КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 433057 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204875
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Лучший из мужчин (fb2)

- Лучший из мужчин (пер. Т. В. Красильникова) (и.с. city style-2) 907 Кб, 269с. (скачать fb2) - Дженел Тейлор

Настройки текста:



Дженел Тейлор Лучший из мужчин

Глава 1

На ступеньках невысокого кирпичного здания сидела невеста и, сжав в руках белую кружевную фату, судорожно рыдала. Девушка была без пальто, и казалось, холодный мартовский ветер вот-вот сдует эту худышку вниз на дорогу. Узкие плечики бедолаги вздрагивали при каждом всхлипе.

Айви Седжуик и ее напарник с идиотски помпезным именем Дэн, офицеры полиции Нью-Джерси, выбрались из своей патрульной машины и направились к плачущей.

– О Господи. Надеюсь, ее жених не отдал концы, – пробормотал Дэн, распространяя вокруг себя волны чесночного запаха.

Айви бросила на своего напарника быстрый взгляд. С Дэном она работала уже целый месяц. Ее бывшего напарника, здоровенного парня по имени Том, недавно повысили. Скоро придет и ее очередь. Она будет заниматься расследованиями. Айви просто мечтала об этом. Тогда ей не придется слушать всякую ерунду, которую постоянно болтает Дэн. Его глупые присказки и поговорки уже набили ей оскомину.

– Лаура Майлер? – мягко проговорила Айви. – Я офицер Седжуик. А это мой напарник офицер Дэн Уилмер. Вы сообщили, что у вас украли свадебное платье. Все так?

Девушка вскочила, в ее красивых голубых глазах застыли слезы, веки покраснели и опухли.

– Его украли прямо из моей машины. Я только что купила платье в салоне и привезла домой. Оставила его в машине всего на несколько минут. Мне нужно было подняться в свою спальню и повесить вешалку на дверь. Понимаете, я просто не хотела, чтобы платье волочилось по полу. Когда я все приготовила и вернулась вниз за платьем, оно бесследно исчезло! Кто мог его украсть? Кому могло понадобиться свадебное платье? – Она снова опустилась на ступеньки и закрыла лицо руками.

И в самом деле, кто бы это мог сделать, спросила себя Айви. Все это выглядело более чем нелепо. Айви вдруг подумала о том, что свое свадебное платье она тоже вешала на крючок, вбитый в дверь ее спальни. И если бы платье вдруг исчезло, это, без сомнения, повергло бы ее в шок. Ей очень нравился ее свадебный наряд. Ей нравились она сама в этом платье и те ощущения, которые возникали в ее теле, когда мягкая струящаяся ткань касалась груди и ног. Многие молодые девушки мечтают хотя бы раз в жизни побыть принцессой. Хотя бы в день собственной свадьбы. А для этого им требуется соответствующий наряд. Айви же подобные идеи никогда не вдохновляли. Для того, чтобы дать торжественную клятву перед алтарем и вступить в новую полосу своей жизни, она совершенно спокойно удовольствовалась бы простым белым брючным костюмом. Но в ответ на скромное пожелание Айви мать разразилась двадцатиминутной речью, смысл которой сводился к тому, что она, мать, целых двадцать семь лет ждала того момента, когда ее дочь наконец встретит свое счастье (как будто Айви не бывала счастлива до знакомства с Декланом).

А отсюда следовало, что на свадьбу дочь могла надеть лишь платье, достойное кинозвезды.

Дана Седжуик таскала за собой Айви, упирающуюся и ворчащую, по всем специализирующимся на продаже свадебных нарядов бутикам, которые только можно было отыскать в городе. К своему удивлению, Айви вдруг обнаружила, что примерять платья оказалось гораздо интереснее, чем она предполагала вначале. Ей понравилось одно простое белое атласное платье, с открытыми плечами, без бретелек и с двумя рядами крошечных бусинок вокруг талии. Примерив его и посмотрев на себя в зеркало, Айви поразилась тому, какой красивой, какой женственной она была. Настоящая кинозвезда.

Айви сняла это платье и снова надела свою форму. Кинозвезде Айви Седжуик пора было возвращаться к работе. Забавно. Четыре года назад она окончила полицейскую академию, но ее мать считала, что девочка все еще «ищет себя». Кроме того, Дана тешила себя еще одной иллюзией. Она надеялась, что, выйдя замуж, Айви уйдет из полиции и станет примерной домохозяйкой, цель жизни которой сводится к «выкладыванию перьями уютного гнездышка».

– Когда вы снова вышли на улицу, не заметили ли вы кого-то около вашей машины? Может, кто-нибудь отбегал от нее? – спросил Дэн, с трудом подавив зевок.

– Если бы я увидела отбегающего от моей машины человека, я бы бросилась за ним, – проговорила Лаура надтреснутым голосом.

– На таких-то каблуках? – со смехом спросил Дэн, глядя на изящные белые лодочки на ногах Лауры.

Лаура судорожно выдохнула.

– Моя мама советовала мне не жалеть их и носить перед свадьбой. Да и какого черта их беречь, если у меня нет теперь даже платья. Свадьба на следующей неделе. Денег на новое платье у меня нет, и занять мне не у кого. Заработать я тоже не успею, хоть в три смены работай.

Лицо девушки показалось Айви знакомым. Похоже, они где-то встречались. Ах да, конечно же… Айви опустилась на ступеньку рядом с девушкой.

– Вы работаете в кафе «Эпплвудз»? Я там часто бываю.

Лаура кивнула:

– Я работала в две смены, чтобы заплатить за это платье и фату.

Айви и ее лучшая подруга Аланна не далее как сегодня завтракали в этом кафе. Аланна, как и Айви, была офицером полиции и работала в полицейском участке Эпплвуда. Интересно, что и Аланна сейчас тоже трудилась в две смены, чтобы оплатить свою свадьбу. Ее мать умерла несколько лет назад, а отец еще задолго до смерти жены ушел из семьи, и его след был давно потерян. Жених Аланны, работавший в местной больнице ординатором, не мог пока похвастаться хорошей зарплатой. Сама Айви какое-то время тоже откладывала деньги на свадьбу и скопила довольно приличную сумму, но ее мать сказала, что все связанные со свадьбой расходы она возьмет на себя. Айви оценила этот жест матери.

Сделав заказ и ожидая, когда им принесут завтрак, Айви и Аланна вели неспешный разговор и наблюдали за официанткой. Ее такт и умение обращаться с посетителями вызывали уважение. Казалось, ничто и никто не может вывести девушку из себя: ни грубые бизнесмены, ни развязные, кривляющиеся старшеклассники, ни пожилые пары, то и дело бросающие на официантку нетерпеливые раздраженные взгляды. Один из столиков, за которым сидели четырехлетние тройняшки со своей матерью, заслуживал особого внимания. Малыши развлекались тем, что обстреливали Лауру и проходящих мимо них водителей автобусов кусочками яичницы. Но даже это не заставило девушку выйти из себя. Она наклонилась к тройняшкам и обвела всех внимательным взглядом:

– А теперь, ребятки, мне бы хотелось узнать, кто из вас правильно ответит на мой вопрос. Как вы думаете, сколько тарелок с завтраками я могу нести в одной руке?

На мгновение воцарилась тишина. Затем посыпалось со всех сторон:

– Две! Три! Четыре! Тринадцать!

Лаура исчезла на кухне. Тройняшки замерли на своих местах, с нетерпением ожидая возвращения официантки. Их ложки, служившие им орудием для разбрасывания кусочков желтка, застыли в перепачканных пальчиках. Наконец Лаура появилась снова. В каждой руке она держала по три тарелки.

– Победила дружба, – весело проговорила девушка, глядя на мать этих маленьких монстров. Женщина благодарно улыбнулась ей. Лаура отнесла тарелки с завтраком посетителям и, вернувшись к тройняшкам, дала каждому из них по мини-кубику Рубика. Эти игрушки она хранила на кухне специально для таких случаев. Теперь все могли наслаждаться долгожданной тишиной. Тройняшки, высунув языки и нахмурившись, принялись усердно крутить в руках маленькие разноцветные кубики.

– Я хотела сделать все, как положено, из-за моего отца, – проговорила Лаура, вытирая слезы. – У него рак, и ему не так много отпущено времени. Я хотела, чтобы он умер счастливым, чтобы успел увидеть, что я вышла замуж за хорошего парня и устроена в жизни. – Она шмыгнула носом и снова зарыдала. – Конечно, не так уж и важно, в чем я выхожу замуж, правда? – спросила девушка и с сомнением посмотрела на Айви. – На свадьбу приедет вся моя семья, придут друзья. Я и мой жених… мы любим друг друга. Вот что имеет значение.

– Конечно, золотце, только это и имеет значение. – Дэн многозначительно кашлянул. У Дэна была уже третья жена, но он по-прежнему чувствовал себя свободным и не обремененным никакими обязательствами молодым человеком. Айви просто не могла понять, каким образом ее напарнику удавалось заманивать женщин в ловушку брака.

Айви сжала пальцы в кулак и уже собралась было ударить Дэна локтем в его пивной животик, но в это мгновение он резко отскочил в сторону. Не прояви Дэн такого проворства, его бы точно сбила катившаяся на скейтах группа подростков.

«Я хотела сделать все, как положено, из-за моего отца». На мгновение в Айви вдруг проснулась зависть. Ее собственный отец, Уильям Седжуик, теперь уже покойный, никогда не выказывал особого интереса ни к своим детям, ни к жене. Собственно говоря, семьи для него просто не существовало. Он женился на матери Айви в Лас-Вегасе, их знакомство до заключения брачного союза длилось всего три дня. По прошествии недели брак был расторгнут. Отец сказал, что он женился только потому, что был пьян и плохо понимал, что делает. Айви и ее старшие сестры, дочери Уильяма от двух других его браков, Аманда и Оливия, не играли в его жизни никакой роли.

Поэтому когда три месяца назад на рассвете отец позвонил в дверь ее дома и сказал, что хочет поговорить с ней, Айви была крайне удивлена. Она не могла понять, по какой причине в этом человеке вдруг взыграли отцовские чувства.

– Отец? – озадаченно проговорила Айви, глядя на топчущегося на крыльце пожилого мужчину. Никогда прежде отец не бывал в ее маленьком, выкрашенном в сине-серый цвет уютном домике, который Айви обожала.

Достопочтенный Уильям Седжуик, глава корпорации «Седжуик энтерпрайзис», занимающейся покупкой и продажей компаний, был одет в черное шерстяное пальто, серый кашемировый шарф надежно защищал от холодного ветра его шею, завершала наряд старомодная черная шляпа. Айви всегда считала, что во внешности ее отца было что-то от Шона Коннери. Отец не улыбнулся, не шагнул навстречу Айви, чтобы обнять дочь, он даже не чмокнул ее в щеку ради приличия. Не было и чего-то вроде: «Ты неплохо выглядишь, Айви. Какой у тебя милый домик». Айви заметила, с каким пренебрежением Уильям Седжуик окинул взглядом ее дом и ряд таких же маленьких, скромных домишек, с двух сторон притулившихся к дороге. В Эпплвуде, маленьком городишке, плавно перераставшем в окраину Нью-Йорка, всегда селился средний класс, а ее отец жил на Парк-авеню.

Айви посмотрела на черный седан отца, припаркованный на обочине дороги около ее дома. Водитель с невозмутимым видом читал газету.

Уильям Седжуик пристально посмотрел в глаза Айви:

– Мне нужно поговорить с тобой, Айви. Дело действительно серьезное.

Айви вдруг рассмеялась, она была просто не в силах удержаться от этого. В четырнадцать лет она перенесла непростую операцию – флегмонозный аппендицит. Аппендикс едва не развалился у нее в животе. Но даже и тогда отец не счел это дело серьезным. Он так ни разу и не показался в больнице, хотя Айви набралась смелости и сама позвонила ему в офис. Секретарь отца заверила тогда Айви в том, что обязательно передаст ее просьбу своему боссу. Но Уильям Седжуик так и не навестил дочь, не дождалась она от него даже открытки. И только когда мать Айви начала бомбардировать своего бывшего мужа телефонными звонками, не оставляя его в покое ни на работе, ни дома, он наконец взял трубку и сказал: «Она же не умерла? Все остальное пустяки. Если ты будешь продолжать меня беспокоить, я обращусь в полицию».

– Серьезное дело? – переспросила Айви. – И что же ты называешь серьезным делом?

– Не выходи замуж за Деклана Маклейна, – коротко объявил он.

Улыбка на лице Айви погасла. Деклан работал на полставки в «Седжуик энтерпрайзис» и за два дня до визита отца был внезапно уволен. Мать Айви была хорошей подругой ныне покойной матери Деклана. Незадолго до своей смерти мать Деклана, погибшая в автомобильной катастрофе, позвонила Уильяму Седжуику и попросила его взять сына к себе на работу. Когда Деклан и Айви встретились на вечеринке, устроенной матерью Айви (Дана часто устраивала вечеринки, и эту она специально организовала для того, чтобы познакомить дочь с сыном подруги), Айви была приятно удивлена тем, что Деклан работал в компании ее отца. Данное обстоятельство показалось ей очень даже привлекательным. Айви решила, что, возможно, теперь, когда она будет общаться с Декланом, ее отношения с отцом несколько потеплеют.

Айви, выбежавшая открыть дверь в одной форме, простояв несколько минут на пронизывающем ветру, почувствовала, что дрожит от холода, и обхватила себя руками.

– Давай зайдем в дом, – предложила она. Уильям не пошевелился.

– Нет-нет, и здесь сойдет. Я не отниму у тебя много времени.

«Как вам будет угодно, мистер Седжуик», – сердито проговорила про себя Айви.

– Откуда ты узнал, что я выхожу замуж? – спросила она. Айви даже и не подумала сообщить отцу эту радостную весть. Опыт научил ее кое-чему.

– Разумеется, твоя мать поставила меня в известность об этом, – холодно проговорил отец. – Она хотела, чтобы я оплатил все свадебные расходы. Предложила оплатить мне и вечер в «Плазе».

К щекам Айви прилила кровь. Разве можно было ожидать от Уильяма Седжуика подобной щедрости! И самым неприятным было то, что он мог подумать, будто это она, Айви, хотела, чтобы отец оплатил ее свадьбу.

– Я…

Он жестом остановил ее:

– Как я уже сказал твоей матери, я не дам и десяти центов на эту свадьбу. Деклан Маклейн неподходящий для тебя жених. Ты не должна выходить за него, Айви. Тебе следует немедленно разорвать с ним отношения.

Неподходящий жених! Но почему? Потому что в свои тридцать он был все еще студентом? Потому что работал на полставки в «Седжуик энтерпрайзис» младшим аналитиком и это не было достаточно престижно для нее? Потому что он не был богат? Или потому, что он происходил из аристократической семьи, которая разорилась несколько столетий назад? Уильям нажил состояние в этом столетии и уважал новые деньги. А у Деклана с его более чем скромной зарплатой денег порой и вовсе не водилось. Жил он в общежитии, деля одну комнату со своим приятелем. После увольнения Деклан буквально на следующий день нашел новую работу примерно в такой же корпорации, как и «Седжуик энтерпрайзис».

Неожиданно лицо Уильяма исказилось от боли, и он схватился рукой за воротник пальто.

– Отец! С тобой все в порядке? – взволнованно вскрикнула Айви.

Отец… Она никогда не называла его так.

Уильям постарался взять себя в руки и придать своему лицу спокойное выражение, но Айви видела, что у отца все еще что-то болит.

– Не выходи за него замуж, Айви, – снова проговорил он.

Но как и прежде, его взгляд оставался совершенно бесстрастным, холодным и непроницаемым, в его глазах ничего нельзя прочитать. С таким выражением лица, вероятно, можно было бы рассуждать о пользе вегетарианской пищи и объяснять, почему вместо белого хлеба стоит употреблять хлеб с отрубями. Но возможно, в этом был весь Уильям. По всей видимости, он мог существовать только в одном измерении, другие же были ему недоступны.

Впрочем, нельзя сказать, что все было совсем уж плохо. Ведь в жизнь Уильяма, одна за другой, вошли три красивые женщины, матери Айви, Оливии и Аманды, и все они безумно любили его. Количество же любовниц вообще не поддавалось никакому учету. Может быть, все это объяснялось тем, что Уильям был очень богат? Айви любила свою мать, а ее мать больше всего в жизни любила деньги. Поэтому то обстоятельство, что мать с таким пылом подталкивала Айви в объятия Деклана, бедного студента, не имеющего и цента за душой, выглядело довольно странным. Правда, позже выяснилось, что Дана думала, будто у семьи Деклана все еще имелись деньги. Мать Деклана была слишком горда для того, чтобы открыто обсуждать финансовое положение своей семьи. Что же касается Айви, то она даже и не пыталась как-то прояснить ситуацию.

Айви любила Деклана, и еще ей нравилось само по себе это чувство влюбленности, которое окрыляло ее. Возможно, оттого, что ее любовь была такой романтичной и возвышенной, она не понимала, как ее мать вообще могла выйти замуж за Уильяма. Айви пыталась представить себе Дану в ту пору, когда та, еще совсем молоденькая и очень красивая девушка, познакомилась с Уильямом в Лас-Вегасе и поселилась с ним в одном отеле. По словам матери, Уильям все свое свободное время проводил в игорных залах, а когда не играл, то спал со всеми женщинами, которые пробуждали в нем физическое желание. Он приводил в номер стриптизерш, горничных, продавщиц, а Дану на какое-то время бесцеремонно выталкивал за дверь.

И все же мать вышла за него замуж! Всего через несколько часов после того, как он переспал с очередной женщиной в их номере! Слезы Даны и бутылка шотландского виски, выпитая Уильямом, вылились в импровизированную свадебную церемонию в церкви с нелепым названием «Играй в азартные игры и женись».

Поразительно.

Семь месяцев спустя на свет появилась Айви. Именно по этой причине ее матери пришлось закрыть глаза на безобразное поведение Уильяма и выйти за него замуж. Но уже через неделю после свадьбы Уильям расторг их брак. Впервые Уильям Седжуик увидел Айви, когда ей уже исполнилось семь! И то лишь благодаря тому, что Уильяму вдруг пришло в голову собрать вместе всех трех дочерей во время летних каникул в своем доме в Мэне. Именно там Айви познакомилась со своей старшей сестрой Оливией, дочерью Уильяма от первого брака. Хрупкая светловолосая Оливия с щечками-персиками отличалась не только необыкновенной красотой, но и дружелюбным приветливым характером. Вторая сестра Айви, Аманда, жившая вместе со своей бедной матерью в Нью-Йорке, держалась с большим достоинством, что Айви немедленно заметила, хотя тогда ей было всего семь.

Айви хорошо помнила тот день, когда узнала о приглашении провести каникулы в летнем доме отца. Эта новость привела ее в такое волнение, что она даже потеряла аппетит и вечером никак не могла заснуть. Айви представляла себе, как вместе с сестрами и отцом она будет гулять по окрестностям, как отец будет держать ее руку в своей руке. Тогда она думала, что отец любит ее. И только достигнув подросткового возраста, Айви поняла, что Уильям не питал нежных чувств ни к ней, ни к другим своим дочерям. Дана не собиралась держать свою дочь в неведении и решила открыть ей правду. Она сердито сообщила Айви, что Уильяму наплевать на нее. Он стал приглашать ее и «других девочек» в свой летний дом совсем не потому, что любит их. На то у него были другие причины, куда более прозаические. Приглашать детей на летние каникулы в Мэн Уильяму посоветовал его менеджер по связям с общественностью. Он считал, что это будет производить хорошее впечатление на публику. У Уильяма часто брали интервью репортеры из «Форбз» и «Нью-Йорк таймс» и всегда задавали ему вопросы о личной жизни.

Время от времени в газетах появлялись подобные заметки: «Миллиардер Уильям Седжуик не только человек дела, но и любящий отец, три дочери которого ежегодно наслаждаются волшебными двухнедельными каникулами в его роскошном особняке в штате Мэн. Вместе с детьми он с удовольствием катается на лодке, рыбачит и жарит мясо на открытом воздухе…» Именно так и писали.

– Девочки, нет ничего лучше свежего воздуха Мэна, – говорил Уильям каждое утро. И на этом его общение с дочерьми заканчивалось. Весь оставшийся день он проводил в обществе компаньонов, играл с ними в гольф, обедал, вел бесконечные разговоры в своем кабинете. На следующее утро все в точности повторялось. За несколько лет дочерям Седжуика так и не удалось ни на йоту приблизиться к разгадке того, что собой представлял их отец. Тем не менее эти каникулы кое-что давали Айви и ее сестрам. Они позволяли девочкам чувствовать себя «нормальными». У них был отец.

Отец, который запрещал дочери выходить замуж за ее жениха и даже не хотел объяснить ей, почему он это требовал. Но догадаться о причине Айви не составляло труда. Деклан, студент и наемный работник, занимавший самую низшую ступень на иерархической лестнице компании Уильяма, а теперь вдобавок еще и выброшенный на улицу, был не парой для дочери Уильяма Седжуика. Разумеется, Уильяма беспокоило не будущее дочери, а вопросы типа: «И за кого же ваша дочь выходит замуж?»

Айви посмотрела отцу в лицо и расправила плечи.

– Я выйду замуж за Деклана, – с вызовом произнесла она. – Я люблю его, а он любит меня. Для меня это главное, ничто другое не имеет значения.

Уильям снова поморщился от боли и слегка качнулся. Из черного седана выскочил водитель, подбежал к отцу и повел его к машине. Уильям оглянулся назад через плечо:

– Не выходи за него замуж, Айви.

Больше она не видела своего отца. Через несколько недель он умер. Причиной тому послужили давнишние проблемы с сердцем и осложнения, возникшие после лечения раковой опухоли. О своей болезни Уильям никому ничего не говорил, поэтому для всех его смерть явилась неожиданностью. Смерть отца не огорчила Айви. Это событие не вызвало в ней вообще никаких чувств. Собственная холодность неприятно поразила ее. Впрочем, разве ее реакция могла быть иной? Разве можно любить камень? Разве можно горевать о камне? А ее отец и был камнем.

Неожиданно раздавшийся гудок проезжавшего мимо автомобиля отвлек Айви от ее печальных мыслей. Она подбежала к патрульной машине и достала из нее длинный шерстяной свитер. Затем вернулась к Лауре и укутала свитером хрупкие плечики девушки.

– Ты совершенно права, Лаура, – проговорила Айви. – Не имеет значения, что ты наденешь на свадьбу. Но я знаю, где ты могла бы позаимствовать на три дня потрясающее свадебное платье. И к тому же бесплатно.

Лаура просияла:

– Это где же?

– В субботу я выхожу замуж, – сообщила Айви. – В воскресенье мне мое платье уже не будет нужно. – Айви предлагала свое платье Аланне, но вкус Аланны в корне отличался от вкуса Айви. Аланна мечтала о свадебном платье в викторианском стиле – с глубоким декольте, обрамленным кружевной оборкой, и с пышными рукавами. Она уже отложила для себя такое платье в одном из бутиков и каждую неделю выплачивала за него по двадцать пять долларов.

От удивления рот Лауры слегка приоткрылся.

– Вы хотите мне дать свое свадебное платье?

Айви кивнула и улыбнулась:

– А что мне с ним делать? Отдать в химчистку, а потом упрятать в сундук и хранить его там лет двадцать пять? Конечно, я могу предложить своей дочери, которая у меня, может быть, родится, а может, и нет, надеть это платье на ее свадьбу, но не исключено, что моей дочери оно и не понравится.

Лаура прикусила нижнюю губу.

– Я просто не могу поверить в то, что вы решили отдать мне свое платье. Это так… благородно. И похоже, мы носим один и тот же размер, – проговорила Лаура, окинув взглядом фигуру Айви.

– Если даже тебе придется его немного ушить или переделать, – сказала Айви, – у тебя все равно будет отличное платье. В воскресенье я завезу его тебе в кафе часам к десяти.

– Правда? – просияла Лаура. Ее щеки залил нежный румянец. – Не могу поверить, что это все происходит на самом деле.

Айви тоже улыбнулась:

– Я рада помочь тебе.

Айви действительно хотелось помочь этой незнакомой девушке, и ей было приятно, что это в ее силах. Правда, на мгновение, только на одно мгновение, Айви пришла в голову мысль, что, может быть, все-таки стоило оставить это платье для своей дочери, которая могла бы у нее родиться. Но ведь она, Айви, совсем не сентиментальна и не имеет склонности предаваться ностальгическим воспоминаниям. Впрочем, и ее мать не из тех женщин, которые годами хранят первые рисунки своих чад. Со своими родителями, которые рано умерли, Дана Седжуик тоже не была близка. Иногда Айви думала о том, что ей надо было бы измениться, стать женщиной, умеющей ценить семейные реликвии, особенно те, которые сделаны собственными руками членов семьи.

«Я люблю тебя такую, какая ты есть. Ты очень хорошая», – все время повторял Деклан. И этого Айви было вполне достаточно. Она примирилась со своим прошлым, ее вполне устраивало настоящее, она с надеждой и радостью смотрела в будущее. В то будущее, где рядом с ней будет Деклан Маклейн, хотя ее отец и противился этому.

Когда Айви и Дэн возвращались к патрульной машине, Дэн сказал:

– Можешь быть спокойна, на твоей свадьбе я не оболью тебя пивом. Когда моя двоюродная сестра выходила замуж, я случайно опрокинул на нее целую кружку, прямо ей на платье. Мы танцевали, и она была чертовски пьяна. Еле на ногах держалась, ей-богу!

Интересно, кто же это внес в список приглашенных на свадьбу гостей Дэна, подумала Айви. Стоит взять себе на заметку: «Никогда не приглашай на свадьбу напарника».

Глава 2

– За невесту! – Четыре женщины, сидевшие за большим круглым столом, дружно подняли бокалы с шампанским. Айви поднялась и чокнулась с каждой из них.

– Все это моя работа! – хвастливо заявила Дана Седжуик и обвела присутствующих многозначительным взглядом. – Если бы я не дружила с матерью Деклана – Господи, упокой ее душу – и если бы не устроила ту вечеринку, Айви никогда бы не познакомилась с Декланом и завтра не было бы никакой свадьбы. Все это сделала я одна, и завтра я выдаю свою дочь замуж. Превосходный улов!

Сестры Айви, Аманда Седжуик Блэк и Оливия Седжуик Арчер, обе уже замужние дамы, время от времени бросали на Айви вопросительные взгляды. «Твоя мать продолжает удивлять нас», – говорили эти взгляды, и Айви оставалось лишь тихо вздыхать. И только Аланна, выросшая с Айви в одном квартале и уже давно и хорошо знавшая мать своей подруги, ничему не удивлялась.

Айви обменивалась с сестрами заговорщицкими улыбками. Она все еще не могла поверить в то, что ее сестры сидят с ней здесь, в бистро «У Лулу». Ее сестры – целая часть ее жизни, возможно, лучшая, счастливейшая часть. Если бы она пригласила их на свадьбу раньше, при жизни Уильяма, то тогда, возможно, они бы ограничились самыми банальными поздравлениями. Айви ничуть не удивилась бы, если бы Аманда и Оливия просто прислали ей подарки и чеки. Но сейчас многое изменилось. Ее сестры были здесь, они улыбались, шутили, посмеивались над ней, в общем, вели себя так, как и полагается любящим сестрам. Они приехали на этот девичник ради нее.

Прежде Оливия и Аманда все же оставались для Айви незнакомками, их троих не связывали никакие родственные чувства, хотя воспоминания о каникулах в летнем доме отца и грели их души. Отношения между ними начали складываться после смерти Уильяма, когда их в прошлом декабре собрали вместе, чтобы ознакомить с завещанием покойного. Кто еще, кроме них, трех сестер, мог знать, каково это – быть ребенком Уильяма Седжуика? В течение нескольких месяцев, последовавших после смерти отца, молодые женщины все лучше узнавали друг друга, они по-настоящему сблизились, стали искать друг у друга утешения и поддержки. Они стали настоящими сестрами.

Мать Айви постоянно ругала Аманду и Оливию, всеми возможными способами подчеркивая свою неприязнь к «родственницам», критиковала их по поводу и без.

«Аманда, дорогая, мне кажется, тебе лучше остричь эти твои каштановые локоны, тебе они не идут, ты чересчур костлявая. Я хочу сказать, худая, а твои волосы закрывают все лицо. Попробуй сделать себе короткую стрижку. Да, я уверена, строгая классическая стрижка – это то, что тебе нужно. А ты, Айви, наоборот, должна отрастить волосы. Хорошенько подумай об этом. Так ты будешь выглядеть сексуальнее. Что же касается тебя, Оливия, я бы на твоем месте не стала пользоваться такой блеклой и блестящей губной помадой. У тебя слишком светлая кожа. Я бы взяла что-нибудь поярче, поживее. Тебе совершенно необходимо попробовать это».

Похоже, мать пыталась превратить ее сестер в уродин.

Дане Седжуик никогда не нравился и внешний вид Айви. Ее всегда просто передергивало от мальчишеских манер дочери, от ее джинсов, маек и непослушной копны волос. Мать, помешанная на нарядах и всем внешнем, никак не хотела смириться с присущей Айви склонностью к непритязательности и простоте в одежде. Когда девочке исполнилось тринадцать, мать заставила ее ходить в местную школу моделей. Отсутствие модельной внешности не являлось преградой для посещения этой школы, достаточно было просто платить деньги за обучение. Другие девочки, ходившие в школу моделей, считались местными красавицами, они смотрели на Айви сверху вниз и презрительно фыркали, давая ей понять, что «такой» не место среди них. И тем не менее Айви целых шесть недель посещала эту школу, где она ходила взад и вперед по полоске в четыре дюйма шириной, удерживая на голове книгу. Еще ее научили тому, как правильно накладывать макияж, как улыбаться и как стоять перед камерой, слегка выставив вперед одну ногу.

Когда Айви объявила матери, что она больше не пойдет в школу моделей, Дана прибегла к уже испытанному методу воздействия, который она всегда применяла, если дочь выходила из повиновения. И надо сказать, в какой-то степени это сработало и сейчас, как всегда срабатывало и раньше.

«Знаешь, Айви, я думаю, что твой отец не хочет иметь ничего общего с тобой, потому что ты не красотка и не слишком-то следишь за своей внешностью. Не то что Оливия…»

Конечно, Айви прекрасно понимала, что ее отец не хотел иметь с ней ничего общего. Она пришла к такому выводу еще в ту пору, когда приезжала в дом Уильяма на каникулы – он, не стесняясь, демонстрировал свое явное равнодушие к ней. Но, будучи подростком, Айви считала, что она должна заслужить любовь отца, а для этого ей нужно было стать лучше, красивее, умнее, чем она была. И Айви изо всех сил старалась соответствовать какому-то идеальному, придуманному ею образу. Только значительно позже она научилась принимать себя такой, какой она была на самом деле. А вот ее мать так и не перестала примерять к Айви всевозможные маски. Что ж, Айви все равно любила свою мать, пусть у той и имелись некоторые странности.

Вот и на этом девичнике мать не преминула показать особенности своего характера. Не успели гостьи доесть первое блюдо, как Дана сделала предупредительный выстрел:

– Просто удивительно, что Аманда и Оливия совершенно не похожи на своего отца. Ты согласна со мной, Айви? А вот ты – просто вылитый Уильям. Ну что ж, Богу известно, кто тут единственный законный наследник…

Айви тут же решительно вытащила свою мать из-за стола и отвела ее в сторонку якобы для того, чтобы немедленно ей что-то сообщить. На самом же деле Айви заставила Дану Седжуик пообещать, что она до конца вечера больше не пустит ни одной ядовитой стрелы ни в Оливию, ни в Аманду. Только после этого Дане было разрешено вернуться к столу. Мать направилась к гостям, недовольно бормоча себе под нос что-то о «ранимости и уязвимости законных наследников».

Сдержать свое обещание Дане было непросто. Почему? Да потому что Оливия и Аманда уже получили свои доли наследства от Уильяма. А вот Айви, единственная законная дочь Уильяма, должна была получить причитающуюся ей часть наследства только завтра. И мать просто сходила с ума из-за этого. Дана решила, что если доля «законного ребенка» окажется такой же, как и доли «незаконных детей», не лучше и не больше, она обратится в суд. «Удачи тебе, мам», – мысленно сказала Дане Айви и усмехнулась.

– Деклан и в самом деле отличный улов. – Аланна улыбнулась и чмокнула Айви в щеку. – Он классный.

– Я уверена, что твой жених тоже крупная рыба, – проговорила с довольным видом Дана. – Вы знаете, Аланна подцепила доктора.

Аланна вспыхнула, ее щеки покрылись легким румянцем.

– Он пока работает ординатором в больнице Эпплвуда. Я и сама до сих пор не могу поверить в то, что всего через шесть месяцев после свадьбы Айви я тоже буду стоять перед алтарем.

– Кто-то из сидящих за этим столом не выйдет замуж, – послышался низкий хрипловатый голос.

Все женщины разом обернулись и обнаружили крошечную женщину, стоящую между столиками. На ее голове было что-то вроде тюрбана, свернутого из разноцветного блестящего газового шарфа. Ее хрупкое тело пряталось в длинном меховом пальто. Незнакомка очень внимательно смотрела на сидевших за столом женщин, и ее голос звучал более чем серьезно.

– Что вы сказали? – переспросила женщину Аланна, с трудом подавив душивший ее приступ смеха.

Незнакомка устремила свой взгляд на Аланну, затем снова очень внимательно стала вглядываться в лица остальных женщин. Ее глаза впились в лицо Айви.

– Кажется, невеста вы? Я не ошиблась?

Айви понятия не имела, кем была эта женщина в тюрбане.

– Да, я невеста. А кто вы?

– Я мадам Элена.

– О! – воскликнула мать Айви и вскочила со своего места. – Это предсказательница, которую я специально пригласила на нашу вечеринку. Как хорошо, что вы пришли, – обратилась Дана к маленькой женщине.

Предсказательница нахмурилась.

– Мам, – прошептала Айви на ухо матери, – скажи, что ты пошутила. Неужели ты действительно пригласила эту предсказательницу?

– У меня и в мыслях не было шутить. Да, я ее пригласила! А что тут такого? – громко проговорила Дана Седжуик. – Я хочу знать, сколько детей будет у вас с Декланом.

Глаза Айви округлились, ее лицо сделалось очень серьезным.

– Мам, мы с Декланом не собирались пока заводить детей. Может быть, года через два…

– Я начинаю, – перебила Айви мадам Элена. Ее ярко накрашенные губы сложились в печальную улыбку. Она дернула плечами, и меховое пальто соскользнуло с ее тела. Жестом подозвав к себе официанта, мадам Элена вручила ему свои меха. Затем она устроилась на стуле между Айви и ее матерью. – Положите на стол руки и закройте глаза.

Кто-то из женщин хихикнул, но тем не менее все они подчинились предсказательнице и сделали то, что она просила.

– Я сказала, – снова заговорила мадам Элена и накрыла своей ледяной ладошкой руку Айви, – что кто-то из сидящих за этим столом не выйдет замуж.

Айви открыла глаза. Открыли глаза и остальные женщины.

– Мы надеялись, что вы нам скажете что-нибудь веселое, посмешите нас. – Дана бросила на предсказательницу недовольный взгляд. – У нас здесь праздник.

– Я говорю только правду, – сказала мадам Элена. Мать Айви посмотрела на Аланну.

– Аланна, солнышко, не беспокойся. – Дана слегка наклонилась к подруге дочери. – Она ничего не может знать о будущем.

– Сначала я ничего не знаю о будущем, – проговорила мадам Элена. – Но я заглядываю в прошлое и, увидев прошлое, прозреваю будущее.

Аланна явно начинала нервничать.

– Да, разумеется, с Ричардом у меня были раньше проблемы. Мы два раза ссорились, но в прошлом году наконец обручились. Однако похоже, он все еще не готов жениться на мне. – Она прикусила губу. – Значит, он даст мне отставку? Да? Я каждый месяц откладываю деньги на это чертово платье, а он собирается бросить меня!

– Аланна, успокойся, все совсем не так! – воскликнула Айви и посмотрела на предсказательницу: – Будьте любезны, оставьте нас. Мы не хотим больше слушать ваши предсказания.

– С вами случится беда, – поднимаясь из-за стола, проговорила мадам Элена. – Я это чувствую. Рядом с вами опасность. Она совсем близко.

– Уходите! – закричала мать Айви. – Немедленно! Завтра я откажусь от заказа и потребую назад свои деньги!

Айви повернулась к Аланне:

– Дорогая, эта женщина просто сумасшедшая. Забудь о том, что она тут наговорила. Ричард обожает тебя. Он с ума сходит по тебе.

Аманда энергично закивала:

– Мне тоже однажды предсказывали судьбу. Та женщина пообещала, что в двадцать пять я стану кинозвездой. И что? Вы видели хотя бы один фильм с моим участием?

На лице Аланны мелькнула робкая улыбка.

– А мне однажды сказали, что все мои волосы выпадут, а тело покроется гнойниками, потому что я сделала что-то ужасное, – проговорила Оливия. – Тогда мне было тринадцать, и я поверила всей этой чепухе. А та предсказательница почувствовала мое состояние и использовала это в своих целях. Она специально стала запугивать меня, чтобы я продолжала к ней обращаться и платить ей.

Айви кивнула:

– Я выхожу замуж завтра, а ты выйдешь замуж через шесть месяцев, и мы обе будем счастливо жить дальше. – Она подняла бокал с шампанским. – Аланна, – шепнула ей Айви, – верь мне. Моя мать нашла эту извращенку в «Желтых страницах».

Аланна глубоко вздохнула и наконец улыбнулась:

– Вы, конечно же, правы. Я веду себя просто нелепо. – Она подняла свой бокал и, продолжая улыбаться, чокнулась с Айви. – За то, чтобы мы счастливо жили и дальше, после того, как выйдем замуж.


Айви с наслаждением потянулась в кровати и сощурилась – ослепительно яркое солнце пробивалось в щель между шторами и било прямо в глаза. Сегодня обещали десять градусов, даже слишком тепло для марта. Хорошо, что она выбрала именно этот день для того, чтобы выйти замуж. Начало весны. Начало перемен. Ее второе рождение. Теперь вся ее жизнь изменится.

Сегодня она выходит замуж! Она в последний раз спит одна в постели. Теперь этот дом уже не будет только ее домом. Когда они вернутся из свадебного путешествия, Деклан сразу же переедет к ней, а на работу будет ездить на Манхэттен. Теперь это будет их дом.

Айви стала думать о Деклане, она представляла себе его красивое мускулистое тело, при одном взгляде на которое у нее пересыхало во рту. Видела копну его вьющихся каштановых волос, его сияющие и такие умные, все понимающие голубые глаза. Ямочку на левой щеке. Как бы ей хотелось, чтобы он сейчас был здесь, с ней. Чтобы они занялись любовью. Но Деклан находился в своем общежитии, потому что он во всем придерживался традиций. Раз не полагается жить в одном доме с невестой до свадьбы, он и не будет этого делать.

Впрочем, в том, что они провели эту ночь не вместе, была своя прелесть. После того как мадам Элена покинула бистро, женщины прекрасно повеселились, их вечеринка удалась на славу. Пообедав, они отправились в местный клуб на дискотеку, а потом поехали к Айви домой, чтобы поговорить по душам и обсудить самые животрепещущие вопросы. Это, конечно же, касалось прежде всего мужчин и любви. Аланна в конце концов окончательно успокоилась и позволила убедить себя в том, что Ричард и в самом деле безумно любит ее. Оливия и Аманда выглядели невероятно счастливыми, они обе обожали своих мужей. А Айви и Аланне просто не терпелось поскорее получить право сказать: «мой муж».

Зазвонил телефон, и Айви посмотрела на часы. Только семь утра. Даже не глядя на определившийся номер, можно было сразу сказать, что это звонит Дана. Сегодня Айви не только выходит замуж, сегодня она получит официальное письмо от адвоката отца, в котором ее должны проинформировать о том, какая доля наследства Уильяма ей причитается. Отец распорядился выдать ей это письмо только в день свадьбы. Даже из могилы он продолжал ее контролировать.

Когда в декабре их, трех сестер, пригласили к адвокату отца, чтобы ознакомить с волей покойного, Айви сначала даже не хотела идти туда. Потом все же пошла. Сестер поразило то, что оставленные им Уильямом конверты они должны были вскрыть в определенные дни. Аманда получила свое письмо уже через несколько дней, Оливия через месяц. А Айви должна была получить послание отца двадцатого марта. В день свадьбы. Вряд ли это было совпадением.

Айви сняла трубку:

– Привет, мам.

– Я думаю, что к адвокату мне лучше пойти с тобой, Айви. – Дана Седжуик сказала то, что и ожидала от нее Айви. – Не хватало тебе еще забивать голову делами в день свадьбы.

– Мама, скорее всего Уильям оставил мне гостиницу, – со вздохом проговорила Айви. Красивая старинная гостиница, о которой сейчас шла речь, находилась в часе езды от дома Айви. – И если это действительно так, то, боюсь, мне придется выполнить какое-нибудь совершенно нелепое требование отца.

Айви тряхнула головой. В письмах для Аманды и Оливии указывалось, что они получат свои доли наследства в виде недвижимости только в том случае, если будут действовать в полном соответствии с оставленными для них отцом инструкциями. Аманда не должна была смотреться в определенные зеркала, не должна была открывать определенные двери, должна была сидеть в гостиной особняка час в день – на этих условиях она получала роскошный дом на Манхэттене. Позже она отдала этот дом в дар одной благотворительной организации. Кстати, именно в этом доме Аманда, тогда еще отчаянно пытающаяся выжить мать-одиночка, познакомилась с Этаном Блэком. Эган Блэк спас Аманду от преследовавшего ее сумасшедшего бывшего любовника, и они полюбили друг друга. Оливии ставилось другое условие – купить две какие-то вещи в универмаге в Блубери. После этого ей отходил особняк в Мэне, где, будучи детьми, три сестры проводили каникулы. И где Оливия впервые встретилась со своим будущим мужем – ей тогда было семнадцать.

– Эта гостиница стоит на воде, Айви, – торопливо заговорила мать. – Даже представить страшно, сколько она стоит. Там-то я и смогу хорошенько отдохнуть на старости лет.

Айви хмыкнула. Мать собиралась отдыхать? Но от чего? Дана Седжуик и дня не работала в своей жизни! Она была единственной женщиной, которая умудрилась заставить Уильяма Седжуика жениться на ней. Хотя через неделю брак и был расторгнут, мать Айви тем не менее получила прекрасный дом и полное содержание. Она устроилась в жизни более чем комфортно.

Айви села и прислонилась к спинке кровати.

– Мам, я все-таки думаю, что нам следует приготовиться к тому, что в письме может оказаться только привет от отца и какая-нибудь поучительная тирада. Ты не забыла, что я выхожу замуж за Деклана против его воли?

– Ты его единственный законный ребенок. Он не может оставить тебя ни с чем.

Айви закатила глаза. Эту фразу мать повторяла всегда. Сколько бы Айви ни напоминала матери о том, что отец уже давным-давно вычеркнул их обеих из своей жизни, Дана продолжала доказывать дочери, что ее длившийся неделю брак с Уильямом имеет большое значение.

– Но ведь почему-то он захотел, чтобы я вскрыла письмо именно сегодня, в день моей свадьбы, – заметила Айви. – Вполне вероятно, в письме сообщается, что я не получу ничего, если выйду замуж за Деклана.

– А я уверена, что он не только оставил тебе гостиницу, но и назначил хорошее содержание, – сказала мать. – Ты его единственный законный ребенок, Айви, – не преминула повторить Дана. – Думаю, и деньги он тебе оставил. Он платил Деклану такую мизерную зарплату, а потом еще и выкинул его на улицу! Уильям просто обязан был компенсировать это. Он должен был оставить тебе кругленькую сумму наличными.

Похоже, Дана никак не хотела распрощаться с иллюзиями.

– Я очень сомневаюсь в этом, мама. И к тому же мне не нужны деньги Уильяма Седжуика, о чем я всегда тебе говорила.

– Ерунда! Он должен тебе, Айви!

Айви нужны были не деньги Уильяма, а его любовь, но получить это оказалось невозможно.

Она откинула одеяло и посмотрела на свои ноги. Через несколько часов ее ногти будут покрыты блестящим бледно-розовым лаком. Сегодня ей сделают педикюр. Впервые в жизни.

– Мам, мне нужно идти. Я позвоню тебе позже.

– Пообещай, что позвонишь мне сразу же, как только вскроешь конверт!

Айви пообещала. Положила трубку и направилась в ванную комнату, чтобы принять горячий душ. Последний душ перед тем, как стать замужней женщиной. Забавно. Она все время думает о каких-то глупостях. В последний раз она пьет кофе в одиночестве. Последний раз завтракает одна. Когда Айви накинула халат и затянула пояс, зазвенел дверной колокольчик.

Мать не могла так быстро приехать к ней, надеясь продолжить разговор. Айви подошла к входной двери. Посмотрела в глазок. Деклан.

Ее сердце подпрыгнуло в груди. С ней всегда это происходило, когда она видела его. Господи, как он красив.

– Прошу прошения, мистер Маклейн, – с наигранной серьезностью проговорила Айви из-за двери, – но, боюсь, сегодня вы сможете увидеться со своей невестой, только когда предстанете перед алтарем.

– Я не могу ждать так долго, – проговорил он своим бархатным голосом. – Я хочу увидеть свою невесту прямо сейчас.

Айви улыбнулась, открыла дверь и бросилась в его объятия. М-м-м, как он хорошо пахнет. Мылом и кремом для бритья. Высокий, мускулистый, и у него такой мужественный вид. Ей все нравится в нем: и голубые сияющие глаза, и каштановые волосы, и эта восхитительная ямочка на щеке. Деклан был очень красивым. Сначала Айви даже удивлялась, чем она смогла заинтересовать его. С самооценкой у нее, конечно, все в порядке, но, следовало признать, она не была такой очаровательной, как Оливия, или такой сексуальной, как Аманда. Ее фигура, по-мальчишески стройная, ничуть не изменилась со времен школы. И прическу она носила точно такую же, как и десять лет назад. Правда, перед свадьбой по настоянию матери Айви осветлила свои короткие каштановые волосы в дорогой парикмахерской. Ей нравилась форма офицера полиции, она хорошо чувствовала себя в ней. Впрочем, даже без формы она все равно ощущала себя офицером полиции. И видимо, ее внешний вид полностью соответствовал ее внутренним ощущениям. Айви не любила пользоваться косметикой, а в дорогом нижнем белье она чувствовала себя некомфортно.

И все-таки в своем свадебном атласном платье, которое сейчас висело на двери ее спальни, она уже не была прежней невзрачной Айви. Она совершенно по-новому ощущала себя теперь. И в этом была заслуга Деклана. Айви смогла взглянуть на себя его глазами.

Деклан смотрел на нее так, будто она была не Айви Седжуик, офицер полиции, а «зайчик» из «Плейбоя». Хотя Деклан был сыном старой подруги Даны, Айви никогда раньше с ним не встречалась. Но после того как их представили друг другу, Деклан уже практически не отходил от нее. И весь вечер не сводил с нее глаз. В конце вечера он попросил Айви оставить ему номер телефона. А на следующий день прислал ей в полицейский участок дюжину роз. Он поразил ее в самое сердце.

И вот сейчас, едва закрыв за собой входную дверь, Деклан прижал Айви к стене и стал покрывать поцелуями ее шею и подбородок. Спустил с ее плеча шелковый халат цвета слоновой кости, который он подарил ей в прошлом месяце. Айви порадовалась тому, что только что приняла душ и намазала свое тело чудесно пахнущим кремом.

Деклан прикоснулся языком к ее соску – Айви запрокинула голову, и из ее горла вырвался тихий стон. Деклан стал рукой ласкать ее грудь. Потом его рука опустилась ниже, погладила плоский, упругий живот и легла между ее ног. Деклан так реагировал на нее, как будто она, Айви, с ее более чем скромным размером груди, была Памелой Андерсон. Казалось, от одного взгляда на нее в нем просыпалось желание. Никто раньше не испытывал к ней такой страсти. Продолжая ласкать ртом ее грудь, Деклан расстегнул молнию на своих брюках. Рука Айви скользнула в его брюки – он был уже готов. Через мгновение он вошел в нее. Первый толчок был таким сильным, что Айви пришлось двумя руками упереться в стену, чтобы не упасть.

– Пойдем в кровать, – тяжело дыша, прошептала Айви.

Но руки Деклана просто впились в ее бедра, он продолжал двигаться внутри ее, и толчки становились все сильнее и сильнее. Он любил именно такой грубый секс. Айви надеялась, что со временем Деклан станет более романтичным и нежным. Пока же Деклан предпочитал заниматься сексом где угодно, но только не в кровати. И еще ему очень нравилось овладевать ею сзади. А Айви хотелось смотреть ему в глаза, когда они любили друг друга. Но даже и тогда, когда Деклан поворачивался к ней лицом, все его внимание было сосредоточено на ее груди. Или он просто закрывал глаза.

Как бы то ни было, но секс с ним был восхитительным. Все, что у Айви было раньше, не шло ни в какое сравнение с тем, что она испытывала сейчас. Разумеется, не Деклан лишил ее девственности, до него у нее уже было двое парней. И каждый раз, вступая в новые отношения, Айви казалось, что вот теперь у нее все серьезно. Но, несмотря на радужные надежды, отношения у нее не сложились ни с одним из этих мужчин. Она довольно быстро рассталась с каждым из них. Эти парни были очень романтичны и нежны с ней в постели, но ни с одним из них она не испытывала оргазма, и это обстоятельство удручало обоих ее любовников, приводило к глупым ссорам, которые и разрушали их отношения. Что она могла ответить на вопрос, почему не испытывает оргазма? Что они ни на что не годятся в постели? Но Айви не стала бы этого утверждать. Возможно, дело было в том, что она просто не любила ни одного из них. Именно это сказал ей Деклан, когда с ним впервые в жизни она пережила оргазм. И тем не менее все было не совсем так. Айви знала, что к тем двум парням она испытывала сильные чувства. Как ни странно, к Деклану она таких чувств не питала.

Но секс с ним был удивительным. И Айви продолжала наслаждаться оргазмами. При этом она понимала, что принадлежит к тем женщинам, которые в сексе предпочитают придерживаться рамок традиций. Эксперименты и грубость Деклана ей были чужды. Но именно этот страстный, безудержный секс давал ей невероятное удовлетворение, хотя о нежности и романтике здесь и речи не было.

– О Господи, Господи, – пробормотал ей на ухо Деклан, кончив в нее. Он рухнул на кровать рядом с Айви. Поцеловав ее в шею, Деклан закрыл глаза. Они лежали, не двигаясь, их дыхание постепенно восстанавливалось, приходило в норму. – Это было классно, как и всегда, – сказал он.

– Знаешь, – проговорила Айви, поворачиваясь к нему, – мне бы хотелось, чтобы в нашу первую брачную ночь мы делали все это медленно. В постели. Ты бы смотрел на меня. Я хочу, чтобы это было старомодно и романтично.

Деклан улыбнулся и поцеловал ее в кончик носа.

– Как пожелаешь, дорогая. – Он бросил взгляд на часы: – Нам пора бежать к адвокату и получать твое письмо. У нас осталось не так много времени.

Айви удивленно приподняла брови:

– Но тебе не обязательно тащиться со мной в контору. Меня могут проводить туда мои сестры.

Деклан сел на кровати. Вздохнул:

– Мне бы хотелось быть там, когда ты вскроешь конверт. Ведь не секрет, что твой отец ненавидел меня. А вдруг там написано, что он запрещает тебе выходить за меня замуж?

Айви поцеловала его в плечо.

– Деклан, он уже запретил мне выходить за тебя замуж. Я его послушала?

– Да, но что, если из-за меня он лишит тебя наследства? Ты, безусловно, заслужила кое-что из его денег. Отец всю жизнь так плохо обращался с тобой… Хотя бы теперь он должен это компенсировать.

Айви очень сомневалась в том, что перед смертью у Уильяма проснулось желание преподнести ей подарок.

– Думаю, тебе надо открыть письмо после свадьбы, – сказал Деклан. – Мы должны стать мужем и женой, о чем бы в этом письме ни говорилось.

– Я тоже так думаю, – сказала Айви. – Уильям Седжуик уже никак не сможет помешать мне. Он не расстроит наши планы.

Деклан улыбнулся и посмотрел ей в глаза тем взглядом, который всегда заставлял Айви почувствовать себя красивой, особенной. И они снова занялись любовью. Прямо на старом выцветшем коврике.

Глава 3

– Ты должна была бы сейчас сидеть дома, а твои мать и сестры суетились бы вокруг тебя, – сказал Деклан, когда они подъехали к адвокатской конторе Эдвина Харриса на Манхэттене. – Мне очень неприятно, что из-за меня вышли все эти неувязки.

Айви сняла перчатку и накрыла ладонью руку Деклана. Его глаза были скрыты за солнечными очками, а шея и подбородок укутаны толстым шерстяным шарфом. Деклан всегда сильно мерз и поэтому любил одеваться очень тепло.

– Не волнуйся, ради Бога. Никаких неувязок из-за тебя не произошло. Ты тут вообще ни при чем. Я сегодня самая счастливая женщина на свете, и двадцатиминутное путешествие на Манхэттен не способно испортить мне настроение. Я успею привести себя в порядок.

– Двадцать минут только в одну сторону. Значит, всего получается сорок, – заметил Деклан. Он посмотрел на проезжающие мимо машины. – Что все-таки может быть в письме, Айви? Как ты думаешь?

– Понятия не имею, и мне все равно. Да и заехать за его нелепыми инструкциями я решила только потому, что все еще надеюсь получить объяснение, по какой причине при жизни мой отец вел себя так несносно.

– Но он не оставил никаких письменных объяснений ни Аманде, ни Оливии, – возразил Деклан.

Айви задумалась. Ее отец продолжал манипулировать ими из могилы самым невообразимым образом. Это немного походило на вмешательство каких-то сверхъестественных сил. При помощи оставленных сестрам инструкций отец смог соединить Аманду с замечательным мужчиной, который стал ее мужем. Он вернул Оливии ее ребенка и того человека, который, как она считала, был навсегда для нее потерян. И все это сделал Уильям. Но в то же время – и Айви хорошо это знала – ее отец был способен и на самый гнусный поступок.

– Деклан, я собираюсь положить письмо отца в свою сумку и на время забыть о его существовании.

Он кивнул:

– Но ты должна открыть его сегодня. Завтра предложение Уильяма уже перестанет действовать – адвокат ясно дал понять это.

Айви обняла своего жениха за талию.

– Хорошо, я прочитаю письмо за минуту до полуночи и тут же позвоню поверенному отца. Что бы там ни было написано, это не причинит мне вреда, потому что к тому моменту я уже буду женой самого восхитительного на свете мужчины. Давай поскорее получим это дурацкое письмо и пока просто забудем о нем. Согласен?

Деклан вздохнул:

– Я люблю тебя. Ты знаешь об этом?

– Знаю. И я люблю тебя. – Айви на мгновение прижалась губами к его губам, а затем решительно открыла дверь. Они вошли в лифт и нажали кнопку шестнадцатого этажа. Деклан выглядел сейчас так, будто собирался упасть в обморок. – Не беспокойся, дорогой, все будет хорошо. Я по-прежнему хочу выйти за тебя замуж, и меня совершенно не волнует то, что написано в письме.

Он стиснул ее руку. Двери открылись, Айви и Деклан прошли в приемную и стали ждать мистера Харриса.

Минут через пять адвокат появился. Лоб у Деклана покрылся испариной. Он заметно нервничал.

– Мисс Седжуик, очень рад видеть вас, – проговорил адвокат. Он бросил на Деклана внимательный взгляд, но ничего ему не сказал.

Айви вежливо улыбнулась, хотя и была возмущена до глубины души выказанным ее жениху пренебрежением.

– Мы очень ограниченны во времени, – сообщила она. – Как вы знаете, сегодня у нас с Декланом свадьба.

– Я в курсе, – коротко заметил Эдвин Харрис, выражение его лица по-прежнему оставалось непроницаемым. Затем адвокат пригласил их пройти в небольшую, смежную с приемной комнату, посередине которой стоял черный стол со стульями. На столе лежал конверт. Простой белый конверт стандартного размера.

Хотя в комнате было тепло, Айви почувствовала, что дрожит. Она сжала руку Деклана.

– Я оставлю вас здесь, – сказал Эдвин. – Прошу только не забывать об условии, которое поставил ваш отец. – Он достал завещание Уильяма. – В соответствии с желанием вашего отца вы должны вскрыть врученный вам конверт до свадебной церемонии, иначе договор будет считаться утратившим свою законную силу.

Айви охватил приступ гнева.

– Он пытается контролировать меня из могилы.

– Айви, все в порядке, – тихо проговорил Деклан. – Таковы правила.

– Если вы не захотите прочитать письмо до церемонии, мисс Седжуик, – сказал адвокат, – то будете лишены вашей доли наследства.

– И какой же именно? – Одна бровь Айви вопросительно приподнялась.

– Вы все узнаете из письма, – ответил Эдвин. – Желаю вам хорошо провести сегодняшний день. – С этими словами Харрис вышел из комнаты.

– Почему бы не вскрыть его сейчас? – со вздохом проговорила Айви. – Что плохого может в нем быть?

– Он наверняка пишет, что я недостоин тебя, – предположил Деклан. – Или еще что-нибудь в этом роде. Возможно, твой отец хочет сообщить тебе, что уволил меня, потому что я стащил скрепку из офиса.

– Уильям уволил тебя, потому что он хотел поссорить нас, – возразила Айви. Она покачала головой. – Знаешь что? Давай уйдем отсюда. – Она бросила письмо в сумочку. – Возможно, я и вовсе не стану его открывать.

– А если в этом письме и в самом деле объясняется, почему Уильям Седжуик был таким плохим отцом? – спросил Деклан. – В конце концов, для Оливии он сделал благо. Может быть, он хочет сделать что-то хорошее и для тебя? Вдруг он и в самом деле оставил тебе миллионы, Айви. С этими деньгами мы могли бы начать новые молодежные программы в Эпплвуде.

Деклан уже давно говорил о таких программах. Он горел желанием помогать подросткам, которые окончили школу и которым некуда было идти. У него было большое и щедрое сердце. Как-никак Айви работала в полиции, и ее профессиональное чутье говорило ей о том, что ненависть отца к Деклану не была вызвана какой-то серьезной причиной. Ведь если бы у Уильяма действительно существовали какие-то веские основания не любить ее жениха, он бы давно расставил все точки над i.

– Церемония назначена на шесть, – сказала Айви. – У нас впереди еще целый день.

Деклан глубоко вздохнул:

– Давай откроем конверт вместе прямо перед началом церемонии. Если Уильям снова обольет меня грязью, то это не помешает мне через пять минут жениться на тебе.

Айви улыбнулась, и они скрепили принятое решение поцелуем.


Айви сидела перед зеркалом в отдельной комнате крошечной церквушки и поправляла фату. Она покрутила головой. На затылке ее волосы скреплялись тугой заколкой, и от этого возникало непривычное и не слишком приятное ощущение. Айви поморщилась.

Кайла Арчер, ее племянница, которая должна была нести цветы, засмеялась:

– Заколку снимать нельзя, фата может сдвинуться. А так все очень хорошо держится, тетя Айви.

Айви улыбнулась:

– Кажется, тринадцатилетняя девочка знает лучше, что я должна и что не должна делать. Можно мне откинуть эту штуку назад?

Аланна, исполняющая на свадьбе роль подружки невесты, покачала головой:

– Фату должен поднять Деклан. Руки прочь!

– О! – Айви снова покрутила головой. Перламутровая заколка была украшена крошечными цветочными бутонами. Как непривычно было видеть цветочные бутоны на своей голове.

– Один день можно побыть женственной! – ласково пропела Оливия, расправляя легкую прозрачную ткань на плечах Айви.

– Ты выглядишь как принцесса, – сказала Аманда, фотографируя сестру.

Айви снова посмотрела на себя в зеркало. Она действительно напоминала принцессу. Макияж ей наложила Оливия, бывшая заведующая отделом мод в популярном глянцевом журнале и самая изящная, самая элегантная женщина, которую Айви когда-либо встречала. Кожа на лице Айви сделалась сияющей, ее голубые глаза, чуть подведенные карандашом и оттененные тенями и тушью, стали необыкновенно выразительными и большими. Ее губы, обычно тронутые только гигиенической помадой, теперь превратились в ярко-красный блестящий бутон. Знакомый парикмахер-стилист Оливии сделал прическу Айви более женственной. У нее появилась зачесанная на один бок модная «рваная» челка.

Сейчас Айви думала о том, что смерть отца каким-то непонятным образом сблизила их, трех сестер. И это было так здорово. Ей нравилось иметь таких сестер и быть окруженной их заботой и вниманием. Раньше Аманда, Оливия и Айви почти не общались друг с другом, встречаясь лишь в детстве и подростковом возрасте в доме отца в Мэне. Их так воспитывали, и они оставались практически чужими людьми. Уильям Седжуик ничего не сделал для того, чтобы сблизить их, чтобы помочь им стать одной семьей. Только сейчас Айви начала узнавать своих сестер. Аманда оказалась очень доброй, умеющей сочувствовать. Оливия же была более сдержанной, держалась от всех на некотором расстоянии, но это только потому, что она всегда в глубине души ощущала себя одинокой.

– Можно мне сходить показать бабушке, как я выгляжу? – обратилась Кайла к своей матери. – Она, конечно, увидит меня, когда я буду идти с невестой к алтарю, но мне хочется показаться ей поскорее.

Оливия улыбнулась:

– Иди, дорогая. И поцелуй от меня своего красивого папу.

– Я покажу тебе, где они сидят, – сказала Аланна и направилась вместе с Кайлой к двери.

– Вы должны вернуться через пять минут! – посмотрев на часы, крикнула им вдогонку Аманда. – Церемония начинается ровно в шесть.

Когда дверь за Кайлой и Аланной закрылась, Айви посмотрела на сестер.

– Как вы думаете, что мог написать мне Уильям в письме? – Она осторожно прикусила нижнюю губу. Ни одна из сестер не называла Уильяма Седжуика отцом.

Оливия перестала расправлять фату Айви.

– Ты еще не открывала его?

Айви покачала головой.

– Но я должна вскрыть его до свадебной церемонии.

Аманда удивленно посмотрела на Айви:

– До свадебной церемонии? Что, черт возьми, в этом письме? Разве ты не сходишь с ума от беспокойства?

– Возможно, Уильям написал там что-то неприятное о Деклане. Но ведь ты не собираешься этому верить? – глядя на Айви, спросила Оливия. – И все-таки все это очень странно. Ведь прежде Уильяму никогда не было дела до нас и до того, как складываются наши жизни.

Айви продолжала смотреть на своих сестер:

– Но что мог Уильям Седжуик иметь против Деклана Маклейна? Деклан всего лишь студент, бывший наемный работник Уильяма, занимавший самую низшую ступень в структуре компании. Это все выглядит как-то глупо.

– Может, он хотел сам выбрать для тебя мужа, так же, как он сделал это для нас? – предположила Аманда.

Оливия положила руку на плечо Айви:

– Возможно, это именно так. У меня такое впечатление, что Уильям хочет из могилы исправить допущенные им при жизни ошибки. Он оставил мне особняк в Мэне, и я смогла вернуть свою дочь и Зака.

– А когда у меня не было крыши над головой и я впала в отчаяние, Уильям подарил мне дом на Манхэттене, – добавила Аманда. – И он соединил меня с Этаном.

– Я думала обо всем этом, – сказала Айви. – Все эти мысли бесконечно прокручиваются в моей голове. – Она понизила голос. – Я знаю, это покажется вам ужасным, но я провела небольшое расследование и кое-что узнала. Оказывается, однажды Деклан Маклейн был арестован за то, что переходил дорогу в неположенном месте и едва не устроил аварию.

– Если бы речь шла о чем-то действительно серьезном, – сказала Аманда, поправляя платье Айви, – то Уильям бы обязательно поставил нас об этом в известность. Он бы не позволил событиям зайти так далеко. Хочу напомнить, Айви, через полчаса ты выходишь замуж.

– Да, сейчас надо сосредоточиться именно на этом, – проговорила Оливия и взяла Айви за руку. – И хватит говорить о неприятном. Ты выходишь замуж за человека, которого любишь. И который любит тебя.

У Айви защипало глаза от навернувшихся слез. Она, конечно, не была плаксой, но иногда, в такие вот минуты, как сейчас, когда она должна была предстать перед алтарем, на нее что-то находило… Айви все еще не верила в то, что она выходит замуж за мистера Совершенство, мистера Чудо. Она, Айви Седжуик, девушка, которая предпочитала танцам и развлечениям одинокие походы в библиотеку, а вместо того чтобы ходить на свидания с парнями, изучала право. Когда Айви отдыхала у отца в Мэне, ее всегда можно было застать с книгой в руках. Она читала все подряд, начиная от романов о привидениях и заканчивая полицейскими сводками о совершенных преступлениях. Как-то раз Оливия посоветовала Айви принять участие в городском конкурсе «Самая умная девушка», и Айви тогда, помнится, обиделась на сестру. Но Оливия не имела в виду ничего плохого, она просто хотела сказать, что Айви была очень умной. Она, Оливия, всегда и везде была самой красивой, а Айви – самой умной. Но теперь, когда Оливия помогла ей сделать макияж, а стилист подобрал прическу, оказалось, что и она, Айви, очень даже ничего. Оливия с восхищением смотрела на нее, да Айви и самой нравилось ее отражение в зеркале.

Айви никогда не считала себя красивой. Ни в средней школе, ни в старших классах, ни даже в колледже она не могла похвастаться тем, что мужчины обращают на нее внимание. У нее не было ни большой груди, как у многих ее ровесниц, ни длинных волос, и она не умела флиртовать. Как-то раз Айви со своей подружкой, которая внешне тоже походила на мальчишку, решили изучить технику флирта и с этой целью внимательно проштудировали несколько глянцевых журналов типа «Космополитен». Но к сожалению, это не помогло. Потом Айви разыскала пылившуюся на полке тетрадь с записями, которые она вела в школе моделей. Там содержались полезные советы, как улучшить свою внешность. Айви попробовала и это, но мужчины по-прежнему не смотрели в ее сторону.

Тем не менее время от времени Айви встречалась с молодыми людьми, которые приглашали ее гулять и на дискотеки. В двадцать один год ее лишил девственности один положительный во всех отношениях мужчина, имя которого она сейчас уже забыла. Айви всегда повторяла себе, что однажды наступит такой день, когда она будет взрослой и сама сможет выбирать себе мужчин.

А потом на одной из скучных, утомительных вечеринок она встретила Деклана Маклейна. И он был невероятно красивым. Сначала Айви даже не могла говорить с ним, никакие слова не шли с языка, словно она внезапно лишилась дара речи. Так же бурно на Деклана реагировало и ее тело. Впервые в жизни Айви поняла, каково это – быть безумно влюбленной. Каково это – сходить с ума от дикого желания. Когда их представили друг другу, Деклан сказал ей, что он работает аналитиком в компании «Седжуик энтерпрайзис». В ту минуту в Айви вдруг шевельнулась зависть. Этот незнакомец работал с ее отцом, был ближе к нему, чем она.

Айви ожидала, что этот красавчик поговорит с ней несколько минут из вежливости, а потом уйдет к другим женщинам. На вечеринке присутствовало несколько сногсшибательных красавиц в умопомрачительных платьях. Но Деклан никуда не ушел. Он стал расспрашивать Айви о разных вещах. И был очень удивлен, когда узнал, что Айви офицер полиции. Похоже, ему нравились сильные женщины, и Айви показалась ему, по всей видимости, именно такой. Затем они немного поговорили об Уильяме Седжуике. Деклан сказал, что ему всего лишь один раз довелось увидеть Уильяма, человека, считающегося одним из идолов современного делового мира. Еще он сказал, что ему повезло, ведь, работая в компании Уильяма на полставки, он сможет закончить обучение. Потом Айви и Деклан вышли на веранду, и он набросил ей на плечи свой пиджак. И тогда она рассказала ему о том, что отец совершенно не интересуется ее жизнью и что они с Уильямом практически не поддерживают никаких отношений.

Деклан с пониманием отнесся к ее переживаниям. У него у самого были сложные отношения с отцом. А со старшим братом, сыном своего отца от первого брака, Деклан вообще не находил общего языка. Айви и Деклан говорили, говорили и говорили, а потом начали целоваться. В ту ночь Айви привела его к себе домой, и они несколько часов подряд занимались любовью.

Следующим утром Деклан прислал ей на работу букет роз. Сейчас Айви было трудно поверить в то, что она познакомилась с Декланом всего полгода назад. Ей казалось, что они знают друг друга всю жизнь. Она улыбнулась, вспомнив, что Деклан предложил ей выйти за него замуж после их третьей встречи. Тогда Айви ответила ему: «Может, после нашей тридцать третьей встречи я и скажу "да"». Ничуть не растерявшись, Деклан сказал: «Что ж, я готов ждать столько, сколько нужно».

Когда они встретились в тридцать третий раз, Деклан преподнес ей кольцо с бриллиантом и снова сделал предложение. Айви дала согласие. На следующий день у дверей ее дома появился Уильям Седжуик и сказал, что он запрещает ей выходить замуж за Деклана. Это было более чем удивительно, потому что перед этим в последний раз Айви видела своего отца три года назад.

Но Айви уже успела привыкнуть к тому, что Уильям никогда не одобрял того, что она делала. Работа полицейского, по его мнению, была не тем делом, которым должна бы заниматься его дочь. Выходить замуж за простого студента ей тоже было непозволительно. Уильям считал, что она, Айви, не должна опускаться так низко. И получалось – что бы она ни делала, чем бы ни занималась, с кем бы ни встречалась, все и всегда было ниже ее достоинства.

– К алтарю тебя поведет мама? – спросила Аманда. Айви покачала головой:

– Нет. Я решила, что пойду одна. Мне кажется, это должно стать свидетельством того, что я примирилась с отсутствием у меня отца.

Три сестры Седжуик пожали друг другу руки. В эту минуту в дверь постучали.

Это оказался Деклан. Он бросил взгляд на Айви, и его рот слегка приоткрылся.

Она вскочила со стула:

– Деклан! С тобой все в порядке?

Он шагнул назад, продолжая удивленно смотреть на Айви. Его взгляд скользил по ее фигуре то вверх, то вниз.

– Ты потрясающе выглядишь! – наконец проговорил он. – Господи, Айви.

Айви вдруг захотелось расплакаться. Делать этого, правда, было нельзя из-за туши на ресницах.

– Эй-эй-эй, жених не должен видеть невесту раньше времени! – стала поддразнивать Деклана Оливия.

– Я знаю, – улыбнулся Деклан, – но я должен сказать моей красивой невесте кое-что важное.

– Что ж, оставим вас на пару минут наедине друг с другом, – сказала Аманда, и они с Оливией направились к двери. Перед тем как выйти из комнаты, сестры Айви остановились и с улыбкой посмотрели на жениха и невесту.

Деклан взял Айви за обе руки.

– Я все думал… Я уверен, в письме написано, что ты ничего не получишь в наследство, если выйдешь за меня замуж. Ты готова к этому? Я не хочу, чтобы из-за меня ты лишилась того, что по праву принадлежит тебе.

– Деклан, меня не интересуют деньги отца. У меня их никогда не было, и сейчас я преспокойно обойдусь без них.

– Просто я не хочу, чтобы потом ты упрекала меня. Не хочу чувствовать себя виноватым…

– Единственное, чего я хочу, Деклан, так это выйти за тебя замуж. Я уверена, что смогу обойтись без наследства Уильяма. Давай вообще не будем вскрывать конверт.

– Ты действительно хочешь так поступить?

– Да, можешь не сомневаться, – сказала она.

– Айви, можно тебя на минуточку? – послышался за дверью голос Даны.

Айви закатила глаза.

– Я вернусь через секунду, – сказала она Деклану и вышла из комнаты.

В свои пятьдесят Дана была все еще красива и выглядела намного моложе своего возраста, ее кожа сохранила упругость и свойственную молодости матовость, а глаза по-прежнему светились интересом к жизни. Сейчас на ней был костюм светло-персикового цвета, украшенный крошечными жемчужинами. Пышные осветленные волосы доходили ей до середины шеи, на которой посверкивало бриллиантовое колье – единственный подарок Уильяма.

– Тетя Джейн говорит, что она не сядет за один стол со своей племянницей Барбарой. Может быть, мне посадить ее за стол к Петерманам? Или просто не обращать на нее внимания? Эта старая летучая мышь должна радоваться уже тому, что ее пригласили на свадьбу. Ты не поверишь, но она имела наглость потребовать, чтобы мы не заказывали лосося. Видите ли, он для нее слишком жирный и…

«О Господи, спаси меня! Пожалуйста», – мысленно проговорила Айви.

– Мам, реши этот вопрос как-нибудь сама. Хорошо?

Дана всплеснула руками:

– Дорогая, но ведь это же твоя свадьба.

– Мне действительно нужно идти. Через десять минут я выхожу замуж.

– Ладно. Но вот еще что. – Мать быстро расстегнула застежку бриллиантового колье, сняла его со своей шеи и протянула дочери: – Вот, возьми, я хочу видеть это на тебе. Будем считать, что это от отца. Только не нужно делать такое грустное лицо.

На глаза Айви навернулись слезы. Ее мать иногда бывала такой замечательной. Айви вдруг ощутила прилив сентиментальных чувств и ностальгических воспоминаний.

– О мама, – пробормотала она, прикоснувшись пальцами к бриллиантам, крепившимся к изящной золотой цепочке.

В глазах Даны тоже стояли слезы.

– Ты такая красивая, Айви. И я так горжусь тобой. А теперь мне лучше вернуться к родственникам, пока они не поубивали друг друга.

Айви рассмеялась и посмотрела вслед матери, которая торопливо засеменила на своих двенадцатисантиметровых каблуках. Айви не могла бы объяснить, почему это колье было так дорого ей. Может быть, потому, что за ним стояла вся история жизни ее матери? Или потому, что это украшение символизировало недолгое счастье Даны? А может, все дело в том, что его подарил матери отец?

Это колье олицетворяло надежду. И любовь. И открывающиеся возможности. Когда отец дарил его матери, он вкладывал в него именно такой смысл. То, что происходило между тем днем в прошлом и днем сегодняшним, не имело значения.

Айви вернулась в комнату. Деклан стоял у окна и смотрел на улицу. Взглянув на его профиль, Айви снова подумала о том, что он необыкновенно красив.

– Ну, так ты готов стать моим мужем? – спросила она.

Он повернулся к ней:

– Скорее бы уж…

В дверь снова постучали.

– Пора начинать. Выходите! – громко крикнул кто-то.

Взявшись за руки, Деклан и Айви покинули комнату. Деклан сразу прошел к алтарю и встал неподалеку от него, а Айви осталась у входной двери под аркой. К ней сразу же подошли ее сестры, Аланна и Кайла. Было решено, что Кайла пойдет первой, за ней Аланна, а потом Аманда и Оливия.

Мать Деклана умерла в прошлом году, но его отец и брат, несмотря на внутрисемейные разногласия, на свадебную церемонию все-таки приехали. Присутствовали в церкви и несколько близких друзей Деклана. Айви была рада, что родственники жениха пришли на свадьбу, ей не терпелось с ними познакомиться. Она знала, что Деклан долгое время с ними не общался, но тем не менее все же пригласил их на церемонию. И они пришли, что было очень приятно.

«Моя новая жизнь начинается», – проговорила про себя Айви. Ее сестры уже пошли по проходу между рядами, сейчас настанет и ее очередь. Когда зазвучал «Свадебный марш», Айви двинулась вперед. Можно сказать, она не шла, а плыла…

Она шла к мужчине, которого любила. Она не сводила с него глаз. Деклан очень нервничал. И в этой его нервозности ощущалось что-то неестественное. От его щек отлила кровь, и он выглядел сейчас смертельно бледным. Кажется, его лоб даже покрылся капельками пота. Что это с ним?

Неужели он так волнуется из-за того, что сейчас ему придется сказать «да»?

Деклан неотрывно смотрел на какого-то человека, сидящего среди гостей. Айви проследила за его взглядом и увидела мужчину лет тридцати, очень красивого и элегантного. Никогда раньше Айви не встречала его. Незнакомец тоже пристально смотрел на Деклана. Что все это значит? Что происходит?

Деклан поправил галстук, затем дернул воротник рубашки. Казалось, ему было трудно дышать. Со своего места Айви могла видеть, что лицо и шея Деклана действительно покрылись бисеринками пота. Он обвел глазами присутствовавших в церкви людей, затем его взгляд снова вернулся к незнакомцу. И вдруг Деклан бросился бежать.

Он промчался мимо Айви, едва не сбив ее с ног, и через мгновение исчез за дверью церкви.

Глава 4

Айви на своих высоченных каблуках побежала за Декланом. Незнакомец вскочил со своего места и тоже бросился к двери. Когда Айви выбежала из церкви и огляделась по сторонам, Деклана и незнакомца уже нигде не было видно.

Что, черт возьми, происходит?

Айви тут же окружили люди. Сквозь толпу к ней пробралась мать и взяла ее за руку.

– Он просто струсил, дорогая. Вот и все. Давай дадим ему пять минут. Хорошо?

Кто-то из приглашенных на свадьбу офицеров полиции предложил:

– А не арестовать ли его за то, что сбежал с собственной свадьбы?

Гости шумели, недоумевали, спрашивали о чем-то друг друга. Айви слышала все это, но ей казалось, что эти люди находятся где-то далеко-далеко, как будто между ними и ею обрадовалась глухая каменная стена. Она вдруг почувствовала странную слабость. Еще мгновение – и она бы потеряла сознание.

К Айви подошли ее сестры и Аланна.

– Идем в церковь, Айви, – сказала Аланна. – Ты дрожишь.

Айви позволила увести себя в маленькую комнатку с зеркалом, где несколько минут назад Деклан говорил ей, что любит ее.

Ее посадили на стул у окна. Аманда открыла форточку, чтобы Айви могла подышать свежим, прохладным воздухом.

– Так что же это все-таки было? Что случилось? – проговорила Аланна, обводя своими ореховыми глазами всех присутствующих в комнате.

– Деклан смотрел на какого-то мужчину, который сидел в церкви среди гостей. Этот незнакомец потом побежал за Декланом, – сказала Айви. – Кто бы это мог быть?

– Может, это человек Уильяма? – предположила Оливия.

В дверь постучали. Через мгновение в комнату заглянули мужья Аманды и Оливии. Женщины заверили их, что с Айви все в порядке, насколько это возможно при данных обстоятельствах.

Дана громко проговорила:

– Не волнуйся ни о чем, Айви. Гостям я сказала, что у Деклана нервный срыв и что он вернется назад через пять минут.

– Очень сомневаюсь в этом, – послышался низкий мужской голос.

Все быстро обернулись и увидели того самого незнакомца, которого почему-то так испугался Деклан и который потом Деклана преследовал. Он был высоким и красивым. С темными волосами и тяжелым пронзительным взглядом. Айви вскочила со стула:

– Кто вы?

Внутренний голос подсказывал ей, что это был полицейский. По крайней мере выглядел он как полицейский. Точнее говоря, как детектив. Что-то в его взгляде, в его манере держаться давало основания думать именно так. Что-то такое неуловимое в его костюме… Хотя все присутствующие в церкви мужчины тоже ведь были в костюмах.

Незнакомец вытащил из своего кармана удостоверение. Айви стала внимательно его изучать. Он работал в манхэттенском отделе по расследованию убийств. Удостоверение личности было настоящим, по крайней мере так показалось Айви. Но это она выяснит позже. А сейчас Айви могла только стоять и смотреть на этого молодого человека.

– Меня зовут Гриффин Фарго, – представился он. – Мне нужно задать вам несколько вопросов.

– Мне тоже нужно задать вам несколько вопросов, – проговорила она.

К детективу подошла мать Айви:

– Вы хотите сказать, что Деклан убежал, потому что он в чем-то замешан? Да нет же, я уверена, он сейчас вернется.

«О Господи», – сказала про себя Айви. Все это было слишком трудно вынести.

– Я уже сказал, что очень в этом сомневаюсь, – возразил детектив.

– Боюсь, я не понимаю вас, – снова заговорила Дана, и в ее тоне послышалось раздражение. – А что вы, собственно говоря, тут делаете?

– Мне бы хотелось поговорить с вами наедине, – обратился Гриффин Фарго к Айви.

Аланна повернулась к детективу:

– Я офицер полиции из полицейского департамента Эпплвуда, и этот район находится под нашей юрисдикцией. – Она посмотрела на Айви. – Я хочу остаться здесь и послушать то, что вы скажете. Возможно, я смогу чем-то помочь. С Айви на сегодня уже достаточно.

– Я понимаю вас, – проговорил детектив тоном, в котором не ощущалось ни капли сочувствия. – Но должен вам сказать, что у меня имеются полномочия заниматься этим делом в районе, который находится под вашей юрисдикцией. И сейчас мне необходимо поговорить с мисс Седжуик наедине.

Айви повернулась к Аланне:

– Все в порядке. Я в норме.

Аланна ободряюще сжала руку Айви. Оливия и Аманда увели из комнаты Дану.

– Мы будем поблизости, – сказала Аманда.

Айви кивнула. Господи, да она просто не в силах сейчас разговаривать.

– Присядьте, мисс Седжуик, – сказал детектив Фарго.

– Я лучше постою, – проговорила Айви, глядя в пол. Но ее ноги так сильно дрожали, что ей все же пришлось сесть.

– С вами действительно все в порядке? – спросил детектив.

– Нет, со мной не все в порядке. Мужчина, за которого я собиралась выйти замуж, только что бросил меня.

– Да, я понял это, – заметил Фарго.

– Почему, увидев вас, он бросился бежать?

– Потому что ему известно, что я работаю в отделе по расследованию убийств. И он знает, что сегодня утром было совершено убийство. И еще он знает, что именно эта причина привела меня сюда.

– Может, попробуете выражаться яснее? – резко бросила Айви.

– Хорошо. Ваш жених подозревается в убийстве девушки, другой его невесты. Именно это преступление было совершено сегодня утром.

От лица Айви отлила кровь.

– Что?

Детектив промолчал, продолжая внимательно смотреть на Айви.

– Другая невеста? – растерянно повторила она. – Но у Деклана не было никакой другой невесты, детектив.

– Получается, что была, – сказал он. – Ее звали Дженнифер Лексингтон. Их свадьба должна была состояться через две недели. А теперь она мертва. Разумеется, рядом с телом была найдена предсмертная записка, в которой сообщалось, что она, Дженнифер Лексингтон, решила свести счеты с жизнью. Но экспертиза показана, что это было не самоубийство, а убийство.

Что? Это какое-то сумасшествие! Бред! Другая невеста? Свадьба через две недели? И теперь эта женщина мертва? Бред. Или просто какая-то нелепая и трагическая ошибка. Чудовищная ошибка.

– Послушайте, детектив, я понятия не имею, почему вы решили заподозрить в этом убийстве Деклана, но я повторяю, он не собирался ни на ком жениться, кроме меня.

– Откуда вы это знаете? – Он окинул ее холодным внимательным взглядом.

От возмущения у Айви приоткрылся, но тут же закрылся рот.

– Как это откуда? Я просто это знаю, вот и все!

– Вы говорите не как офицер полиции, – заметил детектив.

– Я здесь не на работе, – напомнила Айви ему. – В данный момент я лицо гражданское.

Гриффин Фарго оперся о стену.

– Гражданское лицо? А жених этого гражданского лица дал деру, завидев полицейского. Как вы это объясните?

Да, это действительно трудно объяснить, подумала Айви. Почему все-таки Деклан убежал?

Потому что он внутренне был готов к неприятностям. Он был готов к тому, что свадьба не состоится. Но по какой причине у него появилось это чувство? Кто был в этом виноват? Ее отец? В голове Айви крутился целый вихрь мыслей и всевозможных объяснений.

Раз Деклан убежал, значит, чего-то боялся. Ее отец мог испугать кого угодно. Это было в его власти. И Деклан это хорошо знал.

– Я надеялся допросить Деклана до вашего отъезда в свадебное путешествие, – сказал Фарго. – Разумеется, Дженнифер знала его не как Деклана Маклейна. У него было множество вымышленных имен.

– Хотите сказать, что и Деклан Маклейн его ненастоящее имя? – спросила Айви. Ха! Такого просто не могло быть. Ведь Дана долгие годы дружила с матерью Деклана.

– Нет, Деклан Маклейн его настоящее имя, – сказал детектив. – Точнее, Деклан Ноуа Маклейн.

Айви вздохнула с облегчением. Ну хотя бы это.

– Значит, я была той невестой, на которой он хотел жениться под собственным именем. Но была еще и другая невеста, на которой он хотел жениться под вымышленным именем. Потрясающая логика. – Айви покачала головой и улыбнулась: – Ну же, детектив, продолжайте.

– И тем не менее логика во всем этом есть. Смысл происходящего становится понятен, если взглянуть на историю семьи Деклана. Ведь ваша мама старинный друг матери Деклана, не так ли?

Айви нахмурилась:

– Откуда вам это известно?

– Это моя работа – знать детали, – напомнил Фарго.

«С меня всего этого довольно», – сказала себе Айви.

Она глубоко вздохнула:

– Что все это значит? Вы можете мне прямо объяснить?

– Я и объясняю вам, мисс Седжуик.

Мисс Седжуик. Сейчас она могла бы уже быть миссис Маклейн. Но похоже, кое-кто рассчитывал через две недели тоже стать миссис Маклейн. Если, конечно, то, что говорит детектив, – правда. И все же Айви никак не могла понять, почему Деклан убежал. Виноват ли в этом ее отец? Айви прикрыла лицо ладонями, она пыталась выстроить хоть какую-то логическую цепочку из обрывков информации, полученной от Фарго. И не видела во всем этом никакого смысла.

– Я проверила Деклана по своим каналам. – Продолжая прижимать ладони к щекам, Айви взглянула в лицо Гриффину Фарго. Она все еще надеялась, что это какая-то чудовищная ошибка и сейчас все благополучно разрешится.

– Такой проходимец, как мой брат, без труда мог втереться в доверие к кому угодно и получить то, что ему нужно, – сказал Фарго.

От удивления у Айви снова открылся рот. Она вскочила со стула:

– Деклан ваш брат?

Детектив кивнул:

– Деклан сын моего отца от его второго брака. Он мой младший брат. Деклан поменял фамилию, когда ему исполнилось восемнадцать. Он не уважал нашего отца.

Айви продолжала внимательно рассматривать Гриффина Фарго. Он совершенно не был похож на Деклана. Даже никакого отдаленного сходства не наблюдалась. У Фарго были черные волосы и карие глаза. Разве что он был примерно того же роста, что и Деклан, и таким же мускулистым и пропорционально сложенным. Но мужчин спортивного вида много.

– Вы с ним совершенно не похожи, – сказала она. Фарго снова кивнул:

– Я похож на свою мать, а Деклан на свою.

– А другие братья, которые были бы похожи на отца, у вас есть?

Детектив покачал головой:

– Нет. Нас только двое – я и Деклан.

– Деклан сказал мне, что он пригласил вас и отца на свадьбу, хотя вы практически и не общались последнее время.

– Мы и в самом деле практически не общались, но Деклан не приглашал меня на свадьбу. А наш отец умер шесть месяцев назад, – сообщил Гриффин Фарго, и выражение его лица снова сделалось непроницаемым. – У него была болезнь Альцгеймера, которая, собственно говоря, и свела его в могилу.

Господи Боже мой, сказала про себя Айви. Ничего этого она не знала. Почему Деклан солгал ей? Может, он все время лгал ей?

– Он мне не говорил об этом. – Айви вздохнула. – Мы начали встречаться шесть месяцев назад. Он сказал, что его отец жив и здоров, что он живет в собственном особняке во Флориде и с утра до вечера играет в триктрак, а поэтому у него нет времени видеться с сыновьями.

– Шесть месяцев назад Деклан узнал, что его отец умер. Хочу заметить, наш отец никогда не бывал во Флориде, – сказал Фарго. – Деклан жил за счет того, что вытягивал деньги у женщин; они оплачивали его счета, платили за его учебу, еду. И он всегда надеялся, что отец оставит ему что-нибудь. Конечно, у нашего старика было не так много денег, но тысяч сто у него имелось.

Неужели Деклан Маклейн и в самом деле жил за счет женщин? Нет, это просто невозможно. Это какая-то ерунда. Она бы почувствовала, если бы все было так. Ведь она работает в полиции и у нее превосходная интуиция. Она бы сразу поняла, что к чему. К тому же Деклана неоднократно видела Аланна. И она тоже была в полном восторге от него. Он приходил к ним в участок на день рождения Тома. И Деклан всем нравился, к нему все очень хорошо относились. А она, Айви, его любила, она собиралась выйти за него замуж…

– Детектив Фарго, здесь есть одна закавыка. Дело в том, что у меня нет денег, и Деклан знал, что отец мне ничего не оставит. Более того, отец запретил мне выходить замуж за Деклана.

Гриффин Фарго вопросительно посмотрел на нее:

– И по какой же причине, позвольте вас спросить?

– Он не объяснил мне.

Детектив закивал и что-то записал в свой блокнот. В дверь постучали.

– Эй-эй… Как ты там, Айви? Это мама. Гости начинают волноваться!

Айви посмотрела на Фарго. Тот молчал.

– Так, значит, дело не в том, что он струсил? – прошептала Айви. У нее все еще оставалась надежда, что весь этот кошмар сейчас рассеется и что это просто какая-то страшная ошибка.

Фарго покачал головой. Казалось, он собирался что-то сказать, но потом, по всей видимости, передумал. Посмотрел в сторону.

– Он ведь не вернется? – снова задала вопрос Айви. Ее голос, как ей самой показалось, шел откуда-то издалека, он слегка дрожал, и в нем проскальзывали нотки отчаяния и надежды. – Значит, его подозревают в убийстве, и он знает об этом. Именно поэтому он убежал, когда увидел вас? А мой отец не мог каким-то образом подтолкнуть Деклана к убийству? Ведь Уильям не хотел, чтобы я выходила за него замуж.

– Думаю, если ваш отец действительно не хотел, чтобы вы выходили замуж за Деклана Маклейна, он бы просто рассказал вам о существовании другой невесты. Зачем ему подталкивать Деклана к убийству ни в чем не повинной женщины? Ведь не до такой же степени он безжалостен?

– К сожалению, я ничего не могу сказать по этому поводу, – вздохнула Айви. Доводы детектива были вполне логичны и убедительны. Зачем ее отцу предпринимать какие-то действия и подталкивать Деклана к убийству другой невесты? Ведь если бы Деклан женился на той девушке, он бы не женился на Айви. А Уильям именно этого и хотел. Существование незнакомки было на руку отцу. Но самое главное, если бы Уильям знал о другой невесте, он бы не стал молчать, он сразу поставил бы ее, Айви, об этом в известность. И тогда ее отношения с Декланом тут же закончились бы.

Итак, получается, что Уильям не знал о существовании другой невесты. Айви пыталась схватиться за соломинку, чтобы выбраться из этой мутной воды и хоть как-то объяснить себе, по какой причине ее жених удрал прямо из-под венца при виде полицейского из отдела по расследованию убийств. И этот полицейский к тому же был братом Деклана.

– Все, что вы сказали о Деклане, действительно правда? У него на самом деле была другая невеста? Это не ошибка?

Фарго утвердительно кивнул:

– Извините меня, мисс Седжуик. Я понимаю, что сегодня у вас свадьба… Но я, честно говоря, рад тому, что она не состоялась.

«Кто-то из сидящих за этим столом не выйдет замуж…» Очко в пользу мадам Предсказательницы.

– А как вы поняли, что это Деклан хотел жениться на той девушке? То есть я хочу сказать, откуда вы узнали, что ее жених и Деклан – одно и то же лицо? Как вы догадались, что нужно искать Деклана?

– Все просто. Здесь нет никаких секретов. В квартире жертвы мы нашли множество фотографий, – объяснил Фарго. – Они были повсюду. Разбросаны по всем полкам. И разумеется, на них я сразу же узнал моего брата.

– Представляю, каково вам было… – мягко заметила Айви.

Детектив ничего на это не сказал. По его лицу пробежала тень, но оно тут же снова превратилось в бесстрастную маску. После долгой паузы Фарго проговорил:

– Хотя я сразу понял, что Деклан был другом той девушки, мне было непросто его разыскать. Он сумел хорошо спрятаться.

– Но вы уверены в том, что эту девушку убил Деклан? – Айви пристально смотрела на детектива. – Вы не ошибаетесь?

– Поверьте мне, мисс Седжуик, я не ошибаюсь. Хотя мне бы очень хотелось, чтобы это было ошибкой.

Айви почувствовала, что у нее снова защипало глаза от слез. Но нет, ей плакать нельзя, она ведь офицер полиции. Айви расстегнула на затылке заколку, сняла фату и бросила ее в угол комнаты. Затем подошла к двери и слегка приоткрыла ее.

Дана стояла под дверью, пытаясь хоть что-то услышать.

– Мама, скажи, пожалуйста, гостям, что свадьба отменяется и что пока мы не можем ничего им объяснить.

– Но мне-то ты можешь объяснить, что происходит? – спросила Дана Седжуик. – Айви, скажи, что случилось! Это имеет какое-то отношение к письму Уильяма?

Письмо. Айви совсем забыла о нем. Может, Уильям все-таки знал о том, что у Деклана есть другая невеста? Но тогда почему он не сказал ей об этом?

– Мам, пожалуйста, иди и скажи гостям то, что я просила.

Дана наконец кивнула и нехотя направилась к гостям. Когда Айви снова вошла в комнату, Фарго стоял у окна и разговаривал по сотовому телефону. Увидев Айви, он сразу же отключил телефон.

– Мне хотелось бы получить у вас еще кое-какую информацию, мисс Седжуик. Мы можем продолжить разговор у вас дома? Или, если хотите, в полицейском участке. Возможно, там вы будете чувствовать себя лучше.

В полицейском участке. Как это унизительно.

– Я буду чувствовать себя хорошо только дома. Там нам никто не помешает.

Фарго кивнул:

– Я подвезу вас на своей машине.

Айви глубоко вздохнула. Неожиданно она вспомнила о Лауре Майлер, той самой девушке, которая выходила замуж на следующей неделе и которой она собиралась подарить свое платье. Белое свадебное платье символизирует любовь, будущее, обязательства. Но теперь ее платье было осквернено.

Как глупо. Платье не может лгать, притворяться, убивать… Это все сделал Деклан. И только он в ответе за свои дела.

Но может быть, ту девушку убил вовсе не Деклан? Айви могла бы смириться с тем, что ее обманули, предали. Но жить с мыслью, что человек, которого она любила, – убийца, просто невозможно. Несомненно, здесь какая-то ошибка. Может быть, та девушка совершила самоубийство. Возможно, она узнала о существовании ее, Айви. Может, Деклан до последнего дня никак не мог решить, на ком из них он женится, и наконец сегодня утром выбрал ее, а та другая девушка не смогла пережить этого и поэтому лишила себя жизни.

Но кажется, Гриффин что-то говорил о том, что экспертиза не подтвердила подлинности ее предсмертной записки.

Нет, очевидно, бедную девушку все-таки кто-то убил. А Деклан пришел к ней утром и обнаружил труп. Он, разумеется, испугался и убежал. Да и как ему было не испугаться? Как только бы выяснилось, что у него было сразу две невесты, его тут же заподозрили бы в убийстве.

Именно потому, что Деклан не убивал ту девушку, он и не выказывал ни малейших признаков беспокойства, сделала вывод Айви. Когда он пришел к ней утром домой, то мог даже заниматься с ней любовью. Он был таким, как и всегда.

Разве смог бы Деклан прийти к ней и заниматься с ней любовью, если бы за час до этого он убил свою невесту? А может, он даже и не знал, что та девушка убита? Возможно, он узнал об этом позже, когда они пришли к адвокату ее отца. Получив письмо, она отправилась на встречу с Оливией, которая должна была отвести ее к знакомому парикмахеру-стилисту, а Деклан заглянул в ателье, чтобы что-то немного переделать в своем пиджаке. Большую часть дня они провели порознь.

Айви думала, думала и думала об этом, но никаких определенных выводов так и не смогла сделать. Пока ничего не было ясно. Возможно, детектив поделится с ней своими соображениями и той информацией, которую ему удалось собрать.

– В котором часу был найден труп? – спросила Айви Гриффина.

– В восемь утра, – сказал Фарго. – Комендант, как и обещал, пришел в это время, чтобы починить кран холодной воды на кухне. Он сломался пару дней назад. Дверь квартиры была распахнута настежь. Мисс Лексингтон лежала на полу своей спальни.

Но Деклан мог и не знать об этом, упорно твердила про себя Айви. Непохоже, чтобы они жили вместе. Деклан жил в общежитии со своим приятелем. Однажды она видела этого молодого человека, когда как-то раз Деклан привел ее в свою комнату. Впрочем, Деклан мог и не жить там. Он мог просто заплатить какому-нибудь парнишке, чтобы тот сказал, будто он живет вместе с Декланом в этой скромной комнатенке в общежитии. О Господи, что же все-таки случилось?

Айви вдруг заметила, что Фарго внимательно наблюдает за ней. Да уж, нетрудно представить себе, как она выглядит сейчас. Разумеется, детектив понял, что она продолжает обдумывать всю эту историю, рассматривает отдельные детали и соединяет их вместе, пытаясь выстроить целостную картину.

Айви глубоко вздохнула и поправила пояс платья.

– Мне нужно переодеться, – сказала она детективу. На его щеках вдруг вспыхнул румянец.

– Конечно. Я подожду вас в гостиной.

Оставшись одна, Айви открыла свою сумочку, чтобы достать из нее письмо отца. Но письма не было. Оно исчезло. Исчезли и пять сотен долларов, которые она сняла со своего счета в банке перед тем, как ехать к адвокату. Когда же Деклан успел взять письмо и деньги? В ту минуту, когда она перед самой церемонией вышла поговорить с матерью? Знал ли он тогда, что по его следу уже идет полиция?

«О Деклан! Неужели все то, что было между нами, – ложь? Неужели ты не любил меня?»

Разумеется, это правда. Пора снять с глаз розовые очки.

Айви встала перед зеркалом и стала медленно снимать с себя свое свадебное платье. Платье, которое символизировало ее будущее счастье, ее любовь, ее самые лучшие чувства. Платье, которое стало для нее символом сбывающейся мечты. Только не плакать, только не плакать, уговаривала она себя. Айви снова повесила платье на вешалку и натянула на него целлофановый чехол. В этот застегивающийся снизу чехол Айви бросила и фату, которую она все-таки привезла из церкви. Как бы то ни было, но платье ни в чем не виновато. Айви решила, что все равно отвезет его Лауре. Как и обещала. Айви снова надела джинсы и свитер, стерла с губ красную помаду и вышла из спальни. Около двери стояли мать, сестры, друзья и коллеги из полицейского участка Эпплвуда.

– Со мной все в порядке. Просто Деклан оказался совсем не тем человеком, каким я его считала. Давайте пока не будем об этом говорить. Хорошо?

Гости начали перешептываться, задавать друг другу вопросы, а напарник Айви Дэн отпустил невероятно глупую шутку – что-то насчет того, что Деклана следует арестовать за побег с собственной свадьбы. Родные и друзья молча пожали ей руку. Затем гости потихоньку начали расходиться.

Фарго терпеливо ждал, когда она освободится.

– Полагаю, теперь вы готовы?

Разумеется, нет, подумала Айви.

Глава 5

За свою не слишком долгую жизнь Гриффин Фарго уже неоднократно сталкивался со всем тем злом, которое рано или поздно встает на дороге человека, защищающего закон. И надо сказать, подобные встречи всегда оставляют неизгладимый след в душе, их непросто стереть из памяти. Во время выполнения одного из заданий Гриффин был серьезно ранен. Впрочем, тем же мог похвастаться почти любой его коллега из отдела по расследованию убийств. Фарго случалось видеть до полусмерти избитых собственными мужьями женщин и несчастных детей, пострадавших из-за халатности родителей. Что же касается его личной жизни, то и тут все было непросто. Он уже хорошо знал, что такое разочарование и предательство. А не так давно у него умер отец.

Но самым страшным из всей череды кошмаров было, пожалуй, последнее открытие, когда он понял, что его младший брат – убийца. И теперь у полиции имелись неопровержимые доказательства этого. Деклан убил женщину, с которой жил. Разумеется, Деклан сменил имя, он даже покрасил волосы, которые раньше были светлыми, в темный цвет, но разве мог он, Гриффин Фарго, не узнать на фотографиях собственного брата! Со снимков на него смотрели все те же глаза, глаза его младшего брата Деклана.

Возможно, рассуждал Гриффин, позже Деклан обратился бы к пластическому хирургу, чтобы радикально изменить свою внешность. Между убийством и свадьбой времени у него на это, естественно, не было. Но ведь он собирался отправиться в свадебное путешествие. И скорее всего за границей он и сделал бы пластическую операцию.

Когда в квартире убитой женщины Гриффин рассматривал фотографии, он вдруг почувствовал сильный позыв на рвоту. Казалось, его желудок вывернули наизнанку. В детстве Гриффин обожал Деклана. Он с удовольствием открывал младшему брату мир, а вернее, задний двор со всеми его прелестями. Он учил его выкапывать дождевых червей, строить крепость из досок и ветвей деревьев, играть в разные игры. В семь лет Деклан был славным парнишкой. Правда, немного избалованным. С взрывным характером. Да, это все было. Но в то же время Деклан был милым и забавным. А потом он начал меняться. Стал воровать, драться, с наслаждением издевался над животными. В девятнадцать лет Деклан держал в страхе весь район, в котором жил. А сейчас, похоже, он уже орудует в двух штатах, в Нью-Йорке и в Нью-Джерси. И кажется, дошел до последней черты – стал убийцей.

Когда Гриффин вез Айви домой, он с интересом разглядывал район, в котором она жила, и был несколько удивлен скромностью местной обстановки. Маленький аккуратный домик Айви, окруженный низким белым забором, производил очень приятное впечатление, но слова «роскошный» и «респектабельный» никак с ним не вязались. Гриффин ожидал увидеть нечто более значительное. И не потому, что такой дом больше бы соответствовал производимому Айви впечатлению, просто Деклан любил все грандиозное, дорогое, фешенебельное.

Увидев Айви в ее повседневной одежде, Гриффин вздохнул с облегчением. В своем свадебном платье она казалась ему слишком красивой, и это его смущаю. Он не мог сосредоточиться на своих вопросах и ее ответах. Теперь же, хотя она по-прежнему была очень привлекательной, Гриффин почувствовал, что уже не так стесняется ее.

Гриффин Фарго не знал, о чем она думает. По дороге к дому она молчала. Потому ли, что у нее было разбито сердце, и она чувствовала себя обманутой? Или она пыталась понять, что же все-таки на самом деле произошло? А может, они с Декланом были сообщниками? Что, если они вместе обирали доверчивых богатых женщин? Лишенная отцовского наследства, Айви, вполне возможно, стала соучастницей Деклана в этом преступлении. А так как она работает в полиции, то у нее есть возможность покрывать его грязные делишки. Да и свои тоже.

Обычно для Гриффина не составляло труда понять, что собой представляет тот или иной человек, но Айви оказалась крепким орешком. Обстановка ее дома не давала совершенно никакого представления о характере хозяйки. Вся мебель, не слишком модная, но и не вышедшая давным-давно в тираж, была подобрана с большим вкусом. В гостиной Айви предложила ему присесть на диван, а сама села напротив него в низкое кресло.

Гриффина очень удивило, что Айви Седжуик произвела впечатление милой и приятной девушки. И искренней. А что, если она не играла? Но как могла такая положительная девушка увлечься этим жалким актеришкой? Или Деклан не был таким уж отъявленным мерзавцем? Может, он был… хорошим? Однако у Гриффина не было оснований так думать.

Оба они, Гриффин и Деклан, выросли в Нью-Джерси, в одном и том же городе. Гриффин жил со своей матерью, которая после развода так больше и не вышла замуж. А отец его женился вторично на матери Деклана. Когда Деклану исполнилось семнадцать, отец оставил и вторую семью. Гриффин часто приходил в гости к отцу и младшему брату, он не хотел, чтобы отец окончательно вычеркнул его из своей жизни. Но по мере того как Деклан рос и становился неуправляемым, отец все меньше и меньше времени проводил дома. Его не интересовали сыновья и их проблемы, и в один прекрасный день он просто собрал свой чемодан и ушел из дома.

Но Гриффин не озлобился и не оттолкнул от себя младшего брата. Наоборот, он стал еще больше заботиться о Деклане, стараясь как-то заменить ему отца.

Но именно в этот период у Деклана стали ярко проявляться отвратительные черты его характера. Однажды Гриффин – тогда ему было шестнадцать, а Деклану только тринадцать – познакомился с красивой рыжей девушкой. Несколько месяцев он вынашивал план, как приблизиться к незнакомке и добиться ее расположения. Наконец ему это все-таки удалось сделать, чему он был несказанно рад. Узнав об этом, Деклан сказал Гриффину, что без труда уведет у него девушку. Гриффин только посмеялся над самонадеянностью брата, шутки ради он даже предложил ему заключить пари и пообещал дать двадцать пять долларов в случае, если Деклану действительно удастся это сделать. Гриффин не удивился бы, если б его девушку увел капитан команды по лакроссу, но он даже и мысли не допускал, что его конкурентом может стать тощий тринадцатилетний подросток.

Три дня спустя Деклан сказал Гриффину, что они с рыжеволосой девушкой договорились после уроков отправиться в библиотеку. Гриффин не поверил брату, но в библиотеку все-таки заглянул. И обнаружил за последним столом свою подружку и Деклана, рука которого покоилась под ее блузкой.

Может быть, это глупо, но после этого случая Гриффин несколько лет не мог знакомиться с рыжими девушками. Да и вообще ни с какими девушками. Когда же он все-таки сделал это, его сердце было снова разбито. И разумеется, опять не без участия Деклана. К двери дома, в котором жил Гриффин, Деклан кнопкой приколол трусы новой подружки брата. О том, что это были именно ее трусы, недвусмысленно говорило вышитое на них имя этой девушки. Она, как оказалось, была большой любительницей нижнего белья с различного рода персональными метками. К двери Деклан прилепил и записку следующего содержания: «Отстань от меня, старший брат. Пока это только предупреждение». Гриффин, разумеется, не отстал. В тот период времени Деклан был несколько раз арестован, но его почти сразу отпускали, стоило ему сказать, кто его старший брат. Полицейские закрывали на все глаза и даже не считали нужным поставить своего коллегу, детектива Фарго, в известность об очередной выходке его младшего брата. Преступления Деклана были отнесены к категории «правонарушений без отягчающих обстоятельств». Жертвы этих «правонарушений» обычно молчали, так как просто-напросто хотели жить.

– Вы были близки с Декланом в детстве? – вдруг спросила Айви.

Гриффин на мгновение задумался.

– Мисс Седжуик, я…

– Называйте меня Айви.

– Айви. Знаете, Айви, я бы предпочел сейчас сам задать вам несколько вопросов.

Она вздохнула и прислонилась головой к спинке кресла.

– Хорошо. Я просто пытаюсь понять, что происходит в моей жизни. Час назад все стояло на своих местах, и у меня было будущее. То будущее, о котором я мечтала. И неожиданно это мое будущее разбилось на мелкие кусочки. Вы сообщаете мне, что Деклан не тот человек, за которого он себя выдает. Говорите, что он мошенник и убийца. Ко всему прочему, оказывается, что вы знаете Деклана с детства. Я пытаюсь понять…

Не сдержавшись Айви заплакала, и Гриффин нахмурился. Она казалась такой стойкой, умеющей владеть собой, и вдруг эти неожиданные слезы… Она играет? Или это искренне? Сейчас его напарник расспрашивает людей, которые так или иначе связаны с Декланом и Айви. И очень скоро к нему поступит новая информация, имеющая отношение к этому делу.

Надо признать, у его брата хороший вкус. Он всегда этим отличался. Айви была необыкновенно мила. Чистая кожа, аккуратные черты лица и потрясающие голубые глаза. Ничего показного, никакого кокетства. Вокруг Деклана всегда вились девушки. Он мог быть очаровательным и здорово напоминал Брэда Питта.

Убитая девушка тоже была красивой. И похоже, у Деклана имелись и еще невесты.

Да, Деклан никогда не упустил бы выгодного дельца, плывущего ему в руки. Но чтобы дойти до убийства… Это как-то не вписывалось в привычные рамки. Впрочем, Деклану было свойственно упорство, даже одержимость, при достижении намеченной цели. Если он чего-то очень хотел, то рано или поздно обязательно получал это.

– Я просто не могу поверить этому, – сказала Айви, смахивая пальцами слезы. – Конечно, уже то, что у Деклана была эта вторая невеста, ужасно. Но неужели вы действительно думаете, что он убил ее? Тот Деклан, которого я знаю, не мог этого сделать.

Одна бровь Гриффина приподнялась.

– Вы знали его шесть месяцев?

– Да. И мы много времени проводили вместе. – Голубые глаза Айви сверкнули.

– Не так уж и много, раз он успевал встречаться с кем-то еще, – заметил Гриффин.

Айви бросила на детектива хмурый взгляд, встала и достала из ящика пачку бумажных салфеток. Снова села в кресло и промокнула салфеткой глаза.

– Я не знаю, говорите ли вы правду или лжете, – сказала она. – Может, у вас есть причина ненавидеть Деклана. Может, Деклан убежал, потому что боялся вас, боялся, что вы причините ему зло.

Гриффин озадаченно посмотрел на Айви:

– Неожиданная и прелюбопытная точка зрения.

Она пожала плечами.

– Я говорю вам правду, Айви. Мне жаль, но это действительно правда.

– В таком случае, почему вам жаль? – спросила она.

– Потому что было время, когда я любил Деклана, заботился о нем, – сказал Гриффин. – Но он всех предавал. Постоянно. Говорил одно, делал другое. Давал обещания, но не сдерживал их. Мать все прощала ему, она любила его без памяти. Что бы Деклан ни сделал, она всегда находила для него оправдание. Она считала, что всему виной наш отец, который на Деклана никогда не обращал внимания.

Айви смотрела на Гриффина и молчала. Потом предложила ему выпить кофе. Он согласился и поблагодарил ее. Айви поднялась с кресла и направилась на кухню. Гриффин пошел за ней. Ему представилась хорошая возможность оглядеться по сторонам. Маленькими магнитами к холодильнику были прикреплены детские рисунки. Одни из них, по всей видимости, принадлежали совсем маленькому ребенку, другие – подростку.

– Мои племянник и племянница, – пояснила Айви и занялась кофе.

Гриффин окинул взглядом кухню. Ничего подозрительного.

– Мне кажется, вы забываете о том, что я работаю в полиции, – проговорила Айви. – Я понимаю, что сейчас вы ищете улики, которые доказывали бы, что я соучастница совершенного Декланом преступления. Не тратьте ваше время понапрасну. Что же касается меня… Мне важно понять, что из того, о чем вы говорили, правда, а что нет.

– Пойдемте, – сказал Гриффин.

Айви поставила на стол две чашки.

– Куда?

– Проедемся с вами до квартиры мисс Лексингтон. Думаю, вы сами ответите на свои вопросы. – Он кивнул на чашки: – А это в следующий раз…

Дженнифер Лексингтон жила в доме, который находился в Гринич-Виллидж, неподалеку от университетского городка. К почтовому ящику квартиры была прикреплена табличка с двумя именами: Дженнифер Лексингтон и Деннис Макларен.

– Кто такой Деннис Макларен? – спросила Гриффина Айви, когда он вставил ключ в дверь, отделяющую вестибюль от коридора первого этажа.

– Скоро вы все увидите, – сказал он. Они поднялись по лестнице на верхний этаж. Лестничные пролеты были такими узкими, что казалось, Гриффин Фарго умещается тут с большим трудом.

Когда Гриффин открыл дверь в квартиру, Айви вскрикнула и невольно поднесла руку ко рту. Прямо на нее с большого портрета смотрели незнакомая девушка и улыбающийся Деклан. Конечно, эта фотография была обработана на компьютере, но узнать на ней Деклана не составляло труда. Айви представила себе, как в эту квартиру входит Гриффин и тут же видит на стене портрет своего младшего брата. Он, наверное, молил Бога, чтобы этот молодой человек оказался не Декланом, а кем-то другим, всего лишь очень похожим на него.

Айви тоже надеялась на это. Хотя она своими глазами видела портрет Деклана, где-то глубоко в ее сердце все равно жила надежда, что это ошибка.

Она осторожно прошла в квартиру. Внезапно ее охватил страх. Что еще ей предстояло здесь увидеть? Айви чувствовала, что все еще не готова узнать правду, хотя именно ради этого она сюда и приехала.

– Вам будет непросто, – сказал Гриффин. – И если вы захотите уйти, я пойму. Может быть, завтра…

Айви решительно взглянула на своего спутника:

– Если я уйду сейчас, то уже никогда сюда не вернусь.

– Понятно. Что ж, тогда давайте осматривать квартиру.

На вешалке возле двери висел любимый черный кожаный пиджак Деклана. А рядом – разноцветный кашемировый шарф, который Айви подарила Деклану в день его рождения. В гостиной на каминной полке стояли несколько фотографий в стеклянных рамках. На них – симпатичная молодая женщина и Деклан. На некоторых снимках Деклан и женщина целовались. На одной из фотографий женщина была обнажена по пояс, и Деклан прикрывал руками ее груди.

На Айви внезапно навалилась странная усталость, ее ноги стали тяжелыми, и она с трудом переставляла их. Гриффин посмотрел на нее и вдруг взял ее под руку. Айви никак на это не отреагировала. «Соберись», – сказала она себе. По всей видимости, это была только верхушка айсберга, лишь малая толика того, что ей предстояло узнать о Деклане.

Или о Деннисе.

У Деклана Маклейна была вторая жизнь. Но как же она не догадалась об этом!

По всей видимости, он жил здесь. А вовсе не в той комнатушке в общежитии. Обычно Айви звонила ему только на сотовый. А в общежитие она заходила лишь однажды, в самом начале их знакомства. И там она видела кое-что из вещей Деклана. Пиджак, который он всегда носил. Папку для бумаг. Рюкзак. Что-то еще, какую-то мелочевку, которая вовсе не говорила о том, что Деклан жил в той комнате. Теперь уже было совершенно очевидно, что ее бывший жених просто заплатил знакомому парню долларов пятьдесят за то, чтобы тот сказал, будто Деклан живет в этой убогой комнатушке. На самом же деле Деклан жил в роскошной квартире Дженнифер Лексингтон.

Что ж, Деклан все ловко устроил, ему не откажешь в сообразительности. Он провел ее. А ведь казался таким хорошим.

Айви ходила по квартире и рассматривала всякие попадающиеся ей на глаза вещи. Фарго не мешал ей, но внимательно за ней наблюдал. Дверь спальни оказалась закрытой. Айви взялась за дверную ручку, но Гриффин накрыл ладонью ее руку.

– Там она была убита. Криминалист уже приходил, но мы пока не хотим, чтобы туда кто-то заходил. Вы можете открыть дверь и заглянуть внутрь. Но только не заходите в комнату.

Айви посмотрела на детектива и кивнула, затем открыла дверь. Огромная кровать с пологом стояла посередине комнаты. На туалетном столике снова фотографии Дженнифер и Деклана.

– Где ее убили? – спросила Айви.

– Она лежала на полу, по ту сторону от кровати.

– Как выдумаете, почему Деклан – или Деннис – убил ее?

– Мы обнаружили записку. Прощальное письмо, так сказать. Но его писала явно не Дженнифер, – сказал Гриффин. – Деклан постарался, но ему не удалось обмануть нашего человека, проводившего графологический анализ. Мой братец слишком торопился, и это письмо неестественно сентиментально. Как в плохой мелодраме. Кроме всего прочего, Деклан несколько раз со всей силы стукнул девушку головой о стену. Вряд ли Дженнифер могла проделать все это сама. Слишком уж экстравагантный способ расстаться с жизнью. Скорее всего она узнала о вашем существовании, стала угрожать Деклану, и он в приступе ярости размозжил ей голову.

– Мне очень жаль ее, – прошептала Айви и на мгновение закрыла глаза, чтобы не видеть этой огромной кровати и фотографий. – Она выглядит на всех снимках такой счастливой.

Гриффин понимающе кивнул:

– Все ее близкие утверждают, что она была очень счастлива. И не могла дождаться того дня, когда выйдет замуж за подающего надежды ординатора из «Нью-йоркского медицинского центра».

– За доктора? – спросила Айви. – Гм-м-м…

– Деклан умеет виртуозно врать, Айви. Наш отец был врачом, и Деклан хорошо знает профессиональный жаргон врачей. Он может втереть очки кому угодно. Не сомневаюсь, что ему без труда удалось обвести вокруг пальца мисс Лексингтон и ее родных.

Что Айви могла добавить к этому? Только то, что Деклан одурачил и ее.

– Кажется, меня сейчас вырвет, – сказала Айви и бросилась в ванную комнату. Когда она подняла голову и посмотрела на себя в зеркало, то увидела небольшую полоску бумаги, прикрепленную к краю зеркала. Рукой Деклана было написано: «7 часов. Джен, малышка, я убегаю в больницу. У меня сегодня две важные встречи. Буду дома только завтра утром. Забегу на пять минут и сразу же уеду на семинар в Бостон. Жди через неделю. Буду скучать по моей малышке!»

Как романтично. Свинья. Мерзкая лживая свинья! Они с Декланом собирались провести медовый месяц на Багамах. Что же это получается? Он собирался вернуться и жениться на Дженнифер?

Интересно, он написал эту записку уже после того, как убил ее? Хотел навести полицию на ложный след?

Айви почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Утром перед свадебной церемонией Деклан приехал к ней домой, и они занимались любовью. А за час до этого он убил женщину. О Господи! Айви сползла по стенке на пол и закрыла лицо руками.

– Господи, как можно было быть такой слепой? Такой глупой…

Гриффин присел на корточки рядом с ней. Он был так близко, что Айви даже почувствовала легкий запах крема для бритья.

– Он очень ловкий и совершенно бездушный, Айви. Я давно его знаю. Поверьте мне.

Айви глубоко вздохнула, кивнула и взяла протянутую ей руку Гриффина. Он помог ей подняться. Его рука была крепкой и теплой, и Айви вдруг захотелось прижаться к нему и заплакать.

– Я отвезу вас домой, Айви. А завтра утром мы снова встретимся и поговорим о том, где может прятаться сейчас Деклан и какие у него могут быть планы. Я бы попросил вас прийти к нам в участок.

Айви молча кивнула. Да, сейчас она желала только одного – поскорее вернуться домой.

– Мне хотелось бы еще кое-что вам сказать, Айви, – добавил Гриффин. – Вы очень привлекательная женщина. И умная. Может быть, вы пытаетесь обвести меня вокруг пальца?

К щекам Айви прилила кровь.

– Вы считаете, что я могла бы быть соучастницей Деклана? Хотите сказать, что я помогла ему убить эту несчастную женщину?

– Я только хочу сказать, что я детектив. Хороший детектив. И я выполняю свою работу.

Айви думала, что все страшное, с чем ей пришлось сегодня столкнуться, уже позади. Но это оказалось не так.

Когда Айви вышла из машины Гриффина и направилась к дому, она почти физически ощутила его взгляд на своей спине. Не успела она подойти к крыльцу, как позади нее послышались торопливые шаги.

– Мне бы хотелось войти в дом и осмотреть его, – сказал Гриффин.

Айви резко обернулась:

– Вы беспокоитесь о моей безопасности? Или думаете, что преступник прячется от вас в моем доме?

– Меня беспокоит ваша безопасность, но я хочу также удостовериться в том, что в вашем доме никто не скрывается. – Пристальный взгляд его черных глаз пересекся с взглядом Айви. Вряд ли в этих глазах когда-либо появляется сомнение, подумалось ей.

Айви не могла винить Фарго за то, что он подозревал и ее в причастности к убийству этой женщины. Сегодня ей преподнесли очень важный урок – доверять нельзя никому. Даже самым близким.

И это было для Айви страшным открытием. Она так долго боролась со своей недоверчивостью, со своими страхами и предубеждениями, она многое преодолела в себе, чтобы научиться доверять людям. И прежде всего научилась доверять своим сестрам. Но Деклан цинично и безжалостно разрушил этот недавно взошедший росток доверия. И теперь передней снова был выбор: либо замкнуться в себе и отвернуться от всех, либо заново учиться доверять людям. Нет, подумала Айви, она не станет всех мерить одной меркой. Люди не ангелы, но они и не звери. Без доверия ее жизнь превратится в ад. Это не люди вообще плохие, плохим оказался Деклан.

Доктор Фил мог бы гордиться ею.

– Я сама могу защитить себя, – сказала она. – И мне хотелось бы сейчас побыть одной и все обдумать. Слишком трудный у меня сегодня день.

Фарго кивнул и огляделся по сторонам.

– Проверьте, закрыта ли дверь на ключ.

Айви дернула ручку, дверь, как и следовало ожидать, была заперта.

– У Деклана, кстати, нет ключа. Он не часто ночевал у меня.

У Айви было ощущение, что все ею сказанное Гриффин тщательно фиксирует в своей памяти.

– И все-таки я проверю, целы ли окна, – сказал Гриффин. – Просто на всякий случай.

Но зачем она сейчас могла понадобиться Деклану? Денег у нее нет, и теперь она их вряд ли получит. К тому же Деклан не может не понимать, что она тут же выставит его за дверь, появись он у нее. Скорее всего ее жених уже приближается к границе, чтобы сбежать в другую страну, где он найдет еще какую-нибудь несчастную, ничего не подозревающую женщину, готовую предоставить ему кров, еду и тепло.

Айви не сомневалась в том, что Гриффин останется в машине где-нибудь около ее дома и будет вести наблюдение. Айви обошла с ним вокруг дома, и они вместе осмотрели окна и убедились в том, что все в порядке. В дом никто проникнуть не пытался, никаких следов недавнего пребывания здесь Деклана замечено не было. Гриффин проверил свой пистолет, и они снова вернулись к входной двери.

– Я буду ждать вас завтра в участке в девять часов.

– Я обязательно приду. Не сомневайтесь, – сказала Айви. – Если вы решили остаться, чтобы наблюдать за моим домом, то, уверяю вас, в этом нет необходимости. Я не собираюсь скрыться с Декланом среди ночи в неизвестном направлении.

– Всего хорошего, – проговорил Гриффин и не спеша зашагал к своей машине.

Когда Айви вошла наконец в дом, зазвонил телефон. Бросив взгляд на дисплей, она обнаружила, что автоответчик зафиксировал четырнадцать сообщений. Всего можно было записать двадцать. Автоответчик снова включился. Звонил начальник полицейского округа. Он заверил ее, что она может рассчитывать на любую помощь отделения и что ей будет предоставлена вся информация, какая только может потребоваться.

Спасибо, капитан. Но у Айви не было желания перезванивать ни ему, ни кому бы то ни было еще. Как только он отключился, телефон зазвонил снова. Аланна.

– Айви, дорогая, я очень беспокоюсь за тебя. Перезвони мне, пожалуйста. Я хочу знать, все ли с тобой в порядке. Я звоню тебе уже четвертый раз и просто не нахожу себе места от волнения.

Через несколько минут позвонила Аманда. Потом Оливия. Через минуту после Оливии – офицер полиции с участка Айви. Затем мать. Снова мать. И еще раз она же.

Что Айви могла сказать им всем? «Мои мечты рассеялись, словно туман над озером»? «Мои мечты превратились в кошмар?»

Айви глубоко вздохнула и отключила телефон. Она повесила свое пальто на вешалку, и ее взгляд скользнул по гостиной. Сегодня утром она занималась там с Декланом любовью. Айви снова подумала о том, что он выглядел на удивление спокойным. Ни в выражении его лица, ни в том, как он держался, не ощущалось ни малейших признаков нервозности. Однако теперь Айви догадывалась, почему Деклан так тепло оделся, собираясь ехать с ней к адвокату отца на Манхэттен. Ей стало ясно, зачем ему понадобилось надевать солнечные очки и укутываться шарфом до самого носа. Он прятал свое лицо.

Господи, что же она за полицейский! Айви почувствовала, что у нее дрожат ноги.

Да, Деклан действительно ловкий. Предусмотрительный. Так сказал про него Гриффин. И был прав.

Айви прошла через гостиную к окну и посмотрела на улицу. Гриффин сидел в своей машине. Сиденья в ней были не слишком удобными. Но она не могла пригласить Гриффина к себе домой. Не сегодня. Сейчас ей было просто необходимо побыть одной.

Айви сильно сомневалась в том, что ей удастся уснуть. Она, словно зомби, проследовала в ванную комнату, стянула с себя одежду и надела халат. Не тот, который был на ней сегодня утром. Тот она сожжет.

Айви легла на кровать и завязала пояс своего белого махрового халата. Крепко сжала в руках концы этого пояса, как будто это была спасительная нить Ариадны, которая могла вывести ее из того кошмарного лабиринта, куда она угодила по собственной глупости. Она чувствовала себя невероятно усталой. Если бы она только могла уснуть и избавиться от мыслей о сегодняшнем дне. Хотя бы ненадолго.

Но себя-то уж нечего обманывать. Она не уснет. Айви села на кровати, ее мозг продолжал лихорадочно работать, пытаясь обнаружить в нагромождениях слов и событий какую-нибудь зацепку, которая доказывала бы, что Деклан действительно причастен к преступлению. Может быть, он что-то такое говорил, может, было что-то настораживающее в его поведении…

Нет, ничего такого не было. Он был, как всегда, мил. Отличный актер. И она, без памяти влюбленная в него, так хотела верить всему тому, что он говорил ей. Айви встала с постели, подошла к зеркалу и замерла на месте. По ее спине пробежал холодок.

На зеркале красной губной помадой было написано: «Расскажешь что-нибудь этому копу, и ты труп. И твои сестры тоже».

Глава 6

Айви инстинктивно бросилась к тумбочке, в верхнем ящике которой у нее хранился пистолет, но потом вспомнила, что на время свадебного путешествия она сдала свое оружие на хранение в полицейский участок. Наклонившись, Айви быстро вытащила из-под кровати бейсбольную биту. Затем схватила сотовый и позвонила Гриффину.

Уже через несколько секунд он появился на крыльце ее дома, его крупная фигура в шесть футов ростом заполнила собой дверной проем.

– У вас побывал Деклан Маклейн? – сразу же спросил он.

Айви отошла в глубь коридора и сильнее затянула пояс халата. Кивнула; дрожь в ногах не прекращалась. Она вдруг очень обрадовалась тому, что детектив никуда не уехал, а остался вести наблюдение за ее домом. А теперь Фарго был тут, в ее доме, рядом с ней. Айви чувствовала себя невероятно измученной и опустошенной. Ей нужен был сейчас кто-то, на чье плечо она могла бы опереться.

– В спальне? – спросил Гриффин, доставая свой пистолет.

Айви кивнула.

– Там… на зеркале, – тихо проговорила она и пошла за Гриффином. Дрожа от страха, снова заставила себя посмотреть на выведенные торопливой рукой красные буквы.

Гриффин бросил внимательный взгляд на зеркало, потом прошел в глубь спальни.

– Я позвоню криминалистам и начальнику полицейского округа, чтобы он прислал людей для охраны вашей семьи.

Когда он набирал номер, Айви тихо проговорила:

– Думаю, мои сестры сразу же уедут из города… У них дети, и им следует в первую очередь думать об их безопасности. А я могу переночевать у моей подруги Аланны, она тоже офицер полиции. Вы видели ее в церкви. С ней я буду чувствовать себя в безопасности.

Гриффин жестом попросил Айви замолчать и стал разговаривать по телефону. К своему удивлению, Айви обнаружила, что когда внимание Фарго переключилось с нее на телефонного собеседника, она опять почувствовала себя неуютно, пространство вокруг нее снова сделалось опасным. Наконец Гриффин отключился.

– Айви, эту ночь вам придется провести в моем обществе. Это совершенно необходимо. Деклан где-то поблизости, и он очень опасен. Он может попытаться проникнуть в ваш дом. Я живу в двух кварталах от моего участка. В моей квартире две спальни, одна будет в полном вашем распоряжении.

Айви удивленно посмотрела на Фарго:

– Значит, я буду исполнять роль приманки? Вы хотите, чтобы я привела Деклана к вам?

– Ну, я не стал бы это так называть. Какая еще приманка, Айви. Просто я хочу защитить вас. Деклан стал убийцей, и теперь многое изменилось. В любое время он может появиться у вас.

– Но зачем я ему? Я ничего не понимаю. Он написал на зеркале, что я не должна чего-то говорить вам, но я даже не знаю, что он имеет в виду. Какой секрет я не должна выдавать?

Гриффин снова посмотрел на зеркало.

– Деклан уверен, что вы что-то знаете. – Он перевел взгляд на лицо Айви. Казалось, Фарго изучал ее, ожидая, когда наконец лед тронется и ему удастся ухватиться за кончик нити, ведущей к разгадке. Айви почувствовала, что Гриффин по-прежнему не доверяет ей. Неужели он действительно думает, что она и Деклан сообщники?

– Скажите мне правду, Фарго, – сказала она. – Вы и в самом деле считаете, что я причастна к убийству Дженнифер Лексингтон?

– Я был бы плохим детективом, если бы сказал «нет», Айви. Вы все понимаете правильно. Разумеется, я не исключаю, что вы могли оказаться втянутой в эту историю. Вы могли помогать Деклану обирать несчастных доверчивых женщин. На то, что он спал с ними, вы закрывали глаза. Ведь в результате его афер вы получали деньги, и немалые. А при таких обстоятельствах даже как-то неловко упоминать о порядочности и какой-то там совести.

– Как вы можете! Это у меня нет совести? – воскликнула она. – Не забывайте, что я, ко всему прочему, офицер полиции, Гриффин.

Он пожал плечами:

– Разве вы никогда не слышали о продажных полицейских? Существует целое подразделение, занимающееся внутренними расследованиями.

– Значит, пока моя невиновность не будет доказана, вы будете смотреть на меня как на преступницу? – Брови Айви слегка приподнялись.

– Я просто смотрю на дело с различных точек зрения и прорабатываю все возможные версии, – сказал Гриффин. – Это моя работа. Разве то, что я делаю, неправильно?

– Правильно, – вздохнув, согласилась Айви. – Только не тратьте на мою персону слишком много времени. Это ложный след, который никуда не приведет. Вы только устанете от общения со мной.

– Не думаю, что это возможно.

Замечание Фарго было совершенно неожиданным для Айви. Она попыталась заглянуть ему в глаза, но детектив быстро отвернулся.

Айви вдруг вспомнила, что на ней сейчас только короткий махровый халат.

– Мне нужно переодеться.

– Мне бы не хотелось, чтобы вы что-то трогали в вашей комнате до прибытия криминалистов.

Она послушно кивнула и одернула халат. Теперь Айви чувствовала себя крайне неловко в таком одеянии. Время близилось к полуночи, а по ее дому расхаживал посторонний мужчина. Незнакомец. Ха! Гриффина вряд ли можно так назвать. Если бы она сегодня вышла замуж за Деклана, то Гриффин стал бы ее деверем. Впрочем, они с Гриффином вряд ли бы тогда встретились. Деклан не стал бы афишировать свое прошлое.

«Я не хочу давать в газеты сообщение о нашей свадьбе, – сказал он ей. – Мне не нравится шумиха вокруг такого интимного дела, как любовь. Это такое личное… Мне вообще хотелось бы сбежать с тобой куда-нибудь в Италию и там пожениться. Только ты и я. Но я знаю, как для тебя важны твои сестры».

Подобные заявления Деклана казались Айви такими романтичными. Она и развешивала уши. Простофиля. Разумеется, ему никак нельзя было сообщать о своей свадьбе в газетах. Ведь он собирался жениться под своим настоящим именем. Под тем именем, которое было у него до восемнадцати лет. Если бы Гриффин наткнулся на сообщение о свадьбе брата, он мог бы разыскать Айви, и тогда она узнала бы любопытные подробности из прошлого своего жениха.

– Возможно, вы, Айви, знаете о Деклане и о том, чем он занимался, гораздо больше, чем вам кажется. Он мог прятать в вашем доме какие-то вещи или делать какие-то дела, прикрываясь вашим именем. Ваш отец не хотел, чтобы вы выходили замуж за Деклана, но мы не знаем, по какой причине. Возможно, Деклан угрожал ему. Может, там было что-то в этом роде. – Гриффин махнул рукой в сторону зеркала.

Айви снова почувствовала, как по ее спине пробежал холодок.

– Вы хотите сказать, что Деклан пригрозил Уильяму убить меня и моих сестер, если отец попытается помешать нашей свадьбе?

– Такая версия имеет право на существование, – заметил Гриффин и провел рукой по своим темным густым волосам.

– Но зачем это было нужно Деклану? Я не могу понять. Ведь Уильям четко и ясно сказал, что ничего не оставит мне, если я выйду замуж за Деклана. Я бы ничего не получила из денег отца.

Гриффин надел резиновые перчатки и стал осматривать стену и пол около зеркала.

– Никто не знает, по какой причине Деклан угрожал вашему отцу. Да и угрожал ли вообще. Все это пока только догадки и предположения. Но мы это выясним, – добавил Фарго и посмотрел на Айви. – И вот еще что, Айви… Как это ни странно прозвучит при сложившихся обстоятельствах, но может оказаться, что Деклан действительно полюбил вас. Возможно, это произошло неожиданно для него самого. А Дженнифер Лексингтон могла узнать о вашем существовании, о свадьбе и стала шантажировать Деклана, обещая рассказать вам о его двойной жизни. И тогда он убил ее.

– Думаете, меня это должно успокоить? – спросила Айви.

На лице Гриффина мелькнула улыбка. Он покачал головой и принялся снова осматривать пол под зеркалом. Айви закрыла глаза.

– Сейчас у меня уже должен был начаться медовый месяц. Где-то в параллельном измерении. Я бы плавала в море при свете луны. Занималась бы любовью.

– Я должен перед вами извиниться за то, что сейчас вы находитесь в том измерении, где существуют убийцы и подозреваемые.

Айви с удивлением посмотрела на Гриффина. Он понимал ее.

– Ничего… Вы ни в чем не виноваты, просто мне стало жалко себя и захотелось немного поплакаться…

Гриффин снова улыбнулся. Улыбка была искренней, ободряющей. На мгновение Айви почувствовала себя защищенной – она была не одна.

Все так. Гриффин появился сразу после Деклана. Простой, понятный, спокойный. Но ей не стоит забывать, что он подозревает ее если не в совершении преступления, то в пособничестве уж точно.

Айви посмотрела на висевший на двери спальни целлофановый пакет со свадебным платьем и фатой.

– Я пообещала отдать свое свадебное платье, и мне нужно будет завезти его завтра утром.

Гриффин посмотрел на Айви, в его взгляде промелькнуло удивление.

– А я полагал, что все невесты сто лет хранят свои свадебные наряды в сундуках. Впрочем, я могу понять, почему вы хотите избавиться от этого платья.

Она улыбнулась:

– Я обещала подарить его одной девушке еще несколько дней назад. Ее свадебное платье украли прямо из машины. Можете себе представить?

– Я могу представить себе, Айви, все, что угодно, – сказал Гриффин, глядя ей в глаза. – Так, значит, вы пообещали подарить ей свое свадебное платье?

Она кивнула и стала рассказывать Фарго о Лауре. О том, какая та хорошая, как она умеет управляться с детьми, как любит своего умирающего от рака отца.

Гриффин внимательно ее слушал, размышлял, делал какие-то выводы. Айви так и подмывало спросить, о чем он думает. Вероятно, это выглядит примерно так: «Подозреваемая Айви Седжуик, отличающаяся крайней наивностью и доверчивостью, хотя и является офицером полиции, влюбилась в дешевого артиста. Она способна подарить свое свадебное платье первой попавшейся на дороге плачущей женщине».

– Вообще-то я мог бы остаться на ночь и у вас, – вдруг сказал он. – Посидим в гостиной, пока криминалисты буду работать в спальне. А утром отвезем платье.

Он решил остаться у нее? В ее доме? Интересно, где же он собирается спать? Ляжет с ней валетом на ее стареньком диванчике?

– Я, пожалуй, приготовлю кофе, – сказала Айви.

– Знаете что… – Гриффин кашлянул. – Я пойду на кухню. А вы отдыхайте, ложитесь и поспите. Я вполне способен справиться с кофе сам. Могу даже приготовить что-нибудь поесть. Хотите?

– Чувствуйте себя как дома, – проговорила Айви, полагая, что Гриффин просто ищет предлог, чтобы порыться в ее ящиках. – Не знаю, смогу ли я хоть что-то проглотить, но в животе у меня урчит.

– Может быть, начнем с бокала белого вина? – предложил Гриффин. – Я видел вино у вас в холодильнике.

Она кивнула:

– Что ж, можно.

– Криминалисты будут здесь минут через десять, – заметил Фарго и исчез на кухне. Айви услышала, как захлопали дверцы шкафа. Звякнули тарелки.

Уже через несколько минут на кофейном столике стояли два бокала вина и тарелка с куском чеддера и крекерами.

– Ах, как романтично, – проговорила Айви. Она снова расплакалась и встала с дивана. – Я знаю, мне нужно прекратить рыдать каждые пять минут… Не думайте, Фарго, я вовсе не плакса.

– Я понимаю, не нужно ничего объяснять. Очень трудно сохранять присутствие духа, когда вся твоя жизнь рушится у тебя на глазах. – Он сочувственно пожал Айви руку.

Она с удивлением обнаружила, что ей было приятно это рукопожатие, это проявление внимания и участия. Его ладонь оказалась такой теплой и большой… Айви вдруг захотелось прижаться к Фарго, прикоснуться руками к его мускулистому, крепкому телу. Ей захотелось, чтобы он обнял ее и утешил.

Но Гриффин Фарго был не из тех, кто годился на эту роль. Айви видела, что он по-прежнему смотрит на нее с подозрением.

Зазвенел дверной колокольчик, и детектив впустил в дом группу криминалистов. Айви сделала несколько глотков вина. Она сказала себе, что не будет ходить по пятам за криминалистами и задавать им вопросы. Сейчас она не офицер полиции.

Криминалисты осмотрели спальню, сняли отпечатки пальцев, обследовали снаружи дом и прилегающий к нему участок. Сделали несколько фотографий. Через час они уехали.

Гриффин порезал сыр, положил один кусочек на крекер и протянул его Айви:

– Съешьте.

Она села в кресло напротив Гриффина и взяла предложенный ей бутерброд. Собралась было закинуть ногу на ногу, но вдруг вспомнила, что на ней короткий халат. К ее щекам прилила кровь. Да, вовремя она спохватилась. Айви кашлянула. Оказалось, она и вправду была очень голодна. В полном молчании Айви и Гриффин принялись поглощать крекеры с сыром, запивая их вином.

– Вы в детстве любили Деклана? – наконец заговорила она и с любопытством посмотрела на Гриффина. Интересно, ответит ли Фарго на ее вопрос или снова скажет, что вопросы здесь будет задавать он?

Гриффин глубоко вздохнул:

– Сначала да. Мне исполнилось три, когда родился брат. Отец еще был женат на моей матери, когда познакомился, а потом стал встречаться с матерью Деклана. Со своей второй женой он прожил довольно долго, поэтому раньше я не считал своего отца мерзавцем. Просто случилось так, что он полюбил другую женщину. По крайней мере мне хотелось верить в эту красивую сказочку. Правда, Деклан время от времени заставлял меня сомневаться в том, что дела обстояли именно так. Он рассказывал мне о том, что отец приводил домой других женщин, когда его мать уходила на работу. Мать Деклана была медсестрой, а поэтому часто работала в ночную смену. Позже я, конечно, понял, что отец так долго прожил с матерью Деклана только потому, что ей перепало неплохое наследство. Хотя отец имел диплом врача, по специальности он работал лишь время от времени. А потом и вовсе забросил свою практику. Ему больше нравилось играть в гольф и плавать на яхте.

Айви с удивлением посмотрела на Гриффина:

– А мой отец был трудоголиком. И как я думала, именно по этой причине он не уделял внимания своим детям. Но теперь я вижу, что если у тебя отец не трудоголик, это вовсе не означает, что он будет проводить с тобой много времени.

– Да. Все значительно проще. Просто у нас были плохие отцы, – сказал Гриффин.

Айви кивнула и глубоко вздохнула. Она не любила обсуждать свои чувства. Даже с сестрами ей не хотелось говорить на подобные темы. Когда же Айви начинала расспрашивать мать об отце, та обычно пускалась в какие-то пространные рассуждения, сдобренные напыщенным слогом и избитыми штампами. Айви никогда не получала того ответа, которого требовало ее сердце. Конечно, она всегда знала, как обстоят дела на самом деле. Но очень трудно смириться с тем, что твой отец не любит тебя, не заботится о тебе и не хочет тебя знать.

Айви сжалась в комок. Невеселые мысли о Деклане и отце погрузили ее в глубокую задумчивость. Эти мысли причиняли ей боль. Она втянула голову в плечи. От напряжения у нее свело мышцу, и Айви поморщилась.

Неожиданно Гриффин встал, подошел к Айви сзади и положил руки ей на шею. Осторожно и нежно он стал массировать ей плечи. Айви почувствовала, как по телу побежало приятное тепло.

– Если бы вы действительно считали меня соучастницей Деклана, вы бы вряд ли захотели облегчить мне боль, – заметила она.

Фарго наклонился к ее уху и прошептал:

– А вы не думаете, что я просто пытаюсь расположить вас к себе и завоевать ваше доверие?

Айви повернула голову, и ее лицо оказалось в дюйме от лица Гриффина. Его губы были так близко, что она могла без труда дотянуться до них. И поцеловать его.

– Не нужно играть со мной ни в какие игры. Я хочу сразу же сказать вам это. Не нужно играть со мной.

– Не в бровь, а в глаз, – усмехнулся он. – Что ж, договорились. А уговор есть уговор. – Фарго продолжил массировать ей плечи.

«Повернись к нему и поцелуй его…» Казалось, кто-то шепнул Айви эти слова. Что это, черт возьми? Она не может испытывать к этому человеку никаких чувств. Это просто абсурд. И тем не менее его руки прикасались к ее обнаженным плечам, и ей это нравилось. Она не могла не отметить, что Гриффин Фарго очень красив. Высокий, темноволосый и смуглый. В нем ощущалось сильное мужское начало. Если Деклан напоминал Брэда Питта, то Гриффин скорее походил на Джорджа Клуни.

И Гриффин Фарго казался таким искренним и понятным. Сейчас он пытался найти убийцу Дженнифер Лексингтон, этой ни в чем не повинной несчастной жертвы. Да, Фарго был хорошим парнем. А вот она целых шесть месяцев встречалась с плохим парнем. И его она полюбила всем сердцем. Она даже чуть не вышла замуж за этого плохого парня. И, наверное, нет ничего удивительного в том, что ей так хотелось теперь броситься в объятия хорошего парня, чтобы почувствовать себя защищенной. Защищенной хорошим парнем… Примерно такие мысли бродили сейчас в голове Айви.

«Может быть, я пытаюсь завоевать ваше доверие…»

Впрочем, подумала Айви, Гриффин Фарго может оказаться не таким уж и хорошим.

– Мне нужно немного поспать, – сказала она. – У меня такое ощущение, что сегодня я побывала в аду. – Айви решила, что ей просто необходимо отдохнуть и от Гриффина. От его вопросов, его внимательных взглядов, его… мужского обаяния.

Он поднялся с дивана и исчез в спальне. Через минуту Фарго вернулся с двумя подушками и шерстяным пледом.

– Мы с вами ляжем здесь, на диване. Я не могу позволить себе что-то упустить. Если вы будете в спальне, а в это время вернется Деклан, может произойти непоправимое. Я не могу рисковать вашей жизнью. Вы должны все время находиться в паре дюймов от меня.

В паре дюймов? Айви вздохнула. Разве сможет она почувствовать себя комфортно?

Но усталость давала о себе знать. Ее веки сделались тяжелыми, а тело, казалось, налилось свинцом. Айви сняла подушки, которые стояли вдоль спинки дивана, и положила их на пол. Без них было больше места. Наконец она легла.

– Мне бы очень не хотелось всю ночь нюхать ваши носки, – сказала Айви Гриффину и отодвинулась как можно дальше от края дивана, освобождая место для своего гостя. – Поэтому не надо ложиться валетом.

Он улыбнулся и лег рядом с ней на спину. Айви ощутила исходящий от Гриффина слабый запах мыла и корицы. Что ж, она действительно чувствовала себя сейчас в безопасности, лежа между спинкой дивана и Фарго. Она должна была выйти замуж за плохого парня, который теперь никак не смог бы пробраться к ней и от которого ее охранял детектив. Сначала Деклану пришлось бы помериться силами с Фарго. А Деклан очень боялся своего старшего братца и наглядно продемонстрировал это в церкви, когда дал деру, увидев Гриффина среди гостей.

Айви тоже повернулась на спину. Их плечи и бедра на мгновение соприкоснулись, и по ее телу проскочило что-то вроде электрической искры. Она вдруг представила себе, как Гриффин поворачивается и наваливается на нее. Его большое тело придавливает ее к дивану, она ощущает приятную тяжесть на своей груди. Слава Богу, это видение быстро исчезло.

– Отдал бы все, что угодно, чтобы узнать, о чем вы сейчас думаете, – повернув к ней голову, проговорил Фарго.

Айви закрыла глаза.

– Спокойной ночи, – сказала она.

– Надеюсь, это будет действительно спокойная ночь.

Но Айви еще долго лежала без сна.


Хотя Айви и собиралась замуж за Деклана Маклейна, надо признать, она почти ничего не знала о нем. Гриффин бросил взгляд на свой блокнот, лежавший на полу около дивана. Пара страниц в нем была заполнена его заметками, но эти разрозненные кусочки никак не складывались в общую картину. Он искоса посмотрел на лежавшую в дюйме от него женщину.

Черт, она была красива. Очень красива. Ее кожа цвета сливок казалась такой мягкой, а эти удивительно длинные и загнутые кверху ресницы… Губы Айви чуть приоткрылись, а ворот халата слегка распахнулся, обнажив нежный белый треугольник плоти, мягко переходивший в вырисовывающуюся под тканью грудь. Гриффин ощутил спазм в горле.

Он снова посмотрел на свой блокнот. Ему следует заниматься мозгами этой женщины, а никак не ее телом, сердито напомнил себе Гриффин.

Была ли она сообщницей Деклана? Работали ли они вместе? Впрочем, пока если и можно было в чем-то заподозрить Айви, так только в мошенничестве. Но Фарго не торопился с выводами. Его крайне удивил тот факт, что Айви почти ничего не знала о своем женихе. Возможно ли это? Или это игра?

Айви сказала, что Деклан намеревался однажды стать главой своей собственной корпорации. Потом, заработав миллионы, он хотел переселиться на Карибы и открыть там бар и яхт-клуб. Собирался изучить японский язык. Еще он много говорил о том, что хочет открыть центр для детей-сирот и детей, с которыми жестоко обращаются родители. В таком центре дети могли бы играть, учить уроки, с ними бы работали специалисты, которые помогали бы им адаптироваться. Еще Айви знала о Деклане то, что он любил филе тунца и сухое печенье «Нестле». Деклан и Айви встречались раза два в неделю. Изредка, в пятницу или субботу, он оставался у нее на ночь. Деклан говорил, что в другие дни он не мог ночевать у нее, так как рано утром ему нужно было идти на «занятия».

Гриффин помнил, что Деклан всегда питал любовь к сладостям и обожал шоколадные батончики. Все остальное, о чем говорила Айви, было для Фарго новостью. В последние годы он почти не встречался со своим младшим братом и поэтому, разумеется, не мог знать никаких тонкостей о новых привычках Деклана. Если им и случалось встречаться, то только когда Деклан нарушал закон. Вернее, закон элементарной человеческой порядочности. Если Деклана задерживали за какое-нибудь правонарушение или мошенничество, он неизменно разыгрывал карту «мой старший брат Гриффин – полицейский», и его отпускали. Так продолжалось довольно долго, до тех пор, пока Гриффин не объяснил своим коллегам, что его брат – всего лишь дешевый артист и мошенник и что доверять ему нельзя. Но именно в это время Деклан стал действовать осторожнее, так что на несколько лет Гриффин смог забыть о существовании своего младшего брата.

Как ни странно, продолжал размышлять Гриффин, но Деклан назвал Айви свою настоящую фамилию. Маклейн. Впрочем, Маклейн – это фамилия, которую Деклан взял себе в восемнадцать лет. До этого времени фамилия у Деклана была Фарго.

Деклан решил сменить фамилию после очередной стычки с отцом. Отец редко интересовался жизнью младшего сына и снял с себя ответственность за все его действия. Когда же Деклан взял новую фамилию, отец окончательно прервал все отношения со своим отпрыском. Но вся эта история сильно взволновала тогда Гриффина. Хотя они с Декланом никогда не были особенно близки, все же они оба были Фарго. Это было единственным, что роднило их, что делало их братьями. И вот Деклан решительно избавился от этой хрупкой связи.

Айви знала о Деклане еще и то, что он работал в «Седжуик энтерпрайзис». Это тоже было правдой. Без сомнения, Деклан устроился туда только затем, чтобы поближе подобраться к дочери Уильяма Седжуика. Познакомиться с Айви для него не составляло труда, ведь ее мать была старой подругой матери Деклана. Все произошло именно так, как, по всей видимости, и планировал Деклан. Когда его представили Айви, он назвал свою настоящую фамилию. Выбора у него просто не существовало.

Чем больше Гриффин думал обо всем этом, тем лучше понимал, что у Айви не было ни одного шанса вырваться из той паутины, которую сплел вокруг нее Деклан. Деклан мог быть очаровательным, он с легкостью сочинял всякие истории, то сдабривая их изящным юмором, то обволакивая легкой печалью. Он был не просто красивым, он источал какие-то магнетические флюиды, перед которыми не могла устоять ни одна женщина. Не устояла и Айви, хотя она и работала в полиции.

Неожиданно перед мысленным взором Гриффина всплыла картина из далекого прошлого – об этом в свое время ему поведал во всех подробностях Деклан. Вернувшись как-то с работы домой в неурочный час, мать Деклана обнаружила своего мужа, отца Деклана и Гриффина, в супружеской постели вместе с другой женщиной. С медицинской сестрой, работавшей в той же больнице, где и мать Деклана. Гриффина эта история поразила в самое сердце. Когда отец оставил его и мать ради матери Деклана, он довольно быстро смирился с этим. Гриффин сказал себе, что мать Деклана завладела сердцем его отца и с этим ничего уже нельзя поделать. Он даже оправдывал отца, приписывая ему возвышенные чувства. Но эта грязная сцена, свидетелем которой стала мать Деклана, перечеркивала все. И все меняла.

Деклан не постеснялся рассказать брату и о том, что последовало после того, как любовница отца обратилась в бегство. Отец дико кричал и даже швырнул в мать настольную лампу. Гриффин никогда не строил иллюзий относительно характера матери Деклана. Чутким человеком она уже точно не была, но назвать ее черствой Гриффин тоже не мог. Он жалел ее. И его очень удивила реакция Деклана на все это. Как вы думаете, что он сделал? Он рассмеялся. Да он хохотал просто как сумасшедший. А потом сказал: «Наш отец настоящий осел. Он даже не потрудился отвести свою шлюху в какой-нибудь гостиничный номер. И тем разрушил свою спокойную жизнь».

На Деклана эта история не произвела ровным счетом никакого впечатления.

Интересно, где он сейчас и чем занят? Мчится, наверное, на какой-нибудь остров, не принадлежащий Соединенным Штатам, с кучей поддельных документов. А может, бродит где-то здесь, неподалеку, выжидая подходящий момент, чтобы расправиться с Айви. Впрочем, вряд ли. Оставленная на зеркале надпись свидетельствовала о том, что Айви знает гораздо больше, чем говорит. Ей известно что-то такое, чему она сама, по всей видимости, не придает особого значения, что кажется ей несущественным.

Гриффин снова стал думать о своем отце. Отец, без сомнения, был человеком умным и красивым, у него было сильное тело, которое всегда нравилось женщинам. Что до его моральных качеств – это совсем другой вопрос. Шесть месяцев назад Фредерик Фарго был помещен в дом престарелых. Он уже не мог передвигаться самостоятельно, его возили на инвалидной коляске, и ему требовался постоянный уход. В последние недели своей жизни он имел обыкновение сидеть в коляске перед окном и часами безмолвно смотрел на забетонированную площадку, на которой стояло несколько столов с цветочными горшками. Если его не подвозили к окну, он начинал волноваться, сердито мычать и размахивать руками. Как только он получал возможность смотреть на красные, покачивающиеся на ветру цветки герани, то сразу же успокаивался.

Гриффин навещал отца каждый день, несмотря на то что тот понятия не имел, кто это к нему приходит, однажды он назвал имя Деклана, и, Гриффин был готов поклясться, в глазах отца на мгновение вспыхнул свет, но уже в следующую секунду этот свет погас. Гриффин обычно сидел с отцом около получаса, а потом подходил поговорить к Джоуи, восемнадцатилетнему парню, который тоже навещал своего отца, страдающего болезнью Альцгеймера. Джоуи заканчивал школу и каждый день после занятий часа в четыре приходил к отцу и тоже сидел с ним у окна, глядя на цветущую герань. Отец Джоуи, не так давно разменявший пятый десяток, плохо видел и почти ничего не слышал. Но несмотря на это, Джоуи упорно рассказывал ему о том, как у него прошел день в школе, какая баскетбольная команда победила в школьных соревнованиях. Рассказывал Джоуи и о новом муже матери, который был не таким уж и плохим, если не считать того, что время от времени его охватывали приступы ярости. Оказалось, что мать Джоуи развелась с его отцом примерно за год до того, как отец заболел. Гриффин хотел бы так же, как и Джоуи, разговаривать со своим отцом, но проблема состояла в том, что ему нечего было сказать. Хотя Гриффину было тридцать два и он был почти в два раза старше, чем Джоуи, ему не удавалось найти нужных слов.

Гриффин посмотрел на Айви, стараясь избавиться от видений прошлого. Как могло получиться, что она почти ничего не знала о Деклане? Как же так вышло, что он, Гриффин, знал о чужом человеке из дома престарелых гораздо больше, чем Айви знала о своем женихе? Ей ничего не было известно о прошлом Деклана, за исключением той ерунды, которой он ее пичкал.

Впрочем, много ли нужно знать о человеке, чтобы полюбить его? Гриффин никогда не был женат, но он часто представлял себя в роли мужа и отца. Ему не раз случалось влюбляться, и он прекрасно знал, что совершенный пустяк может стать той искрой, из которой разгорается огонь любви. Например, однажды он слушал, как женщина пела, и вдруг она упала. И именно в эту минуту он в нее влюбился. Еще как-то раз во время несения дежурства он познакомился с молодой женщиной, которую обокрали на улице. Несмотря на это досадное обстоятельство, незнакомка очень ласково разговаривала со своим сынишкой, и Гриффин в нее влюбился. Да, в жизни Гриффина была любовь, но сталкивался он и с предательством. Люди обманывают друг друга, и люди обманываются друг в друге. Даже очень хорошие и порядочные люди знают вкус предательства.

Айви выглядела такой хрупкой и такой беззащитной в своем коротком махровом халатике. Она вздрагивала во сне.

Вдруг в тишине послышался тихий щелчок, заставивший Гриффина вздрогнуть. Состояние расслабленности мгновенно сменилось мышечным напряжением во всем теле. Он взял пистолет и положил палец на курок. Ручка входной двери начала осторожно поворачиваться. Гриффин бесшумно встал с дивана и направился к двери. Теперь он готов встретиться со своим братом.

На этот раз Деклан не уйдет…

Глава 7

Выждав пару секунд, Гриффин тихо отодвинул язычок замка, быстро распахнул дверь и навел пистолет… на подругу Айви, офицера полиции. Кажется, ее зовут Аланна. Гриффин опустил пистолет и убрал его в кобуру.

– Извините, – сказал он, – но, как вы понимаете, я не могу быть сейчас слишком вежливым.

Он явно напугал ее. Женщина пыталась унять дрожь и шумно втягивала в себя воздух. Похоже, у нее перехватило дыхание.

– Я понимаю, – наконец проговорила она, но ее глаза по-прежнему были широко раскрыты. Аланна пристально смотрела на Гриффина. – Айви здесь? С ней все в порядке?

Голоса разбудили Айви. Она встала с дивана.

– Аланна? Что происходит? – забеспокоилась Айви.

Аланна вбежала в гостиную.

– Я просто очень волновалась, дорогая. – Она тряхнула головой и откинула за спину свои стянутые в хвост волосы. – Ты не отвечала на телефонные звонки, а я звонила бессчетное количество раз. Я уже и заезжала к тебе, но тебя не было дома. Я хотела собственными глазами убедиться, что с тобой все в порядке.

– Так вы заезжали сюда? – спросил Гриффин. – В котором часу это было?

– Примерно в половине восьмого. Ну может быть, чуть раньше. – Аланна посмотрела на Гриффина, потом на Айви: – Но почему вы спрашиваете? Что-то не так?

– Здесь был Деклан, – сказала Айви. – И он оставил для меня в спальне на зеркале сообщение с угрозой.

Аланна выдохнула.

– Я знаю. Нью-йоркский отдел по расследованию убийств уже проинформировал об этом офицеров нашего участка. Именно поэтому я просто с ума сходила от беспокойства.

– Когда вы заезжали сюда, не бросилось ли вам в глаза что-нибудь необычное? – спросил Гриффин Аланну.

Та покачала головой:

– Нет, ничего особенного я не заметила. Хотя внутренне я и была готова к чему угодно, однако все выглядело как обычно. Ничто не привлекло моего внимания. Входная дверь была заперта, так же как и сейчас. Сначала я, конечно, подергала ее. Но ведь у Деклана был ключ, да?

– Нет, я не давала ему ключ, – сказала Айви.

– Он мог сам взять его, сделать себе дубликат и беспрепятственно входить в дом, когда ему заблагорассудится, и выходить из него, – заметил Гриффин.

Аланна подошла к Айви и взяла ее за руку:

– Поехали ко мне, Айви. У меня ты будешь в безопасности. Да и мне будет спокойнее.

Айви провела рукой по волосам.

– Спасибо тебе, Аланна. Я благодарна тебе за приглашение и заботу, но у меня уже есть охрана, – кивнула она в сторону Гриффина. – Утром мне придется поехать с детективом в участок, чтобы ответить еще на несколько вопросов, так что мне лучше остаться здесь.

– А если Деклан вернется, – добавил Гриффин, – я встречу его.

– Что ж, так, наверное, действительно будет лучше, – одобрила Аланна. – Ты в надежных руках, Айви. Позвони мне, когда сможешь, хорошо? Если же тебе потребуется моя помощь, дай мне только знать.

Когда Аланна ушла, Айви вернулась в гостиную, снова легла на диван и накрылась одеялом.

– Хорошо, когда у тебя есть друзья, – сказала она. Ее большие голубые глаза были задумчивыми и немного грустными.

– Вы можете полностью положиться на Аланну? Вы доверяете ей? – осторожно спросил Гриффин. Ему не хотелось обидеть этим вопросом Айви, но он должен был спросить это.

Айви резко села. Одеяло соскользнуло на пол.

– Что означает ваш вопрос?

– Вы доверяете ей? Безоговорочно? – повторил Гриффин.

– Разумеется, – бросила Айви. Она поджала под себя ноги, подняла с пола одеяло и накрылась им, спрятав от глаз Гриффина восхитительную ложбинку в вырезе халата. – Мы подружились с ней еще в школе, а потом вместе учились в полицейской академии.

– Но почему она подкрадывается к двери? – спросил Гриффин. – Зачем дергает дверную ручку? Почему бы просто не позвонить в дверь?

Айви пожала плечами:

– Она же все объяснила. Аланна очень волнуется за меня. И не забывайте, она не просто подруга, она офицер полиции, а мой дом находится на ее территории. – Выражение лица Гриффина красноречиво говорило о том, что Айви не удалось его убедить, поэтому она добавила: – Гриффин, не тратьте свое время на блуждание по тропинкам, которые ведут вас в неправильном направлении и уводят все дальше от цели.

– Спасибо за совет, – проговорил он с улыбкой. – Но я должен просчитать все варианты.

– Ах, так вы улыбаетесь, – сказала Айви, снова устраиваясь на диване. – А я уж было подумала, что вы действительно подозреваете Аланну в пособничестве Деклану.

Гриффин внутренне застонал, выключил свет и лег на диван рядом с Айви.


Проснувшись утром, Айви не сразу вспомнила о том, что произошло с ней вчера. Несколько мгновений она пребывала в счастливом неведении. Густой туман словно обволок ее мозг и на некоторое время лишил памяти. Но потом все встало на свои места. В ее доме находился посторонний человек, детектив, о чем напоминали тянущийся с кухни запах яичницы с беконом и тихое позвякивание тарелок. Деклан никогда не готовил, ему такое даже не приходило в голову.

– Омлет подойдет? – В гостиной появился Гриффин с двумя тарелками, на которых, кроме омлета, лежали ломтики сыра и колбасы, а также теплые английские булочки. Потом он принес два стакана апельсинового сока. И еще чуть позже – кофе.

Айви встала с дивана и плотнее запахнула на груди халат.

– Омлет – это здорово. Я потрясена.

– Кулинарное искусство никогда не было моей стезей, но накормить вас завтраком в моих силах. – Гриффин сел рядом с Айви и подцепил на вилку кусочек бекона.

Айви искоса наблюдала за ним. Просачивающиеся между шторами лучи раннего утреннего солнца рисовали яркие полосы на полу и стенах, поблескивали в густых черных волосах Гриффина. Его глубокие и умные глаза, как и всегда, были внимательны и не упускали ни одной детали. Он заметил и этот ее взгляд.

Айви снова принялась за омлет. Как ни странно, аппетит у нее сейчас был отменный.

– Вы приготовили замечательный завтрак, – проговорила она. – Спасибо, все очень вкусно.

Гриффин кивнул и сделал глоток кофе. Затем открыл блокнот и стал просматривать свои записи.

– Через час нам нужно быть в участке. – Он посмотрел на Айви.

– Прекрасно, – сказала она. – Только сначала я должна завезти мое платье Лауре.

Гриффин снова кивнул, продолжая читать свои записи. Айви была рада хоть на несколько минут остаться наедине со своими мыслями. Сейчас ей надо было решить, что она скажет Лауре, когда та спросит ее, как прошла свадьба.

Но в эту минуту зазвонил телефон, и Айви пожалела о том, что вечером, ложась спать, включила его. Но Гриффин сказал, что включить телефон необходимо, потому что мог позвонить Деклан. Он так и не позвонил, хотя она ждала его звонка. Но что Деклан мог ей сказать? Только лишь: «Прости, Айви, что так получилось. Мне очень жаль».

Господи, что за бред! Она ждет извинений от мошенника, который к тому же, похоже, стал еще и убийцей.

Айви ценила ту поддержку, которую оказали ей ее родственники, друзья и коллеги из полицейского участка Эпплвуда. Но сейчас ей было нужно только одно – ответы. Ответы на мучившие ее вопросы. Действительно ли Деклан убил Дженнифер Лексингтон? А если убил, то по какой причине? И почему он хотел жениться на ней, Айви Седжуик, если было ясно с самого начала, что отец не оставит ей никакого наследства? Может, он любил ее? Или надеялся, что со временем ему удастся каким-то образом подобраться к деньгам Уильяма?

Почему он забрал с собой письмо ее отца? И почему стащил из ее сумки пятьсот долларов и сделал это еще до того, как на их свадьбе появился детектив из нью-йоркского отдела по расследованию убийств? Может, он видел Гриффина раньше, до того, как тот появился в церкви? Или Деклан просто ожидал, что за ним могут прийти полицейские?

Так много вопросов, и ни одного ответа. Как бы ей хотелось сейчас позвонить Аланне и поговорить обо всем. Аланна всегда могла так расставить акценты и проанализировать ситуацию, что все становилось предельно ясным. Ко всему прочему, Аланна обладала прекрасной интуицией и могла посмотреть на ситуацию с точки зрения полицейского. Айви высоко ценила эти способности своей подруги. Но Гриффин попросил ее пока ни с кем ничего не обсуждать. Сохранять конфиденциальность расследования. Но Айви решила ничего не говорить Аланне еще и по другой причине. Хотя Аланна была ее близкой подругой и работала в полиции, это еще не являлось поводом для вываливания на нее всех своих проблем. У Аланны и без того хватало забот. Ей было двадцать семь, и она содержала свою пожилую тетку, сестру матери, свою единственную родственницу. А сейчас Аланна еще готовилась к свадьбе и по-прежнему много работала. Так что незачем нагружать ее дополнительными проблемами, пусть детектив сам проводит расследование. Айви не хотела лишать свою подругу радости, которую испытывает любая девушка в преддверии свадьбы. Если ее собственная свадьба превратилась в ад, то это не означает, что нужно портить праздничное настроение кому-то еще.

Позавтракав, Айви собрала посуду со стола и унесла ее на кухню. Пока она мыла тарелки, Гриффин продолжал просматривать свои заметки и делать в блокноте новые записи. Айви прекрасно понимала, что сейчас ей не стоит мешать детективу, поэтому она не торопилась возвращаться в гостиную.

Приняв горячий душ и переодевшись, Айви была готова начать новый день, который, как она чувствовала, обещал стать не самым приятным в ее жизни. Она позвонила сестрам – выяснилось, что они уже вчера вечером уехали из города, – и матери. Дане Айви сообщила, что сейчас у нее дома работает детектив и что сама она чувствует себя вполне сносно.

Беспокоиться было не из-за чего. Айви пыталась в этом себя убедить.

Она вернулась в гостиную, Гриффин все так же сидел на диване и что-то записывал в блокнот. Когда Айви вошла, он поднял голову и посмотрел на нее. На мгновение в его глазах мелькнуло удивление, словно он ожидал увидеть ее в халате, а на ней по какой-то случайности оказалась другая одежда.

– Я ничего не трогала в комнате, только взяла эту одежду, – объяснила Айви. На ней были черные брюки и зеленый шерстяной свитер с воротником «хомут». На ногах – ботинки без каблука. Она села на диван. – Гриффин, мне бы хотелось поговорить с родными Дженнифер Лексингтон.

Гриффин бросил на Айви быстрый взгляд:

– Зачем?

– Возможно, они ждут, что я расскажу им что-то о Деклане. Или о Деннисе. Они ведь его знают под таким именем. Может быть, я смогу их как-то утешить. Вполне вероятно, что и я узнаю от них нечто такое, что поможет расследованию сдвинуться с мертвой точки. Возможно, мы узнаем какие-то вещи о Деклане, которые до сих пор нам не были известны.

Он внимательно посмотрел на нее:

– Я уже говорил с родителями погибшей. Она была чем-то вроде паршивой овцы в семье. Мать и отец редко виделись с дочерью, и нельзя сказать, чтобы их связывали близкие отношения.

– Чем-то вроде паршивой овцы? Но вы ведь говорили, что семья этой девушки не была бедной. Надеюсь, ее-то не лишили наследства?

Гриффин покачал головой:

– Почему вы об этом спрашиваете?

– Да просто мне пришло в голову, не специализируется ли Деклан именно на таких женщинах? – Айви усмехнулась. – На романтичных, которые не имеют крепких семейных уз. На одиноких и беззащитных. Что ж, они легкая добыча. И ко всему прочему предполагается, что в дальнейшем эти женщины унаследуют кое-какие деньги.

– Как это отвратительно, – поморщился Гриффин. – Я выяснил, что Дженнифер Лексингтон общалась только со своей сестрой, которая живет на Манхэттене. Она была не в состоянии говорить с нами вчера, смерть Дженнифер потрясла ее. Но думаю, сегодня она сможет ответить на кое-какие вопросы. Надеюсь, она сможет пролить свет на то, какие в действительности отношения существовали между Дженнифер и Декланом.

– Деннисом, – поправила Айви. Ей по-прежнему казалось, что речь идет не о Деклане, а о каком-то другом, постороннем человеке.

Гриффин кивнул:

– Я расследую это дело, и все вопросы задаю я. Это понятно?

– Да, сэр, – сказала она, и ее бровь слегка приподнялась. – Но я тоже офицер полиции. Вы не забыли об этом?

Фарго положил свою ручку на стол.

– Это дело вне вашей юрисдикции, Айви. И мы пока не знаем, с чем столкнулись. Не забывайте, что Деклан может попытаться вернуться к вам, чтобы заставить вас молчать. И до сих пор мы не получили ответа на вопрос, почему Деклан убил Дженнифер. Я должен обеспечить вашу безопасность – это моя работа. А вы должны слушаться меня.

Что ж, решила Айви, она будет делать это, но до определенного предела.

– Собирайте свои вещи, – добавил Гриффин. – Некоторое время вы поживете у меня.

– И как долго я должна жить у вас?

– Столько, сколько понадобится, – нахмурившись, проговорил он.


В темных очках и пушистой шерстяной шапочке Айви вошла в кафе, где работала Лаура, и огляделась по сторонам. Гриффин ждал ее на улице в машине. Айви совсем не хотелось привлекать к себе внимание, и она надеялась, что в таком виде, если даже ей встретится кто-то из знакомых, то вряд ли он узнает ее. Увидев Лауру, которая в этот момент расставляла тарелки на большом столе, Айви помахала ей рукой и повесила свой пакет на крючок около двери, ведущей на кухню. Лаура благодарно улыбнулась Айви, и та поспешила покинуть кафе.

«Удачи тебе, мое восхитительное свадебное платье, – проговорила про себя Айви. – Пусть Лауре повезет с тобой больше, чем мне!»

Снова оказавшись на улице и вдохнув глоток холодного утреннего воздуха, Айви тряхнула головой. Она будет стараться не думать о том, как могла бы сложиться ее дальнейшая жизнь, не окажись на свадьбе Гриффина. Выстроенная Декланом цепочка лжи внезапно разорвалась. Айви тяжело вздохнула. Если бы не вмешательство Фарго, она бы сейчас сидела с Аланной в кафе, наслаждаясь завтраком, и перебрасывалась бы шуточками с Лаурой. Она бы чувствовала в теле приятную усталость после ночи, проведенной в постели с молодым мужем. Да, они с Декланом были бы уже мужем и женой. Ах, как все было бы замечательно…

Айви и Аланна немного бы посплетничали, обсудили бы прием. Для свадьбы был снят большой танцевальный зал, его украсили маленькими красными розочками, которые Айви так любила. Она бы танцевала всю ночь. Медленные танцы со своим мужем, а быстрые с приятельницами и коллегами. Это был бы потрясающий праздник, и рядом с ней находились бы все ее родственники и знакомые, в жизни которых она что-то значила. А потом… Прямо сейчас, в эту минуту, она бы сидела вместе с Декланом в самолете, летящем на Багамы. Там они провели бы целую неделю, нежась в лучах солнца.

И все это было бы большой, отвратительной ложью. Айви с ужасом подумала о том, что так бы и произошло, если бы не Гриффин. Если бы он не вторгся в ее жизнь и не расстроил ее планы, она бы вышла замуж за человека, собиравшегося через две недели жениться на другой женщине.

Айви снова села в машину к Гриффину и всю дорогу до Манхэттена, которая заняла минут двадцать, молча смотрела в окно. Гриффин тоже не проронил ни слова, он размышлял, и Айви не мешала ему это делать. Но ей очень хотелось знать, думал ли Фарго о ней, или все его мысли касались лишь расследования преступления. Без сомнения, ее доверчивость удивила Гриффина. Его братец с легкостью обвел ее вокруг пальца. Впрочем, что же тут удивительного? В Эпплвуде Айви занималась делами вроде поисков пропавшего свадебного платья. Мелкие кражи, разбушевавшиеся подростки, сломавшийся светофор на перекрестке – вот то, с чем ей приходилось сталкиваться каждый день. К тому же ее район был всегда относительно благополучным, и какие-то серьезные преступления здесь случались достаточно редко.

– Не обвиняйте себя ни в чем, – неожиданно сказал Гриффин, бросив на Айви взгляд.

Айви не могла скрыть своего удивления – Гриффин попал в самую точку, он прочитал ее мысли. Похоже, Фарго и в самом деле превосходный детектив, у него просто дьявольская интуиция. Наверное, он прекрасно разбирался в людях, умел понимать язык тела, без труда проникал за завесу молчания. А возможно, он уже немного изучил ее, подумала Айви. Хотя скорее здесь было и то и другое. Да, видимо, от него ничего не скроешь.

Она внимательно посмотрела на его профиль. Крупный нос с горбинкой, волевой подбородок с небольшой ямкой.

– Вы когда-нибудь влюблялись? – спросила Айви. Этот вопрос был неожиданным и для нее самой.

– Предполагается, что это я буду задавать вопросы.

– Но это личный вопрос, к делу он не имеет никакого отношения, – проговорила она и снова отвернулась к окну.

– Думаю, нет, – через несколько секунд ответил ей Фарго. – Я хочу сказать, что не стал бы утверждать, будто любил. А если еще точнее, то я, разумеется, увлекался время от времени разными женщинами, но не могу назвать это любовью. Во всяком случае, ни одной из этих женщин мне не захотелось сделать предложения.

– Деклан был первым, – торопливо сказала Айви, – кого я полюбила.

К ее щекам прилила кровь. Гриффин посмотрел на нее и улыбнулся. Эта улыбка немного подбодрила Айви.

– Сейчас я чувствую какое-то странное опустошение, – тихо проговорила она. – Потому что не существует никакого Деклана. Ведь так? И мое сердце разбито. А разбито оно оттого, что я рассталась со своей самой большой иллюзией. Я сама ее создала, я думала, что обладаю чем-то. Но это оказалось иллюзией. В реальности ничего того, что я себе воображала, не существует. Деклан был моей выдумкой, наши отношения с ним – тоже плод моей фантазии. Все ложь. Значит, получается, что человека, которого я так любила, – не существует. Это некое бестелесное существо, пар. – Айви тряхнула головой. – Боюсь, вам трудно меня понять.

– Отчего же. Все очень даже понятно. – Гриффин посмотрел ей в глаза.

У него были такие умные, такие понимающие глаза. Айви вдруг снова подумала о том, что рядом с этим человеком она чувствует себя в полной безопасности. И в то же время она не могла полностью доверять ему. Теперь она никому не могла доверять. Айви прекрасно понимала, зачем она была нужна Гриффину. Она – это кончик той нити, которая тянется к Деклану. Она должна привести Гриффина к своему бывшему жениху. И на этом история закончится.

Пробыв два часа в участке, где Гриффин снял все официальные показания, а Айви подписала необходимые бумаги, они отправились на Манхэттен к Маре Лексингтон. Айви совершенно не представляла себе, что это за женщина и чего от нее следовало ожидать. Гриффин сказал Маре, что он и его коллега, Айви Седжуик, офицер полиции, хотят с ней поговорить. Фарго собирался при встрече рассказать Маре об отношениях Деклана, то есть Денниса, и Айви. Гриффин надеялся, что Мара будет не так шокирована этой новостью, если увидит Айви. Ведь тогда у мисс Лексингтон отпадет необходимость представлять себе коварную таинственную незнакомку.

«Гриффин везет меня к Маре для того, чтобы она, увидев меня, поняла, что Деклана интересовали только мои деньги, – рассуждала про себя Айви. – Неужели Фарго действительно считает, что Деклан познакомился со мной лишь потому, что моя фамилия Седжуик?»

Айви мучила мысль, что все ее отношения с Декланом были ложью, на которую нанизывались и нанизывались все новые порции обмана. Неожиданно она почувствовала, что ее охватывает гнев. Но почему же тогда Деклан смотрел на нее так, будто она была самой прекрасной женщиной на свете? Он ласкал ее лицо, заглядывал ей в глаза… Айви не сомневалась, что он действительно любит ее.

Лжец!

Когда они подъехали к дому, в котором жила Мара Лексингтон, Айви вздохнула с облегчением. Поток ее невеселых мыслей на некоторое время был прерван. Двадцатипятилетняя Мара жила в более чем роскошной квартире, расположенной в престижной западной части Манхэттена возле Центрального парка. Ее квартира была такой же дорогой, как и квартира Дженнифер.

Вряд ли Мара могла оплачивать такие апартаменты сама.

– Эта квартира принадлежит ее отцу? – спросила Айви Гриффина, когда они подходили к центральному подъезду дома. Швейцар в голубой униформе услужливо распахнул перед ними дверь.

Гриффин кивнул:

– Он также является владельцем квартиры, в которой жила Дженнифер.

Дженнифер и Деклан, добавила про себя Айви.

Швейцар сообщил Маре по переговорному устройству, что к ней направляются посетители, и жестом указал Гриффину и Айви на ряд лифтов, расположенных в центре отделанного мрамором вестибюля. Мара жила на двадцать восьмом этаже. Однажды Айви пришла к своей приятельнице, которая тоже жила в небоскребе. По какой-то причине в доме отключили электричество, и Айви пришлось преодолевать расстояние в двадцать два этажа пешком.

Когда они позвонили в квартиру, дверь им открыла красивая молодая женщина с заплаканным сердитым лицом. Мара была очень похожа на Дженнифер Лексингтон. Обе сестры предпочитали укладывать свои светло-каштановые волосы крупными завитками вокруг лица.

– Этот негодяй убил ее? – всхлипнув, проговорила Мара и промокнула бумажным носовым платком глаза. – Нетрудно догадаться, как это было: она узнала о существовании той другой женщины, они стали ругаться, и он ударил ее головой о стену… – Мара зарыдала.

Гриффин посмотрел на Айви. Незаметным кивком она дала ему знать, что он может начинать задавать свои вопросы и что она к этому готова. «Ведь это я и есть та другая женщина», – мелькнуло в голове Айви, и она вдруг почувствовала дурноту.

– Мы можем войти?

Мара повернулась и быстро направилась в гостиную. Айви и Гриффин последовали за ней.

– Она видела все своими собственными глазами. Видела, как он целовал эту шлюху, и этот негодяй еще смел говорить, что Джен страдает паранойей. Он говорил, что она сошла с ума.

От неожиданности Айви замерла на месте, но тут же взяла себя в руки и придала своему лицу невозмутимое выражение. «Целовал шлюху»? Неужели Дженнифер где-то видела ее с Декланом? Видела, как Деклан целовал ее? Но где? И когда? Айви нечасто бывала на Манхэттене с Декланом. Обычно он приезжал к ней домой.

– Это была крашеная платиновая блондинка, – снова сердито заговорила Мара. – Дженнифер видела ее раньше на какой-то вечеринке. Даже знала, как ее зовут. Лаура Фрозье. Она нездешняя, но у нее очень богатая семья в Пенсильвании. Деннис сказал Дженнифер, что он хотел лишь попрощаться с Лаурой и по-дружески поцеловал ее в щеку, а Лаура была пьяна и вцепилась в него. Повисла на нем и лезла целоваться, а он, бедняжка, видите ли, отбивался от нее. Скажите, можно в такое поверить?

Теперь Айви знала, что Деклан способен на что угодно. Значит, существует еще и некая третья женщина. Интересно, на Лауре Фрозье Деклан тоже собирался жениться?

– Мисс Лексингтон, ваша сестра не говорила вам, когда произошел этот инцидент? – спросил Гриффин.

– Это случилось ночью, за несколько часов до того, как ее убили, – снова всхлипнула Мара. – Обескураженная Джен приехала ко мне, мы сидели в этой гостиной, и она плакала у меня на плече.

– Где ваша сестра видела Денниса и Лауру Фрозье? – Гриффин раскрыл блокнот и приготовился записывать.

– В баре «Дивайнз» в западной части Манхэттена. Это заведение недавно открылось и сейчас стало очень популярным, – сказала Мара. – Сначала Джен даже не узнала Денниса, потому что на нем были темные очки и одет он был не так, как всегда. Я хочу сказать, что обычно он носил какой-то хлам и никогда не уделял пристального внимания своей внешности. А тут он был весь упакован в «Дольче и Габбана». Но потом он засмеялся, а смеется он как-то по-особенному, и Джен узнала его.

– Она сразу подошла к нему и затеяла ссору? – спросил Гриффин.

Мара покачала головой, из ее глаз снова хлынул поток слез.

– Нет. Джен была в таком шоке, что просто вышла на улицу. К тому же там гремела музыка и было слишком много народа. Как она сказала мне, в тот момент ей показалось, будто все это ей только снится, а не происходит на самом деле. Она позвонила мне и тут же приехала. Я посоветовала Джен поговорить с Лаурой. Но Дженнифер не хотела ничего выяснять, она надеялась, что Деннис сможет как-то оправдаться, найти своему поведению понятное объяснение. И она отправилась домой. – Мара снова зарыдала, и Айви протянула ей еще один бумажный платок. – И это был последний раз, когда я видела мою сестру живой.

Айви вдруг почувствовала острую жалость к Дженнифер и Маре.

– Мисс Лексингтон, мы сочувствуем вашему горю, – мягко проговорила Айви и сжала руку Мары. – Меня зовут Айви Седжуик, я офицер полиции. Денниса я знала под другим именем и собиралась выйти за него замуж, но детектив Фарго помешал мне сделать это. Он пришел на свадьбу, и церемония была остановлена. Деннис мошенник.

Мара изумленно смотрела на нее.

– Господи! – Она тряхнула головой. – Но как… Я хочу сказать, почему же его никто не поймал на этом вранье? Как такое могло случиться?

– Его не поймали на вранье, потому что он умел хорошо лгать. У него к этому настоящий талант, – тихо проговорил Фарго.

– Я могу подтвердить слова детектива, – со вздохом сказала Айви. – Меня он тоже одурачил. Я же чуть не сделалась его женой. Мне и в голову не могло прийти, что он живет с другой женщиной.

Мара судорожно втянула в себя воздух.

– Моя сестра все время жила во лжи. Вокруг нее все было ложью. И теперь она мертва, – проговорила она. – Я надеюсь, что этого мерзавца поймают. Пообещайте мне, что вы сделаете все возможное, чтобы найти его.

Гриффин кивнул:

– Обещаю, что мы сделаем все возможное, чтобы найти его. – Он снова что-то записал в блокноте. – Мисс Лексингтон, ваши родители сказали нам, что они не были близки с Дженнифер. Но они не пояснили, как именно это следует понимать. Нам бы хотелось знать, по-прежнему ли Дженнифер по завещанию полагалась часть наследства вашего отца. Не было ли переписано завещание?

– Нет. Они не переписывали завещания, – сказала Мара. – Мои родители просто не могли смириться с тем, какую жизнь выбрала для себя Джен. Она хотела стать актрисой и записалась на курсы актерского мастерства. И еще она подрабатывала в баре. Дженнифер была настоящим бунтовщиком в нашей семье. Родители этого не одобряли, но они никогда бы не лишили ее наследства. Они любили ее. И даже более того, мать в глубине души всегда восхищалась Дженнифер и ее стремлением жить в согласии со своим сердцем.

– Наверное, их радовало, что Дженнифер собиралась замуж за доктора? – предположил Гриффин.

Мара кивнула:

– Да, родители были довольны. Но сама Джен очень переживала. Она восхищалась Деннисом, который благодаря собственному уму и таланту уже в таком молодом возрасте достиг прекрасного положения. Он ведь, как считалось, работал хирургом-ординатором в клинике пластической хирургии, подавал надежды. В скором времени он должен был начать хорошо зарабатывать. И Джен считала, что она тоже должна кем-то стать, чтобы соответствовать своему будущему мужу. Ей казалось, что она недостаточно хороша для Денниса. О Господи… – вдруг прошептала Мара и посмотрела на Гриффина, потом на Айви. – Деннис не был врачом? И это тоже ложь? Да?

– Да, – сказал Гриффин.

– А мне он говорил, что учится на последнем курсе Нью-Йоркского университета. – Айви снова вздохнула. – И я тоже ему верила.

Мара покачала головой:

– Вот подлец. И лгун, и мошенник, а теперь еще и убийца!

– Мара, – мягко проговорил Гриффин, – почему вы так уверены, что это Деннис убил вашу сестру? Вы заметили что-то в его характере? Его склонность к насилию?

Она прикусила нижнюю губу.

– Нет. Но однажды мы все вместе отправились на вечеринку, и там один парень стал флиртовать с Дженнифер. Деннис заметил это. Хотя он старался не показать своих чувств, но я поняла, что он просто кипел от ярости. Он раздавил в руке бокал с вином, все стали суетиться вокруг него, потому что из его ладони хлестала кровь. И я видела его глаза. Я видела выражение этих глаз. Тогда у меня по спине пробежал холодок. Когда мне сказали, что Дженнифер убили, я сразу же вспомнила эти глаза. И ведь ее нашли мертвой как раз после того, как она вернулась от меня. – Мара снова промокнула глаза. – Найдите его. Он должен заплатить за то, что сделал с моей сестрой.

– Обещаю, мы найдем его, – сказал Гриффин. – Но, мисс Лексингтон, не забывайте, пока мы не можем утверждать, что это именно Деннис убил Дженнифер. Конечно, он подозреваемый номер один в этом деле, но нам нужны доказательства. Мы должны проработать все возможные версии.

– Я буду работать вместе с детективом Фарго, чтобы найти Денниса. Или Деклана – я знаю его под этим именем. Поверьте мне, я не меньше, чем вы, хочу его поймать.

– Тогда поторопитесь! – нервно бросила Мара. – И кастрируйте подлеца!

Глава 8

Позвонив в отдел по расследованию убийств и попросив своих людей установить слежку за Лаурой Фрозье, которая, вполне возможно, была сообщницей Деклана, Гриффин попрощался с Марой Лексингтон. Через несколько минут они с Айви были на улице.

– Куда теперь? – спросила Айви.

– Ко мне, – ответил Гриффин. – Мне нужно кое-что проверить. И позвонить еще в несколько мест.

Мысленно Гриффин добавил, что, помимо этого, он должен держать ее в поле зрения. Это было совершенно необходимо, так как исключало возможность того, что Айви вдруг возьмет и позвонит Деклану. И сообщит ему всю последнюю информацию о ходе расследования. Если Айви работает вместе с Декланом, размышлял Гриффин, то она чертовски хорошая актриса. Интуиция подсказывала Фарго – вероятность того, что Айви Седжуик была сообщницей его брата, ничтожно мала. Всего один процент из ста, но он будет просто дураком, если полностью исключит такую вероятность. Айви кивнула:

– Ну и как мы будем искать Деклана? А мы ведь должны непременно найти его. Найти и заставить заплатить за то, что он сделал с Дженнифер Лексингтон. Может быть, он прячется у этой Лауры Фрозье?

– Это, конечно, возможно, но я все же сомневаюсь, что дела обстоят именно так, – сказал Гриффин. – Похоже, что в ту ночь Дженнифер, вернувшись домой, устроила Деклану скандал. И яблоком раздора, разумеется, стала Лаура. Сосед Дженнифер, выгуливавший около двенадцати свою собаку, видел, как Деклан в ярости выбежал из дома на улицу. А через некоторое время он вернулся, что подтвердил тот же сосед, мучившийся от бессонницы. Возможно, тогда, уже под утро, Дженнифер стала угрожать Деклану, сказала, что позвонит Лауре Фрозье и все выяснит у нее. И Деклан убил ее.

Айви кивнула.

– Он испугался, что Дженнифер разрушит его отношения с Лаурой. И лишит его единственной возможности жениться на богатой женщине. Сама Дженнифер была уже не в счет, так как в ту ночь до нее стало доходить, кем на самом деле является ее жених. Я тоже не представляла интереса для Деклана. Деклан прекрасно знал, что если я выйду за него замуж, мне не видать наследства отца. Но самое главное – я не вскрыла оставленное мне отцом письмо и не прочитала его перед свадьбой, как он того требовал. Таким образом, я сама добровольно отказалась от денег Уильяма. И теперь в резерве богатых невест у Деклана оставалась одна Лаура. Если бы Дженнифер позвонила ей, то Деклан лишился бы последнего шанса разбогатеть.

Гриффин бросил на Айви одобрительный взгляд:

– Из вас получился бы отличный детектив.

– К этому я и стремлюсь, – вздохнула Айви. – Правда, теперь я не уверена, что добьюсь свой цели. Мое начальство будет думать, что я не способна заниматься расследованиями, раз простой мошенник с такой легкостью обвел меня вокруг пальца.

– В этом нет вашей вины, Айви. – Гриффин говорил это уже во второй раз. – Деклан не просто мошенник, он мастер своего дела, артист. Он провел бы любого так же, как и вас.

Айви закусила губу и посмотрела в сторону. Фарго поразила внезапно проступившая в ней хрупкость и беззащитность, хотя он не сомневался, что Айви была сильным человеком. Гриффину вдруг захотелось как-то приободрить ее, поддержать. Отец, бываю, помогал ему справиться с неуверенностью. Когда Гриффин нервничал, отец клал свою большую ладонь на его плечо. Этим он давал понять, что сын ему небезразличен, что он понимает его состояние и хочет помочь ему. В юные годы для Гриффина это было очень важно, это давало ему веру в собственные силы. Гриффин знал, что благодаря поддержке отца он справится со своими проблемами.

– Все в порядке? – спросил он. – Я понимаю, как это непросто – узнать о существовании другой женщины. – Гриффин тут же мысленно отругал себя. Он не собирался так акцентировать внимание на данном обстоятельстве. Слова «другая женщина» просто резали слух.

Айви подняла на него глаза и улыбнулась своей робкой, беззащитной улыбкой.

– Я уже начинаю привыкать к этому. Вполне возможно, что этих женщин гораздо больше, чем мы думаем. – Она глубоко вздохнула. – Значит, вот здесь вы живете? – сменила она тему, когда машина Гриффина въехала на парковочную площадку перед внушительного вида домом.

– К сожалению, я не владелец этого дома, – сказал он. – Здесь мне принадлежит только одна квартира. Но она мне нравится. Ее окна выходят в небольшой садик. – Гриффин взял сумку Айви и направился к входной двери. Войдя в свою квартиру, он быстро достал пистолет и взвел курок. Проверил одно за другим все помещения. Айви держалась за его спиной. Деклана здесь не было, он не поджидал их, притаившись в темном углу. И по всей видимости, он не приходил сюда. На телефоне не оставлено ни одного сообщения. И тем не менее Гриффин не исключал того, что Деклан попытается как-то напомнить им о себе. А возможно, и постарается устранить старшего брата со своей дороги.

– Как у вас хорошо, – сказала Айви. – Чувствуется, что это жилище холостяка, но очень уютное.

Гриффин улыбнулся и повел свою гостью по коридору.

– Комната для гостей. – Он поставил ее сумку на кровать. – В полном вашем распоряжении.

Айви посмотрела на него:

– Спасибо, Гриффин.

Небольшая спальня вдруг сделалась очень маленькой. Внезапно Гриффину захотелось схватить Айви, повалить ее на постель и заняться с ней любовью. Ему хотелось прикасаться к ее рукам, целовать ее губы. Это неожиданно обрушившееся на него желание было таким острым, что ему показалось – еще мгновение, и ситуация выйдет из-под контроля. Гриффин отвернулся.

– Что-то не так? – с беспокойством спросила Айви.

«Да, все не так, – мысленно ответил он ей. – Я чувствую то, чего мне нельзя чувствовать».

Зазвонил его мобильный телефон. Спасибо начальнику полицейского округа, он спас положение. Гриффин прошел в свою спальню и закрыл за собой дверь. Фарго быстро доложил начальству о визите к Маре Лексингтон и проинформировал о своих дальнейших шагах. А именно о том, что теперь он собирался посетить Лауру Фрозье. Он также заверил босса, что Айви Седжуик постоянно находится под его наблюдением. Затем Гриффин позвонил человеку, ведшему наблюдение за Лаурой Фрозье, после чего связался с Лаурой и договорился с ней о встрече. Вернее, Гриффин договаривался об этой встрече не с самой Лаурой, а с ее личным помощником. Хотя Лаура Фрозье не работала, личный помощник у нее имелся. Итак, Лаура должна была принять Гриффина сегодня после обеда.

В дверь позвонили, и Гриффин снова достал пистолет. Приложил палец к губам и жестом попросил Айви оставаться на месте и не двигаться.

Деклан? Возможно, но маловероятно. Вряд ли Деклан решился бы на это – вот так запросто заявиться к нему домой. Деклан был ловким пройдохой, но Гриффин предвидел его ходы. К тому же он, Гриффин, находился в данный момент в более выгодном положении.

Фарго подошел к двери и посмотрел в глазок. Разумеется, это был не Деклан. Это был Джоуи, тот парнишка, с которым Гриффин подружился в доме престарелых.

Гриффин открыл дверь, и в квартиру, словно ураган, ворвался Джоуи. Он сжимал кулаки, в глазах стояли слезы. Увидев Айви, он замер на месте. Потом прислонился спиной к стене и вдруг сполз на пол, закрыл руками лицо и разрыдался. Его плечи судорожно задрожали.

– Я ненавижу его! Он такой урод! Я ненавижу его тупую задницу! – сквозь слезы стал выкрикивать Джоуи. Он снова бросил взгляд на Айви.

Айви поспешно ретировалась на кухню. Гриффин проводил ее взглядом и тоже сел на пол, привалившись к стене.

– Послушай, Джоуи, успокойся и расскажи мне все по порядку. Что происходит? Здесь теперь только мы с тобой.

Джоуи окинул коридор опасливым взглядом и глубоко вздохнул.

– Я ненавижу его, – повторил парнишка уже спокойнее. – Он просто подонок!

– Кто, Джоуи?

– Мой тупой отчим – вот кто! – вскричал Джоуи. – Я сидел в школьной столовой и ел, а он вызвал меня и сказал, что в следующие выходные я должен ехать на какую-то дурацкую свадьбу его родственника в Калифорнию. Как будто он не знает, что все субботы и воскресенья я всегда провожу у отца. И он даже не позволил взять мне с собой мою девушку.

Несмотря на свои шесть футов роста и гору мускулов, Джоуи все еще оставался ребенком. Большим ребенком, которому только исполнилось восемнадцать и который учился в выпускном классе школы.

– Ты объяснил ему, что ты чувствуешь? – спросил Гриффин.

– Разве ему есть до этого дело? Моя мать и этот болван говорят, что отец даже не заметит, если я не приду. Как они так могут! Они же не врачи, а значит, не могут ничего об этом знать. Они не знают ничего о моем отце. А я чувствую, что он меня узнает. Он ждет меня. И может быть, он даже слышит меня.

Гриффин понимал, что для Джоуи эта иллюзия крайне важна. Да ведь все это и в самом деле могло быть правдой.

– Мою девушку не пригласили на свадьбу, потому что она «не член семьи». – Джоуи передразнил отчима и состроил гримасу, с которой, по всей видимости, тот произносил эти слова. – Но я знаю, что на самом деле причина не в этом. Мать и этот неудачник считают ее «неподходящей». Это их любимое слово. Но я думаю, что это они «неподходящие»! – Он снова уткнулся лицом в ладони.

– Не знал, что у тебя есть девчонка, – сказал Гриффин. Джоуи снова поднял голову, его глаза сверкнули.

– Она, правда, немного старше меня. Ей девятнадцать. Она снимает квартиру с двумя подружками. Мама и этот тупица не любят ее, потому что она не учится в колледже и у нее пирсинг на пупке.

Гриффин улыбнулся:

– А чем она занимается?

– Она поет. И работает официанткой. Она хочет принять участие в конкурсе «Кумир Америки». Уверен, она победит. Она хорошая. И очень красивая. – Джоуи посмотрел на пол. – Когда она поет, я забываю о том, что происходит вокруг. Я обо всем забываю. Знаете, так у меня бывает, когда я рядом с отцом.

Гриффин кивнул:

– Иногда женщины помогают нам освободиться от наших проблем.

– Как и горячий шоколад. – Айви вышла из кухни и направилась в гостиную с тремя чашками горячего шоколада. – По крайней мере это поможет согреться в холодный день.

Джоуи заулыбался, поднялся с пола и пошел за Айви. Взял в руки красную чашку.

– Спасибо. А вы девушка Гриффина? – спросил он. Легкий румянец окрасил щеки Айви, и Гриффин заметил это. Он кашлянул и сел на диван рядом с Джоуи.

– Она – моя коллега, офицер полиции, – объяснил Гриффин и вдруг подумал о том, что ему очень хотелось бы, чтобы Айви была его девушкой. Тогда бы он мог целовать ее… Эти красивые, яркие губы… Перед мысленным взором Гриффина сразу стали возникать всякие картины, от которых захватывало дух.

– Круто, – сказал Джоуи и сделал глоток шоколада.

Гриффин снова кашлянул. Ему приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы перестать думать о губах Айви.

– Знаешь, Джоуи, я мог бы зайти к твоему отцу, когда ты уедешь на свадьбу. Если ты, конечно, решишь ехать, – предложил Гриффин.

Джоуи задумался. Он, разумеется, был уже взрослым и мог делать все, что хотел, но мать и отчим тоже кое-что для него значили. Джоуи был покладистым парнем, хотя, может, и излишне эмоциональным.

Джоуи посмотрел на Гриффина:

– Правда? Вы и в самом деле можете навестить его? И поговорить с ним сможете?

Фарго кивнул:

– Не сомневайся.

– Вы куда круче, чем моя мать со своим говенным муженьком. – Джоуи взглянул на Айви и вдруг с силой прикусил нижнюю губу. – Ой… простите.

– Ничего, не переживай, – сказала она с улыбкой. – Мне еще и не такое приходилось слышать.

Джоуи засмеялся:

– И что же вам приходилось слышать?

– Я расскажу об этом тебе и Гриффину как-нибудь в другой раз. – Айви снова улыбнулась.

– Вот что еще я хотел сказать тебе, Джоуи. – Лицо Гриффина сделалось серьезным. – Когда возникает подобная ситуация, не суетись. Сначала все как следует обдумай. Посмотри на дело с разных точек зрения. Все взвесь, а уж потом решай, как тебе поступить. Решение принимай только с холодной головой. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Джоуи улыбнулся:

– Я знаю, что иногда завожусь с пол-оборота. Но этот урод приводит меня просто в бешенство!

Гриффин покачал головой:

– А теперь мне нужно заняться делами. – Он посмотрел на Айви. – Спасибо за горячий шоколад. Он получился просто восхитительным, не пил ничего вкуснее.

Айви улыбнулась:

– В любое время можем повторить.

Когда Джоуи ушел, Айви присела рядом с Гриффином на диван.

– Он хороший парень, но ему пришлось через многое пройти, – сказал Фарго.

Айви прислонилась к спинке дивана и слегка запрокинула голову. Теперь Гриффин видел ее длинную шею.

– Очень мило с вашей стороны, что вы пообещали навестить его отца. Сейчас парнишке очень нужно, чтобы кто-то подставил ему плечо.

– Джоуи еще ребенок, – проговорил Гриффин. – Он приходит к своему отцу в дом престарелых каждый день. И просто невыносимо видеть, с какой надеждой Джоуи вглядывается в лицо этого больного старика, ожидая, что тот все-таки его узнает. Я взрослый человек, но и для меня общение с моим отцом было тяжким бременем. Представляю, каково это парню, еще не вышедшему из школьного возраста.

– Сочувствую вам. Конечно, это очень непросто. – Айви вздохнула. – Да и на долю вашего отца выпало тяжелое испытание. Вы с ним были близки?

Гриффин пожал плечами. Перед его глазами снова предстал отец, такой, каким он был в молодости, – высокий, стройный, потрясающе красивый. И что от него потом осталось? Какая-то скорлупа… Вот Фредерик Фарго идет по дороге, вот он обращается к нему, Гриффину. Он так говорит, будто отдает приказы интерну в больнице. Гриффина трудно было чем-то испугать, он всегда был готов к худшему. И если что-то случалось, то обычно это еще не было тем худшим, чего он ждал. Но произошедшая с отцом перемена потрясла его до глубины души.

– Не так, чтобы очень, – сказал Гриффин. – Откровенно говоря, близости между нами не существовало.

Айви посмотрела на него и понимающе кивнула.

– А вот Джоуи, похоже, близок с отцом. Когда я была подростком, мне очень хотелось поговорить с кем-нибудь о моем отце. Его холодность и равнодушие приводили меня в отчаяние.

На этот раз Фарго осмелился взять Айви за руку. А потом, даже не думая о том, что он делает, Гриффин вдруг наклонился к ней и поцеловал в губы. И это был отнюдь не дружеский поцелуй. Айви удивилась, Гриффин почувствовал это. Почувствовал он и ее колебания, неуверенность. Но потом она ответила на его поцелуй. Сначала робко. А потом пылко, со страстью.

Гриффин на мгновение отстранился от нее – для того, чтобы заглянуть в ее глаза, чтобы дать ей время на решение. Айви склонилась к нему, ее губы почти коснулись его рта. Это было приглашением. А именно этого он ждал и на это надеялся.

Он осторожно положил ее на диван. В его поцелуе появилась горячность. Ее мягкие прохладные руки обвили его шею, заскользили по его волосам, ее тело слегка выгнулось ему навстречу. Гриффин засунул руки под ее свитер и быстро расстегнул бюстгальтер. Любопытно. Гриффин ожидал увидеть обычный белый лифчик, но он оказался кружевным, светло-розовым, с усеянными крошечными розовыми бутонами бретельками. И от него пахло ее духами, он пах Айви.

Потом Гриффин потянул вверх ее свитер и прикоснулся руками к полной белой груди. Еще мгновение, и Гриффин практически сорвал с Айви этот свитер. Она улыбнулась, и он поцеловал ее. И снова она удивила Гриффина – Айви вдруг села и оттолкнула его от себя. Он лег на спину, и Айви опустилась на него сверху. Ее обнаженная грудь прижалась к его телу, ее бедра легли на его бедра. Из горла Гриффина вырвался глухой стон, и он с силой сжал ее руки. Их глаза встретились. Он знал, что именно говорил ему ее взгляд.

У них был выбор.

Они могли бы сейчас остановиться и снова начать обсуждать расследуемое Гриффином дело, строить различные версии того, где мог теперь находиться Деклан и что он затевал. Они бы стали говорить о его невестах. И это помогло бы. Это оказало бы эффект «холодного душа». Или… или они могли бы заняться любовью.

«Я хочу любить тебя», – говорили глаза Айви. Вместо того чтобы остановить это безумие – а это было именно безумием, – Айви стала расстегивать его рубашку, ее глаза по-прежнему пристально смотрели в его глаза. В тот момент, когда ее руки прикоснулись к его обнаженной груди, Гриффин полностью потерял способность рационально мыслить и контролировать свои эмоции. Сейчас он мог только чувствовать. Чувствовать прикосновение ее полной мягкой груди к своему телу, чувствовать ее губы, накрывшие его рот, ощущать собственную эрекцию. Через несколько секунд они уже освободились от своих брюк. Гриффин с восхищением смотрел на ее изящное тело, на совершенной формы выпуклости и впадинки. Трусики Айви оказались такими же сексуальными, такими же соблазнительными, как и ее бюстгальтер. Светло-розовые и кружевные. Гриффин быстро стянул их с Айви и обнаженный лег на нее сверху. Его язык стал играть поочередно с каждым из двух розовых бутонов, и Айви застонала. Этого Гриффин уже не мог вынести.

Он вошел в нее, сначала осторожно. И посмотрел ей в лицо. Она открыла глаза, слегка приподнялась и поцеловала его. Затем ее веки опустились, и она снова застонала. Следующий его толчок был уже сильным, его руки и рот стали ласкать ее грудь. Когда стоны Айви сделались частыми, яростными и какими-то отчаянными, Гриффин почувствовал, что больше не в силах выносить эту пытку наслаждением. Его тело вздрогнуло, изогнулось, и через мгновение он рухнул на Айви. Ее сердце колотилось в груди как сумасшедшее.

– Это было восхитительно, – прошептал он ей на ухо.

– Да, мне было очень хорошо, – выдохнула она.

Они лежали так, почти не двигаясь, наверное, около получаса. Гриффину не хотелось вставать, не хотелось разрушать это волшебство. Айви, очевидно, тоже не хотелось этого. Но потом она шевельнулась под ним, и Гриффин был вынужден подвинуться и выпустить ее. Айви встала, взяла свою одежду и, не глядя на него, молча направилась в ванную.

– Айви, – позвал ее Гриффин, боясь услышать те слова, которые могли последовать за этим.

Но она ничего не сказала. И не оглянулась.

Дура, дура, дура, повторяла Айви, глядя на свое отражение в зеркале, висевшем над раковиной в ванной комнате Гриффина. Как она могла это допустить? Ведь она даже не знает, можно ли доверять этому человеку! Неужели она не способна контролировать свои инстинкты?

Смотревшее на нее из зеркала лицо было чужим, незнакомым ей. Ее кожа сияла. Голубые глаза лучились. И несмотря на то что она еще не успела одеться и босиком стояла на холодном кафельном полу, по ее телу волнами распространялось тепло.

Как было хорошо, подумала она и, закрыв глаза, снова представила себе нависшее над ней сильное тело Гриффина. Его темные завораживающие глаза снова вглядывались в ее лицо. Впервые в жизни занимающийся с ней любовью мужчина смотрел на нее. Смотрел ей в глаза. И этот взгляд устанавливал между ними особую связь. Возникшие у нее ощущения были точно такими же, как и у Гриффина. Айви знала это. Именно поэтому она поторопилась скрыться в ванной комнате.

Послышался стук в дверь.

– Все в порядке? – раздался низкий голос Гриффина.

Айви ответила не сразу:

– Да… Да, все в порядке. Я сейчас. Только умоюсь. – Она быстро включила воду. Айви казалось, что она видит, как Гриффин улыбается за дверью.

Она быстро оделась и открыла дверь. Гриффин все еще стоял в коридоре и действительно улыбался. Он уперся руками в дверной косяк. На нем были только джинсы – ни майки, ни рубашки. И выглядел он очень сексуально.

– Я… – пролепетала она. – Признаться, даже не знаю, что сказать.

– Ты, – сказал Гриффин, – очень красивая. И сейчас ты сомневаешься в том, что поступила правильно.

– Угадал.

– Мы оба не ожидали, что такое может случиться, Айви. Но я не жалею.

– Возможно, ты пожалеешь потом, – сказала она. Ее слова удивили Гриффина, и его брови вопросительно изогнулись.

– Может быть, ты хочешь что-то сказать мне? В чем-то признаться?

– В чем же? В том, что я сообщница Деклана? В том, что я вместе с ним работаю?

– Я не думаю, что ты сообщница Деклана, Айви.

Но Айви не слишком-то верила словам Гриффина.

Прежде всего Фарго детектив и обязан подозревать всех людей, тем или иным образом причастных к убийству. И следовательно, ее в первую очередь.

– Детектив Фарго, я думаю, у нас обоих было какое-то затмение рассудка, но не нужно придавать этому слишком большое значение. И еще мне кажется, что нам лучше держать язык за зубами.

Гриффин улыбнулся. Айви тоже улыбнулась, этой улыбкой давая ему понять, что сердится на него. Почему? Она не могла бы этого объяснить.

– Я серьезно, Гриффин, – сказала она. – Секс, что бы он там ни значил, может только все усложнить. А создавшееся положение и без того непростое.

– Согласен. – Он подобрал с пола свою рубашку и надел ее. – Как насчет кофе? Я сейчас сделаю нам по чашечке.

– Отличная идея, – одобрила Айви. – А потом обсудим, что нам делать дальше.

– Нам? – спросил Гриффин, направляясь на кухню.

– Нам, – повторила Айви. – Сегодня мы собираемся навестить Лауру Фрозье?

– Айви, это я расследую убийство Дженнифер Лексингтон. И это у меня на пять часов назначена встреча с Лаурой Фрозье. Я не уверен, что в твоем присутствии Лаура захочет разговаривать. Боюсь, она просто разозлится и не станет отвечать ни на какие вопросы. Мы не знаем, что она за человек и как может повести себя в этой ситуации.

Айви вошла за Гриффином на кухню.

– Но, Гриффин, ты же позволил мне присутствовать на встрече с Марой Лексингтон.

– Это совсем другое. Лаура, по всей видимости, увлечена Декланом. Вряд ли ее обрадует встреча с тобой. А Мара Лексингтон – сестра погибшей. Она готова пойти на любое сотрудничество, чтобы помочь найти Деклана.

– Я знаю, но…

– Пойми, я хочу поговорить с Лаурой и, возможно, получить от нее какую-то полезную информацию. А ты здесь только для того, чтобы я мог обеспечить твою безопасность. Ты не детектив из отдела по расследованию убийств. Ты не на работе, Айви.

– Но это и не мой медовый месяц, – парировала Айви и бросила торжествующий взгляд на Гриффина, который в этот момент стоял у плиты и ждал, когда закипит кофе. Его брови сдвинулись. – Гриффин, почему я должна сидеть, сложа руки, если могу оказать помощь? К тому же я знаю Деклана.

Он взглянул на нее:

– Нет, Айви, ты не знаешь его.

Вот еще, сердито подумала Айви. Впрочем, разве он не прав? Кого она пытается обмануть? Она действительно не знала Деклана Маклейна. Совсем не знала.

– Послушай, я не имел в виду…

– Да, Гриффин, именно это ты и имел в виду. Ты просто заставляешь меня посмотреть правде в глаза. Это, конечно, всегда полезно. Но трудно. Очень трудно. – «Господи, какая же я дура», – добавила про себя Айви. – И вот еще что… Сейчас мне просто необходимо переодеться и привести себя в порядок.

Гриффин кивнул, и Айви исчезла в комнате для гостей. Она плотно прикрыла дверь, заперла ее и прижалась к ней спиной. Глубоко вздохнула. Мысли продолжали вихрем кружиться в ее голове, она чувствовала себя совершенно опустошенной. И измученной этими размышлениями. Она уже была не в состоянии думать ни о Гриффине, ни о Деклане. Ни о невестах Деклана, ни об убийстве.

Айви окинула взглядом комнату и только сейчас обратила внимание на то, как красиво она была обставлена. Кровать укрывал мягкий темно-малиновый плед, на него так и хотелось прилечь. Ближе к окну стоял изящный шкаф красного дерева с книгами в твердых и бумажных переплетах. Айви подошла к шкафу и почитала названия книг. Здесь было все – от классической художественной литературы и современных детективов до научно-популярных журналов и комиксов.

Она посмотрела в окно. Напротив дома Гриффина на противоположной стороне улицы высились многоэтажки. Внизу по тротуарам сновали люди, закутанные в шарфы и теплые куртки. Сегодня было очень холодно. Прошла женщина с собакой, которая, казалось, плелась с большой неохотой за своей хозяйкой. Вот появилась целующаяся парочка. Все казалось таким нормальным, привычным и естественным. Но к сожалению, она, Айви, сейчас находилась совсем в другой реальности, где слово «нормальное» имело какое-то другое значение.

Интересно, где же прячется Деклан, размышляла она. И что он собирается делать дальше? На этот вопрос Айви не могла ответить. Она едва не вышла за него замуж, хотя совсем, как это теперь выяснилось, не знала этого человека. Но если бы она вышла за него, то точно уж ничего не получила бы от отца. И что бы тогда делал Деклан? Женившись на ней, Деклан бы не разбогател. Но что он собирался делать с остальными своими невестами?

Возможно, он жонглировал бы своими женами и невестами так же, как жонглировал подружками.

– Айви! – позвал ее Гриффин.

Она не была готова выйти к нему сейчас. Она даже не успела еще переодеться.

Айви быстро подошла к кровати и раскрыла свою сумку. Достала из нее джинсы, в которых она всегда комфортно чувствовала себя, и свитер кремового цвета. А также свежее нижнее белье. Быстро переоделась.

Сейчас ей было совершенно необходимо поговорить со своей лучшей подругой Аланной и рассказать ей обо всем. Сегодня вечером надо постараться встретиться с ней, решила Айви. В каком-нибудь кафе на Манхэттене они могли бы выпить по чашечке кофе. Если Гриффин станет возражать и будет говорить ей что-нибудь по поводу ее безопасности, она напомнит ему, что у Аланны тоже имеется пистолет и она знает, как им пользоваться.

Взглянув на себя в зеркало, Айви снова поразилась тому, как хорошо она выглядит. Она прикоснулась пальцами к губам. Ее губы все еще хранили поцелуи Гриффина. По телу Айви снова пробежала теплая волна.

– Айви! С тобой все в порядке?

Уже от одного его голоса с ней начинало происходить что-то странное – ее тело словно слегка покалывало иголочками.

Айви быстро подошла к двери, распахнула ее и увидела Гриффина. Его густые темные волосы все еще были взъерошены – это сделала она, а он так и не причесался.

– Тебя ждет твой кофе, – сказал он.

Айви прошла за ним в гостиную, где на столе уже стояли две чашки кофе, пачка молока и сахарница.

Гриффин сел на диван, открыл свой блокнот и сделал глоток кофе.

– Я бы хотел задать тебе несколько вопросов. Ты не знаешь, не пытался ли Деклан соблазнить кого-нибудь из твоих знакомых женщин?

Айви замерла, ее рука с чашкой остановилась на полпути ко рту.

– Соблазнить? Кого-то из моих знакомых? О чем ты, Гриффин?

– Айви, мы не можем ничего исключать. Я хочу сказать, что он мог соблазнить твою подругу или даже кого-то из твоих сестер.

Айви вспыхнула:

– Как ты можешь! Неужели ты думаешь, что я не знаю тех людей, с кем имею дело? Что я не знаю свою подругу и сестер?

– Я ничего не утверждаю. Просто думаю, что Деклан мог использовать кого-то из них в своих целях. Это могла быть даже секретарша из вашего участка.

Айви сразу подумала о Мэри Бил. Ей был двадцать один год, и она работала только до обеда. Во второй половине дня Мэри посещала занятия в местном колледже. Но эту девушку нельзя было назвать привлекательной. К тому же и характером она обладала робким. И насколько Айви было известно, она ни с кем не встречалась.

– Значит, ты хочешь сказать, что Деклан мог вступить в романтические отношения с Мэри? Но для чего бы это ему понадобилось?

– Все просто, – объяснил Гриффин. – Ему мог, например, потребоваться доступ в компьютерную систему.

– Выходит, каждый день я ходила на работу и приветливо здоровалась с женщиной, которая встречалась с моим женихом? Ты это имел в виду? Мэри и Деклан делали из меня дуру, а я об этом даже и не подозревала?

Гриффин дотронулся до руки Айви.

– Я только предположил, что такое возможно. Но исключать этого нельзя, Айви. Ведь кто-то же оставил ту надпись на твоем зеркале. Возможно, это был Деклан. Может быть, его сообщник. А может, кто-то, кого ты хорошо знаешь.

Айви заморгала, и на ее глазах появились слезы.

– Я не хочу так думать. Мне это неприятно. И я не так плоха, как ты пытаешься это представить. Конечно, я не такая изящная и элегантная, как Оливия. У меня нет такого роскошного тела, как у Аманды. Но у меня есть кое-что другое. У меня есть мозги. И доброе сердце. Поэтому меня тоже есть за что любить.

– Айви, пойми, дело совсем не в этом… Просто Деклан талантливый мошенник. Обманывать женщин – это его профессия, он всегда жил за счет этого. К твоей внешности и другим твоим достоинствам это не имеет никакого отношения.

– Не могу сказать, что твои слова меня утешили. Я должна была понять, с чем столкнулась. Почувствовать. Но видимо, мне так нужна была любовь… так, что… – Айви вдруг подумала, что ей не стоило говорить все это Гриффину. Ведь она совсем не знает его. Да, она только что занималась с ним любовью, вернее, сексом, но ей почти ничего не известно об этом человеке. Она повторяет ту же самую ошибку.

– Я уже говорил тебе, Айви, что, вполне возможно, Деклан и в самом деле любил тебя. Отец лишил тебя наследства, а Деклан тем не менее все равно намеревался жениться на тебе. Это может означать, что он действительно тебя любит, и в данном случае его интересовали не деньги.

– Отлично! От этого мне должно стать легче? Меня полюбил лживый, мерзкий тип, к тому же, как выяснилось, еще и убийца! – Айви закрыла лицо руками.

– Мы докопаемся до сути, Айви, – сказал Гриффин. – Обещаю тебе.

Айви убрала от лица руки и посмотрела на Гриффина:

– Ты сказал «мы»? Мы?

– Мы, – повторил он. – Ты ведь офицер полиции, и тебе известны все обстоятельства этого дела. Чтобы найти Деклана, мне потребуется твоя помощь.

– Я готова ее оказать.

– Но тогда тебе придется смириться с некоторыми вещами, которые тебе не нравятся. Ты должна признать, что Деклан действительно мог иметь какие-то отношения с вашей секретаршей или с какой-нибудь другой знакомой тебе женщиной.

– С какой другой женщиной?

– Ну, хотя бы с твоей подругой Аланной. Впрочем, это может быть и любая другая женщина. У мужчин, которые живут за счет женщин, везде есть подружки. Эти подружки поставляют нужную информацию или оказывают какие-то мелкие услуги. А если у такой подружки смазливая мордашка, то ее можно использовать и в другом качестве.

– Я хочу сегодня встретиться с Аланной. Она моя лучшая подруга и к тому же офицер полиции. Я приглашу ее в кафе на чашечку кофе, – сказала Айви, – и мы с ней поговорим как подруги.

Гриффин покачал головой:

– Это неправильно, Айви. Ты должна поговорить с ней как офицер полиции. Не забывай, что она тоже могла стать жертвой Деклана.

Айви закатила глаза.

– У Аланны есть жених. И она скоро выйдет за него замуж, – объявила Айви. – Она влюблена в него. И я знаю, что Аланна честный и порядочный человек. Она никогда бы не предала меня.

– Не будь так в этом уверена, Айви. Как мы можем ручаться за другого человека, если даже сами не всегда знаем, как поступим в той или иной ситуации?

– Значит, доверие не может существовать в принципе?

Гриффин отвел взгляд:

– Нет, конечно, и доверие, и вера в человека существуют в нашем мире. Нужно только помнить, что люди несовершенны. Не следует идеализировать их и требовать от них слишком много. Надо принимать их такими, какие они есть.

– Ты циник, Гриффин.

– Это правда жизни.

Айви пожала плечами:

– Я никогда не пряталась от жизни. Я, как и ты, знаю все ее несовершенства.

Он кивнул:

– Все так. И тем не менее ты, наверное, понимаешь, что, разговаривая с Аланной, ты все равно не посвятишь ее во все свои мысли. Это невозможно.

Айви опустила голову. Конечно, она не сможет посвятить подругу во все свои мысли. Разве она скажет ей, что не исключает ее связи со своим бывшим женихом? Разве она сообщит Аланне о том, что у Деклана, вполне вероятно, была подружка даже в их участке? Секретарша… Нет, она не способна говорить о таких вещах. Но теперь ей следует вести себя осторожнее. Она будет осторожна со всеми. И особенно с Гриффином Фарго.

Глава 9

В три часа дня Айви уже сидела за столиком в «Золотом олене» и смотрела в окно. Она не сомневалась в том, что Гриффин был где-то здесь неподалеку и вел за ней наблюдение. И вполне возможно, даже прицепил к ней «жучок». Если Фарго думает, что Аланна действительно каким-то образом связана с Декланом, то он вряд ли оставил бы свою подопечную одну даже в таком людном месте, как «Золотой олень».

Гриффин предупредил ее, что в сложившейся ситуации можно ожидать чего угодно, поэтому Айви следует вести себя очень осмотрительно. Гриффин сказал, что ее могут даже затолкать в машину и увезти в неизвестном направлении. Например, в лес. Да, самой бы ей такое в голову не пришло.

Гриффин определенно следил за ней, он находился где-то рядом. Но так как Айви не исключала того, что их разговор с Аланной будет прослушиваться, она не могла поговорить с подругой о Фарго, рассказать ей о том, что случилось сегодня утром в его гостиной. На его диване, если быть совсем точной…

Гриффин предупредил ее о том, что она должна вести себя естественно. Быть самой собой. Говорить с Аланной о том, о чем они всегда говорили. А они обычно ничего друг от друга не скрывали. Гриффин даже позволил ей рассказать Аланне об их визите к Маре Лексингтон и о том, что они от нее узнали. Из этого можно было не делать секрета, так как Дженнифер сама все высказала Деклану. И если исходить из предположения, что Аланна – сообщница Деклана, то для нее услышанное не будет новостью. Да, трудно сейчас предугадать, как будут развиваться события.

Увидев Аланну, направляющуюся к «Золотому оленю», Айви почувствовала большое облегчение. Аланна шла быстро и выглядела озабоченной. Она поднялась по ступенькам, открыла дверь и вошла в кафе. Заметив Айви, помахала ей рукой. Когда Аланна обняла ее за плечи, Айви вдруг вспомнила, что впервые подруга обнимала ее вот так же крепко, по-дружески, много лет назад. Тогда Аланна только что переехала в Нью-Джерси из какого-то небольшого городка в Огайо. Уже в тринадцать лет Аланна обещала стать настоящей красавицей, однако из-за слишком высокого роста и очков с толстыми стеклами время от времени она становилась объектом глупых шуток одноклассников. И было вполне естественно, что угловатая и чувствовавшая себя неуверенно Аланна потянулась к такой же робкой Айви. Как-то раз перед уроками самые популярные и, как считалось, самые красивые девочки, класса начали издеваться над Аланной и называть ее «стручком», Айви заступилась за новенькую, и тогда досталось им обеим. После уроков Айви подошла к Аланне и, обсуждая этот неприятный случай, сказала новенькой, что та сможет стать популярной девочкой в классе, если не будет дружить с ней, Айви. На что Аланна ответила, что лучше иметь одного настоящего друга, чем целую кучу ненастоящих.

После этого Аланна не раз доказывала Айви, что она действительно ее настоящий друг. Закончив школу, они вместе пошли учиться в колледж, а после колледжа обе поступили в полицейскую академию. Они всегда были вместе. Нет, Аланна никогда бы не стала сообщницей Деклана и вряд ли поддалась бы на его провокации.

– Я так беспокоюсь за тебя, – сказала Аланна. Она сняла пальто и шарф. – С тобой все в порядке? Есть какие-то новости?

Айви ободряюще улыбнулась:

– Давай сначала закажем латте. Со мной все в порядке, волноваться не из-за чего. Серьезно.

Аланна бросила внимательный взгляд на Айви:

– Ты уверена?

Айви кивнула. Подруги подошли к прилавку и заказали себе два латте и одно шоколадное пирожное с орехами, которое они собирались поделить пополам.

– Что, черт возьми, все-таки происходит? – нетерпеливо спросила Аланна. – У Деклана какие-то проблемы?

– Выяснилось, что Деклан просто-напросто вел двойную жизнь. А может, и тройную. Или даже этих жизней было еще больше. Во всяком случае, известно, что он жил с женщиной, считавшейся его невестой, и однажды утром ее нашли мертвой. И было это утром того дня, когда должна была состояться моя свадьба. Теперь это дело расследует детектив Фарго, – поделилась с подругой Айви. И еще ей очень хотелось добавить: «Я уже успела переспать с ним. И это было здорово».

– Вот это да! – опешила Аланна. – Но каким образом Деклан догадался, что Фарго – полицейский? Разве у Деклана были какие-то проблемы с законом?

Айви опустила глаза. Можно ли сказать Аланне, что Фарго и Деклан братья? Впрочем, это же не военная тайна.

– Фарго и Деклан братья по отцу, – проговорила Айви. – Когда Деклан увидел своего брата в церкви, он сразу понял, что его собирается задержать полиция.

– Айви, мне так жаль. – Аланна погладила руку Айви. – Я знаю, как ты любила Деклана.

Айви взяла двумя руками свою чашку с латте, стараясь согреться. Почему-то от слов Аланны у нее по спине пробежал холодок.

– У меня не осталось никаких чувств к нему. Нет даже намека на какие-либо чувства. Меня словно окатили ледяной водой. Все прошло, и от этого мне стало даже легче. Я вообще не понимаю, как такое могло случиться со мной. Как я могла полюбить человека, которого не существует? Ведь никакого Деклана Маклейна нет.

Аланна покачала головой, выражение ее лица стало жестким.

– Ну и негодяй.

– Но знаешь, что меня больше всего огорчает в этой истории, Аланна? Что я, вероятно, не слишком хороший полицейский. Как я могу рассчитывать на место следователя, если меня смог обвести вокруг пальца этот ловкач? Господи, ведь я чуть не вышла за него замуж!

– Айви, ты не должна ни в чем упрекать себя. У тебя не было никаких оснований подозревать в чем-либо Деклана. Ведь вас познакомила твоя мать. Она, так сказать, благословила тебя на этот союз.

Что ж, Аланна права, подумала Айви. Нельзя забывать о данном обстоятельстве. Наверняка ее мать тоже сейчас думает об этом. Айви решила, что позже позвонит Дане и успокоит ее. Скажет, что она ни в чем не виновата и что с ней, Айви, все в порядке. И еще Айви попросит мать заплатить мадам Элене в два раза больше.

– Знаешь, Айви, если тебе будет сейчас тяжело присутствовать на моей свадьбе, я могу отложить ее. Ты только скажи… Я тебя пойму.

– О Аланна! – растроганно воскликнула Айви и обняла подругу. Аланна была готова отложить собственную свадьбу ради нее. Вот это и называется настоящей дружбой. – Не делай этого, – сказала она. – Я очень хочу присутствовать на твоей свадьбе и быть подружкой невесты. И я обязательно куплю себе новое платье. Мы будем обсыпать вас лепестками цветов. На свадьбах всегда весело, все радуются, и я буду радоваться вместе со всеми. И буду чувствовать себя счастливой, потому что будешь счастлива ты.

– Правда? – Большие карие глаза Аланны наполнились слезами. – Я так расстроилась, когда предсказательница сказала, что чья-то свадьба не состоится. Я была уверена, что речь идет о моей свадьбе. И я никак не ожидала, что это случится с тобой. Мне так жаль, так жаль…

Айви улыбнулась:

– Сейчас я рада, что этого не случилось. Слава Богу! Представляешь, если бы Гриффин Фарго появился на пятнадцать минут позже! Я была бы уже женой Деклана.

– Может, тебе стоит навестить мадам предсказательницу? – предложила Аланна. – Кто знает, что она еще скажет? Может, что-то полезное?

– Но ведь она говорила, что ей дано видеть только то, что происходило в прошлом, – заметила Айви.

– И что это означает? – удивленно проговорила Аланна. – Какое еще прошлое? Когда приходила предсказательница, она видела только нас, сидевших за столом. Деклана там ведь не было. Как же она может что-то знать о его прошлом?

– Возможно, она что-то почувствовала. Какие-то флюиды, ложь, витавшую вокруг нас. Опасность… – сказала Айви и улыбнулась. Настроение у нее явно улучшилось.

На этой довольно оптимистичной ноте подруги попрощались, и каждая из них заторопилась по своим делам. Аланна отправилась на встречу с родителями своего жениха, чтобы решить, что лучше подать на свадьбе в качестве холодной закуски: лосось или рыбу-меч. А Айви намеревалась встретиться с подругой Деклана – теперь Гриффин уже не возражал против того, чтобы она его сопровождала.

Айви вышла из «Золотого оленя» на улицу и огляделась по сторонам, ожидая, что Гриффин сейчас выскочит из-за ближайшего дерева. Но он не выскочил. Совершенно неожиданно он подошел к ней сзади; Айви не слышала его шагов.

Гриффин негромко окликнул ее, и Айви вздрогнула. Господи, он так испугал ее! Но она была рада его видеть. Значит, он все время находился здесь, рядом с ней. Эта мысль успокаивала ее, но в то же время и тревожила.

Лаура Фрозье жила в Верхнем Ист-Сайде в доме своих родителей. Мать с отцом были сейчас на сафари, но в доме оставалась прислуга, выполнявшая все желания и капризы мисс Фрозье. И мажордом, и экономка, и личная помощница были к услугам Лауры.

Айви и Гриффина встретила личная помощница Лауры, которая проводила посетителей в гостиную.

– Мисс Фрозье сейчас спустится, – сказала она и исчезла. «Сейчас» растянулось на двадцать минут. Гриффину не понравилось, что их заставили так долго ждать.

– Извините, что заставила вас ждать! – звонко проговорила красивая молодая женщина, входя в комнату. Лаура оказалась гораздо привлекательнее того портрета, который уже успела нарисовать Айви в своем воображении. – У меня была массажистка. Ах, я так расстроена!

– Да? – удивился Гриффин. – И что же, позвольте узнать, так вас расстроило?

– Мой жених обманывает меня, – вздохнула Лаура, забрасывая свои прямые светлые волосы за спину.

«Итак, познакомьтесь: невеста номер три», – произнес про себя Гриффин.

– Я прилегла отдохнуть и заснула, как вдруг зазвонил телефон. Какая-то сумасшедшая женщина истерично прокричала мне в ухо, что я отбила жениха у ее сестры. Сестра эта якобы видела, как я целовалась с ее женихом. И вот теперь выясняется, что эта девушка убита. А потом я получила письмо от моего жениха – его зовут Девин, – он написал, что я ни о чем не должна волноваться. Что все это выдумки. Но что он имеет в виду, я так и не поняла.

– Вот это ваш жених? – спросил Гриффин, протягивая Лауре фотографию Деклана.

– Да, это Девин.

Через пятнадцать минут Айви и Гриффин уже обладали всей необходимой им информацией о замечательном женихе и преуспевающем банкире с Уолл-стрит, вкладывающем деньги в недвижимость. Как выяснилось, Деклан и Лаура обручились две недели назад. За месяц до этого они познакомились. Родителям Лаура пока ничего не говорила, так как боялась, что им не слишком-то понравится своевольное поведение дочери, решившей выйти замуж за человека, которого она знала всего полтора месяца. Оказывается, поступить так Лауре посоветовал Девин. Он считал, что ее родителям нужно дать время узнать его получше и полюбить.

Здорово придумано.

В течение следующих пятнадцати минут Гриффин и Айви делились с Лаурой тем, что они знали о ее замечательном женихе, который на самом деле оказался не таким уж и замечательным. Лаура зарыдала. Обливаясь слезами, она позвонила своему психоаналитику и попросила его срочно прийти к ней. Потом она вызвала своего врача.

– Лаура, вы позволите задать вам личный вопрос? – спросила Айви, когда Гриффин уже собирался уходить. – Почему ваши отношения с Девином развивались столь стремительно? Вы знали его всего полтора месяца, но уже были готовы выйти за него замуж. Что подтолкнуло вас к этому? Вы так сильно его полюбили?

Лаура шмыгнула носом.

– Он просто выбил почву у меня из-под ног, и я потеряла способность мыслить трезво. Я могу это объяснить только так.

Пообещав позвонить Гриффину в том случае, если Деклан даст о себе знать, Лаура бросилась по лестнице наверх. Еще некоторое время были слышны ее с трудом сдерживаемые рыдания. Мажордом проводил Айви и Гриффина к выходу.

– Интересно, есть ли и еще невесты? – буркнула Айви, когда они с Фарго уже шли к машине.

– Мне трудно представить, как один мужчина может крутить романы с таким количеством женщин. По-моему, это даже физически весьма проблематично, – сказал Гриффин. – Но когда речь идет о Деклане, то здесь может быть все, что угодно. Мы же знаем, что он виртуоз по этой части. А сейчас – я ничуть не сомневаюсь в этом – он обхаживает кого-то еще, кто может помочь ему на некоторое время скрыться от полиции.

– И что мы будем делать дальше? – спросила Айви, пристегивая ремень безопасности.

– У меня есть несколько идей, – сообщил Гриффин. – Для начала мы можем поинтересоваться планами как можно большего числа богатых одиноких женщин, проживающих в Нью-Йорке, чтобы узнать, не собираются ли они в ближайшее время вступать в брак. Также неплохо было бы просмотреть документы по зарегистрированным в последнее время бракам. Жениха следует искать с инициалами «Д.М.». Еще можно поговорить с родственниками и знакомыми невест – может, кто-то из них что-нибудь знает о взаимоотношениях Деклана с Дженнифер Лексингтон.

– А это зачем? – спросила Айви.

– А вот зачем. Предположим, твоя мать узнает о том, что Деклан ведет двойную жизнь. Ну например, кроме тебя, встречается еще с одной девушкой, Дженнифер. Она отправляется к ней домой и требует, чтобы та рассталась с Декланом. А потом Дженнифер находят мертвой.

Айви тряхнула головой, грустно посмотрела на Гриффина и горько усмехнулась:

– Так, теперь и моя мать стала убийцей.

Фарго взял Айви за руку.

– Это только версия, Айви. И это моя работа – смотреть на все с разных сторон и делать предположения, которые могут не укладываться в рамки общепринятого, стандартного и привычного. Мне нужно выявить все мотивы, которые могли руководить убийцей. Нельзя исключать ни одной возможности.

Айви бросила взгляд на их переплетенные пальцы и осторожно высвободила свою руку.

– Но ведь уже понятно, что убийца – Деклан. Это было очевидно с самого начала.

– Он главный подозреваемый, Айви. Но у нас пока нет неопровержимых доказательств того, что убийцей является именно Деклан. Предсмертное письмо, которое якобы оставила Дженнифер, было написано рукой Деклана. Это уже установлено. Однако выглядит несколько странным, что эта записка была найдена не сразу. Словно Деклан не очень-то хотел, чтобы ее нашли. Почему, спрашивается? А теперь рассмотрим такую версию. Да, Деклан запаниковал и написал эту записку. Но ведь он мог запаниковать не потому, что убил Дженнифер, а потому, что наткнулся на ее труп. Конечно, он сразу понял, что, кто бы ни был убийцей, подозрение в первую очередь падет на него. Поэтому он в панике написал письмо и сунул его в какой-то ящик, потому что просто не знал, что с ним делать дальше.

Гриффин вырулил на главную дорогу, и Айви откинулась на спинку сиденья.

– Я очень устала Гриффин. И мой мозг совершенно истощен распутыванием этого клубка. Сейчас мне нужно только одно – горячая ванна, а потом – миллион часов сна.

– Ванну я обещаю. И надеюсь, сегодня ночью нам дадут поспать, – сказал он.

Перед мысленным взором Фарго снова возникла Айви. Обнаженная, она лежала в ванне посреди белых облаков пены. Похоже, это будет долгая ночь.

Глава 10

Свое слово Гриффин сдержал. Айви лежала в горячей воде и наслаждалась состоянием покоя и расслабленности, бег мыслей в голове замедлился. Так как Гриффин был холостяком, он не позаботился о том, чтобы приобрести пену для ванны. Поэтому Айви просто налила в воду немного шампуня и взбила его. Закрыв глаза, она снова стала думать о той красивой девушке, о Дженнифер Лексингтон. Айви было жаль и Мару Лексингтон, она сочувствовала ее горю. Жаль ей было и Лауру Фрозье, которая вдруг начала так безутешно рыдать. Себя Айви тоже было жалко. Деклан причинил боль стольким людям. Он обманывал не только этих несчастных женщин, но и их родных, их друзей.

Он обманул и себя самого. Гриффин и Деклан – единственные, кто остался от их семьи. Но Деклан не позволял брату приблизиться, он все время держался от него на расстоянии.

В дверь ванной комнаты постучал Гриффин.

– Ничего не нужно?

«Еще раз повторить то, что было утром», – сказала про себя Айви и хмыкнула.

– Пожалуйста, чашку чая, если можно.

– Сейчас будет сделано, – весело отозвался Гриффин и уже через пять минут снова постучался в дверь. Айви позволила ему войти, и он поставил на маленький складной стульчик около ванны чашку с чаем.

– Хочешь остаться? – спросила Айви, видя, что он собирается уйти. Ее щеки вспыхнули. – Не в ванне, конечно. Я не это имела в виду. Просто… – Она не договорила.

Гриффин улыбнулся и сел на пол напротив ванны. Айви набрала в руку пены и позволила ей скатиться с ладони обратно в воду.

– Именно этим я занималась накануне моей свадьбы. То есть накануне моей несостоявшейся свадьбы. Я лежала в ванне, заполненной пеной, и рисовала себе свое будущее. Меня увлекала идея сменить фамилию. Мне не терпелось поскорее избавиться от фамилии Седжуик, которая ничего для меня не значила. И мне очень нравилось быть Айви Маклейн. Я повторяла свое новое имя про себя много раз, как заклинание: я даже написала его на салфетке, когда утром пила кофе. И в результате я все равно осталась Седжуик.

– Знаешь, что я думаю по этому поводу? Если человек хочет измениться, то для этого ему не нужно менять имя. Деклан отказался от фамилии нашего отца, чтобы порвать связь с отцом и с семьей. Он не хотел иметь с нами ничего общего. Но разве смена фамилии – выход?

– Дело в том, что моя фамилия постоянно напоминает мне об отце. Если я пишу ее где-то или ставлю подпись, я сразу начинаю думать об Уильяме. Думать и злиться. Его дети, носящие эту фамилию, не играли никакой роли в его жизни.

– И все-таки мне кажется, что ты не совсем справедлива к отцу, – сказал Гриффин. – Не забывай, он специально приходил предупредить тебя, чтобы ты не выходила замуж за Деклана.

Из глаз Айви брызнули слезы.

– А я, можно сказать, прогнала его. Сказала, что все равно выйду за Деклана. И вскоре после этого отец умер. Может быть, это я подтолкнула его к могиле.

Гриффин подвинулся к ванне и приподнял над водой руку Айви, покрытую пеной.

– Поверь, Айви, ты совсем не виновата в том, что твой отец умер. Он был болен. И потом, он же тебе не объяснил, по какой причине ты не должна выходить замуж за Деклана.

– Я не знаю, почему вдруг его стало волновать мое замужество. – Айви вздохнула. – Может, это было каким-то образом связано с работой Деклана в «Седжуик энтерпрайзис».

– Что ж, возможно, в этом действительно есть какой-то смысл. Нам нужно поговорить с коллегами Деклана. Вдруг это что-то прояснит, – сказал Гриффин.

– И еще надо побывать у адвоката моего отца. Пусть даст нам копию того письма, которое оставил для меня отец. Разумеется, ни на какое наследство я не рассчитываю, но тем не менее мне интересно знать, что же там все-таки написано. Деклан унес письмо с собой, и я так и не прочитала его. – Айви закрыла глаза. На нее снова навалилась тяжесть.

– Давай немного отдохнем от этого расследования, – предложил Гриффин, – и не будем больше говорить о нем до утра.

Айви послушно кивнула, тряхнув клоком висевшей у нее на подбородке пены. Гриффину это показалось очень забавным, и он рассмеялся. Потом протянул руку и вытер ее подбородок. Его пальцы осторожно заскользили по ее щеке. Айви повернула голову и перехватила взгляд Гриффина.

– Я солгала тебе, – сказала она. Гриффин насторожился:

– Ты о чем?

– Я сказала, что не хочу, чтобы ты забирался ко мне в ванну. Так вот, это неправда.

Он улыбнулся и начал медленно расстегивать пуговицы на своей рубашке. Казалось, Гриффин ждал, что Айви остановит его. Потому что это была плохая идея – со всех точек зрения, кроме одной. И, думая об этой единственной точке зрения, Гриффин чувствовал, как у него начинает жечь в груди. Он снял брюки и бросил их на пол. И нагой встал перед Айви. Она с восхищением окинула его взглядом. Он был великолепен, он был просто потрясающим.

Гриффин опустился в ванну, сел позади Айви. Она расположилась между его ног, спиной прислонилась к его груди. Гриффин положил свои большие ладони на ее хрупкие плечи и осторожно начал их массировать. А затем его руки вдруг скользнули к ее груди и стали нежно ее ласкать. Айви тихо застонала. Потом она села лицом к Гриффину и нащупала под водой его пенис. Стала неторопливо водить по нему пальцами, вверх и вниз.

Из горла Гриффина вырвался хриплый стон, он рывком подтянул Айви к себе и с силой прижался губами к ее рту. Айви приподнялась и снова опустилась. Руки Гриффина легли на ее бедра, и он вошел в нее. Теплая волна плеснулась в живот и грудь Айви. Затем еще одна. От легкого покачивания на этих волнах по телу Айви пульсирующим веером побежали мурашки. Гриффин зачерпнул воды и вылил ее на грудь Айви, а затем стал ласкать языком ее соски.

Он продолжал двигаться в ней; Айви положила ладони ему на плечи, закрыла глаза и отдалась наслаждению. Когда все закончилось, Айви прижалась к груди Гриффина и положила голову ему на плечо. У нее не было сил подняться. Гриффин выпустил воду из ванны, помог Айви встать и включил душ. Пузыри пены поползли с их тел вниз, к ногам. Гриффин вышел из ванны, взял большое махровое полотенце и завернул в него Айви. Другим полотенцем тщательно вытер ей волосы. При этом его взгляд ни на мгновение не отрывался от глаз Айви.

«Откуда мне знать, настоящее ли это?» – спросила себя Айви.

Эта неожиданно возникшая в голове мысль отвлекла ее, и она уронила полотенце в ванну. Гриффин достал еще одно полотенце и снова завернул в него Айви.

«Могу ли я доверять своей интуиции и своим ощущениям? – снова задала она себе вопрос. – Почему я должна думать, что это что-то особенное?»

Ведь она так же думала насчет Деклана. Она считала их отношения настоящими, она полностью доверяла ему. И оказалась в дураках. Второй раз она этого уже не сделает.

Гриффин наклонился к Айви, чтобы поцеловать ее, но она быстро отстранилась от него. Ее охватил приступ необъяснимого страха. «Если я не могу доверять себе, то тогда кому же я могу доверять?» – спросила она себя. Айви не понимала, что с ней происходит. Откуда в ней взялся этот страх? Она твердо знала только одно – сейчас ей нужно немного побыть одной. И поспать. Тоже одной.

– Мне, – пробормотала она, – мне нужно…

– Я все понимаю, Айви. Ты ничего мне не должна. Ты побывала в аду, а теперь тебе нужно прийти в себя.

Айви кивнула и быстро направилась в свою спальню. Но как только она осталась в комнате одна, то сразу же почувствовала, что ей не хватает Гриффина. Его больших теплых рук и внимательных серьезных глаз.

Зазвонил ее сотовый. Она посмотрела на высветившийся на дисплее номер. Нет, этот номер ей не был известен. Но когда Айви поднесла телефон к уху, она сразу же узнала голос звонившего ей человека.

– Не лезь в мои дела, Айви, иначе мне придется убить и тебя, и моего брата.

Услышав от Айви о звонке Деклана, Гриффин сразу же отправился в свой участок. И там с помощью специалистов попытался выяснить, откуда этот звонок поступил. Было установлено, что звонок исходил сразу из нескольких точек. Отсюда следовал вывод: либо парень хорошо разбирается в подобной технике и ему ничего не стоит, не оставив следов, провернуть подобное дело, либо у него повсюду свои люди.

Кроме всего прочего, теперь стало ясно, что Деклан за ними следит, а значит, он в курсе того, на каком этапе сейчас находится расследование. Ему известно и то, что они побывали у Лауры Фрозье. Похоже, он постоянно контактирует с каким-то человеком, с которым общаются и они.

Все то время, пока Гриффин работал со специалистами, Айви ждала его в кабинете для допросов. Ей это не слишком нравилось, потому что эта комната, надо сказать, была не слишком-то приятной. Но так, рядом с Гриффином, Айви чувствовала себя гораздо спокойнее, чем если бы она была одна. Звонок Деклана испугал ее, и Гриффин не захотел оставлять ее без присмотра в своей квартире.

Когда Гриффин, освободившись, зашел за Айви в кабинет для допросов, она что-то увлеченно записывала в свой блокнот. Айви была так поглощена этим занятием, что даже не услышала, как Гриффин сначала постучал в дверь, а потом подошел к столу, за которым она сидела. И лишь случайно обернувшись назад, она обнаружила стоящего у нее за спиной Гриффина. От неожиданности Айви подпрыгнула на месте.

– Ну как? Удалось установить, откуда был звонок?

Гриффин покачал головой.

Айви посмотрела на свои записи:

– Я тут составила список тех людей, с которыми мог контактировать Деклан. Здесь все, кто мог так или иначе помогать ему. И еще, обратившись к Интернету, я составила список богатых одиноких женщин, которых Деклан мог наметить себе в жертвы.

Гриффин не исключал того, что именно в эту минуту и Деклан занимался тем же – составлял список богатых женщин, которых он мог бы использовать в своих целях. Гриффин тряхнул головой. Ему почему-то вдруг вспомнилось то время, когда они с Декланом были еще мальчишками. Тогда Гриффин был уверен, что Деклан станет президентом Соединенных Штатов или каким-нибудь важным генералом. В детстве Деклан во всем и всегда был заводилой, бесстрашным, отчаянным, способным на неординарные поступки. К тому же его буквально распирало от множества разных идей. «Давайте сделаем это!» – кричал Деклан, и толпа восторженных мальчишек была готова воплотить в жизнь его идею. Однажды Деклан организовал марш протеста против привычки родителей загонять его, как, впрочем, и всех остальных мальчишек, домой в восемь тридцать вечера. Человек двадцать ребят нарисовали плакаты и вышли с ними на Мейн-стрит.

Но со временем проделки Деклана становились все опаснее. Он прыгал с высоких деревьев в мелкую реку, перебегал через рельсы перед несущимся на большой скорости поездом. А потом он начал кидать камни в кошек, мучить собак. Было кое-что и похуже.

Гриффин снова тряхнул головой, стараясь избавиться от воспоминаний.

– Сейчас мы вернемся ко мне домой и сделаем то, что и собирались сделать, – мы до самого утра больше не будем говорить о расследовании. Для этого будет предостаточно времени завтра.

– Хочешь сказать, что ты сможешь спокойно уснуть? – Айви провела рукой по своим мягким светло-каштановым волосам. – Мне кажется, я всю ночь буду ворочаться с боку на бок. Вряд ли мне сегодня удастся выспаться.

– Я расскажу тебе какую-нибудь ужасно скучную историю, – усмехнулся Гриффин. – И ты уснешь, даже не дослушав ее до конца.

Она улыбнулась, встала и убрала ручку и блокнот в свою сумочку.

– Мне почему-то кажется, что твои истории просто не могут быть скучными.

– О, поверь мне, – сказал Гриффин, открывая перед Айви дверь, – скучные истории – мой конек. Ты просто плохо меня знаешь. Я расскажу тебе о своей последней поездке в Большой каньон. Я тщательно изучил это место, его историю, геологическую карту. Ты уснешь через две секунды после того, как я начну выкладывать тебе все это.

Айви весело рассмеялась, хотя и не ожидала от себя такой реакции.

– Может, ты и прав.

Двадцать минут спустя они уже входили в квартиру Гриффина. Айви не стала заходить в свою спальню, а сразу же отправилась в комнату Гриффина и прямо в одежде прилегла на его кровать. Взглянув на нее, он вдруг почувствовал, как внутри у него потеплело.

Он был нужен ей. Уже очень давно у Гриффина не было подобного ощущения. Ведь так давно в нем никто не нуждался.

Гриффин прилег рядом с ней; Айви прижалась к нему с трогательной доверчивостью.

– Так что там насчет геологической карты?

Он улыбнулся:

– Ну, слушай. Итак, ширина Большого каньона – семь тысяч миль, а его глубина – сорок семь футов, – проговорил он монотонным голосом, лишенным какого-либо выражения. Гриффин и понятия не имел, каковы были на самом деле размеры каньона, он придумал все эти цифры по ходу дела. – Каждый год десятки тысяч туристов…

Он продолжал и продолжал говорить, придумывая все новые несуществующие подробности, и наконец дыхание Айви замедлилось, стало ровным и глубоким. Она заснула. Гриффину не хотелось вставать и уходить от нее. Ему нравилось вдыхать аромат ее волос, нравилось ощущать, как ее рука во сне сжимает его руку.

Айви проснулась от пульсирующей в правом виске боли и от запаха жареного бекона. Казалось, этот запах каким-то странным образом усиливает ее боль. Она медленно поднялась и села на кровати. В течение нескольких секунд Айви не могла понять, где она находится. Но потом вспомнила – она, оказывается, всю ночь проспала в постели Гриффина. В постели чужого мужчины. Перед ее мысленным взором снова возникло его улыбающееся лицо с темными глазами. Она увидела его губы, крупные, чувственные, красиво очерченные.

Он всю ночь держал ее в своих руках. Айви улыбнулась. Ему пришлось это сделать.

Айви продолжала улыбаться, хотя ее голова просто раскалывалась от боли. Она вспомнила, как Гриффин рассказывал ей о Большом каньоне.

А потом она вспомнила о телефонном звонке.

«Не лезь в мои дела, Айви, иначе мне придется убить и тебя, и моего брата».

Она прижала пальцы к вискам и слегка потерла их. Да, ей трудно было поверить в то, что Деклан – убийца. Одна ее часть, разумная, мыслящая логически, говорила ей, что Деклан и есть тот самый человек, который убил Дженнифер Лексингтон. Но другая ее часть, та, которая любила Деклана, которая мечтала о будущем с этим человеком, никак не могла примириться с мыслью о том, что ее бывший жених – преступник. Но так было до тех пор, пока она не услышала его голос в трубке. Голос, который угрожал ей. Угрожал Гриффину. Деклан угрожал своему собственному брату.

Айви закрыла глаза и попыталась снова погрузиться в то безмятежное, спокойное состояние, которое она испытывала, лежа в объятиях Гриффина. Вернуть то ощущение безопасности. Большие и крепкие руки Гриффина обнимали ее и защищали, баюкали, ласкали. С ней такого никогда раньше не бывало.

Айви очень рано поняла, что рядом с ней никогда не будет ее «папочки». И смирилась с этим, хотя это было совсем не просто. Она должна была привыкнуть не только к физическому отсутствию отца рядом с ней, но и к отсутствию защищенности, к тому холодному ветру, который так часто врывался в ее жизнь. Возможно, в мужчинах она искала именно защиту, надежность и безопасность. Отношения с Декланом много значили для нее, но он не мог дать ей защиты. У Айви даже начало появляться такое ощущение, что эту самую защиту она должна была обеспечить для Деклана. И вероятно, поэтому существовавший в их связи глубинный дискомфорт заставлял ее время от времени сомневаться в правильности своего выбора.

Айви росла без отца, но и отношения с матерью тоже трудно было назвать близкими. Дана предпочитала проводить время со своими подругами, ходить на вечеринки, ездить отдыхать на природу. Мать не интересовала всякая «ерунда», касающаяся жизни ее дочери: кто кого обидел в школе, кто кого толкнул, на какую тему им задали писать сочинение, почему Айви солгала учительнице. И это тоже способствовало укреплению дружбы между Айви и Аланной. Айви могла во всем положиться на свою подругу. Эта дружба помогала Айви преодолевать все кризисы, случавшиеся в ее жизни.

Уже в школе Айви научилась полагаться только на себя. И еще на свою подругу. В средних классах школы Айви часто обижали мальчишки. Встретив ее в коридоре или на улице, они, бывало, кричали ей: «Эй, Гладильная Доска, где твои сиськи? Может, ты и не девчонка вовсе? Давайте-ка проверим». И пытались залезть ей под платье. Сначала после такого Айви прибегала домой вся в слезах и долго рыдала, чего, впрочем, никто не замечал. Но потом она поняла, что ее обидчики – просто отбросы общества, и в дальнейшем такие подростки становятся преступниками, ворами и убийцами. Может, для того, чтобы бороться с этими подонками и мучителями, она и пошла работать в полицию. В старших классах она стала много читать. С жадностью проглатывала самые разные книги – и художественную литературу, и научные труды по праву и криминалистике. Уже в то время Айви знала, что она обязательно будет работать в правоохранительных органах. Вот тогда-то она сумеет ответить своим мучителям. Глупых хихикающих девчонок она просто не будет замечать. А если ее будут обижать парни, она сможет поставить их на место при помощи какого-нибудь приема карате.

Став взрослой, Айви смогла избавиться от своих детских комплексов и стать уверенной в себе женщиной. Но она никак не ожидала, что у того мужчины, за которого она собиралась выйти замуж, существует и другая сторона – черная, пугающая, отталкивающая. Она не привыкла к тому, чтобы ее защищали и опекали. Хотя, конечно же, ей очень хотелось этого. Это, черт возьми, так приятно.

Айви почувствовала, что головная боль начала постепенно отступать. Она прислонилась к спинке кровати и окинула взглядом комнату Гриффина. Эта комната отражала характер своего хозяина. Все здесь выглядело добротным, функциональным и целесообразным. Простым и в то же время красивым. И надежным. Айви снова легла и натянула одеяло до самого подбородка. Кажется, она могла бы вот так пролежать целый день до самого вечера. Никогда раньше у нее не было такого чувства, что все свои дела можно взять и переложить на кого-то другого, кто знает, что такое взаимовыручка. А Гриффин был именно таким – он мог взять ответственность на себя. И еще он отлично готовил, что доказывал несущийся с кухни аппетитный запах.

Айви выбралась из кровати, быстро сполоснулась под душем и слегка подкрасилась. Так, немного тонального крема, чтобы скрыть темные круги под глазами, и чуть-чуть румян, чтобы придать лицу свежий вид. Потом она подкрасила ресницы. Все, теперь она выглядела бодрее. Через минуту Айви была уже в своей комнате. Она надела черные джинсы, черные туфли без каблуков, белую рубашку на пуговицах и отправилась на кухню, куда разносившийся по всей квартире запах еды влек ее все сильнее и сильнее.

– Доброе утро, – весело проговорил Гриффин, раскладывая яичницу по тарелкам. – Надеюсь, ты проголодалась?

– Да, и очень сильно. Как это ни удивительно. – Айви улыбнулась. Вернувшийся к ней аппетит был хорошим знаком – она приходила в себя. События последних двух дней странным образом начинали бледнеть в ее памяти и отступать на задний план. Даже угрозы Деклана сейчас уже не пугали ее. Ведь с ней Гриффин, и на него она могла положиться. – Спасибо, – сказала она и села за стол. Гриффин сварил и кофе. И еще он поставил перед ней стакан апельсинового сока и вазочку с красным виноградом.

– Хорошо спала? – спросил он и отпил глоток кофе.

– Да, благодаря тебе, – ответила она.

Гриффин пристально посмотрел ей в глаза. У него было такое выражение лица, как будто он не ожидал услышать от нее эти слова. Айви тоже смотрела на него. Пробивающиеся сквозь жалюзи лучи света поблескивали в его черных волосах. На нем был темно-зеленый свитер с треугольным вырезом, в котором виднелась белая футболка. Голубые джинсы выглядели слегка потертыми и очень сексуальными. Он был пугающе красивым, его мужское начало заявляло о себе громко и недвусмысленно. Айви отвернулась.

Настало время заняться делами. Эту ночь она провела в объятиях Гриффина, забыв обо всех своих неприятностях и проблемах. Но яркий утренний свет снова заставлял ее вернуться к реальности.

– Гриффин, Деклан сказал, что я не должна «лезть в его дела». Как ты думаешь, о каких делах идет речь? О его любовной жизни? Или о чем-то еще?

Он положил в рот кусочек бекона.

– Его любовная жизнь – это его бизнес. Мое начальство считает, что в ближайшие пару дней мы должны вести себя тихо. Залечь на дно, так сказать. Пусть Деклан думает, будто ему удалось испугать нас.

– И тогда у него возникнет ощущение уверенности в своих силах и ему будет казаться, что он в безопасности. – Айви кивнула. – Правда, при сложившихся обстоятельствах нам будет трудно ничего не делать. И все же, хочу признаться, я рада, что мы сможем немного передохнуть.

Неожиданно в дверь постучали. Гриффин быстро встал и жестом приказал Айви пройти в гостиную. Сам он на цыпочках подошел к входной двери и достал пистолет.

– Кто там? – спросил он.

– Счастливая парочка! – послышался бойкий мальчишеский голос.

Гриффин убрал пистолет и бросил на Айви успокаивающий взгляд. Затем открыл дверь, и в квартиру вошел Джоуи с хорошенькой блондиночкой с косичками и в очень короткой юбке.

– Мы обручились! – объявил Джоуи и поднял вверх их с девушкой переплетенные руки. На ее пальце поблескивало скромное металлическое колечко.

Обручены? Но ведь Джоуи еще даже не закончил школу! Ему только что исполнилось восемнадцать.

– Это, – Джоуи обнял свою подружку, – Джулианна. Моя невеста. Черт, как мне нравится это говорить. Моя невеста, моя невеста…

Гриффин и Айви переглянулись. Гриффин облегченно выдохнул, но Айви все еще чувствовала себя несколько напряженно.

– И вы первые узнали об этом! – торжественно объявил Джоуи и провел рукой по своей голове. Из-за взлохмаченных волос он выглядел сейчас еще моложе, чем был на самом деле. – Мы даже нашим родителям еще не сказали. Нам нравится, что у нас есть секрет.

– Приятно познакомиться, Джулианна. – Гриффин пожал руку своей гостье, а затем представил Джулианне Айви, и все четверо отправились на кухню завтракать.

Айви была готова поклясться, что эта парочка давно уже ничего не ела. Никто из них и готовить-то, наверное, не умеет, подумала она. Возможно, у них и денег нет.

– Классное колечко, да? – спросила Джулианна и положила на тост яичницу с куском бекона. – Мы купили его всего за двадцать баксов.

Взгляд Айви скользнул по голове Джулианны. Ее светлые волосы были заплетены в несколько косичек, торчащих в разные стороны. Вид эти косички имели какой-то неестественный, к тому же они почему-то не двигались, когда Джулианна мотала головой. На ней было надето сразу несколько кофточек, чуть раскосые глаза подведены черными толстыми стрелками. И несмотря на все это, Джулианне не удалось себя испортить. Она все равно была красивой, хотя эта красота и казалась слишком уж экзотической и экстравагантной.

– А когда у меня будет хорошая работа, я куплю ей вместо этого кольца кольцо с настоящим бриллиантом. В один карат, – добавил Джоуи. Кусок бекона с молниеносной скоростью исчез у него во рту. – Ну и вкуснятина! Нам тоже придется научиться готовить, когда мы будем жить вместе, – пробубнил Джоуи с набитым ртом и потянулся к Джулианне, чтобы поцеловать ее в щеку.

– А где вы собираетесь жить вместе, – спросил Гриффин, – если Джулианна делит квартиру со своими подружками?

Челюсти Джоуи на мгновение перестали двигаться.

– Мы будем только приходить ночевать в ее комнату, а потом найдем себе какую-нибудь маленькую квартирку. Мы уже кое-что присмотрели.

– Но ведь это недешево. Наверное, как минимум долларов двести пятьдесят, – сказал Гриффин. – Если, конечно, вы хотите без тараканов.

Джулианна сморщила свой хорошенький носик.

– Ненавижу тараканов и клопов.

– Не волнуйся, – сказал Джоуи. – Как только я найду работу, наш общий доход сразу же значительно увеличится, и мы сможем снять что-то типа студии. Там будет чудесно. И никаких тараканов.

«Если вам и удастся это сделать, то только не в этом городе», – хотела сказать им Айви, но прикусила язык. Джоуи и Джулианна неизбежно столкнутся с реальностью, как только откроют любую газету с объявлениями о продаже и аренде недвижимости. Айви с трудом сдерживалась, чтобы не подскочить к этим благодушно настроенным инопланетянам и не закричать: «Господи, детки, да вы точно сошли с ума! Вы еще слишком молоды! Что вы знаете о жизни? Джоуи, ты должен закончить школу. И забудьте о всяких глупостях типа обручения и женитьбы лет до… тридцати!»

– Если ты и найдешь себе какую-нибудь работу и будешь подрабатывать по вечерам, это все равно не решит вашей проблемы с деньгами. Много за такое не заплатят. – Гриффин тоже едва сдерживал себя. – Может, лучше отложить свадьбу и совместное проживание до тех пор, пока Джоуи не закончит школу?

– Со школой уже все закончено, – сказал Джоуи, подкладывая себе в тарелку еще кусок яичницы. – Я бросил ее.

Гриффин похолодел.

– Что?! – хрипло крикнул он. – За три месяца до окончания? Это невозможно, Джоуи. Твой отец не одобрил бы этого.

Черт, мысленно одернул себя Гриффин. Он не собирался разыгрывать карту «отец бы не одобрил», но сама ситуация толкнула его на это. Да ведь это и в самом деле было правдой.

Щеки Джоуи вспыхнули.

– Послушай, Гриффин, я очень уважаю тебя, но ты не можешь знать, что одобрил бы и чего не одобрил мой отец. Я думаю, что прежде всего он хотел бы видеть меня счастливым. А Джулианна делает меня счастливым. Мне уже восемнадцать, и я могу поступать так, как хочу.

Взгляды Гриффина и Джоуи встретились.

– Да, ты действительно можешь поступать, как хочешь. Но быть взрослым – значит, по-взрослому решать проблемы и ответственно подходить к своему выбору. То, что ты выбрал сейчас, может разрушить твое будущее.

Джоуи пожал плечами и положил еще один кусочек бекона на свою тарелку.

– У меня все будет в порядке.

Гриффин посмотрел на Айви, потом снова на Джоуи:

– Где ты ночевал прошлой ночью? Ты домой заходил?

Джоуи сжал губы, его вилка с куском бекона застыла на полпути ко рту.

– Нет.

– Родители, вероятно, просто сходят с ума от беспокойства, – заметила Айви.

– Они беспокоятся только о себе! – зло бросил Джоуи. – Им на меня наплевать. И на моего отца. Кроме отца, у меня нет родных. Мне восемнадцать, и я сам решу, что для меня лучше.

– И что же, по твоему мнению, для тебя лучше? – поинтересовался Гриффин.

– Для меня лучше, если мой отец будет жить вместе со мной. С нами, – стиснув руку Джулианны, добавил он.

Айви заметила, что по лицу Джулианны разлилась меловая бледность. Она тоже положила свой кусок бекона на тарелку. Похоже, и у нее исчез аппетит. Айви была убеждена, что все эти прекраснодушные мечтания юных любовников тут же улетучатся, едва в окно ударит ветер суровой действительности.

Джулианна вдруг поднялась со своего стула и стала расхаживать взад и вперед по кухне. Потом снова села. Айви смотрела на нее и думала о том, что девушку, похоже, волновали сейчас вовсе не помолвка и предстояшее замужество, способное коренным образом изменить ее судьбу и судьбу Джоуи, а разворачивающаяся в данную минуту на кухне Гриффина драма. Джоуи тоже беспокоился совсем не о том, о чем, казалось бы, следовало. Больше всего его занимал вопрос, будет ли его отец жить с ним и с его невестой или он навсегда останется в доме престарелых. Но ведь не нужно быть провидцем, чтобы понимать, что очень скоро Джулианне надоест эта проблема с отцом Джоуи, а потом ей надоест и сам Джоуи. И это будет началом конца.

– Мы прямо сейчас пойдем к моим родителям и все им расскажем, – сказал Джоуи. – Они, конечно, начнут беситься, но мы готовы к этому.

Гриффин выдохнул:

– Джоуи, я не узнаю тебя.

– Ничего удивительного. Я стал другим, – сказал Джоуи. – Пошли, Джул.

– Ты не сможешь устроиться на хорошую работу без школьного аттестата, – предупредил его Гриффин. – И тогда о приличной квартире можешь даже не мечтать. И о деньгах можешь забыть, и о еде, и обо всем другом.

– Я получу аттестат, – возразил Джоуи. – И поступлю в колледж. Это все, конечно, займет немного больше времени, но…

Гриффин покачал головой:

– Знаешь, что ты делаешь сейчас? Рубишь сук, на котором сидишь. Не надо настраивать родителей против себя. Ты просто разрушаешь свое будущее. Но хуже всего то, что в этой ситуации сильнее всего пострадаешь ты сам.

– Черт, – разочарованно пробормотал Джоуи, – я-то думал, ты на моей стороне. – Он поднялся из-за стола и взял еще один тост. – Пошли, Джул. Уходим отсюда.

Джулианна улыбнулась Айви и Гриффину:

– Спасибо за завтрак.

Когда за парочкой закрылась входная дверь, Гриффин закатил глаза и раздраженно фыркнул:

– Ишь, какая разговорчивая! «Спасибо за завтрак!» И это все, что она сказала!

– Еще она сказала, что кольцо стоило двадцать баксов, – заметила Айви.

– Он не бросит школу, – сказал Гриффин. – Только через мой труп.

На лице Айви мелькнула улыбка.

– Тебе, я вижу, действительно небезразлична судьба этого парня.

Гриффин плюхнулся на диван и откинулся на его спинку.

– Да, небезразлична.

– Мне кажется, все кончится гораздо раньше и благополучнее, чем ты думаешь. Вряд ли Джоуи бросит школу или сбежит в Лас-Вегас. Ты видел лицо Джулианны, когда Джоуи сказал о том, что его отец будет жить с ними?

Гриффин одобрительно посмотрел на Айви:

– Вот это хорошая работа, офицер Айви Седжуик.

Айви грустно улыбнулась:

– Она разобьет ему сердце. Очень скоро. И все эти грандиозные планы, касающиеся переселения отца Джоуи, улетучатся, как утренний туман. Ему будет очень больно. Вот тогда-то ты будешь ему нужен.

Гриффин кивнул:

– И я буду рядом. Если он, конечно, не бросит школу. Этого я не смогу принять. – Он глубоко вздохнул. – В свое время Деклан тоже бросил школу. Ты знала об этом?

Нет, Айви этого не знала. Она покачала головой:

– Мне он говорил, что учится на последнем курсе Нью-Йоркского университета и что он отличник. – Айви села рядом с Гриффином, тоже откинулась на спинку дивана и стала рассматривать потолок. – Я, как последняя дура, верила всему, что он говорил. Он ведь работал в «Седжуик энтерпрайзис», так что у меня не было причин сомневаться в правдивости его заявлений. Все выглядело естественно, и казалось, что так и должно быть.

– Ему оставался год до окончания школы, – сказал Гриффин. – Я тогда уже учился в колледже, а вечерами подрабатывал. Я всеми силами старался заставить Деклана закончить последний класс. Даже предложил ему жить вместе со мной. Но он, видимо, решил, что отчима с матерью обманывать легче, чем меня. Деклан продолжал жить с матерью и отчимом и продолжал вешать им лапшу на уши о своей замечательной работе. Он говорил им, что занимается составлением компьютерных программ для Ай-би-эм и «Майкрософт».

– Но тогда он должен был приносить домой деньги.

– Он начинал как ростовщик, потом связался с бандой, занимавшейся угоном машин. Но очень скоро Деклан понял, что куда проще получать деньги от влюбленных в него богатых и ничего не подозревающих женщин.

По спине Айви пробежал холодок. Она нахмурилась.

– Послушай, я не имел в виду…

Айви взяла себя в руки и спокойно улыбнулась:

– Я знаю, что ты не имел в виду меня. Я не богатая женщина, и в ближайшее время богатство на меня не обрушится. Я всего лишь офицер полиции, получающий весьма скромную зарплату.

– Значит, ты абсолютно уверена в том, что отец не оставил тебе денег? – задал вопрос Гриффин.

Айви кивнула:

– В этом у меня нет никаких сомнений. Но все равно я хочу сходить к адвокату отца и взять у него копию письма, которое я так и не прочитала.

Зазвонил сотовый телефон Айви. Это оказалась Аланна.

– Айви, у меня плохие новости.

Опять плохие новости? Айви похолодела.

– Говори.

– У тебя в доме кто-то побывал, – сказала Аланна. – Там все перевернуто вверх дном. Картина ужасная, – добавила она. Айви показалось, что Аланна хотела сказать что-то еще, но потом передумала.

– Что-то еще?

– Новое послание для тебя. На этот раз записку напечатали на листе бумаги.

– И что там написано? – стараясь придать своему голосу твердость, спросила Айви и закрыла глаза.

– Эта записка была приколота к стене. Мне кажется, Айви, тебе нужно поехать домой. И пусть с тобой поедет детектив.

– Аланна, что там написано? – повторила свой вопрос Айви, ее голос задрожал от напряжения.

Аланна все еще колебалась. Наконец она проговорила:

– Хорошо. Передаю дословно: «Я не думал, что спать с братьями – это твой стиль, мисс Ханжа. Но это даже к лучшему. Мне будет легче убить шлюху. Одной пулей обоих».

Глава 11

Гриффин и Айви тут же направились к ней домой. Оба пребывали в подавленном настроении. Теперь было совершенно ясно, что кто-то задался целью терроризировать Айви до тех пор, пока она не перестанет заниматься расследованием убийства вместе с Гриффином. Пока она не перестанет «лезть» в дела Деклана. Гриффин сказал Айви, что это вторжение в ее дом лишь предупреждение. Следующей целью Деклана будет она сама.

Так кто же стоит за всем этим? Чьих рук это дело? Деклана или одной из его подружек?

Напечатанная на обычном листке бумаги записка не давала возможности за что-то зацепиться. Некто знает, что расследующий дело детектив и Айви проводят много времени вместе. Но о том, что у них был секс, этот неизвестный наблюдатель знать не мог. Он может только строить предположения и делать вид, будто ему известен каждый их шаг.

Откуда Деклан – или его сообщник – получил эту информацию? Не мог же Деклан вот так запросто заявиться в полицейский участок в Эпплвуде! Ведь там многие знают его в лицо. Если бы он только попытался туда сунуться, его бы тут же схватили и отправили в тюрьму. Правда, Деклан мог каким-то образом изменить свою внешность и стать неузнаваемым.

Гриффин посмотрел на Айви, которая стояла посередине комнаты, куда больше похожей на поле битвы, чем на гостиную в тихом спокойном районе. Айви выглядела совершенно беспомощной, казалось, она вот-вот разрыдается.

Диван был вспорот ножом, и из него клочьями торчала белая набивка. Два книжных шкафа лежали на полу, засыпанном книгами, журналами, осколками ламп и цветочных горшков, растерзанными растениями. Разглядывая все это, Гриффин отметил про себя одну особенность, которая его поразила и которая была, так сказать, нетипичным элементом для подобных явлений. Разумеется, ему и раньше случалось наблюдать последствия таких вторжений в чужие дома, но он никогда не видел, чтобы вандалы с такой жестокостью и остервенением расправлялись с мелкими личными вещами хозяев. Например, стоявшая на каминной полке музыкальная шкатулка была разбита в щепки. Фотографии Айви и ее сестер валялись на полу в таком виде, что скорее всего неизвестный разрушитель топтал их ногами. Стекла и рамки разлетелись на множество мелких осколков, а на самих фотографиях виднелись полукруглые вмятины. Словно от каблуков ботинок. Все это говорило о пристрастном отношении к Айви, о существовании какой-то личной обиды. Возможно, все это сделала женщина. Другая женщина. Та женщина, которая не могла смириться с тем, что Деклан собирается жениться на женщине, у которой нет за душой ни цента. Значит, Деклан любил Айви.

Теперь Гриффин хорошо понимал это. Деклан действительно любил Айви. Иначе почему бы он хотел жениться на ней? Денег у нее не было. Никакого наследства отец ей не оставил. Будучи честным полицейским, она не стала бы покрывать проделки Деклана. Как только она узнала бы правду о том, кем на самом деле является Деклан, она тут же избавилась бы от него.

Сомнений нет, Деклан любил Айви. Но другой женщине, которая существовала в жизни Деклана, это не нравилось. И эта женщина должна была очень хорошо знать Айви и все перипетии ее отношений с Декланом. Но тогда почему погибла Дженнифер Лексингтон, а не Айви? Возможно, Деклан убил Дженнифер потому, что она собиралась предать огласке правду о деятельности Деклана и он боялся лишиться своего бизнеса. А этот акт вандализма, имевший место в квартире Айви, вполне возможно, был просто местью женщины, которая поняла, что ее используют лишь ради денег, а любят совсем другую. Хотя та же самая оскорбленная женщина вполне могла и убить Дженнифер Лексингтон, чтобы загнать Деклана в ловушку.

Может быть. Очень много всяких «может быть». Чересчур много. И чересчур много всяких версий и сценариев.

Айви подняла с пола фотографию, на которой она была снята с сестрами. Осторожно вытащила ее из разломанной рамки – осколки стекла со звоном посыпались на пол. Чтобы дать Айви время немного прийти в себя, Гриффин оставил ее одну и прошел в спальню. Он прекрасно знал, что за картина сейчас предстанет перед его глазами. Простыни и покрывало на кровати будут искромсаны в клочья, а возможно, испачканы кровью свиньи.

Вот это да! Какая гадость! Теперь никаких сомнений – все это дело рук ревнивой любовницы. Сообщница Деклана просто сошла с ума. Возможно, Деклан признался ей в том, что он любит Айви, и женщина набросилась на него с кулаками. Скорее всего они даже подрались. Вполне вероятно, что Деклан был расстроен, зная, что Айви сейчас живет в квартире Гриффина и находится рядом с ним постоянно. Как бы то ни было, но Гриффин теперь понимал, что ему следовало искать двух людей – Деклана и его неизвестную любовницу.

Гриффин почувствовал, что Айви вошла в спальню. Он обернулся. Айви стояла у двери. Гриффин поразился тому, каким бледным было ее лицо. Казалось, еще немного, и она потеряет сознание. Айви медленно, словно через силу, прошла к туалетному столику. Закрыла лицо руками и заплакала. Опустилась на колени.

Гриффин подбежал к ней и положил руки ей на плечи.

– Что такое, Айви? Что с тобой?

Она заговорила не сразу:

– Знаешь, когда я впервые увидела отца, мне было семь. Можешь это себе представить? Тебе известно, что у тебя есть отец, но он почему-то не приходит к тебе. Мне было четыре, потом пять, потом шесть, и я все ждала его. А потом тебе говорят, что он мерзавец и что ему нет до тебя дела.

– Айви, мне так жаль… – прошептал Гриффин, гладя ее по волосам.

– А потом, когда мне было семь, мы наконец с ним встретились. Он забрал меня и моих сестер с собой в Мэн. Там мы должны были провести две недели летних каникул. В первый же день нашего пребывания в его доме отец показал нам большую морскую раковину и сказал, что она всегда напоминала ему о нашем существовании. Я еще, помнится, тогда удивилась и подумала, как эта раковина могла напоминать ему обо мне, если он никогда в жизни меня не видел. Потом я, конечно, вспомнила, что мать регулярно бомбила отца письмами с моими фотографиями. Она довольно часто писала ему. Отец взял мою руку и вложил мне в ладонь эту раковину. Не знаю, почему он выбрал именно меня, а не кого-то из моих сестер… Он сказал: «Я даю ее тебе, потому что в этой раковине поет океан, а ты сможешь услышать это лучше других». – Айви пожала плечами: – Тогда я не поняла, что имел в виду отец, но не стала задавать ему никаких вопросов. У меня всегда было ощущение, что придет время, когда я обязательно догадаюсь, что именно он хотел сказать мне. В двенадцать лет я стала говорить себе, что, прикладывая раковину к уху, я всегда буду чувствовать любовь отца. Этот поющий океан скажет мне то, что не смог сказать отец. – Айви посмотрела на Гриффина. В ее глазах дрожали слезы. – Глупо, правда?

– Вовсе нет, Айви, – сказал Гриффин. – И я думаю, что ты была права.

– Это единственная вещь, которую он подарил мне.

Гриффин почувствовал, как сжалось его сердце.

– И эта раковина тоже разбита?

Айви покачала головой и улыбнулась сквозь слезы:

– Как ни странно, но это, похоже, единственная вещь в доме, которая не пострадала. А это самое дорогое, что у меня есть.

Гриффин посмотрел на большую бело-розовую раковину, лежащую на туалетном столике.

– Кто из твоих родных и друзей знает, что эта раковина значит для тебя?

– Мои сестры. Отец позже и им подарил такие же. Еще очень давно я рассказала об этом Аланне. И Деклану, разумеется. Еще я часто писала об этой раковине в своем дневнике. Последний раз я писала о ней ночью перед своей свадьбой.

– Думаю, надо найти этот дневник, – сказал Гриффин, но у него было предчувствие, что дневника Айви в доме уже нет.

Все ящики письменного стола были выдвинуты, их содержимое валялось тут же на полу. Айви окинула взглядом свои разорванные тетради, сломанные ручки, рассыпавшиеся веером книжные листы и покачала головой:

– Его тут нет.

– Думаю, его украли еще до этого погрома, – сказал Гриффин. – Скорее всего его унес тот человек, который оставил надпись на твоем зеркале. Но я не могу сказать, сделал ли это Деклан или его сообщница. Впрочем, вполне возможно, что они побывали тут вместе.

– Айви!

Гриффин обернулся и увидел вбегающую в спальню Аланну. На ее глазах блестели слезы.

– Какой ужас! – воскликнула она, обнимая Айви. – Я возвращалась сейчас в участок. Мне нужно срочно написать отчет. Еду и вдруг вижу, что у Айви входная дверь открыта. Разумеется, я сразу же остановилась и зашла в дом. Господи, что же здесь творится?!

Гриффин посмотрел на Аланну, обнимающую Айви. Почему он вдруг начал подозревать эту женщину? Она так искренне выражает свое сочувствие. Ничего подозрительного в ее поведении он не заметил. Возможно, ему показалось немного странным то обстоятельство, что в ту первую ночь Аланна как-то слишком неожиданно появилась у дома Айви. Что она тут делала? Инстинкт детектива постоянно напоминал Гриффину об этом эпизоде. Но объяснения Аланны были вполне разумными, и все выглядело правдоподобно, и все же что-то не давало Гриффину покоя.

– Я не хочу здесь оставаться, – сказала Айви. Она взяла раковину и положила ее в свою сумку.

– Айви, – послышался голос из гостиной. На пороге спальни возникла фигура в форме полицейского. Это был коллега Айви, офицер полиции из участка в Эпплвуде. – Айви, нам бы хотелось, чтобы ты ответила на некоторые вопросы. Не беспокойся, это всего лишь стандартная процедура, сама знаешь. А потом мы поможем тебе навести здесь порядок.

Айви послушно кивнула и на негнущихся ногах направилась в гостиную, где ее, как оказалось, уже поджидали несколько полицейских.

Аланна снова окинула взглядом спальню. На ее лице застыло выражение ужаса. Никаких признаков фальши, неестественности или вины.

– Офицер Мур, мне кажется, да я даже уверен в этом… – Гриффин сделал паузу и внимательно посмотрел на Аланну. – У Деклана есть сообщник. Вернее, сообщница. И эта женщина хорошо знает Айви. Нет ли у вас каких-то предположений, кто бы это мог быть? Кто бы мог вот так, скажем, подпасть под влияние Деклана? – Фарго продолжал наблюдать за Аланной. Если сообщница действительно Аланна, то она, возможно, выдаст себя чем-нибудь. А если это не Аланна, то не исключено, что она могла бы подкинуть какую-нибудь версию.

– Айви окружена хорошими людьми, – сказала Аланна. – И эти люди любят ее, они не способны на такую подлость. Может, это та, другая невеста Деклана?

– Возможно, – ответил Гриффин, обезоруженный прямым взглядом Аланны и не оставляющей сомнений твердостью в ее голосе. Либо она умеет лгать так же виртуозно, как и его братец, либо действительно чиста, сделал вывод Фарго. Он был разочарован тем, что его проницательность дала сбой и он ничуть не продвинулся в разрешении этой загадки.

И все же ему хотелось надеяться на лучшее. Ради Айви.


На следующее утро Айви стояла перед массивными дверьми адвокатской конторы на Манхэттене. Она потянула на себя блестящую ручку, открыла дверь и вошла в большой холл. Ее каблуки торопливо застучали по блестящему мраморному полу. Айви хорошо помнила тот день, когда они с Декланом пришли сюда к адвокату ее отца, чтобы получить письмо Уильяма. А сегодня, когда она станет читать письмо отца, рядом с ней будет находиться брат Деклана. Как странно.

Прошлой ночью она опять спала в объятиях Гриффина. Полностью одетая. Гриффин прекрасно понимал ее состояние. Он просто обнимал Айви своими большими руками, гладил ее по голове. И она уснула. А когда проснулась утром, то ее уже ждал завтрак и только что сваренный кофе.

Кажется, она уже начинает привыкать к этому. И ей нравится спать в объятиях Гриффина. Нравится чувствовать себя защищенной. Нравится, что для нее готовят завтрак. Такого в ее жизни никогда не было.

Гриффин понимал Айви. Понимал, какие чувства в ее душе вызывает эта обычная морская раковина, подаренная ей отцом, и почему эта вещь так дорога ей. Он почувствовал и то, что Айви вчера хотела поговорить о своем отце. Она хотела рассказать Гриффину о том, как она любила этого человека, который, похоже, совершенно не нуждался в любви своей дочери. Гриффин стал задавать ей вопросы, и Айви отвечала на них. Это ее утешало. Она рассказывала о летних каникулах, проведенных в Мэне, о том, как они с сестрами плавали на лодках. А потом Гриффин предложил Айви утром посетить адвоката Уильяма и наконец прочитать письмо отца.

Айви раньше думала, что в эту адвокатскую контору она пойдет одна, и визит этот заставлял ее волноваться. В большом сияющем здании конторы она чувствовала себя маленькой и неловкой. От смущения у нее даже дрожали руки. Но отец хотел, чтобы она получила его послание именно тут, у его адвоката. Возможно, Уильям думал, что эта обстановка и ощущение его присутствия где-то рядом заставят ее сделать правильный выбор, то есть тот, который сделал за нее он.

«Как хорошо, что со мной здесь Гриффин», – подумала Айви. Они вошли в лифт и стали подниматься. Гриффин молчал, и Айви была ему за это благодарна. Он всегда чувствовал, что ей было нужно. Он знал, когда лучше помолчать, когда надо оставить ее наедине со своими мыслями, а когда лучше заговорить.

– Он не понимает, что он потерял, – проговорила Айви. Она и сама удивилась, что высказала вслух свою мысль.

Гриффин посмотрел на небольшое табло над дверью лифта, где поочередно высвечивались номера этажей. Потом перевел взгляд на Айви.

– Я думаю, он понимает. Я уверен, он любил тебя, Айви.

Она прикусила губу.

– Я говорила не о себе, Гриффин.

На лице Гриффина мелькнуло удивление. Тогда что же имела в виду Айви?

– Я говорю о тебе, – сказала она. – У Деклана нет никаких моральных установок, он не различает добро и зло. Для него не существует ничего святого. Я бы, например, очень хотела иметь такого старшего брата, как ты. – Айви посмотрела ему в глаза и быстро проговорила: – Не думай, я не отношусь к тебе как к брату.

Сказав это, Айви почувствовала себя полной дурой. Она прикусила губу и отвернулась в сторону.

В темных глазах Гриффина появился мягкий свет.

– Спасибо.

Она снова посмотрела на него и почувствовала, что ее сердце вот-вот разорвется на тысячу мелких кусочков. К счастью, в эту минуту двери лифта открылись, и Айви не пришлось ничего говорить.

Айви и Гриффина сразу же проводили в приемную адвоката. Затем в смежный с приемной кабинет. Айви так нервничала, что, сидя в кресле, все время слегка постукивала по полу ногой. Гриффин же казался спокойным и уверенным в себе.

– Мисс Седжуик, – поприветствовал ее Эдвин Харрис, адвокат ее отца.

– Мистер Харрис, это детектив Гриффин Фарго из нью-йоркского отдела по расследованию убийств.

Адвокат пожал Гриффину руку.

– Мне очень жаль, мисс Седжуик, что все так вышло. Но вы ведь ознакомлены с волей вашего отца. Теперь завещание аннулировано и не имеет юридической силы, так как вы не вскрыли письмо в указанное время.

– Я понимаю это, – сказала Айви. – Но мне тем не менее все равно хотелось бы прочитать письмо. Я хочу знать, что там написано.

Что же все-таки в этом письме? Может, отец решил объяснить ей, почему она не должна выходить замуж за Деклана? Или, может, Уильям пишет ей, что она плохая дочь, потому что не выполнила волю отца?

– Но разве у вас нет этого письма? – удивился мистер Харрис, посмотрев на Айви поверх очков.

– К сожалению, нет. Его у меня украли, – сказала Айви и добавила: – Мой бывший жених.

Выражение лица адвоката по-прежнему оставалось бесстрастным.

– Что ж, понятно. Прошу, пройдите за мной.

Айви, сопровождаемую Гриффином, опять провели в маленькую комнату, посередине которой стоял стол и два стула. Мистер Харрис на минуту оставил своих посетителей одних, а затем снова появился уже с конвертом в руках.

– Это копия оригинала, который вы получили ранее. – Он кивнул и передал письмо Айви. Затем опять вышел из комнаты.

Айви быстро вскрыла конверт. На мгновение прижала его к груди.

– Сейчас все наконец будет ясно, – сказала она.


Дорогая Айви!

Деклан Маклейн недостоин тебя. Я ничего не могу тебе объяснить. Прими это как данность. Если ты все-таки выйдешь за него замуж, то знай – от меня ты не получишь ни цента.

С наилучшими пожеланиями, Уильям Седжуик.


С наилучшими пожеланиями? Айви скомкала письмо и бросила его на пол.

Гриффин поднял его и прочитал.

– Айви, ты в порядке?

– С наилучшими пожеланиями, – едко повторила Айви. – Что это еще, черт возьми, значит?

В дверь осторожно постучали, и затем в комнату вошел мистер Харрис.

– Мисс Седжуик, ваш отец просил меня передать вам еще одно письмо в том случае, если вы не выйдете замуж за мистера Маклейна. – Он вручил Айви один конверт и снова бесшумно удалился.

Айви посмотрела на Гриффина. Еще одно письмо? Что же там может быть? Она вскрыла конверт.


Дорогая Айви!

В том случае, если ты не выйдешь замуж за Деклана Маклейна, ты унаследуешь мой тайный дом развлечений на Манхэттене.

Возможно, тебе будет не по вкусу дух, витающий в этом здании, ведь я проводил там время с женщинами, но мне этот дом дорог, потому что для меня он символ любви. Той любви, которую я дарил женщинам и которую они дарили мне. Не моя вина, что семейная жизнь оказалась чужда мне по своей природе, что она никогда не привлекала меня. Но знай, что каждая из этих женщин была для меня единственной и каждую из них я любил, пусть и недолго.

Твой отец, Уильям Седжуик.


Тайный дом развлечений? Айви вдруг заметила, что в конверте лежит что-то еще. Она заглянула внутрь. Это оказался ключ. К ключу была привязана небольшая бумажная бирка с адресом.

Айви протянула письмо Гриффину.

– Первый раз слышу о существовании этого тайного дома.

– Думаю, что о нем не знал никто, за исключением адвоката твоего отца.

– И подружек отца, – заметила Айви.

– Предлагаю посетить это тайное убежище, – сказал Гриффин.


Очень скоро Айви поняла, почему отец называл этот дом тайным. Можно сказать, это был настоящий бункер. Снаружи здание имело респектабельный и элегантный вид. На его первом этаже располагался ювелирный магазин. Айви открыла ключом дверь, находившуюся справа от магазина. Потом еще две двери. И обнаружила спускающуюся вниз лестницу, которая упиралась в еще одну стальную дверь.

– Кажется, он собирался пережить тут третью мировую войну или нападение ревнивых мужей, – усмехнулась Айви, отпирая последнюю дверь.

Но на этом все сходство с бункером заканчивалось. Айви и Гриффин попали в царство роскоши, изобилия и излишеств. Хотя квартира оказалась небольшой – всего с одной спальней и двумя крошечными окошками где-то у поверхности земли, мимо которых то и дело мелькали ноги, по богатству убранства и меблировки она ничуть не уступала дворцу какого-нибудь восточного шейха.

В центре гостиной стоял большой диван кремового цвета с откидными подушками. Толстый, шерстяной и, похоже, очень дорогой ковер укрывал почти весь пол в комнате. Напротив дивана на стене висел телевизор с пятидесяти– или шестидесятидюймовым плоским экраном. На античном письменном столе стоял компьютер. Стены комнаты были выкрашены в розово-оранжевый цвет, который всегда очень нравился Айви. И еще в гостиной висели картины и было довольно много скульптур.

Кухня тоже являла собой средоточие роскоши и современных технологий. А в холодильнике Айви обнаружила внушительные запасы свежих продуктов, которых хватило бы как минимум на неделю. Там было даже пакетов десять молока. Адвокат Уильяма объяснил Айви, что ее отец распорядился принести сюда продукты в том случае, если Айви не выйдет замуж и получит конверт с ключом от «дома развлечений».

– А если бы я вышла замуж за Деклана? – поинтересовалась она у мистера Харриса.

– Эту квартиру передали бы кому-нибудь еще, – был ответ.

– Отсюда и в Интернет можно выйти, – радостно объявил Гриффин. – Знаешь, – вдруг сказал он и посмотрел на Айви, – а ведь это идеальное место для того, чтобы «лечь на дно». А так как тут есть Интернет, мы можем продолжить наше расследование.

Айви вернулась в гостиную и села на диван, который оказался удивительно мягким.

– Меня просто тошнит при мысли о том, как Деклан поступал с ничего не подозревающими женщинами. Опутывал их паутиной своей гнусной, циничной лжи для того, чтобы выпотрошить их душу. Но как можно вот так целенаправленно причинять зло людям? Женщинам, которые любили его, с которыми он был близок…

Айви почувствовала, что ее щеки горят. Она не хотела акцентировать внимание Гриффина на том факте, что и она была близка с Декланом, но это вышло как-то само собой. Айви посмотрела на детектива.

Если ему этот разговор и был неприятен, он не подавал виду. Выражение лица Гриффина по-прежнему оставалось спокойным и даже, пожалуй, бесстрастным.

– Охота на богатых женщин – это его способ выживания. Вернее, именно так он хотел выживать. Другие способы выживания были для него неприемлемы. И сейчас он и сам должен «залечь на дно». Если мы выйдем на его сообщницу, мы найдем и Деклана. А пока давай изучим список женщин, который ты составила в участке. Мы найдем Деклана, не сомневайся.

Айви кивнула.

– Интересно, сколько всего одиноких богатых женщин в Нью-Йорке? С этим нам придется повозиться. – Она глубоко вздохнула. – Слава Богу, у нас целый холодильник еды.

– Хочешь начать работать прямо сейчас? Или тебе нужно время, чтобы прийти в себя?

– Я готова приступить к работе, – сказала Айви, бросив благодарный взгляд на Фарго. Он все-таки очень хорошо ее понимал. И заботился о ней.

Через два часа к списку Айви было добавлено еще около пятидесяти фамилий. Они начали с Лексингтонов, Фрозье, Седжуиков и закончили их родственниками и знакомыми, с которыми те поддерживали отношения и встречались на всякого рода вечеринках, презентациях и увеселительных мероприятиях. Потом из этого списка Айви и Гриффин выбрали фамилии тех женщин, которые никогда не были замужем, и тех, которые были уже вдовами. После этого Гриффин принялся рассуждать о том, что мог бы предпринять в сложившейся обстановке Деклан. А предпринять он мог сейчас только одно – снова познакомиться с какой-нибудь богатой женщиной, которая могла бы на время укрыть его. Для этого ему желательно было бы перекрасить волосы, сменить имидж, купить одежду какого-нибудь другого стиля и явиться на очередную вечеринку. Так как Деклан давно занимается своим бизнесом, он прекрасно знает, куда ему идти и с кем сводить знакомство. Таким образом, у него снова появляется возможность стать тем, кем он хочет. А хочет он только одного – стать мужем сразу нескольких богатых женщин.

Но на этот раз Деклан не мог позволить себе роскошь ждать, когда у его очередной невесты умрет богатый папочка.

– Итак, у нас в списке осталось двадцать человек, – сказала Айви и покрутила головой. Когда она долго сидела в неподвижной позе, у нее всегда затекала шея. – С кого начнем? И потом, как мы установим, что кто-то из этих женщин был связан с Декланом? Ведь он всегда всем представлялся под разными именами.

– Все не так сложно. – Гриффин улыбнулся и постучал ручкой по только что отпечатанному списку предполагаемых жертв Деклана. – Старый трюк. Мы позвоним этим женщинам по телефону и представимся журналистами, которые собирают материал о том, как в наши дни проходят свадьбы богатых и знаменитых. Те, кто собирается выходить замуж, сразу же попадутся на наш крючок и снабдят нас нужными деталями. И вот тогда-то мы осторожно и подбросим им свои вопросы. Думаю, этот список сильно уменьшится после того, как мы обзвоним всех. А тех, кто собирается выходить замуж, мы возьмем на заметку и дальше будем изучать более пристально. Возможно, кто-то из этих женщин даже назовет имя своего жениха. И не исключено, что его инициалы окажутся Д.М.

Айви глубоко вздохнула:

– И тогда эта женщина выведет нас на Деклана.

– Она выведет на него меня. Ты должна держаться в стороне. Не забывай, что для тебя это опасно.

Да, конечно, Гриффин прав, подумала Айви и кивнула. Затем встала и потянулась.

– Надо немного передохнуть. Как насчет ленча?

– А ты умеешь готовить? – спросил он, и в его глазах промелькнули озорные огоньки.

– Ну, не так хорошо, как ты. Но бутерброд с тунцом и с португальским сыром – я видела его в холодильнике – уж точно смогу соорудить.

– Звучит обнадеживающе, – сказал Гриффин и снова пробежал глазами свои записи.

Айви отправилась на кухню и вдруг поняла, что тихо напевает какой-то мотивчик. Да, такое с ней нечасто случалось. Похоже, здесь, в этом «доме развлечений», она чувствует себя чрезвычайно комфортно. «Это потому, что я тут в безопасности, – сказала себе Айви. – И потому что со мной Гриффин». Да и в конце концов, отец не лишил ее наследства. Впрочем, если бы Уильям оставил ей на память о себе всего лишь еще одну раковину или сочиненное им стихотворение, она тоже была бы довольна. Самым дорогим в этой квартире для Айви было то, что она – подарок ее отца. Айви почти физически ощущала здесь присутствие Уильяма, и от этого у нее теплело в груди. То, что он не смог сделать для нее при жизни, он сделал после смерти. Уильям подарил ей этот «дом развлечений», потому что он был счастлив здесь и хотел теперь разделить это счастье с ней. Может, это все выглядело несколько необычно и даже экстравагантно, но таков был Уильям.

И еще Айви вдруг стало весело оттого, что они с Гриффином придумали план. От этого у нее появилось ощущение, что ситуация находится под контролем.

Айви с увлечением принялась делать сандвичи. Кроме тунца и сыра, она положила в них листья салата, кружочки огурцов и ломтики помидоров. Тот, кто покупал съестные припасы для «дома развлечений», знал толк в продуктах.

Она разложила сандвичи по тарелкам и отнесла их на обеденный стол. В стоявшей посередине стола небольшой голубой вазочке Айви вдруг заметила букетик маргариток, ее любимых цветов. Совпадение? Вряд ли, сказала себе Айви и улыбнулась.

– Я очень стараюсь не представлять себе в этой квартире Уильяма Седжуика с какой-нибудь его очередной любовницей. – Она поставила на стол графин с холодным чаем. – Они ведь сидели за этим самым столом и, как и мы, ели сандвичи.

Гриффин сел за стол.

– Мне тоже кое-что известно о плотских развлечениях моего отца. Это отвратительно. Я не представляю себе, как это можно – сначала полюбить женщину, жениться на ней, а потом обмануть ее.

Айви улыбнулась:

– Я тоже не понимаю этого. Но твой брат, похоже, очень хорошо представляет себе это.

– И как у него на все хватает энергии и душевных сил? – усмехнулся Гриффин. – Только подумай – помнить, что и кому ты говорил, постоянно иметь дело с тремя невестами, общаться с их родителями, со всеми их друзьями!

Айви кивнула:

– Просто фантастика. Но ты знаешь, Деклан никогда не давал мне повода хоть в чем-то его заподозрить. Может, это потому, что мы в общем-то не так часто и встречались? А еще потому, что я старалась никогда не задавать ему лишних вопросов.

– Ты говорила, что, встретив Деклана, впервые узнала, что такое настоящая любовь.

Айви вспыхнула:

– Может быть, если бы я была опытней в таких делах, я сразу бы заметила странности в его поведении.

– Но и две другие женщины тоже не замечали ничего подозрительного в том, как он вел себя, – напомнил Гриффин.

Похоже, что это так. И все-таки никто не знает, как все было на самом деле. Может, Дженнифер и раньше ссорилась с Декланом из-за того, что он внезапно исчезал из дома или где-то задерживался допоздна. Хотя скорее всего она думала, что Деклан иногда оставался ночевать в больнице после тяжелого дежурства. Лаура тоже верила подобным россказням. Видимо, Деклан и в самом деле был непревзойденным лгуном. Настоящим виртуозом своего дела.

Гриффин откусил большой кусок от своего сандвича.

– Ум-м-м… Восхитительно. Оказывается, ты умеешь готовить.

– Я умею правильно подбирать ингредиенты. В нужных пропорциях. Это мой секрет, – сказала Айви и положила свой сандвич на тарелку. У нее вдруг почему-то пропал аппетит. – Гриффин, наверное, ты считаешь меня полной идиоткой.

– Айви, что ты такое говоришь? Ты просто влюбилась в Деклана. И в этом нет ничего удивительного. Он действительно может быть невероятно очаровательным и притягательным. В свое время он увел у меня не одну девчонку, я рассказывал тебе.

«Он увел у тебя девушку, которая для тебя мною значила, – проговорила про себя Айви. – И это ранило тебя».

– Ты ненавидишь его? – спросила Айви, глядя прямо в глаза Гриффину.

– Я ненавижу то, что он делает людям. То, что он сделал с Дженнифер Лексингтон. Я ненавижу то, как он поступил с тобой.

Айви удовлетворенно кивнула:

– Полностью согласна с тобой.

Гриффин протянул ей через стол руку. Ладонью вверх. И Айви вложила в эту большую ладонь свою руку. Какими бы ни стали их взаимоотношения после окончания расследования, Айви твердо знала одно – Гриффин ее друг.

И она уже успела полюбить его.

Айви выпрямилась и осторожно высвободила свою руку из ладони Гриффина. Кажется, она действительно любит его. И совсем не как друга. Это столь неожиданно и не к месту возникшее чувство пугало ее.

«Я люблю тебя», – говорили ее глаза. И скорее всего Гриффин прочитал это молчаливое послание, ведь он так хорошо умел разбираться в людях. И так хорошо разгадывал их мысли.

А может, она и ошибается насчет его таланта разгадывать чужие мысли. Гриффин с аппетитом продолжал жевать свой сандвич. Покончив с сандвичем, приступил к пирожку с шоколадной начинкой – эти пирожки Айви обнаружила в холодильнике и разогрела в микроволновке. А затем Гриффин снова углубился в чтение своих записей.

– Я хочу получше разглядеть это гнездышко Уильяма, – сказала Айви.

Он кивнул, не отрывая глаз от своего блокнота, и Айви вышла в коридор, а затем направилась в спальню. Эта комната оказалась на удивление просторной и очень красиво декорированной. Без сомнения, спальня предназначалась для женщины. Стены были выкрашены в нежно-розовый цвет. Посередине стояла большая кровать из темного дерева с четырьмя столбиками, которые поддерживали розово-белый балдахин. Каждый из столбиков был украшен изящными бутонами роз. С балдахина спускалась белая муслиновая кисея. Кровать была застелена пушистым розовым покрывалом, поверх которого лежала целая россыпь мягких подушек. Рядом с кроватью на небольшом столике стояли фотографии Айви. Айви в детстве, Айви подросток, Айви – молодая женщина. Интересно, эти фотографии стояли здесь при жизни отца, или их принесли сюда после его смерти, спросила себя Айви. Но как бы то ни было, ей было приятно, что эти снимки находились здесь. В спальню вошел Гриффин.

– Симпатичная комнатка. Только сильно сомневаюсь, что она выглядела именно так в то время, когда сюда наведывался Уильям.

– А зачем ему было менять здесь что-то? Ведь он даже не знал, выйду я замуж за Деклана или нет, – сказала Айви.

– Он надеялся на лучшее.

– Нет, он не думал, что я последую его совету. Я собиралась выйти замуж за Деклана. И я бы сделала это, если б не ты…

– И все же ты не вышла за него замуж. Еще несколько секунд, и ты стала бы его женой. Но похоже, Вселенная присматривает за тобой. Ты небезразлична Космосу.

Айви улыбнулась:

– Позволю себе быть самонадеянной и поверю в это. – Она подошла к столику с фотографиями: – Хочешь посмотреть, каким лопушком я была в четырнадцать лет?

Гриффин рассмеялся и взял протянутый ему Айви снимок. Его пальцы скользнули по ее лицу, лицу девочки-подростка.

– Ты и тогда была такая же красивая, как сейчас.

– О, большое спасибо, – со смехом проговорила она.

– Я действительно так считаю, Айви. Ты очень красивая.

Она заглянула в его глаза. Нет, Гриффин не шутил. Он поставил фотографию на столик и прикоснулся пальцами к подбородку Айви. Потом поцеловал ее в губы. Она обняла его за шею, и Гриффин притянул ее ближе к себе. Прижался к ней всем телом.

А потом положил Айви на розовую кровать и стал покрывать поцелуями ее губы, щеки и шею.

– Я хочу тебя, – прошептала она.

Гриффин стал неторопливо расстегивать пуговицы на ее рубашке. Он не спешил, потому что хотел насладиться каждым мгновением своей близости с Айви. Под рубашкой на ней оказался только лифчик. На этот раз бледно-желтый с тонкой кружевной каймой. От одного лишь взгляда на ее тело Гриффина начала бить легкая дрожь. Из его горла вырвался сдавленный стон. Он неловко кашлянул, пытаясь скрыть свое волнение.

Он снял с нее рубашку. Затем лифчик и на мгновение прижал его к лицу, вдохнул едва уловимый аромат ее духов. Гриффин наклонился к Айви и стал водить рукой по ее груди. Кожа его руки казалась ему грубой в сравнении с той бело-розовой поверхностью, которую он ласкал. Под этим полупрозрачным шелком голубели тоненькие нити вен. От переполнявшей его нежности у Гриффина вдруг перехватило дыхание. Он хотел, чтобы каждое мгновение этой близости навсегда запечатлелось в его памяти. Что бы ни произошло с ними потом, он хотел помнить это.

Гриффин прикоснулся языком к ее соску, потом поднял голову и посмотрел ей в лицо. Глаза Айви были плотно закрыты, ее губы то ли улыбались, то ли кривились от подступающего плача. Айви была напряжена, как струна, но она ждала его прикосновений. Его теплые губы снова накрыли ее сосок.

Затем он потянул вниз ее трусики, такие же бледно-желтые с кружевной каймой, как и лифчик. Маленькая полоска ткани, скручиваясь, поползла вниз, соскользнула с ног и полетела куда-то в сторону. Гриффин быстро разделся и лег сверху на Айви. С жадностью прижался губами к ее рту, словно эта нежная мякоть была источником, который наполнял его силой, вливал в него саму жизнь.

Айви обняла Гриффина за плечи и заставила его перекатиться на спину. Теперь она лежала на нем. Смотрела на него и улыбалась. Ее губы прижались к его груди, потом она стала целовать его живот, тонкую темную полоску, бегущую от пупка вниз.

Когда губы Айви обхватили его пенис, а ее язык стал неторопливо двигаться вверх и вниз, Гриффин, не выдержав этой пытки, застонал.

– Айви, – тихо прошептал он, – Айви…

Все закончилось гораздо раньше, чем она ожидала. Потом Айви снова стала целовать его живот и грудь, и, когда ее губы добрались до его рта, Гриффин открыл глаза. Затем быстро перевернул Айви на спину. Теперь он ласкал ее тело, его язык скользил по этой мягкой белой поверхности, исследовал все выпуклости и впадинки.

Он целовал ее грудь, его язык играл то с одним ее соском, то с другим, а его пальцы гладили ее между ног. Потом Гриффин стал ласкать ее влажную нежную плоть языком. Айви застонала, и через несколько мгновений по ее телу пробежала судорога. Она вскрикнула, ее дыхание сделалось быстрым и порывистым.

Гриффин улыбнулся и снова стал целовать ее грудь. Потом губы.

– Гриффин, теперь моя очередь, – с трудом проговорила она. – Теперь я хочу сделать тебе…

Их взгляды встретились, и он вошел в нее. Сначала он двигался медленно и осторожно. Ее голубые глаза по-прежнему были устремлены на него. Потом Гриффин стал двигаться быстрее, и она слегка приподнялась ему навстречу. Закрыла глаза и застонала от удовольствия.

Его толчки становились сильнее, пальцы впились в ее бедра. Айви стала двигаться в том же ритме. И наконец все было кончено. Тело Гриффина вздрогнуло, он тихо вскрикнул и рухнул на Айви. Они лежали молча, не шевелясь. Тишину нарушало только их дыхание. Гриффин накрыл руку Айви своей ладонью.

– Что я буду делать с этим «домом развлечений»? – улыбаясь, спросила она.

– Мне кажется, мы используем его по назначению. – Гриффин лег рядом с Айви и посмотрел ей в лицо.

Она засмеялась, ее пальцы сжали его руку. Ей совсем не хотелось, чтобы Гриффин сейчас вставал. Не хотелось снова возвращаться к расследованию.

– Я очень рад, что твоя ракушка уцелела, – тихо, почти шепотом, проговорил Гриффин. – Я никогда не был близок со своим отцом, а в последнее время и вовсе растерял остатки уважения к нему, но ведь все-таки это мой отец. У меня есть несколько его вещей. Эти вещи что-то значили для него, и я, глядя на них или держа их в своих руках, всегда ощущаю, что между мной и отцом устанавливается незримая связь. Поэтому я хорошо понимаю, что значит для тебя эта раковина.

Айви почувствовала, как у нее что-то сжалось в груди, а к горлу подступил ком. Сейчас ей казалось, что она полюбила этого мужчину в ту самую минуту, когда увидела. Но поняла она это позже – когда они занимались любовью.

– Да, я понимаю. Эти вещи – они для тебя словно живые. Они – посредники между тобой и отцом. От этих вещей исходит тепло его рук…

Гриффин кивнул, а потом сжал ее руку. Закрыл глаза. Айви вдруг поняла, что обо всем этом Гриффин нечасто говорит с кем-либо. Джоуи он ничего такого скорее всего не рассказывал. Да Джоуи ничего бы и не понял, ведь он еще подросток, почти ребенок, который к тому же нуждался в Гриффине, в его руководстве, который видел в нем опору. А потому Гриффин не мог в глазах Джоуи выглядеть слабым и сентиментальным. Впрочем – и Айви была уверена в этом – Гриффин тоже нуждался в Джоуи.

Айви закрыла глаза, потому что только так она переставала смотреть на Гриффина. «Я люблю тебя, я люблю тебя», – шептала она про себя.

Потом зевнула и прижалась к нему. Она отчетливо слышала биение его большого сердца. Это действовало на нее успокаивающе, и Айви погрузилась в сон.

Глава 12

– Добрый день, мисс Бекхэм, – проговорил Гриффин в телефонную трубку. Мисс Бекхэм была четвертой в списке «богатых одиноких женщин, живущих на Манхэттене». – Я пишу для журнала «Жизнь и досуг Манхэттена». Сейчас у меня в проекте статья о самых дорогих и роскошных свадьбах Нью-Йорка. Мы узнали, что в ближайшее время вы выходите замуж, а поэтому нам бы очень хотелось задать вам несколько вопросов. И я, и редакция журнала были бы вам очень признательны, если бы вы согласились ответить на них.

Эта просьба Гриффина была тут же удовлетворена. Причем с большим удовольствием. В течение двадцати минут с неиссякаемым энтузиазмом женщина говорила обо всех деталях предстоящей свадьбы. В самом начале этой пламенной речи прозвучало и имя жениха – Дин Маркингтон.

Вот это да! Д.М. Столь любимые Декланом инициалы.

А еще через десять минут Гриффин вместе со своей подругой получил приглашение на вечеринку, которая должна была состояться сегодня в городском доме Корнелии Бекхэм, расположенном в Верхнем Ист-Сайде.

Итак, теперь в списке «невест Деклана» числились четыре имени: Корнелия Бекхэм, Джейн Фариа, Элизабет Эллсуэрт и Пэрис Ламет. Джейн и Элизабет тоже с воодушевлением рассказали о своих женихах. Правда, обе они описали своих женихов как «мужчин в возрасте». Деклан, конечно, был ловким мошенником и хорошим артистом, но превратиться в восьмидесятилетнего старика ему вряд ли бы удалось.

Похоже, в первую очередь следовало заняться мисс Бекхэм.

Гриффин встал из-за стола, потянулся и направился к Айви. Она еще спала. Ничего удивительного, что после перенесенного стресса ей теперь все время хотелось спать.

Остановившись в дверях, Гриффин смотрел на Айви. На то, как поднималась и опускалась ее грудь. На ее лицо, такое сейчас спокойное, безмятежное, умиротворенное. Он подумал о том, что прийти сегодня на вечеринку к Корнелии Бекхэм вместе с Айви – совсем не плохая идея. Они, конечно, постараются выглядеть так, чтобы никто не узнал в них копов. Да, решил Гриффин, взять с собой Айви просто необходимо. Только она безошибочно сможет узнать Деклана среди гостей – ведь если Деклан явится на вечеринку к своей невесте, он постарается искусно изменить свою внешность. Что ему стоит выкрасить волосы в другой цвет, сделать новую стрижку и подобрать что-то такое из одежды, что сделает его неузнаваемым. Айви же обязательно его узнает. Только женщина, которая любила мужчину и которая довольно долгое время имела с ним близкие отношения, никогда не ошибется, увидев своего любовника. Только ей будут заметны его особенные жесты, какие-то нюансы в поведении, на которые никто другой не обратит внимания.

«Которая любила», – сказал про себя Гриффин и ухмыльнулся. Интересно, почему это он с такой уверенностью говорил об отношениях Айви и Деклана в прошедшем времени? Может быть, она по-прежнему любит его? Любит, несмотря ни на что. Или вопреки всему. Впрочем, это все же маловероятно. Трудно представить себе, что Айви может продолжать любить Деклана после всего, что он ей сделал. Даже если Деклан и не убивал Дженнифер Лексингтон, он, без сомнения, убил в Айви все ее чувства к себе. Но Гриффин все же был твердо убежден в том, что Дженнифер погибла именно от рук Деклана.

Как бы то ни было, продолжал размышлять Гриффин, но чужая душа всегда потемки. Никогда не узнаешь, что человек думает и чувствует на самом деле. Ему ведь не раз случалось слышать истории о том, как женщины влюблялись в закоренелых преступников и выходили за них замуж. Порой эти женщины долгие годы ждали, когда их мужей выпустят на свободу. Ведь сердце верит в то, во что оно хочет верить.

Гриффин отвел свой взгляд от лица Айви и вернулся в гостиную, чтобы позвонить начальнику полицейского округа и доложить ему о ходе расследования. Разговаривая по телефону, Гриффин подошел к окну и стал смотреть на улицу.

Перед его мысленным взором неожиданно возникла Саманта. Пять лет назад эта женщина работала в их отделении, она тоже была офицером полиции. Гриффин тогда без памяти влюбился в нее. Суровый характер, резкие манеры, а иногда и явная грубость отличали эту женщину. Но Гриффин знал, что из нее получится отличный детектив. Они начали встречаться, им было легко и хорошо друг с другом. Если у него было плохое настроение или ему случалось погрузиться в задумчивость, Саманта никогда не донимала его расспросами. Она как-то сразу понимала, в чем дело, и просто молча садилась рядом. И эта молчаливая дружеская поддержка многое значила для Гриффина. В такие минуты ему казалось, что это соприкасаются их души, самое потаенное в них.

А потом он стал свидетелем того, как Саманта впервые стреляла из своего пистолета в человека. В преступника. Именно тогда Гриффин понял, насколько она уязвима, какое мягкое и нежное нутро скрыто под столь суровой оболочкой. Она подбежала к нему, и он ее обнял. В тот момент в груди Гриффина что-то сжалось, и он осознал, как сильно, как отчаянно он любит эту женщину.

И все эти события проходили под пристальным вниманием Деклана. Сначала он только наблюдал, а потом начал встречаться с Самантой. Как выяснилось позже, Деклан и Саманта проводили вместе ночи, когда Гриффин был занят на работе. Саманте Деклан представился не студентом Нью-Йоркского университета, не пластическим хирургом, работающим в частной клинике; тогда он был специальным агентом ФБР. А Саманта всегда мечтала о такой карьере. И она стала оказывать ему «небольшие услуги», которые были незаконными. Правда, Саманта и не подозревала о том, что ее действия подпадали под статью уголовного кодекса. Ведь она помогала агенту ФБР. Позже, когда выяснилось, что Деклан никаким агентом вовсе не был, Саманта все равно продолжала снабжать его информацией и таким образом помогла ему незаконным путем приобрести полмиллиона долларов. Получив деньги, Деклан тут же оставил Саманту и объявил Гриффину, что у него были близкие отношения с его девушкой. Сообщил Деклан брату и о том, что Саманта поставляла ему закрытую информацию.

После этого Деклан с большим интересом стал наблюдать за Гриффином и ждать, какие шаги тот предпримет в отношении Саманты. Оставит ли он женщину, которую любил?

Даже сейчас Гриффин не мог спокойно вспоминать о той истории, хотя она давно была в прошлом. Тогда он сразу порвал отношения с Самантой. Но позже, по прошествии какого-то времени, Гриффин осознал, что основная вина лежит на его брате, что в первую очередь именно его следует винить в случившемся. Саманта стала жертвой ловкого талантливого мошенника. Та твердость характера, которая так нравилась Гриффину в Саманте, вдруг оказалась лишь видимостью, и это тоже в немалой степени поспособствовало тому, что их отношения прекратились. Теперь Саманта была для него лишь подружкой его ненавистного братца.

Возможно, позже, успокоившись и придя в себя от шока, Гриффин и простил бы Саманте все, что она сделала. Но к сожалению, такой шанс ему не представился. Он просто не успел этого сделать – Саманта умерла. Она не смогла жить дальше в той атмосфере лжи, которую сама вокруг себя создала. Она выпила два пузырька снотворных таблеток.

И нашел ее Гриффин.

Он снова видел ее карие глаза, длинные рыжие волосы, собранные в хвост на затылке. Он снова вспоминал ее улыбку и нежные руки. Как могли бы сложиться их с Самантой судьбы, не вмешайся в них Деклан? Были бы они счастливы? Эти вопросы Гриффин не раз задавал себе. Но какой теперь прок думать об этом? Все это уже в прошлом.

Глядя в окно, Гриффин думал о том, что не испытывал ненависти к Саманте. Ни тогда, ни уж тем более сейчас. Мысли его снова вернулись к Айви. Вполне возможно, что и она не испытывает ненависти к Деклану.

В жизни все слишком сложно и неоднозначно.

Гриффин мысленно приказал себе перестать думать об Айви, выбросить из головы все мысли и о ней, и о злодеяниях своего брата. Вместо того чтобы вспоминать все его преступления, он, Гриффин, должен просто схватить его и передать в руки правосудия. Только и всего.

– Где же ты, мой младший братец? – тихо проговорил Гриффин.


Айви открыла глаза, ее губы сложились в ленивую улыбку.

Гриффин…

Его не было с ней рядом, а значит, она могла еще немного понежиться в кровати. Они снова занимались любовью, и ее тело еще помнило его прикосновения. Айви провела пальцами по губам – их недавно целовал Гриффин.

Минут через пять она все-таки поднялась с кровати и оделась. Вышла в гостиную и обнаружила там Гриффина, который сидел за столом и что-то быстро записывал в свой блокнот. Тихо гудел включенный компьютер.

– Привет, – сказала она. Что-то в его позе насторожило ее. Гриффин выглядел слишком напряженным и сосредоточенным.

Он быстро повернулся к ней.

– Привет, – бросил Гриффин и снова погрузился в работу.

«Все ясно, – сказала себе Айви. – Что-то случилось. Надо спросить его. Не делать обиженного лица, а просто узнать, что произошло».

– Гриффин, все в порядке?

Он не обернулся.

– Если не считать того, что убийца, твой бывший жених и мой младший брат, все еще на свободе, то можно сказать, все в порядке.

Айви бросила сердитый взгляд на его спину.

Грубиян.

Айви скрылась в кухне. Она не понимала, почему у Гриффина испортилось настроение. Может быть, из-за того, что они снова занимались любовью? Что они стали «слишком» близки? Может, такая близость ему неприятна и раздражает его?

– Айви, – крикнул он из гостиной, – я не имел в виду… – Гриффин вдруг замолчал, так и не объяснив, чего именно он не имел в виду. Через пару минут он зашел на кухню и, посмотрев на Айви, сказал: – Послушай, мне сейчас нужно будет заехать в участок, чтобы взять там кое-какие вещички. Нас сегодня пригласила Корнелия Бекхэм к себе на вечеринку.

И Гриффин пересказал Айви разговор, который состоялся у него с этой женщиной. Не забыл он упомянуть и о том, что инициалы жениха Корнелии Бекхэм были Д.М.

Представив себе, что ей придется находиться в одной комнате с Декланом, Айви поежилась. Что она почувствует, когда увидит его? Как она будет стоять перед ним? Попросит ли он у нее прощения за то, что сделал?

Признается ли он в том, что убил Дженнифер Лексингтон?

Ну конечно, он прямо вот так возьмет и признается в том, что убил свою невесту, одну из трех. И свидетелями этого признания станут все присутствующие на вечеринке люди! Айви хмыкнула.

Покинув тайное убежище Уильяма, Айви и Гриффин вернулись в квартиру Гриффина.

– Я приду через час, – пообещал Гриффин. – Жди меня здесь. Никуда не выходи и никому не открывай дверь. Даже Джоуи, если он вдруг заявится. Договорились?

Айви кивнула и посмотрела на Гриффина, пытаясь понять, что его тревожит. Он снова выглядел напряженным и настороженным. Что бы это значило? Что изменилось? Ведь еще совсем недавно они были близки настолько, насколько вообще могут быть близки два человека.

Когда за Гриффином закрылась дверь, Айви сразу же почувствовала его отсутствие. Она села на диван в гостиной и прижала к груди подушку. Сейчас ей надо подумать. Вернее, не столько подумать, сколько внушить себе мысль, что ее настроение не должно зависеть от настроения Гриффина. Его внезапный уход расстроил ее. И он так холодно говорил с ней, как будто хотел дать понять, что между ними все кончено, что продолжения не последует.

«Тебе, Айви Седжуик, нужно делать дело, а не анализировать свои взаимоотношения с Гриффином», – сказала она себе. Да, ей пришло на ум именно это слово – «взаимоотношения». Но существуют ли эти взаимоотношения на самом деле или это лишь плод ее фантазии? Разумеется, какие-то отношения существуют, они ведь вместе работают. Но если подходить к этому с объективных позиций, то можно сказать, что Гриффин просто использует ее в своей работе. Она нужна ему для того, чтобы поймать Деклана. Гриффин говорит, что должен обеспечить ее безопасность, и эту безопасность он действительно ей обеспечивает. Но только его методы защиты несколько неожиданны…

«Господи, Айви, да что это с тобой творится? Сначала тебя обвел вокруг пальца мошенник и убийца, а теперь ты подпустила совсем близко к себе человека, который может разбить тебе сердце».

Айви решила, что ей нужно немедленно чем-то занять себя, чтобы не думать о грустном. Пожалуй, она просмотрит оставленные Гриффином записи – информацию о Корнелии Бекхэм. Корнелии Бекхэм было сорок с небольшим, она успела уже трижды побывать замужем за богатыми, преуспевающими мужчинами. Но детьми она так и не обзавелась, что могло выглядеть в глазах Деклана особенно привлекательным. Горы денег и никаких детей! Интересно, продолжала размышлять Айви, какую теперь роль играет Деклан? Возможно, он просто изображает светского бездельника, плейбоя, который без памяти влюбился в Корнелию, едва только ее увидел.

Если, конечно, в данном случае речь действительно идет о Деклане Маклейне. Но похоже, что это именно так.

Прочитав записи Гриффина, Айви встала с дивана и прошлась по квартире. Но ничего особенно интересного ей в глаза не бросилось. Все здесь выглядело немного казенным, почти никаких личных вещей или безделушек на полках. В общем, обстановка мало что могла рассказать о человеке.

Айви открыла шкаф-купе в коридоре. Ей было немного неловко из-за этого досмотра, и для успокоения совести она тут же придумала себе оправдание – она хотела повесить в шкаф свое пальто, которое до этого просто лежало на ее кровати в спальне. В шкафу тоже не оказалось ничего примечательного. Пара брюк, шерстяной пиджак, плащ, пара туфель, ботинки. В углу стоял черный зонт с костяной ручкой.

Возвращаясь в гостиную, Айви вдруг представила себе, как Гриффин стоит в «Таргете», немного смущенный и сердитый, и выбирает коврик для ванны, занавеску для душа, набор стеклянных бокалов и микроволновку. Ведь это именно те вещи, которые человек первым делом приобретает, заселяясь в квартиру. После беглого осмотра всех комнат Айви стало ясно, что Гриффин устраивался тут сам, женской руки нигде не чувствовалось. Здесь не было никаких украшательств или вещей, призванных создавать ощущение уюта. За исключением лишь одной картины на стене, на которой было изображено одинокое дерево, засыпанное снегом. Интересно, почему Гриффин выбрал именно это? Он так чувствовал?

В гостиной стоял большой кожаный диван коричневого цвета, на нем – бежевые подушки и плед. Айви снова представила себе Гриффина, выбирающего мебель в магазине, и улыбнулась. Ей почему-то показалась очень забавной такая картина – Гриффин с бежевыми подушками в руках, и услужливый продавец, пытающийся продать в придачу к подушкам что-нибудь еще.

На полу возле дивана лежал аккуратный плетеный коврик. Ближе к окну – стеклянный столик со стопкой сегодняшних газет: «Нью-Йорк таймс», «Нью-Йорк пост» и «Нью-Йорк ньюс». Поверх стопки простая белая чашка.

Да, Гриффин был одинок. Теперь Айви это знала. Его жизнь была простой и строгой. В основном работа, работа и работа. Чем это объясняется? Повлиял ли на Гриффина каким-то образом его младший брат? Деклан стал преступником, а Гриффин полицейским. Два противоположных полюса. Гриффин не смог остановить своего брата, уберечь его от влияния криминальной среды, но зато он может помогать людям, спасать их от рук таких, как Деклан.

В спальню Гриффина Айви тоже заглянула, хотя и чувствовала себя при этом неловко. Она, конечно, уже бывала здесь пару раз, когда они с Гриффином лежали на его кровати, но тогда у нее не было ни желания, ни возможности осматривать эту комнату. И вот теперь Айви быстро окинула взглядом спальню. Все так же, как и везде. Те же цвета, тот же аскетизм и отсутствие личных вещей. Но вдруг на одной из полок книжного шкафа Айви заметила фотографию; она быстро подошла к ней и стала ее рассматривать.

На фотографии были Гриффин, Деклан и их отец. Этот снимок сделали лет двадцать назад. Гриффину там не больше тринадцати лет, а Деклану около десяти. Деклан показывал ей кое-какие семейные фотографии, но ни на одной из них не было Гриффина. И поэтому Айви очень удивилась, обнаружив этот снимок. Но видимо, Деклан просто уничтожил все, что могло напоминать о его прошлом. Обычно мошенники никогда не афишируют подробностей своей биографии. Жизнь в постоянной лжи приводит к тому, что они уже и сами не могут отделить вымысел от реальности. Однако Деклан часто вспоминал о своем детстве, и говорил он о нем так, как будто это было самое счастливое время в его жизни. И насколько могла судить Айви, Деклан разорвал отношения с братом и отцом в общем-то не так уж и давно.

Деклан и в детстве был очень красивым. На фотографии он улыбался, а Гриффин выглядел серьезным. Отец стоял между сыновьями, обняв каждого из них за плечи. Лицо мистера Фарго казалось не слишком приятным, была в нем какая-то жесткость. А его глаза казались застывшими, холодными, сосредоточенными не на происходящем, а на чем-то другом. Но Айви не торопилась с выводами. Уж ей-то, как никому другому, теперь было хорошо известно, что внешность человека далеко не всегда соответствует его внутреннему миру.

– Я эту фотографию храню с детства. Даже не знаю, почему до сих пор не выбросил.

Айви быстро обернулась, ее щеки мгновенно вспыхнули. Она даже не слышала, как щелкнул замок входной двери.

– Я…

Гриффин подошел к Айви и взял с полки фотографию.

– Это старый снимок. Тогда Деклан был обычным мальчишкой. Ему тут одиннадцать. – Он тряхнул головой. – В то время я еще любил своего брата и старался защищать его от жизни и от него самого. – Гриффин замолчал, отдал фотографию Айви и вышел из комнаты.

Айви посмотрела ему вслед. Черт…

Ее взгляд снова скользнул по снимку. Гриффин щурился, потому что его лицо заливал яркий солнечный свет. А выражение лица Деклана было таким озорным, что казалось, еще мгновение, и он высунет язык. Отец, хотя и выглядел несколько напряженным и отстраненным от происходящего, обнимал своих сыновей. А теперь, с горечью подумала Айви, эти два человека, брат и отец, потеряны для Гриффина навсегда.

Айви аккуратно поставила фотографию на место и вернулась в гостиную к Гриффину. Он сидел на диване и, доставая из сумки привезенные из участка вещицы, раскладывал их на подушках, на полу, на столике. Здесь были парики, очки разнообразной формы, что-то вроде накладных усов и бородок.

Айви чувствовала, что должна что-нибудь сказать, извиниться за то, что вошла в его комнату и трогала его личные веши. Она уже было собралась заговорить, как вдруг Гриффин надел на голову один из париков и состроил просто-таки уморительную гримасу. Айви не смогла удержаться и рассмеялась. Гриффин тоже принялся хохотать. Вероятно, он таким образом хотел показать ей, что все в порядке и он не сердится на нее. Или что он не хочет разговаривать на эту тему.

Но где-то глубоко в душе Айви верила, что Гриффин спокойно отнесся к ее вторжению в свои владения, потому что она, Айви, уже стала частью его жизни, а не только помощницей в расследовании преступления.

– Если хочешь побывать в роли блондинки, – показал он рукой на диван, – то у тебя есть такая возможность.

Айви взяла в руки парик. Этот цвет назывался «русый блондин». Волосы оказались средней длины, чуть ниже плеч. Парик был с прямой и довольно длинной челкой.

– Мне вообще-то больше нравятся темные волосы. Такие, как у меня, – сказала она. – И Деклану тоже. Ты заметил, что он предпочитает брюнеток?

Гриффин бросил взгляд на Айви:

– Ты права.

– Но это значит, что он даже не взглянет на меня, если я буду блондинкой. – Она стала торопливо примерять парик. Засмеялась. – А если я рискну явиться вот в таком, – Айви кивнула на парик из длинных темно-каштановых волос, – он тут же предложит мне бокал вина.

Гриффин тоже улыбнулся:

– Похоже, у тебя просто нет выбора. Этой ночью ты будешь блондинкой. Так нам будет спокойнее. – Он наклонился и достал из сумки коробку, в которой лежал целый набор накладных бровей. – Выбери тут что-нибудь для себя. Что-нибудь посветлее. А потом я займусь своей внешностью.

– Хорошо. Я сейчас приклею их, а ты посмотришь, что вышло.

Гриффин кивнул. Выражение его лица смягчилось, оно уже не было таким суровым, как в тот момент, когда он уходил из квартиры, направляясь в участок. Гриффин взял с дивана очки.

– И еще, дорогая, не забудь надеть очки. Предполагается, что ты совершенно ничего не видишь без своих очков.

Засмеявшись, Айви взяла протянутые ей очки и направилась в ванную комнату. Она была рада, что Гриффин снова начал поддразнивать ее.

Айви взглянула на себя в зеркало и поправила парик. Очень удобно, что ее собственные волосы были короткими. Она повернула голову направо, потом налево. Надо сказать, она очень даже нравилась себе в таком виде. Как оказалось, светлые волосы ей тоже шли. Она одним махом превратилась в совершенно другого человека. Эта длинная челка придавала ее лицу некоторую загадочность, кожа стала казаться еще более светлой и нежной, а голубые глаза неожиданно сделались холодными и бесстрастными. Нет, все-таки в глубине души она никогда не была блондинкой.

Айви надела очки и улыбнулась своему отражению. Теперь в ее внешности появилось что-то хищное, пронырливое и бесчувственное. Настоящий репортер из глянцевого журнала. Она была довольна достигнутым эффектом.

Весь вечер ей придется быть этой женщиной, блондинкой-журналисткой, работающей для некоего журнала «Жизнь и досуг Манхэттена». Гриффин придумал название журнала, на самом деле такого издания не существовало. А теперь Айви надо придумать себе имя. Ну, скажем, пусть это будет Энни. Это имя ей всегда нравилось. Или Люси.

В течение двух-трех часов ей придется постоянно помнить о том, что ее зовут Энни или Люси и откликаться на это имя. Она должна просто-таки вжиться в роль женщины, которая только и делает, что ходит по всяким вечеринкам в сопровождении обаятельного спутника, единственная задача которого – вызнать как можно больше пикантных подробностей из жизни богатых и знаменитых. Интересно, какое имя захочет взять себе Гриффин?

Айви вздохнула. Сегодня она не будет офицером полиции. Возможно, ей вообще не стоит работать в полиции. На данный момент она женщина, которая даже не способна найти себе нормального жениха и которая в целях собственной безопасности повсюду сопровождает детектива, расследующего убийство. И которая почему-то спит с этим детективом.

А еще у этой женщины нет никакой подходящей одежды. Ей просто нечего надеть на предстоящую вечеринку.

Айви выглянула из ванной комнаты:

– Гриффин, а в твоей сумке, случайно, нет какого-нибудь вечернего платья? Боюсь, я буду слишком бросаться в глаза, если отправлюсь туда в джинсах.

– Я позаботился и об этом, – сказал Гриффин, доставая из сумки платье в целлофановом чехле. – Думаю, размер тебе подойдет. Мы, детективы, неплохо ориентируемся в женских размерах. Я привез для тебя и туфли. Такого же размера, как те, что стоят у тебя в комнате.

Неужели он купил все это в магазине, удивилась Айви. Вряд ли старое облезлое платье, валявшееся в какой-нибудь коробке в участке, станут упаковывать в чехол. Да к тому же новый.

Забирая пакет с платьем и туфли у Гриффина, Айви заметила, что он слегка покраснел. Да, детектив Фарго действительно бегал по магазинам, чтобы купить все это для нее. Очень интересно…

Гриффин продолжал с удивлением смотреть на нее, и Айви поняла, что она выглядит в этом парике как диктор телевидения, читающий шестичасовые новости.

– Это действительно ты там, внутри? – спросил он. Она улыбнулась и тряхнула головой.

– Спасибо, что позаботился обо мне и купил все это, – проговорила она, слегка запинаясь.

Взгляд Гриффина потеплел, но тут же снова стал непроницаемым.

Айви прошла в свою спальню и вынула платье из чехла. Оно было красивым. Совершенным. Маленькое черное платье. Простое и элегантное, в стиле Одри Хепберн. Атласные туфли на небольшом каблуке являлись прекрасным дополнением к этому платью.

Айви быстро сбросила свою одежду, надела платье и туфли. К ее удивлению, туфли оказались очень удобными. Ей нечасто приходилось бывать на таких вечеринках, где гости расхаживали в специальных туалетах. Обычно она и ее знакомые просто собирались в чьей-нибудь гостиной, а в качестве основного блюда у них подавали что-нибудь вроде фаршированного поросенка. Но Айви понравилось ее новое платье, ей нравилось выглядеть такой соблазнительной и сексуальной. Теперь еще немного косметики – и портрет готов.

Айви тряхнула головой. Что ж, теперь она готова предстать перед висевшим в коридоре большим зеркалом. Вот это да! Даже сестры, пожалуй, сейчас не узнали бы ее. А Деклан? Узнает ли ее он? Разглядит ли под этими очками, париком и черным сексуальным платьем ее, Айви? У нее всегда было такое ощущение, что Деклан знает ее куда лучше, чем другие.

Глупости. Это просто страх говорит в ней. Деклан ничем не отличается от других людей. И нет у него никакой особенной интуиции. Как он может узнать ее? Он даже не посмотрит в ее сторону, хотя она и выглядит так привлекательно. Корнелия сказала Гриффину по телефону, что на вечеринке будет очень много народа и может случиться, что у них даже не появится возможности поприветствовать друг друга. Однако Корнелия Бекхэм заверила Гриффина, что она обязательно даст ему интервью в конце недели.

Даже если окажется, что Деклан вовсе и не является женихом этой дамы, то все равно существует некоторая вероятность того, что он появится на вечере в доме Корнелии. Ведь посещение подобных вечеринок – его работа. Вот и теперь он может прийти сюда в поисках очередной жертвы.

Правда, похоже на то, что Деклан все-таки предпочитает выбирать для своих целей молодых женщин, которые к тому же больше интересуются искусством, а не светскими тусовками. Но, как объяснил ей Гриффин, Деклан в любой момент мог изменить свои предпочтения. Он был слишком непредсказуем, чтобы постоянно действовать только в рамках одного сценария. Поэтому было трудно сказать, какая женщина могла стать его следующей жертвой.

– Ну что, можно на тебя взглянуть? – послышался из гостиной голос Гриффина. Через несколько секунд он уже стоял напротив Айви. – Вот это да! Ты выглядишь как…

– Как другой человек?

Он улыбнулся:

– Точно.

– А ты, – засмеялась Айви, глядя на его мелкие светлые кудряшки, торчащие в разные стороны, и тяжелую квадратную оправу очков, – ты очень похож на рассеянного профессора.

– Именно такого результата я и добивался, – подмигнув ей, сказал Гриффин.

О, как Айви сейчас было нужно, чтобы он вот так подмигнул ей. Это означало, что они – команда, что они вместе работают для того, чтобы восторжествовал закон. И еще это означало, что он флиртовал с ней. Подмигивание – один из приемов флирта. Это можно расценивать именно так. Если, конечно, забыть о том, что подмигнуть можно и из чисто дружеских соображений.

– И еще вот что, Айви. – Его темные бездонные глаза остановились на ее лице. – Мне нужно еще раз убедиться в том, что ты действительно готова пройти через это. Я могу отправиться туда и один.

Айви покачала головой. Ее веселое настроение мгновенно улетучилось.

– Я, как и ты, хочу, чтобы его поймали. И побыстрее.

Гриффин по-прежнему внимательно смотрел на нее.

Казалось, ему нужно получить подтверждение, что она, Айви, на его стороне, что в ее желании отправиться на эту вечеринку вместе с ним не кроется никакого подвоха. Наконец он кивнул:

– Что ж, хорошо. Надеюсь, мы задержим его сегодня. Или по крайней мере обнаружим. Но ты должна мне кое-что пообещать. Ни в коем случае не пытайся завлекать его ни в какие ловушки и не оставайся с ним наедине. Дай мне слово, что ты не станешь подвергать опасности свою жизнь.

– Гриффин, я пока еще офицер полиции. Не забывай об этом.

Офицер полиции, который занимается кражами свадебных платьев и выписыванием штрафов за парковку в неположенном месте. Впрочем, Гриффину знать об этом необязательно, решила Айви. Как бы то ни было, но она уже тоже кое-что повидала, да и натренирована она очень даже неплохо, что в их деле большой плюс.

– Не волнуйся, никаких глупостей я не наделаю, – заверила она его.


«Это мир моего отца», – сделала вывод Айви, окидывая взглядом проходивших мимо нее мужчин и женщин. Трехэтажный особняк Корнелии Бекхэм, расположенный в Верхнем Ист-Сайде, просто-таки кишел безупречно одетыми людьми. Никого из знакомых Айви здесь не встретила. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь она никогда не принадлежала к кругу этих людей. Вот ее сестра Оливия, скорее всего, нашла бы здесь каких-нибудь своих приятельниц. Работая редактором модного глянцевого журнала, она хорошо знала подобную среду. Эти элегантно одетые люди не являлись для нее чем-то чужеродным и незнакомым.

Время от времени до Айви долетали обрывки фраз, но нельзя сказать, чтобы услышанные ею разговоры были особенно примечательными. Люди везде обсуждают одни и те же темы. Дети, поездки, браки, разводы, покупки. Айви всегда считала, что она не сможет вписаться в круг этих людей. Но как оказалось, если приобрести соответствующий наряд, то никто и никогда не сможет определить, что ты не принадлежишь к этим сливкам общества. И разумеется, тогда никто не бросит на тебя удивленный взгляд, в котором без труда будет угадываться вопрос: «Что, собственно говоря, здесь делает офицер полиции?»

Гриффин предупредил Айви, что им не следует привлекать к себе внимание окружающих, по возможности они должны избегать всяческих разговоров, и им не стоит никому представляться репортерами, работающими в несуществующем журнале. Если же среди этого движущегося в полумраке людского водоворота они все-таки встретятся с Корнелией, ей они скажут, что собирают материал для своей статьи о свадьбе. Впрочем, Гриффин был почти уверен, что встречи с Корнелией не произойдет.

Однако в такой неразберихе им непросто будет и обнаружить Деклана, даже если он появится здесь. Айви напомнила себе, что в первую очередь ей необходимо искать высокого, хорошо сложенного молодого человека со светлыми, черными, рыжими или каштановыми волосами и, возможно, тоже в очках.

Айви осторожно рассматривала гостей, и каждый раз, когда ее взгляд задерживался на каком-нибудь мужчине, напоминающем ей Деклана, она чувствовала, как у нее перехватывает дыхание. Но это происходило вовсе не потому, что в ее сердце еще теплилась любовь. Ей просто становилось страшно. Она панически боялась Деклана, человека, который смог хладнокровно убить свою любовницу, а потом явиться к другой женщине и заниматься с ней сексом.

– Давай немного прогуляемся, – шепнул ей Гриффин. – Заглянем в другие комнаты. Мы можем ходить по отдельности, но если ты увидишь Деклана, сразу же сообщи мне об этом.

Айви кивнула в знак согласия. Гриффин пожал ей руку и направился к центральной лестнице. Айви же прошла через холл, потом миновала коридор и оказалась в библиотеке. Со всех сторон ее окружали шкафы с книгами и прекрасные произведения искусства.

– Я предпочитаю всему остальному ренессанс, – послышался за спиной Айви женский голос.

Айви медленно обернулась и увидела молодую пару, мужчина и женщина стояли перед картиной и с аппетитом уплетали канапе с сыром. Женщине было лет тридцать, может, чуть больше. Темные волосы, карие с зеленоватым оттенком глаза, средний рост, строгое черное платье, которое тем не менее эффектно подчеркивало ее формы. Айви вдруг показалось, что она где-то уже встречала эту любительницу ренессанса.

Надо подумать.

Стоявший около женщины брюнет восхищенно рассматривал картину.

– Наши вкусы в этом полностью совпадают, – проговорил он. И Айви сразу узнала этот голос. Хотя молодой человек и говорил с акцентом. Ирландским. И акцент этот был явно фальшивым.

Она буквально приросла к полу, по ее спине пробежал холодок. Глубоко вздохнув, Айви попыталась успокоиться. Она не ошиблась – этот приятный бархатистый тембр был ей слишком хорошо знаком.

Ее сердце оглушительно стучало в груди, и Айви казалось, что этот стук вот-вот услышат стоявшие за ее спиной мужчина и женщина. Она медленно перевела взгляд на лицо мужчины. Как хорошо она знает этот профиль!

Деклан.

Он, разумеется, принял меры предосторожности – покрасил волосы в черный цвет и надел очки, которые закрывали большую часть лица. У него также имелись усы и модной формы бородка. И все равно это был он!

Это был Деклан, и никто иной. И он был совсем близко… Чуть дальше, за Декланом и его спутницей, стояла еще группа гостей.

Айви быстро отвернулась. Надо бежать за Гриффином, решила она. Но когда она снова посмотрела назад, Деклан с женщиной уже выходили из библиотеки.

Черт!

Спутница Деклана успела еще схватить маленькую тарелку с закусками у проходящего мимо нее официанта. Взяв женщину под руку, Деклан решительно потащил ее за собой, и через мгновение парочка скрылась в коридоре.

Айви заволновалась. Конечно, прежде всего необходимо сказать Гриффину, что Деклан здесь. Но как это сделать? Ведь если она сейчас потеряет из виду Деклана с его спутницей, то, возможно, потом его уже не удастся найти в толпе. Хуже того – он может просто уйти с вечеринки.

Айви решила, что осторожно пойдет следом за Декланом. Сделает вид, что просто прогуливается. А когда у нее появится возможность, то тут же спустится вниз по лестнице и разыщет Гриффина.

Деклана и Айви разделяла лишь какая-то сотня футов, но в коридоре было довольно темно, как, впрочем, и почти во всех комнатах. Айви молила Бога, чтобы Деклану не пришло в голову оглянуться назад. Она опустила глаза, и ее взгляд заскользил по ногам в темных брюках. Хорошо бы Деклан спустился вниз, думала про себя Айви. Тогда бы она, не упустив его из виду, без труда разыскала Гриффина.

Ее сердце бешено колотилось в груди, а каблуки оглушительно стучали по мраморному полу, но Айви надеялась, что Деклан не обратит внимания на идущую позади него женщину. Что он не почувствует ее страха.

И вдруг произошло совершенно непредвиденное. Деклан резко обернулся назад и метнулся к Айви. Мгновение – и он затащил ее в подсобное помещение и с силой ударил головой о стену.

Глава 13

Боль пронзила Айви, перед ее глазами поплыли разноцветные круги. Когда из темноты снова появилось лицо Деклана, а неопределенной формы пятна превратились в предметы, Айви глубоко вздохнула и попыталась оторваться от стены. Деклан снова ударил ее. На этот раз металлическим ведром по коленям. Айви сползла на пол.

В нос ударил едкий запах какого-то моющего средства, остатки которого находились в ведре. Вместе с подступившим приступом тошноты на Айви обрушилась слабость, тело вдруг потеряло чувствительность, и ноги беспомощно заскользили по полу. Казалось, еще чуть-чуть, и она потеряет сознание.

– Хочешь, чтобы я продырявил тебе твои чертовы ноги? – хрипло прорычал Деклан и наставил на Айви пистолет. – И я сделаю это, если ты попытаешься встать или закричать.

Сквозь толщу тумана, нависшего перед ее глазами, Айви разглядела пистолет, маленький, серебряный, наставленный прямо ей в лицо. Пистолет с глушителем.

Рука Деклана мелькнула перед ее лицом, и через мгновение Айви увидела в ней свой слегка растрепавшийся парик.

– И сними свои дурацкие очки, – приказал Деклан. Она подчинилась его приказу, и Деклан вдруг, запрокинув голову, зло рассмеялся:

– Неужели ты и правда думала, что я не узнаю тебя?

– А с какой стати ты должен был узнать меня? – прошептали ее губы. Айви даже не была уверена, что Деклан услышал ее. Она осторожно повернула голову в сторону желтоватой полосы – в щель между косяком и неплотно прикрытой дверью пробивался слабый свет. Потом Айви окинула взглядом комнату, которую и комнатой-то нельзя было назвать. Скорее говоря, это был чулан или даже шкаф. Не больше пяти футов в ширину и трех в длину. И здесь не было ничего, что можно было бы использовать как оружие. За исключением ведра.

– С какой стати? Да просто я очень хорошо знаю твое лицо, Айви. Слишком хорошо.

Уголок губ Айви слегка приподнялся вверх. Она порадовалась тому, что это маячащее перед ее глазами лицо было ей незнакомо. Черные волосы и щегольская бородка превратили лицо мужчины, которого она когда-то любила, в лицо совершенно незнакомого ей человека.

– Это ты убил Дженнифер Лексингтон? – спросила Айви, стараясь, чтобы в ее голосе не звучал страх. Она должна говорить твердо, уверенно, надо успокоить Деклана, снять напряжение, чтобы он случайно не нажал пальцем на курок в приступе ярости.

Лицо Деклана мгновенно превратилось в застывшую маску.

– Нет, я не убивал ее. Но вряд ли ты или мой старший братец поверите мне.

– Где ты был в то утро?

Деклан пристально посмотрел на Айви. Полумрак не помешал ему разглядеть выражение ее лица.

– Ту ночь я провел не у Дженнифер. А когда утром вернулся к ней, то обнаружил ее мертвой. Я запаниковал. Запаниковал и тут же сбежал оттуда…

– Запаниковал и сбежал? – переспросила Айви. – А ты забыл о предсмертном письме, которое ты написал?

По лицу Деклана пробежала судорога.

– Я же сказал, что запаниковал. Поэтому и сделал эту глупость. Понимая, что в убийстве обвинят меня, поехал к тебе. Я надеялся, что, поженившись, мы сразу же отправимся в свадебное путешествие куда-нибудь за границу. Поживем там, пока все не уляжется.

– Но у меня ведь нет ни цента! Как же ты…

– У меня были другие причины, по которым я хотел жениться на тебе, Айви.

– Да? И что же это за причины?

– Теперь это не имеет значения, – сказал он, скользя взглядом по ее фигуре. – Хотя ты и выглядишь очень сексуально в этом платье. Раньше ты никогда так не одевалась. Не твой стиль. Вероятно, моему братцу это очень нравится. – Деклан сделал шаг к Айви и наклонился над ней. Его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее лица.

– Если ты не убивал Дженнифер, то кто это сделал? – едва слышно прошептала она. Айви надеялась, что Деклан, охваченный приступом ярости, не притронется к ней сейчас. Впрочем, ведь он мог просто убить ее.

– Откуда мне знать! – рявкнул он. – Дженнифер была такой занудой, что грохнуть ее мог кто угодно. К тому же ей светило наследство в самом ближайшем будущем. Она в последнее время обхаживала свою мамашу, чтобы та не передумала и не изменила уже составленного завещания. А отец Дженнифер болен, он может отдать концы в любой момент. – Деклан ухмыльнулся. – Впрочем, меня это теперь мало интересует.

– А Корнелия Бекхэм тебя еще интересует? – выдохнула Айви.

Снова послышался его грубый, вульгарный хохот.

– Меня не привлекают толстухи.

– Ты отвратителен, – не подумав, бросила Айви. Перед ее лицом снова возник пистолет.

– А знаешь, что мне кажется отвратительным? – Пистолет закачался. – Забираться в постель к братьям. Это просто мерзко. Но поверь мне, Айви, старик Грифф просто использует тебя. Я-то знаю.

Айви не проглотила эту наживку. Ее глаза внимательно следили за нацеленным на нее серебряным дулом.

Деклан выпрямился, на его лице появилась довольная улыбка.

– Я забирал у Гриффа всех его женщин. Всех, кого он любил. И он просто пытается отплатить мне той же монетой. Именно поэтому он спит с тобой. Но мне на это наплевать.

Айви снова услышала его вульгарный хохот. Она нахмурилась:

– Отплатить тебе за что?

– А ты спроси его про Саманту, – металлическим голосом проговорил Деклан.

Саманта. Айви попыталась вспомнить, не говорил ли ей Гриффин что-нибудь о ней. Нет, кажется, разговор об этой девушке никогда не заходил…

«Не слушай Деклана, – сказала себе Айви. – Ему нельзя верить. Ты должна думать о деле. Нужно заставить его говорить о том утре».

– Объясни мне кое-что, Деклан. Зачем тебе понадобилось письмо моего отца? И зачем ты украл у меня деньги?

– Мне нужна была уверенность в том, что ты выйдешь за меня замуж, – сказал он. – И я должен был знать, что тебе написал твой непредсказуемый папаша. А деньги я взял просто так, на всякий случай.

– На какой такой случай? Ты хотел сразу же залечь на дно, чтобы тебя не выследили полицейские? Не хотел нигде светиться?

– Они все равно меня выследили. Мой старший братик постарался. Если бы не он… Но я всегда обводил его вокруг пальца. Он слишком тупой и неповоротливый, чтобы поймать меня.

– И все-таки я не понимаю, зачем тебе нужно было жениться на мне, если ты знал, что я ничего не получу от отца, – проговорила Айви. – Не вижу смысла в твоих действиях.

– Ты меня волнуешь, Айви.

О Господи, Деклан просто психопат, мелькнуло в ее голове. И как она этого сразу не заметила!

– Хорошо. В таком случае ответь мне еще на один вопрос. Если ты не убивал Дженнифер, то почему не пришел в участок и не рассказал обо всем? Почему не захотел доказать свою невиновность и непричастность к убийству?

Деклан снова засмеялся и взмахнул пистолетом.

– А то ты сама не знаешь, офицер Седжуик! Полиция заинтересована в том, чтобы доказать мою вину, а не в том, чтобы меня выгораживать. На меня бы в любом случае навесили это убийство. Зачем же мне подставляться?

Что ж, он прав, подумала Айви. Скорее всего, так бы и было.

Айви не могла бы с уверенностью сказать, что убийство Дженнифер действительно дело рук Деклана. Она не умела читать его мысли, и, ко всему прочему, он был первоклассным лгуном. Сейчас ей следовало лишь запоминать все, что он говорит. А потом она это проанализирует.

– А теперь я тебе скажу, Айви, что ты должна будешь сделать, – медленно проговорил Деклан. Его рука с пистолетом слегка дрожала. – Ты посоветуешь своему другу забыть о моем существовании. Иначе в следующий раз, когда мы встретимся – а мы обязательно встретимся, – мне придется всадить тебе пулю в лоб. И ему тоже. Так-то, милая.

Айви судорожно втянула в себя воздух.

– Неужели ты сможешь убить собственного брата?

– Он мне брат только по отцу, – сказал Деклан. – И я это сделаю, если он меня вынудит. Разве у меня есть другой выход?

– Я все-таки надеялась, что ты не убийца, – бросила Айви.

– Прежде у меня не было какой-то веской причины для того, чтобы убивать, – сказал он. – Но если меня станут провоцировать, последствия не заставят себя долго ждать. Не успеешь ты прошептать «пожалуйста», как отправишься на тот свет.

– Но почему ты все-таки решил жениться на мне? – спросила Айви. – Я хотела бы это знать.

– Тебе действительно это интересно? – Деклан вдруг снова наклонился над ней, грубо схватил за ворот платья, скомкал его в пальцах, а затем с силой рванул вниз. Послышался треск лопнувшей материи, и платье разорвалось до самой талии.

– Неужели ты думаешь…

– Ничего я не думаю. Просто в таком виде тебе непросто будет выйти отсюда, – засмеялся Деклан. – А мне пора. Я вовсе не собирался перепихиваться тут с тобой.

Господи, да он просто само зло, подумала Айви.

– Помни о том, что я сказал, Айви. Если вы по-прежнему будете гоняться за мной и совать нос в мои дела, я выслежу вас и пристрелю. А если я сам не смогу добраться до тебя, то мой компаньон сделает это за меня.

Айви похолодела.

– Что это значит?

– А это значит, что в следующий раз будет выпотрошен не только твой маленький жалкий домик, но и твое красивое тело.

– И кто же это взялся тебе помогать? – спросила она. – Может, та женщина, с которой ты разговаривал в библиотеке?

– Господи Иисусе! Меня не удивляет, что ты, Айви, до сих пор еще не стала следователем.

Деклан поправил галстук, одернул свой дорогой пиджак и шагнул к двери. Пистолет по-прежнему был нацелен на Айви. Еще мгновение, и Деклан бесшумно выскользнул в коридор. Дверь закрылась.

Айви вскочила с пола, быстро надела парик и, придерживая верх платья, выбежала в коридор вслед за Декланом. Попадавшиеся ей по дороге люди испуганно расступались в стороны. Она окинула взглядом коридор, но Деклана нигде уже не было видно. Айви свернула к лестнице и неожиданно столкнулась с мужчиной.

Гриффин.

– Черт возьми, Айви. Где ты была? Я тебя нигде не мог найти, – обеспокоенно сказал он. Его взгляд скользнул по ее груди, затем спустился чуть ниже. – Что случилось?

Айви наконец перевела дыхание и с трудом проговорила:

– Деклан. Он напал на меня в коридоре и затащил в подсобку. – Она рассказала обо всем Гриффину.

– Он, наверное, уже сбежал отсюда, – пробормотал Гриффин. Похоже, его не слишком поразило то, что произошло с Айви. На него не произвело особого впечатления и упоминание о некой Саманте. – Я почти уверен, что его уже здесь нет, но все же я сейчас вызову людей, чтобы они обыскали здание и окрестные территории.

– А ты не боишься, что он убьет нас? Не только меня, но и тебя. Вдруг он все-таки еще здесь?

– Я не боюсь Деклана, Айви. И мы не можем позволить ему переиграть нас. Он больше и пальцем не тронет тебя. Я не оставлю теперь тебя без присмотра ни на секунду.

Слушая Гриффина, Айви вдруг почувствовала, что дрожит.

– Сюда сейчас прибудут мой напарник и еще несколько полицейских, – сказал Гриффин. – А нам с тобой можно отправляться домой.

– Со мной все в порядке, – проговорила Айви и поправила заметно дрожащими руками парик.

– Айви, ты просидела полчаса в подсобке с приставленным к твоему лбу пистолетом, который держал в руках человек, подозреваемый в убийстве. После такого не может быть «все в порядке». Ты согласна со мной?

Не говоря ни слова, Айви обняла Гриффина за шею и прижалась к нему всем телом. Он обнял ее за плечи и выпустил из кольца своих рук только тогда, когда послышался вой сирен.


Айви устроилась на диване в гостиной, Гриффин накрыл ее пледом и пошел на кухню за чаем. Ему не хотелось оставлять Айви одну ни на минуту даже в своей собственной квартире.

Этот негодяй здорово напугал ее. И хотя Айви старалась выглядеть спокойной и невозмутимой, было заметно, что она еще не оправилась от пережитого шока. Гриффин заверил ее, что ей совсем не нужно разыгрывать из себя «человека без нервов», что сейчас ей надо просто быть собой. Еще он сказал, что хорошо понимает ее и сочувствует ей.

– Знаешь, Гриффин, я ведь офицер полиции, а значит, не должна падать в обморок от одного вида пистолета. Ведь я знала, что отправляюсь не на загородную прогулку, а на опасное задание. Это моя работа.

– В той подсобке ты была не офицером полиции на задании, а бывшей невестой Деклана.

Айви покачала головой:

– Мы расследуем дело об убийстве, и речь сейчас идет не о невестах и женихах.

– Айви, ты не мой напарник.

Она бросила на него колючий взгляд, и Гриффин понял, что говорить этого ему сейчас не стоило. Но у него уже не было возможности как-то исправить ситуацию, поэтому Гриффин предпочел благоразумно ретироваться на кухню. Он поставил на стол две чашки и на мгновение задумался. Что бы такое придумать? Никакие мысли в голову не шли.

Гриффин снова появился в гостиной. Теперь с небольшим подносом, на котором стояли две чашки с чаем.

– Ты, должно быть, считаешь меня самым плохим полицейским на свете.

– Вовсе нет, Айви.

– Я позволила ему загнать себя в ловушку, – проговорила она и вздохнула.

– Ты ничего не позволяла ему. – Гриффин поставил поднос на стеклянный столик. – Ты действовала так, как и должна была, – пошла искать меня. Разве ты могла догадаться, что Деклан тебя узнал?

– Он мог меня убить, – сказала Айви. – Мне очень неприятно думать, что я подвергла опасности не только себя, но и находящихся в доме людей. Они ведь тоже рисковали.

Гриффин присел на край дивана, взял руки Айви в свои ладони и заглянул ей в глаза:

– Айви, он мог тебя убить, но не сделал этого. Мало того, он снабдил тебя очень полезной информацией. Я не знаю, как ты вела себя в этой подсобке и что ты ему говорила, но с моей точки зрения – это хорошая работа. Ты настоящий полицейский, не сомневайся. Ты спасла свою жизнь и кое-что узнала.

– Вполне возможно, что вся эта полезная информация просто ложь.

– Как сказать. Может, и в самом деле Дженнифер Лексингтон убил не Деклан. Возможно, он действительно нашел ее труп и испугался.

– Но кто же еще мог убить ее?

Гриффин пожал плечами:

– Надо пораскинуть мозгами. Возможно, это та таинственная незнакомка, с которой он беседовал в библиотеке. А может быть, Лаура Фрозье, хотя на первый взгляд ее алиби кажется совершенно неопровержимым. Не исключено, что это кто-то еще. Например, человек, который неравнодушен к тебе или к Деклану и которому по каким-то причинам не нравилась связь Деклана с Дженнифер. Этот человек мог следить за Дженнифер. Обнаружив, что она ночует дома одна, он пришел и убил ее.

– Ты говоришь, что этот человек мог быть неравнодушен ко мне? – спросила Айви. – Гриффин, но те люди, которые меня любят или которым я по крайней мере небезразлична, не способны убить человека.

Гриффин откинулся на спинку дивана и положил ноги на край стеклянного столика.

– Айви, я могу привести тебе множество примеров, когда самые обычные люди, без всяких патологических отклонений, вдруг становились убийцами. Их провоцировали, и они совершали убийство.

– Может быть, это кто-то из окружения Лауры Фрозье? Ведь ночью незадолго до убийства она была с Декланом.

Гриффин кивнул:

– Мой помощник собрал сведения о ее семье и друзьях. Вообще-то он работал в разных направлениях, и, надо сказать, кое-какая информация его насторожила.

– Да? И что же именно могло его насторожить?

– Например, то, что у твоей матери нет алиби на ночь убийства. Нет его и у твоей подруги Аланны Мур.

Айви закатила глаза:

– Гриффин, пожалуйста, не трать свое время на всякую ерунду. Уверяю тебя, ни моя мать, ни Аланна не убийцы. Пожалуйста…

– Айви, убийство могло быть и непредумышленным. Вдруг кто-то просто захотел поговорить с Дженнифер, рассказать ей о тебе или Лауре. Слово за слово, и разговор перерос в ссору, а затем произошло убийство. Мы не можем исключать и такой версии.

– Гриффин, не забывай, что голова Дженнифер была разбита о стену. Согласись, это трудно назвать ссорой, в результате которой последовало непредумышленное убийство. Это как минимум приступ бешенства.

– Как ни грустно это признавать, но люди способны и на такое, Айви.

– А какой мотив мог быть у моей матери? – Айви сделала пару глотков чая. – Я ведь не собиралась выходить замуж за Рокфеллера или Кеннеди.

– Но твоя мать считала, что у Деклана есть деньги. Деньги его семьи. Миссис Седжуик надеялась, что ей наконец удастся стать частью того мира, в который она так рвалась всю жизнь. И возможно, она переживала, что этот мир отвергал и тебя.

Айви покачала головой:

– Это не повод для убийства.

– А как насчет Аланны? Она твоя лучшая подруга со школьных лет.

– Мне все-таки кажется, что убийца Дженнифер – это человек из мира Лауры Фрозье, – сказала Айви. – Моя мать и Аланна не знали, что Деклан живет с Дженнифер Лексингтон. Им стало это известно уже после того, как моя свадьба расстроилась.

– Как ты можешь утверждать это? Вполне возможно, что твоя мать видела Деклана с Дженнифер. Ведь она живет на Манхэттене. Это не из области фантастики.

– Гриффин, у меня начинает болеть голова.

Черт, выругался про себя Гриффин. Похоже, он перегибает палку, заставляя Айви поверить в возможность того, что кто-то из ее близких при определенных условиях мог стать убийцей. Айви только что прошла через ад, а он снова толкает ее в пропасть.

– Мы можем отложить этот разговор до утра?

Гриффин кивнул:

– Нет проблем. Если ты хочешь спать…

– Я не хочу оставаться… – Она опустила голову.

– Одна?

Ее щеки порозовели.

– Айви, тебе пришлось многое пережить за последние дни. Вполне понятно, что ты не хочешь оставаться одна. Здесь нет ничего такого…

Гриффин взял ее за руку и повел в свою спальню. Разумеется, она будет гораздо лучше чувствовать себя в его постели. Она будет чувствовать себя здесь в безопасности.

– Мне очень жаль, что платье испорчено, – прошептала она.

– А я рад. – Гриффин остановился и посмотрел на Айви. В его груди внезапно снова закипел гнев. – Я рад, что он ничего не сделал с тобой.

Айви прилегла на кровать, устремив глаза в потолок или еще дальше, куда-то за пределы этой комнаты. Гриффин лег рядом с ней и снова взял ее за руку.

– Не волнуйся, Айви, все будет хорошо. Я возьму у Корнелии список ее гостей и установлю личность той незнакомки, которая разговаривала с Декланом в библиотеке. И думаю, пора нам вызвать кое-кого на допрос.

– Мою мать ты тоже хочешь допросить? И мою подругу?

– Мы решили сегодня больше не разговаривать на эту тему.

Айви глубоко вздохнула.

– А ты расскажешь мне про Саманту? – спросила она. – Ты любил ее?

– Это очень длинная история, Айви. Я расскажу ее тебе, но как-нибудь в другой раз.

Она посмотрела на него и задумчиво кивнула. Сейчас Айви выглядела встревоженной и грустной, Гриффин просто кожей ощущал исходящие от нее неуверенность и страх.

– Я обязательно расскажу тебе о Саманте, Айви. Обязательно. Мы ведь партнеры.

С минуту она продолжала молча смотреть на Гриффина, потом приподнялась и осторожно чмокнула его в небритую щеку. Провела пальцами по его подбородку. Затем взяла его руку и положила на свою талию. Пальцы Айви слегка сжали его запястье.

Когда через несколько часов Гриффин и Айви проснулись, оказалось, что они по-прежнему лежат в той же позе. Айви пошевелила затекшими руками и ногами. Потом повернулась к Гриффину, прижалась лицом к его груди и снова заснула. Он улыбнулся, не открывая глаз.

Зазвонил его сотовый, но Айви не шевельнулась. Гриффин приложил телефон к уху.

– Фарго слушает.

– Привет, братец. Если Айви не передала тебе мои слова, то я сделаю это за нее. Будешь лезть в мои дела – я пришью ее. И это будет очень больно.

Глава 14

Гриффин встал и проверил, хорошо ли закрыта входная дверь. Потом задернул шторы во всех комнатах и опустил жалюзи на кухне. Вряд ли бы Деклан стал стрелять с улицы, но исключать такую вероятность было нельзя.

Гриффин вернулся в спальню и бросил взгляд на часы. Уже половина третьего. Он посмотрел на Айви. Она крепко спала, ее грудь равномерно приподнималась и опускалась. Айви все еще была в том маленьком черном платье, которое он ей купил. Только теперь верхняя его часть была почти полностью оторвана, и в образовавшемся треугольнике виднелся лифчик. Немного подумав, Гриффин достал свою футболку с надписью «Нью-йоркский отдел по расследованию убийств». Потом через ноги осторожно стянул с Айви платье. Раздевая Айви, Гриффин старался не смотреть на ее великолепное тело, на ее крепкую грудь, обтянутую черным шелковым лифчиком, на крошечный кружевной треугольник на ее бедрах.

Теперь ему предстояло надеть на нее футболку. Он чуть приподнял голову Айви и быстро просунул ее в вырез майки. Айви пошевелилась и повернулась на бок, облегчив тем самым Гриффину его задачу. Облачив Айви в футболку, он сам переоделся в пижаму и лег в кровать. Укрыл Айви и себя одеялом. Потом стал слушать, как она дышит. Ее спокойное, ритмичное дыхание подействовало на него как снотворное, и он тут же погрузился в сон.

Гриффин проснулся и бросил взгляд на часы. Девять. Он повернул голову в другую сторону – Айви рядом с ним не было. Его тут же охватила паника. Быстро вскочив с кровати, Гриффин бросился в гостиную. Потом на кухню. Увидев стоящую у плиты Айви, он вздохнул с облегчением. Она достала из холодильника картонку с яйцами и нашла на полке пакет с мукой. По всей видимости, на завтрак у них будет омлет. Или блинчики. Слава Богу, с ней все в порядке. С ней не только все в порядке, она даже готовит завтрак.

Айви хорошо выспалась. Ее лицо выглядело свежим, и она улыбалась. Гриффин присел на стул и стал на нее смотреть. Ночью он то и дело просыпался, когда Айви шевелилась во сне, задевала его рукой или ударялась о его ноги коленом. И каждый раз, просыпаясь, он тут же открывал глаза и проверял, все ли с ней в порядке, по-прежнему ли она лежит рядом. Ведь он отвечал за ее безопасность. И еще ему было очень приятно, когда Айви во сне прижималась к нему, забрасывала на него руки. Его тело и теперь еще помнило эти прикосновения. Он опустил голову и ухмыльнулся.

Гриффин решил, что не станет рассказывать Айви о ночном телефонном звонке. Зачем? Деклан угрожал ей, но меры должен был принимать он, Гриффин. А сейчас ему хотелось выкинуть из головы все мысли о своем брате и сконцентрировать свое внимание на женщине, которая порхала по его кухне. Такое происходило нечасто.

Господи, думал он, как сексуально она выглядит в этой майке. Майка доходила ей до середины бедер. У нее были необыкновенно красивые ноги. Длинные, стройные, с изящными мышцами. Да, такое нечасто увидишь на его затрапезной кухне.

– Надеюсь, ты не сердишься на меня за то, что я переодел тебя в свою футболку? – спросил Гриффин предательски дрогнувшим голосом. – Мне показалось, что тебе было неудобно в платье. Оно такое узкое и тесное…

– Конечно, нет. Напротив, я благодарна тебе за заботу. – Айви улыбнулась. – И в благодарность за это я даже решила приготовить блинчики. Я их очень люблю. Они, правда, всегда получаются у меня немного неровными, иногда со сморщенными краями, но все равно они вкусные.

Гриффин улыбнулся:

– Похоже, ты хорошо себя чувствуешь. Выглядишь бодрой.

– Знаешь, мне, конечно, сейчас гораздо лучше, но я так и вижу лицо Деклана перед собой. И пистолет, нацеленный мне в голову. Я стараюсь забыть об этом, однако у меня это не слишком хорошо получается. Но я знаю, нельзя дать страху овладеть тобой.

– Да, ты права, – сказал Гриффин. – С этим тебе будет не так-то просто справиться, но это возможно.

– В этом мире возможно все. Особенно после того, как ты попробуешь мои знаменитые блинчики. – Айви подцепила со сковородки блинчик и хотела положить его на тарелку, но он соскользнул с лопатки и упал на рабочий стол, стоящий рядом с плитой.

Гриффин засмеялся:

– Можешь оставить его себе.

Айви улыбнулась:

– Но следующий может подскочить вверх и приклеиться к потолку. – Она показала рукой на кофейник: – Кофе готов. Можно начинать день. – На этот раз Айви мастерски опустила блинчик на тарелку. Правда, у блинчика оказались слегка сморщенные края. – С чего начнем? Допросим Лауру? Ее семью и друзей? Или попросим Корнелию предоставить нам список приглашенных гостей, и вычислим, кем была та незнакомка, которая, как и Деклан, предпочитает ренессанс? Я так и не знаю, пришли ли они на вечеринку вместе или познакомились только в библиотеке. Люди часто начинают разговаривать об искусстве, когда хотят завязать с кем-то знакомство. Я думаю…

– Айви, забудь обо всем на пару дней. Деклан должен думать, что мы оставили его в покое. Пусть почувствует себя комфортно. И совершит какую-нибудь ошибку.

– И что мы будем делать эти два дня?

– Есть сморщенные блинчики, – с улыбкой проговорил Гриффин.

– В таком случае тебе придется ими и заняться, – сказала она. – А я быстренько приму душ. Я вся перепачкалась в масле.

Айви пробежала мимо Гриффина, случайно задев его. Он почувствовал прикосновение ее бедра, и по его телу пробежала теплая волна. Кашлянув, он вооружился лопаткой и размешал тесто. Потом приступил к выпечке блинчиков. Да, теперь он хорошо понимал, какая это трудная работа. Покончив с блинчиками, которых оказалось раза в два меньше, чем планировалось – часть из них безнадежно подгорела, часть просто не отклеилась от сковороды, – он решил реабилитироваться с помощью яичницы с беконом. Что-что, а уж техника приготовления этого блюда ему была хорошо знакома.

Айви вернулась на кухню в джинсах и в зеленом шерстяном свитере, с еще влажными волосами и с подкрашенными сияющими глазами. Теперь пришла очередь Гриффина отправляться в душ. Он отрезал кусок ветчины и положил его в рот. Улыбнулся.

Когда он снова появился на кухне, Айви уже расставила тарелки, нарезала хлеб, достала мед и клубничный джем, налила в стаканы сок. Если бы она жила здесь, то так было бы каждое утро, мелькнуло в голове у Гриффина. Они сели к столу и молча стали есть. Но это молчание не угнетало. Оно было дружеским и теплым.

Гриффин поймал себя на мысли, что ему давно не было так хорошо. Возможно, нечто подобное он испытывал когда-то с Самантой.

В дверь позвонили. Гриффин мгновенно вскочил со стула и достал пистолет.

– Оставайся на кухне. Спрячься за холодильник, – велел он Айви.

Айви зашла за холодильник, Гриффин одобрительно кивнул и вышел в коридор. Подошел к двери.

– Кто там? – спросил он, вставая слева от двери. Стоя за холодильником, Айви прислушивалась к тому, что происходило в коридоре.

Вопрос Гриффина остался без ответа. Потом вдруг послышалось очень тихое:

– Джоуи.

Гриффин открыл дверь, и Джоуи буквально ввалился в квартиру. Опустился на колени и закрыл лицо руками. По его щекам текли слезы.

Фарго наклонился, подхватил Джоуи под руку, помог ему подняться и затащил в коридор. Парень продолжал рыдать. Айви взяла из упаковки, лежащей на рабочем столе, несколько бумажных носовых платков и вышла в коридор. Отдала их Гриффину. Гриффин поблагодарил Айви, провел Джоуи в гостиную и усадил на диван.

Гриффин сразу же понял, что случилось одно из двух: либо умер отец Джоуи, либо Джулианна дала ему отставку. Судя по темным кругам у него под глазами, можно было предположить, что Джоуи не спал всю ночь. А если это так, то дело было скорее всего в Джулианне. Если бы умер отец Джоуи, то парнишка в первую очередь позвонил бы ему, Гриффину. Гриффин уже давно объяснил Джоуи, что тот может звонить ему в любое время суток, днем и ночью, если случится что-то серьезное и ему потребуется помощь.

– Рассказывай, что случилось. – Гриффин обнял Джоуи за плечи.

Тот продолжал безудержно рыдать. Он шмыгал носом, брал у Гриффина платок за платком и вытирал ими глаза. Прошло минут десять. Наконец, немного успокоившись, Джоуи пробормотал:

– Я… просто… не могу понять… – Он снова глотнул воздух, пытаясь успокоиться и выровнять дыхание. – Я думал… она любит меня. – Из глаз Джоуи снова хлынули потоки слез. Его худые плечи задрожали.

– Вы расстались? – мягко спросил Гриффин.

– Она бросила меня, – сказал Джоуи и снова стал тереть своими большими кулаками покрасневшие припухшие веки. – Последние два дня мы все время ругались. Джулианна не хотела, чтобы мой отец жил с нами. Сначала она просто уговаривала меня не брать его к нам, а потом сказала, что уходит, потому что не собирается жить с «сумасшедшим овощем». Представляете, она назвала моего отца «сумасшедшим овощем»! – Джоуи тряхнул головой. – Мой отец не сумасшедший, и он не овощ! – Из его глаз снова брызнули слезы.

Вот, оказывается, в чем дело. Джоуи был поставлен перед выбором: оставить своего отца в доме престарелых, где за ним вообще-то хорошо ухаживали, по часам кормили, снабжали необходимыми лекарствами, или расстаться с девушкой своей мечты.

И он выбрал отца. Его выбором руководила любовь. Значит, на данном этапе своей жизни по-настоящему он любил отца. Мы всегда выбираем тех, кого по-настоящему любим. Что ж, с этим ничего не поделаешь, отец Джоуи стоит для него на первом месте.

Все это Гриффин в течение двух часов объяснял Джоуи. А потом Гриффин сказал, что отец Джоуи находится там, где ему и следует находиться, что ему в доме престарелых хорошо и что Джоуи не сможет обеспечить ему надлежащего ухода в домашних условиях. Также Гриффин попытался убедить Джоуи вернуться к матери и отчиму. Не забыл он напомнить своему подопечному и о том, что ему совершенно необходимо закончить в этом году школу.

Что ж, Гриффин был рад помочь Джоуи. Тем более что сегодня они с Айви были свободны. Оставалось л ишь надеяться, что Джоуи прислушается к его словам и последует его советам.

– Нет, нет и нет, – прошептал Гриффин, его черные глаза смотрели прямо в лицо Айви.

– Гриффин, но я буду окружена полицейскими, – также шепотом настаивала Айви, слегка приподняв подбородок вверх, словно хотела подчеркнуть значимость своих слов.

Айви с Гриффином сидели в гостиной, продолжая препираться, и с каждой минутой их шепот становился все громче. Похоже, его мог слышать уже и Джоуи, который сейчас на кухне поедал свой второй завтрак. Мужчины, когда они расстроены, начинают больше есть, и Джоуи тут не был исключением.

Гриффин скрестил руки на груди.

– Нет. И это мое последнее слово.

Что значит последнее? Айви, конечно, понимала, что Гриффин Фарго нес ответственность за ее безопасность, и была ему за это благодарна. Но она могла и сама позаботиться о себе. И не стоит придавать большое значение тому, что, оставшись без присмотра, она сразу же попала в руки убийцы. Такое с каждым могло случиться при подобных обстоятельствах. К тому же она ведь не собиралась болтаться часами по Манхэттену. Аланна просто пригласила ее в кафе. А потом они вместе должны были отправиться в салон, где Аланна намеревалась примерить свое свадебное платье, за которое она наконец-то выплатила все деньги и теперь хотела, чтобы Айви помогла ей выбрать фату и другие необходимые аксессуары.

Нет ничего странного в том, что Айви хотелось помочь Аланне подготовиться к свадьбе. Ей хотелось отправиться в «Лучший свадебный салон» в Эпплвуде и провести там пару часов среди множества потрясающе красивых платьев, россыпи кружев, шляпок, венков с искусственными цветами. Ей хотелось поохать и поахать, полюбоваться Аланной в ее свадебном платье и порадоваться за нее. В конце концов, это все так естественно. Именно такие чувства испытывала бы любая другая женщина, если бы ее самая близкая подруга выходила замуж. Это куда более нормально, чем все время жаться от страха к боку детектива и бояться отойти от него хотя бы на шаг.

– Гриффин, сегодня ты нужен Джоуи. А я нужна своей лучшей подруге. Я хочу почувствовать себя нормальным человеком.

Гриффин смотрел на нее с мученическим выражением лица и молчал. Разумеется, он прекрасно понимал ее. Не могла же она всю оставшуюся жизнь просидеть запертой в его квартире!

– Ты будешь звонить мне каждый час, Айви. Я должен знать, все ли у тебя в порядке.

Она обрадованно улыбнулась:

– Договорились.

– Каждый час, – повторил Гриффин. Выражение его лица было очень серьезным, ни тени улыбки.

– Я поняла, каждый час.

«Мы партнеры», – проговорила она про себя.

Они и в самом деле были партнерами. Гриффин действительно относился к ней теперь как к напарнице и помощнице, а не только как к беспомощному свидетелю, которого надо защищать и постоянно опекать. Хотя в любой момент он был готов подставить ей плечо. Он всегда был рядом, он утешал ее, разговаривал с ней, «прикрывал» ее, как говорят полицейские.

Гриффин защищал и опекал также и Джоуи. Айви надеялась, что когда и ему самому потребуется помощь, он позволит ей помочь себе.

«Интересно, почему это платья для подружек невест всегда такие ужасные? – размышляла Айви, разглядывая висевшие на вешалках наряды в «Лучшем свадебном салоне». – К чему вот эти огромные буфы на каждом плече? И совершенно дурацкий бант сзади. Да еще и пояс на бедрах».

Взгляд Айви задержался на платье с более скромными украшениями. Бледно-розовое, без особой вычурности и довольно изящное, с расшитой крошечными бусинами кокеткой.

– Нашла что-нибудь? – послышался голос Аланны из примерочной.

– Да, кое-что нашла. – Айви сняла платье с вешалки и, глядя в зеркало, приложила его к себе. – Отличное платье для свадьбы в начале лета.

Аланна выглянула из-за занавески:

– Хорошенькое. Но я надеялась, что ты выберешь что-нибудь голубовато-зеленое и с рюшечками.

Айви засмеялась:

– Шутишь?

– Нет, не шучу, – с серьезным выражением лица проговорила Аланна. Но через мгновение на ее лице мелькнула улыбка. – Ладно, расслабься. Это была шутка. Но между прочим, моя двоюродная сестра заставила меня надеть на свою свадьбу именно такое платье. – Ее лицо снова стало сосредоточенным. – Айви, ты уверена, что хочешь быть сейчас здесь и помогать мне? Если ты чувствуешь себя некомфортно, если тебе все это неприятно, мы немедленно отправимся в кафе и закажем себе по пицце.

– Идея насчет пиццы мне очень нравится, но, поверь, я чувствую себя здесь превосходно, и мне совсем не грустно. Это правда. Вся моя грусть осталась в прошлом. Я рада, что не успела выйти замуж за преступника и убийцу. Конечно, сначала я испытала шок, но сейчас понимаю, что это высшие силы уберегли меня от этой свадьбы и того кошмара, который мог за ней последовать.

– Я тебя понимаю. Сейчас ты испытываешь облегчение, – проговорила Аланна и исчезла за занавеской. – Ну как, ты готова взглянуть на платье, о котором я говорила неделями? – спросила она, выходя из примерочной.

У Айви на мгновение перехватило дыхание.

– О, Аланна, ты выглядишь просто потрясающе!

Платье Аланны напоминало древнегреческий хитон, только несколько осовремененный и, пожалуй, более изящный.

Из комнаты для персонала вышла приземистая женщина с сантиметровой лентой на шее.

– Когда слышишь подобные возгласы, то сразу понимаешь, что платье понравилось, – сказала она. – Сейчас мы его только немного подгоним по фигуре.

Айви бросила взгляд на отражение Аланны в большом зеркале на стене. Да, ее подруга действительно выглядит великолепно, ее глаза сияют от счастья. Айви вспомнила тот день, когда примеряла свое свадебное платье. И она пребывала тогда в таком же приподнятом настроении, в состоянии эйфории. Ей нравилось, как она выглядит. Она откровенно любовалась собой. Ей было приятно, что вокруг нее порхают ее сестры, радостные и веселые. Тогда она была счастлива. По-настоящему счастлива. Ведь впереди у нее было будущее.

Сейчас у нее, конечно, тоже было будущее, но совсем не то, о котором она мечтала прежде. Впрочем, Айви умела радоваться жизни даже в самые тяжелые моменты и находить во всем положительные стороны. Вот и теперь она чувствовала, что судьба направляет ее жизнь в совершенно новое русло, но Айви это не угнетало, а, наоборот, приободряло.

Пока швея обкалывала булавками фигуру Аланны, Айви вышла на улицу и позвонила Гриффину, как и обещала. Гриффин и Джоуи шли в спортивный зал, чтобы немного поиграть в баскетбол. Потом они собирались отправиться в бассейн.

Ей было необычайно приятно снова услышать этот густой низкий голос. Айви даже сильнее прижала телефон к уху. Она заверила Гриффина, что с ней все в порядке. Сказала ему, что они с Аланной все еще находятся в свадебном салоне и примеряют платья. Через минуту Айви отключилась, и навалившаяся на нее тишина заставила ее сердце болезненно сжаться – Гриффина не было с ней рядом.

Когда Айви снова вернулась в салон, швея уже закончила подгонку платья Аланны. Теперь пришла очередь Айви надевать выбранное ею розовое атласное платье, забираться на небольшой подиум и терпеливо поворачиваться в разные стороны. Потом Аланна и Айви стали выбирать фату и украшение на голову. Их так захватило это занятие, что они забыли обо всем на свете. Кружевные банты, венки, искусственные цветы, заколки – все казалось им необыкновенно красивым, и выбрать что-то было совсем непросто.

Наконец Айви и Аланна покинули салон. Теперь они сидели в ресторане «У Луиджи» и ждали, когда им принесут пиццу и порцию салата «Цезарь», которую они собирались поделить пополам.

– Айви, – сказала Аланна и посмотрела на подругу. Выражение ее лица снова было серьезным и сосредоточенным. – Я горжусь тем, как ты держалась, когда на тебя напал Деклан. Он ведь угрожал тебе пистолетом, а ты тем не менее смогла выведать у него важную информацию. Это хорошая работа. Ты настоящий полицейский.

Айви потянула сок через трубочку.

– Спасибо за поддержку. Для меня это важно. Потому что на самом-то деле я чувствовала себя просто нелепой неудачницей и самым бесталанным полицейским на свете. Я столько времени встречалась с Декланом и ничего не замечала. И вот теперь мой дом превращен в руины. Даже не могу понять, как такое могло со мной случиться. Как будто я никогда не работала в полиции, а всю жизнь простояла за буфетной стойкой.

– А как ты могла догадаться, что Деклан живет двойной жизнью? – спросила Аланна. – По-моему, ты слишком строго судишь себя, дорогая.

– Я должна была хоть что-то заметить. Но я почему-то ни на что не обращала внимания. Наверное, для меня было важно только отношение ко мне Деклана. Мне казалось, что он любит меня.

– Айви! – пыталась остановить ее Аланна.

– Подожди, я все понимаю. Ты хочешь сказать, что я сглупила, поверив, будто такой красивый мужчина, как Деклан, мог всерьез увлечься мной? Или ты считаешь, что это в моем воображении существовал некий абстрактный человек, наделенный мыслимыми и немыслимыми качествами?

Аланна нахмурилась:

– И то и другое.

– Я же не знала, что он негодяй, – прошептала Айви. – Мне просто очень хотелось кого-то любить. Кого-то очень красивого. Видимо, поэтому я проигнорировала все расставленные для меня красные флажки.

– Интересно, и что же это были за флажки? – спросила Аланна, отправляя в рот кусочек чеснока из салата.

– Ну, например, Деклан говорил, что очень любит меня, а сам при этом проводил со мной только два дня в неделю. Он предпочитал ночевать не у меня дома, а в общежитии, в комнате с каким-то приятелем. С приятелем, который храпит. Он так любил меня, что старался не ходить вместе со мной в гости к моим знакомым. Сейчас-то я понимаю, что он просто не хотел, чтобы такое большое количество полицейских знало его в лицо.

– Айви, но на все это можно посмотреть и с другой стороны. Деклан говорил тебе, что он учится в университете, а ведь студенту не так просто найти время для встреч. Он мог только пару раз в неделю ночевать у тебя дома, потому что рано утром ему нужно было быть в университете. А университет, как тебе известно, находится далеко не рядом с твоим домом. По-моему, такое объяснение выглядит совершенно естественным и очень правдоподобным. Как тут можно что-то заподозрить? А то, что он не ходил с тобой в гости, – тоже самое обычное дело для мужчины. Разве кто-то из них любит проводить время в кругу родственников и друзей своей подруги?

– Значит, ты не считаешь меня полной идиоткой?

Аланна накрыла руку Айви своей ладонью.

– Что за глупости ты говоришь, Айви! Никто, кроме тебя, так не думает. Поэтому начинай думать по-другому.

Айви улыбнулась:

– Я попытаюсь.

– И я повторяю: ты очень хороший полицейский. Хотя Деклану и удалось затащить тебя в эту подсобку, ты не только смогла остаться в живых, но и получила много полезной информации.

Айви снова потянула сок.

– Знаешь, – задумчиво сказала она, – мне все-таки кажется, что здесь нет никакой моей заслуги. Если бы Деклан хотел убить меня, он сделал бы это. Прямо в подсобке. Никаких свидетелей, только я и он.

Аланна поежилась, и Айви явственно представила себе, как она лежит в этой подсобке, истекая кровью, а Гриффин мечется по лестницам и коридорам, ищет ее и никак не может найти.

– Так все-таки чего же он хочет от тебя? – спросила Аланна. – Зачем он устроил такой варварский погром в твоем доме?

– Он хочет, чтобы мы с Гриффином оставили его в покое и не лезли в его дела, не мешали ему крутить романы с богатыми женщинами, спать с ними и пополнять свои счета их деньгами.

Айви замолчала, потому что к ним подошла официантка и поставила на стол большой поднос с пиццей.

– Если я это съем, то, боюсь, не влезу в свое свадебное платье, – тихо проговорила Аланна, глядя на пиццу. Она вздохнула: – Но это выглядит так аппетитно.

Айви положила кусок пиццы в свою тарелку.

– Аланна, у тебя четвертый размер. Ты и в школе была худенькой, и ничуть не изменилась с тех пор. Так что ешь спокойно, ты просто не сможешь потолстеть, если даже очень захочешь.

Аланна и Айви приступили к пицце, и какое-то время ели молча, наслаждаясь вкусом грибов с сыром. Потом снова заговорили о предстоящей свадьбе Аланны. Аланна сказала Айви, кого из бывших одноклассников она пригласила на свадьбу. Затем подруги стали вспоминать свою школьную жизнь. К Деклану их разговор больше не имел отношения, и Айви от этого почувствовала некоторое облегчение. Но позже, когда с пиццей было уже покончено, Аланна вдруг посмотрела на подругу и задала ей совершенно неожиданный вопрос:

– Айви, а если Деклан сказал правду? Может, это действительно не он убил Дженнифер Лексингтон?

По спине Айви пробежал холодок.

– Я не знаю… Конечно, все может быть. Возможно, он пришел к ней и, обнаружив ее труп, запаниковал. А кто бы не запаниковал на его месте? Ведь он же понимал, что первым делом его обвинят в убийстве. Вот он и поторопился написать это предсмертное письмо, а потом пустился в бега.

– И побежал он к тебе домой, – заметила Аланна. – Я думаю, что если бы он действительно был убийцей, то он побежал бы не к тебе, а постарался бы как можно скорее выехать за пределы страны.

– Но если ее убил не Деклан, то тогда кто? Кто это мог сделать? Кто-то из его бывших любовниц? Может быть, Деклан написал ту записку, потому что знал, кто убил Дженнифер? Может, это Лаура Фрозье? Или кто-то еще? Нам ведь неизвестно, с кем еще он имел дело.

Айви вздохнула и опустила голову. Гриффин пытался заставить ее поверить в то, что убийцей Дженнифер Лексингтон могла быть даже ее собственная мать. Но этот сценарий казался слишком уж фантастическим. Разумеется, мать всегда хотела, чтобы она, Айви, вышла замуж за «достойного мужчину с деньгами», но она бы никогда не стала прибегать к столь крайним мерам ради того, чтобы спасти жениха дочери из цепких когтей его любовницы. Даже если бы ее мать и увидела Деклана целующимся с какой-то девушкой, она бы не стала выслеживать эту незнакомку и тем более устраивать скандал. К тому же ее мать никогда не отличалась взрывным темпераментом, который мог бы привести к таким неожиданным и трагическим последствиям. Все это выглядело совершенно нереально. Однако с некоторых пор жизнь Айви утратила признаки реальности; после того как расстроилась ее свадьба, она перенеслась в какой-то фантастический мир, имеющий не слишком большую связь с действительностью.

– Ты не попыталась узнать, кто та женщина, с которой Деклан разговаривал на вечеринке? Может, ты раньше встречала ее?

Айви покачала головой:

– Нет, я уверена, что никогда не встречала ее. Напарник Гриффина сейчас занимается гостями, которые были приглашены на вечеринку, но пока ему ничего интересного обнаружить не удалось.

Официантка принесла счет, и Айви собралась его оплатить. Но Аланна с обиженным видом выхватила счет из рук подруги.

– Сегодня я угощаю тебя. Доставь мне это удовольствие. – Она обняла Айви за плечи. – Я люблю тебя, дорогая, и верю, что у тебя обязательно все наладится.

Айви благодарно взглянула на Аланну:

– Я тоже люблю тебя, солнышко, и хочу знать все-все о том, как идет подготовка к свадьбе. Меня интересуют абсолютно все детали, вплоть до того, какой гарнир ты будешь подавать к цыпленку.

Аланна засмеялась:

– О, я буду счастлива поделиться с тобой этими секретами. Только потом не жалуйся, что я надоедаю тебе, – ведь больше никому до этого нет дела.

Они вышли из ресторана. Мартовское солнце щедро заливало улицу своим светом, становилось уже ощутимо тепло. Пробегавшие мимо прохожие, казалось, тоже пребывали в радужном настроении. Все радовались приближению лета. Айви, прищурившись, посмотрела на Аланну, а потом на небо. Скоро, очень скоро распустятся листья на деревьях, запоют птицы и все страшное навсегда останется позади. И Деклана скоро поймают.

Аланна проводила Айви к ее машине и посмотрела на часы:

– Моя чудовище-свекровище уже ждет меня в квартире Ричарда. Сомневаюсь, что в ближайшем будущем мне дадут хотя бы пару часов побегать по магазинам.

Айви засмеялась и обняла подругу. Как здорово, что она снова может смеяться.

– Ну, пока. Беги. Я позвоню тебе позже.

Аланна чмокнула Айви в щеку и побежала вниз по улице. Айви смотрела ей вслед до тех пор, пока она не скрылась за углом.

Затем тоже посмотрела на часы. Через десять минут ей снова нужно будет позвонить Гриффину. Но звонить, мчась по дороге в потоке машин, Айви совсем не хотелось, поэтому она решила сделать это сейчас. Гриффин ответил после первого же гудка.

– Я уже сажусь в машину, чтобы ехать к тебе, – сказала ему Айви. – Встретишь меня около «дома развлечений»?

– Договорились. Позвони мне еще раз, когда подъедешь туда. Хорошо?

Айви пообещала, что так и сделает, и отключилась. И снова ей стало тоскливо и одиноко. Она уже скучала по Гриффину. Айви представила себе, как Гриффин сейчас сидит вместе с Джоуи в кафе и ест пиццу. Что ж, Джоуи очень повезло, что у него есть такой хороший друг – умный, добрый, умеющий поставить себя на место другого человека, способный взглянуть объективно надело и правильно расставить акценты. Ведь это так важно – иметь рядом кого-то, кому ты не безразличен.

– О Айви, – пропел женский голос.

Айви быстро обернулась. По улице мимо нее проходило много людей, так как это была главная и самая оживленная улица в Эпплвуде. Но все прохожие были заняты своими делами, и никто из них не проявлял ни малейшего интереса к ней. Айви решила, что ей уже начинает мерещиться всякая всячина. Она пожала плечами, положила телефон в сумочку и достала ключи от машины.

– Айви, о Айви, – услышала она тот же голос. И из подъезда ближайшего дома вынырнула женская голова. Вынырнула – и снова скрылась.

Что за черт? Возможно, это кто-то из ее участка? Однако этот голос ей не был знаком.

Айви решительно направилась к подъезду, но, когда она была уже готова распахнуть дверь, женщина внезапно выскочила из подъезда и растворилась в толпе прохожих. Айви приросла к тротуару, и по ее телу пробежала нервная дрожь.

Она вдруг поняла, что это была та самая женщина, с которой Деклан разговаривал в доме Корнелии Бекхэм. Это открытие потрясло ее. Айви попыталась взглядом отыскать незнакомку в толпе. Сомнений не было, это именно та женщина. На ней сейчас было черное пальто классического покроя. Ее голова и плечи время от времени выныривали из движущегося человеческого потока. Но она была уже слишком далеко, чтобы Айви могла разглядеть ее лицо.

– Но ведь я ее откуда-то знаю! – пробормотала Айви и тоже бросилась в толпу. Шок сменился осознанием того, что она не должна упустить эту женщину ни при каких обстоятельствах. Айви побежала. Незнакомка резко обернулась, бросила на Айви насмешливый взгляд и неожиданно метнулась за угол.

«Что происходит? Что все это значит?» – билось в голове у Айви.

Айви тоже свернула за угол. Женщина продолжала торопливо идти, постоянно оглядываясь назад, словно хотела убедиться в том, что Айви по-прежнему следует за ней.

– Остановитесь! – крикнула Айви. – Давайте поговорим.

Но незнакомка в ответ на это предложение только ускорила шаг и свернула на другую улицу.

«Черт, я потеряю ее», – пробормотала Айви.

Айви повернула за угол, за которым только что скрылась незнакомка, и остановилась. Женщины в черном пальто нигде не было. Айви посмотрела по сторонам. Нигде никого. Незнакомки и след простыл. Но куда же она могла деться?

– О нет! Черт возьми, – вслух сказала Айви и глубоко вздохнула, пытаясь выровнять дыхание.

И вдруг она снова услышала этот мелодичный голос:

– Айви, о Айви!

Айви подпрыгнула, как ужаленная, и снова посмотрела вокруг. Она решила заглянуть в каждый из трех подъездов ближайшего дома – возможно, незнакомка где-то здесь. На этой улице располагались офисные здания, многоэтажные дома, квартиры в которых сдавались внаем, мастерские, а в конце улицы – магазин автозапчастей и ремонтная мастерская. По работе Айви бывала пару раз на Морли-стрит. Однажды в магазине подрались два механика, а в другой раз она приезжала сюда вместе с Дэном по вызову жильцов – кто-то учинил погром в одной из квартир. На этой улице в основном жил рабочий люд.

Айви знала, что эта улица заканчивается тупиком. Значит, женщина не выберется отсюда незамеченной. Если только она не человек-паук.

– Айви. Айви Седжуик.

Айви обернулась. Она уже заглянула в каждый из трех подъездов ближайшего дома, но обнаружить ей никого так и не удалось. Голос преследовал ее, однако женщина по-прежнему не появлялась. Айви внимательно наблюдала. Может быть, мелькнет где-нибудь тень. Может, она заметит какое-то движение.

– Черт, черт, черт! Куда же она делась? Будто провалилась сквозь землю, – прошептала себе под нос Айви и шагнула к подъезду следующего дома.

Неожиданно щель между дверным косяком и плохо пригнанной приоткрытой дверью заполнилась черным. Потом чернота исчезла.

«Ну что, попалась, леди? Черное пальто выдало тебя», – ухмыльнулась про себя Айви.

Осторожно заглянув в подъезд, Айви вдруг поняла, что угодила в западню. Она попыталась отпрянуть назад, но тут сильные руки схватили ее за плечи и увлекли куда-то в темный провал. Через мгновение в шею Айви уперся холодный и острый кончик ножа.

Глава 15

– Это ты во всем виновата, – послышался шепот незнакомки, и в лицо Айви пахнуло запахом мяты. Где-то в мозгу Айви мелькнула мысль, что женщина жевала жвачку.

Айви сделала попытку соединить голос и лицо женщины. У нее было ощущение, что когда-то она уже сталкивалась с незнакомкой. Несомненно, она где-то слышала этот голос и видела это лицо. Но где? Айви не могла это вспомнить. Может быть, женщина работает в банке, в котором она обычно оплачивает свои счета? Иногда мы узнаем людей только в привычной обстановке, а в других местах воспринимаем их как незнакомцев.

«Держись, девочка, – приказала себе Айви. – И думай пока только о ноже». Кончик ножа с такой силой впился в ее шею, что если бы она решила пошевелиться, то лезвие мгновенно перерезало бы ей сонную артерию.

– О какой вине вы говорите? – прошептала Айви, отчаянно стараясь придать своему голосу хотя бы видимость твердости.

– Заткнись! – Кончик ножа шевельнулся.

Айви тихо вскрикнула – резкая боль пронзила шею, а затем что-то липкое и теплое потекло по шее, закапало на воротник куртки. Кровь!

С лестничной клетки, на которую выходили двери нескольких квартир, доносился тошнотворный запах жареного лука. Он лез в нос, от него пощипывало глаза, и не было никакой возможности укрыться от этого запаха. Айви его ненавидела. Он напоминал ей ее детство. Дана Седжуик часто жарила говяжью печень с луком, это было ее любимым блюдом, а Айви находила его просто отвратительным. К запаху жареного лука примешивались пары виски, сопровождавшие дыхание незнакомки. Эта женщина, наверное, живет где-то здесь, подумала Айви.

За одной из дверей включили телевизор, послышались голоса и смех. «Ток-шоу», – смутно пронеслось в голове Айви.

Продолжая держать нож у шеи Айви, женщина потащила ее в конец коридора. Там виднелась открытая дверь, которая, по всей видимости, вела в подвал.

– Ты, ты во всем виновата, богатая сучка, – прошипела женщина Айви в ухо.

Богатая сучка? Что это значит?

– Я не понимаю, о чем вы говорите. Кто вы? – хрипло спросила Айви, стараясь не выдать своего страха.

– Не понимаешь? – Лицо женщины исказилось от ненависти.

Она вытащила Айви в открытую дверь. Встав позади Айви, незнакомка перевела дыхание, при этом нож чуть сильнее впился Айви в шею. Отдышавшись, женщина с силой толкнула Айви в черную дыру у нее под ногами. С глухим стуком Айви упала на цементный пол, холодный и влажный. Откуда-то из темноты до нее донеслось равномерное жужжание нагревательного котла. И это был последний звук, который Айви услышала. Через мгновение все погрузилось в черноту.


Когда Гриффин и Джоуи подходили к дому престарелых «Лонгмер» на Первой авеню, Гриффин почувствовал знакомое стеснение в груди, возникавшее всякий раз в преддверии встречи с отцом. Если это здание и царящая в нем атмосфера до сих пор действовали на него так угнетающе, то какой же эффект это оказывало на Джоуи? Что ж, вполне можно себе представать. Ведь Джоуи, в сущности, был еще ребенком.

Сегодня Гриффин и Джоуи с утра поиграли в баскетбол в спортивном зале, потом перекусили, прогулялись. После этого зашли на каток и погоняли клюшками шайбу. И еще они много говорили. В результате всех этих разговоров Джоуи пришел к выводу, что всему и всем он предпочитает своего отца. Даже любимой женщине. Джоуи говорил об этом с гордостью. Джулианна не захотела поставить интересы Джоуи выше своих, а он, естественно, не захотел поставить ее интересы выше своих. И в результате каждый из них пошел своей дорогой. Но в восемнадцать и девятнадцать лет это не только естественно, это еще и правильно.

Правда, Джоуи так и не решил пока для себя, оставит ли он отца в доме престарелых или поселит его у себя на съемной квартире. Джоуи, разумеется, понимал, что отцу требуется постоянное внимание и уход, который он скорее всего не сможет ему обеспечить, так как будет целый день занят в школе и на работе.

Джоуи говорил, что хотел бы найти работу, но пока дальше разговоров на эту тему дело не пошло. Расставшись с Джулианной, Джоуи занимался тем, что восстанавливал душевное равновесие и пытался залечить зияющую рану на своем разбитом сердце. На это уходило все его свободное время. Гриффин советовал Джоуи оставить отца в «Лонгмере» хотя бы на ближайшее время и подыскать себе квартиру. А если Джоуи собирается забрать отца к себе, значит, квартира должна быть двухкомнатной. Кроме того, следовало найти сиделку и медсестру, которые оказывали бы отцу необходимую помощь. На это тоже требовалось немало денег, которых у Джоуи, конечно, не было.

Подойдя к дому престарелых, Гриффин посмотрел на часы. Айви должна была позвонить ему минут через десять. Пока Джоуи будет сидеть у своего отца, он поговорит с Айви.

Гриффин уже разговаривал с ней, и у нее, похоже, было все в порядке. У Айви был счастливый голос. Что ж, видимо, встреча с подругой – это именно то, что ей сейчас нужно.

Вероятно, нельзя полностью изолировать Айви от всех ее знакомых и родственников. Общение с ними дает ей возможность чувствовать себя полноценным человеком. Безопасность и защита, конечно, вещи хорошие, но иногда от них больше вреда, чем пользы. Он забыл об этом. Возможно, потому, что у него самого нет семьи, он и упустил из виду, что другим людям нужны их родственники и знакомые. Хотя бы кто-то…

Тем не менее Гриффину все же не нравилось, что Айви была сейчас так далеко от него – в целых двадцати минутах езды на автомобиле. Когда они встретятся, он уже никуда ее больше не отпустит. Друзья и знакомые хороши все-таки лишь в небольших количествах. Особенно при сложившихся обстоятельствах.

Подойдя к стойке регистратора, Гриффин бросил взгляд на огромный стенд, где были вывешены правила поведения посетителей в доме престарелых, различные предписания, распорядок дня проживающих здесь людей, их ежедневное меню и самые разнообразные объявления, и вдруг ощутил резкую боль в желудке. Воспоминания об обстоятельствах последней встречи с отцом всегда вызывали у Гриффина болезненные ощущения. Тогда отец был уже мертв, и его тело находилось в пристройке рядом с домом престарелых. Как сказали Гриффину служащие, отец выбросился из окна четвертого этажа. По всей видимости, он уже давно задумал это сделать. Умер он сразу. Будучи врачом, Фредерик Фарго знал, как нужно выброситься из окна и как приземлиться, чтобы наверняка убить себя. Гриффин тогда хотел понять, что толкнуло отца на это. Может быть, в тот момент он просто не понимал, что делает? Но лечащий врач заверил Гриффина, что никаких отклонений патологического характера у отца не наблюдалось. Он пребывал в здравом уме и твердой памяти. Правда, говорили, что отец и раньше делал попытки свести счеты с жизнью, но кто-нибудь успевал остановить его.

Узнав о смерти отца, Гриффин сразу же попытался связаться с Декланом. Он послал ему несколько телеграмм на разные адреса. Никакого ответа не последовало. И только недели через две Деклан оставил для Гриффина сообщение на автоответчике: «Рад, что старый пройдоха отмучился».

И это все.

Гриффин заставил себя выбросить из головы мысли об отце и Деклане и переключиться на реальность. Записавшись в журнале регистрации, они с Джоуи направились к лифту. И через минуту уже подходили к палате отца Джоуи. В коридоре стоял так хорошо знакомый Гриффину запах раствора лизола и йода, к которому примешивался аромат цветов. Цветов здесь было много. Они стояли в палатах, на подоконниках в коридоре, на столе дежурной медицинской сестры. И эта сладковатая цветочная нота вносила нечто неестественное, странно будоражащее в атмосферу обиталища старых и больных людей. Это было чем-то вроде ворвавшейся в склеп жизни, которая не просто действовала угнетающе, она казалась оскорбительной, неуместной и даже кощунственной в этом мире одиночества, боли и забвения. Цветы словно хотели скрыть то, что скрыть все равно не удавалось. Перетекание из мира живых в мир мертвых, сопровождавшееся буйным цветением роз, хризантем и гвоздик. Гриффин вдруг вспомнил, что когда он возвращался от отца и шел домой, на него вдруг снисходило какое-то нереальное спокойствие. И радость. В такие моменты он чувствовал себя ребенком, у которого были любящие родители. Ему нечасто выпадали в жизни такие минуты умиротворения и согласия со своей судьбой. Возможно, ему было так хорошо еще и потому, что он возвращался в мир живых, в мир повседневных забот. Долго смотреть в вечность для молодости слишком тягостно.

Отец Джоуи, как и всегда, сидел в инвалидном кресле и смотрел в окно. Это было его любимым занятием. Услышав, что в его палату кто-то вошел, он обернулся и слегка поднял голову. Его голубые, казавшиеся выцветшими, глаза устремились на Джоуи и Гриффина.

– Здорово, старый хрыч, – буркнул он. В углах его рта застыли две капельки слюны.

Однажды Гриффин уже слышал, как отец приветствовал Джоуи, и был просто поражен этим «старый хрыч». Но Джоуи не обращал внимания на такую мелочь. Для него это приветствие означало только одно – отец чувствовал себя нормально, не хуже и не лучше обычного, и все было как всегда. Потом Джоуи рассказал Гриффину, что его отца воспитали не родители, а дедушка с бабушкой. Отец очень любил деда и сейчас он принимал Джоуи за него. Джоуи это не огорчало, он относился к этому с пониманием.

В ожидании звонка Айви Гриффин то и дело смотрел на часы, и, похоже, Джоуи это заметил и начал нервничать. Чтобы не смущать парнишку и дать ему спокойно посидеть с отцом, Фарго вышел в коридор. Айви должна была позвонить ему уже десять минут назад.

Гриффин набрал ее номер. После пятого гудка включилась голосовая почта. А это означало, что телефон работал, но трубку не брали.

Гриффина кольнуло нехорошее предчувствие.

Да нет, просто она сейчас заехала в парковочный гараж и пока не может ответить, успокоил он себя. Гриффин решил, что даст Айви минуту, а потом снова перезвонит.

Но и через минуту Айви не ответила.

Гриффин позвонил еще через две минуты. Тот же результат.

Что-то случилось.

Гриффин быстро достал свой блокнот и нашел в нем телефон Аланны. Набрал ее номер. Она сразу же взяла трубку. Как выяснилось, Аланна оставила подругу около ее машины за минуту до того, как Айви в последний раз позвонила Гриффину.

Так куда же она делась?


Айви открыла глаза. Ее голова просто раскалывалась от боли, одну ногу нестерпимо жгло.

Что за черт…

Она не сразу вспомнила, что с ней произошло. Женщина в черном пальто. Ступеньки. Падение.

Айви лежала на цементном полу, ее щиколотки были связаны веревкой. Прямо над ней висел крошечный фонарик, тусклый свет которого не позволял рассмотреть подвал.

Она одна здесь? Или эта женщина тоже тут?

Острая боль пронзила тело Айви, и она поморщилась. Потом с трудом села. Да, ее ноги туго стянуты веревкой, и сейчас ей надо попытаться эту веревку развязать. Но какой смысл связывать ноги и оставлять свободными руки?

– Давай, давай, принцесса, развязывай свои веревки. Доставь мне такое удовольствие.

Айви вздрогнула и быстро огляделась по сторонам, но женщины нигде не было видно.

– Не могли бы вы мне сказать, кто вы и чего хотите от меня? Пожалуйста…

– Ах, какие мы вежливенькие да сладенькие. Никогда не забываем говорить «вы» и волшебное слово «пожалуйста». Вот что значит хорошее воспитание и высшее образование. – Голос незнакомки клокотал от злобы. Эта женщина люто ненавидела Айви.

Но почему?

Когда Айви увидела ее с Декланом на той вечеринке, у нее сразу появилось ощущение, что эти двое как-то связаны друг с другом. Но что у них могло быть общего? Они сообщники? Или любовники? Если любовники, то незнакомка непременно должна быть богата. А если она богата, то ей вряд ли придет в голову называть работающую в полиции женщину «богатой сукой».

– Нет ничего удивительного в том, что ты не можешь вспомнить меня, хотя в свое время с удовольствием воспользовалась моей помощью, – бросила женщина и со всей силы ударила Айви ногой в бок.

Айви застонала. Она даже не заметила, что женщина подошла к ней. Должно быть, она сидела где-то рядом. Возможно, за бойлером.

– Но вы, богатенькие, все такие, – продолжала незнакомка. – Не хотите замечать нас, людей, которые на вас работают.

– Я всего лишь офицер полиции. Вы, случайно, не спутали меня с Пэрис Хилтон? – спросила Айви. Ей надо найти подход к этой сумасшедшей, чтобы уйти отсюда живой.

Следующий удар пришелся Айви по животу, боль горячим жгутом полоснула по ребрам. Айви почувствовала, что задыхается.

– Меня зовут Гретхен Блэк. Но тебе мое имя ни о чем не скажет. Если хочешь знать, это я разворошила твой милый домик и оставила тебе пару посланий на стене и зеркале. Но это еще не все…

Что ж, подумала Айви, хотя бы эта загадка разрешена.

Айви снова попыталась припомнить, где она могла видеть эту женщину. Гретхен Блэк. Возможно, она уже слышала это имя… Но где? При каких обстоятельствах?

– Сколько ни напрягай свои мозги, – усмехнулась Гретхен, – все равно не вспомнишь.

– Тогда почему бы вам не сказать мне об этом самой? – устало проговорила Айви. Она не видела никакого смысла в этих играх.

– Что ж, даю подсказку. Послушай это: «Вы позвонили в «Седжуик энтерпрайзис». Чем могу служить?» – Гретхен вдруг заговорила металлическим, сухим голосом робота, отвечающего на телефонные звонки.

Ах, вот оно в чем дело, обрадовалась Айви. Вот где она видела эту женщину! Когда Айви заходила за Декланом в офис на Манхэттене, эта женщина сидела за столом на том этаже, где работал Деклан, и отвечала на телефонные звонки.

– Вероятно, ты и сейчас не можешь вспомнить меня, Айви Седжуик, – добавила Гретхен. – Однажды ты даже подошла ко мне и спросила, где тебе найти Деклана Маклейна, а я ответила, что он на совещании и скоро придет. И ты поверила мне и прождала его в коридоре целый час, как последняя идиотка.

Айви хорошо помнила тот день. Когда ей случалось заходить в офис своего отца, она всегда сильно нервничала. Хотя он и работал на другом этаже, она всегда боялась столкнуться с ним, с президентом, с главой корпорации, с председателем компании… Айви снова и снова повторяла себе, что она – сама по себе, а ее отец – сам по себе. Она, приходит сюда по своим личным делам, и господин Седжуик не имеет к этому ни малейшего отношения. Эта мысль успокаивала ее.

И она, конечно же, помнила свой разговор с секретаршей, потому что в тот момент чувствовала себя крайне неловко.

– Добро пожаловать в «Седжуик энтерпрайзис». Чем могу служить? – спросила ее Гретхен Блэк вежливым голосом робота.

– Добрый день, – проговорила Айви. – Мне нужен Деклан Маклейн. Он ждет меня.

– Как вас зовут?

– Айви.

– Ваша фамилия?

Айви вдруг заколебалась. Ей не хотелось называть свою фамилию. Это выглядело бы как-то странно и нелепо: Айви Седжуик пришла в «Седжуик энтерпрайзис».

– Седжуик, – в конце концов сказала она.

– Седжуик? Как Уильям Седжуик?

Айви кивнула, секретарь улыбнулась и проговорила:

– Вероятно, вы себя чувствуете так же, как Джон Кеннеди, когда ему приходилось пользоваться услугами аэропорта имени Джона Кеннеди.

– Да нет, что вы. Мне далеко до такого тяжеловеса.

Женщина натянуто улыбнулась и сообщила, что Деклан Маклейн сейчас находится на совещании и что он скоро придет.

Деклан пригласил Айви пообедать в кафе на Манхэттене и попросил ее зайти за ним на работу. Айви не хотелось заходить в офис, но Деклан все-таки убедил ее сделать это. Деклан говорил, что офис ее отца – самое обычное место работы, а вовсе не неприступная крепость с бойницами и башнями, которую надо бояться как огня. Наверное, он был прав.

Когда Айви посмотрела на часы и обнаружила, что сидит в коридоре уже целых сорок минут, она снова подошла к секретарю и спросила, скоро ли закончится совещание. Женщина сказала, что сейчас соединится с залом заседаний и все узнает. Она быстро поговорила по переговорному устройству и сообщила Айви, что Деклан освободится через пятнадцать минут. Потом спросила, будет ли Айви его ждать.

Айви ответила, что будет. Прошло еще полчаса. Деклан все не появлялся, и Айви сказала секретарю, что не может больше ждать, так как ей нужно еще заехать на свою работу.

Позже, когда она уже пришла домой, ей позвонил Деклан и извинился за то, что сегодня их поход в кафе сорвался. Он сказал, что они обязательно пообедают вместе на следующей неделе. Приехать к ней домой Деклан тоже не мог – ему пришлось после совещания играть в теннис с важным клиентом и он подвернул ногу. Настроение у Айви испортилось окончательно. Готовить для себя одной ей не хотелось, и она просто съела пару бутербродов с сыром.

Да, конечно, подумала Айви. Она помнит этот день.

– Так забавно было смотреть на тебя. Как ты ждешь и ждешь, елозишь в этом жестком неудобном кресле! – громко расхохоталась Гретхен Блэк. – Я просто наслаждалась этим зрелищем. – Она снова приблизилась к Айви. – Как же ты глупа!

Айви решила не обращать внимания на эти выпады, ей нужно было следить за ножом, который ее мучительница так и не выпустила из рук. Нельзя злить Гретхен и грубить ей. Кто знает, как поведет себя взбешенная психопатка, вооруженная ножом.

– А Деклан тогда находился в офисе?

– Деклану было не до тебя. Он занимался тем, что шантажировал одного из младших аналитиков и пытался заставить парня сделать за себя кое-какую работу. Он часто занимался такими делами. Долго это, конечно, продолжаться не могло.

– А вы, я полагаю, помогали ему.

Женщина посмотрела на Айви, ее карие глаза сузились.

– Можешь полагать, что тебе угодно. Только не пытайся сделать из меня дуру. – Она снова отвратительно захохотала и вдруг смолкла. На мгновение в подвале воцарилась зловещая тишина. – Мне не нравится, когда меня выставляют в таком невыгодном свете.

Она точно сумасшедшая и совсем соскочила с катушек, мелькнуло у Айви в голове.

– Хотя ты правильно полагаешь. – Гретхен наклонилась. Нож описал полукруг и замер над грудью Айви. – Я и вправду ему помогала. Хочешь знать почему?

– Потому что вы любили его? – мягко проговорила Айви, надеясь, что женщина впадет в сентиментальное настроение и перестанет размахивать ножом. Если Гретхен вдруг смягчится, это может открыть Айви путь к спасению.

Вместо ответа женщина снова стукнула Айви ногой. Теперь по бедру. Айви застонала. Ее тело превращается в сплошной синяк.

– Люблю, Айви Седжуик. У меня это не в прошлом, как у тебя. Это для тебя он перестал существовать, как только ты узнала, чем он занимался. А мне на это наплевать. Я по-прежнему люблю его.

– Но вы должны знать… – Айви колебалась, опасаясь получить еще один удар.

Гретхен уставилась на Айви:

– Что я должна знать? Что у него была куча баб? Да? Что он вытягивал из них деньги? Я же тебе сказала, что мне на все это наплевать. Он не любил этих «богатеньких сучек», он их просто использовал. Любил он только одну из них, но я это уже исправила…

Айви похолодела. «Господи, о чем она говорит? Что это значит? Не она ли убила Дженнифер Лексингтон? Заставь ее говорить, – приказала себе Айви. – Только будь осторожней».

– Значит, это вы убили Дженнифер? – почти вежливо спросила Айви.

Женщина удивленно нахмурилась:

– Дженнифер? Эту шлюху? Нет, я не убивала ее. Может быть, я бы и сделала это, но кто-то меня опередил.

– Кто? – спросила Айви.

Гретхен пожала плечами.

– Может, Деклан? – предположила Айви. Снова удар. Айви вскрикнула.

– Вот дурища! Деклан и мухи не обидит. Как будто ты этого не знала!

Айви потерла подбородок.

– Значит, вы не знаете, кто убил Дженнифер?

– Мне плевать, кто пришил эту Дженнифер. Но этот человек облегчил мне задачу.

– А какая у вас была задача? Избавиться от женщины, которую любил Деклан?

Гретхен кивнула:

– Один раз я попыталась было устроить небольшую драчку, но у меня ничего не вышло. Но потом все сложилось само собой и пошло по моему плану. Так, как надо. Даже забавно.

– Что забавно? – спросила Айви. – Драчку между кем?

– Да ничего особенного. Просто это я подстроила все так, что Дженнифер увидела своего дорогого женишка с языком в горле этой другой шлюшки Лауры Фрозье.

Айви закашляла.

– Значит, он любил Лауру? И вы пытались избавиться от Лауры, натравив на нее Дженнифер? Вы предполагали, что Дженнифер, узнав об измене Деклана, набросится на Лауру и устроит ей скандал? И Лаура, которая думала, что она одна-единственная у Деклана, тут же бросит своего жениха, да? Вы на это рассчитывали?

– Какая же ты все-таки глупая! – хмыкнула Гретхен и для убедительности снова взмахнула ножом.

Айви нахмурилась. Нет, она решительно ничего не понимала.

– Это ты. Ты та самая женщина, которую любил Деклан.

– Я? – искренне удивилась Айви.

– Да, он любил тебя. Он говорил, что ты – это соль земли или как там еще говорят. Очень милая и по-настоящему хорошая. Он восхищался твоей правильностью. – Гретхен замолчала.

– Но я не понимаю, каким образом драчка между Дженнифер и Лаурой могла помочь вам избавиться от меня?

– Я хотела расстроить вашу свадьбу с Декланом.

Айви вздохнула. Кажется, она никогда не доберется до кончика нити, который помог бы ей размотать весь клубок.

– Но ведь это было так просто сделать. Вы могли бы поставить меня в известность о том, что у Деклана есть другая женщина. Несколько женщин. Только и всего.

Гретхен снова пнула Айви в живот. У Айви перед глазами закружились светящиеся мушки, ее тело внезапно ослабло, она повернула голову, и ее вырвало кровью.

Гретхен опустилась на колени и приставила нож к горлу Айви.

– Я запрещаю тебе плохо говорить о Деклане. Запомни: он никакой не обманщик. Ты просто ничего не понимаешь, жалкая дура. – Кончик ножа царапнул кожу, из раны выступила кровь.

Айви посмотрела в лицо своей мучительницы. Гретхен сидела совсем близко, и можно было попытаться выхватить у нее из рук нож, но, к сожалению, ноги Айви по-прежнему стягивала тугая веревка. Кроме того, силы уже давно покинули ее, она даже руками двигала с трудом. Да и рисковать было нельзя. Гретхен справилась бы с ней в два счета, еще и горло успела бы перерезать. Айви решила, что не пойдет на такой глупый риск. Надо пытаться воздействовать на эту сумасшедшую только психологическими методами. Она закрыла глаза.

– Деклан любил тебя, – повторила Гретхен. – Если бы я рассказала тебе о Лауре и Дженнифер, ты бы бросила его. Да, я не сомневаюсь, ты бы сразу дала ему от ворот поворот.

– Но вы ведь и добивались именно этого. Разве нет? Вы же хотели, чтобы я бросила его.

– Ты бы его бросила и разбила ему сердце, – сказала Гретхен и шмыгнула носом. – Если кого-то любишь по-настоящему, не станешь желать ему зла. Я не хотела, чтобы ты разбила ему сердце. А вот если бы я поссорила Лауру и Дженнифер, то Деклану пришлось бы уехать на какое-то время из города. И он бы взял меня с собой. Я всегда под рукой. И всегда и во всем ему помогу.

– Но ведь Дженнифер так и не поехала к Лауре и не стала устраивать ей никакого скандала. Тогда вы пошли домой к Дженнифер, чтобы убить ее? – озадаченно спросила Айви. Это была какая-то бессмыслица. Ведь если бы Гретхен убила Дженнифер, она бы не добилась желаемого. Айви закрыла глаза и вздохнула. Гретхен все ходила вокруг да около, а до сути так никак и не могла добраться.

– Если бы я убила Дженнифер, Деклана бы первого обвинили в ее смерти. А если бы и не обвинили, то все равно эта история выплыла бы наружу, и Деклан не смог бы жениться на своей белой и пушистой Айви. Возможно, ему даже пришлось бы на время уехать куда-нибудь. И он взял бы с собой меня.

– Но вы сказали, что не убивали Дженнифер… – тихо проговорила Айви. «Пожалуйста, скажи, кто это сделал», – мысленно умоляла она свою мучительницу.

– Я не знаю, кто это сделал. Когда я подходила к подъезду Дженнифер, из него вышла какая-то пожилая дама. В солнечных очках, шляпе и длинном белом плаще. Я еще подумала, что это очень странно – разгуливать по улицам в белом плаще накануне Дня поминовения. И еще мне показалось, что эта женщина не живет в этом доме.

Айви вдруг охватил озноб. Белый плащ… Пожилая женщина…

У ее матери был белый длинный плащ. Дана не так давно его купила и уже несколько раз выходила в нем прогуляться, хотя он и не был предназначен для холодной мартовской погоды.

«Неужели это моя мать убила Дженнифер Лексингтон? – с ужасом подумала Айви. – О нет. Нет! Мамочка!»

Но все выглядело именно так, как будто это Дана Седжуик убила Дженнифер. Вероятно, она встретила где-нибудь Деклана вместе с Дженнифер. Или даже увидела, как они целуются. Потом проследила за Дженнифер и поднялась к ней в квартиру. Может быть, мать хотела только поговорить, но, увидев, что все стены квартиры Дженнифер облеплены фотографиями Деклана, пришла в ярость и набросилась на несчастную. Да, ее мать всегда была темпераментной женщиной. Этого у нее не отнять.

Айви не могла поверить, что ее мать могла убить Дженнифер. И все же что-то подсказывало ей, что Дана была способна на такое. В определенных обстоятельствах, разумеется. Ведь она так мечтала выдать дочь за Деклана Маклейна, единственного сына своей погибшей подруги, которая, как считала Дана, была не самой бедной женщиной на свете.

Нет, это все же какое-то сумасшествие, сказала себе Айви. Ее мать не убийца!

Но все это так подозрительно.

Где находилась ее мать тем утром, когда была убита Дженнифер? Дана позвонила ей домой очень рано. В семь часов. Сказала, что хочет отправиться вместе с ней к адвокату отца, чтобы прочитать его письмо. Ей не терпелось узнать, получит ли дочь в наследство хоть какие-то деньги. Айви предупредила мать, что пойдет туда одна, и Дана сразу же переключилась на другие дела. Она решила привести себя в порядок. Сходить к парикмахеру, сделать маникюр и педикюр. И все это Дана сделала. Мать явилась в церковь с новой прической и при параде.

Если бы мать в приступе ярости убила Дженнифер Лексингтон, разве могла бы она спокойно сидеть и наблюдать, как ей полируют ногти?

Да, могла бы. Айви в детстве всегда пугало, когда мать впадала в ярость. Однажды, когда Айви не дали роль в каком-то детском спектакле, мать помчалась в школу и устроила двум учителям, ответственным за внешкольную работу, ужасный скандал. Она кричала, что разрушит их карьеры, уничтожит их.

– Я могу перерезать твою глотку прямо сейчас, – сказала Гретхен, водя ножом по шее Айви. – Но я хочу, чтобы ты страдала. Я хочу немного помучить тебя перед тем, как мой питбуль полакомится твоим таким чистеньким, таким хорошим сердечком. А может, я позволю ему съесть твои кишки. Вспорю тебе живот и позову своего пса. Он просто обожает запах крови и свежее мясо.

Этого Айви была уже не в силах выдержать. Голова у нее закружилась, перед глазами на мгновение вспыхнули белые звезды. Потом все исчезло в тумане. Айви вдруг почувствовала, что ее тело стало совсем легким, просто невесомым. И это было даже к лучшему. Теперь она не видела перекошенного от ненависти лица своей мучительницы. Вместо него появилось лицо Гриффина, он смотрел на нее своими внимательными черными глазами… Айви попыталась улыбнуться.

Но тут все исчезло, белый туман превратился в черную мглу.

Глава 16

Когда сотрудница свадебного салона сказала Гриффину по телефону, что красная «хонда сивик» с номерами Айви все еще припаркована напротив входа, он резко нажал на газ и выехал с парковки на главную дорогу. Нарушая все правила движения, он мчался в Эпплвуд.

Машина Айви оказалась закрытой, никаких следов борьбы заметно не было.

Но где же она сама, черт возьми? Гриффин, оглядевшись по сторонам, задумался. В желудке вдруг появилась противная ноющая боль. Что делать? Сейчас он будет заходить во все подряд магазины, расположенные на Мейн-стрит, и спрашивать, не заметил ли кто-нибудь чего-то необычного, подозрительного.

Но ничего подозрительного или необычного никто не видел. По крайней мере в последние полчаса.

Но ведь не могла же Айви просто взять и испариться.

Гриффин начал расспрашивать прохожих, потом свернул за угол, на улицу, которая шла перпендикулярно Мейн-стрит, и прошелся немного по ней. Снова задавал попадавшимся ему навстречу людям все те же вопросы. И снова ему в ответ пожимали плечами и качали головами. Никто ничего не видел и не слышал.

Гриффин вернулся на Мейн-стрит и подошел к стайке десятилетних мальчишек на велосипедах.

– Привет, ребята. Я детектив из нью-йоркского отдела по расследованию убийств, – сказал он и показал им свой значок и удостоверение.

– Вот это да! – воскликнул худенький светловолосый мальчишка с усыпанным веснушками лицом. Его глаза расширились от удивления, восхищения и страха. Он потрогал пальцами значок Гриффина.

– Заткнись, Коннер, – прошипел другой паренек, – не то тебя тут же затолкают в тюрягу.

Гриффин сделал над собой усилие, чтобы не рассмеяться.

– А вы разве сделали что-то такое, за что вас надо сажать в тюрьму?

– Да не трогали мы никакие машины, – выпалил рыжий паренек в клетчатой замызганной рубашке. – Мы просто залезли во двор, чтобы посмотреть на них. Честное слово. А механик запустил в нас гаечным ключом. Но мы ничего там не взяли.

– Хорошо, парни, успокойтесь, я никого не собираюсь забирать в участок. Это вам понятно? – спросил Гриффин. – Я сам проделывал такие штуки, когда был в вашем возрасте. А теперь скажите мне, не видели ли вы тут где-нибудь красивую молодую женщину с короткими каштановыми волосами в голубых джинсах и красной куртке.

– Вы имеете в виду офицера Седжуик? – обрадовался Коннер. – Ой, она хорошая. Мы тут один раз случайно попортили клумбу миссис Тупая Голова, а офицер Седжуик даже не стала нашим мамкам жаловаться. И на нас не кричала. А эта миссис Тупая Голова такая злюка.

Гриффин присел на корточки перед мальчиком, чувствуя, как его сердце вдруг начало оглушительно колотиться в груди.

– А вы давно ее видели последний раз?

– Да, давно. Может, час назад.

– Она бежала по Морли-стрит, – снова вмешался рыжеволосый. – Но пистолета у нее точно не было. Мы еще хотели посмотреть, как она будет хватать преступника.

– А что? Там был еще какой-то преступник? – спросил Гриффин. Мысли в его голове неслись вихрем.

Рыжеволосый покачал головой:

– Да нет. Никаких преступников там не было. Одна какая-то тетка. И кажется, офицер Седжуик за ней и гналась. Но потом тетка забежала в подъезд дома.

– Как будто они играли в прятки, – улыбнулся мальчик с веснушчатым лицом.

– А как выглядела эта женщина? – спросил Гриффин. – Можете описать?

– Ну, такая, как и офицер Седжуик, только лицо у нее злое, – снова заговорил рыжеволосый. – И волосы такие пушистые, в разные стороны торчат. Не длинные и не короткие. На ней было черное пальто.

– А где Морли-стрит? – спросил Гриффин. – Можете мне показать?

– Еще бы! Bay! – дружно закричали мальчишки и повскакивали на свои велосипеды.

Мальчишки мчались впереди, Гриффин бежал за ними. Проехав два квартала, они остановились на пересечении Морли-стрит и бульвара Эпплвуд.

– А теперь, парни, самое главное, – тяжело дыша, проговорил Гриффин. – Офицер Седжуик не заходила, случайно, в подъезд какого-нибудь дома?

Коннер махнул рукой в сторону неказистого многоэтажного здания, похожего на общежитие:

– Она вон туда зашла. Я запомнил, потому что там на первом этаже окно разбито.

Рыжеволосый энергично закивал:

– Эй, смотрите, а вот и тетка, за которой бежала офицер Седжуик.

Гриффин быстро обернулся и бросил взгляд на вышедшую из подъезда женщину. Снова посмотрел на мальчишек.

– Спасибо, парни, – поблагодарил он их и дал Коннеру двадцатидолларовую бумажку. – Разделите на всех. Хорошо?

– Ура! Круто! – снова закричали мальчишки, вскакивая на велосипеды.

Женщина шла прямо на Гриффина. Он быстро достал мобильник и набрал 911 – вызвал бригаду. Со стороны могло показаться, что Гриффин звонит кому-то по самому обыкновенному делу. Женщина явно ничего не подозревала.

С беззаботным видом Гриффин опустил телефон в карман куртки. Он не хотел раньше времени привлекать к себе внимание. Женщина могла испугаться и броситься бежать, а он плохо знал эту местность, поэтому мог упустить подозреваемую.

Когда между ним и женщиной оставалось не больше ста ярдов, Гриффин придал своему лицу вежливое выражение и смущенно улыбнулся.

– Прошу прощения, – сказал он, обращаясь к незнакомке. – Я заблудился. Мне нужен магазин автозапчастей и ремонтная мастерская. Мне сказали, что это находится где-то здесь, на Морли-стрит.

Женщина махнула рукой назад, в ту сторону, где в конце тупика располагались магазин и автомастерская.

Гриффин быстро схватил ее за руки и надел на запястья наручники. Он вдруг заметил, что руки незнакомки испачканы в крови.

– Где Айви Седжуик? – спросил Гриффин.

– А тебе обязательно нужно это знать? – ухмыльнулась женщина и сплюнула в сторону.

– Где она? – повторил свой вопрос Гриффин.

– Ты, свинья, она подохла. – Незнакомка приготовилась плюнуть Гриффину в лицо.

Гриффин с трудом сдерживал себя, чтобы не схватить женщину за шею и не придушить ее. Пожалуй, впервые в жизни ему было так трудно себя контролировать. Через минуту послышался вой сирены, и на Морли-стрит въехали несколько патрульных машин с полицейского участка Эпплвуда.

Гриффин быстро объяснил ситуацию полицейским, и двое из них довольно грубо подхватили женщину под руки и повели к машине. Два других полицейских направились к подъезду дома, на который указали мальчишки. Старший офицер позвонил начальнику полицейского округа и сообщил ему, что совершено нападение на одного из офицеров полиции с их участка.

Когда полицейские вошли в вестибюль здания, оказалось, что внутренняя дверь заперта. Гриффин нажал на кнопку с надписью «комендант». Через минуту появился пожилой мужчина. Гриффин показал ему свой значок, и он пустил полицейских в дом.

– Айви! – громко позвал Гриффин. – Айви!

Ответа не последовало. Он быстро пробежал по коридору первого этажа и заглянул под лестницу. Там он обнаружил дверь, которая, по всей видимости, вела в подвал. Гриффин подергал ручку, но дверь не поддалась. Она была заперта.

– Там подвал, – объяснил комендант и ключом открыл замок.

Гриффин снова позвал Айви, и снова ответа не последовало. Он быстро спустился по узким крутым ступенькам вниз. Полицейские последовали за ним.

И тут он увидел ее. Айви лежала в луже крови. Повернутая к Гриффину половина ее лица представляла собой один сплошной синяк.

– О Господи, Господи, Господи, – в ужасе пробормотал Гриффин.

Послышался тихий стон. Она была жива…

Полицейские вызвали «скорую помощь», и вскоре на улице около дома раздался вой сирены. Гриффин держал Айви за руку до тех пор, пока санитары не положили ее на носилки и не унесли в машину.

Затем, убедившись в том, что криминалисты приступили к осмотру места преступления, Гриффин поехал в центральную больницу Эпплвуда, куда повезли Айви. И пока он ехал в своей машине, из его глаз, не переставая, текли слезы. С ней все будет в порядке, убеждал себя Гриффин.

Он вошел в ее палату и сел около кровати. Чуть позже приехала Аланна и расположилась по другую сторону кровати Айви.

– Ах, если бы я отпустила ее на минуту позже, если бы убедилась, что она села в машину и поехала… Ничего бы этого не случилось.

– Эта психопатка подкараулила бы ее на Манхэттене и затащила бы на какую-нибудь парковку. Или куда-нибудь еще, – сказал Гриффин. – Ты не смогла бы этому помешать, Аланна.

Как оказалось, палатным врачом Айви был жених Аланны, и это давало возможность быстро получать всю информацию о состоянии здоровья Айви. Когда врач в первый раз осмотрел Айви, он сразу же сказал, что с его пациенткой все будет в порядке. К счастью, у Айви были лишь множественные повреждения мягких тканей, внутренние же органы не пострадали. Переломов тоже не было. Поэтому Айви сделали обезболивающий укол, и врач пообещал на следующий день отпустить пациентку домой. Вскоре Айви заснула.

– Стоит ли звонить ее матери? – спросила Аланна Гриффина. – Дана сейчас отдыхает на Багамах и приедет только завтра. Я не знаю, нужно ли ее беспокоить.

– Мне кажется, лучше подождать, – сказал Гриффин. – Она просто с ума сойдет от беспокойства, пока будет лететь в самолете. А Айви этим не поможешь. К тому же Айви, видимо, теперь проспит до утра.

Аланна кивнула, ее глаза вновь наполнились слезами. Вот уже целый час она сидела около подруги и держала ее за руку. Аланне не хотелось выпускать руку Айви из своих ладоней даже на минуту. Гриффин очень хорошо понимал состояние Аланны. Он держал Айви за другую руку, и ему казалось, что этот физический контакт каким-то таинственным образом помогает Айви набираться сил. Прикасаться к этой маленькой теплой руке, держать ее, иногда слегка поглаживать было нужно и ему самому. В той же степени, в какой человеку нужен воздух, чтобы дышать.

Теперь Гриффин понимал, что все его подозрения относительно Аланны были безосновательны, и жалел о том, что говорил о них Айви. В больницу Аланна приехала сразу же, как только Гриффин ей позвонил. Она вбежала в палату бледная, с заплаканными глазами, руки у нее дрожали. Без сомнения, Аланна очень любила Айви и действительно была ее лучшей подругой.

А вот у него, Гриффина, никогда не было ни семьи, ни друзей. Его редкие попытки с кем-то сблизиться, к сожалению, оканчивались обманом и предательством. Поэтому такая вещь, как дружба, была ему не только чужда, но и, пожалуй, даже непонятна. Так продолжалось довольно долгое время. Все изменилось, когда в его жизни появился Джоуи. Именно тогда Гриффин понял, какой искренней, чистой, не ограниченной никакими условностями может быть дружба между людьми. И как радостно бывает не только получать, но и отдавать.

Вскоре Аланне пришлось покинуть Айви. Ей позвонил начальник полицейского округа и сказал, что она должна вернуться в участок, чтобы допросить Гретхен Блэк и осмотреть место преступления. Гриффин заверил Аланну, что позвонит ей сразу же, как только Айви проснется.

Один из офицеров полиции, который все еще находился в больнице, принес Гриффину чашку горячего кофе. Сделав глоток, Гриффин посмотрел на Айви. Ее грудь равномерно поднималась и опускалась. Взгляд Гриффина скользнул по ее щеке, распухшей и черной из-за огромной гематомы. В груди у него что-то сжалось. Гриффин стиснул зубы, он с трудом заставлял себя смотреть на это. На шее Айви были множественные неглубокие порезы, теперь обработанные и заклеенные. Нетрудно представить себе, какой страх она испытала, когда Гретхен Блэк тыкала в нее своим ножом.

Гриффин оставался с Айви всю ночь еще и по долгу службы – ей по-прежнему нужно было обеспечивать безопасность. Гриффину позвонили с участка в Эпплвуде и сообщили, что Гретхен Блэк работала секретарем в «Седжуик энтерпрайзис» и что на допросе сказала только то, что, по ее словам, рассказала и Айви.

Прежде всего Гретхен заявила, будто в ту ночь, когда была убита Дженнифер Лексингтон, она видела, как из подъезда дома Дженнифер выходила пожилая дама в длинном белом плаще; дама эта очень торопилась и заметно нервничала. Гретхен утверждала, что она сама даже не решилась зайти в подъезд и подняться в квартиру, так как напротив дома стояло несколько такси и из машин, разумеется, было отлично видно, кто заходил в подъезд, а кто выходил оттуда. Гретхен решительно заявляла, что к убийству Дженнифер Лексингтон она не имеет никакого отношения.

Получив эту информацию, Гриффин стал размышлять – благо на это у него была вся ночь. Что это за пожилая женщина в белом плаще? Свидетели, которых Гриффин и его люди уже опросили, ни разу не упомянули о таинственной пожилой даме, которая подходила бы под описания Гретхен.

…Гриффин глубоко вздохнул и в очередной раз посмотрел на Айви. Сквозь дешевые металлические жалюзи пробились первые солнечные лучи.

Айви медленно открыла глаза и увидела Гриффина. Она попыталась что-то сказать, но только издала тихий звук, похожий на стон. Гриффин приложил палец к ее губам и сказал, что он уже все знает о Гретхен Блэк, что ее задержала полиция и что Айви не должна ни о чем беспокоиться.

Айви заплакала, по ее щекам побежали слезы. Гриффин подсел к ней поближе и осторожно вытер глаза бумажным платком.

– С тобой все будет в порядке, Айви. Так сказал доктор.

Она покачала головой:

– Мою мать арестовали?

– Дану?

Айви посмотрела на Гриффина и снова закрыла глаза.

У Гриффина вдруг появилось чувство, что личность пожилой женщины в белом плаще будет очень скоро установлена.

– Нет, Айви, Дана не арестована. Она еще на Багамах. Сначала мы хотели связаться с ней и сообщить ей о том, что с тобой произошло, но потом решили, что с этим можно немного повременить.

Айви открыла глаза и облегченно вздохнула.

– Она не могла этого сделать. Не могла, я это точно знаю.

– Солнышко, не думай пока об этом, – мягко проговорил Гриффин и провел пальцем по щеке Айви. – Ну по крайней мере постарайся. Сейчас тебе надо думать только о своем здоровье. И восстанавливаться, физически и морально. Знаешь, вчера здесь очень долго была Аланна. Сейчас она занимается этой самой Гретхен Блэк. А все твое отделение сидит в вестибюле.

Айви улыбнулась, кивнула и сжала Гриффину руку. Потом снова закрыла глаза. Гриффин откинулся на спинку стула, который был просто невероятно неудобным и жестким, и тоже закрыл глаза. Сейчас он постарается пару часиков вздремнуть, чтобы хоть немного восстановить свои силы после бессонной ночи.


Гриффин открыл дверцу своей машины и помог Айви выйти из нее, потом подхватил ее на руки и вместе с ней спустился в «дом развлечений». Когда Айви отпустили из больницы, Гриффин предложил ей отправиться к нему домой, но она сказала, что предпочитает пожить некоторое время в доме Уильяма на Манхэттене. Айви сказала, что в этом секретном убежище она будет чувствовать себя спокойнее, чем где бы то ни было, так как о его существовании не знает никто, кроме них двоих.

Гриффин открыл ключом последнюю стальную дверь и внес Айви в дом. Войдя в спальню, положил Айви на кровать и накрыл ее одеялом. Затем прошел в ванную комнату и стал наполнять ванну водой. На полке он нашел пару розовых шариков, опустил их в воду, и через минуту ванна наполнилась разноцветными пузырями. Приятно запахло лавандой. Гриффин достал из шкафчика два больших махровых полотенца и повесил их на крючок.

Вернувшись в спальню, Гриффин обнаружил, что Айви поднялась с кровати и теперь рассматривает свои фотографии.

– Айви!

– Моя мать не убийца, – тихо проговорила она, глотая слезы.

– Скоро мы узнаем правду, Айви. Пока это все, что я могу пообещать тебе.

– Моя мать никого не убивала, – упрямо повторяла Айви. Вдруг она покачнулась и стала падать.

Гриффин успел подхватить ее. Взяв ее на руки, отнес в ванную комнату.

– Врач сказал, что тебе можно искупаться.

Она послушно кивнула. Слезы продолжали бежать по ее щекам. Гриффин стал раздевать Айви. Снял с нее свитер, лифчик, джинсы, трусики, носки. Попробовав рукой воду, он удовлетворенно кивнул и осторожно опустил в нее Айви. Она положила голову на пластиковую подушку и закрыла глаза.

– Я просто не знаю, что мне теперь делать, – глухо проговорила Айви.

Гриффин сел на мраморный пол, прислонился спиной к стене и обхватил руками колени.

– Айви, ты побывала в настоящем аду, и должно пройти время, чтобы ты пришла в себя. Тебе нужно взять тайм-аут. Ты должна провести как минимум неделю в постели, отвлекаясь на какие-нибудь веселые передачи, читая журналы и все такое…

– Я вряд ли смогу себе это позволить, – сказала она. – Не теперь, когда мою мать…

– Айви, мы пока не можем верить ни одному слову Гретхен. Она явно не в своем уме.

Айви кивнула:

– Да, я понимаю.

– Как тебе вода? Не слишком горячая?

Айви слабо улыбнулась:

– Нет, вода отличная. Но я чувствую себя так, как будто по мне промчалась целая футбольная команда. – Она немного помолчала. Потом снова заговорила: – Я бежала за ней, Гриффин. Я выследила ее, но потом вдруг ситуация вышла из-под контроля. Все случилось так неожиданно, что я даже не успела опомниться. Я чувствовала себя совершенно беспомощной, как тогда, когда на меня набросился Деклан. Я снова опростоволосилась.

– Нет, Айви, не нужно рассматривать это как свой промах. Ты действовала по обстоятельствам. А никто из нас не застрахован от случайностей.

Айви не могла не признать, что Гриффин прав.

– Я не знаю, что со мной будет дальше. Вся моя жизнь пошла кувырком. Сначала эта свадьба, теперь вот встреча с Гретхен Блэк. Ноги моей не будет больше в Эпплвуде.

– Я понимаю, что ты чувствуешь, – сказал он.

– Как мне быть? Разве я смогу после всего этого работать в полиции? Да и хочу ли я там работать? Имею ли я право на это? Все против меня. Из-за меня даже мою мать теперь обвинят в убийстве. – Из глаз Айви снова брызнули слезы.

У Гриффина сжалось сердце. Он пододвинулся ближе к ванной и взял руку Айви, покрытую клочками пены.

– Послушай, Айви, – заговорил он, – тебе не нужно сейчас что-то решать. И еще знаешь что? Да, твоя мать носит длинный белый плащ, но в таких плащах ходят тысячи людей. Манхэттен не маленькая деревенька на заброшенном острове. Этой женщиной в белом плаще мог быть кто угодно.

– Конечно, – прошептала она. – Но я очень боюсь, Гриффин. У моей матери много недостатков, но я люблю ее.

– Давай пока не будем ни в чем обвинять ее. Расследование идет своим чередом, – сказал Гриффин. – Пока нет неопровержимых доказательств, человека нельзя считать виновным в совершении преступления. Не забывай о презумпции невиновности.

Айви глубоко вздохнула и улыбнулась:

– Скорее бы все это заканчивалось.

– Не беспокойся, это закончится очень скоро, Айви. Сейчас, когда ситуация более или менее прояснилась, мы быстрее пойдем по следу и не будем тратить время на блуждание впотьмах. Версии, которые не подтверждаются, теперь не будут уводить нас в стороны.

– Мне хотелось бы быть такой же сильной, как ты. Ты просто кремень. Ведь ты разыскиваешь не кого-нибудь, а своего брата, и при этом так хорошо контролируешь свои эмоции.

– Я уже не люблю Деклана. И это упрощает дело.

– Но ведь раньше ты любил его, – тихо проговорила Айви. – И от этого чувства невозможно избавиться полностью. Никогда. Прошлого и своих прежних чувств нам не дано изменить.

Гриффин улыбнулся:

– Можно, Айви. Все течет, все меняется. Мой брат уже не ребенок, и он сам решает, что ему делать. Я больше не несу ответственности за его поступки. Я могу отвечать только за себя.

Айви кивнула:

– Наверное, ты устал быть моей нянькой.

– Поверь мне, нет.

Айви внимательно посмотрела на Гриффина. Он снова взял ее за руку.

Гриффин был готов сидеть вот так, держа ее руку в своих руках, сколь угодно долго. Ему было очень хорошо, сейчас он чувствовал себя совершенно счастливым.

Айви встала. Гриффин старался не смотреть на ее тело, такое красивое, но обезображенное сейчас кровоподтеками и порезами. Она стояла так близко от него…

– Ты очень красивая, Айви, – сказал он.

Айви улыбнулась, вылезла из ванны и завернулась в большое полотенце, которое Гриффин для нее приготовил. Он взял ее за руку и отвел в спальню.

Айви села на край постели, взглянула на Гриффина и молча сдвинула полотенце с плеч.

Он прикоснулся пальцами к ее подбородку и чуть приподнял его.

– Ты уверена, что хочешь этого, Айви?

– Уверена, – прошептала она и расстегнула его брюки. Потянула их вниз вместе с трусами от Кельвина Кляйна.

Ее рука коснулась его пениса. Захватила его в нежное кольцо. Опустилась вниз и снова поднялась вверх. Потом Айви прижалась губами к его животу. Он оказался горячим, и кожа на нем чуть заметно подрагивала. Ее губы скользнули вниз. Гриффин слегка запрокинул голову, и из его горла вырвался глухой стон.

Он снова посмотрел на Айви, снял с нее полотенце и уложил ее на кровать. Лег рядом и прикоснулся рукой к ее груди. Ему нравилось смотреть на ее большую, красивой формы грудь, нравилось ласкать ее. Руки Гриффина с превеликой осторожностью гладили тело Айви, он боялся сделать ей больно – на боку у Айви чернел огромный синяк.

Затем он встал на колени перед кроватью и поцеловал Айви в низ живота, его палец скользнул в глубь ее горячей влажной плоти.

Она застонала, тело ее изогнулось, и ногти с силой впились в его руку. Гриффин прикоснулся языком к тому месту, которое мгновение назад ласкал пальцами. С губ Айви снова слетел тихий стон.

Гриффин вошел в нее, одна его рука легла на ее грудь. Айви обхватила его талию ногами, и Гриффин стал двигаться внутри ее. Она приподнялась ему навстречу и поцеловала его в шею. Гриффин наклонил голову и накрыл ее губы своим ртом. Их тела слились в единое целое, они двигались в одном ритме, их обоих наполняло ощущение совершенной гармонии.

– Гриффин, – тихо прошептала она. Он быстро перевернулся на спину и заставил Айви сесть на него сверху, руками он крепко держал ее за бедра. Она запрокинула голову и закрыла глаза. Не в состоянии больше контролировать себя, Айви громко вскрикнула. Но Гриффин не хотел, чтобы все кончилось так быстро. Он на мгновение остановился. Потом опять стал двигаться. Через несколько мгновений Айви не выдержала этой сладостной пытки и, застонав от наслаждения, упала ему на грудь. Гриффин остановился.

Перевернув ее на спину, он снова вошел в нее. Посмотрел в ее чудесные голубые глаза, наклонился и поцеловал ее в губы. Вскоре все было кончено. Он исторг звуки, похожие на рычание, по его телу пробежала судорога, и Гриффин опустился на Айви. Замер. Его дыхание, тяжелое и прерывистое, постепенно начало выравниваться.

– Ты хорошо знаешь, как заставить девушку выкинуть из головы все посторонние мысли, – прошептала она ему на ухо.

Гриффин вдруг засмеялся. Он смеялся и смеялся, не в силах остановиться. Гриффин не мог припомнить, когда вот так же искренне смеялся в последний раз.

– Это было чудесно, – пробормотал он, коснувшись губами ее пахнущей лавандой шеи. «Ты просто потрясающая, и мне очень хорошо с тобой», – хотелось ему добавить. Но эти слова он произнес только мысленно.

Гриффин закрыл глаза и стал прислушиваться к биению сердца Айви, это почему-то действовало на него успокаивающе. Ему казалось, что все в мире устроено справедливо, хорошо и даже прекрасно.

Глава 17

Стоило Айви хотя бы слегка пошевелиться, и в ее теле мгновенно возникала боль. У нее было ощущение, будто она – боксерская груша, на которой долго и упорно отрабатывали мастерство удара. У нее болели руки и ноги, живот и бок, вдобавок ко всему еще ныла щека. Айви помнила, что сильно ударилась лицом, когда сорвалась со ступеньки и упала в подвал.

Гриффин еще с вечера специально задернул шторы, чтобы яркое утреннее солнце не разбудило Айви слишком рано. «Вот он и есть настоящий «правильный» парень», – подумала она, глядя на спящего Гриффина.

Сейчас он лежал рядом с ней и мирно спал, и это немного настораживало и удивляло. Ведь раньше, когда они ложились спать вместе, Гриффин поднимался утром очень рано и тут же начинал что-нибудь делать – или работать на компьютере, или делать какие-то записи в блокноте, или отправлялся на кухню готовить завтрак. Айви уже привыкла просыпаться одна. А сейчас он никуда не торопился. Он лежал рядом с ней и спал. Это было совсем не похоже на детектива Гриффина Фарго.

Как бы то ни было, но он был рядом. Айви улыбнулась. Теперь она знала, что небезразлична ему. Она прочитала это в его черных глубоких глазах, которые так внимательно смотрели на нее в больнице. Когда она пришла в себя, то первое, на чем остановился ее взгляд, было встревоженное лицо Гриффина, его глаза. Она тогда чуть шевельнулась в своей неудобной жесткой постели, и Гриффин сразу же наклонился над ней. Айви знала, что теперь Гриффин не только выполнял свою работу, что она для него не просто «охраняемый объект», он искренне переживал за нее.

Любил ли он ее или нет – это уже особый вопрос. Непроницаемое выражение его лица не позволяло Айви отгадать эту загадку.

Но как он красив! Как прекрасно сложен! Какие великолепные плечи и грудь. И руки – мускулистые, сильные и… нежные. Она не смогла устоять перед его обаянием.

– Я люблю тебя, – тихо-тихо прошептала Айви, глядя на Гриффина.


В семь часов утра зазвонил ее мобильник. Через минуту снова звонок. Следующий звонок раздался через пять минут после второго. Похоже, этому не будет конца, подумала Айви. Сначала она поговорила с начальником полицейского округа, потом со своим напарником Дэном, который таким трагическим голосом выразил свое сочувствие, что Айви пришлось тут же заверить его, что она еще жива и даже пошла на поправку. Потом один за другим позвонили все ее коллеги из участка. Затем сестры. Гриффин еще вчера поставил Аманду и Оливию в известность о том, что случилось с Айви. Они тут же прислали сообщения, но, к сожалению, вчера Айви была не в состоянии ответить им.

Еще Айви позвонили несколько человек, живущих в Эпплвуде. И это было очень трогательно. Они расспрашивали Айви о здоровье, желали ей поскорее поправиться и выражали сочувствие по поводу того, что ей пришлось провести несколько часов в темном подвале наедине с вооруженной ножом психопаткой. В Эпплвуде сейчас только об этом и говорили. И Айви вдруг поняла, что этот маленький городок, в котором она работала, – ее дом и в этом доме живут доброжелательные соседи, небезразличные к ее судьбе. Первой из жительниц Эпплвуда позвонила миссис Хетти О'Мейли, которая горячо поблагодарила Айви за ее заботу и внимание. Три месяца назад эта женщина перенесла сложную операцию на бедре, и Айви ежедневно заходила к ней, чтобы узнать, не нужна ли ей какая-либо помощь. Потом позвонила Элизабет Деклер. Этой молодой женщине, оставленной мужем с ребенком и без средств к существованию, Айви помогла найти работу.

Айви тронуло, что так много людей переживают за нее. Ей вдруг стало совершенно ясно, что больше всего в жизни она хочет быть полезной этим людям, жителям Эпплвуда. И миссис О'Мейли, и владельцам маленьких магазинчиков, и живущим здесь детям, которые часто бывают предоставлены самим себе и, никому не нужные, решаются на кражи. Ей нравилось помогать им. Нравилось быть частью этого небольшого сообщества людей. Они не были ее врагами, и Эпплвуд не был враждебной территорией. Ее врагами были Деклан и его неуравновешенная сообщница.

Когда сотовый Айви зазвонил в тринадцатый раз, она не стала отвечать на звонок и включила голосовую почту. Было только восемь утра. Гриффин уже встал, принял душ и оделся. Выглядел он просто восхитительно в своих слегка потертых голубых джинсах и темно-синем свитере.

Айви закрыла глаза. И сразу представила себе, как вчера они занимались любовью. Гриффин стоял перед кроватью на коленях… Каким великолепным любовником он был! В ее теле снова появились те самые приятные ощущения, которые она испытала вчера.

Она пошевелилась, и ее тело заныло. Айви показалось несколько странным то, что вчера, когда они с Гриффином проделывали некоторые акробатические номера, она не чувствовала никакой боли. Гриффин был просто волшебником – он заставил все неприятные ощущения исчезнуть из ее тела. Но теперь они снова вернулись, малейшее движение напоминало Айви о том, что до полного выздоровления ей еще очень далеко.

Пока Гриффин готовил кофе и поджаривал тосты из португальского хлеба, Айви направилась в ванную, собираясь как следует разглядеть свои синяки. До этого момента она старалась не смотреть на себя в зеркало. И поэтому даже надела ночную рубашку с воротничком под самое горло.

Она разделась и посмотрела на свое отражение в зеркале. Одна сторона ее тела выглядела просто ужасно – именно по этому боку ее все время била Гретхен. Айви посмотрела на свое лицо. Левая щека представляла собой один большой кровоподтек, но зато порезы от ножа на шее оказались не такими глубокими, как Айви ожидала. По всей видимости, когда они заживут, шрамов не останется.

Самое главное, что она жива. Именно это имело значение. И если она укроется в этой ванной комнате на несколько часов, то ей не придется иметь дело с дальнейшим расследованием убийства, которое ведет прямо к дому ее матери.

Да, именно так все и обстояло. Ее мать вдруг стала главной подозреваемой.

И все же Айви по-прежнему не верила в то, что ее мать могла кого-то убить. Единственное, что она знала наверняка, так это то, что Дана Седжуик, отдохнувшая и загоревшая, возвращалась с Багам. Она давно мечтала об этой поездке, и сегодня рано утром должна была прибыть в аэропорт Л а-Гуардиа.

Гриффин пообещал Айви, что полиция не станет хватать ее мать сразу же, едва та сойдет с трапа. Предполагалось, что Айви с Гриффином побеседуют с Даной у нее дома. И это будет именно разговор, сказал Гриффин, а не допрос.

Гриффин постучал в дверь ванной.

– У тебя все в порядке?

– Да. Просто я стараюсь оттянуть свое возвращение в мир рационально мыслящих индивидуумов, – отозвалась она.

Он засмеялся:

– Хорошо. Только помни, что твой хлеб уже остыл.

Айви улыбнулась, глядя на себя в зеркало. Затем надела мягкий махровый халат небесно-голубого цвета, подаренный ей Аланной, и вышла из ванной. В коридоре ее ждал мужчина, которого она любила.

За завтраком Гриффин рассказал Айви о том, как они с Джоуи провели день. Потом он сообщил ей, что полицейское управление решило наградить мальчишек на велосипедах специальными жетонами за помощь в розыске пропавшего офицера полиции. Этим паренькам теперь разрешалось находиться во дворе авторемонтной мастерской и любоваться машинами. Теперь им ничего не угрожало, никто бы не стал их хватать и тащить в полицию. Они были героями, и эта новость быстро распространилась по Эпплвуду.

После завтрака Айви проверила свою голосовую почту. И нашла семнадцать новых сообщений. Когда Гриффин снова расположился за столом и стал делать записи в блокноте, Айви вернулась в спальню и позвонила кое-кому из своих знакомых.


Дана Седжуик жила в Верхнем Ист-Сайде в квартире с двумя спальнями. Она снимала ее с рождения Айви, и желания переехать куда-нибудь еще у нее никогда не возникало. Дану устраивало здесь абсолютно все, включая и фиксированную квартирную плату.

– Значит, вот здесь ты и выросла? – спросил Гриффин у Айви, когда такси подъехало к дому Даны. – Что ж, милое местечко.

– Да, только оно очень далеко от школы, в которой я училась. Ты же знаешь, я училась в Эпплвуде.

– Значит, ты ездила из Нью-Йорка в крохотный городок? – удивился Гриффин, когда они вошли в подъезд дома. – Обычно бывает наоборот.

– Когда человек живет в большом городе, – проговорила Айви, – то маленькие тихие и спокойные городишки кажутся ему особенно привлекательными. Впрочем, окраины Нью-Йорка – это тоже отдельные маленькие городишки. Там люди годами ходят в одни и те же супермаркеты, покупают одни и те же газеты, пользуются услугами одних и тех же прачечных и химчисток, посещают одни и те же аптеки и кафе.

– Да, на окраинах живут восемь миллионов человек, привычных к такому вот ритму, – сказал Гриффин. – И знаешь, я готов поклясться, что среди этих восьми миллионов можно отыскать не одну пожилую женщину, которая носит белый плащ.

Айви оценила попытку Гриффина подбодрить ее. Разумеется, не одна ее мать носит белый плащ. Но ведь Гретхен Блэк видела ту женщину накануне Дня поминовения, а это очень и очень странно. Экстравагантно и непрактично надевать белый плащ во всеобщий день траура. А мать Айви и была именно такой – экстравагантной и непрактичной.

Когда они поднимались на лифте, Гриффин сжал руку Айви.

Дана ждала их. Правда, она и не догадывалась, что ей придется отвечать на вопросы, касающиеся не только ее поездки на Багамы. Гриффин сказал Айви, что лучше всего задавать Дане прямые вопросы, избегать всяких двусмысленностей и намеков. Он собирался сразу же поставить ее в известность о том, что Гретхен Блэк рассказала на допросе.

Айви подумала, что если ее мать не имеет отношения к убийству, то она даже получит удовольствие от разворачивающейся на ее глазах драмы. Дана тут же сообщит всем своим знакомым, друзьям и соседям, что она входит в «круг подозреваемых в убийстве», и еще долгое время будет обсуждать с ними эту тему. Айви так и видела свою мать, с расширившимися от восторга глазами шепчущую доверительным голосом соседу по площадке: «Кто бы мог подумать, что из-за своего модного белого плаща я попаду в такую историю!»

На мгновение остановившись перед квартирой, Айви глубоко вздохнула. Потом нажала пальцем на звонок.

– Ах, моя деточка! – хорошо поставленным голосом воскликнула ее мать и театрально раскинула руки. Затем Дана Седжуик, загоревшая и посвежевшая, одетая в брюки цвета морской волны и кремовый пиджак, обняла Айви, прижала ее к своей груди, подняла голову и только тут вдруг заметила на щеке у дочери черный синяк. От неожиданности она замерла на месте, ее глаза расширились.

– Что это? Что с тобой случилось? – Дрожащими пальцами она дотронулась до лица Айви.

Айви глубоко вздохнула.

– Это подружка Деклана постаралась.

Лицо Даны Седжуик неожиданно сморщилось, из ее глаз брызнули слезы. Она быстро вбежала в гостиную, села на диван и прижала руки к щекам.

Айви и Гриффин переглянулись. Они не ожидали подобной реакции.

– Мама, – сказала Айви, – со мной все в порядке. Это всего лишь синяк. Он скоро поблекнет и исчезнет. – Она решила не говорить матери о двух других синяках на своем теле, которые были гораздо больших размеров.

– Это я во всем виновата. Я во всем виновата! – бормотала мать между всхлипами. Она жестом показала на пачку бумажных носовых платков, и Гриффин передал их Дане. – Благодарю вас, детектив Фарго, – проговорила она, высморкавшись в носовой платок. – Несмотря ни на что, я рада вас видеть.

Гриффин и Айви снова переглянулись. Были ли у Даны какие-то особенные причины для такого беспокойства? Может быть, она действительно была в чем-то виновата?

«Я подозреваю вас в совершении преступления и в то же время сплю с вашей дочерью», – сказал про себя Гриффин. Он нахмурился и переступил с ноги на ногу. Да, он и в самом деле чувствовал себя очень неловко.

– Мам, в чем ты виновата? О чем ты говоришь? – Айви села рядом с матерью и погладила ее ладонью по плечу.

– Как о чем… Ведь это я познакомила тебя с Декланом. Я специально организовала вечеринку для того, чтобы вы встретились. И теперь получается, что это я разрушила всю твою жизнь! – Она снова зарыдала и закрыла лицо руками.

– Послушай, мама, моя жизнь вовсе не разрушена.

– Вот именно разрушена. Ты была унижена перед сотней людей. И теперь всем им известно, что ты собиралась выйти замуж за преступника. Боюсь, твой босс может даже уволить тебя. А если и не уволит, то все время будет в тебе сомневаться.

Слова матери ничуть не удивили Айви. За те двадцать семь лет, что ее знала, Айви успела привыкнуть ко всему тому, что говорила или делала Дана.

– Мама, никто не станет из-за этой истории думать обо мне плохо. Все знают, что с Декланом меня познакомила ты. Но ведь ты была убеждена в том, что он прекрасный человек. К тому же богатый.

Гриффин бросил на Айви сердитый взгляд, который красноречиво говорил: «Не зли подозреваемую в убийстве. Получила пинок – отойди в сторону, не напрашивайся еще на один».

Но Айви уже трудно было остановиться.

Уголки губ Даны уныло опустились.

– Но ведь никому не интересно, кто кого и с кем познакомил. Да и разве можно обвинить мать в том, что она хотела выдать дочь замуж за хорошего молодого человека с деньгами? Кто же знал, что он окажется мошенником?

– Конечно, конечно, о чем тут говорить. Мы все попались на его удочку.

Дана удовлетворенно кивнула:

– Так, значит, у него была подружка? Сообщница? И что это значит?

– А значит это то, что она нападала на женщин, с которыми Деклан имел дело, – вмешался в разговор Гриффин. – И во всем помогала Деклану. Иногда она устраивалась на работу туда, где могла добыть для него полезную информацию. Например, телефоны, адреса нужных ему людей. Она создавала Деклану, так сказать, условия для комфортного существования.

Дана покачала головой.

– Вот так так… Кто бы мог подумать, – проговорила она задумчиво, повернулась к Айви и взяла ее за руку. – Айви, детка, ты же знаешь, как я тебя люблю. Я хотела только одного – видеть тебя счастливой, хотела, чтобы тебя любил мужчина. Чтобы у тебя был любящий муж, сильный, способный обеспечить тебя и твоих детей всем необходимым. Знаешь, как я была счастлива, выйдя замуж за столь преуспевающего мужчину! Мое замужество перевернуло всю мою жизнь. Уильям Седжуик открыл мне совершенно иной мир.

«Ты была замужем за ним всего неделю! – горько усмехнулась про себя Айви. – А через неделю он просто выбросил тебя на улицу».

– Мам, я все это знаю. Но я хотела выйти замуж за Деклана вовсе не потому, что он был «столь преуспевающим мужчиной». Я просто любила его и поэтому хотела быть с ним вместе. Мне кажется, это единственная причина, по которой люди должны соединять свои судьбы.

– Миссис Седжуик, – сказал Гриффин, усаживаясь в кресло напротив Даны и Айви. – Как вы уже знаете, утром того дня, когда должна была состояться свадьба Айви, кто-то убил Дженнифер Лексингтон, женщину, с которой жил Деклан и на которой он собирался жениться через две недели после свадьбы с Айви.

Дана всплеснула руками.

– Да, да, я все знаю. Это ужасно. Просто кошмар какой-то. И как только Деклан увидел вас, детектив, он сразу же дал деру. Деклан Маклейн убийца! Кто бы только мог подумать! Я знаю его чуть ли не с пеленок. Он всегда был таким милым мальчиком. А его мать была моей лучшей подругой. Она часто приезжала с Декланом ко мне в гости, а я, бывало, навещала ее в этом маленьком городке, где сейчас живет Айви. В юности Деклан производил на меня самое хорошее впечатление. Кто бы мог такое предположить!

Мать нервничала, очень нервничала, отметила про себя Айви.

– Мам, ты должна честно ответить нам на один вопрос. Ты, случайно, не видела Деклана вместе с Дженнифер незадолго до моей свадьбы? Может быть, ты встретила их где-нибудь на улице?

Дана сплела перед собой руки в замок, встала и подошла к окну. Ее лицо было напряженным и сердитым. Потом она вдруг резко повернулась к Айви и Гриффину, в ее глазах вспыхнули злые огоньки.

– Да, я видела этот кусок дерьма! Он целовался с молодой женщиной, у которой были длинные каштановые волосы. Он лапал ее и целовал прямо перед «Золотым оленем»! Вот это нервы. Можете представить себе?

У Айви свело желудок и перехватило дыхание. Она откинулась на спинку дивана. О, она знала, что последует дальше, и у нее не было сил принять это. Сейчас Гриффин задаст Дане вопрос, и она ответит на него…

– Миссис Седжуик, заходили ли вы в дом Дженнифер Лексингтон двадцать первого марта?

Дана поджала губы. Посмотрела на Айви, потом на Гриффина.

– Думаю вы знаете, что я заходила туда.

Глава 18

Айви закрыла глаза, стараясь справиться с подступающей тошнотой. Потом она посмотрела на Гриффина и встретила его взгляд. Он очень хорошо понимал, что сейчас с ней происходило, и сочувствовал ей. Айви, казалось, даже уже слышала это «прости, мне очень жаль», готовое сорваться с его губ.

– Прошу вас, расскажите нам, что же все-таки произошло, – сказал Гриффин.

– Собственно говоря, я даже не собиралась туда идти, – проговорила Дана и снова вернулась на свое место на диване. – Я решила, что Деклан просто захотел немного пофлиртовать. С каким мужчиной не случается такого? Кто из мужчин откажется поразвлечься, если появляется такая возможность? Мужчины не созданы для моногамии. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю.

Айви снова посмотрела на Гриффина. Он, сама сосредоточенность и внимание, ловил каждое слово подозреваемой. «Разумеется, другого мнения на этот счет и быть не может, – говорил его сочувствующий, доброжелательный взгляд. – Неужели кто-то думает иначе?» И этот самый взгляд должен был вскоре подвести подозреваемую к признанию. Комментарии со стороны Гриффина, конечно же, не допускались. Они могли увести разговор в сторону. И вот теперь детектив Фарго позволил Дане Седжуик изложить эту историю так, как она ее видела.

– Оказалось, что квартира Дженнифер Лексингтон находилась всего в двух кварталах от того косметического салона, где я делала маникюр, педикюр и прическу. И тогда я решила зайти туда…

– Но как ты узнала, где она живет? – спросила Айви.

Дана повернулась к Айви, в ее глазах мелькнуло удивление, потом она облегченно вздохнула – как бы то ни было, но дочь хотя бы с ней разговаривала.

– Как я узнала? Что ж… Все очень просто. Я пошла за ней. Когда они расстались около «Золотого оленя», Дженнифер пошла в одну сторону, а Деклан в другую. Идти за Декланом смысла не было. Что бы я ему сказала? Мужчины всегда остаются мужчинами. Но я могла объяснить этой девушке, что у Деклана уже есть невеста и что он собирается на ней жениться в самое ближайшее время. Вполне возможно, после этого Дженнифер дала бы отставку Деклану. И их связь бы прекратилась. Женщины намного лучше мужчин и обычно все понимают правильно.

– И ты устроила ей скандал? – озадаченно спросила Айви. Когда она выбирала губную помаду к свадьбе и думала, что это самая большая ее проблема на данный момент, оказывается, за ее спиной разворачивалась целая детективная история. Ее жених встречался с еще одной своей невестой в «Золотом олене», а потом ее мать преследовала эту самую «другую невесту». Просто невероятно.

– Я шла за ней и обдумывала, что я ей сейчас скажу. Мы прошли пару кварталов, но я так и не решилась ее окликнуть. А потом она неожиданно зашла в дом. Так что я упустила шанс с ней поговорить. Я стояла перед дверью подъезда и не знала, что делать. И вдруг из дома вышел мужчина, которого я тут же и спросила, не знает ли он, в какой квартире живет только что встретившаяся ему в вестибюле молодая женщина. Я объяснила ему, что мне показалось, будто это моя знакомая, но полной уверенности в этом у меня нет. Он ответил мне, что женщину зовут Дженнифер Лексингтон. Тогда я сказала ему, что ошиблась, и быстро ушла оттуда.

– Но вы вернулись к дому Дженнифер утром того дня, когда Айви должна была выйти замуж, – сказал Гриффин.

Дана кивнула:

– Сначала я не планировала никаких встреч и разговоров с Дженнифер Лексингтон. Я вообще собиралась умыть руки. Я должна была только проследить за тем, чтобы свадьба моей дочери прошла без сучка и задоринки, чтобы Айви все-таки вышла замуж за Деклана. Но в то же время закрыть глаза на то обстоятельство, что мой будущий зять заводит шашни с этой девушкой прямо перед свадьбой с моей дочерью, я никак не могла. Я должна была поговорить с этой Дженнифер Лексингтон и рассказать ей обо всем. Думаю, это было и в ее интересах.

– Мам, – остановила мать Айви. Она уже догадывалась о том, что сейчас могла сказать Дана, и это приводило ее в ужас. – Ты можешь сказать, что на тебе было надето в то утро?

– Что на мне было надето? – удивленным эхом повторила Дана, и ее брови вспорхнули вверх. – Сейчас… Сейчас попробую вспомнить… Так, в то утро было очень тепло, градусов двенадцать. Да, я надела свой роскошный белый плащ от Донны Каран. Я очень люблю его и даже брала с собой на Багамы. Однажды, когда там шел дождь, я его надела. Вы бы слышали, сколько комплиментов мне наговорили. Ничего не скажешь, вещь просто сногсшибательная.

Айви глубоко вздохнула и посмотрела на Гриффина. Его взгляд говорил ей, что она должна набраться мужества и, не перебивая, до конца выслушать свою мать. Айви знала, что Гриффин поддержит ее, что бы там Дана ни сказала, но от этого ей было ненамного легче.

– И что случилось потом? – спросил Гриффин.

– Я вошла в дом и стала подниматься по лестнице. Я была в ярости, просто кипела. Я знала, что сейчас проучу как следует эту шлюху, чтобы в следующий раз ей было неповадно красть чужих женихов. И представляете, в эту самую минуту мне позвонил Донован, мой стилист. Сказал, что только что приехал на такси… – Дана бросила критический взгляд на волосы Айви: – Знаешь, Айви, тебе тоже не мешало бы посетить Донни. Он бы сделал из тебя настоящую блондинку. И подстриг бы как следует. Твоя прическа просто никуда не годится, я всегда тебе это говорила.

– Значит, тебе позвонил Донован, мама. И что было дальше? – осторожно проговорила Айви.

– Да, он позвонил, и я от души выругалась. Послала эту шлюху куда подальше. Мне нужно было мчаться к нему. Моя малышка выходила замуж за Деклана. Только это имело значение. Судьба сама расставит все точки над i. Я всегда и во всем полагаюсь на ее железную руку. Так вот, я выбежала из дома и помчалась обратно к салону Донни. Можете себе представить – ради меня он пришел на полчаса раньше! В семь тридцать он уже был на месте. Это так мило с его стороны. Донни покрасил мне волосы и немного подправил линию стрижки. Ах, Донни просто чудо, я выглядела потрясающе. В самый раз, чтобы появиться на свадьбе моей малышки. Он высветлил мне спереди несколько прядей, они оказались светлее, чем обычно, но я вижу, что мне это идет. Надеюсь, мои волосы не приобрели еще того неприятного рыжеватого оттенка, который появляется от солнца? Я на Багамах слишком много времени проводила на солнце. Как ты считаешь, солнышко?

Айви смотрела на мать, в ее груди поднималась волна радости.

– Мам, это значит, что ты так и не дошла до квартиры Дженнифер Лексингтон? Ты не говорила с ней?

Дана покачала головой:

– Нет, дорогая. Конечно, на моем месте любая мать пошла бы к этой шлюхе и разобралась с ней. Но у меня был такой важный день. Мне так много всего нужно было сделать. Оставалось всего несколько часов до церемонии, а я должна была покрасить волосы, сделать прическу, потом меня ждали еще маникюр и педикюр. Все эти процедуры могли занять часов шесть, не меньше. Когда же мне было разговаривать с этой Дженнифер? А потом надо было переодеться и прийти в церковь часа за два до начала церемонии. Присмотреть там за всем. Всех поприветствовать, со всеми поговорить. Сама понимаешь, дорогая, я не каждый день исполняю роль матери невесты. – Ее глаза внезапно затуманились от слез. – Конечно, все так внезапно расстроилось… Поэтому я и отправилась на Багамы, чтобы попытаться прийти в себя. Я была так расстроена, так расстроена…

Айви улыбнулась и с силой стиснула мать в своих объятиях. Дана даже сморщилась от боли. Что ж, можно было радоваться – мать не имела никакого отношения к убийству. Да, Дана появилась в своем белом плаще перед домом Дженнифер Лексингтон, она даже стала подниматься по лестнице к ее квартире, но все благополучно разрешилось. От неприятностей мать спас некий Донни, который так вовремя позвонил ей. Теперь этот стилист, хозяин косметического салона, сможет подтвердить слова Даны, а по его звонку легко установить точное время его разговора с матерью. У матери теперь было надежное алиби, подумала Айви и с облегчением вздохнула.

Разумеется, нельзя было исключать и того, что мать сначала разбила голову Дженнифер о стену, а уж только потом помчалась в салон. Но Дана была в своем белоснежно-белом плаще. Разве остался бы он таким же чистым, если бы мать убила Дженнифер? Наверняка он был бы забрызган кровью. Да и вряд ли Дана с ее темпераментом и эмоциональностью могла сохранять такое хладнокровие после убийства несчастной девушки. Донован наверняка заметил бы что-нибудь особенное в поведении Даны, не говоря уж о следах крови на белом плаще.

Ее мать не убивала Дженнифер. Айви бросила взгляд на Гриффина. Судя по выражению его лица, он пришел точно к такому же заключению. Если какие-то сомнения еще и оставались, то теперь можно было смело передвинуть Дану от начала списка подозреваемых в убийстве к его концу.

– Надеюсь, с тобой все в порядке, солнышко? – спросила Дана Айви. – Этот замечательный детектив обязательно схватит Деклана, и твоя жизнь придет в норму. Как бы там ни было, но ведь ту ужасную женщину, помощницу Деклана, уже поймали, и это обнадеживает.

Айви кивнула:

– Да, моя жизнь обязательно придет в норму, насколько это возможно. Не волнуйся.

– Ты обязательно встретишь кого-нибудь еще, Айви. И это будет непременно прекрасный мужчина. Знаешь что? Я могу представить тебя племяннику Поппи Харуэя. Он зубной врач. А зубные врачи очень даже неплохо зарабатывают.

Айви улыбнулась:

– Все в порядке, мам. И спасибо тебе. – Айви встала. – Детектив Фарго, можно мне сказать вам пару слов наедине? – Она провела его на кухню. – Ну что? Мы можем вычеркнуть ее из списка?

– Кое-что придется сначала проверить, – сказал Гриффин.

– Мне бы хотелось остаться с ней, позавтракать. Знаешь, мне стало намного легче… Ты даже представить себе не можешь, что я сейчас испытываю. У меня такое ощущение, что мне вернули мою мать. И теперь мне хочется просто посидеть около нее немного, чтобы почувствовать, что все хорошо, что ничего страшного с ней уже не случится.

Гриффин нахмурился:

– Когда в последний раз я оставил тебя одну…

– Знаю, знаю, – торопливо проговорила она. – Но мне теперь ничто не угрожает. Гретхен Блэк уже за решеткой. А Деклан вряд ли следит за мной. Если бы он собирался меня убить, то давно бы сделал это.

Гриффин выдохнул:

– Я проверю алиби твоей матери, а потом встречусь со своим помощником. Ты уверена, что будешь здесь в безопасности?

Она кивнула:

– Самое страшное, что может со мной тут случиться, так это то, что Дана заговорит меня до полусмерти. Больше мне ничто не угрожает.

Гриффин осторожно прикоснулся пальцами к щеке Айви, внимательно посмотрел ей в лицо. В глубине его больших темных глаз затаилась тревога.

«Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя», – мысленно проговорила Айви. Между ними существовала почти сверхъестественная телепатическая связь, и они оба это чувствовали. Так что скорее всего он тут же прочитал в ее глазах это послание.

Да, она любила его. Это чувство нахлынуло на нее в одно мгновение и сразу же завладело всем ее существом.

Айви знала это и не противилась ему. Но если в самом начале их отношений с Гриффином у Айви еще и были какие-то сомнения, то теперь она знала совершенно точно, что эти чувства реальны. Хотя их появление и явилось для нее самой полной неожиданностью и в некотором роде даже шоком. Но похоже, с этим шоком ей уже удалось справиться, и теперь она просто наслаждалась своими ощущениями. Испытывал ли Гриффин то же самое? Айви надеялась, что эти чувства обоюдны. Она даже была уверена в этом, хотя какие-то сомнения все-таки существовали. Что ж, в сердечных делах всегда есть место для недосказанности. Но может быть, именно неуверенность и сомнения привносят в отношения людей такую волнующую ноту?

– Послушай, Айви, давай встретимся с тобой в «доме развлечений», – шепнул Гриффин, – в шесть часов. Если ты решишь выйти куда-нибудь с матерью, не забудь взять с собой свой мобильник. И прошу тебя, будь осторожнее.

– В шесть часов, – так же шепотом ответила она, сжав его руку.

Когда дверь за Гриффином закрылась, мать сказала:

– Красивый мужчина. Интересно, хорошо ли зарабатывают детективы в наше время?

Айви засмеялась:

– Мам, по-моему, ты слишком концентрируешься на деньгах.

– Как это ни грустно, Айви, но за деньги можно купить счастье. Что ты делала на прошлой неделе? Как ты жила и чем занималась? Ведь ты даже не можешь позволить себе массажистку!

– Со мной все в порядке. Я работаю и коплю деньги на будущее.

Дана разочарованно махнула рукой.

– Было бы гораздо проще выйти замуж за богатого, – назидательно проговорила она, а потом рассказала историю о несчастной дочери своей подруги, которая вышла замуж за школьного учителя математики и теперь могла ездить на отдых только один раз в год, да и то лишь во Флориду. С точки зрения Айви, это было не так уж и плохо, но возражать матери она не стала. Дана сейчас снова начала бы волноваться и с пылом доказывать, что в наше время деньги имеют куда большее значение, чем думает ее дочь.

Мать разлила кофе по чашкам. Айви улыбнулась и плюхнулась на диван рядом с Даной. Как ей сейчас было хорошо! Чтобы восстановить свои силы и на время избавиться от груза проблем, нужно было провести немного времени в фантастическом мире матери. Это всегда помогало.


Проведя час в участке, Гриффин направился в салон Донована.

Салон Донована оказался очень милым и уютным местечком. Мраморный пол, большой букет живых цветов на столе женщины, принимающей заказы, негромкая приятная музыка, льющаяся из двух колонок. Гриффин показал женщине полицейский значок, и через минуту в вестибюле появился Донован.

– Чем могу быть полезен вам, детектив? – спросил молодой человек в темно-зеленых брюках из змеиной кожи, которые очень плотно облегали его стройные бедра. Оставалось только удивляться, как он вообще мог дышать в таком наряде. Донован бросил профессиональный взгляд на голову Гриффина: – Как я понимаю, вы хотите просто немного подровнять волосы. Так? Волосы у вас прекрасные. – Молодой человек тут же запустил руки в блестящую черную копну волос своего нового клиента.

– Нет. – Гриффин отпрянул. – Я здесь, собственно говоря, для того, чтобы задать вам несколько вопросов по поводу убийства, которое не так давно произошло в этом районе.

Донован поморщился.

– Ах, вот оно что… Да-да, я слышал об этом. – Молодой человек жестом указал на черное кресло в глубине зала. – Присаживайтесь, мы поговорим, а заодно я смогу подправить вам прическу.

Гриффин бросил взгляд на свое отражение в зеркале. Что ж, немного подровнять волосы можно. Вот уже лет десять как он ходил к одному и тому же парикмахеру, старому и дотошному немцу, отдающему предпочтение проверенной классике. Но сейчас Гриффину вдруг захотелось, чтобы этот молодой человек в «змеиных брюках» что-то поменял в его имидже.

«Это все из-за Айви, – ухмыльнулся он про себя. – Тебе хочется нравиться ей. И в этом абсолютно нет ничего предосудительного. Это нормально – хотеть нравиться той женщине, которую любишь».

Донован заботливо укрыл Гриффина черной накидкой.

– Хочу сказать, детектив, что вам страшно повезло – я не буду вас брить. Обычно я проделываю это при помощи одного старинного лезвия, но оно у меня быстро тупится, и поэтому пару-другую порезов я своим клиентам нет-нет да и сделаю. Это лезвие досталось мне в наследство. Да вы наверняка видели такие в фильмах с Клинтом Иствудом. Помните, там парикмахеры натачивают эти лезвия о кожаные ремни. Боже, я обожаю эти фильмы. И Грязного Гарри тоже. Ну ладно, хватит прелюдий. Теперь за дело.

Донован бросил на Гриффина озорной взгляд. Гриффин ответил ему улыбкой. Теперь ему было понятно, почему Донован и Дана Седжуик так хорошо ладили.

Гриффин откинулся на спинку кресла и расслабился. Нужно поскорее выбросить из головы всякие тревожащие мысли насчет своих чувств к Айви и поскорее переключиться на дело.

Не прошло и сорока минут, как Гриффин был уже подстрижен и снабжен весьма полезной информацией. Он был доволен собой и тем, как идет расследование.

Айви будет счастлива. А тогда будет счастлив и он.


Выйдя из нового ресторана для вегетарианцев, Айви и ее мать решили немного прогуляться перед возвращением в квартиру Даны. Айви взяла мать под руку и с наслаждением втянула в себя прохладный утренний воздух. Когда они шли в ресторан, небо было затянуто серыми безрадостными тучами, а теперь вовсю светило яркое солнце, начинало даже припекать. Айви радовалась как ребенок, ей нравилось идти рядом с матерью, чувствуя себя спокойной и умиротворенной. Рядом с матерью Айви всегда ощущала себя защищенной, а значит – счастливой, хотя, конечно же, это ее ощущение формировалось где-то на подсознательном уровне и было родом из детства. В ресторане Айви рассказала Дане о письме Уильяма Седжуика и о том наследстве, которое он ей оставил. В ответ на это мать разразилась длинной и не совсем приличной тирадой – в очередной раз она высказала все, что думала о своем бывшем муже.

– Ты сможешь обойтись и без его дурацких денег, – разочарованно проговорила Дана, подцепив вилкой кусочек авокадо в своем вегетарианском блюде. Хотя, возможно, мать вовсе и не думала так, однако Айви оценила желание Даны подбодрить и успокоить ее.

– А что ты собираешься делать в ближайшие дни? – спросила Дану Айви, когда они уже шли по любимому прогулочному маршруту матери – а именно по Мэдисон-авеню – к ее квартире.

– Ах, я кое-что вспомнила, – сказала Дана. – Мне нужно прямо сейчас зайти к «Тиффани» и купить для Джорджии Дэвенпорт какой-нибудь небольшой подарочек. У нее помолвка. Сегодня или завтра. Я точно не помню, но, кажется, сегодня. Или завтра. Она, правда, меня не пригласила на вечеринку. Но мне так нравится «Тиффани». Зайдем, дорогая.

– Я там чувствую себя нищей, – сказала Айви. – Я не могу позволить себе купить даже цепочку для ключа от «Тиффани».

Дана засмеялась:

– Но если ты не пойдешь со мной, как же тогда ты сможешь выбрать себе кольцо мечты для своей свадьбы?

– Мам, ну о чем ты говоришь? Какое кольцо мечты? Я думаю, оно мне понадобится еще очень нескоро.

– Да? А вот я думаю иначе. Я видела, какие взгляды бросал на тебя этот детектив. Да и тебе он, кажется, пришелся по вкусу. Неужели ты думаешь, что я не видела, как он обнимал тебя на кухне? Я, конечно, не шпионила за вами, но не заметить этого было просто невозможно.

Айви улыбнулась:

– Да, между нами кое-что происходит.

Дана сжала руку дочери:

– Это и так понятно, без слов. Ты просто светишься от счастья. Я тебя никогда не видела такой. Когда был Деклан, ты, конечно, тоже выглядела счастливой, но еще и какой-то встревоженной. Каждый раз, когда я смотрела на тебя, мое сердце сжималось от необъяснимой тоски. А теперь я бы сказала, что ты не только выглядишь счастливой, но в тебе появились уверенность и спокойствие. Сразу видно, что ты любишь его. При сложившихся обстоятельствах это можно считать большой удачей. Не появись этот молодой человек, ты могла бы годами страдать из-за своего разбитого сердца.

Айви вспыхнула. Прямолинейность Даны нередко смущала ее и приводила в замешательство.

– А детективам прилично платят? – с беспокойством спросила Дана и, не дождавшись ответа, затараторила о фамильном кольце Джорджии Дэвенпорт, которое той передала ее бабушка и которое Джорджия Дэвенпорт собиралась повторно пустить в дело.

– Но на этот раз Джорджия поймала настоящего кита, – продолжала Дана. – Мало того, что ее жених сказочно богат, что он сын нефтяного магната, так он еще молод – где-то тридцать с небольшим – и необыкновенно хорош собой. И это при том, что самой Джорджии уже хорошо за сорок, а хорошенькой ее бы и в молодости никто не назвал. Тем не менее это любовь с первого взгляда. Когда она увидела своего Дэвида Маклэрена, то у нее сразу же закружилась голова. А у Дэвида закололо сердце. Они предназначены друг другу судьбой. Везет же некоторым. Как ты думаешь, что ей купить? Боюсь, у нас с Джорджией разные вкусы. Может быть, вот эту вазочку для сладостей? Или вон тот поднос с розочками?

Айви замерла на месте.

Д.М. Дэвид Маклэрен, Дэвид Маккевин, Деклан Маклейн.

Это не простое совпадение. Точно такие же инициалы были и у жениха Корнелии Бекхэм. Айви вздохнула. Ее планы менялись, теперь ей не удастся провести время до обеда с матерью.


Когда Гриффин шел домой, чтобы захватить кое-какие вещи, у него появилось ощущение, что кто-то за ним следит. Он готов был даже поклясться в этом. И хотя на Шестьдесят второй улице, по которой он шел, ему встретилась только почтенная пожилая чета, неприятное чувство не оставляло его.

Неожиданно сзади на Гриффина обрушился удар такой силы, что у него подкосились ноги и он упал на припаркованную у тротуара машину. Немного отдышавшись, он медленно поднялся и оглянулся. На углу улицы стоял Деклан и довольно ухмылялся.

– Неудачник! – громко крикнул он и скрылся за домом.

Гриффин бросился за ним вниз по улице в направлении Центрального парка. Черт! Он может там потерять Деклана. В парке слишком много укромных местечек, где легко спрятаться.

– Беги быстрее и все время держи его в поле зрения, – пробормотал себе под нос Гриффин.

Он продолжал бежать за Декланом. Расстояние в пятьсот футов между ними никак не сокращалось. Как и предполагал Гриффин, Деклан свернул в парк. Можно было не сомневаться, что Деклан заманивал его в какое-нибудь логово, где собирался либо убить своего преследователя, либо как следует «проучить».

Возможно, отплатить за Гретхен.

Вбежав в центральные ворота парка, Гриффин быстро огляделся по сторонам. Черт! Сколько же здесь всяких укрытий. Гриффин пробежал немного вперед по главной аллее. Снова огляделся. Справа, между деревьями находился неработающий фонтан. Немного подумав, Гриффин направился в ту сторону.

Где он, черт возьми?

– Не меня ли ты разыскиваешь, братец?

Совершенно неожиданно из-за первого же дерева выскочил Деклан. У него в руке что-то было. Кирпич. Мгновение – и этот кирпич опустился на голову Гриффина. Затем еще раз. И еще.

Глава 19

Как оказалось, Дана многое знала о Джорджии Дэвенпорт, и она охотно поделилась всей этой информацией с дочерью. Теперь Айви было известно, где жила эта пятидесятилетняя дама, какую кухню и какие рестораны она предпочитала, в каких магазинах ей нравилось покупать одежду. Айви была даже в курсе того, что Джорджия любила носить слаксы, как у Мадонны. По этому поводу Дана язвительно посмеивалась над Джорджией и говорила, что слаксы ей не по возрасту. Но все дело, разумеется, было не в слаксах и не в возрасте, а в том, что Джорджия Дэвенпорт принадлежала к кругу очень богатых и влиятельных людей, куда Дане никак не удавалось проникнуть. И это доводило ее до бешенства. К сожалению, фамилия Седжуик могла открыть далеко не все замки.

Кроме всего прочего, Айви стало известно, что Джорджия получила три миллиона долларов в наследство от своего бывшего мужа, который умер два года назад. И теперь в модном и элегантном ресторане «Фриц», расположенном в центре города, она отмечала свою помолвку. Айви бросила взгляд на часы. Было около пяти. В шесть она должна встретиться с Гриффином. И они вместе отправятся на эту вечернику. Правда, теперь надо замаскироваться получше, чем в прошлый раз. Айви решила, что больше не будет никуда уходить от Гриффина и пускаться в самостоятельные предприятия. С нее уже хватит…

Она остановилась и набрала номер Гриффина. Он не ответил. Странно, подумала Айви. Но возможно, сейчас Гриффин на совещании, беседует с начальством. Она решила перезвонить ему через десять минут.

«Фриц» находился в нескольких кварталах от того места, где теперь стояла Айви. Не торопясь, она пошла по улице, внимательно осматриваясь. Важно было выяснить, какие магазины, офисы и жилые комплексы здесь располагались. Добравшись до ресторана, Айви обнаружила, что гости уже начали съезжаться. Вот только что в стеклянные двери вошла женщина в меховой шубе до самых щиколоток. Айви усмехнулась – сегодня на улице было уже очень тепло. Но неужели вечеринка уже началась? Ведь было только пять.

На стеклянных дверях, за которыми только что исчезла обладательница роскошной шубы, висела табличка «Мест нет. Частная вечеринка». Айви бросила торопливый взгляд на свои ноги. Она надела сегодня черную и вполне элегантную юбку и сапоги на низком каблуке. Конечно, это был не самый подходящий наряд для женщины, отправляющейся на романтическую вечеринку, но зато в нем можно было легко сойти за официантку или кого-то еще из обслуживающего персонала. Айви нырнула внутрь вестибюля. Здесь люди снимали свои пальто и сдавали их в гардероб.

Айви огляделась по сторонам и быстро прошла в дальний конец вестибюля, где, как ей казалось, должна была находиться кухня. Что ж, она не ошиблась, так и было. На кухне царила страшная суета. Где-то в глубине помещения шеф-повар отдавал приказания своим помощникам, прямо перед Айви взад и вперед сновали с подносами официантки в красных фартуках, в воздухе витали ароматы различных блюд. Неожиданно Айви увидела вешалку, на которой висело несколько таких же красных фартуков, как те, что были на официантках. Она протянула руку и сняла один фартук.

– Эй ты! – послышался грубоватый мужской голос.

Айви быстро обернулась. К ней подошел высокий грузный мужчина; на нем тоже был красный фартук.

– Во-первых, ты опоздала. А во-вторых, все официантки, работающие в зале, должны быть вот в таких красных шапочках. – Он запустил руку в большую коробку, вытащил из нее шапочку и небрежно набросил ее на голову Айви. Айви усмехнулась про себя – эта шапочка, напоминающая по форме мужскую шляпу, показалась ей более чем забавной. Не хватает только пера, сказала она себе.

Впрочем, решила Айви, это послужит ей отличной маскировкой. Если она еще немного опустит голову, никто просто не сможет разглядеть ее лицо.

– Господи, чего ты еще тут дожидаешься? – бросил мужчина. – Бери поднос и действуй. Впереди персонала достаточно, ты будешь обслуживать клиентов в конце зала. И смотри, чтобы я не видел пустых тарелок на столах. Чтобы все сразу же убиралось.

Айви послушно кивнула.

– Я все поняла, – сказала она, взяла тяжелый поднос с несколькими тарелками, в которых были какие-то блюда из цыплят, и направилась в зал. От запаха арахисового масла, источаемого этими кушаньями, Айви начало слегка подташнивать.

Она осторожно лавировала с подносом среди гостей. Несколько раз ее останавливали и говорили что-то вроде: «Не проходите мимо, мисс, ваше блюдо восхитительно пахнет». Тогда она останавливалась и ставила тарелку с цыпленком на стол. Айви старалась держаться ближе к столикам, которые располагались в конце зала, где было меньше народа. Там же располагалось и джазовое трио, уже готовое обрушить какую-нибудь заводную мелодию на собравшихся гостей. Площадка для танцев здесь была довольно просторной и с удобным полом.

– Сюда, мисс, я хочу это попробовать, – сказал мужчина с красным лицом и очень тугим белым воротничком, впившимся в его шею.

Айви остановилась, вежливо улыбнулась и вручила краснолицему цыпленка.

– Говорят, второй брак всегда лучше первого. Надеюсь, этот брак будет для них и последним.

– Я тоже в это верю, – проговорила Айви. – Думаю, все так и будет, как вы говорите.

– Но мне лично такая скоропалительность не по душе. Говорят, они знакомы всего пару месяцев. И уже помолвка. Джорджия, наверное, требовала, чтобы он оставил других своих женщин. Они, без сомнения, у него имелись. Кто бы стал в этом сомневаться! Вот он и поставил вопрос ребром – жениться, и все тут. Я никогда не видел Джорджию такой счастливой. Ну разве что на ее первой свадьбе.

«И где, интересно, этот жених, любящий ставить вопросы ребром?» – мысленно спросила себя Айви.

– Ну и как вам это блюдо? – улыбнулась она краснолицему мужчине, исподволь оглядываясь по сторонам.

– Цыпленок восхитителен. Мне он очень понравился. – Он оценивающе оглядел Айви с головы до ног: – Как, впрочем, и ты, малышка. И я бы с удовольствием заглянул под твой передничек. После вечеринки мы могли бы с тобой…

– Мне нужно поскорее отнести тарелки другим гостям, а то, боюсь, все остынет, – заторопилась Айви, а потом, наклонившись к мужчине, доверительно добавила: – Если мой босс увидит, что я разговариваю с клиентом, меня уволят.

Мужчина улыбнулся и мгновенно шлепнул ее по ягодицам.

– Ну, тогда давай беги.

«Вот урод!» – выругалась про себя Айви.

Наклонив голову, она быстро пробежала между столов и раздала последние блюда. Затем начала собирать грязные тарелки.

Проходя мимо одного из столиков, Айви вдруг услышала столь знакомый ей смех. Она оглянулась и застыла на месте. В нескольких шагах от нее сидел Деклан Маклейн и разговаривал с пожилым мужчиной. На Деклане был смокинг, в петлице которого алел бутон розы. Теперь ее бывший жених предстал перед всеми в образе сногсшибательно красивого и сдержанного блондина с холодным, посверкивающим льдом голубым взглядом. Цветные линзы на глазах и тонкая серебряная оправа очков придавали его лицу изысканность и утонченность. Небольшая бородка дополняла образ эстетствующего интеллектуала. Сейчас Деклан совершенно не был похож на себя настоящего. Оставалось только поражаться подобной метаморфозе да и вообще его способности к трансформации.

– Мои поздравления, Дэвид! – жеманно проговорила женщина лет сорока. – Очень рада с тобой познакомиться. Джорджия много рассказывала мне о тебе.

– Мне тоже очень приятно с вами познакомиться, – проговорил Деклан с техасским акцентом.

От Айви не ускользнул тот взгляд, которым Деклан смотрел на женщину, – в нем ощущалась и сексуальный призыв, и восхищение. Затем Деклан как бы случайно опустил глаза на ложбинку в глубоком декольте незнакомки. Снова посмотрел ей в лицо. «Так вот как он это делает», – подумала Айви.

Без сомнения, женщине было это очень приятно. В ее взгляде появилось нечто загадочное, как будто она вдруг узнала какую-то тайну. Жених подруги находит ее сексуально привлекательной!

Айви отвернулась к другому столику и стала быстро составлять на поднос пустые тарелки. Ей нужно немедленно выбраться отсюда и позвонить Гриффину.

– Леди и джентльмены! – услышала она вскоре с другого конца зала. – Мои дорогие гости.

Скрывшись за группой гостей, Айви бросила осторожный взгляд в ту сторону, откуда доносился этот высокий резковатый голос. Он принадлежал очень худой женщине лет под пятьдесят, одетой в вычурное белое платье. Рядом с ней стоял Деклан. В руках они держали бокалы с шампанским. Без сомнения, это была Джорджия, именно так ее и описывала Дана – чересчур худая, светловолосая и загорелая.

– Я хочу сказать вам нечто очень важное, – проговорила Джорджия. – Вы были приглашены сюда сегодня для того, чтобы отпраздновать нашу помолвку. Но у нас несколько изменились планы. Мы решили отпраздновать сегодня нашу свадьбу. – Ресторан наполнился гулом голосов. – Да, мы с Дэвидом решили сегодня сочетаться браком. Сюрприз!

– Вот так жители Техаса делают свои дела, – добавил Деклан под смех и аплодисменты гостей. Затем он повернулся к Джорджии и поцеловал ее в губы.

Невероятно. Айви бросилась с уставленным пустыми тарелками подносом на кухню. Там она сдернула с себя передник и шапочку и побежала к выходу.

Распахнула дверь – и лицом к лицу столкнулась с разозленным Декланом.

– Я предупреждал тебя, чтобы не совала нос в мои дела! – прошипел он и резко схватил Айви за плечо. Мгновение – и она оказалась в небольшой комнате, где стояли металлические баки, по всей видимости, с отходами. Деклан с силой толкнул Айви в спину, и она упала на пол, стукнувшись головой об один из баков.

– Деклан…

Он опустил руку в карман и извлек из него маленький серебряный пистолет.

– Я же говорил, что если ты снова попытаешься встать у меня на дороге, я прикончу тебя. Ты видишь глушитель, Айви? – Деклан наклонился к Айви и взмахнул пистолетом. – Ты уже мертва, малышка. Но прежде чем отправить тебя на небеса, я хочу немного поразвлечься. Сегодня ночью мне придется возиться со старой ведьмой, а это, как ты понимаешь, не самое приятное дело. Вот я и подумал, что твоя хорошенькая задница сможет немного скрасить мою тяжелую жизнь.

– Если ты только попытаешься…

Он засмеялся:

– И что тогда? Станешь кричать? Звать своего дружка на помощь? Но он не придет к тебе, Айви. Я это знаю точно. И даже более того, это я позаботился о том, чтобы он не смог прийти к тебе на помощь. Я проломил его глупую голову.

«Не слушай его, – сказала себе Айви. – Он лжет».

– Ты мне не веришь? – спросил Деклан, расстегивая молнию на своих брюках и одновременно приставляя пистолет к виску Айви. – Позвони ему. Он долго еще не сможет отвечать на телефонные звонки, Айви. Если вообще когда-нибудь сможет… Набери его номер, убедись. А если вдруг он и ответит тебе что-нибудь нечленораздельное, так знай – это его мозги хлюпают у него во рту.

– Что? Что ты такое говоришь? – Айви почувствовала, как от ужаса у нее стынет кровь в жилах.

– Хорошо. Объясню проще – твой дружок не придет спасать тебя. – Деклан рассмеялся. – Так-то, Айви. Мне кажется, твой дорогой и ныне покойный папочка был бы сейчас на моей стороне. Ему бы вряд ли понравилось, что Гриффин спит с его маленькой дочуркой.

«С Гриффином все в порядке, – повторила про себя Айви. – С ним просто не может случиться ничего плохого. Не слушай Деклана».

– А ты знаешь, почему мой отец был так настроен против тебя? – спросила она.

– Догадываюсь, – ухмыльнулся Деклан. – Он застукал меня в своем кабинете, когда я на столе трахал Гретхен. Должен сказать, что существующая у них в конторе система безопасности и надзора далека от совершенства. Признаюсь, я занимался сексом на работе не однажды.

– Удивляюсь, почему мой отец не выдал тебе за это премию и не повысил в должности.

Деклан засмеялся:

– Да, я согласен с тобой. Он вполне мог бы это сделать. Но я предупредил его, что убью тебя и твоих сестер, если он скажет тебе хоть слово о том, что видел.

У Айви перехватило дыхание. Оказывается, вот в чем дело! Отец просто не мог ничего ей объяснить.

– Ну же, дорогуша, – сказал Деклан, – позвони своему дружку. Даю голову на отсечение, он не сможет тебе ответить. – Он с улыбкой передал Айви свой мобильник.

Сердце в груди у Айви ухало, как паровой молот. Дрожащими пальцами она набрала номер Гриффина. Послышались гудки. После пятого гудка включилась голосовая почта.

Деклан довольно рассмеялся и дулом пистолета приподнял подол юбки Айви.

– Ах, как хорошо, что ты пришла сюда в юбке, дорогая. Ты так облегчила мне работу. – Он лег на Айви сверху, по-прежнему держа пистолет у ее виска.

Айви закрыла глаза. Деклан прижался к ней плотнее, он был возбужден и с каждым мгновением становился все агрессивнее. Одна его рука скользнула ей под кофту, дуло пистолета слегка дрогнуло и ткнулось в ее висок. Айви ощутила леденящий холод металла.

Деклан застонал, его рука перебралась под юбку Айви. Он стянул с нее трусы. Потом быстро обнажился сам. В этот момент Айви почувствовала, что Деклан расслабился и перестал контролировать ситуацию. Другого шанса ей не представится. Айви с силой стукнула Деклана коленом в промежность. К счастью, ее удар достиг цели и дал желаемый результат – от неожиданности Деклан выронил из рук пистолет и, корчась от боли, рухнул на пол рядом с Айви.

Она быстро вскочила и бросилась к двери, но не успела сделать и пары шагов. Деклан схватил ее за щиколотку, и Айви упала, стукнувшись головой об пол. Перед глазами у нее появились белые точки, потом их сменили черные пятна. Когда наконец пелена исчезла, Айви поняла, что происходило. Она лежала на животе, а Деклан лежал на ней.

– Мы еще раз попытаемся это сделать, – сказал он и ударил ее в висок рукояткой пистолета. У Айви закружилась голова, она почувствовала дурноту. – К тому же, детка, мне куда больше нравится сзади. Тебе ведь это хорошо известно.


Гриффин с трудом открыл глаза. Голова его нестерпимо болела, а в ушах стоял гул, похожий на шум прибоя. Как будто одна волна нагоняла другую, а потом вместе они обрушивались на берег и, облизав его, снова уползали в бездонную пучину. Голые ветви деревьев тянулись в серое небо, посверкивающее холодным белым светом в разрывах между тучами. Гриффин поднял руку и осторожно прикоснулся к виску. Висок оказался липким и горячим. Кровь.

Айви… В груди заныло от боли. Он должен немедленно ее разыскать.

Неожиданно зазвонил мобильник. Гриффин нащупал свой карман и медленно вытащил оттуда телефон. Когда ему наконец удалось поднести мобильник к уху, гудки прекратились. Номер звонившего не был знаком Гриффину. Глубоко вздохнув, он попытался сесть, но его голова так кружилась и болела, что Гриффин тут же снова повалился на землю.

Немного полежав и дождавшись, когда пульсирующая боль в виске ослабнет, он позвонил в «дом развлечений». Там они должны были встретиться с Айви в шесть часов. Телефонную трубку никто не снял.

Потом он позвонил матери Айви. Когда Дана поняла, кто ей звонит, она тут же разразилась бесконечным монологом о том, как замечательно они с Айви провели время, где побывали и что посмотрели. Рассказала Дана Гриффину и о Джорджии Давенпорт, которая сегодня отмечала свою помолвку с Дэвидом Мак-что-то-в-этом-роде в ресторане «Фриц».

Дэвид Мак-что-то-в-этом-роде?

Деклан.

– Дана, вы сказали Айви об этом?

– Ну разумеется! – воскликнула Дана. – Я пыталась затянуть ее с собой к «Тиффани», чтобы купить подарок для Джорджии, но Айви отказалась. Сказала, что у нее срочно появилось какое-то важное полицейское дело, и убежала.

О черт! Нет!

Гриффин снова попытался подняться: ухватившись за ветки растущего рядом куста, он подтянул свое тело и встал на колени. Мгновенно в голове заухал молот, навалилась слабость, и Гриффин упал навзничь. Стволы деревьев зачертили круги на стальном набрякшем небе, и вскоре все погрузилось в черноту.

Глава 20

– Боже, какая восхитительная задница, – прошептал Деклан ей на ухо. – А ведь я любил тебя по-настоящему, Айви. Хотел жениться на тебе, хотя у тебя не было ни цента за душой и я знал, что наследства от своего папочки ты не дождешься. Я очень любил тебя. Но потом эта глупая сука Дженнифер случайно увидела меня с Лаурой. Она устроила мне скандал и пригрозила, что расскажет обо всем моей девушке. Я был уверен, что речь идет о тебе, и потому размозжил голову этой дуре. Я не хотел терять тебя. А потом выяснилось, что Дженнифер говорила о шлюшке Лауре.

«Господи, значит, убийца все-таки он! – пронеслось в голове Айви. – И у него оружие. Будь осторожнее».

– Я напрасно убил ее. В этом не было никакого смысла, – продолжал Деклан. – К тому же я все равно потерял тебя. Но я ничего плохого не хотел делать тебе, даже зная, что ты трахаешься с моим братцем. Так почему же ты все время лезешь в мои дела? Зачем тебе это?

В ответ Айви не проронила ни слова. Что бы она сейчас ни сказала Деклану, все будет вызывать у него раздражение и подталкивать к агрессивным действиям. Ей надо быть очень осторожной, чтобы остаться в живых.

– Ты же не хочешь оставить меня, – снова зашептан он. Его горячий язык прикоснулся к ее уху. Айви поморщилась от отвращения. Деклан потянулся к ней, и она снова попыталась лягнуть его ногой. Но теперь этот маневр Айви не удался. Деклан прижал ее своим телом к полу. – Глупая сучка, чего ты рыпаешься? Теперь тебе уже не удастся ускользнуть от меня. Сначала я тебя трахну, а потом вышибу твои глупые мозги, как я уже вышиб их из твоего дружка.

Айви огляделась вокруг. Она должна найти хоть что-то, что можно было бы использовать как оружие. Вот оно! Кусок трубы. Их даже несколько. Там, за бачком. Надо только протянуть руку. Айви осторожно взяла одну трубу и стала ждать.

Когда Деклан, поменяв положение, оказался рядом с ней, Айви быстро повернулась на бок и обрушила кусок трубы ему на голову. Затем еще раз. Снова взмахнула своим оружием, на мгновение замерла и наконец с трудом поднялась.

Айви била сильная дрожь, она смотрела на Деклана и не понимала, жив ли он еще или уже мертв. Неожиданно Деклан приподнялся, протянул к ней руку и снова схватил ее за щиколотку. С силой дернул на себя. Айви качнулась и упала. Теперь Деклан нависал над ней, а из раны на его голове струйкой стекала кровь. Его пистолет был нацелен Айви в грудь.

– Прощай, глупая сучка, – проговорил Деклан и приставил дуло пистолета к ее лбу.

«Я люблю тебя, Гриффин», – сказала про себя Айви, а потом закрыла глаза и стала молиться.

Раздался выстрел, но Айви не почувствовала боли.

«Что-то очень громко для пистолета с глушителем, – мелькнуло в ее голове. – Наверное, я уже мертва».

И вдруг у Деклана на груди стало расползаться красное пятно, он качнулся и рухнул на пол рядом с Айви.

Она в ужасе отползла к стене.

В дверном проеме стоял Гриффин, его лицо было перепачкано кровью, в одной руке он держал пистолет.

За его спиной уже начала собираться толпа. Послышались громкие голоса, кто-то истерично вскрикнул.

– Кто-нибудь, вызовите полицию! – пробасил мужчина с перекошенным от ужасом лицом.

Гриффин почувствовал, что силы оставляют его. Он ухватился рукой за дверной косяк и стал медленно сползать вниз. Его лицо покрыла смертельная бледность.

– Гриффин, останься со мной. Не уходи. Прошу тебя. Все кончено, все кончено. Останься со мной! – Айви прижимала голову Гриффина к груди и покачивала его как ребенка. С улицы уже доносился вой сирен.


Теперь была очередь Айви сидеть у постели Гриффина. Всю ночь она крепко держала его за руку и ждала, когда он очнется. Наконец забрезжил рассвет.

– Я убил его? – тихо проговорил Гриффин.

Айви подпрыгнула на стуле.

– Гриффин!

– Я убил его? Да?

Она не знала, как Гриффин воспримет это известие, но кто, как не она, должен был сообщить ему о смерти брата.

– Да, он умер.

Гриффин глубоко вздохнул и закрыл глаза.

– Ты спас мне жизнь, Гриффин, – проговорила Айви и положила голову ему на грудь.

– Хочешь сказать, что теперь ты моя должница? – спросил он, устремив на нее взгляд своих черных глаз.

– Да, я твоя должница. Можешь просить все, что хочешь.

– Выходи за меня замуж.

Из глаз Айви брызнули слезы.

– Я уже и не надеялась, что ты попросишь меня об этом.

Он улыбнулся и сжал ее руку.

Глава 21

Три месяца спустя

И снова Айви сидела перед зеркалом в маленькой комнатке в глубине церкви, расположенной в Эпплвуде. Снова на ней было белое платье и вуаль, закрепленная на затылке заколкой.

Все было почти так же, как и тогда, когда она собиралась выйти замуж за Деклана. Различие состояло лишь в том, что несколько изменился состав приглашенных на свадьбу гостей, да и служители церкви, участвовавшие в церемонии, были другие.

Сестры укладывали красивыми складками ее фату и поправляли шлейф, мать встречала и приветствовала гостей. Айви посмотрела на себя в зеркало и засмеялась. Она была по-настоящему счастлива сегодня.

Кто-то постучал в дверь.

– Войдите! – крикнула Айви.

– Прошу прошения, мисс Седжуик.

Айви обернулась и удивленно посмотрела на вошедшего в комнату Эдвина Харриса, адвоката ее отца. Разве она пригласила его?

– Прошу прощения за вторжение, – снова извинился он. – Но я действую в соответствии с инструкцией, оставленной мне вашим отцом. Он распорядился доставить вам это письмо в день свадьбы в том случае, если вы будете выходить замуж за другого мужчину. В инструкции написано, что вы должны прочитать письмо вслух в присутствии ваших сестер.

Айви, Аманда и Оливия переглянулись. Айви взяла письмо из рук мистера Харриса, вскрыла конверт и достала из него листок. На этот раз послание было написано отцом от руки.


Дорогие Айви, Оливия и Аманда.

В этом письме я хочу попросить у вас прощения за то, что так и не смог стать для вас хорошим отцом, таким отцом, которого вы заслуживаете. Я любил вас по-своему, так, как умел, и искренне желаю вам всего самого хорошего.

Скоро вы узнаете от моего адвоката, что именно каждая из вас получит от меня в наследство. С вашими долями вы можете делать все, что вам заблагорассудится. Разумеется, за деньги счастья не купишь. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю. И тем не менее я очень надеюсь на то, что мои деньги смогут хотя бы немного облегчить вам жизнь.

P.S. Айви, я был уверен, что ты обязательно встретишь хорошего парня.

С любовью, ваш отец Уильям Седжуик.


Айви, Аманда и Оливия продолжали молча смотреть друг на друга. Потом они взялись за руки. Айви опустила голову, она не хотела, чтобы сестры видели слезы на ее глазах. Как бы то ни было, но отец позаботился о них, потому что все-таки любил их.

– Айви, девочки, поторопитесь. Пора идти! – Из-за двери вынырнула голова Даны. Мать с удивлением посмотрела на торжественные и такие счастливые лица трех сестер. – Я что-то пропустила?


– А теперь, – проговорил распорядитель вечера, – я представляю вам мистера и миссис Фарго!

Держась за руки, Гриффин и Айви вышли на середину танцевального зала. От напряжения и волнения Гриффин покраснел до корней волос, а Айви смотрела на него и счастливо улыбалась. Заиграла музыка. Звучала песня группы «Куин» «Ты мой лучший друг». Эта песня очень нравилась и жениху, и невесте. Айви и Гриффин начали танец. Развешанные на стенах разноцветные фонарики мигали в такт музыке.

Айви танцевала всю ночь и была невероятно счастлива. Она потанцевала и с Джоуи, который привел на свадьбу свою новую подружку, показавшуюся Айви куда привлекательнее прежней.

Дэн, напарник Айви, пробрался к ней с бокалом шампанского сквозь толпу гостей и, приплясывая под музыку, радостно объявил:

– Послушай, Айви, я сегодня постараюсь не пролить на твое платье пиво, а то вдруг оно еще кому-нибудь пригодится в ближайшее время.

Айви улыбнулась. Она бы с удовольствием отдала его после свадьбы какой-нибудь девушке. Ведь в этом платье она была счастлива. Так пусть оно принесет счастье и еще кому-нибудь.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21