КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420990 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200851
Пользователей - 95598

Впечатления

Молоков Анатолий про Соловьев: Аттрактор [RealZPG] (Боевая фантастика)

Свежо, оригинально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Молоков Анатолий про Соловьев: Проклятая из лимба. Том второй (Боевая фантастика)

Это пиратская версия, без редактирования. Нормальную можно прочитать здесь https://author.today/u/stassolovei/works. Или хотя бы поблагодарить автора, если книга понравится.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Чайкина: За Чертой (Мистика)

в общем, бежала она, бежала по пустынному городу от Тени, по пути найдя единственного в два часа ночи в пустынном городе прохожего, чтобы его толкнуть.забежала в тупик, и тут ИЗ-ПОД крыши ВЫШЕЛ Тень. чтобы рассмеяться и тут же растаять. и я подумал, что девке сны снятся. ни фига, это она так в реале бегала.
а потом она взяла 2 недели отпуска, чтобы об этом Тени повспоминать и влюбится, а потом её потянуло на улицу, где Тень этого она увидела и "упала в бездну забвения". а я схлопнул файл и на папке "чайкина" написал непечатное.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Геярова: Невеста твоей мечты, или Ведьму вызывали? (Детективная фантастика)

хронической алкоголичке-ведьме, окончившей академию со 100% троечным аттестатом, приносят на подпись контакт, особо подчёркивая: подпишешь кровью - огребёшь неприятности из ада.
она тут же царапает руку, заливает магический контракт кровью. на следующий день к ней прут на приём личи и мертвяки, а она удивляется: откуда? а ещё на следующий день, когда к ней приходят выяснять насчёт залито-подписанного кровью контракта, она ещё больше удивляется: "какой контракт???"
ну, наверное, тот самый дура, который ты позавчера подписала и магически активировала? даже наличие троек в аттестате никак не объясняет вот такую дурь: что с кровью не шутят, ведьмы такое должны впитывать с материнским молоком. и даже посталкогольная амнезия - не оправдание.
читать такую глупость - себя не уважать.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Углицкая: Землянка для звездного принца (Космическая фантастика)

я курю. поэтому, прочитав о сигаретах "прилук" гуглинул в один клик. во-первых, "прилуки". а, во-вторых: хохлы, братья (!) и (сестры)), вона откедова шедевры-то прилетают!
в общем, вещь действительно юмористическая.)

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Углицкая: Аргар, или Самая желанная (Космическая фантастика)

сначала порадовало увлекательное начало. а потом дошёл до перевозки груза космическим кораблём, капитан которого решил обогнуть поле астероидов. и правильно, кстати, решил обогнуть, хотя бы потому, что в этом месте трассы их раньше не было. значит они не описаны: ширина, длина, приблиз.кол-во, ср.скорость движ-я массива, размеры, кол-во крупных (с именами), и - прочее.
и тут связывается клиент, орёт, что лишит премиальных, и капитан шурует через астероиды. результат? корабль подбит, неплановая посадка не на космодроме.
во-первых, премиальных всё равно не будет. капитан дурак. во-вторых, и сам мог погибнуть, и груз не довезти.
во третьих, клиенту сказали: огибаем астероидное поле, а он возмущается? клиент кретин. если по кораблю шарахнет астероидом, то груза у тебя, дебил, всё равно не будет!
отложил. может созрею и дочитаю, а может - нет.
а вообще. БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!
***
дочитал. когда к середине опуса там полез один новый персонаж, потом второй - главный персонаж, потом - третий, затем - четвёртая, у меня полезли глаза на лоб. вы это серьёзно, бабы?
и я решил посмотреть чем дело кончится.
да - ничем! подробно расписывая жизненные перипетия тучи народа, вдруг проклюнувшихся по мере написания текста в однотомнике, вопрос "зачем?" звучит очень актуально. задуман многотомник? из томов 38-ми? серьёзно?
бабы, это было актуально лет 15 назад, а уж точно 25, и то тогда гаррисон с желязны лидировали. но уж никак не бабские слюни.
или "успехи" звёздной с её адепткой до сих пор спать не дают? так это и было 10 лет назад. сейчас даже её верные фанатки носы на её новьё морщат.
мораль: БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Форрест: Под стать медведю (ЛП) (Эротика)

форрест руби, что "космополитен" единственный журнал, который ты когда-то листала, и поэтому запомнила? миллиардер, молодой и просто - красавец мужчина ищет себе жену через брачное агентство, давшее объявление в "космополитене"? а ему шлюх от шеста подсовывают?
а что, свою анкету он не заполнял? где годовой доход указал? ну, тогда глава агентства - кретинка. а ещё больший кретин он сам, миллиардер этот, если от услуг подсовывания шлюх не отказался мгновенно: как первая на первое свидание приплыла.
вот поэтому и не советую русским коллегам-читательница переводное лфр читать: дуры-афторши там тыщу очков собственным идиоткам безграмотным дают вперёд влёгкую!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

В любви все средства хороши (fb2)

- В любви все средства хороши (и.с. Любовный роман (Радуга)-401) 246 Кб, 134с. (скачать fb2) - Миранда Ли

Настройки текста:



Миранда ЛИ В ЛЮБВИ ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ

ПРОЛОГ

Розовый надушенный конверт сразу же привлек внимание Энид. Она помедлила, а затем, пожав плечами, распечатала его. Ей, как личному секретарю Джерарда Вудворда, разрешалось вскрывать всю почту, приходящую в офис, кроме писем с пометкой «лично». На этом настоял сам Джерард. Он также хотел, чтобы она решала и улаживала все вопросы, не требовавшие его персонального внимания. Глава «Саншайн Энтерпрайзиз» не желал терять время по пустякам.

Прочтя первые строки, Энид поняла, что это письмо ей не следовало распечатывать. Но она уже надорвала конверт, и все пути к отступлению были отрезаны. Энид вчитывалась в коротенькую записку, и каждое слово тяжким бременем ложилось ей на грудь.


«Дорогой Джерард!

Когда ты будешь читать это письмо, я уже уйду от тебя. Не пытайся найти меня, это бессмысленно. Я все равно не вернусь к тебе. Не хочу тебя больше видеть. Я слышала все, что ты сказал в прошлое воскресенье Стивену о своем отношении к любви и браку, а также к женам.

Возможно, Бог простит тебя, но я не прощу никогда.

Лия».


— Господи, — пробормотала Энид.

Закрыв глаза, она повернулась в кресле и встала. Энид понимала, что бессмысленно отрицать свою оплошность. Джерард не мог обвинить ее в том, что она вскрыла конверт, но мог отругать за отсутствие у Энид женской интуиции. А узнав, что секретарша не спешит сразу же передать ему такое важное письмо, вообще пришел бы в ярость.

Взяв себя в руки, Энид подошла к двери, отделявшей ее комнату от кабинета шефа, и постучала.

— Да, — услышала она резкий окрик.

Энид расправила плечи и уверенно шагнула в кабинет.

Джерард слыл строгим и требовательным шефом, трудоголиком с несгибаемой волей и безупречной репутацией. Любую неудачу воспринимал как проклятие, а успех — как подарок свыше. Будущий глава, по его устремлениям, квинслендского туристического бизнеса был жесток в гневе и часто отпускал язвительные замечания в адрес тех, кто не соответствовал его высоким стандартам.

К счастью, Энид оказалась первоклассной секретаршей, она была очень компетентна и всегда с достоинством выходила из сложных ситуаций. За восемь лет их сотрудничества она редко давала своему шефу повод для недовольства.

Став однажды жертвой сарказма Джерарда, Энид готова была провалиться сквозь землю. Когда-то у нее был муж, отличавшийся сварливым характером и испортивший ей жизнь, и с тех пор она сторонилась таких. Так что теперь ей совсем не хотелось попасть Джерарду под горячую руку.

В свои сорок шесть лет Энид не рассчитывала получить новое место в другой преуспевающей компании. Она великолепно знала свое дело, но многие молодые женщины не уступали ей в этом и к тому же могли похвастаться не только знанием секретарской работы.

Энид не блистала обаянием и выглядела не моложе своих лет. Поэтому она придерживала язык, напоминая себе, что Джерард достаточно хорошо платил ей, чтобы пережить случайные неприятности.

Но ей совсем не нравился этот мужчина.

Подготовив себя к неприятной сцене, Энид распахнула дверь и вступила в святая святых.

Он не поднял головы, продолжая внимательно рассматривать фотографии. Несомненно, на какой-нибудь милый прибрежный городок скоро обрушится шквал предложений по благоустройству, а его жители просто не смогут от них отказаться, и их жизнь лишится спокойствия и безмятежности.

— В чем дело, Энид? — рявкнул он, все еще не поднимая головы.

Сейчас она отдаст ему злосчастное письмо. Хорошенькая услуга!

— Джерард, это письмо пришло с утренней почтой, — холодно сказала она. — Я подумала, что вы сразу же захотите его прочесть.

Наконец Энид завладела вниманием шефа. Он поднял голову и нахмурился, что, однако, ничуть не лишило его привлекательности.

— От кого это письмо?

— От вашей жены.

— От Лии? — Едва ли что-нибудь могло ошеломить его больше.

— Джерард, мне очень жаль, но на нем не было пометки «лично», и поэтому я вскрыла его. — Энид шагнула вперед и протянула ему письмо, благодаря небо, что оно было написано на простой белой бумаге и, в отличие от яркого розового конверта, выглядело не столь вызывающе.

Когда шеф впился в письмо своими голубыми глазами, у Энид все сжалось внутри от волнения. Она наблюдала, как он читает и пытается осознать, что жена отвергла его.

В тот момент Энид даже почувствовала легкую жалость, понимая, как ему тяжело. Ведь Джерард так ненавидел неудачи.

Потери в бизнесе всегда были очень неприятны.

Но потеря жены — это совсем иное…

Кто бы мог ожидать этого от Лии? Она казалась мягкой, доверчивой девушкой, сущим ребенком рядом со своим циничным и развращенным мужем. Прелестная девочка в свои двадцать лет была слишком наивна для этого 33-летнего, искушенного в жизни мужчины. Дитя дикой природы, которое Джерард хотел превратить в идеальную жену, никогда не доставляющую неприятностей, в совершенстве исполняющую роли матери, любовницы и хозяйки, никогда не жалующуюся, если он опаздывает к обеду или внезапно должен собраться и улететь по делам, обожающую мужа и слепо верящую, что он тоже ее любит, хотя бы потому, что говорит ей об этом.

Энид цинично заметила, что свои роли ее шеф исполнял в совершенстве: светский человек, прекрасный жених и хороший муж. Его невесте не на что было жаловаться. Он окружил ее такой роскошью, какую только можно купить за деньги, и своим личным вниманием… в том смысле, в каком он это понимал.

Они поженились совсем недавно, немногим больше девяти месяцев назад.

Все это время Энид ждала, когда начнется полоса неудач и Джерард наконец покажет свое истинное лицо. И теперь, похоже, это случилось.

Ей показалось, что он целую вечность неподвижно сидел, не сводя глаз с письма. Внезапно его руки задрожали, он резко смял бумагу и вскочил на ноги, его лицо пылало от гнева.

— Вы читали это? — прорычал Джерард, с яростью посмотрев на Энид.

Та кивнула.

Он выругался и, отвернувшись, подошел к окну в другом конце офиса, из которого открывался вид на реку Брисбен. Но Джерард не собирался любоваться пейзажем, он дрожащими руками развернул смятое письмо и снова перечитал его.

Неожиданно шеф обернулся и взглянул на Энид, его голубые глаза сверкали; похоже, он уже был готов потерять самообладание.

— А где конверт от этого письма?

Энид кивнула, и ее сердце замерло от страха. Одного взгляда на конверт было достаточно, чтобы он потребовал объяснить, почему она вскрыла письмо.

— Принесите его, — приказал он. — И позвоните Берту Лейтому.

У Энид округлились глаза. Берт Лейтом был личным сыщиком Джерарда, и тот всегда прибегал к его услугам, стремясь узнать тайны и грязные подробности из жизни своих конкурентов. Этот человек хорошо знал свое дело и часто помогал Джерарду выпутываться из неприятных ситуаций.

— Не стойте здесь без дела, глазея на меня, — прорычал Джерард. — Ведь это не вернет Лию, правда?

— Но… она написала, что не хочет возвращаться. — Энид была готова протестовать из чувства женской солидарности.

— Лия хочет только одного, — заключил Джерард со своим обычным упрямством эгоиста, — быть моей женой. К сожалению, она неправильно поняла то, что я сказал человеку, который сейчас переживает последствия развода. Когда Берт найдет ее, я это докажу. Ну а теперь за работу, мы только зря теряем время. В субботу у меня важный деловой обед, и моя жена будет там со мной, как обычно!

Энид ничего не оставалось, как подчиниться, но в душе она страшно негодовала и надеялась, что Берта Лейтома постигнет неудача. Лия — очень милая девочка и заслуживала лучшей доли, чем быть обманутой женой Джерарда Вудворда.

Он красив, умен, богат, но внешнее совершенство не скрывало внутреннего уродства. Джерард — безжалостный хищник, который не умеет по-настоящему любить женщину. Этот исключительный циник умеет только бессовестно использовать людей.

К сожалению, Лия любила его, и Энид видела это. Она вся светилась под взглядами Джерарда. По всей вероятности, она до сих пор не разлюбила его, несмотря на это письмо.

Энид молилась, чтобы Джерард никогда не нашел свою пропавшую жену. Одному Богу известно, что произойдет с ней, если это случится.

Глава ПЕРВАЯ

Шесть месяцев.

Лия прислонилась к мачте старой парусной лодки, приспособленной для ловли жемчуга, и глубоко вдохнула свежий морской воздух.

Прошло шесть месяцев…

Возможно, настало время успокоиться? Пора прекратить каждый раз оглядываться, ожидая увидеть Джерарда.

Он до сих пор не нашел ее, и это удивляло Лию.

Должно быть, она хорошо спланировала свой побег, понимая, как важно не оставлять никаких следов. Она не взяла с собой ничего из прошлой жизни миссис Вудворд: ни сверкающий белый «порше», ни великолепные платья, ни кредитные карточки…

Только наличность и самые необходимые вещи.

Она вычеркнула из памяти месяцы своего замужества.

Лия даже не заехала домой в Секретную бухту, зная, что Джерард сначала будет искать ее там. Она бросилась в Таунсвилл — братья устроили ее на работу к своему другу. Лия отправилась на пароходе в Индонезию, а потом на Ривьеру на яхте, которую необходимо было доставить богатым владельцам.

И вот теперь она вернулась в Австралию. И поселилась там, где Джерард не догадался бы ее искать.

Лия на секунду закрыла глаза, и ее охватила внезапная дрожь. Возможно, ей удалось скрыться от Джерарда, но сумеет ли она убежать от мыслей, которые постоянно ее преследовали? Джерард был далеко, но пройдет много времени, прежде чем ее предательская плоть забудет о его прикосновениях.

Лия все еще грезила о нем по ночам, в беспокойных снах Джерард самозабвенно любил ее. Когда их страсть достигала пика, она всегда просыпалась, дрожа от бешеного желания, такого же реального, каким казался сон.

Сколько ей еще страдать, пока наконец не погаснет пламя, которое безжалостный Джерард зажег в ее душе? Сколько времени пройдет, прежде чем она забудет вкус любовного напитка, к которому пристрастил ее муж? Каждую ночь он приносил его жене в постель. Каждую ночь заставлял Лию вкушать это зелье, даже когда она не хотела.

Лия содрогнулась, вспомнив о своей ужасной слабости, которую она испытывала к этому мужчине. Эту слабость не сумели побороть даже страшные слова, сказанные в то злополучное воскресенье.

Как только она могла заниматься любовью с этим чудовищем? И хуже того, как она могла получать от этого удовольствие?

Лию трясло от презрения к самой себе. Каким безнравственным должен быть мужчина, использующий в корыстных целях свою безграничную власть над женщиной? Джерард был абсолютно безнравственным.

Лия вздохнула. Он показался ей совсем другим в тот день, 18 месяцев назад, когда широким шагом прошел по молу в Секретной бухте в ослепительно белых шортах и тенниске, великолепно гармонировавших с его оливковой кожей и черными как смоль волосами и подчеркивающих красоту его сильного, мускулистого тела.

До того, как они поженились, Лия и не представляла, как много и усердно Джерард работал, чтобы достичь такого физического совершенства, и поняла это, только став свидетельницей его изнурительных ежедневных тренировок в личном спортивном зале.

А вот лицо он «получил в подарок» при рождении — классически правильные черты, чувственный рот и зовущие голубые глаза.

Лия никогда не сможет забыть умопомрачительное волнение, охватившее ее, когда она подняла глаза и впервые увидела это дивное лицо…

— Эй, вы там! — крикнул он, подходя к старой лодке ее братьев, которую те сдавали внаем, и окинул Лию ленивым, оценивающим взглядом. Сдаетесь внаем, лапочка?

Она изумленно уставилась на него, покраснев от смущения.

— Лодка, — медленно произнес он, — радость моя, я имел в виду лодку.

— Ox! — Лия выпрямилась, отставив в сторону швабру и ведро с водой.

Конечно же, он говорил о лодке! Как только ей взбрело в голову, что такой мужчина хоть на мгновение мог предположить что-то другое? Она, должно быть, выглядела ужасно: растрепанные волосы, потное лицо, а шорты и майка хоть выжимай.

В тот момент она была очень разгоряченна и безумно смущалась, потому что этот на редкость привлекательный мужчина пожирал ее глазами. И не раскрасневшееся лицо, а ее всю…

Взглянув на майку, она с ужасом заметила, что ее грудь ясно вырисовывалась под влажным хлопком, возбужденные соски выпирали, демонстрируя себя во всей красе.

Смутившись, Лия скрестила руки на груди и заключила в объятия ручку швабры.

— Да, конечно, — сказала она, ненавидя себя за свой тоненький голосок, — но Майка и Пита сейчас нет.

— Майка и Пита?

Лия проглотила подступивший к горлу комок, изо всех сил стараясь не потерять самообладание.

— Это мои братья. Они владельцы лодки и должны скоро вернуться. Братья рано утром уехали кататься на велосипедах со своими друзьями. — На прогулки можно было выезжать только в рассветные часы, до наступления дневной жары. Единственным недостатком Квинслендского побережья была ужасная влажность.

— И оставили тебя выполнять всю грязную работу. Я заметил.

Лии не понравилось осуждение, прозвучавшее в словах незнакомца. Ведь, кроме нее, никто не смеет критиковать ее братьев!

— Вовсе нет, — вступилась она за них. — Они много работают и заслужили утренний отдых. Только я терпеть не могу мыть полы. Другую работу по уборке я делаю довольно охотно, но полы…

— В таком случае я обещаю никогда не просить тебя мыть полы у меня дома. — Он широко улыбнулся ей, его голубые глаза лучились от смеха.

Лия почувствовала, что улыбается в ответ, хотя ее сердце тревожно затрепетало. Она никогда еще не встречала мужчины, который бы так привлекал ее, хотя подобные мужчины раньше и не приезжали в Секретную бухту.

Бухта неспроста называлась Секретной. Она была отделена от морского простора переплетением мысов и скрыта высокими холмами и буйной растительностью. Сто лет назад здесь обосновалась небольшая община китоловов, и укромная бухта стала отличным пристанищем для их лодок во время сезона дождей.

Сейчас в этом месте вырос поселок в две сотни домов, где люди жили круглый год. Несколько лет назад здесь наконец было проведено электричество, а в прошлом году жители отметили появление дороги, открывшей миру доступ в этот райский уголок.

Но, несмотря на сногсшибательный прогресс, немногие знали о существовании Секретной бухты, а те, кто знал, хранили эту тайну. В зимние месяцы с юга на праздники приезжало несколько семей, готовых мириться с недостатком удобств ради чистого воздуха, теплого моря и абсолютного спокойствия. В этом сезоне они начали появляться еще на прошлой неделе.

Даже в простом костюме мужчина, стоявший перед Лией, не был похож на отважных отпускников. Те предпочитали посидеть вокруг костра после праздно проведенного дня, пропустить рюмочку-другую, обсуждая тех, кто уехал.

Лия подозревала, что ее визави привык к более изысканному времяпрепровождению. Весь его вид — густые, тщательно подстриженные волнистые черные волосы, золотые часы и даже футляр от солнечных очков, свисавший с левой руки, — излучал ауру богатства.

Лия старалась угадать, что он тут делает и зачем хочет взять напрокат лодку ее братьев. Здесь было только одно вероятное объяснение.

— Вы, наверное, хотите попросить Майка и Пита взять вас на подводную охоту. — Это прозвучало скорее как утверждение, а не как вопрос. Похоже, братья заполучили миллионера, помешанного на морских путешествиях, который надеялся поймать нечто особенное. Но, по правде говоря, в океане за пределами Секретной бухты редко попадалась действительно крупная рыба. Зато там в изобилии водились коралловая форель и красный император.

— Нет, меня не интересует рыбалка, — сказал он.

— А увеселительные морские прогулки мы не устраиваем. У нас только рыбалка.

— Хорошо. Прогулки меня тоже не интересуют, — ответил он и снова пристально оглядел ее с головы до пят.

Мужчины часто обращали внимание на Лию: она была высокой и очень хорошенькой блондинкой с великолепной фигурой. Она не возражала против ухаживаний, если, конечно, кавалер не был ей неприятен. Но братья быстро пресекали любые попытки знакомства.

С тех пор как умерли их родители, Майк и Пит превратились в верных стражей сестры и отличались необыкновенной строгостью, чрезмерной для современных молодых парней. Однако они не видели ничего предосудительного в том, чтобы спать со своими девушками ненамного старше Лии.

Когда местный юноша решался пригласить куда-нибудь их маленькую сестренку, его напутствовали такими ужасными предупреждениями, что отношения Лии со смельчаком усыхали накорню и, уж конечно, не перерастали в нечто большее.

Через неделю ей исполнялось двадцать лет, и она все еще оставалась девственницей.

Лия не переживала из-за отсутствия сексуального опыта, никогда не думала о том, много ли она теряет. Честно говоря, у нее и не возникало желания заходить с мужчиной дальше поцелуев и ласковых рукопожатий.

Но так было до сегодняшнего дня…

— Ну а чего же вы тогда хотите? — спросила она, немного рассерженная и удивленная тем фактом, что в ее душе пробуждаются незнакомые чувства.

— Только осмотреть бухту, — сдержанно ответил он, не отводя от нее глаз. — Я слышал об этом месте, но не представлял, что здесь спрятаны такие… сокровища.

Лия не могла поверить, что увидела в его блестящих голубых глазах неподдельный интерес. Она смотрела на него, забыв о смущении и обо всем на свете, наслаждаясь соблазнительной мыслью, что тоже понравилась этому красивому, учтивому и уверенному в себе мужчине.

—Кстати, меня зовут Джерард, — сказал он, взбираясь на палубу и протягивая ей свою большую загорелую руку. — Джерард Вудворд.

— Лия, — ответила она, обмирая, и вложила свои тонкие и слегка дрожащие пальчики в его большую ладонь. — Лия… мм… — Ее внезапно охватила паника, и она никак не могла вспомнить свою собственную глупую фамилию.

— Лия ММ, — передразнил он ее. — Какое интересное имя.

Она снова покраснела.

— Моя фамилия Уайт, — наконец выпалила она. — Лия Уайт. — Господи, ну почему она выглядит перед ним такой дурой!

— Ах, Лия Уайт, — произнес он, ласково улыбнувшись. — Отличная фамилия и подходит тебе, но Вудворд все-таки звучит лучше.

— Вудворд?

— Это моя фамилия. Уже забыла? Наши дети будут смеяться, когда узнают, что их мать, познакомившись с их отцом, сначала забыла свою собственную фамилию, а потом и его.

— Наши дети? — воскликнула она — Ты ведь хочешь иметь детей, правда? — совершенно серьезно спросил он.

—Я… я…

Он восхищенно и одновременно снисходительно улыбнулся, поднося ее пальчики к своим губам.

— Теперь я вижу, что все важные решения в нашей семье мне придется принимать самому. Но я с этим полностью согласен, — пробормотал он, целуя каждый ее пальчик. — Я всегда считал, что мужчина должен быть главой семьи и королем в своем замке.

Лия отдернула руку.

— Вы сумасшедший?

— Вовсе нет, — ответил он, нисколько не рассердившись. — Могу доказать, что я абсолютно нормальный человек. Но я понимаю, что слишком тороплю тебя. Обещаю сбавить темп, если ты согласишься поужинать сегодня со мной. А… это, должно быть, твои братья. Ты сказала, их зовут Майк и Пит?

Она молча кивнула, наблюдая, как он без усилий сумел добиться расположения ее осторожных старших братьев. Точно так же, как прежде очаровал ее.

Джерард объяснил, что покупает землю и приехал из Брисбена. Его заинтересовал этот район, и он собирается построить здесь маленький, но первоклассный курорт. Все отговорки и сомнения братьев были быстро опровергнуты. Все, что он построит, не испортит окружающую среду и станет украшением этого района. Кроме того, местная община сможет заработать деньги, в которых нуждается. Он это гарантирует!

Поэтому вечером, когда Джерард вежливо попросил разрешения пригласить Лию на ужин, не последовало никаких возражений. Больше того, он даже не услышал ни единого предупреждения.

Но, как оказалось, Джерарду они и не требовались. Он даже пальцем не притронулся к Лии, только поцеловал ее на прощание, пожелав спокойной ночи.

Лежа ночью без сна, она думала о нем.

Так начался их бурный роман, и через три месяца после первого свидания Джерард уже повел Лию к алтарю.

На брачное ложе она взошла девственницей. Это случилось не потому, что она так хотела. Вовсе нет — ведь каждый раз, когда Лия смотрела на Джерарда, в ней пробуждалась чувственность, о существовании которой она и не догадывалась. Джерард сам попросил ее не торопить события.

Тогда его поведение казалось Лии очень милым. Но теперь она понимала, что это была одна из уловок игры в Прекрасного Принца и у Джерарда наверняка была другая женщина для плотских удовольствий, в то время как наивная Лия ждала своего часа. Когда подошло время их свадьбы, она настолько измучилась от постоянного сексуального напряжения, что превратилась в рабыню, готовую исполнить любое его желание.

Джерард был просто дьяволом во плоти, а не Прекрасным Принцем!

Иногда Лия думала, как сложилась бы их жизнь, если б она не вышла прогуляться в сад в ту роковую ночь и никогда бы не подслушала тот ужасный разговор. Мысль о том, что она по-прежнему продолжала бы играть роль миссис Джерард Вудворд, вызвала противоречивые чувства. Возможно, лучше бы Лия ничего не знала, она ведь была счастлива, не так ли?

Но Лия призналась себе, что ее счастье не было полным. Да, Джерард давал ей все, о чем она только могла мечтать, — он ужасно избаловал ее.

Какое-то время все происходящее казалось чудом. Джерард показал ей мир, о существовании которого Лия и не догадывалась, — изысканный и роскошный мир нарядов от известных модельеров, мир званых вечеров и дорогих ресторанов. Первые несколько месяцев она пребывала в постоянном состоянии восторга.

Но скоро эта привилегированная жизнь избалованной женщины начала понемногу надоедать ей. Лии стало скучно каждый день примерять новые платья и посещать парикмахера. Единственным ее занятием стало наряжаться для званых вечеров, куда приглашали их с мужем.

Когда медовый месяц закончился, Лия редко виделась с мужем среди дня, а он работал шесть дней в неделю. По воскресеньям дела обстояли не лучше, Джерард подолгу разговаривал по телефону, не прерывая разговор, даже когда они ехали в машине. Тогда Лия поняла, что мобильный телефон становится для нее врагом номер один.

Однажды за завтраком она осторожно пожаловалась на одиночество и скуку, и Джерард предложил ей заняться благотворительностью, записаться на курсы икебаны или кулинарного искусства. А когда Лия пропустила его слова мимо ушей и намекнула, что хочет завести ребенка, он запретил ей думать об этом до следующего года. Джерард объяснил, что не хотел бы ни с кем делить ее любовь хотя бы некоторое время.

В тот вечер он вернулся домой с охапкой красных роз, и вся ночь была наполнена их любовью. Теперь, оглядываясь назад, Лия поняла, почему ее не покидало чувство неудовлетворенности в той, замужней жизни. Джерард сделал ее существование пустым и неинтересным, предоставив выполнять в своем доме только роли хозяйки и любовницы. Он никогда не обсуждал с ней свой бизнес, она имела лишь самое общее представление о его делах. Лия почти ничего не знала о его прошлом и даже настоящем, кроме того, что он ей рассказывал, а этого ей казалось недостаточно. У нее не было друзей и собственной жизни. Она существовала в качестве жены Джерарда.

Ее недовольство росло день ото дня, и в тот роковой вечер Лия оказалась в саду, чтобы справиться со скукой и как-нибудь скрасить свое одиночество. Джерард пригласил на ужин своего партнера по бизнесу, и после кофе они отправились в кабинет обсудить деловые вопросы, как всегда, оставив Лию одну.

Итак, она решила выйти в сад и посидеть на скамейке, откуда открывался вид на реку Брисбен. Вид воды всегда успокаивал ее. Ночью здесь было особенно красиво, с пика Кенгуру прекрасно смотрелись Сказочный мост и город, сияющий огнями.

Лия вышла из дома через боковую дверь и как раз проходила по тропинке недалеко от кабинета, когда из-за открытой застекленной двери в вечерней тишине до нее донесся голос Джерарда:

— Стивен, ты сделал большую ошибку, женившись на женщине, которую безумно любил. Такая страсть разрушает мужчину, лишает его здравого смысла. К браку следует подходить как к сделке: трезво и с холодным сердцем.

Услышав эти ужасные слова, Лия застыла на месте. Но ее ожидало еще большее потрясение.

— Существует два типа женщин, — продолжал Джерард, — мягкие и жесткие. Дарительницы и захватчицы. Первые хотят любить и быть любимыми. Женщинам второго типа этого мало. Поверь мне, в наше время женщин с добрым сердцем становится все меньше. Надо успеть еще в молодости прибрать их к рукам, пока они не испорчены другими мужчинами и жизнью. Возьмем, к примеру, Лию. Когда мы познакомились, ей было всего девятнадцать лет и до меня она ни с кем серьезно не встречалась. Вообще, городские девушки — не лучший вариант. Увидев Лию, я сразу понял, что она именно то, что мне надо. Лия во всех отношениях великолепный материал для идеальной жены, она невинная, милая, красивая. Это настоящая женщина, которая в любви готова отдать себя всю.

— И она безумно влюблена в тебя, — сухо заметил Стивен.

— Да, по-прежнему, — произнес Джерард с таким пренебрежительным высокомерием, что у Лии захватило дух. — Конечно, мы недавно женаты, — продолжал он. — Но я не собираюсь долго потакать ее капризам. Ты же знаешь, что происходит, когда пренебрегаешь делом. Все разрушается прежде, чем начинаешь это понимать. После свадьбы я пожертвовал целым месяцем и все еще продолжаю вкладывать уйму времени и денег в свою красивую, молодую жену. Я также очень внимателен к ней и в спальне и даю ей все, чего может желать женщина, в обмен на ее любовь и терпение.

— Джерард, неужели ты ее не любишь? — с тревогой спросил Стивен.

— Любовь — это женское чувство, — услышала она холодный, уклончивый ответ. — Я уже говорил: влюбленный мужчина слаб. Любовь делает его глупым и уязвимым, а женщинам не нравятся такие мужья. И в конце концов, разлюбив его, она уходит к другому, более сильному мужчине. Конечно, я не говорю, что им не надо объясняться в любви. Удивительно, каким прочным фундаментом брака служат три простых слова. Не проходит и дня, чтобы я не сказал Лии, как сильно я ее люблю.

— Джерард, это бессердечно…

— Вовсе нет. Это очень помогает, Стивен. Ты никогда не станешь свидетелем нашего развода, запомни мои слова.

Лия, конечно, тоже запомнила его слова.

Как жаль, что у нее не хватило смелости повторить их ему при встрече!

Лия собиралась выяснить с ним отношения той же ночью, сразу после ухода Стивена. Но несчастный коллега все не уходил, и в конце концов она в отчаянии поднялась в спальню и легла в постель.

Но заснуть не могла. Лежа в темноте, она напряженно прислушивалась к шагам Джерарда на лестнице.

— Ты меня ждешь, дорогая? — спросил он, входя в комнату. — Как это мило, — пробормотал он, ласково взглянув на нее, и начал раздеваться.

Лия смотрела на него, и все у нее внутри сжималось от боли и страха, а во рту пересохло от волнения. Она испытывала отвращение к человеку, который так легко обманул ее.

Но откуда девушка могла знать, какой он на самом деле? Джерард всегда был к ней так внимателен, выполнял все ее романтические пожелания, особенно в постели. Она не знала лучшего любовника и более внимательного и деликатного мужчины.

Эти мысли вихрем проносились в ее голове, когда Джерард скользнул к ней в постель. Лия хотела было запротестовать, но он закрыл ей рот нежным поцелуем. Более нежным, чем обычно, а Лия надеялась, что это всего лишь пожелание спокойной ночи. Однако Джерард не собирался останавливаться, хотя Лия и пыталась отвергнуть его.

Когда все закончилось, она лежала ошеломленная, не чувствуя своего тела. Как она могла позволить ему дотронуться до себя? И как смогла сама получить от этого удовольствие?

Лия поняла: чтобы избавиться от ужасного влияния своего мужа, она должна бежать. Если она скажет ему правду о подслушанном разговоре, Джерард найдет способ все объяснить. Убедит ее, что не имел в виду их отношения, что на самом деле любит ее.

Джерард был прирожденным дельцом, умным, способным убедить любого человека в своей правоте. Стоило ему захотеть, и он мог заставить человека поверить, что черное — это белое. Он использовал бы против нее секс, соблазняя и подчиняя своей воле, увлекая сладкими плотскими удовольствиями.

Лия знала, что если она уступит ему, то проиграет. Она многое могла стерпеть, но только не ложь. Любовь Джерарда стала смыслом ее жизни. Святые небеса, это был ее мир! Она все бросила ради него. Своих братьев. Родной дом. Свой любимый океан.

А что получила взамен? Ничего. Только иллюзии. Ловушку.

В понедельник она размышляла, как отделаться от своего брака и мужчины, имевшего над ней такую страшную власть. Он воспользовался этой властью и в следующую ночь, несмотря на то что Лия придумала идеальный повод для отказа — мигрень.

Но жалобы на головную боль не принесли никакого результата, кроме его заботливых попыток предложить ей обезболивающее и сделать ароматический массаж. Это был очень медленный и чувственный массаж, и в конце концов Лия отдалась во власть этих умелых рук, презирая себя за то, что снова стала жертвой эротических чар своего мужа.

Когда все закончилось, она разрыдалась в его объятиях, а он, решив, что жена все еще мучается от боли, так ласково утешал ее, что Лия едва снова не поверила в его любовь.

Какое безрассудство: глупенькая Лия не хотела верить, что по-прежнему любила и желала мужчину, который мог так пренебрежительно говорить о браке. Об их браке.

Но последняя супружеская ночь не принесла Лии новых унижений. Она не смогла бы этого вынести и решила взять инициативу в свои руки, спасая остатки гордости и самоуважения. Будет лучше, если она примет неизбежное с достоинством, а не станет вести себя как его беспомощная жертва.

Она скинула одежду и, улегшись на кровать, первая начала соблазнять его, чем очень изумила Джерарда. Она никогда не делала этого, и, казалось, Джерард остался очень доволен необычным поведением своей жены. Он даже не догадывался, что ее вдохновляло отчаяние.

По иронии судьбы он был необыкновенно нежен в их последнюю ночь, и Лия еще ни разу не испытывала такого блаженства в его объятиях. Она отзывалась на эту нежность гораздо больше, чем на страсть в предыдущие две ночи.

Джерард никогда не узнает, как много потерял, лишившись ее. Лия посвятила бы ему всю жизнь, только бы он любил ее. А он превратил свою жену в ничтожество, и теперь она терзалась мыслью, как могла бы сложиться ее жизнь, окажись их брак настоящим, а не жестоким и циничным обманом.

— Лия, еда и напитки уже готовы?

Лия обернулась, ее длинные светлые волосы развевались на ветру.

— Да, Алан. Все готово, — крикнула она в ответ.

— Молодец. Присмотри за судном, пока я соберу гостей на вечеринку, — сказал он, кивнув в сторону группы людей на берегу.

Лия поднесла ладонь к глазам, вглядываясь в даль. Она знала, что на морскую прогулку отправятся шестеро желающих. Издалека ей показалось, что собрались две дружные пары и двое незнакомцев — женщина и мужчина. Обычно нетрудно догадаться об отношениях между людьми, наблюдая за их поведением.

— Это не займет много времени. — Алан отвязал канат и, спрыгнув в лодку «Зодиак», завел мотор. Через несколько секунд маленькое суденышко уже неслось по волнам к берегу, разбрасывая каскад соленых брызг.

Алан немного напоминал ей ковбоя. Он был владельцем и капитаном «Зефира», старого парусного судна для ловли жемчуга, построенного в 20-е годы. Алан приобрел его несколько лет назад и теперь зарабатывал на жизнь тем, что устраивал туристические круизы вдоль западного побережья Австралии. Алан также приглашал всех желающих на специальные морские прогулки на закате вдоль Кэйбл-Бич во время курортного сезона, который начинался в конце мая и длился до начала сентября.

Шесть недель назад, в Дарвине, Лия случайно узнала, что владельцу «Зефира» требуется молодая и привлекательная помощница по уборке судна, которая к тому же знает толк в парусных лодках и умеет вести хозяйство. Лия откликнулась, и ей сразу же предложили работу. Убедившись, что Алан и не думает делать ее своей любовницей, она без колебаний приняла предложение.

К тому же Алан вел себя с ней как настоящий джентльмен, чего нельзя было сказать о его отношении к другим женщинам. Со времени прибытия «Зефира» в Брум в каюте капитана побывало множество разных дам.

Похоже, Алану нравились женщины гораздо старше Лии, и он без труда очаровывал их. Ему было около 35 лет. Лия не считала его красавцем, но, по-видимому, его длинные светлые волосы, бронзовое от загара тело и мягкий, проникновенный взгляд карих глаз привлекали женщин. Особенно сорокалетних.

Пытаясь разглядеть одинокую женщину на берегу, Лия старалась угадать, подходит ли та Алану по возрасту. Видимо, да, потому что он постарался подплыть к берегу ближе, чем обычно.

Лия покачала головой. Некоторые мужчины становились сущими дьяволами, когда речь заходила о женщинах и сексе. Лия не хотела иметь ничего общего с такими мужчинами. Никогда!

Алан развернул лодку, в которой теперь сидели люди, и на огромной скорости помчался обратно.

Усмехнувшись, Лия подумала, что Алан хочет покрасоваться перед своими пассажирами, и направилась к борту, чтобы помочь прибывшим гостям взобраться на палубу. Несколько секунд спустя маленькая лодка подплыла достаточно близко, и Лия смогла хорошо рассмотреть оживленные и нетерпеливые лица пассажиров.

Когда она взглянула на мужчину, одиноко сидевшего на корме, ее сердце замерло.

— Нет, — простонала она. — Этого не может быть.

Но она не могла не узнать это красивое лицо и проницательные глаза.

Муж настиг ее, и теперь ей негде искать спасения, кроме как в пучине Индийского океана.

Глава ВТОРАЯ

Ее сердце заколотилось с удвоенной силой, кровь бешено шумела в висках, а в голове вихрем проносились гневные мысли.

Как он посмел ее преследовать!

Прошло шесть месяцев, шесть долгих, полных отчаяния месяцев. И теперь, когда она наконец почувствовала себя в безопасности и поняла, что сможет прожить без него, он вновь появляется в ее жизни!

Господи, что же еще она должна сделать, чтобы он навсегда исчез из ее жизни? Она убежала из этой проклятой страны, долго путешествовала по океану, занималась грубой, тяжелой работой в заброшенных далеких портах, пока, наконец, не осмелилась вернуться в Австралию. И даже теперь она осталась здесь только потому, что нашла работу в таком укромном и забытом Богом уголке большой страны. Джерард всегда говорил, что его не интересует ни один штат, кроме Квинсленда.

Но как же он нашел ее? Неужели какой-нибудь турист из Брисбена узнал Лию и сообщил ему?

Нет, решила девушка, не похоже. Жители Брисбена редко проводили отпуск в Бруме.

Джерард нашел ее так, как люди вроде него находят то, что им очень нужно. Он нанял сыщика, и тот выследил ее, как какого-нибудь несчастного преступника, скрывающегося от правосудия. И теперь он приехал сам, чтобы заставить ее вернуться обратно.

Ну уж нет, этому не бывать! Джерарду пришлось бы связать ее и силой тащить обратно в Брисбен, потому что по своей воле она туда не поедет.

Раньше Лия думала, что испугается, увидев Джерарда, ужаснется его огромной власти над нею, но этого не произошло. Она просто страшно разозлилась.

Девушка с яростью взглянула на одинокого мужчину, когда «Зодиак» подплыл к борту парусника. Она не заметила сердитого взгляда Алана, когда канат вывалился у нее из рук и ей не удалось привязать лодку. Лия видела только Джерарда, в полном замешательстве наблюдавшего за ней и словно не понимавшего, почему девушка смотрит на него с такой ненавистью.

Бессердечие этого мужчины еще больше разозлило ее.

В конце концов Алан преодолел свое раздражение, вызванное нерасторопностью Лии, и снова бросил ей канат. Она неохотно принялась за работу, швартуя лодку к борту парусника. Познакомившись с гостями, Лия сдержанно улыбнулась и приступила к организации вечеринки на палубе. Из разговоров она узнала, что первую пару зовут Дэвид и Дон, а вторую — Джеф и Пегги. Всем четверым было около шестидесяти, и, по-видимому, они были друзьями. Гости рассказали Лии, что недавно ушли на пенсию и вот уже несколько недель вместе путешествуют по Австралии.

Одинокую женщину звали Сандра. Как и предполагала Лия, ей оказалось около 40 лет. Это была довольно привлекательная, полная и сильно накрашенная блондинка. Она болтала без умолку.

Жадные взгляды, которые Алан бросал на нее, ясно говорили о том, что женщина ему понравилась.

— Все это так восхитительно! — воскликнула Сандра, картинно вскинув трепещущую руку к горлу и оглядывая все вокруг зачарованным взглядом.

— Осторожно, не оступитесь, — предупредила Лия, посмотрев на ее босоножки на высоком каблуке. — Палуба гладкая, и вы можете поскользнуться.

— Не беспокойтесь, милочка, — самодовольно ответила Сандра. — Я не упаду. В этих туфлях я забралась на вершину пика Айера. Они уже стали частью меня самой.

Лия поверила ей. Путешествуя, она встречала женщин, похожих на Сандру. На первый взгляд они казались мягкими и нежными, но на самом деле были тверды как сталь. Такие «Сандры» выживали в любых условиях, они не были похожи на глупых, мягких, сентиментальных «Лий»…

Лия собрала в кулак все свое недавнее мужество и повернулась к Джерарду. Он поднялся со своего места, его лицо выражало искреннее удивление. Неужели он считал, что обманывает ее этим глупым видом? Она знала, что муж приехал забрать ее назад. Всемогущий Джерард Вудворд не мог смириться с неудачей. Его брак не должен развалиться из-за бегства жены или, что еще хуже, закончиться… разводом!

Подумав об этом, Лия еще больше рассвирепела и, когда Джерард ступил на корму «Зодиака», уже была готова дать ему отпор.

— Только не ты, — произнесла она враждебно, тыча его пальцем в грудь. — Оставайся в лодке, и Алан отвезет тебя обратно на берег!

Алан прямо разинул рот от изумления. Лия знала, что стоявшая у нее за спиной Сандра удивлена не меньше.

— Господи, Лия, — невнятно произнес ее хозяин. — Что на тебя нашло?

— Я скажу тебе, что на меня нашло. Этот человек, — объяснила она, указывая на Джерарда, — только прикидывается туристом. Он — мой бывший муж и приехал не насладиться морской прогулкой, а причинить мне неприятности. Это подлый, бездушный обманщик, и вы не должны верить ни одному его слову!

Алан мрачно и подозрительно взглянул на подлого обманщика.

— Это правда? Вы и есть бывший муж Лии?

— Нет, — последовал холодный ответ. Лия расхохоталась.

— Хорошо, ты ведь во всем любишь точность! Но я думаю, по закону ты все еще мой муж. Алан, для меня наш ужасный брак закончился шесть месяцев назад, и с тех пор я не видела эту пародию на мужа. Так что теперь он для меня самый настоящий бывший супруг.

— Да я вовсе не супруг, — ответила пародия на мужа.

Теперь настала очередь Лии открыть от изумления рот.

— Ах, неужели! — огрызнулась она, придя в себя. — Что это за игра, Джерард? В этой стране ты не можешь получить развод до истечения года, и тебе не помогут деньги и связи. Я все выяснила.

— Я не ваш муж, потому что не Джерард. Но ваша ошибка вполне объяснима. Я его брат-близнец… Гаретт.

Лия на мгновение потеряла дар речи, но сумела взять себя в руки.

— У Джерарда нет брата-близнеца, — заспорила она. — У него вообще нет братьев. Это совершенно точно! Он единственный ребенок в семье.

— Это он вам сказал? — послышался спокойный вопрос. —Да!

— А что еще?

— Что вы имеете в виду под этим «что еще»?

— Я имею в виду… относительно его семьи.

— У Джерарда нет семьи, его родители умерли несколько лет назад.

— Наш отец умер, но мама жива и здорова и живет в Нью-Йорке. Я только вчера разговаривал с ней по телефону.

Лия раскрыла рот от удивления.

— Но ведь ты просила не верить ни одному слову своего мужа, — с безжалостной логикой заметил Алан.

— Да, но… но… — Лия безумными глазами смотрела на стоящего перед ней мужчину, стараясь найти хоть малейшее подтверждение того, что это не Джерард. Он был одет очень просто, в светлосерые шорты и тенниску, и казался точной копией Джерарда.

Он выглядел стройнее и был не таким мускулистым, как Джерард. Гаретт также казался старше, вокруг рта и глаз залегли морщинки, а взгляд в тот момент был каким-то раздражающе спокойным, будто он терпеливо ждал, когда откроется правда о его полной идентичности, которая и погубит его.

— Лия, мне кажется, ты должна извиниться перед этим человеком, — проскрежетал Алан.

Лия посмотрела в глаза незнакомца, похожие на глаза Джерарда. Он вежливо и спокойно выдержал ее взгляд. Несмотря на это, она почувствовала что-то похожее на странное возбуждение.

Джерард мог свести ее с ума одним взглядом. Ни один мужчина, даже его брат-близнец, не мог заставить ее испытать нечто подобное. Это просто невозможно.

— Ни за что, — отрезала она. — Я не извинюсь, потому что абсолютно права. Этот человек — мой муж, Джерард Вудворд, как бы удачно он ни притворялся.

— Господи, Лия! — сердито вскричал Алан. — Зачем же, черт возьми, ему говорить, что он брат твоего мужа, если это не так?

— Не знаю. — Это могло быть его уловкой, чтобы усыпить ее бдительность. Возможно, Джерард планировал похитить ее или придумал какой-нибудь другой ужасный план. От Джерарда можно ждать чего угодно. Теперь Лия хорошо его знала и представляла, на что способен ее муж.

Когда-то он казался ей сильным и решительным мужчиной, но теперь Лия поняла, что это всего лишь жестокость и бессердечность. В его жилах текла холодная кровь, и лживые слова легко слетали с его языка. Она с тоской подумала о том, как часто Джерард говорил ей о своей любви. Каждое утро перед работой, всякий раз, когда занимался с ней любовью.

Занимался любовью? — насмешливо подумала она. Это тоже было ложью, Джерард никогда не занимался с ней любовью. Он соблазнял, использовал, управлял ею, как хотел, это нельзя назвать любовью.

Лия испытала отвращение при этой горькой мысли. Кругом сплошная ложь, и этот мужчина создан из лжи. Даже сумасшедшая новость о брате-близнеце была ложью!

Лия взглянула на него, и в ее глазах блеснула ненависть.

— Я не тот. — Голос незнакомца отличался от голоса Джерарда, и Лия вдруг смутилась. Его взгляд тоже изменился, стал ласковым и грустным, а глаза Джерарда никогда такими не были.

Однако… нелегко вернуть как потерянную однажды веру в мужа, так и собственный здравый смысл.

Лия взяла себя в руки, противясь предательской слабости сдаться и поверить словам незнакомца.

— Неужели ты правда думаешь, что сможешь снова одурачить меня? — яростно бросила она ему в лицо. — Ты Джерард, и никто не сможет убедить меня в обратном. Итак, я повторяю: или ты возвращаешься на берег, или это придется сделать мне. Если потребуется, я доберусь до берега вплавь.

Алан огорченно вздохнул:

— Ради Бога, Лия, у тебя паранойя. Ведь абсолютно ясно, что этот парень не твой муж. Почему ты не веришь ему?

— Все в порядке, — сказал мужчина. — Я хорошо понимаю молодую леди, особенно после того, как она имела несчастье быть женой моего брата. Джерард — не очень хороший человек и иногда может вести себя как подонок. Но я повторяю… Лия, ведь так вас, кажется, зовут? Я не Джерард, у нас нет ничего общего, кроме внешности, но здесь я абсолютно бессилен что-либо изменить. Простите. Мне правда очень жаль, если я расстроил вас.

Лия застыла на месте, широко раскрыв глаза от удивления. Извинение?

Джерард ненавидел извиняться. Он мог объяснить причину своего поступка, иногда придумать оправдание, но никогда не извинялся.

Возможно, человек, стоящий перед ней, не был Джерардом.

Но это всего лишь предположение, а Лия больше не собиралась слепо верить всему, что ей говорили, особенно когда это касалось ее мужа.

Ее взгляд по-прежнему оставался жестким и скептичным.

Мужчина, утверждавший, что он не ее муж, пожал плечами.

— Может быть, вам следует отвезти меня обратно на берег? — сказал он Алану. — Я не хочу испортить прогулку всем остальным.

— Вот еще, — ответил Алан. — Если Лия не хочет, чтобы вы отправились с нами на прогулку, то пусть сама возвращается на берег. Я верю, что вы не ее бывший муж, даже если она так не считает. Ни один мужчина не станет выдумывать такую запутанную историю ради женщины, не желающей иметь с ним ничего общего. Это бессмысленно. А бедная Лия никак не может понять такой простой вещи.

Лия не знала, что и думать. Алан вроде бы прав. Это было бессмысленно. Она и сама не верила, будто Джерард приехал похитить ее. Он никогда не прибегал к насилию и, когда хотел добиться своей цели, изо всех сил старался убедить человека. В крайнем случае выискивал слабые стороны противника, играя на его жадности или любви к власти и деньгам.

Лия не могла понять, как он мог заставить ее вернуться, изображая брата-близнеца. Чего Джерард хотел добиться с помощью этого обмана, который мог открыться в любой момент? Ведь в конце концов она узнает правду.

— Разрешите дать вам один совет?

Услышав женский голос, Лия резко обернулась и покраснела, вспомнив, что остальные пассажиры стояли рядом и, возможно, потешались над всей этой историей. Сандра, казалось, была очень удивлена и широко раскрытыми глазами следила за происходящим.

С Лией заговорила Пегги, жена Джефа. Когда все посмотрели в ее сторону, она продолжила:

— Я училась в школе с двумя братьями-близнецами. Они были похожи друг на друга как две капли воды и часто выдавали себя один за другого. Но однажды на игровой площадке один из них налетел на другого мальчика и выбил передний зуб. Только после этого мы стали их различать. Может быть, у вас, молодой человек, есть что-то, чего нет у вашего брата? Таким образом эта милая молодая леди сумеет убедиться, что вы ее не обманываете. Я могу понять, почему она боится поверить вам, раз ее муж такой плохой человек.

Он, несомненно, был изумлен ее предложением, его плечи напряглись.

Лия заметила, как внезапно на его скулах обозначились желваки, и внутри у нее все похолодело. С Джерардом такое происходило всякий раз, когда он попадал в неприятные ситуации. Так было в то утро за завтраком, когда Лия сказала, что ей скучно, а также однажды на званом обеде, когда член городского управления в Брисбене заявил, что не разрешит строительство, проект которого Джерард представил на совете.

Впоследствии этот член городского управления проиграл на выборах, из-за разразившегося вокруг его частной жизни скандала.

Ее сердце забилось с удвоенной силой. Значит, она оказалась права, это был Джерард.

Теперь все смотрели на него и ждали. В воздухе чувствовалось напряжение.

— Но ведь должно же быть хоть что-нибудь, приятель, — проворчал Алан.

— У меня есть шрам, — ответил тот, и Лия удивилась, потому что на великолепном теле Джерарда не было ни одного изъяна. — Но, откровенно говоря, мне неловко его показывать. Я покажу его вам, Алан, а вы скажете Лии.

Глава ТРЕТЬЯ

— По-моему, это не слишком удачная идея! — откликнулась Лия, и все остальные обернулись, неодобрительно посмотрев на нее.

Но Лия высоко подняла голову, делая вид, будто ей безразлично их мнение.

— Шрамы могут быть ненастоящими. Я хочу сама его увидеть, думаю, что имею на это полное право.

У Алана от удивления округлились глаза, но мужчина, которому Лия не верила, только пожал плечами:

— Ну, если вы настаиваете.

— Хорошо, Лия, — пробормотал Алан. — Если бы это был кто-нибудь другой… — Он покачал головой, глядя на нее. — Хорошо. Отведи его вниз и наконец успокойся. Но только пусть побыстрее закончится эта комедия. А я пока подниму якорь и снаряжу в путь нашу старушку. Но прошу вас не задерживаться, мадам, потому что, когда мы будем в пути, я хочу видеть вас на палубе с напитками.

Лию обескураживала уверенность Алана в том, что незнакомец вовсе не Джерард, а его брат. Неужели она ведет себя как полная дура?

Возможно, так оно и есть, но как она могла слепо доверять словам этого мужчины? Ведь именно из-за своей доверчивости Лии пришлось пережить столько неприятностей. Нет! Она должна сама увидеть этот шрам и решить, настоящий он или нет.

Ее сердце бешено колотилось, когда они вдвоем направились к ступенькам, ведущим в каюту. Лия не оборачивалась, чтобы убедиться, идет ли он за ней, она слышала за спиной его шаги и даже чувствовала его запах.

Когда они спустились вниз, Лия вдруг поняла, что этот мужчина пах так же, как Джерард, его тело источало тот же знакомый приятный аромат. Джерард принимал душ утром и вечером и пользовался дорогим одеколоном. Этот одеколон назывался «Восток встречает Запад» и обладал экзотическим, мускусным запахом.

Лия обожала этот запах, и в ее воображении он всегда ассоциировался с обнаженным Джерардом, забиравшимся по ночам к ней в постель. Это разжигало ее чувства, готовя к предстоящему удовольствию, и ему даже не приходилось ничего говорить или дотрагиваться до нее. Каждая клеточка ее тела напрягалась и, сгорая от возбуждения, молила об облегчении.

Лия не могла спутать этот запах ни с каким другим. Вряд ли неожиданно объявившийся брат— близнец Джерарда пользовался тем же дорогим и необычным одеколоном, что и ее муж.

Это новое открытие окончательно сбило Лию с толку, потому что логические доводы Алана почти рассеяли ее сомнения. Но одеколон был более важной уликой, чем судорога, которую можно объяснить их физическим сходством. Лия знала, что у ее братьев есть похожие привычки, а ведь они даже не были близнецами.

Но это… это невозможно объяснить, так же как и непонятное влечение к незнакомому мужчине. Почему даже сейчас, когда не видела его, она чувствовала легкий озноб, а волоски на ее шее встали дыбом? И дело было не только в его запахе, а в нем самом, в его сексуальной ауре.

Лия ощутила, как ее тело чудесным образом отзывается на присутствие Джерарда, а ведь так было всегда, когда он оказывался рядом. Ее сердце бешено колотилось, она почувствовала жар, соски затвердели.

Но нельзя позволить ему увидеть это непроизвольное возбуждение, нельзя так унизиться перед ним! Сгорая от стыда, она постаралась взять себя в руки и повернулась, чтобы с деланным спокойствием взглянуть на него.

Лия испытала глубокое удовлетворение, совершенно неожиданно открыв в себе способность сохранять самообладание. Джерард не единственный человек, который умеет притворяться, решила она.

Однако она должна радоваться, что одежда его была по моде мешковатой. Будь он в чем-нибудь облегающем, катастрофы не избежать.

— Ну? — холодно произнесла она. — Давайте посмотрим шрам. Или теперь, Джерард, ты заявишь, что его не существует?

Какое-то мгновение он, нахмурившись, разглядывал ее, а затем дотронулся до резинки своих шорт. Когда он расстегнул молнию на ширинке, Лия разинула рот от удивления.

Кто кого здесь запугивает?

— Только не говорите потом, что я вас не предупреждал, — сказал он.

Лия почувствовала, как к горлу подкатил комок, когда он приспустил до лодыжек свои шорты, приподнял край тенниски и оттянул узкую резинку белых трусов.

Лия вскрикнула от ужаса. Но это было не то, чего она боялась, Гаретт вовсе не собирался демонстрировать ей свои генеталии. Он показал огромный, безобразный шрам, каких она никогда не видела раньше. Уродливый зигзаг пересекал его тело от правого бедра до нижней части живота, ярко выделяясь на его загорелой коже.

Он выглядел настоящим и далеко не новым. Свежие шрамы были красными или пурпурными, но не белыми.

Кожа Гаретта потемнела от загара, а Джерард не любил попусту терять время и лежать на солнце, чтобы добиться ровного и красивого загара по всему телу.

— Дотронься до него, — резко приказал он. — Думаю, ты поймешь, что он настоящий.

Лия в ужасе отпрянула в сторону.

— Давай же, — настаивал он. — Я хочу, чтобы ты окончательно убедилась.

Проглотив комок в горле, Лия протянула дрожащую руку, чтобы дотронуться до шрама. Она колебалась, но не потому, что внезапно изменила свое мнение, а от страха прикоснуться к его телу.

Неожиданно ее внимание сосредоточилось только на его теле и на той его части, которая с трудом скрывалась за трусами. Ведь природа наверняка наградила его так же щедро, как и Джерарда. А почему бы и нет, ведь они же братья-близнецы.

Лия снова взглянула на шрам и осторожно коснулась его дрожащей рукой. Гаретт вздрогнул, и Лия резко отдернула руку, посмотрев ему в глаза.

— К-как это произошло? — спросила она, сама испугавшись своего прерывающегося голоса и бешеного биения сердца.

— Несколько лет назад я попал в автомобильную катастрофу, — резко ответил Гаретт. Он отвернулся и надел шорты. — Грузовик врезался в мою машину на перекрестке.

Лия боролась с нахлынувшими на нее чувствами. Несомненно, мужчина, стоявший перед ней, не был Джерардом, но он ее возбуждал. Это подтверждало, что ее отношение к мужу оказалось не столь серьезным, раз один брат мог с легкостью занять в ее сердце место другого.

Лия в смятении покачала головой, все это казалось ей абсолютно неправильным. Она по-прежнему любила Джерарда и не сомневалась в своей любви.

— Ты все еще не веришь мне?

Лия взглянула на него и нахмурилась, понимая, почему он сводил ее с ума. У него были те же гены, что и у Джерарда. Она смотрела на Гаретта, и в ее воображении возникал образ мужа. Это подсознательное влечение ничего не значило и должно было исчезнуть через несколько секунд.

— Нет, я верю тебе, только это нелегко, вот и все. Я ведь и не предполагала, что у Джерарда есть брат, не говоря уже о близнеце. Я до сих пор не могу прийти в себя. Ты даже не представляешь, как вы с ним похожи.

— О, да, я представляю, — печально ответил он, поправляя тенниску. — Но внешность бывает обманчива, Лия. Не суди обо мне так поверхностно.

— Я… я постараюсь, — сказала она, не в силах отвести от него жадного взгляда. Он казался не таким плотным, как Джерард, и выглядел необыкновенно привлекательно.

— Хорошо, потому что мне хотелось как-нибудь побеседовать с тобой в ближайшее время. Признаюсь, я более чем заинтригован твоими отношениями с моим братом. Ну а теперь, я думаю, тебе стоит заняться своей работой, пока твой босс не потерял терпение.

Внезапно вышеупомянутый босс появился перед ними собственной персоной, просунув голову в дверь каюты, его длинные светлые волосы рассыпались по обнаженным плечам.

— Ну что, все выяснили?

— Абсолютно все, — ответил Гаретт за них обоих, с решительностью, присущей Джерарду в общении с другими людьми.

Лия беззвучно застонала. Она догадывалась, что найдет еще много тревожных совпадений в поведении братьев. Гаретт интересовал ее не больше, чем она его, но при мысли о том, чтобы провести немного больше времени в его обществе, у Лии кружилась голова.

— Тогда поторопись и неси закуски и напитки, Лия, — посоветовал Алан. — Возможно, Гаретт поможет тебе.

— Запросто, — согласился тот, не дав Лии открыть рот. — Если только моя неожиданно обретенная невестка не будет возражать, — добавил он, и его улыбка полностью обезоружила Лию. Улыбаясь, он был так же дьявольски красив и обаятелен, как и Джерард.

— Она не будет возражать, так лучше для нее, проворчал Алан, исчезая столь же внезапно, как и появился.

— Ты ведь не возражаешь, правда? — спросил Гаретт, стараясь встретиться с ней взглядом.

— Нет, ничуть. Только… —Что?

А то, что я не могу смотреть на тебя, меня так и тянет дотронуться до твоего тела, пришла вдруг ей в голову ужасная тайная мысль.

Лия изо всех сил старалась совладать со своим ужасом и казаться спокойной.

Во всем виновата природа, решила она в отчаянии. Этот мужчина поразительно похож на Джерарда, он так же говорит и даже пахнет как ее муж. Ее тело, истосковавшееся по любви, жаждало ее от этого мужчины, так похожего на любимого человека, и Лия подумала, что в этом было нечто совершенно естественное, но в то же время извращенное и неправильное.

Но, Господи, как же тяжело с этим справиться.

— Я… я расстраиваюсь, когда смотрю на тебя, — сказала она правду.

Его голубые глаза затуманились.

— Ты так ненавидишь Джерарда?

— Да, — ответила она. Это тоже было правдой, потому что она любила и ненавидела его.

— Понимаю, — задумчиво сказал Гаретт. — Мне очень жаль, я не хотел тебя расстраивать. Но, боюсь, тебе все-таки придется иногда встречаться со мной, если только я не упаду за борт. Пойдем-ка лучше к гостям. Я буду стоять у тебя за спиной, и ты меня не увидишь.

Лия, кисло улыбнувшись, покачала головой.

— Я вижу, вы с братом похожи не только внешне. У вас обоих есть особенный дар заговаривать людей. При необходимости Джерард мог бы заговорить палача на виселице.

Гаретт тоже кисло усмехнулся в ответ.

— В Австралии уже не вешают людей, но, думаю, ты не возражала бы, если бы Джерард отправился на тот свет именно таким путем.

— Это слишком легкая смерть для него, — горько произнесла Лия. — Хватит говорить о Джерарде, у нас много работы. Иди сюда, пожалуйста. — Она направилась к двум узким деревянным ступенькам, ведущим в камбуз. — Осторожно, не ударься головой! — бросила она через плечо как раз в тот момент, когда Гаретт налетел лбом на низкую балку.

Увидев, как ему больно, Лия почувствовала жалость и сострадание и, не раздумывая, бросилась к Гаретту, чтобы предложить помощь и утешение, ее нежные руки ласково дотронулись до его широкой груди.

— Все нормально? — спросила она дрожащим голосом, взглянув на него.

— Думаю, что жить буду. — Он перестал тереть вздувшуюся на лбу шишку и посмотрел на ее руки, а потом заглянул глубоко в глаза.

Ей следовало сразу же отступить назад, но Лия поняла это только потом. Она стояла, не в силах сдвинуться с места, прижав ладони к его твердой теплой груди, растворяясь в бездонной глубине его глаз.

Сколько времени они так простояли, глядя друг на друга? Лия не знала. Казалось, прошла целая вечность, а возможно, лишь пара минут, прежде чем он осторожно убрал ее руки со своей груди.

— Мне бы сейчас лед не помешал, — сказал он. Его желание избавиться от ее прикосновений и сухой будничный тон моментально вернули Лию с небес на землю.

— Да, да, конечно, — пробормотала она. От смущения Лия сделалась неловкой и, резко отвернувшись от Гаретта, наткнулась на стоявшую рядом скамейку, с грохотом уронив поднос с чистыми стаканами, специально приготовленными для напитков. Она тихо выругалась и, ухватившись за край подноса, постаралась поставить стаканы и усмирить бешеное биение сердца.

— Забудь про лед, — резко сказал Гаретт, стоявший у нее за спиной. — Со мной все в порядке, честное слово. Знаешь, думаю, мне лучше подняться на палубу к остальным и позволить тебе спокойно заниматься своей работой. Мое присутствие только расстраивает тебя. Скажу Алану, что от меня мало толку и я только путаюсь под ногами.

Она обернулась, чтобы возразить, но Гаретт уже направился к выходу, пригнул голову, поднявшись на вторую ступеньку, и скрылся из вида.

Лия испытала огромное облегчение после его ухода, избавившись наконец от смущения и страха. Этот мужчина действительно расстраивал ее, хотя не по той причине, как ему казалось. Гаретт никогда не смог бы понять, что творилось в ее душе, когда она смотрела на него, не говоря уже о прикосновениях к его телу. Когда ее руки прижались к сильной мужской груди и Лия почувствовала биение его сердца, ею вдруг овладела глубокая тоска, непреодолимое желание склонить голову ему на грудь.

Как спокойно и надежно она чувствовала себя в объятиях мужа! Лии казалось, что он любит ее. Она бы все отдала, чтобы вновь испытать это чувство, многим пожертвовала бы за один сумасшедший, ослепительный миг счастья с Гареттом. Тогда она просто могла бы закрыть глаза и представить, что рядом с нею Джерард.

Но это было не так-то просто.

Или она ошибалась?

Но Гаретт ни разу не намекнул ей, что желает этого не меньше, и, наоборот, казалось, что ему не по душе эта идея.

Гаретт ни взглядом, ни поступком не дал понять Лии, что она нравится ему. Если ее бессовестно влекло к брату-близнецу собственного мужа, это не означало, что он испытывает ответные чувства, хотя Лия где-то читала, что близнецов обычно привлекают женщины одного типа. В той книге рассказывалось о близнецах, которых разлучили еще в младенчестве и которые, встретившись через много лет, обнаружили, что выбрали похожие профессии, хобби и жен.

Однако это не имело отношения к Гаретту. Лия чувствовала, когда действительно нравилась мужчине. Она читала это в его глазах, замечала в его поведении. За последние шесть месяцев она приобрела немалый опыт, тонко чувствуя намеки мужчин и отвергая ненужные ухаживания.

Замужество сильно изменило Лию, наделив способностью вызывать в мужчинах желание. Если раньше у нее был какой-то один случайный обожатель, то теперь они толпами ходили за ней. Лия не знала, почему это происходит, понимая, что ее внешность нисколько не изменилась. И, конечно, она не делала никаких попыток завлекать мужчин своей красотой. Днем Лия никогда не пользовалась косметикой, носила прямые волосы до плеч, а из одежды отдавала предпочтение джинсам, шортам и свободным майкам. Но, несмотря на это, она по-прежнему ловила на себе влюбленные взгляды мужчин и терпела их бесконечные ухаживания.

Но, похоже, деверь не представлял для нее никакой опасности.

Подумав об этом, Лия испытала огромное облегчение. Постепенно приходя в себя после неожиданно охватившего ее бешеного влечения к Гаретту, она с ужасом представила, что могло бы произойти, ответь он ей взаимностью. Лия попала бы в ужасную ситуацию, изо всех сил сопротивляясь этому предосудительному чувству.

Ее ведь влекло вовсе не к Гаретту? Причина в Джерарде. В ее воспоминаниях. В той ужасной власти, которая оказалась гораздо могущественнее, чем Лия могла предполагать. Сила его влияния распространилась через всю страну и настигла ее в образе другого мужчины.

Да, она должна благодарить небо, что не понравилась Гаретту, потому что только одному Богу известно, что могло случиться, будь это так!

Глава ЧЕТВЕРТАЯ

В этот раз Алан потратил на каждого человека на несколько долларов больше, чем бывало раньше, но зато смог предложить гостям шампанское, апельсиновый сок и другие напитки. Он знал, что владельцы других яхт просили туристов брать напитки с собой, но считал это не слишком удачной идеей.

Глубоко вздохнув, Лия взяла поднос с напитками и осторожно поднялась на палубу. Она машинально прошла на корму, где обычно собирались гости, возможно, из-за того, что там было просторней, но в основном из-за Алана, стоявшего за штурвалом. Он отвечал на вопросы гостей и развлекал их рассказами о ловцах жемчуга.

— Да, — как раз говорил он, когда Лия подошла поближе, — тысячи молодых японских ныряльщиков умерли от кессонной болезни, но это не остановило других любителей быстрого заработка. А вот и Лия. Готов поспорить, что в те далекие времена команда «Зефира» была бы рада иметь на борту такую хорошенькую служанку. Вы так не считаете, Гаретт?

Гаретт сидел немного в стороне и пристально смотрел на линию горизонта. Услышав вопрос Алана, он оглянулся.

— Конечно. Вам очень повезло, Алан, что у вас такая красивая помощница, — прямо посмотрев в глаза Лии, сказал он и махнул рукой в ту сторону, где солнце тонуло в океане, рассеивая по воде золотое сияние.

Гаретт застал ее врасплох, и Лия смутилась, подумав вдруг, что могла ошибиться в его чувствах. Но она не увидела в глазах Гаретта ни тени желания. Это было что-то другое. Но что? Возможно, забота или любопытство? Но это точно не любовь. Как он мог влюбиться в нее, когда они только познакомились?

Лия постаралась взять себя в руки и не покраснеть, радуясь, что легкий морской бриз освежил разгоряченное лицо, позволив ей скрыть смущение.

— В Австралии вы нигде больше не увидите таких закатов, — говорил Алан. — Дарвин старается перехватить у нас славу, но, я думаю, наши закаты ни с чем нельзя сравнивать. Здесь не бывает двух похожих закатов, каждый вечер облака меняют цвет. Я никогда не устаю любоваться ими.

Лия наконец избавилась от странного оцепенения, вызванного гипнотическим взглядом Гаретта, и предложила напитки всем присутствующим. Когда она снова подошла к нему, то была абсолютно уверена, что наваждение прошло, но, услышав его голос, поняла, что это не так.

— Когда мы сможем увидеться наедине? — спросил он, встречаясь с ней взглядом. Черт возьми, как бы ей хотелось, чтобы его глаза не напоминали Джерарда. Но она не могла не признать, что взгляд Гаретта был намного мягче.

— Ну, я… я точно не знаю…

— Вечером, после прогулки? — предложил он, когда Лия замялась.

Чувство неясной и близкой угрозы и таинственность этой встречи вселили в нее тревогу.

— Нет, нет, сегодня вечером я не могу, — быстро ответила она, хотя это была неправда.

— Почему нет? — спросил он, беря стакан с безалкогольным напитком.

Джерард выбрал бы шампанское, машинально подумала Лия. Он любил шампанское, как любил все дорогое. Он вообще был человек крайностей — много работал, много пил, много играл. Никогда не упрощал выбор. Ничего не упрощал.

Лия признала, что Гаретт был абсолютно другим человеком. Более уравновешенным. Почти непьющим. И это чрезвычайно импонировало Лии.

Она впервые подумала о том, что бы сделал Джерард, узнав о ее знакомстве с забытым братом— близнецом. От одной этой мысли у нее внутри все похолодело. Джерард всегда считал Лию своей собственностью и порой бывал очень ревнив. Он терпеть не мог, когда другие мужчины восхищались его женой или слишком долго разглядывали ее. Лия чувствовала, что ему не понравились бы ее отношения с Гареттом.

— Сегодня вечером я занята, — оживленно сказала она. — Как насчет ланча завтра днем? Мы могли бы встретиться где-нибудь в Бруме. — Свидание во время ланча показалось ей более разумным решением, и Лия сразу же ухватилась за эту мысль.

Она боялась встречаться с Гареттом вечером, это время больше подходило для любовников.

— Очень хорошо. Тогда назови время и место.

— Где ты остановился?

— В отеле «Бухта Роубак».

Этот отель располагался недалеко от ее дома, и она вполне сможет добраться туда пешком.

— Я знаю, где это, — сказала Лия. — Встретимся в холле в полдень. А потом мы сможем пешком прогуляться в центр города.

— Я взял напрокат машину.

— Тогда никаких проблем. Вот только принесу закуски, а то Алан уволит меня.

— Сомневаюсь, — донесся до нее приглушенный голос Гаретта.

Лия нахмурилась, услышав это сухое замечание, и поспешила в камбуз. Неужели Гаретт думает, что они с Аланом любовники? Но это случается не в первый раз, подумала она. Некоторые люди уже осмеливались предполагать, что она спит с Аланом, особенно когда после очередной морской прогулки Лия не возвращалась ночевать в свою комнату в городе, а на всю ночь оставалась на борту парусника.

Но эти люди не знали, что в такие вечера Алан обычно встречался с какой-нибудь богатой вдовой, которую не привлекала идея провести ночь в крошечной каюте Алана. Такие женщины неизменно приглашали Алана в свои собственные роскошные гостиничные апартаменты, располагавшиеся обычно на ближайшем курорте Кэйбл-Бич. В этих случаях Алан разрешал Лии оставаться на борту и следить за парусником, что она и делала с большим удовольствием. Ей очень нравилось лежать на палубе в лунном свете, потягивая оставшееся шампанское и любуясь звездами, мерцавшими на черном бархате ясного ночного неба.

Когда трое девушек, с которыми Лия жила в Бруме, отпускали ехидные замечания насчет нее и Алана, та не трудилась возражать им. Она даже хотела создать видимость того, что у нее есть друг, и в какой-то мере это защищало ее от вечно рыскавших поблизости мужчин. Ее приятельницы весело проводили время, работая в Бруме в туристический сезон, и каждые выходные их старый дом содрогался от буйных вечеринок.

На какой-то момент Лию встревожила мысль, что Гаретт вообразил, будто Алан ее любовник. Но она тут же подумала, что это даже к лучшему. Лия не собиралась осложнять свои отношения с братом-близнецом Джерарда. Ее жизнь и так сплошная неразбериха. Лия встретится с Гареттом всего один раз, ответит на его вопросы, сама спросит кое о чем — и их пути разойдутся!

Глубоко вздохнув, Лия вытащила из холодильника тарелки с едой и разложила на скамейке, чтобы снять пластиковые упаковки. Она взяла первую тарелку и взвесила ее на ладони. Та была широкая и круглая, наполненная крекерами с различными морскими деликатесами. Затем Лия взяла другую, предназначавшуюся для людей с менее изысканным вкусом. Там лежали палочки из моркови и сельдерея, сыр и салями.

Когда она вернулась на палубу, солнце почти село и его золотистое сияние приобрело восхитительный темно-оранжевый оттенок. Этот цвет постепенно темнел, доходя до кроваво-красного над самым горизонтом. Алан был прав — закаты над Кэйбл-Бич не могут наскучить никому.

Две неразлучные пары перебрались на западный борт парусника, чтобы лучше видеть великолепные краски заката, отметила про себя Лия. Сандра, однако, не отходила от Алана, болтая без умолку. Ведь закаты не интересуют женщин вроде нее.

Гаретт стоял на носу, прислонившись к поручням, — одинокий и загадочный. Откуда он? Чем зарабатывает себе на жизнь? Почему приехал в этот дальний уголок Австралии? Лия ломала голову над этими вопросами.

Все-таки человеческая судьба абсолютно непредсказуема, раз она привела брата-близнеца Джерарда в этот укромный уголок, где скрывалась его бывшая невестка.

Но Лию мучили сомнения насчет такого странного стечения обстоятельств. Она в конце концов поверила, что этот мужчина не Джерард, но все происходящее очень тревожило ее, и в первую очередь злосчастное сходство Гаретта с ее мужем.

Лия угостила всех собравшихся на корме и неохотно направилась в сторону Гаретта.

Казалось, тот не заметил ее приближения. Он уже не любовался закатом, а склонился над поручнями, всматриваясь в то место, где форштевень рассекал волны. Дул свежий ветер, и старый парусник легко скользил по волнам. Сегодня им повезло, потому что в прошлый вечер море было слишком спокойно и Алану пришлось завести мотор.

Лия, нахмурившись, жадно разглядывала Гаретта. Ее взгляд уперся в его спину и упругие ягодицы. Она видела их обнаженными и до сих пор чувствовала каждое свое прикосновение.

Лия изо всех сил вцепилась в тарелки, вспомнив, как она таяла от удовольствия, лаская Джерарда.

— Хочешь перекусить, Гаретт? — попыталась произнести она, не в силах разомкнуть внезапно пересохшие губы.

— Дельфины, — произнес он в ответ, продолжая смотреть вниз, любуясь несколькими прекрасными животными, грациозно скользившими по волнам.

Лию покорило его неподдельное и почти детское удовольствие от этого зрелища. Наблюдение за дельфинами было одним из тех занятий, которые Джерард презирал, как пустую трату времени.

— Они часто плывут за судном, — сказала она. — Особенно, когда мы набираем скорость. Я думаю, у них это что-то вроде игры — держаться рядом и даже резвиться у самого парусника.

— Это немного похоже на гонки поезда и автомобиля, — заметил Гаретт и поднял глаза, его лицо раскраснелось от возбуждения. А может быть, его оливковую кожу осветил отблеск заката. Как бы там ни было, он выглядел очень привлекательно.

Лия отвела взгляд, испугавшись нахлынувших чувств. Как она могла так сильно желать его? Ведь она предает любовь к его брату.

Взяв себя в руки, она снова взглянула ему в лицо, на губах появилась натянутая улыбка.

— Ты предпочитаешь морепродукты или сыр с ветчиной? — спросила она, протягивая ему оба подноса для выбора.

— А ты разве не знаешь? — улыбнулся он в ответ. Лия молча уставилась на него.

— У нас с братом похожие вкусы, — объяснил он, выбирая крекер с крабовой начинкой. — Это касается и всего остального, — добавил он, отправляя крекер в рот.

Лия долго смотрела на него, но вдруг поняла, что Гаретт и не думает переходить к решительным действиям, а просто констатирует факт. Если он и имеет в виду, что их привлекают одинаковые женщины, особенно она, то это невозможно прочесть по его лицу. Ни единого намека на страсть.

Лия, однако, не испытала облегчения. У нее, похоже, хватит желания на обоих братьев. Как сильно забилось сердце, когда ей показалось, что она понравилась Гаретту! Без сомнения, ей несдобровать, если Гаретт все же пойдет на приступ. Разве она сможет дать отпор? Лия никогда не могла устоять перед чарами Джерарда, а Гаретт был его зеркальным отражением.

Она замерла, почувствовав вдруг сильное головокружение.

— Что-то не так, Лия? — ласково спросил Гаретт.

— Нет-нет, все в порядке, — ответила она, натянуто улыбнувшись. — Я просто задумалась. Но мне лучше вернуться к остальным. Возьми еще один.

Гаретт послушно взял крекер, и Лия поспешила обратно к Алану и компании.

Парусник развернулся и возвращался к тому месту, откуда началось их путешествие, когда Гаретт присоединился к остальным. Алан продолжал рассказывать страшные истории о былых временах, и на этот раз вспоминал тайфун, разоривший весь жемчужный флот и почти уничтоживший Брум. Лия как раз вышла из каюты со свежими напитками и, остановившись неподалеку, качала головой, слушая его байки.

— Но не беспокойтесь, друзья, — закончил Алан. — Хотя в Бруме еще бывают ураганы, но в это время года здесь ничто не нарушает спокойствия. Кроме этой мадам, — поддразнил он Лию. — Она ведь устроила настоящую бурю, Гаретт, пытаясь выставить вас отсюда. Ваш брат, должно быть, действительно отвратительный тип, если Лия не переносит одного его имени. Она ведь такая милашка, правда, дорогая? — спросил он и обнял Лию за талию.

Лия постаралась скрыть изумление и не пролить оставшиеся напитки, прекрасно понимая, что происходит. Сандра оказалась не по душе даже Алану, и он хотел отделаться от нее. Он уже не в первый раз хитро использовал Лию, чтобы избавиться от надоевшей женщины. Презрительная усмешка, искривившая ярко-красные губы Сандры, давала понять, что Алан достиг своей цели.

Лия взглянула на Гаретта, пытаясь выяснить, что он думает обо всем этом.

Его лицо оставалось абсолютно непроницаемым, но одной рукой он крепко вцепился в переборку, так, что побелели костяшки пальцев.

— Думаю, мне следует вас предупредить, — сухо заметил Гаретт, — что мой брат не слишком хорошо относится к мужчинам, осмелившимся дотронуться до его жены.

Алан расхохотался.

— Неужели? Ну, тогда хорошо, что его здесь нет, правда? — сказал он, еще крепче прижимая к себе Лию и наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку.

Лия решила, что этого уже достаточно, и вырвалась из объятий Алана, бросив на него укоризненный взгляд.

— Алан, я не шутила, рассказывая о муже. Он очень богатый, влиятельный и безжалостный человек.

— Но здесь он до тебя не доберется, — усмехнулся Алан.

— Я не очень в этом уверена, — пробормотала Лия, неохотно возвращаясь к разговору о Джерар— де. Она знала, что у денег есть всего несколько непреодолимых границ и множество средств для достижения цели.

— Конечно, его не надо недооценивать, — предупредил Гаретт, глядя на Лию, а не на Алана.

Лия вздернула подбородок:

— Поверь, мне это известно. Как по-твоему, почему я здесь скрываюсь?

Гаретт нахмурился.

— Ты хочешь сказать, что боишься его?

— Злить его не стоит.

— Джерард может вести себя как угодно, но он неспособен на насилие. Никогда!

В душе Лия была согласна с ним, но ее раздражала горячность, с которой Гаретт защищает своего брата.

— Не слишком ли уверенное заявление? Сколько лет прошло с тех пор, когда вы в последний раз встречались или разговаривали с ним?

— Мы расстались, когда нам было по двадцать три. Но все эти годы я наблюдал за ростом его карьеры. Судя по всему, у него жесткие методы борьбы с конкурентами, но он ограничивается убеждениями и никогда не прибегает к физической силе. И мне известно, что за эти годы он много денег пожертвовал на благотворительность.

— Ха! — усмехнулась Лия. — Не верь всему, что пишут в газетах. Джерард ловко манипулирует средствами массовой информации и всем остальным, — горько добавила она. — Но я уверена, что никто из собравшихся не хочет испортить себе вечер разговорами о моем хитром муже, использующем других людей в своих целях. Кто-нибудь хочет еще выпить?

Некоторое время Лия обслуживала гостей, а потом, извинившись, спустилась вниз. Там она начала мыть посуду, непрестанно вздыхая и стараясь разогнуть уставшую спину.

Но она испытала огромное облегчение, скрывшись от проницательных глаз Гаретта. Он действительно не представлял, что за человек его брат. Лия сомневалась, что Гаретт догадывается об огромном влиянии Джерарда, и он никогда не сможет понять, почему она так его боится.

Лия не осмеливалась признаться Гаретту, что сексуальная власть Джерарда над ней так велика, что он мог полностью подчинить ее своей воле, и даже его брат-близнец мог бы использовать эту власть, если бы только захотел.

Лия содрогнулась при одной этой мысли.

— Алан сказал, что ты покажешь мне, где ванная.

Лия обернулась и увидела Гаретта, стоявшего у нее за спиной. Сколько времени он здесь простоял? Может быть, он наблюдал за ней, слушая ее вздохи и жалобы?

Присутствие Гаретта в тесном камбузе едва не лишило Лию самообладания. От него исходил тот мучительно знакомый аромат, который сводил ее с ума. Лия боялась взглянуть в его красивое лицо и увидеть Джерарда.

— Ванная внизу, — резко ответила она, указывая на узкие ступеньки в дальнем углу. — Вторая дверь налево. Только не перепутай, за первой дверью — каюта Алана. Будь осторожен, не споткнись.

— Хорошо.

Лия наблюдала, как он осторожно спускается, пригнув голову. Подумывала, не сбежать ли до его возвращения, но решила, что это будет выглядеть глупо, и вернулась к мытью посуды. Она почти закончила свою работу, когда Гаретт снова появился на камбузе. Он выглядел очень бледным и осунувшимся. Лия привыкла к жизни на парусниках и совсем забыла, что кто-то может страдать от морской болезни. А ведь сначала ей показалось, будто Гаретт просто хотел воспользоваться туалетом.

— Господи, ты так плохо выглядишь, — заметила она, почувствовав жалость при виде его несчастного лица. — Но не беспокойся, мы причалим к берегу через несколько минут.

Гаретт во все глаза смотрел на нее и как будто не понимал, о чем она говорит, но потом постепенно собрался с мыслями.

— Со мной все в порядке, — резко ответил он, но Лия не поверила ему. — Послушай, если ты не хочешь встречаться со мной завтра, то так и скажи.

Лия остолбенела от его резкого тона, но потом подумала, что он просто неважно себя чувствует.

— Я не то что не хочу, Гаретт, — промямлила Лия, — просто…

— Что, черт возьми? — огрызнулся он. — Ты хочешь продолжать прятаться до конца жизни, ведь так? А может быть, ты уже начала на этой лодке новую жизнь вместе с Аланом и даже не хочешь думать о муже, который, возможно, сходит с ума от беспокойства?

— Единственное, о чем беспокоится Джерард, — огрызнулась она, — так это о своей драгоценной персоне! И почему ты все время защищаешь его? Вы с ним не виделись десять лет. Нельзя без достаточно веской причины вычеркнуть из жизни родного брата. Что он тебе сделал, Гаретт? Сплутовал с наследством? Обвинил в чем-нибудь? Переспал с твоей девушкой?

Гаретт смотрел на нее в упор несколько напряженных минут, а затем его плечи устало опустились.

— Я даже не мог себе этого представить, — сказал он устало.

—Что?

Гаретт поднял глаза, и Лия увидела в них грусть.

— Что Джерард обидит кого-нибудь так сильно, как он, вероятно, обидел тебя. Лия, мне очень жаль. Веришь ты мне или нет, но когда-то он был очень хорошим парнем. Я им гордился. Мы расстались после смерти отца. Понимаешь, он обвинил во всем маму, и все это очень сильно изменило его жизнь.

— Пожалуйста, не защищай его, — простонала она. — Джерарду нет оправданий, и я не хочу слушать доводы в его защиту. Ты и представить себе не можешь, что он сделал: обманом женился на мне, притворившись влюбленным, а я поверила в его чувства. Он наслаждался моей любовью, ничего не предлагая взамен. Ничего, кроме лжи. Я значила для него не больше, чем новый участок земли, который он собирался обустроить согласно своим требованиям. Он не видел во мне живого человека, я оставалась его собственностью… его проектом!

Гаретт кивнул:

— Ты права, для такого поведения не может быть оправдания. Но ты не думаешь, что следовало остаться и объяснить ему, что он не прав, а потом попросить развод?

— Я не могла остаться, — резко ответила Лия. — Ты не понимаешь, я не могла там остаться… — Она обхватила себя руками, стараясь сдержать дрожь, ее взгляд уперся в пол.

Он ласковым, но твердым мужским движением медленно приподнял ее подбородок, и их глаза встретились.

— Ты права, — сказал он, и в его голосе прозвучало замешательство. — Я не понимаю. Если ты не боишься, что он причинит тебе физическую боль, тогда зачем убегать? Почему бы не встретиться с ним лицом к лицу и не разобраться со всеми его недостатками? Это кажется мне более логичным решением.

Логика! Но в ее влечении к Джерарду не было и тени логики. С того момента, как он вихрем ворвался в ее жизнь, Лия находилась во власти его чар.

Она не могла признаться Гаретту, что боится себя самой, той слабой женщины, которая лежала в объятиях своего мужа, растворяясь в безумном экстазе даже после того, как узнала ужасную правду о нем. Лию терзал страх, потому что сейчас она возбуждалась от одного прикосновения его брата-близнеца. Это просто невыносимо! Он дотронулся до нее кончиком пальца, а она уже желала, чтобы Гаретт обнимал ее, целовал, ласкал, чтобы они унеслись вдвоем в тот волшебный уголок, куда ее мог унести только Джерард.

Или все это ей лишь казалось. Как это ни противоестественно, но похоже, что Гаретт тоже знает тайну этого волшебства, раз ее тело не чувствует разницы между двумя этими мужчинами. Джерард… Гаретт… Они абсолютно слились в ее сексуальных фантазиях.

Лия застонала от облегчения, когда Гаретт убрал руку.

— Почему же ты прячешься, Лия? — потребовал он ответа, не на шутку озадаченный. — Это, должно быть, связано с Джерардом. Скажи мне.

— Я не могу, — ответила она, крепко обхватив себя руками, словно стараясь не развалиться на две половинки.

— Почему нет?

— Ты не поймешь, ведь ты не знаешь его, как я.

— Да, — признал он, — это правда. Но я знаю его лучше, чем ты думаешь. Он моя половина.

— Он злой, — прошептала Лия, закрывая глаза от нахлынувших воспоминаний. Она почти ощущала, как он жадным поцелуем впивается в ее губ ы, его руки ласкают ее грудь и их тела воспламеняются от страсти.

Лия задрожала.

Она открыла глаза, когда Гаретт попытался разжать ее руки, которыми она крепко обхватила себя.

— Нет, не надо! — закричала она. — Не трогай меня, я не желаю, чтобы ты дотрагивался до меня!

Какое-то мгновение он выглядел так, словно она ударила его.

— Извини меня, — сразу же вспохватилась Лия. — Это не из-за тебя. Пожалуйста, пойми, когда я плохо поступаю, ты здесь ни при чем.

— Хорошо, постараюсь запомнить.

— А теперь я должна идти, — резко заявила Лия. — Нужно помочь Алану спустить паруса.

— Хорошо. Но мы еще поговорим обо всем подробнее, Лия. Завтра…

Глава ПЯТАЯ

К полудню температура поднялась до 30 градусов, как обычно бывало в Бруме в июне. Морские ветры навевают прохладу только в разгар дня.

Лия все утро ломала голову, что надеть на свидание с Гареттом за ланчем. Стоит ли ей нарядиться или довольствоваться своими обычными шортами и тенниской?

Лия довольно быстро успокоилась, убедив себя, что слишком бурно прореагировала на внезапное появление Гаретта в своей жизни.

Конечно, он показался ей таким привлекательным, ведь Гаретт был точной копией любимого мужчины, от одного взгляда которого она сгорала от страсти! Но все же это был не Джерард, и Лия продолжала напоминать себе об этом. Однако если она снова ощутит желание, это ее не удивит.

К счастью, Гаретт не подавал виду, что увлечен ею. Он не подмигивал и не бросал на нее влюбленные взгляды, не сделал ничего, чтобы она почувствовала его интерес к себе.

Приняв во внимание все эти доводы, Лия в конце концов решила не одеваться слишком нарядно, вот только вместо мешковатых шорт надела юбку и слегка подкрасила губы.

Лия выбрала юбку до середины икр, которая плотно облегала талию и привлекала внимание своими яркими цветами. Она использовала розовую помаду, сочетавшуюся с рисунком ткани.

Лия долго не могла решить, какой топик лучше всего подойдет к этой юбке.

Женщины в Бруме редко носили лифчики во время летнего сезона. В них было слишком жарко и тесно, и Лия едва не умерла от жары, упорствуя в своем стремлении носить лифчик в первую неделю пребывания в Бруме. Вскоре она приспособилась к местным обычаям и отказалась от этого злосчастного предмета туалета. В качестве нижнего белья она использовала хлопчатобумажную ленту, хотя другие девушки и того не носили.

С тех пор Лию мало беспокоил этот факт, но сегодня все обстояло иначе.

Лия подумала, что к ее небольшой, но красивой груди лучше всего подошел бы черный топик, но у нее не было такого. Да и никто в Бруме не носил днем черное.

В конце концов она остановила свой выбор на коротком розовом топике в рубчик, который плотно облегал ее бюст, оставляя открытым живот. Лия философски пожала плечами, понимая, что придется довольствоваться этим, кроме того, обнаженный живот выглядел не так вызывающе, как выпирающие соски.

Лия собрала длинные волосы в небольшой пучок и вспомнила о строгих и в то же время кокетливых прическах, которые она стала делать в угоду Джерарду вскоре после свадьбы. Роскошные, ниспадавшие на плечи волосы Лии всегда были великолепно уложены, обрамляя ее лицо чувственным золотистым ореолом. Джерард утверждал, что, где бы они ни находились, она могла свести его с ума одним своим взглядом.

Лия не сомневалась в этом, поскольку Джерард всегда был готов заняться с ней любовью, когда вечеринка подходила к концу, как бы поздно они ни возвращались домой. Ему нравилось раздевать ее, медленно расстегивая дорогие платья, которые он сам выбирал для нее, платья, которые сверкали и плотно облегали ее стройную фигуру фотомодели.

Однако Джерард всегда оставлял на ней украшения, припомнила Лия.

Возможно, он испытывал удовольствие, любуясь ее обнаженным телом в блистающих бриллиантах? Или ему нравилось смотреть на украшения в тот момент, когда она превращалась в безумное, стонущее существо, и его удовольствие увеличивалось при мысли, что за свои деньги он смог купить безумно преданную жену?

Джерард понятия не имел, что Лия согласилась бы жить с ним в лачуге и была бы счастлива.

Если бы он только любил ее…

Лия вздохнула и встряхнулась: нечего предаваться сентиментальным воспоминаниям.

Когда она наконец разлюбит Джерарда, то не станет мучить себя размышлениями о том, что могло бы быть. Но только не сегодня, признала она с тоскливым чувством покорности. Сегодня Лия снова встретится с Гареттом, и эта встреча обязательно напомнит ей о муже.

Вздохнув, Лия надела дешевые серебряные серьги-кольца, купленные на местном рынке, — жалкое подобие тех великолепных золотых серег, которые были когда-то обычной деталью ее повседневного туалета. Но даже эти простые украшения наверняка вызвали бы любопытство ее соседок по дому. К счастью, они работали днем, и Лии не придется терпеть их вопросы, куда это она идет, разряженная как кукла.

Наконец она собралась и в сильном волнении вышла из дома, выбрав самый короткий путь к отелю, где остановился Гаретт.

Ее переполняло любопытство. Наверняка брат— близнец хотел побольше узнать о ее браке с Джерардом, но и у нее были свои вопросы.

Отель «Бухта Роубак» был построен совсем недавно, и из него открывался великолепный вид на бухту. Он представлял из себя двухэтажный комплекс, который по стилю и краскам напоминал отели Средиземноморья. Эти стильные и просторные апартаменты нравились туристам, ценившим комфорт и уют, а также предпочитавшим самостоятельно готовить себе еду.

Идя по дороге вдоль «Бухты Роубак», Лия подумала, что Гаретт довольно обеспеченный человек, если выбрал этот отель. Хотя понятно — трудно представить, чтобы родной брат Джерарда не преуспевал в жизни.

Лия решила сразу же спросить Гаретта, зачем он приехал в Брум, потому что это случайное совпадение еще немного беспокоило ее.

Через десять минут Лия вошла в холл, где регистрировались приезжающие гости. Слева от двери располагалась лестница, ведущая в апартаменты на втором этаже, а справа стояла длинная деревянная скамейка.

Лия присела на нее, чтобы дождаться Гаретта. Она по привычке пришла на пять минут раньше. Эта привычка смешила Джерарда, когда они были женаты, — сам он всегда опаздывал. В этом Лия видела еще одно доказательство его бессердечности, высокомерия и абсолютного безразличия к чувствам других людей.

Гаретт спустился вниз за две минуты до назначенного срока. Он выглядел ослепительно красивым в простых кремовых брюках и яркой рубашке с короткими рукавами, солнечные очки скрывали половину лица.

Это счастье, подумала Лия, ведь он чересчур привлекателен. А потом ей пришло в голову, что теперь она не сможет видеть, как он разглядывает ее.

Лия поднялась со скамейки и улыбнулась ему.

— Ты очень пунктуален, — сказала она.

— Ты тоже.

— Я живу недалеко отсюда. Он нахмурился.

— А я думал, что ты живешь на борту яхты.

— Я иногда остаюсь там на ночь, — правдиво ответила она, — когда Алан просит меня об этом.

— Понимаю, — ответил он довольно сухо. Ничего он не понял, решила Лия. Гаретт думал, что они с Аланом любовники. Она сама натолкнула его на эту мысль прошлым вечером, воспользовавшись ситуацией, так же как и Алан. Это была действительно излишняя предосторожность.

Но теперь, обдумав все серьезно, Лия поняла: она не хочет, чтобы Гаретт считал, будто она быстро запрыгнула в постель к другому, продолжая оставаться законной женой Джерарда. Лия осуждала мужа за ложь. Сама она не станет лгать его брату.

— Мы с Аланом не любовники, — прямо заявила она. — Та маленькая сценка на палубе была разыграна специально для Сандры.

Гаретт озадаченно нахмурился.

— Я тебя не понимаю.

— Алану нравятся женщины постарше, — объяснила она. — Во время прогулки он флиртует с хорошенькими и одинокими женщинами, которым за сорок. Если, конечно, эта женщина действительно привлекательна. Но, к сожалению, бывает и наоборот.

— И он использует тебя, чтобы избавляться от них, — закончил Гаретт. — Очень откровенное признание, Лия, — добавил он, и в уголках его губ заиграла улыбка.

Лию обрадовало, что он не придал значения их маленькой хитрости.

— Он же шкипер, но при этом абсолютно безобидный человек. Женщинам это нравится. Когда у него с кем-нибудь свидание и он хочет провести ночь на берегу, я остаюсь на борту и слежу за яхтой.

— А мне казалось, что эти леди не прочь провести с Аланом ночь на романтической старой посудине.

— Многие соглашаются.

— Но не ты?..

— Нет. В любом случае не с Аланом. Он совсем не мой тип мужчины. — Лия представляла ночь с Джерардом на борту «Зефира» сразу же после свадьбы, когда они казались такими влюбленными. Какое чудесное место для медового месяца! Намного лучше, чем те пятизвездочные отели, в которых им приходилось останавливаться во время путешествий по всему миру. Они бы лежали вместе под звездным небом, и теплый ветер овевал их обнаженные тела, а ласковый плеск волн стал бы великолепным музыкальным сопровождением их любовных наслаждений.

— А с кем-нибудь другим? — спросил Гаретт, и его голос показался Лии задумчивым.

— С кем-нибудь другим? — повторила она, с трудом отвлекаясь от чудесной и все еще ранящей ее сердце грезы.

— А теперь в твоей жизни есть другой мужчина? — спросил Гаретт. — Тот, с которым ты проводишь романтические ночи?

— Нет, — резко ответила она.

— Никого? — настаивал он, и его вопрос прозвучал скептически. — За шесть месяцев?

— Я сомневаюсь, что появится кто-нибудь и через шесть лет! Я слишком любила Джерарда, а он разбил мое сердце, предав эту любовь.

— И теперь ты ненавидишь его, не так ли? Она сжала зубы.

— Я презираю его.

— Понимаю.

— Сомневаюсь, Гаретт, — горько произнесла Лия. — Ты ничего не знаешь о своем брате и обо мне.

— Тогда почему бы тебе не рассказать мне обо всем? — мягко и сочувственно произнес он. — Смелее. — Он кивнул в сторону серой машины, припаркованной на другой стороне улицы в тени дерева. — Моя колесница ждет нас. Давай поедем куда— нибудь перекусить и выпить чего-нибудь холодного. Надеюсь, ты покажешь мне уютное кафе, где вкусно готовят. Я только вчера приехал и пока еще не очень хорошо ориентируюсь в Бруме.

— И ты в первый же вечер отправился на морскую прогулку? — удивленно спросила Лия, когда они переходили улицу.

Он пожал плечами и распахнул перед ней дверцу машины.

— Не хотел терять время.

Лия кивнула в ответ и уселась в кресло, автоматически пристегнув ремень безопасности, а он захлопнул дверцу и обошел вокруг машины.

Когда Гаретт уселся за руль, Лия снова уловила тонкий аромат мускусного одеколона, который так сильно напоминал ей о Джерарде. Каждая клеточка ее тела вновь замерла в напряженном внимании. Это странное сходство вкусов двух братьев необыкновенно беспокоило Лию.

На этот раз она не выдержала.

— Гаретт… — твердо произнесла она.

Должно быть, ее голос прозвучал как-то особенно, потому что он резко поднял голову, забыв о ключах зажигания.

—Что?

— Я… тот одеколон, которым ты пользуешься… Он нахмурился.

— А в чем дело?

— Это… это тот же одеколон, каким пользовался Джерард.

Лия вдруг пожалела, что он надел солнечные очки. Сейчас ей хотелось бы увидеть его глаза. Гаретт медленно откинулся на спинку кресла.

— Что ты говоришь? — настороженно спросил он. — Ты все еще думаешь, что я могу быть Джерардом?

— Я сама не знаю, что говорю.

— Послушай, Лия, я уже несколько лет пользуюсь этим одеколоном. Вероятно, Джерарду он тоже нравится. Так в чем же здесь проблема?

— Он очень дорогой, — заявила Лия.

— Мне это хорошо известно. Когда нам с Джерардом исполнился двадцать один год, мама подарила нам этот одеколон, и мы оба были в восторге. Однажды выбрав лучшее, сложно вернуться потом к чему-то более простому. Но если тебя беспокоит этот запах, я больше не буду пользоваться этим одеколоном.

— И ты не станешь возражать?

— Нет, Лия, но от этого моя внешность не изменится и я по-прежнему буду выглядеть как Джерард.

— Я знаю. Но этот запах… меня расстраивает. Она едва не произнесла «возбуждает», потому что подумала именно об этом. Сегодня она не так хорошо держала себя в руках, как прошлым вечером.

— Тогда я больше не стану им пользоваться, — твердо заявил Гаретт. — Сегодня же куплю другой одеколон.

Когда он заводил машину, Лия искоса взглянула на него, еще раз убедившись в его полном сходстве с Джерардом, но от этого она испытывала еще больший интерес к Гаретту как к мужчине.

— Ты приехал сюда в отпуск? — спросила она. —Угу.

— А почему ты выбрал именно Брум? Он пожал плечами.

— По слухам, это чудесное место, где можно скрыться от людской суеты. Я слишком много работал все эти годы, и теперь мне необходим отдых. Время, чтобы переосмыслить свои жизненные ценности.

Итак, оба брата — неисправимые трудоголики, сделала для себя вывод Лия. Но Гаретт решил исправиться до того, как станет слишком поздно.

— А чем ты занимаешься, Гаретт?

— Я архитектор.

Да, эта творческая и уважаемая профессия вполне соответствует ему, подумала Лия. Это не так прибыльно, как торговля земельными участками, но Лия не сомневалась, что Гаретт неплохо преуспел в своей области. Он источал уверенность и решительность, которые приносили успех.

Но Гаретт более спокойно относился к своим достижениям, тогда как Джерард хотел, чтобы весь мир знал о его успехе. Оба брата создавали вещи, но Гаретт проектировал здания и заботился об удобстве людей, а Джерард ценил только всемогущий доллар, с горечью признала Лия.

— А что такого в том, что я архитектор? — спросил Гаретт, сворачивая на дорогу, ведущую в центр города.

— Ничего, просто это произвело на меня большое впечатление. Ты работаешь на кого-то или у тебя своя компания?

— У меня собственная компания. Я люблю вести дела сам.

Она кивнула.

— Я так и подумала. У тебя есть особенная аура.

— Какая аура?

— Аура босса. —А…

Лия не поняла, приятны ш ему ее слова.

— А где расположен офис твоей компании? — спросила она. — Где-нибудь здесь, в Западной Австралии?

— Нет, в Брисбене.

— В Брисбене! — удивленно воскликнула она. — И все это время ты был в Брисбене?

—Да.

Лия покачала головой.

— Наверное, я никогда не пойму Джерарда. Неужели он действительно надеялся утаить тебя от всех? Брисбен не такой уж большой город. Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем он сделал из тебя тайну!

— У того Джерарда, за которого ты вышла замуж, Лия, не было времени для прошлого. Я — его прошлое.

Лия вздохнула. Гаретт абсолютно прав: Джерард живет только настоящим. Его девиз — «все впереди». Он часто повторял, что прошлое не стоит того, чтобы о нем вспоминать. Джерард никогда не поощрял сожалений и терпеть не мог обвинений. Он всегда шел только вперед и был очень прагматичным человеком, лишенным сентиментальности.

Исключение составляли те случаи, когда ему необходимо было добиться своей цели, печально подумала она. Он мог принести своей жене цветы, стараясь задобрить ее, когда знал, что его будущий поступок будет ей неприятен.

Джерард не очень часто нарушал границы дозволенного в течение девяти месяцев их казавшегося идеальным брака. Пару раз он неожиданно уезжал по делам и звонил ей уже из самолета. Лию раздражала его уверенность, что она не станет возражать и поймет, что иногда бизнес занимает первое место в его жизни. Она старалась, но не могла полностью скрыть обиду в голосе. И каждый раз, возвращаясь домой после неожиданных отлучек, он приносил охапку красных роз, а в его кармане лежало какое-нибудь очень дорогое украшение.

Как доверчивая невеста, она принимала его широкие жесты за хороший знак, тронутая его заверениями, что он очень скучал и любит ее даже больше после разлуки. Сколько бы ни сердило Лию его отсутствие, Джерарду не требовалось много времени, чтобы завладеть ее сердцем… и телом.

О, как он был уверен в своей власти над ней! Стоит только подарить глупой маленькой дурочке несколько цветочков — и она растает в его объятиях.

Эти воспоминания вызвали у нее отвращение.

— О чем ты задумалась?

Лия резко подняла голову и пристально посмотрела на Гаретта, удивив его своими широко открытыми глазами.

— В чем дело? — обеспокоенно спросил он. — Что такого особенного я сказал?

— Ну… ты спросил, о чем я задумалась. Джерард часто так говорил мне.

— Правда?

Лия продолжала смотреть на него, качая головой и стараясь справиться с ужасом, нахлынувшим на нее при мысли, что он не долго пропадавший брат-близнец ее мужа, а Джерард собственной персоной.

Его лоб пересекли глубокие морщины.

— Послушай, Лия, многое во мне будет напоминать тебе о Джерарде, — сказал он, словно прочитав ее мысли. — Мы с ним одно целое, и я ничего не могу с этим поделать. Но я не тот мужчина, за которого ты вышла замуж, Лия, клянусь тебе в этом жизнью матери.

Он клянется жизнью матери, а это очень серьезная клятва, и у него тот ужасный шрам, напомнила она себе.

Лия вздохнула с облегчением. Господи, но как она испугалась, ее желудок до сих пор неприятно сжимался.

— Как мы поедем? — спросил Гаретт, останавливая машину на перекрестке.

— На следующей улице поверни направо, — указала она, — а потом налево и останови машину в любом свободном месте.

Центр Брума состоял из двух параллельных улиц, по обеим сторонам которых располагались маленькие магазинчики. В дальнем конце города недавно построили новый супермаркет с кондиционерами, а на окраине появился еще один большой магазин, но этим супермаркетам потребовалось время, чтобы привлечь покупателей, поскольку местные жители не любили перемен.

И кто мог их обвинить в этом? Так думала Лия, оглядываясь вокруг. У Брума был свой особенный стиль и очарование, здесь смешивались пышность тропиков и прелесть австралийской окраины, с пальмами, красной пылью и простой городской архитектурой. В Бруме нет высоких кирпичных зданий, почти все дома построены из дерева, с крышами из рифленого железа и полностью оправдывали себя под натиском налетавших на городок циклонов.

Однако Брум привлекал скупщиков земли, желающих извлечь хорошую прибыль из туристического бизнеса. Много земли отводилось под строительство новых зданий и современных дорог. Лия понимала, почему эти перемены так возмущали местных жителей. Через двадцать лет Брум невозможно будет узнать.

Лия понимала, что прогресс не всегда соответствовал интересам городской общины, и теперь была даже рада полному провалу планов Джерар— да насчет Секретной бухты. Ее братья по-прежнему счастливы и довольны своей жизнью, и им не нужны успех и богатство.

Только теперь она поняла: успех и богатство не всегда соседствуют со счастьем.

— Какое чудесное местечко этот Брум, — заметил Гаретт, останавливая свой «паджеро» под тенистым деревом. — Здесь нормально? — спросил он, вопросительно взглянув на свою спутницу.

Им надо было проехать еще немного вперед, но Лии хотелось прогуляться.

— Чудесно, — похвалила его Лия и улыбнулась. — А за что улыбка?

— За то, что ты — это ты.

— Я — это я?

— За то, что ты не оглядываешься вокруг в поисках объектов для вложения денег.

— Ах… опять Джерард…

Лия почувствовала себя виноватой, уловив прозвучавшую в его голосе обиду.

— Мне жаль, но я вовсе не собиралась сравнивать вас.

— Все в порядке, — сказал он. — Сравнивай нас как хочешь. Но из твоих слов мне стало понятно, что я лучше, чем он. Пойдем?

Лия повела его в небольшое, довольно скромное придорожное кафе, где готовили отменную рыбу и чипсы, а также великолепные молочные коктейли.

Гаретт улыбнулся, когда она сказала, что хочет заказать.

— Тогда закажи мне то же самое, — быстро ответил он. — У меня сегодня азартное настроение. Вот двадцать долларов, этого должно хватить.

Лия оставила его за столиком около кафе и отправилась делать заказ, подумав, что такого у нее никогда не бывало с Джерардом. Он даже ланч заказывал только в самых шикарных ресторанах и всегда сам выбирал еду и напитки. Лию поражало его знание вин и закусок. Он мог делать заказ по французскому меню, как коренной парижанин.

Но это больше не имело для нее никакой ценности и казалось очень поверхностным. Единственное, что ее теперь привлекало в мужчине, так это честность и прямота.

Лия обернулась и посмотрела через витрину кафе на Гаретта, со счастливым видом развалившегося в белом пластиковом кресле, яркий пляжный зонт отбрасывал тень на его красивое лицо.

Интуиция подсказывала Лии, что Гаретт прямодушный и честный человек. К тому же он обладал внешностью ее мужа, которая все еще сводила ее с ума.

Лия смотрела на него и чувствовала, как в ней снова начинают бурлить предательские мысли.

Как жаль, что она не встретила его первым…

— А вот и ваш заказ, мисс, — сказал наконец мужчина за стойкой. — Я все положил на поднос.

— Спасибо.

Гаретт выпрямился, увидев Лию с подносом, и снял солнечные очки.

Лия споткнулась, заметив тот взгляд, каким он окинул ее с головы до ног. В его блестящих голубых глазах сияло восхищение. На какое-то мгновение его взгляд задержался на ее обнаженном животе, а затем медленно переместился на интимную выпуклость груди под тугим розовым топиком.

Лия вдруг почувствовала, как ее грудь возбуждается под этим сексуальным, изучающим взглядом, и ее охватила паника. Она едва не споткнулась о край тротуара, но устояла на ногах и снова направилась в сторону Гаретта, а молочные коктейли угрожающе колыхались в бокалах.

— Держи их! — вскричал Гаретт, срываясь с места и выхватывая из ее рук серебряные коробочки.

Лия рассмеялась, но ее голос дрожал.

— Ты едва не опрокинул шоколадное молоко себе на брюки.

Она поставила поднос на край стола, стараясь не смотреть на него, и начала быстро и умело раскладывать приборы, завернутые в бумажные салфетки, за ними последовали соль, уксус, кетчуп и наконец тарелки с рыбой и чипсами.

— Ты все сделала очень хорошо, — похвалил ее Гаретт, садясь на свое место.

Лия протянула ему тарелки и поставила пустой поднос на соседний свободный столик.

— Мне часто приходилось обслуживать других и сервировать столы. — Она села и взяла свою салфетку. — Между прочим, я несколько лет была главным поваром и посудомойкой у моих братьев.

— Лия, ты должна рассказать мне о своей жизни до того, как встретила Джерарда, — сухо добавил он.

И Лия начала свой рассказ, радуясь неожиданному спасению — она безуспешно пыталась справиться с паникой, охватившей ее после того, особенного взгляда Гаретта. Ох, Господи…

— Ты жалеешь, что уехала из Секретной бухты? — спросил Гаретт, когда Лия закончила рассказ о своей жизни до замужества.

— Каждый день.

— Тогда почему ты не вернулась туда, когда ушла от Джерарда?

— Я не могла, он ведь нашел бы меня. Гаретт нахмурился.

— Это как раз то, чего я не могу понять, Лия.

— Да, — мрачно сказала она. — И я сомневаюсь, что поймешь, так что лучше не спрашивай меня об этом!

Он открыл рот, но ничего не сказал, неохотно подчиняясь ей.

— Тогда давай поговорим о твоем браке. Ведь сначала ты была счастлива?

— Да, я думала, что Джерард любит меня, и согласилась бы на любые жертвы ради этой любви.

— Жертвы? — озадаченно спросил он. — Какие жертвы? Ведь у тебя было все, о чем только может мечтать женщина.

Лия в ответ лишь покачала головой.

— Ты рассуждаешь как мужчина. Неужели ты на самом деле думаешь, что все женщины выходят замуж ради материальной выгоды?

— Мне казалось, это тоже играет большую роль.

— В таком случае ты ошибся. О, я не отрицаю, что женщине нравится чувствовать себя защищенной, но еще больше она хочет иметь детей. Я от многого отказалась, выйдя замуж за Джерарда, возможно, от слишком многого. Я ужасно скучала по Секретной бухте, по яхте, по морю и по своим братьям. Хотя, если честно, я не уверена, что была бы счастлива с Джерардом, даже если бы не подслушала тот разговор. Он никогда не говорил со мной о своей работе, никогда не старался понять меня. На все мои слова о том, что мне необходимо заняться чем-нибудь действительно важным, он отвечал предложением окончить дурацкие кулинарные курсы. И что дальше? Как думаешь? Нанял повариху, которая и близко не подпускала меня к кухне!

— Но многие женщины позавидовали бы такой жизни, Лия, — заметил Гаретт.

— Очень жаль, что Джерард не женился на одной из них! — огрызнулась Лия.

— Возможно, ему нужна была только ты.

— Да, конечно, ему нужна была я. Джерард считал, что я круглая дура. Ведь я верила каждому его слову.

— А ты убеждена, что он все время лгал тебе?

— Конечно. Я ведь ясно слышала, как он сам это сказал. Джерард никогда меня не любил, но он каждый день признавался мне в любви, шептал это, когда мы занимались любовью, — продолжала она прерывающимся голосом. — Особенно, когда он… когда я…

Она замолчала, не успев признаться в том, что Джерард говорил о своей любви, когда она, лежа в его объятиях, растворялась в безумном экстазе.

Гаретт казался ошеломленным.

— Я… я не хочу больше о нем говорить, — произнесла она, задыхаясь, и, отвернувшись от Гаретта, тусклыми глазами посмотрела на улицу.

Постепенно ее внимание сосредоточилось на людях, снующих по тротуарам, и Лия заметила хорошо одетого мужчину, говорящего по мобильному телефону, что не часто можно увидеть в Бруме. Лия нахмурилась, чувствуя в нем что-то неуловимо знакомое. Мужчина на мгновение повернулся в ее сторону, и она едва не задохнулась от волнения.

— Господи! — вскричала Лия. — Найджел!

Глава ШЕСТАЯ

— Кто? — переспросил Гаретт, оглядывая улиНо Найджел исчез.

Лия почувствовала, что дрожит, ее вилка позвякивала о стоящую рядом пустую тарелку.

— Это был Найджел, — сказала она, задыхаясь. — Личный пилот Джерарда. Он… он наблюдал за мной. Я в этом уверена. Он следил за нами!

— Что? — Гаретт вскочил на ноги. — Где он? Покажи мне!

— Он уже ушел.

— Но он не мог далеко уйти. Хочешь, пойдем за ним? Я пойду с тобой.

— Господи, только не это.

— Почему нет?

Лия вся дрожала, чувствуя себя абсолютно разбитой.

— Господи, Лия, немедленно успокойся, — твердо сказал Гаретт. — Он всего лишь человек.

— Кто? — горько спросила Лия. — Найджел или Джерард?

— Они оба. Ну а теперь скажи, ты точно уверена, что видела этого Найджела?

Уверена ли она? Лия видела его всего лишь пару секунд. Найджел был обычным мужчиной и ничем не выделялся среди остальных людей. Он обладал неяркой внешностью, был невысоким и бледнокожим.

— Нет, — наконец произнесла она устало. — Думаю, не уверена.

— Если бы Джерард оказался в Бруме, то обязательно бы сам встретился с тобой, ведь так?

— Да уж. — Джерард далеко не трус, не то что его жена.

— Тогда все в порядке. Его нет в Бруме. Должно быть, ты обозналась. И неудивительно — ведь ты такая нервная и беспокойная. Наверное, в этом виноват я.

— Я действительно немного запуталась, — расстроенно произнесла она.

Гаретт наклонился через стол и взял ее за руку.

— Лия, ты должна совершенно изменить свою жизнь, — мягко сказал он, нежно поглаживая ее ладонь кончиками пальцев. — Тебе надо забыть Джерарда.

На этот раз Лия гораздо спокойнее отнеслась к его прикосновениям, не испытывая больше страха и тайных желаний, и позволила ему утешать и успокаивать себя. Она слишком обессилела для бурных чувств. Мысль о том, что Найджел в Бруме, привела ее в смятение и заставила почувствовать себя абсолютно беззащитной.

Лия встретилась взглядом с Гареттом и на какое-то мгновение увидела в нем не Джерарда, а другого мужчину, в глазах которого прочитала заботу и любовь.

— Я бы хотела забыть его, — сказала она печально. — Поверь мне.

— Тебе нужно найти кого-то другого, — заявил Гаретт, не сводя с нее глаз. — Того, в кого ты влюбишься и кто полюбит тебя. Ты должна забыть о прошлом и продолжать жить, Лия. Хватит прятаться и убегать, перестань, наконец, оглядываться и иди вперед.

— Это легче сказать, чем сделать. Я даже не знаю, с чего начать.

— Я подскажу. Когда в следующий раз приглянувшийся тебе мужчина пригласит тебя куда-нибудь, не следует отказываться.

Гаретт пристально и значительно смотрел на нее несколько мгновений, и Лия почувствовала, как у нее перехватывает дыхание. Она ждала, когда он наконец произнесет то, что она так боялась услышать.

И он сказал это:

— Лия, ты согласишься встречаться со мной? Она отдернула руку и с удивлением посмотрела на него, чувствуя бешеное биение своего сердца.

— Ты сразу понравилась мне, — признался он. — Даже больше чем просто понравилась.

— Нет! — запротестовала Лия, качая головой. Он даже представить не мог, о чем просил ее.

— О да, это нечто гораздо большее.

— Но я… я не могу встречаться с тобой.

— Почему нет? Я никого не обманываю, здесь, в Бруме, я совсем один, а в Брисбене меня не ждет ни жена, ни подруга. Все, что тебе надо сделать, так это сказать «да».

Лия вскочила, не в силах спокойно сидеть на месте, и сломя голову бросилась бежать через улицу. Она надеялась скрыться от него, но Гаретт вскоре догнал ее.

— Ты не можешь убежать от жизни, Лия, — убеждал он ее. — Тебя влечет ко мне так же сильно, как и меня к тебе. Я это вижу.

— Ты сам не знаешь, что говоришь! Я ведь жена твоего брата!

— Только формально. Ты сама мне об этом сказала. Ты презираешь Джерарда и навсегда ушла от него.

Лия вдруг заметила, что направляется туда, где Гаретт припарковал машину, проходя мимо магазинчиков и оставляя далеко позади спешащих по улице туристов. Вскоре Лия и Гаретт быстрыми шагами шли по совершенно пустому тротуару.

— Я еще не развелась с ним, — бросила она через плечо.

— Но разведешься. Ведь так? —Я… я…

Он схватил ее за руку и резко повернул к себе, его лицо неожиданно стало очень строгим.

— Что ты пытаешься мне сказать? Ты все еще любишь его?

— Я не знаю. — В мучительном смятении она покачала головой. — Господи, я теперь ничего не знаю!

Внезапно Лия разрыдалась, закрыв лицо ладонями. У нее не осталось сил, чтобы оттолкнуть его, и Гаретт обнял ее, стараясь успокоить.

— Моя бедная любимая малышка, — ласково пробормотал он, крепче прижимая ее к себе. — Бедная, бедная малышка…

Лия рыдала, уткнувшись в его рубашку, а он ласково гладил ее волосы. В ее душе вместе с мучительным смятением пробуждались необыкновенные чувства. Это было гораздо сильнее того, что Лия испытывала прошлым вечером и что напомнило ей о Джерарде. Даже не успев до конца осознать это, она неожиданно обняла Гаретта, крепко прижалась к нему, сгорая от яростного желания.

Его руки замерли, и Лия заметила, что он напрягся. Она почувствовала его горячее возбуждение и представила, как заполняет ее истосковавшуюся по ласке плоть Джерард… или его брат— близнец.

Ее охватил соблазн уступить ему и отдаться этому безумному порыву. Но Лия не могла поступить так, как Джерард, ведь она никогда никого не использовала. Гаретт был порядочным человеком и заслуживал большего, чем любовь запутавшейся глупой девчонки, не понимающей, кто из братьев ей нужен.

Взяв себя в руки, она вырвалась из его объятий и, не оглядываясь, устремилась вперед.

Лия бежала до тех пор, пока силы окончательно не оставили ее. Она наклонилась, хватая ртом воздух, и в этот момент Гаретт подъехал к ней на своем «паджеро».

— Садись в машину, — приказал он, распахивая перед ней дверцу.

Лия со стоном выпрямилась, тяжело дыша, ее грудь высоко вздымалась, а длинные волосы растрепались, и по разгоряченному лицу скользили солнечные блики.

Мужчина, сидевший в машине, крепко вцепился в руль, пристально смотря на нее. Он думал о том, что перед ним самая красивая женщина, какую он когда-либо видел, и так сильно желал ее, что испытывал непереносимую боль.

Он понимал, что ему потребуются терпение и осторожность, которые помогут получить нечто большее, чем ее прекрасное тело. Он хотел завоевать ее душу, завоевать навсегда!

Лия устало опустила плечи, послушавшись наконец голоса здравого смысла. Ее попытка убежать от Гаретта выглядела очень глупо — этим она бы ничего не достигла. Она ушла от Джерарда, однако и спустя шесть месяцев все еще продолжает прятаться.

Настало время наконец остановиться, и теперь Лия сама это понимала.

Она села в машину и, глубоко вздохнув, откинулась на спинку сиденья.

Гаретт проехал перекресток и, остановив машину у края дороги, заглушил мотор.

— Ну а теперь давай поговорим начистоту, — его голос звучал напряженно. — Из-за предательства Джерарда ты не можешь испытывать чувства ко мне. Ты ведь не станешь это отрицать?

Как она могла? Лия страдальчески вздохнула.

— Я не могу ни утверждать, ни отрицать это, Гаретт, потому что, честно говоря, не знаю, к кому меня влечет. Поэтому я так расстраиваюсь, когда ты рядом. Глядя на тебя, я вижу Джерарда. Возможно, меня влечет не к тебе, а к мужу.

Лия подумала, что Гаретт обидится, но этого не произошло, и ей показалось, что он задумался.

— Хорошо, думаю, этого и следовало ожидать, — произнес он сдержанно. — Ты еще недостаточно хорошо меня знаешь, чтобы различать нас с Джерардом. Но ты сможешь лучше понять меня, если дашь мне шанс.

— Вряд ли это хорошая идея. Ты был прав, когда советовал мне забыть Джерарда. А как я смогу забыть его, встречаясь с тобой? Глупая попытка. И несправедливая по отношению к тебе.

— Наплевать мне на справедливость, — прошептал Гаретт, изумив Лию своей внезапной страстью. Он придвинулся поближе к Лии и заключил ее лицо в свои ладони. — Не думаю, что ты пожалеешь о своем решении встречаться со мной. Перестань беспокоиться о Джерарде, Лия, и прислушайся к своему сердцу.

Он поцеловал ее, и от этого поцелуя у нее закружилась голова. Лия никогда раньше не испытывала ничего подобного. Джерард соблазнял свою жену, а Гаретт просто требовал ее любви, жадно раздвигая ее губы с безумным желанием, которому невозможно было противиться. Руки крепко держали ее голову, не давая Лии уклониться от поцелуев.

Но Гаретту и не нужно было удерживать ее силой, Лия подчинилась его власти, когда он начал целовать ее.

Внезапно Гаретт резко отпустил ее, и у Лии перехватило дыхание. Они замерли, пристально смотря друг на друга и с трудом переводя дух. Лию потрясло неожиданное открытие, что Гаретт оказался более пылким мужчиной, чем его брат.

А ведь вчера вечером он выглядел спокойным, уравновешенным и замкнутым человеком. Мужчина, смотревший сейчас горящими дикой страстью глазами, не оставлял для Джерарда места в ее сердце.

— Я захотел тебя сразу, как только увидел, — произнес он, и непокорный взгляд его голубых глаз подтвердил правдивость этих слов.

У Лии закружилась голова. Она тоже захотела его с первого взгляда. Но истинное ли желание она испытывала к Гаретту, или это был всего лишь отголосок ее чувств к Джерарду?

Лия надеялась на первое предположение, но боялась ошибиться. Гаретт убеждал ее забыть Джерарда и жить дальше, но ее мужа нельзя так просто изгнать из сердца. Лия меньше всего на свете хотела причинить боль Гаретту. Но вдруг она испытывала к нему настоящие чувства, а так называемая любовь к Джерарду — всего лишь иллюзия?

— Я не тороплю тебя, — проговорил Гаретт, нежно взяв ее лицо в свои ладони. — Просто побудь немного со мной и узнай меня получше.

У Лии оставался последний шанс поступить благородно и позволить Гаретту идти своей дорогой, но он снова нежно и страстно поцеловал ее, разрушив все преграды на пути к ее сердцу.

— Если Джерард узнает, — пробормотала она дрожащим голосом, — он сойдет с ума.

— Почему он должен узнать?

Лия отпрянула назад, попытавшись собраться с мыслями.

— А что, если тот мужчина действительно был Найджел? Вдруг Джерард следит за мной?

— Неужели ты на самом деле думаешь, что мой брат довольствовался бы слежкой за тобой? Я знаю Джерарда. Получив сведения о том, где ты, он немедленно примчался бы сюда. Джерард предпочитает встречаться один на один со своим противником. Надо отдать ему должное, он не боится борьбы.

— Если он когда-нибудь застанет нас вместе, ты будешь единственным, с кем он станет бороться, — предупредила Лия, задрожав при одной этой мысли.

— Я не боюсь его, — произнес Гаретт с высокомерием, напомнившим Лии Джерарда. — Я уже говорил, что он не любит насилия.

— Но он может уничтожить твой бизнес.

— Не посмеет.

— Ты так уверенно говоришь об этом.

— Поверь мне, я знаю, что говорю.

Лию потрясли его слова. Ее восхищал любой человек, осмеливающийся противостоять Джерарду. Это требовало большого мужества, а она сама была неспособна на такое.

Однако Лия вдруг подумала, что идея попросить у мужа развод уже не пугает ее так, как раньше. За эти шесть месяцев, проведенные вдали от него, она незаметно для себя самой стала сильнее. Но Лия по-прежнему не рисковала вернуться в Брисбен. Она должна быть уверена в том, что при встрече с Джерардом не станет снова жертвой его очарования.

Она взглянула на Гаретта, сомневаясь, что сможет устоять и перед его чарами. Он был столь же привлекателен, как и его брат. Но слово «жертва» абсолютно не вязалось с Гареттом. Ни одна женщина не могла стать его жертвой и лишь по собственной воле оказалась бы в его объятиях.

— Хорошо, — сказала Лия, и ее голос слегка дрожал. — Я встречусь с тобой. Но… ничего не обещаю.

Он взглянул на нее с выражением тайного триумфа на лице. Господи, что она натворила?

— Когда? — потребовал он ответа. — Вечером, после морской прогулки? Я приглашаю тебя поужинать. Сегодня же расспрошу местных жителей и закажу столик в каком-нибудь уютном ресторанчике.

— Только не слишком шикарном, — быстро сказала она. — У меня нет подходящих платьев.

— Ты великолепно выглядишь в любой одежде. Итак, где и когда мы встретимся?

— Если ты подвезешь меня до дома, то узнаешь.

— Но сейчас только половина второго. Тебе действительно пора домой? Можно поехать ко мне в отель. Там есть бассейн, и мы могли бы вместе поплавать.

Лии это предложение показалось очень заманчивым. В машине было жарко и душно, но в бассейне ей придется надеть купальник и, возможно, пробыть какое-то время наедине с Гареттом в его номере. Она не верила, что после того поцелуя он сдержит свое обещание не торопить ее.

Кроме того, у нее были еще кое-какие дела, но она не хотела говорить об этом Гаретту…

— У меня действительно нет времени, — произнесла она извиняющимся тоном. — Сегодня днем мне нужно сделать кое-какую домашнюю работу, постирать. — К тому времени Лия уже все сделала, и это не заняло больше двух часов.

Алан всегда заезжал за ней в четверть третьего, после своего обычного визита в городской клуб. Он приезжал на маленькой старой машине с открытым верхом, которую оставлял в дальнем конце Кэйбл-Бич, как раз напротив того места, где «Зефир» стоял на якоре. Каждый вечер после морской прогулки он привозил ее домой около семи часов, кроме тех, когда Лия оставалась на борту яхты. И, конечно, по понедельникам, когда «Зефир» не совершал морских прогулок на закате.

Но сегодня была пятница.

— Если ты заедешь за мной в восемь, — сказала она, — я буду готова.

— Тогда ровно в восемь. А теперь покажи, где ты живешь.

Глава СЕДЬМАЯ

Дом, в котором Лия жила с тремя другими девушками, представлял собой старую деревянную, изъеденную муравьями лачугу. Лия ломала голову, как он выстоял сто лет и перенес все бури, обрушившиеся на Брум.

Но у этой лачуги со старыми окнами, покатой железной крышей и решетчатыми верандами было свое особенное очарование.

В раскинувшемся вокруг саду, как в джунглях, переплелись кусты, деревья, виноградные лозы. Полдюжины бугенвиллей постепенно вытесняли другие растения, и, хотя в это время они радовали глаз обилием ярких цветов, их острые шипы представляли реальную угрозу для обитательниц дома. Пару раз Лия собиралась привести сад в порядок, но без садовых инструментов она бы только исцарапала руки и зря выбилась бы из сил.

— Остановись здесь, — попросила Лия.

— Ты живешь в этом доме? — спросил Гаретт, и в его голосе прозвучало неодобрение. Когда он повернул на старую, неровную дорожку, бампер его машины едва не ударился об угрожающе накренившиеся ворота.

— Это все, что я смогла себе позволить.

— Ммм. Джерарду бы не понравилось, если бы он узнал, что его жена живет в таком месте.

— Да чтоб он провалился!

Гаретт расхохотался, но Лия оставалась серьезной. Ей вдруг безумно захотелось, чтобы Джерард навсегда исчез с лица земли и она могла бы не думать о нем и никогда больше его не видеть.

Но, конечно, ей придется еще раз увидеть его. Она сама теперь хорошо понимала, что однажды ей необходимо встретиться с мужем и попросить развод. Не просто послать анонимное письмо, а выяснить с ним отношения раз и навсегда.

Внезапно это желание стало таким сильным, что вытеснило другие мысли. Она хотела окончательно избавиться от Джерарда!

Лия не могла понять, была ли в этом вина Гаретта, но, возможно, позднее она найдет ответы на все свои вопросы.

Лия задумчиво посмотрела на него.

— Сколько ты еще собираешься пробыть в Бруме, Гаретт?

Его глаза сузились, вдруг став серыми, как сталь.

— Столько, сколько понадобится.

А он упрям, подумала Лия. Так же, как и Джерард.

Эта мысль испугала ее, но она снова напомнила себе, что мужчины были близнецами. Гаретт сам говорил о сходстве их характеров и вкусов. Это просто неизбежно.

Лия подумала, что не слишком подробно расспрашивала Гаретта о его жизни. Пока что предметом их разговоров была только она сама. Почему, например, он не женат? Отчего братья так отдалились друг от друга? И что это за таинственная мать, о существовании которой Джерард ничего не желал знать?

Лия нахмурилась. О чем это Гаретт пытался рассказать ей прошлым вечером на паруснике? Кажегся, что-то о Джерарде, обвинившем свою мать в смерти отца.

Лии не нравились разговоры о Джерарде, и именно поэтому сегодня вечером она в последний раз должна расспросить Гаретта и больше не вспоминать о своем бывшем муже.

— Твоя компания, должно быть, преуспевает, — заметила она, — если ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь.

— Я не могу не остаться, ведь я еще никогда не встречал женщину, которую хотел бы так сильно, как тебя, Лия. Мне кажется, нас ждет нечто особенное. Я все сделаю, чтобы доказать тебе это.

Лия в ответ только покачала головой. Достаточно того, что она поддалась Джерарду, теперь она не позволит Гаретту втянуть ее в очередную авантюру.

— Знаешь, ты почти такой же упрямый и самоуверенный человек, как и твой брат.

— А это так плохо?

— Высокомерие может ослепить человека. Главная ошибка Джерарда в том, что он никогда не обращал внимания на чувства других людей. Он никогда не слушал меня. У Джерарда был свой стиль жизни, а все остальные должны были подстраиваться под него. Я совершила ошибку, слишком долго уступая ему. Но больше это не повторится ни с каким другим мужчиной.

Гаретт долго смотрел на ее решительное лицо, а затем кивнул.

— Я хорошо понимаю тебя и не стану раскладывать по полочкам твою жизнь, со мной ты можешь быть самой собой. Обещаю, что всегда выслушаю тебя, если ты захочешь что-нибудь рассказать мне. Я не повторю ошибок Джерарда.

— Но ведь ты его брат-близнец.

— Я — его лучшая половина. В ее глазах блеснула грусть.

— Когда-то мне казалось, что это я.

— Хватит упоминаний о Джерарде, — вдруг резко сказал Гаретт. — Они только все портят.

— Но я должна еще кое-что спросить, — продолжала настаивать Лия. — Я хотела поговорить об этом за ужином.

Он нахмурился, явно недовольный ее идеей.

— Но ведь ты обещал всегда слушать меня, — напомнила Лия.

Гаретт застонал.

— Я подорвался на собственной мине! Она криво усмехнулась.

— Мы опять заговорили о смерти.

— Хорошо, — нехотя согласился Гаретт. — Я отвечу на твои ужасные вопросы о Джерарде, но в последний раз! С завтрашнего дня мы начинаем новую жизнь. Я хочу, чтобы ты представила, будто мы только что познакомились.

Вот еще, подумала Лия, но ничего не сказала.

— Я прошу дать мне возможность доказать, что у меня нет ничего общего с Джерардом… за исключением пустяка.

— И что же это?

— Думаю, ты уже догадываешься, Лия, — ответил он, и в его голосе прозвучала дерзость, от которой у Лии захватило дух. — Я не могу не использовать его обаяние. Должно быть, тебя очень влекло к моему брату, если вы так быстро поженились.

— Ты… ты обещал не торопить меня…

Но Лия понимала, что это очень слабое возражение, да и, честно говоря, сама мечтала вкусить наслаждения с Гареттом. Его сегодняшний поцелуй доказал, что он очень страстный любовник, не такой сдержанный, как Джерард, который педантично старался и в сексе быть на высоте.

От этих мыслей у Лии пересохло в горле. Господи, она ведь с самого начала боялась, что не сможет противостоять его чарам!

— Я не стану тебя торопить, — проговорил Гаретт. — Но я не могу быть монахом. Я хочу тебя, Лия. Все очень просто.

Она молчала, хлопая глазами. Все далеко не так просто, как он говорил. Только мужчина мог так думать.

— Я… я должна идти, — произнесла она дрожащим голосом и выскочила из машины, пока Гаретт опять не поцеловал ее. Лию слишком возбуждали его поцелуи.

— Встретимся сегодня вечером ровно в восемь, — крикнул он вслед Лии, спешившей по тропинке к дому.

Она помахала ему рукой и, скрывшись за дверью, притаилась в холле, дожидаясь, когда он уйдет, а ее сердце сильно билось от волнения. Когда Гаретт повернул на шоссе и умчался прочь, Лия забежала в свою комнату, схватила кошелек и выскочила из дома.

Через пять минут она стояла в будке телефона— автомата напротив Федерального банка, набирая до боли знакомый номер.

— «Саншайн энтерпрайзиз», — послышался наконец после долгих гудков голос телефонистки.

— Позовите, пожалуйста, мистера Вудворда. Лия знала, что ее сначала соединят с секретаршей Джерарда.

— Офис мистера Вудворда, — услышала она холодный вежливый голос Энид. — Чем могу вам помочь?

Лии всегда нравилась Энид, и ей казалось, что симпатия взаимна. Но она сомневалась, что Энид хорошо относится к Джерарду. Иногда Лия случайно ловила на себе сочувственные взгляды секретарши Джерарда, которая, похоже, жалела молодую жену своего босса. Теперь Лия поняла почему.

— Энид, это Лия.

Энид глубоко вздохнула, не сумев скрыть изумления.

— О Господи! — воскликнула она. — Лия…

— Да. Послушай, мне жаль, что приходится торопиться, но другого выхода нет.

— Чем… чем я могу тебе помочь?

— Просто ответь на пару простых вопросов, пожалуйста, Энид.

— Сделаю все, что смогу.

— Сначала скажи, Джерард сейчас в офисе?

— Нет… конечно, его нет, моя дорогая. Сегодня же пятница.

Лия нахмурилась, но тут же вспомнила, что по пятницам Джерард устраивал бизнес-ланч для главных администраторов компании. Обычно это продолжалось до вечера.

— Значит, он никуда не уехал?

— А почему ты так подумала?

— А где Найджел? — потребовала ответа Лия. — Он тоже в Брисбене?

— Он всегда рядом с Джерардом, ведь это его работа — всегда быть наготове. Почему ты спрашиваешь об этом?

— Мне… мне показалось, что Найджел здесь.

— Здесь? Где ты, Лия? Послушай, ты не хочешь поговорить с Джерардом? Я могу позвонить в ресторан и попрошу его перезвонить тебе. Я знаю, он хотел бы поговорить с тобой. Скажи мне только номер своего телефона и…

Лия повесила трубку и с ужасом заметила, что вся дрожит.

Постепенно она пришла в себя и успокоилась. Джерард все еще находится в Брисбене и понятия не имеет, где скрывается его жена. И никакой Найджел за ней не следил.

Лия в безопасности.

И Гаретт тоже не представляет для нее угрозы.

Во всяком случае… пока.

Глава ВОСЬМАЯ

В небольшом гардеробе Лии был только один наряд. Этот сарафан вполне мог заменить и вечерний туалет, если надеть туфли на высоких каблуках и украшения, а также сделать красивую прическу.

Трикотажный ярко-оранжевый сарафан с красиво обрисовывавшим грудь лифом, узкими бретельками и короткой летящей юбкой с цветастым подолом выглядел очень женственно. Когда Лия двигалась, широкая юбка развевалась, демонстрируя ее стройные загорелые ноги.

Она купила этот сарафан на рынке вместе с кулоном из янтаря, висевшим у нее на шее. Кулон и маленькие янтарные серьги стоили меньше, чем те коктейли, которые Джерард обычно покупал ей перед ужином в роскошных ресторанах, а денег, которые Лия заплатила за сарафан, не хватило бы на порцию устриц.

Несмотря на свой простой наряд, Лия знала, что выглядит очаровательно. Она оставалась в своей комнате до тех пор, пока Гаретт не постучал в дверь, заранее смирившись с неизбежными комментариями и вопросами соседок по дому.

Увидев Гаретта, Лиза, Черил и Ди от удивления разинули рты. Им не часто доводилось видеть Лию такой нарядной, и, воспользовавшись их замешательством, она сумела выскочить из дома, избежав лишних вопросов.

— Я уже говорил, — пробормотал Гаретт, беря ее под руку, — ты великолепна в любом наряде.

Он сам неотразим, подумала Лия. Гаретт выглядел ослепительно в белоснежной рубашке с коричневыми пуговицами и такой же вышивкой, а также в темно-синих брюках. Узкий кожаный ремень опоясывал его талию. Рубашка оттеняла загорелое лицо и руки и великолепно гармонировала с блестящими голубыми глазами и черными волосами.

В первый день их знакомства в Секретной бухте Джерард был одет во все белое и произвел тогда неизгладимое впечатление на Лию. Она пыталась догадаться, знал ли его брат-близнец, как ему шел этот цвет. Возможно, он специально оделся так, чтобы выглядеть еще привлекательнее.

В таком случае ему удалось произвести на нее впечатление. Лии пришлось сделать над собой усилие, чтобы отвести взгляд в сторону, когда они шли по тропинке к машине. Но Гаретт не скрывал своего восхищения и жадно ее разглядывал, услужливо распахивая перед ней дверцу машины.

— Мне нравится твоя прическа, — сказал он, заглядывая ей в глаза.

Лия зачесала волосы наверх, приподняв их с боков, чтобы были видны серьги, а остальная их масса ниспадала на спину буйной волной. Она не стриглась с тех пор, как сбежала от Джерарда, и теперь ее волосы доходили до лопаток.

— Спасибо, — ответила Лия, не в силах обернуться и посмотреть на него. Она быстро села в машину и пристегнула ремень безопасности.

Но когда Гаретт сел за руль, Лия сразу же повернулась к нему.

— О! — воскликнула она. — Ты больше не пользуешься им. Одеколоном, — добавила она, заметив недоумевающий взгляд Гаретта.

От его кожи исходил очень приятный свежий сосновый аромат.

Гаретт кисло усмехнулся.

— Я был бы круглым дураком, если бы продолжал пользоваться тем одеколоном, не так ли?

Ну, это как посмотреть, подумала Лия. Гаретт ведь не знал, почему ей не нравится этот запах. Но новый одеколон ничего не изменил, и Лия по— прежнему чувствовала странную связь между собой и этим мужчиной, особенно когда он так внимательно смотрел на нее.

— Тебе нравится мой новый одеколон? — спросил Гаретт. Его восхищенный взгляд не давал ей покоя.

— У него очень приятный запах, — напряженно ответила Лия. — Тебе не кажется, что нам пора ехать? Мои соседки глазеют на нас в окно.

— А что их так заинтересовало? — спросил Гаретт, заводя машину и медленно выезжая на дорогу.

— Они не привыкли к тому, что я наряжаюсь и хожу на свидания.

Он удивленно приподнял брови.

— Значит, ты действительно ни с кем не встречалась, уйдя от Джерарда?

— Действительно.

— Но тебя наверняка приглашали.

— Постоянно. Особенно когда я была на Ривьере.

Гаретт искоса взглянул на нее, и в его глазах Лия заметила испуг.

— На Ривьере? Что, скажи на милость, ты там делала?

— Драила палубы, — ответила Лия.

— Драила палубы? — изумленно повторил он.

— Да. За это хорошо платили, я получала пятнадцать долларов за час.

— Господи, но как же ты попала туда?

— Пришла на яхте.

— На чьей яхте?

— Не знаю. Наша команда переправляла ее во Францию к богатым европейским владельцам.

— Это было не опасно? — резко спросил он.

— Нет, если знать, как себя вести. Гаретт, я большую часть жизни провела на парусниках. Это так же естественно для меня, как дышать. К тому же это был лучший способ исчезнуть на некоторое время. Ведь очень трудно найти человека в открытом море.

— Могу себе представить, — пробормотал он, повернув направо, и понесся по шоссе к отелю «Мангровое дерево». Это было роскошное здание, расположенное высоко на горе, недалеко от места, где поселился Гаретт. С горы открывался великолепный вид на бухту Роубак.

Лия слышала, что в отеле есть отличный морской ресторан, но сама никогда там не бывала. По правде говоря, она не ужинала в ресторанах с тех пор, как приехала в Брум.

— О, мы пойдем в «Отдых мореплавателя», — радостно заметила Лия.

— Да. Ты знаешь этот ресторан? — спросил он, останавливая машину на гостиничной парковке.

— Только по разговорам.

— Я заказал столик на восемь тридцать. Мне сказали, что рядом есть неплохой бар, и мы можем выпить что-нибудь перед ужином.

— Великолепно.

Он заглушил мотор и повернулся к Лии, пристально посмотрев ей в глаза.

— Да, — хрипло произнес он, — ты великолепна.

И не успела она пошевелиться, как Гаретт нагнулся и поцеловал девушку в губы. Он только слегка прикоснулся к ее губам, но и это лишило ее сил. Когда он наконец оторвался от нее, Лия судорожно сглотнула.

— Тебе… тебе не следовало этого делать, — произнесла она дрожащим голосом.

— Почему?

— Потому что… — Лия смотрела на него, и мысли проносились в голове бешеным вихрем. Потому что с того момента, как увидела тебя в первый раз, я больше всего на свете хотела, чтобы ты поцеловал меня. Потому что знаю: ты не удержишься, чтобы снова не поцеловать меня сегодня вечером, а я не захочу, чтобы ты останавливался…

Он улыбнулся. Эта улыбка вдруг так сильно напомнила ей Джерарда, что Лия испугалась.

— На войне и в любви все средства хороши, Лия, — сказал Гаретт.

А затем, не дожидаясь вечера, он склонился над ней и снова с безумной страстью впился в ее губы, и для Лии уже ничего не имело значения, кроме этих губ и этого властного, мучительного поцелуя.

Она вздрогнула, когда Гаретт отпустил ее плечо, чтобы дотронуться до коленки, а затем его рука начала осторожно скользить вверх. Лия почувствовала, что теряет голову, когда он дотронулся до бедра, ласково поглаживая мягкую кожу, а затем начал медленно продвигаться к тому месту, которое уже пылало от нетерпения. Она задыхалась в плену его губ, тщетно сопротивляясь бушующим в душе чувствам.

Как же она хотела, чтобы его рука скользнула в ее трусики и добралась до горячей влажной плоти, которая жаждала его ласк, мечтала о том, чтобы он обладал ею.

Страстный стон выдал эти чувства, и его рука замерла, а затем скользнула вниз по ноге. Лия мучилась от желания, разочарования и отчаяния.

Когда его рука снова начала медленно подниматься вверх, у Лии перехватило дыхание от волнения.

Но Гаретт не сделал того, о чем она мечтала, продолжая ласкать ее бедро, дразня и мучая своей близостью, заставляя страдать от безумной боли желания, какой она еще никогда не испытывала.

Лия испугалась, осознав вдруг свою беззащитность перед Гареттом и понимая, что не в силах противиться ему. Гаретт оказался более опытным соблазнителем, чем Джерард, изумленно подумала она. Он доводил ее до грани безумия, а затем оставлял, дразня и мучая ее.

— Извини, — сказал Гаретт, вдруг резко отодвигаясь в сторону. — Я не хотел, чтобы все зашло так далеко.

Он посмотрел на ее дрожащие губы, прикоснулся к ним кончиками пальцев, слегка наклоняясь, и вдруг резко откинулся на сиденье.

— Пойдем, — сухо сказал он и распахнул дверь. — Давай выпьем что-нибудь, нам обоим необходимо освежиться.

У Лии едва не подогнулись колени, когда она ступила на землю. Она боролась с собой, пытаясь устоять на ногах, и изо всех сил старалась преодолеть пульсирующее в крови желание. Ее нервировала мысль, что Гаретт мог сейчас сделать с ней все что угодно, и она даже не стала бы сопротивляться ему. Похоже, он имеет над ней такую же власть, как и его брат.

— Не сердись на меня, — попросил Гаретт и, взяв Лию за руку, в полном молчании повел ее со стоянки.

Она вздохнула и вдруг заколебалась в нерешительности.

— Я сержусь не на тебя, а на себя.

— За что?

За то, что я слабовольная идиотка, горько подумала Лия. За то, что не могу понять, к кому из братьев испытываю настоящее чувство, и в первую очередь за то, что позволила себе угодить в такую ужасную ситуацию.

— За то,'что я не осталась и не попросила у Джерарда развода, — вместо этого сказала она. — Мне не следовало убегать. А теперь я только еще больше усложнила свою жизнь.

— Ох, не знаю, Лия. Если бы ты не убежала, то мы никогда бы не встретились.

Она покачала головой.

— Не думаю, что отдаю предпочтение именно тебе.

— Позволь мне самому судить об этом.

— Нет, — ответила Лия. — Я не могу больше так поступать.

—Как?

— По-прежнему позволять кому-то принимать за меня решения. Я должна сама начать решать за себя. И первое, что я сделаю, так это в следующий же понедельник отправлюсь в Брисбен и попрошу у мужа развода. Думаю, это единственно правильное решение. А когда я вернусь, то с чистой совестью смогу встречаться с тобой.

Лия не добавила, что прежде всего хотела убедиться, что Джерард ей безразличен. Но, возможно, ее влечение к Гаретту всего лишь самообман. Если Джерард по-прежнему имел над ней власть, то это означает конец любым отношениям с Гарет— том. Лия не станет использовать его, чтобы утолить болезненное влечение к его брагу.

Должно быть, это ненормально, потому что ни одна женщина не будет по-прежнему любить мужчину, так подло поступившего с ней.

Гаретт несколько секунд молчал, и Лия догадалась, что он не рад ее решению.

— Ты сказала, в следующий понедельник?

— Да, по понедельникам у меня почти всегда выходной. Я могу полететь в Брисбен рано утром и вернуться вечером во вторник к началу морской прогулки. Я не хочу подводить Алана после того, как дала слово проработать у него до конца сезона.

— Почему именно сейчас? — резко спросил Гаретт. — Это из-за меня?

— В какой-то степени.

— Ты хочешь быть со мной, но должна убедиться, что забыла Джерарда. Это так?

— Я просто хочу быть свободной, — огорченно ответила Лия.

— Но ведь ты свободна, Лия. Хотя вы официально не разведены с Джерардом, ты больше не его жена. Вы не живете вместе, ты оставила его и не собираешься возвращаться обратно. Я ведь прав?

—Да.

— Тогда ты свободна так же, как любая женщина, получившая свидетельство о разводе.

— Думаю, да.

— Послушай, если ты должна ехать, — сказал он, — не стану тебе мешать. Но я не понимаю этой внезапной спешки. Мы пока еще не стали любовниками, и я уже говорил, что не буду торопить тебя. Поверь мне, Лия.

— Я больше не смогу верить только словам, Гаретт. Поступки говорят сами за себя. После поцелуя в машине я поняла, что ты намерен добиваться своего. За время нашего с Джерардом брака я стала болезненно реагировать на самые безобидные попытки меня соблазнить.

Он поморщился при ее последних словах.

— Я не собирался тебя соблазнять, — пробормотал Гаретт. — Поверь, если бы я хотел этого, то не остановился бы. Я просто поддался минутной слабости. Все произошло случайно. Лия, ты очень красивая и желанная женщина, а я всего лишь мужчина. Но в будущем я обещаю исправиться. А теперь давай зайдем в бар и присоединимся к другим, чтобы быть подальше от соблазна.

Глава ДЕВЯТАЯ

Просторный бар, декорированный в колониальном стиле, под названием «Пальмы» располагался рядом с рестораном и был условно разделен на две части.

Одна была устлана серой плиткой — там располагалась большая стойка, за которой уже собралось несколько человек, удобно устроившихся на высоких стульях с зачехленными сиденьями. Черный ковер закрывал другую половину, где стояли столики кремового цвета и стулья с плетенными из тростника спинками. Три перевернутых бочонка из-под пива в центре бара также служили столами, за одним из них два пожилых джентльмена играли в шахматы.

Дальняя стена была почти полностью сделана из стекла, и через нее открывался вид на террасу, за которой располагался внутренний дворик с лужайкой, окаймленный пальмами и освещенный круглыми фонариками, висящими на высоких зеленых столбах. Бухта вдали была неразличима в темноте, а ее скрытая за мангровыми зарослями вода казалась такой же черной, как и ночное небо.

— Где ты хочешь присесть? — спросил Гаретт. Почти все столики были свободны: возможно, вечерние клиенты уже отправились ужинать.

Лия выбрала один из пустых столиков напротив стеклянной стены.

— Что будешь пить?

Она удивилась, вспомнив, что Джерард редко спрашивал, чего бы ей хотелось выпить, но теперь Лия понимала, что сама отчасти была в этом виновата. Когда они только познакомились, она не знала, что заказывать, и всегда считалась с его мнением.

— Джин с тоником был бы сейчас очень кстати. — Джин с тоником стал ее любимым напитком во время путешествий на яхтах. Лия много времени провела в дальних портах, где стояла жаркая и влажная погода. Большой стакан джина с тоником и льдом великолепно освежал в конце тяжелого рабочего дня, когда она наконец заканчивала чинить паруса или драить палубы.

Гаретт направился к стойке бара, и Лия пристально разглядывала его великолепную прямую спину. Без сомнения, его тело было таким же безупречным, как и у его брата.

Лию раздосадовала мысль, что она снова сравнивает братьев. Ситуация слишком усложнилась, решение попросить у мужа развода ничего не меняло. Джерард всегда будет стоять между нею и Гареттом и мешать их отношениям. Это все равно что постоянно чувствовать присутствие третьего лишнего в своей постели. В конце концов, для нее…

Лия положила локти на стол, устало склонив голову, и закрыла глаза. Что же ей делать?

— Ты опять думаешь о Джерарде?

Услышав его голос, Лия резко подняла голову, ее руки соскользнули со стола.

— Ты быстро вернулся, — сказала она, пропуская мимо ушей его замечание.

Когда Гаретт подошел к столику и поставил перед нею бокал джина с тоником, устраиваясь напротив с кружкой пива, на его лице было написано сильное раздражение.

— Давай сразу же выясним один вопрос, — твердо сказал он. — Ты по-прежнему любишь его или нет? Я хочу знать правду, — потребовал он ответа, увидев замешательство Лии.

— Честно говоря, я сама не знаю, Гаретт, — призналась Лия, потягивая через соломинку холодный джин. — Может быть, да, а возможно, и нет.

— Ты говорила, что презираешь его.

— Так и есть.

— В таком случае ты его не любишь. Она только покачала головой.

— Он был моей первой любовью, Гаретт, моим первым мужчиной…

— Но когда ты услышала, что он сказал в тот вечер, любовь к нему должна была умереть.

— Да, так должно было случиться. Но…

— Но что?

— Не думаю, что тебе захочется это услышать.

— Лия, я хочу знать все о вас с Джерардом. То, что произошло между вами, разрушает наше будущее.

— Думаю, да, — согласилась Лия, отпив глоток из своего бокала.

— Тогда просто расскажи мне все.

Лия отложила соломинку в сторону и заглянула в глаза Гаретту.

— Когда в тот вечер я подслушала их разговор, то решила встретиться с Джерардом лицом к лицу и все ему высказать. Я собиралась сделать это, но, когда он пришел в спальню, он… он не дал мне такого шанса. Он начал заниматься со мной любовью, и я… я…

— Ну? — напряженно спросил Гаретт, сжав в руках нетронутую кружку с пивом.

— Я просто забыла его чудовищные слова. Для меня не существовало ничего, кроме этого момента… этого удовольствия. А потом я почувствовала себя униженной, мне было так… стыдно. И тогда я поняла, что не смогу открыто противостоять Джерарду. Не знаю, была ли это любовь или нет, но то, что я к нему испытывала, стало сильнее меня. Он имел надо мной огромную власть.

— Я понимаю.

— Нет, ты не понимаешь! — огрызнулась Лия. — В следующую ночь он снова доказал свою власть надо мной. Я уже придумала, как уйти от него, но смогла убежать только через два дня. Я притворилась, что у меня болит голова, но он снова без труда смог соблазнить меня. И я испытала настоящее удовольствие, Гаретт, безумное наслаждение. А после рыдала, пока не уснула.

— Черт возьми, Лия.

— Мне это противно не меньше, чем тебе. Итак, в последнюю ночь я решила, что не позволю ему снова соблазнить меня. И сделала то, чего никогда не позволяла себе раньше. Ну достаточно сказать, что я взяла инициативу в свои руки. А он выглядел чертовски довольным, не представляя, как мне было тяжело совершить подобное.

В ее глазах заблестели слезы при воспоминании о той ночи и о нежности Джерарда. Любая женщина на месте Лии поверила бы, что он ее любит.

Но он не любил тебя! — напомнил холодный голос разума.

Господи, сколько мук она испытала, пытаясь убедить себя в этом и забыть о своих чувствах к Джерарду, чтобы продолжать жить дальше.

Лия вытерла слезы, ощутив внезапный прилив гордости, и это чувство еще больше укрепило ее в решении покончить все отношения с Джерардом.

— Мне очень жаль, Гаретт, — сказала она. — Я не должна была рассказывать это тебе.

— Ты не права, Лия. Тебе давно следовало все мне рассказать. Теперь я понимаю, почему ты убежала от Джерарда. Мне просто не верилось, что ты опасалась, как бы он не причинил тебе боль. Однако то, о чем ты рассказала, мне было известно и раньше. Джерард — очень опытный и искусный любовник.

— Да, но… но…

— Ничего, — сказал Гаретт, отвергая все протесты. — Я смогу стать лучше его, потому что действительно думаю о тебе. Но уж, конечно, не буду стремиться переплюнуть Казанову. А теперь пей, моя дорогая, нас ждет ужин.

Изумление Лии не знало границ. И она еще считала Джерарда самоуверенным упрямцем!

— Вы неисправимы, — пробормотала она, следуя за официанткой, сопровождавшей их к столику в зале для некурящих.

— Да, — просто ответил он. — Мама говорит то же самое.

Зал для некурящих представлял собой маленькое помещение, отгороженное стеклянной стеной, и напоминал оранжерею. Из этого зала тоже открывался вид во внутренний дворик, только с другой стороны. Голубоватый ковер устилал пол, стены были кремового цвета, а на столиках, покрытых скатертями цвета ржавчины с кремовой отделкой, возвышались медные подсвечники.

Здесь было несколько морских сувениров, и Лии больше всего понравилась медная шапка с колокольчиком для подводного плавания, лежавшая на ближайшей стойке. Эта реликвия напоминала о тех временах, когда отважные мужчины ныряли глубоко в море, чтобы вынести на поверхность ценные жемчужные раковины.

Потолочные современные вентиляторы и настенные светильники в колониальном стиле вносили в обстановку ресторана элегантную утонченность и дух былых времен. Оказавшись в подобном ресторане в каком-нибудь другом городе, Лия почувствовала бы, что одета недостаточно торжественно, но жители Брума во всем любили простоту и удобство.

Официантка в широких черных брюках и простой белой блузке усадила их за столик и предложила Лии меню закусок, а Гаретту — меню напитков.

— Закажем «шабли»? — спросил Гаретт, быстро просмотрев меню. — Или ты предпочитаешь «шардонэ»?

— Только не «шардонэ», — быстро ответила Лия. Гаретт нахмурился, услышав ее резкий тон, и, пожав плечами, заказал местное «шабли». Официантка поспешно бросилась выполнять заказ — как обычно, все они торопятся угодить красивым мужчинам.

— Тебе не нравится «шардонэ»? — поинтересовался Гаретт.

— Нет, — ответила она, сделав вид, что внимательно изучает меню.

Джерард всегда заказывал для Лии только «шардонэ», которое сразу же ударяло ей в голову. Она нравилась ему немного подвыпившей, и однажды он сказал ей об этом по пути домой, остановив свой черный «порше» на темной стороне улицы. И она всегда так восхитительно послушна, добавил он, заглушив сердито рокотавший мотор. Восхитительно послушна, сердито подумала она и закусила губу, испытывая глубокое презрение к самой себе. Она была слишком слаба и слепо доверяла ему!

— Тебе ничего не понравилось из закусок? — спросил Гаретт, неправильно истолковав выражение ее лица.

— Нет, нет, здесь чудесная еда. Я просто не знаю, что заказать. — Господи, она начала краснеть, кровь бросилась ей в голову от неприятного воспоминания.

Лия радовалась, что зал был освещен не слишком ярко и Гаретт не заметил ее смущения.

— Как насчет наших любимых рыбы и чипсов? — с улыбкой предложил Гаретт.

Лия напряженно рассмеялась в ответ.

— Сомневаюсь, что они есть в меню такого ресторана. Закажи сам. Я не знаю, что выбрать.

И в любое другое время ты тоже не сможешь этого сделать, услышала она жестокий внутренний голос.

Если бы Джерард сидел сейчас напротив тебя, то ты, вероятно, была бы во всем покорна ему. Он мог просто посмотреть в твои глаза, соблазняя тебя своим гипнотическим взглядом, и ты бы сразу лишилась способности говорить и даже думать.

Лия посмотрела поверх пламени свечи на Гаретта, изучающего меню, его классически правильные черты резко выделялись на фоне окружающего полумрака.

— Ты похож на отца или на маму? — внезапно спросила Лия. Она резко подняла голову и заметила его удивленный взгляд.

— На отца. А почему ты спрашиваешь?

— Расскажи мне о своих родителях.

— И что тебя интересует?

— Я хочу знать все.

— Это очень большой заказ, гораздо больше того, что мы можем позволить сегодня на ужин. — Гаретт положил меню на стол, и официантка тут же подошла к их столику, желая узнать его выбор.

Лия подумала, что Гаретт еще ничего не успел решить, но он быстро и уверенно заказал на закуску пикантный тайский суп из тыквы и крылышки Баррамунди в лимонном масле и каперсовом соусе. По предложению официантки он выбрал травяной хлеб, но отказался от десерта, заявив, что решит этот вопрос немного позже.

Когда официантка удалилась, он на мгновение задумался, чертя своей вилкой узоры на скатерти. Лия ждала, когда он заговорит, нервно ерзая на стуле.

— Мой отец был плотником, — начал Гаретт свой рассказ. — Ты знаешь песню о плотнике, влюбленном в леди? Он спрашивает, выйдет ли она за него и родит ли ему ребенка. Это немного похоже на брак моих родителей. Он был плотником, а она — леди. Только мама вышла за него, потому что уже ждала его ребенка.

— Детей, — поправила его Лия.

— Что? Ах да, но тогдагона об этом не знала, ведь в то время еще не применяли ультразвук. В любом случае это был неравный брак. И я в конце концов это понял.

— Что ты имеешь в виду под этим «в конце концов»? Неужели вы с братом не догадывались, что родители не ладят друг с другом?

— Разумеется, нет. Помнишь, я сказал, что моя мама — настоящая леди? Она со всеми была очень вежлива, всегда старалась безупречно выглядеть и уважала мнение мужчин из своей семьи. Видимость благополучия была важнее реальной жизни. Мне казалось, что они с отцом счастливы, я понятия не имел, что это не так. Мама чувствовала себя загнанной в ловушку, а отца мучила мысль, что однажды она может его оставить. Понимаешь, он знал, что мама никогда не любила его, что он всего лишь отчаянный выскочка и мама вышла за него только из-за беременности. Отец безумно ее любил и думал, что, разбогатев, сможет завоевать ее любовь. Но, к сожалению, он не обладал деловой хваткой. Отец перепробовал все, что мог, но только растратил все наши деньги. Маме пришлось пойти работать, чтобы свести концы с концами. А потом отец стал сильно пить. Как-то однажды, лет десять назад, он напился и сильно избил маму, и тогда она ушла от него.

— Десять лет назад, — медленно повторила Лия, нахмурившись. — Это произошло тогда, когда вы с Джерардом расстались, правда?

—Да.

— А как это случилось?

— В тот день мы с Джерардом вернулись вечером домой, нашли отца пьяным и узнали, что мама ушла. Отец обманул нас, рассказав, что у мамы несколько лет была любовная связь с ее богатым боссом, что жена этого босса умерла и тогда он захотел жениться на маме. Отец говорил, что она ушла, даже не оглянувшись, и не вспомнила о своих детях. Он кричал, что маме было противно оставаться женой мужчины, зарабатывавшего на хлеб своими руками, и все, чего она хотела от жизни, так это денег и материального благополучия. Отец убеждал нас, что стер руки до крови, угождая ей, но маме все было мало. Естественно, мы с братом пережили большое потрясение. Ведь, как я уже говорил, их брак казался вполне удачным.

— Но ты поверил ему?

— Джерард поверил. Одна девушка бросила его ради парня со спортивной машиной, поэтому, я считаю, он уже тогда начал плохо думать о женщинах. К тому же Джерард никогда не был близок с мамой. Отец очень любил нас, а мама всегда держалась немного в стороне, и между нами чувствовалось какое-то отчуждение. Именно поэтому ситуация оказалась не в ее пользу. Мы с Джерардом не видели маминых синяков и не знали, что сделал отец. Ведь раньше он и пальцем до нее не дотрагивался. Мама не оставила нам письма, не позвонила и ничего не объяснила. Мы не подозревали о ее страхах. Она боялась, что отец убьет ее. Он ей угрожал и даже приходил к дому босса с заряженным ружьем.

— Значит, она была в доме своего босса?

— Да. Он обожал ее и не отрицает этого даже сегодня. Но клянется, что они никогда не были любовниками. Мама пришла к нему, ища защиты и поддержки, когда ей некуда было пойти, и он не мог отказать в помощи. А потом они полюбили друг друга. Но то, что мама оставалась в доме этого человека, было для Джерарда еще одним аргументом против нее. Он сам пошел туда. Это большой особняк на Золотом побережье. К сожалению, мама и ее босс уже уехали в США.

— Должно быть, для вас это было ужасно.

— Да. Когда отец узнал, он обезумел. Он не поверил Джерарду и обвинил его во лжи. Побежал в гараж, сел в свою старую машину и умчался прочь на огромной скорости. Он разбился на шоссе и умер в больнице.

— О, Гаретт… как ужасно. — Да, ужасно…

— А твоя мама в конце концов позвонила тебе? —Да.

—И?..

— Джерард не пожелал с ней разговаривать, не хотел ничего о ней слышать. Он обвинил маму в смерти отца. В конце концов она оставила попытки все объяснить ему. Когда мама вышла замуж за своего босса, для Джерарда это стало окончательным доказательством того, что отец был для нее неподходящей парой. Он сказал мне, что не хочет никогда больше ее видеть и для него она умерла.

Лия в ответ покачала головой. Она представляла, как Джерард говорит эти слова. Он никогда и никого не прощал и ничего не забывал. Скорее всего, сейчас он ненавидит и ее.

— С тех пор он очень изменился, — продолжал Гаретт. — Джерард стал безжалостен и амбициозен. Он забросил архитектуру и…

— Джерард тоже был архитектором? — изумилась Лия.

— Да. Но после смерти отца уже не мог оставаться просто неизвестным и неопытным архитектором, потому что это не приносило большого дохода. Джерард занялся сделками с недвижимостью. Продажа домов оказалась более прибыльным занятием, чем их проектирование. Джерард работал семь дней в неделю, и у него совсем не оставалось времени для меня. Постепенно я стал для него постоянным напоминанием о том, что случилось с отцом.

— И он вычеркнул тебя из своей жизни! И свою мать тоже!

— Он считал, что она солгала.

— Ну, разве не в этом заключается истинная сущность Джерарда? — вскричала Лия. — Ведь у тебя хватило такта и терпения выслушать свою мать и понять ее. Но Джерард признает только свое собственное мнение.

Гаретт нахмурился.

— Я надеялся, что после моего рассказа о его прошлом ты поймешь своего мужа и постараешься простить его.

— Никогда! — вскричала она с ненавистью. — Господи, нет. Как ты можешь просить меня об этом, Гаретт? Невозможно простить то, как он со мной поступил. Меня не интересует его прошлое, и я терпеть не могу людей, которые оправдывают свои дурные поступки давними неудачами. Став взрослыми, мы сами делаем свой выбор в жизни и принимаем нужные решения. У тебя такое же прошлое, как и у Джерарда, но ведь ты не превратился в хладнокровного и бессовестного злодея. Нет, я не могу простить его. Джерард отдавал себе отчет в своих действиях.

— Хм… Ты произнесла впечатляющую речь, и я хорошо понимаю тебя, но иногда легче делать заявления, чем претворять их в жизнь. Ты сама виновата в том, что позволила прошлому так сильно повлиять на твою жизнь. Поэтому ты прячешься в самом дальнем уголке страны.

Лия вздрогнула, удивленная той твердой уверенностью, с которой Гаретт произнес эти слова.

Но она сумела быстро взять себя в руки.

— Думаю, меня можно простить за то, что я скрывалась все эти шесть месяцев. Это намного меньше, чем десять лет. Кроме того, — добавила она, гордо подняв голову, — я не намерена больше прятаться и в следующий понедельник отправлюсь в Брисбен и попрошу у мужа развода. А потом с облегчением вернусь домой.

— А я думал, ты не хочешь оставлять Алана без помощника.

— Алан без особого труда сможет найти мне замену, если я предупрежу его за несколько дней. Человеку, занимающемуся моей работой, не нужна квалификация в мореплавании или в обслуживании посетителей.

— Но я, например, не умею это делать, — сухо сказал Гаретт.

— Да, я понимаю. К тому же было бы неразумно работать на яхте, если страдаешь от морской болезни.

— У меня нет морской болезни.

Лия моментально растеряла весь свой пыл.

— Но вчера вечером… когда ты вышел из ванной… ты… ты выглядел совсем больным.

— Я почувствовал себя больным, потому что стал свидетелем милой сценки между тобой и Аланом и старался взять себя в руки. А потом я прошел мимо каюты твоего босса и увидел его двуспальную кровать со смятыми простынями. Я подумал, что совсем недавно здесь происходила жаркая любовная сцена, и мне стало очень плохо.

— Прошлой ночью у него оставалась подруга, — объяснила Лия, потрясенная чувством Гаретта. Неужели он мог так сильно влюбиться в нее с первого взгляда?

Вот это да!

— Почему бы не отложить поездку в Брисбен, пока я не смогу поехать вместе с тобой? — предложил Гаретт. — Мы могли бы полететь на одном самолете.

— Когда у тебя обратный рейс?

— Сначала я собирался пробыть здесь две недели.

— Что значит… сначала?

— Когда я встретил тебя, мои планы изменились.

— Что же нам с тобой делать, Гаретт? — спросила Лия, покачав головой.

— Я мог бы предложить тебе множество вариантов, — медленно произнес он, смотря ей в глаза.

Появление официантки с заказом спасло Лию. Но ненадолго.

— Сделай мне одолжение, забудь о Джерарде хотя бы сегодня вечером, — резко сказал Гаретт, когда официантка ушла. — У тебя впереди еще целая жизнь, успеешь получить развод. А я прошу только две-три недели без воспоминаний о прошлом, или это слишком много?

— Думаю, нет…

— Мне хочется, чтобы ты притворилась, будто мы только познакомились.

— А разве это не так?

— Не придирайся к словам, Лия! — И он снова посмотрел на нее своими проницательными голубыми глазами. — За несколько часов может пройти вечность.

Внезапно в душе Лии забурлили опасные, будоражащие кровь чувства, готовые вот-вот разрушить ее спокойствие. Раньше, с Джерардом, Лия никогда не пыталась первой начать любовную игру, но сейчас она не могла избавиться от мыслей, как будет соблазнять Гаретта, когда они уйдут из ресторана.

— Завтра утром я собираюсь на жемчужную ферму «Вилли-Крик», — сказал Гаретт, разламывая ломоть травяного хлеба. — Не хочешь поехать со мной?

Жемчужная ферма «Вилли-Крик» была единственной, где проводились экскурсии для туристов. Лия уже побывала там однажды, и ей очень понравилось это очаровательное местечко. Особенно интересно было наблюдать, как в живые раковины устриц кладут песчинки, которые затем превращаются в жемчужины. Там также находилась выставка ювелирных изделий местных мастеров. Лия не собиралась ничего покупать, но Гаретт мог приобрести что-нибудь для своей матери.

Довольно— безобидная прогулка, решила она. Они с Гареттом не останутся наедине, а Лия очень опасалась этого. Она желала близости с Гареттом, но боялась совсем запутаться в своих чувствах.

— Хорошо, — наконец согласилась девушка.

— Ты очень долго думала, — недовольно проворчал он. — В чем проблема?

— Нет никаких проблем.

— Тогда ешь свой суп, пока он не остыл.

Лия была слишком счастлива, чтобы есть суп. Слишком счастлива, чтобы думать о еде. Слава Богу, они будут вместе с другими людьми и она не потеряет голову от безумных желаний, не дававших ей покоя.

Хотя сегодняшний вечер, к счастью, завершился без происшествий и Гаретт только поцеловал ее на ночь, Лия знала, что это всего лишь вопрос времени и очень скоро они окажутся в постели.

Позже, когда лежала без сна, глядя широко открытыми глазами на вентилятор под потолком, она подумала, что хотела бы оказаться с Гареттом не в постели. Она мечтала быть там, где могла бы спокойно любоваться его прекрасным телом, — на палубе «Зефира», при свете звезд и луны…

Глава ДЕСЯТАЯ

— Ну и где ты пропадала целый день? — спросил Алан, пристально посмотрев на Лию.

Они направлялись по пыльной дороге в сторону мыса, где Алан каждый вечер оставлял свою старую машину. Было половина четвертого, и с моря дул легкий бриз.

— То здесь, то там, — уклончиво ответила Лия, улыбаясь от удовольствия при воспоминании о дне, проведенном с Гареттом.

То утро они начали на жемчужной ферме. Гаретт привез ее туда на своей машине, но они сразу же присоединились к группе других туристов.

Поначалу все собравшиеся чувствовали себя неуверенно и послушно бродили за гидом, как стайка робких школьников. Но когда Гаретт начал расспрашивать гида, все вдруг оживились, послышались разговоры и смех, туристы фотографировались и задавали гиду еще больше вопросов.

Они чудесно позавтракали пресными лепешками, испеченными в золе, запивая их соком на веранде милого домика владельца фермы, а затем посетили выставку ювелирных изделий. Лия сразу же отвергла предложение Гаретта купить ей что-нибудь. Казалось, ему было приятно, когда Лия заявила, что ей необходимо только его общество.

Когда экскурсия закончилась, они отправились на Кэйбл-Бич обедать. Расположившись на траве под пальмами, болтали о разной ерунде. Они ни разу не заговорили о Джерарде, и Лия почти не вспоминала о нем.

А после они не спеша прогуливались по берегу, держась за руки. Эта милая прогулка очень понравилась Лии, но ее настроение внезапно изменилось, когда им повстречалась совершенно обнаженная пара.

Кэйбл-Бич был известен своими нудистскими пляжами, но эта пара не пряталась за барханами, не лежала, уткнувшись лицом в песок. У них были великолепные тела, хотя, возможно, они и не собирались демонстрировать свое совершенство.

— Это как раз то, что мне нужно, — вполголоса пробормотал Гаретт, — Она тебе нравится, правда? — поддразнила его Лия, стараясь разрядить постепенно возникающее между ними напряжение.

— Да, — усмехнулся он в ответ. — Но парень тоже очень неплох.

Они захихикали, и женщина бросила в их сторону надменный взгляд, а у мужчины яростно засверкали глаза.

Лия улыбнулась, вспомнив эту сцену.

— Ну, хорошо, с кем бы ты ни была «то здесь, то там», — сухо сказал Алан, — он сделал тебя счастливой. А мне очень приятно это видеть.

— Почему ты думаешь, что это был он?

— Моя дорогая, ведь ты разговариваешь со стариной Аланом. Если кто и знает, что делает женщину счастливой, так это я. Да, кстати… не могла бы ты последить сегодня вечером за яхтой?

У Лии вытянулось лицо, ведь Гаретт уже пригласил ее на ужин.

— Хорошо, я все понял, — шутливо произнес Алан. — У твоего друга есть планы на вечер. Но, возможно, мы сможем найти компромисс?

Когда они наконец доехали до того места, где Алан оставлял свой автомобиль, дорога стала настолько грязной, что машина начала буксовать в пыли.

— В чем компромисс?

— Он турист? —Что?

— Твой друг турист?

— Да… — Но она вовсе не собиралась сообщать Алану, кто он.

— Ты знаешь, где он остановился?

— Ну… да. В отеле «Бухта Роубак». А зачем тебе?

— Я прямо сейчас позвоню ему по мобильному, и мы все уладим. — Он начал набирать номер. — Как его зовут?

Лия закусила губу. Алан нахмурился, но неожиданно его лицо прояснилось.

— Господи, не может быть! Неужели это брат твоего бывшего мужа!

Ее виноватое лицо сказало всю правду. Алан нажал клавишу отбоя.

— Лия, Лия… если ты ничего не придумала о своем бывшем муже, то ты играешь с огнем. Это же сценарий из греческой трагедии.

— Но я не сплю с ним!

— Ты имеешь в виду, пока не спишь. Но я не в первый раз вижу такой взгляд у женщины и хорошо его знаю.

— Какой взгляд?

— У тебя на лице написано, что ты от него без ума.

Лия вздрогнула.

— Неужели это так заметно? —Да.

— Я знаю, что попала в неловкую ситуацию, — со вздохом призналась она. — Он говорит, что никогда еще не хотел так ни одну женщину.

— Мм. Неплохая тактика, и я сам ее уже использовал.

— Это не тактика, Алан. Гаретт вовсе не подлец, как его брат. Если бы он был таким же, как Джерард, то поклялся бы в любви с первого взгляда и постарался бы затащить меня в постель. Я сказала, что пока не знаю, к кому меня по-настоящему влечет, и оказалось, он нисколько этим не обеспокоен. Гаретт абсолютно уверен, что я в конце концов выберу его. Если честно, Алан, у него есть все те качества, которые мне нравятся в мужчине. Встреть я его раньше, обязательно бы влюбилась. Все омрачает моя первая любовь к Джерарду и наш брак. Джерард не из тех мужчин, кого легко забыть.

— Чудовищ редко удается забыть, — сухо заметил Алан. — Они порой прикидываются такими очаровательными существами.

Лия вздрогнула. Да, Алан был прав, Джерард сразу же очаровал ее. Лию ослепило это очарование, и она не смогла разглядеть чудовище, скрывавшееся в его душе.

— Как же мне узнать, настоящие ли чувства я испытываю к Гаретту, Алан? — спросила Лия, ее глаза молили о помощи. — Или это всего лишь самообман?

— Наверное, я не ошибусь, если предположу, что тебя одинаково сильно влечет к обоим братьям?

— О Господи, ты говоришь ужасные вещи, но это правда. Хотя Гаретт нравится мне намного больше. Он приятнее, ласковее, мягче.

— Надеюсь, он не слишком мягок, — сухо пробормотал Алан, и Лия покраснела. — Послушай, Лия, иногда лучше всего не скрывать свое желание. Очень часто мы начинаем лучше понимать свои чувства, оказавшись в постели с предметом своей страсти. Я гарантирую, что утром ты будешь точно знать, кого из братьев ты предпочитаешь в постели, и не только там. Человек многое открывает в себе, занимаясь любовью.

— Ты так думаешь?

— Я это знаю. Ну а теперь не предложить ли мне Гаретту бесплатную ночь на борту «Зефира» с очень хорошенькой служанкой? Я даже постелю чистые простыни на кровать в капитанской каюте, — добавил он с хитрой и нахальной улыбкой.

Лия не знала, что и сказать. Если Алан с ее одобрения сделает такое предложение Гаретту, то это будет равносильно разрешению заняться с ней любовью.

Эта мысль полностью завладела Лией. Она хотела Гаретта, но ужасно боялась последствий.

— Дама всегда может сказать «нет», Лия, — заявил Алан, заметив ее беспокойство. — Это большое судно. Но приглашение полюбоваться луной на борту вовсе не означает что-то большее. Сразу дай Гаретту это понять, когда он поднимется на борт. Если он хороший человек — а ты считаешь, что это так, — то должен уважать твой выбор. Ты согласна?

Да, подумала она, он будет уважать ее. Гаретт не монстр, в отличие от Джерарда.

— Хорошо, — согласилась Лия, вздохнув с облегчением. — Позвони и спроси его.

Через пару минут Алан сообщил, что Гаретт согласился прийти.

В половине восьмого вечера Гаретт ступил на палубу «Зефира». Он одет очень легко, подумала Лия, и при взгляде на него к ее горлу подступил комок. Гаретт надел широкие яркие шорты, голубую футболку с надписью «Брум», переливавшейся у него на груди блестящими желтыми буквами, и кожаные сандалии, которые сразу же сбросил.

Но Лия и сама оделась довольно легко. На всякий случай она всегда оставляла на яхте кое-что из одежды. После того как Алан уехал на берег с участниками прогулки, Лия ринулась вниз, скинула с себя шорты и майку, в которых провела целый день, и приняла душ.

Сейчас на ней были короткие розовые шорты, лишь слегка прикрывавшие ягодицы. Но белая свободная тенниска выглядела достаточно скромно. Аппликация из больших розовых цветов скрывала грудь, которая внезапно стала очень уязвимой. Лия даже пожалела, что собрала свои густые, влажные после душа волосы в высокий хвост, а не оставила их распущенными. С распущенными волосами она чувствовала себя гораздо увереннее.

— Спасибо, Алан, — крикнул Гаретт, помахав рукой Алану, уносившемуся к берегу на «Зодиаке». Он обернулся к Лии и поднял вверх руку с двумя тяжелыми на вид пластиковыми пакетами. — Китайская еда, — сказал он, улыбаясь. — И еще здесь есть шампанское. Все самое лучшее.

— Не обязательно было это покупать. — Лия постаралась улыбнуться в ответ, но улыбка получилась больше похожей на гримасу. Гаретт все время говорил как его брат. Джерард тоже всегда покупал только самое лучшее.

— А почему нет? Ты заслуживаешь лучшего. Ее сердце забилось сильнее, потому что теперь он не был похож на брата. Ведь Джерард всегда покупал все самое лучшее, чтобы продемонстрировать свое богатство и успех, ему и в голову не приходило доставить удовольствие другому человеку.

Теперь Лия улыбалась по-настоящему.

— Я имела в виду китайскую еду, глупыш. Я собиралась сама что-нибудь приготовить. У Алана на борту есть большая кладовая, доверху набитая продуктами.

— Только не сегодня вечером. Сейчас я хочу, чтобы ты легла и расслабилась.

Но Лия услышала только слово «легла» и понимала, что должна сказать что-нибудь, пока еще не слишком поздно.

— Гаретт, — взволнованно начала она, вся дрожа. — Я не хочу, чтобы ты думал, будто, пригласив тебя на ночь, я разрешаю…

— Эй, послушай, — мягко прервал он ее. — Помнишь, я просил тебя расслабиться? Ты слишком напряжена. Я не сделаю ничего, чего ты не захочешь.

— Вот в этом как раз вся беда, — возбужденно пробормотала она. — Я хочу, чтобы ты это сделал.

Его глаза потемнели от удовольствия.

— Лучше бы ты так не говорила…

— Я тоже жалею, что сказала это, — простонала Лия. — О Боже, это так ужасно.

— Нет, это не ужасно. — Гаретт поставил пакеты на палубу и подошел, чтобы ласково обнять Лию за плечи своими сильными руками. — Это неизбежно, — пробормотал он и обнял ее, впиваясь поцелуем в ее губы.

Поцелуй заставил Лию забыть обо всем, кроме его губ, языка и крепкого мужского тела, прижавшегося к ней. Как и в прошлый раз, ее охватило желание и голод страсти, и в мире для них уже не существовало ничего, кроме этого сладостного момента.

— Нет, не надо, — простонала Лия, когда Гаретт на мгновение оторвался от ее губ, чтобы перевести дух.

— Не надо что? — прошептал он в ответ, покрывая поцелуями ее лицо и шею.

— Не останавливайся.

Он рассмеялся, а затем, к великому удивлению Лии, сдернул с нее тенниску и бросил на палубу.

Дуновение легкого ночного ветерка, освежившего обнаженную грудь Лии, было необыкновенно возбуждающим, а от взгляда его горящих, страстных глаз ее сердце забилось с бешеной силой. Когда руки Гаретта коснулись ее груди, Лия забыла об угрызениях совести. От прикосновения его губ исчезли все мысли, мучившие ее последние дни и грозившие все испортить.

Джерард. Гаретт. Было уже неважно, кто заставлял Лию испытывать волшебные чувства. Она застонала, оказавшись во власти знакомого и совершенно непреодолимого эротического опьянения. Теперь Лия желала только, чтобы этот язык продолжал мучительную ласку, заставляя ее вскрикивать в болезненной истоме, эти губы еще глубже захватывали возбужденную грудь.

Лия застонала, когда его влажный, горячий рот отпустил ее грудь и началось томительное продвижение к животу. Мужчина опустился перед ней на колени и медленно снял шорты и трусики, постепенно освобождая Лию от одежды и стыда.

Теперь Лия стояла, прислонившись к фальшборту, абсолютно обнаженная, задыхаясь от страсти. Гаретт, стоя на коленях, раздвинул ее ноги, лаская и целуя бедра и горячую плоть, мучая и дразня ее своим языком, заставляя девушку терять голову от желания.

Лия изо всех сил вцепилась в канаты, издавая неистовые стоны, ее спина выгибалась дугой, а бедра дрожали. Она закрыла глаза, стараясь сдержаться и не перейти слишком быстро за грань этого безумия, и, когда она уже была почти готова ринуться в бездну темного, пульсирующего экстаза, Гаретт поднялся с колен и посадил ее на поручни.

Лия не отрываясь смотрела на Гаретта, и он позволил ей наконец снять с него шорты.

Она проглотила комок в горле, почувствовав прикосновение его плоти, и застонала, когда он глубоко вошел в нее.

Она испытала сильнейший оргазм, крича от наслаждения, а затем разрыдалась от облегчения, уткнувшись в его плечо. Он крепко прижал ее к себе, стараясь успокоить, а затем понес вниз, по— прежнему не выходя из ее тела.

— Сюда? — резко спросил он, кивнув в сторону главной каюты, где Алан подготовил для них кровать, постелив чистые простыни. Эта кровать занимала всю каюту, и на ней было раскидано полдюжины подушек. Мягкий и неяркий свет струился из ламп, спрятанных в потолке.

Она зачарованно кивнула, и Гаретт шагнул в узкую дверь. Они легли на кровать, и Лия оказалась под ним, ее ноги все еще крепко обхватывали его бедра.

Лия хорошо знала, что Гаретт еще не перешел границы сладострастия, его плоть внутри ее была по-прежнему тверда и напряжена. Лию изумила его выдержка, а также и ее собственное быстро возвращающееся желание. Испытав оргазм, она никогда не возбуждалась так быстро. Обычно ей требовалось много времени, чтобы вновь почувствовать желание, но, похоже, сейчас ее тело жаждало удовлетворения даже больше, чем в первый раз.

Лия страстно желала, чтобы он двигался, хотела чувствовать, как его плоть заполняет ее, то слегка отдаляясь, то снова погружаясь в нее все глубже и глубже. При мысли об этом ее сердце начинало биться еще сильнее, губы приоткрывались, и она издавала короткие стоны. Она крепче обхватила его ногами, проводя языком по запекшимся губам.

Склонившись над ней, Гаретт наблюдал за этими сладкими мучениями, сжав ладонями ее лицо.

— Позволь мне, — попросил он, соблазняюще прикасаясь языком к губам Лии.

Она шире открыла рот, ловя воздух и зовя его к себе.

Наконец он сжалился над ней, и его язык глубоко погрузился в сладкие уста, скользнул по ее языку, а потом, изогнувшись, коснулся чувствительной кожи нёба. Он повторял это снова и снова, пока Лия окончательно не потеряла голову от желания. Ее бедра приподнялись, стараясь еще глубже захватить его в себя. Лия стонала, ее пальцы неистово хватали его волосы, а широко раскрытые глаза молили об облегчении.

Гаретт прервал поцелуй и медленно и осторожно приступил к завершающей стадии, выполняя ее желание. Гаретт то полностью выходил, то снова погружался в сокровенные глубины, будя необыкновенно острые и восхитительные ощущения. Лии казалось, что она качается на волнах моря удовольствия, поднимаясь на вершины, а затем летя вниз.

Но постепенно море стало бурным. Лия взмывала все выше и низвергалась в темную пучину. Ее ногти впились в его кожу и спина выгнулась дугой.

— О! — вскричала она, ощутив неистовое наслаждение, пронзившее ее плоть.

— Лия! — простонал Гаретт, взрываясь внутри ее и дрожа от удовольствия.

Лия не могла ответить ему, а только прижала его к себе, наслаждаясь их общими ощущениями и крепче сжимая бедра, пока он наполнял ее своей живительной влагой.

Наконец он успокоился и затих, прижавшись губами к ее волосам. Лия чувствовала переполнявшее все ее тело тепло.

Внезапно в ее голову закралась мысль, что именно так неосмотрительные женщины, отдаваясь страсти, зачинают нежелаемых детей. Но как восхитительно это мгновение блаженства! Она ни за что не позволила бы ему остановиться. Слава Богу, сегодняшний день, похоже, не был благоприятен для зачатия!

Он обнял ее, еще крепче прижав к себе. Лия поцеловала его в плечо и ласково прошептала:

— Гаретт…

Да, ей был нужен только Гаретт, вдруг поняла Лия, ощутив странное чувство удовлетворения и вновь пробуждающееся неутолимое желание. Да, только Гаретт, не Джерард.

Глава ОДИННАДЦАТАЯ

— Нет, не надо, — попросил Гаретт, вздрагивая, когда Лия провела кончиком пальца по его шраму.

— Но он совсем не кажется мне уродливым, — пробормотала она. — В тебе просто не может быть ни капли уродства.

Они лежали на корме рядом со штурвалом. Лия принесла несколько одеял и соорудила из них матрац, чтобы они могли лежать и любоваться звездами. Гаретт вытянулся на спине, а Лия расположилась рядом, опершись на локоть.

— Я хочу рассмотреть тебя всего, — хрипло пробормотала она. — Касаться тебя и целовать…

Она хотела сделать это в душе, куда они сначала собирались отправиться вместе, но в маленькой кабинке едва хватало места для одного человека. В конце концов они приняли душ по отдельности.

Зато теперь Гаретт лежал рядом абсолютно обнаженный.

Он застонал, когда Лия приблизилась к его быстро оживавшей плоти, и тут она снова вспомнила о Джерарде.

Он не стонал и вообще не издавал ни звука, когда они занимались любовью. Она одна стонала, молила, кричала, задыхаясь от желания. Эта мысль обожгла ее, и Лия подумала, что ей нравятся стоны Гаретта, и постаралась заставить его стонать еще больше.

Она ласково провела кончиком ногтя по всей длине его плоти, которая тут же напряглась. У Лии по позвоночнику пробежала сладостная дрожь от звука, который издал Гаретт. Она снова дотронулась до него, но на этот раз тремя нежными пальчиками, которые, едва касаясь напряженной плоти, ласкали, дразнили и мучили его.

Но вскоре стоны Гаретта зажгли в ее крови сильное желание, и обжигающая боль пронзила ее между бедер, соски напряглись, в нетерпении ожидая ласки. Склонившись над ним, она поглаживала его возбужденное тело, а затем прижалась к нему своими набухшими сосками, направив его в волшебный тоннель. Лия слышала резкое отрывистое дыхание Гаретта, почувствовала, как сжалось его тело, услышала предупреждающий крик. Но ей уже было все равно, она тоже потеряла над собой контроль.

Они одновременно испытали оргазм, хотя Гаретт и пальцем до нее не дотронулся.

Когда все закончилось, Лия лежала обессиленная и ошеломленная происшедшим. Гаретт осторожно обтер ее фланелевой тканью, принесенной снизу, а потом растер полотенцем. Она начала дрожать, и он укрыл ее одеялом, а сам лег рядом, крепко обняв.

— Все хорошо? — нежно спросил он ее.

— Я… я не знаю…— Лия вдруг почувствовала себя удивительно свободной. Она до сих пор сгорала от желания, хотела доставить ему удовольствие, раньше предназначавшееся только для Джерарда, сотворить то, чего она никогда еще не делала. Господи, она превратилась в неистовую женщину, в распутницу, в… нимфоманку!

— Не смущайся, Лия, — пробормотал он. — То, что ты делала, было прекрасно и необыкновенно страстно. Мне понравилось, и тебе тоже. Это потому, что мы любим друг друга.

Лия обернулась, с удивлением посмотрев на Гаретта, увидела сиявшую в его глазах любовь, и ее сердце замерло в ответ.

— Я полюбил тебя с первого взгляда, — хрипло сказал он.

У Лии слезы навернулись на глаза, когда она вспомнила, как Джерард не раз говорил эти слова. Но только оказалось, что Джерард лгал.

— Ты правда меня любишь?

— Я еще никогда ни в чем не был так уверен.

В глубине его голубых глаз Лия увидела искренность. Да, это были искренность и душераздирающая мольба.

— Скажи, что тоже любишь меня, Лия. Я не вынесу, если не нужен тебе.

— О Гаретт! — вскричала она и обняла его за шею. — Я люблю тебя, — прорыдала она. — Теперь я все понимаю. Моя любовь так сильна, что похожа на душевную боль, которую ничем нельзя утолить. Я так сильно люблю тебя, что это… это пугает меня.

— Не надо, любимая, — пробормотал Гаретт, осторожно укладывая ее на одеяла и убирая с ее разгоряченного лица несколько прядей. — Я чувствую то же самое. Поверь мне, все, чего я хочу, так это любить и заботиться о тебе.

— Да, да, я верю тебе. Ты никогда не поступил бы, как брат, никогда не солгал и не предал бы меня. Ведь в тебе нет ни одного недостатка! — И она прильнула к нему, целуя его грудь, шею и подбородок.

—Лия…

— Да, мой родной? — Она, улыбаясь, посмотрела на него, но вдруг заметила его серьезное лицо. Лию охватила мгновенная тревога, и все сжалось у нее внутри от страха. — Что случилось?

Он молчал, и в его глазах Лия заметила тайное беспокойство. Она сразу поняла, что он думает о Джерарде. Гаретт говорил ей, что брат его не беспокоил, но она знала, что это не так. Тогда Лия окончательно решила сама уладить проблему с Джерардом. В конце концов, он был ее проблемой.

— Не вспоминай сегодня о Джерарде, Гаретт, — посоветовала Лия, и ее сердце переполняла любовь к этому мужчине. — Как ты уже говорил, он только все портит. Мы подумаем о нем немного позже.

— Позже, — все еще обеспокоенно повторил Гаретт. — Вся беда в том, Лия, что этот момент все равно настанет. И иногда позже не значит лучше.

— Ты хочешь, чтобы мы поехали и немедленно все сообщили Джерарду?

Гаретт вздрогнул. Лия наклонилась и поцеловала его в губы.

— Ты говорил, — прошептала она, — что я зря потеряла шесть месяцев. Разве будет иметь значение, если мы подождем еще немного? — Но на самом деле Лия уже продумывала, как положить конец своему исчезновению и этому поддельному браку.

Гаретт вздохнул.

— Думаю, ты права. Если мы сделаем это немного позже, то ничего не изменится. Просто… — Он осекся, и Лия снова взглянула на него.

— Просто что?

— Ты понимаешь, сегодня вечером мы не приняли меры предосторожности, Лия. Я не заражу тебя какой-нибудь отвратительной болезнью, но ты не подумала о беременности?

— Да, эта мысль приходила мне в голову. Но сегодня это маловероятно. Мой цикл закончился всего пару дней назад.

— Ты не принимаешь противозачаточные таблетки?

— Нет. Одно время я их принимала, но перестала, когда ушла от Джерарда. Понимаешь, он тогда не хотел иметь детей, — с горечью проговорила она, вспоминая, как Джерард однажды сказал, что хотел бы какое-то время ни с кем не делить ее любовь. Ему нужно было еще немного времени, чтобы полностью подчинить ее своим желаниям. Да, это ему нравилось больше всего!

— Я хочу иметь от тебя детей, Лия, — заверил ее Гаретт. — И как можно скорее.

— Ты не хочешь подождать, пока мы поженимся?

— Нет, — резко ответил он.

— Ребенок… — мечтательно произнесла Лия, ощутив теплую сладкую волну внутри себя. Ей бы так хотелось иметь ребенка от Гаретта.

— Но сегодня мы вряд ли сможем зачать ребенка. Вероятно, это произойдет через несколько дней? — предположила она, с любовью и надеждой глядя на него.

Он ласково провел сильной рукой по ее шее и по все еще возбужденным соскам.

— Тогда очень скоро мы каждую ночь будем до бесконечности заниматься любовью, — хрипло пообещал он. — А теперь поцелуй меня еще раз, Лия. Целуй меня, возьми меня с собой в то чудесное место, где не существует никого, кроме нас двоих.

И она с наслаждением осыпала его поцелуями, пока он снова не застонал.

— Господи, я так хочу, чтобы ты делала это, — вскричал он, и его рука дрожала, гладя ее волосы. — Я не могу передать тебе, что я чувствую. Ты ведь любишь меня, правда? О Господи… Не останавливайся… Никогда не останавливайся…

Но Лия все-таки остановилась, но только на мгновение, чтобы он вошел в нее, и они вдвоем унеслись в тот необыкновенный мир, где существовали только он и она.

И это было восхитительно.

Лия вспомнила слова Алана, что утром она поймет, кто из этих мужчин ей нужен и в постели, и в жизни. Теперь она не сомневалась, что любит Гаретта. Он был единственным мужчиной в ее жизни, а чувства к Джерарду оказались всего лишь обманом. Лия поняла, что слепо увлеклась сильным и необыкновенно привлекательным мужчиной.

Но теперь он лишился своей власти над ней, Лия была в этом уверена. Она полюбила Гаретта, обладавшего всеми физическими достоинствами Джерарда и ни одним из его пороков.

Сидя на Гаретте верхом, Лия пристально смотрела на него, поражаясь страсти, сверкавшей в его глазах, и удивляясь своему собственному безумному желанию. Она почувствовала, как наслаждение вновь захлестнуло ее, вырастая, поднимаясь и крутясь вихрем в ее глубине, а затем внезапно разбилось на миллионы частиц, и ее оргазм был намного сильнее того, что она испытывала раньше.

— О Гаретт! — вскричала она, а их тела сжимались в едином ритме. — Любимый…

Он крепко обнимал ее, пока его семя извергалось. И тогда Лия подумала о том, что очень скоро в ней, возможно, зародится новая жизнь.

Эти мысли еще больше укрепили ее решимость разобраться с Джерардом и порвать раз и навсегда их связь. Лия мечтала о том, чтобы зачать ребенка Гаретта в спокойной обстановке, и хотела, чтобы Гаретт верил ей так же, как и она ему.

— Я люблю тебя, — пробормотала она и обняла его. — Люблю тебя, — бесконечно повторяла она, пока не уснула в его объятиях.

Глава ДВЕНАДЦАТАЯ

— Я полагаю, ночь прошла успешно? — спросил Алан, когда заехал на другой день за Лией, чтобы отвезти ее на работу. Он вел себя осторожно и явился на яхту только утром, чтобы доставить их обоих на берег. На этот раз обошлось без многозначительных подмигиваний и взглядов, которые Лия терпеть не могла.

— Да, неплохо, — коротко ответила Лия, не вдаваясь в подробности.

Алан усмехнулся.

— Должен признать, что ты очень сдержанна в оценках, Лия. Я видел этого измученного парня и хочу заметить, что «неплохо» — слишком слабо сказано. Сегодня вечером вы опять встречаетесь?

—Да.

— Надеюсь, ты дашь ему поспать днем. У нас, мужчин, есть свой предел, особенно когда нам уже за тридцать, ну, ты понимаешь, о чем я говорю. Мы не похожи на тех молодых хвастунов, которые готовы заниматься любовью каждые десять минут.

— Алан! — вскричала Лия, стараясь изобразить негодование, но ее глаза смеялись. Сегодня ночью Гаретт заткнул бы за пояс любого из этих молодых хвастунов. Но на рассвете он выглядел немного утомленным и, отвезя ее домой, отправился в гостиницу, чтобы как следует выспаться. Лия тоже постаралась заснуть, но проспала всего пару часов и, проснувшись, начала строить планы на новый день.

— Надеюсь, ты была осторожна, — вдруг сказал Алан, и у Лии замерло сердце.

— Что ты имеешь в виду?

— Но ведь ты еще по-настоящему не знаешь этого Гаретта, правда? Я имею в виду… ты знаешь только то, что он рассказал о себе. Так происходит, когда знакомишься с кем-нибудь на отдыхе. Поверь, мне приходилось встречать прекрасных во всех отношениях женщин, которые потом обманывали меня, придумывая невероятные истории, пользуясь тем, что оказались вдали от дома.

— Гаретт не станет мне лгать, — твердо сказала Лия.

— Откуда такая уверенность?

— Я просто знаю это. Алан пожал плечами.

— Только не говори потом, что я тебя не предупреждал.

— Мне не придется это говорить.

— Есть женщины, которые никогда не учатся на своих ошибках, — пробормотал Алан сквозь зубы.

— Это нечестно. У Гаретта нет ничего общего с Джерардом. Ты ведь сам говорил, что я многое пойму, если проведу с ним ночь. Так и случилось. Теперь я знаю, что такое любовь, понимаю, чего я хочу от жизни и от мужчины. Я долго пряталась, но настало время действовать. Поэтому я хочу попросить тебя об одолжении, Алан.

— Что? О каком одолжении? — устало спросил он.

— Я собираюсь сказать Гаретту, что на завтрашний день у тебя запланирована морская прогулка и ты заберешь меня на работу уже в девять тридцать утра.

— Зачем? А где ты будешь на самом деле?

— Я поеду в Брисбен просить у мужа развода.

— И не скажешь об этом его брату? —Нет.

Алан покачал головой.

— Лия, ложь никогда не доводит до добра.

— Это ложь во спасение.

— Такого не бывает.

Ее лицо стало суровым, потому что Алан ничего не понимал.

— Ты сделаешь это для меня или нет?

— Что конкретно я должен сделать? Я не совсем понимаю свою роль. В конце концов, ты можешь сказать Гаретту все, что хочешь, мы ведь вряд ли с ним встретимся.

— Ты можешь случайно столкнуться с ним.

— Итак, ты хочешь, чтобы я исчез на целый день, правда?

— Да. И не мог бы ты отвезти меня в аэропорт? — Билеты на самолет и ночь в мотеле Брисбена будут стоить Лии всех ее сбережений.

— В девять тридцать? —Да.

— Хорошо.

— Алан, ты прелесть!

— Я больше похож на идиота. Когда ты вернешься?

— Постараюсь успеть к морской прогулке следующим вечером.

— Уж постарайся обернуться к тому времени.

— Обещаю.

Лия сразу почувствовала себя виноватой, как только солгала. Они вместе с Гареттом лежали в постели в его номере, и ее тело все еще пронзала дрожь после страстных любовных утех. Тогда Лия и решила рассказать, где собирается провести следующий день.

— Тебя не будет весь день? — спросил Гаретт, и в его голосе прозвучало разочарование.

— Боюсь, да.

— А как насчет завтрашнего вечера? Ты не освободишься к ужину?

— Не уверена. Алан не устраивает вечерних прогулок на «Зефире» по понедельникам, поэтому дневные прогулки иногда продолжаются до заката. Я… я лучше не буду ничего обещать. Позвоню, когда мы вернемся, хорошо? — Лия в любом случае планировала позвонить ему из Брисбена после встречи с Джерардом. Иначе Гаретт стал бы волноваться, поскольку она не вернется в Брум до вторника.

— Что ж, хорошо, — недовольно согласился он. Лия почувствовала себя еще более виноватой.

Ужасно, когда приходится обманывать любимого человека, но она призвала на помощь всю свою решимость. В конце концов, это был единственный выход.

— Почему бы тебе не поехать на экскурсию по Бруму? — предложила Лия. — Они очень интересные. Позвони портье, и тебе закажут билет. Хотя, возможно, мы уже опоздали.

Настенные часы пробили девять тридцать. Гаретт пригласил ее к себе в номер, собираясь угостить ужином, и это очень заинтриговало Лию. Но они оказались в постели, не успев съесть ни кусочка.

— В любом случае я этого не хотел, — сказал он. — Я не люблю групповые экскурсии. Лучше поброжу один, полюбуюсь окрестным пейзажем, а также изображениями динозавров.

— Хорошо, но должна предупредить тебя, что те, которые ты увидишь, вовсе не настоящие, а всего лишь копии. А настоящие находятся под водой. Думаю, ты видел их мельком во время отливов.

— Неважно. Я просто хочу посмотреть, насколько они огромны. Ты не проголодалась?

— А ты что, умеешь готовить? Он улыбнулся.

— Сомневаешься?

Лия застенчиво улыбнулась в ответ.

— Ну… у меня не было опыта общения с мужчинами, умеющими готовить.

— Думаю, ты имеешь в виду Джерарда, — сухо сказал он.

— Не только его, ведь мои братья тоже не умели готовить.

— Я умею не так уж много, но могу пожарить мясо и сделать салат.

Внезапно в гостиной зазвонил телефон, и Гаретт помрачнел. Заметив странное выражение его лица, Лия озабоченно нахмурилась.

— Кто может звонить тебе? — спросила она.

— Одному Богу известно.

— Хочешь, я возьму трубку? — предложила Лия. — Я все равно собиралась в ванную.

— Нет, нет, я сам подойду. — Он отбросил простыню и выскочил из постели, торопливо распахивая двери, разделявшие спальню и гостиную.

Лия нахмурилась, наблюдая за резкими движениями Гаретта и чувствуя его раздражение. Он был не таким уж уравновешенным человеком, каким показался ей вначале, но и не столь вспыльчивым, как Джерард. Но Лия уже знала, что Гаретт — необыкновенно страстная натура.

Он схватил трубку, повернувшись к ней спиной, и его плечи напряглись.

— Да? — резко ответил он, а затем замолчал, внимательно слушая человека на другом конце провода.

— Да, здесь чудесно, — наконец оживленно заговорил он. — Нет… нет, я собираюсь задержаться здесь… Послушайте, я позвоню вам на следующей неделе и назначу точную дату… Да, да, я это знаю… До свидания.

Он медленно положил трубку и задумался.

— Кто это был? —Что?

— Я спросила, кто звонил?

— Моя секретарша. Она хотела узнать, когда я вернусь в Брисбен. Я сообщил ей, что собираюсь еще побыть какое-то время здесь.

— Тебе нужно возвращаться к работе?

— Справятся и без меня. В моей компании отличный персонал. — Он присел на край кровати и ласково погладил ее по щеке. — Теперь, найдя любовь всей своей жизни, я не собираюсь рисковать и сразу возвращаться в Брисбен. Я хочу какое-то время быть только с тобой.

Лия подумала, что по иронии судьбы он повторил слова Джерарда, но только совсем с другими намерениями.

— Ты просто хочешь, чтобы я забеременела, правда? — спросила она, накрывая его руку своей ладонью, и улыбнулась ему.

— Ты не возражаешь?

— Господи, конечно, нет. Я всегда этого хотела, мечтала стать матерью. Боюсь, я не из тех женщин, которых интересует карьера.

— Ты будешь чудесной матерью.

Ее сердце защемило от любви и восхищения, которые сияли в его глазах. Она прижала его руку к своим губам и нежно поцеловала.

— А ты, мой дорогой, — пробормотала она, — будешь чудесным отцом.

— Надеюсь, — ответил он. — Господи, я искренне на это надеюсь.

Лия вдруг вспомнила предостережение Алана, его слова о том, что она не знает настоящего Гаретта.

— У тебя… ведь нет причины не любить детей, Гаретт? — с тревогой спросила она.

— Конечно, нет. Папа был хорошим отцом, и у меня есть пример для подражания. Я больше беспокоюсь о наших возможностях зачать ребенка. Ведь не у всех рождаются дети, и для этого мало одного желания.

— Да, это так, но мы оба здоровы. Кроме того, я еще очень молода. Врачи говорят, что в молодости женщины более плодовиты.

— Да… да, это правда.

— И нам вовсе не надо торопиться, ведь так? Если мы сразу не сможем зачать ребенка, это не имеет большого значения. Я имею в виду… Я правда люблю тебя, Гаретт, но мы ведь недавно познакомились. Мне кажется, что мы знаем друг друга всю жизнь. Но на самом деле это не так, потому что несколько дней назад мы и не подозревали о существовании друг друга.

— Нет, — ответил он, сверля ее глазами. — Это не так. Я знал о тебе, Лия.

Она побледнела.

— Что… что ты имеешь в виду?

На какое-то ужасное мгновение она испугалась: его следующие слова могут уничтожить их счастье и любовь. Такой пытки ей не вынести, а особеннно после того, что с ней сделал Джерард.

— Ничего плохого, — настаивал он, и Лия увидела боль в его глазах, когда он взял ее руки в свои ладони и ласково погладил их. — Просто я всегда знал, что где-то в этом мире меня ждет такая девушка, как ты. Поэтому я искал тебя и не хотел другой жены и матери для моих детей. Я ждал тебя, Лия, всегда ждал только тебя.

— Как чудесно! — вскричала она, а из глаз хлынули слезы облегчения.

— Нет, это ты чудесная! — пробормотал он, приподнимая ее лицо обеими ладонями и целуя в губы. — Я так тебя люблю. Всегда помни об этом.

Он снова поцеловал ее, и это был самый сладкий поцелуй в мире. Он успокоил ее душу, но возбудил плоть. Внезапно Лия захотела его так сильно, как никогда не хотела раньше. Она жаждала, чтобы он доказал ей свою любовь и стал единственным мужчиной в ее жизни, изгнав из ее сердца все сомнения и тревоги.

Прошло очень много времени, прежде чем они смогли отведать мясо и салат.

На следующее утро Гаретт привез Лию домой в половине девятого, таким образом она могла не торопясь принять душ, переодеться и подготовиться к приезду Алана. Он приехал вовремя, и через считанные минуты Лия оказалась в аэропорту, имея в запасе достаточно времени, чтобы спокойно пройти регистрацию.

Лия сохраняла присутствие духа до тех пор, пока не получила посадочный талон. Когда же путешествие в Брисбен превратилось в страшную реальность, мужество покинуло ее, и Лия едва не бросилась назад. Мысль о том, что она снова встретится с Джерардом лицом к лицу, казалась ужасной и лишала Лию решимости. Она выпила для бодрости чашку кофе, но он не возымел никакого действия. Лия как будто оцепенела, но все-таки заставила себя сесть в самолет, постоянно внушая себе, что у нее есть только один выход из сложившейся ситуации.

Наконец самолет приземлился в Дарвине, но следующий рейс в Брисбен отложили на сорок минут, Лию снова охватила паника. Было уже далеко за полдень, когда ее самолет пошел на посадку в Игл-Фарм. На такси она доберется до «Саншайн энтерпрайзиз» где-то около пяти часов вечера.

Джерард к тому времени еще не уйдет из офиса. Он никогда не уходил рано с работы, а по понедельникам не возвращался раньше восьми. В этот день он обычно приводил в порядок все дела в офисе, разбирал корреспонденцию, факсы, отвечал на телефонные звонки. После выходных он поднимал на ноги всех своих сотрудников и воплощал в жизнь те идеи, которые обсудил в пятницу с членами своей команды по маркетингу.

По понедельникам Лии было особенно жалко Энид. Та не справлялась с огромным объемом работы, и ей приходилось оставаться в офисе даже после ухода своего шефа.

Джерард всегда был трудоголиком, но он без зазрения совести использовал и подчинял своей воле других людей, думала Лия, сидя в терминале и с нетерпением ожидая приглашения на посадку.

Пока она ждала, ее взгляд случайно наткнулся на кабинки телефонов-автоматов, и ужасная мысль вдруг закралась в ее голову. А что, если по какой-то причине Джерарда нет в офисе? Что, если за шесть месяцев его обычный распорядок дня изменился?

Лия вдруг поняла, что ей необходимо это выяснить. Возможно, она искала причину не ехать в Брисбен и не встречаться с Джерардом. Но это было не так уж важно, она просто должна узнать, где сейчас находится ее муж.

Вскочив с места, Лия поспешила к ближайшей телефонной кабинке. У нее нашлось всего лишь три доллара сорок центов мелочью, но она надеялась, что этого хватит.

К счастью, Энид довольно быстро взяла трубку.

— Энид, это Лия, — быстро проговорила она, и ее сердце стучало как маленький молоток. — Я не могу долго разговаривать, у меня мало денег. Скажи только, будет ли Джерард в офисе около пяти часов?

— Да. Почему бы ему там не быть. А что?

— Я собираюсь приехать к этому времени, а может быть, немного позже. Только, пожалуйста, не говори ему. Обещай мне!

— Я обещаю.

— Спасибо, Энид. Я знала, что могу на тебя положиться. А теперь я должна идти, мои деньги заканчиваются.

Лия повесила трубку, ее руки дрожали. Она чувствовала себя разбитой.

Он оказался на месте, и у нее не было причины повернуть назад. О Господи…

Глава ТРИНАДЦАТАЯ

Когда самолет наконец приземлился в Брисбене, нервы Лии были напряжены до предела и ее желудок сжимался от приступов тошноты. Сойдя с самолета, она, зажимая рот, бросилась в дамскую комнату.

Через пять минут она, бледная и дрожащая, вышла из кабинки. Перекинув сумку через плечо, Лия наклонилась над раковиной и умылась холодной водой, после чего ей стало значительно лучше. В большом зеркале отразились ее глаза с темными кругами и бледное лицо. Она тихо застонала и, прислонившись к раковине, опустила голову.

— С вами все в порядке, милочка?

Лия обернулась и увидела пожилую леди, которая с нескрываемым сочувствием смотрела на нее.

— Да, — солгала она. — У меня все хорошо.

— Вы неважно выглядите.

— Через пару минут мне станет легче. Меня немного укачало в самолете.

— Позаботьтесь о своем здоровье, милочка. Вы ведь не собираетесь опять лететь сегодня на самолете?

— Нет, только завтра.

— Будь я на вашем месте, обязательно бы приняла таблетку перед полетом.

— Да, да, я так и сделаю, — сказала Лия, подумав, что нет такой таблетки, которая бы излечила ее от этой ужасной тревоги. Она скоро увидит Джерарда, своего мужа, мужчину, которого она когда-то любила до безумия и с которым у нее теперь все кончено. Лия надеялась, что может спокойно встретиться с ним, не опасаясь потерять самообладание или вновь испытать к нему какие-то чувства.

Но теперь она во всем сомневалась. Ее голова кружилась от ужасных предположений. Что, если она взглянет на него и сразу вспомнит свою былую страсть? Вдруг ее любовь к Гаретту всего лишь иллюзия, мираж?

Здравый смысл подсказывал Лии, что это не так. Она любила Гаретта. Он обладал всеми качествами, которые она уважала в людях и которыми восхищалась. Гаретт был добрым, любящим человеком, тогда как его брат своей бессердечностью и холодностью вызывал у Лии только презрение.

Перестань вести себя как глупая девчонка, приказала себе Лия, глядя в зеркало. Возьми себя в руки! И всегда помни, как он с тобой поступил. Джерард не может пробудить в тебе серьезного чувства, ничего, кроме легкомысленного влечения. Думай о нем как об отражении в зеркале.

Отражении Гаретта. Пусть Джерард выглядит, как брат, но у них нет ничего общего. Джерард и есть мираж, химера, всегда помни об этом.

Лия расправила плечи и несколько раз глубоко вздохнула. Постепенно ее голова прояснилась и взгляд сосредоточился на отражении в зеркале. Я слишком молодо выгляжу, решила Лия.

Поставив сумку на край раковины, она начала искать расческу и косметичку. Через несколько минут женщина в зеркале одобрительно кивнула ей в ответ. Теперь она нравилась себе гораздо больше. Лия собрала волосы в пучок, подвела свои зеленые глаза черным карандашом и накрасила губы красной помадой.

Теперь она выглядела на пять лет старше. Лия жалела только о том, что ее одежда не соответствовала случаю. Голубые джинсы и красная майка едва ли были нарядом властной и сильной женщины. Она неплохо смотрелась бы в красном полотняном костюме от Шанель, оставшемся в ее гардеробе в доме на пике Кенгуру. Сейчас тот костюм как нельзя лучше подошел бы для предстоящей встречи с Джерардом.

Власть…

Это слово больше всего сейчас беспокоило Лию.

Не любовь, а только власть. Она могла думать, что любила Гаретта, но как забыть о власти, которую Джерард когда-то имел над ней, о власти его сильной личности, его сексуальности, его бессердечности? Эти качества, которые Лия сейчас ненавидела, когда-то сломили ее волю и поработили ее чувства. Вне всякого сомнения, он мог делать с ней все, что бы ни пожелал.

Но это было давно и теперь закончилось, снова заверила она себя, выходя из дамской комнаты и направляясь на стоянку такси. За шесть месяцев ты стала другим человеком, ты путешествовала по всему миру и сама зарабатывала себе на жизнь. Ты стала более сильной, независимой женщиной. Теперь ты знаешь, чего хочешь от жизни, и это вовсе не связано с Джерардом. Он был безобразным мужем и стал бы еще более отвратительным отцом, тогда как Гаретт будет замечательным мужем и отцом! Пришло время воспользоваться моментом, дорогая, покончить с прошлым и начать создавать будущее.

Смелость и решительность не покидали Лию до тех пор, пока она не вышла из такси, направляясь в вестибюль огромного небоскреба со стеклянными стенами, где на самом верхнем этаже располагалась компания «Саншайн энтерпрайзиз». Тогда силы начали постепенно оставлять ее. Она все— таки сумела взять себя в руки, поднимаясь в лифте, что оказалось как нельзя кстати, потому что, когда двери открылись на последнем этаже, Лия очутилась в довольно щекотливой ситуации.

Несколько работников «Саншайн энтерпрайзиз», которых Лия знала в лицо, стояли на площадке в ожидании лифта. Было уже больше пяти часов, и в это время большинство персонала главного офиса заканчивало работу, и только главные менеджеры и их заместители регулярно оставались и работали сверхурочно. Они глазели на Лию, и она была готова провалиться сквозь пол.

Но эти взгляды помогли ей наконец взять себя в руки, и Лия с холодной улыбкой вышла из лифта и твердой походкой направилась по коридору к офису Джерарда.

Приняв самоуверенный вид, Лия почувствовала облегчение. Она действительно начала ощущать себя независимой женщиной и шла вперед с гордо поднятой головой. Это не было притворством, она действительно испытывала прилив сил, который появился как нельзя кстати. ,;

Лия вспомнила, что когда-то на нее произвел jj неизгладимое впечатление этот роскошный небо— ' скреб, где располагалась компания ее мужа. Она была так изумлена роскошным стилем жизни Джерарда, что даже испытывала трепет. Теперь, оглядываясь вокруг, она поняла, что все эти парадные атрибуты успеха были всего лишь красивым обманом.

Распрямив плечи, Лия шла вперед. И вот голубой ковер уперся в массивные двойные двери серого цвета с панелью кнопок на стене. До пяти часов вечера эти двери были всегда открыты и вели в огромную приемную, где царила ослепительная блондинка бальзаковского возраста, в обязанности которой входило развлекать нетерпеливых бизнесменов, дожидавшихся, когда вечно занятой владелец «Саншайн энтерпрайзиз» сможет принять их. Лия всегда ревновала Джерарда к Глории, пока не узнала, что очаровательная хозяйка приемной счастлива в браке и имеет троих сыновей.

Лия почувствовала легкую дрожь, нажав на кнопку, но ей удалось вовремя взять себя в руки Она ясно услышала бодрый, громкий голос Энид:

— Это ты, Лия?

—Да.

Лия услышала, как щелкнул замок.

— Я открыла дверь, проходи прямо в офис. Неяркие лампы освещали большую приемную, широкий полукруглый стол Глории был абсолютно пуст. В комнате работали кондиционеры, и воздух казался гораздо холоднее, чем на улице. Все выглядело очень мирно, даже слишком мирно.

Проглотив комок в горле, Лия закрыла за собой дверь и медленно направилась к двери в большой кабинет Энид. В это время страх, преследовавший Лию во время перелетов, снова вернулся и охватил ее с удвоенной силой.

Пожалуйста, Господи, не дай мне взглянуть на Джерарда и почувствовать что-то кроме презрения, молилась она. Но Больше всего, Господи, я прошу, чтобы он отпустил меня!

Думая о возможной неудаче, Лия в нерешительности топталась перед главной дверью, ее рука медленно тянулась к дверной ручке. Внезапно дверь распахнулась, и Лия увидела Энид. На этот раз ей изменила обычная сдержанность, и она вся раскраснелась от волнения.

— А я уже начала беспокоиться, что ты опять убежала, — возбужденно призналась она.

Лия напряглась.

— Я проделала весь этот путь не для того, чтобы снова убежать, — сказала она, напуская на себя смелость. — Джерард все еще в офисе?

—Да.

— Ох… — Теперь все пути к отступлению были отрезаны, она должна войти. — Не… не уходи, Энид, — выпалила она, вся ее смелость моментально испарилась. — Обещай мне. Стой здесь, так, чтобы услышать, если я позову тебя.

У Энид от удивления округлились глаза.

— Но ты ведь не боишься Джерарда, правда?

— А разве твой шеф не может внушать страха? Энид, он безжалостный человек, и ты знаешь это лучше, чем кто-либо другой. Ты видела, как он поступает с людьми. Джерард не из тех мужчин, кого следует злить, и он ничего не забывает и не прощает. Теперь я знаю это лучше, чем когда-либо, — горько сказала она, вспомнив об отношениях Джерарда с его матерью и братом, о том, как бессердечно он вычеркнул их из своей жизни. — Должно быть, он ужасно зол на меня и, возможно, даже ненавидит.

Энид хмурилась, неодобрительно качая головой.

— Джерард не ненавидит тебя, Лия. Он никогда не причинит тебе вреда.

— Когда-то я тоже верила в это. Так же, как верила в его любовь. Но теперь я смотрю на вещи иначе.

Энид вздохнула.

— Я очень на это надеюсь, моя дорогая. Лию удивили странные нотки в голосе Энид.

— Мне всегда казалось, что тебе не нравится Джерард, — обвиняющим тоном произнесла она. — Думала, ты считала меня глупой девчонкой, потому что я вышла за него замуж!

— Должна признать, так и было.

— Тогда перестань защищать его, — резко сказала Лия. Ей надоело, что совершенно разные люди защищают Джерарда. — Он не ждет меня, правда?

— А почему он должен тебя ждать?

— Ты могла предупредить его, что я приеду.

— Нет, я этого не сделала.

— Хорошо. Я хочу, чтобы этот бессердечный дьявол разинул рот от удивления, когда я войду его кабинет. Не хочу, чтобы у него было время обдумать новый ужасный план, как обмануть меня еще раз.

— Сомневаюсь, что он хоть мгновение помышлял об этом, — очень печально сказала Энид.

Лия сердито взглянула на нее и, призвав на помощь всю свою отвагу, быстрыми шагами вошла в кабинет Джерарда. Однако ее решимость как ветром сдуло, когда Джерард лениво посмотрел на нее из-за своего стола, наслаждаясь этим неожиданным театральным появлением. Его лицо не выражало ничего, кроме легкого изумления. Лия не увидела в его глазах ни тени гнева, ничего, кроме благосклонного интереса к ее неожиданному приходу.

— Так, так, — пробормотал он, откидываясь на спинку черного кожаного кресла и медленно оглядывая ее с головы до пят. — Неужели это Лия, моя исчезнувшая молодая жена? Почему же ты вдруг изменила свое решение? В том письме ты написала, что больше никогда не хочешь меня видеть.

Лия снова проглотила комок в горле, пытаясь усмирить бешеное биение сердца. Но теперь не гнев был тому виной. Будь проклят этот мужчина! Зачем он заставлял ее так страдать?

Оказалось достаточно одного холодного взгляда Джерарда, чтобы Лию охватила дрожь. Должно быть, в этом виноваты воспоминания, в отчаянии подумала Лия. Ведь она не могла до сих пор любить его, это невозможно!

Но мужчина, сидевший за длинным черным столом, был действительно великолепен в своем роскошном сером костюме-тройке. Ослепительно белая рубашка оттеняла его загорелое лицо, а вьющиеся черные волосы были зачесаны назад. Джерард выглядел изысканно и невероятно сексуально. Лия презирала себя, но не могла отвести от него жадных глаз, чувствуя, как все сжимается у нее внутри.

— Я не изменила своего мнения о тебе, — ответила Лия, и ее голос зазвенел от отвращения к самой себе. — Я все еще считаю тебя бессердечным ублюдком. Но я повзрослела с тех пор, как ушла от тебя, Джерард, а взрослые люди не убегают от проблем. А ты и есть моя проблема или, точнее… наш брак является проблемой. Я хочу получить развод. И больше я не собираюсь слушать твои глупости и поэтому сама найду адвоката. Так что, если ты захочешь причинить мне новые неприятности, советую хорошенько подумать!

— Развод, — повторил он, удивленно приподнимая брови, а затем склонился над столом, изучая какие-то бумаги, и, казалось, совсем забыл про Лию. — Очень хорошо, Лия, — небрежно произнес он. — Ты получишь развод. Это все? — поинтересовался он, исподлобья взглянув на нее, его холодные голубые глаза ничего не выражали. — Или ты хочешь чего-то еще? Возможно, денег?

— Только не от тебя, — огрызнулась она в ответ. Внезапно ей захотелось сделать ему больно, заставить его страдать, как страдала она. Господи, она так просто не уйдет, не ранив его в самое больное место. Разъярившись, Лия подбежала к его широкому столу и наклонилась вперед — ее лицо оказалось всего в нескольких дюймах от его изумленного лица.

— Я встретила мужчину, который полюбил меня по-настоящему. Он может подарить мне то, чего ты никогда не смог бы мне дать, несмотря на все твои деньги. Он такой же прекрасный любовник, как и ты, Джерард. Хотя, должна признать, он лучше тебя, потому что наша любовь — это отношения двух партнеров, а не хозяина и рабыни. А ведь ты всегда хотел, чтобы я играла роль твоей рабыни. Я была рабыней твоего эгоизма, твоего невероятно высокомерного «эго». Мужчина, с которым мы теперь вместе, — добрый и чуткий человек. Он отдает мне свою любовь без остатка. Я так сильно люблю его, что не могу расстаться с ним и на минуту. И по иронии судьбы ты, Джерард, его знаешь. Ты не догадываешься, кто он? Нет? Я нисколько не удивлена. Ты ведь не видишь дальше своего носа, ведь так? Хорошо, это…

Она замолчала, вдруг уловив знакомый аромат, исходивший от ее мужа. Это был не запах мускуса, а…

— Сосновый запах, — прошептала Лия, широко раскрыв глаза.

—Что?

— Ты пахнешь сосной. О Господи… О нет… нет…

Лия, шатаясь, отошла от стола, схватившись одной рукой за горло, будто стараясь удержать приступ тошноты, нахлынувший на нее после этого неожиданного открытия. Ее душу охватило отчаяние. Оно налетело, как огромная волна, унося с собой все надежды и мечты, как обломки корабля.

Ведь на самом деле Гаретта не существовало! Лия не ошибалась, когда отказывалась поверить в историю с братьями-близнецами. У Джерарда нет никакого брата, тем более близнеца. Мужчина, убеждавший Лию, что полюбил ее с первого взгляда, обладавший всеми теми качествами, которых не было у его брата, мужчина, с которым она пережила восхитительные моменты близости, оказался не кем иным, как ее мужем, Джерардом.

Его притворство было так велико, а актерские способности настолько безупречны, что заслуживали восхищения. Но, Боже, он опять предал ее!

— Этот проклятый запах, — мрачно пробормотал Джерард и поднял искаженное болью лицо, посмотрев в ее глаза, полные ужаса. — Ты позволишь мне все объяснить? Постараешься понять меня?

Лия не могла поверить, что он мог быть так упрям и так глуп!

— Выслушать тебя? — произнесла она сдавленным голосом, и ее лицо исказила страдальческая гримаса. — Понять? Что же ты за чудовище? Ты вообще представляешь, что натворил? Неужели ты настолько презираешь чувства других людей, что надеешься исправить свою… оплошность?

Джерард поднялся из-за стола и с решительным видом направился к Лии. Господи, в отчаянии подумала она, он и не собирается сдаваться!

Лия в панике пятилась назад, пока не уперлась в одно из больших кожаных кресел, стоявших вокруг стола.

— Остановись! — приказала она, когда Джерард подошел совсем близко. — Если ты сделаешь еще один шаг, я закричу!

Он остановился, и Лия увидела в его глазах неподдельное отчаяние.

— Ты должна дать мне возможность все объяснить.

— Не должна и не стану этого делать. Господи, теперь я презираю тебя еще больше, чем раньше. От твоей бессердечности у меня просто захватывает дух. В тебе нет ни капли чуткости, ведь ты поступил не только подло, но и жестоко. Ты создал мечту и заставил меня поверить в нее и полюбить этот прекрасный образ. Но хорошо смеется тот, кто смеется последний, потому что Гаретт избавил меня от твоих чар. Я больше не люблю тебя. Мои тело и душа принадлежат Гаретту. Но Гаретт не существует, он всего лишь миф, выдуманный человек. Просто… розыгрыш!

— Нет! — вскричал Джерард. — Неправда! Он действительно существует. Он — это я, моя лучшая половина, тот человек, каким я был до смерти отца, каким бы мог быть сейчас, если бы не отказался от любви. Я изгнал ее из своего сердца, потому что видел, до чего она довела отца, а ведь мы с ним были очень похожи. Любовь невозможно контролировать, а я не желал смиряться с этим. Итак, я научился сдерживать свои эмоции и старался принимать решения, слушаясь голоса разума, а не сердца. Я создал воображаемый портрет девушки, на которой хотел бы жениться, и когда мы познакомились, увидел, что ты полностью соответствуешь моему идеалу. Ты думаешь, я обманул тебя, Лия, но прежде всего я обманул самого себя. Я полюбил тебя… с того самого момента, как прошел по тому молу и увидел твое милое лицо. Я просто не осознавал этого до тех пор, пока ты не ушла. Господи, я обезумел, понимая, что потерял тебя. Теперь я раскаялся и стал совсем другим человеком. Ты должна поверить мне, Лия, я действительно люблю тебя!

Он просто неотразим! Какой великолепный фарс, горько подумала Лия. Если бы он любил ее, то явился бы с повинной головой и на коленях вымаливал прощение, соглашаясь понести заслуженное наказание. Но нет, он придумал новую ложь.

Джерард верил только в свою собственную правоту. Лия прекрасно знала, что он не отпустит ее просто так. Она великолепно соответствовала выдуманному им образу, и Джерард не мог потерять такое сокровище. Ведь она была так уступчива, так доверчива!

Но Лия до конца не могла понять, зачем Джерард заставил поверить ее в существование Гарет— та.

Она пристально смотрела на него, стараясь угадать, к чему он стремился в Бруме и что ему нужно от нее сегодня. Похоже, Джерард изо всех сил старался как можно скорее отправить ее в Брум, в объятия его выдуманного брата. Но с какой целью? Сколько еще он собирался играть эту роль? Ведь в конце концов Джерарду пришлось бы во всем сознаться.

— Почему? — простонала Лия, начиная медленно сходить с ума. — Зачем ты это сделал?

— Господи, Лия, неужели ты ничего не поняла?

— Нет, я ничего не поняла и не могу представить, как ты надеялся заполучить меня при помощи этого обмана. Когда же ты собирался сказать мне правду? Ведь ты не хотел всю жизнь притворяться Гареттом!

— Я пытался сказать тебе в ту ночь на яхте, но потом ты… о черт… — Он откинул назад волосы, упавшие ему на лоб, и, отвернувшись, начал сердито мерить комнату большими шагами. — Я просто собственными руками вырыл бы себе могилу, если рассказал бы тебе обо всем, и потому я не решился.

Лия покраснела, вспомнив об их близости в ту ночь. Она все делала во имя любви и не приняла меры предосторожности.

— О Господи! — прошептала она, пораженная ужасной мыслью, внезапно пришедшей ей в голову. — Так вот что за план у тебя был! Ты хотел, чтобы я забеременела. Для этого ты разыграл сегодня всю эту сцену. Хотел заставить меня вернуться к Гаретту и продолжать заниматься с ним любовью, а когда бы я забеременела, у тебя в руках оказался бы главный козырь. Ты ведь думал, что я больше не смогу уйти, если буду носить под сердцем нашего ребенка.

— Это не входило в мой первоначальный план, — прорычал он. — Так получилось. Господи, Лия, постарайся поставить себя на мое место. Ты никогда не стала бы слушать Джерарда, никогда не поверила бы в мою любовь.

Лия в ответ лишь покачала головой.

— А ты не догадываешься почему? Надеюсь, Бог простит тебя, Джерард. Ты еще порочнее, чем я думала, и готов сделать все что угодно, лишь бы удовлетворить свои эгоистические желания, правда?

Горе захлестнуло ее с новой силой, и Лия залилась слезами. Когда Джерард приблизился, чтобы обнять ее, она оттолкнула его и начала изо всех сил бить его по щекам, плечам, груди, ругая самыми ужасными словами.

Он даже не пытался защищаться, и Лия вдруг почувствовала ужас, постепенно осознавая, что натворила. Она, шатаясь, попятилась назад, смотря широко раскрытыми глазами на красные пятна, выступившие на его щеках, тонкая струйка крови сочилась из его рассеченной губы.

— О… — простонала она и бросилась бежать. Когда Лия пронеслась мимо, Энид в изумлении поднялась со своего места.

— Лия, подожди! — крикнула она ей вслед.

— Отпусти ее, Энид, — устало попросил Джерард. — Это безнадежно.

Но Энид не дала Лии уйти. Она поспешила вслед за обезумевшей женой своего босса, догнав ее в лифте, оказавшемся, к счастью, пустым, и не позволила ей уехать. Все произошло так быстро, что Лия не успела и глазом моргнуть.

— Я не хочу… говорить с тобой, — рыдала Лия, и слезы ручьем текли по ее лицу. — Ты солгала мне, когда я звонила в тот день, ты сказала, что Джерард в Брисбене, но его там не было. Он был в Бру— ме, и Найджел вместе с ним. Поэтому Джерард смог так быстро вернуться, ведь его реактивный самолет находился в аэропорту Брума. И ты сказала сегодня Джерарду, что я приеду.

— В тот день я действительно солгала тебе, но мне далось это очень нелегко. Ты застала меня врасплох, не оставила выбора. К тому же эта ложь пошла тебе на пользу. Но сегодня я не обманывала тебя и не говорила Джерарду, что ты приедешь. Твой самолет, вылетевший из Дарвина, можно было опередить только на «Конкорде». Джерард вылетел из Брума вслед за тобой.

Лия медленно приходила в чувство, изумленно слушая Энид, ее слезы постепенно высохли. Она вздохнула и озадаченно нахмурилась.

— Кто же тогда сказал ему?

— Твой босс.

— Алан? Я не верю тебе. Господи, неужели он платил Алану, чтобы тот шпионил за мной?

— Конечно, нет, — ответила Энид, и в ее голосе прозвучало раздражение. — Ты слишком преувеличиваешь недостатки своего мужа. Поверь мне, я понимаю, что он поступил с тобой ужасно. Но когда он придумал этот план, ничто уже не могло остановить его. Ты ведь понимаешь, он мужчина, а мужчины отдают предпочтение делам, а не словам. Похоже, он не понимал, какие ловушки таит в себе этот обман. Джерард просто увидел возможность искупить перед тобой свои грехи и ухватился за нее обеими руками.

Любопытство Лии взяло верх над переживаниями.

— Как он узнал, что я в Бруме?

— Ему сказал твой брат, Пит. Однажды Джерард вне себя от горя позвонил твоим братьям и сказал, что пришло время или развестись, или попробовать исправить положение.

Лия вздохнула. Она никогда не рассказывала братьям всю историю своих отношений с Джерар— дом. Просто сказала, что их брак не удался и ей надо ненадолго уехать. И они пообещали никому не говорить, где она скрывается. Но, возможно, решили, что могут нарушить обещание, раз Лия вернулась в Австралию.

— Когда Джерард узнал, где ты, то хотел сразу же ехать к тебе, но он очень боялся вашей встречи. И в конце концов придумал свой знаменитый план с братом-близнецом. Я предупреждала, что это не приведет ни к чему хорошему, но он меня не послушал.

— Он рассказывал тебе о своих планах? — подозрительно спросила изумленная Лия. Внезапно она подумала, что Энид стала гораздо привлекательнее, чем шесть месяцев назад. Тогда она выглядела на свой возраст и одевалась довольно безвкусно. А теперь она явно начала следить за собой и выглядела гораздо моложе.

— Да, — призналась Энид.

— Не странно ли это? — сухо спросила Лия. Джерард никогда не любил делиться своими секретами.

— Тебе не стоит беспокоиться насчет меня и твоего мужа, Лия. Джерард любит только тебя. Но я должна признать, что наши отношения изменились после несчастного случая. Хотя нет, сам Джерард очень сильно изменился.

— Я полагаю, ты говоришь о катастрофе с грузовиком?

— Да. Это случилось через неделю после твоего исчезновения, в тот день, когда частный детектив сообщил, что не может найти тебя. До этого момента Джерард был тверд как сталь, притворяясь передо мной, что твой уход был всего лишь временным недоразумением. Он ссылался на твою болезнь и под этим предлогом отвергал приглашено ния на приемы. Но, похоже, он наконец понял, что ты не шутила и никогда не вернешься к нему. И тогда Джерард потерял самообладание. Это… это было ужасно. Ты и представить себе не можешь. В тот вечер я старалась уговорить его не возвращаться домой на машине и просила переночевать у меня. Но он не согласился, сказав, что хочет остаться один и подумать. Свидетели того несчастного случая заявили, что он сам врезался в грузовик. Водитель машины ни в чем не был виноват.

— О нет! Ты хочешь сказать, что он… он?..

— Нет, не думаю, что он пытался покончить жизнь самоубийством. Наверное, он был просто… не в себе. Но признаюсь, он едва не умер от тоски.

— Едва не умер! — Она несколько секунд пыталась осмыслить эти слова, а затем страшно побледнела. Мысль о смерти Джерарда была ужасна.

— Ты все еще любишь его, правда? — спросила Энид.

Лия всеми силами хотела отрицать это, но не смогла, потому что Джерард был Гареттом, а Гаретта она действительно любила. Невозможно любить человека только наполовину.

— Да, — отрешенно призналась она. — Думаю, я люблю его.

— Тогда вернись и скажи ему об этом. —Нет!

— Лия, не делай хуже самой себе. Ты преподала Джерарду хороший урок, когда ушла от него. Теперь это совсем другой человек. Он даже встречался со своей матерью. Ты знаешь о ней? — нерешительно спросила Энид.

— Да, Гаретт говорил. — Лия осеклась, вспомнив все то, что Джерард рассказал ей, скрываясь под маской Гаретта. Она вспомнила, как он надеялся, что Лия лучше поймет его так называемого брата, когда узнает о его прошлом. Но она еще больше возненавидела своего мужа.

Лия также вспомнила, как Джерард молча слушал ее проклятия в свой адрес, и у нее сжалось сердце. Теперь понятно, почему он боялся открыто предстать перед ней и все объяснить.

— Да, — печально повторила она. — Я знаю о его матери.

— Хорошо. Итак, она сразу же прилетела сюда вместе с мужем, и все чудесно провели время вместе. Я думаю, это она открыла сыну глаза на его ложное представление о женщинах и любви. Как бы там ни было, я совершенно точно знаю, что он ужасно тосковал по тебе. И он изменился, Лия. Дай ему возможность доказать это.

Лия взглянула в честные глаза Энид, и в ней постепенно начало просыпаться доверие. Тот факт, что Джерард завоевал симпатию и уважение своей секретарши, свидетельствовал о многом. Лия видела, как Энид смотрела раньше вслед своему боссу.

— Да, — сказала Энид, кивая в ответ. — Он сумел покорить меня. И знаешь, он не один раз плакал у меня на плече.

У Лии от удивления округлились глаза. Джерард… плакал? Это казалось невероятным.

— Не думаю, что ему понравится то, что я тебе это рассказала. Но я считаю, что мужчина, который способен плакать из-за любимой женщины, достоин того, чтобы она к нему вернулась. Но ты не должна позволить ему легко завоевать тебя. Нельзя разрешать таким мужчинам, как Джерард, воспринимать твою любовь как нечто само собой разумеющееся.

Энид ободряюще улыбнулась, убрав руку с кнопки лифта, и двери снова распахнулись.

Лия заколебалась.

— Давай, — подтолкнула ее Энид. — Иди к нему.

Глава ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Джерарда не оказалось в кабинете. Лия нашла его в гостиной, где он, сгорбившись, сидел на кушетке, зажав в руке стакан виски.

— Джерард, — обратилась к нему Лия, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь переступить порог.

Он не взглянул на нее, отпив большой глоток янтарного напитка.

— Уходи, Лия. Я дам тебе развод и хорошее содержание. Но сейчас, пожалуйста, уходи.

— Нет, ты ведь хотел все мне объяснить, хотел, чтобы я постаралась тебя понять. Ну, я здесь и готова выслушать тебя. Давай, Джерард Вудворд, постарайся все мне объяснить!

Он поднял глаза, на его несчастном лице мелькнули проблески надежды.

— Ты действительно этого хочешь? Распрямив плечи, Лия прошла по пушистому ковру комнаты, обставленной великолепной мягкой мебелью, до гранитной стойки бара в углу и налила себе большой стакан виски.

— Тебе остается верить мне на слово, — сказала она.

Джерард нахмурился, когда она поднесла стакан к губам.

— Ты не любишь виски.

— Откуда ты знаешь? За последние шесть месяцев я сильно изменилась. Я побывала во многих местах и теперь не пью одно только «шардонэ». — Чтобы доказать это, Лия отпила большой глоток виски, даже не поморщившись, когда оно обожгло ей горло.

По правде говоря, она никогда раньше не пила виски, но Лия хорошо запомнила напутствие Энид. Если у них с Джерардом есть будущее, она должна проявить твердость и показать ему, что не собирается снова быть той же уступчивой женушкой или романтической простушкой, которая готова поверить ему на слово. Джерард должен доказать, что он действительно изменился.

В этом новом человеке, несомненно, присутствовало много хороших черт Гаретта, но он еще не полностью избавился от влияния Джерарда. Гаретт никогда бы не стал так обманывать ее, подобным образом мог вести себя только Джерард.

— Я жду твоих объяснений, — сказала Лия, прохаживаясь по комнате и смакуя виски.

— Тогда, пожалуйста, сядь, — пробормотал он.

— Нет, — холодно ответила она, но все же остановилась у окна.

— Я не знаю, с чего начать, — пробормотал он.

— С чего угодно.

— Но ты совсем не хочешь мне помочь.

— А почему я должна это делать?

— Не вредничай, Лия. Ведь ты не такая.

Она пристально посмотрела на него холодными зелеными глазами.

— Если ты собираешься продолжать в том же духе, Джерард, я уйду.

Не дождавшись ответа, Лия поставила свой стакан на подоконник и направилась к выходу. Джерард вскочил и бросился ей наперерез, его глаза молили о прощении.

— Не уходи, Лия. Если ты снова оставишь меня, я сойду с ума.

— Но мне было гораздо хуже, когда ты шесть месяцев назад произнес те ужасные слова! Как ты думаешь, я себя чувствовала, Джерард? Я была просто уничтожена. А потом… когда ты пришел в спальню и я не смогла остановить тебя… я… я…

Лия почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза и боль обиды возвращается снова.

— Я больше никогда не стану прежней, Джерард, — заявила она твердо. — Если ты действительно любишь меня, ты должен завоевать мою любовь и уважение. Я больше никогда не буду такой глупой, как раньше.

Он смотрел на нее с невыразимой любовью и раскаянием, и Лия почти лишилась сил. Как же она хотела обнять его, прижаться к этому сильному мужскому телу!

Но Лия сдержалась и была чрезвычайно довольна собой.

— Больше я тебе не поддамся, — твердо продолжала она. — Слишком мало времени прошло, и я пока еще не могу открыть тебе свое сердце. Поэтому я возвращаюсь в Брум, и если ты действительно любишь меня, то сам приедешь за мной. Тебе снова придется завоевывать мою любовь. Докажи, что ты изменился и тебе нужен равноправный партнер, а не марионетка, заставь меня поверить, что быть отцом и мужем для тебя гораздо важнее, чем делать деньги.

— Но так и есть! — Джерард вскочил, его глаза сверкали. — Я почти не мог работать с тех пор, как ты ушла от меня. Большую часть времени я проводил дома, думая о нас с тобой: о том, в чем я ошибся, о том, что мне делать, если посчастливится найти тебя и вернуть. Ты и твоя любовь гораздо дороже для меня, чем любой успех.

— Трудно в это поверить, Джерард. Ты ведь помешан на работе. Для тебя руководить — все равно что дышать.

— Но теперь все по-другому. Спроси у Энид. Последние шесть месяцев она и Стив почти полностью взяли на себя управление компанией и неплохо справлялись со своей задачей. Я, конечно, не обещаю совсем уйти из бизнеса. Или снова заняться архитектурой. Да, это правда, я действительно был архитектором. Но мне никогда особенно не нравилось это занятие. Я стал архитектором, потому что об этом мечтал отец. У него появилась сумасшедшая идея: я буду проектировать здания, а он — строить их. Он хотел, чтобы мы стали миллионерами…

Он осекся, и, увидев его погрустневшие глаза, Лия почувствовала острую жалость. Джерард действительно сильно любил отца.

— В любом случае работа архитектора — не для нашего времени, — оживленно продолжал он. — Но я могу пообещать, что в будущем работа никогда не займет первое место в моей жизни. Самое главное теперь для меня — ты и наши дети.

— Хорошо, Джерард, но это всего лишь обещания. Слова теперь мало что значат для меня, нужны доказательства. А сейчас я ухожу и не хочу, чтобы ты останавливал меня.

Его глаза сузились и стали очень похожи на глаза прежнего Джерарда.

— И ты не поцелуешь меня на прощание? —Нет.

— А когда я могу приехать в Брум?

— На твоем месте я бы немного повременила.

— Как долго?

Она криво усмехнулась.

— Джерард, приезжай, когда сочтешь нужным, когда будешь готов раскрыть передо мной свою душу. Хорошо?

— Хорошо. — И он улыбнулся в ответ.

Лии было очень трудно уходить от него, гораздо труднее, чем в первый раз. Но она сделала это и очень гордилась собой. И надеялась, что Джерард тоже гордился ею.

Лия провела ночь в мотеле неподалеку от аэропорта, но не могла уснуть до рассвета.

Лежа в постели, она вспоминала последние несколько дней, и все казалось ей совершенно невероятным! То, что Гаретт оказался Джерард ом, могло теперь объяснить ее моментально вспыхнувшее сильное желание. Глаза и разум можно было обмануть, но только не тело, оно инстинктивно чувствовало свою половину.

И Джерард знал это. Господи, она рассказала ему о своей сексуальной беззащитности, полностью раскрылась перед ним! С того самого момента она фактически преподнесла ему себя на серебряном подносе.

А как он изворачивался, отвечая на ее многочисленные вопросы…

Как хитро играл с правдой и ложью. Конечно, у него не оставалось жены в Брисбене, ведь она сидела напротив! И конечно, Джерард никогда не осмелился бы разрушить бизнес Гаретта, ведь они были одним целым!

Лию на какое-то мгновение охватили гнев и досада — ведь Джерард снова так ловко обвел ее вокруг пальца. Но постепенно огорчение с неохотой уступило место восхищению. Какой же он все-таки смелый и дерзкий! Что за мужчина!

Может, он изменился, как утверждала Энид? Может быть, он действительно любил ее? А разве любовь не лишает разума?

Тогда я должна это проверить, решила Лия. Если Джерард осмелился разыграть перед ней весь этот спектакль, то это свидетельствовало об ужасном отчаянии. Любой мыслящий человек сразу понял бы, что этот план окончится полным крахом. Прежний Джерард постарался бы убедить ее и склонить на свою сторону, а не стал бы выдумывать безумный план и притворяться перед своей женой собственным братом-близнецом!

Лия ничего не смогла с собой поделать и расхохоталась.

Утром она едва не отправилась к Джерарду, но успела вовремя остановить себя. Энид была права, мужчинам типа Джерарда все дается слишком легко. Если она сдастся без сопротивления, он может вскоре перестать ценить ее любовь и снова начнет воспринимать жену как нечто само собой разумеющееся. Но после всего, что ей пришлось пережить, она этого больше не допустит.

Лия собрала в кулак всю свою волю и заставила себя взять билет на ранний рейс до Дарвина, а затем на рейс в Брум. К тому времени, как самолет приземлился, ее охватило легкое уныние. Она уже скучала по нему.

Скучала по нему?

Лия нахмурилась, выходя из здания маленького терминала. По кому она скучала, по Гаретту или по Джерарду?

По обоим, в конце концов призналась она самой себе. Она любила их обоих.

Лия улыбнулась. Не так уж много женщин могут похвастаться, что крутили роман с собственным мужем. А у нее был такой роман, и Лия наслаждалась каждым волнующим эротическим моментом! Когда Джерард завоюет ее любовь, а Лия не сомневалась, что так и будет, их отношения совершенно изменятся. Она больше не будет ручной женой Джерарда. Они станут партнерами во всем, включая и спальню.

— По-моему, ты очень довольна собой, — были первые слова Алана, когда он встретил Лию в три тридцать. — Полагаю, в Брисбене все прошло удачно?

— Да, действительно, лучше, чем я думала.

— Ты имеешь в виду, что твой противный бывший муж согласился дать развод без лишней суматохи?

— Ну да, он действительно согласился, но…

— Послушай, я должен кое-что сказать тебе, до того, как ты сама узнаешь. — Алан не дал ей договорить. — Мне пришлось сообщить Гаретту, куда ты поехала. Он прогуливался по мысу, ища эти глупые картинки с динозаврами, когда я возвращался из аэропорта. Увидев, что тебя нет со мной, он стал похож на пса, у которого отняли кость. Лия, он вытряс из меня всю правду. Мне очень жаль.

— Все в порядке, Алан. Рано или поздно Гаретт должен был узнать, поверь мне.

— Да, я так и думал. Ты увидишь его сегодня вечером?

Лия помедлила. Алан подумает, что они сошли с ума, если она расскажет ему правду. Возможно, будет лучше, если Гаретт спокойно исчезнет со сцены и его место займет Джерард.

— Ну… нет, я не встречаюсь с ним, — ответила она. — Гаретт собирается вернуться в Брисбен, Алан. У нас… у нас ничего не получилось.

— О черт! Мне казалось, что вам хорошо вместе. Я ведь предупреждал, чтобы ты сказала ему правду. Знаешь поговорку: «Один лишь только раз солжешь — потом клубок не расплетешь»?

Лия не могла не согласиться. Но сейчас она была не в состоянии даже пытаться расставить все по своим местам. Лия так устала за эти два дня.

— Ты не возражаешь, если мы не будем больше говорить о Гаретте сегодня вечером, Алан? — спросила она. — У меня нет больше сил.

— Тогда отдохни, потому что сегодня у нас заказана прогулка только на одного человека. У некоторых людей больше денег, чем ума, правда?

— Возможно, это фотограф, — предположила Лия. Фотографирование закатов в Кэйбл-Бич было отличным бизнесом. — Ты ведь знаешь, они готовы передраться из-за удачных снимков.

— Да, я не подумал об этом.

Оказавшись на «Зефире», Лия, зевая, начала готовить бутерброды. Долгие бессонные часы прошлой ночи давали о себе знать.

— Наш пассажир уже на берегу, — крикнул Алан, когда Лия закрывала пластиковой оберткой тарелку с бутербродами. — Я поеду за ним.

Через несколько минут Лия тоже поднялась на палубу, равнодушно ожидая возвращения Алана. Она закрыла глаза, плеск воды убаюкивал ее, прогоняя ужасную усталость. Лия открыла глаза, только услышав рокот мотора.

Увидев Джерарда, сидевшего в лодке, Лия от удивления застыла на месте, и весь ее сон как рукой сняло. Она внимательно изучала его, а он в ответ не сводил с ее лица пристального взгляда.

Алан запрыгнул на палубу, схватив канат, и самодовольная улыбка озарила его лицо, когда он наклонился и прошептал ей на ухо:

— Похоже, наш старый добрый друг Гаретт пока еще не вернулся в Брисбен. И он не захотел ни с кем делить яхту.

— Это не Гаретт, — заявила Лия. — Это мой муж, Джерард.

— Что? О Господи, я не собираюсь опять выслушивать всю эту глупость. Это… Гаретт, — медленно сказал он, указывая на ее мужа и смотря на нее как на сумасшедшую. — Ради Бога, Гаретт, покажи ей шрам. Ну, Лия!

Печально улыбнувшись, Джерард показал ей свой шрам.

— Видишь? — насмешливо спросил Алан. — Это Гаретт, а не твой противный бывший муж. Ну а теперь почему бы нам не отправиться на прогулку без лишних трагедий? Господи, Лия, у тебя паранойя!

Лия улыбнулась. Это действительно было забавно.

— Мы скажем ему правду? — прошептал Джерард, поднимаясь на палубу.

— Думаю, не стоит, а ты?

— Я тоже, иначе он удивится, почему твой противный бывший муж целует тебя, а ты не сопротивляешься.

Лия не успела возразить, когда он впился поцелуем в ее губы. Она не сопротивлялась, но на какое-то мгновение вся сжалась от страха. Но затем расслабилась, растворяясь в объятиях любимого мужчины. В конце концов, она этого хотела.

— А ты не стал терять время зря, — пробормотала Лия, когда он оторвался от ее губ.

— «Время не ждет», — процитировал он. — Я люблю тебя, Лия, и хотел доказать свою любовь как можно раньше.

— И в качестве доказательства выбрал поцелуй?

— Это великолепное начало.

Он прав, с блаженством подумала она, так и есть.

И поцеловала его в ответ.

ЭПИЛОГ

Лия с подносом в руках обходила большую гостиную, предлагая многочисленным гостям закуски, улыбаясь и развлекая их разговорами. Двести человек расположились на террасе и вокруг бассейна. Казалось, что все жители Секретной бухты собрались, чтобы отпраздновать их новоселье, включая братьев Лии и их невест. Замужество Лии и рождение племянника в конце концов вдохновили двух закоренелых холостяков на решительный шаг.

Дом строился целый год, но дело стоило того, думала Лия, оглядываясь по сторонам. Светлый, красивый и прохладный, с кафельными полами и удобной мебелью из тростника, он служил великолепным убежищем от напряженной жизни в Брисбене, местом, где они могли отдохнуть всей семьей или с друзьями. Они уже решили проводить здесь каждые вторые выходные, не считая Рождества, Пасхи и школьных каникул.

Но школьные каникулы еще не успели войти в их жизнь, ведь Льюису исполнилось только пять месяцев, а вторая беременность Лии пока еще была лишь датой в календаре.

Но, когда ты счастлив, время летит очень быстро, и Лия хорошо это знала. Прошло около двух лет с тех пор, как Джерард начал завоевывать ее любовь. Два волшебных года, в течение которых они старались укрепить взаимоотношения, доверие и любовь. Сейчас Лия была убеждена в том, что их счастье будет длиться вечно. Они стали лучшими друзьями и любовниками. Теперь не только их плоть была едина, они распахнули друг перед другом свои души и сердца.

Сильные мужские руки обняли ее за талию, осторожно подталкивая в угол. Лия, не оборачиваясь, поняла, кто это. Она мгновенно узнала свежий сосновый аромат, который теперь ей нравился больше, чем какой-либо другой запах.

— Тебе очень нравится угощать друзей, правда? — прошептал ей на ухо Джерард, и Лия рассмеялась. — Приехал Алан, — добавил он.

— Как чудесно! — воскликнула Лия, вихрем кружась вокруг него. — Я надеялась, что он приедет.

За те шесть недель, что Джерард провел в Бру— ме, завоевывая любовь Лии, они стали верными друзьями. Когда Лия и Джерард решили наконец рассказать правду о Гаретте, Алан от души смеялся над тем, как легко его обвели вокруг пальца. И заявил, что эта парочка сошла с ума! И они действительно сходили с ума друг по другу.

— Он не рассказывал, как добрался сюда на этой старой посудине?

— Сказал, что дул ветер. По-видимому, Алан уже утром встал на якорь, чтобы привести себя в порядок для вечеринки. Он сказал, что не хотел смущать нас своим полуобнаженным видом и пятидневной щетиной. И догадайся, что еще произошло?

—Что?

— Как только он увидел Энид, то сразу же кинулся к ней.

У Лии округлились глаза от ужаса. —Нет!

— Да! Посмотри сама. Вон они, на террасе.

Джерард оказался прав. Разодетый Алан болтал с Энид, а она смотрела в его добрые карие глаза, как будто перед ней был ангел.

— Удивляться нечему, — загрустила Лия. — В последнее время Энид великолепно выглядит. Она похудела, и светлые волосы ей идут гораздо больше, чем ее естественный цвет. Но ведь ей уже почти пятьдесят! И я не думаю, что она была с мужчиной с тех пор, как пятнадцать лет назад развелась с мужем.

— Тогда, может, настало ее время, ты так не считаешь?

Лия задумалась.

— Пожалуй, ты прав.

— Тогда я предлагаю тебе оставить этот поднос и предложить им обоим по бокалу шампанского.

— Неплохая идея.

Понадобилось несколько часов и несколько бокалов шампанского, чтобы смущенная и немного захмелевшая Энид наконец позволила Алану увлечь ее на борт «Зефира». Лия со страхом смотрела, как они уходят, а Джерард лишь усмехался.

— Ты абсолютно уверен, что мы поступили правильно? — постоянно повторяла Лия, когда гости разошлись и дом окутала тишина. Она посмотрела на Льюиса, который безмятежно спал. Малыш уже несколько недель не беспокоил ее по ночам. — Ты ведь знаешь, что Алан не влюбляется, а просто занимается любовью.

— Но ей как раз необходимо заняться любовью, — твердо сказал Джерард. — И раз уж мы заговорили об этом…

Его голубые глаза сузились и потемнели, когда он осторожно спустил с ее плеч бретельки ночной рубашки. Та упала на пол, и Лия осталась стоять перед ним абсолютно обнаженная. Ее сердце забилось сильнее, когда кончики его пальцев ласкали ее соски, которые стали необыкновенно чувствительны с тех пор, как Лия начала кормить грудью Льюиса.

— Сегодняшний день отмечен в календаре как благоприятный? — пробормотал Джерард, наклоняясь, чтобы захватить губами ее сосок.

— Да, — проворчала она, прижимая его голову к своей груди. Ощущения были знакомыми и одновременно невероятными. Лия отдалась своей страсти, отдалась ему.

Джерард выпрямился и, приподняв ее лицо ладонями, жадно поцеловал в губы.

— Скажи, что любишь меня, — настаивал он в перерывах между безумными лихорадочными поцелуями.

И Лия сказала, что любит его. Она часто повторяла эти слова в последнее время. Казалось, ему было необходимо слышать их так же, как и видеть ее наслаждение. И она давала ему все, чего он желал. Лия любила его всем сердцем и знала, что так будет всегда.

В ту ночь тропический ураган «Мишель» бушевал на побережье, но он не мог даже сравниться со штормом, разыгравшимся в капитанской каюте на борту «Зефира», или с торнадо, бушевавшим в спальне нового дома Вудвордов. Стихия природы опустошила побережье. Но стихия страсти одарила одну женщину новой жизнью, другую — верой в себя.

Девять месяцев спустя у Лии и Джерарда родилась дочь. Они назвали девочку Мишель и попросили Энид и Стива быть ее крестными.

Два партнера Джерарда души не чаяли друг в друге и ошеломили всех, объявив на крестинах о помолвке. Через шесть недель они поженились и, несмотря на разницу в десять лет, безумно любили друг друга.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Глава ПЕРВАЯ
  • Глава ВТОРАЯ
  • Глава ТРЕТЬЯ
  • Глава ЧЕТВЕРТАЯ
  • Глава ПЯТАЯ
  • Глава ШЕСТАЯ
  • Глава СЕДЬМАЯ
  • Глава ВОСЬМАЯ
  • Глава ДЕВЯТАЯ
  • Глава ДЕСЯТАЯ
  • Глава ОДИННАДЦАТАЯ
  • Глава ДВЕНАДЦАТАЯ
  • Глава ТРИНАДЦАТАЯ
  • Глава ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ