КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615524 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243226
Пользователей - 112877

Впечатления

DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

После поцелуя [Карен Рэнни] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Карен Рэнни После поцелуя

Друг – это тот, кто хорошо вас знает и принимает таким,

как есть. Посвящается Джинджер Коул.

Спасибо за то, что она мой друг.

Пролог

Лондон, 1820 год

В Лондоне той поры никогда не бывало тихо. Стук колес по булыжной мостовой вырывал спящего из далекого мира снов, заставляя возвращаться в реальный мир. Вопли юных смутьянов, крики уличных торговок, детский плач – все это служило предвестником нового дня.

Лондон был переполнен. Люди покидали предместья, спеша попасть на один из множества кораблей, поджидавших их в гавани. Похоже, Англия снималась с насиженного места и устремлялась в неизведанные дали. Маргарет Эстерли завидовала путешественникам, перед которыми открывались новые дороги.

В их маленькой спаленке, примостившейся над книжной лавкой, царил осенний полумрак. Рука Маргарет коснулась подушки Джерома. Где же ее муж? Наверняка уже внизу, снова сидит за своей конторкой, листая бухгалтерские книги при свете свечи. В последнее время Джерому никак не удавалось скрыть снедавшую его тревогу.

Маргарет перевернулась на спину и прикрыла глаза рукой.

Она ничего не могла поделать. Их книжная лавка переживала не лучшие времена. По непонятным причинам торговля почти сошла на нет. Дни шли за днями, а колокольчик у входа в лавку упрямо не подавал признаков жизни.

Джером все больше погружался в себя, избегал разговоров с Маргарет и упорно игнорировал все ее предложения. Джером попросту не желал обсуждать накопившиеся проблемы и их туманное будущее. Маргарет понимала, что если она проявит настойчивость, то этим лишь смутит мужа. Недавно она попыталась потолковать с ним начистоту, но Джером лишь захлопнул гроссбух, задул свечу и отказался с ней разговаривать.

Маргарет пошевелила пальцами, словно пыталась ухватиться за тающую тьму. Ей вновь припомнились ночные кошмары, и она в который уже раз перевернулась с боку на бок, как будто хотела спрятаться от них.

Маргарет закашлялась и от этого окончательно проснулась. Она испуганно открыла глаза и огляделась по сторонам. Тьма не привиделась ей во сне – нет, это был дым.

Джером... Где же Джером?

Маргарет встала с кровати, намереваясь подойти к двери. Та была совсем рядом, всего в нескольких футах слева, но разглядеть ее в удушающем мраке оказалось практически невозможно. И все же Маргарет добралась до нее и, с трудом отодвинув щеколду, распахнула настежь. Языки пламени поднимались вверх по лестнице, лизали пол вокруг нее. Огонь охватил весь коридор, и Маргарет в ужасе смотрела на него.

– Джером! – Она услышала, как где-то внизу разбилось окно. – Джером! – Пол под ее ногами дрожал, словно весь дом пришел в движение. Однако в шумном буйстве огня Маргарет так и не услышала голоса мужа.

Когда языки пламени стали подбираться к стенам, Маргарет захлопнула дверь. По лестнице ей уже не спуститься. Она упала на колени, чтобы глотнуть хоть немного относительно чистого воздуха, оставшегося внизу, под чернильными клубами дыма, а затем на четвереньках поползла в крохотную комнатушку, примыкавшую к спальне.

Там Маргарет несколько мгновений лежала не шевелясь, прижавшись щекой к теплому полу. Глаза резало, а легкие словно наполнились сажей.

В комнатушке спала горничная. Маргарет позвала ее, но Пенелопа не отвечала. Подтянувшись к кровати, Маргарет потрясла ее за плечо – та никак не отреагировала. Маргарет сильнее встряхнула горничную, а затем несколько раз хлестнула ее по щекам.

Пенелопа по-прежнему молчала, зато по всему дому разносился ревущий голос огня. Воздух быстро окрасился в черный цвет. Маргарет стала звать Пенелопу, почти прижавшись к ее уху, а про себя неистово молилась Господу: «Пожалуйста, Господи, прошу тебя, убереги Джерома. Пожалуйста!»

Наконец Пенелопа закашлялась. Слава Богу, хотя бы она жива!

Через минуту обе женщины подползли к окну – большому серому прямоугольнику, который, к счастью, еще можно было разглядеть на стене в сгущавшихся клубах дыма. Они вместе подвинули к окну маленький столик для подсвечника, затем Маргарет помогла Пенелопе залезть на него. Девушка с трудом подтянулась на руках к подоконнику.

Маргарет перестала кашлять, так как ей казалось, будто горло ее чем-то перетянуто.

Пенелопа исчезла в проеме окна.

Воздух настолько пропитался дымом, что стал необычайно плотным. Маргарет ощущала, как он прилипает к ней, сушит кожу. Пол так нагрелся, что ей казалось, будто она шагает по раскаленным углям.

Кто-то внизу позвал Пенелопу, и Маргарет услышала, как девушка отозвалась на крик. Слава Господу, она в безопасности! Возможно, Джерому тоже удалось выбраться из охваченного огнем дома и он поджидает ее внизу.

Забираясь на столик, Маргарет задела ногой небольшой ящик, в котором они держали сбережения. Она схватила его и бросила в окно, прежде чем последовать туда же за ним.

Маргарет упала в нескольких футах от стены. Пламя рвалось наружу из окна первого этажа, обжигало ей ноги, подбираясь к сорочке. Чьи-то заботливые руки подхватили Маргарет и оттащили в сторону. Кто-то закричал, потом огонь на подоле сорочки потушили.


Несколько мгновений Маргарет лежала на земле, прикрыв глаза руками. Постепенно стала чувствоваться боль – заныли царапины на ладонях и локте, свело ноги. Проморгавшись, Маргарет с изумлением обнаружила, что они сильно покраснели и покрылись волдырями.

Тем временем пол второго этажа со стоном рухнул вниз, в книжную лавку. Они опередили смерть всего на несколько мгновений.

– Джером! – Поднявшись на ноги, Маргарет, как безумная, озиралась по сторонам. Кто-то накинул ей на плечи плащ. – Джером! – закричала женщина, прорываясь сквозь толпу. – Кто-нибудь видел его? Джером! – Она хватала кого-то за рукава, трясла чьи-то руки, но никто не отвечал ей.

Соседи отворачивались или, пряча глаза, смотрели на землю. Все, кроме ее друзей, Плоджеттов. Мод плакала, а Сэмюел печально покачал головой.

Джером не вышел навстречу из толпы. Не протянул к ней руки, не улыбнулся ободряюще. Люди стали отодвигаться назад, давая Маргарет возможность остаться наедине со своим горем. Женщина повернулась и молча смотрела на объятое пламенем здание.

У огня был волчий аппетит, он жадно пожирал драгоценные книги Джерома, редкие издания, ценнейшие тома. Вода, ведрами выплескиваемая на пламя, мгновенно испарялась. Вот на глазах Маргарет рухнула задняя часть дома, подняв в воздух тучу сажи и огненных искр. И тут же занялась огнем последняя стена с книгами – памятник любви Джерома к античности, римским поэтам и греческим философам.

– Пойдемте, миссис Маргарет, – раздался рядом с женщиной голос Пенелопы. Горничная обняла хозяйку за плечи.

Маргарет хмуро посмотрела на нее. Щеки девушки стали пунцово-красными, русые волосы растрепались. Видневшаяся под одолженной кем-то накидкой ночная рубашка горничной потемнела от сажи.

Маргарет оттолкнула Пенелопу и вновь устремила взор на погребальный костер.

Огненная могила.

Люди у нее за спиной перешептывались. Маргарет слышала обрывки разговоров. То и дело кто-то говорил о «трагедии» и «кошмаре»; слышались также слова «слава Богу», «к счастью». Так и стояла Маргарет в ночной рубашке и чьей-то накидке, глядя на пылающий дом и надеясь, что Джером вот-вот выйдет из него, но со щемящей болью понимала, что этого уже никогда не произойдет. Он умер в огне.

Она не могла говорить. Значение теперь имели лишь тлеющие угли да зловоние сгоревшей бумаги, кожи и позолоты. Появилось ощущение нереальности происходившего. Она вот-вот проснется, и этот чудовищный, нелепый кошмар кончится.

Увы, происходящее не было сном. Розовые облака, напоминавшие нежные птичьи перья, плыли по небу. В Лондон пришел рассвет.

Пожар продолжался, ненасытные пунцовые губы пожирали все на своем пути. Торжествующая, насмешливая ухмылка по поводу ее неожиданного вдовства.

Джером...

Маргарет разрыдалась – беззвучно, изнемогая от душевной боли.


– Все сделано, ваша светлость.

Алан Стилтон, герцог Таррант, внимательно изучал стоявшего перед ним человека.

Библиотека была специально спроектирована так, чтобы выгодно продемонстрировать сокровища герцога – великолепные полотна Рубенса, фреску в стиле Джорджоне, шкафы из красного дерева, за стеклянными дверцами которых выстроились любимые книги Тарранта.

Одним своим видом Питер нарушал гармонию в этой комнате. Мало того что он был безобразен – вдобавок к этому на его щеке выделялся свежий длинный красный порез.

Итак, Джером побежден.

Официально Питер, бывший боксер, служил у герцога кучером. На самом же деле он выполнял деликатные поручения хозяина. Огромная фигура и разбойничья физиономия заставляли остальных слуг посматривать на него с опаской.

Герцог нанял Питера почти десять лет назад, когда увидел, как тот едва не прикончил соперника на ринге. Проявляемое им при этом рвение произвело на Тарранта большое впечатление. Еще больше герцога привлекало скрывающееся под этим рвением отчаяние. Короче, он решил нанять его и ни разу не пожалел об этом. Питер обладал одним неоценимым качеством – он был фанатично предан хозяину.

– Он мертв? – спросил Таррант, опустив глаза на стол. Герцог передвинул золотую чернильницу налево, затем разгладил рукой листок с письмом от управляющего. В этом не было никакой необходимости, но Таррант специально не смотрел на Питера, чтобы не показать жгучего интереса к ответу на свой вопрос.

– Да, ваша светлость, – учтиво промолвил Питер.

– А книги? – Таррант наконец-то взглянул на слугу.

– Их не смогли найти, – ответил слуга, склоняя голову, словно смущаясь своих слов.

Таррант кивнул, думая о том, что ему следует считать себя проклятым. Он заказал убийство собственного брата и теперь получил доказательство этого преступления. Забавно, что он не испытывал по этому поводу ни малейших угрызений совести. Встав из-за стола, герцог подошел к окну. Не надо Питеру знать, насколько его обеспокоила утрата «Записок». Они были единственным доказательством, в них содержалась тайна наследства, которую ему предстояло хранить грядущие десятилетия.

– Что с книжной лавкой?

– От нее остался только пепел, ваша светлость. Хоть что-то, если книги так и не удастся найти!

– А женщина? Маргарет? – У герцога так и засосало под ложечкой, когда он произносил ее имя. Как же его раздражала жена незаконнорожденного брата, этого бастарда!

– Она сумела выжить, ваша светлость. Не сгорела. Я там был и видел ее.

Очень жаль.

Подняв руку, герцог Таррант щелкнул пальцами в знак того, что слуга может идти. Питер в словах не нуждался, через мгновение дверь в библиотеку захлопнулась за его спиной.

За окном открывался вид на тихую площадь. Зеленое гнездышко, окруженное городскими домами. Престижный район, улица, на которой проживали графы и герцоги. Вообще-то Таррант предпочитал Лондону Уикхэмптон, однако этот дом его вполне устраивал.

Правда, сейчас Таррант не видел ни деревьев, ни железных ворот, ни выложенной камнями живописной дорожки, бегущей к небольшому парку. Нет, в этот момент он вновь ощутил себя пятнадцатилетним мальчишкой, которому отец рассказывал о своем непристойном поступке.

– У тебя есть брат, Алан.

– Что, сэр?

Даже не поворачиваясь, Таррант чувствовал взгляд мраморного изваяния – бюст отца с его ястребиным носом и выдающимся вперед подбородком замер на одной из полок у стены.

– Ты не расслышал моих слов, или тебя удивила новость о существовании брата?

– Ни то и ни другое, сэр, – осторожно ответил Алан. Он постоянно опасался отцовского гнева.

– Он всего на несколько месяцев младше тебя, Алан, – торжественно объявил отец, словно гордился этим доказательством собственной мужской состоятельности. Должно быть, он считал большим достижением произвести на свет двоих сыновей почти в одно и то же время. Только Алану все это было не по нраву. – Я упомянул его в своем завещании и хочу, чтобы ты следил за его расходами.

Алан неуверенно улыбнулся – он прекрасно запомнил это – в знак согласия. Зато за улыбкой юный Таррант смог скрыть свое истинное отношение к словам отца.

Отец хотел, чтобы он принял незаконнорожденного брата и делал вид, что этот выродок – ему ровня. И Алан повиновался целых двенадцать лет. С тех пор как отец умер, Алан носил навязанную ему мантию ответственности, пряча под ней питаемые к брату ярость и отвращение. Целых двенадцать лет он был тем, кем хотел бы видеть его отец, – управляющим этого бастарда, появившегося на свет в результате интрижки между горничной и герцогом.

До сегодняшнего дня.

Герцог Таррант взглянул на свинцово-серое небо, недоумевая, отчего это солнце такое блеклое. День ведь великолепный! Он наконец-то освободился. Не только от приветливого и раздражавшего его Джерома, но и от тени собственного отца, нашептывавшей ему на ухо правду, от которой некуда скрыться. Старик куда больше любил незаконнорожденного сына, чем своего полноправного наследника.

Внезапно Алан почувствовал себя невероятно счастливым человеком. Да, «Записки» утрачены, но не все еще потеряно. Ни Джером, ни его жена Маргарет никогда больше не побеспокоят его.

Герцог Таррант улыбнулся.

Глава 1

Великая куртизанка обладает

и любопытством, и смелостью.

Из «Записок» Августина X
Уилтшир-Даунз, Англия

Ранняя весна 1822 года

Обнаженный мужчина сидит, скрестив ноги, на великолепном ковре, держа на коленях роскошную женщину. Ее голые ноги обнимают его торс и сцеплены у него за спиной. Одна мускулистая рука лежит на ее бедре, другая обхватила ее за талию. Голова женщины запрокинута, рот приоткрыт, веки опущены, выражение лица говорит о неописуемом наслаждении. Его голова склонена к ее груди, язык осторожно ласкает напряженный сосок.

Художник изобразил мужчину в момент возбуждения, сделав акцент на размере его мужского достоинства. Но Маргарет была уверена, что таких размеров не бывает.

Ее взгляд снова и снова обращался к картине, и она почувствовала, как краска заливает ей шею. Невероятно чувственная сцена, почти шокирующая. И в то же время почему-то притягивающая внимание. Именно поэтому, убеждала себя Маргарет, она и не может оторвать от нее жадного, полного любопытства взора.

Да, было в этой картине нечто заманчивое, пробуждавшее тайные желания. «Лицо, уши и груди полны чувственности. Но стоит обратить самое пристальное внимание на голос. Надо говорить совсем тихо, нежный шепот должен сулить необыкновенное удовольствие».

– Слишком уж вы увлекаетесь этими книгами, миссис Маргарет.

Она испуганно заморгала и подняла глаза.

Пенелопа на другом конце стола хмуро резала лук. За два года, что прошли с тех пор, как они покинули Лондон, в их жизни произошли некоторые перемены. Главная состояла в том, что женщины подружились.

Маргарет отчаянно стремилась уехать из Лондона и забыть все, что там произошло. Она очень удивилась, когда Пенелопа с большой охотой согласилась вместе с ней перебраться в провинцию.

После смерти Джерома у Маргарет не осталось близких. Ее родители умерли от гриппа, когда она была еще ребенком. Маргарет воспитала бабушка, бывшая гувернантка, но и она умерла через год после того, как Маргарет вышла замуж за Джерома.

Маленький домик, который Маргарет сняла два года назад у сквайра Типпетта, был не слишком уютным. Всю обстановку составляли две небольшие кровати, бюро, два стула и деревянный столик, который никак не удавалось установить прямо. Маргарет подложила под его ножку деревяшку, но и это не помогло – шаткое сооружение продолжало раскачиваться. Одну стену целиком занимал большой камин, согревавший женщин зимой.

– Хорошо, что вы прячете их за балкой, когда приходят девочки, – проговорила Пенелопа. – Представляю, что сказали бы их матери, узнай они, какими книгами вы увлекаетесь.

Приютившая их деревушка Силбери-Виллидж примостилась в речной долине, откуда открывался внушительный вид на меловые нагорья. Безжизненная белая масса казалась совершенно бесформенной, и лишь весной, когда местные жители приходили сюда нарезать торф, на ней проявлялись изгибы и углы, и она начинала походить на корону. Словно какой-то древний властитель оставил ее здесь, чтобы навсегда обозначить себя хозяином этих мест.

Река Бристоль, протекая через две мельницы, описывала вокруг деревни почти идеальную окружность. На одном из близлежащих холмов можно было разглядеть руины старого монастыря. Многочисленные улочки Силбери-Виллидж, змеясь, разбегались в разные стороны, то и дело натыкаясь на какие-то ступени. Многие дома были построены из камней, собранных на монастырских руинах, что придавало им древний, почти нежилой вид.

Это место было именно таким, каким его описал Плоджетт. Деревенские жители гордились тем, что смогли установить на ратуше часы, которые прославили их и дали возможность не зависеть от остального мира. Сэмюел родился в Силбери-Виллидж и был знаком со сквайром, у которого Маргарет сняла коттедж.

Поднявшись из-за стола, Пенелопа высыпала содержимое миски в котелок, висевший над очагом. Женщинам приходилось подолгу обходиться без мяса, зато в луке недостатка не было. Маргарет постепенно начинала ненавидеть его запах и вкус.

– Я никогда не читала третьего тома, – защищаясь от нападок Пенелопы, произнесла Маргарет. – Он же пишет в основном о Востоке, Пенелопа.

Отвернувшись от очага, девушка выразительно посмотрела на хозяйку, приподняв одну бровь. «Вот наказание, – подумала Маргарет. – Мне бы так управляться со своими ученицами».

Еще одна перемена в ее жизни. Уже год как она занималась с несколькими деревенскими девочками, пользуясь теми знаниями, которые в свое время получила от бабушки.

У нее никогда не будет собственных детей – пятилетний брак с Джеромом служил тому неопровержимым доказательством. И теперь три дня в неделю по утрам семь маленьких девочек в возрасте от пяти до десяти лет приходили к ней в коттедж заниматься. В часы занятий Маргарет могла не думать о своем отчаянном финансовом положении и одиночестве, а сосредоточиться на талантах и нуждах учениц. Маргарет восхищало желание Энни учиться, равно как успехи в чтении, которых добивалась Дороти. Женщина отвечала на вопросы учениц и улыбалась, слыша их смех.

В свою очередь, девочки тоже влияли на Маргарет. На прогулках они научили ее прислушиваться к крикам тетеревов, наблюдать за новорожденной луной, чтобы узнать, какая погода их ждет в ближайшее время. Остановившись посреди луга и глядя на облака, Маргарет слушала, как семь звонких детских голосков невпопад дают ей советы. Она чувствовала себя такой маленькой и ничтожной под огромным небесным куполом. Разве видела она настоящее небо, живя в Лондоне?

В конце концов нынешняя жизнь ее вполне устраивала. Если бы не две вещи, которые постоянно заставляли Маргарет печалиться, – ее одиночество и отчаянная нужда в деньгах.

Она вновь опустила глаза на лежавшую перед ней книгу. Художник, безусловно, был талантливым человеком. Пальцы Маргарет скользнули по широким плечам, мускулистой спине и бедру изображенного на картине мужчины. Вообще-то его многочисленные изображения то и дело появлялись на страницах «Записок» Августина X. И на каждой картинке он демонстрировал свою гордую наготу, занимаясь чем-то очень чувственным и, несомненно, запретным. У него были широкие плечи и узкая талия. Его упругие ягодицы безупречной формы были созданы для того, чтобы их ласкали женские пальцы. Незнакомец, возможно, плод авторского воображения. И все же Маргарет считала, что знает этого человека лучше, чем знала собственного мужа.

Но что еще больше поражало Маргарет, так это даже не откровенные изображения мужчины, а ее собственное воображение. Сколько раз она представляла себя в объятиях этого красавца! Стонущей от удовольствия, умирающей от страсти!

Маргарет обнаружила книги в сейфе через несколько дней после пожара. И еще несколько месяцев «Записки» Августина X пролежали нетронутыми в шкафу. Но в первую же зиму в Силбери Маргарет вынула оттуда первый том и принялась за чтение.

Сразу стало понятно, что Августин был человеком не особо занятым, довольно состоятельным, который много путешествовал. Он очень подробно описывал места, где ему доводилось побывать. Маргарет пробежала глазами по строчкам «Записок»: «Мое путешествие по Китаю началось в провинции Цинхай на Тибетском нагорье невдалеке от реки Хуанхэ. Там, где Вэйхэ впадает в Хуанхэ, в центральной части провинции Шэньси нас встретили очень гостеприимно. Именно в тех краях я познакомился с Мин By и провел одну из самых восхитительных ночей в своей жизни».

И все же не описание достопримечательностей было главным в «Записках» Августина X. Нет, это скорее был письменный отчет об эротическом путешествии по всему миру. Каждая «записка» сопровождалась подробным пособием по плотским утехам. Вероятно, очень большое впечатление на Августина произвели куртизанки, обучавшие его премудростям науки обольщения и удовольствия. Одну из них он даже полюбил, и трогательная сцена их прощания вызвала на глазах Маргарет слезы.

В ту первую зиму Маргарет сказала себе, что книги следует уничтожить. Но они были единственным, что осталось у нее от книжной лавки и Джерома. К тому же, читая «Записки», Маргарет хоть ненадолго отвлекалась от печальных размышлений о своем бедственном материальном положении.

Женщина усмехнулась про себя. Ну хорошо, возможно, она уж слишком увлекается этими книгами! «Записки» приоткрывали перед ней дверь в тот мир, о существовании которого она раньше и не подозревала.

– Эти книги проклятые, миссис Маргарет, – заявила Пенелопа, поглядывая через плечо на лежавшее на столе издание. – В них пишут о совершенно неприличных вещах.

– Никакие они не проклятые, – терпеливо возразила Маргарет. – Это же просто книги.

– И картинки, – буркнула Пенелопа. – Если бы мужчине вздумалось проделывать со мной подобные штуки, ему пришлось бы познакомиться с моими кулаками, миссис Маргарет.

Обычно пухленькие розовые щеки Пенелопы побагровели от негодования. Ее острый подбородок нацелился на Маргарет. Казалось, даже прямые русые волосы встали дыбом от возмущения, взор пылал праведным гневом.

Маргарет пришло в голову, что она не может похвастаться подобной чистотой помыслов. Иногда, лежа ночами без сна на своей узкой кровати, она думала о том, что ее жизнь могла бы сложиться совсем по-другому. И в то же время следовало признать, что за последние годы ее характер изменился. Пожар и смерть мужа научили Маргарет ценить спокойствие. Страсти – это для других.

Ах, если бы только не такие вот дни, когда она начинала спрашивать себя, как повернулась бы ее жизнь, если бы в свое время она не стала женой Джерома! Эти мысли донимали ее, и Маргарет старалась их отогнать.

Она захлопнула тисненую обложку книги, предварительно убедившись, что каждая картинка прикрыта специальным кусочком ткани. В одном месте ткань загнулась; Маргарет открыла страницу, чтобы поправить ее, и увидела листок бумаги. Нахмурившись, она вынула его из книги.

На нем значилось десять имен, выведенных неровным почерком Джерома. Против каждого имени стояли какие-то пометки.

Пенелопа с любопытством посмотрела на листок, склонившись к столу через плечо хозяйки.

– Это что еще такое, миссис Маргарет?

– Какой-то список, – ответила она, и женщины вместе принялись читать записи:

«Джереми Пендерграст – питает отвращение к французской литературе. Лишь как последнее средство.

Хорас Блоджетт – слишком много торгуется. Плохой кандидат для быстрой торговли.

Нед Смит-отец следит за своим кошельком. С ним можно иметь дело, если только он не потратил оставшуюся часть своего трехмесячного содержания.

Джон Блэйктон – очень может быть. Сравним с Бэбиджем.

Чарлз Таунсенд – денег не считает, может купить почти сразу».

Записи Джерома содержали еще пять имен, и возле каждого – его краткие комментарии.

– Что вы на это скажете, миссис Маргарет? – полюбопытствовала Пенелопа.

Маргарет повертела листок в руках и еще раз просмотрела список.

– Должно быть, Джером подумывал продать «Записки», – ответила она наконец.

– Продать? – изумилась девушка. – Да с чего бы это?

«Потому что он столь же отчаянно, как и мы, нуждался в деньгах», – подумала Маргарет.

– Я видела подобные книги в лавке, Пенелопа, – произнесла она. – И не сомневаюсь, что их можно было выгодно продать.

Пенелопа выглядела озадаченной.

– Что-то мне не верится, что мистер Эстерли мог интересоваться столь отвратительными вещами.

– Ну какие они отвратительные, Пенелопа? – устало возразила Маргарет. – Или ты полагаешь, что именно в них причина всех наших неприятностей?

– Нет, – медленно проговорила Пенелопа, – но мне все кажется, что была какая-то причина... Ах, если бы не было так жарко, – вздохнула она.

– Или если бы не передохли цыплята, – добавила Маргарет.

– Если бы не рухнула крыша, – промолвила Пенелопа.

– И не засорилась каминная труба, не заболели бы коровы, или если бы мы не продали поросят так скоро, – произнесла Маргарет, пытаясь улыбнуться. За последние два года несчастья так и сыпались на них, как из рога изобилия.

– И не увял бы сад. И еще не забудьте про западную стену, – прибавила Пенелопа. – Тоже ничего себе случай был!

– Да, – вставая, согласилась Маргарет. – Зато мы многому научились, так что теперь сами себе хозяйки.

– Трудное было время, – призналась Пенелопа. – Возможно, нам следовало остаться в Лондоне.

– Ну, насколько я помню, в то время любое место было предпочтительнее Лондона, – возразила Маргарет, открывая служивший сейфом ящик и засовывая третий том «Записок» рядом с почти опустевшим углублением для денег. – К тому же в нашей деревенской жизни есть и свои плюсы. – Она улыбнулась. – Или ты забыла Тома?

Щеки девушки зарделись. Молодой конюх работал у сквайра Типпетта и последние два года ухаживал за Пенелопой. Они так сильно любили друг друга, что порой невыносимо было смотреть на них. Отношения Маргарет с мужем были куда прохладнее. Спокойный, без особых страстей, союз, которому порой, как теперь понимала Маргарет, так не хватало долгих взглядов и зазывного смеха, какими Пенелопа то и дело награждала Тома.

– Интересно, сколько могут стоить эти книги? – задумчиво промолвила Маргарет.

– Неужели вы собираетесь их продать, миссис Маргарет? – изумилась Пенелопа.

Маргарет вновь просмотрела список, составленный Джеромом.

– Здесь названы по крайней мере три подходящие кандидатуры, Пенелопа, – сказала она. – Эти люди, насколько я понимаю, не стеснены в средствах, а потому без раздумий купят книги. Нам необходимо срочно принимать кардинальные меры, иначе придется вернуться в город и искать там какое-нибудь занятие, чтобы прокормиться. – Маргарет почувствовала, что Пенелопа потрясена ее словами. Вернуться в Лондон для нее означало расстаться с Томом, а для самой Маргарет – попрощаться с ее ученицами. Им придется либо наняться в служанки, либо найти работу в какой-нибудь лавочке.

К сожалению, преподавание не приносило никакого дохода. Обитатели Силбери-Виллидж, подобно Маргарет и Пенелопе, едва сводили концы с концами. И Маргарет не могла требовать с них деньги за обучение детей.

– А вы не могли бы пойти к герцогу? – спросила Пенелопа.

Маргарет подняла на девушку полный негодования взор.

– Нет, – отрезала она, – только не к нему.

Что бы ни случилось, она ни за что не попросит помощи у герцога Тарранта.

Маргарет вспомнила их последнюю встречу, состоявшуюся через день после гибели Джерома.

– Я пришла лишь затем, чтобы сообщить вам о случившемся, – сказала она герцогу, стараясь сохранять самообладание.

Она узнала о родстве Джерома с герцогом лишь после замужества. Джерому было стыдно признаваться в том, что он – незаконнорожденный, сводный брат десятого герцога Тарранта.

– Вы могли бы сообщить мне о его смерти в письме, мадам, – процедил Таррант. – Или есть еще какая-то, менее очевидная причина, заставившая вас прийти ко мне? – Глаза герцога превратились в две огромные черные дыры на узком суровом лице. Длинные пальцы, походившие на когти, выстукивали нетерпеливую дробь на поверхности стола.

Гигантская хищная птица, подумала Маргарет. Сколько бы ни уверяла она себя, что герцога нечего бояться, страх не оставлял ее. Разумеется, Таррант почти час продержал ее в холле, и Маргарет не сомневалась, что сделал он это нарочно. Лишь после этого ее пригласили в мрачную полутемную комнату. Вдоль стен в шкафах выстроились книги, но, судя по нетронутой позолоте на их переплетах, ими никто и никогда не интересовался. В библиотеке не было ни единого уютного кресла, в котором можно было бы посидеть, листая страницы, ни единого подсвечника на небольшом столике, который осветил бы книгу. Да никому вообще в голову не пришло бы сидеть здесь – никому, кроме герцога Тарранта, который, как ни странно, любил свою библиотеку.

– Я сочла своим долгом прийти сюда, – проговорила Маргарет.

– Чтобы мы могли вместе погоревать о Джероме? – насмешливо спросил Таррант.

– Похоже, Джером сильно досаждал вам, – заметила Маргарет.

Герцог посмотрел на нее так, будто она была насекомым, недостойным его внимания.

– Да? – переспросил он, постукивая пальцами по столу. – Ну конечно, это же я давал ему деньги на безбедное существование. И сейчас вы наверняка полагаете, что будете кормиться из той же кормушки на положении его вдовы. Нет, милочка, наши отношения закончены. Навсегда. И никогда ничего не ждите от меня.

– Я и не жду, – прошептала Маргарет, глядя герцогу в глаза и стискивая пальцами ткань юбки. – Так вы из-за этого так не любили меня все эти годы? Потому что вообразили себе, будто я пытаюсь пролезть в вашу семью?

Герцог небрежно усмехнулся:

– Мой отец имел глупость связаться с матерью Джерома. Непростительная ошибка! В нашем роду никогда не было незаконнорожденных детей. Отец обязал меня присматривать за Джеромом, бастард никогда не был членом моей семьи.

– А я? – Маргарет было неприятно спорить с герцогом, но она много лет ждала этой возможности. Ее сердце билось с неистовой силой, в то время как Таррант был на удивление спокоен, можно было подумать, что его занимают лишь собственные пальцы, поигрывающие пером для письма.

– Вы меня раздражали, так как никогда не понимали, где ваше место. – Он посмотрел на нее, и улыбка исчезла с его лица. – Если мне не изменяет память, вы дошли до того, что осмелились назвать меня по имени!

– Ну да, и еще я как-то поцеловала вас в щеку на прощание, – грустно улыбаясь, проговорила Маргарет.

Герцог Таррант недовольно скривился.

– Итак, это из-за моей фамильярности вы всегда не любили меня?

– Вы простолюдинка, – сказал Таррант, поднимаясь с кресла. – Вас отчасти может оправдать лишь бабушка-гувернантка. Ваш отец был солдатом, а мать зарабатывала, стирая белье.

– Ну да, – кивнула Маргарет. – Между прочим, это честные и достойные занятия. Конечно, мы не ровня герцогу!

Таррант ничего не ответил, да ему и нечего было ей сказать. Его презрительного взгляда было более чем достаточно.

Герцог взял в руки стоявший на краю стола колокольчик. Раздался едва слышный звон – и в комнате появился ливрейный лакей, который отворил дверь и шагнул в сторону. У него за спиной стоял величественный мажордом. Ей недвусмысленно давали понять, что аудиенция закончена.

Губы Маргарет задрожали, но она с достоинством покинула библиотеку.

– Нет, только не к герцогу, – сказала она Пенелопе. – Он лишь позлорадствует, если я обращусь к нему с мольбой о помощи. – Маргарет еще раз проглядела список. Вот ответ на все их вопросы. Если сейчас продать хотя бы одну книгу, то две другие послужат им достойной поддержкой в будущем. – Знаешь что, Пенелопа, – проговорила Маргарет, —

думаю, нам следует считать «Записки» своим спасением.

Пенелопа с сомнением покачала головой, но Маргарет лишь улыбнулась.

Она будет осторожна и не станет подписываться фамилией Джерома. Не только потому, что некоторые люди не любят иметь дело с женщинами, но и ради того, чтобы сберечь собственную репутацию. Пожалуй, она напишет письмо Сэмюелу и Мод и попросит разрешения воспользоваться адресом суконщика. В таком случае никто в деревне не заподозрит, что она владеет книгами со столь шокирующим содержанием.

Жизнь в Силбери была простой, без затей. Уважали тех, кто жил по правилам морали. Тех, кто этого не делал, презирали. Были в деревне две женщины, с чьим мнением считались все, – Сара Харрингтон и Энн Ковинг.

Не следовало недооценивать их влияния. Сара занимала высшую ступень в деревенской иерархии, к ней прислушивались все уважающие себя матроны. Сара одной из первых отправила свою дочь в школу к Маргарет.

Ее сестра Энн была главной сплетницей. Если что-то происходило в деревне или неподалеку от нее, то Энн мгновенно узнавала об этом и прикладывала максимум усилий для того, чтобы новость разнеслась по всей округе.

Что скажет Сара, если узнает о существовании шокирующих «Записок»? Или выяснит, что Маргарет намеревается продавать непристойные книги? Или, что еще хуже, ей станет известно о том, что Маргарет их читала?

Можно было не сомневаться в реакции обеих женщин. Маргарет больше не будут считать добропорядочной вдовой, одной из тех, кого приводят в пример как образец достойного поведения. Нет, она тут же превратится в парию. Сара не позволит дочери посещать занятия Маргарет, а Энн постарается раздуть сплетню и разнести ее повсюду. В школу больше никто не придет.

Маргарет рисковала всем, чего добилась, всем, чем дорожила. Она должна все как следует обдумать. Но у нее безвыходное положение! Если не удастся продать «Записки», то она не сможет остаться в Силбери.

Женщина достала бумагу и перо, села за стол и принялась писать.

Глава 2

Нетерпение мужчины – триумф женщины.

Из «Записок» Августина X
Майкл Хоторн, граф Монтрейн кивнул хозяину дома, стоявшему в противоположной части комнаты. Граф Бэбидж – Бэбби для друзей – занимался своим любимым делом, то есть сплетничал. Вокруг него сплотилась небольшая группа людей, завороженно внимавших каждому его слову. Сдержав улыбку, Майкл отвернулся.

Бэбби изрядно потратился на нынешнее сборище. Огромный бальный зал, расположенный на втором этаже, был залит светом сотен восковых свечей, которые вездесущие лакеи то и дело заменяли, едва свечи догорали. Желтый свет был настолько ярок, что не отличался от солнечного, к тому же свечи излучали сильное тепло, поэтому в зале было невыносимо душно. Чтобы хоть немного проветрить помещение, слуги распахнули высокие двери, выходившие на террасу.

Бэбби обожал золото и позолоту. Все, что можно, было щедро украшено. На южной стене высились три больших зеркала в золоченых резных рамах. Те стены, на которых не было зеркал или малиновых портьер, были увешаны картинами. На золоченых полках стояли фарфоровые, с позолотой тарелки с изображениями поместья Бэбби или со сценами из городской жизни. Художник почти месяц не отходил от Бэбби, заполняя набросками блокнот.

На этот вечер Бэбби назначил костюмированный бал, чтобы хоть как-то оживить светский сезон. В результате дом наводнили люди, старательно притворявшиеся теми, кем не были на самом деле. Явно чувствовался избыток греческих богинь и тучных мужчин в лавровых венках и странно выглядевших в этот прохладный весенний вечер в легких тогах.

Майкл Хоторн оделся как обычно. Не хватало, чтобы еще и на него бросали изумленные взгляды. Он редко посещал подобные сборища, и то если сопровождал мать или сестер. После ритуальных приветствий граф предпочитал уединиться в каком-нибудь тихом помещении или болтать с друзьями в курительной комнате или за карточным столом. Однако сегодня Хоторн старался быть учтивым и общительным.

Три матроны, пристроившиеся на диванчике, стоявшем возле стены, одобрительно закивали ему. Он, слегка улыбнувшись, отвесил им почтительный поклон. Дамы перемывали косточки каждому гостю, обсуждая его с головы до ног, начиная с костюма и поведения и заканчивая прической и обувью. Суждение выражалось либо приветливой улыбкой, либо нахмуренными бровями. По их ошеломленному виду Майкл понял, что кого-то вновь прибывшего незамедлительно подвергнут остракизму.

Стоявшая в дверях женщина была ему знакома. Красавица, пребывавшая замужем за стареющим пэром, беззастенчиво флиртовала с любым привлекательным мужчиной. И сама не разочаровывала. Ее платье больше открывало взору, чем скрывало от него, не оставляя сомнений в форме длинных стройных ног или дразнящем изгибе бедер. Женщина бросила на Хоторна призывный – в этом можно было не сомневаться – взгляд. Нет, может быть, в следующий раз. У Хоторна были дела поважнее. Он пришел на вечер к Бэбби подыскать себе жену.

Настала пора жениться – это как-то внезапно пришло ему в голову. Три его сестры будут представлены свету в этот сезон – достаточное доказательство того, как стремительно пролетели годы. И если он не хочет, чтобы их род продолжался его племянниками, надо подумать о создании собственной семьи.

Ко всему прочему не стоило забывать и об их уменьшавшемся капитале. Война с Наполеоном была разрушительной, их состояние за последние десять лет, как и состояния всей знати, серьезно пострадало. Этому немало способствовали засуха, почти уничтожившая урожай, и нелепые капиталовложения отца. В результате семья оказалась на грани катастрофы. Им необходимо существенное вливание капитала, иначе придется продать часть имений.

Похоже, обратить на себя внимание богатой и знатной женщины куда сложнее, чем стать предметом интереса просто состоятельной наследницы. Титул и наследное состояние не имели для Хоторна особого значения, но его мать подыскивала своим дочерям достойных графов. Таким образом, Майкл становился жертвенной овцой, которую вознесут на алтарь и сожгут. Но он не собирался сдаваться без боя и намеревался хотя бы поблеять в знак протеста.

Его требования к предполагаемой невесте были вполне разумными и логичными. Это должна быть женщина, которая не будет ждать от него трепетной любви, но с которой он найдет общий язык. У нее должны быть собственные интересы. Эта женщина должна родить ему сыновей, а не создавать проблемы. Ко всему прочему эта женщина не должна обладать необузданным темпераментом.

Майкл так и слышал жужжание голосов вокруг себя. Неожиданно до него долетели слова, которые буквально вывели его из равновесия, до того странно было ощущать себя предметом сплетен.

– Как жаль, что Монтрейн так красив, – проговорила одна из молоденьких девушек, – но при этом он меня просто пугает. Граф ужасно суров и совсем редко улыбается.

– Верно, – согласилась ее собеседница, пряча лицо за веером. – Шарлотта говорит, что Монтрейн ужасный упрямец, очень серьезен и ведет себя так, будто он вдвое старше своих лет. Она тоже его боится.

– Родного брата? – Веера девиц замелькали в воздухе, выдавая их волнение.

– Я бы ни за что не позволила такому ухаживать за мной. Ты только можешь себе представить рядом человека, который все время вот так хмурится?

– Говорят, он ведает секретными делами в правительстве, вроде бы у него какие-то уникальные способности, но я точно не знаю.

Майклу ужасно хотелось подойти к девушкам и объяснить, что Шарлотту не следует воспринимать как серьезный источник информации, потому что она вечно им недовольна. Прозвище Мастер кода смущало Хоторна – его придумал Бэбби после того, как графу удалось во время войны с Наполеоном расшифровать тайный французский код.

Оставаясь членом «черного кабинета» британского министерства иностранных дел, Майкл Хоторн был единственным независимым экспертом, ставившим перед собой две цели – расшифровку кодов и защиту собственной страны. Временами это было обременительно, но всегда интересно, к тому же Майкл очень любил свою работу.

Однако случай, когда Хоторн сумел разгадать французский код и раскрыть планы Наполеона о походе на восток, прославил графа. Это немало досаждало Майклу, поскольку люди, узнавшие его имя, теперь на досуге сплетничали о его работе, считая ее волнующей, опасной и романтичной.

Майкл продолжал обход бального зала, разглядывая танцующих. «Ни дать ни взять – волк, ищущий себе подругу», – подумал он с мрачной иронией.

Хоторн считал, что его требования к предполагаемой невесте не чрезмерны. Он жил по раз и навсегда заведенному расписанию. По утрам в понедельник, среду и пятницу Майкл занимался боксом. Во вторник и четверг ездил верхом. Работал с девяти до семи, оставляя пару часов на ленч и разборку собственной корреспонденции. Семейные обязанности отнимали у него два вечера в неделю. Все остальное время принадлежало ему, и он мог делать все, что заблагорассудится. Правда, следует заметить, что почти все это время Майкл либо занимался им же созданной дешифровальной машиной, либо разгадывал какие-то коды. И у него не было ни малейшего желания оставлять интересующий его код ради женщины, которая захотела бы видеть его дома, пройтись с ним по магазинам или ждала бы, что он одобрит ее новое платье.

Вдобавок ко всему она не должна быть слишком молодой. Его жена должна быть разумна, спокойна и беспристрастна. Как сам Майкл.

В детстве Хоторн не раз бывал свидетелем непрекращавшихся ссор, заканчивавшихся всегда одинаково – мать разбивала что-либо, а затем отец вышвыривал что-нибудь не менее ценное в окно. По ночам, когда крики родителей становились особенно громкими, его сестры просыпались и бежали к брату. В таких случаях Майкл убеждал их, что все в порядке, – это была необходимая ложь, и они ждали ее от него.

Временами, когда шум в доме становился уж совсем невыносимым, Майкл убегал из дома и скрывался у своего приятеля Роберта. По иронии судьбы именно желание побыть в одиночестве привело его к увлечению шифрами. Хоторн не хотел, чтобы домашние читали его письма к Роберту, поэтому и изобрел несколько кодов, которыми они пользовались при переписке. Шифры не плачут и не выбегают из комнаты. Логическая прогрессия не визжит и не вылетает с грохотом в окно библиотеки.

Ему было четырнадцать лет, когда отец застрелился, потому что его любовница ушла к другому. Но даже тогда Майкл оставался единственным спокойным человеком в доме, содрогавшемся от воплей и слез. Именно Майкл вытащил записку из окоченевшей руки отца и прочел его последние слова – признание в чрезмерной любви и отчаянии: «Я не могу жить без нее». Предупреждение, предостережение юному Майклу избегать в жизни подобных ситуаций.

Хоторн твердо придерживался избранного курса.

А вот женщинам в его семье абсолютно чужда логика. Они могли бы украсить собой театральные подмостки. Их постоянные истерики и побудили его искать здравомыслящую жену. Это должна быть женщина, с которой он сможет поговорить. Может быть, она даже станет его доверенным лицом. Если он найдет такую, то сможет уже не опасаться того, что сплетни о нем, зародившиеся в родном доме, мгновенно распространятся по всему Лондону.

Остановившись перед мисс Глорией Ронсон, Майкл слегка поклонился. Она была дочерью рыцаря, но Майкла не интересовала история ее семьи – равно как и то, что о ней всегда судачили, как о богатой наследнице. Правда, Глория была девушкой робкой, но, возможно, она подошла бы ему.

– Думаю, это танец для нас, – заявил Майкл. И улыбнулся, недоумевая, отчего это у партнерши вытянулось лицо.

Он поднял согнутую руку, и она вложила ему в ладонь свою маленькую ручку в перчатке. Музыканты заиграли первые такты, пары задвигались. Пальцы Майкла шевельнулись, слегка погладив пальчики Глории, но она никак не отреагировала на это движение, лишь скромно потупила взор на дубовый паркет.

Ее робость была очаровательной. Словно услышав мысли Майкла, Глория подняла на него глаза. Он улыбнулся, и это, казалось, вновь поразило ее. Глория отвернулась, а затем посмотрела Майклу в лицо и робко улыбнулась в ответ.

Вечер стал казаться Хоторну вполне сносным.

Глава 3

Опытная куртизанка предпочитает любовника с длинными пальцами, считая, что их длина говорит о внушительных размерах его мужского достоинства

Из «Записок» Августина X
Маргарет выбралась из кареты и улыбнулась кучеру. Конечно, разумнее всего было отправиться в дом Мод и Сэмюела на Стэнтон-стрит, а к графу Бэбиджу зайти утром. Правда, пешком идти далековато – дом графа находился на приличном расстоянии от лавки суконщика. Поэтому Маргарет предпочла доехать до графского дома в надежде, что он примет ее, невзирая на поздний час.

Она молила Бога о том, чтобы граф Бэбидж оказался в жизни таким же любезным, сколь любезны были его письма. Маргарет отправила послания по трем адресам, и он был первым, кто ответил ей. Письмо графа лежало в сумочке, но и не вынимая его оттуда, она прекрасно помнила каждую строчку. Его заинтересованность принесла Маргарет огромное облегчение. «Я с большим интересом взгляну на «Записки» и, возможно, куплю их», – значилось в письме.

Прошептав слова молитвы, Маргарет дала кучеру монетку и пообещала еще одну, если он дождется ее возвращения. Получив согласие возницы, Маргарет повернулась к дому графа Бэбиджа.

Это было трехэтажное белое строение, освещенное ярким светом газовых фонарей: Маргарет медленно поднялась по ступенькам, крепко сжимая в руках том «Записок». Высоко на двери из черного дерева сверкала массивная медная ручка в форме львиной головы. Из веерообразного окна над дверью лился неровный свет.

Маргарет расправила жакет и украдкой одернула его на спине. Сложно нарядиться подобающим образом, когда у тебя почти нет одежды. Жакет и платье она купила у старьевщика, зато они были чистыми и хорошо заштопанными. Даже несмотря на то что вещи были блеклого голубого цвета, совершенно не подходившего к цвету ее глаз и не оживлявшего лица, Маргарет они нравились. Да и что это за тщеславные разговоры о цвете! В данный момент у нее другие заботы.

Она не хотела показаться графу впавшей в отчаяние женщиной. Это был один из уроков Джерома. Люди редко покупают что-то у торговцев, вид которых свидетельствует о стесненности в средствах.

Ей пришлось постучать трижды, чтобы за звуками музыки и шумом разговоров в доме услышали стук дверного молотка. Суровый мажордом лишь слегка приоткрыл дверь и смерил Маргарет бесстрастным взором – именно так, как она знала, ведут себя лучшие слуги в хороших домах.

– Насколько я понимаю, я опоздала на встречу, – начала Маргарет, вынимая из сумочки письмо графа и показывая его мажордому. – Но может быть, граф найдет минутку, чтобы переговорить со мной?

– Его сиятельство занят гостями, – холодно сообщил мажордом.

– Только не подумайте, что я хочу помешать ему, – торопливо продолжала Маргарет, – но, может, графа все-таки можно увидеть? – Она улыбалась, пожалуй, слишком широко, но все попытки очаровать мажордома ни к чему не приводили. – Прошу вас, – осознав это, промолвила женщина, – я провела в дороге весь день.

Поизучав ее внимательнейшим образом еще несколько мгновений, мажордом впустил Маргарет в дом. Она села, куда он указал ей, – на твердую, без обивки, скамью, стоявшую у стены. Откуда-то сверху доносилась мелодия – до того веселая, что Маргарет была почти готова забыть о своих страхах. Но минуты летели за минутами, и страхи постепенно возвращались. Что, если граф не захочет приобрести «Записки»? Получится, что она съездила в Лондон без толку и истратила последние гроши.

Наконец дворецкий вернулся.

– Его сиятельство примет вас через несколько минут, – объявил он торжественно, поклонившись Маргарет. Впрочем, поклон был настолько символичен, что она едва заметила его. – Прощу вас следовать за мной.

Мажордом привел ее в библиотеку. Несмотря на то что в комнате никого не было, в камине весело пылал огонь. Женщина сразу расценила это как расточительство. Затопленный камин, два удобных стула, письменный стол, высокие книжные полки из красного дерева, полные книг, – все делало комнату теплой и уютной. Ее ноги утопали в покрытом узорами ковре, рисунок которого был слегка выцветшим, – похоже, он лежал тут довольно давно.

Не прошло и нескольких минут, как в комнату вошел мужчина.

– Прошу прощения, что заставил вас ждать, – сказал он, оглядев Маргарет с головы до ног, а затем осмотревшись по сторонам. – Я ожидал увидеть здесь совсем другого человека, – промолвил он задумчиво.

Маргарет поднялась с места при его появлении – не из раболепства, а по привычке. В конце концов, она была вдовой торговца книгами и научилась за годы работы в магазине вести себя в обществе знатных особ. Уважение – наигранное или настоящее – было неотъемлемой частью успеха.

– Вы хотите сказать, что против ваших правил иметь дело с женщинами, милорд? – Она молила Бога, чтобы голос не выдал охватившей ее паники.

– Вовсе нет, – отозвался граф, проходя дальше в комнату. – Просто я не ожидал... – Стоя спиной к Маргарет, он плеснул себе в бокал бренди. Затем откашлялся, покосился на гостью и уставился в пол, словно тот интересовал его куда больше, чем она.

Как ни странно, граф Бэбидж напомнил Маргарет ежа. Коротконогий толстячок с круглым лицом и глазами-щелочками, он очень напоминал это крохотное животное.

Маргарет развернула бумагу, вынула из свертка первый том «Записок» и положила его на середину письменного стола. Она не промолвила ни слова, а взор графа метнулся от ее лица к книге. Бэбидж медленно подошел к столу и сел. Краем глаза Маргарет видела, как он надел очки и двумя руками открыл том. Его круглое серьезное лицо все сильнее заливалось румянцем, когда он листал страницу за страницей. Маргарет принялась рассматривать свои руки, силясь скрыть смущение, весьма походившее на то, что охватило графа Бэбиджа. Но было так трудно не вспоминать мужчину с картинок из книги!

Отвернувшись, женщина уставилась на задвинутые портьеры. Они были того же цвета красного вина, что и обивка стульев, стоявших у камина.

Граф благоговейно погладил кожаный переплет, провел пальцами по золоченым буквам, которыми было выведено название книги.

– Никогда не видел ничего подобного, – наконец произнес он. – У вас только один том?

– Нет, у меня три книги, милорд, – ответила Маргарет, – но пока что я не собираюсь продавать остальные.

– Я бы хотел купить все три, – сказал Бэбидж, – хотя названная вами цена за одну книгу и кажется мне чрезмерной. – С этими словами он положил том на край стола, словно он совершенно не интересовал его. Однако взгляд графа изменился, в глазах появилось хитрое выражение.

– Прошу прощения, милорд, но я свою цену уже назвала вам в письме, – пряча улыбку, проговорила Маргарет. Если она чему и научилась за годы работы в лавке, так это умению торговаться.

Она приблизилась к столу, делая вид, что намеревается забрать книгу, но граф тут же пододвинул том к себе. И, удрученно улыбаясь, принялся шарить в ящике стола, а затем вынул оттуда маленькую металлическую шкатулку. Открыв ключиком замок, граф вытащил стопку банкнот и отсчитал Маргарет требуемую сумму.

– Можете пересчитать, все правильно, – сказал он, протягивая женщине деньги.

Маргарет спрятала банкноты в сумочку и поблагодарила графа.

– Не забудьте, что, если вам вздумается продать остальные книги, я буду первым претендентом на покупку, – заявил Бэбидж.

Женщина улыбнулась в ответ и уже через мгновение вышла из библиотеки.

Как-то странно было не чувствовать веса книги в руках! Она бы должна была испытывать не сожаление, а облегчение, ведь в ее сумочке лежали вырученные за «Записки» деньги. У нее был дом, куда она могла вернуться, пусть это даже маленький коттедж в Уилтшир-Даунз. Она здорова, к счастью, у нее есть подруга, Пенелопа, и любимое дело.

А если она и одинока, то вскоре привыкнет к этому.

На улице Маргарет ждала карета, но из дома за ее спиной все еще лилась музыка. Ворота в сад были распахнуты, решетчатый навес над ними будто приглашал в свою тень.

Соблазн был велик – почти такой же соблазн, какой она испытывала, рассматривая картинки в книге Августина X.

Маргарет спустилась вниз по ступеням, но вместо того чтобы направиться к экипажу, вошла в ворота. Опрометчивый поступок изменил всю ее жизнь.


Майкл выскользнул из бального зала, чтобы отдышаться. От адской смеси женских духов, шума разговоров и духоты у него начинала кружиться голова. Выйдя на террасу, он посмотрел на звезды и с досадой подумал о том, что хотел бы очутиться дома.

Вечером, как раз перед отъездом к Бэбби, Майкл получил от Роберта очень интересный код. Поначалу Хоторн подумал, что это всего лишь известный шифр Цезаря, который он изучил, еще будучи школьником. Однако чем больше он смотрел на него, тем более трудным он ему казался. Ко всему прочему код был записан кириллицей, которой Майкл почти не знал. Но если для того, чтобы взломать этот код, ему понадобится изучить данный алфавит, он непременно сделает это.

Майкл дважды танцевал с мисс Ронсон. Пригласи он девушку еще раз, это дурно повлияло бы на ее репутацию. Второй круг был более «откровенным», чем первый, ведь во время второго танца Глория сказала ему целое предложение.

– Я весь вечер пыталась привлечь твое внимание, Майкл. – Оглянувшись, Хоторн увидел свою младшую сестру Элизабет, которая вышла следом за ним из бального зала. Она нарядилась принцессой, лиф ее шелкового розового платья был вышит жемчугом. Майкл никак не мог вспомнить, сколько оно стоит. – Ты нарочно избегаешь меня?

– Да нет, что ты, – улыбнулся Хоторн, – просто у меня голова занята другим.

Сняв маску, Элизабет улыбнулась брату в ответ.

– Ты слишком занят, чтобы смотреть на молодых леди, Майкл? Как будто они овечки, ожидающие, когда их обстригут.

– Напротив, это я чувствую себя жертвенной овцой, – возразил Хоторн.

– Ты уверен, что тебе следует жениться на богатой наследнице?

– У меня простой ответ – да. Учитывая экономическую ситуацию в Европе, наши капиталовложения и решимость нашей матушки, – сухо произнес он.

– Тогда почему ты так много внимания уделяешь мисс Ронсон?

– С ней приятно иметь дело, – промолвил Майкл, – к тому же она богатая наследница.

– У нее нет ни пенни, Майкл. Дядюшка привез ее в Лондон, чтобы найти ей богатого жениха.

Черт возьми!

– Мне следовало догадаться, – с отвращением промолвил Хоторн. – Она – одна из немногих женщин, понравившихся мне на этом вечере, и с которой я хотел бы иметь дело.

По крайней мере она ни разу не захихикала.

Элизабет улыбнулась:

– Я прекрасно понимаю, почему ты так говоришь. Но Шарлотта не может не быть глупой, а Ада едва ли будет говорить о чем-то, кроме собственных дел.

– Ах, Элизабет, наши сестры с момента появления на свет почему-то ни разу не продемонстрировали способность вести себя нормально.

– Они могут быть другими, – вздохнув, промолвила Элизабет.

– Возможно, так оно и должно быть, если учесть, каковы наши родители, – не слушая ее, добавил Майкл.

Элизабет замолчала. Майкл знал, что ей нечего возразить. Сестре было всего шесть, когда их отец умер, но она успела разочароваться в родителях, как и старший брат. Да и потом ей пришлось нелегко – она ведь осталась в компании сестер и матери. Из родных Майкл любил Элизабет больше всех. Остальных он просто терпел, потому что это входило в его обязанности.

Склонившись к сестре, Майкл поцеловал ее в щеку.

– Ступай в дом, малышка, – прошептал он. – Иди ищи себе жениха, а мне позволь выбрать невесту.

Элизабет печально посмотрела на брата, покачала головой и неслышно скользнула в бальный зал.

Если мисс Ронсон находится в таком же бедственном положении, как и он, ему следует обратить свой взор на кого-нибудь другого. Причем незамедлительно.

Оставались еще три кандидатки. Вполне приемлемые для него женщины, величина состояний которых не вызывала сомнений. Одна была подругой его сестры Шарлоты, другая – троюродной сестрой Бэбби. Третья – племянницей герцога.

Хоторн перевел дыхание и пожалел, что не прихватил с собой стаканчик бренди. Но пить спиртное в такой решающий момент значило проявлять трусость. Он повернулся лицом к окнам.

Еще мгновение – и он вернется на бал. Но ему нужно несколько минут передышки, прежде чем он займется непростым делом спасения собственной семьи.

Глава 4

Женская улыбка – это афродизиак.

Из «Записок» Августина X
Сад внезапно закончился, и Маргарет очутилась перед широкими каменными ступенями. Подняв голову, она задумчиво рассматривала погруженную в полумрак террасу. Музыка все громче манила ее к себе. Маргарет стала медленно подниматься по ступеням, стараясь держаться в тени.

На мгновение она забыла, что нарушает границы чужой собственности. Маргарет слышала о маскарадах, но никогда не бывала на них.

Она никогда не завидовала знати – ее будущее было предопределено с рождения. Простое существование, никаких привилегий и богатства. Но женщина надеялась, что когда-нибудь жизнь повернется к ней и своей светлой стороной.

Маргарет ошеломленно взирала на открывшееся ее взору зрелище.

На головах некоторых женщин громоздились высоченные прически. У одних они были присыпаны пудрой, у других – украшены перьями и бриллиантами. На одних были поражавшие своей откровенностью наряды, другие облачились в нелепые, неуклюжие платья. При виде одного мужчины Маргарет едва не расхохоталась. Он завернулся в медвежью шкуру, а голову зверя держал под мышкой. Мужчине явно было очень жарко, его волосы взмокли, щеки побагровели.

Были там и шелка – почти прозрачные, сквозь которые без труда можно было разглядеть длинные ноги и изящные руки их обладательниц. Атлас блестел и переливался великолепными оттенками индиго, лазури и изумруда, отражая мерцающий свет сотен свечей. Бриллианты сверкали, жемчуг мерцал, крохотные украшенные перьями маски не столько скрывали лица, сколько привлекали к себе внимание, ведь с женских лиц, прикрытых ими, не сходили призывные улыбки.

Маргарет отошла к боковой, почти не освещенной части террасы. И только тут она увидела его. Высокий широкоплечий мужчина стоял в углу как раз напротив Маргарет.

Она видела, как он шагнул в сторону бального зала. Маргарет попятилась назад и натолкнулась спиной на стену дома. Неожиданно он обернулся и стал всматриваться в темноту.

– Кто здесь? – спросил он. В его голосе слышалось нараставшее раздражение. Майкл придвинулся ближе, его лицо осветил льющийся из окон свет.

Маргарет в оцепенении смотрела на него. Господи, неужели это тот самый мужчина из «Записок» Августина X?!

Нет, этого не может быть! Она же ни на одной иллюстрации толком не видела его лица. У этого человека были черные волосы, квадратная челюсть и резной профиль. А разве у героя Августина такой же орлиный нос? Или такие же полные губы, манящие к поцелуям? В темноте Маргарет не могла разглядеть цвета его глаз, но вот брови у него были прямые, летящие, это она точно видела. Одним словом, безупречная мужская красота, омраченная лишь довольно хмурым выражением лица.

– Кто вы? – поинтересовался он.

Ну как ответить на такой вопрос? Не могла же она в эту минуту выложить ему всю правду! Женщина, которая борется с нищетой, продавая эротическую литературу.

– Ну, что же вы молчите?

– Вам так важно это знать? – тихо отозвалась Маргарет.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, – проговорил Майкл.

– Неужели? – удивилась Маргарет.

– Я никому не скажу, – продолжил он, – ваша тайна останется нераскрытой. – Голос Хоторна слегка дрогнул. Он оглянулся назад, на бальный зал, а затем посмотрел в сторону Маргарет.

– Очень мило с вашей стороны, – смущенно заметила она.

– Между прочим, мои сестры тоже любят вот так подглядывать из темноты, – заметил Майкл. – Смотрят на танцующих, а в глазах зависть.

Маргарет поняла, что он принял ее за молоденькую знатную мисс, которая только и мечтает о том, как бы попасть на бал.

– Вы поверите, если я скажу, что давно уже вышла из школьного возраста?

– Это риторический вопрос, или вы сообщаете мне некую информацию о себе?

– Я услышала вопрос от человека, который, похоже, не доверяет словам, – удивленно промолвила Маргарет.

– А я – ответ от женщины, которая, похоже, привыкла уклоняться от простых вопросов, – с легкой иронией отозвался Майкл.

– Меня никто и никогда не называл лгуньей, – обиженно ответила Маргарет.

– И я тоже не называю, – сказал Хоторн, придвигаясь ближе. – Я только отметил, что вы на удивление скрытная особа.

– Но есть же разница между ложью и скрытностью, – вымолвила Маргарет, немного успокоившись.

– Да что вы?

– Я действительно не молоденькая девушка, ускользнувшая из школьной комнаты.

– Тогда вы не должны здесь находиться. Разве нет у вас каких-то неотложных обязанностей?

– Но я и не служанка! Скажите, вы всегда делаете столь скоропалительные выводы?

– Да. – Ее искренность вызвала у Майкла улыбку. Теперь он был так близко от нее, что Маргарет чувствовала его дыхание. – Стало быть, вы – гостья Бэбби? – продолжал выдвигать предположения Хоторн.

– А что, если я – всего лишь плод вашего воображения?

– Я всегда считал, что воображение – опасная штука, – ошеломленно промолвил граф. Маргарет едва сдерживала смех. – Во всяком случае, его можно противопоставить рациональному мышлению. – Его голос звучал на удивление серьезно.

– Вы, наверное, считаете собственное замечание очень ценным?

– Бесценным, – коротко заметил Хоторн.

– Нет, вы мне вот что скажите, неужели вам никогда не доводилось лежать где-нибудь на лугу, смотреть на облака и представлять себе, на что они похожи? – Кстати, она и сама не делала этого до тех пор, пока не познакомилась с семью веселыми девочками, своими ученицами.

Кажется, он внимательно изучал ее, по крайней мере у Маргарет сложилось впечатление, что ее собеседник обладает способностью видеть в темноте.

– Нет, – коротко ответил он.

– Или воображать что-то такое, чего вообще не может быть? – продолжала женщина.

– К чему?

– Для развлечения.

– Почему бы просто не сделать что-то, вместо того чтобы что-то придумывать?

Наверняка он так и поступал, что явствовало из его интонаций, манеры держать себя. Этот мужчина знал цену себе и своему слову. Для него не существовало препятствий, если он ставил перед собой цель.

– Неужели вам никогда не хотелось быть кем-то другим?

Порой Маргарет, лежа ночью без сна, молила Бога о том, чтобы он забрал ее из того мира, в котором она жила, и позволил жить в другом – мире ее грез. Правда, она очень быстро поняла, насколько опасно мечтать о таких вещах. Тем не менее грезы молодой женщины становились все более откровенными, и все больше она сожалела о том будущем, которое уготовила ей судьба.

– Нет, – уверенно отозвался Майкл. – А вам?

– Мне – хотелось, – прошептала Маргарет, удивляясь собственной откровенности.

В наступившей тишине Монтрейн обдумывал ее слова.

– Но все-таки что вы делаете в одиночестве на террасе? – наконец нарушил молчание граф. – Неужели не понимаете, что это может повредить вашей репутации?

– Это вас я должна бояться? – Как ни странно, в его обществе Маргарет чувствовала себя в безопасности. Ее собеседник явно был очень сильной личностью, властным, обладающим характером человеком.

– Вы кого-то ждете?

– Вы намекаете на тайное свидание? – удивилась Маргарет. – Да уж, похоже, вы действительно очень быстро делаете выводы.

Темнота давала Маргарет невиданную свободу, она пьянила ее. Еще вчера ей и в голову бы не пришло, что она будет стоять в темноте возле дома богатого графа и болтать с человеком, который вел себя как настоящий принц. С тем, кто напомнил ей о сценах, которых она не должна была видеть, пусть даже это иллюстрации, созданные кистью и красками.

– А какого вывода вы от меня ждете? – нетерпеливо поинтересовался Майкл.

– Вам так уж необходимо делать выводы? – спросила она. Внезапно граф протянул к ней руку.

– Покажись, – прошептал он.

Ей следовало немедленно убежать, но вместо этого Маргарет подняла руку и увидела, что она дрожит.

Они оба были в перчатках. Его даже в темноте выделялись белизной, ее – стираные, штопаные – лишь слегка серели в вечерней мгле. И все же это простое прикосновение хлопка к шелку, казалось, распахнуло какую-то потайную дверцу, ведущую в огромное, пустое пространство в ее душе. Он лишь слегка потянул ее к себе – и Маргарет оказалась в свете окна бального зала.

Что он увидел, глядя на нее? Женщину с золотисто-каштановыми волосами и зелеными, болотного цвета глазами? На ее губах играла робкая, едва заметная улыбка. Она испугалась, ловя на себе его пристальный взгляд.

– Деревенская принцесса, – тихо проговорил Майкл.

– Неожиданная ассоциация! – Ей следовало сказать ему, что на ней не маскарадный костюм, а одно из ее двух платьев. Но если она сделает это, он поймет, что она тут – человек случайный, а вовсе не одна из приглашенных. Врожденная порядочность гнала ее прочь с террасы, однако внезапно Маргарет осознала, что не хочет уходить.

Стояла ранняя весна, дул прохладный ночной ветерок, в котором все еще чувствовалось легкое дыхание зимы. У Маргарет была с собой только шаль, но в это волшебное мгновение она не чувствовала холода.

Майкл нежно держал ее руку, их пальцы переплелись. Его большой палец нежно погладил ее голое запястье, отчего дрожь пробежала по телу Маргарет.

«Иди ко мне», – так и хотелось ей услышать. Или она действительно услышала? Прочла его мысли? А может, это говорило ее одиночество? Они ведь даже не знакомы, хотя у Маргарет было такое чувство, словно она давно знает этого человека. Возможно, это оттого, что изучила его «двойника» в «Записках» Августина.

Майкл медленно выпустил ее руку. Улыбка исчезла с его лица, когда он снял сначала свою, а затем ее перчатку и спрятал ее к себе в карман.

Ей следовало возмутиться, но Маргарет молчала, даже когда он прикоснулся к ней. У него была большая, теплая, мозолистая ладонь. У Маргарет перехватило дыхание, сердце забилось быстрее, словно ждало чего-то. Как же давно к ней никто не прикасался, даже по-дружески! Неужели она испытывает потребность в прикосновениях – такую же, как, скажем, в пище?

Она вернется в Силбери-Виллидж и вновь станет вдовой Эстерли, а вовсе не Маргарет, обуреваемой порочными мыслями. Будет заниматься с ученицами, пить чай с Сарой Харрингтон, слушать сплетни Энн Ковинг. И со временем все вернется на свои места.

А пока... Пока она молча стоит и не возражает против того, что мужчина настойчиво прикасается к ней. Нет, Маргарет не зачарована этим мгновением, она просто обмирает от любопытства. А еще – от тоски и одиночества...

Кажется, музыка заиграла громче, на них обрушился целый водопад звуков. Мелодия была такой радостной, что Маргарет стало смешно от собственных размышлений.

– Я не видел вас в зале, – проговорил Майкл, он все еще надеялся, что она выдаст себя.

– Меня там и не было, – просто сказала Маргарет.

Ее собеседник отступил назад, и она послушно последовала за ним. Он медленно отвел руку в сторону, не выпуская ее ладонь, их пальцы по-прежнему были переплетены. Маргарет стояла совсем близко от него, ни дать ни взять партнерша незнакомого мужчины в молчаливом танце.

Но не успела Маргарет возразить, сказать, что не знает движений танца, нужных шагов, как почувствовала, что легко следует за ним. Волшебная кадриль на лондонской террасе в отражении льющегося из бального зала мерцающего света сотен свечей захватила ее. Увидев, каким озорным блеском заблестели его глаза, Маргарет почувствовала, как на ее лицо возвращается улыбка. Они оба – соучастники. Мгновения шли, а они все еще танцевали, завороженные игрой скрипок и виолончелей.

Все это нелепо? Возможно, но Маргарет дрожала от возбуждения. Она продолжала улыбаться, не в силах скрыть удивительную радость, охватившую ее. Музыка стала медленнее, потом вовсе прекратилась, наступила тишина.

До этого момента Маргарет никогда не понимала значения слова «томление». Она стояла, глядя на четко вырисовывавшуюся в лунном свете фигуру мужчины. Господи, она же Маргарет Эстерли, вдова! Обычная женщина, знакомая только с прозой жизни.

Майкл осторожно прикоснулся к ее подбородку и приподнял его, вглядываясь в лицо Маргарет, словно пытался понять, кто же она такая. Его пальцы погладили ее подбородок, потом нежную, гладкую кожу щеки. Было нечто запретное, завораживающее в его движениях. Наконец он отпустил ее, они посмотрели друг другу в глаза, и улыбки исчезли с их лиц.

Маргарет встала на цыпочки, ухватилась за его плечи и прижалась к Майклу. Ее губы были в каких-то дюймах от его рта, ее сердце билось столь неистово, что казалось, вот-вот выскочит из груди.

– Монтрейн! Монтрейн! Боже мой, это вы?

Из бального зала выбежали двое. Мужчина обогнал свою спутницу и улыбался Майклу радостной улыбкой.

Маргарет повернулась и помчалась прочь.

Майкл стерпел приветствие своего знакомого, едва сдерживаясь, чтобы не броситься за ней вслед. Господи, она же была готова поцеловать его! Он до сих пор чувствовал ее дыхание на своих губах.

У нее была кремовая, почти белая кожа, а щеки пылали клубничным румянцем. Женщина, которая должна быть облачена в атлас, шелк и бархат, с поистине королевским достоинством носила простой хлопок. Они разговаривали так, словно были старыми друзьями. Больше того, она почти по-свойски высмеяла его пристрастие к логическим умозаключениям.

Кто она? Этот вопрос он ей задавал неоднократно, но всякий раз она умудрялась уйти от ответа.

Ее губы созданы для поцелуев.

Идиотская мысль! Он пришел на бал, чтобы подыскать себе жену, а не стоять на террасе, глядя в темноту вслед женщине, умчавшейся, словно перепуганная лань. Подойдя к каменным ступеням, Майкл нащупал в кармане ее перчатку. Она почти поцеловала его.

Дома его ждет интересный шифр. Куда разумнее вернуться к себе в библиотеку, чем восхищаться божественным лицом женщины, которую он даже не знает.

Он не из тех, кто действует импульсивно. Но несмотря на это, Майкл, уходя, чувствовал непонятное ему самому сожаление.

Глава 5

Куртизанка, умеющая продлевать

удовольствие, только увеличивает его.

Из «Записок» Августина X
– Ты уверен, что никогда не слышал о женщине, подходящей к моему описанию? – Майкл сидел в библиотеке Бэбби, глядя на облако дыма, струившееся от его сигары.

Бэбби посмотрел на него смеющимися глазами.

– Да тебя будто молнией ударило, Монтрейн! Ты за последнюю неделю в четвертый раз спрашиваешь меня о ней.

– Вполне понятное любопытство, Бэбби. – Конечно, ему любопытно знать, чья же у него перчатка. Маленькая, выцветшая перчатка с кружевной оборкой вокруг запястья.

– Да за последнюю неделю я видел тебя чаще, чем за весь прошлый год, Монтрейн, – ухмыльнулся Бэбидж.

Бэбби был хорошим другом Майкла. Взгляд его карих глаз постоянно был удивленным, словно он воспринимал жизнь как одно большое приключение. Казалось, что его круглое лицо и тучная фигура принадлежат другому, более взрослому человеку. Впрочем, Майкл сомневался, что Бэбби когда-нибудь по-настоящему повзрослеет. У него было три недостатка. Бэбби никогда не пропускал охотничий сезон, хотя был отвратительным стрелком. На его левой ноге не хватало одного пальца, что Бэбидж считал неоспоримым доказательством своей неординарности. И что хуже всего, он вечно прятался от мужей, с чьими женами слишком откровенно флиртовал.

– Нечасто ты так рьяно интересуешься женщинами, Монтрейн.

– Я просто хотел узнать о ней побольше, – сказал Майкл. С того вечера он не раз говорил, что встреча с ней – всего лишь интерлюдия в его жизни, небольшая волна в океане – ничего больше. Однако при этом Майкл не мог избавиться от мыслей о ней. Она бесследно исчезла, как морская пена. Прокатилась – и нет ее.

И Хоторн начал наводить справки о Маргарет. Увы, никто не мог вспомнить женщину, пришедшую на бал в простом хлопковом платье и жакете. Или вообще припомнить среди своих знакомых молодую даму с каштановыми волосами и кожей цвета слоновой кости. Ни один из тех, кого расспрашивал Майкл, даже жестом, кивком головы или улыбкой не показал, что понимает, о ком идет речь. Ни один не сказал: «Конечно, я ее знаю».

А может, все дело в том, что он недостаточно точно описывал ее? Может, надо было сказать, что у нее губы безупречной формы, верхняя такая же пухлая, как нижняя, и что она очаровательно улыбается? Что у нее хрупкие руки и, как ни странно, мозоли на кончиках пальцев, как будто она – неутомимая наездница или... слишком много занимается шитьем?

– Ну скажи мне правду, – уговаривал Хоторна Бэбби. – Или это тайна? Один из твоих правительственных секретов? – Бэбби ухмыльнулся. – Я буду нем как рыба.

Бэбидж, разумеется, преувеличивал. Любая новость, любой пустяк, о которых он слышал хотя бы краем уха, мгновенно становились всеобщим достоянием.

Он должен забыть о ней и думать о том, как найти подходящую жену. До сих пор Майкл еще не делился собственными матримониальными планами ни с мужчинами-родственниками, ни с дамами из своего списка претенденток. Почему-то у него не было ни малейшего желания это делать. Странно, потому что Майкл был из тех людей, кто, приняв решение, дальше действует без раздумий.

– Я бы хотел помочь тебе, – сказал Бэбби. – Ну-ка скажи мне еще раз, как она выглядит, эта твоя таинственная незнакомка?

– Она среднего роста, – начал Майкл, – у нее темные волосы, кажется, с рыжеватым отливом. Высоко на скуле родинка. Ее глаза... – Их он описать не мог, ведь было слишком темно, чтобы хорошенько разглядеть ее глаза.

Нахмурившись, Бэбби положил сигару на фарфоровое блюдо с позолотой, затем встал и подошел книжному шкафу, вынул из кармашка для часов ключ и открыл стеклянную дверцу.

– У нее великолепная фигура, – заговорил он, поворачиваясь к Майклу, – такая, что так и хочется приподнять ей юбки и посмотреть, что же под ними прячется. – Бэббидж так точно продолжил мысли Майкла, что тому пришлось перевести дыхание, чтобы понять, что же именно сказал Бэбби.

– Стало быть, ты ее знаешь, – проговорил Майкл, стараясь выглядеть безразличным. Он едва сдерживал нетерпение. Ему надо найти ее, и тогда все встанет на свои места. А Бэбби, как нарочно, тянул!

– Я видел ее меньше недели назад, если это только та самая женщина, которую ты ищешь. Я догадался, когда ты упомянул о родинке, а ведь раньше ты о ней не говорил. – Бэбби усмехнулся. – Думаешь, она настоящая?

С этими словами Бэбби вынул из шкафа книгу. Очень осторожно, держа двумя руками, он отнес ее к письменному столу. Переплет из коричневой кожи, оттенка старого дуба, на обложке сверху – золоченый щит, на котором начертано А и X. А под ним выведенное золотыми буквами название книги: «Рассказы о путешествиях по местам древности и удовольствий».

– Она продала мне эту книгу, первый том «Записок» Августина X. – Бэбидж подтолкнул книгу к Майклу.

Хоторн открыл обложку. На первой странице кто-то торопливо написал: «Джером Эстерли, книготорговец». Далее следовал лондонский адрес. Он поднял глаза на Бэбби.

– Его жена, – сказал Бэбби, озвучив незаданный вопрос приятеля.

Его жена... Майкл нахмурился. Он целую неделю думал о чужой жене. Неудивительно, что она убежала от него!

Майкл принялся быстро листать страницы. Ребенком он мало чем интересовался, кроме математики. В результате Монтрейн понял, что самый быстрый способ вернуться к своему любимому предмету – как можно скорее освоить раздражавшие его задания. И поэтому научился очень быстро читать – настолько быстро, что преподаватели порой сомневались в том, что он умудрился прочесть какой-то текст. Но Майкл тут же демонстрировал обратное – хорошо отвечал урок, что и спасало его от розог.

Хоторн сразу заметил небольшие пометки на полях в каждой главе и лишь затем обратил внимание на содержание.

– Я не думал, что ты коллекционируешь подобные книги, – сказал он, поднимая глаза на Бэбиджа. С этими словами Майкл захлопнул книгу и передвинул ее в сторону Бэбби, изо всех сил стараясь казаться равнодушным.

– Эти книги уникальны, Монтрейн, – заговорил Бэбби, ласково поглаживая обложку. – Я немало слышал о них. Говорят, прежде ими владел один из приближенных генералов Наполеона. Не представляю, как они попали в Англию. Возможно, всему виной война.

– И часто ты посещаешь эту книжную лавку? – спросил Майкл. Он пойдет туда, но его визит не должен никого настораживать. А уж там он разыщет миссис Эстерли и объяснит ей, что не в его правилах флиртовать с чужими женами.

– Захаживал, пока она не сгорела дотла, – с сожалением промолвил Бэбби. Он вздохнул. – Думаю, Эстерли пришлось найти себе новое занятие.

– А как ты с ней связывался?

Как ни странно, Бэбби широко заулыбался, услышав вопрос Майкла.

– Ну вот, все понятно, – сказал он. – Тебе нужен ее адрес. А ты и в самом деле умен, Монтрейн! Но боюсь, надежды нет. Я уволил старого, некомпетентного секретаря и нанял нового. Если ему удастся разыскать ее письмо в огромном ворохе моей корреспонденции, я непременно пошлю его тебе.

– Значит, дашь мне знать, хорошо? – Майкл встал, стараясь скрыть разочарование за приветливой улыбкой.

После потока приятных прощальных слов он наконец покинул Бэбиджа и остался один на один со своими загадками. Хотя что ему непонятная кириллица и даже незнакомая женщина! Лучше забыть всю эту историю и направить свое любопытство и энергию на работу и поиски подходящей жены. А не на розыски женщины, с которой он танцевал при лунном свете.


Прислонившись к двери своего коттеджа, Маргарет наблюдала за Пенелопой, спускавшейся с холма от дома сквайра Типпетта. Девушка сняла капор и держала его в руке, ее походка была легкой, почти летящей.

Губы Маргарет скривились в улыбке. Неделю назад к ней приходил Том, приурочив свой визит к тому времени, когда Пенелопа ушла в деревню. Глядя на то, с каким серьезным видом он к ней направляется, как нервно мнет в руках шапку, Маргарет сразу догадалась, о чем молодой человек заведет разговор.

– Я скопил немного денег и готов работать не покладая рук, – начал Том. – Мне известно, что вы ей не родня, но вы же самый близкий Пенелопе человек.

Пенелопа иногда рассказывала Маргарет о своем детстве и юности, но то были невеселые истории. Маргарет постоянно спрашивала себя, не умалчивает ли о чем-то ее горничная, так много пережившая за свой короткий век. Девушка ни разу не обмолвилась даже о своих лондонских родственниках, а Маргарет тактично не задавала ей вопросов.

Маргарет кивнула покрасневшему от смущения Тому, она сидела, положив руки на стол, и вопросительно смотрела на своего гостя. Русые волосы Тома были аккуратно причесаны. Одежду он, похоже, тщательно вычистил, даже ботинки его сияли. А вот карие глаза избегали смотреть Маргарет в лицо.

– Пенелопа – моя подруга, – приветливо заговорила Маргарет, пытаясь помочь Тому.

– Я знаю, – ответил молодой человек. – Она хорошо о вас отзывается.

– Рада это слышать, – улыбнулась Маргарет.

– У меня постоянная работа у сквайра Типпетта, – продолжил Том, – я ухаживаю за его лошадьми. Меня всему научил старший конюх, и я тоже многого добьюсь, если не уйду со своего места и буду добросовестно трудиться. – Том, кажется, немного успокоился, собственные слова воодушевляли его. – Я хочу жениться на Пенелопе, миссис Маргарет. Думаю, я подхожу ей и смогу стать неплохим мужем. – Ему так хотелось произвести на Маргарет хорошее впечатление, его лицо так светилось от любви, что Маргарет минутами было даже больно смотреть на Тома.

– Думаю, Пенелопе повезло, что она встретила такого человека, как ты, Том. Как можешь ты мне не нравиться? Надеюсь, вы с Пенелопой будете очень счастливы.

– Вы только не говорите ей, что я к вам приходил, ладно, миссис Маргарет? – Его лицо сияло от счастья. – Хочу сделать ей сюрприз. – Светясь от радости, Том поклонился Маргарет и ушел.

Женщина подошла к окну и досмотрела ему вслед. Она видела, как Том подбросил в воздух шапку и принялся пританцовывать на тропинке.

И вот теперь Пенелопу... Так и светится от радости, сразу видно, что торопится сообщить ей потрясающую новость.

– Том сделал мне предложение, миссис Маргарет, – объявила она с сияющими глазами.

– Я очень рада за вас, – сказала Маргарет, обнимая верную подругу. – Том – замечательный молодой человек.

– Но я не хочу оставлять вас одну, – промолвила, отстраняясь, Пенелопа.

– Не обо мне нужно сейчас думать, дорогая Пенелопа, – проговорила Маргарет. Ее лицо было невозмутимым. – Вы уже решили, когда сыграете свадьбу?

– Я не смогу ждать еще один год, миссис Маргарет, – призналась Пенелопа. – Сквайр благословил Тома, так что, вероятно, свадьба состоится через несколько недель. Сначала мы поживем у матери Тома, а затем обзаведемся собственным домом. Уверена, мы сможем себе это позволить.

Было бы глупо желать иного будущего. Или вспоминать мужчину, при мыслях о котором лицо Маргарет заливалось краской. Она почти поцеловала Монтрейна. Маргарет отвернулась, отворила дверь дома и вошла внутрь.

Ее мирок совсем невелик. Стены слишком тесны, крыша чересчур низка. Временами Маргарет убегала отсюда и находила самое высокое место в округе.

Похоже, она делает то же самое и со своими грезами, старательно прячась от правды. Ее безрадостное вдовье будущее неумолимо приближалось.

Не следует желать того, чего не можешь получить.


Графиня Монтрейн в сопровождении дочерей проплыла в двери библиотеки Майкла, словно королевский корабль в сопровождении трех небольших шлюпок, оставив ошеломленного Смайтона за кормой.

Смайтон, дворецкий графа, знал, что хозяина беспокоить ни в коем случае нельзя, если только он не ждет посетителей. Исключение допускалось только для членов семьи. К тому же Майкл знал, что Смайтону не удержать графиню, если она вознамерится потолковать с сыном.

Откинувшись на спинку стула, Майкл отодвинул бумаги и стал ждать.

В отличие от многих своих современников он обходился без помощника. И дело было не только в характере его секретной работы – Майкл был довольно скрытным человеком. И не желал, чтобы кто-то посторонний просматривал его письма и копии написанных им заметок. Он, правда, понимал, что без помощи слуг не прожить, но старался прибегать к их услугам как можно реже. К примеру, лакей Майкла Харрисон мог целыми днями не видеть своего господина, о чем не упускал возможности напомнить ему.

Мать показалась Майклу озабоченной, лица его сестер выражали разные чувства. Элизабет, похоже, была удивлена, Ада явно умирала от скуки, а Шарлотта тревожилась. Из чего можно было сделать вывод, что дамы не сошлись во мнениях о чем-то. Интересно, подумал Майкл, понимают ли мать с сестрами, чего ему стоит сдерживаться при разговоре с ними?

Он только что просматривал счета за последние три месяца. Ведь его мать знает, что финансовое положение их семьи, мягко говоря, не из лучших, но, несмотря на это, тратит бешеные деньги на одежду. «Мой дорогой мальчик, – щебетала она всякий раз, когда Майкл пытался образумить ее, – не хочешь же ты, чтобы мы ходили как какие-нибудь нищенки? И это в то время, когда я начинаю выводить в свет твоих сестер! Очень важно, чтобы они выглядели как можно лучше».

Майкл нахмурился. Элизабет улыбнулась, Ада, старшая из сестер, отвернулась. Шарлотта с напускным равнодушием рассматривала свои пальчики.

Сестра Майкла Шарлотта унаследовала от матери светлые волосы и темно-карий цвет глаз. Однако чаще всего юная девушка выглядела измученной и несчастной, словно завидовала всем и всему на свете.

В отличие от нее Ада, казалось, прикладывает максимум усилий, чтобы испортить впечатление от самой себя. Старшая и самая высокая из всех сестер, она так сильно сутулилась, что порой походила на старую деву. Майкл не сомневался в том, что ему придется содержать Аду до конца ее дней, – она испытывала явное отвращение к замужеству и весьма успешно разгоняла всех поклонников, откуда бы они ни приезжали.

Элизабет была вылитой копией отца – такая же темноволосая, со светло-голубыми глазами. Она даже манеру держаться унаследовала от него.

Впрочем, графиня Монтрейн своими характером и поведением полностью затмевала дочерей. Она всегда изысканно одевалась – сегодня, например, явилась в платье из зеленого шелка. Новом и, без сомнения, невероятно дорогом. Светлые волосы были убраны в колечки, выглядывавшие из-под капора. Преуспевающая знатная дама – именно такой она желала быть. Она и слышать не хотела о том, что денежный сундук почти пуст, и любые разумные доводы на этот счет вызывали у нее раздражение. В ее глазах так и сверкали молнии, рот кривился от ярости. Интересно, подумал Майкл, чем он на этот раз заслужил материнское порицание?

– Ты просто не имеешь права ограничивать нас четырьмя сотнями гостей, Майкл, – сердито проговорила графиня, начиная артиллерийскую подготовку перед штурмом.

– Не имею права? – переспросил Майкл, нарочито уставившись в потолок. Углы украшали искусно вылепленные гипсовые херувимы, державшие в руках ленты, сходившиеся в центре потолка у картины с розовыми и синими виньетками, изображавшей гряду кудрявых белых облаков на фоне бледно-голубого неба. Рассвет в раю. Глядя на эту роспись в итальянском стиле, Майкл никогда не мог сдержать улыбки. Кроме разве таких моментов, как сейчас.

– Ничего не выйдет, мой дорогой мальчик, – решительно продолжала графиня. – Бал – одно из главных событий нынешнего сезона.

– Если бы мы только могли устраивать приемы в Сеттоне, – сказала Шарлотта. – Там гораздо просторнее, чем в их загородном доме.

– В чьем это в «их»? – нахмурившись, спросил Майкл.

– В доме Киттриджей, Майкл, – объяснила Элизабет. Она улыбнулась брату, но, заметив на себе сердитый взгляд матери, отвела глаза.

Враждебность вспыхнула между его матерью и Хелен Киттридж еще в пору их первого сезона. Хелен считалась признанной красавицей, когда графиню впервые представили свету. И с тех пор дамы решили, что они соперницы. С годами антипатия не только не исчезла, но становилась все более очевидной. Салли Киттридж, дочь Хелен, была того же возраста, что Шарлотта, и с ней история повторилась. Вероятно, именно по этой причине мать Майкла так торопилась выдать дочерей замуж, чтобы хотя бы в этом обойти соперницу.

– Киттриджи вдвое чаще, чем мы, устраивают приемы, Майкл, – сердито промолвила графиня. – Между тем твои сестры гораздо привлекательнее Салли.

– Но у них дом гораздо больше, – терпеливо проговорил Майкл. – Или ты хочешь купить другое жилье?

– А мы можем себе это позволить? – с надеждой спросила графиня.

В ответ Майкл лишь покачал головой.

Его мать уже два раза устраивала в этом году приемы, и он послушно оплатил оба. Ко всему прочему его сестры по количеству обновок в одежде могли обойти всю Англию, и он сносил это безропотно. Но недавняя экстравагантная просьба чуть не вывела его из себя. Особенно если учесть их расходы за последнее время. Словом, Майкл был на грани взрыва.

– Вместо того чтобы увеличивать список гостей, не лучше ли сократить его? – Разумное замечание, вот только его мать едва ли прислушается к голосу разума.

– Не говори глупостей, Майкл, к тому же все приглашенные никогда не приходят. Но даже если придут все, это будет незаметно, ведь одни гости приходят, другие в это же время уезжают.

– Итак, сколько человек, по твоим подсчетам мы должны напоить и накормить? – Они разговаривают о готовящемся бале так, словно речь идет о военной кампании.

– Полагаю, следует остановиться на тысяче, – твердо сказала графиня.

– А нельзя ли сократить?

– Ну тогда хотя бы на восьмистах, – нахмурилась мать Майкла.

– Давай остановимся на трех сотнях гостей, и я не стану скупиться, – раздраженно вымолвил Хоторн. – Я не знаю, откуда взять деньги на большее количество приглашенных. Разве что из твоего годового содержания, или если мы сэкономим и на следующий год вообще не будем устраивать приемы.

– Но ты же не заставишь нас целый год выходить в свет только в Сеттоне, Майкл! – вскричала Ада.

– Как хотите, выбор за вами, – невозмутимо проговорил Хоторн.

– Сомневаюсь, что брат Салли Киттридж такой же злой, как и ты! – закричала Шарлотта, но стоило Майклу бросить на нее красноречивый взгляд, и сестра замолчала.

– Очень хорошо, – заявила графиня, прекрасно понимавшая, когда следует остановиться. – Пусть будет триста гостей. – Она, прищурившись, посмотрела на сына. – Но я очень надеюсь, Майкл, что этот режим экономии не продлится слишком долго. Ты принимаешь какие-то меры к тому, чтобы по возможности сократить его?

– Разумеется, – кивнул Майкл, думая о том, что время работает против него.

Как бы ни раздражали Майкла эти женщины, они – его семья. Его связывают честь и чувство долга, он обязан защищать их, даже если ради этого придется принести себя в жертву на брачный алтарь.

Самое ужасное состоит в том, что ему придется жениться на богатой наследнице. Причем очень скоро.

Глава 6

Красота – ничто, если, кроме нее,

у женщины нет иных достоинств.

Из «Записок» Августина X
Иногда Пенелопа оставалась в коттедже во время уроков, поэтому девочки воспринимали ее как еще одну учительницу. Правда, научить их каким-то наукам она не могла, а вот ее здравый смысл порой помогал. Правда, сегодня она с девочками даже не разговаривала, занятая обустройством уголка для цыплят, которых вскоре намеревалась купить Маргарет.

Маргарет взяла у Дороти письменные работы, которые та собрала у девочек, улыбнулась в знак благодарности и сложила листки в ящик стола. Уже через минуту она прощалась со своими ученицами, стоя в дверях коттеджа.

– Я хочу, чтобы ты отработала написание букв «м» и «п», Гортензия, – напутствовала Маргарет ученицу. – Не забудь, что в прописной букве «М» две палочки вверх.

Девочка кивнула и робко улыбнулась.

– А тебе, Дороти, не следует читать больше часа при свете лишь одной свечи, – продолжала Маргарет, – иначе глаза испортишь.

В их импровизированной школе учебников не было, но Маргарет нашла выход. Каждая девочка должна была раз в неделю придумать и записать какой-нибудь рассказ, но отдавать его не самой Маргарет, а одной из учениц. Это не только развивало дух сотрудничества между школьницами, но также заставляло их учиться читать, писать и сочинять истории.

– Хорошо, миссис Маргарет.

Самая младшая из учениц, маленькая Мэри, улыбнулась Маргарет, показав в улыбке дырку от выпавшего зуба.

– А мы сможем завтра пойти к Стэндинг-Стоунз, миссис Маргарет?

Стэндинг-Стоунз представлял собой огромные серые глыбы из камня – кажется, такие же древние, как сама Земля. И все же выстроил эти каменные глыбы в круг именно человек. Обточенные в форме прямоугольников гранитные блоки возвышались на холме позади коттеджа. Время от времени Маргарет с ученицами забирались на них, чтобы полюбоваться открывавшимся с высоты видом или для того, чтобы разнообразить место занятий.

– Боюсь, меня завтра не будет, Мэри, – ответила Маргарет, ласково взяв девочку за подбородок. – Мне снова надо съездить в Лондон.

Пять пар девичьих глаз в изумлении уставились на нее.

– Значит, мы пойдем к Стэндинг-Стоунз, когда вы вернетесь? – спросила Нэн.

– Если все будет нормально, то да, – ответила Маргарет.

– А Барбара обманывает, я все видела. Она пишет ответы на рукаве.

Маргарет посмотрела на ябеду. Ну конечно, это Абигайль! Девочка, прищурившись, смотрела на Барбару, которая застыла с открытым ртом.

– Все она врет, миссис Маргарет, – наконец отозвалась Барбара, отворачиваясь от Абигайль.

– Нет, не вру! – закричала та.

– Нет, врешь! И никого я не обманываю! – сердито проговорила Барбара.

Маргарет поспешно встала между девочками, опередив Абигайль, которая хотела дернуть Барбару за волосы. Женщина погладила Барбару по плечу, нахмурившись, взглянула на Абигайль и подтолкнула девочек к тропинке.

Как только они ушли, Маргарет пододвинула стол к стене, влезла на него и осторожно вытащила из-за балки сейф. Она медленно опустила его и села на стол, прежде чем спрыгнуть на пол.

Вырученных за первый том «Записок» денег хватило бы на некоторое время, если тратить их разумно, но, к сожалению, ничего лишнего она себе позволить не могла.

Пенелопа без раздумий уехала с ней из Лондона в Силбери-Виллидж. Последние два года им приходилось нелегко, но они подружились и, как могли, поддерживали друг друга. Поэтому Маргарет не могла оставить Пенелопу в день свадьбы без подарка, а купить его можно было, лишь продав второй том «Записок».

Неделю назад она снова написала графу Бэбиджу и спросила, по-прежнему ли тот заинтересован в приобретении книги. Письмо с заверениями в готовности заплатить за раритет пришло от Сэмюела несколько дней назад.

Завернув книгу в бумагу, Маргарет положила ее на полку.

Она очень волновалась перед встречей с графом, что было вполне объяснимо. Без сомнения, граф Бэбидж знаком с человеком по имени Монтрейн. Он был гостем на балу, а вот она проникла туда тайком. Однако у нее нет причин расспрашивать о Монтрейне или надеяться вновь увидеть его. Да, они пережили чудесные мгновения на темной террасе, которые, увы, никогда не повторятся.

Ох, не надо бы ей думать о том вечере! Все произошло слишком неожиданно, а она вела себя почти безрассудно, признавалась себе Маргарет. Но если уж быть честной, то следует признать: жаль все-таки, что они так и не поцеловались.


Механизм дергался, но не заводился. Тихо выругавшись, Майкл попробовал еще раз. Кажется, зубцы встали на место, во всяком случае, мотор тихо заурчал, что могло означать только одно – механизм удалось наладить.

Майкл стоял, склонившись над столом, в библиотеке. Перед ним были разложены детали шифровального устройства.

Свою секретную службу граф Монтрейн считал большой удачей, потому что она приносила пользу не только его семье, но и государству. Он очень гордился своими достижениями, особенно изобретенной им машиной. Да, это его детище. Сначала машина существовала только в его мыслях, в теории. Интересно, спрашивал себя Майкл, можно ли монотонную работу по взламыванию кодов как-то механизировать?

Сначала он создал механизм, напоминавший часовой, используя связанные между собой шестеренки как двигающую силу. Мотор был чуть больше примитивных счетов. Каждая цифра от одного до десяти была связана с серией карточек из плотной бумаги. Когда две из этих карточек вставлялись в паз, маленькие грифельные блоки с написанными на них цифрами поворачивались до тех пор, пока не выходила нужная сумма.

Планы Хоторна на дальнейшее развитие механизма изменились в тот день, когда ему пришло в голову менять расположение внутреннего и внешнего моторов. Разобрав их, Майкл долго вертел детали в руках, приспосабливая одну к другой. Внезапно его осенило! Зубцы внутренней шестеренки были ровно вдвое меньше, чем у большей, стало быть, ей приходилось вертеться вдвое быстрее. Что, если на меньшей, внутренней, написать цифры, а на большей, внешней, – буквы? Понадобится несколько раз прокрутить их, прежде чем повторится одна и та же комбинация букв и цифр. Это число оборотов можно будет считать ключом к коду. В результате Майкл придумал не машину, взламывающую коды, и не счеты, а механизм, который пишет шифры.

Майкл тестировал коды, через Роберта отсылая коллегам из «черного кабинета», чтобы те взломали их. Пока ни один не смог справиться с этой задачей.

В дверь постучали, и тут же на пороге показалась не мрачная физиономия Смайтона, а куда более приятное Майклу лицо одного из его лучших друзей.

– Если ты работаешь, я зайду в другое время, – сказал Роберт Адамс.

– Нет-нет, – заулыбался Майкл. – Еще немного – и я разберусь с этим сумасшедшим кодом.

– А мне кажется, ты работаешь над чем-то куда менее абстрактным, – приближаясь к нему, сказал Роберт.

Роберт с Майклом подружились еще в детстве. Сеттон находился недалеко оттого места, где жил Роберт. Мальчишки бегали по полям и лесам, играли в рыцарей и сарацинов, в индейцев и Робина Гуда, носились по лабиринту коридоров и холлов Сеттона.

Они знали друг друга так долго и так хорошо, что им было не до титулов и званий. Роберта не смущал графский титул Майкла, а Майкла – тот факт, что его друг занимает высокий правительственный пост. Мало кто знал о степени его могущества. Скорее наоборот. А вполне безобидное название должности Роберта – младший секретарь министерства иностранных дел, – как подозревал Майкл, было придумано для того, чтобы скрыть степень влияния, которым он обладал.

Их разговор прервал очередной стук в дверь. Появился Смайтон с серебряным подносом в руках.

– Вам письмо, сэр, – сообщил он. – Принес посыльный.

По презрительным ноткам в голосе дворецкого Майкл так и представил себе внешность этого посыльного. Наверняка это один из мальчишек, которым частенько поручают подобные дела. Не очень чистых, но быстроногих.

Хоторн взял письмо с подноса.

– Уверен, что твой дворецкий одним своим видом может обрушить со стен штукатурку, – усмехнувшись, промолвил Роберт, как только дверь за Смайтоном захлопнулась.

– Дело в том, что Смайтон не выносит дураков. Более того, кажется, я – вообще единственный человек, который ему нравится, да и то не всегда.

– Но он хотя бы моложе Питерсона, – отозвался Роберт. – Старик все еще работает у твоей матери, или ты отправил его на покой?

– Питерсон твердо намерен не уходить в отставку до тех пор, пока Смайтон при деле, – улыбнулся Майкл.

Питерсон не выносил дворецкого Майкла из-за того, что тот получил свою должность совсем не так, как он, то есть поднялся на самый верх иерархической лакейской лестницы, минуя многие ступеньки. Смайтон не любил очень многих и не обращал внимания на раздражительность Питерсона, что только усиливало антипатию между ними.

Майкл часто думал о том, как хорошо, что в их доме немного слуг. Их бесконечные дрязги и ссоры по поводу того, кто и как добился своего положения, кто и чем должен заниматься в доме, могли бы вывести из себя и святого. К Майклу слуга приходил каждые два дня – он следил за состоянием его гардероба, а потом долго жаловался на то, что для одежды, за которой он посылал, и для него самого не хватает места.

– Я предлагал Питерсону отправиться на покой, – сказал Майкл, – но он слишком горд. К тому же его отец не уходил в отставку до восьмидесяти лет, и, по-моему, Питерсон твердо намерен повторить его подвиг.

– Сколько ему сейчас? – поинтересовался Роберт.

– Семьдесят два, – с улыбкой ответил Майкл и надорвал конверт, который ему вручил Смайтон.

«Я согласился купить еще один том «Записок», Монтрейн. Миссис Эстерли будет у меня четырнадцатого», – прочел он в письме.

У Майкла перехватило дыхание. Странное чувство, ведь он так хотел еще раз увидеть таинственную незнакомку!

– Судя по твоему ошеломленному виду, речь идет о женщине. Кандидатка на роль невесты? – улыбнулся Роберт.

Ничто не ускользало от его внимания.

– Нет, – признался Майкл. – Ничего подобного.

Он уселся за стол, Роберт занял место напротив друга.

– Черт, меня ужасно волнует одна женщина, – признался Майкл. – Я видел ее лишь однажды, но с тех пор мысли о ней не идут у меня из головы.

– Это страсть, – заявил Роберт, откидываясь на спинку стула. – Лишь страсть может связать мужчину и женщину. Правда, думаю, женщины чувствуют ее иначе. А тебе известно, что это один из смертных грехов?

– Хочешь проверить, знаю ли я их наперечет? – с улыбкой спросил Майкл.

– Говорят, человек не забывает того, о чем хоть раз прочитал, так что давай считать, что я попросту проверяю эту теорию, – вымолвил Роберт, в глазах которого вспыхнули озорные огоньки.

Майкл рассмеялся и на мгновение закрыл глаза, представляя себе книжную страничку. Один из его учителей втайне мечтал стать иезуитом, в результате граф получил всестороннее религиозное образование. Его образование вообще было весьма необычным. Отец Майкла нанимал сыну одного преподавателя за другим, и не потому, что те не справлялись со своими обязанностями, а потому, что граф не желал, чтобы сын расслаблялся.

– Гордыня, алчность, лень, похоть, чревоугодие, зависть, гнев, – перечислил Майкл и лишь затем открыл глаза.

– Что ж, твоя память впечатляет, – сказал Роберт. Встав с места, он по-хозяйски оглядел библиотеку. Спустя несколько минут Адамс снова уселся на стул с бокалом бренди в руках. Второй бокал он наполнил для Майкла и теперь подтолкнул его приятелю. – И кто же она?

– Толком не знаю, – ответил Хоторн. Чтобы вспомнить ее, ему не нужно было закрывать глаза. На ее левой щеке была крохотная родинка, словно специально устроившаяся там, чтобы привлечь внимание к ее глазам – широко распахнутым, полным чувств, которые Майкл так и не успел распознать. У нее было овальное, в форме камеи, редкой красоты лицо. Ее розовые губы изгибались в соблазнительной улыбке.

Красивая женщина, впрочем, разве мало в Лондоне красивых женщин? Причем не только англичанок, но и иностранок, приезжающих в Британию со всех концов света. Временами казалось, что Лондон становится центром вселенной, а населяющие его женщины – сверкающими звездами на небесах.

Но что же тогда так привлекло его в ней? В верхнем ящике стола Майкл держал ее поношенную перчатку. Сколько раз с той памятной ночи он вынимал ее оттуда и в задумчивости разглядывал! Бред какой-то, это совершенно не в его духе! Такое поведение нерационально.

Ну почему именно эта женщина, и только она? Майкл никак не мог понять, почему ни одна из кандидаток на роль невесты не очаровала его подобным образом.

А ведь он обычно получал удовольствие от общения с женщинами! Но ни одна из них не казалась ему столь же необходимой для благополучного существования, как еда или вода. Страсть занимала в уме Майкла лишь второе место после товарищеских отношений. Да, страсть – вещь приятная, хорошо, когда она есть, но и без нее можно жить.

Да, вероятно, его чувство к ней – это и впрямь страсть.

Или любопытство. Только Майкла поражала его сила.

– Она продает коллекцию книг, – наконец сказал он. – Книг с весьма откровенным содержанием. «Записки» Августина X.

Роберт несколько мгновений молчал, задумчиво разглядывая бренди в своем бокале.

– Я уже слышал об этих книгах. – Он покачал головой, словно старался отогнать неприятное воспоминание, а затем уныло улыбнулся. – Боюсь, не припомню теперь, что с ними связано.

– Ну да, вспомнить что-то нелегко, особенно если учесть, сколько тайн скрывается в твоей голове, – поддразнил его Хоторн.

– Я всего лишь младший секретарь, – с усмешкой промолвил Роберт.

– Надо полагать, все эти разговоры о твоих тайных агентах – не более чем сплетни? – с сомнением спросил Майкл.

– Тебе уже удалось разобраться с шифром на кириллице? – с улыбкой поинтересовался Роберт, уклоняясь от излишне прямолинейного вопроса друга.

– Нет, – ответил Майкл, не пытаясь скрыть раздражение, – но я справлюсь.

Роберт вздохнул:

– Я надеялся, что ты по крайней мере придешь к какому-то выводу, до сих пор это еще никому не удавалось.

Чем более трудным и важным был шифр, тем больше специалистов из «черного кабинета» привлекали к работе над ним. Майкл не знал их имен. Вероятно, этот шифр, записанный кириллицей, очень важен, если учесть, какое внимание ему уделяют.

Значит, Майкл должен первым делом заняться именно им. Ему нравилось быть первым, и он предполагал, что Роберт не случайно сообщил ему о том, что многие уже сдались.

Подумав об этом, Майкл улыбнулся. Его друг не походил на змею, которая до того запуталась в собственных кольцах, что могла укусить сама себя за хвост. И все же было в этот момент дело, которое еще больше интриговало Хоторна. Еще одна тайна – эта незабываемая миссис Эстерли.

Когда она придет к Бэбби со своей книгой, он непременно будет там. Возможно, увидев женщину еще раз, он сумеет разгадать ее тайну, и его влечение к ней пройдет. К тому же на этот раз он увидит ее при свете дня. Наверняка она окажется всего лишь еще одной привлекательной женщиной.

Майкл улыбнулся и поднял бокал, глядя на Роберта. Старый приятель посмотрел на него вопросительно, но тоже отсалютовал Майклу своим бокалом.

Глава 7

Мудрая куртизанка никогда не позволит

страсти возобладать над другими чувствами.

Из «Записок» Августина X
Благодаря множеству искусных ремесленников Силбери-Виллидж не была каким-то забытым Богом захолустьем, во всяком случае, идущие в Лондон почтовые кареты останавливались там дважды в неделю. Это было очень удобно, ведь Маргарет не нужно было идти пешком до ближайшего перекрестка, чтобы уехать оттуда в столицу.

От коттеджа до остановки почтовой кареты совсем недалеко, а уж весенним утром и подавно было приятно прогуляться. Казалось, вся деревня наслаждается погожим днем. Еще бы, воздух чистый и бодрящий. Все окна в домах распахнуты, яркие цветы радуют глаз пестротой красок, прохожие обмениваются приветливыми улыбками.

Прижимая к груди завернутую в бумагу книгу, Маргарет радостно отвечала на приветствия.

Ее путь лежал к гостинице, возле которой останавливалась лондонская почтовая карета. Неожиданно ее окликнули две женщины, встречи с которыми она больше всего хотела бы избежать. Тяжело вздохнув, Маргарет обернулась и стала ждать, пока дамы подойдут к ней.

– Дочка сказала, что вы едете в Лондон, миссис Эстерли. – Сара Харрингтон одобрительно улыбнулась Маргарет.

Она прогуливалась в сопровождении Энн Ковинг. Сторонний наблюдатель наверняка принял бы их за подруг, между тем они были сестрами, хоть и совершенно не походили друг на друга.

Сара, высокая и худая, предпочитала темные цвета. Энн, напротив, была невысокой толстушкой и обожала одежду ярких оттенков. Узкое, со впалыми щеками лицо Сары всегда было озарено улыбкой. Выражение пухленькой физиономии Энн, как обратила внимание Маргарет, было вечно недовольным, словно она только что узнала какую-то неприятную новость.

– Абигайль говорит, вас ждет там какое-то приключение, – прищурив глаза, заявила Энн.

– Я хочу навестить друзей, – объяснила Маргарет. Ложь, но в ней хотя бы есть доля правды, ведь Маргарет действительно собиралась заночевать у Мод и Сэмюела Плоджеттов, покончив со всеми делами.

– Кажется, вы уже второй раз после того страшного пожара едете в Лондон, не так ли? – полюбопытствовала Сара.

– Какой ужас вот так потерять мужа, – вздохнула Энн.

Маргарет кивнула, но говорить ничего не стала. Похоже, Энн доставляет удовольствие то и дело вспоминать ту трагедию и говорить о ней. А будь с ней связана какая-то история, Энн с удовольствием поведала бы ее всем соседям. Чем страшнее и отвратительнее, тем лучше.

– Дороти делает большие успехи в чтении, – сказала Маргарет Саре, надо же было хоть как-то сменить тему разговора. – Уверена, вы можете гордиться дочерью.

Лицо Сары зарделось от удовольствия.

– А Абигайль хорошо рисует, – обращаясь уже к Энн, проговорила Маргарет. Правда, она не стала рассказывать матери Абигайль, что ее дочь – весьма неприятная девочка. Если кто-то из учениц начинал плакать, то можно было не сомневаться: это Абигайль ущипнула ее. Пролилась чернильница – без сомнения, дело рук Абигайль. К тому же девочка унаследовала от матери привычку сплетничать. Причем ее не интересовало, правду она говорит или нет.

Краем глаза Маргарет заметила, как на углу улицы показалась почтовая карета. Кивнув на прощание собеседницам, она зашагала к гостинице, испытывая невероятное облегчение.

Ее попутчиками были разные люди. Двое мужчин, одетых как джентльмены, пожилая дама, от которой пахло камфорой, и молодая женщина с ребенком, проказы которого сначала забавляли Маргарет, но уже к середине пути стали раздражать.

Маргарет старательно прикрыла книгу шалью, чтобы никто не обратил на нее внимания. Ее руки с такой силой сжимали тяжелый том, будто она опасалась, что хранимые на страницах тайны неведомым образом просочатся сквозь обложку. Улыбнувшись собственным страхам, Маргарет стала любоваться расстилавшимся за окошком пейзажем.

Когда Маргарет приехала к дому графа Бэбиджа, ее проводили в ту же самую комнату, в которой она обсуждала с ним дела в первый свой приезд. Правда, на сей раз слуга без промедления провел ее в дом. Входя в библиотеку, Маргарет ожидала увидеть приветливого графа.

В камине пылал огонь – неплохое средство против весеннего холодка. Перед очагом, лицом к нему, в кресле с бордовой обивкой сидел мужчина. Едва Маргарет вошла, как он встал и повернулся. Это был не граф Бэбидж, а тот самый человек, о котором Маргарет не переставала думать все последние недели.

Монтрейн.

Сердце Маргарет забилось с неистовой силой, колени подкосились, она почувствовала, что задыхается, как после быстрого бега. Итак, ее желание увидеть его еще раз исполнилось. И все же ей не приходило в голову, что при виде этого мужчины она едва не потеряет сознания.

Тогда в лунном свете он показался Маргарет очень привлекательным. Но увиденное ею сейчас не шло ни в какое сравнение с теми воспоминаниями, до того он был красив.

Великолепен.

Впрочем, словами было трудно описать внешность этого человека.

– Здравствуйте еще раз, – заговорил он. – Я вас ждал.

Маргарет замерла на месте, судорожно сжимая в руках книгу.

Так Люцифер был золотым ангелом, сотканным из солнечного света и сияния, прежде чем его изгнали с небес. Нет, он должен был быть иным: черноволосым, с сапфировыми глазами и греховной улыбкой. И с таким вкрадчивым, ласкающим голосом, от которого сладко замирало сердце.

– П-правда? – запинаясь, спросила Маргарет. – Откуда вы узнали, что я приеду сюда?

– Бэбби – мой друг, – объяснил Майкл, – и он с радостью согласился помочь мне, когда узнал, что я вас разыскиваю.

– Вы разыскивали меня? – Странно, у нее отчего-то пересохло во рту, она едва дышала.

– Да, – ответил он, медленно приближаясь к Маргарет, – разыскивал. Вы так таинственны, миссис Эстерли. Скажите, вашему мужу известно, что вы здесь?

«Беги, Маргарет. Бери свою книгу и убегай отсюда. Этот человек опасен для тебя».

– Я вдова, – чуть слышно проговорила Маргарет.

– Серьезно?

Маргарет утвердительно кивнула, чувствуя, как все ее опасения рассеиваются, едва она поднимает на Монтрейна взгляд. Уж какие там опасения, когда она способна лишь восхищаться этим человеком.

Их глаза встретились. В его взоре было любопытство, смешанное с некоторой долей недоумения. Маргарет не винила его за это, ведь в нем ей тоже не все было понятно.

– Итак, вдова, – медленно проговорил Майкл. – Ваше имя? – спросил он с улыбкой, которая, однако, не озарила его глаз.

– Маргарет, – находясь в полуобморочном состоянии, прошептала женщина. – А ваше, позвольте спросить?

– Майкл Хоторн, – ответил молодой граф с легким поклоном.

– Герцог? – спросила Маргарет, приосанившись.

– К сожалению, всего лишь граф, – с сардонической усмешкой промолвил Майкл.

– Я была уверена, что вы принц, – сказала Маргарет, дивясь собственной смелости. Майкл лишь улыбнулся, услышав ее признание.

– Похоже, мы не слишком-то много знаем друг о друге, – заметил он.

Наступило гнетущее молчание. Маргарет смущенно потупила взгляд.

– Мгновения, проведенные на темной террасе, постоянно ускользают из моей памяти, – сказал Майкл. – Я все спрашиваю себя, не тень ли вы? Или, может, призрак? Плод моего воображения?

– Нет, я вполне настоящая, – с трудом улыбнувшись, сказала Маргарет.

– Но пожалуй, более осторожная, чем прежде, – обронил Хоторн.

– Вы сами походили на тень, – прошептала Маргарет, – зато сейчас вы более чем реальны.

Майкл быстро подошел к Маргарет, осторожно высвободил из ее напряженных рук книгу и сумочку и положил их на небольшой столик. Она не воспротивилась, не произнесла ни слова.

Что-то с ней происходило. Ее сердце, и без того забившееся с невероятной скоростью при виде Монтрейна, рвалось из груди. Их встреча так напоминала ту дивную ночь с ее легким ветерком, мгновение волшебства, очарования столь чудесного, что Маргарет вздрогнула.

– Идите сюда, – сказал Майкл, беря ее за руку и подводя к очагу. Его пальцы крепко сжимали ее ладонь – почти так же, как в ту ночь на террасе. Только на этот раз был не час теней, за окном светило солнце, полускрытое облаками. – Вы приехали издалека? – Вопрос как вопрос, ничего необычного, кроме разве того, что он сжимал ее руку, задавая его. Даже сквозь перчатку Маргарет чувствовала исходящее от Майкла тепло.

– Да нет, не очень, – прошептала женщина, смущаясь от близости Майкла. Лучше бы он отошел подальше от нее, ведь она ощущала его дыхание на своей щеке.

Внезапно рука Майкла мелькнула в воздухе, он осторожно убрал с ее лица выбившийся из прически непокорный завиток. Ласковое прикосновение, так мог бы прикоснуться к ней любовник. Нежное, осторожное. А потом он погладил ее подбородок костяшками пальцев.

Никто и никогда не прикасался к ней так.

Маргарет попыталась остановить его руку, но вместо этого просто ухватилась за нее и замерла. Майкл молча смотрел на нее с таким выражением, будтo никогда прежде не видел женщины, его взор был почти обжигающим.

«Беги, Маргарет, беги!»

Да, голос разума велел ей бежать, однако Маргарет слышала и другой голос. Ее собственный, тот, о существовании которого она узнала лишь в этот момент. Этот голос принадлежал женщине из ее тайных грез и скрытых желаний, которая пряталась где-то глубоко в существе Маргарет. «Останься, – шептала эта женщина, подчиняя себе волю Маргарет, завладевая ее мыслями. – Прикоснись к нему. Не бойся, всего лишь протяни руку, пробеги пальцами по его подбородку, по этому неулыбчивому рту».

Маргарет то ли судорожно всхлипнула, то ли вздохнула и неуверенно отступила назад. Похоже, и ему захотелось отодвинуться от нее. Хоторн отошел в сторону, остановился у небольшого столика и посмотрел на Маргарет. Теперь их разделяла целая комната, но у нее было такое ощущение, будто он все еще прикасается к ней.

– Вы невероятно интересуете меня, – наконец проговорил Монтрейн, – можно сказать, даже раздражаете. Вы для меня загадка, а я не могу допустить, чтобы в моей жизни было хоть что-то непонятое.

Самонадеянное заявление. Может, оно и к лучшему, что Монтрейн повел себя столь высокомерно, во всяком случае, его слова охладили Маргарет – удивительное очарование волшебного момента пропало.

– Чем же это я вас так раздражаю? – изумленно спросила Маргарет.

– Ну, во-первых, вы любопытны не меньше меня, – начал Майкл.

Маргарет почувствовала, что ее щеки загорелись. Неужели он знал, что она читала «Записки» Августина X? Но откуда он мог узнать об этом?

– Я не понимаю вас, – медленно проговорила она.

– Вы стояли на террасе и подсматривали за танцующими на балу, – пояснил Монтрейн.

– Ах да, – с облегчением согласилась Маргарет.

– Вот и сегодня... Почему вы не ушли, когда увидели в библиотеке не Бэбби, а меня?

– У меня есть дело к графу, – объяснила Маргарет.

– Вы остались, потому что вам было любопытно, Маргарет, – возразил Майкл.

Маргарет отвернулась, подумав о том, что не стоило бы графу таким тоном произносить ее имя. Конечно, он прав. Ей следовало уйти в тот же миг, едва она поняла, что вместо графа Бэбиджа ее ждет Монтрейн. Или когда он прикоснулся к ее щеке. Вспомнить о собственном достоинстве, о гордости и немедленно уйти. Возможно, наградив Монтрейна сначала негодующим взглядом, чтобы он понял, что она не из тех женщин, которые падки на ласковые слова и мужскую красоту.

Однако, похоже, ею действительно руководило лишь примитивное любопытство.

– Во-вторых, – с ленивой улыбкой продолжил граф, – вы раздражаете меня потому, что ваш рот создан для поцелуев.

Маргарет оторопело уставилась на Монтрейна. Кровь в ее жилах вскипела, охватив все тело огнем. Дыхание прерывалось. «Уходи отсюда немедленно, Маргарет. Оставь его». Маргарет показалось, будто она слышит голос своей бабушки, которая корит ее за нерешительность.

– Мне кажется, – заговорила она через несколько мгновений, все еще не придя в себя после его признания, – что лучше бы вам похвалить какие-то другие мои достоинства и добродетели. Аккуратность, например, хорошие манеры.

– Доброту, – с улыбкой добавил Хоторн. Маргарет утвердительно кивнула.

– Вы добры, Маргарет?

– Полагаю, да, – вымолвила она, прожигая взором ковер у себя под ногами. – А вы?

– Думаю, кто-то может сказать, что – нет, я не добр. Иначе вас бы уже здесь не было. Я бы позволил вам завершить свое дело и оставил вас одну.

– И почему же вы этого не сделали? – Маргарет подняла глаза и только сейчас почти физически ощутила на себе устремленный на нее взор Монтрейна.

Он тут же отодвинулся к камину.

Маргарет отвернулась. В комнате вдруг стало необычайно жарко, она едва дышала, чувствуя, что голова у нее начинает кружиться.

– Потому что я хочу получить свой поцелуй, – невыразительным тоном промолвил он.

Вздрогнув, Маргарет посмотрела Монтрейну в глаза. Во рту у нее пересохло, она нервно облизала губы, отвернулась, подошла к окну и стала смотреть на открывшийся вид. Маргарет была в полном смятении, она в жизни не чувствовала себя столь неловко.

Чтобы хоть как-то собраться, Маргарет стала подробно вспоминать поездку в почтовой карете, затем сосредоточила внимание на птице, усевшейся на крыше расположенного напротив дома. Утром небо было совсем серым, как это часто бывает в Лондоне. Маргарет, во всяком случае, частенько видела именно такое небо. А вот теперь ярко светило солнце! Удивительная перемена. Совсем не похожая на ту, что она чувствовала в себе.

Маргарет повернулась и посмотрела на графа.

Хоторн не шелохнулся, замер, как изваяние, лишь на его щеке пульсировала жилка. Ни улыбки, ни жеста, которые могли бы развеять напряженность, вызванную его словами. Ни в коем случае нельзя даже на миг нарушить разделяющую их границу. Нельзя! Маргарет точно знала это, даже не понимая почему. И все же ей так хотелось дотронуться до него!

– Один поцелуй, – произнес Хоторн таким тоном, слов но понимал, что Маргарет колеблется.

Ей следовало уйти, как только она увидела его в библиотеке. Вместо этого они играли с опасностью, флиртовали, упорно не желая замечать угрозы.

– Я вас не знаю, – проговорила Маргарет. Она была почти в отчаянии.

– Что вам нужно узнать обо мне, чтобы мы могли счесть это оплатой за поцелуй? – с нетерпением спросил он, хмуря свои красивые брови.

– Но почему именно я вас интересую? – Этот вопрос Маргарет задала лишь для того, чтобы скрыть смущавшую ее правду. Обе женщины, прятавшиеся в ее оболочке, – та, о существовании которой Маргарет узнала лишь недавно, и прагматичная, скромная, спокойная и добропорядочная вдова Эстерли – очень хотели его поцеловать. Их желание было столь сильным, что Маргарет уже ощущала на губах вкус его губ, вкус этого запретного поцелуя.

– Не знаю. – Хоторн нахмурился еще больше. – Признаюсь, именно этот вопрос я множество раз задавал себе за последние несколько недель.

– И что? – полюбопытствовала Маргарет. – Вы уже пришли к какому-то удовлетворительному ответу?

– Пришел, – утвердительно кивнул граф Монтрейн. – Я хочу один поцелуй.

– Да? И все?

– Да, когда все будет позади, меня перестанет тянуть к вам, напряжение ослабнет. И я, даст Бог, смогу сосредоточиться на неотложных делах – на работе и предстоящей женитьбе, – разъяснил Хоторн.

Пораженная словами графа, Маргарет оторопело уставилась на него.

– Я еще не женат, – сообщил Хоторн, приподнимая одну бровь, – и у меня пока нет невесты. Воспоминания о вас мешают мне подыскивать подходящую девушку.

Маргарет отвернулась к окну.

– Итак, надо понимать, – заговорила она, – если я позволю вам вернуться к привычному образу жизни, если мысли обо мне не будут донимать вас больше, это будет своего рода жестом милосердия, этаким благотворительным актом с моей стороны?

– Маргарет... – Его голос внезапно прозвучал так близко, что она едва не подскочила от изумления.

Хоторн стоял рядом и осторожно поглаживал одним пальцем воротник ее жакета, словно ненароком задевая сзади шею Маргарет. Следом за этим его палец скользнул глубже, под воротник, чтобы пробежать по нежной коже. Маргарет замерла, ее дыхание прервалось на мгновение, а потом она судорожно вздохнула.

Он не должен так прикасаться к ней, это недопустимо.

– Маргарет, скажи «да», – шепнул Хоторн, почти касаясь ее уха губами.

Женщина ничего не сказала в ответ, и Майкл продолжил:

– Я хочу понять, почему мне не удается вас забыть.

Маргарет медленно повернулась и посмотрела на него.

– Всего один поцелуй, – торопил ее Монтрейн. – А когда мы поцелуемся, волшебство растает, я снова стану самим собой.

– Один поцелуй... – рассеянно повторила Маргарет, стараясь держаться как ни в чем не бывало.

Маргарет медленно закрыла глаза и замерла в ожидании. В ее груди будто вспыхнули тысячи искр, ее щеки разгорелись, как раскаленная жаровня. Ее пухлые губы слегка подрагивали в ожидании, она дышала слишком тяжело, словно только что пробежала не одну милю.

Но вместо того чтобы отдаться сладости поцелуя, ощутить вкус его губ, Маргарет почувствовала, как Хоторн провел по ее губам пальцем. Открыв глаза, она увидела прямо перед собой улыбающееся лицо Майкла.

– Нет, не здесь, – сказал он. – Я хочу поцеловать тебя там, где никто не сможет нам помешать.

Она удивленно заморгала, растеряв всю свою уверенность.

По лицу Монтрейна пробежала легкая, едва уловимая усмешка, затем он подошел к небольшому столику.

Маргарет украдкой прижала руку к ноющей груди. Собрав вещи Маргарет, Монтрейн вернулся к ней. Он отдал ей «Записки» Августина X, сумочку, а затем помог завернуться в шаль.

Возле двери он обернулся и предложил ей руку. Маргарет изумленно посмотрела на него. Они обменялись взглядами, один из вопросов задан, и на него получен ответ. Хочет ли она поехать с ним? Да, хочет до отчаяния! Разумно ли это? Нет! Можно ли доверять этому человеку? В его обществе она с первой их встречи чувствовала себя в безопасности, но едва ли в этот момент можно было говорить о доверии с ее стороны.

Один поцелуй. Искушение, приглашение к дальнейшей любовной игре. Это было так привлекательно, что Маргарет не могла воспротивиться. Слово «желание» она не раз встречала в «Записках» Августина X, но в собственной жизни Маргарет никогда и не думала о нем. Один поцелуй – и все.

Возможно, она всего лишь хочет обогатить свою жизнь неким опытом, чтобы воспоминания о нем согревали ее в старости. «Я целовала графа», – сможет сказать она своим ученицам. И девочки будут заливисто смеяться.

Улыбнувшись, Маргарет протянула Хоторну руку и вместе с ним вышла из комнаты.

Глава 8

Громкие удары сердца, от которых содрогается тело возлюбленного, говорят о его способностях и запасе жизненных сил.

Из «Записок» Августина X
Они вместе вышли из дома графа Бэбиджа, встретив по пути только стоявшего у дверей мажордома. Монтрейн слегка кивнул ему, и он отступил назад, чего не делал при встречах с Маргарет.

Будь она дворецким, при виде графа, выходящего из дома с неизвестной, скромно одетой дамой, она бы, пожалуй, онемела от удивления. Впрочем, Маргарет, быстро забыла о возможных переживаниях слуги.

Монтрейн подошел к дворецкому, перекинулся с ним несколькими словами, а затем вернулся к Маргарет. Сдержанная немногословность графа больше говорила о его влиянии, чем болтовня некоторых людей.

Хоторн молча подвел свою спутницу к сверкающей черной карете, запряженной четверкой великолепных гнедых лошадей. С козел тут же спрыгнул лакей и распахнул перед Маргарет дверцу экипажа. Монтрейн шагнул в сторону, пропуская ее вперед, и не говоря ни слова ждал, пока она справится с нерешительностью и сядет в карету.

Наконец Маргарет тяжело вздохнула и уселась на сиденье. Монтрейн устроился напротив нее, спиной к лошадям. Шторки были раздвинуты, но Маргарет мало интересовал пейзаж за окном. Она предпочитала смотреть на Майкла.

– В непростое путешествие я отправляюсь с вами, – заметила она. – Всего один шаг от скромности и добропорядочности к недопустимости и безумию. Это невероятно!

– Вы считаете себя безумной? – спросил Майкл, скривив губы в улыбке.

– Да, – призналась Маргарет. Но... опасность? Почему она не чувствует опасности? Больше того, все ее существо замерло в нетерпеливом ожидании.

– А что, есть ли на свете маленькие Эстерли, которые ждут свою мать? – неожиданно спросил Хоторн.

– У меня нет детей, – тихо ответила Маргарет. Она очень сожалела об этом, но уже смирилась с мыслью о том, что никогда не сможет родить ребенка.

– Неужели ни тетушек, ни дядюшек, ни родителей? – продолжал допытываться Майкл.

– Нет. – Маргарет отрицательно покачала головой. У нее никого нет, кроме Пенелопы, но их связывала дружба, а не кровное родство.

– А братья и сестры есть? – не унимался Хоторн. Его любопытство становилось невыносимым.

– Почему вы меня об этом спрашиваете?

– Мне просто хотелось знать, есть ли на свете хоть кто-то, кого обеспокоит ваше отсутствие, – объяснил Хоторн.

– Только мои ученицы, – ответила Маргарет, – но и они не ждут меня раньше завтрашнего дня.

Похоже, ее слова не на шутку удивили графа.

– Я учу маленьких деревенских девочек, – поспешила объяснить Маргарет.

– Но выговор у вас лондонский, – заметил Майкл.

– Я родилась и выросла в Лондоне, – призналась женщина.

В карете Хоторн чувствовал себя так же непринужденно, как и во время их первой встречи на террасе.

– И чему же вы их учите? – спросил граф.

Маргарет улыбнулась.

– Я учу девочек правильно читать и писать, – объяснила она. – А также основам счета, немного – французскому. Стараюсь развить способности малышек к рисованию.

– Почему вы уехали из Лондона? – продолжал расспросы Хоторн.

– Мне захотелось перемен, – призналась Маргарет. – Порой мне кажется, что я не должна любить провинцию, но мне нравится тамошняя жизнь. А ведь многие относятся к ней с презрением.

– Так вы из-за этого приехали сюда? Из-за того, что жизнь в провинции противоречит вашей натуре?

Мысли Маргарет путались, потому что она безумно хотела, чтобы Майкл поцеловал ее.

– Почему вы сказали Бэбби, что вы замужем? – спросил Хоторн, словно предполагая, что Маргарет не признается ему в том, что очарована им.

– Потому что многие мужчины не любят иметь дело с женщинами, – терпеливо объяснила Маргарет. – К тому же клиент должен знать, что в случае необходимости муж сможет защитить свою жену. Мало ли что может случиться, – добавила она многозначительно.

– А что, Бэбби недостаточно корректно вел себя с вами? – Лицо Хоторна мгновенно изменилось, улыбка исчезла.

– Нет, – улыбнулась Маргарет, – но у меня сложилось впечатление, что граф Бэбидж несколько робеет при разговоре со мной. Признаюсь, во время беседы с ним мне показалось, что граф немного напоминает... симпатичного ежика. И еще у него бывает такой умильный вид, как буд-то он что-то пытается скрыть.

– Думаю, Бэбби не был бы в восторге от ваших замечаний, – сказал Хоторн, к которому вернулось доброе расположение духа. – Он пребывает в полной уверенности, что все дамы от него без ума. – Рука графа Монтрейна крепко сжала рукоятку прогулочной трости, он смотрел на Маргарет пронзительным взглядом своих синих глаз.

«Я хочу понять, почему мне не удается вас забыть».

Эта же мысль не раз в последнее время приходила в голову Маргарет. Выходит, он испытывает те же чувства, что и она. И все же голос разума не оставлял ее в покое, она так и слышала его нашептывания: «Ты должна быть осторожна с ним, благоразумна и рассудительна».

Как это часто бывало в последнее время, Маргарет предпочла не прислушиваться к голосу разума, поэтому она ответила на все его доводы улыбкой.

Она прелестна! У нее чудные каштановые волосы с рыжим отливом, великолепно оттеняющие цвет ее лица. А вот глаза у нее ореховые, хотя в этот момент они казались зелеными. Да-да, теплого зеленого оттенка. Однако больше всего Хоторну нравился рот Маргарет. Верхняя губа такая же пухленькая, как нижняя. Казалось, ее губы постоянно мило надуты, словно они всегда ждут поцелуя.

Всего лишь один поцелуй... это все, к чему он стремится. После этого поцелуя он превратится в самого себя и сможет наконец-то думать о будущем. Он сумеет справиться со сложным шифром на кириллице, а затем найдет себе невесту. И его голова не будет при этом забита мыслями о Незнакомой женщине, которая буквально околдовала его. Он поцелует ее, и она снова превратится для него из Цирцеи в обычную женщину.

Но сейчас сидевшая напротив графа Маргарет казалась ему совершенно невинной. Она густо покраснела, когда он заговорил о ее губах. И все же именно она приезжала в Лондон, чтобы продать Бэбби книгу весьма фривольного содержания. Это никак не вязалось с ее внешностью, напротив, данный факт, вероятно, говорил о двойственности ее натуры. Пожалуй, можно предположить, что Маргарет одновременно и очень добродетельна, и весьма смела.

Хоторн с таким нетерпением ждал ее приезда, что сердился из-за того, что она запаздывает. Он не сводил с нее глаз с того момента, когда она перешагнула порог библиотеки Бэбиджа. Было в ее походке что-то особенное. А когда Маргарет отвернулась от окна, приосанилась и закинула назад голову в ожидании его поцелуя, он явственно услышал внутреннее предостережение.

Такую женщину лучше всего забыть. Если только не считать того, что он не сумел этого сделать.

– Вам интересно, почему я до сих пор не поцеловал вас? – спросил Хоторн у своей спутницы. Он улыбнулся, заметив, какое выражение при этом вопросе появилось на ее лице. Любопытное сочетание нетерпения, ожидания и удивления. Все тело Хоторна напряглось, все предостерегающие мысли вмиг выветрились из головы, уступая место основному, страстному желанию.

Вместо того чтобы ответить на вопрос графа, Маргарет задала ему свой:

– Куда мы едем?

«Мы обречены на вечные муки, – следовало бы сказать ему. – И направляемся в преисподнюю». Но граф Монтрейн не мог сказать ничего подобного женщине.

– Лучше всего было бы отвезти вас туда, где много народу, – признался Хоторн, – но пока еще слишком рано, и я не могу даже представить, в какое из публичных мест мы бы могли отправиться.

Маргарет сидела выпрямившись, терпеливо ожидая, пока Хоторн договорит.

– М-м-м... Пожалуй, я повезу вас домой, – наконец заявил он.

– К вам домой? – изумленно спросила она.

Хоторн утвердительно кивнул.

– Ну да, к себе, в свое холостяцкое жилище, – пояснил он. – В дом, где, кроме меня, живут преисполненный собственного достоинства дворецкий и горничная, которую я почти не вижу. – Ну вот, теперь он все сказал Маргарет. Прямо, без уверток. Он отвезет ее в укромное местечко, где сможет целовать ее, сколько ему заблагорассудится. – Или, может быть, вы хотите вернуться к Бэбби?

– А я должна этого хотеть? – спросила женщина.

– На этот вопрос только вы сами можете ответить, Маргарет.

Некоторое время вдова Эстерли смотрела на графа Монтрейна широко распахнутыми глазами, не говоря ни слова.

– Вам нужен всего лишь один поцелуй? – в конце концов спросила она.

– Да, – ответил Хоторн, голос которого прозвучал резче, чем ему того хотелось, – а потом я сам посажу вас в карету.

Хоторн не стал говорить Маргарет, что, если она откроет дверцу или окликнет кучера, он сделает все, что в его силах, чтобы остановить ее. Пусть сейчас ей кажется, что у нее есть возможность выбора. На самом же деле их судьба была предопределена в ту весеннюю ночь на террасе.

Глава 9

Женщина, которая ценит удовольствие,

понимает силу и нежности, и страсти.

Из «Записок» Августина X
Когда карета остановилась, граф Монтрейн и вдова Эстерли молча покинули ее. Как будто ни один из них не мог проронить ни слова, чтобы не разрушить магии волнующего обоих ожидания, Граф Монтрейн подошел к кучеру и что-то сказал ему; Маргарет в это время озиралась по сторонам. Они находились на какой-то площади с тремя аллеями; здесь было удивительно тихо, будто и не шумел всего в нескольких кварталах отсюда суетливый, неспокойный Лондон. Дом графа Монтрейна был не похож на жилище графа Бэбиджа, впрочем, отличий было не так уж много – ведущие к дому ступеньки были окружены коваными железными поручнями, да над дверью висел медный молоток в форме огромной рыбины.

– Что вы ему сказали? – спросила женщина, когда Монтрейн подошел к ней после разговора с кучером.

Возница тем временем подобрал вожжи и слегка хлестнул ими лошадей, чтобы трогались с места, хотя, похоже, умные животные не нуждались в понукании.

– Я сказал, что ненадолго он свободен, – ответил Хоторн и, взяв Маргарет под руку, помог ей подняться по ступенькам.

Как он выразился? Холостяцкое жилище? Если она еще хочет уйти, то сейчас самое время сказать об этом. Маргарет ничуть не сомневалась: стоит ей только заикнуться, граф Монтрейн немедленно вернет карету и велит кучеру отвезти ее туда, куда она скажет. Таким мужчинам, как Майкл Хоторн, не нужно принуждать женщину.

Впрочем, Маргарет была очарована графом Монтрейном.

Женщина молчала, пока Хоторн вел ее вверх по ступеням. Возле дверей их встретил высокий человек с военной выправкой и седой шевелюрой. Он был облачен во все черное, не считая белоснежной рубашки, ворот которой был так сильно накрахмален, что, казалось, причинял боль ее обладателю.

– Смайтон, – обратился к нему граф Монтрейн, – вы можете быть свободным до конца дня.

На лице мажордома появилась натянутая улыбка.

– У меня нет никаких дел, милорд, – проговорил он.

– Вы мне не понадобитесь, – решительно сказал Майкл.

Лишь после этого дворецкий резко кивнул и отправился восвояси.

Повернувшись, Монтрейн протянул Маргарет руку. Она подала ему том с «Записками» Августина X и сумочку, которые он положил на стол, стоящий за дверью. Что еще он может забрать у нее? Ее волю? Нет, она сама решила прийти сюда. Не очень-то мудрое решение, как подозревала Маргарет. В конце концов, если он – не пламя, то она – не мотылек. С мотыльком, рвущимся к пламени, у нее лишь одно сходство: она одинока. Мечтает о захватывающем приключении, но страшно при этом волнуется.

Они оказались в очень необычном зале, который представлял собой ротонду, образованную двенадцатью мраморными колоннами, украшенными резными листьями. Вверху каждой из этих колонн выделялись орнаменты в виде резных корзин с цветами. Над их головами поднимался куполообразный потолок из прозрачного стекла, казавшегося золотым из-за льющегося в комнату солнечного света. За колоннами, у внешнего изгиба стены, выстроились сверкающие белизной мраморные статуи. Женские изваяния были облачены в летящие платья – такие тонкие, что сквозь них можно было разглядеть их длинные стройные ноги. На мужских статуях были накидки: едва прикрывая чресла, тонкая мраморная «ткань» бежала наверх, на плечо изваяния. Все статуи замерли в разных позах, объединяло их лишь то, что одну руку со слегка согнутыми пальцами все они поднимали вверх. Словно старались не пропустить ни единого солнечного лучика, проникавшего в ротонду сквозь стеклянный потолок. Вот над куполом пролетела птица, тень от нее на мгновение упала на Маргарет, а затем ее вновь окутал солнечный свет.

Закинув голову, Маргарет зажмурила глаза. Ощущение было потрясающим – совсем не таким, какое она испытывала, к примеру, возле Стэндинг-Стоунз. Она чувствовала себя крохотной частичкой огромного незнакомого мира. Когда она открыла глаза, то поймала на себе внимательный взгляд стоявшего неподалеку Хоторна. Его губы растянулись в медленной, удивительно теплой улыбке.

– Это пантеон, – сказал Майкл, направляясь к Маргарет. – Прежний владелец питал слабость к статуям и любил античность.

Миссис Эстерли огляделась по сторонам. Ступени, будто птичьи крылья, огибали ротонду и вели на второй этаж.

– Скажите что-нибудь, – попросил Майкл.

– Что именно? – Едва она произнесла эти слова, как они повторились, оттолкнувшись от мраморных стен. Маргарет оторопела, изумленно глядя на статуи.

– Это было эхо, – объяснил Монтрейн. – А теперь прошепчите что-нибудь, – предложил он, прислоняясь к колонне. – Эффект будет неповторимым.

– Монтрейн, – прошептала она.

Губы Майкла изогнулись в улыбке, когда он услышал, как его имя несколько раз, постепенно затихая, прошелестело по круглому залу.

Маргарет снова покосилась на статуи, словно подозревала, что это они передразнивают ее.

– Как чудесно, – проговорила она. Эхо послушно повторило ее слова.

Майкл подошел совсем близко к Маргарет, медленно развязал ленты ее капора, а затем его пальцы скользнули по всей их длине. Он наклонил к ней голову, его лицо было так близко, что Маргарет почувствовала его дыхание на своей щеке.

Сейчас?

Но он не поцеловал ее! Хоторн отошел в сторону и мягко улыбнулся женщине, будто одобряя ее молчание и готовность повиноваться ему. А что еще ей оставалось делать? Она больше не добропорядочная вдова, учительница и друг. В присутствии графа Монтрейна миссис Эстерли превращалась совсем в другую женщину, ту, которой ей так хотелось стать. Не думающую о сплетниках, не беспокоящуюся о правилах приличия. Сейчас, здесь, в этой круглой комнате, она могла быть смелой, решительной и даже слегка порочной.

Его пальцы скользнули под капор и погладили ее волосы. Его ладони уютно устроились на ее висках, согревая их приятным теплом. Маргарет закрыла глаза и стала ждать. Но Монтрейн всего лишь стянул капор с ее головы, и тот с легким шелестом упал на пол.

Ее губы дрожали от томительного ожидания, ресницы трепетали, лицо раскраснелось под его испытующим, пронзительным взглядом.

– Всего один поцелуй, Монтрейн, – шепатом напомнила ему Маргарет.

– Да, – так же шепотом согласился он, стягивая перчатки с ее рук.

Хоторн положил одолженные Маргарет у Пенелопы перчатки на стол, а затем, нагнувшись, поднял капор и бросил его рядом с перчатками. Перчатки, книга, капор, сумочка – набор дамских штучек, которые гостья разбрасывает повсюду в холостяцком жилище. Интересно, скольких еще женщин он приводил сюда? Скольких соблазнил своей завораживающей улыбкой?

Маргарет не хотела этого знать.

Хоторн вновь подошел к ней, взял за руку и стал внимательно изучать ее. Она попыталась вырвать у него руку, но он удержал и ласково погладил пальцы.

– Между прочим, я до сих пор берегу вашу перчатку, – невыразительным тоном проговорил он.

– Правда? – удивилась Маргарет, не понимая, как это ей удалось унять дрожь в голосе. – А я-то все спрашивала себя, куда она подевалась. – Чистая ложь. Миссис Эстерли прекрасно помнила тот момент, когда Хоторн снял с нее перчатку и засунул ее себе в карман.

– Я храню ее в ящике письменного стола, – насмешливо сказал Майкл, будто хотел поиронизировать над самим собой. – Я, как мальчишка, время от времени рассматриваю ее. Хотелось бы мне знать почему? – Он поднял голову, и Маргарет застыла под его проницательным взглядом.

Похоже, время остановилось. Граф Монтрейн и миссис Эстерли замерли в окружении колонн. Проникавший сквозь стеклянную крышу солнечный свет освещал круглую комнату, прячась в темных уголках. Молчание стало их союзником, они остались вдвоем, если, конечно, не считать мраморных богов и богинь, свысока взиравших на них со своих пьедесталов.

Вот Хоторн взял ладонь Маргарет и провел пальцем от ее запястья к ладони. Маргарет поежилась.

– Вам холодно? – спросил он.

– Да, – чуть слышно шепнула она в ответ.

Майкл переплел их пальцы, а затем повернулся и повел ее за собой. Отворив дверь в другую комнату, он многозначительно улыбнулся Маргарет.

Гостиная, в которой они оказались, была на удивление уютной, будто ее специально Обставили для интимных встреч. Возле одной стены примостился диван, обитый голубым шелком. Напротив него стояли два кресла-качалки с мягкой обивкой из ткани цвета слоновой кости с голубым рисунком. Между диваном и креслами возвышался большой квадратный стол, на котором пестрел букет весенних цветов.

Не выпуская руку Маргарет, Хоторн подвел ее к небольшому камину из черного гранита. Теперь его большой палец ласкал ее запястье, словно он проверял бешеное биение ее пульса. Потом он стал водить пальцем кругами по ее ладони. Пальцы Маргарет стали сгибаться, но он медленно и нежно выпрямил их. Она по-прежнему дрожала, и это не укрылось от внимания графа. Да и как он мог не заметить ее смятения, если на этот раз они были вместе при свете дня – не было ни луны, ни плача скрипки, ни ночной темноты, чтобы скрыть чувства Маргарет.

Однако она подозревала, что Хоторн немедленно прекратит ласки, если только она его об этом попросит. Но Маргарет не проронила ни слова, не шелохнулась.

– Вы очень чувствительны, – тихо сказал Майкл. – Я должен быть нежен с вами. – Он снова сжал ее пальцы, а затем медленно привлек Маргарет к себе, теперь их разделяло не более дюйма. Движения Монтрейна были столь неторопливы, что она могла в любой момент остановить его.

Маргарет чувствовала его дыхание на своей щеке. Очарование этого мгновения было так велико, что она блаженно закрыла глаза. Его пальцы пробежали по ее лицу – от виска к подбородку.

Потрясающе...

Майкл стоял так близко, что Маргарет слышала, как он дышит. Наклонившись, он потерся щекой о ее мягкие волосы. Маргарет ухватилась обеими руками за рукава его сюртука. Для того, чтобы удержать равновесие? Неужели она чувствовала себя так же неуверенно, как и он?

– Если я поцелую вас сейчас, – хриплым голосом проговорил Майкл, – то мне придется отпустить вас, и вы уйдете.

– Один поцелуй, и все, – едва слышно прошептала она.

Как нежен и приятен ее голос! Хоторн проклинал себя за то, что имел глупость дать Маргарет нелепое обещание.

– Да, – угрюмо подтвердил он, – всего один поцелуй.

Хоторн обнял Маргарет и привлек к себе. Можно ли быть еще ближе? Они уже прижимались друг к другу, закрыв глаза. Затем Майкл взял Маргарет за плечи и слегка наклонил ее назад. Он чувствовал, как нарастает его возбуждение – физическая реакция на близость этой женщины, которой он безумно хотел обладать с того самого мгновения, когда впервые увидел ее.

Но она для него незнакомка! Несмотря на это, Хоторн не переставал думать о том поцелуе, что она едва не подарила ему. Ну почему, почему он не принял ее дара, когда она запрокинула голову, подставляя ему губы для поцелуя?! Потому что тогда ему хотелось прикасаться к ней так, как он делал это сейчас. Нежно, мягко, дразняще. Чтобы утолить свое любопытство и увидеть, как она наслаждается его прикосновениями.

Хоторн отодвинулся и отступил назад. Кто бы знал, чего ему стоило сдерживаться и не поддаться невероятному соблазну впиться в ее губы!

Маргарет выглядела совершенно ошеломленной, ее глаза были широко распахнуты, зрачки расширились. Как будто ее только что пробудили от крепкого сна. Или она долго и с наслаждением занималась любовью!

Хоторн потерял счет времени в то мгновение, когда увидел Маргарет в библиотеке графа Бэбиджа. Он уже не был уверен в том, что должен, а что, напротив, не должен делать.

Майкл отошел к камину, поблагодарив про себя Смайтона за то, что тот успел развести огонь. Теперь он мог хоть на что-то отвлечься, лишь бы не думать ежесекундно о Маргарет.

Хоторн не мог не смотреть на нее. А ведь ему следовало как можно быстрее отправить ее домой, вернуться в лабораторию и заняться древнеславянским шифром.

Ну как может женщина, которая побывала замужем, казаться такой невинной? Глядя на нее, можно подумать, что ни один мужчина и близко не подходил к ней. Во взгляде Маргарет был вопрос, молчание выглядело многозначительным.

Хоторн протянул к ней руку, и Маргарет сделала ему навстречу маленький шажок. Пальцами другой руки он коснулся ее губ. Они были удивительно теплыми, почти горячими.

Маргарет не произносила ни слова, будто понимала, с каким трудом Майкл сдерживается. Он снова привлек ее к себе.

– Это еще не поцелуй, – сказал он, приподнимая рукой ее подбородок. – Не поцелуй, – тихо повторил он. Его губы приблизились еще ближе к ее губам. Если она глубоко вздохнет, их губы сольются.

Маргарет не шевелилась, она почти не дышала. До тех пор, пока Хоторн не провел языком по ее верхней губе. Он хотел попробовать ее на вкус, всего лишь попробовать. И тут Маргарет вздохнула – правда, это было скорее похоже на тихое всхлипывание, чем на вздох. Возможно, Хоторн и не заметил бы этого, если бы Маргарет не высунула язык и не прикоснулась его кончиком к языку Майкла. На мгновение оба замерли, изнывая от желания.

Ну почему он не поцеловал ее на террасе? Они бы сейчас были знакомы лучше. Он бы отвел ее наверх, в спальню, и любил бы там под яркими и ласковыми лучами полуденного солнца.

Вместо этого придется держать слово. Потому что его слово – это дело чести. Он имеет право всего на один поцелуй, а потом должен отпустить ее домой.

Майкл обхватил лицо Маргарет обеими руками. Его большие пальцы пробежали по ее бровям и горячим румяным щеками. Ее ресницы затрепетали, Маргарет закрыла глаза, из полуоткрытого рта вылетел не то стон, не то вздох; жилка на ее шее под его ладонями билась так сильно, словно ее сердце рвалось наружу.

Майкл запустил пальцы в волосы Маргарет, провел ими по ее вискам. От этого движения из аккуратно заплетенной, убранной в пучок косы выбилось несколько кудряшек. Хоторн нащупал на затылке Маргарет шпильки, вынул их, бросил на пол, и коса тяжело упала ей на спину.

Она открыла глаза и испуганно потянулась рукой к своим волосам, но Майкл остановил ее. Он перебросил косу через плечо Маргарет и принялся наматывать длинные локоны себе на пальцы.

Однако вскоре ему это, похоже, наскучило. Хоторн стал наматывать длинную косу себе на кулак – до тех пор, пока его рука не уперлась в ее затылок. Потянув за косу, он запрокинул голову Маргарет и заглянул ей в глаза. Она не отвела взора – смотрела прямо на него. Не попросила отпустить ее, нет, Маргарет молча повиновалась ему.

Было слышно, как за окном проехала карета. Потом кто-то начал подметать крыльцо соседнего дома, зазвонили вездесущие лондонские колокола. Тишину комнаты, в которой находились граф Монтрейн и миссис Эстерли, нарушал лишь треск огня в камине да приглушенный звук их дыхания. Второй рукой Майкл нежно погладил ее шею.

Он чувствовал исходящий от Маргарет аромат. Легкий, цветочный, напоминающий о весне. У нее была теплая кожа, под которой сильно бились ниточки пульса.

Ему следовало выпросить у нее больше. Два поцелуя, например. Нет, сотню! Но только не один. Каким же идиотом надо было быть, чтобы привезти ее сюда! Почему он это сделал? Да потому, что хотел уложить Маргарет в свою постель.

Но как только он ее поцелует, все закончится. Он посадит миссис Эстерли в карету, она уедет к себе домой, а его жизнь вернется в нормальное русло. Он сможет часами работать над непонятным пока шифром и не будет ломать голову над тем, кто она, собственно, такая. Выберет себе невесту и займется приготовлениями к свадьбе. Да, он вернется к обыденной, нормальной жизни, о которой за последние недели уже почти забыл.

Майкл взял лицо Маргарет в свои ладони. И наклонил к ней голову. Она закрыла глаза. Как ему хотелось, чтобы у нее так не дрожали губы! Хоторн одной рукой обнял Маргарет, словно боялся, что она упадет. А потом опустил голову к ее лицу – так близко, что чувствовал на себе ее дыхание, а его губы почти касались ее дрожащих губ, моливших о поцелуе.

Но вместо того чтобы поцеловать Маргарет, Майкл прошептал:

– Оставайтесь со мной.

Она обеими руками уцепилась за него, ее глаза изумленно распахнулись. Дыхание участилось, губы маняще приоткрылись. Хоторну безумно захотелось узнать, о чем подумала испуганная женщина в его объятиях. Или она не испугалась? Во всяком случае, ее руки не сжали его сильнее, ее лицо не залило краской стыда.

– Не могу, – дрожащим голосом ответила Маргарет.

– Но почему? – спросил Хоторн. – Об этом никто не узнает, Маргарет. Никто, кроме нас с вами.

Честно говоря, Майкл далеко не был святым и от женщин не бегал. Но врожденное чувство осторожности, а вовсе не природная склонность, заставляло его отказываться от длительных любовных связей. Впрочем, выбор был не особенно богат. У Майкла не было желания волочиться от скуки за какой-нибудь замужней дамочкой, которая ко всему прочему могла оказаться женой одного из его друзей. Как не стремился он и к близости с какой-нибудь бедняжкой, вынужденной выйти на улицу ради заработка. В результате в последний год он вел почти монашеский образ жизни. Вероятно, именно поэтому он сейчас просто изнывал от желания.

Ему следует уложить Маргарет в свою постель и насладиться ее женственностью, поддаться безумному искушению. А когда все будет кончено, он снова станет самим собой. Человеком, привыкшим к порядку, постоянно все обосновывающим, живущим по законам логики, а не диким животным, у которого на уме одно только совокупление.

Хоторн провел руками по плечам Маргарет, опустил их ниже, до ее запястий. Его движения были медленными, поглаживающими. Но ему так хотелось трогать не одежду Маргарет, а ее кожу, чувствовать ее тепло, шелковистость. Запретные, недопустимые желания. Но что поделаешь! В эти минуты Хоторн был так же далек от вежливости, как и от своих рациональных размышлений.

Медленно, давая Маргарет время воспротивиться, оттолкнуть его, Хоторн положил ладони на ее грудь, скрытую жакетом. И тут же ощутил тепло, почувствовал сильное биение ее сердца. Маргарет не возмутилась, не проронила ни слова. Боялась? Или хотела того же, что и он?

– Этот жакет вам маловат, – заявил Хоторн. – Он слишком стягивает вашу грудь.

На ней было то же платье, в котором граф увидел ее в первый раз. Только тогда он принял ее наряд за маскарадный костюм, а сейчас разобрался, что к чему. Она явно сильно нуждалась, но гордость мешала Маргарет говорить об этом. В первый раз Майкл не разглядел следов нищеты, так он был захвачен обаянием этой женщины. Но сейчас он не мог их не заметить.

Она так беззащитна, одинока, в целом мире у нее никого нет. Ни родственников, ни близкого мужчины, который оградил бы ее от домогательств похотливых графов.

Молчание Маргарет заставило Майкла устыдиться своего поведения, с каждым мгновением он все явственнее чувствовал разницу в их положении. Он – знатный вельможа, который, несмотря на то что должен выгодно жениться, имел такой доход, о каком Маргарет даже не помышляла. А она – бедная вдова. Возможно, она молчит лишь из-за сковывающего ее страха, а в ее глазах не тайна, а банальная готовность подчиниться ему.

Опустив руки, Майкл отошел от Маргарет. Он заставил себя сделать это, потому что понял, насколько опасной была сложившаяся ситуация.

– Простите меня, – сказал он, опустив глаза на пылавший в камине огонь. Одной ногой в сапоге он уперся в каминную решетку, его руки судорожно вцепились в каминную полку. – Вам лучше немедленно уйти отсюда, – пробормотал Хоторн. Ему нужно всего одно мгновение, чтобы успокоиться. Пусть она просто покинет его, и он вновь станет таким, как прежде.

Маргарет молча смотрела на Хоторна, ее сердце билось так громко и неистово, что она чувствовала, как с каждым ударом содрогается ее грудная клетка. Она принялась крутить пуговицу на вороте платья. Маргарет никогда в жизни не падала в обморок, но сейчас ей казалось, что она очень близка к этому.

Она не собиралась терять свой поцелуй. Что-то, что навсегда сохранится в ее памяти, воспоминаниями о чем она будет утешать себя в долгие часы одиночества. И пусть это будет воспоминание о том, как в один прекрасный день она окончательно потеряла голову и забыла о здравом смысле. Маргарет чувствовала, как пальцы Майкла нежно прикасаются к ее груди.

Господи, что же она делает?! Маргарет была и. возбуждена, и напугана одновременно. Как ни странно, ей хотелось и находиться в его доме, и в то же время оказаться подальше от него. Маргарет безумно хотела, чтобы Хоторн снова прикоснулся к ней, научил бы ее забыть о стыдливости, управлять своим желанием.

«Уходи немедленно, Маргарет. Пока еще не поздно. Весь мир будет обвинять тебя в глупости, но ты еще не стала признанной шлюхой».

Ей было наплевать на весь мир. Маргарет снова и снова убеждала себя в этом – до тех пор, пока голос разума не затих окончательно, уступив место ощущению происходившего с ней чуда. Ей на-пле-вать! Она готова еще раз объявить себе об этом. Если бы только Сара Харрингтон заподозрила, что Маргарет способна на такое, уж она бы постаралась разнести эту позорную новость, не поленилась бы вместе с сестрой обойти каждый дом в их деревне. А лавочники на Стэнтон-стрит, где прежде стояла и их книжная лавка, наверняка стали бы делать вид, что не узнают ее. И куда только подевалась добропорядочная Маргарет?

Хоторн повернулся и посмотрел на нее, и в его глазах она увидела ответы на все волнующие ее вопросы. Никто и никогда не хотел ее так, как хотел он. Его желание было диким, необузданным, на такое нельзя не обратить внимание. От осознания этого у Маргарет закружилась голова, появилось такое чувство, будто она выпила слишком много вина.

Маргарет понимала, что все ее... фривольные мысли и поступки – это нехорошо. Но кто о них узнает? Никого же здесь нет, никто никому ничего не скажет. Вот ведь дверь перед ней. Она может немедленно уйти. Тем более что граф Монтрейн предложил ей это сделать. Он, похоже, готов был заставить ее уйти, чтобы она сохранила достоинство и репутацию.

Маргарет взглянула на Хоторна, стоявшего к ней боком. Этот человек, по сути, все еще был для нее незнакомцем. Но сколько же раз она смотрела на иллюстрации в книге, герой которых так походил на него, сколько раз проводила пальцем по изображенной художником мускулистой спине, как будто хотела ощутить дрожащим пальцем, какова его кожа на ощупь! Какие немыслимые грезы навевал ей незнакомец из книги, похожий на Монтрейна! В этих грезах он был вполне реальным, живым, жаждущим обладать ею.

И вот перед ней настоящее, живое воплощение ее грез.

Завтра, на следующий день, через год в ее голове воспоминания об этом восхитительном моменте не должны превратиться в нечто нереальное, она не должна думать о том, что он пытался ее соблазнить. Это невозможно.

Положив шаль на диван, Маргарет снова посмотрела на Хоторна.

Всего лишь один поцелуй? Нет, больше. Гораздо больше.

Глава 10

Большая страсть требует

полного, не осложненного

недомолвками взаимопонимания.

Из «Записок» Августина X
Майкл ждал, когда раздастся звук захлопнувшейся за Маргарет двери. Но ключ все никак не поворачивался в замке, дверь не открывалась. Спустя еще несколько бесконечных мгновений он оглянулся – Маргарет стояла на прежнем месте в той же позе с серьезным выражением на милом лице. Она сжимала перед собой руки, но ее подбородок был решительно вздернут.

Он был прав, приняв ее поначалу за деревенскую принцессу. В этой женщине чувствовалось величие королевы.

Следующий поступок Маргарет вывел Хоторна из оцепенения, заставил его забыть о самоуничижении, но в то же время весьма смутил. Маргарет принялась расстегивать пуговицы на своем жакете.

Теперь они смотрели в глаза друг другу, ее взор был открытым, даже вызывающим. Она восхищала Майкла. Маргарет не походила ни на одну женщину, которых он знал.

Откровенная и застенчивая, безрассудная и невинная. Пленительная.

Майкл подошел к ней.

– Если вы останетесь, Маргарет, я не только поцелую вас, – тихо проговорил он. – Вы этого хотите?

– Да, – прошептала в ответ Маргарет.

– Я буду любить тебя, – продолжал он. – Не спеша, долго, без всяких сомнений и раздумий. Ты этого хочешь?

– Прошу тебя...

Монтрейн улыбнулся.

Расстегнув до конца ее жакет, Хоторн стянул его с плеч Маргарет, и он с тихим шорохом упал на пол. У ее платья были пышные рукава, присборенные на плечах и зауженные от локтей до запястий.

Приспустив один рукав, чтобы оголить ее плечо, Майкл услышал, как затрещал шов на платье. Как же ему хотелось сказать этой миссис Эстерли, что он купит ей сотню таких платьев! Но он не смог говорить, язык не повиновался ему. Потому что Майкл наконец-то увидел ее кремовую кожу, освещенную мягким солнечным светом. Маргарет вздрогнула от его нежных прикосновений.

У платья был круглый вырез, оставлявший обнаженной часть тела на спине и груди. Склонившись к плечу женщины, Хоторн прошептал, касаясь ее губами:

– Это еще не поцелуй, Маргарет. – Но его горячие губы уже прикасались к ложбинке между грудей, а пальцы стягивали вниз лиф платья.

Хоторн поблагодарил про себя провидение за то, что она не была невинной или чьей-либо женой. Черт, как жаль, что спальня так далеко!

Она же может передумать или убедить себя в том, что такое поведение недопустимо, или, в конце концов, его привычка подчинять все поступки логике может все испортить. Нет, до спальни им сейчас не добраться, это точно.

Майкл подвел Маргарет к дивану. Она уселась, а он подложил ей под спину подушки. А затем обернул ее плечи шалью и расстегнул оставшиеся пуговицы. Маргарет молчала, но ее глаза распахивались все шире. Ее молчание сводило Хоторна с ума.

Он осторожно спустил вниз ее сорочку. Немного, всего на пару дюймов, чтобы обнажить нежные розовые соски. Прикоснулся к одному пальцем – медленно, изучающе. Маргарет закрыла глаза, а Хоторн осторожно стянул вниз весь лиф, полностью высвободив из него ее груди.

Майкл стал осыпать мелкими поцелуями ее шею, плечи, провел губами невидимую линию вниз от плеч до груди. Похоже, она млела от его ласк. Вот он взял в руку сосок и слегка потянул его. А затем рука опустилась, за дело взялся язык – нежно и медленно обводя круги вокруг соска. Маргарет положила руку Майклу на затылок и пригнула его голову ближе к себе. Через мгновение он приоткрыл губы, и сосок попал во влажное тепло его рта. Он сосал и слегка прикусывал его, тянул и ласкал ее трепещущую плоть, отчего Маргарет лишь стонала. Силы оставляли ее, она уронила руки, чтобы не мешать его ласкам.

Хоторн приподнял голову, чтобы взглянуть на Маргарет, и с сожалением подумал о том, что никак не может запечатлеть открывшейся его взору изумительной картины. Жаль, что он не умеет рисовать! Он непременно сделал бы набросок, а потом, возможно, и маслом написал бы замечательное полотно.

Маргарет сидела, чуть откинувшись назад. Такая чистая и непорочная в этой своей незамысловатой одежде. Дыхание ее прерывается, щеки опалены румянцем. Неужели она его боится? Но тут Маргарет подняла глаза, и Майкл понял, что его опасения напрасны. Ее глаза были полны желания, страсти, она сильно возбудилась. Прямо перед ним, полуприкрытый шалью, топорщится ее напряженный сосок.

Будь Майкл известным художником, он выбрал бы из всей палитры красок тициановый оттенок для ее волос, нежнейший из всех розовых оттенков для ее щек и темно-зеленый – для глаз. Но есть еще губы! Их он написал бы той же самой краской, что и соски. И это не его прихоть: сама природа выбрала для них одинаковые цвета. Куртизанка, которой гордился бы король, не говоря уже об одиноком графе.

Она не казалась ни смущенной, ни распутной. Нет, было в Маргарет какое-то удивительное спокойствие, словно она ждала от Майкла продолжения. Но он хотел расшевелить ее, довести до такой степени возбуждения, чтобы она больше не молчала, а жаждала соединиться с ним так же сильно, как он этого хотел. Сам Хоторн был возбужден до такой степени, что его чресла ныли от сладкой боли.

Майкл снова склонился к соску Маргарет. Руки ее сжались в кулаки, она тяжело задышала.

Господи, он же увез ее из дома Бэбби меньше часа назад! За это время он успел дать ей одно обещание, которое не мог нарушить, не поступившись собственной честью. Он пообещал этой женщине всего лишь поцелуй. Но сейчас хотел гораздо большего – чтобы она сдалась.

Майкл стянул с ее плеч шаль. Она подняла голову и смотрела прямо на него. Губы графа были крепко сжаты, глаза мерцали холодным синим огнем. Он внимательно посмотрел на нее, а затем обернул шаль вокруг ее груди и нежно прикоснулся к розовому соску.

Майкл Хоторн, граф Монтрейн, был подлинным мастером обольщения, но сейчас он чувствовал себя непривычно: комната была освещена солнцем, а он никогда прежде не занимался любовью при солнечном свете. Впрочем, похоже, это совсем не важно.

Маргарет испытывала странное чувство опустошения. Как будто все то, что она считала достойным и допустимым, внезапно резко изменилось. Удивительное чувство – эта потеря своего прежнего Я.

Спустя мгновение Хоторн вытащил из вазы нарцисс – прекрасный дар весенней природы. Затем медленно провел цветком по ее груди, по розовому соску. Ярко-желтый цвет нарцисса удивительно контрастировал с покрасневшей кожей Маргарет. От наслаждения у нее закрылись глаза. Потрясающее чувство!

Маргарет и в голову никогда не приходило, что ее грудь до того чувствительна, а соски могут напрягаться и становиться твердыми почти до боли. Когда Майкл убрал цветок, на нежной коже Маргарет остался желтоватый след пыльцы.

– Если бы я был трудолюбивой пчелкой, – с улыбкой промолвил он, – то эта картина меня бы просто потрясла.

С этими словами Майкл, нагнувшись, взял в рот сосок второй груди Маргарет. А она сжала руками его лицо со впалыми щеками и прижала к себе его голову. Ей казалось, что она плывет – в какой-то темной, маслянистой и густой жидкости, что все вокруг стало иным, не таким, как прежде. И что она буквально сходит с ума от ласк графа Монтрейна.

Хоторн ни о чем не спрашивал ее, ничего не просил. Он не нуждался в словах для того, чтобы соблазнить ее. Он просто стянул Маргарет с дивана на пол – сначала она опустилась на колени, а потом Майкл бережно уложил ее. Его умелые, сильные руки ласкали ее тело, каждую частичку этой нежной трепещущей плоти, жаждущей его прикосновений. Вот Хоторн снял с Маргарет остатки одежды, его восхищенный взор пробежал по ее изумительной фигуре, стройной талии и длинным ногам. Когда его пальцы прикоснулись к курчавому холмику, прикрывавшему ее лоно, Маргарет со стоном выгнулась.

Ему хотелось ласково покусывать ее груди, доводить до экстаза. И еще много чего. Так много, что на это не хватит оставшегося дня. Возможно, он удержит ее у себя на неделю. А может, и на целый месяц! И тогда, возможно, поймет тайну этой удивительной женщины. А уж потом разберется со всеми другими загадками, со сложнейшими шифрами и тому подобными мелочами. Все они подвластны ему, нужно лишь приложить некоторые усилия. То же самое и в отношениях с людьми. В первую очередь в общении с ними необходимо контролировать собственные эмоции, следовать голосу разума. Логики. И только потом – повиноваться чувствам. Но все это как-нибудь в другой раз.

Майкл понимал, что слишком торопится. Он вел себя как юнец, неспособный управлять собственным телом. Или как голодающий человек, дорвавшийся до еды. Перед ним на ковре было выложено деликатесное, изысканное блюдо, от которого слюнки текли, и ему оставалось только попробовать его.

В исступлении Майкл почти мгновенно сорвал с себя одежду – он в жизни так не поступал. И опустился возле Маргарет на колени – как дикарь, рвущийся к своей добыче. Впрочем, в этот момент он и был дикарем, а не цивилизованным человеком в полном понимании этого слова.

Маргарет молча смотрела на него – ее глаза сияли, губы чуть приоткрылись, словно приглашая его припасть к ним горячим поцелуем. Ни дать ни взять – ангел во плоти. Господи, до чего же глупо было давать ей клятву об одном поцелуе! Неизвестно, сколько еще корил бы себя граф Монтрейн, но тут Маргарет ухватилась за его плечи, привлекла его к себе, прижала к своей груди, и реальный мир перестал существовать для обоих.

Он вошел в нее медленно, осторожно, силясь продлить невероятное удовольствие. Маргарет приподняла бедра, чтобы быть ближе к нему, чтобы его горячая плоть как можно глубже проникла в нее. Дольше выдерживать эту сладкую пытку Хоторну было не под силу, его движения становились все быстрее, их тела в этой неистовой пляске любви превратились в единое целое. Еще несколько мгновений – и волна страсти вознесла их к сверкающей вершине оргазма.

Глава 11

Куртизанка очень тщательно выбирает себе любовника, предпочитая мужчин с большими ушами, свидетельствующими о силе и решительности.

Из «Записок» Августина X
Что она наделала! Зажмурив глаза, Маргарет думала о том, что неплохо бы ей оказаться где-нибудь в другом месте. Он лежал рядом с ней на ковре в гостиной. Хоторн взял ее прямо на полу, и Маргарет только сейчас осознала, насколько неистова была в своей страсти.

До сих пор она и не представляла, что может дойти до такого. Опыта в подобных делах у нее не было, она не понимала, что можно делать, а чего нельзя, когда опускаешься до греховности. Может, стоит спросить у Майкла? Объяснить ему, что она никогда прежде не попадала в подобную ситуацию?

Несколько коротких мгновений ей казалось, что ее тело надувается пузырьками и как-то искрится, она чувствовала себя мерцающей на небе звездочкой. На земле ее удерживали только его сильные руки и шепот.

Интересно, а те женщины из «Записок» Августина X испытывали те же чувства, что и она? Мучились от такого же смущения? Хотя... Они же куртизанки, умеют доставлять удовольствие и получать его. Каждая из них знала свою роль назубок и понимала, с чем ей придется столкнуться.

Она хотела, чтобы ее поцеловали, больше ничего. Мечтала об этом все те ночи, что провела без сна, глядя в потолок и размышляя о собственной жизни. Маргарет хотела, чтобы ей было о чем вспомнить. Ей не следовало мечтать о большем, она это знала. А уж тем более о вещах, куда более опасных, чем просто поцелуй. Теперь Маргарет не сомневалась, что никогда не забудет Хоторна.

Повернув голову, Маргарет увидела устремленные на нее глаза Майкла. Он ласково убрал с ее лица влажную прядь, затем его палец пробежал от ее шеи к нежной ложбинке между грудей. Хоторн не проронил ни слова, молчала и Маргарет.

Через мгновение он приподнялся и коснулся ее губ своими губами. А затем поцеловал ее медленным, неспешным поцелуем, словно пробовал на вкус. Губами он приоткрыл ей рот, его язык проник в теплую сладость ее рта. Потрясающий поцелуй!

Наконец он прервался. Хоторн улыбнулся Маргарет, не сводившей с него завороженных глаз, и погладил ее пухлую верхнюю губу.

– Я был прав, думая, что твой рот предназначен для поцелуев, – проникновенным голосом произнес он.

Маргарет закрыла глаза, потянулась и медленно обвила руками его за шею. «Так нельзя, Маргарет!» – твердил внутренний голос. Но ей так хотелось продолжения, чтобы еще раз испробовать на вкус его губы. Она привлекла Хоторна к себе, и они вновь слились в страстном и долгом поцелуе, а потом еще в одном. И еще.

– Разумнее было бы сразу договориться о бесконечном количестве поцелуев, – спустя долгое время проговорил Хоторн. – Я и не смог бы удовлетвориться единственным.

«И я тоже», – ответила ему про себя Маргарет.

А потом она встала и, глядя на Монтрейна, стала собирать свои вещи. Он сделал то же самое, быстро натягивая на себя одежду. Между ними повисло тяжелое, неловкое, многозначительное молчание. Оно и заставило их вспомнить свои роли, как будто и не было ничего волшебного между ними.

Подойдя к камину, Майкл уставился на пламя. Маргарет смотрела на него, думая о том, что Хоторн так же поглощен созерцанием огня, как она – изучением его. Интересно, подумала она, не подчиняется ли пламя его воле, не вспыхивает ли ярче под влиянием его мыслей? Конечно, огонь мог разгораться и от сквозняка, к тому же солнце так ярко освещало комнату. Граф Монтрейн мог бы так же стоять на краю земли и повелевать миром. Ну что за мистические помыслы у женщины, которая во всем и всегда так практична!

В этой таинственной комнате нельзя было говорить. Майкл не хотел ни взаимных упреков, ни слезных признаний, не мечтал он и повернуть время вспять.

Хоторн смотрел на огонь, но его внимание сосредоточилось на стоявшей у него за спиной женщине. Каждый шорох ее платья бередил его воображение. Любопытно, что раньше он никогда ничего подобного за собой не замечал.

Что он наделал?!

Майкл вел себя не так, как обычно. Такое поведение было вообще несвойственно ему. Взял женщину на полу гостиной! Ему даже не пришлось пускаться на хитроумные уловки, чтобы сделать это.

Впрочем, если Маргарет и не лишилась чувств от удовольствия, то была близка к этому. Повернув голову, Хоторн взглянул на нее. Маргарет сидела на диване, ее щеки все еще пылали. Она натягивала свои простые чулки. Поймав на себе взгляд Хоторна, женщина и не подумала прикрыться.

Неожиданно Майкл вновь почувствовал возбуждение. Ну что с этим делать? Больше всего ему захотелось снова сорвать с нее платье, припасть губами к ее восхитительной груди, а затем впиться в ее губы и целовать Маргарет до тех пор, пока она не лишится чувств.

Такие помыслы опасны, напомнил себе Хоторн. И тут же ему пришло в голову, что неплохо бы поинтересоваться у Маргарет, что она думает о случившемся. Почему на ее пухлых губах играет легкая улыбка? Она смущена? Или чувствует, что между ними протянулась прочная связующая нить?

И все же не стоит исследовать ее мысли. Если он узнает, о чем Маргарет думает, то проникнет в глубины ее внутреннего мира, и тогда его любопытство раскроет окружающую Маргарет тайну. Это наверняка больно ранит ее, ведь Майкл уже имел возможность убедиться в том, насколько чувствительна и ранима эта женщина.

Возможно, ему стоит извиниться перед ней. Он слишком торопился, был чересчур горяч. Но разве допустимо признаваться в таких вещах? Черт, эта неуверенность раздражает его! Хотя можно найти себе оправдание, ведь он в жизни не попадал в подобные переделки.

Отвернувшись, Хоторн вновь стал буравить взглядом ни в чем не повинный огонь в очаге. Такую женщину будет невозможно забыть!

Пройдет каких-то несколько месяцев, и он закончит одиночное плавание. Это необходимо для того, чтобы восстановить изрядно оскудевшее состояние Монтрейнов. Которое уменьшилось, между прочим, не из-за него, а из-за эгоистичности его родных. Но если Маргарет останется с ним, ему будет легче перенести вынужденный брак с нелюбимой женщиной.

При мысли об этом Майкл Хоторн поежился.

Любовница? Ему никогда и в голову не приходило заводить себе любовницу. Впрочем, он также не мог себе прежде представить, что будет заниматься с женщиной любовью на полу гостиной.

Хоторн повернулся к Маргарет.

– Останься со мной, – попросил он. Слова слетели с его языка, прежде чем он успел их обдумать.

Похоже, Маргарет удивило его предложение. Да и как иначе? Его поведение с того самого момента, как они встретились в доме Бэбиджа, даже с натяжкой нельзя было назвать нормальным. Более того, оно было абсолютно иррациональным!

Маргарет подошла к Хоторну, повернулась к нему спиной и очень естественно приподняла волосы, подставив его взору нежную шею. Губы Майкла скривились в улыбке, когда он застегивал пуговицы на ее платье. И он позволил себе поцеловать бледную кожу, справившись с приятным заданием.

Маргарет повернулась и поднесла руку к его лицу. У нее была прохладная ладонь, ее глаза сияли. Было сейчас что-то в выражении ее лица, какое-то непонятное ему чувство. Хотя, возможно, она испытывала то же смятение, что и он.

– Нет, – сказала она.

Ее простой и решительный отказ разозлил Хоторна.

– У меня нет любовницы, – промолвил он. – И до сих пор не было желания заводить ее.

Отвернувшись, Маргарет стала заплетать косу.

– Может, ты все-таки подумаешь о моем предложении? – спросил Хоторн, стараясь выглядеть равнодушным. Он не покажет Маргарет ни своего желания получить ее согласие, ни собственного раздражения.

– Ты говоришь о любовнице таким же тоном, каким говорил бы о найме гувернантки, – сказала Маргарет. – Но к сожалению, я не могу принять твоего предложения. Такие женщины, как я, не бывают любовницами, воспитание не позволяет. Хотя вынуждена признать, что мое поведение указывает на обратное.

– Но может, я все-таки понравлюсь когда-нибудь вам, Маргарет Эстерли, – вымолвил граф Монтрейн.

– Без сомнения, так оно и случилось бы, если бы я приняла твое предложение, – кивнула женщина. – И все же мой ответ – нет.

– Мы определим время моего прихода к тебе, – настаивал Хоторн. – Ты не успеешь устать от моего общества. Вообще-то моя жизнь подчиняется строгому распорядку. Обычно я довольно сдержан. И уж во всяком случае, не иду на поводу у голоса плоти.

– Ну да, ты идешь на поводу у упрямства, – улыбнулась Маргарет.

– Не понимаю, о чем ты! – возмутился Майкл.

– Тебе следует искать жену, Монтрейн, – промолвила Маргарет. – Жену, а не любовницу. – И она наградила Хоторна мягкой улыбкой.

– Тебе никогда не придется волноваться, – сдавленным голосом проговорил Майкл. Он хмурился, глядя на Маргарет, и был абсолютно серьезен. Самоуверен, величествен и настойчив. И все же это был тот самый страстный мужчина, который с таким исступлением любил ее всего несколько минут назад.

– Нет, – повторила Маргарет, натягивая туфли. Одно это короткое слово определяло ее отвращение к предлагаемой Монтрейном роли. Впрочем, его предложение не удивило и не оскорбило ее.

В конце концов этот человек – граф, а знатным людям свойственно высокомерие. Одно его отношение к Маргарет показывало, насколько велика пропасть между ними.

– Ты жалеешь о том, что случилось сегодня, Маргарет? – спросил Хоторн.

Подняв на него глаза, Маргарет печально улыбнулась.

– Нет, – ответила она. – Хотя, возможно, мне следовало бы сожалеть о своем поступке. – Приведя в порядок прическу, она поднялась.

– Так ты действительно уходишь? – Похоже, Майкл искренне удивился.

Она улыбнулась ему, пожав плечами:

– А почему я должна остаться? Для того, чтобы мы могли поспорить об этом? Все понятно и так: мы не можем быть друзьями и не должны быть любовниками. – Маргарет подошла к двери, повернулась и посмотрела на Хоторна, чтобы навсегда запомнить его.

Граф Монтрейн еще не успел надеть сюртук. Со стороны он вообще казался каким-то домашним – босой, одетый лишь в панталоны и рубашку, с всклокоченными после любовной интермедии волосами. Лицу Хоторн сумел придать почти равнодушное выражение, но глаза выдавали его раздражение. Или это было сожаление? Если так, то и Маргарет испытывала то же чувство. Но она сожалела не о том, что произошло, а о том, что все закончилось. Здесь и сейчас.

Мудрый голос разума все громче звучал в ее голове. Похоже, Маргарет начинала понимать, что на самом деле натворила, и от этого все внутри у нее похолодело. «Уходи, Маргарет. Прежде чем он вновь попросит тебя стать его любовницей и ты согласишься».

Повернувшись, Маргарет вышла из комнаты.

Глава 12

Куртизанка, способная получать удовольствие оттого, что дает его, достигает больших высот в искусстве любви.

Из «Записок» Августина X
– Монтрейн, как я рада, что вы смогли прийти! – Хозяйка дома леди Данстон лучезарно улыбалась Майклу.

Хоторн в каком-то оцепенении смотрел на толпу людей, передвигавшихся по дому. Прийти на это сборище стоило ему немалых усилий, но он был тут с одной целью – найти себе невесту. К концу лета он должен жениться.

– У нас запланирована масса всевозможных развлечений, – сообщила леди Данстон. – Надеюсь, одна из ваших сестер окажет нам честь и сыграет что-нибудь на рояле. Ваши сестры – такие славные молодые леди.

– Да-да, сегодня тепло, – рассеянно ответил Хоторн. – Впрочем, время года к этому располагает, странно, если бы было иначе.

Вечером сюда должна прийти Летисия Энрайт. К тому же Арианна Моузли сказала Шарлотте, что тоже будет. Если обе эти особы не подойдут ему на роль кандидаток в невесты, то останется еще Джейн Хестли. И тогда все его мучения останутся позади.

– Но я же говорила о ваших сестрах, милорд, – удивленно протянула леди Данстон. – Такие талантливые молодые леди.

Хоторн, нахмурившись, посмотрел на стоящую возле него женщину. Уж очень ему не хотелось признаваться, что он был настолько погружен в свои мысли, что не обратил внимания на ее светскую болтовню. Леди Данстон помахивала веером с таким видом, словно это были ее ресницы. Что ж, может, он и не способен сейчас следить за выражением своего лица, но уж мысли-то свои он полностью контролирует. Однако, заметил граф про себя, женщины вообще часто не интересуются тем, что у человека на уме. Больше всего их интересует, как он выглядит в своем парадном черном костюме.

– Вы разве не такого же мнения, милорд? – продолжала леди Данстон.

Лишь одна его знакомая женщина рисковала задавать ему вопросы, касающиеся его мнения. Маргарет! Снова она! У нее была потрясающая способность с легкостью проникать в его мысли.

Уйди, оставь меня! Столько времени уже прошло. Да она должна была растаять в его памяти, как пар. Так нет же, Маргарет Эстерли с упорством навязчивого фантома преследовала его.

– Прошу прощения, – проговорил Хоторн, стараясь казаться любезным. – Просто я отвлекся – так много гостей, я засмотрелся на них.

– Да уж, у нас как никогда много гостей, – радостно промолвила леди Данстон, похлопав графа Монтрейна по руке веером. – Почти никто не отказался от приглашений.

– Это замечательно, – кивнул Хоторн, нацепив налицо приветливую улыбку.

Леди Данстон говорила еще что-то, но граф Монтрейн опять не слышал ее слов – его внимание было привлечено женщиной, которая стояла у противоположной стены. Каштановые волосы, манящий смех. Замерев и чуть прищурившись, Майкл Хоторн смотрел на нее. Нет, не может быть! Маргарет живет за городом. Но вот незнакомка повернулась – Майкл разглядел ее милое и довольно привлекательное лицо. Но увы, на Маргарет она совсем не походила. Хоторн почувствовал жестокое разочарование.

Граф Монтрейн готов был с уважением отнестись к желанию Маргарет сохранить независимость, некую анонимность, о которой свидетельствовала поспешность, заставившая ее убежать от него в тот день. Хоторн побежал было за ней, он хотел, чтобы Маргарет отвезли домой в его карете, но она исчезла, как сквозь землю провалилась. С того самого дня он не пытался ее разыскивать.

И все же он постоянно думал о Маргарет.

Выезжая по утрам на верховую прогулку, Хоторн вспоминал восхитительную улыбку Маргарет. Ее губы, которые, казалось, молили о поцелуе. Даже утренние занятия боксом не могли отвлечь его от воспоминаний об этой женщине. Дело доходило до того, что соперник дважды опрокидывал его на пол.

Будь Майкл фаталистом, он мог бы подумать, что с помощью Маргарет судьба проверяет его. «Ты веришь в логику, Майкл? Ну так вот тебе женщина, мысли о которой ни на минуту не оставят тебя. Найди в этом какую-то логику. Ты любишь порядок, Майкл? Но ее вторжение в твою жизнь приведет лишь к хаосу. Ты слишком часто будешь отвлекаться от работы и думать о ней, волноваться о том, куда она пошла, спрашивать себя, кто она на самом деле такая. И если всех доводов тебе мало, то вот еще один. Почему ты не можешь ее забыть?»

Она отказалась стать его любовницей, зато превратилась в призрак, ни на мгновение не оставляющий его мысли, даже в самые неподходящие моменты.

Лицо хозяйки дома изменилось. С оскорбленным видом она сложила веер и, холодно извинившись, отошла от него. Граф Монтрейн в недоумении смотрел ей вслед, не понимая, чем вызвано столь резкое охлаждение.

Весь последний месяц Хоторн был не в состоянии ни работать над шифром на кириллице, ни думать о собственных финансовых затруднениях. Воспоминания, какие-то мелкие детали их встречи то и дело искорками вспыхивали в голове. Хоторну вспоминалась улыбка Маргарет, изгиб ее губ. Пушистые ресницы, оттеняющие нежные щеки, волнующий рот. Майкл посмотрел на свою руку. Даже сейчас, спустя месяц, он отчетливо помнил, какова кожа Маргарет на ощупь, словно память сконцентрировалась в кончиках его пальцев.

– Наслаждаетесь вечером, Монтрейн?

Оглянувшись, Хоторн увидел знакомого. Как, черт возьми, имя этого человека?

– Теплый сегодня вечерок, вы не находите? – ответил вопросом на вопрос Майкл и, не дожидаясь ответа, пошел прочь.

Через мгновение Хоторн с изумлением осознал, что он то и дело повторяет каждое сказанное им Маргарет слово. Почему все-таки она не приняла его предложения, что ее заставило настоять на своем? «Мы не можем быть друзьями и не должны быть любовниками». А ведь сделать Маргарет своей любовницей было так разумно! И тогда все бы встало на свои места. Маргарет вошла бы в его жизнь, стала бы ее неотъемлемой частью. Часть недели он проводил бы с ней, постепенно узнавая ее все лучше и лучше. Он бы заботился о ней, содержал бы ее, а она, в свою очередь...

Размышления Майкла внезапно прервались. Черт, да что с ним происходит?! Хуже ничего быть не может. Маргарет настолько прочно вошла в его мысли, что он думать ни о ком и ни о чем не в состоянии.

Кто-то что-то сказал графу, и он поднял руку в знак приветствия. Улыбнулся. Хоторн стал разглядывать толпу собравшихся. Пришедшие с шумом рассаживались в гостиной. Несколько дам еще раньше пообещали сыграть до обеда. К невероятному облегчению графа Монтрейна, его сестра Шарлотта каким-то образом умудрилась отказаться от этого. Элизабет, единственная из сестер Хоторна, которая имела некоторые способности к музыке, выскользнула из гостиной несколькими минутами раньше. Она, так же как и Майкл, терпеть не могла подобных развлечений.

Самому Хоторну не повезло – он не успел ретироваться, а правила приличия не позволяли сделать это сейчас, к тому же его уже успели заметить. Майкл улыбнулся Летисии Энрайт – она должна была играть первой.

Летисия уселась за инструмент, подняла руки над клавиатурой и взглянула на Хоторна с обворожительной улыбкой. Уже через мгновение Хоторн стал не на шутку переживать о том, что не успел последовать примеру Элизабет. То, что Летисия вытворяла с Моцартом, не повторил бы и сам сатана. Вот она дошла до особенно трудного пассажа, чудовищно пробарабанила что-то, с силой молотя пальцами по клавишам и бросая на собравшихся извиняющиеся взгляды, а затем попросту пропустила остальные такты.

Нахмурившись, Хоторн поднял глаза к потолку. Огромная люстра в стиле барокко была подвешена к гигантскому гипсовому диску, украшенному резьбой. Что ж, лучше уж смотреть туда, чем на окружавших его людей!

Интересно, а Маргарет играет на пианино? Хоторн, поморщившись, зажмурил глаза – Летисия опять сфальшивила. Впрочем, с зажмуренными глазами было как-то легче не думать о вдове Эстерли.

Наконец раздались аплодисменты. Как заподозрил граф Монтрейн, гости разразились аплодисментами не потому, что им так уж хотелось одобрить талант Летисии, а потому, что были рады окончанию этой музыкальной пытки. Хоторн подошел к девушке.

– Я все испортила, правда? – дрожащим голосом промолвила Летисия, собирая трясущимися руками листки с. нотами. Она смотрела на пианино, на ковер, на свечи, на цветы – куда угодно, только не на Хоторна.

– Вы исполняли очень сложную вещь, – проговорил граф Монтрейн, пытаясь помочь ей справиться с неловкостью.

Летисия коротко кивнула, собрала ноты в стопку и прижала ее к груди, опустив голову, словно ожидала наказания за издевательство над музыкой Моцарта.

– Мои сестры не могли бы сыграть лучше, – добавил граф Монтрейн.

Летисия смахнула с глаз слезы.

– Но вы все время хмурились, глядя на меня, – прошептала девушка.

– Сестры часто жалуются на то, что я хмурюсь, – сказал Хоторн, находя нелепым тот факт, что ему приходится извиняться за выражение своего лица. Подумать только, как часто люди принимают за ярость его попытки сосредоточиться. Он же просто бился над сложной загадкой.

Судорожно сглотнув, Летисия кивнула и так быстро вышла из комнаты, что ее уход можно было считать бегством. Хоторн оторопело смотрел ей вслед. Неужели он так сильно напугал ее? Если Летисия до такой степени пуглива сейчас, то какой она станет после венчания? Живо представив себе, как Летисия денно и нощно рыдает в его постели, Майкл предпочел вычеркнуть девушку из списка кандидаток.

«Я буду любить тебя. Не спеша, долго, без всяких сомнений и раздумий. Ты этого хочешь?»

«Прошу тебя...»

Черт возьми! Это просто наваждение!

Граф Монтрейн отправился поговорить с хозяйкой дома. Услышав его просьбу, она недоуменно подняла одну бровь. Леди Данстон явно была поражена.

– Я доверяю вам, ведь мне так трудно справиться с этим, – промолвил Хоторн, с видом заговорщика улыбаясь леди Данстон.

Она бросила на графа задумчивый взгляд.

– Так вам нужна невеста, Монтрейн? – спросила леди Данстон.

В любое другое время Майкл постарался бы избежать ответа на такой вопрос. Но никуда не денешься – леди Данстон сильно обиделась на его невнимание, поэтому надо налаживать с ней отношения.

– Ну что ж, очень хорошо, – промолвила леди Данстон, услышав утвердительный ответ Хоторна. – Я посажу рядом с вами Арианну Моузли.

Граф Монтрейн рассыпался в благодарностях, прекрасно понимая, что еще до утра новость о его матримониальных планах станет всеобщим достоянием.

Толпа гостей постепенно перетекала из гостиной в столовую. Майкл пробрался к отведенному ему месту. Арианна Моузли сидела, откинувшись на спинку стула. Ее правая рука поигрывала серебряной вилкой, а взор девушки был устремлен на резные потолочные украшения.

Хоторн уже был знаком с Арианной – он видел девушку в доме у Бэббиджа. Добрая, приятная во всех отношениях, приветливая, сговорчивая – такой запомнил ее граф Монтрейн.

Когда слуги унесли тарелки от первого блюда, Арианна наклонилась к Хоторну.

– Слишком много специй, вы не находите? – спросила она.

Хоторн улыбнулся и пригубил вина.

Едва попробовав кусочек рыбы в белом соусе, Арианна нахмурилась и отложила вилку.

– В этом соусе слишком отчетливый привкус муки, – громко, так, что все оглянулись, проговорила Арианна. Вести себя подобным образом в обществе не подобало.

Устрицы в сухарях, сладкое мясо и фасоль сопровождались похожими замечаниями. Собственно, Арианна критиковала все, что слышала и что попадалось ей на глаза. Майкл принялся считать про себя ее жалобы.

– Леди Данстон слишком стара для того, чтобы носить жемчуг, – заявила Арианна. – Жемчуг подходит только молодым женщинам... Особе ее лет, – через мгновение говорила она о ком-то еще, – не пристало носить такие платья... Господи, и кому только пришло в голову поставить на стол такие цветы?.. Слишком большой нагар на свечах, они брызгаются воском... Если бы мой слуга двигался так же медленно, как этот лакей, я бы давно уволила его... Эти девушки чересчур громко смеются...

Любопытно, что замечания Арианны делались вполне миролюбивым тоном. Майкл был уверен – девушка считает, что ее реплики крайне остроумны, на самом же деле она выглядела грубиянкой. Сам граф терпеть не мог людей, которые вечно кого-то ругают и посмеиваются над недостатками окружающих.

Казалось, Арианна не замечала, что сестры Монтрейна стояли в группе женщин, которых она критиковала с особой язвительностью. Когда он указал ей на это, Арианна лишь громко рассмеялась. Похоже, ей было наплевать на то, что мать Хоторна – приятельница хозяйки, дававшая леди Данстон советы по убранству дома. Как ни раздражали Хоторна его родные, они принадлежали к одной семье, и другие люди не имели права критиковать их.

– Слава Богу, этот чудовищный обед закончен! – объявила Арианна.

Для Хоторна это оказалось последней каплей – Арианна Моузли также выбыла из списка потенциальных претенденток на его предложение руки и сердца.

Оставалась только одна девушка. Мисс Джейн Хестли имела сговорчивый характер и, похоже, идеально подходила на роль жены. Джейн говорила едва слышным голосом, держалась естественно, не ломалась, из чего Майкл заключил, что она вполне его устраивает.

Окончательное решение он принял часом позже, в бальном зале. Джейн так Джейн. Он женится на ней и перестанет наконец терзаться мыслями о Маргарет Эстерли. Он забудет ее навсегда. Именно это он целый месяц обещал себе. Сколько еще пройдет времени, прежде чем он сдержит это обещание?

– Прошу тебя, перестань бросать на Джейн Хестли задумчивые взгляды, – раздался голос Элизабет, которая как-то неожиданно оказалась рядом с братом. Элизабет нахмурилась и сердито поджала губы.

Ну и ну! До чего он докатился, если младшая сестра позволяет себе так разговаривать с ним!

Хоторн недоуменно приподнял одну бровь:

– Она тебе не нравится?

Элизабет наградила брата взором, полным сочувствия и в то же время раздражения.

– Майкл, ну она же такая самовлюбленная и ограниченная! Подумай только, она ведь целыми днями говорит в нос – вот так же, как сейчас. Да от одного этого у меня волосы на голове шевелятся! Больше того, она изъясняется исключительно на латыни, представляешь? – возмущалась Элизабет. – А если ты даешь ей понять, что не понимаешь ни слова, она бросает на тебя сочувственный взгляд. Словно она считает тебя полным идиотом, неспособным понять даже латынь. – Элизабет нахмурилась еще больше. – К тому же она издает эти ужасные смешки. Ей-то кажется, что она этак нежно усмехается, а на самом деле этот звук напоминает хрюканье свиньи!

Хоторн улыбнулся сестре.

– Но ты же такой красивый, Майкл! Ты замечательный! Наверняка можно найти тебе подходящую женщину. – Похоже, Элизабет внезапно застыдилась своих слов. – Только не вздумай сказать мне, что Арианна тебе нравится. Ты ведь не поэтому думал о ней, правда? Хотя... Я понимаю тебя. Мы не всегда можем выбирать тех, кого любим.

Мудрость Элизабет отрезвила Хоторна. И из-за того, что она оказывала на него такое влияние, из-за того, что смотрела на него с такой надеждой, Хоторн почти солгал. Потому что не хотел он разочаровывать сестру, ведь она говорила так искренне.

– Нет, – проговорил он, – она мне не нравится, и я никого не люблю. Я давно сделал свой выбор, Элизабет, и предпочитаю жить, не испытывая никаких эмоций. Их мне заменяют порядок, организация и логика.

Элизабет довольно долго молча смотрела на брата.

– Что ж, возможно, вы с Джейн и подойдете друг другу, – наконец промолвила она и улыбнулась. – А мне-товременами казалось, что это я одинока, – сказала девушка и отошла от брата.

Хоторн смотрел ей вслед.

Для брака по расчету любовь не обязательна. Она даже может помешать. Любовь – это чувство, которое девочки испытывают к котятам. И мальчики – к своим собакам. Мужья и жены редко любят друг друга. А когда мужчина испытывает любовь к женщине, это ко многому его обязывает. И мешает, потому что такая любовь разрушительна. Этому Майкл научился у отца.

– А твоя сестра пользуется успехом. – Повернувшись, Майкл увидел перед собой Бэбби, который явно чувствовал себя неловко в тесной парадной черной одежде. – Вообще-то все твои сестры пользуются огромным успехом в этом сезоне, – поправился он.

– Моя мать будет довольна, услышав это, – сухо сказал Хоторн.

Графиня Монтрейн не делала секрета из того, что возлагает большие надежды на своих дочерей. При этом их собственные желания и предпочтения никак ею не учитывались.

Интересно, спросил себя Майкл, чего Элизабет хочет от жизни? Ну, наверное, чувства безопасности, уверенности в завтрашнем дне. Любви? Без сомнения, особенно если учесть, что она только что ему говорила.

А Маргарет?.. Она испытывает те же чувства? Или, может, она тверже стоит на ногах, потому что уже побывала замужем? Как странно, что мысли о ее покойном муже действуют ему на нервы. Некоторое время мужчины стояли молча, глядя на танцующие пары.

Существует единственный способ положить конец этому безумию. Надо разыскать Маргарет.

– Как справляется с делами твой новый секретарь? – спросил Хоторн у Бэбби.

– Да он бог весть что о себе воображает, Майкл, а временами просто пугает меня. Ничуть не удивлюсь, если он выкинет еще какой-нибудь номер, накупит, например, прессов для глаженья белья, – возмутился Бэбби.

– А ему удалось навести порядок в твоей корреспонденции? – небрежным тоном полюбопытствовал Хоторн.

– Он успел составить библиотечный каталог, – ответил граф Бэбидж. – Он с большим уважением относится к моей коллекции книг, говорит, что она – одна из лучших.

Майкл с трудом сдерживал раздражение – вечно Бэбби уклонялся от темы разговора. Невозможно же без конца ходить вокруг да около.

– Сейчас он работает над моими документами, – продолжал Бэбби. – Ох! – внезапно перебил он сам себя и широко улыбнулся Майклу. – Я понял, тебе нужно то письмо. Посмотрю, можно ли поторопить его.

– Да, мне как-то приходила в голову такая мысль, – деланно равнодушным тоном промолвил Хоторн, стараясь скрыть от Бэбби свое нетерпение.

– Но я хотя бы смогу выцарапать у тебя второй том «Записок», а? – спросил Бэбби. – Если не ошибаюсь, именно я хотел его купить.

Майкл кивнул. Ну и мысли роятся в голове его приятеля! Уж о чем он меньше всего думал, так это о том, чтобы перехватить у Бэбби эротическую книгу.

– Насколько я помню, она очень привлекательная женщина, – многозначительно подмигнув Майклу, сказал граф Бэбидж.

Хоторн лишь загадочно улыбнулся в ответ.

Глава 13

Заниматься любовью, заряжаясь энергией восходящего солнца, – это значит повысить жизненный тонус и получить заряд бодрости.

Из «Записок» Августина X
Маргарет тихо закрыла дверь коттеджа. Пенелопа подняла голову, приветливо улыбнулась и продолжила заниматься готовкой.

Маргарет гуляла все утро и размышляла. Она еще не нашла ответа на самый главный в своей жизни вопрос, но решилась обо всем рассказать Пенелопе.

Маргарет огляделась по сторонам. Здесь она переживала смерть Джерома, горевала по нему и, наконец, нашла утешение. Вне этих четырех стен она чувствовала себя такой одинокой. Здесь она научилась спокойно относиться к тому, что будущее ее неясно и что эта неопределенность будет сопровождать ее всю жизнь. И вдруг ей открылась иная возможность – будущее, оказывается, можно изменить. Та, другая, жизнь наполнится не одиночеством, а радостью.

– У меня будет ребенок, – спокойно сообщила Маргарет.

Отвернувшись от очага, Пенелопа оторопело посмотрела на нее расширившимися от изумления глазами. Ложка, которой она только что помешивала суп, выпала из ее руки. Что ж, подумала Маргарет, хорошо хоть, что в последнее время они часто едят цыплят. Все дело в том, что ее стало тошнить от запахов.

– У вас будет ребенок? – ошеломленно повторила Пенелопа.

Маргарет вздохнула – у нее было такое чувство, словно она повисла на краю утеса.

– Вот уже пять дней меня тошнит по утрам, – сказала она. – И днем тоже. – Маргарет тяжело опустилась на стул.

– Это странно, но я... – Пенелопа не договорила.

– Тебе и в голову не приходило, что я могла сойтись с мужчиной, да? – подсказала ей Маргарет.

Пенелопа кивнула.

– Но именно так я и поступила. – Ну вот, она призналась во всем. – Это произошло, когда я ездила продавать книгу.

– Вчера вы едва не упали в обморок, – заметила Пенелопа.

– Да, но в последнее время это со мной не впервые, – кивнула Маргарет.

В Лондоне она не раз слышала от подруг, как те чувствуют себя во время беременности. Но признаться, наибольшее впечатление произвел на нее недавний эпизод. Пенелопа улеглась на кровать, прижимая к животу завернутый в полотенце разогретый кирпич, и громко сетовала на женскую долю, заставляющую бедных женщин ежемесячно выносить тяжкие страдания. Уже тогда Маргарет подумала, что в ближайшие месяцы она от этих страданий будет избавлена.

– У вас будет ребенок... – повторила Пенелопа, как-то странно махнув в воздухе ложкой.

– За годы замужества я так и не смогла забеременеть, – промолвила Маргарет едва слышно. Сколько ни думала она об этом, не могла понять, в чем все-таки дело. Очень странно! Хотя, как бы там ни было, теперь она точно знает, что не бесплодна.

– Одна женщина из деревни частенько повторяет, что за отсутствие яиц надо ругать не курицу, а петуха, – заметила Пенелопа.

Услышав это, Маргарет нервно рассмеялась.

– И что же вы будете делать? – спросила Пенелопа.

– Как что? – улыбнулась Маргарет. – Я стану матерью.

– Но вы можете представить себе, какие пойдут по деревне сплетни? – встревоженно спросила Пенелопа.

Маргарет утвердительно кивнула:

– Конечно, представляю. – Это ее больше всего волновало. Ее ребенка всегда будут называть бастардом, незаконнорожденным, и в этом будет ее вина. Именно это омрачало нежданную радость женщины. Но как быть? Она не может ничего сделать.

– А вы сообщите ему? – спросила Пенелопа. – Я хочу сказать... отцу? – Девушка явно смущалась, но этот вопрос неоднократно задавала себе сама Маргарет.

Следует ли ей рассказать Майклу о том, что у них будет ребенок? Как он поступит, если она пошлет ему письмо с этим известием? Маргарет ничуть не сомневалась в том, что Хоторн захочет помочь ей, сделает ее любовницей. Если это произойдет, их ребенок вечно будет носить клеймо незаконнорожденного – как Джером. А ведь он, между прочим, очень глубоко переживал из-за этого, стыдился своего положения.

Маргарет положила руку на живот. Сейчас в ее чреве растет ребенок. Она должна найти способ уберечь его от скандалов, от жестокого мира и даже от глупости его собственной матери.

– Нет, – наконец произнесла она. – Говорить о чем-то отцу ребенка нет необходимости.


– Ну что скажете, герцог? – спросил граф Бэбидж. – Отличное приобретение, не так ли?

Герцог Таррант кивнул. В библиотеке графа Бэбиджа было очень тепло, но он вдруг почувствовал, как по спине его пробежал холодок.

В руках он держал книгу – ту самую, которую считал уничтоженной. Одну из трех, которые он получил семь лет назад.

Даже сейчас герцог Таррант помнил, какую тогда испытывал гордость. Правительство так и не смогло оценить масштаб собственной ошибки. Лишь он один понимал, какие страдания выпадут на долю империи, если события будут развиваться в прежнем русле.

– Боже мой, Бэбби, где вы это откопали? – Раздавшийся из-за спины мужской смех удивил Тарранта. Повернувшись, он нахмурился, медля положить книгу на стол. Возможно, это всего лишь копия. Не раз они слышали насмешки по поводу того, что выбрали именно эти книги. Конечно, они хотели возбудить интерес к ним, однако те, кому книги попадали в руки, и подумать не могли о том, что в них содержится что-то более глубокое.

Герцог Таррант открыл книгу на середине и провел по строчкам пальцем. Его невольно охватила дрожь, когда он заметил едва приметные пометки на полях. Нет, это была не копия!

Таррант открыл первую страницу. Что-то новенькое, то, чего он раньше не видел. Надпись, сделанная от руки: «Джером Эстерли, книготорговец». Палец герцога пробежал по буквам, Таррант едва сдерживал ярость. Да уж, его братец-бастард всегда обладал хваткой торговца или вора.

– Вы хотите ее продать? – спросил Таррант, поворачиваясь к графу Бэбиджу.

«Болван! – раздраженно подумал он. – Трудно представить, что во всем мире есть человек, меньше его достойный этой книги».

– Я еще не успел прочитать ее, – с ухмылкой произнес Бэбби.

Таррант с неохотой отдал книгу. Что ж, пусть считают последнее приобретение Бэбби послеобеденным чтивом. Интересно, сколько людей уже видели ее у графа?

Таррант придвинулся к хозяину дома.

– Эта книга давно у вас, Бэбидж? – спросил он.

– Всего несколько недель, – ответил Бэбби.

– Замечательное приобретение, – проговорил Таррант, заставляя себя через силу улыбнуться. – И где вы ее взяли?

Лицо графа Бэбиджа мгновенно приобрело отсутствующее выражение, и весь его интерес сосредоточился на содержимом бокала, который он держал в руке.

– Мне продала ее восхитительная женщина, – ответил он с улыбкой. – Я хотел купить у нее и второй том, но сделка внезапно сорвалась. Ею увлекся один мой друг.

– Женщина? – Не успев договорить, Таррант уже знал, каким будет ответ на его вопрос. Только один человек на свете мог владеть «Записками» – Маргарет. Продавщица, на которой женился Джером. Женщина с дерзким взглядом.

Герцог Таррант отвернулся, его мысли понеслись вскачь. Книга была больше чем просто рискованной. Гораздо больше.

Если все прояснится, ему грозит виселица.

А он должен защитить свое состояние, имущество. Это его собственность. Он должен продолжить свой род. Род гордых мужчин и славных дел; семь лет назад он не пожалел о своих действиях. Появись у него снова такая возможность, он поступил бы точно так же.

История все расставит по своим местам, даже если современники не поймут его. Эти узколобые типы не видят дальше своего носа и не в состоянии оценить его намерения.

Но «Записки» Августина X не должны стать всеобщим достоянием.


– Господи, куда только Майкл смотрит! Джейн Хестли? Я не верю, не может быть, чтобы он думал об этом серьезно. Да, деньги у нее есть, не спорю. Но у нее зубы выпирают, как у лошади, и голос ноющий! Не говоря уже о ее чудовищном носе. – Графиня Монтрейн была крайне раздражена.

Гостиная лондонского дома Хоторнов выглядела очень мило. Она была декорирована яркими желтыми и зелеными тканями, а поэтому там даже в хмурый день было приятно находиться – ее словно освещало солнце. Правда, в этот момент атмосфера в гостиной совсем не напоминала радостную, потому что графиня была сильно не в духе.

– Майкл нашел себе самую непривлекательную девушку в Англии, – бушевала она. Нахмурившись, графиня посмотрела на Элизабет. – Подумать только, у меня будут некрасивые внуки!

– Мне кажется, Майкл просто торопится закончить это дело, чтобы больше не думать о нем, – проговорила Элизабет.

– Но, мама, брат не может сейчас жениться, – взмолилась Шарлотта. – Это же нарушит все наши планы. Боже мой, все балы будут посвящены только ей. Это несправедливо, ты не находишь?

– Если он в ближайшее время не женится, ты не получишь приданого, Шарлотта. А эти деньги нам нужны, чтобы привести в порядок Сеттон, – сказала Элизабет. Это было чистейшей правдой, и Шарлотта, напуганная такой перспективой, тут же замолчала. – К тому же тебе только восемнадцать лет. Не думаю, что ты навеки останешься старой девой.

– А мне уже девятнадцать, – вступила в разговор Ада, – и мне наплевать, на что будет потрачено мое приданое. Пусть даже на новую крышу. Ко всему прочему замужество – это настоящее рабство для женщин.

– О том, что женщина из рода Хоторнов останется старой девой, и речи быть не может, – оборвала ее графиня, хмуро взглянув на Элизабет. – У всех вас будут замечательные мужья. По меньшей мере виконты, хотя, признаюсь, графы предпочтительнее.

– Боюсь, свободных графов с виконтами не так уж много, – заметила Ада.

– Я подсчитала, и у меня вышло, что их около двух сотен, – прищурившись, проговорила графиня Хоторн. – Правда, графов только человек двадцать.

– Нам нужен освободитель-эмансипатор для Ады и слепец для Шарлотты. Если удастся найти таких, то мы освободим Аду от ее воображаемого рабства, а Шарлотта будет уверена в вечной преданности мужа, – с улыбкой произнесла Элизабет.

– Что за ужасные вещи ты говоришь, Элизабет. Если ты сама навеки решила остаться старой девой, это не означает, что и мы изберем тот же путь. – Шарлотта нахмурилась, но лишь на мгновение, чтобы не портить личико морщинами.

– И вовсе твоя сестра не обречена, – заговорила графиня. – Элизабет только семнадцать. Единственное, о чем ей стоит позаботиться, так это о том, чтобы сократить число требований к возможному претенденту на ее руку, а то их многовато. – Графиня раздраженно посмотрела на младшую дочь. – Это же мешает тебе, моя дорогая!

Элизабет улыбнулась, подобные высказывания матери она слышала с самого детства.

Элизабет отстригла ножницами непослушную прядку волос, а затем убрала их в шкатулку для вышивания. Вообще-то она занималась вышиванием лишь для того, чтобы иметь возможность подумать о своем. Как же ей хотелось, чтобы ее мать и сестры были другими, чтобы она могла получать удовольствие от общения с ними. Конечно, она любила их, но какого-нибудь часа, проведенного вместе, бывало довольно, чтобы девушке захотелось выть от раздражения.

Шарлотта с пониманием посмотрела на сестру.

– Ну не станет же Майкл и впрямь делать ей предложение, как ты думаешь? – Одна ее бровь приподнялась. – Было бы ужасно иметь такую уродливую невестку. Которая ни о нарядах поболтать не любит, ни о кавалерах – вообще ни о чем, что обычно так нравится женщинам.

– А мне вот кажется, что иметь уродливую родственницу было бы очень даже забавно, – заявила Ада. – Ведь, общаясь с такими женщинами, мужчины стараются обращать внимание не на их внешность, а на их мысли. Именно мысли ведут к истинному величию.

Элизабет картинно закатила глаза.

– К тому же, мама, – продолжила Ада, – Джейн – настоящая интеллектуалка. Я считаю, что нам в семье не помешала бы такая женщина. Она мне нравится.

– Ну да, – кивнула Шарлотта, – тогда тебе следовало бы подналечь на латынь.

– Между прочим, стыдно, что женщины должны выходить замуж, – сказала Ада. – Но возможно, мы сумеем убедить нашего брата, и он будет справедливым мужем.

Элизабет вздохнула. Вечно Ада сокрушалась, рассуждая о тяжкой женской доле. Правда, Элизабет сомневалась, что Ада думает именно то, что говорит. Больше того, ее взгляды на разные вещи менялись чаще, чем она меняла платья, а делала это Ада с завидной регулярностью.

– Потолкую-ка я с ним об этой мисс Хестли, – заявила графиня Хоторн.

– Ты же знаешь, мама, как Майкл сердится, когда его отрывают от работы, – напомнила Элизабет. Это было своего рода предупреждением. Майкл терпеть не мог, когда ему мешали.

– Как-то Майкл не позволил мне говорить о тяжелой доле женщин, попавших в сумасшедший дом, – вспомнила Ада.

– Ну что ты вечно вспоминаешь всякую ерунду, Ада, – возмутилась Элизабет. Она взглянула на Шарлотту. – А от твоего хихиканья у меня постоянно голова болит.

– Ты не должна разговаривать таким тоном со своими сестрами, Элизабет, – сказала графиня Хоторн.

Девушка послушно кивнула – спорить с матерью было бесполезно. И не столько из-за того, что у Элизабет не было шансов выиграть такой спор, сколько по той причине, что графиня терпеть не могла, когда кто-то ей противоречил.

Майкл получил титул графа, когда ему было четырнадцать лет. Иными словами, он был в ту пору совсем мальчишкой. Ему достались три поместья, из которых ни одно не было процветающим, небольшое, на глазах тающее состояние и ответственность за все это и всех его родных. Выпустить в свет трех сестер одновременно да при этом еще и строить насчет их матримониальные планы было делом недешевым, однако Майкл ни единого раза не заикнулся об этом.

Единственной переменой в привычном укладе семейной жизни Хоторнов, на которую решился Майкл, взявший на себя бремя ответственности за все дела, было его требование выделить ему отдельную резиденцию. И не столько для того, чтобы иметь свой собственный дом, подозревала Элизабет. Скорее всего, думала она, из-за постоянного шума и криков Майкл просто не мог бы работать, живи он с родными в одном доме.

– А правда, что Киттриджи на следующей неделе устраивают грандиозный прием? – полюбопытствовала Элизабет.

– Все это ерунда, – нахмурившись, проговорила графиня.

– Нет, мама, бал у Киттриджей действительно будет грандиозным событием, – примирительным тоном произнесла Шарлотта.

– Тема предстоящего бала – Древний Рим, – сказала Элизабет. Похоже, ее слова впервые заинтересовали Аду.

– И откуда только ты узнаешь такие вещи? – спросила Шарлотта.

– Просто я умею слушать и слышать, – отозвалась Элизабет.

– Женщины должны говорить, – заявила Ада хмурясь. – Вместо того чтобы только молча внимать чьим-то словам. В противном случае мужчины решат, что они ни на что больше не способны.

Элизабет снова закатила глаза.


Накануне новый секретарь Бэбби принес графу Хоторну письмо от Маргарет. Майкл так внимательно рассмотрел его, что теперь помнил каждую деталь, каждую закорючку в его строчках. Уверенный, каллиграфический почерк образованного человека. В письме Маргарет, без сомнения, обошла его сестер. Правда, ее «а» и «о» были весьма схожи, но этот маленький недостаток не испортил впечатления Майкла от письма, напротив, он нашел его весьма интригующим.

Это было деловое послание, заслуживавшее его интереса.

«У меня сложилось впечатление, что вы заинтересованы в покупке книги, находящейся в моей собственности».

В письме сообщалось также, что ее адрес может дать мистер Сэмюел Плоджетт.

Еще одна загадка. Невероятное искушение для человека, занимающегося разгадыванием шифров. Именно это говорил себе Хоторн, глядя на письмо Маргарет, которое держал в руке. Словно не смог найти для этого листка бумаги свободного места на своем письменном столе и потому вынужден постоянно носить его с собой.

Хоторн с некоторым раздражением уступал собственной страсти к разгадыванию тайн. Он должен работать над кириллическим шифром, над своим математическим механизмом, писать письма управляющим своими имениями. Или хотя бы написать письмо Джейн Хестли, если уж у него никак не получается заняться делами. Кстати, вернуться к своим матримониальным планам просто необходимо, никуда от этого не деться. «Я искренне хотел бы увидеть вас снова»... Должна же она понять из его письма, что у него вполне серьезные намерения, что он думает о женитьбе.

И вот вместо того чтобы заниматься всеми этими вещами, он стоит, нахмурившись, перед лавкой суконщика.

Едва граф Монтрейн отворил дверь, как тут же услышал приветливый голос, который, без сомнения, принадлежал хозяину. Из задней комнаты навстречу ему вышел круглолицый улыбающийся мужчина.

В лавке было много народу, так что дела у ее хозяина наверняка шли неплохо. Несколько женщин, полускрытых рулонами тканей, подняли на Хоторна глаза. От его внимания не ускользнуло, что он был единственным мужчиной среди покупателей.

– Я могу чем-то помочь вам, сэр? – любезно осведомился хозяин.

– Вы – Сэмюел Плоджетт? – уточнил граф Монтрейн.

– Так и есть, сэр. Чем могу быть полезен? – Он потер руки и выжидающе взглянул на Хоторна.

– Я хочу разыскать Маргарет Эстерли.


– Мне нужна эта книга, – сказал Таррант, глядя в окно. Он мог не оборачиваться – в темном оконном стекле герцог видел отражение своего слуги. Ночь накрыла Лондон, окутав все вокруг траурным покрывалом, отчего и без того мрачное настроение Тарранта ухудшилось.

– Ваша светлость?.. – В голосе его собеседника слышалось неподдельное удивление. Странно, ведь обычно Питер никак не показывал свои чувства. Значит, и он был заинтригован этой историей.

– Этой книгой сейчас владеет граф Бэбидж, Питер, – сказал герцог Таррант. – Я говорю о первом томе «Записок» Августина X.

Питер многозначительно промолчал. Герцог повернулся к слуге, на его узких губах мелькнуло подобие улыбки.

– Вижу, ты понимаешь, о каких книгах я толкую, – проговорил он. – Похоже, они не сгорели при пожаре, Питер. – Герцог судорожно вздохнул, силясь справиться с закипающей яростью. – Книги теперь у графа, и ты должен снова завладеть ими. Любыми средствами, – добавил он.

Поклон, кивок в знак понимания.

– А как только ты выполнишь это задание, я дам тебе другое, – продолжал герцог Таррант, обращаясь к своему верному слуге. – Столь же важное, а возможно, даже более важное, чем это. Я хочу, чтобы ты нашел Маргарет Эстерли. Причем очень быстро, Питер. Делай что хочешь, но убеди ее расстаться с двумя оставшимися томами.

За этими словами, кажущимися на первый взгляд весьма невинными, скрывался и другой смысл, другое приказание герцога. Судя по мимолетной улыбке на губах Питера, он отлично понял, что на самом деле имел в виду его хозяин.

А вдруг она уже продала две другие книги? На мгновение герцога Тарранта обуял страх, а затем его вновь охватила ярость. Как только она посмела довести его до такого состояния!

Глава 14

Женский шепот куда сильнее громкого крика.

Из «Записок» Августина X
Остановившись возле Стэндинг-Стоунз, Маргарет впитывала тишину. Своих учениц она уже отпустила, а сама осталась здесь ненадолго, чувствуя себя кающейся грешницей в этом удивительном месте, внушающем трепет. Теплый ветерок ласкал ее щеки, играл с мягкими кудряшками, выбивающимися из прически на затылке и на висках, трепал подол платья, закручивая его вокруг ног.

За камнями Маргарет видела раскинувшуюся внизу долину, свой маленький коттедж и дом ближайших соседей, Молверн-Хаус. Именно там работал Том, муж Пенелопы. В этом доме жили сквайр Типпетт и его семья. Сквайр занимался разведением терьеров, и сейчас он шел по улице, сопровождаемый собаками. За Молверн-Хаусом прятался крохотный коттедж Тома, в котором он поселился со своей молодой женой и матерью. Дальше раскинулась деревушка Силбери-Виллидж. Она была совсем небольшая, и с того места, где стояла Маргарет, ее можно было рассмотреть во всех подробностях.

Наконец-то Маргарет поняла, как ей следует поступить. Решение пришло всего несколько мгновений назад. Она останется в своем доме еще месяца два. К тому времени, когда ее фигура изменится, округлится и люди догадаются, в чем дело, она уедет. Найдет какую-нибудь другую деревеньку, поселится там и скажет, что Джером погиб совсем недавно, что она носит его ребенка. Лучше уж мучительная ложь, чем шокирующая правда. Поступив таким образом, она спасет своего ребенка от пересудов и насмешек.

С ученицами Маргарет распрощалась насовсем. Это было непростое для нее решение, но один ребенок нуждался в ее помощи больше, чем все деревенские девочки, вместе взятые. Ее собственное дитя.

Спустившись с горы, Маргарет медленно побрела к своему дому. Вдруг на тропинку выскочил кролик. Увидев Маргарет, зверек замер на месте, забавно подергивая носиком, словно осуждал женщину за ее поведение. Вдоль тропинки росли белые и желтые цветы. Маргарет сорвала один цветок и принялась задумчиво вертеть в руках стебелек, вспоминая желтый нарцисс из одной лондонской гостиной. Она закрыла глаза, чувствуя, как краска заливает ее лицо.

А когда вновь открыла их, то увидела его.

Монтрейн!

Маргарет была до того поражена, что едва не лишилась чувств от волнения. Может, она стала ведьмой? И призвала его сюда силой собственного воображения? При мысли об этом Маргарет застыла на месте.

Граф Монтрейн стоял возле кареты, остановившейся у ее коттеджа. Молча, не двигаясь, он смотрел на женщину с таким видом, словно находиться здесь для него было делом вполне обыденным. На Хоторне были штаны из оленьей кожи, рубашка из выбеленного льна и галстук. Поверх рубашки граф надел жилет цвета ночного неба и двубортный сюртук. На одежде не было ни складочки. Глядя на графа, нельзя было и подумать, что он проделал долгое путешествие.

Интересно, он уже женился? Подумав об этом, Маргарет, как всегда, расстроилась. И не оттого, что однажды провела с ним день, даже не оттого, что носит под сердцем его ребенка. А оттого, что этого человека оказалось не так-то просто забыть.

Она заставила себя двинуться ему навстречу.

– Следует ли мне спросить, зачем ты нашел меня? И как тебе удалось это сделать? – Маргарет подивилась про себя тому, что у нее хватило сил заговорить с Монтрейном.

– Мне это удалось благодаря подкупу, – мрачно ответил он.

Странный ответ. Впрочем, похоже, Хоторн не был расположен разговаривать на эту тему.

– Зачем ты приехал сюда, Монтрейн? – осторожно спросила Маргарет. – Чтобы еще раз попросить меня стать твоей любовницей? Содержанкой?

– Это было бы лучше, чем жить в таком месте, – ответил Хоторн, озираясь по сторонам.

– Не спорю, мой дом не сравним с твоей лондонской квартирой, – кивнула Маргарет, – но меня это жилье вполне устраивает. – С этими словами она подошла к двери и положила руку на щеколду. Интересно, закрытая дверь остановит Монтрейна? Почему-то Маргарет казалось, что препятствие в виде двери не произведет на него никакого впечатления.

– Я мог бы поселить тебя в куда более удобном месте, Маргарет, – сказал Майкл.

Она оглянулась и посмотрела ему прямо в глаза.

– Я не хочу становиться твоей любовницей, Монтрейн. И почему ты вдруг решил, что я приму твое предложение? Только из-за того, что мы однажды были вместе? Именно однажды, потому что больше этого никогда не повторится, – уверенно проговорила Маргарет.

– Это почему же?

Ну и вопрос, да еще заданный невероятно высокомерным тоном! Тоном хозяина, владеющего положением.

– Тебя интересует почему? – возмутилась Маргарет. – Да потому, что меня не так воспитали, потому, что я не шлюха.

– К чему такое грубое слово, Маргарет? – отозвался Хоторн. – «Компаньонка» куда благозвучнее.

– Можно и лук назвать цветком, Монтрейн, – возразила Маргарет, – да только от этого он не перестанет быть луком.

На лице Хоторна промелькнула улыбка, напомнившая об их второй встрече. Увидев ее, Маргарет до боли захотела зажать его губы пальцами, отругать Монтрейна за его слова. Вместо этого она отвернулась и заставила себя смотреть на раскинувшийся за спиной графа пейзаж и на то, как трава волнами клонилась к земле под порывами ветра. На небо. Ветер с силой гнал по небосводу свинцовые тучи, между которыми время от времен мелькали кусочки голубого неба. Гармония в природе позволяла сосредоточиться.

Хоторн шагнул к Маргарет и убрал с ее лица кудряшку, заправив ее за ухо. Женщина отшатнулась.

– Быть моей любовницей не так уж плохо, – сказал Майкл. – В этом есть определенные преимущества.

– Нет, преимущества есть в сельской жизни, – возразила Маргарет.

– Но можно ли их сравнить, с теми, которые я предлагаю тебе, Маргарет, а? – настаивал Хоторн.

Он приблизился к ней еще на шаг. Она бы должна была усвоить урок и помнить, что Майкл Хоторн не из тех людей которых легко остановить. И становиться на его пути бессмысленно.

– Не сомневаюсь, что ты готов купить мне дом, – промолвила Маргарет, пряча дрожащие руки в складках юбки. – Возможно, ты предложишь мне даже экипаж у кучера. Наверняка накупишь целый гардероб. Возможно, я получу ящик-другой книг, чтобы мне было чем занять себя. Чтобы я особо не переживала из-за того, что ты много времени проводишь со своей женой, так? А что еще ты мне предложишь?

– Ты получишь всего меня, Маргарет, – ответил Хоторн. – Это идет в счет или нет?

Искушение было слишком велико. После смерти Джерома прошло целых два года, прежде чем к ней прикоснулся мужчина. Но Маргарет казалось, что те недели, которые прошли после их встречи с графом Монтрейном, тянулись еще дольше.

– Неужели ты не можешь найти в Лондоне женщину, которая придет в восторг от таких предложений, Монтрейн? – спросила Маргарет.

– Видишь ли, – заговорил в ответ Хоторн, – для меня куда интереснее иметь дело с вполне определенной женщиной.

Маргарет отвернулась, слова Хоторна удивили ее.

– Я думала, ты занят поисками невесты, – наконец сказала она.

– Все дело в том, что каждую претендентку из моего списка кандидаток на роль невесты я по той или иной причине вычеркнул, – признался граф. – Осталась там, правда, одна, но что-то я не уверен, что она мне подойдет.

Маргарет удивленно посмотрела на Монтрейна.

– Я сочувствую женщине, которая настолько раздражает тебя, что ты даже не решаешься попросить ее руки, – вымолвила она.

Лицо Хоторна осветила столь приятная улыбка, что Маргарет заставила себя отвернуться.

– Я не стану твоей любовницей, – решительно сказала она. – Независимо оттого, насколько убедительными будут твои доводы.

– Что ж, может, тогда заключим сделку? – предложил Хоторн.

– Какую еще сделку, Монтрейн? – Ну почему у нее не хватает воли не уступать любопытству?!

– Подари мне неделю, – попросил Хоторн. – Всего одну неделю твоей жизни.

– В обмен на что? – поинтересовалась Маргарет.

– На то, чтобы положить конец этому безумию, – резким тоном проговорил Майкл. Его настроение неожиданно изменилось, словно летняя гроза пробежала по его лицу. Впрочем, возможно, Монтрейн всего лишь притворялся сговорчивым, а на самом деле у него совсем другой – вздорный характер? Может, он с самого начала сердился на нее? – Маргарет, даже моя работа страдает! Вместо того чтобы заниматься делами, я целыми днями только и думаю о женщине, которая позволила мне любить ее при свете солнца!

Маргарет почувствовала, что краснеет.

– Подари мне всего одну неделю, – еще раз попросил Монтрейн, – а после этого я никогда не побеспокою тебя. Ты снова сможешь зажить обычной жизнью.

– Я так и живу, Монтрейн, – возразила она.

– Нет, – сказал граф, покачав головой. – Этого не может быть, потому что я все еще не избавился от наваждения.

Его слова прозвучали для Маргарет столь странно, что она несколько мгновений не знала, что и сказать в ответ.

– Неужели ты не понимаешь, что даже вдовы не защищены от скандалов? – наконец нашла в себе силы заговорить Маргарет. Она очень рассердилась. – Несмотря на то что я живу в деревне, у меня есть репутация, которую я должна защищать. Именно поэтому я не давала никому свой адрес и просила мне писать на имя Сэмюела, именно поэтому я должна была быть очень осторожна, продавая «Записки» Августина!

– Ну да, если не считать одного дня, когда ты забыла все на свете, Маргарет, – промолвил Монтрейн.

У нее перехватило дыхание.

– С твоей стороны бестактно вспоминать об этом, Монтрейн! – выпалила Маргарет.

– Упоминать о том дне или говорить правду, Маргарет? Что ты имеешь в виду? – с усмешкой спросил Хоторн. – Уточни, а то я что-то не пойму тебя. – Граф вновь говорил миролюбивым тоном, но глаза его сохраняли холодное выражение, а улыбка оставалась натянутой.

– Кажется, ты вновь предлагаешь мне такую же сделку, как и в прошлый раз, – сказала Маргарет. Ее щеки пылали. Все ведь началось с единственного поцелуя, который привел ее к тому волшебному дню в его гостиной.

– В тот раз я не нарушил нашего договора, Маргарет, – вымолвил Хоторн. – Я отпустил тебя.

Что ж, это правда! Маргарет вспомнила, как провела бессонную ночь в доме Сэмюела, каждую минуту опасаясь приезда Монтрейна. Однако он так и не появился там, и она была благодарна ему за то, что он не стал ее преследовать.

Для нее спокойнее никогда больше не оставаться с ним. И не только потому, что в обществе графа Монтрейна Маргарет не могла чувствовать себя в безопасности, – соблазн уступить его ухаживаниям был чрезвычайно велик, и случай в его лондонском доме был тому доказательством. Но еще и потому, что сейчас Маргарет чувствовала себя более одинокой, чем когда-либо. Пенелопа недавно вышла замуж, свой дом казался теперь Маргарет пустым и неуютным.

– Я хочу уложить тебя в свою постель. – Искреннее признание, ничего не скажешь. Судя по лицу графа Монтрейна, эти слова нелегко дались ему. Одна его бровь была сардонически изогнута, а вот взгляд оставался непроницаемым.

– Мы не всегда можем получить то, чего хотим, – сухо заметила Маргарет. – Иногда нам приходится принимать то, что есть.

– Ты говоришь о судьбе? – полюбопытствовал Хоторн.

– Почему бы и нет? – пожала плечами Маргарет.

– А тебе не приходит в голову, что то, что мы называем судьбой, не более чем наш выбор? Если человек едет верхом по булыжной мостовой, шанс, что лошадь потеряет подкову, очень велик. Так это судьба? Или выбор всадника?

– Послушай, Монтрейн, а что, собственно, мы обсуждаем?

– Перспективу твоего возвращения в мою постель, – не моргнув глазом ответил Хоторн. – И это будет твоим выбором, а не рукой судьбы.

– Кажется, я уже сделала свой выбор.

– Кажется, он не очень-то удачен, – хрипло проговорил Хоторн.

– Никак не пойму, ты от природы настолько высокомерен? – возмутилась Маргарет. – Или знатных вельмож так натаскивают?

– Я всего лишь говорю об очевидных вещах, – заявил граф. – Поедем со мной, Маргарет. Всего на одну неделю.

– Помню, как почти то же самое ты говорил мне об одном-единственном поцелуе, Монтрейн.

– Я не сделаю ничего, чего ты не захочешь, Маргарет, – осторожно пообещал граф.

Господи, но ведь в этом-то и проблема! Она хотела всего!

– И когда неделя закончится, ты оставишь меня в покое? – уточнила Маргарет.

– Только если ты сама этого захочешь.

Неужели он считает, что сможет уговорить ее остаться с ним после этой недели?

Ну вот, они уже договариваются об очередной сделке. Если не считать того, что, разумеется, на сей раз они подразумевают гораздо больше, нежели просто поцелуй. Только это тайна, о которой Маргарет ему не расскажет. Совместные воспоминания е том волшебном дне, который они оба не могут забыть. Его слова возбуждают ее. Но если от одних его слов у нее голова идет кругом, то что будет, когда он прикоснется к ней? Она же немедленно ему уступит! Это настолько очевидно, что ни о какой тайне и речи быть не может, как бы ни хотела она ее сохранить.

Целая неделя поцелуев. Чудесная, божественная неделя! В конце концов, это слишком опасно. Но в то же время – слишком привлекательно. Да, она может принять предлагаемую Хоторном роль, но ее дитя заслуживало большего.

– Скажи «да», Маргарет, – настаивал Хоторн.

– Нет, – промолвила женщина и повернулась к графу спиной, намереваясь открыть дверь коттеджа.

– Но почему же я считал, что ты с готовностью согласишься? – не унимался Хоторн.

Майкл говорил каким-то странным тоном. Впрочем, Маргарет не успела удивиться. Потому что стоило ей взяться за ручку двери, как он подхватил ее на руки и быстро понес прочь от коттеджа. Видимо, даже кучера эта сцена позабавила, потому что тот широко улыбнулся, увидев, какую ношу его господин несет к карете.

– Монтрейн! – закричала Маргарет.

Граф не обратил ни малейшего внимания на ее протестующий крик, даже не взглянул на нее.

Маргарет ухватилась за его галстук. Он не убавил шагу. Маргарет потянула сильнее. Граф Монтрейн остановился и наконец-то посмотрел на нее.

– Ты хочешь удушить меня? – Сказав это, Хоторн лишь крепче сжал ее в своих объятиях. На его губах появилась озорная улыбка.

– Если это необходимо для того, чтобы ты выпустил меня, – ответила Маргарет, – то да.

– Я непременно сделаю это, как только мы подойдем к экипажу, – отозвался Хоторн.

– Ты не можешь меня похитить!

– Кажется, я это уже делаю, – спокойно констатировал Майкл, продолжая идти к карете.

– Монтрейн! – строго сказала Маргарет. – Немедленно поставь меня на землю!

– Я обязательно отпущу тебя, когда мы окажемся в моей карете.

Наконец Хоторн дошел до экипажа и, высвободив одну руку, открыл дверцу. Маргарет встала ногами на ступеньки и нырнула Монтрейну под руку, а он, не желая замечать сопротивления, попросту подтолкнул ее внутрь кареты. Там граф уселся на сиденье, держа Маргарет на коленях.

– Я уверена, что ты не настолько безумен для того, чтобы похищать женщин, – скривившись, промолвила Маргарет.

– Знаешь, я превращаюсь в безумца, когда дело касается одной-единственной вдовы, – улыбнулся он.

– Неужели никто никогда не отвергал тебя?

– Ты считаешь это своего рода привилегией?

Похоже, ее слова Монтрейна не обрадовали. Маргарет заподозрила, что под его внешним спокойствием прячется сильный гнев, который, правда, как ни странно, направлен не против нее. Кажется, граф больше всего злился на самого себя.

Маргарет, кстати, испытывала те же тревожные чувства. Страсть, превосходящая рассудительность. Женщина смотрела прямо перед собой, твердо намереваясь не сдаваться.

Хоторн взял стоявшую в углу кареты прогулочную трость, постучал по потолку, а затем вернул трость на место. Причем проделал все это, не выпуская Маргарет из объятий.

Маргарет хмурилась, Майкл же с улыбкой разглядывал ее.

– Я ошибался, – промолвил он. – Моя память подвела меня, я недостаточно хорошо тебя запомнил.

Маргарет не могла взять в толк, что она только что услышала – комплимент или оскорбление. Оскорбление рассердило бы ее, но и комплименты она была не готова выслушивать.

– Ты гораздо красивее, чем я думал, – продолжал Хоторн.

Было бы лучше, если бы в его голосе не было столько тепла.

– Ты на протяжении всей поездки собираешься смотреть на меня таким яростным взглядом? – поинтересовался Майкл.

– Не вижу причины в настоящий момент вести себя с тобой по-дружески, – отозвалась Маргарет. – Ты поступаешь не слишком мудро, Монтрейн.

– Без сомнения, ты права, Маргарет.

– Тогда зачем ты это делаешь?

– Я полагаю, похищение – это единственный способ изгнать тебя из своих мыслей, – сказал Хоторн. – Ты стала там постоянным гостем.

– Я не могу влиять на твои мысли, Монтрейн.

– Напротив, – возразил граф, – ты только это и делаешь, в покое меня не оставляешь.

Маргарет постаралась переключить внимание и уставилась на пол кареты. Она даже перчаток с собой не взяла! И шляпки. А вот одежда графа, как всегда, была безупречной.

Такого мужчину трудно забыть. Правда, честно говоря, она и не пыталась это сделать.

– Чего ты добиваешься от меня, Монтрейн?

– Понимания, – отозвался Хоторн.

Он погладил ее голую руку, осторожно проведя пальцем от локтя к запястью. На Маргарет было летнее платье из хлопка с короткими рукавами. Она опустила глаза на его руки, потом посмотрела ему в лицо. Внимание Майкла было привлечено к внутренней части ее локтя, затем он, словно забывшись на мгновение, провел пальцем по ее коже.

– Монтрейн... – Маргарет заговорила тише, скорее вопросительным, а не возмущенным тоном.

– Я помню, как ты сидела напротив меня, окутанная солнечным светом, твоя грудь была обнажена... – проникновенно произнес Хоторн. – Ты дрожала, когда я прикасался к тебе. – Взглянув на Маргарет, он нежно улыбнулся.

Ну как он мог так поступать с ней?!

– Сказать тебе, сколько раз я заходил в ту комнату? Смайтон при этом как-то странно посматривал на меня, словно знал, что я совсем потерял голову. Но комната стала для меня чужой, точнее, не чужой, а какой-то... призрачной. Заходя туда, я так и вижу спокойно сидящую на диване женщину с обнаженной грудью и влажными от моих поцелуев сосками, – вымолвил граф.

Маргарет закрыла глаза.

Хоторн уже не сжимал ее так крепко, как несколько минут назад, но она, не шелохнувшись, сидела у него на коленях. Его слова заворожили ее.

– Я не переставал думать о тебе с того самого мгновения, как ты оставила меня, Маргарет, – говорил Майкл. – Ты заставляла меня улыбаться и думать о таких вещах, которые мне раньше и в голову не приходили. Как-то внезапно я понял, что постоянно спрашиваю себя, чем ты занимаешься, как проводишь время, где живешь, почему кажешься такой невинной. И вот я решил, что если еще раз поцелую тебя, то наваждение пройдет.

– Но ты ведь хочешь не только поцелуя, – едва слышно пролепетала Маргарет.

– Нет. – Хоторн отрицательно покачал головой. А затем он взял ее за подбородок, повернул лицо Маргарет, передвинул руку ей на затылок и медленно привлек к себе.

У него были такие горячие губы... Маргарет вся отдалась этому божественному поцелую, растворяясь в нем, слегка постанывая от наслаждения. Еще один поцелуй. Еще один – и все. Больше у нее никогда не возникнет соблазна прикоснуться к Монтрейну.

Лгунья.

Поцелуй стал воплощением ее грез. Страстным, горячим, нетерпеливым. Его язык завладел ее ртом. Хоторн крепко держал Маргарет, не давая шевельнуться. Наконец он отпустил ее и что-то прошептал. Прошло несколько мгновений, пока она осознала смысл его слов.

– Неделя поцелуев, Маргарет... – А затем его губы снова накрыли ее рот, и она забыла обо всем на свете.

Все последнее время Маргарет старалась не думать о том, какие у него широкие плечи, о том, каково это – ощущать прикосновения его рук к своей груди. Она чувствовала невероятную пустоту внутри себя. Лежала ночи напролет без сна с закрытыми глазами, крепко сжав руки и гоня прочь тревожные мысли.

Это не помогало. Напротив, Маргарет снова и снова представляла себя в объятиях Монтрейна.

Сейчас ей необходимо отодвинуться от него, сказать Майклу что-то, что может остановить его, напомнить ему о сдержанности, которая, по его же словам, является частью его натуры. Вместо этого Маргарет крепко вцепилась руками в его плечи. Он сжал рукой ее грудь и сквозь одежду нащупал затвердевший от возбуждения сосок.

– Как маленький камешек, – нежно прошептал Хоторн.

Тело Маргарет охватил жар, а щеки запылали. Как быстро желание вспыхнуло в ней! Очевидно, она – настоящая развратница.

Хоторн еще раз поцеловал Маргарет. В это утро она оставила волосы распущенными. Намотав их на руку, Монтрейн привлек Маргарет к себе. Его руки жгли ее виски, ее щеки.

Еще один поцелуй... Еще один... И еще... Его руки лихорадочно сжимали ее, и вот из горла Маргарет вырвался стон. Мольба. Она была готова сдаться.

Они целовались все время, пока кучер гнал карету по Силбери-Виллидж. Когда Майкл наконец отпрянул, Маргарет обмякла в его руках.

– Одна неделя... – повторил он охрипшим голосом.

Провести с ним целую неделю... Что ж, эта неделя будет сниться ей всю оставшуюся жизнь. А когда неделя пройдет, она возьмется за воплощение в жизнь своего плана.

Вдруг в голове Маргарет раздался знакомый голос – она тотчас узнала голос своей бабушки, серьезный и ворчливый: «Маргарет, не глупи!» Похоже, именно это она и делала.

– Я хочу снова любить тебя, – прошептал Майкл. Он осторожно прикусил ей мочку уха. – Разве ты не помнишь, как нам было хорошо?

Как она могла это забыть?

– И потом ты отпустишь меня? – спросила она со вздохом. Ее щека была прижата к груди Майкла, и Маргарет слышала, как громко колотится его сердце.

«Это недопустимо, Маргарет. Глупая девочка».

– Да, Маргарет, – проговорил Монтрейн, потершись подбородком о ее висок. – Поцелуй меня.

Как она может отказать ему? Себе?

Майкл снова обхватил голову Маргарет и, сжимая ее, впился в ее губы долгим поцелуем.

Монтрейн... Имя... Или заклинание.

– Всего один поцелуй, – прошептал он, явно теряя голову.

Ну почему она так заворожена этим мгновением? Подумать только, кажется, он, как и она, просто потрясен. Кажется, Монтрейн даже гордится тем, что она так льнет к нему.

Это грех.

Похоже, он не может больше сдерживать себя. Рука Хоторна скользнула Маргарет под юбку, пробежала вверх по ее ноге, дошла до того места, где кончался чулок, а затем проникла в ее горячее влажное лоно.

– Ты готова принять меня, – с некоторым удивлением промолвил он.

Маргарет кивнула. Ей казалось, что воздух в карете сгустился. Его пальцы ритмично задвигались, и Маргарет возбуждалась все сильнее.

– Сейчас, – прошептал Хоторн, – позволь мне войти в тебя.

– Да, – отозвалась она.

Ей бы следовало возмутиться, прийти в ужас оттого, что Майкл ласкает ее в карете. Вместо этого Маргарет чувствовала, что изнемогает, что лишится сознания, если он немедленно не исполнит своего обещания. Немедленно! А уж потом она подумает о том, как это было ужасно.

Через мгновение Монтрейн приподнял Маргарет, развел в стороны ее ноги, высвободил свое восставшее естество и опустил женщину на него. Ее тело плавилось от его ласк, ей хотелось слиться с ним воедино, превратиться в одну плоть, вечно чувствовать внутри себя его пылающий жезл. Маргарет сорвала с шеи Монтрейна галстук, расстегнула рубашку, чтобы осыпать его шею поцелуями.

Что она делает? Ох, быстрее, Монтрейн, быстрее, вот так.

Хоторн уперся руками в стены кареты, а ноги положил на противоположное сиденье. Она сидела на нем верхом, уцепившись в его шею, и ритмично двигалась ему навстречу. Тряска кареты лишь усиливала наслаждение, их движения становились все стремительнее, пока наслаждение горячей волной не вознесло любовников на свой пик...


Майкл не мог поверить в то, что оказался способен на такое. Он взял женщину в карете! Он, Майкл Хоторн, известный шифровальщик, граф Монтрейн, только что овладел женщиной в собственном экипаже.

Он немало постарался для этого.

Маргарет лежала на его груди, ее дыхание было хриплым и прерывистым. Если ее сердце бьется так же сильно, как и его, то просто удивительно, как это они оба не получили апоплексический удар.

Майкл смотрел через ее плечо на противоположную стенку кареты, раздумывая над тем, в какого человека он превратился. Насколько же этот идиотизм охватил его?

И это не риторический вопрос, мрачно подумал Хоторн. Его рука, лежавшая на спине Маргарет, крепко прижимала ее к нему. Он потерял над собой контроль. Забыл о том, кто он и где находится. Всего несколько поцелуев – и он обезумел. Нет, хуже! И то, что он был не в состоянии описать свое состояние, всерьез волновало Хоторна.

Наконец Маргарет выпрямилась, убрала растрепавшиеся кудряшки со своего лица. Она боялась смотреть ему в глаза. Впрочем, похоже, Монтрейн тоже избегал смотреть на нее. Он помог ей привести в порядок одежду, расправить юбки, а затем усадил Маргарет на противоположное сиденье. На мгновение их пальцы переплелись, глаза встретились, но оба тут же отвернулись друг от друга.

Она очаровала его – обычно Монтрейн испытывал такие чувства только к самым сложным шифрам. Возможно, потому, что Маргарет оказалась одной из самых сложных загадок, встречавшихся ему в жизни. Она удивляла Монтрейна, раздражала и волновала. Маргарет так сильно притягивала его к себе, что из-за нее изменились даже его поведение, привычки. Один взгляд на Маргарет – и он превращался в похотливого козла.

Майкл не чувствовал обычной после занятий любовью усталости. Впрочем, признаться, он никогда не занимался такими вещами в карете. Интересно, спросил себя Хоторн, кучер догадался о том, что происходит?

Нет, он постарается держать руки подальше от нее. Надо наконец прислушаться к голосу разума. Они будут видеться раз в день. А потом он привыкнет к ней, как привык к ежедневному стаканчику бренди. Глоток за глотком – глядишь, и кончится горячительный напиток.

В следующий раз он будет любить ее в постели. На чудесной мягкой кровати с чистыми простынями. Он покажет ей, на что способен. Монтрейн закрыл глаза. Черт побери! В первый раз он занимался с Маргарет любовью на полу, во второй – в карете. Пожалуй, она может решить, что он вообще ничего не смыслит в искусстве любви.

– Мы едем в Лондон? – спросила Маргарет. Последнюю четверть часа она была полностью погружена в созерцание открывавшегося за окном пейзажа. Собственно, смотреть было не на что – так, невыразительная равнина да несколько зеленых холмов. И все же, похоже, этот вид завораживал ее. По крайней мере она могла смотреть куда-то, а не на него.

Майкл утвердительно кивнул, внимательно рассматривая Маргарет, словно забыл за последние недели, как она выглядит. Ее щеки были покрыты нежным румянцем, удивительно подходившим по цвету к ее губам. На каштановых волосах играли золотистые блики, а глаза в этот день были совсем зелеными. Правда, не яркого, а слегка приглушенного оттенка.

Ну что в ней такого особенного, что так влечет его к ней? Аромат ее духов? Только не похоже, что Маргарет пользуется духами. Может, ее прическа? Но сегодня ее волосы не убраны, а растрепавшейся копной падают ей на плечи. Даже сейчас Хоторну до боли хотелось запустить в мягкие кудри руки, играть с ними, отыскивая золотистые и рыжие пряди.

Когда Хоторн увидел, как Маргарет остановилась на тропинке, чтобы сорвать цветок, он вновь почувствовал, что эта женщина покорила его. Солнечные лучи заплясали в ее кудрях, словно не нашли ничего более привлекательного в том месте, где она жила.

Разве была на свете женщина, заставлявшая его улыбаться, будившая в нем неуправляемую страсть? Разве ждал он с таким нетерпением чьего-то вздоха?

Стыдилась ли она его? Невероятно, чтобы он возбуждал в ней чувство стыда. Правда, сам Монтрейн и представить себе не мог, что способен настолько потерять голову всего лишь от одного поцелуя.

Неделя, проведенная в обществе Маргарет? Возможно, это слишком. Разумнее отвезти ее домой через денек-другой. Или дня через три. Ну хорошо, через неделю, но на этом все будет кончено.

А потом он займется наконец кириллическим шифром. В оставшееся время посвятит себя своему шифровальному механизму. Вернувшись к прежнему образу жизни, погрузившись в решение проблем, связанных с механизмами и цифрами, он сумеет вернуть утраченное самообладание.

Маргарет сидела напротив него, крепко сжав руки, чтобы Монтрейн не заметил, как сильно они дрожат. Впрочем, руки Хоторна тоже дрожали. Это безумие! Они сидят друг против друга с деланно отсутствующим видом, словно пытаются скрыть смущение.

Их поступки во многом схожи. Возможно, Маргарет не испытывает тех же чувств, что и он, возможно, она не привыкла так полно растворяться в наслаждении.

Хоторн шевельнулся. Он должен заниматься своими кодами, шифрами и загадками, а не копанием в самом себе. Он знает, кто он такой, знает, каковы его обязанности, за что он отвечает. В этом его жизнь. И в ней нет места сомнениям и бесконечным вопросам.

И все же, находясь рядом с Маргарет, он только и делает, что сомневается и ищет ответы на многочисленные вопросы. Он превращается в другого человека, который ведет себя не так, как граф Монтрейн.

Да, он понятия не имеет о том, как надо вести себя в карете после соития с желанной женщиной. И все же, думал Хоторн, пожалуй, не стоит держаться так высокомерно.

Глава 15

Женщина, не знающая собственного тела,

должна для начала оценить свой ум.

Из «Записок» Августина X
Когда экипаж остановился и они выбрались из него, Маргарет осмотрелась по сторонам. Дом был знаком ей. Они поднялись по лестнице, не проронив ни слова. Дверь отворилась, на пороге появился Смайтон. Слуга был одет безупречно, несмотря на поздний час.

Маргарет улыбнулась Смайтону, но, похоже, того ее улыбка настолько шокировала, что он чуть не отшатнулся. Взяв себя в руки, дворецкий кивнул, а затем, нахмурившись, взглянул на Майкла.

– Идите спать, Смайтон, уже поздно, – приказал Хоторн.

– Могу ли я что-то сделать для вас, милорд? – осведомился тот.

– Можете, если не будете беспокоить меня всю ночь, – пробурчал Хоторн.

Смайтон осуждающе посмотрел на хозяина. Маргарет спросила себя, догадывается ли дворецкий о том, что произошло в экипаже. Не из-за этого ли Майкл внезапно помрачнел еще больше? Несколько мгновений слуга и граф прожигали друг друга глазами. Наконец Смайтон отвесил хозяину поклон и отправился к себе в комнату.

Маргарет молча смотрела, как Хоторн зажег свечи в канделябре, а затем стала подниматься вслед за ним по лестнице. На втором этаже они прошли по длинному коридору и остановились у широких двустворчатых дверей.

Маргарет пришло в голову, что двери – это не что иное, как врата, через которые ей следует пройти. Что ждет ее за ними?

Вновь начать протестовать против похищения? Какой смысл! Ведь ее поведение в экипаже доказывало, что она не возражает против того, чтобы быть с ним. Она же просто обезумела от страсти.

Они вошли в комнату. Обстановка состояла из большого зеркального шкафа, двух напольных канделябров и большой кровати, накрытой покрывалом цвета слоновой кости; к кровати вели несколько деревянных ступенек. Целую стену занимал огромный камин с мраморной полкой, покрытой изысканной резьбой.

Подойдя к изножью кровати, Маргарет обхватила поддерживавший ложе резной столбик из красного дерева и оглянулась на Хоторна. Даже после долгого путешествия его одежда была в идеальном порядке, он не выглядел усталым. Похоже, складки и морщинки побаивались графа Монтрейна.

Следует ли и ей испытывать перед ним благоговение? Или даже для этого она слишком упряма? Ведь отказалась она принять его предложение! Впрочем, Майкл не из тех людей, которых она должна бояться. Однако порой Маргарет испытывала перед ним страх. Так что все дело в противоречивости ее натуры.

– Я опять ошибся, – заговорил Хоторн. – Мне казалось, что ты необычайно хороша при свете солнца. Но, как вижу, свет свечей делает тебя еще красивее.

Банальный комплимент должен был хоть как-то разрядить гнетущую обстановку, помочь им преодолеть неловкость, вызванную воспоминаниями об их отъезде из деревни.

– Моя бабушка всегда говорила, что красоте часто придают слишком много значения, – сказала Маргарет. – Главное – характер человека, а не его внешность. Правда, когда я родилась, бабушка уже была старенькой, так что ее собственная красота к тому времени давно увяла.

– Это она тебя воспитала? – поинтересовался Майкл.

Маргарет кивнула:

– Мои родители умерли от инфлюэнцы, когда я была совсем маленькой, и мы с бабушкой остались вдвоем. – Она села на кровать, по-прежнему держась рукой за деревянный столбик.

– Стало быть, ты была единственным ребенком, – промолвил граф задумчиво. – А вот у меня есть сестры, с которыми я мог бы тебя познакомить. Правда, мне частенько хочется избавиться от них.

Маргарет провела рукой по покрывалу.

– А сколько у тебя братьев и сестер? – полюбопытствовала она.

– Три сестры, – ответил Монтрейн, – братьев не было. Я жил с матерью.

Майкл стоял, лениво прислонившись к дверному косяку. Он был невероятно красив. Нет, ей нельзя до такой степени увлекаться им.

– И что бы ты хотела почитать? – спросил Монтрейн.

Поймав на себе вопросительный взгляд Маргарет, он пояснил:

– Ты же сама говорила о книгах, помнишь? Спросила, пришлю ли я тебе ящик книг, если ты станешь моей любовницей, чтобы ты могла коротать с ними время. Какие книги ты предпочитаешь?

– Я бы почитала что-нибудь о Риме, – отозвалась Маргарет.

Монтрейн явно не ожидал от нее такого ответа. Неужели он думает, что ее интересуют романы?

– Или об Индии, – продолжала она. – В «Записках» Индии посвящалась целая глава, и я подумала, что это очень интересная страна.

Маргарет часто размышляла о том, как, должно быть, замечательно повидать мир. Чувствовать, как морской ветер дует тебе в лицо, рассматривать горные вершины, поднимающиеся к самому небу. Или путешествовать по реке с бурными водоворотами. А возможно, стоять, замерев от восторга, у подножия водопада и любоваться радугой, просвечивающей сквозь водяную пыль.

Другие люди видели все это и написали об этом в книгах. Их повествования поражали Маргарет. Она мечтала о неведомом, представляя, как бы она жила, если бы жизнь сложилась иначе.

Увы, в ее крохотном мирке есть место только самому необходимому. Чем все закончится? Кто купит «Записки»? Как она сможет защитить свое дитя? Этот вопрос занимал сейчас Маргарет больше всего на свете.

– Что ж, в таком случае я покажу тебе свою библиотеку, – сказал Хоторн. – Возможно, ты найдешь там для себя что-нибудь интересное.

Маргарет улыбнулась. До чего же они вежливо разговаривают друг с другом! А ведь всего несколько часов назад они едва не поссорились. Она почувствовала, что ее щеки розовеют.

– Хочешь, я организую тебе ванну? – спросил Майкл.

Его предложение удивило Маргарет. Она никогда не стремилась жить среди знати, никогда не завидовала большим домам, в которых жили вельможи, или их роскошным экипажам. Впрочем, сейчас при мысли о ванне Маргарет пожалела о том, что не была герцогиней. В ее маленьком деревенском доме «роскошь» была весьма своеобразной, но она благодарила судьбу и за то, что имеет. Для того чтобы принять ванну, ей надо было бесчисленное количество раз сходить к колодцу, а затем часами греть воду.

– Я бы с удовольствием приняла ванну, – кивнула она.

Как только Хоторн вышел, воздух в комнате стал менее наэлектризованным. Наверняка это лишь показалось ей и было не более чем игрой воображения.

Прислонившись к столбику кровати, Маргарет закрыла глаза. Возможно, лучше бы ей вместо ванны поспать. Наверное, она так сильно устала из-за того, что в положении.

Маргарет заставила себя встать, обошла комнату и как-то незаметно оказалась перед зеркальным шкафом. Положив руку на дверцу, она задумалась о том, что обнаружит в шкафу, если, нарушив все правила приличия, заглянет внутрь. Может быть, аккуратно сложенные рубашки Майкла? Или целую коллекцию галстуков, или до зеркального блеска отполированные сапоги?

Господи, что она здесь делает? Она уступила собственной прихоти.

Разумнее всего немедленно уйти отсюда. Надо поехать к своим друзьям, Плоджеттам. А деньги на дорогу она одолжит у Сэмюела. Он и его жена Мод будут говорить с ней о самых обычных вещах. Они втроем припомнят те деньки, когда она была разумной, серьезной и не нарушала правил приличия.

Закрыв глаза, Маргарет вздохнула, наслаждаясь запахом комнаты. Здесь пахло травами и деревом. И Монтрейном.

В дверь слегка постучали, потом она отворилась. Маргарет резко повернулась, испытывая смущение оттого, что граф увидит ее возле своего шкафа.

– Оказалось, что сегодня у горничной с полудня свободное время, – с улыбкой произнес Хоторн. – Впрочем, я полагаю, что и без нее справлюсь.

Монтрейн повел Маргарет вниз по лестнице, они миновали холл, шли по каким-то коридорам и, наконец, оказались на кухне.

Там было очень мило. Середину помещения занимал большой деревянный стол с начисто выскобленной столешницей. Стены были увешаны выкрашенными в белый цвет шкафами и полками, заставленными всевозможной кухонной утварью. Подоконник едва не прогибался под тяжестью красных котелков, наполненных зелеными травами. Там, рядом с очагом, в котором весело потрескивал только что разведенный огонь, стояла медная ванна, наполовину наполненная водой.

На огне грелся огромный котел с водой. Отлив часть дымящейся воды в небольшое ведро, Майкл перелил ее в ванну.

– Может, тебе помочь? – предложила Маргарет, сложив на груди руки.

– Ты сомневаешься в моих способностях, Маргарет? – улыбнулся Монтрейн.

– Вовсе нет. Похоже, ты отлично справляешься.

Майкл усмехнулся – такого выражения на его лице она еще не видела, – куда подевался самодовольный граф, уступивший место лукавому мальчишке?

– Дело в том, что я бы предпочел не звать сюда Смайтона, – признался Хоторн. – К тому же я вполне справлюсь и без него.

– Это что же, обычное дело – иметь столь строгого слугу? – поинтересовалась Маргарет.

– Смайтон вообще явление не рядовое, – сухо произнес Хоторн. – Смайтон служит у меня уже семь лет. А до этого он служил Веллингтону. И я понимаю, что этим он заслужил особое уважение. Поэтому я не смог отказать ему, когда он попросил принять его на службу. Правда, мне тогда и в голову не пришло, что он будет относиться ко мне с подобным презрением. – С этими словами он вылил в ванну еще одно ведро горячей воды.

– Неужели именно с презрением? – удивилась Маргарет.

– Порой мне кажется, – заговорил Монтрейн, глядя на нее через плечо, – что Смайтон добровольно принял на себя роль моего отца-покровителя.

– Он не одобряет моего присутствия, – заключила Маргарет.

От ее внимания не ускользнуло, каким взглядом наградил ее дворецкий, когда она была в этом доме в первый раз. Да и сейчас, когда они с Монтрейном вошли в дом, встречу нельзя было назвать приветливой;

– Ему нравится демонстрировать свое превосходство, – сказал Хоторн. – А я то и дело даю ему к этому повод.

– Ты... делал это не раз? – неуверенно спросила Маргарет.

– Что – «это»? – уточнил Хоторн. – Готовил ванну?

– Нет, – улыбнулась Маргарет, – приводил сюда женщин.

Монтрейн выпрямился.

– Нет, – просто ответил он и вновь вернулся к очагу.

Наступившее молчание не было гнетущим, однако чувствовалось, что некоторые вещи лучше оставить недосказанными.

Маргарет осмотрелась. По углам на потолке были нарисованы милые херувимчики. Маленькие, бесстыдные, улыбающиеся, они, казалось, с любопытством взирают вниз, на происходящее.

– Эти херувимы – еще одна шутка архитектора? – спросила Маргарет.

Монтрейн усмехнулся.

– Вне всякого сомнения, – промолвил он. И снова наполнил ведро горячей водой.

– Я доставила тебе столько хлопот, – промолвила Маргарет, наблюдая за тем, как граф наполняет ванну водой.

Рукава Монтрейн закатал до локтей, вся его рубашка впереди промокла, на лоб упала влажная прядь темных волос. Казалось, он полностью поглощен своим занятием, и Маргарет невольно спросила себя, всегда ли граф любое дело выполняет с таким рвением. Как будто он направил на него всю свою энергию и просто не в состоянии отвлекаться на что-то другое. Ей вдруг стало очень тепло – точно так же, как в те минуты, когда они занимались любовью в карете.

– Так ты передумала? – повернувшись к ней, спросил Хоторн.

– Я бы не рискнула, – с улыбкой ответила женщина. – Особенно после всех твоих усилий, и все ради меня. Я просто посочувствовала тебе.

– И насколько распространяется твое сочувствие? Я имею в виду, ты позволишь мне остаться и смотреть на то, как ты принимаешь ванну? – Уголок его рта слегка приподнялся, и на лице появилось озорное выражение.

– Любовницы обычно поступают именно так?

– Компаньонки, – поправил ее Хоторн. Улыбка мгновенно исчезла с его лица. – Ты – моя компаньонка.

– Нет, – предостерегающим тоном промолвила Маргарет, награждая Монтрейна суровым взглядом. Это был ответ сразу на два вопроса – заданный и незаданный.

Маргарет отвернулась и принялась расстегивать пуговицы на спине. Раздался глухой стук – это упало на пол пустое ведро, и уже через мгновение руки Монтрейна помогали ей. Повернув голову, Маргарет посмотрела Хоторну в глаза, придерживая спереди лиф платья руками.

Хоторн отступил назад, оба молчали.

У Маргарет было такое чувство, будто ее выставили на всеобщее обозрение, внезапно она ощутила себя очень ранимой. Она обнажалась перед этим человеком при свете дня, занималась с ним любовью в покачивающейся на ухабах карете. И все же в те мгновения Маргарет не чувствовала себя такой нагой, как сейчас. Как будто граф Монтрейн мог разглядеть все ее слабые места и тревоги и понимал, как они состязаются с ее гордостью.

– Я буду в библиотеке, если тебе понадобится моя помощь, – внезапно помрачнев, сказал Хоторн.

Маргарет молча кивнула, глядя вслед выходящему из кухни графу. Она сняла с себя остальную одежду и аккуратно уложила на стоявший возле дверей столик.

Ванна возвышалась в углу кухни – большая, внушительная, украшенная сверху рельефными изображениями роз и маргариток, а внизу покрашенная голубым. Опуститься в нее – почти то же самое, что сунуть ногу в башмак, с улыбкой подумала Маргарет, перешагивая через край ванны.

Она с наслаждением опустилась в горячую воду. На стоявшем около ванны табурете лежала стопка полотенец. Сверху Маргарет увидела какую-то коробочку. Открыв ее, она обнаружила кусок чудесного ароматного мыла, благоухающего травами. Запах напомнил ей о Майкле. Было что-то интимное в том, что она будет мыться его мылом. Впрочем, она уже столько раз перешагивала границы дозволенного за время своего знакомства с графом Монтрейном, что такие пустяки не имели значения.

Не стоит признаваться в своей безрассудной страсти. Просто нелепо говорить себе сейчас, что мысли о нем не оставляют ее ни на минуту. Она же может только восхищаться графом. В нем много положительных качеств. Например, то, с каким уважением Монтрейн относится к чрезмерно самоуверенному дворецкому. У него прекрасное чувство юмора, он целеустремлен. А если добавить к этому еще и уверенность в себе, то можно сказать, что среди знати она не встречала подобных людей.

Маргарет улыбнулась. Единственным представителем знати, с которым ей доводилось общаться, был герцог Таррант – человек, который никогда ей не нравился.

Маргарет положила руки на живот, спрашивай себя, как долго еще она сможет скрывать от окружающих беременность. Если бы она не решила уехать из Силбери, то недельное отсутствие напрочь уничтожило бы ее репутацию, жители деревни устроили бы шумный скандал, заклеймив ее шлюхой. А уж если они узнают, что она носит под сердцем ребенка графа Монтрейна, то ее и вовсе превратят в парию те самые люди, которые недавно с таким одобрением отзывались о ее достойном поведении.

Но уж сейчас-то ее поведение назвать достойным было никак нельзя.

Неделя. Господи, пусть она за это время не слишком привяжется к Монтрейну, чтобы могла потом спокойно вернуться к привычной жизни!

Маргарет откинулась назад и блаженно закрыла глаза. Ей оставалось только просить Бога о том, чтобы ее мольбы были услышаны.

Хоторн стоял в дверях, глядя на Маргарет. Женщина спала, сжимая в руках скомканную мочалку. Неровное пламя свечи отбрасывало пляшущую тень на щеки Маргарет, на ее длинные ресницы. Отблески огня в камине играли на ее волосах, окрашивая шелковые пряди всеми оттенками красного и желтого.

Хоторн отлично знал мифологию Греции и Рима, но разве можно было хоть одну античную богиню сравнить с Маргарет? В глазах этого существа играл удивительный озорной огонек, который угасал при свете весеннего солнца, отчего они становились похожими на глаза молодой оленихи. Летом они обретали другой, мягкий и золотистый оттенок. Ей-богу, эта женщина менялась в соответствии со временем года, ее красота казалась такой же вечной, как красота живой природы.

А если так, то и имя ей должно быть каким-то простым и понятным, отражающим все черточки ее характера. Маргарет, например.

Хоторн улыбнулся: надо же, куда завело его воображение! Он-то заглянул в кухню, чтобы посмотреть, почему Маргарет так долго принимает ванну, а мысли его улетели куда-то далеко, в античные времена.

– Это хорошо, что Смайтон пошел спать, – проговорил он, взяв с табурета полотенце. – Иначе твой вид мог бы довести беднягу до сердечного приступа.

Маргарет, моргая, открыла глаза и с улыбкой посмотрела на Хоторна. Правда, приветливое выражение тут же сменилось настороженным, но Майкл уже успел заметить, как она обрадовалась ему в первый момент после пробуждения.

Глаза Маргарет, цвет которых менялся в зависимости от цвета ее одежды, сейчас казались просто ореховыми. И усталыми, что не на шутку встревожило Майкла.

Хоторн развернул полотенце и подал его Маргарет.

Она прикрыла обнаженную грудь ладонями. Он улыбнулся этому запоздалому свидетельству ее скромности. Утром в карете она и не вспоминала ни о чем подобном. Да и два месяца назад, когда они занимались любовью в гостиной всего в нескольких футах отсюда, Маргарет не испытывала ни малейшего смущения. И вдруг сейчас она вздумала прикрывать наготу, прятаться от его взора!

– Вода остыла, – сказала наконец Маргарет, когда стало понятно, что она не собирается вставать.

– Если хочешь, я могу отвернуться, – предложил Хоторн.

– Прошу тебя, – кивнула женщина.

Улыбнувшись, Майкл повернул голову в сторону. Он услышал, как зашумела вода, а затем краем глаза увидел ее темный силуэт, на котором играли красноватые отблески пламени.

Хоторн завернул Маргарет в полотенце, провел ладонями по ее рукам, все еще стараясь не смотреть на нее. Потом он взял со стола подсвечник, сунул его в руку Маргарет и, наклонившись, подхватил ее на руки.

– Нет необходимости нести меня на руках, – проговорила Маргарет. Хоторн не удостоил ее даже ответом. – Я не убегу, – пообещала она.

– Ты замерзла, – заметил Монтрейн.

– Но на ногах я еще могу держаться, – сказала она.

– Ты совсем не тяжелая, Маргарет. – Его левая рука обнимала ее за плечо, а правая обвилась вокруг голого бедра. Но не это вызвало у Хоторна внезапный приступ нелепого смеха. Невероятное возбуждение – вот что заставило его засмеяться. Как будто он лет десять не был близок с женщиной.

Господи, что с ним происходит? Маргарет посмотрела на Майкла, потом отвернулась. Поднявшись по лестнице и оказавшись возле длинного стола, Хоторн опустил Маргарет пониже.

– Если поставишь подсвечник на стол, то сможешь отворить дверь, – проинструктировал ее Хоторн.

– Нет, это если ты поставишь меня на пол, я куда быстрее справлюсь с этим делом, – вымолвила она.

– Делай то, что я говорю, Маргарет, – сказал он сухо.

Маргарет послушно поставила подсвечник на стол и, наклонившись, нажала на ручку двери. Хоторн толкнул дверь ногой и внес свою ношу в комнату.

Спальня была залита голубоватым светом, проникавшим в комнату сквозь открытые занавески. Луна осветила и зеркальный шкаф, и большую кровать.

Поставив Маргарет на пол около кровати, Монтрейн подошел к очагу и опустился на колени. Он увез ее из дома, даже не дав возможности собрать вещи в дорогу. Не слишком-то разумный поступок! Правда, Хоторн намеревался купить Маргарет все, что она пожелает. Одежду, само собой. Хотя, возможно, она обойдется и без одежды. Он продержит Маргарет в комнате всю неделю и наконец-то удовлетворит свою страсть. Справится с пылающим желанием, которое не дает ему покоя все последнее время. Повернувшись, он посмотрел на Маргарет.

Она зевнула, только и всего. Но этого оказалось достаточно для того, чтобы Майкл почувствовал новый прилив возбуждения.

Поднявшись с колен, он подошел к зеркальному шкафу и вытащил оттуда свой халат, а затем помог Маргарет надеть его. Халат был шелковым – чуть толще полотенца, в которое она была закутана. И все же в халате Маргарет почувствовала себя увереннее. Хоторн подвязал пояс халата, а затем провел ладонями по отворотам, с некоторым удивлением глядя на приподнимающиеся под полами его халата бугорки ее грудей.

Он подобрал упавшее на пол полотенце и бросил его на ближайший стул.

– Ты сможешь спать в этом халате, – сказал он. Сам Майкл предпочитал спать обнаженным, несмотря на то что по обычаю того времени мужчины ложились в постель в громоздких и неудобных ночных сорочках.

– Спасибо, – тихо поблагодарила Маргарет. В ее взоре не было осуждения. Казалось, она смирилась и намеревалась терпеть свое положение и дальше.

Внезапно Хоторну захотелось спросить у Маргарет, всегда ли она столь же безропотно принимает всякого рода сюрпризы, которые жизнь ей преподносит. Нищету, например, одиночество, горечь утраты по умершему мужу.

И все же эта женщина с ее спокойным достоинством и робкой улыбкой не была его пленницей. Их ничто не связывало – кроме обоюдного желания быть вместе. По крайней мере одну неделю.

Маргарет снова зевнула, прикрывая рот рукой. Хоторна охватил порыв нежности, к которой примешивалось страстное желание. Не слишком-то совместимые чувства!

– Ложись спать, Маргарет, – прошептал он, целуя ее в лоб. Знал бы кто, чего ему стоила подобная сдержанность! Разве так мужчина целует женщину, которую хочет сделать своей любовницей!

С этими словами Хоторн отошел, чтобы не искушать себя.

Маргарет проснулась на рассвете с таким чувством, будто она спала на облаке. Матрас был необычайно мягким и чудесно пах травами и лимоном. Повернув голову, она увидела спящего рядом Майкла. Маргарет приподнялась на локте и стала внимательно рассматривать его.

Даже во сне выражение слегка расслабленного лица графа Монтрейна выдавало в нем человека, привыкшего командовать. Правда, его смягчала улыбка, которая обычно лишь слегка искривляла уголок его рта. Так и резкий изгиб бровей смягчался у графа выражением его глаз. А привычка проводить ладонями по волосам говорила о том, что непокорные пряди постоянно норовят упасть ему на лоб.

Хоторн лежал на спине, одну руку он подложил под голову, другая покоилась у него на животе. Его ноги были раскинуты в стороны, так что он занимал большую часть постели. Одеяло прикрывало его чресла, оставив открытыми мускулистые грудь и руки, поросшие черными курчавыми волосами. Словом, граф Монтрейн был на редкость хорош во сне.

Неужели только внешность графа произвела на нее такое впечатление? Или все дело в ее одиночестве? А может, она настолько злилась на будущее, которое уготовила ей судьба, что решила изменить его? Почему, почему она оказалась плененной этим человеком после первой же встречи?! А вчера? Почему она не воспротивилась, почему решительно не отказалась ехать с ним?

Прошлой ночью Монтрейн к ней не прикоснулся. Маргарет и не знала, что подумать об этом. И вот теперь она лежала рядом с ним, наблюдая за тем, как Майкл спит, и чувствовала себя невероятно довольной.

К счастью, этим утром Маргарет не тошнило и она еще хотела спать. Посмотрев на утреннее лондонское небо, она подумала о том, что хотя бы неделю ей не придется просыпаться одной в ее деревенском коттедже. Маргарет осторожно вытянула руку и почти коснулась Хоторна. Так она лежала несколько мгновений, а затем сон смежил ей веки и осветил лицо счастливой улыбкой.

Глава 16

Женщина, которая ценит удовольствие,

часто восхваляет своего любовника.

Из «Записок» Августина X
Когда Маргарет снова проснулась, Майкла рядом уже не было. В изножье кровати лежала одежда, которую она оставила на кухне. Все вещи были вычищены и выглажены. Маргарет оделась и отправилась на поиски графа.

– Полагаю, мисс, – заговорил Смайтон, стоявший внизу у лестницы, – что вы найдете его сиятельство в библиотеке. – Кивком головы он указал, в каком направлении идти. – Утреннюю гостиную убрали, чтобы вы смогли принять там портниху, – добавил Смайтон, на лице которого застыло хмурое выражение.

– Вообще-то я не мисс, а миссис, – проговорила Маргарет. Она не могла объяснить, почему ей было важно, что о ней думает дворецкий Майкла. По какой-то причине ей хотелось, чтобы Смайтон знал, что она еще не совсем падшее существо. – Я вдова. И о портнихе слышу впервые.

Смайтон слегка поклонился.

– За портнихой послал его сиятельство, мадам, – сказал он.

Маргарет прошла по коридору в сторону библиотеки, глядя вслед Смайтону, который мгновенно растаял где-то в тени коридора. На ее стук Майкл отозвался сразу, так что Маргарет толкнула дверь и вошла.

Когда она впервые была в этом доме, ротонда показалась ей великолепной. Но ротонде было так же далеко до этой комнаты, как простому сахару до пирожного со взбитыми сливками.

По размеру библиотека раза в четыре превышала ее деревенский коттедж. Комната была двухуровневой – на второй этаж вели две винтовые железные лестницы, расположенные с двух сторон библиотеки. Стеллажи из красного дерева, заставленные книгами, тянулись вдоль стен первого и второго этажей. Напротив камина стояли диван и два стула. Замечательное место для того, чтобы свернуться тут клубочком и читать.

Но самое большое чудо было на потолке. Запрокинув голову, она стала рассматривать роспись. Прежде Маргарет слышала о храмах, построенных в честь Господа, и дворцах, сооруженных для знатных господ. В таких местах люди испытывали благоговейный трепет. Но Маргарет и в голову не приходило, что такие же чувства можно испытывать в библиотеке.

В книжной лавке Джерома полки никогда не пустовали, читатели со всей Англии заказывали у него книги. И все же в библиотеке Майкла книг было больше, чем когда-либо бывало в магазине Джерома.

– У тебя от удивления глаза как блюдца, Маргарет, – проговорил Хоторн.

Она посмотрела на графа, наблюдавшего за ней из-за письменного стола.

– Чудо, а не комната, – ошеломленно промолвила она. – Такая огромная библиотека!

– В доме всего одна спальня – именно из-за библиотеки, – сказал Хоторн. – Остальными пришлось пожертвовать для того, чтобы освободить побольше места для книг.

– Никогда в жизни не видела такого большого собрания, – призналась Маргарет. – И ты все их прочел? – Переходя от шкафа к шкафу, Маргарет водила пальцами по книжным корешкам. Похоже, у графа весьма разнообразные интересы, охватывающие все сферы, начиная от истории древних цивилизаций и заканчивая сельским хозяйством.

– Большую часть, – кивнул Монтрейн. – Я очень быстро читаю.

– Так ты этим здесь занимаешься? – спросила Маргарет.

Хоторн на мгновение задумался, прежде чем ответить ей.

– Нет, в основном я здесь занимаюсь шифрами, – вымолвил он наконец.

– Шифрами?

– Загадками, – уточнил Майкл. – Или, если хочешь, кодами. Я разгадываю тайны, не доступные другим людям.

Маргарет была поражена. Это признание как-то не вязалось с ее представлением о характере графа Монтрейна. Правда, однажды он признавался ей в своей сдержанности. И еще в том, что он привык к порядку во всем. Живет по раз и навсегда заведенным правилам. Однако тот граф Монтрейн, которого знала Маргарет, являл собой совсем иное существо – нетерпеливого человека, подчиняющегося страсти.

– Но почему тебя интересуют именно шифры? – спросила Маргарет.

– Могу дать тебе самое простое объяснение – потому, что их надо разгадывать, – сказал Хоторн. – Но оно не единственное. Я обожаю состязания и во всем должен быть первым, – неожиданно для себя признался граф. На его лице появилась насмешливая улыбка. Подумать только, сказал ей правду и тут же посмеялся над самим собой. – Что поделать, это неотъемлемая черта моего характера.

– Так ты поэтому разыскал меня? Не хотел, чтобы кто-то тебя обошел? – предположила Маргарет.

– Нет, ты – самая восхитительная загадка, – улыбнулся Хоторн.

Маргарет на мгновение задумалась.

– Стало быть, ты решил, что тебе хватит недели на то, чтобы разгадать меня, так? – поинтересовалась она.

– Сомневаюсь, что мне удастся сделать это так быстро, – вымолвил граф Монтрейн, на лице которого появилось какое-то странное выражение. – Но тебе следует знать, что я – большой мастер по разгадыванию всевозможных тайн. – Должно быть, его объяснения не удовлетворили Маргарет, потому что Хоторн продолжил: – В каждой из них есть определенный порядок. У цифр есть цель, объяснение, форма, к которой они стремятся.

– А сейчас ты работаешь над какой-нибудь загадкой? – спросила Маргарет. – Не считая меня.

– В данный момент я занимаюсь текущими делами, – сказал Хоторн.

– И какими же это делами занимаются графы? – полюбопытствовала она.

Хоторн улыбнулся.

– Ты действительно хочешь знать? – спросил он.

– Очень хочу, – призналась Маргарет.

– Я читаю и оцениваю отчеты троих управляющих, касающиеся дел в трех моих имениях, даю распоряжения о том, что сажать, когда собирать урожай, сколько земли отводить под посевы. На свете живут сорок три человека, чьи жизни связаны с интересами Монтрейнов в Британии и за границей. Я слежу за их жалованьем, за тем, чтобы они были при деле, выражаю им соболезнование, если что-то происходит. Меня волнуют зарубежные капиталовложения, лошади, которых надо покупать, дома, которые надо содержать в порядке. Не говоря уже о том, что я должен оплачивать бесчисленные счета моей матери и трех сестер.

– Так у тебя три поместья? – удивилась Маргарет.

– Самое большое – Сеттон, его я получил по наследству. Есть еще Хавершем – оно попало в нашу семью вместе с приданым моей матери. И Торрент – это даже не поместье, а так, небольшая ферма на границе, хотя название звучит внушительно.

Маргарет была потрясена словами Монтрейна.

– И после всех этих забот у тебя еще остается время заниматься шифрами?

– Признаюсь, я перечислил все эти дела, чтобы произвести на тебя впечатление, – сказал граф, который был вовсе не похож на человека, привыкшего хвастаться чем-то. – Каждый день я занимаюсь понемногу чем-то одним, поэтому и умудряюсь как-то справляться с делами.

– Ну да, тебе удается все содержать в порядке, – кивнула Маргарет.

– Что ж, не стану скрывать, что я действительно во всем предпочитаю порядок и ценю его, – согласился Майкл.

Маргарет медленно приблизилась к столу, стоявшему в углу библиотеки. На нем лежало какое-то странное сооружение, больше всего походившее на разрозненные гнутые куски черного металла. Она оглянулась и с удивлением обнаружила рядом с собой Монтрейна, который неслышно приблизился к ней.

– Шифровальная машина, – объяснил он. – Я сам ее изобрел.

– А для чего она предназначена?

– Для тебя она не опасна, – с улыбкой промолвил граф. Маргарет вопросительно посмотрела на него. – По-моему, ты ее боишься, – сказал Хоторн.

– Да нет, не боюсь, но раньше я не видела ничего подобного.

– Ты и не могла видеть, потому что ничего подобного до сих пор не существовало. – Обойдя Маргарет, Хоторн нажал на какой-то рычажок, и все части сложного механизма слаженно задвигались, завертелись колесики и шестеренки.

Наконец на маленькую металлическую подставку упала треугольная пластинка.

– И что это означает? – опешила Маргарет.

– Машина пишет шифры, – с гордостью заявил Хоторн. – Но, думаю, я смогу ее усовершенствовать.

– Кажется, я понимаю, почему ты до сих пор не выбрал себе жену, – проговорила Маргарет. – Ухаживание займет у, тебя слишком много времени, которое необходимо для работы. Возможно, тебе следовало бы просто похитить невесту.

– Я похитил тебя... – Ласковый шепот Монтрейна раздался у нее возле самого уха.

Ничего не сказав, Маргарет подошла к стеллажу с книгами.

– Смайтон сказал, что гостиную приготовила для портнихи, – проговорила Маргарет через несколько мгновений, не оборачиваясь. – О какой портнихе речь? – спросила она, разглядывая надпись на корешке книги на незнакомом ей языке.

– Разве женщины не любят разную одежду? – удивился Хоторн. – Глядя на своих сестер, я составил о представительницах слабого пола именно такое впечатление, – сказал он, ни на шаг не отставая от своей гостьи.

– Но я же тут совсем ненадолго, Майкл, – возразила Маргарет, наконец посмотрев на графа. Она отлично знала, сколько времени требуется на то, чтобы сшить платье. – Мы с тобой заключили сделку, ты не забыл? Я пробуду у тебя всего неделю. И ни днем больше.

Хоторн приподнял одну бровь.

– Портниха уже прислала мне записку, Маргарет, – сказал он. – Она приедет к тебе сегодня в полдень.

– Словом, я теперь смогу таскать воду из колодца в новом платье? Что ж, тогда попрошу сшить мне что-нибудь шелковое и побольше кружев, пожалуй, – с отвращением промолвила Маргарет. – Чтобы кролики и белки не дулись, глядя на меня. А учениц я буду учить в бальном платье, хорошо?

– Или пойдешь в нарядном платье со мной в театр, – проговорил Хоторн.

– Ну да, ну да, – сардонически усмехнулась Маргарет. – Должен же ты выводить меня на люди, чтобы я присмотрела себе нового покровителя.

– В том, что у тебя нет с собой другой одежды, моя вина, Маргарет, – сказал Монтрейн. Он прищурился, хотя говорил вполне дружелюбным тоном. Маргарет опасалась тех чувств, которые Хоторн ей внушал, а не его самого. Сейчас он был с ней нежен, иначе она бы почувствовала опасность.

– Что ж, раз уж ты расположен к широким жестам, Монтрейн, то отправь кучера ко мне домой, чтобы он привез мою одежду, – сказала она.

– А сколько у тебя платьев, Маргарет? – поинтересовался он.

– Это тебя не касается, Майкл! – отрезала Маргарет. – Ты разве не понимаешь? В неделе всего... осталось шесть дней, так что это не важно. Сколько у меня платьев, как я живу, даже где я живу – все это тебя не должно касаться. И ты не должен пытаться оставить меня здесь. Я не соглашусь.

– Очень хорошо, – сухо промолвил Майкл. – Я отошлю портниху назад. Просто я хотел загладить свою вину за то, что увез тебя из дома столь поспешно. Своего рода извинение, если хочешь. Мне и в голову не приходило, что ты столь непреклонна и что твоя гордость не позволит тебе принять что-то в дар от меня.

– Лучше, – тихо проговорила Маргарет, – если нас больше ничто не будет связывать. Ни твоя доброта, ни твоя щедрость.

Обоих охватили странные чувства. Страсть и желание в сочетании с неудовлетворенным любопытством. Или, может, ни Маргарет, ни граф Монтрейн не желали признаваться себе в том, что вообще испытывают любопытство.

Подняв руку, Маргарет погладила рукав рубашки Майкла. Ткань была именно такой мягкой, какой и казалась. Еще один признак богатства, хотя, возможно, он и не знает об этом. Грубый, шершавый лен – это для бедноты, по качеству хуже ткани не бывает.

– Это последнее, что я тебе дам, Маргарет, – вымолвил Монтрейн. – Обещаю.

Ей стало стыдно. Он подарил ей гораздо больше, чем платье. Самым большим даром Хоторна был ребенок, о существовании которого он никогда не узнает.

«Скажи ему», – нашептывал ей внутренний голос. Нет, она не могла этого сделать. Майкл был могущественным, влиятельным человеком. Она не хотела становиться его любовницей, не желала, чтобы их ребенок оказался средством давления на отца.

– Речь идет всего лишь о платье, Маргарет, – приподняв бровь, проговорил Хоторн. – И возможно, о ночной сорочке. Только и всего. – Наклонившись к Маргарет, Хоторн поцеловал ее в щеку, его рука оказалась на ее подбородке.

Маргарет запрокинула голову, ее губы приоткрылись. Когда он целовал ее, из ее горла вырвался тихий стон. Как же много удовольствия всего в одном поцелуе!

– Позволь им снять с тебя мерки, – попросил Хоторн, касаясь губами рта Маргарет. А затем они вновь слились в страстном поцелуе.

Наконец Маргарет отпрянула от Монтрейна и утвердительно кивнула. Говорить не было сил.

Глава 17

Терпение в любви дарит больше

удовольствия, чем торопливость.

Из «Записок» Августина X
Майкл всегда старался держаться подальше от занятых чем-то женщин – их суетливость ему досаждала. Еще какую-нибудь неделю назад он бы вмиг сбежал куда-нибудь при одном намеке на то, что ему придется общаться с портнихой, выслушивать бесконечное щебетание о примерках, моде и платьях. Хоторн назвал бы лгуном того человека, который осмелился бы сказать, что граф Монтрейн будет сидеть утром в гостиной в окружении хихикающих женщин да еще и получать от этого удовольствие.

Хоторн, лениво развалившись, сидел на диване, раскинув руки в стороны. На полу перед ним красовалась целая куча маленьких куколок, одетых по последней моде, – ни дать ни взять гарем в миниатюре.

Внимание графа Монтрейна было приковано к стоявшей на возвышении Маргарет, с которой медленно снимали ее зеленое платье. Майклу пришлось закинуть ногу на ногу, чтобы скрыть рвущуюся из брюк восставшую плоть. Не помогло взять себя в руки даже смущение Маргарет, смотревшей ему прямо в глаза. Ее щеки с каждым мгновением становились все краснее – помощницы портнихи раздели ее уже до пояса.

Хоторн должен был заранее догадаться о том, что при виде полуобнаженной миссис Эстерли его охватит возбуждение. Рядом с этой женщиной он мог думать только о том, как бы обладать ею. И происшествие в карете – лучшее тому доказательство.

Ему необходимо снова браться за работу. Кириллический шифр не мог ждать. Надо выбросить из головы всю ерунду и вспомнить о здравом смысле. Тогда все пойдет своим чередом, нужно только обратиться к его любимой логике.

– Вы должны стоять абсолютно неподвижно, – ворчала портниха. – Иначе мы не сможем правильно снять мерки.

Интересно, Маргарет понимает, что, глядя на нее, он возбуждается все сильнее? Судя по ее разгневанному взору, понимает. Внезапно Хоторн резко выпрямился – он вдруг понял, что глаза Маргарет горят не гневом, а полны слез от унижения.

Черт возьми! Он встал с дивана и подошел к ней.

– Дайте нам несколько минут, мы должны поговорить, – сказал он портнихе.

Портниха и ее помощницы – все уже немолодые женщины – попятились назад и на удивление быстро покинули комнату. Не прошло и мгновения, как Маргарет с Хоторном остались наедине.

– Это так необходимо? – спросила Маргарет, указывая на ленты и отрезы ткани, разбросанные повсюду.

– Я не хотел, чтобы ты испытывала смущение, – проговорил граф извиняющимся тоном.

– Их так много, – прошептала Маргарет, глядя на пол.

– А тебе никогда не доводилось раздеваться в присутствии других женщин? – спросил Хоторн, испытывая нелепый прилив нежности.

– Нет, кажется, ничего такого не было. Я ведь сама шила себе всю одежду.

– Значит, я вновь ошибся, – вымолвил Хоторн. – Пожалуйста, прости меня.

Глаза их встретились. Интересно, подумал Майкл, знает ли Маргарет, что временами она поворачивает голову с истинно королевским достоинством? Удивительная женщина, которая не перестает поражать его.

Граф Монтрейн редко подчинялся импульсам, разве что они были вызваны рациональными приказами его мозга. В голове у него все и всегда было разложено по полочкам. И он никогда не действовал, следуя внезапному порыву.

Но только не в обществе Маргарет.

В комнате никого не было, кроме их двоих, дверь закрыта, Маргарет стоит на возвышении.

Хоторн заглянул ей в лицо; встретившись с его взглядом, она отвернулась. Интересно, она знает, чего он хочет? На Маргарет осталась лишь тонкая сорочка, которую она прижимала к груди, подвязанная двумя тесемками. Монтрейн потянул за одну из них.

– Позволь мне, пожалуйста... – прошептал он.

Это был и приказ и просьба одновременно. Хоторн хотел увидеть ее обнаженной. Нелепое желание, однако именно оно удерживало его в этой комнате, заставляя выслушивать всю эту женскую болтовню.

Вот и вторая тесемка развязана. Его ладонь прикоснулась к ее груди, его взор прикован к ее глазам.

– Пожалуйста, – еще раз пробормотал граф.

Через мгновение Маргарет уронила руки, потупив взор. Майкл стянул сорочку вниз и накрыл ладонями груди Маргарет, проводя большими пальцами по ее соскам. От наслаждения она закрыла глаза.

Сорочка, не придерживаемая тесемками, сползала все ниже. Монтрейн подхватил ее и стянул через голову Маргарет, обнажив ее бедра, стройные ноги. Сорочку он отбросил в сторону.

У Маргарет была безупречная фигура: нежные округлости груди, бедер, тонкая талия, длинные ноги – все это сводило его с ума.

Она стояла перед ним нагая, даже не пытаясь прикрыться. Майкл провел пальцем вниз от груди к ее пупку. Кожа Маргарет покрылась мурашками.

Монтрейн принялся лихорадочно ласкать ее, исследовать каждую клеточку тела, осыпать ее поцелуями, прислушиваясь к стонам наслаждения, которые все чаще вырывались из груди Маргарет. Она все сильнее дрожала от его прикосновений. Вот Хоторн припал губами к пульсирующей на шее Маргарет жилке.

– Майкл, женщины ждут, – едва слышно прошептала она.

Маргарет стояла перед ним с закрытыми глазами, длинные ресницы отбрасывали тень на пылающие щеки. Руки она прижимала к бокам. Положив ладони ей на бедра, Хоторн шагнул вперед. Поскольку Маргарет стояла на возвышении, ее груди оказались на уровне его рта. Он провел по одному соску языком, начал сосать его. Когда она застонала от удовольствия, он улыбнулся.

– Когда человек обессилевает от желания, это одновременно сводит с ума и возбуждает, – тихо проговорила она.

– Верно, – согласился Монтрейн, покусывая ее сосок.

– Я как-то читала об этом в одной книге, – добавила Маргарет, конец ее фразы был заглушек тихим стоном.

– В одном из томов «Записок»? – спросил Хоторн.

Она утвердительно кивнула.

Монтрейн стал осыпать ее грудь мелкими поцелуями.

– Тебе понравились эти книги, Маргарет?

Она улыбнулась, не открывая глаз, но Хоторн заметил, что ее щеки запылали еще сильнее.

– И да, и нет, – призналась она.

– Почему «да»? – поинтересовался Монтрейн.

– Потому что я многое узнала, – сказала она и тут же вскрикнула – Хоторн слегка прикусил отвердевший от возбуждения сосок.

– А почему «нет»? – продолжал он расспросы, пробегая пальцами по влажной коже ее груди.

Маргарет ничего не ответила. Монтрейн с улыбкой посмотрел на нее.

– Так почему «нет»? – настаивал он.

Она открыла глаза и посмотрела на него. Теперь между ними повисло напряженное молчание. Хоторну пришло в голову, что она не решается заговорить о том, что ее волнует.

– Видишь ли, – наконец промолвила Маргарет, – у меня возникло немало вопросов, на которые никто не мог дать ответ.

Майклу припомнились иллюстрации из книги, которую он видел у Бэбби.

– И ты не могла найти ответ практическим путем, да? – предположил он.

Глаза Маргарет закрылись снова, как будто она не могла выдержать эту пытку.

– Я бы с радостью помог тебе, – предложил Майкл.

– Еще один акт благотворительности? – спросила она, открывая глаза. Опять она вот так маняще на него смотрит! С ума можно сойти от такого взгляда!

– Да нет, просто обучать чему-то саму невинность – дело хорошее, – промолвил он.

Дальше произошло то, чего Монтрейн никак не ожидал, – Маргарет спустилась с возвышения, шагнула к нему и положила ладонь ему на чресла.

Улыбка Майкла тотчас же угасла.

Маргарет задумчиво ощупала его плоть, словно хотела оценить степень его возбуждения. Интересно, достаточно ли она велика для нее? Достаточно ли тверда?

– Ну что, подойдет? – хриплым голосом спросил он. Получилось грубовато, и Маргарет удивленно посмотрела на него.

– Да, – кивнула она. – Да, вполне...

Его естество налилось еще сильнее – и все от ее прикосновения. Внезапно Майкл почувствовал себя коброй, которая зачарованно подчиняется мелодии, льющейся из дудочки заклинателя. Инструментом обольщения были рука Маргарет, ее взгляд, скользивший по его телу.

– Что ж, если ты готова повести меня за собой, я с радостью последую твоему зову, – сказал Хоторн. – Что я должен делать?

Маргарет протянула ему руку, и он взял ее. Позднее ему пришло в голову, что этот жест был не чем иным, как приглашением к экстазу.

Граф Монтрейн стоял напротив Маргарет. Он был невероятно красив и мужествен, с такой фигуры, как у него, можно было бы ваять статуи для пантеона. Античный бог, не замечающий своего высокомерия. Хотя нет, не бог. Мужчина.

Ее мужчина.

Маргарет лишь сейчас осознала это, ведь в этот миг он принадлежал только ей. Потрясающее ощущение! Пусть он даже принадлежит ей только на время. На неделю. На несколько дней.

Ощущение собственной власти было новым, интригующим. Уголки рта Маргарет приподнялись, в ответ у Майкла, как это часто бывало, изогнулась одна бровь.

Она может делать с ним все, что захочет. Все, что угодно.

Маргарет сейчас может получить ответы на все вопросы, возникшие у нее во время прочтения «Записок» Августина X.

– У тебя такое интересное выражение лица, Маргарет, – заметил Майкл. – Мне-то что теперь делать? Закричать? Удалиться к себе в библиотеку? – Он насмешливо улыбался.

– Если хочешь, – отпрянув, проговорила Маргарет.

– Так ты, прости Господи, считаешь меня глупцом?

Упрямым, высокомерным, невероятно красивым и мужественным – да. Но только не глупцом!

– Нет, – ответила Маргарет. – Но ты не любишь, когда кто-то делает что-то лучше тебя. И еще ты помешан на цифрах. – Поймав его вопросительный взгляд, Маргарет замолчала. И шагнула поближе к Майклу. – Как-то я читала, что в определенные моменты страсти человек видит разные цвета.

– Это опять из «Записок»?

Она кивнула, а затем подошла к Хоторну совсем близко и принялась развязывать его галстук. Он опустил руки, не пытаясь помочь ей или остановить. Именно этого хотела от Монтрейна Маргарет. Отступив назад, она стащила с него сюртук и бросила на стул, стоявший в углу гостиной. В ответ Хоторн лишь облизнул губы.

Затем Маргарет стала медленно расстегивать манжеты его рубашки.

– Страсть – это не только плотское желание, но и состояние рассудка, – проговорила она, высвобождая золотые запонки.

Маргарет посмотрела на Майкла. Он прищурился, но молчал. Улыбка, которая так нравилась Маргарет, исчезла.

Наконец рубашка была снята. Маргарет провела ладонями по его груди, дивясь тому, как это приятно – ласкать мужчину. Когда кончики ее пальцев коснулись его сосков, прячущихся в жесткой темной поросли, она на мгновение замерла, ощупывая их.

– Тебе нравится, когда я ласкаю твои соски, Майкл? – спросила она.

– Не больше, чем ласкать твои, – ответил он. Улыбка вернулась на его лицо, правда, она стала какой-то иной. Более напряженной, что ли.

– И даже когда я целую их? – не унималась Маргарет, наклоняя к его груди голову.

Монтрейн покачал головой.

– Но тебе нравится, когда я к тебе прикасаюсь, – заявила Маргарет, поглаживая ладонями его руки. Что ж, теперь она знает о нем гораздо больше, чем прежде.

– Да.

Руки Маргарет скользнули вниз от плеч Хоторна к его талии. Она обошла вокруг него, ни на минуту не останавливая ласки. Вот ее пальцы пробежали по его позвоночнику, ладони коснулись лопаток. Затем Маргарет вновь оказалась перед ним. И принялась расстегивать его брюки. Сапоги с Монтрейна они сняли объединенными усилиями. Потом и остальную одежду. Уже через мгновение он стоял перед ней обнаженным и великолепным в своей наготе.

Маргарет взяла в руки его плоть.

– Голубой, – сказала она, поглаживая ее.

– Что? – не понял Хоторн.

– Первый цвет – голубой, – повторила она. – Ты должен думать о голубом. Похожем на цвет твоих глаз. – Маргарет даже не посмотрела на Хоторна, все ее внимание было поглощено его плотью. – Голубой – холодный цвет, цвет воды в море, цвет неба. Подумай о чем-нибудь синем, прохладном, – предложила женщина.

– Не думаю, что это возможно, – сухо сказал он. – По крайней мере пока ты прикасаешься ко мне.

Маргарет подняла голову. Лицо Монтрейна потемнело, словно жар его плоти распространился по всему телу. Маргарет положила ладонь ему на живот, другая рука по-прежнему сжимала его плоть.

– Ты должен думать о голубом, – повторила она тихо. – Например, о синеве твоих глаз.

– Кажется, сейчас я не в состоянии думать о цветах.

Маргарет опустила руки.

– Думай о голубом, – ласково настаивала она.

– Ну да, голубой, – промолвил он через несколько мгновений.

Маргарет улыбнулась, осознав, что Хоторн едва сдерживается, чтобы дать ей возможность продолжить игру.

Одного слова, жеста довольно для того, чтобы остановить ее. Но он молчал, терпел, став участником этой любовной игры.

Он ждал.

– Голубой, – повторила Маргарет, снова придвигаясь к Хоторну, пробегая кончиками пальцев по его спине. – Голубой цвет – приглашение. Открытие чувственных каналов. Начало игры. Думать о голубом, – шептала она, осыпая поцелуями его плечо, – значит открыть для себя новые возможности.

– И все это, выходит, только при мысли о голубом цвете, – вымолвил Хоторн. Его голос звучал грубовато, Маргарет улыбнулась.

– Зеленый, – продолжала она, приподнимая его руки так, чтобы можно было подсунуть под него свои, – это цвет, готовности. Цветение весны, пробуждение природы. Зрелость чувств. – Маргарет прижалась щекой к спине Майкла и обвила его торс руками. Она слышала неистовое биение его сердца. Когда Маргарет впилась ногтями в его кожу, до нее донесся его судорожный вздох.

– Какой следующий цвет?

– Ты готов для него?

– Более чем, – коротко ответил Хоторн.

Маргарет встала сбоку от него, глядя на его восставшую плоть.

– Будь я невинной девушкой, – сказала она, – я бы пришла в ужас от размера твоего члена. Я бы не могла представить, что у меня внутри найдется для него место.

Майкл заскрежетал зубами, но промолчал, не шелохнулся. Это была сладкая пытка. Маргарет прикоснулась к его плоти рукой. Он закрыл глаза.

– Оранжевый, – продолжала она. – Цвет сердца огня. Говорят, это и есть цвет самой страсти.

– А разве не красный?

– Красный будет позже, – тихо промолвила Маргарет. Ее пальцы продолжали ласкать его естество.

Руки Майкла сжались в кулаки.

– Погладь меня обеими руками, – попросил он.

Тело Маргарет пылало, кожа горела, соски отвердели до боли.

– Нет, еще рано, – прошептала она. – Позже, а пока думай об оранжевом. – Она опустилась перед ним на колени. Плоть Майкла, казалось, становилась все больше, словно рвалась к ее губам, его бедра дернулись вперед, как будто он хотел, чтобы она проглотила его.

– Оранжевый. Красный. Голубой. Зеленый, – выдохнул он. – Что еще?

– Терпение, – с улыбкой промолвила Маргарет. Она еще раз провела пальцами по его плоти. С каждым разом ее руки действовали все увереннее. – Великолепный инструмент для получения удовольствия, – вымолвила она. – Так утверждали женщины из «Записок» Августина X.

Монтрейн издал какой-то звук – то ли выругался, то ли просто застонал, Маргарет не разобрала.

Портниха привезла с собой целый ворох лент и кружев. Маргарет подошла к ее корзинке и вытащила оттуда длинную голубую ленту, а затем вновь опустилась перед Хоторном на колени, провела дрожащим пальцем по его набухшей плоти.

– Интересно, почему это церковники говорят, что Адама соблазнила Ева? – спросила она. – Думаю, Адам начал первым.

– Ты намекаешь на змея? – хрипло спросил он.

Маргарет улыбнулась еще шире.

– Возможно, Ева соблазнила его словами... И еще цветами. – Наклонившись, он поднял Маргарет, и они слились в горячем поцелуе. – Хотя нет, – проговорил Майкл, отрываясь от Маргарет. – Это была именно Ева.

Маргарет посмотрела на него сияющими глазами, ее щеки пылали.

– Ложись на пол, – велела она. В висках у нее стучало, по телу ползла сладкая истома. – Пожалуйста.

Несколько мгновений Монтрейн молча смотрел на нее. Маргарет удивилась, когда он выполнил ее просьбу, настолько необычным было выражение его глаз.

Хоторн лег перед Маргарет на пол, закинул одну руку под голову, слегка согнул одну ногу. Он был безупречен.

– Закинь обе руки за голову и скрести запястья, – приказала Маргарет.

Одна бровь Хоторна, по обыкновению, приподнялась. Он послушно позволил Маргарет связать себе руки. Она уложила их у него за головой, а затем принялась обвивать лентой его торс, каждую ногу; закончив внизу, она связала концы ленты бантом. Ее пальцы едва прикасались к нему. Фаллос Хоторна торжествующе восставал из голубой пены. Маргарет заглянула ему в лицо.

– Самые опытные куртизанки из «Записок», – заговорила она, – часто совершали дерзкие поступки. Но только с самыми опытными любовниками.

Хоторн молчал.

– Это называется «Сто любовных облизываний», – сказала она. – Проверим твою сдержанность и силу воли? – Язык Маргарет заскользил по его плоти. Она то лизала ее снизу вверх, то делала языком круги, чтобы продлить удовольствие. Наконец Маргарет подняла голову. – Итак, это только начало.

Монтрейн закрыл глаза. Маргарет продолжала свое дело, руки Майкла вытянулись за головой, пальцы вцепились в ковер. На его лице застыло такое выражение, словно он испытывал сильную боль.

– Любовник, считающий себя опытным, мог выдержать только десять облизываний, – проговорила Маргарет. – Человек, который любит растягивать удовольствие, выдерживает тридцать, – сказала она через несколько мгновений. – Но лишь самые лучшие, опытные любовники в состоянии продержаться до сорока и больше.

Маргарет начала считать вслух. Когда она дошла до двадцати восьми, Хоторн застонал. На тридцати трех его бедра выгнулись ей навстречу, его плоть потянулась к ее губам.

– Тридцать семь, – вымолвила Маргарет, касаясь губами его жезла.

– Маргарет... – бессильно прошептал Хоторн.

– Тридцать восемь, – объявила она.

Хоторн был настолько объят жаром, что Маргарет казалось, будто она прикасается к пламени. Ее пальцы все быстрее поглаживали его плоть, голубая лента увлажнилась. Чем больше Маргарет ласкала и вылизывала его естество, тем больше и длиннее оно становилось.

– Сорок, – произнесла Маргарет еще через мгновение, поднимая голову и награждая Монтрейна торжествующей улыбкой.

Его лицо исказилось от ярости – это был совсем не тот человек, который привык жить, взвешивая каждый свой поступок, рассчитывая каждый шаг, постоянно составляя всевозможные планы и схемы.

– Ты хотел знать, что означает красный цвет, – пробормотала Маргарет, когда счет дошел до пятидесяти. Ее пальцы пробежали по его груди. Граф Монтрейн открыл глаза и вопросительно взглянул на свою мучительницу. – Красный, – вымолвила она, – это цвет экстаза.

Хоторн в ответ смог лишь вздохнуть.

Графу казалось, что дольше он этой пытки не выдержит, что его семя прольется прямо на чертову ленту. Дрожащими пальцами, изнемогая от желания, он стал срывать с себя мокрую полоску голубой ткани.

Какое уж там умение, до любовных ли изысков, когда он готов взорваться! Единственным желанием Монтрейна было поскорее войти в нее. На мгновение Майкл представил себе, что он – изнемогающий от жажды и голода путник, а Маргарет – ручей с чистой водой, сладостный плод, который так просто достать сейчас, надо лишь протянуть руку. В мгновение ока он набросился на Маргарет, подмял ее под себя и ворвался в ее нежное трепещущее лоно, жаждущее его, изнывающее от желания близости.

– Я чувствую, как ты сжимаешь мою плоть! – прорычал он.

Силясь хоть немного успокоиться, Хоторн изо всех сил сжал пальцами нежные бедра Маргарет и, повинуясь ритму любви, стал называть про себя цифры секретного кода. Он должен сдержаться, должен продлить эту сладкую пытку. Господи, как он хочет ее! Нет, она ему нужна, нужна, как ни одна другая женщина на свете.

Маргарет со стоном рванулась ему навстречу. У обоих больше не было слов – осталось лишь желание слиться воедино, добиться победы в этом сладостном состязании. И уже через несколько мгновений бешеной любовной пляски они достигли пика наслаждения.

Майкл стал дышать медленно и спокойно. О таком дыхании он уже успел прочитать в «Записках» Августина X. С его уст срывались какие-то слова. Хотя нет, не слова – цифры, которые Хоторн шептал Маргарет на ухо: «17, 35, 14, 49, 12, 57, 6, 97».

– Что ты говоришь?

– Повторяю цифры кода, – сдавленным голосом ответил Монтрейн. – Только, ради Бога, не спрашивай меня, почему я это делаю.

Маргарет охватил внезапный порыв нежности. Положив ладонь Майклу на щеку, Маргарет повернулась, чтобы поцеловать его. В ответ он смог лишь застонать от наслаждения...


Майкл Хоторн, граф Монтрейн, владелец крупной собственности и трех поместий, Мастер кода, имеющий награды короны за личный вклад в развитие благосостояния своей страны, лежал на полу в гостиной и чувствовал себя опьяненным от удивления.

Экстаз охватил все его тело, даже кончики пальцев ног подрагивали от удовольствия. Господи, как же хорошо! Повернувшись, он посмотрел на Маргарет. Ему вновь захотелось впиться в ее губы поцелуем, впитать ее в себя, раствориться в ней, сжать в своих объятиях так крепко, чтобы они уже не могли чувствовать, где кончается его тело и начинается ее нежная горячая плоть.

Вдруг в его голове зазвучал колокольчик – Монтрейн встрепенулся, осознав, что разум в который уже раз предостерегает его.

Он наследник древнего рода. Граф. Человек, имеющий безупречную репутацию. У него есть обязательства перед своей семьей, он должен как можно скорее жениться, выбрав в жены богатую наследницу, деньги которой помогут справиться с финансовыми трудностями семьи. Он не имеет права на близость с Маргарет.

Он обезумел от страсти.

К тому же он то и дело смотрит на потолок этой утренней гостиной. Вероятно, следует обратиться к какому-нибудь художнику, чтобы тот расписал потолок – например, так же, как это сделано в библиотеке. Чтобы было на чем сосредоточить свое внимание, когда он будет вновь лежать здесь – измученный, удовлетворенный, не в силах шевельнуться.

– Между прочим, там, наверху, у меня великолепная кровать, – с отвращением промолвил Хоторн. Повернув голову, он посмотрел на Маргарет. Ее нежная улыбка очаровала его.

Внезапный стук в дверь вернул их в реальность.

– Милорд! – раздался из коридора голос Смайтона. – Портниха интересуется, готовы ли вы иметь с ней дело.

Маргарет тут же села, в ужасе уставившись на дверь. Майкл принялся с ходу придумывать объяснение, которое понадобится, если дверь неожиданно распахнется. К несчастью, разум отказывался повиноваться ему. Все у него в голове плыло, как в тумане.

Да кто бы ни зашел сейчас в гостиную, он немедленно поймет, чем они тут занимались. То, что он забыл, где находится, в каких обстоятельствах – забыл обо всем на свете, кроме Маргарет, послужило ему еще одним предостережением. Он должен быть начеку.

– Все в порядке, все нормально, – быстро проговорил Хоторн, понимая, что от правды никуда не деться. – Мы должны все отрицать, чего бы нам это ни стоило.

Впрочем, все обошлось. Уже через несколько мгновений граф Монтрейн, безупречно одетый, отворил дверь в гостиную. Маргарет стояла возле него – ее одежда тоже была приведена в относительный порядок. Хоторн улыбнулся портнихе, кивнул дворецкому. Ему показалось, что Смайтон настроен еще мрачнее, чем всегда, а у портнихи обиженный вид, как будто ее оскорбили.

– Вам придется удовольствоваться теми мерками, которые вы уже успели снять, мадам, – сухо сказал граф. С этими словами он вышел из гостиной в сопровождении Маргарет. Как только они оказались в холле, Хоторн остановился и подозвал к себе Смайтона. Выслушав хозяина, дворецкий кивнул и вернулся к портнихе.

– Что ты ему сказал? – спросила Маргарет, когда они оказались в укрытии библиотеки.

– Я заплатил за ленту, – с усмешкой ответил Хоторн.

Можно не сомневаться, что их недостойный поступок вызовет новый всплеск светских сплетен, которые не утихнут еще несколько месяцев. Собственное поведение должно было бы разозлить Майкла. Или хотя бы напомнить ему о том, что рядом с Маргарет он полностью теряет над собой контроль.

Вместо этого граф Монтрейн расхохотался.

Глава 18

Путешествие в мир экстаза

всегда начинается с замысла.

Из «Записок» Августина X
– Питерсон говорит, что он не может освободить кухарку, ваше сиятельство, – сказала Молли, сделав книксен.

– Что?! Что он сказал?! – сердито воскликнул Майкл, хмуро глядя на молоденькую горничную. Впрочем, его гнев был направлен не на нее, а на дворецкого его матери.

– Графиня развлекается, ваше сиятельство, поэтому, по словам Питерсона, он не может освободить кухарку. Он говорит, что раз уж Смайтон считает, что может управляться со всем хозяйством, то вам и кухарка ни к чему.

Приподняв бровь, Хоторн посмотрел на Молли. Девушка сделала еще один книксен.

Скорее всего Питерсон ничего не понял. Вообще-то Майклу с Маргарет было довольно услуг Молли и Смайтона, но граф хотел, чтобы завтрашний обед был особенным.

И доводы Питерсона раздражали его, особенно если учесть, что именно он, граф Монтрейн, нанимал дворецкого матери на службу.

– Тебе придется еще раз сходить к нему, Молли, – наконец сказал Хоторн. Написав записку, он вручил ее девушке. В ней граф довольно сухо изложил Питерсону свое требование и добавил, что тот должен найти способ выполнить его, что оно исходит не от Смайтона, а от него.

Молли поклонилась в третий раз и выбежала из комнаты.

Стало быть, графиня опять развлекается?

Его мать не видела ничего зазорного в том, чтобы за месяц растранжирить выделенные на квартал деньги, а затем ждать, когда Майкл безропотно оплатит все счета.

Женитьба на богатой наследнице становилась все более необходимой. Он не станет долго ухаживать за ней. Ему срочно, сейчас, необходимо вливание капитала. Хоторн еще раз убедился в этом, просмотрев отчет о месячных тратах. Шляпки, туфли, платья, цветы, всевозможные, никому не нужные безделушки, которые покупались лишь для того, чтобы произвести впечатление или подольститься к кому-нибудь.

Если он не женится в ближайшее время, то не сможет оплатить все счета.

Однако мысль о том, чтобы принести себя на алтарь семейного благополучия, прежде казавшаяся Хоторну вполне приемлемой, сейчас стала для него отвратительной.

Монтрейн, к примеру, не мог подумать о том, чтобы забыть обо всех делах и провести с женой целых два дня, как это было с Маргарет. Хоторн подумал о Джейн Хестли. У нее были очень светлые волосы, мелкие черты лица, тонкие губы и преждевременно отвисшие щеки. Хоторн сомневался в том, что Джейн могла бы заинтересоваться «Записками» Августина X. И уж тем более он не мог себе представить, что она когда-нибудь вздумала бы обвить его тело голубой лентой.

Маргарет восхищала его, удивляла, интриговала, возбуждала любопытство. Более того, тот Монтрейн, в которого он превращался в ее обществе, нравился Монтрейну настоящему, как будто Маргарет обладала способностью находить в нем самое лучшее. Правда, тот человек был весьма несдержан и абсолютно иррационален, но еще никогда прежде Хоторн не чувствовал себя таким живым и жизнерадостным.

Некоторые женщины созданы для того, чтобы навсегда запоминаться мужчинам. Почему-то Хоторн не сомневался, что Маргарет – одна из таких женщин.

Но увы, он не мог жениться на Маргарет. Монтрейн, сморщившись от отвращения, опустил глаза на кучу счетов.

Впервые в жизни он был недоволен своей судьбой. Он вынужден искать себе богатую невесту, чтобы сохранить титул и продолжить свой знатный род. Хуже будущего не представить, черт возьми. Отвратительного будущего, которое охватывало всю его дальнейшую жизнь.


Лондонская жизнь запомнилась Маргарет шумом, бесконечной какофонией всевозможных звуков. Как будто целый мир заглянул в гости к этому городу, нашел его восхитительным и решил остаться. Но здесь, в доме Майкла, у Маргарет создавалось такое впечатление, что она вновь попала в провинцию, настолько тихо там было, особенно по утрам. Тишина нарушалась лишь едва слышным жужжанием и тиканьем каминных часов.

В дверь постучали, и почти тотчас Майкл вошел в комнату.

– Я так рада, что это ты, – проговорила Маргарет, глядя на графа. – Сначала мне пришло в голову, что это опять та ужасная портниха.

– Тебе невыносима мысль о том, что с тебя снова могут снять мерки? – входя в комнату, спросил Монтрейн с улыбкой. Он был одет в черные брюки и белоснежную рубашку – словом, вполне подходяще для необычайно теплого дня. Впрочем, одежда Майкла Хоторна всегда была безупречной, во что бы он ни облачился.

– Кажется, я никогда больше не смогу посмотреть на эту женщину, – призналась Маргарет.

Они обменялись заговорщическими улыбками. Оба пережили нелегкие минуты, но теперь все было в прошлом. Правда, с того дня Смайтон стал держаться с Маргарет еще официальнее.

– Думаю, она испытывает к тебе схожие чувства, – промолвил Монтрейн.

Маргарет покачала головой:

– У коммерсантов есть одно правило: собственные чувства в расчет не принимаются. И то, что человеку, возможно, не нравится его клиент, – не важно. Он все равно должен с ним работать, продавать ему все, что требуется.

– Это так похоже на отношения в высшем свете, – кивнул Майкл. – Ты можешь сколько угодно говорить себе, что не желаешь с кем-то общаться, однако правила хорошего тона вынуждают тебя вести с неприятным тебе человеком беседу.

Маргарет улыбнулась:

– Продолжая сравнение, скажи, как поведет себя торговец, если на одну книгу у него два покупателя, которые мечтают приобрести ее?

– Это очень просто, – усмехнулся Майкл. – Один танец, два партнера.

– А если не хватает денег на покупку? – с улыбкой продолжила игру Маргарет.

– Надоедливый поклонник, который никогда не отходит в сторону; чтобы понюхать щепотку табака. – Улыбка Хоторна стала шире. – В таком случае выход единственный – припрятать хороший товар на полке.

– Что делать, если заказанную книгу еще не привезли, а покупателю она нужна немедленно?

– Да нет, ты должна придумать более трудные ситуации, – поддразнил Хоторн Маргарет. – Например, старая дева, поджидающая поклонника. К сожалению, ее терпение истощается.

Маргарет задумалась на мгновение.

– Или автор, – нашлась она, – книги которого не хотят покупать.

Монтрейн рассмеялся.

– Мать, переживающая о том, что сезон подходит к концу, а она еще не выдала дочь замуж.

– Сдаюсь! – в свою очередь, засмеялась Маргарет.

– Что ж, какими бы ни были чувства портнихи, – с прежней улыбкой произнес Монтрейн, – она уже прислала одно из твоих платьев.

– Что значит – одно? – воскликнула Маргарет. – Ты хочешь сказать, что платьев будет несколько? – Она возмущенно покачала головой.

– Вынужден признаться, – вымолвил Хоторн, на лице которого не было и следа раскаяния, – что я заказал несколько. – Не глядя в глаза Маргарет, Монтрейн подошел к дивану и наклонился, чтобы поцеловать ее. – Я сам себе казался невероятно щедрым, – хрипло произнес он. По телу Маргарет пробежал жар при воспоминании о том дне. Она в жизни не была столь порочной. Собственное бесстыдство поражало ее – почти так же, как удовольствие, которое она получала от близости с Майклом.

– Что ты читаешь? – спросил Монтрейн, глядя на книгу в ее руках.

– Какую-то «Литературную биографию» Сэмюэла Колриджа, – ответила Маргарет. – Он называет себя поэтом, но пишет, как критик. Впрочем, мне кажется, что на него большее впечатление производит звучание собственных слов, чем их смысл.

– Почему ты так считаешь?

Открыв книгу, Маргарет посмотрела на Хоторна.

– Нет, ты только послушай. «Любая реформа, пусть даже необходимая, будет доведена слабыми умами до такого состояния, что ее впоследствии тоже понадобится реформировать». И это только из первой главы. А вот еще: «Никогда ни один человек не мог считать себя великим поэтом, если он не был при этом глубоким философом». Я уверена, что это Колридж писал о себе самом.

– Я плохо разбираюсь в поэзии, – признался Монтрейн. – Раньше я старательно избегал читать стихи. Однако мне кажется, что существует всего два вида стихотворных произведений. Либо это витиеватые оды, в которых поэт описывает собственные поиски самого себя, либо это стихи, посвященные природе, гробницам и Гомеру.

Захлопнув книгу, Маргарет с удивленной улыбкой посмотрела на Хоторна.

– И ты полагаешь, что ничто из этого не заслуживает внимания? – спросила она.

– Человеческая душа – очень тонкая материя, – задумчиво проговорил Хоторн. – А Бог слишком велик, чтобы его можно было описать в стихотворном размере. Я считаю, что если в стихотворении упомянуто, например, дерево, то больше не стоит развивать эту тему. И так все понятно.

– А как же любовь? Ведь любви посвящено так много стихов!

– Любовь – одно из тех чувств, которое меняется в зависимости от опыта.

– В таком случае, по-твоему, ее вообще не описать? – допытывалась Маргарет.

– А разве определение любви не будет отличаться у разных людей, как ты считаешь? – ответил вопросом на вопрос Хоторн.

– Возможно, лучше попросту заглянуть человеку в глаза и понять, что даже если он оступился или в чем-то совершил ошибку, ты никогда не отвернешься от него, не предашь его, – вымолвила Маргарет.

– То есть признание? – спросил граф.

– Безоговорочное, – кивнула Маргарет.

– Как определение любви? – продолжал Монтрейн. – Это не совсем логично, – заметил он.

– Жизнь вообще не очень логична, Майкл, – заметила она.

– Совершенно верно, – согласился Хоторн. – Иначе я не был бы здесь и не спорил бы с тобой о достоинствах любви. Вместо этого, – сказал он с улыбкой, – я повез бы тебя кататься на лодке.

– Кататься на лодке? – Глаза Маргарет загорелись, губы изогнулись в дразнящей улыбке.

– Генрих VIII то и дело катался на лодке, – усмехнулся Майкл.

– Ты хочешь, чтобы я отказалась? Ведь, кажется, именно этот монарх имел обыкновение соблазнять женщин.

– Нет, только своих жен, – парировал Хоторн.

Не следовало ему так говорить. Потому что эти слова напомнили Майклу о необходимости женитьбы, о том, как быстротечно время, неделя на исходе. Что ж, очень хорошо, он прибережет свое остроумие для разговоров о достоинствах природы. Это будет совсем нетрудно, они будут наслаждаться хорошим деньком, и самые серьезные их размышления будут о форме облаков в небе.

Приятные мысли о лодочной прогулке были прерваны Смайтоном, который впервые за день счел нужным заговорить с хозяином. Несмотря на мрачное выражение лица, он приготовил им с собой всевозможные яства, уложенные в корзину.

Стало быть, их ждет пикник. Майкл с удивлением подумал о том, что еще в жизни не проводил досуг таким образом.

Карета доставила их в небольшой городок, расположенный в часе езды от Лондона. Там, на живописном речном берегу, как и обещал Смайтон, стояла гостиница, в которой Майкл смог взять напрокат плоскодонную лодку.

Они с сомнением посмотрели на утлое суденышко. Правда, Маргарет оказалась первой, кто осмелился высказать сомнения.

– Не похоже, что она выдержит нас двоих, – заметила она.

– Ты не должна сомневаться в моих способностях, Маргарет, – ответил Хоторн.

– Да нет, Монтрейн, я верю в тебя и твои способности, – возразила она. – Но сейчас меня волнуешь не ты, а лодка.

Подтянув за веревку лодку к берегу, граф посмотрел на Маргарет.

– По правилам хорошего тона ты должна первой ступить на лодку, пока я ее удерживаю, – заявил он.

Маргарет бросила на него протестующий взор, на что Монтрейн лишь ухмыльнулся.

– Знаешь, лучше уж я нарушу твои правила хорошего тона и подожду, пока ты проверишь, способна ли она удержаться на воде с грузом, – холодно проговорила Маргарет.

– Выходит, мне следует забыть о том, что я джентльмен, да? Только из-за того, что мы хотим сесть в лодку? – усмехнулся Монтрейн.

– Да-да, именно так.

Сложив руки на груди, Маргарет стояла на берегу и смотрела на него. Хоторн ни разу не слышал, чтобы Маргарет хихикала. Это было так не похоже на нее, смех оказался совсем девчачьим. Но уж в чем граф Монтрейн был точно уверен, так это в том, что Маргарет Эстерли не девушка. И все же ее смех очаровал его.

Спустившись в лодку, Майкл протянул ей руки. Ялик так и качался у него под ногами. Несколько мгновений Майклу, казалось, что суденышко перевернется.

Маргарет доверчиво вложила свою руку в его – странный жест, если учесть, что она продолжала смеяться. Вместе они стояли в раскачивающейся на воде лодке. Стоит кому-то из них хоть слегка наклониться в сторону, как ялик немедленно перевернется. Майкл чуть раздвинул ноги в стороны, чтобы Маргарет могла удержать равновесие, вцепившись в его рукава.

– Тебе не кажется, что лучше сесть? – спросила Маргарет, давясь от смеха.

– Зачем это мне садиться, когда за меня держится такая красивая женщина?

– Я некрасивая, – отозвалась Маргарет.

– Ты уверена?

– Абсолютно.

Проведя пальцем по ее носу, Майкл осторожно щелкнул по кончику.

– Возможно, все дело в твоем носе, – заметил он. – Видывал я и более прямые, орлиные носы. – Он заглянул ей в глаза. – И еще я вынужден признать, что глаза у тебя какого-то странного цвета. Иногда они кажутся мне ореховыми, иногда – ярко-зелеными. Возможно, будь у тебя глаза другого цвета, тебя можно было бы считать красавицей.

Поскольку оба почти замерли на месте, лодку теперь покачивало лишь течение. Несмотря на это, руки Маргарет судорожно сжимали рукава Монтрейна.

– И твои волосы...

– Да что у меня с волосами?! – возмущенно воскликнула она.

– Они тоже могли бы быть более нормального цвета, – продолжал поддразнивать ее граф Монтрейн. – Например, белокурыми. Или рыжими, что, правда, хуже.

– Это что же, урок? – прищурившись, спросила Маргарет. – Не слышу я что-то комплиментов.

Монтрейн улыбнулся.

– Я вот, между прочим, всегда считала тебя красивым, – заявила Маргарет, рассматривая Хоторна. – И очень милым, очень приятным мужчиной.

Этого было достаточно, чтобы Майкл расхохотался.

Уже через минуту оба уселись на лавки, он взялся за весла и стал грести прочь от гостиничной пристани.

Гостиница представляла собой низкое широкое строение на речном берегу. Много лет назад ее выкрасили в красный цвет, но теперь стены изрядно выгорели и напоминали Майклу цвет бургундского вина. Судя по стоявшим возле нее экипажам, дела в гостинице шли вовсю. Ко всему прочему гостиница владела несколькими судами. В основном их предоставляли таким же, как Маргарет с Монтрейном, парочкам. Женщины прикрывались от солнца зонтиками, мужчины гребли – куда более умело, между прочим, чем граф Монтрейн.

Правда, уже через несколько минут, когда гостиница растаяла вдалеке, Майкл настроился на определенный ритм, и дело пошло лучше. Здесь Темза была на удивление чистой, течение сильным, не подвластным приливам и отливам.

День был чудесным, светило солнце, лишь изредка по голубому небу проплывали кудрявые облака. Судя по изумрудной листве на деревьях, высившихся вдоль берегов, и сочной зеленой траве, минувшая весна была дождливой. Словом, здесь была изумительная красота.

Откинувшись назад, Маргарет опустила руку в воду. Она закрыла глаза и подставила лицо солнцу. Внезапно Майклу пришло в голову, что ей нечасто доводилось отдыхать вот так, наслаждаясь красотой и покоем.

Вокруг стояла удивительная тишина.

– Ты когда-нибудь думал о том, какой будет твоя жизнь дальше? – спросила Маргарет.

Ее вопрос удивил Хоторна, но он честно ответил на него:

– Я думал, но не совсем об этом. Моя жизнь подчинена строгому распорядку. У меня есть обязанности перед своей семьей, перед моей страной. Так что для разного рода случайностей в ней нет места.

Например, он не имеет права распоряжаться своей судьбой.

– Это должно и радовать, и огорчать тебя одновременно, – заметила Маргарет.

До этого Хоторн размеренно поднимал и опускал весла. Но теперь он положил их в уключины и, приподняв колено для устойчивости, снял с себя сюртук и жилет. Внезапно ему пришло в голову, что он никогда бы не позволил себе сделать это в присутствии Джейн Хестли. Впрочем, ее он не похищал из дома, не занимался с ней любовью в карете. И еще Хоторн сильно сомневался в том, что рискнул бы смеяться в ее присутствии.

– А что с твоей жизнью, Маргарет? – спросил он. – Чего ты ждешь от будущего?

Казалось, ее смутил его вопрос. Маргарет стала смотреть на дерево, росшее недалеко от берега. У нее был такой вид, будто она в жизни не видела деревьев. И даже птиц вроде той, что только что вспорхнула с ветки и улетела.

Неожиданно она повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза. Он почувствовал неловкость.

– Что бывает, когда в твоей налаженной жизни случается что-то неожиданное? Что ты делаешь в таких случаях? – спросила она.

– В моей жизни такого не было, – промолвил в ответ граф Монтрейн.

– Ты живешь в волшебном мире, Майкл, – загадочно улыбаясь, проговорила Маргарет.

Неужели ему никогда ее не разгадать? Ведь чем больше времени они проводили вместе, тем больше непонятного в ней было для него.

В их распоряжении оставалось всего три дня. Граф Монтрейн прекрасно понимал, что Маргарет то и дело думает о возвращении в свой деревенский коттедж. Если она уедет, у него не будет причины искать еще одной встречи с ней. В конце концов он же дал ей слово.

Если, конечно, ему не удастся уговорить Маргарет Эстерли навсегда остаться с ним.

Глава 19

У женщин, которые ценят удовольствие,

развиты все чувства.

Из «Записок» Августина X
Взяв в руки весла, Хоторн вновь принялся грести. Даже эти незнакомые ему дотоле движения он проделывал с удивительной грацией.

– Ты любишь дождь? – неожиданно спросила Маргарет.

– Я люблю грозу, – подняв на нее глаза, ответил граф Монтрейн.

– А сидр?

– Сидр? – удивился Хоторн. Его губы скривились в улыбке. Маргарет почувствовала настоящую гордость за то, что сумела озадачить его своим вопросом, хотя, признаться, вопрос-то был не трудным, а просто неожиданным.

– Да, сидр, – кивнула она.

– Знаешь, вообще-то я предпочитаю бренди, – ответил Майкл.

– А какой у тебя любимый цвет?

– Голубой, – отозвался Монтрейн и озорно подмигнул Маргарет.

– Ты любишь сладкое? Или кислое? – не унималась женщина.

– Я как-то об этом не задумывался, – промолвил Хоторн. – Мне нравится суп из омара. И еще пирожные, которые готовит наша кухарка. К баранине я равнодушен, – задумчиво сказал он. – Правда, жареная говядина мне по вкусу.

– А что скажешь насчет рождественского пудинга? – продолжала расспросы Маргарет.

– Больше всего я люблю смородиновый, – вымолвил граф. – А из-за чего ты обрушила на меня этот шквал вопросов?

– Все дело в моем любопытстве, – призналась она.

В последние дни Маргарет внимательно изучала каждую черточку характера Майкла, надеясь, что ей будет что вспомнить, когда они расстанутся навсегда. Этот человек был способен сосредоточиться на чем-то одном, – забывая обо всем остальном. Когда Хоторн смеялся, в смехе слышались нотки удивления, словно он давно отвык от него. На левом колене был шрам, оставленный кошкой сестры, когда ему был шесть или семь лет. В этом Майкл с грустью признался Маргарет прошлой ночью. Он рассказал, что кошечка яростно вцепилась ему в ногу острыми когтями. По словам Майкла, шрам стал для него и уроком, и наказанием одновременно.

– А если я тоже проявлю любопытство? – поинтересовался Монтрейн. – Ты будешь готова удовлетворить его?

– Мой любимый цвет – зеленый, – с готовностью ответила Маргарет.

– А любимое блюдо?

– Оно из овощей, которые легко выращивать, – призналась Маргарет. – В остальном я ем и люблю почти все.

– Как насчет грозы?

– Во время грозы я чувствую себя особенно одинокой, – с грустью в голосе проговорила Маргарет.

– Так не должно быть! – горячо возразил Хоторн. – Я бы постарался сделать так, чтобы не оставлять тебя одну во время ненастья. Думаю, если бы мы занимались любовью под раскаты грома, ты бы его даже не услышала.

Сердце Маргарет сжалось от боли, когда граф произнес эти слова. Ответ-то был очевиден.

– Ну да, – вымолвила она тихо, – если только в эти минуты ты не понадобишься жене. Или не уедешь в одно из своих поместий. Или если не заболеет твой ребенок, с которым ты должен будешь находиться рядом. Или если не захромает твой конь.

Майкл опустил весла, тишину нарушал лишь плеск воды. Течение понесло лодку к берегу, и вскоре она ткнулась носом в песчаный берег небольшого островка.

– Ты всегда и во всем видишь только плохое, Маргарет, – промолвил Монтрейн, – но это неправильно.

Ну что, признаться ему во всем? Для Маргарет была невыносима мысль о том, что она должна остаться на обочине его жизни, оказаться для Хоторна в прошлом, стать всего лишь эпизодом в череде самых разных событий.

– Знаешь, что мне больше всего нравится в тебе, Майкл? – с радостной улыбкой проговорила Маргарет. – Ты не похож на всех тех людей, которых я встречала в жизни. Ты работаешь на правительство, в то время как большинство представителей знати предпочитают вести праздную жизнь. Ты нанял на службу весьма странного дворецкого только из-за того, что он ветеран войны. И при этом ты пытаешься убедить меня в том, что тебе будет легко иметь жену и любовницу и никогда не сомневаться в том, что это правильно. Возможно, вначале тебе это и удастся. Но спустя некоторое время ты начнешь казнить себя за то, что так поступаешь, станешь презирать себя.

Несколько мгновений Майкл обдумывал слова Маргарет. Казалось, даже птицы приумолкли, чтобы послушать их разговор.

– А ты? – наконец спросил он. – Ты возненавидишь меня?

– Нет, – с легкой улыбкой ответила Маргарет, – но я буду презирать то существо, в которое превращусь.

– Ты говоришь правду, Маргарет? – взволнованно спросил Хоторн. – Ты действительно так думаешь?

– Да, – кивнула Маргарет. – Я действительно так думаю. И ничуть не сомневаюсь в том, что и ты будешь испытывать те же чувства.

– Я и не предполагал, что ты успела так хорошо меня изучить, – заметил Майкл.

Как могло быть иначе, если в последнее время все ее мысли были только о нем. Даже когда они были в разлуке, Маргарет не переставала вспоминать Хоторна. Она представляла, как бы он повел себя в разных ситуациях. Она грезила графом Монтрейном, мысленно рисовала себе его образ.

Впрочем, сейчас Маргарет не стала говорить обо всем этом.

– Ты забываешь, Майкл, что я занималась торговлей. В этом деле важно обладать способностью быстро распознавать характер человека. Особенно если тебе необходимо продать ему что-то.

– Полагаю, ты очень удачно справлялась со своим делом, – сказал Монтрейн.

На самом деле правда была иной. Джером часто бывал не в состоянии оплачивать их счета и в этих случаях обращался с просьбами о помощи к своему брату. Даже в тех случаях, когда Маргарет упрашивала его не делать этого и найти другой способ разжиться деньгами.

– Должен признаться, что я знаю о торговцах гораздо меньше, чем ты – о представителях знати. Я не так хорошо их изучил, – проговорил Монтрейн серьезно.

– Не сомневаюсь, что ты имеешь обыкновение вовремя оплачивать все счета, – сказала Маргарет. – А вот я всегда опасалась иметь дело с пэрами, продавать им что-либо. Потому что они свои счета могли не оплачивать месяцами – для них это обычное дело.

– Возможно, они поступали так же, как моя мать – она битком набивает счета в шляпную коробку до тех пор, пока крышка не перестает закрываться, – сухо заметил Хоторн. – И лишь после этого соизволяет отдавать их мне.

– Что ж, тогда могу я от имени всех лондонских торговцев нанять тебя, чтобы ты уговорил знатных особ побыстрее оплатить все долги? – с улыбкой спросила Маргарет. – А то ведь зимой торговцам, например, нужен уголь, чтобы растопить камин, согреться, а денег-то нет.

Тусклая улыбка Хоторна удивила Маргарет.

– Именно по этой причине мне надо как можно скорее жениться, – промолвил он. – К тому же разве не говорил я тебе, что мне необходимо найти себе в невесты богатую наследницу?

– Тебе? – изумленно выдохнула Маргарет. – Но у тебя же есть целых три поместья!

– Только сейчас для них настало не лучшее время, они не приносят дохода, – ответил Хоторн. – Однако, – добавил он, перепрыгивая с лодки на берег, – мы забыли о том, что сегодня чудесная погода, и я не намерен сейчас думать о долгах и обязательствах.

Для пикника Хоторн выбрал изумительное местечко – небольшой живописный островок, где было необычайно тихо. Береговая линия плавно поднималась вверх, чудесный невысокий холмик, за которым до деревьев раскинулась милая полянка.

– Я тебя умоляю, не надо развлекаться посреди реки, Майкл, – промолвила Маргарет, награждая Хоторна ласковой улыбкой.

Граф расхохотался – его громкий смех разнесся далеко вокруг. Маргарет, подбоченившись, смотрела на графа. Правда, смеялся Монтрейн так заразительно, что Маргарет, не выдержав, сама заулыбалась. Через минуту Майкл, нагнувшись, обнял ее за талию, с легкостью приподнял и переставил с лодки на землю.

– Ну вот, теперь ты считаешь, что я буду заниматься прелюбодеянием посреди поляны, – усмехнулся граф Монтрейн. – Спаривание в кустах. Но видишь ли, я вообще-то довольно сдержан и не позволяю себе ничего подобного. Во всяком случае, считаю, что дела обстоят именно так.

Маргарет почувствовала, как ее щеки заливает краской.

– Хотя, – добавил Хоторн, – в этом что-то есть, ты не находишь?

– Ты неисправим, Майкл! – воскликнула Маргарет.

В ответ Хоторн лишь усмехнулся, а затем вытащил со дна лодки корзинку с провизией.

Они устроились на холме недалеко от кромки воды. Маргарет расстелила на земле льняную скатерть, которую предусмотрительно положил в корзинку Смайтон.

– Твой Смайтон – замечательный, – сказала женщина, вытаскивая из корзинки и раскладывая свертки с посудой. – А что, для человека, который служит дворецким, такая предусмотрительность – дело обычное?

– Думаю, Смайтон привык к полевой жизни, отсюда и предусмотрительность, – ответил Майкл. – Его единственный недостаток состоит в том, что он отвратительный повар. – Он заглянул в корзинку. – Что там у нас? Кусочек ростбифа, немного сыра, несколько ломтиков подсушенного хлеба. И еще, – добавил он, пошарив рукой на дне корзинки и вытаскивая оттуда два глиняных кувшинчика, – эль! Еда не слишком изысканная, зато сытная. Вероятно, даже сегодня Смайтон решил не превышать свои возможности.

– Признаться, я удивлена, что у тебя так мало прислуги, – заметила Маргарет.

– Мало для графского дома, ты считаешь? – уточнил Майкл. – Видишь ли, моя работа требует некоторой скрытности.

– Но ты же скоро женишься, и обстоятельства переменятся. – Она провела пальчиком по рисунку на тарелке.

– Да, – просто кивнул Монтрейн.

Маргарет посмотрела на него, и он поймал ее взгляд.

– Знаешь, ты была не права, – заявил он. – Я не настолько честен, как ты предполагаешь. Я оставлю тебя у себя и ни минуты не буду сожалеть об этом. – С этими словами Хоторн отвернулся и сосредоточил взгляд на линии горизонта.

Маргарет его слова удивили. До сих пор она полагала, что Монтрейн хочет сделать ее любовницей из-за того, что они занимают разное общественное положение. Но сейчас она начала понимать, что его предложение было не капризом аристократа, а необходимостью. Граф Монтрейн, как и она, находился в ловушке. Она навсегда останется вдовой Эстерли, а его обязанность – жениться на богатой наследнице.

Маргарет протянула к Монтрейну руку и понимающе погладила его по плечу. Он накрыл ее руку своей ладонью.

– Знаешь, – низким голосом заговорил Хоторн, – когда ты со мной, мысль о женитьбе не кажется мне столь уж невыносимой. – Рука Маргарет слегка дрогнула, когда она услышала, какой горечью полны его слова. Майкл Хоторн был не из тех людей, которым легко делать признания. – Недели в твоем обществе слишком мало, Маргарет. Меня бы удовлетворил год, может быть, два. Или десять лет. Но только не неделя.

Услышав эти слова, Маргарет сначала запаниковала, затем в ней поднялась волна нежности, которая, правда, тут же сменилась раздражением. Это примитивное чувство спасало ее, за ним она пряталась от проблем. Стать жертвой его очарования слишком просто – так же как выполнить его просьбу, понять его нужды, помочь справиться с ними.

Казалось, Маргарет удивилась.

– Подобная самонадеянность – часть твоей аристократической позиции, Майкл? – спросила она холодно. – Неужели чувства других людей и их желания не имеют для тебя ровным счетом никакого значения?

– Есть у меня подозрение, что ты относишься к аристократам с предубеждением, Маргарет. – Гениальное замечание, не имеющее ничего общего с его настоящими мыслями. Маргарет не скрывала, что сердится на него. Он почти восторгался той легкостью, с какой эта миссис Эстерли давала волю своим чувствам. Возможно, это куда лучше, чем постоянно сдерживать себя, как делает он.

Маргарет покачала головой:

– Да нет у меня никаких предубеждений, Майкл, точнее, они есть, но их немного. И они меня вовсе не радуют, – сказала она.

– Не стану убеждать тебя, что иметь дело с одним-единственным графом не так уж трудно, – с улыбкой промолвил Хоторн.

– Возможно, но когда я так поступаю, когда намекаю на то, что это не совсем легко, я тем самым сдерживаю тебя, и ты не слишком часто уговариваешь меня стать твоей любовницей.

– И что же тогда ты бы хотела обсуждать со мной? – Это был вопрос скорее к нему самому, а не к Маргарет.

Ответ не заставил себя ждать:

– Почему ты работаешь, в то время как большинство знатных вельмож этого не делают?

– А что, по-твоему, я должен делать? – Граф Монтрейн нахмурился.

– Почему не ходишь на заседания парламента? – продолжала расспросы Маргарет.

– У меня есть место в палате лордов, и я занимаю его, когда парламентарии обсуждают какой-то закон, интересный для меня, – промолвил Монтрейн. Господи, до чего нелепо, что он все это обсуждает с женщиной! Интересно, это происходит из-за того, что они были близки? Но ведь плотское соитие не обязательно ведет к общности духовной. – Меня ценят за то, как я справляюсь с шифрами, – продолжил Хоторн, злясь на себя за то, что испытывает потребность объяснять ей что-то. – Благодаря этому я могу быть полезен собственной стране.

– Это так важно для тебя?

– Я не мог служить во время войны, – сказал Хоторн. – Семья нуждалась в моей помощи. Возможно, именно поэтому я теперь чувствую особую ответственность за то, что делаю.

– А во время войны ты тоже занимался кодами и шифрами?

Несколько мгновений Монтрейн смотрел на Маргарет испытующим взглядом.

– Да, – произнес он наконец.

– Что ж, это лучше, чем быть пушечным мясом, – заметила Маргарет.

Хоторну было приятно, что она даже в этом проявляет о нем заботу.

– Почему ты поехала со мной в тот, первый день? – прервал поток вопросов Маргарет Хоторн. Тем более что именно об этом он хотел спросить ее с самого начала.

Настала очередь Маргарет приумолкнуть и посмотреть ему в глаза. Монтрейн невольно задумался о том, что она видит, когда вот так внимательно изучает его. Мужчину, который хочет слишком много знать о ней? Без сомнения, он именно таков. И еще он предпочитает не открываться ей до конца, не показывать, насколько очарован ею.

– Потому что я хотела получить воспоминания, – призналась Маргарет. – А возможно, мне хотелось хоть какое-то время побыть такой, какой я не была никогда в жизни. Смелой, свободной, не признающей границ.

– И что же? – пожал плечами Хоторн. – Теперь тебя вполне удовлетворит роль скромной вдовы Маргарет Эстерли из деревни Силбери-Виллидж?

– В этой роли я чувствую себя вполне комфортно, – отозвалась Маргарет. – Она не преподносит мне сюрпризов, от нее я ничего не жду.

– Да, опасности на каждом шагу тебя не подстерегают, – согласился Хоторн. – Но кто не рискует, тот не знает, что такое настоящий восторг, упоение жизнью. Именно так ты хочешь прожить отпущенные тебе годы?

– Большинство людей так живут, – промолвила Маргарет, посмотрев на Монтрейна. – Они живут простой жизнью, которую лишь изредка взбудораживают случайная радость или трагедия.

– О твоей трагедии я уже слышал – это смерть мужа, – проговорил Монтрейн. – А какие у тебя бывают радости?

– Это самые простые вещи, – ответила женщина. – Меня радует пение птиц. Или щенки терьеров, которых держит сквайр Типпетт. Люблю, когда идет снег, – продолжала она. – Люблю стоять посреди Стэндинг-Стоунз и слушать шум ветра.

– Но все это никак не связано с другими людьми, – язвительно заметил Хоторн.

– Как и твои шифры, – парировала Маргарет.

Граф Монтрейн был в замешательстве: постепенно выяснялось, что между ними гораздо больше сходства, чем различий. Однако было неразумным искать какие-то общие черты с этой женщиной. И без того опасно, что он постоянно думает только о ней.

– Так, может, изменим ситуацию? – предложил Хоторн. – Пойдем сегодня вечером в театр. Там дают «Макбет» – мы сможем полностью погрузиться в переживания героев.

– Я ни разу не видела этот спектакль, – с едва заметной горечью в голосе проговорила Маргарет.

– Тогда пойдем в театр.

Кивнув, Маргарет улыбнулась.

– А пока в оставшееся у нас время, – пояснил Хоторн, – давай выбирать безопасные темы для разговора. Можно потолковать о погоде, например. – С этими словами он поднял голову и посмотрел на небо. – Похоже, денек будет замечательный.

– Да, – согласилась Маргарет, принимая его игру. – Так оно и есть. Никакого ветра. И дождя нет. На небе всего лишь несколько облачков.

– Что ж, похоже, эта тема для разговора исчерпана, – констатировал Монтрейн.

Маргарет лишь улыбнулась.

– Скажи, что из двух ты предпочитаешь? Жить в своем коттедже или в Лондоне?

Неожиданно Маргарет нахмурилась. Майкл сразу почувствовал себя виноватым.

– Это всего лишь проявление любопытства, – поспешил объяснить он. – У меня не было скрытого мотива.

– Ты всегда так ведешь себя?

Граф Монтрейн на мгновение задумался. Внезапно ему пришло в голову, что всю жизнь он только и делает, что ищет ответы на всевозможные вопросы.

– Да, – ответил он. – Но я уже успел заметить, что ты точно такая же. В конце концов ты же читала «Записки» Августина X.

– Да уж, неподходящее чтиво, ничего не скажешь, – согласилась Маргарет. – Но в коттедже не было других книг.

Хоторн и не пытался скрыть удивления, вызванного столь любопытной софистикой. Вспыхнувший на щеках Маргарет румянец послужил признанием того, что она понимает, насколько нелепы ее слова.

– Думаю, мне стоит объяснить тебе, что такое коды, – пробормотал Хоторн. – Или потолковать с тобой о цифровых комбинациях. Или еще о чем-нибудь, что покажется тебе невероятно скучным. Словом, надо выбрать такую тему разговора, которая не была бы связана с тобой, со мной или с этой злополучной неделей.

– Что еще за цифровые комбинации? – спросила Маргарет. – Никогда о таких не слышала. – Сняв капор, она положила его рядом с собой на землю.

– Ну вот... например... Если я назову тебе цифры 1-7-13-6-12-18-11, что ты скажешь на это?

На мгновение Маргарет задумалась, потом повторила первые цифры вслух. Монтрейн понял, что она догадалась.

– Надо взять число, – заговорила Маргарет, – прибавить к нему шесть, потом еще раз прибавить шесть, затем отнять семь, потом снова дважды прибавить шесть, потом опять отнять семь.

– Ты только что взломала код, – объявил Хоторн.

– Не может быть, чтобы это было так просто.

– Нет, это просто, когда занимаешься такими вещами постоянно. – Хоторн огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь, что помогло бы ему подкрепить правильность своего утверждения. Он поразился, что именно сейчас ему захотелось заниматься такими вещами. – Это можно сравнить знаешь с чем... Ну например, нелепо пытаться за один раз справиться со всеми теми задачами, которые ты должна решить в течение года. Это неудобно, это перегрузит твой мозг. Но ты можешь загружать его понемногу, ты можешь каждый день потихоньку продвигаться вперед. Или даже каждую неделю. А из дней и недель складываются месяцы, кварталы... – Он помолчал. – Так что, выходит, самая большая сложность не в том, чтобы разобраться в цифровой комбинации, а в том, чтобы умело разбить ее на части, с которыми проще иметь дело, – договорил Хоторн.

– Как случилось, что граф стал взломщиком кодов? – полюбопытствовала Маргарет.

– Еще маленьким мальчиком он заинтересовался играми в цифры, – ответил граф Монтрейн. – Играя с самым своим близким другом, я изобретал коды – сначала для того, чтобы вводить в замешательство моих сестер, но потом это стало делом всей моей жизни.

– У меня складывается такое впечатление, что у тебя было счастливое детство, несмотря на всех твоих сестер, – заметила Маргарет.

– Да нет, не было, – задумчиво проговорил Хоторн, подбрасывая горстку земли. – Мой отец застрелился, когда мне было всего четырнадцать лет. – Майкл ужаснулся тому, что решился заговорить с Маргарет о своем отце. До сих пор он никогда не обсуждал его ни с кем. – А что твое детство? Оно было счастливым? – попытался сменить тему Хоторн.

– Знаешь, мне кажется, что я все детство провела за уроками, – ответила Маргарет. – Моя бабушка была гувернанткой, и она считала, что я должна узнать все, что знает она.

– Твоей бабушке пришлось бы не по нраву твое пребывание здесь, – сказал Монтрейн и тут же пожалел о своих словах.

– Да уж, уверена, что ей бы это не понравилось, – согласилась Маргарет.

Наступившее вслед за этим молчание было гнетущим, оба почувствовали себя неловко.

– Мы могли бы обсудить парламент, – промолвила Маргарет спустя несколько минут. – Я частенько говорила об этом с Сэмюелом Плоджеттом.

– С твоим другом, суконщиком? – уточнил Хоторн.

Маргарет кивнула.

– Еще можно потолковать о поэзии, – предложила она. – Впрочем, насколько я помню, ты не любишь стихи. «Она идет во всей красе...». Есть что-то ненормальное в человеке, который читает про себя стихи, пусть даже это Байрон. Кстати, Уильям Вордсворт, кажется, написал о женщине лучше:

Прозренья чудом? Откровеньем?
Фантомом счастья? Сновиденьем?
Она – явилась. Снизошла,
Чтоб стала жизнь моя светла,
Чтоб утолить мои печали
О высшем, неземном начале.
Хоторну показалось, что он окончательно теряет рассудок.

Глава 20

Любовники, готовые поделиться друг

с другом сердцами, делят и свои души.

Из «Записок» Августина X
Покончив с едой, они упаковали посуду и отправились прогуляться по островку. Как уже заметили и Хоторн, и Маргарет, стоял чудесный весенний день, на голубом приветливом небе не было ни облачка.

Глядя на Хоторна, трудно было назвать его графом. Или Маргарет – бедной вдовой. Впрочем, на этом лесистом островке вообще как-то не думалось о титулах и о роли, которую каждый из них играл в жизни. Странное молчание повисло между Монтрейном и Маргарет. Не произнося ни слова, они не ждали ничего друг от друга, как это часто бывало в последнее время, а скорее оценивали ситуацию. Словно оба знали, что такие минуты, как эта, драгоценны и редки и что скоро они уйдут в прошлое, оставив лишь воспоминания о себе.

Маргарет посмотрела на кроны деревьев. Снизу ветви и листва на них казались искусным изумрудным резным шатром, сквозь который просвечивает небесная лазурь.

У Монтрейна вошло в нелепую привычку занимать все ее помыслы. Но ее главным чувством к нему, в наибольшей степени тревожащим Маргарет, было... Желание? Или неослабевающая страсть? Маргарет не могла точно подобрать слово для определения своих эмоций.

Как же велик был соблазн раскрыть Хоторну ее секрет, чтобы он понял, почему она не может остаться. Однако она должна молчать – так благоразумнее.

Точно так же, как не давать себе возможности трезво оценить ситуацию. До нынешнего дня Маргарет умудрялась убеждать себя, что графу Монтрейну она нужна лишь для того, чтобы забываться в ее обществе. Это как раз у нее получалось замечательно. Но стать его компаньонкой? Развлекать его? Они оба ступили на зыбкую почву, оба понимали, что, вероятно, их отношения стали глубже. А ведь сама Маргарет четко определила их границы: «Мы не можем быть друзьями и не должны быть любовниками». Как ни странно, они стали и тем и другим.

Листва очень густая – настолько, что сквозь нее едва видно воду. Впрочем, зачем ему вода, когда он видит на лице Маргарет улыбку. Монтрейн внимательно посмотрел на нее загадочным взором. Он обладал удивительной способностью смотреть на людей и предметы так, словно все его внимание сосредоточено в этот миг у него в глазах. Майкл нередко именно так смотрел на Маргарет, но еще ни разу у нее не было такого чувства, будто он буквально парализует ее своим взором.

Вот он медленно направился к ней. Маргарет точно так же, медленно, попятилась, лукаво улыбаясь ему.

Известно ли Хоторну, что Маргарет никогда не испытывала ни к кому таких чувств, какие испытывает к нему? Постоянного восхищения и желания. Лучше, если бы он этого не знал и не догадывался об этом, ведь на карту поставлено ее будущее. Ее и их ребенка. Маргарет наткнулась спиной на что-то твердое – оказалось, что это старый могучий дуб.

Майкл улыбнулся ей дразнящей улыбкой, а Маргарет в ответ обвила руками его плечи. Монтрейн взял одну ее руку, поднес к губам и поцеловал костяшки ее пальцев. Этот жест поразил Маргарет.

– Я мешаю твоим планам, да, Майкл? Ты хочешь заняться этим здесь? В лесу?

Взяв ее лицо в ладони, Монтрейн стал ласково поглаживать его большими пальцами, словно старался навсегда запомнить, впитать ее облик в себя. Маргарет лишь молча смотрела на него.

– Я всего лишь хотел поцеловать тебя, – промолвилМонтрейн. – Некоторые мужчины жить не могут без бренди, – медленно проговорил он, изучая ее рот. – Другие имеют болезненное пристрастие к игре. Но похоже, для меня жизненно важными, постоянно необходимыми стали поцелуи Маргарет.

Подобные мгновения были очень важны для нее, Маргарет знала, что в будущем, став совсем уже пожилой женщиной, будет вспоминать их, перебирать в памяти с таким же трепетом, с каким скупец перебирает свои драгоценности. Удивительно, но сама природа, похоже, понимала, насколько эти минуты важны для Маргарет, поэтому ни единый громкий звук не нарушал божественную тишину.

Опустив голову, Хоторн поцеловал ее. Осторожным, почти невинным поцелуем. Словно она была для него изысканным и редким деликатесом.

Она не должна печалиться. Нелепо целоваться, испытывая вселенскую тоску. Маргарет казалось, что чувства она испытывает не сердцем, а всей кожей, поэтому даже лег – кий ветерок причинял ей боль.

Дни летели словно мгновения. Еще миг – и неделя кончится.

Обхватив Монтрейна руками, Маргарет прижалась щекой к его груди и крепко зажмурилась. Она запомнит каждое мгновение этих объятий. Каждый звук. Шелест легкого ветерка в кронах деревьев, шепот листьев, потревоженных лесными обитателями. Далекий крик лодочника, чей-то смех. Плеск речных волн, бегущих совсем рядом с тем местом, где они стояли.

Для того чтобы получше запомнить этот момент, Маргарет даже дыхание задержала. А благоразумие нашептывало ей: «Не делай этого со мной. Не позволяй мне любить его».

Увы, для подобного предостережения, похоже, слишком поздно.

– Я не могу видеть тебя, не испытывая желания поцеловать, – хриплым, но при этом удивительно нежным голосом проговорил Монтрейн, касаясь губами ее виска. – А целуя тебя, я не могу сдержать желания прикоснуться к тебе. Но как только я притрагиваюсь к тебе, мне немедленно хочется овладеть тобой. Чувствовать, как ты обнимаешь меня, как обвивают меня твои ноги. Слышать, как в исступлении экстаза ты выкрикиваешь мое имя своим нежным мелодичным голоском. – Он крепче прижал ее к себе. – Если только ты скажешь, – резко добавил Хоторн, – я возьму тебя прямо здесь, на лесной земле. – Он горько рассмеялся. – Можешь не сомневаться в том, что я был бы готов заниматься с тобой любовью даже на дереве. – Он прижался щекой к ее голове, его руки крепко сжимали Маргарет.

Ей казалось, что биение его сердца эхом отражает ее печаль, переживания. Глаза Маргарет наполнились горючими слезами.

– Во имя Господа Бога, останься со мной, Маргарет, – хрипло прошептал Монтрейн.

Слеза покатилась по щеке Маргарет и упала на рубашку Хоторна, промочив ее.

Маргарет хотела его. Не на одно мгновение, не на один час. И даже не на неделю. Вот оно, признание. Терзание души. Она хотела заполучить его полностью, а не довольствоваться какими-то обрывками его жизни. Короткие мгновения, которые Монтрейн мог уделять Маргарет, ее не устраивали.

– Нет, Майкл, – проговорила она, медленно отстраняясь от него – медленно, потому что внезапно оказалось, что это движение стоитей больших усилий. Отвернувшись, Маргарет уронила голову и уставилась в землю. – Может быть, мне лучше уехать раньше, не дожидаясь конца недели? – предложила она.

– Это что, угроза? – недоуменно спросил Хоторн.

Маргарет посмотрела на него через плечо. Позади нее вновь стоял высокомерный, полный достоинства, недоступный граф.

– Нет, Майкл, не угроза, – покачала головой Маргарет. – Это всего лишь вопрос. Не проще ли нам обоим будет, если мы скажем друг другу «до свидания» прямо сейчас?

– Нет.

– Тогда прошу тебя, не усложняй ситуацию, нам обоим и без этого трудно, – вымолвила Маргарет. – Мы с самого начала договорились, что проведем вместе неделю, после которой ты меня забудешь.

– А если я не смогу этого сделать?

– Ты должен.

Не ответив на ее замечание, Хоторн быстрым шагом направился к берегу.

Маргарет молча последовала за ним.


Герцог Таррант остановился возле камина в своей библиотеке. Если кому-то из его слуг и показалось странным приказание герцога растопить камин в такую теплую погоду, то они о своих сомнениях помалкивали. К тому же Тарранту было наплевать на их мнение.

Раньше герцог часто думал о «Записках» Августина X и постоянно спрашивал себя о том, настанет ли когда-нибудь день, когда его внуки или, быть может, даже правнуки проведают о его тайне. Разумеется, это произойдет еще не скоро, в те времена страсти не будут полыхать так яростно, как ныне, а люди станут относиться к истории более бес – пристрастно. И вероятно, в те далекие годы его действия оценят по-другому, никому и в голову не придет обвинять его в чем-то. Более того, потомки поймут его и, возможно, даже вознесут ему хвалу за содеянное.

Потомки наверняка пожелали бы восхищаться отвагой двадцатого герцога Тарранта. А уж признали бы они его философию, согласились бы с ее положениями – это его сейчас не волновало. Без сомнения, они стали бы испытывать гордость за то, что их далекий предок так настойчиво следовал своим убеждениям. Точно так же, как поступали те, кто выходил на сцену жизни до него. Но из-за Джерома, а теперь вот еще и из-за его вдовы все переменилось.

Теперь ни одна живая душа не узнает ничего о том, что он когда-то сделал. Что ему удалось совершить без чьей-либо поддержки, лишь с помощью своего блестящего ума и денег.

Герцог открыл книгу, вырвал первую страницу, скомкал ее и бросил в огонь. Листок быстро потемнел, съежился и сгорел под пристальным взором Тарранта. Он слишком быстро обратился в пепел. За первой страницей последовали другие. Для того чтобы сжечь книгу, ему потребовалось не больше часа. И с каждой сгоревшей страницей горечь герцога Тарранта становилась все сильнее.

Глава 21

Настоящие любовники не боятся потерять себя.

Из «Записок» Августина X
Хоторн приказал, чтобы все свечи во всех канделябрах, висевших вдоль лестницы и в холле, были зажжены. Оделся Монтрейн заранее, затем он положил свои заметки, касающиеся взлома кириллического шифра, и разработанный им ключ к его решению в кожаную папку, чтобы отправиться завтра с ней к Роберту. Днем ему наконец-то удалось справиться с трудной загадкой.

Поначалу он считал, что отправитель служил какому-то известному человеку. Граф Иоаннис Антониас Капонистриас работал в русской дипломатической службе и был одним из главных советников царя Александра I. Но в последние годы его интересы изменились. Он стал прилагать все возможные усилия для того, чтобы Греция добилась независимости от Турции. Майклу удалось разгадать, что этого человека предала женщина, несомненно, очень близкая ему. Она умудрилась так ловко сплести интригу, разработала такие изощренные комбинации, что конфликт между Грецией и Турцией лишь усилился.

Уже не в первый раз граф Монтрейн раскрывал проделки женщин, замешанных в государственные дела. А ведь их считали нежными и слабыми, их способности было прямо-таки принято недооценивать. Но Хоторн придерживался иного, противоположного мнения, во всяком случае, это подсказывал ему опыт. Чаще всего женщины были наиболее успешными шпионками – именно по той причине, что их недооценивали.

Смайтон прошел через холл и исчез в темноте коридора.

«Я жду Маргарет», – едва не сказал Монтрейн. Объяснять что-то было ни к чему, но, возможно, ему просто хотелось произнести эти слова, удержать несущееся вперед время.

С тех пор как они приехали с речной прогулки, Маргарет не обронила ни слова. Ему это показалось невероятно странным. Уж кто-кто, а Хоторн знал, как обычно ведут себя женщины в непростых ситуациях. Визг, крики, вопли отчаяния – все, что угодно, но только не тихая печаль. Дело дошло до того, что поведение Маргарет стало раздражать Монтрейна.

Но когда он увидел, как она спускается по ступеням, у него перехватило дыхание. Лицо ее светилось в зыбком свете канделябров. Рот Маргарет, ее восхитительный рот был изогнут в дразнящей, но обманчивой улыбке, которая отражала блеск ее глаз.

– Ты выглядишь потрясающе, – сказал Хоторн, и он тоже улыбнулся, только искренне.

– Что ж, коли так, то я – подходящий для тебя партнер, – тихо проговорила она.

На Маргарет было надето простое будничное платье из темно-синего шелка – цвет ткани и саму ткань выбирал Хоторн, который остановился на темно-синем, потому что любил этот оттенок. Край лифа и пышные рукава были украшены рядом присборенных кружев. Пышная юбка спадала к ногам Маргарет целым каскадом оборок.

Монтрейн пожалел о том, что пошел на поводу у Маргарет и заказал для нее простое, а не официальное платье. Ей не следовало одеваться в такую же легкомысленную одежду, какая будет на большинстве женщин, пришедших в театр. Строгое платье больше бы подошло к подарку, который Хоторн приготовил для Маргарет.

– Я думал, не нужно ли тебе помочь, – с улыбкой проговорил Хоторн. – Ведь горничной у тебя нет, и некому помочь одеться.

– Да у меня никогда и не было горничной, – пожала плечами Маргарет.

– И все же, – поддразнил ее Монтрейн, – мне следовало предложить тебе свою помощь.

– А ты? – поинтересовалась женщина. – Ты-то сам как обходишься без лакея? Не испытываешь проблем?

– Харрисон, например, считает, что это нелегко. Но я компенсирую отсутствие лакея житьем в этом доме. Портниха постаралась, – заметил Хоторн, протягивая Маргарет руку.

Монтрейн попросил возлюбленную покружиться перед ним, чтобы осмотреть ее новый наряд со всех сторон и оценить ее внешность. Затем они вышли из холла и направились в столовую.

Стол был накрыт как для приема. Фарфор, серебряные приборы, хрусталь – все это великолепие было со знанием дела расставлено и разложено на белоснежной скатерти. Посреди стола почти во всю его длину вытянулся серебряный светильник в форме одного из новых клиперов; в каждом его отверстии стояла горевшая свеча.

Маргарет от изумления широко распахнула глаза.

– Этого монстра сюда притащил Смайтон, – пробормотал граф Монтрсйн, будто оправдываясь. – Я к нему никакого отношения не имею.

– Но у него есть одно преимущество, – заметила Маргарет. – Он так ярко освещает столовую, что здесь сейчас светло как днем.

Хоторн помог Маргарет занять место справа от главы стола. Смайтон тут же принес первое – суп из омара. Суп был очень густым и щедро приправленным специями, поэтому неудивительно, что Маргарет лишь попробовала его.

– Кажется, мне не справиться со всеми этими приборами, – сказала она, вертя в руках серебряную вилку.

Хоторн тут же осознал свой промах и выругался про себя. Он-то хотел сделать этот вечер волшебным, а вместо этого добился лишь того, что разница в их положении стала еще более очевидной.

– Да уж, вынужден признать, – пробормотал он, через силу улыбаясь, – что выглядит все это внушительно. Но ты думай обо всех этих столовых приборах как о загадке, о мозаике. Каждый из них используют для разных блюд. Вот, например, этот... – С этими словами Монтрейн взял в руку какую-то странную вилку. Ее зубцы на концах были плавно изогнуты и по форме больше напоминали ложку. – Это вилка для рыбы, – объяснил он.

Затем Хоторн выбрал из ряда разложенных на столе приборов еще один и поднял его вверх. Форма этой вилки была не менее причудлива, чем у предыдущей, – ее зубцы были очень длинными, почти в половину ручки.

– Это вилка для фруктов, – сказал он, показывая Маргарет заодно и подходящий к вилке нож – тоже внушительных размеров.

Она улыбнулась:

– Да уж, взять и съесть яблоко – это чересчур просто?

– Совершенно верно, – с широкой улыбкой кивнул Хоторн. – Иначе зачем бы тогда нам было иметь такое количество столовых приборов? – С этими словами он взял большую ложку в форме правильного овала. – А вот без этой ложки никому из нас не обойтись, – заметил Монтрейн. – И ведь каждый умеет отлично ею пользоваться, потому что это ложка для супа. – Помолчав, граф добавил: – Только ее не надо путать с десертной ложкой. – Еще один столовый прибор присоединился к тем, что он демонстрировал Маргарет. – Есть еще также ложка для десерта и для пудингов.

– Так много?

– Да, – кивнул Монтрейн. – Принимать пищу на светских приемах – это же церемониал. Если ты научишься пользоваться всеми, то можешь считать себя посвященной. – Он разложил ложки и вилки на свои места.

– А когда посвященным стал ты? – поинтересовалась Маргарет.

– Кажется, когда мне было восемь лет, – ответил граф. – Я был очень хорошим мальчиком и всегда замечательно себя вел.

Маргарет задумчиво посмотрела на него, склонив голову набок.

– Сомневаюсь я в том, что это правда, – заметила она.

Хоторн лишь улыбнулся в ответ.

Смайтон подавал им блюдо за блюдом. Граф Монтрейн заметил, что некоторые яства Маргарет лишь пробовала. Этим она невольно напоминала тех светских львиц, которые имели обыкновение только прикасаться к некоторым угощениям.

Когда с едой было покончено и Смайтон отправился к кухарке, чтобы поблагодарить ее за обед, Монтрейн и Маргарет вышли из столовой. Маргарет осталась в холле; она стояла молча, изредка поглядывая на тонущий в темноте куполообразный потолок, а Хоторн отправился в библиотеку за своим подарком.

– У меня для тебя сюрприз, – сказал он, вернувшись.

Его слова эхом разнеслись по всему дому.

– Сюрприз? Еще больший, чем поход в театр?

Кивнув, Монтрейн развернул перед ней шаль. Роскошная легкая ткань была украшена тонкими золотыми стежками. Маргарет прикоснулась к ней и осторожно погладила. Даже в полумраке ткань блестела. Хоторн накинул шаль Маргарет на плечи и расправил складочки. Лишь в это мгновение он обнаружил, что ему нравится делать ей подарки.

Удивленное выражение на лице Маргарет уступило место довольному.

– Мне не следует принимать от тебя что-то, – тихо проговорила она.

– Ночи могут быть прохладными, – сказал Монтрейн, дивясь звенящей в его голосе нелепой нежности. – Я не прощу себе, если ты замерзнешь. Но если тебе будет тепло, то ты сможешь остаться подольше.

– Ты так ведешь себя, что мне трудно тебе отказать, – вымолвила Маргарет, с улыбкой глядя на Монтрейна.

– Вот и не надо мне отказывать.

– Я буду скучать по тебе, когда уеду отсюда, – сказала Маргарет.

Граф сразу понял, что она сказала это, не подумав. Но ее слова будто повисли в воздухе между ними, приостановив время.

– Милорд, – объявил Смайтон, входя в дом, – карета подана.

Граф Монтрейн кивнул и предложил Маргарет руку.

Глава 22

Когда человек может не волноваться, не переживать и имеет возможность расслабляться, страсть достигает наивысшей точки.

 Из «Записок» Августина X
Театр был так ярко освещен, что могло показаться, будто там начался пожар.

Выйдя из кареты, они едва избавились от навязчивых уличных торговцев, которые сопровождали их до дверей театра. Молодые девушки продавали апельсины, цветы и спички; Две или три дамы постарше задирали юбки с одной стороны, чтобы продемонстрировать свои ноги, – явно проститутки. Но они не были единственными из тех, кто этим вечером торговал чем-то или выпрашивал у прохожих монетки. Были на улице и карманные воришки, и изуродованные ветераны войны, и маленькие мальчики, предлагавшие подмести улицу или помочь женщинам пройти по грязи.

У входа в театр, на лестнице и в театральных коридорах народу толпилось не меньше, чем на площади. Несколько человек поздоровались с графом Монтрейном. В ответ он лишь быстро улыбался и приветственно помахивал рукой. Хоторн намеренно не останавливался поболтать со знакомыми, чтобы не представлять Маргарет. В последние минуты он явно переживал из-за того, что не знал, как это сделать, не смущая ее, ведь Маргарет не была графу ни родственницей, ни невестой. А если он не объяснит, кто, она такая, или назовет ее своей приятельницей, то понятно, какие мысли это вызовет у его знакомых – наверняка всем придет в голову что-то недозволенное. Вот и выходило, что даже если он из вежливости не назовет ее своей любовницей, все равно все именно об этом и подумают, однако его отказ представлять ее приводил к такому же результату.

Чем выше они поднимались по лестнице, тем реже становилась толпа. Люди расступались при виде Монтрейна и Маргарет, словно кто-то уже успел предупредить их о появлении странной пары. Несколько человек повернулись и, ничуть не таясь, глазели им вслед.

Как только они вошли в ложу, Маргарет села в кресло. Она молчала, казалось, происходящее не задевало ее. И если даже ей было неприятно чувствовать на себе взгляды множества людей, по ее виду это было незаметно. Зато граф Монтрейн обратил внимание, что все головы постепенно поворачиваются в их сторону. Вскоре на них было устремлено уже столько заинтересованных глаз, что Хоторн не сомневался: после спектакля постановку «Макбет» будут обсуждать меньше, чем его и Маргарет.

– Ты раньше бывала в «Ковент-Гардене»? – спросил он у своей спутницы.

Взглянув на Хоторна, Маргарет кивнула:

– Несколько лет назад я тут смотрела «Дона Джованни».

– И тебе понравилось?

– Мне тогда показалось, что лучше бы пьеса шла на итальянском, – вымолвила Маргарет. – Как-то странновато было слушать ее по-английски.

Опять при виде ее улыбки Монтрейн почувствовал, как заныли его чресла, – это недопустимо! Получается, что ему, кроме постели, ничего не надо. Отвратительно! Еще не хватало выставить себя развратным дураком перед тысячами заинтригованных зрителей. Хоторн заставил себя смотреть на сцену и сосредоточиться на мыслях об очередном шифре, а потом – на полиалфавитном коде замещения.

Публика принялась сплетничать. Перешептывание зрителей, передаваемое от одного человека к другому, легким ветерком понеслось по залу. Похоже, граф Монтрейн недооценил и общественный интерес к его фигуре, и вероятную болтливость портнихи.

Маргарет упрямо смотрела на сцену. На ее лице застыло выражение решимости, к которой примешивалась изрядная доля испуга. «Что это? – спросил себя Хоторн. – Смелость или способность при любых обстоятельствах не сворачивать с выбранного пути?»

До сих пор Монтрейну было некого защищать. Его сестры всегда держались вместе и при необходимости защищали друг друга. У Маргарет же не было ни титула, заставившего бы публику относиться к ней с уважением, ни родных.

Внезапно Монтрейн вспомнил ее слова: «Мне надо показать себя, чтобы найти следующего покровителя». Настроение графа мгновенно упало. Он не сделал ничего, чтобы огородить ее от пересудов и критики. Какого черта он раньше не понял, к чему приведет их появление в театре?!

«Потому что ты не дал себе труда подумать головой, Майкл», – шепнул внутренний голос. Граф Монтрейн криво усмехнулся.

Он всегда считал, что знает наперечет все свои недостатки, отмечает ошибки и старается уменьшить количество тех и других. И вдруг случилось так, что ему неожиданно стало известно еще об одной черте собственного характера, которая ему решительно не нравилась. В своем высокомерии он думал только о себе, о своих желаниях. Ему даже в голову не пришло подумать о том, как Маргарет будет себя чувствовать в сложившихся обстоятельствах. Высокомерие имеет цену, и за него надо платить. Вот только, к сожалению, он пока не получил счета.

Ложа графа Монтрейна находилась справа от сцены – ее выбирали с таким расчетом, чтобы было лучше видно артистов, а не сидящих в зале зрителей. И все же Хоторн понимал: до тех пор, пока в зале не погасят свечи, они с Маргарет будут в центре внимания.

– Я рассказывал тебе когда-нибудь о герцогине Уилтшир? – спросил он.

– Нет, – ответила Маргарет, поднимая на графа глаза. – Не рассказывал.

– Это старая капризная дама со странностями, которая буквально помешана на диете из капусты и репы, – начал Хоторн. – Однако никто ни разу не осмелился сказать ей, что ее общество невозможно выносить больше нескольких минут. Граф Стоунбридж настолько пристрастился к портвейну, что не может прожить без него и часа. Маркиз Бинсноубл с ума сходит по своим мопсам. Он то и дело целует их прямо в нос и требует, чтобы собаки повсюду сопровождали его.

На лице Маргарет появилось какое-то новое выражение, сильно отличающееся от недавнего ледяного спокойствия. Скорее всего это было смущение, к которому добавилось зарождающееся удивление.

– Зачем ты мне все это рассказываешь? – спросила она.

– Все они – обычные люди, – сказал Хоторн, глядя в зрительный зал. – У каждого из них есть свои недостатки, которые они продемонстрируют – дай только время. – Граф ловил на себе взгляды уже нескольких старых склочниц. И даже его суровый взор не мешал все возраставшему любопытству – это еще один пример того, что он не сумел трезво оценить ситуацию. Граф Монтрейн, кстати, вообще не привык проигрывать, и с каждой минутой это все больше раздражало его. – Графиня Ратледж все еще живет в прошлом веке, – продолжил Хоторн. – Каждый раз, когда ей шьют платье, она настаивает на том, чтобы вырез едва прикрывал ее обвисающие груди. А потом каждому воспитанному человеку приходится прятать глаза, когда она приближается к нему.

– Ты намереваешься поведать мне обо всех их недостатках? – полюбопытствовала Маргарет. Улыбка на ее лице стала шире.

– Если это будет необходимо, – кивнул Монтрейн. Он и в самом деле был готов продолжить.

– Но зачем?

– Для того чтобы ты поняла, что на них не стоит обращать внимания, – объяснил Монтрейн.

– Даже если они судачат о том, что ты пришел сюда с любовницей?

– Я очень редко бываю в театре, – сказал Хоторн. – Поэтому неудивительно, что всем интересно, с кем это я пришел сюда сегодня вечером. Я всего лишь недооценил масштабов их любопытства.

– Они считают тебя большой загадкой, Майкл?

– Похоже, тебе по нраву мысль об этом, – улыбнулся Хоторн.

– Вообще-то ты никогда не казался мне таинственным человеком, – вымолвила Маргарет.

– Я очень много рассказал тебе, Маргарет, – проговорил Монтрейн тихо. – Никто не знает обо мне столько, сколько знаешь ты. – Сделав это признание, Хоторн замолчал. Он внезапно понял, что Маргарет о разных аспектах его жизни известно больше, чем любой его знакомой женщине.

Он делился с ней даже своими мыслями, о которых не знала ни одна живая душа.

– Все в порядке, Майкл, – сказала Маргарет. – Я знала, что так будет. Мужчина и его любовница всегда вызывают пересуды. Именно такую долю ты мне уготовил, но я не хочу жить такой жизнью.

Граф Монтрейн ошеломленно смотрел на нее, не находя ни единого слова себе в защиту.

Наконец люстры стали опускать, стоявшие наготове лакеи принялись тушить свечи. Через несколько мгновений занавес поднялся, и началось действие. «Макбет». В таком мрачном настроении, как у него, только такие пьесы смотреть.

Монтрейн посмотрел на профиль Маргарет, еле различимый в почти полной темноте. Женщина наклонилась вперед, упершись локтем в закругленное ограждение ложи. Майкл почти не замечал того, что происходило на сцене. Собственно, он пришел сюда не столько ради спектакля, сколько ради того, чтобы Маргарет приобрела определенный опыт.

Вместо этого он превратил ее в объект сплетен и пересудов.

Нет, все-таки он развратный дурак.

Шквал аплодисментов, раздавшихся в конце первого акта, послужил сигналом к антракту. Маргарет откинулась на спинку кресла, все еще находясь под впечатлением от пьесы. Алчность, амбиции и убийство. Все это абсолютно ужасно и в то же время восхитительно.

Майкл заказал для них освежительные напитки. Еще один сюрприз. Когда люстры опустили, чтобы вновь зажечь свечи, и вновь подняли, Маргарет почувствовала, что она все еще находится в центре внимания.

Повернувшись, она посмотрела на полукружие лож, на лица сидевших в них людей. В жизни она еще не испытывала такого внимания к собственной персоне, не была предметом столь горячего обсуждения. Маргарет даже стало любопытно, что в ней до такой степени интересует людей. Тот факт, что она пришла в театр с Монтрейном? Или то, что она не была одной из них?

Внезапно ее взор наткнулся на герцога Тарранта, сидевшего в противоположной части зрительного зала. Он явно был поражен, увидев ее.

За прошедшие годы герцог не изменился. Он по-прежнему напоминал Маргарет злобную хищную птицу, которая мрачно смотрела на нее. Признаться, его взгляду женщина предпочитала взоры остальных любопытных, которые так и поедали ее глазами.

Маргарет услышала голос Монтрейна. Подняв голову, она увидела его сбоку от себя. Из их ложи вышел лакей, а Майкл подал ей стакан и льняную салфетку.

Привилегия знати, предположила Маргарет, – обслуживание прямо в зале в антракте спектакля. Взяв у Монтрейна стакан, Маргарет заглянула в него. Что-то розовое, пенистое. Она не могла это выпить.

– Ты неважно себя чувствуешь, Маргарет? – встревожился Хоторн.

Она медленно покачала головой.

– Ты очень огорчишься, если мы уйдем отсюда?

– Если ты этого хочешь, – сказал Монтрейн.

Маргарет удивило, что граф не стал возражать. Вероятно, он решил, что она хочет убежать от сплетников. Она снова посмотрела на герцога Tappaнта. Нет, дело не в сплетнях, а в ненависти, которая испортила ей весь вечер.

– Да, – промолвила она решительно. – Я очень хочу уйти.

Маргарет больше не смотрела в сторону Тарранта. Но, выходя из ложи, она даже спиной чувствовала его злобный взгляд.


Эфра Хоторн, графиня Монтрейн устала до изнеможения. Ноги у нее болели, вся кожа лица, казалось, потрескалась. Шарлотта без умолку болтала о милых молодых людях, вполне подходящих ей на роль мужа, которые приглашали ее потанцевать. У Ады был утомленный вид, да она и в самом деле устала. Лишь на Элизабет, похоже, события вечера не произвели особого впечатления. Не похоже, что она танцевала всю ночь напролет до самого рассвета, а теперь прощалась с последними гостями.

Ох эта молодость! Оружие на все времена.

Бал прошел удачно, если учесть, сколько кавалеров ухаживали за ее дочерьми, но солнце уже вставало. Эфра чувствовала, что если она немедленно не доберется до постели, то попросту упадет на пол. Ожидая, пока ее заберет экипаж, графиня Монтрейн услышала насмешливое хихиканье в группе дам, окружавших Хелен Киттридж. Выпрямившись во весь рост, графиня невольно приосанилась, поправила на затылке выбившиеся из прически кудряшки и приготовилась к военным действиям.

С тех давних пор, когда графиня Монтрейн приехала в Лондон, Хелен Киттридж была ее главной соперницей, которая вечно раздражала ее. За ними ухаживали одни и те же мужчины, и каждый из них намекал, что жаждет сделать предложение именно ей. С тех пор Эфра полагала, что ту битву она выиграла, но главное сражение проиграла. Если бы Эдвард женился на Хелен, то она была бы несчастна последние двадцать лет – так же, как была несчастна сама графиня.

За тридцать лет она почти не разговаривала с Хелен. Та вышла замуж за маркиза, и, как говорили Эфре, их брак оказался удачным. Теперь соперничество дам касалось в основном их дочерей. Салли Киттридж, единственная дочь Хелен, вроде была воспитанной девушкой, вполне милой, с робкой улыбкой и невыразительными чертами лица. То же самое можно было сказать и о ее характере. Он был очень мягким.

Однако, признавала Эфра, Салли не тревожила Хелен столь сильно, как ее собственные дочери. При всей любви к ним Эфра прекрасно знала их недостатки, отличительные черты характеров. Шарлотта вечно ныла, Ада без конца рассказывала о каких-то случаях, а Элизабет немедленно озвучивала любую мысль, которая приходила ей в голову.

Графиня Монтрейн посмотрела на дам, собравшихся вокруг Хелен Киттридж. На бал пришли те самые люди, которых она видела прошлым вечером. А это означало, что ничего особенного, такого, о чем стоило бы судачить, касающегося кого-то из этих светских особ, попросту не могло произойти. И все же дамы явно что-то живо обсуждали.

Эфра с деланным интересом стала рассматривать свои перчатки, притворяясь, что ей на все это наплевать. И даже не любопытство терзало ее – скорее она почувствовала тревогу. То и дело кто-то из окружавшей Хелен группы со смехом смотрел на нее.

Что еще натворила Шарлотта? Или, может, Ада выпросила денег для кого-то из тех, за кого она постоянно переживала? А вдруг Элизабет обидела кого-то своей непосредственной прямотой?

Господи, ну где же ее карета? Графиня, нахмурившись, посмотрела на лакея, он тотчас поклонился ей в ответ. Однако его готовность услужить ей не укоротила очередь из экипажей.

– Хорошо выглядишь сегодня, Эфра.

Оглянувшись, графиня Монтрейн увидела подле себя Хелен Киттридж.

– Ты тоже, – вежливо ответила графиня, слегка кивнув.

За спиной Хелен стояли три женщины. Они были достаточно далеко, чтобы обвинить их в подслушивании, но достаточно близко, чтобы не упустить ни слова из разговора двух соперниц.

Тот факт, что Хелен подошла к графине поговорить, был очень плохим знаком. Эфра с нетерпением ждала слов Хелен, которая едва не переминалась с ноги на ногу от нетерпения.

Услышав сногсшибательную новость от Хелен Киттридж, Эфра от неожиданности выронила веер.

Глава 23

Сильные эмоции губительны

для физического удовольствия.

Из «Записок» Августина X
Майкл задержался в дверях утренней гостиной – казалось, ему не хочется оставлять ее.

На графе были синие шерстяные брюки и сюртук, белая рубашка и шелковый галстук. Черные кожаные сапоги начищены до блеска. Словом, безупречный вид. До чего же он был красив!

– Меня не будет всего около часа, – сказал он, разглядывая Маргарет. – А возможно, мне и этого не потребуется.

Граф Монтрейн не рассказал ей, какие дела влекут его из дома, однако Маргарет подозревала, что черная кожаная папка, которую он держал в руках, имеет к ним непосредственное отношение. Даже неделя, целиком посвященная развлечениям, не заставила его забыть об ответственности.

Каждый день Хоторн по нескольку часов работал в библиотеке.

– Я воспользуюсь твоим отсутствием и почитаю еще немного, – промолвила Маргарет, нежно улыбаясь ему.

– Нашего друга Колриджа? – спросил он с улыбкой. – Или еще какую-нибудь книгу, которую ты выбрала в библиотеке?

– Сказание о рыцаре, – улыбнулась Маргарет, указывая на роман «Айвенго».

– Это произведение имеет что-то общее с «Записками» Августина X? – поддразнил ее Майкл.

Она отрицательно покачала головой – «Записки» ее больше не интересовали. К чему ей чужие заметки, когда у нее теперь такие воспоминания о графе Монтрейне, перед которыми даже богатый опыт Августина меркнет.

– Ничего, что ты здесь останешься одна? – засомневался Хоторн.

– Я свернусь калачиком на диване и буду вести себя тихо, как мышка, – пообещала Маргарет.

– Если тебе что-нибудь понадобится, сразу позвони и вызови Смайтона, – наставлял ее граф.

– Знаешь, Майкл, мне будет гораздо проще принести что-то нужное самой, чем беспокоить старика.

– Смайтон был груб с тобой? – Монтрейн мгновенно помрачнел – таким Маргарет видела его не раз, когда граф бывал чем-нибудь недоволен. Вероятно, хмурый вид не столько служил выражением его настроения, сколько свидетельствовал о том, что граф пытается сосредоточиться. В данный момент предметом его забот была сама Маргарет.

– Нет, что ты! – возразила она. – Смайтон всегда подчеркнуто вежлив.

– Ты уверена?

Маргарет ничуть не сомневалась: если только она не разубедит Майкла, он не уйдет. Редко ее так баловали.

– Со мной все будет в порядке, Майкл, – нежно промолвила она.

Хоторн широким шагом пересек комнату, подошел к Маргарет и поцеловал ее. Спустя миг, показавшийся обоим чуть ли не вечностью, он произнес:

– Мне надо идти.

– Иди, – кивнула Маргарет, поднимая на него глаза.

Господи, ей так трудно сейчас, когда он уходит ненадолго, а как же она переживет расставание с ним навсегда?

– Со мной все будете порядке, – повторила она и вымученно улыбнулась.

Кивнув, Майкл вышел из комнаты.

Уже в дверях Хоторн, разрывавшийся между чувством долга и собственными желаниями, задержался и бросил взор на утреннюю гостиную. В жизни он не бывал в такой нелепой ситуации!

– Позаботьтесь о ней, Смайтон, – попросил он дворецкого, когда тот подавал ему цилиндр и трость. Смайтон лишь бесстрастно кивнул. Майкл никогда не мог понять, что на уме у этого человека, предпочитавшего всегда держаться невозмутимо и сдержанно.

Граф был целиком поглощен своими мыслями. Садясь в карету, он раздумывал о поставленной перед ним задаче. Прежде Хоторну и в голову не приходило, что предлагаемая им Маргарет роль любовницы заденет ее гордость и достоинство. Ведь не однажды он представлял себе, как выйдет с миссис Эстерли в свет, но при этом хотел всегда держать ее при себе.

«Как зверя в клетке, Майкл?» – мелькнуло у него в голове.

Эта мысль не давала ему покоя.

Он хотел, чтобы Маргарет осталась с ним, потому что, когда она была рядом, его жизнь обретала смысл. Но он никак не желал понять, как сама Маргарет будет чувствовать себя при этом. Их разговор на реке, вечер в театре стали хорошим уроком для его неприступной гордости.

Маргарет во всем права. Что она сказала ему в первый день? Кажется, что-то о том, что воспитание не позволяет ей быть любовницей. Просить Маргарет остаться с ним – ничего хуже не придумаешь.

Хоторн уважал спокойное достоинство этой женщины, но иногда ему безумно хотелось узнать, что за тайна скрывается в ее изменчивых глазах. Маргарет составляла ему отличную компанию, им было хорошо вдвоем в те минуты, когда они занимались любовью, но она не мешала ему и тогда, когда тихо сидела рядом с ним, наблюдая, как Хоторн работает.

Правда заключалась в том, что Монтрейн не хотел обидеть Маргарет, не хотелось ему и повторения того, что произошло в театре. Всю оставшуюся жизнь он будет помнить, как она сидела там – королева сдержанности и хороших манер в окружении людей, жадно сплетничавших о ней.

Это никогда не повторится, поклялся Майкл.

Какой кошмар! Подумать только, признался он себе, его восхищение женщиной привело к тому, что он причинил ей душевную боль.

Еще мгновение назад ему безумно не хотелось уходить от нее, оставлять одну. Что же будет через два дня?


Алан Стилтон, герцог Таррант, стоял у окна, глядя на парки Уикхэмптона. Прогулочная дорожка тянулась по парку, затем устремлялась к другой тропе, ведущей к липовым аллеям. Стоит ему повернуть голову, и он увидит пейзаж, открывавшийся из противоположного окна дома, – зеленую лужайку, на которой поблескивает живописный пруд.

Воздух был напоен ароматом лаванды – целые лавандовые поля раскинулись к югу от поместья. Жужжание пчел и тихий шепот ветра, ласкавшего листья деревьев, служили единственным аккомпанементом его мыслям.

Его наследие, усадьба Уикхэмптон. Сыновья продолжат его род, и еще долгие годы люди будут почитать имя Стилтонов. За великие дела его предков, возможно, но только не за то, что совершил он сам.

Стилтона не волновало, что он отдавал приказания убивать людей. Солдат никогда не считают убийцами, а ведь он был занят не более чем войной. Он пытался спасти империю.

Таррант приехал в Уикхэмптон, потому что ему было необходимо ненадолго покинуть Лондон. Или, возможно, он хотел напомнить себе о тех пяти веках, что его семья служила Британии. Герцог не мог этого забыть. Он совершал свои поступки во имя своих предков и своих потомков, во имя процветания Англии.

– Войдите.

Он намеренно приглушил голос так, что он зазвучал почти по-отечески. Между прочим, находились и такие, кто попадался на эту удочку. А сам Таррант давно считал это вполне нормальным и приемлемым. В чем люди себя убеждают, в то они и верят. Именно поэтому он почти всегда улыбался, для всех находил доброе слово. Это бы простой обман, который ничего ему не стоил.

Обернувшись, он увидел подошедшего к нему Питера. Приветствие, испрошенное разрешение, благодарность.

– Тебе больше не надо искать Маргарет Эстерли, Питер. Я сам видел ее. – Губы Тарранта искривила недобрая улыбка, за которой он пытался спрятать кипевшую в нем ярость. – У нее явно есть покровитель, – продолжал он. – Граф Монтрейн.

Мастер кодов. Какая изощренная, какая ужасающая ирония! Последний человек в Англии, которому стоило бы читать «Записки» Августина X.

В то самое мгновение, когда герцог Таррант увидел Mapгарет в обществе графа Монтрейна, он понял, что дело обретает иной поворот, более опасный, чем прежде.

– Он куда больше беспокоит меня, Питер, – проговорил герцог. – Этот человек обладает феноменальным любопытством, которое почти всегда удовлетворяет. Если две другие книги у нее, можно не сомневаться, что Монтрейн сумеет сопоставить заметки на полях.

Питер хранил уважительное молчание.

– Много лет эта женщина мешала мне, – продолжал Таррант. – Она, как шип, впилась в мою кожу, но теперь настало время освободиться. – Хорошо это он придумал – выразить свое приказание библейскими словами. – Однако он беспокоит меня больше, – повторил герцог.

– Вы хотите, чтобы его убили, ваша светлость?

Таррант нахмурился, глядя на своего кучера.

– Какое неприятное слово, Питер! Давай больше не употреблять его. Довольно того, что мы с тобой понимаем друг друга. Нет необходимости говорить о вещах очевидных. Если граф и его новоявленная привязанность исчезнут, я буду удовлетворен.

Лишь после этого его мир вновь станет безопасным.


После ухода Майкла Маргарет запечалилась, так грустно ей стало без него, но потом она заставила себя вновь взяться за чтение. Увы, сказание об Айвенго ее больше не интересовало. Она уже представляла доблестного рыцаря в образе Майкла – высокого, темноволосого, с синими глазами и завораживающей улыбкой. Отложив книгу, Маргарет подперла подбородок руками и стала смотреть в окно.

Скоро наступит время, когда она будет жалеть о проведенной у Монтрейна неделе. Однако Маргарет никак не могла представить себе это мгновение. Вначале она предполагала, что время, проведенное с Майклом, будет целиком посвящено плотским утехам, но ей тогда и в голову не приходило, что они так сблизятся. Дважды они сидели в библиотеке Майкла и читали – каждый свою книгу. Один раз при этом шел сильный дождь, было слышно, как тяжелые капли барабанят по булыжной мостовой, и от этого им становилось еще уютнее вместе.

А прошлая ночь все же показала, до чего нелепой была эта неделя. Понимая, что надвигается катастрофа, Маргарет начала впадать в отчаяние, стараясь при этом делать вид, что они принадлежат к разным мирам. Но это же было не так! Всю неделю они вели недопустимый образ жизни, и случай в театре послужил тому доказательством.

Тут в коридоре раздались громкие голоса, оторвавшие ее от раздумий. Маргарет посмотрела на дверь.

– Мама, он все уничтожит! – звенел взволнованный девичий голос. – Никто и не вспомнит этот бал, все будут говорить только о скандале. А со мной что будет – ужас!

– Ты совсем распустилась, Шарлотта! Только о себе и думаешь! – возразил ей кто-то.

– Элизабет, ты не должна говорить с сестрой в таком тоне. Подумай о своих манерах! Если будешь и дальше вести себя подобным образом, все твои поклонники разбегутся.

– Не понимаю я, почему женщины так мечтают выйти замуж. – Это был уже четвертый незнакомый Маргарет голос. – Вот я наивысшим благом в жизни считаю независимость. Это же настоящий кладезь добродетели.

– Нет, Ада, прошу тебя, только не это! Почему ты вечно цитируешь эту свою Волстоункрафт[1] ?

– Между прочим, она – настоящая мученица, жизнь была готова положить за права женщин, – возразила та, кого называли Адой.

– Да ладно тебе! Никакая она не мученица. Ты начинаешь цитировать ее лишь в тех случаях, когда тебе надо затеять спор. Сомневаюсь, что ты хоть наполовину веришь в то, что говоришь.

– А вот я всегда предпочитаю общество симпатичного кавалера, – заговорил другой голос.

– Где мой сын, Смайтон?

За дверью царил настоящий хаос. Женщины перекрикивали друг друга, не желая ничего слышать.

– Сожалею, ваше сиятельство, но граф Монтрейн изволил уйти, – заговорил дворецкий.

– Меня это не волнует, Смайтон, – продолжала старшая из женщин. – Мы дождемся, пока он вернется. Принеси нам шоколада в утреннюю гостиную.

– А я не буду пить шоколад, Смайтон. Он портит цвет лица.

– Не думаю я, что шоколад имеет что-то общее с настойкой опия. Это она приводит к тому, что человек испытывает чувство эйфории, не имеющее ничего общего с нормальным состоянием.

Итак, это его мать. Боже милостивый, к Майклу приехали графиня Монтрейн и его три сестры.

Маргарет встала с дивана, обтерла о юбку внезапно вспотевшие ладони, приосанилась, взяла себя в руки и стала ждать.

Через мгновение дверь распахнулась, и Маргарет оказалась лицом к лицу с женщиной средних лет, облаченной в явно очень дорогое платье с завышенной талией из шелка бронзового оттенка. На ее голову с волосами удивительного рыжего цвета был нахлобучен капор того же цвета, что и платье. Капор украшали шелковые пионы.

Графиня медленно стянула с рук кожаные перчатки – и они были в тон платью, – не сводя прищуренных глаз с миссис Эстерли.

– Кто вы такая, могу я полюбопытствовать?

Не успела Маргарет и рта раскрыть, как графиня обернулась к Смайтону и грозным тоном спросила:

– Кто эта женщина?

Казалось, дворецкий потерял дар речи.

– Меня зовут Маргарет Эстерли, – громко и отчетливо произнесла Маргарет. С трудом сглотнув, она сжала перед собой руки, твердо намереваясь не поддаваться вызову матери Майкла.

На лице графини не было ни морщинки. Кожа казалась до того гладкой, будто она никогда не хмурилась.

Всем известно, что если кусочек красной фланели смочить в воде, а затем потереть им губы, они надолго обретут розовый оттенок. С отечностью вокруг глаз можно справиться, если приложить к векам смоченную в смородиновом чае салфетку. Угольная пыль хорошо затемняет седеющие брови и ресницы. А если яичный белок взбить с небольшим количеством меда, то эта смесь хорошо разгладит кожу и сгладит все проявления старения.

Маргарет невольно спросила себя, использует ли графиня для омоложения яичные белки, а также кусочки красной фланели и угольную пыль?..

Несколько невыносимо долгих минут графиня и Маргарет молча поедали друг друга взглядами. Смайтон буквально растворился в воздухе, как растворяются клубы дыма.

– Что вы скажете? – грозно вопросила графиня. На ее лице застыло неподдельное изумление.

Тоненькая, совсем еще юная девушка с темными, как у Майкла, волосами и такими же сине-сапфировыми глазами обошла свою мать и шагнула вперед.

– Здравствуйте, – приветливо поздоровалась она. – Я Элизабет, младшая сестра Майкла, – объяснила девушка. – А вот это Шарлотта, средняя сестра, – представила она сестру, указывая на девушку со светлыми волосами и карими глазами. – Ада – старшая из нас, вообще-то она никогда не молчит.

– Элизабет, – с едва сдерживаемой яростью произнесла графиня Монтрейн, – у тебя что, совсем нет головы на плечах? Ты только что представила своих сестер женщине с сомнительной репутацией.

– Так вы запачканная голубка? Наверное, Майкл спас вас от нищеты и полной отчаяния жизни? – с любопытством спросила Ада у Маргарет. Ее темные волосы были забраны наверх в обычный пучок, словно она старалась выглядеть попроще. У нее были светло-карие глаза и такой же пытливый, как у брата взгляд.

– Так это его шлюха? Нас только что представили шлюхе Майкла? – возмущенно взвыла Шарлотта.

Маргарет вздрогнула, но сохранила самообладание.

– Откуда ты набралась таких слов, Шарлотта? – спросила графиня, глядя на дочь. – Ты их вообще не должна знать, не говоря уже о том, чтобы употреблять. – Она подняла руку. – Идите в карету, девочки, – велела графиня дочерям. – Не могу допустить, чтобы вы общались с этим... существом.

– Но, мама... – заговорила было Элизабет, однако графиня остановила ее свирепым взглядом.

Как только сестры Майкла покинули комнату, графиня обернулась к Маргарет и медленно обвела ее с головы до ног неодобрительным взглядом.

Маргарет держалась из последних сил. Графиня же смотрела на нее таким же взором, каким обычно прожигал ее герцог Таррант.

– Мои дочери – девочки невинные, – заговорила графиня Монтрейн. – Однако у меня есть определенный опыт общения с подобными вам женщинами, они мне на протяжении всей жизни то и дело попадались. Могу ли я из факта вашего пребывания здесь сделать вывод, что мой сын окончательно лишился разума? Или, может, он вырвал листок из книги жизни собственного отца и влюбился в свою любовницу?

– Я ему не любовница, – сухо поправила ее Маргарет.

В дверях снова появился Смайтон – на сей раз он держал в руках серебряный поднос с двумя серебряными кофейниками, сахарницей и чашками. Графиня даже не обернулась в его сторону – она не отрываясь буравила взглядом Маргарет. Дворецкий Майкла осторожно поставил поднос на стол, а затем взглянул на двух женщин, не зная, то ли ему сразу уйти, то ли нарушить неловкое молчание.

– Где мой сын? – наконец спросила графиня Монтрейн.

– Я не знаю точно, где он, – призналась Маргарет.

– Разве вы не знаете, как вам полагается разговаривать со мной? – язвительно осведомилась мать Хоторна. – Вам следует называть меня «миледи» и стараться быть любезной.

Раздражение Маргарет готово было одержать верх над испытываемым ею унижением. Хотя, возможно, это была гордость, рвущаяся из глубин ее души.

Графиня не походила на тех дам, которых Маргарет доводилось обслуживать в книжной лавке. Знатные женщины путешествовали на задних сиденьях черных лакированных карет и, казалось, не замечали грязи, по которой катились их экипажи. Они не знали, что такое выматывающая тряска по булыжным мостовым или зловоние лондонских улиц. Потому что экипажи были оснащены мощными рессорами, а к носам они прижимали флакончики с духами, чтобы не чувствовать посторонних запахов. Те дамы и не видели Маргарет, когда она обслуживала их, они не отпускали в ее адрес оскорбительных замечаний. Возможно, что-то в этом роде и было, но Маргарет никогда не слышала ничего подобного. Хотя, может быть, они попросту не удостаивали ее даже грубостью.

– Если я не обратилась к вам должным образом, то прошу прощения, миледи, – проговорила Маргарет, вздергивая вверх подбородок. – Но не следует ли и вам извиниться за грубость? Или вы полагаете, что ваше дело – оценивать манеры других, но не считаете при этом нужным самой соблюдать их?

– Вы – это вы, молодая женщина, – заявила графиня. – Я и не подумаю сожалеть о том, что вам сказала.

Они стояли с двух сторон стола, не сводя друг с друга взглядов.

– Без сомнения, вы вообразили себе, что вам удалось внедриться в жизнь Майкла, обвести его вокруг пальца, – ядовито вымолвила графиня. – Но ваш замысел провалился! Я позабочусь о том, чтобы он отправил вас назад в доки, где, вероятно, подобрал и где вы найдете других клиентов, которые наверняка оценят ваши выдающиеся таланты.

Маргарет прекрасно знала, что ее пребывание в доме Майкла осудил бы кто угодно, будь то знатный человек или торговец. Но при этом она не была доступной портовой девкой. Впрочем, возражать она не стала – слов подходящих не нашлось. Вместо этого она, казалось, подчинилась многозначительному молчанию своей собеседницы и ее растущему презрению.

С подноса по всей комнате разносился горьковатый запах шоколада. Даже в лучшие времена Маргарет не очень любила этот напиток, но сейчас его аромат показался ей особенно отвратительным. Возможно, все из-за того обилия пищи, которое она позволила себе прошлым вечером, или просто из-за невероятного напряжения, в котором находилась последние несколько минут. Хотя не исключено, что ее ребенок решил так неуклюже заявить о себе в этот неподходящий момент. Словом, какова бы ни была причина происходящего, но ее внезапно и очень сильно затошнило.

Маргарет закрыла глаза и глубоко задышала, надеясь, что это поможет желудку успокоиться. Это был единственный способ справиться с дискомфортом. Но похоже, пока шоколад в комнате, ей ничто не поможет.

– Что с вами? – спросила графиня.

Маргарет покачала головой, схватилась рукой за живот, опустила глаза и быстро направилась к двери.

– Куда это вы пошли? – попыталась остановить ее графиня. – Я вас еще не отпустила.

Маргарет не повернулась к ней, ничего не ответила, думая лишь о том, как бы поскорее попасть в комнату, которую она в последние дни делила с Майклом.

Глава 24

Если узнаешь другого, узнай себя.

Если полюбишь другого, полюби себя.

Из «Записок» Августина X
Роберт, по обыкновению, был весьма молчалив, когда Майкл показал ему результаты работы над кириллическим шифром. Впрочем, Хоторн и не ожидал ничего другого. Однако он прекрасно изучил своего друга и по его загоревшемуся взору на внешне спокойном лице догадался, насколько тот взволнован тем, что удалось расшифровать сложную загадку.

Монтрейн не знал, что будет дальше с результатами его работы. Если в министерство иностранных дел поступит еще какое-нибудь сообщение, которое можно будет прочитать с помощью его расшифровки, это будет большое достижение. А уж как это отразится на истории, ему неведомо.

Подъезжая к дому, он увидел у дверей карету матери.

Первый признак того, что в доме что-то происходит. Вторым признаком послужило непривычное молчание его обычно болтливых сестер, тихо сидевших в экипаже. Вдобавок к этому у Элизабет был необычайно озабоченный вид.

Смайтон встречал своего господина у дверей.

– Где они? – быстро спросил Майкл.

– В утренней гостиной, милорд, – ответил старик.

С каждым шагом страх все сильнее охватывал Хоторна. Едва он подошел к двери гостиной, как оттуда выбежала Маргарет с побелевшим лицом. Она проскользнула мимо Майкла и бросилась к лестнице.

Обернувшись, Монтрейн увидел мать.

– Что ты ей сказала? – спросил он.

Нахмурившись, графиня стала рывками натягивать перчатки.

– Важно не это, а то, что я хочу сказать тебе, Майкл, – заговорила она. – Неужели это та самая женщина, которую ты столь безрассудно привел вчера в театр? И это в самый разгар сезона! Обо мне ты при этом мог подумать?! Или о репутации своих сестер? Если уж тебе вздумалось вести себя так же безрассудно, как твой отец, то делай это так же элегантно, как он. Изволь прятать свою потаскуху.

– Так ты это сказала ей? – сквозь зубы процедил Хоторн, чувствуя, что его гнев становится все сильнее.

– Не важно, что я ей сказала! – отрезала графиня. – Все только и судачат о том, что ты натворил, Майкл. И я вынуждена была узнать об этом от Хелен Киттридж!

– И после этого ты решила, что тебе необходимо явиться сегодня сюда, да? – произнес граф Монтрейн, стараясь говорить спокойным тоном. – И своими глазами увидеть ее.

– Нет, Майкл, – возразила графиня. – Я пришла сюда для того, чтобы защитить репутацию своей семьи, на которую тебе, похоже, наплевать.

– Почему, мама? Не потому ли, что я, по твоему мнению, должен согласовывать с тобой, с кем мне пойти в театр?

Графиня, прищурившись, посмотрела на него.

– Совсем не из-за этого, Майкл. Причина в том, что ты явился туда со своей шлюхой. – На ее щеках заполыхали два красных пятна.

– Она – не шлюха! – почти прорычал Хоторн. – Она – обычная женщина, которую некому защитить. – Собственные слова поразили Монтрейна до глубины души. Еще одно горькое признание его идиотизма. – И в том, что она находится в моем доме, нет ее вины. Только моя.

– Как ты ей верен, Майкл, – почти не разжимая губ, прошипела графиня, – не то что своей семье.

– Возможно, потому, что она этого больше заслуживает. – Резко повернувшись, Майкл пошел прочь из комнаты, намереваясь разыскать Маргарет.

– Это все из-за ребенка, да?

Граф Монтрейн оторопело взглянул на мать. Она застыла в дверях – живое воплощение богатства и высокого положения.

– О чем ты говоришь?

– О твоем абсурдном желании защищать эту женщину, – отозвалась графиня. – Оно возникло из-за того, что она носит твоего ребенка?

Монтрейн ошеломленно молчал. Графиня нахмурилась:

– Разве ты ничего не знаешь? Она же беременна.

У Майкла было такое чувство, будто его ударили кирпичом по голове.

– Она сама сказала тебе об этом? – наконец спросил он.

– Нет, – ответила графиня, – но в этом не было необходимости. Не забывай, у меня четверо детей, Майкл. Я прекрасно знаю признаки беременности. Да это можно определить по одному ее взгляду. И ее затошнило от запаха шоколада – когда я носила Шарлотту, меня тоже от него тошнило. – С этими словами графиня Монтрейн поплыла по холлу, делая вид, что не замечает, в каком состоянии находится ее сын. Затем она остановилась и выразительно посмотрела на него. – Можешь мне поверить, я не ошибаюсь, – отчеканила она. – Сам у нее спроси.

Майкл бросился наверх, перепрыгивая через две ступеньки. Он ожидал увидеть что угодно, но только не Маргарет, сидящую на краю постели и одетую в свое старенькое зеленое платье из хлопка. Она сложила руки на коленях. Рядом с ней на кровати лежало голубое платье, которое было на ней с утра, а поверх него – его подарок, аккуратно сложенная шаль.

Войдя в спальню, Хоторн закрыл дверь. Маргарет даже не посмотрела на него – ее взор был устремлен на сложенные руки.

– Почему ты мне не сказала? – спросил он. Пожалуй, чересчур громко. Он остановился напротив Маргарет, пытаясь успокоиться, взять себя в руки.

Голова Маргарет как-то странно дернулась, она посмотрела ему прямо в глаза. Боже, как она бледна!

– О чем? – спросила она. Жалкая попытка держаться как ни в чем не бывало, решил Хоторн.

– О ребенке, – хрипло пояснил граф. – О моем ребенке! – Под столь проницательным взглядом Маргарет не рискнула бы опровергнуть его слова.

– Как ты узнал? – чуть слышно спросила она.

– Мать мне сказала, – ответил Хоторн. – Видишь ли, у нее четверо детей, и она прекрасно разбирается в таких вещах, – сухо добавил он. – Возможно, мне следует поблагодарить ее за своевременное вмешательство в мою жизнь. А ты?! Ты, черт возьми, сама собиралась мне сказать об этом? – Майкл по-прежнему прожигал Маргарет взглядом, надеясь, что выглядит он спокойнее, чем чувствует себя. – Или ты просто намеревалась тихо исчезнуть из моей жизни, оставив меня в неведении?

– Зачем? – спросила Маргарет, вставая. – Чтобы ты смог заклеймить его бастардом?

Ее гнев буквально ошеломил Монтрейна.

– Да, я не хотела, чтобы ты знал, – с вызовом промолвила Маргарет.

Как ни странно, Майкл испытал жгучую боль от этих слов.

– Но почему?

Обхватив один из столбиков кровати, Маргарет стала внимательно разглядывать резьбу на нем.

– Потому что ты никогда не перестал бы уговаривать меня остаться с тобой, – ответила она.

– Да, ты права, – признался Хоторн.

Маргарет нахмурилась.

– Это верно, – продолжил граф, – но ребенок по крайней мере был бы обеспечен. Или ты хотела вырастить его в своем деревенском коттедже? Обучить грамоте и арифметике, как сможешь? Я ничуть не сомневаюсь в том, что ты хорошая учительница, Маргарет, но я могу обеспечить его лучше, дать ему достойное образование.

– Возможно, все это так, Майкл, – сказала она, отворачиваясь, – но в этом случае ребенок навсегда останется бастардом графа Монтрейна.

Еще один удар! Похоже, у Маргарет входит в привычку посылать его в нокаут.

– Все это лучше, чем быть бедняком, Маргарет, – произнес граф, надеясь, что его слова не прозвучат для нее слишком грубо.

Маргарет, прищурившись, взглянула на него.

– Правда? – невесело усмехнулась она. – Ты так считаешь? Моя бабушка зарабатывала на жизнь плетением кружев и стиркой. Костяшки пальцев у нее на руках вечно были красными и опухали до такой степени, что она плакала от боли во сне. А меня прозвали Маргарет Длинные Пальцы, потому что туфли вечно были малы мне и приходилось отрезать у них мысы, чтобы я могла натянуть их на ноги. В моей жизни бывали дни, Майкл, когда мне совсем нечего было есть, и я рано ложилась спать, только чтобы не думать о еде. Так что не надо объяснять мне, что такое быть бедняком.

Потрясающая женщина! После смерти мужа Маргарет потеряла ту жалкую стабильность, которая была в ее жизни, но сумела выстоять. Стала сельской учительницей. И теперь скоро станет матерью – и готова на все ради своего еще не рожденного ребенка.

– У бедняков тоже есть гордость, Майкл, – печально произнесла она. – Возможно, этой гордости у них даже больше, чем у богатых, потому что она так много для нас значит. —

Гнев слегка окрасил ее щеки, во всяком случае, пугающая Монтрейна бледность исчезла.

– Ты не можешь уехать от меня, Маргарет, – упрямо повторил Хоторн.

Подумать только, он вступил в войну слов и воли двух людей – графу Монтрейну никогда в голову не приходило, что такое вообще возможно. С другой стороны, разве могло ему когда-то прийти в голову, что Маргарет займет в его жизни столь важное место? Или что она будет носить под сердцем его ребенка? Не говоря уже о том, что, узнав ее беременности, граф Монтрейн испытал еще одно неведомое ему доселе чувство – невероятную гордость.

– Ты помнишь, что было в «Ковент-Гардене», Майкл? – спросила Маргарет. – Ты помнишь тех женщин, которые ходят вокруг театра, задирая юбки, чтобы все понимали, чем они занимаются? Ты для меня уготовил именно такую участь? – Ее взгляд пылал от негодования.

– Черт возьми, Маргарет! – Граф отошел к камину, ему требовалось время, чтобы обосновать свои аргументы. Маргарет удалось почти невероятное: она успешно разрушила его логику и продемонстрировала слабость всех его доводов.

– Мой муж был незаконнорожденным сыном герцога, – сказала Маргарет. – Этому знатному господину даже в голову не пришло сделать хоть что-нибудь, чтобы облегчить жизнь собственного сына, пусть и незаконного. Может быть, ты хочешь, чтобы над твоим ребенком смеялись в школе? Чтобы его дразнили бастардом?

– А ты правда полагаешь, что сейчас самое подходящее время вспоминать твоего святошу мужа? – язвительно спросил Хоторн.

– Прекрати ругаться при мне, – раздраженно бросила Маргарет.

– Я хочу не только ругаться, Маргарет, – признался граф Монтрейн. – Я хочу раздеть тебя донага, привязать к этой кровати и не отпускать до тех пор, пока ты не образумишься, черт побери!

Глаза Маргарет расширились. В эти минуты ей следовало бояться Хоторна. Ярость часто помогает справиться с нелегкой ситуацией, она очищает, заметил про себя Майкл. У Хоторна было такое чувство, будто эта ярость, пылающая где-то в глубине его существа, рвется наружу, становясь топливом для скопившегося в нем за последние дни – да что там дни – годы! – раздражения.

– Почему ты так рассердился? – спросила Маргарет, осмеливаясь взглянуть на него.

Хоторну хотелось убедить ее в том, что он с каждой минутой меняется, превращаясь в кого-то другого, совсем не похожего на него.

Почему он сердится? Да потому что она ускользает от него, и он ничего, черт возьми, не может с этим поделать. Потому что она права – он видел это так же четко, как и свои собственные действия, будто смотрел на все через увеличительное стекло. Но к стыду стали примешиваться другие, более сильные чувства, которые буквально потрясали его, – желание, собственнический инстинкт.

Майкл стоял у камина, сжав руки в кулаки, и с удивлением обнаруживал, что ярость обновляет его, превращая в нового человека. Этому существу хотелось выбросить на улицу все новые платья его матери, купленные на какие-то сомнительные кредиты, растоптать все шляпки, что так беспечно заказывали у модисток его сестры, как безумцу, молотить изо всех сил кулаками и поносить последними словами всех женщин на свете. Но еще больше ему хотелось оставить Маргарет у себя, чего бы ему это ни стоило. Он был готов пойти на все, лишь бы она приняла его предложение.

– Это все гордость, Монтрейн? – поинтересовалась Маргарет. – Всего лишь гордость?

Хоторн посмотрел на нее через плечо.

Маргарет бесшумно приблизилась к нему. Тело Майкла напряглось, он в ярости отвернулся от нее. Но вместо гнева в ее глазах были слезы.

– Отпусти меня, – тихо попросила она. – Все это нам с тобой не поможет. Больше того, у меня не останется добрых воспоминаний о последних днях, проведенных с тобой. – Обойдя вокруг Майкла, Маргарет ласково зажала его рот рукой. – Ты не можешь сказать ничего такого, что заставило бы меня изменить мое решение, – продолжала она. – Возможно, для мужчины не так уж страшно иметь любовницу, но совсем другое дело – быть ею. Я вдруг обнаружила, что мне не нравится, когда меня называют шлюхой. И я не могу допустить, чтобы моего ребенка прозвали бастардом, что непременно случится, если только я останусь с тобой.

У Хоторна было такое чувство, будто перед ним внезапно и очень медленно закрылась дверь, в которую он хотел войти. Довольно странная реакция на слова Маргарет. Впрочем, не такая уж странная – он ощутил почти физическую боль.

– Я не хочу быть твоей шлюхой, Майкл, – промолвила Маргарет и добавила: – Я не хочу тебя.

Это что-то новенькое! Что-то совсем не похожее на ее предыдущие слова. Монтрейн заставил себя улыбнуться, чтобы скрыть, как его ранило ее заявление.

– Такты полагаешь, Маргарет, что я должен просто молча принять твое решение? – спросил он. – Уйти и все забыть?

– У тебя нет иного выбора, – проговорила она. – Ты же должен понимать, что я для тебя – своего рода вызов. К тому же, если помнишь, ты сам говорил мне, что терпеть не можешь, когда кто-то обходит тебя.

«Отпусти ее, – нашептывал Майклу внутренний голос. – Дай ей достаточно денег и отпусти. Но попроси сообщить, когда ребенок появится на свет. А сам тем временем найди себе богатую наследницу и женись. Тогда можно будет каждый год посылать Маргарет еще больше денег. Сделай все это с помощью своего адвоката, потом ты устроишь ребенка в школу...» В голове Майкла мысли толклись подобно растревоженным пчелам. Словом, заключил граф, если он хочет, чтобы ситуация оставалась под его контролем, можно найти удобный для них обоих выход.

Но... Как это ни странно, ни одно из его предложений ей не подойдет.

Хоторн не знал, как высказать Маргарет все, что накипело у него в душе, рассказать обо всем, что он придумал. Должны же, должны быть более простые, понятные слова! Так нет же, слова в его голове не складывались во внятные предложения, а, неуклюже путаясь, застревали у него в горле.

«Я признаю твою силу, Маргарет, восхищаюсь твоим умом, тем, как ты смотришь на мир. Я горжусь твоим разумом, высоко ценю твои мысли. Даже твой гнев мне по нраву».

Господи, да когда же его охватило это наваждение? Может, когда они веселились у реки? Или в театре, когда Маргарет – гордая и спокойная – так замечательно держалась, прекрасно понимая, что все судачат о ней? Или на террасе, когда миссис Эстерли чуть не поцеловала его?

– Неужели ты сможешь так просто забыть меня, Маргарет? – упавшим голосом спросил Хоторн.

– Нет, – тихо отозвалась она. Однако Монтрейн успел заметить, что при этом Маргарет старалась не смотреть ему в глаза.

– Но что же ты будешь делать, Маргарет? Как поступишь? – допытывался Хоторн. – Ты считаешь, что деревенские жители не сочтут странной беременность женщины, которая овдовела целых два года назад? Думаю, их будет непросто убедить в том, что отец ребенка – твой святоша Джером. – И вдруг, глядя на огорченное лицо Маргарет, Монтрейн догадался – его словно осенило. – Так вот что ты хочешь сделать, не так ли? – Внезапно Майкл вспомнил слова Маргарет, сказанные неделю назад. Она же прямо намекнула ему на сложившуюся ситуацию. «Даже где я живу, тебя не должно касаться», – сказала она ему тогда.

– Возможно, – кивнула Маргарет.

Отвернувшись, Монтрейн провел пальцем по одной из двух фарфоровых статуэток стаффордширских терьеров, стоявших на каминной полке.

– Итак, ты собираешься уехать, потому что должна это сделать, – задумчиво промолвил граф. – Ты хочешь начать новую жизнь, притворишься, что овдовела недавно и что отцом ребенка является Джером. – Хоторн медленно повернулся и посмотрел на нее. – Я прав, Маргарет?

Красноречивое молчание миссис Эстерли говорило само за себя.

– Я должен радоваться тому, что ты хочешь оставить меня. А мне будет хорошо и с Джейн Хестли, которая станет моей женой.

Эту женщину, его потенциальную жену, будет не так-то просто развлечь или удивить чем-то. Нет, она будет серьезной и сдержанной. И еще всегда будет соблюдать все нормы морали. Ей, к примеру, никогда не придет в голову постукивать ногтями по книжному переплету, когда она читает. Эта привычка Маргарет всегда заставляла Хоторна улыбаться. Его жена никогда не сможет заставить его усомниться в себе. И уж конечно, понял граф Монтрейн, жена не сможет ранить его гордость.

Маргарет молча стояла перед ним, ожидая его решения. Терпеливо ждала, пока Майкл сумеет справиться с неожиданной болью и настолько овладеет собой, что сможет заговорить.

Всю жизнь граф Монтрейн избегал сантиментов, потому что излишняя чувствительность была противна его натуре. Потому что ею его в свое время перекормили. И вот сейчас эта самая чувствительность переполняла его, да с такой энергией, что оставалось только дивиться ее силе. Странное сочетание ярости и повышенно-радостного настроения.

Прежде Майклу казалось, что его отношение к Маргарет можно описать словами «очарован», «пленен», однако со временем он понял, что они не отражают его чувства в полной мере. Те чувства, которые вызывала в нем миссис Эстерли, невозможно было выразить словами, все казались для них неподходящими. Или, можно сказать, их было слишком мало, и Монтрейн находил их недостаточно определенными. Сама мысль о том, что он размышляет о подобных романтических вещах, потрясла его до глубины души.

Внезапно Хоторна осенило – это было мгновенное, молниеносное озарение.

Как мог он, подчинявший всю свою жизнь логике, до сих пор не понять очевидного? Разве человек, чья жизнь посвящена загадкам, кодам и шифрам, имел право не додуматься до четкого осознания того, что с ним происходит?! Он не должен был идти к пониманию этого так долго – не должен!

Он любит ее. Это не простое чувство. Не та любовь, проявление которой видят в страсти или дружеской привязанности. Нет, любовь к Маргарет изменила его, превратила в другого человека. В такого, который ни в чем не уверен, во многом сомневается. Который уже не подчиняет все свои поступки разуму, не всегда рационален.

Из этой непростой ситуации существует один-единственный выход.

– Я хочу уехать домой, – раздался у Хоторна за спиной голос Маргарет.

Обернувшись, граф Монтрейн оторопело посмотрел на миссис Эстерли – внезапное понимание того, как ему следует поступить, ошеломило его. Хоторн больше не мог держать свои чувства при себе, был не в состоянии сдерживать себя еще хоть одно мгновение. Не успев понять, что он делает, Монтрейн схватил фарфоровую собачку с каминной полки и швырнул ее в окно. Раздался громкий звон, разбитое на мельчайшие осколки стекло со стоном рухнуло вниз – эта какофония звуков, как ни странно, абсолютно соответствовала настроению Хоторна.

Маргарет испуганно посмотрела на него, от изумления раскрыв рот.

Графа Монтрейна переполняли эмоции – это было так на него не похоже!

– Я с радостью отвезу тебя домой, Маргарет, – заявил он. – Ты даже не представляешь, какое удовольствие это мне доставит. Я буду просто счастлив. Тебя устроит, если мы отправимся в путь сегодня днем? Это не слишком поздно?

Маргарет молча кивнула, не сводя с Хоторна настороженного взгляда.

Сквозь пробитое стекло в комнату врывались яркие солнечные лучи, которые так и играли на осколках стекла и фарфора. Разбрасывая ногами самые крупные из них, Хоторн направился к двери.

Оглянувшись на Маргарет, Майкл подумал о том, что у нее до сих пор ошеломленный вид. Что ж, это неудивительно. К тому же как еще она могла отреагировать на столь бурную вспышку его эмоций? Он усмехнулся, а потом громко расхохотался, дав наконец волю чувствам.

Маргарет смотрела на него с таким видом, будто он сошел с ума.

Возможно, так оно и было.

Глава 25

Удовольствие может быть тихим, как дуновение от взмаха крыльев мотылька, или оглушающим – как грохот горного обвала.

Из «Записок» Августина X
Короткий проливной дождь чудесно освежил воздух, и вскоре после него на ярко-голубом небе не осталось ни намека на облака. Дождь смыл всю пыль с листвы на деревьях, окружавших площадь, вернув ей изумрудный блеск. Казалось, даже булыжная мостовая после омовения стала чище и обрела яркий, почти оранжевый цвет;

Майкл поднялся по ступенькам кареты и уселся напротив Маргарет. Она сидела, ссутулившись и сложив на коленях руки.

С тех пор как несколько часов назад Хоторн покинул комнату, оба не проронили ни слова. Однако, похоже, он немного пришел в себя. Майкл внимательно смотрел в окно, наблюдая за меняющимися картинами, или, возможно, он лишь скользил по ним глазами, поглощенный собственными мыслями.

Мейфэр казался совсем тихим, однако чем ближе они подъезжали к центру Лондона, тем сильнее становился шум. Стук колес по булыжным мостовым, ржание тысяч лошадей. Крики уличных торговцев и девушек-разносчиц, чьи-то разговоры, плач и смех – все это вливалось в городскую какофонию.

К западу дома и улицы стали меняться. Здания липли одно к другому, загораживая солнечный свет. Даже воздух здесь был другим – он казался неприятно густым и как будто отдавал серой. Было не поздно, но улицы уже начинали теряться в тени. Кирпичи в этом районе были покрыты копотью, отчего все окружающее казалось одного цвета – серого.

Серый – цвет бедности.

Наконец экипаж выехал из города, и все вокруг волшебным образом преобразилось. Остались позади дома, затихли крики тысяч людей.

Майкл с такой силой сжимал в ладони золотой набалдашник прогулочной трости, что у него заболела рука. Когда он поворачивал голову, чтобы выглянуть в окошко, было видно, как у него на щеках ходят желваки.

Возможно, после сцены в спальне Маргарет стала побаиваться его, если только недавний страх не уступил места другим воспоминаниям. Ведь не всегда Майкл Хоторн был таким разъяренным. Маргарет помнила и того графа, который смеялся вместе с ней на полу в утренней гостиной. Неутомимого труженика.

Да, Майкл упрям, он не желает слушать чужого мнения и подчиняется лишь логике. Ищет цифровые комбинации и значения кодов. Но при этом именно граф Монтрейн похитил Маргарет из дома, чтобы провести с ней целую неделю страсти. И она видела его веселым, смеющимся, по-мальчишески озорным. Все это не укладывалось у Маргарет в голове.

«В моей жизни должен быть определенный порядок».

Маргарет часто вспоминала эти слова Монтрейна. Однако он не всегда вел себя рационально.

Утро кончилось, день вступил в свои права, а они все ехали на запад, но, кроме нескольких скупых вопросов и таких же немногословных ответов, в карете не прозвучало ни слова.

– Не хочешь ли остановиться в гостинице? – вежливо предложил Хоторн.

– Нет, спасибо, не хочу, – так же вежливо ответила она. – Я бы предпочла поскорее добраться до места.

– Тебе удобно? – поинтересовался граф часом позже.

– Да, очень, – отозвалась Маргарет.

Слезы навернулись ей на глаза, и она смахнула их затянутой в перчатку рукой, а затем сделала вид, будто любуется расстилавшимся за окном пейзажем. Они все ближе подъезжали к Силбери.

Еще несколько мгновений – и граф Монтрейн скажет ей «прощай» навсегда.

«Как быть, если в твоей налаженной и размеренной жизни происходит что-то неожиданное? Как ты поступаешь?»

Этот вопрос Маргарет задала Майклу в тот день, когда они ездили на речную прогулку. Ответ на него был прост, но не очевиден, поэтому пришлось немало поработать. Майкл несколько долгих часов провел в библиотеке, составляя письменные указания поверенному относительно своего наследного имущества. Следовало запустить в действие машину его разрушения.

За последние десять лет усадьба Монтрейнов Торрент почти не приносила доход, но в тех местах, где она располагалась, было необычайно красиво, да и охота там была прекрасная. Хавершем не мог похвалиться такими же живописными пейзажами, но при определенных усилиях и с этой части собственности можно было получить неплохой доход. Так что оба поместья удастся без труда продать.

Оставался еще Сеттон, обстановкой которого Хоторн мог распоряжаться, правда, с некоторыми ограничениями. Там можно было увидеть несколько древних китайских ваз и делфтский фаянс, которые чудом не были разбиты, пока родители Майкла еще состояли в браке. Сохранилось и несколько дивных картин, и чудесные статуи, которые собирала его бабушка. Да, и еще дорогие ювелирные украшения – их никто никогда не носил, но не достались они и сестрам Хоторна. Бабушка часто говорила, что рубины не приносят счастья. Что ж, возможно, их удастся выгодно продать!

При этом граф Монтрейн твердо намеревался оставить за собой лондонские дома. С матерью и сестрами Хоторн жить не мог, как не мог отправить своих ближайших родственниц в Сеттон. Во всяком случае, до того, как сестры попытают счастья в новом светском сезоне. Кстати, траты на это он сумеет возместить продажей двух-трех дорогих безделушек – например, шелковой ширмы, которой так дорожила его мать, или золотой табакерки, изготовленной не меньше нескольких десятилетий назад.

Если быть предельно осторожным, то он не прикоснется к приданому сестер. В таком случае каждая из них сумеет выгодно выйти замуж, даже если в свете распространятся слухи о его финансовых манипуляциях.

Граф Монтрейн скрупулезно пересчитал всю свою собственность – как представший перед судьей человек, которому угрожает долговая яма. Вообще-то сумма получалась не очень внушительная, даже учитывая тот факт, что за Торрент и Хавершем, вероятно, дадут приличную цену. Однако этих денег должно хватить на то, чтобы жить спокойно, пусть и экономно остаток дней. Да, траты будут урезаны, но такое существование вполне устраивало графа Монтрейна.

Самая большая перемена ждала его мать. Хоторн намеревался разослать письма всем кредиторам матери с уведомлением о том, что больше он не будет оплачивать ее экстравагантные покупки. В дополнение к этому граф собирался сократить число прислуги в ее доме и установить незнакомый матери прежде режим строгой экономии. Дни расточительства, когда он искал себе в жены подходящую богатую наследницу, остались позади. Перед графом Монтрейном открывалось широкое поле деятельности.

Единственное, о чем Хоторн всерьез сожалел, так это о необходимости продать несколько земельных наделов в Шотландии, оставленных ему бабушкой по материнской линии. До принятия этого решения Монтрейн надеялся, что сможет передать их своему ребенку, который будет владеть землей без каких-либо ограничений.

Во всяком случае, подумал граф Монтрейн, мельком взглянув на Маргарет, он позаботился о том, чтобы не оставить ребенка в нужде.

Кучер притормозил, карета свернула на улочку, ведущую к коттеджу Маргарет. Погода начала портиться, но тучи уже не могли испортить настроение влюбленным. Карета остановилась напротив коттеджа, затем прокатилась еще несколько футов и замерла.

Маргарет переглянулась с Майклом. Возможно, она в последний раз вот так открыто и спокойно смотрит на него. Интересно, кого он видит? Женщину, почти готовую уступить уговорам? Или измученное существо, которое из последних сил цепляется за гордость и достоинство, словно бедняк, опасающийся потерять свой рваный плащ, и молит Бога только том, чтобы он не дал ей разрыдаться?

Откинув ступеньки, Монтрейн соскочил на покрытую гравием дорожку. Затем он повернулся и подал Маргарет руку. Она молча вышла из экипажа.

Всю дорогу Маргарет ждала, что Хоторн начнет снова упрашивать ее остаться с ним, приводя какие-то новые, все более убедительные доводы. Он будет соблазнять ее обещаниями и лестью. Но похоже, Маргарет заразила графа Монтрейна своим молчанием. Или, возможно, гнев настолько охватил его, что он не смог бы терпеть ее дальнейших возражений. Не исключено также, что Хоторн понял: бывают в жизни мгновения, когда слов попросту не хватает.

Мгновения ползли медленно. Маргарет хотелось о многом поговорить с Монтрейном, но она боялась и рот открыть, чтобы не сказать лишнего. Ну как, например, может женщина отблагодарить мужчину за страсть? За то, что он обучил ее испытывать желание, понимать его? За то, что так хорошо обращался с ней, делился радостью и всегда был тактичен?

Хоторн молча подошел к дверям домика. Маргарет корила себя за то, что они вот-вот расстанутся, между тем она надеялась, что Хоторн не станет затягивать мучительные минуты прощания.

«Пожалуйста, оставь меня немедленно!» Эти слова так громко звучали у Маргарет в голове, что ей казалось, будто она слышит их наяву. Отвернувшись, она прижала руку к груди. Молчаливая благодарность за его доброту. Маргарет очень не хотела, чтобы Монтрейн видел, как она плачет.

Хоторн взял Маргарет за подбородок и приподнял ее голову. Она ждала поцелуя. Последнего сладостного поцелуя и прощального горького объятия, которые она запомнит навсегда. Вместо этого граф долго разглядывал ее лицо, потом провел большим пальцем по верхней губе Маргарет. Время спрессовалось настолько плотно, что казалось, она может видеть сквозь него.

– Выходи за меня, Маргарет, – тихо проговорил Майкл.

Она оторопело уставилась на Монтрейна.

– Ч... что? – хрипло переспросила Маргарет. И добавила: – Я не могу стать твоей женой.

– Почему же? – мрачно поинтересовался Хоторн.

– Ты делаешь мне предложение только из-за ребенка, – едва слышно выдохнула она.

– Что ж, если тебе отрадна мысль о том, что дело обстоит именно так, я не возражаю, – промолвил Хоторн.

Маргарет, моргая, смотрела на него.

– Есть ли еще какая-то причина? – нерешительно поинтересовалась она. Сердце замерло в тревожном ожидании.

– Рядом с тобой я испытываю необыкновенные эмоции – таких я раньше даже не знал, – приподнимая одну бровь, произнес Майкл.

Маргарет стало трудно дышать. Он пристально смотрел прямо ей в глаза.

– Выходи за меня замуж, – повторил Хоторн.

Маргарет посмотрела через его плечо на карету. Похоже, кучер был полностью поглощен их разговором. Отвернувшись, женщина сунула большой палец в щеколду и отворила дверь.

Хоторн вошел в дом следом за ней, озираясь по сторонам.

– Что ж, – проговорил он, – тут все именно так, как я себе представлял.

Маргарет ожидала, что Монтрейн начнет критиковать ее жилище. Вместо этого он принялся мерить маленькую комнату большими шагами, то и дело бросая на нее яростные взгляды.

Маргарет молча наблюдала за ним.

– Ты снова хочешь что-нибудь разбить? – спросила она наконец.

– Вполне могу сделать это! – прорычал Хоторн. – Во всяком случае, настроение у меня подходящее. – Он остановился на мгновение, глядя, пол, а потом поднял глаза на Маргарет. – Тебе и в голову не приходит хотя бы в данной ситуации не противиться, да? Обязательно нужно все усложнить, даже сейчас?!

Было очевидно – Майкл абсолютно не владеет собой. Впрочем, в такое состояние он впал еще в тот момент, когда запустил фарфоровой собачкой в окно. Кстати, тогда у него был очень довольный вид. Зато теперь в его глазах пылал боевой задор.

Подойдя к двери, Хоторн махнул рукой кучеру. Маргарет подошла к двери следом за Монтрейном и увидела, как кучер кивнул хозяину и спрыгнул с козел, держа в руках большой чемодан.

– Что это значит? – спросила она.

– Там некоторые вещи, – спокойно объяснил Хоторн. – Я же предполагал, что осада будет долгой. В конце концов, ты достаточно ясно дала мне понять, как относишься к знати.

– Но ты не можешь здесь остаться, Монтрейн! – воскликнула Маргарет, в ужасе уставившись на графа.

Тут ее внимание отвлек стук колес приближавшегося экипажа. Миссис Эстерли изумленно смотрела на гигантскую повозку, доверху груженную мебелью, подушками и даже парочкой больших матрасов. Если она не ошибалась... Нет, не ошибалась – на самом верху всей этой огромной пирамиды были привязаны даже два ночных горшка. Однако больше всего Маргарет удивили не все эти вещи, а напряженная фигура Смайтона, мрачно восседавшего рядом с возницей. Его седые волосы растрепались, обычно безупречно черный костюм на сей раз покрылся пылью, а на лице застыло выражение чрезвычайного раздражения.

– Боже мой, Смайтон?! – ошеломленно прошептала Маргарет.

Майкл утвердительно кивнул.

– Если захочешь, он возьмет на себя роль твоей дуэньи, – заявил Хоторн. – Правда, не стану спорить, из старика выйдет неважный компаньон, но это все же лучше, чем оставаться в Лондоне. – Оглянувшись, Майкл наградил Маргарет яростным взглядом. – Разве не так?

Она в ответ лишь всплеснула руками.

– Кстати, хочу поставить тебя в известность, что я не намерен позволить тебе остаться здесь, – объявил Монтрейн. – Но пока... – Он оглядел коттедж, убогую меблировку, одинокое окошко, выходящее на запад. – Да уж, тут не разгуляешься, но я уверен, что Смайтон сумеет что-нибудь сделать. Надеюсь, старик не храпит. Между прочим, у тебя найдется для него подходящий угол?

К собственному удивлению, Маргарет обнаружила, что кивает графу в ответ.

– Для... для цыплят, – запинаясь, пробормотала она, лишь спустя несколько мгновений осознав, что сказала. Маргарет покачала головой и попятилась.

– Или ты можешь без проволочек выйти за меня замуж, – безучастно заметил Готорн.

– Не может быть, чтобы ты говорил это серьезно, – прошептала Маргарет. – Графы не женятся на бедных вдовах.

Монтрейн подошел к Маргарет, положил руки ей на плечи и привлек к себе. Одной рукой он приподнял ее подбородок, а пальцы другой запустил в нежные мягкие локоны на затылке.

– Я абсолютно серьезен, – промолвил Хоторн. – Мы сможем жить здесь или в Лондоне.

– Ты не можешь жениться на мне, – задыхаясь, вымолвила Маргарет. В ее сердце забрезжила слабая, но совершенно нелепая надежда. – Тебе нужна богатая знатная наследница.

– Я уже распорядился распродать почти все мое имущество, – сказал Майкл. – Нам придется экономить, но я уверен, что мы справимся.

– Но я же простолюдинка, – почти с отчаянием в голосе промолвила она.

На лице Хоторна промелькнула удивленная улыбка.

– Да я вроде тоже не королевских кровей, так что это совершенно не важно, – заявил он.

– Твоя мать будет недовольна, – приводила довод за доводом Маргарет.

– Да уж, это действительно серьезная причина, – сделав особое ударение на слове «серьезная», сухо проговорил Хоторн.

– Я же вдова торговца, – лепетала Маргарет. – Я понятия не имею о том, как это – быть графиней. – Подумав об этом, Маргарет буквально оцепенела от ужaca. – Единственное, в чем я разбираюсь, так это в книгах, продажах и описях товаров. И еще немного в преподавании.

Только в этом, можешь не сомневаться. – От испуга она с трудом подбирала слова.

Одна бровь Монтрейна по привычке поползла вверх.

– И все это доказывает, что ты – женщина большого ума, – произнес он. – Ты умеешь читать и мыслить. Неплохое преимущество перед всеми моими знакомыми женщинами.

– Монтрейн... – взмолилась Маргарет.

Хоторн крепко сжал ее плечи.

– Подумать только, я объясняюсь тебе в любви, а ты все время со мной споришь! – возмутился он. – Откуда только я знал, что все именно так и будет?

– Ты знал? – моргая, спросила Маргарет.

– Знал, – кивнул Хоторн.

– Ох! – простонала она. Ну что это за ответ! Впрочем, даже если какие-то мысли и мелькали у нее в голове, Маргарет очень сомневалась в том, что сможет в данную минуту облечь их в слова.

– Успокойся, Маргарет, – хрипло прошептал Монтрейн и, наклонив голову, поцеловал ее в губы.

Спустя несколько долгих блаженных мгновений, унесших ее куда-то далеко-далеко, Маргарет оторвалась от Хоторна, чтобы вздохнуть. Голова у нее шла кругом – и не столько от слов Монтрейна, сколько от их страстного поцелуя.

Оглянувшись, Маргарет увидела в дверях коттеджа Смайтона. Перед ним стояли несколько ее учениц. Дороти крепко сжимала в руке букетик полевых цветов. Маленькая Мэри спрятала ручки за спину. Обе девочки явно сгорали от любопытства. Хотя нет, скорее не от любопытства – они были шокированы. А вот на юном личике Абигайль застыла какая-то нехорошая ухмылка. Не успела Маргарет открыть рот, как всех девочек словно ветром сдуло.

– Кто это такие? – поинтересовался Майкл. – Твои ученицы?

Маргарет все еще сжимала обеими руками сюртук Монтрейна. Затем она с явным усилием разжала пальцы и тщательно расправила смявшуюся ткань. Она с удивлением заметила, что с таким рвением похлопывает графа по груди, словно желает убедиться в том, что он – живой человек, а не привидение.

– Маргарет?

Она подняла на Хоторна глаза.

– Да, – со вздохом кивнула Маргарет. – Абигайль – дочка главной деревенской сплетницы. Можно не сомневаться, что дочурка постарается обеспечить маму пищей для сплетен на долгое время.

Приподняв бровь, Монтрейн улыбнулся.

– Стало быть, после этой истории твоей репутации конец, – довольным голосом проговорил он.

– Нечего так этому радоваться, – обиделась Маргарет.

– Теперь ты просто обречена вступить со мной в союз, – заявил Хоторн. – Даже если ты уедешь отсюда, сплетни о тебе разнесутся по всей стране. Ты – падшая женщина. И навеки скомпрометирована.

Закрыв глаза, Маргарет уткнулась лбом в грудь Монтрейна и почувствовала, что он обнимает ее. До чего же приятно и спокойно находиться в его объятиях, подумала она.

– Ты выйдешь за меня замуж? – тихо спросил Хоторн.

Они часто пререкались друг с другом и редко соглашались. Однако правда заключалась в том, что Маргарет полюбила Майкла навсегда.

– Да, – сдаваясь, проворчала она.

– Чтобы спасти свою пошатнувшуюся репутацию? – прошептал ей на ухо Хоторн. Маргарет резко отпрянула и подняла глаза на внезапно нахмурившегося графа. Можно было не сомневаться, что подобное предположение его не обрадовало.

– Нет, – искренне призналась Маргарет.

Майкл замер. Без сомнения, он ждал от Маргарет ответного признания. Странно, но в это мгновение она оробела в присутствии любимого человека.

– Должна тебе признаться, что твое решение жениться на другой женщине не показалось мне достаточно привлекательным, – начала она, поглаживая руками его сюртук. Ее ладони скользили от его груди к рукам и обратно.

Ну как объяснить Майклу, что для нее он – все равно что воздух, которым она дышит? Все равно что солнце, освещающее ее лицо? А ведь без солнца и воздуха она не может жить!

– Ты ревнуешь?

Маргарет отрицательно покачала головой.

– Мне дали понять, что женщины при подобных обстоятельствах не так уж сильно бывают озабочены собственными чувствами, – сдержанно заметил Монтрейн.

– Ты опять хочешь бросить что-нибудь? – полюбопытствовала Маргарет.

– А почему ты с таким радостным видом спрашиваешь меня об этом? – вопросом на вопрос ответил граф. – Тебе это очень понравилось?

Маргарет погладила его руку.

– Я ведь не должна признаваться в таких вещах, не так ли? – сказала она. – Просто ты невероятно хорош, когда впадаешь в ярость.

Бровь графа Монтрейна поднялась еще выше, на губах заиграла озорная улыбка.

– Ну что ж, в таком случае можно заключить, что подобными словами ты хочешь указать мне на мои мужские достоинства, Маргарет?

До знакомства с Монтрейном Маргарет не знала, что такое – быть околдованной кем-то. Не знала она и того, что такое настоящая страсть. За это ослепляющее чудесное чувство она всегда будет испытывать к нему благодарность. Однако быть рядом с графом Монтрейном означало для нее гораздо больше. Как передать словами вкус апельсина, аромат розы, восхищение от прикосновения к коже первой весенней дождинки, которая, перекатываясь, так и играет на свету? Или, к примеру, описать значение слова «радость». Это невозможно.

Привстав на цыпочки, Маргарет прошептала Хоторну на ухо:

– Нет, Майкл, я собираюсь признаться тебе в любви.

Монтрейн в жизни не слышал такого нежного признания, и Маргарет была вознаграждена тихим смехом и долгим поцелуем.

Глава 26

Куртизанка говорит тихо, и речи ее остроумны, она смеется с неподдельным весельем, а своим взором обещает удовольствие.

Из «Записок» Августина X
На следующее утро Майкл Хартли Хоторн, граф Монтрейн, и Маргарет Линдли Эстерли, вдова, стояли перед викарием маленькой каменной церквушки в Силбери-Виллидж.

Скупой солнечный свет с трудом проникал сквозь единственное окошко над алтарем. Воздух был сырым, каким и бывает обычно в старинных каменных постройках. Да и день был неприветливым и каким-то меланхоличным, совсем не подходящим к радостному состоянию Маргарет.

Поскольку Маргарет жила в Силбери-Виллидж больше шести месяцев, им не понадобилось никаких специальных разрешений и договоренностей. Майклу потребовалось лишь заплатить за необходимую лицензию, а также оплатить услуги священника. Маргарет к тому же не сомневалась, что Монтрейн пообещал викарию щедрое вознаграждение, если церемония пройдет быстро и без посторонних. В результате единственными гостями на ней оказались Пенелопа и Том.

Смайтона Майкл отослал назад в Лондон на той самой повозке, на которой тот приехал в деревню. Судя по негодующим взглядам, которые старый дворецкий Монтрейна бросал то на хозяина, то на Маргарет, эта обратная дорога раздражала его ничуть не меньше, чем долгий путь в Силбери-Виллидж.

Голос викария звучал на всю церковь, но Маргарет почти не слушала священнослужителя, начавшего церемонию. Она заметила, что Пенелопа украдкой то и дело посматривала то на нее, то на Монтрейна. У Маргарет было такое чувство, что ее бывшая горничная поражена происходящим не меньше ее.

– Так это он самый? – шепотом спросила Пенелопа, когда они утром укладывали скудные пожитки Маргарет в чемодан, привезенный Хоторном. – Я хочу спросить, он и есть отец ребенка?

Маргарет утвердительно кивнула.

– Значит, теперь вы станете графиней, миссис Маргарет, – проговорила Пенелопа.

– Да я понятия не имею о том, что значит быть графиней, Пенелопа, – призналась Маргарет, и не пытаясь скрывать свой страх, сковывавший ее всякий раз, когда она думала о грядущем. – Сомневаюсь, что я смогу справиться с этой ролью.

– Справитесь лучше, чем кто-нибудь другой, – с уверенностью заявила ее подруга. – И ваш ребеночек. Знаете, с тех пор как вы нашли эти проклятые «Записки», нас преследовали неудачи. Будем надеяться, что ваше замужество положит им конец.

«Так, значит, эти проклятые «Записки»?» Маргарет покосилась на балки, за которыми спрятала железный ящик. Через мгновение Пенелопа уже стояла на столе, а Маргарет удерживала его руками, чтобы не слишком качался. Вытащив из-за балки покрытый толстым слоем пыли сейф одной рукой, другой Пенелопа для равновесия держалась за стену. Потом она передала его Маргарет, которая поставила сейф на стол и помогла Пенелопе спуститься на пол.

– Надеюсь, вы заберете эти книги с собой, – проговорила Пенелопа. – Не хочется, чтобы мой Том нахватался оттуда всякой мерзости. – Она наклонилась поближе к Маргарет, словно они были в коттедже не одни. – Есть в этих книгах вещи, которые я бы назвала... порочными, – прошептала она.

Все так, подумала Маргарет. Но как раз в этом их изюминка. Она постаралась поскорее отогнать от себя эти мысли. А потом она вынула из железного ящика две оставшиеся книги и переложила их в чемодан. Деньги она оставила в сейфе. Закрыв его, Маргарет передала сейф Пенелопе.

– Возьми себе эти деньги, я так хочу, – сказала она. – Они помогут вам с Томом начать благополучную семейную жизнь.

Пенелопа, похоже, оторопела.

– Я не могу взять деньги, миссис Маргарет, – взмахнув руками, промолвила она.

– Я настаиваю, – твердо произнесла будущая графиня Монтрейн. Тех средств, что остались от продажи первого тома «Записок» Августина X, достаточно для того, чтобы арендовать небольшой домик. Или, возможно, даже купить коттедж у сквайра Типпетта, в котором они с Пенелопой жили до ее замужества.

Пенелопа никак не могла прийти в себя после слов Маргарет.

Сама Маргарет, как и приличествовало случаю, была совершенно серьезна. Она надеялась, что спокойное выражение лица сможет скрыть внезапно охватившие ее ужас и панику. Господи, что же она делает? Маргарет вновь и вновь повторяла про себя эти слова, почти не слыша голоса викария. Она не может выйти замуж за этого человека. Он же граф. А что она знает о графах?

«Ты ничуть не хуже других, Маргарет», – звучал в ее голове голос бабушки. Та бы очень обрадовалась, узнав, что внучка выходит замуж за графа Монтрейна.

Но бабушка была гувернанткой, повидала немало богатых и знатных людей. Она знала, как вести себя в доме вельмож. А весь опыт Маргарет сводился к единственной неделе страсти. Танцы, обеды, званые вечера, приемы, в том числе и утренние, – все это было для нее тайной за семью печатями. Майкл внимательно посмотрел на Маргарет. Он почувствовал, что она боится, и хотел помочь ей преодолеть все страхи.

И тут ее озарило. Любовь – это не только нежность и готовность разделить с любимым человеком горести и радости, но также и горечь поражения, способность понять, что в некоторые минуты человек может не выдержать натиска судьбы и сдаться. Забыть о собственной гордости и страхе.

Граф Монтрейн взял Маргарет за руку и крепко сжал ее, чтобы она хоть немного успокоилась.

В это мгновение в церковь вошел гигантских размеров рыжий кот. Зевнув, лохматый красавец уселся на каменном полу рядом с викарием. Обвив себя хвостом, кот уставился на Маргарет зелеными глазами с таким видом, словно сомневался в том, имеет ли она право находиться в Божьем доме. Женщина ничуть не сомневалась, что это кот викария смотрит на нее столь осуждающим взглядом.

Дойдя до брачных клятв, викарий замешкался. Когда он завел резкую обличительную речь о грехе и его искуплении, Майкл нахмурился. Викарий пробормотал еще несколько слов, многозначительно посмотрел на будущих супругов и замолчал.

Маргарет попятилась назад, прочь от алтаря, а затем ошеломленно посмотрела на Пенелопу, все еще не придя в себя оттого, что ее жизнь столь стремительно и внезапно изменилась.

– Ну вот, миссис Маргарет, если вам и пришлось совершить что-то недопустимое, – прошептала Пенелопа, глядя на Маргарет, – то теперь у вас хоть есть знатный красавчик муж.

– А он довольно приятный, не правда ли? – с улыбкой произнесла Маргарет.

– Он всегда так хмурится? – поинтересовалась Пенелопа.

– Всегда. – Маргарет улыбнулась еще шире, а вот Майкл скривил недовольную гримасу.

– Думаю, вы быстро к этому привыкнете, – заявила Пенелопа. – Как вы считаете, ребеночек будет на него похож?

– Знаешь, честно говоря, я надеюсь, что так много хмуриться наш ребенок не будет, – проговорила Маргарет.

– Может, хватит уже меня обсуждать? – недовольно пробурчал Майкл.

У графа был невыносимо аристократический вид, совсем неподходящий для этой маленькой деревенской церквушки. Необыкновенно красивый и мужественный мужчина. Ее мужчина.

Привстав на цыпочки, Маргарет провела губами по щеке Хоторна. На мгновение он опешил, а затем обнял ее за талию. Затем они расписались в приходской книге. Торжественная церемония венчания была завершена. Миссис Эстерли, вдова, превратилась в Маргарет Хоторн, жену Майкла, графа Монтрейна. Или, как выразилась Пенелопа, стала «этой чертовой графиней».

Много лет Хоторн испытывал ужас перед брачной церемонией. Думая о том, как все будет происходить, он всегда считал, что в эти минуты перестанет быть собой. На самом деле все оказалось совсем не так. Он был счастлив, хотя, признаться, немного побаивался этого странного действа, объединявшего его с другим человеком. Но было у него и еще одно чувство. Триумф! Отныне она принадлежала ему.

Правда, справедливости ради стоит сказать, что Хоторну и в голову никогда не приходило, что ему придется потратить столько сил на то, чтобы уговорить женщину выйти за него замуж, сколько он потратил на уговоры Маргарет Эстерли. Хотя нет, это уже неправильно. Маргарет Эстерли Хоторн, графиню Монтрейн. Новая роль – знатной дамы, – как ни странно, очень подходила ей, если только об этом можно было судить по слегка задравшемуся вверх подбородку. Следует признать, что Майкл не ожидал от себя такой готовности уговаривать невесту. Впрочем, сейчас все это позади, его действия привели к желанному результату, и он был слишком счастлив, чтобы думать о чем-либо.

Положив ладонь Маргарет на спину, Монтрейн вывел ее из церкви. Он хорошо заплатил викарию не только за то, чтобы тот побыстрее провел церемонию, но также и за то, чтобы в церкви было немного людей, которые, без сомнения, стали бы судачить о Маргарет. А это, понятное дело, огорчило бы ее.

Но как только они вышли из церкви, граф Монтрейн понял, что, хотя церемония и прошла в интимной обстановке, сплетни по деревне уже распространились. Через дорогу от церкви стояла группа женщин, каждая из которых держала за руку маленькую девочку. Как только новобрачные появились на пороге храма, женщины принялись что-то громко говорить. Майклу пришло в голову, что их говор сильно напоминает гогот недовольных гусынь.

Высокая костлявая женщина с узким лицом выступила вперед и с любопытством посмотрела на графа, а затем поспешно отвернулась, словно осуждала его.

– Я пришла, чтобы сказать вам, миссис Эстерли, что вы больше не будете учить мою Дороти, – заявила она. – Я не хочу, чтобы моя дочь бывала в компании таких особ, как вы.

– Похоже, твоя Абигайль времени даром не теряла и приложила все усилия к тому, чтобы слухи о твоей ветрености стали достоянием общественности, – вполголоса проговорил Монтрейн, повернувшись к молодой жене.

Маргарет кивнула.

– И я тоже, – добавила вторая женщина с круглым лицом и прищуренными глазами, в которых явно читалось отвращение. – Шлюха!

Граф Монтрейн почувствовал, как напряглась Маргарет.

Самому Хоторну было решительно наплевать на то, что думают о нем окружающие. По опыту он знал, что общество будет перемывать ему косточки независимо от того, любит он сам сплетничать о ком-либо или нет. Но вот допустить, чтобы кто-то поливал грязью его молодую жену, да еще в его присутствии, граф не мог. Да, возможно, они с Маргарет и нагрешили и вели себя неподобающим образом, но это касалось лишь их двоих, а не каких-то деревенских сплетниц, вообразивших себя моралистками.

Граф Монтрейн выступил вперед, загородив Маргарет собой.

– Вы говорите о моей жене, – мадам, – резким тоном промолвил Хоторн. И добавил: – О графине Монтрейн. И как ее муж... – Хоторн смерил сплетниц высокомерным взглядом, – я не расположен слушать ваши оскорбления.

Его слова произвели эффект разорвавшегося снаряда. Обе женщины мгновенно замолчали, не смея даже шевельнуться. Тут к новобрачным подошли Пенелопа с Томом и встали сбоку от них.

– Совсем забыла вам сказать, Энн Ковинг, – промолвила Пенелопа спокойным голосом, – что миссис Маргарет этим утром выходит замуж. И я не позволю вам испортить ей настроение вашими злыми языками.

Монтрейн помог Маргарет спуститься со ступенек, женщины расступились в стороны, и новобрачные проследовали к поджидавшему их экипажу. Никто не проронил ни слова. Хоторн подождал, пока Маргарет помашет рукой своим друзьям и сядет в карету. Граф обвел толпу хмурым взглядом, приветливо улыбнулся Пенелопе и притихшему Тому в знак благодарности и уселся в карету рядом с женой.

Маргарет с улыбкой посмотрела на мужа.

– А чего ты, собственно, ожидала? – спросил он, все еще раздосадованный сборищем гарпий возле церкви. – Чтобы я спокойно слушал, как они тебя оскорбляют?

– Нет, дорогой, просто я подумала о том, – проговорила Маргарет, – что впервые стала свидетельницей того, как твое высокомерие оказалось направленным на кого-то другого. Честно говоря, я бы предпочла не быть для него мишенью.

– Хорошо, что ты уезжаешь отсюда, Маргарет, – сказал Хоторн, все еще сердясь на женщин. – Скудоумные людишки в маленькой деревушке.

– В Лондоне, по-твоему, будет лучше? – Маргарет вопросительно посмотрела на мужа.

– Ну да, ну да, – проворчал Хоторн. – Знаю, что мы разожгли пожар на многие мили вокруг. Ничуть не сомневаюсь, что судачить о нас и осуждать нас люди будут не один месяц.

– Ты возражаешь против этого? – допытывалась Маргарет.

Откинувшись на спинку сиденья, Хоторн бросил прогулочную трость на противоположную лавку.

– Мне решительно наплевать, – честно признался он.

Да, у графа Монтрейна были друзья, принадлежавшие к его кругу, но самым близким его другом был Роберт – человек без титула. Ко всему прочему он работал в «черном кабинете» с людьми, которых ценили не за их знатное происхождение, а за ум и способности. Может, именно поэтому Майкл Хоторн так спокойно относился к светским предубеждениям? Потому что уважал людей не за то, что они получили в наследство, не прилагая к этому никаких усилий, а за другие вещи? Или, быть может, за их способность проникать в абстрактный мир, понять который было дано далеко не каждому.

Может быть. Но, прекрасно понимал Монтрейн, наверняка найдутся люди, которые будут с большим удовольствием судачить о том, что Маргарет не обрадуются в светском обществе. Возводя вокруг себя высокие стены и выкапывая глубокие рвы, оно искренне считает себя чистым и незапятнанным.

Графу Монтрейну придется защищать свою жену от наиболее злопамятных членов этого общества, включая и собственную мать.

Глава 27

Любовь к удовольствиям нельзя

принимать за удовольствие любви.

 Из «Записок» Августина X
Майклу Хоторну казалось, что они вместе с женой провели в экипаже невероятно много времени. Уже спускался вечер, когда карета въехала в предместья Лондона. Надежные рессоры графского экипажа защищали пассажиров от тряски даже на глубоких ухабах плохих дорог, не говоря уже о том, что на городских булыжных мостовых тряски почти не ощущалось. Поэтому Маргарет довольно давно заснула.

Ему бы тоже следовало подремать, ведь он не спал всю прошлую ночь, когда нашел себе пристанище в Молверн-Хаусе. Разумеется, граф не стал бы злоупотреблять гостеприимством достойного сквайра Типпетта, если бы деревенька Силбери-Виллидж могла похвастаться гостиницей. Это была дань уважения репутации Маргарет. Впрочем, Хоторн был готов пожертвовать чем угодно, так что половина ночи, проведенная в доме сквайра Типпетта под аккомпанемент лая шести терьеров сквайра, – это вообще сущий пустяк.

Его жена спала, улыбаясь во сне. Как ему хотелось поцеловать эти милые губы!

Господи, да он совсем потерял из-за нее голову! Подумать только, в целом мире найти единственную женщину, которая могла заставить его чувствовать себя не в своей тарелке. А потом перевернуть полмира для того, чтобы жениться на ней.

Еще один признак его глупости. Да он – настоящее животное. Человек, явно лишившийся человеческого достоинства. Даже во сне она возбуждала его.

Наконец карета остановилась перед домом графа. Хоторн думал, что легкий рывок разбудит его жену, но она продолжала крепко спать, и ему было так жаль беспокоить ее.

Наклонившись вперед, Майкл осторожно положил ладонь ей на щеку. Глаза Маргарет тут же открылись, словно он окликнул ее по имени.

– Мы дома, Маргарет, – сообщил Хоторн.

Она сонно кивнула и села. Ее руки очень ловко и быстро разгладили складки на юбке и поправили слегка растрепавшиеся волосы. Монтрейну пришло в голову, что он никогда не видел женщины, которая бы так незатейливо и равнодушно привела себя в порядок. Никакого недовольного занудства, ни просьбы немедленно дать ей зеркало, ни жалоб на усталость или длительность путешествия. Она просто расправила складки на одежде, поправила волосы – и все.

Граф вышел из кареты и протянул жене руки – это был жест скорее лакея, а не графа, но Монтрейн очень боялся, как бы Маргарет не оступилась. Судя по лужам на булыжнике, недавно прошел дождь, и мостовая была скользкой.

Монтрейн даже забрал у кучера чемодан Маргарет – было бы нелепо звать Смайтона в столь поздний час. Особенно после того, как дворецкий так сильно досадовал из-за поездки в Силбери-Виллидж. Приподняв чемодан, Хоторн охнул и взглянул на жену.

– Что ты туда положила, Маргарет? – спросил граф. – Кирпичи?

– Нет, там только мои вещи, – зевая, ответила она, прикрывая рот обеими руками. – Ах да, и еще «Записки».

– Обязательно на досуге прочитаю их, – заметил Хоторн.

Маргарет ничего не сказала в ответ на это замечание, лишь слегка улыбнулась. Хоторн поставил чемодан на стол, наблюдая за тем, как она медленно идет к лестнице. Надо бы дать ей отдохнуть, подумал граф. Может же он удержать себя в узде хотя бы ненадолго.

– Маргарет! – окликнул жену граф, положив руку на перила и внимательно глядя на нее.

Она нежно улыбнулась ему с таким выражением лица, что сердце громко застучало в груди Хоторна. Маргарет протянула к мужу руки, жестом отвечая на незаданный вопрос. Он тут же кинулся к ней, заключил ее в объятия и страстно поцеловал.

Наверх они поднялись легко, но не слишком быстро – дважды супруги останавливались и целовались так крепко, что у обоих не хватало дыхания. Дважды Монтрейну казалось, что спальня слишком далеко, а ступеньки – пусть и неудобное, но вполне подходящее место для занятий любовью.

В конце концов, это же их первая брачная ночь. Ради такого случая можно и немного сдержаться, поэтому Майклу удалось обуздать свою страсть до тех пор, пока он окончательно не потерял голову. Еще раз. И навсегда.

Оказавшись наконец в спальне, Монтрейн повернулся к жене. Его пальцы с невероятной быстротой принялись расстегивать пуговицы и пряжки, развязывать ленточки, снимая одежду с нее, с себя... его сюртук, ее рубашка, его галстук, ее чулки, его брюки... Маргарет рассмеялась, увидев, что Майкл подбрасывает одежду в воздух, не обращая внимания на то, куда она падает.

– Подожди, – сказала она, прежде чем Монтрейн уложил ее на кровать. – Постой на месте минуточку, прошу тебя.

– Зачем? – Его щеки пылали, глаза блестели лихорадочным блеском.

Рука Маргарет легла на его нагую грудь, пробежалась по ней, потом ее большой палец уперся в ложбинку у основания шеи, и она с наслаждением ощутила, как бьется под пальцем его пульс.

– Должен предупредить тебя, Маргарет, – хрипло проговорил Хоторн, – что я не смогу долго ждать.

Граф много раз говорил Маргарет о своей налаженной жизни, о том, как он ценит сдержанность и порядок во всем. Правда, она еще ни разу не была свидетельницей того, чтобы этот его любимый порядок управлял собственной жизнью графа.

– Иногда ждать бывает очень даже полезно, Майкл. – Ее пальцы медленно поползли по его плечу, словно она давала мужу время остановить ее. Потом она обхватила плечо всей рукой, оценивая его размер.

– Нет, сегодня это утверждение неверно, – возразил Хоторн.

Маргарет довольно улыбнулась.

– Тебе следовало бы попозировать скульптору, изваявшему статуи в твоем пантеоне, – проговорила Маргарет. – Ты удивительно хорошо сложен.

На мгновение граф, казалось, лишился дара речи, впрочем, он сумел быстро взять себя в руки и справиться с изумлением.

– Так, стало быть, я могу попросить тебя заплатить за мои услуги? – с усмешкой спросил он, подводя Маргарет к кровати.

– Надеюсь, что нет, – сказала она, не сводя с него глаз.

Монтрейн улегся на постель и протянул к жене руки, явно не желая замечать ее наготы.

Наполовину освещенный светом свечей, наполовину скрытый ночными тенями, Хоторн походил на какого-то восточного пашу. Этот человек обладал поразительной физической привлекательностью, которая манила ее, и острым умом. Он заставлял Маргарет улыбаться, даже когда обольщал ее.

И все же это не было обольщением. Скорее это можно было называть алхимией духа. Едва оказавшись наедине, они оба ощущали это. Редкое, поразительное чувство, как будто сам Господь Бог отдал Маргарет Монтрейну. «За твое горе и твои слезы даю тебе нечто чудесное. Что-то, чем ты должна дорожить до конца своих дней. Храни это, ибо никогда больше ты не будешь благословлена такой любовью».

– Сомневаюсь, что я смогу заплатить тебе, ты же мне просто не по карману, – с улыбкой произнесла Маргарет. – Но, глядя на тебя, можно подумать, что твоя цена равна твоему весу в золоте. Все самые богатые женщины в мире захотели бы приобрести такое сокровище, как ты.

– Есть на свете вещи дороже денег, – сказал он с такой же, как у его жены, поддразнивающей улыбкой.

Маргарет легла рядом с мужем на постель и повернулась к нему лицом. Ее охватила дрожь, где-то в глубине ее существа запылал огонь, который быстро распространился по всему телу, охватив даже кончики пальцев.

– Это правда? – спросила она.

Монтрейн положил руку ей на бедро, потом провел ею по животу.

– Когда начнет меняться твое тело? – спросил он. Этот вопрос удивил Маргарет.

– Думаю, довольно скоро, – отозвалась она. Его пальцы обвели границу ее соска.

– Твоя грудь станет больше, – заметил он. Маргарет кивнула. Опустив глаза, она увидела, как рука Хоторна пробежала вниз от ее груди к пупку.

– Мне кажется, ты удивительно подходишь на роль матери, – тихо произнес Майкл. В его нежной улыбке был лишь намек на игривость.

– Надеюсь, для того, чтобы получать удовольствие от общения с тобой, платить не надо?

– Может, всего лишь один поцелуй?

Перекатившись на спину, Монтрейн потянулся к жене. Маргарет склонилась над ним, положила ему на щеку ладонь. Его кожа пылала. Маргарет провела пальцами по его губам, а потом накрыла его рот своим. Какое-то странное у нее было ощущение, какое бывает, пожалуй, когда слезы жгут глаза или когда чувствуешь почти физическую боль от счастья.

Маргарет не могла припомнить столь же чудесного момента в жизни, как этот. Комната была совсем слабо освещена, по углам метались неровные тени, а капли дождя на оконном стекле поблескивали, как бриллианты.

Можно ли остановить время? Если так, то Маргарет хотела бы заморозить это мгновение, когда она приподняла голову и их глаза встретились.

Похоже, лицо Майкла изменилось. Подняв руку, он запустил ее в локоны Маргарет. Желание уступало место нежности. Сладкой, томительной, полной страсти, которая обещала не просто физическое удовольствие.

Маргарет чувствовала себя околдованной.

Человек, лежащий рядом с ней, – ее муж. Перед Богом и перед людьми, их брак освящен церковным обрядом. Этот человек – отец ее будущего ребенка, он поклялся беречь и защищать ее, не жалея сил.

Монтрейн приподнялся, лег на Маргарет и вошел в нее, словно понимал, что ее тело уже готово принять его горячую плоть. Он нужен ей. В ее теле есть пустота, которую только он может заполнить.

Глаза Хоторна оставались открытыми, и он, не отрываясь, смотрел на Маргарет, которая обхватила его плечи обеими руками. Маргарет видела свое отражение в его глазах. Интересно, подумала она, если заглянуть еще глубже, увидит ли она того человека, который прячется за внешней оболочкой графа Монтрейна? Самца необыкновенной силы? Графа, который с таким неистовством занимается с ней любовью? Высокомерного, преданного, гордого человека? Знатного вельможу, который любит свою страну, чтит свою семью. И любит ее.

Свеча горела, секунды словно замедлили свой бег, пока они смотрели друг на друга. Даже их дыхание стало медленнее, пока они не начали дышать в унисон. Хоторн крепче сжал Маргарет в своих объятиях.

Странные ощущения испытала она в эти мгновения. Ей казалось, что она полностью в его власти. Он овладел ею, став при этом частью ее сущности, ее тела. Маргарет даже не смогла бы объяснить, какие именно чувства охватили ее. Пожалуй, можно было бы сказать, что она перестала ощущать, где кончается ее плоть и где начинается его. Маргарет закрыла глаза, из-под закрытых век по ее щеке скатилась горячая слеза. Монтрейн зажал ее рот поцелуем. Их тела двигались все стремительнее, неистовая пляска любви становилась все быстрее, приближая супругов к сверкающему финалу.

Опершись головой на руку, Монтрейн внимательно изучал жену, лежавшую рядом на боку.

Горизонт уже окрасился первыми лучами солнца. Небо постепенно светлело, темные ночные краски уступали место голубой лазури. Вскоре, словно предупреждая о приближении солнца, небо заалело, как нежные щеки Маргарет. Майкл погладил подбородок Маргарет, провел пальцами по ее губам, носу. Один палец пробежал по тонкой линии ресниц, а затем вернулся к ее пухлому рту.

– Ты не спишь, – прошептал он. – Иначе ты бы улыбалась.

– Я сплю, – твердо проговорила она. – А ты меня щекочешь.

Майкл положил ладонь ей на плечо, провел вниз по ее руке. У нее были тонкие длинные пальцы с ровными, чистыми и аккуратно закругленными ногтями. Но на каждом кончике пальца были мозоли. Лишь увидев деревенский дом Маргарет, Монтрейн узнал, как живет его избранница, и понял, что она находится на грани нищеты. И все же она отказывалась от его поддержки. Даже брать у него деньги не хотела. Маргарет была гордой и независимой женщиной.

Его женой.

– Маргарет! – Они лежали так близко, что его дыхание щекотало ей щеку.

У нее были волосы цвета осени, ее губы с такой легкостью кривились в улыбке и молили о поцелуях со вкусом вечности. Непростые слова складывались у Монтрейна в голове – нет, то были поэтические строки. Прежде Хоторну казалось, что он понимает желание. Ведь были у него прежде женщины, которых он хотел, с которыми занимался любовью. Но он относился к желанию точно так же, как и к остальным своим чувствам, которые надо было понимать и принимать. Но лишь сейчас Майкл стал познавать глубину собственного невежества.

Маргарет открыла глаза и посмотрела на него. Увидев выражение ее лица, Монтрейн улыбнулся. Раздражение и сонливость. Ее не так-то просто разбудить.

Он должен сказать ей, прежде чем наступит следующее мгновение, прежде чем шевельнутся стрелки часов.

– Я принимаю тебя, Маргарет, – проговорил Монтрейн, не сводя глаз с милого лица жены. – И люблю тебя. Безоговорочно. Безумно.

Поначалу, казалось, Маргарет не поняла смысла этих слов, но уже через мгновение она вспомнила их недавний разговор.

– Я тоже принимаю тебя, Майкл, – прошептала она улыбаясь. – И тоже люблю тебя. Безоговорочно. Безумно.

Уже в следующее мгновение граф Монтрейн понял одну вещь. Раньше он не очень-то верил в любовь, хотя признавал ее существование. Однако прежде он не понимал, что любовь расцветает в глубине существа и передается от души одного человека другому. Не знал он, что любовь всепоглощающа, что это святое чувство – благословение дающему и принимающему.

И еще любовь бывает неразумна.

Маргарет свернулась клубочком рядом с мужем. Хоторн обнял ее, и она доверчиво уткнулась носом в его плечо, задев его нежными губами. Уже через несколько мгновений ее дыхание стало тихим и спокойным. Графиня Монтрейн опять заснула. Хоторн улыбнулся и бережно прижал ее к себе.

Глава 28

Молчание подавляет удовольствие,

а нежные слова усиливают его.

Из «Записок» Августина X
Смайтон поджидал Маргарет у лестницы.

– Позвольте мне поздравить вас по случаю вашего замужества, миледи, – весьма сдержанно произнес он.

– Благодарю вас, Смайтон, – улыбнулась Маргарет. Ей пришло в голову, что Смайтону даже не известно, что к ней впервые обращаются столь официально.

Как ни странно, Маргарет подумала, что, будь ее отец жив, он бы походил на старого слугу. Ведь отец тоже был солдатом. Бабуля говорила, что у ее отца были сильные широкие плечи и большое лицо. Маргарет была совсем маленькой девочкой, когда отец умер, но временами ей казалось, что она помнит его холодные голубые глаза. Или, может, эти воспоминания были всего лишь навеяны рассказами бабушки.

У Смайтона тоже были холодные голубые глаза и копна седых волос, которые привлекали к себе внимание. Безупречный мажордом для графского дома.

И если уж говорить честно, то фигура Смайтона гораздо более уместна в этом доме, чем ее собственная.

Подойдя к столу, Маргарет взяла свой чемодан.

– А где Майкл? – спросила она у Смайтона, но, увидев, как тот недовольно нахмурил кустистые брови, поправилась: – А где его сиятельство?

– Полагаю, миледи, его сиятельство в библиотеке, – отвесив поклон, промолвил Смайтон.

Впрочем, Майклу он кланялся как-то по-другому, более уважительно, что ли. Всем своим видом Смайтон хотел показать новоявленной графине, что он знает, кто она такая и откуда пришла в дом. И разумеется, продемонстрировать ей, что она не совсем заслуживает его почтения.

Вот если бы Смайтон был расположен выслушать Маргарет, то она непременно поведала бы ему, что ей дела нет до светских предрассудков, что ей не до чинов и титулов. Кстати, ее бы вполне устроило, если бы Смайтон больше вообще не кланялся ей. Как бы то ни было, Маргарет заставила старого дворецкого нахмуриться еще раз, а с нее было и без того довольно его сердитых взглядов.

Графиня постучалась и, услышав голос Монтрейна, отворила дверь библиотеки.

Хоторн сидел за стоявшим в центре комнаты столом. Отличное место для такого представительного господина, как граф Монтрейн.

Маргарет улыбнулась, внезапно ощутив непонятную робость.

– Доброе утро, – поздоровалась она.

– Я все спрашивал себя, когда ты проснешься, – приветливо проговорил Хоторн.

– Знаешь, в последнее время мне постоянно хочется спать, – промолвила Маргарет. – Но я понимаю, что это нормально, когда носишь ребенка. А ты рад, что станешь отцом, Майкл? – спросила она. Этого вопроса Маргарет еще ни разу не задавала Хоторну.

– Рад, – кивнул он, – но еще больше я рад тому, что уже стал мужем.

Маргарет таинственно улыбнулась, ее улыбка зародилась в потаенном уголке души – там, где прятались самые заветные и секретные желания.

– Ты хочешь снова уехать от меня? – спросил Монтрейн, указывая на чемодан, который Маргарет по-прежнему держала в руках.

Она положила чемодан на письменный стол.

– Я же привезла тебе «Записки» Августина X, – сказала она, вынимая книги. – А где еще хранить книги, как не в библиотеке?

– Я никогда не спрашивал, где ты их раздобыла, – вымолвил Майкл, глядя не на книги, а на жену.

– Я нашла их в сейфе, – объяснила Маргарет. – Собственно, эти книги – единственное, что мне удалось спасти из того страшного пожара.

– Расскажи-ка обо всем поподробнее, – попросил Монтрейн, пододвигая к письменному столу удобный стул, чтобы усадить Маргарет напротив себя.

– Да и рассказывать-то толком нечего, – пожала она плечами.

Впрочем, Маргарет подробно поведала мужу о событиях той недоброй ночи. Когда она закончила свой рассказ, на лице Монтрейна было озабоченное выражение.

– А что, никому так и не удалось выяснить, что стало причиной пожара? – спросил он.

Маргарет отрицательно покачала головой.

– Тебе повезло, что ты спаслась, – заметил граф задумчиво.

Он подошел к жене и взял ее на руки, а потом вернулся к своему креслу, так и не выпустив ее из объятий.

– Не хмурься так, Майкл, – взмолилась Маргарет, обвивая его шею руками, – я же пережила все это. Все хорошо, – промурлыкала она, положив голову ему на грудь. – Знаешь, я никогда ни у кого не сидела на коленях, – сказала она через несколько секунд. – Оказывается, это очень приятно. А могла бы я ненадолго оторвать тебя от работы?

Интригующее предложение.

– Сейчас? Боюсь, что нет, – сказал граф, с сожалением покачав головой. – Мне необходимо подготовить для поверенного кое-какие данные и расчеты, чтобы он мог заняться продажей моей собственности.

– Это очень большая жертва с твоей стороны? – спросила Маргарет взволнованно. Как только он решился на такое? Как может продать родовое имение и оставаться при этом совершенно спокойным?

– Жертва? – с невозмутимым видом переспросил Монтрейн. – Вовсе нет. Нам, конечно, придется кое в чем экономить, но на свечи и уголь хватит.

– Пенелопа всегда говорила, что я могу приготовить обед из горошины, – с улыбкой вспомнила Маргарет.

Хоторн рассмеялся, и его смех эхом разнесся по большой комнате.

– Нет уж, к таким драматическим мерам прибегать не стоит, – сказал он. – Ну разве что для примера. – Помолчав, он добавил: – Не думаю, что моя мать и сестры благосклонно воспримут новость.

– Какую именно? – пожелала уточнить Маргарет. – О том, что мы поженились, или о том, что я не богатая и знатная наследница?

– Возможно, и ту и другую, – промолвил Хоторн. Маргарет благодарно улыбнулась ему: она радовалась, что он честен с ней. – Но в конце концов им придется сделать выбор, выхода-то другого нет.

– Ты действительно считаешь, что все так просто? Я видела твою мать и не могу сказать, что все обойдется, – проговорила Маргарет. – К тому же ты не можешь приказать людям вести себя так, как хочется тебе, и ждать, чтобы они исполняли твои приказания.

– Разве? – дразняще улыбнулся Монтрейн.

– Единственное место, где люди молчат и ведут себя прилично, – это кладбище, Майкл, – заметила Маргарет.

Казалось, Хоторна удивили ее слова.

– Молчать и вести себя прилично – это не о моей семье, – заметил он. – Но о нашем браке говорить больше нечего, дело сделано. Или ты беспокоишься о том, что все можно повернуть вспять?

– Я понятия не имею о том, что такое быть графиней, – вздохнула Маргарет. – Признаюсь тебе, что я просто в ужасе.

– А разве ты не помнишь, что я рассказывал тебе о некоторых представителях знати, Маргарет? Между прочим, я упомянул лишь некоторых, а ведь таких людей великое множество. Высший свет – это всего лишь сборище людей, и каждый из них имеет свои недостатки.

– Следует ли понимать, что, если я наступлю кому-нибудь на ногу, или уроню вилку, или пролью вино, меня всего лишь сочтут неуклюжей? – поинтересовалась женщина.

– Нет, – возразил Хоторн, – позволь тебя поправить. Ты будешь любимой неуклюжей ее сиятельством графиней Монтрейн. Согласись, что есть разница.

– Вероятно, мне следует считать себя счастливицей только оттого, что я выбрала себе ri мужья графа, – улыбнулась Маргарет.

– Почему-то у меня такое чувство, что ты была бы счастливее, если бы я был простым рыцарем, – промолвил Хоторн.

– Или торговцем, – добавила Маргарет.

– Войти в высший свет не так уж страшно, дорогая, – сказал Майкл. – Пока ты соблюдаешь все правила, все идет хорошо.

Маргарет улыбнулась мужу, думая о том, следует ли ей рассказать ему, что бабушка научила ее вести себя в высшем свете подобающим образом. Кстати, возможно, Майкл и сам толком не помнит всех правил, которые они с ним так часто нарушали вместе.

– О каких правилах речь? – спросила она.

– Ты никогда не должна находиться в компании мужчины, – начал Хоторн. – Если, конечно, я не позволю этого. Или разговаривать с теми мужчинами, которые невежливы или строят тебе глазки. Тебе следует избегать общества холостяков, а также недавно овдовевших мужчин.

Маргарет не стала говорить о том, что никогда в жизни не слышала о столь строгих ограничениях. Да, незамужние женщины или те, кому меньше тридцати лет, не должны оставаться наедине с представителями сильного пола, это верно. Но Маргарет и подумать не могла, что правила для жен столь строги. Как бы там ни было, она не промолвила ни слова, лишь посмотрела на Монтрейна с самым искренним выражением, как ей казалось. Ни к чему показывать Хоторну, как ее удивили его слова.

– Когда мы едем куда-то, – продолжал граф, – в карету я должен садиться первым. И первым выходить из нее.

Это правило было известно Маргарет.

– В карете я должен сидеть спиной к лошадям или рядом с тобой, – проговорил Монтрейн. – Но повторяю, ты никогда не должна оставаться в экипаже вдвоем с другим мужчиной, другой мужчина не должен сидеть рядом с тобой.

Маргарет лишь кивнула, чувствуя себя завороженной. Нет, не правилами, которые пересказывал ей муж, а им самим. Маргарет никогда не думала, что он следует каким-то правилам этикета, а выходило, что дело обстоит именно так.

– Если мы находимся на улице и идем рядом с каким-то домом или строением, то ты всегда должна держаться ближе к стене, чтобы при необходимости я мог защитить тебя от хулиганов, – монотонно перечислял граф.

– А тебе не кажется, что было бы довольно составить свод правил для тебя, Монтрейн? – усмехнулась Маргарет.

– А тебе известно, – передразнил ее муж, – что называть меня Монтрейном ты можешь лишь в состоянии сильного раздражения? – Опустив голову, Хоторн нежно поцеловал жену.

– Это несправедливо! – возмутилась она. – Я забываю обо всем на свете, когда ты меня целуешь.

– Приятно осознавать, что это касается только тебя, – вымолвил он, прикусывая мочку ее уха.

Маргарет улыбнулась и осторожно оттолкнула его.

– Ты... ты никогда не должен улыбаться ни одной женщине так же, как улыбаешься мне, – менторским тоном заговорила она, постукивая его пальцем по груди. – Ты не должен прикасаться к другой женщине. Ни-ког-да! Снимать с нее перчатки, или шаль, или смотреть на ее грудь в вырезе платья.

Хоторн откинулся на спинку стула – он явно был заинтересован ее словами.

– Находясь в экипаже с другой женщиной, ты не должен внимательно смотреть на нее. Или говорить с ней своим низким голосом, сулящим удовольствие, – продолжала Маргарет.

– Надо же! Сулящим удовольствие? – удивился Хоторн.

– Временами мне кажется, что ты попросту околдовываешь меня, Монтрейн, – промолвила Маргарет.

– Что ж, в таком случае я немедленно обращусь в тролля, – посулил Хоторн.

– Нет-нет, прошу тебя, не надо, – рассмеялась графиня. – Я постараюсь это пережить и без твоего превращения.

Несколько долгих мгновений супруги просто смотрели друг на друга. Они постепенно становились ближе, и эта душевная близость была совсем не похожа на плотскую, которая соединяла их тела прошлой ночью.

Наконец Монтрейн медленно улыбнулся, и от этой улыбки дрожь пробежала по телу его жены.

– Будь я на твоем месте, мне бы и в голову не пришло переживать о том, как я справлюсь с ролью графини, – произнес он.

– Нет, ты не понимаешь! – со вздохом призналась Маргарет. – Дело в том, что я не имею ни малейшего представления о том, что делают графини.

– Они все больше тратят деньги, – заговорил Хоторн. – Во всяком случае, мои знакомые графини поступали именно так. Правда, из-за введенного недавно мной режима экономии я бы не советовал им это делать.

– А я теперь знаю, как правильно залатать крышу, – проговорила она. – Знаю, как заделать трещину в известке между кирпичами.

– Ну и женушка мне попалась – ей цены нет! – восхищенно воскликнул Майкл. – Можно не сомневаться в том, что у нас всегда будет прочная крыша над головой.

– Не думаю, что мне теперь придется кормить цыплят, правда? – улыбнулась Маргарет. – Или собирать яйца? Или все-таки придется?

– Едва ли.

– А еще я умею доить коров, – сообщила новоиспеченная графиня.

– Очень жаль, – промолвил Хоторн, – но в доме нет ни одной коровы. Зато тебе придется часто посещать портниху для последней примерки новых платьев.

– Именно так подобает вести себя графине? – спросила Маргарет.

Монтрейн утвердительно кивнул.

– Я попрошу Молли ходить к портнихе, – сказала она. – Честно говоря, меня не очень-то интересует, хорошо на мне сидит платье или нет. Но в чем я твердо убеждена, так это в том, что не хочу больше видеть эту женщину.

– Слишком уж ты чувствительна, – усмехнулся Монтрейн. – Тебе никогда не стать по-настоящему высокомерной графиней, если ты не научишься беззаботно относиться к подобным вещам. Ты должна прийти к портнихе как ни в чем не бывало – с таким видом, будто никакого скандала и не было. К тому же разве не говорил я тебе, что твои истинные чувства никого не волнуют? Неужели я об этом не упомянул?

– Именно так было, когда я пыталась заниматься торговлей, – промолвила Маргарет. – Честно говоря, я, к собственному удивлению, выяснила, что иногда труднее быть покупателем. Правда, все это касается той Маргарет, которая хотела стать твоей любовницей на неделю. Та женщина, в которую я превратилась, только и думает о том, как бы не совершить какой-нибудь промах.

– М-да, – усмехнулся Монтрейн, искоса посмотрев на жену. – Вот только я не сомневаюсь в том, что при необходимости прежняя Маргарет будет готова вновь проявиться в твоем новом облике.

Маргарет расхохоталась, без слов признаваясь в том, что ее муж ничуть не ошибся. Затем она встала и поцеловала его. Прежде чем выйти из библиотеки, она взяла из шкафа книгу. Трактат о достоинствах мужчины. Возможно, читать этот труд будет нелегко, но Маргарет почему-то была уверена, что содержание книги увлечет ее.

Если, конечно, Майкл не помешает чтению.

Глядя ей вслед, Монтрейн задумался о том, стоит ли до такой степени очаровываться собственной женой. Впрочем, выбора у него практически не было.

Закончив с цифрами, касавшимися сбора урожая, он сложил бумаги в пакет, чтобы передать его своему поверенному.

Откинувшись на спинку стула, Майкл оглядел библиотеку. Жаль, нет денег на некоторые нововведения. На третьем этаже есть место только для Смайтона и Молли. Но ведь совсем скоро им понадобится детская да еще, вероятно, комната для няни.

Может, разумнее продать этот дом и найти какой-нибудь другой, побольше, но в менее фешенебельном районе. Но уж он точно не переедет в родовое жилище, занимаемое его родственницами.

Монтрейн постучал пальцами по корешку какой-то книги. Если бы не «Записки» Августина X, они с Маргарет никогда бы не встретились. Она бы так и осталась в своем деревенском коттедже, а он бы женился на Джейн Хестли. И если бы не их короткая встреча на террасе, он бы не сидел здесь сейчас. Если бы не тот короткий миг, когда он, привлеченный звуком легких шагов по камням, обернулся, не видать бы ему любимой Маргарет.

Возможно, вся эта история – промысел самой судьбы. Хотя, может, это и не так.

Улыбнувшись своим мыслям, граф Монтрейн открыл обложку «Записок» и прочитал:

«Ох, мой читатель, я намереваюсь открыть вам все, постараюсь ничего не утаить. Потому что я путешественник, бродяга, неустанно разъезжающий по миру. Мои истории – для образования, просвещения и радости. Второй том начинается с рассказа о земле Маньчжурии».

Улыбнувшись, Майкл открыл первую страницу. Он был поражен широтой трактовки описываемого материала. Пожалуй, больше всего поражало в «Записках» Августина X то, что он умудрился описать всех женщин, которых уложил в свою постель за время долгих путешествий.

Начав читать, Монтрейн обратил внимание на пометки возле названия каждой главы. Между прочим, в приобретенной Бэбби книге он видел точно такие же пометки.

Делать какие-то короткие комментарии в книге возле интересных мест или отмечать куски текста, чтобы потом быстро вернуться к ним, – это было для Хоторна делом обычным. Поначалу Майкл внимательно читал пометки и даже отмечал их карандашом, но неприкрытый эротизм «Записок» Августина X настолько увлек его, что он забыл об остальном.

Часом позже он откинулся на спинку стула, подумав о том, что с его стороны было не слишком-то разумно читать эту книгу. Одно дело – услышать что-то о чьих-то немалых вольностях в постели, и совсем другое – прочитать полный отчет о них, да еще с весьма неприличными подробностями. Сказать, что Августин давал волю словам, было явно недостаточно. Либо у этого человека слишком богатое воображение, либо он имел обыкновение совокупляться с несколькими опытными в любви женщинами одновременно.

Чувственные развлечения, бесконечные любовные утехи Августин описывал в таких подробностях, с такими откровенными деталями, что граф Монтрейн ничуть не усомнился в его способностях писателя и любовника. Однако чтение «Записок» оставило у Хоторна ощущение какой-то странной опустошенности. Любовь и страсть – чувства, гораздо более тонкие и богатые, чем их описывает Августин X.

Даже будучи для Монтрейна незнакомкой, Маргарет заставляла его смеяться, возбуждала его любопытство. Как это ни странно, она понравилась ему с первого же взгляда.

Внимание Монтрейна привлекла одна из иллюстраций к книге. Женщина лежит на спине, судорожно вцепившись руками в простыню. На ее лице выражение такого невероятного восторга, что невольно становилось интересно, чем же он был вызван. Опустив взор, Хоторн увидел, что мужчина ласкает лоно женщины ртом.

Граф Монтрейн улыбнулся, захлопнул «Записки» и пошел искать свою жену.

Глава 29

Сексуальные утехи требуют сдержанности.

Из «Записок» Августина X
– Если хочешь, мы можем остаться дома, – сказал Хоторн, наклоняясь к Маргарет. Из ее прически выбилась кудряшка, и он бережно заправил ее жене за ухо. – Нам не обязательно ехать в Воксхолл-Гарденз. Ты можешь сослаться на головную боль, на свое интересное положение или на женское нездоровье.

– На женское нездоровье? – удивленно переспросила Маргарет.

Наклонившись, Монтрейн поцеловал жену в кончик носа.

– У меня три сестры, мадам, – сказал он. – Неужели вы считаете, что я не знаю, на что обычно жалуются женщины? Да я всю жизнь только и слышу что-то в этом роде.

– Но я никогда не ссылалась на свое нездоровье, Майкл, – с насмешливой улыбкой произнесла Маргарет. – Да, сейчас я не переношу запах шоколада. Но я с удовольствием еще раз увижу воздушный шар Грина. Я видела его несколько лет назад на церемонии коронации – это было незабываемое зрелище. Подумать только, человек изобрел такую вещь, захотел летать, как птица!

– Ладно, но только если ты уверена, что готова выйти в свет, – проговорил граф Монтрейн.

Выразительно посмотрев на мужа, Маргарет приподнялась и поцеловала его в щеку. Позади них раздался какой-то шорох – без сомнения, это Смайтон пожелал напомнить супругам о правилах приличия.

Майкл лениво постукивал тростью по ступенькам, ожидая, пока им подадут экипаж. Подняв глаза, он увидел карету – она ехала по улице следом за другим экипажем. Даже на расстоянии Монтрейн заметил, что на незнакомом экипаже, запряженном четверкой лошадей, не было ни вензелей, ни герба, которые бы говорили о его владельце. Довольно непривычное дело, особенно для района Мейфэр.

На прогулку Маргарет надела одно из своих новых платьев – нежно-зеленого цвета, который так удачно оттенял ее глаза, что они казались изумрудными. Шагнув навстречу жене, Хоторн протянул ей руку.

– Надо же, тебя окружает удивительное свечение, которого я прежде не замечал, – промолвил он, внимательно оглядывая ее. Подумать только, рядом с Маргарет он то и дело теряет голову! – Интересно, так всегда бывает, когда женщина носит дитя? Или это просто ты у меня такая необычная, не перестаю спрашивать я себя.

Несколько мгновений Маргарет молча смотрела на мужа, придумывая, что бы такое забавное сказать ему в ответ. А затем на ее лице появилось выражение ужаса – она увидела что-то страшное за спиной Монтрейна:

– Майкл!

Хоторн оглянулся, следуя за направлением ее взгляда. И увидел, как кучер незнакомой кареты вытаскивает из складок одежды пистолет. Все произошло в считанные секунды. Мозг Монтрейна, приученный к быстрой реакции, мгновенно распознал опасность.

Казалось, время замедлило свой бег, чтобы он успел заметить каждое движение, каждый жест, ощутить каждый миг.

Он не мог защитить Маргарет, не успевал, хотя их разделяли какие-то дюймы.

Лишь спустя мгновение Майкл услышал выстрел. Он не почувствовал ожидаемой боли; до него донесся тихий и удивленный не то вздох, не то вскрик Маргарет. Его разум отказывался верить в произошедшее, даже когда он увидел, как Маргарет упала на землю.

Словно сквозь слой ваты Майкл слышал предостерегающий крик Смайтона, цокот копыт, шум колес и свист хлыста, погоняющего лошадей. Но все его внимание было приковано к жене. Она лежала перед ним – какая-то странно спокойная, а из раны на плече текла кровь, оставляя на бледно-зеленой ткани большое алое пятно.

В считанные мгновения Монтрейн схватил Маргарет на руки, пробежал мимо Смайтона в открытую дверь дома и буквально взлетел наверх, в их спальню, где бережно уложил жену на кровать.

Маргарет застонала, затем ее глаза распахнулись. В них было столько боли, что Хоторн почти физически ощутил ее сам.

– Все будет хорошо, – проговорил он хрипло. – Не беспокойся, Маргарет. – Он повторил: – Все будет хорошо. – Лишь спустя несколько мгновений Монтрейн понял, что снова и снова повторяет одну и ту же фразу.

Помоги ей! Господи, ради всего святого, помоги ей! В голове Майкла рождались какие-то мысли, которым тело отказывалось подчиняться. Наконец он разорвал лиф ее платья. Пуля вошла в правое плечо; при виде изуродованной окровавленной плоти жены граф Монтрейн едва не расплакался. Он зажал рану носовым платком.

– Только так можно остановить кровотечение, – объяснил Хоторн жене, увидев, что Маргарет вздрогнула от боли и застонала.

Через минуту Смайтон принес чистые полотенца, которыми Майкл смог заменить пропитавшийся кровью платок. Майкл лихорадочно пытался вспомнить все многочисленные медицинские книги, которые прочитал и в которых говорилось о лечении разных болезней, еще о какой-то ерунде. Тысячелетние знания никак не могли помочь ему в данный момент.

– Мы можем позвать хирурга, ваше сиятельство, – услышал Монтрейн позади себя голос Смайтона. – Но у меня есть некоторый опыт лечения ран, полученных на поле боя.

Хоторн оглянулся и посмотрел дворецкому в глаза; Смайтон твердо выдержал его взгляд.

– Я служил Веллингтону в Испании, ваше сиятельство, – напомнил хозяину Смайтон.

– Вы сможете помочь ей? – «Господи, помоги!» – молил про себя Монтрейн.

– Полагаю, что смогу, милорд, – спокойно проговорил Смайтон. – А тем временем Молли сходит за врачом.

Хоторн решил последовать совету Смайтона, и уже через мгновение он из участника драмы превратился в наблюдателя. Мажордом, похоже, и вправду был большим умельцем по части лечения ран. Он действовал спокойно и умело: внимательно осмотрел пулевое отверстие, удалил обрывки ткани и следы пороха.

Как хорошо, подумал Монтрейн, что такой человек состоит у него в услужении и что он оказался рядом в нужную минуту.

Вообще-то граф Монтрейн не был особенно набожным человеком и нечасто молился Богу, что в сложившейся ситуации было весьма некстати. Хоторн не был абсолютно уверен в своих чувствах ко Всевышнему. Он несколько сомневался в его существовании, а его привычка постоянно вмешиваться в дела простых смертных вызывала у графа недостойные размышления.

Справедливости ради следует сказать, что временами, например, еще будучи совсем молодым человеком, Майкл молился Богу. Но те молитвы были направлены на то, чтобы Господь избавил его от присутствия сестер хотя бы на некоторое время.

И все-таки, может, он зря беспокоил Господа? Имеет ли право обычный человек так часто просить Всевышнего о чем-то? Не слишком ли часто он его тревожил? Если так, то он готов отозвать все свои прошлые просьбы и молитвы и оставить лишь две последние: «Спаси ее, Господи!» и «Избавь ее от боли!».

Маргарет застонала, Монтрейн нахмурился, услышав этот тихий жалобный стон.

– Вы не могли бы действовать быстрее, Смайтон? – попытался поторопить слугу Хоторн.

– Я должен убедиться в том, что рана чистая, милорд, – спокойно проговорил Смайтон. – Нет ничего опаснее гангрены, которая может возникнуть, если в ране останется грязь.

К счастью, дело постепенно подходило к концу. Смайтон извлек из раны кусочки металла, промыл ее, присыпал дезинфицирующим порошком, накрыл тампоном и перебинтовал.

В течение последнего часа Маргарет то со стоном приходила в себя, то вновь впадала в забытье. Наконец ее глаза открылись – лишь на мгновение. Хоторну безумно захотелось, чтобы она вновь закрыла их, столько в них было боли.

Уже много лет назад Монтрейн понял, что у него недурно получается разбираться в лабиринтах. Увидев перед собой стену, он начинал мгновенно придумывать варианты того, как обойти ее. Но в последние мгновения он вдруг понял, что его эмоции могут взять верх над рассудительностью.

У него было такое чувство, будто он попал в западню, но, вместо того чтобы думать о том, как выбраться из нее, он способен лишь беспомощно взирать на возвышающееся перед ним препятствие.

Возможно, это свидетельствовало о силе его страха.

«Облегчи ее боль, Господи!» – молился он. Хотя скорее это была не мольба, а приказ. Накажет ли его Создатель за подобную вольность?

Тут внизу раздался какой-то шум – прибыл доктор. Майкл вышел из комнаты и посмотрел вниз, на ротонду. Доктор неспешно поднимался вверх по лестнице, весь его вид говорил о недовольстве.

– Я только сел за обед, когда меня вызвали к вам, милорд, – пожаловался он. – Ничуть не сомневаюсь в том, что дело не настолько серьезно, как мне сказала ваша горничная.

– В мою жену стреляли, она ранена, – сухо ответил ему Монтрейн. – Не знаю, что может быть серьезнее.

Войдя в спальню, доктор снял наложенную Смайтоном повязку и бегло осмотрел рану Маргарет. Похоже, сей эскулап привык не столько заниматься лечением ран, сколько распространением лекарств, сулящих избавление от всех болезней. Однако если бы он не высказал своего одобрения тем, как справился со своим делом Смайтон, граф Монтрейн непременно прогнал бы его и вызвал хирурга.

– Кто-то весьма умело обработал рану, – заявил доктор. – Некоторое время она будет страдать от боли, но я выпишу обезболивающее. – Он нацарапал что-то на листке бумаги и отдал его Смайтону. – Аптекарь быстро приготовит снадобье.

– А ребенок? – спросил Хоторн.

Оба – и доктор, и Смайтон – изумленно уставились на графа.

– Если вы отойдете в сторонку, милорд, я смогу осмотреть вашу супругу и оценить ее состояние, – взяв себя в руки, проговорил врач.

Смайтон вышел из комнаты, а Хоторн ждал, глядя, как доктор сквозь простыню ощупывает живот и бедра Маргарет.

– Ее защитила сама природа, милорд, – сказал он, закончив осмотр. – Если с ней до сих пор ничего не произошло, то скорее всего и дальше опасаться нечего. Когда придет время родов, вам понадобится хорошая акушерка, но я почти не сомневаюсь, что ваша жена родит без проблем. У нее подходящие бедра для этого. Словом, милорд, – выпрямляясь, промолвил врач, – вы можете считать себя счастливчиком. Не пройдет и нескольких лет, как ваш дом наполнится ребятишками.

Майкл не нашел слов в ответ на это удивительное заявление.

– Если это все, милорд, я поеду домой, – проговорил врач. Похоже, доброе расположение духа вернулось к нему при мысли о возвращении к обеденному столу.

Уже через мгновение дверь за врачом захлопнулась.

Глава 30

Женщина, которая ценит удовольствие, испытывает огромную радость от мужского энтузиазма.

Из «Записок» Августина X
... Книжная лавка охвачена огнем. Дверь в коридор всего в нескольких футах от нее. Клубы дыма рвутся во все щели, а грубые доски пола обжигают босые ноги. Вдруг чьи-то руки схватили ее за запястья. Потом кто-то стал гасить загоревшийся подол ее одежды. Майкл.

И вновь, как это уже бывало, ужасающая сцена уступила место другой картинке – большой луг, пестреющий полевыми цветами. Майкл стоит посреди луга и держит ребенка с такими же, как у него, синими глазами. Маленький мальчуган с черными волосами и радостной улыбкой вырывается из рук отца и бежит ей навстречу, а за ним – девочка с каштановыми волосами.

«Посмотри, мама!» Дети перебегают от цветка к цветку, как трудолюбивые пчелы. Они нарвали букет цветов – такой огромный, что их детские ручонки едва удерживают его, и бегут к ней, оставляя за собой в этом цветочном половодье тропу примятых растений... Звук смеха – и их лица исчезают, растворяются в серой дымке...

Маргарет заморгала и открыла глаза. В комнате стояла полная тишина. Судя по солнечным лучам, проникавшим сквозь щели в портьерах, было позднее утро. Майкл спал на стуле возле кровати. Голову он уронил на матрас и даже во сне тянулся к ней рукой, словно пытался защитить ее.

Маргарет зашевелилась, но резкая боль в правом плече заставила ее замереть на месте. Она медленно ощупала повязку, пытаясь определить, какого размера рана. Последним, что запечатлелось в ее памяти, была рука кучера с пистолетом. Стало быть, ее ранили.

Маргарет снова посмотрела на Майкла. Похоже, с ним все в порядке – мысль о его возможном ранении мгновенно пришла ей в голову. Ребенок?!

Откинувшись на подушки, Маргарет закрыла глаза и положила руку себе на живот. Нет, болело лишь перевязанное плечо. Наверное, с ребенком все в порядке. Наверняка, если бы с ним что-то случилось, она испытывала бы дискомфорт или боль в животе.

Маргарет вновь подняла веки и встретилась глазами со взглядом Хоторна.

До сих пор она видела графа Монтрейна только безупречно одетым. Его рубашки всегда были чистыми и отутюженными, на брюках никогда не было ни единой. складочки. Маргарет ни разу не замечала чернильного пятна на его пальцах или пыли на его сапогах. Но в это утро его одежда была в полном беспорядке. Впрочем, в таком виде он казался еще более привлекательным.

– Как ты себя чувствуешь? – хриплым спросонья голосом спросил он. Его руки потянулись к жене, он прикоснулся к ее ноге, словно хотел физически ощутить ее близость.

Вместо того чтобы ответить мужу, Маргарет задала ему свой вопрос:

– Как ребенок?

– По словам доктора, все в порядке, – поспешил успокоить ее Хоторн. – А как ты?

– Что-то неважно, – призналась Маргарет. – Кажется, я немного расклеилась.

– Думаю, ты немного преуменьшаешь, – покачал головой Хоторн.

Маргарет кивнула.

– Почему у меня такое странное ощущение? – спросила она. – Голова кружится так, будто еле держится на плечах.

– Доктор прописал тебе что-то от боли, – ответил Хоторн.

Маргарет откинулась на подушки – как ни странно, она безмерно устала от этого короткого разговора. Однако мучившие ее вопросы гнали сон прочь.

– Кто мог это сделать, Майкл?

Взяв ее руку в свою, Монтрейн принялся внимательно рассматривать каждый палец.

– У тебя в прошлом остались какие-то тайны, Маргарет? – спросил он. – Есть ли кто-то, кто хотел бы причинить тебе вред?

– Никто, кроме Сары Харрингтон, – пытаясь улыбнуться, промолвила Маргарет. – Но я считаю, что ты нагнал страху на нее и ее сестру, так что они теперь и не пикнут.

Монтрейн терпеливо ждал.

– У меня нет тайн и секретов, Майкл. – Она села и тут же почувствовала, как в голову ударил жар. – Моя единственная тайна состоит в том, что я читала «Записки» Августина X, но я уже рассказала тебе об этом.

– Сомневаюсь в том, что чтение даже этой книги можно признать большим смертным грехом. – Быстрая улыбка осветила его лицо, мгновенно прогнав следы усталости.

– Не знаю... – проговорила Маргарет задумчиво и снова улеглась на подушки. – Порой мне казалось, что читать произведение этого Августина весьма рискованно для дамы... – Она помолчала, а затем добавила: – А до этого я жила самой обычной жизнью.

Монтрейн улыбнулся – очень рассеянно, как показалось Маргарет, продолжая изучать ее руку. Ей стало любопытно, действительно ли он видит ее или просто смотрит на руку, погруженный в собственные размышления.

– О чем ты думаешь? – спросила она. Здоровой рукой Маргарет прикоснулась к щеке мужа, заросшей за ночь колючей щетиной.

Монтрейн поднял на Маргарет глаза и улыбнулся – на этот раз более естественно.

– О том, что я не знаю, с чего начать, – признался граф. – Карета не была нанятым экипажем. Я заметил, что она на вид довольно дорогая – равно как и лошади. Но я никогда прежде не видел человека, сидевшего на козлах, и не понимаю, почему он стрелял в тебя. – Хоторн вновь нахмурился, пытаясь сосредоточиться на своих мыслях. – Если, конечно, пуля предназначалась не тебе, а мне, – задумчиво промолвил он.

– Тебе? – изумленно переспросила Маргарет. Ее сердце тут же сжалось от страха при мысли о том, что кто-то может угрожать Майклу.

– Дело в том, что некоторые из тех кодов, что мне удалось взломать, имеют отношение к другим странам. – Его слова звучали для Маргарет довольно таинственно. – Не исключено, что кто-то хочет наказать меня за то, что я справился с ними. А возможно, есть еще какая-то причина.

Выпустив руку Маргарет, Хоторн встал со стула и подошел к окну. Судя по всему, Смайтон сам отремонтировал его – по обыкновению, как мог, и теперь по всей комнате распространялся сильный запах оконной замазки.

– Я не поеду в одно из твоих имений, – словно прочитав его мысли, промолвила Маргарет.

Хоторн удивленно посмотрел на нее.

– Из всех имений у меня остался только Сеттон, но, возможно, это очень неплохая идея, – сказал он. – Там должно быть безопаснее, чем здесь.

– Ну как я смогу чувствовать себя в безопасности, если ты будешь в одном месте, а я – в другом? – возмутилась Маргарет.

– Какая разница! – с горечью промолвил Хоторн. – Не смог же я защитить тебя, когда мы находились на расстоянии считанных дюймов.

– Все дело в том, что ты тогда просто не знал о грозящей мне опасности, – заспорила с мужем Маргарет. – Зато теперь мы будем осторожнее. – Забывшись, она хотела было выпрямиться, но тут же сморщилась от острой боли. Судя по искаженному лицу, Маргарет сильно пожалела о своей забывчивости. – Я не оставлю тебя, – твердо сказала она. – И спорить со мной бесполезно, Монтрейн.

– Неужели это та самая женщина, которая боялась быть графиней? – с кривой усмешкой спросил граф Монтрейн.

– Мне показалось, или ты иронизируешь? – проговорила она, глядя мужу в глаза. – Как бы ты ни убеждал меня, я не уеду.

– Там было бы безопаснее, – повторил Хоторн, не отводя глаз.

– Как ты можешь быть в этом уверен? – опять заспорила Маргарет.

– Знаешь, чего мне не выдержать? – хрипло спросил Майкл. – Я не переживу, если с тобой еще раз что-то случится.

– Да не случится ничего, вот увидишь, – решительно возразила Маргарет. – Ты очень быстро сумеешь разгадать эту загадку. А до тех пор мы будем отмечать медовый месяц.

– Мы запремся на целый месяц в доме? – удивился Монтрейн. – Что ж, довольно заманчивая идея. – Он сел на краешек постели. – А теперь тебе надо отдохнуть.

– Да вы настоящий деспот, ваше сиятельство, – улыбнулась Маргарет.

– Я – граф, – с шутливым высокомерием произнес Хо-торн. – И привык, чтобы мои желания исполнялись беспрекословно.

Монтрейн сидел, освещенный яркими солнечными лучами. Он был невероятно хорош в эту минуту – до того хорош, что Маргарет хотелось просто смотреть на него. Она была готова делать это часами.

– С тебя писали портрет? – неожиданно спросила Маргарет.

– Портрет? – Граф был явно удивлен этим вопросом.

Она утвердительно кивнула.

– Да, писали, в Сеттоне, – ответил Хоторн. – Это было, когда я стал графом, но мне в ту пору исполнилось всего четырнадцать.

– Совсем еще мальчик, – пробормотала Маргарет. Ей пришло в голову, что судьба была несправедлива к ее мужу, – огромная ответственность за семью и все семейные дела свалилась на него, когда он еще не вышел из подросткового возраста.

– Это было очень давно, – проговорил граф, наклоняясь, чтобы запечатлеть у нее на щеке поцелуй, но Маргарет повернула голову и вместо щеки подставила ему губы. – Тебе надо отдохнуть, – повторил Хоторн, выпрямляясь.

– Между прочим, я графиня. И я совсем не устала.

Монтрейн удивленно приподнял одну бровь, словно правда была известна ему одному. А правда заключалась в том, что Маргарет почти лишилась сил.

Наконец она опять заснула. Присутствие мужа добавляло ей спокойствия, к тому же он продолжал держать Маргарет за руку, даже когда она спала.


Увидев входящего в комнату кучера, герцог Таррант нахмурился. До сих пор Питер никогда не подводил его.

Таррант отошел в сторону – ему было необходимо держать с ним дистанцию. Питер просто склонил голову, молча ожидая словесной порки. Питер любил своего господина точно так же, как побитая собака любит своего доброго хозяина. До этого дня герцог Таррант всегда был добр к нему.

– Она не погибла, – сказал Питер, – но, кажется, я ранил ее.

– Ты дурак, – тихо проговорил Таррант. – Тебе было велено убить ее. Или его. У тебя было две мишени, Питер, и ты все же умудрился промахнуться!

– Да, ваша светлость, – поднимая глаза на герцога, вымолвил Питер. Его лицо совсем побелело, но он не стал отворачиваться – хотя бы это было в его пользу. – Мне сделать еще одну попытку?

– Ты полагаешь, они дадут тебе еще один шанс? – сардоническим тоном спросил Таррант. – Будь я на месте графа Монтрейна, я бы все силы направил на поиски убийцы. Да одного взгляда на твою физиономию достаточно для того, чтобы навсегда тебя запомнить и разыскать, Питер! – На его лице мелькнуло подобие улыбки. Герцог встал и подошел к двери. – Нет, – сказал он, отворяя дверь и отходя в сторону, чтобы пропустить кучера. – Мы подождем некоторое время, чтобы нанести неожиданный удар. Но уж тогда не промахнись, Питер.

Захлопнув за слугой дверь, герцог Таррант оглядел библиотеку. Опять эта Маргарет Эстерли доставляет ему беспокойство. Будь эта женщина поближе к нему, он бы придушил ее собственными руками.


Застыв в дверном проеме, Элизабет так долго смотрела на брата, что это начинало раздражать его.

– Не думаю, что я слишком изменился с тех пор, как мы виделись в последний раз, – сухо промолвил Хоторн.

– Нет, Майкл, – тихо сказала сестра. – Просто мне пришло в голову, что выглядишь ты ужасно, как будто совсем не спал.

– Честно говоря, если и спал, то совсем немного, – признался Монтрейн.

– Мама слегла с головной болью, но при этом она не забыла запретить мне навещать тебя, – сообщила Элизабет, пройдя наконец в холл. Смайтон вышел ей навстречу и слегка поклонился. Сестра Майкла так приветливо улыбнулась старику, что хмурое выражение его лица немного смягчилось.

– Так зачем же ты явилась? – недоумевал Хоторн.

– Разумеется, для того, чтобы помочь, Майкл, – заявила Элизабет, стаскивая с рук перчатки. – Мама постоянно стонет, в ее громких причитаниях без конца слышатся слова «скандал» и «финансовый крах». К тому же она беспрестанно повторяет имя Хелен Киттридж. Мама считает твою женитьбу безумием.

– Как она так быстро узнала о ней? – осведомился Майкл. Впрочем, удивляться особо нечему – сплетни распространяются по высшему свету со скоростью звука.

– К нам на днях заходил доктор – он навещал Шарлотту, она что-то чихала целую неделю... Ну вот, – затараторила Элизабет, – доктор оказался весьма разговорчив. Кстати, – зашептала Элизабет, отвернувшись в сторону, – врач сказал, что, возможно, Шарлотта слишком чувствительна к лондонскому воздуху. Стоит ли говорить, что после этого заявления она еще больше огорчилась.

– Ты тоже недовольна моей женитьбой? Как и мама? – сменил тему разговора Хоторн, глядя прямо в глаза любимой сестре и готовясь выставить ее из дома, если только она посмеет сказать что-то нехорошее о его жене.

Элизабет спокойно выдержала этот твердый взгляд – впрочем, как обычно. Через минуту она улыбнулась.

– Прежде чем я отвечу тебе, ты должен ответить на два моих вопроса, Майкл, – промолвила она лукаво.

– Что ж, давай, задавай свои вопросы, – бросил Монтрейн, сложив на груди руки.

– Маргарет знает латынь? – спросила Элизабет.

– Нет, – покачал головой Хоторн, чувствуя, как на его лице расползается улыбка.

– Ты любишь ее? – Улыбка Элизабет была очаровательной.

– Вот что, давай-ка остановимся на первом вопросе, – оборвал ее Хоторн.

– Ага, значит, любишь! – воскликнула Элизабет. – Иначе бы ты так не скрытничал. Ты же никогда не говоришь о важных для тебя вещах.

Майкл, по обыкновению, приподнял одну бровь, поглядывая на сестру. Та осторожно продвигалась к лестнице, не переставая улыбаться.

– Куда это ты направляешься? – спросил Хоторн.

– Как это куда? Повидаться со своей новой родственницей, разумеется, – ответила Элизабет. – Можешь не сомневаться, сиделка из меня лучше, чем из тебя.

Монтрейн стал подниматься наверх вслед за сестрой. Похоже, остановить Элизабет можно лишь одним способом – потащить ее вниз.

– Рана очень серьезная? – поинтересовалась Элизабет, глядя на брата сверху вниз.

– Ее ранили в плечо, – коротко ответил Хоторн.

– Но почему кто-то стрелял в твою жену? – не унималась Элизабет.

– Полагаю, все это сообщил тебе доктор? – сердито спросил Майкл.

– Нуда, кто же еще! И еще он рассказал нам, что ты скоро станешь отцом! – выпалила Элизабет. – Ну разумеется, он это шепотом говорил маме, не зная, что я все слышу.

– Но ты и не подумала уйти подальше, чтобы не слушать, да? – сухо сказал Монтрейн.

Элизабет остановилась.

– Вот что, братец, известно ли тебе, что из тебя выйдет отличный отец? Но ты чересчур скрытен, Майкл. Думаю, это из-за того, что ты годами был занят только цифрами.

– Честно говоря, я бы не хотел, чтобы ты так много знала, – промолвил Хоторн, не удивляясь, что девушке все о нем известно. Графу была бы отрадна мысль о том, что его работа держится в секрете, но идиотское прозвище, которое дал ему Бэбби, поставило на этом крест.

– Ты же знаешь, что в Лондоне всем все обо всех известно, – заявила Элизабет. – В этом городе ничего не скроешь.

Покачав головой, Майкл отворил дверь в спальню и пригласил сестру войти.

– Маргарет, это моя навязчивая сестра Элизабет, – представил Монтрейн жене сестру.

– Это он нарочно так обо мне говорит, – вмешалась Элизабет. – Вообще-то я хорошая, и все меня любят.

Маргарет уже проснулась и сидела в постели. Услышав слова Элизабет, она повернулась и улыбнулась мужу с сестрой.

– Я пришла, чтобы стать тебе сиделкой и подругой, – сообщила Элизабет.

– Я еще не говорил тебе, насколько самонадеянна моя сестра? – спросил Хоторн у Маргарет.

Элизабет нахмурилась, а затем с приветливой улыбкой посмотрела на Монтрейна.

– Приличными темами обсуждения во время визитов считаются погода и чьи-то помолвки, – проговорила девушка. – Но я только что прочитала очень интересный роман, – прошептала она, обращаясь к жене брата. – И еще мне очень хочется узнать, как вы с Майклом познакомились.

Хоторн посмотрел на жену, несколько мгновений она выдерживала его взгляд, а потом отвернулась.

И вдруг ему пришла мысль, поразившая его, словно молния: «Я не могу жить без нее». Как странно, что в это мгновение он вспомнил слова отца. Или, возможно, начал понимать, насколько глубока была любовь его отца к одной женщине.

Хоторну захотелось прогнать сестру, заключить жену в объятия и объяснить ей, почему он не может говорить, почему дыхание так внезапно замерло у него в груди. Желание поступить именно так было невероятно сильным, но присутствие сестры мешало Майклу.

– Мы вполне обойдемся и без тебя, Майкл, – заявила Элизабет, ласково, но настойчиво выталкивая его из комнаты. – Маргарет нужна подруга, и я готова занять ее место.

Лишь выражение лица Маргарет заставило Монтрейна подчиниться. Казалось, жена очень заинтересовалась словами его сестры.

Хоторн спустился вниз на несколько ступенек, а затем остановился и изумленно оглянулся на дверь спальни. Женский смех редко звучал в этом доме. Странно, но очень приятно было слышать его.

Спустившись наконец вниз, граф долго стоял в холле, глядя на потолок и думая о том, что он окончательно стал глупцом. Ради Маргарет, ради ее любви он с готовностью распрощался со своими поместьями. Сила собственных чувств поражала его.

Он обязан обеспечить ее безопасность. Хоторн отправил Смайтона навести справки о странной карете, запряженной четверкой лошадей, но никто из соседей ничего не знал и не видел. Роберта в Лондоне не было – наверняка его отъезд был каким-то образом связан с кириллическим шифром, а с кем-то другим Монтрейн не хотел обсуждать покушение на жизнь жены.

Из предосторожности Хоторн уничтожил все свои заметки, касающиеся расшифровок и взломов кодов, особенно те, которыми он занимался в последнее время. Если что, был уверен Монтрейн, память его не подведет.

Он по мере возможности сократил свою деятельность, предпочитая оставаться рядом с Маргарет. Охранять покой жены стало для графа Монтрейна самым важным делом.

Но в биографии Маргарет не было темных пятен, не было эпизодов, которые могли вызвать чье-то недовольство. Она вела простой, чуть ли не затворнический образ жизни. Если, конечно, не считать того факта, что однажды несколько месяцев назад она оказалась на темной террасе.

Единственной тайной Маргарет было любопытство, в котором она с легкостью призналась. «Порой мне казалось вызывающим читать записки Августина», – говорила она ему.


Граф Монтрейн открыл ящик стола и положил туда заметки, которые сделал, читая одну из книг. Он начал снова читать «Записки». Уже почти не обращая внимания на содержание книги, Хоторн проглядывал чьи-то пометки на полях и в началах глав, делал кое-какие добавления к ним, заполнив почти все поля книги.

Пробежав глазами столбцы цифр и букв, Хоторн заметил в них некий порядок. Код? Едва ли это возможно. Скорее всего это печатник оставлял в книге какие-то пометки для переплетчика.

И все же книги часто использовались для передачи зашифрованных сообщений. Обычно этот способ применялся для того, чтобы с помощью определенных цифр находить нужные слова в строчках и абзацах. Если записать их, можно составить предложение. Не самая надежная система шифровки.

Черт, слишком он торопится! Монтрейн постарался взять себя в руки и принялся за работу, полностью погрузившись в обдумывание открывавшихся перед ним возможностей.

Глава 31

В женской улыбке кроется величайшая тайна.

Из «Записок» Августина X
Из-за повязки и боли в раненом плече Маргарет не могла сама одеваться и раздеваться – ей требовалась помощь. Впрочем, Майкл с готовностью исполнял обязанности горничной. Помогая, он так и пожирал ее глазами, но сдерживал себя. Правда, едва она засыпала, граф предпочитал уходить из спальни, чтобы не поддаваться искушению.

Этим вечером Монтрейн опять перевоплотился в горничную. Маргарет сидела на краю кровати и изучающим взглядом смотрела на мужа. Ее переполняло какое-то странное томление, от которого почему-то подрагивали кончики пальцев. И все это, понятное дело, из-за Майкла. Даже его хмурый вид казался ей привлекательным, а уж при виде его улыбки у Маргарет трепетало сердце – то начинало биться еле слышно, то неожиданно колотилось столь неистово, что готово было выскочить из груди.

Граф Монтрейн был человеком ума, логики и бурных эмоций, которые он, правда, пытался скрывать. Он мог быть невероятно нежным, заботливым, дарил ей божественное физическое удовольствие. Сейчас же он серьезно смотрел на нее своими синими глазами – такими взглядами они все чаще обменивались в минуты душевной близости.

Майкл принадлежит ей – Маргарет в который уже раз подумала об этом. Правда, когда эта мысль приходила ей в голову прежде, она лишь брала его «напрокат» у судьбы, а теперь он принадлежит ей полностью. До конца дней своих.

– А это правда, что тебя называют Мастером кода? – спросила она у мужа.

– И кто же тебе об этом сказал? – поинтересовался Монтрейн.

– Кажется, Элизабет. Или, возможно, Смайтон. Они оба этим страшно гордятся, – поддразнивала Маргарет Майкла. – Когда ты работаешь, они на цыпочках ходят возле библиотеки, а говорят о тебе только приглушенными голосами.

– Ну да, это мне известно, – миролюбиво промолвил Хоторн. – Я же настоящее чудовище. – Он медленно приблизился к кровати. – Но тебя все это, конечно же, не касается. Кстати, известно ли тебе, что в твоих «Записках» я обнаружил код? – Монтрейн запустил пальцы в только что расчесанные кудри Маргарет.

– Нет, я ничего об этом не знаю. А что это за код?

– Понятия не имею, – признался граф Монтрейн. – Я только что начал разбираться в нем.

– Следует ли мне быть благодарной тебе за то, что ты оторвался от своих дел и помог мне раздеться? – пошутила Маргарет. – Или ты только для этого сюда пришел?

– Может, ты предпочитаешь спать в платье? – усмехнулся Хоторн.

– Нуда, а потом ты опять пойдешь работать в библиотеку? Как делаешь обычно, когда я сплю? Тебе не надоело? – Она дразняще улыбнулась Майклу.

Бровь Майкла надменно поползла вверх.

– У меня ранено плечо, Майкл, – промолвила Маргарет. – Ты не должен считать меня недотрогой.

– Иначе ты мне расскажешь о том, как ловко ремонтируешь крышу или заделываешь дыры между кирпичами? – Хоторн улыбнулся.

– Мне уже лучше, честное слово, – сказала Маргарет, – к тому же после происшествия прошло больше недели. А я так по тебе соскучилась, – призналась она. Это были одновременно и намек, и приглашение.

Такого рода помощь, которую Монтрейн оказывал ей в последнее время, Маргарет больше была не нужна.

Несколько мгновений они молча смотрели друг другу в глаза. А потом Маргарет встала и подошла к мужу.

– У тебя опасный рот, Маргарет, – проговорил Монтрейн, наклоняясь, чтобы поцеловать жену. Сначала это был легкий поцелуй, но потом его губы впились в ее с такой силой, что у Маргарет голова пошла кругом. Она прижалась к нему всем телом, стремясь ощутить его тепло. Ей хотелось, чтобы он прижал ее к себе. Чтобы целовал ее. Целый день.

Неделю. Месяц, год... Всю жизнь.

Наконец поцелуй прервался. Монтрейн чуть отступил, с трудом переводя дыхание; Маргарет тоже тяжело дышала. Потом они вновь обнялись. Это он поддерживает ее, с улыбкой подумала Маргарет.

Она была бы готова простоять вот так всю жизнь. Этот человек обворожил ее. Сначала завладел ее любопытством, а потом – ее телом. А сейчас граф Монтрейн владел всей Маргарет – ее умом, сердцем и даже, возможно, ее душой.

Хоторн медленно вынул что-то из кармана жилета и поднял руку вверх. Разобрав, что это такое, Маргарет улыбнулась. Длинная розовая лента.

– Где ты это взял? – спросила она.

– Лента была среди вещей портнихи, – сказал он, обматывая лентой ее шею. – Только не сочти меня за вора, – с озорной улыбкой добавил он. – Смайтон расплатился за нее.

– И она все время была у тебя?

– Да, я постоянно ношу ее в кармане, – кивнул граф.

– Стало быть, ты ждал подходящего момента? – дразнила она его.

Обвив Маргарет руками, Хоторн с огромной радостью расстегнул три пуговицы на платье и осторожно поцеловал ее плечо. Затем осторожно помог жене снять платье. При виде повязки его глаза прищурились. Потом он поцеловал ее край, как делал все последние дни.

А вот рубашку с Маргарет Майкл снимать не стал. Схватив за подол, он стал рвать его. Маргарет пыталась удержать мужа.

– Не беспокойся, я куплю тебе другую, – сказал он.

– Но ты же говорил, что мы будем во всем экономить, – едва сдерживая смех, промолвила Маргарет.

– Я слишком нетерпелив, – заявил Хоторн. – К тому же, надеюсь, мое состояние переживет утрату рубашки. – Он рвал ее, пока не дошел до верха.

Теперь на Маргарет осталась только повязка. Майкл осторожно положил руку на ее нагую грудь.

– Ты чувствуешь возбуждение, видя мою руку у себя на груди? – спросил Хоторн.

Она кивнула. Маргарет казалось, что ей не хватает воздуха.

Он провел пальцами по ее соску. В последнее время грудь Маргарет стала еще чувствительнее, чем обычно, и даже легкое прикосновение заставляло ее вздрагивать. Майкл принялся сжимать сосок пальцами, слегка оттягивать его. Другой рукой он обмотал ленту вокруг ее груди и посмотрел ей в лицо. Он отлично понимал, какие она испытывает ощущения. Монтрейн стал обвивать лентой грудь Маргарет двумя руками. Когда он дошел до соска, она закусила верхнюю губу и застонала.

– Интересно, какая грудь у тебя наиболее чувствительна? – полюбопытствовал он. С этими словами Майкл перешел к другой груди и продолжил сладкую пытку.

– Обе чувствительны, – едва слышно прошептала Маргарет.

– Ты уверена? – спросил он. – Можем попробовать еще раз.

– Уверена...

Итак, это опять будет обольщение. Невероятно возбуждающее, заставляющее все ее тело трепетать от его прикосновений. При мысли об этом огонь пробежал по телу Маргарет. Ожидание, перемешанное с желанием, которое она всегда испытывает. только к Майклу.

– Поцелуй меня, Майкл, – попросила Маргарет.

– Нет, – ответил он. – Твои поцелуи пленят меня.

– Прошу тебя... – Она сделала вид, что сердится.

– Потом.

– Нет, сейчас.

– Нет, – настаивал Майкл, в глазах которого загорелся озорной огонек, в то время как его умелые пальцы продолжали свое дело. – Хочу задать тебе еще один вопрос, – сказал он, придвигаясь ближе к жене, так что теперь она чувствовала его дыхание на своей коже. – Тебе нравится ощущать мои губы у себя на груди? Или пальцы, Маргарет? Что тебе больше нравится?

– И то и другое, – с едва заметной улыбкой ответила она.

– Но я не могу сразу и целовать, и ласкать тебя руками, – проговорил он. – Ты должна выбрать.

– Тогда губы, – ответила Маргарет.

– Нравится чувствовать мой рот? – тихо спросил он.

Жена графа кивнула. Ее тело пылало, изнывая по более смелым ласкам.

– Покажи мне...

Маргарет сняла ленту с груди и молча отдала ее Монтрейну. Затем приподняла грудь и, обняв Хоторна за шею другой рукой, опустила его голову к своей груди.

– Вот, – сказала она, подставляя сосок к его губам. Страсть полыхала в ней буйным пламенем.

– Валькирия, – прошептал он, а затем чуть прикусил сосок губами.

Маргарет продолжала нежно прижимать к себе его голову. Она испытывала неимоверное наслаждение.

Через несколько мгновений, показавшихся Маргарет бесконечными, Хоторн оторвался от ее груди.

– Ты этого хотела? – спросил он.

– Да, – подтвердила Маргарет. – Мы так давно не занимались любовью.

– Всего несколько дней, – заметил Монтрейн, проводя пальцем от ее груди к шее.

– Нет, веков, – возразила она.

– Вечность?

– Да.

Палец Хоторна нежно погладил ее сосок.

Наклонившись, он поднял жену на руки и понес в постель. Ей бы следовало воспротивиться этому, да только ее губы были в опасной близости от его рта. Поэтому вместо того, чтобы сказать что-то, она страстно поцеловала его. Когда поцелуй прервался, Хоторн прижал губы к ее шее, словно хотел ощутить ими биение ее пульса.

Опустив Маргарет на постель, он посмотрел на нее сверху вниз.

Ей так хотелось казаться мужу красивой. Видимо, по его глазам она поняла, что Хоторн оценил ее красоту, и тут же почувствовала себя настоящей богиней.

Монтрейн разделся, улыбаясь под ее пристальным взглядом. Обойдя кровать, он улегся рядом с женой, а затем поднял ее и уложил на себя. Маргарет развела ноги в стороны, догадавшись, что он не хочет задеть ее раненое плечо.

– Я еще ни разу не была сверху, – беспомощно пробормотала она.

– Это совсем нетрудно, – заявил Монтрейн. – Готов добровольно выступить в роли твоего наставника. – Одна его рука легла ей на ягодицы, другая – на живот.

Еще одно новое и потрясающее ощущение. Маргарет посмотрела мужу в глаза.

Он усмехнулся. Теперь руки Майкла держали концы ленты, затем он намотал ее на кулаки, а уже через мгновение Маргарет ощутила, как Майкл протянул ленту между ее ног. Желание переполняло ее.

– Это возмездие? – спросила она, чувствуя, что язык едва повинуется ей.

– Мне не по нраву думать о том, что я не расплатился с каким-то долгом, – заявил он, потянув ленту на себя.

– Так вот как ты это расцениваешь... Значит, долг?

– Притом такой замечательный. Воспоминания о нем будут всю жизнь возбуждать меня. – Майкл опять потянул один конец ленты, и его пальцы прикоснулись к пушистому холмику над ее лоном, проникли в его горячее нутро, принялись нежно, но настойчиво ласкать его.

– Ты думаешь, мы можем умереть от этого?

– От удовольствия или друг от друга? – уточнил Майкл.

– И от того и от другого, – прошептала Маргарет. Ее ресницы неожиданно стали невероятно тяжелыми, веки опустились. Его умелые пальцы продолжали тянуть концы ленты в разные стороны, доводя Маргарет до экстаза.

Наконец, выпустив ленту, он поднял ее и усадил на свою восставшую плоть. Развратница, вот кто она такая. Развратная жена. Наклонившись к Монтрейну, она прошептала это вслух, касаясь губами его рта и чувствуя, как он улыбается в ответ. А потом Майкл приподнял колени и вновь потянул ленту. Ощущение было потрясающим.

– Если я буду тянуть ленту, то не смогу ласкать твою грудь, – проговорил он. – Ты не хочешь, чтобы я остановился?

– Нет, – честно ответила Маргарет, млея от его ласк.

– У тебя такая красивая грудь, – сказал он хриплым голосом. – Я бы хотел поцеловать ее.

Открыв глаза, она посмотрела на него.

– Хочешь?

– Да, – ответил он, облизывая губы.

Маргарет посмотрела на свою грудь – ее напрягшиеся, набухшие соски были приподняты вверх. Женщина взяла одну грудь в руку.

– Тебе не кажется, что она стала слишком большой?

– Нет, – ответил Монтрейн с улыбкой. – Однако я заметил, что соски у тебя слишком... высокомерны.

Он потянул конец ленты, отчего у Маргарет перехватило дыхание. Закрыв глаза, она застонала от наслаждения.

– Очень высокомерны, – лениво повторил он.

Заморгав, Маргарет открыла глаза.

– Кажется, я все-таки начинаю понимать, что такое – быть графиней, – пробормотала она.

Лицо Монтрейна запылало, глаза заблестели.

– Моя графиня, – пробормотал он.

Маргарет наклонилась ближе, он обхватил губами ее сосок. Затем взял ее бедра и стал ритмично приподнимать и опускать ее.

– Еще, Майкл... Еще...

Скоро с уст Маргарет сорвался стон, ее тело сотрясла сильная дрожь.

– Маргарет... – прошептал Монтрейн. Ее имя, ее завораживающее имя стало рефреном их любви, вознесшей их в рай.

Глава 32

Слово «ожидание» более применительно к искусству любви, а «удовольствие» – к человеческой душе.

Из «Записок» Августина X
Майкл читал письмо от своего поверенного. Насчет Торрента было получено подходящее предложение, причем весьма щедрое.

Граф Монтрейн посмотрел на Маргарет, которая читала на диване. За последний час она даже ни разу не шелохнулась, так что он почти забыл о ее присутствии в библиотеке. На Маргарет было одно из ее новых платьев – темно-синего цвета. В тон платью были и платок, который она повязала на шею, и подвязка, придерживающая раненую руку. Хоторн улыбнулся – оказывается, Маргарет просто держала книгу в руке, но голова ее упала на подушку дивана – она опять уснула.

Графа охватил прилив нежности.

Выйдя из-за стола, Хоторн на цыпочках подошел к жене и осторожно, стараясь не разбудить Маргарет, взял ее на руки.

– Ты опять несешь меня на руках, – пробормотала она сквозь сон.

– Несу, – кивнул граф. – В нашу спальню, – добавил он.

– Чтобы заняться со мной любовью? – промурлыкала она.

– Нет, – с улыбкой ответил он. – Чтобы ты поспала.

– Я все время сплю.

– Да уж, так и есть, – согласился Хоторн. – Но это же хорошо, ведь ты беременна. – Кажется, он уже привыкал к мысли о том, что скоро станет отцом.

Уложив жену на кровать, Хоторн поцеловал ее. Улыбнувшись, Маргарет перевернулась на бок и уткнулась носом в подушку. Она заснула еще до того, как Монтрейн вышел из комнаты.

Вернувшись в библиотеку, Хоторн выглянул на улицу – за окном стоял туман. Очертания садовых деревьев и кустов таяли в туманной мгле. А ведь обычно туманы бывают осенью и весной и совсем редко – летом. Граф Монтрейн подошел к столу и через силу заставил себя взяться за код из книги Августина. Настроение в этот день у него против обыкновения было отвратительным, работать совсем не хотелось.

Хоторн устроился за столом, открыл книгу и достал свои заметки. Ключевые коды были не чем иным, как языком, только из-за запутанности его было нелегко выучить. Для того чтобы освоить один код, следовало прочесть другой, специальный, код-перевод, помогающий раскрыть символы или порядок. Возможно, ключевое слово в «Записках» Августина X было разным для каждой главы, и этим объяснялись разные заметки возле каждого заголовка.

Монтрейн открыл первую главу. На полях было написано: «б 2 3». Его взгляд скользнул на второй абзац, там он нашел слова, начинающиеся с буквы «б». Третьей буквой в каждом слове была буква «о».

Откинувшись на спинку стула, Хоторн просмотрел свои заметки.

– Она восстанавливается после ранения, мама, – раздался из коридора голос Элизабет. – Сейчас неподходящее время для визитов.

Монтрейн раздраженно оглянулся – нежданный визит родных оторвал его от важных размышлений. Он встал. Вечно его мать поступает, как ей вздумается.

– Я должна побеседовать с этой особой, Элизабет! – громко проговорила графиня Монтрейн. – Уйди с дороги!

– Майкл будет недоволен, – настаивала Элизабет.

– Элизабет права, – сказал Майкл, распахивая дверь библиотеки и свирепо глядя на родственниц. Мать уже стояла на середине лестницы, Элизабет пыталась остановить ее.

– Моя жена не принимает, – коротко произнес он.

– Я не хотела пускать маму наверх, – беспомощно пробормотала Элизабет.

В ответ Майкл лишь кивнул. Он слишком хорошо знал, как ведет себя его мать, когда намеревается сделать что-то.

– Боюсь, я вынужден прервать ваш визит, – спокойно произнес Хоторн, оглядев мать и сестер. – И я настаиваю на том, чтобы в будущем вы не приходили без специального приглашения.

Майкл кивнул Элизабет в знак того, что к ней его приказание не относится. Сестра с облегчением улыбнулась и стала спускаться вниз.

– Это правда, что ты продаешь Торрент? – хмурясь, спросила Майкла мать.

– И еще Хавершем, – добавил Хоторн. – Мы не можем позволить себе содержать эти поместья.

– Мы могли бы справиться с их содержанием, если бы ты женился на богатой и знатной наследнице, – заявила графиня. – Вместо этого ты женился на своей шлюхе.

Хоторн в ярости пересек холл.

– Ты не смеешь называть мою жену этим словом – ни сейчас и никогда в будущем! – отчеканил он. – И ты никогда больше не посмеешь говорить с ней или о ней в таком тоне.

– А ты хотя бы уверен в том, что она носит твоего ребенка? – Лицо графини побагровело от гнева, а губы превратились в тонкую, почти бесцветную полоску.

– Ты всегда раздражала меня, – проговорил Монтрейн, – но я никогда не считал тебя идиоткой. По крайней мере до сих пор.

– Да как ты смеешь...

– Не сейчас, мама, – оборвал ее Хоторн. – Я не желаю больше слышать твоих оскорблений. Смайтон, – обратился граф к бессловесному дворецкому, не отрывая глаз от матери, – откройте дверь. Мои сестры и мать уходят. Возможно, если вы вернетесь в Сеттон, – сквозь зубы процедил Хоторн, обращаясь на этот раз к родным, – вам будет легче пережить горе по поводу моей женитьбы. – Он стоял, подбоченившись, его пальцы выстукивали дробь по бедрам.

– Но сейчас же разгар сезона! – возмутилась Шарлотта.

Монтрейн посмотрел на сестру.

– Об этом вам следовало подумать, когда вы решились явиться сюда без приглашения. И еще грубите тут! – добавил он, поворачиваясь к матери. – Не приходи в мой дом без специального приглашения, мама.

Графиня Монтрейн оцепенела, настолько ее поразило приказание сына. Она молча спустилась с лестницы, не сводя глаз с Майкла. В дверях она повернулась к нему.

– Ты сам на себя не похож, Майкл, – заявила она. – Неужели она тебя околдовала? – С этими словами графиня выплыла из дома, махнув рукой дочерям: – Пойдемте, девочки!

Ада и Шарлотта проследовали за матерью, ни разу не оглянувшись. Элизабет подбежала к брату и поцеловала его в щеку.

– Теперь я точно знаю: ты ее любишь, – с улыбкой прошептала она.

Не успел Монтрейн ответить, как сестра выбежала из дома. Смайтон, поклонившись, ушел из холла.

– Я всегда считала знатных людей невыносимыми, – раздался сверху голос Маргарет.

Подняв голову, Монтрейн увидел, что она стоит на лестничной площадке.

– Я думал, что ты спишь, – заметил он.

– Но потом, – продолжала женщина, – я познакомилась с тобой. Ты не похож на других графов, не так ли?

– Зато моя мать – живое воплощение того, каким не надо быть, – с горечью вымолвил граф. – Она вечно поучает, она заносчива и высокомерна.

– А твой отец? Он был таким же? – поинтересовалась Маргарет. – Или, может, он был очаровательным плутом? – Она спустилась вниз и остановилась в нескольких ступенях от мужа.

Взявшись за перила, Хоторн подтянулся и слегка поцеловал жену в пухлые губы.

– Пожалуй, единственное, что я помню об отце, так это то, что он кричит на мать, а она отвечает ему в том же духе, – ответил он. Заметив удивление на лице Маргарет, Монтрейн усмехнулся. – Моя мать не совсем такая, какой хочет казаться, – проговорил он. – Она вовсе не так уж безнравственна, хотя далеко не всегда ведет себя безупречно. Мать стала такой лишь после смерти отца. До этого о ее нравственности легенды ходили.

– Ты уверен, что мы говорим об одной и той же женщине?

Хоторн утвердительно кивнул.

– Однажды она без предупреждения приехала к отцу, – рассказал он. – Тот рассвирепел до такой степени, что в гневе высадил мозаичное окно в часовне. – На лице Монтрейна появилась усмешка, когда он увидел, как вытянулось от изумления лицо жены. – Потом он объяснил свое поведение тем, что обозлился на Господа, во-первых, за то, что тот создал женщину вообще, а во-вторых – мою мать. Так что мое детство не было безоблачным и скучным, – признался он.

Маргарет внимательно посмотрела на мужа.

– Именно поэтому ты пытаешься казаться таким сдержанным? – поинтересовалась она.

– Пытаюсь? – переспросил он.

– Ну да!

Монтрейн взял жену за руку и помог ей спуститься вниз.

– Должен признаться, что кое в чем моя мать права, – сказал он, обнимая ее. – Ты действительно околдовала меня.

Изгиб ее спины был столь изящен и женствен, что ему захотелось немедленно припасть к нему губами. Сначала поцеловать ее в талию, а потом опуститься ниже, к ягодицам. Даже сейчас, при мысли об этом, Хоторн почувствовал возбуждение.

И он, как нетерпеливый и неразумный ухажер, тут же прижал Маргарет к стене.

Ее это явно развеселило. А Хоторну так нравилось, когда она смеется. Собственно, ему все в ней нравилось. Ее смеющееся лицо, завораживающий взор зеленых глаз, нежный пленительный рот.

– Подними голову, – попросил Монтрейн. – Я хочу поцеловать тебя.

Ее глаза заблестели от удовольствия.

Наклонившись, Хоторн погладил ее губы своими губами. По ее телу пробежала дрожь желания. Целуя жену, Хоторн терял голову, терял себя. У него было такое ощущение, будто он падает в темную пропасть, где голос разума замолкает, а тело подчиняется лишь физическим желаниям. И со временем эти ощущения не проходили. Более того, они увеличивались.

Им владело желание. Одному Богу известно, какой неистовой силы оно было.

Монтрейн уперся ладонями в стену по бокам от головы Маргарет. Его возбужденной плоти становилось тесно в панталонах, она рвалась наружу.

Еще один поцелуй, еще одно погружение в темную реку страстного забвения. Монтрейн непроизвольно задвигал бедрами, стремясь прижаться к жене посильнее.

– Прошу прощения, милорд, – раздался сзади голос проходившего мимо Смайтона. Мажордом был явно удивлен происходящим.

Майкл отскочил от Маргарет и стал с деланным интересом рассматривать стену. Взять себя в руки было почти невозможно.

«Господи, я же показался собственному дворецкому похотливым быком!» – пронеслось у него в голове. Повернувшись, Майкл увидел, что Маргарет едва не умирает от смеха. Она пыталась сказать что-то, но при каждом слове ее обуревал приступ веселья. Монтрейн закрыл глаза.

– Жаль, что так получилось, – прошептал он ей на ухо.

– Нам лучше уйти отсюда, – проговорила наконец Маргарет. – Смайтон может вернуться, и тогда будет еще хуже.

И граф Монтрейн удалился с женой в их спальню, откуда еще долго слышался счастливый женский смех.


Герцог Таррант наблюдал за своими жеребцами – привычное для него дело. Животные рвались на свободу с таким же рвением, как рвутся к ней все молодые существа в предвкушении долгой жизни и розового будущего.

Жаль, что не всегда их ожидания оправдываются.

Герцог стоял у забора, то и дело поглядывая на покрывавшую землю слякоть. Какая нелепость для летнего времени! Словно сама природа предупреждала его о том, что он затеял опасную игру.

Подошел Питер и остановился возле герцога. Слуга и господин. Не такие уж невинные, как можно было бы подумать, глядя на них.

– У меня созрел новый план, – сказал он. – Мы можем заманить к нам в дом их обоих и тогда получим наши книги.

Питер вопросительно посмотрел на хозяина.

– Вы хотите, чтобы я похитил его жену? – предположил он.

– Совершенно верно, – подтвердил Таррант, с улыбкой поворачиваясь к кучеру. – Я хочу, чтобы все это поскорее кончилось.

Питер кивнул.


Натянув брюки и накинув халат, Монтрейн склонился над кроватью, где спала Маргарет.

– Ты покидаешь меня, – сонно пробормотала она, не открывая глаз.

– А ты против? – улыбнулся Хоторн.

– Да, – ответила она, лениво приподнимая веки. Взявшись за отвороты халата, Маргарет притянула к себе Майкла, поцеловала его и неохотно отпустила. Когда он выпрямился, она тяжело вздохнула. – Мы обвенчались всего несколько недель назад, – еще с одним печальным вздохом проговорила Маргарет, – а ты уже поменял меня на работу.

– Никогда я так не поступлю, – решительно молвил Хоторн, снова целуя жену. – Однако тебе необходимо отдохнуть.

– Ты это нарочно говоришь, чтобы ввести меня в заблуждение, – заявила Маргарет.

– Ну и как? – усмехнулся граф Монтрейн. – Удачно?

– Да, – призналась Маргарет. – Тебе всегда удается заговорить мне зубы. Но ты же сам видишь, что днем мне тоже то и дело хочется спать.

– Графиням такое вполне дозволено, – заметил Хоторн с улыбкой.

Маргарет слышала, как за мужем захлопнулась дверь. Она улыбнулась. Интересная все-таки вещь – любовь. Еще девочкой Маргарет познала любовь, сидя на коленях у бабушки. Любил ее и Джером, брак с которым был таким простым и дружеским. А вот Майкл сумел научить ее тому, что любовь действует на все чувства, что наряду со страстью можно испытывать и восхищение. Эмоции, о существовании которых Маргарет прежде и не знала, переполняли все ее существо.

Была и еще одна составляющая часть любви, с которой Маргарет раньше не сталкивалась. Ее дитя, плоть от ее плоти, с каждым днем становилось все больше.

Майкл работал, сидя за своим письменным столом, как вдруг в дверь постучали. Майкл отозвался, и уже через мгновение в библиотеку вплыл Смайтон с обычным мрачным выражением на лице. Дворецкий беззвучно прошел по ковру, остановился перед столом Монтрейна и без улыбки поклонился хозяину. Майкл взял записку с подноса, который протянул ему Смайтон, и прочитал ее. Роберт вернулся в Лондон и приглашал его принять участие в шумном ночном загуле.

Монтрейн тут же написал ответ и пригласил друга вместо этого пообедать в его доме. Заодно он сообщил Роберту о своей женитьбе. Наверняка, узнав о существовании Маргарет, Роберт будет в полном шоке, ведь от друга у него никогда не было тайн. Во всяком случае, так ему казалось. Майкл улыбнулся, живо представив себе, как вытянется лицо Роберта, и вручил Смайтону ответ на послание.

– Проследите, чтобы записку отправили немедленно, хорошо, Смайтон? – велел граф. – Кстати, я пригласил Адамса на обед.

Смайтон лишь кивнул в ответ и молча вышел из библиотеки.

Начиная работать с каким-то кодом, Монтрейн всегда рисовал таблицу. По мере того как ему удавалось разобрать какие-то буквы, он вписывал их в таблицу, и это помогало ему угадать остальные недостающие. Если везло, Хоторн быстро определял вид кода и разбирался, каких составных частей не хватает.

Граф Монтрейн уже успел прийти к выводу, что в «Записках» Августина X шифр был буквенно-цифровым. Разгадать его оказалось на удивление сложно, потому что и получатель, и отправитель посланий использовали каждый раз разные ключевые словесные комбинации. Впрочем, ключевой могла быть и фраза, или всего лишь одно слово, или комбинация букв и цифр. Однако, работая над шифром в последние дни, Хоторн обнаружил, что ключевое слово ему вовсе не нужно. Опыт работы с кириллическим шифром оказался поистине бесценным – два кода были очень похожи. Пометки из одного тома «Записок» вполне могли служить ключом к другому тому. Монтрейну оставалось лишь сравнивать выдержки из текстов.

Спустя четыре часа дело было почти сделано. Запустив пальцы в волосы, Хоторн в ужасе смотрел на взломанный код. Тихо пробили каминные часы. Их звон напомнил ему, что вот-вот должен прийти Роберт.

Хоторн встал из-за стола и подошел к окну. Казалось, голова его почти опустела. В ней осталась лишь единственная, шокирующая мысль. То, что стало ему только что известно, коренным образом меняло огромный кусок истории. Одного простого деяния оказалось достаточно для того, чтобы изменить мир и погубить тысячи жизней.

Но как Маргарет оказалась вовлеченной во все это?

Трудно было проигнорировать урок, полученный при работе с кириллическим шифром. Предательство женщины положило конец карьере мужчины в стране, служить которой он был готов верой и правдой, его стали подозревать в предательстве.

Так, может, он, граф Монтрейн, свалял дурака? Может, он был настолько ослеплен любовью к Маргарет, что не заметил очевидного?

Нет! Хоторн быстро отогнал от себя эту мысль. Даже если Маргарет и имеет ко всему этому какое-то отношение, то не представляет, в чем ее роль. Она невинна, Монтрейн был в этом уверен.

«Откуда ты знаешь?» – последняя, почти отчаянная рациональная мысль. Ответ был прост, как день: «Потому что я люблю ее».

Необходимо передать шифр Роберту. В министерстве иностранных дел должны узнать о том, что ему удалось выяснить. Но не сразу. Не раньше, чем он обдумает, как защитить Маргарет.

Глава 33

Гнев мешает страсти.

Из «Записок» Августина X
– Только не говорите мне, что он никогда не рассказывал вам о своей рыбе! – воскликнул Роберт.

Отрицательно покачав головой, Маргарет осторожно положила вилку на хрустальный поднос, а Смайтон заменил ее суповую тарелку на обычную.

Украдкой проведя пальцем по украшенным резьбой серебряным приборам, Маргарет посмотрела на свое отражение в почти прозрачной фарфоровой тарелке. Будучи женой лондонского книготорговца, Маргарет чувствовала себя женщиной зажиточной. Однако в доме Эстерли столовые приборы были из стали, а тарелки, чашки и супницы – из простого белого фаянса.

Для того чтобы преодолеть пропасть, отделяющую жену торговца от графини, требуется немало усилий. Маргарет то и дело спрашивала себя, сможет ли она хоть когда-то справиться с новой для себя ролью.

Сейчас она была благодарна Майклу за торжественный обед, который он устроил в тот вечер, когда они ходили в театр. Его чувство юмора позволило ей забыть о собственной неловкости. Забавные комментарии Майкла, касающиеся всех этих многочисленных ложек, вилок и ножей, помогли пережить тот неприятный вечер. Словом, некоторый опыт обращения с множеством незнакомых столовых приборов Маргарет получила, однако она все же внимательно наблюдала за тем, как едят мужчины, чтобы не допустить какую-нибудь промашку. Тем не менее Маргарет дважды брала неподходящую вилку и никак не могла приспособиться к полоскательнице для пальцев. Впрочем, ни Роберт, ни Майкл не заметили ее оплошности.

Маргарет посмотрела на Майкла. Он почти все время молчал, зато Роберт говорил без умолку, из чего Маргарет заключила, что приятель ее мужа – человек разговорчивый. Однако чем позднее становилось, чем больше проходило времени, тем сильнее крепла уверенность Маргарет в том, что Роберт болтает лишь для того, чтобы заполнить паузы, – Майкл был задумчив и почти не участвовал в разговоре.

– Итак, – проговорил Роберт, наклоняясь к Маргарет, – он всегда хотел иметь собаку. Однако его мать не позволяла привести собаку в дом. Поэтому Майкл решил, что если когда-нибудь и заведет домашнее животное, то это будет рыба. Вместе с садовником. Майкл сделал сеть, поймал несколько рыб в реке неподалеку от Сеттона и принес их домой в корзине.

Одного из самых безобразных карпов Майкл назвал в честь английского короля, – продолжал Роберт. – Его мать была в ярости, тем более что карп пожирал в пруду остальную живность и вырос до пугающих размеров. – Роберт покосился на приятеля. – Ты клялся, что твои рыбы узнают тебя и умеют выполнять команды.

– Мне в ту пору было всего шесть лет, так что я вполне имел право на детские шалости и глупости, – промолвил Монтрейн, по лицу которого при этих воспоминаниях пробежала едва заметная улыбка.

– В результате его матери пришлось сдаться, и она позволила Майклу завести щенка, – сказал Роберт.

– Насколько я помню, он преследовал кошек, которых держали мои сестры, – добавил Майкл, прежде чем снова погрузился в молчание.

– Думаю, на этот раз Смайтон доказал, что умеет готовить, – проговорил Роберт. – Ты согласен со мной, Майкл?

Монтрейн не ответил. Лишь после того, как Роберт повторил свой вопрос несколько раз, Хоторн рассеянно кивнул.

Маргарет встревоженно посмотрела на мужа. У него был весьма озабоченный вид, при этом Майкл водил пальцами по краю хрустального бокала с таким усердием, словно это занятие поглощало все его внимание.

– Майкл!

Монтрейн, вздрогнув, поднял голову, услышав голос жены. Должно быть, он понял, что его рассеянность неприлична, потому что следующие несколько минут честно пытался участвовать в разговоре.

– А ты рассказывал Маргарет о своем первом пони? – спросил Роберт.

– Сомневаюсь, что Маргарет изнывает от желания узнать о каждом примечательном происшествии из моего детства, Роберт, – заметил Хоторн.

Маргарет посмотрела на мужа, а затем перевела взгляд на его приятеля.

– Напротив, – тихо сказала она, – мне было бы очень интересно услышать эту историю. Каким мальчиком он был? Отважным или осторожным? Или робким?

Роберт, сидевший за столом напротив Маргарет, улыбнулся. Он был очень приятным человеком, располагающим к себе собеседником. Каштановые волосы цветом почти не отличались от цвета его глаз. Как только их представили друг другу, Роберт стал смотреть на Маргарет с явной симпатией.

Титула у Роберта не было, и, похоже, он не понаслышке знал, что такое бедность. А вот то, что такой человек стал другом ее мужа, Маргарет не удивило. Майкл был вообще не похож на обычных графов, его идеи всеобщего равенства удивляли многих. Не говоря уже о том, что он женился на бедной вдове.

Несколько раз за время обеда Маргарет ловила на себе косой взгляд мужа, и от этого ей становилось не по себе. Весь день Майкл провел в библиотеке и вышел оттуда лишь за несколько минут до приезда приятеля. Он едва успел переодеться, а уж поговорить ими подавно не хватило времени. Сейчас Маргарет спрашивала себя, не нарочно ли ее муж так долго задержался в библиотеке, чтобы не разговаривать с ней.

– Большую часть детства Майкл был озабочен тем, как бы избежать общения с сестрами, – вымолвил Роберт.

Монтрейн лишь улыбнулся, но ничего не сказал.

Маргарет опустила глаза на свой ростбиф. Ей казалось, что она не сможет больше проглотить и кусочка. Майкл тоже почти ничего не ел, а вот вина он в тот вечер выпил довольно много, что было на него совсем не похоже. Еще одна перемена, а ведь Маргарет считала, что ее муж всегда верен своим привычкам.

– А вы из каких мест, Маргарет? – поинтересовался Роберт. – Выговор у вас почти лондонский, но, судя по некоторым словам, вы жили и в районе Уилтшира.

– Последние два года она обитала в местечке, которое называется Силбери-Виллидж, Роберт, – ответил за жену Монтрейн. Он поднял бокал с вином. Смайтон постоянно подливал в бокал спиртное, не скрывая при этом своего молчаливого неодобрения. – Невероятно красивое место, – заметил он. – Наверняка многие считают, что там водятся феи и волшебницы.

Хоторн говорил насмешливым тоном, но его речь отличалась от обычной, он произносил слова то слишком быстро, то, напротив, непривычно медленно, из чего Маргарет сделала вывод, что ее муж начинает хмелеть. Ей стало неловко за него.

– Я родилась в Лондоне, – тихо сказала она, глядя на Роберта.

– Говорить о детстве Маргарет гораздо интереснее, чем о моем, – сделав еще глоток вина, промолвил Хоторн.

Роберт хотел ответить что-то, но не успел. Майкл резко встал из-за стола. Бросив на стол салфетку, он направился к двери. И, лишь отворив ее, не оборачиваясь, объяснил свое поведение:

– К сожалению, я сегодня плохой собеседник. Прошу вас, угощайтесь, знакомьтесь друг с другом, рассказывайте свои истории. – С этими словами он удалился.

Минуты бежали, но, похоже, граф Монтрейн и не думал возвращаться.

– Так рассказать вам, каким Майкл был в детстве? – спросил Роберт у Маргарет с таким видом, словно и не заметил ухода друга. – Или не будем вообще больше говорить о нем?

– Нет, мне очень интересно, каким он был, – проговорила Маргарет. Роберт улыбнулся, как будто понял, каких усилий ей стоило продолжать беседу.

– Вообще-то с годами он не слишком изменился, – откидываясь на спинку стула, промолвил Роберт. – Этакая маленькая копия того Майкла, которого мы знаем сегодня. Такой же властный. Помню, как ожидали рождения Элизабет. Майкл тогда пришел ко мне, он явно испытывал отвращение. Слишком все долго происходит, сказал он. По-моему, Майкл был уверен, что Господь испытывает его, давая надежду на то, что родится брат.

– И что он сказал, узнав, что на свет появилась еще одна сестра?

Роберт громко рассмеялся.

– Он несколько недель отказывался разговаривать со своей матерью, – сказал он. – А когда наконец заговорил, то первым делом поинтересовался, нельзя ли где-нибудь эту девочку поменять на мальчика. – Роберт улыбнулся – он явно очень хорошо помнил ту историю. – Однако, как бы там ни было, Элизабет – его любимая сестра. Я всегда считал это насмешкой судьбы.

Маргарет посмотрела на тарелку, и ее слегка затошнило. Смайтон тут же подошел к ней с левой стороны.

– Хотите, чтобы я забрал тарелку, миледи? – спросил он. Как ни странно, Смайтон говорил почти дружелюбным тоном. Маргарет изумленно подняла на него глаза и увидела, что старый слуга... улыбается. Это было невероятно! Маргарет ошеломленно кивнула, Смайтон – тоже, а затем он унес ее тарелку в кухню.

Она замялась, не зная, как продолжить беседу, однако надеялась, что Роберт сам ответит на вопрос, который она задавать опасалась.

– Графиня – уникальная женщина, – осторожно промолвила Маргарет наконец, не решаясь прямо заговорить о том, что ее волновало.

– Надеюсь, вы понимаете, что лишили ее титула, – улыбнулся Роберт. – Она больше не графиня Монтрейн. Это вы теперь графиня, а ей придется носить титул вдовствующей графини Монтрейн, что, согласитесь, не одно и то же.

Маргарет в ужасе посмотрела на Роберта – ей такое и в голову никогда не приходило.

– Ох, Маргарет, не обижайтесь и простите меня за смелость, но у вас сейчас такое забавное выражение лица! – засмеялся Роберт. – Как будто я сообщил вам что-то ужасное.

Из вежливости Маргарет не стала открывать ему свои мысли. Ее бывшая свекровь была довольно скромной женщиной средних лет. Маргарет никак не могла представить себе, как эта увядшая, не слишком привлекательная женщина, которую она знала, могла в молодости обольстить герцога. Ведь даже когда свекровь тихо и спокойно ушла из жизни, а это произошло через три года после того, как Маргарет вышла замуж за Джерома, казалось, что ей неловко за этот поступок.

Ее нынешняя свекровь не такая, эта едва ли сделает что-то тихо. Личность!

– Должен вам признаться, что я всеми возможными способами стараюсь избегать общения с матерью Майкла, – сообщил Роберт. – В детстве я боялся ее как огня. Почти так же она действует на меня и сейчас.

Его слова не успокоили Маргарет.

Наконец Роберт собрался уходить – видимо, он понял, что дольше затягивать визит не стоит. Он несколько раз вопросительно посмотрел на закрытую дверь библиотеки, но тревожить друга не стал.

После ухода Роберта Маргарет какое-то время в нерешительности стояла в холле. Слева от нее была парадная лестница, впереди – библиотека.

– Не хотите ли, чтобы я принес вам вина со специями в вашу комнату, миледи? – раздался рядом с ней голос Смайтона.

Маргарет посмотрела на старого слугу.

– Он часто ведет себя таким образом? – спросила она.

Преграда, стоявшая между новоявленной графиней и мажордомом, была не столь прочной и высокой, какая стояла бы между слугой и дамой титулованной. От вопроса Маргарет в этой преграде образовалась небольшая брешь. И как ни странно, Смайтон ответил графине.

– Милорд становится таким лишь в то время, когда работает над шифрами, – сказал он. – И тогда он не позволяет кому-то мешать ему.

Маргарет сразу вникла в смысл этих слов – входить в библиотеку не следует.

– Так вы уверены, что не хотите вина со специями, миледи? – повторил Смайтон. Маргарет отрицательно покачала головой, и старый дворецкий ушел.

Она постояла посреди холла еще несколько мгновений, но вместо того, чтобы подниматься по лестнице, направилась к библиотеке. Мужчина, которого она так любила, за последние часы совершенно изменился. Место страстного, нежного любовника занял другой человек – такой, каким Майкл, по его словам, был всегда. Решительный, сдержанный, привыкший следовать логике и голосу разума.

Холодный.

Маргарет должна была выяснить, в чем дело.

Майкл стоял у окна, когда Маргарет вошла в библиотеку. Затворив за собой дверь, она прислонилась к косяку, словно у нее не было сил стоять прямо.

– В чем дело, Майкл? – спросила она мужа. – Что случилось?

В оконном стекле отражалось серьезное лицо человека с внимательными глазами.

– Я не люблю чувствовать себя бессильным, – ответил Монтрейн спустя несколько мгновений.

– О чем ты говоришь? – удивленно переспросила Маргарет.

– Возможно, мне стоит последовать примеру отца и высадить окно, когда я теряю контроль над ситуацией.

– Но прежде, за обедом, ты казался мне образцом сдержанности, – заметила Маргарет.

– Это была всего лишь уловка, – сухо произнес Майкл.

– Но она сослужила свою службу, – сказала женщина, приближаясь к мужу. – Меня, во всяком случае, ты убедил. И еще твоя грубость... – добавила она.

– За грубость прошу прощения, – сказал Хоторн, поворачиваясь к жене. – Я был полностью поглощен своими мыслями. – Казалось, граф внимательно изучает лицо жены в слабом свете свечи. – Я взломал один код, – наконец промолвил он.

Подойдя к столу, Майкл взял листок бумаги и протянул его Маргарет.

– Это чистая случайность, что мне удалось разобрать большую часть кода с помощью обоих томов «Записок». Правда, помогло и знание кириллического шифра.

Маргарет несколько раз прочитала заметки на листке, безуспешно пытаясь вникнуть в их смысл.

«Капитана Этира убедили в том, что военно-морской флот не примет участия в деле. Тем не менее пакет от нас будет благополучно доставлен двадцать четвертого февраля к южному берегу Франции, где его заберет леди С».

– И что это означает? – спросила она, поднимая глаза на графа Монтрейна.

– Недалеко от южного побережья Франции есть остров, – объяснил он. – И уверен, дата указана правильная.

– Какой остров? – не поняла Маргарет.

– Эльба.

Маргарет посмотрела на листок, который все еще держала в руке.

– Но разве не на Эльбу был сослан Наполеон? – прошептала она.

– Точнее говоря, Наполеону было позволено властвовать там, когда его отправили на Эльбу в ссылку, – поправил Маргарет муж. – Но кто-то помог ему вернуться во Францию, некто богатый и влиятельный.

– И из-за этого ты был так расстроен сегодня вечером?

– Нет, – ответил Хоторн. – Я был расстроен из-за того, что не мог придумать, как защитить тебя.

– Меня? – поразилась Маргарет. – Но почему?

– Потому что и Бэбби, и Роберту известно, что «Записки» Августина X были у тебя и в настоящее время ты – единственный человек, который имеет к ним какое-то отношение. Это достаточное основание для того, чтобы тебя начали подозревать в измене. Маргарет оторопела от этих слов.

– В измене?! – переспросила она изумленно, опять посмотрев на листок. – Но я не имею к этому никакого отношения. Или ты так не считаешь?

– Я абсолютно уверен, что ты не имеешь ко всему этому никакого отношения, – твердо сказал Монтрейн. – Но одного моего слова недостаточно для того, чтобы спасти тебя. И даже покушение на тебя никого не убедит.

– Так ты полагаешь, что кто-то стрелял в меня из-за «Записок»?

Хоторн утвердительно кивнул:

– Вполне возможно.

– Но почему?

– Возможно, для того, чтобы заставить тебя замолчать, – промолвил граф задумчиво. – Или чтобы раздобыть «Записки» Августина.

– ... Или, – продолжила за мужа Маргарет, – чтобы не допустить другой беды – твоего знакомства с «Записками». Кто-то догадывался, что ты можешь прочесть книгу и взломать содержащийся в ней код. – Договорив, Маргарет почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь: все это было вполне правдоподобно.

Судя по промелькнувшей по лицу Хоторна улыбке, он был того же мнения.

Маргарет присела на край письменного стола Майкла – у нее слегка закружилась голова. Да, бывает так, что судьба словно повисает на кончике маятника. Но чрезвычайно редко случается, чтобы это было столь очевидно. Никогда прежде Маргарет не могла сказать. в какой-то сложной ситуации: «Вот здесь это произошло. Тут я совершила ошибку. Мне следовало повернуть налево, или сказать «нет», или пойти на базар, или выбрать синий вместо зеленого». Но в этот момент Маргарет с поразительной отчетливостью видела, как судьба двигалась прямо в ее направлении. Все было предопределено в тот момент, когда она во время пожара выбросила в окно сейф с книгами.

Из-за этих дурацких книг она поставила под угрозу жизнь Майкла, их не рожденного еще ребенка и свою собственную.

– Пенелопа всегда говорила, что эти книги прокляты, – медленно проговорила женщина, – но только теперь я понимаю, насколько она была права.

– А я считаю, что мы