными господами из «Лас Эстрельяс»? – Итан кивнул: – Да, у него для этого есть все основания.

– Я имела в виду не это, – возразила Зоя. – Он завидует не тому, что вы обедаете с нами, а тому, что вы сегодня сделали.

– Зоя права, – поддержала подругу Аркадия уверенно. – Возможно, в городе Раднор считается известным в своей области человеком, но он занимает должность главного администратора крупной корпорации, и это означает, что он лишен возможности побегать с пистолетом и поиграть в частного детектива. В отличие от вас Раднор не может почувствовать себя этаким героем-одиночкой, который появляется как раз вовремя, чтобы спасти невинную женщину. А вам сегодня посчастливилось сделать именно это. Зоя усмехнулась:

– Конечно, наводить справки о претендентах на какую-нибудь ответственную должность и поставлять охранников в местечки вроде «Лас Эстрельяс» и Дезерт-Вью – не та работа, на которой есть шанс почувствовать себя героем.

– Хочу вас разочаровать, – посмотрел на нее Итан. – Сегодня днем, когда я понял, что вы в доме одна с Мейсоном, я вовсе не радовался возможности погеройствовать, а страшно разозлился. Слава Богу, что вам хватило ума спрятаться в этот холодильник.

– Это был не холодильник, а суперсовременный винный погреб, оборудованный не только системой охлаждения, но еще и контролем влажности воздуха, – пояснила Зоя до странности спокойным голосом. – Помещение закрывается так же надежно, как сейф, потому что Тейлоры коллекционируют невероятно дорогие выдержанные вина.

– И еще одно. – Итан продолжал гнуть свою линию, не давая сбить себя с мысли. – Раз уж вы спрятались в этом навороченном холодильнике, то надо было там и оставаться, пока шум не утихнет.

Зоя промолчала, Аркадия почему-то нахмурилась и медленно проговорила:

– Я как-то не задумывалась о размерах этого винного погреба. – Она помолчала и внимательно всмотрелась в лицо Зои. – С тобой действительно все хорошо?

– Да, все нормально, – твердо сказала Зоя. – Это всего лишь комната. Пока я там находилась, я не переставала благодарить судьбу за то, что мне удалось в нужный момент туда попасть.

Аркадия поджала губы.

– Давайте выпьем еще шампанского.

Не дожидаясь ответа, она взяла бутылку из ведерка со льдом и подлила в бокал подруге.

Итан молча наблюдал за обеими женщинами. Он чувствовал, что в их поведении кроется нечто важное, но не мог понять, что именно. Это, конечно, был не первый случай, когда он чего-то не понимал, но на этот раз его не покидало ощущение, что ему необходимо узнать, в чем дело. Зоя посмотрела на него:

– Кажется, вы собирались объяснить, как вам удалось определить, куда и когда Мейсон выезжал на арендованном грузовике.

– Да, расскажите нам, – поддержала се Аркадия, продолжая думать о чем-то другом. – Как вам удалось узнать вес эти цифры и факты?

– Все очень просто, Раднор – скупой работодатель. Он получает с администрации Дезерт-Вью большие деньги за охрану, но его людям от этого мало что перепадает.

Зоя расширила глаза:

– Неужели вы подкупили кого-то из охранников Дезерт-Вью и тот разрешил вам заглянуть в вахтенный журнал охраны?

– Именно так.

– А что, мне это нравится, – заметила Аркадия. – Вы пошли напролом.

– Просто и эффективно, – восхищенно вздохнула Зоя. – Как я сама не догадалась?

– Наверное, это потому, что вы не профессиональный детектив, – сказал Итан.

– Да, наверное. И сколько же стоит подкупить охранника из «Раднора»?

– Это вы узнаете, когда я выставлю вам счет. Сумма взятки, так же как и взятка работнику склада, который согласился закрыть глаза на то, что я влезу в ячейку Мейсона, будет включена в статью дополнительных расходов.

Когда все трое вышли из ресторана, на улице стояла теплая ночь. Зоя по-прежнему чувствовала себя странно. Возможно, она выпила слишком много шампанского – Аркадия то и дело подливала в ее бокал. Впрочем, Зоя догадывалась, зачем та это делала. Аркадию беспокоило, что подруга провела некоторое время в винном погребе. В маленькой комнате за запертой дверью.


Как Аркадия и подозревала, этот случай пробудил в памяти Зои множество неприятных, тяжелых воспоминаний, после которых ночью ее, возможно, будут мучить кошмары на тему ее пребывания в Занаду. Но днем, в доме Тейлоров, у нее просто не было выбора. Винный погреб укрыл ее до приезда Итана, и это было самое главное.

К сожалению, когда Зоя была в Занаду, у нее не было такого спасителя, как Итан Труэкс. Им с Аркадией пришлось самостоятельно изыскивать способ выбраться из этого кошмарного места.

Пока они шли к машине, Зоя краем глаза поглядывала на Итана. Его лицо оставалось в тени, лишь волосы чуть поблескивали в свете уличных фонарей. Двигался Итан уверенно и непринужденно, но, хотя он и не оглядывался по сторонам, Зоя не сомневалась – он видит все, что его окружает. Вероятно, эта способность настолько глубоко вошла у него в привычку, что стала такой же естественной, как дыхание.

Все трое сели во внедорожник Итана. Аркадия объяснила, как проехать к дому, где она жила. Когда они приехали, Зоя и Итан проводили Аркадию до порога. Открыв дверь, Аркадия вошла в холл с белым ковровым покрытием на полу, повернулась и еще раз всмотрелась в лицо Зои.

– Ты уверена, что тебе стоит оставаться сегодня одной? Может быть, переночуешь у меня? Ты же знаешь, я всегда рада тебе.

– Спасибо, но я правда в порядке, – Это была ложь, Зоя знала, что ночь ей предстоит трудная. Но с ее ночными кошмарами никто не в состоянии ничего поделать, она должна справляться с ними самостоятельно. – Не беспокойся за меня, если мне не удастся уснуть, то я использую это время с пользой. Попытаюсь придумать, как объяснить Тейлорам, почему в их антикварном испанском сундуке осталась пробоина от пули

– Ну хорошо, тогда до завтра. – Аркадия посмотрела на Итана: – Вам, наверное, тоже следует отдохнуть.

– Наверное, – безучастно согласился Итан.

Аркадия закрыла дверь: было слышно, как она задвигает тяжелый засов, затем прозвучало приглушенное звяканье дверной цепочки. Перед тем как спуститься по лестнице, Итан покосился на закрытую дверь.

– Я вижу, ваша подруга очень серьезно относится к безопасности.

– Я тоже. Женщине осторожность никогда не помещает.

– Ну да, и сегодня вы это в некотором роде доказали, не так ли?

Зоя отметила про себя, что Итан снова заговорил подчеркнуто-бесстрастным тоном, не выдающим никаких эмоций. Она чувствовала, что Итан раздражен, что его настроение, как, впрочем, и ее собственное, сейчас неустойчиво и непредсказуемо, однако ей трудно было определить, о чем он думает. Зоя старалась не забывать, что днем он побывал в экстремальной ситуации.

Выйдя на улицу, они снова сели в машину Итана. Зое почему-то показалось, что салон автомобиля стал гораздо более тесным, а атмосфера в нем более интимной, чем всего несколько минут назад, когда их было в машине трое. Она обостренно ощущала близость Итана. Он не был таким мускулистым, как Нельсон Раднор, который выглядел так, будто в колледже играл в футбол и с тех пор подавляет женщину своей массой. Но несмотря на это, Итан как-то ухитрялся заполнять собой гораздо больше пространства, чем физически занимало его тело. От его близости с нервной системой Зои происходило нечто странное, незнакомое. Она не могла припомнить, чтобы испытывала что-нибудь подобное, находясь рядом с другим мужчиной. Возможно, правда, что ее реакция объяснялась последствиями перенесенного шока.

До двухэтажного здания, где находилась квартира Зои, ехать было совсем недолго. Итан заехал на стоянку и остановился. Затем, ни слова не говоря, вышел из машины и распахнул дверцу с Зоииой стороны. Она догадывалась, о чем он думает. Будучи опытным детективом, он не мог не заметить, что апартаменты Каса-де-Оро не вполне соответствуют своему громкому названию.

Но хотя ее жилье было далеко не роскошным, гораздо ниже рангом, чем кондоминиум, в котором жила Аркадия, в нем было то, что обещало рекламное объявление в газете – чистота и тишина, – а главное, оно было Зое по средствам, поэтому она и остановила на нем свой выбор.

Прижимая к себе сумку, Зоя вышла из замкнутого пространства салона внедорожника и пошла рядом с Итаном к кованым воротам. Было уже около полуночи. Нащупывая в сумке ключи, Зоя думала о том, как странно, что она по-прежнему почти не знает Итана, хотя они вместе пережили смертельную опасность. И вот пожалуйста, он подвез ее к дому и провожает до двери. Интересно, как бы он прореагировал, узнав, что со времени ее переезда в Уисперинг-Спрингз он – первый мужчина, которого она подпустила так близко к своему порогу? Впрочем, возможно, это ему совсем неинтересно. Не исключено, что при следующей встрече он просто вручит ей счет с подробным перечнем расходов и спросит, когда ей будет удобно взглянуть на комнату, которую он хочет отделать заново.

– Давайте сюда, я сам открою.

Итан протянул руку и взял у Зои связку ключей. Почувствовав, какая она тяжелая, он что-то пробормотал и поднес связку к свету, чтобы получше рассмотреть брелок – латунный шар, прикрепленный к кольцу.

– Если вам так хочется таскать в сумке лишнюю тяжесть, почему бы просто не положить туда булыжник?

– Это старинная дверная ручка, – пояснила Зоя. – Я нашла ее несколько месяцев назад, когда оформляла интерьер одного старого дома. Я отнесла ее к резчику по металлу, и он по моей просьбе прикрепил к ней кольцо для ключей.

– То, что это дверная ручка, я и сам понял. – Итан вставил ключ в замок ворот и повернул. – Чего я не понимаю, так это зачем вы используете ее в качестве брелока. Это что, некое программное заявление дизайнера?

Зоя холодно улыбнулась:

– Она большая, поэтому мне легко находить ключи в сумке.

– Ах да, конечно. – Казалось, ее объяснение не очень-то убедило Итана. – Главное, не уронить случайно этот, с позволения сказать, брелок на ногу, иначе вы будете хромать целую неделю.

– Я осторожна.

Зоя юркнула в ворота и прошла впереди Итана к двери, на которой находился небольшой холл. Итан с ключами на тяжелом брелоке шел за ней.

– Эту дверь открывает длинный серебристый ключ, – пояснила Зоя.

Итан открыл дверь и отошел в сторону, пропуская Зою вперед. Она вошла в холл и остановилась в нерешительности. Попрощаться с Итаном здесь или позволить ему проворить ее до двери квартиры? Может, человеку, который, по всей вероятности, спас ее от смерти, полагается предложить чашечку кофе? Зоя представила, как поднимается в квартиру в сопровождении Итана, и снова ощутила холодок неясного предвкушения. Нет, это никуда не годилось. Нечего и говорить, что самое разумное – пожелать Итану спокойной ночи прямо здесь, в холле. Так почему же она медлит?

Итан испытующе всмотрелся в ее лицо:

– Вы уверены, что с вами все в порядке? Честно говоря, выглядите вы неважно.

– Спасибо, вы определенно умеете польстить клиенту.

– Считайте, что это было наблюдение профессионала.

– Все нормально, просто я еще не до конца успокоилась. Я сказала Аркадии, что очень устала, и это правда. Но я еще и слишком возбуждена, у меня такое ощущение, словно мне никогда больше не удастся уснуть.

– Сегодня вы получили избыточную дозу адреналина, – объяснил Итан. – То же можно сказать и обо мне. К избыток адреналина плохо сказывается на вашей нервной системе. Чтобы возбуждение прошло, потребуется некоторое время.

– Я знаю, – ответила Зоя, не подумав.

– Значит, с вами такое не впервые?

Зоя запоздало поняла, что допустила оплошность. События трудного дня, выпитое шампанское – все это привело к тому, что ее защитные барьеры опустились до опасно низкого уровня. Зоя снова напомнила себе, что нужно прощаться с Итаном и уходить домой, пока она не сделала еще какую-нибудь глупость.

– Я слышала об этом синдроме, – ответила она уклончиво. – Но вы, как мне кажется, испытали его на себе.

– Да, случалось пару раз, в нашей работе такое бывает. – Итан посмотрел на лестничную клетку. – Я подожду, пока вы подниметесь.

– Хорошо.

Тут-то Зое и нужно было бы еще раз поблагодарить Итана за помощь и пожелать ему спокойной ночи, однако слова, казалось, намертво застряли в ее горле. Итан еще раз окинул ее придирчивым взглядом, а потом решительно взял за локоть:

– Пожалуй, я лучше провожу вас до самой двери. В вашем состоянии вам не стоит подниматься одной.

– Со мной все в порядке, честное слово, – вяло возразила Зоя, вцепившись в сумку так, словно это был спасательный круг, а она собиралась прыгнуть в море. – Сегодня вам пришлось гораздо тяжелее, чем мне.

Однако когда Итан развернул ее и мягко подтолкнул в направлении лестницы, она не стала возражать. Зоя чувствовала на своем локте его сильные пальцы и знала, что если он сожмет их еще немного крепче, то ей не вырваться. Но одновременно с этим она чувствовала и его железную выдержку, которая, казалось, была частью его натуры. В этом сочетаний силы и самодисциплины было нечто волнующе чувственное. А может быть, дело было в ее странном состоянии. Зоя в тысячный раз напомнила себе, что Итан Труэкс – не в ее вкусе. На верхней площадке лестницы Итан остановился.

– Которая из дверей ваша?

– Моя квартира угловая.

Итан подвел ее к двери, выбрал на связке нужный ключ и открыл дверь в ее уютную квартирку. Зоя быстро вошла в маленькую прихожую, включила верхний свет и посмотрела на Итана.

– Я уже поблагодарила вас за все, что вы сегодня для меня сделали?

Итан прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди.

– Да, пару раз говорили что-то в этом роде. Если вы сделаете это еще раз, мне, пожалуй, придется снова прочесть лекцию о том, почему вам не следовало отправляться одной в дом Тейлоров.

Зоя поежилась.

– Я бы не стала снова ее слушать, но мне действительно хочется поблагодарить вас еще раз. Я очень вам признательна.

Губы Итана слегка дрогнули.

– Наверное, в этом месте мне полагается сказать: «Это часть моей работы, мэм, утром вы получите счет».

Почему-то эта реплика очень рассмешила Зою, она сначала улыбнулась, потом вдруг захихикала и неожиданно поняла, что не может остановиться. «Что-то тут не так, я же никогда не хихикаю, во всяком случае, не смеюсь неестественным, писклявым смехом, – мелькнуло у нее в голове. – Кажется, я схожу с ума»,

Зоя в ужасе выронила сумку на пол и зажала рот ладонью, остро чувствуя на себе взгляд Итана. Она глубоко вздохнула раз, потом другой. Слава Богу, ее нервный смех стал стихать. Густо покраснев от смущения, она осторожно отняла руку ото рта и пролепетала:

– Извините.

– И вы меня тоже. Это была не самая удачная реплика.

– Наверное, зря мы пили шампанское.

– Но тогда мне казалось, что оно очень кстати.

– Да, мне тоже.

– Можно задать вам личный вопрос?

– Не знаю. – Что-то в выражении лица Итана насторожило Зою. – Смотря какой.

– О вас с Аркадией. Вы с ней… хм… пара?

До Зои не сразу дошел смысл вопроса, когда же она его поняла, то ахнула.

– Нет, конечно, нет! Мы с ней подруги, очень близкие, но не любовницы. Я не лесбиянка, а Аркадия… если совсем честно, я не знаю. Аркадия – это Аркадия, мы никогда не обсуждали ее сексуальную ориентацию.

– Примерно так я себе и представлял, но мне нужно было знать наверняка.

Зоя почему-то не могла оторвать от Итана взгляд. Время словно замедлило ход и стало тягучим, как густой сироп, а она казалась себе бабочкой, угодившей в этот сироп и пытающейся в нем летать.

– Почему?

Итан неторопливо оттолкнулся от косяка, опустил руки и сделал шаг в квартиру.

– Потому что я не хотел попасть в дурацкое положение, когда я вас поцелую.

Время совсем остановилось. Теперь Зоя чувствовала себя оленем, который выбежал на дорогу и замер как парализованный, попав в сноп света от автомобильных фар. Она срочно пыталась придумать какую-нибудь умную реплику, какой-нибудь действенный способ развеять чары, которыми Итан ее заворожил, но разум отказывался ей повиноваться. Вся неугомонная, неуправляемая энергия, которая бурлила в ней последние несколько часов, вдруг поднялась разом, как приливная волна. Каждый нерв в ее теле зазвенел от напряжения, не имеющего ничего общего с ощущением, которое она испытывала, когда пряталась в винном погребе и когда слышала выстрелы. Воспоминание о пережитом ужасе вывело Зою из оцепенения, к ней вернулся дар речи.

– Я очень испугалась, что Мейсон вас убьет, – прошептала она.

Итан положил руки ей на плечи, сжал пальцы и помедлил, словно проверяя, не попытается ли Зоя вырваться. Этого не произошло, и тогда он медленно привлек ее к себе.

– Еще один довод в пользу того, что вам не стоило приезжать туда сегодня одной.

Все-таки он очень рассердился, подумала Зоя. Или все-таки нет?

Глядя на Итана, невозможно было сказать что-либо наверняка, кроме того, что в его глазах горел огонь, да такой сильный, что он мог бы, пожалуй, растопить айсберг. Во всяком случае, нечто холодное и твердое, пребывавшее в замороженном состоянии давным-давно у Зои внутри, этот огонь растопил в мгновение ока.

Зоя коснулась пальцем кусочка пластыря на шее Итана, дотронулась до его щеки. После того как они дали показания в полиции, Итан съездил домой, принял душ и переоделся. Очевидно, он успел и побриться. Почему-то прикасаться к его коже, гладить его по щеке было невероятно волнующе.

– Вы очень на меня рассердились? – спросила Зоя.

– Не знаю, – буркнул Итан. – Наверное, я больше был зол на самого себя – за то, что выпустил ситуацию из-под контроля. Я вообще не должен был допустить, чтобы вы оказались втянутой в эту передрягу.

– Это не ваша вина.

– Нет, моя. – Итан крепко прижал Зою к себе и приблизил к ней лицо так, что их губы почти соприкоснулись. – И то, что произойдет сейчас, тоже будет на моей совести. В этом некого винить, кроме меня.

Губы Итана сомкнулись с ее губами в яростном, требовательном поцелуе. Зоя отреагировала мгновенно, возбуждение пронзило ее, как электрический разряд, ее даже охватила дрожь, как от удара током. Тихонько застонав, она обвила руками шею Итана и прильнула к нему. Ее захватил поток ощущений, от которых кружилась голова и сбивалось дыхание. Зое доводилось испытывать желание, но такого с ней еще никогда не бывало. Она воспламенилась мгновенно, а ведь Итан ее всего лишь поцеловал.

Та часть ее сознания, которая еще сохранила способность мыслить рационально, пыталась напомнить ей об осторожности, но Зоя не вняла предостережениям. Она понимала, что ступила на опасную, неизведанную, не отмеченную ни на каких картах территорию, но ей уже было все равно. Они с Итаном побывали сегодня на волосок от смерти, и для нее события этого дня создали между ней и Итаном глубокую связь, которая будет теперь существовать всегда, даже если они никогда больше не увидят друг друга. Впрочем, Зоя не исключала, что именно такими доводами люди оправдывают для себя связи на одну ночь.

«Ну и пусть, меня такое оправдание устраивает».

Зоя лишь смутно сознавала, что Итан, прижимая ее к себе одной рукой, другой закрыл дверь. Ей было не до того: она осыпала поцелуями его шею, ухо, губы и была слишком поглощена примитивным восторгом, охватившим ее уже просто от того, что она оказалась прижатой к его крепкому телу.

Хотя Итан переоделся и принял душ, Зое казалось, что его по-прежнему окружает аура насилия, ей хотелось освободить его от всякого напоминания о пережитом, заменить эту ауру такой же эйфорией, какую испытывала сейчас она сама.

Итан неохотно оторвался от ее рта. Он тяжело дышал. Погрузив пальцы в волосы Зои, он нежно обхватил ее голову своими ладонями.

– Наверное, это неудачная затея, – хрипло сказал он.

– Наверняка.

– Но кажется, я не могу думать ни о чем другом.

– Я тоже.

Откуда-то из глубины ее существа поднималось жгучее желание, воспламеняя все на своем пути и выбрасывая снопы искр. Зоя чувствовала, что та же энергия переполняет и Итана. Сам воздух, казалось, потрескивал от напряжения, она бы не удивилась, если бы в квартире замкнуло проводку.

Итан взял ее на руки и вошел в комнату. Здесь он опустил Зою на то, что первым попалось на пути, – на изящно изогнутую софу. На мгновение Зоя испугалась, что этот изящный предмет обстановки не выдержит веса их тел. Софа заскрипела, но выстояла, однако вдвоем на ней все равно было тесно. Обнимая Зою, Итан скатился вместе с ней на ковер, казалось, даже не почувствовав никакой перемены.

Зое было трудно перевести дух, но она этого почти не замечала: ей было просто не до того. Она стала расстегивать пуговицы на рубашке Итана. Сознание, что он так же захвачен происходящим, как она, действовало на нее возбуждающе. Зоя чувствовала, как он расстегивал ее блузку, потом он ее снял, и она ощутила прикосновение прохладного воздуха к коже. Бюстгальтер исчез словно сам собой. Итан провел ладонью по ее груди, касаясь соска. Зоя поежилась и впилась ногтями в его плечи.

Рука Итана нырнула под подол ее юбки, теплая ладонь скользнула вверх по внутренней стороне ее бедра и коснулась шелковой ткани, уже увлажнившейся от переполнявшего ее желания. Итан ненадолго прижал ладонь к ее телу, она инстинктивно прогнулась, и он прошептал ей на ухо нечто грубоватое, примитивное, но невероятно сексуальное. Зоя была потрясена, никогда еще ни один мужчина не говорил ей такого.

– Да, пожалуйста, да…

Он стянул с нее трусики и задрал юбку до самой талии.

– Если я слишком тороплюсь, скажи, – прошептал он в ее губы. – А то у меня такое чувство, будто я в свободном падении.

– Ты не слишком торопишься.

Зоя одной ногой обвила бедра Итана и сквозь ткань брюк почувствовала жар его возбуждения. Она погладила ступней его икру и услышала, как Итан резко втянул воздух.

Пуговицы с его рубашки отлетели в стороны, застучав по кофейному столику. Зоя догадывалась, что испортила его рубашку, но зато ей удалось очень быстро ее распахнуть, а сейчас только это и имело значение. Она положила ладонь на голую грудь Итана и погладила кожу, под которой проступали рельефные мускулы.

«Да, правильно я сделала, что обнажила его грудь».

Зоя занялась пряжкой ремня на его брюках.

– Полегче, – пробормотал Итан, касаясь губами ее шеи.

– Постараюсь.

Его губы начали было складываться в улыбку, но потом он хрипло застонал, опустил руку между их телами и накрыл Зоины неуверенные пальцы.

– Давай, я сам.

Итан отстранился от нее и встал. Зоя наблюдала, как он сбрасывает ботинки, срывает с себя брюки, трусы и рубашку. Занавески на ее окнах, выходящих на бассейн и сад, были задернуты, но в щель между ними проникало достаточно лунного света, чтобы Зоя могла рассмотреть очертания его крепкого тела. В ее маленькой гостиной Итан казался прямо-таки великаном. Зоя перевела взгляд на его восставшее мужское достоинство, и у нее захватило дух. Настоящий великан.

Еще секунда, и Итан снова опустился на нее. Желание вспыхнуло, как костер. Зоя повернула голову и легонько куснула Итана в плечо. Куснула! Никогда еще в постели она не вытворяла ничего подобного. В темноте раздался тихий смех Итана. Он крепче сжал рукой бедро Зои, она почувствовала его губы на своей груди, потом на животе, потом еще ниже. Когда он нашел потаенную, самую чувствительную точку на ее теле, Зоя чуть было не закричала.

Такого она не ожидала. Для ее перенапряженных чувств это было слишком, тем более что у нее очень давно не было сексуальной близости. Чувствуя, что ее тело ниже пояса сковывает напряжение, она погрузила пальцы в волосы Итана.

– Итан!

Он приподнялся и вошел в нее. Действительно великан.

Ощущения, которые Зоя испытала, были настолько острыми, что ей трудно было бы провести границу между наслаждением и болью. У нее мелькнула мысль, что она этого не вынесет, это ей просто не по силам. Кульминация наступила неожиданно и потрясла Зою своей мощью. Ее ощущения совсем не походили на то, что она испытывала в прошлом, это была не просто приятная разрядка сексуального напряжения, а мощный, всепоглощающий вихрь ощущений, от которых у нее захватило дух. Зоя не могла даже вскрикнуть, чтобы выразить свое удивление. Этот вихрь сотряс ее, подхватил и закружил в воздухе.

Итан отступил на пару дюймов и снова вонзился в нее. За мгновение до того, как разрядка настигла и его, Зоя почувствовала, как каждый мускул его упругой спины напрягся. В последний миг он накрыл ее рот своим, и Зоя вдохнула его хриплый победный рык мужского удовлетворения.

Совсем не так скоро Итан сумел выйти из блаженного забытья, которое овладело им после бурного взрыва. Он посмотрел на часы, стрелки показывали начало второго ночи. Зоя спала рядом с ним на боку, чуть согнувшись, их тела лежали, как две вложенные одна в другую ложки. Ее округлые теплые ягодицы касались его бедер, он ощущал шелковистость ее кожи.

Итан не мог вспомнить, когда он испытывал такое удовольствие от секса. У него вообще-то довольно давно не было близости с женщиной. Будучи отнюдь не мальчиком, а зрелым мужчиной, он знал, что долгое воздержание и пережитый стресс, действуя совместно, размягчают сердце.

Однако то, что произошло, было из ряда вон выходящим и вряд ли забудется. Во всяком случае, он мог это сказать о себе.

Итан вспомнил, как приятно ему было погружаться в нежную плоть, как Зоя обнимала его и трепетала в его объятиях. Несмотря на то что он был удовлетворен, его тело снова пробудилось к жизни.

Зоя открыла затуманенные глаза и посмотрела на Итана.

– Ты уходишь, – сказала она спокойно.

Это было сказано небрежно; то не было вопросом или просьбой, а уж тем более возражением. Итан был потрясен. Пытаясь рассмотреть в темноте выражение лица Зои, он подумал, что она, видимо, ожидала, что он уйдет, и, может быть, даже хотела этого.

Итан никогда не считал себя ни сентиментальным, ни романтичным, но его почему-то задело то, что Зоя так спокойно относится к перспективе выставить его за дверь. Неужели то, что произошло между ними, ничего для нее не значит? Может, из них двоих только ему в новинку, что секс может быть таким восхитительным?

– Еще не знаю.

Итан решил не ходить вокруг да около и спросить напрямик. Уж лучше узнать правду, чем уйти, терзаясь вопросом, какую он допустил оплошность и чем все испортил. К тому же он подозревал, что стоит ему выйти за дверь, как он начнет искать повод вернуться обратно.

– Ты хочешь, чтобы я ушел?

На какое-то мгновение Итану показалось, что Зоя скажет «да», и внутри у него все похолодело. Но Зоя замялась, было очевидно, что она серьезно раздумывает, как будто пытается принять очень ответственное решение, которое ее пугает. Наконец она со вздохом ответила:

– Нет, не хочу.

Внутри у Итана снова потеплело.

– Это хорошо, я тоже еще не хочу уходить. Но у меня есть просьба: давай переместимся в спальню. – Он осторожно сел. – Надеюсь, кровать у тебя достаточно большая?

Зоя заморгала. Итану вдруг показалось, что она уже жалеет, что пригласила его остаться, и у него неприятно засосало под ложечкой. Но затем Зоя улыбнулась:

– Думаю, в моей кровати хватит места для нас обоих.

Глава 9

Санитар в белом халате грубо схватил ее за руку выше локтя и потащил за собой. Они завернули за угол и оказались в длинном коридоре. Ей стало страшно, этот коридор она ненавидела больше, чем любое другое место в лечебнице. Она отчаянно уперлась пятками в пол и попыталась высвободиться.

Санитар рассердился и встряхнул ее.

– Не задерживайся, паршивка, ты записана на прием к доктору Макалистер, у меня нет времени на всякую ерунду.

Санитара звали Рон, но она мысленно окрестила его, как и всех остальных санитаров, общим именем Громила. Она ненавидела их всех, но Рон и Эрни были самыми мерзкими. В тех редких случаях, когда пациентов навещали гости или родственники, эти двое всегда изображали заботу и участие, но когда они оставались наедине с резидентом – так директор дипломатично именовал пациентов, которые постоянно жили в клинике, то есть фактически были здесь заключенными, – то вели себя совсем иначе, грубо, а порой жестоко.

Утром ей, как обычно, удалось избавиться от очередной порции таблеток, притворившись, что она их проглотила, но она чувствовала, что с ней все равно что-то не так, у нее кружилась голова и нарушилась координация движений, наверное, Макалистер приказала подмешать ей что-то в кашу. Не иначе как психиатр затеяла над ней очередной эксперимент.

Рон сегодня куда-то торопился. Он резко рванул ее за собой и быстрее потащил по коридору. Увидев на стене красный металлический ящик с огнетушителями, она поняла, что впереди справа находится дверь в визжащую комнату. Иногда эта дверь бывала закрыта, и так было лучше, потому что крики тогда слышались глуше. Но сегодня дверь была распахнута настежь. Ее охватил ужас. Некоторые из рыданий, впитанные стенами, были совсем свежими, по-видимому, этой ночью здесь опять произошло что-то отвратительное.

Рон поволок ее мимо входа в эту ужасную маленькую каморку. Она внутренне сжалась и напряглась, но ничто не могло смягчить удар. Белые стены комнаты беззвучно визжали, как это всегда и было. Боль, гнев и страх, тесно перемешавшись, обрушились на ее органы чувств. В последнее время она стала задумываться, не обостряют ли ее восприятие некоторые медикаменты, которыми ее пичкает доктор Макалистер. Она не хотела заглядывать в комнату, но не могла заставить себя смотреть в другую сторону. В комнате никого не было. Белые шкафчики, раковина, небольшой письменный стол, стул и аппарат для измерения давления – внешне все это выглядело совершенно безобидным. В центре комнаты стояла кушетка для осмотра пациентов, которая была застелена свежей, ослепительно белой бумажной простыней. По бокам от нее торчали холодные металлические стремена.

Это был самый что ни на есть обычный во всех отношениях медицинский кабинет – если не считать того, что его стены визжали.


Почувствовав во сне, как напряглась Зоя, Итан мгновенно проснулся. Когда он засыпал, она уютно угнездилась рядом с ним. Одна рука Итана по-прежнему удобно лежала на ее голом бедре; именно этой рукой он и почувствовал, что ее тело во сне вдруг сковало напряжение. Кожа под его ладонью похолодела и покрылась мурашками.

– Нет! – Зоя дернула во сне рукой, но не проснулась. – Нет!

Она заметалась, словно от ужаса или мучительной боли. Итан резко сел в кровати и притянул ее к себе.

– Зоя, успокойся, все в порядке, это только сон.

Зоя содрогнулась и открыла глаза. Несколько секунд она смотрела на Итана ошеломленным, непонимающим взглядом, он видел, что она все еще во власти кошмарного сна и не узнает его.

– Зоя, сосредоточься. – Итан сменил мягкий тон на командный. Его слова прозвучали как приказ, он отдал этот приказ так же, как отдавал бы распоряжения в любой экстремальной ситуации: решительно, хладнокровно, требуя ответной реакции. – Проснись сейчас же!

Она снова содрогнулась и наконец как будто пришла в себя. Итан мог только гадать, где она была до этого. Мышцы ее расслабились и обмякли.

– Понимаешь, мне приснился кошмарный сон, со мной это иногда случается. Извини, если испугала тебя, я не нарочно.

– Ерунда, не думай об этом. Как ты себя чувствуешь?

– Спасибо, нормально.

Но Итан видел, что с ней вовсе не все в порядке, кошмарный сон не прошел бесследно. Он подвинулся к краю кровати, встал и нашел свои брюки.

– Вставай. Пойдем в кухню, я согрею тебе молока.

– Итан, да не волнуйся ты из-за этого, со своими кошмарами я справлюсь.

– Но если ты выпьешь немного теплого молока, тебе станет лучше.

Он наклонился и поднял ее со смятой постели. Когда Зоя встала, Итан снял с вешалки на стене темно-синий атласный халат и набросил его на ее хрупкие плечи. К этому моменту Зоя, по-видимому, смирилась с тем, что Итан взял бразды правления в свои руки. Не пытаясь спорить, она завязала пояс халата и послушно позволила увести ее в кухню.

Итан усадил Зою на высокий стул перед круглым столиком у окна и занялся делом. Нашел в холодильнике початый пакет обезжиренного молока, в буфете отыскал ковшик. Все это время он чувствовал на себе взгляд Зои, она наблюдала за ним задумчиво и настороженно, но молча. Когда молоко согрелось, Итан налил полную чашку, поставил ее перед Зоей и сел на второй такой же стул. Положив локти на стол, он приказал:

– Пей.

– Спасибо тебе за заботу, но я не люблю теплое молоко.

– Пей! – повторил Итан. – Возможно, на тебя оно не подействует, зато у меня совесть будет спокойна.

– Ну хорошо, хорошо. – Зоя взяла чашку обеими руками, неуверенно сделала глоток и поморщилась. – Между прочим, в тебе проглядывают диктаторские наклонности, хотя, наверное, ты и сам это знаешь.

– Да, мне об этом не раз говорили, но мне-то всегда казалось, что просто меня неправильно понимают и недооценивают.

Зоя кивнула:

– Разумеется.

Она отпила еще немного молока. Через некоторое время Итан спросил:

– Не хочешь рассказать мне свой сон?

– Нет, – быстро ответила Зоя. – Мне не хочется о нем говорить. Когда сон пересказываешь, то от этого он как бы становится реальностью.

– Как хочешь.

– Я… э-э… что-нибудь говорила? – осторожно поинтересовалась Зоя.

– Во сне? – Итан мотнул головой, задавая себе вопрос, почему это так волнует Зою. – Почти ничего, только несколько раз повторила слово «нет».

Зоя с видимым облегчением уточнила:

– И это все?

– Да, а что?

– Ничего, я спросила просто так. По правде говоря, мне немного неловко.

– А ты помнишь, как в этом сне что-то говорила?

– Да нет. – Зоя опустила взгляд. – Это был один из тех кошмаров, в которых все время убегаешь от какой-то невидимой опасности. Можно сказать, это была обычная, хорошо известная разновидность кошмарного сна.

Итан почувствовал, что Зоя говорит неправду, и это его заинтриговало, но он решил, что сейчас не самый подходящий момент нажимать на нее и докапываться до истины.

– Если вспомнить события вчерашнего дня, нет ничего удивительного, что сценарий твоего кошмара был именно таким, – сказал он.

– Да, пожалуй.

Зоя допила молоко. Наблюдая за ней, Итан видел, как напряжение постепенно отпускает ее. Через некоторое время он встал, вымыл ее чашку и проводил Зою обратно в спальню.

В кровати Итан притянул ее поближе, Зоя прислонилась к нему и расслабилась. Только он успел подумать, что она, наверное, заснула, как услышал ее сонный голос:

– Спасибо за молоко.

– На здоровье.

Глава 10

Венеция Макалистер вошла в кабинет Йена Харпера, прижимая к груди стопку папок. Ее круглое лицо искажала гримаса неодобрения. Своими кудрями, образующими вокруг головы подобие серебристого ореола, маленькими очками и дешевыми, плохо сидящими костюмами она напоминала Харперу его бабушку. В доме Макалистер всегда были наготове две вещи: домашнее печенье в духовке и толстый ремень, который она не колеблясь пускала в ход, если «маленький человек» не исполнял какое-то из ее правил. «Мы же не можем допустить, чтобы ты стал таким же, как твой отец, правда?»

– Я принесла свои записи, касающиеся Сары Клиленд, – сказала Венеция. – Хотя я сегодня очень занята, да и вообще не понимаю, зачем вам понадобилось их просматривать.

– Садитесь, пожалуйста, – предложил Йен. – У меня есть новости.

Нельзя сказать, чтобы Харпер ждал этого разговора с нетерпением. Венеция ему никогда не нравилась, но, к сожалению, именно она знала о Саре Клиленд больше, чем кто бы то ни было в клинике. Более того, у Венеции была и серьезная личная заинтересованность в том, чтобы Сара Клиленд вернулась в лечебницу.

– Что еще за новости?

– Леон Грейди нашел Сару Клиленд.

– Не понимаю.

Венеция села на стул, стоящий по другую сторону письменного стола Харпера. Пиджак ее костюма собрался складками на заплывшей жиром талии. Спину она, как всегда, держала очень прямо. Принесенные с собой бумаги она положила на колени, но продолжала держать их обеими руками.

– Вы же говорили, что Сара Клиленд и другая сбежавшая пациентка погибли при пожаре где-то в Мексике.

– Очевидно, они подстроили так, чтобы их считали погибшими, во всяком случае, Клиленд определенна жива, известие о ее гибели оказалось ложным.

– Понятно. – Венеция сняла очки и рассеянно протерла стекла подолом белой юбки. – Поразительная новость, мне и в голову не могло прийти, что она жива.

– Несколько дней назад с Грейди связался некий хакер, который называет себя Шестеркой. Этот субъект утверждает, что сумел взломать файлы в компьютере какого-то дельца, который торгует через Интернет фальшивыми удостоверениями личности. До того как торговец поддельными удостоверениями обнаружил взлом, хакер успел выкрасть несколько файлов.

– Невероятно! Я, конечно, слышала, что такое бывает, но никогда…

Йен продолжил, недовольный тем, что его перебили:

– Хакер сообщил, что у него есть информация о нашей пациентке и что за определенную сумму он готов ее продать.

– Понятно. – Венеция водрузила очки на место. – И как же вы поступили?

– Я распорядился выплатить требуемую им сумму. Этим делом занимался Грейди. По словам Грейди, он узнал новое имя нашей пациентки и некоторые данные о ней; хакер также сообщил ему, что Клиленд живет в Лос-Анджелесе. Мы договорились, что Грейди попытается найти эту женщину, и если он убедится, что это она, тогда мы постараемся задержать ее и вернуть в клинику.

– Естественно, не можем же мы схватить на улице не того человека. В конце концов, это будет просто незаконно.

Йен стиснул зубы. Время от времени у него возникало неприятное чувство, что Венеция Макалистер не слишком высоко оценивает его профессиональные качества.

– Несколько дней назад Грейди вылетел в Лос-Анджелес. После этого он исчез.

– Как это исчез?

– По-видимому, он предал наше учреждение и обманул мое доверие. Пока не знаю точно, как он собирается использовать полученную информацию о Саре Клиленд, но, на мой взгляд, не стоит рассчитывать, что он собирается доставить ее в клинику.

– Но где он?

– К счастью, мисс Лидс его поведение сразу показалось подозрительным, что заставило ее принять кое-какие меры. Она поручила Элу Драммеру из бухгалтерии проследить за передвижениями Грейди по его кредитной карточке. Грейди действительно использовал корпоративную кредитную карточку для оплаты билета до Лос-Анджелеса. Но там он взял напрокат машину и после этого исчез.

Венеция оторопела.

– Так куда он отправился?

– Мисс Лидс считает, что он поехал туда, где действительно живет Сара Клиленд. В настоящее время она пытается это выяснить.

– Но что Грейди задумал?

– Не могу сказать наверняка, но подозреваю, что он нашел способ заработать на информации, которую получил от хакера. Вероятно, он задумал шантаж в той или иной форме.

В птичьих глазках Венеции вспыхнула злость.

– Должна вам сказать, мистер Харпер, что у меня давно вызывали серьезные сомнения профессиональные качества Леона Грейди и его преданность компании. Я никогда не была уверена, что он ставит интересы клиники и пациентов на первое место.

«Неужели?» – язвительно подумал Йен. Однако он сумел сохранить на лице хорошо отработанную маску преданного делу профессионала.

– К сожалению, ваше впечатление оказалось верным. Задним умом мы все крепки, не так ли?

– Клиленд целый год была лишена терапии и необходимых ей медикаментов. Думаю, не стоит и говорить, что очень многое из того, что было достигнуто мною в ее лечении, утеряно.

– Согласен. Положение действительно очень серьезное.

Венеция неестественно выпрямила спину, по-прежнему крепко сжимая папки.

– Мы должны немедленно вернуть ее в клинику. Это необходимо сделать ради ее же блага.

«Ты так говоришь потому, что у тебя относительно нее есть свои планы», – подумал Йен. Но он снова не стал произносить свои мысли вслух. Его не интересовало, что именно Макалистер собирается делать с Сарой Клиленд, когда ту удастся вернуть в лечебницу. Единственной целью Йена было заполучить обратно эту очень выгодную пациентку.

Дверь кабинета открылась, и на пороге возникла Фенелла Лидс.

– Я нашла адрес Клиленд, – спокойно сказала она. – Я обнаружила его в электронной переписке Грейди с тем хакером. Грейди уничтожил все письма, в том числе и это, но я смогла его восстановить. В работе с компьютером он отливается такой же небрежностью, как и во всем остальном.

Красивое лицо Фенеллы было, как всегда, бесстрастно. Йену до сих пор с трудом верилось, что когда-то он делил с ней постель. В самом начале их короткого романа он считал себя счастливчиком, но к тому времени, когда Фенелла потеряла к нему интерес и положила конец их связи, такая развязка оказалась для него огромным облегчением. Не считая его родной бабушки, Фенелла была единственной женщиной, которой удавалось вселить в Харпера ужас.

– Где Сара? – требовательно спросила Венеция. Фенелла мельком заглянула в свои записи.

– Она поселилась в городке под названием Уисперинг-Спрингз и живет там под именем Зои Льюс.

– А Грейди? Его вы тоже нашли?

– Нет. По-видимому, ему хватило ума не расплачиваться за ночлег и еду корпоративной кредитной карточкой. Наверное, он понимает, что тогда мы сможем его выследить.

– Что ж, – сказал Йен, – из всех наших проблем Грейди – самая незначительная. Сейчас важнее всего вернуть Сару в клинику. Я пошлю двух санитаров, которые знают ее в лицо и которые специально обучены навыкам обращения с трудными пациентами. Пусть сюда пригласят Драммера, я поручу ему оформить им дорожные расходы. Кроме того, мне нужно лично убедиться, что он будет держать язык за зубами.

– Драммер не проболтается, – заверила Фенелла. – Он знает, что нам меньше всего нужно, чтобы слухи об этом деле дошли до наших клиентов. Они нам как раз за то и платят, чтобы мы не допускали никакой огласки.

Несколькими минутами позже в кабинет вошел Эл Драммер. Если Венеция напоминала Йену его бабушку, то при виде Драммера ему вспоминался строгий проповедник, чьи проповеди бабушка заставляла его посещать каждое воскресенье. Однажды этот самый проповедник потряс прихожан: в одно прекрасное воскресенье он был арестован во Флориде в тот момент, когда снимал проститутку.

Йен обрисовал Драммеру ситуацию. Глаза бухгалтера сверкнули – не иначе как праведным гневом.

– Говорил я вам, что Леону Грейди нельзя доверить корпоративную кредитную карточку! – воскликнул он.

Глава 11

Зоя проснулась с тяжелой головой, однако она не чувствовала себя разбитой, как это обычно бывало после ее ночных кошмаров. Первые несколько секунд она лежала с закрытыми глазами и пыталась понять природу долгого дребезжащего звука, который ее разбудил.

В кровати было что-то не так, но Зоя не сразу поняла, в чем дело: оказывается, она лежала одна. В том, как быстро она привыкла чувствовать рядом с собой успокаивающее тепло и тяжесть тела Итана, было даже нечто тревожащее. На это потребовалась всего-то одна ночь. Зоя подозревала, что это не слишком хороший признак.

Она открыла глаза и села в кровати, опираясь на подушки. Итана не было. Взгляд на часы подсказывал одну из возможных причин его отсутствия: стрелки показывали почти десять. Зоя еще раз всмотрелась в циферблат. Не может быть, она никогда не спала так долго!

Раздражающая трель снова прервала ее мысли. Она откинула одеяло, свесила ноги с кровати и потянулась к телефонной трубке.

– Алло?

– Он провел у тебя ночь? – спросила Аркадия без предисловий.

– Вроде того.

– Вроде того? Так да или нет?

– Он здесь был.

– У меня было предчувствие, что это может произойти. – Судя по ее тону, Аркадия была довольна таким развитием событий. – Это ощущалось уже по тому, как он смотрел на тебя за обедом. Насколько я понимаю, страсти разгорелись, когда он провожал тебя до квартиры?

– Итан сказал, что это побочный эффект пережитого потрясения и адреналинового опьянения, которое испытали мы оба.

– Значит, адреналиновое опьянение, – задумчиво повторила Аркадия. – Ну что же, если искать оправдание для страстного секса с малознакомым мужчиной, наверное это объяснение годится не хуже любого другого.

– Я все утро твержу себе то же самое. – Зоя встала и потянулась за халатом. – Видит Бог, должно же быть какое-то объяснение тому, что произошло. Честное слово, Аркадия, мне самой не верится, что я это сделала. Я не интересовалась мужчинами с тех пор… ну, ты знаешь.

– Знаю.

– И вот прошлой ночью во мне как будто открылись какие-то шлюзы. Если честно, все это было как-то нереально, полный сюрреализм.

Аркадия усмехнулась:

– Думаю, у тебя потому было несколько странное ощущение, что твой период безбрачия очень сильно затянулся. Не волнуйся, после долгого воздержания ты имела полное право на одну ночь страстного, необузданного секса. Итан все еще у тебя?

– Нет, он ушел. Кое-кому так и хочется отпустить язвительное замечание в адрес мужчины, который ускользает не попрощавшись, но, наверное, следует принять во внимание смягчающие обстоятельства.

– Какие именно? Что сейчас десять утра, сегодня рабочий день и у него есть фирма, которой нужно руководить?

– Да. И у меня тоже. Я только что вспомнила, что на одиннадцать у меня назначена встреча с клиентом, а кроме того, мне нужно послать кого-то привести все в порядок в резиденции Тейлора. Я боюсь даже подумать о том, что они скажут, когда увидят, что произошло с их потрясающим испанским сундуком.

– Расслабься, у них появится отличная история, которой можно будет поделиться с гостями на ближайшем приеме.

– Очень надеюсь, что они разделят твою точку зрения.

Зоя сунула ноги в шлепанцы и с телефоном в руках пошла по коридору в кухню.

– Не могу поверить, что я проспала так долго. Да еще так крепко. Я даже не слышала, как Итан уходил.

– Наверное, он не хотел тебя будить.

– Скорее, он не хотел, чтобы ему пришлось произносить принятую в таких случаях фразу о том, что он мне позвонит. – Зоя взяла чайник и стала наливать в него воду. – Боюсь, Итан Труэкс не умеет поддерживать длительные отношения, об этом говорит его послужной список.

– Какой еще послужной список?

– Он признался, что был трижды женат.

– Да, ты права, непохоже, чтобы он был сторонником серьезных отношений. Но с другой стороны, ты к ним тоже сейчас не, стремишься, правда?

Не очень обнадеживающее наблюдение Аркадии было, к сожалению, совершенно справедливым. Серьезные отношения подразумевают откровенность, доверие и такую степень близости, на которую она не рискнет пойти.

– Уловила твою мысль. – Зоя включила чайник и достала банку с чаем своего любимого сорта. – И все-таки три женитьбы и три развода… это немного пугает.

– Ничего подобного, – тихо возразила Аркадия. – Мы с тобой обе знали по-настоящему страшных мужчин, Итан Труэкс к их числу не относится.

– Не буду с тобой спорить.

– Не хочу менять тему, но ты видела сегодняшнюю газету?

Зоя хотела было ответить «нет», но в это время заметила на столике свежий номер «Уисперинг-Спрингз геральд». Должно быть, Итан нашел газету под дверью и занес в квартиру перед тем, как уйти. Зоя на секунду задумалась, должно ли это маленькое проявление заботы ее тронуть. А может, он вовсе не о ней позаботился, а принес газету только для того, чтобы самому просмотреть ее? С мужчинами, которые боятся обязательств, всегда так – никогда не разберешь, что движет их поступками.

– Газета здесь, но я ее еще не читала, – ответила Зоя в трубку.

– Советую тебе заглянуть на вторую страницу, внизу.

– И что там? Я должна быть готова к неприятностям?

– Это как посмотреть.

Зоя подошла к круглому столику ближе и увидела, что газета развернута как раз на второй странице. Не заметить заголовка было невозможно при всем желании: «Мужчина из Дезерт-Вью признался в убийстве жены».

Зоя почувствовала смутную тревогу.

– Ты уже читала? Насколько все это плохо? Детектив Рамирес, которому мы вчера давали показания, обещал сделать все от него зависящее, чтобы не впутывать меня в эту историю.

– Тебя и не впутали. В статье ни разу не упоминаются ни твое имя, ни фирма «Современные интерьеры». Фамилия Тейлоров, кстати, тоже не упомянута, просто говорится, что в частной резиденции произошла перестрелка.

– Слава Богу, ты меня успокоила. А что насчет Итана? Это его первое дело в Уисперинг-Спрингз, надеюсь, в статье его представили героем дня.

– Вот это-то и есть самое смешное, – сказала Аркадия. – Прочитай последние два абзаца.

Зоя наклонилась над газетой и увидела, что Итан поставил напротив последних абзацев жирную галочку авторучкой.

«…представитель полиции по связям с общественностью признал, что если бы не действия частного детектива, проследившего Мейсона до частной резиденции, это убийство, возможно, никогда бы не было раскрыто. По его словам, «дело сдвинулось с мертвой точки, когда частный детектив стал наводить справки об исчезнувшей Дженнифер Мейсон». Мы попросили прокомментировать случившееся представителя «Раднор секьюрити системз», компании, которая занимается вопросами безопасности в Дезерт-Вью, а также в нескольких крупных корпорациях нашего района. Он переадресовал наши вопросы главному администратору Нельсону Раднору, который, в свою очередь, отказался на них отвечать, ссылаясь на принятые в компании правила относительно конфиденциальности».

– «Раднор секьюрити»! – Зоя схватила газету. – Этот дурак репортер назвал не то агентство!

– Наверное, он вполне логично предположил, что коль скоро Раднор – крупная фигура в здешних местах, то и частный детектив работает на них.

– Репортеры не должны писать свои статьи на основе предположений! – Зоя в сердцах швырнула газету обратно на столик. – Этот идиот должен был писать только о том, что знает наверняка!

– Неужели? С каких это пор, интересно? Что-то мне такие репортеры не попадались.

Зоя вздохнула:

– Итана жалко. Он поймал убийцу, рисковал своей головой, а вся слава досталась другим.

– А ты попробуй посмотреть на это с другой стороны. Прошлой ночью он сумел уложить тебя в постель, то есть сделал то, что уже очень давно не удавалось ни одному мужчине.

Глава 12

Где-то в темноте под потолком магазина «Специальная литература» звякнул колокольчик. Итан закрыл за собой дверь и подождал, пока глаза привыкнут к полумраку. С хозяином магазина Синглтоном Коббом он познакомился всего три недели назад и пока не понял, то ли Кобб одержим идеей сэкономить несколько баксов на электроэнергии, то ли считает, что потемки создают в его магазине нужную атмосферу. Как-никак это не простой книжный магазин, а букинистический.

В магазине было настолько тесно, что Итан с трудом протискивался между стеллажами. Он подумал, что если бы Зоя увидела этот интерьер, то наверняка дала бы Синглтону парочку ценных рекомендаций, например, посоветовала бы избавиться от стеллажей с книгами. Они определенно нарушали течение энергетических потоков.

Собрание книг впечатляло, особенно если учесть небольшие размеры магазина. Редкие и давно не издававшиеся книги самого разного формата и толщины заполняли бесчисленные ряды полок, которые начинались у самого пола и уходили под потолок. В воздухе стоял приятный, хотя и с легкой примесью пыли, запах старых книг и кожи.

Итан заметил какое-то движение в глубине магазина, и вскоре из темноты материализовался Синглтон, его фигура вырисовывалась темным силуэтом на фоне синевато-зеленоватого свечения экрана компьютера. Итану подумалось, что если встретить Синглтона на улице, то ни за что не догадаешься, чем тот зарабатывает на жизнь, во всяком случае, на продавца букинистической литературы он точно не походил. В его облике не было ничего от ученого или университетского преподавателя, Синглтон был мужчиной крепкого сложения и казался твердым, как скала, но не какая попало скала, а большой гранитный утес. Он и размерами напоминал небольшую гору. На вид Итан дал бы ему лет пятьдесят с большим хвостиком, может быть, даже шестьдесят. И как утес, открытый всем ветрам и веками подвергавшийся атакам стихий, он несколько пообтерся, но ни в коем случае не стал мягче.

Гладко выбритый череп Синглтона блестел, словно смазанный маслом. Из-под закатанных рукавов выгоревшей джинсовой рубашки выглядывали замысловатые татуировки, покрывавшие его руки. Глядя на Синглтона, его можно было бы принять за профессионального борца по рестлингу, причем одного из тех, с кем шутки плохи.

Синглтон посмотрел на Итана через круглые стекла очков в тонкой золотой оправе.

– Насколько я понимаю, вы получили мое сообщение, – сказал он.

– Сегодня утром, когда я пришел в офис, оно меня дожидалось.

Синглтон фыркнул:

– Утром? Да я слышал, как вы пришли, это было всего полчаса назад. Что-то вы сегодня запаздываете.

– Не знал, что вас так интересует мое расписание.

– Оно меня не интересует, просто трудно было не заметить, когда вы пришли. Во-первых, во всем здании работаем только вы и я, а во-вторых, ваша контора находится прямо над моей, мне слышно, когда кто-то поднимается или спускается по лестнице.

– Вчера у меня был напряженный день, и я задержался с клиентом допоздна.

Синглтон облокотился на стойку и посмотрел на Итана с нескрываемым интересом.

– Насчет вашей вчерашней занятости.

– Да?

– Я прочитал в газете про Мейсона, окровавленную кровать и стрельбу. Довольно занятная история. Это не вы ли часом, участвовали в перестрелке?

– Как вы догадались?

– Мне тут особенно нечем заняться, поэтому есть время посидеть и подумать. Я вспомнил, что слышал вчера как ваша клиентка поднималась и спускалась по лестнице. В газете упоминается некая женщина, которая присутствовала на месте происшествия, хотя имя ее не названо. Кроме того я вспомнил, что вчера вы ушли из конторы рано и не вернулись до конца дня. А потом я учел, что «Раднор» работает в основном с корпоративными клиентами, поэтому мала вероятность того, чтобы их ребята наткнулись на окровавленную кровать, это не по их части. Я все это сопоставил и сделал выводы.

– Вам надо было пойти в детективы.

– Не думаю. При такой работе, как у вас вчера, и ухлопать могут.

– Это была ошибка клиентки. – Итан подошел к стеклянному прилавку. – Я лично стараюсь по возможности избегать таких приключений.

– Значит, возлагаете вину на клиентку?

– Конечно.

Синглтон понимающе посмотрел па него

– Значит, вы опоздали потому, что объясняли клиентке свое отношение к безрассудному риску?

Итан пожал плечами:

– Вроде того. Хорошая новость заключается в том, что имя моей клиентки не попало в газеты. Если бы его упомянули, она была бы очень недовольна.

– Ее можно понять. Наверное, если пойдут разговоры, что в недавно отделанном доме ее клиента произошла перестрелка и она в этом деле тоже замешана, это отразится на ее бизнесе.

– Да, пожалуй.

– С другой стороны, когда твое имя попадает в газеты, из этого получается неплохая реклама для бизнеса.

– Что-то теряешь, что-то находишь, – философски заметил Итан. Он положил обе руки на деревянную окантовку прилавка. – Где дневник, который я заказывал?

– Здесь. – Синглтон повернулся вполоборота к столу, взял большой бумажный конверт и протянул его Итану. – Разыскал его по Интернету через одного знакомого дилера, который знает, что я специализируюсь на личных дневниках и частных журналах, относящихся к двадцатому веку. Я ему немного доплатил за срочность, и дневник доставили за одну ночь.

– Потрясающе. – Итан вскрыл конверт и достал мягкий томик в кожаном переплете. – До того как обратиться к вам, я сам искал в Интернете, вышел на газетные статьи, в которых писали об этом убийстве, но не нашел никаких следов дневника.

– В торговле антиквариатом Интернет здорово помогает, – заметил Синглтон. – Но как и в любом деле, чтобы найти что-то стоящее, нужны связи.

Итан осмотрел дневник. Кожаная обложка покрылась трещинами, но страницы сохранились прекрасно. Он прочитал первые слова. Они были выведены сильным, четким почерком:

«Дневник Эбнера Беннета Фута».

Итана охватило радостное волнение. Он наугад раскрыл дневник и прочел верхние строчки па странице:

«…Найтвиндс наконец-то достроен. Теперь у моей возлюбленной Камелии есть обрамление, достойное ее несравненной красоты…»

Итан закрыл дневник.

– Мне повезло, у Фута четкий, разборчивый почерк.

Синглтон нахмурил лоб.

– Можно полюбопытствовать, зачем вам понадобился этот дневник? Это как-то связано с тем, что вы живете в старом доме, который построил этот парень?

– Косвенно. – Итан убрал дневник в конверт. – В основном меня интересует смерть Камелий Фут.

– Почему?

– Я расследую давние дела об убийствах. – Он достал из кармана бумажник. – Такое у меня хобби.

– Вот как? А я и не знал, что ее убили. Мне казалось, что она здорово напилась на приеме, который был устроен в Найтвиндсе, упала в каньон и разбилась насмерть. Давненько это было.

– Такова официальная версия. Но в газетных статьях того времени намекают, что ходили упорные слухи об убийстве. По-видимому, в то время многие, включая местного шефа полиции, подозревали, что Камелию убил муж в припадке ревности.

– Необычное у вас хобби, – заметил Синглтон. – Хотя, если задуматься, оно не более странное, чем, к примеру, игра в шахматы в режиме он-лайн.

– А что, вы этим занимаетесь? – спросил Итан, протягивая Синглтону свою кредитную карточку.

– Да, помимо всего прочего. – Синглтон пропустил карточку Итана через аппарат для авторизации. – Когда-то я работал на один мозговой центр, специализировался на шифровании. Сейчас я уже отошел от этого дела, но шахматы помогают мне сохранять форму.

– Вы занимались шифрованием? Это имеет какое-то отношение к компьютерной безопасности и кодированию?

– Да.

– Должно быть, вы были мастером своего дела.

– Когда-то был, но теперь я уже не тот, что прежде.

– Но вы ведь и сейчас хорошо ориентируетесь в сети?

– Конечно.

Итан взял чек, подписал его, потом забрал покупку, однако уходить не спешил. Он спросил:

– А вам когда-нибудь приходилось работать внештатным консультантом?

– Было дело, только я давненько этим не занимался. А что вас интересует?

– Иногда мне требуется провести глубокое исследование и выудить из сети информацию, которую может найти только настоящий знаток Интернета. Собрать стандартную информацию, доступную для обычных поисковых систем, я, конечно, и сам могу, но компьютерным гением меня не назовешь. Иногда мне требуется помощь человека, который способен копнуть глубже и целенаправленнее. Когда я жил в Лос-Анджелесе, у меня был такой человек, но сейчас мне не по средствам пользоваться его услугами. Вас не заинтересует такая работа?

Синглтон задумался.

– Вы не можете позволить себе услуги другого консультанта? Звучит не очень обнадеживающе.

– «Труэкс инвестигейшнз» – фирма небольшая, к тому же сейчас она находится в стадии становления, так что сами понимаете.

Синглтон усмехнулся:

– А знаете, почему бы и нет? Пожалуй, для разнообразия я мог бы иногда этим заняться. Продавать книги – это, конечно, интересная работа, к тому же я играю в шахматы, но, признаться, временами мне становится скучновато. Личной жизни у меня, можно сказать, и вовсе нет с тех пор, как от меня ушла жена.

– О, это мне знакомо. Из-за чего вы разошлись?

– По ее мнению, я проявлял недостаточно интереса к тому, чтобы подняться выше. Наверное, она так решила, потому что я отказался вступить в члены кантри-клуба Дезерт-Вью.

Итан кивнул:

– Мне это знакомо, нечто подобное говорила и моя третья жена.

– Правда? А чем были недовольны две другие?

– Первая заявила, что совершила ошибку, выйдя за меня замуж. Вторая жаловалась, что я недостаточно общительный, но я подозреваю, что она просто облекла свои истинные мысли в вежливую форму.

– А что она имела в виду на самом деле?

– Что со мной скучно.

Ровно в полдень зазвонил телефон. Зоя взяла трубку:

– «Современные интерьеры».

– Вижу, ты наконец добралась до работы.

Крохотный узелок напряжения, который угнездился где-то внутри у Зои и существования которого она безуспешно пыталась не замечать, заметно ослабел.

– Тебе нужно было разбудить меня перед уходом, – строго сказала она.

– Я решил, что тебе нужно выспаться. Мне показалось, что кошмарный сон отнял у тебя много сил.

– Мм.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Итан.

– Спасибо, хорошо. – Зоя поняла, что пора сменить тему. – Между прочим, я видела сегодняшнюю газету Нельсон Раднор – ловкий прохиндей, правда? Подумать только, он позволил репортеру сделать вывод, что в раскрытии убийства Дженнифер Мейсон была задействована его фирма! Ну и наглость!

– На твоем месте я бы лучше подумал о счете, который я тебе выставлю.

Зоя сердито покосилась на фотографию Найтвиндса, висевшую на стене.

– Итан, советую тебе быть более дипломатичным, когда ты заводишь разговор о деньгах. Твои слова прозвучали немного меркантильно.

– Всего лишь немного? Хорошо, я над этим поработаю. Послушай, Зоя, ты же сама руководишь небольшой компанией, значит, должна понимать, как важно следить за счетами. Может, зайдешь после работы в мой офис? Обсудим детали вместе.

«Замри, мое бьющееся сердце».

– А почему ты просто не пошлешь счет по электронной почте?

– Это не так просто, мы же договорились зачесть услуги по бартеру – Итан выдержал короткую паузу. – Ты ведь помнишь о нашем уговоре?

– Помню.

– Вот и славно. Я тут подумал и решил, какую комнату мне хотелось бы декорировать по-новому.

Зоя осторожно поинтересовалась:

– Какого размера эта комната?

– Довольно большая. Это моя спальня. Я тебя отвезу, чтобы ты могла оценить обстановку на месте.

«Его спальню. Вот тебе и раз». Зоя почувствовала неловкость.

– Не знаю, будет ли у меня на это время сегодня вечером.

– А потом я веду племянников и их мать в ресторан на пиццу. Если хочешь, можешь к нам присоединиться.

Зоя отметила про себя, что приглашение было сделано небрежно, можно даже сказать, обронено вскользь, и все же она ненадолго потеряла дар речи. Хотя это было совершенно нормально: пойти в ресторан с родней – это одно из дел, которыми занимаются реальные люди, живущие реальной жизнью.

– Я с удовольствием пойду с вами, – наконец сказала она.

В тот же день в пять часов пополудни Зоя сидела в лапах огромного кресла для посетителей в кабинете Итана и кипела от негодования, глядя в лежащий у нее на коленях счет за услуги «Труэкс инвестигейшнз».

– Пятьсот долларов на текущие расходы?! – Она помахала счетом, в котором были подробно перечислены все траты. – Это какой-то бред!

Итан непринужденно откинулся на спинку кресла, положив локти на подлокотники, и сцепил пальцы. Его ступни в кроссовках покоились на краю стола. Он цокнул языком, словно говоря: «Ну что тут поделаешь?»

– Взятки подорожали, как и все в нашей жизни.

– Прежде чем давать взятку в пятьсот долларов охраннику и кладовщику, надо было обсудить этот вопрос со мной!

– Не было времени тебе звонить. В обоих случаях мне пришлось оперативно, прямо на месте, принимать ответственное решение.

– Да уж, ответственное решение, ничего не скажешь! Готова поспорить, если бы это были твои собственные деньги, ты бы ими так не разбрасывался.

Итан с важным видом постучал пальцами одной руки по пальцам другой.

– Сведения, которые я добыл при помощи этих взяток, имели решающее значение для успеха всего дела.

– Что-то мне подсказывает, что ты их получил за гораздо меньшие деньги. – Зоя перешла к другому пункту счета, и у нее появился новый повод для возмущения. – А что это еще за транспортные расходы? Ты говорил, что покрываешь их за свой счет!

– Это касается только местных переездов. Чтобы обследовать склад, мне пришлось выехать за пределы Уисперинг-Спрингз.

– А расходы на питание? – Зоя ткнула пальцем в следующий пункт. – Ты выставил мне счет за бутерброд и кофе, купленные во время поездки за пределы города?

– Должен же я был чем-то подкрепить свои силы. Перейти к следующему пункту, столь же нелепому, Зоя не успела: на лестнице загремели шаги, и в приемной перед кабинетом послышались мальчишечьи голоса.

– Дядя Итан, ты еще здесь? Ты еще не отвез ее домой?

– Мама заставила нас заехать в дурацкий магазин, поэтому мы опоздали.

Дверь кабинета распахнулась так резко, что чуть не ударилась о стену, и в комнату влетели два мальчика в джинсах, футболках и кроссовках. Зоя узнала в них тех самых мальчишек, с которыми столкнулась на лестнице во время своего первого визита в «Труэкс инвестигейшнз». Оба резко остановились и уставились на нее с нескрываемым любопытством.

– Вот это да, – сказал старший. – Она еще здесь!

Итан окинул взглядом двух сорванцов.

– Зоя, позволь тебе представить моих племянников Джефф и Тео, познакомьтесь с мисс Льюс.

– Привет, – сказал Тео.

– Здравствуйте, мисс Льюс, – сказал Джефф.

– Рада с вами познакомиться, молодые люди.

Зоя недоумевала, почему она вызывает у мальчишек такой интерес. Джефф обратился к дяде:

– Теперь мы можем ехать к тебе домой?

– Да. – Итан посмотрел на часы. – А где ваша мама?

– Я здесь, – послышался от двери приятный женский голос.

Зоя повернулась и увидела миловидную женщину с короткими светло-каштановыми кудрями. Она была в брюках цвета шоколада и желтой блузке. Женщина улыбнулась:

– Я Бонни Труэкс, мать этих кровососов. А вы наверное, Зоя.

– Да. – Зоя с первого взгляда прониклась к женщине симпатией. – Рада познакомиться.

Она хотела спросить, почему Бонни назвала своих детей кровососами, но не успела. Итан встал.

– Ну что же, раз все в сборе, пошли. Сначала заедем ко мне домой, я хочу показать Зое комнату, которую нужно будет декорировать, а потом поедем есть пиццу.

– Дядя Итан, можно мне поехать с тобой? – спросил Джефф.

– Я тоже хочу, – подал голос Тео. – Ужасно хочется посмотреть, что будет, когда мисс Льюс увидит твой дом изнутри.

Итан посмотрел на Зою и Бонни.

– Предлагаю всем поехать в моей машине. А потом я отвезу вас в ресторан.

– Здорово!

Джефф пулей вылетел за дверь. Тео помчался вслед за братом, бросив на ходу:

– Увидимся внизу.

– Подождите нас в холле! – крикнула Бонни вслед сыновьям.

– Ладно! – ответил ей Джефф.

Мальчишки, громко топая, сбежали по лестнице и скрылись из виду. Зоя посмотрела на Итана:

– Есть ли что-нибудь такое, что я должна знать о твоем доме заранее?

Итан отступил, пропуская в дверях Бонни и Зою впереди себя.

– Над ним нужно немного поработать.

– Это уж точно. – Бонни поморщилась. – Итан вам ничего не сказал? Он живет в Найтвиндсе, это такая розовая громадина на окраине города.

Зоя, которая уже подошла к лестнице, остановилась на верхней ступеньке.

– Большой особняк в испанском колониальном стиле возле обрыва? Да он же громадный! Если не ошибаюсь, особняк построен в сороковых годах двадцатого века. Здание, конечно, интересное, у него определенно есть свое лицо, но оно наверняка стоило безумно дорого.

– Я купил его у дяди по дешевке, – объяснил Итан.

– Виктор понимал, что никому другому он его продать не сможет, – добавил Бонни. – Так что он отдал его Итану практически даром.

Итан пожал плечами:

– Что я могу сказать? Просто дядя знал, что я переезжаю в этот город.

Бонни стала спускаться по лестнице, Зоя двинулась за ней.

– Когда речь идет об очень старых домах, – предупредила Зоя, – к слишком выгодным сделкам нужно относиться с опаской. Старые дома часто бывают очень дорогими в обслуживании. Однако должна признаться, мне любопытно увидеть этот дом изнутри. Интересно, почему Джеффу и Тео так хочется увидеть мою реакцию?

Бонни взглянула на нее через плечо:

– Итан почти пообещал им, что вы упадете на пол и задергаетесь в конвульсиях, когда увидите дом.

Зоя бросила на Итана уничтожающий взгляд:

– Ну спасибо, удружил.

– Он намекал на то, что ваша тонкая художественная натура не вынесет такого потрясения, – добавила Бонни.

– В самом деле? – Зоя холодно улыбнулась Итану. – Значит, ты не представляешь, какая нужна сила духа, чтобы добиться успеха, работая дизайнером по интерьерам.

– Да, несколько дней назад, высказывая такое предположение, я действительно этого не знал, – согласился Итан. – Но вчерашний день на многое открыл мне глаза. – Он понизил голос и наклонился к самому уху Зои: – Этой ночью я тоже узнал много интересного. Интересно, все декораторы подбирают нижнее белье по цвету?

Зоя вспыхнула, но не от слов Итана, ее вогнал в краску его голос – низкий, добродушно-порочный, с явным сексуальным подтекстом. К счастью, Бонни уже спустилась на первый этаж и вышла на улицу, поэтому она не могла слышать последнюю реплику.

Ни Джеффа, ни Тео в холле не было. Бонни встревожилась.

– Я велела им ждать здесь!

Зое показалось, что женщина напрасно паникует в данной ситуации. Мальчишки не могли далеко уйти за такое короткое время, да и Кеболт-стрит, пусть и не самая элегантная улица в городе, совершенно безопасна.

– Расслабься, Бонни, – спокойно сказал Итан. – С Джеффом и Тео ничего не случилось, они наверняка заглянули в книжный магазин.

Зоя уловила в его голосе успокаивающие нотки и поняла, что ему уже не впервые приходится ее успокаивать. В это самое время из магазина через приоткрытую дверь донесся голос Джеффа:

– Неужели эти старые книжки кто-то покупает?

В ответ послышалось приглушенное бормотание.

– А у вас есть в компьютере игры? – спросил Тео. Снова такое же бормотание.

Бонни заметно успокоилась.

– Похоже, они нашли к кому еще приставать. – Она подошла к двери магазина. – Пойду спасать беднягу.

– Мне почему-то кажется, что Синглтон способен сам за себя постоять, – заметил Итан, но Бонни уже скрылась за дверью. Зоя из любопытства пошла за ней и вошла в магазин в тот момент, когда Джефф возбужденно говорил матери:

– Мам, это Синглтон Кобб, все эти старые книжки – его.

– Он сказал, что дядя Итан купил у него одну книгу, – добавил Тео. – Знаешь, в его компьютере есть классные игры.

Зоя всмотрелась в полумрак магазина. Первым, что ей пришло в голову при виде Синглтона, было сравнение со стареющим мотоциклистом. Однако глаза, светившиеся умом и добрым юмором, не вписывались в этот образ.

– Меня зовут Бонни Труэкс, а эти сорванцы – мои сыновья. Извините за вторжение.

– Все в порядке, – усмехнулся Синглтон. – Я всегда рад, когда в моем магазине возникает некоторое движение. – Он перевел взгляд на Зою: – А вы та самая клиентка Труэкса, чье имя не упоминалось в газете?

– Это Зоя Льюс, – входя, сказал Итан. – Зоя, это Синглтон Кобб.

Синглтон снова усмехнулся:

– Точно, это она.

– Да, я его клиентка. – Зоя поморщилась; – И в доказательство могу показать счет на кругленькую сумму от «Труэкс инвестигейшнз». Вы и представить себе не можете, как дорого стоит в наше время кого-нибудь подкупить.

Итан покачал головой:

– Ох уж эти мне клиенты, вечно они жалуются, когда приходит время платить по счетам. – Он сделал знак племянникам: – Пошли, ребята, я проголодался, а у нас еще есть дела.

– Нам надо идти, – сказал Джефф Синглтону. – Но мы можем зайти в другой раз.

– Вы мне потом покажете, какие у вас есть компьютерные игры? – с надеждой спросил Тео. – Если хотите, могу принести вам маминого печенья.

Синглтон переглянулся с Бонни.

– Договорились.

Выйдя на улицу, вся компания загрузилась во внедорожник Итана. Спускались сумерки, но было еще достаточно светло, чтобы Зоя смогла рассмотреть румянец на щеках Бонни. Джефф и Тео оживленно болтали, обсуждая нового знакомого и гадая, есть ли у него мотоцикл, Бонни довольно долго молчала. Наконец она задумчиво заметила:

– Интересный человек, он совсем не такой, каким кажется на первый взгляд.

Глава 13

Найтвиндс во всем его колоритном розовом великолепии вырисовывался на фоне пламенеющего заката четким силуэтом. Пока Итан, сидя за рулем внедорожника, выезжал на подъездную дорогу к дому, его стали одолевать сомнения. Сейчас он уже не был уверен, что его план так уж гениален, как ему казалось раньше.

Его первоначальный замысел был прост и прямолинеен. Предлагая Зое оформить интерьер одной из комнат в его доме в обмен на его услуги частного детектива, Итан считал, что очень ловко придумал способ продолжить с ней отношения. Но теперь он задавал себе вопрос: не сделает ли Зоя вывод, что у него отвратительный вкус?

– Можно, мы войдем первыми? – спросил Джефф с подозрительно невинным видом. – Мы хотим зажечь для вас свет.

Тео поддержал брата:

– Да, мы знаем, где находятся выключатели.

Итан бросил Тео ключи:

– Валяйте.

Мальчишки выскочили из машины и побежали к дому.

– Насколько я понимаю, мне готовится ловушка? – предположила Зоя.

– Они будут очень разочарованы, если вы не упадете на пол и не забьетесь в судорогах.

– Ну, пожалуй, я могла бы немного побиться.

Джефф и Тео открыли парадную дверь и скрылись в холле. В доме зажегся свет. Итан наблюдал за тем, как Зоя приближается к двери. Ему показалось, что перед тем как войти, она на какую-то долю секунды поколебалась, как будто собиралась с силами перед предстоящим испытанием. Но возможно, ему это только показалось. Однако он вспомнил, что и перед тем как впервые войти в его офис, она тоже чуть-чуть помедлила. «Возможно, это ее особая манера входить в комнату, – подумал он. – Может, у них, у декораторов, так принято»

Зоя скрылась в царстве розового цвета.

Итан вошел в холл следом за ней и увидел, что Зоя медленно поворачивается кругом, разглядывая все резные, золоченные и розовые детали.

– Поразительно, – благоговейно вздохнула Зоя. Бонни рассмеялась:

– Невероятно, правда?

– Да, это подходящее слово. – Зоя медленно двинулась по направлению к гостиной. – Мне так и представляется конец сороковых годов, торжественный прием… Наряду старые автомобили на подъездной аллее… Да-а, это было зрелище!

Джефф внимательно наблюдал за гостьей.

– Мисс Льюс, так вы упадете или нет?

– Извини, дружок, вряд ли.

Тео казался разочарованным.

– Точно не упадете?

– Точно.

Итан хмыкнул:

– Мальчишки разочарованы, представление сорвалось.

Тео все еще не терял надежды:

– Может, она затрясется, когда увидит другие комнаты?

Бонни посмотрела на Зою:

– Не обращайте на них внимания.

– Пойдемте в гостиную, – нетерпеливо позвал Джефф. – Там над камином висит портрет миссис Фут.

Все направились в гостиную, Бонни шла рядом с Зоей.

– Говорят, что магнат, построивший этот дом, некий Эбнер Беннет Фут, был беспредельно предан своей жене Камелии. Она была моложе его на тридцать пять лет. Он осыпал ее драгоценностями, одевал в меха, после ее смерти больше не женился.

Перед портретом все надолго остановились. Зоя пристально разглядывала ослепительную красавицу в нарядном, украшенном стразами вечернем платье из розового атласа. Наконец она сказала:

– Какая красивая женщина.

– Да, очень, – согласилась Бонни.

Что касается Итана, то, на его взгляд, Камелия выглядела как ходячая неприятность. Он подозревал, что Камелия принадлежала к тому типу красавиц, которые пользуются своей красотой, чтобы манипулировать людьми, особенно мужчинами. Хотя, с другой стороны, он понимал, что как человек, трижды женатый и трижды разведенный, он не может считаться экспертом в этих вопросах.

– Конечно, драгоценности, которыми она буквально обвешана, тоже ее украшают.

– Да, – снова согласилась Бонни, – хорошие украшения всегда что-то добавляют к облику женщины.

– Кому нужны ее драгоценности, – вмешался Тео. – Пойдемте лучше посмотрим кинотеатр.

– Точно, это лучшее место во всем доме, – поддержал его Джефф. – Там есть телевизор с большущим экраном и аппарат для поп-корна.

Мальчики побежали по коридору, украшенному арками. Зоя и Бонни послушно последовали за ними. Итан шел чуть позади, пытаясь оценить реакцию Зои. Он решил, что пока все идет не так уж плохо. Непохоже, чтобы дом внушал Зое отвращение, она как минимум заинтригована. Возможно, она расценит дом как некий вызов дизайнеру.

Добежав до нужной комнаты, Тео с Джеффом потянули за массивные дверные ручки из резной латуни и открыли двустворчатую дверь. Зоя с интересом рассмотрела причудливо оформленный вход, отделанный деревянными панелями цвета розовых орхидей и золотой каймой.

– Потрясающе. Страшно представить, во сколько обойдется повторить всю эту ручную работу в наше время.

– Я предупреждала Итана, что ремонт может оказаться ему не по средствам, – заметила Бонни. – Даже просто поддерживать дом в нынешнем состоянии и то будет нелегко.

Джефф торопился привлечь внимание к домашнему кинотеатру:

– Смотрите, тут есть специальный занавес, чтобы свет не мешал смотреть кино, когда открывают дверь. И он соединяется с другим занавесом, вот тут. Если пройти в щель, то окажешься в маленьком баре.

– Вероятно, Фут устроил этот бар для гостей, чтобы можно было подавать напитки и закуски, пока идет фильм, – пояснил Итан. – Здесь есть резная стойка розового мрамора. Бармен может свободно проходить через эту часть занавеса туда и обратно, и свет не будет проникать в зрительный зал.

Итан остановился рядом с Зоей, которая явно не спешила переступить порог домашнего кинотеатра.

– Понятно. Оригинально придумано.

Итан заметил, что энтузиазма у нее заметно поубавилось, в вежливой улыбке не осталось ни капельки теплоты, в поведении Зои появилось напряжение. Чувствовалось, что она перестала получать удовольствие от экскурсии по дому.

Джефф отдернул часть бархатного занавеса, за ним открылись ряды позолоченных стульев. Специально для Зои мальчик рассказал:

– Над старым экраном есть еще один занавес, дядя Виктор поставил перед ним большой телевизор, видите?

Зоя заглянула в кинотеатр, но заходить не стала.

– Да, вижу. Просто потрясающе.

– Особенно когда мы делаем поп-корн, – сказал Тео.

– Я действительно потрясена!

Итан посмотрел на часы.

– Зоя, предлагаю пойти взглянуть на спальню, которую тебе предстоит отделывать.

Джефф выбежал из кинотеатра и бросился показывать дорогу.

– Мисс Льюс, сюда.

Зоя повернулась спиной к двери кинотеатра, и Итану показалось, что она испытала облегчение.

В конвульсиях не забилась, заключил он, но была к этому очень близка.

У двери в его розово-золотую спальню Зоя снова помедлила, но затем уверенно вошла в комнату и принялась непринужденно разглядывать ее с интересом, в котором чувствовалась легкая насмешка. Густо-розовые стены, ковер с рисунком из розовых орхидей, кровать с изогнутыми спинками, украшенными резьбой и позолотой. Когда Зоя повернулась к Итану, он с облегчением увидел в ее глазах искорки смеха.

– Ну и ну, в такой спальне может спать только очень уверенный в себе мужчина.

Итан остановился в дверях, прислонившись к косяку.

– Из этой комнаты самый красивый вид на каньон.

– Между нами говоря, Зоя, – заметила Бонни, – мне кажется, что эта спальня сильно смахивает на будуар дорогой куртизанки.

– Мам, а что такое куртизанка? – тут же спросил Джефф.

– Пора ехать есть пиццу, – объявил Итан.

Могло быть и хуже, думала Зоя. Она опасалась спальни, но, как выяснилось, напрасно, зато кинотеатр застал ее врасплох. К счастью, какая бы драма в нем ни разыгралась, она произошла много лет назад, и сейчас насилие и страсть, запертые в стенах комнаты, ослабели и ощущались приглушенно. При необходимости Зоя могла бы с ними справиться, и все же она была рада, что Итан решил изменить дизайн не кинотеатра, а другой комнаты.


Обед состоял из салата и пиццы. Для Джеффа, Тео, Итана и Бонни это был обычный обед в ресторане. Один из многих. Но для Зои это было особое событие. Этот обед позволил ей на какое-то время почувствовать себя совершенно нормальной женщиной, снова живущей нормальной жизнью.

Когда с едой было покончено, все пятеро вышли на улицу. Стоял теплый летний вечер, Фонтейн-сквер была ярко освещена, мимо подсвеченных разноцветными огнями фонтанов прогуливались люди, одни выходили из ресторанов, другие только собирались туда войти. Джеффу и Тео хотелось посмотреть на видеоаркаду, и Итан вызвался их сопровождать.

Бонни и Зоя сели на скамейку и наблюдали, как все трое петляли по извилистой дорожке между брызгающимися фонтанами.

Джефф и Тео скакали вокруг Итана, временами отбегали в сторону, но потом обязательно возвращались к нему. Глядя на них, Зоя почему-то подумала о волчатах, которые крутятся вокруг мудрого и снисходительного вожака стаи.

Некоторое время женщины сидели молча, затем Бонни заметила:

Возможно, это не мое дело, но я очень рада, что Итан пригласил вас присоединиться к нам.

– Правда? А я уже и не помню, когда в последний раз так хорошо проводила время. – Зоя говорила совершенно искренне. – Это был прекрасный вечер.

Бонни засмеялась:

– Мне трудно в это поверить. Не могу себе представить, чтобы кому-то понравилось есть пиццу в шумном ресторане в компании болтливых мальчишек, конечно, если у него есть выбор.

– Тео и Джефф – очень славные мальчики.

– Спасибо. Извините нас за инцидент с соусом для пиццы. Может быть, все-таки позволите мне заплатить за химчистку?

– Даже не говорите об этом. Пицца была отменная, ради нее не жалко и юбку отдать в химчистку.

Зоя посмотрела, как племянники тянут Итана в видеоаркаду, и ей стало немного завидно. В прежней жизни она знала, что значит быть частью семьи, когда-то у нее тоже была настоящая семья. Но в первый год ее учебы в колледже родители Зои погибли в автокатастрофе, и она осталась одна. Трагедия оставила у Зои острое чувство потери и горькое сознание того, что она осталась совсем одна на свете. Борясь с двуглавым демоном – депрессией и тревогой, – она искала выход и нашла спасение в учебе. Учеба в колледже принесла ей не только диплом магистра изящных искусств, но и что-то вроде обостренной интуиции, некоего шестого чувства, без которого она прекрасно обходилась прежде.

Зоя давно заметила, что некоторые дома и помещения вызывают у нее очень сильные ощущения. Случалось это редко; по большей части их воздействия на нее были слабыми и не особенно тревожили Зою. Она смирилась с этим, стала считать происходящее нормальным, и, возможно, оно и было нормальным – когда ощущения не были слишком острыми. Если разобраться, многие люди испытывают дежа-вю или еще что-то необъяснимое, входя в какой-то дом или комнату.

Однако после учебы в колледже, когда Зоя была одинока и часто надолго замыкалась в себе, ее реакция на различные интерьеры стала гораздо острее. Отработав целый год в музее, Зоя решила устроить самой себе праздник по этому поводу и отправилась в путешествие по Европе. Однако эта поездка обернулась для нее кошмаром. Побывав на экскурсиях в трех средневековых замках с кровавой историей, Зоя почувствовала себя очень плохо, она даже решила, что заразилась какой-то экзотической болезнью. Несмотря на то что у нее был оплачен весь тур, она заказала обратный билет на самолет и улетела домой раньше срока.

Всякий раз, когда Зоя оказывалась в комнате, где когда-то произошло преступление или людей, живших там, не отпускали тяжелые мрачные мысли, она испытывала не поддающиеся описанию, но невероятно сильные ощущения. И в конце концов ей пришлось признать, что это нельзя считать нормальным.

К тому времени, когда Зоя познакомилась с Престоном, она научилась очень хорошо скрывать свой особый дар. Кроме того, она научилась принимать простейшие меры предосторожности. Перед тем как войти в незнакомую комнату, она всегда задерживалась на пороге, чтобы неожиданно нахлынувшие ощущения не застали ее врасплох. До встречи с Аркадией она никому, даже Престону, не рассказывала всей правды о своей необычайной чувствительности.

Престон Клиленд был с Зоей добрым и заботливым, он попытался понять и принять ее такой, какой она была: девушкой со странностями. Однако, зная о его отзывчивости и характере ученого, Зоя в глубине души понимала, что было бы нечестно обременять его подробностями того, что происходит с его женой. Зоя знала, что Престон продолжал бы ее любить, однако ему было бы трудно смотреть на нее прежними глазами. Она боялась, что прочтет в его взгляде жалость, тревогу и участие. У Престона и без нее было достаточно проблем с жестким, безжалостным кузеном и множеством алчных, жадных родственников,

Бонни понизила голос до заговорщического шепота:

– Знаете, с тех пор как от Итана ушла третья жена, он ни разу не приглашал женщин на наш семейный обед.

Зоя выбрала самый уклончивый ответ из всех возможных:

– Мм.

Бонни нахмурилась:

– Итан же рассказывал вам, что он разведен?

Зоя откашлялась.

– Да, кажется, он упоминал, что несколько раз женился и разводился.

– «Несколько» – это преувеличение.

Зоя осторожно уточнила:

– Кажется, он говорил, что был женат три раза и три раза развелся.

– Три раза – это не несколько.

В ответ Зоя лишь вежливо кивнула. Бонни всплеснула руками:

– Ну хорошо, хорошо, я знаю, о чем вы подумали, на вашем месте я бы пришла к таким же выводам. Если судить поверхностно, то можно решить, что три похода к алтарю и три развода – это признак неспособности человека к серьезным длительным отношениям. Но Итан не такой.

– Бонни, все в порядке, вы не обязаны его защищать. Между мной и Итаном нет того, что вы называете серьезными отношениями. Мы едва знакомы, я всего лишь очередная его клиентка.

– Ничего подобного, – возразила Бонни. – Вы кто угодно, только не просто очередная клиентка, иначе Итан не пригласил бы вас на пиццу с нами. Он очень ревностно следит за тем, чтобы его личная жизнь не пересекалась с работой.

– Понятно. – Зоя просто не знала, что еще сказать.

– Дело в том, что Итану очень не везет в любви, – продолжала Бонни. Она оттопырила три пальца. – На Стейси он женился в двадцать один год, а ей и вовсе было девятнадцать, оба были слишком молоды для брака. Стейси выросла в очень неблагополучной семье, у них дома всегда царил хаос, она искала надежную опору, и Итан угодил в классическую ловушку – принял на себя роль рыцаря в сияющих доспехах.

– И что же произошло?

– Примерно через год Стейси объявила Итану, что она от него уходит, чтобы… э-э… посвятить себя религии.

– Господи, неужели она стала монахиней?

– Не совсем так, – уточнила Бонни с холодком. – Она вступила в небольшую религиозную общину, очень обособленную, с очень строгими правилами.

– В секту.

Бонни кивнула:

– Боюсь, что так. Они развелись и пошли каждый своей дорогой. Затем, вскоре после того как Итан открыл собственное агентство безопасности, он познакомился с Девон. Это была еще одна серьезная ошибка.

– Почему?

– Девон увлеклась Итаном только потому, что у нее был пунктик: она обожала мужчин «мужественных» профессий. Когда она узнала, что Итан большую часть своего рабочего времени проводит сидя за компьютером или разговаривая по телефону, она с ним развелась и вышла за профессионального гонщика.

– Право, Бонни, мне не…

– Келли, жена номер три, появилась на горизонте после того, как фирма Итана крепко стала на ноги и у него появились большие деньги. Пока его бизнес процветал, у них в семье тоже все было прекрасно. Но с его банкротством Келли не смирилась.

– Я не знала, что Итан разорился, – сказала Зоя.

– Его банкротство стало результатом одного очень серьезного расследования. Итан расследовал убийство. – Бонни сложила ладони вместе и стала смотреть на струи ближайшего фонтана. – Некие влиятельные господа в Лос-Анджелесе были недовольны, когда Итан нашел убийцу и вскрыл финансовые махинации, которые привели к этому убийству. Когда расследование закончилось, они позаботились о том, чтобы Итан поплатился за их материальные потери.

– Чье убийство он расследовал?

– Дрю, моего мужа, – прошептала Бонни. Зоя замерла. Ей многое стало ясно.

– Брата Итана?

Бонни кивнула:

– Да.

– Так вот почему отца мальчиков нет с вами! А я-то думала… Ах, Бонни, мне очень жаль.

– Дрю убили около трех лет назад. На то, чтобы найти убийцу и заказчика убийства, у Итана ушло полгода. Перед самым началом судебного разбирательства наемный убийца, которого выпустили на поруки, был кем-то застрелен.

– Логично предположить, что нанявший киллера решил от него избавиться, чтобы тот не дал против него показания.

– Да, это логично, но доказательств этой версии не нашли. Разбирательство продолжалось несколько недель. И в конце концов Саймон Уэндовер, главный виновник смерти Дрю, вышел из зала суда свободным человеком. Одно утешение: его нелегальная деятельность получила такую широкую огласку в прессе, что большая часть его финансовой империи распалась.

Зоя вцепилась в края скамьи по обеим сторонам от своих коленей.

– Иногда финансовый удар – это единственное отмщение, на которое можно надеяться.

– Да, но этого недостаточно.

– Абсолютно недостаточно, – тихо согласилась Зоя.

– Как бы то ни было, богатые и влиятельные люди, интересы которых косвенно пострадали от краха империи Уэн-довера, решили, что Итану нужно преподать урок. Совместными усилиями они смогли довести «Труэкс секьюритиз» до банкротства. На то, чтобы разрушить созданное Итаном за десять лет, им потребовалось чуть больше года. Итан пошел ко дну вместе со своим кораблем.

– Представляю, каково ему было.

– В результате Итан остался почти ни с чем: сначала банкротство, потом развод и раздел имущества. При желании Итан мог бы стать консультантом у одного из своих бывших конкурентов, он получил несколько таких предложений, но Итан предпочитает работать на себя.

– Меня это не удивляет.

– Несколько месяцев назад мы обсудили с ним ситуацию, и он решил, что нам лучше переселиться в Уисперинг-Спрингз. Мы оба считаем, что мальчикам лучше расти не в Лос-Анджелесе.

Зоя посмотрела на Бонни:

– И Итан поехал за вами. Куда мальчики, туда и он?

– Он заменил Тео и Джеффу отца, – тихо сказала Бонни. – Я всегда буду ему благодарна. Когда-нибудь, когда Джефф и Тео вырастут, они тоже поймут, сколь многим мы ему обязаны. А сейчас они просто воспринимают его присутствие как должное. Думаю, это и к лучшему.

Итан дает мальчикам ощущение стабильности и безопасности и в какой-то степени обеспечивает эмоциональное равновесие. Боюсь, если бы я растила их одна, они бы уже стали маленькими невротиками.

– Не корите себя, ваше стремление их защитить вполне Понятно. На вашем месте я вела бы себя так же.

– Вы, наверное, удивляетесь, к чему я вам все это рассказала? Я хочу, чтобы вы поняли: Итан вовсе не легкомысленный тип, он вполне способен выстроить серьезные отношения. Если честно, мне кажется, он по-другому и не умеет, но его беда в том, что пока не нашлось женщины, которая бы отнеслась так же серьезно к нему самому.

– Угу.

Однако Зоя сомневалась, что все так просто, обычно разводы имеют более глубокие причины, но сейчас ей казалось неуместным спорить на эту тему. В конце концов, много ли ей известно? Ведь она познакомилась с Итаном всего несколько дней назад. И все же преданность Бонни брату своего мужа глубоко тронула ее.

– Пережить самый страшный период мне помогло именно сознание, что мы с мальчиками можем во всем положиться на Итана, – закончила Бонни.

– Я рада, что в трудный период он был с вами. Но как же Уэндовер? Настоящий убийца вашего мужа разгуливает на свободе – это так несправедливо, так неправильно.

Бонни устремила на нее спокойный взгляд ясных глаз:

– Уэндовер не разгуливает на свободе. Я не рассказала вам окончания истории. Через несколько недель после судебных слушаний Саймон Уэндовер утонул. Он упал с борта собственной яхты, когда она стояла на якоре далеко от берега, где-то в районе Каталины. Он был один и, по-видимому, сильно пьян.

По спине Зои пробежал холодок. Она посмотрела на Итана, который возвращался к ним вместе с племянниками. Глядя на него, она вдруг подумала о том, что, хотя они и знакомы всего несколько дней; все же она знает о нем достаточно, чтобы понять: если он задался целью найти убийц брата, то его не остановят никакие препятствия, в том числе и выверты несовершенной системы правосудия. Она не знала, что именно произошло на яхте Саймона Уэндовера в ту ночь, но догадывалась, что это был не просто несчастный случай.

Зоя завидовала всем четверым – и Бонни, и Итану и мальчикам. По крайней мере для них справедливость в какой-то степени восторжествовала. Ей в этом смысле повезло меньше. Убийство Престона осталось неотомщенным. Она надеялась когда-нибудь уравновесить чашу весов но даже если ее планы осуществятся, это будет лишь жалкое подобие мести.

Зоя обхватила себя руками и с чувством сказала:

– Я рада, что Уэндовер утонул.

– Его смерть никто не оплакивал, это точно.

– Представляю, как вам было тяжело.

– Да, это было ужасно. – Бонни встала со скамейки. – Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что страшнее всего был случаи с ясновидящей.

Зою кольнуло знакомое чувство надвигающейся катастрофы. Она медленно встала. «Я не хочу об этом знать!» – мысленно кричала она. Однако выбора у нее не было.

– С ясновидящей? Что вы имеете в виду?

Бонни грустно покачала головой:

– Во всем виновата я сама. Мне следовало быт умнее. Понимаете, еще долгое время после исчезновения Дрю я отказывалась поверить, что его нет в живых.

– Я вас понимаю.

– Неожиданно мне позвонила так называемая ясновидящая и сказала, что может найти Дрю. Она наговорила мне всякой ерунды, вроде того, что видит его в тесной комнате связанным по рукам и ногам. Она утверждала, что Дрю жив и находится в плену. Я была, в таком отчаянии, что с радостью поверила во всю эту чушь. Моя доверчивость обошлась мне в немалую сумму, но главное, из-за ложных надежд мне оказалось еще труднее осознать и принять правду.

Итан с племянниками были уже близко.

– Вас нельзя в этом винить, – сказала Зоя, – я бы тоже с радостью ухватилась за малейшую ниточку надежды.

Бонни грустно улыбнулась:

– Если хотите знать мое мнение, самым примечательным во всей этой истории было даже не то, что Уэндовер в конце концов получил по заслугам. Самое удивительное, что ясновидящая осталась цела после обрушившегося на нее гнева Итана.

– Вот как?

– Итан не переносит, когда кто-то наживается на чужом горе. А после того случая он к тому же презирает всех, кто называет себя ясновидящими, считая их самозванцами и шарлатанами. Честное слово, когда Итан узнал, каким образом эта особа водила меня за нос, он пришел в такую ярость, что я думала, он ее задушит.


Полчаса спустя Зоя прощалась со всей компанией у дверей своей квартиры. Она посмотрела на Джеффа и Тео:

– Спасибо за прекрасный вечер, молодые люди.

– Если хотите, можете еще когда-нибудь с нами пойти, – великодушно предложил Джефф.

– Благодарю за приглашение, это было бы замечательно. А я в следующий раз обещаю запастись мороженым.

Мальчишек очень удивило и разочаровало открытие, что в небольшой морозилке Зоиного холодильника не хранится запаса мороженого. Джефф и Тео перенесли удар очень мужественно, но Зоя взяла себе на заметку, что в следующий раз нужно будет исправить эту оплошность. Она сама удивилась, когда осознала, как сильно надеется, что этот самый следующий раз непременно будет.

– Я люблю мороженое с шоколадной крошкой, – предупредил Тео.

– Буду иметь это в виду, – пообещала Зоя. Бонни искренне улыбнулась:

– Было очень приятно с вами пообщаться.

Зоя испытывала большое искушение рассказать Бонни, что у них очень много общего в том, как они потеряли мужей. И все же она сдержалась. Зоя понимала, что в ее новой жизни открывать душу так же опасно, как и завязывать романтические отношения.

– Еще раз спасибо за прекрасный вечер, – сказала она.

– Нам обязательно нужно будет его повторить. – Бонни повернулась к сыновьям, сделав рукой жест, словно отгоняла голубей. – Пошли, ребята, дадим дяде Итану спокойно попрощаться с Зоей.

Джефф и Тео неохотно отошли от двери и поплелись по коридору. Бонни замыкала шествие. Из дальнего конца коридора послышался голосок Тео:

– Дядя Итан собирается поцеловать Зою?

– Это не твое дело, – ответила Бонни. – Пошевеливайтесь, молодые люди.

Итан подождал, пока маленькая процессия начнет спускаться по лестнице.

– Да, дядя Итан собирается поцеловать Зою.

Он взял ее за плечи и медленно привлек к себе. У Зои возникло странное ощущение, будто у нее где-то под ложечкой пузырится шампанское.

«Не вздумай к нему привыкать! Все равно из этого ничего не получится. А если и получится, то ненадолго!»

Однако острое любопытство вытеснило осторожность. За прошедший день Зоя не раз задумывалась, была ли их страстная ночь только следствием стресса и выброса адреналина, которые испытали они оба. И вот Итан приблизил губы к ее губам, и она получила однозначный ответ. Если прошлой ночью их страсть разжигали только адреналиновые пары, значит, тот же наркотик, причем в не меньшей дозе, действовал на них и сегодня. Сколько же нужно времени, чтобы его следы выветрились?

Итан почувствовал ее отклик и углубил поцелуй. Его руки скользнули по Зоиным плечам, и она ощутила его пальцы сзади на своей шее. Затем он приподнял большим пальцем ее подбородок, повернув голову так, чтобы ему было удобнее целовать Зою. Он так крепко прижимал ее к себе, что она чувствовала контуры его возбужденного тела.

– Дядя Итан, ты идешь? – донесся откуда-то снизу детский голосок.

– Тише, – сказала Бонни, – давайте подождем его в саду.

Итан с ясной неохотой поднял голову.

– Ну вот, меня зовут. Нужно идти. Боюсь, сегодня мне будет трудно уснуть.

Зое подумалось, что горящий страстью взгляд получается у Итана таким же выразительным, как и ледяной прищур, хотя и совсем по-другому. Ей пришлось несколько раз глотнуть, только после этого она смогла заговорить.

– Спокойной ночи. – Зое очень не хотелось отпускать Итана, и она провела пальцами по воротнику его рубашки, делая вид, что разглаживает складки. – Еще раз спасибо, что пригласил.

– Всегда пожалуйста.

Зоя нехотя отпустила воротник его рубашки. Итан отошел на шаг и остановился в коридоре, не торопясь уходить. Зоя очень медленно закрыла дверь и методично заперла ее на все три замка. Только закрепив на двери цепочку, она услышала, что Итан двинулся по коридору к лестнице. Зоя обессиленно прислонилась к двери и несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь беспристрастно оценить собственные ощущения. Итак, у нее определенно немного кружится голова, почти как от спиртного. В некоторых частях ее тела ощущается приятное покалывание. И это шипение под ложечкой все еще не прошло. Ей пришлось бороться с желанием открыть дверь, броситься вдогонку за Итаном и затащить его обратно в квартиру. Ее остановило только сознание, что внизу его ждут Бонни и племянники.

Если подвести итог, то ощущения были очень возбуждающими. Прямо как реальная жизнь.

Глава 14

Устроившись на заднем сиденье автомобиля, Джефф и Тео оживленно обсуждали Синглтона Кобба и его компьютер. Стараясь не привлекать внимания сыновей, Бонни понизила голос:

– Знаешь, Зоя мне очень понравилась. Она совсем не похожа на женщин, с которыми ты обычно встречаешься.

– Тебе так показалось? – Итан не отводил взгляда от дороги. – Я настолько давно не встречался с женщинами, что уже и не помню, какими они были.

– Не заводи меня. Если хочешь помериться, у кого длиннее период воздержания, то со мной тебе нечего сравниваться.

Итан быстро бросил на Бонни вопросительный взгляд. Он ничего не сказал, но в свете огоньков приборной доски было видно, что его губы слегка скривились в улыбке. Бонни знала, почему его удивила ее реплика насчет долгого воздержания, она удивила и ее саму. Бонни не раз корила Итана за слишком поспешные решения в его личной жизни, но впервые с тех пор, как не стало Дрю, она заикнулась о том, что у нее самой личной жизни нет вообще.

После исчезновения мужа все помыслы Бонни были направлены на то, чтобы создать для Джеффа и Тео безопасную, стабильную жизнь. Меньше всего Бонни думала о том, чтобы с кем-то познакомиться, тем более, начать встречаться. Она не могла бы объяснить, почему мысль о личной жизни посетила ее именно сегодня. Возможно, причина в том, что она увидела Итана и Зою вместе. Когда они оказывались рядом друг с другом, даже посторонний ощущал проскакивающие между ними искры.

– Когда я сказала, – упорно продолжала Бонни, – что Зоя не такая, я имела в виду, что она не похожа на твоих бывших жен.

– И что из этого? Все мои жены отличались друг от друга.

– Ничего подобного, вернее, не совсем так. У тебя есть склонность к определенному типу женщин.

– И что же это за тип, интересно?

– Все три твои бывшие жены были красивыми, умными и по-своему приятными, но у них были две общие черты. Во-первых, в тебе их привлекало то, что ты казался им этаким крутым парнем, загадочным, волнующим, может быть, даже опасным.

– А под этой личиной кроется скучный зануда, ты это хотела сказать? Могла не трудиться мне объяснять, Девон уже сделала это до тебя.

– Нет, под маской крутого парня ты вовсе не зануда. – Бонни помолчала, подбирая слова. – Но ты сложный человек.

– Сложный. – Итан тоже помолчал, как будто пробуя это слово на вкус. – Звучит не намного лучше, чем зануда.

– Сложный мужчина – крепкий орешек для женщин. И вторая черта, которая объединяет твоих бывших жен, как раз и состоит в том, что ни одна из них не хотела тратить время, разбираясь в твоих сложностях. Наоборот, каждая из них хотела, чтобы ты постоянно носился с ее сложностями. И давай смотреть правде в глаза, все они обходились тебе очень дорого.

– Угу.

– У тебя потрясающее самообладание, а в некоторых вещах ты, пожалуй, даже немного одержимый. Эти особенности очень помогают тебе в работе, но отнюдь не облегчает отношений с женщинами.

– Одержимый?

– Нет, не так, – покачала головой Бонни, – я неудачно подобрала слово. Я хотела сказать, что ты решительный. Сосредоточенный. Целеустремленный. Ты идешь до конца, пока не найдешь ответы на все вопросы. Если ты принял решение, то не позволишь никому и ничему отвлечь тебя от цели. Ты посмотри, во что тебе обошлось расследование убийства Дрю – ты лишился и компании, и семьи.

– Дело того стоило.

Бонни внимательно посмотрела на Итана:

– Ты всегда готов платить по счетам, верно?

Он пожал плечами:

– Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

– Благодаря такому подходу к жизни ты стал блестящим сыщиком, но эта же черта в тебе немного пугает.

– Ну вот, приехали. Сначала я сложный, потом одержимый, а теперь еще и пугающий. Вижу, при таком раскладе у меня нет никаких шансов на серьезную личную жизнь.

– Я этого не говорила. Я пыталась объяснить тебе, что некоторые черты твоего характера, в чем-то даже и привлекательные, могут помешать женщине в общении с тобой.

– Значит, думаешь, я обречен на бесконечную смену женщин?

– Я думаю, – с расстановкой сказала Бонни, – что тебе нужна такая женщина, которая умела бы управляться с особенностями твоего характера, которые и составляют твою сущность.

Немного помолчав, Итан спросил:

– А как тебе кажется, Зоя смогла бы?

– Не знаю. – Бонни решила быть честной до конца. – Но вот что я тебе скажу: на мой взгляд, она такая же сложная натура, как и ты.


Зоя сидела на краю кровати, плечом прижимая к уху телефонную трубку, а руками пытаясь снять туфли.

– Короче говоря, из-за того, что произошло после убийства его брата, Итан теперь ненавидит ясновидящих.

– Ты не ясновидящая, – сказала Аркадия. – Ты просто необычайно чувствительна к атмосфере некоторых помещений.

– Аркадия, давай называть вещи своими именами, я действительно женщина со странностями.

– Но ты же не собираешься рассказывать Итану о своих странностях? В этом нет никакого смысла. Да Итан бы тебе и не поверил.

– Я знаю. – Зоя легла на спину поверх одеяла и стала смотреть в потолок. – Он бы решил, что я сумасшедшая. Или мошенница. Или и то, и другое.

– Да.

– Бонни сегодня вечером рассказала жуткую историю. Тот тип, который нанял убийцу, чтобы убрать ее мужа, вышел из зала суда свободным. Точно так же закончилось бы дело, если бы я смогла заставить хоть кого-нибудь поверить в то, что…

– Не произноси этого вслух.

– Извини.

По мнению Аркадии, о событиях, имевших место в ее и Зоиной прошлой жизни, не следовало говорить вслух ни в какой форме, а уж тем более по телефону. Но Зое иногда бывало трудно не говорить о прошлом, возможно, причиной было то, что многие загадки так и остались неразрешенными. «Синдром незавершенного действия», – как сказала бы ее психотерапевт из Занаду, доктор Макалистер. Но обсуждать прошлое, не подвергая себя опасности, Зоя могла только с Аркадией.

– По крайней мере в случае с братом Итана правосудие в какой-то степени восторжествовало, хотя и за счет его невезения, – заметила Аркадия.

– Невезения? Дорогая моя, если правда, что Уэндовер умер только потому, что напился пьяным и свалился за борт собственной яхты, то я готова съесть собственную шляпу.

Аркадия издала низкий грудной смешок.

– Значит, ты собираешься встречаться с Итаном и дальше?

Зоя вспомнила жар их прощального поцелуя.

– Да, у меня такое ощущение.

– Это хорошо, тебе нужно почаще выходить в свет.

– Одно дело выходить в свет, и совсем другое – играть с огнем.

– Просто ничего не усложняй и постарайся получить удовольствие от жизни. Зоя, ты этого заслуживаешь, у тебя были два очень трудных года.

Зоя приподнялась на локтях.

– Правильно. Будь проще и мягче.

«Как у Аркадии все просто получается», – подумала она. Но беда в том, что Зоя сильно подозревала, что с Итаном Труэксом ничего простого быть не может.

Она поднялась с кровати и взялась за край одеяла.

– Ладно, мне нужно поспать, на утро у меня назначена встреча с водопроводчиком.

– Очень интересная встреча!

– Да.

Зоя откинула одеяло. И замерла в ужасе. На простыне, прямо рядом с подушкой лежал стандартный, отпечатанный типографским способом официальный бланк учреждения.

– Боже!

– Зоя! – Голос Аркадии резко изменился. – Что с тобой? Что случилось?

Зоя смотрела застывшим взглядом на бланк, не в силах произнести ни слова. Она сразу узнала неброский логотип, напечатанный в верхней части бланка. Маленькое, стилизованное под карандашный рисунок изображение кирпичного дома, примостившегося на берегу озера. Под рисунком было напечатано строгим элегантным шрифтом название учреждения: «Кэндл-Лейк-Мэнор». Ни адреса, ни телефона.

На место, отведенное для письма, были наклеены вырезанные из газеты буквы:

«Прискорбно, что вас здесь нет».

Ниже шли еще строчки:

«Возможность не вернуться в палату 232 предоставляется за отдельную плату. Дальнейшие инструкции вы получите в ближайшее время».

– Зоя? – В голосе Аркадии слышалась тревога. – Почему ты молчишь? Что-нибудь случилось?

– Случилось, – прошептала Зоя.

Глава 15

Итан взялся обеими руками за резные бронзовые ручки и открыл двустворчатую дверь, украшенную позолотой. Войдя в крошечный холл, он раздвинул бархатный занавес и немного постоял, глядя в чернильную темноту неосвещенного кинотеатра.

Зоя не просто помедлила перед входом, она специально нашла предлог не заходить в комнату, которая, казалось бы, была самой интересной в доме.

Итан нащупал на стене выключатели и включил часть ламп. Светильники из стекла и бронзы озарили приглушенным светом два ряда кресел и проход между ними. Итан присмотрелся к креслам получше. Позолоченное дерево, темно-розовый бархат. Он пытался понять, что Зоя усмотрела в обстановке кинотеатра такого, отчего ее бросило с дрожь. А в том, что на пороге этой комнаты ее бросило в дрожь, Итан был абсолютно уверен.

Постояв еще некоторое время, он выключил свет, вышел в коридор и пошел в свой кабинет. Дневник Эбнера Беннета Фута лежал там, где он его и оставил, на письменном столе. Итан сел за стол, раскрыл дневник на том месте, на котором остановился раньше, и продолжил чтение.

«Моя прекрасная Камелия пригласила к нам на удлиненный уик-энд нескольких своих знакомых. Я представляю, как все это будет: женщины будут прекрасны, а мужчины, без сомнения, будут развлекать их хвастливыми историями. Шампанское и джин будут литься рекой, и к полуночи все перепьются. Моя возлюбленная так молода и наивна, что не понимает пустоты этих людей.

Не могу сказать, чтобы я ждал этого уик-энда с нетерпением, но и воспротивиться я тоже не могу. Для Камелии очень важны ее друзья. Когда я уговаривал мой Цветочек выйти за меня замуж, она согласилась только при том условии, что я позволю ей принимать гостей так часто, как ей захочется, не стесняясь в расходах. Догадываюсь, что этот «удлиненный уик-энд» обойдется мне в кругленькую сумму, но это не имеет значения, если мой Цветочек будет довольна.

Единственное, что меня радует: сегодня утром я просмотрел список гостей и не нашел в нем фамилии Хилла».


– Это шантаж, – сказала Аркадия.

Сидя за столом напротив подруги, Зоя нервно обхватила кружку с горячим чаем двумя руками. Она никак не могла унять дрожь. Зоя дрожала как в лихорадке и чувствовала себя так, словно снова побывала в каком-нибудь ужасном помещении.

– Да. Представь себе, до этого я и сама додумалась.

В зале кафе стоял гул голосов, оркестр негромко исполнял джазовую композицию, и подруг это вполне устраивало, так как звуки скрывали от чужих ушей их непростой разговор. «Ласт эксит» после девяти вечера превращался из обычного кафе в ночной клуб. Зоя и Аркадия заняли уединенную кабинку в глубине зала, отсюда было хорошо видно сцену, но они не смотрели на музыкантов.

– А меня уверяли, что я стану невидимой, как если бы укрылась за толстой бронированной стеной! – в сердцах воскликнула Зоя. – Эх, добраться бы мне до брокера, который продал мне эту так называемую защиту!

– У Торговца безупречная репутация, – возразила Аркадия. – Не может быть, чтобы он перепродал твои данные кому-то еще.

Зою снова пробил озноб, и она еще сильнее сжала кружку.

– Ты понимаешь, что если он продал меня, то вполне мог проделать то же самое с тобой?

– Не думаю, что он продал хотя бы одну из нас. Торговец очень давно занимается этим бизнесом, и ни у кого ни разу не возникало повода усомниться в его надежности.

– Но кто-то же узнал, где живу я, значит, мы не можем исключить, что тот же человек знает и про тебя.

– Поверь, за последние полчаса я сама не раз об этом думала, – сказала Аркадия.

Зоя попыталась разложить по полочкам те немногие факты, которыми они располагали.

– Если ты уверена, что Торговец нас не перепродал, тогда как ты объяснишь появление письма от шантажиста?

– Не знаю, что произошло, пока мне в голову приходит только одно объяснение.

– А именно?

Аркадия соединила кончики пальцев над чашкой с дымящимся капуччино.

– Торговец работает по сети в режиме он-лайн. У него хорошая система безопасности, но ни одна защита не совершенна. Возможно, в его компьютер проник хакер. Этот хакер мог искать конкретно тебя, а мог и просто наугад выхватить первые попавшиеся имена с данными.

– Пожалуй, и в том, и в другом случае становится понятным, почему я получила письмо шантажиста, а ты – нет. – Зоя поставила локти на стол. – Это значит, что шантажистом может быть сам хакер.

– Не обязательно. Вполне возможно, что хакер продал данные о тебе кому-то еще, тому, кто способен извлечь из этой информации выгоду.

Зоя потерла виски.

– И это может быть кто угодно.

– Нет, не кто угодно, – задумчиво проговорила Аркадия. – Думаю, родственников твоего мужа мы можем исключить сразу. Они не заинтересованы в том, чтобы тебя шантажировать. Если бы они узнали правду о тебе, то перевернули бы всю землю вверх дном, лишь бы упрятать тебя обратно в Занаду.

– Это верно. – Зоя постаралась сосредоточиться. – То же самое относится к доктору Харперу. Если бы ему стало известно, где я нахожусь, он сразу прислал бы за мной своих прихвостней, чтобы они меня забрали.

– Причем он постарался бы сделать это без лишнего шума, – согласилась Аркадия. – Он же не захочет, чтобы форрест Клиленд узнал, что последние несколько месяцев ты находилась на свободе.

– Правильно. Значит, шантажист – не Харпер и не кто-нибудь из дражайших родственников Престона.

– Да, но кто бы это ни был, он явно хорошо осведомлен о твоем пребывании в Занаду.

– Ты имеешь в виду упоминание о палате 232?

– Вот именно.

– Ты права. – Зое живо вспомнилось, что ей приходилось испытывать в кошмарных снах, но она постаралась не поддаваться панике и рассуждать логично. – Номер палаты мог знать только человек, имеющий непосредственное отношение к клинике.

– Да, думаю, мы на правильном пути.

– Может, кто-то из санитаров? Рон? Эрни?

– Возможно, – медленно кивнула Аркадия. – Однако ни один из них не обладает ни достаточным интеллектом, ни связями, которые нужны, чтобы тебя найти.

– Верно подмечено. Они оба изрядные подонки, но умом ни тот, ни другой не блещет.

– К тому же я сомневаюсь, что им было бы по средствам заплатить за информацию о тебе, даже если кто-то и предложил им ее купить. Наверняка тот, кто продал шантажисту твои данные, запросил за это большие деньги.

Зоя стала перебирать в уме другие варианты.

– А как насчет Фенеллы Лидс?

– Помощницы Харпера по административным вопросам? – Подумав немного, Аркадия кивнула: – Эта, пожалуй, может. Она не намного лучше тех двоих, но при этом умна. Я уверена, что она знает все, что знает Харпер. Ты же помнишь, что некоторое время она была его любовницей? Правда, потом он ей надоел, и она нашла себе другую жертву.

– Еще как помню. Значит, включаем ее в список подозреваемых. Кстати, не забудь еще Леона Грейди, начальника службы безопасности.

– Не знаю, не знаю, – сказала Аркадия. – По-моему, он не слишком умен, кроме того, мне всегда казалось, что он предан Харперу. В «Кэндл-Лейк-Мэнор» он неплохо устроился, делает, что ему приказывают, и получает за это приличные деньги. Помнишь, он купил «порше»? И носит броское кольцо.

– А может быть, ему надоело покрывать босса? – предположила Зоя.

– Возможно.

– Доктора Макалистер тоже нельзя сбрасывать со счетов. Харперу было достаточно запереть меня под замок и накачать всякой гадостью, чтобы я не рыпалась, но Макалистер вечно придумывала какие-то сеансы терапии. Она все время пыталась из меня вытянуть, что я чувствую, когда вхожу в определенные комнаты. А неожиданные испытания, которые она любила мне устраивать?

– Да, мне тоже кажется, что твой случай ее особенно интересовал, – заметила Аркадия.

– И она должна была знать о побочном бизнесе Харпера.

– Согласна. По она, как и Харпер, попыталась бы вернуть тебя в клинику, а не шантажировать.

– Ты права. – Зоя уронила голову на руки. – Безнадежно. Так мы никогда не вычислим шантажиста. Самое большее, что мы можем, это строить предположения.

– Знаешь, – вздохнула Аркадия, – думаю, нам нужно обратиться за помощью к профессионалам.

Зоя встрепенулась и резко подняла голову.

– Предлагаешь обратиться в полицию? Ты же знаешь, что за этим последует. Как только они услышат, что я сбежала из сумасшедшего дома, они первые бросятся водворять меня обратно.

– Я имела в виду не полицию, – возразила Аркадия.

И тут Зоя поняла, что имела в виду подруга. Она медленно откинулась на спинку стула.

– Нет.

– Что, есть идеи получше?

– Нет, – снова сказала Зоя. – Но эта тоже не годится.

– Почему же? Для Итана это обычное дело, он этом обучен, кроме того, он гарантирует клиентам конфиденциальность, и мне кажется, ему можно верить.

Зоя не могла об этом даже подумать.

– Я не хочу, чтобы он узнал про Занаду и про то, что я чувствую стены.

– Ты можешь не посвящать его во все подробности. Ему незачем знать, что ты чувствуешь в некоторых комнатах.

– Но ему придется рассказать про Занаду.

– Да, без этого, боюсь, не обойтись. Но на мой взгляд, у тебя есть всего два пути: или ты возвращаешься домой, собираешь вещи и пускаешься в бега, или звонишь Итану Труэксу.

– Ну, если ты так ставишь вопрос…

Глава 16

«Пятница…

Он здесь! Хиллу хватило наглости явиться, хотя его нет в списке гостей!

Я разыскал Камелию и потребовал, чтобы она велела ему убираться. Но она очень рассердилась и отказалась его выгнать. Она сказала, что это будет выглядеть некрасиво и что у нас вполне хватит места еще для одного гостя.

Полночь…

Я видел их вместе. Это было сегодня вечером, когда подали коктейли перед обедом. Хилл так на нее смотрел, что я сразу понял: он попытается ее соблазнить. В начале одиннадцатого они вместе вышли в сад, я наблюдал за ними из окна кабинета. Этот мерзавец обнял мою Камелию и стал ее целовать! А она даже не попыталась его оттолкнуть!

Теперь я все понял! Они с самого начала нарочно все подстроили так, чтобы быть в этот уик-энд вместе.

Каким же я был дураком…»

От чтения дневника Итана отвлек телефонный звонок. Он посмотрел на часы и с удивлением обнаружил, что уже почти полночь. Обычно в это время он видел десятый сон.

Он протянул руку к трубке с легкой тревогой. Людей, которые могли звонить ему в этот час, было не так уж много, и первой в списке стояла Бонни.

– Труэкс слушает.

– Итан? Это я, Зоя.

Холодок тревоги отступил перед охватившим его теплом. Итан откинулся на спинку стула, предвкушая приятный разговор,

– Что случилось? Не можешь заснуть?

– Боюсь, мне снова придется стать твоей клиенткой.

Через двадцать минут Итан уже входил в кафе «Ласт эксит». Остановившись на неосвещенном пятачке у входа, он вглядывался в зал, пока не увидел в уединенной кабинке Зою и Аркадию. Однако он не пошел к ним сразу, а некоторое время понаблюдал за женщинами со стороны. Зоя каждые несколько секунд тревожно поглядывала на дверь, но Итан понял, что она его не видит. Наконец он направился к столику, но нарочно выбрал извилистый путь по слабо освещенному залу, чтобы как можно дольше оставаться в тени. Ни Зоя, ни Аркадия до последнего момента не могли его видеть. Когда он вырос перед их столиком, Зоя вздрогнула от неожиданности, ненадолго на ее лице отразилось облегчение, но оно исчезло так же быстро, как появилось, и выражение муки исказило ее лицо.

– Итан. – Она говорила очень тихо, и у Итана сложилось впечатление, что она с большим трудом держит себя в руках. – Я не видела, как ты вошел.

Аркадия чуть заметно нахмурилась, но больше ничем не выразила своего удивления. Итан спросил себя, что же могло бы вывести ее из равновесия, и сам же себе ответил, что сделать это нелегко.

– Спасибо, что пришел.

Итану подумалось, что если бы Зоя благодарила его за то, что он показался на чьих-то похоронах, тон у нее был бы таким же.

– Пустяки, у меня все равно не было занятий поинтереснее.

Зоя вспыхнула.

Он сел рядом с ней, нарочно придвинувшись очень близко, чтобы понаблюдать за ее реакцией. Она отодвинулась в самый угол кабинки, и между ними образовалось некоторое расстояние. «Плохой признак», – решил Итан

– Вы на редкость вовремя, – сказала Аркадия.

– Мне нравится, когда клиенты обращаются ко мне повторно, но, признаться, я не ожидал, что мои услуги понадобятся снова так скоро. – Он посмотрел на Зою. – Что случилось? Еще один подозрительный клиент?

– Нет, это личное дело.

Итан принял непринужденную позу и положил руку на спинку мягкой скамьи.

– Я тебя слушаю.

Итан увидел, как рука Зои, лежавшая на коленях, сжалась в кулак.

– Меня шантажируют.

«Черт! Нужно срочно настраиваться на профессиональный лад!» – подумал Итан.

– Рассказывай по порядку, с самого начала.

Зоя посмотрела на Аркадию, словно ища у нее поддержит. Та в ответ чуть заметно кивнула.

– Два года назад убили моего мужа. Застрелили на заднем крыльце нашего загородного коттеджа.

– Я внимательно слушаю.

– Престон приехал в домик за день до годовщины нашей свадьбы. Он поехал туда один, никому ничего не сказав. Хотел сделать мне сюрприз.

– Какой именно сюрприз?

– Цветы. – Зоя грустно улыбнулась, вспоминая. – Множество цветов: далии, орхидеи, огромные хризантемы; он наполнил ими весь коттедж. Цветы были повсюду: в кухне, в ванной, в гостиной. Мой муж преподавал историю искусств в колледже в Северной Каролине. В душе он был истинным романтиком.

– Понятно, романтиком, значит.

Итан подумал, что ему лично никогда в жизни не пришло бы в голову набить цветами коттедж в горах, чтобы сделать женщине сюрприз. Возможно, в этом кроется одна из причин его неудач в семейной жизни.

– В коттедже меня ждал и подарок. – Зоя крепко сцепила пальцы, их побелевшие костяшки выдавали напряжение. – Фотоаппарат.

Что-то в выражении ее лица подсказало Итану ответ на его еще не заданный вопрос.

– Тело нашла ты?

Она сглотнула.

– Да. Я уезжала на три дня в Сан-Франциско, на конференцию, и мы договорились встретиться в коттедже. В тот вечер я пыталась до него дозвониться, но телефон не ответил. Я немного заволновалась, но убедила себя, что у Престона могут быть веские причины не подходить к телефону. И все же на следующее утро я ушла с конференции пораньше и поехала в коттедж.

Зоя вдруг замолчала.

– Продолжай, – сказал Итан.

Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

– Я поняла, что случилось нечто ужасное, сразу же, как только открыла дверь.

– Что ты увидела?

– Разбитые вазы, покореженный фотоаппарат, разбросанные повсюду цветы. На мой взгляд, все говорило о том, что в коттедже была отчаянная схватка. Но полиция установила, что Престона застрелили на заднем крыльце. По-видимому, он вышел из коттеджа, чтобы принести дрова для камина. Не было никаких признаков того, что он видел нападавшего, не говоря уже о том, чтобы с ним бороться.

– Как полицейские объяснили произошедшее?

– В этом районе был замечен бродяга, залезавший в пустые коттеджи. Полицейские предположили, что он выстрелил в Престона из кустов, а потом вошел в коттедж посмотреть, чем там можно поживиться.

– А что они сказали насчет разбитых ваз и фотоаппарата?

– Полицейские решили, что убийца разбил вазы в припадке злости, с досады, что не обнаружил ни ценностей, ни большой суммы денег.

– А что стало с бумажником твоего мужа?

Зоя замялась.

– Его нашли неподалеку. Бумажник был пуст, по-видимому, грабитель его выбросил, забрав деньги и кредитные карточки.

Да, – негромко сказал Итан, – пустой бумажник. Действительно подкрепляет версию полиции.

– Я понимаю! – Зоя вдруг заговорила с неожиданным пылом. – Но я не могу поверить, что Престона убил какой-то воришка потому, что он случайно попался ему на пути.

– А как ты считаешь, что могло произойти на самом деле?

– Я уверена, что моего мужа убил его кузен Форрест Клиленд.

– Мотивы? – спросил Итан.

– Он убил его, чтобы получить полный контроль над компанией «Клиленд Кейдж инк.». Компанию основал дед Престона, двоюродный дед Форреста. Престон не очень активно занимался делами компании, он любил преподавательскую работу, но ему принадлежал контрольный пакет акций, и он чувствовал свою ответственность перед фирмой и перед семьей Клиленд.

– А что ты можешь сказать о Форресте?

– Форрест сейчас главный администратор. Они с Престоном не очень-то ладили, незадолго до смерти Престона они даже серьезно поссорились. Форрест хотел сделать от имени компании крупное приобретение, получив на это одобрение совета директоров, а Престон был против. Он считал, что идея Форреста ставит под угрозу будущее компании. Престон собирался воспользоваться своим контрольным пакетом, чтобы блокировать проект. Форрест был в бешенстве.

«Да, определенно нужно настроиться на деловой лад». Итан достал, из кармана рубашки блокнот и ручку и положил их на стол.

– Ты думаешь, Форрест Клиленд убил твоего мужа потому, что тот ему мешал, имея контрольный пакет акций?

– Да, – бесстрастно ответила Зоя. – Именно так я и думаю. План Форреста сработал бы блестяще, если бы не одна мелочь. Незадолго до смерти Престон внес существенные изменения в свое завещание. Он завещал весь пакет акций мне.

Итан постучал уголком блокнота по столу.

– Так теперь ты владеешь контрольным пакетом?

– Не совсем так. Это долгая история, попытаюсь объяснить все коротко. Думаю, Престон в какой-то момент стал подозревать, что Форрест опасен. Он завещал акции мне с условием, что в случае моей смерти акции передаются в другой трастовый фонд и поступают в управление банка, независимо от обстоятельств моей смерти.

– Кто получает прибыль от этого фонда?

– О-о, целая куча народу. Каждый член семьи Клиленд, которому на момент моей кончины будет меньше десяти лет. – Казалось, ситуация несколько забавляла Зою. – Клиленды – это очень обширный клан, например, на сегодняшний день наберется довольно много детей, которым еще не исполнилось десяти, их как минимум человек пятнадцать – двадцать. И никто из них или их родителей не может получить доступ к фонду до тех пор, пока отпрыску не исполнится тридцать.

С минуту Итан мысленно просеивал полученную информацию через мелкое сито, потом кивнул, удовлетворенный.

– Нарушить условия завещания не так уж сложно, но распотрошить грамотно выстроенный доверительный фонд почти нереально.

– Да, Престон знал, что делал. Он пытался меня защитить.

– Попробую подытожить. Суть в том, что, если с тобой что-то случится, не только Форрест, но и никто из членов семьи не сможет прибрать твои акции к рукам. Что ж, очень умное решение.

Аркадия неловко заерзала на месте.

– Как выяснилось, не такое уж умное.

Итан покосился на нее и снова перевел взгляд на Зою.

– Не хочешь объяснить поподробнее?

– Завещание Престона оставило одну лазейку, которой он не заметил, – тихо сказала Зоя. – Действительно, если я умру, принадлежавшие мне акции выходят из-под контроля Форреста, но адвокаты убедили моего мужа оставить распоряжения относительно управления бизнесом в случае каких-то временных непредвиденных обстоятельств.

– Каких, например?

– Ну, скажем, – Зоя сопроводила свои слова легким взмахом руки, – скажем, я на какое-то время окажусь нетрудоспособной, например, попаду в аварию или меня положат в больницу на операцию. Следовательно, я некоторое время буду неспособна управлять делами лично. Престон не хотел, чтобы в такой ситуации мои акции окончательно и бесповоротно отошли в трастовый фонд для детей, потому что в этом случае я бы никогда не смогла получить их обратно.

– И так уж случилось, – вставила Аркадия, – что примерно через полгода после убийства Престона Клиленда возникла как раз такая ситуация.

Итану очень хотелось развить эту тему, но профессиональное чутье и опыт подсказывали ему, что сейчас лучше не отвлекаться.

– Как именно действует механизм, разработанный на случай твоей временной нетрудоспособности?

Зоя стала объяснять:

– Если я на какое-то время становлюсь недееспособной, мои акции передаются во временное доверительное управление, что позволяет совету директоров «Клиленд Кейдж» действовать от моего имени. Эта временная опека действует до тех пор, пока я сама не отменю ее письменным распоряжением. Сейчас дело обстоит так, что руководит советом директоров, следовательно, распоряжается моими акциями Форрест.

– Потому что ты признана недееспособной?

Зоя пожала плечами:

– Так мне было сказано.

– Но на мой взгляд, ты совершенно здорова. В чем конкретно заключается твоя болезнь?

Зоя посмотрела на Итана непроницаемым взглядом.

– Они объявили меня сумасшедшей.

В кабинке повисло молчание, в темноте над залом плыли звуки джаза.

– Ты хочешь, чтобы я провел собственное расследование? – мягко спросил Итан.

Зоя сжала и разжала пальцы.

– Кузен моего мужа сумел упрятать меня в сумасшедший дом на принудительное лечение.

– Упрятать в сумасшедший дом, – с расстановкой повторил Итан.

– Да.

Осторожно подбирая слова, он проговорил:

– Признаться, я не большой знаток законодательства в этой области, но у меня такое впечатление, что в наше время не так-то легко поместить человека в сумасшедший дом против его воли.

Лицо Зои стало напряженным, Итан понял, что она стиснула зубы. Наверное, пытается понять, поверил ли он ей. И ее сомнение не было беспричинным, поскольку он и сам пока это не знал.

– С юридической стороной дела и оформлением соответствующих документов Форресту помогли, – пояснила Зоя.

– Кто?

– Доктор Йен Харпер, директор частной психиатрической клиники «Кэндл-Лейк-Мэнор», это в Калифорнии. Понятия не имею, сколько Форрест ему платил за то, чтобы меня держали там взаперти, одурманенной лекарствами и ни на что не способной, но я уверена, что деньги были немалые.

Итан напомнил себе, что удивляться он не должен, у него с самого начала было предчувствие, что его ждет нечто необычное.

– Если меня не обманывает зрение, ты сейчас не в клинике «Кэндл-Лейк-Мэнор». Ты сидишь в джаз-клубе в Уисперинг-Спрингз.

– Я живу здесь под другим именем. – Зоя смотрела на Итана с выражением мрачной решимости, но он чувствовал, что она близка к отчаянию. – Ты видишь перед собой реальную пациентку, сбежавшую из реального сумасшедшего дома.

– Однако ты не похожа на сумасшедшую.

Зоя положила ладонь на стол.

– Хочешь, объясню, как все произошло?

– Да, не помешало бы.

– Моя участь была предрешена в тот день, когда я обнаружила тело Престона. Я знала, что Престона убили, и сказала полицейским, что подозреваю Форреста. Они решили, что у меня истерика, и против этого я не могу возразить.

– На твоем месте почти любой бы впал в истерику, – сказал Итан.

– Ты прав. Но беда в том, что я была уверена в своей правоте. Я официально дала показания, вернулась домой и стала ждать, когда завертятся колеса правосудия. К сожалению, никаких улик, подтверждающих причастность Форреста к преступлению, обнаружено не было. Никто не был арестован. Вора, промышлявшего в загородных коттеджах, в конце концов схватили, но он так и не признал себя виновным в этом убийстве. В результате через три месяца я поняла, что убийца Престона останется безнаказанным.

– И что же ты сделана?

– Я не знала, как быть. Я даже стала подумывать, что, возможно, правы полицейские, а я ошибаюсь. Все это время мне приходилось бороться со скорбью и эмоциональной травмой, но нужно было думать и о делах. Из-за всего этого только через три месяца я почувствовала, что ко мне вернулась способность мыслить ясно.

– И что ты предприняла?

– Я снова побывала в коттедже.

– Чтобы собрать вещи мужа?

– Да. – Зоя отвела взгляд и стала смотреть на музыкантов. – Чтобы собрать его вещи. После того дня, когда я обнаружила тело Престона, это был мой первый приезд в коттедж. Я долго сидела на диване, вспоминала, как там все выглядело после убийства – разбросанные цветы, разбитые вазы. Вспомнила про разбитый фотоаппарат. Чем больше я обо всем этом думала, тем больше укреплялась в мысли, что картина разрушения выглядит не так, как должна была бы выглядеть, если бы этот разгром убийца учинил со злости, когда не нашел в коттедже больших денег.

– А как, по-твоему, должна была выглядеть картина в этом случае?

Итан поймал себя на мысли, что ему действительно интересно услышать соображения Зои.

Зоя покачала головой:

– Точно не знаю, но мне кажется, что рассвирепевший убийца должен был бить окна и ломать мебель.

Итан видел, что Зоя старалась очень тщательно подбирать слова. Он узнал признаки; она не то чтобы врала, но говорила не всю правду, это было ему знакомо, его клиенты частенько вели себя подобным образом. Он посмотрел в свои записи.

– Это как в случае с дорогим постельным бельем в доме Мейсона, не так ли? Ты чувствуешь какую-то неправильность и делаешь вывод, подтверждающий твою версию.

– Да, пожалуй, можно и так сказать. – Зоя посмотрела ему в глаза с выражением, близким к отчаянию. – Но я абсолютно уверена, что Престон был знаком со своим убийцей. Думаю, он сам открыл дверь и впустил его в дом. Потом, по-видимому, между ними завязалась драка, возможно, они сначала спорили, а потом перейми от словесных аргументов к кулачным. Это объясняет, почему разбиты вазы и что случилось с фотоаппаратом – он упал и попался кому-то из них под ноги. Я подозреваю, что после драки Форрест ушел, а позже вернулся и застрелил Престона из засады.

Итан подумал над ее словами и решил, что, пожалуй, такое возможно. Он давно понял, что когда речь идет об убийстве, возможно почти все.

– Насколько я понимаю, после этой поездки в коттедж ты пришла к Форресту и бросила ему в лицо обвинение в убийстве?

– Да. Только, боюсь, я сделала это не очень умело. Я… устроила сцену. Если быть точной, то не один раз, а несколько. Расскажу о двух самых запомнившихся. Сначала я явилась к Форресту домой и в присутствии жены обвинила его в убийстве. А в другой раз я ворвалась на заседание совета директоров «Клиленд Кейдж».

– Ты обвинила Клиленда в убийстве в присутствии членов совета директоров?

Зоя вздохнула:

– Увы, как я уже сказала, мою тактику не назовешь дипломатичной.

– Да, я это понял. Что произошло дальше?

– Сама не знаю, чего я надеялась добиться. Может быть, заручиться поддержкой кого-то из директоров. Но добилась я только того, что все посмотрели на меня как на…

– Сумасшедшую.

– Если сказать одним словом, то да. – Зоя пожала плечами. – Было еще несколько инцидентов в таком же духе. Полиция не проявила интереса к делу. Форрест сумел всех убедить, что на день убийства Престона у него железное алиби. Всех остальных членов семейства Клиленд вполне устраивала версия полиции, что Престона убил грабитель. Им было нужно, чтобы я сипела тихо и не раскрывала рта. В их семье я никогда не пользовалась особой любовью.

– Почему?

– Ну, у меня не было ни денег, ни хорошего происхождения, ни связей в обществе.

– Вероятно, тебя это все больше и больше раздражало.

– О да, еще как. Поэтому вместо того, чтобы замолчать, я стала говорить еще громче. Форрест терпел это несколько недель, а потом обратился к доктору Харперу. Не знаю, откуда он узнал о добром докторе и его лечебнице. Как бы то ни было, он сказал Харперу, что я ненормальная и бросаюсь безумными угрозами. Форрест объяснил, что не хочет обращаться в полицию, потому что я, видите ли, член семьи. Харпер пообещал как следует обо мне позаботиться. И он позаботился.

– Каким образом?

– Он объявил, что я представляю опасность для самой себя и для окружающих. – Губы Зои дрогнули. – И принялся лечить меня разными медикаментами.

– Он давал тебе наркотики?

– Да, давал.

Зоя закрыла глаза. Итан пытался понять, с чем она борется: со слезами, с воспоминаниями или и с тем и другим одновременно. Когда она снова подняла на него взгляд, он прочел в нем яростный гнев, однако ее голос прозвучал так спокойно, что в этом было даже нечто неестественное.

– В первый раз санитары в буквальном смысле свалили меня с ног и держали, пока мне не был сделан укол чего-то сильнодействующего. Очнулась я уже в Занаду, в маленькой палате.

– В Занаду?

Зоя и Аркадия переглянулись.

– Так мы прозвали клинику. Итан удивленно посмотрел на Аркадию:

– Вы тоже были пациенткой?

Аркадия ответила, не вдаваясь в подробности:

– Некоторое время.

– Вы тоже беглянка?

– Угу.

– Живете по поддельному удостоверению личности?

Аркадия промолчала. Зоя прочистила горло.

– Между прочим, мое удостоверение личности не совсем поддельное, точнее будет сказать, что оно служит прикрытием.

– Может, объяснишь, что это значит? – спросил Итан. Вместо Зои ответила Аркадия.

– У меня есть один знакомый, который занимается такими делами, – тихо начала она. – Я сделала кое-какие приготовления еще до того, как попасть в «Кэндл-Лейк-Мэнор». Один человек, которому я полностью доверяла и которого уже нет в живых, помог мне выйти на так называемого Торговца. Это маклер, который продает через Интернет удостоверения личности – не просто документы, у него можно купить действительно новую личность. Даже для того, чтобы просто войти в контакт с Торговцем по сети, нужно знать специальный код, и он принимает не всех клиентов, а по собственному выбору. Но зато если уж попадешь в число его клиентов, то он предложит тебе большой выбор услуг. Если нужно, он готов продать совершенно новую жизнь. Но Зое нужно было просто на время затаиться.

– На самом деле, – вставила. Зоя, – мне даже необходимо сохранить мою прежнюю личность, чтобы не потерять контроля над акциями «Клиленда». Я не разбираюсь в юридических тонкостях этого дела и не знаю, останусь ли я владелицей акций, если стану другим человеком.

– Значит, Зоя Льюс – твое настоящее имя? – спросил Итан.

– В некотором роде. Зоя – это мое второе имя, а Льюс – девичья фамилия. Ведь нет же закона, не позволяющего вернуть девичью фамилию.

– Когда пытаешься кого-то выследить, его имя не так уж важно, – сказал Итан. – На свете сотни, если не тысячи людей с одинаковыми именами и фамилиями. Цифры, вот что действительно важно. Надеюсь, ты не пользуешься своими старыми кредитными карточками или банковскими счетами? Но как ты обошлась с номером полиса социального страхования и водительского удостоверения?

– Торговец предложил сделать для меня, как он выразился, «он-лайновую паутину». Всех технических деталей я не поняла, но вкратце суть вот в чем. Если кто-то запрашивает информацию, связанную с данными моего удостоверения личности, эти запросы проходят через Торговца. Он пообещал, что любой, кто попытается меня найти, получит данные, которые уведут его в сторону от меня.

– Полагаю, на законные запросы от правительственных или правоохранительных органов он должен давать правдивые ответы?

– Да, но эти источники ни разу мной не интересовались. – Зоя махнула рукой. – Очевидно, я не давала ни правительственным, ни правоохранительным органам никаких оснований наводить обо мне справки. Что же касается других он-лайновых поисковых систем, то Торговец обещал запутать следы. И по-видимому, это сработало. Вскоре после того, как мы сбежали, Торговец нас известил, что меня и Аркадию пытался найти некий частный детектив, нанятый кем-то из «Кэндл-Лейк-Мэнор». Он нас заверил, что подсунул ему сфабрикованную статью якобы из одной мексиканской газеты, откуда следовало, что мы обе погибли при пожаре в каком-то отеле.

Итан задумался.

– Когда подойдет время платить налоги, ситуация будет довольно щекотливой, не так ли?

Зоя замерла неподвижно, но глаза горели решимостью.

– К тому времени все будет кончено.

– Торговец больше не сообщал, что о нас наводили справки, – подытожила Аркадия. – Но как видно, Зою кто-то выследил.

«Напрасно я надеялся, что в маленьком городке дела будут попроще и можно будет вести нормальную светскую жизнь», – подумал Итан. Мало того, что его работа в Уисперинг-Спрингз стремительно усложнялась, еще, как выяснилось, он спит с женщиной, сбежавшей из психиатрической лечебницы.

– Я провела в «Кэндл-Лейк-Мэнор» полгода, – сказала Зоя. – Это было практически то же самое, что сидеть в тюрьме. – Она невесело улыбнулась. – За исключением того, что меня якобы лечили.

– Как же ты смогла вырваться? – спросил Итан. Зоя сунула палец в центр свернутой салфетки и стала вертеть ее вокруг этой оси. Казалось, она очень серьезно задумалась над вопросом Итана. Наконец она перестала вертеть салфетку.

– Это долгая история, ты обязательно хочешь выслушать ее прямо сейчас?

– Да нет, я могу и подождать. – «Только не долго», – мысленно договорил он. – Ладно, давай перейдем к информации, которая мне необходима, чтобы начать действовать.

– Шантаж, – сказала Зоя.

– Насколько я понял, тот, кто тебя вычислил, угрожает раскрыть твое местонахождение кому-то еще.

– Да, он на это намекает. – Зоя достала из большой черной сумки бланк лечебницы и протянула его Итану. – Вот что я нашла сегодня вечером в своей кровати.

– Он проник в твою квартиру? – Не желая пугать Зою, Итан постарался, чтобы его вопрос прозвучал сухо, профессионально.

Да. Он знает, где я живу, более того, он сумел открыть все мои замки.

«Плохо дело», – подумал Итан.

Он присмотрелся к маленькому изображению особняка на озере.

– «Кэндл-Лейк-Мэнор» и ничего больше, ни адреса, ни номера телефона.

– Конечно. – Аркадия поднесла к губам чашку и нехотя отхлебнула капуччино. – Доктор Харпер не признает рекламы, он полагается только на рекомендации. Закрытость и осмотрительность – два столпа, на которых держится его бизнес.

– «Кэндл-Лейк-Мэнор» – это именно такое местечко, – пояснила Зоя, – куда можно упрятать сумасшедшего дядюшку и жить спокойно, зная, что твои друзья из яхт-клуба никогда не узнают, что у тебя плохая наследственность.

– Это очень, очень закрытое заведение, – добавила Аркадия.

– Спокойная обстановка благотворно действует на пациентов, – проговорила Зоя. – Она создает положительный настрой у индивидуумов, которые неспособны самостоятельно справиться с невзгодами реальной жизни, и в обстановке безмятежности и порядка они расцветают.

– Полагаю, это цитата? – спросил Итан, не поднимая глаз от письма шантажиста.

– Я пару раз слышала, как доктор Харпер проводил экскурсию по клинике для родственников новых клиентов.

Итан приподнял письмо.

– Можно мне оставить его у себя?

К его удивлению, Зоя колебалась.

– Право, не знаю, это моя единственная улика.

Сначала Итана неприятно задело, что в этом вопросе она ему не вполне доверяет, но затем он понял, в чем тут дело. Зоя привыкла, что здравость ее рассудка подвергается сомнению, естественно поэтому, что она стремилась сохранить все, что подтверждает ее слова. Но отступать он не мог.

– Я понимаю, это письмо – твое доказательство, но именно потому оно мне и нужно.

Зоя закусила губу, переглянулась с Аркадией, потом неохотно кивнула:

– Ладно.

Итан сложил листок и убрал его в карман рубашки.

– Я думаю, тот, кто подбросил это письмо, очень скоро снова даст о себе знать. Есть у вас какие-нибудь соображения, кто мог тебя найти и каким образом?

Зоя и Аркадия снова переглянулись, общаясь между собой без слов. Потом Зоя сунула руку в свою большую сумку и извлекла оттуда еще один листок бумаги.

– Мы над этим думали и решили, что это почти наверняка кто-то из «Кэндл-Лейк-Мэнор». Мы составили список подозреваемых.

– Неплохо для начала.

– Тебе стоит узнать еще кое-что, – осторожно сказала Зоя. – Мне осталось прятаться всего шесть недель.

– А что произойдет через шесть недель?

– Я отомщу за убийство мужа. – Глаза Зои горели яростным огнем. – Этого, конечно, недостаточно, но все-таки лучше, чем ничего.

Итан похолодел.

– Что ты задумала?

– Уничтожить то единственное, что Форрест Клиленд действительно ценит в жизни, – компанию «Клиленд Кейдж инк.».

Глава 17

На следующее утро в начале девятого Итан вошел в книжный магазин,

– Что-то вы сегодня рано, – заметил Синглтон.

– Я работаю над новым делом, и мне нужна помощь специалиста.

– Хм, бизнес набирает обороты?

– Это та же клиентка.

– Стало быть, опять декораторша? – Синглтон прислонился к прилавку. – Что, у нее снова подозрительный клиент? А знаете, Труэкс, по-моему, тут что-то наклевывается. Если правильно разыграть карты, глядишь, у «Труэкс инвестигейшнз» появится постоянный клиент.

– Ее шантажируют. Синглтон сел на табурет.

– Это плохо.

– Да, ничего хорошего. – Итан положил на стеклянную крышку витрины письмо шантажиста. – Я хочу собрать об этой частной психиатрической клинике всю информацию, какую удастся. Ее директор – некий доктор Йен Харпер. Вчера вечером и сегодня утром я уже и сам покопался в Интернете, но все впустую. Больше у меня нет времени на поиски. Можете заняться этим для меня?

– Конечно. – Синглтон наклонился над прилавком, изучая письмо. – Буквы вырезаны из газеты, наш шантажист не оригинален.

– Мерзавец подбросил это Зое в кровать.

Одна бровь Синглтона поползла вверх.

– Это значит, что он в городе. По крайней мере был здесь вчера вечером.

– Это также означает, что он умеет вскрывать замки, – сказал Итан. – У Зои во входной двери их несколько, и все хорошие.

Синглтон поднял голову.

– Может, он дал взятку домовладельцу и получил у того ключи?

Итан отрицательно покачал головой:

– Это исключено. Зоя сменила замки сразу после переезда и не стала говорить об этом домовладельцу.

– Ясно, значит, вы ищете человека, который умеет пользоваться отмычкой и, по всей вероятности, остановился где-то поблизости.

– Лучше исходить из того, что он связан с «Кэндл-Лейк-Мэнор». Зоя дала мне фамилии некоторых работников этого учреждения, я сейчас буду звонить по их телефонам. Попытаюсь узнать, не отправился ли кто-то из них в командировку. Человек, который вчера вечером был в Уисперинг-Спрингз, никоим образом не смог бы к сегодняшнему утру вернуться в лечебницу «Кэндл-Лейк», я проверил расписание рейсов.

– Понял. Если кого-то нет на месте, вы будете искать этого человека в Уисперинг-Спрингз.

– Да, план такой.

Синглтон встал с табурета.

– Что ж, посмотрим, что мне удастся узнать про этот «Кэндл-Лейк-Мэнор». Говорите, это частная психиатрическая клиника? А можно полюбопытствовать, какое отношение к ней имеет Зоя?

– Моя клиентка предпочитает сохранить эту информацию в тайне.

– Понял. – Синглтон кивнул. – Она была тамошней пациенткой. Не волнуйтесь, как ваш внештатный консультант, я буду считать, что на меня тоже распространяется правило «Труэкс инвестигейшнз» о неразглашении сведений о клиентах.

– Я надеялся, что вы так и подойдете к этому делу.

– Труэкс, удовлетворите мое любопытство, скажите, Зою выписали из «Кэндл-Лейк-Мэнор», потому что она вылечилась?

– Нет, она сбежала.

– Так. Значит, беглянка из психушки. Надо отдать вам должное, Труэкс, умеете вы выбирать и клиентов, и подружек.

– Когда только начинаешь новый бизнес или светскую жизнь на новом месте, не приходится быть особенно разборчивым. Да, чуть не забыл, у меня есть еще одно дело. – Итан достал из кармана отрывной блокнот. – Зоя купила через Интернет одну услугу, что-то вроде маскировки личных данных. Человек, который этим занимается, именует себя Торговцем. Однако кто-то все-таки сумел раздобыть сведения о Зое. Я хочу знать, как это могло произойти.

Синглтон был явно заинтригован.

– В Интернете не существует такого понятия, как абсолютная безопасность. Вы знаете, как с этим Торговцем связаться?

– Да, Аркадия дала мне специальный код. – Итан достал записную книжку, открыл и показал нужную информацию Синглтону.

Тот внимательно изучил код.

– Посмотрим, что удастся сделать. Дельце обещает быть интересным.

Выйдя из магазина, Итан отправился к себе. Ему не терпелось приступить к работе, и он взлетел по лестнице, перешагивая через две ступеньки. Войдя в кабинет, он сел за стол, достал блокнот, снял телефонную трубку и набрал первый номер из своего списка.

– Мне порекомендовали доктора Харпера…

– Доктор Харпер сейчас занят, у него встреча с клиентом, и весь сегодняшний день у него расписан. Позвольте спросить, кто вам порекомендовал?

– Дело очень личное, я перезвоню позже.

Итан положил трубку и стал набирать другой номер.

– Это Боб из гаража. Рон на месте? Мне надо с ним поговорить насчет масла в его машине.

– У Рона сегодня нерабочий день. Он сам дал вам этот телефон? Вообще-то ему не разрешается на работе разговаривать по телефону.

– Мне нужно поговорить с Эрни насчет его платы за квартиру. Банк не принял его чек к оплате…

– У Эрни сегодня выходной. Но даже если бы это было не так, он не должен бы вести личные разговоры по этому телефону, лучше позвоните ему домой.

На четвертом звонке Итану наконец повезло.

В начале десятого Итан неспешно вошел в кабинет к Зое, сел в кресло для посетителей, вытянул ноги, откинулся на спинку и сплел пальцы за головой. Зоя с легким раздражением подумала, что ведет он себя совершенно по-хозяйски. Впрочем, она с самого начала подозревала, что Итан может иногда действовать на нервы.

– Что ты можешь сказать о Леоне Грейди? – спросил он. Зою словно окатили холодной волной.

– Так это он?

– Возможно. Санитары, о которых ты упоминала, Рон и Эрни, сегодня не работают, так что с ними мне не удалось связаться. Их, конечно, тоже нельзя исключить, но больше всего меня интересует Грейди. На рабочем месте его сегодня нет, это точно, и по официальной версии он уехал из города в командировку.

– Он возглавляет в «Кэндл-Лейк-Мэнор» службу безопасности.

– Это ты мне вчера уже говорила. Кстати, это объясняет, почему у него была возможность тебя выследить и почему он разбирается в замках. Ты можешь его описать?

– Невысокий, плотного сложения. Лысеет. Элегантностью не отличается. – Зоя помолчала, стараясь припомнить как можно больше подробностей. – На вид ему лет шестьдесят. Он подчиняется непосредственно Харперу. Подозреваю, что ему здорово досталось от босса, когда стало известно, что мы с Аркадией сбежали.

– Насколько хорошо Грейди умеет обращаться с компьютером? Он смог бы разыскать тебя через Интернет?

Зоя наморщила нос.

– Судя по тому, что мне о нем известно, он ни в какой области особенно не блещет, но в компьютерах вполне может разбираться. Но точно сказать не могу.

– По твоим словам, он не отличается элегантностью. Как он обычно одевается?

– В будни, когда он попадался мне в коридорах «Кэндл-Лейк-Мэнор», он всегда бывал в костюме, причем довольно паршивом. Но пару раз, когда случалось что-то непредвиденное и его срочно вызывали на работу в выходные, он появлялся в клинике в дешевой рубашке-поло и полиэстеровых брюках. И еще он носит очень броское кольцо, правда, Аркадия уверена, что камень в нем фальшивый.

– Какая у него машина?

– Красный «порше». Это его любимая игрушка и предмет гордости. Я видела ее на стоянке и слышала, как другие санитары ее обсуждали.

Итан задумался.

– Сомневаюсь, что он поехал на «порше», такой автомобиль слишком бросается в глаза. Как насчет особых примет? Есть у него шрамы, странные привычки? Он носит очки?

– Он носит темные очки, подозреваю, только потому, что они подходят к «порше». Насчет шрамов не знаю, я не видела.

– Ладно. – Итан расцепил руки и встал. – Я пошел. Если еще что-нибудь вспомнишь, звони.

Зоя вскочила.

– Подожди! Ты куда?

– Пойду выяснять, находится ли Грейди в Уисперинг-Спрингз.

– Как ты собираешься это сделать?

– Традиционным способом. Буду его искать.

Итан уже подошел к двери и повернул дверную ручку. Зоя чувствовала, что его переполняет энергия, которую он умело контролирует. Охотничий инстинкт, подумала она. Он прирожденный охотник, и это получается у него само собой.

– Итан!

Он остановился в дверях и оглянулся.

– Что?

– Будь осторожен.

В первое мгновение Итан, казалось, опешил, но потом улыбнулся:

– Я всегда осторожен.

Добавить что-нибудь еще Зоя не успела, он уже скрылся за дверью.

Итан вернулся в свою контору, открыл телефонный справочник и принялся обзванивать гостиницы. Задача ему предстояла не из простых, в Уисперинг-Спрингз и окрестностях великое множество мотелей, отелей, маленьких гостиниц, как-никак это Аризона, рай для любителей гольфа и солнца. Однако Итан сумел существенно сократить список, выбросив из него дорогие и шикарные. Интуиция ему подсказывала, что Грейди из тех, кто предпочитает неприметное окружение. Шантаж – это такое занятие, что тот, кто им занимается, старается не привлекать себе внимания. Итан решил, что круг поисков можно сузить еще больше, воспользовавшись логичным предположением, что Грейди остановился не слишком далеко от своей добычи. Ведь он постарается следить за Зоей.

Просто поразительно, думал Итан, как легко выудить из человека нужную информацию, если правильно поставить вопрос.

«…я пытаюсь найти своего дядю. У него болезнь Альцгеймера, он ничего не помнит, и он снова ушел из дома. Приметы? Он носит крупное, очень броское кольцо. Намечающаяся лысина. Дядя крепкого телосложения, внешне совсем не похож на больного. Имя? Он своего не помнит, поэтому каждый раз называет себя по-разному. Мы очень за него беспокоимся…»

В половине двенадцатого Итан въехал на посыпанную гравием автостоянку возле мотеля «Санрайз свите». На стоянке находилось с полдюжины машин, слева от мотеля располагалась забегаловка быстрого обслуживания. Справа стоял заброшенный дом с заколоченными окнами, позади которого виднелся ряд ветхих строений, судя по всему, давно пустующих.

Итан несколько минут посидел в машине, разглядывая двухэтажное здание мотеля. На большинстве окон портьеры были или открыты, или задернуты частично, и только одно окно было полностью закрыто замызганными шторами, провисающими на карнизе.

Итан вышел из внедорожника, взял комплект инструментов и поднялся по наружной лестнице, расположенной у дальнего торца здания. Пройдя по балкону второго этажа, Итан остановился у двери того самого номера, окно которого было зашторено, и постучал. Ответ последовал после небольшой паузы:

– Кто там?

«Голос мужской, уже хорошо», – подумал Итан.

– Простите за беспокойство, сэр. – Итан нарочно постарался, чтобы его извинения прозвучали формально, неискренне. – К нам в компанию поступил вызов от управляющего отеля, в номере снизу протечка, мне надо заглянуть в вашу ванную, проверить, не от вас ли течет.

– Зайдите позже.

– Простите, сэр, но дело, похоже, срочное. Управляющий разорался, что в нижнем номере испортится потолок, мне надо найти, откуда течет, и все исправить.

– Ну ладно, черт с тобой, подожди минутку, сейчас я тебя впущу.

Через некоторое время дверь приоткрылась, и в щель выглянул плотный невысокий мужчина с редеющими волосами. На нем была выцветшая рубашка-поло и полиэстеровые брюки. На его пальце сверкал очень большой бриллиант, сильно смахивающий на фальшивку. Грейди подозрительно посмотрел на серую спецовку Итана и на ящик с инструментами. По-видимому, осмотр его удовлетворил, он открыл дверь и впустил Итана в номер.

– Только побыстрее, я тут занимался одним делом, а ты меня прервал.

В его дыхании Итан уловил запах таблеток от изжоги. Он вошел в номер и закрыл за собой дверь.

– Это не займет много времени, Грейди.

– Надеюсь, что так, у меня рабо… – Грейди смолк на полуслове и несколько раз беззвучно открыл и закрыл рот, как рыба, выброшенная из воды. – Что за чертовщина? Откуда вы знаете мое имя? Вы кто?

– Я представляю интересы леди, которую ты пытаешься шантажировать. Она наняла меня, чтобы я тебя разыскал и заставил прекратить противоправные действия. – Итан выдержал паузу. – Если ты не понял, объясню по-простому: моя задача сделать так, чтобы ты ей больше не докучал.

– Это невозможно.

– Не думаю. Давай посмотрим, что мне уже удалось. Я тебя нашел, а это было самым трудным. После этого заставить тебя заткнуться – пара пустяков.

– Ты сумасшедший!

– Похоже, в последнее время таких вокруг тебя развеялось немало.

– Послушай, ты, идиот…

– Меня зовут Труэкс.

– Да мне плевать, как тебя зовут! Даю тебе хороший совет, совершенно бесплатно: если ты работаешь на эту бабу Клиленд, я тебе не завидую. Она сбежала из психушки.

– Да-да, я знаю, а ты – тот самый, кому было поручено держать ее взаперти.

– А ты знаешь, почему ее туда упрятали?

– Я слышал о махинациях Харпера. Я знаю, что он берет большие деньги за то, чтобы отдельные неудобные личности не мешали своим родственникам. Он ловко нашел себе нишу на рынке.

– О махинациях? Вот, значит, как она это преподнесла? – Грейди презрительно скривился. – А ты и купился на ее сказки. Одно из двух: или она тебе очень хорошо платит, или ты с ней спишь. Что из этого правда?

– Не твое дело.

– Я тебе расскажу, почему родственники постарались упрятать ее с глаз долой, – сказал Грейди. – Она слышит голоса, представляешь? – Он покрутил пальцем у виска. – Голоса в стенах!

– Я думал, что ты отвечал в клинике за безопасность. Не знал, что по совместительству ты работал еще и психоаналитиком. Оказывается, Грейди, ты очень разносторонне одарен.

– Нет, я не из этих шарлатанов, но перед отъездом из клиники я снял копию с файла Клиленд. А с тех пор, как я засел в этой норе, у меня появилось много свободного времени, вот я и прочитал записи. Так вот, она потому оказалась в «Кэндл-Лейк», что обвинила главного администратора крупной компании в убийстве ее мужа. Она говорила что-то насчет воплей, которые слышны в доме, где произошло убийство.

Итан усмехнулся:

– И ты действительно веришь писанине, которую Харпер сочиняет, чтобы содрать денежки с клиентов?

– В этом случае – да, верю. – Вероятно, от волнения Грейди заговорил быстрее. – Психоаналитик, которая лечила ее в «Кэндл-Лейк-Мэнор», доктор Макалистер, еще раньше в своих записях подтвердила, что у Клиленд мания. Если хочешь знать, Макалистер лично заинтересовалась этим делом, по ее словам, у Клиленд крайне редкий случай звуковых галлюцинаций.

– Вот это да.

– Послушай, приятель, эта Клиленд не просто чокнутая, она опасна. Когда она и еще одна пациентка сбегали из «Кэндл-Лейк-Мэнор», они чуть не убили двух санитаров.

– Ты, конечно, не сообщил об этом случае в полицию, я угадал?

Грейди нахмурился.

– Харпер об этом и слышать не захотел. Он изо всех сил старается не привлекать лишнего внимания к своему заведению, его клиентам не нужна огласка.

– А как же санитары? Неужели они не хотели пожаловаться в полицию?

– Нет. Харпер им хорошо заплатил за молчание. Но я тебе говорю правду, приятель, эта дамочка – настоящая сумасшедшая. Так что на твоем месте я бы постарался отступить с наименьшими потерями.

– Странно, но я как раз собирался посоветовать то же самое тебе, – тихо сказал Итан. – Советую остановиться, причем поскорее, потому что, если ты не исчезнешь, я обращусь в полицию.

– Чушь собачья! – Грейди торжествующе усмехнулся. – Ты ни черта не сможешь доказать. Мало того, сама Клиленд просто не разрешит тебе впутывать в это дело полицейских. Она понимает, что, как только они узнают, что она недавно находилась в психлечебнице, они свяжутся с ее родней и с врачами. Она и оглянуться не успеет, как снова окажется в «Кэндл-Лейк-Мэнор». Поверь мне, у нее нет ни единого шанса. Харпер знает, как разрулить такую ситуацию, он на этом собаку съел.

Итан покачал головой:

– Она не вернется в клинику, это абсолютно исключено. Я нашел способ обеспечить ей своего рода страховку.

Впервые за все время Грейди немного насторожился:

– Если и врачи, и вся ее милая семейка хотят надеть на Клиленд смирительную рубашку, как, интересно, ты собираешься помешать им всем упрятать ее обратно в психушку?

И Итан рассказал, что именно он собирается предпринять, чтобы Зоя больше не попала в «Кэндл-Лейк-Мэнор». Грейди растерялся. Он понял, что Труэкс разработал блестящий план, гениальный в своей простоте. Если только у него хватит духу его осуществить. Однако, прочтя во взгляде Итана непоколебимую решимость, Грейди уже не сомневался, что тот сумеет довести дело до конца.

После ухода Итана Грейди долго еще стоял посреди номера, пытаясь найти выход из тупика, в котором он оказался. Грейди не мог не признать, что Труэкс придумал очень оригинальное решение, И Клиленд сейчас в таком отчаянном положении, что она ухватится за его предложение. Скорее всего она даже не заметит ловушки, расставленной для нее Труэксом.

Леон понимал, что столкнулся с более сильным противникои, он умел проигрывать. Он достал из кармана большой флакон, отвинтил крышку и высыпал на ладонь целую горсть антацидных таблеток. С желудком становилось все хуже, и Леон мрачно подумал, что когда эта заварушка закончится, нужно будет показаться врачу.

Старательно разжевывая таблетки, он обдумывал дальнейший план действий. Нужно было срочно менять курс. Как только Труэкс осуществит то, что задумал, вся закрученная Леоном схема начнет разваливаться на части. И Леону к этому времени следовало испариться.

Он принялся расхаживать взад-вперед по вытертому ковру. Нужно было переходить к плану «Б», причем делать это быстро. В его распоряжении оказалась ценная информация, и если он не может использовать ее, чтобы шантажировать Клиленд, значит, нужно искать другого покупателя. Леону приходил на ум один человек, который будет готов выложить большие деньги за информацию о том, где прячется эта сумасшедшая дамочка. Однако Леон не спешил ему звонить. Одно дело – справиться с сумасшедшей, находящейся в бегах, это его не пугало, по вступать в переговоры с новым потенциальным «клиентом» – это совсем другое, одна мысль о предстоящем разговоре вызывала у Леона тревогу.

Леон остановился и посмотрел на большой конверт, лежащий на столике. В нем хранилось содержимое файла пациентки Клиленд. Перед отъездом из «Кэндл-Лейк-Мэнор» он скопировал оригинал до последнего слова. Там же был записан нужный ему номер телефона.

Леон пересек комнату, взял конверт и вытряхнул его содержимое на стол. Нашел листок с нужным адресом и телефоном, некоторое время смотрел на него, потом перечитал записи, которые Харпер сделал при приеме пациентки в лечебницу:

«Пациентка одержима навязчивой идеей, будто ее мужа убил Форрест Клиленд. Страдает от звуковых галлюцинаций, утверждает, что слышит некие вопли, издаваемые стенами коттеджа, где был найдет труд ее мужа.

Пациентка словесно угрожала Форресту Клиленду и поклялась уничтожить и его самого, и компанию «Клиленд Кейдж инк.». Пациентка определенно представляет опасность для окружающих, а в состоянии одержимости и галлюцинаций, вероятно, и для самой себя…»

Леон положил бумаги на стол и принял еще несколько таблеток. Причина, по которой ему не хотелось шантажировать этого человека, была очень проста. Леон достаточно хорошо знал манеру Харпера вести дела, и у него были все основания подозревать, что пациентка сказала правду. Очень возможно, что она права и ее мужа действительно убил главный администратор «Клиленд Кейдж».

Естественно, Леон предпочел бы не связываться с человеком, который способен пустить пулю в лоб любому, кто встал у него на дороге. Но теперь у него не было другого пути, Труэкс лишил его выбора.

И еще одно тревожило Леона. Не только время быстро утекало сквозь пальцы, так же быстро у него кончались наличные. Перед отъездом он снял со своего банковского счета все деньги, но это дало ему всего лишь несколько сотен долларов. До приезда в Уисперинг-Спрингз он пользовался кредитными карточками, корпоративной и своей собственной. Теперь же ему приходилось тратить свои кровные наличные, чтобы платить за номер в паршивом мотеле и дрянную еду, от которой его желудку становилось только хуже. О том, чтобы воспользоваться карточками, теперь и речи быть не могло – если Харпер вдруг что-то заподозрит, по карточкам он сможет без труда его выследить. Расплатиться своей кредитной карточкой за мотель в Уисперинг-Спрингз в штате Аризона – это все равно что послать Харперу телеграмму и сообщить, что он вовсе не ищет сбежавшую Клиленд в Лос-Анджелесе.

Можно было бы попытаться заложить кольцо, но Леон знал грабительские порядки в ломбардах, там ему дадут за кольцо смехотворную сумму, которая и близко не подходит к его реальной цене.

Поначалу все казалось таким легким и простым… Леон рассчитывал приехать, встретиться с беглянкой и скрыться с ее деньгами еще до того, как кто-нибудь в «Кэндл-Лейк-Мэнор» сообразит, что произошло. Он уже предвкушал, как поселится на берегу моря где-нибудь во Флориде или на одном из островов Карибского моря, он был абсолютно уверен, что успеет скрыться еще до того, как Харпер поймет, что его облапошили.

Но Труэкс только что все безнадежно испортил. «Видно, судьба у меня такая, – думал Леон, – вечно находится кто-нибудь, кому не терпится все испортить».

Леон понимал, что ему придется рискнуть, если он хочет хоть как-то спасти дело. Ему необходимо прижать Форреста Клиленда до того, как тот поймет, что его вот-вот перехитрит Труэкс.

Жжение в желудке стало сильнее, чем когда бы то ни было. Леон понял, что таблетки уже не помогают. Он потянулся за флаконом жидкого антацида, открыл его и глотнул прямо из горлышка. Жжение немного ослабло, сейчас он мог подумать и расставить приоритеты. Одно Леон знал точно: теперь, когда Труэкс его обскакал, ему нельзя было оставаться в этом клоповнике. Значит, первым делом нужно как можно быстрее раздобыть побольше наличных. Хорошо, что он заранее подумал о такой ситуации.

Глава 18

Кимберли Клиленд встревожилась:

– В чем дело? Что случилось?

Она сидела на диване в напряженной позе и следила за тем, как Форрест заканчивает говорить по телефону и кладет трубку. Произошло что-то очень нехорошее, она видела это по его лицу. Форрест редко проявлял какие бы то ни было эмоции, но тот, с кем он только что разговаривал по телефону, разозлил его не на шутку. Кимберли поняла это по тому, что Форрест казался еще более холодным и уравновешенным, чем обычно, и это говорило о многом.

В свои пятьдесят с небольшим Форрест был в расцвете сил. Природа наградила его такими чертами лица, что он до последнего вздоха будет привлекать внимание и мужчин, и женщин. При росте шесть футов и четыре дюйма Форрест обладал фигурой, на которой отлично сшитые на заказ костюмы смотрелись особенно хорошо. Врожденные обаяние и уверенность в себе тоже помогали ему держать под контролем как совет директоров компании, так и постоянно враждующих между собой членов обширного семейного клана. Во всяком случае, по большей части ему это удавалось.

Кимберли была второй женой Форреста. Три года назад, выходя за него замуж, она предполагала, что его ледяное самообладание, которому, казалось, нет предела, является отражением внутренней силы. Лишь позже Кимберли осознала всю глубину своей ошибки: Форрест не был сильным, он был хладнокровным.

Кимберли очень сильно в нем ошиблась. Он не любил ее по-настоящему. Форрест женился на ней потому, что она происходила из хорошей семьи, потому, что у нее были нужные связи, и потому, что она была привлекательна и при этом моложе его на восемнадцать лет. Кимберли не исключала, что, когда ей исполнится сорок, он сменит ее на более свежую модель, а может быть, она не продержится рядом с ним и до сорока. В последнее время она замечала в нем какое-то беспокойство и ничуть не удивилась бы, узнав, что он ей изменяет. Однажды у него уже был роман на стороне – с ней самой, до того как он развелся с первой женой.

– Человек, с которым я только что разговаривал, утверждает, что знает местонахождение Сары Клиленд, – сказал Форрест ровным голосом.

Слова мужа резко вывели Кимберли из задумчивости.

– Что ты сказал?

– Он предложил мне купить у него эту информацию за приличную сумму.

– Ничего не понимаю. Сара же в «Кэндл-Лейк-Мэнор», она находится там уже больше года.

– По словам этого человека, весь прошлый год ее там не было.

– Но это какая-то бессмыслица. Мы регулярно оплачиваем счета за ее лечение. Она должна быть в «Кэндл-Лейк-Мэнор»!

– Там она или нет, можно проверить только одним способом.

Форрест открыл элегантный дипломат и достал компьютер, умещавшийся на ладони. Нажав на кнопку, он несколько секунд изучал изображение на экране, потом снова снял телефонную трубку.

С тем, кто ответил на его звонок, Форрест говорил кратко и отрывисто:

– Мне безразлично, что она на сеансе терапии. Немедленно позовите ее к телефону. – Он помолчал, слушая ответ собеседника, затем произнес с командными нотками в голосе: – В таком случае я хочу поговорить с доктором Харпером. Сию же минуту.

Кимберли порывисто встала с дивана и подошла к бару. Взяв первую попавшуюся под руку бутылку и даже не посмотрев на этикетку, она налила жидкость в стакан. Реплики мужа она слушала со все возрастающей тревогой.

– Только не надо пороть мне всякую чушь насчет ее хрупкого эмоционального состояния, – с угрозой в голосе произнес Форрест. – Она от вас сбежала, не так ли? Интересно, как давно вы ее упустили?

Кимберли сделала большой глоток и уставилась невидящим взглядом на расстилающийся внизу залив Сан-Франциско. Что ей сейчас действительно было нужно, так это розовая пилюля. Пилюли хранились у нее в аптечке, но при Форресте она не посмела их достать. Форрест усмотрит в этом проявление слабости, хотя именно по его настоянию она была вынуждена попросить врача выписать рецепт на лекарство.

Форрест повесил трубку и посмотрел на Кимберли из противоположной части комнаты, предметы интерьера для которой выбирала еще его первая жена.

– Она сбежала, – сказал Форрест ровным голосом. – По крайней мере Харпер в этом признался. По его словам, Сара сумела ускользнуть несколько дней назад, но сейчас ее местонахождение установлено. Он утверждает, что послал за ней людей, что ее скоро водворят на место и нам не о чем беспокоиться.

– Значит, все в порядке. Как только она вернется в «Кэндл-Лейк-Мэнор», все будет хорошо.

– Я в этом не уверен. – Форрест встал. – Я дам Харперу сутки. Если к этому времени он не сможет вернуть Сару, я возьму это дело в свои руки.

– Ты собираешься встретиться с типом, который тебе позвонил? Я имею в виду с тем, который предлагает купить у него информацию о Саре?

– Если будет необходимо – да. Так или иначе Сару нужно как можно скорее найти и вернуть в клинику Я не могу рисковать. Если она останется на свободе, то вполне может явиться на ежегодное заседание совета директоров.

Кимберли заметила, что у нее дрожат руки. Она очень осторожно поставила стакан с недопитым напитком на стеклянную крышку бара.

– Неужели ты думаешь, что у нее хватит наглости явиться на заседание совета директоров?

– Она же сумасшедшая, понимаешь? Сара считает, что это я убил Престона. Ее цель – уничтожить компанию и меня самого. Да, думаю, она непременно явится, если мы не вернем ее в «Кэндл-Лейк-Мэнор». – Форрест взял дипломат и направился к двери. – Я буду в своем кабинете.

Кимберли смотрела, как он уходит. Вот так же отец всегда уходил от нее, когда она больше всего в нем нуждалась. Все от нее так уходят. Она сделала еще один небольшой глоток из стакана. Дорогое виски показалось ей уксусом.

Глава 19

– Повтори, что ты сказал Леону Грейди.

Зоя была настолько ошеломлена, что с трудом говорила. У нее было такое впечатление, что ее язык, а заодно и мозг только что побывали в коротком замыкании. Несколько секунд она смотрела на Итана, оторопело моргая. Итан, в свою очередь, непринужденно развалился в ее кресле для гостей и время от времени поглядывал на часы. Он даже не пытался скрыть, что ему не терпится уйти. «Понятное дело, – подумала Зоя, – он человек деловой, ему есть чем заняться, есть с кем встретиться».

– Ты все слышала. Я сказал Грейди, что мы собираемся пожениться.

Зоя гигантским усилием воли заставила себя собраться с мыслями.

– Но зачем?

– Мне кажется, это очевидно.

– Нет, не очевидно, – процедила Зоя сквозь зубы. – Попробуй объяснить мне простыми, желательно нормальными словами.

– Не волнуйся, большинство слов в моем лексиконе как раз просты и нормальны. Значит, так. Мои соображения таковы. Ты говорила, что акции, которые ты унаследовала от Престона, сейчас находятся в доверительном управлении и ты можешь их оттуда отозвать по первому требованию, верно?

– Да.

– Твоя цель – объявиться без предупреждения на ежегодном заседании совета директоров, держа в руке документ об отзыве акций, и распорядиться этими акциями так, чтобы способствовать насильственному поглощению «Клиленд Кейдж» конкурирующей компанией, так?

– Так.

– Но если гориллы из «Кэндл-Лейк-Мэнор» заберут тебя до этого собрания, все твои планы провалятся.

– Я для того тебя и наняла, чтобы ты этому помешал, разве не понятно?

– Делаю все, что в моих силах, мэм. Но на мой профессиональный взгляд, брак – это отличная страховка для тебя. Фактически он лишает смысла саму идею вернуть тебя в лечебницу.

До Зои постепенно стала доходить логика его рассуждений.

– Потому что как мой муж ты сможешь голосовать моими акциями? – медленно проговорила она. – Ты будешь распоряжаться ими по моему желанию, чтобы достичь нужных мне результатов.

– Верно. Но на практике дело обстоит еще проще. Как твой муж я становлюсь твоим ближайшим родственником. Какие бы решения относительно тебя ни попытались принять Форрест Клиленд или кто-то еще, включая решение поместить тебя в психиатрическую клинику, я смогу их отменить.

– Конечно, – прошептала Зоя. – Мне это в голову не приходило. Даже если они сумеют затащить меня обратно, ты сможешь меня освободить.

– Правильно. Но я не думаю, что до этого дойдет. Я уверен, что как только распространится слух о нашем браке, все, замешанные в этой истории, откажутся от попыток снова упрятать тебя под замок и сами расползутся по своим норам.

– Так ты говоришь все это всерьез? – наконец спросила Зоя.

– Когда я работаю, я всегда серьезен. Самый простой, быстрый и надежный способ это сделать – сегодня же днем вылететь в Лас-Вегас. – Итан снова посмотрел на часы. – Вечером мы поженимся, а завтра вернемся в Уисперинг-Спрингз.

– И ты готов пойти на это ради меня? Жениться на мне только для того, чтобы обеспечить мою безопасность на ближайшие шесть недель?

– А у тебя есть идеи получше?

– Нет, но мне все-таки кажется, что это слишком экстремальная мера.

– Ерунда, не велика важность. Я женился много раз.

«He велика важность».

– Полагаю, тебя можно считать экспертом в этой области. – Зоя постаралась выдержать нейтральный тон.

– Это точно, я эксперт. Когда ежегодное собрание совета директоров пройдет, мы быстренько разведемся и вернемся к нормальной жизни.

Зоя кашлянула, прочищая горло.

– Как у тебя просто все получается.

– А это и есть просто.

Она потерла виски.

– Тронута твоей заботой, честное слово, но я не могу себе позволить это сделать.

– Почему?

Зоя нахмурилась.

– Как почему? Потому что это слишком опасно.

– Я бы рад был заявить, что опасность – мое второе имя, однако это не так. Не волнуйся, все получится, вот увидишь.

Зоя снова отрицательно покачала головой:

– Не могу. В сущности, ты ставишь себя в такое же положение, в котором был Престон. Неужели не понятно? Форрест убил Престона, так кто поручится, что он не попытается убить и тебя, если решит, что ты встал ему поперек дороги?

Итан усмехнулся:

– Значит, ты беспокоишься за меня.

– Итан, знаешь, как говорят в таких случаях: это не твоя битва. Я не хочу, чтобы ты рисковал из-за меня, – если что-то вдруг случится, я буду чувствовать себя виноватой.

– Зоя, – мягко сказал Итан, – ты наняла меня, чтобы я избавил тебя от шантажиста. Так позволь мне выполнить мою работу.

– Я не могу позволить тебе рисковать.

– В качестве твоего мужа я не буду подвергаться такой же опасности, как Престон.

– Почему ты так думаешь?

– Когда один твой муж погиб от руки вооруженного грабителя, это еще можно было списать на случайность, – сказал Итан. – Но если и второй твой муж вдруг будет убит, это обязательно возбудит подозрения и вызовет много вопросов. Поверь мне, Форресту это совсем ни к чему. Чтобы не допустить насильственного слияния, ему понадобится полная поддержка совета директоров и всех крупных акционеров, каких только удастся привлечь на свою сторону.

Зое пришлось признать, что в рассуждениях Итана было рациональное зерно.

– Когда Форрест узнает, что мы поженились, он, вероятнее всего, попытается от меня откупиться.

– Хм.

– Это единственный разумный подход.

– Ну а если он действительно попробует от тебя откупиться? – спросила Зоя. – Что ты ему ответишь?

Итан встал, подошел к столу, оперся ладонями о столешницу и наклонился к Зое.

– Скажу ему: «Пошел в задницу».

– Итан…

– Ладно, пора собираться. Скоро час, я подвезу тебя до квартиры. Пока ты будешь собирать вещи, я поработаю в офисе, подчищу кое-какие хвосты. В половине четвертого я заезжаю за тобой, и мы едем в аэропорт. На Лас-Вегас каждый день не меньше десятка рейсов, полет занимает всего около часа, разница во времени играет на нас.

Зоя ухватилась за единственный пункт, поддающийся рациональному объяснению:

– Какие «хвосты» ты собираешься подчищать?

Итан пожал плечами:

– Да так, надо закончить некоторые дела, прежде чем уезжать из города.

Зоя достала из-под стола большую синюю сумку и медленно встала.

– Какие, например?

– Я хочу поручить кое-кому присмотреть в наше отсутствие за Аркадией.

Зоя резко остановилась, не дойдя до двери.

– Ты думаешь, ей угрожает опасность?

– Возможно, и не угрожает. Леон Грейди о ней не упоминал. – Итан подошел к двери и открыл ее. – Пожалуй, я согласен с версией, что хакер, который продал Грейди данные о тебе, не располагал информацией об Аркадии, иначе ее он бы тоже продал. Но на всякий случай лучше подстраховаться, чтобы потом не пожалеть.

– Я ценю твою заботу, но тебе не приходило в голову, что прежде чем нанимать для Аркадии телохранителя, стоило бы посоветоваться с ней самой?

– Аркадия произвела на меня впечатление женщины разумной. Не думаю, что она станет упрямиться…

– Хочешь сказать – в отличие от меня?

– Ты тоже умная, – заметил Итан

– Но упрямая?

– О-очень. – Он посмотрел на Зою – Так что, ты выйдешь отсюда на своих ногах или мне тебя вынести?

Зоя крепко вцепилась в ручку сумки, воинственно задрала подбородок и пошла к двери, держась при этом с исключительным достоинством.

– В последнее время ты нередко упускаешь из виду один существенный факт.

– Это какой же?

– Я твоя клиентка. – Зоя обвиняюще ткнула в сторону Итана пальцем и прошла мимо него к выходу в коридор. – Вы, мистер Труэкс, работаете на меня, и это означает, что приказы здесь отдаю я.

– Понятно. – Итан закрыл за Зоей дверь и запер ее на замок. – Я так и думал.


– Так, значит, вы снова женитесь? – Синглтон прислонился к прилавку и задумчиво посмотрел па Итана. – Если бы вы сказали заранее, я бы организовал мальчишник.

– Спасибо за предложение. Для мальчишника уже нет времени, но можете угостить меня пивом, когда я вернусь из Лас-Вегаса.

– Ладно. Я понимаю вашу логику, но все-таки мне кажется, что жениться на клиентке – это как-то чересчур даже для такого крутого частного детектива, как вы.

– Зоя сказала то же самое.

– Значит, она не в восторге от вашего плана?

– Мне пришлось ее уговаривать. Она боится поставить мою жизнь под угрозу.

– А вы сказали, что опасность – ваше второе имя.

– Как вы догадались?

– Я фильм видел.

– Реплика, конечно, эффектная, я ждал случая произнести ее с тех самых пор, как стал детективом, но, к сожалению, Зоя была не в том настроении, чтобы оценить ее по достоинству. Так что мне пришлось упирать только на разум и логику.

– А вы этого терпеть не можете?

– Точно. Я обратил ее внимание на то обстоятельство, что Форрест Клиленд не рискнет убить двух ее мужей кряду. Это маловероятно.

Синглтон снял очки и принялся протирать их матерчатой салфеткой.

– Думаете, вероятность этого мала?

– Я в этом уверен. – Итан облокотился о прилавок. – Но как говорится, хватит обо мне, поговорим о вас. Что вы для меня нашли?

Синглтон снова надел очки.

– Боюсь, что не слишком много. Насколько я могу судить, «Кэндл-Лейк-Мэнор» – вполне законно действующая частная лечебница, она принадлежит доктору Харперу, им же и управляется.

– Откуда у пего столько денег, чтобы купить целую лечебницу?

– Он ее не покупал, он получил ее старым известным способом – он на ней женился.

– Кто его жена?

– Элизабет Пангборн-Харпер была старой девой. Она унаследовала большое состояние и пустила его на благие дела. Когда они с Харпером поженились, ей было пятьдесят четыре, а ему – сорок два. Это было одиннадцать лет назад. Через три года после свадьбы она умерла. Сердечный приступ.

– Очень удобно. Харпер унаследовал ее состояние?

– Не полностью, изрядная часть пошла на разные благотворительные цели. – Синглтон сверился со своими записями. – Но часть ее состояния Харперу все-таки досталась, и он получил «Кэндл-Лейк-Мэнор». Харпер, очевидно, нашел способ сделать свое предприятие прибыльным. Во-первых, он обслуживает только богатую клиентуру, а именно тех, кто готов хорошо платить, дабы избежать огласки. А во-вторых, он не связывается со страховыми выплатами и государственным финансированием.

– Ловкий предприниматель. Какой у него штат?

– Примерно такой, какого и следовало ожидать в подобном заведении. Санитары, уборщицы, экономки, повара, некоторое количество охраны. Текучесть кадров довольно высокая.

– А как насчет медицинского персонала?

– Судя по тому, что мне удалось узнать, в штате лечебницы есть только один дипломированный психиатр, это доктор Венеция Макалистер. Под ее началом работает небольшая команда так называемых терапевтов, большинство из которых не может похвастаться ни специальным образованием, ни опытом. В этой группе работники тоже меняются часто. – Синглтон поднял взгляд от своих записей. – Учитывая соотношение числа пациентов и численность персонала, я бы сказал, что в «Кэндл-Лейк-Мэнор» полагаются в основном на медикаменты.

Итан кивнул:

– Конечно, лекарства обходятся дешевле, чем врачи, а Харпер тщательно следит за расходами. Есть еще что-нибудь?

– Только одно. Насколько мне удалось выяснить, ни информация о пациентах, ни отчеты о счетах за лечение не доступны через Интернет.

– Этого следовало ожидать. Харпер берет деньги за скрытность и отсутствие огласки. А как насчет «Клиленд Кейдж»? О них удалось что-нибудь узнать?

– Только то, что вы и так уже знаете. Семейный бизнес в третьем поколении, компания занимается недвижимостью и инвестиционными проектами. Это закрытое акционерное общество, поэтому в финансовой прессе информации о компании немного. Однако ходят упорные слухи, что в последнее время у них возникли серьезные финансовые проблемы из-за просроченного долга, который, в свою очередь, образовался после приобретения одного небольшого предприятия. А весь последний год «Клиленд Кейдж» борется с угрозой насильственного слияния с одной крупной растущей фирмой. Политическое решение должно быть принято на ежегодном заседании совета директоров, которое состоится в следующем месяце.

– А что насчет Торговца?

– Он очень осторожен, этот Торговец. Однако я воспользовался кодом, который дала Аркадия, кроме того, упомянул одно слово, и Торговец откликнулся.

– Вот как? И какое же слово вы упомянули?

Синглтон пожал плечами:

– Я упомянул мозговой центр, на который некоторое время назад работал. Название оказалось Торговцу знакомо и произвело на него должное впечатление. Он отнесся ко мне как к равному или даже коллеге. Однако он все равно отказался поверить, что его компьютер взломали. Торговец очень гордится своей системой безопасности. Правда, он все же заверил меня, что займется этим вопросом и позже свяжется со мной.

– Хорошо. – Итан оттолкнулся от прилавка и направился к двери. – Если узнаете еще что-нибудь, звоните.

– Обязательно. Кстати, поздравляю с предстоящей женитьбой. Знаете примету?

– Нет, не знаю. А что за примета?

– Четвертый раз – счастливый.

– Рад слышать.

Итан вышел из магазина и поднялся по лестнице на свой этаж. Войдя в офис, он сел за стол и достал старомодную папку с карточками, на которых у него были записаны важные номера телефонов. Перебрав карточки, он нашел нужную и стал звонить. Трубку сняли после первого же гудка.

– «Стэгг консалтинг».

– Мне нужен телохранитель для женщины, которая живет в Уисперинг-Спрингз. Причем нужен очень срочно, в идеале – сегодня вечером. Ты свободен?

В трубке возникла небольшая пауза.

– Если я скажу «да», ты решишь, что у меня мало других заказов.

– Так тебе нужна эта работа или нет?

– Ладно, я берусь. – Стэгг помолчал. – Вообще-то с заказами у меня не густо.

– Когда ты сможешь приехать?

– Дай подумать. От Сан-Диего до Финикса лететь примерно час, но надо учесть разницу во времени. Если я отправлюсь в путь прямо сейчас, то смогу быть в Уисперинг-Спрингз часов в шесть или в половине седьмого. Это тебя устраивает?

– Устраивает. – Итан продиктовал Стэггу адрес Аркадии. – Я поговорю с ней и предупрежу ее о твоем приезде. Меня не будет, я уезжаю с клиенткой из города, как только смогу вырваться. Мы вернемся в Уисперинг-Спрингз завтра, во сколько, точно не знаю.

– Куда ты уезжаешь?

– Улетаю в Лас-Вегас.

– Насколько я понимаю, ты летишь не в рулетку поиграть?

– Я лечу жениться.

– Правда? Это в который же раз будет? В третий? В четвертый?

– Четвертый.

– Знаешь примету? Четвертый раз – счастливый.

– Я это уже слышал.

Итан вкратце рассказал Стэггу про Леона Грейди и обрисовал ситуацию.

– Возможно, к твоему приезду Грейди уже уберется из города. Непохоже, чтобы он что-то знал об Аркадии Эймс, но я не хочу рисковать.

– Понял.

Едва Итан успел повесить трубку, как в кабинет вошла Бонни:

– Что происходит?

– Можешь меня поздравить, – сказал Итан, – я женюсь.

– Женишься?

– Знаю, знаю, что ты скажешь: четвертый раз – счастливый.


– Телохранитель? – Аркадия задумчиво посмотрела на Итана. – Надолго?

– На пару дней, пока мы не убедимся, что вас нет в списке потенциальных объектов шантажа Грейди.

– Если бы он обо мне знал, то давно бы предпринял какие-то шаги.

– Кроме того, Зоя будет спокойна, зная, что на время нашего отсутствия вы остались в надежных руках.

«Итан прав, – подумала Аркадия, – Зоя будет за меня волноваться».

– Ладно, я согласна. Но только до вашего возвращения.

– Рад, что вы со мной согласились. Телохранителя зовут Гарри Стэгг. Если все пойдет нормально, он приедет в шесть или в половине седьмого.

Аркадия улыбнулась:

– Кого мне ждать? У него гора мускулов или и в голове что-нибудь имеется?

– Имеется. – Итан подошел к витрине, где были выставлены образцы всевозможных украшений. – У вас есть какие-нибудь кольца?

– Есть. – Аркадия склонила голову набок. – Неужели вы хотите купить кольцо для Зои?

– Ну, когда женишься, вроде бы полагается подарить невесте кольцо.

Аркадия долго смотрела на него изучающим взглядом, потом тихо сказала:

– Кто бы мог подумать.

И все же этого следовало ожидать.

Глава 20

Вечером Итан и Зоя прилетели в Лас-Вегас. В одиннадцать они уже стояли перед алтарем церкви, работающей круглые сутки.

Зоя подумала, что в Лас-Вегасе о такой церемонии можно только мечтать. Небольшая церковь находилась в переулке недалеко от Стрипа – главной улицы Лас-Вегаса. Ее внутреннее убранство могло похвастаться голубым ковром, белым бельведером и несколькими большими вазами с искусственными белыми цветами. Огоньки бесчисленных свечей отражались в позолоте и хрустальных подвесках.

Священник был поразительно похож на Элвиса Пресли в его «толстый» период. Его помощница, которая по совместительству, была и подружкой невесты на свадьбе, секретаршей, по-видимому, в прошлом работала танцовщицей варьете. На свадебном торжестве она плакала от умиления, и слезы ее казались искренними. Зоя не знала, как к этому относиться – как к хорошей примете или как к дурной.

Самую большую неловкость Зоя испытала, когда Итан в нужный момент достал из кармана золотое кольцо необычного дизайна. А приятнее всего было подписаться под официальным свидетельством о браке своим собственным именем Сара Зоя Льюс Клиленд. Зоя испытала огромное облегчение от того, что больше ей не нужно прятаться. Пятнадцать минут спустя Итан вывел ее из церкви в ночь сверкающую неоновыми огнями. Они влились в нескончаемый людской поток, перетекающий из одного отеля-казино в другой. Зоя несла маленький букетик живых цветов, который помощница священника сунула ей в руки перед самым началом церемонии; на ее пальце поблескивало золотое кольцо.

– Ты все предусмотрел. – Зое хотелось, чтобы ее реплика прозвучала как замечание искушенной дамы. – Интересно, как ты сумел за такой короткий срок добыть кольцо?

– Оно не принадлежало ни одной из моих бывших жен, если тебя волнует именно это.

В голосе Итана послышались резковатые нотки. Зоя густо покраснела, ее утешало только то, что в темноте, прорезаемой разноцветными неоновыми вспышками, это невозможно было разглядеть.

– Я спросила просто из любопытства.

– Я купил кольцо перед отъездом из города в галерее «Эйфория», размер подсказала Аркадия.

– А-а. – Зоя растопырила пальцы и рассмотрела кольцо повнимательнее. – Оно очень красивое и, наверное, дорогое.

– Аркадия продала его мне по специальной цене.

– Я уверена, когда все закончится, она согласится принять его обратно и вернет тебе полную стоимость.

– Если ты беспокоишься, что я включу его цену в графу дополнительных расходов, то напрасно. Я не собираюсь этого делать.

Зоя запоздало поняла, что оскорбила Итана. Она попыталась исправить положение:

– Пойми меня правильно, я и так в большом долгу перед Аркадией. После того как мы вырвались из Занаду, я не могла пользоваться своими кредитными карточками и не имела доступа к банковским счетам. Нам пришлось воспользоваться деньгами, которые Аркадия припасла на счете в офшорном банке. Я каждый месяц понемногу выплачиваю ей долг, но, честно говоря, не смогу компенсировать ей стоимость услуг Торговца и стартовый капитал моей фирмы, пока не получу деньги за акции «Клиленд Кейдж». А это случится не раньше чем через несколько месяцев после слияния.

Итан был заинтригован.

– Аркадия занимается такими вещами, как перевод денег на офшорные счета?

– В прежней жизни она очень успешно торговала ценными бумагами. Она инвестировала средства и для клиентов, и для себя. Аркадия потрясающе много знает о всяких тайнах финансовых операций. Именно она открыла мне глаза на то, что финансовое положение «Клиленд Кейдж» пошатнулось и что готовится насильственное слияние.

– Вот уж никогда бы не подумал.

Зоя посмотрела на кольцо, сверкающее в свете неоновых огней. Ей пока не удавалось найти нужный тон.

– Это было очень мило с твоей стороны.

– Если с кольцом ты чувствуешь себя неуютно, никто не заставляет тебя его носить.

– Да нет, все в порядке.

– Кольцо же не делает наш брак более законным.

– Я понимаю. – Зоя крепче сжала в руке букет. – Я же сказала, что все в порядке. А сейчас я была бы тебе признательна, если бы ты перестал на меня рявкать.

– А разве я на тебя рявкал?

– Да.

– Тогда извини.

– Извиняю, думаю, мы оба немного взвинчены.

– Да, ты сегодня явно напряжена, – согласился Итан.

Зою его снисходительная реплика возмутила.

– Этому есть объяснение: я, знаешь ли, не каждый день выхожу замуж!

– Что ж, может быть, ты и не каждый день вступаешь в брак, – изрек Итан с серьезнейшим видом, – но кое у кого другого по этой части большой опыт, и смею тебя уверить…

– Хватит, Итан, замолчи. Я не в настроении шутить по поводу твоих прежних браков, так что лучше не начинай.

– Пожалуйста. У меня, кстати, это тоже не самая любимая тема.

Зое стало неловко за свою резкость. Она подумала, что Итан, по всей вероятности, просто пытался поднять ей настроение, а она отреагировала слишком бурно.

Длинный черный лимузин плавно проплыл мимо них и завернул под ярко освещенную арку, венчающую въезд в один из многочисленных отелей-казино. Из лимузина вышла женщина в переливающемся вечернем платье, за ней – мужчина в строгом черном костюме и белой рубашке. Справа от Зои по движущемуся тротуару проплывала публика попроще, в джинсах и футболках. Движущаяся лента исчезала в гигантской пасти с высунутым языком – это был вход в огромное казино.

Впереди Зоя увидела сверкающую серебром и золотом вывеску отеля, в котором Итан забронировал для них места. Прямо из аэропорта они заехали в отель, зарегистрировались и оставили вещи у портье – подниматься на свой этаж не было времени, им нужно было еще выполнить кое-какие формальности, необходимые для регистрации брака в штате Невада. Зоя даже не знала, заказал ли Итан два номера или один, но по какой-то ей самой непонятной причине находила для себя множество мысленных оправданий, чтобы не затрагивать этот вопрос.

– Извини, – сказала она, – я погорячилась, мне не следовало этого говорить, особенно после всего, что ты для меня сделал. Просто не знаю, как тебя благодарить.

– Забудь об этом.

Зоя посмотрела на кольцо, потом на увядающий буквально на глазах букет.

– Трудновато забыть, учитывая все обстоятельства.

Зоя почти ожидала, что Итан отпустит очередное язвительное замечание, но он промолчал.

Они миновали вход в дорогой торговый центр, составляющий единое целое с отелем. Следующий портал приглашал их на выставку работ старых мастеров. Зоя знала, что куда бы они с Итаном ни зашли – в галерею ли, в торговый ли центр, – пройдя их, обязательно окажутся в казино. В Лас-Вегасе именно так все и устроено, здесь это закон выживания. Огромные сияющие чудовища, чрева которых составляли игровые залы, нуждались в постоянной, круглосуточной подпитке людскими массами и их деньгами.

– Итан!

– Что?

– Можно задать тебе личный вопрос?

Итан ответил против ожидания серьезно:

– Тебе не кажется, что поздновато задавать личные вопросы? Спрашивать мужчину нужно до того, как выйдешь за него замуж.

Зоя улыбнулась:

– Учту на будущее.

– Так что за вопрос?

– Как случилось, что ты стал частным детективом?

Итан молчал довольно долго, и Зоя уже решила, что он ей вообще не ответит. Но он все-таки заговорил:

– Я был в семье белой вороной. Видно, я пошел в дядю Вика. Бросил колледж. Служил в армии. После армии вернулся в Лос-Анджелес и поступил на работу в крупную охранную фирму. Через несколько лет ушел из этой фирмы и открыл свою собственную.

– Бонни мне рассказала, что случилось с твоим братом.

– Я понял, что в тот вечер, когда мы ходили есть пиццу, она тебе кое-что рассказала.

Зоя посмотрела вперед, на праздношатающуюся публику.

– Я знаю, каково это, когда убивают близкого тебе человека.

– Да, я понимаю.

– Мне знакомо ощущение, когда жаждешь справедливости так сильно, что не можешь спать по ночам, а тебе говорят, что нужно успокоиться и доверить расследование профессионалам. Я знаю, каково это – просыпаться среди ночи, сознавая, что ты не можешь последовать этому совету.

Итан взял ее за руку, на которой блестело кольцо, и переплел свои пальцы с ее.

– Я тоже знаю.

– Именно поэтому сейчас ты так поступаешь ради меня? – Зоя сжала букет в руке. – Потому что побывал на моем месте, потому что знаешь, каково это – быть одержимым жаждой мести до такой степени, что кажется, сойдешь с ума?

– Да. – Итан сжал ее пальцы. – Расскажи о нем, какой он был?

– Престон? – Зоя попыталась выбрать из всего, что помнилось, самое главное. – Любящий. Сердечный, заботливый, добрый. Он был очень порядочным человеком. И практически полной противоположностью всем своим родственникам. В своей семье он был как будто посторонним.

Его родные – сплошь бизнесмены, а он любил искусство.

– А ты любила его. – Это был не вопрос, а утверждение.

– Да, я его любила. К тому времени, когда я познакомилась с Престоном, у меня давно не осталось никого из родных, я была одна на свете. У Престона была большая семья, но он был так не похож на своих родственников, что в определенном смысле тоже был очень одинок. Наверное, поэтому нас и потянуло друг к другу. – Зоя сглотнула. – Мы пообещали, что будем друг о друге заботиться.

– А потом его убили.

– Да, убили. Я его не уберегла. Единственное, что теперь я могу сделать, – это отомстить за него. Пока Престон был жив, он думал о будущем «Клиленд Кейдж», но я считаю, что эта компания и Форрест виновны в его смерти.

Итан не выпускал ее руки из своей.

– Дрю был на четыре года моложе меня. Он олицетворял собой все то, чего напрасно ждали от меня. Он окончил колледж, он преуспел в бизнесе, был членом благотворительного комитета. Он не развалил три брака. Он встретил женщину, которая его любила, женился на ней, обзавелся детьми. Он был и прекрасным отцом, и столпом общества.

По спине Зои пробежал холодок, она прекрасно поняла состояние Итана.

– А ты был старшим братом.

– И что это, по-твоему, означает?

Она медленно набрала в грудь воздух.

– Думаю, это означает, что где-то в глубине души ты чувствуешь себя виноватым, считаешь, что обязан был охранять Дрю.

– Но я не справился со своей задачей. Его убили.

Слова Итана нашли в душе Зои глубокий отклик. Она заговорила, тщательно подбирая слова:

– Итан, а тебе не кажется, что ты был так одержим идеей добиться справедливости и я так хочу отомстить именно потому, что мы оба чувствуем себя в какой-то степени ответственными за смерть наших близких?

– Да, я считаю, что отчасти причина в этом. А ты как думаешь?

– По-моему, ты прав. Только ведь это ничего не меняет, верно?

Итан снова сжал ее пальцы.

– Ни черта не меняет.

Зоя подумала, что если речь идет о ее стремлении отомстить за смерть Престона, то это действительно ничего не меняет, но в их отношениях с Итаном определенно что-то изменилось. Она задавала себе вопрос: чувствует ли Итан незримую связь, возникшую между ними, или это плод ее воображения?

Они прошли мимо небольшого искусственного озера, разбитого перед очередным гигантским гостиничным комплексом. Небольшие лодки, украшенные разноцветными лампочками, плавали по воде и вместе со смеющимися пассажирами исчезали под мостом в еще одном казино.

Неожиданно Итан круто изменил направление движения и привлек Зою к себе.

– Знаешь что, ты была права, день выдался трудный, мы оба напряжены, нам нужно расслабиться. Пошли.

Удивленная Зоя, не выпуская из рук все больше поникающий букет, поспешила за ним.

– Куда мы идем?

– Просто сливаемся с толпой. В конце концов, это Лас-Вегас, он задуман так, чтобы человек чувствовал себя здесь счастливчиком.

– Я серьезно.

Итан потянул Зою ко входу в ближайшее казино. Войдя, они очутились в мире мигающих разноцветных огней, игровых автоматов и безбрежного моря карточных столов. В воздухе стоял несмолкающий гул голосов, смеха, музыки и треньканья игровых автоматов. Итан повел Зою к столу, за которым играли в блэкджек. Она сразу предупредила:

– Я не умею играть, во всяком случае, в настоящем казино.

– Тогда стой рядом и настройся на позитивные мысли.

Итан сел. Зоя взяла букет обеими руками и постаралась настроиться на позитивный лад, как советовал Итан. Во время игры лицо Итана не выдавало никаких эмоций, но через пятнадцать минут, когда он встал из-за стола, вид у него был довольный. Он дал чаевые крупье и сложил в карман выигрыш.

– Могу тебя обрадовать, – сказал он. – Я не буду выставлять тебе счет за номер в отеле. Я только что выиграл сумму, которая его покроет.

«Номер. Значит, один».

– Все нормально, – поспешно сказала Зоя. – Можешь выставить счет, я не против. Я же понимаю, что расходы, связанные с поездками за пределы города, не входят в основную плату.

– Считай это свадебным подарком. – Итан протянул ей несколько монет по двадцать пять центов. – Ну-ка, попытай счастья.

– Я никогда не выигрывала у игровых автоматов.

– А ты попробуй.

– Ну ладно.

Зоя забрала у него несколько монет, бросила в прорезь ближайшего автомата и потянула рукоятку. И вдруг в поддон автомата с приятным звоном посыпались четвертаки.

– Не может быть! – прошептала Зоя. Прислонившись к автомату, Итан усмехнулся:

– Похоже, у тебя сегодня тоже день везения.

Монеты все сыпались и сыпались.

– Подержи мой букет!

Зоя бросила цветы Итану, открыла сумку и стала сгребать туда выигрыш. Дождавшись, когда она закончит, Итан взял ее под руку.

– Пойдем выпьем, нужно отпраздновать выигрыш.

Они прошли в ближайший бар и заняли свободную кабинку. Итан положил букет на стол. Перед ними остановилась официантка, едва прикрытая чисто символическим костюмом из переливающейся золотой ткани. Итан заказал шампанское. Она многозначительно посмотрела на букет.

– Что-нибудь празднуете?

Итан обнял Зою жестом, который иначе как собственническим не назовешь:

– Да, мы только что поженились.

– Здесь такое сплошь и рядом происходит. – Официантка доброжелательно улыбнулась. – Обычно здешние браки держатся не больше недели, но вы, по-моему, друг другу подходите. Поздравляю.

Шампанское помогло новоявленным молодоженам немного снять напряжение, но ничуть не облегчило состояния Зои, которая испытывала смешанные чувства – возбуждение и какое-то неясное предвкушение.

«Успокойся, это же не настоящая брачная ночь. У нас с Итаном просто роман, точнее, до сегодняшнего дня это вообще было больше похоже на стоянку на одну ночь», – мысленно говорила она себе. Однако новенькое свидетельство о браке, лежащее у Итана в кармане, и обручальное кольцо на ее пальце делали все происходящее не то чтобы реальным, но каким-то сюрреалистическим. А как еще назвать ночь, если ты собираешься провести ее с мужчиной, с которым вы только что поженились?

Зоя так сосредоточенно думала над этим вопросом, что, когда Итан открыл дверь, она даже забыла остановиться на пороге и прислушаться к своим ощущениям. И едва переступила порог, как ее окатило волной животной похоти. Волна была такой мощной, что чуть было не свалила ее с ног. Итан щелкнул выключателем и повернулся к Зое.

– Что случилось? – Он взял ее за локоть и с искренней заботой всмотрелся в лицо. – Тебе плохо?

– Все нормально.

Это была абсолютная и неприкрытая ложь. Состояние Зои было каким угодно, только не нормальным. От секса, который происходил в номере совсем недавно, атмосфера в нем была почти удушающей. Но то была не та естественная, земная энергия эмоций, которая иногда ощущается в спальнях. Комната издавала неощутимый для обычного человека, но очень отчетливый для Зои резкий запах больных, извращенных желаний. Дыхание Зои стало частым и поверхностным, она огляделась, близкая к отчаянию.

Внешне все выглядело вполне пристойно. Бежевый ковер на полу был должным образом вычищен, массивная круглая кровать, закрытая покрывалом в черную и золотую полоску, поверх которого лежали подушки в таких же наволочках, была аккуратно застелена. В открытую дверь ванной было видно свободное пространство, выложенное белым кафелем. Однако вся мебель и стены источали тошнотворный запах грязного секса. Зоя поняла, что ни при каких обстоятельствах не может провести ночь в этом номере. Нужно было срочно придумать какой-то предлог уговорить Итана, чтобы тот позвонил портье и попросил переселить их в другой номер. Ответ пришел сам собой, когда Зоя подняла голову и увидела на потолке над кроватью огромное зеркало.

– Я не могу здесь спать.

Итан проследил за направлением ее взгляда, увидел зеркало, и его губы медленно раздвинулись в улыбке.

– Наверное, я зря спросил у портье адрес ближайшей церкви, которая работает по ночам. Подозреваю, он думает, что сделал нам одолжение, поселив нас в «люкс» для новобрачных по цене обычного номера.

– А нельзя ли попросить его забрать это одолжение обратно? Это зеркало на потолке… По-моему, это слишком.

– Понятно. Ох уж эти декораторы, до чего же вы разборчивы, на вас не угодишь!

Однако Итан уже подошел к телефону и снял трубку. Его просьба была немедленно удовлетворена. Они взяли вещи и спустились вниз за ключами от другого номера.

– Помочь вам донести багаж? – спросил портье. Итан отказался:

– Спасибо, не стоит, мы сами справимся.

Обратный путь через казино до лифта они прошли в полном молчании. Еще через пять минут Итан отпер дверь другого номера. На этот раз Зоя уже не забыла помедлить на пороге, но не почувствовала ничего особенного, лишь обычный коктейль из слабых флюидов, на который она легко могла не обращать внимания. Итан наблюдал, как она медленно переступает порог.

– Ну что, этот номер тебя устраивает?

– Да, спасибо. – Зоя была немного смущена, но испытывала огромное облегчение. – Извини за беспокойство.

Итан занес в номер ее небольшой чемодан и свою дорожную сумку и поставил вещи на пол.

– Признаться, мне тоже показалось, что зеркало над кроватью – это перебор.

– Да, перебор. – Зоя прошла в ванную, взяла стакан и поставила в него букет. – Грустно это признавать, но в нашей профессии встречаются люди, которые не знают меры с зеркалами.

Итан остановился в дверях и стал смотреть, как она наливает в стакан воду.

– Боюсь, букет не доживет до утра.

– Да, пожалуй, – согласилась Зоя, но выбросить цветы в мусорное ведро у нее рука не поднималась.

– Зоя!

– Смотри, здесь две раковины, – быстро заговорила она слишком жизнерадостным тоном, – какую ты выбираешь?

Итан подошел к ней и нежно обхватил ее голову ладонями.

– Не нервничай, все нормально. Я взял один номер, исходя из предположения, что нам понадобится всего одна кровать. Но если я сделал ошибку, тебе достаточно только сказать об этом. Мне вполне по средствам снять на сегодняшнюю ночь два номера.

Зою окатила теплая волна, идущая откуда-то изнутри. Она положила ладонь на грудь Итана и раздвинула пальцы, наслаждаясь ощущением сильного мужского тела под своей рукой. Голод, горевший в его взгляде, было невозможно не заметить, но Итан держал его под контролем. Зоя знала, что если она попросит его взять еще один номер или лечь спать на полу, он так и сделает.

– Ты не ошибся.

Он легонько погладил ее по щеке костяшками пальцев.

– Ты и представить себе не можешь, как я рад это слышать.

Зоя чувствовала, что ведет себя как девственница в первую брачную ночь. Она подумала, что должна как-то объяснить Итану свое поведение, он этого заслуживает.

– Я знаю, что веду себя немного странно, – начала она.

– Это из-за стресса.

– Отчасти да, но не только. Просто вся ситуация вызывает у меня какое-то странное чувство. Я хочу сказать, мы провели вместе всего одну ночь, я только-только начала привыкать к мысли, что мы, возможно, будем любовниками, и пыталась понять, что между нами происходит, и вдруг бац – мы женаты, но это не настоящий брак. Не знаю, мне трудно все это осмыслить.

– А ты прислушайся к совету опытного человека. – Итан поцеловал ее в ухо. – Забудь про кольцо, про свидетельство о браке, сосредоточься только на том, что касается постели.

Ответить Зоя не успела: Итан закрыл ей рот жарким, пьянящим поцелуем – поцелуем, который чудесным образом растопил всю ее скованность.

«Сосредоточься только на том, что касается постели».

– Итан…

Зоя вцепилась в его плечи и ответила на поцелуй. Она отдалась во власть ощущений со страстью, в которой было даже какое-то отчаяние. Это было совершенно на нее не похоже.

– Ну вот, теперь совсем другое дело, – сказал Итан куда-то ей в шею. В его изменившемся, охрипшем голосе слышалось волнующее обещание. – Ты на правильном пути.

Зоя прильнула к нему, впитывая тепло его тела. Она не только старалась согреть все те места внутри себя, где угнездился холод, ей хотелось и поделиться частью своего собственного тепла. Итан поднял ее на руки и перенес из ванной в спальню. Здесь он поставил ее на ноги возле кровати, наклонился и одним движением сорвал и покрывало, и одеяло. Зоя стала снимать туфли, пошатнулась и, чтобы удержать равновесие, схватилась за Итана. К этому времени он каким-то образом успел разуться, и они вместе упали на кровать. Следующим, что Зоя осознала, было то, что она лежит на спине, а Итан лежит на ней, опираясь на один локоть, чтобы иметь возможность сорвать с нее блузку и бюстгальтер. Зоя опустила руку, нащупала язычок молнии на его брюках и опустила его. Когда ее пальцы коснулись его плоти, оказалось, что он полностью возбужден. Она нежно обняла его.

– О да! – В полумраке улыбка Итана казалась одновременно и опасной, и невероятно сексуальной. – Теперь я вижу, что ты ухватила суть.

Позже, много позже Зоя открыла глаза. Первым, что она увидела, был лунный свет, отраженный ее обручальным кольцом. Это сияние было таким же эфемерным и зыбким, как надежды и шансы на будущее. Итан рядом с ней зашевелился и притянул ее к себе.

– О чем ты думаешь?

– Я подумала, что не буду возвращаться к своему первому имени, – ответила она шепотом. – Я привыкла к имени Зоя.

«Новое имя. А вдруг возможна все-таки и новая жизнь?»

– Зоя Труэкс. – Итан приподнялся над ней, склонил голову и крепко поцеловал в губы. – Мне нравится, как это звучит. И тебе подходит.

Глава 21

– Ну-с, – произнес Гарри Стэгг, – и часто вы здесь бываете?

Сидя в маленькой кабинке кафе, Аркадия задумчиво посмотрела на спутника. В глубоко посаженных глазах худого мужчины отражалась вселенская усталость. У нее никогда в жизни не было телохранителя, и сейчас, сидя за столиком напротив Гарри Стэгга, она не вполне понимала, как ей полагается себя вести. Она согласилась на эту затею только из-за Зои, у которой сейчас и без нее достаточно причин для беспокойства. Хватит того, что ей пришлось лететь в Лас-Вегас, чтобы исключительно из соображений удобства выйти замуж за Итана Труэкса. «Совершенно ни к чему, – думала Аркадия, – давать ей повод волноваться еще и о моей безопасности».

Гарри Стэгг пришел в ней в галерею «Эйфория» в половине седьмого. Аркадия предложила провести вечер в кафе «Ласт эксит», заодно и пообедать. Она стремилась как можно дальше отодвинуть момент, когда ей придется привести телохранителя в свою бело-серебристую квартиру. В отличие от Зои у Аркадии была в квартире свободная спальня, но ей все равно было трудно представить, чтобы в ней обосновался какой бы то ни было мужчина, в частности этот.

– Я люблю джаз. – Аркадия провела пальцем по краю бокала с мартини. – Более того, он мне необходим. Он на время словно переносит меня в другое место.

Гарри отпил из стакана – себе он заказал минеральную воду.

– Кажется, я понимаю, что вы имеете ввиду.

Джазовое трио на сцене заиграло мелодию Телониуса Монка «Бриллиантовые углы». Эта вещь считается очень трудной для исполнения, но Аркадия уже слышала, как ее играют местные музыканты, и знала, что произведение им по силам. Пианист начинал партию, затем плавно вступали басы и ударные. Когда над залом поплыла поразительно чистая, завораживающая мелодия, Гарри Стэгг в первые мгновения был ошарашен. Потом его лицо застыло в немом восхищении, он очень медленно поставил стакан на стол и стал внимательно слушать.

Аркадия полностью отдалась во власть неземных звуков, и музыка перенесла ее в иное измерение. Когда же музыка стихла, и она, и Гарри некоторое время сидели не шелохнувшись, затем он медленно повернулся к ней.

– Давно я не слышал ничего подобного, пожалуй, с тех пор, как последний раз бывал в Новом Орлеане. – Благоговейные нотки немного смягчали его резкий голос.

– В первый раз меня это тоже поразило. – Аркадия слегка улыбнулась. – Но кажется, я не ответила на ваш вопрос. Да, я часто здесь бываю.

– Теперь я понимаю почему.

Аркадия подцепила палочкой оливку, лежавшую на дне бокала, поднесла ко рту и зажала между губами. Она решила, что ей следует воспользоваться представившейся возможностью разузнать побольше.

– Давно вы знакомы с Итаном Труэксом?

– Мы познакомились несколько лет назад.

– На профессиональной почве?

Гарри некоторое время подумал, потом кивнул:

– Можно и так сказать. Я работал на нескольких влиятельных господ, которые поручили мне его запугать, чтобы он отказался от одного расследования.

– Догадываюсь, что из этого ничего не вышло.

– Точно. Если Труэкс наметил себе какую-то цель, его уже ничто не собьет с пути. А тогда он расследовал убийство брата. Чтобы его остановить, мне бы пришлось его убить.

– Зоя мне рассказала, что случилось с его братом. Я поняла, что виновный в его смерти был освобожден в зале суда, но позже погиб в результате несчастного случая.

– Да, такое случается, – заметил Гарри.

– Вы говорите, что для того, чтобы остановить Итана, вам пришлось бы его убить. Нетрудно понять, что вы этого не сделали. Почему? У вас что, такой принцип – не убивать людей?

– Скажем так, я не занимаюсь этим за деньги.

– Ясно. Маленькое, но существенное уточнение.

– Так уж вышло, что мне не пришлось объяснять это моим нанимателям. Они и сами не очень-то хотели решать проблему столь радикальным способом. Им хватило ума понять, что выстрел в Труэкса рикошетом ударит по ним самим.

– Они были правы?

– Вероятно. Им было бы очень трудно избавиться от Итана Труэкса. Понимаете, к тому времени Труэкс наделал уже довольно много шума, он собрал целую гору доказательств фактов отмывания денег, и некоторые ниточки могли привести к моим нанимателям. Кроме того, когда я приходил к нему в офис с предложениями, он записал наш разговор на пленку. После моего ухода он позаботился о том, чтобы пленка оказалась в банковском депозитном сейфе, а вместе с ней – его отчет, в котором он доказывает мою связь с хозяевами и их причастность к разным темным финансовым махинациям.

– Иными словами, если бы его вдруг нашли мертвым, это вызвало бы множество вопросов, на которые вашим нанимателям совсем не хотелось отвечать.

– Вот именно.

– И все-таки я не понимаю, – мягко уточнила Аркадия, – как после всего этого вы с Труэксом стали, если можно так выразиться, деловыми партнерами?

– Мне не понравилось, как мои хозяева с ним обошлись. Когда все было кончено, я уволился. Открыл свое собственное дело.

– Вы стали работать телохранителем по найму?

– Мне больше нравится называть себя консультантом по безопасности. – Гарри откинулся на спинку сиденья и посмотрел на Аркадию темными бездонными глазами. – Ну что, я ответил на ваши вопросы? Готовы теперь вы ответить на несколько моих?

– Смотря какие вопросы. – Аркадия сделала глоток мартини. – Что вас интересует?

– У меня не было времени узнать у Труэкса все подробности, но, как я понял, вы и его клиентка вместе находились в «Кэндл-Лейк-Мэнор»?

– Да, это так.

Гарри чуть прищурился и посмотрел на нее с нескрываемым любопытством.

– Как вы туда попали? Вы что, на самом деле сумасшедшая?

Аркадия улыбнулась:

– Можно сказать и так. Я сама упрятала себя в сумасшедший дом под вымышленным именем.

Гарри хмыкнул:

– Наверное, у вас были на то веские причины.

– Мой муж пытался меня убить. Вскоре после этого он сбежал, прихватив большую часть активов, составлявших мой портфель ценных бумаг. Дело в том, что мне стало слишком многое известно о его связях с неким теневым бизнесом, поэтому он решил меня убрать.

– Как вижу, ему это не удалось,

– На этот раз – да. Но я не исключила, что он повторит попытку. Поэтому я инсценировала собственную смерть, раздобыла удостоверение личности на имя несуществующего человека, основала доверительный фонд и использовала его, чтобы заключить самое себя в «Кэндл-Лейк-Мэнор». А чтобы спокойно жить после того, как я покину лечебницу, я припасла еще одно удостоверение личности.

– Звучит очень запутанно.

– Так оно и было.

– Зачем вам понадобилось идти на такие ухищрения?

– Мой муж – человек очень умный и очень опасный. Он настолько умен, что, пожалуй, не поверил бы в мою на редкость «удобную» ему смерть. Я решила, что если он попытается меня разыскать, то ему и в голову не придет искать меня в частной психиатрической клинике. Я планировала пробыть в «Мэноре» несколько месяцев, а потом исчезнуть во второй раз. По моим расчетам, если я сменю личность не один, а два раза, то вряд ли ему удастся меня выследить.

– Что-то пошло не так, как вы задумали?

– Поначалу все шло по плану. «Кэндл-Лейк-Мэнор» оправдал мои ожидания, это было милое уединенное местечко, куда богатые люди могут упрятать своего родственника, если он причиняет им неудобства. Имитировать клиническую депрессию и нежелание общаться с людьми было несложно, тем более что в клинике не вели серьезных психологических бесед с пациентами. Там полагались только на лекарства, которые я благополучно спускала в унитаз. А потом я встретила Зою.

– Вы подружились?

– Да. К несчастью для Зои, главный психиатр, доктор Макалистер, лично заинтересовалась ее случаем. Ей захотелось изучить пациентку, и в результате за Зоей наблюдали более тщательно, чем за другими. Ей было труднее избавляться от таблеток, чем мне.

– Но вы все же нашли способ выбраться из клиники, – сказал Гарри.

– Да.

– Что было дальше?

– Я начинаю новую жизнь.

Гарри задумался.

– Кажется, я тоже. По-видимому, Труэкс обладает способностью воздействовать на людей.

– Что вы имеете в виду?

– Сам толком не знаю, это трудно объяснить. Просто если ты попадаешь в его орбиту, твоя жизнь начинает меряться.

В паузу, возникшую после реплики Гарри, плавно влилась новая мелодия. Когда музыка снова смолкла, Гарри задумчиво посмотрел на Аркадию.

– Наверное, вам несладко пришлось в клинике.

– Зое пришлось терпеть это гораздо дольше, чем мне. Мы сбежали через два месяца после того, как я там оказалась, а Зоя еще до этого провела там четыре месяца.

– Господи, это получается полгода!

– Да.

– Должно быть, для нее это не прошло бесследно.

– Да, не прошло, – неохотно согласилась Зоя. – «Кэндл-Лейк-Мэнор» наложил свой отпечаток на нас обеих, и мы справляемся с этим каждая по-своему.

– Как, например?

– Зоя записалась на курсы самообороны.

– А что сделали вы?

– Купила ружье.

Гарри кивнул;

– Я бы тоже так поступил.

Глава 22

В начале первого ночи Леон забрался на крышку унитаза и посмотрел в маленькое окошко под потолком тесной ванной своего номера в мотеле. Отсюда ему было хорошо видно, как в переулке за старыми складами собираются наркоманы. Торговля наркотиками, по-видимому, происходила на этом месте каждую ночь. Сборище наркоманов не производило впечатления грозной толпы, основную массу покупателей составляли подростки, которые забредали сюда из фаст-фудовской забегаловки. Они покупали выпивку и какие-то таблетки у нескольких ребят постарше, которые обычно появлялись около часу ночи. Сегодня Леон собирался выйти раньше, чем появятся продавцы.

Он грузно спрыгнул на пол и вернулся в комнату. Еще днем он отобрал несколько флаконов с таблетками из своего запаса. Запас этот Леон создал как раз на такой экстренный случай, потихоньку подворовывая таблетки в «Кэндл-Лейк-Мэнор». Должность начальника службы безопасности клиники давала ему хорошую возможность оценить стоимость медикаментов на уличном рынке.

Леон сложил товар в сумку, взял небольшой фонарик и ключ. Перед тем как уйти, он повесил на дверь номера потрепанную табличку «Не беспокоить», затем спустился по лестнице и обогнул здание.

Фонари на автостоянке мотеля давали достаточно света, чтобы можно было разглядеть грунтовую дорогу с раздолбанными колеями, проходившую позади заброшенного дома, да и почти полная луна тоже неплохо освещала путь. Фонариком Леон старался без особой необходимости не пользоваться.

Вокруг крайнего дебаркадера, наполовину разрушенного, околачивалось человек пять юных наркоманов. Они не замечали Леона до тех пор, пока он не подошел к ним почти вплотную, тогда только первый, кто его заметил, встрепенулся и крикнул:

– Ребята, здесь коп!

– А мы ничего не делали, – быстро сказал другой с характерными противными интонациями подростка, оправдывающегося перед взрослым.

– Да, – поддержал товарища третий, – мы ничего не делаем. И мы имеем право здесь находиться.

«Ну и дети пошли, – подумал Леон. – Они могут прогуливать и историю, и английский, и математику, но зато всегда знают свои права».

– Расслабьтесь, я не из полиции, – сказал Леон. – У меня есть дурь. Кому-нибудь нужно?

Через десять минут Леон уже шагал обратно к мотелю. Он стал богаче на семьсот пятьдесят долларов. «Семьсот пятьдесят долларов! Интересно, откуда у этой мелюзги такие деньги на карманные расходы?» Когда Леон был подростком, у него таких сумм уж точно не водилось.

Первоначально Леон собирался выехать из мотеля утром. Терять ночевку, которую он уже оплатил из своего кармана, он считал неразумным. Однако сейчас ему совершенно не хотелось спать, и он решил, что вполне может двинуться в путь, не дожидаясь рассвета. К тому же интуиция ему подсказывала, что лучше убраться поскорее, до того, как Труэкс явится проверить, здесь ли он. У Леона ничего не вышло. Опять. Чертов Клиленд, когда Леон позвонил ему во второй раз, чтобы поторговаться, оказался «недоступен». Повесив трубку, Леон вынужден был посмотреть правде в глаза и признать, что сделка не состоится. После этого у него оставался только один вариант – попытаться шантажировать доктора Харпера. Йен Харпер – единственный, кому еще есть что терять в этом деле и кто может согласиться заплатить Леону за молчание.

Леон решил позвонить бывшему боссу из автомата откуда-нибудь по дороге. Он надеялся, что с Харпером ему наконец повезет, все-таки Харпер – прежде всего бизнесмен.

«Если бы только первоначальный план шантажировать Сару Клиленд сработал!» – с досадой подумал Леон. Но он не мог отделаться от ощущения, что его жизнь вошла в полосу невезения.

Краем глаза Леон заметил какое-то движение в темноте возле заброшенного дома. Он решил, что там околачивался какой-нибудь наркоман. Дурь у него еще оставалась, так что появилась надежда, что ему удастся заработать за вечер целую тысячу. Леон остановился, собираясь уже повернуться в сторону заброшенного дома.

– Эй, парень, у меня есть как раз то, что тебе нужно.

Слишком поздно Леон понял, что фигура на полуразвалившемся крыльце принадлежит не подростку-наркоману. Первая пуля попала ему в грудь. Он упал на землю. Первым, о чем он подумал, было то, что ему никогда больше не придется мучиться от изжоги, совсем наоборот, внутри у него все похолодело.

Он смутно слышал, как возле старого склада кто-то из его покупателей закричал:

– Черт, ребята, это выстрел! Сматываемся!

Леон лежал и думал о том, что он был так близок к тому, чтобы сорвать большой куш, но снова все пошло псу под хвост. Вот она, жалкая история его жизни. Он уже терял сознание, когда убийца подошел ближе и сделал второй выстрел – ему в голову.

Глава 23

Зоя надела белый махровый халат с монограммой отеля и села в кресло у окна. Взяв телефон, она набрала первый номер.

– Кто это?

В хриплом спросонья голосе Йена Харпера сквозило раздражение. В трубке где-то на заднем плане слышался звук работающего телевизора, очевидно, Харпер задремал, пока смотрел старый фильм. «Вероятно, какой-нибудь фильм ужасов, в котором фигурирует сумасшедший ученый и действие происходит в его лаборатории», – язвительно подумала Зоя.

– Здравствуйте, доктор Харпер. – Она покрылась гусиной кожей даже от того, что говорила с ним по междугородному телефону. – Когда-то я была Сарой Клиленд, но теперь можете называть меня Зоей Труэкс. Вероятно, вы запомнили меня как пациентку из двести тридцать второй палаты. Я знаю, Форрест Клиленд платил вам большие деньги за то, чтобы этот номер всегда был крепко заперт. Так вот. Я хотела быть первой, кто сообщит вам радостную весть.

– Сара? – Сонливость Харпера как рукой сняло. – В чем дело? Где ты?

– Я только что вышла замуж, познакомьтесь с моим новым мужем.

Итан наблюдал за Зоей, сидя на краю кровати. Он был в одних белых трусах. Зоя сунула ему в руки телефон. Принимая его из рук Зои, Итак слегка коснулся ее пальцев, и Зоя только тут почувствовала, как она дрожит. «Это все старые страхи и гнев, – поняла она, – нужно избавляться и от того, и от другого».

– Это Труэкс, – сказал в трубку Итан. Его голос был ледяным. – Мы с Зоей только что поженились, и это подтверждается свидетельством о браке. С этого момента ее ближайший родственник – я. Данный звонок – чистая формальность, я просто хочу убедиться, что вы понимаете, как обстоят дела. Если вы попытаетесь похитить Зою и вернуть в свою клинику, я приеду не только за ней, но и за вами, и тогда вашему прибыльному бизнесу в «Кэндл-Лейк-Мэнор» придет конец.

Итан отключил связь и вернул телефон Зое. Она глубоко вздохнула и стала набирать домашний телефон Форреста Клиленда, не указанный в справочниках. После четвертого гудка трубку сняла Кимберли:

– Алло?

– Кимберли, это Сара.

– Сара?

– Да, только теперь я Зоя, Зоя Труэкс.

– Ничего не понимаю. Ты где? Что происходит? – Кимберли сделала короткую паузу. – С тобой все в порядке?

– О да, Кимберли, у меня все отлично, спасибо, что спросила. Знаешь, я только что вышла замуж. Естественно, мне захотелось сразу же сообщить радостную новость Форресту. Он дома?

– Ты вышла замуж? Но это невозможно. Ты же… Сара, ты ведь не совсем здорова…

– Зови меня Зоей. И передай, пожалуйста, трубку Форресту.

Кимберли не ответила, послышались приглушенные голоса, по-видимому, Кимберли закрыла микрофон рукой. Потом Зоя услышала голос Форреста:

– Сара, это ты?

– Я больше не Сара Клиленд. С сегодняшнего дня моя имя – Зоя Труэкс. Я хотела предупредить, что буду присутствовать на ежегодном собрании совета директоров и приду туда в сопровождении моего мужа. Могу тебя обрадовать: если до этого важного дня со мной что-нибудь случится, Итан с готовностью проголосует моими акциями.

– Да что происходит? Где ты?

– В отеле. Это моя первая брачная ночь.

– Зоя, послушай меня. – Форрест пустил в ход свой самый авторитетный тон. – Мне необходимо с тобой поговорить.

– Вот встретимся на собрании совета директоров, там и поговорим. А сейчас я хочу познакомить тебя с моим мужем.

Итан во второй раз взял трубку.

– Это Труэкс. Я только что говорил с Йеном Харпером из «Кэндл-Лейк-Мэнор» и сказал ему то же самое, что скажу вам. Ситуация очень простая: только посмейте тронуть хотя бы волосок на голове моей жены, и я вас уничтожу.

Итан отключил связь и положил телефон на тумбочку возле кровати.

– Ну вот, – сказал он, – твой страховой полис начал действовать.

Продолжая сидеть в кресле, Зоя посмотрела на мужа.

– Мне все еще не верится, что ты сделал это ради меня.

На губах Итана появилась многозначительная улыбка.

Глава 24

Когда Зоя проснулась и открыла глаза, ее приветствовал солнечный свет и блеск золотого кольца на пальце. На ее талии лежала рука Итана, Зоя чувствовала ее приятную тяжесть. Этой ночью она не видела снов, и ей хотелось надеяться, что это доброе предзнаменование.

Зоя посмотрела в окно. В Лас-Вегасе вставало солнце. Ей вспомнился другой рассвет. Это было почти год назад, когда они замыслили побег из «Кэндл-Лейк-Мэнор».

– Дерьмо! – пробурчал Эрни. – Что с ней такое, черт бы се побрал? Сегодня ей должны были дать дополнительную дозу.

– Может, ей этого мало? – предположил Рон. Он говорил полушепотом, но было трудно не расслышать, что его голос осип от похоти. – Да ты не волнуйся, ремни ее удержат. Но на всякий случай я прихватил с собой полный шприц.

Послышался еще один удар, за ним последовал приглушенный стон. В дверь стукнули два раза, быстро, с коротким промежутком, удары были тихие, но Сара узнала условный сигнал. Она села в кровати, сердце бешено колотилось, на коже выступил холодный пот.

Из коридора донеслось ворчание Эрни:

– Да сделай ты ей укол, она слишком сильная.

– Ну нет, неинтересно, когда они в такой отключке, что не понимают, что происходит. Пошли, мы и так с ней справимся.

Сара встала с кровати и взяла белый махровый халат, к левому карману которого была пришита метка «Кэндл-Лейк-Мэнор». Халат был без пояса, а в обуви не было шнурков. Она подошла к двери и прижалась к ней ухом. Верзилы-санитары, похоже, уже дотащили свою жертву до конца коридора. Сара немного подождала, чтобы они завернули за угол, и только после этого вернулась к кровати и достала из крошечной прорези в матрасе карточку-ключ, открывающую дверь. Эту карточку Саре удалось выкрасть посте нескольких недель тщательного наблюдения и планирования. Ее план строился на том, что новый санитар, который дежурил по выходным, пристрастился к психотропным средствам и воровал таблетки, предназначенные для пациентов. Те медикаменты, которые он не рисковал принимать сам, он, вероятно, продавал наркоманам.

Всякий раз, когда он заходил в ее палату, чтобы принесен вечернюю порцию таблеток, Сара успешно притворялась полусонной, и это поощряло его красть часть из таблеток, Предписанных доктором Макалистер. Эти лекарства должны были вводить пациентку в жизнерадостное, эйфорическое состояние, делать ее более доверчивой. Доктор Макалистер рассчитывала, что таким образом ей удастся преодолеть упорное нежелание Сары говорить о визжащих стенах и рыдающих комнатах.

Притворившись, что проглотила первые несколько таблеток, Сара закрывала глаза и делала вид, что задремала, в действительности же она наблюдала за санитаром из-под ресниц. К ее радости, санитар поспешно собирал оставшиеся таблетки и запихивал их в карман. Сара дожидалась своего часа. Санитару удавалось безнаказанно воровать таблетки в течение пяти уик-эндов, на шестой он расслабился и потерял бдительность. В субботу вечером, в очередной раз собрав урожай из бумажного стаканчика с таблетками, стоявшего на подносе, он так торопился выйти из палаты, что забыл запереть дверь. Сара выждала сорок минут, в течение которых, по ее подсчетам, санитар должен был дойти до кондиции, затем тихо выскользнула из палаты и крадучись пошла по коридору. Санитар с глупой улыбкой сидел перед телевизором в комнате отдыха персонала.

Сара нажала кнопку пожарной тревоги, которая находилась на стене рядом с комнатой отдыха. Санитар, одурманенный таблетками, отреагировал на пронзительный вой пожарной сигнализации как ошалевший бык на красный плащ. В суматохе Саре ничего не стоило проскользнуть в комнату и вытащить из ящика стола запасной ключ.

На следующий день она рассказала о своем приобретении подруге, и они вместе стали разрабатывать план побега. Воскресные дежурные не так бдительны, как штатные санитары, работающие в будни, поэтому было решено бежать в воскресенье вечером.

Но сегодня четверг, на дежурстве Рон и Эрни, и они схватили ее новую подругу, женщину с серебристо-голубыми глазами. Сара знала, куда они ее тащат – в кабинет, где есть медицинская кушетка с металлическими стременами, в ту самую комнату с кричащими стенами. Этого Сара не могла допустить – значит, планы меняются, бежать придется не в воскресенье, а сегодня.

Она в последний раз оглядела комнату, несколько месяцев бывшую для нее тюремной камерой. Здесь не было ничего, что бы ей хотелось взять с собой. Ее личные вещи и документы, с которыми ее привезли в «Кэндл-Лейк-Мэнор», хранились в маленьком чулане на персом этаже.

Действуя очень осторожно, Сара открыла украденным ключом дверь своей палаты. Она постояла несколько секунд R прислушалась. Тихо. В коридоре ни души.

Сара вышла в коридор. Освещение было приглушено на ночь но не выключено. Она быстро прошла но коридору до угла повернула и пошла по другому коридору. У следующего поворота Сара снова остановилась и прислушалась. В этой части клиники пациентов не содержали, здесь располагались офисы и медицинские кабинеты – и те, и другие ночью должны пустовать.

Из комнаты с кричащими стенами донеслись приглушенные голоса. Рон и Эрни были уже внутри – с ее подругой. На мгновение Сару пронзил такой острый страх, что она думала, ее вырвет. Но она совладала с собой и пошла дальше. В конце коридора находился рубильник, отключающий все освещение; Сара обеими руками потянула его вниз, и коридор погрузился в темноту, только из-под двери комнаты с кричащими стенами выбивалась полоска света.

Сара бросилась вперед, стараясь ступать бесшумно; к счастью мягкие шлепанцы облегчали эту задачу. Дойдя до висевшего на стене шкафчика с противопожарными средствами, Сара открыла дверцу и сняла тяжелый огнетушитель, держа его обеими руками. Затем она подошла к двери кричащей комнаты и с силой ударила по ней огнетушителем.

– Это что за чертовщина?

Эрни явно заволновался. Рон сказал:

– Наверное, это кто-то из наших психов. Сейчас я с ним разберусь.

Дверь кричащей комнаты открылась, в коридор выглянул Рон Именно в этот момент Сара поверила, что тяжелый мрачный период несчастий и невезения в ее жизни наконец-то заканчивается. Первая удача: Рон посмотрел сначала налево, а не направо, и потому не увидел, что она стоит с огнетушителем, занесенным для удара.

– Черт, – пробурчал Рон, – какой-то псих, мать его, выключил в коридоре свет.

Рон был гораздо выше Сары, поэтому ей пришлось наносить удар огнетушителем не сверху вниз, что было бы гораздо удобнее, а под углом. Однако глухой звук удара тяжелого баллона о затылок Рона доставил Саре удовлетворение. Рон беззвучно рухнул на пол.

– Что происходит? – В дверном проеме возник Эрни, открыв рот от удивления. – Что еще за хренотень?

Сара потянула за рычаг огнетушителя и выпустила струю белой пены прямо в лицо Эрни. Он вскрикнул и отшатнулся, схватившись за глаза. То обстоятельство, что он успел расстегнуть брюки, собираясь изнасиловать пациентку, существенно осложнило его положение. Брюки стали сползать, Эрни запутался в штанинах, споткнулся и упал. Он хотел закричать, но Сара направила в его открытый рот очередную струю пены, и он закашлялся, задыхаясь.

Как только Сара перешагнула порог смотрового кабинета, ощущения захлестнули ее. Стараясь не обращать внимания на психические шумы, она снова подняла огнетушитель, готовясь нанести удар по голове Эрни. Ее подруга отчаянно боролась со смирительной рубашкой. Ей удалось вытащить изо рта кляп.

– Помоги!

Сара подбежала к подруге и расстегнула пряжки кожаных ремней, которые удерживали ее ноги в металлических стременах. Эрни протянул руки, пытаясь ухватиться за стул. Сара обернулась и снова подняла огнетушитель.

– Подожди. – Ее подруга схватила со стола шприц и вонзила иглу в руку Эрни. Санитар застонал, охнул и обмяк. – Я ввела ему полную дозу, теперь он не скоро очухается. Бежим отсюда!

Пришлось потратить время на то, чтобы затащить в кричащую комнату Рона. Они обшарили его карманы и нашли ключи от машины, затем вышли в коридор и заперли за собой кабинет. Пользуясь ключом от пожарного выхода, женщины вышли на пожарную лестницу и спустились на первый этаж.

Шкафчики с личными вещами пациентов находились в кабинете Леона Грейди. Волшебный ключик тут не помог, но зато он открыл дверь напротив, на которой висела табличка «Хозяйственный инвентарь», а в этой комнате обнаружились ключи от других помещений, в том числе и от кабинета Грейди.

В кабинете они нашли свои шкафчики. Маленькие висячие замочки на дверцах были такими хлипкими, что их можно было бы без труда сломать, воспользовавшись каким-нибудь хозяйственным инструментом. Однако даже в этом не возникло необходимости: ключи от всех шкафчиков хранились у Грейди в ящике письменного стола.

Сара открыла шкафчик со своим именем и увидела сумочку, которая была при ней в тот вечер, когда ее привезли в «Кэндл-Лейк-Мэнор». К ее немалому облегчению, кошелек, водительское удостоверение и еще некоторые ценные вещи оказались на месте. Кредитной карточки и денег не было, но Сара и раньше знала, что их передали Форресту в тот день, когда ее поместили в клинику. Так предписывали здешние правила. Но удостоверение личности пациента могло иногда понадобиться, поэтому его оставляли в клинике.

– Кредиткой ты бы все равно не могла воспользоваться, – напомнила подруга. – По ней нас слишком легко было бы выследить.

На улице было холодно, стояла безлунная ночь. Женщины сели в машину Рона и спустя некоторое время подъехали к небольшому домику на окраине маленького предгорного городка.

– Чей это дом? – спросила Сара.

– Мой. Я купила его на вымышленное имя. Кстати, с этой минуты можешь называть меня Аркадией.

– Красивое имя.

– Спасибо. Я нашла его в справочнике для будущих родителей.

Аркадия приподняла одну доску на веранде, которая, как оказалось, не была прибита, и достала ключ от дома. Внутри, в крошечной гостиной, она сияла одну из настенных панелей, под которой обнаружился сейф. Аркадия набрала код, сейф открылся, и она достала пакет с документами.

– Что это?

– Мое новое удостоверение личности.

– Потрясающе. Так ты запланировала все это еще до того, как тебя отправили в Западу?

– Точно.

– Но зачем?

– Это длинная история. – Аркадия повернулась к двери. – Я ее тебе расскажу, но только после того, как мы сменим машину.

– У тебя что же, и машина где-то припрятана?

– Да, в гараже.

На следующее утро Аркадия получила доступ к своему счету в офшорном банке.

– Нам нужно некоторое время, чтобы сотворить тебе новую легенду, – сказала она. – Как ты отнесешься к небольшому отпуску?

– Хорошо. Говорят, путешествия расширяют кругозор.


Итан поднял голову с подушки и поцеловал Зою в плечо.

– Все хорошо?

– Да.

Она перевернулась на спину и посмотрела на мужа. Ее муж…

Итан улыбнулся, и Зоя почувствовала приятное покалывание по всему телу, до самых кончиков пальцев на ногах. Волосы его были растрепаны со сна, на щеках и подбородке темнела отросшая за ночь щетина. Зоя подумала, что при дневном свете Итан не менее привлекателен, чем ночью. И он принадлежит ей. На некоторое время.

– О чем ты думала? – спросил Итан.

– Вспоминала, как мы сбежали из Западу.

– Расскажи мне об этом.

Зоя немного подумала. Большую часть Итан уже знает, он имеет право узнать остальное. И она рассказала все. Взгляд Итана стал ледяным.

– А эти санитары когда-нибудь утаскивали тебя в смотровую?

– Нет. Наверное, они считали, что я слишком непредсказуема в своем помешательстве. Они никогда не знали заранее, как я отреагирую на медикаменты.

Итан улыбнулся холодно, но с явным одобрением. Как я понимаю, ты эту непредсказуемость симулировала?

– Конечно, при каждом удобном случае. – Зоя стала пальцами расчесывать его спутанные волосы.

Я научилась довольно неплохо играть роль сумасшедшей, санитары старались со мной не связываться.

Итан потерся губами о ее губы.

– Очень рад это слышать. В противном случае мне бы пришлось добавить к списку неотложных дел еще два.

В его глазах появилось выражение, от которого Зоя поежилась, однако оно быстро исчезло.

– С моей стороны было бы несправедливо все заслуги приписывать себе. Дело не только в том, что я каким-то образом запугала Рона и Эрни; они знали, что моим случаем лично заинтересовалась доктор Макалистер. Санитары не могли быть уверены, что во время сеанса терапии я на них не пожалуюсь и что она мне не поверит. Доктору Макалистер ничего не стоило их уволить.

– Макалистер… это имя мне знакомо.

– Это она руководила планом моего так называемого лечения.

– Вспомнил. – Итан помолчал. – По словам Синглтона, она – единственный дипломированный врач в клинике. У нее должно было бы быть полным-полно забот, почему она заинтересовалась именно твоим случаем?

– По официальной версии, Форрест засадил меня в Занаду потому, что я всем говорила, будто слышу голоса стен нашего коттеджа и эти голоса кричат, что это он убил Престона.

– В этом есть какая-то доля правды? – бесстрастно спросил Итан.

– Конечно, нет! Никаких голосов я не слышу. – «Я слышу ощущения и эмоции, но вряд ли это объяснение понравится тебе больше и будет понятнее». – Думаю, Венеции Макалистер просто очень хотелось верить, что я могу чувствовать нечто особенное, когда вхожу в комнату.

– Почему ты так думаешь?

– Однажды во время приема я заметила на ее столе какие-то бумаги. Там было письмо от шефа полиции городка, который находится неподалеку от «Кэндл-Лейк-Мэнор». В письме он благодарил ее за консультацию во время недавнего расследования дела об убийстве. А еще там было сказано, что чек за услуги прилагается.

– Интересно, какие такие консультации она давала?

– Макалистер заметила, что я заглядываю в письмо, и объяснила, что иногда она составляет психологические портреты по просьбам местных полицейских отделений.

– Черт побери, значит, она рассудила, что если ты действительно слышишь голоса стен, то можешь быть ей полезна?

– Думаю, она понимала, что никаких голосов я не слышу. – Зоя заговорила медленнее, старательно подбирая слова. – Но с чисто профессиональной точки зрения ее интересует биологическая основа человеческой интуиции. Она даже написала несколько статей на эту тему. Думаю, она всерьез задумывалась, не обладаю ли я необычайно обостренной интуицией, которая могла бы быть полезна при обследовании мест преступлений. Это, конечно, ерунда, но она действительно что-то такое предполагала.

– Думаешь, она рассчитывала использовать тебя в качестве ассистентки?

– Не исключено. Но возможно, ее интерес был чисто академическим. Наверняка я знаю только одно: она постоянно ставила надо мной опыты. Макалистер часто просила меня записывать мои ощущения после посещения той или иной комнаты. Кроме того, она экспериментировала и с медикаментами, ей было любопытно, не могут ли какие-то препараты усилить мою чувствительность.

– Судя по всему, ей следует быть не главным врачом психиатрической клиники, а ее пациенткой.

– Я только делала вид, что глотаю таблетки. «Почти всегда».

Но были пара случаев, когда порошки подмешали в еду. Даже сейчас при воспоминании об этом Зоя холодела от ужаса. Однажды она очнулась в кричащей комнате и увидела рядом с собой Макалистер. Та жаждала получить полный отчет о ее ощущениях. Зоя постаралась не думать об этом. Она заметила, что Итан смотрит на нее так пристально, что это тревожило. Она попыталась разрядить обстановку:

– В чем дело? Беспокоишься, не угораздило ли тебя жениться на сумасшедшей?

– Нет. Просто мне пришло в голову, что Йен Харпер и Форрест Клиленд могли быть не единственными, кому было очень выгодно держать тебя в «Кэндл-Лейк-Мэнор».

По спине Зои пробежал холодок.

Возможно, ты и прав. Но сейчас это уже не важно.

Да. – Итан наклонился и почти коснулся ее губ. – Сейчас это не важно.

Глава 25

В тот же день в начале четвертого они вернулись в Уисперинг-Спрингз. Итан, не заезжая домой, сразу поехал в мотель где остановился Леон Грейди: его встревожил телефонный разговор со Стэггом. Когда Итан позвонил из самолета Стэгг доложил, что все спокойно, но Грейди до сих пор не выписался из «Санрайз свите», где зарегистрировался под чужим именем.

Итану это показалось странным. Он знал людей такой породы, как Грейди; шантажист должен был давно исчезнуть из города, поняв, что здесь ему ничего не светит.

Зоя, сидевшая рядом с ним в автомобиле, была заметно напряжена.

– Я ему объяснил, что он от меня ничего не получит мне трудно поверить, что ему хватило наглости остаться. Как ты думаешь, у него ее еще какой-нибудь план? Что-нибудь, связанное с Аркадией?

– Стэгг говорит, что Грейди не пытался связаться с Аркадией, так что, похоже, он и не подозревает, что она живет в Уисперинг-Спрингз.

Итан въехал на автостоянку перед мотелем.

– Может, Грейди решил подождать, чтобы убедиться, что мы действительно поженимся?

– Не думаю, что после нашего разговора у него остались какие-то сомнения на этот счет. – Итан заглушил двигатель. – Но если все-таки остались, наше новенькое свидетельство о браке их тут же развеет.

Зоя отстегнула ремень безопасности.

– Знаешь, я даже рада, что он остался. Мне хочется ветретиться с этим жалким червяком лицом к лицу. Я уже знаю что ему скажу.

– Может быть, лучше мне одному заняться этим делом?

Но Итан опоздал со своим предложением, Зоя уже вышла из машины, и ему оставалось только смириться. Он тоже вышел и нагнал ее уже на лестнице. Они поднялись на второй этаж и направились к двери двести десятого номера. Из соседнего, двести восьмого, донеслись приглушенные звуки: по телевизору шел рекламный ролик. Зоя шла впереди, она оглянулась и спросила:

– Ты сказал, у него двести десятый номер?

– Да.

На ручке двери двести десятого висела табличка «Не беспокоить».

– Похоже, он не в настроении принимать гостей, – заметил Итан.

– Значит, ему не повезло.

Зоя остановилась у двери и решительно постучала. Ее неуемное стремление помериться силами с Грейди показалось бы Итану забавным, не будь у него неприятного предчувствия, что во всей этой ситуации что-то не так.

На стук в дверь никто не ответил. В комнате стояла полнейшая тишина.

– Наверное, Грейди в ресторане, наедает щеки, – предположила Зоя.

В коридоре появилась горничная. Она со скучающим видом катила перед собой громыхающую тележку с уборочным инвентарем.

– Извините, вы еще не убирали этот номер? – спросила Зоя.

– Нет, у него же на двери висит табличка, – недовольно пробурчала горничная. – Мне все равно, пусть он хоть вовсе не откроет дверь. Живет здесь целую неделю, а еще ни разу не дал мне чаевых! А за номер, между прочим, заплатил вперед и наличными. Сомневаюсь, что когда этот тип будет съезжать, то оставит хотя бы доллар.

– Мы бы хотели заглянуть в номер, – сказал Итан.

Горничная возразила:

– Нельзя. Номер снят, на двери табличка «Не беспокоить». Сами знаете: пока эта табличка висит – внутрь заходить запрещается. Нет, нельзя, только управляющий может зайти.

Итан достал бумажник, вынул несколько купюр и сложил их пополам.

– Дело в том, что мы немного беспокоимся за нашего друга. Хотелось бы убедиться, что с ним не случился удар или еще что-нибудь в этом роде.

Горничная посмотрела на купюры.

– Ну-у, не знаю, не полагается входить, когда на двери табличка.

Зоя быстро сняла табличку с ручки двери и спрятала ее за спину.

– Табличка? Нет никакой таблички.

Горничная притворилась, что внимательно рассматривает дверную ручку.

– И правда нет.

Итан сунул ей в руку деньги, горничная тут же быстрым, отработанным движением убрала их в карман и достала связку ключей.

– Только недолго.

– Конечно, – заверила ее Зоя. Горничная для порядка один раз стукнула в дверь, потом отперла замок и приоткрыла дверь. Заглянув внутрь, она громко сообщила:

– Уборка номера!

Ее предосторожности навели Итана на мысль, что за время своей работы горничной, вероятно, не однажды доводилось нарываться на неприятности, открыв дверь в номер. В свою очередь, Итан испытал некоторое облегчение, когда из приоткрытой двери на него пахнуло воздухом из номера. Внутри пахло затхлостью, пылью, и еще угадывался запах какого-то моющего средства, которым, вероятно, здесь обрабатывали ванные. Больше ничем не пахло, и это Итана обрадовало: мысленно он уже приготовился к худшему. Ему в своей работе тоже доводилось сталкиваться с неприятными сюрпризами при открывании разных дверей.

Горничная отступила, быстро оглядела наружный балкон, посмотрела направо, налево. Убедившись, что в поле зрения нет управляющего и за ней никто не наблюдает, она быстро помахала рукой, словно подгоняя нежданных посетителей:

– Заходите, смотрите, только побыстрее.

Итан уже входил в номер, на ходу натягивая тонкие резиновые перчатки. Зоя немного помедлила на пороге, но затем тоже вошла. Итан бросил через плечо:

– Ни к чему не притрагивайся.

Она покосилась на его перчатки и подняла брови.

– Не буду.

В номере мало что изменилось с тех пор, как Итан был здесь в прошлый раз. Он быстро осмотрел содержимое коричневого чемодана Грейди, но там лежали только грязные рубашки и носки. В гардеробе было пусто. В мусорной корзине, кроме нескольких пустых картонок с логотипом ближайшего ресторанчика фаст-фуд, ничего не было.

– Моя карточка! – вдруг воскликнула Зоя.

Итан оглянулся. Зоя стояла возле стола и просматривала какие-то бумаги, которые, по-видимому, достала из большого коричневого конверта. Было совершенно очевидно, что она в ярости. Итан покачал головой:

– Кажется, я просил тебя ни к чему не прикасаться.

Зоя как будто не слышала:

– Этот мерзавец перед отъездом из клиники снял копию с моей карточки!

– Спрячь ее в сумку, но больше ничего не трогай.

Итан встал на одно колено и заглянул под кровать. Оттуда на него смотрели только многочисленные катышки пыли.

В дверь заглянула горничная.

– Хватит, вам пора уходить, – прошипела она. – Вы же говорили, что хотите только проверить, не случилось ли чего с вашим приятелем.

– Мы уже уходим.

Итан заглянул в грязную ванную и произвел ее беглый осмотр. В дорожном несессере Грейди тоже не было ничего интересного – бритва, баночка крема для бритья, расческа и несколько презервативов – последние, судя по состоянию упаковок, хранились там уже давно.

Итан вернулся в комнату, и они с Зоей вышли из номера. Горничная тут же закрыла за ними дверь и, не попрощавшись, поспешно покатила свою громыхающую тележку дальше. Итан и Зоя пошли в противоположную сторону, к лестнице черного хода. Зоя посмотрела, как Итан снимает перчатки.

– Откуда они у тебя?

– Было время, когда прилично одетый джентльмен и помыслить не мог о том, чтобы появиться в общественном месте без перчаток.

– Ах, вот как, значит, ты – представитель прошлого?

Итан пожал плечами: – Должен же кто-то поддерживать славные традиции.

– Очень похвальное стремление. – Зоя посмотрела в сторону ресторана и нахмурилась. – Наверняка Грейди там.

– Возможно. – Итан посмотрел вниз. Машина Грейди по-прежнему стояла на стоянке. – Непохоже, чтобы он ушел далеко. По-моему, он не из тех, кто практикует пешие прогулки для здоровья. Когда они проходили мимо двести восьмого номера, его дверь на секунду чуть приоткрылась. Итан успел мельком заметить лицо постояльца. – Зоя, постой-ка.

Он остановился у двери и постучал в двести восьмой. Дверь тут же открылась, и из нее в облаке табачного дыма появился лысый коротышка в заляпанной футболке и красных в белый горошек «боксерах» с незастегнутой ширинкой. Не брился коротышка как минимум два дня, в руке его дымилась сигарета.

– Ищете парня из двести десятого? – жизнерадостно поинтересовался он. – Я слышал, как вы уговорили горничную. Ловко, ничего не скажешь.

– Вы его видели?

Даже не глядя на Зою, Итан чувствовал, что она старается не смотреть на расстегнутую ширинку.

– Сколько вы заплатили горничной? – полюбопытствовал коротышка.

Итан снова вытащил бумажник, достал еще несколько купюр и сунул в протянутую руку коротышки.

– Вот вам вдвое больше.

– Правда? – Коротышка зажал сигарету в углу

Коротышка пересчитал деньги и остался доволен. – Он ушел прошлой ночью, где-то около полуночи, и больше не возвращался.

– Ушел? – Зоя нахмурилась. – Может, уехал на машине?

– Нет, не на машине. Просто спустился по лестнице и завернул за угол дома. Больше он не появлялся.

– А вы уверены, что это был жилец из двести десятого? – спросил Итан.

– Еще бы, конечно, уверен. На этой неделе на всем этаже, кроме нас двоих, можно сказать, никого и не было. Я снял номер на месяц, вот и посматриваю, как и что. Осторожность, знаете ли, никогда не помешает.

Коротышка вошел в номер и неожиданно резко закрыл за собой дверь. Итан с Зоей двинулись дальше.

– Ну и ну, – заметила Зоя, – при твоей работе тебе, наверное, часто приходится встречаться со странными субъектами.

– Значит, ты не считаешь, что его трусы – это некое программное заявление в области моды?

– Я теперь, глядя на трусы-«боксеры», всегда буду вспоминать этого типа.

Спустившись по лестнице, Итан направился к торцу здания. Зоя поспешила за ним.

– Ты куда?

– Если верить главному местному наблюдателю из двести восьмого номера, Грейди вчера около полуночи зашел за это здание и больше не возвращался. Думаю, стоит посмотреть, сохранились ли какие-нибудь признаки того, что он там с кем-то встречался.

Зоя посмотрела на разбитую дорогу, проходившую позади мотеля.

– Если надо встретиться с кем-то тайно, можно сделать это или позади вон того заколоченного дома, или возле старых складов.

– Посмотрим, что нам удастся найти.

Они подошли к заброшенному дому, и Итан внимательно присмотрелся к нему. Окна были заколочены, но дверь была приоткрыта и болталась на проржавевших петлях. «Дверь должна бы быть тоже закрыта, – подумал Итан. – Разве что в доме собирается местная шпана».

Он приблизился к веранде дома, Зоя последовала за ним. Она поморщилась:

– Чем это так мерзко пахнет?

Итан уже поднялся на веранду и смотрел на труп, лежавший сразу за дверью.

– Этот запах означает, что дело принимает дурной оборот. Мы можем больше не искать Леона Грейди. Кто-то уже нашел его раньше нас.

Глава 26

Вечером все собрались в кабинете Итана.

– Не понимаю, – сказал Гарри Стэгг. – Ты сказал полицейским, что Грейди пытался шантажировать Зою, а они по-прежнему считают, что его убили из-за того, что он торговал наркотиками на территории другого дилера?

– Да, на данный момент это их основная рабочая версия, – подтвердил Итан.

Зоя и Аркадия переглянулись. Аркадия сидела на дополнительном стуле, который Итан принес в кабинет из приемной. Держалась она, как всегда, хладнокровно, и все же за прошедшие сутки в ней что-то изменилось. Зоя не могла понять, что именно, но догадывалась, что перемена имеет какое-то отношение к сидящему рядом с ней худощавому мужчине с глазами, в которых читалась вековая мудрость.

Они собрались в кабинете Итана после долгого утомительного общения с полицейскими. Итан угостил всех кофе. Кофе был хороший, но Зоя подозревала, что допустила серьезную ошибку, приняв дозу кофеина: ее напряжение и без того достигло опасного уровня, близкого к критической отметке.

– Пока мы сидели в полиции и давали показания, мне иногда казалось, что детектив Рамирес смотрел на меня как-то уж слишком пристально, – сказала Зоя. – Сегодня он был далеко не так дружелюбен, как в прошлый раз. Но когда Итан сообщил ему, что у нас железное алиби, он тут же предложил свою версию насчет торговца наркотиками. Наверное, в последнее время эти склады приобрели дурную репутацию места, где околачиваются здешние начинающие наркоманы.

– Жениться в то самое время, когда произошло убийство, – задумчиво произнес Гарри. – Давно я не слышал о таком хорошем алиби. У вас небось были и свидетели, и все что полагается в таком случае.

– Да и персонал отеля нас наверняка хорошо запомнил, – добавил Итан. – Мы попросили переселить нас в другой номер.

Аркадия вопросительно посмотрела на подругу. Зоя пояснила:

– В номере, который нам дали сначала, была круглая кровать ипрямо над ней, на потолке, зеркало.

Аркадия кивнула:

– Естественно, вы попросили другой.

Гарри удивился:

– Это еще почему? По-моему, зеркало на потолке – это здорово, такое нечасто встретишь. Во всяком случае, в тех номерах, в которых я обычно останавливаюсь, я этого не видел.

– Я вам скажу почему, – заметила Зоя. – Это пошло. А в районах, где случаются землетрясения, это к тому же и опасно.

– А что, разве Лас-Вегас находится в сейсмоопасной зоне? – с еще большим изумлением спросил Гарри. – Я и не знал.

Итан положил ноги на угол письменного стола.

– Меня лично декор номера мало волновал, но Зое он не понравился, поэтому мы попросили переселить нас в другой. Но суть в том, что у нас действительно железное алиби. Так что у полиции остается только одна версия – конфликт с наркодилером.

– А это похоже на правду? – поинтересовалась Аркадия.

– Справедливости ради должен согласиться, что определенный смысл в этой версии все-таки есть, – сказал Итан, – Полицейские взяли пару мальцов, у которых уже

были приводы в полицию за наркотики. Те признались, что около полуночи к ним подходил мужчина, по описанию похожий на Грейди, и предложил купить у него некие таблетки. По их словам, это были наркотики, которые продаются в аптеке по рецептам.

– Разумеется, они с негодованием отказались, – сухо заметила Зоя.

Гарри фыркнул:

– Ну да, так и сказали: мол, нет – и все.

Итан пожал плечами:

– Конечно. Но в процессе допроса выяснилось, что вскоре после того, как незнакомец от них отошел, послышались звуки похожие на выстрелы. По словам ребят, звуки раздались неподалеку от заколоченного дома. Они не стали сообщать о них в полицию, потому что не были уверены, что это стрельба.

– Кроме того, – добавила Зоя, – полиция нашла рядом с трупом Грейди сумку, в которой было несколько флаконов с различными психотропными средствами, еще несколько таких же флаконов обнаружены в багажнике его машины. Я уверена, что он украл их в «Кэндл-Лейк-Мэнор».

– В клинике не он один ворует, – задумчиво сказала Аркадия. – Так что версия с наркодилером вполне имеет право на существование.

Итан посмотрел на Гарри:

– Не хочу тебя обидеть, но все же скажи, а у тебя есть алиби?

Зоя не сразу осознала смысл его вопроса, а когда осознала, то поперхнулась кофе.

– Итан, ты же не думаешь, что Гарри… что он…

– Не волнуйся, я спросил просто для порядка.

– Все нормально. – Аркадия похлопала подругу по руке – Наше алиби ничуть не хуже вашего. Говорите, выстрелы слышали около полуночи? Этой ночью мы с Гарри были в «Ласт эксит» и просидели там до двух часов. Кстати, в доказательство можем предъявить счет.

– Слава Богу, – вздохнула Зоя.

– Между прочим, там отлично играют джаз. – Аркадия обратилась к подруге: – Полицейские не спрашивали, почему Грейди тебя шантажировал?

– Конечно, спрашивали. Мы сказали им правду, только в слегка упрощенном виде. Я объяснила, что провела некоторое время в частной клинике, где работал Грейди, и что мне бы не хотелось, чтобы медицинская информация столь личного характера стала известна моим потенциальным клиентам. Детектив проявил удивительное понимание. О тебе мы, разумеется, не упоминали.

Итан принялся внимательно разглядывать носки своих ботинок.

– У нас нет никаких причин скрывать от полиции некоторые факты из жизни Зои. Наоборот, чем больше народу будет знать, что она вышла замуж, тем лучше. Впутывать в эту историю еще и вас, Аркадия, у нас тоже нет причин. Но я думаю, было бы неплохо, если бы вы с Гарри на несколько дней уехали из города.

Аркадия нахмурилась:

– Почему?

– Насколько нам известно, Грейди не знал вашего нового имени. Будем надеяться, это означает, что никому другому также не известно, что вы живете в Уисперинг-Спрингз. И все же на сто процентов мы не можем быть в этом уверены.

Гарри повернулся к Аркадии:

– Итан прав, нам имеет смысл на время уехать из города. Во всяком случае, до тех пор, пока он не разберется, что происходит. Он должен знать наверняка, кто убил Грейди.

Аркадия вскинула брови:

– Так вот, Итан, чем вы собираетесь заниматься дальше? Расследовать убийство Грейди?

– Да, думаю, придется, – сказал Итан. – Я хочу убедиться, что полиция права и его действительно пришил наркодилер.

– А разве у кого-нибудь еще были мотивы убивать Грейди?

– А как же, – заметил Гарри, – Грейди занимался шантажом. У шантажистов всегда полно врагов.

– А Зоя? – спросила Аркадия, обращаясь к Итану. – Ей ничего не угрожает?

– Моя легенда, как говорится, уже раскрыта, – вздохнула Зоя. – Но теперь это не важно. Теперь, когда я замужем, никто ничего не выиграет, если снова упрячет меня в клинику.

– Не волнуйтесь, – сказал Итан. – До тех пор, пока вся эта история не закончится, Зоя будет жить у меня в Найтвиндсе.

Зоя поставила чашку на стол.

– Я буду жить у тебя?

– Да, будешь, – веско подтвердил Итан. – Я буду отвозить тебя на работу и по возможности оставаться с тобой. Своими делами я вполне могу заниматься и в твоем офисе. А если мне нужно будет отлучиться, я прослежу, чтобы с тобой оставался кто-нибудь еще. До тех пор, пока я не уточню кое-какие детали, тебе лучше не оставаться одной.

– Но, по твоей теории, теперь, когда мы поженились, мне ничто не угрожает.

– Кое-что в этом деле остается для меня неясным, и я не хочу рисковать, – сказал Итан.

Зоя хотела было возразить, но Аркадия ее опередила:

– Одобряю, мне нравится такой подход.

– Спасибо за поддержку, – кивнул Итан. – Это всего лишь дополнительные меры предосторожности. Я действительно думаю, что Зоя сейчас в безопасности. Но все же до тех пор, пока я не получу ответы на некоторые вопросы, ей лучше не разгуливать в одиночку.

– Но у меня назначено несколько встреч с клиентами в их резиденциях, – запротестовала Зоя.

– Ты можешь перенести эти встречи в свой офис?

Подумав, Зоя неохотно кивнула.

– Тогда попробуй это сделать. Если не получится, скажешь мне, на какое время эти встречи назначены, и я провожу тебя туда и обратно.

Зоя поморщилась:

– Не уверена, что это необходимо.

– Поверь, что необходимо. Во всяком случае, для моего спокойствия. – Итан повернулся к Аркадии: – Если вы с Гарри на время исчезнете, это существенно упростит мне работу.

Аркадия согласилась, хотя и с видимой неохотой.

– Ну что ж, надеюсь, моя помощница сможет некоторое время управлять галереей самостоятельно. Остается решить, куда нам отправиться.

Гарри поднялся со стула:

– У меня есть один вариант. Как вы отнесетесь к поездке в Новый Орлеан?

Аркадия задумчиво посмотрела на него:

– А что, пожалуй, это будет интересно.

– Тогда пошли собирать вещи.

Аркадия встала, и они с Гарри вышли из кабинета. Зоя дождалась, пока их шаги стихнут на лестнице, потом вопросительно посмотрела на Итана:

– Что между ними происходит?

– Ничего не могу сказать, даже не спрашивай. Отношения между телохранителем и его клиентом – строго конфиденциальная информация.

– Это что, какое-нибудь правило из учебного пособия частного детектива?

– Как ты догадалась?

В половине десятого вечера Итан стоял в дверях своего кабинета и наблюдал за Зоей. Она ходила вдоль книжных полок и разглядывала корешки книг.

– Журналы, дневники, старые отчеты о расследованиях убийств. – Зоя взяла с полки пластиковый конверт, открыла и вынула тонкую книжку в мягком переплете. – «Подлинный отчет об убийстве Гарриет Пламмер, включающий описание судебного процесса над ее убийцей, Джоном Стрэндом». Год издания 1870-й.

– Гарриет была сан-францисской проституткой, ее убил один из клиентов. Обрати внимание на иллюстрацию – элегантная кровать со смятым покрывалом и горой подушек. Таким не слишком тонким способом художник хотел подчеркнуть профессию жертвы и сексуальный подтекст этого дела.

– И что же, эти отчеты кто-нибудь покупал?

– Еще как. Описания убийств и судебных процессов над убийцами были в восемнадцатом и девятнадцатом веках популярным чтением. Причем чем страшнее дело, тем для публики интереснее.

– И наверное, лучше всего расходились описания преступлений, связанных с сексом?

– Конечно. – Итан скрестил руки на груди и прислонился к косяку двери. – В некоторых отношениях человечество не меняется.

Зоя убрала брошюрку обратно в конверт и вернула на место.

– Этого Джона Стрэнда повесили?

– Да. И как показало мое расследование, это было грубейшей ошибкой правосудия.

– Думаешь, он был невиновен?

– Стрэнд отличался буйным нравом и склонностью к насилию, не удивлюсь, если он повинен в чьей-нибудь смерти, но только не в смерти Гарриет.

– Кто же ее убил?

– На мой взгляд, наиболее вероятный преступник – некий Джордж Эдвард Кингстон, один из постоянных клиентов Гарриет. Он был богат, самостоятельно выбрался из низов и собирался жениться на девушке из хорошей семьи, занимающей заметное положение в обществе.

– И почему же он ее убил?

– Она стала для него неудобной, как говорится в таких случаях. Я читал некоторые письма Гарриет к подруге. Она была беременна и не сомневалась, что отец будущего ребенка – Кингстон. Гарриет была страшно зла на него за то, что он собирался прекратить их связь, и угрожала предать их отношения огласке.

– И поэтому он ее убил.

– Думаю, да. Кингстон боялся, что, если его богатая невеста и ее родные узнают о его длительной связи с известной проституткой, невеста его бросит. Но конечно, прошло слишком много времени, и сказать наверняка сейчас уже ничего нельзя.

Итан помолчал, пытаясь найти слова, чтобы описать странное состояние, когда словно что-то щелкает внутри и внезапно появляются уверенность и удовлетворение от правильно решенной задачи.

– Я просто чувствую, что это так.

Зоя пристально всмотрелась в его лицо:

– Чувствуешь?

– Если убийца Кингстон, тогда все отлично сходится, во всяком случае, на мой взгляд. – Итан оттолкнулся от косяка. Выпрямился и подошел к столу. – Но сейчас это уже не имеет значения. Все, кто имел отношение к этому делу, давным-давно умерли.

– И часто ты этим занимаешься?

Итан облокотился о стол.

– Чем? Расследованием давних убийств? Частенько. Надо же чем-то еще заниматься вечерами, а не только смотреть телевизор.

Зоя оглядела кабинет.

– Кстати, о старых преступлениях. Все эти книги, журналы, дневники, брошюры и газеты – это часть твоей научной библиотеки?

– Да.

– Почему ты этим занимаешься?

Итан пожал плечами:

– Отчасти потому, что у меня это хорошо получается. – Он помолчал. – Кроме того, даже если я ошибусь, от этого никто не пострадает.

– Потому что правильные ответы теперь уже не затрагивают ничьих интересов?

– Да. Это чисто теоретические упражнения. – Итан кивком указал на компьютер. – Не я один этим занимаюсь, есть и другие любители. Мы составляем свои отчеты о расследованиях и посылаем их по электронной почте, чтобы их можно было читать и анализировать.

– И кто же читает в Интернете эти отчеты?

– Многие. Специалисты по генеалогии и просто люди, которых интересует история их семьи. На сайт заглядывает немало историков и ученых, которые изучают различные психологические и социальные аспекты убийства.

– Наверное, всякие чудаки тоже заглядывают.

– Конечно. В мире полно извращенцев и просто чудаков. Зоя покосилась через плечо в сторону холла, за которым находился домашний кинотеатр, потом снова посмотрела на Итана.

– Надо полагать, ты расследовал и смерть Камелии Фут?

– Живя в Найтвиндсе, было бы трудно не задумываться об этом деле.

– По официальной версии, она упала в ущелье и разбилась, не так ли?

Итан кивнул:

– В то время ходили слухи, что, возможно, она не сама туда упала, а ее столкнул муж. Но это не было доказано, власти же не сказать чтобы очень уж старались провести тщательное расследование.

– Ты думаешь, Камелия стала жертвой домашнего насилия?

– Вполне возможно. – Итан взял дневник Фута. – Это дневник ее мужа. Судя по тому, что я успел прочитать, Фут опасался что у его жены роман с неким Джереми Хиллом. Когда Камелия пригласила Хилла на большой двухдневный прием в Найтвиндс, Фут пришел в ярость. В доме было много народу. И в первую же ночь, точное время не установлено, Камелия погибла. Ее обнаружили утром.

– Кто нашел тело?

Итан посмотрел на Зою с уважением:

– Хороший вопрос.

– Я знаю что полицейские всегда очень настороженно относятся к тому, кто находит труп. Я ощутила это и на себе. В тот день, когда я нашла тело Престона, они задавали мне очень много вопросов.

– Это потому, что очень часто сам убийца и сообщает о преступлении. И в данном случае могло быть именно так. – Итан открыл дневник на одной из последних записей. – Тело Камелии нашел Фут. Вот что он написал об этом через несколько недель: «До сих пор не могу поверить, что я потерял ее навсегда; ее красота, ее обаяние – все это погибло безвозвратно. Я брожу по дому, и куда бы я ни повернулся, повсюду вижу ее прекрасный, улыбающийся призрак, он насмехается надо мной».

– По-моему, это написал безутешный вдовец, – тихо сказала Зоя.

– Да думаю, он обезумел от горя, – согласился Итан, закрывая дневник. – Но меня здесь заинтересовала фраза, будто над ним насмехается красивый улыбающийся призрак.

– Думаешь, Фута терзало чувство вины и он верил, что его преследует призрак Камелии?

– Не знаю, я еще не дочитал дневник до конца.

– У тебя есть какие-то сомнения?

– Да, есть кое-какие. – Итан положил дневник на стол и взял блокнот, в который записывал свои соображения по делу Фута. – Кое-что не стыкуется по времени. На протяжении всего вечера, примерно до полуночи, Камелию видели многие, но никто не помнит, чтобы видел ее после полуночи. Однако несколько раньше Камелия и Хилл на некоторое время исчезали вместе. Фут пишет в своем дневнике, что видел, как они возвращались в дом. Он уверен, что они занимались любовью.

– Фут их уличил?

– По его словам, подавленный сознанием, что не может соперничать с Хиллом за привязанность Камелии, он ушел к себе в спальню и прикончил там бутылку виски. Больше он ничего не помнит. Утром он проснулся, пошел прогуляться, чтобы выветрился хмель, и обнаружил тело Камелии.

– Его заявление, что он впал в пьяный ступор и проспал до утра, очень смахивает на удобное оправдание.

– Возможно. Но не исключено, что это правда. После того как он поднялся в свою спальню, никто его больше не видел. И никто не помнит, чтобы видел Камелию после полуночи.

– Если Фут действительно до утра не выходил из своей комнаты, то в список подозреваемых попадают все остальные гости.

– Не думаю, – возразил Итан. – На мой взгляд, наиболее вероятный подозреваемый – Джереми Хилл. Дело в том, что, хотя Камелия исчезла с приема, Хилла видели многие! Разные люди подтверждают, что встречали его в течение ночи, пока где-то около трех часов утра все не отправились спать! Однако Хилл, должно быть, выходил из дома во второй раз, потому что незадолго до рассвета один из слуг видел, как он возвращался через сад в дом. Он был один. Полиции он объяснил, что выходил прогуляться.

– Значит, любовник. Но с какой стати ему убивать Камелию?

– Он слишком сильно ее желал, – тихо сказал Итан. – А она отказалась бросить ради него мужа. Но как я уже сказал, есть некоторая неувязка со временем. Только два человека отсутствовали на приеме в одно и то же время – это Камелия и Эбнер Фут.

– Тогда все ясно, это означает, что убийца – муж. Распространенная ситуация. – Зоя с интересом посмотрела на Итана: – И как же ты рассчитываешь докопаться до истины?

– Через два года после смерти Камелии Джереми Хилл женился. Есть сведения, что он сильно пил. Жена с ним развелась и позже снова вышла замуж. А он вскоре после развода заболел и умер. Детей у него не было. Я пытаюсь найти кого-нибудь из потомков его бывшей жены, возможно какие-то их письма или дневники прольют свет на ее первый брак. Кроме того, я пытаюсь найти какие-нибудь письма тех, кто присутствовал на том приеме.

– Господи Боже, да на такие поиски у тебя уйдет несколько месяцев!

– А мне спешить некуда, – усмехнулся Итан.

– Думаешь, дело того стоит?

Итан пожал плечами:

– По крайней мере, как я уже сказал, мне есть чем заняться вечерами.

Зоя понимающе посмотрела на него:

– Нет дело не только в этом. Ты занимаешься этим не от скуки, это твое призвание. – Она подошла к Итану и коснулась пальцем его щеки. – Когда ты находишь разгадку ты словно бы восстанавливаешь справедливость. Где-то на неких невидимых весах устанавливается равновесие. Итан, ты делаешь хорошее дело, даже если никто об этом не знает.

«Зоя поняла», – с удивлением подумал Итан. Его странное хобби одних интриговало, у других вызывало непонимание некоторые относились к нему с чисто научным интересом. Но до этой минуты Итан еще не встречал человека, который бы заглянул так глубоко и понял, зачем он берется задавным-давно закрытые дела.

Зоя подняла голову и поцеловала Итана. Он обнял ее и услышал где-то внутри знакомый щелчок: он принял правильное решение.

Глава 27

Вопли стен прорезали наркотический туман, в котором Сара пребывала все утро. Она резко остановилась, упираясь ногами в пол, и лихорадочно попыталась понять, где она.

Прямо перед Сарой находилась открытая дверь. Рядом с Сарой стояла доктор Макалистер, рука психиатра лежала на ее плече, побуждая Сару войти в комнату. Справа стоял какой-то громила в полицейской форме и с мрачным видом наблюдал за происходящим. Сара смутно помнила, что кто-то называл его шерифом.

– Нет, пожалуйста, не надо, – прошептала она. – Я не хочу туда заходить.

– Все в порядке, – сказала Макалистер, – ты не одна, я с тобой.

– Нет!

Сара попыталась стряхнуть руку, но Венеция Макалистер только крепче сжала ее плечо.

– Ну же, тебе нужно войти в комнату всего на несколько минут, – увещевала Сару психиатр. – Просто переступи порог и оглядись. А потом расскажешь мне, что ты почувствовала.

– Нет.

Мужчина в полицейской форме нахмурился и с сомнением сказал:

– Док, может, ей не стоит туда заходить? Мне кажется, она плохо себя чувствует.

– Меня чрезвычайно интересует, как она отреагирует на место преступления.

– У нее такой вид, как будто она вот-вот потеряет сознание. Я не хочу, чтобы она упала и прикоснулась к уликам.

– Ничего с ней не случится. Я дала ей препараты, которые помогут ей сохранить более или менее спокойное состояние.

Шериф мрачно заметил:

– Не очень-то она похожа на спокойную.

«Чертовски верно, я не спокойна». Сара открыла рот и завизжала.

– Прекрати! – Венеция тряхнула ее за плечо. – Ты ведешь себя неприлично.

«Не важно. Все, что угодно, лишь бы не пришлось входить в эту комнату».

Сара завизжала еще громче.

– Уведите ее! – рявкнул шериф. – У меня нет времени на эту ерунду!

Венеция Макалистер с большой неохотой подчинилась и повела пациентку к машине. Сара продолжала визжать. Кажется, ее визг подействовал именно так, как она и надеялась, Макалистер уводит ее из дома с кричащими стенами, и это самое главное.

Макалистер потеряла терпение:

– Прекрати! Ты меня понимаешь? Замолчи немедленно!


– Зоя, успокойся, проснись, это всего лишь сон.

Зоя всхлипнула и проснулась на середине приглушенного всхлипа. Открыв глаза, она увидела склонившегося над ней Итана. Ее тело было покрыто холодным потом, сердце лихорадочно колотилось. На то, чтобы паника отступила и Зоя поняла, где она, понадобилось несколько секунд. И тут она увидела силуэт гигантского лебединого крыла.

«Черт возьми, опять кошмарный сон! Если так пойдет и дальше, Итан решит, что я и вправду сумасшедшая».

Зоя села в кровати, сжимая пальцами край простыни.

– Извини. Я предупреждала, что мне могут сниться кошмары. Если я буду жить в твоем доме, наверное, нам лучше спать в разных комнатах.

Итан приподнялся, опираясь на подушки, и привлек Зою к себе.

– Я не хочу, чтобы мы спали в разных комнатах. Ты нужна мне в моей постели. Что тебе приснилось?

– Очередной кошмар о том времени, когда я сидела под замком. В подробности лучше не вдаваться, поверь мне на слово.

– Но я хочу знать, расскажи.

И Зоя рассказала. Возможно, причина крылась в том, что была середина ночи и Итан не включил свет. А возможно, в том, что до того, как они заснули, Итан долго и страстно занимался с ней любовью. А может быть, все дело было в том, что Итан рассказал ей о своем хобби и позволил заглянуть в потаенные уголки своей души, которые редко открывал постороннему взгляду. Или же просто Зое необходимо было кому-то рассказать свой сон.

– Помнишь, я говорила, что одного врача особенно заинтересовал мой случай?

– Помню. Это доктор Макалистер. Она подрабатывает, консультируя местных полицейских. Макалистер пыталась выяснить, нельзя ли использовать тебя на месте преступления как ясновидящую.

Зоя поморщилась.

– У тебя хорошая память.

– Так это она тебе приснилась? Макалистер?

– Да. Мне приснился случай, который действительно произошел со мной, когда я была в Занаду. Макалистер давала консультации по одному делу об убийстве. В то утро она сумела подмешать мне в еду какие-то порошки и отвезла меня в дом, где было совершено преступление. Она пыталась заставить меня войти в комнату, где были убиты два человека. Я заупрямилась.

– Я тебя понимаю.

– Она продолжала уговаривать меня войти и при этом твердила, что я должна научиться контролировать свои ощущения.

– Как будто нежелание входить в комнату, где были убиты люди, – это обыкновенная фобия, нечто такое, что следует преодолеть.

– Вот именно. Как бы то ни было, шериф побоялся, что я могу потерять сознание и, падая, нарушить что-нибудь на месте преступления. Когда я начала визжать, он велел Макалистер меня увести. Было заметно, что она очень разозлилась и раздосадована, но она подчинилась и отвезла меня обратно в клинику.

– Шериф в конце концов нашел убийцу?

Зоя улыбнулась – улыбнулась, несмотря на то что ее пульс продолжал выбивать частую дробь, а дыхание еще не выровнялось. Следовало ожидать, что Итан задаст этот вопрос. Он любил получать ответы, более того, он в них нуждался.

– Через несколько дней я увидела в больничной библиотеке местную газету с большим заголовком, что мужчина арестован по подозрению в убийстве бывшей жены. Там была фотография дома, в который меня возили.

– Макалистер больше не пыталась повторить свой трюк?

– Один раз пыталась, но результат был такой же. Я начала визжать и не умолкала до тех пор, пока полицейские не приказали ей меня увезти. После этого случая она, видимо, поняла, что я не поддаюсь такого рода лечению.

– Это было не лечение, она пыталась тебя использовать.

– Наверное.

Итан устроился на кровати поудобнее.

– Эта Макалистер мне не нравится, однако я сомневаюсь, что у нее был мотив убить Грейди.

Зоя вздохнула:

– Тебе когда-нибудь говорили, что ты мыслишь однобоко? Какое отношение мой сон про Макалистер имеет к поискам убийцы Грейди?

– Возможно, что и никакого. Я просто пытаюсь найти связующие нити. Чутье мне подсказывает, что убийство Грейди каким-то образом связано с твоей историей. – Итан провел ладонью по руке Зои, затем коснулся ее бедра. – Как ты думаешь, тебе удастся уснуть снова или нам надо пойти выпить теплого молока?

Зоя коснулась губами его теплой груди.

– У меня есть предложение поинтереснее.

– Неужели?

Она поцеловала его снова, на этот раз опустив голову поближе к плоскому мускулистому животу, и провела рукой по его телу сверху вниз. Итан был уже возбужден.

– Да, – сказала Зоя.

Итан погрузил пальцы в ее волосы.

– Предложение действительно стоящее, – согласился Кон, – лучшее из всех, что и получал за последнее время.

Зоя переместилась еще ниже.

– Превосходное предложение.

Итан вцепился в ее волосы. Зоя почувствовала, как нарастает его возбуждение. Затем Итан потянул ее на себя, перевернулся и уложил Зою на спину. Когда он входил в нее, она с готовностью приняла его и обняла так крепко, как будто от этого зависела ее жизнь.

Глава 28

В одиннадцать часов Зоя отложила карандаш и повернулась к Бонни. Гостья ждала, пока Зоя закончит набросок интерьера гостиной по заказу одного клиента.

– Наверное, вам уже до смерти надоело сидеть со мной, – сказала Зоя.

Бонни закрыла любовный роман, лежавший у нее на коленях, и улыбнулась:

– Ничего подобного, мне совсем не скучно. Если честно, то я очень рада провести какое-то время в обществе приятной женщины. За то время, что я живу в Уисперинг-Спрингз, у меня еще не было возможности обзавестись большим количеством знакомых.

– Да, осваиваться на новом месте всегда нелегко, – согласилась Зоя.

– Мне помогает то, что я участвую в некоторых мероприятиях, проводимых в школе, где учатся мои мальчики. Но больше всего мне бы хотелось найти интересную работу на полставки. Дрю обеспечил нас страховкой, поэтому в деньгах мы с мальчиками не нуждаемся, но мне хочется почаще бывать среди людей.

– Поверьте, я хорошо вас понимаю. У вас есть какие-нибудь соображения насчет работы?

– До замужества я работала библиотекарем, – сказала Бонни. – Конечно, у меня был перерыв в работе, но все же я собираюсь подать заявление на вакансии в публичной библиотеке Уисперинг-Спрингз и в библиотеке местного колледжа.

– Что ж, можно считать, что план действий у вас уже есть, – одобрила Зоя.

– Скажите, а как вы стали дизайнером по интерьеру? Вы занимались дизайном и до того, как Форрест Клиленд упрятал вас в «Кэндл-Лейк-Мэнор»?

– Нет, я получила образование по специальности «история искусств». Когда мы с Престоном познакомились, я работала в небольшом художественном музее. Престон очень заинтересовался одним художником, который мне тоже нравится. Он подошел ко мне, задал несколько вопросов. Я и опомниться не успела, как…

Зоя замолчала, не договорив. Бонни закончила за нее:

– Как оказалось, что вы любите друг друга и готовитесь к свадьбе.

– Да.

– У нас с Дрю было точно так же. – Бонни грустно вздохнула. – Первый год после того, как его не стало, я вспоминаю как кошмарный сон. Но в последние несколько месяцев я стала замечать, что думаю о своем замужестве как чем-то, что происходило давным-давно.

– В другой жизни, – подсказала Зоя.

– Да. Без Итана нам бы пришлось очень трудно, особенно мальчикам.

Зоя поиграла карандашом. Понаблюдав, как она рисует каракули, Бонни спросила:

– Вас не удивляет, почему мы с Итаном не стали большие, чем друзьями?

Зоя смущенно кашлянула.

– Мне показалось, что вы очень близки, к тому же я сразу заметила, что Итан очень привязан к Джеффу и Тео.

– Мы с Итаном всегда будем добрыми друзьями, но не более того.

– Кажется, вы в этом абсолютно уверены.

– Есть вещи, которые понимаешь с самого начала. Для меня Итан – как старший брат, которого у меня не было, и он относится ко мне так же, то есть видит во мне сестру, а не потенциальную жену. – Бонни посмотрела на фотографии особняка Найтвиндс. – Это вы фотографировали?

– Да. В тот день я гуляла с фотоаппаратом.

– Прекрасные снимки. Дом выглядит так, словно он существует где-то в параллельном мире, в нем есть нечто потустороннее. А портреты вы делаете?

– Делаю, но не профессионально. Фотография – всего лишь мое хобби.

– Судя по этим фотографиям – это больше, чем хобби. Мне кажется, для вас фотография – примерно то же, что для Итана – расследование давних преступлении.

– Вчера вечером мы с ним говорили об этом его увлечении.

– Вот как? – Бонни испытующе посмотрела на Зою. – И оно не кажется вам несколько странным?

– Нет, по-моему, это очень по-итановски. Бонни усмехнулась:

– По-итановски. Да, пожалуй, так оно и есть.

– Итану так же необходимо найти ответы и уравновесить чашу весов, как другим мужчинам – гонять на машинах с бешеной скоростью или искать золото. Это часть его личности.

Бонни немного подалась вперед и положила руки на колени.

– Интересно, что Дрю говорил об Итане почти теми же самыми словами. Но ни одна из бывших жен Итана не понимала эту его особенность.

Зоя поморщилась.

– Если вы не возражаете, я бы предпочла не обсуждать его бывших жен, потому что это мне сразу напоминает о том, что по моей милости у него вскоре появится четвертая бывшая жена.

– Совсем не обязательно.

Зоя недоуменно заморгала:

– Что вы имеете в виду?

– Итан и раньше на многое шел ради своих клиентов, но никогда на них не женился.

Зоя небрежно отмахнулась:

– Наверное, потому, что просто не возникало необходимости заходить так далеко.

– Между прочим, Итан вел несколько очень необычных дел. Думаю, вам стоит узнать о нем и еще кое-что: он никогда не спит с клиентками.

У Зои появилось ощущение, что ее загоняют в угол.

– Ну, я бы не стала придавать слишком большое значение тому, что между мной и Итаном есть какие-то личные отношения. Просто так получилось, понимаете?

Бонни ничего не ответила, а Зоя вдруг почувствовала необъяснимую панику. Она положила карандаш на стол и быстро встала.

– Не знаю как вам, а мне нужно выпить кофе. Здесь неподалеку, за углом, есть симпатичное кафе, может, прогуляемся?

– Хорошая мысль.


В два часа в офис Зои пришел Синглтон Кобб. Зоя с интересом отметила, что при его появлении Бонни вдруг сделалась более оживленной, словно у нее прибавилось энергии. Синглтон, в свою очередь, явно с трудом заставлял себя отводить от нее взгляд. Он даже казался смущенным, что было совсем на него не похоже.

Он обратился к Зое:

– Кажется, до конца рабочего дня я буду составлять вам компанию. После работы я отвезу вас в Найтвиндс.

– Хорошо.

Зоя сделала вид, что рада. В действительности необходимость постоянно находиться в обществе того или иного компаньона тяготила ее. Она не могла не сочувствовать Аркадии и задавала себе вопрос, как она там, как ей удается сосуществовать с Гарри Стэггом.

Синглтон прочистил горло.

– Итан пригласил меня пообедать вместе с вами. Как я понял, мы заказываем салаты и пиццу с доставкой на дом.

Бонни улыбнулась:

– Да, это наша основная еда. – Она поднялась и достала из сумочки ключи от машины. – Ну, мне пора. Нужно забрать Джеффа и Тео из школы. До встречи в Найтвиндсе.

В пять часов Зоя заперла офис и бросила в сумку тяжелый брелок с ключами.

– Мне нужно заехать по дороге к себе домой, прихватить кое-какие вещи.

Синглтон пожал плечами:

– Нет проблем. Раз нужно – заедем.

Они подошли к автостоянке. Синглтон с трогательной галантностью распахнул перед Зоей дверцу своего большого внедорожника и сел за руль. Выезжая со стоянки задним ходом, он заметил:

– Наверное, вам уже порядком надоела постоянная опека.

– Как вы догадались?

– Я просто представил себя на вашем месте. – Он ободряюще улыбнулся. – Не волнуйтесь, вряд ли эта история затянется надолго. Итан скоро во всем разберется.

– Очень на это надеюсь.

– А вы с Труэксом не собираетесь дать своему браку шанс на выживание?

«Этого только не хватало», – подумала Зоя. Она никак не ожидала, что Синглтон затронет ту самую тему, на которую ей меньше всего хотелось говорить.

– Я бы не стала называть это браком, – сухо заметила она.

– Вот как? А как бы вы это назвали?

Зоя выразилась с беспощадной четкостью:

– Эффективным решением насущной проблемы – конечно, в понимании Итана.

– Но Труэкс говорит, что у вас есть свидетельство о браке, была настоящая церемония и все проходило, как и полагается.

– Это не делает наш брак более реальным.

– Тут мне нечего возразить, – сказал Синглтон. – Однако это делает его законным.

– Если вас интересует мое мнение, то, на мой взгляд, именно из-за того, что наш брак оформлен по закону, вся ситуация выглядит очень странно и с каждым часом становится еще более странной.

– Пока вы с Труэксом были в Вегасе, я пообщался с Бонни. Так вот, мы оба считаем, что вы очень друг другу подходите. Может, пока вся эта история не закончится, вам стоит оставить все как есть и посмотреть, что из этого выйдет? Пусть события идут своим чередом, в конце концов, что вы теряете?

Зоя снова ощутила легкую панику и поняла, что пора менять тему разговора.

– Здесь сверните налево, – строго сказала она. – Машину можете поставить вон там, перед зелеными воротами.

– Хорошо.

Синглтон поступил в соответствии с ее указаниями. Зоя открыла дверцу и выскочила из машины еще до того, как он успел обойти вокруг капота. Она быстро пошла к воротам из металлических прутьев, выкрашенных зеленой краской, и стала искать в сумке ключи. Синглтон с интересом посмотрел на латунную дверную ручку:

– Оригинальный у вас брелок. Не тяжеловато таскать такой в сумочке?

– Я привыкла, – коротко бросила Зоя.

Она отперла ворота и пошла впереди Синглтона. Пройдя через небольшой садик, Зоя открыла дверь в холл.

– Вы можете подождать здесь, – сказала она. – Я спущусь через несколько минут.

– Не спешите.

Зоя быстро поднялась по лестнице, на ходу вспоминая, что из вещей ей нужно захватить в Найтвиндс. На верхней площадке Зоя свернула и пошла по коридору. Когда она уже стояла у двери своей квартиры и вставляла ключ в замочную скважину, позади нее неожиданно открылась дверь в каморку, куда жильцы складывали мусор. Зоя от неожиданности вздрогнула, но затем подумала, что это кто-то из соседей вышел выбросить мусор, и повернулась, чтобы поздороваться.

Однако еще до того, как она поняла, что это не сосед, мужчина, появившийся из маленькой комнатки, в два шага пересек узкий коридор и крепко схватил ее.

Рон!

– Попалась, сука!

Рон запрокинул Зое голову, зажав ее шею в сгибе локтя так, что она стала задыхаться, и зажал ей рот ладонью. Зоя пыталась позвать на помощь Синглтона, но ее крик не вырвался наружу. Из пустующей квартиры слева от ее двери вышел еще один мужчина.

Этого следовало ожидать: где Рон, там и Эрни.

– Втаскивай ее внутрь! – прошипел Эрни. – Да поживее!

Рон потащил Зою через порог ее квартиры.

– Не волнуйся, – сказал он приятелю, – соседей нет дома.

Сопротивляясь изо всех сил, Зоя попыталась ухватиться за дверной косяк. Боковым зрением она заметила какую-то тень.

– Внизу в холле кто-то есть, – сообщил Эрни.

– Шприц у тебя с собой? – резко спросил Рон.

– Конечно. Только сначала надо зайти в квартиру, чтобы нам никто не помешал.

Зоя почувствовала тяжесть дверной ручки, которую она носила вместо брелока. Ключ был все еще зажат в ее кулаке. Эта ручка как ничто другое помогла ей сосредоточиться. Зоя напомнила себе, что не просто так таскает с собой эту тяжесть. Ее сознание немного прояснилось, и она наконец вспомнила некоторые из наставлений, полученных на курсах самообороны. В ее голове отчетливо, почти как наяву, прозвучал голос инструктора: «Необходимо начать думать».

Зоя резко замахнулась, отводя руку как можно дальше назад, надеясь попасть латунным шаром в голову Рона и моля Бога, чтобы вместо этого не ударить по собственной голове. Она не знала, попала ли в цель, но то, что она его все же ударила, Зоя поняла. Рон инстинктивно дернулся назад и ненадолго ослабил хватку вокруг ее горла.

– Проклятие, у нее что-то в руке!

– Синглтон! – крикнула Зоя что есть мочи.

Рон снова сжал руку на ее горле так, что ей стало больно. Зоя замахнулась во второй раз. Латунный шар описал широкую дугу и непременно ударил бы Эрни в грудь, если бы тот не поспешил увернуться.

– Ну подожди у меня, сука, – прошипел Рон ей в ухо. – Вот только доберемся до Мэнора, я привяжу тебя ремнями, тогда ты у меня получишь!

– Ты ее держишь? – нервно поинтересовался Эрни.

– Держу. Давай коли. Да побыстрее, черт бы тебя побрал, сюда кто-то идет.

Эрни со шприцем в руке подошел ближе. Зоя снова замахнулась дверной ручкой, отчаянно пытаясь ударить его по руке, ей удалось выбить у него шприц. Дверь ее квартиры резко распахнулась, и в комнату, рыча, как тигр, ворвался Синглтон.

– А ну отпустите ее!

Он схватил Эрни, развернул к себе лицом и врезал ему кулаком в челюсть. Тот отлетел к стене. Рон в ярости заорал на Синглтона:

– Уходи, не мешай! Она сумасшедшая, а мы санитары, мы забираем ее обратно в клинику.

– Да, мужик, она опасна для общества, – поддержал Эрни, с трудом поднимаясь на ноги и потирая подбородок. – Мы должны ее забрать.

– Чушь собачья!

Синглтон стал надвигаться на Рона.

– Мы – профессиональные медики, – прорычал Рон. Зоя замахнулась еще раз. Ей удалось ударить по чему-то твердому – она надеялась, что это были ребра Рона.

– Сумасшедшая стерва!

Рон отпустил ее так внезапно, что Зоя потеряла равновесие и упала на колени.

– Надо сматываться! – крикнул он.

Эрни не ответил, он уже спешил к выходу. Однако у самой двери Синглтон успел схватить его и швырнуть обратно в комнату. Он бросил его прямо на Рона, и два верзилы повалились на пол, будто огромные кегли.

– Пошли!

Синглтон схватил Зою за руку и поднял с колен. Они выбежали в коридор. Здесь Синглтон остановился, повернулся к двери, захлопнул ее и ухватился за ручку обеими руками.

– Я держу, звоните в полицию, а потом Труэксу! – рявкнул он.

Сумка Зои валялась на полу там, где она ее выронила, когда на нее напал Рон. Зоя быстро достала из сумки телефон и стала набирать номер.


Салаты и холодную пиццу ели в патио возле бассейна. Пока Зоя и Синглтон давали показания в полиции, а Итан при этом присутствовал, Джефф и Тео успели закончить обед. Когда все трое приехали в Найтвиндс, мальчишки уже укрылись в домашнем кинотеатре, чтобы смотреть фильм на большом экране.

Итан пребывал в не лучшем настроении.

– К тому времени, когда мы услышали полицейскую сирену, санитары уже сумели выбраться через окно спальни и спуститься вниз, – рассказывала Зоя Бонни. – Но мы с Синглтоном проследили, как они садились в машину, и сообщили полиции ее марку, цвет и номер.

– Рона и Эрни взяли, как только они выехали на улицу, – продолжил Синглтон, подкладывая себе еще кусок пиццы. – Они не успели проехать и двух кварталов.

– Из участка санитары позвонили доктору Харперу. – Зоя подлила себе красного вина, поднялась и с бокалом в руке стала прохаживаться вдоль бассейна. – Представьте себе, эти гады хотели, чтобы Харпер объяснил полиции, что они «специально обученный медицинский персонал» и что он поручил им забрать меня и привезти в клинику.

Синглтон прожевал пиццу и продолжил рассказ:

– Харпер, естественно, все отрицал. Он попросил к телефону полицейского и дал ему понять, что Рон и Эрни больше не работают в «Кэндл-Лейк-Мэнор».

– Это правда? – Бонни посмотрела сначала на Зою, потом на Итана. – Он объявил, что они уволены?

– По словам Йена Харпера, – пояснил Итан, – санитары действовали на свой страх и риск и по собственной инициативе.

– Но если никто не оплачивал им работу, чего ради они потащились за Зоей в такую даль? – удивилась Бонни.

– Хороший вопрос, – кивнул Итан. – Официальная версия Харпера такова: Зоя и еще одна сбежавшая вместе с ней пациентка, имя которой он не называл, чем-то сильно насолили этим санитарам. И Рон с Эрни, затаив злобу на Зою, решили ей отомстить.

– Вот как? – заинтересовался Синглтон. – А что именно вы сделали, покидая клинику?

Зоя перестала расхаживать и посмотрела на воду бассейна.

– Я ударила Рона по голове огнетушителем. А Аркадия вколола Эрни полный шприц сильнодействующего седативного средства.

– Здорово! – похвалил Синглтон. Бонни улыбнулась:

– Правда здорово.

– Уголовное дело в связи с нашим бегством не было заведено, никто даже не сообщил о происшествии в полицию. Харпер не хотел, чтобы его клиентам стало известно, что мы с Аркадией больше не лечимся в его клинике.

– Все понятно, – сказал Синглтон.

– Но теперь, надеюсь, вы предъявите обвинение? – спросила Бонни.

– Обязательно. – Зоя сделала еще один глоток из бокала. – И не одно. Для начала – в нападении и незаконном проникновении в квартиру.

Синглтон посмотрел на Итана:

– Думаешь, Рон и Эрни действовали самостоятельно?

– Вначале – нет. Я абсолютно уверен, что Харпер, узнав, где находится Зоя, действительно отправил их ее забрать. Но после того, как я ему сообщил, что Зоя вышла замуж и перестала быть для него выгодной пациенткой, он, вероятно, попытался отозвать своих санитаров, но было поздно.

– Потому что Рон и Эрни были уже в Уисперинг-Спрингз и возжелали мести? – уточнил Синглтон.

– Я бы предпочла, чтобы вы не употребляли слова «возжелали», – поморщилась Зоя.

– Прошу прощения. – Синглтон виновато улыбнулся. – Но это объясняет, почему они угрожали вам в таких, если можно так выразиться, личных выражениях.

– Пожалуй. – Зоя посмотрела на Итана и нахмурилась. – Как ты считаешь, они могли убить Грейди?

Итан задумался. Он удобно расположился в мягком розовом шезлонге, положив руки на подлокотники и вытянув ноги.

– Не исключено, – наконец проговорил он. – Полиция восстановила картину их передвижения. Они приехали в Уисперинг-Спрингз в тот самый день, когда был убит Грейди. Однако непохоже, чтобы они знали, что он тоже в городе. Они сняли номер в мотеле и устроили засаду возле квартиры Зои, поджидая, когда она вернется. По-видимому, они знали только один адрес – ее квартиры. Прождав Зою весь день, они сделали перерыв на ночь и отправились в бар. На следующее утро они снова заняли свой пост возле ее квартиры. Соседняя квартира там пустует, туда они и забрались. Да у них и не было серьезных мотивов убивать Грейди.

– Если только Харпер не приказал им от него избавиться, потому что он стал создавать проблемы, – предположил Синглтон.

Итан помотал головой:

– Не думаю. Как я уже говорил, в тот вечер Рон и Эрни пили в баре. Чутье мне подсказывает, что их алиби вполне надежно. По-моему, у них была всего одна цель – схватить Зою.

Зоя поежилась.

– Ублюдки. Интересно, удастся посадить их за решетку?'

– Я надеюсь, – мягко сказал Итан. – Вполне возможно, что они сядут надолго. Детектив Рамирес сообщил что и тот, и другой уже отсидели срок за нападения, а Рона несколько лет назад арестовывали по обвинению в изнасиловании.

Зоя процедила сквозь зубы:

– Самые подходящие сотрудники для заведения Харпера – честные, порядочные люди.

Бонни вздохнула:

– Страшно представить, каково вам с Аркадией приходилось в этом заведении.

– Но, слава Богу, они теперь не там, – провозгласил Итан, – и никогда туда не вернутся.

Бонни кивнула:

– Да уж, конечно.

Остатки пиццы доели в молчании. Из ущелья доносились крики ночных птиц, где-то вдали завыл койот. На ночном небе сияли неправдоподобно яркие звезды; Итан уже заметил, что такие звезды бывают только над пустыней. Через некоторое время Бонни посмотрела на часы:

– Что ж, уже поздно, мальчикам пора домой, время ложиться спать.

Она встала и направилась к французским дверям. Синглтон поднялся с розового шезлонга.

– Мне тоже пора домой. Спасибо за пиццу, Труэкс.

Он быстро взглянул на Бонни, которая уже зашла в гостиную. – И за приятную компанию.

– На здоровье.

Итан, Зоя и Синглтон прошли через комнату в холл.

Зоя задержалась, поджидая Бонни с сыновьями, а Итан с Синглтоном вышли из дома и остановились у парадной двери, глядя на стоящие на подъездной аллее машины.

– Я ваш должник, – сказал Итан.

– Ничего подобного. – Синглтон засунул огромные ручищи в карманы. – Я всего-навсего выполнял свою работу, вы же наняли меня охранять Зою. Если разобраться, я не так уж и хорошо справился со своими обязанностями; когда Зоя пошла в квартиру за вещами, мне надо было подняться вместе с ней.

– Главное, что вы вовремя пришли ей на помощь, остальное уже не важно.

– Может быть. – Синглтон издал короткий смешок. – Должен вам сказать, она здорово отделала их обоих большой старинной ручкой, которую повсюду таскает с собой.

– Но их было двое, а она одна, соотношение сил не в ее пользу. Так что спасибо, Синглтон.

– Пожалуйста.

Позади них открылась парадная дверь. Тео и Джефф вышли из дома в сопровождении матери, им явно не хотелось уходить, и они еле-еле переставляли ноги.

– Разве нам уже пора домой? – скулил Тео.

– Да, пора.

Джефф с уважением посмотрел на Синглтона:

– Мама сказала, вы спасли Зою от каких-то плохих дядек.

– Зоя сама помогла мне ее спасти, – усмехнулся Синглтон.

Тео тоже подал голос:

– Мама сказала, что вы герой.

Синглтон покраснел, сквозь стекла его очков было видно, что он смущенно заморгал.

– Да ну… пустяки.

– Да-да, вы настоящий герой, – подтвердила Бонни.

Ее поддержал Итан.

– Она права.

В дверях появилась Зоя:

– Конечно.

– Круто! – выдохнул Тео, а Джефф попросил:

– Вы нам покажете, как вы ее спасли?

Синглтон стал бочком двигаться к своей машине.

– Вообще-то мне пора домой. Всем спокойной ночи.

Он развернулся, быстро прошагал к своему внедорожнику, сел за руль и умчался. Бонни проводила его взглядом и заметила:

– Кажется, мы его смутили.

Глава 29

О человеке можно многое сказать по звуку его шагов. Итан прислушался к шагам, звучавшим на лестнице. Ровная, решительная поступь. Слишком тяжелая для женщины. Идет мужчина, и он в хорошей физической форме. Привык получать все, что хочет. Привык командовать. Итан слышал, как открылась и закрылась дверь приемной, – дверь его кабинета, как обычно, была приоткрыта на треть. Глядя в зеркало, Итан имел возможность рассмотреть отражение высокого, хорошо одетого мужчины, который вошел в приемную. Дорогой костюм. Дорогая стрижка. Дорогие ботинки. Возраст – пятьдесят с небольшим. Элегантный. Ничто не указывает на то, что он при оружии.

Итан не случайно поставил письменный стол именно в этом углу и напротив него, возле окна, повесил зеркало. Возможно, с точки зрения учения фэн-шуй такое расположение предметов и создавало неправильные энергетические потоки, но зато оно имело одно огромное практическое преимущество: глядя под определенным углом, Итан мог видеть посетителей раньше, чем они его.

– Есть тут кто-нибудь? – громко, с нескрываемым раздражением спросил мужчина в приемной.

– Я здесь.

Дверь кабинета открылась шире. Мужчина заглянул в кабинет.

– Труэкс – это вы?

– Да. – Итан сел прямо и сложил руки на столе. – А вы, если не ошибаюсь, Форрест Клиленд?

– Откуда вы… ладно, не важно.

Форрест с хозяйским видом вошел в кабинет и сел в то самое кресло, которое так не понравилось Зое. Форресту оно более или менее подходило по размеру.

– Кто дал вам мой адрес, Йен Харпер? – небрежно поинтересовался Итан.

– Да это он мне сообщил, что вы, вероятно, живете в Уисперинг-Спрпнгз, поскольку именно здесь, кажется проживает Сара. А точный адрес я нашел в телефонном справочнике.

– В последнее время моя реклама в справочнике стала окупаться, – заметил Итан. Форрест важно произнес:

– Нам нужно поговорить.

– Интересно, именно сейчас вы попытаетесь от меня откупиться?

Несколько секунд Форрест молчал, внимательно разглядывая противника. У Итана сложилось впечатление что мысленно он немного корректирует свою первоначальную опенку. Наконец Форрест сказал:

– Думаю, мы сможем прийти к соглашению. Моя цель очень проста: я хочу, чтобы Сара вернулась в «Кэндл-Леик-Мэнор», где ей и надлежит находиться. Кроме того, я хочу быть уверен, что блокирующий пакет акции, который принадлежит ей, будет использован в высших интересах «Клиленд Кейдж».

– Ее зовут Зоя, – поправил Итан. – Зоя Труэкс.

– Она может называть себя, как ей заблагорассудится. Но если вы еще этого не поняли, Труэкс, она не здорова.

– А на мой взгляд, Зоя вполне здорова.

– Она слышит голоса стен, – мрачно сказал Форрест. – Она утверждает, что эти самые голоса говорят ей, что я убил своего двоюродного брата Престона.

– А это вы его убили?

– Нет, не я.

– И все-таки ведь кто-то же его убил.

– Труэкс, если вы наводили хотя бы какие-то справки, прежде чем ввязаться в это дело, вам должно быть известно официальное заключение. Престона убил грабитель, который забрался в коттедж в поисках денег или ценностей.

– Странный какой-то грабитель, вам не кажется? Разбрасывает по всему дому цветы и разбивает дорогой фотоаппарат, вместо того чтобы забрать его и попытаться продать.

Форрест замер.

– Значит, Сара рассказала вам про цветы и разбитый фотоаппарат?

– Да.

Форрест медленно встал, подошел к окну и стал смотреть на улицу.

– А она рассказала, что именно она нашла тело Престона?

– Конечно.

Форрест покосился на Итана через плечо.

– Труэкс, вы – частный детектив, вы должны понимать, что существует еще одно возможное объяснение убийства моего кузена. И в это объяснение как раз хорошо вписываются такие детали, как разбитый фотоаппарат и разбросанные цветы – признаки ярости.

– Уж не намекаете ли вы на то, что Престона убила Зоя?

– Полиция рассматривала такую версию, но потом отказалась от нее, и меня это вполне устраивает. Однако правда состоит в том, что у Сары весьма шаткое алиби на день убийства.

– Что это значит?

– Она якобы участвовала в трехдневной конференции, которая проводилась в Сан-Франциско одним частным художественным фондом. Но это было весьма многолюдное мероприятие, и Сара вполне могла незаметно ускользнуть.

– Вы можете предложить и мотив?

Форрест отвернулся от окна и сложил руки за спиной.

– Мотив есть. Старый как мир. Ревность.

– У Престона был роман на стороне?

Форрест чуть поколебался, прежде чем ответить:

– Возможно.

– Звучит слишком неопределенно, Клиленд.

– Я не знаю наверняка, но такая вероятность существует.

– А доказательства?

– Доказательств нет, – тихо сказал Форрест. Он снова повернулся к окну. – И я бы предпочел, чтобы они не нашлись.

– Потому что они могут бросить тень подозрения, на Зою?

– Я бы предпочел не знать, что моего кузена убила жена в припадке ревности.

– То есть вы не хотите, чтобы ее посадили в тюрьму? По-вашему, лучше запереть ее в «Кзндл-Лейк-Мэнор»?

– Ей там лучше, – твердо сказал Форрест. – С доктором Харпером можно договориться.

– Не сомневаюсь, что вы хорошо платите ему за сговорчивость.

– Да, по моему мнению, Саре лучше находиться в клинике, где ей будет обеспечен надлежащий уход, чем сидеть в тюрьме.

– Потому что вам легче контролировать ее акции, если она в сумасшедшем доме, а не в тюрьме, не так ли? У заключенных больше прав, чем у несчастных, которых против их воли держат в психиатрической клинике.

Форрест вернулся к столу и остановился перед Итаном.

– Давайте перейдем к сути. Я знаю, почему вы женились на Саре.

– На Зое.

– На Зое. Вы женились на ней потому, что она – ключ к большим деньгам. – Форрест быстро окинул взглядом кабинет. – Вероятно, у нее больше денег, чем вам когда-нибудь доводилось видеть.

– А вам не приходило в голову, что я женился на ней по большой любви?

Губы Форреста скривились без малейшего намека на улыбку.

– Нет, Труэкс, я так не думаю. Прежде чем ехать сюда, я навел о вас справки. Кажется, это ваш четвертый брак. Год назад ваша фирма обанкротилась. После того как вы расплатились с кредиторами и третьей бывшей женой, вы остались без гроша. В финансовом смысле вы едва сводите концы с концами. Думаю, когда вы встретили Сару, или как там вы ее называете, вы поняли, что это ваш шанс поправить дела, и с радостью за него ухватились.

– Собираетесь сделать мне выгодное предложение?

– Да.

– Я так и думал.

Итан мысленно отметил, что всегда приятно убедиться что ты не ошибся в своих предположениях.

– Если вы не дурак, Труэкс, вы его примете. Не спорю, если бы состоялось слияние, вы бы получили больше, но я намерен бороться против этого до последнего. Если мне удастся удержать «Клиленд Кейдж», вы должны будете ждать от двух до пяти лет, прежде чем вы сможете получить за акции наличные. И вдобавок все это время вам придется оставаться мужем сумасшедшей.

– Картина мне ясна.

– Примите мое предложение, и тогда от вас потребуется только одно: помочь мне отправить Сару туда, где для нее самое подходящее место. Потом можете подавать на развод. Я отдаю вам деньги, и вы свободны.


Зоя опустила фотоаппарат и ошеломленно уставилась на Итана.

– Сколько-сколько он тебе предложил? – прошептала она.

– Ты слышала, сколько.

Они стояли у начала извилистой тропинки, которая спускалась в пологое ущелье, расположенное ниже Найтвиндса. Солнце клонилось к горизонту, в его закатных лучах каменистая пустыня была расчерчена густыми лиловыми тенями.

Несколько минут назад Итан заехал за Зоей в ее офис и сказал, что им нужно поговорить. Однако до тех пор, пока они не приехали в Найтвиндс, он не начинал разговора. Зоя не знала, о чем пойдет речь, но предчувствовала, что ее ждут дурные новости. Возможно, именно поэтому она взяла с собой фотоаппарат и принялась фотографировать кактусы. По крайней мере ей было чем занять руки, дожидаясь, когда Итан заговорит.

– Да, я слышала. – Она сглотнула. – Это же гигантская сумма.

– Да нет, не гигантская, но довольно большая.

Зоя посмотрела на Итана. Казалось, он был где-то далеко от нее, уйдя глубоко в себя; так, наверное, бывало, когда он распутывал преступления и искал ответы.

– Нет все-таки это очень большие деньги, – повторила Зоя. – Во всяком случае, для тебя в твоем нынешнем финансовом положении.

Вдоль ущелья дул легкий ветерок, теребивший широкие рукава Зоиной блузки. Она рассеянно убрала с лица упавшую прядь волос.

– Для Форреста нет ничего на свете важнее, чем «Клиленд Кейдж».

– Я это понял.

– И ты предвидел, что он попытается от тебя откупиться.

– Клиленд не только предложил мне деньги, он еще и кое-что рассказал.

Итан произнес эту фразу совершенно бесстрастным тоном, слишком бесстрастным, и Зое это показалось подозрительным. Она всмотрелась в его лицо:

– И что же он говорил?

– Он намекал, что у Престона мог быть роман с другой женщиной.

В первое мгновение Зоя была так потрясена, что потеряла дар речи, но потом решительно покачала головой:

– Нет.

– Я пытался припереть Форреста к стенке, но он отказался вдаваться в подробности.

– Конечно, он отказался, потому что никаких подробностей попросту не существует. У Престона не было романа на стороне.

– Ты в этом уверена?

У Зои свело желудок.

– Абсолютно. Престон бы никогда мне не изменил.

– А что если бы все-таки изменил?

Итан говорил тихо, но по его тону было ясно, что он не отступится, пока не получит ответ. До Зои вдруг дошло, что он ее фактически допрашивает. Должно быть, именно так он ведет себя с подозреваемыми, да и со всеми, от кого хочет непременно получить ответ. Ей не понравилось чувствовать себя мишенью. Она натянуто проговорила:

– Я тебя не понимаю. Чего ты пытаешься добиться?

– Форрест намекал, что мотивом убийства могла быть ревность, если у Престона была связь с другой женщиной.

Внутри у Зои все словно заледенело.

– Он тебе сказал, что это я убила Престона, не так ли?

– Он не сказал этого прямо, но просто дал понять, что такая вероятность существует.

Зоя круто повернулась. Она была так возмущена, что ее негодование растопило холод, сковавший было ее изнутри.

– Этого не было! Я не убивала Престона. Я бы просто не смогла в него выстрелить.

– Даже если бы узнала, что он спит с другой женщиной?

– Даже если бы узнала, что он мне изменяет.

Теперь, когда Зоя чувствовала под ногами твердую почву, она немного успокоилась.

– Я хочу, чтобы ты кое-что понял: Престон был человеком тонким. Наша любовь была очень нежной материей.

– Нежная, значит.

Зое нелегко было подобрать нужные слова, чтобы Итан все понял.

– Понимаешь, если бы даже один из нас узнал, что другой ему изменяет, результатом были бы разочарование, грусть, может быть, скорбь, но никак не гнев и уж ни в коем случае не насилие.

– Что бы сделала ты?

– Я чувствую, ты не успокоишься, пока не получишь все ответы.

Итан покачал головой:

– Я не могу. Я должен разобраться до конца.

Зоя всмотрелась в его лицо и прочла в нем непреклонную решимость.

– Да, я вижу, что ты не отступишься. Ладно, я скажу тебе. Если бы вдруг такое случилось и я узнала бы, что Престон мне изменяет, я бы, конечно, немного всплакнула, а потом бы отпустила его. Любовь нельзя навязать силой, думаю, ты сам это знаешь.

– Конечно. Еще бы мне не знать после трех браков.

Зоя покраснела. Она спрашивала себя, уж не думает ли Итан, что она нарочно ткнула его носом в его обширный опыт неудачных браков. У нее ничего подобного в мыслях не было, и если Итан воспринял ее слова именно так, то он сам в этом виноват. В конце концов, это он загнал ее в угол, а не наоборот. От таких мыслей Зою отвлек вопрос Итана:

– А как насчет семейного психолога?

– Психолога? – Зоя нахмурилась. – Что ты имеешь в виду?

– Если бы ты узнала, что Итан завел связь на стороне, ты бы не предложила ему обратиться к семейному психологу? – терпеливо пояснил Итан.

– Нет, не думаю, чтобы я это предложила.

– Почему?

Зою так и подмывало послать Итана к черту вместе со всеми его дурацкими вопросами, но она сдержалась и попыталась сформулировать очередной ответ.

– Я где-то читала, что каждый брак строится по своим определенным правилам, – осторожно сказала она. – Эти правила – глубоко личные, о них обычно не говорят вслух, и они понятны только тем, кого непосредственно касаются. Для некоторых людей измена партнера – событие неприятное, но не катастрофическое; оно, так сказать, не означает расторжения сделки.

– Потому что верность не входит в число основополагающих правил их брака?

– Да. Возможно, в этом конкретном браке более важны какие-то другие факторы: эмоциональная зависимость, финансовое благополучие, социальный статус или, может быть, религиозные убеждения. Кто-то панически боится потерпеть неудачу, кто-то не хочет остаться в одиночестве. Для многих браков самые разные и вполне разумные вещи могут быть более важными, чем верность.

– Но для тебя верность является одной из незыблемых основ брака, не так ли?

– Да, – тихо сказала Зоя. – Для меня в основе отношений должно лежать доверие, без этого все остальное не имеет смысла. – Она помолчала. – Ты меня понимаешь?

– Да.

Спокойная уверенность, прозвучавшая в этом коротком слове, убедила Зою больше, чем могло бы убедить Что-то другое. Она улыбнулась, улыбка получилась немного робкой.

– Потому что для тебя тоже одно из непременных условий в отношениях, с женщиной – доверие.

– Ну да, по-моему, человек должен хоть на что-то твердо рассчитывать, иначе вообще какой смысл жениться?

– Согласна. Так вот, дело в том, что я Престону действительно доверяла. Я не могу поверить, что он меня обманывал. Но если бы такое произошло, если бы у него была связь с другой женщиной, я бы его не убила, а подала бы на развод.

– Понятно.

– Скажи, Итан, к чему весь этот разговор? Ты всерьез подозревал, что я могла быть убийцей?

– Нет.

Почему-то этот простой ответ неожиданно привел Зою в ярость.

– Тогда зачем тебе понадобился этот допрос с пристрастием?

– Мне пришло в голову, что если Престон встречался с другой женщиной и пытался прекратить с ней связь, то у этой дамы мог быть мотив его убить.

Зоя немного подумала над его словами.

– То есть ты представляешь себе некий любовный треугольник вроде того, какой ты нарисовал, когда расследовал убийство Камелии Фут? Мне понятен ход твоих мыслей, но, уверяю тебя, в нашем случае дело было не так. Престон не спал с другой женщиной. Поверь мне на слово. Если бы это было, я бы почувствовала.

– Ну хорошо, оставим этот разговор. Извини, что устроил тебе допрос, но мне нужно было знать наверняка.

Зоя посмотрела на Итана. За его спиной догорал закат; его темный силуэт, слегка расставленные для устойчивости ноги, вся его поза почему-то навели Зою на мысль о мчащемся вперед поезде. Такого человека можно убить – конечно, если очень постараться, если действовать быстро и если тебе будет сопутствовать удача, – но никаким другим способом его не остановишь.

– Я понимаю, – тихо сказала Зоя.

Она подняла фотоаппарат и сфотографировала Итана.

Ей хотелось запечатлеть на пленке частичку его души, которая ненадолго приоткрылась ей в эти мгновения.

Когда все кончится, у нее останется на память об Итане хотя бы эта фотография.

«Престон был очень тонким человеком… наша любовь была очень нежной материей…»

Итан лежал в кровати, рассматривал тени на потолке и отчетливо сознавал, что уснуть ему удастся не скоро. Эта разновидность бессонницы была ему хорошо знакома, она была связана с работой. Когда он настойчиво искал разгадку, такое с ним случалось часто.

У Итана был выбор: можно и дальше лежать в кровати, предаваясь мрачным размышлениям, а можно было встать, пойти в другую комнату и заниматься тем же самым уже там. Зоя мирно спала рядом с ним. Итан прислушался, но не почувствовал в ней беспокойства, которое, как он уже усвоил, обычно сопутствовало ее кошмарам.

Он отодвинулся от ее теплого тела, откинул одеяло и встал с кровати. На ощупь нашел в темноте брюки, надел их и босиком вышел в темный коридор.

Лунного света, льющегося в окна, вполне хватало, чтобы осветить ему путь. Он прошел в кухню и включил свет. Открыв холодильник, Итан нашел круглую пластиковую банку с остатками равиолей с сыром. В этот вечер обед готовила Зоя, она заправила равиоли дорогим оливковым маслом и пармезаном, который собственноручно потерла перед самой подачей на стол. Итан открыл крышку и положил немного равиолей себе на тарелку.

Как Итан и подозревал, холодные равиоли оказались такими же вкусными, как и горячие. Не зря же он опытный детектив. Он капнул на горку равиолей немного острого соуса, взял вилку и понес свое сокровище к кухонному столу. На подоконнике лежали блокнот и ручка – у Итана в каждой комнате дома лежало по блокноту. Он сел, съел несколько равиолей и открыл блокнот.

Первым написалось совсем не то слово, которое он собирался написать. «Нежность».

Итан мысленно чертыхнулся. Если он не выкинет из головы эту самую нежность, от его ночной работы будет мало проку.

Он решительно зачеркнул написанное слово и предпринял вторую попытку.

«Люди, у которых были причины убить Леона Грейди и Престона Клиленда».

– Что ты здесь делаешь?

Итан отложил ручку и посмотрел на Зою. Она стояла в дверном проеме, запахнув на себе белый махровый халат, на ногах у нее были шлепанцы. Волосы Зои были спутаны – не только после сна, но и после их бурной страсти. Жена. Его жена. Итан внезапно испытал такой горячий прилив острого желания, что это его даже испугало.

– Что с тобой?

Зоя подошла ближе, ее загадочные глаза смотрели участливо.

– Да вот, не мог уснуть и решил немного поработать. – Он показал на банку: – Равиолей хочешь?

– Хочу.

Зоя подошла к столу, достала из ящика вилку и села напротив Итана. Потом наклонилась над столом, подцепила две равиолины на вилку и, изогнув шею, попыталась прочесть, что Итан написал в своем блокноте.

– Что это ты зачеркнул? – Она выпрямилась и зажала равиоли губами. – Неправильный вывод?

– Да.

Некоторое время Итан наблюдал за тем, как Зоя ест, и думал, что сейчас ему лучше всего было бы держать язык за зубами. Но по какой-то неведомой причине именно сегодня ночью он оказался неспособным на такой подвиг.

– Я не похож на Престона, правда?

Зоя заморгала от неожиданности, перестала жевать и поспешно проглотила то, что было у нее во рту.

– Не похож, вы с ним совершенно разные.

– И меня ты не считаешь очень тонкой натурой, правда?

Зоя чуть помедлила с ответом:

– Нет, тонкость – это не то слово, которое в первую очередь приходит мне в голову.

– А наши отношения? – Итан чувствовал, что сам приближает неминуемую катастрофу, но уже не мог остановиться или хотя бы свернуть с пути, – Ты, вероятно, не охарактеризовала бы их как очень нежные.

– Нет. Пожалуй, нет. – Зоя протянула руку и подцепила вилкой очередную равиолину. – Можно спросить, почему ты завел этот разговор? С какой стати ты вдруг зациклился на наших отношениях? У нас же не настоящий брак.

– Ну почему же, мы поженились по-настоящему.

Итан почувствовал, что у него каменеет челюсть, а это всегда было дурным знаком. Зоя покраснела.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Наш брак – это просто средство, часть твоей стратегии в разрешении моего дела.

– А как же то, что мы спим вместе? Это ты как объяснишь?

Зоя покраснела еще гуще, но не отвела взгляда.

– Спим вместе мы потому, что нас друг к другу влечет. Но вовсе не потому, что у нас есть клочок бумаги, на котором написано, что мы муж и жена.

– А тебе не кажется, что все здесь уж слишком наворочено? Мне лично кажется.

– Но ведь мы как-то управляемся.

– Клиленд считает, что я женился на тебе из-за того, что ты держишь в руках ключ к чертовым акциям.

– Форрест судит обо всех по себе и приписывает всем свои мотивы, – сказала Зоя. – Такого человека, как ты, ему не понять и за сто лет.

– А ты? Как тебе кажется, ты меня понимаешь?

– Не до конца. Какая-то часть твоей личности скрыта очень глубоко, и ты не очень-то стремишься ее показывать. Но по крайней мере я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы понимать, что ты женился на мне не из-за акций.

– Интересно, почему ты так в этом уверена? – усмехнулся Итан.

Зоя замерла, не донеся до рта вилку.

– Если я скажу, что мне это подсказывает интуиция, ты проделаешь свой любимый фокус с глазами.

– Какой еще фокус?

– Ты умеешь сделать так, чтобы твой взгляд был одновременно и насмешливым, и презрительным, и в то же время суровым. Наверное, это как-то связано с твоим прищуром.

– Прищур, говоришь? Может, мне надо показаться окулисту, проверить зрение?

Зоя улыбнулась:

– Я абсолютно уверена, что ты женился на мне не для того, чтобы добраться до акций, и дело тут не только в моей интуиции. У меня есть веские доказательства, которые подтверждают, что я могу тебе доверять.

– Что за доказательства?

– Я видела твой подход к работе. Я знаю, что твое желание найти ответы гораздо сильнее, чем желание заработать деньги. В тебе живет нечто, что побуждает тебя внести свой вклад в достижение некоего кармического равновесия. А еще я теперь знаю, что если уж ты берешься за работу, то пойдешь на все, лишь бы довести ее до конца. Такой уж ты человек.

– Тебя послушать, я скорее похож на машину.

Зоя отложила вилку.

– Ты всегда становишься таким, когда ведешь дело и расследование в самом разгаре?

– Да.

Зоя с сомнением подняла брови. Итан уточнил:

– Ну, может быть, не всегда, этот случай особый.

– Чем же он отличается от других?

– Ты отличаешься.

– От твоих обычных клиентов?

– Нет. – Итан взял вилку и наколол на нее пару равиолей. – От всех тех женщин, на которых я был женат.

– Вот как? Ну, раз уж ты затронул эту тему, любопытство заставляет меня спросить: чем я от них отличаюсь?

– Ты просто не такая, вот и все.

– Ладно, попробую зайти с другой стороны. Как ты ко мне относишься?

– Сам толком не знаю. – Итан подумал, что терять ему все равно нечего, так почему бы уж не быть честным до конца. – Но что бы я к тебе ни чувствовал, к этому не применимы слова «мягкость» и «тонкость».

– Понятно. – Губы Зои медленно сложились в обольстительную улыбку. – И что же, это для тебя проблема?

– Нет, если для тебя не проблема.

Зоя встала, обошла вокруг стола, села на колени к Итану и обняла его за шею. Потом приблизила губы к самому его уху и прошептала:

– Поверь, для меня это не проблема.

Глава 30

Компания «Раднор секьюрити системз» занимала весь второй этаж большого здания в офисном центре, построенном на северной окраине города. По своему дизайну интерьер офиса напоминал скорее дорогую брокерскую или страховую компанию. В кабинетах стояла суперсовременная мебель обтекаемых линий, на стенах висели картины, стиль которых Итан мысленно определил как типично юго-западный – множество стилизованных изображений каньонов, старых домов из необожженного кирпича и закатов. Все это было изображено в разнообразных оттенках красного, бирюзового и фиолетового.

Атмосфера этакой важной деловой суматохи произвела на Итана некоторое впечатление. На всех письменных столах стояли новенькие компьютеры. Вдоль одной из стен располагались кабинки, разделенные стеклянными перегородками. Служащие, сновавшие среди этих кабинок, все как один казались очень серьезными, квалифицированными и страшно деловыми.

В приемной дежурил холеный, безупречно вежливый секретарь. Он восседал за огромным столом из полированного дерева, на котором располагались хитроумного вида телефонная станция и очень навороченный компьютер. Карточка с именем гласила: «Джейсон».

– Чем я могу быть вам полезен? – спросил Джейсон.

– Я хотел бы поговорить с Нельсоном Раднором, – сказал Итан.

– У вас назначена встреча?

– Нет.

Джейсон изобразил на лице сожаление в самой что ни на есть вежливой форме.

– Мне очень жаль, сэр, но мистер Раднор сейчас занят. Если позволите, я могу записать вас на прием.

Итан небрежно облокотился о край сияющего стола.

– Скажите ему, что пришел Труэкс.

Просьба Итана явно встревожила Джейсона, но после едва заметного колебания он все же потянулся к телефону.

– Как вы сказали вас зовут, сэр? Труэкс?

– Он меня знает.

– Одну минуту, сэр.

Джейсон набрал короткий номер и что-то тихо проговорил в трубку. Положив трубку, он посмотрел на Итана и с облегчением улыбнулся, затем встал и вышел из-за стола.

– Сюда, пожалуйста, сэр. Не желаете кофе или минеральной воды?

– Нет, спасибо.

Джейсон провел Итана мимо кабинок за стеклянными перегородками; кабинет Нельсона оказался в самой дальней части офиса, и стены в нем были настоящие, капитальные, никакого стекла. Джейсон коротко постучался, открыл двери и пропустил Итана вперед.

– Сэр, к вам мистер Труэкс.

– Входите, Труэкс, садитесь. – Раднор указал Итану на мягкий стул с кожаной обивкой. – Признаться, не ожидал визита конкурента. Что вас привело? Решили все-таки принять мое предложение поработать по субконтракту?

– Пока нет.

Итан сел и быстро оглядел кабинет. Нельсон был без пиджака. Его массивный письменный стол представлял собой скульптурную композицию из стекла и стали. У стола стояло дорогое кресло руководителя с высокой кожаной спинкой. Когда Нельсон сел, кресло не издало ни единого звука.

На полу лежал серый ковер с толстым ворсом, картины на стенах, выдержанные в том же юго-западном стиле, подходили к строгому колориту кабинета. В углу стояла красивая деревянная вешалка, на одном из крюков висел элегантный бежевый пиджак. Во всем кабинете не было ни единого пятнышка розового цвета.

Итан отметил, что кабинет кажется ему странно знакомым, причем ощущение это вызвало у него неприятные ассоциации. Он вдруг понял, в чем дело: кабинет Нельсона здорово смахивал на его собственный кабинет в Лос-Анджелесе. Возможно, Нельсону запудрил мозги тот же самый декоратор, что и ему.

– Чем могу служить? – доброжелательно поинтересовался Нельсон.

– Вы можете мне сказать, кто обращался к вам с поручением разыскать Леона Грейди? – спросил Итан.

– Леон Грейди? Это еще кто такой? «Надо отдать Раднору должное, – с уважением подумал Итан – он соврал, даже глазом не моргнув». Впрочем, нельзя было исключать, что его недоумение вполне искренне. У «Раднор секьюрити» столько клиентов, что большой босс вряд ли станет уделять свое драгоценное внимание мелким делам вроде поиска сбежавших должников или пропавших родственников. Такого рода работу он наверняка поручает своим подчиненным.

На тот случай, если Раднор не соврал и он действительно не знает, о чем его спрашивают, Итан решил проявить терпение.

– Леон Грейди остановился в мотеле «Санраиз свите». Несколько дней назад его нашли мертвым. Полиция считает, что он был убит, потому что не поладил с местными уличными торговцами наркотиками.

– Да, теперь я припоминаю, что читал об этом в газетах. Убили мелкого наркодилера. Но я не обратил особого внимания на эту статью, в этой части города у нас нет ни одного корпоративного клиента. – Нельсон изогнул тонкую бровь: – А что, это одно из ваших дел?

– Грейди имел отношение к одному из моих теперешних расследований.

Строго говоря, Итан вел сейчас всего одно расследование к тому же перспективы возместить расходы, не говоря о том, чтобы получить оплату за потраченное рабочее время, представлялись ему весьма приблизительными. Но не стоило посвящать во все эти малоприятные подробности конкурента. Итан твердо усвоил, что в бизнесе нужно поддерживать свой имидж человека сильного, успешного, компетентного. Меняются эпохи, меняется окружающая среда, но закон джунглей за многие века не претерпел заметных изменений. Показать свою слабость – верный путь к тому, чтобы быть съеденным.

– Все-таки я не понимаю. – Нельсон очень умело изображал озабоченное недоумение. – Почему вы решили, что «Раднор секьюрити системз» имеет какое-то отношение к этому делу?

– Считайте, что мне это подсказало профессиональное чутье. Версия о торговцах наркотиками вполне устраивает полицию, но я в нее не очень-то верю. На мой взгляд, вполне возможно, что Грейди убил человек, не живущий в нашем городе, а это означает, что прежде всего убийца должен был Грейди найти. Грейди расплатился за номер наличными, полагаю, это не случайно, а потому, что он скрывался. Ко мне с просьбой выследить Грейди никто не обращался, значит, остаетесь только вы.

– Вот как?

– У вашей фирмы большое рекламное объявление в телефонном справочнике, поэтому клиент из другого города, вероятнее всего, предпочтет иметь дело с вами. Я хочу знать имя этого клиента.

– Понятно. – Нельсон немного отклонил спинку своего абсолютно беззвучного кресла и посмотрел на Итана с сожалением, которое казалось искренним. – Уверяю вас, я лично об этом ничего не знаю.

– Я вам верю. Мы оба понимаем, что делами такого мелкого калибра, как это, занимаются ваши подчиненные, причем не самого высокого уровня, может быть, его вел какой-то мелкий клерк. Это было обычное задание по розыску человека, ничего особенного.

– Я лично не реже раза в неделю просматриваю все дела, которые проходят через этот офис, – веско произнес Раднор. – Имя Леона Грейди не попадалось мне на глаза.

– Грейди убили совсем недавно, на этой неделе. Если вы пока просмотрели дела только за прошлую неделю, то его имя могло еще не попасть в обзор.

– Послушайте, Труэкс, даже если бы мы следили за этим Грейди по заказу клиента, я бы не имел права обсуждать это дело с вами, тем более сообщать вам имя клиента.

– Да, мне известно про ваши строжайшие правила по части конфиденциальности. Вы очень много об этом говорили в своем интервью корреспонденту местной «Геральд», когда приписали себе заслугу раскрытия дела Мейсона.

– Вы же знаете репортеров, они никогда не могут изложить факты, как они есть. Журналист сам все перепутал, вы не можете обвинять меня в его ошибке.

– Я и не думал, просто мне казалось, что теперь вы мой должник. Ну так как, кто-нибудь из ваших работников выслеживал Леона Грейди?

– Право, Труэкс, я действительно не могу обсуждать этот вопрос, и вы знаете это не хуже меня. Дело касается профессиональной этики.

– Хорошо, тогда мне придется действовать иначе, – сказалИтан. – Если вы откажете мне, я буду вынужден обратиться к президенту ассоциации домовладельцев Дезерт-Вью и ненавязчиво посоветовать ему расторгнуть контракт с «Раднор секьюрити системз».

Нельсон резко выпрямился, выражение вежливого сожаления мгновенно слетело с его лица.

– Как прикажете вас понимать?

– А вот как. Мне почему-то кажется, что ассоциации домовладельцев не понравится то, что некоторые охранники не слишком серьезно относятся к требованиям соблюдения конфиденциальности. Кое-кто из них готов за бутылку пива и пригоршню баксов поделиться с любым желающим подробностями о личной жизни обитателей Дезерт-Вью.

– Уж не хотите ли вы сказать, что кто-то из моих ребят берет взятки?

– А иначе как бы, по-вашему, я так быстро раскрыл дело Мейсона?

– Ерунда! Вы ничего не докажете.

– А мне и не нужно ничего доказывать. Думаю, достаточно заронить сомнения в душу президента ассоциации домовладельцев. В результате возникнет паника, в этом можно не сомневаться. Больше всего на свете богатые люди не любят, когда кто-то готов продать подробности их частной жизни за сотню-другую баксов.

Нельсон нахмурился. Он молчал целую минуту, потом наклонился к столу и с силой ударил по кнопке внутренней связи.

– Джейсон, принесите мне дела за последнюю неделю. Да, я знаю, что сегодня не урочный день. Несите!

Нельсон отпустил кнопку, снова выпрямился и хмуро взглянул на Итана.

– Значит, вы решили занять жесткую позицию.

Итан пожал плечами. В кабинет вошел Джейсон со стопкой распечаток. Он положил бумаги на стол Нельсона.

– Что-нибудь еще, сэр?

– Нет, больше ничего.

Нельсон взял в руки первую распечатку. Джейсон с интересом посмотрел на Итана, в его взгляде теперь было не только любопытство, но и уважение, которое раньше отсутствовало. Через несколько секунд за ним бесшумно закрылась дверь. Стало тихо, только время от времени слышалось шуршание бумаг. Так прошло несколько минут.

– Сукин сын! – пробурчал Нельсон.

Он откинулся на спинку и посмотрел на Итана с выражением, которое не сильно отличалось от выражения Джейсона. В его взгляде читались любопытство и нечто очень похожее на невольное уважение.

– Оказывается, вы были правы. – Нельсон подтолкнул распечатку к Итану, она скользнула по гладкой поверхности стола. – Мы действительно проводили розыск человека по имени Леон Грейди. Работа была небольшая. Заказ поступил по междугородному телефону и был оплачен кредитной карточкой.

Итан взял распечатку и прочитал имя клиента:

– Доктор Йен Харпер.

– Это было вполне законное дело, Харпер заявил, что этот Грейди работал у него и сбежал с деньгами компании.

– Вот как?

Итан стал быстро просматривать распечатку.

– Да, здесь даже написано, что мой человек проверил и убедился, что Харпер действительно был работодателем Грейди.

– Угу, – промычал Итан.

– Такое случается сплошь и рядом, сами знаете. Дела о растратах попадаются почти так же часто, как мошенничества со страховками.

Итан слушал Нельсона, не поднимая головы от распечатки. Ему очень хотелось кое-что записать, но он догадывался, что Раднору это не понравится.

– Как правило, работодатели не пристреливают своих работников за растраты, – рассеянно заметил Итан. – Они просто стараются вернуть хотя бы часть похищенных денег. Вас не беспокоит, что, возможно, именно вы навели убийцу на след Грейди?

– Черт побери, Труэкс, не порите чушь! Никто не устраивал этому парню ловушки! Наша компания поддерживает высочайшие профессиональные стандарты. В этом деле были соблюдены все правила, поверьте мне. Вы же не можете утверждать, что Грейди убил именно Харпер! Вы сами только что сказали, что, по версии полицейских, .это дело рук торговца наркотиками.

– Вы правы. – Итан дочитал до конца и положил распечатку на стол. – Я ничего не знаю наверняка. Пока не знаю – Он встал и пошел к двери. – Увидимся, Раднор. Считайте, что мы квиты, вы рассчитались за небольшую журналистскую ошибку в связи с делом Мейсона. Он открыл дверь.

– Труэкс, подождите.

Итан помедлил.

– Если все-таки надумаете работать в серьезной компании, – осторожно сказал Нельсон, – дайте мне знать. Мне нужны люди вроде вас.

Итан в последний раз окинул взглядом шикарный кабинет, снова отмечая все знакомые детали дорогой обстановки.

– Спасибо, но меня не устраивает дизайн офиса.


Через пятнадцать минут Итан уже входил в букинистический магазин. Увидев Зою, он резко остановился. Зоя сидела на высоком табурете, зацепившись каблуками туфель за нижнюю перекладину. Она грациозно склонилась над каким-то старым фолиантом в кожаном переплете. В ее волосах, уложенных в аккуратный узел, отражался свет, на ней была фиолетовая футболка с овальным вырезом и рукавами до локтя, темная плиссированная юбка ниспадала элегантными складками, закрывая ее ноги до самых щиколоток. Глядя на нее, Итан вдруг испытал обостренное чувство собственника, это чувство прокатилось по нему горячей волной. Зоя – его жена, пусть только на время, и он ее хочет.

В то же мгновение Зоя подняла голову, встретилась с ним взглядом и улыбнулась:

– Итан! А я уже начала волноваться, что тебя так долго нет. Ну что, чутье тебя не обмануло? Кто-нибудь обращался в «Раднор», чтобы разыскать Грейди?

– Наконец-то вы вернулись. – Из полумрака в глубине магазина появился Синглтон. – Как прошла встреча, удачно?

Итан заставил себя вернуться к реальности. Он быстренько выкинул из головы все мысли о влажных сбитых простынях и сосредоточился на делах.

– Есть одна хорошая новость и одна – не очень.

– Начни с хорошей, – попросила Зоя.

«Ох уж эти оптимисты», – подумал Итан, глядя на нее.

– Я узнал имя человека, который обращался к Раднору с просьбой выследить Леона Грейди в Уисперинг-Спрингз. Это был… ни за что не догадаешься… доктор Йен Харпер.

– Харпер! Ну-ну, интересно. – Зоя порывисто поднялась с табурета.

– Кажется, он не пытался скрыть, кто он и зачем разыскивает Грейди, – продолжал Итан. – Он даже воспользовался для оплаты услуг «Раднор секьюрити системз» корпоративной кредитной карточкой. Он заявил, что Грейди сбежал с деньгами, принадлежащими «Кэндл-Лейк-Мэнор».

Синглтон кивнул:

– Звучит вполне правдоподобно.

– Да, все сходится. – На лице Зои отразилось удовлетворение. – Возможно, Грейди попытался шантажировать Харпера. Или Харпер понял, что Грейди стал ему мешать и даже представляет опасность. В любом случае Харпер решил от него избавиться.

Синглтон прислонился к прилавку.

– Возможно, он проследил путь Грейди вплоть до Уисперинг-Спрингз, а потом обратился в «Раднор» с просьбой узнать, где он остановился в городе. Затем он примчался сюда сам и убрал его.

– Да, все это было бы замечательно, если бы не одна маленькая нестыковка, – сказал Итан.

– Какая нестыковка? – спросила Зоя.

– На ночь, когда было совершено убийство, у Харпера есть надежное алиби.

Зоя хотела было возразить, но тут ее внезапно осенило.

– О Господи! – Она снова села на табурет, словно у нес вдруг ослабели ноги. – Ты прав.

Синглтон недоуменно нахмурился:

– Что у него за алиби такое?

– Я и Зоя, – сказал Итан.

– Вскоре после полуночи мы звонили ему из Лас-Вегаса.

– Это было в ту же ночь, когда был убит Грейди, – пояснила Зоя. – Я сама с ним разговаривала.

– Он мог принять звонок на мобильный телефон, – предположил Синглтон.

Итан отрицательно покачал головой:

– Нет на мобильный я ему не звонил. Помнишь, Зоя, ты дала мне оба его номера? Я звонил ему на стационарный телефон.

Синглтон не сдавался:

– А он не мог сделать переадресовку звонка?

– Не думаю, – сказала Зоя. – У него был сонный голос, как будто он задремал перед телевизором, а звонок его разбудил. Я даже слышала в трубке звук телевизора, мне показалось, что Харпер смотрел какой-то старый фильм.

– Телефонный звонок можно переадресовать, – напомнил Синглтон. – Но судя по тому, что вы говорите, Харпер действительно был в Кэндл-Лейк.

Зоя строго посмотрела на Итана:

– Hу что, сыщик, куда ты с этим пойдешь?

– Интересно, что ты об этом спросила. Мне действительно есть куда пойти, если мое первое серьезное дело в Уисперинг-Спрингз окажется нерешенным. Раднор предложил мне работу.

Зоя поморщилась:

– Знаешь, мне кажется, что тебе не понравится работать в «Раднор секьюрити системз».

Итан вспомнил безупречные кабинеты и столь же безупречный персонал. Прямо-таки картинка из его прежней жизни. Зоя права, у него не было ни малейшего желания возвращаться к старому.

– Верно подмечено, – сказал он. – Так что, пожалуй мне лучше заняться делом и выяснить наконец, кто убил Леона Грейди.

– И что вы собираетесь делать? – спросил Синглтон

– Так уж вышло, что блестящих идей у меня нет, поэтому я буду делать то, что всегда делают опытные профессиональные детективы, когда у них нет в запасе гениальных ходов.

Зоя заинтересовалась:

– И что же это?

– Я собираюсь взбаламутить воду и посмотреть, какие пузырьки всплывут на поверхность.

– А мне что делать? – спросила Зоя.

– Ничего. Твое дело – сидеть в Уисперинг-Спрингз и абсолютно ничего не делать.

Зоя вздохнула:

– Ты ведь собрался в «Кэндл-Лейк-Мэнор», я угадала?

– Да. Я решил, что сейчас самое время сыграть роль оскорбленного мужа. Да у меня и выбора особого нет.

– Я поеду с тобой. – Зоя соскользнула с высокого табурета. – Я тебе там понадоблюсь. Хотя бы потому, что я знаю это место, а ты – нет.

Она была права, Итану действительно было бы легче если бы она поехала с ним. Но он понимал, каково ей было бы встретиться лицом к лицу с ее ночными кошмарами.

– Нет, – покачал головой Итан. – Я сам справлюсь.

Зоя подошла к нему и слегка коснулась пальцем его щеки.

– Я понимаю, почему ты отказываешься от моей помощи, и ценю твою заботу больше, чем ты можешь себе представить. Но я должна это сделать.

– Черт возьми, Зоя…

Она приподнялась на цыпочки и быстро коснулась его губ своими губами.

– Я иду собирать вещи.

Глава 31

Зоя возвращалась в Западу. Ее снедало нарастающее напряжение, она была взвинченна и нервничала, но это было естественно, этого следовало ожидать. Зоя с самого начала предвидела, что так и будет. Она надеялась справиться со своими чувствами – она должна была справиться.

Зоя сидела рядом с Итаном во взятой напрокат машине и смотрела прямо перед собой. Впереди тянулась узкая дорога, ведущая к «Кэндл-Лейк-Мэнор». Теоретически окружающий пейзаж должен был бы казаться живописным; высокие деревья, грациозно изгибающиеся над подъездной аллеей, должны были бы напоминать полотна импрессионистов. Однако Зое казалось, что они зловеще нависают над аллеей, заслоняя солнце, и отрезают тех, кто находится внизу, от безопасного внешнего мира.

Временами в просвет между деревьями можно было разглядеть темное озеро. Зоя подумала о тех временах, когда она вставала по ночам и смотрела на холодную воду сквозь зарешеченное окно своей палаты. Иногда ей казалось, что под водной гладью прячется какая-то злая сила, которая впутала своими чарами особняк на берегу. Бывали моменты, когда она просто не могла объяснить свое жалкое положение ничем иным, кроме как действием злых колдовских сил. А в иные ночи она представляла, как плывет по озеру, заплывает на самую середину, опускает руки и погружается в глубину. Самый последний выход.

Но сегодня для Зои важнее всего было помнить, что она возвращается не одна, с ней Итан, и ей нечего бояться, кроме самого страха.

Легко сказать.

Зоя боролась с собой с той самой минуты, как решила поехать с Итаном. Какое-то время ей удавалось сдерживать наплыв воспоминаний, не впускать их в сознание, но теперь они прорвали незримую плотину. Зою захлестнули образы, не раз являвшиеся ей в кошмарных снах.

…Маленькая комнатка, которая была для нее одновременно и тюремной камерой, и ночным убежищем… Кабинет Венеции Макалистер с его приглушенным освещением и приглушенными звуками… Освещенная большой люстрой столовая, где множество неестественно спокойных пациентов одновременно поглощали одинаковую пресную и безвкусную пищу… Медицинский кабинет с кричащими стенами, куда санитары в страшные ночи уволакивали свои жертвы…

– Что с тобой? – резко спросил Итан.

От звука его голоса Зоя вздрогнула и тут же попыталась скрыть свой испуг, сделав вид, что ей срочно понадобилось достать что-то из сумки. Сегодня это была сумка цвета ликера «Шартрез», ядовито-зеленый цвет придавал Зое храбрости.

– Все в порядке.

Зоя открыла свою большую сумку и стала рыться в поисках салфетки. Под руки ей попался тяжелый брелок – дверная ручка, – и прикосновение к металлу подействовало на нее успокаивающе. Зоя вспомнила наставления инструктора и стала дышать так, как ее учили. «Найди источник силы внутри себя и сконцентрируйся на нем». Зоя напомнила себе, что на этот раз все будет по-другому, она не беспомощна и не одинока.

– Ты не передумала? Может, тебе все-таки не стоит туда возвращаться? – спросил Итан, не отрывая взгляда от изгибающейся подъездной аллеи. – Я могу отвезти тебя в гостиницу, и ты подождешь меня там, пока я поговорю с Харпером.

– Нет, я пойду с тобой.

Итан ничего не сказал, но, сняв одну руку с руля, дотянулся до Зои, нашел ее пальцы и быстро пожал их. Напряжение, разъедавшее Зою изнутри, как кислота, немного ослабло. Она еще несколько раз вздохнула так, как ее учила инструктор по самообороне.

Автомобиль преодолел последний поворот, и в поле зрения показался «Кэндл-Лейк-Мэнор». Трехэтажный кирпичный особняк, словно гигантская лягушка, расселся на берегу озера. Территорию вокруг здания окружал высокий забор – тюремная решетка, замаскированная под витую садовую ограду. Вся картина выглядела точь-в-точь так, как Зое снилось в кошмарных снах. И все же кое в чем картина отличалась. Зоя тихонько ахнула от удивления

– В чем дело? – спросил Итан.

– Ты знаешь, – прошептала она, – сейчас дом кажется меньше, чем мне запомнилось.

Итан улыбнулся – впервые с тех пор, как они рано утром выехали из Уисперинг-Спрингз. Не то чтобы он широко улыбнулся – нет, лишь уголки губ слегка приподнялись, но все же это была улыбка.

– По-моему, это хороший знак, – сказал Итан.

«Он прав, возможно, все окажется не таким страшным, как я себе представляю».

Из крошечной сторожки у ворот вышел охранник одетый в хорошо знакомую Зое серую униформу службы безопасности «Кэндл-Лейк-Мэнор». Он окинул Зою беглым взглядом.

Итан помахал перед носом охранника визитной карточкой.

– Я доктор Труэкс, а это моя ассистентка. Мы приехали к доктору Харперу, он нас ждет.

– Хорошо, сэр, проезжайте. Машину можете поставить на стоянку для посетителей, это направо.

Охранник вернулся в будку и нажал какую-то кнопку. Тяжелые металлические ворота медленно открылись. Короткая сцена произвела на Зою большое впечатление.

– Все прошло гладко, в точности как ты и предсказывал.

– Конечно. Это место устроено так, чтобы из него нельзя было вырваться, а не чтобы в него нельзя было попасть.

На стоянке для посетителей Итан припарковался, заглушил двигатель и посмотрел на Зою.

– Ну что, ты готова?

– Готова – Она отстегнула ремень безопасности и с неожиданной для самой себя решимостью открыла дверцу. Они вышли из машины и направились к парадному входу. Пока они шли рядом, Зоя еще раз быстро вкосилась на Итана. В это утро он специально оделся для предстоящей встречи с Харпером и словно по-новому открылся Зое. Она вдруг увидела человека, который некогда управлял крупной процветающей компанией, и это стало для нее своего рода откровением.

В элегантном костюме стального цвета, сшитом на заказ, Итан выглядел не просто безупречно, но даже немного пугающе. Темно-серая рубашка и черный шелковый галстук в серебристую крапинку довершали его облик, создавая отчетливое ощущение уверенности и силы. «Впрочем, – подумала Зоя, – Итан не нуждается в каких-то дополнительных штрихах, чтобы произвести такое впечатление». Аура уверенности и силы, присущая ему от природы, окружала его даже тогда, когда он был в простых джинсах. Однако сегодня Итан выглядел как человек, способный уверенно двигаться по коридорам власти. Неудивительно, что охранник у ворот даже не попросил его показать визитную карточку поближе.

Зоя и Итан поднялись по лестнице и прошли через толстые стеклянные двери. Как только они оказались в вестибюле, уверенность Зои, и без того хрупкая, дала трещину. Она почувствовала, как учащенно забилось ее сердце.

В приемной их вежливо приветствовал секретарь. Зоя его помнила, но он ее, по-видимому, не узнал. «Вероятно, это потому, – подумала Зоя, – что раньше он видел меня только в бесформенном больничном халате. Это лишний раз подтверждает, как много значит одежда».

Итан снова проделал фокус с визитной карточкой, однако секретарь оказался более крепким орешком, чем охранник у ворот.

– Сэр, я доложу доктору Харперу о вашем приходе, – сказал он и протянул руку к телефонной трубке.

– Все в порядке, – бесстрастно сказал Итан. – Мы знаем дорогу к его кабинету.

– Нам налево, – тихо бросила Зоя.

Не задерживаясь, она повернула налево и пошла в ту часть здания, где находились кабинеты здешнего начальства. Теперь, когда они оказались на территории, которую Зоя хорошо знала, она взяла руководство на себя, как они и условились заранее. Непонятно от чего, возможно, от волнения и от выброса адреналина, у нее вдруг появились уверенность и энергия. Зоя почувствовала, что способна выдержать испытание. Итан догнал ее и пошел рядом.

– Показывай дорогу.

– Минуточку, доктор Труэкс, минуточку. – Секретарь взволнованно засуетился и вскочил со стула. – Вас должны проводить. Но Итан и Зоя уже завернули за угол. – Ловко! – заметила Зоя. – Да, фокус с фальшивым доктором в таких ситуациях всегда хорошо срабатывает. Они не сразу решаются вызвать своих вышибал, несколько минут еще колеблются.

– И тебе этих нескольких минут бывает достаточно?

– Обычно хватает. – Итан огляделся. – А знаешь, на первый взгляд это местечко кажется просто шикарным.

– Видимость обманчива. Весь первый этаж сделан на заказ. Палаты пациентов находятся на втором и третьем этажах. Справедливости ради нужно сказать, что когда-то «Кэндл-Лейк-Мэнор», возможно, и был вполне респектабельным заведением.

– Но это могло быть лишь много лет назад, до того, как здесь стал заправлять доктор Харпер.

– Да. – Зоя остановилась перед дорогой деревянной дверью одного из кабинетов и глубоко вздохнула. – Мы пришли.

– Тогда заходим побыстрее, не теряя времени, – сказал Итан. Он открыл дверь и мягко подтолкнул Зою внутрь. – Секретарь сейчас наверняка лихорадочно набирает номер Харпера, чтобы предупредить его о нашем приходе.

– Уж это обязательно.

Зоя прошла впереди Итана в приемную перед кабинетом Харпера. Стены здесь были обшиты дорогими деревянными панелями. За столом сидела Фенелла Лидс и разговаривала по телефону. Ее красивое, даже чересчур, лицо портила гримаса недовольства и тревоги.

– …у доктора Харпера на сегодня не назначено никаких встреч.

Увидев, что в приемную быстро входят Зоя и Итан, Фенелла прервала разговор. Лишь мельком взглянув на Зою и не проявив к ней ни малейшего интереса, она остановила взгляд на Итане и сказала в трубку:

– Позвони Ричардсу в службу безопасности и скажи, чтобы он…

– Не советую, – предупредил ее Итан. Он уже открывал дверь, ведущую непосредственно в кабинет. – Доктор Харпер не любит, когда его прерывают.

Фенелла вскочила:

– Туда нельзя!

По-видимому, поняв, что она не сможет помешать Итану силой, Фенелла снова переключила внимание на Зою, которая шла следом. В глазах Фенеллы отразилось запоздалое узнавание.

– Это ты!

– Привет, Фенелла. Давно не виделись. Все еще спишь с тем типом из бухгалтерии?

Глаза Фенеллы полыхнули яростью.

– Да как ты смеешь?!

– Это ни для кого не секрет, – заверила Зоя. – Еще когда я была здесь, все пациенты знали, что вы с ним трахаетесь в лодочном сарае.

Фенелла задохнулась от злости.

– Глупая сучка!.. Ты не представляешь, во что ввязываешься.

– Ничего, я рискну.

Зоя могла бы и продолжить обмен любезностями с Фенеллой, но Итан взял ее за руку и потянул за собой.

– Дорогая, постарайся не отвлекаться, – прошептал он ей на ухо.

Войдя в кабинет Харпера, Итан решительно закрыл за собой дверь. Потратив полсекунды на то, чтобы запереть ее на замок, он повернулся лицом к Йену Харперу.

Харпер встретил их стоя. Он свирепо посмотрел на Итана из-под нахмуренных бровей.

– Не знаю, кто вы такой, но предупреждаю, что с минуты на минуту здесь будут охранники.

– И когда они придут, вы отошлете их обратно, – непринужденно проговорил Итан. Он подвел Зою к креслу и, усадив ее, занял второе кресло сам. – Всего два слова, доктор Харпер. Леон Грейди.

– Да кто вы такие, в конце концов? – Харпер уставился на Зою, и от изумления у него отвисла челюсть. – Сара Клиленд?

– Теперь меня зовут Зоя Труэкс. – Зоя скрестила ноги и улыбнулась. – Вы уж постарайтесь запомнить.

Глядя только на Зою, Харпер сказал:

– Я не знаю, зачем вы здесь, но уверяю вас, вам нужна помощь.

– Ничего, я обойдусь.

– Вернемся к Грейди, – напомнил Итан. Подбородок Харпера дернулся.

– При чем здесь Грейди? Мне сообщили из полиции, что несколько дней назад он был убит в Аризоне каким-то торговцем наркотиками.

– Да, мы знаем, – сказал Итан, – это мы нашли его труп.

Харпер был явно ошеломлен новостью. Он пробормотал:

– Ах вот как…

– Полиция считает, что Грейди был убит в ходе уличной разборки между торговцами наркотиками, но мы с Зоей уверены, что можем опровергнуть эту версию.

Харпер внимательно посмотрел на Итана:

– Что вы хотите этим сказать? Уверяю вас, я…

В дверь кабинета громко постучали. Харпер собрался было что-то крикнуть людям, находившимся по ту сторону двери, но Итан знаком посоветовал ему молчать.

– У нас есть информация, которая дает полиции основания считать вас подозреваемым по делу об убийстве Грейди.

Стук повторился.

– Доктор Харпер, у вас все в порядке?

– Позвоните по внутренней связи и скажите той красотке, которая сидит у вас в приемной, что помощь охраны вам не требуется. – Итан не повышал голоса, но его тон не допускал возражений. – Делайте то, что я вам сказал, или мы передадим улики полиции.

Харпер тяжело плюхнулся в кресло и резко нажал кнопку внутренней связи.

– Фенелла, скажите охране, что мне не нужна помощь. Во всяком случае, сейчас. Велите им подождать в коридоре.

– Вы уверены, доктор Харпер?

По голосу Фенеллы можно было подумать, что она считает Харпера идиотом.

– Да!

Харпер отпустил кнопку и оборвал связь.

– Разумный шаг, – похвалил Итан.

– Так что это за чушь насчет того, что я могу стать подозреваемым в деле об убийстве Грейди? Это невозможно.

– В сыскное агентство в Уисперинг-Спрингз поступил заказ выследить Леона Грейди. Заказ был сделан от вашего имени и оплачен корпоративной кредитной карточкой «Кэндл-Лейк-Мэнор». Вскоре после того, как агентство сообщило заказчику о местонахождении Леона Грейди, он был убит. Что-то мне подсказывает, что это не простое совпадение. А вы как думаете, доктор Харпер?

– Я не убивал Грейди.

– Он вас шантажировал? – спросил Итан. – Он грозил предать огласке ваши довольно нетрадиционные методы ведения бизнеса и лечения пациентов в «Кэндл-Лейк-Мэнор»?

– Нет!

– Это вы наняли «Раднор секьюрити системз» его разыскать?

– Да нет же, черт побери, никого я не нанимал! Я вообще не собирался его искать. Грейди уехал из клиники в командировку, я был уверен, что он на пути в Лос-Анджелес. Он должен был мне сообщить, когда найдет… – Харпер оборвал себя на полуслове и уставился на Зою.

– Вы послали его разыскать меня, не так ли? – подсказала Зоя. – Каким-то образом он сумел это сделать, только я была не в Лос-Анджелесе. Похоже, он вас обманул. Он действительно хотел меня найти, но только у него были на мой счет свои собственные планы. Он пытался меня шантажировать, требовал, чтобы я заплатила ему крупную сумму за его молчание.

– Я этого не знал! – отрезал Харпер. – Могу сказать одно: моей помощнице по административным вопросам поведение Грейди показалось подозрительным. Она решила проследить за его перемещениями, проверив, где он расплачивался кредитной карточкой. Она сумела проследить за ним до Уисперинг-Спрингз. Потом она просмотрела его личную переписку по электронной почте с неким хакером по прозвищу Шестерка. Грейди удалил письма, но он не очень хорошо разбирается в компьютерах.

– Зато Фенелла Лидс разбирается, – сказала Зоя. – Она смогла восстановить информацию и разыскала среди компьютерных файлов Грейди мое имя и адрес. Верно?

– Да, – устало согласился Харпер. – Эту информацию Грейди получил от Шестерки.

– И вы послали за мной своих костоломов! – возмущенно заключила Зоя.

Харпер нахмурился:

– Костоломов? Кого вы имеете в виду?

– Рона и Эрни, ведь это же вы их послали?

Сначала Харпер, казалось, хотел все отрицать, но затем выпрямился и чопорно произнес:

– Да, администрация клиники послала в Уисперинг-Спрингз двух наших медицинских работников. Но потом вы мне позвонили и сообщили о своем замужестве. Тогда я связался с мотелем, где остановились Рон и Эрни, и попросил передать, что им следует оставить вас в покое и немедленно вернуться в клинику. Если они после этого предприняли еще какие-то действия, то я за них не отвечаю.

– Рон и Эрни пытались меня похитить! – воскликнула Зоя.

– Я тут ни при чем, – парировал Харпер. – Я пытался их отозвать. – Он быстро повернулся к Итану: – Может быть, это они убили Грейди?

– Не думаю, – сказал Итан.

Зоя спросила:

– У вас есть надежное алиби на ту ночь, когда был убит Грейди?

Харпер явно запаниковал, несколько мгновений он просто не мог прийти в себя, потом посмотрел на календарь. По-видимому, ему было трудно собраться с мыслями, но в конце концов он втянул воздух и густо покраснел.

– Грейди убили в ту ночь, когда вы позвонили мне из Лас-Вегаса, чтобы сообщить, что вышли замуж за Труэкса.

– Разве я вам звонила? – невинно поинтересовалась Зоя. – Совсем не помню.

Харпер из красного стал багровым.

– Да, звонили. Вы еще злорадствовали.

– Неужели? – Зоя прищелкнула языком. – Знаете, после всех препаратов, которыми вы меня пичкали, пока я находилась в клинике, у меня, кажется, ухудшилась память на недавние события.

– В ту ночь я был здесь, в городе, у себя дома, – громко выкрикнул Харпер. – Я спал в своей кровати. И вы это знаете не хуже, чем я.

– Вы уверены?

Голос Харпера перешел в рычание.

– Не знаю, что за игру вы со мной затеяли, но если вы дали полицейским хотя бы какие-то основания предполагать, что я имею отношение к смерти Грейди, то вам придется сказать им правду. Вы должны сообщить, что в ночь убийства разговаривали со мной по телефону и что я был не в Уисперинг-Спрингз, а здесь.

– А зачем мне говорить им правду? – тихо спросила Зоя. – После всей лжи, которую вы наговорили обо мне людям, с какой стати я буду говорить кому-то правду о вас?

– Вот оно что, – проскрежетал Харпер. – Это ваша извращенная месть! Я пытался вам помочь, и вот как вы мне за это отплатили. Да, вы действительно очень больная женщина.

– Мне так и говорили.

Харпер в отчаянии снова обратился к Итану:

– С вами я в ту ночь тоже разговаривал.

Итан немного подвинулся в кресле.

– Неужели? Что-то и я очень смутно помню, ту ночь.

– Вы не можете так поступить со мной! Я ни в чем не виноват!

Итан рассудительно заметил:

– Естественно, нам? бы хотелось найти настоящего убийцу. Но если это окажется невозможным, мы, пожалуй, все же подскажем полиции вашу кандидатуру, а уж там пусть они с вами сами разбираются.

– Я не убивал Грейди! Я смогу доказать, что в ночь убийства был здесь.

– Конечно, – легко согласился Итан. – В конце концов, вы, вероятно, сможете доказать свою невиновность, но не раньше, чем газеты поднимут вокруг этого дела большой шум. Это, знаете ли, будет такая реклама, которая вашим клиентам очень не понравится. Они так дорого платят как раз за отсутствие огласки, правда?

– О да, – поддержала его Зоя. – Для ваших клиентов отсутствие огласки – это самое главное. Меньше всего им нужна реклама, а ничто так не привлекает внимания публики, как громкое дело об убийстве, не так ли? Подумайте, доктор Харпер, что произойдет, если вас будут допрашивать в связи с причастностью к убийству одного из ваших работников.

Харперу стоило заметных усилий сохранять самообладание. Он в упор посмотрел на Итана:

– Давайте говорить начистоту. Какой у вас интерес в этом деле?

Итан дважды щелкнул пальцами.

– Я люблю разгадывать загадки.

– Ерунда! Вы вмешались в это дело из-за денег и на Саре женились именно поэтому. Во всей этой неразберихе только один этот пункт и понятен.

– Меня зовут Зоя, – мягко поправила Зоя. – Зоя Труэкс.

Харпер даже не взглянул в ее сторону, его внимание было приковано к Итану. Зоя видела, что он мысленно складывает разрозненные факты в единую картину.

– Вы рассчитываете использовать ее, чтобы отхватить жирный кусок от «Клиленд Кейдж», я угадал? Отлично. Желаю вам удачи. Но почему вы пришли ко мне? Здесь я вне игры.

– Нет, Харпер, вы не вне игры. – Итан встал, давая вонять, что разговор закончен. – Когда я позвоню в полицейский участок Уисперинг-Спрингз, вы станете человеком, заинтересованным в смерти Леона Грейди.

– Да не убивал я его, вам же это известно!

Итан пожал плечами:

– Не убивали лично, так наняли кого-то, чтобы его убить!

Вы боялись, что Грейди раскроет ваши темные делишки.

Может быть, вы поручили убийство Рони или Эрни?

– Нет.

– Как бы то ни было, я уверен, что полиция заинтересуется вашей персоной. – Взяв Зою под руку, Итан направился к двери, однако открывать ее не спешил. – Мы остановимся в гостинице «Кэндл-Лейкинн». Если у вас появятся какие-нибудь идеи относительно того, кому выгодно повесить на вас убийство Грейди, позвоните нам.

Итан открыл дверь и пропустил Зою вперед. Зоя испытывала удовлетворение: она по-своему отомстила доктору Харперу, напомнив о том, что он заставил ее вынести.

В приемной уже собралась небольшая толпа: Фенелла Лидс, два санитара и два охранника в сером, которые неуверенно переминались с ноги на ногу. Все посмотрели на Зою и Итана, выходящих из кабинета Харпера.

– Ложная тревога, – бодро сообщил Итан. – Доктор Харпер просто немного растерялся, наверное, забыл принять утром положенные лекарства. Но мы во всем разобрались, так что вы можете спокойно возвращаться к работе.

Держа Зою за руку выше локтя, он решительной походкой двинулся к двери в коридор. Никто из собравшихся не попытался помешать им уйти. Наконец они оказались в коридоре, ведущем к вестибюлю. «Теперь осталось совсем немного, – думала Зоя, – еще несколько минут, и мы будем ехать в машине, оставляя Занаду все дальше и дальше позади». Они завернули за угол и едва не столкнулись с Венецией Макалистер.

– Сара!

Доктор Макалистер резко остановилась и воззрилась на Зою в полном недоумении.

– Вы вернулись.

– Даже не мечтайте об этом! Между прочим, меня теперь зовут Зоя, Зоя Труэкс. Итан, познакомься с доктором Венецией Макалистер, ее еще называют злым гением «Кэндл-Лейк-Мэнор».

Венеция перевела взгляд на Итана.

– Ничего не понимаю. Кто вы такой?

– Итан Труэкс. – Итан выдержал паузу. – Муж Зои.

Венеция покачала головой:

– Сара, что все это значит? Если вы вернулись в клинику не для того, чтобы продолжить лечение, то что вы здесь делаете?

– Я здесь в связи с убийством Леона Грейди, – ответила Зоя. – Вам что-нибудь об этом известно?

– Нет, конечно. А почему вас интересует смерть Грейди? Я знаю от доктора Харпера, что Грейди убил мелкий торговец наркотиками где-то в Аризоне. Не могу сказать, чтобы меня это очень сильно удивило. Я всегда подозревала, что Грейди получает дополнительный приработок, воруя лекарства, выписанные пациентам, и продавая их на улице. Я еще несколько месяцев назад поделилась с Харпером своими подозрениями, но он не стал ничего предпринимать.

– Нну что ж, теперь кто-то принял против Грейди весьма решительные меры. – Итан посмотрел на Венецию с явным любопытством. – Если у вас есть какие-то соображения относительно того, кто мог его убить, мы их с удовольствием выслушаем.

– Я вам только что сказала, что ничего не знаю об обстоятельствах смерти Грейди. – Венеция отвернулась от Итана всем своим видом показывая, что тема убийства Леона Грейди ее не интересует. Все внимание она сосредоточила на Зое. – Сара, я за вас очень беспокоилась.

– Зоя.

– Зоя – послушно повторила Венеция. – В последнее время вам пришлось перенести сильный стресс, поэтому я могу с уверенностью сказать, что ваше состояние сейчас внушает большие опасения.

– У меня для вас хорошая новость, я с каждым днем чувствую себя все лучше. Так что, с вашего разрешения, мы… – Зоя оборвала себя на полуслове, вдруг заметив, что Итан мягко сжимает ее руку. Она поняла, что означает этот сигнал: Итан хочет, чтобы она не отталкивала доктора Макалистер. – Мы возвращаемся в гостиницу «Кэндл-Лейкинн». Так что если вы вспомните что-нибудь полезное для нас, можете с нами связаться.

– Я уже говорила, что ничем не могу вам помочь в деле Грейди. – Венеция посмотрела куда-то за спину Зои и понизила голос: – Но поговорить нам совершенно необходимо.

Меньше всего на свете Зое хотелось бы снова остаться в комнате один на один с Венецией Макалистер. Но Итан все еще сжимал ее руку, и она натянуто проговорила:

– Я буду в гостинице.

Макалистер тут же ухватилась за ее слова:

– Можно, я заеду вечером? Мне действительно очень нужно с вами поговорить.

– Ну хорошо, – невозмутимо предложил Итан, – заезжайте вечером, скажем, часов в девять.

Зоя удивилась, что Итан назначил такой поздний час но промолчала. Однако Венеция засомневалась:

– В девять… немного поздновато.

– Это дает нам с Зоей возможность спокойно пообедать. У Зои был трудный день, ей нужно время, чтобы отдохнуть и расслабиться.

– Да, конечно, – закивала Венеция. – Я все понимаю. Я приеду около девяти часов, и мы спокойно побеседуем.

– Да уж, – пробурчала Зоя. – Жду с нетерпением. Итан быстро обогнал Венецию Макалистер, по-прежнему держа Зою за руку, они прошли в вестибюль и наконец вышли за пределы здания. Немного позже, когда они уже ехали по обсаженной деревьями аллее, Зоя спросила:

– Что ты затеял? Зачем тебе понадобилось, чтобы Макалистер вечером приехала к нам в гостиницу?

– Я хочу, чтобы ты задержала ее, пока я посмотрю, нет ли в ее доме чего-нибудь интересного.

Зоя резко выпрямилась:

– Так ты собираешься обыскать ее дом? Зачем? Что ты рассчитываешь там найти?

– Понятия не имею. Это как раз то, о чем я тебе говорил еще в Уисперинг-Спрингз: в нашем деле когда не знаешь, что делать дальше, остается разворошить осиное гнездо.

– Кажется, профессия детектива имеет кое-что общее с моей.

– Вот как? И что же?

– Осваивая профессию дизайнера по интерьерам, я придумала один нехитрый трюк. Если я чувствую, что в комнате неправильные энергетические потоки, но не понимаю, что именно в ней не так, я начинаю просто переставлять мебель с места на место до тех пор, пока не почувствую, что получается именно так, как надо.