КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424402 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202139
Пользователей - 96222

Впечатления

кирилл789 про Лесина: Портрет моего мужа (Детективная фантастика)

"портрет моего мужа" начинается просто: "рядом с морем оживали мертвецы", и можно уже не читать.
я пролистнул, и безумное количество трёх точек вместо букв в этом только убедило. уг оно и есть уг.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Бесценная (Космическая фантастика)

я обожаю куриц, которые пишут про космос. "беззвучным щелчком" зафиксировало записывающее устройство координаты. если щелчок беззвучный, ты откуда знаешь, что там щелчок был??? и "записывающее устройство" - вот слов нет, честно. так даже бабки старые уже не говорят, слово "диктофон" знают. а ещё он нагнулся над "приборной панелью", над чем-над чем? там лампочки мигали, на приборах, так?
у тебя здесь же "экто-экран" и "теркхаи", а панель - из приборов???
ну, а откуда живущий за тысячи световых лет контрабандист знает, что на уворованной землянке с изолированной земли одежда именно из "флиса"?
вот ты вылезла из медкапсулы, голая. вылезала, порыдала, постояла, стоящий напротив тебя пират не только тебя разглядел, он ещё и тебя трахнул по всей камасутре. ну, долго дело было. потом он даёт тебе одежду, и ты говоришь ему: "отвернитесь". феерично. афтар, а ты здорова?
и, мадамка афтар, диссертации по эргономике защищали ещё в 70-х годах прошлого века.) поэтому, "эргономичное кресло" - это не термин фантастки. это вообще не термин, "эргономичная мебель", "стальной гвоздь", "работающий холодильник" - это всё из одной серии, глупая, услышавшая где-то звон, дамка.
в общем, читать тут нечего.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Федотова: Когда слышишь драконов (СИ) (Фэнтези)

вот сидишь ты в салоне, делают тебе причесон, и услышала в голове голос, который с тобой разговаривает (ты ему отвечаешь). а потом выходишь из салона, а там на тротуаре - дракон! "поехали, - говорит дракон - покатаемся". и ты влезаешь на него, в 2018-м году, и - полетели! они полетели, а я почти заплакал.
а то, что чтиво нечитаемо, можно было уже понять по нескончаемому прологу. школота, как хорошо, что ты свой "шедевр" заблокировала, значит совесть ещё не прописала.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Фир: Солнечный страж (Любовная фантастика)

дилогия о тряпке, хошь пользуйся, хошь ноги вытри. а лучше даже испачканные в навозе сапоги об эту грязь не пачкать. вокзальные шлюхи по сравнению с ней - королевы английские.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про Гедеон: Делай что должен (Боевая фантастика)

медвежонок, спасибо! Действительно кто-то развлёкся, создал ФЕЙК, а я попался, отформатировал файл и выложил. Прошу меня извинить, давно с такими «шутками» не сталкивался. Правда, если это сами авторы пошутили, то понять можно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Гедеон: Делай что должен (Боевая фантастика)

Файл битый. После 12 нормальных глав идет Ремарк "На западном фронте без перемен".
Люди, будьте бдительны.
Без оценки, ибо авторы тут не виноваты...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Александр2020 про Татарин: Тайный смысл весны (Героическая фантастика)

Прочитал книгу, и могу сказать - отлично!!! Прекрасный, незатянутый сюжет, легкочитаемый слог. Книга больше ориентирована на женскую аудиторию. Я бы даже сказал - на подростковую. Мистика, невинная подростковая первая любовь. Все в этой книге. Дочь, которая и дала мне прочесть, - в восторге. Поискала продолжение, но не нашла. Будем ждать.
P.S. Прочитал предыдущий отзыв на "Тайный смысл венсы". Что могу сказать. Автор данного отзыва брызжет ядом. Иначе не сказать. Книга замечательная. Успехов автору. И не обращать внимание на таких рецензентов))))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Рассказы и миниатюры (fb2)

- Рассказы и миниатюры (пер. Петр Федорович Охрименко, ...) 911 Кб, 267с. (скачать fb2) - Амброз Бирс

Настройки текста:




Амброз Бирс Рассказы

СЛУЧАЙ НА МОСТУ ЧЕРЕЗ СОВИНЫЙ РУЧЕЙ перевод В.Топер

1

На железнодорожном мосту, в северной части Алабамы, стоял человек и смотрел вниз, на быстрые воды в двадцати футах под ним. Руки у него были связаны за спиной. Шею стягивала веревка. Один конец ее был прикреплен к поперечной балке над его головой и свешивался до его колен. Несколько досок, положенных на шпалы, служили помостом для него и для его палачей — двух солдат федеральной армии под началом сержанта, который в мирное время скорее всего занимал должность помощника шерифа. Несколько поодаль, на том же импровизированном эшафоте, стоял офицер в полной капитанской форме, при оружии. На обоих концах моста стояло по часовому с ружьем «на караул», то есть держа ружье вертикально, против левого плеча, в согнутой под прямым углом руке, — поза напряженная, требующая неестественного выпрямления туловища. По-видимому, знать о том, что происходит на мосту, не входило в обязанности часовых; они только преграждали доступ к настилу.

Позади одного из часовых никого не было видно; на сотню ярдов рельсы убегали по прямой в лес, затем скрывались за поворотом. По всей вероятности, в той стороне находился сторожевой пост. На другом берегу местность была открытая — пологий откос упирался в частокол из вертикально вколоченных бревен, с бойницами для ружей и амбразурой, из которой торчало жерло наведенной на мост медной пушки. По откосу, на полпути между мостом и укреплением, выстроились зрители — рота солдат-пехотинцев в положении «вольно»: приклады упирались в землю, стволы были слегка наклонены к правому плечу, руки скрещены над ложами. Справа от строя стоял лейтенант, сабля его была воткнута в землю, руки сложены на эфесе. За исключением четверых людей на середине моста, никто не двигался. Рота была повернута фронтом к мосту, солдаты застыли на месте, глядя прямо перед собой. Часовые, обращенные лицом каждый к своему берегу, казались статуями, поставленными для украшения моста.

Капитан, скрестив руки, молча следил за работой своих подчиненных, не делая никаких указаний. Смерть — высокая особа, и если она заранее оповещает о своем прибытии, ее следует принимать с официальными изъявлениями почета; это относится и к тем, кто с ней на короткой ноге. По кодексу военного этикета безмолвие и неподвижность знаменуют глубокое почтение.

Человеку, которому предстояло быть повешенным, было на вид лет тридцать пять. Судя по платью — такое обычно носили плантаторы, — он был штатский. Черты лица правильные — прямой нос, энергичный рот, широкий лоб; черные волосы, зачесанные за уши, падали на воротник хорошо сшитого сюртука. Он носил усы и бороду клином, но щеки были выбриты; большие темно-серые глаза выражали доброту, что было несколько неожиданно в человеке с петлей на шее. Он ничем не походил на обычного преступника. Закон военного времени не скупится на смертные приговоры для людей всякого рода, не исключая и джентльменов.

Закончив приготовления, оба солдата отступили на шаг, и каждый оттащил доску, на которой стоял. Сержант повернулся к капитану, отдал честь и тут же встал позади него, после чего капитан тоже сделал шаг в сторону. В результате этих перемещений осужденный и сержант очутились на концах доски, покрывавшей три перекладины моста. Тот конец, на котором стоял штатский, почти — но не совсем — доходил до четвертой. Раньше эта доска удерживалась в равновесии тяжестью капитана; теперь его место занял сержант. По сигналу капитана сержант должен был шагнуть в сторону, доска — качнуться и осужденный — повиснуть в пролете между двумя перекладинами. Он оценил по достоинству простоту и практичность этого способа. Ему не закрыли лица и не завязали глаз. Он взглянул на свое шаткое подножие, затем обратил взор на бурлящую речку, бешено несущуюся под его ногами. Он заметил пляшущее в воде бревно и проводил его взглядом вниз по течению. Как медленно оно плыло! Какая ленивая река!

Он закрыл глаза, стараясь сосредоточить свои последние мысли на жене и детях. До сих пор вода, тронутая золотом раннего солнца, туман, застилавший берега, ниже по течению — маленький форт, рота солдат, плывущее бревно — все отвлекало его. А теперь он ощутил новую помеху. Какой-то звук, назойливый и непонятный, перебивал его мысли о близких — резкое, отчетливое металлическое постукивание, словно удары молота по наковальне: в нем была та же звонкость. Он прислушивался, пытаясь определить, что это за звук и откуда он исходит; он одновременно казался бесконечно далеким и очень близким. Удары раздавались через правильные промежутки, но медленно, как похоронный звон. Он ждал нового удара с нетерпением и, сам не зная почему, со страхом. Постепенно промежутки между ударами удлинялись, паузы становились все мучительнее. Чем реже раздавались звуки, тем большую силу и отчетливость они приобретали.